Название книги в оригинале: Тирдхала Свати. Полночный тигр

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Тирдхала Свати » Полночный тигр .





Читать онлайн Полночный тигр [litres]. Тирдхала Свати.

Свати Тирдхала

Полночный тигр

 Сделать закладку на этом месте книги

Swati Teerdhala

THE TIGER AT MIDNIGHT


© Фарниева Э.К., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «ЛГБТ», 2020


* * *

Моим родителям и сестрам. Моей семье по крови и выбору. Вы – мой дом. 

Увидев тигра в полночь, отведи взгляд, Ибо ты встретил воплощение прошлых грехов. 

Из преданий Нарана и Нарии 

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал, привыкший зорким, как у орла, взглядом выискивать щели в броне врага или изъяны в стратегии, сегодня просто смотрел на море, спокойно любуясь пейзажем.

На фоне ночного неба прибрежная линия Дхарки казалась призрачной, особенно по сравнению с резкими очертаниями скалистых утесов Джансана внизу.

Кунал отчаянно хотел бы запечатлеть игру лунного света на камнях и воде.

Он устроился на самой высокой из стен Красной крепости, пристроив сбоку изогнутый длинный лук. Резкий холодный ветер пощипывал скулы сквозь пробившуюся щетину. Много лун миновало с тех пор, как у него была возможность беспечно закрыть глаза и кожей почувствовать ветер. Сегодня утром с дхарканцами подписали договор о перемирии, поэтому его караул был не более чем формальностью. Тем не менее он не собирался терять бдительность.

Кунал обвел взглядом темные, как сажа, ночные окрестности, ни на чем не задерживаясь надолго.

Все равно некому было оказаться на заброшенных боевых рубежах: солдаты уже слишком заняты, отмечая временное затишье рисовым вином и игрой в кости.

Только вот… что-то шевельнулось.

В мгновение ока он был на ногах, глядя сквозь узкое окно-бойницу на маленькую фигурку, которая потихоньку пробиралась сквозь лагерь к западу от Крепости. Луна подчеркнула ее осторожные движения, а блики от красного песчаника стен окружили девушку мрачным ореолом.

Ее голову и плечи покрывала уттарья[1] цвета слоновой кости, но Кунал все же разглядел в изменчивых отблесках света лицо.

Он оставил свой удобный угол.

Кунал бы дал девушке возможность самой отыскать дорогу в гавань под утесами, но она уже шла в неверном направлении. Через четверть часа затрубят в раковину, и солдаты вывалятся из западного входа на ночную тренировку – пьяные и в драчливом настроении. Хотя боевых слонов так поздно не выпускают, все равно после нынешнего пира здесь будет хаос и во время построения колесниц заплутавшую девушку раздавят!

Он рисковал получить плетей за то, что оставил пост, но у Кунала все внутри перевернулось при мысли, что мирный житель пострадает во время его караула.

Девушка исчезла в нависшей тени Крепости, и Кунал помчался вниз. Он пронесся по башенной лестнице и узким коридорам, чудом не задев свисавшую с потолка камфорную лампу[2]. Достигнув высоких каменных арок первого этажа, он свернул за угол к боковому входу и, выставив вперед руки, с разбега открыл дверь.

Океанские волны вздымались и с пеной разбивались о красные утесы, из которых вырастала южная стена Крепости. Слева над берегом, возле порта, поблескивали огоньки торговых кораблей. А справа, вдалеке, почти на краю утеса, он снова увидел девушку.

Она подняла голову к небу, и лунный свет пролился на ее профиль и улыбку.

Ее улыбка.

Она призвала из дальних уголков памяти нежеланные воспоминания… О друге детства с игривыми глазами и вызывающей усмешкой, который частенько втравливал Кунала в неприятности. О давно умершем друге.

Воспоминание кольнуло в груди, как осколок прошлой жизни. Той жизни, в которой он не знал, как быстро убить человека четырьмя разными способами.

Скрывшись в тени у входа, он наблюдал… Морской бриз принес холод, и девушка, вздрогнув, укутала тонкие смуглые руки концами уттарьи. На ней было простое алое сари с тонкой золотой каймой, кусок плотного шелка перекинут через плечо и схвачен на поясе золотым кушаком. Он пригляделся к ее ножкам. Ни одного колечка на пальцах – значит, не замужем. Нет ни ножных браслетов, ни сережек и витиеватой золотой бижутерии – ничего, что указывало бы на ее статус. Должно быть, она из недавно прибывших торговцев, те всегда одеваются подчеркнуто нейтрально.

Куналу стало легче от этой мысли, хотя он все равно тревожился, гадая, что привело девушку к Крепости – большинство торговцев к этому времени уже удалились в гавань. Неужели она заблудилась?

Кунал вышел из тени и направился к ней.

– Вам нельзя тут находиться, – произнес он, остановившись в шаге от девушки.

Кунал заметил, как напряженно она прижала уттарью к груди. Ее глаза скользнули по бронзовым доспехам и золотым наручам, сразу дающим понять, кто он такой.

Кунал перехватил взгляд и отступил, забыв о резком тоне. Конечно, после такого рявканья она испугалась. Лишь несколько дней тому назад командир конницы велел заковать торговца в кандалы из-за спора с капитаном Крепости.

На краткий миг они неподвижно застыли на сильном ветру, всматриваясь друг в друга.

Вблизи девушка оказалась еще прекрасней. Огромные ореховые глаза в обрамлении густых, круто изогнутых бровей. На лице написан страх, однако подбородок упрямо выпячивается вперед.

Кунал, кашлянув, отважился на робкую улыбку. Он попытался встать в обманчивом лунном свете так, чтобы она увидела его безоружность и миролюбивость, и вдобавок поднял обе руки. Ее плечи расслабились, и Кунал постучал четырьмя пальцами правой руки по груди – знак приветствия, символ дружелюбия и доброты в Джансе.

– Я был наверху и увидел, как вы пошли не туда, – сказал он, прочистив горло, и указал на торчащую наверху бойницу. – Вам нельзя… то есть сегодня ночью находиться на западной стороне Крепости небезопасно. – От волнения он начал говорить все быстрее. – Вы заблудились? Ночью ориентироваться на тропках торговцев бывает трудно. Вот эта ведет прочь от гавани.

Он не мог припомнить, когда в последний раз так долго говорил с девушкой; женщин выгнали из джансанской армии после разгрома королевы. В Крепости остались лишь защитники и заезжие торговцы, которые вносили свою лепту в ее процветание. Многие солдаты во время походов делали вылазки в город, но Кунал никогда не принимал участия в подобных увеселениях.

Кунал встречал торговцев из всех уголков Южных земель и Дальних островов, помнил большинство по имени, но девушку не узнавал. Его глаза впились в крохотную булавку, которая удерживала складки ее сари – похожа на цветок жасмина и явно сделана дхарканцами. Однако у девушки отсутствовала валайя[3] – металлический браслет, который каждая дхарканка носила с рождения. В любом случае ни один дхарканец не осмелился бы появиться здесь, у Крепости. Она наверняка джансанка.

Необычно видеть уроженку Джансана с подобной булавкой в наши дни, но исключать такое тоже нельзя. До Войны братьев джансанцы и дхарканцы легко заключали смешанные браки, любили и жили вместе на Южных островах, не проводя границ. Только после убийства королевы Джансы и ее рода, случившегося десятилетие назад, грянула война, и узы между странами распались.

Тот кровавый переворот навсегда изменил и жизнь Кунала.

– Я видел много торговцев, которые привозили сюда свои товары и потом терялись, глядя на башни и эти бесконечные парапеты… На самом деле не такой уж и потрясающий вид, хотя, наверное, я так считаю, потому что живу здесь… – Не успели слова вырваться наружу, как он прикусил язык, изумляясь своей разговорчивости и откровенности.

Она долго изучала его лицо, и Кунал едва поборол желание выпалить что-нибудь еще, лишь бы нарушить тишину. Наконец она скромно склонила голову.

– Думаю, я заблудилась. – Голос оказался музыкальным, размеренным, с ноткой неуверенности. – Не будете ли вы так добры подсказать, где дорога в гавань? Я припозднилась, доставляя свой груз маковых семян, надеюсь, вы извините меня. – Она опустила голову и потупила взгляд. – Но, если я не вернусь на корабль вовремя, ждать меня не станут… Капитан не одобряет опозданий.

Он быстро кивнул. Дядя Сету – известный остальным жителям Джансы как легендарный и грозный генерал Хотха – тоже ненавидел промедления.

– Конечно. Я покажу вам тропку, ведущую вниз, в гавань. Могу проводить прямо сейчас.

Тень облегчения мелькнула на лице девушки. Видимо, тот капитан и в самом деле имеет много общего с генералом, раз она так сильно тревожилась.

Кунал взглянул на свой наблюдательный пункт на вершине Крепости. Даже учитывая веселившихся во внутреннем дворе солдат, они смогут пройти этот полночный путь без помех всего за четверть часа. Надо поторопиться, чтобы успеть до открытия западных ворот. Он мысленно сделал пометку: предупредить часовых, что с этого момента нужно тщательнее присматривать за торговцами.

Кунал молча направился к тропинке, поглядывая на девушку, которая не поднимала глаз. Для торговки ее поступь была чересчур бойкой, а осанка – слишком уверенной. Большинство торговцев в Крепости ковыляли со сгорбленными плечами, боясь навлечь гнев генерала.

Но эта девушка… Ее глаза были полны огня и в то же время глубоки, как океан. Они тревожили Кунала. Огонь и вода несовместимы – но только не в ее глазах. Там они сочетались в идеальной гармонии. Нечто в ней казалось очень знакомым, но Кунал не мог понять – что именно.

Может, она – одна из дочек этого нового вожака торговцев? Или только что прибыла на одном из торговых кораблей из Западных земель, что за морем?

Когда они поднялись на вершину холма к боковому входу в Крепость, где пролегала тропа, он больно уколол палец ноги об острый камень.

В высшей точке холма тропа упиралась в одну из пяти песчаниковых колонн Крепости. Высеченные на ней за последнее десятилетие законы короля Вардаана строка за строкой мерцали в свете луны. На камне виднелась белая трещина – раньше тут находились статуя Нарии, первой королевы Джансы, и орел, символ королевского рода. Кунал до сих пор помнил тот день, когда спросил дядю, отчего на троне Джансы король, а не провозглашенная богами королева, – тогда он получил первую в жизни трепку.

Куналу не хотелось думать, что сказал бы дядя о том, что он оставил пост, и неважно, по какой причине. Плохое решение для преданного джансанского солдата, особенно теперь, с учетом его повышения.

– У вас все хорошо? – осведомилась девушка. Слова прозвучали резко и отрывисто, совсем иначе, чем до того.

Кунал кивнул. Она вскинула темную бровь.

– Разве солдаты обычно разгуливают, хмурясь на воображаемых людей?

Улыбка коснулась уголков его губ. Оказывается, его так легко понять по выражению лица.

– Только по четным дням. Сегодня как раз тот самый, угадали.

Она усмехнулась.

Откуда эта игривость в речи? Кунал не был любителем заигрывать, даже похабных песенок не пел.

Теперь девушка смотрела на него, и прежняя мрачность исчезла, во взгляде загорелся озорной огонек.

– На этом берегу всегда так холодно или я приехала не в тот день? – спросила она, имея в виду полуостров, на котором располагалась Крепость.

– За прошедшие годы стало прохладнее.

Она озабоченно хмыкнула.

– И я не заметила дождевых туч. Для наших кораблей – хорошо, но, думаю, плохо для земли.

– Земля стала не такой плодородной. Непродолжительная засуха, только и всего, – ответил Кунал, припоминая то, что говорили им командующие об изменении почвы.

– Слышала, на севере не просто засуха, – произнесла она почти с опаской. Когда он повернул к ней голову, продолжила: – Пшеница в этом сезоне выросла в цене, говорят, это из-за плохого урожая. Засуха повлияла даже на рынок жемчуга на Дальнем Востоке.

Она умна, в этом нет сомнений. Однако большинство торговцев, странствовавших в тени Крепости, довольствовались новостями Джансы, и только Джансы. Кунал постарался не выдать, как он удивлен ее осведомленностью. Почему она так отличается от других?

– Вы правы, – наконец ответил он. – Я слышал, как торговцы в порту жаловались, что продажи хуже обычного даже в Гвали.

– Даже в столице? Ого, все серьезно, – сказала она с усмешкой.

На миг показалось, будто она собирается сказать что-то еще, но вместо этого она сменила тему, спросив, какие есть новости из столицы.

Кунал рассказал все, что знал о новом перемирии, украдкой наблюдая за спутницей. В ней было некое особое очарование, которое вдохновляло его говорить, не умолкая.

От гребня утеса, на котором возвышалась Крепость, они по гравиевой тропинке спустились к песчаному берегу.

Прядь черных волос выскользнула из-под уттарьи и прижалась к щеке. Кунал представил, на что это похоже: отвести прядку в сторону, встретить ее взгляд… Но он преодолел свой порыв.

Помочь девушке, и только. Прочего дядя не простит. Кунал потряс головой, стараясь отогнать мысль. Ему нужно вернуться на пост, пока не заметили его отсутствие.

– По этой тропке вернетесь в гавань и там сможете проскользнуть на корабль незаметно для капитана, – сообщил Кунал.

– Вы меня не проводите? – спросила она, посмотрев прямо ему в глаза.

Он колебался. Вопрос прямой, но чем он вызван? Он не мог сказать с уверенностью, желает ли она этого, выражение лица оставалось непроницаемым.

Он покачал головой.

– Нет, мне нужно вернуться на свой пост. Но я буду смотреть вон оттуда, – Кунал указал на свой уголок. – Если вам что-то понадобится, неважно что – помашите.

Ее глаза метнулись к стенам Крепости.

– Благодарю вас, – пылко, даже слишком пылко, ответила она. Кунал кивнул.

– Было приятно с вами познакомиться. – Он взял ее за руку.

В изумлении она посмотрела на него, и он ответил прямым взглядом, прижавшись к ее руке губами.

– Как вас зовут?

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Эшу так выбил из колеи нежный жест солдата, что она выпалила, не задумываясь:

– Эша.

Она отняла руку и едва удержалась от того, чтобы зажать рот.

Дура.

Что на нее нашло, как она могла сказать парню истинное имя? Неужели теплые глаза? Или первое за долгое время проявление доброты от мужчины, который к тому же ничего не скрывал и не презирал ее из-за пола?

Три недели в изоляции никого не оставят полностью в здравом рассудке, вот и она дала слабину. Забыть о себе и открыть собственное имя из-за приятного лица и доброго слова… да кто она такая после этого?

Ей необходимо уйти от разговора, завершить миссию и вернуться домой, чтобы отпраздновать с друзьями и соратниками. Можно даже позволить себе найти парня для поцелуев под луной. Может, Харуна. Но только не этого.

Эша взглянула на своего спутника, стоявшего напротив, на черные волосы, развевавшиеся на бурном ветру. Она впитывала каждую деталь облика, оценивая его и запоминая, чтобы после обдумать.

Он был солдатом, мускулистым и крепким, кожа потемнела от походного загара. Шрамы расползались по костяшкам пальцев, пересекали плечо, один зацепил край полных губ. Но в его бледно-янтарных глазах скрывалось нечто нежное.

Если он по природе неженка, то не сумеет пережить ее нападение. Ну а если грубиян, то похож на прочих джансанских солдат и ей будет приятно оборвать его жизнь.

– Эша, – повторил он. В уголках его глаз появились морщинки искреннего удовольствия, и Эша не удержалась от ответной улыбки. – А я – Кунал.

Свирепый ветер стучал его колчаном о бронзовую кирасу, перебирал стрелы, запутывал в них отброшенные с плеч концы уттарьи.

Кунал не носил тюрбан для утверждения своего статуса, как делали многие джансанцы, бронзовой кирасы и золотых наручей было вполне достаточно. В своей броне он выглядел воплощением воинской мощи, однако Эшу притягивала его улыбка. Она меняла его невозмутимое выражение лица на удивительно приветливое.

– Может быть, мы увидимся еще? – спросил он с ноткой надежды. – Может, я уговорю нашего повара испечь отличного сонного хлеба с маковыми зернышками, – и он слегка ухмыльнулся.

– А когда ваши друзья почувствуют ужасную резь в желудке, кого они будут винить?

– Да, пожалуй, не стоит.

Эша мрачно покачала головой.

– Не стоит поднимать мятеж из-за горсточки маковых семян. – Она лукаво сощурилась. – Подумайте об этом. «Мятеж маковок». Какое ужасное название.

– Зато хорошее название для сказки, на самом деле… если бы можно было сказать «мятеж» и сохранить голову на плечах.

Она изо всех сил боролась с предательской улыбкой.

– Да, ваша голова бы первой покатилась с плеч… В обмен на еще один бочонок мака.

– Жаль. Я как-то привык к этой красивой штуке. – Он ухмыльнулся ей, а она – ему.

Вопреки себе самой она тянулась к нему. Очень жаль, что придется его предать.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша первой отняла руку и повернулась, чтобы идти по тропе. Но что-то ее остановило, и она снова взглянула на него, вздрагивая в потоках холодного ночного бриза.

Солдат одним быстрым движением сорвал собственную уттарью и накинул ее на плечи Эши. Затем постучал четырьмя пальцами по груди в знак прощания, развернулся и зашагал вверх по каменистой тропинке к Красной крепости. Или к Кровавой крепости, как ее прозвали в Дхарке. Одно из множества прозвищ, придуманных дхарканцами для режима короля-самозванца из Джансы.

Эша ощущала стук сердца в груди, ощупывая плотный шелк его уттарьи поверх своей и прижимая ткань ближе к телу. Увидев, как солдат приблизился к двери, она слабо улыбнулась – но тут лунный свет упал на украшенный камнями браслет на его плече, и она поняла, кто он такой.

Эша оскалилась ему в спину. Такие браслеты носили только Щиты Сенапа – самые мерзкие среди солдат Крепости. Одной рукой они предлагали доброту, а другой вырывали сердце.

О последнем она знала не понаслышке.

Эша глубоко вдохнула и пошла дальше по тропе, потом свернула у большого валуна для того, чтобы лучше рассмотреть боковой вход в Крепость. Она нырнула за камень, присела и погладила пристегнутый к бедру кинжал.

Эша подавила старые болезненные воспоминания – сейчас не время и не место, для завершения миссии нужен ясный разум. Была причина, по которой она попросила именно об этом задании, более того, потребовала его. Если она справится, это станет великой победой для Лунных клинков и всех повстанцев ее родины.

И для той девчушки, которой она была раньше.

Слишком много ночей ее мучили кошмары – призрак солдата в бронзовых доспехах, с изогнутым клинком в руке, и генерал Сету Хотха за его спиной. Губы Хотха всегда кривились в самодовольной ухмылке. Ей никогда не освободиться от этого кошмара, не стереть воспоминания о ночи, когда Вардаан Химьяд совершил переворот в Джансе и захватил власть.

Вардаан Химьяд, бывший принц Дхарки, младший брат нынешнего правящего монарха Дхарки Махира.

В ту ночь чудовищно предали и Джансу, и Дхарку.

И в ту ночь ее родителей убили – у нее на глазах.

Великолепный замысел начать миссию после перемирия пришел в голову Харуну, нынешнему принцу Дхарки. Так Эша могла проскользнуть в Крепость незамеченной. Перемирие было ей по душе, поскольку позволяло меньшей по численности армии Дхарки восстановить силы, а обоим народам – отдохнуть от войны.

Конфликт вспыхнул, как простая пограничная стычка, после переворота десять лет назад, когда король-самозванец прорвался через горы Гханта, естественную границу между Джансой и Дхаркой, и заявил права на дхарканские земли.

Будущее обеих стран всегда было тесно переплетено: обе питались из притоков реки Бхагья и крепились к своим землям узами «джанма»[4], договором крови и магии, который основатели Джансы и Дхарки заключили с богами во имя жизни и процветания всех будущих поколений Южных земель.

Спустя десятилетие нерегулярной войны и бесчисленных провальных перемирий у Эши появилась возможность завоевать для Дхарки великую победу, сделать шаг к свержению самозванца. Сейчас это стало еще важней, потому что мудрецы, изучающие «джанма», сообщили: для Джансы время почти истекло, а вскоре засуха пожрет и Дхарку.

Следующий ритуал станет последним.

Ее миссия? Убить грозного генерала Хотха и перехватить украденный доклад с новыми сведениями об узах «джанма», за который уже умер один из собратьев-мятежников.

Двух птиц – одним камнем. Лунные клинки нанесут страшный удар самозванцу, ликвидируют его верного советника и вернут себе ценные данные разведки. Сегодняшнее празднование перемирия, во время которого часовые Крепости потеряют бдительность, – это их лучший и, возможно, единственный шанс.

Эша высунула голову из-за валуна, наблюдая, как солдат проскользнул в дверь. Через несколько секунд он исчез за тяжелым камнем.

Вход для слуг.

Или раньше был входом для слуг, когда дворец еще не превратили в Крепость.

Когда Эша была здесь в прошлый раз, дворец запомнился ей живым, ярким, полным людей, здешняя земля была плодородной, а утесы в лунном свете сверкали, будто рубины.

В ночь переворота у дворца вырвали сердце, и сейчас земля умирала, а от иссеченной ветрами Крепости веяло жутью. Внутренние покои, по сообщениям разведчиков, были разрушены ради постройки тренировочных площадок.

Она вспомнила яркие дворцовые фрески, посвященные происхождению Джансы и Дхарки. Близнецы-полубоги Наран и Нария, создавшие свои страны бок о бок на полуостровах Южных землях.

В детстве она рассматривала их часами, слушая отцовские истории, запоминая факты о двух королевских династиях, произошедших от близнецов – Самьяд из Джансы и Химьяд из Дхарки. Даже сейчас Эша с легкостью вспомнила, как папины длинные, закрученные усы шевелились во время рассказа в лицах, а она хохотала до слез.

Эша помчалась вверх по тропе, мечтая, чтобы ее больше никто не заметил. Схватив края сари, она свернула их в жгут и протянула его между ног, сделав дхоти[5]. Лишнюю полосу ткани она перекинула через плечо и заткнула за кушак, освободив руки.

Эша изо всех сил дернула дверь. Отдышавшись, она потянулась и дрожащими руками схватилась за тяжелый золотой затвор.

Как же это делал тот солдат?

Поворот направо, толчок вперед. А следующее движение нужно делать по солнцу или против? Она выбрала последний вариант, но затвор не поддался.

Эша подавила ругательство.

Благодаря солдату она узнала расписание. До отправки ее ознакомили с распорядком Крепости, и она знала, что командующий муштрует солдат по вечерам и ранним утром.

Времени оставалось мало, но выбора не было. Слишком многое поставлено на карту ради этой миссии, особенно в свете нового перемирия. Если ее поймают, это будет не просто провал – все окажется под ударом. Нужно прийти в себя.

Эша сосредоточилась на дыхании, и, наконец, оно выровнялось. Теперь она ощущала точно такое же волнение, что и миллион раз до того. В каждом из ее предыдущих заданий был момент, когда все казалось проигранным: кража военных планов – невозможна, прорыв блокады – просто немыслим.

Сегодняшняя миссия станет самой важной. Эша сконцентрировалась на трансформации страха в возбуждение. Независимо от прочих обязательств, это ее шанс сделать первый шаг к отмщению. Она представляла его себе каждый раз, просыпаясь от мучительных кошмаров.

Эша глубоко вдохнула и огляделась. Красные каменные стены перед ней были сложены из толстых прочных плит, и остальные стены тоже вымощены без зазоров.

Вскарабкаться по таким невозможно.

Она вновь попыталась открыть дверь, но безуспешно. В третий раз ее ладони заболели, и горло перехватило от разочарования.

Слабое шарканье ног по ту сторону двери заставило ее встрепенуться, и Эша укрылась в отбрасываемых стеной тенях. Она съежилась, стараясь исчезнуть из виду, раствориться, а шаги между тем становились громче и отчетливей…

Молодой солдат распахнул заветную дверь и вывалился наружу, пошатываясь и блуждая взглядом по сторонам. Он подошел к утесу и начал облегчаться, сопя и едва удерживая себя в вертикальном положении.

Эша ждала, затаив дыхание. Дверь была приоткрыта недостаточно широко, чтобы можно было незаметно проскользнуть, а солдат ушел недалеко – всего-то шагов на двадцать – и уже повернул обратно к выходу.

Она двинулась вперед, чтобы лучше видеть, и наступила на острый камень. Эше почти удалось подавить болезненный вскрик, но рука солдата застыла, и через миг заветная дверь резко и бесповоротно была захлопнута.

Он рывком развернулся, держа в каждой руке по изогнутому короткому мечу, – они блестели в лунном свете двумя кривыми ухмылками.

Хотя солдат слегка пошатывался на ветру, его глаза стали внимательными, и он подбирался все ближе к тому месту, где Эша скрывалась в тени.

Девушка обругала себя – это же не обычная миссия. Солдаты в Кровавой крепости были вторыми по мастерству после элитных Щитов Сенапа. Не наемники, не мобилизованные земледельцы, а отлично тренированные опытные воины.

Эша замерла, как изваяние. Были слышны только приглушенные смешки и здравицы откуда-то из Крепости.

Время почти истекло.

Пока солдат подбирался к ее укрытию, она присела и дотянулась до ремня, удерживавшего кинжал у бедра. Враг остановился на расстоянии вытянутой руки.

Эша схватила камушек и метнула ему за спину, подальше от двери. Он вздрогнул и в недоумении обернулся, пытаясь определить наличие и степень опасности.

Неприметное движение и в то же время – столь нужный ей отвлекающий фактор. Эша, вырываясь из объятий тени, изо всех сил ударила рукоятью кинжала в затылок. Он застонал и схватил ее за раненую руку. Моргнув от боли, она все же попробовала ударить снова, в то время как солдат метил кулаком в ее живот. Но, встретившись с ней взглядом, он замешкался.

Отлично.

Она ударила его в голову и затем пнула для верности в почку. Он споткнулся, но, падая, схватил ее за щиколотку и потянул за собой. Эша рухнула, едва подавив вопль ярости, и сжала пальцы на рукояти.

Один порез – и он умрет.

Мысль об убийстве манила Эшу, но она предпочла скрытность жажде крови. Нашарив камень поувесистей, она ударила им солдата по голове, и он мгновенно обмяк.

Если он никогда не проснется – на то воля богов. Она дала ему шанс.

Эша вскочила на ноги и поволокла невезучего вояку к Крепости. Он был тяжелый, и она вспотела, пока тащила тело к каменной стене. Сорвав с его бедра фляжку с выпивкой, она вылила содержимое ему на голову. Быть может, тот, кто его обнаружит, унюхает едкий аромат спиртного и пройдет мимо.

Эша пристально всматривалась в недавнего противника, на всякий случай сильно ударила по щеке. Ничего.

Руки саднили, но Эша не остановилась для перевязки, а сразу побежала ко входу. Она повторила все движения, и на этот раз дверь услужливо распахнулась.

На миг Эша прислонилась к ней в порыве благодарности, распластав ладони и ощущая лбом прохладное прикосновение гладкого красного камня.

Девушка погрузилась в темноту Крепости с предельной осторожностью, двигаясь тише ветерка, без единого звука. Она и так уже натворила дел.

И, наконец, она внутри.


* * *

Когда Эша проскользнула в комнату генерала, солдаты высыпались наружу, на полуночную тренировку. Несколько раз она едва не попалась, выбрав не ту лестницу, однако воспоминания дворцового детства не дали ей окончательно заблудиться. И, наконец, она добралась до высокого, вонзившегося в небеса шпиля – последнего этажа Кровавой крепости.

Генерал должен был находиться в своей комнате один. Ее осведомитель сообщил, что тренировки по ночам проводил командующий, в то время как генерал любил вставать и ложиться рано.

Эша приготовила меч-плеть[6], предвкушая, как проберется в комнату и захлестнет тонкий металлический кончик вокруг шеи спящего… Смерть будет быстрой, хотя он такую не заслужил, а она вернет доклад и исчезнет.

Она представила это так ясно.

Дыхание сбилось. Эша сделала первый шаг, чувствуя, как грудь переполняется возбуждением и триумфом. Она провела годы, рисуя себе этот момент, воображая ликование и облегчение, которые ощутит после завершения дела.

Сейчас она стояла на верхней ступени лестницы. В его комнате было тихо, ни проблеска света.

Слишком тихо. Она положила руку на дверь, и та легко подалась вперед. Не заперто.

В считаные секунды Эша обнажила мечи и прильнула спиной к стене.

В чем дело? Сам генерал не оставил бы дверь открытой, и у нее на этот случай припасена специально выкованная для миссии отмычка. Эша подумала было о срочном бегстве, но собралась с духом.

Весь этот путь проделан не для того, чтобы отступить в последний момент.

Если внутри кто-то есть, она просто убьет обоих.

Она подтолкнула дверь носком сандалии, и та беззвучно открылась. Бывшую спальню королевы Джансы озарял только лунный свет, в воздухе витал


убрать рекламу






слабый запах пепла. Эша обследовала комнату, двигаясь как можно тише. Скромная обстановка, только самое необходимое – джутовый коврик, камин и стол из темного дерева.

На стене напротив камина висело оружие.

– Еще одна убийца? – проскрежетал низкий голос со стороны кровати.

Сердце Эши испуганно забилось. Голос генерала звучал мучительным шепотом, открытые глаза блестели в темноте. Он поднял руку, которую прижимал к животу. Сквозь пальцы капала кровь, падая обратно в рану.

Милосердный Лунный бог. Кто-то пришел сюда первым.

Отбросив пронзившие ее ошеломление и ужас, она принялась действовать. Нужно уходить сейчас. Генерал выглядел слабым, бледным, а рана – совсем свежей. Судя по виду простыни, он потерял много крови.

Некто хотел заставить его страдать. Или прожить достаточно, чтобы она смогла обнаружить генерала. Знал ли убийца о ее приходе? Знал ли о докладе?

Эша бросилась к открытым окнам, выглянула из-за тонких занавесей. Слишком высоко для прыжка, и никто не оставил привязанной к окну веревки.

– Постой. Добей. Умоляю.

Эша стремительно развернулась. Сейчас ярость взяла верх над страхом, и, обнажив клинок, она подошла к его кровати.

– Почему? Во имя солнца и луны, почему я должна это сделать после того, что ты натворил? Как смеешь просить о милосердии, словно ты вправе? – Ее голос стал грубым, низким, переполненным ненавистью и многолетней болью.

В его взгляде отразилось узнавание.

– Ты не одна из них. Ты одна из тех дхарканских мятежников, Лунных клинков. Что там говорят в твоих землях? Все мы – дети Матери. Все мы…

– Да как ты посмел…

– Все мы несовершенны и заслуживаем милосердия. Верно?

– Как и сотни невинных дхарканцев. Как и солдаты, которых ты взял в плен и пытал только потому, что они исполняли свой долг. А уж если вспомнить о том, что ты сотворил с жителями Сандары…

– У Вардаана и меня были великие мечты. Мечты о лучшем.

Эшу передернуло от омерзения при упоминании имени Вардаана Химьяда, короля-самозванца, одного из вожаков переворота и нынешнего правителя Джансы.

– Но это война… – продолжал он.

– Не война, а предательский мятеж! Отчего я вообще позволяю тебе болтать? Мне следовало отрезать твой язык, генерал, – ядовито сказала она.

Она было двинулась к выходу, но в раздражении замерла.

Ибо этот мужчина вел себя достойно, находясь на пороге смерти. Генерал попытался сесть, но снова упал, тяжело дыша.

Пальцы Эши сжались в кулак.

– Ты контролировал прославленные армии Джансы. Чего еще было желать? Стоила этого твоя жадность?

– Была ли это жадность? Или убежденность? После Северной войны… – Казалось, он обдумывал это – человек, осознавший краткость отпущенного ему на размышления времени.

Терпение Эши лопнуло. Она подобралась ближе, готовясь перерезать ему глотку в спальне убитой им королевы, и вдруг заметила нечто.

Сбоку под кроватью лежала копия одного из ее мечей, идентичная тому, что был пристегнут к ее бедру. Рука Эши застыла, а разум мгновенно приготовился к любой неожиданности.

Ловушка?

Она ухватилась за коврик под мечом-плетью и осторожно потянула. Коврик подался, и ничего не случилось. Эша, подавляя кипевший внутри страх, внимательно рассмотрела меч. Вес был другой, и металл не тот, но выглядел он точь-в-точь как оружие в ее руке – с выгравированными на рукояти змеями. Это была точная реплика ее оружия, благодаря которому она получила прозвище Гадюка и которое специально для нее изготовил один из лучших кузнецов Дхарки. Ее мечи-плети были единственными в своем роде.

Кто-то пытался ее подставить.

– Я знал, что мирно не умру, – произнес он, уставившись на нее, словно понял – Эша подошла ближе, потому что решила подарить смерть. Еще один дрожащий вдох, слабый трепет тела некогда могущественного и всеведущего генерала. Он плотнее прижал руку к ране, изо всех сил жмуря глаза.

– Ты отрекся от мира давным-давно. – Эша резко вдохнула. – Кто это был?

– Разве это имеет значение? Разве что-либо из этого важно сейчас?

Ей хотелось ударить его.

– Ты покидаешь этот мир, нарушив связь с землей «джанма», наш единственный божественный дар. Все имеет значение, и у тебя есть возможность спасти людей.

– Вардаан считал, что сможет поддерживать связь самостоятельно. Мы ошиблись, и я сожалею. – Он прикрыл глаза и выкашлял сгусток крови. Затем неожиданно вцепился в Эшу: окровавленные пальцы сковали ее запястье. – Камин.

– Что там?

– Камин. И мой племянник… – прошептал он.

Прежде чем она смогла осознать его слова, генерал Красной крепости, ее цель и миссия, скончался с последним хриплым выдохом. Клинок в ее руке все еще был теплым, готовым оборвать его жизнь. Но так же, как и при жизни, он обхитрил ее в смерти, украв тот миг, которого она столь долго жаждала.

Ярость обожгла ее изнутри, и Эше захотелось наказать его еще и за эту кражу. Но вместо этого она наблюдала за тем, как жизнь вытекает из него, запечатлевая последнюю память о мужчине, отравившем ее сны, питавшем ее ненависть столько лет. Призраки шептали, и она закрыла глаза, позволяя их настойчивым голосам хлынуть в душу.

Генерал мертв, и она должна сейчас ликовать и радоваться. Первая пешка, которую нужно было снять с доски по дороге к самозванцу Вардаану, уничтожена.

Однако внутри царила пустота.

Эша услышала, как снова затрубила раковина, и вскочила – солдаты сейчас вернутся с тренировки.

Она подбежала к маленькому камину в углу комнаты, вспомнив о словах генерала и пока не найденном докладе. Неужели это вторая ловушка? Даже если и так, в комнате есть ценные сведения для мятежников.

В огне лежал свиток, рядом – небольшая записка, почти уже догоревшая. Эша прибила пламя сандалией и подняла сначала записку, а затем и свиток, похлопывая ими о каменный пол, чтобы сбить искры.

Это и есть доклад? Она надеялась, что Лунный бог помог ей, потому что время истекло.

Что-то блеснуло в пепле. Боль пронзила ладонь в том месте, где она схватилась за горячую ручку свитка, но Эша потянулась за вещицей. Это была серебряная булавка в форме месяца с пронзающей середину стрелой.

Символ Лунных клинков, группы дхарканских мятежников, которых она называла семьей.

«Ни один из уважающих себя Клинков не бросил бы столь неосторожно эту булавку», – рассудительно подумала девушка.

Следовательно, кто бы ни швырнул вещь, он сделал это намеренно.

Эша не могла вообразить причину, по которой Клинок поступил бы подобным образом, если только он не стал предателем и двойным агентом. Или же булавку подкинул новый враг, тот, кто желал втравить Клинков в посторонний конфликт.

Подставили, получается, не только ее – кто бы ни был тут, он хотел, чтобы солдаты Крепости нашли булавку. И, если они ее обнаружат и свяжут убийство генерала с Клинками, с Гадюкой или без нее, это может привести к полномасштабной мести мятежникам.

Причем именно в тот момент, когда на горизонте забрезжил мир.

Неважно, что Клинки не входили в состав дхарканской армии или монархии – Вардаан прославился тем, что разрывал соглашения и лишал жизни и по более банальным причинам, чем убийство его любимого генерала. А прямо сейчас Дхарка нуждалась в мире. Если Крепость и Вардаан вычислят, что Клинки связаны с дхарканским троном…

По ее спине пополз холодок.

Эша встряхнула головой. Здесь оставаться нельзя, ей нужно сбежать тихо и быстро, чтобы разобраться, в чем тут дело. Она подскочила к письменному столу генерала, расшвыривая безделушки и письма в поисках других докладов. Рука нащупала скрытые в потайном ящичке свитки, Эша сгребла их все и сунула в кушак.

Время уходить.

В последнюю минуту Эша схватила копию меча-плети и оставила взамен настоящий.

Это был опрометчивый, дерзкий, глупый, окрашенный яростью и разочарованием поступок. Но убийца хотел подставить ее, и если она позволит ему думать, будто его план сработал… если даст пьесе разыгрываться дальше по его сценарию, то получит достаточно подсказок для раскрытия тайны. Для выявления личности заговорщика, убившего генерала до ее прихода.

Врага, который может знать о ее истинном происхождении.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал проснулся от стука в дверь. Он мрачно оглянулся. Кто бы там ни шумел, лучше ему прекратить, или он нарвется на увесистую затрещину.

Стук затих, и Кунал снова вздохнул в подушку, уткнувшись щекой в грубый хлопок. В узком окне виднелось только что вставшее из-за горизонта солнце, и небо разукрасили оранжевые ленты. Он не мог понять, как кто-то мог подняться в такую рань после минувших ночных празднеств. После дежурства он выпил всего лишь стакан рисового вина – и сейчас тело благодарило его за это. Большинство друзей хлебнули лишку и, конечно же, будут хвататься за гудящие головы и горько сожалеть о вчерашней несдержанности.

Полуночные тренировки стали кошмаром: солдаты спотыкались и мямлили. Кунал избежал набивших оскомину разговоров о завоеваниях – военных и личных. Довольно и того, что после жестокого кровопролития он сумел помочь той девушке.

Стук прозвучал снова, и он застонал. Один-единственный раз Кунал решил встать поздно – настолько, насколько позволит тело. Даже командующий предвидел это желание и отложил все упражнения на послеполуденный час.

Стук не умолкал, к нему прибавились сдавленные смешки. Легким и быстрым движением Кунал метнул свой нож, всегда находившийся под рукой, в дверь. Оружие впилось в толстый палисандр, и шум утих – только кто-то негромко вскрикнул от изумления.

Кунал усмехнулся в подушку.

Из-за двери донесся поток ругательств, и Кунал подавил хохот, узнав голоса. Он вел себя дружелюбно со всеми в Крепости, но Алока и Лакша, двоих бедолаг снаружи, считал истинными друзьями. Кунал не открывал глаз и не поднимал головы, молча прислушиваясь к движениям парней снаружи.

Бурчание, снова ругательства, шорох и уверенный стук.

– Да?

– Вставай же, ленивая ты корова, – проорал Алок.

Когда Кунал не ответил, они начали ломиться в дверь. Из соседних солдатских комнат послышались грубые угрозы.

Кунал зарычал. Он так привык просыпаться на рассвете, что ему сложно было в принципе уснуть в это время. Но, если бы дружки не примчались, он мог счастливо млеть в кровати, погрузившись в мысли об ореховых глазах и густых темных кудрях.

Теперь же ему придется встать, хотя бы ради спасения Алока от очередной взбучки и вечерних кандалов.

Лакш бы пустил все на самотек: не пожелал встревать и наблюдал за происходящим с ухмылочкой. В их дружбу Алок привносил легкомыслие, а Лакш – умеренность, уравновешивая несерьезность Алока и суровость самого Кунала. Но Лакшу нравилось смотреть на драки между двумя его товарищами, и он вмешивался редко, да и то в самом конце.

Поэтому Кунал вытащил себя из кровати и побрел к входу, обернув дхоти вокруг талии. Он рывком распахнул дверь в тот самый миг, когда Алок собирался ее выбить, и друг неуклюже рухнул на пол. Он быстро поднялся на ноги и, потерев плечо, с удивленным видом стал отряхиваться от пыли. Лакш вошел следом, закатив глаза.

Кунал молча облокотился о косяк и уставился на них с легким, немного наигранным удивлением.

Алок испепелил его взглядом.

– Чем ты занимался? Кудряшки завивал?

– Спал. Как и остальные в Крепости, – ответил Кунал.

Алок нахмурил брови, его гримаса стала еще мрачнее.

– Вообще-то ты единственный, кто не перебрал. Я ожидал, что ты уже внизу, на тренировочной площадке.

– Слабеешь? – осведомился Лакш, прислонившись долговязым телом к стене. – Не хочешь больше быть лучшим солдатом Крепости и вгонять всех нас в краску?

– Один день. Я просил только об одном дне отдыха в кровати, – произнес Кунал.

– Хм, хотел бы я ухватить удачу за хвост и стать племянничком генерала Хотха, тогда я заполучил бы кровать вместо жесткой койки. Ты в Сенап попал не за то, что крепко спишь, – заметил Алок. Он ткнул в украшенный камнями браслет Кунала, красовавшийся на полке. – Не видать тебе повышения в Щитах с такими замашками.

Алок высунул голову в коридор и проорал в соседнюю дверь:

– Не то что ты, Ракеш! Ты-то, давая храпака и ничего не делая, попадешь именно туда, где тебе и место! В никуда! – Он повернулся к Куналу с довольным смешком.

Кунал только покачал головой.

– Потом Ракеш заставит тебя заплатить за эти слова, ты ведь знаешь, – бросил Лакш с кривоватой улыбкой.

– Ага, как не знать-то, – ответил Алок. – Оно того стоит.

– Неужто? – Вопрос Кунала остался риторическим, поскольку Алок проигнорировал друзей и занялся обстановкой.

Он огляделся, оценивая комнату.

– Не густо. Скучно. Похоже на тебя.

Приблизившись к боковой полке, Алок взял кисточку и мраморную миниатюру столицы Гвали, донышко которой тут же проверил на прочность.

– Пока не успел тут все переделать, да? – спросил Лакш.

В эту комнатку, где в четырех стенах красовалась только кровать, Кунал переехал лишь на прошлой неделе.

Большинство солдат теснились в казармах внизу, все вместе, по полкам и батальонам. Комната впервые дала ему ощутить вкус власти и уединения, и все благодаря повышению до члена Щитов Сенапа, одного из элитных военных батальонов Джансы. Щиты, обученные охотники и смертоносные бойцы, исполняли самые важные поручения короля и служили в качестве его дворцовой охраны в Гвали. Кунала тренировали жестко – как физически, так и психологически.

Его пока еще не повысили официально и не сказали о новом месте службы, однако дядя смог выбить для Кунала эту комнатку. По словам генерала, если после всех лет строгих тренировок и опасных миссий он стал Щитом, то заслужил некоторое вознаграждение. Редкий момент, когда дядя проявил гордость и нежность по отношению к племяннику, и Кунал этого не забыл. А вот следующий их разговор был не столь приятным.

Алок подкинул мраморную миниатюру в воздух, и Кунал ринулся вперед, но в этот миг вещица спокойно приземлилась на ладонь Алока. Лакш отвел взгляд, пряча смешок.

Уже не в первый раз новоиспеченный Щит задумался, стремится ли Алок к скоропостижной кончине или его просто дурно воспитали в детстве.

– Ты пришел сюда, чтобы разгромить мою комнату?

– Не-а, это приятный довесок. Я хотел воспользоваться тем, что тренировочные площадки сейчас свободны. Провести схватку-другую. Может, покажешь нам этот свой трюк с щитом? – Слова прозвучали намеренно беззаботно, однако Кунал заметил, как друг барабанил пальцами по ножнам меча. – А комнатенка и впрямь скучная. Может, хотя бы достанешь джутовых циновок или небольшую шелковую вышивку, например с видами гор?

Кунал притворился недовольным, как и подобает человеку, уставшему от непрерывных насмешек. Алоку, предпочитавшему хвастовство вежливости, было непривычно просить о помощи. Сама по себе просьба – нечто принципиально новое для него.

– Полагаешь, что сумеешь справиться? Не знаю. Мне кажется, тебе бы не помешало стать тоньше тут, – Кунал слегка ткнул друга в живот, – и крепче здесь, – мягкий шлепок по бицепсам, – чтобы действительно овладеть этим приемом. Но все-таки я могу его показать.

Алок пихнул его в плечо.

– А ты проверь меня на вшивость, корова.

– Что это ты всех нынче зовешь коровами? Ты хоть одну видел? – В голосе Лакша, лениво наблюдавшего за друзьями, прорезалось раздражение.

– Ага. Я на севере вырос, бычара занудный. Неподалеку от Айфорского кряжа.

– Не знал, что ты из тех краев. А ты когда-либо встречал людей из клана Йавар на севере? – поинтересовался Лакш.

– Нет. Точно нет. Все осложнилось со времен Северной войны. Тридцать лет уже прошло, но я не уверен, что захотел бы столкнуться лицом к лицу с одним из их всадников, даже теперь. Молюсь, чтобы они больше никогда не обратили взоры на юг.

Кунал рассмеялся.

– Может, ты нас туда пригласишь однажды.

– Отличная идея. А вы знаете, что у меня там была лапочка? – Алок с видом сиротки уставился вдаль, но Кунал и Лакш хохотали. Алок нахмурился.

– Да-да, нежная возлюбленная в детстве, – пробормотал Лакш, закатив глаза.

– Была. – Алок постарался напустить на себя оскорбленный вид. – А сейчас я застрял тут. Раз мы солдаты Кровавой крепости, девчонки должны на нас толпами вешаться, но мы нынче не на марше, и в округе нет ни одной.

Кунал подавил фырканье. Он был уверен, что доспехи в глазах девушек – не бог весть какое достоинство, есть и поважнее.

– Трагедия, – подытожил Кунал, снимая кирасу. Ее создали специально для него, подогнав под фигуру так, что она прилегала как вторая кожа, но большинство солдат все равно тренировалось обнаженными по пояс. Внизу у побережья было не так влажно, как в остальной Джансе, но несколько часов на солнце раскалят тренировочную площадку как сковородку.

Алок хмыкнул.

– У тебя тоже трагедия. Тебе бы стоило иметь стаю красотулек. – Кунал слышал, как друг бурчал, мол, это бы и ему помогло на безрыбье.

Алок, повернувшись к другу, наблюдал, как он вначале наигранно закатывает глаза к потолку, затем находит кушак и туго стягивает его поверх дхоти.

– Долго возишься. Пошли, лентяи.


* * *

Тренировка получилась изматывающей. Алок ухватил суть приема со щитом буквально за считаные минуты и начал снова и снова применять его, целясь в наружную сторону правой руки Кунала и нанося удары, как таран. Когда они уходили с площадки, направляясь в столовую на верхнем этаже, Кунал вращал рукой, стараясь ослабить напряженные мышцы.

Лакш остался, чтобы заточить оружие, и Алок с Куналом поспешили на завтрак.

Им удалось улучить свободное время для поединка без посторонних глаз – редкость для Крепости с ее толпами задиристой солдатни. Перемирие стало новой реальностью, о чем свидетельствовали неуверенные лица встреченных в главном дворе сослуживцев.

Продлится ли это перемирие? Приведет ли оно к реальному окончанию войны, к настоящему миру? Или король попросту обратил взор к западным границам?

Кунал мог не беспокоиться так, как остальные. Его недавнее повышение в ряды Щитов Сенапа давало шанс на перевод в Гвали, а это значило, что он проведет меньше времени на линии фронта в завоевательских походах короля. В любом случае войну он никогда не любил.

В Крепости квартировали три из четырех полков джансанской армии – элефантерии, кавалерии и боевых колесниц. Большинство местных солдат проводили время на передовой, возглавляя атаки на боевых слонах и элегантных колесницах, в управлении которыми они совершенствовались беспрерывно. Однако именно пехота поддерживала порядок и справедливость по всей стране. Без войны многим из этих бойцов пришлось бы искать себе другое ремесло.

Из речей дяди стало ясно – существовала большая вероятность наступления мира. Войска Дхарки были обескровлены в недавней битве при Сандаре, где джансанцы одержали значительную победу, и желали завершения конфликта. И по какой-то причине в этот раз король Вардаан также склонялся к мирному договору. Возможно, он, наконец, устал от войны против брата или же намеревался заключить новый союз либо торговое соглашение с западом.

– Интересно, будет ли сегодня тренировка, – сказал Алок, нарушив раздумья. – Если да, тяжко тебе на ней придется, а, Кунал? – Он поиграл бровями, в то время как Кунал скорчил рожу.

Расплывшийся по груди темно-пурпурный синяк заставлял морщиться при каждом вдохе. Если это и есть дружба, то двое друзей уже многовато.

Алок продолжал сиять от того, что усвоил прием со щитом, и трещать без умолку о разных способах его применения в бою. По крайней мере, его болтовня заставила Кунала улыбнуться. Алок бы только отмахнулся, если бы узнал, что Кунал считал и его, и Лакша в некотором роде братьями. Их успехи были и его успехами.

Они устало плелись по крутому склону внешней площадки, прислушиваясь к бурчанию в животах, когда солдат наверху что-то прокричал.

Когда они поднялись, Кунал приветственно помахал, и солдат подошел ближе. На нем был толстый, украшенный камнями браслет Щитов Сенапа, и Кунал постучал четырьмя пальцами по груди.

– Саран. Рад видеть тебя на ногах.

– С трудом стою, – ухмыльнулся Саран. Кунал ухмыльнулся в ответ, и Алок подошел ближе.

– Выглядишь куда лучше, чем тебе полагается после прошлой ночи, – сказал Алок.

Кунал бросил предупреждающий взгляд. Девять лет в Крепости, а другу все еще невдомек, когда лучше держать рот на замке. Кунал знал, что Алок, как и Лакш, не по своей воле избрал службу в крепости. Самого Кунала готовил к армии дядя, а их просто призвали.

Саран от них отличался – он был потомком профессиональных военных из мелкого аристократического рода, пришедшего к власти вместе с королем Вардааном. Этот воин был рожден и воспитан ради службы, вся его жизнь строилась вокруг Крепости, а значит, у него была власть. Несколько его слов – и жизнь Алока превратится в кошмар.

К счастью, он рассмеялся.

– Мы все сегодня не в лучшей форме. Прошлой ночью и впрямь было заключено перемирие, солдат, – сказал Саран, потирая лоб. Видно, голова у него трещала. – Я это о чем: дхарканцы поняли, что они нам не ровня. Мы сильнее, и мы победим.

Кунал кивнул, как от него и ждали. Это была основа всего, во что верили в Крепости. Новоиспеченный Щит мог процитировать историю восстания Крепости наизусть так же четко, как и Устав. За словами Сарана он слышал хриплый и твердый, как сталь, дядин голос.

Десять лет назад Джанса, находясь под управлением королевы Шилпы и других королев, была слабой, уязвимой и покорной там, где следовало властвовать. Тридцать лет назад, во время Северной войны, страна шла на компромисс там, где было нужно упорство. Вардаан, взявший власть в свои руки, лишь вернул естественный ход событий, ибо сила всегда побеждает. Его королевская кровь, кровь Химьядов, и мастерство военного советника легко сделали Вардаана лидером. Истинный правитель вместо слабых королев из Самьядов.

С тех пор в Джансе ввели военное положение, городские советы и суды были упразднены, а собрания больших групп людей объявили вне закона. До этого различия между культурами Джансы и Дхарки – первая превозносила честь, а вторая милосердие – считались двумя половинами целого. Но пропаганда Вардаана после переворота изменила Джансу, вбив в головы знати и зажиточных людей идею обретения чести через силу. И теперь милосердие Дхарки воспринималось как слабость.

Он никогда не соглашался с этим, и неважно, сколько раз дядя заставлял его цитировать Устав или новые законы короля Вардаана. Но говорить об этом здесь Кунал не мог.

Кунал вернулся к разговору, когда они уже обсудили вчерашний пир и теперь спорили, кто кому задолжал новый меч по итогам игры в кости.

– Клянусь, я рад перемирию, но меня так и подмывает что-то сделать после нашей победы в Сандаре. Батальону Щитов только что отдали приказы, я слышал, мы отправляемся к побережью, – произнес Саран перед тем, как повернуться к Куналу. – Я рад приветствовать тебя в нашем братстве, парень.

Кунал благодарно склонил голову, постучав пальцами по груди, и Саран ответил тем же.

– Побережье? – Лакш появился за спиной Сарана. – Потрясающее задание. Я бы подрался с тобой за него, если бы не был уверен, что командующий будет по мне скучать.

– Задание паршивое, бьюсь об заклад, придется просто надрать задницы контрабандистам и еще каким-нибудь мерзавцам, – ответил Саран. – Нам пока не сказали, что именно будем делать.

– Вряд ли все будет настолько плохо. Рядом – потрясающий океан, и вы сможете увидеть руины старого храма, с неповторимыми каменными стенами и мозаичными плитками. И еда. Джалеби. – При мысли о лепешках в сахарном сиропе Кунал взглянул в небо, на Солнечную деву… – Если ищешь вкус божественного нектара, джалеби – то, что нужно.

Алок и Лакш одновременно закатили глаза, так как слышали это от него много раз.

Саран хохотнул и похлопал молодого соратника по плечу.

– Ты всегда так интересно выражаешься, Кунал. Надо бы тебя прозвать поэтом Крепости.

Кунал вспыхнул, не зная, что сказать, но вовремя вмешался Лакш.

– А еще там полным-полно игорных домов и подпольная арена для боев. – При этих словах лицо Сарана осветилось, и они с Лакшем пошли вперед, увлеченно обсуждая увеселительные заведения побережья.

Компания пересекла открытый двор из обожженных солнцем камней и собралась было свернуть к столовым в жилом крыле, когда Алок предупреждающе вскинул руку.

Кунал тут же начал оглядываться, не забыв проверить кинжал.

Он изучил окрестности и, убедившись, что непосредственной угрозы нет, слегка расслабился, а затем, наконец, проследил за взглядом Алока.

Он сперва даже не обратил внимания на солдата в кандалах, который лежал на камнях в тени. В Крепости существовала традиция заковывать людей в наказание – способ преподать урок и сделать их сильнее.

Кунал осуждающе покачал головой и направился было дальше, но уже в следующий миг он отпрянул, поняв шок Алока.

Солдат был мертв. И сердце Кунала упало, когда он узнал мертвеца.

Удит, молоденький рекрут, родившийся, как и Кунал, на юго-западе области Варулок. Всего неделю назад они за обедом вспоминали детские игры на чайных плантациях, что на холмах Варулока.

Его грудь сдавило, и он ощутил знакомый укол безысходности. Чем Удит заслужил такое наказание? Его тело оставили валяться на жаре непокрытым.

– Это неправильно, – прошептал Алок, вслух вторя невысказанным мыслям Кунала. – Отчего его тело не обмыли, не приготовили для погребального костра?

Кунал успокоил дрожь в руках и, подавляя негодование, вдохнул и выдохнул так, как учил дядя Сету.

Контроль.

– Должна быть причина, – сказал он уже ровным голосом и резко отвел глаза от Удита. – Он наверняка нарушил Устав. Или хуже.

– Разве это причина бесчестить его душу? – спросил Алок, искоса глядя на Кунала.

– Алок! – шепотом одернул его Кунал.

Крепость всегда подслушивала; многие слуги и даже солдаты доносили о любом намеке на инакомыслие его дяде.

– Вот что случается, когда ты нарушаешь правила, – торопливо сказал Кунал.

– Он был мальчишкой, юным и неопытным, – продолжал возражать Алок. – Они заклеймили его как предателя, бросив тело таким образом.

– Он – прежде всего солдат. Мы оба знаем: в правилах не может быть исключений. А если он действительно предатель?

– Помнишь последнего, так сказать, предателя? Казнь невинного мальчика? Командующий пошел на поводу у обвинителя вместо того, чтобы провести нормальный суд.

Кунал помнил. Это случилось всего несколько лун назад. Он даже не мог сейчас припомнить защиту солдата – только обвинения. Командующий поступил неправильно, верша суд без правосудия.

– Уверен, генерал только следовал правилам.

– А если правила бессмысленны?

– Не начинай. – Кунал покачал головой, невольно сжав кулаки. – Хочешь выжить в Крепости – исполняй свои обязанности, а значит, следуй приказам.

Все это не стоит бунта. Кунал выучился правилам в самом начале своего десятилетнего пребывания в Крепости. И эти уроки оставили ему немало шрамов.

Кунала тревожило, что в последние пару лун Алок затевал такие разговоры все чаще. Если его друг слишком сильно высунется, он накличет себе на голову далеко не пару затрещин.

Алок засопел, раздувая ноздри, в глазах затрепетал нехороший огонек. Кунал схватил его и поволок прочь от тела Удита, вверх по склону, где их не могли подслушать.

– Не дури, слышишь? Думаешь, все вот так просто изменится?

Алок только зыркнул исподлобья и побрел прочь.

Кунал прижал ладони к вискам. Несмотря на суровые слова, он чувствовал то же, что и побратим.

Контроль.

Генерал не одобрил бы такого – или одобрил?

Он решил выяснить.


* * *

Добравшись до верха спиральной лестницы, Кунал закрыл глаза и свободно выдохнул, приказывая сердцу биться ровно.

Каждый раз.

Даже сейчас от мысли о встрече с дядей Сету по спине бежали мурашки. Он, несомненно, стал сильнее, выше, опытнее, чем в восемь лет, когда впервые пришел сюда, но вид этой двери всегда вызывал в памяти первое впечатление от грозно высившейся над его головой Крепости. Его нового дома.

Кунал обдумал свои аргументы, зная, что пылкие слова не убедят Сету Хотха, генерала Красной крепости. Дядя Сету ценил логику и здравомыслие, поэтому Куналу стоило напомнить об аристократических родах, например о Доме Русала, и о торговцах тканями, до сих пор удрученных воинской повинностью. Вышвыривание тел их сыновей вместо священного сожжения не улучшит обстановку.

Он вздохнул, сомневаясь, что его слова хоть что-то изменят. Но после разговора с Алоком что-то побуждало его попробовать, даже если разговор закончится приказом заковать в кандалы его самого.

Дверь комнаты была слегка приоткрыта. Кунал замер. Дядя никогда не оставлял дверь незапертой, он ценил уединение и не привечал гостей.

Кунал осторожно поднял руку и постучал.

Молчание.

Дядя хотел, чтобы он действовал как лидер Крепости. Брал на себя больше инициативы. Во время их последнего разговора он сказал именно так.

Кунал толкнул тяжелую дверь.

Первое, что бросилось ему в глаза, – кровь на кровати. Алое пятно в море изумительно-белого цвета. Затем – неподвижное тело дяди, распростертое на великолепных вышитых подушках.

Шок был похож на физический удар, сердце замерло, и словно бы само время застыло под его неверящим взглядом.

Кунал отпрыгнул спиной к стене, держась за рукоять кинжала, и быстро оглядел комнату в поисках вероятного убийцы.

Никого.

И тут он плюнул на свои навыки и в несколько прыжков пересек рассто


убрать рекламу






яние от стены до кровати. Кровь пролилась повсюду, на простынях виднелись пятна и полосы. Кунал схватил дядино запястье, положил два пальца на холодное горло.

Неверие, горе, ярость пронзили его, и он сжал безжизненную дядину ладонь. Кунал ощущал, как теряет власть над собой – теряет единственное, что всегда требовал от него дядя.

Первым делом он должен предупредить командующего. Запекшаяся кровь вокруг раны и холодная кожа говорили, что смерть, скорее всего, наступила несколько часов назад.

Он был солдатом и видел смерть раньше, но она никогда не затрагивала его лично.

Дядю Сету убили в постели. Без возможности сопротивления. Что за подлый негодяй способен на такое? У Кунала на руках была кровь, которую не смыть, но все убийства он совершил на поле брани. Во время почетного боя лицом к лицу с врагом во имя Джансы. Убийство беззащитного было трусостью.

От слепой ярости застучало в висках, и Кунал согнулся, едва дыша. Вот почему дядя учил его самоконтролю, спокойствию и невозмутимости. Всякий раз, когда Кунал терял самообладание, его начинала терзать мигрень. Прислонившись к резному столбику кровати, он удержался на ногах, и рельефный золотой орел врезался в его ладонь.

Со стороны лестницы раздались быстрые шаги.

Кунал немедленно выпрямился, стараясь овладеть собой, и он едва почувствовал, что руки больше не дрожат, дверь открылась.

В комнату ворвался командующий Панак, следом двое солдат. Все трое были белее соли.

– Я надеялся, ты этого не увидишь, – начал командующий. – Ушел искать носильщиков, чтобы спустить тело вниз для ритуалов. Мы нашли его только четверть часа назад. И солдата в отключке у стены.

Кунал кивнул.

– Я как раз собирался поднять тревогу.

– Уже не нужно, но спасибо. – Панак напряженно улыбнулся Куналу. – Солдат до мозга костей.

– Убийца? – В груди ревел ураган, но лицо Кунала было безмятежным, как озерная гладь. Дядя бы им гордился.

Командующий устало качнул головой.

– Неизвестен.

– А солдат снаружи, господин? Он может что-то рассказать?

– Он только бормочет что-то несвязное. Его нашли там без памяти, воняющего медовухой, – ответил Панак. – Не думаю, что он намеренно впустил убийцу. Вероятно, все из-за безответственности – напился и лишился оружия, – однако мы посадили его в колодки. Позор, а не солдат.

Кунал молча кивнул. Мальчишка, видимо, умер ночью от ран.

Командующий вздохнул и пробежал пальцами по коротким волосам. Он постарел всего за несколько часов.

– Подозреваемые есть, господин? – уточнил Кунал, стараясь держать чувства в узде.

Командующий Панак заколебался.

– Один.

Кунал ждал продолжения, но Панак ничего не пояснил, только уставился на него, как будто что-то обдумывая.

– Встретимся через час в Зале генералов, Кунал. – Голос Панака неуловимо смягчился. – Тебе захочется туда прийти.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша шла, то и дело оглядываясь, по грязным дорогам Поры, маленького торгового городка, расположенного на лесистых холмах у краешка дождевой чащи Тей.

Пора была стоянкой для усталых путешественников и купцов на Великом пути, главной торговой дороге, соединяющей восток и запад через Южные земли. Здесь также обитал один из ее осведомителей Джитен – скромный ростовщик, чья лавка служила прикрытием для куда более неблаговидных занятий.

Лавка Джитена была ее единственной остановкой на пути в Крепость, а сам Джитен являлся одним из немногих обладателей лунной булавки вне круга соклановцев: их вручали только Клинкам и ближайшим союзникам как символ преданности делу.

Ради его же блага она надеялась, что подозрение беспочвенно.

Никто не мог знать о Гадюке, но, проходя через центр города, она не могла отделаться от ощущения слежки. После минувшей ночи, после лунной булавки и копии меча-плети в комнате мертвого генерала Эша уже не могла быть ни в чем уверена. Разве что в необходимости сейчас быть еще более осторожной и предусмотрительной.

Спокойная дорога за спиной умеряла тревогу, но не слишком. Эша знала – как только солдаты найдут ее меч, который она обменяла на копию, то кинутся в погоню за Гадюкой. Единственным утешением служила мысль о том, что все будут искать мужчину.

Тысячи вопросов переполняли разум, и все возвращали ее к единственной отвратительной идее. Что, если убийца генерала знал – она не просто Гадюка, а одна из Лунных клинков? И что еще хуже – она входит в круг вожаков и сотрудничает с Харуном, наследным принцем Дхарки?

Хотя солдаты Крепости сражались с Клинками в пограничных стычках, их растили для войны, и рейды против мятежных застав проводила в первую очередь пехота. Однако грязное убийство вроде этого могло заставить даже элитных Щитов Сенапа преследовать мятежников и брать их в плен.

Вспоминая последнюю встречу со Щитами, Эша инстинктивно потерла локоть правой руки. После того как родителей убили у нее на глазах, саму Эшу схватили и неделями держали в городской тюрьме Гвали, подвергая «допросам».

Одна из сломанных костей так и не срослась нормально. Она тренировалась с учетом этого обстоятельства. Но, несмотря на то что левая рука никогда не вытягивалась так, как правая, девушка спокойно игнорировала этот факт, компенсируя недостаток своими мечами для балансировки тела в бою.

Все во имя потерянной принцессы, единственной, кому удалось ускользнуть.

Эша вздрогнула и свернула за угол, нырнув под низкую каменную арку. Слева покрытые шелком торговые прилавки сияли, точно неграненые рубины; она повернула направо.

Даже записка Харуну в лагерь мятежников может быть опасна, особенно если записку перехватит и передаст властям настоящий преступник, тот самый, который пытается ее подставить. Лишь несколько избранных знали об отправке Эши на эту миссию, и потому сейчас она может верить только себе.

Это не первый раз, когда ее загнали в угол, но она получит ответы, даже если придется их из кого-то выбить. И первым попадет под горячую руку Джитен, ее первая зацепка.

Узкие грязные тропки вывели в пригород, где к низким, заросшим бурьяном холмам лепились хижины и палатки. На горизонте маячил дождевой лес Тей – зелено-золотая дымка в слабых лучах солнца. Раньше Тей простирался до Поры, его лозы и деревья ползли по домам, однако в последние годы все изменилось.

Эша затянула лямки сумки, чтобы те не соскочили с мокрой спины. По крайней мере, тюрбан немного спасал от вездесущей пыли, которую ветер поднимал с земли, опаленной засухой. Везде она видела признаки вырождения и гибели.

Десятилетие назад все было по-другому. Зной грозил, но не убивал, и почва рождала великолепные пурпурные цветы и сочные фрукты. Но после того, как мать-река Бхагья стала пересыхать, после разрушения уз «джанма», на этом клочке земли больше ничего не росло.

Во всем виноват король-самозванец.

Десять лет назад Вардаан Химьяд, младший из двух принцев, был вторым в линии наследования дхарканского трона, но это положение не удовлетворяло его тщеславие. После окончания Северной войны он нанялся на службу к королеве Шилпе и вместе с Сету Хотха, тогда еще просто командующим, стал медленно наращивать силу. Вардаан обещал землю и деньги тем, кто последует за ним, и сумел завербовать два из пяти высших родов знати Джансы.

В самую длинную ночь в году, как только джансанская королевская семья вернулась из путешествия в горы, целью которого было возрождение связи «джанма», Вардаан и Хотха нанесли удар. Союзники овладели столицей, в то время как верные Хотха военные заняли два гарнизона и Кровавую крепость, убили семью королевы, придворных и всех, кто оказывал сопротивление.

Все члены рода Самьяд, королевской династии, правившей столетиями, сгинули в одну ночь.

Вардаан распространил байку о том, что королева и ее близкие замышляли заговор против Джансы, заключив союз с кланом Йавар с севера для захвата Южных земель. Но большинство людей знало истину: король-самозванец взял трон ради собственной власти и выгоды.

День после солнцестояния, который некогда отмечался как праздник возвращения Солнечной девы на землю, теперь стал известен как Ночь слез для семей, которые проснулись, только чтобы горевать о потерях. Шептали, будто сами боги роняли слезы в ту ночь, и от их гнева небеса потемнели, а после начался проливной дождь – он скрыл бегство племянницы королевы, принцессы Рехи, из дворца и спас ее от убийцы.

Убийцы, восседавшего сейчас на троне.

Земля с тех пор страдала, делаясь все более и более непредсказуемой. Древний и полный тайн ритуал обновления «джанма» изучали мудрецы в Гвали и Матхуре, но основу знал каждый житель Южных земель. Требовалась кровавая жертва и от женщины из рода Самьяд, и от мужчины из рода Химьяд – такая же, как первое приношение богам от Нарана и Нарии.

Только у Химьядов и Самьядов, прямых потомков Нарана и Нарии, текла в жилах оборотническая кровь, необходимая для восстановления уз «джанма». Королева Шилпа, ее дочери и сестры стали последними представительницами Самьядов.

Теперь, после уничтожения половины священной крови, Джанса на много лет забыла о муссонах. Без естественных, творящих жизнь сезонов дождей сухая жара и летние ветры превратили джансанские земли в пустоши.

Вид умирающей земли рвал душу в клочья.

Эше следовало бы радоваться скорому возвращению домой, предвкушая встречи с друзьями в Матхуре, столице Дхарки, – Арпийя, Харун, Бханду, близняшки, – но вместо этого она впала в уныние.

Свернув за угол, девушка почти врезалась в мчащегося резвого малыша и тут же заметила его маму, бегущую следом. Мальчик был пойман за плечи и передан уже подоспевшей запыхавшейся матери. Она наградила Эшу благодарным взглядом и принялась журить сынишку. Уходя прочь, Эша усмехалась.

Происшествие напомнило ей об Арпийе, о том, как та запрокидывала голову и тяжело вздыхала из-за того, что Эша сказала или сделала. Арпийя была на два года старше и не упускала случая поважничать. Эша не возражала. Она всегда мечтала о сестренке. По Арпийе Эша скучала больше всего, но еще сильнее ей хотелось дружеского общения, чувства, что тебя кто-то понимает.

Может, именно поэтому она не могла выбросить из головы того великодушного солдата. Это была самая длинная и приятная беседа за последние недели, и Эша постоянно проигрывала ее мысленно – снова и снова.

Она покачала головой. Как бы то ни было, а они больше никогда не увидятся снова.

Эша прошла мимо двери, куда входили клиенты Джитена; ей требовался другой вход, спрятанный за толстым джутовым покрывалом. Она рывком отодвинула его и проскользнула внутрь, стараясь не скрипнуть дверью.

Эша затаилась в углу с обнаженным клинком, как мстительный призрак.

Без сомнения, сегодня она получит ответы на свои вопросы.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Зал генералов был одним из любимейших мест Кунала в Крепости.

Восьмилетним растерянным мальчишкой-новобранцем он частенько приходил сюда, чтобы полюбоваться на высокие статуи прославленных генералов. Он восхищался правдоподобием мраморных барельефов и рядами картин, изображавших величайшие победы каждого героя. Проводил часы под позолоченным потолком Зала.

Как-то он пришел к выводу, что чем больше он узнает об этих людях, которых дядя называл «великими», тем больше станет на них похож. Подражая их позам, повторяя их подвиги, он мог стать тем солдатом и племянником, который был нужен дяде. Осиротевший и одинокий, Кунал мечтал влиться в ряды жителей Крепости и получить дядино одобрение.

Он провел рукой по золотой булаве Васу – первого генерала Джансы и доверенного советника Нарии. Отныне Зал генералов превратился в напоминание о еще одном потерянном члене семьи.

Будет ли изображение дяди достоверным, передающим противоречия его характера? Его яростное следование долгу, хитрость, грубость, моменты доброты, амбиции – отразит ли все это скульптор?

Главная дверь в Зал открылась, и командующий со встрепанными темными волосами вошел размашистым шагом. За ним следовали трое солдат – Лакш, Амир и Ракеш. Вместе они представляли разные полки Крепости: боевых колесниц, элефантерии и кавалерии.

Двое слуг в конце несли завернутый в традиционную белую ткань тюк – обмытое тело дяди. Именно в этот миг Кунал понял: от реальности не убежать.

Дядя Сету мертв.

Неподвижность, отсутствие души. Видеть подобное всегда тяжело, но сейчас он просто не мог поверить, что огненный дух дяди навеки погас. Без него Кунал осиротел снова.

Командующий Панак не позволил ему нести тело, как велит обычай членам семьи, – это было не по Уставу.

Все изменилось после смерти генерала, и неважно, что Кунал – единственный, кто остался в живых из семьи. Что ж, он хотя бы узнал обо всем одним из первых вместо того, чтобы выслушать объявление в столовой, как обычно. От этой мысли ему стало немного легче.

Командующий кивнул Куналу, Амиру, Лакшу и Ракешу.

– Я привел вас четверых сюда, чтобы вы стали свидетелями некоего события, но если вы пророните о нем хоть слово без моего прямого приказа – просидите в кандалах две недели.

Амир и Ракеш обменялись взглядами, а Кунал подошел к Лакшу.

На лице друга читалось смущение, на руках виднелись свежие порезы после боя, а от него самого слабо пахло дымом и сталью. Должно быть, его вызвали с тренировки на нижних уровнях, возле кузниц. Лакш бросил на Кунала вопросительный взгляд, но тот промолчал, только указал подбородком на белый саван.

Белую простынь подняли, открыв тело, и все, кроме Кунала, невольно отпрянули. Кунал отвел взгляд, оставшись на месте.

– Наша Крепость лишилась главы, который вел нас железной рукой и сам был будто меч. Прошлой ночью его убили в кровати. – Из голоса командующего пропала скорбь, осталась только сталь. – Хладнокровно и обдуманно, не пытаясь скрыть случившееся. Убийца хотел, чтобы мы знали. Взгляните, что он оставил.

Командующий с гримасой отвращения вынул из кармана меч-плеть и швырнул его оземь. Металлическая рукоять, украшенная двумя змеями, звякнула о мраморный пол, и звук отразился эхом от стен огромного помещения.

– Гадюка, – прошептал Амир почти благоговейно.

– Невозможно, – произнес Лакш.

Кунал внимательно посмотрел на обоих.

Он всегда считал Гадюку мифом. Многоликое существо со сверхъестественным талантом маскировки – подарком лукавых духов-обманщиков, шпион с двумя мечами-плетьми, словно змея с раздвоенным жалом, темное воплощение Нарии, посвятившее себя правосудию. Неважно, какой из слухов верный, совпадало в них одно: Гадюка посвятил себя уничтожению джансанской армии.

Нельзя сказать, что такой человек не мог существовать на самом деле: преступник-дхарканец с талантом к шпионажу и убийствам – почему бы и нет? Однако деяния Гадюки являлись настолько изощренными, что рассказы о них граничили с вымыслом.

В течение шести лун он, по слухам, пронесся по всей Джансе – нарушил джансанскую блокаду порта Пунохар, украл груз железа, предназначенный для столицы, и, что самое ужасное, убил младшего члена совета Дома Айюл на западе. Люди шептались, что убитый – сборщик королевских налогов – сам был отъявленным вором, но член совета остается членом совета.

Невзирая на это, ни Клинки, ни другие группы мятежников никогда не заявляли о своей связи с Гадюкой. При любых обстоятельствах человек-призрак работал в одиночку. Образ одинокого мстителя и захватывающие дух истории сделали из Гадюки легенду в сердцах и умах как джансанцев, так и дхарканцев.

Кунал и большинство капитанов полагали, что Гадюка – это прикрытие для группы вражеских лазутчиков. Вполне вероятно, что данное прозвище делили разные группы сопротивления, но доказательств этому предположению пока не нашлось.

И все-таки что-то не сходилось, словно неверный оттенок заката на рисунке. Гадюка славился тем, что оставлял безделушки со своим знаком – двумя змеями. Но его собственный меч-плеть – прямо из легенды? С какой стати он его оставил?

– Гадюка – трус, коварно разрушивший наши корабли, убивший отличных солдат, укравший завоеванные нами земли, – заслуживает возмездия. Поэтому у меня есть задание для вас. Нелегкое задание, – предупредил командующий Панак. – Каждый из вас был избран, чтобы представлять свой полк. Тот, кто отыщет Гадюку, станет следующим командующим Крепости и поведет за собой новое поколение солдат.

У Кунала зашумело в ушах. Вот чего дядя для него желал, вот к чему подталкивал с того момента, как застенчивый восьмилетка пришел в Крепость. Да, это опасно, но где опасность, там и возможность – которую нельзя упустить.

Дядя Сету был суровым человеком, но он принял Кунала и показал ему другую судьбу, когда прежняя разлетелась на осколки. Такое стоит тысячи солнц. Он обязан дяде жизнью.

Он должен выполнить задание в знак благодарности за все, что дядя для него сделал. Кунал разыщет труса, убившего его единственного родственника, и приведет сюда для воздаяния. И в довершение наградой за месть будет пост командующего – именно то, чего генерал так отчаянно хотел для племянника.

– По вашей легенде, вы – часть отряда, выслеживающего подпольщиков, однако Гадюку вы будете искать самостоятельно. Единственное требование в рамках миссии – отмечаться каждую неделю в близлежащем гарнизоне. Тот, кто пропустит две проверки, вылетит вон.

Кунал постарался не выказать удивления. Сказанное означало, что миссия будет целиком на их совести – и планирование, и исполнение.

– Найдете и приведете Гадюку в ближайшие две луны – и пост командующего ваш.

Кунал смотрел на остальных, ожидая подвоха.

– Не сумеете схватить Гадюку, позволите другому солдату поймать его первым – и примете наказание, выбранное вашим новым командующим и мной. Миссия необычная, поэтому награда и наказание особенные.

Кунал побледнел, осознав, что может потерять повышение в Щиты Сенапа. Или что-то похуже, если Ракеш станет командующим. Он поборол страх – проигрышу не место в его планах. Командующий вгляделся в четырех солдат перед собой.

– Времени у вас достаточно. Я даю вам две луны до начала Солнечной встречи.

Куналу стало любопытно, отчего именно Встречу – начало игр, которые раз в два года проводили в честь победы Нарии над Владыкой смерти, – выбрали как окончательный срок. Но времени подумать не оставалось – командующий взглянул прямо на него.

– Кунал Дхаган. – Он поднял голову при звуке своего имени: единственным воспоминанием о семье матери, которую позволил сохранить дядя, была фамилия. – Ты все еще не произведен официально в члены Щитов Сенапа, но я попросил, чтобы ты, как племянник генерала, представлял их в этой миссии. – Тон командующего смягчился в отличие от выражения лица. – Задача эта неблагодарная. Я не подумаю плохо ни о ком, кто сейчас попросит разрешения уйти.

Взгляд Кунала был неподвижен. Этого от него и ждали; командующий выразился предельно ясно. Сомнения можно оставить на потом.

У других солдат причин остаться было еще меньше. Отступив сейчас, они не запятнают родовую честь. Поиск убийцы – не их долг. Но они не собирались отказываться.

Кунал взглянул на Лакша, чьи губы сжались в решительную линию, и ощутил прилив благодарности, даже если это и означало, что они впоследствии станут соперниками. Ему единственному он согласился бы проиграть.

– Начинаете утром, солдаты. Можете работать вместе, но не забывайте – тот, кто вернется с Гадюкой, станет отдавать приказы всей Крепости… и мне. – Он посмотрел на каждого, особенно задержавшись на Кунале.

Кунал стиснул челюсти. Это его шанс стать командующим, возглавить Крепость и почтить память дяди. Сету Хотха уже нет в мире живых, но Кунал знал – этого он всегда хотел для племянника.

– Во славу короля! – закричал командующий Панак, и солдаты в ответ стукнули по груди, с воодушевлением повторив его слова. Крики эхом загремели по Залу.

– Найдите проклятого ублюдка и приведите ко мне! – Командующий резко развернулся и вышел, бряцая оружием.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Алок едва не выронил миску, глядя на друзей как на идиотов.

– Да с какой стати вы вообще согласились?

Лакш вздохнул.

– Это потрясающая возможность, Алок. Обычный солдат и за десять лет не дорастет до командующего.

– И это наш долг, Алок, – вмешался Кунал.

Его долг, его обязательство перед дядей.

– Но, Кунал, вспомни ваш последний разговор с генералом.

– Он просто расстроился, что я просил о переводе в Гвали. Может, он был прав. Возможно, мое место – здесь, в Крепости.

– Он хотел, чтобы ты остался в Крепости, но это не значит, что он был прав. Подумай, чего хочешь ты, Кунал?

– Я хочу выполнить миссию.

– Ты не обязан…

Кунал взглянул на друга, и, к его удивлению, Алок смолк.

– Спасибо за бурную поддержку.

Алок обернулся к нему со странным выражением.

– Я ваш друг. Я не желаю видеть кого-либо из вас мертвым. Гадюка сумел проскользнуть в Крепость и зарезать чертова генерала. Генерала! – грохнул он кулаком по столу.

Лакш цыкнул на него, оглядев слабо освещенную столовую.

Неожиданно Куналу в голову закралась смутная мысль… Гадюка сумел проскочить в Крепость прошлой ночью…

Дверь в столовую распахнулась с грохотом, и солдаты за столами дружно оглянулись. Двое бойцов внесли тело, и Кунал чуть было не ринулся к ним, прежде чем осознал, что оно слишком мало для дяди.

Мальчишка, которого они видели в кандалах. Его растерзанный вид представлял разительный контраст с телом дяди – ни обмывания, ни положенных ритуалов.

По рядам пробежал шепоток: наполовину брань, наполовину молитва.

Командующий Панак встал, держа руку на эфесе меча.

– Пусть это послужит предупреждением: солдат не выполнил своего долга минувшей ночью. Он не будет почтен в смерти, как не был и в жизни.

Алок ахнул так тихо, что услышал только Кунал, но он понял.

Скорее всего, солдат оставался еще живым, когда был найден, но его провал стал в итоге причиной его смерти. Предположение Кунала было ошибочным. Боец не скончался ночью из-за ран.

Его смерть… в его казни не было необходимости. Ничто бы не убедило Кунала в обратном. Он был таким юным, совсем новичок, вдобавок нетренированный.

Их всех, как солдат, окружала смерть, и они пользовались ею как собственным оружием. Испугаться смерти для воина – то же, что пригласить ее, чтобы отдать душу. Кунал заставил себя поднять глаза и вглядеться в тело мальчика, съежившееся после кончины. Нужно вспомнить и почтить маленькие истории, надежды и мечты, которые он, как и все они, лелеял в сердце.

Жизнь солдата холодна и безжалостна, и Кунал не всегда понимал, как с ней свыкнуться. Он вдохнул, проговаривая небольшую молитву за мальчика, а затем закрыл свое сердце на железный замок, отгораживаясь от эмоций.

В итоге долг и дисциплина, отработанные годами, взяли свое – Кунал успокоился, отбрасывая прочь все иные чувства. Столовая после ухода командующего взорвалась от восклицаний и болтовни. Слуги вынесли тело.

Преодолев смятение, Кунал сосредоточился на предстоящем задании. Он не закончит, как этот мальчик, не ошибется – он не имеет права.

Дядя заслуживает возмездия. И он сделает все, чтобы возмездие совершилось.

А значит, необходимо поймать Гадюку.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

В ожидании, когда осведомитель наконец придет в себя, Эша упражнялась с кинжалом – подбрасывала и перехватывала на лету за рукоять.

Лавка выглядела противоречиво. Ряды чайных чашек и безделушек плохо сочетались с массивными бронзовыми булавами и хищными ножами и стилетами. Джитена Эша усадила на деревянный стул в центре этого хаоса, но вне досягаемости всего, что можно использовать как оружие.

Вздохнув, она хлопнула Джитена по смугло-желтой щеке. Он пришел в себя, сопя и брызгая слюной, и, осознав, что привязан, в ужасе выпучил глаза.

Эша наклонилась к нему так, чтобы глаза оказались на одном уровне.

– Джитен, ты ничего не хочешь мне сказать?

Он потряс головой, стараясь высвободиться из веревок.

Эша подняла бровь.

– Уверен? Знаешь, я полагала, что у нас доверительные отношения. Ты даже говорил, будто я – твой самый любимый клиент.

– Так и есть, – заикаясь, промямлил он.

– Да ну? Тогда отчего ты так дурно со мной обошелся, Джитен? Кто-то узнал о моей миссии. Узнал о пункте назначения. А единственный человек, который в курсе моего задания в Джансе… хм… это ты, – смущенно проворковала Эша.

– Я никому не рассказывал! Да что я, несчастный, знал? Только одно – ты направлялась на юг. Я ничего вообще не сказал. И точно знал, что рот надо держать на замке! Никогда бы не совершил такой оплошности. И не стал бы сердить Га… тебя.

Эша, не отводя взгляда от собеседника, постучала пальцем по носу, и он поежился.

– Хорошее решение. И я верю тебе. – Джитен испустил вздох облегчения. – Но теперь я знаю: кто-то спрашивал обо мне. – Она прижала острие кинжала к тонким сухожилиям запястья. – Не лги мне. Я не хочу говорить остальным твоим клиентам, что ты распускаешь язык, как рыбак – сети. Или сказать им?

Пальцы Джитена дрожали, когда Эша по очереди кольнула каждый.

– Кое-кто расспрашивал тут о Гадюке, – выпалил он, отчаянно жмурясь.

Эша нахмурилась.

– Кто?

Он заколебался.

– Я не задаю вопросов тем, кто просто хочет обменяться сведениями. Мужчина прятал лицо в капюшоне. Он спросил о реке Бхагья, о том новом парне, Дхармдеве, который поднял шум в Гвали, а потом об исчезающих узах «джанма». И о Гадюке. Я ничего такого не заподозрил – даже мои постоянные клиенты спрашивают, что мне известно о знаменитом карателе. Ты… – Эша бросила на него жесткий взгляд. – Гадюка сам сделал себе имя. Ты отлично выполняешь свою работу, и это правда. Но, клянусь радугой Солнечной девы, я никогда не говорил никому о тебе или твоей миссии! Я даже не знаю, в чем она заключается! Просто занимаюсь своим делом, беру деньги и держусь подальше от всего этого, – выдавил он.

Эша выжидательно смотрела на Джитена. Его глаза забегали по сторонам. Эша видела достаточно таких гримас, чтобы знать – собеседник старается скрыть нечто неприятное.

Он сглотнул, теряя силы под ее взглядом.

– Но, когда я осматривался позже в тот день, булавка Клинков, приколотая изнутри к моей уттарье… пропала, – проблеял он.

– Пропала, – повторила Эша, пытаясь осознать новую информацию. Значит, истинный убийца всегда был на шаг впереди нее. – И ты не подумал сообщить об этом мне?

Струйка пота скатилась по лбу Джитена, а его желтое лицо приняло зеленоватый оттенок.

– Я не хотел…

– Если ты когда-либо хоть намекнешь, что знаешь что-нибудь о Гадюке… неважно, правду или вранье ты выдашь, я вернусь и отрежу твой самый нелюбимый пальчик, – спокойно произнесла Эша, все так же держа острие над ладонью.

Джитен моргнул. Дважды.

– Самый нелюбимый? Не самый любимый?

– Ты прав, я заберу оба.

Эша встала и нависла над Джитеном с поднятым клинком.

– У меня есть новости! Есть новости. Ты захочешь их узнать, – вскрикнул он. Эша кивнула ему, предлагая продолжить. – Назначена дата подписания мирного договора. Через две луны.

Она замерла, поняв важность этих сведений.

Две луны. А это означает, что у нее осталась одна луна, чтобы вычислить заговорщиков и вернуться в Матхур. Крошечное промедление – и королевская делегация уедет без нее.

Джитен почувствовал перемену в Эше и затараторил:

– Шепчутся об одном Клинке. Он в окрестностях Фаора, к северу у холмов. С большим кошельком и собирается нанять караван. Если ищешь кого-то подозрительного, слишком осведомленного – поищи там.

Почему бы и нет? Эша не могла отрицать, что это имело смысл.

Враждебно настроенный Клинок мог представлять угрозу. Неясно, зачем бывшему Клинку было убивать генерала и подставлять ее, но она точно могла бы это осуществить, одна или вместе с сообщниками. Убийца оказался достаточно умен, чтобы украсть булавку Джитена, и неясно, было ли убийство генерала грандиозным завершением или грядут другие преступления. Думать об этом не хотелось.

Эша похолодела, осознав ситуацию. Большинство Клинков тренировали она и Харун, следовательно, нужно проявлять осторожность и не допускать тени сомнения при встрече с этой подозрительной мятежницей.

Итак, в Фаор.

– Видишь? Я полезен, – скромно напомнил о себе осведомитель.

– Ты был полезен – до этого дня. – Эша ухмыльнулась, и даже Джитен выдавил улыбку, ощутив, что реальная угроза миновала. Он с надеждой взглянул на свои путы и дернулся.

Эша собрала сумку и постаралась не уколоться, пряча кинжал под сари.

– Уверена, один из твоих слуг вскоре придет и развяжет тебя. Пусть это послужит тебе уроком. Не лги мне снова, – произнесла Эша, заталкивая тряпку ему в рот.

Слушая его протестующее мычание, она перекинула сумку на грудь и вылезла через окно.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал аккуратно собирал вещи под пристальным взглядом Алока. Он уговорил друга помочь ему до отъезда в сборе любых возможных сведений – историй, слухов, небылиц – чего угодно.

Первое, что он узнал на тренировках Щитов: все сведения имеют определенную систему. Если бы только ему сейчас удалось вычислить систему Гадюки!

– Возьми бумагу. И мел, – подсказал Алок, напряженно глядя на него.

Кунал приподнял бровь.

– Бумагу и мел? Думаешь, я отправляюсь в неторопливую прогулку в горы?

– Нет, тупой ты бык. Но время от времени, будь любезен, пиши мне о том, что будет происходить. Докладам остальных я не доверяю. – Алок нахмурился. – Может, я не всегда веду себя подобающим образом, но давай не будем забывать, кто тут старший. Если с тобой что-то случится… в общем, я пригожусь вместо брата. Так что не будь тупицей и пиши мне. Используй почтовых ястребов, ты с ними прекрасно ладишь.

Кунал остановился, обдумывая слова Алока. А ведь он прав.

Не считая генерала Хотха, Алок – единственный человек в Крепости, кому не безразлична его судьба.

– Буду писать. Обещаю, – искренне произнес Кунал. Алок чуть расслабился, лицо разгладилось. – Хотя удивлен, что ты не попросил об этом Лакша.

– Уже пытался.

Облачко пробежало по лицу друга, но пропало так быстро, что Кунал решил – показалось.

– Ладно. – Алок похлопал Кунала по спине. – Для мужчины, который практически смотрит смерти в лицо, ты выглядишь не больно-то взволнованным.

Кунал скорчил гримасу.

– Мысль о том, что я смотрю в лицо смерти, может все изменить, так что выберу-ка я выражение мужчины, который желает отомстить за честь дяди. – Алок фыркнул. Кунал продолжил, надеясь сделать так, чтобы друг от него отстал: – И мужчины, который планирует вернуться в роли твоего командующего. Может, тогда я поставлю хороший замок на дверь и обрету немного покоя, – пробормотал он.

Во взгляде Алока забрезжило понимание.

– Так вот в чем дело. Не думал, что в тебе сидит такое. Вышние боги, ты действительно хочешь стать командующим? Или просто продолжаешь дядюшкины планы?

Кунал пожал плечами.

– Если Крепость – мой дом на всю жизнь, я хочу завоевать право управлять ею. Вести в нужном направлении. – Он не упомянул, что сейчас целиком процитировал дядю.

Его долг – возглавить Крепость, почтить род.

Кунал слышал все это столько раз, что мог бы отчеканить даже на дне морском. Он знал, что фраза «вести в нужном направлении» значила для дяди, но пока еще не решил, что она означает для него. В голове роились идеи, робкие мечты и намеки на перемены, которые, как он надеялся, можно было осуществить, и Кунал тешил себя надеждой, что это путешествие внесет ясность.

Он помнил сказания, которые слышал в детстве от мамы: о джансанской армии, воителях древности, сотворенных по образу Нарии, справедливой и сильной полубогини-близнеца. Та армия была почитаема в отличие от нынешней.

Может, это только мечта, но, как командующий, он мог бы попробовать вернуть армию к истокам.

Алок свистнул, вырывая из размышлений.

– Я под большим впечатлением. Думал, ты лезешь во все это из-за какого-нибудь глупого чувства долга перед дядей. Он был могучим генералом, но тебе поблажек не давал.

– Конечно, я… – Он остановился, поняв, что будет легче успокоить Алока, убедив его в том, что согласился ради собственной выгоды. И Кунал не мог отрицать сурового и жесткого генеральского нрава, да и не хотел. – И то и другое, Алок. Честь и амбиции. Это все, что у меня сейчас есть.

– Ладно, скажи – какие-то сведения из уже собранных тебе пригодились? – спросил Алок.

– Мне казалось, там лишь куча рассеянных и бесполезных баек. Но я заметил определенную систему.

Алок поднял бровь, и Кунал начал загибать пальцы по очереди.

– Первое – Гадюка работает в одиночку, это говорят все. Никаких официальных связей с Лунными клинками или любой иной группой мятежников. Да, подозрения есть, но Клинки никогда не отказывались от своих агентов, особенно от таких опасных и известных личностей, как Гадюка, которые могли бы их прославить. Второе – нет четкого описания лица Гадюки, он обычно исчезает сразу после миссии, не ввязываясь в драку. И, наконец, два меча-плети. – Кунал сделал паузу, и Алок придвинулся ближе. – Это означает скрытность. Гадюка полагается на скорость и осторожность, а не на грубую силу.

Алок длинно присвистнул.

– То есть ты прислушаешься ко мне и не станешь лезть в эту сумасшедшую миссию?

Кунал взглянул в небо и ничего не ответил, пряча сухие пайки, оставшиеся со времен последнего похода на запад.

– Отлично, не обращай на меня внимания, – сказал Алок. – Знаешь, когда я разговаривал с Зейном, он сказал, что кое-кого видел той ночью.

Кунал резко обернулся.

– И ты молчал? Я думал, ты вроде бы хочешь, чтобы я вернулся.

– Ну да, я забыл, – закатил глаза Алок. – Показалось, это пустая болтовня. Он надрался хуже, чем торговец на Лунном фестивале. По его словам, тут была девушка.

Кунал застыл, положив руку на сумку, не чувствуя, что в другой руке зажал нож. Он взглянул вниз: через ладонь стекала струйка крови.

Алок, ничего не замечая, ухмыльнулся и продолжил:

– Ясное дело, вино ударило в голову. Хотел бы я, чтобы этой ночкой тут гуляли девчонки. – Он смущенно фыркнул. – Зейн как будто хочет, чтобы его сочли ненормальным.

Это абсурдно. Легендарный Гадюка, убийца солдат, воин мятежников… Девушка?

Эти ореховые глаза – и нож в сердце генерала?

Кунал старался, но никак не мог вообразить такое.

Она – торговка из Джансы, пришла продать маковые семена и сразу ушла. Если бы он счел ее кем-то другим, если бы только заподозрил, то вел бы себя более осторожно и бдительно. И Кунал мысленно рассмеялся, отметая прочь эти мысли. Стражник всего лишь принял желаемое за действительное.

– Алок, задница ты ленивая, помоги уложить вещи. Я должен отправиться с остальными еще до заката.

Друг хмыкнул, но все же подошел и швырнул ножны с оружием Кунала на кровать.

– Как я могу быть ленивой задницей, когда я такой хороший помощник?

Продолжая обмениваться колкостями с Алоком, Кунал радовался, что может отвлечься от мыслей о ночной гостье.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша залюбовалась последним угасающим лучом заката.

Дома, в Дхарке, шел сезон муссонов, и она смотрела вверх по привычке, хотя и знала – в Джансе дождя не будет. Она устроилась в укромной развилке дерева, которое полностью скрыло ее хрупкую фигурку от посторонних глаз. Дождевой лес Тей был густым, с сотнями баньянов – идеальное убежище.

Ночевать на земле слишком рискованно – еще один побочный эффект нарушенных уз «джанма». За последние два года стали происходить странные вещи: звери, раньше питавшиеся ягодами, превратились в хищников, кривые корни деревьев хватали путников в сумерках. Даже земля будто гневалась на тех, кто ступает по ней.

Чтобы укрыться от насекомых, Эша вытащила маленькое одеяло, а заодно достала и украденные свитки. Она уже просматривала их раньше, но для изучения требовалось уединенное место. Окружающие звуки – щебетанье птиц и шипение зверей, ветер в кронах наверху – обрушивались слитным гулом. Это было единственное уединение, доступное во время бегства.

Она прищурилась, стараясь в последних лучах солнца разобрать на свитке покосившиеся каракули. Задача трудная сама по себе, но кто-то вдобавок решил написать проклятые доклады на староджансанском, которого она не знала. Она втайне надеялась, что годы обучения стардхарканскому помогут, однако, несмотря на общий алфавит, два языка различались достаточно, чтобы обеспечить Эше мигрень.

Эша боролась с желанием скомкать пергамент и бросить его на забаву семейству обезьян через два дерева от нее. Вместо этого она потерла глаза и скрутила свиток, решив повторить попытку утром, когда она доберется до следующего городка на пути к Фаору.

Пришла ночь, и деревья в темноте начали лучиться бледным светом. Эша позволила себе минутку полюбоваться жизнью дождевого леса в потусторонней радуге цвета. Она с детства слышала истории о Тее, сияющем доме деревьев, но увидеть его воочию было невероятно. Словно весь Тей окунули в ярко-зеленую краску.

Хотя земли на юге пострадали от засухи, свечение леса не гасло, правда, свет побледнел по сравнению с ее первым визитом сюда. Мудрецы из университета Дхарки говорили, будто участки с более сильной магией, такие как Тей, будут дольше сопротивляться зною. Эша тихо радовалась тому, что связь «джанма» еще не погибла в этих местах – это успокаивало и дарило надежду…

Тей всегда напоминал Эше о вечерах, когда она сворачивалась клубочком на папиных коленях, слушая сказания о Дхарке и Джансе: о том, как Наран и Нария помогли богам перемешать море, как они вытащили двойной полуостров – будущие Южные земли – из воды; как получили от луны и солнца благословение изменчивой крови – дар от богов, призванный соединить землю и их народы на века.

Она шевельнулась, устраиваясь поудобнее, и в глаза бросились серебряные отблески на воде, напомнив любимую часть истории.

Солнце и луна заарканили небесную реку и бережно разлили ее по земле для Нарана и Нарии. Смешанная кровь близнецов, вытекшая из ран на ладонях, привязала реку Бхагья к земле, направив притоки на восток и запад полуострова, к Джансе и Дхарке. Вот так и появились узы «джанма», обновлявшиеся каждый год на горе Бангаар в день зимнего солнцестояния при помощи кровавого приношения от прямых потомков полубогов-близнецов. Этот ритуал был окутан тайной, его детали охранялись правящими династиями – единственными участниками не королевского происхождения стали маги-мудрецы из университетов обеих стран. И уже трудно было отличить миф от реальности.

Все-таки сказание заставляло ее дрожать даже теплой ночью. Люди приняли узы «джанма» как нечто само собой разумеющееся, и поглядите, куда это привело. Без укрепляющей крови обеих династий Джанса умирала. Если верить мудрецам, за ней умрет и Дхарка. Следующий ритуал обновления станет последним. До него оставалось шесть лун, однако решения до сих пор не нашли.

Эша потерла веки. Худшая проблема из всех. Она вдохнула густую ночную тьму, чтобы та приняла ее и успокоила. Затем откинулась на ствол дерева и закрыла глаза, быстро соскальзывая в мягкую приятную дрему.

Эша очнулась оттого, что в воздухе потянуло дымом. До нее донесся шум, вначале совсем слабый, затем Эша различила в нем потрескивание огня.

Она мгновенно встала на ноги, стараясь при этом не упасть с дерева. Костер дымил неподалеку, и Эша не знала, останутся ли чужаки у огня. Ветви баньяна нависали низко и прекрасно скрывали ее от путников, шедших по утоптанным тропкам, но ничем бы не помогли в случае, если кто-то встанет прямо под деревом.

Эша свернула одеяло и, быстро вскарабкавшись выше, осторожно выглянула из густых ветвей.

Солдаты или разбойники? Нескольких разбойников она в свое время уничтожила, они оказались шустрыми, но плохо обученными. Солдат – это гораздо хуже.

Эша высунулась из-за ветки, пытаясь разобрать очертания фигур в лагере. Вроде бы четверо, примерно в трехстах шагах от нее. Далеко, но недостаточно.

Она выругалась про себя. Солдаты. Доспехи они смазали маслом, чтобы не поднимать шума, но языки огня отражались в кирасах и бросали отблески на мерцающие деревья. Эша прикидывала, что делать дальше.

Остаться на месте и молиться богам, чтобы солдаты ее не заметили? Незаметно уйти самой? Оба варианта имели свои недостатки.

Мысли кружились в голове бурным водоворотом. В лучшем случае она сможет спрятаться, пока они не пройдут. В худшем – они ее найдут и отволокут обратно в Крепость, а это последнее место, куда ей хочется попасть.

Если они не свернут с пути, она будет в безопасности. Возможно.

За минуту она собрала сумку, приторочила обратно одеяло и, стряхнув сияющую пыль, беззвучно сползла с дерева вниз.

Через полчаса она уйдет от нежданных соседей достаточно далеко и тогда отоспится.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Не то чтобы Кунал ненавидел Ракеша – он его просто недолюбливал.

И, конечно, как это часто бывает, Ракеш стал одним из четырех солдат, избранных для этой миссии. Сидя у костра, Кунал наблюдал за тем, как Ракеш яростно жестикулирует, а темные пружины кудрей прыгают вокруг раскрасневшегося лица.

Кунал был против огня, но остальные, хоть и не подавали виду, слишком боялись лесных духов-обманщиков, которых можно было отпугнуть только костром. Ходили слухи, что последние десять лет Вардаан держал своих солдат подальше от леса потому, что сам некогда столкнулся с таким духом.

Логики в этом не было, ведь духи, согласно легендам, предпочитали ветреные холодные вершины кряжа Айфоры или бесплодный зной пустыни Хара. Да пусть даже рисовые поля южной Дхарки – любое место, где людям было тяжело находиться.

Правда, спутников мнение Кунала не интересовало. Даже Лакш пожал плечами и позволил остальным решать.

Кунал повернул палочку в руке, позволив куску твердого масла гхи[7] медленно растаять поверх хрустящей чечевичной лепешки. Во время прошлых кампаний он научился хитростям, как сделать паек более аппетитным. Один вид топленого масла уже согревал душу в дороге.

Он попытался сосредоточиться на истории, которую рассказывал Ракеш, но при каждом его слове так и хотелось съязвить или поддеть. Лакшу и Амиру вроде бы нравилось. Или, по крайней мере, они притворялись лучше него.

Кунал снова отхлебнул рисового вина, стоившего в Крепости дешевле воды, и обнаружил, что опустошил фляжку быстрее, чем ожидалось. Он на самом деле настолько скучал? Или все дело в том узле в груди, который затягивался туже при каждой мысли о той девушке, Эше? Он раздосадованно встряхнул пустую фляжку, пытаясь извлечь еще хоть каплю со дна. Увы.

Куналу не удавалось отбросить эти мысли.

Гадюка мог быть девушкой. Хорошенькой девушкой. Хорошенькой, умной и забавной.

Косвенных доказательств было множество. Никто из солдат не стал бы предполагать, что Гадюка – женщина; большинство мечтали забыть, что всего лишь десятилетие назад в Джансе царил матриархат и женщин-воительниц почитали. Мужчины склонны думать, что только они могут быть коварными и хитроумными воинами – так проще для их самолюбия.

Версия про женщину также укладывалась в образ действий Гадюки. Торговля являлась единственным пока доступным для женщин ремеслом, где они никому не бросались в глаза. Она легко могла смешаться с толпой, и ее навыки шпионажа гарантировали успех.

Сменилась тема разговора, и Кунал навострил уши. Ракеш перестал хвастаться своим воинским мастерством, попутно унижая слушателей, и начал запугивать их историями о Гадюке.

Это Кунал был готов слушать очень внимательно.

– Гадюка – настоящий зверь, – произнес Ракеш, наклоняясь вперед и поправляя упавшую на потный лоб прядку. Он сидел, не прислоняясь к дереву, и вздрагивал всякий раз, когда частички сияющей пыли оседали на коже. – Он скользит, как змея, и жалит, как скорпион.

– Совсем как его меч-плеть, – ровно сказал Лакш, но Кунал различил насмешку в его голосе. – Я слышал, что говорили капитаны. Скорее всего, Гадюка – это группа, а не один человек.

Уголком глаза Кунал заметил, как Ракеш подался вперед и схватился за нож, оглядывая дерево позади себя. Он быстро спрятал клинок, убедившись, что никто не заметил момента его слабости.

– Может быть. А моя бабушка верит, будто Гадюка – возрожденный змеиный бог, чья главная цель – разрушить королевскую армию и защитить справедливость, – сонно, но уверенно сказал Амир. – Совсем как пропавшая принцесса, она смотрит на луну и рыдает, ожидая возмездия за семью.

– Пропавшая принцесса – это сказочка, которую распространяют мятежники, чтобы им сочувствовали. Настоящая принцесса Реха умерла от оспы через неделю после переворота, и слухи, что она еще жива, – полная чушь! У джансанцев других дел нет, кроме как выдумывать себе сказки на сон грядущий, – фыркнул Ракеш, качнув головой в сторону Амира.

Ракеш обдирал ветки, как будто даже с удовольствием, и куча коры уже валялась у его ног.

– Но Гадюка и правда нечеловечески силен и коварен.

– Если Гадюка такой монстр, почему вы все вызвались добровольцами? Вроде бы никто из вас на самоубийцу не похож, – спросил Кунал с искренним удивлением.

Пожалуй, из них именно Лакш лучше всего подходил на роль командующего. Сильный боец, с острым умом и здоровыми амбициями. У Кунала не было возможности поговорить с ним наедине: он еще не знал, поделится ли своими догадками о Гадюке, но ему очень хотелось побеседовать с другом свободно.

Амир был мечтателем до мозга костей. Насколько мог судить Кунал, Амир остался лишь ради того, чтобы стать свидетелем похождений Гадюки и после выхода в отставку рассказывать о них многочисленным ребятишкам.

Ракеш был могучим солдатом, свирепым в бою, но он никогда не стремился к ответственности и не блистал талантом командующего, хотя и желал власти. Куналу следовало бы за ним приглядывать.

Ракеш ответил первым.

– Во славу короля. – Он замялся и добавил: – И чтобы отомстить за генерала.

– А не ради поста командующего? – поинтересовался Лакш, с силой швыряя в Ракеша кору. Тот раздраженно уклонился и повернулся к Лакшу.

– Ладно, ладно. И ради этого тоже, – бросил Ракеш. Куналу показалось, что он почти что покраснел. Странно. Стоит к нему присмотреться.

Он потел, даже когда лесная жара не была такой удушающей, а движения казались слишком резкими и дергаными. Ракеш был крупным молодым мужчиной – высоким, широкогрудым – и, скорее всего, попал в армию только из-за размеров. И не стеснялся использовать свое преимущество в росте и весе.

Кунал разочарованно сморщил нос, ковыряя сандалией лесную грязь. По крайней мере, они послушались его совета – сойти с тропы и углубиться в глухой лес. В противном случае группа бы стала легкой добычей для налетчиков – или даже Гадюки. Он – или она? – мог быть где угодно.

Может, стражнику девушка почудилась.

Сердце подпрыгнуло при этой мысли, но Кунал сдавил эмоции железным кулаком разума.

Нет, юный Щит был кем угодно, только не глупцом. Он не отвергнет ни одной возможности, пока не получит все факты.

В ушах перестало шуметь, а мысли встали на место.

Что ж, нельзя отбрасывать и другую версию – что она невиновна. Кунал ощутил, как вино бродит в крови. Ему захотелось оказаться одному хоть ненадолго. К тому же он хотел как следует разглядеть Тей, особенно ночной, а товарищи уже отказались от этой затеи. Уйти из этой чащи, не увидев ее красоты? Это было бы непростительно.

Он встал. Ребята, увлеченно обсуждавшие оружие для схватки с Гадюкой, вопросительно уставились на невесть куда собравшегося товарища. Кунал указал на пустую фляжку и повернул большой палец в направлении леса. Зов природы был ничем не хуже другой, истинной причины уединиться.

– Не попадись в зубы тигру, – отсалютовал Лакш.

– Или Гадюке! – добавил Амир, расплываясь в широкой глуповатой улыбке.

Ракеш ухмыльнулся.

Кунал ничего не сказал – подобрал оружие и растворился в ночи.


* * *

Он шел по своим же зарубкам на деревьях, но найти их ночью, несмотря на свечение, оказалось трудновато. Идея полюбоваться ночным лесом казалась все глупее по мере того, как выветривались винные пары.

Сначала его отвлек высокий пронзительный вскрик синекрылого попугая, а затем – низкое ворчание какой-то кошки, и вот он осознал, что заблудился в глухом дождевом лесу. Кунал потер глаза.

Всю жизнь звери будто пели для него, увлекая в свой мир. Хотя в Крепости были слоны и лошади, пребывание в джунглях оказалось иным, почти непреодолимо соблазнительным. Тяга, от которой не скрыться, ибо он ощущал ее в каждом уголке души.

То была завораживающая песнь.

Песнь, которая напоминала ему о детстве – и о матери. Кунал помнил ее голос, нашептывающий старинные народные песенки и предания джансанской истории, и эти воспоминания приходили к нему бессонными ночами снова и снова. Его мать была женщиной, полной жизни и музыки.

Ее лицо до сих пор стояло у него перед глазами. Мать убили в ночь переворота, несмотря на незначительное положение при дворе: она просто оказалась в неподходящем месте в неподходящее время. Последнее воспоминание – она запирает Кунала в их крошечной спальне вместе с няней. Дядя Сету обнаружил племянника позднее и забрал к себе, взяв с него слово никому не рассказывать об увиденном той ночью.

Кунал никогда не оспаривал приказов. Он почти не сопротивлялся, когда дядя снова привел его в Крепость, убеждая, что он может стать великим воином, как отец Кунала. Он погрузился в солдатскую жизнь, надеясь, что она поможет забыть прошлое и стереть мягкосердечие, которое генерал на дух не переносил.

В самые темные и одинокие ночи в Крепости Кунал размышлял, какой могла бы стать его жизнь, если бы в ночь переворота они с матерью сбежали из дворца. Если бы они ушли раньше… или няня не потащила его прочь, чтобы спрятать…

Возможно, они до сих пор жили бы вместе, рисовали бы вместе, как раньше. Каждый вечер он с широко раскрытыми глазами наблюдал за закатом из самого высокого окна дворца, а мама учила его, как передать оттенки света и тени. Тогда его шрамами были пятна краски на руках, полем битвы – холст.

Кунал прикусил губу и потряс головой, словно надеясь таким образом вырвать из разума осколки памяти и вытряхнуть их на землю.

Он едва знал отца, за исключением пары смутных воспоминаний, но мама… даже десять лет спустя раны от ее потери так и не зарубцевались. Ее фамилия, Дхаган, – вот и все, что у него осталось.

Была причина, по которой он избегал ворошить прошлое.

Кунал попытался вернуться в настоящее, поскольку с каждой минутой становилось все яснее – он заблудился в Тее. Ну, хотя бы догадался прихватить с собой оружие. Он споткнулся о большой узловатый корень и ухватился за ствол дерева. Вдруг под ладонью почувствовал зарубку – и с облегчением выдохнул. В худшем случае он заночует здесь, а утром вернется обратно. Кунал потер ладони, стирая разводы от коры и зеленую пыль.

За спиной тихо треснул сучок. Он резко обернулся, мгновенно придя в боевую готовность, отточенную многолетними тренировками Щитов.

Шумели неподалеку, причем звук удалялся; кто бы ни находился тут в лесу, он был близко и пока не знал о присутствии Кунала.

Зверь? Разбойники? Гадюка?

На его стороне был элемент внезапности, а значит, можно пойти на разведку. Если это звери или разбойники – он вернется к остальным. Но если это Гадюка, у него появится шанс занять первое место в состязании.

Тей был единственной дорогой от Крепости, располагавшейся в стороне от главного торгового пути. Они уже опросили патрули на главной дороге, и впустую.

Кунал рискнул и, неслышно ступая, последовал за источником шума. Звук был слабым, однако годы тренировок позволяли различать самые легкие шаги. Кто бы там ни был, он не желал слежки и двигался скрытно.

Он присел, всматриваясь в поверхность земли. Изгиб ветки, на которую кто-то наступил. Более темные в лунном свете листья – еще один след.

Тот, кого он преследует, совсем рядом.

Кунал схватился за нависшую ветку и выпрыгнул на поляну.

Фигура в штанах и тюрбане стояла на поляне в прекрасной защитной стойке, с кинжалом и всего в двух шагах от него.

Спиной к нему.

Кунал узнал темные кудри, развевавшиеся на легком ветру.

Он прочистил горло, дав Эше секунду на то, чтобы развернуться.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда низкий голос прошептал ее имя, Эша чуть из кожи не выпрыгнула.

Она развернулась и едва успела остановить руку с кинжалом, в последнюю секунду узнав яркие глаза солдата из Крепости.

Кунал смотрел на нее тяжело и мрачно, явно ожидая объяснений ее появлению в лесу.

Мысли, как и сердце, пустились в галоп. Нет, драться с ним нельзя. Сейчас намного, намного более серьезные причины для беспокойства. Когда молчание затянулось, он заговорил:

– Что ты…

– Ш-ш, – прошипела она в ответ, сжавшись от страха.

Кунал их выдал!

Среди деревьев раздался свирепый рев, и глаза Кунала расширились, потому что теперь он понял, от кого готовилась защищаться Эша! Он обнажил меч и, крепко схватив Эшу за руку, оттащил назад, закрыв собой.

Эша едва не начала сопротивляться, но передумала. Если солдат в броне хочет стать между ней и тигром, грех не воспользоваться этим преимуществом! Она поудобнее перехватила кинжал.

Тигр выскочил на поляну, как оранжево-черная молния, и молча замер, переводя взгляд с Эши на Кунала. Его ярко-желтые глаза казались мудрыми и древними, как сам лес.

Кунал вроде бы выжидал, но чего – Эша не понимала. Похоже, зверь его зачаровал. Или он зачаровал зверя, хотя этого быть не могло: только члены королевских династий обладали, помимо кровного дара изменений, даром общения с животными.

Должно быть, он никогда раньше не видел тигра настолько близко.

Тигров в лесах Джансы было много, их почитали. По крайней мере раз в месяц охотники пытались обрести великую удачу, поймав тигра, и лишь немногие возвращались с целыми руками и ногами.

Эша огляделась в поисках пути для бегства и заметила нечто вроде расчищенной тропки, которая вела к прогалине с высокими тонкими деревьями.

Слишком хлипкие для тигров, что идеально для людей. Она едва заметно повернулась. Этого оказалось достаточно, чтобы тигр сосредоточился на Эше. Зверь испустил пронзительный вой – звук настолько сверхъестественный, что ужас пробрал ее до костей.

– Беги, – шепнула она в ухо Куналу.

Она не потрудилась оглянуться и проверить, следует ли он за ней, но спустя несколько мгновений уловила сзади его шаги и тяжелое дыхание. Тигр снова взревел, и Эша помчалась как на крыльях. Волоски на шее встали дыбом. На бегу она лихорадочно шарила взглядом по тропке, чувствуя, что тигр совсем рядом.

– Туда!

Схватив Кунала за руку, она потащила его вперед и отпустила только у подножия высокого баньяна.

Она начала взбираться вверх, не дожидаясь Кунала. Единственное, что Эша помнила о лесных тиграх, – совет вскарабкаться так высоко, как только можно. Тигр не полезет следом, его размеры и вес слишком велики даже для прочных ветвей баньяна.

Кунал вцепился в ветку рядом с ней. Внизу она слышала мягкое шарканье рыскавшего зверя. Пока что Эша находилась в безопасности.

Увидев тигра в полночь, отведи взгляд, ибо ты встретил воплощение прошлых грехов.

Эша с облегчением выдохнула и взглянула прямо на Кунала, в глаза мужчины, который, возможно, искал ее – искал Гадюку, – не зная об этом. Застряли на дереве вместе на всю ночь, и ее единственная защита – притянутая за уши легенда о торговке маковыми семенами.

Похоже, ей придется расплачиваться за прошлые грехи.


* * *

Едва непосредственная опасность миновала и они наконец-то отдышались от ночной погони и успокоились, воцарилось неловкое молчание. Но Эша знала, что долго оно не продлится, и приготовилась к вопросам.

Кунал нарушил тишину первым.

– Лесной тигр? В полночь? Я-то думал, это лишь сказочка, чтобы детей пугать, – потирая бок, выдавил он.

Она подняла бровь, но промолчала. Незачем проявлять доброту к солдату, даже если он ранен. Ему наверняка и хуже приходилось во время кампаний в северных горах, где водятся снежные леопарды.

– Я тоже так думала, но разве ты не рад, что знаешь эту сказку? Торговец, который надувал покупателей, встретил в полночь тигра, как и его брат, добродетельный мудрец. Только одному удалось убежать. – Эша спохватилась, услышав свои интонации, выдохнула и заговорила мягче и непринужденнее: – Я рада, что не пришлось встречаться с ним в одиночку – и что мы оба выбрались.

Какое-то выражение промелькнуло на его лице, но Эша не поняла, что оно значило.

– В последнюю нашу встречу я оставил тебя на тропе, ведущей в гавань. Как, во имя Солнечной девы… – Он умолк и с восхитившей ее легкостью обрел невозмутимый вид. – Каким образом ты оказалась тут, в лесу?

Ложь легко соскользнула с ее языка.

– Опоздала. Когда добралась до гавани, корабль уже ушел – без меня. – Она нахмурилась, надеясь на то, что он не станет торопить с рассказом. – Начальник порта сказал, что я могу нагнать их в Малгахи. Лошадь, которую я одолжила, испугалась какого-то шума и сбросила меня на полпути через лес. Когда очнулась, ее уже не было, и я заблудилась. К счастью, при мне осталась сумка. Я пыталась выбраться назад, на дорогу… – Она вздрогнула, закусила губу и взглянула на него из-под ресниц. – Я думала, что умру в этом лесу, вдали от семьи.

К чести Кунала, его лицо смягчилось, и он не стал углубляться в ее историю. Она припрятала эту крупицу знаний о его характере: сентиментален. Возможно, наблюдение еще пригодится до конца ночи.

– Мы не умрем сегодня, – твердо пообещал он. И, поколебавшись, придвинулся к ней ближе. – Завтра – тоже. Ты ведь знаешь суть сказки – полночный тигр не обычный. Он исчезнет на заре, раст


убрать рекламу






ворится в земле после того, как свершит правосудие. Будь он из другого мира или этого, но к утру потеряет интерес. – Он сосредоточился точно на ее переносице. – Как ты умудрилась не только потеряться в лесу, но еще и отыскать тигра? Твои «злодеяния» догнали? – Кунал произнес это с ухмылкой, но у Эши сдавило горло. Если бы он знал.

– Видно, мои маковые семена расстроили кому-то желудок, – прошептала она. Его лицо расслабилось, и он рассмеялся.

Тигр внизу снова взвыл, и Эша дернулась от страха.

Кунал побледнел и одними губами произнес «прости».

– Надо забраться повыше, – ответила она. – Верхние ветки безопасней, и мы сможем привязаться к стволу, чтобы не упасть во сне.

Эша быстро встала, желая покончить с разговором о мистических тиграх и правосудии. Она покачнулась, схватила ветку и, восстановив равновесие, предложила Куналу руку. По причине злодеяний или просто стечению обстоятельств, но она застряла с ним на всю ночь. Он кивнул и ловко вскочил на ноги, готовый к подъему.

Светящаяся кора оказалась на удивление хрупкой: когда Эша устроилась на выбранной ветке, ее руки, коленки и сандалии мерцали бледной зеленью. Она осторожно провела рукой по запястью, поражаясь тому, как от ее касания сияющая кора разлеталась блестящей пылью.

Низкий рык напомнил, что они здесь не одни. Возбуждение медленно угасало в крови, взамен пришла ужасная слабость. Кунал подтянулся и устроился на широком изгибе ветки напротив.

– Откуда ты все это знаешь? – спросил он, пока Эша, достав из сумки веревку, сосредоточенно разрезала ее на две части. Он внимателен, а это опасно.

– Я выросла возле дождевого леса, – заявила она. Полуправда. Дом ее деда располагался в разросшихся джунглях вблизи подножия гор Гханта, в Дхарке, но джансанцы все равно не поймут разницы между двумя видами лесов. – Папа позаботился о том, чтобы мы научились основам выживания.

– Интересный подход к учебе… для семьи торговцев.

Эша насторожилась, пытаясь скрыть это за непринужденным видом.

– А ты никого не заметила на дороге? – спросил он.

Ловушка была очевидна. Скажи «да» – и он захочет, чтобы она завтра осталась с солдатами для опознания. Скажи «нет» – и сама попадешь под подозрение – тропа через лес оставалась единственной дорогой от Крепости без усиленных патрулей.

Однако перспектива вновь остаться одной была слишком соблазнительна.

Она сделала паузу, изобразив, будто старательно припоминает.

– До того как меня скинула лошадь, я никого не заметила. А ты кого-то ищешь? Я просто хотела ехать быстро и без постороннего вмешательства, – ответила Эша с оттенком сожаления.

Именно после этого Кунал словно впервые заметил ее сумку и одежду. Она вновь напряглась под его пристальным взглядом.

– Ты приехала во всеоружии, это точно. Так поэтому на тебе такой наряд?

Эша проглотила вздох облегчения и внимательно посмотрела на него, срывая с головы тюрбан и развязывая концы ткани.

– Маскировка так себе, – заметил он, усмехаясь уголком рта, в то время как она встряхнула волосами.

Эша, не в силах скрыть обиду, бросила на него резкий взгляд.

– Нет-нет, я не хотел тебя оскорбить, – торопливо сказал он. – То есть… я имел в виду, тебя сложно забыть, – словно против воли выдавил он.

Он считал ее хорошенькой. Понимание этого согрело Эшу больше, чем следовало, не говоря уже о стратегическом преимуществе. Его симпатию можно использовать.

Эша расслабилась в тесном убежище, которое они разделили, и не стала прятать улыбку.

– А ты дамский угодник.

Он весело фыркнул.

– А ты первая дама, которая мне это говорит, – невозмутимо парировал Кунал.

– Но как ты оказался здесь, в лесу? В последний раз мы встретились в Крепости, и я не ожидала увидеться снова, – игриво улыбнулась Эша.

Она обрадовалась, что тема сменилась на более легкую. Флирт, кокетство – это Гадюка умела.

– Я тут с небольшим отрядом, и мы охотимся на… охотимся на преступника.

Лицо Кунала мгновенно окаменело, и Эша поняла, что потеряла свое преимущество. Он чуть было не проговорился незнакомке – и теперь закрылся.

Нормальная девушка испугалась бы такой новости, и Эша старательно изобразила дрожь.

– Преступник? Какой преступник? Думаешь, это его я слышала на тропе? – Эша вцепилась в прядь волос, рассматривая лес расширенными от испуга глазами. А еще она прижалась к Куналу, и это решило дело.

– Убийца. – Он вновь наблюдал за ее реакцией, словно проверяя на нормальность. Она постаралась, чтобы он рассмотрел на ее лице неверие и страх.

– Надеюсь, вы его поймаете, – убежденно сказала Эша. Она и правда надеялась, что Кунал поймает «его», лишь бы не ее.

– С тигром и преступником на свободе тебе надо быть осторожней, – бросил он, будто приняв решение. – Утром я отведу тебя в наш лагерь. Проедешь с нами до следующего портового города, а там посажу на корабль.

Эша не могла поверить своим ушам.

Да смилуется Лунный бог. Хуже просто ничего придумать нельзя.

Оказаться в лесу вместе с солдатами, путешествовать с ними… ее замутило. Будь она лучше вооружена, то, возможно, даже почувствовала бы мрачную радость, что подвернулась возможность избавиться еще от нескольких врагов, – однако сейчас у Эши был один кинжал. Ее меч-плеть, ее гордость, лежал в сумке и должен был оставаться там, пока она носила маску девчонки-торговки. Другой меч? Очевидно, его нашли.

Там в лесу еще трое солдат, и, если они хоть немного похожи на Кунала, быть беде. Он оказался умнее, чем она думала, и следил за ней глазами хищной птицы.

Ей казалось, он подозревает в ней Гадюку. Выбора нет, ей придется остаться с ним до рассвета, а затем придумать, как сбежать. Быстро кивнув, она придвинулась к Куналу, принимая его предложение.

– Спасибо. Я так переволновалась. С тобой буду чувствовать себя в куда большей безопасности. – Эша ухитрилась не поперхнуться этими словами и на секунду возгордилась собой.

Он вежливо, кратко кивнул в ответ.

– Это меньшее, что я могу сделать.

Она ощутила, как напряжение между ними рассеивается, и ей стало интересно, сколько в его предложении было чувства долга, а сколько – симпатии к ней, девчонке-торговке.

Если бы она могла ему доверять хоть немного. Ненавидя солдат в целом, она не могла не признать, что у этого были зачатки чести.

Отвернувшись от нее, Кунал стащил доспехи. Он развернул свою часть веревки и принялся крепить доспехи к дереву. Эшу заворожили ловкие движения рук, танец мускулов на его теле. У него был отличная фигура, стройная и мощная одновременно.

Первая ветвь оказалась чересчур слабой, чтобы удержать его доспехи, и, когда солдат начал собирать висячие корни, дергая их к себе, Эша вдруг заметила серебристый блеск металла.

Эша рванулась вперед, оттаскивая Кунала так, что он выронил доспехи. Задевая ветки, они прогрохотали вниз и мягко упали на покрытую листьями почву.

– Что? – вскрикнул Кунал, когда она убрала руку.

В его глазах вспыхнуло недоверие. Эша молча подняла клинок над его головой.

Одним быстрым движением она перерезала две металлические ловушки на ветвях, к которым тянулся Кунал. В падении они срезали ветки, оставляя за собой чистые пеньки. Кунал переводил взгляд с них на нее с открытым ртом.

– Ловушки для обезьян. Я спасла тебе руки, может, и жизнь, – пояснила Эша. Он потряс головой.

– Я торговка. Могу заметить ловушки браконьеров. Обезьяньи шкуры ценятся на севере, за них дают хорошую плату. Сейчас их ставят повсюду, рынок есть рынок.

Она не собиралась спасать его жизнь, сработал инстинкт – во время одной из миссий Эша потеряла в такой ловушке товарища.

С трупом солдата было бы легче управиться, чем с живым, глядящим на нее сейчас пронзительными янтарными глазами. Но в них светилась благодарность, и, возможно, это позволит ей выиграть время.

– Удивлена, что вы, воины, о них не знаете, – закончила она.

Эша начала отодвигаться от Кунала и покраснела, осознав, насколько тесно прижалась к нему, когда оттаскивала. Он перехватил ее руку – пальцы на ее холодной коже казались угольками – и помог обоим сесть поудобнее. Там, где он ее держал, остались пятнышки зеленой пыли.

– Ненавижу это признавать, но нас никогда не обучали замечать такие вещи. Мы не задерживаемся в Тее или другом лесу, особенно когда король ведет кампанию. Другие говорят, это оттого, что Тей пугает короля.

Шок из-за ловушек, видимо, развязал Куналу язык.

Эша не возражала. Благодаря этому ей перепали сведения, которые могут пригодиться в подготовке будущих заданий.

– В общем, спасибо. Ты спасла мне жизнь, – добавил он.

Эша кивнула, ей ничего не оставалось, как принять благодарность. Недоверие исчезло с его лица, а Эше почему-то не хотелось торжествовать, напротив, горло перехватило от смущения.

Не за что ее благодарить. Она просто следовала рефлексу. Трюки и ложь – вся ее жизнь. Какой Гадюкой она бы стала без них? Правильно, мертвой.

Она поглубже вдохнула и немного выпрямилась.

– На здоровье. Ты ведь меня уже два раза спас, так что мы даже не квиты, – заметила она, добавив в голос деланой легкости. Эша про себя порадовалась, что у нее до сих пор получается притворяться беспечной девушкой-торговкой.

Изображать ее было на удивление приятно.

Несмотря на мягкую подсветку дождевого леса, жужжание цикад и плесневый аромат почвы, ночь вступила в свои права, и Эшу ужасно клонило ко сну. С легкой досадой она поняла, что рада непрошеному напарнику, который может прикрыть ей спину.

Она наблюдала, как он крайне осторожно снимал оставшиеся доспехи. Полоски зеленой пыли и мха расчертили тело причудливым узором. Осознав, что пялится, Эша резко отвернулась.

– Здесь нельзя зажигать огонь.

Само собой. Но Эша послушно кивнула, потирая ладони.

– Прости, – мягко сказал Кунал.

Услышав это, Эша всмотрелась в его лицо. Она напряглась, когда тигр вновь зарычал, хотя на этот раз чуть тише. Кунал тоже дернулся, замаскировав это кашлем.

– За что? – Она действительно не понимала.

– Заблудилась, убежала от тигра, застряла со мной на дереве. Даже костер нельзя развести. Плохой день для дамы.

Эша расхохоталась.

– Я не дама, и мне доставалось и посильнее.

Если бы он знал!.. Она поняла, что позволила маске соскользнуть, и решила оставить все как есть. Уж кому и знать о трудностях путешествий, как не торговке. – Ну, даже будь я одна, я бы все равно не спала сейчас под одеялком. Точно так же сидела бы на дереве с тигром внизу, только поговорить было бы не с кем.

– Тебе и сильнее доставалось? Хотел бы я услышать эту историю, – улыбнулся он. Она подарила ему взгляд «мы не настолько близко знакомы».

Слишком много историй из жизни Гадюки накопилось за последние пять лет – не сосчитать.

Слава, власть, слухи и россказни. Порой, когда она чувствовала, что ее сердце слишком давно и долго хранит множество тайн, она готова была отдать многое за возможность поговорить с кем-то, кому можно верить. Немного тепла от того, кто видел бы в ней просто девушку семнадцати-восемнадцати лет от роду, которую уже посватали или отдали в ученицы к мастеру. Девушку, у которой есть родители, которая мечтает о золотой вышивке на свадебном сари и хочет добраться до запрещенных книг в библиотеке. Чьи ладони покрывал бы сахар с молочных конфет, а не кровь взрослых мужчин.

Для Гадюки мир постоянно таил в себе опасность, и потому Гадюка держала мир на расстоянии вытянутой руки. Она уже поняла, что придется отстраниться от Харуна и товарищей, пока не отыщется след убийцы генерала, и почти смирилась с пустотой в душе, которую оставило это решение.

Эша хотела верить в их преданность, но…

– Устала? – нарушил тишину Кунал, неверно истолковав ее молчание.

– Нет, не совсем. От всего, что случилось за день, я должна бы уснуть, как младенец, а вместо этого голова гудит от мыслей, – ответила она, пытаясь поудобнее устроиться на изгибе широкой ветки.

– Это нормально.

Кунал неуклюже улегся на противоположной ветке, и зеленое сияние окружило его мерцающим ореолом.

– Я никогда не могу заснуть перед боем или даже обычной разведкой. – Он бросил на нее взгляд, словно решая, открыть ли немножко больше.

– Я родился возле чайных плантаций в западных холмах, где все, что видит глаз, сплошь зеленое. И, как только смог, начал карабкаться наверх, чтобы увидеть больше. Перед каждым походом я обычно поднимаюсь на самую вершину Крепости и вижу, как сгущается темнота и в ней проступают звезды.

– И я, – мягко сказала она. – Я считаю звезды, когда вдали от дома, чтобы напомнить себе, как далеко я забралась. – Она откашлялась. – А зачем ты поднимаешься на вершину Крепости?

Он улыбнулся, словно кое-что вспомнил.

– С самой высокой точки можно увидеть силуэт Дхарки над горами.

– Да?

Упоминание Дхарки заставило Эшу вспомнить теплое солнце и влажный густой воздух лета.

Дхарка полого простерлась вдоль побережья на полуострове меньшем, чем Джанса, устремляясь к низким холмам и плантациям, к глинистым почвам притоков реки Бхагья. Земля там все еще была цела, узы «джанма» – в безопасности, и она собиралась все это сберечь.

Ее внимание привлекла интонация: солдат упомянул Дхарку без тени презрения, которое она всегда различала в голосах его товарищей. В ней взыграло любопытство.

– Ты там был?

– Да. Кажется. Ребенком. Помню добрых людей и великолепную еду, – сказал он.

– Может, однажды у тебя еще будет шанс вернуться туда, – медленно произнесла она, произнося слова по отдельности.

– Хотелось бы. Я слышал сказки о тамошних роскошных плато и удивительных горах. О густых джунглях. – Он говорил в чарующей манере, внимательно и ритмично, словно взвешивал и оценивал каждое слово.

– Сказки о животных джунглей тебя не пугают?

Он улыбнулся.

– Всегда любил соседство животных. Ну, за исключением этого тигра.

Тут Эша не могла разделить его чувство. Звери почти что ненавидели ее – с учетом прозвища, настоящая ирония судьбы.

Она поколебалась, не зная, насколько откровенной можно быть в ответ на его беспечные признания. Осторожность победила, и она поглядела сквозь деревья.

– Никогда не была в Дхарке, но проплывала мимо. Выглядит прекрасно, – солгала Эша. – Неважно, что люди болтают – не так уж она отличается от Джансы.

Это была проверка. Пройдет ли он? Окажется ли непохожим на закованных в бронзу сослуживцев?

– Нет. Не отличается.

Мягкие слова Кунала растаяли в душном ночном воздухе.

Он с легкостью прошел проверку.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша смотрела вполглаза, как Кунал засыпает во время разговора, а потом сама провалилась в сон. Они заговорились и легли позже намеченного ею часа, но Эша проснулась вовремя, и ей удалось поймать момент, когда в лучах рассвета погасло лесное сияние.

Что-то в их беседе наполнило Эшу новой силой. Она, словно бальзам, смягчила ее одиночество.

Эша отбросила неуместные мысли о нежности, с которой Кунал вспоминал города побережья и заведения, где готовили джалеби. Сейчас она была полна жажды действовать, и у нее уже сложился план.

Убедившись, что тигра нигде не видно, Эша осторожно слезла вниз и мягко спрыгнула на землю. Было приятно снова твердо встать на ноги. Поставив сумку на землю, она вытащила оттуда маленькую металлическую флягу.

В первую очередь нужно найти воду. Она припомнила небольшой ручей к востоку от деревьев, достаточно близко, чтобы успеть наполнить фляги до пробуждения солдата. Безобидный повод уйти на тот случай, если он ее найдет, и у нее будет возможность разведать свободную тропку для бегства.

Она также могла выведать, ушли ли другие солдаты глубже в дождевой лес.

Впервые с момента побега из Крепости Эша чувствовала, что контролирует ситуацию, и улыбнулась своим замыслам. Эша вытянула руки к небу, потянулась с легким хрустом, разгоняя по телу кровь.

Она оставила его спящего, ладонь под щекой, юное лицо открыто и беззащитно. Эша быстро отвела глаза от мягкой податливости его рта, в которой не было ничего от солдата.

Она отмахнулась от воспоминания и ушла к ручью.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал проснулся от пронзительного крика птицы-носорога и застонал, не понимая, отчего кровать такая неудобная. Затем увидел густой полог леса наверху – и память о последних днях мгновенно вернулась вместе с зудом от комариных укусов.

Вслушиваясь в крики обезьян, он огляделся и сразу заметил, что Эши на дереве больше нет. В одну секунду Кунал перегнулся вниз, сквозь ветки рассматривая землю. У корней в нескольких футах от покореженной кирасы лежала сумка Эши, и Кунал немного расслабился. Она все еще здесь. Ни одна девушка не оставила бы сумку в таких обстоятельствах добровольно, и вокруг не было следов, свидетельствующих, что ее похитили.

Кунал понял, что тревожится за Эшу, и хотел бы видеть, что она в безопасности. И это невзирая на то, что по-прежнему сомневался в искренности девушки!

Он почти верил, что Эша была той, за кого себя выдавала, но все-таки лучше держать ее при себе и присматривать. Он покрутил головой, размял руки, затем развязал веревку и спустился вниз по узловатым ветвям дерева.

Ему стало любопытно, как бы поступил в этом случае дядя. Наверное, привязал бы ее к дереву в кандалах.

Сначала действуй, потом спрашивай. Неофициальный девиз Крепости.

Вся проблема в том, что он никогда Куналу не нравился. Кунал гордился тем, что ведет себя спокойно и хладнокровно, изучает все стороны проблемы перед тем, как принять решение. Что, если он ошибся и приведет невинную девушку в кандалах обратно в Крепость? Он никогда не простит себе такой ошибки!

И вот тут-то скрывалась дилемма. У Кунала не было ничего, кроме слов пьяного солдата, утверждавшего, что видел девушку, а этого было достаточно для подозрения, но не для обвинения.

Перед тем как действовать, нужно найти доказательства вины – или невиновности. А до тех пор – наблюдать и докладывать.

Кунал схватил свою кирасу и скривился при виде вмятины прямо под нагрудником. Будь у него ветка или камень, можно было бы выпрямить доспехи так, чтобы те не врезались в кожу. В поисках подходящего булыжника Кунал обдумывал следующие шаги.

Можно оставить Эшу за границами лагеря, взять кобылу до того, как остальные что-либо заподозрят, и устремиться к ближайшему портовому городу. А там – или она сядет на корабль, или поедет, закованная, с ним в Крепость.

Следующие дни станут решающими: придется выбрать, какой дорогой ему идти.

Отличный камень – остроконечный, но достаточно изогнутый, чтобы нанести точный удар, – валялся на мягкой лесной земле возле холщового свертка Эши. Он нагнулся за ним, чтобы привести кирасу в порядок, и тут взгляд зацепился за что-то серебряное.

В подлеске запуталась маленькая серебряная булавка, покрытая грязью. Очищая булавку, Кунал открыл сумку Эши, и оттуда, как змея, высунулась рукоять меча-плети. Куналу хватило мгновения, чтобы понять увиденное. Камень чуть не выпал у него из руки.

Он стоял там, пялясь на сверток и не в силах пошевелиться. Сердце билось где-то в горле, пальцы сжались на острие булавки.

Теперь уже нет смысла отрицать. Вот оно – доказательство, которое он искал. Парный меч, точно такой же, как тот, что оставили в комнате дяди.

Его разум застыл в ледяном спокойствии, как всегда перед началом битвы. Проанализируй ситуацию. Составь план атаки.

Теперь следовало продумать способ, с помощью которого он приведет ее в лагерь, не вызывая подозрений. Она пока не ушла, поэтому есть вероятность, что он сможет продолжать разыгрывать фарс. Кунал скорчил гримасу от этой мысли. Ему никогда не давалось лицедейство.

Тем не менее решение придало ему сил. Он быстро надел так и не починенную кирасу и сунул серебряную булавку в кушак, чтобы изучить позднее. Носком сандалии затолкал меч обратно в сумку и придал ей правильное положение. Мысль о том, чтобы прикоснуться к нему, вызывала тошноту.

Кунал игнорировал надежду, которая тихо нашептывала, что Эша не может быть Гадюкой – что она неспособна ею быть. Дурак бы он был, если бы прислушался. Он и так выставил себя болваном.

И тут раздался резкий треск. Кунал стремительно развернулся: инстинкты толкали проверить, в чем опасность. Он ринулся к источнику шума.

Неужели вернулся тигр? Или что-то случилось с Эшей?

Ему нужно вернуть ее в Крепость живой.

Кунал бежал на звук, но быстро понял, что все в порядке, за исключением большой ветки, упавшей на утоптанную тропку. Он уставился на нее. Ветку аккуратно срезали при помощи обезьяньей ловушки.

Священное копье Солнечной девы!

Он помчался к их лагерю у баньяна, обгоняя ветер. Он сделал именно то, чего не должен был, – позволил себя отвлечь. Пусть даже на минуту.

Минута – все, что понадобилось Гадюке. Оказавшись на пустой поляне и увидев то, чего и ждал, он проклял себя. Все пропало – и сверток, и девушка.

Он уловил в нескольких шагах впереди взмах ее уттарьи цвета слоновой кости и свернул туда, прыгая через листья и ветки и преследуя струящийся в воздухе хлопок. Она убыстрила бег.

Кунал напряг все силы, используя каждую каплю скорости, и ухватил конец уттарьи. Полоса ткани соскользнула, но запуталась вокруг ее плеч и туловища, отшвырнув Эшу назад.

Она остановилась. Рот открылся идеальным «О», вторя распахнутым в неверии глазам. Она не ожидала, что Кунал ее схватит.

Уттарья свалилась с ее головы, и буйная грива кудрей разметалась по ветру, закрыв изумленное лицо.

Но в следующий миг удивление угасло, и она обернулась к Куналу с угрожающей ухмылкой, которая расплывалась все шире. Ни следа не осталось от кроткой, милой, послушной девушки-торговки.

Скрестив с ней взгляды, Кунал понял: фарс окончен и началась игра. Они не обменялись ни словом, но Кунал спинным мозгом почувствовал, что они поняли друг друга: Эша будет убегать, а он – преследовать ее.

Не сводя с него глаз, в которых полыхала угроза, она сняла уттарью и отбросила прочь. Может, у Кунала разыгралось воображение, но ему почудилась тень сожаления на ее лице. Кунал подался вперед, чтобы схватить, сразиться, не дать ей уйти!..

Ноги ожгло болью, и он рухнул, распластавшись среди узловатых корней, которые опутали весь лес. Когда он, невольно морщась, поднялся на ноги, Эши уже и след простыл. Блеснула натянутая над тропой металлическая проволока – так вот почему он упал!..

Она подготовилась. Она спланировала каждый миг.

Кунал замер, комкая уттарью, которая хлопала и рвалась у него из руки на ветру.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Поздним утром, идя по древесным зарубкам с тугим комком уттарьи в руке, он таки добрался до лагеря. Солдаты, сидевшие у очага, наградили его изумленными взглядами.

Когда Кунал увидел, что его дождались, камень на душе стал чуть легче. Конечно, они договорились держаться вместе, пока не пройдут лес, но Кунал не был уверен, что Ракеш станет соблюдать договор.

– На тебя что, Гадюка с дерева свалилась? У тебя поэтому вся ночь ушла на то, чтобы облегчиться? – поддразнил Лакш.

Кунал вперился в него взглядом, чувствуя, как ярость вскипает внутри так, что дышать трудно. Лакш мгновенно подался назад и вскинул руку, останавливая Ракеша.

– У него тот самый взгляд, парни, – констатировал Лакш.

– Я не боюсь взглядов Дхагана. Будто он может меня напугать этими своими… – Ракеш помахал рукой, – …глазками.

Но Ракеш отступил, теребя кудрявую прядь.

Кунал уже достиг точки невозврата, о которой предупреждал дядя, и ему понравилось.

Контроль.

Кунал попытался подавить гнев, но он вспыхнул еще жарче. Молча протопав по углям гаснущего костра, он расчистил прямую дорожку для своей маленькой скатки, впихнул уттарью в свой сверток и сел, мрачно глядя в никуда.

Кунал так не злился много лун – точнее, лет.

Каким же тупоголовым идиотом он был, думая, что может одержать верх над Гадюкой.

– А теперь он выглядит так, словно кто-то украл его конфетку, – усмехнулся Лакш.

Ракеш глумливо ухмыльнулся и открыл рот, но теперь Амир предупреждающе покачал головой.

– Рот закрой. Вы-то чем занимались? Дрожали себе в палатках, слушая лес, и шевельнуться боялись? – поинтересовался Кунал.

Ракеш с головы до ног стал дивного багрового цвета, а Лакш присвистнул и заорал, что пора сворачивать лагерь. Кунал сидел на месте, ощущая, как его ярость идет на убыль и трансформируется. Она балансировала на грани чувства, которое он не пускал в душу годами, – грусти.

Он знал, кто такая Гадюка, – явное преимущество в этой игре. И должен был ощущать решимость, определенность.

Как солдат, на первое место он обязан был ставить долг перед генералом, армией и только потом – перед собой. Таков порядок вещей. Но Кунал сохранил свои идеалы, и сейчас он боролся с собой, не в силах совместить вбитые годами службы принципы Крепости и личный кодекс чести.

Дело было не только в том, что Кунал упустил ее, но и в том, что он наконец-то узнал, без тени сомнения: Эша – Гадюка и его заклятый враг.

Если он хочет стать командующим, то должен схватить Гадюку и притащить в Крепость, даже несмотря на то что она спасла его жизнь.

Он бы не страдал сейчас муками выбора, если бы не ее поступок.

Или она и это спланировала?

Он свирепо наступил на ветку, валяющуюся на пути, испугав остальных.

Кунал поднял сломанную ветку и повертел, чувствуя тяжесть древесины, а потом с силой опустил вниз, ломая о колено. В руках осталась острая зазубренная палка. Он вытащил мачете и начал остругивать кончик, щепка за щепкой, заостряя его до предела.

Она – ключ к его будущему повышению до командующего. И все.

Кунал осмотрел заточенный конец палки и, пробуя остроту, провел им по предплечью. На коже набухли капли крови.

Контроль.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша мчалась, пробиваясь сквозь паутину ветвей и листьев, словно хотела обогнать ветер. Сердце гулко бухало в груди и от усталости, и от мыслей о том, что она едва-едва спаслась.

Она замедлила бег, и от смены темпа тело заныло, готовясь развалиться на части. Зацепившись сандалиями о корень, Эша споткнулась и неловко упала, ударившись голенями. Здесь, у опушки Тея, почва стала не такой мягкой – вдали уже виднелись низкие плавные холмы и долины центральной Джансы.

Никогда прежде она так не напрягала силы, не покрывала двухдневное расстояние меньше чем за день, но ее гнало вперед осознание, как близко к ней подобрался Кунал. Узнавание и страх в его глазах в миг, когда поймал ее уттарью… Частице Эши это понравилось, более того – она упивалась ролью Гадюки после недель путешествия инкогнито.

Эша счистила впившиеся в ладони камушки, отерла руки о грязные порванные штаны. Вода из фляги на вкус была нектаром – хоть эту часть плана Эше удалось выполнить без проблем. И ей повезло вернуться вовремя и увидеть спуск солдата. Вот только свою сумку она бросила на виду.

Эша могла проклинать себя тысячу лун подряд за такую беспечность. Если бы подобное совершил кто-то из ее группы мятежников, она заставила бы провинившегося бегать вокруг городской стены Матхура до посинения.

Она стояла, оцепенело глядя, как он достает ее меч из сумки… Проволока предназначалась тигру, но неожиданно пригодилась для побега от солдата. Если бы не она, Эша бы не вернула сумку.

Эша поглядела вперед, на неясный силуэт города, приютившегося между холмов над Теем. По меньшей мере еще день пути, причем по крутому подъему.

Эша попыталась встать, но тут же поняла, что застряла. Она обшарила сумку в поисках лунной булавки, чтобы отцепить ремешок сандалии от ветки, но так ничего и не нашла. Эша раздраженно вывернула сумку на колени и начала рыться в вещах, в то время как холодок ужаса полз по спине.

Булавка пропала.

Эша свирепо выругалась. Идиотка. Она конченая идиотка.

Ей в голову сразу пришло самое худшее. Что, если солдат нашел булавку? Если он что-то знал о Клинках, то узнает украшение. А если ума у него хватает, то он сумеет сложить головоломку. Итак, Гадюка работает на Клинков.

Она глубоко вдохнула, чтобы успокоиться, и подумала, что бы сказала Арпийя. «Не гадай. Выглядишь глупо, толку нет».

Эша успокоилась и сосредоточилась на фактах. Булавка исчезла. Возможно, ее нашел солдат, а возможно, Эша просто обронила ее где-то в лесу. Это не значит, что секрет раскрыт.

Эша оскалилась. И в любом случае тот, кто ее подставил, уже знал, кто она такая.

Девушка отрезала ветку кинжалом. Сегодня она должна была быть уже на полпути в Фаор, где планировала потратить день на сбор сведений. Единственная ниточка к убийце и предателю вела именно в этот город.

Но теперь солдат видел ее лицо, узнал, что она – Гадюка, и, что хуже всего, мог связать ее с Лунными клинками.

Эша разочарованно выдохнула – так или иначе, она ничего не могла с этим поделать. Но зато она могла осложнить солдат


убрать рекламу






у охоту. И без улик вряд ли кто-то из его дружков поверит, что Гадюка – лишь женщина.

От этой мысли на ее лице заиграла ухмылка. Эшу никогда не переставало восхищать то обстоятельство, что все эти солдаты, эти мужчины трепетали от страха перед ней.

Минутная передышка – и она снова отправится в путь.

Темнота наступала, пора было остановиться на ночлег. Утром она украдет коня и поедет в Фаор, где и приведет в исполнение следующую часть плана.

Чтобы успокоиться, Эша мысленно повторила все, что сказала бы Арпийя, будучи рядом. Как же она хотела, чтобы подруга и впрямь находилась здесь. Арпийя как никто другой стояла близко к положению наставницы в жизни Эши – в то время как отношения с Харуном, вторым лидером мятежников, были гораздо более сложными.

Вспомнив своих, Эша немного приободрилась. Она знала, что будет бежать и сражаться за свою свободу, и неважно, что или кто может прийти за ней. Только встречала бы она противника не при параде.

Она осмотрела пыльные штаны и закопченную рубашку. Еще немного – и можно в этом просить милостыню. Первым делом следует найти новую одежду и еду. Возможно, подобрать еще один-два вида оружия.

Руки Эши оставили черные следы на серебряной фляжке, и она скорчила рожу своему отражению.

Убила бы за ванну. И она действительно имела в виду именно это.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

– Здесь мы разделимся, – заявил Кунал. Сидя верхом на лошади, он приставил руку козырьком ко лбу и оглядел горизонт.

К западу земля начинала высыхать и трескаться, превращаясь в голую пустошь. К востоку располагались портовые города, а за ними – блестящее зеркало моря.

Прежде он недооценивал Эшу-Гадюку. Больше такой ошибки он не совершит.

Кунал схватил ту маленькую булавку и, все так же осматривая горизонт, начал вертеть ее в пальцах. Сегодня утром, отчистив с нее грязь, он понял, что держит в руках символ Лунных клинков, и сердце от такого открытия пустилось галопом.

Настоящий поцелуй удачи от богов. Ключ, в котором он так нуждался, который даст ему преимущество в соревновании. Позже у него будет время рассказать о собственном возбуждении и ужасе из-за этого открытия: Гадюка – человек Клинков.

Кунал не был полностью уверен в своей догадке – он учитывал и то, что находка булавки могла быть простым совпадением. Возможно, Эша подобрала где-то вещицу, украла или хранила для будущей миссии. Но если все правда и Эша – Клинок, то булавка говорила ему о важной детали: Гадюка работала не одна.

И сейчас у него родился план охоты на нее.

– Э, а почему мы разделяемся? – Вопрос Амира вывел Кунала из задумчивости.

– Потому что это соревнование, Амир, – ответил он.

– И некоторые из нас вполне могут обойтись без мертвого груза, – бросил Ракеш, пиная Амира в голень.

Кунал закатил глаза.

Ему будет не хватать Лакша. Друг вечно опережал его на шаг – анализировал и взвешивал, ничем не выдавая своих чувств. На самом деле Лакш был, вероятно, идеальным противником для Гадюки – и Кунал на миг почувствовал себя виноватым, что не поделился тайной с другом. Когда они обсуждали планы, Лакш сказал, что собирается опросить железных дел мастеров, а Кунал сочинил сказочку о визите в Дом Айюл.

Нет, это его преимущество и ему искать Гадюку.

Куналу пришлось признать, что находиться в окружении других солдат было не так уж плохо. По крайней мере, это отвлекало его от раздумий. Но с этого момента ему придется сосредоточиться.

– В случае крайней нужды у каждого есть свисток для почтового ястреба. Не потеряйте их, и ваши шансы вернуться живыми возрастут, – произнес Лакш скучающим тоном. Однако Кунал заметил, как натянулись жилы на его шее, словно другу точно так же не терпелось оторваться от остальных.

– Согласен. Что ж, и куда бы мне податься? – спросил Ракеш, щурясь на солнце.

Кунал посмотрел в том же направлении. Красно-золотистый пейзаж северо-востока мерцал в потоках полуденного света.

Кунал оглянулся на оставшихся троих парней в блестящих от солнца доспехах. Он запечатлел в памяти образ: Ракеш с трудом сохраняет нужную посадку в седле, Амир с сожалением смотрит назад, туда, где скрылась Крепость, а Лакш шепчет что-то Ракешу, отчего тот багровеет.

Ветер напевал ему, что этот миг никогда не повторится и что потом все изменится.

Ракеш снова отвлек Кунала.

– Даже не думай ехать следом за мной, – предупредил он с явной угрозой, а потом поднял жеребца на дыбы и галопом умчался к побережью. Другие лошади заржали, тоже стремясь к свободному бегу. Кунал ощутил, как напряглись мускулы его лошади, будто она прочла его мысли.

– Наверное, пора прощаться, ребята, – сказал Лакш. – Не скажу, что желаю вам удачи.

Он кивнул товарищам, криво улыбнулся Куналу и постучал четырьмя пальцами по груди. Кунал также приложил пальцы к сердцу в ответном приветствии.

Лакш подмигнул другу и умчался в направлении, противоположном выбранному Ракешем.

– Мы – последние. Знаешь, куда ехать? – спросил Амир.

Кунал кивнул и потянул поводья.

Вперед.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал оставил свою лошадь в конюшне, находившейся в окрестностях маленького городка Уджрал, и направился к центру. Лотки и палатки с продуктами играли красным, синим и зеленым цветами на фоне сереньких каменных и деревянных домов. Некоторые палатки по размеру напоминали шатры, а самые крохотные лотки лепились рядами друг к другу, словно детские кубики.

Долгожданное зрелище. Бурчание в его желудке превратилось в боль примерно милю назад, и Кунал умирал от желания съесть поджаренную лепешку с горчичными семенами и запить ее кувшином пахты, чтобы остудить жар от солнца, опалившего шею.

Только легкий пурпурный тюрбан на голове защищал его от зноя. Кунал мог бы утонуть в собственном поту. Солнце и слой бронзы на теле отнимали последние силы. Он забыл, насколько душной стала Джанса после высыхания реки Бхагья и насколько прохладным был климат в области Крепости. А сейчас, вспотев, Кунал обо всем вспомнил.

Где искать убежище Гадюки?

Днем раньше Кунал останавливался в гарнизоне и перерисовал там карту городов, где предположительно находились убежища мятежников. Первый из них – Уджрал, затем он обследует Фаор и Адартху. Кунал дополнил карту собственными сведениями, но их было негусто.

Он поспорил бы на свои доспехи, что она, маскируясь, обязательно остановится в одном из этих городов, – и тут как раз пригодятся его навыки следопыта! Но чем больше он об этом думал, тем ясней понимал, как мало знает о ней.

Щиты Сенапа обучались распознавать цели по одежде, акценту, манере поведения. Однако акцент Эши не принадлежал ни к одной области – она то растягивала гласные, как в Варулоке, то не проговаривала их, как в Парвалокхе. На кайме ее сари не было вышитого узора какого-либо Дома или области, неважно, Джансы или Дхарки. Единственная необычная вещь – булавка сари, которую он увидел в ночь их первой встречи. Навершие было сделано в форме жасмина, цветка, в изобилии произраставшего в Дхарке.

О чем говорила эта деталь, он не знал. Пожалуй, только о том, что ее прошлое не совпадало с маской. Поэтому он решил выследить ее, опираясь на единственную вещь, которую Эша не могла изменить.

Кунал проверил сумку – на месте ли свиток с портретом Эши, который он нарисовал лично? Роясь в сумке, он не смотрел, куда идет, и не услышал грозного окрика.

На него рухнули стопки разноцветных тканей, закутав с ног до головы. Споткнувшись, он сшиб груду кремовых яблок и едва устоял на ногах.

Лавочник выскочил на улицу, раздувая ноздри и яростно выкрикивая оскорбления с горящими от злости глазами. Кунал склонил голову и быстро как мог вернул фрукты на место, уже готовясь просить прощения.

– Ты не украдешь у меня, жалкий…

Кунал приготовился выслушать продолжение, но лавочник вдруг остановился примерно в футе от него. И прежде, чем ему удалось распознать мелькнувшее на лице невысокого мужчины выражение, тот униженно распластался на сухом песке – верхушка хитро свитого бежевого тюрбана почти коснулась ног Кунала.

Кунал в изумлении поглядел на мужчину и мгновенно наклонился, чтобы поднять его на ноги. Винить за разгром следовало только собственную рассеянность.

Вместо того чтобы поднять лавочника с песка, Кунал упал на колени рядом и взял за плечо. Тот что-то мямлил о ненадежной ткани и о том, как приказал помощнику подвязать все отрезы.

Все это походило на извинения. Только вот Кунал не мог понять – за что.

– Хозяин, я смиренно прошу прощения. Я не хотел красть и, если принес ущерб вашему прилавку, желал бы его возместить.

Кунал убрал руку с плеча мужчины, оцепеневшего от прикосновения, и потянулся к своему кошельку. Лавочник ударил его по руке, а потом снова в ужасе оглядел – глаза стали круглыми, словно тарелки из нержавеющей стали, которыми он торговал.

– Мне так жаль, – поклонился лавочник, торопливо произнося слова. – Я не видел… не признал… этот тюрбан… – Он сделал паузу. – Эменда, господин. Нет. Я не могу принять их, – и он заломил руки.

Кунал поднялся на ноги. Он знал, что только к генералу Хотха обращались «эменда». Это почтительное наименование вошло в моду лишь после захвата королем трона – до того Джанса была равноправным обществом.

Кунал потянулся к мужчине, качая головой, но тот почти отпрыгнул.

– Тогда позвольте мне что-то купить, – предложил Кунал.

Мужчина выглядел так, будто вот-вот снова запротестует, и Кунал заметил косые взгляды в сторону его кирасы и золотых наручей.

Кусочки головоломки сошлись в голове. Он – солдат из Красной крепости, что очевидно благодаря бронзовым доспехам. Обычная пехота носила кожаные.

Куналу было легко забыть о репутации солдат Крепости, так как большую часть времени он проводил, скрываясь в ее стенах либо воюя за их пределами. Он вспомнил, как Эша отпрянула прочь в первый миг знакомства. Было ли это сделано напоказ?

Осознав это, он нахмурился, но попытался принять более непринужденную и приветливую позу. Внутри кольнуло сожаление, что солдат встречают именно так.

– Я настаиваю. Путь был долгим, и я до смерти устал от пайка.

Кунал улыбнулся. Лавочник, немного успокоившись, пригласил пройти за ним в заднюю часть палатки. С бурчащим на всю палатку животом Кунал выбрал еду, подходящую для путешествия, – сушеные манго, мягкие лепешки и жареные пирожки с зеленым горошком. Свежих продуктов было на удивление мало. То, что лежало на застеленных льняной тканью столиках, было сухим, вялым и сломанным. Тонкие побеги сахарного тростника, чахлые баклажаны и окра.

Соседние торговцы уставились на происходящее во все глаза и окружили палатку. Кунал предположил, что их внимание привлек солдат, готовый платить, но в сверкании их взглядов было что-то лихорадочное.

Все они выглядели тощими, до крайности тощими, и вблизи Кунал заметил потрескавшуюся кожу на руках и отчаяние, с которым они тянули руки к проезжим, предлагая свои товары.

Он заколебался, но заговорил прежде, чем осознал это.

– Хозяин, а через ваш город проезжало много солдат?

– Нет, нет, – ответил лавочник, тряся головой. Кунал не отводил глаз, и тот запнулся, хотя и не отступил.

У него явно что-то было на уме, и Кунал ощутил прилив любопытства.

– Хозяин, можете говорить свободно. – Кунал смягчил голос и повертел инжир в пальцах. – Мне просто интересно. В последнее время я не слишком-то много ездил.

Невысокий мужчина, годившийся ему в деды, внимательно осмотрел Кунала. Тот выпрямился, желая выглядеть достойно в глазах собеседника.

– Да, тут много солдат побывало. Но им у нас больше не рады. – Лавочник придвинулся ближе. – Последний отряд украл нашу драгоценную воду, а она стала редкостью с тех пор, как Бхагья пересохла. Это знак немилости Матери-земли. Нельзя им было рушить узы «джанма».

Стало ясно – мужчина собирался продолжать, но остановился.

Хотя кончики его кудрявых усов дрожали, он выдержал взгляд Кунала, и тому захотелось отвернуться.

Генерал говорил солдатам: засуха – это временная трудность, сбой. И не существовало причин оспаривать утверждение – Крепость брала еду у торговцев, а не с полей, и торговцы всегда имели возможность удовлетворить все нужды солдат.

Им присвоили такую привилегию в отличие от прочих городов.

Он не понимал, что узы были до такой степени нарушены – даже не задавал вопросов.

– Узы «джанма» – вещь непокорная, творение богов, чистая правда. Но даже мой внук знает, что для ритуала нужна кровь женщины из Самьядов и мужчины из Химьядов. Как же король… – Лавочник быстро умолк, поняв, что его речи граничат с изменой. Он слегка пошел на попятную.

Однако Кунал не разозлился из-за его слов – только расстроился и задумался над тем, знает ли король о происходящем. Мысль была отрезвляющая, из тех, что никогда раньше не приходили ему в голову.

– Мы защитим оставшиеся водоемы. Уджрал не запугать.

Защитят водоемы.

Кунал знал, что солдаты могли вести себя нагло, целеустремленно – но отнимать у тех, кто столь явно нуждался?

Он хотел бы не думать об этом, но выражение лица лавочника невозможно было забыть. Твердую, мрачную линию рта, страх в глазах, которые видели слишком много. Кунал не знал, что сказать.

Армии поручили охранять свой народ. А вместо этого солдаты Крепости подвергли его опасности. Они провалили задание – он его провалил, даже не зная об этом.

Гнев закипел в груди.

Если он станет командующим, то обретет власть, чтобы изменить все это – напомнить солдатам об их клятвах, вернуть понятие о чести, добиться справедливости для неимущих. На этом посту он мог бы изменить мир к лучшему.

Все, что он смог предпринять, – схватить руку лавочника и склониться над ней, прижав пальцы к груди.

– Вам нечего меня бояться, клянусь честью как дитя Нарии, – сказал Кунал, прибегнув к старой, выученной у матери клятве.

Глаза лавочника на миг расширились, словно он не мог поверить, что слышит такую старинную формулу верности от солдата Крепости. Но взор его смягчился, и он обнял Кунала за плечи, отвечая на клятву.

Резкий треск послышался из глубины палатки, и Кунал вздрогнул. Он вскинул голову и потянулся к ножам, заткнутым за кушак.

– Что это?

Лавочник нервно оглянулся на закрытую часть палатки, и Кунал двинулся туда, чтобы проверить, не означает ли этот шум угрозу.

Он почти вошел туда, когда лавочник вырос на пути.

– О, ничего, ничего страшного. Наша печка порой издает странные звуки.

Но в палатке было прохладно. Кунал, покосившись на мужчину, надавил на стенку, откуда исходил звук, и заметил небольшое отверстие – словно в спешке прикрыли холщовый клапан. Держа наготове нож, он потянул…

И оказался в маленькой комнате в окружении девочек. Женщина средних лет сидела впереди на скромном деревянном стуле, подняв руки в воздух. Ее голос был глубоким и певучим.

– Говорят, будто боги предвидели разрушение уз «джанма» и запланировали рождение принцессы Рехи, ибо ей суждено стать нашей спасительницей. Летним утром во время первого посещения Гвали Махир Химьяд, будущий король Дхарки, увидел прекрасную девушку, которая прогуливалась по дворцовым садам, и поклялся завоевать ее сердце. Только потом он обнаружил, что девушка – это Гаури Самьяд, принцесса Джансы и младшая сестра правящей королевы. Любовь на века – такая, что соединила два народа.

После свадьбы и рождения сына, ставшего наследным принцем Дхарки, на свет появилась Реха. Девочка, имевшая право на престол Самьядов. Умная и добрая малышка проводила время в библиотеках и конюшнях во дворце Матхура. Годы проходили мирно, и Джанса, и Дхарка процветали, люди жили счастливо. Они и не подозревали, что ждет впереди.

Говорят, что в Ночь слез сами боги рыдали от гнева. Небеса сотрясала буря, муссон хлестал так яростно, что воздух стал мутно-серым. Королева Шилпа погибла, как и все ее близкие. И, по злосчастному стечению обстоятельств, принцесса Реха также находилась во дворце – она приехала к тетушке с визитом, чтобы изучить свое происхождение и данные по рождению права.

Щиты Сенапа ворвались в комнату принцессы Рехи, их украшенные камнями браслеты сверкали даже во тьме той ночи, их шаги грохотали по мраморным полам дворца. Но кто-то ее предупредил. Принцесса убежала из комнаты, проскользнула через туннели под Гвали и исчезла в ночи.

С тех пор она странствует по земле, сокрывшись от наших глаз, готовясь вернуться в тот миг, когда понадобится нам больше всего. Наша единственная спасительница. Наш единственный шанс исполнить ритуал возобновления, согласно желаниям богов, и восстановить разорванные узы «джанма».

Кунал никогда не слышал, чтобы так рассказывали историю пропавшей принцессы. Всплыло непрошеное воспоминание о матери: ее широко раскрытые глаза, то, как она кричала ему, приказывая бежать…

Он вздрогнул и отвлекся от воспоминаний, когда на его плечо легла рука.

– Пожалуйста, не докладывайте о них, эменда, – зашептал лавочник, возникая у его локтя. – Умоляю вас. Они всего лишь девочки.

Пульс Кунала участился от этих слов, забрезжило понимание. Королевский эдикт, запрещающий людям собираться группами больше шести.

Он-то считал эдикт методом борьбы с сопротивлением – с «бунтарями», как их называл генерал, с теми, кто подстрекал к волнениям и беспорядкам. Именно так ему и твердили.

Кунал постепенно начал понимать, что ему скармливали кучу всякой лжи – и он в нее верил.

Он закрыл клапан и тоже положил руку на плечо лавочника.

– Вам не о чем беспокоиться, – ответил он, глядя собеседнику прямо в глаза. – Как я и говорил – клянусь честью. Что же там?

Все выглядело как разновидность школы – с кусочками бумаги и мела, рассыпавшимися повсюду. В углу на возвышении стояла небольшая мраморная статуэтка девочки-пастушки. Кунал видел похожую в городе, который проезжал до этого.

– Мы учим этих девочек, потому что никто другой этим не занимается. У нас нет таких возможностей, как в больших городах вроде Фаора, но мы обходимся тем, что есть.

– Я никому не скажу. – Кунал положил руку на сердце. Лавочник заметно расслабился. – Не бойтесь меня.

Куналу очень не нравилось, что приходилось это объяснять.

– А это была история пропавшей принцессы? Никогда не слышал, чтобы ее так излагали, – полюбопытствовал он.

Лавочник поглядел на него с подозрением.

– Так все джансанцы рассказывают эту историю, может, немного по-разному. Но суть одинаковая.

– Та, которую нам пересказывали в Крепости, очень отличалась от вашей, – заметил Кунал.

– Я этому не удивляюсь, юноша. Генерал – яростный сторонник короля.

Кунал вздрогнул, поняв, что мужчина говорит в настоящем времени. А это значило, что весть о смерти генерала пока еще сюда не долетела. При упоминании дяди Кунал вытянул листок из сумки и развернул, чтобы показать лавочнику. Он не рисовал много лун – но сумел ухватить высокие дуги ее бровей, изгиб ее губ.

Это придется сделать.

– Вы не видели здесь эту девушку? – спросил он с приливом надежды.

Лавочник потряс головой.

– Она ваша родственница?

– Можно и так сказать. – Кунал умолк, стараясь не поддаваться разочарованию. Придется ехать дальше, в Фаор. – Вы, кажется, говорили о еде? – и Кунал улыбнулся.

Лавочник кивнул, явно обрадовавшись уходу разговора от опасных тем. Он повел Кунала обратно к плите, прочь от скрытой комнаты. Ловко нажарив еще горку пирожков с горошком, он постепенно успокоился и стал отвечать на вопросы гостя.

Кунал и впрямь обожал эти пирожки, но он также хотел узнать больше о местных людях. Раджу-лавочник рассказал ему, насколько город зависел от сельского хозяйства и как начал страдать два года назад, после пересыхания Бхагья. Покупатели были, но продавать стало нечего – весь урожай сахарного тростника оказался испорчен.

Их соседи на севере пока не столкнулись с подобными тяготами, ибо там река пока еще текла обильно от истока в Айфорском кряже. Это обстоятельство встревожило Кунала – стало ясно, что до засухи в центральных районах осталось немного времени. Столица и другие южные города могли рассчитывать на океан и торговлю. У этих людей не осталось бы ничего.

Каким бы суровым ни был король, все это казалось уже не суровостью, а жестокостью и безответственностью. Кунал понял, насколько далек он был от нужд Джансы и ее народа. Он провел последние десять лет в неведении, сражаясь на границах или тренируясь в Крепости. Не задавал вопросов и не выглядывал за пределы собственной жизни.

Для людей, живших за счет реки, земля была всем. Им ничего не перепало из военной добычи короля, укравшего и землю, и их жизни.

Через час Кунал ушел из палатки со свежими пирожками с горошком и подарком Раджу – особыми домашними лепешками-роти, которые он вручал так настойчиво, что Кунал не смог отказаться.

Ему было над чем поразмыслить, особенно над тем, что убийство генерала до сих пор держали в тайне. Возможно, Крепость сделает это после поимки Гадюки.

Вместо того чтобы сразу отправиться в конюшню, Кунал решил побродить по узким мощеным улочкам города. Ему нужно было увидеть все, что описывал Раджу, своими глазами.

Лавочки жались все тесней, и, по мере того как широкие улочки сменялись бедными закоулками, одежда на прилавках менялась с ярких вышитых одеяний и тюрбанов на тряпье того же грязно-серого цвета бедности, что лачуги вокруг.

Обойдя весь городок, Кунал не нашел Гадюку, но насмотрелся достаточно: он видел колодцы, сухие и заброшенные, и семьи из семи-десяти человек, ютившиеся в хижинах размером с палатку Раджу.

Глаза людей блестели от голода, и под их взглядами у Кунала словно что-то треснуло в груди.

Он столько всего игнорировал, презрительно запершись в своей жизни. Больше такого не будет.

Пара мальчишек выбежали на улицу прямо перед его носом, увлеченно тузя друг друга, но, заметив Кунала, замерли, со страхом и восхищением глядя на его доспехи.

Кунал взялся за золотые наручи и в два яростных рывка стащил их с рук. Он опустился на колени, пачкая грязью светлый хлопковый дхоти, и протянул наручи мальчикам.

Новую одежду тоже стоило бы найти, нечто такое, что позволило бы ему смешаться с толпой в городах по пути следования. Он более не хотел пользоваться преимуществами, которые давали эти доспехи.

Кунал оседлал кобылу, перекинув тонкий кожаный ремешок со стременами через спину. Она было попыталась куснуть его за руку, но Кунал проигнорировал приглашение к игре. Не сегодня.

Как только все было готово, Кунал отправился в дорогу, твердя себе, что искать Гадюку – лучший способ помочь этим людям, чем думать об их страданиях.

Но забыть было невозможно.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша переступила через одурманенного мужчину, который уснул, раскинув руки и ноги, будто размотанные канаты.

На столе рядом со свечой и увеличительным стеклом громоздился ворох свитков. Она надеялась, что тот спящий мудрец изучит украденные свитки и даст ей полезные сведения, но пока ей не везло.

Эша быстро обернулась, шелестя новым сари, – прохладный шелк струился по коже, как вода. Сари было достаточно длинным, чтобы привязать кинжал и меч-плеть к бедрам – необходимая предосторожность во время бегства. Рубашка без рукавов, темно-голубого цвета с золотой вышивкой и пурпурными вкраплениями, облегала ее тело, как перчатка.

Когда она двигалась, на лбу начинала звенеть золотая капелька и золотые цепочки в уложенных волосах. На обоих запястьях бряцали ряды золотых браслетов, поблескивая крошечными кристаллами. Джансанская мода была яркой и вычурной, полной противоположностью маскировке. Эше очень нравилась идея спрятаться сегодня на виду среди рыночных щеголих.

Она взяла свечу, подплавила кончик сурьмяного карандаша и провела аккуратные линии на веках. Дышалось легко, и она поймала себя на том, что улыбается. Так на нее иногда влияла временная безопасность. Никто не знал, где сейчас Эша, и никто бы не отыскал ее сейчас в этой комнатке, хозяин которой валялся ничком на полу в двух шагах справа, пребывая в беспамятстве из-за травяной настойки.

Вдруг ей вспомнилось, как Кунал спал на дереве с беззащитно приоткрытым ртом… Отчего она не прикончила его прямо там, при свете лесного утра? Один точный удар – и Кунал больше ее бы не побеспокоил.

Но почему-то не поднялась рука.

Несмотря на байки о Гадюке, Эша во время заданий не проливала кровь впустую. Она делала только то, что необходимо. Ни больше ни меньше. Ее умение слиться с толпой и притвориться кем угодно было идеальным для шпиона мятежников. И хотя она действительно делала иногда грязную работу, многие из самых известных подвигов Гадюки были сильно приукрашены выдумкой.

Чья-то сестра пересказывала их чьей-то двоюродной тетушке, и вскоре в народе гуляли слухи о Гадюке, останавливающей целый эскадрон Щитов Сенапа по дороге в порт. Не то чтобы Эша не могла бы свершить всех подвигов, что ей приписывали, – она просто этого не делала. Пока.

Убийства ради самих убийств сотворили бы из нее такое же чудовище, как король-самозванец на престоле Джансы. Эша знала, за что сражается и шпионит, знала, ради кого это делает, и имела собственные представления о чести.

Эша отступила от зеркала, любуясь делом своих рук.

Дымчато-черные тени струились по ресницам и векам, словно последние вздохи летнего дождя. Ее губы рдели, как сладкие нацелованные ягодки. В общем, Эша выглядела избалованной дочуркой богатых родителей.

Хмурясь, она застегнула с помощью крючка ножные браслеты и распрямилась. Теперь она полностью готова к миссии.

Эша все это спланировала, как только покинула Тей, добыла лошадь и отправилась прямиком в Фаор. Если Джитен наврал, она вернется и ради всеобщего блага отрежет ему пальцы.

У нее было мало улик, помимо докладов и меча-плети – последний она могла бы изучить, только вернувшись обратно в Матхур. Вот шанс узнать, почему ее подставили и кто мог выведать о ее связях с Клинками.

Невзирая на новую цель, Эша не забыла и о поручении от прекраснейшего принца Харуна. Помимо убийства генерала и возвращения доклада, за который другой Клинок отдал жизнь, она должна была оценить слабость уз и степень засухи в Джансе. Река здесь, в Фаоре, текла широким холодным потоком, однако по пути Эша приметила пораженные засухой городки, в которых могла воцариться нужда.

Река в Дхарке пока что не страдала от нарушения «джанма», но Харун желал получить весточку, чтобы взвесить ситуацию и узнать, куда отправить помощь. По его словам, так он собирался привлечь народ на свою сторону, но Эша знала – дело в его мягком сердце.

Она пока не сообщила Харуну, что ее подставили, по пятам за ней идут солдаты, и один из них узнал, кто она такая. И может узнать больше.

Эшу передернуло от мысли о том, как бы принц ответил на такое сообщение. И даже если бы послание зашифровали, в случае перехвата оно могло подставить Клинков под страшный удар. Лучше – и безопаснее – будет доложить о произошедшем лично.

Въехав вчера в Фаор, она собирала информацию, прислушиваясь к сплетням торговцев у городского колодца. До города пока не дошла весть о смерти генерала и о том, что это сделала Гадюка. Вместо этого люди обсуждали перемирие и надеялись, что оно положит начало настоящему миру. Приречные города не испытали на себе всю тяжесть войны, как приграничные – разоренные поля, разрушенные дома, – но в словах жителей все-таки звучало радостное волнение. Облегчение.

У Эши сжалось сердце: если она не вычислит, как и почему подставили Гадюку, зацветающие ростки мира опять вытопчет война. Если вскроется связь Гадюки с Клинками, все будет выглядеть так, будто за убийством генерала стоял король Дхарки. Вардаан может использовать это как предлог для нового нападения на Дхарку… новых убийств и грабежей.

Вначале Гадюку отправляли лишь прикрывать людей, которые боролись с несправедливостями правления Ваардана. Лишь два года назад ее миссии стали гораздо опасней.

Она была юна, слишком юна, однако никто, кроме нее, не обладал подобными навыками боя или знаниями языков. И она была более чем готова рискнуть. Она пообещала Харуну отделиться от него и от Клинков, остаться незапятнанной и независимой.

Она зашла уже слишком далеко.

После освобождения из темниц Гвали Эша попала на улицы без денег и еды, при ней оставались только лохмотья, прикрывавшие спину. На рынке, похожем на здешний, парень из благородной семьи поймал Эшу, когда она залезла в его карман. Он схватил ее за руку и заметил браслет-валайю на запястье и голодный блеск в глазах. Вместо того чтобы отволочь к стражникам, он спрятал Эшу в семейном караване.

Король Махир был единственным человеком, узнавшим в одичавшем ребенке, которого приволок его сын, дочь последнего дхарканского посла.

Харун и его родные приняли ее, когда у Эши ничего не осталось. И она сделает все, что потребуется, чтобы сохранить мир, которого жаждет король.

Стараясь не хмуриться, Эша вынула из сумки письмо Арпийи и любовно разгладила его на коленях.

«Приветствую, моя дорогая. 

Деньки у нас жаркие и влажные, жасминовые кусты в цвету. Мальчишки такие же надоеды, как


убрать рекламу






и всегда…»
 

По Арпийе она скучала постоянно и совсем не так, как по другим товарищам в лагере. Эше нравились юмор и верность Бханду, остроумие Аахала, тихая сила Фархана. И они с Харуном выросли вместе. Они оба превратили свои утраты в силы, подстегивающие их двигаться дальше.

Но Арпийя находилась рядом, когда Эше было хуже всего, и знала каждую из ее мыслей – и по-прежнему заботилась о ней. Именно их дружба скрепляла воедино кусочки души Эши во время кошмаров, побуждая ее стремиться к нормальной жизни.

Она со вздохом убрала письмо и, открыв окно, резко свистнула. К створке слетела большая сова и неуклюже уселась на край подоконника, моргая янтарными глазами. Эша обернула письмо шнурком и привязала его к лапе совы. Но птица не торопилась улетать: она глядела на нее целую минуту в упор. Теперь Эша недоуменно заморгала и, наконец, сообразив, в чем дело, угостила птицу лакомством. Оно сразу исчезло, и, протяжно ухнув, сова отправилась в полет.

Солнце уже поднялось высоко, и базар должен был открыться через несколько минут. Эша постаралась сосредоточиться на том, что ей нужно сделать, отмахнувшись от роящихся в голове мыслей. Тревожась, она попусту тратит силы, так ей ответов не найти. Эша вернулась к маленькому столу в центре комнаты и достала из тайных ножен один из клинков, собираясь его наточить. Комнату заполнил скрежет металл по камню, но мужчина на полу даже не шелохнулся.

Она ухмыльнулась. Сонная настойка, как и обещал продавец, стоила своих немалых денег. И никто на рынках Фаора не будет задаваться вопросами, куда пропал тот или иной торговец. Во всяком случае, Эша на это очень рассчитывала.

Эша всегда ненавидела работать с предателями. Почему люди вообще решаются предать Клинков? А ей приходится возиться, убирая следы.

Но на сей раз, если она добудет ответы, то потом с радостью приберет за собой.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал, остановив лошадь недалеко от въезда в Фаор, вытянул из сумки ломтик сушеного инжира и принялся тщательно жевать. Лошадь встряхнула головой, очевидно чувствуя раздражение: хозяин ел, а она – нет.

Миновала почти неделя со дня отъезда из Крепости. Куналу было любопытно, как продвигаются дела у других солдат. Лакш точно в порядке, скорее всего, уже обзавелся кучей дружков вверх и вниз по течению реки. Амир наверняка наслаждается видами, ну а за Ракеша он беспокоиться не собирался.

Кобыла недовольно заржала, и Кунал, рассеянно потрепав ее по шее, поделился инжиром. Они въехали в город, приближаясь к обширному пустырю, покрытому грудами камней – развалинами каменной башни. Кунал продолжал гладить лошадь, пока та не успокоилась. Простиравшийся перед ним город был самым большим из всех, которые он видел в своем путешествии, и не таким уж бедным, поскольку река здесь разливалась свободно.

Из пригорода он мог наблюдать очертания старого храма Солнечной девы и крытый рынок в центре города, а также здание городского совета на вершине холма. Король отменил собрания, и последние десять лет залы пустовали, но Кунал еще не слыхивал о джансанце, который бы не чтил старые традиции и не сохранял эти здания в целости.

Король Вардаан снес бы и храмы, но даже он опасался гнева богов – и их последователей.

Кунал присматривался к жителям, проезжая по улицам, – насколько истощенными они выглядят, какими овощами и фруктами торгуют? И на всякий случай искал, нет ли где дебоширящих солдат.

Во время путешествия из Уджрала Кунал обдумывал все, что узнал, и гадал, что он может сделать. Помимо прочего, он все время возвращался мыслями к пропавшей принцессе. Кунал никогда не слышал, чтобы Щитам Сенапа приказывали обратить оружие против королевского рода.

Выжила ли она? Правы ли были эти люди, утверждая, что она уцелела? Если, как все пламенно верили, это на самом деле так, то принцесса могла стать ключом к спасению земли, помощницей народа.

Теперь он проклинал себя за слепоту, нежелание задавать вопросы и безропотную покорность. И до его ушей долетали обрывки разговоров дяди и других военных вождей – речи о засухе, разорванных узах «джанма», полуправда и ложь, – и Кунал в нее верил. Ему было легче жить жизнью солдата, сосредоточившись на ежедневных задачах выживания. Сейчас Кунал мог только спрашивать себя, чего еще он не знает.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Фаорский базар покрывал территорию около полумили, окружая венцом небольшой холм в центре города. Со схемой расположения Эша ознакомилась еще вчера, поскольку он играл решающую роль в ее планах.

С момента отъезда из Поры она обдумывала слова Джитена про фаорскую мятежницу, которая спешит покинуть Джансу. С какой стати уезжать из Южных земель, если мир так близко?

Если только у тебя нет сведений о том, что мир рухнет – и ты в поисках пути для бегства.

Если только не ты подставила – и знаешь, что твои дни сочтены.

Что же могло заставить человека предать Лунных клинков? Члены братства всегда жили достойно. Хорошее питание, высокие цели…

Эша потрясла головой. Все неважно, не так ли? Даже если она не продавала Эшу и Клинков, она дезертировала, а это ведет к одному результату – гибели от рук Гадюки.

Вчерашний день Эша провела, собирая сведения от своих фаорских контактов. Один поделился, что мятежница приходила на базар каждый день на прошлой неделе, прохаживалась у ювелирных лавочек, а затем шла в караван-сарай, чтобы поторговаться за проезд. Пока что никто не пошел на сделку, ведь большинство караванов уже наняли для восточного торгового праздника.

Очевидно, у мятежницы было достаточно денег на оплату проезда, что сужало количество гостиниц, где она могла бы остановиться, до четырех. Эше не составило труда подкупить нищих служанок в каждой из них и узнать точно.

Если ветер удачи повернет в нужную сторону, Эша перехватит подозреваемую сегодня же.

Она следила за мятежницей от гостиницы с раннего утра в надежде, что та вновь пойдет на базар. Там было достаточно людей, чтобы взять цель незаметно, не раскрывая свое инкогнито.

Мужчина в большом бежевом тюрбане, который едва держался на макушке, вручил Эше то, что она искала целое утро. Эша обхватила металлическую чашку ладонями и с наслаждением вдохнула поднимающийся от нее пар, кивнув лавочнику-чайвале в знак благодарности.

Сделав первый глоток, она вспомнила, как мать называла чай божественным нектаром[8]. Ее отец, посол Дхарки, как-то привез им из Дальнего Востока скрученные чайные листочки. Необычные сувениры и подарки были одной из его привилегий. В тот день Эша с родителями вместо обычного ужина ели изысканную выпечку и пили зеленый чай, а папа рассказывал о королевских пирах и библиотеках, в которых хранилось непостижимое уму множество свитков.

Эша вздохнула, отбрасывая воспоминания прочь. Она выбрала чайную лавку потому, что здесь была превосходная точка обзора – можно наблюдать за посетителями базара и продумывать планы. А вот отвлекаться нельзя ни в коем случае.

Она похлопала себя по бедру, чтобы убедиться – оружие с ней. Отлично. Она поднырнула под свернутый ковер, который несли двое мужчин, и со сладкой улыбкой увернулась от лавочника.

Эша отследила цель от гостиничной комнаты до центральной части базара – крытого рынка с каменными арками переходов и самыми дорогими товарами. Подозреваемая, как выяснила Эша, снова и снова приходила в ювелирные ряды.

Следя за целью, Эша неторопливо двигалась от одного прилавка к другому. Наивное полудетское личико, огромные глаза. Странновато для человека, достаточно хитрого и жестокого, чтобы зарезать генерала в постели и подставить Гадюку.

Девчонка с легкой улыбкой полюбовалась затейливыми серьгами, затем взяла в руки изысканное рубиновое ожерелье.

Эша придвинулась ближе, выжидая и наблюдая.

Ее цель как раз обернулась что-то сказать продавцу, как Эшу оттолкнул огромный мужчина, заслонив собой всю сцену. Эша свирепо уставилась на его волосатую спину, сопротивляясь желанию ткнуть в нее клинком.

Внезапно на прилавок с украшениями налетели сразу четыре женщины разных возрастов: они перебирали, примеряли, хватали инкрустированные рубинами браслеты и сапфировые серьги, щебеча о предстоящей свадьбе, как стая попугаев на дереве. Эша извернулась, чтобы не потерять цель из виду окончательно.

Девушка вложила что-то продавцу в руки и отправилась дальше, один раз оглянувшись на шумную семейку.

Эша резво кинулась следом, обойдя стайку женщин у прилавка и выхватывая в толпе то край уттарьи, то профиль. Теперь девушка пробивалась сквозь толпу с гораздо большей скоростью. Текли минуты, толпа разрасталась, аромат жареных джалеби и скидки на покупки манили все сильнее.

Они покинули крытую часть базара, снова оказавшись под небом. Эша прибавила шагу, толкаясь и извиняясь на ходу с приятной улыбкой. Она рано выучилась тому, что больше всего путей открывает именно улыбка.

Отовсюду зазывали лавочники, становясь все нахрапистей по мере того, как Эша глубже уходила в ряды с товарами для дома и едой. Несмотря на ворчание в животе, она игнорировала лавину восхитительных запахов.

Сначала дело, потом еда. Что-то вроде награды за миссию.

Обезьянка, которая ловко танцевала в джутовой шапке с медными сагатами, собрала множество зрителей[9]. Люди столпились вокруг нее, освободив проходы, и Эша смогла проскочить вплотную к девушке, а затем проследовать за ней по маленькой аллее.

Она намеренно столкнулась с целью и легко коснулась рукой ее спины, готовясь вытащить меч.

Девушка вздрогнула и обернулась.

– Крайне сожалею, эменди. – Эша указала на край своих вышитых бисером сандалий. – Похоже, бусинки зацепились. Не могли бы вы помочь мне их отцепить? Сами знаете, от этой новой моды одни проблемы.

Девушка выглядела моложе, чем Эша. Поразительно.

Эша тут же скрыла удивление и улыбнулась собеседнице. Хрупкая, большеглазая, наполовину еще ребенок с виду, девушка казалась слегка озадаченной, но с круглого личика пропало напряженное выражение.

– Конечно.

Девчонка встала на колени и потянулась к сандалии Эши.

Как только она склонила голову, Эша толкнула ее в полутьму переулка. Она обернула тонкий кончик меча вокруг шеи девчонки и сдвинулась вперед, чтобы спрятать цель от прохожих за каскадами уттарьи.

– У тебя примерно минута, чтобы объяснить, отчего ты нас предала, – прошептала Эша.

– Что-о? – Девчонка взметнула вверх карие глаза, широко распахнутые от удивления и ужаса, и увидела ледяной взгляд Эши и меч, готовый ее задушить. – Гадюка, – с запинкой произнесла она.

Эша ухмыльнулась – точнее, оскалила зубы.

– Тогда ты знаешь, что я не играю в игры. Скажи то, что я хочу знать, и, возможно, я позволю тебе жить.

– Не понимаю, что вы хо…

– Я бы поостереглась лгать, – выдавила Эша, кипя от ярости. – Ты уехала из Гвали, ничего не сказав товарищам из Клинков, расспрашиваешь о возможности нанять караван, трясешь большим кошельком золота. Или ты просто решила действовать самостоятельно? Знаешь, я понимаю твое желание убить генерала, но подставлять меня как-то чересчур.

Лицо девчонки начало терять краски, она отчаянно вцепилась в руки Эши.

– Хм, похоже, сотрудничать ты не собираешься. – Она ослабила хватку меча ровно настолько, чтобы заработали голосовые связки цели. – Но я дам тебе еще один шанс.

– Это… не то… что… вы думаете, – сумела выдавить девчонка.

Из ее горла рвалось бульканье, но любой звук перехватывало кольцо стали.

Эша сделала паузу и придвинулась ближе, глядя в упор.

– Далия, – сказала девчонка натянутым голосом, произнося слово по слогам. Эша резко взглянула на предательницу, ее разум бешено заработал, выискивая связь между этим именем и убийством генерала. – Моя Далия.

– Что ты сказала?

– Далия, – снова прошептала она и вытянула пальцы по направлению к сумке. Эша схватила сумку и вытащила оттуда рубиновое ожерелье и записку.

Любовное письмо, написанное энергичными каракулями, с согласием на совместный побег и подписью – Далия.

Да смилуется над ними Лунный владыка.

Девчонка влюблена. Ее звали Тана, и она не бежала, предав Клинков, она бежала к жизни для себя и возлюбленной. Если она способна на такую любовь, Эша не встанет у нее на пути, невзирая на прошлые поступки этой девчушки.

Эша взглянула на нее, чтобы высказать все это и извиниться.

Внезапно Тана обмякла. Эша быстро убрала меч с ее горла и встряхнула девушку, чтобы привести в чувство.

Но та по-прежнему неподвижно лежала у стены.

Эша выругалась.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал медленно шел по суетливым улицам базара, высматривая любые странности, но в основном наслаждаясь толчеей.

Последние несколько часов он провел, расспрашивая горожан. Он показывал им рисунок с Эшей, рассказывая, что ищет невесту, которая струсила перед свадьбой и сбежала. Действовала эта историйка на удивление хорошо. Многие были не против поговорить, однако новых зацепок Кунал так и не получил.

Единственный раз он отвлекся от преследования Эши, чтобы прочитать записку от Алока, которую утром принес ястреб. Ответ Алока приободрил его не только благодаря юмору письма, но и потому, что оно развеяло его одиночество. У Кунала оставался друг и союзник, пусть и далеко.

«Кунал, 

надо было бы проклясть тебя на веки вечные за то, что ты пишешь так редко. 

Даже Лакш успел отчитаться раньше. Что касается новостей…» 

Алок рассказал ему о разладе между Вардааном и аристократией. Вардаан начал раздаривать деньги и земли, причем зачастую именно те, которыми уже владели благородные дома, впавшие в немилость. Одним из жертв этого передела стал низший благородный дом Балода, откуда вышел Ракеш. Кунал отметил этот факт, чтобы обдумать позднее.

А сейчас он осматривался.

Он мог бы ходить здесь часами, наблюдая и изучая людей, мысленно делая наброски смеющихся глаз, морщинистых лиц, пестрых одежд. У него чесались руки, так хотелось порисовать на холсте. Он долгие годы не брался за кисть, только быстрые наброски углем и мелом, которые можно так же быстро спрятать и выбросить. Как настаивал дядя, эту часть души он должен оставить в прошлом. Портрет Эши стал первой за много лун работой, которую он показывал людям.

Кунал подчинялся дяде, уважал его как своего генерала, даже любил. Но если бы дядя Сету не стоял за его спиной, возможно, Кунал смог бы в итоге стать человеком, которым сам желал стать – а не тем, кем хотел его видеть генерал.

Он обязан завершить эту миссию, отдать долг дяде, но что потом? Кунал вскинул голову, и солнце ласково скользнуло лучом по щеке. Может, он снова станет рисовать, уже не скрываясь.

Когда-то давно он мечтал стать художником, но оставил мечту вместе с детством. А теперь он чувствовал, как эта мысль, эта мечта, эта надежда снова робко, неуверенно расправляет крылья…

Базар был радугой, которую можно не только увидеть, но и пощупать, и даже вдохнуть вместе с невероятными ароматами пряностей и жареных закусок. Слева от Кунала позвякивали связки браслетов из цветного стекла, справа выстроились в ряд расписные кувшины. Чуть поодаль продавец зазывал покупателей, размахивая своим товаром – расшитыми бисером сандалиями на длинных ремешках с характерным для этих краев узором.

Это буйство красок взывало к Куналу, искушая его забыть про все и наслаждаться моментом.

Кунал заметил открытую часть базара и решил отправиться туда, в живописную тесноту разноцветных палаток, которую обрамляли старые, покрытые трещинами колонны по границам базара. Улица в этом месте расширилась, но, пройдя дальше от центра, Кунал заметил, что она становится все уже, а здания – все богаче, затейливей и выше, с большими окнами и мостиками старинных каменных арок между ними.

На камчатном выцветшем покрывале кто-то выложил на продажу краски. Кунал потянулся к ним, слегка погладив кончиками пальцев каждую бутылочку. В его уме расцветали идеи, трансформируясь в образы, живущие в его сердце.

И над всем царили ореховые глаза – суровые и расчетливые, нежные и потерянные – тайна, которую он жаждал перенести на холст. В Уджрале у него открылись глаза на мир, которого он прежде не замечал, а вспыхнувшее в душе пламя не позволяло вернуться к прежней слепоте.

Поэтому он не боролся с волной чувств, нахлынувшей при мысли о Гадюке, или о девушке, которую он будто бы успел немного узнать. Вместо этого Кунал позволил ее лицу проступить в памяти и мысленно перенес цвета ее темных кудрей и бронзовой кожи на холст.

Он собирался поговорить с лавочником, как вдруг заметил впереди небольшую оживленную толпу и заспешил туда с любопытством и толикой надежды. Он увидел распродажу женских жасминовых гирлянд-гаджра[10], а потом – танцующую обезьянку. Какой-то мужчина клялся, что она на самом деле переодетый ребенок. Одни зеваки ругались из-за последнего королевского эдикта о воровстве, а другие предвкушали урожай манго – если, конечно, засуха его не сгубит.

Осматриваясь, Кунал стал пробираться поближе, как вдруг почувствовал, как по шее побежали мурашки, будто он упустил нечто важное. Кунала учили обращать внимание на такие предупреждения. Он внимательней вгляделся в толпу и вдруг увидел в нескольких шагах от себя движение… необычную походку.

Он узнал бы ее где угодно. Не думая ни секунды, Кунал ринулся в погоню, на ходу вынимая кинжал из ножен.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

Гримасничая от натуги, Эша подтянула девушку к стене и устроила в полусидячем положении. Тана очнулась через несколько секунд и, увидев, кто ее поддерживает, сжалась от страха. Эша едва заметно кивнула ей.

Она выследила не одного дезертира в прошлом – но на сей раз все выглядело иначе. Дело было не только в том, что Эша зря подозревала ее в убийстве генерала, но и в той любовной записке. Эта беглянка, бывший Клинок, делала все, что в ее силах, ради вожделенной жизни с возлюбленной – даже если это означало вероятную смерть.

Лед, копившийся годами в ее душе, вдруг начал трескаться и таять, и в груди разлилась горячая волна. Вот если бы у нее был человек, которого она так сильно любила и который любил бы ее в ответ. В памяти всплыли глаза отца, доброта, с которой он угощал ее конфетами даже после того, как она капризничала или прогуливала урок с наставником. То, как он каждый день срывал цветок жасмина, чтобы дочка вплела его в свою гирлянду.

– Ради Далии, – твердо и решительно прошептала Эша.

В глазах девушки вспыхнуло смущение, потом благодарность. Беглянка была не в том положении, чтобы допытываться, почему Гадюка решила ее пощадить, и сама это понимала.

– Обопрись о меня, и мы пойдем в безопасное место отдохнуть и поговорить.

Тана покорно склонила голову.

Эша потрогала сумку, нащупывая контуры рубинового ожерелья, затем рывком отлепила девушку от стены, и они потихоньку, шаг за шагом, вернулись в торговые ряды. Эша накинула концы уттарьи Таны, будто капюшон, пряча лицо девушки от бурливших вокруг толп покупателей. Девушка пыталась помочь, но явно была слишком слаба.

Эше приходилось тянуть за двоих, и, испуганно оглянувшись по сторонам, она поняла, что они могут и не выбраться с базара. Руки ослабли, ладони стали скользкими от пота, и она чуть не уронила Тану. Эша еще никогда не мечтала о надежном напарнике так сильно, как сейчас.

Она споткнулась о булыжник, и беглянка качнулась вперед, а Эша не смогла ее удержать. Но тут, словно их услышали сами боги, теряющую сознание девушку подхватили две сильные руки.

Когда щека Таны ударилась о грудь спасителя, ее глаза широко открылись и вспыхнули паникой, но потом опустели. Превосходная игра даже перед обмороком. Поистине жаль, что девчонка влюбилась и ушла – она бы стала идеальным шпионом Клинков.

Эша прикрыла глаза рукой и всмотрелась в солдата, перехватившего ее цель. Его бронзовые доспехи сияли на полуденном солнце, точно грозное солнце.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал помнил первый раз, когда пришел на базар – мама взяла его с собой, отправляясь за покупками в честь праздника солнцестояния. Толпа в тот день была такой же плотной, правда, сейчас люди обходили его стороной, завидев доспехи и кинжал.

Он подобрался к цели и выжидал нужного момента.

Ракешу тут не место.

Когда Ракеш свернул в переулок, Кунал врезался в него и толкнул на стену, прижав лезвие ножа к шее. Солдат задергался, издавая звуки, от которых Кунал разозлился еще сильнее.

– Что ты тут крутишься, Ракеш? – прошептал Кунал ему на ухо. Новенькие кожаные наручи, менее подозрительные, чем золотые, глухо стукнулись о бронзу кирасы пленника. – Если взялся за мной шпионить, снял бы доспехи!

– Не шпионил я за тобой, – злобно и испуганно прошипел в ответ тот. И глубоко вдохнул. – Ты меня не прикончишь. Ты же Кунал Совершенный, – подчеркнул он.

– Я многих прикончил. – Хватка Кунала усилилась.

Ракеш попытался изобразить храбреца, но побледнел. Он попытался ударить локтем, однако Кунал перехватил его руку и влепил коленом под ребра. Ракеш рухнул, как мешок с зерном.

– Ага, но только по приказу. Без приказа ты ничего мне не сделаешь, солдат, – попробовал выдавить Ракеш, несмотря на сбившееся дыхание.

Реплика возмутила Кунала, и он не мог понять почему. Сейчас-то он точно действовал не по приказу. Кунал стал ногой на лодыжку Ракеша.

– Не будь так уверен.

Кунал кипел, раздувая ноздри от гнева, именно потому что Ракеш сказал правду.

Кунал не убил бы его, он верил в победу в честном состязании. Ликвидация соперника в темном переулке – не его кредо. Эта мысль каким-то образом и успокоила, и встревожила его.

– Я следил за Лакшем, а не за тобой, – простонал Ракеш. – Он более легкая мишень.

Кунал насупил брови, не будучи уверен в том, что имел в виду Ракеш.

«Легкая мишень».

Его осенило. Ракеш и не собирался честно состязаться. С чего бы вдруг? Ему не нужно было вырабатывать свой план для поимки Гадюки. Ему следовало только проследить за другими и потом, в случае успеха, убить.

Кунал ощутил волну сочувствия к Лакшу – и ярость к Ракешу. Он вновь наступил на лодыжку солдата, и тот взвыл.

– «Легкая мишень»? Может, я и следую приказам, только вот я не идиот. – Лучше бы Лакшу быть живым, или Ракеш не покинет этот город в целости. – Где он?

Ракеш, шумно отдуваясь, не ответил. Кунал оттянул его голову назад за волосы, прижав тугие кудри и наслаждаясь моментом, когда Ракеш понял – противник больше не подчиняется приказам.

Глаза пленника превратились в блюдца.

– Где Лакш? – потребовал ответа Кунал.

Ракеш что-то прошептал, и Кунал нагнулся. Ошибка. Прежде чем он ее осознал, Ракеш впечатал его самого в стенку.

Кунал согнулся вдвое, кашляя от запорошившей горло и нос пыли.

Ракеш ринулся на него, Кунал увернулся, едва избежав удара в лицо, и кулак врага вместо этого врезался в каменную кладку. Ракеш отпрянул и выругался, баюкая раненую руку, потом выбежал на улицу.

Кунал помчался за ним. Ракеш едва не смешался с громадной толпой впереди, но Кунал скользнул ближе, обхватил его руками сзади и швырнул на деревянную дверь соседнего дома, так, что она содрогнулась.

За несколько секунд нож снова оказался у горла солдата.

В груди Кунала бушевал ледяной пожар. Он надавил лезвием посильнее и провел по горлу Ракеша тонкую алую линию.

– Ладно, ладно! Он тут. – Голос пленника наполнился паникой.

– Немного подробней, пожалуйста, – прорычал Кунал, хрипло дыша.

Ракеш умело сопротивлялся, и Кунал мысленно исправил свое впечатление о нем. Этого парня надо воспринимать всерьез и не терять бдительности.

– Там. – Ракеш мотнул головой по направлению к базару, переполненному людьми и пестревшему красками, не ведавшему об их потасовке, – и тут же сморщился от боли. Царапина набухла каплями крови. – Он на базаре.

Дыхание Кунала выровнялось, он кивнул.

– Отведи меня туда. Побежишь – найду. Меня это не обрадует, но тебя еще больше, – произнес он.

Холодная жестокость в собственном голосе его удивила.

Ракеш тоже кивнул, и Кунал его отпустил, а после двинулся за ним в гущу людей.

Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша следила за тем, как солдат из Крепости посмотрел сначала на лежавшую в его объятиях девушку, а затем – на нее. Потом вновь перевел взгляд с одной на другую.

За эти несколько секунд сердце Эши двадцать раз останавливалось и опять начинало биться.

– Не припомню, чтобы раньше девушки так легко падали мне в руки, – промолвил он, широко улыбаясь.

Она изучала его – высокого и худого, в сверкающих доспехах, а люди обходили их по широкой дуге, и кое-кто уже начал шептаться.

Это был не ее  солдат.

Ей бы радоваться, потому что этот парень ничего не знал о ее личности. Но крошечная ненавистная часть Эши ощутила резкую боль. Другой солдат, Кунал, – вот кто был по-настоящему интересной головоломкой.

Глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, она изобразила застенчивую, с оттенком кокетства улыбку. Уж в эту игру она могла бы сыграть с закрытыми глазами.

– Простите, моя сестра плохо переносит толпу. – Эша говорила быстро, с мольбой. – Танцующая обезьянка, особенно сальто назад, и еще все эти люди – это уж слишком, – пояснила она, бросая на него взгляд из-под ресниц.

Солдат кивнул, словно все понял.

– У меня тоже так бывает. Йаварскими всадниками меня не напугать, но от пляшущей обезьянки я бы сам упал в обморок, клянусь.

Хотя в его голосе чувствовалась улыбка, она не отражалась во взгляде – он оставался таким же острым, как и черты лица.

Эша захихикала, стараясь, чтобы это выглядело правдоподобно.

– Мне кажется, тут скорее все дело в жаре, но придется признать, что пляшущая обезьянка – в самый раз для кошмаров.

– Точно! Раз они танцевать умеют, на что еще  они способны? – спросил он, озорно шевельнув бровями. Холодность начала исчезать с его лица, но Эша все равно чуяла ее внутри, как быстрину в замерзшей реке.

Его бронзовые доспехи сверкали в мягком свете, и вспыхивающие блики будили в ней иное воспоминание – то, из-за которого рука Эши невольно потянулась к пристегнутому к ноге клинку. Было бы так здорово убить солдата, тем более такого, что перешел ей дорогу. Одним мертвым солдатом больше, одним шагом ближе к тому, кто перерезал своим ножом сначала горло ее отца, затем – горло матери. Одной чумой меньше на этой земле.

Она остановила руку. Если действовать с умом, этот солдат поможет им выбраться с базара, ей ускорить движение, если использовать его с умом. Тана уже очнулась, но Эше было ясно – нехватка воздуха пока что сказывается.

– Благодарю вас, эменда, но нам пора идти. – Эша подождала ответа, позволив тишине задрожать между ними.

Она ожидала, мысленно считая мгновения. Если у него осталась хоть крупица порядочности…

– Позвольте мне вам помочь, – произнес солдат спустя несколько биений сердца.

Она послала замершему перед ней солдату самую нежную из своих улыбок, воображая все способы удушения на тот случай, если он подойдет ближе.

– Да? Как мило с вашей стороны. Папочка всегда говорил: солдаты – люди благородные. Я покажу дорогу.

Когда он поднял Тану, на его руках вздулись мышцы. Эша махнула куда-то вперед, и они пошли рядом без толкотни, потому что теперь горожане расступались, давая им пройти.

– Как вам базар? – спросил солдат. Его глаза обращались к Эше всякий раз, когда он думал, что она не видит.

Эша изобразила на лице наслаждение.

– Обожаю его и люблю сюда приходить в конце каждой луны. Сестричке тут тоже нравится, но мне пришлось уговаривать ее выскользнуть из дома, чтобы посмотреть сегодняшние представления.

Эша смотрела вперед, вычисляя расстояние между ближайшими улочками и проверяя, как близко друг к другу края крыш. Когда они спустились с отлогого холма, на котором стоял базар, Эша повела их к восточному предместью, где обитали богачи.

Возвращаться в гостиничный номер нельзя – его съемщик, скорее всего, мучился страшной головной болью и гадал, куда исчезло его утро. Во время прогулки в торговый квартал она приметила голубой дом, и быстрый осмотр дома и садов подсказал Эше, что, во-первых, он пуст, во-вторых, там есть ванна.

Она вела их в направлении дома, тщательно поддерживая легкую беседу. Они шли на восток, к знаменитым фаорским скалам, которые обступили этот конец города, бр


убрать рекламу






осая тень на все, что располагалось внизу.

Когда Эша заметила голубой дом, она остановила спутников и, показав на него, прижала палец к губам. Солдат смолк, и она склонила перед ним голову.

– Нельзя, чтобы папочка увидел, как мы крадемся внутрь. Он нас запрет на целую луну! А мне нужны новенькие браслеты на праздник, который состоится на той неделе, – кокетливо улыбнулась она. – Опустите сестричку. Она еще намного отдохнет, и мы проберемся туда через кухни. Если вы, конечно, не против, – добавила она, закусывая губу.

– Конечно, – сказал солдат. – Я бы хотел вас проводить лично…

Она решительно покачала головой.

– Нет, что вы, и просить не смею. У вас ведь столько важных дел по службе.

Его глаза стали рассеянными, и он кивнул, почти равнодушно, словно что-то вспомнил.

– Ничего более важного, чем услуга прелестной девушке.

Она вспыхнула, накинула край уттарьи на глаза, скрыв улыбку только наполовину, и взмахнула рукой.

Эша зорко следила, как солдат нагнулся и уложил Тану наземь. Распрямившись, он поглядел на нее и о чем-то спросил. Эша кивнула, не слушая.

Все, о чем Эша могла думать, – так это о его обнаженной шее, о том, как было бы просто и легко обнажить кинжал и спрятать его труп в саду.

Ее рука покоилась на скрытых ножнах. В крови разгоралось желание убийства. Знакомый зов, теплый и влекущий.

До того как она смогла шевельнуться, он выпрямился, и преимущество пропало из-за ее минутной слабости.


* * *

Эша проследила за тем, как солдат – Лакш – убрался обратно на базар, и испустила вздох облегчения. Он несколько минут проболтал с ней о пустяках, явно ожидая приглашения, но она приложила все силы, чтобы солдат ушел.

В этот раз она представилась фальшивым именем. Эша не ведала, сколько в этом районе солдат – и ей следовало выбраться отсюда как можно скорее.

Проблема заключалась в девушке. Эша не могла бросить ее в каком-то переулке.

Эша просунула руку под тело Таны и поволокла к саду при голубом доме. Там она втащила ее в подвальную кухню.

В кухне Тана сползла по стене и, растирая шею, едва не сшибла металлический котел. Эша со вздохом тоже облокотилась о твердую поверхность. Себе она сказала: только на секундочку, девица была такая тяжелая.

Но она устала, и сердце щемило.

– Ты тащила меня столько времени, чтобы убить? – спросила Тана, наконец вернув себе нормальный цвет лица.

Эша фыркнула.

– Это было бы крайне неэффективно. Нет, я решила спасти тебя. Пожелай я твоей смерти, ты бы умерла. Поначалу план был именно такой.

Девушка немного расслабилась и со стоном легла на пол, прислонившись головой к стене. Откашлялась. Ее вдохи были резкими и хриплыми.

– Что ж, спасибо. Я знаю, как наказывают дезертиров, и ты была должна… – Девушка прервалась и закончила иначе: – …Ты не должна была меня спасать.

Эша покачала головой. Она не была героем, хотя Тана считала ее именно такой.

То письмо стало стрелой, пущенной в ее сердце. То самое сердце, которого, по словам Эши, не было или оно было спрятано глубоко внутри. Видеть, как кто-то рискует жизнью ради любви – обретет ли она это заново?

Убив раз – остаешься убийцей. Запятнаешь руки единожды – никогда не отмоешься. А руки Эши уже много раз омылись кровью.

Она подумала, что бы сказал о ней отец сейчас.

– Я не хотела бросать мятежников, – продолжала девушка. – Но мне пришлось…

– Тана, я видела ожерелье и письмо, – выдавила Эша. Тана повернулась к ней, глаза вспыхнули благодарностью.

Эша отвернулась. Она всего лишь поступила так, как полагала правильным.

– Нам лучше разделиться. Отдохни здесь спокойно и собери припасы. Меня здесь никогда не было, мы никогда не встречались. Вернешься на базар и уедешь, куда хотела. Никому обо мне не говори. – Тана, протестуя, открыла рот, и Эша шикнула. – Возьми другое имя – так легче остаться незамеченной в любом случае. Тана Памина сегодня умерла, ясно?

Тана быстро кивнула и села. Эша видела, что она что-то хочет сказать – на это у нее самой не было настроения. Она собралась уходить, но выражение лица Таны ее остановило.

– В чем дело? – спросила Эша.

– Я кое-что слышала, – прервала девушка ее размышления. Эша подняла бровь, ожидая продолжения. – Мой последний контакт поссорился с группой солдат прежде, чем узнал в них Щитов Сенапа, – и они находились в его крохотном городке, не где-нибудь.

Щиты вдали от дворца или границы? Это новость, и любопытная новость, хотя Эша пока не понимала, что она означает. Она благодарно взглянула на Тану.

– А еще я слышала, будто Вардаан перебрасывает войска от границ внутрь Джансы. Наверное, все это связано.

Эша поджала губы и уточнила:

– А перемирие? Что-то слышно о предстоящем подписании мирного договора?

Тана не подставляла ее, так что ей не следует знать о гибели генерала.

– Люди счастливы получить передышку. Больше ничего.

В какую игру играл Вардаан? Эша знала, что солдаты нашли меч-плеть, но все шло как раньше. Несколько лун назад Вардаан использовал бы такую новость, чтобы стереть с лица Земли приграничные деревни.

– Слышала, Вардаан счастлив, раздаривая придворным драгоценности и земли после перемирия. Нутром чую, все не так просто, тем более после того, как он неустанно добивался нашей земли столько лет. Что-то изменилось. Может, он хочет союза, а может, получил новое оружие. Не знаю, что и думать, но я не верю в перемирие. Не с таким королем, – призналась Тана.

Эша подумала о докладах, которые не смогла перевести.

Могли ли в них содержаться сведения о новом союзе Вардаана? Хороший ход для короля-самозванца, особенно если он планировал в ближайшем будущем возобновить войну с Дхаркой.

Тана заметила молчание Эши.

– Это все, что я знаю, – выпалила она. Эша коснулась лица девушки, убедившись, что к ней вернулись силы.

– Ты тут жила. Может, знаешь какого-либо ученого, понимающего стародхарканский? – спросила Эша, снова думая о докладах. Теперь у нее оставалась только эта зацепка.

Тана кивнула.

– С Клинками работает мало ученых, но у меня есть контакт в Амали, которому я бы доверила собственную жизнь. – Девушка взяла клочок бумаги и мелом нацарапала несколько слов. – В благодарность за спасение.

Эша подняла бровь, услышав сообщение.

Амали. Городок, расположенный в отдаленном районе северного Парвалокха. Она там когда-то была.

– Уверена, что не хочешь остаться у Клинков? – уточнила Эша.

Глаза Таны расширились, и Эша расхохоталась.

– Все хорошо. Я понимаю. Но если передумаешь, просто пошли мне записку. И прости за это.

В глазах Таны блеснуло недоумение.

Эша макнула пальцы в сонную настойку и мазнула ими по рту девушки.

Тана выглядела на несколько лет младше самой Эши, во сне ее лицо стало еще более юным. Не так молода, чтобы не работать на мятежников, – и тем не менее. Если у нее будет иная жизнь – маленькая, счастливая, – разве Эша обязана ее останавливать?

Все могло окончиться плачевно, однако нечто в глубине разума Эши подсказывало, что Тана никогда не заговорит о Гадюке или мятежниках.

Эша немного понаблюдала за девушкой, за ее дыханием, а после поднялась по лестнице.

Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Последние десять минут Ракеш вел Кунала длинными, извилистыми переулками базара, и Кунал уже был готов закипеть. Крепко сжимая рукоять кинжала, он ради блага самого Ракеша надеялся, что Лакш уже близко.

– Он где-то тут, клянусь, – обернулся Ракеш.

Видимо, надеялся так измотать Кунала, что тот потеряет бдительность, и Ракеш воспользуется моментом для побега.

Кунал сделал глубокий вдох.

«Невнимательный солдат хуже незаточенного меча», – всплыли в памяти дядины слова, и у него перехватило дыхание. Дядя больше никогда не поделится с ним своей мудростью – а Кунал больше никогда не сможет поспорить с ним…

Ракеш вдруг остановился, не обращая внимания на раздраженный окрик старика, который едва не наткнулся на него. Кунал подошел вплотную, и Ракеш съежился, почувствовав, как лезвие коснулось спины.

И тут у Кунала камень упал с души, потому что он наконец-то увидел Лакша – увидел всего в нескольких шагах от себя. Убрав с глаз кудрявую прядь, Лакш посмотрел на них в ответ.

– Рад видеть вас обоих, – сказал он без тени удивления в голосе, и Кунал облегченно улыбнулся.

– Что? – спросил Лакш, переводя взгляд с одного на другого. – Ракеш, ты впрямь считал, что я не знаю о твоей слежке? Ты же здоровенный, как западные холмы.

Ракеш фыркнул, побагровев.

– А ты не должен так радоваться встрече, Кунал. – Лакш медленно покачал головой, глядя на Кунала. – Я же соперник.

Кунал нахмурился. Лакш жестом отозвал товарищей к обочине, подальше от давки в центре базара, и Кунал хлопнул друга по плечу.

– Рад видеть тебя живым, – прошептал он ему на ухо.

Лакш едва заметно усмехнулся.

– Я бы не позволил Ракешу так легко от меня избавиться. Я засек его еще в последнем городе, а здесь выбрал для ножа отличный яд. Если он только попытается что-то сделать… – сказал Лакш тихо, но не настолько, чтобы Ракеш его не услышал.

Кунал ухмыльнулся и оглянулся – как раз вовремя, чтобы увидеть Ракеша с ножом. В одно мгновение Кунал выбил нож из его руки – Ракеш никогда не мог похвастать скоростью, в отличие от Кунала.

Он швырнул Ракеша в ближайшую стенку, и тот раскашлялся в облаке поднявшейся пыли.

Кунал улыбнулся.

– У меня щедрое предложение: как насчет перемирия? Никто никого не трогает, пока мы все не выберемся из города. Клятва Джансы.

Глаза Ракеша горели жаждой убийства, но Кунал заметил, как он нерешительно сглотнул. Лакш шагнул вперед и поднял руку с открытой ладонью.

– Я бы согласился, – серьезно сказал он. – Лучшего предложения не будет.

Через секунду Ракеш вздохнул и прохрипел, что согласен.

Кунал отпустил его, и Ракеш выпрямился, отряхивая доспехи и штаны.

– Клянусь как дитя Нарии. Ты свидетель, Лакш.

– Ну, раз мы все вновь стали одной большой счастливой семьей… – Лакш усмехнулся, уловив взгляды, которыми обменялись эти двое. Он указал на стойку, где продавались длинные кривые мечи и круглые железные щиты, и они вместе пошли обратно сквозь густую толпу.

Потом Лакш кашлянул, и Кунал понял, что он все еще сжимает кулаки, готовый атаковать в любой момент. Лакш протянул Ракешу красивый щит, и тот перестал озираться, как загнанное животное.

– Не то чтобы я не рад видеть ваши сияющие лица, но я только что повстречал прекрасную девушку и должен признать – по сравнению с ней вы немного проигрываете, – сказал Лакш.

Ракеш скрестил руки и прислонился к деревянной стойке.

– Отвлекся? – фыркнул он. – И почему я не удивлен? Тебе все шуточки. Даже не знаю, с какой стати тебя выбрали в эту миссию.

Лакш его проигнорировал.

– Эта девушка. – Он присвистнул. – Глаза у нее меняются, словно ветра в сезон муссонов.

– Стал поэтом, Лакш? – полюбопытствовал Кунал, одним глазом следя за Ракешем.

– Не-а, это я оставлю тебе, Кунал, – ответил Лакш. – Не пойми неправильно, я видел девиц и красивее при королевском дворе в Гвали. Но ее глаза…

Непрошеные образы вспыхнули в сознании Кунала – лицо Эши, освещенное луной и мерцанием Тея. Кунал вздрогнул, и воспоминание словно кислотой разъело чувством вины. Красные пятна крови, безжизненное тело на простынях…

Он огляделся вокруг, потом бросил взгляд на Ракеша и понял, что какое-то время грезил наяву. Лакш еще говорил, но Кунал уловил только обрывки.

– Я проводил ее на восток, к рядам голубых домов. Судя по виду, там живут торговцы. К тому же богатые.

Кунал мгновенно припомнил эти живописные дома, которые он собирался зарисовать. Цвет колебался от сочной лазури до полночно-синего, по бокам возвышались зеленые шпалеры, и ярко-розовые пятна гортензии испещряли стены. Когда он проходил там, район был почти полностью заброшен – торговцы уехали в ежегодное путешествие на восток.

Ракеш внимательно рассматривал круглый щит.

Кунал не менее внимательно следил, как его рука коснулась украшенной опалами рукояти кривого кинжала на стойке рядом со щитом.

– Богатая и красивая? А чем ты заслужил такой приз, Лакш?

– Ну, смотря кого тут считать призом… на сей раз работенки многовато даже для меня. Ее сестра вроде как упала в обморок от перевозбуждения, но мне она показалась совершенно больной. Ревнивый папаша и больная сестра? Слишком много хлопот.

– Боишься перетрудиться? – подколол Ракеш.

– Девица даже в дом зайти не желала, так боялась отца, – ответил Лакш. – А когда я стану командующим, красавицы сами ко мне в очередь выстроятся.

Кунал закатил глаза. Лакш вечно так говорил, но лишь изредка присоединялся к другим солдатам во время вылазок в город. И там он в основном играл.

Что-то в истории Лакша казалось странным.

Ревнивый папаша? Бессмысленно. Большинство торговцев этого района сейчас были в пути, направляясь к восточному берегу на ежегодную ярмарку. Почему она солгала, что ее отец дома? Он задумчиво погладил пальцами колчан, восхищаясь игрой света на изысканной гравировке, и вдруг оцепенел.

Прекрасные глаза. Пустой дом и легенда. Девушка в бегах.

Эша.

Лакш только что видел Гадюку, разговаривал с ней. Горло Кунала сжалось при мысли, насколько близко она была. Одна ошибка – и ее поймал бы Лакш, а не он сам. Мысль об этом подействовала как хороший удар.

Кунал отложил колчан, думая, как побыстрее избавиться от собеседников и добраться к голубому дому.

Больше он не станет отвлекаться.

Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша нырнула глубже в ванну, пряди волос расплылись по воде, как тонкие змейки. Она любовалась открывшимся перед ней видом: замысловатый золотой узор на потолке и великолепные гобелены голубого и бледно-кремового цветов на стенах.

Тана тихо спала несколькими этажами ниже и проспит так до самого утра. А утром Эши здесь уже не будет.

Эша вздохнула. Поиск предателя в Фаоре кончился ничем, однако у нее на уме сейчас было нечто более важное.

Сведения Таны о Вардаане – что он не обнародовал новость о гибели генерала и в последнее время выглядел счастливым – встревожили Эшу. Она надеялась, что украденный у генерала доклад добавит свежих фактов. Там было что-то, что Крепость предпочитала скрывать, – возможно, новости о союзе. А это могло означать конец перемирия.

Единственный способ все узнать – перевести этот доклад. Она отправится в Амали и свяжется с названным Таной ученым. По крайней мере, хоть какая-то зацепка.

Эша потерла глаза, и горячая вода стекла вниз по лицу, на ноющие плечи. Она растерла их, осторожно обходя длинный шрам на правом плече – память о бесшабашном детстве.

Хотя ей потребовались время и усилия, чтобы набрать подогретой воды в ванну, дело того стоило. Эша скребла себя с мылом до скрипа, избавляясь от недельного грима. Она решила дать себе отдохнуть и закрыла глаза, наслаждаясь ощущением нежной воды, ласкающей кожу.

Мышцы непривычно расслабились, и Эша попыталась радоваться настоящему, ни о чем не думая. Зачем гадать о будущем? Она по опыту знала, что, когда все не складывается, возможно, это знак, что скоро все станет значительно лучше – или хотя бы вернется в прежнюю колею.

Тишина и курящаяся паром вода убаюкивали, успокаивали… Эша закинула голову и долго, блаженно вздохнула. Конечно, она рисковала, вломившись в пустой дом, но искушение горячей еды, горячей ванны и теплой постели на этот раз победили осторожность. Никто ведь не узнает, что она тут, и никто не узнает, что она уйдет.

За оконными занавесками промелькнула тень, и Эша села так стремительно, что на гладкий каменный пол выплеснулось с полведра воды, впитываясь в жаккардовый коврик с кисточками. Покой, который только что лег на душу, мгновенно испарился.

На столике у ванны – рукой подать – лежал кинжал. Эша стиснула зубы и глубоко вздохнула. Это просто птица. Никто не знает, что она здесь. Но вернуть недавнее спокойствие не удавалось, и она решила привести себя в порядок.

Эша выбралась из ванны и начала вытираться большим хлопковым полотенцем. Комнату рядом с ванной явно любили и обжили – тут и там были разбросаны свитки и письма, украшения и безделушки. В углу приютилось серебряное зеркало с пыльными отпечатками пальцев, словно кто-то не мог оторваться от своего отражения.

Это был настоящий дом.

Если бы не переворот, она бы выросла в таком же. Эша стала бродить по комнате, рассматривая ее содержимое и одновременно просушивая волосы. На верху шкафа лежал гребень из слоновой кости. Она взяла его и вздохнула, предавшись воспоминаниям.

Когда-то у нее был такой же гребешок. От этой мысли заныло где-то в сердце – глубоко под слоем ярости и жажды мести.

Эша отмахнулась от нахлынувших мыслей и начала расчесывать влажные волосы. Сквозь цветные шелковые шторы, драпирующие арку окна, просвечивал закат. Через все небо протянулись широкие пурпурные полосы, и на востоке раскинулся плавный изгиб гор Гханта и зеленые джунгли в долинах внизу. А вдалеке блестели снежные пики Айфорского кряжа.

Повсюду заметны были признаки, что день близится к концу – женщины у реки укладывали выстиранное белье в корзины, а мужчины закрывали товары накидками из плетеной соломы. Эша никогда не уставала восхищаться тем, что истинная душа Джансы – народ – не изменилась.

До чего же похожи две страны. Что там, что тут мужчины и женщины вставали каждое утро с одинаковым бременем на плечах, с одними и теми же обязанностями, печалями и радостями. Эша никак не могла понять, каким образом Вардаану удалось так выпятить различия и стереть сходство. Вдали от столицы и Кровавой крепости люди еще помнили о старине и с надеждой толковали о потерянной принцессе. И вновь к Эше пришло незваное воспоминание.

В ночь переворота Эша была с Рехой. Ее семья сопровождала принцессу в путешествии во дворец тети-королевы. И в Ночь слез Эша оказалась рядом с Рехой в Большой библиотеке. Именно Эша схватила принцессу и увела в комнату своей семьи, откуда отправила с няней по коридору, соединенному с подземными городскими туннелями.

Когда позднее солдаты обнаружили Эшу с родными, они не выказали и тени милосердия при захвате – один из Щитов Сенапа успел приметить Эшу из окна библиотеки.

Первым, стараясь спасти любимую дочь, погиб отец. Крики Эши были такими громкими, а горе – таким неистовым, что один из солдат даже сделал знак, отгонявший Князя тьмы. То, что случилось потом, она почти не помнила – или старалась не вспоминать.

Эша глубоко вдохнула теплый пар из ванны, чтобы отогнать эти ледяные, мрачные обрывки воспоминаний. Что толку возвращаться в прошлое? Она положила гребень и отступила в сторонку, пытаясь похоронить чувства, которые вызывала в ней комната.

Где-то вдали на улице напевала торговка фруктами. Эту песню, «Плач Нарии», пела каждая мать своим детям во всех домах Джансы. Эша слушала ее ребенком от своей матери в летнем дворце.

Эша тихонько напевала, выбирая из шкафа одежду, – вот бы драгоценные шелка отвлекли разум от смерти и горя.


* * *

Только после того, как в животе яростно забурчало, Эша вспомнила о еде.

Затаскивая в дом Тану, она приметила на нижних этажах кое-какие продукты – немного соленой рыбы и сухофруктов. Утолить голод сгодятся.

Открыв дверь «своей» спальни, Эша привычно проверила комнату. Арпийя вечно твердила, что подруга немного перегибает с подозрительностью. Никого. Эша спустилась по лестнице до середины, когда услышала шум – мягкий, но знакомый. Похожий на легкие шаги.

Схватив кинжал, она прижалась к стене.

Неужели хозяева вернулись так рано? Ни скрипа колес, ни щебета детей… А раньше них приехали бы слуги, все убрать и приготовить ужин.

Эша начала медленно подниматься по ступенькам, ступая мягче леопарда.

Видимо, это Лакш, тот солдат. Вернулся, горя желанием продолжить общение. Или, что куда хуже, он заметил след от меча на шее Таны.

Снова шум, протяжный скрип дерева, но в этот раз – сверху. Эша оцепенела, пытаясь сообразить, откуда на самом деле доносятся звуки.

Воспользоваться шансом и спуститься? Здесь было больше входов, но это также означало наличие большего числа путей для бегства. Она могла вернуться за спрятанной сумкой.

Или опять наверх и уйти через крышу?

Кто бы это ни был, походка у него легкая, как у охотника на пугливую дичь. Эша задержала дыхание и решилась – прокралась наверх в свою комнату, где лежало ее оружие.

Когда она свернула за угол, то увидела пустой холл.

Она сделала неверный выбор.

За спиной раздались шаги. Эшу схватили, выкрутили руку за спину и сдавили горло в тугом захвате. Горячее дыхание обожгло затылок, по спине побежали мурашки.

Его руки взяли ее в железное кольцо, и Эша, подавив первый безумный порыв к действию, вынудила себя стоять спокойно. Это глубинное спокойствие уже выручило ее из множества опасных ситуаций.

Снаружи были люди – та женщина, торговка фруктами.

Ее взгляд метнулся к трепетавшим оконным занавескам, и он мгновенно зажал ей рот ладонью.

– На твоем месте я бы не орал. Не думаю, что они будут спасать девушку, которая вломилась в чужой дом. – Кунал пригнулся ближе и продолжил мягким голосом: – Я тебя не обижу.

Он рывком вытащил ее назад в комнату, хлопнув за ними дверью. Его хватка была как камень.

Спокойствие. Она должна оставаться спокойной.

Эша толкнула Кунала и освободила руку достаточно, чтобы вонзить в его бок локоть. Тот просто соскользнул, причинив ей больше боли, чем Куналу, и Эша поняла – он надел доспехи под одежду.

Умно. Он ухмыльнулся, но хватка ослабла, и Эша вывернулась, проклиная вспышку боли в локте.

– А теперь не хочешь ли рассказать мне, почему ты тут? Почему бросила меня в лесу? Я говорил, что помогу тебе сесть на корабль и прослежу за отплытием. Однако ты оставила меня на дереве без единой идеи, куда ты направилась, – сказал Кунал так же мягко, но под этой мягкостью скрывалась сталь.

И все же она уже сбегала от него, наврав с три короба. Не настолько он опасен. Нужно просто отвлечь его и сбежать.

Окно справа оказалось закрыто на засов… Кунал внимательно рассматривал Эшу, его светлые глаза в тусклом свете выглядели пугающе, и она не удержалась от ответного пристального взгляда. Надо понять, в чем его слабость. Широкие плечи, упругие, но мускулистые. Ясно, что он силен, но по тому, как он двигался, можно было сказать, что он еще и быстр.

Значит, ей нужно быть быстрее.

– Я испугалась. Откуда мне было знать, что ты в самом деле проследишь за отъездом? Ты был добр, но я боялась тебе довериться… – мягко сказала она, облизнув губы.

Он бросил на нее косой взгляд, и она широко распахнула глаза и приоткрыла рот.

Солдат мрачно рассмеялся. Тихий юмор, светившийся в его взгляде там, в лесу, пропал.

– Ты хороша, Эша. Очень. Бриллиант среди мятежников.

Он произнес эти слова без следа насмешки, они были искренними, как и недоверие, которое теперь исходило от солдата.

Да помилует ее Лунный владыка. Он знал.

Как?

Она позволила маске упасть и скрестила свой взгляд с его сосредоточенным взглядом. Все было так, будто в эти несколько секунд он понял каждую ее грань, светлую и темную, – и не отступил.

Исчезла та теплота, которая существовала в прошлом. Никакой легкости, никакого воодушевления.

Его глаза не отрывались от нее, и Эша наконец выдохнула.

Но в его лице не было и страха. Он не боялся ее.

Что-то в его выражении взывало к ней, напоминая о давнем друге, который знал юную, дикую Эшу-ребенка, вечно удивленные глаза и тощие коленки.

– Я повторю. Почему ты сбежала от меня в лесу?

Он приблизился, и Эша подавила порыв отступить назад. С какой стати он спрашивал, зная ответ? Как будто хотел услышать подтверждение из ее уст, чтобы она сама себя обвинила.

Его силуэт заслонил от нее свет, и в полумраке лицо окаменело, как у мраморной статуи.

– Я ушла. А не бежала.

– Эша, почему ты ушла? Скажи, что я ошибаюсь. Я хочу это услышать. Скажи, что ты – не Гадюка. Что ты не использовала меня, чтобы проникнуть в Крепость и убить генерала Хотха, – выпалил он почти умоляюще, с написанной на лице печалью.

Теперь Кунал был совсем рядом, и сердце Эши забилось чаще, а щеки залило румянцем. Она заметила, что его глаза расширились в ответ, словно он почувствовал, что с ней происходит. Шелковистый свет единственной в комнате свечи мерцал поверх его головы, создавая интимный полумрак.

Ей захотелось вонзить в него кинжал, обернуть кончик меча вокруг глотки. Даже заостренный камень сгодился бы.

Эша в отчаянии посмотрела на двери и окна. Она загнана в угол, и от его взгляда вот-вот сгорит дотла.

И Эша произнесла единственное, что могла придумать.

– Это сделала я. Я убила его. Твоего генерала.

Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал оторопело взглянул на нее с расширенными от изумления зрачками. Эша сама изумилась тому, что сказала, не понимая, зачем солгала. Возможно, он поверил бы, скажи она правду, но… лучше понаблюдать за ним, послушать, что интересного он скажет.

– Почему ты призналась? – мрачным, озадаченным тоном спросил Кунал, словно ожидая подвоха.

Она пожала плечами, в то время лихорадочно думая.

– Ты же спросил, – подчеркнула она, нахмурившись. – Может, потому что я люблю действовать вопреки ожиданиям, как говорят мне друзья. А может, я так пытаюсь тебя смутить. – Глядя на его лицо, она ощутила, как слова зажили собственной жизнью. – Может, все потому, что я вроде бы нравлюсь тебе и мне интересно, останется ли это в силе после признания.

А вот это прозвучало слишком близко к правде.

Он покачал головой.

– Ты созналась. Нравишься ты мне или нет, теперь неважно. Если ты убила генерала, я должен передать тебя для суда. – Нечто похожее на сожаление промелькнуло на его лице. – Даже если я лично тебе кое-чем обязан.

Несколькими словами он погасил огонь в ее теле, и пришедшая на смену злость тоже согревала Эшу, но совсем иначе.

– Должна ли? За убийство того, кто зарезал тысячи людей? – спросила она с каменным лицом.

Харун предупреждал, что именно из-за такого поведения ее могут убить. Эша бросила вызов солдату, который имел перед ней преимущество. Последнее, что стоило бы делать в такой ситуации, – провоцировать его, однако Эша не удержалась.

– Ты и сам, скорее всего, за пару недель поубивал больше народа, чем я – за всю жизнь. И где же тут справедливость?

– Кого бы я ни убил, это произошло в бою, – раздраженно сказал Кунал. – И притом – в бою по правилам. Ты же зарезала его в постели.

– Ну, таковы мои правила. Я не солдат. Я – Гадюка.

Кунал выглядел невозмутимым, но его пальцы начали постукивать по бедру.

– Даже у мятежников есть правила, которым они обязаны следовать.

– Я не имею отношения к этим мя…

Кунал показал ей булавку Клинков.

Эша попыталась ее схватить, но он перехватил ее запястье и убрал вещицу.

– Мы всегда подозревали о наличии связи между Гадюкой и мятежниками. Я считал, что эти легенды не могли родиться из-за действий одиночки. Но теперь, встретив тебя…

– Не изображай, что знаешь меня, солдат.

– Если тебе велели стать Гадюкой… – произнес он с задумчивым видом. – Это другое дело. В таком случае вины на тебе нет.

Злая часть Эши возжелала раздавить это предположение.

– А тебе не приходило в голову, что я намеренно избрала путь Гадюки? Выбрала из чувства долга по отношению к своим людям? Уж если кто и может понять такое, так это ты, солдат.

Эша погрузилась в ненависть, и та окутала ее, точно старое одеяло. Какое же облегчение вернуться на круги своя, не испытывая ничего, кроме гнева.

– Нет? Если у меня хорошенькое личико, я не имею права выбора? Раньше я так и думала. Твой король, – Эша выплюнула это слово, – того же мнения, раз убрал всех женщин с военной службы. – Она отступила назад только для того, чтобы обнаружить себя окончательно загнанной в угол. Толстый парчовый ковер защекотал руку. – Я не чувствую ни тени сожаления оттого, что отправила этого генерала на погребальный костер. Он посылал сотни – тысячи – семей рыдать над кострами своих возлюбленных. Одним чудовищем меньше.

Одним военным с властью уничтожать такие же семьи, как у Эши, – меньше.

– И ты мне ничем не обязан. Я лучше прыгну в зубы тигру, чем приму помощь бронзовокожего, желтобрюхого солдата Крепости, – завершила речь Эша.

На лице Кунала отразилось замешательство – будто он разделился надвое и каждая половина пыталась взять верх в отчаянной битве.

Под внимательным взглядом Эши Кунал направился к двери и легко сломал оконный засов так, что тот намертво заблокировал окно. Теперь они находились в разных углах комнаты, Кунал перед дверью, а Эша замерла напротив.

– Ты права, – выговорил Кунал, и она в шоке уставилась на него. – Как бы ни не хотелось это признавать, он был суровым человеком. Жестоким, когда мог быть милосердным, крутым, когда доброта сработала бы точно так же. Возможно, он был моим… моим наставником, но даже я знал – он не всегда был хо


убрать рекламу






рошим человеком.

Он согласился? И что она должна на это ответить?

У нее уже сложился его образ – бронза и кровь. Но теперь пробелы закрасились серым цветом – неизвестностью. И Эше это было не по нраву.

Он покачал головой.

– Но все это неважно. Мне приказано вернуть тебя в Крепость. Ты предстанешь перед честным судом, и правосудие свершится. Так я выплачу свой долг. Под моим присмотром тебя не убьют.

Эша так и покатилась от смеха под его озадаченным взглядом.

– Перед честным судом? Невежество – и впрямь благословение богов, – ядовито прошипела она, чувствуя свое родство с прозвищем, как никогда ранее. – Да никакого суда вообще не будет. Ты просто лжец. В лучшем случае на меня кинут взгляд, а потом – швырнут в клетку или на съедение канюкам. Прошли те дни, когда джансанцы уважали женщин и чтили их равные права перед законом. Твой алчный, трусливый король за десять лет власти украл у джансанок права, которые соблюдались веками!

Кунал выглядел ошеломленным, словно не ожидал от нее такой осведомленности о политике Джансы. Эше понравилось его шокировать – пусть не считает ее только убийцей!

– Я женщина, которая убивала мужчин, и ты думаешь, мужчины будут судить меня по справедливости? Не накажут за то, что я перечеркнула их иллюзии о женской слабости лезвием меча?

Он снова удивленно поднял бровь, и Эша поняла, что сказала больше, чем следовало. Она сейчас продемонстрировала врагу, что ее учили и воспитывали не сельские торговцы и что ее до глубины души волнует происходящее в Джансе.

– Ты не знаешь этих мужчин. Не все они плохи.

– Но не все хороши. А для порчи вина хватит и нескольких гнилых виноградин.

Кунал открыл рот, но быстро закрыл, осознав, что возразить ему нечего. Он глубоко вздохнул и поглядел в сторону, а после провел пальцами по волосам, отросшим длиннее, чем полагается солдату. Затем снова посмотрел на нее проницательными глазами цвета янтаря, и Эше померещилось в них волнение.

На его лице боролись досада, разочарование и что-то еще. Казалось, он не знает, что же с ней делать.

Эша подумала, что это взаимно.


* * *

Если бы Эше вздумалось найти в Кунале что-то хорошее, она похвалила бы его за то, что он всегда вначале думал, а потом уже говорил. Вероятно, для метящего в лидеры солдата это полезный навык, и, скорее всего, благодаря ему Кунал смог вступить в ряды Щитов Сенапа.

Вот только Эша отроду не отличалась вдумчивостью, и ее нетерпение росло.

– В твоих словах есть правда, но это не отменяет того, как должен поступить. Ты вернешься обратно. Предстанешь перед судом – я об этом позабочусь. Правосудие восторжествует. Не знаю насчет остальной Джансы, но в Крепости после моего назначения командующим все произойдет именно так.

Он нахмурился, беспокойно барабаня пальцами по ножнам.

Эша вспомнила других солдат в лесу и задохнулась от внезапной догадки.

– А-а, так один из вас станет командующим.

Кунал было заговорил, но передумал, молча сжав пальцы в кулак.

Она просто тратила драгоценное время на споры с этим парнем, который мог стать следующим командующим Крепости. Не имело значения, что говорило ее сердце – разум громко требовал: бей или беги! Делай что-нибудь! Словами до него не достучаться, и ей надо бежать в Амали.

Она воспользовалась его задумчивостью, рванувшись к кровати, где спрятала свои гибкие мечи. Но, не сделав и шага, отлетела назад – нож поймал край ее уттарьи и приколол Эшу прямо к деревянному шкафу.

Кунал шагнул вперед с печальной ухмылкой.

– Я не идиот, Эша. Хотя ты, кажется, думаешь иначе.

Нет, она точно так не думала. Эша пораженно замерла, осознав, что нож всего на волосок разминулся с ее плечом.

– Если б я не считала всех солдат Крепости подонками, то попросила бы тебя обучить меня этому трюку.

Он подошел еще ближе. В тусклом свете свечи Кунал казался позолоченной статуей.

– Это не трюк. Много лет тренировок и умение сосредоточиться. – Он внимательно посмотрел на нее. – Но я могу научить тебя. Позже.

Сердце Эши подпрыгнуло при этих словах, и она возненавидела себя за это.

Она потрясла головой. Он безумен.

И она – безумна, раз ей не все равно.

Он был обязан ей жизнью. Очевидно, он являлся одним из тех джансанцев, которые все еще жили по старинным кодексам чести. Они были детьми Нарии, и сейчас не было ничего важней. Но что с ней творится? Эша не питала иллюзий по поводу того, что случится с ней в Крепости, что бы там ни обещал ей Кунал.

Двигаясь тихо и грациозно, он крепко связал ей руки и вытащил нож из складок ее уттарьи. При других обстоятельствах Эша бы обрадовалась встрече с достойным противником.

Но сейчас она хотела только дать ему хорошего пинка. Он легко увернулся от удара и крепче стиснул ее руки за спиной.

– Не заставляй меня связывать и ноги.

Эша дико вытаращилась на Кунала. Нет, он спятил, если думает, будто она позволит отвезти ее обратно и не станет кусаться и царапаться всю дорогу. Она не сдастся так легко.

Но солдат опережал ее на шаг. Он действительно связал ей ноги.

Она бы поаплодировала тому, как быстро он учится, но веревки мешали.

Затем он умело ее обыскал сверху донизу. Щеки Эши пылали от его прикосновений, а он оставался невозмутим, будто каменный. А Эше бы понравилось, если бы он хоть немного смутился, – как-никак были у нее выпуклости, которыми она гордилась.

Наконец она почувствовала, что ноги ее не держат, а пустой живот болит от голода. Вместо ужина ей пришлось иметь дело с Куналом, и за последние два дня она держалась на фруктах, орехах и воде. Ужин ждал ее внизу, на кухне.

Может, ей надо отдохнуть, перед тем как продолжать борьбу. Все равно, пока он бодрствует, ей отсюда не выбраться.

В животе заворчало достаточно громко, чтобы Кунал услышал.

– Когда ты в последний раз ела? – спросил он.

Эша пробормотала, что бегство скверно влияет на аппетит и он как раз испортил ей ужин. Кунал покачал головой и, наклонившись, бережно взял ее на руки. Она поглядела на него снизу вверх, гадая, не смягчат ли солдата ее обморок или слезы. Гордость удержала Эшу и от того и от другого.

Все в этом солдате – его доброта к ней, почитание обычаев, которые прочие джансанцы практически забыли, и некая глубина, которую она ощущала в нем, – казалось неразрешимой загадкой.

Он усадил ее на пол между ванной и дверью, достал из сумки на столе лепешку-роти и пирожки с горошком и разделил на порции с аккуратностью знатока, словно уже делал это тысячу раз.

Эша предположила, что так и было. Солдатам приходилось следить за рационом во время войны.

Он положил ее долю на маленькой салфетке на пол. Она взглянула вверх, поджав губы и скорчив кислую мину.

– И как прикажешь это есть? Ногами? – Кунал снова нахмурился, и она сладко улыбнулась ему. – Если развяжешь меня, обещаю, что не сбегу. Только поужинаю как следует и засну сном младенца.

Он фыркнул, и тень улыбки запорхала на губах Эши.

– Что-то я не услышал твоего обещания не убивать меня во сне, так что, наверное, я не куплюсь.

Он сел на корточки рядом, достаточно близко, чтобы она могла пересчитать его ресницы и ощутила слабый запах гвоздики и сандала. Затем оторвал кусочек роти и предложил Эше. Она поглядела на него, приоткрыв рот, и Кунал дал ей лепешку. Она едва не захлебнулась слюной, наслаждаясь ее вкусом.

Эта роти, присыпанная специями и семечками, определенно стоила того, чтобы лишиться достоинства. По крайней мере, так она сказала себе.

Он кормил ее аккуратно и внимательно, но с легкой ухмылкой, надолго задержавшейся на лице. Как было бы здорово стереть ее одним хорошим ударом.

– Твои мысли сейчас так легко прочитать.

Она презрительно фыркнула. Никто не говорил такое о Гадюке. Он поглядел на нее, постукивая пальцем по носу.

– Ты воображаешь, как бьешь меня всеми возможными способами. Готов поспорить, что больше всего тебе нравится мысль про прямой кулачный в нос.

На миг Эша почувствовала себя обычной девчонкой, которую поддразнивает симпатичный парень. Она едва не забыла, что Кунал – один из тех солдат, с которыми она сражалась прошлые десять лет, и вскоре, притащив Гадюку на суд, станет грозным командующим. К счастью, ее руки и ноги по-прежнему были связаны, и это помогло вернуться к реальности.

Она быстро отвела взгляд в сторону, не желая видеть его глаз – слишком теплых, слишком близких.

– Да, точно в нос. Он слишком уж ровный.

Он расхохотался, и она постаралась сдержать легкую усмешку.

– Это обязательное условие для входа в Крепость. «Должен иметь идеальный ровный нос». – Он лукаво усмехнулся. – Еще хочешь?

Остаток его пайка лежал на полу, и Эша осознала, что Кунал едва притронулся к своей доле. Она начала отрицательно трясти головой, однако бурчание в желудке предало ее. Он разломил последний кусок роти на кусочки, обмакнул в ароматную приправу, свернул конвертиком и предложил Эше.

– Когда я сказал, что не трону тебя, то имел в виду именно это. Я не из породы лжецов.

Его голос звучал ласково, и Эша вновь отвернулась от его глаз.

– Может, и нет. Но ты все еще солдат, – спокойно сообщила она.

– Я обязан тебе жизнью и не обижу, клянусь честью как дитя Нарии. Но… – На скулах Кунала заиграли желваки. – Ты убила человека. Нарушив обычаи и законы битвы. – Он вздохнул. – Я повез бы обратно любого. В этом – мой долг.

Она уставилась на него.

– Расскажи мне то, чего я не знаю, солдат.

Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

И снова это слово. «Солдат». Когда она говорила так, Кунал чувствовал себя под ее взглядом безликим деревянным болванчиком. Отвратительное ощущение.

– Отлично. Вот что я скажу, – нахмурился он. – Я никогда не хотел быть солдатом.

Кажется, это привлекло ее внимание.

– И кем же тогда ты хотел стать?

Кунал заколебался. Но он уже начал, и ему хотелось показать Эше, что он не просто болван в доспехах, а человек. Может быть, хороший человек, несмотря на поступки, о которых предпочел бы забыть.

– Художником. Я мечтал рисовать. Но мне бы никогда не позволили. Вместо красок и кистей я получил лук и меч. К счастью, я оказался хорошим бойцом и почти забыл, чего хотел раньше. Но я не выбирал.

«Я хотел угодить дяде Сету».

В его голосе прозвучала горечь, и Эша подняла бровь. Кунал понял, что выдал ей – врагу – слишком многое. Но от того, что он сказал вслух о своих мечтах, в душе всколыхнулись чувства, которые он подавлял годами. После смерти матери он ухватился за военное дело, потому что такой выбор дядя одобрил, потому что так он иногда гордился бы Куналом. Он поверил дяде, когда тот сказал, что Куналу нужно продолжить семейную традицию отца и дяди и пойти в армию. Поэтому Кунал забросил мечты об искусстве, возвращаясь к ним в редкие минуты одиночества.

Но сейчас он осознал, что стал простым инструментом короля, которому не было дела до своих людей и земли. В пораженном засухой Уджрале и здесь, в Фаоре, с его разрушенными зданиями городского совета, Кунал начал постепенно узнавать новую сторону Джансы. Ту, где люди не могли дышать свободно, а правосудие рассыпалось под натиском власти.

У Кунала был долг перед дядей – он обязан был отдать ему дань уважения. В конце концов, дядя был его единственным кровным родичем. Но Вардаан…

Кунал остановился. Его мысли приняли предательский для солдата оборот, но Кунал чувствовал, что от этих раздумий так просто не отмахнешься. Вызывающие слова Эши напомнили о том, что он увидел в Уджрале, и о тяжелых размышлениях после.

Он оглянулся и увидел, как Эша с задумчивым видом наблюдает за ним.

– Ни за что бы не подумала, что такой могучий и грозный солдат не мечтал всю жизнь махать мечом. Видно, ошиблась. Под всей этой бронзой у тебя и впрямь бьется сердце.

Она ухмыльнулась, рассматривая его с головы до ног и обратно, отчего все внутри Кунала завязалось узлом. А следующий взгляд лишь затянул узел туже.

– Из-за этого еще тяжелее тебя ненавидеть, – тихо добавила она. Выражение ее глаз смягчилось.

И она смолкла, позволив пространству между ними наполниться тишиной.

Отчего она стала Гадюкой? Отчего убила его дядю?

Куналу хотелось понять эту девушку, которая приводила его в отчаяние. А еще больше хотелось огрызнуться, доказать – он только следовал приказам и верил, что защищает страну. Хотя он и знал – это не оправдание.

Но Эшу, кажется, беседа уже не интересовала. Ее губы сжались в жесткую линию.

– Отлично, продолжай считать меня бессердечной королевской пешкой, – ответил он. Злость победила.

– Когда найдешь тела друзей, обезображенные пытками так, что и не узнать, вот тогда и поговорим, чего стоит солдатская честь. – Эша с вызовом вздернула подбородок. Ее глаза вспыхнули неприкрытым презрением.

– Даю тебе слово. Я обязан тебе жизнью. Ты получишь справедливый суд, – ответил он с излишней пылкостью, как раз потому, что понятия не имел, сможет ли это гарантировать.

– Да ну? А кого-то из моих товарищей Клинков судили честно после последнего налета? Или до того?

Кунал лишь уставился на нее. Внезапно Эша показалась очень усталой, и пламя воинственности в ней вроде бы погасло.

– Знаешь, что было бы справедливо? Если бы ты сегодня позволил мне выспаться на этой кровати.

Кунал начал качать головой.

– Я не прошу развязать меня, просто пусти на кровать, Кунал. Я выдохлась. Я неделями ночевала на деревьях, а в пути меня сопровождали только обезьяны-ревуны.

Он моргнул. Эша впервые назвала его как-то иначе, а не «солдат».

– Ладно.

– Правда?

Она выглядела потрясенной. Он кивнул, недоумевая, с какой стати согласился, и на ее лице расплылась не ухмылка, а настоящая улыбка. Он укусил себя изнутри за щеку, чтобы прийти в чувство.

Под ее взглядом он точно не сможет заснуть.

Кунал поднял Эшу на ноги. Его руки задержались на плавном изгибе ее талии.

Она пахла как дым и дерево, а под всем этим таился намек на аромат ночной розы – той, что цветет только в самое жаркое лето.

Кунал помог ей добраться до края кровати, и Эша запрыгнула туда и улеглась.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы успокоиться, и он стащил рубашку и уттарью. Поколебавшись, Кунал стянул и доспехи. Тщательно их почистив, он сложил их у стены.

Всего за пару минут она крепко уснула. И Кунал сам улегся на кровать, борясь с тяжелеющими веками и глазея на ее сонную фигурку.


Ее близкое присутствие жгло Кунала изнутри, но этот огонь было не сравнить с ошеломительной усталостью, накопившейся за последние дни. Сон быстро взял верх, и Кунал задремал, страдая от аромата ночной розы.


* * *

Когда утром он проснулся, ее не было. Ему бы удивиться, но он чувствовал только вялое смирение.

Все, что от нее осталось, – теплая вмятина там, где лежало тело, и маленькая записка. Когда Кунал изогнулся, чтобы ее подобрать, то приметил на полу остатки веревок.

«Ты кое-что упустил при обыске».

Кунал взглянул на следующую строчку и быстро отвернулся, щеки жарко вспыхнули. Набросок, который она нарисовала… Он торопливо перешел к оставшейся части.

«Перемирие. Не буду убивать тебя во сне, солдат. Ты подарил мне жизнь, я сделаю то же. А теперь поймай меня, если сможешь».

Кунал почти что видел блеск в глазах Эши, читая эти слова.

«P.S. Откровенность за откровенность. Ты хотел стать художником. Я хотела стать бродячей актрисой, хотя мама никогда бы этого не разрешила. Жизнь повернулась к нам обоим не той стороной».

Даже комкая бумажку в кулаке, он улыбался этой приписке.

Она проскользнула прямо между его пальцев. Снова. Но она открыла ему кое-что.

Бродячая актриса. Никогда бы не догадался.

«Поймай меня, если сможешь».

Это был вызов, а Кунал не любил проигрывать.

Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал выбежал на улицу, все еще сжимая в кулаке скомканную записку. Некогда было облачаться в доспехи и уттарью, так что он оказался на жаре полуобнаженным.

Складывая записку, он заметил, что чернила пока свежие – достаточно влажные, чтобы смазаться. Такие вещи его учили распознавать. Она не могла сбежать раньше чем четверть часа назад.

Он вспомнил, что прошлой ночью Эша упомянула ревунов; эти животные водились только в джунглях у подножия гор Гханта. Кунал провел достаточно времени на границах, чтобы изучить природу Джансы – его первая миссия случилась в густых джунглях и высоких зарослях долины Мауна.

Эша наверняка направляется в долину – к Чинта или Амали, единственным городам в том районе.

Кунал свернул направо, к северной дороге, которая шла из города вдоль реки. Проклиная себя за глупость, он резко свернул в темную аллею, оставив за собой облако пыли, и чуть не споткнулся об одного из множества бродячих псов Фаора. Каменные стены выглядели прочными и достаточно неровными, чтобы попробовать: Кунал ухватился за самую высокую из тех, что были в пределах досягаемости, напряг мышцы, подтянулся и залез наверх.

Спустя несколько мгновений он уже был на крыше и помчался, перепрыгивая по обжигающе горячим камням с одной кровли на другую. К северу зданий становилось все меньше.

Поскольку его доспехи и сумка остались в голубом доме, он в невыгодном положении. Но будь он проклят, если позволит ей так легко ускользнуть.

«Бродячая актриса».

Актриса с инстинктом убийцы.

Солнечный зной прожег его, когда Кунал остановился и оглядел обширное пространство к северу от города. Цветные точки – другие города – усеивали горизонт, а серую гору вдали испещряли пятна зелени, и над всем пейзажем раскинулось ярко-голубое небо.

Кунал поспешно огляделся. Шансов на успех мало, но, судя по всему, он сейчас стоял на самой высокой крыше города и мог видеть всех и вся.

Он прочесывал взглядом толпы внизу, надеясь, что избрал ту самую крышу с нужной точкой обзора. Вот!

Маленькая фигурка с выбившимися из-под уттарьи кудряшками шла навстречу торговцам, которые после восхода солнца потянулись на рынок. Его тренировка Щитов Сенапа помогла отсеять все ненужное, и взгляд обострился, концентрируясь на девушке, что шла против течения толпы.

Кунал нутром почуял – это Эша. Он проследил за нею сквозь толпу и увидел, что она отчаянно торопится к восточным воротам. Мигрень отступила, и одновременно в голове возник тот мерный ритм, который всегда его успокаивал.

«Контроль».

Кунал слез с крыши и мягко спрыгнул на землю.

Далеко она не уйдет.

Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша двигалась так быстро, как только могла, не привлекая к себе лишнего внимания.

Она пробилась через внешний край базара и повернула к реке. Может, удастся найти – украсть – небольшую лодку или убедить кого-нибудь отвезти ее на север, к Амали. Так или иначе хорошо бы увеличить расстояние между собой и солдатом.

Присущие базару яркие цвета стали блекнуть по мере того, как Эша сворачивала во все более узкие переулочки, которые вели на восток. Она опустила голову, закрыв лицо капюшоном уттарьи.

И, повернув за угол, столкнулась с кем-то, шагнувшим навстречу. Эша отступила и взглянула вверх, чтобы извиниться. И тут ее сердце остановилось.

Кунал стоял прямо перед ней без доспехов, его голая грудь тяжело вздымалась. Он подошел ближе, и его глаза вспыхнули.

– Куда-то собралась, Эша?

– Просто вышла на базар за фруктами.

Эша потянулась к сумке, и Кунал мгновенно перехватил ее руку.

– Я прочел твою записку.

– Замечательно, тебе понравилось? Тот рисуночек неплох?

Он проигнорировал ее слова, хотя слабый румянец залил шею. Потом другой рукой залез в ее сумку и вытащил оттуда плод.

– Манго?

– Несколько манго, – поправила она.

– Ах, да.

– Они восхитительны, да? Сочные, сладкие. – Он взглянул на нее словно на сумасшедшую, и она изогнулась всем телом, опустив вторую руку к талии. – Выглядишь смущенным.

– Я думал, ты придумаешь предлог получше.

– Лучше, чем манго? Невозможно. Они – короли фруктов. – Она почти ухмыльнулась, но увидела, как его глаза метнулись к ее свободной руке, и поняла – пора прекращать веселье. – И, солдат, тебе действительно нужно поумнеть, если хочешь поиграть со мной.

Эша кинулась на него: силы удара хватило, чтобы враг отпустил ее запястье и упал наземь. Она замахнулась, целясь рукоятью кинжала ему в висок, но в последний момент он перехватил ее и выкрутил запястье.

Она вырвала руку, едва не упала, но вскочила на ноги и понеслась прочь. На бегу она достала из сумки меч-плеть. Этим оружием нельзя махать где попало, так что придется заманить его в темный уголок.

Эша сухо усмехнулась. Темные уголки – ее специальность.

Усмешка угасла, едва она свернула за угол и слилась с тенями. Она и в самом деле имела это в виду – ему следует стать сообразительнее, чтобы играть на ее уровне. Но почему-то идея игры начала терять привлекательность.

Сколько лун назад она сидела с Арпийей на ступеньках тренировочной площадки в лагере мятежников, болтая о почете служения своей стране и о восстановлении равновесия, о силе, которую они ощутят, повергнув своих врагов?

Они никогда не затрагивали темы одиночества или страха.

Прошлая ночь стала передышкой, которой она не ожидала. Эша говорила правду и нашла кого-то, кто увидел и ее маску, и ее истинное лицо.

Но сейчас перед ней стояла более важная цель. Нельзя отвлекаться на подобные мысли в момент, когда на кону перемирие, с таким трудом добытое королем, столь нужное стране!

Пока все не встанет на свои места, она – Гадюка. Она превратится в легендарный кошмар, каким ее считают. Тьма в душе взяла верх – такая знакомая, такая близкая.

Не прошло и минуты, как позади послышались шаги.

Теперь Эша уже не старалась сбежать тихо.

Она неслась так быстро, как позволяли ноги, петляя по окрестностям базара и ныряя под тенты палаток и развернутые попоны. Вдогонку неслись злобные крики, и по второй их волне Эша поняла, что Кунал бежит по пятам.

Эша резко свернула в маленькую аллею, воспользовавшись женщиной с огромной фруктовой корзиной на бедре как прикрытием. Даже в сумраке аллеи солнце жгло спину, и Эша торопливо промокнула лоб краешком уттарьи.

В каменной стене ближайшего дома не хватало камня. Эша взобралась, используя эту дыру, наверх и рухнула на крышу.

На минутку она замерла, восстанавливая дыхание, но потом снова двинулась в путь. Да помилует ее Лунный владыка, но никакого плена, и не только из-за необходимости добраться до Амали. Призраки дней, проведенных в темнице Гвали, угрожающе замаячили в памяти.

Снизу раздался шум, и она вновь побежала до края крыши. Впереди была следующая, но между ними зияла пустота, и Эша отчаянно огляделась.

Она разбежалась по тонким деревянным доскам, используя их как трамплин, чтобы подпрыгнуть и перескочить на следующую крышу.

Шаги эхом отдались позади, и, оглянувшись, Эша увидела, как Кунал бежит вперед по крыше, тоже собираясь прыгнуть с упругой доски.

Они скрестили взгляды, и Эша презрительно фыркнула.

Если понадобится, она будет бежать хоть весь день.

Она приземлилась на самом краю и клубком покатилась по крыше, с трудом приземлившись на корточки. Крышу усеивали кучи мусора, и Эша схватила несколько камней и швырнула за спину, чтобы замедлить его или скинуть вниз.

Он ловко петлял и подпрыгивал, уворачиваясь от ее бросков.

– Эша!

Она, не обернувшись, снова прыгнула вперед. Немного выше виднелся ряд окон в каменной арке.

Они выглядели пустыми – значит, можно наконец завершить эту погоню.

Вырубить его и проделать полпути до Амали прежде, чем он очнется.

Эша ринулась туда, стараясь не смотреть под ноги во время перебежки по узенькому каменному переходу между крышами. Эти здания было достаточно высокими, чтобы обеспечить парочку сломанных костей после падения, если не немедленную смерть.

Добежав до конца перехода и чудом не промахнувшись, Эша влетела в открытое окно.

Она вкатилась в комнату, ткнувшись прямиком в кучу старых пыльных гобеленов и ковриков.

Свирепый чих уже родился в ее горле, но страшным усилием воли, зажав нос пальцами, она его сдержала.

Она подползла к подоконнику, ожидая Кунала.

Глава 32

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал ввалился в комнату всего в шаге от нее и рухнул на пол.

Кругом высились горы джутовых ковров, кучи гобеленов рассыпались по всему помещению. Ряды высоких ткацких станков тянулись вдоль стен, выставляя напоказ яркие разноцветные нити шелка и хлопка.

Он высвободил ногу из хлопковой петли, и тут голова качнулась от удара сзади, а к горлу приставили лезвие.

– Становишься предсказуемым, солдат. Или я тебе просто нравлюсь. Вроде бы я четко объяснила – пока у меня руки и ноги не связаны, ты меня не поймаешь, – насмешливо произнесла Эша за спиной.

Аромат ночной розы отвлек его даже от острого кончика клинка, прижатого к тонкой коже гортани.

– И как же я тогда выследил тебя, такую непредсказуемую?

Вместо того чтобы затянуть меч потуже, она придвинулась и обвила руками таким образом, что это больше напоминало ласку.

– Ох, я не сомневаюсь, ты кое-чему обучился у Щитов Сенапа, – произнесла она. – Но я Гадюка, помнишь? – В голосе смешались шелк и сталь с оттенком мягкой угрозы. – Монстр и убийца.

Кунал сжал челюсти, и жилы на его шее натянулись канатами.

Он схватил ее за запястье, рывком отводя его прочь, так, чтобы Эша упала. Она удержалась, но теперь он прижимал ее к себе, выкрутив руку с мечом, и ухмылялся, провоцируя на попытку вырваться. Едва Эша осознала, что очутилась в ловушке, ее глаза вспыхнули раздражением.

– Разве тебе не стоит больше бояться, что я тебя прикончу, солдат? – прошипела она.

– Стоит. Но я не буду.

– Зря, – немедленно бросила она. – Ты дурак.

– Я могу быть много кем… но точно уверен, что я не дурак. Разве я не доказал, что отличаюсь от диких джансанских солдат?

Вопрос застал ее врасплох, брови взлетели вверх, а губы поджались.

Ага, он попал в уязвимое место.

Его предположение оказалось верным – за этой злобой и ненавистью все-таки было кое-что. Кое-что настоящее.

– Ты могла прикончить меня во сне. Полоснуть лезвием по горлу. Удавить кончиком меча. – Его голос смягчился. – Но я тут. Живой, невзирая на всю твою ненависть ко мне и моим товарищам.

– Было бы чересчур грязно. Что бы пережила эта бедная семья торговца, вернувшись домой и застав там мертвое разлагающееся тело довольно-таки симпатичного солдата?

Вот оно. Обескураживающая веселая безжалостность, смешанная с комплиментом.

Он посмотрел на нее.

Эша сдвинулась, и Кунал обвил своей ногой ее ногу, убедившись, что она не сможет воспользоваться этим и нанести удар коленом. Из ее косы выбились пряди черных волос, образовав нимб вокруг лица. Они щекотали его подбородок.

– Не понимаю, что ты от меня хочешь, – промолвила Эша.

– Хочу знать, почему ты меня не убила.

– Потому что… – Эша выглядела загнанной в угол, и не только из-за его объятий. Ее глаза заметались вокруг, но в итоге она поняла – выхода нет, вздернула подбородок и уставилась на него в упор. – У меня есть свой кодекс чести, солдат. Хотя я считаю, что идея долга в уплату за спасение жизни слишком глупа, у меня и вправду есть честь.

– Кунал.

– Что?

– Меня зовут Кунал. А не «солдат».

Она фыркнула.

– Я знаю.

– Да? Я не хочу все время быть «солдатом» и уверен, ты тоже не желаешь выглядеть только лишь «Гадюкой».

Игра была рискованной. Он заметил лишь намек на другую сторону Эши.

Вспышки слабости, подсмотренные прошлой ночью. Вздох, спрятанный под грубыми словами.

– Неужто? И как же ты об этом догадался, сол… – Она закатила глаза. – Кунал.

– Мне кажется, мы похожи больше, чем ты полагаешь, – сообщил он с улыбкой.

– Если не считать, что я-то не хочу тебя убить.

Он нахмурился, осмысливая ее слова.

– Но я не пытаюсь тебя убить.

Она хмыкнула, снова закатила глаза.

– Отлично, мы оба согласились на то, что не стараемся поубивать друг друга. Но, во-первых, ты вернешь меня в кандалах в Кровавую крепость. А это – явная смерть. И во-вторых, не вижу, чтобы кто-то из нас опустил оружие.

Кунал осознал, что левой рукой до сих пор сжимает ее руку с кинжалом, и, хотя правой он крепко держал девушку, ее пальцы касались рукоятки меча.

– В этом ты права. У меня есть долг. Но ты не умрешь.

Эша сдула с глаз кудряшку.

– Ладно, давай проследим твою мысль до конца. Ты отвозишь меня назад. Я иду под суд. Они режут мне глотку во сне и празднуют казнь убийцы генерала Хотха, после чего выставляют мое тело на всеобщее обозрение, чтобы предупредить всех будущих мятежников. Все верно?

Он потряс головой, протестуя.

– Нет смысла лгать. Я слышала, как Крепость расправляется с собственными солдатами, обвиненными в предательстве. Никаког


убрать рекламу






о суда, моментальная казнь. Умоляю, поясни – с какой стати делать исключение ради меня?

Кунал собирался возразить, но вдруг вспомнил об Удите и о том, во что командующий превратил его казнь. А до того были солдаты, обвиненные в мятеже, о котором Кунал не слышал и намека.

Но если он пойдет по этому пути, то не сумеет выполнить свой долг и завершить миссию. И у убийства есть цена. Отпустить Эшу невредимой, как сильно она бы его ни волновала, – это абсолютное предательство единственной семьи, которая у него осталась.

Голос Эши отдавался в голове, напоминая о его грехах, о многих, кто погиб от его руки. Он старался не думать о том, как будет за них расплачиваться.

– Как командующий я гарантирую – ты предстанешь перед судом, – сказал Кунал, все сильнее проникаясь уверенностью. Он убедится в том, что правосудие свершится так, как полагается. – Ты явно ненавидишь солдат, но мы не одно злое целое. Многие из нас – люди честные и справедливые. Ты считаешь, я не сдержу своего слова? – задав вопрос, он пристально посмотрел ей в глаза.

Она вздернула бровь и тоже уставилась на него.

– Думаю, сдержишь, хотя я едва тебя знаю. Я оспариваю не твою честь, а твое здравомыслие.

Эша кинула взгляд в сторону и обратно.

– Мне правда следовало тебя прикончить, – прошептала она. – Это бы избавило меня от всех проблем.

На миг его сердце остановилось, не из-за страха за жизнь, а из-за выражения ее глаз. Злость, смущение, грусть – но ни следа ненависти.

Ему нужно было разоружить ее, вышибить из нее дух хорошо поставленным ударом, однако он не мог. Не сейчас, когда Эша наконец смотрела без отвращения.

Без предупреждения она тяжело наступила на его стопу в точке подъема и, пользуясь судорогой боли, вырвала руку и ударила Кунала в голову рукоятью меча.

Череп пронзили сверкающие вспышки, вместо Эши расплылись цветные пятна, и Кунал покачнулся и рухнул на груду ковров. Уголком глаза он увидел расплывчатое движение – и схватил Эшу за ногу.

Она упала, но Кунал не смог ее удержать: девушка вскочила и рванулась прочь. Он выхватил нож и метнул его в движущуюся фигурку, но та оказалась быстрее. Внезапно Эша развернулась, устремилась к нему и коротко, но сильно ударила в левую скулу.

Он опять упал на ковры.

Ее силуэт в проеме окна расплывался перед глазами. Вдруг Эша обернулась:

– Возвращайся домой. Забудь, что видел меня. Убей какого-нибудь другого бедолагу и притворись, что он и есть Гадюка. Просто… не ходи за мной, Кунал. Ради своей же безопасности. В следующий раз я не пощажу тебя.

Он не пытался встать. Но он также знал, что не остановится – не сейчас, когда столь многое поставлено на карту.

Глава 33

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Эша перепрыгнула на соседнюю крышу, ветер наотмашь ударил ее по лицу. Она осмотрелась, соображая, как бы ей вернуться на твердую землю. Крыши хороши, но почва под ногами дает ей больше уверенности.

Полуденная жара чуть спала, свет из пылающего оранжевого стал нежно-золотистым. Стычка с Куналом нарушила все ее планы на сегодняшний день, и тем более – надежду добраться до Амали за двое суток.

Он был шипом, так глубоко застрявшим в ее боку, что это можно посчитать неисцелимой язвой.

Тяжело приземлившись на обшивку, Эша приготовилась прыгнуть на следующую крышу. Но обшивка вздрогнула, разошлась в стороны, и через несколько секунд девушка провалилась в сырую яму. Короткие металлические шипы выскочили из краев и чудом не задели голову.

Стены из плотной черной земли, с узкой горловиной и широким основанием, чтобы в ловушку попалось как можно больше воришек, и рваная маскировочная сетка, на которую наступила Эша. Что за полоумный урод установил эту проклятую ловушку? Как можно быть настолько подозрительным?

Доски крыши наверху затряслись под чьими-то тяжелыми шагами, и Эша распахнула глаза.

– Стой! – проорала она, но слишком поздно.

Кунал свалился вниз тем же путем, но ему повезло меньше. Падая, он поранился о шипы по краям ловушки и, не сгруппировавшись, свалился прямо на нее. Она снова выругалась, употребив на сей раз парочку отборных дхарканских выражений.

Кунал пошевелил руками, покрытыми кровью из порезов, встал на колени и повернулся к Эше с перекошенным лицом.

– Я пыталась тебя предупредить, – сказала она.

– Плохо старалась, – выплюнул он осипшим голосом, и янтарные глаза вспыхнули, став почти желтыми.

Эша приподняла бровь. Оказывается, он умеет злиться! Может быть, даже потерять над собой контроль?

– Есть причина, по которой ты все еще прохлаждаешься тут? – спросил он чуть менее резко, поднимаясь на ноги.

Она потрясла ногой, и Кунал ничего не понял. Для пущей убедительности Эша двинулась с места и тут же дернулась назад – к веревкам прикрепили толстую липкую нить.

– Охотничий клей. Из каучука. Его используют воры или наемники, чтобы вывести из строя соперников, претендующих на ту же цель.

В ответ на откровения о тайных привычках наемников Кунал лишь дернул бровью, но ничего не сказал. Вместо этого он придвинулся к ней и дотянулся до опутавших ее ноги веревок.

– Нет! Не подхо… – выкрикнула Эша.

Кунал наступил на веревку, и она цепко обвилась вокруг его ступни, точно змея, заставив потерять равновесие. Эша не удержалась от вскрика, когда он упал на нее снова.

– Не смотри на меня так обвиняюще. Я не виновата, что тебя не обучили осторожности в этой дурацкой крепости. Или тому, что нужно прислушиваться к более опытным людям.

Он убрал пряди с глаз, перед этим убедившись, что на пальцах не осталось липкого вещества.

– Я подумал, ты привираешь, – произнес он чуточку смущенно.

Она хмыкнула.

– Ну и поделом тебе.

Кунал распластался по ней, и в наступившей тишине она чувствовала жар его тела. Стало неудобно, и не только из-за придавленной руки. Она кашлянула.

– Это очень мило и все такое, но дышать и правда нечем, – пропыхтела она в его голую грудь.

Он отодвинулся как можно дальше, медленно убирая с нее свой вес и опускаясь на бок. Задача трудная, учитывая связанные и прилипшие ноги.

Эша вдохнула полной грудью, потрясла рукой, чтобы восстановить ток крови, и сдвинулась вперед – вместе с клеем.

– Так-то лучше, – подмигнула она.

Кунал до сих пор сидел тревожно близко – так, что она могла рассмотреть оттенки и переливы в янтаре его глаз.

Он ответил таким же взглядом, и его лицо напряженно застыло. Пытаясь устроиться поудобней, они то и дело касались друг друга, и внезапно Кунал отпрянул, словно осознал, где он и с кем.

– Нам нужно выбраться отсюда. Если ты права насчет охотничьей ловушки, тогда скоро кто-то ее проверит, и я уверен, что встреча нас не обрадует.

– Разумеется, я права. И согласна – нужно вылезти отсюда, – холодно произнесла она. Кунал кивнул и, отвернувшись, начал резать веревки ножом.

Эша знала, что нужно помочь, но почему-то засомневалась.

Кунал хмурился, разбираясь с узлом, который оплел его ногу. Вся сетка была вывязана свободными петлями и предназначена для того, чтобы ловить и удерживать нарушителей при помощи клея.

– Я не понимаю, – сказала Эша.

– Чего именно? Как развязать узел?

Он не поднял головы, изучая изгиб веревки и корча гримасы из-за липкого каучука.

– Нет же, дубина.

А вот тут он посмотрел на нее. И ухмыльнулся.

Она нахмурилась. В детстве головкой стукнулся, что ли? Она же его оскорбила.

– Почему ты улыбаешься?

– Ты напоминаешь мне друга. Он вечно обращается ко мне, используя немалый запас вдохновенных ругательств.

– Даже не знаю, почему бы это, – сухо промолвила она.

– И чего ты не понимаешь? – Она вопросительно взглянула на него. – Ты сказала, что чего-то там не понимаешь.

– А. – Она смолкла на миг, не зная, как выразиться. – Отчего ты вышел и помог мне в ту первую ночь?

Он вдруг замер, бросив узел, и дернул углом рта. Было похоже, что он взвешивал, стоит ли вообще обсуждать это с Эшей. Наконец он фыркнул.

– Имеешь в виду ночь, когда я не распознал прокравшуюся к дому змею? Когда ты использовала меня, чтобы убить генерала Хотха?

Эша считала, что имеет право гордиться, но ее задел сарказм в его описании.

– Я не собиралась тебя использовать. Ты просто появился на горизонте.

Он промолчал, метнув в нее острый взгляд. Бросив узел, он развернулся к ней, насколько смог из-за клея.

– Объявили перемирие, и все же какая-то девица бродит возле Крепости всего лишь за полчаса до начала военной тренировки. Я предположил, что ты – новичок в этих местах. Я не знал, кто ты, но испугался, что тебя затопчут, тем более что все солдаты напились. И я решил, что не стоит стоять и ждать.

Эша прикусила губу, размышляя о том, что все ее текущие проблемы из-за трепетного сердца этого солдата.

Абсолютный парадокс в ее мире.

– Однако теперь я не такой наивный. Знаю, что ты своим мечом-плетью можешь выкосить половину полка. Вынужден признать, что ты талантлива. – Он указал на нее ножом. – Но это ничего не меняет.

Слова были сказаны с силой, однако в его взгляде блеснула неуверенность.

Он ошибался.

Все уже изменилось.

Она уставилась на Кунала, стараясь определить ту минуту, когда ее чувства к нему преобразились. Он был хорош собой, без сомнений, но было еще кое-что, кроме этого. Сейчас в ее груди таилась искорка надежды и удивления.

Эша хотела узнать его, понять – но как это сделать в мире, который дали им боги?

Она молчала достаточно долго, чтобы он вернулся к узлам. Сосредоточившись на распутывании веревок, он сдвинул брови и закусил губу.

– Ты когда-нибудь уедешь?

Он вопросительно взглянул на нее.

– Откуда?

– Из Крепости, – прошептала она.

Его лицо на миг приняло задумчивое выражение, словно он решил – когда ты с врагом, буквально, в одной яме, можно позволить себе откровенность.

– Я никогда не собирался провести там всю жизнь. Я же говорил, что не хотел быть солдатом. Год назад я думал, что в лучшем случае стану Щитом Сенапа. А в худшем – останусь до увольнения со службы лет через пять-десять. – Теперь он посмотрел на нее прямо. – Со временем заведу семью. Уеду в родные края и буду преподавать боевое искусство.

– А сейчас? – допытывалась она.

Кунал резко повернулся к ней, словно надеясь найти на ее лице подсказку.

И, кажется, нашел.

– А сейчас… не знаю. Я не ожидал всего, что свалилось на меня в последнее время, особенно шанса стать командующим. Но раз уж все сложилось именно так, я бы хотел иметь возможность оставить след. Изменить положение вещей.

– Например?

Он уронил руку, нож свободно лежал в пальцах.

– Настоящее правосудие. Суд князей, как раньше. Наказание для солдат, уличенных в воровстве. Разговоры без страха кары.

Она молчала, позволяя его речам просочиться внутрь. Рисуя образ будущего, которое, вероятно, никогда не увидит. Но, сидя рядом с ним и слушая его мягкий голос, Эша позволила себе помечтать.

Конечно, невозможное влекло ее. Харун вечно твердил, что в ней дремлет саморазрушение. Может, это оно и есть. Это стремление узнать парня, всю историю которого она была обязана уложить в два слова – джансанский солдат.

Давненько она не чувствовала себя такой живой, такой любопытной. Все, что Эша ощущала после убийства родителей, – злоба и бесконечная скорбь.

Ненависть. Жажда мести.

Они еще скрывались в ее груди. Но в глубине сознания звучали и слова отца.

«Цель посла – перекинуть мостик через пропасть, найти сходства между людьми и взращивать их, точно драгоценный цветок в летний зной».

Давняя печаль снова завладела ею. Отец был великим послом для Дхарки.

Она принимала их существование как должное – свободное владение разными культурами, стиль жизни – и лишь после их гибели осознала, сколько утратила. Вот почему она не остановится, пока не умрет человек, из-за которого оборвалась жизнь ее родителей.

А сколько других семей было разбито, уничтожено? Сколько других девочек видели родителей в крови, нерожденных братьев и сестер – ушедшими в единый миг?

С годами боль стала не такой острой, но никуда не исчезла, и Эша знала – это навсегда. Она взглянула на Кунала, который наблюдал за ней все это время с непроницаемым выражением.

Знай он глубину тьмы в ее душе – отвернулся бы в ужасе.

Он никогда не видел ее с мечами в руках, с кинжалом, покрытым свежей кровью. И она не покажется такой никому, кого не намерена убить. Особенно солдату короля-самозванца.

Не отводя от нее взгляда, Кунал снова стал пилить узел.

Эша ощутила, как между ними проскочила искра, и глубоко вдохнула, успокаивая бешено бьющееся сердце.

Глава 34

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша вроде бы смотрела мимо него, погрузившись в свои мысли.

Кунал наблюдал, продолжая трудиться над толстыми липкими веревками. После такого его кинжалам потребуется хорошая чистка. От запаха и клейкости липучей дряни его подташнивало.

Эша сидела, закусив губу и глядя мимо него, и вдруг шевельнулась, взглянула в упор. Кунала охватила дрожь.

Ее глаза он не забудет никогда. Ни завтра, ни через много лет. Он жаждал нарисовать их: оттенки темно-орехового и медового, великолепные дуги бровей.

Если бы только они встретились в другом мире, в другой жизни.

Вместо этого Эша разыскала его здесь. В жизни, где Кунал был связан честью и долгом, принес клятву служить и защищать.

Старинные легенды гласили: боги никогда не дают чего-либо, не взяв другого в обмен. Было бы гораздо легче, если бы она никогда не пересекала его путь.

– А ты? – спросил он. – Ты бы сбросила маску Гадюки? Ушла бы из Клинков?

– Даже то, что ты знаешь об этом, о Гадюке…

– И кому я расскажу? – фыркнул Кунал. – Кто вообще поверит мне на слово, без тебя? Да стоит заикнуться о том, что Гадюка – это женщина, и меня осмеет вся столовая. Мое знание бессмысленно.

– Твои дружки могут меня испытать, и я…

– Ответь на вопрос, Эша. Это справедливо.

Она несколько раз моргнула и отвела взгляд.

– Нет, я не уйду. До тех пор пока не добьюсь цели. Пусть даже погибну, стараясь это сделать.

Он не колебался.

– Что король отнял у тебя?

Ни лице Эши не дрогнул ни один мускул, однако в глазах взвихрилась буря.

– А кто сказал, что он что-то отнял? – ровным голосом произнесла она.

Он отодвинулся назад, все так же наблюдая за ней. Кунал хотел открыться, сознаться, что король ограбил и его, пусть и не впрямую. Что он лишился матери, друзей, всех, кого знал.

Но он заговорил спокойно, отбросив воспоминания:

– Ты ненавидишь солдат. Может, ты веришь в сказку о потерянной принцессе, хотя это на тебя непохоже. Ты человек, свободно перемещающийся между Джансой и Дхаркой. Думаю, ты из торговцев или лавочников, поскольку явно получила образование. Возможно, оголтелый отряд солдат устроил грабеж – или того хуже…

Эша на миг взглянула на него, словно что-то решая про себя.

– Изумляюсь твоему воображению, солдат. И, раз на то пошло, дам тебе прямой ответ. Я пришла сюда, чтобы выполнить миссию Клинков – свергнуть короля-самозванца и восстановить равновесие в наших странах. Как ты не видишь этого? Узы «джанма» разорвались из-за него. Самьяды всегда должны были восседать на троне, а он угрожает обоим нашим мирам, отнимая чужое. Я не позволю ему продолжать.

Кунал вздрогнул. Она не могла надеяться, что ликвидирует короля – множество людей до этого дня пробовали и погибали. Король Вардаан получал удовольствие от таких покушений, он выставлял тела во внешних рвах дворца и хохотал, любуясь останками.

Но на Кунала произвели впечатление страсть и угроза, прозвучавшие в ее голосе. Готовность, с которой она бросала вызов и сражалась. Его жизнь состояла из приказов и правил, дисциплины и беспрекословного повиновения.

Глядя на нее, Кунал гадал – уж не совершил ли кардинальную ошибку.

Он вздохнул.

– Я не удивлен.

Эша выглядела ошеломленной.

– Что? Никаких наставлений? Никаких увещеваний о том, что в убийстве нет чести?

– Нет. Ты мало меня знаешь, и совсем ничего о моем прошлом и моих убеждениях, – резко сказал он. – В любом случае, это все равно что убеждать пантеру есть корешки вместо мяса. Бессмысленно.

Она ухмыльнулась. С видом истинного удовольствия.

– А вот это – самая милая вещь, которую ты когда-либо мне говорил, солдат. Хорошо, что ты принял мою сущность. – Эша подвинулась ближе к нему, и липкая нить потянулась следом. – Скажу парням дома, что именно так и нужно разговаривать с госпожой.

Кунал криво улыбнулся.

– С госпожой? А мы разве о тебе?

Ее глаза расширились.

– Это была шутка? Я что, невзначай нащупала твое уязвимое место?

О боги, какой образ возник в его голове!

Нет уж, ей определенно не следует об этом знать. Он ощутил напряжение, которого не было мгновением раньше, и заерзал, стараясь от него освободиться.

– Очень надеюсь, что нет, – пробормотал он. Эша осклабилась.

– Уверен? Надеешься, что я не потревожила сокровенного? А ведь большинству людей я нравлюсь, – и она сопроводила слова взглядом, от которого все его тело вспыхнуло огнем.

– Уверен, нравишься – но на расстоянии вытянутой руки. Как в случае скорпиона и лягушки. Сначала друзья, потом в твоей спине вдруг торчит жало.

Эша расхохоталась, но смех звучал чуть более напряженно, чем раньше.

– Как хорошо, что ты так думаешь обо мне и бежишь с криками ужаса прочь. – Она осмотрела клейкую субстанцию, которая приковала их к грязному полу. – Хотя, конечно, твоей заслуги в том нет.

Теперь она была близко, достаточно близко для того, чтобы он услышал, как она сдувает нависшую на глаза прядку.

Глядя сверху вниз, Кунал потянулся к ней, убрал кудряшку с виска и заправил за ухо.

Все застыло, и Кунал забыл обо всем, что должен был делать, и сосредоточился на том, что хотел. Он хотел взять ее лицо в ладони, ощутить загрубевшими пальцами гладкую кожу.

Хотел запустить руки в ее буйную гриву волос, чтобы те оплели его пальцы.

Хотел поцеловать ее так сильно, чтобы она задохнулась.

Но Кунал ничего этого не совершил.

Он мог бы двигаться и действовать, если бы сверху не раздалось чавканье грязи.

Здесь был кто-то еще.

Глава 35

 Сделать закладку на этом месте книги

Инстинкты Эши мгновенно проснулись.

Кунал попробовал рвануться, но его отбросило назад: каучуковый клей плотно прижимал его ступни к полу.

Она лихорадочно огляделась, кивнула на свой кинжал и прошептала:

– Обувь. Мы должны ее срезать.

Но сделать это придется Куналу – ее руки по-прежнему липли к сетке.

Она бы додумалась до этого раньше, если бы не стреляла глазками. Кунал взглянул на нее как на безумную, но потом решительно кивнул. Он схватил кинжал с ее пояса свободной рукой и набросился на их сандалии и оставшиеся нити каучука, которые притягивали Эшу к веревкам.

Снаружи, с небольшого расстояния, кто-то закричал, и Эша метнула взгляд на Кунала. Он начал двигаться, несмотря на то что они еще увязали в липком полу.

– Пригнись, – одними губами произнес он. Наверху показалась голова, и Эша мигом прыгнула в угол ямы. Она распласталась вдоль покатой стены, надеясь, что полоска тени скроет ее, и молясь, чтобы новоприбывшие не свесились слишком низко и не рассматривали всю яму пристально.

– Хм, а ты говорил, там большая добыча. И все, что есть, – две разношерстные дешевые сандалии, которые выглядят так, словно распались на кусочки. Тебе надо лучше обустраивать ловушки.

Эша вознегодовала. Эта обувь не была дешевой.

– Клянусь, что настроил ее на больший вес, – прохныкал второй голос в ответ.

– Видимо, нет, Лаи. Точно нет.

– Да нет же, правда. Можно я спущусь, проверю? Или хотя бы обойду вокруг, к другой стене. Иногда в углах прячутся мелкие зверьки. Хороший бы обед вышел.

Эша быстро взглянула на Кунала, тот уставился в ответ и покачал головой.

– Не трать время, Лаи. Еще застрянешь там своей жирной задницей, тащи тебя потом наверх. Тем более скоро вернется Дхармдев.

Второй человек что-то проворчал, но не стал возражать. Голоса стихли, и Эша наконец задышала нормально.

– Нам нужно выбраться отсюда, – прошептала она. Ей нужно выбраться – причем раньше Кунала. Но сначала пусть он ей поможет.

Кунал кивнул, соглашаясь. Эша на мгновение прикрыла глаза, прислушиваясь, не идут ли те двое мужчин. Убедившись в обратном, она медленно подползла к Куналу.

– Стены утрамбованы, но раз уж мы выпутались из сетки, могу вскарабкаться, если ты меня подтолкнешь.

Глаза Кунала сузились, а губы плотно сжались.

– А потом?

– Потом я сброшу веревку или что-то вроде того.

– Ну да. Конечно.

Она глубоко вдохнула.

– Ты должен доверять мне. Как, сможешь?

На его месте Эша бы не справилась. Но, как ни крути, у него и выбора не оставалось.

Она решила сказать это вслух.

– Мы не можем поменяться ролями – я точно не выдержу твой вес и не смогу подтолкнуть вверх. Это единственный разумный выход.

Кунал не выглядел убежденным, однако напряженно кивнул.

Она вскочила, сбросив остатки веревок. Стена из земли была плотно утрамбована, ни единой выбоины, за которую можно зацепиться руками.

Придется использовать для подъема кинжал. По краям пола была лишь тонюсенькая полоска без клея, и они уже всю ее истоптали.

Кунал за спиной стоял неподвижно. Она обернулась и, пошарив в сумке, перехватила поудобнее кинжал.

– Ты так и будешь стоять? – вздохнула Эша. – Подкинь-ка меня наверх.

Харун бы обозвал этот тон командирским, но сама Эша предпочитала называть его внушительным. Если ей известен наилучший способ что-то сделать – она возьмет командование в свои руки. Все просто.

Кунал проворчал нечто неразборчивое и придвинулся ближе, так, что Эша явственно ощутила его присутствие за спиной.

Усмирив сердцебиение, она дала ему указания.

Она могла чувствовать его руки, сжимающиеся вокруг ее тела, укрывающие ее, и сердце снова забилось чаще. В душе боролись два желания: сдержать слово или сбежать, бросив Кунала в яме. Осуществив последнее, она бы быстрее добралась до Амали, до того как он снова возьмет след.

Кунал был помехой. Чем-то, что не должно было входить в ее жизнь, но теперь, после его прихода, Эша ощущала в себе тончайшие, почти неуловимые изменения.

А она была не готова меняться. Не хотела быть обязанной кому-либо или делиться с кем-то частичкой души.

Не сейчас. Не тогда, когда в ней пылает жажда мести. Вплоть до сегодняшнего дня Эша полностью принадлежала призракам своей семьи и той, прежней юной девочки.

Ворча, Кунал поднял ее вверх, придерживая одной рукой за талию, и Эша вбила кинжал в стенку так высоко, как только могла. Она решилась.

– Погоди, вижу веревку. Нужно потянуть ее вниз. Удержишь меня на плечах? – Уголком глаза Эша заметила, как он кивнул. – Кунал, посмотри наверх. Сможешь схватить веревку?

Она уперлась обеими ногами в его плечи и вытянулась вдоль стены. Освободив таким образом руки, Эша мгновенно откупорила остаток сонного зелья и выплеснула ему в лицо. Последние капли упали в грязь легким серым облачком.

Эша услышала, как он отплевывается, и поняла, что Кунал рухнет через несколько секунд. Ей нужно успеть оттолкнуться.

Она повисла на кинжале и оттолкнулась от плеч Кунала как раз вовремя, чтобы прыгнуть и, совершив кульбит, приземлиться на краю ямы.

Внизу Кунал упал на пол, разметавшись в неудобной позе. Грязь заляпала его лицо и одежду.

Выражение лица было мирным, но после пробуждения у Кунала начнется ужасная мигрень. Она еще никогда и ни на ком не испытывала такое количество зелья. Эша скорчилась на краю ямы, а потом прерывисто вздохнула и поднялась на ноги.

Она так устала. Так неимоверно устала.

Под изнеможением пряталась слабая грусть, но Эша прогнала ее прочь.

Победа за ней. Вскоре она выберется из города. Отчего-то она ощутила пустоту внутри.

Эша огляделась, подобрала кусок веревки и привязала ее к ближайшей бочке для воды. Затем вытащила из-за пазухи кусочек угля и лист бумаги, нацарапала записку и сунула ее внутрь ведерка. Прицепив ведерко к веревке, она закрепила петлю и зашвырнула все в яму.

Она же не собиралась оставлять его умирать там, внизу.

Проследив, как ведерко приземляется на мягкую почву, Эша повернулась и ушла.

Глава 36

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал проснулся как от толчка, выплевывая грязь. Глаза заметались по сторонам: одни пятна. Эши не было. Сбежала. Конечно, сбежала.

Он сумел сесть, причем кости и суставы заскрипели, точно несмазанное колесо тележки продавца фруктов, но каучук тут же потянул его обратно. Рыча, Кунал схватил кинжал и начал рубить липкие нити, чтобы освободиться.

Когда наконец ему это удалось, Кунал встал и отряхнулся от пыли. Единственным утешением могло послужить то, что на сей раз он утащил кое-что. Оставалось надеяться на то, что вещь принесет пользу.

Кунал похлопал себя сзади, чувствуя украденный свиток. Все еще на месте – за поясом штанов. Он слегка улыбнулся, вспомнив о быстро пришедшей в голову идее и о том, как, приподнимая Эшу наверх, он стянул из ее сумки свиток – как-никак была вероятность, что Эша бросит его на произвол судьбы.

И именно это она в итоге и сделала.

Как только он выползет из этой дыры, просмотрит свиток как следует. Если повезет, отыщет намек на то, куда Эша направилась и где обитают мятежники.

В углу ямы было прицепленное к веревке маленькое ведерко. За пару шагов Кунал добрался до него, схватил и потянул. Внутри находился клочок бумаги, который чуть не ускользнул от внимания Кунала. Он схватил записку до того, как она спорхнула наземь.

Записка и веревка. Она становилась предсказуемой.

Кунал не знал, понимала ли девушка, что с каждым поступком все больше выдает себя. Оставила его в живых, бросила ему веревку. Это совсем не та Гадюка, которая, по слухам, прорубилась сквозь строй Щитов Сенапа, оставив в живых только одного человека.

Кунал печально нахмурился. Всякий раз, как она демонстрировала свою человечность, его твердокаменная вера в необходимость поймать Гадюку давала трещину. Был ли способ, с помощью которого он смог бы вернуть долг этой девушке-загадке, не предавая память о дяде?

Стать командующим – вот единственный способ гарантировать Эше честный суд. Кунал игнорировал шепот разума, что все может оказаться не так просто.

Возможно, самое время отправить новое послание Алоку.

В голове без предупреждения вспыхнула молния боли. Он подался вперед, надавил пальцами на глазные яблоки. Спустя несколько минут острая боль уменьшилась до пульсирующей.

Кунал со стонами начал карабкаться по веревке с надежно спрятанной в кармане запиской. Какой бы дрянью она его ни одурманила, сейчас каждый мускул превратился в ноющее раздраженное месиво, а в голову будто кто-то постоянно забивал горячие гвозди.

Кунал добрался до верха и переполз через край ямы.

В небесах, точно по мокрой бумаге, расплывались пурпурные краски сумерек. Эша сбежала много часов назад. Скоро наступит ночь, не оставляя Куналу даже шанса продолжить погоню. Более того, теперь он даже не представлял, куда она направляется, потому что Эша могла полностью сменить маршрут.

Кунал вытер руки о штаны и вытащил ее записку, не зная, чего ожидать на этот раз. Забавно: за такой короткий срок он научился читать ее слова и при этом слышать ее голос.

«Хорошо, что ты интересуешься искусством, потому что после этого дела тебе, вероятно, придется искать новую работу, солдат. Уверена, остальным Щитам Сенапа будет приятно услышать историю о том, как тебя обвела вокруг пальца простая девчонка – притом не один раз, а дважды. Может, они пожалеют, что убрали женщин из армии.

Тебе правда лучше вернуться домой. Не сомневаюсь, в Крепости у тебя уютная комнатка и милашка, которая вся извелась в тоске по тебе. Кто знает?

Единственное, в чем я убеждена, – тебе никогда меня не поймать.

Я – Гадюка».

Он невольно ухмыльнулся, различив ее голос у себя в голове.

«Знаешь, теперь это мое настоящее имя, но раньше я больше напоминала лягушку, а не скорпиона. Жизнь вылепила из меня скорпиона. Легче предать кого-то, чем ожидать, что чужаки поступят с тобой справедливо. Особенно в этих краях.

И вот что – в следующую нашу встречу хочу услышать кое-что. Думаю, это случится раньше, чем я ожидаю.

Расскажи мне то, чего я пока не знаю, солдат».

Кунал аккуратно сложил записку и спрятал. Он постепенно понял, что слабенький свет камфорных ламп начал просачиваться сквозь окна соседних домов.

Он все еще хотел отвезти Эшу обратно в Крепость, но сейчас ему захотелось и кое-чего иного. Провести с ней больше времени. Он стремился убедить ее, что, дав слово, не лукавил: Эша получит справедливый суд, а Кунал отдаст ей долг чести. Кунал желал изменить ее мнение о солдатах, управляя ими так, как следовало


убрать рекламу






бы – с честью и по справедливости. Он хотел показать ей, как она заблуждалась и насколько он мог исправить происходящее. И тогда постепенно в ее глазах появится доверие и понимание…

Конечно, это была лишь мечта.

Две недели в погоне – и он до сих пор не схватил Гадюку.

Зато он узнал, что ей нравятся манго и что, оставшись в одиночестве, она считает звезды – просто чтобы убедиться, как далеко ушла от дома.

Кунал мог вообразить выражение дядиного лица, будь он еще жив, – разочарование.

Глава 37

 Сделать закладку на этом месте книги

Эше могло и показаться, но вроде бы она заметила Кунала в путанице улочек маленького городка Чинта – единственной остановки перед Амали. Она нырнула в цветастую палатку и затерялась в рядах темно-синего шелка и белого муслина.

Она схватила шелковую уттарью и накинула на голову в тот миг, когда тень миновала вход в палатку. Сердце неистово стучало.

Несколько мгновений – и тень исчезла, но волнение не утихало. Наоборот, при одной мысли о нем сердце забилось до шума в ушах, не давая больше ни о чем думать.

Сердце-предатель. Эша поняла, как сильно все изменилось между ней и Куналом.

Сейчас она была близко к горам и знала, что после тяжелого перехода сможет перебраться на другую сторону и вскоре окажется на земле Дхарки. Она отправила сову с письмом еще неделю назад, попытавшись намекнуть в нем на пережитое.

Как же все изменилось с тех пор. Нужно просто пережить следующие пару дней, не столкнувшись с солдатом, – и она очутится дома, на свободе.

Вот только… отчего эта мысль больше не радовала душу?

Глава 38

 Сделать закладку на этом месте книги

Прошло два дня с тех пор, как Кунал выехал из Фаора. Ближайший военный гарнизон располагался в Онда – маленьком приречном городе к востоку от пустыни Хара.

Войска были расквартированы в башне западного квартала, на камнях которой играло солнце. Он повернул туда лошадь, только въехав в городские стены, наполовину разрушенные битвами за реку и железные рудники. Измученная лошадь тихо заржала, и Кунал сбавил темп, перейдя на легкую рысцу. Он бессознательно потрепал ее по горячей холке.

Пробираясь узкими дорогами, Кунал успел как следует рассмотреть город. Ему сразу бросилось в глаза, что люди выглядят здоровыми, сытыми, не такими, как в Уджрале. Его новообретенный цинизм подсказал, что все это – следствие присутствия армии в городке.

Он уже давно покинул Фаор, однако украденный у Эши свиток не шел из головы. По староджансанскому алфавиту Кунал понял, что это был военный доклад.

Только руководители Крепости писали доклады на мертвом языке.

Его собственный староджансанский заржавел за последние два года, что Кунал провел на миссиях Щитов Сенапа, но он разбирал фрагменты. Достаточно, чтобы понять смысл заголовка этого доклада.

«Сандара».

Место битвы, из-за которой король Махир настоял на заключении перемирия. И в Крепости отметили это событие – еще бы, враг проявил слабость. Но, что было важнее для Кунала, именно этот военный доклад по Сандаре был написан сильным дядиным почерком.

Что же дядя мог сообщить о Сандаре? Ранее Сету упоминал, что кампания была организована по приказу Вардаана, и он сам почти не имел к ней отношения. Кунал не знал деталей, но сейчас ему выпала возможность все выяснить. После отметки в журнале миссии он отправится в большую гарнизонную библиотеку. Жизненно важно расшифровать доклад и узнать, нет ли там намеков на следующую цель Эши.

Кунал въехал в конюшню, и навстречу выбежал маленький мальчик.

Спешившись, Кунал попробовал было отдать поводья ребенку, однако кобыла лязгнула зубами рядом с его ухом. Мальчуган отпрыгнул, и Кунал устало вздохнул. Кобыла к нему слишком привязалась. Он потрепал ее по холке, мягко подул в ноздри, и животное успокоилось.

В крепости Куналу предложили принять ванну, а после ванны эконом проводил его в маленькую столовую. После недель тяжелого пути Кунал еще больше оценил княжеское обращение. Он накинулся на еду, аккуратно разливая рагу из пряной чечевицы и овощей поверх напичканного гвоздикой и орешками кешью риса.

Лакша он услышал раньше, чем увидел, и вскочил в изумлении, когда друг вошел в столовую. Лакш скрыл свое удивление лучше, одарив Кунала широченной ухмылкой.

Его кожа побронзовела за долгие дни под солнцем, вдобавок он похудел, даже лицо осунулось. Но в глазах таилась все та же искорка.

– За мной шел, а? – поддел Кунал.

– Нет, с меня хватит такого. Да чтобы Ракеша стряхнуть, понадобилось дважды обогнуть холмы западного Варулока, – ответил Лакш, обнимая Кунала за плечи. – Ты – радость для усталых глаз, Кунал. Да, я вырос поблизости, но так легко позабыть, что песок забивается почти всюду.

– Хотел бы я сказать, что ты неправ, – усмехнулся Кунал. Настроение улучшилось от их легкого подшучивания. После всех тревог и неопределенности Лакш был лучиком света.

Знакомым. Постоянным.

Кунала так и подмывало рассказать другу все. Выплеснуть историю отношений, которые он нечаянно завязал с Эшей, поведать о сомнении, которое грызло душу при мысли о ее возвращении в Крепость… Однако, когда приятели сели за стол и стали вспоминать увиденное, Кунал промолчал.

Возможно, дело заключалось в выжидательном подтексте, который ощущался в их беседе. Пусть он был едва заметен, но тем не менее оба помнили о том, что соревнование пока продолжается. Эша не являлась обычной девушкой, о которой он мог бы поболтать с другом, – она была целью для них обоих.

– Куда потом, Лакш? – обычным тоном спросил Кунал, лелея последнюю надежду на то, что ошибся и их дружба все еще была важнее соревнования.

Кунал вырвался вперед, но никогда не чувствовал себя таким потерянным.

Или одиноким.

Кожа вокруг глаз Лакша сморщилась, и приятель сухо улыбнулся.

– Ты же знаешь, я не могу сказать.

– Правда?

– Это состязание. Думал, как племянник генерала ты будешь более внимателен.

А теперь Кунал нахмурился, пусть и слегка.

– А кто сказал, что это не так?

Лакш примирительно поднял ладони вверх.

– Не я. Точно. Я просто дразнил.

Кунал потер бровь и вздохнул.

– Эта гонка начинает меня утомлять, Лакш. Как же я устал.

– Тогда поезжай домой. Позволь мне выиграть, – осклабился Лакш. Поняв, что Кунал не отвечает в том же духе, приятель посерьезнел. – Знаю. На самом деле и я начинаю скучать по Крепости… кое в чем. Тоскую по порядку.

Кунал кивнул. Порой он и сам это переживал. Но также ощущал дрожь восторга из-за впервые полученной возможности самому прокладывать путь.

Решать, куда идти и что делать. Кунал гадал – не в этом ли будет заключаться жизнь полноправного члена Щитов Сенапа. Как бы то ни было, все это заставляло его жаждать увольнения со службы даже больше, чем обычно. Альтернатива – стать дезертиром – на самом деле альтернативой не являлась.

Они перешли на более легкие темы, обсуждая увиденные города и аккуратно избегая любого намека на то, кто и как преуспел в поимке Гадюки. Куналу пока что удавалось подбирать кое-какие детали, ориентируясь по расположению городов на собственноручно нарисованной карте. Лакш вроде бы по-прежнему опрашивал людей, разыскивая кузнецов, сотрудничавших с Клинками.

– Я в библиотеку, – ответил Кунал на последний вопрос Лакша, когда оба мыли руки в мисочках, выставленных справа от тарелок.

Лакш одарил его взглядом вкупе с гримасой, что Кунал и предвидел.

– Ты практически даришь мне преимущество вне этих стен.

– Тебе оно понадобится, – бросил с ухмылкой Кунал. Они поднялись с мест, и Кунал приобнял Лакша, как брата. На сердце стало чуточку легче.


* * *

Библиотека гарнизона совершенно не походила на ту, что располагалась в Крепости. Та была большой, занимала просторное помещение, но ею преступно пренебрегали.

Эта библиотека была меньше, но выглядела более обжитой и любимой. Маленькие цветные стулья с вышитыми павлинами стояли между длинными рядами спрятанных в маленькие деревянные коробочки свитков. Коробочки, в свою очередь, были частью массивного деревянного сооружения, напоминавшего пчелиные соты и простиравшегося до потолка комнаты.

Кунал пробежал пальцем по библиотечной системе классификации, выискивая старинные словари. Он был совершенно уверен, что в каждом гарнизоне есть специальные труды по переводу, и надеялся, что искомый лежит тут.

Учеба стала единственным светлым пятном его первого года в Крепости. Он опередил остальных солдат, и те стали просить у него помощи и наставничества. Вот откуда взялось его прозвище «Совершенный Кунал», и он носил его словно вторые доспехи.

Отыскав необходимый свиток, Кунал схватил его и ушел в один из укромных уголков. Он также вынул украденный доклад и стал читать его вслух.

Диалект был трудным, однако Куналу удалось разобрать достаточно.

Вскоре он об этом пожалел.

Он все размышлял о том, что же натворил дядя Сету, и наконец узнал. Кунал с усилием сглотнул. Пока он читал, ледяное понимание сковывало его тело, поднимаясь к самому сердцу.

Почерк принадлежал дяде, и, переводя, Кунал почти слышал его низкий грохочущий голос. Процесс шел раздражающе медленно, но Куналу необходимо было завершить перевод, хотя бы ради того, чтобы избавиться от собственной слепоты.

Это был отчет о солдатских действиях в Сандаре, маленьком дхарканском городке на дальних подступах к Айфорскому кряжу. Дядя солгал, сказав, что его нога туда не ступала. Солдаты захватили город и вывели жителей на холодную северную пустошь без еды, воды и убежища.

И все – из-за «неповиновения», что, как понял Кунал после долгого пути, могло означать все что угодно, от мятежа до отказа отдать весь урожай.

Кунал понял, что трактует сомнения в пользу жителей, и это ранило ему душу зазубренным кинжалом. Одно дело – слышать о невинных жертвах в Сандаре от чужих людей, а другое – увидеть признание дяди, причем он писал об этом с нескрываемым удовольствием.

Великая победа – вот как он это назвал.

К горлу Кунала подкатил горький ком, и он едва находил в себе силы вникать в новые подробности. Контингент солдат остался после ухода основной армии, чтобы покончить со всеми местными жителями.

Кунал никак не мог постичь причины бойни.

Сколько бы он ни прилагал усилий, не существовало объяснения приказу, в результате которого погибли сотни невинных.

Ни один устав, ни одно божество не простит такого.

Теперь Кунал осознал: Сандара была не победой, а трагедией невероятных масштабов. Он сопротивлялся желанию швырнуть свиток через комнату, убрать из вида свидетельство позорнейшего преступления дяди. Так бы оно пропало, и, быть может, Кунал смог бы его забыть.

Но, как только Кунал закрывал глаза в тщетной попытке вновь обрести пресловутый контроль, он видел все. Каждую деталь доклада. Образы бесконечно кружились в сознании.

Если дядя отдал приказ совершить эту бойню, вероятно, он отдавал подобные приказы и раньше.

Кунал привык думать, что истинным вдохновителем убийств во время переворота являлся Вардаан, но что, если это был его дядя? Знал ли он, хотел ли знать о людях, попавших под удар? Таких как мама Кунала, его невестка?

Разрываясь на части из-за злости, обиды на предательство, глубокой и бесконечной печали обо всех этих погубленных жизнях, из-за воспоминаний о мужчине, которого любил, Кунал так и сидел в углу. Он неподвижно и пристально смотрел на медленно угасавший свет камфорной лампы, и в тишине библиотеки его одолевали тысячи вопросов, вынуждая переоценивать дядю, воспитание, самого себя.

Кем же он был, раз почитал этого мужчину? Если именно этот мужчина его сотворил?

Он тоже чудовище?

Когда Кунал очнулся, солнце уже полностью зашло.

Он выскользнул из крепости, как тень, мечтая только о том, чтобы ни с кем не столкнуться. Немыслимо вступать в разговоры, когда на сердце лег такой камень.

Дорога к конюшне показалась длинней в три раза, и Кунал едва переставлял ноги. Он знал, что ему надо торопиться, если он хочет догнать Эшу в Амали, но тело налилось свинцом, и все, чего он хотел, – лечь вздремнуть и проснуться, когда мир встанет на место.

Раньше он знал, что Эша – убийца, а дядя – жертва.

Быть может, все было не настолько просто.

Глава 39

 Сделать закладку на этом месте книги

Петляя по улицам Амали, Эша облегченно вздохнула. Наконец-то она добралась, и как раз вовремя – через неделю пройдет ровно одна луна с момента, когда она убежала из Кровавой крепости, и останется еще одна луна до начала мирных переговоров.

Амали расположился точно между горами и пустыней, словно бриллиант в драгоценной тиаре. Он являлся частью района Парвалокх – полоски земли, граничившей с горным кряжем и пересеченной тропами для торговых караванов.

Система дорог была запутанной, учитывая, что аристократия этого района Джансы не дружила с Вардааном – от Гвали далеко, зато к Дхарке близко. И это был отличный район для дхарканских контрабандистов, желавших сбыть свой товар нетерпеливым джансанцам, которые тосковали по временам открытой торговли и прозрачных границ.

А теперь, в эпоху засухи, Амали стал главным городом снабжения, направлявшим припасы к нуждающимся. Харун присылал сюда свою группу много раз. Эша радовалась, что успела побывать здесь – так ей будет легче найти ученого.

Проходя мимо хмурой пары, Эша едва сдержала улыбку – мужчина и женщина спорили, стоит ли покупать сынишке новенький нож, а виновник спора играл со своей тенью, не обращая на родителей внимания.

Мальчик напомнил ей о друге, с которым она ходила к наставнику во дворце, – о счастливом глупеньком парнишке, который слишком любил игры и веселье и поэтому огорчал бедного наставника и свою маму.

Она помнила, как они лазили на лимонные деревья и швыряли плоды во всех, кому не повезло пройти мимо, а еще корпели над свитками в библиотеке, пока глаза не начинали слипаться.

То была дружба, какая возникает только в детстве, – милая, простая и многообещающая. Эша глубоко вздохнула при этой мысли. Мятежники также были ее друзьями, но только как Гадюки, и многим она просто не могла с ними поделиться.

Ей необходимо поддерживать репутацию на должном уровне.

Эша добралась до нужного дома и постучала в растрескавшуюся деревянную дверь. Никакого ответа. Она снова подняла руку для стука, и тут дверь с грохотом распахнулась. На нее с порога уставилась пышная круглолицая женщина.

– Я ищу портного. Зацепила подол, когда ездила верхом, – произнесла Эша фразу, которую записала для нее Тана.

– Да, входите.

Прежде чем пригласить ее в дом, женщина выглянула наружу и осмотрелась.

Снаружи дом казался небольшим, а внутри выглядел еще меньше из-за гор открытых и закрытых свитков, которые, казалось, проникли в каждый угол и каждую щель.

– Наш общий друг сказал, что вы были ученой в университете Гвали, – промолвила Эша.

– Я была языковедом, когда произошел переворот. С тех пор мне не разрешают вернуться в Великую библиотеку. – Она произносила слова четко, не прося о жалости, но Эша все-таки вздрогнула.

Хозяйка пригласила ее к столу и выдвинула два стула.

Эша пошарила в сумке в поисках свитка, размышляя, померещилось ей или одного и в самом деле не хватает. Искомый свиток нашелся, она с облегчением выдохнула и отдала его хозяйке.

– В таких свитках должны быть военные данные, но именно в этом содержится кое-что, вызвавшее множество проблем. – Эша подумала о Клинке, который погиб, пытаясь сберечь вещь. – Свиток обгорел, но если вы сможете разобраться…

– Дайте-ка рассмотреть поближе.

У Эши не было причин подозревать женщину в предательстве, однако бдительности она не ослабляла: наблюдала, как та исследует записи, как разглаживает кусочки бумаги и просматривает их. Ни одна из них не назвала своего имени – тоже часть мер предосторожности.

Определив, что в ближайшем доступе не было оружия – либо предметов, могущих таковым послужить, – Эша на минутку расслабилась. Домик пропах бумагой и фимиамом, и эта опьяняющая смесь убаюкивала ее чувства. Последние дни прошли в беспощадной спешке, и она обрадовалась, дойдя до Амали.

Свитки выплескивались даже в кухню, а на одной из полок в углу Эша приметила статуэтку пастушки.

Спустя несколько минут хозяйка подняла голову и взглянула прямо на гостью.

– Тана была права, послав вас ко мне. – Голос звучал мягко, но в нем ощущалась сила. – Я последняя из изгнанников, которая может прочесть этот диалект староджансанского – он в ходу в районе, граничащем с землями Йавар. Сожженная часть неразборчива, но в обращении – некто по прозвищу Дхармдев. – Женщина фыркнула. – Разумеется, мужчина-то не постесняется назваться «Владыкой правосудия»[11]. Так или иначе, похоже, в докладе речь о секретной поисковой миссии Щитов Сенапа.

Женщина продолжала чтение, водя пальцем по изогнутым буквам и губами проговаривая слова. Эша притихла.

Поисковая миссия?

Эша могла думать только об одной вещи, нужной Крепости, за которую могли убивать – или подставлять кого-либо.

Неужели это она?

– Это выражение, «хин райян»… уверена, они искали ее, – продолжала женщина.

– «Хин райян»? – повторила Эша.

Женщина приподняла голову и снова взглянула на Эшу. Она хмурилась, выражение глубочайшей печали расползлось по ее лицу.

– Никогда бы не поверила в это, если б не написала сама, – призналась она. Эша подалась вперед. – «Хин райян». Это вольная транслитерация «Потерянной принцессы». Можно по-разному это интерпретировать, но с учетом того, что мы знаем, только одно имеет смысл. – Ее глаза метнулись к фигурке пастушки в углу. – Принцесса Реха.

Ее слова мгновенно заставили Эшу напрячься. Она предполагала, что в докладе содержатся сведения о новом союзе, заключенном Вардааном, или о другой причине, которая бы объяснила тишину во дворце после убийства генерала.

Но это? Это гораздо хуже. Речь уже не о перемирии – речь о Рехе, утерянном ключике к спасению земель.

Если в Крепости узнают о ее местонахождении и обнаружат первыми…

– Это правда? Она жива? – Надежда в голосе женщины почти разбила сердце Эши. Тоска по ней, по утерянной принцессе Рехе, была велика.

– Не знаю, – ответила она. И это была правда.

Лазутчики Клинков, разбросанные по всем Южным землям, пытались определить, есть ли доля правды в слухах о выжившей принцессе. Даже если никто не знал об ее истинной личности, жизнь в Джансе была нелегка в прошлое военное десятилетие. Эше и Харуну необходимо удвоить усилия по поиску.

Путешествие Эша начала, собираясь выяснить, кто подставил ее и Клинков, кто против мирного договора.

Но такого она не ожидала.

Если Реху нашли – это изменит все. Ни единого шанса на мир, ни единого шанса поменять режим Вардаана, если он контролирует единственного законного претендента на престол. Три капли крови Рехи – и ритуал завершится, исцелив земли.

Она станет оружием в неправедных руках. Вардаан попросту заточит ее в тюрьму до самой смерти, использует ее кровь, чтобы управлять землями с помощью ритуала, и параллельно продолжит войну, расширяя границы страны до тех пор, пока не построит империю – под своим началом.

Эша сопротивлялась желанию немедленно послать ястреба, зная, что настолько деликатные данные необходимо доставить лично. Харун способен поступить опрометчиво. Она сможет дойти до Матхура за несколько дней, а к тому времени определится, что делать.

– Здесь также упоминается, что некие сведения передали в Крепость. В записке? Тут неясно. Половина данных вроде бы поступила из вторых рук, от какой-то группы, чье название выжжено. – Женщина побарабанила пальцами по столу. – Общий смысл: Крепость получила сообщение и ищет место, где скрывается принцесса.

О длани Лунного владыки, невозможно вообразить, что сотворят Щиты Сенапа с Рехой, если доберутся до нее первыми! Как мятежники упустили такие данные?

– А кто источник? – уточнила Эша, надеясь больше, чем следовало бы, на хоть какую-то подсказку.

Складывалось ясное впечатление, что подставивший ее человек старается помешать перемирию, но что, если все это – только отвлекающий маневр?

И ее действительно отвлекли.

Женщина покачала головой.

– Больше ничего не разберешь. Простите. Хотела бы я быть полезней.

Эша положила ладонь на руку хозяйки.

– Вы мне очень помогли.


* * *

Эша поспешила обратно на улочки Амали, обдумывая беседу с ученой госпожой. Она уже мысленно набросала план, первым шагом которого станет возвращение в Матхур.

Мимо прошел мужчина. Он слишком пристально вгляделся в нее, словно пытаясь понять, кого видит. Эша нахмурилась и, надвинув тюрбан пониже, ускорила шаг, бросив косой взгляд через плечо. Тот мужчина сосредоточился на прилавке с маленькими, покрытыми сахаром желейными конфетами, и больше не смотрел на нее.

Желудок заворчал. Эша настолько углубилась в составление плана, что забыла поесть и отдохнуть. Она пошла медленнее, вдыхая чистый и бодрящий горный воздух.

Палатка торговца фруктами, мимо которой Эша проходила, когда исследовала город, располагалась всего в паре улиц отсюда, а значит, и рынок недалеко. Ее новая привычка – заходить на рынок в каждом встречном городе, одновременно надеясь и страшась повстречать Кунала.

Она играла в опасную игру, но зашла уже слишком далеко, чтобы задумываться о последствиях. Нечто в Кунале заставляло ее жаждать азартного поединка – и выигрыша.

Он был первым парнем за много лет, оказавшимся равным ей по силе. Бросавшим ей вызов. Она воображала, каково это – сидеть с ним рядом на низких мягких подушках, похожих на те, из гостиничного каминного зала внизу, обмениваться мыслями и историями в отблесках пламени.

Мечта для другой жизни.

Вскоре она вернется в Дхарку.

Крошечная частица Эши вопреки всякой вероятности надеялась, что при новой встрече сумеет перевербовать его. И что, перетянув Кунала на свою сторону, она каким-то образом сможет удержать его рядом.

Знал ли он обо всех преступлениях генерала? Заслуживает ли того, чтобы знать – на самом деле Эша не убивала Сету Хотха? Имеет ли это значение?

Сладкие ароматы сочных кремовых яблок, сушеных слив и мясистых персиков наполнили воздух, когда она приблизилась к палатке. Костлявый парень вяло подпирал собой заднюю стенку из камня. Эша бросила на него взгляд. Он ухмыльнулся в ответ – сплошь белые зубы и бегающие глаза.

– Проголодались, молодой господин?

Она кивнула.

– Почем два персика? – Эша понизила голос, надеясь сойти за подростка, у которого только начал ломаться голос.

Парень одарил ее липкой улыбочкой.

– Две монеты.

Эша скрыла удивление. Выгодная сделка. Протянув ему монетки, она стала перебирать персики, высматривая парочку упругих и непомятых. Парень свесился над ней и указал на лучшие, Эша подцепила их и поблагодарила.

Она вгрызлась в первый персик, улыбаясь заполонившему рот вкусу и аромату.

Когда Эша отошла от палатки, вверх полетело облачко пыли, и она прикрыла глаза свободным концом тюрбана. Тепло и пышность Тея казались далеким воспоминанием, и Эше захотелось попасть в Дхарку.

Первым делом она взберется на дерево за большим, сочным манго, сорвет его и съест на солнцепеке, обливая соком руки.

Именно так и следует делать.

Местные манго были анемичными, зеленовато-розовыми вместо ярко-оранжевого. И твердыми, а не мягкими, как женские груди.

Эша поднесла персик к губам, воображая, будто это манго, когда кто-то схватил ее за руку и рванул, чуть не уронив. Она спаслась от падения, уцепившись за прохожего – тот стряхнул ее, покачав головой. Нападавший был здоровенным мужчиной в льняном дхоти, украшенном зеленой уттарьей – а под ней багровое от злости лицо.

– Вор!

Эша сплюнула. Кто это и как он посмел?

Она много кем была, но всегда платила за то, что брала. Если тебя воспитали как дочь посла, то ты понимаешь, насколько важны торговцы для всей страны.

Она подняла руки вверх и повернулась к мужчине, чтобы объяснить, что это ошибка, однако он вцепился ей в плечи, продолжая орать в лицо. Кровь Эши начала закипать, и она непроизвольно сжала пальцы в кулак. Она злобно толкнула его в грудь другой рукой, сильно и быстро.

– Вы меня не слушаете, – отрезала она, злобно сощурившись. – Я не вор. И мне не нравится ваш тон.

– Нет? Тогда отчего у тебя два персика, два моих прекрасных персика, а денег в моей руке – нет? – спросил он, и по разгоряченному потному лицу стало понятно – ответ уже известен.

– Я заплатила слуге. Следите лучше за ним, а не за покупателями! – прошипела она, нащупывая рукоять меча.

– Нет у меня слуги, – ответил торговец, выпучив глаза.

– Он же там… – Эша посмотрела и поняла, что костлявый парень исчез из вида. На миг она прикрыла глаза, сдерживая шквал эмоций.

– Врешь, ворюга!

Она мысленно выругалась. Поистине неудача, что она позволила кому-то так легко себя надуть, но есть простое решение. Дать ему денег и пойти дальше до того, как они соберут толпу. Сегодня ей лишнее внимание ну совсем ни к чему.

Эша примиряюще подняла руки.

– Честная ошибка. Позвольте вам заплатить.

Она потянулась к поясу и, обшарив все до последнего уголка, поняла – ее не просто надули, а ограбили. Вот к чему привели мечты о Кунале.

Прикусив губу, она с сожалением взглянула на мужчину и показала пустые ладони.

– Давайте я вернусь в свою комнату и принесу вам…

Но торговец больше не желал ничего слышать, ярость исказила его черты. Его рука потянулась к ножу, и прежде, чем он смог сделать что-либо еще, Эша рванулась прочь.

Глупо. Очень-очень глупо. Она всегда была так беспечна или все началось после встречи с проклятым солдатом? И бег наперегонки – не лучший способ защиты. За прошлые недели Эша стала пугливей обычного.

Она то и дело оглядывалась, желая знать, следит ли за ней кто-то, кроме солдата. Ее уже тошнило от необходимости бежать ради спасения жизни. И она чувствовала себя неприкаянной и безрассудной.

Эша остановилась и обернулась, вытягивая один из мечей и кинжал и становясь в боевую стойку. Она развернула меч и стегнула им по воздуху, издав предупреждающий хлопок.

Торговец выбрал для обвинений не ту девушку.

На расстоянии показалось зеленое пятно; за торговцем бежали двое мужчин, вооруженных до зубов короткими мечами и булавами. Мужчины привлекли ее внимание. Не имело смысла гнаться за вором персиков с такой подмогой.

Здесь что-то другое.

До того как Эша сумела додумать мысль до конца, чья-то рука схватила ее и утащила в темноту.


* * *

Она закричала, но ей тут же заткнули рот ладонью.

Эша с рычанием укусила руку, одновременно стараясь вырваться из крепкой хватки. Ей удалось попасть локтем в живот нападавшего, тот охнул, но пленницу не отпустил.

– Хватит, Эша.

Она замерла. Голос Кунала был как ведро воды на костер ее ярости, возвращая ее к спокойному, собранному состоянию.

– И перестань так вертеться.

Эша перестала ерзать, но попыталась развернуться. Поймав ее руку, Кунал крутанул девушку волчком и вдавил в стенку.

– Ни слова, – рыкнул он, глотая слова. Она не сумела скрыть обиду: ну надо же, не прошло и минуты, а он уже злится.

– Что?..

– Я стараюсь тебе помочь. – Он потянулся к ее тюрбану, потом смолк и оглядел ее. – Они ищут мальчишку в тюрбане, а не женщину.

Она кивнула, поняв, к чему он ведет.

Кунал рывком стащил с нее головной убор, размотал длинную полосу ткани и вышвырнул в темноту переулка. От прикосновения Эша вздрогнула, и уже заготовленная колкость умерла на лету, стоило взглянуть в его глаза. Она заметила, что щетина Кунала превратилась в настоящую бороду. Он выглядел из-за этого старше.

Он не дал ей заговорить, обнажив кинжал.

– Во что бы ты ни вляпалась, все гораздо хуже, чем ты считаешь.

– Знаю, тот мужчина подумал, что я его обокрала, но у меня…

– Нет. У тебя на хвосте трое, а за ними – еще двое. И ты собиралась драться со всеми на улице.

Она уставилась на него, готовая раздраженно вывернуться из-под его руки, но тут Кунал вдруг схватил ее в объятия и тесно прижал к стене. Эша так изумилась, что едва не потеряла дар речи.

– Я бы испугалась за свою добродетель, если бы у тебя ее не было в избытке на двоих, – промолвила она.

Кунал бросил на нее резкий взгляд.

– Просто подыграй.

Он прильнул к ней так близко, что Эша ощутила трепет его ресниц, вжался в нее всем телом, запустив руку в ее кудри. Она прижалась в ответ, не в силах скрыть собственную тягу. Второй рукой Кунал задрал ее дхоти и направил ее ногу так, чтобы она почти обвивала его за талию.

А потом он поцеловал ее в шею, и вся кожа Эши вспыхнула, и на улице стало почти прохладно по сравнению с жаром, который разгорелся внизу живота. Эша тихо застонала и почувствовала, как Кунал напрягся и обнял ее крепче.

– Голову пригни, – прошептал он ей на ухо, и, когда губы коснулись мочки, по спине Эши пробежали мурашки.

В этот момент в проулке, перекрыв единственный источник света, встали трое мужчин.

Кунал резко опустил голову, наклонив ее так, чтобы скрыть ее л


убрать рекламу






ицо. Поняв ситуацию, Эша быстро отвернулась, изображая стыдливость.

– Пошли вон! – прорычал Кунал незваным гостям, осыпая их вдобавок проклятиями. Торговец и его слуги извинились и ушли, посмеиваясь, но, пока они не пропали из вида, Кунал продолжал ругаться самыми крепкими рыбацкими выражениями. Эша откашлялась и поправила одежду.

– Ого-го, и где же выдающийся солдат вроде тебя узнал столько грязных словечек? – нарочито изумленно поинтересовалась Эша, стараясь хоть частицу вспыхнувшего между ними огня превратить в пар.

– Простого «спасибо» хватило бы.

– За что?

Она-то знала, за что, просто хотела увидеть, как в его взгляде блеснет молния.

– За спасение твоей жизни, – уронил он, сцепив зубы. – Мой долг оплачен.

У Эши перехватило дыхание. Она никогда не могла устоять перед искушением потянуть тигра за хвост. И, если уж на то пошло, без него ей будет лучше; у нее есть меч-плеть и кинжал, и больше ей ничего не нужно.

И тем более не нужно, чтобы он подсчитывал распроклятые долги. Ей вообще никто не нужен. Она собиралась сказать именно это, но с языка сорвалось:

– А у тебя здорово получается обманывать самого себя. Изображаешь из себя человека чести, который платит свои долги… когда тебе это ничего не стоит.

Слова прозвучали злее, чем хотелось, но и остановиться Эша не смогла.

– Мне это очень даже стоило. Ты – моя миссия…

– Ах да. Миссия. Схватив или убив меня, ты станешь командующим.

Его взгляд потух, он отвернулся, словно не мог больше выносить правды.

– Я не хочу видеть тебя мертвой, – ответил Кунал с нажимом. Он снова смотрел на нее, и она встретила его не моргая, с такой же твердостью. – И даже не хочу видеть в плену, но я верю в правосудие, и…

Без предупреждения он наклонился и уперся лбом в ее лоб, будто отдавая ей все свои тревоги хоть на мгновение.

Он застал ее врасплох этим движением и нотками неуверенности в голосе. Что-то важное изменилось, и Эше захотелось рассказать, что она невиновна. Если б ей удалось завербовать его… но времени не осталось.

Потому что теперь она знала: Вардаан ищет принцессу.

Вот где ее долг, ее ответственность, ее жизнь.

За горами ее ждут Клинки. А она медлит, не в силах освободиться из объятий солдата, которого и в живых-то не должна была оставлять.

– Ты видела, кто был с торговцем? Они здесь из-за нового королевского указа. Ты ухитрилась его оскорбить в первый день королевской инспекции. Тебя не пощадили бы.

Эша открыла рот.

– Я знаю, что ты не воровка, – опередил он. Она уставилась на него, а Кунал оторвался от ее лба и убрал руку из волос. – Убийца, но не воровка. И я уже говорил раньше – наряд мужчины только привлекает к тебе больше внимания. Ты не сможешь затеряться в толпе, если от этого будет зависеть твоя жизнь. И это почти случилось.

Она фыркнула.

– Умоляю, объясни мне – и как же я прожила два года в роли Гадюки?

– Ты поступала наоборот. Выделялась ровно настолько, чтобы окружающие сочли тебя безвредной.

– Не-а, солдат. Думаю, дело в тебе. Когда я пожелаю, то могу исчезнуть просто великолепно, – сказала она, выгнув бровь.

Он улыбнулся в ответ.

– Может, дело во мне, но почему-то я в это не верю.

– Так все, что сейчас случилось, было просто игрой? – Эша не знала, почему она сейчас дразнит, флиртует до грани, где уже непонятно было, то ли она выводит Кунала из себя, то ли поворачивает нож в собственной ране. – Или тебе понравилось, что я глаз с тебя не свожу?

Смуглую кожу Кунала окрасил слабый румянец, но выражение лица не изменилось.

– С какой стати меня спасать?

– Я уже говорил. Ты ухитрилась вляпаться в беду в наихудший из дней. И я перед тобой в долгу.

Эша покачала головой.

– Этого недостаточно. Почему? Этот проклятущий долг не может быть тебе дороже власти, которую ты получишь, когда станешь командующим. Правильно я поняла – если вернешься с моей головой, то получишь немедленное повышение? – Плотно сжатые губы Кунала подсказали ей нужный ответ. Раньше она бы не могла сказать с уверенностью, но его молчание стало знаком согласия.

– И что с теми, другими солдатами?

Кунал с трудом шевельнулся. А, так он забыл, что рассказал ей об этом? Он взъерошил себе волосы.

– Эша… я могу защитить…

– Стой. – Ее голос посуровел. – Не забывай, кто я. Мне не нужна твоя защита.

Он сделал глубокий вдох.

– Да, возможно, как Гадюка ты не нуждаешься в ней, но как Эша… Тебя тут едва не поймали.

– Моя ошибка. – Она пожала плечами. – Я бы справилась, если бы ты не вмешался.

Он грубовато хохотнул.

– О вышние боги, ты решительно хочешь быть жесткой и злой. Я не хочу видеть тебя в тюрьме или мертвой. Сам не знаю почему, но ты действительно мне нравишься.

Эша почувствовала, как сердце пропустило удар. Умом она понимала, что нельзя позволить ему продолжать, но сердцем ничего не хотела сильнее.

– И это наихудшее решение из всех, которые я принимал в жизни. Поверить словам Гадюки, которая швырнет меня на растерзание псам, как только сможет. Каждое сказанное тобой слово может быть уловкой.

Эша в полном ошеломлении моргнула. Яд, звучавший в начале его речи, угас, и теперь на лице Кунала было выражение неприкрытого отчаяния, которого он, по всей видимости, даже не осознавал.

И одной луны не прошло, а она уже связана с этим типом так сильно, что ее слова могут его ранить.

Нужно было убить его в ту первую ночь, которую они провели вместе.

Она видела его тягу к лучшему в каждом слове, в каждом добром поступке. Она почти поверила Куналу, когда он поделился мечтой, став командующим, вернуть в Кровавую крепость справедливость и честь. Она знала, что он будет сражаться за это.

Ей – той девочке, которой она была, – хотелось бы наивно верить, что у него получится. Но нынешняя Эша знала, что неважно, победит Кунал или проиграет, она все равно не остановится, пока власть Вардаана не будет уничтожена вместе с ним самим.

Она разговаривала сурово, потому что Кунал в отличие от нее пока не был запятнан тьмой. Оставшись в его жизни, она погасит золотое сияние его доброты. И разве не ясно до боли, что с каждой колкостью, поддразниванием, заигрыванием Кунал все глубже проникает в ее душу?

Глава 40

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал не мог отвести от нее глаз, ожидая ответа – и готовясь бежать, если понадобится.

Он не верил, что рассказал о таких вещах, облек в слова такие мысли. Однако Эша проникла в его кровь словно яд еще с той далекой первой встречи… Конечно, им вроде бы удалось заключить хрупкое перемирие, но последние минуты снова напомнили Куналу, с кем он имеет дело.

Эше он не нужен. Но отчасти именно поэтому он ее так хотел.

Если бы он мог позаимствовать хоть капельку этой силы, этого огня в ее глазах, то смог бы стать человеком, которым бы гордилась его мать. Даже сейчас Кунал сомневался в данных ему приказах из-за ее слов. Он открыл правду о дяде благодаря погоне за ней. Он не оспаривал приказов с первой луны в Крепости, когда личное мнение выбили из него, казалось, навсегда.

Эша потянулась к нему, взяв его голову в руки, и Кунал сдержал дрожь от прикосновения.

Она колебалась, словно сама не была уверена в своих словах.

– Я бы не стала, – мягко произнесла она. – Не стала бы оставлять записки человеку, которому желаю смерти. Я бы его просто убила. И я даже не понимаю, отчего так поступила.

Она смолкла и покачала головой.

Шелковые слова и серебряные обещания – вот и все, что он получит, поверив Эше. Однако разница между ее небрежным тоном и печальными глазами сказала Куналу, что девушка сейчас искренна. Она бы его не обидела. Но Кунал не понимал, каким образом можно продлить это перемирие.

– И тебе не стоит верить всему, что я болтаю, – сообщила она более твердым голосом. – Оставь меня тут и ступай обратно.

Она словно повторяла его мысли, но Кунал покачал головой.

– Нет. Я не могу.

– Кунал, возвращайся домой. На что ты рассчитываешь? Собираешься преследовать меня целые луны или, может, годы? Посмотри, куда эта тактика тебя завела… В лучшем случае ты пройдешь мимо пограничной стражи и продолжишь преследование в Дхарке. Только там не любят бронзовых доспехов. Во время войны многим досталось куда больше, чем мне. Ты умрешь, не успев меня отыскать.

Кунал понимал это – как понимал боль и утрату. Истории о бесчинствах солдат после узурпации трона доходили до него и раньше, но он их игнорировал. Он хотел верить, что избранная для него дорога – это путь чести.

– Что случилось с тобой во время войны? – спросил он легким и нежным тоном, чтобы не спугнуть эту новую Эшу. От боли, заполыхавшей в ее глазах, у него перехватило дыхание.

Она пальцем медленно очертила контур его губ, так сосредоточившись на этом занятии, что Кунал уже и не надеялся на ответ.

– Если ты когда-либо решишь бросить погоню, я тебе расскажу. До тех пор ты – тот же солдат короля-самозванца, а я – мятежница. Если только ты не вздумаешь влиться в ряды Клинков, – сухо сказала она. – Но я и пытаться не буду тебя перевербовать, солдат. Даже учитывая твою ценность как союзника, включая знания и опыт. – Эша посмотрела в сторону. – Но до того дня, если он настанет, мы – на противоположных сторонах. Мы и так уже подвергли опасности не только самих себя.

Кунал закрыл глаза, позволив себе насладиться ощущением ее теплых пальчиков, гладивших его лицо. Стараясь не дать угаснуть искорке надежды в сердце.

Если он уйдет из армии, то утратит все, чем жил. Но чего стоит такая жизнь?

Теперь ему казалось, что, когда Эша уйдет, вслед за ней исчезнет единственное, что он яростно старался сберечь после смерти матери. Он потеряет свое сердце.

Кунал ненавидел ее за то, что она сказала правду. Он вел себя безрассудно, подверг опасности чужие жизни, предал своих товарищей. И чего ради?

А если он постарается выполнить свой долг солдата – опять-таки, чего ради?

Он любил Джансу, свою родину, но понял, что солдаты были только марионетками в руках короля – их кормили удобными баснями. Сила побеждала верность, зверство – сострадание, жадность – умеренность. Теперь Кунал даже не был уверен, что после назначения на должность командующего что-то изменится, и неважно, сколь отчаянно он этого желал.

Но, кроме этой жизни, он ничего не знал. Его приняли как солдата.

Он не знал, в кого превратится, сняв доспехи. Кем станет без дяди, несмотря на все ужасы, которые тот сотворил, в том числе и Сандару.

Теперь Эша гладила его затылок, играя с завитками волос. Кунал склонил голову, почти прижавшись лбом ко лбу.

– Даже если я брошу погоню, ты все равно исчезнешь. Так зачем мне останавливаться? – тихо спросил он.

– Не знаю, – прошептала в ответ Эша с улыбкой, озарившей ее лицо. – Но я не вернусь назад. Никогда не вернусь в это богами забытое место. Хочешь попробовать притащить меня туда силой – давай. Или просто иди в Крепость и расскажи, что Гадюка пропала. Никто больше не найдет меня и не оспорит твою историю. Ты вновь станешь солдатом, вдобавок получишь репутацию человека, рисковавшего жизнью ради Крепости. Все равно никто не ожидал от тебя успеха. В конце концов, Гадюка – это миф, – бросила она с горящими глазами.

Кунал открыл рот и снова закрыл.

– Ты ведь не подумал об этом, правда? – уточнила она.

Ее слова попали в цель – в них звучала истина, которую он не хотел признавать. Но Крепость никогда не была его домом. Только местом, где он жил.

Кунал хотел рассказать ей, объяснить, но увидел в ее глазах, что Эши уже нет, осталась только Гадюка.

– В самом деле, идеальный план. Ни одному из вас не суждено стать командующим: вас втянули в нечестную игру, по правилам которой молодых солдат стравливают друг с другом, чтобы отыскать шпиона, в чье существование никто даже не верит. Все выглядит так, словно вас намеренно подставили.

Услышав такое, Кунал склонил голову набок. Ему отчаянно хотелось удержать Эшу еще хоть на секунду, и он молча притянул девушку ближе – так, что между ними осталось расстояние не более волоска.

В глазах Эши вспыхнуло нечто опасное, и она схватила его за подбородок.

– Что скажешь, солдат? Или ты оглох?

Кунал проигнорировал вопрос, прерывисто дыша. Если они поцелуются, если пересекут эту границу – все изменится. Не останется стены невежества, за которой можно прятаться, не останется иллюзий, что это лишь игра.

Такой поступок определит все их будущее.

Кунал так долго избегал риска, что теперь жаждал его с силой, удивившей его самого.

Все вокруг поблекло: звуки бурлящего города, затхлый и пыльный душок переулка и вывешенного на просушку белья. Все исчезло, и он видел только Эшу.

Она склонила голову, и Кунал подался вперед, предоставляя ей сделать последний шаг.

Эша взметнула свободную руку к его лицу и рванула вниз веревку с бельем. Комок мокрого шелка рухнул Куналу на макушку, и он отшатнулся, выругавшись с виртуозностью, которая бы заставила Лакша гордиться.

Сквозь яркие тряпки он все же увидел, как Эша уходит.

И, прислушавшись к сердцу, позволил ей это сделать.

Она приостановилась и оглянулась, прощаясь одними глазами, а потом исчезла за поворотом.


* * *

Легкий дождик побрызгал на пыль, точно краской на бумагу. Кунал вскарабкался на крышу, убрал с глаз влажные волосы и сосредоточился на силуэте Эши, занозы в его сердце, которая уже почти исчезла из виду.

Он обдумал их разговор. На мгновение он и в самом деле взвесил возможность прекратить погоню.

Кунал не мог решить, была ли это слабость или новая разновидность силы – прямо отрицать данные ему приказы.

По меньшей мере инстинкт самосохранения или амбиции должны были заставить его просто вырубить Эшу и отволочь в крепость, как она и предложила. Но у Кунала всегда было сердце – вещь, которая хорошему солдату ни к чему.

Он разжал кулаки: на ладонях остались полукруглые отметины от ногтей. Нахмурившись вслед растаявшей на городских улочках Эше, он порылся в своем мешке, чтобы найти свисток и припрятанную записку.

Два резких свиста – и в отдалении замелькали крылья. Над Куналом закружился, снижаясь, ястреб. Он задрал клюв, словно обнюхивая воздух рядом с человеком и стараясь определить, прилично ли это – отдохнуть на его вытянутой руке.

Кунала посчитали достойным доверия, и ястреб грациозно сел, впившись когтями в обнаженную кожу.

С самого детства Кунал подзывал своих соколов и ястребов вот так – без защитной рукавицы. Нечто в соприкосновении кожи и когтей откликалось в самой глубине его души. Это ощущение он и сам не мог бы точно объяснить – просто на мгновение появлялось переживание яростной животной свободы. Кунал чувствовал его в костях, в крови и благодаря ему становился цельным существом.

Он извлек кусочек сушеного мяса, и птица с наслаждением его проглотила. Теперь ястреб смотрел прямо на Кунала, ожидая задания. Кунал привязал маленькую записку к когтям ястреба и понаблюдал за его полетом – волшебным и вольным рывком по ветру.

Ребенком он всегда мечтал летать и взбирался на деревья так высоко, что крона заглушала мамины крики. Эта жажда не изменилась с возрастом, и он частенько брал худшие часы дежурства ради того, чтобы побыть в одиночку на вершине Крепости, пережить миг покоя и целостности, которого не находил больше нигде в стенах этого массивного сооружения.

Вот так он и встретил Эшу. Так заварилась эта каша.

Последняя весточка Алока прибыла раньше, до того как Кунал снова нашел и потерял Эшу.

«Привет, Кунал.

Крепость уж не та без тебя и Лакша.

Надеюсь, один из вас придет в себя и вернется домой. Неужто это в самом деле стоит должности командующего? Им вечно приходится жилы рвать на работе. Да-да, уже представляю, как ты на меня хмуришься. Но могу обрадовать: я распечатал твою почту и прочитал, что ты официально стал Щитом Сенапа. Будешь жить в Гвали».

Узнав о назначении в столицу, Кунал ощутил легкий трепет удовольствия. Такого он не ожидал, но здорово иметь эту возможность сейчас, со всей неразберихой в жизни.

«Так что просто возвращайся, ладно? Ты же сумел стать важным Щитом, так что нет нужды ловить Гадюку и прикреплять еще одно перо к своему тюрбану.

Вообще нам велели помалкивать насчет убийства генерала, хотя командующий и так не больно-то об этом болтает. Ну хоть перемирие пока длится.

Все это очень странно, и в Крепости ощущаются какие-то подводные течения. Будь все как обычно, я бы списал это на Солнечную встречу, которая произойдет через одну луну, но нутром чую иное.

Может, все просто напуганы тем, как здорово я надеру им задницы на состязании лучников во время Солнечных игр. Помяни мои слова…»


Продолжение было в том же духе, и Кунал спрятал записку, обдумывая мольбу Алока забыть о миссии и вернуться домой. Зная о том, что дядя Сету руководил бойней в Сандаре, Кунал не был даже уверен в том, что хочет стать командующим и пойти по его стопам, лелея идею величия.

Кунал видел свою сущность – и это были не сталь и кровь. Он стоял одной ногой здесь, а другой – там, не желая отказываться от воспитания Крепости и не в силах избавиться от собственных чувств.

Он попал в ловушку.

Хорошо хоть, у него были теперь сведения о соперниках – в ближайшем гарнизоне удалось вдохновить стражу посплетничать, поделившись мармеладными конфетами.

Всерьез тревожиться стоило о Ракеше – солдат в последнем городке сказал, что тот шел во внутренние районы страны и в каждом поселении хвастал напропалую, отправляя записки о своих успехах. Очевидно, с тех пор как Лакш стряхнул его со своего следа, он искал сведения о мече-плети. А вот Лакш, судя по всему, с отъезда из Онда не отмечался в гарнизонах. И непонятно, к добру или к худу.

Ни одного из них не было в этом городе, а значит, ни один пока не приблизился к правде о Гадюке. Когда Эша предложила притвориться, что он ее не знает, Кунал увидел шанс изменить будущее. Конечно, такое ударит по его самолюбию, но сейчас это неважно.

Можно вернуться и признать поражение – но поражение перед лицом предполагаемого ассасина, окутанного облаком мифов. И на обратном пути можно искупить вину, к примеру, схватить преступника либо мятежника и таким образом выровнять чаши весов.

Он мог бы это сделать. Прежняя жизнь ждет его, словно берег, который приветствует море в любое время суток. Жизнь продолжится, он примет назначение Щитов Сенапа в Гвали и в свое время может даже дорасти до командующего.

Или может уйти со службы и проложить свой собственный путь, построить дом где-нибудь в тихом местечке с высокими деревьями и видом на океан. Там, где он сможет рисовать сколько заблагорассудится.

Кунал вздохнул и сел на крышу, потирая шею и вглядываясь в окружающий пейзаж. Летний зной медленно спадал, и в воздухе повисла дымка.

Природа здесь, у гор Гханта, была мягче, жара не так свирепа, поэтому на домах висели цветущие лозы. Земля простиралась впереди покрывалом, более зеленым, чем все, что он видел за многие луны. Глубочайшим облегчением было видеть землю и реку столь благоденствующими – они напомнили Куналу обо всем, чего он лишился. Было бы легко снять с себя вину – он ведь не генерал, не король и не наследник знатного дома.

Но Кунал понял, что не в состоянии забыть.

Картины трущоб, пораженных засухой земель Уджрала заслонили собой зелень, и на сердце лег камень.

Позволит ли должность командующего исправить жизни этих людей или он просто станет очередным ошейником на загривке зверя? Придется ли ему отдавать приказы об уничтожении невинных? Или это был личный выбор его дяди?

Он осознал, что больше не впадает в ярость при мысли о бесчестном убийстве дяди. А разве смерть вообще может быть достойной? Она всегда была потерей, точкой, а не запятой.

И Эша.

Она хотела от него лишь одного – чтобы он оставил ее в покое.

Их история завершилась; в такие моменты в сказках герой отправляется восвояси. Но Кунал не чувствовал себя героем-триумфатором.

Он не чувствовал себя героем, точка.

Расстраиваясь и обманываясь на каждом шагу, его сердце и разум обратились против него в тот момент, когда Куналу следовало быть сильным.

Он выехал из Крепости с ясным пониманием того, что хорошо, что плохо, кто прав, кто виноват и что собой представляет мир. Вернувшись сейчас, он останется без утешительной иллюзии и с саднящим сердцем, вылечить которое, как видно, сможет только время.

Но уж лучше вернуться с пустыми руками, чем смотреть, как в ее глазах множится ненависть, когда он перекинет ее через седло.

Кунал укусил себя за щеку изнутри, болью отгоняя мысль, что после Эши его жизнь никогда не будет прежней.


* * *

На постоялом дворе Кунал привязал лошадь к деревянному столбу в конюшне, а затем взял щетку и принялся за вычесывание, пока шкура не заблестела.

Сегодня он решил отдохнуть: лениво побродить по городу, останавливаясь, только чтобы купить продукты в дорогу и пару ненужных безделушек для друзей – Алок точно обрадуется. Он уже обнаружил компаньона для своей мраморной миниатюры – небольшую, детально вырезанную копию Айфорского кряжа, приюта богов и духов.

Заканчивая уход за лошадью, Кунал протянул ей несколько маленьких кусочков сахара и бессознательно похлопал себя по карманам, убеждаясь, что скульптура на месте. Когда выдастся минутка, он раскрасит ее целиком – каждый город, включая яркие цвета и людей. Может, даже сам начнет ваять по мрамору.

Кунал догадывался, куда могла направиться Эша, однако вместо поспешной погони он провел вчерашний день в размышлениях, прорабатывая каждый шаг, каждый стратегический ход, чтобы разглядеть путь к вероятной победе. Победить несмотря ни на что и сохранить свое чувство достоинства. Он не верил, что сможет отдать Эшу под суд, а мысль о том, что он привезет ее прямиком на смерть, заставляла содрогаться до глубины души.

Он ни в коем случае не мог дать Эше умереть.

Стоила ли одна девушка всего будущего? Пусть он и не верил в него больше, но ведь другого у него не было.

В одно мрачное мгновение Кунал представил, как найдет постороннего человека и притворится, будто он и есть Гадюка. Но он не догадался украсть один из мечей Эши в качестве доказательства и не мог вынести мысли о невинной крови на руках.

Потом он подумал о том, чтобы подставить преступника, но и это было невыносимо.

Как же он мог, будучи солдатом, даже помышлять о том, что враг или преступник имел свои причины встать на такой путь, сделать неверный выбор? В бою его бы убили за несколько секунд из-за колебания, вызванного такими размышлениями.

Кунал тосковал по тем детским дням в летнем дворце. Когда он был мальчишкой, жизнь казалась такой простой – мама направляла его, а нянечка присматривала.

Вернувшись к реальности конюшни, он убрал щетку и снова привязал кобылу.

Вздохнув, он открыл дверь гостиницы, выпуская на улицу какофонию звуков.

Главный зал представлял собой большую комнату с высоким куполообразным потолком, с которого струились шелковые полотнища – они делили помещение на квадраты. Подушки с красно-белыми узорами служили сиденьями для разных гостей, от торговцев с вычурными золотыми ожерельями до школьников в чистеньких белых одеяниях и хихикающих молодых женщин со звонкими браслетами. Кунал локтями пробился к задней части зала, поближе к выходу и лестницам.

К нему сразу подбежала служанка, сквозь опущенные ресницы следя, как гость усаживается на низкие подушки.

Теперь Кунал носил одежду странника, с уттарьей, переброшенной через плечи и поверх головы.

Спустя считаные минуты прибыла еда, окруженная облачком пара и тяжелыми пряными ароматами дхарканской кухни. Кунал блаженно выдохнул. В Крепости не позволяли есть такие блюда, а он любил их с детства.

Нечто в остром сильном запахе, в плотности чечевицы и риса согрело его душу. Казалось, эта еда наполнила какую-то дыру внутри, которой он и сам не замечал раньше и которая образовалась под влиянием тревог, смущения, раздражения.

На миг он закрыл глаза, откинул голову на деревянную стену. Свет согревал правую сторону лица, но Кунал об этом не беспокоился. Ни один знакомый его сейчас бы не признал.

Его волосы отросли и мягко вились, приняв темно-каштановый оттенок из-за вечного солнца, а борода стала гуще. Ему даже нравилось это ощущение. У папы была солидная длинная борода и потрясающая грива. Только это Кунал и запомнил из отцовского облика – с тех времен, когда знал его.

Предупредительная служанка пришла убрать пустую тарелку, и едва Кунал открыл глаза поблагодарить ее, как что-то привлекло его внимание.

Блеск бронзовой кирасы прямо посреди комнаты. Кудри и красная рожа, на которой написаны высокомерие и голод.

Ракеш присел среди продавцов мечей, и рисовое вино выплеснулось из металлической чашки в его руке прямо на пол. Кунал напрягся, стараясь расслышать беседу.

Девушка до сих пор стояла перед ним и выглядела изумленной из-за такой перемены в госте.

Кунал улыбнулся ей и подался вперед.

– Кто этот мужчина? – спросил он.

Ее глаза широко распахнулись, она стала теребить браслет-валайю на запястье. Гостиница, управляемая дхарканцами, которую не сожгли дотла, под защитой жителей города – в новой Джансе это было поистине чудо. Но перед лицом солдата это была жалкая защита. Теперь Кунал понял выражение ее лица. Боязливое, но дерзкое.

– Он приехал раньше и устроил целое заседание. Солдат из Фаора, – шепнула служанка. Она поглядела на одного, на другого и придвинулась ближе. – Клянется, что нашел Гадюку и собирается предъявить предателя суду. – Она покраснела. – Это он так сказал – «предатель». И с какой стати этот суд, не пойму. Поздновато гоняться за Гадюкой и обвинять его после стольких лет.

Служанка поняла, что сказала чересчур много, и мигом замолчала.

Кунал тепло ей улыбнулся, чтобы дать понять – он не станет повторять ее речи. Она расслабилась и снова стала смотреть застенчиво.

Внутри Кунала все кипело. Он должен узнать, обнаружил ли Ракеш верный след или просто бахвалился.

Он шепотом поблагодарил служанку. Она было повернулась, чтобы уйти, и он резко схватил ее за запястье.

– Сможешь послушать и передать мне, о чем он там толкует? – Он быстро подумал. – Я недолюбливаю солдат, а этот на вид – один из худших.

Глаза девушки расширились, и она кивнула. Кунал вздрогнул. Лгать становилось все легче и легче.

Девушка, послав Куналу улыбку, поспешила за угол, где восседал Ракеш с компанией.

Он не заслуживал ее восхищения. Ибо стал небрежным, недооценил противников. Как Ракешу удалось напасть на след Эши? Знал ли он, кто такая Гадюка?

Если он знал, что это Эша… Куналу сейчас было что терять. Отпустить Эшу и позволить Ракешу победить – это разные вещи. От мысли о Ракеше-командующем в Кунале закипала кровь.

Как и от мысли о Ракеше, ловящем Эшу, вообще пребывающем где-то рядом с ней. Кунал вспомнил слова Алока о том, что произошло с домом Балода. Отчаяние вело к дурным решениям, а если речь о Ракеше, все выльется в жестокость.

Эша принадлежала Куналу. Неважно, схватит он ее или нет. И должность командующего также принадлежала ему.

Видеть Ракеша, единственного из всех людей, охотником-победителем…

Кунал просто не мог отступить и позволить ей погибнуть в лапах Ракеша.

Кунал ущипнул себя за нос, стараясь ослабить невероятную тяжесть в груди.

Спокойствие. Контроль. Нужно оставаться спокойным и обдумать все.

Фаор. Может, кто-то заметил ее, сложил два и два. Ракеш мог знать обо всем или же знал только то, что Гадюка отправился в этом направлении.

Из этого города мало дорог вели в Дхарку. Официальный пропускной пункт, охранявшийся джансанскими солдатами, исключался. Она точно пойдет через горы Гханта, а значит, и через долину Мауна – что, в свою очередь, дает мало пространства для маневра. Если Ракеш загонит ее в угол в верном месте, притом одну, Эша попадет в беду.

Это очевидно. Даже Ракеш разберется.

Кунал сидел и ждал, наблюдая за Ракешем и ощущая, как ненависть лавой растекается по всему телу. Эша сможет о себе позаботиться, если Ракеш нападет в одиночку, но что, если он отправит ястреба и позовет подмогу?

Эша велела ему ступать домой. И он был готов.

Однако столкнувшись лицом к лицу с такими обстоятельствами, Кунал захотел победить.

Если победу одержит Ракеш – если он вообще притронется к Эше, – Куналу не найти покоя до конца дней.

Глава 41

 Сделать закладку на этом месте книги

Почтовый ястреб спикировал к горам, нырнул в золотистый туман, окутывавший их склоны и долину Мауна, и его тень упала на верхушки высоких деревьев.

Эша вытянула руку, и он неловко сел на нее. Концы ленточки, привязывавшей записку, упали в ладонь; Эша потянула за них и развернула послание.

Да покарает врагов Лунный владыка! Она оставила одну проблему позади, но нашла другую.

Можно себе представить реакцию Кунала на прозвище Проблема – негодование в сочетании с этой маленькой морщинкой между бровями. Эша до сих пор помнила тот его взгляд: словно Кунал тонул, а она могла его спасти. Но это не так. Не тогда, когда ей необходимо сражаться за собственный путь.

Ее жизнь принадлежала другим.

Эша покачала головой. Если что-то и вело к вероломству, так это ее разум. Желание сбежать вместе с солдатом, пусть мимолетное, – это решительное пре


убрать рекламу






дательство всей ее сути.

Ястреб ущипнул ее за пальцы, и Эша мгновенно их отдернула, уставившись на обидчика. Она искренне предпочитала сов. У них был более мягкий нрав. Кроме того, Харун использовал ястребов только в случаях крайней необходимости. Эти хищные птицы умели отыскивать запах цели в течение дня.

Она снова сосредоточилась на записке.

«Мне следовало бы отчитать тебя за умолчание касательно дезертира, но знаю – ты ничего не станешь слушать. Раз решение уже приняла, смотри сама. Тебя искал солдат в Фаоре. Он услышал рассказ врача, который обследовал твою Тану, провел связь между следом от меча-плети на ее шее и твоим бегством.

Тана отправила нам срочное сообщение, как только поняла, что солдат охотится за тобой, – хорошая работа. Она ценный агент».

Эша поморщилась, зная, что это правда. Не то чтобы она собиралась ему такое говорить.

«С тех пор солдат шел на север по твоим следам, задавая вопросы в каждом городе. Мы хотим перенести встречу и послать Синий отряд».

Внизу стояла приписка.

«Береги себя, Эша. Я смогу спокойно спать только после того, как ты вернешься домой».

Эша скомкала бумажку в кулаке, чувствуя возмущение. Ее не нужно спасать. Но вместе с тем она не могла не радоваться тому, что одиночество закончится.

Она знала, что упомянутый солдат не может быть Куналом. Он не стал бы расспрашивать о ней и не вел бы себя настолько глупо, это точно. Должно быть, это один из его товарищей из леса.

Эша подошла к лошади и стянула с нее уздечку и седло. В этих джунглях лучше идти пешком, а лошадь будет ее задерживать. Животное с минуту глядело на Эшу, точно не веря в свою свободу. Эша с ухмылкой хлопнула лошадь по заду, и та припустила в чащу, ломая ветки.

Эша направилась сквозь джунгли, рубя густую поросль ножом и аккуратно ступая между кривых корней. Ветви и покрытые росой листья цеплялись за края ее дхоти и липкую от пота кожу. Потоки света мягко падали сверху, будто вывешенные на просушку одеяла.

Эша застыла на одно неторопливое мгновение, сделала глубокий вдох – вот он, аромат Дхарки. Жасмин и манго.

Баньяновые деревья всюду смешивались с более высокими собратьями, и джунгли выглядели так, словно встали на ходули. Дом.

Узы «джанма» здесь еще жили; можно было ощутить их силу в том, как переливались небольшие ручейки и как птицы-носороги сбивались в стайки и кудахтали себе под нос.

Кругом бродили звери, они жили в гармонии, в единстве с землей. Мысль о том, что все это может закончиться, перейти в засуху лесов и холмов Джансы, глубоко ее ранила.

Эша встряхнула головой, не желая даже рассматривать подобную вероятность.

По крайней мере Вардаан пока не нашел Реху, не отыскал «хин райян», упомянутую в тех докладах.

Эша нахмурилась. Но и мятежники ее пока не нашли – как и решение, которое бы позволило укрепить узы «джанма».

Товарищи встретят ее завтра в глубине джунглей, в районе тайной тропки у долины Мауна, которая проходила через горы Гханта. Это был единственный путь через закрытую границу – в остальных местах поджидала смерть.

Она обязана добраться к ним невредимой.

Слова записки витали над ней всю дорогу.

Глава 42

 Сделать закладку на этом месте книги

Бездна ночи нависла над головой, но Кунал продолжал ехать на север, используя звезды как ориентиры. Гонка со временем началась. Кунал отказывался уступить победу Ракешу – или допустить, чтобы Эша пострадала. Впервые в жизни у него не было плана – но у него было чувство, что его ведет и придает силы нечто большее, чем он сам.

Он потрепал кобылу по холке, и они пустились галопом: воздух овевал лицо, и концы завязанной в тюрбан уттарьи реяли за спиной. Кунал пригнулся, нашептывая лошади на ухо ободряющие слова. Ночной воздух был похож на прохладную газовую ткань, освежавшую и приятно ласкавшую кожу. Он контрастировал с мутью внутри.

Служанка из гостиницы оказалась очень полезной: она подслушала остаток хвастливых речей Ракеша. Ракеш узнал достаточно правды, чтобы погибнуть в том случае, если действительно отыщет Эшу. Что-то подсказывало Куналу – именно этого солдата она в живых не оставит.

Однако ему не удавалось избавиться от образа, где нечто ужасающее происходило с Эшей, попавшей в лапы Ракеша, – в конце концов, он тренированный солдат.

По телу пробежала дрожь. Он видел, как солдаты во время похода уходили по ночам из лагеря и возвращались с окровавленными ножами и ухмылками. Он никогда об этом не говорил, решив заниматься своими делами, а не чужими.

Как взрослый мужчина, он больше не может считать, что это его не касается.

Кунал пришпорил кобылу.

Глава 43

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша услышала ржание лошади раньше, чем заметила ее со своего насеста на дереве ашваттха[12]. Серое небо предвещало грядущую бурю. Пройдет еще несколько часов – и утреннее небо станет облачным и грозным. Даже сейчас туман растекался повсюду, укрывая лесистые горные склоны серебристой плотной пеленой.

Кунал забыл об аккуратности: уттарья-тюрбан распустилась, дхоти покрылся песком и грязью. Почему, во имя копья Лунного владыки, он приехал сюда?

Она проглотила стон разочарования. Неужели ей придется ранить Кунала физически, чтобы все объяснить?

Пока он продвигался по джунглям, Эша уцепилась за ближайшее дерево, прыгнула и схватила ветку, обернувшись вокруг нее всем телом. Она подалась вперед: Кунал выглядел не просто диким, но и отчаявшимся.

Ветка треснула от напряжения под ее весом, и звук прозвучал в утренней тишине как вскрик. Его голова взметнулась. В этот ранний час не пели даже сладкоголосые горные зарянки.

Проглотив ругательство, Эша прыгнула вниз через воздушные корни ашваттхи, пробивая листья на пути. Кунал вздрогнул, но не выказал удивления.

– Не думал, что так легко тебя найду, – сухо заметил он, потирая голову, словно та болела. Он выглядел довольным, и ее кровь вскипела.

– Ты что творишь, солдат? – прошипела она. – Я же тебя предупредила.

Она отпустила его живым, более того – подарила способ выпутаться из беды, а теперь он вновь явился? Да как он дошел до того, чтобы делать из Гадюки трофей?

Что ж, она такого не допустит.

– Я пришел, потому что…

Эша грубо толкнула его к стволу дерева, с наслаждением наблюдая, как он поморщился. Однако Кунал не сопротивлялся. Он медленно поднял руки и вытянул их вперед.

– Я тебя убью, Кунал. Мне плевать на все, что между нами происходит. Одно лишнее движение – и я оберну свой меч вокруг твоей шеи и воткну кинжал в ребра прежде, чем ты успеешь сделать хоть один вздох. И жалеть об этом не стану.

Эша слышала страх в своем голосе, но ничего не могла с этим поделать. Слова были острыми, как копья правды. Избавившись от наваждения, Эша ясно видела то, что должна была сделать.

– Могу я теперь кое-что сказать, не слушая твоих угроз?

Эша фыркнула.

– Мертвым ты больше ни одной моей угрозы не услышишь.

Он криво улыбнулся.

– Рад слышать. Но я привез важные тебе новости.

Эша склонила голову набок, размышляя, стоит ли ему доверять. Он последовал за ней, несмотря на ее запрет.

Это могло значить, что он хочет стать командующим достаточно сильно, чтобы попытаться взять ее в плен. Слишком большой риск. Ей следовало бы вырубить его и бежать.

Эша сделала шаг назад, опуская кинжал.

Кунал опустил руки, и она воспользовалась этой паузой, врезавшись в него тараном и наступив на ногу, одновременно вонзая локоть в бок. Кунал застонал, но блокировал следующий удар, схватив ее за локоть. Однако Эша оказалась быстрее, и он поймал только ее хлопковую рубашку, которая треснула на плече.

Ее глаза сузились. Последняя рубашка. Эша занесла руку, чтобы нанести решающий удар. Внезапно Кунал перехватил ее запястье, и от его взгляда Эша застыла.

– Откуда у тебя этот шрам? – резко спросил он.

Его глаза метались от выпуклого неровного шрама на плече к лицу и обратно. Этот шрам она получила в детстве, и с тех пор он служил отличным напоминанием, почему никогда нельзя терять сосредоточенность перед лицом врага с ножом.

– Нария? – Кунал прошептал это имя как молитву.

Эша восприняла его словно резкую, неожиданную пощечину.

Последний человек, который называл ее так, взбирался с ней на лимонные деревья сонным жарким днем в саду летнего дворца, вдали от любопытных глаз Гвали.

Ее последний настоящий друг.

– Наран? – спросила она.


* * *

Потрясение приковало ее к месту. Время застыло, а сердце, наоборот, пустилось в галоп. Эти имена из прошлого, когда они изображали полубогов, разыгрывая события легенд.

– Нет, это невозможно. Не может быть, – сказала Эша.

Наран и Нария. Основатели Джансы и Дхарки.

Ее любимая детская игра.

Их любимая игра.

Кунал уставился на нее.

– Никогда не думал услышать это снова, – его голос был дрожащим и неуверенным.

Эша сильно сглотнула – комок в горле не рассасывался. Она чувствовала, что сердце вот-вот вырвется из груди и само упадет Куналу в руки.

Неудивительно, что он казался ей знакомым. Сердце поняло все раньше, чем голова.

– Как? Почему? Как? – Эша начала заикаться. И это – ее лимонный мальчик?

– Не знаю, – расхохотался Кунал. – Я бы тоже хотел понять.

Они ухмылялись друг другу, сблизившись настолько, что, касаясь его кожи, она ощущала его дыхание.

– Думал, та девочка умерла, как моя прежняя жизнь, – сказал он.

Эша слегка вздрогнула.

– Так и есть, Кунал. Та девочка скончалась в Ночь слез. Когда ее родителей убили.

По его лицу пробежала тень, и Эша осознала – Кунал все понял. Его мать также убили во время переворота.

Его пальцы на ее руке расслабились и теперь поглаживали контуры шрама на ее плече. Уродливая штука, бугристая и широкая. Отметина, которую она раньше скрывала из стыда, а теперь – ради анонимности.

Эша сменила позу на более естественную и прикрыла глаза, позволив Куналу подтянуть ее к себе.

– Я считал, что ты мертва, – повторил он, с восторгом разглядывая шрам.

– Уже говорил.

Она с улыбкой покачала головой.

– Я не шучу. – Он тревожно взглянул на нее. – Не могу даже сказать, сколько дней я думал о тебе, попав в Крепость. Другие мальчики смотрели на меня свысока, и все, чего я хотел, – взобраться как можно выше, убежать от их злобы и жалости. Я-то думал, что все близкие пропали, и не желал находиться там без них.

Сердце Эши екнуло.

– Твоя дружба принесла свет в то лето, последнее перед переменами. До того момента, когда пришла пора оплакивать твою смерть, я даже не понимал, что не знаю твоего настоящего имени.

Эша рассмеялась.

– Моя вина. Я прозвала тебя Нараном, и никто не мог убедить меня в обратном. А я сама… Я так страстно хотела быть Нарией, «воительницей справедливости», что заставила окружающих называть себя так в те краткие блаженные недели.

Теперь в ее смехе возникли горькие нотки.

– Почему ты позволил им погасить свой внутренний свет, лимонный мальчик? – спросила Эша. Как он мог стать солдатом? Они убили его мать и, судя по слухам, разобрались и с отцом. Разве он не знал этого? – Раньше ты сиял так ярко, что у меня болели глаза. Все еще помню день нашей первой встречи, когда ты спрыгнул с лимонного дерева, чтобы испугать наставника.

Его пальцы отбивали неровный, грустный ритм на ее коже. Он нахмурился.

– Не думаю, что к моменту приезда в Крепость внутри меня оставался какой-то свет. Только не после смерти мамы.

Глава 44

 Сделать закладку на этом месте книги

Правда вырвалась из нутра Кунала до того, как он смог загнать ее обратно.

Он не хотел ее жалости. Он хотел вернуть потерянное время, годы дружбы, теплого смеха и дурацких потасовок. Когда Эша впервые пришла в летний дворец, она вся состояла из гривы волос и огромных глаз, пылала жизненной силой и, единственная из всех, никогда не позволяла ему вставить хоть слово.

Куналу нравилось то, как Эша им распоряжалась, то, как она трясла ветки и пугала его во время вылазок на лимонные деревья или помогала прятаться от наставников. Дворец переполняли их смех и дерзкие выходки, и его мама тоже наконец-то начала улыбаться – впервые после смерти отца.

Как же они изменились за десять лет. Целая жизнь.

Она подняла подбородок, уставившись на него – не с жалостью, а с вызовом.

– Дерьмо. У тебя в мизинце больше света, чем у любого из этих бронзовых истуканов. Не ходи назад, Кунал. Идем со мной, – сказала Эша.

Он застыл, услышав эти слова; даже сама Эша казалась немного удивленной.

Он было хотел расхохотаться, объяснить ей, что у него с мятежниками общего даже меньше, чем у нее – с Крепостью.

Но до того, как Куналу это удалось, он разглядел в ее лице нечто иное: желание, столь глубокое, что оно застало его врасплох.

Резкий свист пронзил воздух, и Кунал вскинул голову.

Это был звук железного наконечника медной стрелы, именно такой, какую изготавливали в Крепости.

Кунал в ужасе, не успев даже подумать, оттолкнул Эшу в сторону. Она неуклюже упала на прогалину.

На ее лице отразилась боль, ударившая его в сердце, но в это мгновение стрела просвистела мимо них и вонзилась в ствол дерева. Точно позади того места, где была голова Эши.

Кунал хотел узнать, цела ли она, помочь ей, но времени уже не было.

Ракеш прибыл.

Глава 45

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша мгновенно вскочила на ноги.

Еще одна стрела просвистела мимо, зацепив ухо и вонзившись в толстое дерево позади. Она раскрутила один из мечей-плетей и с оглушительным хлопком отбила следующую стрелу.

Эша развернулась лицом к стрелку, щелкнув мечом вперед и вверх – по направлению звука, и услышала, как вскрикнул мужчина.

Она себя не помнила от ярости. Куда делся Кунал? Она обернулась и заметила, что он прячется под покровом деревьев, держа руку на ноже. Похоже, будто он оцепенел. На его лице было написано узнавание, перемешанное с ужасом. Но отчего?

Времени гадать не было.

Враг находился как раз на таком расстоянии, что Эша смогла дотянуться до него одним взмахом, и кончик гибкого лезвия обернулся вокруг его щиколотки. Он с грохотом рухнул, и Эша отдернула меч, выставила кинжал и замерла в ожидании.

Мужчина оказался ненамного ее старше, со спиральными кудряшками, похожими на поросячьи хвостики. Но он был солдатом – об этом говорили доспехи. Она не двигалась, оценивая его данные, и мужчина воспользовался паузой и кое-как встал прямо, выставив вперед здоровенный меч.

Теперь Эша увидела его истинные размеры и сглотнула.

Лежа враг напоминал поросенка, но стоя – кабана. Очень большого кабана.

Он служил с Куналом? От такой мысли Эша похолодела.

Эша метнулась назад, к укрытию Кунала.

– Это ты сделал? Ты привел дружков ко мне? – потребовала она ответа, впадая от паники в черную ярость. Кунал содрогнулся, глаза расширились от возмущения.

– Я пришел предупредить тебя, – поспешно прошептал он.

Она холодно встретила его горячий взгляд.

– Ты пришел, чтобы схватить меня первым.

– Легендарный Гадюка – женщина? – громко спросил солдат, кривя губы в ухмылке. – И она бежит прочь.

Эша снова встала перед ним и рассмеялась. Ледяные нотки в голосе удивили даже ее саму.

– Вряд ли тебе настолько повезет.

У Эши был длительный опыт общения с мужчинами, которые ее недооценивали – или с теми, кого пугал ее отказ следовать их нормам.

Под этими доспехами пряталась бравада, но ничего более существенного. Тип джансанского солдата, который она ненавидела. Но, учитывая его размеры и то, как он держал меч, следовало соблюдать осторожность.

– Женщина, которая ухитрилась свалить тебя на землю.

Она ухмыльнулась ему, являя Гадюку в полный рост. Краем глаза Эша видела Кунала, притаившегося в зарослях.

Она никак не могла понять, почему он прячется. Если бы они работали вместе, он бы не застыл там. Возможно, он сказал правду и на самом деле хотел ее предупредить.

Эшу не волновал этот кабанчик-переросток, который хвастался тем, что выследил ее. Даже если он ее не уважает, вскоре это изменится.

Она уже хотела ухмыльнуться, как вдруг осознание факта ударило ее со всей силы в живот, вышибив воздух из легких.

Кунал.

Она уставилась на него, поняв наконец причину напряжения его плеч, его предельной неподвижности.

Если он приехал ее предупредить и попадется на этом, на спасении врага, вся его карьера – и жизнь – пойдет прахом.

Одно неверное движение – и Эша может приговорить его к постыдной жизни в изгнании из-за подаренного ей шанса на спасение. Ее лимонный мальчик из давно прошедшего лета, когда так легко было смеяться и весь мир лежал перед ними. Солдата можно прикончить, но Харун разозлится, если, имея шанс поймать врага и добыть сведения, она его упустит.

И Кунал. Два пленника-осведомителя лучше одного, и мятежники сначала будут действовать, а вопросы зададут позже.

Кабан оправился от падения и двигался к ней, приняв ее молчание за приглашение к битве. Она щелкнула мечом, как кнутом, вновь сбив врага с ног и оставив глубокую рану на руке.

Он взвыл от боли и стиснул руку, глядя на нее с выражением убийственной ненависти.

Хорошо. По крайней мере он понял, чего она стоит в бою.

Большинство врагов понимали мощь мечей буквально за считаные секунды после атаки; этот не стал исключением из правила.

Она сориентировала солдата таким образом, чтобы он не видел укрытия Кунала, а потом наконец бросила взгляд в том направлении, надеясь, что Кунал поймет мольбу в ее глазах.

Беги. Скорее. Мчись подальше.

Пусть забудет о ее речах; на ее руках не будет его крови.

Выражение его лица оставалось бесстрастным – очевидно, Кунал не собирался убегать. Он словно бы не знал, как поступить. Кунал был первым, кто осмеливался ей перечить, и побеждал в спорах. Проклятый мальчишка спорил с ней на каждом шагу, ставя нужды остальных на первое место, а свои – на последнее. Восхитительная черта – и глупая.

Солдат бросился на нее, и Эша увернулась, прокатившись в сторону. Она пригнулась, держа кинжал высоко над головой, а меч – внизу, в другой руке. Враг был быстрее, чем казался на вид, и нанес удар ей в бок, а потом ушел из зоны досягаемости меча. Он смотрел на металлический кончик со страхом.

Эша нацепила маниакальную ухмылку – из тех, с чьей помощью устрашала противников. Она начала хлестать мечом так быстро, что солдат был вынужден пританцовывать, чтобы избежать ударов, и сосредоточилась на уязвимых местах, которые его тело выдавало в движении. Он крутанулся вправо, и она кинулась вперед и влево, вонзив кинжал в его бок достаточно глубоко, чтобы поранить, но не убить.

Под лагерем мятежников располагались темницы – там ему будет вполне уютно.

Он вскрикнул и в шоке уставился на нее, потом схватился за бок и упал на колени.

– Жить будешь, не бойся, – Эша закатила глаза.

Она хлестнула мечом рядом с солдатом, испугав его достаточно для того, чтобы выдернуть из раны кинжал. Вытирая его элегантными движениями, она следила, как солдат побледнел при виде крови на лезвии.

Что за стыд – солдат, который не выносит вида крови. А может, только своей собственной? Тепличный цветочек, которого никогда не ранили чужие шипы!

Она фыркнула, продолжая наблюдать. Вероятно, он всю жизнь использовал тактику запугивания. Со вздохом Эша стащила свой кушак и швырнула ему.

– Возьми, прижми к ране. – Он взглянул вверх и плюнул. Эша просто задержала на нем взгляд до тех пор, пока солдат не сжался под его весом. – Или можешь умереть. Мне вообще-то и дела нет, – и она пожала плечами.

Он ухватил материю дрожащими торопливыми пальцами и прижал к ране. Она присела перед ним на корточки, продолжая чистить лезвие. Он поглядел на кинжал, затем, очень быстро, снова на нее.

– Ты собираешься отрезать мне нос? – выпалил он. Эша могла бы поклясться, что услышала со стороны деревьев то ли кашель, то ли смешок. Солдат, однако, слишком сосредоточился на ней, чтобы тоже его заметить.

– Вот, стоит поступить так один разочек, и уже ползут слухи, – покачала она головой.

Он побелел. Эша встала и отвернулась, но не раньше, чем пнула кабанчика в лицо. Он свалился в обморок.

Через мгновение Кунал выбрался из-за деревьев и, вытянув шею, полюбовался упавшим.

– Похоже, я пропустил все веселье? Бедняга Ракеш – самолюбие у него будет зудеть еще долго после того, как рана заживет.

– Извини за друга, – ответила Эша.

– Он не мой друг. – Кунал выглядел слегка сконфуженным. – Терпеть его не могу.

– Это потому, что он похож на поросенка-переростка – с такими-то кудряшками?

Кунал прищурился, потом удивленно распахнул глаза.

– Никогда не осознавал этого, но ты права. Хм.

Он наверняка заметил и пятна крови рядом с солдатом. Его взгляд метнулся с пятен на ее лицо.

– Рад, что избежал подобной участи, – произнес Кунал с искренним уважением.

Эша ухмыльнулась.

– Ты слишком хорошенький для такого, – сказала она. Он приблизился, и Эша приметила изменения в его жестах и мимике, отчего дух у нее захватило, а кожу обожгло. Ей необходимо убрать его отсюда, а не привлекать. И если мятежники застигнут их в момент слишком интимного общения…

Обоим придется несладко.

– Кунал…

– Именно это я и пытался тебе сообщить. Я узнал, что Ракеш тебя выследил.

– И ты приехал сюда… зачем, чтобы предупредить? Спасти меня?

– Я приехал, чтобы убедиться в его проигрыше. – Она приподняла бровь, по-прежнему сжимая кинжал. – Не потому, что тебе нужна моя помощь. Ясно, ты бы с ним справилась. Но все-таки… я… – Он смолк, явно запутавшись в словах. Она позволила тишине продлиться. – Я хотел… – и глаза Кунала зажмурились на миг.

Она прервала его, прежде чем Кунал смог продолжить.

– Ты приехал, чтобы поймать меня первым. Неплохо, солдат. Ты знаешь, чего хочешь. – И она на самом деле так считала, хотя сердце защемило.

– Эша, в ту минуту, когда я увидел твой шрам, и, когда ты поставила на место Ракеша, я… – Он вздохнул, борясь с собой. – Я не смогу утащить тебя обратно как трофей, – наконец выдавил он. Уголки его губ опустились. – Я понял это, едва увидел тебя сегодня. И не смогу бросить тебя здесь, зная, кем ты была для меня. – Эша взглянула на него. – Кем ты… являешься для меня.

Он глубоко вдохнул, и она бросила на него внимательный взгляд.

– Это ничего не меняет, – быстро проронила она, повторяя его же речь в яме-ловушке. Именно такого исхода Эша не желала. Мужчины вроде Ракеша вечно будут за ней охотиться. Ее работа и желание мести не изменились после осознания того, что малая частичка ее юности уцелела. Все это лишь заставило ее стремиться к еще более усердному труду, чтобы сквитаться. Ее приглашение было эгоистичным, она забыла, что стала Гадюкой, а не осталась обычной девушкой.

– Ты попросила меня…

– Это ошибка. Тебе нельзя идти за мной. Мне не стоило просить. – Она заторопилась, игнорируя обиду на его лице. – Это было нечестно с моей стороны. Уходи, Кунал. В последний раз тебя прошу – вернись домой. – Ее губы изогнулись в улыбке. – Получи почетную отставку, найди милую девушку и живи новой жизнью. А мне пока что нужно сражаться за старую. – Она постаралась сохранить небрежную интонацию и скрестила руки. – Ты все равно меня задерживаешь.

Судя по лицу Кунала, она попала в уязвимое место… но вдруг он шагнул к ней и схватил за скрещенные на груди руки, силой разводя их для объятий.

Постоянный шепот джунглей, разных птиц, насекомых и зверей заглох, словно что-то его спугнуло. На секунду в зарослях воцарилась абсолютная тишина, и все, что Эша могла расслышать, – медленный стук их сердец.

Вдруг одно из воспоминаний о том солнечном лете вспыхнуло в ее разуме, когда глаза Кунала загорелись досадой и их бледный оттенок сменился на яростно-желтый. Такую дикую вспышку она видела только один раз в прошлом, во взгляде королевы из рода Самьядов.

Эша ахнула, и память полностью восстановилась, в то время как звуки джунглей снова обрушились сверху. Эша вспомнила первую встречу с мамой Кунала – ныне покойной принцессой Пайял Самьяд, младшей сестрой королевы. Она склонилась так, чтобы смотреть Эше прямо в глаза, взяла ее маленькую ручку в свою и очень серьезно попросила девочку стать хорошим другом ее сыну, позаботиться о нем тем летом.

Только позднее, после переворота, Эша узнала, что принцесса Пайял была не замужем, что Кунал родился вне брака и провел большую часть жизни взаперти. Она предположила, что именно из-за статуса посольской дочки ей позволили стать подругой Кунала на сезон.

Она никогда не задумывалась об этом, поскольку полагала, что ее приятель все эти годы был мертв, но что теперь?

Кунал отпрянул в тревоге, его глаза стали янтарного цвета. Он поднял руку к виску.

– В тебе течет кровь оборотней, – прошептала она. – Как же я могла забыть?

Он промолчал, глядя на нее. Эша ухватила Кунала за руку и потянула в глубь джунглей, где Ракеш в случае пробуждения ничего бы не увидел.

– О чем ты толкуешь?

Эша ошеломленно отступила. Он что, не знал?

– Кунал, ты – Самьяд. В твоих жилах – королевская кровь, оборотническая кровь, ниспосланная богами.

– Нет, – расхохотался Кунал. Он поймал ее взгляд и изменился в лице. – Нет. – Это прозвучало более твердо.

– Ты разве никогда не чувствовал, как что-то все время заперто внутри? Что-то такое, что ты обязан контролировать, ибо боишься выпускать на волю? – спросила Эша, припомнив слова Харуна о его оборотнической сущности, об огне, охватывавшем его перед превращением в животную ипостась.

Кунал побелел.

– Ты – Самьяд, Кунал. Ты сознаешь всю степень опасности для себя? Мятежники уже в пути. Даже мой принц – если он узнает о твоем происхождении, то никогда не отпустит.

Многие аристократы заявляли о принадлежности к королевскому роду Самьядов за эти годы, стараясь возглавить бунт против Вардаана, однако Кунал был единственным живым родственником покойной королевы Шилпы. У него были все права на престол, даже если он их и не хотел. Она схватила его за руку и потрясла, пытаясь втолковать самое важное.

– Можешь попрощаться со своими мечтами и планами на жизнь.

Кунал покачал головой.

– Я всего лишь солдат.

– Очнись, Кунал. Твою маму убили вместе с прочими членами королевского рода Самьяд – твоего рода. Ты единственный выживший прямой потомок королевы Шилпы. Ты угроза для Вардаана – его враги захотят завербовать тебя, чтобы подкрепить свои притязания на трон. И ты превратишься в пешку. Очень ценную пешку.

– Это смешно. Даже если это и правда, я ничего подобного не хочу – Джанса с самого начала была предназначена для королев, – отозвался Кунал.

– Дело не только в троне, Кунал. Ты ведь знаешь – узы «джанма» разрушены. Ты видел засуху и умирающие земли. Клинки отчаянно ищут решение, но мы в этом не одиноки. Я связалась с лучшими учеными в Матхуре, чтобы узнать, существует ли другой способ возобновления ритуала, без участия женщины из Самьядов и мужчины из Химьядов, – сказала она и смолкла. – Твоя семья являлась хранительницей уз «джанма», связывавших нас с богами. Есть шанс, что твоя кровь сможет приостановить распространение засухи. Это не решит проблему, но все же может помочь.

– Моя семья? – тихо переспросил он. – Мои силы?

Кунал неподвижно стоял на ветру и, несмотря на обращенный к ней взгляд, явно Эшу не замечал.

Он не замечал и то, как вибрировало все его тело, едва сдерживаясь. Его глаза полыхали – оттенок менялся от желтого к золотому, потом к огненно-красному.

– Кунал, – настойчиво повторила Эша. – Послушай меня.

– Нет, – прошептал он. – Ты ошиблась. Это невозможно. Моя мама…

Ярость и тревога переполнили Эшу при одном взгляде на него. Нужно показать ему, доказать, кто он такой.

Эша отпихнула его прочь, отчего Кунал оступился, споткнулся и наконец-то посмотрел на нее, действительно посмотрел. Она видела смесь чувств, бушевавшую в его глазах, словно он решал – верить ее словам или нет.

Ей просто нужно показать ему истину – но как?

Глава 46

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал пытался понять то, что сказала Эша. Его тело и разум словно бы онемели.

– Дядя внушал, что мне следует учиться контролю, поскольку я слаб, слишком эмоционален.

– Твой дядя? – уточнила она. Он побледнел, осознав, какой секрет только что выдал. – Генерал, – выдохнула Эша. – Забыла, что твой отец был его братом.

Кунал видел, как затуманилось ее лицо, как будто Эшу разрывали потрясение, растерянность и – сожаление?

– Все это время… я и не подозревала. Ты решил поймать меня не только ради поста командующего, верно? – тихо спросила она. – Генерал был твоей семь


убрать рекламу






ей.

Он на миг уставился на нее.

– Я хотел почтить его память, но… столького о нем не знал.

– Но он тебя принял. Как же он, должно быть, ненавидел любовь брата к принцессе Самьяд, – промолвила она про себя. Эша потянулась к нему и схватила за руки. – Кунал, именно эмоции делают тебя тем, кто ты есть. Ты сын принцессы Пайял. По праву рождения.

– Мама была придворной дамой, поэтому мы и проводили время в летнем дворце, вдали от Гвали. Мы содержали дом в полной готовности к приездам ее величества.

Даже говоря это, в темных уголках сердца Кунал знал, что Эша права. Королева за шесть лет приезжала только дважды, и притом без личной свиты.

Он ощутил, как огонь, в точности такой, о котором рассказывала Эша, разрастается внутри. Дядя всегда говорил, что единственное подобающее чувство для солдата – ярость, а остальные требуют жесточайшего контроля и соблюдения умеренности.

В этот раз он не стал сдерживать чувства. Не стал препятствовать смущению, боли, горю или ярости при мысли о том, что все сведения о близких могут оказаться ложью.

Вместо этого он позволил им внедриться под кожу. И там, глубоко внутри, ощутил, как нечто другое поднимает голову. Скорбь, укрытая так надежно, что походила, по сути, на бездну океана, – и при мысли о материнском голосе она захлестнула его целиком. И без противодействия этой скорби и мыслям о прошлом…

Он вспомнил.

Тихий смех, перезвон колокольчиков.

То, как кланялись ему слуги перед тем, как остановиться.

Истории и песни династии Самьядов, которые он узнал в детстве.

Четкость, с которой он помнил лицо матери, сияющее, словно солнце. Ее твердый голос, когда она приказала стражникам перекрыть двери в ночь переворота и увести Кунала. Она сидела на троне, а его, вопящего, уволокли прочь.

На каждый факт из жизни Кунала у дяди находился быстрый ответ, и Кунал стал считать себя ненормальным.

Сын одного из членов королевского рода? Чушь. Что за выдумка из уст столь тщедушного мальчишки.

Вскоре любой намек на прошлое из него выбили напрочь, и Кунал позволил себе забыть все эти причудливые детские сказочки. Такова была цена выживания в новом мире.

А теперь Эша стояла перед ним, подтверждая то, что он так долго отрицал. Глядя на него с выражением изумления и обвинения.

Он не хотел, чтобы эти истории были правдой. Они повиснут на его шее, навяжут новую личность, которую Кунал не желал и с которой сейчас не смог бы справиться.

Это уж слишком.

Но если он похоронит эти воспоминания, то уничтожит и память об Эше. Ибо проведенное с ней в детстве время не может быть реальным, если все прочее – вымысел.

Сердце Кунала начало раскалываться пополам, вскоре то же стало происходить и с разумом, и остаток самоконтроля развеялся.

Все произошло одновременно: боль, крик, страх, снова боль.

Он был человеком, а потом – стал зверем изнутри.

Глава 47

 Сделать закладку на этом месте книги

Эшу почти отшвырнуло назад, когда Кунал прямо в ее руках превратился в орла.

Вот это было зрелище – то, как его лицо и тело медленно переплавились в истинную форму. Эша вспомнила о сказках, на которых выросла: в них обитали боги, принимавшие множество обликов и правившие небесами и землей.

И вот сказки предстали воочию, во всех ярких деталях – ожившая история их земли и даров, преподнесенных теми богами. Эше хотелось упасть на колени и восхищаться.

Но Кунал ее не отпускал.

Его пальцы стали острыми, превратились в когти, и она ахнула от боли, ощутив, как они врезались в ее кожу. Его одежда затрещала на спине, первыми пробились крылья, за ними переменилось все тело.

Тем лимонным летом Эша в последний раз видела, как член королевской семьи меняет форму: принцесса Пайял должна была завершить ритуал. Но она еще никогда не находилась так близко – настолько, что могла видеть, как расширяются зрачки Кунала, и чувствовать, как его тело ломает в молчаливой агонии, словно кто-то рвал его изнутри.

В одно мгновение Эша очутилась в плену крыльев гигантского орла и взмыла вверх, по пути задев все деревья. Джунгли вокруг слились в пятно зелени, пронизанное лучами солнца.

Еще одна ветка появилась в поле зрения, а потом врезалась в Кунала и Эшу. Из груди вырвался воздух, перед глазами замелькали пятнышки, и она охнула.

Ее пальцы соскользнули, и Эша со сдавленным воплем полетела вниз.

Воздух сотрясли огромные крылья, и падение остановилось.

Они вместе покатились по земле.

Эша с опаской встала на колени и осмотрела поцарапанные локти, опасаясь худшего. Слева от нее на земле дрожал и ругался Кунал – снова человек. В тех местах, где менялись плечи и росли крылья, сквозь порванную одежду сверкала бронза доспехов.

Эша подползла ближе и схватила его за руку. Его блуждающий взгляд при виде подруги просветлел, радужки снова стали обычного янтарного оттенка.

– Ты – принц, Кунал, – прошептала она, держа его за руку, пока он дрожал всем телом.

Она вспомнила, что последние слова генерала были о его племяннике. В них звучала любовь…

Генерал явно знал об оборотнической крови, иначе с какой стати он годами вдалбливал в голову Кунала мысль о необходимости контроля?

Сету Хотха легко мог выдать Кунала – как прямой потомок королевы Шилпы, законнорожденный или нет, он играл бы важную роль в политике Вардаана. Вместо этого генерал на протяжении десяти лет растил племянника и хранил его секрет.

А теперь груз лег на ее плечи.

– Дядя лгал, чтобы защитить тебя, – произнесла она. Кунал не отрывал от нее взгляда, и Эша ощущала, что в его сердце идет битва. – Что бы он ни натворил, все эти годы он был твоим хранителем.

Эша помогла ему подняться на ноги и поддерживала, пока они шли обратно на полянку с Ракешем. К этому моменту кто угодно мог узнать о происшествии, хотя бы по одному шуму. Она могла только надеяться, что никто не видел превращение Кунала.

Узнай люди правду, они бы убили за тайну сущности Кунала, за силу королевской крови в жилах.

С начала засухи Эша думала о нем несколько раз – о мальчике из Самьядов, ставшем одним из ее первых истинных друзей. О покойном друге, чей дар погиб вместе с ним. Кунал не сказал ни слова. Ни в первый момент, ни во время дороги.

Все выглядело так, будто падение вышибло из него весь дух и дар речи вдобавок. Эша выжидала, стараясь быть терпеливой и давая ему время все обдумать.

Они пришли на полянку. Ракеш лежал на том же месте, все еще без сознания, кушак Эши туго обтягивал рану. Прежде чем Эша смогла подойти к нему, Кунал поймал ее за плечи и остановил.

Он развернул девушку лицом к себе и взял ее руки в свои. Там, где пробивались когти, кожу покрывали глубокие царапины, такие же, как у нее. Увидев, что сделали его когти, Кунал поморщился.

– Прости, – тихо сказал он. Она склонила голову.

– Кунал…

– Откуда мне было знать? Я верил дяде. Каждому его слову, каждой лжи. Теперь я знаю гораздо больше, но все равно чувствую себя невеждой. Скорее всего, я не принц, даже незаконнорожденный, но когда я обернулся, то ощутил такую свободу, Эша… – он запнулся, не в состоянии говорить.

– Тебе нужно бежать, – ответила она, едва выдерживая написанную на его лице боль. – Клинки уже в дороге, а после этой суматохи они точно знают, где мы.

– Я не брошу тебя. И у меня осталось много вопросов.

– Иди и живи своей жизнью, солдат. Будь свободным. Если останешься, то станешь пленником. И не только в прямом смысле.

– Эша, я…

Будучи Гадюкой, Эша обращала в прах все, к чему прикасалась. Она не позволит этому случиться снова.

Эша отпихнула его прочь, так что Кунал едва удержался на подгибающихся ногах, а уже порванная одежда зацепилась за ветки.

– Беги! – прошипела она.

Она подобрала потерянные ножны Кунала и швырнула ему. Он пригнулся и легко поймал их. Глаза солдата потемнели.

Листья вдруг зашуршали, словно пронесся легкий ветер, и Эша застыла.

Голос. Она не слышала его много недель.

– Нужна помощь, Гадюка?

Клинки прибыли.

Глава 48

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал посмотрел на Эшу в замешательстве – сначала он увидел, как она дернулась, а потом уже услышал голос. Сообразив, что это значит, он отпрянул.

Клинки.

Времени на размышления не было. Он устремился к зарослям, но далеко не убежал – стрела пробила плечо, а разодетая гора мускулов вырвалась из-за Эши и повалила его наземь.

Удар в голову огромным кулаком, и мир вокруг заплясал, покрывшись черными пятнами.

Голос Эши звучал неясно, где-то далеко-далеко.

– Стой! Бханду, прекрати. Мне не нужна твоя помощь.

Кунал попытался приподнять голову, и его тут же беспощадно отправили обратно на землю. Зубы клацнули, черные пятнышки вернулись, на сей раз в сопровождении пурпурных и синих вспышек. Боль прострелила спину вплоть до того места, откуда выросли крылья, и камни впились в них, отчего Кунал стиснул челюсти в агонии.

Больше он не пытался подняться, просто повернул голову в сторону, чтобы лучше видеть. Два лучника, но выглядели они одинаково.

Неужели у него в глазах двоится? Нет, просто близнецы. Они выстроились за спиной Эши, а она боролась с кем-то невидимым.

Кунал вскинул глаза, стараясь лежать неподвижно и контролировать боль.

Парень сверху прижимал его к земле мощными ручищами, татуированными до самых запястий. Джансанское клеймо для военнопленных – его набивали только солдаты.

Кунал ощущал, в какой опасности оказался: на вкус она была как металл и ржавчина, и рот наполнялся кровью. Он закашлялся, выплюнув струйку алой жидкости.

– Ничего с тобой не случится, красавчик, – отозвался парень сверху, с любопытством прищурившись. – А что ты вообще делал, раз наша Гадюка швырнула тебе в голову нож?

Кунал промолчал.

Глаза парня обшарили его лицо.

– Ни тени удивления после моих слов о Гадюке. А вот это опасно. – Он пригнулся ближе, нашептывая в ухо пленника. – Никто не может узнать о личности нашей прекрасной госпожи, не распрощавшись с жизнью. – И на лице парня расплылась широкая улыбка. – Хотя еще не факт, что мы тебя прикончим.

Кунал просто уставился на парня, поскольку даже если бы и захотел ответить, то не смог бы. Рана в руке начала пылать, и он прикусил язык, чтобы справиться с мукой. Парень ухмыльнулся, щупая вложенный в ножны нож на поясе Кунала.

– Отличный нож. Хоть и джансанский. – Он стал исследовать все тело и одежду Кунала, то и дело отпуская замечания. Кунал его игнорировал, напрягаясь, чтобы расслышать диалог Эши в сторонке. Слова доносились слабо, но Кунал все же их разбирал.

– У меня все под контролем. – Эша говорила напряженно.

– В самом деле? – сардонически прозвучало в ответ. Мужчина, глубокий мелодичный голос. – Мы как раз проверяли восточный район джунглей и вдруг услышали переполох тут, пришлось свернуть. Хорошо, что мы это сделали.

– Разве ты не заметил, что там на земле валяется солдат в крови? Я могу о себе позаботиться.

– Заметил. А еще я заметил другого мужчину, опасно близко от тебя. Ты же знаешь, что нам придется его убить. К сожалению, он успел слишком многое увидеть. – Пауза. – Вообще-то ты и сама могла бы с этим справиться. Солдата мы возьмем на допрос, а от парня, попавшего в руки Бханду, избавимся. – Шаги приблизились.

Бханду пошевелился, и Кунал попробовал вырваться, страх взял верх над поглощающей болью. Бханду начал вытаскивать нож, и Кунал рванулся вверх, выкручивая плечо, но его снова швырнули на землю.

Под рваной одеждой Бханду нащупал доспехи. Его глаза расширились.

– Э-э, по-моему, он не простой человек, – промолвил Бханду. – Он же…

Кунал услышал резкий вздох Эши, которая перебила товарища.

– Он солдат, – быстро сказала она. Ее речь стала отрывистой словно от раздражения. – Я не убиваю каждого, кого встречаю, особенно если этот человек владеет ценными сведениями. Я оставила его в живых, поскольку смогла завербовать.

Шаги остановились, и Кунал ощутил такое облегчение, что снова прильнул щекой к земле. Пусть Эша говорит, а он, когда улучит шанс, сбежит. После того как прекратится эта сжигающая дотла боль.

– И как же ты это сделала?

Тон Куналу не понравился.

Как и Эше.

– У меня свои способы вербовки агентов, Харун. И не тебе оспаривать их, раз ты не работал на местности.

Услышав такие слова, лучники напряглись и отодвинулись. Даже здоровяк, сидящий на Кунале, навострил уши.

Эша глубоко вздохнула и заговорила более мягким голосом.

– Я всегда миссию довожу до конца. Всегда делаю все, что нужно. И так, как считаю нужным.

Вздох.

– Да, это так. Непростое было время, когда мы не знали, успеем ли добраться до тебя первыми.

– Не стоило волноваться. Я всегда возвращаюсь домой.

Кунал почувствовал, как сжалось сердце за пеленой накатывавшей на него боли. И вновь пришел страх. Эта боль – не природная.

Он моргнул, глядя в небо и гадая, отчего земля будто бы исчезает, а боль охватывает каждую клеточку тела. Оно горело. И рана на руке горела тоже.

Окружавшие цвета мало-помалу начали вихриться и меняться.

Парень сверху уставился на Кунала, и его ухмылка превратилась в хмурую гримасу. Кунал услышал шорох шагов, и наверху появились ореховые глаза, в которых была тревога.

Вдали послышались крики.

– Что, во имя Лунного владыки, ты натворил, Бханду?

– Ничего, я только…

– Это яд, Эша, – произнес глубокий загадочный голос.

Кунал услышал грубое рычание, и мир провалился во тьму.

Глава 49

 Сделать закладку на этом месте книги

Глаза Эши заволокло алым – ярким, неистовым, безудержным алым цветом.

Она замахнулась и ударила Харуна под ребра, так, что тот с криком отлетел назад. Бханду тем временем методично и безжалостно отвешивал Куналу пощечины.

– Яд?! Как ты мог?!

Харун будто бы смутился, но взгляд у него оставался острым. Он выпрямился во весь рост, возвышаясь над Эшей.

Она не попятилась ни на дюйм.

– И какое тебе дело, Эша? Он всего лишь солдат.

– Солдат, от которого мы можем получить данные, Харун. И когда это мы начали травить противников? Это грязный трюк. Это трюк Щитов! И ты даже не посоветовался!

Эша бросила на Харуна свирепый взгляд, и у того хватило порядочности устыдиться. Может, он и принц, да только она – Гадюка. У каждого была своя роль, и диктатурой тут и не пахло.

Один из близнецов смахнул с глаз длинную прядь шелковистых прямых волос.

– Все ж как надо, разве не так? – сказал он.

Эша попыталась успокоиться. Нужно вести себя осторожно.

Может, капелька правды сработает.

– В обычной ситуации я была бы всецело за. Но это может разрушить весь мой труд по его вербовке. Он пришел сюда, чтобы предупредить меня о другом солдате-ищейке. – Она указала на Кунала, стараясь не выдать страха от его безжизненного вида.

Полуложь, но при этом и полуправда.

Харун сменил позу, скрестив руки на груди. Поднявшийся ветер приподнял и подхватил концы его тонкой уттарьи, обвязанной вокруг лба и удерживавшей длинные черные волосы.

– И как же тебе удалось его перевербовать? – Выражение его лица стало отстраненным, чего нельзя было сказать об интонации. Ощутив угрозу, Эша увильнула от ответа, отбросив его слова прочь движением руки.

– Позже. Важно, что мне это удалось, более того – я даже нашла для нас потенциального перебежчика. Солдата из Крепости. Конечно, если вы его не прикончили и не уничтожили недели моей работы.

Харун смерил ее оценивающим взглядом темных глаз.

От такого взгляда обычная девчонка покраснела бы с головы до ног. Слава небу, Эша не из таких. Она годами тренировалась выдерживать его пристальное внимание.

Наконец он рассмеялся, и напряжение на полянке спало.

– Только ты способна убедить врага перейти на нашу сторону. Что ж, если он достаточно хорош для тебя, мы не против. Подними его, Бханду. Мы заберем парня с собой и подлатаем. – Она взглянула на него. – Это слабенький яд. Вызывает видения. Довольно болезненный. Но в такой дозе не убьет.

Эша с досады прикусила язык. Слишком уж много она продемонстрировала заботы о солдате.

Выражение лица Харуна говорило то же самое, поэтому она сменила тему.

– А почему ты вообще пошел на разведку? – уточнила она.

Бханду позади сражался с телом Кунала и звал на помощь близнецов. Она старалась не смотреть в ту сторону, понимая, что Харун внимательно наблюдает. – Почему не отправил Арпийю?

Вопрос был с двойным дном – Эша хотела узнать, что там такого важного случилось, чтобы выманить Харуна из дворца, а еще она скучала по подруге. Она надеялась увидеться с Арпийей сегодня же.

– Ты же знаешь, я и раньше работал на местности. Просто с некоторых пор, учитывая тревоги отца и ночные кошмары…

– Знаю. – Она положила руку на его плечо, стараясь утешить хоть немного.

Он взглянул сначала на ее руку, затем перевел взгляд на ее лицо, и резкие черты лица чуть смягчились.

– Кстати, как продвигается дело с поиском Рехи? Есть успехи? – с натужной улыбкой поинтересовалась Эша, следя за реакцией принца.

Харун покачал головой.

– До сих пор ничего. По стране бродит куда больше юных девушек, чем ты могла бы подумать. – Вопреки насмешливой интонации на лице принца появилось отчаяние. – И Арпийя хотела прийти, но я попросил ее остаться и продолжать тренировки новобранцев. Поскольку там нет тебя, чтобы испугать этих дурачков, дело идет медленно, – и Харун сопроводил слова той ленивой улыбкой, которая всегда вызывала в ней ответную.

Харун выглядел искренним, выражение его лица было открытым и почти уязвимым.

Он поколебался.

– И я хотел тебя встретить. Я передать не могу, как сложно было ждать от тебя новостей. Ты убила генерала, Эша. Победа, достойная летописей. А потом все пошло не так – ты изменила маршрут, связь прервалась, и Тана сообщила, что тебя преследуют. – Харун на миг прикрыл глаза. – Я волновался. Хотел убедиться, что ты в безопасности.

Она взглянула на него и, поняв все, чуть-чуть расслабилась.

– Я же никогда об этом не просила.

На его лице промелькнуло болезненное выражение.

– И все же, я волновался. – Он откашлялся. – Что поделать, я беспокоюсь обо всех своих людях. А ты мой лучший агент. Мы готовим очередное представление для новой группы аристократов, как ты и просила.

Эша обдумала сказанное. Удачно ускользнул.

Она кивнула.

– Я слегка заржавела, но могу потренироваться чуток перед представлением. Есть кое-какие идеи. Обсудим все это потом, в лагере, – произнесла она с улыбкой.


* * *

Обычно Бханду был лучиком света в их небольшом отряде.

Если Эша нуждалась в шуточке или язвительном отклике, на него всегда можно было положиться. Но сейчас его шутки царапали ее кожу, словно ржавое железо, а сарказм вызывал желание заткнуть уши. Все, о чем она могла думать, – обмякший на плече Бханду пленник.

Она даже не могла оглянуться, поскольку за ней наблюдал Харун, словно ждал, когда она оступится и выдаст секрет, – к этому моменту она и сама не знала, какой именно.

Ее совесть теперь обременяло слишком много тайн.

Пусть соратники не видели превращения Кунала, и все же Эша терзалась.

Небо наверху полыхнуло молнией, обещая грозу. По подсчетам Эши, гроза была минутах в пятнадцати от того места, где они находились. Именно столько времени у них оставалось на то, чтобы преодолеть перевал до того, как его затопит, или пограничники их засекут.

Сезон муссонов.

Ни один дхарканец не относился к муссонам легкомысленно. Вода могла оказаться столь же коварной, как и прочие стихии – медленной, расчетливой, безжалостной. Она могла возрождать и дарить жизнь, чтобы в следующий момент отнять ее.

А сейчас от Эши зависела другая жизнь. Странное ощущение. Смерть так долго сопровождала ее, что жизнь казалась хрупкой – уязвимой.

Голос Бханду рассеял туман ее мыслей. Он спорил с Харуном. Снова.

– Нам нужно пойти нижней тропой. Через верхнюю я эту тушу не перетащу, – напряженно произнес Бханду.

– Не будь таким лентяем. И я не возражаю, если ты по дороге постучишь им о камушки там и сям, – ответил Харун столь же сухим, как джансанская почва, голосом. – Объективно рассуждая, верхняя тропа короче, а у нас мало времени до того, как польет.

– Ты не разрешил мне отрезать пальчик другому солдату и отослать в Кровавую крепость, – заныл Бханду, используя новую тактику. Ракеш, все еще без сознания, на сей раз благодаря зелью Бханду, был перекинут через седло послушного мерина, их единственной лошади. Близнецы вели мерина на поводу.

Эша стремительно повернулась, уставившись в упор и на Бханду, и на Харуна.

Она ткнула пальцем в Бханду.

– У меня голова болит от твоего нытья. – Бханду бросил на нее обиженный взгляд. – Разве мы взяли тебя в группу не из-за твоих больших крепких мускулов? Я выбрала тебя из всех борцов, потому что именно ты победил самых сильных кузнецов Матхура.

Ага, улыбнулся. Эша знала, на каких струнках силача можно сыграть – например, осыпать похвалами. С Харуном справляться гораздо труднее.

Она взглянула на принца.

– А ты, ты-то не мог привести еще одну проклятую лошадь? Ты же знал, что будет по крайней мере одно тело.

Бханду прыснул. Харун под ее взглядом даже не моргнул.

– Но Харун прав, – вздохнула она, игнорируя надутую физиономию Бханду. – Либо мы перейдем через горы по верхней тропе, либо нас смоют дожди или один из водопадов. Ты знаешь, что стряслось с Зеленым отрядом, Бханду.

– Да, знаю. Пойдем, как ты говоришь, Эша. – Он подпихнул Кунала, пристраивая его на плече поудобнее. – Только не подумай, что я послушался тебя, принц Харун. Совсем не тебя.

Харун закатил глаза и опустил скрещенные на груди руки.

– Как я могу такое подумать. – Он пристально посмотрел на Эшу. – Слушаться Эшу всегда на пользу делу.

Надо же, похоже на извинение. Лучшее, на что способен Харун. Эша дала ему увидеть, что поняла его, и снова отвела глаза.

Близнецы Аахал и Фархан наблюдали с умеренным интересом, по очереди переводя взгляд на всех участников сцены. Стройные скуластые близнецы не были настолько одинаковыми, какими казались на первый взгляд.

Лицо Аахала было уже, а нос – длиннее, с легкой горбинкой. Фархан был немного ниже ростом и всегда ходил с чуть приподнятой бровью, будто мир не переставал его удивлять. Когда близнецы передали поводья мерина Харуну и пристроились к Эше по бокам, ступая шаг в шаг, на их лицах отразилось похожее любопытство.

Фархан заговорил первым.

– Почему ты перенесла встречу? Харун ничего не объяснил, просто сказал, что нам придется встретить тебя раньше, чем мы думали…

– …и это выглядело скверно, – добавил Аахал.

Эша испустила слабый вздох. Кто-кто, а близнецы никогда не любили простой болтовни. Она сжала зубы и потерла точку между бровями.

– Спасибо, ребята. Ценю слова поддержки. Я просто раньше попала на границу. И разве Харун не приказал вам бросить эту привычку – заканчивать предложения друг друга?

Они обменялись взглядами.

– Угу, он так и сказал! – В глазах Аахала сверкнула искорка. – Но он много чего нам говорит.

– В общем, ты командир нашего отряда. Он, конечно, принц и все такое, но в первую и последнюю очередь мы слушаем тебя, – завершил речь Фархад с резким кивком.

Эти слова согрели Эшу, она ощутила, как спадает напряжение.

Она перестала тереть бровь, а потом осторожно, из-за высокого роста ребят, обвила их руками. Эша быстро подтянула к себе, обняла близнецов и так же быстро отпустила. Судя по виду, те одинаково изумились, однако ничего не сказали.

Эша прочистила горло, стараясь найти слова для объяснения.

– Здорово видеть вас снова. И всю команду. Эта пара недель была… тяжелой. Хлопотной.

– Но ты убила генерала Хотха. Ты нанесла страшный удар этому узурпатору трона Джансы.

Ответ Аахала был полон ярости, и Эша всей душой чувствовала, как она горит в близнецах. Генерал сжег дотла деревню братьев вместе с мирно спящими жителями.

В ту ночь близнецы ушли гулять с друзьями. Они до сих пор терзались виной за то, что избежали общей участи.

Они никогда не заговаривали об этом, пока однажды ночью, напившись, не рассказали, что у них была маленькая сестра.

Эша ощутила укол боли в сердце. У нее также могла родиться сестренка – солдаты, убив ее маму, убили двоих.

– Я смотрела, как он умирает.

Рот Эши превратился в угрюмую линию. По крайней мере, это была не ложь.

Однажды все прояснится, и она расскажет им правду.

Но до тех пор будет хранить тайну и искать ответы. Эша знала, что ей следует делать.

Склон тут шел круче, и она слышала, как по мере подъема из их легких вырываются приглушенные хрипы. Что ж, будучи преследуемым, можно хотя бы поддерживать форму.

В глазах Аахала сияла гордость, но взор Фархана казался более спокойным, без всплеска счастья.

– Харуну не понравилось, что ты бросила меч-плеть, – тихо промолвил он, озираясь на принца, чтобы убедиться, что тот не подслушивает.

Фархан отбросил назад выбившиеся из-под повязки пряди волос. Теперь он дышал ртом, очевидно, ощущая приступ «горной болезни». Длинные сухопарые тела братьев напрягались и расслаблялись с великанской грацией, которой Эша завидовала.

– Да? – переспросила Эша. Слова вылетали прерывисто, поскольку она шла с усилием. В последнем послании она поведала команде об этом обстоятельстве.

Фархан пожал плечами.

– Он считает, ты уничтожила свое прикрытие.

Эша сдержала кашель.

Ее раздражало то, что Харун оказался прав – даже если он об этом и не знал. Но все же тяжесть в сердце слегка уменьшилась. Харуну и так не было смысла ее предавать, но, к счастью, теперь у нее было свидетельство его верности.

Прочее она откроет им лично, просто на всякий случай. Реакция команды и остальных Клинков станет ключом к обнаружению любых предателей в течение следующей недели.

Злость – это хорошо.

Аахал быстро потряс головой, взмахнув прядями.

– Харун заботится обо всех. – Он бросил раздраженный взгляд на брата, никогда не питавшего к принцу таких же теплых чувств.

Аахал снова повернулся к Эше со смущением на лице.

– И, как ни противно упоминать это, ты действительно позволила двум солдатам сесть тебе на хвост.

Если бы только он все знал. Она поставила на кон себя, свою личность, свою команду. Она даже не сообщила соратникам правду о смерти генерала. Откуда ей было знать, что одна-единственная ночная встреча с одним лишь парнем может все изменить?

Непредсказуемость судьбы снова ударила по ней, ибо сочетала в себе крайнюю жестокость и благословение богов. Похоже, Кунал в самом деле был полуночным тигром, пришедшим взыскать за ее грехи.

Старые предания никогда не лгут.

– А еще ты совершила то, о чем каждый из нас мечтал сотню раз, – прибавил Аахал, улыбаясь столь заразительно и тепло, что она не удержалась от ответной ухмылки.

– Спасибо вам обоим.

Аахал ее оглядел.

– Хочешь снова нас обнять?

Эша свирепо усмехнулась.

– А тебе этого хочется?

Аахал открыл рот, чтобы ответить, но Эша уже запрыгнула ему на спину, опрокидывая парня на бок и беря его голову в классический захват.

– Собираешься пожаловаться на мои объятия прямо сейчас? А?

Парень боролся за свободу, но она давила все сильнее, пока он не улучил момент и ударил локтем. Эша согнулась пополам, и он воспользовался этим, чтобы вывернуться из ее хватки. Он торжествующе улыбнулся, не обращая внимания на полосы пыли на штанах и развязанный кушак, который теперь волочился в грязи.

Харун предложил ей руку, которую Эша оттолкнула.

– Полегче, это шутка, – счастливо выпалила она. – Одиночество развеяла.

Она повернулась к принцу, в то время как Фархан поправлял кушак брата.

– Разумеется. – Харун одарил ее пристальным взглядом. Тело Эши напряглось от того, как близко он стоял, и она резко отвернулась.

Сзади шел Бханду с перекинутым через плечо Куналом. Мерин с Ракешем тоже трусил следом; едва Харун потянул за слабо натянутую веревку, он задвигался быстрее.

– На кого-то напали? – спросил Бханду.

– Что случилось с парнем-поросенком? – в ту же минуту полюбопытствовала Эша.

Ракеш, судя по виду, весь покрылся слоями грязи за время, прошедшее с начала их путешествия. Бханду фыркнул.

– Парень-поросенок. Мне нравится. Он постоянно падает. – И силач уставился в спину Харуна. – Хочу его бросить тут. Мертвый груз. В буквальном смысле. Мы же его убьем, да? После того как получим данные?

Харун пожал плечами, выражение его темных глаз стало непроницаемым. На подбородке пробивалась щетина – в момент отъезда Эши на нее и намека не было. Борода шла к сильной линии его челюсти и придавала принцу более взрослый вид, как у отца, короля Махира.

Эша всегда находила его привлекательным, но последние признаки детства исчезли с его лица, явив молодого мужчину, чьи намерения теперь было непросто разгадать.

– Может быть. Поглядим сначала, что можно из него извлечь.

– А потом убьем его? – Бханду напоминал кота, сцапавшего мышь.

– Со временем, – ответил Харун.

Эша наблюдала за ним


убрать рекламу






и, слегка улыбаясь. Она соскучилась. Эти люди стали ее семьей. Она снова взглянула на Кунала, чье лицо расслабилось благодаря наркотическому сну. Тонкие пурпурные завитки вились вокруг его висков и тянулись к глазу, точно жадные щупальца.

Она подняла глаза и тут же увидела Харуна, который, кто бы сомневался, следил за ней.

– Что это с ним? – спросила она, стараясь сохранять ровную интонацию.

Харун сделал паузу, и она поняла: принц решает, сколько ей можно рассказать.

Священные кулаки Лунного владыки, после всего, через что они прошли, вот как он ей платит? Недоверием? Да, она таила от него секреты, но он-то об этом не знал!

Она достойна настоящего доверия.

Кажется, он пришел к тому же выводу. Непроницаемое выражение лица исчезло.

– Это только начальная стадия. Если мы его разбудим, он ощутит слабую боль и головокружение, ничего больше. Но нужно вернуть его в лагерь как можно быстрее. Когда прибудем, сможем дать ему антидот в малых дозах.

Эша не смогла сдержаться.

– Вы не принесли антидот? – вскипела она. Близнецы оглянулись, почуяв в ее голосе угрозу. – А если бы стрела попала в кого-то из нас?

Харун фыркнул.

– Братья никогда не промахиваются…

Эша его прервала.

– Я не о них говорю. Знаю, что они потрясающие. – Она послала братьям сладкую улыбку, и Фархан покраснел. – Я о том, что ты поставил нас в опасное положение, пусть даже шансы на это малы.

Он обернулся к ней, слегка хмурясь.

– Я сделал это не намеренно, Эша. Мы доставим его туда вовремя, и если вдруг ты не заметила – мы все живы-здоровы. – Харун приблизился к ней и понизил голос так, что остальные напряглись, стараясь расслышать. Он положил ладонь на ее локоть. – Уверена, что больше ничего не хочешь сказать?

Она слишком резко качнула головой. Что он ожидал услышать от нее? Что этот враг затронул какой-то уголок холодного сердца Гадюки? Смешно. Но Харун ее знал, и она не сможет долго сопротивляться его натиску.

Разве только сейчас.

Ложь придумалась легко.

– Нет, я просто не хочу, чтобы с моим отрядом что-то случилось.

Его ладонь все еще согревала ее руку, и ей хотелось прижаться к ней, рассказать ему все, как она всегда делала, просто чтобы ее выслушал кто-то понимающий. Но вместо этого Эша отстранилась. И они пошли дальше – из долины Мауна к тайной тропе Клинков.

Эта долина славилась как одно из самых прекрасных и волшебных мест Джансы за пределами Тея. Место, где дикие ущелья перемежались с заросшими густой травой полями, где слоны и тигры вместе плескались на закате в ручьях, не ведая о человечестве. До сих пор за все время посещений Эша только один раз видела павлина и тех проклятых обезьян-ревунов.

Пар от дыхания отмечал их дорогу, когда путники выходили из долины, воздух становился все разреженней по мере подъема к высшей точке малого пика гор Гханта. Низко висящее облако сверхъестественного светло-золотистого цвета окутало их в пути, его влажный холод принял всех в объятия, и мир затянуло туманной пеленой.

Такие облака вечно странствовали через горы Гханта, хотя никто не мог сказать определенно – были ли они духами стихий или же горными божествами.

Она повернула голову и вытянула шею, чтобы попробовать разглядеть хоть кусочек Айфорского кряжа на севере. Ходили слухи, будто бы в определенное время определенного дня высочайший пик Айфоры сверкал и переливался золотом, и те, кто видел это, обретали благословение на всю оставшуюся жизнь.

Мифы также гласили, что самая большая гора Айфоры, Бангаар, была окружена ледяными золотистыми облаками, которые вели в обитель богов. Подножие горы являлось местом для священного паломничества или по крайней мере было таковым до начала войны. Сейчас тропу, вытоптанную тысячами людей за века, заграждали патрули пограничников.

Еще одна вещь, которую разрушил король-самозванец.

Достаточно быстро они вынырнули из облака. На кончиках волос Фархана и длинных ресниц Аахала осел иней. Харун выглядел нормально, хотя немного дрожал. Он отдал поводья мерина близнецам.

Бханду выскочил вперед, Кунал все так же висел на его плече.

– Ух, а я взбодрился, – сказал силач, ослепительно улыбаясь всем остальным.

Тонкая пленка пота на широком лбу вся превратилась в иней, который мерцал и на оттопыренных ушах Бханду. Продолжая улыбаться, он вытянул поводьями мерина: животное заржало и встало на дыбы, а Ракеш рухнул на землю.

– Ой, – Бханду поглядел вниз, на пленника, свалившегося кучей, без тени раскаяния на лице.

Это легкомыслие вопреки любым обстоятельствам было таким до боли типичным для Бханду, что Эша взорвалась от хохота. Бханду засиял улыбкой, хоть и немного смущенной.

Бханду покосился на нее, когда аккуратно укладывал Кунала на землю. Затем он встал на колени возле Ракеша и потыкал в него пальцем.

Эша не могла припомнить, когда в последний раз так смеялась – не саркастически, не издевательски, а просто из чистой радости. Она позволила себе насладиться этим звуком, затем согнулась, чтобы помочь Бханду поднять солдата на ноги.

Они взошли на гору, прошли сквозь облака, и теперь оставалось лишь спуститься. И тогда она окажется дома.

Глава 50

 Сделать закладку на этом месте книги

Едва они добрались до лагеря, располагавшегося по ту сторону гор Гханта, как начался дождь.

Воцарилось молчание, полное невысказанных слов. Они проделывали все это столько раз – беседовали, дрались, строили вместе планы, – что в словах не было нужды.

Муссон просочился в их кровь: его мелодия, гармония, удары капель. Путники устремились сквозь топкую и чавкающую грязь тропы, скользя по ней, словно змеи.

Эша первой торила дорогу, уклоняясь от низко нависших ветвей – благодаря маленькому росту и скорости она была идеальным разведчиком. Харун и Бханду шлепали посредине, а близнецы замыкали цепочку, держа наготове одинаковые длинные луки со стрелами уже на тетиве. Они были словно две створки ворот крепости, которые работают будто единое целое.

Наконец группа вышла из леса, и Эша остановилась – ее захлестнула волна эмоций при виде города.

Матхур в сумерках был великолепен: изысканная картина на фоне суровой первобытности гор Гханта и ярко-зеленых джунглей у их подножия.

В центре города стоял высокий дворец из белого мрамора, который окружали причудливые здания из песчаника. На востоке река струилась через Матхур, деля его надвое. С самого основания город окружала и защищала сама природа. К западу виднелись врезавшиеся в низкие утесы гор крепостные укрепления, к востоку – башни, возвышавшиеся над густым лесным пологом.

Звезды усеивали небо, точно драгоценные камни – ножны, нежный лунный свет озарял окрестности, подчеркивая силуэт города и выделяя пики Айфорского кряжа вдали.

Это был ее дом. За него она сражалась.

По пути им не встретились патрули мятежников. Да и пограничники не рыскали поблизости. Надо бы поговорить с Харуном позже – похоже, данные Таны оказались верными.

Но сейчас Эша любовалась городом.

Харун приблизился сзади. Она поняла, кто это, даже не глядя – аромат его любимого миндального масла донесся до нее первым. Его тепло в этот миг было желанным.

– Прекрасен, не так ли?

Эша кивнула.

– Добро пожаловать домой, – мягко произнес он, кладя мозолистую ладонь на ее плечо.

Она улыбнулась, делая вдох.

Глава 51

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал ощутил прохладу на висках – ту самую, которой ему так не хватало.

Внутри он пылал. Каждая клеточка, каждая косточка тела болели и пекли с бесконечной мучительной силой.

Из пересохшей глотки вырвался похожий на слова скрежет. Неужели он просил еще?

Но прохлада исчезла.

Появился ореол света.

Нет, человек. Нежные руки. Они помогали бороться с приливом жара в теле. Краем глаза Кунал различил пурпурное пятно.

Его ладони окрасились пурпуром, какой-то смесью, бродившей в крови. Он смутно вспомнил то слово – «яд».

Гадюка.

Эша.

Одно и то же. Они отравили его. В этом все дело? Мысли появлялись и пропадали, к этим осколкам добавились капельки злобы и боли.

Он находился в темной, сырой подземной тюрьме. Стены и пол были прохладными, а он лежал на них. И не знал, как долго это длилось.

Прохладные руки подняли Кунала.

Они приоткрыли ему рот, и благословенно холодная жидкость полилась в раскаленную печь, которую сейчас представляло собой его горло. Он сглотнул и захотел еще. Однако больше ему не дали.

– Понемножку, Кунал.

Голос звучал ласково и спокойно.

Он попытался заговорить, сказать: «Нет, принеси еще, не уходи, хочу еще, останься…» Но с губ не сорвалось ни звука.

Ореол приблизился, и Кунал протянул руку. Теплая мягкая кожа. Свет ахнул, так тихо, почти неразличимо, что лишь усилившиеся от лихорадки чувства помогли воспринять звук.

Она дотронулась до него, погладила пальцами его скулы, провела ими вдоль челюсти.

Его зрение отчасти прояснилось, туман рассеялся.

Эша согнулась перед ним, окуная тонкую ткань в маленькую металлическую миску с жидкостью. Она ее выжала и повернулась к Куналу, однако он отпрянул и рванулся назад, прочь от девушки.

Он злился на нее и не знал, почему.

В ее глазах вспыхнула боль.

Она отозвалась и в нем – острым уколом в левом боку. Что она натворила?

Туман вновь сгустился угрожающим вихрем, овладевая всеми чувствами и превращая Кунала в огонь и дым. Он не хотел терять сознание. Потянулся к ней.

Последним, что Кунал увидел, стало ее лицо.

Глава 52

 Сделать закладку на этом месте книги

Превращение произошло так быстро, что Эша опомниться не успела – все мысли были заняты тем, как смотрел на нее Кунал, едва придя в себя. Сколько же ненависти пылало в его глазах!

Неужели он в самом деле чувствовал к ней именно это, отбросив притворство? Винил ее за случившееся? За плен, за яд.

Но выбор-то был не ее.

Процесс преображения был ужасен: когти нацелились на Эшу, кожа Кунала разорвалась на спине. Он снова стал человеком, потом – птицей, и все повторялось, молниеносно, будто его тело не понимало, в какую форму облечь пульсирующую в крови боль.

Эша приблизилась насколько могла, чтобы не попасть под его атаку. Она мягко и медленно нашептывала ему истории детства, вытягивая вперед руку.

Он перестал меняться из одного тела в другое подобно мерцающему пламени свечи и успокоился одновременно с Эшей. Когда Кунал стал человеком окончательно, боль в ее груди ослабла.

Она покачала головой. Солдат. Ее лимонный мальчик. Самьядский принц.

Не важно, что он не мог занять престол или провести обряд уз, как не мог и Вардаан. Хотя в его жилах текла кровь Самьядов, он не был женщиной, а ритуал требовал именно женщины Самьяд и мужчины Химьяд. Королевы и короля.

Он будет принцем по названию – и от него только это и останется. Все в ней запротестовало при мысли о том, что поимка Кунала может означать для мятежников. Существовала ли вероятность, что Кунал способен отложить гибель земель на время, достаточное для розыска Рехи?

Она не являлась ученой, а дары богов по природе были дикими, непредсказуемыми, как морские волны. Однако время истекало.

До зимнего солнцестояния и последнего возрождающего ритуала оставалось только четыре луны.

Ученые не пришли к единому выводу, но существовал шанс, что его кровь способна удержать прилив разрушения. Не много – но лучше, чем ничего.

Имеет ли она право просить Кунала об этом? Уничтожить его мечты о спокойном будущем? Если Кунал поможет мятежникам, то ему, скорее всего, придется с ними попрощаться.

Эша вновь отжала ткань и положила ее на голову Кунала.

Она поставила преданность другу детства превыше всего остального.

Так что лучше бы ему выжить.

Глава 53

 Сделать закладку на этом месте книги

Он все еще пылал, но не так яростно, боль, терзавшая тело, ослабла.

Сознание Кунала прояснилось: оказывается, он находился уже не в подземелье. Его окружали волны шелковых красно-золотистых простыней, и он нежился в большой кровати с вырезанными на столбиках золотыми львами, которые уставились на него сверху.

Пурпурный туман до сих пор пятнал разум, заволакивая мысли и воспоминания. Каждый дюйм тела болел так, словно кто-то с садистской точностью воткнул туда лезвие, а по огню в глотке и груди Куналу стало ясно – еда в нем не задерживалась.

Все, на что он был способен, – это слегка повернуть голову набок.

Вполне достаточно, чтобы рассмотреть источник шума. Кунал точно знал, что звуки ему не почудились.

Он напряг зрение, чтобы рассмотреть комнату, где стояли две зыбкие фигуры. Их речи были резкими, полными ярости и раздражения.

Гневные голоса приблизились.

– Ты сказал, что это слабый яд, Харун. И солгал мне!

– Ты стала непредсказуемой. Мне нужно было вытащить тебя оттуда, иначе мы бы спорили до тех пор, пока ливень не обрушился бы на наши головы.

– И ты засунул его в подземелье. Он горел от жара и корчился от боли, когда я его нашла. Ты отравил его вытяжкой из ночной розы.

Похоже на голос Эши. Низкий, опасный. Другая фигура вдруг отпрянула, точно ее оттолкнули.

– А теперь ты притащила его сюда, в один из моих личных покоев. Мне плевать, что он – перевербованный агент, пока не докажет свою ценность – он никто. Он жив только благодаря твоей милости и тем возможным тайнам, которые могут быть в его голове. Джансанский вояка, с которым обращаются, как с принцем, – выплюнул ядовито мужской голос. – Они что, мало для нас сделали? Подумай о Сандаре.

– Если бы я не вытащила его оттуда и не распорядилась дать антидот в правильной дозе, его бы парализовало.

– И что? – Что-то подсказывало Куналу, что мужчина говорил неправду. В его тоне поубавилось уверенности. – Какая тебе разница, сможет он ходить или нет? Эша, я бы дал тебе все, что тебе нужно, но ты хоть понимаешь, как выглядит твоя забота?

Шипение. Угроза.

– Плевала я на то, как это выглядит. Ты был неправ, Харун. Ты обещал мне. И нарушил свое слово. Либо ты доверяешь мне, либо нет. Не пытайся сесть на два стула сразу.

– Тогда не подрывай мой авторитет, – рыкнул мужчина.

– Не старайся меня контролировать. Я рискую жизнью во время миссий, подчищаю за тобой ошибки, забочусь о том, чтобы у нас были покровители… что еще тебе от меня нужно?

В ее словах Кунал услышал боль. Он попробовал заговорить, дотянуться до нее. Ему тоже стало больно.

Фигуры приникли друг к другу, та, что повыше, сжала маленькую в объятиях.

Кунал снова попытался сосредоточиться, все рассмотреть.

Меньшая фигура – Эша? – дернула головой.

Она напоминала кого-то, кто причинил ему боль, однако он желал ей счастья. Он не знал, почему. Кем она была?

– Ты слышал?

– Нет, Эша…

Она молниеносно очутилась рядом с Куналом и положила прохладную руку на его лоб.

Он попробовал что-то сказать, но туман сгустился, и Эша исчезла в его клубах.


* * *

Когда Кунал очнулся в третий раз, сознание почти очистилось, и ясность длилась дольше.

Он ослаб, но жар пропал. Голова слабо ныла, в ушах что-то ритмично скрежетало, и он смог поднять руку и ущипнуть переносицу, чтобы все стихло.

Комната была по-королевски украшена великолепными гобеленами из шелка и золота. Стены сложили из серого гранита, а куполообразный мраморный потолок придавал помещению сходство с пещерой.

Последнее, что Кунал мог припомнить, – лес, стрела в руке. И Эша, которая выдала его мятежникам. Если все произошло именно так, отчего его не убили?

Он приподнялся на локтях. В углу, на большом парчовом шезлонге, свернулась клубком маленькая фигура. Эша в толстом красном одеяле.

– Она провела здесь много дней.

Кунал резко повернул голову и поморщился от мгновенной вспышки боли. Он сразу же дотянулся до шеи, чтобы ее растереть. Силач, который тогда пригвоздил его к земле, сидел возле кровати и длинными скользящими движениями затачивал на камне изогнутый клинок.

Так вот откуда скрежет. Кунал потер щеки, ладони оцарапались о недавно подстриженную бородку.

– Не знаю, что в тебе такого особенного и почему она так стремится сохранить тебе жизнь. Я лично – за то, чтобы тебя прикончить. – Парень ухмыльнулся Куналу. – Хотя ты вроде бы способен дать жару в схватке. Ты тренировался в Крепости? Большие бои – булава, дротики? Стрельба по мишеням из лука?

Кунал так растерялся, что смог только кивнуть.

Эша провела здесь много дней?

– Я ненавижу короля-самозванца и вас, вояк из Крепости. И уж совсем не выношу любого, кто считает самозванца кем-то, кроме дерьмовой кучи мусора, – продолжил парень.

Кунал сконцентрировался на его внешности – любопытные черты, цепкие глаза на широком лице. Из него вышел бы отличный солдат. Парень был крепко скроен, с толстой шеей и могучими руками.

– Эй, ты что, глазки мне строишь? Жаль это говорить, но вояки из Крепости никогда меня не интересовали. Но если тебе любопытно – да, я могу сломать тебе шею вот этими руками. Я в команде самый сильный – это я тебя сюда притащил.

Куналу послышалось, что парень пробормотал: «Хоть и не знаю почему».

Силач пощелкал пальцами у Кунала перед носом.

– Ты разговаривать умеешь?

Кунал кое-как попробовал рассеять вихрь мыслей, в котором чуть не утонул.

– Да.

Звук получился ужасный – будто мелом процарапали сначала по наждаку, затем по металлу. Кунал решил задать вопрос.

Паренек выглядел довольно-таки словоохотливым. Может, получится завязать с ним дружбу, несмотря на заявления о ненависти.

– Как долго я лежал без сознания? – Кунал все тщательно обдумал. – И почему я здесь?

Парень поднял бровь.

– Сам хотел бы знать. Твой приятель, солдат, все еще в подземелье. Но я в это не полезу. Не хочу соваться в драку между Эшей и Харуном.

Кунала интересовало иное: отчего его поместили в эту комнату, а не в темницу. Но услышанные крупицы сведений он решил приберечь, чтобы обдумать потом. Харун? Это имя Кунал уже слышал, и оно зацепило память, как фальшивая нота в песне.

Парень продолжал болтать.

– Могу сказать, что ты провалялся почти неделю.

При этих словах Кунал вздрогнул. Неделю. Неделя его жизни исчезла, просто испарилась.

– Эй, солдатик со странными гляделками.

– Они не странные, – рявкнул Кунал.

Парень ухмыльнулся, будто Кунал начал ему нравиться.

– Ты похож на кота, желтоглазик. Кошачьи глазки. Вот как мы называем таких людей в Дхарке.

Кунал потряс головой, думая, что прозвище могло бы быть и хуже. Гораздо.

– Что ж, кошачьи глазки, хватит так злобно таращиться на Эшу. Если бы она не дралась за тебя, мы бы бросили тебя, как дохлую кучку костей. Можешь обижаться, но, если бы Эша не сказала, что ты солдат, ты бы уже гнил в лесу.

Вопреки собственной злости и обиде Кунал понял, что здоровяк прав. Но, как бы логично и убедительно это ни звучало, успокоиться Кунал все равно не мог. Он вскинул голову, снова потирая лоб.

Парень уставился на него, откровенность и ухмылки куда-то делись, словно он старался раскрыть тайну Кунала.

Самому Куналу тоже бы этого хотелось.

Глава 54

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал очнулся от беспокойного сна, где его обвивала змея с угрожающе-прекрасными ореховыми глазами.

В прошлый раз, просыпаясь, он слышал смутные звуки вдали, тихие слова, мягкое шарканье ног. Но сейчас вокруг царила тишина.

Он сел, преодолевая сопротивление стонущих мускулов, и потер глаза.

Похоже, сегодня первый день без лихорадки. Мускулы все еще напоминали ноющую массу спутанных нервов и тканей, однако жар спал. В благодарность Кунал мог бы опуститься на колени и расцеловать пол.

Он осторожно спрыгнул с кровати и попытался встать прямо. Пол был твердым, но вот ноги задрожали, и Кунал тяжело осел обратно на простыни. Он моргнул, ощущая, как боль снова простреливает спину, точно кто-то разрезал его пополам.

Боль настолько отличалась от мук лихорадки, перенесенной за последнюю неделю, что Кунал извернулся и нащупал пальцами свои лопатки. По коже шли извилистые порезы.

Он замер, пальцы остановились. Сердце зашлось от ужаса, ибо память быстро вернулась.

Он превратился в орла. Там, в лесу.

Насколько он понял, порезы смазали целебным бальзамом.

Это наверняка сделала Эша. Будь на ее месте кто-то другой, его вернули бы в подземелье. Она сохранила секрет Кунала, исцелила его раны. По его телу разлилось тепло. Он не мог вспомнить, когда в последний раз с момента прибытия в Крепость с ним обращались столь ласково.

Волна любви к Эше поднялась внутри его сердца – к доброте, скрытой за маской, к девочке за обликом Гадюки. Нужно найти способ отблагодарить ее за спасение – уже сторицей.

Кунал до сих пор не мог ясно осознать все, что с ним произошло. Он – в городе мятежников. Он – меняющий форму, потомок королевского рода.

Его мать была принцессой из рода Самьяд. Он всю жизнь верил, что она всего лишь незначительная придворная дама. Его спальня не была похожа на спальню принца, ни золота, ни драгоценностей. Он жил простой жизнью, окруженный любовью мамы и няни.

Как же он мог догадаться, будучи ребенком?

А его дядя? Кунал вспомнил слова Эши: Сету Хотха солгал, чтобы защитить его. Что бы генерал ни натворил, он на самом деле укрыл Кунала и подарил ему новую жизнь.

Но он также лгал Куналу насчет дикой силы в его крови и ломал его, требуя постоянного контроля. Потребуется немало времени, чтобы распутать клубок чувств по отношению к дяде.

Но впервые за много лет он чувствовал себя свободным.

До тех пор, пока не осознал, что заперт в королевском дворце Матхура, на чужой земле. И контроль понадобится ему больше, чем когда бы то ни было.

Кунал не был готов раскрыть свою личность сейчас, когда только-только начал ее понимать.

И что стряслось с Ракешем? Парнишка сообщил, что сослуживец брошен в подземелье, вот и все. Здесь нужно соблюдать осторожность. Глубокий вдох помог собраться с мыслями, и Кунал огляделся, чтобы понять планировку помещения.

Он снова попытался встать, тяжело опираясь на золоченый столбик кровати. Постепенно силы вернулись, и взгляд упал на пакет, брошенный на соседний шезлонг.

Тускло-коричневая бумага с темно-алыми лентами. Когда Кунал притронулся к пакету, на кровать спорхнула записка.

«Солдат, эта одежда – для тебя. Когда вымоешься и переоденешься, стражники покажут тебе дорогу».

В конце стояла подпись наследного принца Дхарки.

Принц Дхарки. Солдаты в бараках называли его умным, ловким, всецело преданным своей стране. Король-отец не пускал принца в армию, как единственного наследника, но ходили слухи, что весь двор Матхура был у того в руках.

Куналу не хватало ясности ума, чтобы сообразить, что же принцу от него понадобилось.

Высоченные надменные стражники выстроились у двери в коридоре.

У каждого на боку был длинный лук, а с кушака свисал короткий меч для ближнего боя. На запястьях и предплечьях красовалась не одна, а три валайи – знак воинской касты в Дхарке.

Он вздохнул. В теле едва хватало сил, чтобы просто плестись вперед, не говоря уж о том, чтобы обдумывать какой угодно путь побега.

А теперь он узнал, что за ним следят.

Его охватил стыд, полностью деморализовав. Он позволил схватить себя, и этот факт колол точно заноза. Ошибка новичка, и долго же он будет вспоминать о ней со жгучим стыдом!

Какой солдат позволил бы себе так отвлечься на девчонку, что не расслышал приближения группы мятежников?

А сейчас же он очутился в самой прекрасной из тюрем среди людей, чьих солдат он убивал на поле брани.

Принц Дхарки ожидал Кунала.

Значит, ванна и новая одежда. Ладно.


* * *

Хотя на Кунала стражники глядели прохладно, друг с другом они общались весело, дружелюбно, то и дело подшучивая.

Куналу стало нехорошо. Он находился в месте, где навеки останется «чужим», где не было ни единого шанса слиться с толпой.

Все как в раннем детстве, когда его швырнули прямо в пасть Крепости.

Крепость осталась так далеко позади… Кунал не мог не заметить, что солдаты общаются друг с другом и своим офицером открыто и весело. Единственным человеком, на кого они смотрели недобро, был Кунал. Ясно, что эти люди уважали и даже заботились о товарищах.

Кунал вспомнил слова парня о том, что Эша заступилась за него и спасла, но не удержался: в горле заклокотало возмущение.

Это был ее дом.

У нее был дом. Такой, в котором есть милые люди и заветные воспоминания.

Он не мог вспомнить деталей прошедшей недели, только обрывки – о команде, которая пришла за Эшей. Там звучали шутки, смех, проявлялась настоящая любовь. От этого Кунал яростно затосковал по Алоку и Лакшу.

Кроме этих двоих, никто в Крепости не позаботился бы прийти к нему на помощь, разве что по приказу.

Руководство Крепости не верило в принцип «один за всех, все за одного» – если ты терялся или попадал в плен, то был предоставлен самому себе.

Не будет никакой спасательной миссии по вызволению его и Ракеша.

Он злился то на Эшу, то на себя, полный досады и в то же время – благодарности просто за то, что оказался тут, остался в живых. Он вновь был обязан Эше за избавление, за заботу о нем в тот миг, когда превратился в птицу. За сохранность его тайны. Он одновременно жаждал и поблагодарить ее, и наорать – из-за злости, что у него вообще были тайны, которые он должен скрывать.

Бурлящий котел противоречащих друг другу чувств, если не сказать больше.

Кунал под охраной медленно шел по анфиладе залов с мраморными сводами – коралловый, цвета индиго, пурпурный, – где все сверкало благодаря ярко вытканным гобеленам и драгоценным мозаикам. Все в этом дворце было величественным и пышным. И все-таки обстановка дышала теплом, словно бы приглашая гостя уснуть на лоне роскоши, среди сладких сказаний прошлого.

На каждом гобелене виднелась одна из легенд дхарканской истории – пахтанье океана для сотворения Южных земель, коронация первого короля Дхарки, Нарана. Его учителя сострадания, его созидание натаки[13] – смеси драмы и танца, а также рождение пяти благородных домов Дхарки. Все это было изображено на стенах, и сам дворец представлял живую, дышащую историю.

Кунал мог бы потеряться, расхаживая среди этих комнат, впитывая прелесть каждой из них. Один из стражников буркнул, что Куналу предстоит встреча с принцем. Теперь они убыстрили шаг, и Кунал изо всех сил старался не отставать, гадая, что будет, если он рухнет позади.

Сейчас с ним обращались как с гостем, и это тревожило Кунала больше, чем если бы его заковали в цепи. В таком случае он хотя бы знал, как себя вести.

Кунал терпеть не мог пребывания на чужой территории без четкого плана действий, без фактов, которые можно проанализировать.

Стражники резко свернули в крыло, которое оказалось еще более роскошным – блестящие камни украшали даже пол. Кунал бы никогда не подумал, что такое возможно.

Внезапно его пронзило воспоминание: розово-золотая гранитная комната в старом дворце. Мама пела там для него, рассказывала истории о храбрейших воинах Джансы.

Каждый дюйм этого крыла был покрыт искусно вырезанными каменными плитами и мозаиками. Один из стражников вдруг обернулся к нему и раздраженно помахал пальцем. Кунал даже не понял, что замедлил шаг, увлекшись зрелищем. Он пошел быстрее, стягивая концы накинутой на плечи уттарьи.

Наряд, который ему дали, был великолепен – золотисто-белая уттарья из тончайшего шелка, украшенный камнями кушак и шелковые дхоти самого сверкающего небесно-голубого оттенка. Когда они вошли в следующий зал, он занервничал и стал теребить золотую кайму уттарьи.

Теперь его наряд уже не казался неуместно роскошным.

Зал, в который он попал, ослеплял красками.

Яркие полосы шелка и золотой кисеи свисали с потолка, пересекаясь, развеваясь, мерцая искрами драгоценных камней. Помещение заполняли мужчины и женщины в грандиозных нарядах, соперничавших с его собственным.

Шелка самого насыщенного пурпурного и алого цветов, жемчуга с Дальних островов, изумруды из пещер Дхарки, потоки золотых украшений – все было выставлено на всеобщее обозрение. Некоторые из женщин воткнули в волосы павлиньи перья; другие обзавелись изумительно заплетенными или завитыми прическами. Даже на мужчинах был отблеск этого сияния, поскольку они носили вытканные золотом уттарьи, а их сандалии и рукоятки кинжалов густо усеивали драгоценные камни.

Придворные болтали друг с другом, точно попугаи в ярко расписанном вольере. Их взгляды были устремлены в сторону двери справа, скромной по сравнению с прочей обстановкой.

Ряды кресел стояли по всему залу, и Кунал прикусил губу, гадая, что же теперь случится


убрать рекламу






. Он не думал, что обычно пленных солдат приветствовали таким образом.

Нет, ему передавали ясное послание.

Кунал это понимал, ибо сомневался, что принц Дхарки делает что-либо без причины. А вот что Кунала на самом деле интересовало – откуда принц вообще узнал, кто он такой.

Его вытащили из темницы и разместили в прелестной спальне дворца – а значит, принц знал Эшу и мятежников. Никого из той группы, кроме силача, Кунал не видел с тех пор, как был в джунглях.

Он двинулся в глубь комнаты и прошел вдоль левого ряда кресел так далеко, как смог. Он оставался неподалеку от двери, единственного четко видимого выхода, – привычка, выработавшаяся годами тренировок. Стражники, обступившие дверь, заметили его перемещения, но не остановили.

Тишина воцарилась в толпе, такая глубокая, что можно было бы услышать шорох шелковой туфельки.

Толпа выдохнула, как единое целое, когда слева появилась фигура человека. После секундной заминки Кунал вгляделся снова, но и тогда увидел то же самое.

Этот парнишка – нет, молодой мужчина, один из группы, прибывшей на поляну к Эше, – вступил в комнату, и все, кто в ней находился, немедленно склонились ниц. Его наряд напоминал тот, что был на Кунале, но выглядел более пышным: каждый дюйм изукрашен золотыми нитями, по всему телу – золотые украшения.

Кунал наконец все понял, изобразил поклон и сложил вместе ладони, как сделали остальные. Разум его бушевал.

Этот мужчина – принц? Мятежник, который его отравил? Такие вести могли изменить их взаимоотношения с Лунными клинками. Он понимал, отчего все скрыли. Если наружу просочится хоть намек на участие наследного принца Дхарки, единственного выжившего ребенка короля Махира, в движении мятежников – жизнь принца окажется на кону. Кроме того, перемирие станет невозможным.

Такие сведения стали бы ценнейшим стратегическим подспорьем для джансанской армии.

А он не был уверен, что выдаст их.

Дхарканцы перестали казаться безликими врагами.

До сего дня он жил в идеальном лицемерии – любил дхарканскую кухню, культуру, музыку и скрывал это, зато воевал, открыто убивая дхарканских солдат. Он более не мог примирить того лицемера с человеком, которым стал сейчас.

Громкий шепот оторвал Кунала от раздумий.

Из двери, располагавшейся справа, появилась женщина. На ней была короткая изумрудная блуза, вышитая золотым бисером, а длинный, многослойный золотой пояс обвивался вокруг бедер, подчеркивая изгибы. Ручные браслеты сверкали благодаря изумрудам и бриллиантам, как и ожерелье-ошейник.

Ее шаровары привлекли внимание Кунала. Полосатые манжеты дхоти доходили до середины икр и были украшены вышивкой – он не смог распознать узор. Дхоти развевались во время движения, и все ее жесты напоминали чувственную песню.

На ней была маска из золотой филиграни с зелеными краями, волосы туго заплетены и уложены сзади короной, а сверху покрыты длинной уттарьей из газа с золотой отделкой.

Когда она ступила вперед, гости затаили дыхание, и женщина встретила взгляды с улыбкой. Шествуя по комнате, она награждала благородных зрителей шелестом одежд, подобным поцелуям любовницы.

Кем бы женщина ни была, она знала, как захватить внимание публики.

Если дхарканцы именно так приветствовали гостей, неудивительно, что здесь собралась толпа. Но Кунал знал – нужно смотреть глубже. Почему он был здесь, почему сейчас? Очаровательные придворные находились тут по определенной причине. Так отчего ему позволили стать свидетелем этого зрелища?

Музыка вначале зазвучала как первые раскаты грома, низко и мягко, но потом обрела могущественный ритм. Бой барабанов отдавался эхом в углах комнаты, и женщина волнообразно качнулась, подчиняясь ритму и гармонии.

Вот теперь Куналу захотелось отвернуться – он действительно узнал ее.

Треск разорвал тишину, и глаза Кунала расширились, ибо Эша взмахнула мечом в воздухе, точно легкой ленточкой. Она избегала соприкосновения с тонким кончиком меча, вращаясь и танцуя по всей комнате, и быстрые звуки ситара[14] подчеркивали каждое ее движение.

Ритм барабанов участился в неистовстве, и ее движения убыстрились. Она развернула второй меч-плеть, включая его в свой опасный танец. Это был спектакль силы, грации и смерти.

Кунал не мог оторвать от нее взгляда, и не только потому, что это была Эша.

Ему не нужно было видеть ее глаза, он понимал язык ее тела. Оно разговаривало, как и сама девушка, уклончиво и дразняще, но при этом искусно.

Кунал не осознавал, что шагнул вперед, пока один из стражников не кинул на него угрожающий взгляд. Он отпрянул и положил руки на спинку кресла.

Женщина в кресле раздраженно обернулась.

Кунал отвлекся на нее, и тут все вокруг заахали. Когда Кунал поднял голову, то стиснул спинку кресла сильнее, до белизны костяшек.

В конце комнаты Эша – вихрь шелка, воплощение мастерства – щелчками мечей отбивала летевшие в нее ножи.

Это было поразительное зрелище, но его взгляд метнулся к принцу, и в груди медленно заклокотала ярость.

Принц рассматривал Кунала. Он наблюдал за ним, наблюдал за Эшей.

Так вот в чем суть его игры.

Ноздри Кунала раздулись. Он не опустил взгляда.

Принц хотел, чтобы Кунал стал свидетелем этого представления. Увидел, как она входит в образ смертоубийственной Гадюки, окруженной обожающими поклонниками. Кунал мог назвать лишь одну причину такого поведения принца – тот стремился напугать его либо пригрозить.

Почему? Почему он стал важен? Какую опасность он представлял в чужом городе – без друзей, без оружия и без поддержки армии?

Кунал не мог не обернуться на аплодисменты, высматривая сквозь толпу зрителей силуэт Эши.

Она триумфально подняла меч-плеть, у ее ног на полу сверкали кинжалы. Но Кунал не мог разглядеть выражения ее глаз в маске, хотя сейчас ему это казалось самым важным в мире.

Хлопки стихли, и Эша склонилась в низком поклоне. Ее колени согнулись и почти коснулись полированного каменного пола, а ладони соединились. Она послала воздушные поцелуи толпе, жадно следившей за каждым шагом ее ног в кожаных сандалиях к трону принца.

Принц наблюдал за ней, неподвижно восседая на золотом троне с высокой спинкой. Преодолев скользящим шагом ступени помоста, Эша встала с ним рядом и опустила руку на подлокотник трона.

Они выглядели словно пара свирепых хищников. Принц и его Гадюка.

Но что-то беспокоило Кунала – он пока еще не мог понять, зачем собрали придворных.

– Всем добро пожаловать. Начну с благодарностей за присутствие нашего милостивого почетного гостя – самой Гадюки. Некоторые из вас буквально умоляли меня в течение нескольких лун пригласить ее на наши встречи. И наконец я ее убедил – похоже, она также верит в наше дело. Кто бы мог подумать? – Он слегка хохотнул, и вся комната подхватила смешок. Уклончивая усмешка на лице Эши не изменилась.

– И я благодарю всех вас за то, что пришли. Все-таки напомню: это наш секрет, – заметил принц. – Если отец узнает, что я собираю деньги для Клинков, мы все попадем в беду. Вы знаете, как он относится к моим разнообразным планам. Хотя я и правда думаю, что павлиний фонтан – это превосходная идея. – Несколько молодых придворных фыркнули, и принц им подмигнул.

– Итак, давайте сохраним этот секрет. – Он улыбнулся, и его и без того эффектное лицо засияло, как солнце после грозы. – А если он выйдет наружу, скажем так, я буду точно знать, кого именно искать. Или отправлю нашего друга в погоню.

Та же улыбка озаряла лицо принца, но теперь она приобрела остроту бритвы.

Стражники действительно приблизились или это взыграло воображение Кунала? Он шагнул вперед, заметив, что многие придворные выпрямились в креслах.

– Но давайте поговорим о том, ради чего собрались. Сейчас самое время сделать все, чтобы свергнуть короля-самозванца и вернуть равновесие – перемирие пока что свежо.

Кунал мог бы поклясться, что принц, произнося эти слова, бросил взгляд на него.

– Король-самозванец Джансы, Вардаан. Брат нашего дорогого короля – и мой дядя. Он силой взял корону, разрушив естественный порядок вещей. Наши братья и сестры по ту сторону гор страдают от неурожая. Земля сухая, узы с рекой нарушены. – Голос принца усилился, стал приказным. – Не думайте, что Вардаан остановится на Джансе. Он не просто хочет наши плодородные земли, скоро он будет вынужден попытаться их завоевать. Но мы не позволим!

Он встал, призывно вытянув руки.

– Помогите Клинкам, внесите свою лепту! Вместе мы защитим наши земли, вернем права законному наследнику и отыщем мою сестру, потерянную принцессу!

Кунал заметил, как по лицу сидевшей впереди женщины, которая раньше наградила его недовольным взглядом, скатилась слезинка.

Щит Солнечной девы, а он хорош.

И теперь до Кунала дошло. Это был гениальный ход – найти благотворителей среди аристократов и купцов, которые многого лишились после закрытия границы, в том числе любимых путешествий и торговли. Некоторые из них могли быть столь же преданными своей стране, какими они все выглядели сейчас, и эта речь только укрепит их чувства.

Хотя разве он вправе рассуждать о преданности?

А сестра… Принцесса Реха приходится ему кузиной, не так ли? Ее матерью была покойная королева Гаури, его тетка.

Мысль его поразила. Он пытался не думать о том факте, что принц также является его кузеном. От такого его попросту тошнило.

Он повернулся, чтобы видеть Эшу, и осознал, что незаметно сам для себя подбирается все ближе к ней. Когда принц говорил, ее подбородок, не прикрытый маской, поднялся, но она не шевельнулась.

– …и мы осуществим это. Тем более что в нашем гнезде есть Гадюка.

Принц обвил рукой Эшу и притянул к себе, в позе столь интимной, что не оставалось никаких сомнений в том, на что он намекал.

Глаза Эши метнулись к Куналу. В них вспыхнула ярость, едва различимая под маской, однако руки принца держали ее на месте, и искра исчезла так же быстро, как и появилась.

А тихий огонь, который зажегся внутри Кунала, вернулся с новой силой. И тут присутствовало… да было ли что-то между Эшей и принцем?

Кунал потер глаза. Он превратился в кипящий котел злости и смущения. Ничто не имело смысла, и больше чего-либо другого он хотел вернуть те моменты в джунглях, когда они с Эшей были только вдвоем.

Он хотел бы вечно быть с ней вдвоем.

Эша, пока принц держал ее и перебирал пальцами змеиные браслеты на голых руках, медленно растянула губы в улыбке, но пальцами вцепилась в подлокотник, и в глазах горела жажда убийства, очень подходящая к образу Гадюки.

Принц бросил на нее быстрый взгляд, и Кунал понял – он все уловил.

Его не стоило недооценивать. Не просто умный аристократ, но умный интриган, а это делало его бесконечно более опасным.

– …а после генерала – Вардаан, – закончил принц.

Комната взорвалась шумом, взволнованные аристократы говорили все громче. В этом гвалте больше никто не следил за принцем, все отвлеклись на яства на длинном столе, который возник будто сам собой в центре зала. Слуги, закончив сервировку, снова исчезли из виду.

Но Кунал не отрывал от пары глаз.

Эша стегнула принца по пальцам, и он, дернувшись, убрал руку. Улыбка сползла с ее лица, и Эша устремилась к выходу бурей шелка и гнева, оставляя позади пустоту.

Кунал рванулся следом за девушкой, а стражники следом за ним, и он раздраженно оглянулся, слепо нашаривая несуществующее оружие.

Принц остановил стражников взмахом руки и скрестил взгляд со взглядом Кунала.

– Я бы оставил ее в покое, – обронил он.

У Кунала перед глазами все плыло от бешенства, и оно сделало его безрассудным.

– Это не на меня она злится, – отрезал Кунал.

Принц изумленно поднял брови, на самом деле едва заметно, но Кунал понял, что удар Эши ему не померещился.

Принц пожал плечами и двинулся прочь, тем же жестом велев стражникам остаться на месте.

Кунал ринулся мимо них и принца в наружный коридор.

Глава 55

 Сделать закладку на этом месте книги

Он нагнал Эшу и ворвался в ее комнату, игнорируя четкое послание в виде закрытой двери.

Эша сидела в углу, обхватив ладонями голову, уттарья валялась на полу.

В сердце Кунала что-то перевернулось. Он хотел обвинить ее за перенесенную в прошедшую неделю боль, за потерю свободы, однако именно он принял все решения, которые привели его во вражеский стан.

И он видел: жизнь Эши не принадлежала ей полностью. Ей был нужен кто-то точно так же, как ему в прошлом – и сейчас. И она спасла его. Теперь он понял смысл предупреждения принца.

Эша спасла его, и принц был этим крайне недоволен.

Он вошел и захлопнул за собой дверь.

Скрип выдал его присутствие, и Эша вскинула голову. Ее рот превратился в мрачную линию.

– Ты не обязана это делать, – сказал он, приближаясь к ней. Медленно, чтобы не спугнуть. Кунал намеревался продолжить речь, дать объяснение, но она вскочила и начала лихорадочно двигаться, хватая заколотые волосы и одежду. Очевидно, она поняла его достаточно хорошо.

– Что ты знаешь? Королевский род Химьядов приютил меня, когда я все потеряла. Когда я превратилась в ничтожество, – ответила она безжизненным голосом.

– Ты не обязана отдавать им жизнь только потому, что однажды они тебя спасли.

– Разве?

Безнадежность вопроса заставила сжаться его горло и проникла глубоко в душу. Тот же вопрос, что он шептал самому себе снова и снова, будучи ребенком. Тот же вопрос, что привел его сюда, вынудил преследовать Эшу любой ценой.

Эша избегала его взгляда. Она вытаскивала шпильки из прически и швыряла их в серебряные чаши на туалетном столике. Потом грубо схватила тоненькую уттарью и кинула на кровать.

– Можешь продолжать третировать меня из-за жизни, которую не знаешь и никогда не поймешь, но прямо сию минуту не мог бы ты отвернуться, чтобы я стащила с себя эту треклятую одежду?

В голосе Эши звучал металл. Она стояла, развернув плечи и вскинув подбородок.

Кунал быстро отвернулся, пошатнувшись от резкого движения, и оказался лицом к лицу с большими гобеленами, украшавшими стены комнаты.

Он измерял наступившее молчание, подсчитывая вдохи и выдохи.

Звуки раздевающейся Эши – перезвон колокольчиков, клацанье украшений – стали тише, и наконец-то наступил покой.

– Все, что у меня оставалось, – тьма в сердце и ненависть, пропитавшая меня до мозга костей. Их семья взяла меня к себе после того, как твой генерал Хотха с солдатами убили моих родителей – Харун тогда тоже был ребенком, и все они страдали от утраты сестры и предательства дяди. Он и его родные увидели в том раненом ребенке нечто достойное спасения. Да, я была дочерью их посла, но то, что они сделали для меня, выходило за рамки простой доброты. Ты на моем месте не хотел бы отдать этим людям все? – спросила она мягким, полным боли голосом.

Она приблизилась и встала сзади. Кунал ощутил ее маленькие ласковые руки на спине. Он прикрыл глаза, отгоняя прочь воспоминания о том, как льнул к ней.

– Да, – сказал он просто. – И нет. Хотя к такому ответу я пришел недавно. Благодаря тебе. – Он глубоко вдохнул. – Дядя был таким человеком для меня. Он утаил мою личность, взял к себе незаконнорожденного племянника и вдохновил стать солдатом. Я считал, что обязан ему всем. Ты не единственная, кто лишился семьи во время переворота. – Он сделал паузу. – И он мертв. Человек, который был мне вместо отца.

Отголоски ярости вновь наполнили его душу, но после всего, через что прошел Кунал, они казались выхолощенными.

– Он был ужасным человеком… – тут же произнесла Эша, и ее ладошки соскользнули с его спины. Кунал прервал ее – обернулся, поймал за руки и притянул ближе. Сейчас на Эше было многоцветное сари с завязанным наспех кушаком.

Темные кудри падали ей на лицо, глаза ярко горели.

– Я никогда не утверждал, что он был хорошим человеком. Я сказал, что он был единственным отцом, которого я знал.

Кунал опустил голову. Вот она, давняя вина, слепое обожание, которое руководило столь многими из его поступков. Он пытался надеть эту старую броню, но она больше не подходила по размеру.

Она лишь углубила его печаль.

– Я его не убивала.

Он резко поднял голову.

– Не стоит шутить на такую тему.

– Я не шучу. Кунал, ты должен поверить мне.

– Я – тебе? Ты, Гадюка… – Он почти расхохотался, словно это была единственно возможная реакция.

– Я солгала раньше. – Она заторопилась, и смех исчез с его лица, он прислушался. – Не буду отрицать, что хотела убить, но, когда попала в его комнату, там уже кто-то побывал и оставил один из моих мечей. Я солгала, чтобы продлить иллюзию. Мне нужно было узнать, кто меня подставил, а если бы истинный убийца понял, что я его преследую, то мог бы спрятаться. И тогда я бы никогда не раскрыла его личность.

Возможно ли это? Он искал что-то, чтобы проклясть или простить ее, и ничего не нашел. А теперь, когда он принял все целиком, то получил ответы, которых жаждал.

Ирония богов в его судьбе.

Тяжесть, о которой он не ведал, упала с плеч. Может, он и связан с Эшей, но по крайней мере сейчас он способен смотреть на нее вне кровавых рамок прошлого. Больше никаких теней.

Все еще оглушенный новостями, он попытался успокоиться хоть немного.

– Это была не я… – снова начала Эша.

– Тогда кто?

Он хотел спросить, отчего она солгала, отчего не сказала ему с самого начала – но разве он поверил бы? Кто мог быть настолько безумным, чтобы убить генерала Крепости и затем повесить преступление на Гадюку?

– Я все еще пытаюсь это выяснить. Пока что не знаю.

Эша сделала шаг вперед и положила ладонь на его руку.

– Кунал. – Он взглянул на нее – глаза Эши пронзали насквозь. – Мне жаль. Боль от потери близкого всегда глубока несмотря ни на что.

Судя по хрипотце в ее голосе, извинения были искренними, и он знал, чего ей стоило их произнести. Ее слова сняли боль Кунала, как бальзам, нанесенный на гноящуюся рану вины и долга перед дядей, который он нарушил, защищая Эшу.

– Он сотворил из меня солдата. Он дал мне будущее. Но также разрушил прошлое, стер его настолько, что я уже не мог припомнить звук маминого голоса. Всегда чувствовал, что он терпит меня только благодаря мыслям о том, как он сделает из меня солдата. Он хотел сделать из меня истинного воина – не такого, как его брат. Может, он пытался спасти меня от участи пешки, о которой ты говорила. Может, дело в эгоизме. Я этого никогда не узнаю.

– Помню, у нее был дивный голос, – нежно сказала Эша.

Она взяла его ладонь в свои, сцепив свои мозолистые пальцы с его, такими же мозолистыми, и это казалось самой правильной вещью в мире.

– Помню отрывки песен, но он выбил из меня поэзию и оставил взамен холодную сталь. До сих пор не понимаю, когда я забыл мамин голос, – печально признался Кунал. – Но прошедшая луна, все те недели вытащили наружу годы воспоминаний, которые я похоронил глубоко внутри. Чувства и мысли, которые я игнорировал.

– Из-за меня? – спросила Эша, избегая его взгляда.

Кунал поколебался.

– Из-за твоего прихода в мою жизнь, да.

Он вздохнул, когда она приблизилась, и почуял аромат ее кудрей, щекотавших его нос.

Она отступила, глядя прямо Куналу в глаза.

– Предположим, я соглашусь с тобой – скажу, что не должна им. Но вдруг, несмотря на это, я еще хочу заниматься этим – быть Гадюкой? Что, если я рассматриваю это как свою обязанность? – Кунал не ответил, храня то же непроницаемое выражение лица. Она продолжала: – Я верю в то, что делаю, в возвращение баланса нашим землям. Когда я краду почту, срываю рейд, убиваю одного из врагов Дхарки, моя кровь поет, – заявила она. Теперь Эша не уклонялась от его взора. Она пожирала его глазами. – Все это приближает меня к уничтожению Вардаана и возмездию за семью. – Она на миг отвернулась, а потом снова пригвоздила его взглядом. – И ты, Кунал. Ты можешь помочь нам, если останешься…

Кунал замер и уставился на нее, не зная, что сказать.

Перед тем как он смог ответить, она обвила руками его шею и прижалась губами.

Кунал настолько поразился, что у него ушло несколько секунд на то, чтобы осознать: она, Эша, целует его.

Едва оправившись, он схватил ее в объятия. Он чувствовал, как горит предвкушением новых поцелуев, словно в них был ответ на все невысказанные вопросы.

И он жаждал большего. Он притягивал ее все ближе, пока между ними ничего не осталось, и хрустящий шелк ее сари смялся, как бумага.

Недели. Он желал этого неделями. Он вновь яростно впился в ее губы, его ладони скользнули по обнаженной полоске кожи у края блузки, а пальцы цеплялись за металлические крючки. Скоро они вместе упадут на кровать, и… Эша запустила пальцы ему в волосы, отчего по всему телу Кунала прошла дрожь. Он остановился, чтобы полюбоваться ею. Глаза Эши стали темными, голодными, и в этот миг он знал – Эша чувствует то же, что и он.

Он склонил голову, проводя губами по впадинке между ключиц… Ему вспомнился прошлый почти поцелуй в переулке.

И вдруг Эша оттолкнула его изо всех сил.

Она быстро пронеслась через комнату, увеличивая расстояние между ними как раз в тот момент, когда дверь распахнулась и в комнату вошла служанка. Девушка удивилась, увидев Кунала, но ничего не сказала и отвернулась от него, торопясь к Эше.

Кунал был почти рад помехе. У него не было ответа для Эши.

Он выскользнул за дверь, бросив последний взгляд на Эшу перед уходом. Она сидела за туалетным столиком, расчесывая волосы, твердо глядя в зеркало перед собой.

Их глаза встретились в серебристом стекле, и Кунал с трудом сглотнул, зная, что плотину прорвало.

Он не знал, способен ли каждый из них справиться с волной.


* * *

Она поцеловала Кунала, чтобы закрыть ему рот – до того, как он ляпнет что-то такое, чего уже не возьмешь назад. Разумеется, у него не было ответа для нее. Было глупо спрашивать, и она поняла это в ту же секунду, как увидела выражение нерешительности на лице Кунала.

У нее родился блестящий план с поцелуем.

И это была совершенно неверная тактика. С того момента Эша не могла выбросить его поцелуи из головы.

Эша кралась по гладкому полу в шелковых шлепанцах, стараясь не упасть. В этом распроклятом дворце шелк был лучшим выбором, чем кожа, которая повизгивала даже сильнее, чем тот солдат-поросенок. Но шелк скользил, и Харун во время их завтраков частенько ухмылялся, понимая, что новые синяки она набила во время ночной вылазки. Но она обучилась искусству шпионажа во дворце и заодно выяснила самый легкий путь в спальню Харуна.

Эша стиснула меч-плеть и стиснула зубы.

Она не забыла того, что случилось на представлении.

Эша поспешила по последнему коридору и толкнула маленькую дверку, чтобы открыть проход, который принц однажды указал ей. Она нырнула в темноту, ощупывая все руками до тех пор, пока не пришла к заостренному прямоугольному камню. После толчка открылась другая дверь, и Эша выскользнула наружу, отряхивая волосы и одежду.

Она туго натянула меч и размяла шею, подходя к гигантской кровати в углу комнаты. Чудовищная штука, по крайней мере именно это она всегда твердила Харуну. Кому нужна кровать, рассчитанная на троих?

Единственным его ответом всякий раз было подмигивание.

Она ступала, как ветерок, проигнорировав мягкое: «Эша?» За считаные мгновения она схватила принца, обвила меч вокруг его горла и приблизила губы к его уху.

– Ты мне не хозяин, Харун, и тебе не следует ласкать меня перед всем двором.

Она сжала меч туже, оставляя ровно столько пространства, сколько требовалось, чтобы Харун мог дышать и говорить, но едва-едва. Ей был важен ответ.

– И ты притащил Кунала. Ты притащил его, чтобы выбить меня из колеи во время представления и скомпрометировать. Ты бросил против меня крупные силы, Харун. Слишком опасная игра для начала. Предполагалось, что мы будем делать все это вместе. – Ее голос стал ледяным, как сталь, и она покачала головой.

Глаза Харуна потемнели от гнева.

– Если ты когда-нибудь выкинешь подобный трюк, я сделаю тебе больно, принц ты или нет, – закончила она, плотно сжав губы.

Он все глядел на нее, его взгляд стал глубже и согрел ее кровь. Губы Харуна скривила ухмылка.

– Нет, не сделаешь, – попытался выкашлять он.

Эша фыркнула.

– Клинки все равно пойдут за мной, даже без тебя. Так или иначе я им нравлюсь больше.

– Рад слышать, что ты об этом думала. Но дело в другом. – Он облизал губы. – Я нравлюсь тебе.

Она вскинула бровь при этих словах, но слегка отпустила меч, и показалась алая полоска поперек его глотки. Харун поднял руку и стал растирать место, где побывало оружие.

– Тебе нравится то, что я даю тебе почувствовать, – продолжал он. Она моргнула, стараясь не обращать внимания на разливающееся в животе тепло.

Проклятье. Похоже, ему было наплевать на удавку, до сих пор обвивавшую шею. Вероятно, ей стоит напомнить об этом снова.

Эша шевельнулась, чтобы это сделать, когда Харун вдруг обвил Эшу за талию и притянул к себе. К его горлу прижимался меч, а он прижимал Эшу, связывая их воедино. Веки его темных, опушенных густыми ресницами глаз потяжелели, и от взгляда Харуна ее бросило в жар и холод одновременно. Она на миг привычно прильнула к нему всем телом, а после отпрянула назад, к реальности.

Она пришла сюда потому, что злилась, бешено злилась на Харуна.

Раньше они решали конфликты именно так: драка, поцелуи, примирение, но на сей раз она себя контролировала.

Он не мог демонстрировать ей мощь и побеждать.

И ему нужно это осознать.

– Кажется, ты забыл, что я пришла сюда за извинениями. Ты почти разрушил репутацию Гадюки. Поклянись, что никогда больше такого не сделаешь, – сказала она звенящим от ярости голосом.

Харун застыл, уставившись на нее в упор. Наконец он вздохнул.

– Прости меня, – ответил он. Эша в ошеломлении ответила внимательным взглядом. – И я клянусь.

Она не могла припомнить, когда в последний раз Харун хоть у кого-либо просил прощения. Он рассматривал это как подрыв своего положения принца. Он брал на себя ответственность за все решения и терпел гнев от каждого члена группы мятежников, в то время как она в их дуэте оставалась незапятнанной любимицей Клинков.

Все это давило на него, но Харун сам избрал ношу, и неважно, сколько раз она спорила.

– Я обещаю, Эша. Клянусь, я такого не планировал. Но советник Джехек сказал… и потом я заметил их реакцию на нас, стоявших на помосте…

Харун запинался, но этого было мало, чтобы унять ее злость.

– Извлекай выгоду из собственной репутации, Харун. Кроме того, я ненавижу этого человека. Кажется, мы оба считали его скользкой жабой.

– Так и есть, но жаба с деньгами и связями. – Харун вздохнул, и Эша почувствовала его неуверенность. Ясно, его волновало что-то еще. – Ты знаешь, отчего мы договорились о перемирии. Ты тоже была согласна. Пара лун – и наши войска сократились бы на порядок, особенно после Сандары. Эша, есть столько всего, что тебе нужно еще узнать…

– Тебе тоже, – ответила она, думая об отряде, который она только что отправила из столицы с приказом присоединиться к поискам Рехи.

– …но я никогда не хотел скомпрометировать тебя.

– Неважно. Ты это сделал. А Кунал…

Он прервал ее, приложив палец к ее губам. Она отшатнулась, меч раскрутился и упал на пол.

– Не хочу говорить об этом солдате. Он жив, – бросил Харун едким голосом. Его глаза горели злобой. Он стал водить пальцем вверх-вниз по ее коже так, что Эша вздрогнула.

Она знала это выражение – так он умолял ее остаться.

– Нужно идти, – покачала головой она. Может, он и извинился, да только она еще понянчит свою обиду денек или подольше, на всякий случай.

– Правда?

– Утром у меня тренировка с командой.

– Я ее отменю.

– Ты не можешь, Харун.

– Нет, не могу, но попытаться стоило. – Он взглянул на нее, усмехаясь. – Я просто хотел поговорить.

В его глазах была мягкость, по которой она соскучилась. Мягкость близости и принятия. И им на самом деле было о чем побеседовать.

Но в ее сознании вспыхнули другие глаза – янтарь и золото.

– Вообще-то, я и впрямь кое-что обязана тебе сказать, – промолвила Эша, хмурясь. – И тебе это не понравится.

Глава 56

 Сделать закладку на этом месте книги

Арпийя нашла Эшу, когда та ранним утром пробиралась в свои покои – до ухода на тренировку ей были жизненно необходимы ванна и немного чая.

Эша пробыла у Харуна до рассвета и воспользовалась безопасностью его спальни, чтобы наконец открыть правду о ночи, когда погиб генерал, и чтобы сознательно скрыть сведения из доклада о Вардаане, рыскающем по следу Рехи.

Она принесла Харуну за это извинения, но ей потребовалась вся прошлая неделя, чтобы собрать данные и начать оценивать каждого в лагере. Эша начала проверять расположение каждого отряда и вероятность того, что кто-то другой, агент или мятежник, мог поручиться за их присутствие в этом месте.

Как только она убедилась в лояльности Красного отряда, то отправила его на розыски потерянной принцессы. Им следовало прибыть в намеченный пункт раньше, чем остальные.

Харун мог действовать не столь разумно, раз дело касалось его сестры. Его ответ на истинные события той ночи и ее признание был ожидаемым: шок, гнев, тревога.

И в этот момент они простили друг друга – оба поняли, что их внутренняя борьба за власть была пшиком по сравне


убрать рекламу






нию с большой игрой, которую кто-то устроил вокруг. Эша до сих пор не имела понятия о личности убийцы, и это ее беспокоило. Внутри все переворачивалось при мысли о судьбе мошки, запутавшейся в зловещей паучьей сети. И потому она хотела увидеться с Арпийей.

Арпийя стояла у порога комнаты Эши, опираясь на косяк распахнутой двери. Эша отчетливо помнила, что запирала ее.

– Выспалась прошлой ночкой? Я тебя искала, – ухмыльнулась подруга. Эша закатила глаза и, оттолкнув ее, вошла внутрь.

– В этот раз все было не так. – Эша не знала, почему оправдывается.

Арпийя же не Кунал… Она даже не знает, кто он такой… хотя Бханду точно уже разболтал новости.

– А где ты была? – поинтересовалась Эша.

– Харун отправил меня тренировать новобранцев. Большинство – это кучка ленивых испорченных овощей.

– Когда-то мы сами были ленивыми испорченными овощами.

Арпийя ахнула.

– Да никогда! – Она плюхнулась на кровать Эши и пощупала мягкие простыни. – А его подушки мягче?

Эше хотелось бы не понимать смысла вопроса.

– А как же. Как облачка.

– Не пойму, отчего ты не валяешься там все время.

Эша вздохнула, стянула с себя одежду и набрала холодную ванну. Звать служанку не было настроения, кроме того, она желала побеседовать с подругой наедине.

– Ты знаешь, все совсем не так, Арпийя, и никогда таким не было. Это договоренность, ничего больше. – Она оттолкнула воспоминания о том периоде, когда все могло стать больше, чем договоренностью, когда они находились на грани чего-то иного.

Ее отношения с Харуном всегда были… сложными.

Арпийя приподняла плечи, как бы говоря: уж конечно, ну ладно, все равно дело не мое. Но в глазах вспыхнуло озорство, и Эша поняла – они на этом не закончили.

– Что я пропустила? – спросила Эша взамен, и Арпийя пустилась рассказывать.

Мирные переговоры шли по плану, только что приехал посланник. Удивительно, но о смерти генерала – ни слова. Даже ни единой ноты протеста насчет его убийства. Это насторожило Эшу: неужели молчание свидетельствует о готовившейся атаке? Прямо сейчас это последнее, что им нужно. Она сделала пометку – рассказать Харуну и послать вожаков Желтого отряда на разведку.

У Кунала могли быть данные; теперь, когда он узнал истину о гибели дяди, он мог бы стать настоящим агентом.

Несмотря на поцелуй и невысказанные слова, Эша чувствовала, что вчера они достигли взаимопонимания. И надеялась, что не ошиблась.

Если оставить в стороне политику, то тренировка, по словам Арпийи, проходила из рук вон плохо. Однако подруге всегда не хватало терпения и нежности, столь нужной новичкам в самом начале.

Арпийя напоминала пыльную бурю – непредсказуемую и изменчивую. Тот факт, что она оставалась с мятежниками, изумлял всех, включая саму Арпийю.

Эша подумала, что все благодаря тому, что в жизни мятежников не было рутины. И у них была цель. Четкая цель могла перебороть скуку и страх, две величайшие проблемы, с которыми они сталкивались во время первой ступени обучения рекрутов. Вот почему Харун был неотъемлемой частью первых лун тренировки. Он их вдохновлял и наставлял, а Эша шла следом, чтобы привести их в форму.

Великолепная организация. Порой ум Харуна ее пугал.

Эша вздохнула, потирая глаза.

– Лунный владыка, Арпийя. Мне столько нужно тебе рассказать…

Эша запнулась.

Доверие Арпийе вошло в ее плоть и кровь, но стоило помнить об осторожности. Предательство зачастую приходит оттуда, откуда его не ждешь.

Она знала правду о генерале, но также и о Кунале. Эша разрывалась между мыслью обо всех преимуществах, которые Кунал мог принести мятежникам, и желанием спрятать его подальше от дворца, подальше от политики и войны.

С момента возвращения на прошлой неделе она вновь облачилась в мантию главы мятежников, и ее нынешнее отношение к Куналу ей самой не нравилось. Он заслуживал лучшего, а ей необходим был собеседник.

Арпийя закатила глаза.

– Я прямо-таки вижу, как ты думаешь, Эша. Неужели ты именно так стала Гадюкой? Если так, чудо, что тебя до сих пор не пристукнули.

Эша сморщила нос.

– Только тебе удается так хорошо меня читать. Что ж, я все равно не хочу обременять тебя…

Она не увидела подушку, пока та не ударила ее прямо в лицо. Эша зашипела.

– Не вздумай никогда это повторять, – выбранила ее Арпийя.

Эша было запротестовала, однако подруга отмела ее слова взмахом руки.

– Наша связь глубже, чем бездумное сплетничанье и бессмысленные жесты. Ты убивала ради меня, Эша. Я сохраню твои секреты. Это лишь капля в море твоих даров.

Эша тяжело сглотнула. Они не часто упоминали о той ночи, но Эша никогда ее не забывала, как, очевидно, и Арпийя.

Выражение лица подруги просветлело.

– И ты мой друг. Перестань выглядеть так, словно слопала хлебный плод с колючками, и расскажи мне все.

Эша глубоко вдохнула и начала рассказ с истинной причины смерти генерала. Когда спустя полчаса ураганное обсуждение стихло, глаза Арпийи все равно оставались круглыми.

– Племянник генерала? Ты сказала Харуну? – поинтересовалась Арпийя. – Это же такая невероятная возможность.

– Нет пока. Не сказать, чтобы он был очень ценен, особенно сейчас, когда генерал мертв.

– Это неважно, и ты это знаешь; Харун не позволит солдату легко уйти, если узнает правду. Уж слишком возможность хороша, – отозвалась подруга.

И это – с учетом только знания о его родстве с генералом. Эша потерла глаза ладонями и тяжело вздохнула.

А ведь знала же.

Оставайся она истинным вожаком своей мятежной семьи, она бы даже не подумала отпустить Кунала.

Но нечто внутри нее изменилось, и верность раскололась пополам. Эша вздохнула, сознавая, что пока не раскрыла даже Арпийе худшее – о родстве Кунала с Самьядами.

– И Харун еще больше взбесится, когда поймет, что солдатик наполовину в тебя влюбился. – Вынырнув из раздумий, Эша вскинула голову и метнула в подругу яростный взгляд.

– Иначе с какой стати он оставлял тебя в живых снова и снова?

– Влюбился? – фыркнула Эша, чье сердце колотилось чаще вопреки разуму.

– А теперь я вижу, что это может быть взаимно.

Эша ничего не ответила, но поняла, что ее поймали с поличным. Она с самого начала осознавала: расцветшие в сердце чувства являлись безумием, полным и окончательным сумасшествием. Слова Арпийи только подтвердили это.

– Я едва его знаю.

– Ладно, может, это и не любовь, но что-то похожее. Скажи спасибо, что остальные парни пока не догадались, – промолвила Арпийя, чье спокойствие все больше контрастировало с бушевавшим в груди Эши огнем.

Неужели Харун поэтому так странно себя вел? Она-то решила, что он навязывает свою власть ей, но, возможно, все относилось к Куналу. Харун мог стать опасным, если на него слишком давили.

И снова ее близость приносила беду кому-то другому.

Кунал заслуживал жизни, о которой грезил, – простой, насыщенной искусством и, что еще более важно, анонимной. Хрупкие побеги плана проросли в уме Эши, и она тщательно их скрыла от Арпийи за непроницаемым выражением лица.

А любовь? Нет. Никто не мог полюбить такого зверя, как она.

И тут же образ Кунала с когтями, разорванной кожей и потусторонними глазами всплыл в памяти. Если он был зверем, то и она тоже. Первые шипы боли вонзились в сердце и медленно разрослись. Неважно, что могло бы случиться.

Все, к чему она прикасалась, превращалось в прах. Если ведешь жизнь мятежницы, это преимущество. Нельзя рушить жизнь Кунала, и не имела значения боль, которую она ощущала при мысли о потере единственного человека, способного понимать ее – всю целиком.

Не имело значения и то, что он мог бы помочь в спасении земли. Все слишком неопределенно, а цена может оказаться слишком высокой для него. Решение, которое она взвешивала, стало ясным.

Эша нацепила на лицо лучшую маску Гадюки – равнодушную, с легкой презрительной улыбкой.

– Я хороша в своем деле. Как перевербованный агент, он и должен быть наполовину в меня влюблен. Харун останется доволен.

Арпийя уставилась на нее немигающим взглядом.

– Знаю, что ты отлично знаешь свое дело, но… – Она тихо вздохнула. – Просто будь осторожна. Не позволяй никому узнать о том, что ты могла убить его и подарила жизнь – причем не раз.

– Если у мятежников проблемы с тем, как я выполняю свою работу, пусть найдут новую Гадюку. Я всегда довожу до конца миссии, и если они злятся за спасение одного человека, одного солдата, то… – бросила Эша с гораздо большей запальчивостью, чем хотела.

Лицо подруги смягчилось.

– Вот оно. Вот чего тебе следует избегать. Мне совершенно ясно, что ты заботишься об этом парне. Не позволяй ему стать твоим слабым местом, – ласково проговорила она.

Эша услышала и подтекст – забота о солдате Крепости в любом случае уже являлась слабостью.

– Ладно, ты хотела сходить к кузнецу. Я все устроила. Он ждет, – продолжила Арпийя.

Эша кивнула, радуясь смене темы.

Она вытащила фальшивый меч, очередной кусочек головоломки.

Глава 57

 Сделать закладку на этом месте книги

Арпийя потащила Эшу на раннее солнышко, сворачивая то в один, то в другой узкий каменный переулок Матхура.

Город только начал пробуждаться: медленный зевок перед тем, как сны наконец поблекнут. Торговцы уже были на ногах, и жители как раз шли к ним, чтобы купить продукты и вещи для нового дня.

Эше нравился этот час. Люди вели себя более открыто, не маскируя своих тревог.

Время от времени они останавливались – то понюхать спелый хлебный плод, то спросить, как дела у новорожденного малыша лавочника. Эша слишком часто уезжала из города, но Арпийю хорошо знали и уважали: мелкие торговцы выходили навстречу, чтобы поболтать с ней. Такие обходы поддерживали живой дух в черте столицы. Арпийя намекала на подвиги и победы Лунных клинков, питая этими историями разумы и сердца людей.

Матхур не блистал такими красками, как некоторые города Джансы, но душа его была стара и связана с природой.

Это было заметно в почтении, проявлявшемся по отношению к каждому растению и животному – от гигантского баньяна с воздушными корнями, вокруг которого построили базар, до воробышков, прилетавших кормиться из маленьких каменных чашек, выставленных возле колодца.

Дхарка была ее домом, и на мгновение Эша ощутила истинное умиротворение. Сосредоточенность. Ее люди напоминали луну, чьей владыкой клялись – спокойные и уверенные.

Когда девушки наконец остановились и Эша смогла перевести дух, выяснилось, что они стоят перед двойными дверями, украшенными золотыми и серебряными чеканками богов, которые уходили вверх на два этажа, – необычный вид среди низеньких домиков Матхура.

Она приподняла бровь, глядя на Арпийю, та в ответ сверкнула глазами и сжала ей руку, красивое лицо просияло. Они прошли через массивные выгнутые двери в огромный внутренний двор, открытый любопытным солнечным лучам и теплому ветерку.

Торопливо миновав двор и еще один лабиринт переулков, они очутились в месте, откуда солнца уже не было видно. Впереди царила тьма.

Арпийя оглянулась на нее перед тем, как толкнуть новую дверь.

Вырвавшаяся изнутри волна жара ударила по девушкам, словно бочка, перекатилась через Эшу и вылетела в переулок. Эша сунула голову в комнату, и ее глаза расширились при виде кузнечных горнов, стоявших рядами. Арпийя тем временем уже разговаривала с мужчиной в задней части комнаты – низкорослым плотным кузнецом с темно-коричневой кожей и мокрым от пота лбом, поблескивающим в свете огня.

Она решилась пойти вперед, стараясь не побеспокоить остальных кузнецов, которые работали у горнов. Те только равнодушно покосились на нее.

– Эша, рада представить тебе нашего нового кузнеца, – промолвила Арпийя. – Он человек надежный.

Эша сложила ладони у груди и слегка поклонилась по-дхаркански. Он приветствовал ее так же, и она оценивающе оглядела мужчину. Добрые глаза, сильные руки, отдаленное сходство с Арпийей – те же низкие скулы и квадратная челюсть.

– Рад знакомству, Эша. Много о тебе слышал вот от этой девушки. – От нее не укрылась привычная нежность, с которой мужчина смотрел на Арпийю. – Во-первых, мне нужно кое-что тебе показать.

Эша спрятала поглубже любопытство по поводу этого мужчины, очевидно, родственника Арпийи, и, вопросительно взглянув на подругу, пошла за ним вокруг стола.

Арпийя только улыбнулась.

Из-за палящего жара, исходившего от горна, она вспотела и потянула за краешек сари, чтобы получить немного воздуха. Он заметил и усмехнулся.

– Скоро ты к этому привыкнешь.

Кузнец жестом велел им подойти ближе.

Эша придвинулась к его боку и почти ахнула при виде вещицы в его руках.

Он держал прекраснейший изогнутый браслет из золота, превосходную копию той валайи, которую в детстве подарили Эше родители. Не в силах сдерживаться, Эша потянулась к нему, чтобы погладить шелковистый металл. Даже застежка была сделана верно – на нижней стороне выгравировали змею.

– Он твой, – сказала Арпийя просто. Эша взяла браслет и нежно сжала в ладонях. – От Харуна. Он хотел сам привести тебя сюда, но я уговорила его поменяться местами. В конце концов, это же он запихнул меня в учебный лагерь к рекрутам, так что с него причитается.

– Он великолепен, – выдохнула Эша, любуясь валайей. С тех пор как Эша потеряла оригинал во время миссии, она так и не смогла его заменить.

Это было неправильно, хотя и давало ей возможность сойти за кого угодно ради дела мятежников.

На внутренней стороне стояла надпись на стародхарканском. «Никогда не бойся».

Отец нашептывал ей эти слова по ночам. Ее личное заклинание против монстров и кошмаров из сновидений. Эша удивилась, что Харун это запомнил.

– Ты этого заслуживаешь. – Арпийя откашлялась. – Даже когда все шло не по плану, ты охотно рисковала жизнью и свободой ради нашего дела. Идея была Харуна, но подарок – от всех нас.

Эша с благодарностью взглянула на Арпийю, застегивая браслет на запястье. Сердце преисполнилось любви к ее мятежной семье.

И все-таки кое-что оставалось неясным.

Отчего Арпийя привела ее сюда? И кем был этот человек, сотворивший ее подарок?

– Помнишь, я упоминала, что мой брат Чакор едет в Матхур? В общем, он стал нашим главным кузнецом после постройки второго лагеря, – сказала Арпийя с непривычным смущением.

Эша все поняла и улыбнулась. Она шагнула вперед и сжала его плечо.

– Добро пожаловать в нашу семью, Чакор.

Его напряженная улыбка сменилась искренней радостью, озарившей все лицо.

– И здесь будет располагаться весь второй лагерь? – спросила Эша.

Арпийя кивнула.

– Передняя часть станет лавкой или жильем. Детали еще не проработаны, но я хотела показать тебе.

– Отлично, – ответила Эша, проводя пальцами по деревянному рабочему столу.

С момента отъезда на эту миссию прошло несколько лун, и она ужасно соскучилась. Большую часть последнего полугодия Эша отчаянно боролась за открытие этого лагеря. Старый лагерь во дворце хорошо охранялся, но их присутствие постоянно ставило Харуна и королевскую семью под угрозу разоблачения.

Будет гораздо легче прислушиваться к обстановке за пределами стремительно растущих мраморных стен. Быть в курсе последних новостей и, возможно, предотвратить внезапное предательство – такое же, какое случилось с ней. После недель неуверенности Эша наконец оказалась на знакомой территории. Больше никакого бегства, только нападение.

Эша потянула и приподняла складки сари, чтобы перешагнуть через разнообразные короткие мечи и булавы, остывавшие на полу. Она вытащила меч-плеть из-за кушака и положила на стол.

– Чакор, все это останется между нами троими – под страхом смерти. Кто-то сделал эту копию и использовал, чтобы подставить меня в глазах солдат Крепости. Я провела луны вдали от дома, и большую часть этого срока – в бегах. Хочу знать, где ее могли изготовить.

Чакор выглядел невозмутимым, но Эша заметила, как сильно он стиснул челюсти. С каждой минутой брат Арпийи нравился ей все больше.

Она наблюдала за тем, как он изучает вес и форму копии, рассматривая ее под большим увеличительным стеклом и перекатывая между ладоней.

И хотя Эша стояла на твердой почве, но чувствовала себя так, будто идет по туго натянутому канату. Она молилась всем богам, чтобы кузнец сказал – вещь сделана не в Дхарке.

У них были враги снаружи, но что могло быть хуже, чем враги внутри? Эша не смогла бы жить в лагере, постоянно соблюдая бдительность и взвешивая слова, словно люди здесь недостойны ее доверия. Это бы сломило ее душу.

Чакор уже расплавил рукоять копии, изучая жидкий металл. Его покрытые шрамами руки в свете горна двигались легко и точно. Наконец Чакор повернулся к девушкам.

– Если это тебя тревожило, то меч сделали не в Дхарке. Точно не в Матхуре и не в мастерских лояльных мятежникам кузнецов. Я знаю все их подписи так же хорошо, как и используемые ими металлы и сплавы.

Облегчение нахлынуло приливной волной. Арпийя положила руку на плечо: подруга понимала, что это значит для Эши.

Однако на лице Чакора не было радости, его рот сжался в тугую линию.

– Сплавы, которые использовали в этой копии, светлее, чем наши. Ими торгуют только в определенных районах Джансы – вблизи морских торговых маршрутов на дальний запад, – продолжил он.

Лицо кузнеца четко выделялось даже на фоне темноты подземной кузни, когда он придвинулся ближе.

– Кто бы ее ни сделал, он находится в Кровавой крепости.

Глава 58

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал быстро зашагал к тренировочным площадкам, наблюдая, как солнце вырывается из цепкой хватки горизонта.

Он интуитивно понял – местные тренируются рано утром. Он привык вставать с рассветом, когда лучи только ложатся на песок, и хотел восстановить в чужом городе хоть часть прежнего уклада.

Кунал пытался, но не находил в себе сил забыть о том поцелуе. После него прошли дни, и они с Эшей больше не виделись, за исключением одного случая. Два дня назад она настигла его и быстро сообщила, какую легенду сочинила и почему. Кунал должен был притвориться солдатом, который решил предать Крепость и поддержать мятежников.

Все прошло легче, чем можно было подумать.

Он сплел для команды историю о том, что видел ужасы войны в городах и опустошение земель.

Эша кивала за его плечом, когда он все это пересказывал, счастливая тем, как убедительно у него выходит.

У него не хватило духа признаться – ей или самому себе, – сколько истины прозвучало в его словах. Похоже, все поверили, за исключением Харуна – тот лишь молча уставился на Кунала. Но пока его секрет не раскрыт, он сможет выдержать много таких взглядов принца.

Кунал пытался не думать о другом, уже разоблаченном секрете, касавшемся дядиной смерти. Он постоянно возвращался к этой мысли, изумляясь, спрашивая, испытывая боль.

Но раздумья о дяде до сих пор были тяжелы, особенно после всего, что Кунал узнал о событиях в Сандаре, – и утверждения Эши о том, что дядя защищал его в течение многих лет. Кунал боролся, чтобы примирить эти две части Сету Хотха, и его сердце изнемогало под грузом нового знания о собственном происхождении.

Несмотря на все это, он с нетерпением ожидал предстоящей тренировки. Знакомые движения принесут ясность в смятенный разум.

И он снова увидит Эшу…

А худшее в том, как они завершили поцелуй, это его понимание Эши – ее желание завершить месть, ее радость быть Гадюкой.

Он видел это своими глазами, и как же мог он протестовать против чего-то, что казалось неотъемлемой ее частью?

В то же время Кунал видел, как это влияло на нее, давило. И он не был уверен, сознавала ли это Эша.

Кунал решил отложить эти раздумья на потом. Он знал, что поцелуй спас его от правдивого объяснения – о том, что он вопреки дяде все еще считает себя солдатом Джансы.

Это часть его жизни, от которой он не собирается отказываться здесь, в плену.

И в то же время он хотел простой сельской жизни. И не мог не мечтать про огонь в глазах Эши.

В глубине души он до сих пор хотел исполнить то, в чем он поклялся на присяге: защитить Джансу и ее народ.

Перед ним простиралось столько дорог, но не было и намека на то, какая из них является правильной. Говоря откровенно, Кунал надеялся, что кто-нибудь выбьет из него ответ сегодня.

Кунал не знал, чего ожидать – он только что получил записку, в которой ему приказывали спуститься вниз и принять участие в общей тренировке.

Он надел подаренные ему свободные хлопковые дхоти и зашнуровал свои кожаные налокотники, таинственным образом вновь объявившиеся среди вещей.

Чуть раньше этим утром Кунал вскарабкался на парапет дворцовой крыши. Конечно, он отыскал наивысшую точку, наслаждаясь ощущением невесомости и видом домов-муравейников.

Он также заметил тренировочные площадки. Они скрывались в восточных садах возле дворца, в местечке, на вид почти непролазном. Отсюда, сверху, было ясно, что это не так – среди чащи и осыпающихся стен мелькали поляны, пригодные для упражнений.

Стражники, которые наорали на Кунала, чтобы слез с парапета, только подтвердили его догадку.

Кунал еще не окреп, и ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы сюда влезть, однако вкус свободы стоил любых усилий. Хотя Кунал не сидел в клетке, как Ракеш, он тоже был заперт во дворце, и прекрасные покои и отсутствие цепей тут роли не играли.

После правильности, которую он почувствовал во время превращения, почти все казалось теперь стесняющим. И внутри до сих пор гнездилось неверие. Как он, солдат Кунал, мог быть Самьядом? Оборотнем?

Он мысленно вернулся к намекам, которые теперь обрели смысл: пребывание на высоте всегда умиротворяло его, и это чувство казалось диким, естественным. А мигрени, появившиеся во время слежки, – неужели из-за стремления его тела к смене формы? Или же все из-за приказов дяди контролировать эмоции и тем самым сдерживать превращение? И каким образом человек может контролировать этот процесс?

У него осталось столько вопросов и не было ни единой идеи, кому их задать или где искать ответы. Сверлящее напряжение в его груди поселилось как раз благодаря любопытству и жажде разобраться в собственной истории.

Имей он чуточку передышки, мог бы проскользнуть в библиотеку. Но Куналу хотелось найти кого-то, с кем можно поговорить о вновь обретенной семье.

Он снова почувствовал себя в этом громадном дворце одиноким и неприкаянным. Человеком, играющим чужую роль, причем во многих смыслах.


* * *

По крайней мере он понял, куда идти, без расспросов стражи. Он поспешил к восточному саду и прошел через скрытые двери на большую открытую поляну, усыпанную песком, с расставленными кое-где низкими каменными колоннами.

Вдоль одной стороны площадки выстроились в ряд мишени, и люди с изогнутыми длинными луками по очереди целились и выпускали стрелы. В дальнем уголке виднелся очерченный мелом квадрат, в котором пританцовывали двое мужчин с пристегнутыми к поясам деревянными учебными булавами. В другом углу двое девушек с круглыми серебряными щитами и кривыми мечами практиковались в дхарканском щитовом бою, ныряя и уклоняясь от ударов друг друга. По периметру парни и девушки выполняли беговые упражнения.

Кунал поискал в этом хаосе Эшу, но вместо этого заметил вблизи мишеней силача Бханду.

Он пробрался сквозь толпу мятежников, которые игнорировали его присутствие. Все якобы так сосредоточились на собственных усилиях, что никто и глазом не моргнул, когда Кунал появился на площадке.

Хотя Кунала официально пригласили, он чувствовал себя лазутчиком, допущенным к закулисью внутреннего круга мятежников.

Все выглядело одновременно страшным и волнующим, ибо он знал – чем глубже проникнешь, тем труднее будет уйти.

Он пытался не замечать количества рекрутов или силы бойцов – всего того, что ему следовало бы вызнать и доложить.

Приближаясь, он краем глаза заметил Эшу, которая исправляла стойку одного из близнецов – того, что с волосами ниже плеч. Его брат находился слева и пытался принять ту же боевую стойку.

Оба воспринимали указания Эши с необычайной серьезностью, вслушиваясь в каждое слово, несмотря на то что с виду все трое были ровесниками.

Эша переоделась для тренировки в хлопковые блузку и дхоти, на ногах были кожаные сандалии на толстой подошве. На обеих руках красовались кожаные налокотники, ладони обмотаны полосками льняной ткани. Она еще не заметила Кунала, и он воспользовался моментом, чтобы рассмотреть группу.

Справа от Эши тренировалась высокая девушка с темно-коричневой кожей и короткими волосами. Она отрабатывала с Бханду комбинацию из блока и короткого прямого удара. Кунал восхитился простотой и силой движения.

Бханду фыркнул, словно кабан, и тут заметил Кунала.

– Эй, кошачьи глазки! А ну-ка, иди сюда! – крикнул он, перекрывая гул скрещивающихся мечей, стука булав и невольных возгласов боли.

Кунал вздохнул, покачал головой и подошел к группе.

– Меня зовут Кунал, а не «кошачьи глазки».

Глаза девушки метнулись к нему. Она прервалась, чтобы смерить его откровенно оценивающим взглядом сверху донизу. Кунал почувствовал, что краснеет. Кажется, ей понравилось то, что она увидела, и девушка быстро кивнула.

Бханду расхохотался, звук напоминал рычание.

– Что ж, пусть будет Кунал. Хоть ты из бывших солдатиков, но есть у тебя кое-какие черты, которые могут мне понравиться. Поглядим-ка, сможешь ли ты пройти испытание. Арпийя, брось мне свой меч.

Девушка – Арпийя – потрясла головой.

– Не-а, вызовешь его и померяешься с ним длиной мечей попозже, в свободное время. – Она ухмыльнулась. – Все равно мне придется тащиться к новым рекрутам, так что сейчас – единственный момент, когда я могу показать тебе это движение, и, если ты не выучишь его до конца тренировки, Эша ох как косо на нас посмотрит.

Бханду перекосило.

– Ненавижу этот взгляд.

– У меня от него ноги превращаются в желе, – призналась Арпийя, заметно вздрогнув.

Кунал перевел взгляд с нее на Бханду.

– Эша в вашей команде? Думал, она работает в одиночку, – осторожно сказал он, припоминая свои первые рассуждения о Гадюке.

Бханду кинул на него косой взгляд.

– Тебе нельзя даже знать такое, ко… Кунал. Она не в нашей команде.

– Она руководит ею, – отрезала Арпийя. От ее вмешательства Бханду нахмурился.

Кунал внимательно поглядел на Эшу: на то, как она выравнивает стойку по меловой линии на земле, как выхватывает стрелу, кладет на тетиву и отпускает в полет. Стрела угодила как раз рядом с центром мишени. Впечатляющий выстрел с учетом немаленького расстояния и слишком большого для ее роста лука.

В детстве она проводила больше времени в библиотеках и в гостях у театральной труппы, чем на тренировочных площадках. Но сейчас она выглядела как человек в своей стихии. И вновь он поразился тому, как сильно они оба изменились за прошедшие десять лет.

– Она об этом никогда не упоминала, – тихо произнес Кунал.

Бханду закатил глаза.

– С чего бы? Разбалтывать секреты солдату? Даже если теперь ты на нашей стороне.

Бханду не заметил его колебаний, поскольку уже сосредоточился на близнецах. Он орал им какую-то похабщину.

Арпийя перехватила его взгляд, и в ее глазах блеснуло коварство. Он высоко вздернул подбородок, стараясь не выдать того, что мысли приняли совершенно иной оборот. Он следил, как одежда Эши очерчивает контуры тела, как чуть развеваются волосы, как брови приподнимаются от напряжения.

Захватывающая картина вкупе с хаосом, царившим в его разуме и теле после поцелуя.

Эша носила свою уверенность как доспехи. Прямо сейчас Куналу хотелось иметь свою броню. В этот миг Эша огляделась, их глаза встретились, и на ее лице зажглась улыбка. Она так же быстро исчезла, но Кунал все заметил и запомнил.

Арпийя ткнула его в бок и указала туда, где стояли Эша, близнецы и присоединившийся к ним Бханду. Они приблизились к ним.

– Рада видеть тебя на ногах и здоровым, – легко бросила Эша.

Кунал прочистил горло.

– Да, чувствую себя гораздо лучше. – Он прибавил мягче, чем следовало: – Говорят, все благодаря тебе.

– И мне, – встрял Бханду. Эша закатила глаза, но тихо фыркнула от смеха.

– Мы тоже помогли, – поддержал один из близнецов. Он протянул руку Куналу. – Аахал. А это – Фархан. – Он показал на брата. – Не бойся нас спутать, это не так уж страшно.

Кунал уже заметил разницу. Во взгляде Аахала горела искорка, в то время как Фархан выглядел более серьезным и разглядывал Кунала с дружелюбием подкрадывающейся пантеры.

Кунал склонил голову перед обоими, повторяя их имена.

– Я постараюсь, – пообещал он.

– Очень на это надеюсь, – ответил Фархан голосом, ничуть не более дружелюбным, чем его лицо.

Эша цыкнула на него, и его жесткие черты расслабились. Арпийя махнула парням рукой, отсылая посостязаться стрельбе из лука. Победитель должен был купить на всех вина.

Он остался наедине с Эшей.

Она шагнула в сторону от ряда мишеней, показав жестом, чтобы Кунал следовал за ней. На этой площадке Кунал чувствовал нерешительность, неуклюжесть – все такое знакомое, но чужое. А вот ей здесь было спокойно, и от этого что-то кольнуло его в сердце.

После того представления он было решил, что понимает ее жизнь, но видеть Эшу здесь, в своем окружении? Это лишь напомнило, как мало он на самом деле о ней знает.

Эша поиграла корот


убрать рекламу






ким клинком, прежде чем передать его, рукоятью вперед, Куналу.

– Что, мне можно носить оружие? – вырвалось у него, прежде чем он успел себя остановить. – Да меня привечают как короля, сравнительно с Ракешем.

Эша хмыкнула.

– Ага, и не заставляй меня об этом пожалеть. Если же хочешь присоединиться к своему товарищу-солдату… – Она пожала плечами, точно говоря – это можно устроить. – Если собираешься остаться здесь, с таким же успехом можешь и тренироваться. Стыдно впустую разбрасываться таким хорошим воином.

Он принял меч, приподнял его на ладони, оценивая вес.

Хорошая вещь, но иное ощущение, чем от джансанского клинка. Чеканная работа, а не простое орудие убийства.

– С ним все хорошо?

– С поросенком? Отлично. Несмотря на то чему тебя учили в Джансе, мы не забываем о честном обращении с военнопленными. Он в клетке, кормежка ежедневная. Поскольку перемирие продолжается, Харун пока не решил, что с ним делать, но кто знает, парень может доказать свою полезность попозже.

– Спасибо, – сказал он. – За то, что спасла меня. Знаю, я не выжил бы без твоей помощи. По крайней мере, хоть это я помню.

– Ты помнишь?

– Куски, обрывки. Достаточно.

Эша, казалось, намеревалась задать другой вопрос, когда кто-то пихнул Кунала, вывалившись в разгар кулачного боя из мелового круга. Она быстро покачала головой и снова нацепила на лицо улыбку.

– Как насчет поединка, Кунал? Посмотрим, на что ты способен.

Он сомневался, серьезно ли она предлагает, однако не мог отрицать – внутри все ныло от желания ступить на заветную площадку. Все что угодно, только бы не думать.

– Оружие?

Глава 59

 Сделать закладку на этом месте книги

Они выбрали длинные ножи, кривые и чрезвычайно острые. Эша выглядела почти счастливой, когда взяла их в руки. Кунал понимал почему – ножи в самом деле были отличные.

Раньше он бы дважды подумал, стоит ли драться с девчонкой, но если ему что-то и удалось обрести за прошедшие недели, так это умение высоко оценивать любую девушку. Эша была опасна и опытна.

Он слегка усмехнулся, и Эша, которая устанавливала границы их площадки для боя, сразу это заметила.

– Чувствуешь свое превосходство?

Кунал расхохотался.

– О, не думаю, что когда-либо буду чувствовать его рядом с тобой.

Он уловил сзади одобрительное фырканье.

– Ну хоть это он понял, – произнес Бханду, приподняв бровь.

Они пока что не привлекли внимания остальных новобранцев, но команда Эши устроилась удобнее, чтобы понаблюдать.

Кунал выбросил их болтовню из головы и сконцентрировался на Эше. Границы уже были очерчены, и она согнулась в стойке, держа нож низко, у живота. Он встретился с ней в центре, заняв зеркальную позицию. Кунал надеялся, что у него получится надежно уйти в защиту, не атакуя, а отбивая атаки.

Никто из них не двигался – оба только оценивали друг друга. Эша рванулась вперед первой, так стремительно, что ее нож распорол края его дхоти. Кунал нырнул и врезался в ее колени, стараясь остановить.

– Мне нужно кое о чем тебя спросить. И еще – поговорить, – прошептала она. Они танцевали друг против друга. Эша ударила его рукоятью ножа в челюсть, и Кунал отступил, потирая ушиб.

– И поэтому ты вызвала меня на поединок? Не могла просто отвести в сторонку? – уточнил он, скривившись, и чуть вытянул руку с ножом.

– Вокруг есть глаза и уши. А мы не хотим, чтобы весь лагерь был в курсе, – шепнула она, настойчиво глядя на него. Она была серьезна. Он сделал подсечку, и она упала наземь и мгновенно откатилась прежде, чем он нанес следующий удар. – Харун хочет, чтобы мы хранили это в секрете.

– Харун?

Эша вскочила на ноги у него перед носом.

– Принц.

За доли секунды она врезалась ему в бок, вышибла дух и повалила наземь прежде, чем он успел хоть что-то разглядеть.

Она выпрямилась и протянула ему руку. Он схватил ее, встал и отряхнулся.

– Тебе следует исправить стойку, когда работаешь с таким ножом. Становись шире, особенно если противник без доспехов. Твой центр тяжести был слишком высоко, поэтому я смогла тебя свалить.

– Не собираюсь драться с противником без доспехов, – ощетинился Кунал. Взгляд, которым его одарила Эша, был колючим, и Кунал понял почему. Жизнь не всегда поворачивалась в соответствии с его пожеланиями.

Она пожала плечами.

– Я тут раньше преподавала, и если вижу во время поединка нечто такое, что можно исправить – немедленно это и делаю. Итак, тебе нужна моя помощь?

Кунал на мгновение заколебался, потом кивнул, и Эша склонилась к его ногам. Все верно, этот тип ножа был Куналу непривычен. Сзади Бханду выражал неодобрение: Эша превратила схватку в учебный бой вместо того, чтобы драться насмерть.

– Я раньше хотела спросить. Ты видел кого-либо еще в ночь смерти генерала? Или заметил что-то необычное? – прошептала она.

Эша обвила его руки своими, исправляя их положение на более низкое. Кунал моргнул, не понимая, отчего она этим интересуется. Он глубоко задумался.

– Нет, – ответил он. – Но мы нашли солдата, которого обвинили, что он впустил Гадюку.

– Помню его, – выдохнула она. – И о Крепости: оружие изготавливается на месте? У кого может быть доступ к кузницам Крепости?

– Да, все делается на месте. А доступ только у кузнецов и солдат. – Кунал смолк. – Это не в порядке вещей, но некоторым солдатам действительно по душе самим делать личное оружие, и Крепость это позволяет, при условии что ковка не отвлекает их от выполнения обязанностей. Что… – он остановился от внезапного приступа боли.

Она пнула его в ногу, чтобы сдвинуть с места, и Кунал ощутил, как мышцы протестующе взвыли.

Теперь Эша стояла сзади, и он ощущал ее теплое дыхание на своей коже. Вспомнив ее рот, ее поцелуй, он уже не мог думать ни о чем ином. Он повернул голову, и их лица оказались столь близко, что Кунал мог разглядеть, как расширились ее зрачки.

– Кунал, я хотела сказать…

Неужели Эша покраснела? Мягкость ее голоса и огонек, тлеющий в глазах, подсказали ему, что тема беседы изменилась. Она не договорила, и он воспользовался этим преимуществом, задав вопрос, не дававший ему покоя:

– Ты и принц – если вы пара…

– Нет, – быстро ответила она, пронзая его взглядом. Эша отпрянула, потом встала лицом к лицу к нему и взяла за руку, поправляя положение пальцев на рукояти ножа. Кунал задумался, не объясниться ли, не раскрыть ли ей смущения, бурлившего внутри из-за происхождения, будущего, из-за сомнения в том, мог ли он быть тем, кем она его считала. – Я сама себе пара.

Тяжесть в его груди ослабла.

– Эша, о том, что случилось…

Она подняла голову.

– Я…

Она слегка качнула головой, отводя взгляд в сторону.

– Нет, мне нужно… – попробовал продолжить он, но осекся, заметив предупреждение, написанное на ее лице. И обернулся, чтобы увидеть, куда смотрит Эша.

Принц стоял за спинами близнецов, опираясь на деревянную ограду позади мишеней. На нем были темно-зеленые дхоти, шею обвивала шелковая уттарья кремового оттенка, чьи концы он заткнул под широкий золотой пояс. На мощных плечах красовались золотые браслеты с гравировкой в виде льва – символа рода Химьяд, с шеи свисали золотые украшения.

И он очень пристально наблюдал за Куналом и Эшей.

Бесспорно, он выглядел как принц, царственный воин. Кунал попытался избавиться от страха. Все-таки он тоже являлся принцем, пусть и незаконнорожденным, правда? И он прогнал эту неудобную мысль.

Харун широко шагнул вперед, спугнув Бханду с насиженного места.

– Выглядит как милая учебная схватка. Тебе повезло встретить потрясающего учителя, Кунал.

Кунал вскинулся, услышав свое имя, но скрыл реакцию. В устах принца оно звучало чужеродно и странно, словно тот решал, что с ним делать, – и вероятно, решение могло оказаться неприятным.

Кунал сжал пальцы на рукояти ножа.

– Мне очень повезло. Она показывает, как использовать нож, чтобы успешнее атаковать невооруженного мужчину – или женщину, – произнес он.

Принц сверкнул зубами в улыбке, потом отвел глаза и повернулся в сторону Эши и Арпийи.

– Если у вас обеих найдется минутка…

Он не стал ожидать ответа, а направился к периметру площадки. Эша последовала за ним, как и Арпийя, которая перед этим бросила угрожающий взгляд на Бханду и одними губами произнесла: «Тренируйся».

О чем бы они ни говорили, все кончилось спором.

Или так только казалось со стороны. Кунал не мог сказать.

Спустя несколько минут все трое вернулись, и Харун встал перед остальными.

– У нас есть новая миссия.

– Мы тоже идем? – спросил Аахал.

Кунал почти рассмеялся, услышав возбуждение в его голосе.

Бханду казался столь же заинтересованным в ответе.

Харун покачал головой.

– Нет, только Эша. Это всего лишь разведка. Она встретится с новым осведомителем. У нас чрезвычайная ситуация, но я все объясню вам троим позже, когда останутся только члены команды. – Он посмотрел на Кунала, словно ожидал его реакции. Кунал сохранил непроницаемое выражение лица. – Отправить вас всех – значит похоронить миссию.

Лицо Аахала выразило разочарование, Бханду скорчил гримасу. Харун это заметил.

– В следующий раз, обещаю, – уверил он мягким, обезоруживающим голосом.

И тогда Кунал разглядел его суть – то, из-за чего люди хранили абсолютную верность принцу и его делу.

Харун был не только владыкой, искусным актером, каким Кунал уже его видел.

Он вправду заботился о своих людях. Что делало его гораздо более опасным.

– Кунал пойдет со мной.

Кунал стремительно повернул голову, чтобы посмотреть на Эшу. Ее лицо было спокойным, голос – ровным.

Харун немедленно открыл рот для ответа, и Эша перебила его, глядя прямо на Кунала:

– Ты теперь на стороне мятежников, так что будь добр отработать содержание. – Она обратилась уже к принцу: – Он пригодится, чтобы поддержать мою легенду. Если нет, я приволоку его в цепях.

Кунал нахмурился. Он понятия не имел, чем может помочь.

Но одного злобного взгляда Харуна хватило, чтобы убедить его держать рот на замке. Он был бы благодарен за передышку от его пристального взгляда – которым он теперь сверлил Эшу. Та едва сдерживала раздражение.

За секунду Харун сменил гнев на благодушную улыбку.

– Как пожелаешь, моя Гадюка. Буду ждать полного отчета и даю тебе разрешение на использование любых средств, нужных для того, чтобы этот солдат остался в строю. Раз просишь его, изволь сама его укрощать, – сообщил Харун, постукивая ногой. – Не позволяй ему убить тебя во сне, – язвительно промурлыкал он.

Кунал немного побледнел, хотя знал, что нельзя выдавать своих чувств. Харун приблизился к Эше и положил обе руки на ее плечи.

– Будешь осторожна?

– Ты же знаешь, я всегда осторожна, – ответила Эша, глядя на него.

Некая искра пробежала между ними, и Кунал подавил желание скривиться.

Когда принц удалился, Бханду хлопнул Кунала по плечу. Его рука сжимала рукоять ножа на поясе. Это оторвало Кунала от раздумий, полных смятения и попыток расшифровать только что произошедшие события.

– Удачи, Кунал. Что бы принц ни говорил, не делай глупостей – если хоть волос упадет с ее головы, я тебя найду. Хотя я больше волнуюсь за тебя, кошачьи глазки. Постарайся не нарваться на ее меч, – заявил с ухмылкой Бханду, в то время как близнецы глядели на него с одинаково завистливым выражением. Арпийя молча переводила взгляд с удаляющегося Харуна на Эшу, приподняв бровь.

– Раз она до сих пор меня не прикончила, значит, задача не из легких, – ответил Кунал.

Бханду испустил горловой, грохочущий смех.

– Все потому, что она на самом деле никогда не желала тебе смерти. Убедись, чтобы так все и оставалось.


* * *

Остаток утренней тренировки пролетел быстро.

Кунал с легкостью вернулся к привычному ритму, по достоинству оценив ясность и отстраненность, которую давали упражнения. С каждым выпадом и ударом он ощущал себя все уверенней. Как бы то ни было, его тело и навыки остались прежними – точка опоры в вихре бури, в которую превратилась его жизнь.

Одежда порвалась и испачкалась, однако Кунал чувствовал легкость, которой давно не испытывал. Остальные члены группы, идя по коридору, смеялись и подшучивали над недавно приобретенными синяками Бханду – подарком Арпийи нерадивому ученику.

Эша перехватила взгляд Кунала, когда он повернул к своей комнате.

– Помойся и жди нас тут после обеда, – велела она, все так же не отводя глаз.

Его сердце наполнилось теплом при виде лохматой, грязной Эши. Она раскраснелась, на висках и шее, скатываясь вниз, блестели капельки пота. Кунал удержался от неприличных помыслов, стараясь не представлять то, что скрывалось под вырезом рубашки.

Он кивнул, и она слегка улыбнулась, в то время как остальные ушли вперед, из зоны слышимости.

– Я понимаю, отчего ты был важной птицей в Крепости, Кунал. Дело не только в твоем дяде. Ты мог бы нам очень пригодиться, если бы вдруг решил, что бронзовые доспехи того не стоят.

Должно быть, удивление и легкий ужас отразились на его лице, поскольку она торопливо продолжила:

– Нам всегда нужны хорошие люди и хорошие бойцы.

Искренняя теплота исчезла с ее лица, сменившись замкнутостью и почти что страданием? Он отпустил ее и следил за тем, как она бежала по коридору, а потом повернул к своей комнате. Доброта, скрывавшаяся в ее речах, была очевидна, но все, о чем Кунал мог думать, – это доспехи.

Будет ли у него когда-нибудь шанс вновь их надеть или вся его жизнь станет заключением в этих стенах, во лжи, сотворенной кем-то другим? В горле встал ком страха. Эта миссия может предоставить шанс на побег, но сбежать означает также покинуть Эшу.

Принц стоял опираясь на дверь его комнаты.

Он был одет как раньше и с ленивой грацией крутил в руке нож. Кунал замедлил шаг, даже не потрудившись скрыть написанное на лице подозрение.

Харун взглянул на него, раздувая ноздри.

– Если ты сделаешь нечто, чтобы провалить миссию или агента, я пошлю за тобой своих самых свирепых людей, солдат. По сравнению с ними Эша покажется ласковой, как шелк. И ты будешь страдать. Может, она тебе и доверяет, но я – нет, несмотря на твою сказочку. Ты здесь, живой, по ее милости. Не заставляй меня пожалеть о том, что дал тебе антидот. Сейчас тебе выпал шанс доказать, что ты на самом деле один из мятежников.

Кунал склонил голову, признавая его правоту.

– Я знаю, – просто сказал он.

Он понял. Он не сделал бы ничего во вред Эше, но пока что не решил, хочет ли использовать этот шанс, чтобы показать себя в деле. Кунал достаточно себя знал, чтобы распознавать собственный предел.

Харун выдохнул.

– Хорошо. Упрости все для всех. Только богам известно, почему она берет тебя в путешествие, но моя Гадюка никогда не вела нас по ложному пути.

Он задержал взгляд на Кунале. Единственным звуком в коридоре был свист воздуха от ножа, который принц подбрасывал и ловил.

– Ты сможешь спокойно жить здесь, в нашем лагере, тренируясь с нами, может даже, помогая в миссиях. Возможно, ты увидел правду и благородство в нашем деле. Возможно, все из-за девушки.

Харун послал ему ехидную ухмылку. Кунал застыл, точно прикованный к месту.

Принц угодил в цель – мало-помалу Кунал действительно разглядел благородство в их деле. Добро. Может, всегда видел. И теперь у него был шанс как-то помочь.

– Она сокрушительница сердец. Тебе покажется, будто ты знаешь ее нужды, можешь заполнить дыру в ее сердце. Но единственная вещь, которая его наполнит – насытит Эшу, – это хладнокровная месть.

Время замерло на несколько мгновений, когда все сомнения, страхи и тревоги, испытанные Куналом с момента встречи с Эшей, всплыли на поверхность и взяли его глотку в клещи. На кратчайшую долю секунды Кунал позволил себе увидеть будущее с девушкой, которая что-то для него значила.

Откуда Харун узнал?

– Но неужели ты полагаешь, что твое маленькое солдатское сердечко вынесет зрелище того, как она убивает самозванца, твоего короля, и прорезает ряды твоих товарищей? Сможешь ли ты нарушить каждую принесенную тобой присягу, каждую данную тобой клятву? – продолжал Харун, пока Кунал пытался игнорировать волну желчи, поднимавшуюся к горлу.

Нечто похожее на триумф промелькнуло по лицу принца, и Кунал вскинул злые глаза.

– С какой стати это тебя касается? – спросил он напряженно.

Он взял волю в кулак, подавил гнев, не собираясь выказать хоть намек на превращение перед лицом принца.

В одно мгновение Харун оказался так близко, что Кунал мог ощущать его тяжелое дыхание.

– Все, что здесь происходит, меня касается. – Ярость пропала из глаз Харуна, он нацепил сухую улыбку. – Считай это полезным предупреждением. От друга.

Прежде чем он смог ответить, Харун развернулся прочь и пропал в темноте.

Кунал начал яростно растирать глаза, отгоняя подступающую головную боль. Он начал обдумывать альтернативу побегу – возможность тренироваться, приспособиться к новой жизни, отбросить свои обязанности в качестве солдата Джансы.

Но не эта тревога росла сейчас в его сердце, как сорняк. Слова Харуна вползли в его и без того истерзанный разум, вонзили когти в его помыслы.

Мог ли он отказаться от всего, что знал, ради нового будущего – ради Эши?

Глава 60

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша повсюду искала Харуна и наконец обнаружила его в павлиньем саду. Принц пытался уговорить одну из птиц клевать с его ладони. Вместо этого павлин щипал его за пальцы.

– Развлекаешься? – спросила Эша.

Услышав ее голос, он вскочил и откашлялся. На щеках появился слабый румянец. Харун краснеет? Мир и впрямь перевернулся за прошедшие недели.

– Я ждал тебя и начал скучать.

– Мог бы присоединиться к нам за обедом, вместо того чтобы слать мне таинственные записки.

– Так бы и сделал, но есть причина, по которой я одет парадно, – произнес он. – Мы только что приняли вестника из Джансы.

Он протянул маленький свиток. Эша развернула его и быстро прочла.

– Приглашение. На Солнечную встречу. «Дабы почтить наших общих предков» перед летними мирными переговорами. – Она нахмурилась. – Дхарку не приглашали на игры с начала войны.

Эша с треском свернула свиток и взглянула на Харуна.

– Это ловушка. Тем более после того, что мы узнали о копии меча, – сказала она.

Харун кивнул, сокращая расстояние между ними, чтобы вернуть свиток.

– Именно об этом я и подумал в первую очередь.

Эша смолкла, глядя то на свиток с королевской печатью, то на Харуна.

– Отчего ты принимаешь вестников, вскрываешь почту? Это работа твоего отца.

– Отец… нездоров. – Харун неловко пошевелился.

– Ночные кошмары?

– Кошмары – это вымысел; и даже этого я не могу сказать перед кем-либо другим. Засуха пока сосредоточилась в Джансе, но, Эша, она движется. Отец проводил опыты вместе с учеными из университета, используя свою кровь, чтобы посмотреть, есть ли способ приостановить распространение засухи. Он становится все слабее. Если есть шанс, что Вардаан или его ученые будут работать с нами, чтобы найти решение, то мы обязаны поехать на Солнечную встречу. До последнего ритуала осталось только четыре луны.

– Нет, – тут же сказала Эша. – Ему нельзя верить. Пригласи их сюда, в Матхур, на переговоры. Так мы сможем лучше за ним приглядывать. Не отпускай короля.

Она схватила его за локоть, затрясла, словно показывая всю степень своего несогласия. Ее тревога за короля, особенно после того, как она узнала о цене, уплаченной ради восстановления уз «джанма», была столь же сильной, как у Харуна. Но такое?

– Отец не поедет. Это сделаю я.

– Что? Нет. Это безрассудно и глупо.

– Я знаю…

– …и опасно, и глупо.

Харун положил ладони ей на плечи.

– Эша, знаю. Но именно поэтому я и посылаю тебя на эту миссию. Лучше уж сунуться во вражескую ловушку, имея хотя бы некое представление о том, что на самом деле происходит.

– Я не смогу уговорить тебя не ехать? – Она начала трясти головой. – Тогда я тоже еду в Гвали.

Харун взглянул так, будто собирался протестовать, но потом склонил голову.

– Я этого ожидал. Иди на свою встречу, возьми минимум вещей. Мы отправимся со двором, следовательно, у тебя будет достаточно времени, чтобы собрать сведения и перехватить нас по дороге. Я прикажу собрать остаток твоих вещей и вывезти с прочим грузом.

Он вытащил из-за кушака другой свиток и протянул ей.

– Здесь больше деталей о встрече. Наш агент будет одет как нищий, но в большой зеленой шляпе.

– В шляпе?

– Не спрашивай меня, – вздохнул Харун. – Не я диктую условия для таких встреч. Мне хватит и того, что Желтый отряд разыскал кого-то, кто готов говорить. Любые сведения будут иметь цену. Я беспокоюсь из-за молчания Вардаана по поводу убийства генерала, Эша. Нам необходимо узнать больше.

Эша кивнула, сунула свиток в свою сумку и снова повернулась к нему.

– На этот раз никаких экскурсий. – Он поднял бровь, и она расхохоталась. В последний раз, когда Эша ходила на встречу с осведомителем, все кончилось тем, что она нарвалась – и прорвалась – через джансанскую блокаду. Тот портовый город до сих пор вспоминал Гадюку со священным трепетом. – Я серьезно. Будь в безопасности. Если с тобой что-то случится, я сойду с ума.

– О, не будет больше Гадюки, чтобы подчищать твои безобразия? – пошутила она.

– Нет, сама Гадюка может попасть между небом и землей. И я имею в виду тебя. Не натвори глупостей, ладно? – Харун подался вперед и быстро поцеловал ее в лоб, застав Эшу врасплох. – Удачи.

Эша кивнула, остроумный ответ застрял в горле.

Удача не была на ее стороне в последнее время, и Эша надеялась приманить ее снова.

Глава 61

 Сделать закладку на этом месте книги

Эша и Кунал выехали на заре, когда первые лучи солнца только окрасили небосвод.

План заключался в том, чтобы двигаться быстро и вернуться через день-другой. Харун подчеркнул эту часть. Их осведомитель будет в городе только один день, после чего исчезнет.

Эша бросила взгляд через плечо на Кунала, который оценивал сельский пейзаж, пока они скакали по грязной дороге на двух кобылах. Они оделись как супруги – Эша носила ожерелье из золотых и черных бусин, указывавшее на ее статус, как и широкое золотое кольцо на правой руке Кунала. Он вел себя тихо, точно потерялся в раздумьях.

Она предположила, что ему было непривычно совместное путешествие – оба в сознании, без ран и никто никого не преследует. Они попали в своеобразный тупик. Никто не упоминал поцелуй, как будто рассчитывая на храбрость другого.

Солдат и Гадюка.

Каждый мог зарезать человека, не моргнув и глазом, однако не мог заговорить о поцелуе.

На сей раз Кунал встретил ее взгляд затуманившимися янтарными глазами. На мгновение они не сводили глаз друг с друга.

Эшу обдало жаром, и она отвернулась.


* * *

– Почти приехали, но давай сделаем остановку. Умираю от жажды.

Слова вырвали Кунала из размышлений, и он быстро кивнул Эше. Она изящно спешилась, и он последовал ее примеру, взяв в руки поводья кобылы. Они сошли с тропы и направились в глубь каменистой пустоши у подножия гор Гханта.

Кунал услышал резкий вдох и взглянул на Эшу. Ее глаза округлились, зрачки расширились, и он проследил за ее взглядом.

К западу простирался океан – искрящийся голубой бриллиант, от красоты которого захватывало дух. На несколько мгновений давление мыслей, решений и тягот пропало.

Он перестал тревожиться об оставленной позади жизни, об Эше и уставился на бесконечность океана.

– Каждый раз, – прошептал он. Эша наклонила голову, стараясь расслышать.

Он повторил сказанное.

– Каждый раз. Каждый раз, когда вижу океан, испытываю то же чувство. Сердце сжимается при виде его безграничного совершенства. И я думаю, что никогда не смогу нарисовать его величие или ухватить каждую деталь, потому что никогда не буду достоин.

Кунал боролся с тяжестью в груди.

Эша посмотрела на него – глаза, как всегда, были непроницаемы.

– Отчего тебе нужно быть достойным, чтобы рисовать красоту океана? – спросила она, нахмурившись.

Кунал пытался и никак не мог подобрать слова.

– Нечто столь дикое и неприрученное? Чистое? Сотни людей посвятят свои жизни искусству, тому, чтобы изобразить прелесть и страсть окружающей земли. – Его рот сжался, и он ощутил, как тихий шепот сорвался с губ прежде, чем он смог себя остановить. – Я никогда не буду достоин.

Она покачала головой и поджала губы.

– Глупо.

Кунал ощутил, как волоски на шее поднялись дыбом, и нахмурился, приготовившись дать резкую отповедь.

– Речь не о том, быть ли достойным. Речь об уважении. Ты уважаешь эту землю? Своих людей? Значит, имеешь право на нее, как и остальные. Мы не рождаемся совершенными и не умираем такими.

Слова растаяли на языке.

Несколькими словами оба открылись друг другу в гораздо большей степени, чем во время любого поцелуя.

И вновь у него не нашлось ответа, так что пришлось задать вопрос.

– Этот человек – знаем ли мы, отчего он тебя подставил? Чего они хотят? – Перед отъездом Эша рассказала ему суть добытых ею сведений, о подставе и о свитке, подробно излагавшем историю некоего поиска. Но рассказ получился кратким, словно Эша не желала, чтобы Кунал узнал слишком много. Словно она не доверяла ему.

– Как говаривал отец, самый простой ответ – зачастую и самый верный. Они не хотели, чтобы кто-то из нас узнал, что разыскивает Крепость, и решили таким образом перенаправить внимание.

Эша вздохнула и потерла нос. Кунал заметил – она проделывала это, когда уставала.

– А перемирие? Считаешь, Вардаан использовал его как прикрытие?

Он припомнил свои мысли: странно, что Крепость не объявила о гибели генерала. Кунал не мог отделаться от чувства, что принес бы гораздо большую пользу, если бы Эша рассказала, какую вещь все ищут.

Эша кивнула.

– Источник сообщил, что он стягивает войска, отзывая их с границ.

– Он бы не сделал такого, не подумав. Ты права, что-то действительно происходит, – согласился Кунал.

Эша замедлила ход лошади и бросила ему полуулыбку – ничего более.

Кунал хотел продолжить расспросы о том, почему она допытывалась о кузницах и той ночи. Ему было ясно, что Эша многое скрывала, но кто он такой, чтобы требовать доверия?

Он не доверял собственному сердцу.


* * *

Эша надеялась, что их последние совместные мгновения пройдут беззаботно, напомнят об их детстве. Вместо этого Кунал забирался все глубже в лабиринт жизни Клинков, где союзы постоянно менялись и было неясно, кому доверять.

Ее преследовала мысль о том, каким бы полезным он мог стать Клинком. Но она не будет его тюремщицей, невзирая на его титул или таланты. Если у него есть возможность прожить жизнь вдали от интриг и убийств, то она даст ему шанс.

Эша увела разговор в сторону, как только смогла, и Кунал не сопротивлялся, в его глазах вновь появилось отсутствующее выражение.

Они добрались до берега маленького пруда и напоили лошадей. Эша потянулась вниз, чтобы наполнить свою небольшую флягу, и обрызгала лицо и шею.

Воздух по мере приближения к океану стал прохладнее, в нем чувствовался морской бриз. Кунал отвернулся, наполняя свою флягу, и Эша воспользовалась его рассеянностью, чтобы украдкой бросить на него взгляд.

Выжечь его лицо в памяти.


* * *

Они остановились по дороге. Справа заросшая травой группа деревьев уводила в джунгли. Руины старого заброшенного храма Матери Земли, видные по линиям рва и сломанным статуям, простирались над пологом джунглей, переплетаясь с зарослями внизу.

Взмахом руки Эша приказала ему следовать по пятам, и они углублялись в чащу, пока вокруг не навис зеленый шатер, а руины не оказались прямо за спинами.

Он настороженно посмотрел на нее и придвинулся, держа руку на свисающем с пояса мече.

– В чем дело? Заметила бандитов? – тихо спросил он.

– Нет. – Эша потянула за поводья его лошади, и та нежно заржала. Потом девушка протянула поводья Куналу, который вопросительно на нее поглядел.

Она схватила воротник его плаща и притянула Кунала ближе, втискивая поводья ему в руки.

– Езжай. Езжай домой. Я не стану удерживать тебя тут.

Сердце застыло у него в груди. Он лишился дара речи, смятение и радость боролись внутри, пока эхо ее слов отдавалось в голове.

Она на самом деле дает ему возможность уехать домой?

Словно отвечая на незаданный вопрос, она сказала:

– Твоего плена никогда не было в планах и потом… что ж, ты слишком много узнал. Харун никогда не отпустит тебя без спора, так что я даю тебе шанс сейчас.

Кунал начал качать головой, но она впихнула поводья ему в руки, так, что он пошатнулся. Он пристально взглянул на Эшу. Она смотрела прямо и серьезно.

Шутки кончились. Кажется, это счастливый случай, ему даже не нужен план побега, который он начал обдумывать.

Он вернется с позором, однако это его жизнь.

Та, где у него есть контроль, та, которую он знает. И он может восстановить репутацию.

Он едва ли думал, когда брал поводья, ощущая, как жесткая кожа врезается


убрать рекламу






в ладони.

– А что со встречей?

– Это имеет значение?

– Разве они не узнают? – настаивал он.

Она пожала плечами, потом поникла.

– Скажу команде, что ты вырубил меня и сбежал. Или – что ты пытался бежать, а я воткнула нож тебе под ребра. Что-нибудь выдумаю, притом на совесть. Можешь на это положиться.

Она больше не смотрела на него, избегая его взгляда.

Его прошлая жизнь звала. Он попытался отогнать вину и печаль, которые почувствовал при мысли об уходе от нее.

Если бы только они встретились в иное время, в иной жизни.

Крепость была его домом, его жизнью в течение десяти лет.

Было бы неправильно так быстро отдать все это ради едва знакомой девушки. Верно?

– А как насчет… тебя?

Он хотел сказать «нас», но не смог. Ее лицо оставалось невозмутимым.

– Со мной все будет хорошо, как всегда. У меня есть команда – а Харун подумает, что еще одна из эскапад Гадюки пошла не так.

Харун. Он ощутил, как вокруг его сердца вздымаются стены.

У нее есть команда и Харун. Принц.

У Кунала не осталось сил, чтобы побороть ревность, медленно вползавшую в сердце. Он вспомнил их поцелуй, их разговоры, день на рынке, множество других моментов. Глубоко внутри он знал: между ними есть связь.

Но почему она отдала ему поводья, если желала, чтобы он остался?

Зачем давать ему выбор, если он уже здесь? Он был ее пленником не только в прямом смысле, а она приказывала ему уйти.

Уязвленная гордость и страх, затаившийся в темном углу души, заставляли его упорно рваться к свободе.

Это была не его жизнь, и это были не его убеждения и желания.

Они принадлежали ей, и неважно, как сильно он хотел получить шанс быть с ней, но стать мятежником?

Кунал задохнулся от этой мысли. Невозможно.

Он никогда больше ее не увидит. Кунал подавил в себе эту мысль вместе со всеми тихими, радостными мгновениями, подаренными Эшей за прошедшие луны. Теми, когда она позволяла узнавать ее, видеть, пробовать на вкус.

Он отбросил воспоминания с силой, которую дали годы тренировок в Крепости.

Кунал сосредоточился на одном-единственном образе.

Дом.

Его прежняя жизнь. Что же ему нужно?

Следующие секунды определят его будущее.


* * *

Она увидела, как Кунал открывает рот, но торопливо перебила:

– Не говори им, что знаешь Гадюку, когда вернешься. Забудь мое лицо. – Эша прикусила губу и тяжело сглотнула, ожесточая разум. – Они используют это против тебя, – пояснила она. – Я тебя отпускаю не для того, чтобы увидеть мертвым. Скажи, будто бы тебя обманули, и несмотря на то, что ты меня нашел, кто-то сбил тебя с толку. Лишись гордости, но не потеряй жизнь – или желанное будущее.

Его губы сжались в тонкую линию.

– Почему? – спросил он, и в одном слове заключалась бездна смысла.

Она уставилась на него в ответ, гадая, выразил ли взгляд все, что она пыталась скрыть на словах.

«Не уходи, не покидай меня. Останься. Со мной».

Она не могла высказать этого, как и многого другого, вертевшегося на кончике языка. Того, что ей не все равно, что он вернул свет ее прошлому, что по какой-то причине его присутствие заставило ее сердце биться чаще и вызвало искреннюю улыбку на ее лице.

Эша не желала держать его в плену жизни, которой он сам не хотел, с людьми, которые могли никогда ему не поверить. Она велела ему уйти две недели назад, а теперь подталкивала к побегу.

Либо жизнь, о которой он мечтал, полная занятий, приносящих радость, и свободная от махинаций других. Либо жизнь мятежника – и он получит Эшу, но все прочее, все привычное пропадет. А если кто-то узнает тайну его происхождения, Кунал также пропадет.

Она не была уверена, что стоит такой цены.

– Ты единственный лучик добра в этом мире, дающий мне надежду. Я верю в тебя. Я верю, что ты заслуживаешь простой жизни, о которой мечтаешь, лимонный мальчик, – сказала она вместо этого.

Эша вроде бы заметила вспышку, проблеск сожаления – или чего-то похожего – на бесстрастном лице Кунала. Но если она и была там, то ушла так же быстро.

– Иди вдоль опушки баньяновой рощи на восток от предгорий. Так ты не нарвешься на патрули мятежников и вскоре окажешься в Джансе, – посоветовала она.

Он кивнул и пошел в буйные заросли, к востоку. В последний миг он обернулся и подарил ей долгий взгляд.

А затем его поглотил лес.


* * *

Воодушевление от освобождения, от возможности самому выбирать путь впервые за несколько недель омыло Кунала, как только он ушел прочь от нее, оставляя Гадюку, призрак дяди и планы мятежников позади.

Он продирался сквозь листья и ветви, осторожно ведя лошадь по каменистому подлеску. Кунал глубоко вдохнул, потом еще и еще, пока вместе с кобылой шел все дальше.

Счастье не продлилось долго, а медленно истлевало, превращаясь в пепел – Кунал наконец-то осознал, что выбрал. С каждым вдохом правда мало-помалу проникала в разум.

Солдаты, которые убили его семью, украли его увлечения и превратили его в оружие. Которые бросили его умирать в руках Гадюки. Бросили Ракеша гнить в темнице мятежников.

Крепость, которая пропиталась кровью своей королевы, чье сердце вырвали, в чей дом пришли мужчины с мечами, поступающие бесчестно во имя воинского долга.

Что же долг дал ему?

Все, чего он когда-либо желал, – найти человека, который бы принял его и поддержал таким, как он есть. Он нашел – и ушел прочь, и все ради легкого будущего, которое может никогда не наступить.

Даже если она не… желает его, он все равно не в состоянии вернуться в Крепость.

Не теперь, когда он увидел, на что это похоже в Дхарке: истинное братство мятежников, энергия этих людей. Они дрались не только за себя, но и за братьев и сестер в Дхарке.

Истинное благородство.

И впервые Кунал ощутил каждую грань своих эмоций – смущение от незнания, что же делать далее, эйфорию от освобождения, отчаяние от понимания, что он оставляет позади, – и не услышал дядиного голоса. Он не попытался контролировать чувства, заглушить их, спрятать.

Он испытывал нечто первозданное, обнаженное – но также могущественное. Это и был настоящий контроль.

И теперь он знал, что делать.

Кунал привязал кобылу к дереву и повернул назад. Он отчаянно продирался через джунгли, стараясь идти по собственным следам, чтобы найти ее. На бегу он прижал руку к боку, точно сдерживая надежду, выпрыгивавшую из сердца, – надежду на то, что Эша еще не ушла.

По мере приближения к месту, где он оставил ее, надежда превратилась в жгучую боль. Кунал осознал: все самое желанное находилось прямо перед глазами – а он это упустил.

Все оттого, что испугался.

Кунал знал, каким был каждый день в Крепости и каков был его солдатский долг, и все же это не помешало его жизни пойти по другому пути. В жизни нет гарантий, даже в безопасности.

Но ему был дан шанс на счастье – если бы только он смог видеть за пеленой страха и схватить его.

Если удача, хоть какая-то удача, на его стороне, он может перехватить ее вовремя. Он прошел всего-то с четверть мили. Прочешет лес и найдет ее. А когда отыщет, схватит, прижмет к себе и скажет то, что должен был сказать тогда, потому что наконец-то все понял.

Кунал нырнул под очередную ветку и понесся, отмахиваясь от листьев.

Она не просила его уйти. И не позволяла ему сбежать.

Отпуская Кунала, она предложила ему шанс стать частью ее мира, но исключительно по его собственному выбору. Эша подарила ему то, что он сам предлагал ей раньше, – возможность сохранить о ней память, которая не иссохнет со временем от ненависти.

Он увидел впереди поляну и сбавил темп, потом вообще остановился. Невидимая рука удерживала Кунала на месте, пока он уставился на место, где находился не так давно.

А что, если он ошибся? Что, если она действительно хотела его ухода?

Но вопрос так прямо и откровенно отражался на ее лице… и если бы только он смог разглядеть что-то за страхом, когда она его задала.

«Ты останешься?»

Сейчас он просто хотел получить шанс.

И на другом конце поляны кто-то суматошно задвигался, раздвигая листву. Эша пряталась в тени, низко наклонившись к земле. Окончив сборы, она провела тыльной стороной ладони по щеке.

Когда она повернулась к свету, он увидел влажный блеск ее глаз, и его тело наконец ожило, а сердце тоскливо защемило.

Он ринулся вперед, столь отчаянно желая поговорить с ней и объяснить, что не различил мягких шагов сзади – до тех пор, пока рука не зажала ему рот.

Кунал услышал свой зов к ней, единственный вскрик до мгновения, когда слова заглушил резкий удар по голове.

Перед глазами вспыхнула тьма.

Глава 62

 Сделать закладку на этом месте книги

После того, как он ушел, Эша застыла на поляне, слушая, как ветер мягко шелестит листвой.

Она не могла пошевелиться. Чувствовала, будто приросла к месту, словно стоило ей сдвинуться с места, и тяжкий груз усталости ее раздавит.

И голос, который она ненавидела, нашептывал: глупая, отдала частицу себя солдату, живому человеку. А ведь ей не полагалось иметь сердце, которое можно дарить.

Тогда отчего в груди что-то билось так тяжело, что угрожало выломать ребра? Нет, у нее было сердце. Уж что-что, а это она дальше отрицать не могла.

У Гадюки появилось слабое место. И оно ушло из ее жизни. Но эта мысль ее почему-то не радовала, хотя она добилась, чего хотела. Или так она твердила себе.

Она дала ему шанс, а он выбрал не ее.

Осознав это, Эша ощутила, как оцепенение спадает. Уход Кунала был неизбежен, Эша понимала это… и все же из глаз хлынули слезы. Она торопливо смахнула их рукой и присела, чтобы перебрать вещи в сумке.

Сделать хоть что-либо, что отвлекло бы ее от пустоты в сердце.

Крошечная ненавистная часть нашептывала: возможно, он вернется. Из-за этого Эша задержалась на поляне дольше, чем следовало, с неуместной надеждой бросая косые взгляды на деревья. Нелепая мысль, и все же она ранила душу.

Но шли минуты, а Эша оставалась на поляне в одиночестве. С тяжелым вздохом она собрала сумку и встала, отряхивая одежду.

Эша подумала, что ей примерещилось, как кто-то выкрикнул ее имя сквозь тихий шум джунглей. Она мгновенно обернулась, как раз вовремя, чтобы увидеть, как закрываются яркие глаза Кунала и он, безжизненно обмякнув, падает в темноту леса.

В этот раз она не оцепенела. Эша помчалась туда, где упало тело Кунала, но, когда добралась, его уже нигде не было видно.

Это не могли быть мятежники – она точно знала, где сейчас расположены все отряды Клинков. Тогда кто?

Она упала на колени и стала изучать отпечатки сандалий на рыхлой земле. Сдвинувшиеся ветки, сломанные прутья. Кто бы это ни был, они не потрудились соблюсти осторожность или спрятать свои следы.

Эша нахмурилась, ее разум лихорадочно расставлял все по местам.

Может, произошла ошибка? Однако он вернулся и был совсем недалеко. И он позвал ее по имени.

Она была уверена в этом, могла бы даже поставить на кон свои мечи. И выражение его лица, когда Кунал падал, – это было удивление. Она не могла даже порадоваться его возвращению, зная, что он валяется где-то без сознания. Вопросы бурлили в голове, но Эша избрала путь действий.

Эша провела по отпечатку сандалии кончиками пальцев и сразу представила плоские сандалии с острой металлической оковкой – их выдавали на военных складах как часть униформы джансанских солдат.

Но облегчения от мысли, что он оказался у своих товарищей, не пришло. Глубина отпечатков на мягкой почве подсказала ей правду.

Кто бы ни забрал Кунала, он затаился здесь в ожидании и, вероятно, видел Эшу с ним. Ее сердце загрохотало, стук отдавался в ушах с угрожающей ясностью.

Ее легенду могли раскрыть, ее истинную связь с Куналом – разоблачить.

И если они подслушали их разговор, Кунал может стать признанным дезертиром и предателем короля-самозванца.


* * *

Когда Кунал пришел в себя на мягкой земле, то мгновенно вскочил, держа руку на рукояти ножа. Последним воспоминанием стал удар по голове, и боль в затылке намекала, что его забрали против воли.

Эша.

Он прогнал эту мысль и заморгал, привыкая к окружению.

– Погоди, Кунал. Можешь убрать оружие.

Кунал стремительно развернулся, игнорируя острую вспышку боли. Должно быть, ему мерещится. Он снова потряс головой. Картина перед глазами не изменилась.

Лакш облокотился о дерево, и он увидел Амира и двух других солдат – Сарана и кого-то новенького, – сидевших у костра слева. Амир взглянул на Кунала, и его лицо просияло.

Он встал и пошел к Куналу, захватив кое-какие из разложенных у огня продуктов.

– Здорово, что ты очнулся, – радостно заявил Амир, подавая ему ломоть толстокорой лепешки и полоску сушеного мяса.

Кунал растерянно взял еду.

Лакш не сдвинулся со своего места у дерева, все так же наблюдая за Куналом.

– Что, во имя Солнечной девы, я тут делаю? – неуверенно спросил Кунал. – Прости. Я счастлив видеть вас всех снова – и других братьев… – Он кивнул в сторону остальных солдат, которые в ответ тоже кивнули. – Но кто-нибудь может рассказать, как я очутился тут с больной головой? – Он произнес эти слова как язвительную подколку.

– А, так Лакш тебе лучше расскажет, – ответил Амир с выражением искреннего раскаяния. – Он нашел тебя в чаще, когда охотился.

Лакш оставался неподвижным, только коротко ухмыльнулся. Не знай его Кунал лучше, описал бы эту усмешку как почти ликующую. Никогда прежде Лакш так не радовался встрече с ним.

– Извини за удар в голову. На тебе не было доспехов, так что я вначале тебя не признал. Ты знаешь наш девиз. «Сначала атакуй, спрашивать будешь потом», – съязвил Лакш. – Нам были нужны еда и прочие припасы.

Непохоже, что признание воровства его взволновало.

Кунал отложил хлеб, его аппетит испарился при намеке на украденные припасы.

– Как только я понял, что это ты, то немедленно принес обратно в лагерь, – заключил Лакш, на сей раз с выражением вины.

Кунал не нашел иного ответа, чем кивок и вынужденная улыбка – все ожидали увидеть именно ее.

Сердце упало. Не осталось шансов вернуться вовремя и разыскать Эшу на поляне. А выследить ее нелегко.

Какая ирония. Он-то больше не хотел возвращаться в Крепость.

– Как вы сюда попали? Вообще-то мы внутри дхарканских границ, – поинтересовался Кунал.

– Можем спросить тебя о том же, – сухо промолвил Лакш.

Амир вмешался.

– Мы с Лакшем встретились в одном из гарнизонов немного раньше, по чистой случайности, и там же обнаружили этих двоих. Пограничный полк поредел, так что нам обрадовались. Мы пообещали, что будем держать ухо востро во время путешествия обратно в центр Джансы. – Амир бросил укоризненный взгляд на Лакша.

Лицо Амира смягчилось, когда он снова повернулся к Куналу. Он всегда был добрым парнем, и Кунал был рад, что эту черту характера не истребили в нем за прошлые две луны состязания.

Голова Кунала трещала от мыслей, пока он лихорадочно вспоминал свой разговор с Эшей. Есть шанс получить сведения здесь, но придется быть осторожным. Сначала он сам должен кое-что рассказать.

– Центр Джансы? – как бы невзначай спросил Кунал.

– Лагор, – пояснил Амир, тем самым напоминая о городе вблизи столичного Гвали.

– Нас отозвали с береговых пунктов. Мы думали, что повеселимся в городе вечером перед отправкой, – сказал Саран. – Столкнулись с этими двумя дураками и решили срезать, чтобы наверстать ночку.

– Отозвали? Я считал, что удержание границ и портов – наш приоритет, – удивился Кунал.

Саран кивнул.

– Ну да. Гарнизоны стоят, но часть солдат король на время перемирия перебросил сюда. – В груди Кунала слабо задрожало. – Мы вопросов не задаем. Все, что я знаю, – есть ценный груз, который нам велено охранять.

– Драгоценности?

Саран одарил его взглядом, в котором читалось недоумение по поводу излишнего любопытства.

– Нет. Один из стражников по пьяной лавочке разболтал, что это девушка. Он держал груз под замком и засовом, никому не позволял находиться рядом под страхом смерти. Если это девушка, то скорее всего – невеста. Я бы тоже свою запер, чтобы не сбежала.

Он фыркнул и расхохотался над собственной шуткой, в то время как остальные закатили глаза. Кунал усмехнулся Сарану, стараясь скрыть отвращение.

Девушка? Замок и засов? Он не исключал того, что Вардаан «охранял» будущую невесту, но что-то тут не сходилось. Посмотрим, сможет ли он узнать больше потом, когда Саран напьется.

Саран продолжал.

– Все-таки разок довелось обнажить меч в городе. Нам дали наводку на дезертира – мелкого слабого мужика. Пехотинец, конечно. Я бы не узнал в нем контрабандиста. Повесили его прямо в его дурацкой шляпе. – Он закатил глаза. – Он все квакал что-то про «хин райян», видно, и правда верил в Потерянную принцессу.

– Неплохо помнишь уроки староджансанского. Но, как сказал бы тебе господин Намбадх, «райян» может обозначать принца или принцессу, в зависимости от контекста, – сказал Кунал, слегка улыбаясь.

Саран, хоть и был несколькими годами старше, учился в его классе.

Он скорчил гримасу в сторону Кунала.

– Была причина, по которой я не зубрил так же, как ты. Мне чхать было на эти мертвые языки. Я же не ради них пришел в Крепость. – И он ухмыльнулся молодому солдату Джагиту.

Джагит, судя по доспехам – новобранец, тоже решил вставить слово.

– Тебе хоть удалось размяться, а я вот только мечтаю покромсать пару дхарканцев. Мой меч хочет крови, аж сам из ножен выскакивает.

Парень ухмылялся, а в голове Кунала раздался тихий гул. Так за это он сражался?

– Слышал, дхарканские бабы не такие уж страшненькие, да и на ощупь ничего, – подмигнул Джагит.

Зрение Кунала затуманилось, а гул превратился в рев.

– Это что, слова, достойные солдата Крепости? Защитника Джансы? – выплюнул он.

Кунал вовремя остановился и не высказал всего, что думал.

«Мятежники, которых я встретил, стоили больше, чем вся бронза, которой ты с гордостью обвешался».

Резкость тона Кунала вызвала краску на лице молодого солдата, он сжал кулаки, как будто хотел ответить хорошим ударом.

Амир, как вечный миротворец, тут же вмешался и перевел разговор на тему того, кто будет дежурить ночью. Кунал все еще кипел от злости, однако нацепил на лицо непроницаемую маску, которая заставила бы Эшу гордиться. От этой мысли острая боль пронзила его сердце.

Ему нужно придумать, как отсюда выбраться и разыскать Эшу – если это возможно. Если он поспешит, то, возможно, сможет перехватить ее до встречи с агентом мятежников.

Кунал поднял голову и увидел Лакша, уставившегося на него с задумчивым выражением. Лицо приятеля уже затеняли сумерки.

Когда его глаза встретились со взглядом Кунала, Лакш отвернулся и стал разговаривать с другими. Кунал нахмурился.

Нужно сообразить, как сбежать, не привлекая к себе внимания. Хорошо хоть, по милости Амира его опрометчивые враждебные реплики сбросили со счетов.

Его гораздо больше беспокоило, что Лакш не упомянул перед товарищами то, как нашел Кунала, – и не спросил, почему Кунал оказался там, в лесу. Это оружие ждало своего часа.

Кунал поглядел на Лакша, действительно поглядел. Лицо приятеля было замкнуто, как никогда прежде. Кунал гадал, не в нем ли дело; быть может, он сам сделал что-то не так? Но язвительность Лакша, казалось, стала гораздо жестче по отношению ко всем. Неужели с тех пор, как они встречались и обедали вдвоем в гарнизоне, прошло только несколько недель? Так или иначе с настроением Лакша он может разобраться позже.

На плечах Кунала был плащ, на поясе – оружие и сумка. Теперь ему был нужен план.


* * *

Эша спешила через лес, идя по следу так прямо, как только могла. Солнце начало садиться, вскоре опустятся сумерки, и она лишится возможности разыскать Кунала.

Она вдыхала джунгли, глубоко вбирала в себя запахи листьев и почвы, изучая землю и ветви. Отпечатки сандалий то и дело пропадали, но, к счастью, остались и другие следы, по которым она могла идти. Сломанные ветки и куски мусора внизу свидетельствовали, что кого-то сначала тащили по земле волоком, а углубившиеся отпечатки ног говорили о том, что путник затем взвалил на плечи тяжелую ношу.

Эша снова вспомнила, как увидела Кунала в последний раз.

Почему солдаты его схватили? Следы говорили о борьбе.

Она предположила, что он попросту не выглядел солдатом, ибо не носил доспехов. Но, судя по глубине следов, она могла также утверждать: тот, кто схватил Кунала, следил за ним с расстояния.

Эша пошла быстрее, дыхание сбивалось, пока она пробиралась сквозь джунгли так быстро, как только могла. Вдалеке она уловила слабые звуки и притормозила, схватившись рукой за болевший от напряжения бок.

И все это – ради солдата. Будь у нее капля здравого смысла, она бы его отпустила. Он наверняка был в хороших руках, находясь в родном окружении, к тому же удрал, как только получил такую возможность.

Эша потрясла головой и уперлась ладонями в колени, делая остановку, чтобы перевести дух.

Но его лицо в ту секунду, когда она смотрела… отчего он вернулся? Только поэтому она не махнула рукой на него и все связанные с ним сложности.

Она должна узнать ответ на этот вопрос и на следующий: видел ли похититель их вместе? Это жизненно важно.

Если их видели, придется позаботиться о свидетеле.

Она не для того трудилась как проклятая эти десять лет, чтобы позволить джансанскому вояке узнать тайну ее личности. Узнав, что копия гибкого меча была изготовлена в Крепости, Эша решила, что убийство генерала должны были организовать изнутри. Тот, кто забрал Кунала, мог видеть ее и мог раскрыть эту тайну не тому человеку.

Звуки усилились, и Эша различила отдаленные голоса – один из них принадлежал Куналу. Она на цыпочках направилась туда, прячась за кряжистыми стволами махагониевых деревьев[15]. Ветви самого большого дерева нависали над танцующими язычками пламени впереди, и Эша вскарабкалась на него, понимая, что так получит более выгодную точку обзора.

Ее сердце загремело, точно небесный барабан, когда она, подбираясь все ближе, уловила последние слова – о том, что солдаты Вардаана охраняют девушку.

Молодой солдат заговорил о дхарканских женщинах, и кровь Эши мгновенно вскипела, ей захотелось спрыгнуть вниз и вонзить кинжал ему в глотку. Он выглядел как новобранец-дурачок, выполняющий первую миссию, однако Эша знала – такие могут быть самыми опасными, готовыми доказывать свою ценность.

Голос Кунала поднялся, упрекая солдата, и это удивило ее достаточно, чтобы удержать руку от удара.

На сердце потеплело. Может, солдаты могут меняться.

Она наблюдала за Куналом, сидевшим в углублении под большим баньяном. Его лицо лишилось живости и превратилось в маску.

Он напоминал саму Эшу, но от этого часть ее стала еще печальнее. Кунал уже был вынужден скрывать свою кровь от мира. Харун вырос, наслаждаясь своим оборотническим даром, и никогда не смотрел на него иначе, чем как на благословение. Если бы Реха нашлась, Куналу по крайней мере было с кем поговорить обо всем.

Реха.

Все снова смешалось, едва Эша снова вспомнила слова солдата.

Драгоценный груз Вардаана был девушкой. А что, если?.. И когда Эша сложила все факты, то почувствовала, как грудь сдавило намертво.

Кровавая крепость отыскала Реху.

Это единственный ответ, который объяснял происходящее.

Поиск, продление перемирия, солдаты, отозванные от границ. Вардаан был уверен в себе, поскольку нашел единственную вещь, которая гарантировала ему власть над Джансой, – утерянную принцессу Реху.

Она была жива. И король-самозванец заточил ее в Гвали.

Эша потрясла головой, чтобы мысли прояснились. Кунал сказал что-то, но она прослушала, и теперь говорил молодой солдат:

– Я пошел служить не для того, чтобы стоять на часах и слоняться по городкам, – заявил он, уставившись на остальных.

– Даже самые волнующие путешествия по долгу службы могут превратиться в каторгу. Лакша, Кунала и меня послали разыскать Гадюку, – усмехнулся парень с мягким голосом. – И погляди, где мы сейчас.

– Разве послали не четверых, Амир? – поинтересовался новобранец, ерзая в доспехах.

Другой парень – Амир – кивнул.

– Был еще один. Ракеш. Он тоже старше тебя. Из нашей группы.

Солдат из Фаора, Лакш, подал голос.

– Кстати о Ракеше, не в курсе, что с ним произошло, Кунал? Последнее, что я слышал в лагере, – он отправил записку, где сообщил о том, что нашел Гадюку. Ты шел в том же направлении. Тебе не случалось с ним видеться после нашей встречи в гарнизоне?

Эша навострила уши, сердце снова загрохотало. Кунал знал этого солдата. Судя по выражению лица, даже очень хорошо.

Безобидный вопрос, однако Кунал мог погубить себя несколькими неверными словами.

Похоже, Кунал понял, в какую деликатную ситуацию угодил. Между бровями наметилась морщинка, которую Эша заметила, – и понадеялась, что другие упустили из виду.

– Я столкнулся с Ракешем недавно. Он хвастал, будто нашел Гадюку, и никому проходу не давал в городе, – ответил Кунал. Эша слегка выдохнула. В каждой хорошей лжи должна присутствовать изрядная доля правды. – Я проследил за ним, и Гадюка в конце концов нашел нас в лесу.

Шумный вздох – она не поняла чей, – но Кунал преуспел в привлечении их внимания.

– Почему ты сразу же нам этого не сказал? Каким он был? Гадюка? – спросил Амир с расширившимися от изумления глазами. – Он – человек?

Лакш издал лающий смешок.

– Конечно, Гадюка человек. Кунал ведь сидит тут живехонький, верно? – Его умные глаза сузились. – Так скажи, Кунал, каким же образом тебе удалось выбраться оттуда невредимым?


* * *

Кунал подавил возрастающую неловкость.

Ему нужно верить в эту историю, иначе никто другой не поверит. Нельзя раскрывать связь Гадюки с Клинками; по крайней мере это он должен Эше.

– Это было непросто. Гадюка привел нас в засаду Клинков, Ракеша и меня победили и схватили, поскольку мы оба слишком увлеклись соревнованием друг с другом. – Он постарался казаться сокрушенным. – Клинки нас схватили, и я с трудом сбежал. Насколько мне известно, Ракеш до сих пор в клетке.

Саран заговорил.

– Он жив?

Кунал кивнул.

– Думаю, да. Но не знаю, сможет ли выбраться живым.

– Ты же выбрался, – просто сказал Лакш. Ужас на секунду сковал сердце Кунала, но он сохранил на лице отсутствующее, невинное выражение.

– Это так, – тем же тоном подтвердил Кунал. – Я не такой глупец, чтобы в открытую носить джансанские доспехи и хвастать направо и налево своей удалью. Я оделся как горожанин, и именно им Клинки меня и посчитали после бегства Гадюки. Кем-то, попавшим в плохое место в плохое время.

Кунал уловил шум в окружавших лагерь деревьях, но заставил себя не сводить глаз с Лакша. Шум производил не тяжеловесный мужчина, а кто-то более легкий. В груди расцвела надежда.

– Пришлось пробиваться с боем. – Кунал позволил себе слегка улыбнуться. – Убил нескольких мятежников, но пришлось бежать, спасая жизнь. Вы знаете правила. Мы ни за кем не возвращаемся.

Солдаты вокруг костра печально закивали. Правило было дурацкое, одно из тех, которые Кунал всегда ненавидел. Он мог видеть то же чувство в глазах Амира – парень никогда не соответствовал такому образу жизни.

Лакш что-то пробормотал, вроде бы одобрительное. Амир сверкнул сияющими глазами на Кунала.

– Ну, так на кого похож Гадюка? Сказки не врут? Он действительно коварен, раз привел тебя к мятежникам и сбежал.

Кунал сделал паузу, оценивая, сколько можно рассказать, а после открыл рот.

– Не могу сравнивать со всеми историями. Но Гадюка, которую я встретил, была женщиной. – Среди солдат поднялся ропот, и Лакш внимательно взглянул на Кунала.

Молодой солдат неверяще ахнул.

– Нет, она наверняка играла роль приманки.

Кунал почти вздохнул с облегчением. И ухватился за идею, подтвердив ее уверенным кивком.

– Именно так я и подумал. Настоящий Гадюка понял, что мы идем по следу.

Амир тяжело сел на место и нахмурился.

– Может, Гадюки здесь никогда и не было. Слышал, он способен принимать разные обличья, в том числе коварной женщины. – Он вздохнул. – Так или иначе счастлив видеть тебя живым, Кунал. Большая удача, что мы тебя нашли. Знаю, это соревнование и все такое, но, честно говоря, мне уже наплевать. Я готов вернуться к своей тепленькой койке и трехразовым обедам в Крепости.

Лакш склонил голову.

– И правда, большая удача. Сбежал, страшные Лунные клинки не гонятся, судя по всему. – Он улыбнулся, хотя и немного холодно. – Что ж, ты здесь. Нужно отпраздновать.

Кунал все заметил, в том числе молниеносную смену от холодности к сердечности в облике Лакша. Догадался ли он, что Кунал солгал в гарнизоне? Может, поэтому вел себя так странно?

Лакш протянул ему маленькую металлическую чашку с вином, и Кунал взял ее, склонив голову в знак благодарности. Солдаты пили и вели себя все более шумно, пытаясь перекричать друг друга.

Кунал решил присматривать за Лакшем.

На данный момент он был сам по себе.

Глава 63

 Сделать закладку на этом месте книги

Кунал поднялся рано утром, когда ночь еще не прощалась с миром, и лишь тоненькие полоски света намекали на грядущую зарю.

Остальные солдаты напились, но Кунал опрокидывал


убрать рекламу






свои чашки в траву, когда никто не видел, тем временем обдумывая план. Он всегда считал боевых товарищей по-настоящему хорошими людьми, но начал понимать, что это мнение произрастало больше из надежды, а не из действительности, – Лакш и Амир были исключениями.

Недели в пути что-то перевернули в самой его глубине. Кровь, смерть, война – всего этого он не мог изменить. Но он больше не чувствовал слепого зова долга и не видел вещи только в черно-белом цвете. Это звучало в сердце так же ясно, как голос матери. Он провел ночь, пытаясь вновь почувствовать себя таким же, как все, солдатом, но все окончилось лишь осознанием – никогда он не станет с ними единым целым.

Кунал двигался, словно ветерок, движения были стремительными, но безмолвными. Он украл кое-что из оружия ребят. На миг замерев, он оставил оружие Лакша на месте и бросил на друга долгий взгляд.

А там, где он спал, Кунал положил найденный в сумке Эши меч-плеть. Пусть думают, что его снова схватили, чтобы убить.

В конце концов, он же видел Гадюку.

Они не пойдут его искать, и память о нем исчезнет – правило солдат запрещает возвращаться за пленниками.

Он надеялся, что Лакш и Амир вернутся в Крепость и когда-нибудь простят его. Кунал отдал бы что угодно за возможность объясниться с ними, но у него оставалась только крошечная возможность для маневра.

Однажды он это сделает. Кунал спрятал эту надежду глубоко внутри, готовясь к уходу.

Что случится с ним потом? Он не знал, но был готов к неизвестности.

Кунал сжал зубы и прицепил оставшиеся ножи на пояс, затем подобрал одну из сумок, принадлежавшую молодому солдату.

Внутри нее лежало достаточно провизии на несколько дней, пока он не отыщет Эшу.

Нежная утренняя роса украшала молодую поросль джунглей, в воздухе роились насекомые, и Кунал, неслышным шагом удаляясь от лагеря, постарался не поскользнуться на влажной растительности. Зайдя за деревья, он судорожно вздохнул и услышал шорох.

Он застыл.

Кунал взглянул наверх, откуда раздавался звук, и уловил какое-то шевеление в кроне дерева. Похоже на лицо молодой женщины в капюшоне. Он сменил курс и вернулся, крадучись, на несколько шагов, чтобы удостовериться в увиденном. Ее лицо навсегда запечатлелось в его памяти, и, если она там, им обоим надо убраться отсюда до того, как солдаты проснутся.

Другой шорох сзади испугал Кунала, рука взлетела к рукояти ножа, и он резко обернулся.

Проклятье, Эша.

Он встретил взгляд – но это были не карие, насмешливые глаза Эши.

– Куда-то идешь? – спросил Лакш, выходя из теней.

На его лице было странное выражение.

– Просто услышал шум, решил сходить на разведку. – Кунал пожал плечами, быстро соображая. Он попытался расслабиться, чтобы не казаться таким же виноватым, каким себя чувствовал.

Сколько увидел Лакш, пока он готовился к побегу? Поверит ли друг его лжи, возненавидит ли, если он расскажет правду?

Ему хотелось ощутить облегчение – это ведь просто Лакш, однако вместо этого внутри появилась тяжесть. Так что он последовал примеру Эши – обратился к ее излюбленному язвительному юмору.

– Похоже, Джагит уснул во время дежурства, – слегка усмехнулся Кунал, сохраняя непринужденную позу.

– Зверь или человек? – быстро спросил Лакш.

Кунал покачал головой, не желая, чтобы Лакш разбудил остальных солдат. Его друг подошел ближе, золотые наручи блестели в слабом свете зари. Он уставился на Кунала, скрестив руки на груди.

– Или, возможно, это была змея? Слышал, в этом районе Дхарки они водятся. Особенно гадюки.

Кунал вскинул голову и встретился с Лакшем взглядом. Он тяжело сглотнул. Лакш усмехнулся, давая понять, что его выбор слов не был случайным.

Эша. В спешке бегства Кунал позабыл, ради чего был затеян весь этот поход, что четырех из них послали с одной целью – схватить ее и тем самым завоевать должность нового командующего Кровавой крепости.

Очевидно, Лакш этого не забыл.

– Нет, никаких змей. Только олень. Вообще-то я шел назад к лагерю, но остановился набрать воды. Извини, что разбудил.

Кунал начал сдвигаться ближе к дереву, откуда послышался первый шорох. Лакш кивнул, оставаясь неподвижным.

Он надеялся, что лицо Эши ему привиделось и что ее не было поблизости. Если она здесь и Лакш все понял, Эша подвергнется смертельной опасности. Они оба.

– Ты всегда идешь на разведку со всеми пожитками? – поинтересовался Лакш, отвлекая Кунала, сосредоточившегося на звуках джунглей.

– Никогда не стоит пренебрегать осторо…

Лакш прервал его.

– Хватит, Кунал. Больно тебя слышать. Ты ужасный лжец. – Кунал промолчал. – Я видел меч и, что еще важнее, тебя вместе с ней.

Кунал ощутил укол страха.

Он знал. Лакш знал, что Кунал нарушил приказы, но, что еще хуже, он знал о личности Эши. И все-таки Кунал попытался сохранить уверенный, ровный тон. Нужно лгать сквозь зубы. Есть шанс убедить Лакша, что он ошибся.

– С той девчонкой? – фыркнул Кунал.

– Ты имеешь в виду ту девушку с прекрасными глазами, она же Гадюка?

– Что?

– Нет смысла это отрицать. Перестань притворяться. Я тебя знаю, Кунал, как брата.

Кунал откашлялся, давая себе секунду на размышления и гадая, не пригрезилась ли ему нотка боли в голосе друга. Нужно время, чтобы объяснить свой выбор, но станет ли Лакш слушать? Или боль от притворства Кунала заставит его завершить порученное задание?

– Лакш, это не то, что ты думаешь.

– Нет? – Лакш сухо улыбнулся. – Я вот думаю, ты врал мне, скорее всего, с Фаора, а может, еще раньше. Вчера на поляне я увидел в