Название книги в оригинале: Риклз Бэт. Будка поцелуев 2. На расстоянии

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Риклз Бэт » Будка поцелуев 2. На расстоянии.





Читать онлайн Будка поцелуев 2. На расстоянии. Риклз Бэт.

Бэт Риклз

Будка поцелуев 2. На расстоянии

 Сделать закладку на этом месте книги

Beth Reekles

The Beach House

The Kissing Booth 2. Going the Distance


В оформлении издания использованы материалы по лицензии © shutterstock.com

THE BEACH HOUSE: Copyright © 2019 by Beth Reeks

GOING THE DISTANCE: Copyright © 2020 by Beth Reeks

© Е. А. Шабнова, перевод на русский язык, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020


* * *

Дорогие читатели, 

я так рада, что сиквел «Будки поцелуев» наконец-то увидел свет. Знаю, многие из вас очень долго этого ждали. Я трудилась много лет, чтобы оказаться там, где есть сейчас. Кое-кто из вас наверняка помнит Эль, Ли и Ноя еще с тех пор, как они впервые появились на Wattpad в 2011. А кто-то познакомился с ними через нетфликсовский фильм, вышедший в 2018. 

Кстати о нем, сиквел тоже в скором времени выйдет на «Нетфликсе»! Сценарий, конечно, также основан на моей рукописи, но вы наверняка заметите несколько важных изменений в сюжете. И это неудивительно: второй фильм продолжает первый, в котором тоже была парочка отличий от книги. 

Я в восторге от сценария к сиквелу, и от изменений в сюжете тоже – не зря же фильмы называют адаптациями. И я верю, что съемочная команда бережно отнесется к персонажам, трудностям, с которыми они столкнутся, к их успехам, конфликтам и отношениям – ко всему, о чем вы прочтете в этой книге. Не могу дождаться, когда увижу сиквел. Надеюсь, вы полюбите его – и эту книгу – так же сильно, как и я. 

Целую, 

Бэт. 

Домик на пляже

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Каждое лето, сколько себя помню, мы ездили в пляжный домик Флиннов вверх по побережью. В это время там было просто чудесно, как во сне. А вот сборы всегда превращались в мой персональный кошмар.

В детстве с вещами мне помогала мама: я понятия не имела, что вообще может пригодиться на отдыхе. Теперь же, когда собираться приходилось самой, я быстро уставала, теряла терпение и вытряхивала все из чемодана… чтобы тут же броситься заполнять его снова.

Отец застал меня в комнате поздним утром в среду, за день до того, как мы должны были уехать.

– У тебя тут бомба, что ли, взорвалась? – пошутил он и отсалютовал мне стаканом с содовой.

– Ненавижу собираться…

– Не забудь захватить крем от солнца!

– Да-да-да…

Как будто я могла о нем забыть: в прошлом году я так сильно обгорела, что сидеть удавалось с трудом. Отец глянул на беспорядок, покачал головой и оставил меня один на один с царившим в комнате хаосом.

В конце концов я заполнила чемодан тем же, что брала с собой каждый год: кучей шлепанцев, купальников и шляп, парочкой шорт и футболок. И на всякий случай закинула еще желтое платьице, которое меня уговорили купить подруги.

В этом году сборы превратились в пытку еще и потому, что вместе со мной на отдыхе будет мой парень.

Я знала Ноя и Ли Флиннов всю свою жизнь: Ли был моим лучшим другом, а Ной… Раньше он был для меня просто старшим братом лучшего друга, но несколько месяцев назад стал моим парнем.

И раз мы больше не встречаемся тайком, то наверняка сходим на пляже на парочку свиданий…

Я улыбнулась. Никаких больше тайн! Никаких секретов от моего лучшего друга, чувства которого я пыталась пощадить! Теперь мы официально  встречаемся.

И от этой мысли хотелось не только улыбаться, но и все волосы себе от волнения повыдергать! Вдруг мне пригодится что-нибудь нарядное, чтоб выйти с Ноем в свет? Есть ли какие-то правила, запрещающие рассекать по округе в пижамных шортах и безразмерном топе, если рядом твой парень?

Я взяла в руки пижаму: она верой и правдой служила мне последние месяцы. Да уж, в таком предстать перед своим парнем было бы… мягко говоря, не очень. Особенно с учетом того, что этот самый парень – один из самых красивых учеников школы. Ох уж эта его ухмылка, от которой ноги подкашиваются… Но у меня ведь, кроме этой пижамы, больше ничего и нет.

Я вздохнула, послала все к чертям и закинула пижаму в чемодан.

Позади меня раздалось:

– Кого это ты к черту посылаешь?

– Привет, Ли.

Мне даже поворачиваться не пришлось: голос своего лучшего друга я узнала бы везде.

– Ты что тут делала… пыталась взорвать шкаф?

– Ага. Мы с ним поругались. Похоже, дело дойдет до развода.

Ли рассмеялся – судя по звукам, он сбросил одежду с кровати на пол. Я развернулась, собираясь напомнить ему, что так с вещами обращаться нельзя, но он уже упал лицом в перину.

– Так о чем ты тут сама с собой разговаривала?

– Да ни о чем. Просто…

Он приподнял брови. Похоже, Ли догадывался о том, что меня гложет.

– Что, никак не найдешь достаточно открытого бикини, чтоб пройтись в нем перед моим братом?

Я запулила в него топом.

– А вот и нет!

– В чем тогда дело? Ох, только не говори, что потащишь меня в магазин за дамским бельем! Прошу, Шелли, я же не выдержу! Ладно тампоны, но… но белье !

Я засмеялась. Только Ли было позволено звать меня Шелли, а не Эль (это сокращенно от Рошель). Хотя Ной тоже пробовал, но он просто меня дразнил.

– Не бойся. Все дело в моей пижаме.

– Всего-то? – захихикал Ли.

Он перекатился на край кровати и заглянул в чемодан.

– Да все в порядке с твоей одеждой. К тому же ему будет на это абсолютно пофиг.

Я одарила Ли улыбкой. Он всегда умел найти нужные слова и успокоить меня.

– И вообще, сколько ты уже собираешься? Часов восемнадцать?

Я прикинула и ответила:

– Скорее, восемь.

Ли снова приподнял брови и задержал на мне взгляд, а потом мы оба покатились со смеху.

– Дай-ка угадаю, – я обвиняюще указала на Ли пальцем, – ты собираться даже не начинал.

– И ты, – он ответил тем же жестом, – абсолютно права.

Ли прочистил горло и схватил мою подушку, скомкав наволочку.

– Так… ты действительно не против того, чтобы Рейчел поехала с нами?

Он уже миллион раз меня об этом спросил. Словно боялся, что я закачу истерику, наору на него, напомню, что так нельзя и как он вообще смеет брать с собой подружку!

То есть, конечно, я не особо жаждала видеть Рейчел в пляжном домике. Я хотела, чтобы все было как раньше, но понимала, насколько это эгоистично.

Я ведь встречалась с его старшим братом. Как я могла возражать против того, чтобы Ли привез с собой свою девушку, если мой собственный парень там точно будет?

Да даже если бы мы с Ноем не встречались, все и так бы сильно изменилось.

Ной не останется на все время: он уедет на пару дней пораньше, чтобы посмотреть вместе с отцом гарвардское общежитие. Они полетят в Массачусетс, а мы продолжим отдыхать на побережье.

И я ненавидела их – перемены. Раньше я думала, что каждые летние каникулы мы будем проводить в пляжном доме. Что так или иначе мы сможем возвращаться туда и жить без забот. Что Ной будет убегать на пляжные вечеринки ночью и зависать с девчонками, которые вьются вокруг него стаей, а потом – возвращаться к нам. Ведь там, наедине с морем и песком, нас не беспокоило чужое мнение. Летом все казалось совсем другим, и я обожала это ощущение.

Только не в этом году. Этому году я не доверяла.

Я моргнула, взглянула на Ли и помотала головой, выныривая из омута мыслей.

Неважно, обрадуюсь я приезду Рейчел или нет, – она ведь встречалась с Ли. Поэтому мне нужно было с этим смириться. Ради него.

Но ему повезло: она мне действительно нравилась.

– Конечно, конечно, я не против, – заверила его я. – Когда она там собиралась приехать?

– В понедельник. Ее предки заедут за ней днем в четверг, по дороге к каким-то там родственникам.

– Хорошо. – Я кивнула и подобрала с пола штаны.

– Эль, ты уверена, что не…

– Да! – Я рассмеялась. – Да, я совершенно не против, Ли, сколько можно повторять! К тому же нам с твоей мамой не помешает женская компания. От вас ужасно легко устать, знаешь ли.

– Ну да, конечно, – Ли ухмыльнулся. – Особенно с учетом того, как редко  мы с тобой в последнее время видимся, ага.

Мы засмеялись.

– Давай беги скорей домой и начинай уже собираться! – Я столкнула его с кровати. – Если опять забудешь плавки, я тебе свое бикини не одолжу! Мне и одного раза хватило!


* * *

На следующее утро в шесть тридцать я стояла на лестнице и готовилась спустить вниз чемодан. В дверь постучали, а затем она открылась и на пороге появился Ли.

– Ох, ну ты даешь! – Он взлетел вверх по лестнице и тут же забрал у меня чемодан. Я не успела сделать и трех шагов – держалась за поручни, как утопающая. Мой багаж весил целую тонну.

– Спасибо.

Мы спустились к двери и только тогда заметили в кухне какое-то движение. Ли бросил взгляд за мое плечо, я обернулась и увидела отца. Он стоял в пижаме, старом алом халате и сползших на нос очках, которые тут же поправил.

– Вижу, вы уже собрались, да? В общем…

– Да-да, все как всегда: никаких вечеринок с текилой, за буйки не заплывать, вести себя хорошо… Мы знаем, – хором отозвались мы.

Отец рассмеялся, но потом вдруг зевнул.

– Ну да, ну да, ежегодное родительское наставление, замучил уже. Иди-ка сюда, Эль, обними отца на дорожку.

Я обняла его и чмокнула в щеку.

– Будь осторожна.

Как тут не закатить глаза? Он думает, я собираюсь заняться рестлингом с акулой, чтобы было потом о чем говорить на вечеринках? Ну в самом деле…

– Ты знаешь, о чем я, Эль.

Я непонимающе хмыкнула. Знаю ли? 

Ли кашлянул и указал на дверь, отец неуклюже потоптался на месте и скрестил руки на груди. Он чуть сжал челюсти, а потом выпалил:

– Будь осторожна… с Ноем .

Не знаю, каким чудом мне удалось не покраснеть. Я вздохнула и снова закатила глаза. Очень красноречиво.

Хорошо хоть Ли воздержался от саркастичных комментариев. Он и так подарил мне на день рождения упаковку презервативов. Причем отдал их не только на глазах всей родни, но и моего десятилетнего брата, и отца тоже! Это был его особый способ примирения с тем фактом, что я встречалась с Ноем, – бесконечная череда шуток.

Можете себе представить, как сильно я тогда смеялась. Ха, блин, ха. 

– Пап, да не беспокойся ты. Я позвоню, как доберусь до места.

– Хорошо, чувиха. – Он улыбнулся и стал выглядеть на свой настоящий возраст, на сорок шесть лет. Но всего на секунду.

Не успела я протянуть руку к чемодану, как Ли уже его поднял.

– Ли!

Тот повернулся к отцу.

– Да?

– Присмотри там за моей дочуркой, идет?

Я покосилась на Ли. Он смотрел на меня с дружелюбной улыбкой. Его глаза лучились знакомой мягкостью и теплотой, я могла бы по памяти нарисовать все его веснушки. Мне вдруг захотелось крепко его обнять и поблагодарить высшие силы за то, что, несмотря на перемены, и парней, и девушек, и взросление, Ли по-прежнему оставался рядом.

Тихий голосок в моей голове, подозрительно похожий на Ли, заметил, что пора бы приглушить все эти телячьи нежности.

– Не волнуйтесь, – ответил Ли отцу, и по его взгляду я поняла, что думаем мы примерно об одном и том же. – Глаз с нее не спущу.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

До места мы добрались быстрее обычного. Может, потому, что в этом году мы не пыхтели в отцовской машине, а с ветерком прокатились на «мустанге» Ли и во все горло подпевали песням по радио. Ну, или потому, что Ли гнал, как бешеный.

Мы приехали позже всех, но нас вряд ли долго ждали. Отец Ли, Мэттью, как раз закрывал багажник и запирал двери. Он улыбнулся и помахал нам.

– Как дорога?

Я выскочила из машины и закинула на плечо огромную плетеную сумку.

– Отлично!

Ли все еще сидел в машине: убирал обертки от батончиков и пустые бутылки. Он вечно наводил беспорядок, но при этом никогда не оставлял мусор в тачке. Очень уж сильно гордился своим «мустангом».

Я открыла багажник и попыталась вытащить оттуда походный чемодан. Он никак не поддавался. Что ж я туда такого напихала, на десять-то дней?

– Помощь нужна?

Я выпустила чемодан из рук, и он упал обратно в машину с громким бумс . Я обернулась. Рядом стоял Ной – сексапильный и прекрасный, как и всегда, с этой его ухмылочкой и приподнятой бровью.

Сердце зашлось в отчаянном стуке, и я не сдержала улыбки, хотя видела Ноя всего два дня назад. Он сделал шаг вперед и наклонился, обвил меня руками и притянул ближе для поцелуя. Как же он здорово пах! Да и выглядел тоже: в пляжных шортах и белой обтягивающей футболке.

– Привет тебе.

– И тебе привет, – пробормотала я, улыбнувшись прямо в поцелуй.

– Ну так что, помочь с чемоданом?

– Да бери уже его, Супермен.

Не смогла удержаться: еще до того, как мы начали встречаться, я разок поймала его в трусах с Суперменом. И он так смутился! Ной Флинн, школьный мистер Крутость, задира, с которым я постоянно ругалась… и вдруг труселя с Суперменом!

Он ненавидел, когда я об этом вспоминала. Но иногда мне так нравилось его изводить.

Ной чмокнул меня в щеку и достал из багажника чемодан. Мы дошли до крыльца. Белая краска на нем постоянно облетала, хотя мы уже тысячу раз подкрашивали его за деньги родителей Ли. Скамейка на крыльце скрипела так сильно, когда на нее садились, словно вот-вот сломается: я провела рукой по ее краю по пути в дом.

В пляжном домике была куча комнат, но маленьких и очень тесных. Мебель тут не меняли годами, некоторая осталась еще со времен моего детства. Снаружи были бассейн и стол, за которым мы ели по вечерам, если не шел дождь, а также почти заросшая тропа, ведущая к океану. Все вокруг кардинально отличалось от современной городской резиденции Флиннов.

И нам нравилось, что пляжный домик именно такой: немного потрепанный и уютный. Мне он казался идеальным.

– Я за едой! – объявила Джун, выходя из кухни, и улыбнулась мне. – Эль, дорогая!

Я поздоровалась и обняла ее. Ной протиснулся мимо нас, чтобы отнести чемодан в мою комнату.

– Хотите, сгоняем в магазин вместе? – предложила я.

– Да нет, не нужно. Лучше разбери вещи.

А потом Джун посмотрела на меня немного оценивающе, с теплой материнской улыбкой, и сказала кое-что совершенно неожиданное:

– Ты только посмотри на себя, Эль. Кажешься такой взрослой!

– С чего вдруг? А, знаю, потому что у меня теперь есть чемодан с молнией, которая делает его чуть вместительнее. Угадала? – пошутила я.

– Нет. – Она рассмеялась. – Не могу объяснить. Просто в последнее время ты выглядишь такой взрослой… молодой женщиной… не знаю. Ох, послушай только, тараторю без умолку! Пойду-ка я отсюда, пока не начала искать по углам детские фотографии! О, и передай мальчикам, что на ужин будет стейк!

– Конечно, – заверила я Джун, и та вернулась в кухню.

Я прошла дальше по коридору, к спальням. Нашу с Ли комнату отделяла от комнаты Ноя ванная. Конечно, логичнее было бы, если б одну из них делили мальчишки, но в детстве они так много ругались, что нас с Ли поселили вместе – так с тех пор и повелось. Но даже такие крутые родители, как Джун и Мэттью, не согласились отдать одну из спален нам с Ноем.

Он как раз вернулся в дом и остановился в дверях кухни.

– Спасибо за помощь.

– И это вся благодарность? Никаких чаевых?

Я рассмеялась, словно бы говоря: «Без шансов, чувак». Он обхватил мое запястье.

– Эй, я же такой замечательный носильщик! – произнес он ужасно серьезным тоном.

Я проглотила усмешку, но все равно не переставала улыбаться.

– Ага, говори себе это почаще. – Я приподнялась на цыпочках и клюнула его в губы. Но он не отпустил меня – наоборот, притянул поближе и поцеловал уже по-настоящему.

Когда кто-то прокашлялся, мы оба подпрыгнули.

Я повернулась, готовая пригрозить Ли тем, что тоже буду постоянно прерывать их с Рейчел поцелуи, когда она сюда доберется, но слова застряли где-то в горле – рядом с нами стоял Мэттью.

– Пропустите? – попросил он.

Ной сделал шаг назад и потащил меня за собой, чтобы его отец смог пройти. Я прикусила язык и пообещала себе больше никогда в жизни не целоваться в дверном проеме.

Ной отвлек меня от самобичевания, аккуратно потянув за собранные в хвост волосы.

– Шелли, ты что? Еще подумают, что ты стесняешься своего парня, – рассмеялся Ной.

– Любой бы так подумал, мы ведь встречались тайно месяцами. – Я закатила глаза. – Ты уверен, что твои родители в самом деле не против видеть меня… ну, здесь?

Сейчас я наверняка походила на Ли, который интересовался, нормально ли, что Рейчел заедет на пару дней. Я вгляделась в лицо Ноя: вдруг его родители все-таки поднимали эту тему? Может, они просто решили меня не расстраивать и на самом деле долго обсуждали, стоит ли мне ехать в этом году? Я ведь доставила всем столько хлопот.

Ной сжал мою руку, которая вдруг жутко вспотела, и от его прикосновения с моей души тут же скатился камень.

– Уверен на сто процентов. Может, пойдешь разберешь вещи? Я сказал отцу, что приберу двор.

Он снова меня поцеловал, и я как на крыльях добралась до своей комнаты, где Ли уже запихивал одежду в комод. Он улыбнулся, и мне стало еще легче. Конечно же, Мэттью и Джун рады меня видеть. Будь это не так, Ли бы не стал этого скрывать.

– Пожалуй, не стоило брать с собой столько всего, – выдохнула я, положив чемодан на кровать.

– Эль, кажется, это самое мудрое из всего, что ты говорила в своей жизни.

– Ха-ха.

– А прошлым летом я бы пошутил, что тебе не нужны отговорки, чтобы пялиться на мускулы моего брата… Но теперь-то вы и в самом деле вместе. Все веселье долой.

Я засмеялась.

– Не беспокойся, Ли, это по-прежнему весело.

– Это все потому, что я просто создан для комедийной сцены. Но правда: столько всего изменилось.

Я вздохнула. Меня начало это бесить.

– И что ж мне теперь? Извиниться?

Ли нахмурился.

– Да я не в том смысле, Шелли.

Он отвернулся и запихал последнюю футболку в ящик. Что-то между нами сломалось тогда – повисло тяжелым грузом. Что-то, к чему я так и не привыкла. Мы это, конечно, проигнорировали: Ли все еще злился на меня, ведь я так долго ему врала. Я словно поставила Ноя на пьедестал, с которого сместила Ли.

– Совсем не в том смысле, – повторил он мягким тоном.

– Знаю.

Ли шумно вдохнул и улыбнулся, пытаясь разбить повисшее между нами напряжение.

– Давай-ка быстрее отыщи свое бикини и бегом переодеваться. Я жутко хочу искупаться.


* * *

Мы жили в Калифорнии, так что недостатка в солнце не испытывали, но пляж все равно был местом особенным. Лето становится куда ярче и приятнее, когда до моря рукой подать.

Через двадцать минут мы с Ли спустились по выбитой песчаной тропинке среди кустарников и оказались на пляже. Крики Ноя о том, что мы могли бы ему и помочь с уборкой, мы с удовольствием проигнорировали. Я аккуратно расстелила полотенце и легла загорать. Затем достала наушники, включила на телефоне музыку и напялила красные пластиковые пятидолларовые темные очки, которые заставила купить Ли на заправке по дороге сюда. До сих пор не могу поверить, что умудрилась забыть свои.

Ли громко прокашлялся, и я повернулась. Он поднял темные очки на лоб и растрепал волосы.

– Ты что это делаешь?

– Э-э-э… загораю?

Ли раздраженно вздохнул и нахмурился. А потом наставил на меня палец, словно я была провинившимся щенком.

– Рошель Эванс, ты порой такая девчонка , это невыносимо.

Я приподняла брови – он и вправду назвал меня полным именем? – а потом опустила взгляд и мелодраматично открыла рот.

– Ты только глянь! Не может быть, но… я и есть девчонка!

Он засмеялся и закинул мне на ноги немного песка.

– Ты же поняла, о чем я. Пошли уже за досками.

– Знаешь что… Сходи-ка сам, а я полежу тут немного на солнышке.

– Хм, дай-ка подумать… пожалуй, нет .

– Да!

– Ладно-ладно. Но сама будешь виновата, если я принесу тебе что-то не то.

Я не успела договорить, а Ли уже припустил вперед, поднимая за собой фонтанчики песка. Я вздохнула и покачала головой, опускаясь на полотенце и устраиваясь поудобнее.

Что-то тронуло меня за ногу.

– Привет, ленивица.

– Могут меня хоть на две секунды оставить в покое? – пошутила я, поднимаясь и убирая очки, чтобы Ной не пропустил насмешливый взгляд. Он улыбнулся и бросил свое полотенце рядом с моим.

Я вернула очки на место и случайно задержала взгляд на Ное. Странно: мы столько лет сюда приезжали, а я никогда не пряталась за темными очками, чтобы вволю на него насмотреться. Наверное, я слишком много шутила и развлекалась, и у меня не оставалось на это времени. К тому же, когда я в него влюбилась, мне было лет двенадцать, я даже разговаривать с ним толком не могла, не то что взгляд поднять на его тринадцатилетнюю версию.

Я тряхнула головой и взглянула на Ноя: не заметил ли, как я на него пялюсь? Наверняка у него на лице повисла эта сексуальная ухмылка, из-за которой я постоянно дико краснею. Сейчас я тоже покраснела, но по другой причине: Ной пялился на меня в ответ.

Я снова подняла очки, и он тут же посмотрел мне в лицо. Пришел мой черед ухмыляться.

– Что, уже нельзя лишний раз себе напомнить, какая у меня шикарная девушка? – невинно спросил он.

Я рассмеялась.

– Только если позволишь мне восхититься твоей исключительной романтичностью.

– Да ладно, тебе же это нравится.

Я застеснялась.

– Вроде того.

Он снова усмехнулся и протянул мне руку. Я схватилась за нее, Ной притянул меня к себе и чмокнул в лоб. Я потянулась вверх, чтобы поцеловать его как следует, как вдруг…

– Я так себе диабет заработаю.

– Ли… – процедила я, чуть поворачиваясь и закатывая глаза.

Но мой лучший друг застенчиво улыбнулся и выставил вперед принесенные доски.

Черную с белым логотипом он кинул в сторону Ноя, синюю оставил себе, а мне передал ярко-розовую. Я попыталась поймать ее, чтобы она не ударила меня по лицу, а потом увидела на ней огромную надпись «Барби» и кучу цветочек и сердец.

– Ли!

– Что? Ты же сама сказала, тут каждый сам за себя…

– Да-да, – беззлобно пробормотала я. – Пошли уже. Будем зажигать !

Ли вздохнул и положил руку мне на плечо, а Ной попытался скрыть смех за кашлем.

– Шелли… пообещай мне одну вещь, – попросил Ли.

– Что?

– Никогда больше так не говори.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Я стояла у зеркала и оценивала собственный прикид: шорты и короткий топ. На фоне о чем-то оживленно щебетал Ли, но я не слушала. Заметив это, он заткнулся, а потом вопросительно склонил голову.

– В чем дело?

Я прикусила губу. Сердце колотилось так сильно, словно я марафон бежала. Пришлось даже нервно сглотнуть.

Да, в этом году все было по-другому. Мы с Ноем теперь встречались, а не просто общались. Но почему-то до меня дошло это только сейчас. Я вдруг осознала, что иду ужинать с родителями Ноя в качестве его девушки , а не лучшей подруги Ли.

– Шелли.

– Да нет, все в порядке, – отозвалась я. – Просто… Нет, я в порядке. Правда.

Но так ли это на самом деле?

Снаружи я старалась выглядеть собранной, а внутри безумно паниковала. Что, если ужин пройдет слишком странно ? Что, если все уже  слишком странно? Что, если я постараюсь и произведу на них лучшее впечатление? Что, если оденусь поинтереснее, раз я теперь чья-то девушка? Что, если… Что, если…

В животе у Ли громко заурчало.

– Шелли, так ты идешь?

Разве у меня есть выбор? 

– Да, конечно. Прости. – Я выдавила из себя улыбку, но знала, что он мне ни на секунду не поверил.

Мы вышли во двор, где Ной с родителями как раз садились ужинать. Тарелки ломились от еды: казалось, стол в любой момент рухнет под их весом.

– Надеюсь, вы проголодались, – сказала Джун.

Желудок Ли снова подал голос, словно услышал ее вопрос. Мы тут же покатились со смеху. Я села на свое обычное место, между Ли и Ноем, – когда-то их так распределяли по принципу «чтобы братья не дрались за столом». Я не возражала. Даже когда они продолжали через меня переругиваться.

А вот сейчас я еще как возражала. Потому что у меня голова кружилась от того, что я сижу между своим лучшим другом и своим парнем .

Вроде бы никого это больше не беспокоило – только я переживала зря. Мальчишки тут же принялись за еду, а Джун и Мэттью обсуждали планы на завтра – они хотели заехать в местную картинную галерею. Ной заметил мое состояние, легонько ударил меня коленкой, поймал мой взгляд и ободряюще улыбнулся. Я с облегчением выдохнула и начала есть. Какая же я идиотка!

Стоило мне приняться за еду, как атмосфера за столом стала привычной. Хорошо, что хоть это не изменилось. А вскоре я и вовсе успокоилась.

– Так вот, Рейчел приезжает в…

– Ли, не говори с набитым ртом, прожуй сначала.

Он сделал могучий глоток.

– Так вот, Рейчел приезжает в понедельник в час.

– Мы знаем, – перебил его Ной. – Ты же об этом не затыкаешься с тех пор, как мама разрешила ей приехать.

– Просто он влюблен, – пропела я, чтобы помучить Ли, и легонько задела его плечо, улыбнувшись.

– Так что, у вас, детишки, уже и планы на завтра есть? – спросил Мэттью, отчаянно пытаясь сменить тему.

– Сходим на пляж, – сказал Ли.

– Позагораем, – ответила я, а потом добавила: – А Ной снова собирался заняться планомерным уничтожением детских песочных замков…

– Что? – Джун, похоже, не знала, смеяться ей или ужасаться.

– Эй! – Ной ткнул меня под ребра. – Это была случайность.

Я посмотрела на него так, словно не верю ни единому его слову.

– Ну да, конечно.

– Я правда не специально. – Он проговаривал каждое слово с нажимом. – К тому же этот пацан построил замок с гигантским рвом, что мне оставалось делать?

– Он туда свалился, – объяснил Ли, вспоминая, как Ной упал на замок лицом и полностью его уничтожил.

– Но потом… ты предложил ему построить новый. – Я улыбнулась. – Это было мило. О-о-очень мило.

Я вспомнила, как Ной загребал руками мокрый песок в надежде успокоить ребенка. Пацан же закатил истерику и побежал за мамой. Ной скрылся с места преступления – туда, где мы с Ли покатывались со смеху. Еще бы, Ной Флинн, школьный хулиган, а так драпанул со страху! Ли, конечно, добавил, что рассерженный шестилетка со своей еще более разгневанной матерью может напугать кого угодно. И я не стала с ним спорить.

Но Ной все же попытался как-то исправить ситуацию, и это было действительно очень мило.

– Извини, – процедил Ной. – Ты что-то сказала?

– Безу-у-у-умно мило.

– Ну все.

Не успела я и глазом моргнуть, как Ной подскочил с места, схватил меня за талию и перекинул через плечо. Я закричала, но вырваться не смогла – так сильно смеялась. Ной отошел от стола.

И я вдруг поняла, что ничем хорошим это не кончится. Он ведь не к бассейну шел, нет? Просто собрался его обойти… Он же не станет…

Я плюхнулась в воду с громким плеском, всплыла на поверхность и принялась отплевываться. Одежда неприятно прилипла к телу, от холода зубы почти мгновенно застучали. Не думала, что вечером вода здесь такая ледяная!

За столом смеялись. Свет из дома ореолом окутывал фигуру Ноя со скрещенными руками. Его хитрющую ухмылку тоже несложно было разглядеть.

– Теперь я вынуждена убить тебя, Ной Флинн! – заорала я, приближаясь к краю бассейна. – Мне придется заново мыть голову и…

Ной вдруг резко присел и прервал меня:

– Ты такая красивая, когда злишься.

Я посмотрела на него несколько секунд, а потом плеснула ему в лицо водой.

Он тихонько засмеялся. Вряд ли Ной разглядел, как я картинно закатываю глаза, – снаружи стемнело, – но мне было все равно.

– Руку подашь? – Я протянула ему ладонь.

Под водой я уперлась ногами в стенку бассейна.

Ной начал что-то говорить, но заткнулся и взял меня за руку – хотел помочь вылезти. Я тут же потянула вниз, намереваясь скинуть его в воду. Ной наверняка сразу раскусил мой план, но я все равно решила попробовать.

Оказалось, он куда сильнее, чем я думала: даже не покачнулся – стоял себе и тянул меня из воды, словно рыбку на крючке.

– Не думал, что ты настолько предсказуема, Эль.

– Ничего ты не понимаешь. Это все часть моего восхитительного плана.

Ной опустил меня на плитки, окружавшие бассейн, – и на него тут же налетел Ли. Они оба свалились в воду и подняли тучу брызг. Джун сквозь смех закричала:









 Мальчики! Осторожнее там!

Голова Ли показалась на поверхности, он затряс ею, как собака, и подмигнул мне.

– Видала, Шелли? Я всегда готов тебя прикрыть.

Я послала ему воздушный поцелуй.

– Ох, мой рыцарь в сияющих доспехах.

Ной схватил брата за ноги, и на лице Ли промелькнула гримаса ужаса, прежде чем он погрузился под воду. Мне оставалось только рассмеяться.


* * *

Вечером, после того как я вымыла хлор из волос, кто-то тихонько постучался в дверь моей комнаты.

– Э… войдите?

Меньше всего я ждала увидеть за дверью Джун.

– Привет, Эль.

– Привет. Все в порядке?

– О, конечно. Я просто подумала… подумала, что мы с тобой можем немного поболтать. Как девчонка с девчонкой.

Она присела на край кровати Ли, необычайно серьезная.

– Хорошо…

Значит, не зря я волновалась перед ужином. И еще раньше тоже. Все действительно изменилось. Джун наверняка хотела поговорить о Ное. И обо мне.

– Эль… Послушай, милая, я спрашиваю об этом лишь потому, что ты мне дорога. Не хочу, чтобы ты чувствовала себя неловко. – Джун успокаивающе улыбнулась. – Просто я немного не понимаю… Что вы с Ноем будете делать, когда он уедет в колледж?

– Оу.

И об этом она волновалась? Всего-то?

– Оу, ну мы просто… проведем все лето вместе, понимаете? И он же будет приезжать домой? А еще мы сможем общаться по «Скайпу». Все будет хорошо.

Взгляд Джун заставил меня замолчать.

Так же смотрели родители и учителя, когда хотели сказать что-то вроде: «Ох, ты просто еще маленькая и не понимаешь». И когда так же сделала Джун, это меня разозлило.

– Правда? Думаешь, так будет лучше всего? – проговорила она спокойно, в ее тоне не слышалось снисхождения. И это меня чуть успокоило.

– Ну… То есть да… отношения на расстоянии тоже бывают. И я знаю: мы с Ноем вместе всего несколько месяцев, но мы справимся. Мы ведь так давно знаем друг друга.

– Помнишь, как в детстве ты наряжалась принцессой и говорила, что вырастешь и будешь жить в замке вместе со своим прекрасным принцем?

Я смущенно прикрыла лицо ладонями и захихикала.

– Ох, боже, совсем об этом забыла.

– Милая, я же мама. Это моя работа – напоминать вам о тех глупых вещах, которые вы творили в детстве.

Я снова засмеялась и села так, чтобы смотреть прямо на Джун. Она положила руку мне на колено.

– Не пойми неправильно, Эль. Я вижу, как вы друг на друга смотрите, и знаю, что вы любите друг друга. Но это сейчас вам легко. Когда Ной уедет, станет куда сложнее. Я хочу, чтобы вы оба это поняли.

– А с Ноем вы об этом уже говорили?

Я не могла не спросить. Джун кивнула.

– Я не хочу быть злодейкой и не говорю, что у вас ничего не выйдет. Или что вам не стоит и пытаться. Вовсе нет. Я не хочу, чтобы вы страдали. Просто… хорошенько об этом подумайте, ладно? Отношения – это не сказочная история, Эль. Это огромный труд.

Я терялась с ответом. Но знала: то, что я хочу сказать, Джун вряд ли понравится.

– Совет от матери, – сказала она и приподняла руки, словно бы сдаваясь, а потом собралась уходить. – Отдыхай. Ты наверняка уже хочешь спать.

Я выдавила из себя улыбку. Джун не ошиблась: еще пара минут, и я бы заснула стоя. День был долгий.

Я пожелала Джун доброй ночи и уставилась на закрытую дверь. На потемневшем дереве были царапины – там, где мы с Ли каждый год измеряли рост друг друга. Я смотрела на них, а в моей голове роились мысли.

У нас с Ноем все получится, ведь так? Отношения на расстоянии?

Конечно, расстояние нефиговое, да еще и разница во времени, пусть и всего в пару часов. А ведь отношения с Ноем чуть не стоили мне дружбы с Ли. Нам было нелегко преодолеть все препятствия.

Я не хотела терять Ноя, не хотела расставаться с ним. Я надеялась, мы справимся с любыми трудностями.

Но хотел ли того же Ной?

Разговор с Джун меня испугал. Она желала нам лучшего, да, но не заставила ли она Ноя сомневаться? Что, если он передумал? Что, если…

– Тук-тук?

Голос Ли. Я поднялась и открыла ему дверь. Он легко улыбнулся – в руке у него дымилась кружка с чем-то горячим.

– Что такое? Что-то случилось?

Я забрала у него кружку.

– Горячий шоколад в середине лета?

– Конечно! – ответил он, ухмыляясь, и присел на кровать лицом ко мне, совсем как его мать секунду назад. – Мама сказала, что тебе не помешает. Так в чем дело?

– Ни в чем. Просто…

Ли заворчал:

– И что она тебе наговорила?

– Ничего! То есть нет, она сказала… Она не то имела в виду, наверное, но она считает, что нам с Ноем лучше разойтись перед тем, как он уедет в колледж, и я просто… не знаю! А чего хочет он сам? Чтобы мы оставались вместе? Он никогда еще не поддерживал отношения на расстоянии. Может, в конце лета он порвет со мной, чтобы в универе найти себе какую-нибудь горячую и ужасно умную девчонку и замутить с ней, ведь она-то не живет через полстраны от него? Я словно…

– Так, воу, попридержи коней. Что-то я не догоняю, – прервал меня Ли.

Я нервно засмеялась и сделала глоток.

– Во-первых, он тебя не бросит. И точка.

Я снова рассмеялась.

– Как хорошо, что у меня есть ты. Правда.

– О, я знаю.

Я покачала головой.

– Знаешь что?.. А, неважно. Забудь все, что я сказала.

Ли явно еще не закончил. Он ведь был моим лучшим другом. И я могла говорить с ним обо всем на свете.

Кроме этого .

С Ли о подобном лучше не говорить. Это я должна обсуждать с Ноем. Так что я перебила его, когда он уже открыл рот:

– А что будет, когда сюда приедет Рейчел? Где она будет спать?

– В моей постели, – ответил Ли. – А я пару ночей перекантуюсь в комнате Ноя на полу.

– О, хорошо. Ладушки.

– Ты ведь не против? Ну, пожить с Рейчел? Справишься?

Я посмотрела на него поверх кружки и улыбнулась. Даже если бы я ненавидела Рейчел всей душой (хотя как можно было ненавидеть такую милашку?), ради Ли я бы справилась и с этим.

– Конечно, я не возражаю, Ли. Серьезно. Все будет в порядке.

…Ведь так?

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Следующие несколько дней пронеслись как во сне. Мы поздно вставали, шли на пляж, катались на досках, плавали, иногда играли с фрисби, потом обедали и возвращались на пляж или просто лениво лежали возле бассейна.

Мы с Ноем смогли улучить пару моментов наедине; хотя, когда мы думали, что дома наконец-то никого не осталось, его родители внезапно вернулись пораньше. Мы едва успели собрать разбросанную вокруг бассейна одежду.

К воскресенью Ли уже с трудом скрывал эмоции. Рейчел должна была приехать на следующий день, и он вел себя как щенок в ожидании хозяина. Мыслями он витал где-то в облаках: как-то раз он объявил, что сгоняет за мороженым, а вернулся с ластами. Но я не сказала ни слова.

Ли так часто писал Рейчел сообщения, что я не выдержала – его телефон тренькал каждые четыре секунды! – и взорвалась:

– Господи, Ли, да просто позвони ей уже!

Ной усмехнулся, а Ли радостно согласился, вскочил с места и уже начал набирать ее номер.

– Ли так сильно в нее влюблен, что над этим уже и не посмеешься толком, – обреченно выдохнул Ной. – Как думаешь, мне уже пора заказывать фрак для свадьбы?

Я рассмеялась.

– Хм… подожди годика два.

– Так долго? Правда?

– Ой, да ладно. Ты ж его знаешь. Ли будет трястись над цветами, едой и тортом – чтоб все было идеально. И холостяцкая вечеринка тоже наверняка будет что надо.

– Конечно! Ведь ее буду организовывать я.

– Думаешь, он назначит тебя своим шафером?

– Кого ж еще? Я его старший брат и потому могу рассказать целую тонну ужасных историй из его детства. Самый очевидный выбор.

– Ну да, конечно. Шафером буду я.

Ной засмеялся.

– Ах, да. Блин, так пить охота. – Он внезапно сменил тему. – Не хочешь колы?

Неподалеку на побережье приютились маленький пляжный магазинчик, лавка с товарами для серфинга и бар. Мне нравился этот бар: было в нем что-то карибское. А его соломенная крыша походила на зонтик, с которыми подавали все тамошние напитки.

– Конечно, – отозвалась я.

Ной вытащил кошелек из-под полотенца и выбрал оттуда пару долларов.

– Тогда пошли.

Добрались мы туда быстро, но очередь у бара была просто огромной. Я начала глазеть по сторонам и обратила внимание на группу парней, стоящих неподалеку. Они поглядывали на Ноя. Он стоял к ним спиной, но я точно знала, что шепчутся они именно о нем.

– Ты их знаешь? Вон тех ребят? – выпалила я.

Зря я, конечно, так: я часто цепляюсь за всякое, что не стоит моего внимания, и надумываю. Может, они и смотрели-то вовсе не на Ноя.

Он обернулся. Судя по виду, парни были его ровесниками – почти выпускники школы или, может, первокурсники.

Мне захотелось схватить Ноя за руку – глупо было так открыто на них пялиться. Но потом я поняла, что ему все равно, раздражает он их или нет. Он повернулся обратно, совершенно спокойный. Подошла наша очередь, и я ничего не успела сказать.

– Что вам налить, господа?

– Две колы. – Ной положил деньги на прилавок и снова обернулся. На этот раз нахмурившись.

– Ной! – Я шлепнула его по руке, когда он не отозвался. – Так ты знаешь их или нет?

Я снова оглянулась.

– Они все еще пялятся.

– Да, если я правильно вспомнил, там стоит парень… в общем, прошлым летом я гулял с его бывшей или что-то типа того. Он полез в драку, я ответил тем же. А может, я и обознался, – раздраженно объяснил Ной.

– Что? Когда это…

– Знаешь все эти вечеринки на пляже с кострами? Вы с Ли ведь на них еще не ходили?

Я кивнула. Ной махнул рукой в сторону парней.

– Кажется, на одной из таких все и случилось.

– Поверить не могу… – Я замерла и покачала головой. – А просто уйти ты не мог?

Ной заскрежетал зубами и опустил голову.

– Мог, конечно. Прости.

Бармен поставил перед нами стаканы с колой. Я поблагодарила его и сделала глоток. А после мы с Ноем продолжили разговор, который оборвали до этого, – и так и болтали, попивая колу на пляже.

Но я ничего не могла с собой поделать – периодически поглядывала за плечо Ноя, на парней, которые пялились на него раньше. Один из них усмехался, еще двое открыто смеялись. Во мне поселилось нехорошее предчувствие.

Но я все равно не ожидала того, что случилось, когда мы уже собрались уходить. Один из парней врезался в Ноя. Не случайно, конечно, но он – тот самый блондин, который усмехался, – сделал шаг назад и саркастически выдавил:

– Ух, извини, братан. Не заметил тебя.

А вот я заметила, как Ной опасно поводил челюстью. И потом толкнул блондина в ответ – не сильно, совсем чуть-чуть.

– Смотри, куда прешь, понял?

Парень ухмыльнулся, его друзья тоже.

– Ну да, ну да, пошли мы.

Ной сжал кулаки, и мне пришлось схватить его за руку.

– Эй, пошли уже. Они того не стоят, Ной.

Блондинчик перевел взгляд на меня, а потом фыркнул, обращаясь к Ною:

– Чью девицу ты украл в этом году, Флинн?

Ной одарил его таким презрительным взглядом, словно тот был грязью под колесами его драгоценного мотоцикла.

– Попустись уже.

Ной развернулся и двинулся прочь, а я застыла на месте. Ной Флинн, самый крутой парень во всей школе, и вдруг уходит от драки?

Может, он и вправду изменился.

Но блондинчик и его друзья не спешили отступать: один них преградил Ною путь и снова его толкнул. Я поискала глазами Ли. И где его носит, когда он так нужен?

– Ты что, – заявил вдруг Ной, – правда хочешь подраться прямо на глазах у леди?

Блондинчик двинулся вперед, намереваясь снова толкнуть Ноя, но тот сделал шаг в сторону. Парень, потеряв равновесие, упал и начал выплевывать песок изо рта.

Прежде чем друзья успели сориентироваться или поднять блондинчика, я схватила Ноя за руку.

– Пошли отсюда.

Он кивнул, и мы ушли.

Обернувшись, я заметила, как блондинчик отталкивает от себя народ, а потом улепетывает прочь. Ной его и пальцем не тронул, но гордость, по всей видимости, задел еще как.

– Так ты не уверен, что целовался с его бывшей в прошлом году? – повторила я, догоняя Ноя. Теперь мы шли в ногу.

– Ладно, хорошо, уверен. Но в мою защиту скажу: они тогда уже не были вместе. К тому же он тот еще придурок.

– А ты чувствуешь необходимость ввязываться в драку с каждым придурком на горизонте? Если б меня тут не было, вы бы точно подрались, не отрицай.

Ной притянул меня ближе, выпустил мою руку из своей и обнял за плечи.

– А ты знаешь, как заставить меня чувствовать себя виноватым, да, Эль?

– Я серьезно. Пойми, не все в мире решается парой ударов по морде. Я не хочу… не хочу, чтобы в Гарварде ты попал в переделку.

– Я понимаю. Правда понимаю. Родители все лето твердят мне о том же. Никаких больше драк, никаких глупостей, рисков и всякого такого. Я понимаю. И работаю над этим.

Я была удивлена его внезапным признанием и не знала, что сказать. Он звучал так… уверенно . Ной неловко улыбнулся мне, словно чувствовал себя виноватым. А я ведь никогда не думала, высказывали ли ему за драки родители. Да и Ной об этом не распространялся – до сего момента.

– Что ж, что бы они тебе ни говорили, это работает. Прежний Ной врезал бы тому парню. А потом и его друзьям. И после я бы на тебя накричала, так и знай.

– О, я знаю.

Мы вернулись к лежакам. Ли все еще нигде не было видно. Я присела на полотенце.

– Эй, Эль?

– Да?

– Я стараюсь. Быть лучше, не поддаваться своим порывам. Я… Я хочу, чтобы ты это знала.

– А я и так это знаю. Я просто… Надеюсь, ты не ради меня так стараешься. То есть… Не только ради меня.

– Нет. Хотя ты играешь в этом большую роль. – Тон его снова стал игривым, и я чуть приподняла брови. – Я не хочу, чтоб ты на меня злилась, Эль.

– Что ж, вспомни об этом в следующий раз.

– Пойду поплаваю… Ты со мной?

– Не-а, – лениво отозвалась я. – Останусь тут. Послушаю подкаст.

Ной кивнул, наклонился, чтобы чмокнуть меня в губы, и побежал к морю. Я смотрела ему вслед и думала о стычке в баре. Ной не стал ввязываться в драку. Похоже, он действительно хотел измениться.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

В понедельник утром я еле продрала глаза: казалось, словно я и не спала вовсе. Я перевернулась на бок, недовольно замычала в подушку и чуть не скатилась с кровати.

– Прости, – громко прошептал Ли. – Я тебя разбудил?

– Да разъяренный бык в фарфоровой лавке потише тебя будет, Ли. – Я протерла глаза и зевнула. – Ты чего так рано?

– Сегодня приезжает Рейчел, и я… – Он не договорил. Да и стоило ли? И так понятно, что он имел в виду.

Это было даже мило. Ли поднялся так рано, чтобы прибраться в комнате к приезду своей девушки, создать хоть какую-то видимость порядка, но я все равно посмотрела на него с вызовом.

– Сколько времени?

– Семь.

И тогда я кинула в него подушкой.

Он засмеялся, поймал ее и отбросил на кровать. Я недовольно посмотрела на него, подхватила бикини и пару шорт и унеслась в ванную. Все равно уснуть уже не получится – может, после душа я хотя бы смогу окончательно проснуться.

Я подергала ручку в нашей общей ванной: замок со стороны Ноя постоянно заедал. Система была простая: если обе двери закрыты, значит, комната занята.

Помещение и так было маленьким, но с учетом разбросанных повсюду средств для ухода за волосами Ли, аккуратной стопочкой моих принадлежностей для мытья и того, что разбросал Ной, оно казалось совсем крошечным и забитым до самого потолка. Я отодвинула вещи Ли на край полки и положила туда одежду.

Я намыливала волосы, когда услышала, как открывается дверь, и тут же громко вдохнула через нос, и выглянула из-за занавески. Шампунь безжалостно стекал по вискам.

– Ли, мне пофиг, во сколько там приезжает Рейчел, твой гель для волос тебя дождется, дай мне спокойно…

Ной тут же покатился со смеху.

– Нужно срочно тебя сфотографировать! – Он кивнул на мое раздраженное лицо и намыленные волосы.

– Ой, заткнись уже.

– Что такое, колючка, не хочешь, чтобы я к тебе присоединился? – Ной улыбнулся уголком рта и притворился, что снимает футболку.

– Ной! Прекрати!

Конечно, нам хотелось остаться наедине хотя бы раз за весь отдых, но у нас не получалось это провернуть. Да, мы могли бы пойти в его комнату, но стены в домике были совсем тонкие. И я не видела в этом ничего романтичного. Или сексуального. Не тогда, когда совсем рядом спали мой лучший друг и его родители.

– Что прекратить? – спросил Ной, улыбнулся и принялся расстегивать пояс.

– Прекрати устраивать стриптиз в ванной! – прошипела я, отчаянно краснея, и спряталась за занавеской, чтобы смыть с волос шампунь. – Так нечестно. Напомни мне, почему мы решили, что это отличная идея – поехать вместе на отдых? Мы с тобой почти никогда не остаемся одни!

– Похоже, Эль, тебе не помешает холодный душ.

Я снова попросила его заткнуться и улыбнулась, когда он засмеялся. Это сводило с ума: постоянно быть так близко к Ною и… ничего не делать. Совсем ничего. Даже места для укрытия найти не удалось. И после того, как мы еле-еле успели вовремя убраться из бассейна, я не собиралась рисковать. Не хочу, чтобы нас поймали.

Когда я вышла из душа, Ной заканчивал чистить зубы. Волосы его выглядели куда аккуратнее, чем пару минут назад. Я легонько подтолкнула его бедром, чтобы он меня пропустил и я смогла забрать свои вещи.

Но Ной просто чуть отклонился в сторону, оставшись у раковины. Он скрестил руки и смотрел на меня во все глаза.

– Что?

Он пожал плечами.

– Просто думаю.

– О чем?

– Я тебя люблю, – ответил Ной и улыбнулся.

Я наклонилась над раковиной, чтобы чмокнуть его в губы – совсем слегка. Он попытался увернуться, но я схватила его за футболку и не пустила.

– Эй, так просто ты от меня не отделаешься, мистер.

И я поцеловала его по-настоящему. Ной обнял меня и прижал к себе. Господи, как же от него офигенно пахло! Так было всегда, или я просто невнимательная? Я зарылась пальцами в его волосы, и от его идеальной прически не осталось и следа.

– Так, вот теперь мне точно пора. – Ной чуть отстранился и одарил меня последним легким поцелуем. – Иначе мне тоже потребуется



холодный душ.


* * *

Оказалось, Рейчел приехала на пару часов раньше обещанного, и Ли отправился на автобусную станцию забрать ее. Места в пляжном домике было не так много, но мы сделали все, чтобы Рейчел чувствовала себя здесь комфортно. Ли уже разложил в комнате Ноя надувной матрас.

Мы с Ноем лежали на диване, обнявшись, и смотрели телевизор с его родителями. За окном зашумел двигатель «мустанга».

– Что ж, похоже, еще одна пара голубков наконец прилетела.

Джун поднялась с места, чтобы поприветствовать их. Я прислушалась к разговору. Судя по звукам, Ли заносил сумку Рейчел в спальню.

Раньше я была не против Рейчел, но теперь, когда она наконец приехала… я чувствовала себя очень странно.

Я тряхнула головой. Ну что за мысли! Ведь я смогу пообщаться с другой девчонкой. К тому же теперь мне не придется лишний раз винить себя за то, что гораздо больше времени я провожу с Ноем, а не с Ли.

Я вдруг обнаружила, что Ной стал переключать каналы, пока не остановился на каких-то гонках. Я понаблюдала за мельтешащими машинами секунд двадцать, а потом сказала:

– Может, посмотрим что-нибудь другое? Мультики какие-нибудь?

– Мультики? Шутишь, что ли?

Я нахмурилась и попыталась дотянуться до лежащего на подлокотнике пульта, но Ной тут же схватил его и поднял над головой.

– Ной! – раздраженно вскрикнула я и вскочила на диван с ногами, но дотянуться до пульта все равно не смогла.

В конце концов я свалилась на Ноя, чуть не задавив его. Так мы и лежали – нос к носу, пялясь друг на друга. На самом деле я просто выжидала момент, чтобы отобрать у него пульт.

Ной потянулся к моему лицу второй рукой и легонько заправил прядь волос за ухо: его пальцы коснулись моей шеи. А потом…

Я вскрикнула, попыталась свалиться с дивана, но Ной действовал быстро: он вдруг оказался сверху и стал нещадно меня щекотать. Я хватала ртом воздух и никак не могла перестать смеяться. Пинала Ноя ногами, старалась выскользнуть из захвата, но все было тщетно. Мне удалось только придвинуться ближе к краю дивана, и мы с Ноем с грохотом свалились на пол.

– Ной, – запричитала я, – Ной, прекрати!

Он хитро улыбнулся – в его ярко-голубых глазах мелькнула дьявольская искорка. А потом из коридора закричала его мать:

– Надеюсь, вы там хотя бы одетые!

Мы замерли. В такие моменты я понимала, откуда у Ли это дурацкое чувство юмора. Я покраснела, а Ной закусил губу, сдерживая смех. Я шлепнула его пару раз по груди, чтобы он отодвинулся, – глядя на него, мне тоже дико хотелось расхохотаться. Я с силой закусила щеку изнутри.

– Привет всем.

Мы перевели взгляд на дверь: в проеме показалась голова Рейчел. Она махнула нам, но ответить ей я не смогла – обе мои руки были зажаты между мной и Ноем.

– Привет, – ответили мы.

А я продолжила:

– Добро пожаловать в сумасшедший дом. Ах нет, прости… в пляжный дом .

– Рейч, пойдем, родители хотят показать тебе пляж!

Кажется, я еще никогда в жизни не была благодарна Ли за то, что он не мог усидеть на одном месте: он утащил Рейчел прочь из дома. Стукнула задняя дверь, и я увидела их в окно, бредущих в сторону пляжа.

Я повернулась к Ною спиной, высвободила руку и убрала волосы с его лица.

Он улыбнулся мне одной из своих самых редких улыбок. Не той знаменитой сексуальной ухмылкой и даже не полуулыбкой. От этой на его левой щеке появилась ямочка, и я растянула губы в ответ. В животе у меня порхали бабочки.

– Значит, завтра вечером.

– А? О чем это ты? Что я пропустила?

– Я подумал, мы сможем заняться сегодня чем-нибудь интересным, – ответил Ной. – Но это отпадает, потому что мы пойдем в стейк-хаус праздновать приезд Рейчел. Так что как насчет завтра? Только ты и я.

– Что ты задумал?

Он дотронулся пальцем до моего носа.

– Есть у меня пара тузов в рукаве.

– Это ведь никак не связано с гонками гигантских грузовиков, да?

Он рассмеялся и щелкнул меня по носу, от чего я тут же фыркнула и поморщилась.

– Конечно нет. Я ведь знаю тебя, Эль. Поверь, тебе понравится. Если все пойдет по плану.

– По какому плану?

Ной пожал плечами.

– Это сюрприз.

Я вздохнула.

– Ох уж эти твои сюрпризы…

Я на мгновение задумалась.

– Прошу, скажи, что ты придумал что-то очень милое . Установил еще одну будку поцелуев, например, чтоб мы… не знаю, воссоздали магию нашего первого поцелуя?

Ной снова засмеялся.

– Блин, а ведь неплохая идея. Теперь ты точно будешь разочарована – до такого я не додумался.

– Может, просто расскажешь? Ненавижу неизвестность. Чувствую себя идиоткой. И я не буду разочарована, если узнаю, что за сюрприз меня ждет. Расскажи же! Пожалуйста!

Он задорно улыбнулся и стал на мгновение дико похож на Ли.

– Ну нет, это ведь так скучно .

– Так и будешь меня дразнить, да? – надулась я.

– Конечно. – Он наклонился, чмокнул меня в губы и вскочил на ноги, протягивая мне ладонь. Я вздохнула, не переставая дуться, но руку приняла.

– Досмотришь со мной гонки, а, Эль? – насмешливо спросил Ной.

Я перевела взгляд на мелькающие по телевизору машины и приподняла брови, словно спрашивая: «Ты издеваешься?» Ной засмеялся и свалился обратно на диван. Я присела рядом, прижалась к его боку и, пусть я совсем не хотела смотреть гонки, почувствовала себя очень, очень счастливой.


* * *

Остальные вернулись совсем скоро. Рейчел тут же выудила из чемодана все необходимое (то есть купальник), и мы отправились на пляж.

Я расстелила полотенце, стащила с себя футболку и вылезла из шорт, которые надела поверх бикини в красный горошек.

– Я плавать. Кто со мной?

– М-м-м… минут через десять, – ответила Рейчел с ослепительной улыбкой. Она кинула взгляд на Ли, и я тут же все поняла. Ну да. Они хотят побыть наедине. Вперед. 

Спрашивать Ли я не стала – сразу же повернулась к залипшему в телефон Ною и потянула его за локоть.

– Побежали. Наперегонки.

Он ухмыльнулся и приподнял одну бровь.

– Наперегонки? И что я получу, когда выиграю?

– Если  выиграешь, – поправила его я. – Хм…

– Я уверен, ты что-нибудь придумаешь. – Ной подмигнул мне, излучая ту нелепую уверенность в себе, которая никогда не действовала на меня. Но сейчас это сработало, словно по волшебству. Он кинул телефон на полотенце и положил сверху солнечные очки.

– Три, – начал он отсчет. – Два…

На «два» мы понеслись вперед, разбрасывая вокруг песок, словно прочитали мысли друг друга. Я смеялась, радуясь морскому бризу, путающемуся в волосах. Песок обжигал ступни, мы бежали наперегонки к воде, и я чувствовала себя беззаботным ребенком.

И мне это нравилось. И Ной мне нравился. Но я так сильно хотела победить!

Я вырвалась вперед: Ной отставал от меня на два шага. Песок становился все мокрее. Победа за мной! Я уже почти добралась…

…когда Ной рванул вперед и встретил меня лицом к лицу, стоя по щиколотку в воде.

Я остановилась. Проиграла в самую последнюю секунду!

– Нечестно, – пожаловалась я.

Он засмеялся.

– Все по-честному, Шелли, – дразняще заметил Ной. – Теперь ты у меня в долгу.

Я подошла поближе к Ною, и вода облизала мои ноги.

– Но мы ведь так и не договорились! – возра-зила я.

Ной ухмыльнулся.

– Нет-нет, мы все знаем, что ты подписала огромный контракт со словами «Я ТЕБЕ ДОЛЖНА». К тому же и так было понятно, что ты проиграешь. Это даже соревнованием нельзя назвать.

– Я почти победила .

– Ну да.

Он произнес это с таким выражением, что я подумала, а не специально ли он позволил мне себя обогнать? Я нахмурилась, но потом улыбнулась и сделала шаг вперед, и еще, и еще, пока между нами не осталась всего пары сантиметров. Я подняла руки и схватилась за плечи Ноя. Увидела, как дергаются его брови в предвкушении поцелуя, как ухмылка сползает с его лица. Я поднялась на носочках, наклонилась вперед…

…а потом оттолкнула Ноя со всеми силами, какие у меня только были.

Я словно пыталась сдвинуть кирпичную стену, если бы у стен были аппетитные мышцы. У меня получилось только потому, что Ной этого совсем не ожидал. Он вытаращил глаза, округлил рот и, споткнувшись, начал падать.

И поднял целую тучу брызг!

Он вымок до нитки, и я заверещала, когда и меня окатило волной.

– Это тебе за то, что ты сбросил меня в бассейн, – заявила я.

Ной, смеясь, поднялся и тряхнул волосами.

– Ладно, – согласился он и притянул меня для поцелуя, который тут же свел меня с ума.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Я ужасно нервничала перед первым ужином на отдыхе – и, как оказалось, совершенно зря. Но, когда к нам присоединилась Рейчел, что-то в окружающей атмосфере действительно изменилось. Я тут же начала накручивать себя: вдруг это все из-за меня? Но нет, дело было все-таки в Рейчел. Сегодня я чувствовала себя не частью семьи, а просто девушкой Ноя, которую тот затащил на семейную встречу.

Мы с Рейчел пытались уместиться перед зеркалом в ванной, чтобы причесаться и накраситься. Я надела желтое платье, которое купила во время прогулки с ней и остальными девчонками неделю назад, а еще несколько золотых украшений – по ее предложению. Я не собиралась сильно наряжаться, но Рейчел начала отвешивать мне комплименты и сообщила, что у нее с собой пара ожерелий и они смотрелись бы с этим платьем просто бесподобно.

На этом странности не закончились. Когда мы уже собрались выезжать в стейк-хаус, я подошла к пассажирской двери машины Ли, и он тут же замялся.

– Оу. Хм.

– Что такое?

– Эль, – позвал меня Ной. – Садись с нами!

Я непонимающе глянула на своего парня: когда это я ездила не с Ли? А потом заметила прижимающую к груди сумочку и неловко улыбающуюся Рейчел, и тут до меня дошло. Я улыбнулась в ответ, чтобы растопить лед.

– Конечно! – отозвалась я, но внутри меня словно осел тяжелый камень.

В стейк-хаусе я села рядом с Рейчел, а мальчики – напротив нас. Джун и Мэттью заняли места рядом с Рейчел и Ли, так что они хотя бы приняли на себя основной удар. И я была этому рада. Я все еще не совсем отошла после путаницы с машинами.

Даже когда мы расселись, неловкость осталась. Да и вообще все было донельзя странно. Нога Ноя прижималась к моей под столом, и иногда он наклонялся, чтобы убрать с моего лица непослушный волос или провести пальцами по руке. Обычно на глазах семьи он так себя со мной не вел. Да никто себя так не вел!

Когда принесли еду и разговоры стихли, я изредка поднимала взгляд, потому что чувствовала, как Ной на меня смотрит. В его ярких голубых глазах плескалась радость. Тогда мне приходилось увлеченно ковырять вилкой содержимое тарелки, чтобы не краснеть.

Да, вечер был воистину странный, но ведь это и не плохо, так? Мы хорошо проводили в









ремя, правда? И все было в порядке.

А потом дело дошло до десерта.

– Кстати! – внезапно заявила Рейчел. – Я ведь так и не поздравила тебя с поступлением в Гарвард, Флинн. Это так круто!

Ною стало неловко. Я заметила это только потому, что его коленка задела мою.

– Спасибо. Через пару дней мы едем поглядеть на общагу.

– А ведь у тебя кузен работает в Гарварде, да? – спросил Ли.

Рейчел кивнула.

– О да. Он просто обожает Гарвард. Какое-то время он работал в одном из кампусов, ему там очень нравилось.

Ной кивнул. И это был типичный флинновский кивок – незаинтересованный, для вида. Так Ной вел себя в школе, а не с близкими людьми. И я легонько пнула его под столом.

Его отец заметил, что Ной притих, и сказал:

– Это такая замечательная возможность.

– Вот именно, – поспешно добавила я, надеясь, что звучу достаточно убедительно. – Нужно быть сума-сшедшим, чтобы ее упустить.

Ной поднял на меня взгляд.

Конечно, Джун уже поговорила со мной об отъезде Ноя в конце лета, но с ним я эту тему еще не поднимала. Мы приехали в пляжный домик не для того, чтобы обсуждать какие-то там университеты, а чтобы наслаждаться обществом друг друга.

Но теперь, когда Ной так странно на меня смотрел, я вдруг поняла: не стоит больше откладывать этот разговор.

Я скосила взгляд на Ли, и тот сочувствующе улыбнулся. Вот бы и Ноя было так же легко прочесть, как его брата.

– Лимонный щербет? – возвестил официант, внезапно появившийся рядом со столиком.

– Это мое, – чирикнула Рейчел и подняла руку.

Когда всем раздали десерты, я осмелилась посмотреть на Ноя еще раз. Нужно было срочно сказать что-нибудь, разрядить обстановку.

В конце концов я выдавила из себя:

– Ну как, вкусно? Выглядит аппетитно. Надо было и мне что-нибудь заказать…

– На. – Внезапно рядом с моим лицом возникла вилка с кусочком чизкейка и малиновым желе. – Сама попробуй.

Я вопросительно приподняла брови, но Ной просто усмехнулся. Вроде держался он как обычно, словно не замечал разлитого в воздухе напряжения, которое возникло после разговора про универ. Щеки мои пылали, но я все же потянулась к вилке.

Я издала какой-то странный звук, чтобы стало ясно, как сильно мне понравилось, – и Ной улыбнулся. Я проглотила еду и тоже улыбнулась.

– Господи, ну не перед моим же салатом! – Ли скривился, и я рассмеялась. Остальные последовали моему примеру.

Я постаралась забыть о поселившемся внутри меня предчувствии возможного скорого расставания с Ноем и о неловкости и просто наслаждалась моментом. Ной ловил мои взгляды: его глаза радостно и хитро блестели. Да, через пару недель я могу всего этого лишиться, но мне повезло, что сейчас я здесь, рядом с ним. Пусть и ненадолго.


* * *

Пока Рейчел раскладывала вещи в ванной, я немного прибралась: унесла грязную одежду и брошенные на дороге сандалии. Она щебетала о том, как рада, что сможет провести несколько дней с Ли и его семьей.

– Я бы не рассчитывала на уединение с Ли, – предупредила я с улыбкой. – Здесь ни от кого не скроешься.

– Говоришь по опыту?

– Ага. Мы с Ноем так и не смогли урвать хотя бы пять минут наедине.

В дверь ванной постучали, и мы тут же затихли.

– Вы там одетые? – Голос Ли звучал странно, словно он сидел под одеялом. Я сползла с кровати и открыла дверь.

– То есть теперь, когда здесь твоя девушка, ты наконец-то научился вежливости.

Ли заулыбался.

– Шелли, ты же знаешь, что не считаешься за девчонку.

Я приподняла одну бровь.

– Так что? Ты что-то тут забыл или просто соскучился по нашей комнате?

– Нашей комнате ? – переспросила Рейчел. – Вы разве… я думала, вы делили комнату с Ноем?

Ли засмеялся и потрепал меня по волосам.

– Да если бы. Не, мы с Эль всегда ночевали вместе. Ной ведь старший, у него своя комната.

– Оу. Ну да, точно. Точно.

Улыбка Рейчел словно немного потухла, она повернулась к нам спиной и вставила в розетку зарядку для телефона. Я обеспокоенно посмотрела на Ли. Разве он никогда не рассказывал ей о том, что мы делили комнату в пляжном домике?

Не то чтобы это было так важно, но… я пойму, если его девушке  такая новость придется не по вкусу.

– Я так рада, что у меня наконец-то другой сосед, – попыталась я разбавить сгустившуюся атмосферу. – Аккуратный. И не храпящий по ночам.

– Давай не будем, – оборвал меня Ли. – Я пришел сюда не для того, чтобы меня оскорбляли.

Он понизил голос до шепота:

– Я пришел сюда, чтобы поменяться комнатами.

– Что?

Мы с Рейчел обменялись недоуменными взглядами.

Ли закатил глаза.

– Давай, двигай туда. – Он кивнул, обернувшись. – На часок или типа того. Дай мне побыть со своей девушкой.

Я усмехнулась.

– Ну да, совместная ванная – не самый лучший способ разделить девочек и мальчиков. Родители ваши этого не продумали.

– То, чего они не узнают, им и не навредит. Обменяемся обратно чуть попозже. А теперь изыди.

Что ж, ему не нужно было повторять дважды.

Когда я подошла к двери в ванную, Ли прошипел:

– И никакой возни , Шелли! Стены тут тонкие.

Я фыркнула. А Рейчел сказала:

– «Возня», Ли? Серьезно?

Я запнулась на входе в комнату Ноя, вспомнив, что на мне та самая пижама. А еще на мне не было макияжа, но меня это не волновало: в последнее время я нечасто красилась, все-таки мы постоянно были на пляже. Но изношенные серые шорты и бесформенный топик, который больше походил на мешок, – не то, в чем тебе хочется предстать перед своим парнем.

Я посмотрела на себя в зеркало и пробормотала:

«А-а, пофиг».

Ной и не такой меня видел: он ведь держал мне волосы в тот раз, когда я надралась на вечеринке и чуть не выблевала все свои внутренности. По сравнению с этим старая пижама – так, пшик. Но, открыв дверь в спальню, я поняла, что беспокоиться насчет внешнего вида не стоило. В комнате было темно – я едва могла разглядеть очертания кровати. Я прижала ладонь к стене и стала аккуратно пробираться вперед, выставив другую руку перед собой.

– Ной? – прошептала я. Громче было нельзя – еще поймают.

– Поло, – прошептал он в ответ, усмехаясь. – И ты должна была сказать «Марко»[1], ты что, правил не помнишь?

Я нахмурилась.

– Лучше включил бы свет. Я ничего не…

Я споткнулась о надувной матрас, на котором спал Ли, упала, ударившись локтем о край кровати Ноя, и зашипела от боли. Повисла тишина, словно мы оба ждали, когда в комнату кто-нибудь ворвется.

– Ауч, – пробормотала я прямо в матрас.

– Ты как там? – прошептал Ной.

Я услышала, как он встает с кровати.

– Нормально. Ударилась немного. Хорошо, что упала на матрас.

– Хорошо, – ответил он, а потом заметил: – Ты такая неловкая.

– А ты засранец, – парировала я.

Он усмехнулся, и я почувствовала на себе его руки – одну на спине, одну на груди. А потом Ной подхватил меня за локоть, и я смогла подняться.

– Крадешься по дому, словно вор, Эль? – Он будто отчитывал меня.

Я почувствовала его теплое свежее дыхание и тихонько хихикнула, а потом потянулась к его губам, но промазала и чмокнула его в подбородок. Он засмеялся, а потом поцеловал меня в нос.

Я закусила губу, чтобы не фыркнуть, и Ной сделал шаг назад, потянув меня за собой, пока мы не оказались на краю кровати.

– Как ты умудряешься так часто падать, Эль? – спросил он, играясь с моими волосами.

Глаза уже почти привыкли к темноте, и я смогла различить лицо Ноя. Он улыбнулся. По-настоящему, с ямочкой на левой щеке.

Я пожала плечами.

– Мне всегда хочется падать в твои объятия.

Ной прижался ко мне лбом.

– Ты такой романтик.

– Разве это плохо?

– Только не тогда, когда этот романтик – ты. Тебе идет.

Внезапно его губы прижались к моим – на этот раз не промахнулись, – и я обняла его плечи, придвигаясь ближе. Ной тоже обнял меня, прижал к себе, и мы легли лицом друг к другу, сплетаясь ногами.

– У тебя ноги ледяные, – сообщил он.

– Может, это твои просто слишком теплые.

– Нет, дело в тебе.

Я снова засмеялась, стараясь быть потише. А потом Ной сменил тон на почти зловещий, и так я поняла, что он хочет поговорить о чем-то серьезном.

– Эль.

Кажется, я знала, о чем пойдет разговор. Отчасти я ждала этого, ведь нам действительно стоило все обсудить, отчасти боялась. Ведь Ной мог разбить мне сердце.

– Что? – прошептала я наконец.

– Что… что мы будем делать? Когда я уеду в университет?

И он ждал ответа. В темноте Ной вряд ли мог разглядеть мое лицо, но я все равно посерьезнела. И пожала плечами.

– Не знаю. Я не хочу, чтобы ты… – Я прикусила язык. – Я буду по тебе скучать.

– Я тоже. Но мы должны обсудить наше будущее.

Это был мой шанс! Шанс сказать, что мы можем попробовать поддерживать отношения на расстоянии, как предлагала его мать. Но я побоялась, а вдруг Ной этого не захочет. И в таком случае я бы испортила нам остаток лета.

Но вместо того, чтобы хорошенько продумать свой ответ, я выпалила:

– Мы можем попробовать отношения на расстоянии.

Я заткнулась, чтобы не сказать еще какую-нибудь глупость вроде: «Но если тебе удобнее будет порвать со мной… » К счастью, Ной не заметил бушующего внутри меня урагана.

– Ты и вправду этого хочешь? – спросил он.

– Да. То есть… А ты?

Отличная работа, Эль, теперь он ответит, что хочет вовсе не этого, и все оставшееся лето вы проведете как отшельники. Потрясающе. 

– Того же! Конечно, того же! Но… То есть мне кажется, это эгоистично – предлагать такое. Потому что… вдруг ты  этого не хочешь. Тебе ведь придется ждать моего возвращения на День благодарения и потом еще на Рождество. Это ведь нечестно… Я буду далеко, в Массачусетсе. Это не так-то просто, и я не хочу просить тебя о таком, если ты… не… Если ты не…

Мое сердце замерло.

Ной волновался о том, что мне придется его ждать? А вовсе не о том, что встретит кого-то куда красивее, умнее и вообще во всех отношениях лучше меня? Он думал, что именно мне  будет сложно поддерживать отношения на расстоянии?

– Чего я не хочу, – я приподнялась на локтях и одарила Ноя сердитым взглядом, который он не увидит, но все же, – так это просто разорвать отношения, чтобы нам не пришлось думать. Черт, Ной. Когда мы уже перестанем усложнять себе жизнь?

Я легко представила его ответную улыбку.

– Значит…

– Я думала, что ты  не захочешь поддерживать отношения на расстоянии, – зарычала я, утыкаясь ему в плечо. – Кажется, нам надо чаще разговаривать.

– Особенно когда я окажусь на другом конце страны, – согласился Ной. Голос его звучал низко и хрипло, и он притянул меня ближе и коснулся губами шеи. – Но сейчас есть кое-что важнее разговоров.

– Да ну? – улыбнулась я.

Ной навис надо мной, и в тот момент старая пижама не имела никакого значения, он шарил рукой под моим топом, и мы лежали вместе, шепча в темноту слова, которые можно говорить друг другу только наедине.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующий день мы пришли в ту часть пляжа, где тусовалось больше народа, и мальчишки отправились играть в волейбол, а мы с Рейчел решили отсидеться и посмотреть. Я никогда особо не любила волейбол, но наблюдать за другими мне нравилось. Особенно с учетом того, что Ной выглядел еще сексуальнее, чем обычно: по плечам его стекал пот, темные волосы падали на глаза, а мышцы…

Он повернул голову в мою сторону как раз тогда, когда я пялилась на него сквозь солнечные очки (которые не были достаточно темными, поэтому он заметил), и подмигнул мне.

– Ох, божечки, вы видали? – запищала какая-то девица, сидящая прямо за мной. – Он мне подмигнул! Ну, то есть очевидно же, что мне, да? Точняк!

Я посмотрела на Рейчел – та кинула взгляд на девицу и приподняла брови.

– Спроси у него номер телефона после игры, – посоветовала другая девушка.

Брови Рейчел поднялись еще выше. Она едва сдерживала смех.

– Ты должна. Он ведь сам сделал первый шаг, – продолжила советчица.

Я повернулась к сплетницам, и они тут же на меня уставились. На вид они были постарше, чем я. Может, года на два. Наверняка уже в колледж ходят.

– Чего тебе? – фыркнула одна из них.

– Он не тебе подмигивал. Просто решила сообщить, на всякий.

Девица хмыкнула.

– Ну да, скажешь тоже. Он что, подмигивал тебе ?

Она оценивающе оглядела меня и приподняла уголок рта.

– Ну… да, – ответила я.

– Да-да, – усмехнулась ее подруга. – На тебя он смотрел, как же.

– Что логично, – заметила Рейчел, – ведь они встречаются. Так что да, прости, он определенно подмигивал не тебе.

Девушки начали перешептываться, а потом встали и ушли. Я улыбнулась Рейчел, шутливо поддев ее локтем.

– Ого, мисс Доброта может быть и такой устрашающей? Напомни мне никогда не переходить тебе дорогу.


* * *

Вечером Ли и Рейчел ушли в кино, после которого должны были еще посидеть в ресторане. Мэттью и Джун уехали на открытие арт-галереи в соседнем городе. Так что пляжный домик оказался полностью в нашем с Ноем распоряжении. Я плавала в бассейне, когда он вдруг появился из темноты и тронул меня за плечо.

– Ты что, забыла про сюрприз, который я для тебя приготовил?

Черт. А я ведь и в самом деле забыла.

– Э-э-э…

– Я готовлю ужин. Надеюсь, ничего не сожгу.

– Ты готовишь ?

– А то как же. Никого нет дома, так что… у нас с тобой сегодня свидание.

Большего мне и не надо было – я выпрыгнула из бассейна, едва услышав слово «свидание».

Я понятия не имела, что надеть: единственное подходящее случаю платье, желтое, лежало в стирке. У меня оставалось еще несколько футболок и шорт, но ничего из них не годилось для свидания , раз уж мы решили это так называть.

Пришлось позвонить Рейчел.

– Тебе повезло, – сказала она. – Я выскочила с сеанса в туалет, как раз возвращалась. Что случилось?

– Ной готовит ужин, и мне нечего надеть.

Я думала, она поможет мне выбрать из того, что у меня осталось, Рейчел ведь видела почти весь мой гардероб. Но я удивилась, когда Рейчел сказала: «Возьми то белое платье из моего шкафа. И черные сандалии. А теперь извини, мне пора бежать – парень за стойкой с попкорном как-то странно на меня косится. Пока!»

– За мной должок! – ответила я, но она уже повесила трубку.

Платье я нашла сразу же. Приводить в порядок волосы было некогда, поэтому я просто забрала их в хвост. Посмотрела в зеркало и улыбнулась своему отражению. В принципе, выглядела я не так плохо, как мне казалось. Особенно с учетом того, что на сборы у меня оставалось всего полчаса.

Я замерла у кухни и сделала глубокий вдох. Что бы Ной там ни готовил, пахло замечательно – пусть и немного гарью.

На кухне царила темень, но свет, проникавший снаружи сквозь стеклянные двери, обрамлял силуэт Ноя.

– Клянусь, – Ной обернулся, – оно почти не сгорело.

Я засмеялась.

– Да я и слова не сказала!

Он успел переодеться в темные джинсы и серую кофту, которая плотно облегала его фигуру. Даже волосы Ноя выглядели непривычно, более опрятно, словно он действительно пытался сделать прическу. Я подумала, что с прядками, лезущими в глаза, он кажется ужасно милым и беззаботным. Конечно, Ной всегда выглядел хорошо, но сегодня – особенно.

– Но ты явно об этом подумала! – возразил он. – Я ведь тоже чую гарь. Хорошо, что я замаскировал все соусом…

Я снова засмеялась.

– Кто бы мог подумать, что ты у нас настоящий шеф-повар?

Ной подмигнул мне, и его губы растянулись в улыбке.

– У меня много скрытых талантов, Эль, что тут скажешь.

– Смотри не возгордись! – предупредила я.

– Ну да, да, ты права. Я ведь и отравить нас могу.

– Вот именно, – усмехнулась я и села за стол.

Еда выглядела замечательно – нет, она выглядела аппетитно , да и пахла тоже потрясающе. Какая-то куриная запеканка с овощами и густым красным соусом.

Вечер пролетел незаметно. Бабочки в моем животе трепетали каждый раз, когда Ной подавал мне руку.

После ужина мы прошли к пляжу – по дороге, которую прекрасно помнили (что в такой темнотище было очень кстати). Мы задевали друг друга ладонями, а потом просто сцепились пальцами. И так, рука в руке, гуляли по песку.

Облака собирались весь день и к вечеру превратили небо в беззвездную чернильную бездну. Вода была такой же темной, и только белая пена на берегу выбивалась из общей картины. Мы не разговаривали – просто шли по мокрому песку, и море облизывало наши ступни. Я несла в свободной руке сандалии, держа их кончиками пальцев. Ной тоже снял шлепанцы и на всякий случай подвернул джинсы.

Было так здорово. Я имею в виду, в тишине. Мы не слышали шума дороги и машин – только волн, выбрасывающихся на берег. Иногда лаяла собака – в конце концов, мы не единственные решили побродить по пляжу в темноте.

И мне было хорошо.

Где-то над нами заворчал гром. Я подняла голову.

– Вряд ли он разойдется, – сказал Ной, имея в виду дождь.

Мы прошли еще немного, а потом я произнесла:

– Спасибо тебе. За все.

– Мы же просто гуляем по пляжу.

– Нет, я про ужин. И… про все остальное тоже.

Он пожал плечами.

– Это всего лишь запеканка. Мамин рецепт.

– Я серьезно. Классный был вечер. Спасибо.

Я остановилась и потянулась за поцелуем.

Но прежде, чем я успела что-то сделать, о мой нос разбилась капля дождя. А затем еще одна – о висок.

Мы с Ноем одновременно подняли головы.

А потом рокочущие темные облака словно разорвало, и на нас обрушился проливной дождь. Я закричала от неожиданности. Ной же потащил меня в укрытие – так быстро, что я спотыкалась о собственные ноги. Песок прилипал к ступням, волосы растрепались.

Дождь лил как из ведра, и я промокла до костей. Волосы липли к шее и лицу. Тушь потекла и склеила ресницы.

Наконец мы добежали до дома, Ной втолкнул меня туда первой, а потом закрыл за собой дверь.

Мы никак не могли отдышаться. Вода лужами собиралась под нашими ногами. Где-то снаружи громыхал гром.

– Помнишь, как ты сказала, что вечер удался?

Я подняла на Ноя взгляд, и мы оба рассмеялись.

Это наверняка прозвучит чересчур романтично, но в тот момент я была им словно загипнотизирована. Все в Ное было идеально: то, как он смотрел, как возвышался надо мной, даже его чуть изогнутый нос.

– Я люблю тебя.

И Ной сделался еще прекраснее, когда его глаза засияли. Он не сказал ничего – просто сделал шаг вперед, его ладони коснулись моего лица, а губы поймали мои. Я поняла, что и не ждала ответа. Пусть я не могла прочесть Ноя так легко, как Ли, но в тот момент я прекрасно его понимала.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

– Рейчел уехала, да?

– Ага, – ответил Ли. – И вот мы снова остались втроем. По крайней мере, на следующие пару дней.

Последние деньки с Рейчел были неплохими, но все равно немного странными. Я никак не могла избавиться от ощущения, будто что-то не так. Конечно, я хотела, чтобы Рейчел поскорее уехала, и поэтому чувствовала себя виноватой: ведь я тоже одним своим присутствием сделала наш отдых непривычным. Хорошо, что она нас навестила: так я проводила ощутимо меньше времени с Ли и куда больше – с Ноем.

Но я все равно не жалела, что она уехала. Теперь братья Флинны были в моем полном распоряжении.

– Совсем как в старые добрые времена, – усмехнулась я.

– Думаю, следующие несколько лет я не буду сюда приезжать, – внезапно произнес Ной. – Не исключено, что это мое последнее лето здесь.

Кажется, я еще никогда не слышала столько грусти в его голосе. Он попытался ее скрыть и неловко закашлялся – и кого пытался одурачить?

– А следующий год станет последним для тебя и Ли.

– Почему это? – возразил Ли. – Мы и дальше будем сюда приезжать. Как всегда.

Ной скривился.

– Я бы на это не рассчитывал. То есть вы, конечно, можете попытаться, но все будет совсем не так. Да, знаю, знаю, я пессимист. – Ной пресек мои попытки высказать ему, как это глупо и цинично. – Но что насчет летней интернатуры? Летних работ? Сейчас у вас с деньгами все неплохо, но ведь так будет не всегда. Не у всего бывает счастливый конец.

Но что насчет нас? Как насчет нашего «и жили они долго и счастливо»? 

Я прикусила губу и ничего не ответила. Он ведь совсем не это имел в виду. Мы будем стараться изо всех сил. А большего я пожелать и не могу.

– Глянь-ка на него! – Ли задел меня локтем и кивнул в сторону Ноя. – Решил, что весь такой мудрый теперь, раз собрался в колледж. Думает, что во всем разобрался. Ной, если ты всерьез думаешь, что мы не затащим тебя сюда следующим летом – и после него тоже, – ты глубоко ошибаешься. Какое вообще лето без отдыха в домике на пляже?

– Знаешь, Ли, однажды и ты повзрослеешь.

– Ну уж нет. Помнишь, в пятом классе я играл Питера Пэна? Не зря же они выбрали именно меня на эту роль.

Ной вздохнул, но я кинула на него взгляд, в котором ясно читалось: «Не начинай» . Только фирменных флинновских споров мне сейчас не хватало. Конечно, такое случалось и раньше, но сейчас я не готова была все это выслушивать. Дабы отвлечь братьев от разговоров о неизбежности взросления, я схватила футбольный мяч, который мы притащили с собой.

– Вставай, Ли. Ты говорил, что тренировался? – Я кинула в него мячом. – Покажи, чему научился.


* * *

– Господи, Ли, а еще большего беспорядка ты устроить не мог? Я начинаю мечтать, что лучше бы Рейчел и дальше была моей соседкой. – Я пнула белье Ли из-под своей кровати и скривилась.

Рейчел уехала, и мы с Ли снова жили вместе.

– Ты ведь не думаешь, что это странно? Ну, что мы делим комнату? – спросила я, вспомнив разговор с Рейчел. – Не думаешь, что мы уже слишком большие для такого?

– Шелли, я на всякий случай ношу тампоны в рюкзаке. Угадай, для кого. Нас ничем не смутишь, мы уже лет пять как пережили все возможные странности. – Он поднял несколько грязных вещей, чтобы отнести их в стирку. – Тебя саму-то это как, не напрягает?

– Конечно, нет. Просто… не знаю. Рейчел, кажется, это волнует.

– Да не. Она знает, что между нами ничего нет.

Я скорчила рожу, но не стала поворачиваться. Интересно, что бы я чувствовала на месте Рейчел… Но, блин, Ли – это Ли. Мы почти всю жизнь друзья.

– Вы как, готовы к завтрашнему дню? – В дверях появился Ной.

Завтра наш последний день вместе – Ной скоро уезжает. Потому я специально завела будильник, хоть и не любила вставать рано: я хотела провести эти последние несколько часов с пользой.

– Скоро будем, – ответил Ли. – Хотя Эль сначала придется намалеваться и привести в порядок волосы.

Я провела по ним рукой. Да, завтра придется с ними помучиться, но сейчас я просто выудила из ящичка резинку и забрала их в хвост.

– Не слушай его, Эль. Выглядишь отлично.

Я послала Ною воздушный поцелуй.

– Ты и сам неплохо выглядишь.

Ли сделал вид, что его сейчас вырвет.

– Надеюсь, вы закончили с флиртом. Ну так что, доброй ночи?

Я хихикнула и бросила в него футболкой и носком, которые тоже нашла на своей стороне комнаты. Носок повис на ухе Ли, но он мотнул головой и сбросил его, как собака. Ной тоже засмеялся, и моя безнадежно романтичная часть души захотела сохранить этот момент в памяти навсегда. Вот мы трое смеемся в домике на пляже, счастливые, не беспокоящиеся о том, что уготовило нам будущее.

И это было идеальное мгновение. Но, как и все мгновения, оно тоже прошло.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Последний день прошел слишком быстро. Мы пытались забить его до отказа всем, чем только могли: играли в волейбол (да, я тоже, хотя выходило ужасно), пинали футбольный мяч, перебрасывали фрисби, наплавались вдоволь. Мы с Ноем оставили Ли развлекаться и дальше, чтобы провести немного времени в пляжном баре, – к счастью, не как в прошлый раз, безо всяких происшествий.

Мне безумно хотелось, чтобы лето не кончалось. И чтобы Ною не пришлось уезжать.

Я боялась прощаться, хоть и понимала: это ненадолго. И если сейчас мне было так тяжело, что же будет, когда он уедет в университет? Я старалась вообще об этом не думать. Одни расстройства.

– Хм. – Ли прервал мои раздумья. – Вспомнил!

Вот только говорил он с набитым ртом, потому получилось что-то вроде: «Хмп, фпомныл ». Но я все равно его поняла. Попробуйте сами семнадцать лет пробыть рядом с ним – и не такое сможете.

– О чем? – Я, в отличие от Ли, сначала проглотила свою еду и только потом заговорила.

– Ну, – ответил он, продолжая шумно поглощать свое буррито, и громко рыгнул, – помнишь, как мы играли в волейбол? После того как вы ушли, я разговорился с местными ребятами. Сегодня на пляже будет вечеринка. Куча народа. Правда, без огроменного костра.

– Они уже давно не разжигают больших костров, – заявил Ной безразлично. – Пару лет назад их поймала полиция. Что-то там насчет нарушения безопасности.

– Это рядом с морем-то? – удивилась я.

Ной кинул на меня укоризненный взгляд, а потом повернулся к Ли.

– Так к чему ты это?

Ли откусил от своего буррито преогромный кусок. Но на этот раз проглотил его, прежде чем ответить.

– Я к тому, что завтра вечеринка. Мы с Шелли можем туда заглянуть.

– Правда?

У меня подскочил пульс. Раньше мы никогда не ходили на пляжные вечеринки. Нам они казались чем-то вроде чудовищ, которые забирали Ноя на ночь, а то и на две, мы ведь были слишком молоды. Джун и Мэттью (да и мой отец тоже) не пускали нас туда. А Ной не хотел, чтобы мы тащились с ним.

А потом нам исполнилось четырнадцать, и мы прокрались на одну из таких вечеринок вопреки запретам. И шпионили за Ноем, конечно. Получалось не очень – нас поймали и пригрозили, что выдадут матери.

И это сработало.

В прошлом году, а может, и за год до того, никто бы не стал возражать, но мы даже не пробовали отпрашиваться. Вечеринки были уделом Ноя. А мы с Ли оставались дома, играли в видеоигры и весело проводили время вдвоем.

Но сейчас я почувствовала, как во мне забурлила кровь.

– Правда? – почти завизжала я. – В этом году мы пойдем на пляжную вечеринку? Пойдем на…

– Эм, – вклинился Ной, – это плохая идея.

– Почему? – Мы с Ли повернулись к нему одновременно.

– Вы ведь понятия не имеете, что вас там ждет, – ответил он.

Я поджала губы и уставилась на Ноя. Он что, снова начал изображать засранца, который будет трястись надо мной, как…

– Мы идем, и точка, – заявила я.

– Эль. – Он вздохнул, но я даже не посмотрела на него.

– Не-не, она права, – продолжил Ли. – Я ведь пойду. А раз я пойду, то и Эль не сможет остаться. Следовательно, пойдем оба.

Мне дико захотелось высказаться: «Следовательно? Ого, как ты заговорил, Ли! » Но я сдержалась. Мне было интересно, что еще он скажет.

– Ты и так слишком ее контролируешь, – закончил Ли.

– Ну, с изобретением «Инстаграма» это стало совсем несложно, – пошутил Ной. – Но, серьезно, вы ведь никогда не были на подобных вечеринках. Там иногда такое творится!.. Куча алкоголя, мутных типов… Может случиться все что угодно. В прошлом году, клянусь, я видел, как люди передавали друг другу наркоту. И я не про травку.

– Ой, да ладно тебе, – фыркнул Ли. – Как будто мы во что-то такое вляпываемся.

– Иногда все выходит из-под контроля, Ли. Я могу себя контролировать. Но насчет вас не уверен.

– Мы не идиоты, Ной.

– Да ты даже не знаком с теми, кто тебя пригласил.

– Еще как знаком. Одного даже в «Фейсбуке» в друзья добавил.

– Эль, – Ной повернулся ко мне, – ты уверена, что так сильно хочешь пойти? Говорю вам, это не ваше…

– Ты ей не босс, – перебил его Ли.

– Ты тоже.

– Я – ее лучший друг! – рявкнул Ли. – И я о ней позабочусь.

– А я – ее парень, – парировал Ной. – И я пытаюсь отговорить ее от ужасной затеи.

Я поднялась и отошла в сторону.

Это привлекло их внимание. Ли и Ной одновременно позвали меня по имени.

– Шелли!

– Эль?

Но я не остановилась. Слишком далеко, правда, уйти не удалось – я развернулась, не сделав и пары шагов.

– Так, – сказала я. – Послушай, мы с Ли пойдем на эту несчастную вечеринку и будем очень осторожны. Будем избегать неприятностей. И я рада, что вы оба заботитесь обо мне, но – внимание, новости! – я не нуждаюсь ни в няньке, ни в сталкере. Ясно?

Я не могла понять, кто из них выглядел более пораженным моей эмоциональной вспышкой – Ли или Ной. Да я и сама была от себя в шоке. Совсем не ожидала, что вывалю на них все это.

Первым оправился Ли, пробормотав:

– Извини.

– Хорошо, – сказал Ной. – Но обещайте мне, что вы оттуда уберетесь сразу же, как только запахнет жареным. Оба.

Как мило, что он волнуется не только обо мне. Я уж собралась пререкаться с Ноем, думала, он ведет себя как последний придурок, но он всего лишь беспокоился о нас. О нас обоих.

– Клянемся, – заверила я его. – Так вед









ь, Ли?

Ли вздохнул, но согласился:

– Да, клянемся. Мы будем осторожны.

Я потянулась за чипсами. Поймала взгляд Ли и улыбнулась ему.

– Эй, Ли, прикинь… пляжная вечеринка.

И он подмигнул мне.

– Пляжная вечеринка. 

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

– Когда вы вернетесь, я уже буду дома. – Ной крепко меня обнял. – Время быстро пролетит.

Прозвучало это так, словно Ной и самого себя пытался в этом убедить, так что я прижалась поближе и положила голову ему на плечо. На улице захлопнули багажник – должно быть, Мэттью закончил укладывать свои вещи и вещи Ноя в машину.

Ли и Джун вышли на крыльцо. Они ждали нас там уже минут десять – просто чтобы помахать Мэтту и Ною вслед, попрощаться они уже успели. К тому же они ведь не навсегда уезжали.

– Мне наверняка там не понравится. – Ной, похоже, пытался меня так подбодрить. – И меня будет дико тянуть обратно.

– Сомневаюсь, – пробормотала я куда-то ему в рубашку.

– Да ладно тебе! Что меня там ждет? Кучка чистеньких парней в твиде и вязаных жилетках? Я с такими не особо вожусь.

Я засмеялась, хотя мне было невесело, да и прозвучало это совсем фальшиво. Так что я попыталась искренне улыбнуться, чтобы сгладить впечатление, но у меня как-то получилось.

Потому я оставила попытки изобразить радость и сказала:

– Заткнись. Тебе там понравится.

– Ну да. Жду не дождусь, когда попаду в хорошую компанию.

Я чуть отодвинулась от него, чтобы шлепнуть по груди, и улыбнулась. На этот раз совершенно искренне.

– Ага. Ты ведь такой суровый и злобный, как же!

– Ах, любовь разрушила всю мою репутацию…

Ной поцеловал меня – кажется, уже в миллиардный раз за сегодняшнее утро.

Если бы все не казалось таким… другим , я бы не волновалась из-за его отъезда. Подумаешь, пара дней. Пару дней я смогу прожить и без своего парня, это не проблема.

Но что-то тревожило меня. Ной и его отец не должны были  уезжать так рано.

Лето в пляжном домике собирало всех вместе. Здесь мы забывали о наших тревогах, оставляли прежнюю жизнь позади, хотя бы на время. Отдых не должны были прерывать поездки в университет. Все это было… не знаю, слишком по-взрослому.

Я вспомнила недавний разговор и серьезные размышления Ноя о том, а не последнее ли это наше лето здесь, на побережье.

Ли, может, и правда убедил себя: все будет по-прежнему, но я не была так в этом уверена. Столько всего уже  изменилось. Что, если все станет только хуже?

– Пора ехать, Ной.

Кстати о вещах похуже…

Что-то внутри меня сжалось. В горле встал ком. Казалось, я вот-вот разрыдаюсь. Руки вспотели, дышать получалось с трудом.

Если вот так я себя чувствовала всего лишь перед его поездкой в кампус, то что со мной будет, когда он уедет в университет по-настоящему ?

Словно прочитав мои мысли, Ной убрал пару прядок с моего лица и погладил по щеке. Его ярко-голубые глаза поймали мой взгляд, а я глупо моргнула в ответ и попыталась понять, о чем же он думал.

– Будь осторожна на той вечеринке, хорошо? – пробормотал он.

Я кивнула.

– Не беспокойся за меня.

– Но я буду. Очень сильно. Не могу не беспокоиться. Ты ведь такая неуклюжая… Да и вон тот Питер Пэн на тебя плохо влияет.

Я засмеялась, а потом снова посмотрела ему в глаза. И улыбнулась.

– Я в самом деле буду осторожна, не волнуйся. Мы оба будем. Я за ним присмотрю.

– Хорошо.

Ной поцеловал меня в лоб. Снова.

– Повеселись там в Массачусетсе.

– Хм-м-м, – прикинул он с сомнением в голосе, а потом улыбнулся в ответ. – Я постараюсь.

Ной быстренько поцеловал меня в последний раз. Но только потому, что все остальные уже устали нас ждать. Тем не менее этот поцелуй успел зажечь во мне парочку фейерверков.

Мы спустились к крыльцу, где стояли Ли и Джун.

Долгие прощания влюбленных парочек всегда казались мне какими-то стремными: они не могли отлипнуть друг от друга и оттягивали момент. К тому же я думала, живущий во мне безнадежный романтик таких соплей не потерпит. Но теперь, когда это происходило со мной, я вдруг поняла . Влюбленные так тянули время, потому что пытались его остановить . Украсть еще немного драгоценных секунд.

Я спустилась с крыльца, и Ли тут же схватил меня за руку и крепко сжал ее. Я не плакала, но он и так понимал, как тяжело мне давалось это прощание, без всяких видимых слез. Я кинула на него взгляд и улыбнулась. Мне повезло: что бы ни случилось, рядом всегда оставался Ли.

– Позвоните, как доберетесь! – крикнула Джун мужу, когда тот разворачивался на песчаной подъездной дорожке.

Он высунул руку из окна, словно говорил: «Да, конечно! » – но на лице его было написано: «Я тебя не слышал, ну да и ладно! »

Когда шум двигателя стих вдали, за поворотом на дорогу, которая вела к шоссе, Джун вздохнула и зашла в дом. Ли отпустил мою руку.

– Забудь о своих проблемах, – с наигранным ужасом сказал он. – Ты только подумай: мне придется терпеть тебя, когда он уедет в универ!

Он так старательно изображал испуг, что я рассмеялась.

– Не волнуйся, я не буду лелеять осколки своего разбитого сердца. К тому же сегодня нас ждет вече-ринка!

– О да! – Ли поднял руку, чтобы я дала ему пять, а потом опустил ее так быстро, что я не успела этого сделать. – Ох, нет. Шелли, прошу , скажи, что ты не потащишь меня по магазинам…

– Ну… – Я засмеялась, прежде чем он успел картинно закатить глаза. – Да шучу я.

– Слава богу! Мне этого и дома хватает. А пляжный домик создан для того, чтобы загорать, а не бегать за покупками. Ну или подгорать  в твоем случае.

– Эй!

Он засмеялся, хитро улыбаясь.

– Вот видишь, я уже поднял тебе настроение, мой грустный маленький друг.

– Я не грустная.

– Это потому, что ты сейчас в стадии отрицания.

– Чего? – Я засмеялась. – Я ничего не отрицаю. И не грущу из-за разбитого сердца. Я ведь увижу его через пару дней – из-за чего тут разбиваться сердцу?

Ли посмотрел на меня так, словно я отрастила вторую голову. А потом произнес:

– Эль, просто знай, что, если он когда-нибудь разобь



ет твое сердце… я буду рядом.

Я сжала руку Ли в своей.

– Ты – лучший друг, о котором можно только мечтать.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Вряд ли на пляжной вечеринке был дресс-код, так что одевалась я недолго. Натянула шорты и белый топ – и вот я уже готова.

– Там будет прохладно, – напомнил Ли.

– Точно! – Я щелкнула пальцами и выудила из-под кровати серую худи с замочком, а потом влетела в сандалии. – Все, теперь готова!

Ли сполз с кровати: его волосы подмели пол. На нем были темные армейские штаны и обычная белая футболка. Сверху – худи, очень похожая на мою. Вообще-то моя кофта изначально принадлежала Ли, но он отдал ее мне и купил новую, когда стало понятно, что я слишком часто ее краду, – очень уж она была удобная.

– Ну что, пошли? – Он взял меня за руку.

– Вы уже уходите? – спросила Джун, когда мы направились к задней двери.

Работал телевизор, но она была погружена в мистический роман, который читала последние несколько дней.

– Ага, – ответили мы хором.

– Что ж, повеселитесь там. Только будьте осторожны !

Джун уже прочитала нам лекцию о том, что нельзя брать напитки у кого попало. Мы должны следить за своими стаканами, не напиваться, не подходить к воде, не отходить друг от друга… Как будто мы ни разу в жизни не были ни на одной вечеринке.

– Во сколько планируете вернуться?

– Не знаю. – Ли пожал плечами. – Не сильно позже полуночи. Но лучше нас не жди.

Джун устало улыбнулась.

– Думаете, я смогу уснуть, зная, что вы на пляжной вечеринке?

– Ной вон сколько лет на них ходил, – заметил Ли.

В его голосе слышалось раздражение, словно ему не нравилось, что Ною мать, по его мнению, позволяла куда больше.

– И что? – Она рассмеялась. – Я и его дожидалась постоянно.

Повисло неловкое молчание, а потом Ли выпалил:

– Оу.

– Сильно не задерживайтесь, – сурово заявила Джун, и мы кивнули.

– Хорошо.

– Но и повеселитесь тоже! – прощебетала она, возвращаясь к книге и кружке кофе. Похоже, этот был не без кофеина, словно она заранее знала, что придется нас дожидаться.

– Скоро увидимся, – ответили мы и закрыли за собой дверь.


* * *

Ночь была теплой, а небо – безоблачным. Мы разглядели мигающие огни пролетающего мимо самолета, а потом еще несколько звезд, и я улыбнулась. Хотелось кружиться, задрав голову вверх.

Я почувствовала на себе радостный взгляд Ли.

– Давай уже, кружись.

И я закружилась, смеясь. Раскинула руки и так и шла по песчаной тропе меж кустов, пока не потеряла равновесие и не свалилась прямиком в листву.

Ли тоже засмеялся и поспешил меня поднять.

Мы довольно легко отыскали нужное место. Было часов восемь, но здесь собралось уже немало народу. На пляже мы заметили несколько кулеров и пару небольших костров. Ребята подтаскивали к ним бревна и укладывали их в круг, и кто-то оставался у огня, а кто-то отправлялся бесцельно ходить по пляжу.

– И это тот опасный наркотический рейв, о котором предупреждал твой брат? – спросила я с насмешкой, оглядываясь по сторонам. Вечеринка казалась почти… тихой.

Чем ближе мы подходили, тем больше я замечала людей, которые наверняка уже поступили в колледж. Но было немало ребят нашего возраста, и даже парочка помладше.

– Пошли! – Я схватила Ли за руку и потащила его к ближайшей коробке со льдом и пивом. – Пить хочу.

– А что же случилось с «нет, я ни капли в рот не возьму, не беспокойся »?

– Я такого не говорила. Я сказала, что не буду напиваться . Есть разница.

Я наклонилась, выхватила две банки пива из медленно тающего льда и протянула одну Ли.

– Эй, Ли, ты пришел!

Мы развернулись – к нам кто-то спешил.

– Привет, – ответил Ли, хватая незнакомца за плечи – парни так обнимались. – А это моя подруга, я тебе о ней рассказывал. Ее зовут Эль. Эль, это Кори.

Я отхлебнула из своей банки.

– Приветики.

– Вы уже набрали себе выпить? Хорошо, – сказал Кори. – Пойдемте, я познакомлю вас с остальными.

Все друзья Кори были либо нашего возраста, либо с первого курса университета. Обычно я неплохо запоминала имена, но тут почти сразу же забыла половину из них.

Мы разговаривали с новыми знакомыми, когда Ли обхватил меня за плечи одной рукой, допил пиво и спросил:

– Пойду сгоняю еще за баночкой… тебе взять?

– Нет, спасибо.

Он потрепал меня по волосам и отошел – а с ним и еще один парень. Девчонка из нашей маленькой группы, Джесс, проводила их взглядами, а потом спросила:

– Так вы что, встречаетесь или?..

– Что ? – фыркнула я. – Нет! Ты серьезно?

Она пожала плечами.

– Похоже, вы очень близки.

Я рассмеялась.

– Да ты шутишь. Он же мой друг . Да я даже через миллион лет не буду с ним… ну, знаешь, встречаться .

– А что плохого в том, чтобы встречаться со своим другом? – спросил один из парней, имя которого я забыла. – Это ведь начало любой великой романтической комедии.

Я закатила глаза.

– Только если речь не про нас с Ли. Поверьте.

Люди обычно не спрашивали меня о Ли в таком контексте. В школе все и так знали, что мы были неразлучны: куда он, туда и я. Я даже не думала, как это может выглядеть со стороны.

Я все еще посмеивалась над этим, когда Ли вернулся.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Было уже поздно, когда люди начали потихоньку расходиться. Запасы алкоголя почти иссякли; приятная расслабленность, которую он дарил людям, тоже.

– Так, – заявил Кори, поднимаясь с песка, на котором лежал до этого, и стряхнул пару песчинок с головы. – Что-то тут скучновато. Идемте.

И мы пошли. Поднялись с места и последовали за ним – подальше от тусовщиков, поближе к одному из потухающих костров в стороне. Там мы расселись по бревнам.

После того как мы скормили огню несколько валяющихся поблизости досок, парень по имени Майлз спросил:

– Сыграем в «Правду или вызов»?

– Давайте! – Все закивали.

Я перебралась на более удобное место на бревне и накрыла ладонь Ли своей, радуясь, что он заставил меня взять с собой худи.

– Буду первой! – прощебетала Джесс. – Хм… Мария! Правда или вызов?

– Правда.

– Расскажи о самом стыдном для тебя моменте в жизни. Без деталей, пожалуйста.

Оливковые щеки Марии покрылись румянцем.

– Ладно. Ненавижу тебя за это. Так вот, в мой первый год в старшей школе мне подставили подножку в столовой, и я уронила поднос с едой на голову… главной чирлидерше.

– Но это ведь не все, – хихикнула Джесс. – Продолжай давай.

Мария бросила нее недовольный взгляд, но улыбнулась.

– Когда я упала, то порвала штаны.

На секунду воцарилась тишина. А потом ее заполнил хохот.

– Божечки, – ахнула я. – Правда?

– Я бы хотела, чтоб это было неправдой. Моя очередь, – сказала Мария. – Но помни, Джесс, я тебе еще отомщу. Хм… кого мне?.. Майлз.

– Агась?

– Правда или вызов?

– Вызов.

– Тогда… блин, я совсем не умею придумывать вызовы. Помогите мне!

– Я придумал кое-что, – вставил парень по имени Хантер. – Видишь вон тех парней?

Он показал куда-то в сторону, и мы все повернулись. Майлз кивнул.

– Иди стащи с одного из них штаны.

Брови Майлза взлетели вверх.

– Да они же громадные.

Хантер пожал плечами.

– Но наверняка пьяные.

Майлз вздохнул.

– Если мне поставят фонарь, то, чувак, я тебе задницу надеру.

Мы все наблюдали за тем, как Майлз отправился выполнять свой вызов. Он постоянно оглядывался, словно ждал, что в какой-то момент мы его остановим. Группа парней его пока даже не заметила.

А потом Майлз одним быстрым движением стащил штаны ближайшего к нему парня, развернулся и со всех ног бросился бежать обратно к костру. Он упал лицом в песок и сделал кувырок – так сильно торопился. Я запаниковала: вдруг он что-нибудь себе повредил?

Но через мгновение Майлз вскочил на ноги и помчался к нам. Парень, чьи штаны теперь обнимали щиколотки, был то ли слишком ошарашен, то ли слишком пьян, чтобы натянуть их обратно, прежде чем кинуться в погоню. И тогда я захохотала, а Ли от смеха свалился с бревна. Не одна я хваталась за живот, когда Майлз вернулся и брякнулся на свое место.

– Моя… очередь, – выдохнул он. – Нейтан, правда или вызов?

И игра пошла своим чередом. Джесс принесла с собой зефир, и Ли заставили запихать в рот столько, сколько тот сможет (четырнадцать, если вам интересно). Я выбрала правду и рассказала о своем первом поцелуе. История была веселая, и я была не против делиться подобным с людьми, даже незнакомыми. Я ведь их больше никогда не увижу, зачем мне волноваться, что они обо мне подумают?

Все было здорово, пока Хантер не спросил меня:

– Эль, правда или вызов?

И я ответила:

– Вызов. То есть нет! Нет, погодите, правда!

– Поздно, – почти пропел Кори. – Ты уже выбрала вызов.

– Что ж, – сказал Хантер. – Сходи искупаться нагишом.

Я моргнула. Потом моргнула еще раз и спросила:

– Что?

– Ну, окунись, – повторил он. – В море.

Я обернулась. Море было таким же темным, как небо; я смогла отличить одно от другого только по белым барашкам волн.

– Эм, – я поплотнее закуталась в худи, – нет уж, спасибо.

К тому же ночью вода наверняка была очень холодной. Не собиралась я купаться голышом. Я уже как-то пыталась провернуть нечто похожее на одной из вечеринок Ли и Ноя, когда выпила слишком много. Тогда мне было жутко стыдно.

Ли тут же вступился за меня.

– Да она ни за что не станет этого делать. Вдруг утонет? Ты вообще с ума сошел!

Хантер нахмурился.

– Да что с тобой такое? Подумаешь.

Ли покачал головой.

– Вау, – усмехнулся он. – Да ты еще больший  идиот, чем я думал.

И тогда Хантер вскочил с места. Ли тут же последовал его примеру. Они так и стояли, буравя друг друга взглядами.

– Эй… ты тут не замена Ною, – пробормотала я, но так, чтобы Ли меня услышал, а остальные – нет. – Мне и одного его вполне достаточно.

И я увидела, как что-то промелькнуло на лице моего лучшего друга. Что-то, похожее на удивление и попытку закатить глаза одновременно. Но он продолжил яростно смотреть на Хантера.

– Ладно, – бросил тот, усаживаясь обратно. – Тогда за ней штраф.

– Пускай, – сказала я.

– Поцелуйтесь. Это штраф, – выпалила Джесс, прежде чем Хантер успел открыть рот.

– Что? – воскликнула я и посмотрела на Хантера. – Да ты шутишь. Да никогда в жизни.

– Не с Хантером, – уточнила Джесс, ухмыляясь. – С Ли.

– Чего ? – закричали мы с Ли одновременно.

– Ну точно, ты шутишь, – добавила я.

– Не-а. – Нейтан покачал головой и широко улыбнулся. – Это твой штраф. Целуй Ли.

– А меня-то зачем приплетать? – запротестовал Ли.

– Минуту назад ты сам отлично вплел себя в ситуацию, – пробормотал Хантер.

– Да, но… – начала я.

Ли ответил:

– У меня девушка есть. Я не могу…

– А у меня есть парень.

– И что такого? – Кори пожал плечами. – Их же здесь нет, так? Один маленький вызов, подумаешь. Никто и не узнает.

– Мне не послышалось? – произнес Ли. – Он что, и правда все это только что сказал?

– Ну зачем ты так? – заныла я, поворачиваясь к Джесс. – В самом деле?

Она изогнула бровь.

– А ты бы предпочла, чтоб Хантер выдумал для тебя вызов?

– Думаю, нет, – промычала я в ответ. – Но…

– Но вы в самом деле так близки. Вы хоть раз пробовали?

– Нет, потому что…

– Ну так и откуда вам знать? Вдруг это ваша судьба, и вы нам потом спасибо скажете?

А потом Джесс повысила голос:

– Давайте же, не трусьте. Мы тут ждем, вообще-то! Напряжение нарастает и все такое.

Я повернулась к Ли.

– Эм…

– М-да…

Я вгляделась в его лицо и поняла, что он думает о том же, о чем и я: «Этого не может быть ». Я не могла поцеловать его. Это было слишком…

– Ну вот.

Я моргнула и все пропустила. Ли на мгновение прижался губами к моей щеке – это едва ли считалось за поцелуй.

– Ну нет, так не пойдет! – сообщил Дэмиен. – Так даже бабулю любимую не целуют. Будь мужиком!

Они все подгоняли нас, хлопали по коленям и кричали.

Даже если бы мы были свободны, я бы не смогла поцеловать Ли. Что, если после этого наши отношения непоправимо изменятся? Что, если это разрушит нашу дружбу?

Но мы не были свободны. Обычно я не отлынивала от вызовов, но сейчас не могла поступить по-другому. Я не собиралась целоваться с кем-то, кроме своего парня, особенно из-за глупой игры, чтобы просто заткнуть людей, которых никогда больше не увижу.

Ли наверняка думал о том же самом.

Я услышала, как он вздыхает, а потом почувствовала его дыхание на лице и шее. По позвоночнику пронеслись мурашки.

– Что ж, – пробормотал он так тихо, что его услышала лишь я, – они не догадаются, что мы даже не попытались.

А потом я подумала: «Ли собирается меня поцеловать ».

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Впервые я поцеловалась в будке поцелуев, с Ноем. Я чувствовала вкус мяты и сахарной ваты у него на языке и совершенно не представляла, что мне делать. Конечно, с тех пор у меня было немало практики, но Ной все еще был единственным, кто мне с ней помогал.

Поцелуй с Ли был бы на вкус как пиво и зефир. Я почуяла это в его дыхании, когда он приблизился. Я зажмурилась и поджала губы.

Я была уверена, что Ли меня поцелует… но он этого не сделал. Я распахнула глаза и увидела его лицо, на котором застыла та же недовольная гримаса, что и на моем.

– Не. Слишком странно.

Все вокруг снова закричали:

– Давайте, ну! Всего один поцелуй!

– У тебя лицо странное.

– У тебя тоже. Кстати, убери козявку, – сказала я.

– А у тебя под носом прыщик вскочил.

Ли не стал меня целовать – вместо этого он потянулся вперед, чтобы выдавить у меня прыщ. Он наверняка просто шутил, но я все равно завизжала и случайно стукнула его головой, попытавшись увернуться.

– Ауч! – закричал он, отшатываясь. – Шелли!

– Что? Это все ты!

Ли схватил меня и опрокинул на песок, сел мне на ноги и поднял мои руки над головой.

– Отвали, у меня все волосы в песке будут! – Я пыталась вырваться. – И ты тяжелый!

– Это расплата!

– Ли!

– Эль! – Он шутливо передразнил меня высоким голосом, который ни капли не походил на мой.

Я нахмурилась, но успокоилась – все равно вырваться не получилось, – и Ли склонился надо мной так низко, что его губы чуть не задели мое ухо.

– Мне кажется, или это все ужасно неловко?

Я с облегчением рассмеялась.

– Не кажется, – прошептала я в ответ.

Он усмехнулся – тоже облегченно.

И даже если не думать о том, насколько все это было странно, я бы поступила просто отвратительно, если б поцеловала брата своего парня.

– Ли.

– Что?

– Ты меня сейчас раздавишь.

– Главное, чтоб ты не решила раздавить меня своей внезапной любовью, Эль, – подмигнул он, вскочил на ноги и подал мне руку. – Пошли отсюда?

Я обрадовалась, когда он это предложил, и кивнула. Вечеринка была неплохая, но весельем здесь уже и не пахло. Хватит с меня игры в «Правду или вызов».

– Мы пойдем домой, – сообщил Ли. – А то после всех этих горячих поцелуев и страстных обнимашек мы никак друг от друга отлипнуть не можем. Так что пойдем найдем себе комнатку, понимаете?

Я фыркнула. Пара человек поднялись, чтобы обнять нас на прощание и позвать на следующие вечеринки. Мы с Ли помахали ребятам напоследок и пошли прочь с пляжа.

Я схватила Ли под руку и положила голову ему на плечо.

Ожидать поцелуя от Ли было очень странно, но в какой-то степени я обрадовалась, что нам выпал этот дурацкий вызов. Теперь я не сомневалась: между нами точно нет никаких романтических чувств. И это успокоило меня. Я хотела сохранить наши отношения такими, какими они были и прежде. Мы дружили уже семнадцать лет – самые непредсказуемые годы наших жизней, мы прошли все взлеты, падения и споры. И если кто-то ожидал, что мы станем встречаться или совсем перестанем общаться, то… этот кто-то наверняка очень плохо нас знал.


* * *

Следующий вечер был последним на пляже, потому и ужин состоял из всего, что мы не доели раньше: то есть из салатов и мороженого. Мы втроем убрались в доме, а потом начали собираться в обратную дорогу.

Мне всегда трудно было готовиться к поездке в пляжный домик. Всегда.

И укладывать чемодан в ночь перед отъездом мне тоже не нравилось. В этот момент я обычно грустила, а в этом году все казалось еще хуже. Вид почти пустой комнаты заставлял сердце сжиматься, но, ко всему прочему, в последний день с нами не было Ноя и его отца.

Мы с Ли поклялись, что будем приезжать сюда каждое лето до конца своих дней. Но потом я поняла наконец, что остальные вряд ли смогут приезжать вместе с нами.

И мне это дико не нравилось.

Глупо было плакать, казалось бы, это ведь всего лишь дом. Но разве так плохо хотеть, чтобы хоть что-то в жизни осталось неизменным?

К тому же для меня это место было не просто домом. Мы проводили здесь каждое лето с самого детства. Здесь Ной и Ли всегда ладили, даже если ругались или почти не общались в школе. Здесь мы могли дурачиться и не беспокоиться ни о чем на свете.

– Это несправедливо, – тихо произнес Ли. Он сидел спиной ко мне и пытался запихнуть ботинки в свою сумку. Места в ней, конечно, совсем не хватало. Он произнес эти слова так, словно знал, что я вот-вот разрыдаюсь.

– Я имею в виду то, что нам нужно уехать. Ненавижу уезжать.

– Ага.

– Мы вернемся через год. Глупо так грустить.

– Знаю, но ведь все… все изменится, да? Особенно если Ной не приедет. А потом и мы отправимся в колледж, и…

– Эй, а как же наша клятва? Мы же обещали – на мизинчиках поклялись в десять лет, помнишь? – что будем приезжать сюда. И что, ты хочешь нарушить свое обещание? Шелли, ты, как никто другой, должна знать, что клятва на мизинцах – страшнейшая из клятв!

Я хихикнула, но быстро замолчала из-за комка в горле.

– Ты понимаешь, о чем я?

– Вроде того.

А потом он вздохнул.

– Дерьмово это все.

– О, несомненно.

Прошло несколько минут, и руки Ли вдруг обвили меня. Он положил подбородок мне на плечо, а через секунду я обернулась и тоже обняла его, уткнувшись лицом ему в шею. Так мы и стояли, держась друг за друга. Молча.

Думаю, Ли был расстроен так же сильно, как и я, просто не хотел этого показывать. Я ведь хорошо его знала: ему не нужно было вслух признаваться, что слова Ноя о взрослении и невозвращении очень его задели.

Сейчас мы оба нуждались в этих объятиях.

После них мир словно бы посветлел и потеплел. И я уже чувствовала себя не так плохо. Подумаешь. Может, это лето и вправду было последним, но зато мы провели его вместе.

Все меняется.

И нам еще предстоит повзрослеть.

Но тогда все, о чем я беспокоилась – о том, что будет со мной и Ноем, о колледже и о будущем, – не имело значения.

Однажды мне придется столкнуться с этим. Но не сейчас. Ведь пока мы все еще здесь, в домике на пляже.

– Куда ты меня тащишь? – спросил Ли, когда я потянула его прочь из спальни.

Я не ответила.

– Шелли, – повторил он.

– Потерпи, – ответила я, чувствуя, как мои губы растягиваются в широченной улыбке. Я наверняка походила на Чеширского Кота.

Я сбросила шлепанцы, и Ли последовал моему примеру. На нем были старые штаны и футболка, на мне – тонкие шорты и топ.

– Готов? – спросила я.

Он уже понял, что я хотела сделать, и вот мы понеслись по дому, задевая друг друга локтями, впечатываясь в стены, пока не оказались снаружи и не добежали до бассейна.

Ли улыбался почти так же широко, как я. Глаза его горели, как рождественские огни. Мы замерли у самой кромки воды – Ли остановил меня, прежде чем я успела упасть.

– Готов.

Он подмигнул и схватил меня за руку. Я сжала его пальцы.

– Три… Два…

А потом, смеясь так беззаботно, словно у нас в самом деле не было никаких проблем, мы громко-громко закричали: «Бомбочка!»  – и прыгнули в воду, подняв тучу брызг.

Будка поцелуев 2. На расстоянии

 Сделать закладку на этом месте книги

Для Грэнши, которая с самого начала была моим самым большим фанатом

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

– Последний год, детка!

Я захлопнула дверцу машины и сделала глубокий вдох. Школа пахла свежескошенной травой. Солнце приятно согревало, и я запрокинула голову и прикрыла глаза. Хотелось улыбаться. Воздух полнился оживленной болтовней учеников: они бегали по парковке и радостно приветствовали друзей.

Все вечно ноют о том, как ненавидят первый день в школе, но лично мне он всегда нравился.

Начало нового учебного года – это начало чего-то волнующего. Может, глупо было думать о таком – старшая школа, все дела,  – но я чувствовала прилив сил.

Я повернулась к Ли и открыла глаза. Он улыбнулся.

Еще никогда утро понедельника не было таким беззаботным. И я улыбнулась в ответ.

– Последний год, вот и мы, – тихонько сказала я.

Если чему-то и стоило радоваться, так это выпускному классу.

Говорят, именно годы учебы в университете – лучшие в жизни. Но там определенно куда больше работы. Правда, и свободы тоже. Мы с Ли решили, что в последний учебный год оторвемся по полной. Пока не превратились во взрослых.

Я обошла машину и присела на капот рядом с Ли. Он дико гордился своим драгоценным «мустангом» 1965 года, и это было заметно: тачка практически сияла.

– Поверить не могу, что мы снова здесь. Только подумай: наш последний первый день школы. В следующем году в это же время мы уже будем в универе…

Ли недовольно застонал.

– Не напоминай. Маман уже прочитала мне целую лекцию по этому поводу. В слезах. Даже думать про универ не хочу.

– Что ж, удачи. Это неизбежно. Скоро мы вылетим из родительского гнездышка.

Я тоже волновалась из-за поступления: летом я пыталась поработать над эссе, но особого прогресса не достигла.

Я даже не рассматривала  вероятность того, что мы с Ли пойдем в разные колледжи, что его примут туда, куда не возьму









т меня, или что в следующем году наши пути разойдутся. Мы почти всю жизнь провели вместе… как быть, если его вдруг не окажется рядом?

– К сожалению. – Ли вытащил меня из пучины размышлений. – Ты ведь не собираешься распевать гимны нашему будущему, правда? Предупреди, если вдруг. Ладно, оставлю тебя наедине с твоими мыслями, пойду найду ребят.

Я шутливо задела его плечом.

– Обещаю, больше ни слова про универ.

– Слава тебе господи.

– К слову о парнях… Кэм тебе ничего не рассказывал про нового соседа?

– А, да, совсем о нем забыл.

С Кэмом мы дружили с начальной школы, и на прошлой неделе он рассказал о своих новых соседях. А так как он и старший сын новоприбывших были примерно одного возраста, то родители предложили ему взять новичка под крыло и представить местным ребятам. Хотя, судя по тону Кэма, ему не предложили, а практически поставили ультиматум. 

Ли продолжил:

– Я знаю, что он из Детройта. И его зовут Леви. Как джинсы. Вот и все. Не думаю, что Кэм знает о нем больше.

Ли отлип от своего «мустанга».

– Надеюсь, он не полный придурок и мы не зря пообещали Кэму, что поможем ему. В смысле Леви. Не Кэму.

– Я поняла, – пробормотала я, но отвлеклась на телефон – мне кто-то звонил.

Ли взглянул на экран и тяжело вздохнул. Я виновато улыбнулась, но он уже закатил глаза и сделал пару шагов в сторону, закинув рюкзак на плечо.

– Никаких грязных разговорчиков по телефону, Шелли. Помни, что мы в школе. Следи за рейтингом, – предупредил он.

– Как будто вы с Рейчел никогда не целовались в кладовке уборщика! – фыркнула я в ответ.

Ли поднял большой палец вверх, не оглядываясь, и я ответила на звонок.

– Привет, Ной.

Ной был частично  той самой причиной, по которой я так толком и не поработала над эссе. Прошлой весной мы встречались с ним втайне от Ли (что закончилось катастрофой, когда он нас застукал), а летом официально стали парой и потому старались провести как можно больше времени вместе. Но сейчас Ной уехал в Гарвардский университет, на другой конец страны.

Мы попрощались всего пару недель назад, а я уже страшно скучала. Не представляю, как я продержусь без него до Дня благодарения.

– Привет, как ты там?

– Хорошо. Рада началу нового учебного года. Как универ?

– Эм, да ничего особо не изменилось с прошлого вечера. Утром ходил на занятия по математике. Ничего так, проходили дифференциалы второго порядка.

– Понятия не имею, о чем ты. И не уверена, что хочу понимать.

Ной засмеялся – тепло, с придыханием, – и у меня защемило в груди. Все в нем заставляло мое сердце таять, колени – дрожать, а живот – «страдать» от бабочек. Я была ходячим клише из фильмов, но меня это не волновало.

Я так скучала по его смеху, по его объятиям, по его губам. Мы говорили постоянно – в «Снэпчате», «Скайпе», перебрасывались сообщениями по телефону, созванивались… Но общения вживую это заменить не могло. И я старалась не показывать, насколько сильно по нему скучаю, – вдруг это его отпугнет? Все эти тонкости человеческих отношений ускользали от моего понимания.

– Ты такой заучка, – поддразнила я.

Я никогда не считала Ноя заучкой. То есть я знала, что он умный. Его средний балл – 4,7 (об этом мне сообщила его мама, тогда-то я и поняла, насколько быстро он все схватывает). Он мог стать лучшим учеником в классе, если бы не школьная репутация плохого парня. До того, как мы начали встречаться, я и подумать не могла, что под этой маской скрывается любитель дифференциалов второго порядка. Чем бы они ни были.

– Тише, тебя же могут услышать. – В его голосе сквозила улыбка. – Но хватит уже обо мне. Я и так целый час вчера рассказывал про универ. Просто хочу пожелать тебе удачи в первый учебный день.

Я улыбнулась, пусть он и не мог этого увидеть.

– Что ж, спасибо. Мне очень приятно.

– И как ты себя чувствуешь? В смысле… вы ведь скоро закончите школу…

– Немного страшновато, конечно, немного волнующе, но мне дико интересно. Я стараюсь лишний раз не беспокоиться насчет универа.

– Страшно, да?

– Когда я думаю про университеты, мне кажется, что я уже совсем взрослая, хотя на самом деле вовсе не чувствую себя такой. Ну, то есть… вчера я попросила младшего брата убить паука, который залез в мою комнату.

– И не говори. Мне пришлось спросить, как включать сушилку в прачечной. Чувствовал себя максимально тупым.

– Ты что, никогда раньше не стирал?

– Мать нас и близко к стиралке не подпускала. У нее там свой процесс, Шелли, ты же знаешь.

О, я прекрасно помнила эту историю. Однажды Джун велела Ли вывесить простыни, потому что ей надо было ненадолго отлучиться, а когда вернулась, переделала все по-своему. И больше об одолжениях своих детей не просила.

– К тому же четыре плюшевых медведя наверняка не помогают тебе чувствовать себя взрослой.

– Держу пари, в универе есть парочка девчонок – да и парней тоже, – которые прячут у себя плюшевые игрушки.

– Но не четырех же!

– Эй, не смей даже заикаться про мистера Крутышку! – Я поджала губы. – К тому же это не я ношу трусы с Суперменом.

Ной не успел ответить – в его дверь постучали. Он вздохнул.

– Похоже, мне пора. В комнате был Стив, так что я заперся в ванной, чтобы с тобой поговорить…

– Флинн, бро, мне бы поссать! – закричал его сосед, Стив.

Голос его звучал немного приглушенно, наверное, из-за двери.

– Да и мне пора. Скоро придут ребята, и нам нужно будет помочь Кэму и его новому соседу.

– Парню из Детройта? Как его там… Вранглеру?

– Леви.

– Я так и сказал! Что ж, всего вам. И пожелай Ли удачи на отборочных. А то он вечно не отвечает на мои сообщения.

В трубке раздалось чье-то ворчание и стук в дверь.

– Флинн! Выходи уже! 

– Хорошего первого дня школы, – сказал Ной.

– Спасибо.

– Люблю тебя.

Судя по голосу, Ной улыбался. Я представила ямочку на его щеке и ответила:

– И я тебя.

Мы немного помолчали, просто вслушиваясь в дыхание друг друга. А потом я отлепила телефон от уха и повесила трубку. Убедившись, что точно все выключила, я закинула его в сумку, где он тут же утонул в залежах новых тетрадок и прочих важных вещей (расчески, шоколадного батончика, тампона и пары спутанных наушников).

– Эль! Эй! Сюда!

Я вытянула шею и встала на цыпочки. Недалеко от меня стояли Диксон, Ли и Уоррен и махали мне. Я ответила тем же, давая понять Диксону, что я их увидела, а потом направилась к ним.

Я лавировала между машинами, как вдруг водительская дверь незнакомой зеленой «Тойоты» открылась, ударила меня по бедру, и я отлетела в стоящий позади меня «Форд».

Я втянула воздух сквозь зубы – ну вот, сейчас запищит сигнализация, – но этого не произошло. И я облегченно выдохнула.

Что ж, похоже, в этом году меня все-таки не будут называть местной неумехой. Вот вам и начало чего-то волнующего. 

– Ох, черт. Ох, мне так жаль, я тебя не заметил…

– Сама виновата, не волнуйся. – Я откинула волосы с лица, а потом посмотрела на водителя. Никогда прежде его не видела: он был худым и каким-то вытянутым, но не выше меня. В его солнечных очках я видела лишь собственное отражение. Он поднял их на лоб, задев темные кудри, и уронил руку вдоль тела. Второй он вцепился в лямку рюкзака.

У него были приятные, чуть раскосые зеленые глаза, в которых читалось дружелюбие. Мне приходилось щуриться, потому что солнце сияло прямо за ним. Незнакомец переступил с ноги на ногу, а потом закрыл меня от света.

Какой симпатичный. 

– Ты как? Не поранилась? Прости…

– Да все хорошо, правда. Я в порядке. – Я улыбнулась, хотя бедро немного побаливало.

Пассажирская дверь тоже распахнулась, и я узнала Кэма – по светлым волосам и неизменному синему рюкзаку, который он таскал с собой класса, кажется, с восьмого. Он улыбнулся.

– И почему я не удивлен? Сколько я раз тебе говорил: смотри куда идешь.

Я состроила недовольную гримасу, а потом повернулась к парню в очках, чтобы сказать что-то вроде:

«А ты, должно быть, Леви». Но Кэм меня опередил.

– Что ж, тогда представлю вас. Эль, это Леви. Леви – моя подруга Эль.

– Рад познакомиться. – Он поднял руку в знак приветствия и сверкнул зубами. Они у него были такие белые, словно он совсем недавно ходил на чистку.

– Я тоже рада. Прости, что вмазалась в твою тачку. Кэм рассказывал нам о тебе, и я вовсе не так представляла нашу встречу.

Улыбка Леви стала еще шире.

– Так ты всегда такая, или сегодня просто какой-то особенный день?

– Всегда, – вклинился Кэм. Судя по голосу, он был чем-то недоволен. Ему не нравился новый сосед или первый день учебы?

Я поспешила сменить тему.

– Диксон с ребятами вон там.

– Круто. – Кэм поспешил в ту сторону, но Леви остался стоять на месте.

– Пошли, – сказала я новичку. – Познакомишься с остальными.

Когда все представились и Леви завел разговор про местные спортивные команды (сам он играл в лякросс в Детройте), я аккуратно пихнула Кэма локтем.

– Что у вас случилось? – прошептала я. – Может, конечно, это не мое дело, но… Похоже, он тебе не очень нравится?

Кэм вдруг смутился.

– Не то чтобы он мне не нравился… просто я его плохо знаю, – пробормотал он. – Да и нянчить его я не нанимался. Кажется, теперь я должен засунуть свой сарказм куда подальше и быть суперприятным.

– Да все будет хорошо. Он вроде ничего. Просто… ты выглядишь совсем как Брэд, когда отец заставляет его есть брокколи.

– Тебе-то легко говорить, – ответил он. – Этот парень водит как маньяк, а моя тачка все еще в га-раже.

– Позволь напомнить тебе о том дне, когда ты врезался в столб.

– Р-р-р, не-е-ет.

Но Кэм улыбнулся, и я ответила ему тем же. Ли стукнул меня по плечу и кивнул в сторону Уоррена и Леви, оживленно обсуждающих футбол.

Последний год, вот и мы. 

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Я быстро вспомнила, почему первый день школы на самом деле не так уж и хорош: вокруг нас сновали орды школьников, которые старались занять лучшие места себе и своим друзьям, а новички группками ютились в коридорах, блокируя проход. Последние выглядели потерянными и ошеломленными, а порой и так, словно их вот-вот стошнит.

Было безумно странно не видеть в толпе Ноя – сейчас он как раз бы нас догонял.

Ли легонько толкнул меня, и я схватилась за его запястье, чтобы не потеряться в море людей.

Я оглянулась.

– Ну вот, я потеряла остальных.

– Не маленькие, найдутся. – Ли на секунду замер, и кто-то впечатался мне в спину, яростно выругался и сделал шаг в сторону.

Ли протащил меня к ближайшему коридору, чтобы в обход добраться до нашей классной комнаты. В любой другой день мы не пошли бы длинным путем, но сегодня так было лучше: иначе нас просто затопчут.

Мистер Шейн, наш классный руководитель, был учителем английской литературы, потому стены его кабинета украшали постеры с книжками и портреты писателей – Стейнбека, Шекспира, Мэри Шелли и Фрэнсиса Скотта Фицджеральда.

Мистер Шейн выглядел как типичный молодой преподаватель, который только что окончил университет: он носил очки в тонкой оправе, галстук его всегда был неровно завязан, а рубашка заправлена только спереди. На его лице еще не отражалась та суровость, которой отличались остальные учителя, проработавшие в школе двадцать лет. Он улыбался каждому ученику, заходившему в класс.

Рейчел и Лиза пришли совсем недавно, они только что положили рюкзаки на столы у окна. Ли тут же занял место рядом со своей девушкой и чмокнул ее в щеку. Я поспешила к парте с другой стороны, но ее уже заняли.

– Эль! Садись сюда! – щебетнула Лиза, завидев мои метания, и указала на место рядом с ней, перед Ли. Они с Кэмом начали встречаться пару месяцев назад, и теперь она тоже влилась в нашу компанию.

– Вы познакомились с Леви? Когда он въехал, я как раз была на ужине в доме Кэма, так что мы уже виделись. Он дико стеснялся, кажется, но в остальном все было неплохо. И я бы убила  за такие ресницы, как у него. А волосы… такие вьющиеся . Так и хочется потрогать.

Я улыбнулась, и Лиза вернулась к разговору с Рейчел. Ли придвинул свой стул поближе и восхищенно пялился на нее, а я старалась не думать о том, что он выбрал место рядом с ней, а не со мной. Я еще не привыкла к новой динамике, которая появилась в нашей жизни вместе с Рейчел. До того, как она приехала погостить в пляжный домик этим летом, я и не замечала, насколько все изменилось. А теперь и Ноя не было рядом, некому хоть немного скрасить тот факт, что у Ли в приоритете его новая девушка.

Когда ученики расселись, мистер Шейн завел обычную для первого дня школы речь: он понадеялся, что мы замечательно провели лето, но теперь нам стоило бы задуматься о будущем, сказал о том, как важен последний год, и попросил некоторых «сбавить обороты и хорошенько потрудиться».

Он добрался примерно до середины своей вдохновляющей речи, когда в дверь негромко постучали и в класс вошла вежливо улыбающаяся школьная секретарша.

– Простите за то, что прервала… Я привела нового ученика. Он опоздал из-за меня – пришлось заполнить кое-какие бумаги.

Я посмотрела на Ли, тот приподнял брови в ответ. А затем все обернулись на дверь, чтобы рассмотреть нового ученика, но я уже догадывалась, кто это.

И оказалась права. Леви вышел из-за спины секретаря, и его губы дрогнули, словно он не знал, стоит ли ему улыбнуться или сохранить суровый вид. На его голове все еще красовались солнечные очки. На лицо не падали волосы, и я только сейчас заметила, насколько оно вытянутое. У него был острый подбородок и не такая квадратная линия челюсти, как у Ноя. Вообще, издалека он казался куда выше, чем был на самом деле. Пара девчонок позади меня зашепталась.

Рубашка Леви была выглажена, но заправлена только с одной стороны, а свитер висел на плече, рядом с лямкой от рюкзака. Создавалось впечатление, что он специально придал себе неряшливый вид, стараясь показаться крутым. Но выглядел при этом все равно слишком аккуратным.

Мистер Шейн тепло ему улыбнулся.

– Что ж, добро пожаловать. Проходи, выбирай место. Как тебя зовут?

– Леви Монро.

Леви заметил нас с Ли, и его лицо тут же засветилось от радости. Но не успел он пройти между партами к пустому сиденью передо мной, как поскользнулся и замахал руками. Леви распахнул глаза от удивления, а потом схватился за ближайшую парту, чтобы удержать равновесие, но она упала вместе с ним. Кто-то закашлялся, пытаясь скрыть смех, а потом и мы с Ли тоже начали хихикать. Один парень помог Леви подняться, а другой поправил парту, которую тот сбил. Даже мистер Шейн смеялся, хоть и очень старался остановиться.

– Похоже, у тебя могут отобрать звание «Неуклюжесть класса», – прошептал Ли.

Леви даже не покраснел – мотнул головой, расправил плечи и обратился ко всем:

– Что ж, пусть все присутствующие запомнят, что я знаю все о том, как появиться эффектно.

Он поклонился, и Ли радостно заулюлюкал. Ребята смеялись, пока Леви усаживался на место – на этот раз без происшествий.

Леви немного передвинул свой стул и сел так, чтобы видеть и нас, и учителя.

– И снова здравствуйте, – осторожно произнес он.

Я понимала, почему Кэм чувствовал себя так неловко рядом с новеньким, но мне его было ужасно жалко. Это ведь нелегко – пытаться влиться в компанию в последний год учебы. И я ободряюще улыбнулась.

– Элла, да?

– Эль, – поправила я и указала рукой назад. – А это…

– Ли, да, я помню. – Он перевел взгляд на Лизу. – А с тобой мы уже виделись, да?

– Ага. Я Лиза.

Леви кивнул.

– Лиза. Запомнил.

– А это Рейчел. – Лиза указала на свою подругу. – Девушка Ли.

– Похоже, мне пора составить список, чтобы запомнить, кто с кем встречается. А мне и с именами-то непросто.

– Если заорешь «чувак», то кто-нибудь из нас точно откликнется, – предложил Ли.

Мистер Шейн продолжил говорить, и мы заткнулись. Конечно, наш препод был куда круче остальных учителей, но болтовню в такой момент и он бы не потерпел.

Нам раздали расписание занятий, и все тут же начали обсуждать их с друзьями. Я выхватила листок из рук Ли.

– Ну так что? Каковы потери?

– Литература в разных классах, – ответила я. – И у тебя математика, а у меня алгебра. Все остальное в порядке.

– Физ-ра?

– В одно и то же время.

– Класс . Обожаю наблюдать за тем, как ты уделываешь всех в вышибалах.

– Ага. Особенно тебя.

Я отдала Ли расписание, чтобы они с Рейчел сравнили свои, но она все еще разговаривала с Лизой. Я подняла взгляд и увидела, как Леви грызет ноготь на большом пальце, поглядывая на нас исподтишка, словно ему было неловко, но очень хотелось присоединиться к обсуждению.

Я наклонилась вперед.

– Дай-ка посмотреть, что там у тебя.

Леви заметно расслабился.

Несколько уроков совпадали, но едва мы начали обсуждать преподавателей и предметы, Леви запаниковал.

– Ты как? – поинтересовалась я.

Он чуть выдвинул вперед челюсть, словно принимал вызов.

– Не думай, будто ты должна общаться со мной только потому, что я новенький. Я и Кэму сказал: он не обязан сопровождать меня в школу, но он заверил, что не против. Первые пару дней, по крайней мере… ну и пока его машина в ремонте. Просто… не стоит быть со мной вежливой, если тебе не хочется.

– Я пока не увидела ни одной причины для того, чтобы вести себя с тобой грубо. И мы ведь теперь в одном классе, так?

Он неуверенно улыбнулся.

– Но правда, ты мне ничего не должна.

– А ты что, серийный убийца? Скрываешься от детройтских копов? – Я притворно ахнула. – Господи! Я поняла! Ты наверняка ставишь галочку рядом с «согласен», не прочитав всех условий договора до конца!

Он засмеялся – на этот раз куда менее напряженно.

– Ну все, ты меня раскусила.

Прозвенел звонок, и я схватила сумку.

– Пошли, новичок. Нас ждет ад на земле. То есть алгебра.


Утренние уроки пролетели быстро, но голова у меня была чугунная. Я словно забыла за лето, как писать, сидеть на одном месте и просто поглощать новые знания. И я постоянно отвлекалась на телефон, потому что ждала сообщений от Ноя (которых так и не появилось).

Настало время обеда, и я выдохнула с облегчением – ура, уже половина дня прошла!

Я встала в очередь в кафетерии и отклонилась назад – мой затылок уткнулся в плечо Ли. Его подбородок уперся мне в макушку.

– М-м-м, пахнет тако.

– Смотри не залей мне волосы слюнями, – строго произнесла я. – Я их только утром помыла.

Ли сделал вид, что давится, и я быстро поднялась – не дай бог, он в самом деле  уделает меня слюнями.

Мы пришли в столовую самыми первыми из компании, потому устроились за столом посреди зала. Именно здесь обычно сидели самые старшие ребята, но все они уже отправились в колледж. Значит, теперь мы могли его занять.

Мы с Ли сели друг напротив друга, и он лукаво мне улыбнулся, будто мысли прочел: быть самым старшим в школе – очень круто .

Вскоре пришли остальные – Кэм, Диксон, Уоррен, Оливер, а с ними и Леви. Лиза и Рейчел уселись рядом со своими парнями, и еще несколько девчонок опустилось неподалеку от Лизы.

Ребята начали обсуждать, как прошло их утро, и я заметила, что Леви снова неловко: он никак не мог влиться в разговор.

Ли был слишком занят разглядыванием Рейчел и словно ничего вокруг не видел, поэтому пришлось мне спасать положение.

– Ну и как тебе Калифорния? – радостно спросила я. – Достаточно жарко?

– Девчонки тут точно жаркие, – пошутил Леви и подмигнул мне.

Я покраснела. Уоррен фыркнул и тут же подавился, да так сильно, что Оливеру пришлось хорошенько стукнуть ему по спине. Несколько раз. Ли поиграл бровями, пытаясь не засмеяться.

– Я шучу, – пояснил Леви. – То есть… Очевидно, что вы все классные, но… без обид… Я просто… Господи, в моей голове все это звучало гораздо лучше. Так уверенно, круто и очень смешно.

Все рассмеялись, а Леви подытожил:

– Я правда пытался пошутить. Но прозвучало по-идиотски.

– Почему ты вообще сюда переехал? – спросил Уоррен.

Нам всем было бы интересно это узнать, но каждый посмотрел на Уоррена с осуждением, как бы говоря: «Да как ты только можешь такое спрашивать! »

Он тут же добавил:

– Прости, чувак, я из добрых побуждений.

Но Леви, похоже, не возражал.

– Да все хорошо. У меня отец – стоматолог, а мама – его бухгалтер, но фирму закрыли, тогда мы решили переехать. Неподалеку отсюда живут наши родственники, а мама нашла другую работу, вот и… – Он махнул рукой, а потом прокашлялся. – В общем, как-то так.

– Так что, ты в семье один? – поинтересовалась Рейчел куда более осторожно, чем Уоррен.

– У меня есть сестра.

– Сестра? – Оливер улыбнулся и подался вперед. – Парень у нее есть?

– Ну, ей восемь, и она считает всех мальчишек заразными, так что…

Парни рассмеялись, а Оливер покраснел. Леви ухмыльнулся и провел рукой по волосам, словно пытался успокоиться.

– Ладно, проехали, – пробормотал Олли, уронив голову в ладони. – В следующий раз уточни сначала, лады?

– Я это запомню.

– Кстати, о братьях и сестрах… – решил разрядить обстановку Диксон. – Ли, как там твой брат? Устроился в своем универе?

– Ему там так нравится, что я удивлюсь, если он приедет на День благодарения.

Погодите-ка… что? 

Я бросила на Ли вопросительный взгляд, но он не заметил. Неужели Ной сказал ему, что не приедет домой на праздники? И когда же я теперь его увижу? Но, нет… он бы и мне сообщил, правда?

Я сделала глубокий вдох. Ной бы точно рассказал мне. Я просто надумываю.

– Как ему занятия? Они ведь уже начались, да? – спросил у меня Кэм.

– Эм… Да. Математика была с утра.

– Ух.

– Ему понравилось.

Уоррен снова фыркнул.

– Кто бы мог подумать, что Флинн такой заучка! Небось, прятал учебники в сиденье мотоцикла.

– Флинн, – повторил Леви и посмотрел на нас с Ли. – Это твой брат?

– Мой брат, – уточнил Ли. – Его зовут Ной, Флинн – это фамилия. Но тут все его зовут просто Флинном. Эль с ним встречается.

– Оу. Оу!  Я… простите, я подумал, что вы родственники. Не то чтобы вы так уж похожи, но вы так себя ведете друг с другом, что я подумал…

– Да все ок, – успокоил его Ли. – Многие так думают.

В конце концов, мы с Ли были как близнецы – во всем, кроме крови. Мы родились в один день, и выросли вместе, и дружили на протяжении всей нашей жизни. Многие забывали, что на самом деле мы не родственники.

– Ли и Флинн… Ной… Господи, как его теперь называть, когда его тут нет? – пробормотал Кэм себе под нос. – В общем, они закатывали бомбезные вечеринки последние пару лет. И на одной из них, пару месяцев назад…

Он захихикал, но попытался сдержаться, чтобы закончить историю.

– Эль так сильно напилась… она начала танцевать на бильярдном столе, а потом – раздеваться, потому что собралась голышом искупаться в бассейне. И это было… Так. Адски. Смешно .

Леви приподнял брови и посмотрел на меня.

– А я-то думал, что ты своя в доску девчонка, которую всем ставят в пример.

– Мне в жизни не было так стыдно, – зарычала я, краснея.

Парни смеялись. Я смутно помнила ту ночь, и поэтому предпочитала больше не напиваться. С другой стороны, под конец вечеринки Ной меня спас. Да, были у этой катастрофы и свои плюсы. Именно тогда я впервые увидела его трусы с Суперменом, которые до сих пор ему припоминала.

– Ой, да ладно тебе, Шелли! – В голубых глазах Ли блеснули дьявольские искорки, и я мгновенно перестала представлять Ноя в одном белье. – Это еще не самое худшее из того, что ты делала.

– Шелли? – Леви нахмурился.

– Сокращение от Рошель, – объяснила я.

– Ты тоже можешь называть ее так, – предложил Уоррен. – Ей понравится.

– Не смей  называть меня Шелли.

– Но… – Леви потерянно перевел взгляд на Ли.

Да, я позволяла Ли и Ною называть меня Шелли, но на самом деле мне не особо нравилось это прозвище. Я бросила на Ли осуждающий взгляд – тот затрясся от беззвучного смеха.

Я угрожающе направила на него вилку с картошкой фри.

– Только посмей что-нибудь выкинуть, и я собственноручно просмотрю все альбомы с фотографиями на твоем чердаке, найду те, где ты одет, как Элвис, и покажу Рейчел. Или те, где мы сделали костюмы Сонни и Шер на Хэллоуин.

Ли мгновенно подобрался и провел по губам, словно застегивая на них невидимую молнию. А потом стащил с моей вилки фри и съел, игнорируя мой осуждающий взгляд.

– Кстати, о тусовках… – Диксон снова решил сыграть роль миротворца и поинтересоваться, кто же устроит первую вечеринку года, а потом попытался уговорить Ли или Уоррена сделать это, но они, конечно, не поддались.

Я посмотрела на Ли, который держался



за руки с Рейчел и тихо разговаривал с ней. Он смотрел на нее так, словно она была для него целым миром.

Иногда Ной смотрел на меня так же.

От этой мысли мне стало нехорошо. Не только потому, что я скучала по Ною. Оказалось, видеть Ли настолько увлеченным было еще более невыносимо. Вдруг он напрочь обо мне забудет? Конечно, я желала моему лучшему другу счастья и искренне радовалась, когда они с Рейчел сошлись. Но теперь Ной уехал, и я стала замечать, как мало времени мы с Ли проводим наедине. Ведь у него была Рейчел.

Не то чтобы я ревновала…

Ладно, может, я и ревновала . Совсем чуть-чуть. Капельку.

Я бросила взгляд на Леви, который пытался влиться в компанию и завести друзей. Он вроде нравился парням, и они с ним разговаривали, но, похоже, именно мне в этом году придется в основном общаться с ним.

И, в принципе, я была не то чтобы сильно против.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

– Господи, Ли, – промычала я, – какие они здоровенные.

В наплечниках и шлеме Ли и сам казался немаленьким: ниже и худее Ноя, но все равно высоким и сильным. Но некоторые парни на поле были раза в три его больше, да еще и разгоряченными перед отборочными соревнованиями. И парочка из них уже играла в прошлом году.

До этого момента я считала, что Ли идеально вольется в команду.

– Пусть так, – ответил он, подпрыгивая на носочках. – Но я быстрее, и ты видела, как прекрасно я ловлю мячи. Я точно получу место принимающего.

– А я думаю, ты и квотербеком сможешь стать.

Ли скривился. Ему всегда нравился американский футбол – и играл он неплохо, – но он никогда раньше не пробовался в команду. По крайней мере, пока Ной блистал на поле в качестве квотербека. И я не могла его в этом винить.

Ли начал что-то насвистывать, и я не сразу узнала мотив.

– Это что, та самая песня? «Надеюсь, у меня получится», или как уж она там называется?

– Агась. Из «Кордебалета ».

– А ну-ка повтори?

– Что? Мы с Рейчел посмотрели кучу мюзиклов летом. Она готовилась к главной роли в театральной студии. А я ведь всегда поддерживаю свою девушку, ты же знаешь. Могу спеть партию Фиеро в «Пока ты со мной» из «Злой ». У меня отлично получается.

Сначала Ли сел рядом с Рейчел в классе, а теперь он рассказывает, как целое лето провел, распевая с ней мюзиклы? Чего еще я о нем не знаю?

Но я закатила глаза и улыбнулась.

– Как скажешь, приятель.

Раздался свисток.

– В линию, парни! Начнем с беговых упражнений!

– Похоже, тебе пора.

– Пожелай мне удачи.

– Эй! – Я положила руку на плечо Ли, заглянула ему в глаза и ободряюще кивнула. – У тебя все получится.

– А у тебя прыщик на подбородке.

– И я тебя люблю! – крикнула я в ответ, глядя на то, как он выбегает на поле и присоединяется к остальным претендентам на место в команде.

Я устроилась на трибуне и принялась наблюдать за происходящим. Признаться, не сравнивать стили игры Ли и Ноя было сложно. У младшего брата выходило чуть похуже, но все равно он отлично держался.

Когда все закончилось, Ли направился ко мне, а не в раздевалку. Я перепрыгнула пару рядов, улыбаясь, но тренер подоспел раньше и тут же хлопнул Ли по плечу.

– Хорошо постарался, Флинн-младший. Может, ты и в самом деле не так уж плох.

– Я прошел?

– Вывешу список завтра утром, но шансы у тебя неплохие. Брат помогал с отработкой подачи?

– Да, сэр.

– Что ж, он неплохой учитель. А теперь вали в душ. Попозже со своей подружкой поговоришь…

– О, нет, она мне…

Но тренер его уже не слышал.

Я спустилась на поле и исполнила победный танец.

– У тебя получилось! Молодчина, ты попал в команду!

Ли секунду смотрел в пустоту, а потом улыбнулся и обнял меня, не слушая моих протестов. Я сделала вид, что меня тошнит.

– Ты хоть дезодорантом-то пользовался?

– Что, не выдерживаешь мой природный мужской аромат?

Я чуть не угодила носом ему в подмышку, но вовремя вывернулась.

– Я так тобой горжусь, Ли. Ты молодец!

– Теперь придется равняться на Ноя, – пробормотал он. – И не опозорить имя Флиннов.

– Ой, да ладно тебе. Не волнуйся. Пирсон, конечно, тот еще козел иногда. Не стоило ему заводить об этом разговор. Беги уже в душ, а то меня в самом деле вывернет от твоего природного мужского аромата.

Ли отсалютовал мне и скрылся в раздевалке. Я радостно за









улюлюкала, а потом засмеялась: он подпрыгивал на ходу, размахивал руками и стучал пятками.

В ожидании Ли я достала из кармана телефон, чтобы позвонить Ною. И только когда он уже поднял трубку, поняла: наверняка Ли хотел рассказать обо всем брату сам.

– Погоди секунду! – прокричал Ной в телефон и прижал его к груди.

Вокруг было очень шумно. Неужели он на вечеринке? Я увидела пару расплывчатых фигур на фоне. Ной извинялся, проталкиваясь сквозь толпу, а потом наконец поднял телефон и сказал: «Все, привет, я снова тут».

Он улыбнулся, и на его левой щеке снова появилась та милая ямочка. Лицо его пылало, а темные волосы липли ко лбу.

Сердце замерло, а потом я улыбнулась в ответ.

– Ты где?

– В библиотеке, разве не видно? – Ной рассмеялся. – На вечеринке. Ну, то есть уже снаружи. Они рано начали. Так в чем дело? Или ты позвонила, потому что соскучилась?

Он мне подмигнул. А потом прищурился…

– Ты что, на футбольном поле? Ох, черт! Отборочные! Как там Ли?

И я запнулась.

– Он, эм… Я не должна была…

Ной закричал от радости, вскинул в воздух кулак и закружился вместе в телефоном. Я тяжело вздохнула.

– Но я тебе этого не говорила, хорошо?

– Ты о чем, Шелли?

– Об отборочных. – Я заправила выпавшую из хвоста прядь за ухо. – Ох, скорее бы уже этот день закончился. Нам уже столько всего назадавали, кошмар! И помнишь, сколько я рассылала резюме? Никто не ответил. Прошу, скажи, что последний школьный год не всегда такой ужасный.

Ной приподнял брови.

– Лучше тебе не знать, сколько глав «рекомендовали» прочесть мои профессора на этой неделе. Так что извини, во мне нет ни капли сочувствия.

– Кстати, я не думала, что ты ответишь на звонок. Как раз из-за кучи домашки.

Ной пожал плечами, почесал за ухом и посмотрел куда-то в сторону.

– Я и занимался, а теперь я здесь, в каком-то богатом особнячке. Стив раздобыл нам приглашения. Иногда кажется, что он каждую собаку здесь знает! И как только ему удается…

– Круто. Так как там универ? В смысле учеба. Понятно, что вечеринки-то в Гарварде потрясные.

Я была уверена в последнем, потому что это не первая вечеринка, на которой Ной тусил с начала семестра. Просто… лучше бы он поменьше рассказывал мне о вечеринках и своих новых друзьях и побольше – о классах и всем таком.

– Да обычная учеба. Все норм. Но ты послушай, один парень только что дул пиво прямо из…

– Ной… – Я не смогла скрыть разочарования, но Ной сохранил лицо и сменил тему.

– Что такое?

– Как там у тебя с той работой, которую ты сдал?

– Эм… ну, оценку еще не скоро поставят, так что…

Он замолчал – кто-то окликнул его. Слов я не различила. Ной попросил подождать, а потом подтащил телефон поближе к лицу.

Он закусил губу – и выглядел при этом ужасно мило. Так, словно ему было по-настоящему стыдно. Что-то внутри меня оборвалось.

– Послушай, Эль, можно, я тебе попозже перезвоню? Прости, я очень хочу с тобой поговорить, просто…

Да неужели?  А мне-то показалось, он как раз старается со мной вообще не говорить.

Впрочем, что такого? Все эти вечеринки… это ведь тоже часть его опыта. Он наконец-то уехал в университет, учиться ему нравится. Хотя в последние дни Ной почти не заговаривал о занятиях.

Так что я улыбнулась и произнесла:

– Не переживай. Завтра поговорим. Повеселись!

– Люблю тебя. – Ной чмокнул экран, и я хихикнула.

– Тоже тебя люблю.

Мне не пришлось слишком долго накручивать себя из-за Ноя, который не хотел со мной разговаривать. Совсем скоро из раздевалки вышел Ли. Он помахал мне телефоном, широко улыбнулся и начал рассказывать о том, что театральная студия в этом году планирует ставить «Отверженных» и Рейчел хочет пробоваться на роль Фантины. На парковке перед «мустангом» я схватила его за руку.

– Погоди, послушай меня. Я правда очень тобой горжусь. Очень.

– Это будет наш год, Эль, я это чувствую. Наш  год.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

– В смысле… ты кидаешь  меня? Ты ведь знал, что я буду сидеть сегодня с Брэдом, у отца конференция. Ты ведь обещал , что придешь!

По ту сторону телефонной линии тяжко вздохнули, и я представила, как Ли дергает себя за волосы.

– Знаю, Шелли, прости. Я не достоин звания твоего лучшего друга.

– Ох, Ли, ну пожалуйста! Рейчел проживет без тебя один-то вечер!

Зря я, наверное, распалилась, но мы с Ли так давно  не проводили время вместе, вдвоем. Прошла всего неделя с начала учебы, а он постоянно был либо с Рейчел, либо на футбольной тренировке (ну еще и домашку делал, конечно), потому я чувствовала, что мы отдаляемся друг от друга.

Я старалась не злиться на него. Он ведь влюбился в Рейчел по уши, и у него действительно была куча дел. Это я понимала. И радовалась за него.

Но… что насчет меня? 

Ли все еще молчал. Я знала: ему стыдно, и он пытается понять, как лучше сказать, что он предпочтет провести вечер со своей девушкой, и не почувствовать себя полным придурком.

– Я просто очень по тебе скучаю, – прошептала я.

А потом поморщилась: прозвучало это прямо-таки жалко. Что за дикое собственничество? Я, блин, скучаю.  Как будто мы не видимся каждый день!

– Просто мы почти не проводим время вместе…

– Знаю, Шелли. И мне очень жаль.

– Может, заглянешь хотя бы на чуток?

– Не могу.

Я вздохнула.

– За мной должок, обещаю. Сходим завтра по магазинам. За туфлями. Куплю тебе чего-нибудь вкусненького.

– Хм…

Ли и вправду старался, и я сдалась. А как иначе?

– Хочешь, найду Брэду няньку на сегодня? – предложил он.

– За тобой десерт.

– Или десерт, или что-нибудь мясное. Но не все вместе.

– Договорились.

Он рассмеялся, а потом тихо добавил:

– Мне правда очень жаль. Просто… ну, ты понимаешь.

– Понимаю. Все нормально.

На самом деле я так вовсе не думала.

– Ладно, повеселись там. И передавай Рейчел привет.

– Увидимся завтра. Спасибо, Эль! Ты лучшая!

Я выключила телефон и упала на кровать. Брэд должен был вернуться домой с футбольной тренировки минут через двадцать, так что я решила насладиться тишиной и покоем, пока могла.

Вскоре я услышала, как Брэд прощается с друзьями, которые подвезли его на минивэне, и бежит по лестнице к дому. Я спустилась, чтобы встретить его.

– Я забил гол!

Я потрепала его по голове.

– Круто! – А потом чуть придержала его на пороге. – Так, мистер. Башмаки снял – и сразу в душ. Не разноси по дому грязь.

– Но…

– Бутсы и душ. Давай-давай!

Я почистила его обувь и прошла по следу из грязной одежды до двери в ванную. Там Брэд уже начитывал какой-то смутно знакомый рэп, который я, кажется, слышала по радио, и путал все слова. Я была уверена в этом на все сто, потому что вряд ли какой-нибудь рэпер стал бы петь про жареный сыр.

Я как раз остановилась у входной двери, у лестницы, с ворохом грязной одежды в руках, когда зазвенел звонок.

Похоже, Ли договорился с Кэмом или Диксоном, чтобы те скрасили мой вечер с Брэдом. Для герлскаутов и продажи печенек было слишком поздно. Я отодвинула щеколду плечом, локтем нажала на ручку и открыла дверь ногой.

– А ты что здесь делаешь?

Брови Леви поползли вверх.

– И я рад тебя видеть.

Я покраснела.

– Прости, я… просто не ожидала.

– Мне позвонил Ли, сказал, что ты сидишь с младшим братом и будешь не против компании. Вот я и пришел. Кстати, я тебе даже писал о том, что скоро буду.

– Ой, прости. Не слышала телефон.

Молчание затянулось. Он посмотрел на комок одежды в моих руках, а потом перевел взгляд на меня. На Леви был тоненький непромокаемый плащ с поднятым воротником – на улице моросило. Волосы его промокли, кудри распрямились. Ему это удивительно шло.

Ной под дождем тоже умудрялся выглядеть потрясающе. А я в грозу походила на катастрофу. Только не погодную.

– Так мне можно войти?

– Ох, да… да, конечно! Точно!

Я сделала шаг назад и дала Леви пройти. Он вытер ноги о коврик и переступил через порог. Я качнула руками, занятыми грязной одеждой Брэда.

– Скоро вернусь… нужно закинуть это в стиралку. Диван вон там. Располагайся.

– Спасибо.

Леви удивительно быстро стал частью нашей группы. Это почти пугало. Интересы у нас были схожие, чувство юмора тоже. Мы словно знали его всю жизнь, а не одну неделю.

Он был жутко харизматичным и быстро набирал популярность в школе. Но мы мало о нем знали. Его страничка в социальных сетях почти пустовала, а по школе только слухи ходили, никаких фактов. Потому Леви – загадочного, скрытного, а еще объективно привлекательного – так часто обсуждали.

Но с ним было легко, в том числе заниматься, ведь Ли теперь делал домашку с Рейчел.

Когда я вернулась, Леви уже развалился на диване и переключал каналы на телевизоре.

– На ужин равиоли, – сказала я.

– Звучит здорово! Спасибо, Эль. Вот, возьми, если тебе… – Он протянул мне пульт, но я покачала головой: пусть сам выбирает канал.

Я разогрела ужин и приготовила напитки. Леви остановился на «ЛЕГО фильме ». Я поставила чашки и тарелки на кофейный столик и опустилась на другую сторону дивана. Вскоре пришел Брэд. Первым делом он бросил на незнакомого парня недоверчивый взгляд, потом посмотрел на меня, и я жестами велела ему вести себя хорошо.

– Эм. Привет.

Леви повернулся к моему младшему брату и улыбнулся.

– Привет. Ты, должно быть, Брэд.

– Ага. А вот ты не Ли.

– Брэд! Будь вежлив!

Но Леви рассмеялся.

– Меня Леви зовут.

– Новенький?

– Я упоминала тебя пару раз, – объяснила я.

– Ли не смог прийти, Брэд. Прости, приятель, я знаю, ты его очень ждал.

– А как же остальные ребята? Кэм, например. Или Уоррен. С ним весело. Он научил меня ругаться по-французски. Merde . Слыхали?

– Брэд! 

– Ну что? Я просто спросил. – Брэд сел на диван, а потом понял, что мы смотрим фильм, и тут же нахмурился.

– Утром ты разрешила мне поиграть в игры.

– Знаю, но теперь мы будем смотреть кино. Тебе же нравится. Тут Бэтмен и все такое. Все у нас круте-е-е-ецки-и-и-и , – пропела я строчку из песни.

– Там не так поется, Эль.

– Ну, ты меня понял.

– Но это нечестно. Ты же обещала .

Сейчас Брэд удивительно походил на меня саму, когда я ныла по телефону Ли. Но мне не было стыдно. Разве что самую малость. Вряд ли Леви понравится наблюдать за тем, как мой брат режется в игры, зато кино можно посмотреть вместе.

– А что за игры? – спросил Леви.

Лицо Брэда просветлело, словно он понял: с Леви можно договориться.

– Папа говорит, что я недостаточно взрослый для игрушек с ружьями и всем таким типа GTA , но у меня есть куча классных гоночек. – Брэд начал перечислять свои любимые – то есть те, в которые у него лучше всего получалось играть. – А еще у меня есть «Зельда »!

– Я могу сыграть с тобой во что-нибудь. Если… если твоя сестра, конечно, не против. – Леви повернулся ко мне, нахмурив брови. – А то вдруг у тебя домашка недоделана…

– Леви, ты не обязан, – пробормотала я так, чтобы Брэд меня не услышал.

– Это всяко лучше, чем маникюр, – ответил он. – Моя сестра обожает красить мне ногти.

– Эль, можно нам сыграть? Пожалуйста !

Я ничего не смогла поделать – мои брови сами поползли вверх. Если уж Брэд по доброй воле произнес «пожалуйста», обращаясь ко мне, то Леви ему в самом деле понравился. Думаю, стоит это запомнить на будущее. Вдруг Ли снова не сможет посидеть со мной и Брэдом.

– Ну что ж… Не вижу препятствий. Удачи с рекордами, к слову, мой вы побить не сможете. Даже Ли не смог.

И пока Брэд подсоединял приставку и загружал игру, я решила поработать над эссе о холодной войне, которое нужно было сдать в понедельник. А после этого открыла документ под названием «Сочинение для универа», попялилась на его девственную чистоту несколько минут, ничего не придумала и закрыла ноутбук. Все в школе теперь только про поступление и говорили, а я и понятия не имела, какую специальность выбрать и что делать после. Хорошо хоть, мы с Ли давным-давно решили, что подадим документы в Беркли, хотя бы об этом беспокоиться не приходилось.

Казалось, все вокруг уже решили, чего хотят от жизни, кроме меня. И от осознания этого я переживала только сильнее. Я думала: вот допишу эссе – и наконец смогу определиться. И тогда все будет хорошо. Должно быть хорошо.

Но в тот вечер я сдалась и отвлеклась на шутки Леви и соревнующегося с ним Брэда. Леви кинул на меня взгляд через плечо и улыбнулся, и я вдруг подумала, насколько разные у них с Ноем улыбки. Леви выглядел менее дерзким и более спокойным. Словно… словно мы с ним делили какой-то секрет. Девчонки в школе обсуждали его улыбку. И да, она была очаровательна.

Мой брат любил тусоваться с Ли и ждал сегодня именно его, но он прикипел к Леви так же быстро, как и все остальные. Брэд даже не жаловался, когда я подкинула ему овощи к равиоли, он был слишком занят разговором про футбол и лякросс.

Более того, Брэд даже почти вовремя лег спать. Мы с ним препирались всего десять минут, и то только потому, что отец еще не вернулся домой и завтра не надо было идти в школу.

– Ты и так уже на полчаса задержался! – повторила я в миллионный раз. – Отец бы тебе такого не позволил.

– Его еще целый час не будет дома! Ну, Эль, не жмоться!

– Это тебя Ли такому научил, да?

– Это нечестно. Скажи ей, Леви. Пусть она не жмотится. – Брэд попытался втянуть в спор своего нового друга.

– Прости, но я согласен с твоей сестрой.

Брэд нахмурился, но быстро сдался.

– Ладно. Спасибо, что поиграл со мной, – добавил он, пожелал нам спокойной ночи и отправился наверх, в кровать.

– Не забудь прополоскать зубы! – закричала я вслед, хоть и знала, что он никогда этого не делает.

А потом я плюхнулась на диван рядом с Леви.

– Спасибо тебе. За все. Мне нужна была помощь.

– Ты вроде говорила, что он кошмарно себя ведет. Позволь тебя заверить, ты просто не видела по-настоящему ужасных детей. Например, мою сестру, особенно когда он голодная или уставшая. Так визжит, что уши вянут. Поверь. Я бы с удовольствием с тобой поменялся.

– Подожди, вот начнутся у нее месячные… Хотя к тому моменту ты уже наверняка смоешься в универ…

– Ага, – пробормотал он.

– Но правда, спасибо тебе. Брэд обычно слушается только Ли и Ноя, и то потому, что с детства их боготворит.

Леви кивнул, а потом спросил:

– Так… ты и Ной. Вы были друзьями до того, как начали встречаться? Я знаю, что с Ли вы давно дружите.

Я скрипнула зубами.

– Не совсем. То есть вроде того. В детстве мы с Ноем дружили, но потом он пошел в среднюю школу и… наши пути разошлись.

– Как же так получилось, что вы начали встречаться? Извини, если лезу не в свое дело. Просто проявляю здоровое любопытство . – Леви усмехнулся. – Никто об этом не говорит. Словно это какая-то запрещенная тема.

– Вовсе нет, – ответила я. – Просто никто не знает, что произошло на самом деле. Запутанная история.

Леви пожал плечами.

– У нас вся ночь впереди. Ну, или пока твой отец меня отсюда не выкинет.

Я улыбнулась и подогнула под себя ноги.

– Все началось с будки поцелуев…

И когда я закончила свой рассказ, Леви присвистнул:

– Хорошо, что Ли тебя простил и вы до сих пор дружите. У меня никогда не было лучшего друга. То есть нет, у меня были лучшие друзья, но не такие, как Ли.

Я кивнула. Хотя сегодня мне показалось, что и у меня тоже больше нет такого лучшего друга, как Ли.

Мы повернулись к телевизору – там шла какая-то историческая документалка.

Зазвонил телефон. Это был Ной.

Я тут же ответила, одними губами попросив Леви немного подождать.

– Привет!

– Я только что вернулся с вечеринки. Жаль, тебя со мной не было. В моей кровати ужасно  одиноко. Я так по тебе скучаю.

Язык у него немного заплетался. И вдруг Ной показушно зевнул. Я покраснела.

– Как бы мне ни хотелось там быть и… обниматься с тобой, можно я перезвоню через пару минут?

– Все в порядке?

– Да, просто… я тут не одна.

Но Леви уже поднимался с места.

– Все в порядке, мне уже пора. Я обещал маме, что несильно задержусь.

Я кивнула и попросила Ноя чуть подождать, пока я провожаю Леви до двери. Он надел пальто и взял со стола ключи от машины.

– Увидимся в понедельник в школе.

– Ага. Спасибо еще раз. За мной должок!

Леви улыбнулся.

– Я это запомню!

Я вернулась в гостиную, запрыгнула на диван и переключилась на видеозвонок. На экране появился Ной: половина его лица утопала в подушке. Я не сдержала улыбки. Сердце забилось чаще.

– Привет. Извини.

– Кто это был? – Голос Ноя звучал чуть четче, но он все еще был пьян.

– Леви.

– Тот самый новенький?

– Нет, старенький Леви. – Я закатила глаза. – Помнишь, я сегодня должна была сидеть с Брэдом, потому что отец задержался на работе? И Ли собирался прийти и помочь мне?

Ной приподнялся на локтях, и я разглядела его получше. На нем не было футболки. Как же мне хотелось, чтобы он сейчас оказался здесь, а я – с ним.

Он приподнял уголок рта.

– Дай-ка угадаю… он бросил тебя ради Рейчел.

– Ага. Но в наказание поведет меня завтра по магазинам. И накормит обедом! В общем, он прислал Леви как свою замену, чтобы тот составил мне компанию. И мы неплохо посидели, он довольно приятный. Смешной. С ним легко говорить. Всем вокруг он нравится. – Я ухмыльнулась. – Особенно девчонкам. Слышала, у него уже образовался собственный фан-клуб.

– Мне стоит начинать беспокоиться, Шелли?

Ной растягивал слова, но точно издевался. Я видела блеск в его голубых глазах.

– О, несомненно.

Он засмеялся.

– Как вечеринка?

– Ничего так, – ответил Ной, а потом добавил: – Я по тебе скучаю.

– А я по тебе – еще больше.

– Нет, я.

– И что ты с этим сделаешь? У тебя вряд ли получится щекотать меня прямиком из Массачусетса до тех пор, пока я не соглашусь.

– О, поверь, когда я увижу тебя в следующий раз, то оторвусь за все недели без щекотки, которую задолжал.

Я тихонько рассмеялась. Мы поговорили еще немного об универе, о школе, о наших друзьях – Ной больше спрашивал, чем говорил. Похоже, он специально старался обойти какую-то тему, но я отогнала от себя эту глупую мысль. Я была безумно рада его видеть. Может, рассказать ему о том, как меня беспокоит ситуация с Ли, ведь мы словно отдаляемся друг от друга? Но вдруг Ной передаст все брату, и тот расстроится? И я промолчала.

Мы разговаривали негромко, и внутри меня что-то сжалось . Не в груди или животе, а где-то еще глубже. Я так сильно скучала по Ною. Хотелось обнять его, почувствовать, как его грудь вздымается под моей головой, как его пальцы путаются в моих волосах. Я смотрела на его губы и вспоминала наши поцелуи. Чем больше мы говорили, тем тише становился голос Ноя, тем медленнее он выговаривал слова и тем больше утопал в подушке.

Снаружи зашумела машина. Отец вернулся.

– Мне пора, – сказала я, и Ной снова зевнул. – Отец приехал. Поговорим завтра. Люблю тебя.

– И я тебя люблю, – сонно пробормотал Ной. – Сладких снов.

Он повесил трубку. Я улыбнулась, чувствуя себя легкой как перышко и совсем беззаботной, и вышла в коридор – отец как раз вешал пальто.

– Ох, милая, не стоило меня дожидаться.

– Ты же знаешь, что я всегда тебя жду. Как конференция?

Отец состроил гримасу.

– Похоже, вы там всем устроили разнос.

Он устало улыбнулся.

– Как всегда. Брэд нормально себя вел?

– Как ангел, – ответила я, но на этот раз без тени сарказма, и объяснила, как мне помог Леви. – Брэду он очень понравился.

– Думаю, этот Леви теперь будет частенько тебе помогать. А теперь пошли, уже поздно. Тебе самой давно пора спать.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Я вытащила огурчик из своего бургера с беконом, скривилась и бросила его на тарелку Ли. Избавившись от угрозы, я с радостью вцепилась в угощение и застонала от удовольствия. По моим пальцам тек жир.

– Надеюсь, он и правда вкусный. За пятнадцать-то баксов, – пробормотал Ли. Но когда я подняла на него взгляд, он ухмылялся.

Мы сидели в фудкорте торгового центра – Ли сам выбрал кафешку, конечно. Цены здесь были повыше, чем там, куда мы обычно ходили, – значит, он в самом деле пытался загладить вину.

– Каждый цент потрачен не зря, – заверила я, убирая из уголка рта соус.

Ли спросил, как прошел вечер с Леви, и наигранно ужаснулся, когда услышал, что Брэду новенький понравился больше него.

– Я должен был догадаться, – прошипел Ли. – Этот парень всем нравится!

– Слышала, он чуть не стал королем выпускного бала в своей прошлой школе. Говорю тебе, Ли. Если так и будешь меня кидать, то… У тебя серьезная конкуренция.

Я пошутила, но Ли хватило вежливости выглядеть уязвленным.

Для десерта места в наших желудках уже не хватило, и потому мы просто бродили по торговому центру и глазели по сторонам. Ли покивал в сторону развешанных на витринах объявлений о работе. Я сказала, что уже пробовала рассылать резюме, но мне либо не отвечали вовсе, либо отказывали из-за не слишком большого опыта.

Отстой, конечно, но я ничего особо и не ждала: у Диксона и Уоррена были те же проблемы. Мне полегчало, когда я об этом узнала.

Когда бургеры наконец утряслись и мы снова проголодались, Ли купил мороженое.

– Знаешь, – он протянул мне рожок, – нам придется заглянуть сюда через пару недель, перед Белыми танцами. Мне нужен новый пиджак, в старый уже плечи не помещаются.

– Правда, что ли?

Ли картинно поиграл мускулами.

– Ну, я ж теперь звезда футбольной команды.

– Да-да-да, мускулы что надо, поняла. Значит, Белые танцы… это не слухи? – спросила я, но на самом деле просто проверяла Ли.

Да, летом он начал ходить в качалку вместе с Диксоном, а до этого занимался футболом с Ноем, но я даже не заметила, сколько мышечной массы он нарастил. Конечно, до брата ему было далеко, но он к тому шел. Руки Ли точно стали больше – рукава его футболки сильно обтягивали предплечья.

– Итан Дженкинс мне вчера сказал, – ответил Ли, не заметив, что я пялюсь на его плечи.

Итана назначили новым главой школьного комитета после Тайрона, который уехал в университет. В этом году собраний еще не было. И стоило мне только об этом подумать, как Ли сказал:

– Кстати, пока не забыл, в среду в обед будет собрание. Это мне тоже Итан сказал.

– Да, конечно. А теперь давай сосредоточимся на более важных вещах – на Белых танцах. А дату Итан не сообщил? Тему? Хоть что-нибудь? Колись, ты же знаешь, я обожаю танцы!

– Ох, черт, теперь ты будешь из-за них волноваться… Не надо было тебе говорить.

– Ничего я не волнуюсь! – запротестовала я. Наверное, это было слишком громко, потому продолжила я уже более спокойно: – Не. Волнуюсь.

– Кажется, это будет в первые выходные ноября или типа того. Я не особо вслушивался. Но я помню, что все пройдет в спортивном зале. Так что ничего суперсерьезного. В этом году им урезали бюджет, потому студсовет и остановился на Белых танцах, а не на Зимнем балу. Сэкономят тут, зато оторвутся летом.

– Логично.

Ли начал рассказывать о новой футбольной тактике, но я постоянно отвлекалась на платья в витринах. Теперь я могла думать только о танцах. Сейчас мне бы очень пригодилась работа после школы. Чтоб прикупить новый наряд, конечно.

– Шелли?

– Хм-м?

– Ты меня слушаешь вообще?

– Конечно. Кто-то из игроков поменьше так часто ронял мяч, что тренер заставил его наматывать круги…

– Не можешь забыть про танцы, да?

Я виновато склонила голову. Обсуждать работу не хотелось: Ли знал, что я старалась найти себе место, но с меня хватит его жалостливых улыбок.

– Не исключено.

– Кого думаешь позвать? – спросил он, и, могу поклясться, я почувствовала, как вся кровь отливает от лица.

Я совсем забыла, что на белый танец девчонки приглашают парней!

Вот черт. 

– Хочешь пойти со мной на танцы? – выпалила я. Я знала, что он ответит, но продолжала надеяться. В конце концов, Ли был моим лучшим другом. Мы постоянно ходили на танцы вместе, до того как в его жизни появилась Рейчел.

С его лица ожидаемо сползла улыбка, и он выдавил:

– Прости, Шелли. Я бы пошел, но…

– Нет-нет, все в порядке. В полном. Не стоило мне спрашивать. Конечно, ты пойдешь с Рейчел.

– Прости.

Я пожала плечами.

Она для тебя важнее, чем я. 

Я не произнесла этого вслух, боялась показаться злобной и ревнивой. Хотя, если честно, я и чувствовала себя злобной и ревнивой. Вместо этого я сказала:

– Ты же не можешь бросить свою девушку ради танцев со мной. Это уже за гранью… наверное. Рейчел, конечно, классная, но ей это вряд ли понравится.

– Позови Диксона, он наверняка сходит с тобой. Как друг.

Я снова пожала плечами. Диксона наверняка уже пригласили. Он не был самым красивым парнем в школе, но брал харизмой, вежливостью и чувством юмора.

– Может, Ной приедет на те выходные? – с улыбкой произнес Ли.

Никто из нас не думал, что такое может случиться, и я не собиралась жить глупыми надеждами. К тому же Ной не любил танцы. Он ходил на них только из-за футбольной команды. Конечно, в конце прошлого учебного года он пригласил меня на бал и там, на глазах у всех, попросил стать его девушкой, но…

– Он теперь студент, – заметила я. – А у студентов университета есть дела поважнее, чем какие-то глупые школьные танцы.

Интересно, если бы я пригласила Ноя, он рассмеялся бы мне в лицо? Или в самом деле приехал бы на выходные, только чтобы сходить на школьный бал? Имела ли я право тащить его через полстраны ради каких-то там танцев?

Ли взял меня за руку и легонько ее сжал. Я ответила ему тем же.

Мы пошлялись по магазинам, а потом я оставила мысли о том, стоит ли приглашать Ноя, и заметила, как Ли постоянно поглядывает на свой телефон. Это раздражало. Он явно хотел мне о чем-то сообщить, но сдерживался.

Я ждала. Хоть чего-то .

В конце концов я схватила его за руку, и мы остановились неподалеку от фонтана.

– Да что с тобой такое? Ты странно себя ведешь.

– Я должен с тобой поговорить.

Прозвучало зловеще. Я нервно хихикнула.

– Ли, ты что… хочешь со мной порвать?

Ли закатил глаза, но выражение его лица менее серьезным не стало: он нахмурил брови, опустил взгляд и скривил губы. Ноздри его трепетали.

– Ли, ты меня пугаешь. Что такое? Что-то с Ноем? Или с Рейчел? Что было вчера вечером? Ли?

– Я вчера не виделся с Рейчел.

– Что?

– Ты подумала, что у нас с ней планы, и я не стал тебя разубеждать, но… вчера я не пришел не из-за Рейчел.

– Тогда… где же ты был?

Я ничего не скрывала от Ли… кроме того, что мы с Ноем начали встречаться. Я слишком боялась разрушить нашу дружбу. Но ведь у меня не было сестры, с которой Ли смог бы замутить, ему нечего от меня скрывать, так ведь?

– На футболе.

– Так, погоди, ты… соврал мне, потому что был на тренировке? Бред какой-то.

– Не на тренировке. – Ли сложил руки за голову и чуть подался назад. – Это была инициация. Ребята из команды собрали всех и… я пообещал, что никому об этом не расскажу. Ты подумала, что я буду с Рейчел, и…

– Почему никому нельзя об этом рассказывать?

– Не знаю, традиция такая. Они не угрожали, что похитят кого-то из моих близких, если я проболтаюсь, – хмыкнул он, чуть расслабившись. – Просто… я очень хочу влиться в команду, понимаешь?

– Почему ж ты мне раньше об этом не сказал?

– Не знаю. Но кто-то запостил фотку в «Инстаграме», вот я и решил рассказать, а то еще подумаешь, что я тебе соврал. Чего я, кстати, никогда не делал.

Он одарил меня уверенным взглядом.

– Ой, да брось! Это не то же самое.

– Просто напоминаю. Я не врал. Я просто не стал тебя поправлять.

Я закусила губу.

– Нет, я… все в порядке, Ли. Подумаешь, делов-то. Инициация. Я понимаю.

– Сейчас это, наверное, звучит глупо, но вчера… не знаю, все казалось таким важным. Я стал частью команды. И вчера все так устроили, словно это вопрос жизни и смерти. Ребята очень  серьезно к этому относятся.

– Да нет, правда, я понимаю. Не переживай. – Я похлопала его по щеке и улыбнулась.

Хотя это было совсем не похоже на Ли: скрывать от меня что-то. Да еще и касательно футбола , подумать только!

– Так ты расскажешь мне, что там за инициация такая? Или, если расскажешь… тебе придется меня убить?

Плечи Ли расслабились, и он засмеялся, а потом потребовал, чтобы я унесла всю эту чрезвычайно важную информацию с собой в могилу.

Он рассказал, как они с ребятами прокрались в школу. Новичкам нужно было добраться до раздевалки через полосу препятствий, и тот, кто приходил первым, выигрывал…

– На самом деле они так и не объяснили, что там за приз, но, полагаю, что-то вроде уважения всей команды.

– Полоса препятствий? – Я умирала от любопытства.

– О да. Без всяких мостиков, но все же. Вся команда спряталась в разных местах по дороге к раздевалке – с пирогами, водяными пи









столетами и прочей фигней. И они раскидали по коридору шины, а в одном месте натерли дорожку маслом, и мы там катались и падали, как идиоты… На фото, кстати, именно тот момент.

Ли рассмеялся.

– Господи. – Я фыркнула и достала свой телефон. – Скорее бы это увидеть. Ты там тоже есть?

– Только мой кусочек. Но я хотя бы не упал на задницу.

– Ты выиграл?

– Конечно! Брось, Шелли, ты словно меня совсем не знаешь. Да, я выиграл.

Я нашла фото в профиле Джона Флетчера и захохотала так громко, что на меня начали оглядываться люди.

– Боже мой. Надеюсь, это попадет в выпускной альбом. Уборщик вас проклянет в понедельник.

– О нет. Проигравшие остались убираться. – Он сделал паузу. – Прости, что не рассказал тебе сразу.

– Нет, Ли… прекрати извиняться. Я все понимаю. То есть не то чтобы мне это нравится, но я не злюсь. Клянусь.

– На мизинчиках?

– Конечно.

Когда мы уже собрались уходить из торгового центра, Ли заскочил в видеомагазин со словами: «Должен же я как-то завоевать расположение твоего брата обратно. Не могу же я вас обоих преподнести на блюдечке какому-то там Леви из Детройта».

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Была середина вторника, и Ли снова меня кинул.

Я старалась не злиться, но получалось неважно. Я убеждала себя в том, что рада за него. И мне нравилась Рейчел. Но каждый раз, когда Ли подходил ко мне с видом обиженного щенка, я понимала: сейчас он снова отменит все наши планы. Пару раз я предлагала потусить втроем, но им ведь хотелось побыть наедине. А мне нужно было уже смириться.

Я снова попросила Диксона подкинуть меня до дома и теперь сидела на диване и ждала, когда Брэд вернется с занятия с бойскаутами, а отец – с работы, листая ленту «Твиттера» в поисках хоть чего-нибудь интересного. Безрезультатно.

Я позвонила Ною, но он не ответил. Наверное, занимался и не хотел, чтобы его беспокоили.

Но вскоре телефон зазвонил сам, и я тут же подняла трубку, даже не проверив, кто звонит.

– Привет!

– Привет, Эль.

Сердце мое ухнуло: это был не Ной. Где-то внутри меня поселилось чувство, которое обычно появляется, когда посмотришь грустный фильм. Может, он перезвонит мне позже.

– Привет, Леви.

– Почему у меня ощущение, что ты совсем не рада меня слышать? Ждала звонка от кого-то другого?

– Вроде того. Без обид.

– Какие обиды!

Секундное молчание.

– От Ноя?

– Ага.

– Что ж, если ты не слишком занята ожиданием звонка от своего парня, не хочешь заскочить ко мне на ужин?

С чего вдруг Леви вздумалось звать меня к себе домой? А потом до меня дошло.

– Хочешь отплатить мне за тот вечер с Брэдом?

– О да.

Я тяжело вздохнула. Словно мне было трудно отложить свое ничегонеделанье и провести вечер с другом. К тому же я наверняка отвлекусь от всей этой драмы с Ноем и Ли.

– Скоро буду.

Через двадцать минут я подъехала к его дому и позвонила в дверь.

Домик Леви был маленьким, но милым: с аккуратным газоном и шелушащейся краской на окнах. Латунные цифры 209 криво висели на ярко-зеленой двери. Леви открыл пару мгновений спустя: в передничке с цветами, с мукой в волосах и в той самой рубашке, которую он надевал в школу, только с закатанными рукавами. А вот штаны он сменил на облегающие джинсы.

– Привет!

– Классный передник! Прямо-таки воплощение мужественности.

Он рассмеялся.

– Именно на такое впечатление я и рассчитывал. Проходи. Мы печем брауни.

– Звучит заманчиво.

– Я бы не был так в этом уверен, – признался Леви, пока я заходила внутрь, ставила ботинки у коврика и вешала сумку на крючок. – Надеюсь, я никого не отравлю .

Я тоже засмеялась.

– Только не проси меня о помощи. Я поклялась, что никогда больше не буду печь после одного случая в восьмом классе.

– О, незавидная история? Рассказывай скорей!

– Перепутала соль с содой, и кексы у меня получились… немного взрывные. Выглядело ужасно, но хотя бы огнетушитель не понадобился.

– Черт, – пробормотал Леви. – Без огнетушителя не считается. Но в таком случае… не трогай ничего на кухне, пожалуйста.

Я подняла руку.

– Слово скаута.

Мы прошли в кухню, и я огляделась. Планировка здесь была такая же, как в доме Кэма, а обстановка – чуть потрепанней. Похоже, предыдущие владельцы не особо заморачивались с ремонтом перед продажей дома. На темных деревянных полах в коридоре красовались царапины, словно по ним туда-сюда передвигали мебель.

Над кухонной стойкой висела подставка под лопаточки и большие ложки. Разноцветные магниты на холодильнике – а их здесь была целая куча! – держали детские рисунки, табели с оценками и сертификаты. А на столе лежали учебники и бумага.

Самой неряшливой в кухне была восьмилетняя девочка, которая стояла на небольшом пластиковом стуле, потому что не доставала до столешницы. Прядки ее вьющихся темных волос выбивались из хвостиков. На ней был один из тех легко очищающихся передников – тоже с цветами, как у Леви, только розовый. Она повернулась, едва мы вошли: вся нижняя часть ее лица была вымазана шоколадом.

– Бекка! – раздраженно выдохнул Леви. – Что я тебе говорил?  Хватит есть тесто, не то живот заболит.

– А ты кто? – спросила у меня девочка.

Своего брата она игнорировала так же легко, как Брэд – меня, когда в гости приходил Ли.

У Бекки были огромные карие глаза, и сейчас они изучали меня, словно новую игрушку.

– Я – Эль. Школьная подруга Леви. Он попросил меня помочь.

– Ты что, его подружка? – Бекка повернулась к брату. – Прежняя мне больше нравилась. У нее были веснушки.

– Бекка! – рявкнул Леви.

Но я улыбнулась.

– Нет, я не девушка Леви. Я пришла поесть брауни.

Меня они тут же отправили смазывать маслом форму для выпечки, а сами занялись приготовлением теста. Бекка поведала нам о драме, разразившейся сегодня на перемене. Я показала Леви форму, чтобы спросить: «Ну как, хватит?»

Но успела добраться только до «ну» – Леви кинул мне в лицо щепотку муки.

Я ахнула и принялась кашлять и отплевываться. Мука летела отовсюду – изо рта и из носа – и закрывала мне обзор. Я сморгнула и обнаружила, что Леви и Бекка надо мной угорают.

– Ты что… только что… бросил муку … прямо мне в лицо ?

– Это все Бекка.

– Нет, не я! Это не я, Эль, это все Леви! Ты же видела .

– О, теперь мне придется тебя убить, – заверила я Леви, не спуская с него глаз.

– Прости, не знаю, что на меня нашло, – ответил он, широко улыбаясь.

Я положила форму на столешницу, провела ладонями по лицу, стряхивая муку на пол и на одежду. Леви отвернулся от Бекки, и я заметила, как она пальцем зачерпнула немного шоколада и отправила его в рот, пока брат не видит.

– Сделаешь так еще раз, и я перестану с тобой дружить. Официально. Отпишусь от тебя в «Инстаграме» и всякое такое.

Леви приложил руку к сердцу и скривил губы.

– В таком случае прими мои глубочайшие извинения.

Я схватила немного муки и швырнула в него в отместку.


Брауни удались на славу. Леви разрезал один из них, и мы разделили его перед ужином, пока Бекка не видит. А после он не позволил мне мыть посуду, так что я сидела в гостиной с Беккой, которая делала домашку.

И вдруг она перестала писать и посмотрела на меня со своего места на полу. Я заметила, как через щель меж передними зубами Бекки проглядывает кусочек ее языка.

– Мне очень сильно нравилась старая подружка Леви, но ты мне тоже нравишься.

– Вот и хорошо. Тебе может нравится целая куча народа.

– Ее звали Джули. Он рассказывал тебе о ней?

– Нет, не рассказывал.

– Тогда это сделаю я, – возвестила Бекка и понизила голос до заговорщического шепота.

Она оставила тетрадь на полу, присела рядом со мной на диван и скорбно сообщила:

– Они были влюблены .

Я чуть наклонилась вперед и тоже зашептала:

– Даже так.

– Очень . Но она с ним порвала перед тем, как мы переехали. Леви сильно плакал, хотя мне говорил, что не плакал вообще. У нее были веснушки и рыжие волосы, она играла на скрипке и пианино. И она подарила мне лак для ногтей на день рождения.

– Похоже, она была очень милой.

– Я по ней скучаю.

– Уверена, Леви тоже по ней скучает.

Бекка сжала губы.

– Мне кажется, он все еще иногда плачет.

Ответить я не успела: входная дверь распахнулась. А я ведь даже не слышала, как подъезжала машина. В коридоре загремели ключами и зашуршали пакетами, а потом оттуда донеслось:

– Я дома! А чья это машина снаружи, а, Леви? У тебя гости?

Женщина – наверняка их мама – прошла в гостиную и поставила на пол несколько пакетов с едой. Она носила строгий костюм, но при этом выглядела так добродушно, что я расслабилась.

– Привет.

– Здравствуйте. Вы, должно быть, миссис Монро.

Я быстро поднялась и улыбнулась припасенной как раз для таких случаев улыбкой – специально для родителей.

– Я – Эль, школьная подруга Леви. Рада с вами познакомиться.

Она улыбнулась в ответ.

– Я – Николь. И я тоже очень рада с тобой познакомиться. Леви о тебе рассказывал.

– Ма-а-а-ам ! – Леви замер в дверях, позади матери.

Он поймал мой взгляд и виновато улыбнулся.

– О, Леви, будь добр, убери покупки в холодильник! Бекка, ты уже купалась?

– Нет, мы пекли брауни.

– Надеюсь, и мне оставили.

Прежде чем пойти с мамой наверх, Бекка коснулась моей руки и вежливо произнесла:

– Спасибо, что посидела со мной.

Я улыбнулась, сдерживая смех.

– Всегда пожалуйста, Бекка.

Она тут же принялась болтать с матерью, и они отправились наверх. Я подняла с пола оставшиеся сумки и принесла их в кухню.

– О, спасибо. – Леви освободил меня от ноши. – А я как раз за ними собирался.

– Не такая уж и ужасная у тебя сестра. А ты так ее описывал!

– Могу сказать то же про твоего брата. Может, поменяемся?

– А неплохая идея. – Я кинула взгляд на часы. – Думаю, мне пора…

– Тебе необязательно уходить, – быстро предложил Леви, а потом покраснел. – То есть можешь остаться еще ненадолго. Если захочешь, конечно. Но ты не обязана…

– Я не против, – отозвалась я, а потом вдруг выпалила: – Твоя сестра рассказала мне про Джули.

Леви моментально поник.

– В школе ты никогда ее не упоминал.

В социальных сетях я тоже ничего о ней не видела. Мы с Рейчел как-то прошерстили аккаунты Леви, любопытства ради.

– Она бросила меня, когда узнала, что мы переезжаем. Мы встречались с начала старшей школы. Это было…

– Вау.

А я-то думала, пара месяцев – приличное время.

– Я рассказал ей о переезде, и она тут же порвала со мной. Сказала, что последний год слишком важен, так что она не готова к отношениям на расстоянии. Она сказала… сказала, так будет лучше для нас. Просто расстаться. Вот и все.

– И ты ничего не сделал?

– Она этого не хотела. Я пытался, но, кажется, не слишком усердно. Ей и без того было сложно. Она не хотела бросать меня, но и ждать, пока мы снова встретимся в каком-нибудь колледже, тоже. Могу я кое в чем признаться? – Он пожал плечами и улыбнулся. – Я вообще не планирую поступать. Так что будущего у нас не было.

Я удивленно моргнула. В последнее время мы только и болтали, что о поступлении, и теперь я вспомнила, что Леви в этих разговорах совсем не участвовал. Никогда не говорил о том, какую профессию выбрал или куда планирует подавать документы.

– Я тебе завидую. Потому что вы с Ноем… вы хотя бы пытаетесь. Вот бы и она так же верила в нас. Неважно, получилось бы у нас или нет.

– Может, оно и к лучшему. Как она и сказала.

– Да, но…

– Но ты любил ее, – закончила я осторожно.

Леви вздохнул и принялся раскладывать продукты по полкам.

И я не знала, что еще ему сказать. К тому же у меня было не так много опыта. Хотя… считается ли за опыт чтение любовных романов?

– Вы хотя бы разговариваете?

– Нет.

– Оу.

– Я пытаюсь… жить дальше, понимаешь? Потому и не общаюсь с ней. Она мне тоже не писала. Ни разу. Я даже удалил все наши общие фотографии из «Инстаграма». Мне показалось странным оставить их там, видеть их каждый день. Теперь я просто надеюсь найти ту, которая сможет помочь мне забыть о Джули. А может, я и вовсе никогда не забуду ее.

– Никак не могу решить, романтик ты или все-таки нет.

Леви рассмеялся, а потом произнес:

– Прости, что тебе приходится слушать о том, как я страдаю по девчонке из другого штата, с которой я даже не встречаюсь больше.

– Я не против. То есть я встречалась только с Ноем, так что я не лучший



советчик, но выслушать всегда готова, если захочешь. Я знаю, что с парнями не всегда легко о таком говорить. Они ведь прикалываются постоянно и кажутся такими непробиваемыми, но на самом деле и им тоже бывает тяжко. Кэм вот, например, однажды плакал, потому что Лиза игнорировала его сообщения. Но я тебе этого не говорила.

Он застенчиво улыбнулся: его тронули мои слова.

– Спасибо, Эль. Огромное.

– Да не вопрос.

Леви схватил тарелку с брауни – с продуктами он уже закончил – и поднес ее к столику. Я села рядом и взяла один кекс.

– Итак, – он убрал с лица кудри, – теперь ты знаешь все о моей бывшей и о том, что я не собираюсь поступать в универ… Что тебе еще такого рассказать? Раз уж мы начали обсуждать тайны Леви Монро.

Я засмеялась.

– Ой, да брось. Как будто тебе не нравится весь этот таинственный ореол.

– На прошлой неделе одна девочка спросила, не снимался ли я в «Ривердейле» . Так что да, некоторые слухи довольно крутые.

Я улыбнулась. У меня был один вопрос, но я не знала, как к нему лучше подступиться.

– А где твой отец?

Леви поерзал на месте.

– Он, э-эм… Он…

– Прости. И нет, не отвечай.

Леви почти не говорил о своем отце в школе, но я знала, что его родители все еще были вместе. В гостиной даже стояло их свадебное фото, я заметила. Но, судя по реакции Леви, я затронула больную тему.

– Да нет, все в порядке. – Леви отхлебнул обжигающе горячий кофе, а потом уверенно сказал: – Он ходит в группу поддержки после работы. У него ремиссия, рак простаты. Это сильно по нему ударило, он потерял работу, и… все покатилось по наклонной. Потому мы и переехали. Новое начало, все такое. Ему стало лучше, и он нашел работу, хоть и всего на полдня.

– Господи боже.

Если честно, я не понимала, что после такого вообще можно сказать.

– Да-да, то еще заявление. Прости, мне не стоило все это на тебя вываливать. Просто… забудь, ладно?

Леви начал подниматься с места, щеки у него горели, и он отводил взгляд.

– Нет, я… я просто… Я никогда не встречала больных раком, так что я просто не знаю, что сказать. Надеюсь, с ним все хорошо.

– Будет.

Леви произнес это так уверенно, что я не стала пытаться предложить свою поддержку, если вдруг все пойдет иначе.

– Но не говори остальным, хорошо? Не хочу, чтобы они стали по-другому ко мне относиться. В моей старой школе так и случилось. Только Джули не видела во мне грустного заблудившегося щенка и была рядом, когда отцу поставили диагноз.

– Ты сказал, у него ремиссия, – напомнила я. – Это же… хорошо, так?

– Ну, яиц он лишился, так что никаких больше сюрпризов в этом плане ждать не… Ох, черт, об этом ты ведь тоже не знаешь. Бекку они не планировали. – Леви криво усмехнулся.

Похоже, с помощью странных шуток он справлялся со стрессом. Леви не хотел открываться перед людьми. Это мне было знакомо. Очень .

В тот момент я понимала Леви как никто. Бедняга потерял свою девушку, переехал подальше от всех своих друзей, родители его лишились работы, а отец серьезно  заболел… Неудивительно, что он почти ничего о себе не рассказывал. Мне дико захотелось его обнять.

– А так да, все хорошо, – договорил Леви, прежде чем я успела хоть что-то сказать. – Диагноз поставили на ранней стадии, так что… вот.

– Хорошо, что он посещает группу поддержки.

Леви молча кивнул.

– Знаешь… моя мама умерла. Давно, когда я была совсем маленькой. Она вела машину, на дороге было скользко, и… в общем, она не вернулась домой.

Что ж, теперь была очередь Леви слушать.

– Боже.

– Знаю, это странно, ведь я к этому… привыкла. Почти полжизни прожила без матери. Иногда я очень сильно по ней скучаю, а потом чувствую вину за то, что не скучаю по ней все время, и от этого становится еще хуже.

– Твой отец так и не женился вновь?

– Нет. Иногда мне кажется, что он все еще скорбит. Или отцовство и работа отнимают у него все время, и на свидания его уже не остается.

– Но ты… ты пережила это? Справилась?

Я слегка улыбнулась.

– Не думаю, что такое вообще можно пережить до конца. Ты просто живешь дальше. Но я тебя понимаю. Понимаю, когда люди смотрят на тебя странно из-за чего-то подобного. Ребята не стали бы относиться к тебе по-другому, поверь, но… не знаю. Если тебе нужно будет поплакаться кому-то в жилетку или еще что…

Леви сглотнул, глаза его блестели от непролитых слез.

– Спасибо, Эль.

– Всегда пожалуйста, – заверила его я. – Кстати, совсем забыла… ты пойдешь на вечеринку к Джону Флетчеру через пару недель?


После разговора с Леви я поздно вернулась домой, поднялась в кабинет отца и достала один из старых семейных альбомов. Папа как раз проходил мимо – в кухню, полагаю, – и остановился, когда увидел меня на полу, листающую страницы с фотографиями того времени, когда Брэд еще даже не родился.

– Что делаешь, Эль?

Я молча пожала плечами. Голосу своему я не доверяла.

В прошлый раз это случилось в феврале. Я разрыдалась, потому что совсем забыла о мамином дне рождении: отец упомянул, что он относил цветы на ее могилу. Тогда я полдня смотрела на фотографии матери и представляла, как бы она выглядела сейчас. Я всегда так делала, если сильно по ней скучала. Пыталась понять, помню ли я ее только потому, что так часто смотрю на фотографии, которые расставлены по дому, или на самом деле?

– Скучаешь по маме?

Отец опустился рядом со мной, хрустнув коленями.

– Немного.

Я не хотела, чтобы он сидел со мной, не хотела, чтобы заговорил об этом или начал рассказывать о ней истории. Потому что тогда я наверняка расплакалась бы. А я не хотела, ведь слезы ее не вернут. Сколько раз можно это повторять?

Я закрыла фотоальбом, но не поставила его обратно на полку.

– Она бы тобой гордилась.

Я пожала плечами.

С чего бы?

Я все еще не дописала эссе, чуть не потеряла лучшего друга, потому что встречалась с его старшим братом втайне. Я не смогла найти даже самую захудалую работу, хотя подала кучу резюме.

– Не хочешь говорить о ней, полагаю?

Я покачала головой, и отец забрал у меня альбом и положил его на место.

– Как тебе в гостях у Леви?

Об этом я хотя бы могла говорить.

– Хорошо. У него милая сестра. Мы пекли брауни.

– Надеюсь, под этим «мы» ты на самом деле имела в виду «они», потому что знаю я о твоих кулинарных способностях, дорогая.

– Да, «они». – Я улыбнулась. – В общем, было неплохо. Бекка – так зовут сестру Леви – рассказала мне про его бывшую. А потом я узнала, что у отца Леви рак простаты.

– Господи Иисусе. Ему лучше?

– Леви говорит, у него ремиссия, но отец потерял работу и… да.

– Тяжело им приходится.

– Ага.

– Потому ты и вспомнила о маме, да?

Я кивнула, и отец произнес:

– Похоже, вы становитесь хорошими друзьями. Я этому рад… Ли в последнее время нечасто у нас появляется.

В его голосе звучал упрек.

– У него теперь есть Рейчел. И футбол.

– И Ной уехал.

Я никак не могла понять, нравится ли отцу то, что я встречаюсь с Ноем, или нет. Он всегда отмахивался: он счастлив, если я счастлива.

Но я не чувствовала себя счастливой, особенно сейчас. Я старалась не вспоминать о пропущенных звонках и сообщениях, на которые Ной так и не ответил. Может, он спал: в конце концов, у нас с восточным побережьем разница в три часа.

Отец тяжело вздохнул и нахмурился.

– Все хорошо, милая?

Не то чтобы. 

Я не могла об этом сейчас думать. Еще и эта фигня с Ли… в общем, все придет в норму, как обычно. Или я просто привыкну. Ной приедет домой на День благодарения. А может, и на Белые танцы, если я расхрабрюсь и приглашу его. С университетом тоже что-нибудь придумаю. И с работой. Все будет хорошо.

– Конечно. Я просто устала. Пойду спать, пожалуй. Доброй ночи, пап.

– Доброй ночи, Эль.

Он не ушел из кабинета. Я услышала, как дверь туда снова открывается, а после – как шелестят страницы старого альбома.

Я была почти уверена, что сдавленные всхлипы мне тоже не послышались.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Я бы обрадовалась, если бы выходные на День благодарения настали прямо сейчас. Время тянулось бесконечно медленно. И не только из-за того, что я безумно хотела увидеть Ноя: мне срочно нужно было отдохнуть от школы. Учителя постоянно спрашивали про мое эссе для университета (я даже черновик не могла показать – я его попросту не написала), и домашки становилось все больше и больше.

Ли кучу времени проводил на тренировках или на тусовках с ребятами из команды. А когда его не отвлекал футбол, его отвлекала Рейчел. Она же свое свободное время проводила за учебой – мечтала поступить в Браун – и в театральной студии. В конце концов она все-таки получила роль Фантины.

Так что я начала чаще тусоваться с Леви. После разговора про его прошлое, его отца и мою мать между нами что-то неуловимо изменилось. Другие не поняли бы нас до конца – и это сближало. К тому же из-за Леви я не так сильно волновалась по поводу университета. Он ведь совсем не хотел поступать и довольно просто свыкся с этой мыслью. Но с эссе он мне помогал.

Чем меньше я видела Ли, тем больше скучала по Ною. На одном из групповых занятий Леви и Диксон кидались в меня «скитлсом» каждый раз, когда я называла имя Ноя. Через десять минут у них закончились конфеты.

– Ну да, насмехайтесь надо мной! – рявкнула я. – Скучает по своему парню, ужас какой.

Иногда я практически чувствовала пустоту на том месте, где должен был стоять Ной. И холод – ведь он не обнимал меня. Порой его отсутствие причиняло мне физическую боль, и никакие телефонные звонки не могли это исправить. Однажды Ной заказал мне доставку из любимой кафешки. Он хотел подбодрить меня, потому что я работала над эссе, и я тут же расплакалась.

– Хватит распускать нюни, Эль Эванс, – засмеялся он, увидев слезы и услышав мой хриплый голос, когда я набрала его в «ФейсТайме».

– Кто бы говорил, безнадежный романтик. Прислал своей девушке картошку фри с сыром.

Ной улыбнулся. Его голубые глаза сияли, а на щеке снова появилась ямочка. В тот момент я чертовски по нему скучала. Ной был таким милым.

– Пожалуй, мне стоит оставить тебя наедине с эссе. – Было видно, что он не хочет завершать звонок.

В результате я отложила написание эссе еще на часок, и мы просто разговаривали ни о чем.

В школе прошло несколько собраний по поводу Белых танцев, что одновременно успокоило меня и немного разозлило.

Я так и не решилась пригласить на танцы Ноя – просто не была уверена, что смогу выдержать отказ, я и так слишком сильно по нему скучала. И это злило. Но само планирование бала отвлекало от проблем. Хотя это и балом-то было трудно назвать. С декорациями пришлось потрудиться, потому что бюджет был действительно крошечным.

Ли тоже волновался по любому поводу. Рейчел уже написала свое эссе для Брауна, да и остальные наши друзья работали в том направлении, а мы с ним отставали. Не то чтобы мы это обсуждали, конечно…

Мы вообще с ним нечасто разговаривали в последнее время.

Казалось, Ли избегал меня так же, как его брат – разговоры про Гарвард. И чем больше проходило времени, тем меньше Ной рассказывал об учебе и своих друзьях. Я пыталась убедить себя, что ему просто нечем было поделиться… но иногда задумывалась, а не скрывает ли он от меня чего.

Вечеринка Джона Флетчера стала для меня небольшой передышкой и поводом забыть о проблемах. Это была первая вечеринка года. Не считая тех, которые устраивали первокурсники, но к ним никто из нас не заглядывал.

Только сейчас я поняла: старшеклассники не считали себя слишком крутыми для вечеринок первокурсников, как мне казалось раньше. Скорее всего, у них просто не было на это времени.

Леви предложил меня подвезти.

– Ты что, не будешь пить? – удивилась я в пятницу, когда мы опустились на траву в тени у футбольного поля. С урока нас отпустили чуть пораньше, и мы ждали, пока придут все остальные. Леви пожал плечами и достал из рюкзака обед.

– Я не особо люблю вечеринки. Когда мы начали ходить на тусовки, у меня как раз заболел отец, и… сама понимаешь. Джули их тоже не любила.

– Так ты что, никогда не был на вечеринке?

– Был на новогодней и еще в конце лета, но не задержался ни на одной. Поздно приходил, рано уходил.

– Оу. Что ж, тебе понравится. Покажешь там всем, если ты понимаешь, о чем я.

Леви потеребил кончики своих локонов. Пару дней назад он постригся, и сейчас его кудрей было практически не видно.

– Да мне теперь и показывать нечего.

Я закатила глаза и оторвала корочку от сэндвича.

– Как там твой отец?

– Хорошо. Наконец-то нашел подходящего терапевта.

– Это славно.

А потом рука в руке пришли Кэм, Лиза и уставившийся в телефон Диксон, и мы начали обсуждать надвигающуюся вечеринку.


Я стояла у шкафа, из которого вытащила всю одежду – она горками лежала на полу. Я раздраженно выдохнула уже, кажется, в миллионный раз. Надеть было абсолютно нечего. 

– Господи боже, Шелли, – вздохнул Ли. – Просто выбери уже что-нибудь. Леви скоро приедет.

Рейчел отказалась идти на вечеринку и осталась дома – готовиться к тесту. Она хотела как можно скорее поступить в Браун. Мы были уверены, что у нее все получится. У нее ведь хороший средний балл. Да Рейчел на лопатки уложит этот экзамен!

Я вздохнула еще раз, выбрала черную юбку до колен и тут же ее надела. Что ж, дело пошло, половина наряда уже есть.

Зазвонил телефон, и Ли схватил его до того, как я успела даже попросить его ответить.

– Привет, Леви…

Ли пару раз хмыкнул, а потом положил трубку.

– Леви приедет минут через пятнадцать.

Я подняла шелковую бледно-синюю блузку и хорошенький желтый топ, который купила на распродаже в конце лета.

– Что лучше?

– Хм… желтое.

– Уверен?

Ли сел прямо и одарил меня не терпящим возражений взглядом. Ему не удалось меня убедить, я просто удивилась, насколько взбешенным он выглядел. Я знала: он не очень обрадовался тому, что Рейчел осталась дома, но ей об этом не сказал. Он уважал ее желания. Но теперь Ли выплескивал всю свою злость на меня, а мне и без того было несладко.

– Знаешь что? Надену-ка белую.

Я достала из кучи одежды обычную белую футболку и отвернулась от Ли.

– Я понимаю, что ты бесишься из-за Рейчел, но все равно ведь весело будет! Потусуешься с нами, совсем как раньше. А когда Рейчел наконец поступит в Браун, все мы вздохнем с облегчением.

Ли затих. Подозрительно затих. Когда я обернулась, он сидел, сложив руки у себя на коленях, и хмурился.

– Что? Что случилось?

– Я подумывал, – произнес он медленно, не поднимая взгляда, – подавать документы в Браун. Вместе с Рейчел.

Браун?

Ли… собирался поступать в Браун ?

Меня словно ударили в живот. Пару секунд я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть.

– Правда? А как же Беркли? Мы… мы ведь планировали с тобой…

– Да, но теперь я планирую поступать в Браун. С Рейчел. Может, у меня получится. Оценки ведь хорошие. Да и участие в школьном совете может принести плоды, ты же сама всегда говорила.

Я уставилась на него, не в силах придумать ответ. Мы с Ли все всегда делали вместе.

Когда мы обсуждали университеты, то и подумать не могли, что поступим в разные. И давным-давно выбрали Беркли.

– Может, меня туда и не примут, – наконец сказал он. – Но… знаешь, попытка не пытка. И разве Ной не просил тебя поступать куда-нибудь в Бостон, чтобы вы были ближе друг к другу?

Ной ни о чем меня не просил. Я даже не думала об этом.

Прямо сейчас я думала: «Ли сделал свой выбор. Он выбрал Рейчел. Снова». 

– Леви скоро приедет. – Ли отвел взгляд и приподнял плечи. – Я подожду внизу.

Я смотрела ему вслед и пыталась понять, когда он успел превратиться для меня в незнакомца.

Мы забрались в зеленую «Тойоту» Леви. Ли все еще молчал. Обычно его было не заткнуть. Кэм ехал на переднем сиденье, а меня зажало между Диксоном и Ли на заднем.

– Ну что, готовы повеселиться? – закричал Диксон, пока я боролась с ремнем безопасности.

– А то ж, – пробормотал Ли.

– Ого, кто-то встал не с той ноги. Что с тобой такое, чувак?

– Ничего. Ясно тебе?

Я повернулась к Диксону и состроила гримасу. Тот пожал плечами. Это все из-за университета? Из-за Рейчел? Или совсем по другой причине?

На вечеринке Ли немного ожил. И еще больше расслабился, когда выпил пару баночек пива.

Я неодобрительно качала головой, глядя, как он наливает себе третий бокал, но решила не дергать его по этому поводу. Обычно









он пил в меру: чтобы повеселиться и не потерять над собой контроль. Зато я пить совершенно не умела.

Когда Рейчел отказалась идти на вечеринку, я поначалу обрадовалась. Но довольно скоро пожалела об этом. Я не могла отделаться от ощущения, что Ли был не в настроении из-за меня и Рейчел точно смогла бы ему помочь.

Ли больше общался с ребятами из футбольной команды. Парочка из них прошла мимо нас, крикнув:

– Привет-привет, Флинн-младший! Как дела, чувак?

– Ты тоже это видишь? – Я схватила Кэма за рукав и обвела взглядом остальных. – Он ведет себя странно.

– Он ведет себя как настоящий козел, – согласился Уоррен и отошел в сторону.

Ли допивал свою тринадцатую кружку и, кажется, вообще забыл, что я существую. Он налил себе еще пива, слегка покачнулся и рассмеялся над словами Джона Флетчера.

– Ли, – сказала я. – Мне кажется, тебе хватит. Еще даже одиннадцати нет…

Он икнул. Даже я выпила всего пару бокалов, но не назвала бы себя трезвой.

– Заткнись, Шелли.

Обычно, когда Ли просил меня заткнуться, в его голосе слышалась добрая усмешка. Но сейчас он закатил глаза и улыбнулся Джону так, словно все это было какой-то неизвестной мне шуткой. Джону смешным это не показалось, и он беспомощно посмотрел на меня, пока я пыталась осознать услышанное.

– Ли…

– Хватит уже таскаться за мной, как щенок. Это выглядит жалко. Если Ноя нет рядом, это не значит, что тебе можно ныть о нем мне.

Он прошел мимо меня, пока я пыталась поднять с пола челюсть. Его слова слишком больно ударили по мне. Ли никогда  не злился на меня безо всякой причины. Что случилось? Я прикусила губу, чувствуя, что глаза пощипывает из-за слез.

– Он просто напился, – виновато протянул Джон. – Он…

Я сглотнула и сморгнула накатывающие слезы. А потом прошептала:

– Ну да.

– Я пойду… – Джон похлопал меня по плечу и вышел из кухни, позвав кого-то по имени.

Хорошо, что он не стал меня утешать: у меня не вышло бы поговорить в таком состоянии.

Я все еще стояла там, когда мимо меня пронеслись парни из баскетбольной команды с бутылкой текилы, скандируя: «Шоты! Шоты! Шоты!»

И я пошла за ними. Не знаю почему.

В коридоре музыка орала еще громче: из каждой двери доносилась своя песня. Люди подпирали стены, обнимали комнатные растения, висели на перилах.

Здесь было жарче, чем в кухне. И протискиваться сквозь толпу стало трудно: я постоянно врезалась в людей и теряла равновесие. А потом кто-то поймал меня за локоть.

– Эй! – крикнула я Леви. – Там разливают текилу! Будешь?

– Я за рулем.

– Ох, да, конечно. Тогда пойдем посмотрим, как остальные будут пить.

– Ли попросил меня присматривать за тобой, потому что ты можешь напиться…

– Я не пьяна! – запротестовала я. – Задета, немного навеселе, но не пьяна.

– …и он попросил остановить тебя, если в дело пойдет текила. Ребята предупредили, что ты не особо хорошо переносишь алкоголь. И я не против проследить за тобой, но учти, держать твои волосы, пока ты блюешь в туалете, я не намерен.

Я заверила его, что не собираюсь блевать. Я все еще очень злилась на Ли и не особо вслушивалась в слова Леви. Я потеряла парня с текилой в толпе – а ведь раньше он шел, как туристический гид, с ярко-оранжевым знаком. Если Ли так за меня беспокоился, то почему оттолкнул? Зачем попросил Леви присмотреть за мной, хотя мог бы сделать это и сам?

И почему он раньше не сказал, что больше не хочет поступать со мной в один университет?

И тут я разрыдалась.

– Господи боже, – пробормотал Леви.

Я хлюпнула носом, но остановить поток слез не смогла. На Леви начали оглядываться, словно это он умудрился меня расстроить, и я подумала, что сейчас он скроется в толпе и бросит меня одну.

Но Леви взял меня за руку и тихо предложил выйти на свежий воздух. А затем повел меня сквозь толпу к двери. Мы сели перед домом, и через пару минут я начала успокаиваться. Погода была неплохая, но после царившей в доме жары я поежилась, потирая руки.

– Ну как, лучше? – спросил Леви.

Я провела пальцами под глазами, чтобы стереть потекшую тушь, а потом утерла нос тыльной стороной ладони. Моя сумочка осталась внутри, а вместе с ней и салфетки. Но толку от них сейчас было бы немного.

– Хочешь об этом поговорить?

– Это все Ли, – пожаловалась я, и это прозвучало совсем по-детски. – Он плохо со мной обращается. Мы почти не видимся теперь, а сегодня я хотела провести вечер с ним, без Рейчел и всех остальных. Но он возненавидел меня и теперь игнорирует, а я даже не знаю, что я такого сделала!

– Ли не ненавидит тебя.

– Тогда почему он так со мной обращается?

– Может, у него стресс. Из-за колледжа, как и у всех.

– Тогда почему он просто не поговорит со мной об этом? Он сказал, что будет поступать в Браун, вместе с Рейчел. Это было так внезапно! Раньше мы с ним все время проводили вместе. А теперь он вечно меня бросает, чтобы погулять с Рейчел или сходить на тренировку. И мы должны были поступать в один универ, а теперь…

– Может, именно из-за Рейчел он и не проводит с тобой свободное время. Не подумай чего, но это ведь странно, когда твой парень дружит с девчонкой. Да еще и с такой хорошенькой. Объективно говоря, конечно. И вообще, столько народу поступает туда же, куда и их вторая половинка!

– Этой второй половинкой должна была быть я.

– Ты же понимаешь, о чем я, – вздохнул Леви. – Не знаю. Просто… вдруг для всего этого есть разумные причины. Ли никогда не ведет себя как козел просто потому, что он и есть козел. Он – хороший парень.

– Очень хороший.

Но из-за этого мне стало только хуже.

– Пойду-ка я домой. – Я обвила руками колени. – Настроения никакого.

Я поднялась.

– Погоди, ты ведь не пойдешь домой пешком? Потому что… Во-первых, ты недостаточно для этого трезва, во-вторых, ты далеко живешь. И в-третьих, уже ночь и это небезопасно.

– Спасибо за беспокойство, но я пойду искать свою сумочку. Позвоню отцу, он меня заберет.

– Оу. – Леви поднялся. – Я мог бы отвезти тебя домой. А потом вернуться сюда на часок и подождать остальных.

– Мы тебе даже не платим, ты ведь это понимаешь?

– Да не, я просто набираю себе кармы.

– Мне кажется, у тебя не особо получается.

– Но попробовать-то можно?

– Думаю, да. Жаль, что мы так и не добрались до текилы.


Дома во дворе горел свет, а все шторы были задернуты. Леви припарковался и поставил машину на ручник.

– Спасибо. Ты уверен, что я не должна тебе денег на бензин?

– Да все окей, Эль, правда. – Он улыбнулся. – Поможешь мне как-нибудь с сестрой еще разок.

– Ах, я так и знала, что меня ждет подвох. – Я отстегнула ремень безопасности и вылезла из машины. – Спасибо еще раз. Большое.

Я захлопнула дверь и направилась к дому. Но не прошла и половины пути, как вдруг услышала свое имя. И обернулась.

– Что?

– Ли образумится, я уверен. Вы все разрулите. Вы же лучшие друзья.

– Надеюсь.

Леви снова улыбнулся, помахал на прощание и уехал. Я начала рыться в сумочке в поисках ключа, но дверь открыл отец.

– Я тебя так рано не ждал.

Я пожала плечами.

– Мне стало скучно. Так себе вечеринка.

– Ты ведь не напилась так, что тебя стошнило, да? – Он нахмурился, словно уже подсчитывал в уме, на сколько дней стоит меня наказать.

– Нет, вечер просто не удался. Настроения не было. Леви подбросил меня до дома.

– Ты одна так рано уехала? А как же Ли?

– Да, только я. Пойду спать, пожалуй.

– Ты уверена? Мы с Брэдом смотрим новый фильм с Томом Крузом. Осталось совсем чуть-чуть, но можешь посидеть с нами. Сюжет там не то чтобы слишком сложный…

Обычно в такое время Брэд уже спал, но один раз можно было и засидеться. С одной стороны, мне хотелось посидеть с ними, ведь чувствовала я себя препаршиво. Вдруг от киносеанса с семьей мне станет чуть лучше? С другой стороны, мне хотелось забраться в постель и свернуться там под одеялом на веки вечные.

– Нет, спасибо. Пойду спать.

– Хорошо.

Обычно я возвращалась с вечеринок куда позже, и отец выговаривал мне за опоздания. Понятно, почему сейчас он хмурился и волновался.

Я прошла половину лестницы, а потом услышала, как он зовет меня.

– Ты уверена, что все в порядке? Ничего не случилось?

Я улыбнулась ему – не хотела, чтобы он паниковал.

– Нет, пап, все в порядке. Правда. Просто вечеринка была полный отстой. И я устала.

– Ты ведь знаешь, что можешь рассказать мне обо всем?

– Да, пап.

– И ты точно ничего не хочешь мне сказать?

– Нет, господи, все правда в порядке!

Я выдохнула и продолжила подниматься.

Я смыла косметику, нырнула в одну из оставленных Ноем футболок, забралась под одеяло и открыла в телефоне список контактов.

Джун Флинн. Ли Флинн. Мэттью Флинн. Ной Флинн. 

Я замешкалась. Мне нужно было поговорить с кем-то из братьев Флиннов, но я просто не могла решить, с которым.

Позвони Ли. Поговори с ним. Разрешите конфликт. Может, он уже дома. 

Нет, позвони Ною. Ты с ним с понедельника нормально не разговаривала. Позвони ему. Расскажи про Ли, вдруг он что-нибудь подскажет. Сейчас вечер пятницы, может, он как раз возвращается с вечеринки. 

Я позвонила Ною, хотя она наверняка уже спал.

Гудки шли, и шли, и… шли, и…

– Это Ной. Оставьте сообщение, и я вам перезвоню. 

Я не повесила трубку сразу, вместо этого держала телефон у уха и слушала тишину. Когда он сменил голосовую почту? Раньше там было короткое сообщение: «Это Флинн. Вы знаете, что делать».

Я поняла, что уже десять секунд просто дышу в трубку, и сказала:

– Привет. Это я. Эм, Эль. Я хотела с тобой поговорить, но ты уже спишь, похоже. Позвоню тебе завтра. Э-э-э… люблю тебя.

Сегодня мне как никогда хотелось, чтобы Ной был рядом. Я никогда еще не чувствовала себя настолько одинокой.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Я думала, Ли позвонит мне на следующий день и извинится.

Но он этого не сделал.

Поздним утром я устала ждать и набрала ему сообщение, спросив, не с Рейчел ли он сейчас. Он был дома. Без Рейчел. И тогда я отправилась туда, почти готовая для ссоры с лучшим другом. Я повторяла про себя раз за разом: «Почему ты вел себя как козлина?» А еще нам нужно было обсудить ситуацию с университетом.

Но перед входной дверью я растеряла остатки храбрости.

Я не любила конфликты, разве что препиралась с Ноем по любому поводу, но это было другое.

И меньше всего я хотела ругаться с лучшим другом.

Может, стоит забыть об этом? Притвориться, что ничего не произошло?

Дверь открылась.

– Ты чего тут застыла?

Я подняла взгляд. Ли улыбался мне, но выглядел удивленным, потому что я стояла в футе от двери и сжимала кулаки уже несколько минут.

Под его глазами красовались фиолетовые мешки, словно он вовсе не спал и напился вчера до беспамятства.

Волосы у него были влажные – должно быть, только что вышел из душа.

Я сжала губы. Нам срочно нужно было поговорить. Сейчас, пока я не струсила.

Мне стало дурно.

Я открыла рот и выпалила:

– Ты вчера был таким придурком. Почему? Ты пытался меня нарочно оттолкнуть? Почему ты больше не хочешь поступать в универ вместе со мной? Из-за Рейчел? Я сделала что-то не то? Это касается Ноя?

– Ого, полегче. – Ли поднял руки в успокаивающем жесте, а я попыталась отдышаться. – Ты сначала зайди, и мы поговорим. Хорошо?

Я кивнула и подошла к двери. В доме пахло едой – Джун наверняка готовила, у меня почти слюни потекли. В гостиной работал телевизор – Мэттью, отец Ли, что-то смотрел. Джун поприветствовала меня, и я ответила тем же, надеясь не выдать голосом свое волнение.

Мы поднялись в комнату Ли. Двери на небольшой балкончик были распахнуты настежь. Тонкие занавески колебались от ветра, а из «Макбука» доносилась музыка. Ли выключил ее. Я присела на край кровати.

Обычно я располагалась в комнате Ли так, словно она была моей собственной, но сейчас я слишком сильно нервничала. Не могла же я просто свалиться на матрас, в самом деле.

Давненько я к нему не заходила. Помнится, раньше здесь царил настоящий беспорядок.

– Ты убрал ударную установку. – Я кивнула в опустевший угол.

Ли пожал плечами.

– Не то чтобы я часто играю. Продал ее.

Ли опустился на вращающееся кресло у стола и откинулся на спинку. Он прижал ступни к полу и начал слегка раскачиваться, словно собирался закружиться, но не решался. Я ждала, когда Ли скажет хоть что-нибудь , но он молчал. И тогда мое терпение лопнуло.

– Знаешь… – выпалила я сердито, почти злобно.

Мне стоило остановиться, но я не могла.

– Мне хватает и того, что Ной со мной почти не разговаривает, а теперь и ты решил меня оттолкнуть, и я… Я не только про всю эту фигню с колледжем. Мы почти не разговариваем, почти не видимся. И я… я чувствую, как ты отдаляешься, – неловко закончила я.

Я заметила, что тереблю руками одежду, и тут же остановилась и села на ладони. Так Ли хотя бы не заметит, как они дрожат.

– Я никуда тебя не отталкиваю, – вздохнул Ли.

– Еще как отталкиваешь.

Он закатил глаза.

– Так и есть. – Я повысила голос.

Мне не хотелось, чтобы теперь, когда мы (то есть я) наконец-то решили об этом поговорить, Ли отбросил мои слова, словно они ничего не значат.

– Как будто ты вообще не хочешь со мной видеться. Вчера ты велел мне заткнуться.

Плечи Ли поникли, и он отвел взгляд, посмотрев на сцепленные за креслом руки. Я была права, и он это понимал.

Ли молчал, и я разнервничалась еще сильнее. Я освободила руки и снова не могла решить, куда их деть. Сердце колотилось, в горле застрял противный комок.

– Ладно. Я плохой лучший друг, – наконец произнес Ли.

– Спасибо, что признался, конечно, но я бы хотела услышать от тебя объяснения.

Ли нервно провел рукой по волосам. Он давно не подстригался, и сейчас пряди были почти такие же длинные, как у Ноя.

– Я не хотел быть таким козлом. Прости.

– Мне не нужны твои извинения, Ли! Просто объясни, в чем дело. Я хочу понять.

– Ни в чем. Ну выпил я чуть больше обычного, ну сорвался. Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать, Эль. Прости. Мне не стоило так поступать. Можешь на меня и дальше злиться.

Я прижала кулаки ко лбу, запустила пальцы в волосы и вздохнула.

– Господи, Ли, я…

Я поднялась и покачала головой. Стало только хуже. Если он так и будет уходить от разговора… я просто свалю отсюда.

– Ладно. Хорошо. Знаешь что? Можешь продолжать. Все вот это вот. Может, так у тебя никого вообще не останется. Ребята тоже считают, что вчера ты вел себя странно. Но я не обязана стоять тут и терпеть всю эту херню от того, кто вообще-то должен быть моим лучшим другом. Если ты не хочешь со мной говорить…

Ли вскочил со стула, опрокинул его и встал у меня на пути.

– Они называют меня Флинном-младшим.

– Что?

– Парни из футбольной команды. Называют меня Флинном-младшим. Тренер постоянно треплется про Ноя. Ной быстрее, Ной лучше бросает, Ной то, Ной это… Они все ждут от меня того же. Я – их новый Флинн, понимаешь?

– И что, это дает тебе право вести себя так, словно меня не существует?

– Я просто… пытаюсь быть крутым.

Я скорчила гримасу.

– Крутым? Ты обращаешься со своими друзьями как с дерьмом. Просишь меня заткнуться! Это, по-твоему, круто?

На это Ли ничего не ответил. Он смотрел в пол.

– Ты же выиграл ту штуку с инициацией. Разве это не круто?

– Они сказали, что Ной тоже выиграл, а он ведь был в первом классе старшей школы. Они ждут от меня того же.

Я вновь опустилась на кровать, Ли выдохнул и перестал сводить брови. Он поднял кресло и сел, а потом склонился к столу, снова сцепив руки позади.

Я слышала, как иногда его называют Флинном-младшим, но до сих пор не понимала, что это для него значит. Да, у меня лопнуло терпение, но теперь мне было немного грустно. Он ведь мог со мной поговорить. Почему же он просто молчал?

– Меня это очень задевает. То, как они ко мне относятся. Да, я впечатлил их, и я теперь часть команды, но я все еще недостаточно хорош. Мне нравится играть, Эль, и я…

– Ной никогда не затыкал меня на вечеринках.

– Видишь? И тут он меня обскакал.

– Нет, Ли, я не… Ты…

И что на это отвечать?

– Я понимаю, как это звучит. – На глаза Ли наворачивались слезы. – Жалко и глупо, да. Я понимаю. Я даже Рейчел об этом не говорил. Я хотел справиться с этим сам, понимаешь? Просто… разобраться во всем.

– Ли, ты не обязан превращаться в Ноя. И это вовсе не жалко. Ты замечательный, потому что ты – это ты. И ты ведь играешь даже не на той же позиции, что и он. Подающий? На поле, да?

Он улыбнулся и поймал мой взгляд.

– На поле.

– Так вот. Зачем они вообще вас сравнивают, если вы играете на разных позициях?

– Да, пожалуй, это…

– Ты ведь не младший. В том смысле, что в команде есть парни и поменьше тебя.

– Да…

– И если ты еще раз попросишь меня заткнуться, я больше никогда не стану тебя защищать.

– Если я сделаю это снова, можешь бросить в меня бочкой с пивом.

– А в письменном виде можешь мне это пообещать?

Ли засмеялся и подошел ко мне.

– Так что, все в порядке? Могу я тебя обнять? Кажется, если не обнимемся, то мы ничего не исправим.

Я наставила на него палец.

– Богом клянись, Ли, что больше такого не повторится. Ты можешь говорить со мной о чем угодно, ты же знаешь. Но не делай так. Никогда.

– Клянусь.

Я поднялась, и Ли крепко меня обнял, чуть не уронив. Все напряжение между нами вдруг испарилось, и мы крепко вцепились друг в друга. Ли хлюпнул носом.

– Ты что там, волосы мои нюхаешь?

– Нет. Пытаюсь не заплакать.

Я рассмеялась, уткнувшись лицом ему в плечо. Я все еще злилась, но он хотя бы со мной поговорил. И ему вправду было жаль. К тому же, если ты не в состоянии простить своего лучшего друга, который едва сдерживал слезы, можно ли вас в самом деле назвать друзьями?

– Ты хотя бы повеселился на вечеринке? – спросила я, когда мы наконец расцепились. – Если забыть о том, что ты умудрился всех нас разозлить?

– Не самый лучший вечер в моей жизни. Я разбил вазу, не приехал домой вовремя и чуть не разрушил нашу с тобой дружбу. Еще меня стошнило в чьей-то машине.

– Вау.

– Да… и мне жаль, что я испоганил тебе вечер. Ты ушла рано, я знаю.

– Это тебе Леви сказал?

Ли кивнул, а потом сменил тему.

– Вы довольно быстро сдружились. Хорошо. Ну, то есть если он не претендует на место лучшего друга, тогда хорошо, – добавил он, ухмыляясь. И с этой ухмылкой он уже гораздо больше походил на того Ли, которого я знала и любила. – Я к тому, что я мало с тобой общаюсь, Ноя теперь тоже тут нет. Хорошо, что у тебя кто-то есть. Я беспокоюсь о тебе, Шелли. Рейчел хотя бы в театральную студию ходит, а ты…

– Недостаточно талантлива для того, чтобы вступить хоть куда-то?

– Я не это хотел сказать.

– Но это ведь правда.

– Ты можешь заняться спортивным бегом. Или волейболом, но бегаешь ты куда лучше.

– Да, конечно. Еще один плюсик для колледжа.

Ли закатил глаза.

– Ох уж эти твои документы на поступление. Кстати говоря… Послушай, я передумал не только из-за Рейчел. В Брауне учился мой отец. И ты тоже можешь туда пойти. У тебя ведь оценки получше моих. Мы все можем поступать в Браун.

– Можем…

– И я не… я не выбираю ее, ладно? По крайней мере, не специально. Просто все парни болтают, мол, ей наверняка странно от того, что мы с тобой дружим, и что мне стоит быть более настойчивым, и…

– Это тебе Уоррен сказал?

Ли скривился.

– Уоррен ни с кем не встречается. И он идиот. Но… я понимаю. – Мне больно было это признавать, но я правда понимала. – И если ты с этим не справишься, Ли… тогда за дело возьмусь я. Составлю список. Поделим с Рейчел права на воспитание, будем видеться с тобой каждый вечер вторника.

Он засмеялся.

– Я разберусь. Обещаю.

А потом снизу закричали:

– Детишки! Обед на столе!

Наш разговор закончился. Чтобы быстро начаться вновь и превратиться во что-то менее серьезное и более похожее на прежние разговоры, когда мы шутили и подкалывали друг друга. Рука Ли пару раз задела мою, когда мы спускались вниз.

Как же я обрадовалась, что лучший друг снова со мной.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Я еще разок попыталась дозвониться до Ноя, когда вернулась от Флиннов. Конечно, мы переписывались каждый день: всякие «Привет!», «Как дела?», «Чем занимаешься?», «Скучаю». Но мне хотелось поговорить  с ним. Черт, да я в последнее время даже сообщения чаще отправляла Леви, чем Ною.

Ною пришлось уехать так далеко, и это довольно паршиво. Почему Гарвард не может быть чуть поближе?

Меня ужасно бесило, что я просто не могу дойти до его дома и обнять Ноя.

Я бы хотела просто полежать с ним на диване и подремать.

Я скучала даже по спорам о том, какой канал включить, – хотя нам было все равно, мы даже почти не смотрели в сторону экрана.

Я страдала из-за того, что Ной уехал, он не мог меня рассмешить, чмокнуть в нос и посмотреть на меня так, словно только я и имею значение.

Я скучала по нему так сильно. И ничего не могла с этим поделать.

Конечно, я иногда пыталась на отвлечься, но в такие моменты, как сейчас, мне казалось, какая-то часть меня просто исчезла. Часть в форме Ноя. Грудь болела, словно что-то тяжелое пыталось раздавить мои легкие. Такую грусть не могли развеять даже милые фотографии котят или целая тонна мемов.

Слово «развеять» попалось мне в подготовительном общем экзамене на этой неделе. 

Чем дольше я ждала ответа от Ноя, тем ближе пододвигалась к краю кровати. А потом еще и палец начала жевать.

Почему он не отвечал? В последнее время он вообще редко брал трубку, когда я звонила.

Я мешала ему делать домашку? Наверняка он поставил телефон в беззвучный режим. А то и вовсе выключил, чтобы не отвлекаться.

Может, Ной сейчас со своими друзьями? Почему, почему он не отвечает?

Он что, игнорирует меня?

И вдруг Ной ответил: его лицо появилось на экране. Ах, эта чуть насмешливая улыбка, неровный нос, ямочка на щеке и яркие голубые глаза! Волосы у него были короче, чем обычно и… это что, щетина? Я не звонила ему всего пару дней, а он вдруг решил постричься и отрастить бороду?

Но ему очень шло. Он выглядел гораздо старше.

Ной сидел на фоне каких-то деревьев, солнце висело низко, но небо все еще было синим. В ушах у него были наушники, и ветер трепал его волосы.

– Привет тебе.

И в его голосе было столько радости, что я перестала мучить свою руку и положила ее на кровать. Я приподнялась на локтях и улыбнулась ему в ответ.

– И тебе привет. Как ты?

– Хорошо. Да, все хорошо. А ты как? Выглядишь уставшей. Напилась вчера, и тебя посадили под домашний арест?

Я рассмеялась и сделала вид, что меня это задело.

– Нет, конечно. Нормальная была вечеринка. Я только что вернулась домой, обедала с Ли и твоими предками.

Ной знал о том, что мы с Ли редко видимся из-за Рейчел, и пару недель назад я минут двадцать уговаривала его не беседовать об этом со своим младшим братом. Рассказывать Ною про вчерашнюю вечеринку я тоже не собиралась. Поругаются еще.

– Эль, да брось. Что случилось?

Я вздохнула и легонько закусила щеку. Не стоило звонить ему по видеочату.

– Ли вчера вел себя как придурок. Не только со мной, со всеми. Вот я и пошла поговорить с ним.

– И?

– И теперь все в порядке. И он постарается не бросать меня ради Рейчел. – А потом я выпалила, не успев вовремя остановиться: – Ты знал, что он хочет поступать в Браун?

– Что, как наш отец?

– Как Рейчел, – уточнила я.

И тут до Ноя дошло. Он отвел взгляд, сдвинул брови и сжал губы. Я ждала, что он бросится обвинять Ли, все-таки тот совсем оборзел и зашел слишком далеко, ведь как же я, как же Беркли?

Но когда Ной наконец открыл рот, он произнес:

– Ты ведь в курсе, что в Бостоне много отличных университетов.

Меня словно ударили под дых. Я только и могла, что пялиться в экран. А когда я вдохнула через нос, получилось громко и резко. Ли тоже вчера об этом упомянул, но услышать это от самого Ноя…

Он правда хочет, чтобы я училась неподалеку?

Я молчала слишком долго, и Ной вдруг неуклюже замялся и покраснел. Его глаза беспорядочно бегали, и он запустил руку в волосы.

– Пожалуй, стоит составить список, – ответила я. – Или что-то вроде.

– Значит, Ли собирается в Браун… – произнес Ной. – Наверное, для тебя это было внезапно. Это потому он в последнее время к тебе так относился?

Надеюсь, Ной не заметил, как мне полегчало, когда он сменил тему. Нет, мне было приятно… но я не могла заставить себя выбрать универ только из-за своего парня. Ведь так? Как же Ли? А еще мой отец и Брэд… Беркли был ближе. Я не могла просто кинуть  всех на произвол судьбы.

Это была тема не для телефонного разговора. Слишком уж важная.

– Вообще-то… – начала я и рассказала Ною о том, почему Ли вел себя так, и это было вовсе не из-за Рейчел. Он думал, что обязан поддерживать репутацию брата. Ной тут же помрачнел.

– Пожалуй, стоит поговорить с ним об этом. Объяснить, что не нужно так напрягаться…

– Лучше не надо… он дико расстроен. Если ты заговоришь с ним об этом, он расстроится еще больше.

– Хм… может, ты и права.

– Еще как права! Я всегда права.

– Ну да, Шелли. Всегда права, как же. – Ной ухмыльнулся, и у меня внутри что-то перевернулось.

Как же я по нему скучала. Так. Сильно.  Мне захотелось пробиться через экран и поцеловать его.

– Поверить не могу, что ты решил отращивать бороду.

Он чуть отклонил голову и потер подбородок, чтобы я получше разглядела несчастную растительность.

– Тебе не нравится?

– Тебе дико идет.

– И ты снова права, гляди-ка, Шелли. – Ной подмигнул мне, и я рассмеялась. – На самом деле у меня сломалась бритва, и я никак новую не куплю.

– Учеба, да?

– Что-то вроде того. – Выражение его лица изменилось.

Внутри меня все похолодело. Что я такого сказала? Ной больше не разговаривал со мной про занятия, и я волновалась за него. Он постоянно  пытался сменить тему, когда я спрашивала о лекциях или об эссе, над которыми он работал. Может, говорить-то было особо и не о чем, или Ной боялся утомить или наскучить, но он явно что-то скрывал .

И я спросила:

– Так… как тебе универ? Все в порядке?

Ной усмехнулся и пожал плечами.

– Конечно. Я не самый лучший ученик на курсе, но справляюсь потихоньку. Понимаешь?

Я пробормотала:

– Да нет, не особо. Ты почти не говоришь со мной про универ.

Похоже, сегодня был день честности с братьями Флиннами.

– Говорю, конечно…

– Нет, ты рассказываешь о людях, о своей социальной жизни. Даже о футболе. Но о занятиях не говоришь ничего.

– Я справляюсь, Эль. – В его голосе появилась угроза. Он сжал челюсти, а это означало только одно: мне не казалось, что-то действительно было не так.

– Если тебе сложно… то все в порядке. Я читала статьи про жизнь в колледже, особенно на первом курсе, и многим бывает трудно привыкнуть к распорядку, и…

– Эль!

Ной, конечно, не выкрикнул  мое имя, но он явно повысил голос. Он не злился, он просто… выглядел уставшим. Ной положил телефон на колени и провел рукой по лицу.

– Пожалуйста, прекрати давить на меня, окей? Все в порядке. 

Может, мне и в самом деле стоило перестать надумывать.

Он поговорит со мной. В свое время. Ведь так?

Только когда оно наступит, это «свое время»?

Я могла бы продолжить донимать его, но доверие – важная основа отношений, а я хотела, чтобы Ной мне доверял. Я ненавидела ссориться с ним по-настоящему , особенно когда не могла даже поцеловать его. Ему была неприятна эта тема, а значит, мне стоило о ней забыть.

Так я и сделала.

– Хорошо.

– Так что, какие у тебя сегодня планы? – спросил он немного сердито, хотя пытался сделать вид, что ничего не произошло.

– Да особо никаких. Постараюсь закончить с эссе для универа. Посмотрю кино. Ли сидит дома, хотел что-то там подготовить по литературе. Из-за футбола и Брауна ему надо следить за своими оценками, так что… я решила ему не мешать.

– Справедливо.

– А ты?

– Сегодня вечеринка. Стиву снова удалось нас туда провести. Его девушка знает какого-то богатенького пацана. Вроде бы.

– Оу. Звучит круто.

Повисла тишина, и я не знала, чем ее заполнить. Летом мы тоже иногда замолкали, но нам было комфортно. Сейчас же пауза показалась неловкой. Может, потому, что мы говорили по телефону. А может, потому что вживую все было бы совсем иначе.

Я вспомнила о Белых танцах. Может, стоит все-таки попросить его приехать? Но Ной наверняка откажет, а к этому я сейчас была не готова. Мы и так чуть не поругались.

Наконец тишина так затянулась, что Ной прочистил горло. Но так ничего и не сказал.

– Что ж, тогда не буду тебя задерживать. Тебе еще подготовиться к вечеринке надо.

И Ной тут же расслабился.

Я была разочарована, но старалась этого не показывать.

– Да, я обещал Ам… Стиву, чт









о подойду чуть пораньше. Братство твердит, что больше никого не принимает, но он все еще пытается попасть туда.

– Хорошо. – Я глубоко вдохнула и постаралась, чтобы следующее слово прозвучало искренне: – Повеселись.

Мы отключились одновременно, и я села, опираясь на локти, и попыталась выровнять дыхание, чтобы избавиться от застрявшего в горле комка. Я сморгнула слезы. Все было в порядке. Незачем было рыдать.

Все в порядке. Просто… мы были слишком далеко друг от друга, и прошел уже целый месяц. И ничего больше. Да. Не нужно себя накручивать.

По крайней мере, я очень на это надеялась.

Меня грызли все эти нело



вкие заминки, без-пяти-минут-ссора и то, что я даже не смогла ответить на предложение про универы Бостона. Я полежала на кровати, пялясь на потемневший экран телефона. И тут он снова загорелся. Леви скинул мне ссылку на какого-то влогера.

С чего вдруг нам с Ноем стало так трудно общаться?

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Новому понедельнику я радовалась как никогда. Я звонила Ною в воскресенье, но разговор вышел ужасным: мы постоянно замолкали, словно разучились друг с другом общаться. И я не понимала, что же пошло не так и можно ли это исправить.

Наверное, я вела себя глупо, и все было в порядке, просто я вдруг начала волноваться без причин. Мы давно не виделись, вот и все. Глупости, и только. 

Ли опоздал – он должен был забрать меня из дома, – и мы подъехали на школьную парковку, когда все остальные уже заходили в класс.

– Мне кажется, или народ на меня пялится? – спросила я, понизив голос и нервно оглядываясь.

Может, это диктовала паранойя, которая охватила меня после разговора с Ноем, но я была уверена : все на меня смотрят. Нет, не просто смотрят и улыбаются, а пялятся . И шепчутся о чем-то с друзьями.

Я оглядела свою одежду: вдруг умудрилась заляпать форму арахисовым маслом? Может, пуговка отлетела? Я забыла застегнуть штаны? К кроссовке прилипла туалетная бумага?

Но нет.

– У меня что-то на лице?

Ли внимательно на меня посмотрел.

– Нет, все в порядке.

– Но на меня пялятся, нет?

– Может, они пялятся на меня. Поняли наконец, что я тоже очень даже ничего – Ной-то уехал. – Он шутливо откинул волосы со лба.

Я только сейчас поняла: Ли отращивал их, чтобы больше походить на брата (на то, каким он был в школе, по крайней мере).

– Хотя это он унаследовал свою красоту от меня.

– Ха-ха. – Я закатила глаза и засмеялась, хотя сердце колотилось от волнения и руки начали потеть. Ненавижу, когда так происходит: либо ты в центре всеобщего внимания, либо упускаешь что-то очень важное. Ужасное чувство.

– Нет, серьезно. Умоляю, скажи, что мне просто кажется.

– Думаю, они и вправду пялятся. Вот, смотри: тот парень пальцем показывает.

– Но почему? Что я сделала?

Я покопалась в памяти… что же я такого сделала на вечеринке в пятницу, раз все только об этом и говорят? Ну поплакала немного. Рыдающая девчонка – такое себе событие на школьной вечеринке. И я точно помнила обо всем, что делала ночью, поэтому… вроде бы ничего глупого  я совершить не успела.

Мы вошли в толпу и не стали искать остальных – сейчас это было крайне сложно. К тому же совсем скоро мы доберемся до классной комнаты, там и увидимся.

Ли начал говорить о книге, по которой писал эссе по английскому, и о потрясающих метафорах, но я не особо вслушивалась. Я пыталась понять, о чем говорят остальные.

– Мне ее так жаль.

– А ты видал ее у Джона Флетчера? Она ушла с тем новеньким, Леви Монро. И уехали они вместе. Вот шлюшка.

– Ты видел, что она ушла с Леви, да?

– Слышал, они расстались.

– Она даже не выглядит  расстроенной. Я бы только и делала, что рыдала.

– Поверить не могу, что он на такое способен.

– Вот козлина. Она же такая милая. Как он мог?

– А я слышала, что она теперь с Леви Монро. Прикинь, да? Он мог бы себе и кого получше  найти! Думаешь, они расстались?

Только когда Ли впихнул меня в класс, я поняла, что всю дорогу он придерживал меня рукой и вел вперед. Я ничего не соображала. И теперь замерла на пороге, и Ли снова меня аккуратно подтолкнул. Я запнулась, словно Бэмби на льду. Стоило нам опуститься на свои места, как к нам наклонилась Рейчел.

– Какого черта?

– Что?

– Я про все те слухи. Совершенно сумасшедшие.

– Какие слухи?

Я чувствовала, словно у меня сейчас вытечет мозг. Может, в школе сплетничали и не обо мне вовсе. Может, кто-то другой вытворил что-то совершенно безумное на выходных. Я моргнула и тряхнула головой, но это не особо помогло.

– Все  только об этом и говорят, – вмешалась Лиза: она посмотрела на меня с жалостью и сочувствием, но по ее тону было ясно, насколько ей нравится вся эта драма. – Что ты ушла с вечеринки пораньше. Вместе с Леви.

Она бросила взгляд на его пустующее место.

– Но мы-то знаем, что ты, ну, понимаешь… не пошла с ним домой , – добавила Рейчел, бросив на Лизу взгляд, в котором ясно читалось: «Заткнись ».

А потом до меня дошло. Я открыла рот, но из него не выпало ни слова… а потом меня опередил Ли.

– Стойте, то есть все думают, что Эль  замутила с Леви ?

Девчонки переглянулись. Ответила Лиза:

– Ну да. Все об этом говорят.

– Но это же смешно, – произнесли мы с Ли хором. А потом обменялись взглядами. Ли был шокирован не меньше моего.

Я продолжила:

– С чего они так подумали? Просто потому, что он меня подвез? Что, такого раньше ни с кем не случалось?

Девчонки снова переглянулись, на этот раз с опаской. Внутри меня и так все словно завязалось узлом, а теперь стало еще тревожнее. Я впилась ногтями в ладони.

– Что? Чего вы мне не договариваете?

– Люди болтают, – медленно произнесла Рейчел, не поднимая взгляда от узоров на парте, по которым водила пальцем, – что вы с Ноем… расстались.

Это удивило меня даже больше слухов о том, что мы с Леви переспали.

– Погодите-ка… что? А это откуда взялось?

– Так… вы не  расстались? – переспросила Лиза, которая, очевидно, просто не смогла сдержаться.

Я прищурилась.

– Нет, мы… мы все еще вместе.

Пусть и немного не в ладах.

– Но почему ? Что вообще… кто это говорит?

Рейчел внезапно достала из-под стола свою огромную сумку, совсем как у Мэри Поппинс, и начала рыться в книгах, файлах и бумаге в поисках телефона.

– Не то чтобы об этом говорят. – Она пару раз стукнула по телефону, а потом передала его мне. – Люди просто кое-что видели.

Ли поднялся, пересел на место Леви и взглянул на экран вместе со мной. А потом резко втянул воздух сквозь зубы. Я же, кажется, вообще забыла, как дышать.

На экране телефона Рейчел была фотография. Яркая, в хорошем разрешении, залитая в «Инстаграм» некой Амандой Джонсон.

И на ней был отмечен Ной.

Я прочитала описание: «Потрясающий вечер! Целую – @nflynn ».

И ниже – шестьдесят два лайка и семнадцать комментов. Уже восемнадцать – кто-то оставил последний, пока я пялилась в телефон.

На фотографии Ной был в белой футболке поло с синей окантовкой – он купил ее прямо перед отъездом. Он небрежно расстегнул одну пуговицу и улыбнулся, словно кто-то за кадром сказал что-то очень смешное.

Одной рукой он прижимал к себе девушку, прекрасную блондинку в облегающем платье (вроде бы по фото не особо поймешь) без бретелек и с очень глубоким вырезом.

Она прижималась к моему  парню. И хихикала. Глаза ее были полуприкрыты.

Но хуже всего… она целовала Ноя в щеку. А он улыбался, как идиот.

Меня замутило.

Ли забрал телефон Рейчел из моих рук – и хорошо, скорее всего, я выронила бы его через пару секунд. Я приподняла плечи, а потом поняла: я так разозлилась, что сжала даже пальцы ног.

– Это шутка такая?

Рейчел чуть отклонилась в сторону, забрала у Ли телефон и бросила его в хищнический провал своей сумочки.

– Хм…

– Господи… – Я провела руками по лицу и зарылась пальцами в волосы, лишь бы занять руки. Так вот почему он так странно разговаривал со мной вчера? Не из-за субботы, а потому что он… с какой-то девчонкой…

– Скажите мне, что это шутка.

– Шелли…

– Прошу! – У меня надломился голос, но я каким-то чудом умудрилась не заплакать.

Рейчел и Лиза снова переглянулись, и что-то внутри меня сломалось. Я подскочила с места, сбив стул, и выскочила в коридор, хотя слышала, как мистер Шейн позвал меня по имени и попросил вернуться на место. Ли побежал за мной следом.

Я пронеслась по коридору, повернула несколько раз и оказалась у лестницы, когда Ли схватил меня за руку.

Он потянул меня назад, и я почти врезалась в него. А потом Ли меня обнял.

Я сердито вдохнула воздух – раз, другой. Это была даже не злость… а настоящая ярость . Испепеляющая и несокрушимая.

Но еще – замешательство. Как Ной мог так со мной поступить? Наверняка он мог как-то объяснить это, но… но даже если и так, то почему какая-то левая девчонка его целует? Разве он стал бы скрывать от меня такое, если б это ничего не значило? И из-за чего он выглядел таким счастливым? В последнее время дела у нас с ним шли не очень. Что, если?..

Я сделала еще один глубокий вдох, отошла от Ли и сморгнула слезы. Ли несмело улыбнулся.

– Я уверен, это ничего не значит, Эль. Ной тебя любит. Ты это знаешь. Я это знаю. Да все это знают с тех самых Летних Танцев. Может, он просто выпил, а та девчонка его чмокнула, да, но не по-настоящему же? И ничего это не значит. Кэм поцеловал тебя в щеку на вечеринке у Джона, и Лиза не злилась.

– Но это… все так смотрят на меня, словно эта фотка что-то доказывает. Вдруг так и есть ? Вдруг все они правы, Ли?

Я не заметила, что повысила голос, и он эхом разлетелся по коридору. Я тяжело и прерывисто дышала.

– Что, если это не дружеский поцелуй? Я не видела его несколько недель… Что, если он забыл обо мне и познакомился с кучей девушек, которые лучше, умнее, красивее, смешнее… И они рядом с ним, а не на другом конце страны, в другой временной зоне? Когда мы разговаривали на выходных, это было так… странно. Вдруг он встретил другую и ждет Дня благодарения, чтобы сказать мне об этом лично? Потому что пытается быть джентльменом?

Ли покачал головой, но закусил губу – он явно что-то знал.

– Ной тебе что-то говорил? – Это прозвучало так тихо и так жалко. – Ли? Пожалуйста, скажи мне.

– Он говорил, что ему тяжело без тебя, – вздохнул Ли, поглядев на меня из-под ресниц. – Не думаю, что он хочет бросить тебя и встречаться с кем-то еще.

– Но вдруг?

– Тогда… позвони ему сегодня. Поговорите об этом. Выясни все. Но, Шелли, послушай… Ной, конечно, может быть тем еще придурком, но изменять он не стал бы. Это на него не похоже.

Ли был прав, но меня снова замутило от одной только мысли о телефонном звонке. А если я ошибалась? Тогда это усложнит наши и без того хрупкие отношения. Может, фотка действительно ничего не значит, и все в порядке, но…

Ной ведь до сих пор не мог признаться мне даже в том, что ему сложно в универе.

Вдруг все рушилось на моих глазах?


Остаток дня вокруг меня бурлили слухи.

Большинство решило, что мы с Ноем расстались и я замутила с Леви на вечеринке (кто-то говорил про «секс из мести», кто-то – про «расплату»), а Ной в отместку нашел себе новую девчонку в универе, Аманду. И доказательство последнего можно было спокойно отыскать в «Инстаграме».

Леви пришел ко второму уроку – он был у доктора, – и мы пересказали ему все во время обеда. Он очень долго смеялся.

– Людям стоило бы поменьше совать нос не в свои дела, – пробормотала Рейчел, яростно откусывая от яблока.

Не думаю, что хоть раз видела ее такой разозленной.

– Это же школа, – выпалил Диксон. – Этого стоило ожидать.


Когда я наконец вернулась домой, то забаррикадировалась в своей комнате, чтобы отец и брат меня не донимали, и сразу же позвонила своему парню.

Если я, конечно, все еще могу его так называть.

У меня так сильно дрожали руки, что это передалось и телефону, который теперь трясся у моего лица. Я перестала носиться по комнате и села на пол, прижалась спиной к кровати, притянула колени к груди и обняла их свободной рукой.

Я почти надеялась, что Ной не поднимет трубку.

А потом закрыла глаза и пожелала, чтобы он ответил. Еще пара гудков – и включится голосовая почта. Ответь же. Нет, не отвечай. Отвечай. О… 

Включилась голосовая почта. Я повесила трубку.

Но не успела я решить, бросить ли телефон на кровать или набрать Ноя еще раз, как он позвонил сам.

Я подпрыгнула, когда мобильник начал вибрировать в моих руках, и поспешила ответить.

– Привет, – прохрипела я, а потом попробовала откашляться, но это мало помогло. Особенно против той каши, которая царила в моей голове.

– Звонила?

– Ага.

Повисла пауза.

– Так… ты хотела поговорить о чем-то конкретном, Шелли? Или просто соскучилась по моим сладким речам?

Я очень хотела рассмеяться.

Но у меня не получилось даже улыбнуться.

– Эль? В чем дело? Все в порядке?

– Я все видела.

– Что видела?

– Фото.

Снова пауза.

– Я не очень понимаю, о чем… О чем ты?

– Фото в «Инстаграме»! – прокричала я, не в силах сдерживать раздражение. – Фото тебя и той… девчонки !

Последнее слово я выплюнула так, словно это было оскорбление.

– С вечеринки, на которой ты был в субботу. Вы там обнимаетесь, и она целует тебя в щеку, и…

– Ах, ты об этом.

Меня затрясло. Как он смеет вести себя так, словно это не имеет значения?

– Ты что, думал, я ее не увижу? Не узнаю?

Я услышала, как Ной вздрогнул. Может, я была слишком резкой, но я не могла ничего с собой поделать.

– Эль, прошу, прекрати устраивать истерику. Сделай глубокий вдох. Давай поговорим.

– Поговорим? Хочешь поговорить? Ты мог бы поговорить со мной об этом вчера, но ты этого не сделал. Ты хоть представляешь, насколько униженной я себя почувствовала, когда пришла в школу и все шептались об этой фотке. Все о ней знали, распускали слухи за моей спиной! Представляешь?

– Эль, мне жаль. Я не думал, что это так важно. Это ведь просто фото.

– Так что, если я зайду на твою страничку в «Фейсбуке», то найду там целый альбом, где ты обнимаешься со всякими девицами на вечеринках? И все будут тебя целовать?

Я перегнула палку и знала об этом, но остановиться не смогла. Ведь Ной скрывал от меня даже то, как ему приходится в колледже. Кто знает, о чем еще он не говорит? Сложно ли ему со мной? Может, расстояние было для него невыносимым… потому он и попросил меня поискать себе вуз в Бостоне? Или же он считал наши отношения неполноценными и теперь просто искал подходящий момент, чтобы сообщить об этом?

Да, я определенно перегибала палку, но… я так боялась его потерять.

– Аманда не «всякая девица».

Не это я хотела от него услышать. Я вдохнула через нос и сжала зубы.

– Хочешь сказать… она что-то для тебя значит ?

– Я не это имел в виду, и тебе это прекрасно известно. Она мой друг, партнер по лабораторке. Мы общаемся, иногда занимаемся вместе. Вот и все. Серьезно, Эль, просто успокойся.

– Если она такой хороший друг, то почему ты о ней никогда не рассказывал?

Ной взволнованно выдохнул.

– Ладно. Итак, Эль, есть одна девчонка, с которой я зависаю. У нас общие занятия, и она мой партнер по лабораторкам. По вечерам мы занимаемся вместе. У нас общие друзья, и мы ходим вместе на вечеринки. Ты думаешь, я не знаю, как это звучит со стороны?

Я прикусила язык, а потом рявкнула:

– То есть ты считаешь меня ревнивой психопаткой, которая не позволит тебе общаться с другими девушками?

Ной замолчал. Следующую фразу он произнес почти отстраненно:

– Ты только что позвонила мне и накричала из-за какой-то фотки, Эль.

Я была готова ответить ему, но остановилась и попыталась успокоиться. Во рту появился горький привкус, я раскраснелась, а сердце бешено заколотилось. На коже выступил холодный пот.

Ной был прав. Но я не могла избавиться от ощущения, что он мне солгал .

Я начала понимать, каково было Ли, когда он узнал, что я тайно встречаюсь с Ноем. На меня словно вылили ушат холодной воды.

А потом Ной понял, что у него есть шанс продолжить. Он вздохнул и сказал:

– Послушай, Эль. Я понимаю, как это все выглядит, но мне стоило упомянуть Аманду раньше, да. И фотографию тоже. Но я клянусь, ничего не было. Все вполне невинно. Она любит обниматься. И она целует людей в щеку. Такова уж Аманда. Вот и все . Ничего романтического в этом не было, она во мне не заинтересована. И я в ней тоже. Хорошо?

– Да, – тихонько ответила я.

Но…

– Я хочу, – сказал Ной, – чтобы ты мне доверяла.

Я не ответила. Вместе этого я сжала губы, чтобы ничего случайно не вылетело из моего рта. Да, я бы тоже хотела доверять ему, но сейчас я сомневалась.

– И мне жаль, что с тобой так обошлись в школе. Но, правда, ничего не было, понимаешь? Сейчас ты злишься, но оно того не стоит. Ты ведь знаешь, что я тебя люблю. И мы вместе. Это просто сплетни. Люди частенько распускают обо мне слухи. И, поверь… это ничего не значит.

– А мне кажется, что значит, – прошептала я. – Было не очень приятно выслушивать, как меня называют шлюхой в коридорах. Или думать, что ты что-то от меня скрываешь.

– С чего они говорили такое? – В его голосе прорезалась злобная нотка.

– Потому что в пятницу я уехала с вечеринки вместе с Леви. А потом эта фотка… с Амандой… – Господи, даже ее имя было тяжело произносить. Я не знала ее, но уже ненавидела. Вот тебе и рациональность. – Все сделали соответствующие выводы. Подумали, что мы с тобой расстались и нырнули во все тяжкие.

– Оу.

– Да, конечно, сплетни ничего не значат, особенно когда пересуды улягутся, но сейчас… сейчас от них больно. И ужасно стыдно.

– Тот парень… Леви, кажется?

– Да.

– Похоже, вы с этим Вранглером сдружились.

Это прозвучало даже слишком небрежно, и я никак не могла понять, ревнует Ной или нет.

Но он не имел на это никакого права, и мое терпение лопнуло.

– Ага. И его зовут Леви. Не будь таким злюкой.

Между нами повисла тишина. В какой-то степени я бы обрадовалась вспышке ревности. Словно это была такая кармическая расплата за Аманду. И я ненавидела себя за такие мысли.

Да уж, отношения на расстояния были такой легкотней .

– Шелли? – Голос Ноя был удивительно тихим и почти нежным, совсем не раздраженным или полным ревности. – У нас с тобой ведь все в порядке, да?

– Конечно, – ответила я. Хотя, признаться честно, уже не была в этом так уверена.

Я надеялась, чтобы все наладится, вернется на круги своя. Я не хотела ссориться… или злорадствовать. И сделала глубокий вдох.

– Я… прости, что разозлилась.

– Все в порядке. У тебя было на это право.

И я подумала: откуда взялся этот спокойный, собранный Ной? Обычно он кричал на меня так же много, как и я на него. Мы ссорились – и искры летели во все стороны. Но он редко был голосом разума.

Неужели колледж так сильно меняет людей?

– Мне пора, – вздохнул он. – Прости, мне правда пора, я обещал ребятам из футбольной команды встретиться с ними в обед и… я перезвоню, идет?

Мы не торопились вешать трубку – просто слушали дыхание друг друга, а потом я положила телефон на кровать и сбросила звонок.

Я закрыла глаза и откинула голову. Сделала глубокий вдох. Если между нами все было в порядке, то почему я чувствовала, как разбивается мое сердце?

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Слухи обо мне, Ное и Леви стихли через пару дней, когда все решили, что это все вряд ли правда. К тому же народ готовился к экзаменам, домашки меньше тоже не становилось, а новых вкусных сплетен, которые могли бы заменить старые, не появлялось.

Третьего октября у Ноя был день рождения (я подарила ему коллекцию фильмов на iTunes и подарочную карту), и мы больше не говорили о той фотографии. Он старался почаще со мной общаться, составлял планы на День благодарения… и я радовалась этому, правда, но что-то было… не так.

Пусть все в школе забыли о фотографии, но я так и не смогла. И нет , я не проверяла маньячно «Твиттер» Аманды и ее же «Инстаграм». Не проверяла .

Не то чтобы мне пришлось ее долго выслеживать: у нее был одинаковый ник во всех соцсетях.

Ли предупредил меня: странно следить за ее страничками. А вот Рейчел, как она сама сказала, поступила бы так же. Леви заметил, что Аманда постила каждый день целые пачки фоток. Не могла же она так часто пить кофе с друзьями?

Я как раз открывала «Инстаграм», когда Итан Дженкинс, глава школьного совета, стукнул кулаком по столу, словно был призывающим к порядку судьей. Я посмотрела на Ли – тот покосился на меня и скривился. На этой неделе собраний совета в расписании не было, но Итан сказал, что это срочно.

– Спасибо, что пришли. Знаю, вы заняты подготовкой к экзаменам, но пришло время проверить, как идут дела с Белыми танцами. Что с едой?

– Ох, чувак, давай не будем говорить о еде, а? Мы как раз пропускаем обед, – прошептал Ли мне на ухо. Желудок поддержал его урчанием. Я хихикнула, прижав ко рту рукав.

Вечер танцев обещал получиться что надо, но я не особо радовалась его приближению. Я еще не выбрала платье и никого не пригласила. То есть не пригласила Ноя, конечно. Казалось, этот разговор приведет к еще одной ссоре, и все станет только хуже. Я постоянно придумывала новые и новые отговорки, лишь бы не задавать ему тот самый вопрос.

По комнате разлетались возбужденные шепотки, люди отчитывались за организацию.

– Темы у нас так и не будет? – спросила Фейт, вклиниваясь в обсуждение украшений.

– Это же просто танцы, – вздохнул Итан. – Им не нужна тема.

– Тайрон бы понял, как тема важна для любого мероприятия, – пробормотала Фейт.

– А еще Тайрон угрохал бы на танцы весь бюджет, – парировал Итан. – Ну простите, что я хочу оставить немного денег на Летний бал.

– Но с темой было бы куда лучше, – надулась Кейтлин.

– Боже! Ладно, хотите тему? Вот вам тема: школьные танцы . А теперь давайте обсудим украшения. Нам бы еще успеть на обед.

– Да, давайте уже про украшения, – протянул Ли.

Когда разговор дошел до музыки, Ли с надеждой поднял на меня взгляд. За музыкальным сопровождением вечера приставили следить нас, но Ли никак мне не помогал. Он был занят на тренировках и на учебе, а еще старался почаще видеться с Рейчел, и потому я заверила его, что справлюсь одна. Я все-таки вступила в команду по бегу, но она не отнимала у меня много времени. Я не собиралась участвовать в соревнованиях – просто зарабатывала еще одну строчку для документов в колледж. Хоть какой-то плюс, учитывая, что работу я найти так и не смогла.

К тому же Ли всерьез взялся за свои оценки: не только ради футбола, но и ради поступления в Браун.

И я знала, что не могла предъявить ему за это, хотя мне и было обидно.

– Мы подумали поискать группу среди учеников, – сказала я. – Бесплатное развлечение, как-никак. Помните, в прошлом году на весеннем фестивале выступало несколько коллективов? И я не про оркестр и не про парня, который сыграл «Мы – семья» на своей тубе.

– А неплохая идея! – ответил Итан. – И каков план?

– Развесим по школе постеры, попросим народ прислать видеозапись выступления. Потом покажем, кого выбрали, и не придется выслушивать каждого по восемь часов после школы.

– Идеально. Благословляю вас на это. А теперь про надзирателей… Придется кого-нибудь позвать, раз мы собираемся проводить танцы в спортивном зале. Что делать будем?

Итан перевернул исписанную именами страницу в своем блокноте – на соседней странице список продолжался.

– Похоже, на обед мы все-таки не успеем, – прошептал Ли.

Я сунула руку в рюкзак и передала ему под партой пакетик с вяленым мясом.

– Ты – мой герой.

– Зови меня Чудо-женщиной.


В пятницу после школы отец с Брэдом уехали на футбольный матч до вечера; Ли собрался в кино с Рейчел – спросив, не против ли я; парни устроили бро-вечер с видеоиграми, пицце-перееданием и пивом, если удастся уговорить чьего-нибудь отца купить пару банок, а я решила выделить немного времени «для себя».

Меня, конечно, пригласили на бро-вечер, но я отказалась.

Я достала маску с зеленым чаем, накрасила ногти, занялась эпиляцией ног – и все это под старый сезон «Королевских гонок РуПола» по телику.

На стоящем передо мной ноутбуке играло видео с какими-то парнями из школы, которые исполняли кавер на одну из песен Mumford&Sons. Звучало неплохо. Лучше того, что я уже послушала. Я скинула Итану ссылку и спросила, сколько баллов из десяти он бы им поставил.

А потом закрыла ноут. Сегодня я хотела отвлечься от стресса из-за школы и приближающегося колледжа, от всех сомнений касательно отношений с Ноем и впервые за несколько недель просто расслабиться.

Но тут в дверь позвонили.

Я замерла. В таком виде я никому не собиралась открывать! Волосы зачесаны назад, по всему лицу размазана зеленая жижа, на ногах – восковые полоски (осталось три минуты), а между пальцами – пластиковые разделители, чтоб удобнее красить ногти.

К тому же на мне были пижамные штаны с Винни-Пухом и футболка Ноя – та, в которой я обычно спала.

Вот черт.

Но стоило хотя бы посмотреть, кто это так ломится в дверь. Вдруг что-то важное? Это мог быть Ли. А он и не такое видел, поэтому смеяться не станет. Иногда он тоже делал со мной маски и педикюр. А если это был Леви… думаю, он бы тут же меня сфотографировал и разослал всем парням.

Я подскочила к окну и приподняла занавеску, чтобы посмотреть, кто стоял у двери. Лица я так и не рассмотрела… вроде бы Ли. Неужели Рейчел заболела, и им пришлось отменить поход в кино?

Я слишком уж повеселела от мысли о том, что их планы на вечер могли рухнуть…

Я допрыгала до двери, отчаянно пытаясь не смазать лак, и открыла.

– Привет, бро, а что случилось с…

Я уже собиралась захлопнуть дверь.

Но в проеме появилась рука. Я чуть не споткнулась, сделав пару шагов назад, и створка распахнулась. В дом, смеясь, зашел Ной. Улыбающийся от уха до уха. На нем были кожаный пиджак, хорошо знакомые мне черные ботинки и белая футболка.

– Ты что здесь делаешь? – закричала я.

Если бы не маска, я бы для верности протерла глаза. Может, у меня глюки? Нанюхалась лака – и вот результат.

Ной не мог быть здесь, в моем доме. Потому что он учился на другом конце страны.

Но вот он, стоял и смеялся надо мной так сильно, что схватился за бока.

– Я тоже рад тебя видеть, – ответил он, наконец выпрямившись.

– Что ты здесь делаешь? – повторила я. Казалось, все остальные слова на свете я просто забыла.

Он ухмыльнулся, и на его левой щеке проступила ямочка.

– Мы с тобой так давно не виделись… и ты встречаешь меня вот так? Да брось, Эль. Где же шелковое белье из «Пятидесяти оттенков »? Розовые лепестки на полу, ужин при свечах?

– Я…

А потом он обнял меня, притянул поближе и поцеловал. Я растаяла в его объятиях. Все мое беспокойство, все напряжение разом исчезло. Руки инстинктивно обхватили его плечи, пальцы зарылись в непривычно короткие волосы. Ной пах кофе, а его прикосновения были такими же, какими я их помнила. И поцелуи тоже.

Ох, боже, как же хорошо он целовался.

– Вот так, – сказал Ной, оторвавшись от меня, чтобы отдышаться. – И нужно здороваться.

Я чуть отодвинулась, но мои руки все еще лежали у него на плечах.

– Теперь у тебя на лице моя маска. – Я провела пальцем по его щеке, там, где куски зеленой жижи застряли в щетине. Похоже, он не брился пару дней. И ему это дико шло. В реальности оценить это было куда легче, чем по видео.

Ной улыбнулся.

– Господи, как же я скучал.

Я лишь притянула его поближе и снова поцеловала.


Позже, когда я избавилась от косметики и восковых полосок – но не от пижамы, – мы лежали на диване в гостиной. Я – спиной к телевизору. Наши носы почти соприкасались, он прижимал меня к себе, и я ни за какие бы деньги не сдвинулась с места. Мне нравилась его борода, хотя от нее и чесались щека и шея. Глаза у Ноя были невероятно яркими, даже еще более голубыми, чем я помнила. И он ни разу не оторвал от меня взгляда, пока мы лежали так, а по телевизору шли повторы «Бруклин 9–9 ».

Я все еще не могла поверить, что он приехал! В самом деле приехал . У меня кружилась голова, и я совершенно забыла обо всех проблемах, которые появились в наших отношениях за последнее время.


Ной говорил со мной через дверь ванной – рассказал о том, что у него отменили занятия в понедельник, и он захотел устроить мне сюрприз и приехать на выходные (в чем он, надо сказать, преуспел и был безумно собой доволен).

Он сказал, что после нашей ссоры (почти односторонней, чего уж) по поводу фотографии решил приехать. Он соскучился и подумал, что нам не помешало бы снова встретиться.

– Ты мог бы выбрать более подходящий момент для того, чтобы заявиться ко мне на порог. Например, подождал бы минут пять, – заявила я с той сто









роны двери, отрывая последнюю восковую полоску. – Серьезно. Я в ужасе.

– Потому что я видел тебя похожей на принцессу Фиону из «Шрека»?

– Потому что я пытаюсь сохранить иллюзию того, что мне удается выглядеть потрясающе безо всяких усилий, – пошутила я, открывая дверь. – А теперь ты знаешь мой секрет.

Он склонился для поцелуя.

– Эль, ты всегда прекрасна. Даже с волосатыми ногами. И прыщами.

Я провела пальцами по его щеке – маску он уже смыл, – а потом по носу, по двухдневной щетине, по бровям.

– Что ты делаешь?

– Восхищаюсь своим потрясающим парнем. – Я поцеловала его.

Неужели целовать его всегда было так восхитительно? Я успела об этом забыть.

– Я так по тебе скучала. И словами не описать. 

– Я скучал по тебе еще больше, – запротестовал Ной, ухмыляясь.

Я покачала головой и подарила ему еще один поцелуй, на этот раз медленный и мягкий. Я старалась запомнить все. Кто знает, когда я смогу дотронуться до него в следующий раз? Нельзя было упускать ни секунды.

Мы отвлеклись на звуки подъезжающей машины: должно быть, отец и брат вернулись домой. Мы сели. Я поправила футболку, а Ной украл у меня еще один поцелуй до того, как дверь открылась.

– Вот и мы! – сообщил отец. – Вернулись.

Брэд уже побежал наверх, крикнув:

– Привет, Эль! Привет, Леви!

Должно быть, отец попросил его сразу же переодеться. Брэд каким-то чудом везде умудрялся найти грязь, словно назло. Но сам папа зашел в гостиную и потому увидел, как Ной вопросительно изгибает бровь. Наверное, из-за Леви. Я пожала плечами. Да, Леви частенько заглядывал к нам в последние недели… даже чаще, чем Ли.

Отец внимательно оглядел Ноя, словно не мог поверить в то, что видит, а потом прищурился. Ной помахал рукой, которой секунду назад обнимал меня за плечи.

– Здрасьте, мистер Эванс.

Отец прочистил горло.

– Рад тебя видеть, Ной. Приехал домой на выходные?

– Ага. В понедельник отменили занятия, так что я подумал, было бы классно повидать Эль. – Ной улыбнулся мне, и выражение его лица в тот момент было точь-в-точь как у его брата, когда тот смотрел на Рейчел. Я покраснела.

Отец кивнул.

– И как тебе колледж? Твоя мама говорила, что вроде бы ты неплохо справляешься.

Ной ответил сразу же, с энтузиазмом. Что было совсем на него не похоже.

– Да, все круто. Завел парочку классных друзей, футбольная команда там тоже неплохая, занятия интересные. Правда, приходится самому стирать… – добавил он, и оба засмеялись.

Мы немного поболтали, а потом отец отправился на кухню за кофе без кофеина, а Брэд – в постель. И губы Ноя коснулись моей шеи, а его рука скользнула под футболку. Такая теплая, тяжелая. Знакомая. Сердце замерло, а Ной тихонько произнес:

– Не хочешь заночевать у меня?

– А родители не будут против?

– А когда они вообще были против? В нашей ванной все еще лежит твоя зубная щетка. И дезодорант.

А в комнате Ли у тебя свой ящик с вещами.

– Да, но… не знаю, не могла не спросить. Все немного изменилось.

Ной поцеловал меня в щеку, опалив дыханием ухо.

– Эй, если хочешь остаться здесь одна… – Он коснулся губами моей шеи.

– Дай мне две минуты.

Я поспешила наверх, чтобы натянуть что-нибудь более подходящее, и закинула пару нужных вещей в сумку – чистое (и красивое) белье, зарядник для телефона, – а потом влетела в ботинки и побежала вниз.

– Я заночую у Ли, – сообщила я отцу.

А после, заметив, что он сейчас наверняка начнет читать лекцию про осторожность, добавила:

– В гостевой комнате.

На самом деле я не собиралась спать в гостевой комнате. В моей сумочке притаилась пачка презервативов.

Отец кивнул, словно больше не хотел об этом говорить, но кинул на меня немного осуждающий взгляд поверх очков.

– А домой когда вернешься?

Я пожала плечами.

– В воскресенье, думаю. После ужина.

Отец снова кивнул.

– Хорошо. Напиши мне завтра, что да как. Ключ взяла?

– Ага.

– Таблетки тоже?

Мои щеки вспыхнули. Я должна была догадаться: так просто я от отца не отделаюсь. Я принимала таблетки уже больше года – не ради контрацепции, а чтобы урегулировать месячные, – но отец, похоже, относился к этому так же, как к алкоголю на вечеринках. И если он не может меня остановить, так хотя бы предостережет.

Я прошипела в ответ:

– Да , пап. Господи . Я ведь ответственная взрослая женщина.

– Ты вчера подпевала диснеевским песенкам.

– Ответственная. И взрослая . Я пошла.


В доме у Флиннов было тихо, только где-то внизу шумела стиральная машинка. Ной сказал, что родители уехали отмечать двадцатилетие свадьбы своих друзей и вернутся только завтра. Ли все еще шатался где-то с Рейчел.

Но мы, конечно, не жаловались.

Мы лежали на кровати, закутавшись в одеяло, – хотя ночь была теплая. Ноги наши сплелись. Я положила голову Ноя на грудь и тихонько поглаживала ее рукой.

– Ты пахнешь как-то по-другому, – сказала я.

Я чуяла цитрусовый гель для душа, шампунь и его обычный одеколон, но к этому всему примешивалось что-то еще. Что-то, чему я не могла придумать названия.

Он ответил:

– Я не курил уже пару месяцев, может, все дело в этом?

Я привстала на локтях и заглянула ему в глаза.

– Никогда не понимала этой твоей привычки. Это ведь даже не было привычкой . Ты курил просто потому, что это было круто, так ведь?

Уголок его рта дернулся, и он на мгновение отвел взгляд.

– Вроде того.

– Зачем ты вообще так отчаянно поддерживал имидж плохого парня?

Не успел вопрос слететь с моих губ, как я подумала: а почему я не задавала его раньше? Ной вздохнул и запустил руку в мои волосы. Пальцы наткнулись на узелок, и он провел ими по корням. По этому я тоже очень скучала: по бездумным, успокаивающим поглаживаниям по голове.

– А что, разве я больше не плохой парень? – На его лице играла насмешливая улыбка. – Ах, ранишь в самое сердце, Эль. Мне что, пойти ударить кулаком в стену и зажечь сигарету в доказательство? Умчаться на мотоцикле вдаль и подраться с кем-нибудь? Пойти… не знаю, посбивать чьи-нибудь растения в кадках? Маме это не понравится. Вот она, настоящая крутость.

Я закатила глаза.

– Ух, как смешно. Но серьезно. Ты ведь на самом деле… приятный, да еще и тайный заучка. А на людях ведешь себя так, словно никто к тебе и пальцем не может притронуться. Словно постоянно нарываешься на драку. Я давно заметила, что все это показуха.

Ной посмотрел мне в глаза. Должно быть, он понял, что я серьезно. Его пальцы тут же начали рисовать круги на моей спине. Я прижалась губами к его груди.

– Вы с Ли тогда были маленькими и вряд ли вспомните… но в начальной школе меня травили. Сильно. Я был поменьше остальных ребят, такой худой стручок.

– Я видела фотографии. И вроде бы помню…

– Еще я был умным. А ты знаешь, как с такими обращаются те, кто больше и глупее? Им ведь как-то надо показать свое превосходство. Такое случается повсюду. Классическая ситуация.

– Ну да… – медленно проговорила я, сдвинув брови.

Я знаю Ноя так долго… как так вышло, что я никогда не слышала об этом? Интересно, а Ли знал? Родители их никогда об этом не упоминали… Может, он попросил их молчать?

– Меня это бесило. Я хотел дать им сдачи, но, если давать сдачи, можно нарваться… к тому же я не был стукачом. Не выдавал тех, кто сталкивал меня с качелей или забирал печенье на обеде. Я просто… злился .

Изо рта Ноя вырвался прерывистый выдох, и я взяла его руку в свою, сжав пальцы. Он не сжал их в ответ, но и ладонь не убрал.

– Я не мог вылить на них эту злость. И родителям рассказать тоже не мог. Их бы вызвали в школу, все бы забеспокоились, а я превратился бы в еще большего неудачника.

– Тогда ты начал выливать злость на все остальное? – Я подумала о тех временах, когда Ной ходил на занятия по управлению гневом, но это ему не особо помогло.

Он словно и не услышал меня.

– В средней школе было не так плохо. Летом я вытянулся, а родители записали меня на кикбоксинг…

– О, это я помню.

– Они думали, что мне нужно где-то выпускать пар. И немного подкачаться тоже.

– Но ты все еще был гиком, – добавила я.

Этот разговор походил на пазл: я пыталась собрать середину, не справившись с краями. Поверить не могу, что никогда прежде не спрашивала его об этом.

– Ты такой умный. И всегда был умным. Черт, Ной, ты ведь поступил в университет из Лиги Плюща. Не каждому это под силу.

– Я помню, как в восьмом классе я получил тройку по испанскому. – Он ухмыльнулся. – Раньше я никогда не получал ничего меньше четверки с плюсом, даже за те предметы, которые мне не особо давались. Я знал, что был умным, но никогда не скатывался по отметкам. Родители не разозлились – сказали, что это всего один тест. Но они были разочарованы. Я видел это по их лицам. И я убивался из-за этого сильнее, чем они.

– И… – Я чуть выпрямилась, и Ной прижал меня к себе сильнее. Он не поднимал на меня взгляда, он пялился на стену перед собой. Я отняла руку и повернула его за подбородок, чтобы он посмотрел на меня.

– И я решил, что с меня хватит, – сказал он.

– Чего?

– Ненависти. Бездействия. И я начал отвечать. Нарывался на драки, сбегал с уроков. Родители и учителя думали, что это просто такой период. Говорили, дайте ему год, все пройдет, и он снова начнет относиться к учебе серьезнее.

– Но ты этого не сделал.

Ной покачал головой.

– Я всегда относился к школе серьезно. Просто показывал людям, что это не так. В старшей школе, чтобы оставаться в футбольной команде, нужно учиться на одни пятерки, так? Хотя тренер и не за всеми следил. Но я учился хорошо. Остальные ребята в команде тоже старались, так что никто и не заметил. И, если честно… мне нравилось , что меня считали плохим парнем. Было весело прогуливать уроки или заявляться в класс с опозданием. Учителя только глаза закатывали, когда я появлялся без домашки… они этого ожидали. Думаю, они считали, что в конце года я все завалю.

– И… тебе понравилось, когда ты их удивил? Тем, что закончил учебу как третий лучший ученик во всей школе?

– Я учился ради себя, а не ради кого-то. Я не планировал становиться лучшим учеником, чтобы читать речь на выпускном. Я не хотел признания. И внимания тоже. Я поддерживал репутацию плохого парня не только для того, чтоб меня не задирали, не только из-за веселья или из-за того, что я и в самом деле тот еще засранец… просто если люди ничего не ожидают, они не разочаровываются.

Мы замолчали. Дыхание Ноя участилось и стало прерывистым, но потом он успокоился. Он всегда слишком многое держал в себе, повторяя, что не особо умеет разбираться со всей этой эмоциональной фигней. Я никогда не видела Ноя таким ранимым.

Я поняла, что больше не знаю его. И дело не в его рассказе. Он вернулся домой из колледжа совершенно другим человеком. Он чаще улыбался, стал более расслабленным. Даже когда мы ссорились из-за фото… Ной вел себя разумно. Куда спокойнее, чем я сама.

– А теперь? Ты ведь учишься в Гарварде, школа позади, теперь-то с бунтарством покончено?

– Кто тебе сказал такую глупость? А я-то думал, что именно из-за нее ты в меня и влюбилась.

Я закатила глаза и улыбнулась.

– Ну да, конечно. Именно из-за того, что ты обещал перевернуть все цветы в горшках твоей мамы.

– Еще я могу есть лед, – отрапортовал он. – Прямо кубиками. И только попробуй сказать, что это не круто.

Я легонько стукнула его по груди, и он поймал мою руку в свою. И поцеловал каждый палец. Я захихикала: он наконец-то перестал быть таким серьезным. Ной действительно не слишком хорошо справлялся со своими эмоциями, поэтому неудивительно, что ему хотелось как-то ответить на издевательства. Не плакать же ему, в самом деле.

– Я имела в виду… – начала было я, но Ной прервал меня поцелуем.

– Я знаю, что ты имела в виду. Сейчас я просто стараюсь не скрываться за лишними стенами, меньше ругаться с людьми. Там легче, потому что меня никто не знает и я… могу, так сказать, вылепить себя заново. И в Гарварде полно умников, так что я не особо выделяюсь из толпы. – Он ухмыльнулся. – Но это сложно. Я ведь привык быть кем-то иным.

– Я люблю тебя любым, – искренне ответила я.

И в тот момент я любила Ноя сильнее, чем когда-либо.

– А если я вдруг начну носить розовые футболки поло и завязывать свитера вокруг шеи? А потом обменяю мотоцикл на гольфкарт?

– Нет, ну это уже просто смешно.

– Ты сама начала.

Но Ной улыбался.

– Нет, это все ты.

– Ты точно была первой.

А потом он перекинул меня на себя и принялся тыкать пальцами мне под ребра. Я завизжала, пытаясь вырваться, но не смогла дать достойный отпор – слишком уж сильно смеялась.

Ной фыркнул прямо мне в ухо:

– Но вот это начал я.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Той ночью я спала лучше, чем за все последние недели. Когда я проснулась на следующее утро, часов в десять, Ной уже не спал. Он сидел в постели и смотрел ролики на YouTube. Я придвинулась к нему поближе.

Вот бы просыпаться так каждый день.

– Доброе утро, соня, – проговорил Ной, потянувшись за поцелуем. На вкус он был как зубная паста, значит, уже выползал из-под одеяла. А вот мое дыхание оставляло желать лучшего. Но не все ли равно? И я улыбнулась прямо в поцелуй.

– Я скучала… – начала я, а потом зевнула. – Скучала по всему этому .

– По чему? Видюшкам в субботу утром? – пошутил он.

– По пробуждениям рядом с тобой.

Он улыбнулся шире, и я тоже. Ной поставил видео на паузу, убрал телефон, перекатился на меня и приподнялся на локтях. Я провела пальцами по его загорелому торсу и рукам, придвинулась ближе и прижала губы к его губам. Каждый раз, когда мы целовались, меня накрывало эйфорией. Совсем как в самый первый раз.

Почему я вообще в нем сомневалась? Должно быть, с ума сошла. В последние дни я думала, что сильно скучала по Ною, но теперь, когда он был рядом, поняла: я не просто скучала – я сходила с ума от одиночества. В наших отношениях ничего  не поменялось. Вместе нам было не просто хорошо… нам было идеально. Мы  были идеальны. И чтобы понять это, потребовалось лишь немного времени вместе, вот и все.

Остаток утра был ленивым и уютным. Настоящая идиллия.

И потому я наконец набралась смелости и решилась спросить его про танцы.

– Ной…

– Да?

Я сглотнула и провела языком по губам. Во рту пересохло.

– Просто… в школе скоро танцы. Белые танцы.

И я хотела спросить… не сходишь со мной на них?

Ной вздохнул и отвел взгляд. Внутри меня что-то оборвалось. Ему не нужно было раскрывать рта, я все поняла. Мне хватило и вздоха.

Потому я и не хотела задавать ему этот вопрос.

Боялась именно такой реакции.

– Я бы пошел, – виновато протянул он. – Ты же знаешь, Эль, пошел бы. Но на этих выходных мне просто повезло. Я не могу мотаться сюда каждую неделю, тем более ради школьных танцев. На поездки уходит слишком много времени, а мне нужно учиться, тренироваться… да и билеты на самолет не самые дешевые.

– Но… – Я сделала глубокий вдох и чуть привстала. – Я очень хочу пойти с тобой. И мне очень хочется видеть тебя почаще. Мне тяжело, понимаешь?

– Понимаю. – Он нахмурился. – Для меня это тоже тяжело. Я по тебе постоянно скучаю. Но не могу же я прилетать сюда каждый раз, когда вы устраиваете бал, вечеринку или еще что. И Белые танцы… это ведь уже в ноябре? А я хотел вернуться домой позже, на День благодарения.

Я прикусила язык и опустилась на кровать. Между нами повисла неловкая тишина. Это ведь всего лишь танцы, убеждала я себя. Подумаешь. Конечно, Ной не может пролететь ради них через всю страну.

Но разве так плохо хотеть провести с ним побольше времени? Пусть даже и на танцах?

Ной наклонился и чмокнул меня в макушку. А потом приобнял.

– Может, я вернусь к Летнему балу.

Он протянул мне оливковую ветвь, и я схватилась за нее, кивнула и ответила ему поцелуем. На самом же деле мне хотелось вырваться из его объятий и натянуть худи – так, чтобы не было видно лица. Его отказ тяжелым камнем опустился мне на сердце.


В обед мы спустились на кухню, где уже сидел Ли и делал себе сэндвич.

– Привет, – сказал он. – Ты знала, что он собирался приехать?

– Не-а.

– Вообще-то, «он» стоит прямо здесь, – укорил нас Ной.

– Ты ничего не слышала, Шелли? – Ли драматично огляделся по сторонам, а я попыталась не засмеяться.

– Это ветер. Кажется, твоя мама оставила окно открытым…

Ной вздохнул, прошел мимо меня и заглянул в холодильник.

– А где яблочный сок?

– Такого не держим.

– Но у нас всегда был яблочный сок.

– Ной, его в этой семье пьешь только ты. Мама решила, что нет смысла покупать то, что никто не пьет.

– Да уж, вот тебе и выпустили птенца из гнезда…

– Думаю, они начнут скучать по нам, только когда я тоже уеду.

Ной достал из холодильника апельсиновый сок без мякоти и жестом спросил, налить ли и мне стаканчик. Я кивнула.

– Бекона тоже нет.

– Мама пробует новую диету. Теперь мы едим меньше мяса. Из-за уровня холестерина у отца, кажется.

– Господи, я словно в чужой дом вернулся.

– Кажется, на полке есть немного индейки.

– Но это не бекон.

– Мама говорит, что почти одно и то же.

– Какая ложь!

Не улыбнуться было невозможно. Я и забыла, какими они бывают – эти Флинны. Примерно как мы с Ли, когда перекидываемся острыми фразами.

После завтрака Ной объявил, что мы возвращаемся наверх и будем смотреть телевизор. Ли фыркнул.

– Смотреть телевизор . Теперь это так называется. Не забывайте предохраняться! И не делайте того, чего не сделал бы я. И все такое прочее.

Я покраснела и заслонилась волосами, чтобы Ли этого не увидел. Ной стукнул его по голове и велел не лезть не в свое дело.

Когда Ной закрывал дверь в кухню, я услышала, как Ли изображает приступ рвоты.

Я развернулась у лестницы, приложила палец к губам и громко засмеялась.

– Ах, Ной! Прекрати! Только не на лестнице!

– Ребят, это отвратительно! – прорычал Ли из-за двери.

– О-о-ох, Ной! – Я картинно застонала.

– Ну все, подарка на Рождество не жди, Шелли!

– И я тебя люблю, бро!

– Вы такие странные. – Ной покачал головой.

Я ухмыльнулась, а потом понеслась по лестнице вперед Ноя, но он успел легонько стукнуть меня по заднице. Я оглянулась и приподняла брови, а он сделал вид, что ни при чем. Даже засвистел! Святая невинность! Я развернулась и продолжила путь, а Ной снова шлепнул меня.

Я перепрыгнула через несколько ступенек сразу, и в третий раз Ной промахнулся и едва задел край моей футболки. Он засмеялся и побежал следом. Ли закричал:

– Эй, дети, потише там! Это ж кошмар! Ненавижу вас!

На что я только рассмеялась и побежала дальше, пока Ной не поймал меня, не опрокинул на кровать и не упал сверху. Он целовал меня до тех пор, пока я не уверилась в том, что на свете нет ничего прекраснее этого.




r />

Чуть позже я спустилась в кухню за кофе. Ли ушел к Рейчел – похоже, ее родители отчалили на свадьбу родственницы, и они запланировали романтический вечер со свечами, едой и фильмом. Рейчел сказала мне по секрету, что это будет «Та Самая Ночь» . А значит, возможно, они займутся наконец сексом.

Родители Ноя и Ли тоже все еще не вернулись.

Они остались на ночь в отеле и должны были приехать чуть позже.

По пути наверх я молчала: шла медленно, стараясь не расплескать кофе. Я была босиком, и Ной не мог меня услышать.

Голос Ноя, низкий и взволнованный, эхом разлетался по коридору.

Дверь в его комнату была приоткрыта, и я остановилась и прислушалась. Ной сидел на краю кровати спиной ко мне и разговаривал по телефону. Он запустил пальцы в волосы, его плечи были напряжены.

Что-то явно случилось. И я… решила послушать. Конечно, мне не стоило этого делать, но его тихий голос звучал так резко – и я поддалась любопытству.

– Да, я сейчас с ней, она внизу… Что? Нет, конечно, я ей не сказал!.. Нет, еще нет. Время неподходящее… Нет… Послушай, я ей расскажу, правда, но не сегодня… Ей не стоит этого знать. То есть… да, ладно, конечно, стоит, но… – Ной вздохнул и снова запустил руку в волосы. – А что ты сделаешь, позвонишь и расскажешь все сама?

Он горестно фыркнул.

– Ну да. Послушай, Аманда, это ничего не значит. Эль не стоит об этом знать.

Аманда .

Он разговаривал с ней. Обо мне .

Кровь отхлынула от моего лица. И как только я умудрилась не выронить кофе? Сердце колотилось, а по телу разливался холод. Я ведь чувствовала… знала, что что-то не так, что-то изменилось между нами. Дело не в расстоянии. Дело…

Это ничего не значит. Время неподходящее. Ей не стоит об этом знать. Это ничего не значит. 

Я толкнула дверь, зная, что Ной услышит скрип. Он обернулся – на губах его застыла улыбка, которая тут же исчезла, когда он увидел выражение моего лица.

– Вот черт, – пробормотал Ной в трубку. – Мне пора. Позже поговорим.

Он отбросил телефон на подушки и поднялся. Я подошла к ночнику, двигаясь, словно на автопилоте, и поставила на столик чашку. А то вдруг уроню. Или выплесну ее содержимое прямо ему в лицо.

– С ней разговаривал? – Я старалась говорить ровно, но голос немного дрожал.

Ной прикусил губу. Я никогда еще не видела, чтобы он так нервничал.

– Эль, что ты услышала?

Неправильный ответ, дружочек. 

– Так это была она? Девушка с фото? – Я не могла заставить себя произнести ее имя. Меня переполняла ненависть.

– Да, я говорил с Амандой, но это не то, о чем ты подум…

– Да ну? Ты так в этом уверен?

– Да! – почти рявкнул Ной.

Так честно, как только мог, протягивая ко мне руки ладонями вверх – умоляя меня выслушать его. Сердце бешено стучало, меня трясло.

– Я знаю, о чем ты подумала. Но я говорил тебе: ничего у нас с Амандой не было, клянусь. Ничего.

– И я должна тебе поверить? – Я сделала шаг назад, словно именно его слова оттолкнули меня.

В горле застыл ком. Я не могла заплакать, только не сейчас. Я моргнула – так сильно, что перед глазам закружились звезды.

– После того, что услышала? Я так и знала, что ты от меня что-то скрываешь. Ты ведь на другом конце страны, Ной! Может, ты и думать обо мне давно забыл, а сейчас приехал, чтобы просто…

– Ты надумываешь.

– Да ну? С твоим-то прошлым?

Это был удар ниже пояса. Я не имела на это права: да, за ним тянулась репутация героя-любовника, но я знала, что он никогда не изменял. Но слова сыпались из моего рта бесконтрольно.

Его слова ранили меня.

Это ничего не значит. Ей не стоит об этом знать… 

Все было ясно как белый день.

Я приложила ладонь к животу, не понимая, где именно родилась боль: голова кружилась, я могла вот-вот упасть. Мне на грудь словно уронили целую гору. Хотелось кричать, или плакать, или… не знаю. Ничего не знаю!

Умоляющее выражение его лица сменилось другим, когда Ной наконец понял смысл сказанного. Его голубые глаза потемнели.

– Ты мне не доверяешь.

Я чувствовала себя ужаснее некуда, но не могла заткнуться. Я продолжила уничтожать все, что мне было дорого, и какая-то часть меня умоляла прекратить, но недели нервотрепки дали о себе знать.

– На себя посмотри. Ты меня ревнуешь к любому столбу. Стоит мне заговорить про Леви – и вуаля! И не отнекивайся! Тебе, значит, можно, а мне нельзя? Раз я услышала какой-то стремный разговор с этой стервой…

– Аманда не стерва.

– Прекрати ее защищать! Вообще о ней не говори. Я не хочу слышать о том, какая она милая. – Я почти перешла на крик. Хорошо, что дома больше никого не было. – Ты хоть представляешь, каково мне было? Все видели ту фотку. И все подумали, что мы расстались.

– Я знаю, Эль, и мне жаль, но ты должна поверить мне. Ничего не было. И ничего не будет. Не знаю, как мне это еще до тебя донести. Мы с Амандой просто друзья.

– Но ты не рассказал мне о ней!

– Уж ты-то не должна ревновать к девчонке, которая со мной дружит! – рявкнул он. – Посмотри на себя с Ли!

– Это совсем другое, и ты это знаешь.

Ной покачал головой.

– А что тогда Леви? Ты о каждой вашей встрече мне рассказываешь?

Я стиснула зубы. Да какое ко всему этому Леви вообще имеет отношение?

– Мы партнеры по лабораторным. Занимаемся вместе. Это непросто. Это… ты не поймешь.

Может, замечание было логичным, но в тот момент меня словно ударили ножом в живот. Неужели он считал меня такой глупой? Или он поднялся на высшую ступень бытия, едва уехав в колледж? Словно я не могла понять то, что понимала Аманда ?

– Зачем ты ей звонил? – прошептала я.

Это была последняя капля.

– О чем вы говорили? Раз это не то, о чем я подумала, то, о чем вы говорили? Объясни мне, прошу.

Ной собирался открыть рот, но промолчал. Он отвернулся, чувствуя себя поверженным.

Я покачала головой. Мне хотелось ему поверить, но стоило закрыть глаза, как я видела то дурацкое фото: она обнимает его, он – ее, ее губы на его щеке, ярко-красная помада, пьяная ухмылка. «Это непросто », – сказал он. Что Ной имел в виду?

Ничего хорошего, судя по всему.

– Прошу, Ной. Просто скажи мне правду.

Но ответом мне была тишина.

Ной втянул воздух сквозь зубы… но продолжал молчать.

Он опустил плечи. Я смотрела на то, как менялось выражение его лица. Что же случилось? О чем он, черт побери, не мог мне рассказать?

Чем дольше я ждала, тем хуже все становилось. Я представила кучу ужасных ситуаций, представила, как они с Амандой смеются, как заходят в хорошенькую кофейню, как гуляют по территории университета, как заваливаются к нему в комнату, как…

По телу растеклась слабость. Голова потяжелела.

Ной закрыл глаза, не в силах на меня смотреть.

И тогда я почувствовала, как пропасть между нами превращается в каньон, который не залатаешь внезапным приездом или видеозвонками. Я смотрела на Ноя и видела незнакомца. Этот новый, повзрослевший Ной отказывался говорить со мной, хранил секреты. Он изменился. И именно этого я боялась больше всего.

Следующую фразу я услышала словно со стороны, хотя и чувствовала, как двигались мои губы. Голос мой походил на запись.

– Думаю, нам пора прекратить пытаться.

Я насчитала четыре удара сердца. Ной задержал дыхание – я знала это, ведь сделала то же самое. Тишина между нами была абсолютной. Ной побледнел: из него словно разом пропал весь гнев, все мольбы, все напряжение. Я не могла посмотреть ему в глаза, потому сосредоточилась на ниточке, которая выбивалась из его джинсов.

– Что?

Его словно пытались задушить. Я вздрогнула.

– Я больше так не могу.

– Как – так?

– Так. Пытаться сохранить… это. Нас . Я ненавижу это… расстояние. Ненавижу знать, что ты так далеко, в универе, и рядом с тобой куча других девушек, которые куда умнее и красивее меня. И они наверняка тебе под ноги кидаются, и я просто…

– Ты мне не доверяешь. – Он старательно выговорил каждый слог.

– Я хочу тебе доверять! – Голос меня предавал. – Но ты даже не можешь рассказать мне правду о том, что происходит… и… что это за отношения такие? Это… я больше так не могу. И… мы не должны… не стоит привязываться к мертвому грузу.

– Так ты… что ты пытаешься сказать?

Я сделала глубокий вдох и выпрямила спину, подняла взгляд и попыталась сделать вид, что не вижу, как блестят его глаза и каким несчастным он выглядит. Даже безутешным. Еще одно слово из подготовительного экзамена Ли.

Черт. Ли. Как он это воспримет, когда узнает? Как я вообще подниму эту тему? Может, Ной сам ему расскажет? И на чью сторону встанет Ли? И имею ли я право просить его о поддержке после всего того, что мы пережили?

– Эль?

Это была настоящая пытка.

– Я пытаюсь сказать… что у нас ничего не получится. И нам… нам лучше расстаться.

На этот раз я насчитала три удара сердца.

– Не надо, Эль, – прошептал он.

– Тогда расскажи, что случилось.

– Я… я просто… не могу… не сейчас, хорошо? Все слишком… сложно.

Я покачала головой. Неправильный ответ. Этого было недостаточно. Недостаточно для того, чтобы осушить мои слезы.

– Эль, мы справимся. Умоляю.

– Нет, Ной. Не думаю. Иначе ты бы со мной поговорил.

Он попытался подойти ко мне, но я сделала шаг назад. Если он обнимет меня, то я тут же забуду обо всем, попытаюсь простить его… и это было бы неправильно.

Я смотрела на его ноги: как он переступает с одной на другую, а потом выпрямляется. Какой у меня был выбор? Все это становилось слишком болезненным. Уж лучше разорвать такие отношения сейчас, а не после того, как Ной поймет, что девчонки в колледже куда больше достойны его внимания. Ведь так? Он жил новой жизнью, а я лишь связывала его со старой. Жизнью, которая ему больше не нужна. К тому же, судя по всему, с той девчонкой  у него уже что-то наклевывалось.

И рассказать он мне об этом не мог.

– Прости, – пробормотала я.

И что-то внутри меня рассыпалось на миллион кусочков.

В горле застрял комок. Я-то думала, раньше мне было плохо, но это не шло ни в какое сравнение с той болью, которая наполняла меня сейчас. В кожу словно впивались иглы, и постепенно я переставала вообще что-либо чувствовать.

Я была готова к слезам, но не заплакала. Я просто приросла к месту, сжав челюсти, и не могла сделать и









шага.

Никто из нас не мог.

А потом я не выдержала.

– Мне пора, – прошептала я, подняла свитер и сумочку с кровати и забрала недочитанную книжку и телефон.

Я опустила голову так низко, как только смогла. От Ноя меня закрывали волосы.

Он не сдвинулся с места. Даже не попытался проводить меня до двери.

Там, внизу, я замешкалась. Может, стоило что-то сказать? Хотя бы попрощаться? Прошептать: «Увидимся»?

Я открыла рот и обернулась. Ной стоял спиной ко мне, и я видела, как напряглись мышцы на его спине и плечах. Он сжал руки в кулаки – всего на секунду, – а потом они повисли, как плети.

И я ушла, не сказав ничего.

Меня накрыло в машине.

Мы расстались. Я сама с ним порвала. Ветровое стекло заливал дождь. Я включила дворники, а потом поняла: это просто слезы. Я не хотела, чтобы Ной увидел меня плачущей в машине, потому завела ее и съехала с дорожки. Меня трясло, и я включила печку. Но она мне, конечно, не помогла.

До дома было совсем недалеко, но я плакала так сильно, что не могла сосредоточиться на дороге. И потому свернула на ближайшую улицу и остановилась. А потом упала на руль и зарыдала.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Я позвонила Ли.

Да, я знала, что, скорее всего, прерву их потрясающе важный романтический вечер с Рейчел. А ведь он так волновался перед ним. И так радовался. Потому я не сразу набрала его номер: цифры на экране расплывались из-за слез. С моей стороны было бы ужасно эгоистично помешать им. Я знала это.

И все равно нажала вызов.

Когда включилась голосовая почта, я совсем расклеилась. У меня даже закончилась целая пачка салфеток, которую я хранила в сумочке на всякий случай. Я тонула в отчаянии, мне не удавалось даже нормально дышать.

Какого черта? Что я наделала?

Я могла бы позвонить Леви. Мы ведь с ним дружим, и я знала, что он меня поддержит. И поймет – он ведь сам не так давно расстался со своей девушкой. Да, точно, нужно позвонить Леви и оставить Ли в покое.

Но ведь именно Ли был моим лучшим другом. А сейчас мне как раз не помешала бы его поддержка.

Я снова позвонила Ли. И снова передумала.

Но на этот раз он поднял трубку сразу же.

– Шелли, я тут как бы слегка занят. Что такое? – Ли говорил шепотом и немного раздраженно, все-таки я ему помешала, но стыдно мне не было.

Я всхлипнула, и, прежде чем я смогла начать этот разговор, Ли понял, что я плачу.

– Что случилось? – Голос Ли стал мягче. – Эль? Не молчи.

– Я… я р-р-рас-с-с-талась… – я икнула, – с Н-н-н-оем.

– Чего ?

– Я п-порвала с-с-с ним, – всхлипнула я и провела рукой по щеке. – Прости, что порчу вам вечер, я знаю, как для вас это важно, но я… я просто… мне нужно было с тобой поговорить. Десять минут – и я от тебя отстану. Пожалуйста.

– Нет, говори, я слушаю. Вы и правда расстались?

– Ох, господи, Ли… я не…

Я понятия не имела, что наделала.

– Где ты?

– В машине. Я… мне жаль, Ли. Мне не стоило звонить, но я не знала, что делать…

– Не извиняйся, – успокаивающе проговорил Ли. – А где ты именно?

Я огляделась, смаргивая слезы, чтобы прочесть название улицы на ближайшем указателе.

– Понял. Скоро приеду.

Вот черт, я не думала, что он просто бросит  Рейчел. То есть я могла бы догадаться, но я всего лишь хотела с ним поговорить, услышать слова утешения. Я не планировала вытаскивать его со свидания.

– Нет… Я… Честно, не надо, не…

Но я протестовала зря: судя по звукам, он отодвинул телефон от уха и заговорил уже не со мной. Потом я услышала шорох ткани.

– Прости, Рейч, мне нужно уехать.

– Что? Что случилось?

Голос Рейчел я едва слышала. Но, судя по тону, ей совсем не понравилось, что их прервали.

– Эль позвонила… Прости. Я скоро вернусь, обещаю. Я не могу ее там бросить. Клянусь, это не надолго. На часок-другой. Прости.

– О чем ты? Ты что, уезжаешь ?

– Ну да, я… это срочно. Она – мой лучший друг.

– Ли, мы планировали сегодняшний вечер неделями , и ты что, просто… ты вот так просто уйдешь?

– Я не просто так ухожу.

Ли явно пытался держаться спокойно и собранно. Меня бросило в дрожь.

– Я ведь сказал – скоро вернусь. Я понимаю, что это не… лучшее время… Но она в машине, одна, расстроена, и я ей нужен. Она вся в слезах, Рейч. Я ее так не оставлю.

– А меня  ты, значит, оставить готов?

Я никогда не слышала столько яда в голосе Рейчел. Вина принялась точить меня изнутри.

Ли даже не попытался с ней поспорить.

– Она – мой лучший друг, Рейчел.

– А я – твоя девушка!

– Ты ведь знаешь, какие у нас с Эль отношения. И знала это до того, как мы с тобой начали встречаться. Она – огромная часть моей жизни. И всегда ею была. Я и так с ней толком не вижусь с тех пор, как мы с тобой…

– И ты всерьез винишь меня в том, что вы начали отдаляться друг от друга?

Рейчел рассердилась, я слышала это по голосу. Я нахмурила брови. Не нужно было ему звонить.

– Нет! Разве я так сказал? Нет. Просто ты для меня была на первом месте все это время, но сейчас… сейчас я нужен Эль. Мне жаль, если ты не можешь с этим смириться, но…

– Смириться? Ли, мы с тобой только что переспали, и ты сбегаешь к другой девчонке! Я знаю, что вы близки, но это… Что бы ты ни говорил, она для тебя всегда будет на первом месте, и я… я не знаю, смогу ли…

Вот черт. Черт-черт-черт. Мне точно не стоило звонить. 

Так держать, Эль, две разбитые пары за один вечер! 

Ли тяжело вздохнул.

– Рейч, давай не сейчас, хорошо? Я не собираюсь оставлять ее в слезах где-то посреди ничего. И я люблю тебя, но речь идет о моем лучшем друге. Извини.

Возможно, Ли просто забыл, что я все еще на телефоне. Или думал, будто уже повесил трубку: судя по звукам, он запихивал мобильник в карман.

Но я услышала очень четко, как Рейчел заплакала.

– Ли Флинн, только посмей!

А потом – стук автомобильной двери. Я сбросила звонок и уронила телефон на колени.

По небу прокатился гром, и полил сильный дождь.

«Вот тебе и ложные выводы» , – подумала я, чуть не подавившись смехом.

А потом заплакала еще сильнее.

Я вздрогнула, когда в окно постучали. На секунду мне показалось, будто это Ной пришел поговорить, потому что не собирался так просто от меня отказываться.

Но я присмотрелась и поняла, что у машины стоял Ли. На сердце рухнул камень: я-то уже представила, как Ной клянется мне в вечной любви, рассказывает свой несчастный секрет и все становится как раньше.

Ли ежился от холода, переступая с ноги на ногу. Поднятый воротник плаща слабо защищал от дождя – Ли успел промокнуть до нитки.

Я смахнула мокрые салфетки с пассажирского сиденья и перелезла туда, освободив место водителя для Ли.

Первым делом он обнял меня, очень крепко. И, обняв его в ответ, я заплакала прямо в его модную черную рубашку. Он не стал ничего спрашивать: ни как я себя чувствую, ни что на самом деле случилось. Ли просто прижимал меня к себе и гладил по волосам. Вода с его плаща промочила мою одежду, но мне было все равно. Мне не хотелось его отпускать.

Минут через десять я наконец успокоилась.

– Прости… Не стоило тебе звонить. Нужно было просто поехать домой. Или позвонить Диксону. Или Леви. Или еще кому. Я не хотела, чтобы вы с Рейчел ссорились из-за меня.

Ли нахмурился.

– Так ты все слышала?

– Ты забыл повесить трубку. Я думала, ты просто оставил меня повисеть…

– И сколько ты услышала?

Я выбралась из его объятий, прижалась спиной к сиденью и поморщилась. Ли понимающе кивнул, а лицо его помрачнело.

Я открыла рот, чтобы извиниться. Ли не обязан брать на себя еще и мои проблемы, одного разрыва отношений для этого вечера было более чем достаточно. Я поступила как последняя эгоистка. Но Ли зажал мне рот рукой.

– Не надо. Не извиняйся. Я никогда не брошу тебя плачущей в машине, открестившись парочкой утешительных слов по телефону.

– Ты только что переспал со своей девушкой и сразу же сбежал от нее.

Ли передернуло, и он провел рукой по волосам.

– Да… Но она поймет. Я ведь был тебе нужен. Шелли, я бы не пришел, если бы не хотел быть рядом. А теперь послушай, как тебе план: я поведу, мы купим мороженого и завалимся к тебе? Посмотрим что-нибудь с Ноем Сентинео. Что скажешь?

Я всхлипнула и кивнула. Ли пошарил в карманах и передал мне свернутую (он поклялся, что не использованную) салфетку.

Я ждала в машине, пока Ли ходил в магазин: он вернулся с двумя большими баклажками мороженого, пакетом зефира, бутылочкой лака, парой тканевых масок для лица и огромной коробкой мягких салфеток.

– Куда столько?..

Ли улыбнулся.

– Шелли, за годы нашей дружбы я посмотрел достаточно романтических комедий, чтобы понимать, как нужно справляться с расставаниями.

– Кажется, ты перепутал разрыв с пижамной вечеринкой.

В ответ Ли рассмеялся.


В доме было пусто.

– Эй? – крикнул Ли.

Я заглянула в гостиную, а потом в кухню.

– Никого нет. – Я пожала плечами. Как будто Ли сам этого не заметил.

– Ха. Интересно, куда все подевались?

– Может, вышли в какую-нибудь кафешку.

Или в кино. Или в торговый центр. Или Брэд гостил у друга, и отец поехал его забирать. Уйма вариантов – было еще не так поздно.

Ли просочился мимо меня в кухню, вытащил из шкафа пачку попкорна и закинул ее в микроволновку.

А я просто встала посреди кухни, сжимая в руках купленные Ли продукты, и наблюдала за тем, как он достает вазочки для мороженого, ложки, заваривает кофе, наливает два стакана воды, достает из микроволновки попкорн – горячий и пахнущий просто божественно.

Ли поставил все на поднос и взял его – ложки протестующе загремели в пустых чашках.

– Ну все, пошли наверх.

Я придержала дверь в мою комнату, чтобы Ли смог пройти. Он поставил поднос на стол и забрал мою сумку. Я снова молча наблюдала за тем, как он достает мороженое, включает первую «Бриджит Джонс » на «Нетфликсе» и открывает пакет с зефирками. Ли стащил с кровати плед, расстелил его на полу, а потом вышел в коридор. Вернулся он с парой вязаных платков и флисовыми одеялками, которые выудил из кладовки. Он скинул свою ношу на плед, а потом отправил туда же пару подушек с кровати. Наконец, Ли сел в наше импровизированное гнездо и похлопал рукой по месту рядом с собой.

Кажется, мне достался самый лучший друг на всем белом свете.

Кто бы смог вот так бросить ради меня все?

Ной бы не смог. Зачем? Ведь у Ноя была та, другая девица .

Интересно, плакал ли он после того, как я с ним порвала? Та часть меня, которая все еще злилась на него, была уверена, что ни капли. Ной вообще нечасто плакал. Вместо этого он вымещал свою злость на бьющихся предметах. Ну хотя бы это-то он сделал? Сломал что-нибудь? Или, может, Ной вздохнул с облегчением, ведь теперь он мог спокойно встречаться с Амандой и не выдумывать оправдания.

Я посмотрела на Ли. Он все еще не задал мне ни одного вопроса касательно того, что произошло между мной и его старшим братом. Он даже не вел себя как-то по-другому, словно наш разрыв ничего не изменил. Он сидел рядом, улыбался и обнимал меня. Просто был здесь ради меня.

– Ну, давай начнем нашу терапию.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда я до отвала наелась мороженым, зефирками и попкорном и выплакала все глаза, я обняла Ли так, словно он был моим любимым огромным плюшевым медведем, а я – маленькой шестилетней девочкой. Мы не спали в одной кровати с тех пор, как нам исполнилось тринадцать. Тогда у меня начались месячные, и совместные ночевки начали казаться чем-то детским, а мы уже выросли. Но Ли не возражал сейчас, когда я уснула рядом с ним на полу, погребенная под горой одеял.

Мы услышали, как открывается входная дверь почти сразу после того, как разместились наверху, и я послала его вниз, поговорить с отцом и Брэдом. Из приоткрытой двери до меня доносились отдельные фразы.

– Эль сегодня неважно себя чувствует, так что мы смотрим кино и объедаемся мороженым. – Ли не стал объяснять все сразу.

Опять же, я смогла рассказать ему, что случилось, только после того, как мы досмотрели первый фильм. А когда вернулись отец с братом, Ли еще толком ничего не знал.

– Больше похоже на пижамную вечеринку, – засмеялся отец, но не проронил больше ни слова, и Ли поднялся обратно в мою комнату.


Сейчас дверь была открыта, я повернулась на бок и услышала, как мой брат произносит:

– Привет, Эль, а ты… О БОЖЕ!

Дверь хлопнула с такой силой, что со стола чуть не свалились мои фотографии. Брэд понесся вниз по лестнице, и мы с Ли тут же проснулись.

– Папа! – закричал он. – В комнате Эль мальчик! Ты ведь ее накажешь, да?

Ли недовольно застонал, отодвинулся от меня и потянулся, хрустнув шеей.

– Как же все ломит… Надо было украсть у тебя пару одеял и перелечь на кровать. Так, блин, и знал!

– Прости. – Я зевнула и протерла глаза.

По лестнице кто-то поднялся – судя по звукам, мой отец – и застыл перед дверью в комнату. А потом тихонько постучался.

– Заходи, – отозвалась я, пытаясь потянуться. – Тут Ли.

Дверь открылась. Отец явно пытался скрыть свое недоумение, но получалось у него неважно.

– Оу. Я думал, ты вчера домой ушел, Ли.

В голосе отца прозвучали суровые нотки. Да и глядел он на нас с подозрением, пусть и с легким.

– Я думал, что Брэд увидел здесь Ноя, – добавил он.

– Было бы неловко… – весело пробормотал Ли и вскочил на ноги. – С учетом того, что они вчера расстались. Простите, я, кажется, забыл об этом упомянуть? Я и не планировал оставаться на ночь, но Эль, похоже, очень нуждалась в компании.

– Вы расстались?

На лице моего отца промелькнула куча эмоций: сначала удивление, потом недоумение и, наконец, жалость.

– Что произошло? – спросил он.

– Не хочу об этом говорить, – прорычала я, уронив голову на грудь.

– Поделись со мной. Я ведь все-таки твой отец. И должен знать… о таких вещах . Почему он с тобой порвал? Из-за отношений на расстоянии? Тебе было слишком тяжело? Что он тебе сказал? Он встретил другую или?..

– Это я  с ним порвала, пап.

И почему он сразу подумал, что это Ной меня бросил? Меня это задело, но я не стала ничего объяснять. Не самое лучшее время.

– Просто… ничего у нас с ним не выйдет.

– Что ж, – отец прокашлялся. – Ты как, держишься, милая?

Меня пробила дрожь.

– Хочешь блинчиков на завтрак?

А вот на это предложение я даже смогла ответить улыбкой.


Ли остался с нами. Мы сидели на кухне в ожидании блинчиков, и он включил свой мобильник. Я вспомнила, что ночью он звонил и Ли отключил его с громким вздохом.

Едва телефон ожил, Ли нахмурился. Меня снова затопило виной: я вспомнила голос Рейчел во вчерашнем разговоре, который успела подслушать. Я пыталась обсудить это с Ли, но он меня тут же перебил, и я не стала напирать. Я понимала, что он и так разрывается между мной и Рейчел. Это было ужасно, но я радовалась, что все-таки позвонила ему вчера.

– Ну что, каков ущерб?

– Три… нет, погоди… четыре пропущенных и парочка эсэмэсок.

– Что пишет?

Ли дотронулся до экрана.

– «Прошу, перезвони, когда будет свободная минутка. Надеюсь, Эль в порядке». И еще…

Он нахмурился еще сильнее.

– «Думаю, нам нужно поговорить. Перезвони завтра».

Ауч. 

– Она даже не написала «целую». И никаких смайлов. И спокойной ночи не пожелала. А ведь мы всегда так делаем.

– Мне жаль.

– Это не твоя вина.

Вот только тут он ошибался. Я могла бы позвонить не Ли, а Диксону, Кэму или Леви. И мы оба это понимали, но Ли не винил меня. Он меня поддержал. И я была так сильно ему благодарна.

– Что будешь делать? – спросила я. – Я могу с ней поговорить…

– Без обид, Эль, но это вряд ли поможет. Куплю ей букет цветов, буду молить о прощении. Этого ведь от меня ждут?

– Ли, не стоит учиться жизни по романтическим комедиям, которые я заставляю тебя смотреть.

– До сих пор они неплохо мне помогали.

Я засмеялась – впервые после разговора с Ноем. Вспоминать о нем было неприятно, и я решила и вовсе забыть о прошлом дне. Не хотелось думать о расставании, о Ное, о том, как я буду по нему скучать, и телефонном звонке от другой девицы  тоже…

Пальцы мои непроизвольно сжались в кулаки.

Не думай об этом! Прекращай! Только не о том, как Ной говорил с Амандой. Не о том, что скрывал от тебя. Перестань вспоминать фотографию и их счастливые лица… И хватит представлять, как они целуются. 

Я сжала зубы и закрыла глаза, словно это могло убрать назойливо маячащую перед моими глазами картину. Ничего у меня не вышло. Ной и Аманда. Аманда и Ной. Целуются.

Как еще объяснить тот телефонный звонок? Он что-то скрывал от меня. И Аманда об этом знала. И она позвонила ему, хотя я была рядом, и все равно спросила, сообщил ли он мне новости. Наверняка именно это и произошло. Может, они поцеловались на вечеринке, или… Мне не хотелось думать о том, что это была не простая интрижка. Слишком больно.

Я распахнула глаза – Ли смотрел на меня.

– Ты в порядке?

Я покачала головой.

– Хочешь об этом поговорить?

Какая-то часть меня хотела, и еще как, но сейчас я бы просто с этим не справилась. Я и так рассказала Ли почти все, даже про телефонный разговор. Насколько смогла его вспомнить. И я достаточно хорошо знала Ли, чтобы понять: он тоже подозревает Ноя. А вдруг ему было известно чуть больше, чем мне, и он просто не хотел ранить меня еще сильнее.

Если мы начнем об этом говорить, Ли наверняка выдаст все, что знает. А слышать этого я не хотела.

А потом отец объявил:

– Блинчики готовы!

Я была спасена.


После завтрака Ли уехал домой, чтобы переодеться перед визитом к Рейчел («Не стоит показываться ей во вчерашней одежде, да?»). А потом почти сразу позвонил мне.

– Он уехал.

– О чем ты?

– О том, что Ноя здесь нет. Он оставил записку в кухне – что у него дела в универе и он улетел пораньше. Рассказать все родителям?

Я закусила губу. Может, Ной уже успел поговорить с ними и сам? И почему он решил улететь пораньше: чтобы не наткнуться ненароком на меня или чтобы поделиться с Амандой радостными новостями о своей холостяцкой жизни?

И я ответила:

– Да, конечно. Кто-то же должен.

– И парням тоже скажем?

Я задумалась. И поняла, что Леви обо всем этом хочу рассказать сама: никаких групповых эсэмэсок или сплетен за спиной.

– Нет. С этим я и сама справлюсь.

– Уже рассказала отцу?

– Нет. Ему и так не особо нравился Ной, ведь он был моим парнем, – сказала я.

Отцу хватало уже того, что Ной встречался с его единственной дочерью. И неважно, как долго он знал Ноя. Пока мы встречались, у отца были предубеждения.

– Зачем добавлять ему причин для ненависти? Просто День благодарения станет тем еще… событием . Расскажи потом, как прошло с Рейчел, идет? И передавай мои извинения.

Вчера я уже размышляла о последствиях нашего расставания: теперь, если я соберусь в гости к Ли, то могу наткнуться там на Ноя. И так далее. К тому же впереди маячил День благодарения. Ли об этом вчера тоже упоминал.

Каждый год мы справляли этот праздник с Флиннами. Мои родители росли в небольших семьях, потому кузенов у меня было немного, и все жили очень далеко. Мы виделись летом, в гостях у одной из моих бабушек. Ли был мне гораздо роднее, чем все они, и потому неудивительно, что мы справляли День благодарения с его семьей.

Но мне не особо хотелось сидеть за столом со своим бывшим. Особенно после такого расставания.

В тот день я постаралась больше не думать о праздниках и сосредоточиться на эссе для поступления. Мне нужно было куда-то влить накопившуюся энергию: хотелось кричать, но какой от этого толк! И когда Ли повесил трубку, я села за компьютер, открыла документ и перечитала те триста сорок восемь слов, которые уже успела написать. Я пыталась сосредоточиться на чем-то, кроме отношений, Ноя и проблем Ли, причиной которых была тоже я.

Но, прежде чем начать, я сделала еще кое-что: открыла браузер, зашла на свою страничку в «Фейсбуке» и сменила фото со мной и Ноем на пляже на фото со мной и Ли с дня рождения. А потом изменила статус отношений на «В поиске».

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Я-то думала, что люди бурно обсуждали фото с Ноем и Амандой пару недель назад, но это не шло ни в какое сравнение с той бурей, которая разразилась сейчас. Ли подтолкнул меня плечом в знак поддержки, я пригнулась и быстро дошла до машины Уоррена. Рядом с ней тусовались парни. Леви одарил меня ободряющей улыбкой, а остальные переглянулись, словно не знали, стоит ли им вообще спрашивать меня обо всем или оставить в покое и потом подоставать Ли.

Леви, конечно, уже был в курсе.

Вчера я часок посидела над своим эссе, а потом мне надоело, и я позвонила Леви.

– Дай-ка угадаю, – пробормотал он. – Тебя опять оставили с братом и нужна компания?

– Я рассталась с Ноем.

Леви помолчал секунду, а потом спросил:

– И так ты?

– Что, не будешь выпытывать у меня красочные детали?

Я подумала обо всех тех сообщениях, которыми меня завалили девчонки из школы. Каждая хотела узнать, что случилось и почему я сменила фотку?

– Можешь рассказать, если хочешь, – произнес Леви. – Но ты не обязана.

И это правильный ответ. 

– Я… не в порядке. Но все наладится. Думаю.

– Наладится, – с уверенностью заявил Леви. – После того как мы с Джули расстались, я разваливался неделями, а теперь только глянь на меня.

– Ох, господи, – охнула я. – Я обречена.

Леви рассмеялся, но не обиделся.

– Вот видишь! Уже шутки шутишь!

– Мне кажется, у него есть другая, – прошептала я так тихо, словно боялась превратить подозрения в правду силой голоса.

И я рассказала Леви про звонок, Ноя, который явно пытался от меня что-то скрыть, как он спорил потом насчет Аманды и как защищал ее.

– Защищал? – перебил меня Леви.

– Я назвала ее стервой, а он сказал, что это не так, и очень разозлился! – рявкнула я и только потом осознала, как жалко это прозвучало.

Хорошо, что Леви не стал мне об этом говорить.

Я продолжила рассказ, а потом он меня перебил:

– Погоди, так это ты  с ним порвала?

– Почему все так этому удивляются? – раздраженно выдохнула я.

Серьезно? Неужели Ной был настолько крутым? Никто и представить не мог, что я способна порвать с ним. «Если мне продолжат говорить то же и в школе , – подумала я, – то я буду кричать весь понедельник ».

Разговор с Леви помог и в то же время вымотал меня, я даже решила подправить некоторые факты, чтобы школьные сплетники не особо сильно вцепились в мою историю.

– Отношения на расстоянии – не для нас, – спокойно объясняла я парням на парковке в понедельник утром, когда Кэм осторожно спросил, что же все-таки произошло.

Слухи появились сразу же. И все было куда хуже, чем в прошлый раз, с фотографией.

– Ты слышала? Он застал ее с Леви . Ага, из класса по английскому. Прикинь? Вот шлюха. Она этого заслуживает: не стоило так поступать с Ноем. Да и не только с ним.

– Она узнала, что он переспал с той блондиночкой с фотографии – ты ведь помнишь ее? Жуткий козлина. Как он мог так с ней поступить? Девочка теперь безутешна.

– А я ведь говорил, что ничего у них не получится. С отношениями на расстоянии всегда так и происходит. Как думаешь, может, дать ей свой номер? Раз уж она теперь одна?

– Мой кузен был в футбольной команде вместе с Ноем в прошлом году, так вот, он говорит, все началось, когда Флинн уехал в колледж. Да вы только гляньте на Эль Эванс! Пусть найдет себе кого-нибудь получше.

Вокруг меня вились слухи, а я только и могла, что стискивать зубы.

Я словно стала крошечной, не больше пяти сантиметров ростом, и очень хрупкой. Мою личную жизнь разбирали на части ради забавы. Как же меня это бесило! Никогда еще обо мне не сплетничали с такой силой и такой злобой.

Казалось, понедельник не закончится никогда. Ли держался от меня подальше. И я сама его об этом попросила – Рейчел, конечно, сочувствовала мне, но по тому, как она обняла меня при встрече, я поняла: она все еще зла за сбежавшего в субботу Ли. Мне и без того было паршиво, не хотелось разрушить еще и чужие отношения. Так что я провела день с Леви, хотя это только добавляло повода для сплетен.

Все это дико выматывало.


После я лежала в постели и пялилась на мобильник. Голова трещала. Я протерла глаза и зевнула. Время было уже за полночь, но я никак не могла уснуть.

Я взяла телефон, чтобы проверить сообщения, в том числе от Ноя. Я делала так каждый вечер, и это превратилось в привычку. Мы редко когда не разговаривали больше пары часов и всегда присылали друг другу пожелания доброй ночи, даже несмотря на разницу во времени.

Мы не разговаривали уже два дня.

И теперь мне хотелось рыдать, но я изо всех старалась не расклеиться и сдерживала слезы.

«Это мое решение. Мой выбор»,  – напомнила я себе.

Мне было больно. Я не смогла смириться с тем, что Ной обманывал меня. И я же решила с ним расстаться. Я надеялась, теперь все наладится. По крайней мере, должно было наладиться…

Заснула я только под утро.


– Выглядишь фигово, – сообщил мне Леви через пару дней по пути в классную комнату.

Но я перечитывала текст для урока английской литературы и потому игнорировала его. И Ли тоже. А то они бы начали доставать меня вопросами о том, как я себя чувствую. Ну или подобными заявлениями. «Выглядишь фигово». Конечно, блин.

Рейчел все еще была холодна со мной. Как и Лиза, которая, очевидно, встала на ее сторону.

Я бросила на Леви сердитый взгляд.

– Даже. Не. Начинай.

– Прости… Но… ты выглядишь… – Он прикусил губу в попытке найти слово помягче. Менее правдивое.

Я знала, что выгляжу хреново. Синяки под глазами от бессонных ночей, куча прыщей из-за стресса, волосы в полном беспорядке. И завершающий штрих – вечно недовольное выражение лица.

– Эм-м…

– Прекращай уже, я знаю, что ты не хочешь меня оскорбить, – смилостивилась я. – Да, я выгляжу фигово. Не нужно мне об этом напоминать.

Леви выглядел уязвленным.

– Прости.

Я вздохнула.

– Проехали. Послушай, я просто не в настроении сегодня, вот и все.

– И это никак не связано с Ноем?

– Разве что немного.

– Немного? В чем тогда дело?

– Да отстань ты уже от меня!

Последнюю фразу я рявкнула так громко, что в нашу сторону повернулось несколько человек. По толпе прокатились шепотки.

Просто потрясающе, еще больше слухов…  Господи, почему в старшей школе так тяжело?

Вот тебе и лучшая пора в жизни.

Больше похоже на ад.

И как не обращать внимания на осуждающие взгляды и шепот за спиной? Это очень сильно по мне било. Неужели все вокруг не могли просто не лезть не в свое дело? Почему им так необходимо обсуждать мое?

Каждый раз, когда мы с Леви просто шли по коридору, люди провожали нас такими взглядами, словно мы в любой момент могли начать целоваться прямо между шкафчиков.

И это меня злило .

Более того, все вокруг обсуждали университеты – не один, не два, а четыре варианта для поступления. И эссе, конечно, тоже. А я только и делала, что отставала по всем фронтам. Ли пару раз упомянул при мне Браун, но для него мне нужно было очень сильно подтянуть отметки. А после выходных я и не думала, что Рейчел сильно обрадуется, если я вдруг отправлюсь в Браун вслед за ними. Или просто подам туда документы. Но до поступления еще надо было дожить.

И не то чтобы я могла обсудить это с Ли. Он был занят на тренировках, Рейчел – в театральной студии, и они оба пытались наладить свои отношения. Если я снова заведу разговор про поступление, Рейчел не поймет. И тогда они уже ничего не смогут наладить.

Я знала, как Ли дорожит Рейчел на самом деле. И не хотела превращаться в обузу.

Но сейчас мне просто хотелось кричать. Или плакать. Или все это вместе.

– Эль? Ты в порядке?

– В полном! – рявкнула я. – Господи, Леви, хватит уже таскаться за мной, как побитый щенок, найди себе кого-нибудь еще.

Я пожалела об этих словах сразу же. И вспомнила вечеринку у Джона Флетчера: тогда что-то подобное высказал Ли, и мне было очень больно.

Я вовсе не это имела в виду. Мне просто хотелось на кого-то наорать, а Леви… удачно подвернулся .

Мы остановились. Его лицо потемнело, и я тут же унеслась прочь, пока не почувствовала себя еще хуже.

Я начинала понимать любовь Ноя к дракам со стенами, дверьми или школьными шкафчиками.

Когда на следующем уроке Леви сел подальше от меня, я сделала вид, что даже не заметила. После звонка он вышел из класса первым и не подождал меня.

Сначала Ной, потом Ли, а теперь и Леви.

Неужели я так и буду отталкивать от себя всех парней, которые мне дороги?

<







p>Настало время обеда, и я отправилась в столовую за сэндвичем, но замерла перед нашим обычным столом.

За ним уже сидел Ли – он обнимал Рейчел, а она смеялась над шуткой Диксона. Леви разговаривал с Кэмом. Рядом сидела парочка друзей Рейчел. Вскоре к ним присоединились Карен и Оливер, и все повернулись к ним, чтобы поздороваться. Лиза пришла последней и достала из сумки еду.

Я смотрела на них и думала: ждут ли они меня? Может, они даже не заметят, если я так и не появлюсь?

Я отошла, чтобы заплатить за сэндвич, а потом оглядела столовую. Здесь сидело столько людей, с которыми я бы с удовольствием пообщалась, но никому из них я не доверила бы своих секретов. Потому что никто из них не мог сравниться с Ли, Кэмом, Диксоном… или Леви.

Несколько школьников глянули в мою сторону, а потом продолжили разговоры с друзьями.

Вряд ли все они говорили обо мне, но… что, если так оно и было? Меня обсуждали всю неделю, почему бы не продолжить? Да и как обо мне не  посплетничать – замерла тут со своим сэндвичем с тунцом, словно потерянная первогодка.

Я снова перевела взгляд на наш стол. Хоть бы один из моих друзей увидел меня, махнул рукой, поторопил присесть.

Но никто этого не сделал.

Возможно, они меня попросту не заметили. К тому же вряд ли все вокруг говорили обо мне – я просто решила пожалеть себя. Но мыслить трезво особенно сложно, когда ты тонешь.

Я вздохнула, выбросила сэндвич в мусорку и вышла из столовой.


Утром я доползла до того места, где Ли припарковал свою машину, и он поприветствовал меня улыбкой.

– Привет.

– Привет. – Я забралась внутрь, захлопнула дверь и стала ждать, когда Ли сделает то же самое.

Кажется, прошло минут пять, прежде чем он все-таки залез в машину и нахмурился.

– Что с тобой сегодня? Ты не пришла на обед, не разговаривала со мной в классе, Леви сказал, что ты накричала на него…

– Ли, поехали домой. Хорошо?

Должно быть, он все понял по выражению моего лица и замолчал. Покачал головой, раздраженно выдохнул через нос и завел машину.

Ехали мы молча.

Да мне и не хотелось говорить. Мне вообще ничего не хотелось.

Кажется, я переутомилась: ночами я долго лежала без сна, вспоминая свой последний разговор с Ноем и все его недомолвки. Он явно что-то скрывал, и я должна была понять это раньше. Я не могла сосредоточиться, и потому еще больше переживала из-за домашки. С каждым днем становилось все хуже, мне хотелось дружеских объятий, но я так злилась, что никому и шанса не давала.

Ли, конечно, догадывался, что что-то случилось. Он ведь был моим лучшим другом.

Он заглушил мотор за пару кварталов до наших домов.

– Так. Что с тобой, черт побери, творится? Я понимаю, что расставание с Ноем сильно по тебе ударило, но давай признаем: если он хранил от тебя секреты, в которых как-то замешана Аманда, то оно и к лучшему. Я знаю, ты любила его, но не вымещай свою злость на нас.

– Дело не в Ное, понятно? Господи.

– Тогда почему ты так себя ведешь?

Я выдохнула и принялась покусывать губы.

– Я… Я просто в замешательстве. У меня стресс.

– Тогда не молчи об этом! Поговори со мной! Конечно, ты велела мне провести эти выходные с Рейчел, но…

– Ли…

– Если не расскажешь мне, в чем дело, я не смогу помочь. А я хочу тебе помочь.

– А я не хочу, чтобы из-за меня вы с Рейчел снова ссорились. Не надо присматривать за мной круглые сутки. У меня просто… не самая удачная неделя – вот и все. Все шушукаются обо мне или разговаривают об универах, а я… меня это достает. Я не справляюсь.

– Как я могу помочь?

– Не знаю! Я… я просто…

– Ты что? Хочешь побыть одна? Или мне попросить Рейчел, чтобы она помогла тебе подготовиться к поступлению? – тон Ли стал мягче, в голосе сквозило понимание.

Я схватилась за волосы. В том-то и проблема: я не знала , чего хочу.

– Просто все кажется таким странным… Пойми это, прошу. Не нужно вести себя как-то по-особенному. И перестаньте постоянно спрашивать, в порядке ли я, потому что очевидно же: я не  в порядке, и…

Но стоило мне высказаться, как запал пропал. К горлу подступил ком. Как-то слишком легко я пошла на поводу у эмоций. А ведь я просто хотела прийти в норму.

Ли вздохнул и забарабанил пальцами по приборной доске.

– Можешь зайти ко мне, поиграем в видеоигры, закажем китайской еды! И парней пригласим. Вообще-то я сегодня должен был встретиться с ребятами из команды, но никуда они не денутся. Устроим себе выходной. Не будем думать о домашке, эссе, универах и оценках. Как тебе?

Кажется, именно этого мне и не хватало. Как же я была ему благодарна! И как только Ли умудрялся вот так просто понять, что мне нужно?

– А как же Рейчел?

Он пожал плечами.

– Она сегодня идет в кино с девчонками. Так что все в выигрыше.

А меня не пригласили. Почему-то это очень задело.

В последние пару месяцев девчонки стали чаще со мной общаться, но теперь все изменилось. На месте Рейчел я бы ненавидела себя с силой тысячи солнц, так что ее я винить не могла.

– И ты не будешь лезть ко мне с вопросами о моем состоянии?

Ли поднял руку:

– Слово скаута.


Мы давно не собирались с ребятами вот так просто, не договариваясь заранее. Вечер удался на славу.

Летом мы тоже виделись, но всегда приводили на встречи своих парней и девушек. Что было неплохо, не поймите неправильно. Однако потусить прежним составом было отличным решением.

Еду принесли на кухню, и все тут же расхватали свои заказы. Так у стола остались только мы с Леви.

– Привет, – прошептал он.

Хорошо, что он заговорил со мной первым. Я даже не осознавала, насколько мне станет легче дышать после его слов.

– Прости за сегодняшнее. Я вовсе не хотела на тебя так кричать, – ответила я.

– Да все в порядке. У тебя же полно проблем.

Он улыбнулся, а я ему подмигнула.

Во время ужина Кэм заговорил про Белые танцы, и меня словно окатило ушатом ледяной воды. Я зациклилась на отказе Ноя и даже не думала, что могу пойти туда с кем-то еще. Или одна. Вполне себе вариант.

Конечно, я могла бы вообще туда не ходить, но мне так нравились танцы! Я не собиралась лишать себя приятного вечера только из-за Ноя. И тогда я решила: я должна  пойти на танцы и заполнить «Инстаграм» постами, чтобы все увидели, как мне хорошо.

Кэм жаловался на то, что Лиза заставила его искать галстук в тон ее платью и с этой задачей он не справлялся. Официальными цветами танцев были красный и розовый. Их выбрали из-за того, что они ассоциировались с романтикой и всем таким. Едва ли мне этот вечер покажется таким уж романтичным, но тема была классная. Простая и недорогая, а это важно для бюджета.

– Кстати, о Белых танцах, – произнес Ли, – а кто с кем все-таки идет?

– Я с Кэссиди Томас, – ответил Уоррен. – Мы с ней вместе на географию ходим. Она подкинула в мой шкафчик записку с приглашением. Забавную, кстати. Так что я не смог ей отказать.

– А она ничего, – заметил Диксон. – Только нос большеват… и вк



ус на парней отвратительный, судя по всему.

Уоррен засмеялся.

Олли раскололся следующим:

– Меня позвала Кейтлин. Кажется, она выбрала меня потому, что мы живем рядом и так удобнее возвращаться домой, но это тоже неплохо.

– Она упоминала о том, что пригласила тебя. – Я вспомнила разговор на собрании студсовета, когда девчонки обсуждали танцы.

– А как же ты? – Кэм повернулся к Диксону. – Тебя кто-нибудь уже пригласил?

К моему удивлению, Диксон заалел.

– М-м-м, вообще-то… это я кое-кого пригласил.

– Но ведь это Белые танцы, – охнула я. – Девчонки приглашают парней.

– В том-то… в том-то и дело. – Диксон запнулся и уставился в тарелку с курицей в кисло-сладком соусе. Щеки его пылали. – Я пригласил Дэнни. Еще пару недель назад.

– Какую Дэни? Дэни Шрейдер?

– Нет, Дэнни Брауна. Из баскетбольной команды.

Повисла тишина.

Парни начали переглядываться, и я практически слышала их мысли.

Диксон идет на танцы с парнем? Чего? Погодите, почему мы об этом не знали? Он что, боялся нам сказать? 

Я понадеялась, что мое лицо не было настолько же красноречивым, когда Диксон поднял на меня взгляд.

Я улыбнулась.

– Мы забываем о главном… какого цвета галстуки вы выбрали? Прошу, скажи, что одинакового.

Диксон облегченно улыбнулся.

– Пока остановились на красных.

Кэм недоверчиво протянул:

– Прости, но Дэнни Браун ? Серьезно?

Губы Диксона дернулись.

– Слушайте… Извините, что я ничего вам не рассказывал, но… я просто… это… ничего, и…

– Нет, погоди, – остановил его Кэм. – Меня не волнует твоя ориентация, но, Диксон, Дэнни Браун ? Да ты видел его задницу? Есть же парни куда лучше! Надо было позвать Джо Дрейка. Ему нравятся парни, и вроде никто его еще на танцы не приглашал.

Кэм картинно покачал головой, и Диксон фыркнул.

– Но уже поздно, – скорбно проговорил Кэм, поджимая губы и продолжая качать головой.

– Он неплохой парень, – возразил Диксон, все еще улыбаясь. – Смешной к тому же.

– Эй! – Уоррен задел Кэма плечом. – Зря ты смеешься. Видит бог, я понятия не имею, что Лиза в тебе нашла – ни классной задницы, ни чувства юмора. В чем твой секрет?

– Я могу показать тот фокус с опрокидыванием полного стакана. Дамы это обожают, что я могу поделать?

– Это правда, – пошутила я, выпучив глаза и приложив руку к груди. – Я только подумала об этом фокусе, а сердце так и колотится.

– А как же ты, Эль? – Диксон, судя по виду, радовался, что мы не стали поднимать кипеж из-за того, кого он пригласил на танцы.

– Пытаешься сменить тему? Ах, как нехорошо. Да и до танцев еще целая неделя.

– Эм…

Леви поймал мой взгляд и вдруг произнес:

– Знаете что? Мне нужен новый пиджак. Не подскажете, где лучше его купить?

Но Олли проигнорировал его.

– Да ладно тебе, Эль. Ты ведь теперь одна, а выбор большой. Можем обсудить, кого тебе лучше пригласить, раз ты точно не пойдешь на танцы с Но… Ой! – Олли недовольно покосился на Ли, который только что ткнул в него локтем.

Было приятно, что Ли и Леви пытались пощадить мои чувства, но я все же сказала:

– Я подумывала пойти со всеми вами. Стаей. Как настоящий самец. Самка… в общем, вы поняли.

Пара ребят хихикнули, а Олли снова завел свою шарманку:

– Эй, Леви, а ведь ты пока тоже без пары, да?

Он покачал головой.

– Пока да.

Я непонимающе уставилась на Леви.

– Погоди-ка, я ведь видела, как тебя приглашали девчонки. Как минимум  пять раз.

Он пожал плечами.

– Я подумал, что будет гораздо легче просто им отказать, а не объяснять, что это просто танцы , а не свидание , понимаете? Мне и с вами будет норм, ребята.

Ли глянул в мою сторону, приподнял брови и тихонько кивнул на Леви. Словно бы говоря: «Ну? Чего ты ждешь? »

Это была не такая уж и плохая идея.

Я поднялась с места и пролавировала между тарелками, стаканами и столовыми приборами к дивану, на котором сидели Леви, Кэм и Уоррен. Опустилась на одно колено (Ли фыркнул), взяла ладонь Леви в свои и серьезно спросила:

– Леви Монро, окажешь ли ты мне честь сопроводить меня на танцы?

– Ох, божечки, – ответил он с сильным южным акцентом. – Мэм, с удовольствием.

Я приподняла одну бровь.

– Ну вот зачем ты так… я ведь старалась, чтобы все было красиво.

– И я тоже.

Я закатила глаза, а Леви засмеялся.

– Конечно, Эль, я схожу с тобой на танцы.

Я сделала вид, что теряю сознание, но поскользнулась по-настоящему и упала прямо на жареный рис.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Рейчел начала потихоньку оттаивать – мы с ней снова разговаривали. Но набирать ее номер все равно было немного неловко.

С другой стороны, я пыталась дозвониться до Ли уже несколько часов. Это было совсем на него не похоже. Я оставила ему сообщение и спросила, не сходит ли он со мной завтра в торговый центр, а заодно поинтересовалась его планами на Белые танцы. Он не ответил, и я забеспокоилась.

Только набрав номер Рейчел, я вдруг поняла, что они могут быть… заняты. В смысле друг другом. Я уже собиралась сбросить вызов, но Рейчел ответила:

– Да?

– Привет, Рейч, а Ли с тобой? У меня к нему маленький вопросик, я быстро.

– Нет, он… разве он не у тебя?

Я нахмурилась.

– С чего бы это ему быть у меня?

– Он сказал, что пойдет сегодня к тебе.

Внутри меня все похолодело.

– Эм… нет. Ли точно сказал, что у него свидание.

– Но его здесь нет. Все в порядке? Что случилось?

Я потерла шею.

– Да нет, ничего. Он не отвечает на мои звонки, я подумала, что это странно. Ли правда  не с тобой?

– Это… может, мы чего-то не поняли? – медленно, взвешивая каждое слово, проговорила Рейчел. Но я понимала: она и сама себе не верит. – Может, у него шину спустило?

– Сомневаюсь. Ах он крысятник, – пробормотала я.

Я оставил Рейчел висеть на линии, загрузила «Снэпчат», а потом «Инстаграм».

– В лентах ничего… Ты не устанавливала у него на телефоне эту штуку, «Найди моих друзей»?

– Ой, нет. Может, у его матери такая есть?

– Нет. Джун не особо разбирается в телефонах. Ее максимум – ссылки на статьи про еду, вызывающую рак. Шлет мне их каждую неделю. На прошлой неделе это был попкорн.

– А на этой?

– Тофу. Наверное, в следующий раз дело дойдет до капусты. Но мы отвлеклись… Как думаешь, где он может быть? Он ничего тебе не говорил?

Рейчел упомянула про машину, и теперь я не могла отделаться от мысли об аварии. Вдруг что-то случилось? Что-то ужасное?

Но тогда… почему Ли соврал и мне, и Рейчел? И куда он, черт подери, подевался?

– Нет. Просто сказал, что поедет к тебе. На ужин с твоим отцом и братом. Пообещал сыграть с Брэдом в парочку видеоигр.

Я уставилась на свой телефон. Ли намеренно соврал своей девушке. И не просто оговорился, а выстроил алиби. Мне он сказал, что у них с Рейчел свидание.

Зачем Ли попытался обмануть нас обеих?

– Погоди, я его нашла, – вдруг выпалила Рейчел. – Глянь в «Инстаграм» Оливии.

На первой фотке было пять бочек пива и написано «#прибухнем». На следующей – селфи с Оливией и двумя парнями из футбольной команды. Дальше шло несколько видео – вроде как с вечеринки, на которой тусовались только члены футбольной команды и несколько чирлидерш.

– Он соврал нам… чтобы пойти на вечеринку, – недоумевала Рейчел.

– Ему кранты. Я за тобой заеду, и мы его прищучим. Дай мне пару минут: залезу в кроссовки и заведу ма-шину.


Рейчел едва сдерживала слезы. Она хлюпала носом и сокрушалась:

– Я просто не понимаю, почему? Почему он солгал? Почему просто не сказал, что будет с ребятами из команды?

Вся холодность, которая была между нами, тут же испарилась. Ведь Ли не выбирал между дружбой со мной и отношениями со своей девушкой. Он врал нам обеим.

Когда Джон устраивал вечеринки, его дом превращался в маяк, символ школьного хаоса и свободы. Сейчас же там было относительно тихо, но из открытого окна доносились смех и музыка.

Рейчел замерла на крыльце, я же сразу схватилась за дверь. Не заперто.

– Не знаю, Эль, может, стоит… поговорить с ним завтра…

Она выглядела так, словно ее предали. И я слишком хорошо понимала это чувство. Так просто Ли теперь не отделаться. Я не любила конфликты, но это был особый случай. И готовая разрыдаться Рейчел, которая не знала, куда деть руки, только подстегивала меня.

– Можешь остаться здесь, но я пойду внутрь.

Я открыла дверь. Рейчел дотронулась до моего плеча и пошла за мной. Кажется, так ей было спокойнее.

Мы прошли в большую гостиную. На экране телевизора мелькали кадры какой-то видеоигры – кажется, «Фортнайта». Звуки виртуальных сражений заглушал шум вечеринки. Вся футбольная команда сидела на диванах, стульях и полу. Повсюду валялись пивные бутылки и стаканы. Я насчитала пять или шесть девчонок – все они были из группы поддержки.

Ли сидел в углу одного из диванов: одной рукой он придерживал стакан с пивом, балансирующий на каретке, а второй – Пегги Бартлетт, сидевшую у него на коленях. Она убирала с его лица челку и хихикала.

Рейчел издала какой-то странный звук. Когда я обернулась, ее уже и след простыл.

Я хотела побежать за ней, но сначала решила разобраться с Ли.

Я вышла на середину комнаты, и это привлекло всеобщее внимание.

– Эй, Флинн, ты не сказал, что сюда заявится одна из твоих подружек!

– Она мне не подружка, – промычал Ли и сверкнул зубами. – Че как, Шелли?

– Да он точно с ней спит, говорю, – пробормотал кто-то, но я не успела заметить, кто именно.

– Значит, это и есть твое свидание. Почему ты не отвечаешь на звонки?

– Эй, отстань от него, лады? – прогрохотал Бенни Хоуп, который дважды оставался на второй год. – Вали домой играть со своим плюшевым медведем.

– Чувак, не надо, – Ли засмеялся. – Мистер Крутышка нам почти как член семьи.

Комнату сотряс хохот. У меня запылали щеки. Я сжала руки в кулаки – потребовалась вся моя воля, чтобы не выбежать вслед за Рейчел.

– Так, Ли. Мы уходим.

– Но мне так весело. – Он закатил невидящие глаза, приоткрыл рот и пьяно ухмыльнулся. – Очень весело, Эль. Оставайся с нами.

– Твоя девушка только что выбежала отсюда в слезах. Как думаешь, может, стоит догнать ее? И извиниться! Перед нами обеими.

– Да ладно, это ведь не я заявился на вашу вечеринку и испоганил вечер.

Пегги Бартлетт засмеялась и откинула назад волосы.

– Вот именно, Эль . Лучше тебе уйти, ты здесь только мешаешь. И тебя никто сюда не приглашал. Стриптизерши тут ни к чему.

На этот раз хохот был оглушающим. И Ли смеялся громче всех.

Кто-то положил руку на мое плечо. И это была не Рейчел – слишком уж тяжелая ладонь. Я оглянулась и увидела Джона. В его улыбке я не заметила ни симпатии, ни осуждения. Я с облегчением выдохнула – хоть кто-то здесь был рад меня видеть.

– Привет, Эванс! Ты что тут забыла? Тебя Флинн пригласил?

– Джей, она нам всю малину портит, – заныла одна из девчонок, помладше меня. Я ее почти не знала. Как же ее звали?.. Сара? Сарра? Что-то такое.

Она надула губы и стала похожа на один из фильтров «Снэпчата». Ей это совершенно не шло.

– Пусть она уйдет.

– Будешь пиво, Эль? – спросил меня Джон. – Ты ведь останешься, да? Принесу тебе выпить.

– Эль не умеет пить, – заявил Ли. – Пусть домой идет.

– Я не собираюсь тут задерживаться, – сообщила я Джону. – Я пришла забрать Ли.

Джон перевел взгляд на Ли. От него несло пивом, но выглядел он не настолько пьяным, как все остальные.

– Он много выпил. Ты на машине? Помочь тебе вывести его наружу?

Ребята из команды запротестовали, заорали, что Джон теперь тоже портит вечеринку и ему стоит оставить Флинна на месте. Ли в порядке, они все просто веселятся. Это я тут все порчу.

Джон прошептал:

– Когда Ли напивается, то становится каким-то злобным.

– Раньше он таким не был. Впрочем, раньше он вообще не напивался.

– Ты пила за вас обоих? – Джон подмигнул мне, но подошел к Пегги и попросил ее подвинуться. Она бросила на меня едкий взгляд и сморщила нос, словно от меня разило чем-то ужасным. Пегги могла превратить мою жизнь в ад прямо с понедельника, если б захотела. Но сейчас меня это не волновало. Джон подхватил Ли под руки и аккуратно поднял.

– Отвали, Флетчер, я в порядке. Сам пойду, – возразил Ли, но ногами он едва шевелил. Джон вывел его наружу и практически донес до дороги.

– Где ты припарковалась?

– Здесь места не было, так что в квартале отсюда. Все в порядке. Спасибо. Пожалуй, нам стоит немного проветриться для начала. Не хочу, чтоб он заблевал мне всю машину.

– Конечно. Эй, если что-то понадобится, ты только крикни, хорошо?

Я была рада поддержке, да и Джон не особо сильно меня доставал, но что-то в этом всем мне показалось неправильным. В этом году именно Джон стал капитаном команды и…

– Это ты заставил его?

Джон уже шел в сторону дома, но остановился, заслышав меня.

– Что? Напиться? – Джон обернулся и чуть склонил голову. – Мы, конечно, сыграли в пару пивных игр, но…

– Врать нам. Я знаю, что вы запретили ему рассказывать про инициацию, так что…

Я надеялась, что Ли соврал мне и Рейчел по какой-нибудь по-настоящему глупой причине. Например, команда велела ему держать вечеринку в секрете.

Джон засмеялся.

– Да ты с ума сошла? Просто сегодня мы собрались командой. Это даже вечеринкой не назовешь. Я, конечно, просил ребят не особо об этом распространяться, но я никого не заставлял лгать.

– Хорошо. Спасибо.

Ли сидел на бордюре, там, где Джон его и оставил: он вытянул руки, наклонился вперед и уперся локтями в ноги. А потом застонал и пробормотал что-то неразборчивое.

Я посмотрела на него, уперев кулаки в бока, и поискала взглядом Рейчел. Она стояла у машины. Я махнула ей, но Рейчел не сдвинулась с места. Может, попросту не заметила?

Мобильник прочирикал о полученном сообщении.

Не хочу его видеть. Не сейчас. Поговори с ним сначала ты. 

И я опустилась на бордюр рядом с Ли.

– Ты сегодня облажался по полной. Ты это понимаешь?

– Ты тоже облажалась. Мы ведь просто веселились . Почему ты меня оттуда утащила?

Я горько засмеялась.

– Помнишь, как мне было плохо, когда я увидела ту фотку с Амандой и Ноем? Сейчас Рейчел чувствует то же самое.

– А вот и нет.

– А вот и да. Вы с Пегги неплохо устроились. А еще ты солгал Рейчел. Пахнет это все подозрительно. И не только потому, что от тебя разит выпивкой.

– И что, ты теперь святая, потому что выследила меня? Десять очков Шерлоку и Холмсу.

– Ватсону.

– Боже, – простонал он.

– Не надо так! – рявкнула я в ответ. – Ты нам соврал. Обеим. Мне сказал, что будешь с Рейчел, а Рейчел – что будешь со мной. И зачем? Чтобы пофлиртовать на вечеринке с Пегги из группы поддержки?

– Ох, а ты у нас мисс Идеальность!

Ли оперся на руку и отклонился назад. В свете уличных фонарей он выглядел бледным, взгляд у него был мутным, глаза – красными, а рот сжался в тонкую линию.

– О чем это ты?

– Ты превратила Рейчел в третью лишнюю. Или сама стала третьей лишней… Не знаю, в общем, кто-то точно стал третьим лишним. И что, только я должен с этим как-то справляться? Ты просто жалеешь себя, потому что бросила Ноя. И ты ведь сама врала мне про него. Врала, потому что была слишком занята поцелуями с моим братом. Так себе поступочек, согласись.

Я фыркнула и поднялась.

– Это не то же самое.

Ли тоже поднялся на ноги. Он слегка покачивался.

– Значит, тебе можно, а мне нельзя?

– Я никогда… Господи, Ли, это никак не связано с Ноем! И с моим одиночеством тоже! Забудь обо мне! Рейчел так расстроена, что даже говорить с тобой не может. Тебе не кажется, что стоит перед ней извиниться?

Он отвел взгляд.

– Я понимаю, что тебе не нравится нести крест младшего брата Ноя, потому что тебе приходится поддерживать репутацию в футбольной команде. Но никто не просил тебя вести себя как последний придурок и отталкивать любого, кому есть до тебя дело. Когда ты в последний раз ходил в кино с Уорреном, Кэмом, Диксоном, даже Олли? Когда мы с тобой просто заходили в торговый центр, чтобы выпить по коктейлю? Да, вчера мы отлично посидели, но это был первый раз за много месяцев. Месяцев , Ли. Я не собиралась портить тебе вечер. И я не запрещаю тусоваться с ребятами из футбольной команды. Но, боже, Ли, начни уже уважать себя.

Я зашагала прочь. Кажется, Ли что-то сказал, но, когда я обернулась, он блевал на дорожку.

Я остановилась. Не могла же я просто оставить его в таком виде.

И я добежала до Рейчел. Она, конечно, плакала: ее щеки блестели от слез, и она то и дело всхлипывала. Когда я протянула к ней руку, Рейчел сделала глубокий вдох и сглотнула.

– Он очень пьян, – сказала я.

– Он хоть извинился?

Я закусила губу.

– Не… особо… Послушай, Рейч, почему бы тебе не поехать домой на моей машине? Я тут сама разберусь. Его рвет. Оставить его я не могу. А машину завтра заберу. Зайду к тебе, и мы съездим в торговый центр, как тебе такое? Устроим себе посиделки, о мальчишках даже не вспомним. Просто погуляем.

– Звучит… звучит офигенно, Эль. Спасибо. Но ты уверена…

– Мы доберемся до дома, не волнуйся. Я все исправлю. Когда Ли протрезвеет, он к тебе на коленях извиняться приползет. Обещаю.

Рейчел натянуто улыбнулась, забрала у меня ключи и начала нервно теребить брелок.

– Эль, как ты думаешь… Может… может, это я виновата?

– Что?

– Ну, в том, что он и Пегги…

– Да ему пофиг на Пегги. Думаю, он даже не понял, что она сидит у него на коленях. Ли пьян, Рейчел, он даже стоять не может. Он тебе не изменял, это точно. Но он отчего-то решил вести себя как последний козлина на земле, так что ты можешь злиться на него сколько влезет.

– Напиши мне потом, как он. И как ты сама тоже, хорошо? Ты уверена, что доберешься до дома? Я просто… Я не могу на него даже смотреть, Эль. Просто не могу.

– Езжай домой. Я напишу тебе попозже, идет? Обещаю. И увидимся завтра.

Рейчел кивнула. Она забралась в машину и начала поворачивать зеркала, а я вернулась к Ли. Он сидел, сгорбившись и уронив голову на руки. Под ногами его блестела рвота.

Я достала телефон и позвонила отцу.

Он знал, что я поехала к Ли и Рейчел, то есть технически я не соврала. Он ответил после пары гудков.

– Эль? Все в порядке?

– Нет. Пап, мне… мне нужна помощь.

– Что такое? Авария? Эль, что?..

– Нет-нет, я в порядке, – успокоила я отца. – Но Ли жутко напился, его тут рвет, и я не могу его бросить.

– Где вы?

– У дома Джона Флетчера. Из футбольной команды. Ли был тут на собрании. Рейчел не хочет его видеть, так что я отдала ей ключи от своей машины, и она уехала домой. А я не могу бросить его здесь, пап.

– Пришли мне адрес. Буду через пять минут. И мне придется взять с собой Брэда.

– Спасибо, пап.

Я повесила трубку, скинула ему адрес Джона и аккуратно стукнула Ли ногой.

– Ты мне должен.

В ответ он лишь застонал.

Пока мы ждали отца, из дома вышел Джон с бутылкой воды.

– Ага, значит, не ошибся, вы и в самом деле все еще здесь. Помочь дотащить его до твоей машины?

– Нет, спасибо, за нами заедет отец. На моей тачке уехала Рейчел. Она так и не смогла посмотреть ему в глаза.

– Ничего у них с Пегги не было, – честно сказал Джон. – Она любит флиртовать, но Ли постоянно напоминал ей о том, что у него есть девушка.

– Спасибо.

– Дай знать, если еще что понадобится.

– Спасибо, Джон. Правда. Прости, что испортила вам вечер.

– Да ничего ты не испортила. – Он улыбнулся и хлопнул меня по плечу. – Увидимся.

Я помахала Джону на прощание, открутила крышку и склонилась перед Ли. Руки у него тряслись, но он все равно схватился за бутылку и сделал пару глотков. А потом приехал отец.

– Пожалуйста, не говорите моей маме, – повторял Ли, пока отец запихивал его на заднее сиденье. – Маме моей не говорите.

– Приятель, думаю, это меньшее, о чем тебе стоит беспокоиться, – вздохнул отец.

Я устроилась рядом с Ли.

– Там на полу ведро. – Отец кивнул. – Так что пусть целится туда.

– Меня не стошнит, – выговорил Ли.

Он застонал, когда машина пришла в движение, и забрал у меня ведро.

– Пожалуйста, не рассказывайте маме.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Ли остался у нас: спал на диване вместе с ведром. Я присматривала за ним, пока не задремала и сама. Мы проснулись одновременно, в районе восьми, когда отец спустился в кухню за кофе.

– Вот че-е-ерт, – пробормотал Ли, облизав губы. – Черт.

– И не только он. Но пускай.

– Черт.

Ли поднялся. Я не сказала ни слова, пока он пил воду, кофе и запихивал в себя шесть тостов. Ли отправился в душ, а я переоделась и достала из шкафа его кофту. Когда он вернулся – в своих джинсах, с мокрыми волосами, – то уже больше походил на человека. И меньше – на бледного похмельного зомби. Голос у него хрипел, глаза покраснели. Ли еле переставлял ноги, когда подошел ко мне и уткнулся лбом в плечо. Я его оттолкнула.

– Эль? Шелли, да ладно тебе. Прошу. Прости меня. Прости за то, что я такая развалюха и что тебе пришлось меня сюда тащить. Прости, что я такой идиот.

– Знаешь, Ли, я вовсе не на это злюсь. Я злюсь, потому что ты очень сильно обидел Рейчел. Она бы отпустила тебя на эту дурацкую вечеринку. Но теперь ей больно, потому что ты соврал. Помнишь, как я чувствовала себя, когда услышала разговор Ноя и Аманды? Теперь Рейчел чувствует себя так же.

– Я знаю. Господи, я знаю. Знаю.

– Что, больше тебе сказать нечего? Тебе это ничего не напоминает? Ты обращался со мной как с тряпкой, потом мы вроде бы все утрясли. Но ты опять наступаешь на те же грабли, Ли. Я не собираюсь разбираться с тобой после каждой вечеринки. Приди в себя! Мне тоже надо прийти в себя, но… Я просто грущу и всех этим задалбываю. Ты же…

– Пожалуйста, только не говори, что я – таран[2]. Я ведь петь начну.

Я скрестила руки, и Ли перестал улыбаться.

– Прости.

– Я серьезно. В









следующий раз я не стану тебе помогать. И поговори с Рейчел.

– Я знаю. Шелли, честно, я твой должник до конца жизни. Я сейчас отправлюсь к Рейчел и…

– Нет уж. Ты пойдешь домой и поваришься там в своей вине. А мы с Рейчел пойдем по магазинам. Третий лишний, блин.


– Он извинился?

– Да, но давай не будем о нем вспоминать. Никаких мальчишек. Помнишь? Устала уже жалеть себя и зацикливаться на этом разрыве. И, поверь, ты вряд ли захочешь выслушивать мои излияния на этот счет.

Теперь я понимала, почему Леви удалил из соцсетей все фотографии с бывшей. Я не могла на свои спокойно смотреть, сразу начинала вспоминать, как нам было хорошо вместе. Как сильно я любила Ноя. И как сильно он любил меня – если вообще любил.

Чем меньше я об этом думала, тем легче могла хотя бы притвориться, что я это пережила.

Рейчел расправила плечи.

– Ты права. Никаких мальчишек, никакой жалости. Поговорим про универ? Или он тоже в списке запрещенных вещей?

– Забавно, что ты об этом упомянула…

– Мама уговаривает меня подать документы в Йель, но я не уверена… Там учится моя кузина, я ездила к ней в прошлом году… и мне не особо там понравилось. Тебе ведь знакомо это чувство?

– Так не подавай туда документы.

– Да, но… Не знаю. Это ведь Йель . Одно только название… Такое престижное место.

Ной сказал примерно то же самое, когда получил письмо из Гарварда.

Я мотнула головой. Не думать про Ноя. Не. Думать .

– Престижный универ, в котором ты будешь чувствовать себя несчастной целых четыре года? Нет уж, спасибо.

– Это слишком сильно сказано… – Рейчел улыбнулась. – Но да, что-то вроде того. А ты уже решила, куда будешь подавать документы?

И мы стали обсуждать университеты. Даже Браун. Рейчел заверила меня, что не против, если я тоже попытаюсь туда поступить. Мы поговорили о школе, о фильмах, о людях… обо всем, кроме нашей личной жизни. И мне стало чуточку легче.

А еще мы окончательно помирились с Рейчел.

Ли и Рейчел, конечно, тоже не смогли долго дуться друг на друга. Она не разговаривала с ним пару дней, но в конце концов простила. Ли знал, что виноват. И он не постеснялся сообщить мне чуть позже, каким классным был примирительный секс. Я, конечно, не преминула поддеть его, но на самом деле это напомнило мне про Ноя.

Приближались Белые танцы, и школа гудела. В воздухе витала романтика, от которой у меня сводило скулы. Я уже тысячу раз доставала телефон, чтобы написать Ною, – спросить, как он, извиниться за довольно неприятное расставание, поговорить с ним, чтобы к Дню благодарения мы хотя бы не молчали в компании друг друга.

Я проверила его «Инстаграм». Пару раз. Но он редко выкладывал что-то.

А вот Аманда постила каждый день – и фотографии, и сторис, которые я смотрела с телефона Леви, чтобы она не подумала, будто я ее сталкерю. Судя по всему, с Ноем они тусовались почти постоянно.

Я сама с ним порвала и потому не должна была ревновать. Наверное, стоило за него порадоваться. За то, что он смог пережить расставание и двигаться дальше.

Но чем ближе были танцы, тем сильнее я скучала по нему и сожалела, что порвала с ним. Я вспоминала, как на его выпускной мы пошли вместе и как я мечтала отправиться с ним и на свой последний бал.

Я поправила сережки и сжала губы. Пора перестать думать про Ноя. Он ведь даже не захотел  пойти со мной на танцы. Все к лучшему.

И теперь я могла встречаться с кем захочу.

Тогда-то я и задумалась о том, кто сопровождал меня сегодня. Все уже давно решили, будто между мной и Леви что-то было.

И я не могла не думать об этом. А вдруг между нами и вправду что-то промелькнет? Мне нравился Леви. Очень. С ним было легко – и совсем не так, как с Ноем. Он заставлял меня смеяться и никогда со мной не спорил. Да и выглядел Леви что надо.

Если я приглашу его на медленный танец, будет ли это странно? Захочу ли я поцеловать его после?

Я не целовала никого, кроме Ноя.

И какой-то части меня было очень любопытно, каково это – целоваться с Леви.

Я глянула в зеркало – щеки мои алели.

Так, давай-ка не будем об этом думать. 

Соберись, Эль. 

Мне вообще не стоило сейчас размышлять о свиданиях. Неужели я так хотела, чтобы кто-то снова разбил мне сердце?

– Сегодня – мой вечер, – заявила я своему отражению так уверенно, как только смогла.

Я провела пальцами по волосам, встряхнула ими и довольно улыбнулась.

С украшениями я не стала заморачиваться – надела те прелестные мамины часики, которые отец подарил мне на семнадцатилетие, и бриллиантовые гвоздики.

Перекатилась с пятки на носок в новых туфлях – проверила, как сидят. Я давно их не надевала и не помнила, разносила ли достаточно для того, чтобы не бегать потом с натертыми ногами.

Я понадеялась на лучшее. Сегодня мне хотелось танцевать ночь напролет.

В приоткрытую дверь моей комнаты постучали – это был отец.

– Собралась?

Я покружилась, хвалясь своим красным платьем с юбкой-разлетайкой.

– Ага.

– Выглядишь потрясающе, Эль.

– Спасибо.

– Видел бы тебя сейчас Ной… пусть знает, что упускает.

Я закатила глаза и попыталась не думать о Ное. Но отец хотел как лучше.

– Это я его бросила, помнишь?

– Помню. Но еще я знаю, что ты по нему очень скучаешь. Ты так подпрыгиваешь всякий раз, когда звонит твой телефон, словно ждешь от него сообщения.

Я сделала вид, будто проверяю, все ли положила в сумочку. Блеск для губ – есть. Билет на танцы – есть. Наличка – есть. Ключ от дома – есть…

Никаких сообщений от Ноя. Есть .

– Ты ведь знаешь, я всегда готов тебя выслушать.

– Мне не о чем рассказывать, пап. Мы просто не справились с отношениями на расстоянии – вот и все. Это слишком сложно. Так будет лучше.

– Ты уверена, что дело только в этом?

Я посмотрела на отца – тот скептически приподнял брови. Он что-то знал про универ? Или Ли рассказал ему про Аманду? Почему он так на меня смотрит?

И я осторожно ответила:

– А в чем еще?

– Ну… Вы с Леви… Кажется, довольно близки. – Его брови взлетели еще выше, а губы сжались в тонкую линию, словно он сдерживал улыбку. – Постоянно гуляете, переписываетесь, вот теперь и на танцы вместе идете…

Оу.

Оу. 

И я фыркнула, словно не думала про поцелуи с Леви всего пару минут назад.

– Пап, нет, ничего между нами не происходит. Мы с Леви просто друзья.

– Ты уверена?

– Да.

– Ну раз ты так говоришь…

Я закатила глаза. Нас отвлек шум мотора, а потом – стук автомобильной дверцы.

– Это он.

– Тебя очень смутит, если я попрошу вас попозировать для фотографий?

– Да.

– В таком случае я определенно преуспел в отцовстве.

Папа нащелкал, наверное, пару дюжин фотографий, Брэд успел рассказать Леви все про футбольные тренировки этой недели, и потом мы, наконец, отправились на танцы.

Должна признать, Леви очень шел черный костюм, розовая рубашка и черный галстук. И пахло от него просто потрясающе . Волосы его были в меньшем беспорядке, чем обычно: я заметила на кудрях гель.

Но блестели не только они.

Я провела пальцем по его скуле, когда мы остановились у знака «СТОП».

– Это что, блестки?

Леви хохотнул и вздохнул. Почти одновременно.

– Бекка помогала мне собраться.

– Ну да, ну да.

– Она уговорила маму купить какую-то блестящую увлажняющую штуку на прошлой неделе.

– Понятненько.

– Знаешь, что она мне сказала? Это правда забавно. Сказала, что мое лицо должно быть мягким . Вдруг я сегодня буду целовать хорошеньких девчонок. Таких, как ты.

Свое удивление я превратила в настоящую драму, а ведь я почти не притворялась. Только понадеялась, что не краснею.

– Ты сказал ей, что поцелуешь меня?

Хотел ли он поцеловать меня?

А хотела ли я сама его поцеловать? Или это был такой рефлекс?

– Кажется, Бекка просто очень хочет, чтобы я завел себе девушку. Ей нравилось играть с Джули, словно у нее была старшая сестра. Думаю, она скучает по тем временам.

– Тогда мне стоит почаще к вам заглядывать.

Леви улыбнулся.

– Спасибо, Эль.

– Да все в порядке. Я не против.

И я в самом деле не возражала.

Но значило ли это, что он нравится мне чуть больше, чем просто друг? Так ли я против поцелуев с Леви?

В случае с Ноем все было просто: я влюбилась в него давным-давно. И эти чувства казались мне беспомощными и безнадежными. Мне никогда не нравились другие парни. Потому было довольно сложно понять, насколько мне симпатичен Леви.

Но его слова о поцелуях не шли у меня из головы всю дорогу до школы.

Припарковались мы почти сразу. Из спортивного зала доносилась музыка, и я воспрянула духом.

У входа мы случайно задели друг друга руками.

И я спросила:

– Ты пойдешь на вечеринку после танцев?

Ее организовали случайно: один из членов студсовета, Эмма, уговорила на это родителей. И я очень ее ждала! Ли и Рейчел решили туда не ходить, но все остальные ребята должны были там появиться. Мне хотелось отвлечься, не думать о школе и поступлении и тем более не думать о Ное. Поэтому я собиралась показать всем. Метафорически. И повеселиться.

– Ах да, Кэм что-то такое упоминал… Может, загляну ненадолго. Я обещал маме и папе, что не задержусь допоздна. Завтра рано вставать, мама поведет Бекку на балет.

– Бекка занимается балетом?

– Завтра первый урок. В общем, я обещал, что не задержусь, она будет меня ждать. Проверит, доберусь ли я до дома целым и трезвым. А то вдруг угожу в какую-нибудь канаву. А отец это не услышит, он спит как убитый.

– Можешь заночевать у меня, если что, – предложила я. – Отец не будет против. Поспишь на диване.

– Ты уверена?

– Да, конечно. Почему нет?

– Спасибо, Эль.

Я улыбнулась, и он сделал шаг в сторону и чуть наклонился, словно говоря: «Только после вас».

Спортивный зал преобразился до неузнаваемости. Ладно, почти  до неузнаваемости. Мне повезло: я не участвовала в его украшении, потому что забирала Брэда с тренировки.

Повсюду висели красные и розовые надувные шары и белые ленты. Верхний яркий свет сменился цветными мигающими огнями по углам помещения и парочкой фонарей на столах.

А еще…

– Господи боже. – Леви схватил меня за руку, потому что заметил ее в то же мгновение, что и я. – Это она? Та самая будка поцелуев?

Я могла только хлопать глазами: это и в самом деле была та самая будка, которую мы с Ли соорудили для весеннего фестиваля несколько месяцев назад. Она выглядела износившейся. Я-то думала, от нее давно избавились. Но у нее выстроилась очередь для фотографий.

К нам подскочил Итан Дженкинс, но я не дала ему и слова сказать – ткнула пальцем в будку и спросила:

– А она что здесь забыла?

– Круто, правда? Мы ее вчера раскопали. Идеально подходит к розово-красной теме! И людям нравится.

Я умудрилась выдавить улыбку и обрадовалась, когда Итан заметил в толпе своих знакомых и сбежал.

Леви посмотрел на меня с усмешкой.

– Хочешь сфоткаться?

– Ну уж нет, – ответила я слишком быстро и тут же поморщилась.

Как будто мне нужно было еще одно напоминание о Ное. Или о том факте, что я так и не перестала думать о поцелуе с Леви. Если я зайду с ним в эту проклятую будку – жди беды. Я это чувствовала.

– Пошли! – Я схватила Леви за руку и потащила вперед. – Потанцуем.


Снаружи было тепло, но я все равно обняла себя руками. На чернильном небе одиноко кружила пара облаков, кое-где появились первые звезды. Позади меня, в спортивном зале, доигрывала последняя песня.

Вечер удался: все прошло как по маслу, даже ребятам из школьного совета понравилось. Да, кто-то пытался залить в пунш водку, но учителя и надзиратели-добровольцы следили за столами, и нарушителя отправили домой сразу же. Будка поцелуев пользовалась успехом. Мы с Ли даже сделали пару фоток: на одной обнимались, на второй он целовал меня в щеку, а на третьей я склонялась к его губам, а он с наигранным отвращением отталкивал меня обеими руками.

– А вот и новая аватарка, – сообщила я Ли, приблизив на экране его лицо.

Когда мы с Ли стояли в будке, Уоррен и Кэм толкнули в мою сторону Леви. Рейчел сфотографировала нас, и я тут же поспешила прочь.

Группа, которую мы выбрали, играла отпадно. Танцы тоже удались, но на последний я не осталась. Не хотелось танцевать в море парочек, которые таяли в объятиях друг друга.

Так что я стояла снаружи. Одна.

Позади меня кто-то кашлянул. Я обернулась. Рядом со мной стоял Леви. Я давно его не видела – танцевала в основном с девчонками.

– Замерзла?

Я пожала плечами, а он скинул с себя пиджак и укутал меня в него. От него пахло кремом и одеколоном, то есть очень классно . Пришлось сдерживаться, чтобы не зарыться лицом в ткань.

– Спасибо.

– Полагаю, последний танец ты не особо ждала?

– Не особо. Не хотелось видеть все эти парочки… понимаешь? Все обнимаются, целуются, выглядят мило… Не подумай ничего, это здорово и романтично… но мне на это неохота смотреть.

– Я понимаю. Это ведь первые школьные танцы с тех пор, как мы с Джули расстались. Я знаю, каково тебе.

Я положила голову ему на плечо.

– Расставания – такая хрень.

– Ага.

– Ты скучаешь по ней?

– Иногда. Уже не так сильно, как раньше. Со временем становится легче, не переживай. Хотя у тебя все иначе… ты его еще увидишь. На праздниках. День благодарения, Рождество, это все… А я вот Джули больше не вижу, и это помогает.

Я усмехнулась и саркастично протянула:

– Ого. Спасибо большое. Это меня прям воодушевило, Леви.

– Прости.

Я боднула его головой.

– Все в порядке.

– Тебе полегчает, – повторил он.

– Ага.

– А пока… – Леви аккуратно скинул мою голову с плеча и поднялся.

Я выпрямилась и посмотрела на него, обрамленного огнями с парковки. Леви был таким высоким. Кудри его немного растрепались после танцев. Он протянул мне руку и улыбнулся:

– Потанцуем?

Я улыбнулась в ответ:

– Почему бы и нет?

Леви помог мне подняться. Я положила пиджак на лавку и обняла Леви за плечи. Руки его опустились на мою талию, и мы начали тихонько покачиваться в такт мелодии.

Я не могла не сравнивать его с Ноем. Руки его были не такими же сильными. Плечи – менее широкими. Между нами не пробегали искры, мне не хотелось прижаться к нему, у меня не перехватывало дыхание. И целовать его в итоге я тоже не собиралась. Но было в нашем танце что-то нежное и мягкое, приятное и легкое.

Песня почти закончилась, как и танцы. Но сейчас мне было хорошо.


* * *

Я зарычала, перевернулась набок и зарылась лицом в подушку. Голова трещала, ноги отваливались, горло болело. Я перевернулась на спину и вспомнила вечер… Белые танцы… Леви…

На вечеринке, уже после того как Леви отправился домой, я выпила слишком много пива и ныла Диксону и Кэму о том, что я сильно скучаю по Ною и мне не стоило с ним расставаться, как я ненавидела эту стерву Аманду, которая была идеальной для Ноя – то есть полной моей противоположностью. И какой он козел, раз посмел меня обманывать.

Выходило, что я очень даже заслужила утреннюю головную боль.

Зато я хотя бы не опоздала домой: переступила порог ровно в час ночи. Отец не спал. Поинтересовался, как прошел вечер, а я очень старалась не выглядеть настолько пьяной, насколько себя ощущала, чтобы не попасть под раздачу.

Я медленно поднялась и потерла лицо. Судя по часам на тумбочке, было всего девять утра. Я упала обратно на подушки и взяла телефон, чтобы проверить сообщения.

Рейчел отметила меня в каком-то посте. Она загрузила в «Инстаграм» несколько фотографий с прошлого вечера, включая те, где мы с Ли дурачились на танцполе и где мы с Леви неловко стояли в будке поцелуев.

Выглядели мы неплохо. Платье мне шло, прическа – тоже. И чем дольше я рассматривала фото, тем больше понимала, что мы с Леви отлично смотримся. Я лайкнула пост Рейчел.

Но когда я открыла сообщения, чтобы ответить ребятам в групповом чате, мое сердце остановилось, а глаза чуть не вылетели из орбит. Меня затошнило.

Вчера я отправила сообщение отцу – о том, что ушла с вечеринки и иду домой, но перед этим…

Я написала Ною.

Скучаю по тебе сильно-сильно. Целую. 

Вот черт.

Черт. Черт. Черт.

Хорошо, что я отправила всего одно сообщение. Вот если бы я настрочила ему с дюжину извинительных записочек… Господи, это была бы настоящая катастрофа.

Но и это было не особо хорошей идеей. Я отправила сообщение в 00:24, в тот момент, когда ныла ребятам. Похоже, я выпила гораздо больше, чем думала…

Вот идиотка. Я приподняла плечи и уставилась на сообщение.

Прочитано в 07:58. 

И что мне теперь делать? Ной уже увидел его, удалить не получится. К тому же он решил просто проигнорировать мой пьяный бред, ведь прошло уже больше часа. И что это означало? Ной ненавидит меня? Или решил не тратить на меня время?

Я сглотнула застрявший в горле ком и нервно провела по волосам. Пальцы застревали в узелках.

Написать ему, что я была пьяна, и извиниться?

Или тоже проигнорировать?

Сначала я напечатала что-то вроде: «Ха-ха-ха, только что заметила, что писала тебе вчера. Прости, слишком много выпила на тусовке после Белых танцев! »

Я посмотрела на сообщение еще раз. Выглядело неуклюже, вымученно. И я не хотела, чтобы Ной подумал, будто я действительно все еще скучаю по нему, хотя так оно и было. И вдруг он и на извинения никак не отреагирует?

Или хуже того: вдруг он ответит, что тоже скучает по мне? Я быстренько удалила сообщение и запрятала телефон подальше.

Поддерживать отношения на расстоянии было тяжело. Но пережить разрыв с Ноем оказалось еще труднее.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Чтобы окончательно забыть про Ноя, я решила провести день наедине с собой. Посмотрела видео на YouTube, очень плотно позавтракала (чтоб заглушить похмелье), закончила доклад по истории… И мне вдруг стало очень хорошо. Я чувствовала, как ко мне возвращаются мотивация и собранность. Самое время для нового сражения с моим универским эссе. Я кое-что добавила в него на неделе – может, сегодня удастся его закончить.

Я напечатала еще пару абзацев, а потом приготовилась прочесть все с начала. Я почти закончила! Оставалось только придумать хорошее заключение, и если я перечитаю все на свежую голову, то наверняка быстро придумаю и его.

Но я читала и не могла понять, зачем вообще тратила время на эту хрень. Радостное предвкушение сменилось недоумением. Да тут еще работать и работать! Мне нужно было написать о том, что меня вдохновляло, но, перечитывая, я не чувствовала ничего.

А я ведь столько времени на него угрохала! Постоянно переписывала! Столько стресса… и ради чего? Вот этой херни на экране? Слова начали расплываться перед глазами, пока я совсем не перестала их разбирать. Я выделяла мышкой отдельные фразы и пыталась понять, что происходит… а потом до меня дошло: я готова была разрыдаться. Снова.

Господи, какая же я неудачница.

Даже из-за простого эссе готова слезы лить.

Я никогда не поступлю в университет. Я даже эссе не могу дописать! Что же я буду делать четыре года на учебе?

И что я вообще собиралась делать со своей жизнью? Я понятия не имела, кем хочу стать.

Конечно, я обсуждала это с отцом и со школьным консультантом, и оба заверили меня, что я смогу поступить в приличный колледж и без выбора направления. И я чувствовала себя идиоткой, которая разволновалась из-за такой очевидной фигни. Но дельных советов по поводу эссе я так и не получила.

Так я и сидела перед ноутбуком, рыдая (даже изредка подвывая), потому что не могла и одного связного предложения написать .

Кто-то открыл дверь в мою комнату. Фигура на пороге была слишком маленькой для отца, так что наверняка ко мне заглянул Брэд. Сквозь слезы я не могла толком его разглядеть.

– Уходи! – прорычала я и зарыдала с новой силой. – Вон! Оставь меня в покое!

Брэд помялся на пороге, и это меня жутко разозлило. Я не знала почему, но во мне вдруг зажглась такая ярость. Даже пожалеть себя спокойно не дадут!

– Эль? Что такое?

Брэд решил побыть заботливым братом (для разнообразия). Он и вправду обо мне беспокоился.

Но это разозлило меня еще сильнее.

– Уходи ! Я хочу побыть одна !

Когда Брэд закрыл за собой дверь, я упала на стол и заплакала. Выглядела я наверняка очень жалко, но остановиться не могла. Как же я ненавидела вот так рыдать.

Что, если я так и не закончу это эссе? И никогда не поступлю в универ? Я разочарую отца и саму себя, Ли уедет в колледж без меня, а потом и вовсе забудет обо мне, и…

Меня все сильнее засасывало в водоворот мыслей. Я захлопнула ноутбук – было тошно даже от одного взгляда на экран. Эссе словно дразнилось.

Прошло время, и дверь снова открыли.

Я уже готова была рассказать все братику или отцу. Пусть убираются и оставят меня в покое. Но в дверях стоял кое-кто другой. Леви. Я открыла рот, но промолчала.

– Мне показалось, тебе нужно с кем-нибудь поговорить, – тихо произнес Брэд.

Я всхлипнула и умудрилась выдавить улыбку. Брэд неуклюже улыбнулся в ответ – он не привык относиться ко мне с таким пониманием – и вышел из комнаты. Леви похлопал его по плечу, а потом подошел ко мне.

Он сел на кровать, и я опустилась рядом и положила голову ему на плечо.

Леви, похоже, не возражал. А потом он чуть меня приобнял.

– Я подумывал спросить, в порядке ли ты, но это было бы глупо. Выглядишь дерьмово.

Я легонько его подтолкнула.

– Это все чертово эссе. Оно не получается. Понятия не имею, о чем писать. А то, что уже написала… такое хреновое. Я хочу поступить в универ, но без эссе это невозможно, и…

– Эй, хватит уже. – Он сжал мое плечо. – Твоя жизнь не зависит от поступления в колледж, ты же знаешь. Вот посмотри на меня. Я туда не собираюсь. Возьму годик перерыва, чтобы поработать и подкопить денег. Заодно решу, что буду делать дальше. Я не хочу терять четыре года и залезать в долги ради того, что мне не нужно. Подумай об этом.

Я потерла слетающий с ногтя лак.

– Каждый раз, когда я не знаю, что написать в эссе, я думаю… может, лучше отложить поступление ?

– Но?

– Но я не хочу отставать.

Леви понял почти мгновенно.

– Ты о Ли.

Ли из кожи вон лез, чтобы поступить в Браун: подтягивал оценки, тренировался до седьмого пота, старался поддержать свою репутацию, с чем справлялся на ура. Слышала, команда перестала называть его Флинном-младшим.

У Ли был футбол, у Рейчел – театральная студия. Кое-кто из ребят тоже занимался спортом. Или играл в группе. Конечно, я бегала, но не ради соревнований. Я даже работу перестала искать. И мне казалось, что я была на шаг позади всех моих друзей.

– Да. Но даже без него… я все равно хочу поступить. Просто хочу. Но… Я понятия не имею, чем буду заниматься после универа, и это меня пугает. Неужели следующие пару лет определят всю мою судьбу?

– Не совсем, – ответил Леви чересчур легко. – Сначала ты сдашь экзамены – и, держу пари, справишься с этим отлично. А когда ты наконец поступишь, то сможешь выбрать специальность потом. Не понравится – сменишь. Черт, да ты можешь заняться чем угодно. Построить марсоход. Стать представителем бейсбольной команды. Открыть винодельню. Вести уроки в детском саду.

Я слабо улыбнулась.

– Предела нет?

– Эль, мы все смотрели «Дрянных девчонок ». Конечно, предела нет.

На это я рассмеялась.

– Спасибо, что пришли на мою лекцию, – добавил Леви, и я снова засмеялась. – Давай я прочту твое эссе, и мы вместе над ним поработаем. Не может же все быть настолько  плохо…

План показался мне отличным, если честно. И почему я раньше не попросила кого-нибудь о помощи?

Я повернулась и крепко его обняла.

– Спасибо, Леви. Ты – лучший.

Он замер, а потом ответил тем же.

– Я всегда рядом, Эль.


Леви оставался у меня до ужина, и к вечеру мое эссе было почти готово. Даже странно, насколько увереннее я чувствовала себя теперь. И теперь я хотела как-то отблагодарить Леви.

Но пока я только бесконечно повторяла «спасибо».

Леви смеялся, надевая ботинки.

– Хочешь отблагодарить меня по-настоящему – пошли со мной завтра в аквариум. Я обещал сводить туда Бекку. Нам не помешает компания.

Я была не против аквариума. На следующее утро Леви заехал за мной, и Бекка дико обрадовалась. Она не затыкалась всю дорогу: рассказывала про первый урок балета, про своего учителя, про учениц и про рождественский концерт… а потом Бекка заговорила про Рождество.

Я охала и ахала в нужных местах, задавала ей наводящие вопросы. Леви поймал мой взгляд в зеркале заднего вида, и я прочла в нем: «Уж лучше ты, чем я ».

Народу в аквариуме было немного: в основном семьи с маленькими детьми или парочки на свиданиях. Последние заставляли меня чувствовать себя странно. Возможно, потому что я гуляла здесь не с Ли, а с Леви. И я не могла избавиться от ощущения… неловкости.

Скрыть это, очевидно, не удалось. Пока Бекка перебегала от аквариума с морскими скатами до аквариумов со звездами и угрями – так, словно они скоро исчезнут, – Леви схватил меня за локоть и обеспокоенно нахмурил брови.

– Эй, – мягко произнес он, – ты в порядке?

– Что? А, д



а, все в порядке. Я в порядке.

– Ты уверена? Кажется, что тебе неуютно.

– О, нет, я просто…

– Думаешь про Ноя?

Вообще-то, нет, я совсем о нем не думала, и это было почти неожиданно. Я не представляла на месте здешних парочек нас с Ноем. Не мечтала о том, чтобы он однажды меня сюда привел. Я не могла отделаться от ощущения, будто мы с Леви пришли сюда на свидание.

И зачем-то захватили с собой Бекку.

Но вместо этого я ответила:

– Да.

Леви улыбнулся.

– Ничего, ты с этим справишься. Не забудешь, что любила его, вовсе нет, но однажды тебе станет гораздо легче не любить его.

– Признавайся, ты что, тайком пишешь статьи для «Космополитена »?

Леви засмеялся, а Бекка вдруг запищала:

– Господи! Вы только гляньте! Какая ГРОМАДИНА!

Мы пошли дальше, и я наконец расслабилась. И даже начала получать удовольствие от прогулки. Бекка, как оказалось, могла рассказать много интересного про медуз. Например: «Ты знала, что они могут клонировать сами себя? Если разрезать одну на половинки, то получится две медузы. Я прочитала об этом в интернете». Или: «У медуз нет мозгов. Совсем как у Леви!»

А затем она начала радостно читать информацию с карточек у аквариумов вслух.

Леви немного отстал от нас, и Бекка схватила меня за руку и потащила к следующему аквариуму, после того как мы не смогли отыскать рака-отшельника, хотя потратили на это минут десять. Я оглянулась, когда Бекка прижалась носом к стеклу.

– Чего это ты улыбаешься? – спросила я.

На лице Леви застыла странная улыбка – непохожая на его обычную. Эта была едва заметной, какой-то задумчивой. От нее внутри теплело, щеки алели, и хотелось срочно заправить прядку волос за ухо. Я улыбнулась в ответ.

Стоило мне задать вопрос, как эта улыбка Леви тут же трансформировалась в его обычную.

– Просто приятно видеть, что Бекка снова проводит время с девчонкой.

– А как же ты? Тебе моя компания не нравится? – поддразнила я, и Леви закатил глаза.

Мне не стоило зацикливаться на этой улыбке. Как и на том, что она могла означать.

– Я всегда рад твоей компании, Эль. Но, прошу, возьми себя в руки.

Я засмеялась, а Бекка закричала:

– Эй, Леви, глянь-ка сюда!

И мы перевели все внимание на нее.


* * *

Позже, когда мы наблюдали за акулами, а Бекка охала от восторга, я почувствовала на себе чужой взгляд. Леви стоял так близко, что наши руки соприкасались. И я не знала, куда себя деть.

Мне потребовалось усилие, чтобы не повернуться к нему. Я быстренько глянула на Леви: на лице его вновь появилась та странная улыбка. И у меня внутри что-то оборвалось… или это были бабочки?

Такой же взгляд был у Ли, когда он смотрел на Рейчел и думал, что никто этого не заметит. Так же смотрел на меня Ной.

Бекка стояла всего в паре шагов от нас. Если я повернусь к Леви, то что-то случится . Например, поцелуй.

Я сглотнула. В горле пересохло.

И я вдруг поняла: я все-таки хотела , чтобы он меня поцеловал… А потом зазвонил мой мобильник.

В тишине аквариума звонок прозвучал как выстрел. Я дернулась и начала рыться в сумочке. На меня оглядывались люди. Наконец, я откопала телефон.

Мне звонил Ли.

– Привет, – сказал он сразу. – Ты где? Я заехал к тебе домой, но твой отец сказал, что ты ушла куда-то с Леви…

– Мы в аквариуме.

– В аквариуме? – удивился Ли. – Что, типа… типа как… вдвоем? На свидании?

Я глянула на Леви, о поцелуе с которым думала в последнее время слишком часто, и ответила:

– Мы тут с Беккой, его младшей сестрой. Он обещал сводить ее в аквариум, а я просто примазалась.

– Оу, – выдохнул Ли облегченно. – Тогда…

Он прочистил горло, и я занервничала. Похоже, он позвонил мне по какой-то серьезной причине.

– Ли? Что случилось?

– Я потом тебе скажу, когда вернешься домой. Все норм.

Ли попытался сохранять спокойствие, но у него не особо получалось. Я слишком хорошо его знала. Раз он









приехал ко мне домой, значит, хотел поделиться чем-то очень серьезным. И я запаниковала.

– Что-то с Рейчел? Вы поругались, да?

– Ой, нет, это… у нас с Рейчел все в порядке. Серьезно, не переживай. Просто… я скажу, когда вернешься, идет?

– Ли! – рявкнула я.

То, как он избегал разговора… но при этом примчался ко мне домой… это дико пугало.

– Говори уже, что случилось. Пожалуйста.

Он вздохнул.

– Ладно. Мама только что говорила с Ноем. Ну, про то, что он приедет домой на День благодарения… – Ли сделал паузу, ожидая моей реакции.

Я знала, что увижу Ноя на ужине в День благодарения, и это было неизбежно. Денек взаимной вежливости нас не убьет. Точно так же, как не убьет меня попытка показать Ли, насколько мне все равно .

– Ну да, конечно, приедет. Так что?

Ли сделал глубокий вдох и так же медленно выдохнул.

В трубке что-то затрещало. У меня вспотели руки.

– Он привезет с собой друга. Так что вот. Решил, что нужно предупредить тебя.

– Друга?

Но с кем Ной был настолько близок, чтобы… Нет.

Нет, он бы не стал. Нет. Не после всего, что произошло. Он не посмеет. Может, я просто не так поняла… Господи, надеюсь, я действительно ошибалась.

– Ты про Стива?

Я знала, что в моем голосе сквозило отчаяние, и ненавидела себя за это. И за то, как сильно вцепилась в телефон своими потными ручонками.

– Ну, про его соседа по комнате? Или как там его, из футбольной команды… Дэвид? Дэйв?

– Ага. То есть нет. То есть… Нет, их он на День благодарения не привезет.

– Ли…

– Шелли, с ним приедет Аманда.

Я ждала этого. Ждала, но меня все равно словно ударили под дых, и я оперлась рукой о ближайшую стеклянную стену, чтобы не упасть. Голова кружилась. Я была уверена, что мое сердце разбилось еще тогда, когда я порвала с Ноем, но сейчас я чувствовала себя гораздо хуже… Казалось, пол качнулся под моими ногами. В ушах зазвенело, меня затошнило.

– Шелли? – продолжал Ли. – Ты там? Рошель? Эль?

– Да, – выдавила я и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы прогнать тошноту. Но на смену пустоте быстро пришло кое-что знакомое. Гнев.

– Ты в порядке?

– В порядке? – прошипела я шепотом.

На меня стали оглядываться люди, и я отошла в сторону.

– Конечно, я, блин, не в порядке, Ли! Ты ведь видел ту фотку в «Инстаграме». И я рассказала тебе о телефонном разговоре в тот день, когда мы расстались. А теперь он что, привезет ее на ужин в День благодарения? Он хоть помнит, что я там тоже буду? Или хочет посмеяться надо мной? Я совсем, мать твою, не в порядке. 

– Ого, Шелли, ладно, я понимаю. Полегче, – затараторил Ли.

Я нечасто ругалась. Как, впрочем, и сам Ли. Но сейчас было самое время.

– Я просто подумал, что тебе стоит это знать. Заранее.

– Спасибо, что сообщил, – проскрипела я, хотя злилась вовсе не на Ли, и мы оба это знали. – Я просто… поверить не могу, что он может так со мной поступить. Да, мы расстались, и Ной имеет полное право спать с ней, ходить с ней на свиданки и все остальное, но привозить ее домой вот так просто?.. Господи, поверить не могу! Каков же засранец.

– Эль?

Леви стоял напротив меня и хмурился. Его рука лежала на моем плече.

Я подняла вверх палец, попросив его подождать одну минуточку, и прислушалась к Ли.

– Я понимаю, что ты все еще не пережила ваше расставание, Шелли, и что ты хреново себя чувствуешь, но ты должна знать: маме он сказал, что Аманда – просто друг.

– Она ему не просто друг, Ли! Мы все это знаем!

– Ну, – осторожно начал Ли, – я в этом не уверен .

– Так что, я, значит, все выдумываю?

– Я этого не говорил. Ты же знаешь.

Я выдохнула.

– Прости. Я вовсе не на тебя злюсь.

– Понимаю. Послушай, напиши мне, когда придешь домой, я подъеду, и мы поговорим, хорошо?

– Хорошо.

– Передавай привет Леви. Увидимся.

– Пока. – Я повесила трубку и закинула телефон обратно в сумочку. А потом подняла взгляд на Леви.

– Что такое? Что случилось?

Я покачала головой. На глаза наворачивались слезы, и я моргнула, но одна успела скатиться по щеке и упасть на пол.

– Ной привезет на День благодарения Аманду.

Леви сжал губы и процедил:

– Вот черт.


* * *

Я уже говорила об этом с Ли и с Леви, а теперь пришлось повторять все и для отца. Мне просто нужно кому-то об этом поорать. Всем подряд. Несколько раз, словно меня заело.

Брэд был в душе, и мы с отцом сидели в гостиной одни, с кружками горячего шоколада. Я вываливала на него всю свою ненависть к Ною. Раньше я говорила, что мы расстались из-за расстояния, но теперь рассказала ему обо всем. Я очень сильно злилась и не могла сдержаться.

– То есть он знает, как много из-за нее проблем, – произнесла я в миллионный раз. – Мы ведь, считай, расстались из-за этой Аманды. Сначала фото, потом телефонный звонок… Я знала, что они дружат, но доверяла ему. Он сказал, что не изменял мне. И я ожидала, что после нашего разрыва Ной и Аманда сойдутся, но… он серьезно собирается привезти ее домой? Так быстро? Он ведь знает, что я там тоже буду… Вот если бы он привез ее на Рождество, это еще ладно, может , к тому времени я бы уже успокоилась. Но прошла всего пара недель.

Отец в основном молчал: только кивал и хмыкал иногда. Давал мне выговориться.

Он кивнул снова, когда я замолчала, чтобы перевести дыхание.

– И он что, так быстро оправился после разрыва, раз уже готов привезти кого-то домой? Это бесит меня больше  всего. То есть он вообще,  что ли, не переживал, и теперь у них все серьезно?

– Но ведь Ли сказал, что они просто друзья, нет?

Я зло ухмыльнулась.

– Ной сказал это своей маме . Я ведь только что говорила  тебе про тот звонок. Как еще его объяснить? Она ведь такая красивая. Очень красивая . И умная. Они ходят на одни и те же занятия, она может поддержать беседу о вещах, в которых я совершенно не разбираюсь. Да такие парни, как Ной, всегда встречаются с такими, как Аманда!

– Эль, знаю, я не лучший советчик, но… может, ты ошибаешься. У вас с Ноем не получилось. И тебе нужно двигаться дальше, ты же сама сказала. Можешь показать ему, что ты прекрасно справляешься и без него.

– Но я не справляюсь.

То есть. Не то чтобы  справляюсь. Да, я захотела поцеловать Леви, но это еще ничего не значит.

– Он привезет на праздники свою новую девушку… хочешь, чтобы он понял, что ты все еще не забыла о нем?

Ну, если посмотреть на это с такой стороны…

– Так… мне притвориться, что любовь прошла?

Отец пожал плечами.

– Если тебе станет от этого легче.

Я попыталась представить, как вежливо здороваюсь с Ноем и Амандой и улыбаюсь им, потому что мне все равно, с кем он там теперь встречается. Ной наверняка расстроится: я больше не собираюсь за ним бегать. Да пусть привозит с собой хоть десяток девушек! Пусть думает, будто теперь меня это не волнует. Как тебе такое , Ной Флинн?

– Что ж, я могла бы попробовать.

– Это поможет тебе забыть его по-настоящему, – добавил отец.

– Может быть.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

– Может, мне стоит быстренько найти себе нового парня? – предложила я Ли по пути в класс на следующей неделе. – Ничего серьезного, просто чтобы он посидел со мной на ужине. Утру Ною нос.

– Не думаю, что с этого нужно начинать новые отношения, – нахмурился Ли.

– Да я просто предложила, что ты сразу?

– Ну да. А что дальше, Эль… секс из мести?

Я засмеялась.

– С кем? С его соседом по комнате, Стивом, к которому я полечу через всю страну?

Ли закатил глаза, а я одарила его строгим взглядом.

– Я не об этом. Просто…

Я вздохнула и провела рукой по волосам.

– Я просто не могу перестать думать о них.

И о том, как близка была к тому, чтобы поцеловать Леви.

– Я понимаю, что ты чувствуешь себя преданной, Шелли, но тебе нужно уже забыть об этом. Ты зациклилась.

– Но я и пытаюсь забыть! Пыталась! Пока он не решил привезти ее домой на праздники. – Я скрежетнула зубами.

В последнее время я частенько это делала, когда представляла Ноя и Аманду за столом у его родителей. О, вот они сидят рядышком, держатся за ручки и смотрят друг на друга, как влюбленные голубки.

Хуже всего: даже в моем воображении они выглядели так, словно были созданы друг для друга.

– А что, тебе было бы легче, если б Ной приехал один, но с Амандой бы все равно встречался?

Я вздохнула.

– Ну… да. Когда ты привозишь кого-то в свой дом… это ведь довольно серьезно, так? А я и так думаю о том… вдруг у них что-то было еще в те времена, когда мы с Ноем встречались?

– В одном я уверен: мой брат никогда бы тебе не изменил. Он ведь встречался  с тобой, по-настоящему. Ни с какой другой девчонкой он так себя не вел. Да, иногда Ной бывает тем еще придурком, но изменять… не в его привычках. Он ведь с ума  по тебе сходил.

– Я не утверждаю, что он мне изменял. Может, они просто флиртовали. И между ними летали искры. Может, он приехал повидать меня, чтобы убедиться, что нас ничего не связывает.

– Шелли, хватит надумывать. Мы ведь даже не знаем наверняка, встречаются ли они. Скорее всего, нет.

Я махнула в сторону Ли рукой, сделав вид, что ничего не слышала. Да, он пытался меня успокоить, поэтому я не стала протестовать.

Но если бы мне не о чем было волноваться, разве Ной не написал бы мне об этом сам? Но он молчал. Либо трусил, либо просто… наплевал на меня, и ему было все равно, сколько боли мне это причинит.

И несмотря на это, я все еще любила его. Я не могла попросту обо всем забыть.

Леви тоже пытался меня утешить.

– Да все будет нормально. Точно тебе говорю. А вдруг ты увидишь эту Аманду и поймешь, что тебе не так уж и больно. Может, тебе это поможет.

– Но она идеальна, – заныла я.

Не так давно я уговорила Рейчел заглянуть на страничку Ноя в «Фейсбуке» и «Инстаграме». Я долго сопротивлялась, но теперь очень хотела посмотреть, что творится в его жизни. В графе отношений все еще красовалось «В поиске», но это ничего не значило. Он мог просто забыть про статус. На его стене висело несколько постов: один с «отличным вечером с ребятами», а второй – с фотографиями, на которых его отметили.

Аманда была почти на всех. Они не целовались, но постоянно лапали друг друга и выглядели как счастливая парочка.

И она была такой красивой. Такой… взрослой .

Если б Аманда захотела, она бы с легкостью могла пойти в модели. С такой-то идеальной кожей и потрясающей прической она выглядела хорошо даже на типичных фотках с вечеринок с пивом в руках. Ни одного неудачного кадра: ни полузакрытых глаз, ни открытого рта. Ничего такого.

Нечестно.

Я пожаловалась на это Ли, но он только плечами пожал.

– Вдруг у нее отвратительный характер. Или она ужасно скучная.

Я могла только надеяться на это. Но на самом деле очень сильно сомневалась.


* * *

Приближался ноябрь, а вместе с ним и День благодарения. Я старалась меньше думать про моего бывшего и его (возможно) нынешнюю и больше – про университет и эссе.

Я решила подать документы в Браун. Отцу призналась, что из-за Ли. Но я отправила пару писем в университет Сан-Диего и в местные колледжи. Я все еще понятия не имела, как сложится моя жизнь после учебы, но отец заверил меня, что я обязательно найду себе занятие по душе.

В воскресенье перед Днем благодарения я потащила Рейчел на маникюр и педикюр. Мы давно с ней нигде не зависали вдвоем – не считая школы и собраний насчет универа, – и мне нужна была женская поддержка перед тем, как я увижусь с Ноем и Амандой.

К тому же я держалась подальше от Леви. Мне казалось нечестным постоянно думать, правда ли между нами что-то есть, когда меня так заботила ситуация с Ноем.

– Как ты вообще перед днем икс? – спросила Рейчел, когда мы купили кофе. – Нормально или все-таки дико стрессуешь?

– Сейчас нормально. Если он действительно хочет повести себя как последний козел, то флаг ему в руки. Но я не позволю ему злорадствовать. К тому же я достойна большего. Точно не парня, который сразу же после разрыва нашел себе другую.

– Вот этого я никак не могу понять, – медленно проговорила Рейчел. – То есть… он ведь… любил тебя. И сильно любил. Только слепой бы не заметил. И я согласна с Ли – может, Ной не соврал, когда сказал, что они с Амандой – просто друзья.

– Ничего себе друг, раз он привозит ее на такой праздник познакомить с семьей…

Рейчел вздохнула.

– Пожалуй… Но он ведь действительно тебя любил. Нельзя так быстро оправиться после того , что у вас, ребята, было.

– Но раз они друзья, то почему он мне просто все не рассказал ?

Рейчел на секунду задумалась.

– Может, он думал, что если расскажет тебе, то ты ему не поверишь. Может… он просто не хотел ссориться?

Я фыркнула. Да, конечно. Я бы в такое не поверила.

Рейчел продолжила:

– А если они все-таки жмутся по углам, ты хотя бы поймешь, что она – всего лишь способ отвлечься. Вряд ли их отношения продержатся так долго.

– Думаешь?

– Да, – с уверенностью заявила она. Хотя, судя по лицу, сама не особо в это верила.

– Ладно, что это мы все про меня да про меня? Надоело переживать и злиться. Я справлюсь. Покажу ему, что он мне больше не нужен, пусть это и неправда. Как у вас дела с Ли?

Рейчел улыбнулась, и я вдруг почувствовала укол зависти.

– Хорошо! Очень хорошо! Я надеюсь, мы поступим в Браун, потому что не знаю, смогу ли быть вдали от него. Было бы здорово, если бы ты тоже туда поступила. Не думаю, что Ли сможет нормально функционировать, если тебя не будет рядом, – быстро добавила она, неловко хихикнув. – Но да, все немного… странно. Кажется, что мы встречаемся не восемь месяцев, а гораздо дольше. Словно я знаю его всю свою жизнь. Когда Ли рядом, я забываю обо всех своих заботах и проблемах. Он делает меня очень счастливой.

– Так здорово, – еле выговорила я.

Нет, я была очень за них рада, но все же немного завидовала.

– Я рада, что у вас все в порядке. Ли рядом с тобой светится от счастья. Да даже когда просто о тебе говорит. Или пишет тебе сообщения. Или думает о тебе. – Я засмеялась, Рейчел слегка покраснела. – А как у вас… – я перешла на шепот и наклонилась вперед, – …с сексом?

Рейчел покраснела еще сильнее, а я захихикала.

– Не обращай на меня внимания, я просто шучу, – уверила ее я. – Можешь не отвечать, если не хочешь. Наверное, это слишком странно, я ведь с Ли обо всем говорю…

Рейчел закусила губу.

– Понятия не имею, почему я так боялась. Серьезно. Я думала, что это что-то изменит, но… это просто случилось.

– Мне передать это Ли? – пошутила я.

– Ох нет, господи, – захихикала Рейчел. – Просто все так говорят, словно это событие всей жизни… но это не так. Но в хорошем смысле, понимаешь? Я себя так накрутила, жутко разнервничалась. А волноваться-то было и не о чем .

– Я тебя прекрасно  понимаю.

– Так, хватит постельных разговоров, – сказала она. – Раз уж мы сегодня обсуждаем парней… Давно хотела спросить, но в школе не стала, не на глазах же у всех! Что у вас с Леви?

Я сузила глаза.

– А что у нас с Леви?

– Вы же постоянно флиртуете.

– Я с ним не флиртую!

Неужели все это заметили? А Леви заметил? Я сама-то почти не понимала, что делаю.

– Хм… – Рейчел мне явно не поверила. – Но ты с ним флиртуешь. И он отвечает тем же. Все думают, что вы встречаетесь, Эль.

– Я… я не…

Не хватало еще, чтобы Рейчел растрезвонила Ли, будто я втрескалась в Леви. Особенно когда я еще сама не поняла природу своих чувств.

– Он мне даже не нравится. Если ты об этом, – добавила я. – К тому же… подумаешь, флирт. Он вроде никому не вредит?

Рейчел мне не поверила, это точно, но она не стала расспрашивать дальше, и я выдохнула с облегчением.


После маникюра я уговорила Рейчел помочь мне выбрать наряд для ужина на День благодарения.

– Я говорила, что мне все равно. – Я открыла шкаф. – Но это другое. Это ведь одежда. Хочу, чтобы на меня смотрели и думали: «Она счастлива наедине с собой, и ей нет никакого дела до Ноя Флинна».

– И «глянь-ка, что ты упускаешь, Ной Флинн»? – Рейчел ухмыльнулась.

– Это тоже.

Рейчел засмеялась и устроилась на моей кровати.

– Так, показывай варианты.

Я вытащила платье, которое купила с год назад, – горчично-желтое, с длинными рукавами и облегающей юбкой.

Рейчел сморщилась.

– Как-то не очень… если честно, похоже на блевотину.

– Чего? Но это ведь осенний цвет!

– Уверена, у тебя есть что-нибудь получше. Следующее!

Я нашла черную блузку-разлетайку из тоненького льна. Я едва могла застегнуть на ней пуговицы – так давно ее не носила. Рейчел сразу поняла, чего я добиваюсь. И скривилась.

– Сексуально, конечно, но ты ведь не в отчаянии? И… черное на День благодарения? Только если классическое черное платье. А так у тебя словно траур.

– Хорошо. – Я запихала блузку обратно в шкаф и раскопала еще пару кофт.

Слишком обыденные, слишком летние, слишком яркие, слишком блестящие, слишком строгие, слишком старательные. Слишком, слишком, слишком…

А потом я нашла платье, о котором почти забыла. Я давненько его не надевала.

– Ой, какое классное, – сразу выпалила Рейчел.

Оно было бордовым, из хлопка, с глубоким вырезом спереди и рукавами до локтей.

– Кажется, у нас есть победитель, – сообщила Рейчел.

– Думаешь? – Я повернулась к зеркалу и оценивающе глянула на свои ноги, задницу, грудь и руки.

– Подбери подходящие балетки и сережки – и Ной слюнями захлебнется, – уверенно заявила Рейчел.

Я усмехнулась.

– Именно этого я и хочу добиться.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Я разгладила юбку, хотя на самом деле незаметно вытерла вспотевшие ладони о ткань. Дышала я прерывисто, словно запыхалась от бега. Утром, когда одевалась, я чувствовала себя замечательно. Настолько, что умудрилась даже убедить себя, будто забыла про Ноя. Он не волновал меня больше. Мир ведь не перевернется, если я сегодня его увижу?

Но вот она я, забегаю в ванную Флиннов уже в сотый раз за последний час с тех пор, как Мэттью уехал в аэропорт за Ноем и его вероятной девушкой. Я подняла руки, чтобы проверить подмышки. Только пятен от пота мне не хватало.

Я взглянула на телефон, хотя никаких новых сообщений там не было: последним мне пришло пожелание удачи от Леви. Я надеялась, что Ной мне напишет. Ничего такого, никаких извинений или прощений, никаких «мы с Амандой просто друзья».

Но он мог бы прислать хотя бы что-то вроде: «Хочу, чтоб ты знала: я привезу на ужин Аманду ».

Это было бы хотя бы вежливо, не так ли? Ной наверняка уже знал, что Ли мне все рассказал, но я немного злилась, ведь он не удосужился предупредить меня лично. Ладно, не немного. Я была в бешенстве . После всего, что произошло, он решил просто промолчать? Я была о Ное лучшего мнения.

В дверь постучали, и я чуть не выронила телефон из рук.

– Секунду!

Я распахнула дверь и вымученно улыбнулась Ли. Тот смотрел на меня с жалостью.

– Шелли, прекрати уже беспокоиться. Все будет хорошо. Увидишь его с Амандой и поймешь, какой он идиот. Ты заслуживаешь лучшего.

– Хм-м.

– К тому же выглядишь ты просто потрясно! – Ли кивнул. – Он еще пожалеет, что променял тебя на какую-то скучную девчонку из колледжа.

Моя улыбка превратилась в настоящую, и я тут же его обняла.

– И как тебе удается каждый раз подбирать нужные слова?

– Думаю, мы просто синхронизировались с тобой. Ничего не могу поделать. Если б я был девчонкой, у нас бы и месячные наверняка в одно и то же время начинались.

Я отстранилась – глаза у Ли блестели. И я только сейчас заметила, что веснушки его словно бы потускнели или даже выцвели. В последнее время он стал еще крупнее – все из-за тренировок, конечно. На вечеринки команды он почти не ходил, потому и не вел себя как придурок.

Я взъерошила ему волосы, которые он пытался уложить в идеальную небрежную прическу, и Ли закричал, отпрыгивая в сторону:

– Пощады!

Я засмеялась и отступила.

– Ты сегодня пойдешь к Рейчел?

– После ужина. Но только если ты будешь в порядке. Я уже предупредил ее. Вдруг у вас тут с Ноем и Амандой случится какая-нибудь драма. Рейчел понимает.

Я пожала плечами.

– Если повезет, ничего не случится. Так что сходишь к Рейчел.

Ли улыбнулся, но на этот раз не озорно, а немного тоскливо.

– Ты ведь знаешь, я всегда готов тебя поддержать, Эль.

– Конечно знаю.

Я обняла его еще разок.

– Ой, деточки, мы вам не помешали?

Одна из тетушек Ли, Морин, стояла в коридоре и смотрела на нас так, словно мы тут целовались, а не обнимались. Ли опустил взгляд. Я едва сдерживала смех.

– Вы просто пропустите меня в ванную, дорогуши, и продолжайте.

– Простите. – Я отошла от Ли и от двери в ванную. – Прошу.

Морин заговорщически нам улыбнулась и прикрыла за собой дверь. Она была убеждена, что однажды мы с Ли поженимся и заведем кучу детей. Морин предрекала нам это каждое Рождество.

– Пойдем поможем твоей маме, – предложила я.

Джун Флинн была всегда рада видеть на ужине в честь Дня благодарения не только свою семью, но и нашу.

Гости уже начали собираться: куча тетушек, дядюшек, бабушек и дедушек, почти все кузены. Мы прошли мимо одного из кузенов Ли, Лиама, который пытался доказать Брэду, что фэнтези-книжки, которые он читает, куда круче любой видеоигры. Но ему вряд ли удастся убедить в этом Брэда.

Джун говорила, что ей нравится готовить на День благодарения, но по ее лицу сложно было об этом догадаться. В кухне что-то скворчало и шипело, отовсюду валил пар. Джун попросила нас разложить на столе посуду: посчитать нужное количество ножей, вилок, тарелок, стульев, стаканов и салфеток. А вино? Вино в холодильнике? Точно? Кто-нибудь  может проверить?

День благодарения был полон хаоса. По-другому и не скажешь.

Но мы наслаждались каждой его секундой.

День благодарения у Флиннов всегда ощущался более важным, чем, скажем, Рождество. Наверное, из-за количества гостей. На Рождество сюда не приезжала куча бабушек, дедушек, теть и дядь с детьми.

Дядя Пит и тетя Роуз помогали Джун на кухне, а новая жена Пита, Линда, старалась им не мешать. Она приезжала сюда только второй раз, и я не могла винить ее за то, что она все еще терялась. Линда поймала мой взгляд, и я улыбнулась.

Она прошла за мной, пока я расставляла посуду, – в руке у нее был бокал вина. Ли пробормотал что-то про ложки и исчез.

Линда была младше Пита лет на пятнадцать – то есть почти наша с Ли ровесница.

– Слышала, вы с Ноем разошлись.

– Да. – Мне не особо хотелось разговаривать с Линдой. По крайней мере, наедине. Она была действительно милой, но я не собиралась делиться с ней всей подноготной нашего разрыва.

– Думаю, это к лучшему. – Она сделала глоток и наклонилась, чтобы поправить один из ножей. – Когда я поступила в универ, мой парень учился всего в четырех часах езды от меня. Мы встречались с десятого класса, но так и не справились даже с таким расстоянием. Ты поступила правильно. Я же очень старалась, чтобы у нас все получилось. Мы виделись каждые выходные, но мои оценки от этого сильно страдали. Потом мы и вовсе расстались.

– Мне очень жаль.

Что тут скажешь?

Линда пожала плечами и сделала еще глоток.

– Я это пережила. Я вообще к тому, что ты тоже справишься, хотя поначалу будет тяжело.

– Спасибо за поддержку, – искренне проговорила я.

– Но то, что он решил привезти домой другую девчонку… Не козел ли? – Линда подмигнула мне. – Не говори Джун, что я так его назвала.

Я засмеялась.

– Ни за что.

– О чем вы там шепчетесь? – Пит пролавировал к своей жене и поцеловал ее в щеку.

– О нашем, о девчачьем. – Линда отмахнулась.

Пит кивнул, словно только такого ответа и ждал. А потом глянул на меня.

– Ты как, нормально, милая? С Ноем проблем не будет?

Он всегда меня так называл. Да даже Ноя он называл «милок».

– Да… думаю, да. Я с самого начала понимала, что, даже если мы расстанемся, мне придется с ним видеться.

– Эль – сильная девчонка, – добавил вошедший в комнату Ли. – Она со всем справится.

Пит рассмеялся. Джун позвала его из кухни: похоже, морковь пригорела.

– Лучше мне поторопиться! – Он так быстро выбежал из гостиной, что мы и слова не успели сказать. Линда последовала за ним. Значит, разговор окончен.

Ли посматривал на меня, пока мы раскладывали остальную посуду и корзинки с теплыми хлебными роллами.

– Эй, ты правда в порядке? – тихо поинтересовался он.

– Просто прекрасно, – ответила я. И почувствовала, пусть всего на мгновение, что так оно и есть.

Мы все услышали, когда к дому подъехала машина: Джун тут же выскочила из кухни, вытирая руки об испачканный в соусе фартук, чтобы открыть дверь. Мы с Ли подошли ко входу в гостиную, откуда было хорошо видно коридор.

Мэттью зашел первым – с большой фиолетовой сумкой в руках. Ной внес еще одну, серую и поменьше. А потом в дом вошла она .

Ной выглядел восхитительно – это я заметила сразу. Я что, забыла, насколько он красивый? Может, дело было в бороде: я видела его только со щетиной, но теперь он казался еще старше. По случаю праздника Ной надел обычную белую футболку и красно-серую фланелевую рубашку с закатанными рукавами. Обычно он носил большие байкерские ботинки, но теперь сменил их на пару черных конверсов. Джинсы я тоже не узнала – совсем новые, даже без дырок.

В последний раз Ной был так хорош одет на Летнем балу, куда меня пригласил. Обычно он выбирал одежду, подходящую к ботинкам: футболки старые и поношенные, рубашки выцветшие, джинсы порванные.

– Привет, дорогой! – Джун чмокнула Ноя в щеку. Она вся светилась от счастья: наконец-то ее сын вернулся домой. А потом Джун покосилась на Аманду.

– Привет, мам. Это Аманда, – представил Ной девушку, стоявшую рядом.

Аманда была высокой и светловолосой, с ногами от ушей, чуть приподнятым носом и челкой. На губах ее розовела яркая помада, в уголках глаз – идеальные стрелки.

Она выглядела как примерная университетская (так мне казалось) девушка: в белой блузке, небесно-голубом свитере – вроде кашемировом, – черных джинсах в облипку и аккуратных серых лодочках. В руках она несла бежевую сумочку с черными ручками и отделкой – я почти ждала, что оттуда выпрыгнет маленькая собачка.

Аманда была восхитительной. И я так сильно ее ненавидела.

– Здравствуй, милая, – приветливо произнесла Джун, пожала ей руку и поцеловала Аманду в щеку. – Я так рада с тобой наконец познакомиться. Ной так много о тебе рассказывал!

Правда? 

Я покосилась на Ли, но он будто бы этого не заметил. Он ведь говорил мне, что почти ничего не знает про Аманду, что Ной про нее ничего не рассказывал. Похоже, Ли просто пожалел мои чувства.

Аманда улыбнулась, показав зубы. Улыбка ей удивительно шла.

– Спасибо, что согласились меня принять, миссис Флинн. У вас чудесный дом.

Ох, божечки.

Британка. 

Я думала, что Аманда не могла стать идеальнее. Но, поди ж ты, у нее еще и этот очаровательный акцент!

Я уже была готова скорчить недовольную мину, но тут Ной поймал мой взгляд.

Его голубые глаза пронизывали меня насквозь.

А я не могла понять, что у него на уме.

Он злится? Скучает? Или уже давно и думать забыл о подружке своего младшего брата?

Чем дольше он на меня смотрел, тем меньше мне хотелось об этом узнать.

Я отвернулась и вышла в кухню, пока меня не начали знакомить с Амандой. Пусть сначала встретит остальных членов семьи. Это надолго ее займет.

Ли поймал меня у стола и сильно сжал мою руку.

– Тише. Тише. Я здесь. Все хорошо.

Я пару раз моргнула, чтобы, не дай бог, не расплакаться. Вчера я пообещала себе, что на День благодарения не пролью по Ною Флинну ни слезинки.

Я думала, что легко со всем справлюсь. Вернее, убедила себя в этом. Но одно дело – свыкаться с мыслями о Ное и его девушке, и совсем другое – видеть их вместе. Это было куда больнее, чем я ожидала.

– Только продержись за ужином, – сказал Ли. – Покажи им всем, что тебе все равно. Может, эта Аманда почувствует себя неловко из-за того, как сильно тебя любит вся моя семья? Не забывай: это тебе здесь рады.

Я фыркнула.

– А позже куда-нибудь съездим с тобой. Прогуляемся.

– Но ты ведь собирался сходить к Рейчел.

– Я ведь говорил: сегодня я буду рядом. Ты нуждаешься во мне больше, чем она.

В кухню вернулась Джун, и мы замолчали. Но я благодарно сжала руку Ли. Он ведь снова выбрал меня вместо Рейчел.

– Ли, иди и поздоровайся с Амандой, – прощебетала Джун.

Он отсалютовал матери.

– Да, мэм.

Когда он ушел, Джун взяла меня за плечи и легонько их сжала.

– Ты как, родная?

– Жить буду.

– Она такая милая.

– И это самое худшее. – Я нервно хихикнула.

Джун очень сочувствовала мне: она узнала о нашем разрыве от Ли и тут же заверила меня, что все понимает и будет рада видеть меня в любое время. П









усть даже я больше не встречалась с Ноем, я осталась частью их семьи. Но я не обсуждала с ней Аманду.

– Он сказал, что они просто друзья.

– Ли упоминал. Просто я в это не особо верю. Но ничего. Я в порядке.

– Ты уверена?

Я кивнула. Иначе Джун может рассказать Ною о том, что на самом деле я не особо хорошо справляюсь. Или попросит быть со мной помягче.

– Я выйду с ней познакомиться. Через минутку. Если вам не нужна помощь с готовкой или… с чем-то другим. Я могу мусор вынести.

Джун засмеялась.

– Лучше пойди поздоровайся. Просто скажи «привет» – и все. Но о твоем предложении я не забуду: вынесешь мусор попозже.

– Что ж, спасибо, – пробормотала я. Джун еще раз сжала мои плечи, а потом отпустила.

Я сделала глубокий вдох и приготовила одну из своих самых милых, теплых и… ненастоящих улыбок для знакомства с Амандой.

Она как раз пожимала руку дядюшке Колину, когда я подошла к ней. Ной сидел в другом конце комнаты и разговаривал с Брэдом и Лиамом.

Аманда перевела на меня взгляд и улыбнулась.

– Привет, – выдавила я и закашлялась. – Я…

– Эль! – воскликнула она и улыбнулась еще шире.

Я так удивилась, что моя собственная фальшивая улыбка начала рассыпаться. Аманда улыбалась даже глазами. По-настоящему.

– Я так рада наконец-то с тобой познакомиться! Я столько о тебе слышала!

А потом она обняла меня. Обняла .

Она  меня обняла.

Я замерла, а потом подумала, что надо бы обнять ее в ответ. Ной снова уставился на меня, а потом сразу же отвел взгляд.

Что ж, ему тоже было неловко.

Аманда выпустила меня из объятий и сказала:

– Я правда очень рада  познакомиться, Эль. Как  ты?

– Эм… я… хорошо, спасибо.

Все мое «я уверенная в себе девушка, и меня не колышет то, что из-за тебя случилось, стерва» тут же рухнуло. И я осталась беззащитна. Аманда подмигнула мне, и я вдруг… улыбнулась в ответ.

– А как ты? Как долетели?

– Я проспала всю дорогу, – рассмеялась она. И смех ее был именно таким, каким я его и представляла, – звонким и музыкальным. – Я не особо люблю летать, если честно, – продолжила она.

– Правда?

– О да. Ной тебе еще нажалуется. Я просто невыносима! А как ты? Ты ведь в старшей школе, почти выпускница, да? Как дела с поступлением? Клянусь, выбор университета чуть не свел в меня могилу. Ух.

– Да, я недавно разослала парочку документов. Думаю стать учителем начальных классов или типа того. – Я перечислила университеты, куда подала заявления – просто потому что не знала, как мне еще реагировать.

Зачем я это сделала? 

Разговаривала с ней так, словно мы были закадычными подружками! Словно это не из-за нее мы с Ноем больше не вместе! Ладно, не только  из-за нее.

Почему она такая милая? Почему говорит так, словно ей не все равно? И почему я улыбалась ей?

Я надеялась, это часть ее дьявольского плана – сблизиться с бывшей своего парня, чтобы я никогда больше на него не посягнула.

Но Аманда казалась такой искренней, такой милой. Ее невозможно было ненавидеть. Она спросила меня о школе, о планах на будущее, рассказала о своей кошмарной соседке по комнате, которая в итоге не выдержала давления учебы и съехала.

Теперь я ненавидела Аманду за то, что невозможно было ненавидеть кого-то настолько милого.

Так мы с ней и говорили, и я смеялась и улыбалась, словно она мне нравилась (может, так оно и было?), пока Джун не позвала всех к столу.

Ной подошел к Аманде и тронул ее за плечо. Я проследила за его жестом, и он отдернул руку. Не знаю, к чему все это было.

Я подняла взгляд, но он уже повернулся к Аманде.

– Сюда.

Я сжала зубы и кулаки – так сильно, что ногти впились мне в кожу.

Он даже посмотреть на меня не смог? Сказать одно маленькое «привет »? Неужели Ной настолько меня ненавидел?

Или ему стало стыдно, и он наконец осознал, что притащил свою новую девушку знакомиться с семьей, да еще и на глазах своей бывшей?

Надеюсь, ему действительно было стыдно. Надеюсь, он понимал, как мне больно.

Кто-то помахал у меня перед лицом. Это был Ли.

– Земля – Шелли. Что случилось?

– Что?

– С Амандой. Я думал, ты планировала ей глотку порвать, а вы смеялись, как старые друзья?

– Она… милая, – произнесла я в свою защиту и закусила губу, виновато глянув на Ли. – Она просто обняла меня и начала расспрашивать про универ, про то, про се, и я… я растерялась. С ней сложно не разговориться. И ты слышал этот акцент? Как можно ненавидеть человека с таким акцентом? Я даже немного себя ненавижу за то, что ненавижу ее.

Ли осуждающе покачал головой.

– Лучше уж так, чем подраться за праздничным столом, нет? – спросила я.

Ли усмехнулся, а потом легонько подтолкнул меня локтем.

– Ты же знаешь, я люблю девчачьи драки, Шелли.

Я шлепнула Ли по макушке, а потом взяла его под руку. Может, в последние месяцы наша с Ли дружба и пережила несколько потрясений, но сейчас она была сильна как никогда.

Пусть я потеряла Ноя. Но Ли останется со мной навсегда.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Стол в гостиной Флиннов был просто огромным: словно его составили из парочки столов поменьше. В центре всегда стояла корзина с пластиковыми цветами и фруктами – все с позолотой; она перешла к Джун от ее матери. А главным украшением стали поделки Лиама и Брэда, которые те сделали в школе.

Стол просто ломился от еды. Тут были и масляные жареные овощи, и дымящиеся хлебные роллы, и огромная индейка.

В этом году благодарственную молитву произносил мой отец. Семья Ли (да и моя тоже) не была особо религиозной, но на Дни благодарения мы всегда молились. И пока я сидела, склонив голову, я старалась не глазеть на Аманду и Ноя, которые устроились напротив меня и Ли. Они держались за руки? Прижимались ногами друг к другу под столом?

Стоило мне об этом подумать, как Ли тут же меня пнул.

Я справлюсь. 

Точно справлюсь. 

Индейку порезали на кусочки, овощи разнесли по тарелкам, а я все еще сдерживала себя, чтобы не пялиться на Ноя. Это было нелегко, ведь он сидел прямо напротив меня.

Но разговоры пошли как по маслу. Взрослые постоянно спрашивали про школу и универ. Нам с Ли особо не о чем было говорить – все и так знали, что происходит в нашей жизни. Брэд и Лиам общались исключительно друг с другом с набитыми ртами и чуть не подпрыгивали на месте. Сестра Лиама, Хилари, отделывалась самыми простыми фразами. Ее родители снисходительно закатили глаза: по их мнению, у нее просто готический период. Сама же Хилари призналась, что предпочла бы провести сегодняшний день не здесь, но нам не стоит принимать это на свой счет.

Все в основном говорили с Амандой и Ноем: хотели узнать побольше про университет, про футбольные тренировки, про хобби Аманды.

Она улыбнулась, когда Колин задал ей этот вопрос, и ответила:

– Я обожаю кататься на лошадях. Дома я ходила в специальную школу. И я очень  по ним скучаю, по лошадям. Когда-нибудь заведу свою собственную.

– Значит, ты девушка не городская? – спросил Пит.

– Я не против города, но предпочитаю жить за его пределами. Лет через пять я, конечно, вряд ли уже буду жить на своей ферме. Но если задумаю остепениться, то точно уеду из города.

Ого, у нее был пятилетний план.

Аманда превращалась в идеальную девушку. Все на-чали спрашивать ее о планах на жизнь: хочет ли она остаться здесь или переехать обратно в Великобританию?

Пока никто не обращал на нас внимания, Ли прошептал мне на ухо:

– Блин, теперь я понимаю, что ты имела в виду. Она милая . Это ужасно бесит, но я даже разозлиться на нее не могу.

– Вот именно, – прошептала я в ответ и чуть отвернулась: вдруг Ной прочел бы это по губам?

– Ной постоянно на тебя смотрит, – добавил Ли. – И сейчас тоже.

– Я знаю, – ответила я, слегка улыбнувшись и выпучив глаза. – Я делаю вид, что не замечаю этого.

– Почему?

– Он со мной даже не поздоровался, – пробормотала я. – Кажется, он дико на меня злится.

– Он точно  не злится, Шелли. Да и выглядит каким-то грустным.

Грустным? Ему-то чего грустить? 

Я отвернулась от Ли, не собираясь развивать эту тему. Не хотела жалеть Ноя. Только не сегодня, когда он этого совершенно не заслуживал.

Я старалась не поднимать взгляд всякий раз, когда рука Аманды ложилась на плечо Ноя или на его ладонь, или когда она заводила рассказ об их друге, или когда она начинала с «А ты помнишь, когда мы…»

Она дотрагивалась до него так, словно это было привычным, обыденным. Раньше так делала я.

И это тоже причиняло боль.

Я потыкала вилкой в тарелку. Есть резко расхотелось.

А потом Ной со мной заговорил. Взрослые начали обсуждать работу и своих начальников и коллег, Хилари общалась с бабушкой, Лиам и Брэд мерились познаниями о вселенной Марвел и пытались решить, кто победит в драке – Железный Человек или Тор. Никто даже не заметил, что Ной обратился ко мне.

То есть… конкретно  ко мне.

Впервые с того момента, как мы разорвали отношения.

И вот что он сказал:

– Так что, Эль… как там Леви?

Я не сплю? Правда, что ли? Из всего многообразия тем он выбрал именно эту? И почему Леви? Мог бы хотя бы поздороваться ради приличия, но нет, он сразу же заговорил про Леви!

Ли кашлянул и произнес:

– Эй, Брэд, Лиам, вы ведь понимаете, что Халк разнесет их обоих? Эль, поддержи меня.

Я снова посмотрела на Ноя. Господи, как же он хорош. Это несправедливо.

Но какое ему вообще дело до Леви? Он ведь притащил домой свою новую девушку!

– Он в порядке, – ответила я.

Ной кивнул. А потом еще раз. И еще.

Я закусила губу и начала ждать, что он скажет дальше. С другой стороны, лучше бы он не говорил ничего.

К счастью, в разговор вмешалась Аманда – и атмосфера как-то сгустилась.

– Это тот парень, который переехал из Детройта? Ты еще его постоянно по маркам джинсов зовешь, да, Ной? Вранглер, Колинс, Дизель… Он еще вроде живет рядом с кем-то из ваших друзей… с Карлом? Почему-то кажется, что с Карлом.

– С Кэмом, – удивленно поправила ее я.

Ной рассказывал ей про Леви? Это еще зачем? Так странно: с Амандой мне говорить было легче, чем с Ноем, и я добавила:

– Да, это он. Мы с ним очень сдружились. Помогаем друг другу с младшими братьями и сестрами. У него сестра – чуть помладше Брэда.

– Здорово, – просияла Аманда. – Так ведь легче приглядывать за детьми?

– Еще как. – А потом я не смогла удержаться: – Я пригласила его на Белые танцы пару недель назад. Неплохой был вечер. В спортивном зале, конечно, но все же.

Я не была уверена, зачем вообще об этом сказала. Наверное, хотела, чтобы Ной приревновал. Но, кажется, я вообще в тот момент не думала.

– Ага. – Ной, похоже, очень старался, чтобы ответ его прозвучал спокойно. Но я заметила, как он напрягся, а потом нахмурился. – Я видел ваше фото в будке поцелуев.

О господи. Он видел тот пост в «Инстаграме».

И, судя по всему, ему это не понравилось.

Ну и что? Какое он имел право злиться? Гребаный лицемер! И я хотя бы ни с кем не встречалась , когда нас с Леви сфотографировали.

Я чуть приподняла подбородок и уставилась на него.

– Неплохое фото вышло, да?

Ной уткнулся в тарелку. Его адамово яблоко задвигалось – похоже, он волновался. Аманда посмотрела на нас, а потом помахала мне.

– Божечки, – выдохнула она. – А в нашей школе никогда не устраивали таких танцев, как у вас. Расскажи мне все! Тема была? Ной говорит, ты состоишь в школьном комитете, который отвечает за организацию всего этого. Что вам пришлось делать?

Она продолжала щебетать – судя по всему, намеренно. Чтобы хоть как-то разбавить напряжение, повисшее между мной и Ноем. И это дико бесило.

Я поймала его взгляд, и мне захотелось зарыдать. Ли снова легонько стукнул меня ногой под столом, я сделала глубокий вдох и отвела взгляд.

Между нами все кончено.

И я собиралась жить дальше.

Он пытался меня задеть? Ну так я ему не позволю.

Я сглотнула и улыбнулась Аманде, а потом принялась рассказывать ей о Белых танцах настолько жизнерадостным тоном, что мне самой от себя стало тошно.


Когда ужин закончился, я осталась помочь с тарелками. Ли тихонько спросил, в порядке ли я, и я ответила, что в порядке (но никого этим не убедила). Он вышел на улицу побросать с Лиамом и Брэдом мяч.

– Я помогу, – вызвалась Аманда и принялась тоже убирать со стола.

– Ох, милая, не нужно, правда, – запротестовала Джун. – Ты ведь наша гостья! Не нужно.

– Но я хочу помочь, – радостно заявила Аманда.

«Вот черт,  – подумала я. – Она постоянно такая веселая ».

Что ж, бывают такие люди… или все дело в акценте?

– Спасибо, что разрешили мне приехать на ваш День благодарения.

– Подумаешь, – ответил Мэттью. – Нас тут и так семнадцать человек.

– Ну да, это тебе все равно, – недовольно пробурчала Джун, но улыбнулась. – Ты-то просто сделал клюквенный соус – и все!

– Но клюквенный соус – важнейшая часть ужина с индейкой, – заявил Мэттью.

– Он был восхитительным, мистер Флинн, – рассмеялась



Аманда, убирая еще парочку тарелок.

Линда и Колин тоже присоединились к нам.

Сестра Джун, Роуз, позвала дочь:

– Хилари, а ты почему не помогаешь?

И та бросила в ее сторону тяжелый взгляд.

– Ладно .

Она схватила со стола несколько стаканов и унеслась в сторону кухни.

Роуз вздохнула и глотнула еще вина.

– Понятия не имею, что делать с этой девчонкой, честное слово. Дерзит, потому что хотела пойти со своими друзьями в кино. Не помнишь, как это называется, Колин? Синдром упущенной выгоды ? Словно я подписала приговор ее социальной жизни.

Мы с Амандой зашли в кухню вместе, хотя я пыталась задержаться. Да, с ней было очень легко, но это вовсе не означало, что я жажду провести с ней еще пару лишних минут.

Мы аккуратно сложили тарелки в посудомойку.

– Если поцарапаем парадный фарфоровый сервиз, Джун нас убьет, – сообщила я.

– У меня мама такая же.

– А почему ты не поехала домой на День благодарения? – спросила я. Прозвучало грубовато, но я этого вовсе не планировала. Я просто полюбопытствовала и смущенно отвела взгляд.

Я ждала, что Аманда ответит что-то вроде: «У нас с Ноем теперь все серьезно, и я решила познакомиться с его семьей». Или: «Мы с Ноем просто замечательные друзья». Но вместо этого она сказала:

– Начнем с того, что мы не празднуем День благодарения.

– Ох, точно. Конечно…

– Ной просто не хотел оставлять меня в универе одну. И я подумала, что будет забавно посмотреть на самый настоящий американский День благодарения.

Хотелось выпалить: «Так вы с Ноем встречаетесь или просто дружите?»  Но я произнесла:

– Так мило с его стороны.

А затем Аманда сказала:

– Прости, что влезаю не в свое дело… Но между вами с Ноем какое-то напряжение. Это чувствуется.

Ого. Сразу к делу, да? 

Я сжала зубы.

– Вроде того.

– Ты его все еще любишь?

Как у Аманды получилось задать такой прямой и личный вопрос девушке, которую она встретила всего пару часов назад, и не выглядеть при этом стервой – ума не приложу. К тому же бывшей ее нынешнего парня! Нечестно.

Я присмотрелась: на ее лице отражались лишь искреннее беспокойство и любопытство. И я прищурилась.

– Мне что-то не хочется об этом говорить.

Я развернулась и вышла из кухни, чуть не столкнувшись в дверях с парочкой взрослых – они несли пустые бутылки и тарелки так, словно выступали в цирке.

– Эль… – виновато произнесла Аманда, когда я добралась до порога.

Но я не обернулась.

Когда я вернулась в гостиную за оставшимися тарелки, Ной как раз оттуда выходил. Я врезалась в него и отпрыгнула назад, покачнувшись. Он поймал меня за руку, но я отдернула ее, словно меня ударило током.

Если уж быть до конца честной, мне так и показалось.

И я вспомнила про Леви. Между нами вроде как искрило. Но то, что промелькнуло у нас с Ноем сейчас, вряд ли можно было так назвать. Наверное, мне действительно куда лучше без этого.

Я подняла взгляд. Ной не сдвинулся с места.

– Ну?

– Эль, я просто…

– Просто что?

Он закрыл рот и отвернулся.

Вот и отлично. Не хочет со мной разговаривать? Что ж, тогда я… я…

А что я могла?

– Почему бы тебе не сыграть с ребятами в футбол, сынок? – Позади Ноя появился Мэттью и хлопнул его плечу.

Ной снова посмотрел на меня – его ярко-голубые глаза словно видели меня насквозь, – а потом ушел. Хлопнула дверь во двор.

Я неловко улыбнулась его отцу.

– Эм, спасибо.

– Вы разберетесь. – Мэттью явно было так же неловко, как и мне.

– О, я… не думаю, что мы снова будем вместе, – пробормотала я, глядя Ною вслед. – Не после такого.

– Я имею в виду, вы это переживете. Когда-нибудь.

– Оу… – Я потерла шею, которая теперь горела от стыда. – То есть, да. Когда-нибудь.

Мэттью успокаивающе положил руку мне на плечо, а потом вышел из комнаты с остатками индейки.

Я посмотрела на стол, потом – на дверной проем в кухню и услышала смех Аманды.

Нет, все, с меня хватит. 

Я подошла к входной двери, натянула ботинки и позвонила Леви.

– Привет, – он ответил почти сразу. – Что такое?

А что случилось, в самом деле? Я никак не могла этого понять. Мне просто нужно было убраться отсюда и увидеть его. Мне хотелось уйти как можно дальше от Ноя, от Аманды и больше не притворяться, что со мной все в порядке.

Я ответила ему:

– Встретимся в парке? Не могу здесь больше оставаться.

– Конечно. Выбегу через пару минут.

– Отлично. Буду ждать на парковке.

Я нажала отбой и повернулась, чтобы забрать пальто с крючка. И подпрыгнула: в коридоре стоял Ли.

– Господи, Ли! – Я прижала руку к колотящемуся сердцу. – Как же ты меня напугал!

– Собралась куда-то?

А ведь я даже не подумала позвать с собой Ли. Сразу позвонила Леви. Мне и так было фигово, но теперь я винила себя еще и за это.

– Ага. Пробегусь до парка. Подышу воздухом. Ну, ты понимаешь.

– Что, одна?

– Да.

Ли приподнял брови и скрестил руки на груди. Рукава его мягкого зеленого свитера поползли вверх.

– Шелли, не надо мне врать.

Я нырнула в пальто и подошла к Ли.

– Ладно. Я встречаюсь там с Леви, но… не стоит мне за это выговаривать сейчас, пожалуйста. Прости, но мне нужно идти. Я не справляюсь… Думала, что справлюсь, но… – Я вздохнула и чмокнула его в щеку. – Сходи к Рейчел, ладно? Все будет хорошо.

– Эль…

Но я уже взяла сумочку и вышла.

– Шелли! – закричал он мне вслед, но дверь закрылась прежде, чем я успела услышать все остальное.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Парк находился не так далеко, но мне все равно пришлось туда ехать. И я старалась растянуть поездку: врубила радио на полную громкость и подпевала новой песне Тейлор Свифт. Половину слов я переврала и орала какой-то бред, но так я хотя бы не думала о братьях Флиннах.

Но когда я припарковалась и заглушила двигатель, мысли о них поспешили вернуться.

Я никак не могла понять, злилась я на Ноя или просто расстроилась. Бесилась из-за вопроса Аманды про чувства или просто поняла, что они у меня действительно еще остались.

Но я хотела, чтобы они исчезли, чтобы я наконец перестала любить Ноя Флинна.

Легче сказать, чем сделать.

А Ли… Скорее всего, он снова выбрал бы меня и отменил встречу с Рейчел. А я сейчас хотела видеть не его.

Я склонилась над рулем и прижалась лбом к костяшкам пальцев.

Какая же я размазня.

Но я не собиралась плакать.

А потом кто-то постучал в стекло, и я резко подняла голову. Снаружи стоял Леви: воротник куртки поднят, волосы взъерошены, на лице улыбка.

Я выбралась из тачки.

– Привет.

– Привет. С Днем благодарения.

– И тебя. Прости, что вытащила вот так из дома, просто… мне нужно было с кем-то поговорить.

Но Леви не выглядел расстроенным.

– Все в порядке. Мама опять пересматривает «Ла-Ла Ленд », а сестра собирает пазлы. Не соскучатся.

– А твой отец?

– Спит. Но мне кажется, он просто не хотел смотреть «Ла-Ла Ленд». Или устал от лекарств.

Я улыбнулась, но ничего не сказала.

– Прогуляемся?

Я кивнула, и мы прошли в парковые ворота. Тут было шумно: дети играли в догонялки, родители наблюдали за ними с лавочек, а одна престарелая пара прогуливалась по дорожке, держась за руки. Деревья шумели от ветра, и нас окатило дождем из листьев.

– Хочешь поговорить об этом? – спросил Леви.

– Не сейчас.

Он протянул мне руку, и я схватилась за нее, как утопающий за соломинку. Мы никогда просто так не держались за руки, но… это было приятно. Правильно . Возможно, между нами не пробегали искры, но… иногда они просто не нужны.

Мы обогнули парк, а потом уселись на качели. Я начала покачиваться, уперев носки в землю, а Леви просто сидел и поглаживал ржавые пятна на цепочках.

Я начала изливать свою душу сразу же. Рассказала про то, как ужасно прошел День благодарения, как я ненавидела Аманду за то, какой милой она оказалась, как она спросила меня о чувствах к Ною и…

– Это так? – прервал меня Леви.

– А?

– Ты все еще его любишь?

– Знаешь, что было хуже всего? – Я не стала отвечать на его вопрос. – Ной со мной даже не поздоровался. Почти не мог на меня смотреть.

– Но ты уверена, что они с Амандой встречаются ?

Я нахмурилась.

– Ну… он… скорее всего. То есть…

Все указывало на то, что Ной с Амандой встречались. Или хотя бы подкатывали друг к другу. Та фотография, и телефонный звонок, и вечеринки, на которые они вместе ходили. И привычные прикосновения. Он привез ее домой на День благодарения… И этот вопрос про мои чувства к Ною…

Но все же.

Ной не поменял статус на «Фейсбуке». Не представил Аманду как свою девушку. Вообще ни разу ее так не назвал. Не целовал ее. Не обнимал. Не смотрел на нее так, словно она была его путеводной звездой.

Я была так уверена в том, что они пара, и даже не заметила: никто не называл Аманду его девушкой.

Я опустила взгляд и оттолкнулась от земли. Цепи на моих качелях переплелись. Я закусила губу.

Но даже если официально они не встречаются… должно же быть хоть что-то. Иначе… иначе…

Я подняла ноги и закружилась так быстро, что меня слегка затошнило. И голос Леви будто кружился вместе со мной.

– Если не хочешь об этом говорить – не надо. Сменим тему. Выбирай: футбол, парад… хм… «Холодное сердце ». Я этот мульт могу по памяти цитировать. Если хочешь, споем любой дуэт, но только чур я буду Анной. Что еще… Французская революция. Испанская гражданская война. Последний выпуск «Рискни! ». Во вчерашней викторине…

Я перестала кружиться, но Леви продолжал бормотать.

– Леви…

– Стыдные истории из моего детства…

Я чуть не попросила его заткнуться. Я вообще не хотела ни о чем разговаривать.

Но вместо этого я схватила его за воротник пальто, притянула поближе…

И поцеловала.

Это был какой-то дикий, безумный порыв. До того момента я целовала лишь Ноя. И ощущение от поцелуев с ним были такими знакомыми: по моей коже бегали мурашки, совсем как в книжках. И я не знала ничего, кроме них.

Поцелуй с Леви был одновременно очень знакомым и чем-то совершенно новым.

Я постаралась не думать про Ноя и сосредоточилась на Леви. Мы целовались несмело – он замер на секунду и только потом поднял ладонь к моему лицу и ответил. А я понимала, что делала это по куче неправильных причин.

Я поступала нечестно по отношению к Леви, но не могла остановиться. Я была ужасным, просто кошмарным человеком.

Но сейчас я только и думала о том, как это приятно. Именно таким я наш поцелуй и представляла. Отличным от поцелуев с Ноем.

Ну вот, снова я о нем подумала. И тут же начала целовать Леви еще напористее.

Нужно забыть о Ное. Двигаться дальше. И мне нравился Леви, так почему бы мне не двигаться в его сторону?

Я была худшим человеком на всей земле.

Но именно я прервала наш поцелуй.

Не сразу.

И меня тут же затопил стыд. Леви выглядел немного радостным и очень растерянным. Он прикрыл глаза и часто дышал.

Я открыла рот, чтобы извиниться, но тут услышала, как грохнули парковые ворота, словно кто-то с силой их захлопнул. Я оглянулась и увидела высокую широкоплечую фигуру, спешащую прочь. Темнело, и я не смогла разглядеть ее. Но мне и не нужно было.

За мной проследил Ной. Возможно, Ли сказал ему, куда я пошла, и он тоже приехал сюда. И все видел .

Меня словно ударили. С губ почти слетело имя Ноя, но я не смогла его произнести – в легких не хватало воздуха.

Мы больше не были парой. Я могла целовать Леви, когда захочу, но от того, что Ной видел нас, меня почти затошнило. Словно это я изменила ему .

Я повернулась к Леви. Он выглядел таким удивленным – и поцелуем, и моим видом: я выглядела так, будто меня сейчас вырвет. Я чувствовала себя ужасно. Он этого не заслуживал. Не нужно было звонить ему.

Я прерывисто выдохнула.

– Прости. Не стоило тебя целовать. То есть… Не то чтобы я совсем против тебя как человека, но… мне жаль. Господи, я все испортила. Мне очень жаль. Я отвратительна.

Леви выглядел еще более смущенным, чем я.

– Нет, это… и моя вина тоже. Я ведь ответил на поцелуй.

Я качнула головой.

– Это не было… Это было ошибкой. Не из-за тебя, не из-за чего-нибудь, то есть… Нет, я не могу. Давай просто… забудем об этом, идет? Хотя бы на время? Я не хочу, чтобы между нами что-то изменилось… То есть тут я уже облажалась, но…

– Эль, – прервал меня Леви.

Я оторвала взгляд от своих коленей – Леви улыбался. Своей обычной, искренней улыбкой. Но в глазах его читалась легкая обида, и он не смотрел на меня.

– Я все понимаю.

– Прости. Черт, Леви, я… Я не понимала, что делаю… – Я закусила губу, а потом с вызовом на него посмотрела. – Нет, знаешь что? Я знала, что делаю. И это был хреновый поступок.

– Все хорошо.

– Нет, не хорошо.

– Что ж… – Уголок его губ дрогнул. – Нет, не хорошо. Но я не стану держать на тебя обиду. Мы все делаем глупости, когда влюблены.

Я открыла рот, чтобы ему возразить… но остановилась.

– Прекрати уже быть таким мудрым, – пробормотала я полушутливо. – Однажды это тебе аукнется.

– Просто я с Когтеврана. Мы всегда правы.

Я улыбнулась и приподняла брови.

– Ох, умоляю. Ты точно с Пуффендуя!

Мы посидели на качелях еще немного, наблюдая за закатом и листьями на ветру.

– Мне, пожалуй, пора, – наконец произнес Леви. – Я обещал маме, что не задержусь. Ты как, продержишься?

Я кивнула.

– Конечно. Спасибо, что пришел. И… прости. Снова. Мне правда жаль.

Он пожал плечами.

– Переживу. В конце концов, ты ведь и позвонила мне для того, чтоб поорать про своего бывшего. Я должен был это предвидеть. Пошли, провожу тебя до машины.

И он проводил. Но за руки мы больше не держались.

Он обнял меня перед уходом.

– Ты ведь знаешь, что можешь позвонить мне в любое время?

Я снова кивнула.

– Думаю, я просто поеду домой. Не хочется сейчас видеть ни Ноя, ни Аманду.

– Хорошо.

– Передавай привет маме и Бекке.

– Обязательно. Увидимся, Эль.

– Ага. Увидимся.

Но я не уехала сразу же. Я сидела и смотрела на парк, гадая, зачем Ной за мной пошел.

Хотел поговорить? Или он бежал за мной от самого дома, чтобы извиниться? Или причина была в другом?

Он спросил меня про Леви. Видел фотку и упомянул о ней – значит, она его задела. А потом Ной пришел.

Я помотала головой. Нет, между нами все было кончено. Пора бы уже запомнить, Эль, ведь ты сама с ним и порвала. И Ною не стоило злиться на меня за вечер Дня благодарения, проведенный с Леви. А мне не стоило хотеть, чтобы Ной по мне скучал.

Я повернула ключ зажигания так резко, что машину дернуло. Пора уже перестать думать, остались ли у него какие-то чувства. И вспыхнет ли между нами снова пламя.

Мне было так больно, ведь Ной был первым, в кого я вообще влюбилась. Вот и все. Ведь так? Через пару месяцев я вспомню об этой драме и посмеюсь: до чего же я была глупой. Тяжело оставаться друзьями с бывшим, когда тебе все равно придется с ним видеться.

Я снова повернула ключи – из радио запели Imagine Dragons. И я поехала домой.


Отцу я позвонила из дома.

– Ты как, родная? Где ты? Ли сказал, что ты пошла увидеться с Леви.

– Да. Я дома.

– Сюда не вернешься?

– У меня менструальные боли, пап. Думаю, пойду сразу в постель.

– Оу. Хм. Хорошо. Если так будет лучше… Нам приехать?

– Нет-нет, оставайтесь там. Со мной все будет в порядке.

Отец понизил голос:

– Это ведь никак не связано с Тем-Кого-Нельзя-Называть?

– Нет, пап, с Волан-де-Мортом это никак не связано.

– Ха-ха, очень смешно.

Я представила, как он закатывает глаза.

– Ты поняла, о ком я. Я знаю, что тебе наверняка трудно было видеть его с…

– Нет, пап. Это все месячные, правда.

– Как ска









жешь. Мы не задержимся, раз тебе нехорошо.

– Ладно. – Я не стала спорить. – Увидимся позже. Попрощайся там со всеми за меня, хорошо?

– Конечно. Они поймут.

Я повесила трубку. Минут через десять мне пришло сообщение от Ли.

«Врушка. У тебя месячные на прошлой неделе были ».

А потом еще одно: «Ной какой-то злой. Вы поговорили? Он сказал, что хотел извиниться. Понял, что ты ушла из-за него. Что ты ему сказала? »

И еще: «ШЕЛЛИ, ОТВЕТЬ УЖЕ, НУ. Ладно, надеюсь, тебе лучше. Расскажи мне потом все. Люблю тебя, хоть ты мне и не отвечаешь ».

Я положила телефон на тумбочку и провела по волосам. Вот бы повернуть время вспять.

Я смыла косметику и переоделась. Голова раскалывалась, так что я приняла болеутоляющее и забралась в постель.

Только я укрылась пледом, как услышала: к дому подъезжает машина.

Через пару минут в дверь постучали.

– Эль? Можно войти?

– Да.

Я села. Отец отправил Брэда в душ.

А потом повернулся ко мне.

– Как себя чувствуешь?

– Нормально.

И я не соврала: физически мне было нормально.

– Слушай, родная, я знаю, тебе было тяжело сегодня, потому что Ной тебе очень нравился, но…

– Господи, пап, давай не будем.

Только не сейчас, когда у меня только-только начала проходить голова.

– Хорошо-хорошо… – Он поднял руки, словно сдаваясь. – Но если захочешь об этом поговорить, ты знаешь, где меня найти.

– Не захочу. Боже. Да меня не волнует ни Ной, ни его драгоценная новая подружка.

Отец вздохнул.

– Хорошо. Но если вдруг все-таки волнует, они уезжают в воскресенье днем. Ной сказал, что хочет с тобой поговорить перед отъездом, если ты не против. Выглядел он очень расстроенным.

– Правда, что ли?

Я надеялась, что он ревнует. Боже, я и в самом деле была ужасным человеком.

– Эль…

– Пап! – рявкнула я в ответ, но тут же об этом пожалела и сжала губы. – Не хочу я говорить ни с Ноем, ни про Ноя. Ладно?

– Ладно. Хочешь горячего шоколада? Мы с Брэдом не отказались бы.

– Нет. Спасибо. Я лучше посплю.

Отец снова вздохнул и поправил очки.

– Пусть так. Доброй ночи, родная. Счастливого Дня благодарения.

– И тебе тоже.

Он выключил свет, закрыл за собой дверь и оставил меня в кромешной темноте.

Телефон завибрировал на тумбочке. Я ожидала увидеть сообщение от Ли. Или от Леви. Но ошиблась.

«Встретимся завтра? Хочу поговорить. Целую ».

Я в шоке уставилась на экран. Похоже, Ной очень хотел со мной поговорить, раз не только попросил отца передать его просьбу, но и написал сам. 

Я не стала ему отвечать. И выбросила из головы это его «целую». Телефон молчал. Я пролежала без сна до полуночи, стараясь забыть об этом дне, но его события постоянно ко мне возвращались.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

Каким-то чудом я не виделась с Ноем весь следующий день. И с Ли тоже. Я написала Леви пару сообщений, но поцелуй не упоминала. Хорошо, что мы с ним остались друзьями. Потом я выключила телефон и села за ноутбук – хотелось полазить по сайтам с распродажей в честь «черной пятницы». Мы с отцом посмотрели кино. Я помогла брату с домашкой. В общем, я всячески пыталась отвлечься.

После обеда я проверила телефон: меня ждало несколько сообщений. Одно было от Леви. Еще три – от Ли, который спрашивал, как он умудрился вывести меня из себя. Еще одно – от Рейчел, умолявшей меня ответить Ли, он переживал за меня, но боялся приехать и разозлить меня еще сильнее. И последнее – от Ноя. С просьбой встретиться и поговорить, прежде чем он уедет обратно в университет.

Сначала я ответила Ли.

Ничего конкретного – извинилась за внезапное исчезновение и сообщила, что с Ноем так и не поговорила, а сегодня хочу побыть одна.

Потом я ответила Рейчел: попросила не волноваться, потому что я написала Ли. И спросила, как прошел ее День благодарения. Леви я тоже ответила: он прислал дурацкий тест «Какое ты традиционное блюдо на День благодарения?».

Я посмотрела на сообщения Ноя и решила ничего с ними не делать.

Даже если он хотел извиниться за свое вчерашнее поведение и за Аманду, которую все равно притащил с собой, хотя это было очень грубо… Даже если он сожалел о том, как все между нами вышло… Я ничего не хотела слышать. Особенно извинения. Ною следовало исчезнуть из моей жизни – тогда я смогу вздохнуть свободно. И если для этого я должна была игнорировать его вежливость – невелика потеря.

После ужина (сладкого картофеля, моркови, брокколи и мясной запеканки – остатков вчерашнего пира Джун) мы лениво лежали в гостиной и переключали каналы. Никак не могли решить, что же посмотреть.

И тут зазвонил дверной звонок.

Отец кинул на меня взгляд и сказал:

– Я открою.

Словно подумал, что это был Ной.


Если честно, я тоже так подумала. Если он так сильно хотел со мной поговорить, то что останавливало его? Он мог прийти в любое время. С другой стороны, это мог быть и Ли. Почему нет?

Судя по выражению лица моего отца, я ошибалась.

– Эль, к тебе… гости, – заявил он неуверенно.

Я поднялась и вышла в коридор.

Кто же пришел? Леви? Или…

Или нет.

– Оу… эм… привет, – выпалила я, глядя на чуть раскрасневшуюся от холода Аманду.

Волосы ее были заплетены в аккуратную косу, но ветер по дороге успел их растрепать. Я отчаянно захотела разозлиться на нее за то, что даже в такую погоду Аманда выглядела идеально.

– Привет. Я… надеялась с тобой поговорить, если ты не против. Я не хотела вам мешать, просто было бы странно, если б я сначала позвонила…

– Нет, что ты. Все… в порядке. – Я кинула на отца недоумевающий взгляд, и он прикрыл за собой дверь.

Что Аманда здесь забыла?

И о чем она хотела со мной поговорить? Я выпрямила спину.

– Хочешь чего-нибудь попить?

– Воды, если можно.

Она произнесла это так странно.

– Конечно, – пробормотала я. Кажется, по голосу было понятно, насколько я шокирована ее визитом.

Она прошла за мной в кухню, и я протянула ей стакан воды. Мы стояли друг напротив друга, и я нервно теребила пальцы. Сердце бешено стучало о ребра, и я с трудом проглотила застрявший в горле комок.

– Наверное, тебе все это кажется очень странным, но я хотела поговорить о Ное.

Ну да, о чем еще она могла бы со мной заговорить?

И все же… какого черта?

Я просто выжидающе на нее посмотрела. Аманда сделала глоток и распрямила плечи, словно готовилась к битве. Неужели она пришла сказать мне, чтобы я держалась от Ноя подальше? Отвалила? Забыла о нем уже и перестала слоняться рядом с ним, как маленькая девочка?

– Почему ты с ним не поговоришь?

– Что?

Ладно, такого я не ожидала. Совсем .

– Это не он меня сюда послал, если что. Я просто подумала… подумала, что ты сможешь поговорить со мной, раз не можешь с ним. Он жутко по тебе скучает, ты ведь знаешь. И жалеет о том, что между вами произошло. И о вчерашнем тоже. Господи, да он ведь без умолку  тараторил о том, что скажет тебе, с тех пор как мы купили билеты. Ной всегда только о тебе и говорит. Я понимаю, что ты не хочешь его видеть, но ему правда очень нужно с тобой поговорить. Он хочется объясниться.

Я глядела на нее, вытаращив глаза, наверное, целую минуту.

А то и больше.

Аманда неуверенно поежилась, сделала еще глоток и огляделась.

– Не понимаю, – наконец сказала я. – Почему ты со мной об этом говоришь?

– Знаю, знаю, это не мое дело, но я беспокоюсь за Ноя, на него все это сильно повлияло, так что…

– Да-да, ты подумала, что сможешь уговорить меня увидеться с ним. Но какое тебе дело? То есть я думала… Вы же… Бред какой-то.

Аманда уставилась на меня так, словно я потеряла рассудок.

Вот черт, мне что, в самом деле придется произнести это вслух?

– Не понимаю, почему тебе есть до этого дело, потому что вы же, ну… между вами что-то есть. 

Аманда словно поперхнулась. Глаза ее полезли на лоб. Она прикрыла рот рукой, но все-таки захихикала.

– О господи. Он тебе не сказал. Ведь так? Не сказал?

– Чего не сказал?

– Вот черт. Прости. То есть… Нет, это… – Аманда выглядела взволнованной. Она замахала руками и закусила губу.

А потом успокоилась – почти, потому что все еще выглядела так, словно сейчас засмеется, – и сказала:

– Между нами определенно ничего нет. И никогда не было.

Настала моя очередь выглядеть по-идиотски, и я уставилась на Аманду, но она… выглядела такой искренней. В ее синих глазах читалась жалость.

– Я думала, он тебе сказал. То есть… Мне он об этом не говорил, но я подумала, что сказал. Да, Ной упоминал, что именно из-за этого вы и поссорились… но я думала, он рассказал тебе, что ничего у нас с ним не было .

– Ну, то есть… Он сказал, что вы друзья. И партнеры по лабораторным. Что вы близки, и я ничего не пойму. А потом он привез тебя домой на День благодарения.

– Да, он просто не хотел, чтобы я куковала в общежитии одна. И мы действительно близки. Сама попробуй просидеть столько времени на занятиях и не сдружиться. Конечно, он пригласил меня к себе, когда узнал, что я буду совсем одна. Он ведь хороший парень.

– Ты не шутишь?

Голос звучал странно, словно совсем мне не принадлежал. Как-то слишком спокойно для человека, у которого внутри бушевала буря.

– Господи, поверить не могу. Неудивительно, что ты так странно себя вчера вела. Я-то думала, это из-за Ноя. Я и представить не могла, что ты решила, будто мы вместе. Мне так жаль.

– Это не твоя вина, – произнесла я все тем же странным голосом.

– Я не подумала, правда. Прости, Эль. Но, клянусь, ничего у нас с ним не происходит. И не происходило. Он мне… как младший братик или типа того. Беспомощный такой. Он даже стирать не умеет, ты знала? И был моим вторым пилотом на вечеринках – знакомил с парнями.

И что я должна была делать со всей этой информацией?

Я попыталась переварить услышанное, но мысли просто беспорядочно плавали у меня в голове. Я словно онемела, во рту пересохло.

– Он так сожалеет обо всем, что между вами произошло. И вчера… Ной так расстроился, когда ты ушла. Он отправился тебя искать, но сказал, что так и не нашел. Не знаю, о чем именно он хочет с тобой поговорить. Ни Ли, ни я не в курсе.

Я еще немного посмотрела на Аманду.

– Так вы не вместе?

– Нет.

– Ты не его девушка?

– Нет. Поверь, он не в моем вкусе.

Я снова уставилась на нее.

Господи боже.

Что же я натворила?

– Прости, что все так перевернула, – нервно заметила Аманда. – Я правда думала, что ты знаешь. Думала, ты просто злишься на него, или расстроена, или…

Я затрясла головой.

Она взяла меня за руку и легонько ее сжала.

– Чувствую себя ужасно. Прости, Эль.

– Нет, не стоит. Ты не виновата. Он должен был мне все рассказать. То есть… он и рассказал. Ной говорил, что между вами ничего нет, но я ему не поверила. А потом мы расстались. И больше не разговаривали.

– Он совсем беспомощен, когда дело касается девчонок. – Аманда улыбнулась и закатила глаза. – Ведет себя как настоящий сердцеед, а на деле… он как щеночек. Весь такой из себя крутой на футбольном поле… но согласился поливать мой папоротник, когда я ездила в Вашингтон на выходные.

Я засмеялась. У меня с сердца словно камень упал.

Аманда снова улыбнулась.

– Так что, ты с ним поговоришь?

– Я…

Я замялась. Да, Ной и Аманда не встречались. Но при этом он мне и слова не сказал после разрыва. И вчера тоже. Он просто привез Аманду и даже не сообщил об этом мне, хотя знал, что я про них думаю.

И тогда… что же, раз не Аманду, он от меня скрывал?

Аманда смотрела меня, ожидая ответа.

Так буду ли я с ним разговаривать?

– Не знаю. Все сложно.

Она кивнула.

– Ничего. Я понимаю. Ной вряд ли поймет, но могу я передать ему, что ты поговоришь с ним, когда будешь готова?

– Да, конечно. Спасибо, пожалуй.

– Мне правда очень жаль, – добавила Аманда.

– Почему?

– Ну, я знала, что ты обо мне подумала. И Ной рассказал мне про фото. Прости, что я вчера ничего не уточнила. Мне казалось, ты все знаешь. Может, если бы я не промолчала, то ты бы почувствовала себя… не знаю, лучше? Представить не могу, каково тебе было думать, что он привезет с собой девушку, из-за которой вы расстались.

– Это слабо сказано.

Аманда рассмеялась.

– Что ж. Хорошо, что хоть тут разобрались. Спасибо за воду.

– Всегда пожалуйста.

Я проводила ее до двери.

– Аманда?

– М-м-м?

– Спасибо. Что все объяснила.

– Конечно. Увидимся! – прощебетала она этим своим радостным тоном и растянула губы в улыбке. А потом исчезла за дверью.

Я все еще чувствовала себя как громом пораженной, когда вернулась в гостиную. Отец сразу же убавил звук. Брэд закричал: «Эй!» – но папа никак на него не отреагировал.

– Чего она хотела?

– Это что, новая девушка Ноя? – спросил Брэд, забыв про телевизор.

– Она… Она не… Они не встречаются.

Брови отца взлетели вверх, но, по правде, он не выглядел таким уж удивленным.

– Ха.

А Брэд сказал:

– Значит, ты снова будешь его девушкой?

– Не думаю. Не знаю. Мы не… она хотела…

Отец произнес:

– Ты же сказала, что они вместе.

– Я так и думала! То есть предположила… он пытался мне все объяснить, когда мы ругались…

– Понятно. Так что будете делать? Поговоришь с ним?

Я выдохнула, сжав губы.

– Не знаю, пап. Господи.

– Просто… не делай глупостей, прошу тебя.

– Каких это?

– Не дай своему сердцу снова разбиться.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

День благодарения закончился, начались распродажи к Рождеству, и в торговом центре было не протолкнуться. Мы с Ли нашли местечко, чтобы перекусить, только в три часа пополудни.

Я все еще не рассказала ему про Леви. Зато поделилась тем, что узнала от Аманды.

– Что ж, – протянул он, – а мы все предполо-жили…

– Ага. Ной мог бы и уточнить. Хотя бы мне.

– Но он ведь так тебе и сказал : между ними ничего нет.

Я бросила на него сердитый взгляд.

– Если бы они на самом деле встречались, он сказал бы то же самое. И Ной привез ее домой! На семейный праздник! Что еще я должна  была подумать?

– Знаю-знаю. И я тебя не виню. Я тоже подумал, что они встречаются. И мама с папой наверняка так решили, хотя Ной и им сказал, что они с Амандой просто друзья.

К нам подошла официантка, приняла заказ, и Ли посерьезнел.

– Но что случилось после того, как ты убежала с ужина?

– Это ты сказал Ною, куда я пошла?

– Он спросил. Услышал твою машину. Я ответил, что ты хочешь проветриться, потому что устала от него…

– Господи, нет, пожалуйста, надеюсь, на самом деле ты не сказал это.

– …и он понесся за тобой. Даже ничего не сказал. А потом вернулся… злющий как черт. Я подумал, вы поругались, ведь ты так и не заглянула к нам после. Я пытался с ним поговорить, но он меня выгнал. Так что?

Вы поругались?

– Мы даже не поговорили.

– Что же тогда случилось? Он подрался с Леви?

– Нет.

Вот черт. Я не хотела врать Ли. Или скрывать от него хоть что-нибудь, но…

Я поерзала на месте.

– Обещай не смеяться.

– Почему?

– Поклянись .

– Клянусь.

– В общем, мы с Леви встретились в парке. Я начала выговаривать ему про Ноя и Аманду, и мы… поцеловались.

Ли уставился на меня, как на восьмое чудо света. Сжал губы, поводил ими. Я видела, что он пытается сдержать смех. И нахмурилась.

– Ты обещал.

Он сделал глубокий вдох через нос, а потом выдохнул:

– Прости, но ты поцеловала Леви ? Леви Монро? Того самого Леви, с которым ты тусовалась весь семестр? Ты ведь клялась, что он тебе в этом смысле не нравится !

Я зарычала и уронила голову на стол.

– Знаю. Это был хреновый план. Я ведь и не хочу с ним встречаться . И теперь я все испортила.

– Поверить не могу, что ты обжималась с Леви Монро!

– Прекрати называть его полным именем! Это странно!

– И как, тебе понравилось?

– Что это еще за вопрос, Ли?

– Ладно-ладно… и насколько это было, ну… странно?

– Не так странно, как ты думаешь. Но это было… не… – Я вздохнула. – Леви – это не Ной.

Ли сочувственно улыбнулся.

– И что потом?

– Нас увидел Ной. Я даже не знала, что он туда пришел, просто услышала, как хлопнули ворота. Не думаю, что он нас слышал… но видел точно.

– Вот черт, – присвистнул Ли. – Вам определенно нужно поговорить и во всем разобраться.

Мне это предложение не понравилось. Хотя бы потому, что Ли был, конечно, прав. И мы сменили тему. Но каждые пять минут Ли останавливался и шептал: «Поверить не могу, что ты поцеловала Леви». Или: «Погоди, я расскажу пацанам. Леви ! Подумать только».

– Если расскажешь кому-то, клянусь, я поделюсь чем-нибудь этаким с Рейчел.

– Ой, я ей и так все рассказываю.

– Да ну? А она знает, что ты рыдал сильнее меня, когда мы смотрели «Марли и я »? Или о том, что, когда мне купили лифчик, ты носил его целый день, чтобы почувствовать, каково это?

Ли нахмурился и угрожающе направил на меня картошку фри.

– Ты не посмеешь…

Я приподняла брови и ликующе ухмыльнулась.


После торгового центра мы зашли ко мне. Ли даже не заикнулся про свой дом – там я могла наткнуться на Ноя. Он, конечно, попытался завести разговор о своем брате – что я собираюсь делать, поговорю ли с ним, – но я пропускала все мимо ушей.

Если честно, я и сама не знала, как поступить.

Да, я любила Ноя. И это делало все только хуже. Меня разрывало между желанием вернуться к нему и желанием никогда его больше не видеть.

Но разве я смогу забыть о нем, если мы не поговорим и я не дам ему шанс объяснить всю эту фигню с Амандой, которая на самом деле была просто недопониманием? Что, если я увижусь с ним наедине и это поможет мне пережить разрыв?

Или это все только усложнит?

Голова шла кругом от всех этих «что, если ». Я и за неделю бы не смогла разобраться, как поступить.

Ли пытался помочь – это я понимала.

Но он ведь переживал не только  за меня. За своего брата он тоже волновался. А Ной очень хотел со мной поговорить.

Я проигнорировала два пропущенных звонка и сообщение. «Если не хочешь говорить, хорошо, но хотя бы напиши об этом ».

– Позвони ему хотя бы, скажи, что не хочешь разговаривать, – предложил Ли. – Или, ради бога, хотя бы черкани бедолаге эсэмэску.

Ночью я ворочалась в кровати и все еще не могла решить, что делать. Уснуть из-за этого тоже не получалось.

Я приду к нему утром, до отъезда. 

Я напишу ему утром сообщение, в котором объясню, что не буду с ним говорить. И добавлю: «Надеюсь, вы с Амандой хорошо провели здесь время». 

Я ничего не буду делать. Я увижусь с ним утром. 

Я позвоню ему, когда он вернется в универ. 

Я никогда с ним больше не заговорю. 

Я… 

Что-то ударилось в мое окно.

Я села и уставилась на закрытые занавески.

Звук повторился.

Словно кто-то тихо стучался, но потом загремел сточный желоб.

Я прислушалась: еще три удара. А потом распахнула занавески и всмотрелась во тьму. Я увидела на моем дворе парня, которого омывал янтарный свет фонаря, и сжала зубы. Сердце мое заколотилось, а с губ готово было сорваться его имя.

Он заметил меня и помахал.

Я открыла задвижку и распахнула окно.

– Ты что делаешь? Сейчас два ночи!

– Да, я знаю.

Я помолчала секунду.

– Зачем пришел?

– Мне нужно с тобой поговорить. Самолет в двенадцать, но я не могу уехать, не поговорив. Подумал, что так ты мне не откажешь.

Я помолчала еще немного и закрыла окно. Достала из-под кровати кроссовки и худи и прокралась вниз, к входной двери. Осторожно прикрыла ее за собой – но не до конца, чтобы вернуться.

– У тебя две минуты, Ной Флинн.

– Я думал, ты не выйдешь.

В руках у него была упаковка «Скитлс» – наверное, их он и бросал в мое окно.

Ной подошел ближе к крыльцу. Я сделала шаг назад. Я и забыла, какой он высокий, особенно вблизи. На нем была фланелевая пижама, и худи, и кроссовки на босу ногу – словно он собирался сюда так же, как и я, вылетев прямиком из постели.

Я решительно на него посмотрела.

– Время идет.

Прозвучало как-то тупо. Ной же выглядел очень серьезным. Словно к чему-то готовился.

Я начала считать удары своего сердца и добралась до шестнадцати, когда он заговорил.

– Значит, месячные, да?

– Прости?

– На День благодарения. Ты ведь соврала.

– А ты за мной следил, – парировала я.

– Я подумал, что ты так быстро ушла из-за меня. Подумал, что… мне нужно извиниться. Ли проговорился, что ты ушла из-за меня, и я хотел все объяснить. Но ошибся.

Я приподняла подбородок.

– Какая разница? Мы расстались. Тебя не должно касаться, кого и как я целую. Вроде это ясно как день. Особенно с учетом того, что ты даже не позвонил мне перед Днем благодарения. Чтобы предупредить об Аманде, например.

Ной вздохнул и провел рукой по и так уже взъерошенным волосам – теперь они походили на гнездо.

– Я не думал, что ты будешь рада меня слышать.

Конечно я была бы рада! Я так хотела услышать твой голос. И чтоб ты признался, что скучал по мне, что любишь меня, что я совершила ошибку и нам не следовало расставаться! 

Но вместо этого я сказала:

– Раз ты дошел до парка, чтобы поговорить со мной, чего же не поговорил? Почему ушел?

Он выдохнул, почти насмешливо, но в глазах его читалась боль.

– Ты серьезно? Я думал, вы просто друзья . Ты ведь сама говорила, что не заинтересована в нем, – Ли подтвердил. Я все еще гадал, особенно когда увидел ваши фото с танцев… Но Ли убедил меня, что ничего между вами нет. Но ты, оказывается, продолжаешь врать про парней, которые тебе нравятся.

Я стиснула зубы. Мышцы болели – я не знала, что за выражение застыло у меня на лице. Я едва дышала, меня била дрожь, но вовсе не из-за ночной прохлады.

– Какое ты имеешь право… говорить мне все это? Тебя вообще ничего из этого не должно касаться! Даже если бы я и встречалась с Леви, чего я, кстати, не делаю. Я позвонила ему, потому что мне нужно было поговорить с кем-то, кроме Ли. И да, я поцеловала его. И что с того? Это была плохая идея, но это была моя  идея. И что насчет тебя и Аманды? Почему ты не сказал, что привезешь ее домой на День благодарения?

– Вы… не встречаетесь?

– Нет. – Я опустила плечи. – Не встречаемся.

– И что я должен был подумать, когда увидел вас вместе, Эль?

– А я что должна была подумать, когда увидела фотки с Амандой, а потом – и ее саму? Мог бы и предупредить. Мог хотя бы сказать, что вы не пара.

– Я ведь так и сказал.

– Ты что, думал, я в это поверю? Особенно когда ты взял ее с собой на праздники?

– Но я не мог оставить ее одну! Это тебя вообще не касалось, я не пытался заставить тебя ревновать! – заявил он. – Ты ведь порвала со мной! Я не думал, что тебя это волнует. Не думал, что лучший друг противоположного пола – это такая большая проблема. И когда ты бросила меня, вот так, ни с чего, я подумал, что ты встретила другого. Это хоть что-то объясняло.

Я не могла дышать.

И никогда еще не чувствовала себя глупее.

– Что я должен был подумать? – продолжил Ной. – Я решил, что ты просто искала повод, потому что влюбилась в кого-то еще. Я знал, что вы с Леви сближаетесь, потом увидел фотографии с Белых танцев, а вчера…

Ной вздохнул. Лоб его прочертили глубокие полосы. Он выглядел таким грустным и отчаявшимся, что мое сердце сжалось.

– Ты ведь дружишь с Ли! Я подумал, что ты не станешь ревновать меня к подруге. И да, знаю… нужно было рассказать тебе раньше, но… я идиот. Понятно? Я не…

Господи. Мы оба  были теми еще идиотами.

– Поверить не могу, что ты подумал, будто я порвала с тобой из-за Леви.

– Но ты поцеловала его!

– Я думала, что это поможет мне забыть о тебе! И ничего не вышло! Это было так глупо, я пожалела об этом сразу же. Просто подумала… вдруг что-то получится. Но… – Я покачала головой. – Нет для меня никого, кроме тебя, Ной. До сих пор. Мы расстались, потому что не могли доверять друг другу…

– Я тебе доверяю! – Он поднял руки, чтобы схватить меня за плечи, но остановился и засунул их в карманы худи, где тут же зашуршала пачка «Скитлс». – Конечно, я тебе доверяю. Но я ведь тебе не подхожу. И все то время, пока мы были вместе, я ждал, когда на горизонте появится тот самый . И так этого боялся. Я просто ждал, когда ты сама это поймешь: я тебе не нужен. И…

– И что?

– И я слишком любил тебя, потому и не мог от-пустить. – Ной посмотрел на меня сквозь ресницы своими невозможными голубыми глазами. – И до сих пор люблю тебя.

Я закусила нижнюю губу почти до крови. Почему, почему мне вдруг захотелось зарыдать? Почему в глазах закололо? Почему я едва могла сдержать всхлип? Он ведь всего лишь признался, что любил меня…

Что все еще любит меня. 

Но у меня было столько вопросов. Пусть он не переставал меня любить – а я не переставала любить его, – это ничего не меняло.

– Ты позволил мне думать, что у вас с Амандой что-то есть.

Он пожал плечами.

– Я ревновал. И злился. Мне было так больно из-за нашего разрыва, Эль. И ты так о ней отзывалась, что я подумал… Я подумал, что ты не поверишь, будто мы просто друзья.

– Ты хранил от меня секреты, Ной. Тот телефонный звонок… раз ты говорил с Амандой не про свидания, то в чем тогда, черт побери, дело ?

Ной покраснел и занервничал. Он переступил с ноги на ногу и снова зарылся пальцами в волосы. Казалось, он сейчас заплачет.

И да, я, конечно, очень злилась, но после такого моментально остыла.

– Ной? – Я легонько дотронулась до его руки.

Он подпрыгнул, явно этого не ожидая, словно я его током ударила.

– Я заваливал предметы, – наконец признался он. – Чуть не вылетел из футбольной команды. Дико нервничал. В школе учиться было легко, но в универе… не особо, и я так переживал, что это вылилось в настоящую катастрофу. Аманда мне очень помогла. Она знала, потому что видела мои оценки. И мы ведь были партнерами по лабораторным. Мне было… стыдно о таком рассказывать. И я не говорил тебе о наших с ней занятиях, потому что тогда мне пришлось бы объяснять, почему я так много учусь.

Меня словно молнией ударило.

Теперь все стало ясно. Особенно после того, как Ной рассказал, сколько усилий ему пришлось приложить, чтобы соорудить вокруг себя образ плохого парня. И как я раньше об этом не подумала…

– Тебе не стоило бояться, – прошептала я. – Я бы никогда не назвала тебя глупым. Никогда. Почему ты мне не сказал ?

– И это бы изменило что-то?

– Да! – воскликнула я, а потом понизила тон. Я ведь не хотела перебудить всю округу. Пришлось снова смаргивать слезы.

– Ной, я… Перед тем как мы расстались, ты почти со мной и не разговаривал. Менял тему, когда речь заходила про занятия, и я думала, что ты просто что-то скрываешь от меня. Что я тебе больше не нужна. И тогда я не понимала, в чем дело. Я испугалась, Ной. Я подумала, что мы отдаляемся друг от друга, и ты меня больше не любишь, и… Когда ты отказался объяснять тот телефонный разговор, я подумала, что дело в Аманде. Только это казалось разумным.

– Прости, – прошептал он. И я вдруг поняла, что в его глазах застыли слезы.

Одна из них скатилась по его ресницам и разбилась о щеку. Ной сглотнул.

– Прости. Я должен был тебе рассказать. И про универ, и про Аманду… Я знаю, что ничего между тобой и Леви не было, но я зачем-то убедил себя, что ты именно поэтому рассталась со мной, и на День благодарения я…

Ной замер. Я сделала шаг вперед.

– Какой же ты идиот , Ной Флинн.

Он фыркнул, и я вытерла его слезы.

– Зато мой идиот.

Я не поцеловала его. Я ждала и чувствовала себя пружиной, готовой вот-вот распрямиться.

И когда он сам поцеловал меня, внутри меня что-то заискрилось .

Ной целовал меня нежно, но настойчиво, и обнимал все крепче. Я зарылась пальцами в его волосы.

Я думала, что помнила, каково это – целоваться с Ноем Флинном. Но те воспоминания меркли в сравнении с реальностью. Я не ошибалась: с Ноем мне было куда приятнее, чем с Леви. Я словно сгорала изнутри, но мне это нравилось. Я провела пальцами по его лицу, снова зарылась в волосы, вернулась к рукам… Когда я целовала Ноя Флинна, я чувствовала себя живой .

Потом мы остановились, и я прижалась к нему. Ной обнял меня крепче.

– Я люблю тебя, – прошептал он быстро, словно боялся упустить момент; это же читалось в его взгляде, будто одних только слов было недостаточно. – Я облажался. Нужно было сразу с тобой поговорить. Я все понял. Я все испортил. Но я так боялся потерять тебя, что сделал все только хуже.

Я засмеялась.

– Но это я тебя бросила. Я боялась, что ты найдешь кого-то получше и забудешь обо мне. И я тоже не хотела тебя терять. Но так сильно испугалась, что сделала все только









хуже.

Ной фыркнул – его дыхание обожгло мне нос. Я прикрыла глаза, уткнулась ему в плечо и глубоко вдохнула.

Его запах совсем не изменился. Это по-прежнему мой Ной.

Я чуть склонила голову, чтобы хорошенько его рассмотреть.

– Я тоже все еще люблю тебя, Ной Флинн. На всякий случай. А то вдруг ты сомневаешься.

– Так…

– Так.

Он поцеловал меня – на этот раз просто слегка клюнул в губы. Но даже от этого мое сердце готово было выскочить из груди.

– Если ты не хочешь сойтись снова, я понимаю. Да, вдали от тебя мне плохо, и я скучаю по тебе постоянно, но я не хочу быть ни с кем, кроме тебя, Эль. Если для тебя это слишком сложно, я пойму. Ты только скажи.

– Я думаю…

Господи. А о чем  я думала? Я так сильно скучала по Ною, когда он уехал. Но…

Но как бы я ни старалась забыть его, я так и не смогла этого сделать. Вообще.

Я не хотела потерять его, но, может, я поступила правильно, когда бросила его. Вдруг нам не суждено быть вместе. Вдруг мы просто зря тратим свое время…

Но когда я смотрела Ноя, то не чувствовала этого. Он держал меня в своих объятиях, и мне было хорошо и спокойно. Я понимала: мое место здесь, рядом с ним.

И я улыбнулась ему.

Г



лава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

Ной чмокнул меня в нос – кажется, уже в миллиардный раз. Как же от него классно пахло.

– Я вернусь после экзаменов, на Рождество. Осталось меньше месяца. Прилечу сразу же.

– Ты уж постарайся. – Я снова потянулась за поцелуем.

Мы пытались нагнать те недели, которые потеряли. Прошлой ночью он зашел ко мне, и мы проговорили обо всем на свете. Мы прилегли на диван, а когда я уснула, Ной гладил меня по волосам и крепко обнимал.

Я ощущала , как сильно он меня любит. Почему я вообще в нем сомневалась? Что заставило меня думать, будто он завел кого-то на стороне?

Отец проснулся около восьми и не особо удивился, когда застал нас с Ноем. Сказал только:

– Что будете на завтрак? И, Ной, смотри не опоздай. Тебе скоро в аэропорт.

Когда Ной ушел, я рассказала все отцу. Он вздохнул и произнес:

– Не пойми неправильно, Ной, он… хороший, умный парень. И я знаю, что ты его любишь. Но мне так понравился Леви…

А сейчас мы стояли на подъездной дорожке Флиннов: Ной бездумно водил по моей руке, а я пыталась запомнить все его веснушки. Утром он побрился – и мои пальцы больше не застревали в бороде.

Господи, как же я по нему скучала.

Аманда выскочила из дома и ухмыльнулась:

– Вот видишь, Ной. Я же говорила , что вы во всем разберетесь.

А потом она повернулась ко мне.

– Я так рада, что вы все обсудили. Он был просто невыносим , Эль. Страдал  направо и налево. Нам от этого тоже было несладко. И я даже не шучу.

Я засмеялась, на секунду отстранившись от Ноя.

– Прости, что так с тобой обращалась…

Аманда махнула рукой, и я заметила, как солнце отразилось на серебряном кольце на ее среднем пальце.

– Да брось. Я бы на твоем месте сделала то же самое. Хотя ты вела себя прилично, честно говоря. – А потом она обняла меня. – Ох, как же я все-таки рада с тобой познакомиться!

– И я тоже, – ответила я и с удивлением поняла, что так оно и есть.

А потом Аманда проскользнула в дом и принялась снова благодарить Джун за радушный прием. Ной чмокнул меня в висок и притянул обратно.

– Я тебе позвоню, когда вернусь в общагу.

– Хорошо.

– И приеду через пару недель.

– Может, я тоже прилечу в Бостон, встретимся там после праздников?

– Выберешь себе колледж? – игриво произнес он. Но в глазах его плескалась надежда.

Я поцеловала его вместо ответа, приподнявшись на цыпочки и схватившись за воротник его пиджака.

– Так, ну все, голубки, кыш. А то самолет улетит без вас ! – Мэттью хлопнул в ладоши и закрыл багажник.

Аманда вышла из дома со своей безразмерной сумкой и поблагодарила Джун еще раз. Ной снова меня поцеловал.

Ли стоял рядом, и, когда мы замахали им вслед, я вдруг вспомнила, как летом мы так же провожали Ноя на самолет. Но сейчас я чувствовала себя куда лучше – я была спокойна и уверенна. На этот раз мы точно знали, что нас ждет со всей этой кутерьмой отношений на расстоянии. И мы твердо решили справиться со всеми трудностями.

Ли вздохнул и приобнял меня за плечи.

– Я все еще не могу поверить, что ты поцеловала Леви Монро.

– Расскажешь кому-нибудь – и все узнают про «Марли и я ». И не забудь ту историю с лифчиком. Уверена, ребята из футбольной команды будут рады ее услышать.

Ли стукнул меня по плечу.

– Да-да. Не волнуйся, буду молчать. Но это все равно очень смешно.

– Ни разу не смешно, боже.

– Говорю тебе – еще как.


Мы встретились с Леви в понедельник на парковке, но он ни слова не сказал про поцелуй, только ухмыльнулся.

– Вижу, кто-то снова поменял свой статус в соц-сетях.

– О да.

– Рассказывай давай.

И Леви попросил об этом так, словно ему в самом деле было интересно. Словно он был… рад за меня.

И я расслабилась.

Я немного боялась увидеться с ним снова, пусть и в сообщениях ничего странного между нами не проскакивало. Но все вернулось на круги своя. Только теперь я не мечтала о поцелуе с Леви, не прикидывала, есть ли между нами химия или стоит ли нам встречаться. Теперь я была уверена в том, чего на самом деле хочу.

Поэтому я рассказала Леви про ночное рандеву с Ноем, как он переживал из-за нашего разрыва и как попытался все объяснить.

– Я за вас очень рад, – сказал Леви и, судя по его улыбке, не соврал. – Так, не оборачивайся. Кажется, тебя сейчас атакуют девчонки.

Я все же обернулась. И правда, ко мне стройным шагом направлялись несколько девочек. Леви тут же отошел в сторону. Лиза улыбалась почти маниакально. Рейчел тут же схватила меня за руку.

– Расскажи нам все! 

Похоже, утро мое обещало быть очень длинным.

Но не только у меня были хорошие новости. Диксон не мог перестать улыбаться. На его лице целый день расплывалась эта странная мечтательная ухмылка, а я все ждала, когда смогу помучить его расспросами. Но поговорить до обеда так и не удалось.

– Ох, ну давай уже! – Я кинула в него картошкой. – Ты явно не настолько  рад за меня и Ноя. Что там у тебя случилось?

Диксон покраснел. А потом закусил губу.

– Ну что ж… То есть ничего интересного… Но…

Для меня это важно, так что…

– Господи боже. Такими темпами ты нам и до Рождества ничего не расскажешь. Делись уже, мужик, – засмеялся Уоррен, и Диксон резко выдохнул, как перед прыжком в воду. Он обвел нас серьезным взглядом, а потом широко улыбнулся.

– Дэнни попросил меня быть его парнем. Официально. И… я согласился.

– Господи боже, – выдохнула я.

– Быть не может, – сказала Рейчел.

– Не думал, что у вас все настолько серьезно, – заметил Уоррен. Олли начал напевать «Любовь в воздухе », и Ли с Лизой тут же подхватили.

Диксон пожал плечами и опустил взгляд. Но продолжил улыбаться. Мы с Рейчел переглянулись и захихикали. Мы никогда еще не видели его таким .

– Ну да, я и не думал, что у нас срастется, мы были на парочке свиданий… но он мне очень нравится.

– Это здорово, чувак, – произнес Ли, перестав петь.

– Да, мы за тебя очень рады, – добавил Леви.

– Раз уж мы тут делимся хорошими новостями, – сообщил Кэм, – я наконец-то подал заявления в несколько универов. Понимаю, по сравнению с остальными это так себе достижение, но я взял себя в руки и просто их отправил.

– Ого, что-то судьба расщедрилась, – засмеялся Уоррен. – Когда там моя очередь на счастье?


За неделю до рождественских каникул мы с Леви снова сидели с Беккой и пекли печенье. Завтра начиналась школьная ярмарка, и готовили мы, по идее, именно для нее, но Бекка подъедала все очень быстро. А потом позвонила их мама и попросила приготовить еще чуть-чуть, чтобы она отнесла печенье на работу.

Я помогала Бекке вырезать формочкой имбирных человечков, а Леви замешивал тесто, когда хлопнула входная дверь.

– Привет, детишки, – поздоровался отец Леви.

В последнее время он частенько наведывался в больницу: разные были деньки, как говорил Леви. Но самое главное – ему действительно становилось лучше.

– Пахнет потрясающе, – сказал он, и Бекка спрыгнула со стула, чтобы обнять его.

Мистер Монро был высоким и довольно худым, словно когда-то давно резко сбросил вес. Его узкое лицо обрамляли блеклые волосы. Он носил джинсы и простую голубую футболку. Когда он улыбался, то походил на Леви.

– Привет, пирожочек! – Он обнял Бекку в ответ, а потом поднялся, улыбаясь. – Так, Леви, Эль? Как дела в школе?

– Ах да, – выдавил Леви, – это ж ведь лучшая пора нашей жизни.

Бекка села рядом со мной и забрала у меня формочку.

– Эль помогает нам печь.

– О нет, я ничего не пеку, – замахала руками я. – Меня вообще на кухню пускать нельзя.

– Это точно.

Леви наверняка вспомнил о лазанье, которую я пыталась приготовить после Дня благодарения. У меня получилась совершенно несъедобная масса, которой наверняка можно было отравиться. Тогда отец заказал еду из ресторана. Ной смеялся целых пять минут, когда я позвонила ему, чтобы показать результат своих кулинарных экспериментов.

Мистер Монро схватил одного из имбирных человечков. Печенье хрустнуло – он откусил бедолаге голову.

– М-м-м. – Он сглотнул и продолжил. – Может, сделаете еще немного для моей группы поддержки?

А потом мистер Монро повернулся ко мне.

– Мой доктор и его жена настаивают, чтобы я ходил в группу поддержки для людей с ремиссией. Как по мне, это пустая трата вечера понедельника. Они никак не могут понять, что мне это не нужно.

– Ох, точно. Но… С имбирным печеньем все становится лучше?

Он улыбнулся.

– Это уж точно .

– Ну да, подумаешь, еще пару дюжин, делов-то. – Леви картинно вздохнул, и кухонный таймер прозвенел уже в шестой или седьмой раз за день.

Я засмеялась. А Бекка стащила очередное печенье, пока никто на нее не смотрел.

– Я извиняюсь за отца, – произнес Леви позже, когда мы играли в компьютерные игры в его комнате.

Вообще-то нам следовало бы позаниматься, но после готовки мы были не в состоянии запоминать хоть какую-то новую информацию.

– Ну, то есть если он тебя смутил или еще что. Кажется, в его новой группе решили, что нельзя табуировать рак, и теперь он говорит о нем чаще.

– Да все в порядке. Правда. Он меня не смутил.

Леви выдохнул.

– Ты так никому и не рассказал? – спросила я, хотя прекрасно знала ответ.

– Какой в этом смысл…

– Может, тебе тоже стоит походить в какую-нибудь группу поддержки, – предложила я. – Никто из нас не станет по-другому к тебе относиться. Ну правда. Они поймут. Помнишь, как Диксон признался, что ему нравятся парни? И все просто… приняли это и продолжили разговор. И ничего не изменилось.

Леви проворчал, что не хочет об этом говорить, но через пару минут он вздохнул, поставил игру на паузу и процедил:

– Мне просто трудно со всем этим справляться. Чем реже меня спрашивают о его самочувствии, тем лучше. В старой школе все постоянно интересовались его здоровьем. Я понимал, что они делали это из вежливости, но меня это все равно бесило.

Я пожала плечами.

– Выбор за тобой. Но даже если ты не станешь рассказывать парням… ты всегда можешь поговорить об этом со мной. Если вдруг почувствуешь себя не в своей тарелке.

– Да, – тихо произнес Леви. – Да, я знаю.

Мы продолжили игру и больше об этом не заговаривали.

Вдруг Леви сказал:

– Эль? Я рад, что мы остались друзьями. Ну, после…

– После того как я использовала тебя, чтобы забыть о своем парне?

Я поймала его взгляд, и Леви ухмыльнулся. Как же я была рада , что он не припоминал эту мою ошибку при каждом удобном случае.

– Ну, теперь меня хотя бы перестали проклинать девчонки, которым ты нравишься. С тех пор, как мы с Ноем снова начали встречаться.

Леви выглядел слишком уж довольным собой, но я закатила глаза.

На следующий день Леви рассказал ребятам про своего отца.

Как я и думала, ничего не изменилось. Они не стали вести себя с ним как-то иначе: просто сообщили, что всегда рядом и готовы поговорить. Или утащить его на пиццу с пивом. Или поиграть в футбол в парке.

– Вот видишь. – Я поводила плечами. – Говорила же.

– Ну и кто из нас теперь больший когтевранец? – поддразнил меня Леви. Я засмеялась.

– Ох, вот бы ты смог предсказать билеты по биологии. Было бы очешуенно.

– Там определенно будет вопрос про митохондрии.

Учитель по биологии последний месяц только о них и рассказывал. Я наверняка не забуду о них даже на пенсии.

– А ну-ка напомни?..

Я закатила глаза, и мы засмеялись. Может, если бы все повернулось иначе, я бы и в самом деле начала с ним встречаться. Если бы Ной не был настолько уверен в наших отношениях и не вытащил бы меня из дому на разговор. Если бы День благодарения прошел по-другому, я сейчас была бы с Леви.

Но вряд ли наши отношения продержались бы долго.

Мне нужны были искра, пламя, страсть. Все это дарил мне Ной. А с Леви… с Леви я чувствовала себя просто спокойно.

Но он был прекрасным другом. И я была ему безумно благодарна.

А потом я подумала: несмотря на нависающие над нами экзамены и затянувшееся ожидание ответов из университетов, остаток школьного года будет хорошим. Я уже побывала на дне. И отсюда вела лишь одна дорога.

Наверх.

Эпилог

 Сделать закладку на этом месте книги

Над нашими головами сияло солнце. Где-то в вышине щебетали птицы. На небе цвета глаз Ноя не было ни облачка. Я чувствовала себя так легко… будто совсем недавно на мои плечи не давил почти непосильный груз.

Мы с Ли скакали от радости, задевая друг друга локтями. И я не чувствовала боли. Я была в экстазе.

Вокруг нас люди кричали, смеялись, плакали, пытались достучаться друг до друга.

– МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО! – завизжал кто-то, а потом в нас врезался Кэм. – Мы закончили! И теперь отправимся в универ!

– Универ! – закричал Ли.

– Универ! – заорала я.

– УНИВЕ-Е-Е-ЕР! – протянул Кэм.

Орали все. Не только мы.

Мы с Ли расцепили руки. Кэм уже убежал дальше, чтобы его крик услышали и остальные. А потом Ли приобнял меня за плечи и звучно чмокнул в макушку.

– Вот и все. Начинается великолепное золотое лето – о таком еще постоянно снимают подростковые инди-фильмы, – после которого нас выбросит в душевысасывающую яму под названием «Универ».

– Почему это сразу яма? Тем более душевысасывающая?

– А тебе-то откуда знать?

– Как будто ты у нас эксперт!

Ли засмеялся.

– Ладно, ты права, будет здорово. Честно.

– Смотри не сглазь. Вдруг мой сосед по комнате будет похожим на тебя? Господи, да лучше сразу сдохнуть.

Ли засмеялся еще громче: совсем как сумасшедший. В тот момент я тоже чувствовала себя немного безумной.

Все было прекрасно. Просто замечательно.

Я чувствовала себя живой … Вот бы это ощущение никогда не заканчивалось!

Я поступила в Беркли. Вместе с Ли. Он не поедет в Браун.

Рейчел была в отчаянии, но Ли – я это точно знала – даже обрадовался, что не прошел в Браун. Там ему пришлось бы нелегко – он сам в этом признался после того, как получил письмо с отказом. Но учиться так далеко от Рейчел ему тоже не хотелось. А я знала: у них получится. Если уж у нас с Ноем получилось, то и им не о чем волноваться. В их жизни драмы все-таки было чуть меньше.

Я поискала глазами Ноя. Он кричал и хлопал громче всех, когда за дипломом вызвали сперва меня, а потом и Ли. Когда мы сдали экзамены, Ной прислал мне букет из шариков, чертов романтик. Но потом я затерялась в толпе одноклассников и не видела Ноя.

Словно прочитав мои мысли, он обхватил меня сзади, и по спине у меня побежали мурашки. Я развернулась, и он поцеловал меня в губы, а потом выдохнул:

– Поздравляю, Шелли. Вот ты и выпускница!

А потом он поднял взгляд и пригладил мне волосы. Утром я забрала их в идеально гладкую прическу, но шапочка выпускника наверняка все порушила.

– Спасибо!

Последние полгода нельзя было назвать легкими. Мы больше не ссорились, но я так сильно по нему скучала – и он по мне тоже. Ной прилетел на День святого Валентина, и мы провели его вместе. Теперь в моей комнате лежал огромный плюшевый медведь в гарвардской кофте и кепке.

Мы справились. Смогли поддерживать наши отношения на расстоянии после Дня благодарения и не жалели об этом. Особенно сейчас, когда впереди загорелось лето, солнце приятно согревало кожу, а губы Ноя прижимались к моим.

– Так, ну все, вы двое, хватит, – проворчал мой отец.

Где-то рядом засмеялась Джун, и я уткнулась лицом в плечо Ноя, прежде чем повернуться к его родителям.

– Давайте сделаем пару фоток. Не хочу, чтобы единственной фотографией моей дочери с выпускного было селфи из «Твиттера».

Ной отошел в сторонку, и я поправила волосы, подняла повыше новенький диплом об окончании школы и улыбнулась в камеру. Отец едва успел нажать на кнопку, как к нам подбежала толпа в студенческих робах. Кто-то резко остановился, заметив камеру, и чуть не упал.

– Простите! Простите! Я не испортил фото?

– Нет, все в порядке, – ответил отец, проверив фотоаппарат. – Молодец, Леви.

– Спасибо. – Он улыбнулся и повернулся ко мне.

Я подумала, что Леви начнет поздравлять меня, но он открыл рот и просто закричал.

Не слова. Просто долгое «А-А-А-А!». И я тоже закричала.

Мы рассмеялись, обнялись, и он выдохнул:

– Я обязательно приеду к тебе в универ в следующем году. Буду спать на полу. Захвачу с собой спальный мешок!

– Буду ждать!

Весь последний месяц Леви проработал в супермаркете – всего пару часов в неделю, но теперь, когда мы закончили школу, у него появилось куда больше свободного времени. Еще он нашел классное место в пекарне, где ему очень нравилось. Леви выходил туда со следующей недели.

Он все еще не знал, чего хочет от жизни. Потому решил работать, пока не выяснит это. Пару дней назад я заскочила к нему на ужин, и его мама призналась, что все еще ждет, когда Леви возьмется за ум и подаст документы в универ, как и все мы. А потом вздохнула:

– Но, думаю, принудить его я не могу.

Кто-то крикнул:

– Эй, Монро! Тащи сюда свой тощий зад!

Мы обернулись – его звали ребята из бейсбольной команды. Леви вступил в нее перед началом сезона.

Он нырнул в толпу, чтобы сфотографироваться, и в следующую секунду рядом оказался Ной. Он тут же схватил меня за руку.

Он провожал Леви недовольным взглядом: они виделись пару раз и были вежливы друг с другом, но между ними словно пробежала черная кошка. Ной сузил глаза. Я сжала его руку, и он перестал хмуриться.

Солнечные лучи окружали его голову почти магическим ореолом. Глаза его улыбались. Ной весь светился.

Я положила другую руку на его бицепс (а как иначе, вы видели его бицепсы?) и улыбнулась в ответ. Поцеловать его я не успела – Ли запрыгнул на меня сзади, и мы покачнулись, но устояли. Меня удержал смеющийся Ной. Я поняла, что это Ли, даже не оборачиваясь, – кто еще мог такое вытворить, хохоча, как маньяк.

Братья Флинны завели разговор о вечеринке по случаю выпускного, и Ли заявил, что там хотели установить будку поцелуев. Я не особо вслушивалась.

Меня словно здесь не было. Я наблюдала за тем, как обнимаются семьи, как друзья пытаются поместиться в кадр селфи, как люди пытаются наговориться на годы вперед и как два моих самых любимых парня в мире стоят рядом.

Леви поймал мой взгляд – он разговаривал с родителями. В последнее время его отец выглядел гораздо лучше – не таким тощим и не таким серым. Диксон общался с какими-то ребятами, но среди них не было Дэнни. Они расстались еще в январе. Рейчел плакала и обнимала маму. Она, конечно, поступила в Браун. И я знала, что они с Ли уже все обсудили: мы с Ноем стали для них примером. Не самым удачным, но теперь они знали, сколько сил нужно будет вложить в отношения.

Что же до нас с Ноем…

Мы пережили самое худшее. И я была уверена, что отныне мы справимся со всем, что приготовила нам судьба.

Ной чмокнул меня в висок, а Ли схватил меня за руку, оживленно о чем-то болтая.

Я постоянно слышу, что школьные годы – лучшие годы жизни. Но на самом деле это вовсе не так. Однако сейчас я чувствовала себя счастливой. И даже если дальше ничего не изменится… что ж, этого будет вполне достаточно.

Благодарности

 Сделать закладку на этом месте книги

Я стольких хочу поблагодарить за эту книгу!

Я работала над ней около семи лет – и вот наконец она вышла в свет, и… это даже немного странно. Прошло столько времени с тех пор, как я решила написать «Будку поцелуев», и я так взволнована тем, что ждет меня в будущем.

Во-первых, спасибо моему потрясающему агенту, Клэр, за бесконечное терпение и неоценимую помощь. Спасибо моим редакторам, Наоми и Келси, за труд, который они вложили в эту книгу.

Когда я редактировала первый черновик книги в 2017 году и зашла в тупик, меня очень вдохновила толпа людей в Кейптауне. Джоуи, Джоэль, Джейкоб и все остальные – вы помогли ожить не только моим персонажам, но и мне самой. Винс, Эндрю и Эд, благодаря вам я с новыми силами вернулась к истории. Простого «спасибо» тут явно будет недостаточно, но все же… спасибо.

Спасибо моим друзьям и нашим групповым чатам – вы терпели меня в моменты кризиса и в то время, когда я забрасывала вас новостями, потому что еще не завела «Твиттер». Вы всегда знаете, как поднять мне настроение, если я в этом особенно нуждаюсь. Итак. Спасибо Лорен и Джен; Кэти и Эми; Эмили и Джеку, а также моему приятелю по лабораторным, Харрисону (особенно за мемы); Элль и Ханне, без которых Леви так и остался бы Кевином.

Это была та еще поездочка. Все началось со сцены на День благодарения и нескольких черновиков, продолжилось неожиданно популярным нетфликсовским фильмом и кучей идей, которые и осели в этой книге. Спасибо моей семье, которая всегда была мне опорой. Особенно когда я пыталась справиться с двумя работами и переездом.

Особая благодарность – моей сестре Кэт, ведь хоть кто-то в нашей семье должен был оставаться крутым, а не сидеть постоянно за ноутбуком и телефоном. Спасибо за любовь к моей книге. И за то, что держала меня в рамках.

Спасибо моим родителям, тете и дяде, а также деду. Простите за то, что порой вы узнавали новости обо мне из «Твиттера», прежде чем я сообщала их лично. В свою защиту скажу: обычно вы знали о том, что случится, за год до того, как я об этом писала.

И, наконец, спасибо всем вам, дорогие читатели. Неважно, добрались вы до истории Эль после первого нетфликсовского фильма или были с ней с самого начала, с Wattpad в 2011 году, ваша любовь и поддержка очень много для меня значат. Не думаю, что вторая книга появилась бы, если бы не вы. Честное слово, вы изменили мою жизнь.

Об авторе

 Сделать закладку на этом месте книги

Бэт Риклз написала новеллу «Будка поцелуев» в пятнадцать и тогда же начала выкладывать главы на сайте Wattpad, где ее прочли девятнадцать миллионов раз. В семнадцать лет она заключила контракт с издательством Random House UK на три книги. И в это время она готовилась к экзаменам. Сейчас Бэт работает в IT-отделе. Она закончила университет с дипломом по физике. Свет увидело уже четыре ее романа: «Будка поцелуев», «Бросок на удачу», «Нестройный лад» и «Домик на пляже».

Бэт не только пишет романы, но и ведет регулярный блог о писательстве и взрослении. Она была номинирована на несколько премий: «Женщины будущего» в номинации «Молодая звезда 2013», «Романтическая история года 2014» и «Королева подростковых наград 2014». Журнал Time назвал ее одной из 16 самых влиятельных подростков 2013 года, а в августе 2014 года она попала в «Топ-20 младше 25 лет» газеты Times – под шестым номером.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

«Марко Поло» – игра, похожая на жмурки, в которой один игрок кричит первую часть имени путешественника, а другой – вторую. – Здесь и далее примечания переводчика. 

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Ли имеет в виду песню Майли Сайрус «Wrecking Ball». – Примеч. пер. 



















На главную » Риклз Бэт » Будка поцелуев 2. На расстоянии.

Close