Название книги в оригинале: Бир Грег. Смертельная схватка

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Бир Грег » Смертельная схватка.





Читать онлайн Смертельная схватка. Бир Грег.

В эпоху династии Хань людей, писавших историю Китайской империи, назначали императорским указом. Они единолично решали, что достойно попасть в летописный свод, а что нет. Как ни старались различные императоры, никто из них так и не смог добраться до окованного железом сундука, в который помещался каждый документ сразу после его составления. Историки готовы были даже принять смерть, чтобы оправдать оказанное им доверие.

В конце каждого царствования сундук открывали, и документы публиковались, возможно, ради блага следующего императора. Но несмотря на эти документы, императорский Китай в значительной степени лишен истории.

Часто непрерывность традиции сохраняется лишь по прихоти судьбы.


Гуманоиды называли ее Медуза. Ее огромный сине-желто-красный шлейф растянулся на пятьдесят парсеков. Зловещую зеленую сердцевину усеяли черные водянистые крапинки. С полдюжины протозвезд летали вокруг ядра, и примерно столько же тусклых конгломератов плавало в подернутой рябью магнитной туманности. Неудивительно, что Медуза – это огромное звездное чрево – стала спорным пространством.

Видела ли ее Пруфракс на экране дисплея или в иллюминатор корабля, Медуза всегда напоминала ей исступленную, зловеще оскалившуюся мать, готовую защитить своих детей. У самой Пруфракс матери никогда не было, но по мифам она знала, что это такое.

В свои пять лет Пруфракс была достаточно взрослой, чтобы знать о миссии «Мелланже» и о своей роли в этой миссии. За плечами у нее осталось четыре корабельных года психологической подготовки. До первого боя образование ее осуществлялось по схеме «знать – рассказывать». Ее тренировали и тестировали в моделирующей камере, во сне она видела, как проникает в огромные красно-белые семенные корабли сенекси и отыскивает там базовый разум.

– Удар, Удар, – произносила она одними губами, так чтобы рассказчик не заподозрил, насколько далеко блуждают ее мысли.

Она не сразу заметила, что рассказчик, застывший в центре сферического класса, буравит ее взглядом. Именно в этой точке – там, где располагалась паутинообразная кафедра рассказчика, фокусировались сейчас взгляды ее товарищей. Многие из них уже беспокойно ерзали.

– Итак, сколько отростков-индивидов у сенексийского базового разума? – спросил рассказчик. Он обвел глазами аудиторию, зорко всматриваясь в лицо каждого ученика, а потом снова остановил взгляд на Пруфракс: – Пру?

– Пять, – ответила она, чувствуя ломоту в руках.

При предыдущем пробуждении ее напичкали стонами. Пруфракс уже выросла до трехметровой величины и перешла в стадию эльфа. Конечности были несуразно длинными, тонкие пальцы перевязаны крест-накрест после операции, цель которой – приспособить их к перчаткам.

– А что ты найдешь в базовом разуме? – продолжал наседать рассказчик. Его лицо протянулось поперек молоткообразной головы почти на ширину плеч. Кое-кто из женщин находил его привлекательным, но Пру не принадлежала к числу его поклонниц.

– Обойму, – сказала она.

– А внутри обоймы что?

– Мифы.

– А нельзя ли поточнее? Ты ведь знаешь – на самом деле никакие это не мифы.

– Информация. Информация о сенекси.

– А дальше – твои действия?

– Удар.

– Почему, Пру?

– Обойма обладает коллективной генной памятью. Уничтожив обойму, я лишу жизни пять отростков-индивидов, составляющих одну команду.

– А базовый разум ты тоже убьешь?

– Нет, – сказала она мрачно, вспомнив о новой инструкции. Инструкция эта появилась вскоре после зачатия ее класса. – Базовый разум следует сохранить для высшего руководства.

Рассказчик никогда не пояснял, что они станут делать с базовым разумом. Не ее это забота.

– Ну что же, – смягчился рассказчик, – учитывая, что ты все время витаешь в облаках, ответ твой вовсе не плох.

Мозги ведь тоже нужно проветривать, подумала Пруфракс. Для рассказчика это «витание в облаках», а для нее – попытка заглянуть в свое будущее. Ей уже пять, скоро шесть – возраст немалый. Некоторым доводилось увидеть сенекси в четыре.

– Удар, Удар, – твердила она еле слышно.


Проплывая сквозь тонкий слой жидкого аммиака, Арис обдумывал новое назначение. Раньше он знал Медузу под другим именем, отражающим те колоссальные усилия, которые вложили в нее сенекси. Не так уж много тайн скрывалось от него в протозвездной туманности. Он с четырьмя товарищами-отростками, которые вместе с главным базовым разумом составляли одну из шести команд на борту семенного корабля, патрулировали туманность на девяноста трех орбитах. На то, чтобы облететь каждую орбиту – включая безвременные периоды за пределами статусной геометрии, – уходило сто тридцать гуманоидных лет. Окутанные газовым шлейфом, они делали картографию впадающих масс и исследовали все разрастающиеся каменные диски – небесные тела главного ряда. С каждым замером, с каждой крупицей новой информации базовые разумы все яснее представляли себе туманность, призванную стать отправной точкой для сотен поколений в ту эру, когда глобальный замысел сенекси созреет окончательно.

Сенекси были почти так же стары, как сама галактика. Они начали совершать космические полеты во времена звездного шара, то есть когда галактика представляла собой огромную сферу. Нельзя сказать, что это была чрезвычайно сообразительная раса. На каждое крупное открытие уходила жизнь тысячи поколений, и не только из-за ограниченности материальных ресурсов. В те времена элементы тяжелее гелия встречались редко. Их находили только вокруг звезд, которые, с жадностью поглотив неимоверное количество водорода, затем неистово вспыхивали синим пламенем и тут же взрывались, насыщая галактику углеродом, азотом, литием и кислородом. Элементов тяжелее железа практически не существовало. Биоорганизмы холодных миров, где властвовали газовые гиганты, развивались, имея в запасе весьма скудный запас химических соединений для произведения потомства звезд Населения II.

Арис, хотя его кругозор и был ограничен потребностями отростка-индивида, сознавал: гуманоиды противятся тому, чтобы семенные корабли стали более приспособленными к окружающему миру, более жизнестойкими. Но опыта у них не намного больше. Сенекси, с их миллиардолетним прошлым, часто оказывались с ними на равных. Что же касается Ариса, то после нового назначения кругозор его расширялся с каждым днем.

На раннем этапе борьбы особенности менталитета сенекси, негибкость культуры побуждали их избегать контактов с представителями Населения I. Никто из них никогда не разрабатывал программу уничтожения более молодых миров с нарождающимися новыми формами жизни. Выполнение этой задачи потребовало бы титанических усилий, а кто мог поручиться, что эти усилия не пропадут впустую? И потому, когда развились культуры, способные снаряжать космические экспедиции, сенекси просто отступили, залегли в редуты старых звезд, даже не связываясь с новыми видами. Они отступали на протяжении трех поколений. На тридцать тысяч гуманоидных лет они законсервировались в холодных мирах вокруг красных карликов, приберегая силы для неизбежного будущего столкновения.

А затем, как и ожидали сенекси, более молодым расам Населения I понадобились даже самые древние звезды галактики. Они действовали с той дикостью, прожорливостью, силой и изменчивостью, которая отличает все организмы, возникшие из раствора, насыщенного химическими элементами. Биология окончательно вступила в свои права и начала потихоньку сживать сенекси со света.

Арис приподнял верхнюю сферу своего тела с пятью силикатными, расположенными крест-накрест глазами. Он обладал памятью о тех временах и о гораздо более давних, хотя его команды тогда не существовало. Базовый разум носил в себе воспоминания, которые отбирал из общего запаса, охватывающего почти двенадцать миллиардов лет, – невообразимый объем знаний даже для сенекси. Арис стал проталкиваться вперед с помощью своих задних отростков.

Через базовый разум Арис мог приобщиться к воспоминаниям предыдущих поколений, живших за сто тысяч лет до него, хотя сам базовый разум был даже моложе своих отростков-индивидов. В молодости, когда они еще плавали личинками в жидком растворе, отростки-индивиды имели собственные информационные мешочки с отдельными фрагментами, необходимыми для образования полной памяти. Они плавали по аммиачным морям, насыщенным теплыми газами зонам и протоплазмовым пузырям диаметром три-четыре метра, развивая свою индивидуальность под спудом прошлого – даже не полного, а отдельных его фрагментов.

«Стоит ли удивляться, что нам не хватает гибкости?» – подумал Арис. Большинство отростков-индивидов сознавали это, особенно когда им позволяли, подобно Арису, сравнивать свою историю с историей Населения I. Но нынешнее состояние вполне их устраивало. Да и что тут поделаешь? Любые видоизменения были бы совершенно противоестественными. Лучше уж вымирание… по крайней мере так считалось до недавнего времени…

Но сейчас, похоже, гуманоиды взялись за них как следует. И вот базовый разум начал серию экспериментов. Команда Ариса была выбрана среди других, находящихся на семенном корабле, для непосредственного наблюдения за экспериментом, а Ариса назначили главным исследователем. За две орбиты от этого места им удалось захватить шесть человеческих эмбрионов в инкубаторе, а также долгожданный банк данных. Большинство контактов между сенекси и гуманоидами произошло три-четыре поколения тому назад. Гуманоиды доминировали среди себе подобных точно так же, как сенекси доминировали среди многообразного Населения II.

Опыты с человеческими эмбрионами уже велись. Части их позволили нормально развиваться, других, по неизвестным для Ариса причинам, подвергли воздействию искусственных факторов. Но подобное вмешательство не принесло заметных успехов.

Арис подозревал, что последние эксперименты были намечены в ином направлении, чем прежде, и все теперь замкнулось на нем. Он не сомневался, что ему дадут полную власть над подопытными особями. Любой другой отросток-индивид растекся бы под такой тяжкой ношей, но только не Арис. Он находил гуманоидов довольно интересными – конечно, в особом, зловещем смысле этого слова. В конце концов они могли стать ключом к проблеме выживания сенекси.


Стоны утвердили ее в эльфовом состоянии. Она бодрствовала, охваченная болью, не решаясь закрыть глаза; сознание подвергалось таким изменениям, что она боялась – во сне ей придет конец. Кошмары было не так-то просто отделить от реальности, некоторые из них, по сути дела, были лишь отголоском обостренного видения действительности.

Особенно часто ей представлялось, что она попала в сенексийскую ловушку, тщетно пытается освободиться, но увязает все глубже и глубже, задыхаясь от бессильной ненависти к этой страшной силе…

Когда горячка спала, ответственный рассказчик дал ей отпуск, и она отправилась гулять по зеленым тропам «Мелланже», неуверенно ступая по зоне низкой гравитации. В руках зудело. В голове после лихорадки последних нескольких пробуждений наконец воцарилась почти полная пустота. Никогда еще не чувствовала она себя такой спокойной, очистившейся. Теперь Пруфракс ненавидела сенекси вдвойне: во-первых, за зло, свойственное им изначально, во-вторых, за то, что они заставили руководство сделать с ней такое – а иначе она просто не смогла бы воевать. Логика была здесь ни при чем. Она ощущала спокойствие и уверенность в себе. Зрелость приходила к ней с каждым пробуждением.

«Набухание почек», по выражению рассказчика. Скоро ненависть расцветет пышным цветом, преобразуя все, чему ее научили, в законченную боевую философию.

Зеленые тропы уводили вверх от лабиринта бронированных щитов. Прозрачный пластик и сталь оплетали сады затейливым кружевом, пропуская уровень радиации, необходимый для растений. Ни одной машине не позволялось сюда заезжать. Передвижение – только пешком. Это была роскошь и привилегия немногих.

Поросль по обе стороны тропинки не вызывала у Пруфракс каких-то сильных эмоций. Красиво? Да. Об этом можно говорить, думать, но в чем смысл всего этого? Приятные ощущения? Она не знала точно, что означает удовольствие – кроме мыслей об Ударе. Она понюхала цветок, который, как сообщала надпись, цветет только при свете молодых, еще не разгоревшихся звезд. Сейчас они как раз приблизились к такой звезде, и зеленые тропы стали черными и сочно-зелеными от цветения. Для других растений, не приспособленных к такой темной среде обитания, установили лампы. Особые приспособления выборочно пропускали солнечные лучи сквозь отдельные пластиковые панели, только когда они падали под нужным углом. До чего же умны эти технологи…

Внешне технологи ей нравились больше, чем рассказчики. Впрочем, не ей одной. От технологов требовалась гибкость ума, а от рассказчика – большая емкость. Технологи были сильными и управляли сильными машинами, как в приключенческих мифах – именно технологи нередко становились прототипами для их героев. И сейчас Пруфракс захотелось, чтобы вместе с ней на зеленых тропах бродил какой-нибудь технолог. Стоны сделали ее восприимчивой – глядя в зеркало, она замечала особый блеск в глазах. Однако в таком состоянии никакой продуктивной связи не получится. Эльфы совершенно не способны к воспроизводству. Оставалось лишь надеяться на обычную, ничего не значащую встречу.

Она подняла глаза и увидела человека метрах в ста. Он сидел чуть в стороне от тропинки, на специально отведенном для этого участке. Она приблизилась, стараясь, насколько позволяли одеревеневшие конечности, придать походке некую грациозную небрежность, и вскоре разглядела, что перед ней не технолог. Но не слишком разочаровалась из-за этого. Ей было слишком спокойно.

– Вышестоящий, – сказал он, когда она оказалась совсем рядом.

– Подчиненный, – отозвалась она, быстро смекнув, что он не настолько уж выше ее по положению – старше всего на шесть-семь корабельных лет, и непонятно, к какому классу принадлежит.

– Какой чудный эльф, – заметил он. Незнакомец был черноволос, ниже ее ростом, но по сложению чем-то напоминал перчаточников.

Поблагодарив за комплимент легким кивком головы, Пруфракс указала на место возле него и вопросительно взглянула. Он подвинулся, Пруфракс села, охнув, и принялась массировать колени.

– Стоны? – спросил он.

– Плохая растяжка.

– А, так ты – перчаточница. – Он посмотрел на шрамы на ее руках.

– А вы откуда, если не секрет?

– Из небоевого подразделения, – сказал он. – Настройщик мандатов.

Она очень мало знала о мандатах – только то, что по инструкции мандат устанавливали на каждый корабль, но лишь очень немногим членам экипажа позволялось в него входить.

– Небоевого? – переспросила она удивленно. Конечно, она не почувствовала презрения – члены экипажа не могут относиться друг к другу пренебрежительно. К тому же она сейчас вообще ничего не чувствовала. Ей было слишком спокойно.

– В это пробуждение я слишком много работал, – сказал он. – Так что меня отправили прогуляться.

Чрезмерное рвение в работе рассматривалось на «Мелланже» как явление эротическое. И все-таки Пруфракс не почувствовала к нему особой восприимчивости.

– А мы, перчаточники, гуляем после периода акселерации, – сказала она.

Он кивнул.

– Меня зовут Клево.

– А меня Пруфракс.

– Скоро в бой?

– Надеюсь. Всегда жду.

– А я только что получил доступ к мандату на полдюжины пробуждений, совершенно мне незнакомых. И очень рад этому.

– А вам разрешено об этом говорить? – спросила Пруфракс. Информация о корабле, недоступная для нижних чинов, могла стать отличным товаром при бартере.

– Не знаю, – сказал он, нахмурившись. – Меня предупредили, что нужно соблюдать осторожность.

– И все-таки?

Возможно, он из резервного подразделения перчаточников, подумала Пруфракс. Во всяком случае, не из технологов – не особенно мускулистый, но и не такой высокий и тонкий, как перчаточники.

– Если ты расскажешь мне о перчатках.

Она улыбнулась и, приподняв руки, пошевелила короткими, толстыми пальцами.

– Ну конечно.


Базовый разум плавал, невесомый, в своей цистерне, удерживаемый на месте углеродными кронштейнами. На кораблях сенекси старательно экономили металл, теперь уже скорее по традиции, чем из-за ограниченности ресурсов. Насколько мог судить Арис, их противник берег металл по той же самой причине. Он вдруг напрягся, стараясь восстановить в памяти обрывки информации о прошлом гуманоидов, извлеченные из полной памяти. Так вот – кажется, древние римляне считали сельское хозяйство единственным по-настоящему благородным занятием.

Сельское хозяйство – выращивание растений, которые употребляли в пищу и в качестве сырья. Растения аналогичны фрифам, которыми сенекси питались в своей личиночной молодости, правда, фрифы не были зелеными и их не высаживали в почву.

Когда он старался охватить своим разумом концепции гуманоидов, в этом всегда было что-то захватывающее. Правда, раньше у него всегда не хватало времени, чтобы вникнуть во все это поглубже, но, может быть, оно и к лучшему. Он ведь запрограммирован отвечать на четко сформулированные вопросы, а не окунаться с головой во всю эту гуманоидную грязь.

Арис проплывал над базовым разумом, и все эти мысли текли по его тканям. У него не было центральной нервной системы и по-настоящему дифференцированных органов, за исключением тех, которыми он взаимодействовал с внешним миром, – конечностей, глаз, входного отверстия. Но базовый разум обладал центральной нервной системой – тонкостенным мешочком, заполненным тягучей жидкостью, примерно десяти метров в поперечнике.

– Ты уже ознакомился с устройством человеческого разума? – спросил базовый разум.

– Да.

– Возможно ли для нас общение с гуманоидными формами жизни?

– Мы уже создали интерфейсы для взаимодействия с их машинами. Похоже, что мы можем общаться и с самими гуманоидами.

– А тебе не приходило в голову, что за все время нашей затяжной войны с гуманоидами мы ни разу не попытались вступить с ними в контакт?

Сложный вопрос. Ответ на него требовал некоторых качеств, которыми отросток-индивид не обладает. Например, любознательности. Отростки-индивиды не задавали вопросов самостоятельно. Они проявляли инициативу только как отпрыски разума-инкубатора.

И вдруг он с тревогой осознал, что действительно не раз задавался этим вопросом.

– Никогда прежде нам не удавалось захватить банк гуманоидной памяти, – сказал он, уклоняясь от прямого ответа. – А вступить в контакт без таких достаточно обширных источников информации невозможно.

– Но как ты только что признал, мы в прошлом использовали машины гуманоидов.

– Проблема, вставшая перед нами сейчас, неизмеримо сложнее.

– Ты думаешь, командам запрещали вступать в контакт с гуманоидами? – спросил базовый разум, выдержав паузу.

Арис почувствовал то, что применительно к отросткам-индивидам можно было называть страданием. Неужели его обвиняют в том, что он ведет себя неподобающе для отростка-индивида? Но ведь он всегда был непоколебимо предан базовому разуму…

– Да, я так думаю.

– А по каким причинам?

– Чтобы избежать заражения.

– Верно. Мы не можем общаться с ними и не заразиться, так же как не можем ходить по их мирам и дышать в их атмосфере.

И снова молчание. Арис погрузился в состояние пассивности, но, когда базовый разум снова обратился к нему, тут же очнулся.

– А ты знаешь, чем отличаешься от остальных? – спросил базовый разум.

– Я не… – Он снова заколебался. Солгать базовому разуму – дело совершенно немыслимое. Семантика – вот в чем он запутался. Прежде Арис не сознавал своего отличия, но вопросы, задаваемые базовым разумом, предполагали, что это отличие есть. За такое короткое время он не мог одновременно признать этот факт и проанализировать его. И просигналил о перегрузке.

– Ты полезен для команды, – сказал базовый разум.

Арис тут же успокоился. Мысли его потекли неторопливо, он стал более восприимчивым. Значит, спасение возможно. И все-таки: в чем его отличие?

– Ты попытаешься сам установить контакт с этими формами жизни. И учти: никаких обсуждений с товарищами в процессе работы.

Итак, один запрет уже наложили.

– А когда ты выполнить задание и сообщишь мне полученные данные, мы тебя растворим.

Арис силился понять смысл приказа, невероятно сложный для него.

– Если я не такой, как другие, то подхожу ли для такой операции?

Поверхность базового разума оставалась недвижима, словно тихая заводь. Смутно проглядывающие изнутри черные пятна – его излучающие органы – принялись неспешно циркулировать по резервуару, а затем вернулись на прежнее место и, расположившись один над другим, вновь сфокусировались на Арисе.

– Ты создашь нового отростка-индивида. Лишенного твоих изъянов, но, с другой стороны, и совершенно бесполезного для меня в том случае, если подобная ситуация повторится. Твой распад вызовет всеобщее облегчение, но потом об этом не раз придется пожалеть.

– В чем мое отличие от остальных?

– Думаю, ты уже сам догадался, – сказал базовый разум. – Когда придет время, ты перекачаешь в нового отростка-индивида свою память. Но вначале память твоя войдет во взаимодействие с гуманоидами. Если ты не доживешь до этой фазы развития отростка, то выберешь товарища, который осуществит эту функцию за тебя.

На одной из сфер Ариса появилось маленькое розовое пятнышко. Он проплыл вперед и прильнул своим входным отверстием к холодной поверхности базового разума. Ему передали соответствующий код, команду, и тело Ариса обрело способность к репродуцированию. Получив сигнал отбоя, он покинул камеру.

Проплывая по коридору в тонком аммиачном ручейке, он пытался разобраться в своих ощущениях. Его поставили в привилегированное положение и одновременно предали анафеме. Благословили и приговорили к казни. Приходилось ли хоть одному отростку-индивиду переживать нечто подобное?

И все же Арис знал, что базовый разум прав. Он действительно отличался от товарищей. Никто из них не стал бы задавать подобных вопросов. Никто из них не выжил бы после предложения вступить в контакт с гуманоидами. Если бы ему не дали этого задания, его все равно пришлось бы растворить.

Розовое пятнышко все разрасталось, покрываясь сероватыми чешуйками. Арис, почти не раздумывая, содрал этот нарост, проведя своей сферой по переборке. Бесформенный комок прилип к ней, испустил на радиочастотах излучение – что-то похожее на вздох – и принялся поглощать питательные вещества из аммиака.

А Арис отправился осматривать подопытных особей.


Клево заинтересовал ее как-то по-особому. Не то чтобы она стала особенно восприимчивой. Нет, скорее, она ощутила некий интеллектуальный голод, словно ей ввели какую-то особую разновидность мозговых стонов. То, что Клево рассказал ей о мандатах, приоткрыло завесу над темой, всегда остававшейся для нее закрытой. Как на самом деле все это происходит и как ей следует это оценивать?

Мандаты были небольшого размера, как объяснил Клево. Большинство – чуть больше кубического метра в объеме. Внутри них содержалась вся история и культура гуманоидных особей – данные, скрупулезно отобранные из всех существующих источников. Мандат каждого корабля обновлялся, как только корабль возвращался на контактную станцию. Пруфракс сомневалась, что «Мелланже» вернется на станцию при их жизни, учитывая, что средняя продолжительность жизни бойца отнюдь не велика.

Клево поручали проверить запас информации того или иного корабля, пополнить его архивы, и это позволяло ему хранить у себя разрозненные кусочки мандатов.

– Нам положено иметь летописный свод. А значит, у нас есть вся информация о роде человеческом.

Пруфракс кивнула с серьезным видом.

– Так откуда мы происходим?

– С Земли, конечно, – сказал Клево. – Это всем известно.

– Я имею в виду, откуда происходим мы с тобой и экипаж?

– Нас вывели в инкубаторе. Зачем спрашивать? И так знаешь.

– Да, верно, – согласилась она, нахмурившись. – Но я хотела узнать: мы произошли не оттуда же, откуда сенекси? Нас ведь вывели не таким способом, каким их?

– Нет, конечно. Что за глупая мысль?

Пруфракс и сама понимала, что это глупость. Сенекси отличались от них буквально во всем. Так чего же она пытается от него добиться?

– А мифы у них такие же?

– Мифы? История – не миф. По крайней мере значительная ее часть. Мифы не имеют отношения к реальной жизни. История – это супермиф.

Она и раньше смутно догадывалась, что мифы мало связаны с реальностью. Но не хотела будоражить свое сознание.

– Мифы – отличная вещь, – сказала она. – Они учат Удару.

– Возможно, – сказал Клево неуверенно. – Поскольку я не боец, то не смотрю мифов об Ударе.

Мифы, в которых не рассказывалось об Ударе, были для нее чем-то невообразимым.

– Какая скука… – сказала она.

– Для тебя – конечно. А мне вот, наоборот, покажутся скучными мифы про Удар – такое тебе не приходило в голову?

– Мы с тобой совсем разные, – сказала она. – Настолько же, насколько мы разные с сенекси.

Клево удивленно раскрыл рот:

– Ну знаешь ли, так тоже нельзя. Мы ведь – один экипаж. Мы – гуманоиды. А сенекси… – Он скривился и встряхнул головой, как будто ему скормили что-то горькое.

– Да нет же, я хотела сказать… – Она смолкла, засомневавшись вдруг, не вступает ли она в запретную область. – Мы с тобой разные, потому что нам давали разное питание, разные стоны. Но если смотреть шире, оба в равной степени отличаемся от сенекси. Они устроены не так, как мы с тобой, и действуют тоже не так. Но… – Ей снова трудно стало выразить свою мысль, и это раздражало ее. – Все, не хочу больше об этом.

Какой-то незнакомый Пруфракс рассказчик приближался к ним по тропе. Он подошел к Клево и пожал ему руку.

– Просто поразительно, – сказал рассказчик, – как вас тянет друг к другу. Пойдем-ка, эльф, – обратился он к Пруфракс. – Ты вступила не на ту дорожку.

После она не встречалась больше с тем молодым исследователем. Тренировки в перчатках были в самом разгаре, и вскоре зудящий интерес, вызванный в ней незнакомцем, улегся, и снова все ее сознание заполнил Удар.


Сенекси имели средства, чтобы обнаружить приближение гуманоидов. Когда поступила информация о флотах и одиночных крейсерах, находящихся на расстоянии в менее чем один процент диаметра туманности, материнский корабль вдруг показался всем теплее обычного и не таким уж гостеприимным. Из-за всеобщего беспокойства уровень радиации на корабле сильно возрос, и новый отросток-индивид, прилепившийся к стене, пришлось прикрыть специальным силикатным щитом во избежание мутаций. Базовый разум нарастил защитную оболочку автоматически, хотя утолщение внешней мембраны мало что даст, если в материнском корабле будет пробита брешь.

Очень скоро Арис похоронил сомнения личного порядка под спудом насущных дел. Он проникал человеческую память достаточно глубоко, чтобы отыскать там инструкции по ее использованию. Она называла себя мандатом (человеческое слово поступало через интерфейс в виде излучаемых символов), и даже самые элементарные, базовые предварительные правила пользования ею оказались для Ариса невероятно сложны. Он словно заплыл в резервуар другого семейства, причем семейства, бесконечно ему чуждого. Как можно соотнести свой опыт с тем, с чем ты никогда не сталкивался, примерить на себя проблемы и потребности, никогда у тебя не возникавшие?

Он мог говорить на нескольких гуманоидных языках, используя радиочастоты, но еще не решил, каким образом станет генерировать звук. Подобная перспектива его озадачивала. Чем вибрировать? Входное отверстие способно совершать колебания, но с небольшой амплитудой – с помощью таких сигналов отростки-индивиды координировали свои действия при создании базового разума. Арис сомневался, что его система управления органами достаточно совершенна для членораздельной речи. Скорее уж гуманоиды сами войдут в контакт с сенекси, установив контроль над излучениями его нервной системы! Гуманоиды обладали четко дифференцированными вибрирующими органами внутри дыхательных путей. Возможно, эту конструкцию удастся скопировать. Правда, он еще не изучил во всех подробностях строение мертвых особей.

Он осматривал нового отростка-индивида один-два раза при каждом пробуждении. Никогда прежде он не видел столь форсированной замены. При нормально протекающем процессе два базовых разума обменивались плазмой и образовывали новые почки, затем снова обменивались, теперь уже почками, и начинали их подпитывать. От каждого отпочковывались три личинки-индивида. Хотя личинки нередко проплывают в жидкостной и газовой атмосфере сенексийского мира тысячи, а то и десятки тысяч километров, они обязательно возвращаются на состыковку с другими личинками своей группы. Только когда один или несколько организмов разрушались во время странствий, личинок брали из специально созданного резервуара для инкубаторных почек. Разрушение целой группы означало неудачное репродуцирование.

В зрелой группе базовый разум совершал замену, только когда погибал один из отростков-индивидов. Так что, по сути, Ариса уже считали мертвым.

И все-таки он оставался им полезен. Это забавляло его, если только данное слово применимо к сенекси. Конечно, тяжело быть ущемленным в чем-то по сравнению с товарищами, но он заполнял время тем, что при помощи интерфейса полностью погружался в мандат.

Гуманоиды тоже были связаны с мандатом через своего суррогатного родителя и в этом смысле находились в неподвижном состоянии.

Время от времени он докладывал обстановку базовому разуму. Впрочем, пока он не вошел в контакт с гуманоидом, докладывать было особенно нечего.

Несмотря на сумятицу вокруг себя, он предчувствовал, что близится сражение. Исход его определит дальнейшую судьбу разработок в этой туманности. Конечно, потерпи они здесь п


убрать рекламу






оражение, это не подставит под угрозу осуществление генерального плана. Но не следует оценивать все исходя только из длительной перспективы, чем сенекси грешили в прошлом. Их возраст и опыт, основанное на них спокойствие в конечном счете работали против них. А теперь они спохватились. Чем еще объяснить решение вступить в контакт с гуманоидными формами жизни? И куда приведут эти попытки, если ему удастся это сделать?

А он слишком хорошо себя знал, чтобы сомневаться в успехе.

Арис всматривался через толстую стеклянную стену изолированной камеры, уже чувствуя их приближение. При одной мысли об источаемом ими жаре и ядовитых испарениях он побледнел. Каждый раз подобная близость доставляла ему почти физические муки. Он ненавидел это состояние и в то же время упивался им. Именно такая чувствительность делала его особенно полезным для группы. Ну что же, если его дефект позволяет им послужить общему делу, значит, это уже не совсем дефект…

Другие отростки-индивиды с безопасного расстояния следили за его разработками, воздерживаясь от каких-либо оценок. Для них Арис был мертв, хотя он все еще двигался и работал. Та страшная жертва, на которую он пошел, даже не сделает его героем в глазах окружающих. Таким, как он, не стремятся подражать.

Ужасное время. Ужасное противостояние.


Она погрузилась в языковые символы и выучила их за мгновение. Ничто не отвлекало ее. Она плавала в океане исторических фактов и черпала сколько могла из этого неистощимого источника. Она старалась отыскать различие между режимом открытых глаз – в пустынной серо-коричневой камере с толстой зеленой стенкой, за которой плавало что-то округлое, мрачное, – и режимом закрытых глаз, при котором она окуналась в океан исторических и языковых данных.

С открытыми глазами она видела Маму с ее мягкими конечностями и ласковым голосом, с трубками, по которым с шипением подавалось питание. Она училась у Мамы. Мама, так же как и она сама, чем-то отличалась от остальных. В Маме было что-то от того, кто плавал за зеленой стеной.

Она была совсем молодая, и окружающий мир представлялся ей сплошной тайной.

Но по крайней мере она знала свое имя. Знала, что ей предстоит делать. И это приносило некоторое облегчение.

Пруфракс получила боекомплект и поплыла в тренировочную кабинку, увлекаемая своими перчатками – она еще не укрепила нервные отростки в соответствующих гнездах и не вполне управляла своим движением.

Здесь шесть пробуждений кряду она летала с другими перчаточниками по темным пространствам, словно комета. Отблески созвездий мелькали на прозрачных стенах, и Пруфракс ориентировалась по ним, как ночная птица. С ней были Орнин, необыкновенно худой самец, Бэн, рыжеволосая самка, и три выведенные по специальным проектам сестры: Я, Трайс и Даму – только что из инкубационного отделения.

Ведомая перчатками, она чувствовала себя легко и свободно. Действительно ли перчатки управляют ее движением? Впрочем, это не так важно. Контроль этот осуществлялся незаметно для глаз, неощутимо для пальцев, ее словно подтягивали вперед на прекрасной серебряной нити в самый благоприятный для движения момент. Она едва видела перед собой поле, распространяемое толстыми, негнущимися перчатками, но чувствовала его ласкающее прикосновение. А кроме него – бесконечное многообразие ситуаций, объектов, возможностей, определяющих успех или неудачу Удара. Мысль о неудаче причиняла ей острую боль, хотя ее никогда не наказывали. Неприятие поражения было у нее в крови – в такие моменты ей хотелось умереть. А потом появлялось непреодолимое желание совершенствоваться, чтобы наносить удачные удары, после которых все, что ее окружает: звезды, материнский корабль сенекси, «Мелланже», – сливается в один прекрасный сон.

В имитационной камере она выкладывалась до конца.

Начальный курс обучения закончился, и теперь они отрабатывали высадку. Созданные по специальным проектам сестры одна за другой приняли свойственную им форму гиперболоидов.» Из силовых полей вокруг их перчаток вырывались пучки энергии, удваивая их поражающую способность. Красно-белая модель сенексийского корабля светилась перед ними, излучающая радиоволны и ультрафиолет, ненавистная. Вот хвосты бойцов пронзили наружные силовые поля семенного корабля и свились, словно длинные серебристые волоски, плавающие на поверхности воды; поглотив колоссальную энергию, они злобными звездами замерцали на силуэте корабля. Теперь, когда они перемещались вместе со щитами, не оставалось сомнений: силовые спирали создадут на противоположной стороне язвину, и та расширится, как зрачок, пропуская перчаточников внутрь. Сестры перекрутили силовые поля, и Пруфракс увидела, как на стенке корабля разрастается рваная рана…

Упражнение закончилось. Эльфы-перчаточники внезапно погрузились в темноту. Пруфракс была не готова к концу имитации – она полностью сосредоточилась на Ударе. Потеряв ориентацию, она пришла в неистовство и стала метаться по камере, словно мотылек, внезапно выскочивший из ночи на дневной свет. Так длилось до тех пор, пока ее осторожно не направили в нужную сторону. Она поплыла вниз по трубе, чувствуя, как поле постепенно нейтрализуется, и остановилась, все еще в перчатках. Все тело покалывало и дергало.

– Почему так быстро? – вскрикнула она, чувствуя начинающуюся ломоту в руках.

– Экономим энергию, – ответил механический голос.

Позади Пруфракс другие эльфы-перчаточники выстроились друг за другом в трубе-сборнике, все, кроме спецпроектных сестер. Я, Трайс и Даму сняли с упражнения несколько раньше, заменив имитационными копиями. Но скопировать их функциональные свойства было невозможно. Они вошли в трубу без перчаток и помогли своим товарищам адаптироваться к реальности.

Когда они покидали имитационную камеру, следующая партия перчаточников, еще более молодых и неопытных эльфов, чем они, проплыла мимо них. Я вскинула руки, и они отсалютовали в ответ.

– Каждый день новый выводок, – пробурчала Пруфракс. Она волновалась, что при таком многочисленном экипаже не сможет нанести достойный Удар. Что за честь быть перчаточником, если вокруг одни перчаточники, куда ни плюнь?

С трудом сдерживая раздражение, Пруфракс протиснулась в тесный отсек. Там она проанализировала последнее учебное сражение, ввела в память новые данные, а потом угрюмо уставилась на свою маленькую узкую ступню.

Там, снаружи, ее ждали сенекси. Наверняка они сейчас испытывают то же самое: ждут не дождутся настоящего боя, злятся из-за того, что их водят по ниточке. Потом Пруфракс задумалась о своем невежестве, неспособности самостоятельно выносить суждения – а ведь на это способны даже ее враги. И вспомнила о Клево.

– Вычистить. Немедленно вычистить, – пробормотала она. Подобные мысли совершенно бесполезны, к тому же пытаться очеловечить сенекси – занятие, недостойное перчаточника.


Арис взглянул на прибор и, протянув к нему свой стручок, послал волевой импульс. Импульс вышел с другой стороны, преобразовавшись в гуманоидный голосовой сигнал. В гелиевой атмосфере он прозвучал тонко и пронзительно. Звук этот вызывал отвращение и одновременно завораживал. Арис освободил прибор от желатиновых нитей, соединяющих его с инженерной стеной, и, растянув входное отверстие, протолкнул в свои внутренности. Потом втянул в себя солидную порцию аммиака и снова проскользнул в камеру с гуманоидами.

Протиснувшись через маленькое отверстие в смотровой отсек, он некоторое время адаптировался и, когда глаза его привыкли к жару и яркому свету, проникающему через прозрачную стену, увидел округлого мутанта – плод их неудачных экспериментов. Потом, поводя своим шаром в разные стороны, оглядел остальных.

Какое-то время он решал для себя, кто уродливее – мутанты или обычные особи. А потом попытался представить, что получится, если гуманоиды внедрятся к сенекси и попытаются переделать их на свой лад… Арис посмотрел на круглого уродца и съежился, словно его внезапно обдало жаром. Можно благодарить судьбу уже за то, что его не привлекали к ранним экспериментам.

Очевидно, еще до оплодотворения почки или яйца – он не знал точно, из чего выводятся гуманоиды, – их готовили для конкретных ролей. Даже без учета половых различий здоровые гуманоидные особи несколько отличались друг от друга, что свидетельствовало о различии функций. Они были с четырьмя конечностями, парными органами зрения, на голове располагались слуховые приспособления, обонятельный орган и входное отверстие – рот.

«Ну что же, – подумал Арис, – по крайней мере шерсти на них нет в отличие от некоторых других видов Населения I, о которых сообщает мандат».

Арис направил острие вокалайзера на пластинку-транслятор.

– Хелло, – раздалось из смотрового отсека.

Мутант поднял на него взгляд. Он развалился на полу, придавив отвислым серым брюшком четыре конечности, почти бесполезные. Обычно он пищал не переставая, но сейчас затих и стал напряженно прислушиваться к звукам, идущим из трубы. Труба эта была подсоединена к машине, управляющей инкубационным процессом.

– Хелло, – ответил самец и, отключившись от машины, уселся на низкий бортик.

В одном углу камеры стояла машина, служившая им суррогатным родителем – грубая пародия на гуманоида, с непомерно длинными ногами и малюсенькой головой. Арис догадался, что инженеры-конструкторы просто не удосужились как следует изучить анатомию своих антиподов.

– Меня зовут… – сказал Арис, и вслед за этими словами в камере раздалось какое-то невнятное клокотание. Поняв, что нужно выражаться яснее, он какое-то время молча нагнетал давление и настраивался на соответствующие частоты, а потом начал сызнова: – Меня зовут Арис.

– Хелло, – произнесла молодая самка.

– А как зовут вас?

На самом деле он и так давно знал имена своих подопечных, поскольку часто прислушивался к их разговорам.

– Пруфракс, – представилась самка. – Я – перчаточница.

Гуманоидные особи обладали весьма ограниченным объемом генетической памяти. Тем, которых они вывели здесь, в искусственных условиях, заложили в память их имена, род занятий и элементарные сведения о среде обитания. Гуманоиды естественного происхождения, по всей видимости, рождались с нулевыми знаниями. Правда, полной уверенности у него не было – гуманоидная химия репродуцирования необычайно тонка и сложна.

– Пруфракс, я – учитель, – сказал Арис, стараясь свыкнуться с необычной логической структурой языка.

– Не понимаю тебя, – ответила самка.

– Ты учишь меня, а я – тебя.

– У нас есть Мама, – возразил самец, показывая на машину. – Она нас учит.

«Мама», как они ее называли, была подключена к мандату. Изолировать гуманоидов от этой штуки – по сути дела, аналога сенексийского мешочка с памятью – было невозможно. Все упиралось в то, что гуманоиды появляются на свет не снабженные даже простейшими знаниями.

– А вы знаете, где находитесь? – спросил Арис.

– Там, где мы живем, – ответила Пруфракс. – В режиме открытых глаз.

Арис показал им через иллюминатор звезды и небольшой участок туманности:

– А теперь вы можете сказать поточнее?

– Мы – среди огней, – сказала Пруфракс.

Так значит, гуманоиды в отличие от других видов Населения I не в состоянии инстинктивно определять свое местонахождение по звездам…

– Не разговаривай с ним, – предостерег самец. – У нас есть Мама.

Арис проконсультировался у мандата по поводу странного имени, что они присвоили машине.

– «Мама», – объяснил тот, – это слово естественного происхождения, раньше оно обозначало живородящего родителя.

Арис отключил машину.

– Мама больше не работает, – объявил он.

Жаль, что эксперимент не доверили ему с самого начала. Он заказал бы инженерной стене совершенно другую конструкцию, тоже связывающую их с мандатом и подпитывающую, но в меньшей степени поддающуюся идентификации. Арис хотел, чтобы чувство полного комфорта ассоциировалось у гуманоидов исключительно с его персоной.

Машина грузно осела, а самка тут же выдернула свой шнур из сети и расплакалась – реакция, совершенно непонятная Арису. С мандатом же его связывали не настолько доверительные отношения, чтобы спросить его о причине завывающих звуков и влаги, выделяемой из глаз.

Вскоре самец и самка улеглись на пол и задремали. Мутант» же, издавая мягкое-урчание, попытался приблизиться к прозрачной стене. Он вскинул тоненькие ручонки, о чем-то умоляя Ариса. На двух других особей он не обращал ни малейшего внимания – похоже, он хотел сейчас одного – уйти вместе с Арисом. Возможно, биологам частично удалась трансформация, и в нем теперь сенексийских черт было больше, чем человеческих.

Арис торопливо попятился в холодный и безопасный коридор.

«Мелланже» и сенексийский корабль кружили в бесконечном танце, перескакивая с орбиты на орбиту, прыгая влево-вправо, вперед-назад, стараясь при помощи хитроумных маневров прощупать врага и скрыть собственные намерения. Гуманоидный корабль неумолимо приближался – как и все корабли гуманоидов, он был быстроходнее сенексийских, а экипаж его лучше ориентировался в высших геометриях.

Пруфракс не терпелось пустить в ход свои знания и мастерство, она чувствовала себя спелым плодом, который вот-вот свалится с дерева. На последнем этапе тренировок, накануне выброски, эльфы становились очень восприимчивы. А потому Пруфракс позволили подыскать себе возлюбленного и отвели им крошечные отдельные апартаменты возле зеленых троп.

Контакт прошел удовлетворительно от начала до конца. Ее партнером стал старый перчаточник по имени Кумнакс. Пока они лежали в кабинке, словно погрузившись в миф, он рассказывал ей о прошлых битвах, спецтактике и искусстве выживания.

– Выживания? – переспросила она вначале, совершенно недоумевая.

– Ну да, конечно. – Его вытянутое коричневое лицо выражало неподдельный интерес к зеленым тропам, на которые открывался вид из маленького оконца.

– Не понимаю тебя, – сказала Пруфракс.

– У большинства перчаточников это не получается, – терпеливо втолковывал он.

– У меня получится.

Кумнакс повернулся к ней.

– Тебе сейчас шесть, – сказал он. – Ты очень молода. Мне – десять. Тебя первый раз посылают на задание. Ты абсолютно уверена в себе. Но большинству перчаточников выжить не удается. Нас плодят тысячами. Мы – пушечное мясо. Наши генотипы копируют лучших перчаточников прошлого, но даже лучшие не выживают.

– У меня получится, – упрямо повторила Пруфракс, выставив челюсть.

– Ты всегда это говоришь, – пробормотал он.

Пруфракс взглянула на него недоуменно.

– В прошлый раз, когда я тебя знал, – пояснил он, – ты тоже все время это твердила. И вот ты опять здесь, в новой плоти.

– В какой прошлый раз?

– Мастер Кумнакс… – оборвал его механический голос.

Кумнакс стоял, глядя на нее сверху вниз.

– У нас, перчаточников, слишком длинные языки. Им не нравится, что нам все это известно, но что они могут поделать?

– Вы нарушаете режим секретности, – настаивал голос. – Пожалуйста, доложите службе С.

– В этот раз, если протянешь подольше обычного, то узнаешь кое-что, о чем рассказчики не говорят.

– Не понимаю, – медленно и четко выговорила Пруфракс, глядя ему прямо в глаза.

– Ладно, хватит, – сказал Кумнакс. – Старые должки я уже вернул. А теперь пойду получать нагоняй от начальства. Мы, перчаточники, – упрямые ребята.

Он вышел из кабины, и Пруфракс так больше и не видела его перед операцией.

Семенной корабль укрылся в жарких недрах протозвезды, загородившись от камней и кусков льда щитами. Созвездие образовалось на месте густого скопления звезд четвертого и пятого поколений, и их обломки теперь градом сыпались на корабль Ариса.

Никогда еще Арис не попадал в такую изоляцию. Никто из отростков-индивидов не обращался к нему, более того, все старательно избегали его. Он регулярно отчитывался перед базовым разумом, но даже там наталкивался на все более теплый прием, и в конце концов такое общение стало для него буквально невыносимо. Чуть позже он догадался – все это спланировано заранее. В результате он сблизился со своими подопечными-гуманоидами и даже – страшно сказать – почувствовал к ним некоторую симпатию. Арис обнаружил, что между сенекси и гуманоидами можно добиться взаимопонимания, когда обе стороны в этом нуждаются.

Базовый разум интересовался одним вопросом: насколько успешно их можно внедрить на корабль гуманоидов? Сойдут ли они первое время за своих, успеют ли наладить саботаж или сразу засветятся? Закодированные инструкции, составленные сенекси, уже потихоньку вводились им во время сеансов обучения.

– Думаю, в той сумятице, которая начнется при атаке, их примут безо всяких подозрений, – сказал Арис.

Он давно уже догадался, что представляет собой план базового разума в общих чертах. Контакт с человеческими особями преследовал лишь одну цель – использовать их затем как приманку, подрывной элемент. Они – секретное оружие. Изучение человеческой деятельности и особенностей поведения не самоцель. Очень скоро, почувствовав серьезные изменения внутри себя, Арис полностью понял, почему базовый разум не хочет затягивать процесс исследований.

Итак, скоро подопытные особи покинут корабль, его разработкам придет конец. Сам же он навсегда останется меченым – тесные связи с гуманоидами никому даром не проходят. Значит, Арису тоже настанет конец. На смену ему придет другой организм, почти такой же, но с некоторыми поправками. Копия Ариса, лишенная его индивидуальности.

Приближалась его последняя встреча с базовым разумом. Арис готовился к завершающему циклу работ и к собственному концу. В холодной, заполненной жидкостью камере его ожидал большой красно-белый мешок – центр его команды, основа его существования. Арис относился к нему со слепым обожанием, действия мешка были вне критики при любых обстоятельствах.

Хотя…

– Нас уже ищут, – сообщил ему излучением базовый разум. – Подопытные особи готовы?

– Да, – сказал Арис. – Они твердо усвоили программу обучения. Уверены в том, что они – гуманоиды.

Впрочем, они действительно были таковыми, если не считать введенной в них специальной программы.

– Иногда они выказывают неповиновение, но в рамках допустимого. – Арис ничего не сказал про мутанта. Его все равно не собирались использовать. Если они победят в этом столкновении, то, возможно, мутанта поместят в реактор вместе с телом Ариса – для полной очистки.

– Тогда приготовь их, – сказал базовый разум. – Скоро их доставят на нужный вектор для заброски.

Сумрак и ожидание. Пруфракс угнездилась в трубе доставки, словно круглый эмбрион. Перчатками она улавливала обрывки разговоров, доносящиеся издалека по полым трубкам. «Мелланже» приводили в полную боевую готовность.

Каким бы огромным ни казался их корабль, Пруфракс знала, что он карлик по сравнению с сенексийским семенным кораблем. Она смутно припоминала некоторые подробности относительно устройства семенного корабля, но большая часть информации была надежно упрятана и недоступна ее сознанию. Она даже не знала, какую тактику изберут в этот раз. В моделирующей камере по крайней мере это было ясно заранее. А сейчас информацию то ли еще не доставили, то ли она находилась в закрытой области, доступ к которой открывался автоматически в строго определенное время.

Дополнительную дозу информации ей введут перед самым запуском. Конечно, общую ситуацию она знала. Семенной корабль прячется где-то в глубине протозвезды, скрывая свое местоположение при помощи искаженной геометрии и беспорядочно излучаемых электромагнитных импульсов.

«Мелланже» приблизится к нему и при необходимости возьмет на абордаж. Потом надо будет проникнуть внутрь, найти врага и нанести Удар. Пальцы заныли от предчувствия. Перед самым запуском ее подпитают последними стонами – страстями, – чтобы вывести из эльфового состояния. Она станет зрелой перчаточницей. Женщиной.

Если она вернется – а она вернется, – то станет частью генофонда, и ее восприимчивость найдет выход не в мягкости и теплоте, а в экстазе, она внесет свой вклад в создание организмов второй категории – перчаточников от рождения. Какое-то время она испытывала удовлетворение от этой мысли. Ведь это высокая честь…

Пальцы ныли все сильнее.

Пришло время страстей, стоны хлынули в нее, а следом за ними – информация о предстоящем сражении. А пока все это закачивали ей в подсознание, она уловила проблеск…

Камни и лед, густое облако из газа и пыли, излучающее розоватое сияние. На этот раз перед ней не было никаких ориентиров – ни созвездий, ни отдельных звезд. Спустя некоторое время она уловила сигнал радиомаяка. Вот он – единственный ориентир. Ее перчатки теперь полностью сосредоточились на цели.

Семенной корабль был словно тень, запрятанная в другую тень, километров в двадцать в поперечнике. А ведь он нес в себе только шесть команд!

ЗАПУСК. Она летит!

Информация: «Мелланже» вошел во внутренности семенного корабля и стал поводить острым носом, словно крот в поисках червяков.

Инструкция: вначале в корабль высаживается поисковая команда, которая ищет базовые разумы, камеры-инкубаторы, отростков-индивидов. За ними следом идут перчаточники.

Теперь Пруфракс отчетливо представляет себя со стороны. Она – великая комета-мстительница, помеченная знаком обреченности. Она, словно нож, пронзает стекло, лед и жидкий гелий так, будто их и не существует совсем. Со скоростью несколько сотен километров в час она мчится по сенексийскому кораблю следом за поисковой командой, стреляя на ходу.

Теперь семенной корабль не сможет отступить в высшие геометрии – «Мелланже» намертво пришпилил его к этому месту. Сенекси полностью в их власти.

Новая информация наполняет ее, а вместе с ней приходит безмерное блаженство. Она пикирует вниз по оранжево-серым коридорам, отскакивая от стен, словно срикошетившая пуля.

И почти тут же наталкивается на отростка-индивида, проскользнувшего сквозь аммиачную пленку и движущегося наперекор воздушному потоку к бронированной кабинке. Первый Удар дался ей слишком легко, не принеся ожидаемого удовлетворения. На тренировках это представлялось совсем по-другому. При пробуждении отросток-индивид предстает в виде разбросанных повсюду шариков плазмы. Она погружается еще глубже…

Арис доставляет своих подопечных гуманоидов к запускающим векторам. Диверсанты оснащены копиями гуманоидного оружия, на руки надеты зловещего вида серые перчатки.

Семенной корабль в смертельной опасности. Битва почти проиграна – это стало ясно после первого же Удара. Семенной корабль уже не сможет сохраниться как целое. Значит, он самоуничтожится, ликвидировав заодно гуманоидный корабль и оставив только один фрагмент, а в нем – команды, которым удастся спастись.

С векторов запускают гуманоидов. Арис пытается определить, какую секцию корабля собираются оставить. Должно быть, не ту, в которой он сейчас находится. Ведь его задание выполнено, и он должен умереть.

Ворвавшись в центральную полость семенного корабля, перчаточники развертываются веером и начинают уничтожать огромные охлаждающие установки, прикрытый щитами реактор, репродуцирующий завод – все эти машины, построенные до образования Земли.

Спецпроектные сестры берут на себя руководство. Они обнаружили базовый разум – но, как ни странно, почти не защищенный. В некотором замешательстве сестры окружают его, готовясь к Удару…

А разум просто жертвует собой – он, в своей беззащитности, слишком лакомый кусок, чтобы кто-то проскочил мимо него. Пока он отвлекает на себя основные силы, где-то в другом месте концентрируется энергия. Почувствовав неладное, сестры торопливо добивают базовый разум и бросаются дальше.

Базовый разум Ариса готовится к эвакуации. Двигаясь к замерзшей секции, он на ходу погружается в поле-ловушку. Три из его пяти отростков уже мертвы, он чувствует, как умирают другие базовые разумы. Отпочковавшийся заменитель Ариса тоже мертв.

Гуманоиды-диверсанты бросаются по коридору, удаляясь от центра боевых действий, как и учил их Арис. Спецпроектные сестры наталкиваются на фальшивого гуманоида… он летит с ними, они ничего не замечают… пока он не наводит оружие. Удар чуть не выводит из строя Трайс. Остальные тут же открывают по самцу ответный огонь.

Он умирает в рыданиях – совершилось то, чего он боялся с самого момента запуска.

Секция, в которой укроется базовый разум, вмещает в себя камеру-инкубатор, где вывели подопытных особей и где до сих пор хранится мандат. Арис понимает: все остальные базовые разумы мертвы – гуманоиды атаковали их стремительно, как молнии. А что теперь делать ему?

Откуда-то издалека до него доносится прерывистый пульс еще одного умирающего отростка-индивида. Арис обследует остатки семенного корабля и выясняет, что он последний, кто остался в живых. А значит, он не может раствориться сейчас; ведь кто-то должен обеспечить сохранение базового разума.

Пруфракс вихрем проносится но разваливающемуся на части кораблю, отыскивая все новые жертвы. Наткнувшись на раненого перчаточника, она вызывает медицинскую команду и устремляется дальше.

Базовый разум размещается в уцелевшей секции. Его система жизнеобеспечения повреждена, он погружается во вневременное состояние – поле-ловушку – быстрее, чем нужно. Ледяной нарост так и не отгородил его от Я, Трайс и Даму, и они проскальзывают внутрь. Сестры отчаянно призывают на помощь нейтрализаторов поля-ловушки и специалистов по консервации, они получили инструкцию захватить последний базовый разум во что бы то ни стало.

Ловушка захлопывается за Я, и накладывающиеся друг на друга силовые поля отрывают ее от перчаток. Она налетает на черную ось, а семенной корабль покрывается сетью розоватых трещин и потом разваливается на части. Я затягивает вместе с серебристой пылью и белыми хлопьями, она налетает на переборку и разбивается вдребезги.

Слои изолирующего льда вырастают один за другим. Зажатая между ними Трайс извивается всем телом, стараясь освободиться, но вместо этого попадает в зону интенсивного воздействия поля-ловушки. Ее перчатки затвердевают и с хрустом разламываются, а сама она вмерзает в лед, словно насекомое, настигнутое зимней стужей на поверхности пруда.

Даму видит, что базовый разум вступает в последнюю фазу вневременного состояния. Еще немного – и его недостать. Она наносит отчаянный Удар, но слишком поздно.

Арис направляет на Даму избыточную энергию, выделяющуюся в переходном состоянии. Удар проходит мимо поля-ловушки, а перчаточница попадает в полосу помех и вибрирует до тех пор, пока самые крошечные ее частицы не прекращают свое беспорядочное вращение и она не становится просто пространством и ослепительным светом.

И все-таки базовый разум поврежден. Через одну из его структур происходит утечка информации. В попытке сохранить запас данных он отчаянно ищет, куда можно поместить память, прежде чем его накроет последняя волна поля-ловушки.

Арис направляет действие интерфейса на поверхность базового разума. Серебристые озерца вневременной субстанции поблескивают вокруг них. Поврежденные секции базового разума перекачивают информацию в единственное доступное им хранилище – гуманоидный мандат.

Теперь мандат содержит в себе информацию и гуманоидов, и сенекси.

Серебристые озерца сливается, и Арис начинает медленно пятиться. Он больше не чувствует базового разума. Теперь разум вне досягаемости гуманоидов, но все-таки еще не в безопасности. Арис должен увести сохранившуюся секцию подальше от обломков корабля, потом погрузить ее в собственное поле-ловушку, в такое физическое состояние, которое защитит его от любых, даже самых яростных атак гуманоидов.

Арис осторожно плывет по сохранившимся коридорам. Даже здесь гелиевая атмосфера улетучилась почти без остатка. Он силится вспомнить все стадии процесса. Вскоре семенной корабль взорвется, разрушив корабль гуманоидов. К тому времени Арис должен его покинуть.

Раскрасневшаяся от злости Пруфракс следит за его едва различимым силуэтом, спрятавшись за нагромождениями льда, предвкушая блаженство самого главного Удара, о котором она так долго мечтала. Она предоставляет перчаткам действовать самостоятельно и обнаруживает позади себя гуманоида в каком-то подобии перчаток, совершенно не похожих на ее собственные, что не мешает ему намертво схватить ее силовыми полями, заблокировать Удар и притянуть ее к себе. Секция с базовым разумом отделяется от корабля, и через образовавшуюся пробоину их обдает жаром облака-протозвезды. Вихрь силовых полей закручивает две кометы, сросшиеся как сиамские близнецы, – красную и уныло-серую.

– Кто ты? – вскрикивает Пруфракс, стараясь оторваться от своего зеркального отражения.

Их поля сплавляются вместе, вместе с фрагментом их выносит из облака, и Пруфракс, освободившись от темноты, видит наконец лицо своей противницы.

Свое собственное лицо.

Семенной корабль приступает к саморазрушению. Фрагмент уводят подальше от протозвезды, вверх от плоскости, в которой располагается то, что впоследствии станет планетами, подальше от покалеченного и умирающего «Мелланже».

Напрягаясь изо всех сил, Пруфракс буравит фрагмент, стараясь проникнуть как можно глубже. За спиной у нее гремит гелиевый взрыв, разметавший в разные стороны куски мертвых отростков-индивидов.

Заметив неразлучную теперь парочку, Арис тут же отлавливает ее и помещает в экспериментальную камеру, изменяя строение фрагмента так, чтобы запереть их вместе с мутантом и мандатом. Приглядевшись, он понимает – эти особи опасны; Они почти идентичны, но подопытная особь теряет силы быстрее, чем настоящая перчаточница. Они плавают по камере, и вот уже мутант забился в угол и завыл от страха.

Впрочем, они еще пригодятся. Одну можно спасти, другую – взять в плен. Обе настолько заняты схваткой, что их можно осторожно отсечь от их силовых полей и погрузить в какое-то подобие сна, прежде чем перчаточница успеет воспользоваться своим о


убрать рекламу






ружием. Получив в свое распоряжение две пары перчаток – фальшивые и настоящие, – он сможет подключить и те, и другие к Маме вместе с мутантом. Даже из неудавшегося эксперимента можно почерпнуть кое-какие знания.

Отсечение и захват проходят быстрее, чем он ожидал. Распространяющееся поле-ловушка сковывает его движения. Последнее, что он успевает сделать, подсоединив гуманоидов к Маме, – это убедиться, что корабль надежно защищен полем-ловушкой.

Фрагмент погружается в сферу простейшей геометрии.

И будто ничего и не было.

Битва закончена. Победителей нет. Арис начал чувствовать течение времени, он стряхнул с себя сонное оцепенение и пополз по мучительно сухим коридорам, чтобы снова задать необходимые параметры системам жизнеобеспечения. Через некоторое время машины натужно загудели.

Сколько поколений ушло в небытие с тех пор? Созвездия изменились до неузнаваемости. Понаблюдав за звездами, он отыскал некоторые знакомые спектры и астрономические типы, но с поправкой на время. В поле-ловушке что-то сместилось. Арис никак не мог отыскать созвездие, в котором Произошло то сражение. На его месте уютно расположились звезды среднего возраста, окруженные целым выводком молодых планет.

Арис спустился вниз из временной обсерватории. Осторожно скользя по фрагменту, он определил границы своего нового дома и отыскал твердую зеркальную поверхность кокона, заключающего в себе базовый разум. Разум был по-прежнему погружен в поле-ловушку, и Арис знал, что высвободить его невозможно. Со временем поле, возможно, ослабнет, но в любом случае на это уйдет жизнь нескольких поколений. Фактически семенной корабль перестал существовать. Они лишились инкубационной камеры, а вместе с ней и запаса памяти.

Он – последний отросток-индивид из своей команды. Хотя какое это имеет значение – без базового разума он все равно ничего не сможет предпринять. Если поле-ловушка стабилизировалось, как случается иногда при неполадках, то пользы от Ариса не больше, чем от мертвого.

Погруженный в мрачные мысли, Арис вдруг уловил сигнал тревоги из экспериментальной камеры. Режим интерфейса с мандатом отключился сам собой – новая версия Мамы работала со сбоями. Он попытался исправить оборудование, но без инженерной стены чувствовал себя совершенно беспомощным. Все, что ему удалось сделать, – это организовать подачу питательных веществ через старую Маму гуманоидного вида. Закончив работу, он посмотрел на пленника, на две подопытные особи, потом на безногую, безрукую Маму, которая служила им связующим звеном с интерфейсом и с самой жизнью.

Она провела всю свою жизнь в комнате восемь на десять метров, с потолком чуть выше ее роста. Там же находились Грайд и безмолвная круглая тварь, чье имя – если таковое вообще существовало – так и осталось для нее тайной. Какое-то время с ней была Мама, потом Мама другого вида, не приносившая ей такого удовлетворения. Она смутно чувствовала, что влачит жалкую, ограниченную в тесном пространстве, неполноценную во всех смыслах жизнь.

Отделенная от них прозрачной перегородкой другая круглая особь периодически напоминала о себе голосом или жестами.

Грайд сохранила свой разум. Они скрытно сообщались друг с другом. Выходя из интерфейса – она мысленно называла это режимом закрытых глаз, – они, по-прежнему оставаясь подсоединенными друг к другу, пытались осмыслить то, что они знали инстинктивно, что вводилось в них через интерфейс, – сведения о мире, простиравшемся за перегородкой.

Вначале они узнали свои имена и то, что они – перчаточницы, то есть бойцы. Когда Арис передал через интерфейс инструкции по ведению боя, они с готовностью их восприняли, но усвоить новую программу оказалось делом нелегким. Казалось, инструкции совершенно не согласуются с установками, запрятанными в глубине их естества, на инстинктивном уровне.

Проведя в таких условиях около пяти лет, она обнаружила в себе склонность к самоанализу. Она не ожидала найти что-то новое за рамками того опыта, что накапливала в режиме закрытых глаз. Открытие глаз вместе с Грайд для нее не намного отличалось от сна. По большей части они полностью игнорировали специфическую круглую тварь, живущую вместе с ними в камере и почти все время подключенную к мандату и Маме.

В одном она была абсолютно уверена. Ее имя – Пруфракс. Она говорила это и с открытыми, и с закрытыми глазами, без малейших колебаний.

Незадолго перед битвой она погрузилась в состояние, которое напоминало сон без видений, – словно робот, получающий свежие инструкции. Та часть сознания Пруфракс, которая все эти пять лет стремилась к индивидуальности в режиме закрытых и открытых глаз, была вытеснена инструкциями по ведению боя, введенными в программу Арисом. Она летала так, как должны летать перчаточники (хотя перчатки казались ей какими-то странными). Она сражалась, намертво сцепленная с самой собой – так, во всяком случае, ей казалось, хотя можно ли теперь быть в чем-то до конца уверенной?

Она уже давно решила для себя, что не следует слишком рьяно заниматься поисками реальности. После сражения она снова погрузилась в мандат – в режим закрытых глаз – и как-то слишком охотно.

Но что это? Если с открытыми глазами можно постичь еще меньше, чем с закрытыми, то почему ее не покидало ощущение, что режим открытых глаз более важен, что без него не обойтись? Она старалась вытравить все это из памяти.

Но и в состоянии закрытых глаз произошли перемены. Раньше в ожидании боя вся информация просеивалась и ей выдавали специальную подборку. Теперь же она могла бродить по мандату по собственной воле. И она буквально кожей чувствовала какую-то новую, совершенно незнакомую ей информацию – словно где-то рядом плескался океан и ее обдувало легким бризом. Не зная, откуда начать, она неуверенно продвигалась на ощупь и в конце концов открыла для себя:

что все корабли, независимо от их размера и класса, будут оснащены мандатами – наподобие того, как каждый индивид носит с собой карту. Мандат будет содержать всю информацию о нашем виде, включая доскональное, не подвергшееся цензуре изложение истории, поскольку раньше мы получали лишь специально препарированные сведения, и в результате все, включая руководство, имели искаженное представление о прошлом. А руководство обязательно должно иметь доступ к правдивым источникам. Это его обязанность. Руководство не должно употреблять тот суррогат правды, который скармливают простым исполнителям. Пусть функционеры низшего звена живут во лжи. Руководство же должно располагать самым точным анализом, а иначе наше общество ослабнет и неминуемо придет в упадок.

Какие прекрасные сны, должно быть, видят руководители! К тому же благодаря мандату они пользуются тем благом, что называется «истина». Пруфракс с трудом могла в это поверить. Проводя свои исследования в новых, неизведанных областях режима закрытых глаз, она постепенно начала связывать слово «мандат» с накопленным опытом.

Пруфракс работала в полном одиночестве. Прежде она делилась своими открытиями с Грайд. Но теперь Грайд куда-то исчезла.

Она быстро усваивала новую информацию. Вскоре она уже шла по песчаному пляжу на Земле, а потом по пляжу в мире под названием Мариадна, потом еще по каким-то пляжам – ощущение реальности происходящего то усиливалось, то ослабевало. В конце пути она столкнулась с расплывчатым фантомом и поняла, что пляж существует лишь в абстракции. Он был границей между двумя разновидностями режима закрытых глаз, между водой и твердью – ни то, ни другое не имело логического продолжения в режиме открытых глаз.

На некоторых пляжах был песок. На некоторых – облака. Фантомы из облаков выглядели довольно привлекательно. А на одном из них была она сама, бегущая с испуганным криком.

Она окликнула эту бегущую фигуру, но изображение тут же исчезло. Пруфракс стояла на пляже под зеленовато-желтой звездой, в мире под названием Кирене, чувствуя себя одинокой, как никогда прежде.

Она продолжила исследования в надежде отыскать если не ту фигуру, напоминающую ее самое, то хотя бы Грайд. Вот Грайд бы не убежала от нее… Круглая тварь выросла перед ней, с беспомощными, дергающимися конечностями. Теперь настала очередь Пруфракс удирать от страха. Никогда прежде они не встречались в режиме закрытых глаз. Тварь не стояла на месте, она что-то целенаправленно искала. А Пруфракс бежала от нее, поднявшись над горными хребтами, облаками, ветром, воздухом, уравнениями и границами действия физических законов. И, удаляясь от круглого чудовища с тоненькими ручками и маленькой головой, чувствовала, как постепенно проходит страх.

Она так и не нашла Грайд.

Воспоминания о бое, еще совсем свежие, отдавались болью во всем теле, особенно в руках, вытащенных из перчаток. Привычная ей среда обитания оказалась разрушена, и на смену ей пришло что-то неопределимое. Пруфракс погрузилась в глубокое забытье, наполненное сновидениями.

Сны были совершенно непохожи на все, что она видала прежде. Если на ее сонной дуге происходил поворот влево, ей снились философские и языковые символы и другие вещи, совершенно ей незнакомые. Поворот вправо приводил ее к истории и естественным наукам, столь непостижимым, что они напоминали кошмары.

Сон был очень неприятный, и она совершенно не огорчилась, когда обнаружила, что на самом деле не спит.

Переломный момент наступил, когда она научилась плавно поворачивать и менять темы. Пруфракс попала в какое-то приятное место – совершенно незнакомое, оно тем не менее не вызывало ощущения опасности, несмотря на обширный водоем. Она даже не смогла идентифицировать содержимое резервуара как воду, пока не зачерпнула в ладонь. За пределами водного пространства начинался слой движущихся частиц. А дальше – открытый простор, голубовато-зеленый космос. А в нем виднелась фигура, на которую она натолкнулась на семенном корабле. Она сама. Теперь фигура преследовала ее, а она убегала.

Прямо под ней тянулась граница сенексийского банка данных. Пруфракс знала: то, что она видит сейчас, не может поступать из запасов ее собственной памяти. Она получает информацию из какого-то другого источника.

Возможно, ее захватили в плен и сейчас подвергают интенсивному допросу, стараясь выяснить, в какой степени она выполнила задание. Рассказчик с ними обсуждал подобную возможность, но никого из перчаточников не учили, как защитить себя в такой нестандартной ситуации. Вместо этого им недвусмысленно говорили, что при попадании в плен единственный выход – самоуничтожение. А потому Пруфракс попыталась совершить самоубийство.

Она сидела в невыносимо холодном красно-белом отсеке, протянув ноги к покрывающей пол жидкости, но не касаясь ее. Информация не усваивалась ее органами чувств, она была какой-то размытой, не соответствующей всему, что она учила. В отличие от других видов информации эта загустевшая масса не давала возможности участвовать в процессе познания, парализуя любую активность.

Пруфракс никак не могла подыскать подходящего способа самоубийства. Наконец решила просто закрыть глаза и волевым импульсом вызвать самораспад. Но вместо ожидаемого эффекта закрытие глаз вывело ее то ли на более глубокий, то ли на более поверхностный уровень самообмана – с другими категориями, предметами, видениями. Она не чувствовала усталости, не могла ни заснуть, ни умереть.

Пруфракс дрейфовала, словно листик, увлекаемый водным потоком. Мысль ее текла свободно, и она представила, как колышется на поверхности воды, называемой океаном. Глаза ее оставались открытыми. И по чистой случайности она наткнулась на:

Инструкцию. Добро пожаловать в вводную часть мандата – руководство по его использованию. Ваши обязанности, как небоевого процессора, состоят в том, чтобы снабжать информацией руководство, поддерживать мандат в исправном состоянии, а при необходимости – защитить или разрушить его исходя из конкретных обстоятельств. Мандат – ваш непосредственный начальник. Если он требует, вы обязаны выполнять. Поскольку вы подсоединены к мандату, то можете исследовать информацию любого характера, перекачав к себе соответствующие данные. Чтобы перекачать данные, сообщите вкратце суть интересующего вас предмета...

– Пруфракс! – закричала она мысленно. – Что такое Пруфракс?

Теперь ей отвечал другой голос:

– Ну, это теперь целая история. Я был ее биографом, систематизировал записи о ее жизни – тут же в ее сознании появилась сноска: «ДЖОРДЖ МАКНАКС» – и хорошо знал ее в последние годы жизни. Она родилась в Ферменте 22468. Здесь собраны записи о ключевых моментах ее жизни. Сейчас выдадим анализ.

– Эй! Ты кто? Здесь со мной кто-то…

– Тес… Посмотри-ка на нее. Кто она такая?

Они молча смотрели и слушали.

– Слушай, да ведь она – это я… Или очень похожа на меня.

– Она – это мы с тобой.

Она встала в полный рост – два с половиной метра. Черные густые волосы коротко подстрижены, конечности мускулистые – результат изнурительных тренировок и курса гормонального лечения. Ей семнадцать лет, она – одна из немногих птиц, рожденных в Солнечной системе, о чем сообщал чип на плече. Всюду, куда бы она ни пошла, птицы спрашивали о ее матери, Джейэкс.

– Ты лучше, чем она?

Конечно, нет! Кто может сравниться с Джейэкс? Но сама она тоже достаточно хороша – так говорят инструкторы. Закончив этот курс подготовки, Пруфракс будет отлично справляться со своим делом независимо оттого, перейдет ли она в категорию ястребов или по-прежнему останется обычной птицей. А спрашивать ее о матери бесполезно – она все равно будет держать рог на замке.

На Мерсиоре наземники получили в свое распоряжение четыре тысячи гектаров земли и оборудовали там собственный порт. Курс обучения включал занятия на поверхности планеты, в космосе и в мыслительной сфере. Занятия в каждой из трех сфер были обязательны для пернатых, которые хотели стать ястребами. Пруфракс стала пернатой третьей стадии. Она успешно закончила наземный курс – хотя и ненавидела сражения на поверхности планет – и вот уже два года находилась в космосе. Но как все говорили, самое трудное – четыре года пробыть в мысли после работы на планетах и низких орбитах.

Пруфракс не очень увлекалась самоанализом. В учебе она проявляла усердие, если предметы были ей по вкусу. Она быстро освоила орудийную математику, физические законы давались ей легко, когда она видела им практическое применение, а вот теория службы, знакомая ей еще с доптичьего периода, казалась ужасно нудной дисциплиной.

Тогда она была маленькой девочкой, не старше пяти.

– Пяти! Пяти чего?

И глядя на корабли, боевые скафандры, слушая мамины мифы, она поняла, что почувствует себя по-настоящему счастливой, лишь когда отправится в далекий космос, найдет там семенной корабль и в очередной раз убедит сенекси в неизбежности их конечной гибели.

– Удар! Она говорит про Удар!

– А что это?

– Да ведь ты – это я. Ты должна знать.

– Я – не ты, и мы – не она.

– Удар, – сказал мандат, и они перешли в другой временной участок.

– Завтра тебе впервые вживят микропроцессоры. Это поможет тебе координировать свои действия с двигателями нулевой фазы и находить цель гораздо быстрее, чем ты делала бы, оставаясь биологическим существом. Процессоры введут через нос – самое большее, что тебе грозит, это раздражение слизистой оболочки и свищи. Процессоры поместят в нервные участки, управляющие конечностями. Позднее, во время тренировок, тебе вмонтируют также микросхемы и адаптеры. У тебя есть ко мне вопросы?

– Да, сэр. – Пруфракс зависла под потолком сферического класса, заставив инструктора-ястреба развернуть свою платформу. – У меня проблемы с математикой фазы нулевого угла. С сокращением инерционного поля реальности.

Другие тройки пернатых передали по трубкам, что у них тоже сложности с математическими расчетами. Ястреб-инструктор вздохнул:

– Не хотелось бы вмонтировать в каждого из вас по обманщику. В том, что биологию корректируют процессорами, хорошего мало. Индивидуальное обучение гораздо предпочтительней. Так что, все-таки хотите, чтобы вам поставили обманщиков?

Это был вызов. Все ответили отрицательно. Пруфракс улыбнулась про себя. Она хорошо знала предмет, но не могла отказать себе в удовольствии еще раз послушать математические выкладки. Ей хотелось отшлифовать свои знания, и без того уже довольно прочные. А другие пернатые, не настолько сведущие в предмете, только выиграют от этого. Слушая инструктора, Пруфракс как бы любовалась своим оружием, которое она скоро пустит в ход против сенекси.

– Фаза нулевого угла есть временное сокращение инерционного шага реального времени, – начал объяснять инструктор, и перед каждым студентом возникли столбцы уравнений. – Различные аспекты нереального могут вступить в конфликт между собой, если установить барьер между восприятием участника акции и предполагаемой реальностью. Эффективность участника определяется тем, что мы называем угол фазы. Фаза нулевого угла достигается в поле вероятности при помощи модифицированного преобразования Фурье для разделения реальных волн. Тот же эффект может вызваться отражением луча – именно так действует счетчик фаз нулевого угла, поскольку луч всегда включает в себя несколько составляющих, а каждая составляющая всегда имеет временные рамки. Вот точно высчитанный коэффициент…

– Фаза нулевого угла. Ее обучают Удару.

– Она крепко ненавидит их, да?

– Сенекси? Они – это сенекси?

– Я думаю… режим открытых глаз – это мир сенекси. Что это означает?

– То, что мы – узники. Вас захватили еще раньше меня.

– О-о-о…

Пока она поправлялась после вживления процессоров, поступили тревожные новости: семенные корабли снова нарушили космическое пространство гуманоидов, сбросив кукушек в тридцати пяти мирах. Миры эти были молодыми колониями; кукушки уничтожили там все живое, а потом попытались снова привить сенексийские формы жизни. В ответ руководство гуманоидов решило стерилизовать поверхность этих планет. В результате победа не досталась ни одной из сторон. По всей вероятности, сенекси настолько озлобились, что уже не думали о конечном успехе операции, их обуревало только одно-желание – уничтожать.

Пруфракс ненавидела их, считала, что хуже них ничего быть не может.

Пруфракс исполнилось двадцать три. Через год ее аттестуют как ястреба и отправят на крейсер или рейдер. Вот уж тогда она даст выход своей ненависти.

Арис почувствовал, что он выскочил на конечный виток мысли – за этим неизбежно следовало самоуничтожение отростка-индивида. А что ему здесь осталось делать? Фрагмент уцелел, но какой ценой и во имя чего? Ни одна задача не выполнена до конца. Туманность потеряна, по крайней мере ему так представляется. Похоже, он так и не узнает исхода этой схватки.

Арис почувствовал смутное раздражение. Кто теперь ответит на мучающие его вопросы? Лишенный цели отросток-индивид – это едва ли что-то большее, чем сгусток избыточной плазмы.

Он посмотрел внутрь – на пленника и подопытных особей, подключенных к мандату, и стал размышлять, что с ними делать. А как бы повел себя в подобной ситуации гуманоид? Возможно, более энергично. Возможно, он дрался бы до конца. Они всегда так поступали. Даже лишенные лидеров и четко поставленной цели, даже после полного разгрома. Что придает им такую стойкость? Неужели они существа высшего порядка, неужели они заслуживают большего, чем сенекси? А если они лучше, то правильно ли поступают сенекси, пытаясь помешать их триумфу?

Арис вдруг смутился. Он изучал их слишком долго и не избежал заражения. И все-таки: при такой направленности мыслей перед ним замаячила хоть какая-то цель – вопрос, который ждет своего разрешения.

Он сделал все необходимые приготовления. В последнее время появились признаки того, что поле-ловушка базового разума не перманентно – воздействие его довольно быстро ослабевало. И вот, когда базовый разум выйдет из небытия, Арис преподнесет ему готовый вывод.

При всем том Арис смутно догадывался, что по сенексийским стандартам он просто одержимый тяжелым бредом безумец.

Он подключит себя к мандату, усовершенствует интерфейс, который он использовал прежде для поиска ответов. Он, пленный и подопытные особи погрузятся в гуманоидную историю. Они станут похожи на сосунков-младенцев Населения I, жадно тянущихся к своей животной матери – в полную противоположность сенексийскому процессу познания, при котором молодая особь подпитывает информацией базовый разум.

Мандат будет подпитывать его или отравлять. Или и то, и другое.

– Она любила?

– Что… вы подразумеваете под этим – получала ли она…

– Нет, отдавала ли она… мы… я…

– Не понимаю, что вы имеете в виду…

– Любовь, – сказал мандат и выдал соответствующую информацию.

Пруфракс исполнилось двадцать девять. Ее командировали на крейсер. В соответствии с новой программой бойцов достаточно высокого ранга, но совершенно необстрелянных, бросали в настоящий бой без всякого предварительного инструктажа. Программу ввели в действие для того, чтобы выяснить, насколько хорошо наземники готовили бойцов. Некоторые считали это безрассудством, но Пруфракс такой поворот событий пришелся по нраву.

Крейсер весом в десятки миллионов тонн нес на своем борту штурмовую группу из тридцати трех ястребов и восемьдесят человек экипажа. Пруфракс решили использовать в атаке второй волны.

Ею овладел страх. Полезное чувство – направленное в нужную сторону, оно улучшает основные биологические характеристики. Крейсер совершит рейд в сенексийское космическое пространство и покарает сенекси за последние десанты кукушек. Они будут действовать как против семенных кораблей, так и против кораблей-колючек.

Бой будет жарким.

Рейдер стряхнул с себя последние оковы реальности и протиснулся в труднопроходимый и грязный пористый космос. Снова собрав себя воедино, он взмыл над галактической плоскостью.

Пруфракс сидела в кают-компании для ястребов и смотрела на вращающиеся снежные шарики звезд. Красные цифры вспыхивали вдоль границ известной им сенексийской территории, очерчивая этот смутно знакомый им мир, где они впервые ощутили себя сильными, когда земное солнце было еще младенцем, окутанным туманом. Зеленая стрелка показывала местонахождение рейдера.

Вместе с остальными она выпила специальные препараты, позволяющие адаптироваться в пористом космосе, и все-таки чувствовала себя в некоторой изоляции. Из-за страха и из-за того, что у нее все это было в первый раз. Другие ястребы выглядели такими спокойными… Большинству было четыре или пять – то есть их уже бросали в бой четыре-пять раз. Были среди них даже десятники и элитарная группа самых опытных ястребов, у которых за плечами было от девяти до двадцати боевых вылетов.

Тридцатников не было. Тридцатников не используют в боевых операциях; те нем ноте из них, кто выживает после стольких рейдов, уходят с действительной службы и становятся инструкторами-универсалами, а потом попадают в мифы. Надо сказать, что вид у них обычно довольно несчастный.

И все-таки в свое время у молодой и наивной Пруфракс любимыми героями были мужчина и женщина из тридцатой команды – Кумнакс и Арол, – переходившие из мифа в миф. Они заметно выделялись на общем фоне своей боевой выучкой.

Погружение-всплытие. Так повторялось изо дня в день. Они отрабатывали действия в боевых скафандрах. Пока экипаж готовил корабль к бою, им устроили маневры с использованием микропроцессоров – на жаргоне это называлось «знать» в противоположность к «рассказывать» – занятиям в классе. Информации им давали ровно столько, чтобы разжечь легкое любопытство, но не постоянный, нездоровый интерес.

– Ну вот, опять. Ты чувствуешь?

– Я знаю это. Да. Круглая тварь – часть того мира, что существует в режиме открытых глаз…

– Это сенекси?

– Нет, это наш брат, не имеющий имени.

– Твой… брат?

– Нет… Я не знаю…

– Он не опасен для нас?

– До сих пор он не причинил нам никакого вреда. Он пытается с нами заговорить!

– Оставь нас в покое!

– Он уходит.

Теперь она получила доступ к сведениям, которыми не могла пользоваться прежде. Лишь бойцы пользовались такой привилегией – дополнительная информация помогала им воевать. Самые старые ястребы вспоминали о тех временах, когда вся информация находилась в открытом доступе. По кают-компании гуляли истории о сенекси, и из обрывков чужих разговоров ей удалось узнать кое-что об их происхождении и эволюции.

Сенексийские миры, как говорил один двадцатник, были вначале огромными скоплениями холодных газов вокруг молодых солнц, в тех участках Вселенной, где не встречалось металла. Эти газовые планеты-гиганты вращались по орбитам вокруг солнц, находясь в сотнях миллионах километров от них, покрытые пылевыми саваннами соседствующих с ними мертвых звезд. На некоторых из этих планет скопилось большое количество основных химические элементов – углерода, азота, кремния и фтора. В результате там возникли популяции Населения II.

В холодных аммиачных океанах сложились сложные биологические цепочки, что привело к расцвету первичных форм жизни. Через миллионы лет появились ранние сенекси. Процесс этот по сравнению с Землей протекал вначале довольно быстро. Механизмы воссоздания и эволюции были сложны по действию, просты по химии.

Между организмами с разной генетической основой не существовало никакой конкуренции. На Земле, с ее видовым многообразием, больше всего времени уходило на поиск эффективных способов передачи генетической информации.

Смертность среди ранних сенекси была; невысокой. В основном они гибли от хищников; Массовая гибель стала угрожать им гораздо позже, по причинам социального порядка. Огромные колонии протоплазматических индивидов постепенно преображались в команды, в том виде, в каком они существуют сейчас.

Когда информацию начали передавать при отпочковании отростков-индивидов, стали быстро развиваться культуры, призванные сохранить единство личиночных образований, дать им возможность перегруппироваться и сформировать новый базовый разум. Развитию технологий мешала нехватка тяжелых материалов, но, даже используя простейшие технологии, сенекси быстро распространялись во Вселенной. Поглощая питательные вещества из атмосферы и жидкого аммиака, они быстро приспосабливались к среде обитания, где встречалось очень мало хищников и не было необходимости охотиться. Обладая органами чувств, настроенными на радио– и микроволновые частоты, они довольно скоро объединили группы отростков-индивидов в радиотелескопические цепочки и, пронзая атмосферу во всех направлениях, принялись досконально исследовать Вселенную, в особенности отличающийся повышенной активностью центр одной молодой галактики. Мощные выбросы вещества, потоки радиации из других галактик позволили им вести исследования на основе косвенных данных. Физика была для них довольно примитивной научной дисциплиной.

Поскольку при циклическом воспроизводстве потеря информации была минимальной, культурный рост порой шел невероятно быстро. С другой стороны, случались и периоды, когда накопившаяся ненужная информация становилась мертвым грузом и цивилизация развивалась черепашьими темпами.

Используя воду в качестве строительного материала, развивая технологии, в которых гуманоиды до сих пор не разобрались до конца, они готовились к длительному путешествию, уводящему за пределы тех миров, где родилась их цивилизация.

Прислушиваясь к разговорам старших, Пруфракс постоянно задавалась вопросом: каким образом гуманоиды все это узнали? Или все это не более чем научные гипотезы, чистая теория? А если кто-то действительно все это знает, то как бы его расспросить поподробнее?

– А она слабая.

– Почему это слабая?

– Есть знания, которые перчаточникам лучше обходить стороной. Вопросы, которые лучше оставить только высшему руководству.

– Думала ли ты, что, попав сюда, сможешь ответить на ее вопросы, наши вопросы?

– Нет. Нет. Узнай для начала обо мне… о нас…

За час до начала операции Пруфракс решила уединиться. На рейдере это было нетрудно сделать. Размеры корабля были таковы, что ястребы и члены экипажа терялись в его необъятных недрах. Было множество мест, где она могла смоделировать любую среду обитания, чтобы прогуляться пешком или поплавать. В ходе подготовки к операции она сталкивалась со многим таким, чего не понимала, чему ее не учили. Зачем они взяли с собой столько приборов и оружия – гораздо больше, чем понадобится им и даже их репродукциям? Их руководство на Мерсиоре требует, чтобы экипаж крейсера проявлял гибкость в решении боевых задач, и при этом обрекает бойцов блуждать в потемках. Почему? Собственное невежество угнетало Пруфракс, но особенно ее мучил вопрос: почему она невежественна?

Она плыла по холодным тоннелям, ей было немного не по себе от безмолвия и одиночества. Один из тоннелей, расположенный под углом к остальным, выводил к обшивке крейсера. Она некоторое время колебалась, исследуя его по всей длине своим локатором. И тут короткий сигнал «бип» предупредил ее, что где-то поблизости находится другой член экипажа. Больше всего Пруфракс удивило, что кто-то проявляет такое же любопытство, как и она сама. Ее старшие коллеги-ястребы и члены экипажа давно уже вышли из того возраста, когда хочется праздно бродить по кораблю – они считали это типично птичьей чертой. Пруфракс же привыкла к тому, что отличается от остальных, она даже втайне гордилась своими причудами. Вытянув вперед руки и отталкиваясь ногами – как она не раз проделывала в боевом скафандре, – Пруфракс стала подниматься по тоннелю.

Клубы зеленоватого тумана поглощали луч ее поискового устройства. Но Пруфракс догадывалась – тоннель прямой и не длиннее двухсот метров. Спустя некоторое время снова послышалось «бип», теперь уже погромче.

Наконец она рассмотрела впереди демонтированную орудийную башню. Так вот откуда туман – наполнитель башни распылился при перепаде давления. В башне сидел человек, от его опознавательного маяка исходило слабое фио


убрать рекламу






летовое мерцание. Он сидел и рассматривал звезды сквозь иллюминатор блистерного отсека. Почувствовав ее приближение, он развернулся и посмотрел на нее с полным безразличием. На вид это был ястреб – в боевой форме, высокий, худощавый, с каштановыми волосами, белесой кожей, большими глазами и зрачками настолько черными, как будто сквозь его голову она заглядывала в простирающийся за ним бескрайний космос.

– Подчиненный, – представилась она, когда их среды обитания слились.

– Вышестоящий. Что ты здесь делаешь?

– То же самое я собиралась спросить у вас.

– Тебе сейчас положено готовиться к бою, – сделал он внушение.

– Именно этим и занимаюсь. Мне нужно побыть одной.

– Да, пожалуй, – согласился он, снова поворачиваясь к звездному небу. – У меня такая же привычка.

– Вы больше не участвуете в боевых операциях?

– Нет. – Он покачал головой. – Меня перевели в исследователи.

Пруфракс едва скрыла восхищение. Талант бойца и талант исследователя сочетались редко – почти никогда.

– А какими исследованиями вы занимаетесь? – спросила она.

– Я здесь, чтобы сравнивать трофейные находки.

– После фазы нулевого угла мы вам мало оставим трофеев.

В таких случаях собеседник обычно отвечал: «Удачных попаданий» или еще что-нибудь ободряющее. Но сейчас исследователь промолчал.

– А зачем вам нужно изучать трофеи?

– Чтобы сражаться с врагом, нужно знать, что он из себя представляет. Невежество влечет за собой поражение.

– Значит, вы изучаете их тактику?

– Не совсем.

– А что же тогда?

– В этом пробуждении тебя ожидает настоящий бой. А потому я хочу кое-что тебе предложить. Ты будешь сражаться, как тебя учили, но при этом наблюдать за всем внимательно, а после боя приходить ко мне и рассказывать обо всем, что видела. А потом я отвечу на некоторые твои вопросы.

– Мне следует доложить о вас непосредственному начальству?

– Я обладаю соответствующими полномочиями, – сказал он.

Пруфракс никогда еще не обманывали, и сейчас у нее не было оснований заподозрить исследователя во лжи.

– Так ты будешь мне помогать?

– С удовольствием.

– А что тебе поручат?

– Атаковать сенексийских бойцов, а потом охотиться за отростками-индивидами и базовыми разумами.

– Сколько наших бойцов готовят для десанта?

– Двенадцать.

– Значит, объект будет крупный, да?

Она кивнула.

– Пока ты будешь находиться там, спроси себя: за что они воюют? Ты понимаешь?

– Я…

– Спроси себя, за что они воюют. Всего-навсего. А потом снова приходи ко мне.

– А как ваше имя?

– Это не так важно, – ответил он. – Ну а теперь иди.

Она вернулась в центр подготовки в тот самый момент, когда завыла сирена, – они входили в пористый космос. Ястребы старших рангов ходили вдоль шеренги бойцов, проверяя снаряжение и сообщая точки для ментальной ориентации.

Пруфракс с отвращением натянула на лицо сенсорную маску.

– Готово! – сказал старший ястреб. – Бой победы! – Он похлопал ее по плечу: – Удачи тебе.

– Спасибо, сэр. – Она нагнулась и стала залезать в скафандр.

Одиннадцать других ястребов, выстроившихся вдоль линии запуска, делали то же самое. Командиры и члены экипажа покинули камеру, и двенадцать красных лучей осветили запускающую трубку. Скафандры автоматически приподнялись и расположились в ряд, соприкасаясь с лучами. Силовые поля стали скручиваться, словно серебристая ткань в водовороте, а потом застыли, превратившись в пульсирующие стены, залитые холодным мерцанием. Накапливалась энергия для запуска.

Ей стали вводить тактические данные. Ее индивидуальная информационная сеть подсоединилась к корабельным сенсорам. Она увидела сенексийский корабль-колючку диаметром двенадцать километров, кукушек, усеявших его обшивку, словно личинки красный фрукт. И еще змей.

От возбуждения у нее даже подскочила температура. Правда, скафандр быстро восстановил тепловой баланс.

На счет «десять» она переключилась с биологического режима на режим киборга. Вживленный микропроцессор, усвоив результаты ее недельной умственной деятельности, превратился в Пруфракс.

Какое-то время ей казалось, что она раздвоилась. Биологические процессы еще продолжались по инерции, и в этой зоне своего сознания она могла немного расслабиться – она словно смотрела миф про себя самое.

Медленно, словно во сне, скафандр плыл за лучом, перейдя теперь на электронное время киборга. Ориентируясь по звездам и маяку крейсера, она погружалась в меч-цветок, готовясь атаковать корабль-колючку. Кукушки уползли в огромный красный корпус, словно червяки в яблоко. А потом крошечные черные острия сотнями появились в ближайшем к цветку квадранте.

Вылетели змеи, пилотируемые сенексийскими отростками-индивидами.

– Бой повышенной интенсивности! – успела она сказать своему биологическому «я», прежде чем его окончательно поглотил киборг.


Зачем летим мы, вырвавшись из мрака,
под градом пуль, сквозь лед и пламя?
Загадка. Может быть,
чтоб новый ад себе воздвигнуть.
Удары мы наносим без числа
и, вспыхнув мимолетно,
проваливаемся в бездну,
где вновь пересекутся
наши огненные трассы.
И перед тем
как окончательно угаснуть,
ценить мы начинаем Красоту,
что подарила нам природа.
Влекомые круговоротом жизни,
сгораем вместе мы
в горниле обескровленного Царства
и восстаем из пепла
такими же безликими,
убогими, как прежде,
хотя и чувствуем порывы свежих ветров.
И вот уж пламя новое бушует,
подобно солнечным лучам пробившись
сквозь ночь и ледяную толщу.
Оно все ближе подступает
в слепящем синем ореоле.
Со временем придет и наш черед.
Сраженные усталостью безмерной,
вначале раскалимся докрасна,
с тоской припоминая ту прохладу,
что нам сопутствовала неизменно
на проторенных тропах прошлых лет,
а после обратимся в серый пепел
и в вечный сон погрузимся.
Под нами плещут воды рек.
Над нами – лязг железных змеев,
без устали плодящих
себе подобных
простым делением.
Глаза их,
наполненные гелием,
косятся злобно
на ястребов, кружащих
подобно снежным хлопьям.
Поигрывая мускулом железным,
зубами скрежеща, они готовят
яд смертоносный. Что же разжигает
в нас этот ненасытный голод?
Вот он взлетел
и, врезавшись в хрустальный купол,
зеленым аммиачным ливнем окропил
туманами окутанное небо.
Во сне ликуем мы,
и с каждой стороны
к нам подступают
невидимые берега,
наполненные стонами
незримого прилива.

– Она это написала. Мы. Это одно из ее… наших… стихотворений.

– Стихотворений?

– Это нечто вроде мифа, как мне кажется.

– Но о чем это? Я не понимаю.

– Конечно же, ты понимаешь. Она говорит об интенсивном бое.

– То есть об Ударе? И все?

– Нет, я так не думаю.

– Нет, скажи, ты понимаешь это стихотворение?

– Не до конца…

Она лежала в бункере, скрестив ноги, закрыв глаза, чувствуя, как идет на убыль влияние киборга – еще недавно доминировавшего в ее организме. Спина сладко ныла. Она выжила в первом бою. Корабль-колючка понес сильный урон и был вынужден отступить. Обшивка семенного корабля продырявлена настолько, что высадку кукушек ему уже не доверят. Теперь он станет всего лишь обломком, пустой скорлупой. Она удовлетворена.

Но радость ее омрачена тем, что восемь из двенадцати бойцов погибли. Змеи сражались очень неплохо. Можно даже сказать, храбро. Они жертвовали собой, завлекая противника в ловушку, били слаженно, демонстрируя такое же полное взаимодействие внутри своей команды, какое существовало и в ее группе. Правильная стратегия и тактика, численное превосходство и еще, пожалуй, фактор внезапности – вот что принесло им победу. Правда, окончательный анализ еще не прислали.

Не будь у них этих преимуществ, они все бы погибли, до единого.

Пруфракс открыла глаза и стала вглядываться в постоянно меняющийся световой рисунок. Вживленный в ее тело микроэлемент с помощью секретных кодов расшифровывал этот рисунок, вбирая в себя новую информацию. Но Пруфракс узнает ее только перед следующим боем.

Повинуясь внезапному порыву, она бросилась в тоннель и снова застала его в блистере, обложившегося пакетами с новой информацией. Боясь помешать его работе, Пруфракс терпеливо ожидала, пока он обратит на нее внимание.

– Ну как? – спросил он.

– Я постоянно спрашивала себя, ради чего они воюют. И теперь очень зла на себя.

– Почему?

– Потому что я не знаю ответа. И не могу знать. Ведь они – сенекси.

– Они хорошо сражаются?

– Мы потеряли восемь человек. Восемь. – Она закашлялась.

– Так хорошо они сражаются? – повторил он, уже чуть нетерпеливо.

– Лучше, чем я ожидала. Ты ведь знаешь, что нам про них рассказывали.

– Они тоже погибали?

– Да, их погибло немало.

– А скольких убила ты?

– Не знаю.

На самом деле она, конечно же, знала, что убила восьмерых.

– Восьмерых, – сказал он, указывая на пакеты. – Я сейчас как раз анализирую итоги боя.

– Значит, за той информацией, которую нам дают читать и которую публикуют, стоишь ты?

– Отчасти, – согласился он. – Ты – хороший ястреб.

– Я знала, что стану настоящим ястребом, – ответила она спокойно, без тени самолюбования.

– Но раз они храбро сражаются…

– Как это сенекси могут быть храбрыми? – резко оборвала она.

– Они храбро сражаются, – повторил он, – а почему?

– Они хотят жить и выполнять свою… работу. Так же как и я.

– Нет, не поэтому, – возразил он, чем привел ее в некоторое смятение. Не впадает ли она в крайности? То вначале принимала все в штыки, а теперь сдается без боя. – А потому, что они – сенекси. Потому что мы им не нравимся.

– Как тебя зовут? – спросила она, стараясь сменить тему.

– Клево.

Ее грехопадение началось еще раньше возвышения.

Арис закрепил контакты и почувствовал, как аварийный запасник базового разума разрастается, покрывая поверхность фрагмента, словно ледяные кристаллы стекло. Он перешел в статическое положение. При перекачке информации из живого мозга в гуманоидный, механический то ли происходило ее кодирование, то ли опускались какие-то важные детали. Так или иначе, память застывала, теряла свою динамичность. Значит, нужно попытаться привести в соответствие эти два вида памяти – если, конечно, такое возможно.

Как много гуманоидной информации ему придется стереть, чтобы освободить место для этой операции?

Он осторожно вошел в человеческую память, выбирая темы почти наобум. Вскоре он забрался в такие дебри, что все, чему его учили, перепуталось и стало улетучиваться, хотя предполагалось, что отростки-индивиды обладают перманентной памятью. Он тратил неимоверные усилия только на то, чтобы постигнуть совершенно чуждую ему модель мышления.

Арис ушел из области социологической информации, стараясь сохранить в себе данные по физике и математике. По этим дисциплинам он мог вести разговор без особого напряжения, постепенно постигая особенности гуманоидной логики.

И тут произошло нечто неожиданное. Он вдруг почувствовал, что параллельно с ним исследования ведет какой-то другой разум. Запрос в ту же самую область поступил из источника, смутно ему знакомого, что особенно его настораживало. Более того, этот источник даже попытался изобразить нечто вроде сенексийского приветствия, правда, совершенно не к месту. Такой код отросток-индивид излучал, только когда приветствовал товарища по команде. А его собеседник, совершенно очевидно, был из другой команды или даже из другой семьи. Серьезный прокол. Арис попытался выйти из памяти. Мыслимое ли это дело – встретиться внутри мандата с другим разумом? Отступая, он вторгся в обширную область совершенно непостижимой для него информации. По всем характеристикам она отличалась от прочих областей гуманоидных знаний, в которых он бродил.

– Это для машин, – сказал незнакомец. – Не вся культурная информация ограничена рамками биологии. Вы сейчас находитесь в области, где хранятся кибернетические разработки. Они доступны только для машины, подключенной к мандату.

– Из какой ты семьи? – задал Арис первый вопрос из длинной цепочки, с помощью которой сенекси идентифицировали друг друга.

– У меня нет семьи. Я не отросток-индивид. У меня нет доступа к действующим базовым разумам. Я получал знания из мандата.

– Так кто же ты тогда?

– Я сам точно не знаю. Но между нами нет существенных различий.

Арис понял, с кем он имеет дело. Это разум мутанта, того, что остался в камере, того, кто каждый раз умолял его о чем-то, стоило ему приблизиться к прозрачному барьеру.

– А сейчас мне нужно идти, – сказал мутант.

И Арис снова остался один в этих непролазных джунглях. Называя знакомые ему понятия, он стал осторожно, на ощупь пробираться в сенексийский сектор. Если он натолкнулся на одну подопытную особь, значит, без сомнения, встретит и остальных – возможно, даже пленного.

Мысль эта казалась одновременно пугающей и захватывающей. Насколько он знал, подобное сближение между сенекси и гуманоидами никогда прежде не происходило.

Страх постепенно улегся. Да и чего осталось бояться теперь, когда его товарищи мертвы, базовый разум находится в поле-ловушке, а перед ним не стоит никакой ясной цели?

Непривычное ощущение, так испугавшее вначале Ариса, на самом деле объяснялось очень просто – он впервые за свою жизнь получил малую толику свободы.

А история изначальной Пруфракс продолжалась.

На ее ранних стадиях она, приходя к Клево, с трудом сдерживала гнев. Предложенный им метод познания сбивал ее с толку, угнетал, а он даже не удосужился четко сформулировать конечную цель исследований. Что он в конце концов хочет от нее? Знает ли он сам об этом?

И чего она от него хочет? Они до сих пор встречались скрытно, хотя никто им ничего не запрещал. Теперь, став ястребом, за плечами которого один боевой вылет, Пруфракс пользовалась определенной свободой. В промежутках между упражнениями и боями ее почти не контролировали. В дальних отсеках крейсера не стояло никаких мониторов, и они могли делать все, что заблагорассудится. Они встречались в отсеках, расположенных близко к внешней обшивке корабля, как правило, в орудийных блистерах, из которых были видны звезды.

Пруфракс не привыкла к продолжительным разговорам. Словоохотливость и любопытство среди ястребов не поощрялись. Но Клево, хотя и был экс-ястребом, говорил много и казался ей самым любопытным человеком из всех, кого она знала, включая ее самое, а себя Пруфракс считала необычайно любопытной.

Нередко он приводил ее в бешенство, особенно когда играл в «поводыря», как она это называла. Он вел ее от одного вопроса к другому, словно инструктор, но не расставляя при этом никаких логических ловушек и не преследуя какой-то видимой цели.

– А что ты думаешь о своей матери?

– Разве имеет какое-то значение?

– Для меня – нет.

– Тогда почему ты спрашиваешь?

– Потому что ты для меня кое-что значишь.

Пруфракс пожала плечами.

– Она была прекрасной матерью. Тщательно подобрала для меня хорошие наследственные признаки. Вырастила из меня кандидата в ястребы. Рассказывала мне всякие истории.

– Любой из известных мне ястребов позавидовал бы такой возможности – слушать истории, сидя на коленях у Джейэкс.

– Не очень-то часто я сидела у нее на коленях.

– Ну это я так – для красного словца.

– Вообще-то она для меня очень много значила.

– Она предпочла остаться матерью-одиночкой?

– Да.

– Значит, отца у тебя нет.

– Она выбирала для меня наследственные признаки, совершенно не интересуясь их носителями.

– Выходит, ты и вправду мало чем отличаешься от сенекси.

– Опять меня оскорбляешь! – мгновенно ощетинилась она, уже собираясь уйти прочь.

– Вовсе нет. На самом деле я все время задавал тебе один и тот же вопрос, а ты так его и не расслышала. Насколько хорошо ты знаешь своего врага?

– Достаточно хорошо, чтобы уничтожать его. – Ей до сих пор не верилось, что он задавал один-единственный вопрос. Подобные приемы в разговоре казались ей довольно странными.

– Не спорю, ты знаешь его достаточно хорошо, чтобы побеждать от сражения к сражению. Но кто победит в этой войне?

– Война будет долгой, – сказала она мягко, отплыв от него на несколько метров. А он раскрутился внутри блистера, заслонив собой размытое созвездие. Крейсер снова готовился к выходу из статусной геометрии. – Они умеют драться.

– Они сражаются убежденно. Ты веришь, что в них заключено зло?

– Они уничтожают нас.

– А мы уничтожаем их.

– Значит, вопрос в том, – заключила она, невольно улыбаясь своей проницательности, – кто первый начал уничтожать?

– Вовсе нет, – сказал Клево. – Я подозреваю, что на этот вопрос теперь никто не сможет однозначно ответить. А наши лидеры, похоже, решили, что это не так уж важно. Просто мы – новое, а они – старое. Старое подлежит замене. Этот конфликт возник из-за того, что сенекси и люди – существа, разные по сути своей.

– И что же, это единственное, чем мы отличаемся? Они – старые, а мы не такие старые? Я что-то не понимаю.

– Я тоже не совсем понимаю.

– Так давай в конце концов разберемся!

– Когда-то очень давно, – невозмутимо продолжал Клево, – сенекси нуждались лишь в газовых планетах-гигантах, вроде тех, которые до сих пор встречаются в их метрополии. Они жили мирно миллиарды лет, до тех пор пока не сформировался наш мир. Но, перемещаясь с одной звезды на другую, они научились использовать миры других типов. Нас поначалу интересовали каменистые планеты типа Земли. Но постепенно мы нашли применение и для газовых гигантов. К тому времени когда мы встретились, обе стороны имели серьезные виды на территории друг друга. Их технологии были настолько непостижимыми для нас, что, впервые столкнувшись с сенекси, мы подумали, что они пришли из другой геометрической системы.

– Где ты все это узнал? – спросила Пруфракс, нахмурившись, обуреваемая какими-то смутными подозрениями.

– Я ушел из ястребов, – пояснил Клево, – но все равно был слишком ценен для них, чтобы меня просто выбросили на свалку. У меня богатый опыт, разносторонние способности. Потому меня направили в отдел исследований. Тем самым они обезопасили меня. Теперь мое общение с боевыми товарищами сведено к минимуму. – Он пристально посмотрел на нее. – И все-таки мы попробуем узнать своего врага хоть чуточку получше.

– Но это опасно, – выпалила Пруфракс не задумываясь.

– Да, опасно. Ты не сможешь ненавидеть того, кого хорошо узнала.

– Мы обязаны ненавидеть, – сказала она. – Это делает нас сильными. Сенекси ведь тоже ненавидят.

– Может быть, – согласился он. – Но вдруг когда-нибудь после очередного боя тебе захочется… сесть и поговорить с одним из их бойцов? Ознакомиться с его тактикой, узнать, как ему удалось в чем-то переиграть тебя, сравнить…

– Нет! – Пруфракс резко устремилась вниз по трубке. – Мы переходим в пористый космос. Мне нужно готовиться в вылету.

– А она умна. Тут же сбежала от него. А он – безумец.

– Почему ты так думаешь?

– Дай ему волю, он приостановит сражение, помешает нанести Удар.

– Но ведь он сам был когда-то ястребом.

– Перчаточники тоже могут сбиться с пути.

– ?

– А ты не знала, что они используют тебя? Как тебя использовали?

– Сейчас этого уже не установишь.

– Если она станет блуждать вместе с ним, то обречет себя на гибель. Постой-ка, что это?

– Кто-то подслушивает вместе с нами.

– Узнал его?

– Нет, он быстро исчез.

Бой обещал быть жарким. Пруфракс сидела одетая в боевой скафандр, задрав ноги, словно готовая кого-то пнуть. Крейсер на полной скорости врезался в пористый космос, и, прежде чем им успели дать специальные препараты для адаптации, разгорелось сражение. У Пруфракс кружилась голова, она потеряла ориентацию во времени и пространстве. Руководству оставалось лишь уповать на магическое действие киборга, компенсирующего недостатки биологического организма.

Пруфракс еще не знала, кого они атакуют. Тактические сведения хлынули во вживленный микропроцессор, но пока до нее доходили лишь слабые отголоски – киборг еще не заработал в полную силу. Пруфракс знала лишь, что началась какая-то неразбериха и – что ее особенно потрясло – руководство, похоже, тоже ничего толком не знало.

Крейсер получил серьезные повреждения. Пруфракс узнала об этом в тот самый момент, когда ей приказали слиться с микропроцессором. Биологическое существо превратилось в киборга. Теперь она находилась в режиме «знаю».

Крейсер снова стал единым целым и вынырнул над газовой планетой-гигантом. Они находились в семидесяти девяти тысячах километров от верхнего атмосферного слоя. Причиной повреждений стали ледяные мины – куски водяного льда, которыми сенекси нашпиговали пористый космос. Мины тихо ожидали своего часа, и вот теперь расчет оправдался – когда корабль реинтегрировался, инерционная сила протащила их в статусную геометрию, и они сдетонировали.

Ледяные мины разрушили поле реального времени в радиусе действия крейсера и подорвали несколько его секций. К счастью, запускающие установки уцелели. Бойцы высадились в открытый космос и построились в классический меч-цветок.

Планета эта была рыхлым холодным гнездом. Руководство не знало состава ее атмосферы, но, по данным разведки, сенекси проявляли в этой звездной системе высокую активность, особенно в этом мире. И вот теперь руководство решило попытать счастья. Бойцы вошли в атмосферный слой, толкая впереди себя огромные яйцеобразные баллоны, за которыми, казалось, скользит едва различимая тень – верный симптом искривления статусной геометрии, которое со временем могло превратить газового гиганта в недолговечное солнце.

Времени у них было в обрез. Бойцам предстояло сгруппироваться возле электросаней и спуститься в области жидкой воды, где сенекси обычно располагали свои апвеллинговые note 1 установки. Уничтожив эти установки, они нырнут в жидкий аммиак и станут выуживать оттуда кукушек, а потом постараются выяснить, чем этот мир так интересен для сенекси.

Она и еще пятеро бойцов забрались в электросани и помчались сквозь туман туда, где мерцали сенексийские сенсоры. Лучи от шести полозьев накрыли сенсоры светящейся паутиной. Сани стали рикошетить от стенок, раздался крик, их обдало жаром, и второй цветок вылетел из саней на глубине двухсот километров. Сани замедлили ход и наконец остановились совсем. Только сани дают единственный шанс вернуться. Ни один скафандр не вытащит из такого обширного гравитационного колодца.

Пруфракс опускалась все глубже. Маяк – красная звезда с размытыми очертаниями – мерцал под облаками, окрашивая их в оранжевые и пурпурные тона. Достигнув слоя жидкого аммиака, она получила инструкцию вводить в перманентную память все, что она там увидит. Собственно зрение мало что ей давало, зато другие сенсоры доставляли в микропроцессор множество информации, которая тут же перерабатывалась, слагаясь в общую картину.

– Здесь есть жизнь, – отметила она мысленно. – Жизнь естественного происхождения. Вот еще один пример того, с каким пренебрежением сенекси относятся к общепринятым нормам цивилизованного поведения – они совершенно бесцеремонно вмешиваются в ход эволюции в мире, где сложились довольно сложные биологические структуры.

Температура уже поднялась до точки испарения аммиака, потом до точки таяния льда. Давление на скафандр было чудовищное, и энергетические ресурсы таяли гораздо быстрее, чем предполагалось. На этом уровне атмосфера была особенно густо насыщена органикой.

Сенексийские змеи поднялись из нижних слоев, проскользнули мимо них по вертикали, а потом сложились пополам, готовясь к атаке. Пруфракс выбрали для самого дальнейшего погружения, остальные бойцы ее саней остались на этом уровне, чтобы прикрыть ее. Другие группы какое-то время следовали за ней, тоже прикрывая ее огнем.

Она старалась выявить кривую излучения, характерную для апвеллингового завода. И на нижней границе слоя жидкой воды, ниже которого опускаться в ее скафандре было небезопасно, Пруфракс обнаружила этот завод.

На этой планете сенекси выкачивали содержимое газового гиганта с большей глубины, чем обычно. На десять километров выше завода располагался другой объект, с необычной кривой излучения – обнаружить его было почти невозможно. Их разделяли десять километров. Завод подпитывал этот объект энергетическими лучами.

Она полетела медленнее. Двое других бойцов, не принимавших участия в той схватке, что разгорелась наверху, заняли позиции на несколько десятков километров выше, чем она. Ее процессор выработал оптимальную тактику. Она должна какое-то время избегать фазы нулевого угла, разведывая обстановку. Пруфракс чувствовала какой-то особый, ритмический стук, издаваемый заводом и сопутствующим объектом. Словно повинуясь этому ритму, огромные червяки, похожие на гирлянды сосисок, извивались в нескончаемом танце. Они были длиной в десятки метров и по очертаниям смутно напоминали сенексийских боевых змей, в самом широком месте тело их было метра два в диаметре. Это были живые существа местного происхождения. Постепенно их затягивало в тот котел, что располагался над апвеллинговым заводом. Они исчезали в нем, чтобы больше никогда не появиться. Поддерживающие ее бойцы разделились на две группы, спустились пониже и расположились с обоих флангов.

Пруфракс приняла решение почти немедленно. В расположении приближающихся к агрегату червей просматривалась некоторая закономерность. Если она впишется в их строй, то сможет внедриться в конвейер незамеченной.

– Это дробилка. Она ее не распознала.

– А что такое дробилка?

– Ей нужно немедленно нанести Удар! Это страшная штука; сенекси часто их используют. Они действуют так же, как кукушки, только в более крупных масштабах.

Червей пропускали через поля-сепараторы. Содержащиеся в них органические соединения оседали на дне, чтобы стать затем сырьем для выведения новых сенекси. А более тяжелые элементы поступали в другой отсек для дальнейшей переработки.

Следующая партия червей, с затесавшейся между ними Пруфракс, влетала в сепаратор. Внутренняя полость агрегата была шириной в сотни метров, свинцово-белые стены с плоскими серыми приборами застилали клубы пыли. И в этом огромном гулком резервуаре мычали, не смолкая, червяки, знавшие, что попали на бойню. Пруфракс рванулась было назад, но ее уже затянуло в силовое поле. Скафандр раздулся, вихрь подхватил ее и швырнул в репозиторий для более пристального осмотра. Пруфракс собиралась запечатлеть эту конструкцию в памяти, а потом уничтожить, но автоматический фильтр нарушил все ее планы.

– Полученной информации достаточно, – заявил логик, встроенный в микропроцессор перед самым запуском. Теперь он взял на себя командование. – Фаза нулевого угла для завода и вспомогательного объекта.

Она плавала в репозитории, стараясь оправиться от шока. Что-то не ладилось в ее организме. Киборг буксовал, издавая негромкое шипение, команды и логика искажались до неузнаваемости. Видимо, силовое поле сепаратора нарушило что-то в микропроцессоре и в системах оружия. Не в силах справиться с ситуацией, киборг в конце концов уступил место биологическому мозгу.

Она тщательно осмотрела расположенные под ней системы, стараясь правильно рассчитать свои силы. Это заняло тридцать секунд, ни больше ни меньше – совершенно астрономическая цифра для микропроцессора.

В ее руках по-прежнему остается фазовое оружие. Если она будет действовать разумно и не израсходует зря энергию, то сможет вырваться из репозитория, ей удастся совершить сложный маневр и при помощи группы сопровождения уничтожить завод и сепаратор. А пока она будет возвращаться к саням, микропроцессор отыщет неполадки в собственной схеме и устранит их. Пруфракс не знала, что ожидает ее потом – если она сумеет отсюда выбраться, – но сейчас ее это меньше всего волновало.

Она сделала крутой вираж и ударилась в глыбу льда, окутанного светящейся пылью. Потом выпустила луч и, просверлив достаточно широкое отверстие, ринулась вперед, выскочила из репозитория. Падая, она развернулась и выпустила пучок лучей, расходящихся под тупым углом, одновременно сообщая о сложившейся ситуации группе поддержки.

Эскорт пропал из виду. Сепаратор стал рушиться, его обломки разлетались во все стороны, исчезая в темноте. Ритмический стук смолк, и червяки расползлись кто куда.

Она остановила падение, а затем подскочила на насколько километров вверх – туда, где извивались сенексийские змеи. У нее почти иссякла энергия – оставалось ровно столько, чтобы добраться до саней. О том, чтобы продолжать бой, выпустить луч в апвеллинговый завод, не могло быть и речи.

Ее киборг до сих пор не включился.

Сигнал от саней исходил слабый. У нее не осталось времени, чтобы рассчитывать направление этого сигнала при помощи навигационных приборов. К тому же из-за искажений от поля сепаратора приборы могут сильно врать.

Почему они так хорошо сражаются? Этот вопрос, который ей задал Клево, теперь не давал ей покоя. Проклиная все на свете, она попыталась очистить сознание и целиком сосредоточиться на управлении скафандром. «При равных шансах ты не сможешь победить своего врага, пока не поймешь его. А если ты поймешь его по-настоящему, то какой смысл воевать, если можно обо всем договориться?» Клево никогда не говорил ей об этом – во всяком случае, так пространно. К этому выводу ее подвела собственная логика.

«Старайся стать чем-то большим, чем узко направленная машина. Избегай недооценивать врага». Таковы были старые заповеди наземников, еще не совсем забытые, хотя система подготовки с тех п


убрать рекламу






ор сильно изменилась в процессе новых тренировок. Но теперь Клево лишь акцентировал на них внимание.

«Если они сражаются ничуть не хуже тебя, то, возможно, они думают, как ты. Старайся использовать это обстоятельство».

Сейчас, когда она оказалась отрезанной от остальных бойцов, а энергия быстро таяла, у нее просто не осталось другого выбора. Возможно, если от нее не будет исходить явной угрозы, то на нее не обратят внимания. Она затормозила и снова нырнула вниз, завертевшись волчком. Теперь уже совершенно ясно – она на пути к нише высокого давления. Если она отключит свои щиты, они почувствуют ее энергетическое поле, возможно, даже поймут, что энергия ее на исходе. Она отключила щиты. Если они не помешают ее свободному падению, не станут ее добивать, слишком занятые теми бойцами, что сражаются над ней, то у нее хватит энергии, чтобы долететь до зоны испарения воды – она расположена намного ниже завода – и пристроиться в поток теплого воздуха. Если ей повезет, она сможет подобраться достаточно близко к заводу, чтобы загнать его в фазу нулевого угла и уничтожить.

На выполнение плана оставалось каких-то несколько минут. Она падала вниз, встречные потоки воздуха то и дело подхватывали ее. Порой она отклонялась от нужного радиуса на несколько километров, кружа, словно одинокая снежинка.

Она даже не могла выяснить, проверяют ли сейчас ее потенциал приборы электронного слежения, – на это ушло бы слишком много энергии.

Возможно, она недооценила их. Возможно, они будут последовательны и уничтожат ее на всякий случай, чтобы полностью себя обезопасить. Возможно, сенекси, так же как и она сама, действуют по неписаным правилам, принимая в расчет даже интуитивные подозрения – то, что вовсе не поощрялось во время наземных тренировок. Интуиция считалась куда менее надежным средством, чем киборг.

Она продолжала падать. Температура все возрастала. Давление на скафандр было такое, что запасы воздуха стали расходоваться быстрее обычного. Она вошла в боевой транс, чтобы реже дышать. И падала.

Она вышла из транса, прошла через густой дым, дым уничтожения. Рассчитала структуру лучевой паутины. Еще раз проверила свои энергетические ресурсы. Потом вошла в поток воздуха, поднимающийся кверху, прямо к заводу. Воздушная струя понесла ее, словно бумажный листок, дрейфующий взад-вперед под целью. Огромные генераторы силовых полей пульсировали наверху, огни очерчивали контуры невидимого агрегата. Она ослабила луч.

Почти погасила его. Скафандр внутри нагрелся до невероятной температуры.

Она действовала почти интуитивно. Влекомая потоком теплого воздуха, она прошла через слой тумана и увидела завод. Фаза нулевого угла охватила силовые поля, а потом и огромный корпус завода, заключив его в голубое сияние эффекта Черенкова. Вначале внешнее покрытие лопнуло, потом потрескался средний слой и, наконец, сердцевина. Завод сотрясался до основания, распадаясь на молекулы, потом на атомы, потом на атомные частицы. Если перефразировать данное наземниками определение лучевой реакции, завод постепенно терял веру в собственную реальность.

– Вещество спит, – объяснял лет десять назад один инструктор. – Ему снится, что оно реально, и оно бесконечно продлевает этот сон, подменяя правила постоянными результатами. Прерви этот сон, и подмена правил приводит к непостоянным результатам.

Она вышла из потока, вошла в другой, стараясь выяснить, как высоко ее может поднять. Помимо всего прочего, ею двигало и обычное любопытство.

– Еще один эксперимент, – говорила она себе.

Теперь она стала мерзнуть. Микропроцессор снова стал подавать признаки жизни, но Пруфракс не стала прибегать к его помощи. Какой смысл тянуть время – она все равно умрет. Какой смысл… никакого.

И тут она заметила сани, которые вел один из уцелевших бойцов.

Арис застыл в неподвижности, вместе с сенексийской памятью. Его мыслительные импульсы почти сошли на нет. Чего он ждал, было не совсем понятно.

– Иди.

Форма обращения была неправильной, но он узнал голос. Мысли смешались, и он последовал за чем-то туманным за пределы мира сенекси.

– Знай своего врага.

Пруфракс… так звали одну из гуманоидных особей, которую послали бороться с себе подобными. Он чувствовал ее присутствие в мандате. Она была заперта в хранилище памяти. Арис вошел в соприкосновение с хранилищем и уловил суть информации – дробилка, завод, сражение, каким оно представлялось Пруфракс.

– Знай его так же, как он знает тебя.

Он почувствовал присутствие еще какого-то существа, схожего с Пруфракс. Ему потребовалось некоторое время, чтобы понять: пленный гуманоид – это другая форма искусственно выращенной особи, воспроизведение…

Оба были воспроизведением самки, чей образ хранился в запасе памяти. Цифра три не произвела на Ариса ни малейшего впечатления – у сенекси мистическими считались пятерки и шестерки. И все-таки совпадение было потрясающее.

– Знай, каким видит тебя твой враг.

Он видел дробилку, перемалывающую червяков – велась подготовка к широкомасштабному внедрению сборщиков водорода. Операция, очевидно, шла уже давно – популяция червяков значительно сократилась. Этот вид жизни был распространенным на газовых гигантах описываемого типа. Мутант направил его в канал памяти, который запечатлел эмоции изначальной Пруфракс. У нее сенексийская фабрика смерти вызывала отвращение. Похожая реакция возникала у Ариса, когда кто-то нарушал правила поведения, принятые у сенекси. Но ведь искоренение чуждых видов – вполне естественное дело, это все равно что стерилизовать пищу перед едой – именно так поступают гуманоиды.

– Все это есть в памяти. Червяки – разумные существа. Они основали собственную цивилизацию. Боевая операция гуманоидов помешала сенекси полностью их истребить.

– Ну и что с того, что они были разумными? – возразил Арис. – Они ведут себя не так, как сенекси, думают не так, как сенекси. Они отличаются от любого другого вида, который сенекси считают сопоставимым со своим собственным. А потому существование их нежелательно. Так же, как и существование гуманоидов.

– Значит, ты хочешь, чтобы гуманоиды вымерли?

– Мы должны защититься от них.

– Но кто кому больше вредит?

Арис ничего не ответил. Разговор принял совершенно неожиданный для него оборот. Уклоняясь от темы, он снова нырнул в память Пруфракс. Теперь им двигало еще одно чувство, необходимое для полной свободы, – смущение.

Микропроцессор заменили. Поврежденные конечности и участки кожи Пруфракс восстановили путем регенерации. В течение четырех пробуждений она прошла курс лечения, обычно назначаемый лишь руководству, восстановив все рефлексы и скоростные характеристики. Пруфракс попросила предоставить ей свободу передвижения на то время, что уйдет на ремонт крейсера. Ее просьбу удовлетворили.

Первым делом она отправилась на поиски Клево в тот отсек, в котором они заранее условились встретиться. Клево там не было, но ее ждало послание – его передал молодой улыбчивый низший чин их экипажа. Пруфракс торопливо прочла:

«Я знаю, что ты пока свободна. Отдохни как следует, а потом разыщи меня. Место встречи – прежнее. Там теперь не так укромно и все-таки лучше, чем где-нибудь еще. Учись. Я пометил самое важное».

Она пробежала взглядом послание и, нахмурившись, отдала вестовому, который тут же его стер и вернулся к повседневным обязанностям. Ей хотелось разговаривать с Клево, а не учиться.

И все-таки она последовала его указаниям. Стала отыскивать помеченные места в памяти корабля и изучать их. Вопреки ожиданиям это оказалось не так уж нудно. Следуя разработанным им маршрутом, она почувствовала, что узнает все больше о самом Клево и лучше понимает вопросы, которые он задавал.

С точки зрения графики старая литература уступала мифам, но была достаточно своеобразна. Пруфракс пыталась моделировать то, о чем читала, и тут же стирала все, что у нее получалось. Истории домифового периода оказались гораздо сложнее, чем она ожидала. У одного писателя, умершего десятки тысяч лет назад, она прочла о долге и наказании, о тех местах, которые когда-то назывались небеса и ад. При помощи гида-редактора ей удалось разобраться в большей части материала. Подсоединив блок истории к своему микропроцессору, она за час проглотила несколько сотен томов.

Некоторые истории она даже не смогла охарактеризовать. Ими не пользовались десятилетия, а может быть, и века.

Где-то на полпути Пруфракс почувствовала нетерпение и вышла из зоны исследований. Охваченная смутным предчувствием, она пошла не в блистер, как предписывало послание, а в централ памяти, расположенный через две палубы от исследовательской зоны. Там она и застала Клево, выуживающего из главного ствола сведения по истории корабля.

Заметив ее приближение, Клево отключился и развернул кресло к ней.

– Поздравляю, – сказал он, улыбаясь.

– Да, жарко было, – признала она, улыбнувшись в ответ.

– Хотя, наверное, не так, как мне сейчас, – сказал он.

Пруфракс посмотрела на него лукаво:

– О чем это ты?

– Я только что незаконно перекачивал информацию с каналов для руководства.

– Ну и как?

«Он опасен!» – промелькнуло у Пруфракс в голове.

– Тебя уже порекомендовали.

– Порекомендовали для чего?

– Ну, пока не для возведения в статус. Прежде чем это произойдет, тебе еще придется участвовать во многих боях. А когда ты наконец станешь героем, тебе это вряд ли понравится. Тогда ты перестанешь быть бойцом.

Пруфракс молча слушала его.

– Ты обладаешь ценным генетическим набором. Руководство считает, что ты блестяще себя показала, с честью вышла из самых трудных ситуаций.

– Неужели?

– Да, и твой тип должен быть сохранен.

– А это означает…

– Сейчас они планируют запустить новую программу. Отобрать лучших бойцов, воспроизвести их и сформировать элитные подразделения. Слухи об этой программе ходили еще в то время, когда я был ястребом. А ты ничего об этом не слышала?

Она покачала головой.

– Так что все неново. Мы делали это на протяжении десятков тысячелетий, хотя и с перерывами. Они уверены, что на этот раз такой метод сработает.

– Ты тоже когда-то был бойцом, – сказала она. – Они сохранили твой тип?

Клево кивнул:

– Во мне было что-то, заинтересовавшее их, – но не качества бойца, как я полагаю.

Пруфракс опустила взгляд на свои пальцы-обрубки.

– Да, мрачновато все это выглядит. Знаешь, что мы там нашли?

– Фабрику смерти.

– Ты хотел, чтобы я постаралась их понять. Так вот, будем считать, что мне это не удалось. Я отказываюсь их понимать. Как они могут вытворять такое? Могут, потому что они сенекси. – Последнее слово она произнесла с нескрываемым отвращением.

– Гуманоиды, – возразил Клево, – нередко вытворяли то же самое, а иногда и кое-что похуже.

– Нет!

– Да, – сказал он твердо и, вздохнув, добавил: – Мы стирали с лица Вселенной не только сенексийские миры, но даже миры, населенные разумными существами одного с нами вида. В этой Вселенной нет теперь невиновных.

– Но нас этому никогда не учили.

– Такие знания вряд ли помогли тебе стать хорошим ястребом. А вот хорошим гуманоидом, глубокой натурой – вполне возможно. Ты хочешь жить более осознанно?

– Ты имеешь в виду, большему научиться?

Он кивнул.

– А почему ты так уверен, что сможешь меня чему-то выучить?

– Потому что ты согласилась поразмыслить над темой, которую я тебе подсказал. Сделала попытку понять сенекси. Потому что ты выжила в ситуации, в которой многие другие бы погибли. Руководство считает, что все это заложено у тебя в генах. Вполне возможно. Но я думаю, что не только в генах, но и в голове.

– А почему бы не рассказать обо всем этом руководству?

– Я рассказывал. – Он пожал плечами. – Не будь я для них так ценен, меня давно отправили бы на переработку.

– Они не хотят, чтобы я училась у тебя?

– Не знаю, – сказал Клево. – Наверное, они знают о наших с тобой беседах и при желании могли бы положить этому конец. Но видимо, они умнее, чем я их себе представлял. – Он снова пожал плечами. – Да, конечно, они умны. Просто мы по-разному понимаем некоторые вещи.

– А если я, буду учиться у тебя?

– На самом деле ты будешь учиться не у меня, а у прошлого, у истории. Ты будешь пользоваться мыслями древних. На самом деле я нисколько не превосхожу тебя по способностям. Просто знаю историю – не всю, конечно, лишь малую ее толику. Я буду не столько учить тебя, сколько направлять твое познание.

– Я действительно руководствовалась теми вопросами, что ты мне задал, – сказала Пруфракс. – А в дальнейшем ты тоже будешь ставить передо мной подобные вопросы?

Клево кивнул:

– Конечно.

– Ты спокойна.

– Она поддается его влиянию.

– Она давно уже поддалась.

– Как ты думаешь, она напугана?

– А ты, мы когда-нибудь боялись, если нам бросали вызов?

– Нет.

– Мы не боялись ни сенекси, ни запрещенных знаний.

– Кто-то слушает нас. Чувствуешь?..

Вначале Клево ознакомил ее с историей прошлых войн, рассудив, что это, учитывая род ее занятий, особенно ей близко. Она была достаточно внимательной ученицей. Иногда Клево становился слишком дидактичным, но Пруфракс с удивлением обнаружила, что и это не вызывает у нее особого протеста. За то короткое время, что они блуждали в дебрях прошлого, ее подход ко многим вещам изменился до неузнаваемости. Или, точнее, она стала по-другому воспринимать его подход.

На примере всех без исключения войн она видела – на первой стадии любое общество старалось лишить врага человеческих черт, внушая себе, что он – простейшая форма жизни. И все ради того, чтобы, убивая, не испытывать угрызений совести. Как только враг переставал быть в глазах общества гуманоидом, задача упрощалась. По мере того как военные действия принимали все большие масштабы, подобный настрой приводил к недооценке противника, что влекло за собой катастрофические последствия.

– Не то чтобы мы недооценивали сенекси, – объяснял ей Клево. – Руководство слишком умно для этого. Но поскольку мы отказываемся понимать их, война может затянуться на неопределенное время.

– Но почему этого не видит руководство?

– Потому что мы действуем рамках закостенелой системы. Мы воевали так долго, что стали терять самих себя. И это становится все ощутимее.

Пруфракс понимала – сейчас он выговорил то, что формулировал многие годы назад и тысячи раз повторял про себя.

– Ни одна война не может быть важна настолько, чтобы ради победы в ней разрушать собственный менталитет.

С этим она не соглашалась. Проиграть войну с сенекси значит обречь себя на полное вымирание, по крайней мере ей так представлялось.

Чаще всего они встречались в единственном орудийном блистере, который не использовали в боевых операциях, хотя он и не получил повреждений. Встречались, когда корабль нежился в потоках реального времени, отдыхая между бросками в пористый космос. Блоки памяти он приносил с собой в портативных модулях. И они читали, слушали, вместе вбирая в себя опыт прошлого. Самым важным для нее было не то, что она узнавала из блоков памяти, а сам Клево, но, заинтересовавшись Клево, она незаметно поглощала множество информации.

Все остальное время проходило в тренировках. Пруфракс чувствовала, что все больше отдаляется от других ястребов, но объясняла это неопределенностью своего статуса. Сохранят ее генотип или нет? Пока однозначного решения не приняли. Чем больше она узнавала, тем меньше ей хотелось быть удостоенной такой чести. Пруфракс смутно чувствовала, что привлекать к себе излишнее внимание опасно. Но в чем именно заключается опасность – этого она не знала.

Клево наглядно продемонстрировал ей, как использовались героические образы для приведения птиц и ястребов к некоей норме поведения, совершенно не соотносящегося с реальностью. Не всегда это давало положительные результаты; многие трагические ошибки бойцы совершали из-за отсутствия гибкости, поскольку считали, что для них нет ничего невозможного.

Война, конечно же, не имеет ничего общего с мифом. Хотя руководство предпочитало этого не замечать. Будучи не в силах одержать стратегическую победу над сенекси, руководство настроилось на затяжную войну и подчинило этой сверхзадаче жизнь всех гуманоидных обществ.

– Есть члены руководства, о которых мы даже никогда не слышали, а между тем их решения определяют всю нашу жизнь. Еще немного, и они станут решать – появляться тебе на свет или нет, если к тому моменту ты еще не успел родиться.

– Все это похоже на паранойю, – совершенно неожиданно употребила слово, которым раньше никогда не пользовалась.

– Возможно.

– Подумать только – так мы жили из века в век, не ведая, кто и как нами руководит.

– Сейчас начинается резкое ухудшение, – сказал Клево.

Спроецировав ситуацию в будущее, он показал ей, что при сохранении общей тенденции с бойцами станут обращаться как с рабочим инструментом и постепенно превратят в роботов, слепо исполняющих приказы.

– Нет! Нет!

– Успокойся. Какие чувства он к ней испытывает?

Обучая Пруфракс, он хорошо осознавал ответственность за те изменения, что происходят в ней. Пруфракс – первоклассный боец. Потеряет ли она бойцовские качества после их бесед? Совсем необязательно. Он продолжал успешно сражаться уже после того, как в нем произошли такие же изменения – вплоть до перевода на исследовательскую работу. Просто руководство считало, что здесь от него больше пользы, а ущерба, соответственно, меньше.

Отчасти им двигало чувство досады, вызванное таким решением. Руководство совершило большую глупость, направив опытного бойца в исследовательское подразделение. Бойцы – народ ушлый. Как бы глубоко ни была спрятана истина, боец станет копать, чтобы извлечь ее на поверхность, а потом сообщит ее дальше по цепочке. Бойцы пользовались в общении между собой особым кодом, который редко знало их непосредственное руководство, не говоря уже о ставке верховного командующего, удаленной от их стратегосферы на многие парсеки. Если боец, узнав что-то новое, решал, что это может пригодиться другим, он делился информацией с другими, даже под страхом наказания. Таким образом, Клево просто следовал неписаному правилу.

Так по цепочке до ястребов дошла та истина, что когда-то все было по-другому. Эта война изменила людей, правительства, структуру общества, общественное сознание. Свобода битвы стала наркотиком, иллюзией…

– Нет!

– …призванными увековечить состояние ненависти…

– Но тогда зачем они хранят в памяти всю информацию? – спросила она. – Ведь стоит забраться в память, и все станет ясно.

– До сих пор некоторые влиятельные люди считают, что рано или поздно мы попытаемся вернуться в прежнее состояние. Эти люди не хотят, чтобы мы лишились своих корней, но…

Он вдруг задумался о чем-то. Пруфракс легонько дотронулась до него, и он, вздрогнув, повернулся к ней.

– Что но?

– Все организовано совершенно неправильно. Командование корабля все больше ограничивает доступ к информации. В конечном счете мы просто ее потеряем. В свое время я собирался поместить все данные в единый блок…

– Он собрал мандат!

– …и уговорить руководство, чтобы оно устанавливало такое устройство на каждый корабль для исследовательской работы. Проект не отвергли открыто, но положили под сукно. Меня упекли в эту дыру. Ну да ладно, разрешили работать – и то хорошо. Очень скоро я подготовлю такие убедительные доказательства своей правоты, что они просто не смогут ничего возразить. Я покажу им, что происходит с обществами, которые пытаются предать забвению собственную историю. Такие общества впадают в коллективное безумие. У руководства хватит здравого смысла, чтобы выслушать меня до конца, и, возможно, мне удастся протолкнуть свой проект. – Он посмотрел на небо сквозь прозрачную стенку блистера. Очертания созвездий с одной стороны становились все более размытыми – крейсер старался нащупать вход в пористый космос. – Ну что же, пора нам возвращаться.

– Где тебя найти, когда мы вернемся? Нас ведь всех переведут.

– А зачем тебе это?

– Я хочу знать еще больше.

Он улыбнулся:

– Это не единственная причина.

– В причинах я как-нибудь сама разберусь, – отрезала она сердито.

– Мы с тобой какие-то заторможенные, – сказал он.

Пруфракс посмотрела на него пристально, возмущенная и озадаченная одновременно.

– Я хотел сказать, – продолжал Клево, – что мы оба – ястребы. Товарищи по оружию. Для ястребов спариться так же просто, как вот это. – Он прищелкнул пальцами. – А мы с тобой все время ходим вокруг да около.

Пруфракс придала своему лицу непроницаемое выражение.

– Разве у тебя нет восприимчивости по отношению ко мне? – спросил он насмешливым тоном.

– Ты настолько выше меня по рангу…

– И все-таки?

– Я чувствую к тебе что-то особое, – произнесла она, уже гораздо мягче.

– Понимаю, – прошептал он едва слышно.

Вдалеке от них взвыл сигнал тревоги.

– По-другому не было никогда.

– Что ты имеешь в виду?

– Устройство жизни не могло быть другим до меня.

– Не говори глупостей. Все это здесь.

– Если мандат сделал Клево, то он туда это и поместил. Значит, все это неправда.

– А почему ты так расстроена?

– А с чего мне радоваться, если все, во что я верю… всего лишь миф.

– Думаю, я никогда не ощущала особой разницы между мифом и реальностью, потому что режим открытых глаз не был для меня полноценной реальностью. Это не реальность, в том числе и ты сама… Это… все это происходит в режиме закрытых глаз. Так что тебя так расстроило? Ты и я… мы даже не люди в полном смысле этого слова. Я вижу тебя насквозь. Ты жаждешь Удара, сражения и больше почти ничего. А я вообще тень, даже по сравнению с тобой. А она настоящая. Она его любит. Она жертва в меньшей степени, чем кто-либо из нас. А потому что-то должно измениться.

– Если только в худшую сторону.

– Если мандат – это ложь, то и меня не существует. Ты отказываешься воспринимать все, что в тебя вводят, а у меня нет другого выхода, и иначе я буду даже не тенью, а чем-то еще менее реальным.

– Я не отказываюсь воспринимать. Просто все это нелегко усваивается.

– Ведь ты сама все это начала. Ты подкинула мысль насчет любви.

– Нет, ты!

– Ты знаешь, что такое любовь?

– Восприимчивость.

В первый раз они занимались любовью в оружейном блистере. Такой поворот событий не стал для них неожиданностью, они сближались настолько осторожно, что со стороны это показалось бы смешным. Пруфракс становилась все более восприимчивой, а он постепенно избавлялся от своей сдержанности и настороженности. Все произошло стремительно, неистово и было совершенно непохоже на тот помпезный балет, каким так гордились ястребы. Никакого притворства, все просто и безыскусно. Полная зависимость друг от друга. Но те физические удовольствия, которыми они одаривали друг друга, были ничто по сравнению с чувствами, всколыхнувшимися внутри них.

– Что-то у нас не слишком хорошо, – сказала Пруфракс.

Клево пожал плечами:

– Это потому что мы стесняемся.

– Стесняемся?

Он объяснил ей. В прошлом, в некоторые периоды прошлого – потому что такие явления многократно возникали и сходили на нет, – любовные игры были чем-то большим, чем физическое взаимодействие, даже большим, чем просто выражение товарищеских чувств. Они закрепляли некие устойчивые узы между людьми.

Пруфракс с трудом поверила в то, что услышала. Как и многое другое, о чем она узнала от него, подобная разновидность любви казалось ей странной, даже нелепой. А что, если один из ястребов погибнет, а другой будет продолжать любить? Сможет ли он после этого сражаться? Но с другой стороны, все это звучало захватывающе. Стыдливость – это страх раскрыться перед другим человеком. Ты становишься нерешительным, ты чувствуешь смятение из-за того, что этот человек становится для тебя кем-то очень важным. Если когда-то действительно существовали подобные эмоции, совершенно чуждые нынешним людям, значит. Клево прав и от прошлого их общество отделяет гигантская пропасть. А то, что она сейчас испытывает эти же самые чувства, демонстрировало, что по природе своей она не так уж далека от своих предшественников, как ей хотелось бы.

Сложные эмоции не поощрялись ни среди наземников, ни среди ястребов. Сложные эмоции требуют сложного выражения. А в войне отдается предпочтение простому и прямолинейному.

– Но ведь до сих пор мы всего-навсего беседовали, – сказала Пруфракс, держа его за руку, осматривая один за другим его пальцы. Они почти не отличались от ее собственных – лишь чуть подлиннее, чем у ястреба, – чтобы легче было работать с приборами.

– Беседа – это самое человеческое занятие из всех доступных нам.

Она рассмеялась.

– Теперь я знаю, кто ты такой. – Она задержала взгляд на уровне его груди. – Ты – книжный червь, затворник. Да уж гулякой тебя никак не назовешь.

– А откуда ты узнала это слово – «гуляка»?

– Ты ведь сам снабжал меня литературой. Ты инструктор по духу своему. Ты говоришь так, словно занимаешься любовью. – У нее появилось какое-то тревожное ощущение. Она перевела взгляд на его лицо. – Но это не значит, что мне не нравится заниматься с тобой физической любовью.

– Ты очень восприимчива, – сказал он. – В обоих смыслах.

– То, что ты говоришь, – прошептала она, – не столько правда, сколько проявление любезности. – Она повернулась к нему, и Клево провел рукой по ее волосам. – А любезность – признак упадочничества. То, что человек, который писал про небеса и преисподнюю, называл грехом.

– Проявлять любезность в разговоре значит признавать, что твой собеседник может видеть мир или чувствовать не так, как ты. Значит признавать право каждого человека на индивидуальность. Но все это закончится на нас с тобой.

– Даже если ты сумеешь убедить вышестоящих?

Он кивнул:

– Они хотят повторять успех снова и снова, без всякого риска для себя. Создание новых индивидуальностей – это риск, а потому они просто воспроизводят прежних особей. Людей становится все больше и больше, а индивидуальностей – все меньше. Например, таких, как мы с тобой, все больше и больше, а людей с другим генотипом – все меньше. Значит, и история будет все упрощаться. Мы несем в себе гибель для истории.

Она подплыла к нему, стараясь очистить свой разум, как она делала прежде, стереть лишние мысли, подтверждающие его правоту. Ей вдруг показалось, что она разобралась в существующей общественной структуре, и она сказала ему об этом.

– Это лишь путь, по которому мы идем, – сказал Клево, – а не место, в котором мы находимся.

– Зато это место, в котором мы находимся.

– Но ведь здесь содержится столько исторического материала? Неужели все это может для нас закончиться?

– Я думала об этом. Знаем ли мы, какое последнее событие запечатлено в мандате?

– Не надо, а то сейчас мы дрейфуем в сторону от Пруфракс…

Арис почувствовал, что дрейфует вместе с ними. Они проносились над бесчисленными тысячелетиями, а потом вернулись обратно, но уже другим путем. И тут стало совершенно очевидно, что за один год наиболее удаленного от них прошлого происходило примерно столько же изменений, сколько за тысячу лет того времени, в котором они входили в мандат. Казалось, голос Клево преследует их, хотя они сейчас находились очень далеко от его временного периода, далеко от информации о Пруфракс.

– Тирания несет в себе смерть для истории. Мы сражались с сенекси до тех пор, пока различия между нами не стерлись окончательно. Теперь не происходит никаких важных изменений, только небольшие доработки схем.

– Если так, то сколько раз мы там побывали? Сколько раз мы умерли?

Теперь Арис не мог ответить с уверенностью. В первый ли раз они взяли в плен гуманоидов? Рассказал ли ему обо всем базовый разум? Действительно ли у сенекси нет никакой истории, если под таковой подразумевать…

Собранные вместе жизни живых, думающих существ. Их действия, мысли, страсти, надежды.

Мандат отвечал даже на его сумбурные, не соответствующие логике гуманоидов расспросы. Он мог понять действие, мысль, но не страсть и не надежду. А без этого, вероятно, не может быть никакой истории.

– Нет у вас никакой истории, – втолковывал ему мутант. – Таких, как вы, были миллионы, даже таких, как базовый разум, были миллионы. Назови мне последнее событие из тех, что, будучи записаны в базовом разуме, не воспроизводились затем тысячи раз, настолько близко к оригиналу, что их для удобства можно сплавить в одно?

– Ты понимаешь это? – спросил Арис мутанта.

– Да.

– А почему ты это понял – потому что мы сделали тебя в виде гибрида сенекси и гуманоида?

– Дело не только в этом.

Вопросы двух близнецов – пленника и его искусственной имитации – снова и снова отсылали их в прошлое, заставляя продираться через череду сумрачных, серых, беспрестанно повторяющихся веков. И вот история снова начала показывать разницу в записях.

На обратном пути до Мерсиора они четыре раза ввязывались в стычки, и в каждой Пруфракс сумела отличиться. Теперь она несла в себе нечто особенное, какую-то сокровенную мысль, которой не стала делиться даже с Клево. Мысль, которую шлифовала последние дни во время наземных тренировок.

Пользуясь той свободой, что предоставлена ястребам, она выбрала апартаменты для отдыха за пределами тренировочной площадки, в относительно немноголюдной зоне «Дочь Городов». Ее временно отстранили от участия в боевых действиях – предстояло решить некоторые вопросы, в первую очередь вопрос о ее новом статусе.

Клево подал рапорт со своими предложениями руководству среднего звена, и его тоже оставили на базе, чтобы он мог придать своему проекту более законченную форму. Теперь они могли быть вместе, не думая о времени.

Жилой отсек располагался на


убрать рекламу






шестнадцати квадратных километрах. Апартаменты были не слишком изысканными, но зато в них все было «натурально», как говорилось в каталоге. Клево называл их «мансарда» – не очень точно, как она обнаружила, отыскав это слово в его блоках памяти. Видимо, он просто старался донести до нее некий бытовой стиль.

В тот последний их день Пруфракс согрелась в его объятиях, и оба они на несколько часов погрузились в натуральный сон. Проснувшись раньше него, Пруфракс долго рассматривала его лицо, а потом осторожно дотронулась до его руки.

Было в этой руке что-то особенное, что отличало ее от рук всех остальных партнеров, с которыми она когда-либо была восприимчива. Мысль, что чья-то рука может быть уникальна, позабавила ее. Никогда и ни с кем не было у нее такой степени восприимчивости, как с Клево. И это только начало. Если их обоих подвергнут тиражированию, значит, эта необыкновенная восприимчивость – любовь – повторится бесчисленное количество раз. Снова и снова Клево будет встречаться с Пруфракс, учить ее, открывать ей глаза.

И почему-то это радовало ее, хотя повтор, тиражирование способствовали умерщвлению истории. Именно с этой тайной мыслью устремлялась она теперь в бой. Каждая новая Пруфракс будет выживать от боя к бою, чувствовать восприимчивость к Клево, учиться у него. Если этого не произойдет именно с ними, нынешними Пруфракс и Клево, то, значит, произойдет со следующими. И пусть тогда умирает история – ведь любовь все равно будет продолжаться вечно.

Страх перед смертью – рудиментарное чувство, от него не избавились даже ястребы – исчез без остатка, несмотря на то огромное удовольствие, что она получала теперь от жизни. Чувства Пруфракс обострились. Она делала много того, что он не мог, каждый раз приводя его в восторг. И если он входил в состояние самоанализа, освобождаясь от груза воспоминаний о собственном боевом прошлом и от зависти к ней, это тоже было хорошо. Все, что они ни делали друг с другом, было хорошо.

– Было хорошо.

– Было.

Она выскользнула из его объятий и, пройдя сквозь неосязаемую цветную завесу, вышла в холл и увидела там двух ястребов и женщину из руководства, с которой никогда прежде не встречалась.

– Подчиненный, – представилась Пруфракс.

– Вышестоящий, – ответила женщина, одетая в желтовато-коричневую форму – цвет наземников.

– Чем могу быть полезна?

Вышестоящая пристально посмотрела на нее:

– Вы находились в восприимчивых отношениях с исследователем?

– Да, – сказала Пруфракс, стоя обнаженная посреди тесного отсека. Скрыть подобные встречи можно на корабле, но уж никак не в жилых апартаментах, под носом у наземников. – Это что, служебное преступление?

– Нет. – Вышестоящая невольно отметила про себя великолепное сочетание силы и грации, что заключало в себе тело Пруфракс. – Но руководство уже определило ваш новый статус.

Ее охватила дрожь.

– Пруфракс, – обратился к ней один из ястребов – и тут она узнала в нем и его спутнике двух персонажей мифов – Кумнакса и Арола, некогда ее кумиров. – Вам оказана большая честь, та же, что в свое время вашему партнеру. Поскольку вы обладаете ценным набором генов…

Остальное она по большей части пропустила мимо ушей, уяснив лишь, что ее снова станут использовать в боевых операциях, а когда решат, что она достаточно опытна, переведут в подразделения полинструкторов. Тогда ее боевая карьера завершится, и она станет героем, живым образцом для подражания.

Героям всегда подбирали партнеров, исходя из целесообразности. Герои-ястребы не могли вступать в партнерские отношения даже с бывшими ястребами.

Из-за цветной завесы показался Клево.

– Ну что же, долг зовет, – сказала вышестоящая. – Апартаменты ваши демонтируются. Вас расселят по отдельным отсекам, и каждый займется своими прямыми обязанностями.

С этими словами они вышли. Пруфракс протянула руку, но Клево словно не заметил ее.

– Бесполезно, – сказал он.

Внезапно она пришла в ярость:

– Значит, ты сдаешься? Я хотела от тебя слишком многого!

– Я зашел еще дальше, чем ты, – сказал он. – Я ведь давно знал о приказе и все-таки оставался здесь, рискуя испортить отношения с высшим руководством.

– Выходит, я для тебя значу больше, чем история эволюции?

– Сейчас ты – моя история. История того, как они все это делают.

– У меня такое чувство, словно я умираю, – сказала Пруфракс немного удивленно. – Клево, что это? Что ты сделал со мной?

– Мне тоже больно, – сказал он.

– Ты ранен?

– Я в смятении.

– И все-таки не верю, – сказала она, чувствуя, как в ней снова закипает гнев. – Ты знал и ничего не предпринял?

– Противиться значит забыть о служебном долге. Попытайся ты что-то возразить, нам было бы еще хуже.

– Так какой же прок от твоей истории, такой величественной, такой возвышенной?

– История – то, что тебе дано независимо от твоей воли, – сказал Клево. – Я только записываю.

– Почему их разделили?

– Не знаю. Но тебе они все равно не нравились?

– Да, но сейчас…

– Понимаешь? Ты – это она. Мы – это она. Вернее, мы – ее тени. А она была настоящей.

– Я не понимаю.

– Мы не понимаем. Посмотри, что с ней происходит. Они вытравили из нее все самое лучшее. Пруфракс участвовала еще в восемнадцати боевых операциях и погибла, как гибнут герои, в самый разгар сражения. Исследователи бились над вопросом, какие качества она утратила, когда ее разлучили с Клево, но так ничего и не поняли. Однако факт оставался фактом – она никогда уже не стала вновь тем бойцом, каким была прежде. Почему? Ответ уходил своими корнями в область знаний, к тому времени почти не используемых. Лишь очень немногие из живущих могли разобраться, а среди них не было ни одного, имеющего доступ к мандату.

– Итак, она снова оказалась в открытом космосе, участвовала в сражениях и погибла. О ней так и не сложили ни одного мифа. Это ее убило?

– Не думаю. Сражалась она достаточно хорошо и погибла так же, как гибнут многие другие ястребы.

– А не погибни она в бою, то осталась бы жива?

– Откуда мне это знать, да и тебе тоже?

– Они… мы… встретились снова, ты ведь знаешь. Однажды я повстречалась с Клево на корабле. Но мне не разрешили долго с ним пробыть.

– Как ты отреагировала на него?

– Времени было совсем мало. Не знаю.

– Давай спросим…

В условиях, когда действовали тысячи боевых станций, некоторые из видений Пруфракс неизбежно становились явью. Время от времени они встречались. Ведь растиражированных Клево было великое множество, так же как и растиражированных Пруфракс. По нескольку на каждом корабле. Воспроизведенные Пруфракс никогда не, добивались таких же успехов в бою, как их оригинал, и все-таки это был отличный генотип. Она...

– С тех пор она сама никогда не добивалась таких успехов. Ее выхолостили, лишили главного. Они даже не поняли, что в ней главное!

– Они не могли не знать!

– Так что же, они не хотели победить?

– Трудно сказать. Возможно, они руководствовались какими-то более важными соображениями.

– Да, например, желанием умертвить историю.

Арис содрогнулся, чувствуя, как нагревается его тело, и на какое-то время погрузился в состояние, близкое к обмороку, – нечто похожее он испытывал перед отпочкованием. Лишь сигнал коммуникатора вывел Ариса из забытья, заставив вспомнить о служебном долге.

Арис посмотрел на двух искусственных особей и пленного гуманоида и понял; что-то с ними не так. Прежде чем ответить на сигнал, он стал лихорадочно проверять состояние приборов. Оказывается, модифицированная Мама вышла из строя. Все это время они не получали питания и стали тонкими, бледными и холодными.

Даже распухший мутант умирал, обессилев от блужданий по мандату.

И тут он подумал совсем о другом. Все смешалось. Кто он теперь – гуманоид или сенекси? Неужели он пал так низко, что стал понимать их? Арис направился к источнику сигнала, останкам временной инкубационной камеры. Он скользил по коридорам, покрытым коркой обжигающего аммиачного льда. Базовый разум уже вышел из поля-ловушки, но работал со сбоями – видимо, аварийные системы не обеспечили полной консервации.

– Где ты был? – спросил базовый разум.

– Я считал, что до твоего возвращения не понадоблюсь тебе.

– Ты не наблюдал за процессом!

– А разве была необходимость? Мы так продвинулись во времени, что все наши планы заведомо устарели. Туманность исчезла, вопрос решился сам собой.

– Этого мы пока не знаем. К тому же нас преследуют.

Арис повернулся к сенсорной стене – к тому, что от нее осталось, – и увидел, что их и в самом деле преследуют. Ему не стоило так расслабляться.

– Я не виноват, – сказал базовый разум, – что тебе дали такое задание. Так или иначе теперь ты запятнан и не способен выполнять свои функции. Тебя растворят.

Арис колебался. Да, в нем произошли такие изменения, что он перестал слепо следовать приказам базового разума. Базовый разум поврежден. Что он сможет сделать без его, Ариса, помощи, без всего, что он узнал? Конечно, все это звучало не очень-то убедительно…

– Существуют некоторые факты, которые тебе следует знать, очень важные факты…

Арис почувствовал мощную волну ужаса, отвращения и еще чего-то, похожего на гнев гуманоидов. Эту волну необъяснимого страха и чего-то еще излучал базовый разум. И несмотря на все, что Арис узнал, несмотря на все изменения, произошедшие в нем, выстоять против этой волны он не смог.

То ли по своей собственной воле, то ли против воли – это сейчас не имело никакого значения – он почувствовал, что принимает жидкое состояние. Конечности под ним оплыли, и он упал плашмя в замерзшую аммиачную лужу и, несмотря на жжение во всем теле, даже не пытался подняться. Перед самым своим концом Арис успел ощутить, что он в равной степени мог быть отростком-индивидом, базовым разумом или гуманоидом. Едва успев оценить всю глубину этого, он растекся по замерзшему аммиаку.

Базовый разум восстановил, насколько мог, контроль над фрагментом. Но ему, лишенному надежной защиты, осталось лишь дожидаться собственного растворения – преследователи были совсем рядом.

Мама включила сигнал тревоги, и интерфейс с мандатом прервался. Слабые, едва ползающие гуманоиды с ужасом оглядели друг друга и расползлись по разным углам.

Они были в полном смятении: кто из них пленный, а кто – искусственно выведенная приманка? Впрочем, какая теперь разница. Оба они теперь тощие, как скелеты, доходяги, вывалявшиеся в собственных экскрементах. Они одновременно повернулись к раздувшемуся мутанту и стали разглядывать это чудовище с несоразмерно маленькой головкой, покоящейся на огромном туловище, маленькими руками и ногами, едва ли на что-то годными даже в здоровом состоянии. Существо загадочно им улыбалось.

– Мы чувствовали твое присутствие, – произнесла одна из Пруфракс. – Ты был с нами там.

– Это мое место, – ответило существо. – Единственное место, где мне следует находиться.

– А какие у тебя функции? Как тебя зовут?

– Я знаю только, что я… исследователь. Был исследователем… там.

Они пригляделись к нему повнимательнее. Что-то знакомое было в нем, даже сейчас.

– Так ты – Клево?

Что-то зашумело в камере, заглушая слабый голос мутанта. Прямо у них на глазах камеру поделили на дольки, словно апельсин, и с каждой дольки слезла кожура. Освещение погасло, и холод принял их в свои объятия.

Обнаженная самка-гуманоид, окруженная крошечными подобиями себя самой, словно ангел – сонмом ангелочков, – вплыла в камеру. На ее тонком, как у змеи, теле не было почти ничего – лишь серебряные кольца на запястьях и узкий обруч на талии. Сине-зеленое сияние исходило от нее в темноте.

Обе Пруфракс слабо зашевелили губами.

– Кто ты? – хотели они спросить, но вакуум поглотил их вопрос.

Она оглядела их беспристрастно, потом вытянула руки, словно собираясь лететь дальше. На ней не было перчаток, но она явно принадлежала к их виду.

Петом она подняла одну руку выше другой. Прежде она делала то же самое бесчисленное количество раз во время экспериментов по обнаружению скрытых сенекси. Правда, эта особь выглядела старше, чем большинство подопытных существ. Сине-зеленое свечение стало ярче, световые волны достигли искромсанных стен, стали обволакивать замерзших, умирающих особей. А она, совершенная, как ангел, исчезла, оставив после себя слабо мерцающие обломки.

Они разрушили все секции фрагмента, кроме одной. Та оставалась неповрежденной.

А потом они продолжили свою работу, их были миллионы, словно туман, они заполнили собой космос между звездами, зная над собой лишь одного хозяина – всеобъемлющую реальность.

И другой хозяин им и не нужен. И они никогда не дадут сбоя.

Мандат дрейфовал, погруженный в холодный мрак, его память еще продолжала работать, но единственным проявлением жизни были затягивающиеся бороздки, отмечающие тот путь, что проделали оба разума. Бороздки подергивались, извивались, словно живые, в полном соответствии с правилами о квантовых состояниях угасающей энергии.

– Последнее стихотворение Пруфракс, – объявил рефлектирующий мандат.


Как быстро разрастаются огни!
И мир в небытие уходит,
а вместе с ним и все воспоминания.
Проскакивая мимо той единой двери,
себя мы обрекаем вновь и вновь
на бег по замкнутому кругу.
Ну что же:
звездам – пепел, душам – ложь,
и пусть опять начнем вращаться мы
вокруг все тех же черных дыр
с их ненасытным чревом.
Ну что ж: убейте все, что хорошо,
сожрите все, что молодо,
так будет вечно,
и ни тебе, ни мне
не суждено сойти с орбиты.

Вот и последняя бороздка стерлась, словно ее никогда и не было. Вокруг мандата стремительно старела Вселенная.

Note1

 Сделать закладку на этом месте книги

апвеллинг – подъем глубинных вод на поверхность


убрать рекламу












На главную » Бир Грег » Смертельная схватка.

Close