Название книги в оригинале: Белышев Дмитрий Владимирович. Космическая игрушка Бариюс

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Белышев Дмитрий Владимирович » Космическая игрушка Бариюс.





Читать онлайн Космическая игрушка Бариюс. Белышев Дмитрий Владимирович.



Дмитрий Белышев

КОСМИЧЕСКАЯ ИГРУШКА БАРИЮС

 Сделать закладку на этом месте книги



 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

ТАИНСТВЕННАЯ ПЕЩЕРА

 Сделать закладку на этом месте книги

В самом центре Москвы, в старинном доме на первом этаже жила дружная семья Воробьевых: мама, папа и маленькая Леночка. Родители целыми днями работали на заводе, а их дочь училась в школе. Леночка заканчивала только второй класс, но росла очень самостоятельной девочкой, и поэтому ее уже давно не боялись оставлять дома одну.

В первый день весенних каникул утром Леночку никто не разбудил, но понежиться в постели не удалось: солнце слишком ярко светило, а птицы слишком весело щебетали. Леночка встала, позавтракала и задумалась, чем бы заняться. Телевизор смотреть не хотелось, играть тоже, а что если почитать что-нибудь интересное? Она мигом оделась и выбежала на улицу, в библиотеку.

Леночка долго ходила вдоль книжных стеллажей и вдруг неожиданно встретилась со своим одноклассником Сашей Александровым, очень умным и красивым мальчиком. Многие девочки были в него тайно влюблены, в том числе и Леночка, но Саша ни на кого не обращал внимания.

— Привет, — дружелюбно поздоровался Саша. — Ты любишь читать книги?

— Да, — покраснела Леночка, потому что книги читала очень редко. — А чему ты удивляешься?





— Ничему, — Саша с любопытством посмотрел на Леночку, — просто в наше время дети книжек не читают, а смотрят видео или играют на компьютере. У тебя какой компьютер?

Леночка покраснела еще больше. Ей стало стыдно, ведь компьютера у нее не было.

Леночка покраснела еще больше. Ей стало стыдно, ведь компьютера у нее не было.

— Ладно, ладно, бог с этим компьютером, — сразу все понял Саша. — Лучше покажи, какую книгу ты выбрала!

Леночка протянула «Приключения Гулливера».

— А ты?

— Я тут почти все книги перечитал. Мне нравится читать старинные книги, а таких здесь нет.

— А у нас много старинных книг, — похвалилась Леночка, — правда, родители запрещают их выносить из дома, но если хочешь, приходи и читай.

— А можно прямо сейчас?

— Конечно.

У Саши перехватило дыхание, когда Леночка открыла шкаф с книгами.

— Здорово!

Мальчик с благодарностью посмотрел на Леночку и тут за ее спиной увидел…

— Что это?

Леночка равнодушно махнула рукой.

— Это камин. У нас старый дом, в девятнадцатом веке он принадлежал очень богатому человеку.

— Вы им пользуетесь?

— Нет, труба засорилась.

Саша с трепетом погладил фигурные изразцы.

— Представляю, как когда-то здесь горел огонь!

Вдруг он задел какой-то рычажок, внутри камина скрипнула и открылась маленькая железная дверка. Леночка удивилась и тут же быстро полезла внутрь. За дверцей оказалась миниатюрная темная комнатка с еще одной дверью. Саша с большим трудом открыл и ее, но впереди была полная темнота. Леночка попыталась на ощупь пройти дальше.

— Постой, — остановил ее Саша, — так нельзя! У вас есть дома фонарик?

— Есть.

Леночка быстро сбегала за фонариком. За второй дверью оказался узкий ход, ведущий куда-то вниз.

— Наверное, этот ход ведет в подземелье, а там клад, — нетерпеливо воскликнула Леночка. — Пошли быстрее!

Саша нерешительно остановился.

— Вообще-то я читал в книгах, что клады так не ищут. Надо взять с собой веревки, инструменты, продукты.

— Так это в старину, а с продуктами каждый дурак сможет! — отмахнулась Леночка, смело шагая вперед.

Ход петлял и постепенно расширялся. Сквозь щели в потолке пробивался свет. Дети уже могли идти без фонарика и в полный рост. Леночка остановилась, услышав нарастающий грохот.

— По-моему, это метро, — прислушался Саша.

Через небольшое отверстие в стене вдали промелькнул поезд. От сильной вибрации стены и пол заходили ходуном, с потолка посыпался песок. Казалось, вот-вот все вокруг обрушится, но грохот быстро прекратился, и снова наступила полная тишина. Метров через двадцать ход закончился.

— Это обвал, — погрустнел Саша, — если клад и существует, то его придется долго откапывать. Без взрослых нам не обойтись!

Леночка, словно в песочнице, прямо руками начала в углу разгребать песок.

— Обойдемся как-нибудь!

Саша с улыбкой посмотрел на девочку, уж он-то знал — голыми руками здесь ничего сделать не удастся. А Леночка тем временем наткнулась на какую-то доску, вытащила ее, и вдруг песок под ней осыпался. Леночка провалилась почти по пояс. Саша бросился к ней на помощь, схватил за руку, и в то же мгновение они вдвоем кубарем покатились куда-то вниз. Дети даже не успели испугаться, как оказались в просторном подвале с многочисленными железобетонными колоннами, подпиравшими потолок. Вдали горела одна-единственная лампочка.

— Да, — осмотрелся Саша, — судя по всему, клада здесь нет и быть не может.

— Почему?

— Видишь, там лифт, а в старину лифтов не было!

Леночка осторожно открыла дверь довольно старого, но действующего лифта. На панели управления в один ряд располагалось несколько кнопок. В самой нижней, красного цвета, имелась щелочка для замка.

— Давай покатаемся, — предложила Леночка.

— Как бы нам не влетело от хозяев этого лифта.

— А кто узнает? Поехали!

Первым делом нажали кнопку с замком, но она не работала. Леночка с нетерпением стукнула по ней кулаком. Внутри панели раздался щелчок, лифт дернулся и поехал вниз.

— Получилось! — обрадовалась Леночка.

Спустя минуту Саша заметил, что лифт едет слишком долго. Действительно, спуск продолжался довольно длительное время, причем с каждой секундой в кабине становилось все жарче… Саша поискал кнопку «Стоп», чтобы вернуться назад, но такой кнопки почему-то не оказалось. Когда наконец кабина остановилась, Леночка осторожно выглянула наружу…

Взору детей предстала большая пещера, освещенная несколькими большими лампами. Сверху свисали известковые сосульки, которые называются сталактиты, прямо под ними торчали другие сосульки — сталагмиты. Чуть в стороне красивым синим светом переливалось нечто огромное и непонятное…





— Что это? — удивился Саша.

Леночка смело вышла из лифта.

— Сейчас узнаем!

Дети подошли к выпуклой грани гигантского сооружения, большей частью скрытого в толще горной породы. По виду оно напоминало два сложенных друг с другом блюдца.

— Это летающая тарелка! — догадался Саша.

— А для чего она?

— Летать. Но почему она под землей?

Прямо по центру тарелки зеленоватым цветом выделялся небольшой круг, наверное, это был вход… Саша осторожно дотронулся до поверхности.

— Это не металл и не пластмасса!

Леночка провела ладонью в том же месте, но почему-то ее пальцы провалились внутрь, словно очутились в самой обычной воде: в стороны разбежались даже небольшие волны. Леночка удивилась и сунула уже две руки как можно глубже. В ту же секунду девочка исчезла…

Саша ничего не понимал. Он огляделся вокруг, не спряталась ли где-нибудь Леночка, но ее нигде не оказалось. Саша испугался и со всей силой забарабанил по тарелке. Он уже хотел бежать за помощью, но в этот момент прямо из круга, словно из тумана, появилась голова Леночки.

— Не бойся, я живая. Посмотри, Саша, кто там живет!

Леночка вывела за руку странное существо. Это был не человек, не робот, не зверь, а что-то совершенно необычное: ростом с Леночку, небольшая голова с двумя огромными глазами, длинное туловище, похожее на морковку, тонкие руки и ноги… Кроме узкого пояса, никакой одежды, только тонкая серебристая шерстка по всему телу…





Существо очаровательно улыбнулось и сказало:

— Бариюс…

— Наверное, его так зовут, — предположила Леночка. — А меня зовут Леночка!

— А меня зовут Леночка, — повторило существо и снова улыбнулось.

— А меня зовут Саша, — представился Саша.

— Бариюс, — снова повторило существо. — А меня зовут Саша. Леночка рассмеялась.

— Смотри, какой умный! Бариюс, ты здесь живешь? Под землей? Это твой дом?

Леночка насупилась.

— Ты чего дразнишься?

— А ты чего дразнишься?

Леночка подбежала к Саше.

— Я поняла, он учится говорить… Надо ему рассказывать побольше, тогда у него обязательно получится.

Саша согласно кивнул.

— Мы учимся в школе, — начал он, — учимся хорошо, у нас много друзей.

— В лесу родилась елочка, в лесу она росла, — передразнила Леночка.

— Не перебивай!

— А зачем ты ерунду говоришь?

— А что мне говорить?

Бариюс неожиданно взлетел в воздух.

— Не ссорьтесь, я уже почти все начал понимать!

Удивлению детей не было предела. Таинственный незнакомец, еще несколько минут назад с трудом повторявший отдельные слова, вдруг заговорил! Почти под самым потолком пещеры Бариюс подкрутил одну из лампочек, стало гораздо светлее.

— Закройте рты, комета залетит! — весело крикнул он, опускаясь вниз.

— Не комета, а ворона! — поправила его Леночка.

— А что такое ворона?

— Это такая птица.

— А что такое птица?

Саша вздохнул.

— Ты совсем ничего не знаешь, откуда ты?

Бариюс показал пальцем на тарелку.

— Я отсюда!

— А это откуда?

— С Бриллиантовой Звезды…

— Вот это да! — затанцевала от восторга Леночка.

Бариюс тоже сделал несколько неловких движений. Леночка схватила его за руки, обняла, закружила.

— Он совсем как пушинка!

Саша оттащил Леночку в сторону.

— Я читал в научно-фантастических книгах, что, если происходят такие контакты, надо оставаться крайне осторожными: на пришельцах могут быть опасные микроорганизмы.

— Ты о чем? — непонимающе пожала плечами Леночка. — Говори проще!

— Вдруг он заразный?

— Не бойся, Саша! — глаза Бариюса часто заморгали. — Не бойся, я не заразный.

Леночка разозлилась.

— Как тебе не стыдно! Не успели мы познакомиться с Бариюсом — пришельцем из космоса, а ты уже говоришь такие глупости!

— Простите меня, — извинился Саша, — наверное, я слишком много читаю.

Бариюс снова заморгал своими большими глазами.

— А как это — читать?

— Ты ничего не знаешь про книги? Так пойдем к нам в гости! — пригласила Леночка.

Спустя несколько минут дети и Бариюс поднимались в лифте наверх. Они быстро нашли дорогу домой и скоро уже вылезали через старый камин. Это оказалось как нельзя кстати, потому что зазвонил телефон. Это мама интересовалась, все ли дома нормально…

Бариюс с интересом осматривал обстановку в комнате.

— Это стол, это стул, — показывал Саша, пока Леночка разговаривала по телефону.

— Я знаю, для чего нужен стол, я знаю, для чего нужен стул.

— Откуда?

— Мои хозяева тоже имели нечто подобное.

— Хозяева? — повесила трубку Леночка. — У тебя есть хозяева? А мы думали, ты сам себе хозяин. Расскажи нам, кто там еще живет!

Бариюс тяжело вздохнул, из его глаз выкатились огромные слезинки и шлепнулись на пол. Образовались две небольшие лужи. Бариюс стал рассказывать…

По земному летоисчислению это случилось семьдесят миллионов лет назад. Рядом с Бриллиантовой Звездой находится планета Барию. Жители Барию научились летать в космос и начали исследовать Вселенную. Блюдце под толщей земли — это огромный космический корабль, когда-то отправившийся к неведомым мирам. Никто из его экипажа не знал, когда он вернется и вернется ли вообще, поэтому все взяли с собой какие-то вещи, напоминавшие о доме. Врач экспедиции положил любимую старую игрушку, с которой играл когда-то в детстве…

Многие годы корабль летал по Вселенной и наконец повстречался с красивой голубой планетой. На ней существовала многообразная жизнь. Исследования только начинались, когда случилась катастрофа. В системе управления произошел сбой. Корабль набрал максимальную скорость для взлета, но неожиданно пошел на снижение и врезался в огромное болото, погрузившись на довольно приличную глубину. Система защиты экипажа в тот момент почему-то выключилась: кто же мог предположить, что такое случится! От сильного удара все сразу погибли, целыми остались только вещи, в том числе и та самая игрушка… Это был Бариюс.

— Так ты неживой, ты игрушка! — воскликнула Леночка.

— Да, я — игрушка, — на глазах у Бариюса снова появились слезы. — Теперь вы отвернетесь от меня, ведь я же неживой?

— Никогда, — Леночка ласково обняла Бариюса. — Не бойся, не плачь, мы будем с тобой дружить…

Саша взял Бариюса за руку, тоже пытаясь хоть как-то успокоить.

— Но что же было дальше? — спросил Саша.

Бариюс всхлипнул. Трудно представить, что такое семьдесят миллионов лет! За такое время даже камни рассыпаются в пыль. Камням легко, они неживые, они не думают. Бариюс думать умел, потому что его сделали почти как живого, ему нужно всего лишь время от времени подзаряжаться от бортовой сети.

Бариюсу было очень одиноко. Порой он даже не хотел подходить к блоку подзарядки, но кто бы тогда рассказал спасателям с Барию о судьбе экспедиции? Он прорыл два тоннеля, поставил антенну с радиомаяком, но помощь не приходила. Время текло медленно, и, чтобы не сойти с ума, то есть не сжечь свой компьютерный мозг, Бариюс решил уснуть и спать до тех пор, пока его корабль не найдут. Он ставил будильник на тысячу лет, потом на десять тысяч, потом на двадцать… На более длительные промежутки времени он не рисковал ставить, так как на планете начались большие изменения. Потом появился человек, и Бариюс стал просыпаться чаще… Несколько веков назад прямо над кораблем возник город, и выходить на поверхность земли стало опасно.

Недавно, пятьдесят лет назад, при строительстве метро люди нашли основной тоннель, прорытый вертикально вверх. Строители расширили его, провели лифт, в пещеру спустились ученые. Они потратили очень много времени, но проникнуть на корабль так и не смогли…

— А почему ты не вышел к ним? — поинтересовалась Леночка.

— Не знаю почему, но Центральный бортовой компьютер запретил мне сделать это.

— А как же смогла войти я?

Бариюс задумался. Система защиты корабля распознавала членов экипажа по очень интересному признаку — по биополю. Каждое живое существо имеет свое собственное биополе, двух одинаковых найти почти невозможно. Вероятность совпадения ничтожна, но сегодня случилось чудо: Леночкино биополе почти полностью совпало с биополем Бариюса.

— Поэтому защита корабля пропустила тебя, — закончил свой рассказ Бариюс. — И мне тоже очень сильно повезло: я не успел спросить у компьютера, как действовать, и вот теперь, спустя семьдесят миллионов лет, снова могу общаться с живыми существами.

Леночка поцеловала Бариюса.

— Бедный, бедный, теперь мы будем дружить… Ты не будешь нашей игрушкой, ты будешь нашим другом, хорошо?

Хорошо.

— Ты чай пить будешь?

— А что это такое?

Леночка вскипятила чайник, Саша помог расставить чашки.

— Бариюс, — спросил Саша, — ты, конечно, извини за нескромный вопрос, а ты можешь есть?

— Конечно! Вместо подзарядки я могу и пить, и есть, у меня даже есть вкусовые рецепторы. Вот! — Бариюс высунул длинный гладкий язык.

Леночка налила Бариюсу полную чашку, а Саша показал, как размешивать сахар. Бариюс осторожно сделал маленький глоток.

— Как вкусно, я никогда не пил ничего подобного! — блаженно причмокнул он.

— Нравится?

— Очень!!!





Бариюс быстро выпил и захотел еще. Леночка посмотрела в пустой чайник, наполнила его водой и поставила кипятить.

— Извини, Бариюс, маленькие земные проблемы.

— Действительно земные проблемы! — Бариюс вытащил из своего пояса какой-то предмет и направил на чашки. В то же мгновение они до краев наполнились чаем.

— Как это? — глаза детей округлились.

Бариюс положил предмет на ладонь.

— По-вашему это называется «множитель». Он может размножать любую вещь.

— А солдатиков он может размножить?

— Как тебе не стыдно, Саша! — сделала замечание Леночка.

Бариюс попросил рассказать о солдатиках.

— Да это игрушки такие, — Леночка покрутила пальцем у виска. — Не понимаю, как в них можно играть…

— А я не понимаю, как можно играть в куклы! — разозлился Саша.

Бариюс заулыбался.

— Ну, не ссорьтесь, не ссорьтесь, несите мне своих кукол и солдатиков, сейчас мы их размножим!

— Нет, Бариюс, попробуй сначала колбаски! — Леночка протянула ему бутерброд. — Все дела будут потом.

Бариюс попробовал, и, хотя колбаса была самая дешевая, ему очень понравилось. Он снова направил «множитель» на блюдце, и на нем появилась целая гора бутербродов.

Скоро Бариюс похлопал себя по округлившемуся животику.

— Все! Большое спасибо! Емкость для продуктов заполнена. Теперь несите свои игрушки!

Леночка замолчала. Она стеснялась показывать гостю свои старые куклы. Родители давно обещали подарить ей куклу Барби, но на заводе денег платили мало, бывало, вообще зарплату вовремя не выдавали, поэтому девочка, втайне мечтавшая о такой дорогой игрушке, все понимала и ни о чем не просила. Саша хотел сбегать домой за солдатиками, но это ему показалось неудобным.

— Давай, Бариюс, в следующий раз, — ловко вышла из создавшегося положения Леночка. — Лучше поиграем в салочки! Бариюс, ты умеешь играть в салочки? Сейчас научишься… Чур, я салочка!

Леночка подбежала к Саше и осалила его, отпрыгнув в сторону. Саша тут же побежал за Леночкой и дотронулся до нее.

— Понял, понял, — закивал Бариюс.

Леночка потянулась к Бариюсу, но он взлетел к самой люстре.

— Так нечестно! — обиделась Леночка.

— Хорошо, хорошо, — Бариюс опустился и стал неуклюже убегать от Леночки, которая тут же его осалила.

Бариюс попробовал догнать Сашу, но у него ничего не получилось. Саша нырнул под стол, оставалась только Леночка, но она увернулась, свалив за собой стул. Бариюс споткнулся и полетел кувырком. Из его глаз выкатились две огромные слезинки.

— Тебе больно? — испугалась Леночка.

— Нет, мне обидно.

Леночка чмокнула Бариюса в мохнатую щечку.

— Прости меня, Бариюс, я больше так не буду, но как же ты будешь приходить к нам в гости?

— Через камин, — наивно произнес Бариюс.

Леночка посмотрела на дверцу в камине. Ее надо срочно заделать, иначе родители обо всем догадаются.

— Что же придумать?

— А пусть в комнату, где живет Леночка, Бариюс из подвала пророет подземный ход! — предложил Саша. — Бариюс, это можно сделать?

— Конечно!

Все пошли в маленькую комнату и долго не могли сообразить, как сделать так, чтобы хода никто не увидел. Идея пришла неожиданно. У окна стоял большой старый сундук с проломленным днищем. В сундуке лежали книги, какой-то нужный в хозяйстве хлам и папины инструменты. Все это сгребли в сторону.

— Здесь!

Бариюс вынул из пояса предмет, похожий на карандаш, что-то нажал. Появился тонкий зеленый луч света.

— Лазер? — восхитился Саша.

— По-вашему это называется «всасыватель», — не переставая работать, объяснял Бариюс.

С помощью «всасывателя» Бариюс начертил на полу квадрат, поддел его и приподнял. Получился люк. Затем Бариюс увеличил мощность луча, медленно провел им над получившимся отверстием. Земля быстро таяла, словно снег под струей горячей воды. Через несколько минут получился довольно большой лаз. Бариюс немного подумал и направил его чуть в сторону…

В это время в дверь позвонили. Это вернулась мама, и Леночка побежала встречать ее. Бариюс прыгнул вниз.

— Ты не заблудишься? — переживал Саша.

— Я без труда найду обратную дорогу, — успокоил его Бариюс.

— А ты придешь завтра?

— Обязательно! До свидания!

— До свидания, — Саша положил на вход старый кусок фанеры и завалил его книгами.

В комнату вошла мама.

— Я с таким трудом навела порядок, а сейчас все разбросано. Бутерброды не съедены, вода какая-то на полу…

— Это слезы… — пыталась оправдаться Леночка, но Саша вовремя дернул ее за косичку.

— Да, дочка, ты права, это слезы… Это мои слезы, потому что ты такая непослушная девочка!

Вечером Леночка случайно услышала разговор родителей. Мама не понимала, почему утром она приготовила десять бутербродов, а вечером их стало пятнадцать. Папа не обратил внимания на мамины слова, скорее всего, она просто что-то забыла или напутала.

— Моя голова, конечно, не компьютер, но блок памяти еще нормально работает! Ничего не понимаю! — не переставала удивляться мама.






Глава 2

БАБУШКА

 Сделать закладку на этом месте книги

Рано утром приехала бабушка. Ее вызвали родители, потому что очень переживали за предоставленную самой себе Леночку. Бабушка жила далеко от Москвы, в деревне, и звали ее бабушка Шура.

— Ура! — бросилась бабушке на шею Леночка.

— Ах ты, моя дорогая, ах ты, моя любимая, — целовала внучку бабушка.

— А ты привезла гостинцы?

— Молоко, творог, сметану, варенье…

Мама с папой с трудом оттащили Леночку от бабушки и быстро убежали на работу.

— Всю жизнь в бегах! — деловито вздохнула Леночка.

— А ты не ворчи, как бабка старая, — заметила бабушка, — лучше помоги донести на кухню сумки.

Оказывается, даже вдвоем так трудно поднять сумки с гостинцами! Бабушка дала Леночке вкусный пирожок со стаканом молока и тут же нашла себе работу: убралась на кухне, подмела пол в коридоре, налила в таз воды, замочив в нем белье для стирки.

— Бабушка, бабушка, лучше ты потом займешься делами, — просила Леночка, — давай как всегда поиграем в прятки.

Игра в прятки — любимое развлечение Леночки и бабушки Шуры. Бабушку всегда можно легко найти, сама же она могла долго ходить по комнатам, но отыскать Леночку ей почему-то никогда не удавалось. Вот и сейчас она громко вслух считала до ста, не забывая при этом полоскать белье.

— Я уже спряталась! — нетерпеливо кричала Леночка.

— Иду, иду, — бабушка вместе с тазом направилась в маленькую комнату, где над окном висело несколько веревок для сушки белья.

Бабушка поставила таз на пол, передохнула.

— Куда же она спряталась?

— Ку-ку, — раздался чей-то голос из-под дивана.

Бабушка посмотрела за шкафом, за ковром на стене, пошарила на книжной полке.

— Здесь никого нет… И здесь никого… Может, в сундуке?

Она точно знала, что в сундуке всегда лежало много старых пыльных вещей и Леночка, чтобы потом не расчихаться, там никогда не пряталась… Наверное, поэтому бабушка всегда его проверяла… Открыла и на этот раз…





Бабушка замерла: из сундука на нее смотрели два огромных глаза! Когда они моргнули, бедная старушка отпрянула назад, споткнулась и с размаху села прямо в таз с мокрым бельем.

— Палы-валы, — только и сказала она.

Как вы уже догадались, это был Бариюс. Он пришел в гости, но изнутри никак не мог открыть запертую на щеколду крышку сундука. Он уже хотел осторожно крикнуть, но тут крышка приподнялась и…

Бариюс тоже замер, его часто мигающие глаза смотрели в немигающие глаза бабушки… Выручила Леночка.

— Бабушка, не бойся, это Бариюс!

— А я и не боюсь, — тихо перекрестилась бабушка.

— Меня зовут Бариюс, я пришел в гости!

Бабушка тоже представилась и попросила в следующий раз не стоять за дверью, то есть за крышкой, а обязательно позвонить.

— Как же он будет звонить из сундука? — фыркнула Леночка.

— Значит, надо сделать звонок!

— И постелить половичок для вытирания ног, — пошутила Леночка.

Бабушка с трудом встала и отряхнулась.

— Вы есть случайно не хотите, товарищ Хариус?

— Не Хариус, а Бариюс! — поправила Леночка.

Бариюс замялся.

— Не хочу, разве что маленький кусочек колбаски.

Леночка виновато развела руками.

— А колбаски-то больше и нет. Остались одни пирожки.

— А что это?

Бабушка страшно удивилась.

— Вы никогда не ели пирожки? Тогда пойдемте, не пожалеете!

В это время пришел Саша. Он поздоровался с бабушкой, радостно обнял Бариюса.

— Откуда бабушка знает Бариюса? — нахмурился Саша. — Мы же договаривались никому ничего не рассказывать!

— Так уж получилось, — оправдывалась Леночка, — стечение обстоятельств. А ты никому не говорил?

— Я-то нет!

Бабушка пригласила всех на кухню. Она налила Бариюсу стакан молока и дала пирожок, который он с аппетитом стал есть. Дети сидели рядом и с удовольствием смотрели на него.

— А можно еще? — попросил Бариюс.

— Конечно, все доедайте, — разрешила бабушка, — я только парочку родителям оставлю.

— Бариюс, милый, — Леночка сделала губки бантиком, — ты же знаешь…

Улыбаясь, Бариюс достал «множитель». Через несколько минут почти пустое блюдо оказалось полностью завалено пирожками.

— Вы пекарь, и притом выдающийся! — восторгалась бабушка. — Только никак не могу понять, откуда вы родом… Из Китая, из Африки? Может, вы пигмей?

— Я из космоса!

— A-а, поняла, — кивнула бабушка. — Чаю будете?

— Да…

Когда у Бариюса емкость для продуктов наполнилась, он захотел снова поиграть в салочки. Бабушка предложила в прятки, потому что бегать из-за преклонных лет уже не могла. Бариюсу не пришлось долго объяснять правила игры, он быстро все усвоил и скоро, смешно закрыв свои большие глаза, считал до ста…

Бариюс в отличие от бабушки никого не искал, он просто повернулся, пошевелил ушами и громко объявил, кто где находится. Потом водила Леночка, она тоже быстро всех нашла, кроме, естественно, Бариюса. Обыскали весь дом, смотрели в ящики письменного стола, в помойку, вытряхнули бак с грязным бельем — все было напрасно…

— Мы сдаемся! — крикнула Леночка. — Выходи!

В ту же секунду из вентиляционной решетки высунулась голова Бариюса. В старых домах потолки очень высокие, и бабушка никак не могла понять, как он мог туда залезть, да еще без лестницы.

— А я умею летать! — признался Бариюс, медленно, словно порхающая бабочка, опускаясь вниз.

Бабушка посмотрела назад, нет ли таза с бельем, плюхнулась на стул и перекрестилась.

— Такого не бывает! — щипала она себя за ухо. — Без крыльев, без пропеллера летать нельзя!

— Так ведь это же Бариюс, он из космоса!

— Нет, нет, — настаивала бабушка, — он же не в ракете и не в летающей тарелке! Что-то здесь не так… Вы обманываете меня.

Бариюс показал маленький приборчик и объяснил, что называется он «везделет», с его помощью может летать любой человек. Стоит нажать кнопочку, взмахнуть руками — и лети куда угодно.

Бабушка положила «везделет» в нагрудный карман своего халата и через материю осторожно включила. В ту же секунду, взмахнув руками, старушка взлетела под самый потолок, больно ударившись головой. Сверху посыпалась штукатурка. Бабушка перевернулась вверх ногами и вылетела в дверной проем.

— Форточку, форточку закройте, — помчался следом Бариюс, но было поздно: сквозняком бабушку вынесло через узкое отверстие прямо на улицу, где ее подхватил ветер и понес на крышу.

— Бабушка, бабушка, — заплакала Леночка. — Она погибнет, она разобьется?

— У меня есть запасной «везделет»! — Бариюс вылетел вслед за бабушкой.





В одно мгновение Бариюс стремительно взлетел и осмотрелся. Бабушка уже летела над соседним домом по другую сторону крыши, поэтому ее не было видно. Однако она уже начала осваиваться и чувствовала себя в воздухе достаточно уверенно: страх пропал, ее больше не кружило и не кидало из стороны в сторону, как испортившийся самолет. Бабушка попробовала махать руками как крыльями, и у нее весьма неплохо получилось. В это время она пролетела мимо трубы, которую чистил трубочист. Он вытаращил глаза, на секунду замер и тут же, как пловец в воду, нырнул в трубу…

Наконец Бариюс заметил бабушку. Он схватил ее за руку, и они полетели вниз, домой. Скоро они уже влетали в форточку, правда, бабушка долго не могла пролезть, потому что застряла.

— Здорово! — еле отдышалась бабушка, отдавая Бариюсу «везделет». — Словно заново родилась. Так бы в магазин летать за продуктами!

— Чур, я за бабушкой, — схватил «везделет» Саша.

Бариюс полетел к форточке и захлопнул ее. Началась игра в птиц…

Уже под вечер, когда все на









летались до изнеможения, дети ради шутки попросили Бариюса размножить картошку в бабушкиной сумке. Вернувшийся с работы папа еле-еле дотащил ее до ящика с овощами.

— Вот, а ты не мог встретить бабушку и помочь, — сделала ему выговор мама.

— Я не успевал, у меня график, — оправдывался папа, — но я не понимаю, как она все это смогла донести. Я бы не смог.

Мама рассмеялась.

— Вот походишь, как я, каждый день по магазинам, тоже к старости научишься!


Утром бабушка проснулась от ласкового поглаживания по голове. Она открыла глаза и увидела Бариюса.

— Ах ты, мой милый!

— Бабушка Шура, говорят, ты умеешь варить самую вкусную кашу на свете, а я никогда не ел кашу!

Бабушка мигом вскочила с постели. Вообще-то она привыкла вставать рано, но вчера ее слишком утомили полеты, поэтому она и проспала, не услышав даже, как уходили на работу родители. Бабушка поставила кипятить молоко, Бариюс с удовольствием помогал Леночке убирать постель.

Скоро каша была готова. Бариюс попробовал и больше ничего не слышал. Его выдавали только глаза, он закрывал их от удовольствия после каждой съеденной ложки. Леночка, как и все дети на свете, не очень уважала кашу, но вид счастливого Бариюса вызывал у нее аппетит. Бариюс съел несколько тарелок, а в конце даже облизал кастрюлю. Бабушке показалось, что емкость для продуктов у него затрещала.

— Во что бы нам сегодня поиграть? — рассуждала Леночка после завтрака.

Бабушка вздохнула.

— У меня генеральная уборка, так что идите с Сашей гулять на улицу.

— А давайте играть в уборку, — предложил Бариюс, когда пришел Саша.

— И проведем соревнование, — согласилась Леночка. — Посмотрим, кто какое место займет.

Саша с Леночкой тут же помчались в ванную и даже поругались из-за половой тряпки. Бабушка рассмеялась над таким энтузиазмом и выделила детям по маленькой салфетке для вытирания пыли. Сама же решила помыть окна. Она полезла на стремянку, но вспомнила, как вчера летала, и попросила Бариюса выдать ей на время уборки «везделет». Скоро Бариюс и бабушка парили над окнами, надраивая стекла до зеркального блеска.

— Бариюс, — расспрашивала бабушка во время работы. — Почему вчера во время полета над крышей я еле шевелилась, а ты летал как ракета?

— Чтобы летать быстро, нужен еще один прибор, — Бариюс показал маленький предмет, чем-то похожий на обычную иголку, — он называется «ускоритель». С его помощью во время полета можно набирать очень большую скорость.

К обеду квартира заблестела и засияла: все вещи разложены, игрушки убраны, пыль и грязь исчезли, теперь можно и отдохнуть. Бабушка разогрела вкусный обед. Бариюс с аппетитом уплетал щи, но больше всего ему понравился салат из капусты. Леночка поинтересовалась, как Бариюс делает уборку на своем корабле, ведь за семьдесят миллионов лет там должно было скопиться достаточно пыли.

— У меня нет пыли.

— То есть как нет?

— На космических кораблях пыли не бывает.

Бабушка искренне позавидовала Бариюсу.

— А у нас она появляется каждый день… Трешь ее, окаянную, трешь… Бариюс, не размножай щи и салат! Оставь в своей емкости место для жареной картошки!

Жареная картошка стала для Бариюса еще одним откровением.

— Как много я не видел в своей жизни, — причмокивал от удовольствия Бариюс.

— А кто занял в уборке первое место? — спросил Саша в конце обеда.

— Бариюс! — хором ответили бабушка и Леночка.

Бабушка налила в чашки чай.

— Извините, но к чаю ничего вкусного нет.

— А разве бывает что-нибудь вкуснее? — удивился Бариюс.

Леночка облизнулась.

— Конечно! Конфеты, пирожные, торт!

— А что это такое?

И тут Саша вспомнил о дне рождения своей двоюродной сестры на следующей неделе. Родители купили ей в подарок красивую куклу и много разных сладостей. Он предложил угостить Бариюса, но бабушка решительно воспротивилась.

— Так нельзя, это подарки!

— Так мы попросим Бариюса, и он размножит, — побежали одеваться Леночка и Саша.

Минут через двадцать дети принесли одну конфету и, самое главное, куклу Барби. Желание обладать Барби было самым заветным желанием Леночки, и вот, наконец, ее мечта с помощью Бариюса осуществилась. Бариюс размножил конфету, превратив ее в несколько десятков точно таких же. Бабушка долго рассматривала конфеты, пытаясь найти хоть какое-нибудь отличие, но это оказалось бесполезным занятием: все они были совершенно одинаковыми.

— Неземной вкус! — смачно жевал конфеты Бариюс. — А все-таки жареная картошка вкуснее!


Ближе к вечеру Саша собрался домой, Леночка пошла его провожать. В соседнем дворе они увидели пожарную машину и «скорую помощь». Неужели пожар? Вокруг собралась целая толпа местных жителей. К счастью, оказалось, что это не пожар, просто пожарные вместе со спасателями из службы спасения доставали из трубы какого-то незадачливого трубочиста, просидевшего в ней почти сутки.

Как раз сейчас они осторожно спускали вниз толстого чумазого человека. Первой к нему подбежала миниатюрная девушка с длинными темными волосами. В руках она держала видеокамеру.

— Что вы чувствовали в трубе?

— Я чувствовал чувство голода! — отплевывался от грязи трубочист.

Врач отодвинул нахальную журналистку и пощупал пульс.

— Мне щекотно, — вырывался трубочист, — лучше дайте поесть, меня в трубе почему-то не кормили… Все это очень странно, по-моему, в таких больших трубах должны давать и завтрак, и обед, и ужин!

Саша протянул ему конфету.

— Спасибо, — поблагодарил трубочист. — Тебя, мальчик, наверное, угостили? А ты мне ее отдал! Спасибо!

— Берите, берите, честно говоря, этой конфетой уже все угостились!

Трубочист непонимающе взглянул, но тут же с удовольствием сунул конфету в рот и встал с носилок.

— Как вы туда попали? — не отставала от него журналистка.

— Вы не поверите, но я собственными глазами видел летающую ведьму!

Вокруг все засмеялись, только врач и медсестра почему-то оставались серьезными. Странно переглянувшись, они повалили трубочиста на носилки.

— Правда, я видел ведьму! — сопротивлялся он, но его не слушали.

Вечером родители квартиру просто не узнали. Не узнали и Леночку, когда она заставила их как следует вытереть уличную обувь и мигом подмела половичок, на котором осталось несколько грязных следов. Единственное, что не понравилось маме с папой, это шоколадные конфеты. Леночка рассказала о Саше и шоколадном подарке (о Барби она умолчала).

— Некрасиво брать так много, — нахмурилась мама, — следовало отказаться от такого дорогого подарка, а для приличия съесть только одну конфету!

— А она и была одна, — проговорилась Леночка, но сзади ее незаметно ущипнула бабушка.






Глава 3

ДЯДЯ ВАСЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром вдруг выяснилось, что весь хлеб и печенье съели мыши. Не удивляйтесь: в старинных домах это иногда случается, особенно на первых этажах. Родителям пришлось пить пустой чай с вареньем. Бабушка хотела испечь блины, но муки почти не осталось. «Эх, жаль, нет Бариюса», — подумала она.

Когда мама с папой ушли на работу, бабушка быстро оделась и побежала в магазин. Во дворе она увидела милицейскую машину. Из нее вышли два милиционера и грубо подхватили мирно дремавшего на лавке мужчину.

— За что вы его? — подбежала бабушка.

— За нарушение общественного порядка!

Бабушка пожала плечами.

— Он ничего не нарушал. Я видела, он просто спал. Может быть, теперь и у себя дома тоже спать нельзя?

— Хорошо, поедемте с нами, будете свидетелем.

— Но у меня дома внучка одна!

Милиционеры сурово посмотрели на бабушку.

— Тогда идите к внучке и не мешайте арестовывать преступника! Бабушка не могла просто так бросить нуждавшегося в помощи человека. Ни секунды не сомневаясь, она села в машину.

Когда пришел Саша, Бариюс уже был дома.

— А где бабушка?

— Не знаю, наверное, пошла в магазин за хлебом! — Леночка показала на почти пустой бумажный пакет. — Будь муки побольше, тогда бы она сделала блинчики.

Бариюс вытащил «множитель», и пакет мгновенно наполнился мукой.

— Меня бы могли дождаться! Кстати, а что такое блинчики?

Леночка попробовала объяснить, но Бариюс ничего не понял, кроме того, как это вкусно.

— А давайте сами сделаем блинчики, — предложила Леночка. — Бабушка при мне много раз их делала. Ничего сложного!

Леночка решительно направилась на кухню. В большую миску она налила горячей воды из-под крана, туда же насыпала размноженную Бариюсом муку.

— Комочков быть не должно, — советовал Саша.

— Знаю…

Но комочки почему-то не растворялись. Даже Бариюс, вращая ложку со скоростью миксера, ничего не мог сделать.

— Это тесто не для блинов, а для пирожков, — вспомнила Леночка. — Давайте лучше приготовим пирожки.

Тесто густо просыпали дрожжами, кое-как вместе нарубили капусту. Леночка принесла из шкафа свое пальто, старательно укутала им кастрюлю.

Минут через пять Саша заглянул через рукав под крышку.

— Не поднимается!

Прошло полчаса, но тесто все равно не поднималось. Ужасно хотелось есть, поэтому пирожками решили заняться после завтрака, а на сам завтрак все-таки испечь блинчики. Снова замесили тесто, снова Бариюс с огромной скоростью крутил ложкой и снова ничего не получилось. Каким-то образом миска опрокинулась на Леночку. Все то, что удалось отлепить с ее волос и платья, положили на сковородку, но теперь эта масса почему-то прочно прилипла к поверхности и стала подгорать. Даже налитое сверху подсолнечное масло не помогало! Саша решил перевернуть сковородку и вытрясти из нее блин, но забыл, какой горячей бывает ручка, если брать ее голой рукой… Под Сашины крики сковородка улетела куда-то за плиту, блин покатился по полу. Бариюс поймал его и откусил маленький кусочек…

— Не пойму, но чего-то не хватает, может быть, горчицы?

Саша обреченно махнул обожженной рукой.

— Первый блин всегда получается комом!

И тут вернулась бабушка. Она довольно спокойно отреагировала на разгромленную, засыпанную мукой кухню. Особенно ей понравилась Леночка.

— На обед будет не рыба в тесте, а Леночка в тесте, — пошутила она.

В коридоре кто-то кашлянул.

— Кто это? — испугался Саша.

— У нас сегодня гость!

— А как же Бариюс? — зашептала Леночка.

— Я про него совсем забыла, — ахнула бабушка. — Ладно, что-нибудь придумаем. Наш гость не совсем трезвый…

Дети очень удивились бабушкиным словам и побежали посмотреть, кто же к ним пришел.

— Да это же дядя Вася, — закричала Леночка. — Он нам всегда свистульки делает и игрушки чинит.

Дядя Вася тоже узнал своих маленьких друзей. Радостно икая, он нежно отлепил от Леночкиного уха кусочек теста и сдул с Сашиных волос муку.

— Портвейн? — сморщила нос Леночка.

— А ты откуда знаешь?

— А от вас, дядя Вася, всегда портвейном пахнет!

— Отстаньте от дяди Васи, — вступилась за гостя бабушка, — он есть хочет.

Во время разговора Бариюс тихо проскользнул в маленькую комнату. Он очень хотел посмотреть на дядю Васю, но показываться было нельзя.

Вскоре на кухне зашкворчало, зашипело, заурчало. Ароматный запах заполнил всю квартиру. Бариюсу очень хотелось помочь бабушке и немного поучиться искусству кулинарии. Оказывается, не такое это простое дело — уметь готовить!

И как только у бабушки все так ловко получается! Прошло всего несколько минут, а уже и кухня убрана, и завтрак готов! Дядя Вася с жадностью набросился на яичницу, быстро ее проглотил и сразу захрапел, прислонившись к стене.

— Это и есть дядя Вася? — заглянул на кухню Бариюс.

И тогда Леночка рассказала про дядю Васю. Он жил в соседнем подъезде, и его знали как мастера на все руки. Он мог починить любую сломанную вещь. У него было очень много изобретений, но почему-то, по словам папы, они все оказались невостребованными. Потом дядя Вася стал пить много портвейна, его выгнали с работы, от него ушла жена…

— Зачем же он его пьет, если это так плохо? — не понимал Бариюс.

— Мама говорит, его лечить надо, — сказала Леночка. — Бариюс, а ты умеешь лечить?

Бариюс отрицательно покачал головой. Это в компьютер при необходимости вводится оздоровительная программа… Хотя мозг живого существа — это, по существу, тот же самый компьютер, только очень сложный. Если в электронный мозг закладывается математическая программа, то в мозг человека можно заложить словесную программу. Найти бы слово, которое постоянно находится в его подсознании, вот тогда, вполне возможно, удастся составить лечебную программу.

— Я знаю это слово! — рассмеялась Леночка.

— Какое?

— Портвейн!!!

Дядя Вася встрепенулся, раскрыл глаза и уставился на Бариюса.

— Допился, уже черти снятся, — зевнул он и, снова засыпая, добавил: — Правда, очень симпатичные.

Бариюс осторожно приблизился к дяде Васе, что-то шепнул ему на ухо, потом прислушался и снова зашептал. «Пациент» вздрогнул, но не проснулся. Бариюс довольно потер руки.

— Получается? — тихо спросила бабушка.

— Должно получиться!

Бариюс надолго задумался, губы его зашевелились, будто повторяли какие-то заклинания. Он приблизился к дяде Васе, шепнул несколько слов…

Вдруг дядя Вася стал просыпаться. Бариюс пулей выскочил из кухни.

— И приснится же такое, — протирал глаза дядя Вася. — Будто кто-то на путь истинный наставил. Неправильно я живу. Вино пью, не работаю, а ведь я все могу делать! У меня дома давно лежит гениальное изобретение — механизированная уличная метла. Прямо сейчас я ее доделаю и подмету улицу Может быть, возьмут меня дворником, а?

— Конечно, возьмут! — согласились все. — Тем более в нашем дворе дворника давно уже нет.

За ужином папа только и удивлялся:

— Что случилось с нашим соседом дядей Васей? Возвращаемся с мамой домой, а он абсолютно трезвый, в комбинезоне, в галстуке, метет улицу… И как метет! У него какая-то странная метла, я специально посмотрел: пылинки после нее не остается!





— И что же могло случиться с нашим дядей Васей? Ума не приложу! — хитро прищурилась Леночка.

На следующий день, после вкусного обеда, дети решили во что-нибудь поиграть.

— Погода-то какая, а вы все дома да дома, — открыла окно бабушка. — Идите-ка лучше на улицу.

— Как же мы пойдем без Бариюса? — спросил Саша, и в ту же секунду на кухне со звоном лопнуло стекло.

Леночка зло погрозила кулаком какому-то толстому мальчишке, виновато стоявшему под окном.

— Опять это ты, Вовка-мазила, попал в наше стекло! Почему тебе нравятся именно наши стекла?

— Я сейчас вставлю новое, — виновато бормотал мальчишка. — Папа специально для вашего окна несколько штук купил!

Леночка засмеялась.

— Футболист ты, Вовка, так себе, а вот стекольщик классный!

Вовка убежал и скоро принес новое стекло. Правда, когда он вернулся, окно уже оказалось застекленным. Сначала Вовка удивился, но потом обрадовался: кто знает, вдруг сегодня стекло все-таки пригодится.

Через шторы Бариюс осторожно выглянул во двор.

— А что такое футбол? Это интересно?

— Очень, — мечтательно произнес Саша.

— А ты умеешь играть в футбол?

Саша отвел глаза в сторону.

— Нет, поэтому меня не принимают.

— А вот я умею, — похвалилась Леночка, — но я девочка, поэтому меня тоже не принимают.

Бариюс поинтересовался, почему Саша не учится играть в футбол.

— Он хочет, но у него нет спортивного таланта, — развела руками Леночка. — Тренируется, тренируется, и ничего не получается.

Бабушка ласково погладила мальчика по голове.

— Значит, мало тренируется, надо больше.

— Бариюс, — попросила Леночка, — пожалуйста, научи Сашу хорошо играть в футбол, а то он так переживает!

Саша шмыгнул носом. Непонятно, как можно научить играть, да еще хорошо, если у него замедленная реакция и плохая координация движений?

— Это кто же так сказал? — возмутилась бабушка.

— Наш учитель физкультуры.

Бариюс заметил, что, к сожалению, учитель прав. И у них на планете было так же: кто-то почти без усилий достигал больших спортивных результатов, а кто-то напряженно тренировался всю жизнь и ничего не мог добиться. Тогда ученые с планеты Барию каким-то образом смогли сделать так, чтобы шансы у всех стали равными, а в соревнованиях побеждали бы самые трудолюбивые и целеустремленные. Талант остался талантом, но теперь он раскрывался полностью только при очень большой работе.

— Как же они это сделали? — удивилась бабушка.

— Не знаю. Такой информации у меня нет.

— Бариюс, — сообразила Леночка, — а нельзя ли в Сашу заложить такую же программу, как в дядю Васю? Повысить эту самую координацию…

— Давайте попробуем.

На этот раз программа, придуманная Бариюсом, была направлена, как он сам говорил, на закрепление двигательных рефлексов. Леночка попыталась понять, но до нее дошло только одно: для освоения какого-нибудь действия обычному человеку надо совершить несколько тысяч движений, а талантливому — всего несколько сотен. Бариюс пытался сделать так, чтобы обычный человек мог учиться так же, как и талантливый: быстро и качественно…

Ровно через час дети вышли на улицу. Бариюс с бабушкой осторожно наблюдали за ними в окно. Саша неуклюже подкинул старенький футбольный мяч, также неуклюже ударил по нему, потом еще, потом еще и еще. С каждым ударом у него получалось все лучше и лучше. Скоро он уже довольно долго мог чеканить мяч, движения его становились осмысленнее, точнее.

Леночке надоело быть простым наблюдателем, она подхватила мяч, подбросила его прямо над головой и ловко остановила.

— Вот так надо!

Саша ничего не ответил и молча продолжил свои упражнения. Леночка недовольно хмыкнула и пошла смотреть, как играют в футбол мальчишки. Она расположилась за воротами толстого Вовки, который после разбитого стекла решил от греха подальше побыть вратарем. Сегодня игра у него явно шла: он выручал свою команду в самых безнадежных ситуациях.

— Подумаешь, — сморщилась Леночка, — просто слабо бьют!

— Иди отсюда, — огрызнулся Вовка.

— А спорим, я забью тебе пенальти?

— Да я и спорить не буду, какая-то там девчонка…

— Хорошо, — предложила Леночка, — давай, если забью, возьмете играть меня и Сашу.

Вовка рассмеялся, отсчитал ровно од



иннадцать шагов, поставил мяч, а сам степенно занял место в воротах.

— Бей!

Леночка разбежалась и ударила. Вовка угадал направление, однако несильный, но точный удар в самую девятку отразить не удалось!

— Случайно…

— Случайно?

Леночка снова ударила по мячу и снова попала в девятку, правда, уже в другую…

Леночку и Сашу приняли играть в футбол. Они носились вместе с мальчишками, причем играли за разные команды. Леночка ловко обводила защитников, давала хорошие пасы, забивала голы. У Саши получалось гораздо хуже, но скоро он заиграл почти так же, как и другие игроки.

Местные пенсионеры даже бросили играть в домино, а такое случалось за последние полвека только трижды: когда Гагарин полетел в космос, когда его встречали, и в прошлом году, когда местный участковый милиционер Мышкин, сделав «рыбу», так врезал по дубовому столу, что тот треснул ровно на четыре части, и его потом пришлось долго ремонтировать.

— Ты смотри, как Бобров в сорок девятом году… — восторгались пенсионеры.

— А так Стрельцов играл когда-то…

— Ай да девочка!!! Будь она мальчишкой, цены бы ей не было!

Весть о девочке-футболистке мигом облетела соседние дворы, откуда пришли целые толпы ребятишек, в основном девочек. Они ничего не смыслили в футболе, но им очень нравилось, как маленькая Леночка лихо обыгрывает мальчишек…

Бабушка тоже не выдержала и выбежала посмотреть на внучку. У самого подъезда она неожиданно увидела маленького толстого человека в окружении нескольких людей в белых халатах. Человек, показывая на крышу, что-то убежденно доказывал. Вдруг он увидел бабушку, попятился назад и закричал:

— Это она, это она!

Врачи схватили человека и положили на носилки. Бабушка, ничего не понимая, только пожала плечами.

Родители вернулись с работы под вечер. С удивлением они увидели Сашу, без устали играющего в мяч, и Леночку, без сил сидевшую рядом на корточках.

— Не пора ли вам по домам, футболисты!

— Еще чуть-чуть, — не останавливался Саша.

Леночка с завистью посмотрела на Сашу. Она прекрасно понимала: при такой работоспособности и трудолюбии через какое-то время он добьется очень многого и тогда по праву сможет спокойно сказать ей: «Вот так, Леночка, играть надо!»

Только ночью бабушка вспомнила, где она видела маленького толстого человека на носилках. Это был тот самый трубочист. «Они считают его сумасшедшим, его обязательно надо спасти», — решила она.

Всю ночь бабушка придумывала, как помочь пострадавшему из-за нее человеку. Сначала ей хотелось все честно рассказать врачам, но не примут ли ее тогда тоже за сумасшедшую и не положат ли в эту же самую больницу? Можно, конечно, представиться дальней родственницей, но как поведет себя трубочист при встрече, не станет ли ему опять плохо? Тогда-то его точно не выпустят.

Утром, пошептавшись с Бариюсом, они составили примерный план. Бабушка приготовила бутерброды, налила в термос чай.

— Если я задержусь, ничего без меня не делайте, особенно блины! — строго-настрого приказала бабушка Бариюсу.

До больницы она добралась довольно быстро.

— Есть такой пациент, — нахмурился дежурный врач. — С виду вроде нормальный, но все время про какую-то летающую ведьму твердит.

Бабушка долго доказывала, что ничего необычного в таких полетах нет. Например, она во время войны летала на знаменитом ночном бомбардировщике У-2. Таких летчиц враги называли «ночными ведьмами».

— Ерунду говорите, — устало произнес врач, — вы летали на самолете, а…

— На самолете и дурак сможет. А я могу без самолета!

Врач срочно вызвал санитаров.

— С вами, бабушка, все понятно!

Вошли двое крепких мужчин, один из них в руках держал смирительную рубашку.

— Сами пойдете?

Бабушка незаметно включила в кармане «везделет». Взмахнув руками, почему-то на этот раз очень тяжело, она взлетела под самый потолок. Врач и санитары словно окаменели. Много повидали они в своей нелегкой работе, но такого еще не видели! Бабушка пролетела у них над головами и вылетела в коридор. Там как раз стоял главный врач вместе со студентами медицинского вуза, чуть дальше мыли полы две уборщицы…

Через тридцать минут свободных мест в больнице не осталось… Весь персонал разделился на тех, кто видел, и тех, кто не видел летающую старушку. Те, кто видел, привязанными лежали на койках, а те, кто не видел, пытались оказать им помощь. А так как мест на всех не хватило, то самых спокойных больных отпустили по домам. Среди них оказался и наш трубочист.

Правда, опять случилось нечто непредвиденное. При выходе из больницы он нос к носу столкнулся с бабушкой, которая хотела убедиться, выпустили его или нет. Трубочист схватился за голову и побежал обратно. Вахтеры не пустили его.

— У нас теперь долго приема не будет!


На следующий день, только проснувшись, Леночка сразу же засобиралась на улицу поиграть в футбол. На кухне она с удивлением увидела бабушку и Бариюса в фартуке. Оказывается, Бариюс учился готовить.

— Куда? — зыкнула бабушка. — Сначала позавтракай. Смотри, какие блины испек Бариюс.

Леночка сморщилась, вспомнив тот самый первый блин комом, но за стол все-таки села. Блины оказались необычно вкусными.

— Здорово!

— Это я под руководством бабушки приготовил, — скромно признался Бариюс.

Скоро Леночка ушла гулять, и бабушка стала учить Бариюса готовить. Он с удовольствием чистил картошку, тер морковь, шинковал капусту. Только с луком получилась маленькая заминка: большие глаза Бариюса слезились точно так же, как у людей. Он смешно смахивал огромные слезы, но нож не бросал.

Бабушка не могла нарадоваться такому способному ученику. Бариюс все схватывал налету, ему ничего не надо было повторять дважды. Правда, он иногда задавал странные вопросы, например, почему в борщ кладут сметану без блинов. Бабушка улыбалась, терпеливо объясняя, почему надо делать именно так, а не иначе. Бариюс кивал головой и все запоминал, а память у него оказалась замечательная.

Когда Леночка с Сашей пришли на обед, они поразились изобилию блюд на столе.

— Бариюс экспериментирует, — объяснила бабушка. — Смотрите, не лопните!

— Давайте пригласим дядю Васю, — предложила Леночка, — а то он со своей новой метлой света белого не видит. А Бариюс спрячется, как тогда.

Дядю Васю долго уговаривать не пришлось. Работа занимала у него все свободное время, а так как он жил один, есть ему приходилось кое-как и всухомятку. Дядя Вася, глотая слюну, посмотрел на стол.

— Я такого давно не видел! — воскликнул он и, желая сделать бабушке комплимент, добавил: — На таком поваре женился бы не глядя!

Дети громко рассмеялись. Ничего не понимающий дядя Вася с жадностью набросился на еду.

— Дядя Вася, а не хотели бы вы наладить производство таких метел на заводе папы? — спросила Леночка после обеда.

— Конечно, — кивнул дядя Вася, — за такой метлой большое будущее. Дворники будут подметать быстро и чисто.

Бабушка рассказала, что папа уже интересовался его изобретением.

— Это хорошо, а то мне очень нужны деньги. Очень много денег.

— А зачем много? — не поняла Леночка.

Дядя Вася оживился. Он рассказал о своем изобретении. Все существующие двигатели работают от какого-то топлива, а его двигателю никакого топлива не нужно. Дядя Вася достал из кармана веревку и привязал ее к ручке чашки. Чашка может провисеть так сколько угодно и все это время давить своим весом на то место, к которому прикреплена. Чем больше вес, тем больше сила, действующая на рычаг сложного «коромысла», придуманного дядей Васей. На плечах этой конструкции два уравновешенных груза. Если вес одного из них станет чуть больше первоначального, то «коромысло» начнет движение в его сторону. Если в момент наибольшего отклонения вес изменится в меньшую сторону, то «коромысло» начнет движение в противоположном направлении. Это очень сложно, но если замысел осуществится, то конструкция будет двигаться самостоятельно и непрерывно вырабатывать электрический ток.

— А если вес груза на одном плече рычага менять с помощью гравитации? — спросил чей-то голос сзади.

— Нет, нет, это невозможно!

— Но ведь гравитация — это всего лишь направленная сила, против которой можно направить другую силу…

— В теории это осуществимо, но на практике это сделать почти невозможно… Наука до этого пока не дошла, во всяком случае, земная. По-моему, проще сделать придуманные мною рычаги, — дядя Вася повернулся к своему собеседнику. — Кто это?

Все замерли. Разговор оказался настолько интересным, что никто даже и не заметил, как в него вмешался Бариюс. Наверное, он и сам этого не заметил, но было уже поздно.

— Это ваша невеста, — пошутила Леночка.

— Какая невеста?

— Вы же обещали жениться на том, кто приготовил этот обед!

Дядя Вася рассмеялся.

— И как же зовут мою невесту?

— Космическая игрушка Бариюс!

Дядя Вася положил на стол ручку с блокнотом.

— Что вы из космоса, это я сразу понял. Об этом потом, давайте лучше ближе к делу, вот моя принципиальная схема!

Бариюс внимательно посмотрел:

— Здесь ошибка!

— Возможно… А здесь?

Дядя Вася и Бариюс начали спорить. Их беседа вдруг превратилась в немыслимое обилие научных терминов, совершенно непонятных ни бабушке, ни детям.

— Вы бы лучше нам ворота футбольные сделали, — зевнула Леночка.

Но ее не слышали. Бабушка махнула рукой и пошла на кухню мыть посуду, дети убежали на улицу.

— «Везделет»? — заинтересовался дядя Вася. — Вы говорите, это обычный антигравитатор. Какой вес он может антигравитировать?

— Дело не в весе, — чертил на бумаге Бариюс, — дело в площади.

— Мы сможем на квадратном метре поднять сто тысяч тонн?

— Думаю, да.

Дядя Вася нарисовал нечто вроде коромысла, с одной стороны он написал число 50, с другой — 100 и слово «везделет».

— Мы поставим «везделет» на том рычаге, где число 100…

Бариюс схватил карандаш.

— Кажется, я понял! Сто перетягивают пятьдесят. В момент касания с землей «везделет» срабатывает, и уже пятьдесят перетягивают сто, потом «везделет» выключается, и сто снова перетягивают пятьдесят. Вечный двигатель!

Дядя Вася даже покраснел. Его руки быстро выводили на бумаге какие-то мудреные формулы.

— Если сработает, — радостно выдохнул он, — то один «везделет» сможет обеспечить энергией огромную промышленную территорию. Мы не будем больше отравлять атмосферу сжиганием драгоценного топлива.

— При такой конструкции несколько «везделетов» смогут обеспечить энергией почти всю планету, — согласился Бариюс.

Уже собираясь домой, дядя Вася пообещал в ближайшее время все рассчитать, но заметил, что нельзя ставить планету в зависимость от внеземного прибора. Поэтому стоит подумать, как можно все-таки сделать нечто подобное с помощью только земных технологий.

— Опять с нашим дядей Васей что-то случилось, — говорил вечером папа, — стоит на одном месте и метет, метет…

Леночка рассказала, что это дядя Вася так думает. Сегодня он битый час простоял около помойки, в одном месте даже асфальт протерся.

<







p>— Какая у него все-таки интересная метла! — заметил папа. — На месте нашего директора я бы обязательно предложил ему наладить производство этих метел. А нашему руководству ничего не надо… Опять зарплату задерживают, дома денег почти не осталось!

Мама с сожалением посмотрела на изобилие на столе.

— Придется от многого отказаться!

Как же Леночке хотелось рассказать о Бариюсе, который в трудное для семьи время помогал и будет помогать, пока что-то не изменится к лучшему.

— У меня есть немного денег, но самое главное, — бабушка хитро подмигнула Леночке, — я научилась всего из одной картофелины жарить целую сковородку картошки!






Глава 4

НЕ БОЙТЕСЬ, Я НЕ ЗАРАЗНЫЙ

 Сделать закладку на этом месте книги

Выходные всегда ждали с особым нетерпением. В эти дни семья Воробьевых в полном составе отправлялась на прогулку по берегам Москвы-реки. Но в этот раз мама с папой никуда не пошли. Они с утра засели за какие-то бумаги, потом папа долго печатал на пишущей машинке.

— В понедельник состоится очень важное собрание, мы обязательно должны на нем выступить, — объяснили родители.

Пока бабушка охраняла вход в маленькую комнату, Леночка открыла крышку сундука и извинилась перед Бариюсом за то, что принять его сегодня не смогут. Он понимающе кивнул. Леночка сунула Бариюсу пирожок и чашку с чаем.

— Родителям надо все рассказать, — прошептала Леночка. — Ты должен стать членом нашей семьи.

— Я боюсь, вдруг родители меня не примут.

— Ты не знаешь моих родителей! Они очень хорошие родители. Сегодня вечером мы с бабушкой тебя представим.

В прихожей раздался звонок. Леночка открыла дверь и увидела дядю Васю с целой кипой чертежей.

— Я к Бариюсу.

— К нам нельзя, дома родители!

— Они нам не помешают, — уже собрался войти дядя Вася. — Я всю ночь не спал, у меня новая идея.

Дядя Вася, как и каждый изобретатель, был очень рассеянным человеком. Он уже забыл свое вчерашнее обещание все хранить в тайне и очень расстроился, когда ему напомнили об этом.

— Но мне так нужен Бариюс!

Вдруг послышался строгий голос мамы:

— Леночка, иди-ка сюда!

Леночка выпроводила дядю Васю и побежала в комнату.

— Откуда у тебя это? — мама показала куклу Барби.

Случилось непредвиденное: папе понадобились старые справочники в сундуке, там он и наткнулся на спрятанную куклу…

— Мне подарил Саша, — испуганно промямлила Леночка.





Мама не поверила. Разве может маленький мальчик подарить такую дорогую куклу? Леночка все врет, наверное, она ее где-то украла.

— Это Бариюс размножил!

Папа рассердился.

— Какой еще Бариюс, что ты выдумываешь? Вот мы сейчас пойдем с тобой домой к Саше и там все узнаем!

Дверь открыли Сашины родители. Поздоровавшись, мама кратко обрисовала ситуацию.

— Тут какое-то недоразумение, — Сашин папа принес подарки из комнаты. — Вот, смотрите сами: кукла с конфетами в целости и сохранности.

— Значит, Леночка украла это в другом месте! — мама строго посмотрела на дочь. — Говори правду, а то мы тебя накажем!

— Это Бариюс размножил…

Папа разозлился еще больше.

— Ты эту чушь повторяешь уже во второй раз! Как это — размножил? Пошли домой, мы зададим тебе трепку.

Саша отважно загородил собою девочку.

— Леночка не виновата!

— Подождите, подождите, — ничего не понимала Сашина мама. — Тут что-то не так! Кто такой Бариюс?

— Бариюс — это игрушка, он… — всхлипывала Леночка.

— Хватит врать! — мама потащила Леночку вниз по лестнице.

По дороге домой мама только и думала, какое бы найти наказание, чтобы ее дочь раз и навсегда запомнила, что нет на свете ничего хуже вранья и воровства! Как же она удивилась, когда распахнула дверь и увидела огромные виновато моргающие глаза. Вошедший следом папа, выронив связку ключей, замер.

— Здравствуйте, это я во всем виноват… Слишком много размножил на свою голову.

— Как это… Раз… раз… множил? — заикался папа.

— До чего люди непонятливые! — вздохнула бабушка, вынимая из кармана конфету. — Покажи им, Бариюс!

Бариюс положил конфету на тумбочку. Через несколько секунд она превратилась в целую кучу точно таких же.

— Вы фокусник? — не поверила своим глазам мама.

— Не верят, — потеряла терпение бабушка. — Покажи еще.

Еще раз размноженные конфеты посыпались на пол. Из ничего их появилось так много, что для простого фокуса это выглядело уже неправдоподобно.

— Невероятно! — прошептал папа. — Но кто вы?

— Я Бариюс, космическая игрушка… Не бойтесь, я не заразный!

Мама с папой переглянулись…

— А я про вас знаю, — продолжал Бариюс, — вы — мама и папа. Мне Леночка говорила, вы очень хорошие родители.

Мама засмущалась.

— Родители как родители.

— Кто это? — раздался голос сзади.





В дверях стоял Саша с родителями. Вся семья Александровых, взволнованная этой неприятной историей, примчалась следом выручать Леночку.

— Это Бариюс, он космическая игрушка, не бойтесь, он не заразный… — тихо простонала мама и упала в обморок вместе с мамой Саши.

Папы принесли мамам воды…

— Размножить? — недоумевал Сашин папа. — Этого просто не может быть, потому что быть не может!

— Я профессиональный инженер и тоже так думал, — говорил папа Леночки, — но кто же мог такое предположить, уж не сон ли все это? Нет, нет, я не верю!

Бариюс снова направил «множитель» на конфеты. И без того большая куча стала еще больше! Конфеты сыпались в коридор, в большую комнату, доставали взрослым до пояса, а Саше с Леночкой почти до подбородка. Папы подхватили детей на руки, не хватало им еще утонуть в этом конфетном водовороте.

— Хватит, хватит, — замахала руками бабушка.

Бариюс спрятал «множитель».

— Этого не съесть за несколько лет, — плавала в конфетах Сашина мама.

— О чем вы, — подплыла к ней мама Леночки, — наши сладкоежки все это за месяц слопают. Я предлагаю им помочь, давайте пить чай!

Папа с трудом протиснулся в кладовку, откуда вытащил снеговую лопату и пластиковые мешки. Пока мужчины расчищали коридор, мама поставила чайник и принесла две большие конфетницы.

— Лучше таз с корытом принеси, — весело посоветовала бабушка.

Скоро весь коридор был заставлен мешками с конфетами. Основную часть собрали, осталась мелочь: килограммов пятьдесят по углам, за тумбочкой и стиральной машиной.

— Хватит, потом уберем, — устало поставил лопату в угол папа.





Когда все сели за стол, Бариюс поведал свою историю…

— Семьдесят миллионов лет! Невероятно! — восхищался папа. — Значит, вы видели еще последних динозавров? Расскажите про них! Нет, лучше расскажите, как появился человек! Нет, лучше про все этапы развития!

— Ты рассуждаешь как скучный ученый, — не выдержала мама. — Неужели ты не понимаешь, нам наяву посчастливилось столкнуться со сказкой. Прошу тебя, не надо именно сейчас превращать ее в простое научное обоснование. Бариюс, лучше расскажите нам, на кого вы похожи. У нас на земле каждая игрушка имеет свой прототип.

Бариюс с грустью вспоминал, как когда-то одинокий художник с планеты Барию придумал новую игрушку. В отличие от старых механических он с помощью самого современного в то время компьютера сделал ее разумной и назвал «Бариюс», что означает «житель планеты Барию».

Бариюс был не просто игрушкой, а настоящим другом. Вскоре художник заимел семью, у него появился ребенок. Бариюс подружился с малышом, играл с ним, учил его. Время пролетело быстро, ребенок вырос и стал хорошим врачом. Потом его пригласили в длительную космическую экспедицию. На семейном совете решили отправить в полет и Бариюса.

Долгие годы корабль путешествовал по бескрайним просторам Галактики и наконец повстречался с планетой Земля. Потом Бариюс остался один…

— Какие они сейчас, жители Барию, ведь прошло семьдесят миллионов лет! — у Бариюса на глазах появились слезы.

Бариюса обняла и поцеловала Сашина мама, тетя Света.

— Ты моя прелесть!

— Если не секрет, — поинтересовался Сашин папа, дядя Боря, — какими способностями вы еще обладаете?

Оказывается, конкретно сам Бариюс ничего сверхъестественного сделать не может, ведь он самый обычный механизм. Но по внутрикорабельному уставу у него с собой находится спасательный пояс, специально разработанный для подобных экспедиций. В космосе подстерегает слишком много опасностей, к ним надо быть постоянно готовым. Опыт предыдущих исследований помог разработать приборы для спасения членов экипажа в любой ситуации, но, как оказалось, не все можно предугадать.

— Вот это и может погубить Бариюса! — воскликнул папа. — Наш мир слишком жесток… Любая террористическая организация сделает все, чтобы завладеть тем же самым «множителем», а затем с его помощью наделать самое современное оружие, атомную бомбу например. Я уже не говорю о других приборах!

— А что такое атомная бомба? — заморгал Бариюс.

Папа показал фотографии атомных взрывов. При взрыве такой бомбы выделяется чудовищное количество энергии, взрывная волна сметает все на своем пути в радиусе нескольких километров. Но страшнее всего — радиация, от нее заражается земля, вода, воздух. Несколько десятков таких бомб могут уничтожить на планете все живое. Во время многочисленных войн гибли и гибнут миллионы людей, потому что вооруженные конфликты продолжаются и сейчас. Власть в некоторых странах принадлежит очень опасным людям. Не дай бог, если им в руки попадет Бариюс с его спасательным поясом.

С доводами папы согласился дядя Боря. Он предложил до поры до времени никому ничего не рассказывать. Конечно, держать Бариюса в тайне от всего человечества — это нечестно, ведь с помощью одного только «множителя» можно навсегда покончить с голодом и нищетой на всей планете, но, с другой стороны, тот же самый «множитель» может натворить очень много зла.

— Но что же тогда делать? — спросила тетя Света.

Дядя Боря задумался.

— Есть у меня один хороший товарищ, большой ученый. Может быть, слышали, академик Алешин? Вот с ним бы посоветоваться. Сейчас он за границей. Надо дождаться его и все ему рассказать.

Бариюс загрустил.

— Значит, я еще не скоро смогу играть с детьми на улице?

— Будем надеяться, скоро, — успокоил его дядя Боря. — Просто этот вопрос должен решаться на очень высоком правительственном уровне.

Мама поставила в очередной раз чайник и предложила поближе познакомиться с Сашиными родителями.

— Я простой бухгалтер, — скромно сказала тетя Света, — а мой муж директор правительственной стройки. А чем вы занимаетесь?

— Мы инженеры на радиозаводе.

— Знаем мы ваш завод. У вас директор самый настоящий жулик!

Папа долго рассказывал о заводе. Раньше он принадлежал государству и не приносил прибыли. Работники решили приватизировать его, надеясь перестроить в современное предприятие. Теперь по закону завод принадлежит всем пропорционально имеющимся у каждого акциям, но директор со своими подручными полностью захватил власть в правлении и специально подвел предприятие к банкротству, чтобы потом выставить его как должника на аукцион и выкупить за бесценок.

— В понедельник состоится собрание акционеров, — перелистывал исписанные листы бумаги папа. — Я хочу на нем выступить. Эх, заставить бы директора сказать всю правду!

Никто из взрослых не заметил, как Бариюс подмигнул Леночке. Она все поняла и незаметно приложила палец к губам…

Поздно вечером папа поставил раскладушку, а мама постелила свежее белье. Бариюс с удовольствием забрался под одеяло. Первый раз в жизни он спал в постели! Ему это очень понравилось…

Ночью, когда все уже спали, Бариюс осторожно разбудил Леночку.

— Я знаю, как заставить директора сказать правду!

— О чем ты? — ничего не поняла спросонок Леночка.

— Об этом жулике, о директоре! Где будет собрание?

— Наверное, в конференц-зале на заводе, я там была на елке.

Бариюс непонимающе заморгал, но было некогда выяснять, зачем Леночка залезала на заводе на елку. Он показал какой-то миниатюрный прибор и предложил немедленно лететь. Леночка напомнила Бариюсу, что ему нельзя выходить из дома.

— Мы быстро, никто не заметит.

— Но я не знаю дорогу, — извинилась Леночка, — меня бабушка водила туда всего два раза.

Пришлось разбудить бабушку. Когда-то, много лет назад, она воевала в ночном бомбардировочном полку, чем всегда очень гордилась, и сейчас, когда ей предложили полететь на самое настоящее задание, да еще ночью, она не заставила себя долго уговаривать. Скоро бабушка, Бариюс и Леночка бесшумно вылетели через открытую форточку…

Заводской сторож, пожилой отставник Михалыч, тихо дремал на вахте. Рабочий день давно закончился, на стеклянной двери проходной висел крепкий замок… Вдруг на крыше что-то зашуршало. Михалыч вышел во двор, прислушался, огляделся. Ничего подозрительного он не заметил, только очень высоко, взявшись за руки, парили три фигуры… Троица на секунду зависла над административным зданием и исчезла в вентиляционной трубе.

Михалыч, пожав плечами, взял телефон.

— Але, это милиция? Как вы думаете, кто может летать по ночам?

— Если только летучие мыши или самолеты, — спокойно ответили в милиции.

— Взявшись за руки? — не унимался Михалыч.

— Тогда это черти или ведьмы. Вы сегодня что-нибудь пили?

— Кроме кефира и чая, ничего.

В милиции посоветовали срочно связаться с психиатрической больницей. Михалыч оказался человеком без чувства юмора и быстро открыл телефонный справочник.

— Але, это больница? Я видел летающих ведьм.

— Ну и что? У нас здесь тоже недавно одна летала.

— Но я видел целых трех!!!

— Да хоть десять, все равно у нас мест больше нет, и в ближайшее время не предвидится!

Михалыч снова вышел на улицу, посмотрел на небо.

— Может, и правда померещилось?

Из вентиляционной трубы вылетели три фигуры…

— Как там, в одной пьесе? — вспоминал он, укладываясь спать. — И почему люди не летают… как ведьмы!






Глава 5

ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

В воскресенье утром снова пришел дядя Вася. Одержимый своей идеей, он совершенно не помнил вчерашнее недоразумение в прихожей. Глаза его горели гораздо сильнее, чем в прошлый раз.

— Я усовершенствовал конструкцию, — даже не поздоровавшись, он разложил на столе кучу бумаг. — Смотрите… «Везделет» мы поставим здесь. Тогда можно еще больше увеличить вес груза, мощность сразу возрастет в несколько раз.

Папа с интересом рассматривал один из рисунков.

— Это турбина?

— Это только одна, а будет много. Если мы добьемся проектной мощности, — дядя Вася быстро набросал несколько формул, — то всего лишь несколько подобных станций обеспечат бесплатной электроэнергией большую часть нашей планеты.

Папа был хорошим инженером, он сразу понял, о чем идет речь. Мужчины склонились над чертежами.

— Почему именно так? Это же усложняет конструкцию!

— Пока секрет. Эта система рычагов, возможно, пригодится в будущем, но это совсем другая идея!

Мама несколько раз зевнула и пошла на кухню мыть посуду. Бариюс предложил ей свою помощь.

— Бариюс, я хочу заняться любимой женской работой, — отказалась мама.

— Неужели это может нравиться?

Маме стало смешно.

— Очень нравится! Но еще больше я люблю ходить по магазинам, стирать, гладить…

Из комнаты позвали.

— Бариюс, какова хотя бы примерная площадь действия «везделета»?..

Перемыв на кухне всю посуду, мама снова появилась в комнате. По разбросанным по всей комнате чертежам на коленках ползали мужчины, над ними летал Бариюс.

— Если их сейчас не остановить, они не угомонятся до утра, — предупредила маму бабушка. — Надо что-то придумать!

Мама хитро прищурилась и предложила присутствующим решить маленькую техническую проблему. Дело в том, что когда Леночка еще совсем маленькой играла почти так же, как кое-кто сейчас на полу, она засунула куда-то мамину золотую сережку. Хорошо бы ее найти!

— В принципе это возможно, но нужен металлоискатель, а его у нас нет, — виновато развел руками папа.

— У меня есть, правда, очень большой, — вскочил дядя Вася, собираясь бежать домой.

— Он не поможет, — остановил его папа. — Он реагирует только на большие металлические предметы, вот если бы на маленькие, да конкретно еще и на золото…

Бариюс порылся в поясе.

— Вот этот прибор, по-вашему, называется «искатель»! Если есть образец любого существующего в природе вещества, «искатель» обязательно его найдет! Где вторая сережка?

Бариюс направил «искатель» на сережку. Прибор замигал разноцветными огоньками. Бариюс долго настраивал его, затем включил. «Искатель» почти сразу указал место на полу рядом с журнальным столиком. Папа принес стамеску и осторожно поддел плинтус. Просунув пальцы в образовавшуюся щель, он вытащил старинную золотую монету.

— Вот это да! — восхищенно разглядывала ее мама. — Сколько же она здесь пролежала, лет сто, наверное?

— Гениально! — воскликнул дядя Вася. — Подобным образом можно искать полезные ископаемые!!!

— Но мы еще не нашли даже сережку, — Бариюс «искателем» несколько раз провел вдоль стен…

Сережка нашлась в полуметре от золотой монеты. Мама радостно спрятала ее в шкатулку.

— Давайте еще поищем, — нетерпеливо осматривал стены и углы дядя Вася, — во мне проснулся дух кладоискательства.

Дремавшая в маленькой комнате Леночка проснулась от скрипа очередного отдираемого плинтуса. Увидев ползающих на коленках взрослых и летающего над ними Бариюса, она удивленно спросила:

— Во что играете? Может, в дочки-матери?

Мама показала монету.

— Да еще на деньги! — усмехнулась Леночка и ушла на улицу играть в футбол.

— Если вы ищете клад, то загляните в трубу камина, — предложила бабушка. — Она забита мусором много лет, вот бы узнать, почему ее до сих пор не могут прочистить!

Бариюс подлетел к камину. На этот раз «искатель» запищал подозрительно громко. Папа принес большой молоток, а дядя Вася, положив в карман «везделет», взлетел внутри трубы. Скоро на дно камина посыпалась штукатурка, битые кирпичи и какой-то бумажный мусор.

— Смотрите, — папа поднял пожелтевший обрывок газеты, — это дореволюционное издание!

Неожиданно раздался страшный шум. Дядя Вася кубарем вылетел из камина, на плечах у него сидел толстый чумазый человек с огромной щеткой в руках. Это был тот самый трубочист…

Увидев бабушку, он замер, затем медленно слез с плеч дяди Васи и как дым исчез в трубе.

— Никого, — почти сразу заглянул в камин дядя Вася. — Где же он так ловко научился карабкаться по совершенно голым стенам?

— В психиатрической больнице, — улыбнулась бабушка, узнав трубочиста.

Дядя Вася устало присел, вытирая со лба пот.

— Вы как хотите, а я туда больше не полезу. Вдруг кто-нибудь еще на шею сядет! Да и откуда в трубе может быть золото? Давайте лучше заниматься делом!

К великому разочарованию бабушки и мамы, на этом поиски золота закончились.

Уже затемно, когда дядя Вася собирался домой, в дверь ввалилась Леночка. На нее страшно было смотреть: грязная, чумазая, ободранная!

— Откуда ты такая? — округлились мамины глаза.

— С футбола, — шмыгнула поцарапанным носом Леночка. — Мы выиграли пятьдесят шесть — сорок девять. Я забила девятнадцать голов и два раза подралась!

— Это какой-то ужас! — тихо прошептала мама.

Дядя Вася сдул с Леночки пыль, при этом девочку на мгновение почему-то не стало видно.

— Ну, это вы зря! Обычный ребенок, просто немножко подвижный!

Мама поцеловала Леночку и тут же сморщилась, чувствуя на губах грязь с песком.

— Теперь тебя не отмоешь!

— Может быть, чтобы не мучиться, ее прямо в одежде в стиральную машину посадить? — иронично предложил папа.

Бариюс настроил «всасыватель» и направил его на Леночку.

— Кажется, мы сможем решить эту земную проблему!

Словно бесшумный пылесос, «всасыватель» втягивал в себя пылинки, песчинки, масляные пятна. Не прошло и минуты, как Леночка засверкала, будто надраенная монета. Ах, если бы «всасыватель» еще умел причесывать растрепанные волосы, заживлять ссадины, находить и пришивать потерянные где-то пуговицы!


В понедельник огромный конференц-зал оказался переполненным: началось собрание, где должны были объявить о банкротстве завода. Люди нервничали, волновались, ведь многие из них проработали здесь всю свою жизнь.

На трибуну поднялась пожилая работница.

— Я не понимаю, происходит нечто невероятное. Нормально работаем, продукция наша продается, а завод вдруг становится банкротом…

— Мы проработали здесь много лет, — выступал другой рабочий, — что с нами будет?





На сцене появился директор. Самодовольно поправив галстук, он вытащил из портфеля папку с огромной надписью: «Банкротство»… И вдруг он отбросил папку.

— Простите меня, дорогие товарищи, я — жулик, настоящий жулик. На самом деле все хорошо, но я и мои заместители нарочно искажали документацию. Мы хотели объявить завод банкротом, а потом купить его по смешной цене. Мы заранее все подготовили… Но… Мне стало стыдно…

Один из заместителей директора, покрутив пальцем у виска, крикнул:

— Это бред! Наш директор заболел. Он должен говорить совсем другие слова!

Он выскочил из президиума.

— Я заместитель директора по общим вопросам… — он странно запнулся. — Простите меня, я тоже жулик… Мы хотели обокрасть вас… Мне стыдно…

А к ним уже бежал главный бухгалтер.

— О чем вы? В тюрьму захотели? Товарищи, это все неправда! То есть правда… Простите нас… Пусть суд решит, как с нами поступить…

И тут на трибуне появился человек. Несмотря на то что он был простым инженером, его все знали, любили и уважали.

— Друзья мои, — говорил он, — все сказанное сейчас — для нас не новость! Новость то, что эти люди признались в своей нечестности. Мы с вами являемся акционерами нашего предприятия, а значит, мы — полноправные хозяева завода. Мы имеем право выбрать новую администрацию. Так давайте и сделаем это, но только на этот раз выбирать будем из честных, образованных и порядочных людей. Лично я уверен, что завод при правильном управлении сможет хорошо работать, приносить неплохую прибыль, а всем нам — достойную заработную плату и соответствующие дивиденды с наших акций.

Все зааплодировали. Это был папа…


А дома родителей уже ждали. Когда мама с папой пришли с собрания, Леночка и бабушка набросились на них с вопросами.

— Бариюс, — строго скрестила руки на груди мама, — признавайся, твоя работа?

— Моя, — Бариюс виновато посмотрел на пол.

— Я все поняла, когда наш заводской сторож Михалыч вдруг признался, как частенько спит на посту… Что ты подложил под трибуну?

— Я ничего не подкладывал, я ее просто намагнитил.

— Чем?

Бариюс показал миниатюрный приборчик. Это был «генератор правды». В отличие от других приборов его работа не прекращается сразу после выключения. Место, где он функционировал, как бы намагничивается, и лишь спустя какое-то время действие «генератора» ослабевает. Когда-то космическая экспедиция взяла с собой такие приборы, чтобы при встрече с представителями других цивилизаций точно знать, не замышляют ли они что-нибудь плохое.

— Понятно, — мама взглянула на Леночку, — сейчас я наконец узнаю, куда пропала моя любимая чашка.

Леночка насупилась.

— Не надо никакого «генератора»! Чашка сама упала и разбилась, я ее только чуть-чуть толкнула… А в позапрошлом году я папины чернила в детский сад унесла! Забор хотела покрасить!

Все рассмеялись. Бариюс тоже улыбался, хотя и не понимал, почему чернилами нельзя красить заборы.

За вкусным ужином папа сказал:

— Бариюс, мы же договаривались, ты не должен никуда выходить. Ты очень доверчив. Представляешь, если такой жулик, как наш бывший директор…

Бабушка вопросительно посмотрела на родителей.

— Да, — кивнула мама, — нашего директора уволили. А знаете, кого выбрали новым директором? Не поверите, нашего папу!

— Ура! — обрадовалась Леночка. — Теперь папа будет зарабатывать много денег и наконец-то купит мне пианино.

— Это будет очень нескоро, — ответил папа. — Конечно, директорская зарплата должна быть выше, чем у среднего рабочего, но, как я считаю, ненамного. Так что деньги придется копить долго!

Бариюс попросил рассказать о деньгах, о которых он много слышал, но ни разу не видел и не знает, для чего они существуют. Папа вынул из кармана кошелек. Деньги — это эквивалент труда… Чем больше и качественнее работают люди, тем больше зарабатывают денег, тем соответственно больше могут купить разных товаров.

— А много таких бумажек надо для покупки пианино? — с интересом рассматривал купюру Бариюс.

— Большущую пачку, — вздохнула Леночка.

Из спасательного пояса Бариюс с улыбкой вытащил «множитель».

— Земные проблемы!

Папа нервно забарабанил пальцами по столу.

— Вот этого я и боялся. Понимаешь, Бариюс, деньги размножать нельзя. Тогда они будут фальшивыми.

— Но почему? — не понимал Бариюс. — Разве размноженные конфеты тоже фальшивые? Их можно есть, значит, они настоящие!

Папа задумался. Действительно, почему так? Всесторонне образованный человек, он почему-то именно сейчас никак не мог объяснить Бариюсу такую элементарную вещь. Папа беспомощно посмотрел на маму. Она тоже не могла найти нужных слов. Выручила Леночка:

— Бариюс, незаработанные деньги не принесут счастья!

— Теперь понял, но что такое счастье?

Папа опять посмотрел на маму, мама в свою очередь на папу.

— Тебе в обед сало понравилось? — спросила Леночка.

— О, сало! — блаженно закрыл глаза Бариюс.

— Значит, ты был счастливым человеком…

— Но я не человек!

— Значит, ты был первой счастливой игрушкой!

Бариюс смачно облизнулся.

— Как мало, оказывается, для счастья надо! Всего лишь маленький кусочек сала.

— Который ты превратил в целый килограмм и все слопал, — прыснула от смеха Леночка.

В дверь позвонили. Это пришел Саша с родителями. К чаю они принесли два торта.

— Зачем два? — осторожно взял коробки Бариюс. — Хватило бы и одного, деньги надо экономить!

— Неудобно как-то эксплуатировать представителя других миров, — засмущался дядя Боря, — тем более что, покупая наш товар, мы поддерживаем российского производителя!

Бариюс развязал коробки, вдыхая своим носиком ароматный запах… А в это время дядя Боря долго тряс руку папе, с искренней радостью поздравляя его с новой должностью.

— У меня для вашего завода уже есть заказ! Как вы знаете, я возглавляю крупную строительную фирму, и скоро мы будем оснащать подъезды новых домов электроникой. Не хотелось бы покупать все это за бешеные деньги за границей, лучше разместить этот заказ в России.

Папа пригласил дядю Борю к письменному столу.

— Интересное предложение, у нас сейчас действительно трудно с заказами. Завтра же присылайте своих представителей, мы покажем наши разработки.

— Ну, вот и хорошо…


Каникулы кончились. Леночка и Саша снова пошли в школу, бабушка уехала в деревню. Как же ей не хотелось расставаться с Бариюсом! Она долго целовала его, звала в гости.

— Бери с собой «везделет» с «искателем», мы с тобой в лесу столько грибов насобираем!

Бариюс вспомнил вкус соленых опят, у него потекли слезы, ему тоже не хотелось расставаться с бабушкой…

Мама и папа опять целыми днями пропадали на заводе. Работы у них прибавилось, особенно у папы: ему приходилось, как он говорил, вытаскивать завод из «дыры». Бариюс не понимал, почему завод оказался в какой-то дыре. Тогда ночью он прочно стоял на поверхности и вдруг куда-то провалился… Он представил себе огромное здание рядом со своим кораблем внизу под землей и поежился. Хорошо, Леночка вовремя все объяснила, а то бы он точно полетел проверять.

Леночка с Сашей научили Бариюса азбуке. Бариюс за пару минут освоил ее и принялся за многочисленные книги, тесными рядами стоявшие на полках. Читал Бариюс в основном днем, когда дома никого не было. Читал быстро, но очень внимательно. Иногда он надолго задумывался, вздыхал и даже плакал. Вечерами уже Бариюс чему-то учил Леночку, рассказывал ей сказки, особенно ему удавались русские народные.

Как-то раз Бариюсу на глаза попалась поваренная книга. Он проглотил ее, словно вкусную конфету. Бабушка успела научить Бариюса хорошо готовить, но ему хотелось заняться кулинарией на очень серьезном уровне, то есть самому придумывать новые блюда. С продуктами у Бариюса, как можно догадаться, проблем не возникало. Любую, самую маленькую крупинку он мог с легкостью размножить, чем, кстати, постоянно и пользовался. Скоро Бариюс стал искусным кулинаром и, пожалуй, не осталось на свете таких блюд, которые он не сумел бы приготовить. Еди









нственное, чего ему не хватало, так это экзотических продуктов, перечисленных в заморских рецептах. Ну, скажите, где в Москве можно найти листья редкого папоротника с далеких Гавайских островов для приготовления особого соуса? Пришлось изобретать самому, но уже не заменитель этого папоротника, а сам соус!

Леночка, как и все дети, всегда садилась за обеденный стол без особой охоты, за исключением тех моментов, когда возвращалась после очередной футбольной битвы, тут она без разбора уплетала все подряд. Но теперь Леночка каждый раз с нетерпением и любопытством ждала какого-нибудь нового блюда.

— Тебе, Бариюс, в ресторане надо работать, — хвалила его довольная мама.

Поглощенный работой папа не обращал особого внимания на пищу. Тем не менее, он умудрился потолстеть на пару килограммов, чему потом искренне удивлялся.

Тетя Света замучилась записывать за Бариюсом новые рецепты. Хотя она делала все строго по записям, у нее не всегда получалось так же вкусно. Бариюс терпеливо делился своими секретами, не забывая при этом давать для семьи Александровых множество разных гостинцев.

Жизнь текла тихо и спокойно…






Глава 6

НЕПРИЯТНОСТИ

 Сделать закладку на этом месте книги

Как-то раз, когда дома никого не было, а Бариюс на стареньком диване читал очередную книжку, в дверь позвонили. Бариюсу строго-настрого запретили отвечать на дверные и телефонные звонки, поэтому он прислушался и замер. Звонок повторился, и тут же в замке кто-то стал ковыряться. Скоро дверь открылась. Бариюс осторожно выглянул. В коридоре копошились двое незнакомых мужчин. Они осторожно прошли на кухню, вероятно, на запах.

«Интересно, кто это, может, знакомые родителей? Но мама и папа ничего не говорили, пожалуй, лучше спрятаться!» — подумал Бариюс, залезая под диван.

— Смотри-ка, — хрипел один из мужчин, — плита горячая.

— Наверное, хозяева недавно ушли, — сипел другой. — Давай быстрее, пока они не вернулись!

Мужчины появились в комнате. Бариюс ничего не видел, но все слышал…





Хлопнула крышка сундука, и незнакомцы быстро удалились. Бариюс тут же открыл сундук. Там лежал большой дипломат, закрытый на кодовой замок. Бариюс удивленно заморгал глазами, он ничего не понимал. Нет, лучше дождаться родителей и рассказать об этом странном происшествии.

К счастью, родители вернулись рано. Папа выглядел очень расстроенным, потому что на заводе случилась кража, а этого раньше никогда не было. Бариюс показал дипломат.

— Странно, что же там внутри может находиться? Ломать замок не хочется, вещь все-таки чужая, вдруг произошло какое-то недоразумение!

— А вдруг там бомба? — испугалась мама.

— Кому мы нужны? — усмехнулся папа. — Бариюс, вот эти колесики на ручке являются замком. Ключ — определенный набор цифр. Ты не мог бы вычислить код?

Дипломат без труда открылся. Он оказался битком набит какими-то деталями. Папа тут же узнал в них украденные микросхемы, без которых заказ дяди Бори выполнить невозможно.

— Я все понял, — воскликнул папа. — У старой дирекции опять пропала намагниченная Бариюсом совесть, на этот раз, кажется, навсегда. Если сейчас придет милиция, то меня обвинят в воровстве и посадят в тюрьму. Настоящие жулики в лице старой администрации вернутся и с помощью наших новых заказов продолжат набивать свои бездонные карманы.

— Надо срочно все отнести обратно на завод! — посоветовала мама.

Но тут в прихожей раздался звонок.

— Интересная мысль, но, по-моему, уже поздно, — папа обреченно пошел открывать входную дверь.

В квартиру вошел милиционер такого огромного роста и таких необъятных габаритов, что с трудом протиснулся в комнату.





Папа рядом с ним выглядел маленьким ребенком. Несколько человек в форме и в штатском остались в коридоре, так как войти следом просто не могли.

— Здравствуйте, — пробасил великан. — Я ваш участковый, моя фамилия Мышкин. На радиозаводе сегодня ночью похитили ценные радиодетали. Есть непроверенные сведения, будто бы краденное сейчас находится в вашей квартире.

Папа показал на дипломат.

— Микросхемы здесь!

— Вот они, — милиционер от удовольствия потер руки, — собирайтесь!

— Куда?

— В тюрьму…

Леночка заплакала, мама схватилась за сердце.

— Какой позор! — папа закрыл лицо руками. — Это, наверное, сон! Пусть все исчезнет!

— Исчезнет? — из-под стола высунулся Бариюс. — Земные проблемы!

Бариюс выхватил «всасыватель», направил его на дипломат, и микросхемы в нем мгновенно исчезли.

— Кто это? — простонал милиционер и в ужасе плюхнулся на диван, который под страшным весом развалился, как карточный домик.

— Улетай, улетай — распахнула форточку Леночка.

Задержавшаяся в прихожей милицейская свита только и увидела вылетающую из комнаты непонятную фигуру и своего товарища среди груды обломков.

— А за диван вы, дяденька, ответите, — проворчала Леночка.

Милиционер с трудом выбрался из-под обломков.

— Сами виноваты, зачем меня напугали? За подобные форс-мажорные обстоятельства милиция ответственности не несет. Лучше скажите, кто это?

— Барабашка тут один у нас живет, — продолжала злиться Леночка. — А что, нельзя?

— Барабашка, говорите? Ладно, пусть живет, это законом не запрещено… Как зовут, не знаете? Это я для протокола.

— Не знаем!!!

Почти сразу же после ухода милиции появились дядя Боря с Сашей. Оказывается, когда Саша шел в гости к Воробьевым, он увидел входивших в подъезд блюстителей порядка и сразу же побежал домой за помощью.

— Все ясно, — догадался дядя Боря, — это старая дирекция пытается отомстить.

В это время в форточку влетел Бариюс. Мама обняла его и с благодарностью расцеловала, ведь Бариюс спас папу.

— Не надо плакать, — успокаивал маму Бариюс, — все хорошо, они ушли.

— Жаль, пропали микросхемы… — папа грустно посмотрел на дядю Борю. — Коллеги на работе меня поймут, но…

Бариюс достал «множ



итель».

— Ох уж эти ваши земные проблемы. В этом приборе есть память. Смотрите!

Тотчас на письменном столе папы выросла целая гора микросхем.

— Гениально! — обрадовался папа.

Мама нежно обняла Бариюса.

— Тебе в цирке надо выступать!

Дядя Боря пообещал завтра же прислать строителей для установки мощной металлической двери с надежным замком. Мама стала отказываться: это очень дорого.

— Насколько я знаю, — дядя Боря показал на стол, — здесь четыреста микросхем на четыреста защитных сигнализаций. Нам потребуется не меньше тысячи, и самое дорогое в них — именно эти заграничные микросхемы. Я думаю, если Бариюс сможет размножить их, то сэкономит для нашей фирмы очень много денег. Наше руководство обязательно выплатит Бариюсу большую денежную премию…

Папа задумался.

— Этого делать нельзя, потому что мы нарушим авторские права фирмы, выпускающей эти микросхемы.

Теперь настала очередь задуматься дяде Боре. А если пойти по другому пути? Единственные незапатентованные детали в сигнализациях — это корпуса, их придется где-то заказывать. Вот если разработать самый красивый, самый прочный корпус, а потом его размножить, тогда будет совсем другое дело!

— А хватит ли денег? — осторожно спросил Бариюс.

— Хватит и на дверь, и на новый диван…

— Ура! — захлопали в ладоши дети.

Бариюс, счастливо улыбаясь, тоже хлопал в свои мохнатые ладошки. Он забыл выключить «везделет» и при каждом хлопке взлетал под самый потолок.


Через несколько дней в центральной газете появилось сообщение о таинственном барабашке. Милиционер Мышкин с большой фантазией описывал свои незабываемые впечатления, но почему-то забыл рассказать, зачем он приходил и каким образом сломал диван.

Новая металлическая дверь в буквально смысле слова затрещала под натиском журналистов, телевизионщиков и каких-то непонятных исследователей. Им казалось, что их появление должно вызвать бурю восторга у хозяев квартиры. Возможно, кому-то и понравилось бы такое внимание и возможность прославиться, но только не Воробьевым.

Дверной звонок тут же отключили, телефонную трубку положили рядом с аппаратом, окна пришлось занавесить. Тем не менее, в стекла постоянно стучали, в дверь постоянно долбили, во дворе постоянно галдели. Местные жители тоже присоединились к толпе пишущей, снимающей и исследующей братии. Всем было интересно, почему в квартиру никого не пускают. Если не хотят показывать, значит, наверняка что-то скрывают!

Два дня продолжалась осада, хорошо еще, что все это происходило в выходные дни, но наступал понедельник, Леночка должна была пойти в школу. Кто знает, сможет ли она под таким давлением сохранить секрет существования Бариюса?

И тут папа вспомнил про своего школьного товарища, который в детстве слыл большим выдумщиком и оригиналом, а потом стал режиссером. Он очень обрадовался телефонному звонку и тут же приехал.

Это оказался маленький толстый человек, очень подвижный и смешной. «Где-то я его уже видела», — пыталась вспомнить Леночка.





— Это не моя тайна, — шептал папа, — но пусть ее лучше узнает еще один человек, мой старый друг, чем узнают все, тем более раньше времени…

Когда папа закончил свой рассказ, его товарищ весело рассмеялся. Как всякая творческая личность, он мог поверить в любую байку, но эта показалась ему уж слишком неправдоподобной. Он даже вскочил, чтобы похлопать папу по плечу, дескать, ну ты, старик, даешь… И вдруг его самого сзади похлопали. Он обернулся и… при виде парящего в воздухе Бариюса повалился на новый диван.

— Куда? — Бариюс поймал его за шиворот, чуть оттянул в сторону и осторожно опустил на пол. — Почему вы все время на диваны падаете? Заразный я, что ли?

— Какая грация, какая пластика, какая мимика! — непонятно забубнил папин товарищ.

— Меня зовут Бариюс, а вас?

— А вы смеяться не будете? У меня очень смешная фамилия… Очкариков…

Леночка засмеялась, но мама строго погрозила ей пальцем.

— Такой фамилии не бывает, — оправдывалась Леночка.

— Вот мой паспорт.

— Дело не в фамилии, — говорил папа, — дело в том, что скрывается под фамилией.

Очкариков продолжал:

— В детстве я очень обижался, ведь меня всегда дразнили очкариком. А теперь мне даже нравится, когда меня зовут по фамилии.

Извинившись, Леночка попросила Очкарикова придумать, как раз и навсегда избавить квартиру от столь пристального внимания.

— Нет ничего проще, надо их всех впустить! Бариюса спрячем, пусть тогда обыскивают квартиру… Уверен, потом сюда никто не явится. А чтобы все выглядело правдоподобно, сделаем вот так…

Когда все было готово, мама, открыв входную дверь, пригласила войти всех журналистов и исследователей. Щелкая фотоаппаратами, снимая видеокамерами, замеряя углы и щели какими-то приборами, они устремились в большую комнату, где пресс-конференцию давала… Леночка…

Папа, читая газету, неподвижно сидел в кресле, Бариюс скрылся в сундуке, а мама ушла на кухню и нарочно громко гремела кастрюлями.

— У нас, действительно, иногда появляется барабашка, — призналась Леночка, — но он бывает очень редко — мелькнет и исчезнет.

— А в газете милиционер Мышкин рассказывал, как ваш барабашка вылетел через форточку, будто бы он мохнатый и…

В это время мама на кухне из большого шкафа выпустила Очкарикова. С большим трудом он продирался сквозь толпу.

— Да вот же он, у него спрашивайте, — показала на него Леночка. — Смотрите, и, правда, мохнатый!

Журналисты с интересом рассматривали грузную, завернутую в старый ковер фигуру с волосатыми ногами.

— Не знаю, умеет ли он летать, — мама обмерила сантиметром талию Очкарикова, — но в форточке он явно застрянет.

— Так вы и есть барабашка? — сморщилась молодая корреспондентка с длинными темными волосами. — Где-то мы уже встречались. Это не вас отвозили в психиатрическую больницу?

— Да, — рявкнула фигура. — Все мы иногда болеем!

Вдруг один из журналистов воскликнул:

— Да это же известный всему городу Очкариков! Он бездарный, никому не нужный режиссер, он все время где-то подрабатывает то дворником, то трубочистом!

И тут Леночка вспомнила: Очкариков — тот самый несчастный трубочист…

— Да, в настоящее время я работаю трубочистом, — Очкариков, чтобы его лучше видели, залез на стул. — Ну и что? Я хочу заявить о создании народного театра из жильцов дома номер двадцать восемь…

Журналисты несколько раз вяло щелкнули фотоаппаратами.

— Там мне предоставили подвал для театра! — не останавливался Очкариков. — Я прошу общественность помочь нам деньгами для постановки нового спектакля.

Журналисты бросились вон. Еще несколько минут назад они толкались и пихались, пытаясь первыми ворваться в квартиру, теперь они так же толкались и пихались, чтобы первыми вырваться из нее. Минут через десять опустел и двор…

— Никого не слушайте, вы — великолепный режиссер, — похвалила Очкарикова мама.

— Я думаю, — папа благодарно стиснул ему руку, — систему Станиславского скоро отменят и введут систему Очкарикова…

Очкариков скромно поблагодарил, но заметил, что такая система уже существует, правда, кроме него самого о ней никто не знает. Бариюс взлетел в воздух и благодарно прижался мохнатой щечкой к давно небритой щеке своего нового друга.

— Когда вы перейдете на легальное положение, я предложу вам роль! — пообещал режиссер.

Бариюс вежливо отказался.

— Извините, но я не артист!

— А я не ищу артистов. Артисты всегда кого-то играют, а по системе Очкарикова надо быть прежде всего самим собой! И не подстраиваться под роль, а роль подстраивать под себя! В человеке тысячи всевозможных граней, и одна из них обязательно похожа на нужный персонаж. Вот эта собственная грань и должна засверкать в роли.

Бариюс прислушался. Что-то в квартире изменилось. Появился какой-то странный звук. Может быть, просто почудилось?

Несколько дней семья Воробьевых жила спокойно. Казалось, неприятности кончились, тем более что мама с папой наконец-то получили зарплату и накупили множество разных вещей, фруктов и сладостей. Мама хотела заказать для папы хороший костюм, тогда на своей новой должности он смотрелся бы более солидно, но папа решительно отказался. Мама все-таки обманула папу: она пошепталась с Бариюсом, потом сходила к Сашиным родителям в гости…

Вы, наверное, уже все поняли… Дядя Боря носил примерно такой же размер. «Множитель» Бариюса легко превратил один костюм в два совершенно одинаковых. Папа рассердился, но дядя Боря дружески обнял его.

— Во-первых, этот костюм шила моя сестра — отличная портниха и очень хороший человек. Я думаю, она не будет против его раздвоения. А во-вторых, это не просто так! — он шутливо показал на первый попавшийся ему на глаза старый справочник.

Мужчины рассмеялись, они поняли друг друга. А Бариюс, чтобы все выглядело честно, размножил этот справочник, и в итоге все остались довольны.

Рано утром, когда папа умчался на работу, Бариюс готовил завтрак, а мама собирала в школу заспанную Леночку, в дверь позвонили. В прихожую вошла молодая журналистка, которая когда-то брала интервью у трубочиста, то есть у Очкарикова, а потом вместе со своими собратьями по перу рыскала по квартире в поисках несуществующего барабашки. По лицу у нее текли слезы.

— Ой, извините, — всхлипывала она. — Во время интервью я уронила у вас свою аппаратуру, и один блок потерялся, а он очень дорого стоит. Это случилось у дивана, может, он там и лежит?

Маме стало жаль девушку, она осторожно бросила взгляд на кухню и, увидев, что Бариюс спрятался, пустила ее в квартиру. Журналистка прошла в комнату, залезла под диван.

— Вот он!

— Хорошо, дети не увидели, а то могли бы испортить! — облегченно вздохнула мама.

Журналистка горячо поблагодарила маму… Никто и предположить не мог, что это милое юное создание — известная всему городу своими скандальными публикациями Кира Кращелыга… По части сплетен, интриг и вранья ей не было равных! Чтобы раздобыть какой-нибудь сногсшибательный материал, она проявляла чудеса ловкости и изобретательности. На этот раз ей удалось подложить под диван маленький диктофон, записавший все разговоры в квартире…

На следующий день в центральной вечерней газете появилась огромная статья… Из подслушанного разговора Кращелыга не поняла, кто такой Бариюс, и решила, будто бы он призрак, с которым можно общаться и который может делать какие-то чудеса. Она многое додумала, многое наврала и правильно указала только имя. Статья так и называлась: «Бариюс».

Сразу же после выхода газеты у дома собралась огромная толпа. Вызвали милицию, приехала «скорая», пожарные… Как назло, папа задержался на работе, а позвонить ему не удавалось из-за выключенного кем-то телефона. У двери снова появились журналисты и телевизионщики.

— Что же делать? — терялась мама.

Она боялась открыть дверь и позвонить от соседей, потому что в квартиру могли ворваться настойчивые журналисты и тогда никто ни за что поручиться бы не смог! Мама посоветовала Бариюсу спрятаться до лучших времен на корабле под землей, но он решил остаться.

— Бариюс, — спросила Леночка, осторожно выглядывая из-за шторы во двор. — Как бы нам разогнать всех этих бездельников? Тут надо придумать нечто необычное!

Бариюс задумался. Он вытащил из пояса несколько приборов, очень похожих на маленькие пуговицы.

— Это все «генераторы». Коричневый прибор — «генератор правды», им мы уже пользовались, и сейчас он вряд ли поможет. Красный — это «генератор смеха».

— Нам сейчас не до веселья, — сказала мама.

Бариюс улыбнулся. Хороший смех еще никому и никогда не вредил. Именно поэтому в экспедицию взяли очень много таких «генераторов». Это единственные приборы, специально предназначенные для подарков представителям других миров. Бариюс протянул пуговицу Леночке:

— Это тебе, Леночка! При включении «генератора смеха» все люди вокруг будут смеяться. Им станет не до нас.

— Спасибо, — грустно поблагодарила Леночка. — В цирке тоже смеются, но после представления смех заканчивается. Бариюс, может быть, у тебя есть еще какой-нибудь прибор?

Тогда Бариюс показал на черную пуговицу. Это был «генератор страха».

— Нет, нет, нет, — замахала руками мама, — папа запретил пользоваться любыми космическими приборами. Может случиться непоправимое!

Бариюс успокоил маму. Этот прибор специально и существует для того, чтобы в случае опасности отогнать от какого-то объекта любое живое существо и не причинить ему при этом никакого вреда.

Леночка осторожно взяла «генератор страха» в руки.

— А как он действует?

Бариюс показал на маленькую кнопочку.

— Теперь его надо направить, потом хлопнуть в ладоши, зарычать или пригрозить — словом, любой пугающий звук. Это вызовет безумный страх…

— Нет, нет, будем ждать папу или дядю Борю! — закончила разговор мама.

Все расположились в большой комнате. Время тянулось медленно. Шум во дворе все усиливался, в дверь звонили и стучали, в окно на кухне барабанили. Леночка испуганно прижалась к маме. Вдруг раздался знакомый звук. Это на кухне со звоном лопнуло стекло. Мама побежала посмотреть, не лезет ли кто-нибудь через разбитое окно.

— Мое терпение, как и это стекло, тоже лопнуло, — вскочила Леночка.

Пока Бариюс раздумывал, как внутри человека может что-то лопнуть, Леночка схватила «генератор страха» и выбежала в прихожую. Мама пыталась остановить ее, но было поздно. Леночка щелкнула замком, незаметно направила руку на уже пытающихся вломиться в распахнутую дверь людей.

— Гав-гав, — по-собачьи залаяла Леночка. — Сейчас укушу!

Разве могут испугаться взрослые дяди и тети маленькой девочки и ее смешных слов? Конечно, нет, они могут только рассмеяться. Но почему-то всем вдруг стало не до смеха. Люди с ужасом бросали фотоаппараты, видеокамеры, диктофоны и выбегали из подъезда. Леночка выскочила вслед за ними и снова включила «генератор».

— Гав-гав, укушу!

Убегали все: пожарные бросали каски и брандспойты, милиционеры — фуражки и оружие, люди — шляпы, зонтики и сумки. В одно мгновение двор опустел.

Выглянув из подъезда, мама схватилась за голову. Она и предположить не могла, какие ужасные вещи может натворить этот маленький приборчик! Мама потащила Леночку домой, не забыв при этом пару раз шлепнуть ее за непослушание.

— Хороша награда, — обиделась Леночка.

Почти сразу появились папа и дядя Боря. Они уже знали о статье в газете и специально встретились, чтобы обсудить, как действовать на этот раз. Во дворе им предстала ужасная картина последствий работы «генератора страха».

— Зачем вы это сделали? — ругался папа. — Теперь все и все узнают.

— Все эта стрекоза! — мама захотела еще раз шлепнуть Леночку, но передумала.

— Я хотела как лучше, — разревелась Леночка.

Папа объяснил, что «генератор страха», как оказалось, совсем не игрушка, а очень мощное оружие, лучше им вообще никогда не пользоваться.

— Но с его помощью можно победить всех врагов, — возразила Леночка.

— А если он сам достанется врагам, вы можете представить себе последствия этого?

— Бариюсу у вас оставаться нельзя, — говорил дядя Боря. — Через какое-то время информация о нем может дойти до тех, кто втайне от всех людей исследовал космический корабль. Тогда Бариюса не спасет даже металлическая дверь: его от нас заберут!

— А если ему спрятаться на корабле? — предложила мама.

Дядя Боря задумчиво зашагал по комнате.

— Думаю, лучше этого не делать. Если Бариюс будет на корабле, мы не сможем доказать всему миру, что он существует, а его необходимо срочно предъявить мировой общественности. Он должен стать достоянием не отдельных людей или государств, а всей земной цивилизации. А пока его надо перепрятать.

У Бариюса повлажнели глаза, на пол упали две большие слезинки. Леночка тоже заплакала и обняла его.

— Зачем, зачем я схватила этот проклятый прибор?

Бариюс протянул ей носовой платок.

— Не плачь, ты хотела как лучше.

Спустя пять минут дядя Боря вышел через черный ход. За плечами он нес большой, но почти невесомый рюкзак. В нем сидел Бариюс, включивший «везделет». Дядя Боря не пошел прямо на улицу, где уже выли сирены спецмашин. Он пролез через пролом в заборе, свернул в соседний переулок, свернул еще раз и оказался прямо напротив своего дома…

По дороге ему встретилась маленькая симпатичная девушка. Это была Кращелыга…

В тот же вечер дядя Боря срочно позвонил за границу академику Алешину Он ничего не стал объяснять по телефону, только попросил его срочно приехать в Россию. Академик очень удивился, но быстро сообразил, что случилось нечто неординарное. Он пообещал вернуться в самое ближайшее время…

Бариюс, Саша и тетя Света с дядей Борей смотрели по телевизору новости… Показывали видеозапись сегодняшнего происшествия. Испуганные операторы толком ничего заснять не успели, кроме нескольких кадров с Леночкой. После ее странных слов «Гав-гав, укушу!» камера задрожала и изображение исчезло.

— Что случилось с нашей доблестной милицией, что случилось со всеми остальными после слов этой маленькой девочки? Гипноз, всеобщее замешательство? — вопрошал телеведущий. — И кто такой мифический барабашка по имени Бариюс?

При упоминании своего имени Бариюс вздрогнул.

— Они все знают!

— Ничего страшного, — успокоила его тетя Света. — Они знают о твоем существовании, но кто ты, какой ты и где ты — никто не знает.

— Может быть, ему все-таки спрятаться на корабле? — спросил Саша.

Бариюс смахнул слезинку.

— Если бы вы только знали, как там одиноко!






Глава 7

КОНТАКТ

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром мама позвонила на работу и попросила дать ей на несколько дней отпуск за свой счет. На семейном совете Воробьевы решили: чтобы избежать встреч с назойливыми журналистами, Леночке пока не стоит посещать школу, а если уж и отвечать на вопросы, то только в присутствии мамы.

Папа на работу все-таки поехал. Он с трудом протиснулся сквозь толпу людей и, отмахиваясь от микрофонов и телекамер, влез в служебный автомобиль. Вслед за ним тут же устремились машины телевизионщиков.

А в дверь опять стучали, звонили, опять во дворе собралась многолюдная толпа.

— Зря мы не переселились к Саше, — сказала Леночка.

— Мы думали об этом, — ответила мама, — но тогда нам могли бы выбить дверь и обыскать всю квартиру. Придется быть дома.

— А нам и так скоро ее выбьют, вон как ломятся.

— А если нам использовать метод Очкарикова? — мама что-то зашептала Леночке…

Леночка открыла дверь. Все присутствующие на лестничной площадке испуганно замерли.

— Гав-гав-гав, — повторила она свои вчерашние слова, — укушу.

К удивлению Леночки, а «генератора страха» у нее не было, несколько журналистов побросали свою аппаратуру и побежали прочь.

— Девочка, скажи, пожалуйста, — дрожащими от страха губами спросил, вероятно, самый храбрый из оставшихся, — почему все тебя так боятся?

— А меня и в школе боятся, я со всеми мальчишками дерусь!

— Но мы-то не мальчишки!!!

— А чем вы от них отличаетесь, если такие же слабаки!

Журналисты переглянулись, им стало непонятно, как они могли испугаться этой маленькой девочки. Немного успокоившись, они наперебой стали задавать вопросы относительно Бариюса.

— У нас иногда действительно бывает великий режиссер из дома номер двадцать восемь гражданин Очкариков, — рассказывала мама. — Кстати, ваши коллеги уже снимали его и очень быстро убежали, когда он предложил жертвовать деньги на свой новый спектакль.

— Значит, никакого Бариюса не существует, и статья в вечерней газете — вранье?

Мама хитро посмотрела на Леночку.

— Ну почему же, возможно, он и существует. Мы сами многого не знаем, но наступит время, и все все узнают!

Журналисты начали сердиться.

— Да кто же он? Барабашка, Очкариков или…

— Все ясно! — догадался один из журналистов. — Мы сами себе запудрили мозги. Вероятно, Очкариков ставит какой-нибудь свой новый спектакль, а для бесплатной рекламы и придумал весь этот бред.

— А как вы объясните вчерашнюю панику? — поинтересовались у него.

— А почему одни из нас только что убежали, а другие остались и ничего не боятся? У страха глаза велики!

Очень известный комментатор телевидения, желая до конца уладить это недоразумение, попросил у мамы разрешения осмотреть квартиру.

— Пожалуйста, пожалуйста, проходите, — вежливо пригласила мама.

Комментатор посмотрел на кухне, в комнатах, заглянул под диван. Не оставил он без внимания шкафы, тумбочки и, естественно, огромный сундук, где лежало много разных вещей.

— И как только мы могли поверить этой пройдохе Кращелыге? — разозлился он.


А Кращелыга в это время дежурила у подъезда Александровых. Еще вчера она проследила за дядей Борей с таинственным рюкзаком и всю ночь обдумывала план своих действий. Она прекрасно понимала, что в квартиру ее никто не пустит, но если Бариюс все-таки там, то его надо каким-то образом выманить или хотя бы сделать так, чтобы он подошел к окну, тогда его можно будет сфотографировать или заснять на видеопленку. Кращелыга уже представляла, как она прославится на весь мир и какую кучу денег принесет ей этот репортаж.

Авантюристка быстро вычислила этаж, квартиру, через справочное бюро выяснила номер телефона, потом долго звонила, но трубку никто не брал. Тогда Кращелыга залезла на крышу соседнего дома и с помощью бинокля сделала для себя очень важное открытие: на кухне кто-то возился. Сквозь легкие тюлевые занавески почти ничего не было видно, только чья-то тень быстро мелькала, а один раз взмыла почти до потолка и сразу же опустилась…

Где-то вдали, за соседними домами, с воем пронеслась пожарная машина.

— А это мысль, — подумала Кращелыга. — Если устроить небольшой пожар, приедут пожарные, начнут спасать людей. Тогда Бариюс и высунется… Отлично!

Кращелыга внимательно осматривала верхние этажи. Ее интересовал балкон с большой кучей хлама. Если сверху бросить тлеющую тряпку, то через какое-то время вспыхнет хороший пожар…


Когда папа вернулся с работы и все сели ужинать, в дверь позвонили… На пороге стояли двое хорошо одетых мужчин.

— Инженер Воробьев, — представился папа. — Чем обязан?

Мужчины, не спрашивая разрешения, зашли и закрыли за собой дверь.

— Мы по поводу космического инопланетного корабля под вашим домом!

Папа насторожился.

— Я не знаю никакого корабля, кто вы?

Один из мужчин показал красивое удостоверение и пространно заговорил о своем ведомстве. Ведомство это строго засекречено, о нем никто не знает. Еще до войны при строительстве метро проходчики обнаружили космический корабль, но войти в него никому не удалось. И тут вдруг в квартире прямо над самой шахтой появляется какой-то таинственный барабашка. А сегодня в эту квартиру через камин найден вход.

— И что из этого следует? — нахмурился папа.









— Только одно: вы находитесь в контакте с внеземным существом…

У папы екнуло сердце.

— Даже если это и так, то почему я и моя семья должны отчитываться по этому поводу?

В разговор вступил второй мужчина.

— Целые поколения людей мечтали об этом контакте и вот, наконец, его удалось осуществить. Вы некомпетентны в этом вопросе. Мы вас просим познакомить нас с этим существом.

Папа задумался. Действительно, эти люди правы, знакомство с Бариюсом переросло всего лишь в дружбу, настоящего исследования еще не было, да и не могло быть без специалистов высокого класса. Но кто эти люди? Жизнь научила очень осторожно относиться к незнакомцам.

— Хорошо, допустим, — согласился папа, — допустим, мы в контакте с внеземным существом… Но тогда вы должны понимать, что первому встречному такие секреты не выдаются. Нужен очень высокий уровень… Президент в курсе?

Мужчины странно переглянулись.

— Вы думаете, нашему президенту больше нечем заниматься? У него и без того дел хватает, не стоит его беспокоить по пустякам!

— Позвольте, — возмутился папа, — разве это пустяки?

— В курсе, в курсе, — явно начал врать первый мужчина. — Но разве в этом дело? Вы поймите, если мы сможем проникнуть на корабль и воспользоваться чудесами внеземной цивилизации, то в скором времени Россию ждет мировое господство.

Папа не понял.

— Вы хотите войны?

— А почему бы нет! Каким-то непонятным образом маленькая девочка обратила в бегство сотни взрослых людей, значит, можно будет без всякой стрельбы разогнать армии любых других стран!

Присутствующая при разговоре мама не выдержала. Она не верила, что их собеседники представляют Россию. Русские люди не могут хотеть войны. Вообще, любой нормальный человек войны хотеть не может. И чтобы такого не случилось, этот космический корабль должен принадлежать всему человечеству!

— Но этот корабль находится на территории России!

— А если бы нет?

Мужчины стали терять терпение. Они пригрозили суровыми мерами вплоть до заключения под стражу. Угрозы не возымели действия, и тогда поступило предложение за очень большие деньги купить Бариюса.

— А друзья не продаются, — смело вышла из-за мамы Леночка. — А если вы нас посадите в тюрьму, то Бариюс сделает из вас хорошие котлеты.

Мужчины испуганно переглянулись, один из них даже пощупал под мышкой пистолет: кто знает, а вдруг этот таинственный пришелец где-то здесь рядом. Рисковать не стоило.

Неожиданно у одного из мужчин зазвонил сотовый телефон.

— Его видели на соседней улице, — крикнул он напарнику, — бежим.

Кращелыга крайне удачно осуществила свой зловещий план. Взобравшись на крышу Сашиного дома, она свернула в плотный комок несколько старых тряпок, подожгла их, потушила и, дождавшись, когда они начали тлеть, бросила вниз на один из балконов. Когда балкон заполыхал, Кращелыга уже сидела на крыше соседнего дома с огромной видеокамерой в руках… Не ожидала она только одного: пожар получился очень большим. В этой квартире недавно делали ремонт, и на балконе осталось много строительного мусора с банками из-под краски. Все это вспыхнуло ярким пламенем, огонь тут же переметнулся в одну из комнат, отрезав выход молодой женщине с ребенком.

Соседи вызвали пожарных сразу. С воем приехали несколько машин, но до верхнего этажа их выдвижные лестницы не доставали.

— Вот он, — радовалась Кращелыга, разглядывая через мощный объектив видеокамеры мохнатую мордочку Бариюса, осторожно выглядывающую через штору.

А тем временем молодая мать с ребенком из-за нестерпимого жара распахнула окно на кухне и встала на подоконник. Люди с ужасом наблюдали за ней, не в силах чем-то помочь. Пожарные метались, несли штурмовые лестницы, но явно не успевали. На женщине загорелся рукав, она свесилась из окна, пытаясь продержаться еще немного, но тут же оступилась и сорвалась вниз. Люди ахнули. Женщина зацепилась за какой-то торчащий из стены крюк, руки ее разжались… Все закричали…

И тут навстречу падающему ребенку кто-то стремительно взлетел. Это был Бариюс! Он подхватил малыша, быстро опустил его на землю и снова взлетел. Там, на огромной высоте, он нежно обнял почти потерявшую сознание женщину. Ее тоже удалось спасти…

Люди в оцепенении наблюдали за происходящим. Они понимали, что произошло настоящее чудо, но никак не могли понять, кто сотворил его. Кто этот таинственный и очаровательный незнакомец с большими, полными слез глазами?

— А шланг наверх забросить сможете? — подбежал один из пожарных.

— Могу, а зачем?

— Воду подавать, а то через несколько минут огонь перекинется на другие квартиры! Я возьму шланг, вы хватайте меня… Полетели!

Бариюс крепко обнял пожарного со шлангом в руках и взлетел вверх. Спустя несколько секунд мощная струя воды обрушилась на разбушевавшееся пламя… Огонь медленно отступал.





— Вот это да, он умеет говорить, — делился впечатлениями со своими друзьями какой-то мальчишка.

— Он умеет говорить? — спросили сзади.

Это были те самые два незнакомца. Один из них, подозрительно оглядываясь, с кем-то связался по телефону и что-то долго говорил.

Скоро пожар потушили. Бариюс и пожарный опустились на землю. К ним подбежали врачи. Пожарный надышался дымом, ему стало плохо. У Бариюса слезились глаза, он жмурился. Медсестра аккуратно протирала ему глаза маленьким тампончиком.

— Спасибо, — прошептал Бариюс.

И тут кто-то крепко схватил его за руку.

— Кто вы? — повернулся Бариюс.

— Отпустите руку, ему же больно! — вскричала медсестра.

Мужчина грубо оттолкнул ее и потащил Бариюса из толпы.

— Пустите, пустите его, — зашумели вокруг, — он герой!

Мужчина выхватил пистолет, направил его на людей и снова потащил Бариюса, но вдруг упал от сильного удара. Это вовремя подоспел папа.

— Бариюс, милый, улетай, — взмолилась Леночка, стоявшая за папой.

Мужчина прицелился в Бариюса.

— Улетай, улетай, — закричали все.

Не понимая, какая опасность ему грозит, Бариюс взлетел. Мужчина выстрелил, но он не знал, с кем имеет дело. Это обычный человек никогда не увидит пулю, а Бариюс заметил ее и ловко увернулся. Мужчина выстрелил еще раз. Бариюс, взлетев выше, снова увернулся… Больше стрелять не дали: люди накинулись на мужчину и отняли у него пистолет. Но выстрелы раздались снова, это палил отбежавший в сторону другой мужчина. Бариюс ловко уворачивался, взлетая все выше и выше…

Из-за дома появился маленький вертолет. Через открытую дверцу человек в черной маске целился из снайперской винтовки. Бариюс увидел, как из нее вылетела пуля, сделал немыслимый вираж и полетел за дом. Вертолет повторял маневры Бариюса, пытаясь догнать его.

Оцепеневшие люди стояли молча, многие из них плакали. Как можно так обидеть этого неизвестного героя! Кто-то бросил пистолет на землю, но его никто не поднимал. Мужчины куда-то исчезли, опасаясь народного гнева…

— Бариюс, Бариюс, — глотая слезы, повторяла Леночка.

— Кто это? — спрашивали ее.

— Это Бариюс. Он — космическая игрушка! — тихо и твердо ответила Леночка.

Вечером все телевизионные каналы без перерыва показывали репортаж Кращелыги. Журналисты взахлеб комментировали происходящее, многократно повторяя моменты, где Бариюс был наиболее хорошо виден. О самом подвиге почти ничего не говорили, никого не интересовала сгоревшая квартира и спасенная женщина с ребенком. Все повторяли только одно имя: «Бариюс».

На телевидении появились ученые… Строились версии и предположения… Начались никому ненужные споры. Двое известных ученых из-за какого-то пустяка на глазах миллионов телезрителей даже поругались.

Самое интересное, что имя Кращелыги практически не упоминали. Телеканалы заплатили ей бешеные деньги за репортаж, один раз объявили фамилию, но скоро про нее забыли, особенно после того, как кто-то поинтересовался, каким образом ей удалось оказаться в самом центре событий…

Кращелыга, смакуя дорогие конфеты, смотрела телевизор.

— Жаль, не пришла ко мне слава, — злилась она, — но ничего, зато немного разбогатела!


В квартире Александровых в полном составе собрались обе семьи. Через два часа прилетал академик Алешин. Накануне дядя Боря обещал встретить его прямо на аэродроме и все ему рассказать. Тетя Света советовала Воробьевым пока не возвращаться домой, потому что их могли взять в заложники и заставить Бариюса пойти на контакт.

— Как же он нас найдет? — волновалась Леночка.

Папа предположил, что Бариюс сейчас на корабле и какое-то время не выйдет из него. Это даже хорошо, там его никто не поймает! А найти своих друзей он всегда сможет по этому адресу.

— А вдруг он ранен? — разрыдалась Леночка.

— Или даже убит? — не выдержал Саша и тоже заплакал.

Мама с тетей Светой как могли успокаивали детей.

— Не плачьте! Бариюс очень ловкий, разве можно его поймать или застрелить? Будем надеяться на лучшее.

В это время по телевизору транслировали квартиру Воробьевых. По мнению какого-то комментатора, здесь жили пришельцы из космоса. Они очень долго изображали из себя людей. Теперь они улетели в далекие галактики.

— Бред какой-то, — выключил телевизор дядя Боря. — Я еду на аэродром встречать академика Алешина.

Папа хотел поехать вместе с ним, но его уговорили остаться. Мама и тетя Света пошли на кухню подогревать ужин, приготовленный Бариюсом. Саша снова включил телевизор. Леночка не отходила от окна. В надвигающейся темноте она надеялась увидеть знакомый силуэт…

Поздно вечером, когда все уже готовились лечь спать, по телевизору показали дядю Борю. Он находился в студии с очень известными политическими деятелями и академиком Алешиным. Дядя Боря рассказывал о Бариюсе: кто он, откуда, каким образом удалось установить с ним контакт, вернее, даже не контакт, а настоящую дружбу. Затем по очереди выступали все присутствующие. Говорили они много и непонятно, но смысл оставался один: Бариюс не должен попасть в руки каких-либо спецслужб, он не должен принадлежать какой-либо стране, чтобы из-за этого не могла начаться война. Бариюс должен принадлежать всему человечеству, если, конечно, этого захочет, ведь после такой охоты за ним он может больше никогда не вернуться к людям.

— Он вернется, он вернется, — повторяла Леночка, — разве он может обидеться на нас?

В самом конце передачи на студию позвонил президент России и рассказал о телефонном разговоре с президентом США. Лидеры двух супердержав полностью согласны со сложившимся общественным мнением. Завтра в Москву прилетят лучшие ученые всего мира, будет создана специальная комиссия, которая попробует установить контакт с Бариюсом. Если он состоится, то вся информация, все научные исследования, открытия и новые технологии станут доступны не отдельной стране, а всей земной цивилизации… Бариюсу теперь ничего не грозит — он почетный гость всего человечества!

— Ура! — закричали дети. — Мы победили!


Дядя Боря вернулся домой утром. По дороге он специально прошел мимо дома Воробьевых и теперь рассказывал о собравшихся во дворе тысячах людей. Вокруг городские власти выставили мощное милицейское оцепление.

— Вам там не дадут покоя, поживите пока у нас, — предложил он.

Скоро появился академик Алешин. Ему не терпелось познакомиться с людьми, дружившими с Бариюсом. Он уже знал, как детям удалось проникнуть в пещеру и познакомиться с представителем других миров.

— Много лет назад Юрий Гагарин первым из людей полетел в космос, — восторженно говорил он, — а вы первыми вошли в контакт с внеземной цивилизацией!

Академик очень долго расспрашивал детей о Бариюсе, его интересовало все, вплоть до самых мельчайших подробностей. Особенно ему понравилась история о вылетевшей через форточку бабушке.

— А если нам прямо сейчас спуститься в шахту, и Леночка снова попробует войти в космический корабль? — Алешин вопросительно посмотрел на маму.

Мама боялась отпускать дочь одну, но только Леночка могла пройти сквозь защитное поле. Мама потребовала разрешения сопровождать ее.

Академик взял телефон.

— Думаю, препятствий у нас не будет!

Леночка первой подошла к кораблю.

— Бариюс, Бариюс! — звала она.

Пещера ответила гулким эхом.

— Он не слышит нас или не хочет слышать!

Леночка, словно делала это тысячу раз, ловко проскользнула внутрь. Академик пощупал место, куда исчезла Леночка, но руки его уперлись в поверхность.

— Невероятно, — прошептал он.

Леночка отсутствовала довольно долго. Наконец она появилась, обняла маму и разревелась.

— Его там нет, он, наверное, погиб! Бариюс, милый, любимый!!!

— Он не мог погибнуть! — воскликнул Алешин. — Это несправедливо! Мы так долго его ждали! Может, он где-нибудь поблизости?

— Он бы оставил записку, — продолжала плакать Леночка.

Мама обняла Леночку.

— Если он жив, то обязательно вернется. Он не может обидеться на людей!

Прошло несколько дней, но Бариюс не появлялся. Леночка еще три раза в сопровождении мамы и академика Алешина спускалась в пещеру, проходила на корабль, но все оказалось напрасно.

Прибывшие со всего мира в Москву ученые работали день и ночь. Из них сформировали несколько больших групп, которые занимались строго определенными исследованиями. Бесконечно просматривалась видеозапись Кращелыги, опрашивались многочисленные свидетели.

Тяжело пришлось семье Воробьевых. Маму, папу и Леночку расспрашивали относительно каждой мелочи, часто вопросы были бестактными и глупыми. Даже у спокойного папы иногда сдавали нервы. Особенно его злила целая очередь журналистов, записавшаяся на интервью чуть ли не на год вперед. И ладно бы писали они правду (впрочем, находились и такие), но в основном публиковалась какая-то несусветная чушь.

И опять выручил Очкариков. Он быстро разобрался с журналистами и телевизионщиками, назначив очень крупные денежные суммы за каждую минуту интервью или съемки. Деньги решили переводить на счета детских домов и больниц. От этого очереди не уменьшились, но у всех членов семьи появилось удовлетворение, что причиняемые им неудобства смогли обратиться в реальную помощь детям, а ради этого можно и постараться.

Как-то раз Леночку попросили вынести с корабля для исследования какую-нибудь вещь или прибор.

— Как же я могу что-то взять без спроса? — искренне удивилась она.

— А вдруг Бариюс никогда не вернется? — спросил один из ученых. — А любой предмет с корабля при правильном использовании может изменить в лучшую сторону жизнь всего человечества.

— Он обязательно вернется! — твердо ответила Леночка.

И снова помог Очкариков. Он посоветовал написать маме заявление на имя президента и рассказать, что бесконечные вопросы отрицательно сказываются на здоровье детей. Президент согласился с этими доводами, и семьям разрешили отправить Леночку с Сашей в деревню к бабушке Шуре.

В глубокой тайне академик Алешин посадил Леночку и Сашу на поезд. В первый раз за все это время людей вокруг не оказалось. Было как-то непривычно тихо, оказывается, к тишине тоже нужно привыкать.





Бабушка очень обрадовалась столь неожиданному приезду. Она горячо расцеловала Леночку и Сашу, налила им свежего молока, дала по пирожку.

— Какой странный вкус, — заметила Леночка, с аппетитом уплетая пирожок, — ты так никогда не пекла.

— А это не я пекла.

— А кто?

— Я! — раздался знакомый голос сзади.

Леночка повернулась и увидела Бариюса. Девочка бросилась к нему, обняла.

— Бариюс, любимый, милый, хороший!

Саша тоже обрадовался. Он целовал Бариюса в затылок и гладил по серебристой шерстке.

— Мы уже думали, что больше никогда тебя не увидим!

Когда Бариюс наконец освободился от объятий, он рассказал, почему не вернулся на корабль. Оказывается, запасной вход в пещеру застроили большими жилыми домами, а около основного дежурили солдаты. Бариюс решил не рыть новый ход, не возвращаться в квартиру, где, возможно, могла быть засада, а переждать на крыше одного из соседних домов, но там тоже везде располагались посты вооруженных людей… Вот тогда он и вспомнил о бабушке. Ночью Бариюс, ориентируясь по звездам, долетел до места, которое когда-то она обозначила ему на карте.

Деревня находилась глубоко в лесу. Здесь не было даже электричества, поэтому люди давно покинули ее. Свой век в ней доживали лишь несколько стариков, умевших обходиться без света, радио и телевизора.

Бабушка ничего не знала о московских событиях. Внимательно выслушав Бариюса, она посоветовала ему дождаться лета, когда на каникулы родители привезут к ней Леночку, вот тогда уже всем вместе и решить, как поступать дальше. Так Бариюс остался жить у бабушки…

После сытного обеда Леночка с Сашей немного вздремнули и пошли на огород помогать бабушке. Бариюс что-то ремонтировал в сарае. Соседка, бабушка Катя, тоже возилась на своем участке. Дети волновались, не увидит ли она Бариюса. Как же они удивились, когда бабушка Катя подошла к забору и закричала:

— Бариюс, помоги мне, пожалуйста!

— Иду, Катерина Ивановна! — вылетел из сарая Бариюс.

Леночка и Саша побежали к бабушке.

— Бабушка, — укоризненно спросила Леночка, — зачем ты рассекретила Бариюса?

Бабушка беспомощно развела руками.

— Да разве могут быть в деревне какие-то тайны? Здесь вам не город, здесь все как на ладони. Вот и пришлось рассказать. Все очень жалели Бариюса…

— А вдруг до приезда родителей кто-нибудь проболтается?

— Ну что вы, — успокоила детей бабушка, — тут во время войны наших раненых партизан прятали. Об этом все знали, но предателя не нашлось! А Бариюс — молодец! Всем огороды вскопал, а бабушке Кате дом покрасил. Краски всего-то полбанки нашлось, а он размножил ее и покрасил, то-то наши старики удивлялись!

Леночке стало стыдно. Она не первый год отдыхала здесь летом, но у нее и мысли ни разу не мелькнуло, чтобы, кроме бабушки, помочь еще кому-то.

— Теперь мы с Бариюсом много чего вместе сделаем! — решили дети.


До лета оставалось совсем немного времени, но жара стояла уже невыносимая. Саша давно мечтал искупаться в речке, а заодно половить рыбу, и вот, наконец, свободная минута нашлась.

— А как это — ловить рыбу? — не понимал Бариюс.

— Пойдем с нами, узнаешь, — пригласила Леночка.

На берегу Саша распустил леску, насадил на крючок мякиш хлеба. Скоро поплавок дернулся, и маленькая рыбка затрепыхалась на берегу.

— И вам не жалко ее? — у Бариюса из глаз выкатились две большие слезинки.

— Это рыба, ее так ловят, а потом отдают кошке или жарят.

— Она же живая…

Леночка напомнила, как когда-то Бариюс ел жареную рыбу в тесте и почему-то не переживал по этому поводу. Бариюс надолго задумался, замолчал, его электронный мозг напряженно работал. Да, людям необходимы и рыба, и мясо. Человечество еще не научилось производить синтезированные продукты… Если не будет мяса, не будет рыбы, тогда наступит голод!.. Это понятно! Но вот ловить рыбу просто ради удовольствия — непонятно… Ей же больно, она тоже хочет жить!

Саша засмеялся.

— Она глупая!

— По сравнению с тобой — да, — согласился Бариюс, — но вот ты, Саша, не можешь по уму сравниться с каким-нибудь великим математиком. Разве поэтому он имеет право ловить тебя на крючок?

— А еще, — пожаловалась Бариюсу Леночка, — он хочет побыстрее вырасти и заняться охотой. Представляешь, Бариюс, стрелять из ружья по беззащитным зверюшкам!

Теперь настала очередь задуматься Саше. Он хотел что-нибудь сказать в свою защиту, но правильных слов почему-то не находилось.

— Я хочу изучать мир животных, наблюдать за их жизнью, — начал он.

— Ага, через ствол ружья…

Бариюс осторожно взял в руки рыбку и отпустил в воду.

— А не хотели бы вы посмотреть на рыб прямо в речке?

— А как?

Бариюс показал маленький приборчик, называющийся «оболочкой». В космическом спасательном поясе он служит для защиты от любой агрессивной среды. При включении вокруг того, кто пользуется «оболочкой», образовывается мощное магнитное поле. Получается как бы невидимый скафандр, в котором можно спуститься под воду, выйти в открытый космос, не бояться огня и пули.





— Почему же ты не включил его на пожаре и не защитился от выстрелов? — удивилась Леночка.

— Для включения «оболочки» требуется время, — ответил Бариюс, — а его у меня не было.

Леночка недоверчиво рассматривала приборчик. Неужели с ним можно залезть под воду и при этом не утонуть?

— «Оболочка» вырабатывает и очищает воздух для дыхания, — продолжал объяснять Бариюс, — поддерживает постоянную температуру. В спасательном поясе их как раз три: одна для спасателя и две для тех, кого спасают.

Леночка с Сашей включили приборы и с опаской вошли в воду. К их большому удивлению, одежда оставалась совершенно сухой. Огромных усилий потребовал первый вдох под водой… Зато, когда получилось, вода показалась самым обычным воздухом, правда, довольно мутным.

Леночка, Саша и Бариюс поплыли, словно рыбы, не забывая при этом делиться друг с другом своими впечатлениями. Стайки мелких рыбешек шарахались в стороны, но тут же возвращались, будто понимая, что никакая опасность им не угрожает. Появилась огромная щука… Она с любопытством уставилась на трех неопознанных ею плавающих объектов и на всякий случай уступила дорогу…

Река оказалась мелкой, лишь в самом центре дна видно не было. Осмелевшая Леночка нырнула в глубину. Лучи солнца проникали туда с трудом, но она сумела рассмотреть двух больших сомов, мирно дремавших около старого затонувшего бревна.

Сзади кто-то забарахтался. Это Бариюс застрял в неизвестно как попавшей сюда сети. Саша с Леночкой с трудом освободили его.

— Это браконьеры поставили, — Саша показал на погибшую в ячейках сети рыбу.

Мальчик перочинным ножиком перерезал веревки. Сеть медленно опустилась на дно. Теперь она никому не могла причинить вреда.

— Смотрите, смотрите, — Бариюс поплыл в сторону. — Что это?

Леночка и Саша увидели несколько старинных церковных колоколов.

— Интересно, как они сюда попали? — осторожно дотронулся до самого большого колокола Саша.

Леночка вспомнила рассказ бабушки о временах русского царя Петра I. В тяжелые для России времена он приказал лить из колоколов пушки. Вот тогда монахи и спрятали самые ценные из них в реке.

Больше ничего на дне в этом месте обнаружить не удалось, кроме еще одного дремавшего сома. Бариюс ласково почесал ему спину, но тот даже не шелохнулся.

— А давайте поиграем в подводные салочки, — предложила Леночка и осалила Бариюса, — догоняй!

Бариюс бросился за Леночкой, но в воде это оказалось не так просто: вода делает тело легким, но сильно замедляет движения. Чтобы быстро плыть, надо работать руками, ногами, извиваться телом. Почему-то Леночка и Саша очень быстро приспособились к новой стихии, а вот Бариюсу это никак не удавалось, поэтому он никого догнать не смог.

— Сдаюсь, — крикнул вслед Бариюс, но дети не услышали бы его, даже если бы он находился рядом…






Глава 8

ПОЛЕТ

 Сделать закладку на этом месте книги

Это был самый настоящий самолет. Огромный бомбардировщик времен войны. Он стоял с открытой кабиной на зарытых в ил шасси.

Саша долго рассматривал звезды на крыльях.

— Это наш самолет. Но почему он целый, почему на шасси? Не мог же он сесть прямо на дно!

— А может быть, это подводный самолет? — предположила Леночка.

Саша усмехнулся. Подводных самолетов не бывает. Существуют подводные лодки, есть танки, умеющие преодолевать водоемы по дну, а вот самолеты могут только летать. Правда, еще есть гидропланы, но они могут садиться на воду или взлетать с нее.

— И откуда ты все знаешь?

— Читать надо больше!

Бабушка сначала даже не поняла, о чем говорят дети. Плавать и дышать под водой? С недоверием она пощупала у Саши волосы, у Леночки платье и, если бы не Бариюс, никогда бы не поверила.

— Какой самолет? Постойте, самолет… — вспомнила она. — Бомбардировщик?

— Да.

— Это… — у бабушки на глазах вдруг появились слезы. — Это самолет Леночкиного деда!

Бабушка рассказала, как во время войны дедушка сражался в небе над своей родной деревней. Однажды у него кончилось горючее. Пришлось совершать вынужденную посадку прямо на неокрепший лед, который не выдержал огромный вес, поэтому самолет провалился и утонул. Дедушке с экипажем удалось спастись в самую последнюю минуту.

— А бабушка тоже воевала! — похвалилась Леночка.

Бабушка открыла старый альбом с фотографиями. На них в юной симпатичной девушке, одетой в летную военную форму, с трудом можно было узнать бабушку.




>

— А это кто? Узнаете? — бабушка показала фотографию очень красивой девушки в погонах и с орденами. — Это мой бывший штурман, бабушка Катя.

— Бабушка Катя?

— Тогда все называли ее просто Катей.

Дети с интересом рассматривали фотографии.

— А почему бабушка Катя на лыжах, в маскировочном халате и с автоматом? — удивился Саша.

— Однажды в глубоком тылу врага нас сбили, — продолжала рассказ бабушка Шура. — Мы попали к партизанам. Меня тяжело ранили, и я долго лечилась, а вот Катя в это время сражалась в диверсионном отряде — взрывала мосты, устраивала засады, брала «языков». Потом мы вернулись в свою часть и снова летали на одном самолете.

Бариюс восхищенно смотрел на бабушку. Неужели когда-то она была летчицей, да еще воевала!

— А где сейчас дедушка?

Бабушка открыла другой альбом. После войны дедушка стал летчиком-испытателем, а когда вышел на пенсию, увлекся спортивным воздухоплаванием. Десять лет назад на воздушном шаре он совершал перелет через Индийский океан и при невыясненных обстоятельствах исчез. Все считают его погибшим, но, пока могила не найдена, он без вести пропавший.

— Сердце мне подсказывает, — вздохнула бабушка, — он жив и находится на необитаемом острове. Эх, мне бы самолет хороший, да штурмана бабушку Катю, я бы его обязательно нашла.





Саша предложил поднять со дна самолет, починить его и лететь на поиски дедушки. Все с надеждой посмотрели на Бариюса. Он задумался на секунду, потом очаровательно улыбнулся.

— Давайте попробуем.

Ранним утром бабушки, дети и Бариюс отправились на речку. Накануне у них созрел план, каким образом с довольно большой глубины можно поднять самолет. Бабушка Шура когда-то видела фильм, где к затонувшему кораблю водолазы привязали огромные шары, наполнили их воздухом, и судно всплыло. Вместо шаров решили использовать камеру от колеса большого грузовика, служившую каждое лето надувным кругом.

На берегу Бариюс с помощью «множителя» превратил камеру в несколько десятков точно таких же. Затем в каждую из них чуть-чуть подкачал насосом воздух. Дети надели «оболочки», нырнули на глубину и толстыми веревками привязали камеры к самолету… У бабушек замирало сердце, когда Леночка и Саша надолго скрывались под водой.

Но вот наконец все готово. Под водой Бариюс размножил внутри привязанных камер воздух. Веревки напряглись, пытаясь вырвать заросшие илом шасси. Прошло несколько тревожных минут ожидания. А вдруг не получится? Но тут бомбардировщик стал медленно подниматься на поверхность.

Через полчаса самолет отбуксировали на отмель около самого берега. Бабушка Шура, позабыв про возраст и радикулит, забралась в кабину.

— Смотрите, — позвала она, протирая от водорослей панель приборов.

Леночка, Саша и Бариюс хором прочитали нацарапанную надпись: «Капитан Воробьев»…

Поначалу самолет казался почти целым, но время не пощадило его: сгнили и покрылись ржавчиной почти все детали. В большой специальной мастерской квалифицированные мастера, конечно, смогли бы отремонтировать его, но только для музея — летать он все равно бы не смог. Бабушка Шура и бабушка Катя приуныли, но они совсем забыли о Бариюсе.

Бариюс очень долго перенастраивал «множитель», затем тоненьким кабелем присоединил его к своей голове.

— Из простого инструмента мы сделали думающий инструмент!

Он приставил «множитель» к ржавому болту, тот несколько секунд красиво светился и на глазах у всех превратился в совершенно новый. То же самое случилось и со следующим.

— «Множитель» с помощью моего мозга, — объяснял Бариюс, — вычисляет параметры какой-либо детали и создает ее заново из старой на том же самом месте. Когда мы так пройдемся по всему самолету, он станет по-настоящему новым…


В это время недалеко в зарослях орешника мелькнул отблеск объектива видеокамеры. Это была Кира Кращелыга…

После репортажа о Бариюсе ей опять не удалось стать знаменитой. Кращелыга очень обиделась, потому что именно она открыла его для всего мира. Почему про нее забыли?

Кращелыга снова решила действовать. Ей захотелось во что бы то ни стало найти Бариюса, и найти обязательно первой. Несколько дней она выслеживала семью Воробьевых. Она подсмотрела, как детей отправили в деревню, оставалось только узнать адрес. Для опытной авантюристки это большого труда не составило…

Кращелыга уже успела отснять и Бариюса, и бабушек, и детей. Особенно ее удивил старый самолет.

— Зачем они его ремонтируют, куда собираются лететь? — думала она, отплевываясь от прожорливых комаров









. — Вот бы полететь с ними… Хотя зачем? Если они полетят к людям, моя видеосъемка гроша ломаного стоить не будет. Надо срочно возвращаться и постараться подороже продать этот репортаж. Может быть, на этот раз мне удастся стать знаменитой и богатой?

Бариюс сдержал слово: к вечеру самолет стал совершенно новым, но взлететь без взлетной полосы и горючего не мог. Бабушка Катя предложила приделать к самолету большие поплавки, тогда это уже будет гидросамолет, и для взлета ему подойдет поверхность реки. У бабушки Шуры сохранилась военная зажигалка с прекрасным авиационным бензином, который можно размножить.

— А сколько надо граммов для взлета? — наивно спросил Бариюс.

— Не меньше тонны! — заулыбались бабушки.

Бариюс размножил бензин, бабушка Шура проверила двигатели, бабушка Катя составила подробный маршрут.

— Вылетаем с утра, — приказала бабушка Шура. — До границы пойдем на бреющем полете, над океаном поднимемся выше.

Бариюс долго рассматривал карту с прочерченной линией маршрута. Он не понимал, почему нельзя пролететь через континент, ведь так гораздо короче и быстрее.

— Да, — согласилась бабушка Катя, — но мы не можем слишком долго лететь на низкой высоте, это очень опасно. А если подняться выше, нас обязательно засекут радары.

— Ну и что?

Саша объяснил Бариюсу, что незнакомый самолет в воздушном пространстве любого государства считается нарушителем границы, и его могут сбить средства противовоздушной обороны.

— Молодец, правильно, — похвалили мальчика бабушки. — С радаром шутки плохи.

— А каков его принцип действия? — поинтересовался Бариюс.

Бабушка Катя на бумаге начертила схему. Радар — это специальный прибор, посылающий вокруг себя радиоволны на десятки километров. Если на их пути встречается какой-нибудь предмет, то радиоволны отражаются и возвращаются обратно. Тогда на экране сразу видно, самолет это или птица.

Бариюс долго настраивал «всасыватель».

— Земные проблемы! Теперь «всасыватель» сможет поглощать радиоволны, и ни один радар нас не увидит…

Еще не успели пропеть первые петухи, как на всю округу взревели два мощных самолетных двигателя. За штурвалом сидела бабушка Шура, рядом с ней бабушка Катя. Они оделись в летные комбинезоны, которые им очень шли и даже делали лет на пятьдесят моложе.

— Разбег!

— Есть разбег!

Покачиваясь, самолет заскользил по воде. Замелькали камыши, куда-то в сторону взлетела стайка испуганных уток.

— Взлет.

— Есть взлет…

Самолет быстро набирал высоту. Леночка и Саша еще никогда в своей жизни не летали на самолете. От необычного ощущения им стало не по себе.

— Страшно? — засмеялась бабушка Шура.

— А давай как тогда, в сорок четвертом, покруче и вправо, — совсем по-детски закричала бабушка Катя.

Бабушка Шура потянула штурвал, и самолет резко со снижением ушел в сторону.

— Не надо! — захныкали дети.

— Ну, не надо так не надо, — пожалела их бабушка. — Эх, хлипкая нынче молодежь пошла!

По расчетам штурмана бабушки Кати до предполагаемого места катастрофы предстояло лететь около двадцати часов. Это если не делать вынужденных посадок и не при сильном встречном ветре. Решили нигде не приземляться, потому что Бариюс обещал восстанавливать горючее прямо в полете. Бабушка Катя тоже умела водить самолет, поэтому бабушки менялись каждые три часа.

Леночка стала стюардессой. Для нее не составляло труда разложить на тарелки по одному бутерброду, налить из термоса в чашки по капле чая. Все это Бариюс тут же размножал, оставалось накрыть стол, потом смахнуть крошки и вымыть посуду.

Саша считал себя не морским, а летающим юнгой. Он почти не отходил от сидевших за штурвалом бабушек. Он постоянно интересовался приборами, тумблерами, картами, схемами. Несколько раз бабушки даже давали ему немного подержать штурвал, и тогда счастью мальчика не было границ.

Под самолетом медленно проплывали реки, леса, горы. С высоты они выглядели совсем игрушечными. Казалось, земля, а вместе с ней и все земные проблемы остались далеко-далеко внизу.

Бариюс уже трижды наполнял баки горючим. Каждый раз по совету бабушек, чтобы более легкий самолет летел быстрее, он ждал, когда бензина останется совсем немного, и только в самый последний момент включал «множитель». В четвертый раз что-то не сработало.

— Что случилось? — встревожилась бабушка Шура.

— Надо садиться, — ответил Бариюс, — в «множителе» и «всасывателе» иссяк запас атомов.

— Бензина не будет?

— Нет.

Бабушка Катя посмотрела на карту и побледнела. Внизу на многие сотни километров простирались одни горы, и не представлялось никакой возможности найти ровную площадку для посадки тяжелого самолета.

— Поднимаюсь как можно выше, — громко объявила о своих действиях бабушка Шура. — Попытаемся протянуть как можно дольше… Бариюс, что можно сделать?

Бариюс задумался. Для заправки необходимо любое вещество. «Всасыватель» поглощает его, разлагает на атомы, а затем уже «множитель» вырабатывает из этих атомов горючее. Сейчас вырабатывать было не из чего…

— Но ведь воздух тоже вещество, всасывай воздух!

— Воздуха надо очень большое количество, мы получим совсем немного бензина.

— Включай, сейчас нам помогут даже несколько граммов!

В этой ситуации всех могли спасти «везделеты», но тогда бы бомбардировщик разбился. Ни у кого из членов экипажа даже мысли не возникло покинуть уже ставший родным самолет.

Бабушка Шура хлопнула в ладоши.

— Дети, ко мне! Несите сюда все наши вещи!

Скоро около кабины образовалась огромная куча: одеяла, посуда, инструменты. Бабушка приказала свинтить лишние кресла и даже раздеться.

«Всасыватель» поглотил все без остатка.

— Сколько получилось?

— Около ста пятидесяти литров.

— Мало… Всасывай воздух дальше…

Бариюс попробовал включить «везделет» и тем самым сделать самолет невесомым, но тот вдруг закружился и начал терять управление. Оказывается, все существующие летающие аппараты рассчитываются для полета с учетом собственного веса и законов аэродинамики. Любое нарушение этих условий приводит к катастрофе! «Везделет» пришлось выключить.

Самолет поднимался все выше и выше. Огромная снежная равнина медленно плыла под крыльями. Это тянулся густой слой облаков, под ним едва просматривались бесконечные горные вершины. Две старушки в купальниках и дети в одних трусиках со страхом и надеждой смотрели вперед.

Моторы зачихали. Бариюс направил «множитель» на баки.

— Еще литров десять, — крикнул он.

— Это почти ничего.

Через несколько минут моторы остановились. В наступившей тишине самолет, планируя, медленно снижался. Пелена облаков расступилась — вдалеке виднелось море.

— Не дотянем, — тяжело вздохнула бабушка Катя.

— Буду как планер искать восходящие потоки, — не сдавалась бабушка Шура.

Прямо по курсу расположилась большая, но зато самая последняя гора. Когда до нее оставалось совсем чуть-чуть, стало ясно, что через нее не перелететь. Все замерли. Казалось, одна бабушка Шура не нервничает…

Почти у самой вершины она резко вывернула штурвал, и самолет ушел куда-то вправо и вверх. Едва не чиркнув днищем о камни, бомбардировщик перевалил через гору. Впереди было только море.

— Ура! — закричали все. — Мы спасены!

Самолет мягко приводнился. Экипаж в изнеможении повалился на пол. Все страшно устали от пережитого, сил не осталось даже что-то сказать друг другу.

Целый час никто не мог пошевелиться. Даже Бариюс, присев около Леночки, тихо дремал. Первой встала бабушка Шура.

— Подъем!

Саша недовольно подтянул свои плавки.

— Как же лететь в таком виде?

— Ничего, зато мы живы и невредимы, — не теряла присутствия духа бабушка Шура.






Глава 9

ВСТРЕЧИ

 Сделать закладку на этом месте книги

В это время по самолету постучали.

— Это, наверное, местные рыбаки, — поспешила открыть люк бабушка Катя.

Все ожидали увидеть какую-нибудь экзотическую личность, но лицо влезающего в самолет оказалось явно европейским, хотя и очень загорелым.

— Do you speak English? — спросила бабушка Шура.

— Yes, — хрипло ответил незнакомец.

Бабушка Шура быстро заговорила по-английски. Саша и Леночка совсем недавно начали изучать этот язык и поняли только одно слово «полисмен». «Ага, — догадался Саша, — наверное, бабушка спрашивает, не полицейские ли они?»

В самолет залез второй незнакомец. В руках он держал пулемет.

— Это же бандиты! — воскликнула бабушка Катя.

Незнакомцы странно переглянулись.

— Батюшки, — засипел бандит с пулеметом, — это же наши, русские… Как вас сюда занесло?

— Путешествуем, — процедила сквозь зубы Леночка.

— Туристы? — хриплый бандит вытащил пистолет. — Значит, должны быть деньги. Быстро давайте их сюда!

Но тут случилось нечто невероятное, то, чего ожидать никто не мог: бабушка Катя молниеносным движением перехватила руку хриплого, тот вскрикнул, выронил пистолет и с грохотом рухнул на пол.

— Не понял, — передернул затвор пулемета сиплый.

Бабушка Катя сделала шаг вперед, высоко подпрыгнула, и ее голая пятка смачно впечаталась ему прямо в нос. Сиплый, выронив пулемет, свалился рядом со своим напарником.

Гангстеры вскочили, замахали руками.

— Ну, бабуля, сейчас мы покажем тебе каратэ! Мы учились у настоящего сэнсэя.

Бабушка Катя ловко увернулась, схватила одного за руку, другого за шиворот. Здоровые и крепкие мужчины завертелись, ударились друг об друга лбами и отлетели в сторону.

— А нас в диверсионном отряде учил ротный старшина!

Бабушка Шура подняла пистолет.

— Руки вверх!

Бандиты попятились назад.

— Я узнал их, — вскрикнул Бариюс. — Это они подбросили нам ворованные радиодетали. Кто вас подослал?

— Директор завода, — всхлипнул сиплый. — Он хотел любой ценой вернуть себе свое кресло.

Леночка не на шутку рассердилась.

— Ах вы, негодяи, из-за вас папу чуть-чуть в тюрьму не посадили! А ну, говорите, как вы оказались в Индийском океане?

— На заработки приехали, в пираты переквалифицировались… Отпустите нас, мы больше не будем!

Бабушка Шура и бабушка Катя зашептались. Пираты, совсем недавно такие грозные, понимая, что решается их судьба, выглядели жалкими и беспомощными. Казалось, еще совсем немного, и они расплачутся.

Бабушки сжалились над ними и решили отпустить, взяв с них слово никогда больше не воровать.

— А пулемет? А пистолет? Они больших денег стоят.

— Брысь отсюда!

Хриплый и сиплый мигом покинули самолет, погрузились в свою маленькую лодку, отплыли подальше и завопили:

— Ну, погодите, мы еще встретимся!

Правильно говорят, сколько волка не корми, все равно он в лес смотрит! Конечно, лучше было бы взять этих преступников с собой, в Россию, а там сдать их в руки правосудия, но тогда бы они здорово могли помешать полету!

Бабушка Катя с трудом подняла тяжелый пулемет. Длинная очередь над головами несостоявшихся пиратов мигом привела их в чувство: лодка исчезла.

— Здорово! — загорелись Сашины глаза. — А можно и мне попробовать?

— Спички детям не игрушка! — бабушка Катя строго посмотрела на Сашу. — А уж пулеметы тем более!

Бабушка Шура попросила заполнить «всасыватель» полностью. Бариюс направил его на морскую воду. Под самолетом образовалась огромная воронка. Несколько капель бензина, оставшихся в шлангах, размножились в сотни килограммов превосходного топлива. Затем Бариюс подкрутил «множитель», и в ту же секунду появились кресла, огнетушитель, магнитофон, термос, а следом все остальные вещи, накануне превращенные в бензин.

Путешественники оделись, с аппетитом перекусили, и самолет снова взлетел в небо…


А Кращелыга тем временем появилась в Москве. На этот раз, чтобы заработать побольше денег, она решила провести аукцион между крупнейшими телекомпаниями. Целый день пришлось бегать, звонить, назначать встречи… Предлагаемые суммы росли, но Кращелыга, помимо денег, жаждала прославить свое имя. Теперь торг шел о том, сколько времени и какими буквами будет написана в титрах ее фамилия. В одном из многолюдных коридоров телецентра она неожиданно столкнулась с Очкариковым.

Очкариков, поглощенный своим новым проектом, с большим трудом проник на телевидение. Он ставил любительский комический спектакль и в целях рекламы через знакомых журналистов добивался малюсенького репортажа о своей работе. Он был уверен, что фрагмент его постановки обязательно вызовет у зрителей интерес.

— Что-то здесь не так, — подумал Очкариков, увидев Кращелыгу с красными от бессонницы глазами, и последовал за ней.

Кращелыга пришла в приемную директора очень известной телекомпании.

— Вас уже ждут, — учтиво вскочила секретарша, открывая авантюристке дверь в кабинет.

Очкариков дождался, когда секретарша усядется за свой компьютер, и быстро вошел.

— Нельзя, директор занят!

— Как? Он мне назначил встречу!

— А кто вы?

— Я? — Очкариков на секунду замешкался. — Я режиссер, моя фамилия Очкариков.

Секретарша пожала плечами.

— Я не в курсе. Подождите, директор скоро освободится.

Вот это как раз и требовалось Очкарикову! Теперь он с полным правом мог стоять у двери директора. Для конспирации он то и дело поглядывал на часы, вздыхал и все время прислушивался к обрывкам разговора. Скоро он понял, о чем идет речь. Сначала он обрадовался, потому что узнал, что Бариюс жив. Но тут же сердце его сжалось: против Бариюса опять готовится интрига!

— Это просто безобразие! — пошел он к выходу. — Передайте вашему директору, что режиссеру Очкарикову некогда его ждать!

Когда Кращелыга ушла, секретарша рассказала своему шефу о странном посетителе.

— Режиссер Очкариков? — пытался вспомнить тот. — Не знаю такого… Но раз он так уверенно держался, то, наверное, известный режиссер! Разыщите его и пригласите! Мне очень интересно будет с ним познакомиться.


Очкариков прекрасно понимал всю опасность нового репортажа Кращелыги. Еще несколько часов, и какая-нибудь телекомпания покажет Бариюса по телевизору. Тут же сотни бесцеремонных журналистов и исследователей бросятся в деревню, последствия могут быть непредсказуемыми. Не исчезнет ли Бариюс на этот раз навсегда?..

Очкариков решил встретиться с кем-нибудь из высших руководителей страны, кто действительно мог если и не запретить, то хотя бы задержать этот репортаж. Но как это сделать? И тут он вспомнил, что в одном из театров сейчас проходит юбилей очень известного актера. Там обязательно будет кто-то из правительства. Очкариков на последние деньги поймал такси…

Оказалось, на юбилее присутствовал сам президент России. Естественно, его личная охрана и близко не пустила Очкарикова в правительственную ложу. И тут в голову нашего режиссера пришла гениальная идея!

Очкариков после очередного поздравления нахально выскочил на сцену. Он обнял недоумевающего юбиляра и расцеловал его от имени коллектива народного театра дома номер двадцать восемь.

— Вам… В качестве подарка… Я прочту… Монолог Джульетты…

Зал расхохотался. Это ж надо, монолог юной влюбленной девушки будет читать маленький толстый человек! Откуда присутствующие могли знать, что когда-то это был лучший актерский этюд Очкарикова. От этого выступления зависела судьба Бариюса, а возможно, и будущее всего человечества. Мысль эта испугала, но в то же время вдохновила Очкарикова… Он с дрожью в голосе произнес первое слово и словно оказался другом мире…

Зрители притихли. Никогда еще они не видели такого гениального исполнения… Почти все женщины рыдали, многие мужчины плакали. Буря аплодисментов возвратила Очкарикова в действительность… «Теперь я знаю, теперь я понял, как надо играть и мне, и моим актерам, — думал он. — Я придумал абсолютно новую систему перевоплощения!!!»

Очкарикова похлопали по спине.

— С вами хочет познакомиться президент.

— Со мной? Зачем? — удивился Очкариков и тут вспомнил, зачем сюда пришел. — Ведите, быстрее ведите меня к нему!

Президент с интересом выслушал Очкарикова. Он сам был расстроен случившимся. Человечеству для контакта с инопланетной цивилизацией представился такой шанс, а оно им не воспользовалось! Казалось, пришелец исчез навсегда… Даже своей властью президент не мог запретить репортаж Кращелыги. Информация уже просочилась и в любую секунду появится на телевидении или в печати. Все может кончиться весьма печально… Президент задумался.

— Значит, они улетели на самолете времен войны? Невероятно! Но куда они могли улететь и почему их до сих пор не запеленговали радары?

Очкариков рассказал о том, как у Воробьевой-старшей пропал муж, известный летчик-испытатель Воробьев. Это случилось десять лет назад в районе Индийского океана. И если самолета так долго нет, то, скорее всего, они полетели на его поиски. Старинный бомбардировщик, горючее, полная защита от радаров, тысячекилометровый перелет — все это только для людей может показаться фантастикой. Нельзя забывать, что на борту находится Бариюс!

Президент снова задумался. Он умел принимать важные государственные решения, но на этот раз необходимо придумать нечто необычное… Он подозвал к себе одного из помощников.

— Быстро свяжите меня с военным архивом!

За сутки бомбардировщик пролетел над огромной территорией, но все было бесполезно: никаких следов катастрофы обнаружить не удалось. Усталая бабушка Шура посадила самолет около небольшого острова. Измученные путешественники высадились на песчаный берег.

— В тот день с юга пришел сильный ураган, и воздушный шар отнесло в сторону, — рассуждала бабушка Катя, рассматривая карту. — Нам хотя бы направление знать.

Бариюс хлопнул себя по голове.

— Как я мог забыть!

— Все забывают, — успокаивал его Саша.

— Это человек может забыть, а для машины подобное непростительно. Наверное, уже возраст…

Бабушка Шура усмехнулась.

— Семьдесят миллионов лет — разве это возраст? Нам вот с бабушкой Катей далеко за семьдесят, и ничего страшного.

Бариюс вспоминал, как для изучения планеты с космического корабля выпустили пятьдесят тысяч летающих микророботов — «жужжалок», по виду напоминающих обычных крупных мух. Они постоянно барражируют на большой высоте, записывая все происходящее внизу. Один раз в двадцать лет по нескольким специальным узким тоннелям они возвращаются на корабль, передают полученную информацию на Центральный бортовой компьютер, обновляются и вновь заступают на дежурство. Если какая-то из них по тем или иным причинам выходит из строя или исчезает, то ей на смену тут же автоматически изготовляется новая. Если за столько лет все системы космического корабля до сих пор прекрасно функционируют, то и с «жужжалками» ничего произойти не могло.

Бариюс положил правую руку себе на голову, закрыл глаза. Вдруг все увидели, как откуда-то появилась большая муха и села ему на плечо. Бариюс долго молчал…

— В тот день здесь пролетал воздушный шар красного цвета.

— Дедушка летел на красном воздушном шаре! — вскричала бабушка Шура.

Бариюс поставил на карте жирный крестик.

— Воздушный шар пошел на посадку в восьмидесяти километрах отсюда, затем резко поднялся на большую высоту и полетел на запад. Все, информации больше нет.

Бабушка Шура долго рассматривала карту.

— Я так и думала. Шар нашли далеко отсюда. Дедушка высадился, а легкий неуправляемый шар понесло в том направлении, где потом дедушку и разыскивали.

Самолет снова взлетел. Бабушка Катя постоянно считала, чертила, всматривалась в карту. Много лет назад она считалась самым опытным штурманом авиаполка. За долгие годы многое забылось, но мастерство есть мастерство!

— Дедушка уводил шар в сторону от урагана, искал удобный остров и мог приземлиться у любого…

Под самолетом виднелись маленькие голые острова. Даже с такой большой высоты было видно, что люди на них не живут.

— Смотрите, смотрите, — Леночка указала рукой на еле заметный дым от костра.

Бабушка Шура сделала крутой разворот и пошла на посадку. Самолет подрулил к самому берегу.





Два почти голых черных аборигена в набедренных повязках радостно размахивали руками, приветствуя путешественников. Они не знали европейских языков, пришлось объясняться с ними жестами. Оказалось, остров лежит вдали от морских путей, поэтому его никто никогда не посещает. Этот остров называется Оро, соседний — Ири, а чуть дальше — Зуевка.

— Как вы сказали? — переспросила бабушка Шура.

Аборигены повторили, но они не знали, почему этот остров совсем недавно стал называться именно так.

— Он там! — догадалась бабушка Шура. — Зуевка — это же наша деревня!

Чуть взлетев, самолет пронесся над водой несколько километров, оставшихся до заветной цели. Вот и остров, совсем маленький, почти без растительности, неужели здесь кто-то может выжить?

Бабушка Шура первой выпрыгнула на песок, следом за ней бабушка Катя. Навстречу им из прибрежного кустарника вышел пожилой, но очень крепкий мужчина. Изорванная одежда едва прикрывала его загорелое тело.

— Леночка, это дедушка! — воскликнула бабушка Шура. — Его зовут дедушка Коля!

Бабушка и дедушка крепко обнялись. По их щекам текли слезы счастья. Дедушка подхватил и горячо расцеловал свою внучку, которую видел первый раз в жизни.

— А вы кто? — удивился дедушка, разглядывая Бариюса.

Бариюс смешно заморгал большими глазами.

— Я космическая игрушка…

Теперь уже дедушка смешно заморгал глазами…

До глубокой ночи путешественники слушали интересный рассказ дедушки о своих приключениях. Полет начался при очень неблагоприятных погодных условиях, но отважный воздухоплаватель все же пролетел больше половины пути. Сильный ураган настиг его в самом центре океана, откуда до ближайшего крупного острова было несколько часов полета. Воздушный шар изрядно потрепало, пришлось искать место для вынужденной посадки. Лишь около этого острова дедушке с трудом удалось снизиться. Он спрыгнул в прибрежные воды, но облегченный шар резко взмыл в воздух и навсегда исчез в неизвестном направлении.

Казалось, ничего страшного не произошло и потерпевшего крушение быстро найдут, надо совсем немного продержаться… Но шло время, а помощь не приходила. Воздушный шар нашли далеко от места катастрофы, никому и в голову не могло прийти искать дедушку именно здесь. Кто-то в подобных обстоятельствах опустил бы руки, но только не летчик Воробьев. Несмотря на почти полное отсутствие воды и пищи, он все же смог выжить, а со временем превосходно наладил свой быт. Дедушка научился ловить рыбу и крабов, находить и выращивать съедобные растения, добывать пресную воду. Надежда никогда не покидала его и вот спустя годы он спасен…

Теперь уже дедушка Коля превратился во внимательного слушателя. За десять лет многое изменилось в этом мире, и рассказ об этих изменениях длился довольно долго. С особенным интересом он выслушал историю Бариюса.

— Если бы я сам не увидел Бариюса, — сказал дедушка, — никогда бы не поверил в его существование!

На рассвете самолет взял курс на родину. Во время полета дедушка Коля с удовольствием сел за штурвал самолета, на котором воевал много лет назад. За долгие годы он не разучился летать… Бабушка Шура включила рацию и настроилась на Москву…

— Белка, Белка, отзовитесь, — послышался далекий голос.

От неожиданности бабушка Шура вскрикнула.

— Это же мой позывной во время войны!.. Да, я Белка, слушаю вас… Кто вы? Прием…

— С вами говорит президент России… Мы знаем, у вас на борту находится Бариюс. Передайте, пожалуйста, что никакой опасности для него больше нет. Правительства всех стран мира гарантируют ему полную безопасность. Жители планеты Земля приветствуют Бариюса и с нетерпением ждут его возвращения в Москву.

— Ура!!! — дружно прогремело в самолете.

Президент передал микрофон командующему Военно-воздушными силами России, тот поинтересовался техническими возможностями самолета, предложив произвести посадку недалеко от Тушинского аэродрома на Москву-реку. Дедушка прекрасно знал эти места и сразу согласился. Еще командующий попросил разрешения военным журналистам взять интервью прямо в воздухе. Это было необходимо для того, чтобы именно сейчас люди смогли получить достоверную, не искаженную вымыслами информацию.

Бабушка Катя сообщила свои координаты, и скоро прямо по курсу появился морской разведчик российских ВВС в сопровождении двух истребителей. Приблизившись, самолеты покачали крыльями. Через несколько минут старинный бомбардировщик и новейшие самолеты летели вместе…


Кращелыга, небрежно развалившись на диване, смотрела телевизор, потягивая из огромной кружки пиво. Оставались какие-то пять минут до ее сенсационного репортажа о Бариюсе. Авантюристка торжествовала: ей все-таки удалось столкнуть лбами несколько крупных телекомпаний и устроить самый настоящий аукцион. После первого же показа по телевидению на ее счет должна поступить очень большая сумма. Через несколько минут эти деньги будут принадлежать только ей и никому больше. А еще будут долго говорить, какая она умная, какая она талантливая… Неожиданно на экране появился президент…

— К чему бы это? Уж не война ли началась? — сделала громче звук Кращелыга, но тут до ее затуманенного пивом сознания дошло, что речь идет о Бариюсе. Глаза тупо уставились в телевизор…

Прямая передача транслировалась прямо с борта самолета-разведчика. Из открытого бокового люка бомбардировщика, летевшего рядом, Леночка и Саша дружелюбно размахивали руками. Впереди стоял немного растерянный Бариюс. Леночка что-то сказала ему, он кивнул и… вдруг сделал шаг из самолета… Камера в руках оператора чуть вздрогнула… Трудно представить, сколько в этот момент на планете Земля сжалось от страха сердец!

А Бариюс уже подлетал к самолету-разведчику. В лучах яркого солнца его серебристая шерстка блестела особенно красиво, большие глаза сияли от счастья. Комментатор протянул микрофон.

— Здравствуйте, жители планеты Земля, — взволнованно приветствовал Бариюс…

Кращелыга заскрипела зубами: в одно мгновение ее репортаж из дорогостоящей информационной сенсации превратился в содержимое для мусорного ведра. Кому теперь нужны подпольно снятые издалека кадры Бариюса, когда вот он на экране рассказывает о своей жизни и отвечает на вопросы?

Зазвонил телефон. Голос на другом конце провода сообщил о разрыве договора между телекомпанией и Кращелыгой ввиду полного отсутствия интереса к предложенному материалу.

Кращелыга запустила кружкой в огромный телевизор…

— Я отомщу, я отомщу, я жестоко отомщу!


Всю дорогу до Москвы самолет сопровождали то российские, то американские истребители. И это оказалось как нельзя кстати: не прошло и десяти минут после завершения прямой трансляции, как одна известная террористическая организация сделала угрожающее заявление, смысл которого состоял в том, что Бариюс будет принадлежать только ей или никому. Тут же фанатики из запрещенной псевдорелигиозной общины объявили Бариюса посланцем дьявола, обещая немедленно его уничтожить…

К счастью, всего этого наши путешественники не знали, иначе их прекрасное настроение было бы испорчено. Они с нетерпением ждали возвращения на родную землю. Время тянулось нескончаемо долго, казалось, каждый оставшийся километр словно стал в несколько раз длиннее, но вот, наконец, показалась Москва.

Пролетая над Тушинским аэродромом, дедушка Коля покачал крыльями. Сотни тысяч встречающих самолет людей закричали «Ура!». Даже здесь, на высоте, рев двигателей не мог заглушить это торжественное приветствие. Самолет сделал еще один круг и пошел на посадку, мягко коснувшись воды Москвы-реки. Он подрулил к наспех построенной деревянной пристани, где собрались руководители страны и высокопоставленные гости.

— Выходи первым, — шепнула Леночка Бариюсу.

— Почему я? Нас же всех встречают!

— Бариюс, милый, — ласково подтолкнула его бабушка Шура, — люди хотят видеть тебя, сделай им, пожалуйста, приятное.

Саша открыл люк, Бариюс вышел. От мерцания тысяч фотовспышек из его больших глаз выкатились две большие слезинки. Президент России протянул Бариюсу руку для приветствия, но не выдержал — поднял и расцеловал его. Рядом стояли президенты США, Франции, канцлер Германии, премьер-министры Англии и Японии, главы почти всех стран. Поочередно, словно ребенка, они брали Бариюса на руки и целовали.

Многочисленные кордоны милиции с трудом сдерживали ликующих людей.

— Бариюс, милый, — кричала Леночка, не слыша собственного голоса, — тебя хотят видеть все!

Бариюс только по губам понял слова Леночки. Он осторожно освободился из объятий очередного главы государства, взял микрофон и взлетел вверх.

— Я не ожидал такой встречи! — растроганно говорил он. — Я вас всех очень люблю!!!

Он попробовал еще что-то сказать, но голос его, многократно усиленный громкоговорителями, просто тонул в несмолкаемом шуме и гвалте. Российский президент потянул за микрофонный шнур.

— Сюда, сюда! — звал он.

— Что случилось? — спустился Бариюс.

— Очень опасно так висеть. Нам пора ехать.

— А как же собравшиеся люди? — удивился Бариюс. — Если мы уедем, это будет очень некрасиво.

— Люди придут сегодня вечером на Красную площадь, — пообещал российский президент. — Все вас снова увидят!

Тут же через многочисленные кордоны служб безопасности подлетел черный бронированный лимузин. Два дюжих охранника открыли дверь, приглаш









ая Бариюса внутрь.

— А как же мои друзья, без них я никуда не поеду! — Бариюс повернулся к самолету, но его из-за нахлынувших людей не было видно.

— Это не предусмотрено этикетом, — лихо отбарабанил один из охранников.

Бариюс ничего не знал об этикете, но спорить не стал и сел на удобное мягкое сиденье. Тяжелая дверь захлопнулась, лимузин, со всех сторон окруженный мотоциклистами, плавно тронулся с места. За ним устремилась целая вереница машин с главами государств. Экипаж самолета пригласили в самый последний автомобиль. Это сделал человек, действительно отвечающий за этикет…

Машины стремительно неслись по городу. Сотни тысяч людей заполонили улицы, всем хотелось увидеть Бариюса. Флаги, воздушные шарики, транспаранты — все это быстро мелькало, и рассмотреть что-то подробнее было практически невозможно. Бариюс попросил открыть окно.

— Это опасно, — не разрешил охранник.

— Опасно? Но почему? — не понимал Бариюс. — Люди хотят меня видеть, как же я могу обмануть их ожидание?

— В толпе могут быть террористы!

Бариюс заметил, как ликующих людей сдерживают солдаты и милиция, на крышах домов расположились одетые в черный камуфляж снайперы.

— Неужели это так необходимо? — тяжело вздохнул Бариюс. Почему-то вдруг стало грустно и одиноко. Ему так не хватало его друзей! Где они сейчас, что делают? «Ничего, — подумал Бариюс, — скоро мы обязательно увидимся, и тогда я по-настоящему буду счастлив!»

Машина на полной скорости въехала в Кремль, следом за ней и все остальные. Не пустили несколько последних автомобилей.

— Почему нас не пропускают? — возмутилась бабушка Шура.

Загородивший дорогу офицер отдал честь.

— Относительно вас у меня нет никаких указаний!

— Но там Бариюс, он член нашей семьи! Мы же с ним летели в одном самолете. Неужели вы не смотрели телевизор?

Офицер сам ничего не понимал, но нарушить приказ не мог.

— Про нас просто забыли! — предположил Саша. — И Бариюс про нас забыл, наверное, мы теперь ему больше не нужны.

Леночка заплакала.

— Нет, нет, Бариюс не такой, он не может про нас забыть. Ему просто сказали, что так надо, а он всегда и всем верит… Он думает сейчас о нас, я чувствую это!

И тут издалека кто-то крикнул. Это был Очкариков. Он залез на фонарный столб за оцеплением и махал рукой. Рядом с ним стояли мама, папа, дядя Боря и тетя Света. Дедушка бросился к ним навстречу. Столько лет он не видел своего сына, то есть папу, и свою сноху, то есть маму. Слезы счастья появились у всех на глазах, даже находившиеся рядом люди не могли сдержать своих чувств при виде такой трогательной встречи.

— Мы встречали вас на аэродроме, — рассказывал Очкариков, — но пробиться не смогли. Приехали сюда, думали, в Кремль пустят…

— Нас, экипаж самолета, и то не пустили, — пожаловался Саша.

Вокруг недовольно загудели.

— Вы совершили такой перелет! Это же самый настоящий подвиг! Вы спасли человека, за это награждать надо!

— Не надо нам орденов и медалей, — всхлипнула Леночка, — пусть Бариюса отпустят!

Люди стали возмущаться.

— Куда дели Бариюса? Почему к нему не пускают его родных и друзей?

Подбежал еще один офицер и сказал, что начальник службы безопасности приглашает в Кремль, но только завтра… Сегодня никак нельзя, сегодня встреча с главами иностранных государств. Но и завтра с Бариюсом встретиться не удастся, для него объявлен двухнедельный карантин.

— Какой карантин? — недоумевал папа. — Бариюс общается с нами длительное время, но все мы живы и здоровы.

Офицер виновато извинился …

Вечером, когда телевизор уже устал от бесконечного показа ликующих президентов, премьеров и грустного Бариюса, бабушка Шура недовольно высказалась:

— Вы как хотите, а завтра я никуда не пойду.

— Правильно, — согласилась бабушка Катя. — Без Бариюса эта встреча нам не нужна. Скажите, чего выдумали… Карантин какой-то!

— Конечно, может для науки так и надо, но пусть тогда проверяют и нас, но только вместе с Бариюсом! — поддержала их мама.

Леночка тихо сидела в самом дальнем углу комнаты и молчала. Словно во сне она видела ничего не понимающего Бариюса, его большие добрые глаза. Он тихо шептал: «Не бойтесь, я не заразный…»






ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

ГДЕ ТЫ, БАРИЮС?

 Сделать закладку на этом месте книги

Всю ночь Бариюс просидел в кресле. В огромных апартаментах, куда его поселили, было очень неуютно. Несколько больших комнат с роскошной обстановкой напоминали музей, где Бариюс чувствовал себя всего лишь маленьким экспонатом.

Бариюс попробовал выйти, но за дверью стояли охранники. Вежливо улыбаясь, они преградили дорогу. Пришлось вернуться. Бариюс с грустью вспомнил свой, теперь уже родной, дом в центре Москвы, и две большие слезинки упали на мягкий ковер.

Утром пришел высокий солидный мужчина.

— Здравствуйте, моя фамилия Красовский, — представился он. — Я назначен к вам координатором.

«Какое странное слово, — подумал Бариюс. — Наверное, это тот, кто будет осуществлять связь между мной и правительством». Как потом выяснилось, Бариюс не ошибся.

— У вас есть какие-нибудь пожелания?

— Когда меня отпустят домой?

— Вы хотите сказать, на корабль?

— Нет, в мою семью, к Воробьевым!

Красовский удивился. По его мнению, Бариюса должны были с почестями встречать ученые, политики, бизнесмены, но ни в коем случае не какие-то там дилетанты. Контакта с представителем внеземной цивилизации ждали многие поколения, его ждали миллиарды жителей планеты Земля и вот, наконец, он осуществился. И причем здесь эти самые Воробьевы?

— Но я так люблю свою семью! — сквозь слезы воскликнул Бариюс.

— На вашей планете верят в любовь?

— Конечно! Это чувство знакомо всем галактикам!

Красовский ухмыльнулся. Как смешно рассуждает этот робот! Неужели далекая цивилизация, опередившая в своем развитии земную, еще не избавилась от романтических предрассудков!

Они долго непонимающе смотрели друг на друга: Бариюс — машина с тонкой человеческой душой и Красовский — человек с душой холодной машины.





— К сожалению, господин Бариюс, для вас объявлен двухнедельный карантин. Поймите нас правильно, жизнь на вашей планете отличается от нашей, поэтому безобидная для вас бактерия может оказаться для нас смертельной.

Бариюс возразил. Когда-то ученые с Барию уничтожили на борту корабля все бактерии и микробы, а также установили чувствительные датчики, соединенные с Центральным бортовым компьютером. При появлении на корабле даже одного опасного микроорганизма все люки немедленно блокируются на вход и на выход до полного их выявления и уничтожения…

Красовский объяснил, что карантин для Бариюса — это не тюрьма, это всего лишь подстраховка от недостоверной информации. Из-за нее на планете может начаться паника.

Бариюс вздохнул:

— А Воробьевы тоже будут проходить карантин? Может быть, тогда мы будем жить вместе? Как к этому отнесутся ученые?

— Тут уже решают не только ученые, но и политики. Карантин для Воробьевых и Александровых опять же может вызвать панику. Люди могут неправильно понять действия властей. Мы очень надеемся, что все обойдется…

В комнату вошла миловидная женщина в белоснежном переднике. Она привезла изящный столик на колесиках, густо уставленный серебряной посудой.

— Ваш завтрак, — Красовский незаметно дал знак женщине удалиться.

Из всех блюд Бариюс узнал только кофе и булочки. Красную и черную икру, балык, натуральную ветчину, какие-то непонятные салаты — все это Бариюс никогда раньше не видел. В маленькой, почти незаметной тарелке, накрытой круглой блестящей крышкой оказалась овсяная каша. Бариюс схватил ложку, но тут же сморщился — это была не бабушкина каша…

После завтрака Красовский привел с собой двух пожилых людей, известных всему миру ученых — русского и американца. Они заранее приготовили речь, но, увидев прямо перед собой Бариюса, как-то по-детски растерялись.

— Как вы себя чувствуете на нашей планете? — поинтересовался русский ученый.

— Последние семьдесят миллионов лет неплохо, — пошутил Бариюс.

Красовский перевел американцу, тот заулыбался и быстро заговорил. Красовский переводил, но явно не поспевал за его скороговоркой.

— Если можно, то прошу вас говорить чуть-чуть медленнее, — попросил Бариюс по-английски.

Лицо американца удивленно вытянулось.

— А мне говорили, кроме русского, вы других языков не знаете!

— Поговорив с вами, теперь я знаю и английский.

— Поразительно!

Началась довольно бестолковая беседа. Ученые задавали много вопросов о жизни планеты Барию, но чем больше отвечал Бариюс, тем больше возникало новых вопросов для пояснения старых. Русский и американец считались выдающимися учеными, не случайно именно им предоставили честь первыми провести беседу с Бариюсом, но даже им, с их энциклопедическими знаниями, почти все из рассказанного было просто-напросто непонятно. После очередного ответа они вновь переглянулись.

— Но тогда наша физика развивается не в том направлении! — воскликнул американский ученый.

Бариюс успокоил ученых. Наука, которую они называют физикой, слишком многогранна, и любая грань имеет право на свое существование и развитие. Судя по всему, земляне развиваются только в одном направлении, поэтому понять физическую сущность других граней они сейчас не могут. Бариюс показал «множитель».

— Это один из приборов членов экипажа нашего космического корабля, — рассказал он. — Как вы знаете, все вещества состоят из атомов. Внутри у «множителя» сконцентрировано огромное количество атомов, полученных из «всасывателя». Если направить «множитель» на какой-нибудь предмет, то он скопирует его атомное строение и из своих атомов в точности воспроизведет этот предмет. Для нас это просто, для вас пока — подчеркиваю, пока — непонятно…

Когда Бариюс демонстрировал «множитель», превратив сервированный столик со всем содержимым в четыре точно таких же, русский ученый не смог сдержать своего восторга:

— Так можно накормить всех голодающих в мире! Но как долго он может служить?

Бариюс не смог дать ответа. Прибор выполнен в простейшем исполнении. На планете Барию функционировали более совершенные «множители», а этот специально разработан для небольшого объема работ во время спасательных мероприятий. Никому неизвестно, сколько он сможет прослужить. Но даже если «множитель» проработает совсем немного времени, он сможет спасти от голодной смерти миллионы людей.

По мнению американского ученого, это будет несправедливо по отношению к фермерам многих стран мира. Сейчас Организация Объединенных Наций, международные объединения, комиссии при правительствах выделяют огромные деньги для закупок продовольствия в гуманитарных целях. Чем тогда будут заниматься десятки, сотни миллионов крестьян и такое же количество людей, непосредственно связанных с переработкой, хранением и продажей продуктов питания?

Бариюс удивленно посмотрел на ученых.

— Может быть, конечно, еще рано весь мир обеспечивать бесплатными продуктами питания. Достаточно их произвести ровно столько, сколько необходимо в определенный момент и в определенном месте. А фермерам можно найти другую работу!

— Как вы себе это представляете? Ну хорошо, допустим, а потом вдруг «множитель» сломается, и что тогда?

Русский ученый согласился. Это очень прискорбно, что для подобных благородных целей «множитель» применить невозможно. Предположим, существует очень редкое и дорогое лекарство, не всем по средствам доступное, но его нельзя просто так размножить. Тогда фирма, затратившая на производство этого лекарства годы труда и огромные деньги, сразу подаст иск в суд и будет по-своему права!

Все замолчали. Вошедшая официантка недоуменно уставилась на груду сервированных столиков. «Хорошо бы и зарплату мне увеличили в четыре раза», — подумала она.

— Кстати, может ли «множитель» размножать живые существа? — продолжил беседу американский ученый.

— Нет!

— Что мы все время о «множителе»? — русский ученый попробовал перевести разговор на другую тему. — Расскажите, какие у вас еще есть приборы. Не могут ли они помочь жителям нашей планеты?

Бариюс продемонстрировал работу «всасывателя». «Множитель» и «всасывате



ль» взаимосвязаны, но действовать они могут и независимо друг от друга. В космическом спасательном поясе это основные приборы. Затем Бариюс показал «везделет» и долго рассказывал о принципе его действия. Ученые поразились: оказывается, антигравитатор существует, правда, очень маленький и, как заявил американец, недостаточно мощный.

И тут Бариюс вспомнил дядю Васю.

— Я знаю одного гениального изобретателя. Он разработал проект самой мощной электростанции в мире, где вместо топлива будет работать «везделет».

Бариюс взял ручку и быстро набросал несколько простеньких чертежей. Ученые одобрительно закивали, идея им очень понравилась. Они тоже взяли ручки, и скоро на столе выросла целая кипа исписанной бумаги. Время летело быстро, все были поглощены работой, только один Красовский непонимающе зевал. Наконец он не выдержал:

— А как отнесутся к этой идее энергетические и нефтяные компании? Вы думаете, они захотят терять свою прибыль?

Американец в сердцах забросил свой дорогой паркер под стол. Русский скомкал последний исписанный лист. Бариюс смотрел на них и непонимающе моргал.


Все семейство Воробьевых ранним утром разбудил шум под окнами. Недовольный папа высунулся в окно и увидел престранную картину: несколько крепких мужчин в штатском куда-то тащили упирающегося дядю Васю…

Воробьевы никак не могли привыкнуть к усиленной охране своей квартиры, хотя с некоторых пор убедились в необходимости этого: почти каждый день у входа в подъезд охранники отлавливали очередного сумасшедшего с взрывчаткой или оружием. Терроризм, от которого так устал весь мир, не давал покоя даже членам семьи представителя инопланетной цивилизации. Террористам постоянно что-то не нравится: их раздражает прошлое, не устраивает настоящее, пугает будущее. Знают ли они, чего хотят на самом деле? Войну, мир, справедливость? Непонятно одно: зачем уничтожать то, что было, зачем уничтожать то, что есть, зачем уничтожать то, что будет?

— Куда вас ведут? — распахнул окно папа.

— Я шел к вам, — возмущался дядя Вася, — а меня не пускают вот эти люди.

— Вы знаете этого гражданина? — поинтересовался один из охранников.

— Конечно, это дядя Вася.

— Отпустить!

Дядя Вася собрал разбросанные на земле бумаги и вошел в подъезд. Несколько последних дней он совершенствовал проект своей электростанции. Он проделал титаническую работу. И вот, наконец, все готово. Папа разложил чертежи на письменном столе.

— Бариюс сейчас находится в Кремле, — говорил дядя Вася. — Давайте попросим, пусть он убедит руководство страны в необходимости скорейшего выделения средств на это строительство. Я за свой проект не возьму ни копейки, лишь бы все получилось.

Накануне папа пытался дозвониться в Кремль и связаться с Бариюсом. На все просьбы разные люди отвечали вежливым отказом. Папа не понимал, почему Бариюсу не разрешают хотя бы поговорить по телефону. Академику Алешину в разговоре тоже отказали…

— К сожалению, Бариюс на карантине, мы не имеем с ним связи!

Пришел дядя Боря и стал с интересом рассматривать чертежи. Несколько раз он вскакивал, восторженно щелкал пальцами, потом надолго задумывался.

— А ведь ни у нас, ни у Бариюса ничего не получится, — сказал он. — В этом мире все взаимосвязано и переплетено. Верхушка любой страны состоит из богатых и влиятельных людей. Хозяевам энергетических компаний это строительство не выгодно… Если потерять деньги, то можно потерять и власть…

Дядя Вася отрешенно посмотрел в окно.

— Значит, мою электростанцию никогда не построят!

— Если не построят они, то построим мы сами! — решительно заявил папа. — Надо найти деньги и место, где строить.

С кухни заглянули бабушка Шура и бабушка Катя. Они готовили обед и волей-неволей слышали весь разговор. Бабушки предложили выбрать для строительства место около деревни Зуевка. Недалеко от нее находился огромный промышленный район с атомной электростанцией в аварийном состоянии. Ее давно хотели закрыть, но не могли, потому что электричества больше взять было негде.

Папа согласился с бабушкой. Оставалось дело за самым малым: за деньгами…

— Эх вы, ротозеи, — улыбнулась бабушка Шура, — совсем забыли, что когда Бариюс искал золотую сережку, то в камине его «искатель» подозрительно громко запищал. Интересно, почему?

Дядя Вася хлопнул себя по голове.

— Как мы могли забыть, ведь тогда Бариюс настроил «искатель» на золото!

Папа побежал за инструментами, дядя Боря с дядей Васей запихивали в трубу лестницу, мама, Леночка с Сашей, бабушки и дедушка тоже помогали, чем могли.

Без «везделета» сделать что-либо в трубе оказалось практически невозможно. Лестница до заветного места не доставала. Дядя Вася вспомнил о цирковых жонглерах, и папа взобрался ему на плечи. Мама держала фонарик, ловко увертываясь от летящих мимо осколков кирпичей и штукатурки…

После нескольких часов интенсивной работы вдруг послышался странный звук, очень похожий на шум водопада. В то же мгновение какая-то лавина вынесла находившихся в трубе людей в комнату. Все вокруг осветилось желтым светом.

— Золото! — вскричали все.

Монеты рекой лились из камина, словно когда-то размноженные Бариюсом конфеты, но тех конфет было намного меньше! А золотой водопад все продолжался и продолжался. В бурлящих монетных водоворотах крутились изящная посуда и украшения, инкрустированное оружие и старинные книги. Поначалу все это казалось сказочным, ослепительным волшебством, но прошло всего несколько секунд и золотое наводнение стало чем-то обыденным и повседневным.


«Почему мне так не везет! — скрипела в это время зубами от злости Кращелыга. — Мне бы эти деньги! Я бы купила большую газету или журнал, где публиковалась бы только я одна. Вот когда ко мне придут и слава и богатство!»

Да! Эта снова была Кращелыга. Она никуда не пропала, она постоянно находилась рядом. После неудачи с репортажем о Бариюсе в деревне она решила следить за квартирой Воробьевых и, если повезет, подсмотреть новую сенсацию. Кращелыга купила современную шпионскую аппаратуру в виде мощнейшей видеокамеры с направленным микрофоном. Уже больше суток авантюристка сидела на душном чердаке в доме напротив и наблюдала за квартирой. Споры о какой-то электростанции интереса не представляли, но разговор о золоте заставил ее насторожиться…





Когда Кращелыга увидела хлынувшее богатство, изображение в видеокамере почему-то стало нерезким. Дело оказалось не в оптике, у нее просто затряслись руки. План действий созрел быстро… Вряд ли Воробьевы будут сообщать властям о сокровищах до утра. Если осторожно спуститься по веревке через каминную трубу и тихо набрать сумку-две не сочтенного еще золота, то пропажу никто и не заметит! Кращелыга схватила сотовый телефон…

Под самое утро, когда сон у людей самый глубокий, в квартире Воробьевых раздался шорох. Со стороны могло показаться, будто по углам бегают мыши. Леночка на секунду открыла глаза и увидела силуэт огромного мыша, сгребающего передними лапами золото в кучу. «Приснится же такое», — подумала она, но тут рядом с камином мелькнула тень еще одного, поменьше размерами. Это были не мыши, это были самые обычные воры. Леночка вскочила и включила свет.

— Мы… Это… Мы только чуть-чуть, — прохрипел вор, стоявший на четвереньках.

Другой вор, испугавшись, схватился за веревочную лестницу, но сорвался, наделав много шума. Все в квартире сразу проснулись. Мама быстро все поняла и распахнула входную дверь. Два агента службы безопасности с пистолетами наготове влетели в комнату. В ответ воры выхватили свои пистолеты, но первым стрелять никто не решался.

И вдруг охранники дружно рассмеялись. Воры сделали то же самое. Не прошло и секунды, как все присутствующие в квартире оглушительно захохотали.

— Ой, не могу, — заливался один из охранников. — Ой, как смешно… Сдавайтесь! Ха-ха-ха!

— Не сдадимся! — гоготали в ответ воры.

На шум в квартиру вбежали еще несколько охранников.

— Что здесь происходит?

— Думали, воров ловим, а тут вечер юмора, — пошутила мама.

Самый высокий охранник с улыбкой пощелкал наручниками.

— Не надо, я больше не буду, — катаясь на полу в куче золота, сипел один из воров.

— Закон есть закон, — прыснул охранник, не в силах справиться с наручниками.

Веселье продолжалось. Ворам, если их ловят на месте преступления, обычно бывает не до смеха, тем более что впереди каждого ждет немалый срок за решеткой, но тут творилось что-то непонятное. Все понимали абсурдность ситуации, но никто ничего с собой поделать не мог.

— Батюшки, — узнала их бабушка Катя, со смехом выбивая из рук сиплого пистолет, — да это же наши старые знакомые — пираты! Опять взялись за старое?

— Ой, какая встреча! — захихикал тот в ответ. — Вы тоже нас помните? А давайте как тогда — ударьте меня пяткой в нос! Обхохочемся! Кстати, кроме шуток, сколько лет нам дадут за это ограбление? Хи-хи-хи…

Мысль о тюрьме заставила воров стать чуть-чуть серьезнее. Побросав пистолеты, держась за животы, они кое-как добрались до веревочной лестницы и стали медленно подниматься наверх. Охранники попытались организовать погоню, но это показалось им настолько смешным, что они бросили эту затею.

Когда воров и след простыл, веселье неожиданно кончилось. Это Леночка с трудом все-таки сумела выключить «генератор смеха».

— Ничего не понимаю! — ругался старший охранник. — Двоих жуликов скрутить не могли!

Леночка важно спрятала приборчик в карман.

— Зато обошлось без стрельбы!

— А откуда у вас столько золота?

— Да это мы клад нашли…

— Бывает…

Бабушка Шура показала на крышу соседнего дома.

— Смотрите, смотрите, вон они!

Там, в свете яркой луны, удирали три фигуры, причем одна была явно женская.


— Не может быть, не может быть, — восторгались эксперты в квартире Воробьевых. — Такой клад мы видим впервые. Тут же несколько тонн золота, не считая других ценностей. Как вы думаете, откуда здесь могло появиться такое богатство?

— До революции этот дом принадлежал очень богатому банкиру. Вероятно, каким-то образом он сумел все это спрятать в трубе камина, — предположила мама.

Папа поинтересовался, когда можно получить положенные проценты за найденный клад.

— Вы хоть представляете себе, какая это будет сумма? — ответили ему. — Вам, вашим детям и внукам хватит на всю жизнь!

Папа посмотрел на маму.

— Лично нам ничего не надо, эти деньги необходимы для очень важного научного эксперимента.

Эксперты переглянулись. Они видели много разных людей, нашедших клады, но такого порядочного и честного человека встретили впервые.

— Это, конечно, меняет дело, но мы сами ничего не решаем. Хотим вас предупредить, времени на это понадобится очень много. Мы вам дадим официальную справку об общем количестве ценностей, с ней вы сможете в любом банке получить кредит под гарантию процентов с этого клада.

Целый день эксперты пересчитывали золото и ценности, тщательно упаковывая все в специальные ящики. Только к вечеру в квартире собрали последние монеты и драгоценности. Специальный бронированный грузовик в сопровождении многочисленной вооруженной охраны тяжело тронулся с места.

Кредит папе предоставили на удивление быстро. Оказывается, в серьезных финансовых учреждениях уже знали об огромном кладе, и между банками даже развернулась борьба за предоставление этого кредита. Проценты предлагались самые низкие, условия самые хорошие.

На этом миссия папы закончилась, потому что он не мог бросить в трудную минуту свой родной завод, который в последнее время стал медленно увеличивать производство. Конечно, полученные деньги могли бы очень помочь заводу, но строительство электростанции для человечества было намного важнее. Единственное, на что потратили довольно большую сумму, так это на путевку в санаторий для дедушки. После возвращения он чувствовал себя неважно: сказывались годы лишений на необитаемом острове.

Теперь за дело взялся дядя Вася. Каким-то фантастическим образом ему удалось выкупить брошенные карьеры около деревни Зуевки и добиться разрешения на строительство экспериментального «антенного коромысла». Местные власти так и не поняли его настоящего предназначения, что и требовалось дяде Васе.

Дядя Вася оказался прекрасным организатором: он нашел энергичных инженеров, хороших строителей, надежных поставщиков. Работать приходилось, позабыв про сон и отдых. Шли переговоры, разрабатывались проекты, заключались контракты. Денег для строительства было очень много, но дядя Вася экономил каждую копейку. Он вспомнил про бабушку Шуру и предложил ей поработать в качестве пилота собственного самолета. Бабушка с большим удовольствием согласились из бомбардировочной авиации перейти в транспортную.

В бомбовые люки срочно загрузили различное оборудование, снаряжение, продовольствие. В короткие сроки предстояло подготовить площадку для будущего строительства.

На следующий день несколько геодезистов вместе с бабушкой Шурой и бабушкой Катей вылетели в Зуевку. Полет чуть не сорвался, когда на охраняемой стоянке около Тушинского аэродрома бравый инспектор дорожного движения потребовал права на управление самолетом. По привычке ему хотели сунуть штраф, но бабушка Шура распахнула свой летный комбинезон, где у нее на груди красовалась внушительных размеров орденская планка.

— Вот мои права!

Милиционер с восхищением вытянулся, отдавая честь. Самолет взял курс на деревню и спустя три часа благополучно приземлился. Грандиозная стройка началась.






Глава 2

ПИСЬМА

 Сделать закладку на этом месте книги

Беседы с Бариюсом продолжались с утра до позднего вечера. В качестве эксперимента из всех его приборов решили найти применение только «генератору правды». Несколько десятков специально «намагниченных» кресел отправили в самые крупные суды и тюрьмы в разных странах. Эффект получился ошеломляющим: закоренелые преступники вдруг сами начинали давать показания и каяться в совершенных преступлениях. Однако через несколько дней последовали протесты адвокатов обвиняемых и подсудимых:

— Этот прибор, воздействуя на психику человека, заставляет говорить правду вопреки его желанию. Мы требуем немедленно прекратить его использование!

В нескольких крупных городах состоялись демонстрации и даже столкновения с полицией. Одни демонстранты требовали разрешить применять «генераторы правды» и тем самым снизить уровень преступности. Другие призывали к их запрету, потому что нельзя против воли человека делать то, чего он не хочет, даже если он и преступник. Правительства всех стран приняли решение о запрещении использования «генератора правды».

Бариюс очень огорчился подобному обстоятельству. Красовский пробовал его успокоить и произнес несколько стандартных предложений, но при этом его глаза оставались холодными, и Бариюс даже поежился, встретившись с ним взглядом.

Бариюс не понимал, почему человеческое общество не хочет воспользоваться достижениями планеты Барию. Это так может помочь людям! И тут он вспомнил о «жужжалках». Ну конечно же, чтобы избежать ошибок любое существо, а тем более разумное, пользуется опытом предыдущих поколений. Люди неплохо знают свою историю, но сколько по глупости уничтожено бесценных памятников архитектуры, сожжено книг древних авторов, предано забвению событий, фактов, дат, имен! Вот где «жужжалки», собиравшие информацию миллионы лет, смогли бы помочь!





На очередной встрече Бариюс рассказал ученым о «жужжалках». Русский ученый поначалу просто не понял, о чем идет речь:

— Вы хотите сказать, мы сможем получить видеоизображения всей нашей планеты день за днем на протяжении семидесяти миллионов лет?

— Конечно…

Ученые восхищенно переглянулись.

— Но как это сделать? Вы можете прямо сейчас показать какое-нибудь изображение древности?

Бариюс ответил, что в данный момент это невозможно. В отличие от Центрального бортового компьютера все земные компьютеры работают по совершенно другому принципу Необходимо разработать специальный дешифратор, тогда посылаемый сигнал можно будет расшифровать. Кстати, недалеко есть радиозавод, там эту проблему обязательно решат.

— О чем вы? — заулыбались ученые. — Такие заказы выполняют крупнейшие электронные корпорации. Рисуйте вашу схему, попробуем разобраться.

Бариюс попросил принести электронные справочники, какое-то время изучал их, затем принялся чертить принципиаль









ную схему.

Всего несколько дней потребовалось для изготовления дешифратора. Первые принимающие компьютеры расположили в Париже, Нью-Йорке и Москве. Предполагалось получить невообразимый объем информации.

Ровно в десять утра за Бариюсом приехал бронированный лимузин с охраной. В сопровождении Красовского его доставили к зданию недалеко от дома Воробьевых, где находился лифт, когда-то обнаруженный Леночкой и Сашей. У корабля Красовский посмотрел на часы.

— Сколько вам понадобится времени?

— Не менее трех часов, — сказал Бариюс и нырнул в мерцающий голубым светом вход.

Ничего не изменилось за это время на корабле, хотя здесь и побывала Леночка. Но разве она могла что-нибудь тронуть без разрешения! Вдруг на стене Бариюс увидел тщательно выведенные мелом Леночкины каракули: «Бариюс, где ты? Мы тибя любим, мы тибя ждем».

У Бариюса из глаз скатились две большие слезинки. Как же он соскучился без своих родных! А что если быстро слетать к ним в гости? Но сначала необходимо подключить Центральный бортовой компьютер! Никогда еще Бариюс не работал так быстро. Он сделал все за час с небольшим. Оставалось направить электронный луч с Центрального компьютера на приемную антенну, стоявшую около корабля, но это можно было сделать и потом.

Бариюс вышел через один из запасных выходов. Старый тоннель был давно обнаружен, пришлось делать новый. Рассчитав направление, Бариюс включил «всасыватель» на полную мощность. Земля быстро исчезала, образовывая почти вертикальный тоннель. Скоро на Бариюса посыпалась картошка. Расчет оказался точным: новый ход вывел прямо на кухню, под ящик для овощей…

Бариюс прислушался. Что-то в квартире было не так… Такое же ощущение он испытывал, когда Кращелыга спрятала под диваном диктофон. Включенный «искатель» тут же показал наличие в квартире нескольких микрофонов и видеокамер. Бариюс долго настраивал «всасыватель»: теперь аппаратура слежения работала в прежнем режиме, но больше ничего не видела и не слышала. Можно вылезать!

В квартире никого не было. Почему-то именно сегодня у папы состоялось срочное совещание, у мамы — срочная приемка какой-то забракованной продукции, а Леночку вызвали на срочную медкомиссию в детскую поликлинику. Наверное, это было простым совпадением…

Бариюс открыл маленький ящик в комоде. В семье все знали, что именно здесь хранятся деньги и документы. На большом листе бумаги Бариюс написал:

«Внимание!!! В квартире установлены видеокамеры и подслушивающая аппаратура. Будьте предельно осторожны…

А теперь здравствуйте, мои родные. Очень по всем соскучился, но меня к вам не отпускают и не дают позвонить, хотя я не заразный, в чем вы уже убедились. Оставляю вам переговорное устройство — „мыслеуловитель“, им может воспользоваться только Леночка, потому что у нее одинаковое со мной биополе. На обратной стороне листа инструкция, как им пользоваться.

Целую всех. Ваш Бариюс».

— Быстро! — удивился Красовский. — Неужели все так просто?

— Не все так просто, как хотелось бы, — задумчиво произнес Бариюс.


На медкомиссии детей осматривали всего два врача. Они мигом всех отпустили и оставили одну Леночку.

— Голова болит?

— Нет.

— Живот болит?

— Нет!

Леночку попросили выйти и тут же позвонили на работу маме.

— Что случилось? — встревожилась мама.

Ей объяснили, что ничего страшного не произошло, но есть подозрение на одно очень редкое инфекционное заболевание. Его, если, конечно, диагноз подтвердится, вылечат за несколько дней, но для этого придется лететь в Австралию. Через час в Мельбурн отправляется правительственный самолет, и Леночку можно туда посадить.

— Я полечу с ней, — заявила мама.

— Но у вас же нет заграничного паспорта.

— Нет, — согласилась мама, — а откуда вы это знаете?

После небольшой паузы попросили не тянуть время, а приехать сразу на аэродром, где все и решить. Мама успела буквально за пять минут до вылета самолета. Она обняла ничего не понимающую Леночку.

— Не волнуйся, через несколько дней ты будешь дома… Это как экскурсия… Помнишь, когда-то мы ездили по Москве? Сейчас тебе придется быть одной, но ведь ты уже большая девочка, правда?

Леночке хотелось заплакать, но она сдержалась и только в самолете закрыла лицо ладошками.

Вечером расстроенный папа долго ходил из угла в угол. Реально ли столь быстро и без всяких анализов определить у ребенка опасное заболевание и сразу же отправить на далекий континент? Это, мягко говоря, непонятно.

— Это же правительственный самолет, — пробовала успокоить его и себя мама. — Если вопрос решается на таком высоком уровне, то за Леночку можно не беспокоиться.

Папа открыл комод. Он не понимал, почему те, кто отправлял его дочь на лечение, не потребовали ни свидетельства о рождении, ни медицинской карты. И вдруг он замер…

Через несколько минут родители засобирались погулять.

— Надо подышать свежим воздухом перед сном, — нарочно громко сказал папа.


Темпы строительства электростанции нарастали. В короткое время прямо через болото проложили уникальную своей дешевизной и прочностью железную дорогу. Над ней возвышались мощные опоры будущей линии электропередачи.

Рабочие и инженеры, собирающие гигантское «коромысло», не понимали, для чего, собственно, строится это сооружение. Может быть, это будет самый большой в мире насос для откачки нефти? Правда, о запасах нефти в этом районе никто никогда не слышал. А может быть, это гигантский радиотелескоп или локатор? На все вопросы дядя Вася отвечал молчанием.

Расчеты оказались точными. За время строительства не было ни одной минуты простоя: отдельные детали, механизмы, конструкции подвозились в точно оговоренные сроки и тут же монтировались. С большой осторожностью установили первую турбину, за ней вторую, третью… Скоро можно было проводить первые испытания.

— Сейчас я как никогда уверен в успехе, — говорил дядя Вася, будучи в очередной раз по делам в Москве, — но сможем ли мы заполучить «везделет»?

Папа прислонил палец к губам и еле слышно рассказал о записке. По его мнению, против Бариюса что-то затевается. Теперь, когда Леночку под каким-то надуманным предлогом увезли в Австралию, в этом можно не сомневаться.

— Не думаю, — шептал в ответ дядя Вася. — Вероятно, это просто недоразумение. Никто не посмеет тронуть Бариюса, ведь о нем известно во всем мире. С Леночкой тоже непонятно, все-таки она улетела на правительственном самолете.

Папа долго думал. Действительно, а вдруг все это всего лишь цепочка случайностей? Дяде Васе надоело говорить вполголоса, он взял лист бумаги и написал: «Как вы думаете, разрешат ли они Бариюсу дать „везделет“ нам». Папа написал чуть ниже: «Что значит — разрешат? Какое они имеют право запретить представителю инопланетной цивилизации пользоваться своими вещами!» И уже вслух добавил:

— Странно только, почему этим занимаемся мы в частном порядке, а не правительства всех стран, и притом сообща?

Дядя Вася снова улетел на бабушкином самолете на стройку. Дела шли просто блестяще. Казалось, уже ничего не сможет помешать окончанию строительства, но тут в Зуевку одна за другой потянулись различные проверяющие комиссии. Дядя Вася отлично знал многовековую бюрократическую машину России и хорошо подготовился к подобного рода неожиданностям, но он и предположить не мог, что любой пустяк может послужить причиной различных запретов и штрафов. Денег, которых должно было с лихвой хватить на строительство и сдачу электростанции в эксплуатацию, вдруг стало катастрофически не хватать. Своевременно не оплатили несколько счетов, и запланированные поставки прекратились. Банки, словно сговорившись, отказали в новых кредитах. Строительство замерло…

Дядя Вася подсчитал оставшиеся деньги — их оставалось очень мало. Можно было закупить недостающие комплектующие, но тогда строители останутся без зарплаты. На это дядя Вася пойти не мог. Он со всеми без исключения рассчитался и без долгов закрыл строительство…


Уже несколько дней Бариюс не выключал «мыслеуловитель», с нетерпением ожидая вызов Леночки. «Неужели они меня забыли? — думал он. — Не может этого быть! А вдруг что-нибудь случилось с Леночкой?»

Бариюс не решился просить Красовского еще раз посетить корабль якобы для более точной настройки передающей системы на дешифратор. Вдруг опять никого не будет дома? И тут он подумал о «жужжалках». Ну конечно же! С их помощью можно найти кого угодно и где угодно.

Находившаяся поблизости «жужжалка» села ему на плечо. Скоро Бариюс уже знал, что Леночку отвезли на аэродром, откуда она на самолете улетела в Австралию. Космическая техника Бариюса была на грани фантастики, но даже она не позволяла быстро связаться с далеким континентом и получить необходимую информацию. Только через несколько часов удалось разыскать Леночку в окрестностях Мельбурна. Там находилась единственная в мире лаборатория по изучению биополя человека. Бариюс увидел испуганную девочку в окружении десятков людей в белых халатах. Опутанная проводами и датчиками, она сидела в большом кресле. В соседней комнате в таких же креслах расположились несколько молодых людей в военной форме. На их головах блестели странные металлические обручи…

И тут Бариюс догадался. Леночкино биополе было самым обычным, но по-своему уникальным: оно почти полностью совпадало с биополем Бариюса, поэтому девочка свободно проходила на инопланетный корабль. Другие люди сделать этого не могут, но если подобрать несколько человек с похожим биополем, немного его подкорректировать, то, вполне возможно, кто-то из них сможет заменить Леночку…

Бариюс обиделся. Почему все делается втайне от него, почему у людей нет к нему доверия? Он прибыл на Землю с доброй миссией, неужели это до сих пор не поняли? У него ни от кого нет секретов, он рад помочь, чем только может! Почему раньше его знали всего несколько человек и понимали? Почему сейчас о нем знает весь мир, но понимать перестали? Или, может быть, люди что-то задумали, ведь кто такой, в сущности, Бариюс — так, обыкновенная механическая игрушка. Да, у него высокий интеллект, но он неживой, по земным понятиям он просто робот, а разве можно с роботом иметь дело? Как только люди научатся пользоваться его приборами, извлекут корабль на поверхность земли и откроют его секреты, Бариюс станет вообще никому не нужен. Да, он готов заниматься действительно своим делом — игрой с детьми. Это у Бариюса получалось лучше всего, но именно сейчас он мог быть полезен людям и с радостью участвовал бы во всех экспериментах для быстрейшего внедрения неземных технологий в земную действительность. Но зачем же так, в обход него? «Что ж, — подумал Бариюс, — это их планета, они лучше ее знают. Пусть все будет так, как хотят сами люди!»

Вошел Красовский. Он давно уже не стучался, в последнее время вел себя надменно, при каждом удобном случае тонко показывая свое превосходство. Увидев на полу две лужи, Красовский сделал вид, будто бы ничего не заметил.

— Научный мир в шоке, — начал он, не поздоровавшись. — Первая информация, полученная от «жужжалок», сенсационна! Некоторые незыблемые научные постулаты просто рухнули.

Бариюс грустно смотрел в сторону.

— Я был счастлив помочь, надеюсь, после такой информации человечество изменится в лучшую сторону.

— Это вряд ли! Знание своей истории не гарантирует от ошибок сейчас и в будущем.

Бариюс вздохнул. Он не понимал, зачем изучать прошлое, если это ничему не учит.

— Наше общество состоит не из компьютеров, а из людей, — словно читал нотацию Красовский. — Каждый из них индивидуальность — хорошая или плохая, и каждый хочет переделать мир на свой манер. Согласия между людьми нет и быть не может. Мы не умеем решать даже мелкие споры. Крупные споры обычно решаются войнами.

Бариюс напомнил об истории человечества. Возникшие противоречия с помощью войн решали еще примитивные первобытные племена. В цивилизованном обществе такого быть не должно!

— Согласен с вами, но лично я другого выхода не вижу, — отрезал Красовский.

Бариюс посмотрел на выходившего Красовского. Как же сильно этот человек отличается от людей, которых знал Бариюс. Действительно, еще неизвестно, кто сейчас экспериментирует с Леночкой. Наверное, это плохие люди. Надо срочно отправить ей письмо с «жужжалкой»!


Никогда еще Леночке не было так одиноко. Когда живешь в кругу своей семьи, друзей, знакомых, то просто не осознаешь, какое это счастье. И вот вдруг рядом никого нет, только незнакомые люди, разговаривающие на непонятном языке. Леночке предоставили переводчицу, но она очень плохо говорила по-русски, к тому же была высокомерна, и девочка сразу ее невзлюбила.

Чтобы успокоить Леночку, ей и маме по телефону уже на следующий день сообщили, что диагноз не подтвердился, но необходимо какое-то время побыть в клинике. Мама очень обрадовалась и тут же дала свое согласие, хотя, если бы она и воспротивилась, это ничего бы не изменило.

Целый день Леночка провела в уютном кресле. Ее просили ничего не делать, просто спокойно сидеть, а для любого непоседливого ребенка это равносильно пытке. Леночка вертелась, дергалась, ей постоянно что-то мешало. Только когда перед ней поставили телевизор и включили русские мультики, девочка сразу стала тихой и послушной.

Вечером Леночка в специально отведенной для нее комнате ложилась спать. Вдруг на стену села большая муха. Леночка подошла поближе и узнала «жужжалку». Она странно стрекотала своими крыльями. В этом дребезжащем звуке угадывалась очень тихая, еле разборчивая речь.

— Привет от Бариюса, — с трудом услышала Леночка. — Надеюсь, ты меня понимаешь.

— Понимаю, — прошептала Леночка.

— С тебя списывают биополе, — продолжал Бариюс. — Я не знаю, кто эти люди, но если они так сделают, то смогут проникнуть на корабль и воспользоваться всеми космическими приборами. Последствия могут быть непредсказуемыми. Попробуй научиться менять свое биополе.

— Но как это сделать? Я не умею!

— У тебя обязательно должно получиться!

Леночка догадалась, что Бариюс ее не слышит: словно летающее письмо, «жужжалка» лишь передавала его слова. Леночка распахнула форточку. «Жужжалка» вылетела и исчезла.

На следующий день, когда Леночку снова усадили в кресло и подключили провода с датчиками, телевизор ее больше не интересовал. Краем глаза в соседней комнате она заметила небольшое табло с зелеными лампочками. При каждом ее вдохе они горели ярче, а при выдохе почти совсем гасли. Леночка набрала полные легкие воздуха — лампочки ярко вспыхнули. Рядом находилось еще одно табло с ровным розовым светом. Леночка поняла, что и оно имеет какое-то к ней отношение, но ни при каком ее движении цвет не менялся.

Так прошло довольно много времени. Леночка вспоминала о грустном и веселом, пробовала считать, петь — экран не реагировал. Неожиданно Леночка вспомнила мальчишку-судью, когда-то не засчитавшего забитый ею гол, за что с ним пришлось подраться. Леночка задумалась, представила себя на его месте. Наверное, он увидел нарушение правил, а тут на него налетела какая-то мелюзга… Зря он не отвесил ей хороший подзатыльник! Леночке стало стыдно, она даже покраснела… И тут розовый экран чуть-чуть дрогнул. У Леночки екнуло сердце, неужели получилось?

Целый день Леночка представляла себя то в роли мамы, то в роли папы, она была дядей Васей, Очкариковым, Сашей… Цвет экрана практически не менялся, и только Леночка чувствовала, как живо реагирует он на ее фантазии.

Скоро люди в белых халатах странно засуетились. Некоторые из них друг перед другом беспомощно разводили руками, другие пожимали плечами, некоторые хватались за голову…

Через два дня довольную Леночку посадили в самолет и отправили домой. Операция по списыванию биополя с треском провалилась.


Утром к Бариюсу влетел бледный Красовский.

— Скорее, скорее в машину!

Огромный автомобиль со спецсигналом помчался по оживленным улицам Москвы буквально напролом. Другие машины просто шарахались от него в стороны.

— Куда мы? — спросил Бариюс.

— К нам на личном самолете прилетел очень важный гость из Германии. На борту авария — не выдвигаются шасси. Из-за большой скорости самолет на брюхо сесть не может, тогда он развалится на куски и загорится. Помочь можете только вы. Это личная просьба президента.

На аэродроме Бариюс на огромной высоте увидел летавший по кругу самолет. Реактивные двигатели его надрывно ревели. Взлетев, Бариюс включил «ускоритель». Самолет быстро приближался…

Летчик заметил Бариюса и помахал рукой.

— Откройте люк, — приказал Бариюс по рации, которую ему дали на земле. — Я начинаю эвакуацию пассажиров и членов экипажа.

— Все механизмы заклинило, мы не можем этого сделать, — отвечал летчик, — к тому же самолет почти не слушается руля.

Бариюс несколько минут летел рядом с самолетом, раздумывая, каким образом можно спасти людей. Его компьютерный мозг гудел, но решение не приходило.

Вдруг самолет завалился на левое крыло.

— Я ничего не могу сделать, мы падаем, — закричал летчик.

Бариюс подлетел к люку самолета. В одно мгновение «всасыватель» поглотил его. Мощный воздушный поток, ворвавшийся в салон, закружил самолет еще больше, но Бариюс уже был внутри. Подхватив летчика и единственного пассажира, Бариюс вылетел обратно. Самолет закувыркался и через несколько секунд, ударившись о землю, взорвался…

Сотни людей окружили Бариюса и двух спасенных им людей. У летчика текли слезы, он никак не мог поверить в свое спасение.

— Вы избавили нас от смерти, — на ломаном русском языке благодарил пассажир, пожилой человек с очень красивым и выразительным лицом. — Вот возьмите.

Он протянул маленький сотовый телефон.

— Это прямая связь со мной. Звоните в любое время. Я выполню любые ваши пожелания. Моя фамилия Штейн.

В машине по дороге домой Бариюс поинтересовался, кто этот человек.

— Это один из самых богатых людей в мире, — с еле заметной завистью произнес Красовский.

— И только поэтому меня вызвали?

— Всех не спасешь, — последовал холодный ответ. — Позвольте взять этот телефон, он вам ни к чему!

Неожиданно для себя Бариюс разозлился и демонстративно пристегнул телефон к поясу.

— Это мой подарок!






Глава 3

РАЗГОВОР С БАРИЮСОМ

 Сделать закладку на этом месте книги

Леночка появилась дома неожиданно. Никто не предупредил маму и папу о ее возвращении. Девочку просто привезли к подъезду и сдали, словно какой-то багаж, под расписку охране. Мама с папой целовали и обнимали Леночку, спрашивали, не устала ли она, не хочет ли есть, но никто из них не интересовался подробностями ее путешествия. Леночке не терпелось рассказать о весточке от Бариюса, но стоило ей открыть рот, как мама прислонила палец к губам и громко скомандовала:

— Мыться, ужинать, спать. Все рассказы завтра!

Но и на следующий день с утра родители ничего не желали слышать. Лишь после завтрака вся семья отправилась на прогулку в зоопарк. Там, у самого дальнего вольера с обезьянами, родители осторожно выслушали Леночку. Пока девочка рассказывала, на нее задумчиво глядел симпатичный орангутанг. Чем-то она ему приглянулась, впрочем, он ей тоже.

— Значит, тебя возили в Австралию для эксперимента, — рассуждал папа. — Судя по всему, наверху об этом знали, но зачем это скрыли от нас?

— Мне кажется, над Бариюсом нависла какая-то угроза, — говорила мама. — Надо его срочно предупредить!

На глазах у Леночки появились слезы.

— Но как?

Папа показал маленький приборчик.

— Бариюс втайне от всех побывал у нас дома и оставил для тебя вот этот «мыслеуловитель». Ты одна только можешь им воспользоваться.

Выслушав, как включается «мыслеуловитель», Леночка вставила его в ухо…


А Бариюс в это время беседовал с Красовским. Разговор шел о встрече с учеными из Австралии.

— Австралия? — насторожился Бариюс.

— Да, но какая разница, — небрежно бросил Красовский, — речь пойдет о биополях людей, скорее даже, об их совместимости. Данному институту хотелось бы получить консультацию.

Вдруг Красовский, глядя прямо в глаза Бариюсу, понял: его не слушают. Красовский замолчал, он и предположить не мог, что Бариюс сейчас разговаривает с Леночкой! Да, да, оказывается, общаться друг с другом можно и молча. Достаточно только подумать, и твоя мысль сразу будет услышана собеседником, несмотря на расстояния.

— Привет, Бариюс!

— Здравствуй, Леночка! Я так по всем вам соскучился!

— Мы тоже! Тебе привет от мамы и от папы, они сейчас рядом со мной.

Бариюс совершенно забыл, где он и кто перед ним. Он словно снова очутился дома, рядом со своими родными. Две огромные слезинки скатились из его глаз и шлепнулись на пол. Красовский брезгливо поморщился: «Вероятно, этот робот вспомнил какого-нибудь сдохнувшего миллионы лет назад динозавра!»

— Что с вами? — приторно улыбнулся Красовский.

— Ничего, просто задумался, — отрешенно ответил Бариюс, продолжая общаться с Леночкой.

Красовский подозрительно посмотрел на Бариюса.

— Думать — это значит решать какую-то задачу. Ваш мозг — совершеннейший компьютер. Обычный человек за секунду и подумать не успеет, а у вас за это время мелькнет несколько миллионов вариантов, ведь так?

Бариюс согласился. Но это подходит только при вычислении математических уравнений. В реальной жизни даже самому совершенному компьютеру найти решение очень сложно.

— Разве в вас не заложены подобные программы?

— Заложены, — кивнул Бариюс, — я сам пытался создавать такие программы, но это практически бесполезно. Жизненные ситуации намного сложнее и запутаннее математических задач.

— А можно составить программу для человека?

Бариюс замолчал… Он вспомнил просьбу папы с дядей Борей до определенного момента никому не рассказывать о такой возможности. Судя по всему, этот момент еще не наступил…

— Нет, для человека нельзя!

И тут Красовский почувствовал, что Бариюс обманывает его…

А в это время Леночка делилась последними событиями: о кладе, о бандитах с Индийского океана, о строительстве в Зуевке электростанции…

Бариюс поинтересовался ходом строительства.

— Заморозили…

Бариюс поежился. Он давно уже знал, как необъятен русский язык, но каждый раз при новом фразеологическом обороте терялся и никак не мог понять, о чем, собственно, идет речь.

— Как заморозили? Чтобы не испортилось?

— Нет, — смеялась Леночка. — Заморозили — значит законсервировали!

Бариюс опять не понял.

— Огурцы и помидоры на электростанции?

— Стройку остановили…

— Почему?

— Деньги кончились, но если бы они и были, то все равно бы ничего не получилось, потому что нужен «везделет».

Бариюс расстроился. Из-за каких-то там денег рушится грандиозная идея!

— Ну, «везделет» это не проблема, а вот деньги… Сколько надо денег?

Леночка замолчала. Вероятно, она спрашивала об этом папу.

— Один миллион восемьсот тысяч долларов.

Бариюс задал вопрос Красовскому.

— Один миллион восемьсот тысяч долларов — это большая сумма?

Красовский вздрогнул, вспомнив во вчерашней газете интервью некоей журналистки со странной фамилией Кращелыга с директором того самого строительства, о котором вокруг столько говорили. В статье прямо говорилось об этой же сумме, необходимой для пуска таинственного «антенного коромысла».

— Для кого как, — усмехнулся Красовский, — например, для меня подобная сумма просто фантастическая, а вот для спасенного вами человека сущий пустяк. Я понял, вам нужны деньги, и именно такая сумма?

Бариюс отвернулся, ему не хотелось обманывать.

— Нет, просто стало интересно.

«Он каким-то образом получает информацию, — рассуждал Красовский, закрывая за собой дверь. — Он все знает. Значит, скоро он позвонит этому немцу Штейну и попросит деньги. Штейн — странный человек, он может и дать, но обязательно поинтересуется, зачем. Если подслушать разговор, то станет ясно, с кем и каким образом имеет контакт Бариюс и что собой представляет эта таинственная стройка. И самое главное, теперь мне абсолютно точно известно о возможности составлять программы для людей. А такую информацию можно продать за очень большие деньги! Но вот кому?» И тут Красовский почему-то подумал о Кращелыге.

Бариюс не сразу позвонил Штейну, как предполагал Красовский, а еще очень долго общался с Леночкой. Родные и близкие люди могут часами обмениваться друг с другом мыслями, а темы при этом не кончаются. Только когда стало темнеть и родители повели Леночку домой, она выключила «мыслеуловитель». На прощание Леночка помахала рукой орангутангу.

— Посмотрите, он чем-то похож на Бариюса, — грустно сказала она родителям.

После разговора с Леночкой Бариюс по сотовому телефону набрал номер Штейна. Извинившись, он быстро изложил суть дела. Штейн очень удивился, зачем необходима такая крупная сумма денег. Еще больше он удивился, когда узнал, для чего именно. Штейн много слышал об этой деревне и о странном изобретателе, потратившем целое состояние для непонятного никому строительства.

— Конкретно для вас, Бариюс, я могу с закрытыми глазами выписать чек на любую сумму. Но все-таки мне бы хотелось встретиться с вашим другом и серьезно поговорить, не афера ли это?

— Речь идет о строительстве для всего человечества.

— Даже так, — присвистнул Штейн, — ну тогда тем более.





Господин Штейн сдержал свое слово и ранним утром по телефону назначил встречу дяде Васе. Через час они уже беседовали. Штейн оказался очень умным человеком, он сразу понял, о чем идет речь.

— Гм, — почесал затылок Штейн, — вы меня ставите в затруднительное положение. По всему миру у меня огромные деньги вложены в акции крупнейших тепловых и атомных электростанций. Если моя электроэнергия станет никому не нужна…

— Вы разоритесь?

Штейн возразил. Настоящий бизнесмен всегда сможет перенаправить свои капиталы на другие дела. С одной стороны, это просто, с другой — очень сложно: придется ломать и перестраивать давно работающий четко отлаженный механизм… Но тут необходимо думать о другом: рано или поздно человечество, получая электроэнергию старыми способами, то есть сжигая бесценное топливо, загрязняя землю, воду, отравляя атмосферу, погубит себя! И вот появился шанс раз и навсегда все изменить. Если эта идея осуществится, то можно будет сохранить природу и тем самым обеспечить будущее следующим поколениям.

— Я дам деньги на окончание вашего строительства, а потом построю несколько таких электростанций на разных континентах, — улыбнулся Штейн. — Я начал жизнь нищим. Потом воевал за великую идею, оказавшуюся мифом. Теперь я миллиардер. Вы когда-нибудь видели миллиардера, сознательно вкладывающего деньги в свое разорение? Но с другой стороны, зачем будут нужны деньги нашим детям, если когда-нибудь планета превратится в безжизненную пустыню?

В тот же день господин Штейн и дядя Вася на бабушкином бомбардировщике вылетели в Зуевку. Строительство продолжилось.


После неудачного ограбления Кращелыга долго носилась по редакциям, пытаясь продать свой «золотой» репортаж. Деньги ей заплатили, но небольшие, а фамилию из-за скандальной репутации вообще публиковать не стали. Кращелыга вернулась на чердак и все эти дни просидела там, надеясь подглядеть новую сенсацию. В конце концов нервы у нее не выдержали — грязная и злая, она вернулась домой. Не сняв даже кроссовки, Кращелыга завалилась на диван.

И тут в дверь позвонили. Это был Красовский…

Кто-нибудь когда-либо замечал, что хорошие люди тянутся к хорошим, а плохие — к плохим? Их притягивает друг к другу почти так же, как притягиваются магниты. Бариюс — Воробьевы, Красовский — Кращелыга.

…Они сразу друг друга поняли, перебросились несколькими фразами и быстро перешли к делу. Оказалось, Кращелыга знала гораздо больше, чем предполагал Красовский. Особенно его заинтересовала информация о дяде Васе, который так неожиданно переменил свою жизнь.

Кращелыга долго рассуждала о программировании человека. В ее представлении это была чудовищная сила. Можно составлять программы для бесстрашных солдат, для послушных рабочих, для покорных людей!

— Я тоже думал об этом, — мечтательно произнес Красовский. — Только за одну такую информацию нам заплатят кучу денег. Вот бы приручить этого робота, но как это сделать? Украсть кого-нибудь из его близких, а потом шантажировать?

Кращелыга задумалась. В принципе это могло бы помочь, но ненадолго. У Бариюса в спасательном поясе есть такие приборы, против которых человек бессилен: достаточно вовремя включить «генератор правды» или «генератор страха», и все тут же встанет на свои места.

Красовский согласился. У Бариюса много разных приборов, но ими никто не умеет пользоваться. Не имеет смысла похищать его спасательный пояс. Лучше всего похитить самого Бариюса, тогда его можно будет уговорить или заставить использовать приборы по приказу. Но кто сможет осуществить эту операцию? Это должны быть очень мощные силы, способные противостоять даже правительству. Если их найти, Кращелыга и Красовский станут сказочно богаты!

Новоявленные компаньоны довольно ухмыльнулись. Кращелыга принесла из холодильника целую упаковку крепкого пива, Красовский тоже вынул из дипломата несколько бутылок. Всю ночь они пили, обсуждая, каким образом можно осуществить задуманное.

Только под утро Кращелыга выпроводила Красовского. Ей долго не спалось. Мозг ее, по-своему очень талантливый, прокручивал









один вариант за другим, пытаясь найти одно единственно правильное решение. Наконец сон свалил ее. Кращелыга прямо в одежде свернулась калачиком на диване и уснула. Вдруг до ее плеча дотронулись.

— Кто вы? — удивилась она, увидев перед собой респектабельного мужчину в безукоризненном костюме.

— Для вас это не имеет никакого значения, — ответил он. — Кажется, вы хотите продать информацию о Бариюсе? Это стоит дорого.

Кращелыга протерла заспанные глаза, уж не сон ли все это?

— Судя по всему, через некие подслушивающие устройства вы уже все слышали. Отсюда можно с уверенностью предположить, что вам нужна не информаци



я, а моя помощь.

— Сколько вы хотите?

— А сколько вы можете предложить?

Мужчина показал толстую пачку долларов. Он не любил цифры, они меньше впечатляют. Лучше всего показать сами деньги, тогда собеседник может убедиться в их наличии и потрогать руками. Эта пачка весила около пятисот граммов, в прихожей стоит дипломат весом в десять килограммов. Можно только представить, сколько получат Красовский с Кращелыгой после окончания операции!

Кращелыга посмотрела на деньги и поинтересовалась, как ее нашли. Собеседник ухмыльнулся: конечно же, через Красовского. Оказывается, мужчина давно следил за ним и, как только понял, какой Красовский мерзавец, сразу решил пойти с ним на контакт. И тут случайно подвернулась Кращелыга. Было очень интересно прослушать ночной разговор, но что касается догадки возможности программирования Бариюса, то это давно уже известно и даже составлена программа для нейтрализации его компьютерного мозга. Кандидат для ввода компьютерного вируса известен — это Красовский. Теперь необходимо узнать ключевые слова.

Кращелыга задумалась. В ее великолепной памяти вертелись диалоги с той самой первой пленки, записанной из-под дивана. Она вспомнила восстановление самолета, рассказы двух ее знакомых бандитов…

— Записывайте. Я полностью не уверена, но некоторые из этих слов наверняка являются ключевыми: сало, земные проблемы, я не заразный…

Мужчина четким уверенным почерком аккуратно все записал в маленький блокнотик. Кращелыга в это время открыла бутылку самого дорогого вина и предложила выпить за успех будущей операции. Ее собеседник не отказался, но, сделав глоток, сморщился и пить больше не стал.

— Кто вы? — отставила в сторону свой бокал Кращелыга.

— Если все получится, то я и мои компаньоны станем хозяевами планеты! — мужчина посмотрел на нее немигающими глазами.

После этих слов Кращелыге стало страшно, но она сдержалась и не подала виду.

Когда гость ушел, Кращелыга открыла дипломат. От яркой зелени глаза ее заблестели. «Сколько дать Красовскому? — думала она, поглаживая пачки с банкнотами. — Пожалуй, все-таки поделюсь с ним честно».

Она вспомнила, с каким восхищением смотрел на нее Красовский, и улыбнулась: «Вот выйду за него замуж, тогда все деньги станут моими! Хотя нет, с таким негодяем ни одна женщина жить не сможет…»






Глава 4

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

Уже несколько раз Бариюс пытался дозвониться домой. Почему-то всегда было занято или никто не поднимал трубку. Пришлось выйти на связь с Леночкой с помощью «мыслеуловителя».

— Я и все наши дома, может, телефон не работает? — удивленно размышляла Леночка. — Сейчас проверю.

— Я догадался, — думал в ответ Бариюс, — с телефоном все в порядке, просто мой номер кем-то заблокирован.

— Ну и ладно, мы и так можем общаться…

— А мне так хотелось услышать маму, папу, Сашу…

Вдруг зазвонил сотовый телефон. Бариюс с недоумением прижал трубку к уху и услышал голос господина Штейна.

— Здравствуйте, — обрадовался Бариюс, — как вам удалось до меня дозвониться?

— Это оказалось сложно, ваш телефон на обычные звонки не отвечает. Мы включили спутниковую связь.

Бариюс поинтересовался ходом строительства. Трубку взял дядя Вася.

— Завтра заканчиваем. Необходима твоя помощь. Прилетай, нам нужен «везделет»!

— Но меня не выпустят!

Трубку снова взял Штейн. Он не понимал, почему Бариюс не может к ним вылететь. Карантин давно закончился, Бариюс может быть свободен. Если кто-нибудь будет препятствовать его возвращению домой, то разразится международный скандал.

Неожиданно связь прервалась. В комнату влетел разъяренный Красовский.

— С кем вы сейчас разговаривали?

— Со своими друзьями, — спокойно ответил Бариюс. — Разве это запрещено?

— Вам нельзя ни с кем общаться!

Бариюс непонимающе посмотрел на Красовского и повторил слова Штейна об окончании карантина. Теперь пора возвращаться домой, к Воробьевым.

— Вы всерьез считаете эту убогую квартиру своим домом? — недоумевал Красовский. — Это же глупо!

— Для кого как. Я, например, думаю, что родной очаг должен быть у каждого, даже у обычной игрушки.

Красовский тут же сменил тон… Он долго говорил о планете Земля, о планете Бариюса, о том, как много у них общего. Когда-нибудь человечество достигнет принципиально нового уровня развития, и Бариюса отправят обратно домой, на его историческую родину.

— Я знаю об этом и без вас! — оборвал его Бариюс. — Как вы не поймете, ваша планета стала для меня родной, у меня появился дом, родные, друзья и я хочу быть с ними. Нам плохо друг без друга!

Красовский загородил собою дверь.

— Но это невозможно, необходимо согласование наверху! Вы не можете просто так уйти отсюда!

— Я буду встречаться с учеными, — обещал Бариюс. — Это можно делать где угодно и когда угодно.

Тогда Красовский невнятно забормотал о своей семье. Если Бариюс уйдет, то его уволят с работы, и нечем будет кормить маленьких детей.

— У вас нет сердца, — не поверил ему Бариюс. — Вы не можете иметь семью.

— Но это правда!

Бариюс порылся в своем поясе.

— Это «генератор правды». Докажите свои слова!

Красовский молча отошел в сторону. Бариюс посмотрел в его испуганные глаза, ему было неприятно общаться с этим человеком…

Через полчаса Бариюс вернулся домой. Он влетел через открытую форточку маленькой комнаты и первым делом выключил все подслушивающие и подсматривающие устройства. Мама, папа и Леночка как раз собирались ужинать.

— Почему без меня? — весело спросил Бариюс.

Все бросились обнимать Бариюса. Он прекрасно знал, что именно так его будут встречать, мысленно не раз представлял себе этот момент, но, тем не менее, огромные слезы радости катились из его больших глаз, и скоро на полу образовалась большущая лужа.

— Я страшно хочу есть, — облизнулся Бариюс.

— Тебя там не кормили? — удивилась мама.

Бариюс взлетел над обеденным столом, с удовольствием вдыхая ароматные запахи. Как можно сравнивать ресторанную пищу с домашней!

— Где сало? Дайте мне его скорее, я так соскучился по нему! Сейчас его размножу и всю свою емкость наполню одним салом!

— А жареную картошку будешь? — засмеялась Леночка.

— А соленые грибочки? — подмигнул папа.

Бариюс блаженно закрыл глаза…

Этот ужин мог спокойно продолжаться до самого завтрака, а то и до обеда из-за бесконечных разговоров и рассказов, но скоро мама посмотрела на часы.

— Пора собираться!

— Куда? — поинтересовался Бариюс.

Леночка рассказала, что сегодня в народном театре Очкарикова премьера комедийного спектакля, а главную роль в нем будет играть Саша, который недавно стал заниматься в театральной студии. Бариюс непонимающе пожал плечами. Саша — такой маленький мальчик, неужели он может сыграть главную роль?

Леночка неожиданно покраснела.

— По системе Очкарикова, — объяснила она, — возраст актера не имеет абсолютно никакого значения. Значение имеет только талант, а при желании открыть его в себе может каждый.

— Гениально сказано, — воскликнул Бариюс. — Кто это сказал?

— Очкариков.

Все быстро собрались. Первым вышел папа, но дорогу преградили охранники. Их интересовал Бариюс, без разрешения покинувший свою резиденцию.

Папа возмутился. Бариюс, по общему заявлению всех глав государств, является гостем всего человечества, а значит, может находиться там, где ему больше всего нравится. Почему он должен выполнять неизвестно чьи требования? Если он пожелает, то может согласиться на просьбы, но не более. Если это кого-то не устраивает, пусть лично обращается к Бариюсу.

Папа со всей силы захлопнул дверь. Бариюс печально посмотрел на Воробьевых. Папа понял его без слов.

— Или идет вся семья, или не идет никто! — сказал он строго.

— А я придумала! — закричала Леночка. — Давайте возьмемся за руки, Бариюс включит «везделет», и мы полетим на спектакль. А вылетим через форточку, как бабушка когда-то.

Мама с папой переглянулись и рассмеялись. Взрослым порою очень хочется вернуться в детство, правда, не всегда это получается, но именно сегодня представился удобный случай.

— Зачем же через форточку? — папа показал на камин. — Вылетим через трубу. Когда ученые искали там остатки золота, они вычистили ее до зеркального блеска, так что мы даже не испачкаемся.

Через десять минут из трубы вылетели четыре взявшиеся за руки фигуры. Они быстро пролетели над крышей и скрылись за соседним домом.

— Смотри, смотри, — толкнула своих подруг одна из сидевших на скамейке старушек, — а говорили, люди летать не умеют.

— Это Воробьевы, наши соседи, — прищурилась другая старушка. — Эти умеют.

Лететь было недалеко. Приземлились прямо на крышу дома номер двадцать восемь, где в отремонтированном подвале располагался театр Очкарикова. Для маскировки на Бариюса надели взятые из дома Леночкины свитер и джинсы. Папа вытащил из кармана шуточную маску медведя. Бариюс стал похож на маленького мальчика на карнавале. Его выдавали только мохнатые треугольные ушки.

Небольшой зал напоминал переполненный пчелиный улей. Люди сидели у сцены, в проходах, на коленях друг у друга. Отдельно расположились известные театральные деятели. Они много слышали о новом «методе Очкарикова» и специально пришли посмотреть на премьеру комедийного спектакля.

Свет в зале погас, включились прожектора. Сердце у Леночки учащенно забилось, она очень переживала за Сашу. Накануне девочка намекнула о «генераторе смеха», но Саша запретил даже брать его с собой.

Тем временем Саша смело вышел на середину сцены и начал свой монолог-вступление. Говорил он хорошо поставленным голосом, движения и жесты его были красивыми и естественными. Именно от речи главного героя зависел весь дальнейший ход спектакля.

Очкариков расположился далеко, в самом конце зала, и почему-то совершенно не волновался. Он постоянно внушал своим ученикам: «искусство артиста — это умение убедить всех, даже самого себя, что ты делаешь и говоришь правду». Это у Саши, одного из самых его талантливых учеников, всегда получалось. Так почему же не должно получиться сегодня?

В партере кто-то засмеялся, кто-то засмеялся на галерке и тут же засмеялся весь зал. Саша делал какие-то совершенно удивительные паузы, скоро зрители уже с трепетом ждали каждого его нового слова.





Так, легко и непринужденно, маленький мальчик начал сложный спектакль.

Скоро на сцене появились другие действующие лица. Это были жители соседних домов — взрослые, дети, старики. Всех их объединяла любовь к театру. Спектакль продолжался…

Как только закрылся занавес, зрители в едином порыве ринулись к сцене не в силах сдержать своего восторга. Кто-то из критиков вытирал слезы, кто-то из маститых режиссеров удивленно тряс головой. Актеры, взявшись за руки, непрерывно кланялись. Один Саша, забившись в дальний угол за сценой, молчал.

— Что случилось? — подбежала к нему Леночка.

— Я видел Бариюса. Почему зал смеялся так подозрительно громко? Скажите честно, кто-нибудь из вас пользовался «генератором смеха»?

— Нет, нет, Саша! Это же нечестно! Разве мы можем тебя обманывать?

Саша успокоился, он понял, что это настоящий успех! Мальчик быстро чмокнул в щечку Леночку и побежал кланяться зрителям, которые больше всего хотели видеть именно его, главного героя спектакля.

— Ну, мне пора, — прощался Бариюс, — меня ждут в Зуевке.

Леночка с трудом сдержалась, чтобы не расплакаться.

— Может быть, побудешь с нами до утра?

— Мы должны запустить электростанцию. Мы просто обязаны сделать это!

Бариюс расцеловал Леночку, маму, папу и через открытое окно исчез в ночном небе.

Едва в Зуевке запели петухи, как Бариюс уже был на месте. Бабушка Шура давно встала, замесила тесто. Бариюс подлетел к ней сзади и поцеловал.

— Для тебя стараюсь, — обрадовалась бабушка, — знала, что сегодня прилетишь.

Дядя Вася долго обнимал Бариюса.

— Все готово, осталось установить «везделет».

Стройка почти закончилась, все строители разъехались, задержались всего несколько монтажников. Они с любопытством смотрели на Бариюса, устанавливающего «везделет» в специально приготовленное для него место, напоминающее огромный сейф. Господин Штейн стоял рядом, скрестив на груди руки. Со стороны он казался совершенно спокойным, только нервно барабанящие пальцы выдавали его волнение. В который уже раз он с восхищением рассматривал громадное «коромысло».

— Какая все-таки странная конструкция!

— Об этом пока рано, — ответил дядя Вася. — Расскажу как-нибудь потом.

Наконец «везделет» включили. Огромный механизм заскрипел и сдвинулся с места. Достигнув пика высоты, «коромысло» затормозило свой ход и стремительно полетело вниз, чтобы, дойдя до низшей точки, опять устремиться вверх. Лампочки на диспетчерском табло замигали, заработали датчики, на мониторах компьютеров ярко замигали цифры.

— Сразу проектная мощность! — радовался как ребенок дядя Вася. — Сработало!

«Коромысло» двигалось, не останавливаясь. Электростанция начала действовать. Господин Штейн не скрывал слез счастья. Бесплатная экологически чистая электроэнергия для всего человечества! Фантастический проект осуществился! Надо срочно построить несколько подобных электростанций по всему миру!

Вдруг «коромысло» странно вздрогнуло и остановилось. Дядя Вася и господин Штейн недоуменно переглянулись. Неужели ничего не получилось?

— Это я виноват, — подбежал к ним немного отошедший в сторону Бариюс. — За семьдесят миллионов лет я совсем забыл, что все приборы, в том числе и «везделет», могут работать только рядом со мной, а меня может заменить одна Леночка.

Штейн обреченно махнул рукой.

— Все пропало. Чтобы станция постоянно работала, Бариюс должен стать ее пленником, а это невозможно.

— Но ведь вместо меня здесь может находиться любой человек с похожим биополем. Постойте! — Бариюс задумался. — Почему бабушка Шура смогла летать в больнице? Получается, у нее такое же биополе, как и у Леночки? Давайте попробуем бабушку Шуру!

В присутствии бабушки «коромысло» дернулось, заскрипело, но работать не стало. Дядя Вася с помощью монтажников снял несколько противовесов, и сложный механизм снова заработал. На лице Штейна вновь появилась улыбка. Обязательно надо найти людей с похожим биополем, они смогут работать здесь в качестве дежурных операторов, тогда такие электростанции никогда не остановятся! В Австралии есть лаборатория по изучению биополя человека, вот куда нужно обратиться за помощью.

— Я знаю эту лабораторию, — тихо сказал Бариюс.

— Откуда? Ее совсем недавно построили!

— Именно там пытались списать с Леночки ее биополе.

Господин Штейн сразу понял, почему Леночку возили в Австралию. Кто-то пытается проникнуть на космический корабль, похитить спасательные пояса и использовать их для каких-то своих целей. Штейн связался по телефону с начальником службы безопасности своей корпорации и распорядился срочно обеспечить усиленную охрану бабушке Шуре.

Бабушка даже всплакнула, когда узнала, что ей какое-то время никуда нельзя отлучаться от коромысла. «Значит, прощай моя летная работа, — думала она, — но если не согласиться, то миллионы людей останутся без бесплатной электроэнергии! Ну что ж, надо так надо!»

— Мы обязательно найдем на замену хотя бы одного человека с похожим биополем, — пообещал господин Штейн.

Вдруг дядя Вася показал на кусты недалеко от коромысла.

— Смотрите, смотрите, там кто-то прячется!

В тот же миг все увидели маленькую фигуру, убегающую в сторону леса.

— Это Кращелыга! — воскликнул Бариюс. — При ее появлении всегда происходят несчастья!

Весть о новой электростанции облетела весь мир. Удивлению людей не было предела. Электроэнергию можно получать совершенно бесплатно и без вредного воздействия на окружающую природу! Скоро не надо будет сжигать невосполнимые полезные ископаемые: нефть, газ, уголь, древесину. Все эти бесценные сокровища останутся для будущих поколений. У человечества появилась новая возможность для своего развития!

Президент России почти сразу позвонил Бариюсу, поздравил его с успехом и поинтересовался, почему при строительстве власти не были поставлены в известность.

— Мы пробовали это сделать, но не встретили ни понимания, ни сочувствия.

— Все это довольно странно, — задумчиво произнес президент. — Постараюсь разобраться!

Дядя Вася, узнав об этом разговоре, очень удивился.

— Президент не имел никакой информации? Значит, вокруг него есть люди, которым не выгодно говорить ему правду!

Скоро Бариюс вернулся домой и уже на законных основаниях жил у Воробьевых. Никто не беспокоил его, не заставлял перебираться обратно в кремлевские апартаменты, лишь изредка, да еще после предварительного звонка, заходили ученые. Как-то раз нанес визит Красовский, но Воробьевы видеть его не пожелали, и вскоре Красовского освободили от должности координатора, назначив вместо него по просьбе Бариюса академика Алешина.

Стоило Бариюсу выйти из квартиры, вокруг него сразу собирались толпы людей, желающих выразить восхищение и признательность. Бариюс никому не мог отказать в автографе, отвечал на все вопросы, протягивал руку всем, кто хотел ее пожать. Так могло продолжаться часами. Это радовало Бариюса, но сильно утомляло, поэтому он решил больше бывать дома. Затворничество не тяготило его, наоборот, даже радовало, потому что рядом находились Воробьевы — самые дорогие ему люди.

Всего несколько дней Бариюсу удалось побыть дома. В четверг, рано утром, позвонил академик Алешин. В Средней Азии произошло сильное землетрясение. В разрушенных домах жители оказались погребены под развалинами, но многих еще можно было спасти. Бариюс немедленно вылетел на помощь.

Работы оказалось более чем достаточно. Спасательные отряды, прибывшие из многих стран, не справлялись. Бариюс «искателем» находил заваленных людей, затем включал «всасыватель», и руины тут же исчезали, затем он с помощью «везделета» доставлял раненых в госпитали. Спасательные работы еще продолжались, когда в Южной Америке тоже случилось землетрясение, потом было наводнение в Африке, торнадо в Северной Америке, цунами в Японии, пожар в лесах Сибири, извержение вулкана в Океании. Бариюс работал без сна и отдыха. Счет спасенных им жизней уже шел на тысячи.

Газеты и журналы всего мира на первых страницах печатали фотографии Бариюса, публиковали статьи, телекомпании сутками показывали по телевизору прямые репортажи с места событий. Бариюс стал национальным героем всего человечества. Правда, сам он этого не ощущал, по-прежнему оставаясь добрым, открытым и скромным. Этим часто пользовались, вызывая его даже по пустякам, где спасатели могли справиться и сами. Бариюс все равно никогда и никому не отказывал в помощи, но физически просто не успевал быть везде. Вот когда он по-настоящему расстраивался…

Иногда ему удавалось позвонить домой…

— Не беспокойтесь, я не устал! Будет время, приеду погостить.

Когда Кращелыга появилась в Москве, то не воспользовалась возможностью первой опубликовать репортаж о новой электростанции. Это ее уже не интересовало. Она срочно встретилась со своим новым таинственным незнакомцем. Он был очень обеспокоен последними событиями. Бесплатная электроэнергия — это очень серьезный удар по любой существующей власти. Люди перестанут платить за тепло и энергию, цены на товары упадут, жизненный уровень резко повысится. Сытый человек не может работать, как голодный. Люди станут более независимы. Их труднее будет приучить к новому порядку, который скоро появится на земле.

— Вы всерьез надеетесь править всем миром? — осторожно поинтересовалась Кращелыга.

Вместо ответа мужчина только усмехнулся. Он попросил быстро связать его с Красовским. Кращелыга пожала плечами. Она не понимала, зачем теперь нужен Красовский. Он больше не контактирует с Бариюсом, и вряд ли их встреча вообще когда-то состоится. Вот если бы их свести в экстремальной ситуации, например во время очередной катастрофы…

Мужчина восторженно присвистнул. Вот это идея! Если незнакомый человек понесет словесный бред с ключевыми словами, Бариюс сразу обо всем догадается, и его компьютерный мозг выработает антивирус. Другое дело Красовский! Его Бариюс знает и обязательно выслушает. Вот когда можно будет ввести программу-вирус!






Глава 5

ИСЧЕЗНОВЕНИЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Воробьевы очень соскучились по Бариюсу. Особенно сильно переживала разлуку Леночка. В последнее время она даже часто плакала — так ей хотелось увидеть и обнять Бариюса. Иногда она включала «мыслеуловитель», и хотя Бариюс постоянно был занят, он всегда находил несколько минут, чтобы мысленно пообщаться с Леночкой. Это доставляло им истинную радость. Казалось, так будет продолжаться вечно…

Однажды поздно ночью в дверь настойчиво позвонили. Папа накинул халат, открыл дверь и увидел Алешина.

— Почему так поздно?

— Случилось нечто невероятное, — тяжело вздохнул академик. — Бариюс исчез…

— Не может быть! — не поверили Воробьевы. — Как это произошло?

Алешин устало присел на стул и стал рассказывать. В ста километрах от последнего места работы Бариюса затонуло пассажирское судно. По счастливой случайности в трюме образовалась огромная воздушная подушка, и около трехсот человек остались живы. Водолазы помочь не смогли: глубина оказалась для них слишком большой, тогда вызвали Бариюса. Он совершил двадцать пять погружений и спас пятьдесят пассажиров. В двадцать шестой раз он не вернулся…

Леночка тут же включила «мыслеуловитель», но Бариюс впервые не ответил.

— Что же произошло? — ничего не понимал папа. — «Оболочка» Бариюса разрушиться не могла. У него с собой космический спасательный пояс. Он полностью защищен от земных неожиданностей…

Мама подумала о людях. Кто же спасет их?

— Поэтому я у вас посреди ночи, — тихо сказал Алешин. — Только Леночка может им помочь, иначе будет поздно!

— Вы хотите, чтобы я проникла на космический корабль и взяла спасательный пояс? — догадалась Леночка.

— Кроме тебя поясом никто воспользоваться не сможет… Если не боишься, то придется нырять на большую глубину. Люди должны быть спасены.

— Не боюсь! — Леночка стала быстро собираться.

Вскоре Леночка стояла перед мерцающим входом на космический корабль. Сердце девочки сжималось: где сейчас Бариюс, жив ли он? «Мыслеуловитель» по-прежнему не отвечал. Две большие слезинки, почти как у Бариюса, скатились из глаз Леночки, но она быстро взяла себя в руки и нырнула внутрь корабля.

— Я взяла два комплекта спасательных поясов, — Леночка протянула их Алешину, — в них шесть оболочек… За один раз я смогу поднять с корабля сразу пять человек!

Когда несколько машин с ревущими сиренами влетели прямо на посадочную полосу аэродрома, самолет уже прогревал двигатели. Леночка с академиком вбежали по трапу. На борту находилось человек десять в водолазных костюмах.

Старший из них поделился последними новостями. Район полностью блокирован Военно-морскими силами США, туда же подошла российская атомная подводная лодка и ракетный крейсер. На воде и под водой пусто, нет никакого движения. Исчезновение Бариюса для всех пока загадка. Есть большая вероятность, что его похитили, поэтому группа военных водолазов специального назначения будет прикрывать Леночку в воде. Они смогут опуститься до глубины шестидесяти метров, не больше. Дальше придется действовать самостоятельно.

— У нас есть глубоководные прожектора и подводные снайперские ружья, — добавил другой водолаз, протягивая Леночке странного вида пистолет.

— Это подводный? — девочка осторожно взяла его в руки. — Для меня?

— Да. На всякий случай.

Длительный полет всех утомил, но вот наконец самолет пошел на снижение. Скорость его упала, в хвостовой части открылся десантный люк. Спецназовцы проверили парашюты и приготовились к прыжку. Леночка с Алешиным, взявшись за руки, всем на удивление выпрыгнули из самолета…

Пока водолазы барахтались в воде, пока со спасательных шлюпок их доставали моряки, Леночка и академик на палубе российского ракетного крейсера уже представлялись капитану.

— Затонувший теплоход в миле от нас, — показывал он на группу кораблей невдалеке. — Это готовится к спуску глубоководная аппаратура.

На место Леночку и спецназовцев доставил маленький, но вместительный катер. Откуда-то из глубины били мощные прожектора — это подводные лодки и батискафы освещали место катастрофы. Американские и подоспевшие русские водолазы нырнули в воду. Настала очередь Леночки…

Во время поиска самолета дедушки Леночка научилась хорошо плавать и теперь легко преодолевала сопротивление воды. Опасности она не ощущала: на глубине ее охраняли несколько водолазов в жестких скафандрах.

Леночка подплыла к пробоине, вероятно, образованной в результате взрыва. Далее ее путь лежал по бесконечным коридорам корабля. Бариюс сумел протянуть кислородный шланг, по нему Леночка быстро нашла дорогу.

В огромном трюме, по пояс в воде, тесно прижавшись друг к другу, стояли обессилившие люди. Они уже знали о скором спасении — Бариюс успел доставить им рацию — и это прибавляло сил. На разговоры времени не было. Леночка быстро прицепила «оболочки» к пяти пассажирам…

Только ранним утром сообщили подробности этой катастрофы. Кращелыга, жадно прильнув к телевизору, увидела смертельно усталых спасенных людей. Про исчезновение Бариюса ничего не говорили, но Кращелыга сразу обо всем догадалась, потому что впервые не было кадров с его изображением. «Интересно, как они сделали это? — размышляла авантюристка. — Каким образом им удалось ввести Бариюсу программу-вирус?» И тут Кращелыге вдруг стало не по себе. Теперь, после исчезновения Бариюса, она никому не нужна. Следуя законам детективного жанра, ее должны немедленно убрать как очень опасного свидетеля…

Дрожащими руками Кращелыга потянулась в бар за бутылкой вина. Страх одолевал ее… Кращелыге в случае удачного исхода прямо домой должны принести номера счетов в швейцарских банках и тем самым полностью рассчитаться. Вот когда будет удобный момент убить ее.

— К черту! — бормотала Кращелыга. — Какие деньги, жизнь дороже… Бежать, бежать!!!

Прихватив с собой только набитую деньгами сумку, она выбежала из квартиры, позабыв закрыть за собой входную дверь.

А в это время спецслужбы уже опрашивали спасенных пассажиров. Все видели, как Бариюс спасал людей, но никто ничего конкретного сказать не мог. Казалось, следствие зашло в тупик, но за дело взялся академик Алешин. Он обратил внимание на то, что Бариюс совершил ровно двадцать пять погружений и каждый раз поднимал с глубины двух человек. Значит, должно быть ровно пятьдесят пассажиров, так почему же их сейчас сорок девять? Допросили корабельную команду, и тут матрос с нижней палубы вспомнил: Бариюс узнал одного из спасенных, удивился этой встрече, но сразу же снова нырнул в воду. Академик поинтересовался, не говорил ли что-нибудь Бариюс.

— Только шептал вслух, но мы думали, так и надо, — рассказывали матросы. — Это какое-то странное русское слово «сало».

— «Сало», «я не заразный», — заплакала Леночка.

Алешин задумался. Кто-то использовал программу-вирус с ключевыми словами! Эта программа поразила компьютерный мозг и сделала Бариюса беззащитным. Но кто ввел эту программу? Бариюс хорошо знал всего нескольких человек. Президенты, премьеры, родные и друзья вне подозрений. «Кто же? — и тут академик все понял. — Ну конечно же, Красовский!»


Яркая вспышка света заставила Бариюса зажмуриться.

— Смотрите, смотрите, — откуда-то издалека раздался незнакомый голос. — Наконец-то он реагирует. Может быть, дать ему полностью восстановиться?

— Ни в коем случае, — отвечал другой голос, — вдруг он сумеет вырваться!

— Он крепко прикован.

— Это по людским меркам он крепко прикован, а космические мерки нам неизвестны …

Голоса замолчали. Компьютерный мозг Бариюса несколько раз повторил эти слова, прежде чем они приобрели какой-то смысл. Где он, что с ним? С трудом Бариюс вспомнил, как нырял и спасал с затонувшего корабля людей, как среди спасенных оказался Красовский, который нес какую-то словесную чепуху, но было некогда обращать на нее внимание, но потом она неожиданно стала разрастаться, с бешеной скоростью опустошая память Бариюса… Наступила темнота…. Какие-то водолазы, подводная лодка, и вот он здесь…

— Внимание, он восстанавливается! Память д









остигла четырех процентов. Ввести новый вирус. Поддерживать память на прежнем двухпроцентном уровне!

Через мгновение Бариюс снова отключился. Единственное, что он успел сделать, — это запомнить введенный вирус и поставить программу восстановления в автоматический режим, но на двух процентах она практически не работала.


В небольшой, но уютной комнате в удобных креслах расположились Красовский и тот самый респектабельный мужчина.

— Только теперь я могу вам открыться, меня зовут Палладий, — представился мужчина.

— Какое странное имя, — удивился Красовский.

— Это имя мне дала наша организация.

Палладий открыл бутылку дорогого вина, наполнил бокалы. Он предложил тост за будущее своей организации… Когда-то она была законспирирована, но наконец пришло время, когда о ней можно рассказать.

Организация появилась много лет назад. Члены ее — богатые и могущественные люди, имеющие влияние в обществе. Единственное, чего им не хватает, — власти. В их понимании власть — это не полученная в результате демократических выборов возможность управлять страной в течение какого-либо времени, а безграничное и постоянное правление, то есть диктатура — власть без выборов.

Власть необходима для достижения определенных целей, которые в демократических государствах ставит общество, а в тоталитарных — диктаторы. Но кто бы что ни говорил и ни обещал, все сводится к одному — процветанию данного государства. Когда вокруг десятки и сотни стран, между ними начинается конкуренция. Отсюда — непонимание, конфликты, войны. Всегда кто-то оказывается слабее, кто-то сильнее, кто-то проигрывает, кто-то побеждает. Слабые государства объединяются против сильных и наоборот…

И тогда в организации возникла мысль: если подобные объединения происходят стихийно, почему бы ни сделать это на более серьезном уровне. Отсюда следует, что бороться за власть надо не в отдельно взятой стране, а на всем земном шаре, с тем чтобы ликвидировать все существующие государства и провозгласить одно-единственное. Сделать это обычными методами нереально, поэтому организация до поры до времени занималась внедрением своих людей на ключевые посты в разных государствах, а также разработкой теории будущего устройства общества.

Итак, каким же представляется этой организации будущее общество, если говорить коротко? Прежде всего, никаких отдельно взятых стран быть не должно! Появится одна страна с единым языком и едиными для всех законами. Управлять ею будет небольшая верхушка, а в ее подчинении будет довольно большая прослойка великих и талантливых людей — военных, инженеров, ученых, учителей, врачей. Все они должны быть лояльны к существующей власти, иначе их занесут в черные списки. А это, если говорить прямо, дорога на эшафот. На земном шаре развелось слишком много людей, от которых нет никакого толка: сотни миллионов нищих, необразованных, безработных, а также огромное количество богатых бездельников. От них всех необходимо срочно избавиться. Это не жестоко, потому что в будущем обществе должны править идеи целесообразности, а значит, в нем не останется места для жалости, сострадания, любви… Теперь, когда Бариюс в руках организации, появилась возможность осуществить задуманное, то есть для начала захватить власть, а потом уже насильственно переустроить все общество. Будущее общество, избавившись от всего перечисленного ранее, сосредоточит свои усилия непосредственно на прогрессе и тогда быстрыми шагами достигнет уровня цивилизации Бариюса. Быть может, еще это поколение успеет соединиться с другими мирами. Наверняка они давно уже такие, какими людям только предстоит стать в будущем…





Палладий посмотрел на побледневшего Красовского и засмеялся.

— Испугались попасть в черные списки?

Насладившись паузой, Палладий снова разлил вино по бокалам. Красовскому не стоит волноваться, он слишком много сделал для организации. Теперь ему предлагается стать консультантом по работе с Бариюсом, тем более что он достаточно долго общался с космическим пришельцем, а значит, знает его наиболее слабые и сильные стороны. О жалованье речь не идет, потому что скоро деньги можно будет использовать разве только вместо обоев. Наверняка это выглядит очень красиво!

— Вы отмените деньги? — удивился Красовский.

— Конечно, зачем они нужны? Вспомните историю. Когда человеку страшно, он работает бесплатно, просто за кусок хлеба, даже если он и без масла.

Палладий встал, давая понять, что разговор окончен. Уже на выходе, прощаясь, он сказал:

— А ваша Кращелыга сбежала. Она нас боится… Глупенькая! Не сейчас надо бояться, потом надо будет бояться!


На следующий день начались опыты над Бариюсом. Перед Красовским лежали все приборы из спасательного пояса, но он знал только, как пользоваться «множителем», «всасывателем» и «везделетом». Красовский взял в руки «везделет» и, включив его, тяжело взлетел. Непонятно почему, но, пролетев не более трех метров, он с грохотом упал на пол. «Всасыватель» и «множитель» вообще не работали. Красовский задумался. Почему так плохо действуют приборы Бариюса? Наверное, это связано с работой компьютерного мозга. По приказу Красовского память Бариюса с двух процентов увеличили до пяти. «Везделет» заработал намного лучше. Когда возможности мозга достигли пятнадцати процентов, заработал и «множитель». К радости Красовского и его ассистентов, им удалось размножить несколько первых попавшихся под руку предметов. Однако они забыли про Бариюса, которому хватило нескольких минут, чтобы все понять и послать сообщение Леночке…

— Смотрите, смотрите, — заметил один из ассистентов, — он моргает, он все слышит.

— Снизить память до прежнего уровня! — приказал Красовский.

Немедленно состоялась новая встреча с Палладием.

— Ну что же, с первым успехом вас, — поздравил тот.

Красовский рассказал, как плохо действуют известные ему приборы, другими же он просто не умеет пользоваться. Палладий был озадачен, он рассчитывал на большее. Хотя, если работает один только «множитель», это уже многое значит!

Палладий дал распоряжение немедленно прекратить все опыты. Через несколько дней предстояла очень ответственная работа: размножать ядерные боеголовки.

— Зачем? Где вы их возьмете? — задрожал от страха Красовский. — Неужели вы собираетесь их взрывать?

— В наше время украсть ядерную боеголовку не проблема, вокруг слишком много ядерных шахт, и они лишь на словах хорошо охраняются, — отвечал Палладий. — А что касается взрывов, то зачем же отравлять свои будущие владения? Достаточно припугнуть и взорвать какой-нибудь один город, Москву, например, или Нью-Йорк…


Когда пришло сообщение от Бариюса, Леночка была дома.

— Он жив, он жив, — обрадовалась она.

— Спроси, где он? — подбежал папа.

— Он не знает… — Леночка вслух передавала мысли Бариюса. — Он связан… Рядом с ним какие-то люди и Красовский… Его похитили во время спасения пассажиров, среди которых оказался и Красовский. Он заложил компьютерный вирус в мозг Бариюса… Теперь его возможности резко ограничены. Бариюс заканчивает сеанс, потому что уровень памяти падает…

Леночка не заплакала, она обняла родителей и попросила срочно позвонить Алешину. Академик приехал практически сразу. Он внимательно выслушал Леночку.

— Бариюс успел передать, что из всех приборов Красовский может пользоваться только «везделетом», «множителем» и «всасывателем». И самое главное — при отключении компьютерного мозга все приборы практически не работают!

— Узнать бы, где Бариюс, — решительно сказал академик родителям. — С Леночкой и «оболочками» мы бы его быстро нашли и спасли!


Электростанция в деревне Зуевка работала без перебоев. Бесплатное электричество поступало на огромную территорию. Правда, за него по-прежнему приходилось платить, но так решили сами местные жители. Только теперь собранные деньги расходовались не для закупок топлива, а на развитие и благоустройство края. Уже совсем скоро начнется строительство новых дорог, домов, больниц.

Дом бабушки Шуры с помощью грузового вертолета перенесли почти под самое «коромысло».





Целыми днями бабушка возилась по хозяйству, от нее требовалось только одно: никуда не отлучаться. Каждый вечер к ней в гости приходила бабушка Катя, и подруги до самой ночи гоняли чаи перед телевизором.

Исчезновение Бариюса очень расстроило старушек. Бабушка Шура позвонила домой, но новостей не было (чтобы не навредить Бариюсу, Воробьевым запретили даже родным рассказывать о состоявшемся сеансе связи).

Утром к дому бабушки Шуры подъехал огромный грузовик. Два человека в форме офицеров российской армии показали удостоверения личности охране.

— Нам надо увезти Воробьеву!

— Для этого необходим приказ с подписью самого президента! — насторожились охранники.

Тут же, словно по команде, из грузовика выскочили два десятка вооруженных людей в камуфляжной форме и обезоружили охрану.

— Кто Воробьева? Ей необходимо ехать с нами, — объявили бабушкам в приказном порядке.

— Никуда мы не поедем, — отказались они.

— Тогда нам придется применить силу!

Бабушка Катя медленно отодвинула от себя чашку с чаем… Спустя мгновение один из непрошеных гостей головой выбил раму, другой вылетел в сени… В комнату ворвались еще несколько человек. С превеликим трудом им удалось связать старушек.

— Какая из них? — держался за подбитый глаз тот, кто вылетел в сени.

— Берите обеих, потом разберемся! — прошепелявила с улицы голова того, чье тело трепыхалось в разбитом окне.

Примерно в это же время в каминной трубе у Воробьевых раздался странный шорох. Дома находились только Леночка и Саша.

— Это Бариюс! — подбежала к камину Леночка.

Но из камина вместо Бариюса появился странного вида человек в кислородной маске и с баллоном в руках. Зашипела мощная струя сладкого, дурманящего газа, и через несколько секунд дети уснули. Охрана у входа ничего не услышала, только почувствовала незнакомый запах, от которого почему-то хотелось зевать.

Уснувших Леночку и Сашу вытащили через трубу…

Леночку допрашивали Палладий и Красовский. Она недавно проснулась и довольно плохо воспринимала происходящее.

— Где я? — прошептала Леночка.

— Ты находишься у своих настоящих друзей, — холодно улыбался Красовский. — Ты, наверное, думаешь, мы украли Бариюса? Нет, мы не украли, мы спасли его и теперь хотим спасти мир.

— А от чего спасать мир?

Красовский запнулся, пытаясь найти нужные слова, но в разговор вступил Палладий.

— Видишь ли, мир вокруг нас несовершенен. Ты многого не знаешь и не понимаешь, — Палладий задумался: что бы ему еще такого придумать, чтобы склонить этого ребенка на свою сторону. — Мы хотим спасти мир, ну, скажем, от грядущей войны.

— А папа говорил, что в настоящее время в мире существует паритет, то есть равенство сторон, поэтому война никому невыгодна и начаться не может, — спокойно ответила Леночка.

Палладий нервно заходил из угла в угол. У него не было ни времени, ни желания разглагольствовать с этой противной девчонкой.

— Ладно, не будем ходить вокруг да около, перейдем к делу. Какими приборами Бариюса ты умеешь пользоваться?

— Для вас — никакими!

Палладий и Красовский растерянно переглянулись. Такого поведения от маленькой девочки они никак не ожидали. Красовский вскочил и попытался продолжить разговор, но Палладий остановил его и показал спасательный пояс Бариюса. Разложив все приборы на столе, он взял в руки «множитель» и направил его на свой пистолет. Тотчас на столе появилась целая груда точно таких же.

— Вот видишь, у нас тоже получается, — самодовольно оскалился Палладий. — С помощью «множителя», «всасывателя» и «везделета» мы завоюем весь мир. Этими приборами мы можем пользоваться сами, достаточно возить тебя с собой, а твое биополе будет работать и без твоего согласия. А теперь покажи нам «генератор страха»!

— Никогда!

Палладий включил огромный телевизор. На экране Леночка увидела бабушку Шуру в маленькой комнате, похожей на камеру тюрьмы. Палладий переключил изображение. В точно такой же комнате находилась бабушка Катя, еще в одной — Саша.

— Так вот, если хочешь, чтобы все они остались живыми и здоровыми, ты должна показать нам этот прибор.

У Леночки перехватило дыхание, глаза наполнились слезами. Только сейчас она поняла правоту папы, когда он говорил, какую опасность представляют приборы Бариюса, если окажутся в руках нечестных людей…


Мир содрогнулся: средства массовой информации без конца передавали об исчезновении ядерной боеголовки. Даже она одна представляла опасность, теперь же, когда ядерную боеголовку можно без труда превратить в десятки и сотни точно таких же, стало ясно, какая угроза нависла над всем человечеством. Армии всех стран мира привели в боевую готовность, спецслужбы усилили свою деятельность, в крупных городах вводилось военное положение. Люди замерли в ожидании.

Воробьевы и Александровы пребывали словно в забытьи. Исчезновение детей остановило их жизнь. Родители понимали, что для их спасения сами они ничего сделать не могут, и это еще больше добавляло безысходности. Академик Алешин практически не уходил из дома Воробьевых. С собой у него находился громоздкий спутниковый телефон, напрямую связанный с правительствами почти всех стран.

Через два дня по телевидению выступил президент России. Одновременно с ним выступали лидеры других стран. Суть сообщений сводилась к следующему: некая организация обратилась в ООН и заявила о своем желании править миром. Был объявлен ультиматум. В случае его непринятия организация грозила провести по всему земному шару террористические акты с использованием ядерного оружия, а затем перейти к боевым действиям и захватить власть. Главы государств ничего не заявили в ответ, вероятно, было решено тянуть время до конца.

По всему миру прокатилась волна демонстраций. Везде люди требовали вести вооруженную борьбу против преступников. «Мы не хотим жить под властью негодяев!» — заявляли они.

Дядя Вася срочно вызвал господина Штейна в Москву.

— Я хочу запустить нашу электростанцию, — говорил дядя Вася.

— О чем вы? — недоумевал Штейн. — Разве можно говорить об этом сейчас, когда миру угрожает опасность?

Дядя Вася поначалу тоже так думал, но потом ему в голову пришла оригинальная мысль. Если снова запустить электростанцию, то преступники решат, что найден человек с похожим на Бариюса биополем. Тогда они обязательно атакуют Зуевку для захвата этого человека, вот когда их можно будет попытаться обезвредить.

Штейн удивился. Возможно ли без «везделета» вновь запустить электростанцию?

— Помните, — продолжал дядя Вася, — вас очень удивила странная конструкция электростанции?

Дядя Вася развернул несколько чертежей и быстро изложил суть дела. Оказывается, изначально «коромысло» задумывалось на работу от силы земного притяжения. Конструкция рассчитана на двойное применение: она может работать и с «везделетом» и без него. Если добавить несколько деталей и кое-что переделать, то электростанция снова сможет вырабатывать электрический ток.

— Это же вечный двигатель! — воскликнул Штейн, рассматривая чертежи.

— Механический вечный двигатель! — уточнил дядя Вася.

Штейн не понимал, почему дядя Вася не сказал об этом раньше, ведь тогда электростанция могла бы сразу работать без «везделета».

— Я все рассчитал еще тогда, а если бы не получилось? Меня бы точно посчитали сумасшедшим… И прежде всего вы сами!

— Может быть, вы и правы, — согласился Штейн. — Мы должны срочно связаться с академиком Алешиным!






Глава 6

БИТВА ПРИ ДЕРЕВНЕ ЗУЕВКЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

Охранник надел на Леночку наручники и привел ее в уже знакомую комнату.

— Наручники — это потому, что вы меня боитесь? — рассмеялась Леночка.

— Противный ребенок! — зарычал Палладий, нажимая кнопку звонка. — Обещаю тебе, когда ты станешь нам не нужна, ты первой окажешься в черном списке!

Вошел человек в белом халате и сделал Леночке укол. Когда девочка уснула, ее перенесли в странное сооружение, напоминающее огромный металлический короб.

— Следуйте за мной, — приказал Красовскому Палладий.

Красовский не смел возражать. С трудом протиснувшись в миниатюрную дверь, он спросил:

— Что это?

— Это первая в мире боевая машина, построенная вопреки законам аэродинамики.

— Не понимаю.

Палладий провел рукой по гладкому металлу и объяснил, что до сих пор все летательные аппараты строились с учетом силы двигателя и обтекаемости корпуса, то есть мотор большой мощности должен поднять конструкцию в воздух, а ее форма — обеспечить максимально быстрое передвижение. Для военных летательных аппаратов в обязательном порядке необходима броня. Она не может быть тонкой, иначе ее пробьют пули и снаряды, но и не должна быть толстой, поскольку конструкция окажется тяжелой для полета. Здесь толщина брони почти три метра. Ни одна пуля, ни один снаряд, ни одна ракета пробить ее не могут. Остается только с помощью «везделета» подняться в воздух и маневрировать несколькими маленькими реактивными двигателями.

Два человека спортивного телосложения с автоматами и в бронежилетах вошли в кабину и, ни слова не говоря, сели в свободные кресла. Палладий пристегнулся, включил «везделет», щелкнул несколькими тумблерами и взялся за штурвал. Взревели реактивные двигатели, короб медленно оторвался от земли.

— Что происходит? — не выдержал Красовский. — Кто эти люди?

Палладий рассказал о снова заработавшей в деревне Зуевке электростанции. Это значит, что найден человек с похожим на Бариюса биополем, но, судя по всему, оно не сильнее, чем у Воробьевой-старшей, иначе против организации уже предпринимались бы какие-то ответные шаги с использованием основных приборов космического спасательного пояса. Но кто знает, не сможет ли этот человек со временем усилить действие своего биополя. Поэтому лучше всего не рисковать и похитить этого таинственного незнакомца, как в свое время похитили бабушку и Леночку. В районе Зуевки сосредоточены современные войска с артиллерией, танками, авиацией. Работа электростанции всего лишь предлог, на самом деле это вызов организации, которая принимает его для демонстрации своей силы всему миру.

— Вот поэтому мы туда летим, вот поэтому с нами маленький боевой десант, — закончил Палладий.

— Вы сошли с ума! — в ужасе завопил Красовский. — Почему именно мы? Разве среди членов вашей организации нет военных?

Палладий повернул штурвал, разворачивая короб для полета.

— Есть, но мы, руководители, не знаем, как они поведут себя, когда в их руках окажется столь грозное оружие. А мне доверяют. Кстати, у меня есть стимул: в случае победы я стану властелином Европы! Хотите, потом я вас по знакомству кем-нибудь к себе устрою? Личным дворником не желаете?


Средства ПВО объединенной груп



пировки войск запеленговали низко летевший короб довольно поздно. Тотчас к нему устремились самолеты-перехватчики, сделали запрос, но ответа не получили. Неподалеку на командном пункте находились несколько генералов и академик Алешин, которому президент России доверил единолично возглавлять операцию. Никто не знал, каким образом, имея космические приборы, будет действовать противник и какие меры удастся применить для его нейтрализации.

С помощью мощной видеокамеры с огромным телеобъективом на экране монитора хорошо просматривались даже мелкие детали конструкции короба.

— Ну, как мы и предполагали, — не отрываясь, смотрел на экран Алешин. — Оружия нет, бомбового люка нет, значит, пользоваться они будут «всасывателем». Против «всасывателя» мы бессильны.

— Что будем делать? — совещались генералы.

— Драться!

— Но как? Уничтожить их ядерной ракетой?

— О чем вы? Там внутри Бариюс или Леночка! Хотя, — академик задумчиво водил карандашом по карте, — если Бариюс без сознания, то без него приборы действовать не смогут, значит, на борту находится Леночка. Скорее всего, она спит. Если мы ее разбудим, то, возможно, она додумается изменить свое биополе. Надо встряхнуть этот летательный аппарат посильнее… У нас есть шанс. Прикажите открыть огонь из всех видов оружия, а самолеты пусть немедленно уходят.

— Почему?

— Потом поймете.

Истребители, сделав круг, поднялись на очень большую высоту. Тотчас выстрелили орудия, зашипели ракеты «земля-воздух», застрочили пулеметы и автоматы. Пули и снаряды ударились в броню и отлетели в сторону, будто резиновые мячи от бетонной стенки. Короб окутался дымом, от частых попаданий его затрясло как в лихорадке.

Палладий посмотрел на бледного Красовского и дрожащими руками направил «всасыватель» через узкую амбразуру на землю. Словно по волшебству, прямо по курсу несколько танков исчезли. Танкисты остались живы, но были совершенно голыми: «всасыватель» поглотил не только оружие, но и все вещи, в том числе одежду. Палладий с большим удовольствием уничтожил бы и людей, но мудрые хозяева инопланетных спасательных поясов когда-то сделали невозможным применение «всасывателей» против живых существ.

Огонь усиливался. Короб затрясло еще больше, но Палладий сманеврировал, уничтожив еще несколько танков, пушек, ракетных установок и тяжелых пулеметов. Солдаты видели, как исчезает их оружие и одежда, но ничего не могли поделать. У многих началась паника. Подходили новые части из резерва, но некоторые из них даже не успевали вступить в бой.

— Нам нельзя отступать, вызывайте самолеты, пусть издалека выпустят ракеты! — хладнокровно распорядился Алешин.

Несколько истребителей спикировали с огромной высоты, издалека выстрелили ракетами и тут же исчезли за облаками. Один самолет вырвался из общего строя. Вероятно, летчик, нарушив приказ, решил сблизиться и стрелять наверняка. С дистанции несколько десятков метров он нажал на все гашетки. От шквала огня короб перевернулся, но самолет попал в зону действия «всасывателя». Секунда — и обнаженный летчик, кувыркаясь, полетел к земле. Все замерли. Падение с такой высоты смертельно! К счастью, внизу оказалась речка. Летчик упал в воду, а когда вынырнул, мощное громовое «Ура!» прогремело над полем. Упавшие духом солдаты были воодушевлены.

И тут, словно услышав крики, короб стал снижаться. Двигатели его натужно ревели, но это не помогало, и через несколько секунд странный летательный аппарат беспомощно рухнул около леса. Место падения окружили войска. На бронетранспортере подъехали генералы и академик Алешин…


Красовский дрожал от страха.

— В лучшем случае нас ждет пожизненное заключение!

— Молчи, дурак, — огрызнулся Палладий, — я сам ничего не понимаю! Будем думать… Почему не работает «везделет»?

— Воспользуйтесь «генератором страха»!

— Давно бы воспользовался, если бы знал, как он работает. Это противная девчонка так ничего и не сказала.

Красовский вскочил.

— Почему вы не доверили это мне? Я бы ее пытал, я бы заставил ее заговорить!

Палладий с нескрываемой неприязнью посмотрел на Красовского.

— А я думал, мозгов у вас побольше! Во-первых, как выяснили наши специалисты, эту девчонку можно как угодно пытать, все равно ничего не скажет. А во-вторых, вы подумали о последствиях пыток? Вдруг у нее изменится биополе? — и тут Палладий все понял. — Ну, конечно же, у нее изменилось биополе! Наверное, ей что-то снится! Что же делать?

Палладий был недалек от истины. Леночка давно проснулась и только притворялась спящей. Тот самый залп в упор, из-за которого чуть не погиб летчик, разбудил бы и мертвого. Леночка открыла глаза и сразу обо всем догадалась. Она тут же изменила свое биополе, и «везделет» перестал работать. Теперь Леночка прислушивалась к шуму за стенками короба.

Палладий открыл аптечку, вскрыл ампулу со снотворным и сделал Леночке укол.

— Теперь нам остается только ждать!


— Взрывать? — спрашивали генералы.

— Нет, — отвечал Алешин, — используем автогены! Рано или поздно мы вскроем эту консервную банку!

Привезли аппараты газовой резки, и первые капли расплавленного металла упали на землю. Работу то и дело приходилось останавливать и охлаждать раскаленную поверхность водой, иначе температура внутри короба поднялась бы до критического для жизни уровня. Броня оказалась очень толстой: даже несколько автогенов одновременно не могли быстро пробиться внутрь!

Вдруг в самом разгаре работы короб задрожал и тяжело поднялся. Его реактивные двигатели взревели. Словно раненая птица, короб медленно удалялся, постепенно наращивая скорость. Самолеты и вертолеты провожали его, пытаясь выяснить, куда он направляется.

Спустя какое-то время короб резко пошел на снижение посреди густого леса. Палладий «всасывателем» проделал огромный вертикальный ход в земле. Короб медленно опустился на глубину, и тотчас с помощью «множителя» проход был заделан.


Кращелыга после своего бегства долго думала, чью сторону ей принять. Если сдаться властям и рассказать правду, ей, конечно, зачтут это, но вряд ли простят, и все равно посадят в тюрьму. Люди Палладия ее могут запросто убить как ненужного свидетеля. И тогда Кращелыга решила занять выжидательную позицию.

Нюх профессиональной журналистки опять погнал ее в Зуевку. Вместе с другим туристическим снаряжением она купила миниатюрную палатку и замаскировалась в уже почти родных кустах с прожорливыми комарами. Как же Кращелыга удивилась, когда накануне сюда в огромных количествах стали прибывать войска с артиллерией и танками.





Чтобы ее не обнаружили, она забралась в дупло большого дерева, которое располагалось прямо напротив командного пункта войсковой группировки. Кращелыга с помощью направленного микрофона слышала все разговоры и смогла записать на видеокамеру мельчайшие подробности сражения. «Это сенсация, — радовалась она, — теперь мое имя обязательно прогремит на весь мир!» Вдруг Кращелыга вспомнила о введенной военными цензуре на все сообщения относительно хода боевых действий. Это меняло ее планы. По сотовому телефону она набрала номер Палладия.

— А, это вы, — шипел из-за плохой связи голос Палладия. — Куда же вы пропали? Вас дожидается гонорар.

— Я боюсь его получать. Жаль, мы не договорились, как это сделать наиболее безопасно.

— Напрасно вы боитесь его получать, но раз звоните, значит, у вас есть для нас новые предложения?

Кращелыга включила небольшой кусок записи с командного пункта.

— Кстати, по поводу работы электростанции у меня есть более интересный фрагмент, — добавила она. — Если вас это заинтересует, то после получения денег я вам его предоставлю.

Палладий задумался. Ему не было жаль денег, тем более скоро они будут никому не нужны. Его интересовала правда о таинственном человеке в Зуевке. Также ему срочно потребовались люди, хорошо знающие подземную Москву.

— У меня есть два знакомых бандита, может быть, они вам пригодятся, — вспомнила Кращелыга.

— Тогда, если у вас есть ручка, записывайте номера счетов в швейцарских банках…


Все наиболее крупные спецслужбы мира получили в свое распоряжение «везделеты». В местах массового скопления людей агенты включали их, пытаясь найти человека с необходимым биополем. Вероятность совпадения была крайне низкой, шло время, а положительного результата добиться не удавалось.

Господин Штейн узнал об этом от Алешина. Он тут же поинтересовался, почему используются именно «везделеты».

— Агент, если он окажется около человека с похожим биополем, сразу взлетит, — пояснил академик.

— Но ведь есть и другие приборы, — высказал свое мнение Штейн, — почему бы не воспользоваться ими тоже?

— Кроме «генератора смеха», все они опасны для окружающих! Мы не можем рисковать!

Штейн вспомнил, как дядя Вася с юмором рассказывал о мешках с конфетами.

— А почему бы нам не воспользоваться «множителем»? Дайте один, мне всегда везло, я обязательно найду такого человека!

Алешин не мог отказать Штейну и распорядился выдать ему под расписку «множитель».

Штейн решил действовать наудачу. Он включил «множитель», настроил его на спрятанную в кармане конфету и спустился в метро. Теперь, если бы ему повстречался обладатель похожего биополя, одна конфета превратилась бы во множество точно таких же.

Целый день господин Штейн ездил в метро. Он повстречал тысячи людей, но все было напрасно. Любой бы на его месте давно потерял веру в успех, но только не Штейн. Сдаться он не мог! И тут Штейн подумал о том, что такое же биополе, возможно, есть у ребенка. А где летом больше всего детей? Конечно же, в зоопарке!

Штейн почти бегом мчался вдоль вольеров с дикими животными, которых с интересом рассматривали многочисленные родители с детьми. И снова «множитель» не реагировал. «Неужели у нас ничего не получится? — совсем уже отчаялся он. — Не может быть!»

И вдруг Штейн споткнулся и упал, но не ударился, а завяз в чем-то мягком. Это были размноженные конфеты. Штейн не сразу добрался до работающего в кармане «множителя», а когда его выключил, маленькая кучка уже превратилась в целую гору. Дети тут же набросились на конфеты. Штейн пытался объяснить, в чем, собственно, дело, но его ломаный русский язык никто не понимал. Детей становилось все больше и больше. На дивное зрелище скоро сбежались все посетители зоопарка. Началось столпотворени









е. Штейн набрал номер Алешина, и через несколько минут зоопарк оцепили войска и милиция. Для подстраховки привезли «везделет». Теперь, пропуская людей, можно без труда вычислить таинственного обладателя биополя. На всякий случай паспортные данные посетителей заносились в компьютер…

Поздно вечером через единственный выход зоопарка вышел последний посетитель. «Везделет» и «множитель» ни разу не сработали.

— Как же так, — недоумевал Штейн. — Уж не приснилось ли нам все это?

— Гора конфет тоже приснилась? — рассуждал Алешин. — Кстати, ее уже нет. Дети все слопали. Как много, оказывается, в нашей стране сладкоежек!

Алешин и Штейн решили повнимательнее рассмотреть место, где еще совсем недавно находился некто с идеально совпадающим биополем. Вокруг валялись тысячи фантиков. Дворники зоопарка тщетно пытались сгрести их в кучу. Включенные приборы опять не работали. И тут академика осенило…

— Где животное из этого вольера? — обратился он к служителям.

— От шума мы перевели его в соседний, — ответили ему.

Даже не спрашивая, кого именно перевели, Алешин и Штейн побежали вокруг бетонной стены. Вдруг они оба упали в огромную кучу конфет и тотчас взлетели. «Множитель» и «везделет» сработали!!! Под самым потолком через решетку смотрели два любопытных глаза.

— Как зовут это прекрасное создание? — восхищенно промолвил академик.

— Степан, — купаясь в конфетах, кричали служители.

Спасителем человечества с идеально совпадающим биополем оказался Степан, молодой пушистый орангутанг…


Жизнь во всем мире за эти несколько дней резко изменилась. Впервые люди задумались о своей дальнейшей судьбе: неужели теперь кто-то будет распоряжаться их свободой и независимостью? Повсеместно делались заявления, что новая незаконная власть получит такое сопротивление, которого еще не знала история человечества. Даже в странах, где конфликты до сих пор решались с помощью военной силы, противоборствующие стороны прекратили боевые действия. Демонстративно формировались партизанские отряды, не подчиняющиеся ни одному из правительств. Всем стало ясно: даже если ультиматум властями и будет принят, то война неминуема. Люди самостоятельно поднимутся на вооруженную борьбу.

Такой реакции не ожидала и сама организация, поэтому Палладия срочно вызвали на совещание. Самое удивительное — организация оказалась не такой уж и сплоченной, как рекламировал ее Палладий Красовскому Мнения членов разделились, и большинство проголосовало за идею отозвать ультиматум и уйти в подполье, еще более глубокое, чем раньше. Палладий решительно выступил против.

— Неужели вы не понимаете, — доказывал он, — спецслужбы всего мира, едва мы дадим им передышку, рано или поздно всех нас поодиночке переловят. Действовать надо сейчас, пока мы диктуем свои условия. Человечество объединяется в борьбе против нас, а мы почему-то разъединяемся. Мои подчиненные вот-вот должны заложить первую бомбу в самом центре Москвы. Если в ближайшие несколько дней ничего не изменится, мы ее взорвем, а вот после взрыва посмотрим на реакцию этих будущих борцов за независимость!

После нескольких часов жарких споров Палладию дали разрешение действовать по своему усмотрению. По возвращении в Россию он получил видеозапись Кращелыга и теперь знал: у людей нет человека с необходимым биополем. Палладию захотелось повторить атаку на Зуевку и еще раз продемонстрировать свою силу. Он снова и снова включал видеокассету, уж очень ему нравились моменты, когда современные танки ничего не могли сделать против неповоротливого короба, вооруженного всего лишь маленьким космическим прибором — «всасывателем».

«А вдруг они придумают нечто такое, о чем мы даже не догадываемся? — анализировал он ситуацию. — Тогда все козыри будут у них, и мы ничего не сможем сделать. Если боимся мы, то пусть боятся и нас. Хватит ждать! Пора действовать!!!»

Палладий по телефону дал команду поставить взрыватель ядерной бомбы на боевой взвод…






Глава 7

ОСВОБОЖДЕНИЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

Все это время Саша находился рядом с камерой бабушки Шуры и бабушки Кати. Вместо дверей у камер, расположенных в ряд, были большие решетки, поэтому коридор пленники видеть могли, а друг друга — нет. Очень скоро они догадались, что их разделяют только стены, а так как ночью их никто не охранял, им удавалось переговариваться и делиться информацией.

На допросы водили одну бабушку Шуру. Ее биополе пытались использовать, но рядом с ней работал только «везделет», да и то очень плохо. Бабушка рассказала, как один раз видела беспомощного Бариюса, слышала голос Леночки, но больше ей ничего узнать не удалось.

Саша постоянно думал о побеге. В его голове возникали различные планы, но почему-то все они могли осуществиться лишь в том случае, если бы рядом находился Бариюс со своим спасательным поясом. «Неужели без Бариюса мы ничего не можем сделать? — размышлял Саша. — Например, перепилить прутья решетки или прорыть подземный ход! Но где взять ножовку или лопату?» Своими соображениями он поделился с бабушками, но они тоже ничего не могли придумать. Казалось, что без Бариюса ничего из задуманного осуществить не удастся.

Однажды Саша обратил внимание на одну немаловажную деталь. Связку ключей от камер охранники вешали на гвоздь, вбитый в противоположную стену, до которой было довольно далеко — метров десять. Если взять очень длинную палку, заострить ее на конце, поддеть кольцо связки… Но где взять палку? А если вместо палки использовать веревку? И тут Саша вспомнил про рыбалку! Рыбу иногда ловят без удилища, просто бросают леску с грузилом и крючком на конце! Идея!

Саша снял свитер, дернул за шов снизу, тут же потянулась толстая шерстяная нитка. Отмотав приличный клубок, он долго рылся в карманах, где хранилось много нужных для любого мальчика вещей. Среди них нашлась обычная канцелярская скрепка. Из нее удалось сделать небольшой крючок, а вместо грузила Саша использовал смоченный в воде шнурок от ботинка. Удочка-закидушка была готова, но, сколько мальчик ни старался, брошенный крючок дальше половины пути не пролетал.

— А может, попробовать сделать рогатку? — после долгих раздумий посоветовала бабушка Катя.

— Из чего? — спросил расстроенный Саша.

— Из резинки плавок! — воскликнула бабушка Шура. — А концы ее привяжи между прутьями решетки.

К удивлению всех, импровизированная рогатка получилась очень мощной. Тяжелый крючок теперь не просто долетал до противоположной стены, а с силой ударялся в нее, и после каждого выстрела его приходилось ремонтировать. С такого дальнего расстояния попасть в маленькое кольцо связки ключей было практически нереально, но каждый новый бросок оказывался все более точным… И на вторую ночь удача наконец улыбнулась…

Крючок точно попал в центр кольца. Оставалось осторожно дернуть, иначе «добыча» могла сорваться… И снова пленникам повезло. Слетевшие со стены ключи упали на пол и остались на крючке. Саша медленно подтянул связку к решетке. Двери камер открылись быстро и легко!

Беглецы тихо проскользнули в соседний коридор. Бабушка Шура знала дорогу. В полумраке она легко ориентировалась и скоро уже показывала на дверь лаборатории, где находились Бариюс и Леночка. Прямо у входа дремал ничего не подозревающий охранник. Перед ним на столе лежал пистолет…

— Руки вверх! — щелкнула затвором бабушка Катя.


Академик Алешин, Степан и отряд специального назначения петляли по бесконечным лабиринтам карстовых пещер. Разрешение на проведение сверхсекретной операции по освобождению пленников дал лично президент. Как раз накануне его познакомили со Степаном…

В глубочайшей тайне Степана ночью доставили в Кремль. Президент с любопытством посмотрел на орангутанга и, вероятно, растерявшись, протянул ему для знакомства руку. Степан с достоинством пожал ее своей мохнатой лапой.

— Значит, это вы — Степан? — погладил его президент.

Степан кивнул и мигом стащил со стола, где стояла ваза с фруктами, банан. Президент ему очень нравился, но разве можно сравнить его с аппетитными бананами! Президент поставил перед Степаном всю вазу.

— Немного оказывается надо спасителю человечества! Если бы наши чиновники воровали так же мало, Россия давно бы стала передовой державой!!! Стоит подумать, не поменять ли нам какого-нибудь министра или губернатора на Степана, толку будет больше! Интеллигентный орангутанг смотрится лучше некоторых обнаглевших мартышек и макак.

Президент и Алешин уединились. Академик докладывал о разработанной операции по обезвреживанию террористов, одна из баз которых, как выяснилось, находится в России недалеко от деревни Зуевки, в огромных карстовых пещерах. Теперь с помощью «всасывателя» можно быстро добраться до преступников, но как они себя поведут? Без сомнения, ядерный заряд уже заложен, и не где-нибудь, а именно в Москве. Взрыв наверняка будет один, он необходим преступникам для запугивания и предупреждения. Бомбу можно найти «искателем», но, к сожалению, никто не знает, как его настроить на поиск ядерной боеголовки.

— Ваши предложения?

— Срочная эвакуация города. Мы не имеем права рисковать человеческими жизнями!

Президент думал. Он знал: права на ошибку у него нет. Если погибнут миллионы людей, то только он будет в этом виноват. Успеют ли спецслужбы предотвратить катастрофу?

— Какая вам еще необходима помощь?

— Прикажите погрузить в самолет побольше бананов!

Президент обнял Алешина.

— Действуйте, на вас вся надежда. Я передаю вам неограниченные полномочия. В случае чего действуйте от моего имени! С богом! На вас смотрит и за вас молится весь мир…

Степан оказался на редкость спокойным орангутангом. Он словно родился исследователем пещер, то есть спелеологом. Его нисколько не смущала ни темнота, ни узость коридоров, ни вода, капающая сверху. Всю трудную дорогу он ни разу не пытался удрать, с аппетитом уплетал бананы и крепко держался за руку Алешина. Не потерялся бы академик!

Спустя два часа отряд неожиданно наткнулся на массивную бронированную дверь. Прежде чем уничтожить последнюю преграду, Алешин долго прислушивался, потому что президент просил беречь жизни людей и не подставлять их без нужды под пули террористов… «Всасыватель» бесшумно поглотил дверь… Где-то недалеко послышалась перестрелка. Академик, пристегнув себе и Степану «оболочки», осторожно пошел в сторону выстрелов. Отряд спецназа, повинуясь приказу, двинулся следом, прикрывая фланги и тылы…


Бабушкам и Саше удалось освободить Леночку с Бариюсом, который был без сознания. К сожалению, у него отсутствовал спасательный пояс, поэтому у беглецов на вооружении оставался только трофейный пистолет с несколькими обоймами. Уже через несколько минут Палладий и Красовский подняли тревогу. Вооруженные до зубов охранники быстро догнали беглецов.

Бабушка Катя мгновенно сориентировалась. Она увидела длинный тупиковый коридор и в самом его конце заняла оборону. Ее не видели, зато она видела всех, кто появлялся в коридоре. Охранникам ничего не оставалось делать, как стрелять вслепую (высунуться они не могли, потому что сразу поняли, как метко стреляет бабушка).

Палладий приказал прекратить стрельбу. Он решил попробовать уговорить беглецов сдаться. И в это время кто-то сзади посоветовал сдаться ему самому. Палладий повернулся и увидел академика Алешина со Степаном.

— Огонь! — закричал Палладий.

Тотчас десятки скорострельных автоматов выпустили лавину свинца. Сквозь поднявшуюся пыль и дым от пороховых газов было видно, что Алешин и Степан даже не шелохнулись. Пули, не причиняя им никакого вреда, просто вязли в «оболочках» и со звоном тысячами падали на пол.

— А на вас есть защитные «оболочки»? — спокойно спросил академик, когда выстрелы прекратились.

— Нет! — эхо подхватило хор голосов.

— Тогда сдавайтесь!

Пока спецназовцы обыскивали обезоруженных террористов, Алешин радостно обнимал бывших пленников. Погладив беспомощного Бариюса, академик повернулся к Палладию.

— Вам никогда не будет прощения за ваши преступления! Если хотите рассчитывать хоть на какую-то снисходительность, рассказывайте, где бомба!

Палладий понял, что проиграл. Он был сильным человеком и мог бы ничего не говорить, но это уже не имело никакого смысла…

— Через три часа взрыв? — переспросил Алешин. — Где заложена бомба?

— Я не знаю, — втянул голову в плечи Палладий, — я действительно не знаю. Мои люди это сделали по своему усмотрению и законспирировались. Связаться с ними мы не можем.

Академик посмотрел на часы.

— Мы не успеем на военный аэродром!

— У нас есть только один выход! — сказала бабушка Шура.

Алешин повернулся к ней.

— Я тоже подумал об этом!


Как мы помним, для главы семьи Воробьева-старшего, дедушки Коли, взяли путевку в один из лучших санаториев, где он мог поправить свое пошатнувшееся здоровье. Еще никогда в жизни дедушка так хорошо не отдыхал. Рядом лечились его ровесники — ветераны войны и труда, с ними время пролетало интересно и незаметно.

Бабушка звонила каждый день и подолгу разговаривала с дедушкой. За годы разлуки они сильно соскучились друг по другу и теперь, словно пытаясь наверстать упущенное время, могли общаться целыми часами. Воспоминания, размышления, мечты… Это не было итогом жизни, для них жизнь словно начиналась заново.

И вдруг звонки прекратились. Врачи санатория пытались успокоить дедушку и специально выдумали захватывающую историю о нарушенной ураганом связи. Но разве можно в это поверить, когда в мире разворачивались такие события! Вспомнив молодость, скорее даже юность, дедушка перелез через забор и на попутных машинах отправился домой, в Зуевку…





Дядя Вася без утайки рассказал о похищениях… Дедушка с тревогой посмотрел на работающее «коромысло» электростанции и, сам не зная почему, пошел к самолету Какое-то предчувствие заставило его отрегулировать мотор, проверить механизмы, залить в баки весь запас когда-то размноженного Бариюсом горючего. Дядя Вася, сам прекрасный механик, с удовольствием стал подручным у специалиста с более чем пятидесятилетним стажем.

Едва дедушка подкрутил последнюю гайку, как их кто-то окликнул. Дядя Вася радостно бросился обниматься с каким-то пожилым человеком. Дедушка с интересом вгляделся в незнакомца и вдруг смачно врезал ему в глаз. Незнакомец, а это был господин Штейн, от такого «дружеского» приветствия упал, но тут же вскочил, ответив тем же. Старики схватили друг друга за шиворот и, кувыркаясь, полетели в канаву.

— Я узнал тебя! — кричал дедушка. — Это ты!

— И я узнал тебя! — кричал Штейн. — Это ты!

Ничего не понимающий дядя Вася суетился вокруг, не зная, чем можно помочь в столь необычной ситуации. Оказывается, давным-давно, во время войны дедушкин бомбардировщик сбили. Дедушка выпрыгнул с парашютом и попал в плен. Молодого русского капитана представили сбившему его немецкому летчику-истребителю, молодому лейтенанту Штейну. Победитель похлопал побежденного по плечу, выражая свое восхищение летным искусством и мужеством русского пилота. Стоило немцам на секунду отвлечься, дедушка ударил Штейна в глаз и побежал. Бежал он так быстро, что даже пули не смогли его догнать.

— Жаль, — рычал дедушка, — я мало тебе тогда врезал. Меня из-за этого плена отправили в штрафную эскадрилью. Я тебе еще и за самолет сейчас врежу!

— Меня из-за тебя понизили в звании, — рычал в ответ Штейн. — Моему самолету тоже досталось! Его пришлось разобрать на запчасти!

— Значит, слабый бомбардировщик все-таки выиграл воздушный бой у сильного истребителя! — смеялся дедушка.

— Это я взял тебя в плен, а не ты меня! — смеялся Штейн.

Над ямой выросла чья-то фигура.

— Эй вы, вояки! Война давно кончилась, а вы все воюете!

Штейн с дедушкой узнали бабушку Шуру и бросились ее целовать. Причем дедушка пытался загородить бабушку от Штейна, чем тот был очень недоволен.

— Прекратите, — отмахнулась бабушка, — срочно готовьте самолет, Москве угрожает опасность!

Дедушка, господин Штейн и дядя Вася бросились к самолету. Академик Алешин подсадил в люк Степана. Двигатели взревели, самолет взлетел. За штурвал села бабушка Шура, рядом с ней в кресле штурмана расположилась бабушка Катя. Дедушка включил радиосвязь, но Алешин запретил ею пользоваться.

— Мы не знаем, кто на нашей стороне, а кто нет. Нас могут запеленговать и сбить, а для нас самое главное — долететь. Именно поэтому мы не взяли с собой детей и Бариюса. Мы сами попытаемся обезвредить бомбу. На связь выйдем ближе к Москве!

Сразу же после старта самолет набрал максимальную скорость. Вдруг господин Штейн через иллюминатор увидел реактивный истребитель без опознавательных знаков. На все радиозапросы он не отвечал.

— Он хочет нас сбить, — догадался дядя Вася.

— В салоне под сиденьями пулемет! — показала рукой бабушка Катя.

— Откуда он?

— Пираты подарили.

Дедушка установил пулемет в специальный бронеколпак бортового стрелка и дал длинную очередь по истребителю. Тот увернулся, выпустив в ответ две ракеты. Все замерли. Алешин не растерялся, быстро отодвинул стекло окна пилота, включил «всасыватель» и прямо перед самолетом ракеты исчезли. Истребитель пустил еще две ракеты, но академик снова уничтожил их.

В кабину пилотов вбежал дедушка:

— Сейчас он начнет стрелять из пушек, а у нас кончились патроны!

Штейн сменил бабушку за штурвалом.

— Теперь настала моя очередь, держитесь!

Бомбардировщик резко взмыл вверх. Снаряды и пули, выпущенные из истребителя, прошли мимо. Штейн пошел на снижение, затем снова вверх. И опять истребитель промахнулся. Так продолжалось несколько раз. Штейн, в прошлом летчик-истребитель, легко угадывал, какие действия может осуществить его противник, и предпринимал ответные меры. Он совершал фигуры высшего пилотажа, шел над лесом на бреющем полете, едва не касаясь верхушек деревьев, но неизвестный самолет не отставал. Только перед самой Москвой, когда Алешин вышел на связь и попросил помощи, удалось избавиться от преследования, потому что навстречу поднялись российские перехватчики противовоздушной обороны.

— До взрыва осталось двадцать минут, — посмотрел на часы дядя Вася.

— Сбросьте меня со Степаном в центре и улетайте, — приказал академик. — Возможно, «оболочки» смогут спасти нас от взрыва.

— Нет, нет, мы с вами, — вскричали все.

— Но у меня есть только одна свободная «оболочка»!

— Тогда пойдет дядя Вася, — скомандовала бабушка Шура.

— А почему не мы? — обиделись дедушка и господин Штейн.

— Потому что в данной ситуации толку от дяди Васи будет больше!

Самолет пролетел над самым Кремлем. Никого не было видно, жизнь внизу словно замерла. На Красной площади все увидели одинокую фигуру человека с двумя огромными баулами. Человек опустил свою поклажу на землю и призывно замахал руками. Один из баулов неожиданно стал быстро удаляться. Хозяин тут же догнал его, дал затрещину и понес обратно, к другому баулу.

— Любопытное зрелище, — попросил развернуться академик, — прыгнем здесь, может, что-нибудь узнаем.

Дедушка открыл люк, Алешин включил «везделет» и, крепко держа Степана с дядей Васей, приготовился к прыжку. Как поведет себя Степан в полете? Не изменится ли у него во время свободного падения биополе?

От самолета отделились три фигуры… Степан с любопытством смотрел вниз и даже выплюнул банан, но не от страха, а от удовольствия полета. Академик облегченно вздохнул. Втроем они спикировали на землю прямо около незнакомца.

Это оказался милиционер огромного роста и необъятных габаритов. В руках у него находилась не какая-то поклажа, как казалось сверху, а два барахтающихся человека. Словно самые обычные чемоданы, он легко держал их за поясные ремни. Один из них хрипел, другой сипел.

— Моя фамилия Мышкин, — представился милиционер, — я дежурил на посту и вдруг увидел, как из канализационного люка вылезают эти двое. Думал, просто бродяги, но послушайте, что они говорят!

— Нас наняла Кращелыга, — хрипел один из них.

— Кто, кто? — переспросил академик. — А ну, быстро и коротко говорите дальше!

— Мы, — сипел другой, — встретили людей со странным ящиком и отвели их в подвалы станции метро «Театральная». Потом эти люди в соседней комнате приковали нас наручниками к трубе и ушли. Только недавно мы смогли освободиться.

— Где это? Показать можете?

— Да!!!

Академик включил «всасыватель», и по образовавшемуся прямо под ногами тоннелю все быстро спустились под землю. Почти сразу появились подземные городские коммуникации. Алешин торопливо посмотрел на компас.

— Туда! — показал он, направив «всасыватель» на очередную стену.

— Тут мы встретились, — вспоминал хриплый.

— Туда мы пошли, — соглашался с ним сиплый.

Впереди показалась мощная металлическая решетка, намертво приваренная к стенам. Но разве могла она противостоять «всасыватель»)?

Огромный ящик стоял прямо в центре низкой и сырой комнаты. Милиционер Мышкин легким щелчком сбил большой замок с запертой крышки, под ней все увидели бомбу. На электронном табло высвечивали цифры: до взрыва оставалась ровно минута. Академик направил «всасыватель» на бомбу, и она навсегда исчезла…

Город был спасен… Все молча стояли, не в силах произнести ни слова. Один Степан, ничего не понимая, показывал себе на рот, требуя очередное угощение.





Академик посмотрел на последний банан, подумал и направил на него «множитель».

— Зачем? — не понял дядя Вася.

Алешин соединил «множитель» с «всасывателем».

— Сейчас поймете!

Через мгновение около Степана появилась целая куча бананов.

— Перед вами первая в мире атомная бомба, которую можно запросто съесть, — устало улыбнулся академик. — Угощайтесь!






Глава 8

И НАСТУПИЛ МИР

 Сделать закладку на этом месте книги

И наступил мир, и вернулись люди в города, и никто больше не боялся за свое будущее. Казалось, общая беда раз и навсегда объединила землян и жизнь теперь будет сказочно счастливой. Но прошло несколько дней, и снова в горячих точках вспыхнули конфликты, активизировались террористы, вот-вот из-за нерешенных споров могли начаться войны.

— Складывается впечатление, — говорил российский президент на чрезвычайной встрече глав государств, — что мы похожи на дикие древние племена. Они почти всегда жили без мира, их постоянным состоянием была война, а объединялись они только для борьбы с общим сильным врагом. Чем же мы от них отличаемся?..

Следом за ним выступил американский президент.

— И дело даже не в существовании подобных преступных организаций. Если они появляются, значит, мы сами даем этому повод. Вероятно, мы живем не так, как должны были бы жить. Необходимо что-то менять, и менять надо так, чтобы никогда и ни у кого даже мысли не могло появиться, что где-то может быть лучше…

Рядом с политиками впервые присутствовали ученые. Слово попросил академик Алешин, теперь он был известен во всем мире.

— Мы строим сложнейшие компьютеры, а сотни миллионов людей не умеют читать! Мы летаем в космос, а голодных накормить не можем! Человечество встретилось с инопланетной цивилизацией в лице Бариюса и чуть-чуть не погубило его, потому что свои проблемы решает с помощью оружия! Это у животных среди дикой природы выживает сильнейший, а люди отличаются от животных умением думать. Не пора ли нам, наконец, задуматься о своей жизни? А жизнь говорит одно: нам пора объединяться! Если мы будем вместе, если мы соединим воедино наши силы, тогда мы сможем воплотить в жизнь наши лучшие мечты… Но только если мы будем вместе! Нам очень стыдно перед Бариюсом, но даже если бы его не существовало, мы рано или поздно все равно бы пришли к такому мнению. По-старому жить уже нельзя, надо думать, как жить по-новому!!!

И на этой исторической встрече главы государств единогласно приняли решение о начале объединения всех стран в одно сообщество. Все прекрасно понимали, что это не так просто, как может показаться, но самое главное — у всех сложилось единодушное мнение в такой необходимости. Из лучших ученых, политиков и бизнесменов избрали международную комиссию для разработки проекта такого объединения. Председателем комиссии назначили академика Алешина, его заместителем — господина Штейна.

Комиссия сразу же начала работать. Академик Алешин попросил содействия в скорейшей постройке по всему миру сети вечных механических электростанций, пообещав разработать выгодную систему компенсации энергетическим компаниям. «Множители» в приказном порядке разрешили использовать для предотвращения голода в некоторых развивающихся странах, а также для изготовления особо дорогих и редких веществ для науки. «Генераторы правды» рекомендовались для помощи незаконно обвиняемым или осужденным. Теперь человек, чувствующий свою правоту, мог без помощи свидетелей доказать свою невиновность. Чтобы не отравлять атмосферу, для запуска космических кораблей и станций запрещалось использовать старые двигатели, и поэтому в срочном порядке разрабатывались пусковые системы на основе «везделетов». Геологам для поисков полезных ископаемых передавались «искатели». Историкам выделялось дополнительное финансирование для изучения данных, полученных «жужжалками». И самое главное, создавалась сеть всемирных научно-исследовательских центров для изучения внеземных технологий, то есть приборов Бариюса.

На одной из пресс-конференций на вопрос о возможности применения всех этих приборов академик ответил, что, оказывается, почти все орангутанги обладают биополем, очень схожим с биополем Бариюса, поэтому задача, еще вчера казавшаяся неразрешимой, сегодня таковой не является.

— Дайте срок, и мы решим все наши земные проблемы. Когда-нибудь, а это обязательно будет, человечество сделает скачок в своем развитии и сможет стать на одну ступень с цивилизацией Бариюса, а потом пойти дальше. И наступит долгожданный день, когда мы сможем соединиться с другими мирами! — под бурю аплодисментов закончил свое выступление академик Алешин.


Бариюс поправился очень быстро. Лучшие компьютерщики мира составили для него несколько программ восстановления. Они помогли в самом начале, потом уже подключился компьютерный мозг Бариюса, заработали собственные программы. Через три дня он вернулся домой. По такому случаю в квартире Воробьевых состоялся грандиозный ужин, на котором присутствовали все друзья Бариюса.

Милиционер Мышкин, произнося очередной тост, вспомнил, как когда-то присел на диван, но тот почему-то развалился как карточный домик.

— Вы еще говорили про форс-мажорные обстоятельства, — смеялся папа.

— Кстати, а что это такое? — спрашивал Бариюс.

— Ну, это значит непредвиденные обстоятельства, — покраснел участковый.

Леночка поинтересовалась, почему доблестная милиция не купила новый диван.

— Понимаете… — замялся Мышкин, — я так часто покупаю новую мебель для собственной квартиры… Зарплаты вечно не хватает!

— Ладно, — дружески обнимал его папа, — кто старое помянет, тому глаз вон.

«Разве при воспоминаниях человек может вынимать свой глаз?» — мелькнула мысль у Бариюса.

Очкариков попрыгал на диване.

— Это новый! Наверное, крепкий. На него не желаете присесть?

— А я и этот сломаю, — пробасил великан, — меня никакая мебель не выдерживает.

Дядя Боря иронично возразил:

— Этот диван из дуба, сломать его невозможно!

— А давайте попробуем! — предложил дядя Вася.

Сколько раз уже подтверждалось: взрослые — это те же дети, только очень большие. Ну скажите, разве могут даже самые маленькие ребятишки догадаться просто так, на спор, ломать совершенно новый диван? Правда, среди присутствующих находился Бариюс, а это несколько упрощало дело.

С помощью «множителя» появился новый диван. Милиционер прицелился, подпрыгнул и плюхнулся прямо на его середину. Диван с ужасным грохотом развалился на мелкие кусочки.

— Я же говорил, полтора центнера — это вам не шутка! — под дружный хохот вздыхал Мышкин. — А вообще-то диван попался крепкий. Нельзя ли мне сделать домой такой же?

Бариюс улыбнулся над очередными земными проблемами, направил «всасыватель» на обломки, они исчезли, и тут же появились еще два дивана. Для доставки папа посоветовал заказать грузовую машину.

— Не надо никакой машины, — милиционер с трепетом поглаживал диваны, — один я положу на плечо, другой под мышкой донесу. Под мышкой у Мышкина ничего не пропадет.

Вдруг на кухне со звоном лопнуло стекло. Леночка высунулась в окно и погрозила кулаком.

— Это опять ты, Вовка? Когда же ты, наконец, научишься играть в футбол?

Вовка виновато развел руками.

— Да ладно вам, в самом деле! Раз Бариюс вернулся, значит, проблем со стеклами у вас и у меня теперь не будет.

— Вовка, заходи в гости, — добродушно пригласил Бариюс, восстанавливая «множителем» стекло в окне. — Никого не слушай! Если очень хочешь, обязательно научишься играть в футбол, а я тебе помогу.





Вовка пошаркал для пр









иличия ногой об асфальт, но долго его упрашивать не пришлось. За столом мальчик, посвистывая, долго смотрел в потолок, как будто бы его ничего не интересовало, но Бариюс все-таки упросил его попробовать немного салатика и… Вовка заработал челюстями, словно голодная акула.

— Вы не думайте, — смутился он, поймав на себе любопытные взгляды. — Меня дома кормят, но у вас так все вкусно!

Бариюс с умилением смотрел на опустошенные тарелки и блюда. Неужели в одного человека может столько влезть?

— Может, — кивал Вовка, поглядывая на жареную картошку в конце стола.

— Да, — подвинул поближе сковородку Бариюс. — Мне бы такую пищевую емкость, моя все-таки маловата!

На кухне сидели обнявшись дедушка и господин Штейн. Ветераны уже не раз приняли фронтовые сто грамм и теперь находились, мягко говоря, не в форме.

— А ты, оказывается, ничего, — целовал Штейна в лоб дедушка. — Может, еще по одной?

— И ты ничего, — целовал Штейн дедушку, — но хватит, я сдаюсь!

— А за нашу победу будешь?

— За нашу? — насторожился Штейн.

— Какой ты слабый на выпивку, однако, — говорил дедушка. — Жаль, я тебе тогда мало врезал!

На кухню пришли бабушка Шура и бабушка Катя.

— Если не угомонишься, — пригрозила бабушка, — я тебя, дорогой муженек, скалкой огрею.

Господин Штейн, так же как и Бариюс, не всегда понимал русские фразеологизмы. Разве можно согреть дедушку деревянной палкой для раскатки теста? Непонимающе посмотрев на бабушку Шуру, он переспросил.

— Да не согреть, а огреть, — засмеялась бабушка Катя, и тут ее глаза встретились с глазами Штейна.

Словно яркая вспышка света ослепила обоих. Штейн мигом протрезвел, вскочил, предложил бабушке Кате сесть. И куда только пропал акцент и ломаный русский язык?

— Сбили истребителя! — улыбался дедушка.


Кращелыга не знала, что ей делать дальше. Она имела достаточно денег для покупки нового паспорта, с которым без труда можно было скрыться в какой-нибудь третьей стране и безбедно прожить до самой старости. Но что-то останавливало ее от этого шага. Кем бы она тогда стала? Богатой девушкой, и все? Жила бы она безбедно, но пришлось бы постоянно скрываться и вечно всего бояться! Это ее не устраивало. Она привыкла быть в гуще событий и только сейчас поняла, как сложно будет оторваться от знакомого ей мира, от любимой работы. Это для профессионала равносильно смерти.

И тут Кращелыга впервые задумалась о своей жизни. Отчего ее никто не понимает? Она привыкла считать всех людей никчемными дураками, но почему же ей, такой умной, нет среди них места? «Что-то здесь не так, — продолжала рассуждать она, нервно вышагивая по комнате. — Почему в глазах людей я совершаю преступления? Может быть, и в самом деле я все делаю не так?»

Кращелыга открыла бутылку пива, но пить не стала, резко схватила ее и понесла выливать в раковину. «Но я не хочу быть такой, как все, — думала она. — А если вообще стать альтруисткой, то есть человеком, которому ничего, кроме идей, не надо? А как же главный стимул жизни — деньги? Но именно сейчас, когда денег много, счастья почему-то нет! Наверное, это действительно правда, что счастье не в деньгах!» Кращелыга запуталась в своих мыслях окончательно. Сейчас ей не смогли бы помочь даже все вместе взятые философы. Бывают в жизни такие моменты, когда человек свою судьбу решить может только сам…


Поздно вечером в квартире Воробьевых раздался звонок. Мама открыла дверь и увидела Киру Кращелыгу.

— Вы опять забыли свою аппаратуру?

— Нет, — ответила Кращелыга, — просто мне нужны все вы и Бариюс.

Папа удивился, каким образом ей, объявленной Интерполом в розыск, удалось пройти через охрану.

— Профессиональная тайна, — вздохнула Кращелыга, — хотя профессия, может быть, мне больше не понадобится, потому что моя жизнь должна измениться…

Все, кто находился в квартире Воробьевых, вышли на этот разговор и с неприязнью смотрели на Кращелыгу. Поначалу ее слова не возымели никакого действия, никто даже не осознавал того, о чем она говорила. Первым все понял Бариюс.

— Вы хотите, чтобы я составил для вас некую программу перевоспитания?

— Скажу вам честно, я не знаю, чего хочу. Мне надоело быть одной, мне стало страшно быть одной, я хочу быть вместе со всеми.

Бариюс посмотрел в глаза Кращелыга — впервые в них не было вранья. Что-то изменилось и в самом ее облике: появилось какое-то еле уловимое глазом покаяние.

— А мне кажется, девушка, — разозлился дядя Вася, — по вам тюрьма давно плачет!

— И мне так кажется, — кивнула Кира. — Я готова понести заслуженное наказание, но сначала мне бы хотелось очиститься. В этом может помочь только Бариюс!

Бариюс опять не понял, как может здание тюрьмы плакать, но задавать лишние вопросы было как-то некстати. Он дал свое согласие, но необходимы были ключевые слова, то есть слова, наиболее трогающие душу.

— Люди, совесть, честь, — еле слышно прошептала Кращелыга.

— Да не может такого быть! — воскликнул папа. — Скорее всего: деньги, богатство, власть!

— Еще вчера да, а сегодня почему-то нет! Сама не знаю, почему!

Бариюс провел Кращелыгу в маленькую комнату, началось составление программы.

Чтобы не мешать Бариюсу, все ушли на кухню, плотно закрыли за собой дверь и стали совещаться. Никто не верил Кращелыге. По общему мнению, это была всего лишь хитрая попытка уйти от ответственности. Одна мама не соглашалась. Кращелыга могла воспользоваться возможностью скрыться, но она пришла, и пришла сама, а это уже многое значит. Дяде Васе подобная программа когда-то помогла избавиться от пагубной привычки, но тут все гораздо сложнее, потому что речь идет о человеческой судьбе. Все люди рождаются одинаковыми невинными младенцами, но потом развиваются в разных условиях под действием различных обстоятельств. Отчего одни люди вырастают добрыми, а другие злыми? Может быть, все человеческие пороки являются самой обычной болезнью?

Папа с восхищением смотрел на маму. Она права! Несомненно, человеческие пороки — это самые обычные болезни. Кто и как ими заражается — сейчас не важно, важно другое: все болезни можно лечить!

— Признаться, мне и в голову подобная идея не приходила, — говорил академик Алешин. — А вдруг действительно получится? Вы представляете, какие новые перспективы появятся у человечества!..

После сеанса Бариюса Киру никто не мог узнать, настолько она изменилась. Неужели правда, что внешность человека отражает и его внутренний мир? У девушки из глаз ручьем текли слезы.

— Боже мой, боже мой, — без конца повторяла она, — сколько же я сделала зла!

Той же ночью Кира Кращелыга с вещами приехала в ФСБ и попросила ее арестовать. Она хотела одного: скорейшего суда. Только так, считала она, может начаться новая жизнь. Несколько часов продолжался допрос, все показания записывались и протоколировались, а потом Киру вдруг отпустили. Она не знала, что это было личное указание президента, потому что Алешин и Бариюс попросили его об этом. Ей поверили…

Уже утром Кира Кращелыга встретилась с той самой женщиной, которая едва не погибла из-з



а нее при пожаре, и попросила у нее прощения. Часть своих денег она перевела на счет этой женщины, все остальное — на счета нескольких благотворительных организаций и детских домов.

Через несколько дней Кира уехала в одну из самых горячих точек планеты. Там долгие годы шла гражданская война. Скоро появились ее первые репортажи. Они были полны оптимизма, любви и веры.


Два месяца продолжались непрерывные допросы Красовского и Палладия. Дело о террористической организации уже насчитывало сотни пухлых томов. Спецслужбы всего мира сбились с ног, разыскивая и арестовывая ее членов. В основном это оказались высокопоставленные чиновники, военные, политики. Большинство из них имели солидное положение в обществе, обширные связи, счета в банках. Непонятно было одно: чего им в этой жизни не хватало?

Палладий, уверенный в своей правоте, вел себя на допросах спокойно.

— Я делал все это для великой цели: объединения всех народов! — твердил он.

— Народы мира сами решили объединиться, — отвечали ему следователи.

— Это мы подтолкнули вас к этому. Сами вы никогда бы до этого не додумались!

— С вами можно в какой-то степени согласиться, — подытожил одну из таких бесед самый пожилой и мудрый следователь, — кроме одного: благая цель преступными методами не достигается!

Иначе вел себя Красовский. Он хитрил, изворачивался, постоянно каялся, говорил, как жестоко ошибался, и считал себя обманутым. «Жаль, я мало знаю, — думал он, — я бы все рассказал в обмен на гарантию своего освобождения!»


С академиком Алешиным ходом расследования поделился президент. Только сейчас стало понятно, почему он ничего не знал. Слишком много лживых людей оказалось в высших эшелонах власти. Информация доходила до президента в сильно искаженном виде. Это выяснилось только теперь, во время следствия. Кстати, удалось раскрыть еще несколько подобных организаций. Каждая из них преследовала определенную цель, и это счастье, что они ничего не знали друг о друге, и поэтому действовали разрозненно. Отсюда и таинственные агенты, стрелявшие в Бариюса, и прослушивание квартиры Воробьевых, и никому ненужный карантин, и Австралия, и многое-многое другое… Такие организации обнаружили и в других странах!

— Все ваши предшественники, управлявшие государствами, сталкивались с подобными проблемами, — заметил Алешин. — Желание обладать властью портит людей.

Президент с академиком долго молчали. Каждый из них думал об одном и том же.

— А если нам каждого, кто имеет отношение к власти, обязать проходить проверку на «генераторе правды»? — поделился своими мыслями президент.

Академик согласился. Это хорошая идея! «Генератор правды» многих выведет на чистую воду, но всех проблем решить не сможет. Главная проблема — это предотвращение преступления. Вот если бы сделать так, чтобы преступников вообще не стало! Может быть, это покажется невероятным, но вдруг программы Бариюса смогут помочь людям жить честно и правдиво?

Президент недоуменно пожал плечами. По его мнению, это предположение было из области фантастики.

— А как же Кира Кращелыга? — спросил академик. — За смелые и честные репортажи вы недавно представили ее к ордену!

— Вряд ли программа Бариюса может из преступника сделать человека и гражданина! — сказал президент. — Здесь, скорее всего, было ее собственное желание! Она сама пришла к своему выбору, а я и правительство этот выбор оценили.

Академик возразил. Составление подобных программ — это шанс, и его необходимо использовать, даже если он один из тысячи.

Президент пристально посмотрел на Алешина.

— Возможно, вы правы. Жизнь покажет… Пробуйте!

В эти дни в Москве проходила встреча с диктатором одной небольшой страны, где много лет продолжалась гражданская война. Российское руководство предлагало решить все проблемы мирным путем, через переговоры.

В этот раз на встречу поехал академик Алешин, получивший самые высокие полномочия не только от российского президента, но и от Организации Объединенных Наций.

— На словах вы за мир, — говорил он диктатору, — а ваш народ устал от голода, смертей, нищеты.

— Пусть противоборствующая сторона сложит оружие, и все проблемы будут решены, — отвечал тот.

— Если даже они сдадутся, — продолжал Алешин, — война тотчас начнется между вами и вашими союзниками.

— Тогда мы убьем их!!!

Академик дипломатично сменил тему разговора. Он напомнил о древних заповедях, о величайших мыслителях, долго рассуждал о добре и зле, о любви и ненависти. Диктатор мило улыбался, но его интересовали конкретные предложения.

Академик долго молчал. Это была достойная пауза…

— Мы хотим предложить программу оздоровления лично для вас и вашего народа!

Диктатор переспросил и, услышав о Бариюсе, рассмеялся. Ему, властителю целой страны, вершителю судеб миллионов людей, предлагают не деньги, не оружие, не политические гарантии, а космического пришельца с какой-то там словесной проповедью. Алешин предвидел подобную реакцию своего собеседника и приготовил для него неожиданное предложение!

— Если вы согласитесь только на один сеанс с Бариюсом и предоставите ему возможность выступить в нескольких прямых телевизионных эфирах на всю страну, то вам в качестве гуманитарной помощи будут предоставлены сто миллионов долларов. Согласны?

— Конечно, — хитро прищурился диктатор.


В последнее время дядя Вася работал на папином заводе. Он наладил промышленное производство своих метел, которые оказались на удивление дешевыми, практичными и долговечными. Заказы посыпались даже из-за границы. Также ему удалось построить несколько интересных станков, механизмов и приспособлений для увеличения производительности труда на самом заводе. Все были довольны работой дяди Васи, но только не он сам. Ему хотелось заниматься наукой, точнее, исследованиями в области внеземных технологий. По всему миру уже открылись подобные научно-исследовательские центры. Им предоставили некоторые инопланетные приборы для изучения. Дядя Вася, талантливый изобретатель, решил идти собственным путем.

Он попросил папу передать ему в полное распоряжение одно из заводских помещений, пустующее много лет. Господин Штейн выделил необходимые деньги на создание научной лаборатории, и работа закипела. День и ночь дядя Вася проводил за чертежной доской и компьютером. Он рисовал, считал, заказывал какие-то детали…

Однажды господин Штейн находился по своим делам в Москве и заехал к дяде Васе в гости.

— Пока рано чем-либо хвалиться, — говорил дядя Вася, — но кое-что все-таки есть.

Дядя Вася взял два небольших шарика из тонкой меди. Один из них он бросил в стену (шарик при ударе сильно сплющился), другой — в пластмассовый щит, висевший на противоположной стене. Не долетев до щита нескольких сантиметров, шарик словно уткнулся в невидимую преграду и упал в кучу опилок, совершенно не пострадав при этом. Дядя Вася поднял шарик, раскрутил его (оказывается, он состоял из двух половинок), положил внутрь куриное яйцо и снова с силой бросил в пластмассовый щит. Шарик опять остался целым, но яйцо разбилось.

Господин Штейн ничего не понимал. Тогда дядя Вася рассказал о секрете этого пластмассового щита. Внутри него тонкий провод длиной в несколько километров. При включении электрического тока провода образуют мощнейшее электромагнитное поле, в котором все металлические предметы вязнут независимо от того, с какой скоростью они летят. Если в подобном поле окажется космическая ракета, то все живое в ней при мгновенной остановке погибнет. Доказательством этому служит вдребезги разбитое куриное яйцо. Именно так погибли члены экипажа космического корабля Бариюса, когда некая система защиты наподобие этого пластмассового щита почему-то отключилась. Если научиться останавливать в электромагнитном поле живую материю, то люди перестанут гибнуть в авто- и авиакатастрофах. При любых столкновениях невредимыми останутся и техника, и человек.

Также дядя Вася продемонстрировал опутанную проводами небольшую металлическую камеру. При включении огромного трансформатора по ней начинало скакать маленькое металлическое кольцо. Оказалось, так выглядела простейшая модель «везделета». Земной шар крутится в космическом пространстве с огромной скоростью, притягивая к себе все предметы на своей поверхности, поэтому все они имеют какой-то вес. «Везделет» Бариюса нейтрализует силу притяжения земли, делая любой предмет в зоне своего действия невесомым. В этой камере маленькое кольцо тоже теряет вес, но для этого приходится тратить чудовищное количество энергии. Но это только сейчас. Рано или поздно люди обязательно смогут летать, как Бариюс.

— Смотрите, теперь смотрите внимательнее! Я научился создавать некоторые молекулы!

Штейн рассматривал экран и опять ничего не понимал. Дядя Вася с упоением объяснял, что все предметы состоят из молекул, а те, в свою очередь, из атомов. «Множитель» Бариюса может из атомов строить молекулы, а уже из молекул — скопированные предметы. В принципе все просто, а на самом деле — невероятно сложно. Сделан первый шаг, но ведь первые компьютеры когда-то тоже выглядели огромными монстрами, а спустя годы аналогичные по своим возможностям компьютеры могут уместиться в кармане. Если когда-нибудь удастся создать прибор, хотя бы чем-то напоминающий «множитель», это будет грандиозный успех. Но уже сейчас необходимо думать о большем… Что если соединить будущий «множитель» с компьютером, а потом уже и с человеческим мозгом? Тогда даже маленький ребенок сможет создавать любой предмет, возникающий в его воображении. Это могут быть фантастические игрушки, продукты, одежда, скульптуры, машины, здания… Компьютерные программы выполнят техническую часть подобных проектов, все остальное — простор для человеческой фантазии! Этот прибор уже не будет называться «множителем», название его будет — «творитель». И обязательно настанет время, когда человек научится создавать даже планеты. Каждый свою, какая ему больше нравится, какая ему больше по душе. Нескольких дней хватит, чтобы из бесхозных метеоритов сделать нечто целое, окутанное атмосферой, омываемое морями, имеющее почву… Там появится сказочная природа, вырастут удивительные сады, вознесутся грандиозные города, и все это будет плодом фантазии одного человека!

Современная наука не стоит на месте, постоянно развивается и уже сейчас может теоретически обосновать действие почти всех приборов Бариюса. Приборы из космического спасательного пояса — это не фантастика, это уже недалекая реальность! Человечество идет своим путем и обязательно придумает много такого, что для других цивилизаций тоже когда-то будет казаться фантастикой!


Когда Красовский узнал, что Киру Кращелыгу не арестовали, то долго скрипел зубами от злости. «Почему ее простили, а меня нет? — размышлял он. — Наверняка она в очередной раз всех ловко обманула, сославшись на программу Бариюса!»

Красовский решил попробовать последнюю возможность уйти от ответственности. На очередном допросе он попросил вызвать в тюрьму академика Алешина.

— Ваше желание переменить свою жизнь похвально, — говорил академик, — но вы должны знать, что воспитательные программы Бариюса не переделывают человека, а только помогают ему задуматься о своей жизни и тем самым изменить ее к лучшему. Оказывается, все не так просто, как мы предполагали вначале.

— А как же Кращелыга? — спросил Красовский.

Алешин заранее подготовился к этому разговору, но вопрос о Кире заставил его еще раз мысленно продумать свои слова. Сейчас они давались ему с большим трудом. Он медленно рассказывал об окончании одной из самых продолжительных войн в истории человечества, о том, как накануне удалось уговорить диктатора этой страны пройти воспитательную программу, а для остальных жителей провести несколько телетрансляций с участием Бариюса. Над ключевыми словами для народа и диктатора работали лучшие специалисты нескольких стран… И бессмысленное кровопролитие закончилось в один день. Не могли успокоиться всего несколько человек во главе с самим диктатором. И тогда люди свергли ненавистное правительство. В стране наступил мир, танки вместо тракторов пашут землю, повсеместно уничтожается оружие.

Почему программы Бариюса помогают не всем? Наверное, у большинства людей в глубине души есть нечто такое, до чего слова могут дойти и разбудить это нечто. Речь идет о человеческой душе. У этого диктатора души никогда не было. А вот у Кращелыга, оказывается, душа была. Кира не боялась быть в самой гуще событий. Она сделала много прекрасных репортажей, сыгравших очень важную роль в процессе примирения. Уже когда все кончилось, ее корреспондентский автомобиль подорвался на мине. Киру тяжело ранило. Сейчас она в Москве, в больнице. Теперь можно с уверенностью сказать, что программа Бариюса помогла ей только в одном: разобраться в себе и найти свой собственный, очень достойный путь в жизни.

Рассказ академика удивил Красовского. Получить свободу, уехать в опасное место, рисковать своей жизнью… Ради чего? Деньги у нее имелись. Слава? Поиски приключений? Непохоже! Что-то здесь не так… Красовский задумался. Он долго смотрел на серую стену, куда падал маленький луч света. Преломляясь, он переворачивал уличное изображение.

— Когда вы хотите видеть Бариюса? — голос Алешина заставил Красовского очнуться.

— Потом, — сказал он. — Я сейчас не готов… Мне еще рано…

После операции Кира несколько дней находилась на грани смерти. Врачи боролись за жизнь девушки, делая все возможное и невозможное. Наконец состояние ее стало лучше, Кира очнулась. Она тут же вспомнила тот злополучный день, когда ехала на машине делать свой очередной репортаж. Он должен был стать лучшим в ее жизни, потому что нет ничего прекраснее, чем говорить о мире после только что окончившейся войны.

Вокруг радовались счастливые люди, все улыбались, казалось, улыбалось даже солнце… И тут взрыв…

— Я не успела, я не успела, — еле слышно повторяла Кира, глотая слезы. — Моя работа приносила людям пользу, я чувствовала это и была счастлива. Почему счастье так быстро кончилось?..

Ей не хотелось жить, ей не хотелось никого видеть… Единственное исключение она сделала для президента России. Он приехал лично вручить орден Кире.

— Честное слово, я не ожидала, — скромно благодарила она. — Мне — и вдруг такая награда. Спасибо!

— Это вам спасибо. Установление мира в стране — в этом есть и ваша заслуга.

Президент также произнес несколько подобающих по такому случаю стандартных фраз, потом неожиданно сел на край кровати и ласково погладил забинтованную руку девушки.

— Прошу вас, крепитесь! Вас должно успокаивать только одно: вы последняя жертва войны на земле!

Кира горько усмехнулась:

— Зло в виде расставленных мин, разбросанных снарядов, неразорвавшихся бомб еще очень долго будет убивать и калечить людей. К сожалению, я не первая и не последняя жертва.

Президент показал несколько газет со статьями о Бариюсе. Когда он узнал о случившейся трагедии, то вместе с учеными решил раз и навсегда избавить землю от взрывоопасных предметов. Уже несколько дней Бариюс и специально обученные саперы летают над местами недавних боев, «искателями» находят, а «всасывателями» обезвреживают все то, что может стрелять или взрываться. Удается уничтожать даже мелкие осколки, ведь они тоже могут кого-нибудь поранить. Скоро наступит очередь других стран, потом морей и океанов. В этом списке особое место занимает Россия. Слишком часто на ее многострадальной земле шли войны и сражения, слишком много на просторах этой великой державы разбросано смертоносного металла…

Одновременно все страны должны решить проблему всеобщего разоружения. Человечество обязано сделать этот шаг, иначе когда-нибудь станет поздно. Накопленных запасов оружия в несколько десятков раз больше, чем нужно для уничтожения всего живого на земле. Мы живем на пороховой бочке, готовой взорваться в любую секунду. Давно пора задуматься об этом. Мы должны разоружиться, и должны сделать это сами. Тогда нам не будет стыдно ни перед самими собой, ни перед будущими поколениями, ни перед другими мирами…


…Хорошие люди тянутся к хорошим, а плохие — к плохим…

Прошло несколько дней. Кире было очень плохо. Обезболивающие уколы делали легче боль физическую, но не душевную, только сон помогал отвлечься от грустных мыслей. Однажды Кира проснулась и увидела рядом с собой дядю Васю.

— Вы? — удивилась она. — Вы больше всех ненавидели меня. Почему вы здесь?

— Потому, что вам плохо, — отвечал дядя Вася. — Я тоже когда-то был один. Нет ничего хуже, чем быть одному.

Неожиданно для себя дядя Вася стал рассказывать Кире о своей жизни. Он всегда что-то придумывал, изобретал, мастерил, а когда у него появлялась новая идея, то ничего вокруг его уже не интересовало. Он мог сутками ничего не есть, не пить, не ощущать времени и пространства. Его не интересовали карьера, деньги, вещи. Работа и еще раз работа. Именно поэтому от него ушла жена, отвернулись родственники. Он стал пить много портвейна, и казалось, жизнь уже кончилась, но вдруг появился Бариюс…

Неожиданно для себя Кира тоже разоткровенничалась. С детства она мечтала стать журналисткой и еще школьницей публиковалась в различных периодических изданиях. У нее оказался несомненный литературный дар, писала она талантливо, правдиво, но правда везде требовалась только о катастрофах, трагедиях, преступлениях, да и то не всегда. Не имея имени, связей, денег она могла охотиться лишь за дешевыми сенсациями. Но любая грязь имеет интересную особенность: если постоянно находиться рядом с ней, очень трудно не испачкаться. Постепенно душа Киры становилась холодной и безжалостной. Началось какое-то бесконечное падение на дно, но вдруг появился Бариюс…

— Я постоянно думаю, а смогли бы мы измениться, не будь с нами Бариюса? — говорил дядя Вася.

— Вы тоже думаете об этом? — воскликнула Кира. — Когда вы видите его, вам не бывает стыдно за то, что вы один из людей? Почему мы такие?

Их глаза встретились… Каждый думал о своем, но как похожи были эти мысли…

А ведь действительно, почему мы такие? Неужели мы не хотим изменить свою жизнь? Что нам мешает? Почему мы постоянно кого-то или что-то виним? А как же мы сами? Ведь мы же люди! Мы должны жить, творить, действовать, учиться, совершенствоваться, стремиться… Ничто нам не должно мешать в этом! Жизнь наша полностью зависит от нас самих, и не надо кивать на какие-то там вечно мешающие обстоятельства… Не они должны править нами, мы должны править ими! И пусть не получается что-то, так давайте делать так, чтобы получилось, делать для этого все, верить в будущее, работать ради него… И тогда это будущее обязательно наступит, и именно таким, как каждый из нас представляет его для себя, даже если оно и самое фантастическое!..

Так почему же мы ничего не делаем? Почему мы ждем и надеемся, что кто-то придет, что кто-то сделает за нас? Да не придет, да не сделает! Мы сами должны все сделать! И не откладывать на потом… Вот именно сейчас… В эти мгновения… Начать… И тогда мы сможем изменить этот мир к лучшему…

Дядя Вася сильно сжал руку Киры.

— Я люблю вас, — прошептал он.

Она тихо ответила:

— Я вся в ожогах, у меня больше нет ног, зачем я вам такая?

— Я люблю вашу душу, а все остальное я просто не вижу!

Они снова долго смотрели друг на друга и молчали. Любовь — это чувство, знакомое всем галактикам!






Глава 9

КАРНАВАЛ

 Сделать закладку на этом месте книги

Очкариков давно мечтал о новом спектакле. Каждая его новая постановка не имела ничего общего с предыдущей, потому что неинтересно заниматься повторением старого, хотелось постоянно придумывать что-то новое. На этот раз Очкариков решил поставить грандиозный спектакль-карнавал. В нем одновременно могли участвовать миллионы людей. Своей идеей он поделился с Бариюсом и академиком Алешиным, те, в свою очередь, с высшим руководством страны. Как всегда бывает в России, решение принималось довольно долго, но в один прекрасный момент все организационные и финансовые проблемы неожиданно быстро решились.

Подготовка продолжалась несколько месяцев. Задействовали не только артистов, певцов, музыкантов, художников, но и промышленные предприятия и даже научные лаборатории. Тысячи специалистов принимали участие в подготовке этого праздника. Наконец все было готово. На карнавал съехались люди со всего мира. Вокруг гигантской площадки Бариюс установил несколько «генераторов правды», поэтому впервые на столь значительном мероприятии никакие меры безопасности не принимались. Главы стран, политики, бизнесмены, звезды кино, музыки и искусства тоже впервые присутствовали без охраны. Никого из них, как и простых людей, узнать было нельзя, потому что все нарядились в карнавальные костюмы и маски.

Очкариков облачился в костюм трубочиста. Какую-то ностальгию вызывала у него эта одежда. Многое из задуманного уже осуществилось, но иногда хотелось хотя бы на миг вернуть то время, когда он мог только мечтать. Наши мечты — это прекрасные чувства, но еще прекраснее, если эти мечты сбываются…

Саша, Леночка и Вовка долго не могли решить, какие костюмы выбрать.

— А давайте будем Бариюсами! — предложил Саша.

— Отличная идея! — с радостью согласились Леночка и Вовка.

Последние несколько месяцев дети встречались довольно редко…

Саша все свободное время проводил в театре. Новые роли, бесконечные репетиции — все это приносило свои плоды: на талантливого и красивого мальчика обратили внимание режиссеры театра и кино. К счастью, Сашу не посетила звездная болезнь. Он по-прежнему много работал и постоянно совершенствовал свое актерское мастерство…

Леночке наконец-то купили пианино. Девочка так увлеклась занятиями, что стала хуже учиться. Состоялся серьезный разговор с родителями, и скоро в дневнике исчезли все плохие отметки. Леночке очень нравилось сочинять музыку. Одна из ее песен даже прозвучала на детском музыкальном конкурсе…

А Вовку уже давно перестали дразнить толстым. Занятия спортом сделали его стройным и подтянутым мальчиком. Постепенно он становился серьезнее, собраннее, целеустремленнее. Успехи на футбольном поле приходили медленно, но быть здоровым, крепким и сильным — разве это не настоящий успех?

Леночке, Саше и Вовке казалось, что никто не догадается нарядиться так же. Каково же было их удивление, когда они увидели вокруг себя тысячи серебристых и пушистых Бариюсов. Над всеми возвышался один — огромного роста и невероятных габаритов. Знак









омые без труда узнавали в нем милиционера Мышкина и шутливо отдавали ему честь. За день до карнавала Мышкина произвели в офицеры и наградили орденом. Но появилась одна маленькая проблема: погоны на такие широкие плечи нигде найти не удавалось. Пришлось идти в ателье, где очень удивились подобному заказу, потому что всегда шили брюки, костюмы, платья, но погоны — такого никто не помнил…

Мышкин немного растерялся, когда столкнулся с двумя милиционерами-полковниками. Он вытянулся по стойке «смирно», но, приглядевшись, тут же рассмеялся.

— Здравствуйте! Как вы узнали нас? — хрипел один из них.

— Вы не подумайте ничего плохого, мы не сбежали, — сипел другой. — Мы постепенно исправляемся, и нас под честное слово сюда отпустили.

Хриплый и сиплый за свои преступления получили немалые сроки, но одними из первых прошли воспитательные программы Бариюса. Теперь они отбывали заключение в одной из тюрем, где их за примерное поведение наградили поездкой на этот карнавал. К слову сказать, тюрьмы во всем мире постепенно пустели. Отбывшие наказание выходили на волю, а новых преступников не осуждали, так как новые преступления практически не совершались…

Среди масок и костюмов выделялись Пьеро и Мальвина. Юные и прекрасные, они всем очень нравились. Пьеро и Мальвина держались за руки, и никого счастливее вокруг них не было… Они могли встретиться еще много лет назад, во время войны. Тогда для каждого из них эта встреча могла закончиться печально. В последние годы они шли по жизни в одиночку, и вот судьба свела их. Они говорили на разных языках, но прекрасно понимали друг друга. Это были господин Штейн и бабушка Катя…

Бабушка Шура и дедушка Коля оделись в костюмы космонавтов. Лучшие годы жизни они летали на самолетах, а любому летчику всегда хочется летать быстрее и быстрее, подниматься все выше и выше. И вот, пусть на земле, но им все же удалось воплотить свою заветную мечту о скоростях и космических полетах…

Мама, папа, дядя Боря и тетя Света нарядились в дворянские костюмы восемнадцатого века. Мужчины и женщины в огромных напудренных париках смотрелись величественно. Старинная одежда выглядела строгой, таинственной и романтичной. Единственное неудобство состояло в том, что на длинные женские платья постоянно наступали другие люди. Интересно, а как в старину дамы решали эту проблему?

Очень оригинально выглядел кенгуру с огромной сумкой: в ней сидел маленький кенгуренок. Только вблизи можно было разглядеть дядю Васю и Киру Кращелыгу в коляске… Перед самой выпиской из больницы Кира горько пошутила:

— В детстве я мечтала быть птицей, но теперь понимаю: самое совершенное на земле создание — ящерица. Если она теряет хвост, у нее вырастает новый.

И в это мгновение у дяди Васи родилась новая идея. Мысль о регенерации, то есть восстановлении потерянного хвоста ящерицы, не давала ему покоя. Если бы люди могли иметь такую же способность!

— Нет, нет, — говорил Бариюс, — даже на моей планете не додумались до такого. Это нереально…

— У человека на протяжении жизни постоянно обновляется кожа, растут волосы и ногти, — доказывал свою точку зрения дядя Вася. — Так почему же не могут заново вырасти руки, ноги, другие органы? На потерявшей хвост ящерице мы установим чувствительные датчики и запишем импульсы, которые будет вырабатывать ее организм при восстановлении! А потом мы составим программу для человека. Это будет очень сложная и длинная программа, рассчитанная на месяцы, а может быть, и годы. Я не знаю, как это сделать, но уверен, это возможно.

И в тот же день они приступили к работе. Тут же нашлись сотни желающих принять участие в этом, казалось бы, фантастическом проекте. Дух творчества витал над людьми. Идеи, мысли, предположения переплелись между собой. Обязательно настанет время, когда исчезнут все болезни и люди будут здоровыми и счастливыми!

Президент России облачился в костюм древнего рыцаря. Тяжелые металлические латы сильно стесняли движения, но его сразу узнавали по характерным жестам и движениям. Накануне президент посетил предприятие папы. В последнее время завод сделал невероятный скачок в области микроэлектроники и заставил заговорить о себе во всем мире.

— Я слышал, в Америке вам предложили должность директора электронной компании? — поинтересовался президент.

— Да, — отвечал папа, — но у меня слишком много дел на нашем заводе. Это только первые шаги. Если будем хорошо думать и работать, то встанем в один ряд с крупнейшими производителями мира. Хотя, скажу честно, размышлять пришлось долго — там мне предлагали зарплату в пятьсот раз больше, чем здесь.

Президент не поверил. Неужели такая большая разница?

— А чему вы удивляетесь? — продолжал папа. — Бабушка Шура, бабушка Катя, дедушка Коля — ветераны войны, а пенсии у них очень маленькие. Дядя Вася — талантливый изобретатель, любой его патент, проданный иностранцам, принесет ему целое состояние, но он не продает, бережет для России. Гениальный режиссер Очкариков получает мизерные гонорары, жить ему помогаем мы, его друзья. А ведь у него тоже есть заманчивые предложения из-за границы. Уедем ли мы, как уже уехали многие другие?

Президент отвернулся. Он напряженно думал.

— Разве мы можем покинуть Россию? — дотронулся до его плеча папа. — Мы слишком любим свою родину, но почему родина не любит нас? Слово за вами, господин президент!

Среди участников карнавала белым пятном мелькала единственная нечистая сила в балахоне.

— Вы привидение? — спрашивали его.

— Я ночная ведьма!

Но никто не боялся пожилого отставника Михалыча, которому сегодня сказочно повезло: его согласились подменить на дежурстве. Пожалуй, лишь он один ни минуты не сомневался, кем нарядиться…

Без костюма на карнавале присутствовал только орангутанг Степан. Вообще-то на него пробовали надеть какую-то шляпу и даже штаны, но шляпу он съел, а штаны где-то потерял. Люди как-то странно относились к Степану: постоянно гладили его шерсть и интересовались, из какого материала она сделана, уж больно натурально эта шерсть выглядела. Со всех сторон поступали предложения наградить Степана за лучший карнавальный костюм. А он спокойно уплетал очередной банан и крепко держал за руку академика Алешина. Не потерялся бы академик!

Алешину очень подходил костюм звездочета. В древности любой уважающий себя ученый обязательно занимался астрономией. Уже тогда люди подсознательно пытались понять сущность других, неведомых, миров. Прошли тысячелетия, земная цивилизация сделала гигантский скачок в своем развитии, а далекие галактики по-прежнему остаются такой же недосягаемой мечтой…

А вокруг веселились миллионы людей. У каждого из них своя жизнь, своя судьба, о каждом можно рассказывать часами, потому что неинтересных людей не существует! Мир внутри нас — это огромная непознанная вселенная. Ее можно открыть, ее можно исследовать и изучать, но все равно до конца понять невозможно. Каждая вселенная необъятна, каждая вселенная прекрасна!

Раздался странный гул и грохот. В нескольких километрах от места проведения карнавала в небо медленно поднималась огромная конструкция — первая в мире космическая станция, построенная вопреки законам аэродинамики. Еще совсем недавно преодолеть тяготение земли могли лишь мощные ракеты, которые по отношению к своему весу несли мизерный груз. На орбите из миниатюрных модулей собирались небольшие орбитальные станции. На поддержание их жизнедеятельности запускались все новые и новые ракеты, а это требовало огромных денежных средств. Теперь все стало наоборот. Колоссальную по размерам и весу станцию собрали на земле. Грузовые отсеки заполнили горючим, кислородом, продовольствием и другими необходимыми продуктами жизнеобеспечения. Кроме нескольких пилотов, на станции находилась большая команда ученых и исследователей. Впервые космический полет воспринимался не как подвиг, а как обычная командировка. Подобную станцию можно собрать и запустить в космос в любом месте земного шара, но было принято решение осуществить старт именно здесь, в центре России, и именно во время карнавала…

Два «везделета» сделали вес станции равным практически нулю, взревели несколько небольших реактивных двигателей. Конструкция набирала высоту, постепенно убыстряясь, ведь для того чтобы оторваться от земли, надо двигаться со скоростью одиннадцать километров в секунду. Это в сто тридцать раз больше скорости лучших машин гонки «Формулы-1».

Люди рукоплескали и кричали «Ура!». Множество разноцветных шаров взмыли вверх, вслед за ними выпустили тысячи голубей. С взлетающей космической станции выстрелили специальными салютными ракетами, и в ночном небе начался праздничный фейерверк. Всю местность озарили мириады разноцветных огней. Они взрывались, переливались, исчезали, снова появлялись, образовывая непонятные картины и фигуры…





Неожиданно участники карнавала взлетели. У всех замерло сердце, этого не ожидал никто. Каждый смог почувствовать себя птицей. Можно, словно крыльями, махать руками, парить, кувыркаться… Всех наполнила радость полета.

Вдруг земля превратилась в огромное море. Через каждые несколько минут оно делалось то бурным, то спокойным. Мелькали стаи дельфинов, фонтаны китов, плавники одиноких акул. И тут земное притяжение с силой снова потянуло вниз. Все погрузились в морскую пучину. Почему-то это не пугало, а только немного тревожило. Удивительно, но оказалось, что под водой можно дышать и плавать. Невиданные морские животные, неизведанные просторы, затонувшие старинные корабли и исчезнувшие города — все это на глубине хранило в себе тайну, но верилось, что тайна эта вот-вот будет разгадана.

Снова люди оказались на твердой земле, в небе засверкали звезды. Странная неземная мелодия наполнила все пространство. В небе появилось необычное темное образование, похожее на сгусток какой-то материи. Оно играло и извивалось. Одна его сторона, словно одеялом, накрыла всех присутствующих, другая устремилась к Луне. Образовался гигантский коридор, через который, как в огромный телескоп, все было видно. Постепенно изображение Луны становилось ближе и ближе. Уже виднелись кратеры и вулканы, впадины и горы. Казалось, до всего можно дотронуться рукой…

Коридор изогнулся и понесся к чему-то светлому. Чудовищные вспышки раскаленной плазмы, взрывы, океан огня, нестерпимо яркий свет… Грозное и страшное — неужели это доброе и ласковое солнце?

А коридор двигался все дальше и дальше, от планеты к планете, от звезды к звезде, от галактики к галактике. Мелькали фантастические картины других миров. И это было бесконечно…

Сашу, Леночку и Вовку сзади кто-то обнял. Они обернулись и увидели Бариюса.

— Когда же мы полетим туда? — спросили дети.

Бариюс посмотрел на людей вокруг и сказал:

— Как только подрастем. Как только все мы немного подрастем!




























На главную » Белышев Дмитрий Владимирович » Космическая игрушка Бариюс.

Close