Название книги в оригинале: Шерри Ана. Хрупкое равновесие. Книга 2

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Шерри Ана » Хрупкое равновесие. Книга 2 .





Читать онлайн Хрупкое равновесие. Книга 2 [litres]. Шерри Ана.

Ана Шерри

Хрупкое равновесие. Книга 2

 Сделать закладку на этом месте книги

© Шерри А., 2020

© Оформление. ООО «Издательство «ЛГБТ», 2020

Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана видела, как почернели глаза Стефано. Затем он прикрыл их, видимо, пытаясь справиться с рвущимися наружу эмоциями.

– Это конец! – крикнул Антонио, но Висконти молчал. – Гриф нам этого никогда не простит!

Диана перестала дышать, не отрывая взгляда от мужчин. Они стояли возле тела, смотрели на него… Все были в ужасе, в непонимании, в шоке.

Стефано подошел к ним и, наконец, отдал приказ:

– Сделайте так, чтобы его долго искали. А лучше, чтобы вообще не нашли. Избавьтесь от его машины. Машину Дианы отгоните в наш гараж.

– Что будет с леди? – испуганно спросил Томас.

– Я сам с этим разберусь.

Диана слышала их разговор через приоткрытую дверь машины, видела, как возвышается над своей охраной Стефано Висконти. Она не могла понять: в гневе он или испуган? Нервно перебирая холодные пальцы рук, она увидела, как он возвращается к машине, оставляя людей исполнять приказ. Скорее всего, ей предстоит услышать от него много неприятного и даже обидного, ведь она молча уехала к его врагам. Но зато она узнала информацию о предстоящей сделке с Ахмадом и его планах на субботу. Она расскажет об этом позже, если Стефано позволит ей остаться в живых…

Он сел в машину, пристегнулся и, наконец, посмотрел ей в глаза. И Диана не увидела в его взгляде гнева, скорее горечь и жалость. Положа руку на руль, он резко сорвался с места, забирая ее из пережитого ада. Диана только сейчас ощутила, как сильно ее трясет.

– Все будет хорошо, – прошептал он будто самому себе.

Больше Стефано не произнес ни слова. Молча гнал машину на большой скорости, сильно сжимая руль. Диана отвлеклась на секунду и посмотрела на свои ноги: они были все в крови, и ей безумно захотелось смыть ее. Тут же она вспомнила отвратительный, тошнотворный запах Николаса и его мерзкие руки, доставляющие адскую боль.

– Он убил бы меня, – прошептала она, – он увидел крест и все понял.

Стефано посмотрел на девушку, но Диана даже не обернулась к нему. Она говорила это, чтобы прежде всего оправдаться перед собой.

– Ты все правильно сделала. Другого я от тебя и не ожидал.

Он подъехал к ее дому, резко затормозив:

– Даю тебе полчаса, чтобы собрать вещи.

Полчаса? Чтобы убежать из своего дома? Значит, он позволит ей жить дальше. Он не собирается убивать ее.

Стефано открыл дверь машины и помог ей выйти. Диана снова стояла босиком на холодной земле, только сейчас вспомнив, как Николас снял с нее туфли, раздвигая ее ноги. Она пошатнулась, хватаясь за голову, но Висконти успел подхватить ее. Он поднял ее на руки и понес к дому.

– Какие вещи? Вы о чем? Я же дома.

– Нет, – твердо ответил он, – теперь это не твой дом, в первую очередь они придут сюда.

Боже! Где же ей теперь жить? Она не могла лишиться своего дома и крыши над головой. Дрожащими руками вытащила ключи из сумочки, которую принес ей Томас из ее «Инфинити», вставила их в замок и открыла дверь.

– Но где мне жить? В гостинице? – Она испуганно посмотрела в его синие глаза. Как же ей пережить эти страшные минуты одной в чужих стенах незнакомого места? Неужели он оставит ее одну со своими мыслями о самом страшном, что случилось в ее жизни?

– У меня.

Сейчас даже это перестало быть важным. По крайней мере, она будет не одна.

– Мне надо в душ, – прошептала девушка в надежде, что успеет смыть засохшую кровь… Желательно смыть память! Жаль, что так нельзя.

Стефано внимательно посмотрел на нее, понимая ее желание:

– Хорошо. Только без глупостей. Не закрывай дверь.

Он боялся, что она причинит себе вред. Но Диана не собиралась резать себе вены или причинять боль, ведь она была ему нужна. Она еще помнила, зачем выжила. Она помнила, что в самую тяжелую минуту своей жизни думала об этом мужчине.

Пройдя в ванную, она посмотрела в зеркало и поморщилась: в уголке рта была отчетливо видна кровь. Она совсем забыла, что Николас ударил ее по лицу! В тот момент она уже ничего не чувствовала… Воспоминания нахлынули на нее, причиняя новые страдания. Она стояла, не шевелясь, все сильнее погружаясь в…

– Диана?

Голос Висконти вывел ее из оцепенения, и девушка включила воду, снимая с себя остатки одежды. Стоя под струями воды, она до боли терла кожу, пытаясь содрать ее вместе с воспоминаниями о страшных хватких руках. Сколько она так простояла, Диана не знала, но снова услышав родной мягкий баритон, выключила воду и, обернувшись полотенцем, вышла к нему. Стефано взглядом изучал ее тело, и в его глазах отчетливо читался ужас. Ее ноги и плечи были покрыты синяками – отпечатками пальцев Николаса.

– Сукин сын, – прошипел Стефано. – Хорошо, что ты убила его. Ему крупно повезло, что это сделал не я.

Он думал, что Николас Гриффин ее изнасиловал. Диана видела это по его глазам, его взгляду, по выражению ужаса, застывшему на его лице. А разве он сам не насильник? Кажется, раньше она считала его таковым. Но он не такой. Женщины сами кидаются ему на шею. Ему нет надобности брать их силой.

– Он не успел изнасиловать меня, – прошептала она, – я убила его раньше.

Она видела, как Стефано облегченно выдохнул и расслабился:

– Я помогу тебе собрать вещи.

Они быстро кидали все самое необходимое в сумку. На разговоры не было времени. Висконти за все время задал только один вопрос:

– Тебя кто-нибудь видел с Гриффином?

Диана задумалась, вспоминая ужасный вечер от начала и до конца:

– Нет, мы встретились уже в дверях, когда я выходила. Но на улице точно никого не было.

Она вспомнила Пола Слоуна и его жестокие слова в адрес Висконти. Но сейчас она не будет говорить ему об этом. Скажет позже, уже у него дома.

Они сели в машину, и Диана с грустью посмотрела на свой дом. Когда она сможет вернуться? Сколько времени понадобится, чтобы все забыть? Чтобы ее перестали искать? Стефано мог приставить к ней Томаса и забыть о проблеме, но сейчас он не просто перестраховывался – он не хотел оставлять ее одну.

– Я никогда не спрашивала, где вы живете, – осознала Диана, – ваша жизнь меня не касалась. А сейчас вы везете меня к себе, и, может, мне придется жить у вас достаточно долго. Но это неправильно.

– Почему? – Висконти посмотрел на нее, выруливая на дорогу. – Диана, ты можешь не бояться меня. Я дал слово не прикасаться к тебе, и я сдержу его.

Но она боялась не этого. Да, она помнила о том, что его не интересуют маленькие девочки. Она была для него маленькой. Он был для нее слишком взрослый. Но, к несчастью, сама Диана уже так не считала. Она хотела, чтобы он не давал ей этого слова. Никогда.

– Я не боюсь вас. Я боюсь, что буду мешать вам. – Но это было ложью. Она не смотрела на него, произнося это, а он не заметил, что она солгала. Диана боялась не справиться с чувствами, живя с ним под одной крышей, а еще постоянно видеть его женщин… Знать подробности его личной жизни станет пыткой для нее.

– Ты не будешь мне мешать, я редко бываю дома.

Слова Стефано огорчили ее. Она хотела, чтобы он был дома всегда.

– Отлично, – снова солгала она. – Я съеду, как только станет безопасно.

Он ничего не сказал, все так же смотрел на дорогу.

Спустя некоторое время они подъехали к высокой многоэтажке. Диана видела ее раньше – она знала, что в ней живут богатые люди. Но удивилась тому факту, что Стефано Висконти живет в квартире, а не в большом доме, возможно даже, в несколько этажей.

– Не думала, что ваш дом – квартира.

– Ты думала будет замок? – Он улыбнулся, и эта улыбка согрела ей сердце. – Не люблю замки. За городом у меня небольшой дом, когда мне хочется уединения, я еду туда.

Он нажал кнопку с цифрой «десять», и лифт тронулся. Он любил лифты, она уже поняла это и, кажется, тоже их полюбила.

Как только они оказались на этаже, перед ними предстал охранник:

– Гектор, это леди Диана, она будет жить здесь. Диана, это Гектор – твоя охрана и безопасность.

Мужчина поклонился ей и вернулся на свое место. Диана не удивилась тому, что квартира охраняется. Охрана повсюду окружала Висконти.

Стефано открыл дверь и впустил ее, заходя вслед за ней и занося ее сумку. Если бы Диана не находилась в шоковом состоянии, то закричала бы от увиденного. Но сейчас она лишь открыла рот, понимая, что одна его гостиная размером с весь ее дом. Кажется, он сказал, что не любит замки? Ну, об этом можно поспорить.

– Ваша квартира занимает весь этаж?

Он посмотрел на нее, видимо, пытаясь вспомнить, кто его соседи:

– Кажется, нет.

Она прошла к бежевому дивану и присела. Повсюду ощущались чистота и домашний уют. Но чувство неловкости и стыда по-прежнему клубилось внутри. Что она натворила? Зачем поехала на север? Зачем послушала Камиллу? Ах да, она же была расстроена из-за собаки. Она была зла. Пыталась кому-то что-то доказать. Но что из этого вышло? Столько проблем, и на ее совести труп. Она убила человека! Наконец-то до нее стало доходить. Шок постепенно отпускал, позволяя катастрофе разрастаться внутри. Она убила человека!

Стефано протянул ей стакан с золотистой жидкостью и сел возле нее, держа в руках такой же для себя:

– Выпей это.

– Что это?

– Виски. Пей. Это расслабит тебя.

Возможно, ей пора принимать антидепрессанты, а не алкоголь. Но она послушно сделала глоток, и горячая жидкость растеклась по желудку, быстро поднимаясь к мозгу. А мозг по-прежнему кричал: «Убила, убила!» Диана не хотела слушать его, ей хотелось уснуть и проснуться, осознав, что это был всего лишь сон. Но боль, причиненная Гриффином-младшим, не могла быть сном. От одного воспоминания его мерзких рук, дыхания и голоса девушку передернуло. Ей хотелось зарыться в постель и лежать там до тех пор, пока она не излечится. От этого вообще можно излечиться?

– Диана, – прошептал Стефано, возвращая ее в реальность, но она не смотрела на него, не смела поднять глаз, – я не буду спрашивать тебя, что ты там делала, потому что догадываюсь.

Догадывается? О чем? Что она от злости к нему пошла к его врагам?

– Убить человека так же нелегко, как его родить. Только во втором случае – сначала мучения, а в первом… – он ненадолго замолчал, – мучаешься потом.

Она будет мучиться до конца своих дней. Она убила сына Джона Гриффина, он ей никогда этого не простит, если узнает. Она бы точно не простила за такое.

– Одним ублюдком меньше. Я готов был сам убить его.

– Я запуталась. – Она посмотрела на Стефано помутневшим взглядом, понимая, что слезы застилают глаза. Он тут же прижал ее к себе, гладя по волосам и пытаясь успокоить.

– В чем, Диана?

Ей даже говорить было тяжело, она не могла думать, ощущая так близко его присутствие. Она запуталась во всем. В своей жизни, в себе… Она потерялась. Кто она теперь?

– Я не знаю, Стефано… – Диана разревелась у него на груди, оставляя следы на его рубашке. – Я поняла кое-что.

Она тут же слегка отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза, и, встретившись с ним взглядом, произнесла:

– Это страшно. Но я поняла, что собаку мне жаль больше, чем Николаса.

Висконти засмеялся и покачал головой.

– Я монстр? – Она с непониманием продолжала смотреть на него. Может, он даст ответ на этот вопрос?

– Нет, Диана. Николас Гриффин – монстр. Мне тоже собаку жаль больше, чем его.

Но улыбка по-прежнему не сходила с его лица:

– Ты меня насмешила.

Диана наконец улыбнулась и снова прижалась к нему, ощущая тепло. Стефано одной рукой накинул на нее плед, а второй рукой гладил ее волосы, создавая атмосферу покоя и уюта.

– Только не уходите, – прошептала она в полудреме, – не оставляйте меня одну.

– Не оставлю, спи.

Сколько она так пролежала, Диана не знала. Разбудил ее звонок его мобильного. Стефано тут же нажал на входящий, поморщившись от громкого звука:

– Слушаю.

Он сказал «слушаю», а ей он всегда говорил сразу целое предложение. Диана открыла глаза, вспоминая, что Камилла тоже должна была позвонить. Но встать было сложно: она лежала на его коленях, ей было сладко, а он все еще гладил ее волосы, говоря по телефону. Диана прислушалась.

– Хорошо, молодцы, Антонио. – Тихий баритон расслаблял, уводил в сон. Он старался говорить как можно тише, чтобы не нарушить ее покой. – Диана дома. Ей лучше, намного лучше. Нет, Томас не нужен.

Он солгал. Она не дома. Она с ним в его квартире.

Стефано отключил абонента и, вздохнув, откинулся на спинку дивана. У него был уставший вид. Можно было даже предположить, что это он убил Гриффина-младшего.

– Прости, что разбудил тебя.

– Почему вы сказали, что я дома?

Он помолчал ровно пару секунд, а потом уверенно произнес:

– Я не солгал. Ты дома. Просто я не уточнил, в чьем именно.

Опять его безопасность? Опять перестраховка? Он боится? За нее? Прячет у себя. Почему?

– Сколько я спала?

– Примерно полчаса.

Она села на диване, кутаясь в плед. Полчаса. Тяжело сидеть полчаса неподвижно, когда на твоей ноге кто-то спит.

– Стефано, – прошептала она, – мне надо вам кое-что рассказать.

Сейчас самое время рассказать ему о планах Ахмада, но для начала…

– Кто такой Пол Слоун?

Она увидела злость в его взгляде. Висконти встал с дивана, недовольно смотря на нее:

– Откуда тебе известно это имя?

– Мы познакомились в «Поло-клубе». Это его клуб, да? Кто он?

– Да. Его. – Стефано налил себе виски. – Правая рука Джона Гриффина.

Диана встала и подошла к нему:

– Я кое-что услышала. Случайно. В субботу, когда вы с Ахмадом пересечетесь на сделке, тот вас убьет. Это известно Полу, Ахмад сам ему сказал.

– Да неужели? – Стефано слегка улыбнулся, взбалтывая виски в стакане. Казалось, он совсем не удивлен. Он знал?..

– Может, стоит отменить сделку? – Диана тешила себя призрачной надеждой, что он послушает ее.

Но Висконти отрицательно покачал головой:

– Мы убьем его раньше. Так ведь? – Он заглянул ей в глаза, и девушка сделала шаг назад, понимая, к чему он клонит. Она убьет его. Вот к чему! Диана знала это еще тогда, извиваясь под Николасом Гриффином, и именно это знание помогло ей спастись. Она жива только потому, что нужна своему Дьяволу. От нее зависит его жизнь.

– Так, – прошептала она. – Я сделаю это.

Боже! Отец сейчас перевернулся в гробу, слыша ее слова. Ей уже выписан билет в ад. Не успела она убить одного человека, как уже думает о смерти другого. Дьявол! Кем она стала? Маленькая хрупкая девочка, спасающая жизни, стала жестокой убийцей, отбирающей их. Но по-другому она уже не может. Потому что если с ним что-нибудь случится, она не сможет жить. Он ее воздух. Не она нужна ему, а он нужен ей.

Стоя перед ним и кутаясь в плед, она не решалась поднять глаза, поэтому Стефано сам подошел к ней и поднял за подбородок. Ее взгляд тут же коснулся его синих глаз. Хоть бы он не прочитал по одному лишь взгляду о ее любви. Ее глаза загораются звездами, когда она смотрит на него. Черт! Она ненавидела себя за эту слабость. Как они будут жить вместе, когда она стоять не может рядом с ним?

– Мы посмотрим, Диана. Возможно, твоя помощь не понадобится. Я справлюсь сам.

Звезды погасли. Диана даже открыла рот от удивления. Как «сам»? Он совсем с ума сошел? В него будут стрелять! Она убила Николаса, чтобы в субботу убить Ахмада.

– Что вы такое говорите! – вскрикнула Диана, и ей показалось, что Стефано вздрогнул. – Я буду там, хотите вы этого или нет. Вас хотят убить, и я единственная, кто может вам помочь.

Он отпустил ее подбородок и поднял сумочку с пола. Диана услышала вибрацию своего телефона и, выхватив сумку, достала его. Камилла.

– Как ты? Ты дома? – тут же начала нервно тараторить Диана и поняла, что поступает так же, как он.

– Все хорошо. Я дома, меня довез Себастьян. Жаль, что ты уехала рано, без тебя было скучно. А ты как?

– Уже сплю. Я позвоню тебе завтра.

Диана отключила телефон и расслабленно выдохнула, но, вспомнив прерванный разговор, снова посмотрела на Стефано. Он расстегивал верхние пуговицы на рубашке. О нет!

– Где моя комната? – тут же произнесла она, напоминая, что стоит рядом и не готова смотреть на… такое. Жить вместе будет сложно.

– Я покажу тебе. – Он обошел диван, показывая направление рукой, и Диана пошла за ним. Открыв дверь, она зашла в небольшую, уютную и со вкусом обставленную спальню.

– Это спальня моей… – Стефано замолчал, подбирая слова, и Диана насторожилась, – моей домработницы Марты. Иногда, когда меня нет, она ночует здесь.

– Ваша домработница ночует в вашей квартире? – Удивлению Дианы не было предела. В голове не укладывалось.

– Когда меня нет.

– Когда вас нет, чужой человек ночует в вашей квартире?

Она все еще не могла никак понять логику, а он улыбался, смотря на нее:

– Она не чужой человек. Я знаю ее уже много лет. Мне кажется, она понравится тебе.

Конечно, ничего удивительного! Можно даже представить ее внешний вид, раз она ночует здесь, рядом с ним. Когда он здесь – в его постели, когда его нет – в этой комнате.

– Если я займу эту комнату… – размышляла вслух Диана, понимая, что Марте придется перебраться в спальню к своему хозяину.

– Сейчас она уехала. Не переживай, она может пожить в доме за городом. Но мне кажется, когда ты с ней познакомишься, сама не отпустишь ее отсюда.

Диана недовольно взглянула на него. Это шутка? Она не отпустит отсюда его любовницу? Она приложит максимум усилий, чтобы Марта никогда больше не переступила порог этой квартиры.

Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

Открыв глаза утром, Диана не сразу поняла, где находится. Но вспомнив вчерашний день в деталях, зарылась под одеяло, пытаясь все забыть. Сколько сейчас времени? Она не могла понять: солнце не светило в окно, как в ее доме. Оно сейчас заливает яркими лучами его спальню. Выбравшись из постели, она на цыпочках покинула комнату и, минуя гостиную, направилась в ванную комнату. В квартире было тихо. Казалось, никого нет. Где Стефано? Может, он уже в офисе? Подойдя к двери ванной комнаты, она схватилась за ручку, но дверь в ту же секунду распахнулась, чуть не сбив ее.

– Прости. – Стефано стоял с обнаженным торсом, мило улыбаясь ей. – Доброе утро.

Диана отвернулась, понимая, что и сама стоит в коротенькой ночной сорочке из розового шелка. Боже!

– Как ты спала? – Он прошел мимо нее, накидывая на свое божественное тело белую рубашку.

– Слишком хорошо для убийцы, – тихо сказала она, желая при этом раствориться в воздухе. – Во сколько вы встаете?

Он обернулся, застегивая пуговицы на рукавах:

– Когда как. Сегодня решил поспать подольше. – Сапфировый взгляд пробежал по ее телу, и Стефано, нахмурившись, отвернулся. – Плохо спал ночью.

Ей показалось, что последние слова он просто швырнул в нее. Она даже почувствовала себя виноватой за то, что спала хорошо. Прижимаясь к двери, она продолжала наблюдать за ним: вот он завязал галстук, накинул жилет… Да, жилет. Под пиджак. Такой аристократический, изысканный стиль. Возбуждающий и сексуальный. Вряд ли кто-то еще в этом городе одевается настолько элегантно.

– Вам сварить кофе?

– Нет. – Он накинул пиджак и подошел к ней. – В холодильнике нет еды: я не знал, что ты решишь кого-то убить, поэтому не подготовился. Марты нет, и готовить некому. Я заеду за тобой, и мы позавтракаем где-нибудь.

– Я могу сходить в магазин? – спросила Диана, уже зная ответ: он не выпустит ее из квартиры.

– Я приеду, и мы вместе сходим, договорились? – Стефано посмотрел на часы на своем запястье. – Я опаздываю. Чувствуй себя как дома.

Он улыбнулся ей на прощание и вышел. Она осталась одна. В чужой квартире, где ничего не знает. Одна, когда он так нужен ей. Квартира опустела сразу же после его ухода. Опустело все. И ее сердце.

Оказавшись в ванной, Диана включила душ, закрыла стеклянную матовую дверцу и встала под горячую воду, прижимаясь к стене. Она все еще ощущала его запах, а фантазия рисовала самые безумные картины. Боже! Она стояла у него в душе. Разве она могла подумать об этом, когда пришла первый раз в его офис? Он испугал ее, он показался ей жестоким маньяком, убийцей и насильником. Сейчас же Стефано был самым близким человеком. Хоть и оставался для нее загадкой, и все так же держал дистанцию. Из-за его прикосновений Диане постоянно хотелось большего, она начала бояться себя. Бояться его. Бояться, что рано или поздно не удержится и падет к его ногам, как все его женщины… Ей бы этого не хотелось.

После душа Диана надела легкий сарафан и прошла на кухню. Это была самая большая кухня, которую она когда-либо видела. Зачем ему такая, если он постоянно ходит в рестораны? Если, как он говорит, почти не бывает дома? Диана загрустила, поняв, что, может, и сегодня он не придет ночевать домой, оставляя ее одну в этой большой квартире. Открыв холодильник, она поняла, что искать там особо нечего. И к удивлению, холодильник тоже был большим. Но она могла и не есть, еда для нее не стояла на первом месте. Нажав на кнопку кофемашины, она приготовила себе кофе. А потом долго смотрела о окно и любовалась открывавшимся на город видом. Стефано любит высоту, она уже поняла это. Любит лифты и многоэтажные дома, рестораны – и чем выше, тем лучше. Как будто боится находиться на земле. Она хотела знать о нем больше. Как можно больше.

Девушка прошла в гостиную и стала изучать ее. Ничего лишнего, но очень уютно. И не сказать, что в итальянском стиле. Посередине стоит угловой бежевый диван, рядом кресло и между ними стеклянный журнальный столик. С другой стороны такой же – на нем телефон. У него есть телефон. Зачем ему телефон, если он так редко бывает дома?.. На полу мягкий светлый ковер, контрастирующий с коричневым полом, напротив дивана – большая плазменная панель. Диана еще вчера обратила на нее внимание. Слева большое окно, открывающее прекрасный вид на город, оно скрыто нежнейшей светлой вуалью, материал которой Диана так и не смогла распознать. По бокам скрыты темные шторы, ими можно затемнить гостиную от полуденного солнца. Интересный вариант. Такой же интересный, как и матовая пластмассовая шторка в ванной.

Напротив дивана, по левую сторону от телевизора, рядом с окном – темная дверь в его спальню. Она поняла это, когда Стефано, пожелав ей вчера спокойной ночи, зашел в эту комнату. Там его кровать, его личные вещи, личное пространство, скрытое от лишних глаз. Она не войдет туда. Потому что она воспитанная девушка. Там, за этой дверью, живет мужчина, и ей там делать нечего.

Размышления прервал зазвонивший домашний телефон. От непривычного слуху звонка Диана вздрогнула, не решаясь подойти и поднять трубку. Но он все звонил и звонил. Она не брала, уставившись на него. Но он продолжал звонить, будто тот, кто набрал этот номер, знал, что кто-то есть дома. И интерес победил.

– Алло?

– Почему ты всегда ставишь мобильный на беззвучный режим?

Она готова была расцеловать этот телефон, услышав родной мягкий баритон.

– Я забыла его включить.

– Ты еще не умерла от голода? – Он засмеялся, и Диана сразу улыбнулась.

– Я выпила кофе, мне этого достаточно.

– Нет, так дело не пойдет. Я сейчас приеду, и мы поедем куда-нибудь позавтракаем.

– Давайте, вы приедете, и мы поедем в магазин, купим то, что можно есть дома.

Он помолчал, видимо, вспомнил, что обещал ей:

– Хорошо, я согласен. А ты умеешь готовить?

– Конечно. Какая девушка не умеет готовить? – Диана слегка удивилась такому вопросу.

– Тогда договорились. Уже еду.

Девушка положила трубку на базу и побежала к себе в комнату. Она торопилась, вынимая из сумочки косметику и одновременно поглядывая на себя в зеркало. Внезапно в памяти возникла картинка – засохшая кровь на губе, синяки… Черт! Она ни разу не вспомнила про Николаса Гриффина. Стефано Висконти полностью завладел ее мыслями.

Диана накрасила ресницы тушью, чуть удлиняя их. Рассматривая себя в зеркале, она мысленно сказала «спасибо» Марте за то, что в этой комнате было большое зеркало. Но ей все равно не нравился тот факт, что домработница жила в его квартире.

Затем Диана достала из сумки туфли, которые вчера наспех прихватила с собой, и поняла, что сейчас хотела бы видеть на ногах нечто более сексуальное: на тоненьком высоком каблучке… Боже! С каких пор она думает о каблуках? Раньше ей было все равно, в чем она ходит. Сейчас все было по-другому. Она будет рядом с ним, своим синеглазым Дьяволом, и хочет быть ему под стать. Его рост позволял надеть ей самые высокие шпильки.

– Я тут. – Мягкий баритон отвлек ее от раздумий, и Диана обернулась. – Ты готова?

Диана кивнула, схватила сумочку и направилась к Стефано. Они встретились в дверном проеме, внимательно смотря друг на друга:

– Вот думаю, переодеться мне или нет? – Стефано, не отрываясь, смотрел на нее, уже начиная снимать пиджак, но она перехватила его руки:

– Нет.

– Я не выгляжу, как покупатель продуктов.

Диана рассмеялась, прикрывая рот рукой. Она не слышала ничего более безумного. Да, он не выглядел покупателем, но он был дьявольски красив.

– В Италии не принято ходить за продуктами в пиджаке и галстуке?

– О, еще и галстук… – Он начал стягивать его с шеи, что вызвало новую волну смеха у Дианы, она убрала его руки и поправила галстук. – В вашей стране так не принято. У нас с этим все в порядке.

– Стефано, вы вообще ходите в супермаркет за продуктами?

Они стояли так близко к друг другу, что эта близость начинала становиться неловкой.

– Марта ходит. Мне некогда заниматься такой ерундой.

Она перестала улыбаться, но все еще продолжала смотреть ему в глаза:

– А дома, в Италии?

Он улыбнулся:

– Нет.

Боже, да кто же он? Не человек? Все люди покупают себе еду в супермаркетах. Диана задумалась, отводя взгляд в сторону:

– Вы – Глава «Morte Nera», вы – владелец всего побережья, юга и востока, вы – наркодилер, вы занимаетесь незаконным оборотом оружия, вы – убийца, и вы никогда не ходите за едой в магазин?

Стефано засмеялся, пожимая плечами. И Диана решила, что ему просто некогда этим заниматься.

– Тогда я научу вас, идем.

Она прошла мимо него к выходу, но остановилась:

– А вещи? Ведь вы одеты с иголочки. Вы ходите по магазинам?

Висконти наклонился и прошептал ей на ухо:

– Да. Там, откуда я родом, одежда стоит на первом месте. Милан – законодатель мод, Диана.

Ах, ну да! Она совсем забыла!

– Хорошо, что вы не из племени апачей.

Они подошли к лифту, и Стефано нажал кнопку вызова. Диана улыбнулась охраннику, и тот ответил ей тем же, но затем он встретился взглядом со своим боссом, и улыбка сошла с его лица.

Когда они зашли в лифт, Диана не смогла сдержаться и прокомментировала:

– Вы пугаете своих людей.

– Мои люди должны знать свое место.

Она удивленно посмотрела на него.

– Вы жестоки.

– Да. Нельзя давать слабину. Есть разница, Диана, между такими, как я, и такими, как он. Это называется «разница в социальном статусе».

Двери лифта открылись, и он вышел, а Диана осталась стоять на месте, шокированная его словами. Она уже мало что понимала из сказанных им слов. Наверное, трудно понять иностранцев, менталитет разный. Наверное, в Италии так живут все. Или?..

– У нас демократия. Мы все равны.

Стефано обернулся и посмотрел на нее. Но в его взгляде она не увидела надменности. Он был суров, строг, но не надменен. Диана прекрасно знала, как Висконти относится к членам «Morte Nera» – как к равным, но в то же время они все его уважают и боятся. Почему?

– Что-то я не замечал, чтобы Ричард Найт сидел в одной компании со своей охраной.

Он пошел дальше, Диана неуверенно последовала за ним. Но тут ей в голову пришло еще кое-что:

– Вы не ходите в супермаркет, потому что это не положено вам по статусу, но в то же время вы приютили меня у себя. А мой социальный статус, знаете ли, не равен вашему. Почему вы сделали это?

Стефано остановился, не оборачиваясь, достал ключи от машины и нажал на кнопку сигнализации и блокировки дверей «Лексуса».

– Садись в машину, Диана, пока я не передумал.

Секунда – и она в машине. Он не ответит ей. А знает ли он сам ответ на этот вопрос? Потому что она нужна ему, как воздух? Или ей мерещится нечто другое? А может, она просто хочет, чтобы ей это мерещилось?..

Они подъехали к самому дорогому супермаркету в городе. Иначе и быть не могло. Выйдя из машины, Диана взяла тележку, думая о том, что можно приготовить на ужин. И будет ли он сегодня вечером с ней? Или уйдет опять в неизвестность?

– Вы сегодня будете вечером дома? – Она не могла больше молчать, хотя знать ответ тоже не очень-то хотела.

– Если ты что-то приготовишь, как я могу это не попробовать?

Стефано улыбнулся, перехватывая у нее тележку. Его настроение менялось с такой скоростью, что Диана за ним не успевала.

– Как вам джамбалайя?

– Что это? – Стефано удивленно посмотрел на нее. – Впервые о таком сл


убрать рекламу






ышу.

– Креольское блюдо на основе риса. Вы любите рис?

– Да, я люблю рис.

Диана ходила по магазину, выбирая продукты и передавая их ему: молоко – она любила молоко, йогурты – это полезно, хлеб – утром тосты с арахисовым маслом… Остановившись напротив сыров, она задумалась. Сыры всегда вызывали панику: их был миллион.

– Вы любите сыр?

Стефано улыбнулся, глядя на нее:

– Какой итальянец не любит сыр?

– И какой сыр вам по душе?

Казалось, он находится в таком же ступоре, как и она, изучая ассортимент.

– У меня проблемы с сырами, – засмеялась Диана.

– Знаешь, у меня тоже. – Он подмигнул ей. – Давай возьмем много.

– Но вы же должны знать, какой предпочитаете обычно?

– «Азиаго», «Фонтина», «Пармезан», «Робиола»… – Беря в руки сыры, он изучал этикетки. – Я ем все сыры.

Отлично. Названия большинства из них, Диана слышала впервые. Они стали класть в тележку все перечисленные им сыры. Слава богу, они были в наличии.

– «Пекорино» – что это?

– Сыр из овечьего молока. Берем.

Диана, улыбаясь, кинула его в тележку, а Стефано засмеялся:

– Скидывай всю полку, у меня большой холодильник.

– Тогда вам придется завтракать, обедать и ужинать дома.

– Я согласен.

Почему-то с ним было легко. И с момента их прихода в магазин, Диана улыбалась чаще, чем дома. Они ходили по отделам, обмениваясь шутками и непринужденно общаясь. Диана была рада, что они поехали, это отвлекло ее от вчерашнего безумия.

– Выше, – она тянулась за рисом, – еще выше. Да, да. Вот этот.

Стефано помог ей достать с верхней полки пачку риса.

– Тебе не лень готовить?

– А что мне еще делать?

– И то верно, – усмехнулся он.

– Боже, какие цветы! – воскликнула Диана, беря в руки горшок с красивым красным рождественским цветком. – Это пуансеттия, рождественская звезда. Можно я возьму две?

Она держала в руках горшок с цветком, внимательно рассматривая его, когда услышала шепот возле уха:

– Рождество только через три недели.

От его голоса мурашки пробежали по коже, и она чуть не выронила из рук этот несчастный цветок.

– Но ты можешь взять хоть все.

Она обернулась, сталкиваясь с синими, как сапфиры, глазами. И уже не улыбалась. Какой-то ток… Импульс… Его голос, его глаза, его чары. Черт! Она поняла, что, находясь среди сотен людей в большом магазине, почувствовав эйфорию от шопинга, она на время забыла не о Николасе Гриффине, а о своих чувствах к Стефано Висконти. И сейчас снова вспомнила о них.

– Они будут жить с нами? – Он как-то грустно улыбнулся, вероятно, представив, во что она превратит его квартиру за время своего проживания.

– Я заберу их с собой, как только мне можно будет вернуться домой. Вам не нравятся цветы? Мне казалось, что наоборот. – Диана помнила его цветущий офис.

– Нет, мне нравятся цветы. Мне очень нравятся цветы и эти особенно.

Теперь она точно возьмет их. Цветы скрасят ей будни, пока она будет сидеть и ждать его с работы.

– Я возьму их.

Его губ коснулась улыбка, которая тут же пропала, когда он перевел взгляд в сторону:

– Вот черт! Сюда идет Ричард Найт.

От его реакции Диана запаниковала.

– Что мне делать? – прошептала она. – Он знает? Что он знает?!

– Он ничего не знает. Улыбайся.

– Отлично. – Диана обернулась к Найту, встречая его натянутой улыбкой.

– Боже, какая встреча! – произнес Найт, явно не ожидавший увидеть здесь эту пару. – Висконти, я думал, супермаркет – последнее место, где можно тебя встретить. Леди Диана. – Он поцеловал ей руку, и только сейчас Диана заметила женщину, стоящую рядом с ним. – Ноэль, дорогая, это Диана, та самая, о которой я тебе столько рассказывал. Диана, познакомься, это моя супруга Ноэль Найт.

Диану удивила новость о наличии у него жены. Этот факт раньше даже ей в голову не приходил.

– Очень приятно познакомиться. – Она улыбнулась, глядя на женщину. Та была возраста Найта, слегка полновата, но с добродушным, привлекательным лицом и милой лучезарной улыбкой.

– Мне тоже безумно приятно. – Голос у нее мягкий и нежный. На секунду Диана вспомнила мать. – Ричард и правда много рассказывал о тебе, Диана. Ты очень отважная девушка.

О чем она? О сделке с Грифом? Диана удивленно посмотрела на Стефано, но тот, нахмурившись, перевел взгляд на Найта, явно готовый убить его за длинный язык. Но Найт выкрутился:

– Красивые цветы, Диана, вы уже готовитесь к Рождеству? Мы с Ноэль думаем полететь в Париж. Да, дорогая? Говорят, на Рождество в Париже очень красиво. Хотите присоединиться к нам?

Найт закончил, и Диана поняла, что пора спасать свое и без того шаткое положение:

– Я поеду к матери в Аризону, но спасибо за приглашение. А цветы для офиса, Ольга попросила купить.

Диана почувствовала на себе пристальные взгляды, в особенности того, кто стоял ближе всех. Но что она могла сказать? Надо было дать понять, что между ней и ее синеглазым Дьяволом ничего нет. Не было и нет. И не будет.

– А вы где будете справлять Рождество? – Она задала вопрос Стефано, явно ошарашив его. И да, ей действительно хотелось знать, где будет отмечать Рождество он.

Какое-то время Висконти молчал.

– Еще думаю. Возможно, полечу в Милан. Да, – он кивнул, – пожалуй, так и сделаю.

– Отлично, – кивнула Диана, подыгрывая ему, – каждый встретит Рождество с семьей. Так и должно быть.

Она засмеялась, но Стефано хорошо знал ее смех, и знал, когда она смеется искусственно, не по-настоящему.

Каждый в своей семье… Он улетит в Милан и оставит ее одну. Опять. Она сойдет с ума без него. Диана надеялась, что Стефано солгал. Но она не была уверена наверняка, потому что врал он качественно. По-прежнему вглядываясь в его глаза, она пыталась найти в них намек на ложь, но он так же, не отрываясь, наблюдал за ней.

– Вы насмотрелись друг на друга? – произнес Найт, отвлекая их. – Стефано, мне надо с тобой поговорить. А Ноэль и Диана пока прогуляются.

– Ты прямо в магазине собираешься это делать? – Стефано перевел взгляд на Найта.

Ноэль подошла к девушке, забрала у нее один цветок и поставила его в тележку:

– Пойдем, Диана, наша женская доля – уйти вовремя. Пусть мужчины разговаривают сколько хотят.

Но Диана догадывалась, что хотел обсудить Найт: скорее всего, ему была известна информация об Ахмаде. Она не могла уйти, не услышав ее. И у нее не было никакой женской доли! Она – киллер, убийца! Ее доля – стоять позади своего Дьявола, держа на прицеле врага. Но Ноэль взяла Диану за руку и увела в гастрономический отдел. Оглянувшись на Стефано, Диана отметила, как грациозен он в этом костюме. Хищник. Она видела, как смотрят на него женщины, как улыбаются ему. Но он не отвечал им взаимностью, разговаривая с Найтом. Тема разговора, видимо, была не из простых.

Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

– Не переживай так, – произнесла Ноэль, и Диана заглянула в ее фиалковые глаза. Какой красивый цвет. Молодая Ноэль наверняка была чертовски красивой женщиной. С годами мелкие морщинки покрыли ее лицо, но они и придали ей новый шарм – шарм взрослой женщины.

Судя по всему, она знала всё о всех, Найт делился с ней информацией. Если муж рассказывает своей жене все, значит, он ей доверяет и любит. О таком муже можно только мечтать. Ричард молодец. Диана сразу поняла, что под маской весельчака и хитрого лиса скрывается добрая натура.

– У вас есть дети, Ноэль?

Почему-то Диане захотелось познакомиться с их детьми, ведь они наверняка ее возраста и, скорее всего, такие же милые, как и родители. Но Ноэль сжала губы в тонкую полоску, а в глазах появилась грусть. Диана заметила ее и тут же возненавидела себя за бестактность.

– Мы с Ричардом женаты больше тридцати лет, но, к сожалению, детей так и не смогли родить.

Как это страшно. Диана была убеждена, что никакие деньги мира не сравнятся с чувством материнства.

– Простите меня, я не хотела вас расстроить, – прошептала Диана.

– Ничего, девочка, откуда тебе было знать. Да и мы уже привыкли жить вдвоем и не делаем из этого трагедию, как раньше. Мы смирились с нашей участью. Видимо, Бог распорядился так, а не иначе.

Диана вздохнула, мысленно жалея Найтов. Прожить жизнь и не оставить никого после себя… Бог жестоко распорядился.

– Вы знаете, кто я, так ведь? – Диана посмотрела в сторону мужчин, осознавая, как сильно Стефано выделяется из толпы. Даже Найт был одет гораздо проще, хоть и в костюме. Видимо, Ноэль выдернула его с работы, заставляя пройтись с ней по магазинам.

– Да, Диана, я знаю, кто ты. И знаю, зачем Стефано взял тебя к себе, но вижу совсем другое.

Диана тут же обернулась на ее слова, ожидая продолжения, и Ноэль улыбнулась, кивая в сторону Найта и Висконти:

– Не всегда получается так, как ты задумал, чаще не получается совсем. Жизнь меняется так быстро, что ты не успеваешь под нее подстраиваться. Стефано взял тебя наемной убийцей, а станешь ли ты ей? Вот в чем вопрос.

– Стану, я уже ей являюсь.

– Тогда вопрос можно поставить иначе. – Ноэль внимательно смотрела на Диану. – Позволит ли он тебе стать такой?

Диана не понимала смысла ее слов. Как Стефано может ей этого не позволить, если уже вложил столько времени в ее учебу? Она нужна ему. Нужна, как воздух! Стефано знал, что лучше нее он никого не найдет.

– Он уже позволил мне стать такой.

– Тогда еще вопрос, – засмеялась Ноэль. – Как тебе удалось привести сюда Стефано Висконти?

Диана вспомнила слова, сказанные им перед уходом. Он не ходит за продуктами. Но с ней пошел. Почему?

– Я просто попросила, и он согласился.

Видимо, это было очень смешно, потому что Ноэль рассмеялась еще сильнее:

– Вот, Диана, все в жизни меняется. И ты не знаешь, что будет завтра. Хочу спросить тебя кое о чем… – Она перестала смеяться и посмотрела в сторону мужчин. – Смотря на Стефано, что ты видишь?

Диана взглянула на него, и сердце забилось сильнее. Что она видит? Только его. И больше никого. Она поняла, к чему клонит Ноэль. Но расписывать яркими красками все то, что происходит внутри нее, не стала. Она просто прошептала:

– Я люблю его.

И стало легче. Она не могла больше терпеть это одна. Ей нужен был совет опытной женщины. Или нет! Не надо советов! Просто нужно было сказать эти три слова, иначе она скоро выкрикнет их ему. Почувствовав на своем плече руку Ноэль, Диана тут же засмущалась.

– Я знаю.

– Знаете? Это так заметно? – Девушка испуганно посмотрела на нее. Раз это увидела женщина, которая не умеет читать мысли, то… Он тоже это видит!

– Видно, Диана. Но не ему, не переживай. Ты же не замечаешь этого в нем?

– Не замечаю чего?

Диана окончательно запуталась. Она отступила, увидев, как Ричард Найт и Стефано Висконти возвращаются к ним. Но голос Ноэль заставил ее остановиться:

– Мы не видим того, что происходит рядом. Мы просто не хотим этого замечать.

– Вы наговорились, милые дамы? – кивнул Найт, и Диана натянула улыбку. Перевела взгляд на Стефано, пытаясь разглядеть в нем то, чего не видит. Но чего она не видит? Как она может увидеть то, чего не видно?

Висконти улыбнулся ей, вглядываясь в ее голубые глаза, видимо, пытался понять, почему она так пристально разглядывает его. А Диана все еще пыталась рассмотреть в нем то, чего не было видно.

– Боже! Идем, милая, мы тут уже никому не нужны, – вздохнул Найт и, проходя мимо Дианы, шепнул: – Нас тут нет.

Кто-то что-то сказал?.. Почему Стефано так смотрит? Ах да! Это же она начала первая. Что сделать, чтобы прекратить смотреть в его глаза?

– Что сказала тебе Ноэль, Диана? – поинтересовался Висконти, прерывая их молчаливое созерцание друг друга.

– У вас синие глаза, – прошептала она.

– Она так сказала?

– Нет. А что сказал вам Найт? Тема вашего убийства меня волнует сейчас больше, чем… – Она замолчала на секунду, но потом продолжила: – Чем ваши глаза.

Стефано покатил тележку вперед, и Диана пошла за ним. Молчание. Он не собирается ей ничего рассказывать?

– Почему вы молчите? Я задала вам вопрос.

– Ты купила все, что хотела?

Уходит от ответа. До встречи с Ахмадом остается четыре дня, а он преспокойно молчит. Он готовил ее к этому дню, и что теперь? Он передумал?

Но он так же молча направлялся к кассе, и Диане не оставалось ничего, кроме того, чтобы идти следом за ним.

– Почему у Найтов нет детей? Они такие милые, почему Бог лишил их права быть родителями?

Стефано резко остановился и взглянул на нее:

– Маленького Найта мир не пережил бы. – Он засмеялся, а Диана недовольно посмотрела на него. – Шучу. Не знаю почему.

– Это так печально, – сказала она. – Мы живем ради того, чтобы оставить после себя свою кровь, а их династия закончится на них. И мне жаль Ноэль, она была бы хорошей матерью… Вот вы ради чего живете?

Ей показалось, что он слегка занервничал. А может, он понял, что не знает ответа на вопрос? Действительно, ради чего живет Стефано Висконти? Чего хочет от жизни?

У него все есть: деньги, власть, женщины. Чего ему не хватает? К чему он стремится? Как много вопросов и ни одного его ответа. Стефано молчал, молчал, молчал… Они уже вышли из магазина, а он по-прежнему не произнес ни слова. Диана уже забыла о своем вопросе, думая о том, что сейчас снова останется одна в его квартире. К ней сразу вернулись мысли о Николасе Гриффине. Где сейчас его тело? Нашли ли его? Стефано вообще ничего не рассказывает, он молчит обо всем, оставляя ее в неизвестности. А неизвестность пугала Диану больше, чем правда и реальность.

– Сколько можно молчать? – не выдержала девушка, когда они садились в машину. – Вы можете хоть слово мне сказать? Где покоится тот, кого я… убила?

Это слово далось ей тяжело, буквально застряло у нее в горле.

– Можешь не переживать, пусть покоится с миром. Надеюсь, его еще долго не найдут.

– Что вы сделали с телом?

– Закопали в лесу. Что еще с ним можно сделать?

Стефано говорил так, будто каждый день закапывал трупы. Ни капли жалости, ни капли человечности. Диане на секунду стало жаль Джона Гриффина. Он не сможет найти сына и никогда не похоронит его по-человечески. Пусть сын и был настоящим ублюдком, но он его ребенок. Его кровь. Он вырастил его.

– У Грифа остался еще один сын?

Стефано бросил на нее недовольный взгляд:

– Младший. Никогда не видел его, даже имени не знаю. Не могу понять, за кого ты переживаешь: за себя, за Николаса Гриффина или за Джона Гриффина?

Она переживала за всех, и это чертовски раздражало.

– Перестань мучиться, Диана, ты защищала себя. Если бы ты не убила его, я убил бы его сам.

До дома добрались в полном молчании, Диана нажала кнопку лифта, пока Стефано забирал из машины пакеты. Его мобильный начал звонить, когда они зашли в квартиру:

– Да. – Одно слово. Она снова обратила на это внимание, ставя горшки с цветами на журнальный столик. – Хорошо, я сейчас приеду. – Он отключил телефон, помогая донести пакеты на кухню.

– Вы уходите?

Он посмотрел на часы, потом перевел взгляд на нее:

– У меня важный звонок через полчаса. Мне надо быть в офисе. Ты разберешься со всем сама?

– Вы вернетесь к ужину? – Она не хотела оставаться одна ни сейчас, ни вечером, ни ночью. Особенно ночью. Она даже боялась представить его с другой женщиной, а себя одну в его пустой квартире.

Стефано задумчиво кивнул, казалось, что он не понял ее вопроса, думая о чем-то своем. Видимо, предстоящий звонок очень важен для него.

Он ушел, оставляя вместо себя пустоту в квартире. Диана убрала продукты в холодильник и выглянула в окно. Вид на город. Красиво. Но на душе пусто и одиноко. Она решила заняться ужином, чтобы как-то отвлечься от грустных мыслей. Она поймала себя на том, что теперь постоянно думает о предстоящей сделке с Ахмадом. Четыре дня… У Стефано четыре дня, чтобы жить… Четыре дня у нее, чтобы помочь ему выжить! Но он молчит и не просит ее сделать то, к чему готовил ее несколько месяцев. Может, он решил, что она струсит? Ведь, убивая собаку, она вся обливалась слезами. Но убив Николаса, Диана даже не вздрогнула. Он причинил бы ей вред, так же как Ахмад причинит вред ее упрямому Дьяволу. Она и глазом не моргнет, нажимая курок на своей винтовке. Может, стоит позвонить Антонио и спросить у него, что думает Стефано и какие у него планы? Или Майклу? С ним она нашла общий язык. Может, стоит съездить в офис самой? А может, стоит поехать на выжженное поле и одной потренироваться? Диана задумалась: что же ей делать? Мысли плутали, путались в собственных суждениях, но руки занимались готовкой. Они прекрасно помнили, что и с чем надо смешать на сковородке, сколько солить и перчить. Живя без матери год, не имея лишних денег, чтобы ходить по ресторанам, она готовила себе всегда сама. Она любила готовить. Другой вопрос – было ли у нее на это время? Возвращаясь со смены, она падала от усталости. Ей было не до необычных блюд, она что-то наспех готовила и снова шла на работу. Теперь времени у нее много и делать в общем-то нечего. Диана усмехнулась, переворачивая мясо на сковородке. Когда-то она мечтала иметь много свободного времени, но сейчас поняла, что, иметь его – не всегда плюс. Время – друг и враг. Время сейчас было ее врагом, оно шло против нее. Его оставалось слишком мало…

Звонок домашнего телефона вывел ее из раздумий. Диана побежала в гостиную в надежде услышать родной голос. Кто же еще мог звонить сюда?

– Я слушаю.

Но недолгое молчание собеседника, судя по всему, удивленного, говорило о том, что кто-то мог.

– Извините, я могу услышать Стефа?

Сердце Дианы дрогнуло, когда она услышала нежный женский голос. Как она его назвала? Боже!

– Его нет, – ответила Диана, злясь одновременно на себя и на него. Почему нельзя позвонить ему на мобильный, почему надо обязательно звонить домой? Ах, она знает его домашний телефон? Значит, это кто-то важный для него: – Позвоните ему на мобильный, он в офисе.

– Он не берет трубку. А вы кто?

Судя по всему, девушка тоже была шокирована тем, что услышала на другом конце женский голос. Мысленно Диана соображала, что ответить: кто она и что она тут делает? И вообще, почему она должна перед кем-то отчитываться?

Не найдя, чем оправдать свое нахождение в его квартире, Диана произнесла:

– Ему что-нибудь передать?

– Я не знаю, кто вы и что делаете у него дома, но имейте в виду: то, что мое, моим и останется. Передайте ему, что звонила Аделина Паркер. У нас встреча сегодня в клубе «Миллениум», пусть не опаздывает.

Диана услышала в трубке прерывистые гудки и положила ее обратно на базу. Гнев, боль, обида, ревность… Ревность. Она вспомнила это чувство. Она уже испытывала его в «Кречете», когда увидела Стефано с девушкой. Тогда Диана выбежала на улицу и встретилась с Николасом Гриффином… Второй раз в «Бункере», опять девушка, и опять это чувство. Тогда Диана нашла утешение в губах Фрэнка. Значит, любовь жила в ней уже тогда, она просто не понимала этого. Когда же все это началось?

Диана легла на диван, закрыв лицо руками. Она знала ответ: когда впервые увидела его. Такого красивого и жестокого, богатого и властного. Он испугал ее, страх стал сильнее остальных чувств. Она не чувствовала любви, она чувствовала страх. Но там, на обрыве, в его руках, она отпустила свой страх, и любовь, наконец, смогла вырваться на свободу.

– Боже, – прошептала она, – за что мне это?

Наказание, испытание за что-то! Диана прекрасно понимала, что они не могут быть вместе, он не прикоснется к ней. Он едва ли видел в ней женщину. Но вспомнив слова Ноэль, Диана задумалась: «Мы не видим того, что происходит совсем рядом. Мы просто не хотим этого замечать». Чего не замечала она? Чего она не видела в нем? Он дал ей слово, тем самым доказывая свое безразличие к ней, как к женщине. Диана была ребенком в его глазах.

Радовало только одно – она успела приготовить джамбалайю, после этого звонка она уже не в силах была бы это делать. Возможно, он не придет сегодня на ужин, его ужин состоится в «Миллениуме» в компании настоящей женщины, а не девочки вроде Дианы. Взяв со столика мобильный, она рискнула позвонить Стефано, чтобы передать слова Аделины.

– Решила похвастаться своими кулинарными изысками?

Но сил шутить не было:

– Почему вы не берете трубку, когда вам звонят ваши… – она даже не знала, как их назвать, – близкие подруги.

– И кто у меня близкая подруга? – удивленно спросил он.

– Вам знакомо имя Аделины Паркер? Она ждет вас сегодня в «Миллениуме». Кстати, не опаздывайте.

Диана нажала на кнопку отключения абонента, и телефон выпал у нее из рук. Она так и лежала, уставившись в потолок, ненавидя себя, Аделину Паркер и Стефано Висконти, слушая вибрацию своего телефона. Возможно, это глупо. Возможно, она не имеет права так себя с ним вести. Но по-другому не получается. Это слишком тяжело. Ей захотелось домой, в свои родные стены, в свою кровать, на свой диван. Выйти на улицу и пробежаться до пляжа. Сесть на песок и долго смотреть вдаль, чтобы ветер уносил всю печаль и… чувства к нему.

Вибрация мобильного телефона прекратилась, но зазвонил домашний. Она знала, кто звонит. Сейчас она точно это знала, и схватив трубку, начала говорить первая:

– Я хочу домой. В свой дом. В свои стены. Мне здесь плохо. Дайте мне Томаса, я согласна на него.

– Я за Томаса, стены моего дома станут твоими стенами. Не я убил Николаса Гриффина, не мне надо прятаться.

– Его не нашли, и мне пока бояться нечего.

– Я бы на твоем месте так быстро не расслаблялся.

Висконти положил трубку. Теперь он сделал это первым. И Диана чуть не захлебнулась в потоке слез.

Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана не заметила, как уснула, но, открыв глаза, поняла, что уже глубокий вечер: в квартире горел приглушенный свет. Кто-то укрыл ее пледом. И этот «кто-то» был дома. Она подняла голову, пытаясь определить, где он.

– Хорошо поспала? – Голос Стефано окончательно разбудил ее. – Я попробовал твое блюдо, не помню, как оно называется. Оно очень вкусное.

– Джамбалайя, – напомнила Диана, – креольское блюдо.

Она села, не понимая, как могла проспать так долго. Видимо, ее нервы были истончены до предела. Какого черта он дома? Она тут же посмотрела на Стефано, держащего в руках тарелку и наблюдавшего за ней:

– Вы едите на ходу?

– Я все делаю на ходу, у меня мало времени.

Ах, ну да! Он же опаздывает на встречу с очередной женщиной. Или она была не очередной, а постоянной? Чувство ревности опять захлестнуло Диану, и она, закрыв глаза, простонала.

– Что с тобой?

Ей не хотелось отвечать на его глупый вопрос. Стефано сел рядом, и Диана автоматически отодвинулась в дальний конец дивана, кутаясь в плед и тем самым пытаясь защититься. Пусть и близко не подходит к ней! У нее не осталось сил бороться с собой.

– Ты заболела? – Он протянул к ней руку, пытаясь пощупать лоб, но она не поддавалась и отворачивалась. – Что не так?

Черт, все не так! Все было не так! Она устала находиться рядом с ним.

Но он все-таки коснулся ладонью ее лба и тут же убрал руку:

– Диана, у тебя температура.

Она удивленно посмотрела на него, натягивая плед еще выше: ее знобило. Она больна этим человеком!

Стефано достал мобильный телефон и принялся искать нужный номер:

– Джексон, ты мне нужен, приезжай ко мне домой. – Он помолчал, слушая собеседника, потом ответил: – Нет, со мной все хорошо, дело в другом человеке. Я тебя жду.

Он отключил абонента и кинул телефон на диван. Диана не стала смотреть, куда тот упал, просто спросила:

– Кого вы позвали?

– Врача.

Стефано приблизился к ней, приложил ладонь к ее щеке и посмотрел ей в глаза:

– У тебя что-нибудь болит?

У нее болело все, Диана только сейчас осознала это. Каждая клеточка ее тела ныла и горела, умирая в агонии.

– Нет.

– Врешь.

– Вру.

Как так получилось, что она заболела? Диана крайне редко болела, последний раз это было еще в школе.

– Я принесу тебе чай. Ты целый день ничего не ела. Так нельзя, ты умрешь от голода.

Почему-то Диане показалось, что ее сил не хватит умереть. Но сейчас она упала бы, если бы решила встать с дивана. Поэтому она кивнула и молча наблюдала за тем, как он встает и уходит на кухню. Он вообще когда-нибудь ухаживал за больным человеком? Или сразу стрелял в него, чтобы тот не мучился?

К ее удивлению, он принес ей чай и пару бутербродов. Тут же желудок дал о себе знать, заурчав. Но аппетита не было.

– Спасибо, – прошептала она. Стефано сел рядом, и Диана заметила, что он посматривает на часы на своем запястье. У него же встреча, а она своей болезнью рушит ему все планы.

– Вы можете идти, я поболею одна. Врача не надо было вызывать, я сама медик, если вы забыли.

Он недовольно посмотрел на нее, и девушка вымученно выдохнула, понимая, что сказанные ею слова частично лживы. Она не хотела, чтобы он уходил, и болеть одна она не собиралась.

– Пожалуй, я останусь, – произнес он, и эти слова согрели ей душу.

Диана сделала глоток чая и, почувствовав странный привкус, поняла, что Стефано что-то добавил туда:

– Как вкусно. Что в нем?

– Лемонграсс, мята и имбирь.

Интересно, откуда у него такие познания?

– Очень вкусно. Откуда вам известен такой рецепт?

Она посмотрела ему в глаза, ожидая честного ответа:

– В детстве, когда я болел, меня поила таким чаем моя няня. – Он тут же понял, что сказал лишнее, закрыл глаза и выругался: – Черт…

Диана чуть не выронила чашку из рук. Няня?

– Да кто же вы?

Он не был рожден криминальным авторитетом! Нет! Она давно поняла это. Люди, которые идут в криминал, чаще всего из неблагополучных семей. Стефано Висконти в детстве имел няню, которая поила его чаем с травами, когда он болел, он не ходил в магазины, потому что за него это делала прислуга. Он родился в богатой семье! Тогда почему он здесь и почему стал Черным Дьяволом? Она задала бы ему этот вопрос, но знала, что ответа не последует. Он будет молчать.

От звонка в дверь девушка вздрогнула, мысли тут же вернулись к реальности. Она поставила чашку на столик, а Стефано пошел открывать дверь. Зачем ей врач? Висконти перестраховывается. Услышав приближающиеся голоса, она сильнее укуталась в плед, но когда Диана посмотрела на вошедшего мужчину, ее удивлению не было предела:

– Вы?

Перед ней стоял тот самый врач, Джексон Харт, которому она в ту страшную ночь передала истекающего кровью мужчину с огнестрельным ранением. Мир перевернулся. Висконти имел своих людей всюду, даже в ее больнице. Прав был Джек, ее водитель, «они» везде.

– Диана Оливер? Что ты тут делаешь?

Он удивленно посмотрел на Стефано.

– Я вижу, вы знакомы, так что приступим сразу к делу, – пожал плечами тот.

Джексон нравился Диане, он всегда первым бежал на помощь, пытаясь спасти пациентов. Она слышала хорошие отзывы от людей, работающих с ним. Он был лучшим врачом в городе. Неудивительно, что он работал на Висконти. Джексон не был женат, он все время проводил в больнице, хотя ему давно пора было уже иметь взрослых детей, но работа была у него на первом месте.

Он присел рядом с ней:

– Что случилось, Диана?

Стефано стоял рядом, сложив руки на груди:

– Мне кажется, у нее высокая температура.

Видимо, Джексон был шокирован, увидев ее в его квартире, он даже не знал, с чего начать. Может, он подумал, что она пленница? Или любовница?

– Все было хорошо, утром мы были в магазине, потом… – Диана подняла глаза, смотря на своего синеглазого Дьявола и вспоминая, как звонок его подруги привел ее в бешенство. – Я просто уснула и проспала часов шесть.

Доктор Харт кивнул, доставая градусник и фонендоскоп:

– Давай измерим температуру.

Ей так хотелось расспросить его о больнице, о «Скорой», о пациентах. Она только сейчас поняла, как на самом деле скучает по своей прежней жизни. Вот бы на миг перенестись в прошлое! И что тогда? Что бы она поменяла? Мельком встретившись с глазами Стефано, Диана поняла, что ничего. Она точно так же села бы в его машину и вручила ему свою жизнь.

Градусник издал короткий писк, и доктор Харт взглянул на результат:

– Высокая температура, Диана. У тебя что-нибудь болит? Горло, голова, мышцы?

Она улыбнулась, потому что знала перечень всех этих вопросов:

– Голова немного.

– Мне надо послушать тебя, чтобы исключить пневмонию.

Диана кивнула и опустила ноги на мягкий ковер. Плед соскользнул на пол, оголяя ее плечи, открывая взгляду доктора кельтский крест. Она видела изумление Харта, тот просто опешил. Она сама бы лишилась рассудка. Несколько месяцев видеть на работе человека, спасающего людей, а потом в один момент… Теперь она другая. Она уже не спасает. Она убивает. Но и сам Харт не был святым, раз работал на Висконти. Диана видела крест на его запястье. Доктор Джексон Харт из «Morte Nera». Как и она. Кто бы сказал в ту ночь, когда она привезла тяжело раненного пациента, она бы не поверила. Сейчас ее уже трудно удивить.

Когда он увидел на ее плече большой крест, все вопросы отпали сами собой.

– Отвернитесь, – попросила она Стефано, и тот кивнул, отворачиваясь. Она сняла длинный сарафан, оставаясь в нижнем белье, и услышала шокированный голос Харта:

– Боже, Диана, что с тобой случилось?

Он с ужасом смотрел на ее синяки, не веря своим


убрать рекламу






глазам. Стефано тут же обернулся, встречаясь с ее недовольным взглядом. Вчера он видел ее после душа в полотенце, и зрелище уже тогда было малоприятным. Сегодня же синяки приобрели другую окраску, более яркую.

Диана схватила плед, прикрываясь им:

– Я же попросила не смотреть.

– Лучше бы я тебя послушал… – прошептал он с нотками боли в голосе.

Доктор прокашлялся, не зная, как себя вести. Кто сделал это с ней? Не сам ли Стефано Висконти? Но спросить он не посмел.

Удивление и ужас в его глазах прочли и Диана, и Стефано.

– Это сделал не он, – произнесла девушка, желая защитить своего Дьявола от ложных обвинений. Харт взглянул на своего босса в надежде, что тот даст хоть какие-то объяснения.

– Джексон, вчера на нее напал Николас Гриффин, попытался изнасиловать… – Стефано запнулся, а Диане даже стало интересно, расскажет ли он историю до конца.

Ошарашенный вид Харта говорил о том, что он знал, о ком идет речь. И если доктор является членом «Morte Nera», значит, Гриффин и его враг тоже:

– Чертов ублюдок, я так и знал, что он когда-нибудь себя проявит. Я надеюсь, ты убил его?

Легкая улыбка заиграла на губах Стефано:

– Диана сама убила его, защищаясь.

Харт одновременно с удивлением и жалостью посмотрел на девушку:

– Не хочу вас расстраивать, но машину Николаса Гриффина нашли сегодня сожжённой в лесу. Я слышал это от службы спасения.

Новая волна озноба прошла по телу Дианы. Еще один шаг к смерти. Она взглянула на своего мучителя в надежде, что тот слышит об этой новости впервые, но она ошиблась. Он уже знал.

– Я знаю, Харт. Уже знаю. Тело еще не нашли, но вскоре найдут и его.

– Боже… – прошептала Диана, садясь на диван и прикрываясь пледом. Пульс стучал в висках. Но кто докажет, что это она убила Николаса? Почувствовав теплые руки на своих плечах, Диана взглянула на Стефано и прижалась к его груди, вдыхая знакомый до боли запах.

– Мне кажется, температура – это последствия перенесенного стресса, не более того, – произнес доктор Харт, убирая фонендоскоп и доставая лекарства, – не вижу никаких признаков болезни. Я оставлю успокоительное и жаропонижающее. Диана, больше отдыхай, старайся не думать о произошедшем. То, что случилось, уже не исправить. Смирись и живи дальше.

Впереди ее ждало еще более трудное испытание. В случае с Николасом Гриффином пострадала бы только она. В случае с Ахмадом, если у нее дрогнет рука и пуля пролетит мимо, пострадают все. Один выстрел и ни одной ошибки! Уже завтра она должна быть на ногах, чтобы тренироваться. Оставалось мало времени.

Доктор Харт ушел, и Диана поняла, что увидеть его было приятно. Напоследок она спросила его о том большом мужчине.

– Он умер, Диана. Но я не причастен к этому. Слишком тяжелые ранения. Я сделал все, что было в моих силах.

Она не удивилась его словам. Ранения были слишком тяжелыми, несовместимыми с жизнью.

Чувствуя вибрацию телефона, Диана схватила его и поняла, что вибрирует не ее телефон. Его. С каких пор Стефано Висконти ставит телефон в режим вибрации?

Идя к дивану, откуда доносился звук, он взял телефон и, выругавшись вполголоса, пошел в комнату, находящуюся в дальнем конце гостиной, о существовании которой Диана и не подозревала. За закрытой дверью она уже не слышала ни его, ни тем более звонившего. Поняв, что так до сих пор и не оделась, а все еще куталась в плед, Диана на цыпочках прошла к себе в комнату и легла на кровать. Было больно. Внутри. Не тело, не синяки, нет, болела душа. Она знала, кто звонит. Она знала, что сейчас он уйдет, оставляя ее одну. Ну и пусть уходит, может, так даже лучше. Отвернувшись к стенке, она накрылась одеялом. Она уснет и завтра проснется новым человеком: здоровым, готовым пройти любые испытания.

– Ты опять спишь?

Она приподнялась в темноте, видя свет из открытой двери и очертания фигуры:

– Я принес тебе лекарство.

– Спасибо. – Она взяла таблетки, запила их водой и отдала стакан обратно.

Он смотрел на нее в приглушенном свете. Молча.

– Идите, вас ждут. Я не умру, можете даже не надеяться.

– Я не хочу никуда идти, Диана, почему ты меня гонишь? Я останусь с тобой. Если вдруг вздумаешь умереть, я не дам тебе это сделать. Спи. Я хочу, чтобы завтра ты была здорова. – Он поправил ей одеяло, коснулся пальцами волос и вышел.

Сердце успокоилось, и Диана погрузилась в сон.

Утро вновь не встретило ее лучами солнца, но это уже не беспокоило ее. Вспоминая вчерашний вечер, Диана осознала, что чувствует себя превосходно. Возможно, Харт прав, и она ослабла из-за стресса.

Быстро накинув на себя легкое платье, она вышла из комнаты, осматривая квартиру. Ей бы не хотелось сейчас увидеть полуобнаженного бога, потому что по ее взгляду он мог прочитать все ее мысли. И вновь вибрация телефона заставила ее вздрогнуть. Пройдя к дивану, она подняла его телефон. Теперь было трудно различить, чей телефон звонит. Они даже валялись вместе, абсолютно никому не нужные.

Звонок был от Антонио, а на часах было шесть утра. Стефано явно еще дома и, скорее всего, спит в своей комнате. Но Диана не рискнула идти к нему в спальню, чтобы отдать звонивший телефон. Но на звонок ответила:

– Антонио, – прошептала она в телефон.

Секунды молчания, он, видимо, понял, чей это голос. Диана уже пожалела, что взяла чужой телефон.

– Диана, это ты? Что, черт возьми, у тебя делает его телефон?

У нее?.. Она не знала, что ответить.

– У вас что-то срочное? Я могу передать. – Черт, она готова была рвать на себе волосы. Она поняла, что Антонио не знал, с кем она живет. Вернее, где она живет.

– Не знаю, что там у вас происходит, но передай, чтобы срочно мне позвонил. Или лучше сразу пусть едет в офис. Гриф нашел тело сына.

Боже! Боже! Боже! Она выронила телефон на пол, зажимая рот рукой и стараясь сохранить самообладание. Смотря на дверь спальни своего мучителя, она решила стучать, и как можно сильнее. Ей пришел конец! Ее найдут. Нет, сначала убьют его – за сокрытие преступления, а потом ее расчленят и закопают в лесу.

Стучать не получилось, она просто навалилась на дверь и вбежала в комнату. Вот где были все солнечные лучи! Она и не сомневалась. Но сейчас ей было не до них. Ей было даже не до того, что она запрыгнула на его постель, пытаясь разбудить Висконти:

– Стефано, ради бога, проснитесь!

– Диана, что ты делаешь в моей постели? – Он застонал, прикрывая глаза руками. – Не помню, чтобы ты засыпала в ней.

– Антонио звонил. – Она нависла над ним, тряся телефоном. – Перезвоните ему!

– Сколько время? Не слишком ли рано для звонков? – Он выхватил телефон из ее рук и набрал номер Антонио: – Что тебе надо в такую рань?

Он слушал внимательно, и сказанное постепенно пробуждало его. Он привстал на кровати, взглядом встречаясь с ней, и в его глазах она увидела… Она не поняла, что увидела в них. Не гнев, не испуг, не удивление. Нет. Огонь. Пламя. Он указал ей пальцем на дверь, все еще слушая собеседника. Но Диана не хотела уходить, этот разговор касался ее.

– Видимо, у Грифа хорошие ищейки, раз тело нашли так быстро. В любом случае нас это не касается. Я не убивал Гриффина-младшего, его отцу не в чем меня обвинить. Пусть приходит, я встречу его с большой радостью. – Стефано нервно отключил абонента и откинулся на подушки. – Я же сказал тебе выйти.

Стоя на коленях на кровати возле него, Диана только сейчас осознала, где она и кто перед ней. Находиться в его спальне было по меньшей мере неприлично, не считая того, что он тоже находился здесь… почти что спящий, почти обнаженный, прикрытый лишь наполовину одеялом.

Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

Слишком быстро Диана убежала из его спальни, а он слишком быстро собрался и ушел из дома. Молча. С гневом смотря на нее. Его синие глаза излучали недовольство. Она не понимала, что тому виной: Гриф или она? А, может, все вместе?

Диана ходила из угла в угол, мучаясь от неведения. Ей было страшно и одиноко. Но больше она переживала за Стефано. Он прикрывал ее, принимая на себя весь удар, который, возможно, нанесет ему Гриф.

Плохое предчувствие затаилось внутри. А что, если Гриф поедет в офис «Morte Nera», чтобы выяснить правду? А вдруг кто-то видел, как избавлялись от тела? А что, если есть свидетель того, как Диана повздорила с Николасом и толкнула его? А вдруг кто-то слышал тот роковой выстрел, незаметно подкравшись к месту преступления? И видел ее, стоящую возле трупа…

Не выдержав, Диана позвонила Майклу:

– Скажи, что там у вас? С утра звонил Антонио, сказал, они нашли то, что искали. – Она специально говорила завуалированно, но Майкл понял.

– Да, Диана, нашли. Но наших следов там быть не должно. Можешь не переживать на этот счет. Сейчас в офисе все спокойно.

Его слова должны были успокоить ее, но этого не случилось.

– Майкл, что насчет субботы?

Ее беспокоило все: Гриф, сделка с Ахмадом, труп, наркотики, оружие…

После недолгой паузы он все-таки ответил:

– Все в силе.

Она не поняла его короткого ответа: все в силе с ней? Или все в силе без нее? Почему Стефано молчит? Осталось совсем мало времени, и ей необходимо тренироваться. Сидеть дома и ждать она уже не могла.

Решение поехать тайно в офис, чтобы взять винтовку и отправиться на выжженное поле – место, где случится та самая злосчастная сделка, – пришло сразу, как только она положила трубку.

Надев на себя черные обтягивающие джинсы и черную футболку, из-под которой на плече виднелся нижний край кельтского креста, Диана вышла из квартиры. При виде ее охранник тут же встал со своего места. Как она могла забыть про него? Он позвонит боссу и все ему доложит! И тогда не видать ей ни офиса «Morte Nera», ни оружия и уж тем более никаких стрельб.

– Гектор, я в магазин через дорогу. – Диана улыбнулась ему. Да, она будет улыбаться всем, даже если это не нравится Стефано Висконти.

Он удивленно посмотрел на нее, но молча кивнул, что было очень неожиданно для нее. Так просто было выйти.

Доехав на такси до офиса, Диана попросила водителя остановиться чуть подальше от здания. Пешком, минуя шлагбаум, она добралась до крытого гаража. Но поняв, что он закрыт, тихо выругалась про себя и недовольно топнула ногой. Придется идти к главному входу и просить Мэта впустить ее.

Она по стеночке, как тень, пробежала к стеклянным дверям и вошла в здание:

– Мэт, привет! – Она проскользнула к его столу и присела, чтобы ненароком не попасться на глаза боссу.

– Диана, что ты тут делаешь? – Его удивлению не было предела. – Ты так тихо вошла, я тебя даже не заметил.

Вот и отлично: она надеялась, что этого никто не заметил.

– Мне надо попасть в гараж, но сначала мне надо попасть в подсобку.

– Зачем тебе в подсобку? Ты хочешь пострелять?

Диана сидела внизу, на полу, так что Мэт был вынужден повернуться к ней.

– Смотри прямо, как будто меня нет. Мне надо взять винтовку. И машину.

Мэт тут же посмотрел прямо перед собой, обдумывая ее слова:

– Диана, зачем тебе винтовка? Куда ты собралась ехать с оружием?

Знал ли он о субботе? Что ожидает его босса и что готовит Ахмад против него? Наверняка знает.

– Мэт, – прошептала она, – помоги мне. Открой двери и впусти меня в гараж. У тебя есть ключи от какой-нибудь машины?

– Ключи от твоей машины у Висконти. У меня только мои.

Ехать на «Инфинити» Диана не могла в любом случае – это слишком опасно.

– Где Томас?

Мэт снова посмотрел на нее, и она рукой велела ему не делать этого.

– Томас здесь. Ты хочешь взять его… О черт!

Диана видела, как изменилось лицо Мэта: его взгляд, устремленный на двери, был полон ужаса, и у нее в голове рисовались самые разные картины: Стефано стоит рядом и все слышит. А может, Мэт увидел самого дьявола? Но она ошиблась. Все было еще хуже. Рука Мэта автоматически потянулась к красной кнопке возле стола, и он, не медля ни секунды, нажал на нее.

– Что происходит? – запаниковала Диана и привстала, чтобы посмотреть на улицу.

Сердце дрогнуло от увиденной картины: пять черных больших машин с логотипом «Белых волков» ворвались на парковку, снеся шлагбаум. Она видела, как из машин выскакивали люди с автоматами в руках и как в ту же секунду в здании «Morte Nera» охрана во главе с Томасом направилась ко входу. Она видела, как достал пистолет Мэт, и перевела взгляд на лестницу, ожидая своего босса.

– Диана, прячься, – скомандовал Мэт, одной рукой заталкивая ее обратно под стол, – это Гриф.

Набрав в легкие побольше воздуха, она схватилась за голову, не веря в реальность происходящего. Он их всех убьет. Сейчас он зайдет в здание и перестреляет охрану, потом доберется до кабинета на втором этаже… Боже! Он пришел к Стефано, чтобы выяснить причину смерти сына. Она была причиной! Это она виновата, а пострадает сейчас все «Morte Nera».

Услышав голоса охраны, Диана поняла, что они готовы принять гостей. Увидев в руках Мэта пистолет, Диана выдохнула и, выскользнув из-за его стола, побежала в подсобку. В тусклом свете она едва различала очертания подсобки, приблизившись к столу, дрожащей рукой провела по стволам оружия. Ее дыхание было тяжелым, но она пыталась привести легкие в норму. Вдох, выдох. Но, казалось, сейчас это не помогает – спазм был настолько сильный, что перекрывал доступ к кислороду. В ее мыслях крутились самые жуткие картины: она выйдет из подсобки, но будет уже поздно. Там, на втором этаже, был человек, нет, бог, ее бог, которому сейчас грозила смертельная опасность. К нему шел обезумевший от горя отец, сына которого она убила. Она не должна прятаться здесь! Это она должна нести наказание!

Диана схватила пистолет, проверила магазин и сунула его за ремень. Она взяла бы все оружие, что лежало здесь, но что-то подсказало ей, что винтовка сейчас лучше пистолета. Теперь надо выйти незаметно. Как тень. Как кошка. Еще раз вдохнув и выдохнув, она стала аккуратно подниматься по лестнице. Прижавшись к стене, выглянула из-за угла и, чуть не вскрикнув от увиденного, тут же присела. На главной лестнице стоял Стефано, с ухмылкой на губах, на него было направлено все оружие его врагов. Охрана «Белых Волков» из пятнадцати человек с автоматами и пистолетами стояли спиной к ней, держа на мушке Висконти. Его охрана также не отступала, Диана видела Томаса и Мэта. Их оружие было направлено на… Пола Слоуна. Это был не Гриф, нет. Это был человек, с которым она познакомилась в «Поло-Клубе», второй человек после Грифа, его правая рука.

Вскипев от злости, Диана прицелилась из винтовки в Слоуна, ненавидя себя за дрожавшие руки. Сейчас не место для волнения. Злость кипела в ней от увиденного. Как только до мозга дошло, что Стефано стоит на прицеле, руки тут же перестали трястись. Диана прицелилась, прикрыв левый глаз, вспомнив уроки Стефано. Правым глазом отчетливо и ясно видела прорезь прицела и мушку, не обращая внимания на то, что стоящего к ней спиной Слоуна она видела несколько туманно. Главное не цель, главное – прорезь и мушка. А там будь что будет. Стефано учил ее так, он знал все тонкости стрельбы.

– Бог мой, – услышала она знакомый баритон, – Слоун, когда ты уже научишься ходить в гости по приглашениям?

– Тогда, когда ты перестанешь убивать, Висконти.

Диану передернуло от этих слов. К счастью, она осталась никем не замеченной, это давало ей больше шансов. Но ей также необходим был сигнал к выстрелу. Она держала врага на прицеле, но когда нажимать на курок не понимала. Если прямо сейчас, то, как только Слоун упадет к ногам Стефано, того тут же расстреляет охрана «Белых Волков». Как поступить? Что делать? А если не стрелять? Тогда Висконти упадет к ногам Слоуна. И тут она расстреляет его. Но будет уже поздно. Она даже представить не могла подобного развития событий. Оценив обстановку и поняв, что охрана «Белых Волков» стоит вперемешку с охраной «Morte Nera», целясь друг в друга, возможно, у нее и был шанс убить Слоуна, но перестрелки после этого не избежать. Прольется кровь и погибнут свои люди. Она должна была дать понять Стефано, что она здесь и держит на прицеле его врага. Но как?

– Скажи своим людям, Висконти, чтобы убрали оружие.

– После того как скажешь своим.

Грозный голос. Тот самый, который она слышала уже, когда хотела поехать с ним к Грифу. Он раздражен и взбешен. Но страха в его глазах Диана не видела. Он хорошо умел скрывать свои эмоции, что иногда приводило ее в замешательство.

– Я сделаю дырку у тебя в голове.

Стефано усмехнулся, казалось, его не напугать даже этим:

– Мои люди сделают еще больше дырок в твоей, Слоун. Что привело тебя ко мне?

– Ты знаешь, Висконти. Ты все знаешь. Причина моего визита – найденное тело Николаса Гриффина с простреленным сердцем. Надо же! Точный выстрел. Прямо в сердце. Из пушки «Beretta». Совпадение? Не думаю.

Диана слышала, как Слоун взвел курок, и машинально вышла из своего укрытия, держа его на прицеле. В голове стучала кровь, и, казалось, она не слышит ничего вокруг, но следующие слова Дьявола вывели ее из оцепенения:

– Ты на прицеле моего снайпера, Слоун. Ты пристрелишь меня и в ту же секунду станешь трупом. Я бы на твоем месте хорошо подумал, прежде чем угрожать мне.

Он увидел ее! Диана благодарила бога за это. Она чувствовала на себе взгляды всех присутствующих здесь людей. И теперь богом была она:

– Я слишком метко стреляю, чтобы оставить тебя в живых. Пусть твоя охрана опустит оружие. – Ее голос был тверд, как камень. Иначе и быть не могло. Но внутри нее маленькая девочка сжалась в комок со слезами на глазах.

Слоун повернулся на ее голос и обомлел:

– Диана?

Стефано приставил к его виску пистолет и улыбнулся:

– Никогда не поворачивайся к своему врагу спиной.

Даже она знала это правило! Слоун совершил ошибку, он был шокирован женским голосом. Его охрана тут же опустила оружие на пол. Сердце Дианы успокоилось: Стефано Висконти ничего не грозит.

– Диана, что за черт! – выругался Пол. – Какого черта? – Но помолчав несколько секунд, он добавил: – Я передам Грифу, что нашел девушку, которая продала ему кокаин. Я даже, кажется, нашел убийцу его сына. Ты была в тот вечер в клубе. Ты убила его?

– Да.

Одно слово. И начало новой войны. Ее войны. Никто никогда не простит смерть собственного ребенка. Гриф будет охотиться на нее до конца ее дней. А они могут наступить очень скоро. Ее не спасет никто, даже Стефано Висконти.

– Она моя, Слоун. Она из «Morte Nera». Коснешься ее пальцем, и я вырву твои кишки собственными руками. Передай это Грифу. А что касается Николаса – туда ему и дорога. Было приятно закапывать его холодное тело.

Она видела шок Пола Слоуна, он смотрел на нее, не отрываясь, а затем произнес:

– Он вам этого никогда не простит. Он будет мстить, это я вам обещаю.

Дав знак рукой своим людям, он направился к выходу. Те последовали за ним, и после того как они скрылись за стеклянными дверями, Диана наконец опустила винтовку, понимая, как устали ее глаза. Она слышала, как захлопали ее люди, и кто-то обнял ее… Это был Томас. Потом Мэт. Потом кто-то еще… Она слышала голос Майкла и Антонио. Она даже не знала, что они тоже здесь. Но Стефано так и стоял на ступенях лестницы, держа в руках пистолет. И его взгляд не предвещал ничего хорошего. В его синих глазах она видела гнев. Желание вырвать кишки ей, а не Слоуну. Страх вернулся.

Диана подняла глаза на Стефано. И увидев, как он стал спускаться, попятилась.

– Я тебя сейчас убью, Диана.

Эти слова были сигналом к побегу. Она вырвалась из чьих-то объятий и побежала вниз, в подсобку, чувствуя его приближение. Он схватил ее раньше, чем она успела закрыть дверь. Его хватка была железной, она причиняла боль. Висконти захлопнул за собой дверь и силой прижал ее к стене так, что она ударилась головой. Но страх внутри был сильнее боли. Что с ним?

– Где ты должна была быть?! – Он схватил ее за горло, и Диана попыталась вырваться, но быстро поняла, что это невозможно, – он скорее сломает ее позвонки.

– Я спасла вам жизнь!

– Я тебя об этом просил?!

Голос. Грубый. Твердый. Грозный. Стефано не в себе.

– Смотри мне в глаза.

Тяжело дыша, она заглянула ему в глаза, они были почти черные. Или это от того, что так темно?..

– Отпустите меня, – прошептала она, потому что его рука на шее не позволяла сказать громче.

– Я хотел бы выпороть тебя. Я бы наслаждался каждым криком, который вылетал бы из твоих губ. Я хочу, чтобы ты запомнила еще одно правило: никогда ничего не делай без моего приказа. Я стерпел твою сделку с Грифом. Я стерпел порт для Найта. Но сейчас ты перешла все границы.

Она боялась его. Чувствуя подступающие к глазам слезы, она собрала всю волю в кулак, чтобы не дать им скатится по щекам. Она не будет плакать перед ним. Он не стоит ее слез. Вместо того чтобы сказать «спасибо», он душит ее. Висконти ненавидит ее. Он готов ее выпороть. А потом убить. Находясь под его властью, она не могла освободиться. Он прижимал ее все сильнее и сильнее, наваливаясь своим большим телом. Его дыхание возле уха нагоняло только больше страха. Неужели ее никто не спасет?..

– Что ты здесь делала?

Он убрал руку с ее горла, и Диана машинально схватилась за шею, тяжело и часто дыша.

– У вас в субботу сделка, на которой вас убьют, – просипела она, – кажется, я должна быть на ней. Или нет? Мне нужно тренироваться, я плохо стреляю из винтовки.

Диана снова посмотрела ему в глаза. Он стоял слишком близко, и от этой близости она стала задыхаться еще сильнее. Воздуха не хватало. На секунду ей показалось, что она душит себя сама, своими же руками.

– Я не давал тебе такого приказа.

– А когда вы собирались это сделать? – перебила она его. – В субботу?

– Я не говорил, что ты будешь участвовать в этой сделке.

Он сумасшедший? Он пойдет навстречу своей смерти без нее? Вот почему он молчал! Он не собирается ее брать. Но почему? Она хорошо обучена, у нее получилось бы убить Ахмада. Или… Чего боится Стефано Висконти?

– Я поеду! – Она сильно толкнула его в грудь. – Я поеду, потому что без меня вас убьют.

– Отлично. – Он крепко схватил ее за руку, причиняя новую боль. – Раз ты так хочешь, я не против. Садись в машину и жди меня, я устрою тебе такую тренировку, что ты начнешь терять сознание от усталости. Я вытрясу из тебя всю душу.

Ничего другого она и не ждала. Стефано буквально швырнул ее к выходу из темной комнатки. Она слышала, как он взял винтовку, выпавшую у нее из рук. Висконти подтолкнул Диану к лестнице, ведущей наверх. Она слышала его шаги за спиной и, выйдя на свет, увидела сочувствующие взгляды его людей.

Глава 32

 Сделать закладку на этом месте книги

Стефано поднялся к себе в кабинет, а Диана направилась к выходу, но ее остановил голос Антонио:

– Диана, все в порядке? – Он подошел к ней ближе. – У Стефа это пройдет. Вспыльчивый итальянский характер. Он взрывается так же быстро, как и остывает.

Она посмотрела на людей, которые все никак не могли разойтись по своим местам. Было заметно, как нервничал Мэт, вернувшийся на свой пост и бросивший пистолет на стол. Томас же, напротив, подмигнул ей и прошептал:

– Леди Ди, я могу только склонить перед вами голову! – Он так и сделал, чем вызвал на ее лице улыбку.

– Леди Ди, как вы не испугались? – спросил кто-то из толпы, но она лишь пожала плечами. Разве она не испугалась? Она испугалась даже больше, чем они думали.

– Спасибо, – смущенно прошептала девушка, – ваша поддержка очень важна для меня. В субботу мы покажем Ахмаду и его людям, на что мы способны. Я буду с вами.

Диана улыбнулась, чувствуя, как ее руку пожимает Майкл:

– В субботу я буду следить за каждым твоим шагом, я буду с тобой.

Она знала, что ее обвешают проводами и знала, что может положиться на свою команду. Они поддержали ее, и это чертовски много для нее значило.

– Я приказал ждать меня в машине!

Все расступились, давая боссу дорогу. Стефано направлялся прямо к ней, такой большой и страшный. Он шел к ней, к маленькой девочке, но она его уже не боялась – гордо смотрела в его синие глаза и не видела в них черноты. Они были синие, как раньше.

– Уже иду. – Диана отвернулась и, покинув здание, пошла прямо к машине, чувствуя, что Стефано следует за ней. Чувствуя его мощь, его нервозность. И его страх. Страх? Диана резко остановилась и обернулась, внимательно глядя ему в глаза. Это был страх?.. Ветер трепал ее волосы, а солнце уже не грело так сильно, испепеляя своими лучами кожу, но внутри нее что-то вспыхнуло с новой силой. Она видела в его глазах страх! Впервые она увидела в них что-то новое. Видимо, осознав это, Стефано отвернулся и проследовал к машине, но девушка догнала его и схватила за руку:

– Вы боитесь.

– Я ничего не боюсь.

Он резко отдернул руку, открыл багажник и уложил винтовку.

– Нет, вы чего-то боитесь. Вы боитесь смерти?

Он резко захлопнул крышку и направился к водительской двери:

– Я не боюсь смерти. – Открыв дверь, он облокотился на нее, не решаясь сесть.

– Но вы чего-то боитесь. Я вижу.

– Тебе кажется. Садись в машину.

Диана села, захлопнув дверь, он последовал за ней.

– Если вы будете бояться, то и я начну.

Он молча завел «Лексус» и, выехав за сломанное ограждение, выругался вполголоса. Зрелище действительно было печальным. Почему-то Диане стало до боли жаль этого мужчину. Он ходил по острию ножа каждый день, каждую минуту и каждую секунду. Его жизнь полна страха и опасности. А она спрашивает, чего он боится. Он боится жить! Потому что его жизнь – сплошная опасность. Выдохнув, она закрыла глаза и начала размышлять о ценностях жизни. Не понимая смысла его жизни, она заблудилась в своей. Плутала за ним в темноте, в неизвестности.

– Раньше я хотела выучиться на врача, иметь семью, выйти замуж и нарожать детей, – почему она стала говорить об этом, Диана не поняла, просто слова стали вдруг рваться из ее души. – А теперь я не знаю, чего я хочу. И это пугает меня. Такой мой страх.

Боковым зрением она заметила, как он посмотрел на нее, но не проронил ни слова. Диана погрузилась в свои мысли. Она знала, что он боялся. Она прочитала это в его глазах. Но чего именно он боялся? Быть на грани жизни и смерти?

Оказавшись на поле, Диана вышла из машины и ступила на сухую траву. Вдали, в трехстах метрах от них, стоял зеленый холм. Это было оно – то самое место, откуда она должна будет выстрелить.

Стефано снял пиджак и кинул его в машину, за ним последовали галстук и жилет. Оставшись в одной белой рубашке, он расстегнул пуговицы на рукавах и закатал их, оголяя крепкие руки. Диана зачарованно наблюдала за его действиями. Грациозный Черный Дьявол. Ему можно было простить все. Даже то, что он пытался ее задушить.

– Идем, – скомандовал он, забирая из багажника винтовку и направляясь к холму. Диана последовала за ним, чувствуя, как капли дождя падают ей на лицо. Дождь сейчас совсем не к месту.

Они шли молча. Диана плелась сзади, любуясь его грациозной фигурой и ненавидя себя за это. В голове не укладывалось: как можно было влюбиться в мужчину старше себя, с безумно тяжелым характером, в убийцу? Как?

Почувствовав ее взгляд, Стефано остановился и обернулся, но Диана не отвела глаз, она по-прежнему искала ответы. Да, он силен, как бог, и красив, как дьявол. Все в нем вызывало в ней трепет. Сейчас он стоял перед ней с винтовкой в руке, в расстегнутой рубашке, всем напоминающий бандита, и это должно вызывать страх. Но вызывает лишь желание оказаться в его объятиях.

Стефано молчал, слегка прищурившись, внимательно изучая ее. Она даже не заметила этого, в мыслях рисуя уже более откровенные картины. И до ее мозга не сразу дошло, что для него она – как открытая книга.

– О чем ты думаешь, Диана?

Она вздрогнула от его голоса, хотела ответить, но не смогла. Она думала о нем. Она представляла, каково это – ощутить его крепкое тело…

Не дождавшись ответа, Стефано произнес:

– Твои зрачки расширены, значит, что-то возбуждает тебя. Интересно, что?

Диана испуганно опустила глаза, и он засмеялся:

– Я очень надеюсь, что это не будущее убийство.

Ей захотелось вырвать винтовку из его рук и приставить к его голове. А лучше сразу застрелить. И ее мучениям придет конец.

Куда делась ее прямолинейность? Раньше она ответила бы ему прямо, но сейчас молчала, скрывая свои чувства. А может, все-таки стоит рассказать? И пусть сам решает, что с ними делать.

Но только она открыла рот, чтобы произнести слова, она поняла, что не может об этом говорить. Не сейчас и не здесь. А возможно, вообще никогда. Она, кажется, уже решила для себя, что он никогда не узнает о ее чувствах.

– Если вы ответите мне, чего боитесь, я отвечу, о чем думаю.

Шах и мат. Улыбнувшись, Диана направилась к холму, слыша его шаги сзади. Она прекрасно понимала, что он ничего ей не скажет, и ей не придется волноваться за себя. И была права – он за всю дорогу не произнес ни слова.

Значит, он не хотел рассказывать ей о своих страхах. Ну и отлично.

Когда они добрались до холма, перед ними открылся вид на лес, и Диана увидела дорогу, ведущую вглубь вековых деревьев.

Услышав, как Стефано бросил винтовку, она обернулась.

– Ты приедешь сюда раньше нас именно этой дорогой. Машину оставишь в лесу.

Диана посмотрела вдаль, на то место, где должны будут встретиться «Morte Nera» с Ахмадом и его людьми, и ей пока


убрать рекламу






залось, что до него очень далеко. Она не сможет выстрелить настолько метко с такого расстояния. Но Стефано как будто прочитал ее мысли:

– У винтовки отличная оптика, не смотри на расстояние между нами. Его не будет. А теперь сделай то, чему я тебя так долго учил.

Диана присела и взяла винтовку в руки. Вспоминая первые уроки, она начала с правильного расположения оружия.

– Во-первых, проверь правильность изготовки, устрани мелкие неудобства. Этот период занимает половину всего времени прицеливания, иногда и больше. Затем, не напрягая зрение, просто смотри в прицельное приспособление, чтобы глаз привык к освещению и примерно сфокусировался на цели.

Второе: это начало обработки выстрела. Когда ты затаила дыхание, усилила давление на спуск, и твой глаз начал четко контролировать положение мушки на точке прицеливания, то есть начал «всматриваться» в цель. Ты удерживаешь мушку в желаемой точке прицеливания до момента выстрела.

Диана легла на мокрую землю, Стефано лег рядом. Она помнила, чем стрельба из винтовки отличается от стрельбы из пистолета: дыханием. Смотря в оптический прицел, она была поражена его возможностями и приближением. Да, она сможет сделать это, она увидит того, кого убьет! Вдохнув и выдохнув, Диана вдруг почувствовала крепкие руки на своей спине: Стефано надавил на нее, и на секунду ей показалось, что воздуха надолго не хватит:

– Хочу посмотреть, сколько ты протянешь.

Она вспомнила, как Висконти топил ее в ванной, считая секунды. Сколько там было? Она не помнила, но сейчас она сможет его удивить. Дышать получалось, она ведь не в воде, но делать это надо осторожно, маленькими глотками, так, чтобы он не заметил.

Стефано удовлетворенно кивнул, убирая руки. Но затем, приблизившись так близко к ее лицу, как это было возможно, прошептал:

– Ты меня не обманешь, Диана, но от твоего дыхания будет зависеть жизнь многих наших людей. И если тебе плевать на меня, подумай о Томасе или Мэте, мне кажется, ты нашла с ними общий язык.

Ее взгляд упал на его губы, и кровь хлынула к голове. Зачем он сбивал ее, лаская своим дыханием? Это тоже было уроком? Или это была его месть?

– Думаю, от страха я перестану дышать, Стефано. Может быть, от недостатка кислорода я умру даже раньше вас.

Он вздохнул, слегка улыбаясь, и перевел взгляд на то место, где должно произойти нечто страшное. Диана проследила за ним, понимая, о чем он думает. Найдет он тут смерть или же новую жизнь? Никто не мог сказать наверняка. Даже если она все сделает правильно, есть вероятность, что что-то пойдет не по плану. Он может не дать ей приказ, и она вынуждена будет сложить оружие и бежать, спасая свою жизнь. Но она так не поступит. Она не сможет убежать и оставить его на прицеле у врагов. Но об этом ему не следует знать.

Пять часов он учил ее, чтобы добиться блестящего результата, пока Диана не опрокинулась на спину, глядя на закат. Глаза болели, а от оранжево-желтых красок боль лишь усиливалась. И она закрыла их.

– Когда ты будешь здесь одна, ты поймешь, что сейчас все было не так уж и плохо. Нет врага, нет цели. В субботу ощущения будут другими. Твое зрение будет работать на двести процентов – это действие адреналина. Ты будешь бояться, Диана, это нормально для первого раза. Ты будешь чувствовать жажду, тошноту, тремор. – Стефано лег рядом, смотря на небо. – Но не сдавайся. Ты сможешь нажать на курок, я в тебя верю. Просто вдохни и выдохни и помни, что ты нужна мне.

Он повернул голову в ее сторону, и Диана, открыв глаза, посмотрела на него. Он был так близко и одновременно далеко… Он лежал рядом, но она не могла коснуться его, а ведь ей так хотелось запустить пальцы в его черные волнистые волосы, почувствовать их жесткость. Но она не могла.

– Я смогу, – прошептала она, отворачиваясь и снова закрывая глаза. Она не позволит убить его, разве сегодняшний день не доказательство этому? – Я чуть не выстрелила в Пола Слоуна, вы еще сомневаетесь во мне?

Стефано все еще смотрел на нее, она чувствовала его взгляд, и от него по коже прошла дрожь. Странная, неведомая дрожь. Он мог бы взять ее прямо здесь, но не делал этого. Диана вздохнула.

– Mi fai impazzire[1], – прошептал он, и она снова открыла глаза. В его устах итальянский звучал чертовски возбуждающе, но она не поняла ни слова.

– Мне стоит начать учить итальянский, раз я работаю в «Morte Nera». Иначе рискую что-то упустить.

Стефано улыбнулся, опуская глаза, и это было так ему несвойственно, что Диана побоялась даже представить, что он ей сказал.

– Хотя, может быть, французский в общении между нами будет не так уж и плох. La plus belle facon de regarder le soleil se coucher est de le regarder dans les yeux de celui qu’on aime[2].

Диана засмеялась от его шепота, он возбуждал ее слух красивыми, но непонятными словами. Стефано слишком образован, а она для него слишком проста. Денег ее родителей не хватило на изучение еще одного языка.

– Мне так жаль… – Она заговорила, и Висконти сразу перестал улыбаться.

– Ты поняла, что я сказал?

– Ни слова.

Она видела, как растягиваются в улыбке его губы.

– Идем. – Стефано встал, протягивая ей руку. – У меня сегодня встреча с Найтом в «Гранд Палас».

– Так что вы сказали? – Диана схватила его за руку, и он помог ей подняться.

– Не важно. Но если ты переведешь фразу с итальянского, то я исполню любое твое желание.

– Тогда повторите. Я попытаюсь хотя бы запомнить.

– Нет. – Он улыбался, ведя ее к машине. – Хотя, если я выживу в субботу, я сам переведу тебе эти слова.

О, это было слишком просто. Или нет?..

– От желания знать значение произнесенных мною слов, надеюсь, ты не дашь мне умереть.

Диана остановилась, завороженно глядя на него. Сейчас он никак не походил на аристократа: весь перепачкан грязью, волосы взъерошены… Но его, казалось, это абсолютно не смущало.

– Придется вас спасти. Вы меня заинтриговали.

Висконти усмехнулся, закидывая винтовку на плечо. Его черные волосы трепал ветер, а щетина на лице завершала образ бандита. Стефано был разный. Как характером, так и внешне. И Диане казалось, что ему нравятся эти перевоплощения. Но кого она любила: гордого аристократа или безжалостного убийцу?

Стефано открыл ей дверь «Лексуса», и она села, пристегивая ремень безопасности и мельком наблюдая за ним.

– После того как я сказала Полу правду, и Гриф узнал, что я убила его сына, мне конец?

Висконти сел на водительское сиденье и повернул ключ, заводя машину. Несколько секунд он молчал, смотря в зеркало заднего вида, его руки покоились на руле, но после заданного вопроса он сжал его крепче.

– Теперь он знает, что ты член «Morte Nera», так что не думаю, что он попытается в открытую пойти против меня. Если они убьют тебя, то навлекут на себя смерть от моих рук. Думаю, Гриф не дурак и не пойдет на такую открытую войну. Мы можем делить территорию, деньги, но людей из клана своих врагов мы не трогаем.

– Значит ли это, что я могу жить и не бояться, что меня расстреляют на улице?

Диана чувствовала его напряжение, его нервозность. Стефано молчал, но она знала ответ. Она никогда не сможет жить как раньше. Все, что этот синеглазый Дьявол пообещал ей, когда заключал с ней сделку: личную жизнь, встречу с друзьями – все это ложь, и он прекрасно знал это. Он обманул ее. Ее жизнь настолько опасна, насколько это возможно. Но самое страшное – это бояться не за свою жизнь, а за жизнь своих близких и друзей.

– Вы молчите. – Ее голос дрогнул и, встретившись с ним взглядом, она прочла в его глазах ответ.

– Не я убил Гриффина. – Нервозность в его голосе нарастала.

– Не я заставила себя связаться с вами. Я бы не убила его, если бы не вы с той собакой возле «Кречета» и дурацкими приказами убивать.

Висконти резко убрал руки с руля и повернулся к ней:

– Чего ты хочешь, Диана?

– Свободы. И безопасности.

– Я не гарантирую тебе ни того ни другого.

Глава 33

 Сделать закладку на этом месте книги

Стефано так громко захлопнул за собой дверь, войдя в квартиру, что Диана вздрогнула. Он молчал всю дорогу и уже пять минут дома. Кинув мобильный телефон на диван, он направился в душ, по дороге снимая рубашку:

– Если ты не будешь следовать моим указаниям и будешь заниматься самодеятельностью, боюсь, мне придется тебя связать. – Произнося это, он даже не обернулся. Но Диана не сомневалась – он так и сделает.

– Мне показалось, что сегодня я спасла вам жизнь.

Только тогда Висконти повернулся к ней. И на его губах появилась легкая ухмылка:

– Ты меня впечатлила. Пола Слоуна тоже. Но особенно впечатлен будет Гриф, я не сомневаюсь в этом. Теперь, Диана, начнется новая война, и виновата в ней ты. И то, что ты теперь не свободна и живешь в опасности, виновата только ты. Твоя глупость привела тебя в «Поло-клуб». И не вини меня в том, что ты делаешь не подумав.

Он захлопнул дверь в ванную комнату прямо перед ее носом, и Диана снова вздрогнула от резкого звука. Его слова оглушили ее. Стефано был прав, она понимала это. И внутри все болело от того, что он не оценил ее сегодняшний героизм. Более того, этот героизм вывел его из себя на очень долгое время.

Диана устало опустилась на диван в гостиной, чувствуя боль в руках от винтовки. Глаза болели от напряжения, и, прикрыв их, она положила голову на спинку, пытаясь расслабиться. У нее было время перевести дух и собраться с мыслями. Но знакомая до боли мелодия мобильного телефона, лежащего рядом с ней, разрушила мечты об отдыхе. Машинально схватив его, Диана поняла, что это телефон Стефано и ему звонит доктор Харт. Могла ли она ответить на этот звонок?.. Не рискуя вновь испытать на себе гнев Стефано Висконти, она подбежала к двери ванной.

– Вам звонит Джексон Харт!

Диана слышала звук льющейся воды, скорее всего, он не услышал ее слова, но она ошиблась. Дверь ванной приоткрылась, и она увидела перед собой красивое лицо ее мучителя, синие, как океан, глаза, обрамленные черными ресницами. С его мокрых волос стекала каплями вода и катилась по гладко выбритым щекам к его губам. На секунду она забыла, зачем стучала, телефон уже не звонил. Лишь открыв рот, Диана не отрываясь смотрела на это завораживающее зрелище, чувствуя, как сердце в груди застучало сильнее.

– Что? – Стефано слегка улыбнулся, не отрывая от нее взгляда.

Его голос тут же привел девушку в сознание. Она возненавидела себя за то, что выдала свое возбуждение. Уже второй раз за день. Черт! Скоро он решит, что она преследует его и готова наброситься. Пусть лучше кричит, так безопасней.

– Вам звонил доктор Харт. – Диана протянула ему телефон, но он не взял его.

– Он звонил тебе, перезвони ему. – Стефано закрыл перед ней двери, и Диана облегченно выдохнула.

Отойдя от двери подальше, она тут же перезвонила врачу.

– Доктор Харт, это Диана, я не успела взять трубку.

– Диана, как ты себя чувствуешь? – Она услышала встревоженный голос Джексона. – Надеюсь, тебе лучше?

– Да, мне уже намного лучше.

В памяти снова всплыла картина сегодняшнего шоу в «Morte Nera», а затем выжженное поле и зеленый холм. С ней все было в порядке, за весь день она даже не вспомнила о том, что вчера ей было плохо. Вчера было вчера, она ослабла. Сегодня Диана собрала всю волю в кулак, потому что с детства была выносливой девочкой.

– Все равно принимай лекарства и больше отдыхай.

Диана не поверила своим ушам. Он сказал «отдыхай»? Отдыхать, когда вокруг происходит такой ужас? Когда на Стефано планируется покушение? Когда в его офис врываются враги, чтобы застрелить? Джексон Харт вообще в курсе, что происходит в «Morte Nera»? Ведь он, кажется, работает на Висконти. Или ему многое неизвестно?

– Хорошо. – Она силой заставила себя произнести эти слова, чтобы только доктор был спокоен. – Я буду больше отдыхать.

Но он врач, и это его работа – заботиться о пациенте. Она не винила Харта в сказанной глупости, но порадовалась, что Стефано не взял трубку и не услышал его рекомендации. Хотя он тоже бы вряд ли послушал их, ведь он привык жить по своим правилам.

Нажав на завершение вызова, Диана услышала мягкий баритон за своей спиной:

– Отдыхай больше. – Стефано выхватил из ее рук телефон, и она обернулась.

С его волос уже не стекали капельки воды, но они были влажными и обрамляли лицо крупными кольцами. Ей хотелось дотронуться до них… Черт!

Он засунул телефон в карман джинсов, прошел к столику возле дивана и взял с него часы. На нем была уже черная рубашка, верхние пуговицы которой он не застегнул, демонстрируя черные завитки волос на груди. Такой Стефано Висконти был ей знаком – бандитский образ.

– Кого вы хотите убить сегодня?

Он прищурил глаза, и легкая улыбка снова коснулась его губ.

– Ах да! – Он зашел в дальнюю комнату, которую Диана так и не осмотрела, и через пару минут вышел с пистолетом в руке. – Спасибо, что напомнила. – Он засунул его за пояс джинсов и прикрыл рубашкой. – Время сейчас опасное.

– Оно у вас всегда опасное, – Диана решила язвить ему в наказание за его грубость. Только она не могла понять, что выводило ее из себя больше: когда он ее душил, когда кричал или когда появился из ванной комнаты весь такой мокрый и сексуальный? Но, казалось, он не услышал ее. Или сделал вид.

– Я приду поздно, не жди меня и ложись спать. Что тебе сказал доктор? – Стефано прошел к выходу, но перед тем как открыть дверь, произнес: – И без глупостей, Диана. Каждая твоя глупость оборачивается моим кошмаром.

Висконти вышел и закрыл дверь, оставляя ее в тишине квартиры. Он даже не улыбнулся на прощание и не посмотрел на нее. Это тоже бесило.

Чтобы хоть как-то нарушить тишину и крик своих мыслей, Диана включила телевизор. И тут же забыла своего Дьявола, его слова, свой страх и свои желания.

«Мы благодарим Ричарда Найта, что пришел к нам в студию, и желаем удачи в предвыборной гонке за право стать новым мэром нашего города», – произнесла диктор, а на экране Найт слегка улыбнулся зрителям. От неожиданности Диана присела на диван. Она впервые слышала о том, что он баллотируется на такой важный пост. Почему ей никто ничего не говорил об этом? Разве она не вправе знать? Разве она не член «Morte Nera»? Ее мысли снова прервал голос ведущего: «Позволю себе напомнить, что выборы нового мэра состоятся уже в эту субботу. Мы просим вас не оставаться равнодушными и прийти на голосование. Наш мэр – наше будущее».

– Невероятно, – прошептала Диана, начиная понимать, куда так быстро ушел Стефано. В последнее время происходило столько всего, что она перестала следить за событиями своего города. Она давно перестала смотреть телевизор – работа на «Скорой» отнимала все ее силы. А после того как она встретила Стефано Висконти, жизнь обычных людей, казалось, и вовсе перестала существовать. Для нее существовали только враги, территория, сходки, наркотики, деньги, оружие и смерть… Она стала такой же, как он. Такой, каких ее отец презирал. Диана сжалась от воспоминаний об отце. Он тысячу раз перевернулся в могиле: первые пятьсот раз – когда она попала в «Morte Nera», остальные – когда она застрелила Николаса Гриффина.

Но самое страшное – это то, что, баллотируясь на пост мэра, Найт явно преследовал свои интересы. Он глава «центра», он глава криминала. И несмотря на то что он нравился Диане, Ричард не был идеальным кандидатом. И если он победит, то что поимеет с этого Висконти? Или, может, он чего-то лишится? Своего порта или части территории? Она завтра же узнает у него все новости. Возможно, у Стефано появился еще один враг, у которого будет больше прав на этот город.

Стоя под струями горячей воды, она смывала с себя землю того злосчастного холма, на котором уже скоро будет лежать, затаив дыхание и целясь в убийц. Усмехнувшись, она провела рукой по запотевшей стеклянной перегородке, и капельки воды скатились вниз, оставляя мокрые дорожки. В ее мыслях снова встал образ Стефано и капли, катившиеся по его лицу, по его телу… Как жестоко поступила жизнь, сведя ее с ним. Что сделать, чтобы не думать о нем?.. Она задумалась, вырисовывая его инициалы на стекле. Ничего – это был единственный ответ. Она уже ничего не сможет сделать. Она не сможет убежать от него – он найдет ее везде, но даже если ей это удастся, она никогда не сможет убежать от своих чувств.

Осознав, что  ее пальцы вывели на стекле, Диана тут же смахнула надпись рукой. Схватив полотенце и обернувшись им, девушка вышла из ванной комнаты в гостиную. Включенный телевизор снова напомнил ей о Ричарде Найте. Чтобы чем-то себя занять, Диана стала переключать каналы. Но мысли не давали ей увлечься телевизионными программами, она не понимала ни слова из того, о чем в них говорилось. Откинув пульт, она встала и, увидев темную дверь, ведущую в дальнюю комнату, направилась к ней. Что там? Самое время посмотреть, пока Стефано нет дома. Она надеялась, что там не склад трупов и не ящики с наркотиками. Схватившись за ручку, Диана с силой надавила на нее, но дверь легко поддалась, открывая взгляду небольшое помещение. Это был его кабинет: письменный стол из красного дерева, заваленный бумагами и документами, стоящий на нем компьютер. Книжный стеллаж позади стола, наполненный книгами. Диана прошла к нему, рассматривая каждый корешок, пытаясь понять человека, который собрал эту библиотеку. Но большинство книг было на итальянском языке, и она еще раз пришла к выводу: если она останется со Стефано, ей надо обязательно выучить его язык. Она не могла позволить себе не понимать его родную речь. Теперь ей хватит денег на то, чтобы выучить все языки мира. Проведя рукой по книгами в толстом переплете, она вытащила учебник по экономике и менеджменту с логотипом Кембриджского университета. Боги! Он чуть не выпал из ее рук. Стефано Висконти учился в Кембридже в Англии, что доказывало его непростое положение в обществе. Глава «Morte Nera» был образован! И не просто образован, а чертовски образован в самом привилегированном университете мира. Набрав побольше воздуха в легкие, Диана поставила книгу обратно и обвела взглядом его кабинет. Она боялась увидеть что-то еще, ее мозг не справлялся со всеми неожиданными открытиями. Слуги, няня, Кембридж… Он родился в богатой семье, видимо, слишком богатой, он с детства не нуждался в деньгах. Тогда почему он стал помешан на них сейчас? Или деньги – это прикрытие какого-то другого желания? Власти? Ведь он сам сказал ей: «Деньги правят миром. Главный тот, у кого их много».

Диана сделала шаг назад и, наткнувшись на стол, руками оперлась на него. И сразу почувствовала боль в ладони от чего-то жесткого. Она зажала предмет в руке и поднесла к лицу. В ее маленькой ладошке лежал крупный золотой перстень с лазурной гравировкой змеи. Подойдя к окну и приоткрыв толстую темную портьеру, Диана попыталась рассмотреть перстень на свету: на белом золоте красовалась синяя змея, такая же синяя, как глаза Стефано Висконти – цвета сапфира. Голова змеи была украшена золотой короной, а во рту она держала… человека. Диана ахнула, отступив от окна, и портьера вернулась на место. Сердце от страха застучало сильнее, и она дрожащей рукой вернула кольцо туда, откуда взяла. Что это за символ? И что он значит для Стефано Висконти? Сколько тайн он хранит в своем сердце? Если сердце в его груди вообще есть.

Диана пожалела о том, что вошла в эту комнату. Теперь ее будут мучить вопросы. Она не может спросить Стефано о перстне, ведь тогда он поймет, что она была в его кабинете. И ему явно это не понравится.

Она направилась к двери, но остановилась, заметив на стене картину в толстой старинной раме. На ней были изображены несколько всадников в шлемах, с копьями в руках, сидящие на лошадях и, возможно, несущиеся на врага. Диана слегка улыбнулась. Если бы из тысячи картин ей предложили угадать, какую бы выбрал Стефано Висконти, она точно назвала эту. Это его стиль. Враги, оружие, нападение.

Коснувшись пальцем белой краски на щите одного всадника, она тут же отдернула руку. Задерживаться здесь ей больше не хотелось, и Диана вернулась в гостиную.

Итак, она теперь знала чуть больше о нем: богатый аристократ, рожденный в Милане и получивший лучшее образование в Кембридже в Англии, приехал в Америку в небольшой городок Окснард, округ Вентура, штат Калифорния, чтобы убивать, продавать оружие и наркотики. Удивительно, что в его кабинете она не увидела ничего, связанного с «Morte Nera», и еще то, что на его перстне не было символа черного дьявола. Всего лишь синяя змея, пожирающая человека. Коронованная синяя змея. Может, это и не его перстень вовсе.

Переодевшись, девушка посмотрела на время, понимая, что усталость дает о себе знать. Она не сможет дождаться Стефано, сон практически одолел ее. Она легла на диван, натянула на себя теплый плед и уснула.

…Что-то упало, и знакомый голос тихо выругался. Девушка вскочила с дивана и сразу встретилась с синими глазами.

– Что ты тут делаешь? – Стефано усмехнулся и нетвердой походкой подошел к ней.

– Вы пьяны? – Диана не верила своим глазам. Она, не отрываясь, смотрела на него, пытаясь определить степень опьянения.

– Пьян, – ответил он и бросил пистолет на диван рядом с ней. – Лучше уйди к себе в комнату.

– С какой стати я должна уходить к себе в комнату? Вы пьяны, значит, это ваши проблемы.

– Когда я пьяный, я злой.

– Вы злой даже когда не пьяный.

Стефано усмехнулся и сел на диван. Диана отошла подальше, не зная, как вести себя. Черт! От него сейчас мало толку и расспрашивать его о Найте нет смысла. Но, может, он сам расскажет ей о выборах? Надо только немного подтолкнуть…

– Что вы так усиленно праздновали? Свою скорую смерть?

Висконти перестал улыбаться и одной рукой попытался схватить ее, но реакция у Дианы была слишком хорошая, и она увернулась.

– Ты радуешь меня только одним – своей реакцией, в остальном ты приносишь одни неприятности.

Диана даже открыла рот от возмущения, чувствуя, как сильно забилось в груди сердце. Она снова боялась его. Она боялась его в таком виде. Он чуть не схватил ее! А если бы схватил, то что бы с ней сделал?

– Вы – самая большая неприятность в моей жизни, Стефано Висконти. Я просто возвращаю вам ее обратно.

Теперь он удивленно на нее посмотрел и, встав с дивана, прорычал:

– Уйди, Диана, я не хочу тебя видеть! – Он пальцем указал ей на дверь в ее комнату. – Ты мне противна. Я смотреть на тебя не могу.

Столько гадостей от одного человека! И где его аристократические манеры?

– Тогда отпустите меня! Дайте мне свободу, я уйду с большой радостью! Забуду вас, как страшный сон! – Она перешла на повышенный тон, понимая, что врет. И, осознав это, она подняла глаза, встречаясь с ним взглядом, – он был зол. Стефано рывком прижал ее к стене. От неожиданности Диана ахнула.

– Ты не уйдешь, – прошептал он, – ты врешь.

Она с силой оттолкнула его и убежала в свою комнату, захлопнув за собой дверь.

Одно слово крутилось у нее в голове: зверь! Диана села на кровать, пытаясь отдышаться. Раньше она от одного его взгляда упала бы в обморок. Почему сейчас ей хочется вернуться и влепить ему пощечину? За те слова, которые он наговорил ей. Она ему противна! Кажется, так он сказал? Противна!

Почувствовав слезы на своих щеках, она смахнула их дрожащими ладонями. Она не будет плакать! Он не дождется ни одной слезинки на ее глазах. Поднявшись с кровати, она направилась к двери, тихо открыла ее и вышла снова в гостиную: Стефано наливал себе виски. Конечно! Он хотел напиться! Быстро преодолев расстояние между ними, Диана выхватила бокал у него из рук.

– Хватит!

– Почему ты не боишься меня? – Он посмотрел на бутылку и поморщился, ставя ее на столик. – Хотя бы ненавидь меня. Я же оскорбил тебя. Я сказал, что ты мне противна. Ты не слышала?

– Я слышала. – Диана убрала руки с бокалом виски за спину. Он вальяжно сел на диван и, глядя на нее, улыбнулся. – Повторите эти слова еще раз.

– Зачем? Тебе доставляет удовольствие, когда тебя ненавидят?

– Мне доставляет удовольствие, когда мне говорят правду, а не врут, как вы пять минут назад. – Она села рядом, ставя бокал на столик рядом с бутылкой. – Скажите это еще раз, глядя мне в глаза, и я уйду.

Стефано перестал улыбаться, недовольно выругавшись:

– Черт, Диана, я все время забываю, что ты хорошая ученица.

Она знала, что он врал ей. Она почувствовала эту ложь уже позже, у себя в комнате. Она прочитала ее в его взгляде:

– Я сомневалась.

– А теперь? – Он посмотрел на нее. – Что ты видишь теперь?

Она всматривалась в его глаза, в его лицо, понимая, что он не такой пьяный, как показалось вначале. Так почему он наговорил ей столько гадостей?

– Я не понимаю вас.

– Я сам себя уже не понимаю. – Висконти встал с дивана и пошел к себе в комнату. – Иди спать, Диана, у нас с тобой завтра очень тяжелый день.

Глава 34

 Сделать закладку на этом месте книги

Он не соврал насчет тяжелого дня. Мало того что это был последний день перед встречей с Ахмадом, так еще и множество вопросов не давали Диане сосредоточиться.

– Вы боитесь? – Она лежала на животе, целясь из винтовки в воображаемого врага.

Стефано молчал все утро и первую половину дня. А если и говорил, то коротко и по делу. Может, ему было стыдно за вчерашние слова? Диана не могла понять. А может, он молчал, потому что не хотел показывать свой страх. Ему должно быть страшно. Любому человеку, который знает, что его должны убить, станет страшно. Любому нормальному  человеку.

– Нет. – Он встал с земли и протянул ей руку. – Вставай, нам надо уходить. Здесь становится опасно. Сюда могут приехать люди из «Заед».

Диана шла за ним, держа винтовку в руках. Солнце сегодня жарило сильнее, чем вчера, и, представив, как завтра она вынуждена будет лежать под ним неподвижно какое-то время, сердце заныло. У нее нет права на ошибку! Будь то солнце или что-то еще – плевать! Ей никто и ничто не должно помешать. Иначе она не простит себя. Радовало только то, что сделка состоится ближе к вечеру, а значит, лучи не испепелят ее.

– Завтра я собираю всех в одиннадцать утра у себя в кабинете. – Стефано шел быстрым шагом, и Диана едва поспевала за ним. – Шести часов нам хватит, чтобы все обсудить и подготовиться. Но у тебя еще есть время отказаться. – Стефано остановился и повернулся к ней. – Я пойму тебя.

– Вы шутите? Что вы будете делать, если я откажусь?

Он пожал плечами, глядя на выжженное поле. Она не видела в его глазах страха. Они были полны грусти и тревоги.

– Придумаю что-нибудь, не первый раз. Раньше я справлялся без тебя.

Диана встала напротив него:

– Да, действительно. – Она бросила ему винтовку, и Висконти одной рукой поймал ее. – В таком случае arrivederci, синьор Висконти.

Развернувшись, девушка направилась к машине. Последние два дня он ведет себя странно. Сам себе противоречит. То готовит ее, стращает, почти насильно порабощает, а в последний момент решает, что без нее будет лучше, и готов отказаться от ее участия.

Почувствовав сильную хватку на своей руке, она вынуждена была обернуться:

– Пообещай мне кое-что, Диана.

Стефано выпустил ее руку, и Диана удивленно выгнула бровь.

– Что?

Что-то сильно испугало ее. Нет, не он, не его поведение. Что-то в голосе. Что-то в момент касания его руки. В его взгляде.

– Что бы ни случилось, как бы ты ни была в себе уверена, пообещай не стрелять без моего приказа. Пообещай, Диана, что уйдешь ровно через пять минут после моего приезда на сделку. Этого времени мне хватит, чтобы оценить обстановку. Ровно пять минут и ни минутой больше. Если я не дам приказ стрелять, ты спокойно уйдешь через пять минут.

Что он такое говорит? Он дает ей пять минут, чтобы бежать, и себе эти пять минут, чтобы умереть?..

– Я не могу, – прошептала она, и Стефано схватил ее за плечи, неотрывно глядя ей в глаза.

– Поклянись, что через пять минут ты уйдешь, что бы ни произошло. Даже если мины будут взрываться под нашими ногами, даже если люди Ахмада начнут стрелять раньше нас. Ты должна выполнять мой приказ, а не заниматься самодеятельностью, которая приводит к неприятностям.

Между ними пробежал легкий электрический разряд. Диана продолжала смотреть ему в глаза, она боялась правильно понять его мысли, потому что они вели ее в страшном направлении. Медленно вдохнув и выдохнув, она закрыла глаза, чтобы они не видели правду, которую она наконец смогла рассмотреть. Ту, правду, о которой говорила Ноэль. Стефано Висконти, бессердечный, беспощадный убийца, который принудил ее работать на себя, которому в тот момент было все равно, дышит она или нет, только что испугался за нее…

– Поклянись. – Он тряс ее за плечи. – Нет, это приказ. Ты слышишь, Диана? Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю!

Она распахнула ресницы. Его руки жгли плечи, она чувствовала их тепло, она чувствовала энергию этого человека. Его взгляд прожигал ее насквозь, в них был страх. За нее.

– Я обещаю.

Она вывернулась из его хватки и направилась к машине, молясь, чтобы он не заметил ее ложь. Она не оставит его умирать, она до последнего будет находиться на своем месте. И если она будет уверена, что ему грозит смерть, она выстрелит даже без его приказа. Пусть он думает, что она наивная девочка, испугавшаяся его, но она уже не та Диана, что несколько месяцев назад пришла к нему в офис. Теперь она в другом мире. Т


убрать рекламу






еперь она живет этим человеком. И пусть им никогда не быть вместе, она не оставит его умирать. В этом она поклялась себе.

Сев в машину, Диана почувствовала, как сильно дрожат ее руки, и, чтобы Стефано не заметил этой слабости, она откинулась на спинку сиденья и отвернулась к окну.

– Твоим позывным будет номер 1-8-4. Мы не произносим свои имена.

– Почему именно 1-8-4?

Висконти пожал плечами:

– Первое, что пришло мне в голову.

Любому нормальному человеку никогда бы внезапно не пришли в голову такие странные цифры. Можно 7, можно даже 12. Но 1-8-4? Еще все цифры наоборот. У нее не находилось слов.

– Вы самый сложный человек на свете.

– Заедем в офис, мне надо кое-что сделать, а потом поедем тебя одевать.

Стефано не смотрел на нее, заводя машину, но его голос был уже более спокоен.

– Во что меня одевать? – Диана не повернулась к нему, глядя на проносящийся мимо пейзаж. – У меня все есть.

– У тебя ничего нет. Я хочу, чтобы ты максимально была незаметна. Тебя не должны обнаружить.

Спорить с ним было бесполезно, и она промолчала.

Подъехав к зданию офиса, Диана поняла, что соскучилась. Соскучилась по Мэту, по Томасу и Майклу. Даже по Антонио и Дилану. Господи, она скучала даже по Ольге!

– Добрый день, босс. – Мэт поднялся, увидев их, и Диана улыбнулась. – Леди Ди.

Он кивнул ей, что не ускользнуло от Стефано, который тут же остановился, слегка прищурив глаза:

– Тебе нечем заняться? Открой гараж и позови Томаса.

– Слушаюсь, босс. – Мэт тут же достал связку ключей и, звеня ими, побежал открывать гараж, говоря что-то по рации.

Диана посмотрела на Стефано и увидела в его глазах гнев. Что-то опять было не так. Боги, какой тяжелый у него характер!

– Мэт вам ничего не сделал.

– Мне не понравился его взгляд.

Какая ему разница, какой взгляд у его охраны?

– Он на вас даже не смотрел, он смотрел на меня…

– Поэтому и не понравился. – Стефано стал подниматься по лестнице, но остановился на полпути. Слегка обернулся и в приказном порядке скомандовал: – Иди за мной.

Диана все еще размышляла над его словами, прислушиваясь к голосу сердца. А затем быстро догнала Стефано:

– Вы совсем с ума сошли? – прошептала она, но сердце кричало другое. Была ли это ревность?

Стефано обернулся к ней, смотря сверху, и лукавая улыбка заиграла на его губах:

– Я уже говорил тебе про охрану. Не смешивай себя с ними, они на порядок ниже.

Нет. Не ревность. Все тот же дьявол Стефано Висконти, все тот же гордый предводитель своего клана. Он всем давал понять, где чье место. И от нее требовал того же.

– Я ваша охрана, если мне не изменяет память, но почему-то я нахожусь с вами под одной крышей. Почему вы не поселили меня в гараже?

– Охрана? Ты не охрана. – Он резко задрал рукав ее футболки, оголяя плечо с татуировкой в виде кельтского креста. Он наклонился так близко, что Диана почувствовала его запах, который стал уже родным и постоянно сводил ее с ума.

– Что тут происходит?

Голос Антонио заставил Стефано убрать руку с плеча Дианы и отойти. Девушка выдохнула. Все-таки есть бог, который заботится о ней.

– Антонио, нам надо выбрать ей машину на завтра. Самую безопасную, которая только есть в нашем гараже.

– Самая безопасная стала уже бельмом в глазах «Белых Волков» – твоя «Инфинити». Но после случившегося, боюсь, что на ней нельзя ездить.

– Перекрасьте ее.

Диана ахнула от услышанного:

– Нет! – крикнула она, и увидела Ольгу, которая вышла к лестнице, услышав голоса. – Я люблю эту машину такой, какая она есть! Черная! Пусть останется черной!

Это был его подарок. Он дорог ей. Именно эту машину Диана впервые увидела, когда приехала посмотреть здание «Morte Nera», на этой машине Стефано увез ее к себе. На этой машине она мчалась с сумасшедшей скоростью, на ней она впервые потеряла страх. Эта машина спасла ее от Николаса Гриффина.

Стефано преодолел оставшиеся ступеньки слишком быстро и, поравнявшись с Ольгой и бросив ключи от машины Антонио, произнес:

– В зеленый.

Он зашел к себе в кабинет и закрыл за собой двери с такой силой, что Диана вздрогнула.

– Как в зеленый? – прошептала она в ужасе и побежала за ним. – Вы сумасшедший! Красьте свою машину в зеленый, этот цвет как раз для таких безумных, как вы!

Диана так же быстро промчалась мимо Ольги к его кабинету, дернув ручку. Но дверь была заперта.

– Да, – прошептал Антонио, смотря на секретаршу, – все еще хуже, чем я думал.

Ольга пожала плечами:

– Ничего особенного, просто девчонка его сильно раздражает.

Он натянул на лицо улыбку и с сарказмом произнес:

– Я вижу, как она его «раздражает». – И тут же прокричал: – Мэт, Томас, выгоняйте «Инфинити»! Будем красить ее, – улыбка Антонио стала шире, и он продолжил, явно наслаждаясь приказом, – в зеленый.

– Нет! Только попробуйте тронуть ее! – крикнула Диана, стуча кулаком по двери. – Откройте дверь! Или выкрашу «Лексус» в красный! Я клянусь, что сделаю это!

Дверь открылась, и она упала бы на пол, если бы сильные руки не подхватили ее:

– В красный?

Стефано захлопнул за ней дверь, закрыл на ключ и засунул его в передний карман джинсов. Следя за его действиями, Диана поняла, что ей уже не выбраться из его ловушки. Он выиграл. Снова.

Стефано как ни в чем не бывало сел на свое место и стал перебирать документы, лежащие на его столе. Молча наблюдая за ним, Диана стояла, не двигаясь.

– Присядь, – не отрывая взгляда от бумаг, сказал он, но она продолжала стоять, игнорируя его просьбу. Или приказ. Не важно.

Казалось, ему абсолютно все равно, стоит она или сидит, главное, что молчит, но спустя несколько минут это молчание начало выводить Висконти из себя. Диана видела, как он посмотрел на нее, прищурившись. Она чувствовала, что гнев внутри него возрастает, но продолжала стоять, сцепив руки за спиной. Она тоже будет играть, но по своим правилам. Скоро его нервы окончательно сдадут, и он выставит ее за дверь. Она будет умолять Томаса не перекрашивать «Инфинити» в ужасный зеленый цвет. Что за идиотская идея? Почему ему приспичило красить в зеленый? Чтобы слиться с природой, с лесом? Надо отдать должное Стефано Висконти: мысль изуродовать такую машину только потому, что она бронированная… Боже! В целях ее же безопасности.

Осознав, что он все же прав, и чувствуя вину за устроенную сцену, Диана вздохнула и закрыла глаза. Он прав, а она опять не права. И цвет – это мелочь, он ничего не значит. Но он много значил для нее.

– Я не понимаю, что тебя так расстроило? – нарушил молчание Стефано, бросив документы на стол, и от этого звука Диана опять вздрогнула. – Какая разница: зеленая, белая, черная… Цвет не меняет содержимое.

Диана открыла глаза, и, не смотря в его сторону, кивнула. Но следующие слова внезапно изменили ситуацию:

– Она дорога мне как подарок. Ваш подарок. С этой машиной у меня связаны теплые воспоминания.

Стефано был удивлен, если не сказать шокирован, ее заявлением. Ручка, которой он подписывал документы, выпала из его рук. Диана обернулась на этот звук, вновь встречаясь с синими глазами, в которых уже не видела гнева. Он, не отрываясь, смотрел на нее, и Диана растворялась в синеве океана, волны которого захлестнули ее с головой. Ей уже никогда не выплыть на берег. Но она и не хотела. Ей было хорошо и одновременно страшно от неизведанного, которое таилось в его глазах. Сейчас она увидела в них то, что хотела увидеть всегда с момента их первой встречи: нежность.

Стефано опустил взгляд, все еще пребывая в замешательстве, и поднял трубку телефона, но через секунду положил ее обратно, вышел из-за стола и достал ключ от двери. Прошел мимо Дианы, даже не остановившись, и рывком открыл дверь. Она слышала его голос, эхом отдающийся в ее сердце:

– Антонио, не трогайте машину.

Стефано быстрым шагом спускался по лестнице, а Диана бежала за ним, удивленная и обрадованная его словами.

Он отменял приказ! Он послушал ее! Что-то заставило его. И это «что-то» было именно тем, о чем говорила Ноэль. То, как он только что смотрел на нее, говорило больше всех сказанных слов. Иногда взгляд способен рассказать о многом. Иногда мы не хотим говорить, но наши глаза выдают нас.

Он так быстро покинул здание, что Диана не поспевала за ним. Проходя мимо шокированной Ольги, она слышала ее недовольство. Диана не знала, что это впервые, когда босс отменяет свой же приказ.

В гараже она не замечала людей, переодетых для покраски машины. Она даже не поняла, почему они так одеты. Но затем увидела в их руках распылители… Они были уже готовы. Но Висконти успел.

– Не надо, я передумал. Не трогайте машину. – Стефано выхватил у Томаса распылитель и швырнул его на пол.

– Стеф, что происходит? – Голос Антонио звучал удивленно, даже слишком удивленно. Он перевел свой взгляд на Диану: – Что, черт возьми, происходит?!

Увидев свою красавицу по-прежнему черной, Диана облегченно выдохнула. Они успели. И подойдя к двери машины, прислонилась к ней лбом, закрыв глаза и улыбаясь от счастья. Большего она и не хотела. Она и так получила слишком много. Свою машину и… Открыв глаза, она увидела с другой стороны Стефано, он рукой провел по гладкой поверхности крыши, встречаясь с Дианой взглядом.

– Что за крики? – В гараж вбежали Майкл и Дилан, за ними шла Ольга, стуча острыми каблуками. Сегодня она была одета еще более вызывающе: ее юбка была настолько короткой, что это становилось уже неприлично. А вырез на блузке наполовину оголял ее грудь.

– Ключи. – Стефано протянул руку Антонио, все еще смотря на Диану. Мужчина вложил их в его руку. – Никогда больше не прикасайтесь к этой машине.

– На чем она поедет завтра, Стеф?

– Подготовьте другую. – Он открыл водительскую дверь и сел за руль, открывая изнутри дверь для девушки. – Отойдите все.

Его голос был тверд, как камень, но Диана не боялась его. Она села рядом и захлопнула за собой дверь, ощущая знакомый запах кожаных сидений. Тот самый, что так запомнился ей. Она не променяет эти воспоминания ни на что. Все тот же мужчина, все та же машина и свобода.

– Поехали, – улыбнулась Диана, – испытывать адреналин.

Она видела, как он усмехнулся, нажимая на педаль газа:

– Двести двадцать?

– Да, двести двадцать, – кивнула она, и машина рванула к выходу, оставляя за собой клубы пыли.

– Сумасшедшие, – прошептал, улыбаясь, Майкл, – это так ему несвойственно, что я ставлю пятьсот баксов, что через месяц мы будем свидетелями страстного поцелуя.

– Ставлю еще пятьсот, что это случится раньше. – Дилан достал бумажник из внутреннего кармана.

– Пятьсот, что это случится завтра, – улыбнулся Томас, поднимая с пола распылитель с зеленой краской, – после сделки.

– Идиоты! – Ольга сжала руки в кулаки. – Я ставлю тысячу, что у них ничего не получится. Он убьет ее раньше, чем что-то там почувствует.

– Хватит! – прогремел голос Антонио. – О чем вы говорите? Он ваш босс. Его личная жизнь вас не касается. Занимайтесь своими делами.

Глава 35

 Сделать закладку на этом месте книги

Они лежали на зеленой траве, на склоне, глядя на пролетающие в небе белые облака. Именно сюда так стремилась ее душа с тех самых пор, как Стефано оставил ее здесь с четырьмя ящиками кокаина и уехал на белой «Мазде». Теперь он рядом, и Диане хотелось прижаться к нему, ощутить его тепло, его силу, почувствовать себя в безопасности. Но она не могла позволить себе даже дотронуться до него. Это было бы неправильно. То, что он пошел у нее на поводу и отменил свой приказ, еще не говорило о том, что у него возникли какие-то чувства. Но то, как он смотрел на нее, привело в замешательство.

– Смотрите! – Диана привстала, пальцем указывая на проплывающие облака. – Что вы видите?

– Тучи. – Стефано лениво посмотрел на небо. – Массовое скопление туч.

– Это не тучи, – улыбнулась Диана, – это облака, и они прекрасны. Смотрите, вот те, которые вы назвали скоплением, – это церковь. Вы видите крест наверху?

Стефано сощурил глаза, смотря в небо и, хитро улыбаясь, кивнул:

– Крест вижу.

– Это знамение. Значит, с нами Бог. Он благословляет нас на завтрашний день, и все пройдет хорошо.

Он засмеялся и закрыл глаза рукой, чтобы не видеть всего этого безумия.

– Что вы смеетесь? – видя его улыбку и слыша его смех, Диана тоже улыбнулась.

– Бог благословляет Дьявола и порожденную Дьяволом на убийства? Нет, Диана, ты ошибаешься. Ищи другой смысл.

Стефано прав. Теперь она не с Богом, она принадлежит Черному Дьяволу.

– Тогда я не знаю. – Она снова легла на траву и прикрыла глаза.

Легкий ветерок приносил с собой свежесть, запах хвои и листвы от растущего неподалеку леса, и впервые за долгие месяцы Диане дышалось легко. А может, это не ветер виноват, а спокойствие, подаренное этим мужчиной перед завтрашней тяжелой битвой?

– Если бы ты знала, что тебе осталось жить один день, – произнес Стефано, – что бы ты сделала?

Диана открыла глаза и повернулась к нему. Простой вопрос болью отозвался в ее сердце. А ответов было много:

– Первым делом я бы поехала к матери в Аризону, попрощаться. Ведь она меня больше никогда не увидит. Потом я бы вернулась, чтобы раздать деньги на лечение больным детям.

– Кому? – удивился Стефано. – Больным детям? А почему ты не отдала все деньги матери?

– Я отдала ей деньги, но не всю сумму. Больным детям они нужнее. – Диана уже вжилась в образ, переживая свой последний день. – Вы против детей? – Она даже слегка разозлилась на него за его эгоизм.

– Нет. – Он пристально смотрел на девушку. – Но на эти деньги можно открыть целую больницу для них. Или даже несколько больниц.

Диана улыбнулась. Он прав. И как такое не пришло ей в голову? Но ведь у нее один день, а за один день вряд ли можно открыть больницу.

– Я не успеваю это сделать. Это слишком долгая процедура, я переведу деньги каждому ребенку лично. Или я оставлю завещание. Да… – Она задумалась, видя как он внимательно ее слушает. – Я обязую вас открыть больницу для больных детей.

– О нет, – смеясь, застонал он и отвернулся от нее, – я не переживу этого.

Диана инстинктивно засмеялась с ним, радуясь своей идее.

– Сумасшедшая, – прошептал Стефано, уже не смеясь, а просто улыбаясь. – А что ты сделаешь еще? У тебя в запасе осталось несколько часов.

Диана задумалась.

– Я бы обязательно пошла в тихое уютное место смотреть мой последний закат с человеком, который мне очень дорог. Может быть, к утру я умерла бы у него на руках.

Она закрыла глаза, ненавидя себя за сказанные слова, готовая вскочить и убежать в тот самый лес, откуда приносил прохладу ветер. Ее рука сильно сжала траву, Диана чувствовала, как больно коже от земли, попавшей под ногти. Она готова была закричать от боли. Нет! От своего признания. Молясь, чтобы Стефано больше ни о чем ее не спрашивал и вообще забыл все, что она ему наговорила, она услышала его шепот возле своего уха:

– Открой глаза.

Ее взгляд устремился вверх, в красно-желтое небо. Закат… Тихое уютное место… Рядом человек, который стал ей настолько дорог и близок, что только в его присутствии ей становилось спокойно, даже несмотря на его взрывной характер. Улыбка коснулась ее губ. Ей захотелось, чтобы это мгновение длилось как можно дольше, чтобы они оба перестали думать о завтрашнем дне, о том ужасе, что предстоит испытать.

– А что бы сделали вы в свой последний день?

Он привстал с земли, смотря вдаль, в ту самую даль, в которую кричала Диана, отпуская свой страх.

– Возможно, я уже все сделал. – Он взглянул на нее. – Завещание я писать не собираюсь: все, что я имею, достанется Антонио. Ехать в Милан у меня нет времени, поэтому я не попрощаюсь с родителями. Но я и не хочу этого. Диана, – после недолгого молчания обратился он к ней, – если меня убьют, ты свободна. Я скажу Антонио, чтобы он отпустил тебя. Поезжай в Аризону к матери, у тебя есть мечты – осуществи их. Ты достойна быть счастливой.

Она не верила услышанному. Он не может так говорить, он не может просто так дать ей свободу. Потому что она уже свободна! Единственный плен – это ее чувства, от которых ей никогда не избавиться. Даже если он умрет, она будет любить его всю эту и следующую вечность.

– Мои мечты изменились. – Диана поднялась с земли, отряхивая мелкие листики с одежды, краем глаза наблюдая за Стефано, который тоже встал и направился к машине.

Вот и все. Спокойствие кончилось. Открывая дверь машины, она еще раз взглянула на небо, которое начало темнеть. Время прошло слишком быстро. Час как минута. Но она запомнила каждое мгновение, проведенное здесь.

– Вы хотели подобрать мне одежду к завтрашнему дню. Догадываюсь, что это будет военный камуфляж. Должно быть, зеленый цвет станет моим любимым на ближайшее время.

– Ты почти права. Да, снайпер должен быть настолько незаметным, насколько это возможно. И нет, я не собираюсь одевать тебя в бесформенную военную одежду.

Стефано привез ее в самый страшный квартал города, где царили криминал, наркотики и проституция. Диана была прекрасно осведомлена об этом, работая на «Скорой». Частые вызовы на передозировки и ее беспомощность в такой момент заставляли страдать сердце. Здесь царила смерть. Смерть не от холодного металла оружия, а от одной лишь инъекции героина. Наркотики предлагали всюду. Им было не важно, кто ты – фельдшер, пожарный или просто человек. И сейчас все расступились, пропуская «Инфинити», нервно потирая ладони от возможности хорошо заработать. Дорогие машины в этом месте не новость, богатые часто покупают наркотики, но задержаться здесь – это подарить себе шанс не уйти живым. Диана все это знала. Зачем он привез ее сюда?

Машина медленно ехала по плохо освещенной улице, Стефано внимательно следил за дорогой, чтобы никто случайно не выскочил на нее. Вдоль дороги стояли местные красавицы – разноцветные дамочки, пытающиеся заманить водителя дорогой машины. Но он лишь улыбнулся и закрыл окно, пытаясь не дышать с ними одним воздухом.

– Знакомься, Диана, это местный притон. – Висконти не смотрел на нее, но она повернулась на его голос и увидела в темноте лишь его профиль. – Это бедный мир жалких никчемных людишек, испортивших свою жизнь наркотиками. Это то, что делает с ними тот самый кокаин, который ты продала Грифу.

Диану передернуло от его слов.

– Я продала кокаин Грифу, но не им.

– А он поставляет его сюда. Здесь идет мелкая продажа. Основная масса была направлена в более крупные города, туда, где наркотики расходятся гораздо быстрее и в большем объеме.

Диане меньше всего хотелось сейчас думать об этом.

– Это жизнь, – продолжил Стефано, – я сказал не в укор тебе. Но хочу, чтобы ты знала – любой человек, принимающий наркотики, сначала большой болтун, затем ходячий мертвец. Вопрос времени. В «Morte Nera» за прием хотя бы раз в целях «попробовать», я стреляю без промедлений. Лично. Не разбираясь. Потому что тот, кто попробовал раз, не откажется от следующего. Члены «Morte Nera» владеют большим количеством информации. Подсаживающийся на героин или кокс продает секрет с каждой дозой.

Она в страхе кивнула, зная, что он следит за ее реакцией. Она кивнула, давая понять, что чиста. Он знает это. Но зачем предупреждает?

– Никогда не связывайся с наркоманами. Они за дозу продадут родную мать. Они лживы, и в них нет ничего святого. Ты и они из разных миров, запомни это.

Диана молчала, обдумывая его слова. Она прекрасно все это знала. Но относилась к этому как обычный, нормальный человек. Раньше. Сейчас она уже не просто человек, она убийца, она постоянно находится с главой самой крупной криминальной группировки… И он рассказывает ей о вреде наркотиков. Он – тот, кто убивает и продает кокаин и оружие ящиками, только что сказал ей о том, что наркотики – это плохо.

– Вы когда-нибудь пробовали?

– Мой мозг мне дороже. Мне хорошо и без них. Наркотики вызывают искусственную радость. – Он остановил машину и посмотрел на нее. – Зачем мне искусственная, если у меня есть настоящая?

Машину тут же окружили люди, но, смотря на них, Диана понимала, что на людей они похожи меньше всего. Наркоманы агрессивны и жестоки, они страшны, она их боится. Все перепачканные грязью и испражнениями, собственными рвотными массами – как же ей был знаком этот запах, когда она работала на «Скорой». И как же быстро она отвыкла от него! Раньше такие люди вызывали в ней жалость. Сейчас – ненависть и отвращение.

– Не бойся, они не тронут тебя. – Он достал пистолет и сунул его за ремень, прикрывая футболкой. – Они не знают эту машину, но отлично знают меня.

Стефано вышел из «Инфинити» с ухмылкой на губах. Диана последовала за ним, прячась за его спину и боясь смотреть на окружающих. Гул стих, и ей на секунду показалось, что они остались одни. Но подняв глаза, она увидела испуг в глазах людей. Даже такие, как они, боялись Стефано Висконти.

– Чья это территория? – прошептала она.

– Моя.

Он уверенно шел вперед, и все расступались, давая ему дорогу. От того, что это была его территория, становилось немного легче. Но глядя на этих грязных людей в лохмотьях, она понимала – от них можно ожидать чего угодно.

– Висконти! – закричал кто-то из толпы, и в ту же секунду перед ними возник худой рыжий парень с пирсингом на брови и татуировками на руках. – Собственной персоной. Какими судьбами? Мне кажется, я уже платил за этот месяц.

Диана испугалась, но увидела радушную улыбку на его лице, и страх сменился интересом.

– Харли, – Стефано протянул ему руку, и тот тут же ее пожал. – Я здесь не для этого, мне надо переговорить с тобой с глазу на глаз.

– Бог мой, сам босс «Morte Nera» пожаловал ко мне. Видно, дело не терпит отлагательств. – Он посмотрел на Диану и, снова переведя взгляд на Висконти, тихо прошептал: – У меня тоже к тебе есть разговор. Пойдем.

Диана почувствовала, как теплая рука схватила ее за запястье. Она вздрогнула от неожиданности, но быстро успокоилась, когда поняла, что она принадлежит Стефано. Он тянул ее за собой, сам идя за рыжим парнем. Видимо, они хорошо знали друг друга. Но о каких деньгах шла речь?

– Они вам платят? – прошептала она, и Стефано слегка обернулся к ней.

– Мне платят все, кто хочет иметь покровительство «Morte Nera». Повсюду мелкие бандиты и хулиганы, но Харли контролирует этот участок, не давая разгуляться уличному криминалу. Он контролирует весь здешний оборот наркоты и проституции, а я получаю свои проценты, но в случае внештатной ситуации моя обязанность его прикрыть. Полиция, ФБР – это мои проблемы.

Диана опешила. Теперь понятно, почему они делят территорию: чем она больше, тем больше денег, но больше и проблем.

– Зачем вам это? Вам не хватает на еду? Или, может, вам не хватает денег, чтобы погасить кредит в банке? – прошипела она, чувствуя, как сильнее Стефано сжал ее руку.

Он не успел ответить, а может, и не собирался. Очень скоро они оказались возле разваленного дома, и, зайдя в плохо освещенный коридор, Диана тут же забыла обо всем. Ступая по деревянному полу, она слышала писк под ногами, не желая даже думать о том, кто издает его, и чувствуя, как тошнота подкатывает к горлу. Она закрыла рот рукой. Ей казалось, что она попала в ад и он никогда не закончится. Но он закончился светом, и девушке пришлось прикрыть глаза, постепенно привыкая к его яркости.

– Что за девушка? – Голос рыжего парня заставил ее открыть глаза.

– Диана, это Харли, он следит за порядком в этом гадюшнике. – Стефано посмотрел на нее, отпуская свою руку, и тут же обратился к парню: – Она из «Morte Nera», прошу относиться к ней с уважением. Тем более такому ублюдку, как ты.

Парень, усмехнувшись, пожал плечами:

– Да без проблем, босс. Про вас ходят разные слухи, Диана, – обратился он к ней, и девушка поняла, что он в связи с особенностями своей «профессии» очень много слышит «извне». – Рассказать?

Она машинально кивнула, но Стефано приказал ему молчать.

– Будешь рассказывать, когда я попрошу. Сейчас ты хотел сказать что-то другое.

Парень задергался, переступая с одной ноги на другую и явно нервничая.

– Да. Дамочка Сидни напела мне про завтрашнюю сходку. Один из клиентов в пьяном угаре наболтал ей, что Ахмад не придет лично на сделку, а пришлет первого помощника, который должен будет застрелить тебя сразу же после сделки. Они получают оружие и деньги. И да, они уверены, что это ты бахнул его парней с коксом. А твоя девочка, продавшая его Грифу и убившая старшенького тупоголового ублюдка, теперь тоже на повестке дня. Но не у Ахмада. Молчу. – Он прикрыл пальцем губы, помня, что Стефано запретил ему говорить о ней.

– Рассказывай все.

Размышляя над его словами про Ахмада, Диана поняла, что уже не хочет слушать дальше. Что он скажет нового? Что бог смилостивился и внушил Грифу простить ее за убийство сына? Едва ли.

– Джон Гриф попросил Ахмада не трогать девчонку, если она будет на сделке. Не стрелять и отпустить живой.

Диана тут же почувствовала, как подкашиваются ее ноги, жаль, сесть было некуда. Она лишь, качнувшись, прислонилась к стене, смотря на мужчин. А что, если Гриф не держит на нее зла? А если он знает, что она стреляла, защищая себя от его насильника-сына? Она видела замешательство на суровом лице Стефано, он настороженно посмотрел на нее, и Диана поняла, что такого быть не может.

– Все плохо? – испуганно прошептала она.

Он пожал плечами и взглянул на Харли:

– Откуда такая информация? – Он прижал парня к стене, поднимая за воротник куртки. От неожиданной реакции Стефано Диана вздрогнула.

– Дамочка Сидни принимала у себя в борделе первого помощника Ахмада. Он сильно перебрал… – Парень попытался выкрутиться из стальной хватки босса, но ему это не удалось, Стефано еще раз ударил его о стену. – Гриф даже заплатил за твою голову, но девчонку сказал не обижать.

– Дьявол, – выругался Стефано и рывком отпустил Харли, который тут же схватился за воротник, поправляя его, – что он задумал?

– Мне это неизвестно, босс. Потом он вырубился и больше ничего не сказал.

– Что ты еще знаешь? – Грозный голос, слишком грозный. Диана вжалась в стену от страха. Буквально вчера она сама стала жертвой его гнева, точно так же он душил ее у стены.

– Что девчонка твоя. Но кто она и где ты ее нашел – никто не знает. Ее уже прозвали Черной Леди, потому что она грациозно явилась к Грифу на сделку в темноте во всем черном. – Парень издал нервный смешок. – Она втюхала ему кокаин, а этот придурок купил его, даже не узнав, откуда он.

Диана и предположить не могла, что слухи разлетаются так быстро. В криминальном мире все были связаны между собой. И судя по всему, Грифу было известно про нее куда больше, чем она предполагала. Она подставила его с кокаином, она застрелила его сына, она чуть не убила Пола Слоуна – и Гриф не хочет ее убивать? В голове не укладывалось. Возможно, он готовит ей месть страшнее, чем смерть.

Глава 36

 Сделать закладку на этом месте книги

Они сели в машину, быстро миновав скопившихся возле нее людей. Диана не помнила, как вышла из разваленного здания, она уже не слышала писк мышей под ногами. Стефано так крепко держал ее за руку, что, кроме боли на своем запястье, она не чувствовала ничего.

– Стефано, – прошептала она, потирая руку, – может, все не так плохо? На что вы разозлились? Имея на руках такую информацию, мы можем извлечь выгоду, разве нет?

– Что? – Он посмотрел на нее, зло сверкнув глазами. – Что ты хочешь предложить?

Его крепкие руки сжали руль, и Диана поморщилась:

– Все просто: вас хотят убить, а меня нет. Я могу пойти на сделку вместо вас.

Висконти рассмеялся, что стало для Дианы неожиданностью. Разве она сказала глупость?

– Я не верю ни единому его слову. – Стефано перестал смеяться, поворачивая ключ в замке зажигания. – У меня другая информация: я сам, лично, разговаривал с Ахмадом несколько часов назад. На сделку придет он. Ты должна будешь убить именно его. Его смерть нам не страшна, без него его люди – ничто. Они не будут мстить за смерть своего главаря, и уж тем более мне. Они трусы. Но если на сделку придет его помощник, которого ты все равно убьешь, мы наживем себе еще одного врага в лице самого Ахмада ибн Мубарака. Вот он будет мстить, и поверь, не будет разбираться ни в чем, он просто подорвет все «Morte Nera» к черту.

Он замолчал, задумавшись.

– Возможно, все, что услышала проститутка Сидни, – фальшь, направленная на то, чтобы усыпить мою бдительность. Да еще и ты… – Он перевел взгляд на Диану, которая внимательно слушала его. – Значит, ты хочешь пойти вместо меня на сделку?

Ей казалось, что это лучший вариант. Раз Гриф приказал ее не трогать, значит, ей нечего бояться. Никто не станет стрелять, сделка пройдет в нормальном режиме.

Диана кивнула, абсолютно уверенная в своих убеждениях, увидев, как лукавая улыбка коснулась губ Стефано:

– Ну ты и дура.

Он отрицательно мотнул головой, наблюдая за ее растущим удивлением. Девушка открыла рот, чтобы сказать этому самоуверенному аристократу криминального мира пару крепких слов в ответ, но в итоге лишь сильно ударила его в плечо. Он засмеялся:

– Глупая девчонка. Они ждут именно тебя.

Стефано выехал на дорогу.

– Всегда думай, Диана, анализируй, и тогда будешь жить долго.

Второй удар ему в плечо, и обиженная девушка отвернулась к окну. Она не собиралась думать. Она дум


убрать рекламу






ала сердцем, она не хотела его смерти, а он называет ее глупой дурой. Она готова пожертвовать своей жизнью ради него, а он…

Стефано достал мобильный телефон и кинул ей на колени:

– Звони Антонио и расскажи ему все, что надумала.

Это шутка? Очередной экзамен? Как она отвыкла от его сюрпризов…

– Вы с ума сошли? Звоните сами, вы – босс.

– У меня болит голова, и я за рулем. Звони, Диана. Это приказ.

Что она скажет? Каким голосом и с какой уверенностью? Она запуталась так сильно, что сейчас рискует запутать все «Morte Nera». Нервно теребя в руках телефон, она почувствовала, как машина останавливается – Стефано свернул на обочину, включая габаритные огни:

– Мне рассказывали, какая ты была настойчивая, когда заключала соглашение с Найтом. Твой мозг работал. – Он смерил ее тяжелым, долгим взглядом, заставляя вспомнить тот безумный день. – Тогда ты ошиблась. Не ошибись сейчас.

Ей захотелось раствориться в воздухе и больше никогда не появляться у него на глазах. Просто уснуть и проснуться в другом измерении. Чтобы больше не видеть синих глаз и не слышать его строгого голоса.

Набрав в легкие побольше воздуха, она закрыла глаза, затем выдохнула и начала думать, как поступить завтра. Пойти вместо него? А вдруг это правда ложная информация и на сделке ждут именно ее? Ведь только так к ней можно подобраться. В другое время это сделать невозможно, Стефано всегда с ней.

Она открыла глаза и нашла номер Антонио. Тот быстро поднял трубку:

– Да, Стеф, я слушаю.

– Это не он… – Слишком тихий голос, надо громче и тверже. – Это Диана. У меня информация насчет завтрашнего дня.

– Диана, а где Висконти? С ним что-то случилось?

Антонио явно нервничал не меньше ее самой, в его голосе слышалась растерянность. Оглянувшись на Стефано, Диана увидела на его губах ухмылку и разозлилась:

– Что может с ним случиться? У него девять жизней, он живуч как чер… как кот! Он поднялся из самого ада, чтобы испортить нам жизнь…

– Диана! – прикрикнул Стефано, гневно смотря на нее, но она только гордо подняла голову, давая понять, что рада его реакции. Может, он и убьет ее, но сейчас скорее выхватит телефон у нее из рук и сам поговорит со своим помощником. Ожидая подобного развития событий, она молчала, все еще держа трубку возле уха. Но Стефано ничего не делал, отвернулся и смотрел только на дорогу.

– Алло, Диана, что там у вас происходит? Ты говорила про информацию. Что за информация?

Выхода не было. Только представить себя на месте Стефано Висконти и продолжить этот бестолковый разговор.

– Ладно… – Она вздохнула. – Возможно, завтра на сделке будет не сам Ахмад, а его помощник, его правая рука. Гриф заплатил им за смерть Стефано и приказал не трогать меня ни при каких обстоятельствах и отпустить живой.

– Так, девочка, – произнес Антонио, – и что? Где Висконти?

Диана улыбнулась, глядя на профиль Стефано, любуясь им:

– Прощается с жизнью. Ему в любом случае не жить. Я бы поменялась со Стефано местами, но, боюсь, больше, чем его, они хотят меня. Просто выманивают таким образом.

Стефано повернулся к ней, но девушка не смогла по взгляду понять – доволен он или нет.

– Диана, я могу поговорить с ним? Что он решил?

– Нет, – улыбнулась она, вживаясь в роль. – У него болит голова. Все будет так, как решу я. Позвоните Ахмаду и скажите, что мы в курсе его планов. Он будет трусом, если не придет на сделку лично. А если он не собирается приходить сам, тогда и мы пришлем своего первого помощника.

– Диана, что ты говоришь?! Первый помощник – это я!

– Я про вас и говорю, Антонио. Звоните. И поверьте, никто не хочет вашей смерти. Нам нужна смерть Ахмада ибн Мубарака.

– Диана! – Антонио перешел на крик, но она отключилась и передала телефон Стефано.

Забирая его, он довольно улыбнулся:

– Можешь, когда хочешь. Глупая девочка оказалась умной женщиной.

В серьезных делах сердце должно быть холодным и жестоким. Она должна уметь отключать свои эмоции и чувства. Боже, на секунду ей показалось, что она становится такой, как он!

Телефон в руках Стефано зазвонил, и он ответил:

– Антонио…

– Господи, Стеф, что там у вас происходит? Вы оба пьяны?

Стефано поморщился, хотя недовольство его помощника было вполне ожидаемо. Но встретившись глазами с Дианой, твердо произнес:

– Выполняй приказ, Антонио.

Нажав на завершение вызова, Висконти завел машину и выехал на дорогу. Диана вжалась в сиденье, ожидая его недовольства или грубости, но он молчал.

– Наверное, это вы должны звонить Ахмаду, – прошептала она, – как глава «Morte Nera».

– Еще одно слово, и ты сама ему будешь звонить. – Коротко и ясно. На что он злится? Что опять она сделала не так?

– У вас такой тяжелый характер. – Диана недовольно покачала головой. – Разве я что-то не то сказала?

– Ты все сказала правильно, я просто думаю.

– А вслух нельзя думать?

Стефано, нахмурившись, посмотрел на нее:

– Зачем кому-то знать мои мысли? Все, что творится у меня в голове, – это мое личное дело, и я не собираюсь никого в него посвящать. Ты довольна ответом?

Она кивнула. Разве можно что-то возразить на это? Конечно, можно, если ты – Диана.

– Голова не лопнет от мыслей, если вы будете ими делиться.

– От моих мыслей лопнет твоя голова.

Она удивленно посмотрела на него и засмеялась, заметив улыбку на его лице. Что за мысли у него такие?

– Вы думаете одновременно о нескольких вещах? О словах Харли, о завтрашней сделке, о том, дозвонился ли Антонио до Ахмада, о судне, что стоит на причале, битком набитое оружием, о завтрашних выборах… Ой!

Она прикрыла рот рукой, понимая, что наболтала лишнего. А что он думал? Молчать про выборы? Рано или поздно она узнала бы.

– О выборах я думаю меньше всего.

Диана облегченно выдохнула:

– И когда вы собирались рассказать мне о них?

– Для тебя это так важно? Найт станет мэром. Большой плюс для меня и наших с ним отношений в целом. Он возьмет на себя все юридические и политические заботы, связанные с органами власти, открывая мне и расчищая путь выше. Наш с ним союз станет только крепче.

Чем больше она узнавала, тем грязнее себя чувствовала. Стефано использует Найта, чтобы подняться выше? До каких пор он будет подниматься? И что значит «выше»?

– Шли бы сами в мэры в таком случае!

– Не могу, – пожал он плечами, поворачивая налево, – у меня нет вашего гражданства.

Резко нажав на тормоз, он остановил машину и отстегнул ремень безопасности. Диана посмотрела в окно, не понимая, куда он ее привез. Вокруг стояли темные деревья, они волочили по земле свои ветки, а ветер мотал их в разные стороны. Это место пугало ее даже больше того, откуда они недавно уехали. Было темно, и ни одного фонаря поблизости.

– Вы хотите завести меня в лес, убить и закопать тело?

Стефано поднял бровь от удивления, и тут же на губах возникла хитрая улыбка:

– Неплохая идея. Спасибо за совет. Пойдем.

– Куда?

– Будешь копать себе яму. Неужели ты думала, что это буду делать я?

Он шутил. Конечно, шутил. Что-то подобное она уже слышала от него, только тогда он хотел продать ее органы. Отстегнув ремень, девушка вышла из машины, и тут же холодный ветер заставил ее поежиться. Жутко и страшно. Вокруг ни души. Даже Дракула сто раз бы подумал, прежде чем идти сюда.

– Вы уверены, что нам сюда?

– Нет, не уверен, я решил просто остановиться и размяться, – съязвил Стефано, включая фонарик на мобильном телефоне.

Диана схватила его за край куртки, но он взял ее руку в свою, и только почувствовав тепло его ладони, девушка успокоилась. Стефано одной рукой раздвигал ветки, давая себе дорогу, но они были настолько колючие, что в итоге ему пришлось разжать руку и отпустить ее.

– Держись все же за куртку.

Она подчинилась, натыкаясь на него сзади и обхватывая руками его талию. Он резко остановился, а она прижалась сильнее, зажмурив глаза.

– Ты же киллер, убийца, а не трусиха.

Диана разжала руки и сделала шаг назад, но тут же споткнулась о ветки и вскрикнула от неожиданности:

– Меня кто-то укусил!

– Это не я.

– Нельзя было найти место поближе?

– Поближе слишком просто.

– Вы не ищете легких путей? Вам надо, чтобы все было слишком сложно.

Стефано резко развернулся, светя ей в глаза фонариком, и Диана снова вскрикнула, закрывая глаза:

– Вы меня ослепили!

– Какая разница, здесь все равно ничего не видно.

Он пошел вперед, освещая им путь, и через несколько метров Диана заметила вдалеке свет из окон дома. Висконти направлялся к нему. Но зачем? Что ему там надо?

– Там живет Дракула?

Стефано не успел ответить – фонарик выключился, и появилось уведомление о входящем вызове. Стало до жути темно, и Диана сильнее прижалась к нему, вдыхая прохладный воздух и радуясь тому, что надела куртку. Ночи становились слишком холодные, а она не любила холод. И где-то в подсознании отложилось правило: раз она будет находиться со Стефано целый день, надо быть готовой ко всему. От него можно ожидать чего угодно. В последний раз он заставил ее идти по пустынной, выжженной солнцем местности, изнывая от жары… хотя можно было спокойно доехать на машине! Он гонял ее по пляжу в кроссовках! Он любил издеваться над ней. Видимо, такое у него хобби.

– Да, Антонио.

– Стеф, я связался с Ахмадом, он просил передать, что клянется Аллахом и придет на встречу лично.

– Ты веришь ему?

– Верю, Стеф. У вас была ложная информация. Кто-то сбивает вас с пути.

– Хорошо, Антонио, спасибо.

Стефано завершил звонок и попытался включить фонарик, но, выругавшись вполголоса, убрал телефон в карман.

– Сел телефон.

Ничего нового, просто еще одно испытание – дойди до домика в полной темноте! Диана устала паниковать и просто обошла Стефано.

– Я пойду первым. – Он схватил ее за руку, и она, оступившись, с криком упала на землю, утаскивая его за собой. Чтобы не причинить ей боль весом своего тела, Стефано инстинктивно расставил руки.

– Дьявол, Диана, – выругался он, оказавшись сверху, – какого черта!

Она перестала дышать, ощущая на себе его тело и его дыхание возле уха. Боже, спаси ее от этого мужчины. Кажется, она уже проходила это на пляже, когда он учил ее защищаться от насильника. Кстати, уроки ей пригодились. Но сейчас, лежа под ним, ощущая его тепло, ей захотелось остаться здесь до утра.

– Вы в одном предложении произнесли два греховных слова – дьявол и черт.

Висконти усмехнулся, даже не пытаясь встать с нее. Диана все еще ощущала его дыхание на своей коже, и ей не хотелось его отпускать.

– Я и есть дьявол.

От его шепота девушка вздрогнула, и волна возбуждения прошла по ее телу. Это становилось пыткой.

– Диана, – прошептал он ей на ухо, – помнишь, на пляже я учил тебя защищаться? Помнишь, мы поспорили, догоню ли я тебя? Я тебя догнал. Так что ты должна выполнить одно мое желание.

Эти слова напугали ее так же, как пугало сейчас тело. Что он попросит? Нервно облизнув губы и поблагодарив Бога за то, что в темноте не видно синих глаз, она кивнула, приготовившись к самому изощренному его желанию. Что-то подсказывало ей, что сейчас он хочет совсем не чашку ароматного кофе.

– Помню. – Легкая дрожь прошла по ее телу в предвкушении неизведанного. – Чего вы хотите?

Она чувствовала его теплое дыхание совсем близко от своих губ. Вот та самая минута близости между ними, сейчас, находясь в его объятиях, она готова отдать ему все, что он пожелает. И он пожелал:

– Я хочу, чтобы ты меня отпустила. – Она слышала его тяжелое дыхание. – Убери руки с моей спины.

Осознав, что сильно сжимает его спину, притягивая к себе, Диана разжала руки и раскинула их в стороны, давая свободу от своих объятий. Дьявол! Он не хотел ее. Она все неправильно поняла. Да разве можно хотеть девочку на тринадцать лет младше себя, да еще посреди дремучего леса в полной темноте? Она просто дура! У него было множество возможностей, но ни одной он не воспользовался. Он дал слово не трогать ее. Его слово – закон.

Чувствуя, как он начинает подниматься, Диана вздохнула полной грудью, но сердце заныло. Ее снова окутал холод, ветер и темнота. Он помог ей подняться, схватив за руку, и дальше они шли молча, каждый думал о своем. Стефано не проронил ни слова, но Диана и не хотела сейчас разговаривать, пытаясь понять реакцию своего тела. Когда-то она решила отдаться Фрэнку, но с ним все было по-другому. И сейчас она благодарила бога за то, что тогда просто разревелась в его объятиях. Нет, он не был тем мужчиной, которому она хотела отдаться. Как бы она ни заставляла себя, тело не обманешь. И ее раздражал тот факт, что ей нужен был именно этот синеглазый мужчина, идущий впереди.

Они пришли к домику быстрее, чем предполагала Диана, и, постучав в дверь, Стефано отошел, беря ее за руку.

Скрипучая дверь открылась, и из дверного проема показалось направленное на них ружье.

Глава 37

 Сделать закладку на этом месте книги

Худой старик с редкими седыми волосами держал их на прицеле. Диана почувствовала свою уязвимость без оружия в руках и боялась, что Стефано вытащит пистолет и начнет стрелять. Но, к ее большому удивлению, он этого не делал.

– Я от Ноэль Найт, – произнес он, и Диана перевела взгляд на него.

При чем тут Ноэль?

Но старик, видимо, все понял и опустил ружье:

– Извините, живу на отшибе и приходится быть осторожным. – Он взглянул на Диану. – Вы та самая леди, для которой так старалась моя жена?

Девушка машинально кивнула, не имея ни малейшего понятия, кто его жена, и в чем она так постаралась. В любом случае это не важно, когда перед тобой стоит сумасшедший старик с оружием.

– Минутку, я сейчас принесу. – Он закрыл дверь, оставляя их на деревянной веранде.

Света вполне хватало, чтобы увидеть глаза Стефано. Он мельком посмотрел на нее и тут же отвел взгляд, отпуская ее руку.

– Вы можете объяснить мне, что мы тут делаем и кто этот человек?

– Тебе нужна одежда на завтра? Ты думаешь, ее так легко купить в магазине? – Он взглянул на девушку. – Да еще и твоего размера. Это мистер Смит, дядя Ноэль, его жена очень хорошо шьет. Она зарабатывает этим на жизнь. Ноэль попросила ее сшить для тебя форму. – Он улыбнулся. – Вам, женщинам, видимо, и в бою надо прекрасно выглядеть. Странно, что она не заказала ее у «Gucci».

– О каком «Gucci» вы говорите? Я ничего не просила!

– Я просил.

Она удивленно посмотрела на него:

– Тогда я удивлена, почему не «Gucci»?

Дверь снова открылась, и в проеме появился старик с коробкой в руках:

– Держите, здесь все, что она заказывала. – Он подошел к Диане и вручил ей коробку. – Я думал, вы придете раньше, до заката солнца. В наших краях рано темнеет.

Закат… Диана тут же вспомнила, где была в тот момент. Ей было все равно, что она шла через дремучий жуткий лес в темноте, потому что в момент заката она была настолько счастлива, что готова была идти по темноте еще раз пятнадцать, лишь бы снова пережить тот момент.

Стефано вытащил из внутреннего кармана бумажник и достал оттуда пачку долларов:

– Это вашей жене за работу. – Следующая пачка предназначалась старику: – Это вам за молчание.

Старик удивился, увидев такое количество денег, но попытался скрыть этот факт, поклонившись и прошептав: «Спасибо».

Стефано забрал из ее рук коробку и скрылся в темноте леса. Диана, улыбнувшись на прощание мистеру Смиту, последовала за ним.

– Откуда Ноэль знает мой размер?

– Для женщин это не составляет большого труда. Тем более для Ноэль Найт.

Дорога обратно оказалась легче, глаза уже привыкли к темноте, а постоянное движение согревало. Неожиданно Диана вспомнила свой странный позывной.

– Какой позывной у вас? Боюсь даже представить.

– Не бойся. Есть догадки?

– Один миллион пятьсот девяносто девятый?

Стефано остановился так резко, что Диана чуть не налетела на него.

– Надо же, – усмехнулся он, – мне такое в голову не приходило. Я всего лишь 4-5-9.

Ему не приходило такое в голову? Cтранно. Можно подумать, что 4-5-9 это просто и банально.

– Можно я не буду спрашивать про остальных? Боюсь не запомнить, – съязвила Диана.

– Избавь меня от своего допроса. – Он отвернулся и рукой схватился за ветку, прокладывая путь дальше. Ей говорить тоже не очень-то и хотелось.

Последние подготовки были завершены, осталось только выспаться перед важным событием. От ее концентрации внимания зависела жизнь многих людей «Morte Nera», в том числе и их босса. По приезде домой Диана решила сразу отправиться в душ, чтобы смыть с себя весь суетливый день, расслабиться и согреться. Стефано поставил коробку возле дивана, и увидев ее, входящую в ванную, тут же преградил ей путь. Он улыбнулся своей очаровательной улыбкой, от которой она так отвыкла за последнее время:

– Куда это ты направилась?

– В душ. Разве не видно?

– Душ один, а нас двое. Кажется, это моя квартира, так что я иду первым.

Диана открыла было рот, чтобы возмутиться, но он уже зашел в ванную, пытаясь закрыть дверь, которую она удерживала:

– У меня еще много дел, Диана.

– Какие у вас дела? Вас завтра убьют. Какая вам уже разница?

– Да, действительно, – возмутился он, – я за собой поведу пятнадцать человек. Мне надо продумать все до мелочей. Отпусти дверь и иди мерить одежду.

Она повиновалась, и Стефано захлопнул дверь, но через секунду открыл и кинул ей свой мобильный:

– Поставь на зарядку.

Он знал, что она поймает, и не ошибся.

– Пожалуйста, – прошептала она.

– Спасибо, – улыбнулся он.

Подсоединив телефон к зарядке, Диана присела на пол, открыла коробку и вытащила комбинезон цвета хаки. Улыбнувшись, она вспомнила Ноэль и ее фиалковые глаза, которые излучали добро. Даже она вложила что-то свое в завтрашний ужас, делая его чуть менее ужасным. Быстро скинув с себя джинсы и футболку и периодически поглядывая на дверь ванной, Диана принялась натягивать на себя костюм, понимая, что он облепил ее, как вторая кожа, подчеркнув все изгибы ее тела. Что-то подобное Диана купила себе для встречи с Грифом. Но тот был хорош для темного времени суток. Цвет этого комбинезона – отличное укрытие для стрельбы на природе. Она сольется с травой. Застегнув молнию и тем самым ужав свою грудь, она прошла к себе в комнату и в зеркале полюбовалась на свое отражение. Движение ничто не сковывало, передвигаться в нем было легко. Сзади она обнаружила капюшон, который должен был скрыть ее светлые волосы.

Сложив все на место, Диана начала размышлять об ужасе завтрашнего дня. Молиться не было смысла – она не с Богом. Нельзя просить у него благополучный исход сделки. Потому что ничего благополучного не будет. Кто-то обязательно умрет. И завтра там, на выжженном поле, Богом будет она.

– Ты в порядке? – мягким баритоном прошептал он ей на ухо, дыханием касаясь ее кожи.

Стефано нежно дотронулся до ее хрупкого плеча, и повернувшейся на его голос Диане стало еще хуже. Влажные черные волосы закрутились большими кольцами, обрамляя его красивое лицо. Белая футболка подчеркивала мышцы на сильном теле, а светлые джинсы делали его образ невероятно соблазнительным. И ему так шел белый цвет, контрастирующий с чернотой его волос и смуглостью кожи…

Диана резко вскочила с дивана. Она до безумия устала бороться с собой.

– Я в порядке, – кивнула она, быстро прошла в ванную комнату и закрыла дверь на замок. Все становилось слишком сложно. Находиться рядом с ним, в его квартире – невыносимая пытка, единственный выход из которой – бежать, бежать как можно дальше! Включив душ и встав под струи горячей воды, Диана попыталась абстрагироваться и решить, как быть дальше. Она понимала: завтра ее здесь быть уже не должно. Если они справятся или если его убьют, исход один: она вернется к себе, в маленький домик, одиноко ждущий ее возвращения. Смерть Николаса Гриффина уже так не пугала ее, ей не снились кошмары, а впереди предстояло пережить много таких смертей, так что она не собиралась больше прятаться за широкой спиной Стефано. Ей надо учиться самой справляться с одиночеством и страхом. Им не суждено быть вместе, он никогда не посмеет прикоснуться к ней, а уж тем более испытать какие-то чувства. Это фантастика. Кто он, а кто она? Гордый богатый аристократ, мужчина на тринадцать лет старше ее и она – маленькая девочка, которая выросла в бедности и одиночестве.

Насухо вытерев себя белым полотенцем, Диана потянулась за одеждой, и в ту же секунду осознала, что, убегая от Стефано, она напрочь забыла о чистых вещах. Сегодня она хотела заехать домой, чтобы взять пару сменных футболок, но сил и времени не хватило.

– Дьявол, – выругалась Диана, открывая шкафчик с его чистыми вещами и вытаскивая оттуда футболку. Ей повезло, что он такой предусмотрительный и у него всегда все под рукой. Все! Начиная с пистолета в машине!

Натянув на себя футболку, она провела рукой по белоснежной ткани, чувствуя аромат чистого белья. Его запах. Смотря на отражение в зеркале, она себя не узнавала. В футболке Стефано она выглядела как-то особенно, по-домашнему. Возможно, стоило быстро проскочить в свою комнату в полотенце, но наматывать сырое полотенце на сухое тело ей ужасно не хотелось.

Диана, приоткрыла дверь, высунула голову, оценивая обстановку и отыскивая взглядом черноволосого мужчину, чтобы не попасть ему на глаза. Услышав его голос, она насторожилась, но его слова предназначалась не ей:

– Судно готово к отплытию? Все бумаги я подписал. Если сделка с Ахмадом состоится, пусть капитан будет готов к отплытию ровно через полчаса после того, как мы покинем место. И еще: если все сорвется, судно должно отплыть в Нью-Йорк.

Девушка медленно вышла из ванной, направляясь к себе в комнату. Стефано не видел ее. Сейчас ему куда важнее дать распоряжения по поводу судна с тонной оружия на борту. И зная это, Диана расслабилась. Но внезапная тишина в комнате напугала ее. Остановившись на полпути, она прижалась к стенке, заметив, что Стефано смотрит в ее сторону:

– Я тебе перезвоню. – Он швырнул телефон на диван, не отрывая от нее взгляда, исследуя все ее тело.

Диана почувствовала себя голой, и странное чувство неуверенности в себе заставило ее опустить глаза. Руки сами стали натягивать его футболку, ей хотелось растянуть ее до колен.

– Я… – Она запнулась, пытаясь объяснить нахождение его футболки на своем теле.

В растерянности взглянула на Стефано, пытаясь понять его реакцию. А вдруг он из тех, кто не любит, когда трогают его вещи? Но она не нашла в его взгляде ничего, что могло напугать ее и, снова расслабившись, отвернулась. Но его голос остановил ее:

– Тебе очень идет.

– Спасибо, – шепнула Диана.

Он не остановил ее, не накричал, не набросился, и это уже радовало.

– Я завтра… – Она хотела сказать, что заберет из дома свои вещи, но вовремя остановилась, вспомнив, что она завтра решила уехать отсюда. – Завтра будет все по-другому.

За секунду Стефано преодолел расстояние между ними и, взяв ее за руку, повел к дивану:

– Побудь со мной.

Это просьба? Он просил? Он не приказывал, он просил. Он не хотел оставаться в одиночестве, он не хотел даже думать, что будет завтра. Так же, как и она. Оставаться в комнате один на один с собой – пытка. Диана села, поджав под себя ноги.

– Ты волнуешься?

– И да, и нет. – Она пожала плечами. Черт, да, она волновалась. Конечно, волновалась. Только не могла понять, от чего больше.

– Все будет хорошо. Ты будешь в полной безопасности, я тебе это гарантирую. Главное, делай все так, как я тебя учил. Мой знак – твой выстрел. Затем уходи. И не оборачивайся. Это приказ.

– Что будет с вами после моего выстрела?

– Если ты попадешь в Ахмада, то его падение будет сигналом для начала стрельбы моих людей по его охране. Если не попадешь, – он замолчал, мило улыбнувшись, – значит, мои люди все равно будут по нему стрелять. Но уже без меня. Сигналом к этому будет моя смерть. Хочешь выпить?

Стефано взял бутылку виски и два бокала на низкой ножке, но Диане не хотелось пить. Ей нужна ясная голова.

– Немного не повредит, а только расслабит. Ты лучше уснешь.

– Вряд ли я сегодня усну.

– Я оставлю тебе ключи от машины. – Он протянул ей бокал с золотистой жидкостью. – Завтра я уеду раньше тебя, Антонио заедет за мной.

Диана взяла бокал двумя руками и поняла, что ее руки дрожат. Боже! Ее руки! Они не могут дрожать. Но эту дрожь она чувствовала во всем теле. Замечает ли он?

Она медленно подняла глаза на Стефано и вздрогнула от его пристального взгляда. Он замечает. Иначе почему так внимательно изучает ее?

– Давайте уже выпьем. – Подняв бокал, Диана перевела взгляд на свою руку, стараясь сконцентрировать внимание на ней, пытаясь заставить ее не дрожать. Стефано не должен видеть, как она боится, не должен видеть ее страха, ее волнения. Он должен быть уверен, что она сможет выстрелить, он должен пойти на сделку, точно зная, что она сделает это.

– Давай. – Их бокалы встретились. – За благополучный исход завтрашнего мероприятия. Кстати, если все пройдет хорошо, в честь тебя будет праздник.

– В честь меня? – удивилась Диана.

– Твое первое дело. – Стефано подмигнул ей. – Предыдущие не считаются. Меня там не было.

Она засмеялась, вспомнив, как продавала Грифу кокаин. Как страшно ей было, но как уверенно она себя чувствовала.

– Вы бы видели лицо Грифа, когда он увидел меня. Он, наверное, подумал, что я перепутала место сделки с салоном красоты.

Висконти улыбнулся, представив эту картину: маленькая блондинка подставила крупного, опытного криминального авторитета.

– Ты отличная ученица, Диана. Я не сомневаюсь в тебе. Что-то подсказывает мне, что наш союз будет очень долгим.

Она перестала смеяться, смотря ему в глаза. Сейчас они особенно напоминали сапфиры: чистый цвет без примеси гнева. Он сидел расслабленно, развернувшись к ней, облокотившись на спинку дивана. Судя по его виду, умирать завтра он не собирался.

– Мне бы столько оптимизма, – прошептала она, – и вашей уверенности в себе.

Он придвинулся к ней, забрал из ее рук бокал и поставил его на столик рядом с теми самими цветами, которые позволил купить в магазине. Цветами Рождества. Только о Рождестве сейчас и не вспоминалось. Мысли были далеки, как расстояние между берегом и горизонтом. От его близости сердце Дианы забилось сильнее. Нет, мысли были даже не о завтрашней сделке. Только о мужчине и той грани, что стала очень хрупкой.

– Диана, не думай о завтра. Думай о том, что сейчас.

Стефано прошептал это в миллиметре от ее губ, ее дыхание замерло, а сознание пыталось запомнить этот момент на всю жизнь. Так близко и так волнительно… Она вспомнила, как он учил ее стрелять, стоя сзади, когда его рука находилась под ее грудью. Тогда она задыхалась от этих прикосновений. Сейчас он даже не касается ее, но дышать было нечем, легкие свело спазмом.

– Дьявол, – выругался Стефано, немного отстранившись от нее. – Non ho occhi che per te[3].

Диана не поняла ни слова, но от его тембра кровь сильнее побежала по венам. Захотелось прикоснуться к его губам, запустить пальцы в его черные волосы, снова почувствовать его дыхание на своей коже. Она ненавидела себя за это, но ничего не могла с собой поделать. Это было выше ее сил. Она пала перед ним на колени. Боже! Что он сделал с ней? Она же девушка, она всего лишь неопытная девушка… Собрав всю силу, что еще оставалась в ней, она попыталась отстраниться, но было поздно – его рука коснулась лица, обжигая кожу. Девушка закрыла глаза и вновь почувствовала его дыхание возле своих губ:

– Mi fai impazzire…[4]

Это было последнее, что она услышала, дальше был лишь громкий стук сердца, и кровь закипела, прерывая дыхание. Если можно было выбрать момент, чтобы переживать его заново сотни раз, она бы выбрала этот – момент переступания запретной черты, границы, которую Стефано воздвиг между ними.

Чувствуя его близость, ее губы раскрылись в предвкушении чего-то волнующего и таинственного. Чего-то нового. Его поцелуя. Его рука все еще нежно гладила ее щеку, и это была пытка. Он манил ее, возбуждал каждую клеточку, заставляя испытывать агонию. И наконец, нежно коснулся своими губами ее губ, от которых Диана почувствовала только томительную нежность. Где-то внутри нее все заныло, хотелось застонать, а потом заплакать. Дыхание перехватило. Сердце остановилось. Этот поцелуй оставлял после себя волну новых, неизведанных ощущений. Он был другим. Он был особенным.

Стефано слегка отстранился, и она открыла глаза, встречаясь с ним взглядом. Его рука все еще находилась на ее щеке, а в его глазах она видела яркие сапфиры. Он наблюдал за ее реакцией, а Диана боялась себя, готовая разреветься от безумного желания… Готовая отдать последнее, что у нее оставалось, – себя.

Она коснулась его плеча с черной татуировкой большого кельтского креста, который напомнил о том, кто перед ней. Медленно ее пальцы поднимались выше, и наконец она запустила пальцы в его черные волосы, ощущая их жесткость. Стефано тут же завладел ее губами, раскрывая их, и крепко прижал Диану к себе. Она поддалась, впуская его, такого страстного, жадного и безумно желанного. Это был другой поцелуй: сильный, жгучий, сметающий все на своем пути. Его пальцы прошлись по ее спине, рисуя витиеватые узоры, такие же замысловатые, как узоры кельтского креста. Диана вздрагивала от его прикосновений. Стало уже не важно, кто он, а кто она, не важно, что будет завтра. Важно только то, что происходило


убрать рекламу






сейчас.

Стефано поднял ее, легкую как пушинка держа крепко, не отрываясь от ее губ. Диана ногами обхватила его за талию, а руками обняла за шею, будто боялась лишиться. Одной рукой он ударил по двери своей спальни, и та тут же поддалась, впуская их в свой мир, где царил приглушенный свет и пахло свежестью улицы из приоткрытого окна. Сев на край кровати, он посадил Диану на колени, по-прежнему не отрываясь от ее губ. Но она и не позволяла сделать этого, руками касаясь его лица. Она понимала, что назад дороги нет. Перед ней мужчина, который ни перед чем не остановится. Он не Фрэнк, который испугался ее слез. Она не испытывала такой гаммы эмоций с Фрэнком, ее тело не хотело отдать ему себя. Сейчас же оно ныло от каждого прикосновения Стефано, Диана растворялась в нем. Ощущала его руки везде, там, где еще никто не прикасался к ней. И эти прикосновения вызывали одновременно жар и холод. Жар от его ласк, а холод… От того, что она осталась без футболки. Она только сейчас заметила. Как он это сделал? Не важно…

Все еще перебирая пальцами его черные волосы, она чувствовала его губы, которые касались кожи на ее шее, спускаясь все ниже, к ключице, к груди… Дыхание перехватило… Диана выгнулась и осознала, что уже лежит на мягкой кровати. Она не верила в действительность происходящего. Хотелось, чтобы это был не сон, не фантазия, которая в последнее время часто посещала ее. Хотелось разреветься от того, что это происходит наяву!

Стефано лишь на секунду отстранился от нее, стягивая через голову футболку. За секунду Диана перевела дыхание, вновь принимая его ласки, нежные поцелуи, которыми он осыпал ее тело. Казалось, что уже нет места, которого бы не коснулись его губы… Но она ошиблась. Каждое его движение открывало для нее что-то неизведанное. Она чувствовала его губы, оставляющие за собой огненный след, спускающийся все ниже и ниже, к тому самому месту, где поселился жар сразу после первого поцелуя. Диана схватилась за простыню, сжимая ее в кулаке. Последний вздох и…

– Нет, – прошептала она, но не желала, чтобы он прекращал, – да.

– Нет или да? – Он нарочно не остановился, не давая ей прийти в себя.

– Да…

Но даже если бы она крикнула «нет», было бы поздно. Хотелось закричать от зародившейся волны, медленно растекающейся от центра того самого места, проходящей по всей ее нервной системе до каждого пальца, до каждого волоска на ее голове. Но зажав рот рукой, она закрыла глаза, пропуская через себя неизведанное ранее чувство, ощущая дрожь во всем теле. Цунами, смывающее все на своем пути, заставляющее слезы катиться по ее щекам. Она возненавидела себя за это. И отвернувшись, чтобы он не заметил их, Диана быстро стерла их ладонью, слыша, как он снимает с себя остатки одежды. Нет, она не скажет ему про свою невинность! Возможно, Стефано даже не заметит, находясь в таком состоянии. Иначе может пожалеть, что прикоснулся к ней. Она не хотела этого. Он не должен останавливаться, она уже не могла остаться без него, ожидая последующих действий. И разжав простыню, она приняла его снова, схватившись руками за его плечи, чувствуя его поцелуи и дыхание на своей шее. Она была его целиком и полностью. Отдала себя этому синеглазому Дьяволу. Он вошел в нее слишком резко, заполняя всю ее собой, и от неожиданной режущей боли Диана вскрикнула. Ее пальцы сильно впились в кожу на его спине, она зажмурилась, потому что опять почувствовала слезы.

– О боже. – Он замер, опешив от шока, – Диана… Почему ты не сказала мне?

Она посмотрела на него, встретившись с шокированным взглядом. В его глазах было что-то еще… Боль. Ее боль. Теперь она стала его болью. Диана не ожидала, что будет настолько больно.

Стефано попытался выйти из нее, но она притянула его ближе, умоляя не делать этого.

– Почему, Диана? – прошептал он, целуя ее в соленую от слез щеку. Нет, это не голос гнева. Нежный шепот, ласкающий своим дыханием. Этот шепот успокаивал. – Скажи мне.

Что она скажет ему? Что любит его? Нет! Завтра он, возможно, не вспомнит о ней, или будет винить себя за совершенную ошибку.

– Я сама хотела этого, – хриплым голосом произнесла она.

И неожиданно для нее он коснулся ее губ, языком проникая внутрь, все еще оставаясь внутри и боясь пошевелиться, чтобы не причинить ей новую боль. Она сама, ответив на его поцелуй, впилась ногтями в его спину и подалась вперед, чувствуя, как он заполнил ее всю собой, и выдохнув, поняла, что счастливее момента в жизни не будет.

Стефано заставлял ее привыкать к себе постепенно, медленно, ненавидя себя за то, что причинил ей боль. Она отдала ему все: свою жизнь, свою свободу, свое тело. Он только сейчас осознал, насколько прочно она поселилась в его сердце. Она стала частью его жизни. Она стала воздухом, которым он дышал.

Глава 38

 Сделать закладку на этом месте книги

Яркий луч солнца ворвался в спальню, заливая комнату своим светом, нежно касаясь лица спящей Дианы. Девушка улыбнулась. Как знакомо ей это пробуждение – в ярких лучах. Как дома.

Она все еще лежала с закрытыми глазами и улыбкой на лице, пока ее сознание не напомнило о случившемся этой ночью. Она вспомнила, что заснула в объятиях Стефано, который крепко прижимал ее к себе. Она чувствовала его всю ночь, он что-то шептал ей на ухо, но она засыпала и мало что могла разобрать в его словах. Он убаюкивал ее, гладил ее волосы, и от этих прикосновений и его шепота становилось спокойно. Сейчас было одиноко и прохладно. Не ощущая его рядом, Диана резко открыла глаза и поняла, что лежит совсем одна. Сердце сжалось. Кажется, он что-то говорил, что уедет совсем рано, видимо, не стал ее будить. И тут же до ее сознания дошло, что сегодня за день! Сегодня тот самый день, к которому она так долго готовилась! Ее первое задание. Возможно, последнее. И теперь ей стало в несколько раз больнее.

Девушка посмотрела на часы и поняла, что пора вставать. Стефано будет ждать ее вместе со всеми членами «Morte Nera» к одиннадцати. Диане захотелось с головой зарыться в одеяло и остаться в нем до самой сделки, когда она осознала, что ей придется с ним встретиться. Как теперь себя вести? Может быть, накануне он лишился рассудка? Может, это очередная его прихоть? Возможно, он сделает вид, что ничего не случилось. Диана не знала. Она ничего не знала. Она гадала, представляя самое страшное, – его безразличие после всего, что произошло. Она не переживет холодность. Он поклялся не трогать ее, он обещал ей свою защиту и неприкосновенность. И нарушил свое слово.

Диана села на кровати и, откинув одеяло, увидела на белой простыне пятна крови.

– О нет! – Она вскочила с постели, раскидывая подушки и одеяло, срывая простыню, пытаясь скрыть от чужих глаз всю любовь, что отдала ему. Он не увидит этого. Хотя нет, кажется, он видел.

Обернувшись этой же простыней, девушка вышла в гостиную и почти сразу налетела на миниатюрную пожилую женщину. Вскрикнув от испуга и неожиданности, Диана, по всей видимости, напугала ее не меньше, потому что женщина тоже не ожидала никого увидеть в этой квартире, и вскрикнула:

– Кто вы?!

– Mamma mia! – Женщина рассматривала девушку своими большими карими глазами. – Я-то знаю, кто я, а вот кто ты?

Ее взгляд опустился на простыню, которой была обмотана Диана. Девушка, понимая, чего коснулся взгляд этой странной женщины, закрыла кровь рукой, пытаясь спрятать следы прошедшей ночи.

– Я бы подумала, что ты одна из его развратных девок, но… – Женщина задумалась, отводя глаза к потолку, потом снова пристально взглянула на девушку. Диана была уверена, что эта женщина как-то связана со Стефано: ее итальянская речь и английский с итальянским акцентом говорили сами за себя. Небольшого роста, слегка полновата, черные с проседью волосы уложены в прическу, элегантно одета и вела себя уверенно, словно хозяйка. – Во-первых, он никогда сюда не водил своих девок, во-вторых, на твоем плече крест, как у него, а в-третьих… – Она снова замолчала, нахмурившись и смотря на простыню. – Что сделал с тобой этот мерзавец?

Диана даже открыла рот от удивления и резкой перемены этой женщины в пользу невинной девушки.

– Кажется, я догадываюсь… – Женщина стала внимательно изучать Диану, подойдя к ней ближе. – И поэтому могу сделать вывод: ты для него важна. А если какой-то человек важен для моего мальчика, значит, важен и для меня. – Она протянула Диане руку: – Я Марта.

О, Марта! Диана готова была расцеловать ее за то, что она такая старая! Но чертовски милая. Кажется, Стефано говорил, что она ей понравится. Да! Ей понравилась Марта.

– Диана. – Девушка пожала руку женщине. – Я…

Она осеклась, не зная, как объяснить, кто она для него и что тут делает, но Марта пришла ей на помощь:

– Не переживай, деточка. Я не лезу в его жизнь, но знаю одно – ты первая девушка, с которой я знакомлюсь при таких обстоятельствах. – Она улыбнулась, и мелкие морщинки разошлись в уголках ее глаз. – И хочу сказать, ты мне нравишься. А теперь быстро в душ и завтракать.

Завтракать! Это точно та самая Марта, про которую ей рассказывал Стефано. Это она ходит за продуктами в магазин и…

– Это вы поили его в детстве чаем с травами, когда он болел? – Теперь улыбалась Диана, забыв обо всем, что было и будет.

Марта кивнула:

– Я, деточка. Он вырос на моих глазах. Я поила его чаем и перебинтовывала его раны, когда он разбивал свои ноги в кровь, катаясь на велосипеде. Я та самая Марта, с которой он ходил в церковь по выходным. Еще я кормила его кашей, когда ему не было и года.

Диана опешила от количества информации. Возможно, Марта скажет ей, кто же на самом деле синеглазый Дьявол, предводитель «Morte Nera».

– В душ, – скомандовала женщина и пошла на кухню, – я жду тебя в столовой с горячим завтраком.

Диана тут же побежала в ванную комнату, почувствовав себя маленькой девочкой. Когда-то ее мама так же шутила и отдавала приказы. Ей понравилась Марта, она была позитивным, хватким человеком. И хотя характер Стефано не позволил бы собой управлять, кажется, эта женщина знала, с какой стороны к нему подойти.

– Это ты купила столько продуктов? – спросила удивленно Марта, когда Диана села за стол. Женщина открыла холодильник и ошарашенно смотрела в него.

Диана взяла тост с сыром. Сейчас она готова была съесть все, что было на этом столе и даже в холодильнике.

– Мы вместе со Стефано.

Марта захлопнула дверь холодильника, и Диана вздрогнула.

– Он ходил в магазин за продуктами?

– Представляете, да. Я видела это своими глазами. – Этот факт уже не шокировал ее. Но раз он шокировал Марту, значит, мир в тот момент перевернулся.

Ошарашенная Марта села рядом с Дианой, накладывая ей омлет с сыром.

– Кушай, деточка. Ты такая худая. Расскажи, откуда ты? Кто твои родители?

Впервые за долгое время Диана чувствовала такой сильный голод, что даже не могла говорить. И набивая полный рот, она поднимала взгляд на часы, отсчитывая время. Сейчас ей не хотелось говорить о себе. Ее мысли крутились вокруг безумной ночи и сделки на выжженном поле. Столько всего пережить меньше чем за день!

– Я родилась в этом городе, мои родители обычные люди: мама работала медсестрой в больнице, а папа трудился в порту. – Диана задумалась. Ее папа работал на Висконти. Интересно, знал ли он своего начальника в лицо? Знает ли Стефано обычных людей, что трудятся день и ночь, выкладывая последние силы, зарабатывая копейки. А знает ли он, сколько надо работать, чтобы прокормить свою семью? Или ему это неизвестно? Раз порт его, он обязан думать о простых людях.

– Мне пора на работу, – солгала Диана. Она не знала, известно ли Марте, кто ее «мальчишка»? Тот самый, которого она поила чаем с травами, когда он болел. В курсе ли она, что он торгует наркотиками и оружием? Что можно говорить при ней? Чтобы случайно не сказать лишнего, Диана решила уйти.

– Судя по твоему кресту на плече, ты работаешь на Стефано. Это так?

Девушка встала:

– Да, я работаю с ним.

Марта махнула рукой:

– Иди тогда, он не любит ждать.

Диана поблагодарила ее за вкусный завтрак и направилась за вещами, но следующие слова Марты заставили ее остановиться:

– Я вас обоих жду на ужин. А потом уеду за город, чтобы не мешать вам.

В голове стучали ее слова: «Жду на ужин». Бедная женщина не знает, что, возможно, не дождется его. И посмотрев на Марту, в ее глаза, которые были полны радости от предстоящей встречи, Диана поняла, как дорог этой женщине Стефано. Она обняла Марту:

– Спасибо вам, вы очень добрый человек, Марта. Я обещаю, что мы вернемся. Но сегодня у нас встреча в «Гранд Палас», так что не утруждайте себя готовкой. Но и не уходите, Стефано будет счастлив увидеть вас.

Отстранившись, Диана взяла коробку с комбинезоном и направилась к входной двери, по пути захватив ключи от «Инфинити».

– Диана, – Марта подошла и перекрестила ее, – храни тебя Бог.

Почему эта женщина так прониклась к ней? Это женская солидарность? Или она ее жалеет? Что-то чувствует…

Всю дорогу девушку кидало то в жар, то в холод. Останавливаясь на перекрестках, она замечала, что от волнения ее пальцы выстукивают мелодию на руле. Чего она боялась больше: встречи со Стефано Висконти или встречи с Ахмадом? И осознав, что первого она боится все-таки больше, снизила скорость, медленно плетясь во втором ряду за машиной «Скорой помощи». Тут же раздался звонок мобильного телефона:

– Диана Оливер, не тебя ли я вижу сзади в черной «Инфинити»?

Родной голос подруги – и слезы вот-вот хлынут из глаз. Легкая улыбка от воспоминаний коснулась губ Дианы. Машина, что ехала впереди, в ее жизни оставалась уже позади.

– Ками, не ты ли в машине «Скорой»?

– Не поверишь, я. А вот куда пропала ты? Я сто раз заходила к тебе домой, но такое ощущение, что ты там не живешь. А твой мобильный постоянно недоступен. Где ты, Ди? Я скучаю. – Лицо подруги показалось в открытом окне машины, и Диана помахала ей рукой.

– Мне надо ехать, я позвоню тебе сегодня, и мы поболтаем.

– Ты шикарно выглядишь в этой тачке. Ты еще не бросила своего мафиози?

Диана рассмеялась. Только подруга могла назвать его так.

– Нет, Камилла. Мне кажется, мы переживаем что-то новое.

От услышанного Камилла чуть не выпала из окна машины:

– Ди, дорогая, что ты говоришь?! Ты и он? Ты хочешь сказать…

– Я позвоню тебе позже. – Диана отключила абонента и резко нажала на газ, обгоняя машины и оставляя подругу позади. Сейчас не время и не место. Она сама еще ничего не знала. Она ехала в неизвестность. К чему она приедет? Что ей ожидать от синеглазого Дьявола?

Миновав шлагбаум и припарковав машину возле черного «Лексуса», Диана не могла заставить себя выйти из машины. Ее руки крепко сжимали руль. Внутри бились страх и дрожь. Как вести себя с ним? Она тысячу раз перебрала в голове возможные фразы. Вот она заходит в его кабинет, и он даже не смотрит на нее. Вот она заходит в его кабинет, а он бросает недовольный взгляд на нее. Она заходит, и он кричит, чтобы она убиралась из его жизни. Она заходит, и он улыбается ей. Нет. Последнее он точно не сделает.

Внезапно дверь открылась:

– Ты долго будешь здесь сидеть? Все уже собрались и ждут только тебя.

Она посмотрела на Мэта, который рукой приглашал ее покинуть «Инфинити».

– Я понимаю тебя, Диана. Но вспомни, через что мы прошли с тобой вдвоем. Только ты и я. А сегодня поедет много людей. У тебя будет поддержка.

Диана вышла из машины, вдыхая запах улицы и щурясь от солнца. О какой поддержке он говорил? Она будет одна. Совсем одна. И от нее будет зависеть жизнь тех самых людей.

– В каком настроении сегодня босс? – направляясь ко входу, уточнила она. Ее волновала сейчас не сделка, об этом она подумает потом. Сейчас важнее прошедшая ночь. Их первая встреча после нее.

Мэт пожал плечами:

– С утра был в нормальном. Волнуется, наверное, но как-то незаметно.

Он точно описал Стефано Висконти. Он волнуется незаметно. Это про него.

– Ты едешь?

– Да, Диана, он берет меня с собой. Я еду в третьей машине.

– Сколько всего машин?

– Пять.

Пять машин, пятнадцать человек, а сколько оружия у них? Может, надо было обложить все взрывчаткой и подорвать людей Ахмада ко всем чертям?

– В какой машине едет Стефано?

– В первой.

– В первой? – удивилась она. – Почему в первой? Он совсем страх потерял?

– Ты думаешь, будут палить по машинам?

– Нет, но он должен ехать в пятой. Это логичней. Он безоружен, а значит, в первой машине всего лишь двое из охраны. Из них один водитель, получается, стрелять сможет только один. Но если пропустить остальные машины вперед, то вооруженных людей будет по два на каждую машину. А значит, шансы выжить увеличиваются. Кто дал такое распоряжение?

Мэт пожал плечами, обдумывая сказанное:

– Мне Томас, а ему поступил приказ сверху.

Диана распахнула стеклянную дверь, чувствуя, как сильно начинает стучать ее сердце.

– Ладно, им виднее.

Она шла по ступеньками, держась за вычищенные до блеска перила. Сил подниматься становилось все меньше, а страха – все больше. Преодолев последнюю ступеньку, Диана выдохнула.

– О, я уже думала, ты не придешь. – Ольга встала со своего места. – Между прочим, ты последняя. Все собрались.

Язвительные слова пронеслись мимо, Диану радовало только то, что там все и ей нечего бояться. Пока. Есть время последить за его реакцией. За его взглядом. Она поймет, игнорирует он ее или нет.

Схватившись за ручку двери, Диана несколько мгновений не решалась ее открыть.

– Тебе помочь? – Ольга вообще когда-нибудь молчит?

Тихо постучавшись, Диана дернула за ручку и вошла в кабинет, увидев сидящих за столом мужчин. Осознав, что взгляды присутствующих устремлены на нее, она еще сильнее занервничала, но натянутая улыбка скрывала этот факт. Сев возле Майкла, Диана взглянула на Антонио, который явно волновался не меньше ее. Дилан держал спину прямо, но его выдавала ручка, которой он нервно стучал по столу. Следующего человека Диана не ожидала здесь увидеть:

– Доктор Харт?

Он улыбнулся ей и кивнул:

– Доктор нужен всем, Диана. Тем более на таком мероприятии.

По левую руку от себя она почувствовала власть сидящего за главным столом человека. Ее грудь свело спазмом, но она заставила себя набрать в легкие воздуха, медленно выдохнула и повернула голову в его сторону, встречаясь с синими глазами. Сердце пронзила резкая боль, Диана вспомнила все, что было этой ночью. Девушка тут же отвернулась, уставившись на свои руки, лежащие на столе. О чем говорил его взгляд? За долю секунды она не поняла. Но смотреть на него дольше – это заставить разгораться пламя, в которое он ее окунул. Она горела в нем, сгорая заживо.

– Начнем, – сказал Антонио, смотря на своего босса, – теперь все собрались.

– Да. – Она услышала его голос и закрыла глаза, теперь только осознав, что именно этот голос прошептал ей утром: «Спи, еще слишком рано». Именно эти губы поцеловали ее перед уходом. Как она забыла? Или это был всего лишь сон? – Сегодня вы нужны мне все, каждый на своем месте. Антонио, Дилан, вы останетесь в «Morte Nera» для быстрой отправки судна. Джексон, Томас, едете со мной. Майкл, ты останешься здесь и будешь держать связь со всеми.

– Но… – удивился Майкл, – я могу приехать к тому месту, где вы встретитесь с Дианой после сделки.

Диана увидела, как заулыбался Дилан, не понимая, что вызвало такую улыбку.

Стефано, видимо, тоже не понимал, удивленно смотря на него:

– Зачем? Связь отсюда плохо берет?

Антонио недовольно взглянул на Майкла, взглядом давая понять, что помнит о споре, заключенном между некоторыми членами «Morte Nera».

– Нет, отсюда берет отлично. Просто может понадобиться моя помощь.

Дилан засмеялся и тут же осекся, привлекая к себе внимание:

– Твоя помощь – слушать, Майкл.

Майкл улыбнулся, понимая, на что он намекает. Лучше не придумать. Слушая разговоры между боссом и Дианой, можно ненароком стать свидетелем развивающихся отношений между ними. И возможно, спор выиграет Томас, который поставил пятьсот баксов на сегодня.

– Точно, ты прав.

– Отлично, – вздохнул Стефано, перебирая бумаги, лежащие на своем столе. Диана чувствовала его волнение, она чувствовала его растерянность, несобранность. Такую же, как у нее. Похоже, его мысли были далеки. А может быть, он точно так же переживал за случившееся этой ночью и не знал, как себя вести? Что ждет их после собрания?

Глава 39

 Сделать закладку на этом месте книги

– Что с машинами? – Он пропустил обращение к Диане, не сказав ей ни слова, игнорируя. Он обратился к каждому, давая распоряжение, кроме нее. И это начало пугать девушку.

Вопрос был задан Томасу, который явно не ожидал его услышать так скоро.

– Поедут пять машин, не считая машины Дианы. В каждой по три человека: водитель и двое вооруженных людей «Morte Nera». Вы сказали, что поедете в первой. Я все правильно понял? – Томас посмотрел на Стефано в надежде, что тот откажется от этой идеи. – Может, вы передумаете и сядете в третью?

То же самое думала и Диана. Именно об этом она говорила Мэту. Значит, логически мыслить она все-таки научилась. Правда, если бы дали ей право на выбор машины, то это была бы пятая.

– Нет, я поеду в первой.

Машинально Диана подняла глаза, пытаясь определить степень сумасшествия Стефано, но, встретившись с его синим взглядом, опустила их, так и не разобравшись.

– Не обсуждается, – вновь произнес он. – Что касается встречи: кто бы ни пришел на сделку – Ахмад или его помощник, мы должны быть готовы ко всему, и скорее всего, к самому худшему. Томас, проинструктируй охрану: стрелять только после того, как первая пуля попадет либо в меня, либо в главного из «Заед». Пусть наши люди держат на прицеле каждого их охранников. Важно начать огонь незамедлительно и не промахнуться. И проконтролируй экипировку. Сколько оружия у нас?

– По пушке у каждого, – ответил Томас.

– Пусть из первой машины мне кинут две. Я стреляю с двух рук.

Диана это отлично помнила. Стрелять одновременно двумя руками сложно, но ему удавалось даже слишком легко.

– Да, босс, я понял.

– Далее мы едем в лесополосу, где нас будет ждать Диана.

Ее имя, произнесенное его голосом, резануло слух. Она уже боялась на него смотреть, боялась увидеть безразличие в его глазах.

– Есть вопросы?

Диана посмотрела на присутствующих, ожидая вопросов, но их не было. Зато у нее их скопилось слишком много. Такая важная ее роль и ни разу им не отмечена! Он ни слова не сказал ей, не подбодрил, не дал наставлений.

– Машины я проверю позже. Раз вопросов нет, приступайте к подготовке. Все свободны.

Мужчины начали вставать со своих мест, переговариваясь между собой. Кто-то улыбался, кто-то был задумчив, но атмосфера не была накаленной. Видимо, они привыкли к подобному.

Томас вышел первым, открыв дверь и подзывая своих людей.

– Не грусти, – легонько толкнул ее Майкл, – все будет хорошо. Я буду с тобой на связи.

Диана улыбнулась ему, поднимаясь со своего места и не рискуя смотреть в сторону Стефано.

– Все, кроме Дианы.

Сердце остановилось. Она обернулась, встречаясь с ним взглядом. Стефано встал со своего места, прошел к двери и закрыл ее на ключ после того, как кабинет покинул Майкл.

Диана снова почувствовала спазм в груди, который не давал сердцу биться. Казалось, кровь перестала бежать по ее венам, делая лицо бледнее обычного. Волнение нарастало. Она сделала шаг назад и уперлась в стол, схватившись за его край.

Стефано подошел ближе, не отрываясь смотря на нее. Потом он опустил взгляд, пытаясь подобрать слова, было видно, как тяжело ему давался этот первый шаг.

– Я люблю сюрпризы, Диана, но… – Он замолчал, нахмурив брови. – Я… Черт! – выругался он. – Почему ты мне не сказала? Я причинил тебе боль. – Он рукой коснулся ее щеки, и Диана тут же почувствовала его дыхание возле уха. – Это не сюрприз.

– А что?

– Это подарок.

Впервые за утро она расслабленно выдохнула. Он не отверг ее, напротив – стоит рядом, касается ее. Диана обняла его, вдыхая его запах, и, чувствуя защиту, вспомнила каждую деталь прошедшей ночи. Она ощущала тепло его тела каждой клеточкой своего.

– Я не стал будить тебя, – прошептал он, прижимая ее к себе. – Это было невозможно, ты спала так сладко и крепко, что я бы обрадовался, если бы ты проспала весь сегодняшний день.

Она посмотрела в его глаза, рукой касаясь черных волос. Как она посмела думать о нем плохо? Почему она была уверена в том, что он и не вспомнит о ней?

– Я бы никогда не проспала такое. Я здесь. С вами.

Он улыбнулся, на секунду закрыв глаза:

– С кем?

– С вами. – Диана не поняла его реакции.

– Как долго ты меня будешь называть на «вы»? – Он нежно коснулся губами ее щеки, медленно передвигаясь к ее губам. – Так с кем ты?

Он опять заманивал ее, дразнил, возбуждал, подчиняя себе.

– С тобой, – тихо прошептала она и слегка улыбнулась. Было непривычно обращаться к нему так. Но теперь она почувствовала себя его Дианой.

– Отлично. – Он коснулся ее губ, медленно раскрывая их, и она позволила ему проникнуть внутрь. Крепко сжимая руками его футболку, ей хотелось быть как можно ближе, настолько, насколько это вообще возможно! Но в голове всплыл весь ужас предстоящего дня… Она обрела своего синеглазого Дьявола, но, возможно, совсем ненадолго. Возможно, сегодня смерть заберет его, оставляя лишь память от его поцелуев.

Диана прервала поцелуй, чувствуя подступившие к глазам слезы, и, коснувшись его щеки своими губами, прошептала:

– Теперь я – Бог.

Стефано взял ее лицо в свои ладони и внимательно посмотрел ей в глаза:

– Иногда мне кажется, что я вызываю у тебя одни лишь слезы. – И большими пальцами провел по ее щекам, стирая их, не оставляя мокрых следов. Диана улыбнулась, вспоминая, что за последние сутки плакала больше, чем обычно. И в целом она плакала больше с того момента, как познакомилась с ним. Но эти слезы не имели ничего общего с горем. Нет! Стефано вызывал в ней море разнообразных эмоций, и она не могла справиться с собой. Такое с ней впервые. Только сейчас она поняла: она плачет, значит, чувствует. Значит, она любит. Значит, она жива.

– Я очень переживаю. Я не хочу тебя потерять.

– Ты не потеряешь меня. Забыла? У меня девять жизней. Я живуч, как дьявол. – Он улыбнулся, отпуская ее. – Недавно ты сама об этом сказала.

– Я говорила про кота. – Она села на свое место, сложив руки на столе, и вздохнув произнесла: – Я жду, синьор Висконти, ваших наставлений. Вы игнорировали меня все собрание, чтобы после зацеловать до смерти?

Стефано усмехнулся, направляясь к законному месту главы «Morte Nera»:

– Интересное предложение. Именно так я бы и поступил. Но ты права, у нас мало времени. И да, давай установим правила.

Диана взглянула на него, наблюдая за тем, как он снова становится собой – властным, грозным, могущественным.

– Какие?

– Здесь я твой босс. Все личное мы будем оставлять за стеклянными дверями этого здания. Здесь голова должна быть холодной, а ум ясным. И давай как можно дольше не будем афишировать наши отношения. Идет? – Он вздохнул. – Не потому, что я не хочу, а потому, что это опасно. Быть со мной опасно, и я не хочу подвергать тебя какому-либо риску.

– Я согласна, – кивнула Диана. – Быть со мной тоже опасно. – Она улыбнулась. – Кажется, я тоже успела нажить себе врагов.

Стефано усмехнулся, осознавая, что она права. Но за улыбкой он осознанно скрывал свой страх. Эта девушка стала для него родным человеком. Не за одну ночь. И даже не за месяц. Все перевернулось в тот момент, когда он вернулся из Сомали. А может, и того раньше: его тело реагировало на нее с самого начала, просто до сознания не сразу дошло, он старался не думать об этом. Он пытался держаться от нее подальше, кричал на нее, делал вид, что она его раздражает. А вчера он не смог сдержаться. После того как Диана стала жить с ним под одной крышей, жизнь стала слишком тяжелой.

Стефано осознавал, что такой союз опасен для девушки. У него слишком много врагов, и они будут бить по самому слабому месту. Она была его самым слабым местом. Но об этом никто не узнает. Свои слабые места следует хранить в секрете.

– Диана, на собрании я игнорировал тебя, ты права. И я делал это намеренно, – он взглянул на нее, – потому что хотел отговорить тебя от сегодняшнего шоу.

Диана сразу не нашла, что сказать, закипая внутри.

– О чем вы? К этому дню вы готовили меня полгода, вы издевались надо мной физически и морально! – От возмущения она повысила голос, зная, что он ненавидит это. – Я прошла через ад, а сейчас вы говорите, что все было напрасно?

Он выпрямился на своем кресле, не отрывая от нее взгляд, пытаясь определить степень ее возмущения:

– Диана, это слишком опасно. Ты можешь постра…

– Подождите. – Она рукой прервала его речь. – Кто это говорит? Мой босс или…

– Или. – Он вздохнул, понимая ее слова. – Черт!

– Тогда нам надо выйти за стеклянные двери этого здания. Там вы можете говорить все, что хотите. Кажется, сейчас передо мной глава «Morte Nera». Но даже если бы мы сейчас находились там, – она указала на дверь, – мое мнение не изменилось бы. Потому что для того человека я сделаю даже больше, чем для своего босса.

Диана улыбнулась, испытывая удовольствие от сказанных слов. Она поедет на сделку, даже если он преградит ей путь, да


убрать рекламу






же если он будет кричать на нее, как в тот день, когда он не позволил ей ехать с ним к Грифу. Сегодня она будет с ним.

Становилось очень тяжело, и Стефано понимал это. Будет труднее и с каждым разом ему будет сложнее отпускать ее. Видимо, он сошел с ума, пустив ее в свое сердце. Теперь оно болело чаще.

– Хорошо, Диана. Ты выиграла.

Боже, он проиграл! Он проиграл ей спор! Она готова была зацеловать Стефано за это.

– Давайте обсудим наши действия с момента моего отъезда отсюда. Сейчас я настроена на победу, – улыбаясь, она подмигнула ему, – ваша школа.

Он кивнул, любуясь ею, ее оптимизмом, ее решимостью. Да, его школа. А когда она пришла к нему, дрожала и вспоминала Бога. Как она изменилась за это время…

– Да, – он снова вздохнул, – давай пройдемся пошагово. Итак, шаг первый: ты приедешь туда раньше нас всех на час. Тебе хватит времени, чтобы подготовиться. Как я учил тебя, Диана: установи винтовку, прицелься для пробы, настрой оптику. Контролируй дыхание. И делай все это бесшумно. Люди Ахмада, возможно, тоже приедут раньше, я не знаю. Возможно, они приготовят для нас сюрприз. Ты будешь моими глазами. Следи за его людьми и передавай Майклу все: сколько человек, сколько машин и оружия. Особенно меня интересует Ахмад: придет он, или все-таки явится его помощник.

– Но я никогда не видела Ахмада в лицо.

– Я тебе покажу. – Он быстро пробежался по клавиатуре ноутбука и, развернув его монитором к Диане, произнес: – Это Ахмад ибн Мубарак, главный в «Заед».

Диана смотрела в карие глаза человека арабской внешности, которого должна была убить, и начинала понимать, на что подписалась. Слишком суров и грозен, в его глазах читалось отвращение ко всем людям.

– У него есть жена и дети?

– Какая разница? – Стефано даже занервничал от ее вопроса.

Мужчины такие жестокие, бесчувственные, бессердечные. Разница есть! Диане хотелось знать, сделает ли она кого-нибудь вдовой и сиротами. Убить – это грех, убить отца и мужа – двойной грех.

Стефано молча наблюдал, как опустились ее ресницы, скрывая взгляд. Женщины такие сентиментальные, чувственные и сердобольные.

– Может, ты хочешь пригласить все его семейство на чашку чая? Тут он нас и убьет.

Диана подняла глаза на него. Стефано прав. Сегодня планируют убить Стефано Висконти, и никого не волнует, есть ли у него близкие люди. Кто будет оплакивать его? Она не может даже допустить мысли о его смерти, ведь жизнь без него пуста и бессмысленна. Она никого так не полюбит, как его. Такого больше нет. Он один.

– Вы правы, мне все равно. Чем меньше я знаю об этом человеке, тем лучше.

– Слава богу, Диана, я вижу просветление в твоей голове.

Девушка недовольно кивнула, а он улыбнулся:

– Запомни: чем меньше ты знаешь, тем лучше для тебя. Убить знакомого человека гораздо сложнее, чем незнакомца. И для справки: вспомни, сколько кокса продал нам Ахмад. А сколько, интересно, героина он отправил в Европу и Азию? Ты не задумывалась об этом?

– Мне хватает и того, что он хочет убить вас.

– Ладно. – Стефано закрыл фотографию на ноутбуке. – Ты должна сказать нам до того, как я приеду на сделку, будет ли Ахмад там. Может, и правда придет его помощник.

– А если приедет помощник? Мне стрелять? – напряглась Диана.

– Тебе стрелять только тогда, когда я дам знак.

Она уже сто раз слышала это! Но что, если он не даст знак? Что, если его убьют раньше? Что тогда?

– Если в течение пяти минут я не даю знак, ты собираешься и незаметно уходишь. Если даю – стреляешь один раз и быстро уходишь. Как можно быстрее. Приедешь в лес и будешь ждать меня.

Все понятно и просто, но в то же время трудно и сложно. Она пальцами стала потирать виски, понимая, на что идет. Стефано так спокойно говорил о том, что она будет его ждать. А он понимает, что ему грозит?

– У вас есть чувство страха?

– У меня есть чувство выживания. Ты думаешь, я хочу умереть? – Стефано задумался, отодвигая ящик стола и доставая бумаги. – Все, что у меня есть, перейдет Антонио, а тебя я хочу попросить только об одном: если меня убьют, уезжай из этого города. Навсегда. Антонио подскажет, куда лучше. И запомни – никогда сюда не возвращайся. Ты будешь свободна.

Теперь это слово резало ей слух. Разве она может так поступить?

– Знаешь, что! – Диана вскочила со своего места и приблизилась к нему. – Если тебя убьют, знай, я никуда не уеду, я останусь здесь и буду мстить за твою смерть. Думаю, Антонио со мной согласится. Так что попытайся остаться в живых.

Она была так близко, распаленная, красивая, ее глаза сверкали голубым небом, ее щеки залил легкий румянец… Стефано, улыбнувшись, притянул ее лицо к себе и впился в губы, пытаясь остудить ее гнев. Он будет жить, смерть не стояла в его ближайших планах, это было бы слишком просто для него.

– Что вы делаете? – Девушка отпрянула. – Мы все еще в этом здании.

– Да, точно. – Висконти поднялся со своего места и подошел к окну. – Не смог сдержаться.

В его голосе слышались нотки грусти. Сложно играть две роли, сложно иметь холодный ум, когда сердце горячо, как огонь.

Диана подошла к нему сзади, касаясь его спины губами, руками обхватив его грудь и прижавшись сильнее. Сложно играть эти роли, когда так тянет к человеку. Когда его тянет к ней не меньше. Когда на уме не сделка и оружие, не смерть, а только желание остаться вдвоем в целой вселенной. Стефано коснулся ее рук, все еще смотря в окно на темно-зеленую машину, приготовленную для нее.

– Мы же не за стеклянными дверями, – наконец прошептал он.

– Не могу сдержаться.

– Мне кажется, стеклянная дверь нам не помеха.

Стефано повернулся к ней, прижал к себе, и Диана, слушая тихий стук его сердца, впервые за целый день успокоилась. Его пальцы погрузились в ее волосы, он щекой коснулся ее щеки, слегка царапая нежную кожу щетиной, но от этого прикосновения где-то внутри Дианы все разгорелось.

– Я забыла кое-что сказать, – прошептала она, вспомнив о Марте. Еще не было возможности обрадовать его, обсуждение сделки заняло больше времени, чем она думала, – у меня есть сюрприз. Не для главы «Morte Nera».

Он усмехнулся:

– Еще сюрприз? Не знаю, что уже и думать…

Легкая улыбка коснулась губ Дианы, видимо, он серьезно переживал за нее ночью. И это было чертовски приятно.

– Если бы мне предложили изменить эту ночь, я бы ничего не изменила.

– Правда? – Висконти посмотрел ей в глаза, касаясь пальцем ее щеки.

– Правда.

– Даже не беря во внимание то, что ты промолчала, а я сразу не понял, я бы тоже ничего не изменил.

Он коснулся губами ее щеки, медленно двигаясь к губам, слегка касаясь их и пробуя на вкус снова и снова. Ни к одной женщине он не испытывал такого влечения. Ему хотелось зацеловать ее до смерти. Возможно, из-за того, что он долго и сильно ее хотел. И было не важно, за стеклянными дверями они или нет. Важно здесь и сейчас. Завтра может не быть.

– Диана, – прошептал он, – мне кажется, я схожу по тебе с ума.

Она улыбнулась. Как ей знакомо это чувство сумасшествия. Сейчас, прижавшись к его груди, слушая биение его сердца, которое стучало в унисон с ее, она почувствовала себя настолько счастливой, насколько это было возможно.

– Я сошла с ума от вас давно и потеряла этому счет времени. Теперь мне кажется, что я умерла и воскресла в другом измерении.

Глава 40

 Сделать закладку на этом месте книги

Стук в дверь и звук дергающейся ручки заставил их отойти друг от друга. Диана вернулась на свое место, положила руки на стол, как примерная ученица, но все еще чувствовала сильное сердцебиение.

– Что вы тут закрылись?

Антонио вошел в кабинет, минуя своего босса, открывшего ему дверь.

– Вырабатываем стратегию поведения на сегодняшнем мероприятии. – Стефано прошел к своему месту и сел за стол. – Что у тебя?

– Люди хотят сходить на выборы, если ты помнишь про них.

– Про людей?

– Про выборы.

– Пусть идут, куда хотят. Даю им час и ни минуты больше. Кстати, Найт звонил?

Антонио уже направялся к выходу, чтобы дать распоряжение, но остановился:

– У него пресс-конференция. Что насчет его помощи?

– Нам не нужна его помощь. Пусть занимается своими делами. Диана, – Стефано обратился к ней, и тон его голоса стал мягче, – еще есть время, ты можешь сходить домой, – он улыбнулся, – или проголосовать за Найта.

Она бы рассмеялась от навязывания им голоса за Найта, но решила подождать ухода Антонио, который очень внимательно наблюдал за ней.

– Нет, спасибо, мы с вами еще не разобрали моменты моей стрельбы.

После ее слов Антонио вышел, прикрыв за собой дверь. Диане показалось, что он о чем-то догадывается, но спрашивать у Стефано не стала.

– Ты правда можешь идти домой. Можешь даже не возвращаться. Так мне будет спокойней.

– Это говорит мой босс или…

– Или. – Висконти взглянул на нее, и Диана убедилась в том, что будет с ним до последнего. Ни выборы, ни дом не влекли ее так же сильно, как желание находиться рядом со своим синеглазым Дьяволом.

– А! – вскрикнула она. – Я вспомнила! Сюрприз! Не для босса.

Она забыла про Марту, возможно, он сам захочет поехать домой и не явиться на сделку.

– Отгадайте, кого я встретила у вас дома?

– Даже боюсь представить. Надеюсь, не мышь?

Диана подошла к нему сзади, обнимая за плечи и шепча на ухо:

– Марту. Я познакомилась с Мартой.

Он резко обернулся. Сначала Диана увидела испуг в его глазах, но потом улыбка вернулась:

– Она, как обычно, не вовремя. Как чувствует, что у меня сегодня важный день. Как она отреагировала, увидев тебя?

Диана вспомнила, при каких обстоятельствах произошла встреча: она голая, закрывающаяся простыней с пятнами собственной крови, выходящая из его спальни.

– Она меня накормила.

– Это на нее похоже.

Диана смутилась, вспомнив все, и, разжав руки, прошла к своему месту:

– Я не ожидала увидеть ее, я была не одета.

– Хм, – подмигнул он, – представляю ее реакцию – она закричала от неожиданности.

– Да, я тоже.

Диана замолчала, вспоминая слова Марты в адрес Стефано. Она пожалела девушку и прониклась к ней. Но в то же время дала понять, что не лезет в его личные дела.

– Она тебе понравилась?

Диана перевела свой взгляд на Висконти, чувствуя его напряжение, понимая, что ему важно это услышать:

– Она мне очень понравилась. Как ты и говорил – она замечательная.

– Вы подружитесь, Марта – неконфликтный человек. Она есть, но ее как будто нет. И она может жить за городом. – Он рукой провел по бумагам, лежащим на столе. – Или мы можем жить за городом.

Мы. Это простое слово пронеслось сквозь Диану и ее сознание, коснувшись сердца. Мы – всего лишь две буквы, но до боли много смысла. Мы – это не «он и она». Мы – они, оба, вместе. Мы – это значит вдвоем. Она не знала, что ответить, чувствуя слезы в глазах. Мы – это слишком просто для нее, судьба не может вручить такой подарок, не забрав что-то взамен.

– Диана?

Его голос вывел ее из оцепенения, и она тихо произнесла:

– Мы будем жить там, где ты сам захочешь.

– Хорошо, – кивнул Стефано, но его внимание было устремлено на документы, кучей лежащие на его столе.

В голове у Дианы крутилось слишком много мыслей, она не могла сосредоточиться на работе, думая лишь о стремительных изменениях в ее личной жизни.

– А если я вам надоем?

Стефано задумался, недовольно посмотрев на нее:

– Точно! Об этом я не подумал. Если ты мне надоешь, я тебя убью.

Диана нервно облизала пересохшие губы, слыша его смешок.

– Ты все еще боишься меня?

– Очень смешно. – Она знала, что он шутит. – Если вы меня убьете, я буду приходить к вам каждую ночь и мучить вас.

– О, – он отложил бумаги в сторону, – звучит заманчиво. Тогда какой смысл мне тебя убивать? Замучь меня живой, так гораздо сексуальней.

– Стеф! – в кабинет влетел Антонио. – Машина Дианы готова, не хочешь проверить?

Он обвел их взглядом, не найдя ничего подозрительного. Каждый сидел на своем месте, но он и не мог предположить, что они оба касались друг друга словами и взглядами.

Стефано гордо поднялся со своего места, рукой указав Диане на выход, и она подчинилась. Оказавшись в холле у лестницы, встретилась с недовольным взглядом Ольги.

– Надеюсь, тебя убьют, – прошипела та.

– Не надейся.

Диана наблюдала, как Стефано в сопровождении Антонио вышел на улицу к машине. Она должна быть с ними, но, спустившись, остановилась возле Мэта:

– Как ты?

– Волнуюсь немного. Как в ту ночь, на сделке с Грифом. Диана, я вот подумал: какой смысл мне ехать с ним, – он кивнул в сторону Висконти, – может, мне лучше поехать с тобой? Я буду твоим водителем и охраной. Ведь из нас получилась отличная команда.

Такое заявление шокировало девушку, она никогда не обсуждала этот вопрос со Стефано.

– Мэт, я работаю одиночкой, и в самый ответственный момент мне будет не до мыслей о твоей безопасности. Меня никто и ничто не должно отвлекать. Мне кажется, я даже дышать нормально не смогу.

Он понимающе кивнул, и Диана увидела, как опустились его плечи.

– Ты должен быть со своим боссом. Охраняй его, Мэт. И ты окажешь мне самую большую помощь.

Он снова кивнул и опустил взгляд, рассматривая свои ботинки. Возможно, он хотел сказать что-то еще, но девушка уже вышла на улицу. Она направилась к своей новой рабочей машине, цвет которой ей уже не нравился. Слава богу, они не тронули ее черную «Инфинити».

Стефано открыл водительскую дверь, предлагая ей сесть, и Диана проскочила внутрь машины, кладя руки на руль.

– Один пистолет под сиденьем, другой будет с тобой. Плюс винтовка. Ты вооружена до зубов. – От звука его голоса она вздрогнула. – Надеюсь, кроме винтовки, тебе ничего не понадобится.

Висконти указал рукой на верх лобового окна:

– Это датчик. Майкл будет отслеживать тебя по нему. Еще один такой будет на тебе.

Она посмотрела на то место, куда он указал, и увидела маленькую зеленую лампочку. Она будет обвешана лампочками? Как елка на Рождество!

– На вас тоже будут датчики?

Она назвала его на «вы», видя рядом с ним Антонио.

– Нет, на мне ничего не будет. Связь между нами прервется, как только я уеду отсюда.

Как она узнает, жив ли он? Если через пять минут после приезда «Morte Nera» она должна будет покинуть свое укрытие и ехать в лес, чтобы ждать их там. Она ничего не узнает, пока не встретится со своими людьми в лесу. А до этого момента она вынуждена только молиться за них. И это будет самое страшное время.

Стефано открыл багажник, внимательно изучил его и, захлопнув, протянул ладонь Антонио:

– Ключи.

Диана вышла из машины, слыша звон ключей. Ничего особенного, он снова перестраховывался, закрывая ее сам и забирая ключи себе.

– Как только Диана уедет, выгоняйте наши машины. Мы отправимся спустя час после нее.

– Хорошо, Стеф. Ты не передумал насчет первой машины? Может, послушаешь Томаса и сядешь в третью?

– Нет, я сам решаю, где мне ехать. – Его голос был тверд, как камень, и спорить с ним было бесполезно. Диана знала это. Еще она знала, что однажды уже выиграла битву с покраской машины. И кажется, сегодня он тоже пошел на попятную, разрешая ей участвовать во встрече с Ахмадом. Получается, что только она могла убедить его не делать глупости.

Они уже шли к стеклянным дверям, когда Диана схватила Стефано за руку, пытаясь удержать. Он обернулся и, встретившись с ее молящим взглядом, кивнул Антонио, который уже заходил внутрь, и саркастически произнес:

– Мои бесценные уроки не пропали даром? Ты научилась думать?

Диану не удивили его слова, он всегда на шаг впереди, видел все действия и слышал все вопросы. Еще она не удивилась его тону, по которому уже почти начала скучать.

– Не понимаю ваших действий по поводу первой машины.

Стефано огляделся по сторонам и, увидев, как закрылась дверь за его помощником, оценил внимание своих людей, которым сейчас было не до подслушивания разговоров. Он отвел Диану в сторону и задал ей вопрос:

– Представь, что человек, которого ты должна убить находится в одной из пяти машин. Какую ты выберешь, чтобы обстрелять?

Легкий ветерок стал трепать ее волосы, закрывая лицо. Услышав, как вздохнул Стефано и отвел свой взгляд к небу, она твердо произнесла:

– Первую точно. Вторую и, возможно, третью.

Висконти улыбнулся, смотря на нее. Его улыбка говорила о том, что он с ней согласен.

– Правильно, еще можно в пятую. Так, для справки. Поэтому, я поеду в четвертой.

– Как в четвертой? – удивилась Диана. – Все же знают, что вы едете в первой.

Но тут до нее дошел смысл его слов. Он молчал, хитро улыбаясь и прищурив глаза.

– Глупая, – шепнул он ей, – неужели ты думаешь, что я буду направо и налево трезвонить, в какой машине поеду? Пусть думают, что в первой. Перед самым выездом я резко передумаю.

– Перестраховщик. – Она бы толкнула его, но остановилась на легком шлепке по руке. – Я, кажется, переживаю.

Стефано засмеялся, обнажая белоснежные зубы, и от этой улыбки Диане захотелось обнять его и упасть с ним на траву, чтобы целоваться всю следующую бесконечность. Как она могла забыть про то, что он любитель внезапности?

– Кому из них ты не доверяешь? – Она опустила глаза, пытаясь сделать вид, что цвет асфальта гораздо красивее цвета его глаз.

– Ты знаешь, – шепнул он, смотря на нее, – я никому не доверяю.

– А мне? – Диана подняла голову, снова встречаясь с ним взглядом.

– Я же тебе рассказал. Значит, тебе я доверяю. И сейчас еще больше, чем вчера.

Диана почувствовала румянец на своих щеках, вспомнив прошедшую ночь. Сейчас они стояли за стеклянными дверями здания, а значит, он не ее босс. Испугавшись этого, она сделала шаг назад и услышала его смех.

– Я не накинусь на тебя, можешь быть спокойна. – Он кивнул ей в сторону входа, и Диана, проследив за его взглядом, увидела за стеклянными дверями всех, кого только можно. Даже Дилан, который редко выходил из своего кабинета, заметив ее взгляд, раскрыл папку, которую до этого держал руках, и попытался сделать вид, что читает. Майкл с проводами в руках, улыбнувшись, опустил голову и направился на крытую стоянку. Улыбка Томаса так и не погасла, он лишь подмигнул ей, давая наставления Мэту, взгляд которого тоже был прикован к ним.

– Они что-то задумали, – прошептала Диана.

– Они сделали ставки на нас.

Девушка удивленно посмотрела на Стефано, пытаясь понять, шутит он или нет.

– Откуда ты знаешь? Может, им просто интересно.

– Дилану вообще ничего не интересно, а сейчас его глаза горят так, будто он вот-вот выиграет крупную сумму денег. Посмотри на Томаса: улыбается, в надежде выиграть ее уже сейчас. Майкл ушел, потому что ему не хочется проиграть.

Диана открыла рот от удивления. Она знала, что от него ничего не утаить, но чтобы настолько – это было просто невозможно!

– Поэтому, Диана, сегодня на сделке я пойму, смотря на Ахмада, хочет он меня убить или нет. И только если я буду уверен, что хочет, дам тебе знак убить его раньше.

Интересно, его враги знают о его таланте? Получается, они идут на верную смерть.

От одного упоминания Ахмада внутри все сжалось, и ей захотелось прижаться к Стефано так сильно, как только возможно. Но она не могла позволить себе такую роскошь.

– Пока мы стоим за дверями этого здания и пока тебя еще не прослушивают, я хочу кое о чем поговорить.

Диана занервничала, понимая, к чему он клонит, но лишь кивнула в ответ.

– Я… – Он запнулся, уже второй раз за сегодня. – Диана, я хочу, чтобы ты знала, я никогда не пожалею о том, что случилось этой ночью. Ты всегда была для меня особенной, прости, что не смог сдержаться. Ты, мой дом, моя футболка на твоем теле просто закончили мои мучения. Я впервые в жизни не сдержал слово, которое дал тебе и своим людям. Я обещал, что не прикоснусь к тебе, но оказался слишком слабым. Ты сделала меня таким, подчиняя мое…

– Нет! – вскрикнула она, прикладывая палец к его губам. – Не говори так! – Она тут же убрала палец и теперь грозила им, понимая, что так он пытается попрощаться с ней. – Ты прощаешься со мной? Стефано Висконти не может умереть! Я не дам тебе этого сделать. – Диана улыбнулась, чувствуя подступающие к глазам слезы. – Я подарила тебе самое дорогое, что у меня было, не для того, чтобы сейчас ты прощался со мной. Это несправедливо. Я хочу слышать твои слова после того, как через несколько часов мы встретимся в лесу. Ты обязан жить, Стефано, ради меня и для меня.

Ему так хотелось обнять ее, запустить пальцы в ее шелковистые волосы но, лишь кивнув, он прошептал, проходя мимо:

– Тогда у меня есть повод жить: ради тебя и для тебя.

Она почувствовала электрический разряд от прикосновения его пальцев к своей руке, но он тут же их убрал, открыл двери и вошел в здание:

– Что вы стоите, бездельники?! Вам нечем заняться? Майкл, поднимись ко мне в кабинет.

Даже оставаясь на улице, Диана слышала его властный голос. Да, это был он, ее синеглазый Дьявол, который меньше минуты назад шептал ей нежные слова. Теперь он глава «Morte Nera», он снова стал собой. Но идти сейчас за ним не было сил. Стараясь не поддаваться власти слез, Диана сжала пальцы в кулаки, чувствуя боль от ногтей. Кажется, она уже испытывала эту боль. Она была ей знакома, отрезвляла ее, напоминала о необходимости вернуться в реальность.

Медленно пройдя к своей машине, Диана открыла багажник и достала коробку с вещами. Секунду назад ей казалось, что мир остановился, замер, теперь же время полетело еще быстрее.

– Тебе помочь? – Мэт выхватил коробку из ее рук. – Он обидел тебя? Ты расстроена.

– Нет. – Она с силой захлопнула багажник «Инфинити». – Он не обижал меня. Дело не в этом. Я просто переживаю…

– С тобой все будет хорошо, Диана, я уверен в этом.

– За него.

Она зашла в здание и сразу столкнулась с улыбающимся Томасом. Оптимизм людей «Morte Nera» просто радовал. Они были похожи на пиратов Средних веков, которые рады взять судно на абордаж, размахивая саблями, проливая кровь, захватывая людей в заложники и богатея на глазах.

Поднимаясь по лестнице, Диана слушала лишь стук собственного сердца. Сейчас она оденется, сядет в машину и уедет туда, где, возможно, убьют Стефано. Возможно, она его больше никогда не увидит живым. Не увидит его улыбки, его синих глаз. Боже! Она не сможет жить без них. Жизнь без Стефано Висконти станет пустой и бесцветной. Зачем она ей? Раньше у нее были мечты: выйти замуж, завести детей, найти хорошую работу… Теперь, у нее одна мечта: всегда быть рядом с ним, наслаждаться его теплом. Ей не нужно замужество, ей даже не нужны дети. Пусть только он будет всегда рядом с ней.

Открыв дверь в кабинет, Диана вошла внутрь – там Майкл уже возился с датчиками. На столе стоял целый арсенал прослушивающих устройств. Сердце в груди сжалось.

– Тебе надо переодеться. – Мягкий баритон, нежный голос. Грустный. Рвущий душу. – Майкл, оставь нас.

Майкл улыбнулся, подмигнул Диане и вышел, закрыв за собой дверь.

– Я оставлю тебя, там есть комната, – Стефано указал рукой на дверь возле окна, – можешь переодеться там.

Столько боли сегодня. Столько счастья вчера. Столько недосказанных слов за все это время…

Она подошла к нему ближе и произнесла, смотря в родные синие глаза:

– Когда я пришла сюда впервые, я страшно боялась. Здесь было темно и тихо. Мне казалось, я одна. Но я ошиблась. – Она закрыла глаза, ощущая руку на своей щеке, от прикосновения которой хотелось разреветься. – После того дня я никогда не чувствовала одиночества. Ты всегда был со мной. Утром, днем, вечером, а если тебя не было физически, ты всегда был в моих мыслях. С того самого момента, как я переступила порог этого здания, я не переставала думать о тебе ни на минуту. Тогда я просто не понимала себя. Понимание пришло позже.

– Диана, – он привлек ее к себе, сжимая в объятиях, – моя Диана. Когда ты пришла ко мне, такая маленькая и хрупкая, я еще не знал, как сильно ты войдешь в мое сердце. Я долго сопротивлялся себе, давая глупые обещания не прикасаться к тебе. Это было пыткой. И представь, я понял, что у меня есть сердце. – Он улыбнулся, держа ее лицо в своих ладонях.

Девушка улыбнулась, чувствуя скатывающиеся слезы, которые он вытер пальцами.

– И я постоянно вызываю у тебя слезы, меня это пугает.

– Ни одной слезинки боли. Это слезы счастья. Это просто мои эмоции, и их так много, что им нужен выход.

Она обняла его крепко-крепко, желая навсегда запечатлеть этот момент в своей памяти.

Глава 41

 Сделать закладку на этом месте книги

Переодевшись в костюм «от Ноэль», Диана провела руками по бедрам, разглаживая незаметные складки на легкой ткани. В комбинезоне было комфортно, так что ей ничего не должно помешать убить своего врага. Именно своего. Потому что Ахмад стал и ее врагом тоже. Она вышла из маленькой комнатки и предстала перед взорами мужчин, которые уже собирались в кабинете босса.

Легкий тремор. Стук сердца. Все. Пришло ее время.

– Диана, ты, как всегда, шикарна, – улыбнулся Майкл, вспомнив ее сделку с Грифом, но тут же ощутил на себе пристальный взгляд Стефано.

– Спасибо, – прошептала девушка, проходя мимо окна и бросив случайный взгляд на улицу, на ее машину, которая помчит на место преступления. Но взгляд упал на странную картину: возле шлагбаума резко затормозила черная большая машина, из которой вышли четыре человека. Это было странно, ведь если это свои люди, то почему они не заехали на стоянку?.. Но после того как она разглядела лицо одного из них, седеющие волосы которого развивал ветер, она крикнула:

– Гриф!

И чувство страха свело все внутри, в памяти вспышками проносились картины лежащего тела Николаса на асфальте в собственной крови, а рядом себя с пистолетом в руке.

Чьи-то руки оттолкнули ее от окна, и она тут же услышала громкий сигнал опасности, который давал Мэт всегда, когда видел ее приближение. Кажется, смерть пришла за ней.

– Бог мой, Стеф, что ему надо?! – воскликнул Антонио.

Диана ощущала лишь сильные руки, крепко державшие ее и прижимающие к телу.

– Я отведу ее в подсобку, я успею. – Майкл схватил Диану за руку, пытаясь вытянуть из объятий Стефано, но тот лишь еще крепче сжал ее плечи:

– Нет, ты не успеешь. Всем оставаться на своих местах. Встретим гостей по-хорошему. – Он потянул Диану на свое место: – Залезай под стол.

– Зачем?!

– Фантазия у меня такая, – съязвил он, – залезай!

Она нырнула под его стол и прижалась к стенке, обхватив руками свои колени.

– Уберите со стола прослушивающие устройства.

Майкл успел отнести их в ту комнату, где еще несколько минут назад Диана переодевалась, и сел на свое место. В кабинете находились все, кроме Дилана и доктора Харта, даже Томас был здесь.

Стефано сел в свое кресло, открыл ящик стола, достал оттуда пистолет и положил его себе на колени. Диана отчетливо все видела. Серебристая «Beretta».

Она услышала грохот отлетающей двери и срывающийся на крик голос Грифа:

– Висконти, где девка?!

– Гриф, и тебе здравствуй.

– Где она?!

– Кто?

– Не прикидывайся! Твоя девка убила моего сына. Где она?! Где ты ее прячешь?!

Диана опустила голову на колени, пытаясь не дышать.

– Где? – Стефано, судя по всему, решил поиграть с Грифом. Диана слышала, как он обратился к Антонио: – Антонио, где она? Ты ее здесь видишь?

Помощник, видимо, ответил отрицательно, потому как Висконти спокойно продолжил:

– И я не вижу.

Гриф прошел по кабинету и остановился у окна. Знал ли он «Инфинити», ту самую, из которой Диана убила его сына?

– Я предлагаю тебе отличную сделку, Висконти. Я ежемесячно буду платить тебе за порт в два раза больше. Отдай мне девчонку.

Диана закрыла глаза от ужаса, надеясь, что деньги для Стефано значат все-таки меньше, чем она.

– Ты мне не платишь уже несколько месяцев, Гриф, и хочешь, чтобы я поверил тебе?

– Я отдам деньги прямо сейчас за полгода вперед и в два раза больше обычного. Где девчонка?

Несколько пар глаз пристально наблюдали за боссом, в ногах которого сидела та, что так дорого стоила.

– Ее здесь нет.

– В три раза.

Молчание и легкая улыбка синеглазого Дьявола. Стук собственного сердца, боль в груди и снова голос:

– Она не продается.

– В четыре.

– Да хоть в десять.

Гриф хищно улыбнулся, глядя на своего врага:

– Тогда передай ей кое-что: смерть для нее – слишком простая месть. За убийство моего сына ее будет ждать более тяжелая участь. Я буду мстить ей медленно, изводя ее сознание. Она сама не захочет жить. И первый шаг к этому она уже сделала сама, связавшись с тобой, Висконти.

Он ушел, забрав с собой людей, хлопнул дверью с такой силой, что Диана вздрогнула под столом, а сердце на несколько секунд перестало биться. Переведя дыхание, она открыла глаза, а в ушах все еще стоял голос Грифа. Он не оставит ее в покое! Но и не убьет. Тогда что он может ей сделать?

– Вылезай. – Стефано заглянул под стол. – Он наводит на тебя страх перед сегодняшним днем, и только. Не бери в голову. Он болен.

– Вы не продали меня, – прошептала она.

– Я, наверное, тоже болен.

Услышав эти слова, Майкл захихикал, чем привлек к себе внимание босса:

– Не отвлекайтесь на мелочи, занимайтесь своей работой! – произнес Ст


убрать рекламу






ефано уже командным тоном. – У нас мало времени. Будем думать о Грифе, как о небольшом недоразумении. – Он протянул Диане руку и помог подняться.

Дальше все было как во сне: провода, наушник, рация, микрофон… В ее голове все еще проносились слова Грифа. Она, наверное, никогда их не забудет. Но сейчас есть дела поважнее.

Майкл встал на колени перед ней, в одной руке держа провод с наушником и микрофоном, в другой – небольшую черную коробочку, от которой отходили провода. Именно ее он должен был закрепить на ремне Дианы, затем просунуть провода под ее костюм, чтобы они не мешали, и вывести наушник через горловину. Видимо, он не знал, как это сделать, девушка поняла это по его растерянному виду. Сразу видно – в «Morte Nera» женщин до нее не было. Прикреплять пластырем провода к телу их босса было гораздо проще. Сейчас маленькое хрупкое тело девушки вызывало в Майкле страх. Диана подняла глаза и встретилась с хитрым взглядом Стефано, который молча наблюдал за происходящим, сложив руки на груди. Она даже захотела топнуть ногой от возмущения, но не стала накалять обстановку.

– Майкл, я сама. – Диана приняла из его рук черный датчик и зацепила его сзади за пояс комбинезона. Ноэль продумала этот момент, она придумала даже сделать маленькую дырочку возле датчика, чтобы засунуть в нее провода. Отлично. Но! Ей надо было расстегнуть молнию, оголив свое тело, чтобы перехватить эти провода. Черт! Она еще раз взглянула на своего мучителя и увидела улыбку на его лице.

– Что вы смеетесь?

– Подожди, Диана, – Майкл встал с колен, повернул ее к себе спиной и попытался вслепую пропихнуть провода, которые царапали ее тело.

– Черт, Майкл! – воскликнула она. – Мне надо раздеться, так не получится, ты делаешь мне больно.

Другого выхода не было. Сейчас она повернется к ним лицом и, конечно, увидит множество заинтересованных взглядов. Это же шоу, на которое никто не откажется поглазеть. Собрав всю волю в кулак, она обернулась и снова встретилась с синими глазами. Он стоял рядом, держа в руках провода. Майкл отошел в сторону.

– Идем, – Стефано рукой указал на маленькую комнатку, – я сам все сделаю.

Облизнув пересохшие губы, Диана посмотрела на присутствующих, и как только они увидели ее взгляд, то сразу занялись своей работой. Или сделали вид. Все. Даже Антонио вдруг стали интересны бумаги.

Выхода не было, пришлось подчиниться. Зайдя в маленькую комнату, она услышала звук закрывающейся двери, Висконти приложил палец к ее губам, поднимая другой рукой провода с микрофоном. Конечно, сейчас по громкой связи их слушали все, пытаясь удовлетворить свой интерес. Она кивнула, и Стефано присел, медленно расстегивая молнию на ее комбинезоне, открывая своему взгляду ее тело. Сердце забилось сильнее, и, зажмурив глаза, Диана прижалась к стене. Боже, что он делает? Она почувствовала его губы на своем животе…

– Ты должна дышать глубоко и ровно, – твердым голосом произнес Висконти, но губы, напротив, были нежные и ласковые.

Диана улыбнулась, когда его дыхание коснулось ее пупка и уже готова была захихикать от щекотки, но вспомнила, что их слушают. Она взяла себя в руки, вдохнула полной грудью и произнесла так же серьезно:

– Я сделаю все так, как вы меня учили.

– Не вздумай помогать нам, ты должна уйти через пять минут после моего приезда.

Она чувствовала, как он стягивает с ее плеч комбинезон, оставляя в одном бюстгальтере, и его губы стремительно скользнули вверх…

– Не очень-то хотелось помогать вам. – Она открыла глаза, ее сердце забилось сильнее, а дыхание, напротив, остановилось. – Моя жизнь важнее вашей.

– Никто в этом не сомневается. – Он коснулся губами ее шеи, полностью сбивая с мысли. Диана готова была застонать, она с трудом сдерживала себя. Боже! Возможно, это происходит в последний раз. Но это снова происходит! Губами она нашла его щеку и, целуя ее, пытаясь выровнять дыхание. Но получалось плохо.

– Вы не можете справиться с проводами?

– Я отлично справляюсь с проводами. – Стефано накрыл ее губы своими, и она закрыла глаза, расслабившись и на несколько секунд напрочь забыв, что их слушали. Он оторвался от нее так же внезапно, как начал свою пытку. – Видишь, я и провода – отличная команда.

– Я вижу, – прошептала она, все еще чувствуя на губах его горячий поцелуй, – у вас отлично получается.

Он неожиданно развернул ее спиной к себе, теперь касаясь губами места возле лопаток. Боже! Диана почувствовала слабость в ногах и была готова упасть на колени. Она лбом коснулась стены, не позволяя себе этого сделать. Ей захотелось выбросить микрофон из этой комнаты и крикнуть всем, чтобы убирались прочь! Она хотела остаться со своим синеглазым мучителем наедине.

– Мучить меня – это ваше хобби. – Диана сама не поняла, был это вопрос или она сказала это, как факт, но Стефано спокойно ответил:

– Твои мучения только начинаются. – И вновь коснулся губами ее шеи, руками медленно растягивая провод по ее спине, и вставил в ухо наушник с микрофоном. Диана развернулась к нему, понимая, что он проделал это все незаметно, целуя каждый сантиметр ее тела. Как ему это удалось? Он усыпил ее бдительность. Настоящий дьявол, играющий в игры с ее сознанием, подчиняя его себе.

Диана застегнула молнию на комбинезоне и поправила волосы. Стефано открыл дверь и выпустил ее в кабинет. И снова все как во сне, – винтовка, пистолет, магазины с патронами, целый арсенал, полностью экипированная стрелковая сумка…

Что она чувствовала в тот момент?

Расслабленность?

Нет.

Напряжение?

Нет.

Пустоту. Она чувствовала невероятную пустоту.

Хотелось лишь одного: быстрее убить врага и вернуться домой, обнять Стефано, крепко сжать его в объятиях, вдохнуть его запах, ощутить его руки, губы. Черт! Она должна убить Ахмада, чтобы все это произошло на самом деле!

Диана молча наблюдала за тем, как заходили люди и клали оружие на стол. Она уже видела эту картину однажды. И тогда страх был другим. Страх за себя, за свою жизнь, страх стать такими, как они. Теперь все изменилось: появился страх за жизнь синеглазого короля, страх остаться без него, и не важно, что она станет ему подобной. Она уже такая.

– Диана.

Шепот возле уха. Вздрогнув, она увидела взгляды, устремленные на нее. Молчание.

Сердце остановилось.

Они ждут.

Ее ход.

Вздох.

Выдох.

– Я готова.

Хотелось обнять его на прощание, но, смотря ему прямо в глаза, она лишь приняла сумку из его рук и в глубине души продолжала надеяться, что сможет еще обнять его там, в лесу, после всего кошмара. Она не могла найти его и тут же потерять. Она не верила в это.

Молчание. Так ее провожали. Одними взглядами. Надеждой…

– Ключи. – Она протянула раскрытую ладонь и, как только почувствовала холодный металл, крепко сжала их и направилась к двери.

Она не будет прощаться, они еще увидятся позже, в лесу. Открыв дверь, Диана увидела Ольгу, в глазах которой явно читалась тревога. Впервые там была не ревность! Спустившись на первый этаж, Диана улыбнулась Мэту, открыла стеклянную дверь, но, услышав голос за спиной, замерла и обернулась:

– Леди Ди, удачи, – это был Томас, он слегка улыбнулся, и она молча кивнула ему, а затем вышла на улицу.

Садясь в машину, Диана почувствовала, что ее руки слегка дрожат. Слава богу, Стефано не видел этого страшного для него зрелища. У нее еще будет время подготовиться морально и физически. До его приезда будет целый час.

– 1-8-4, проверка связи. – Голос Майкла в наушнике заставил ее улыбнуться.

– Отлично слышу тебя.

– Я буду с тобой на связи до самого конца.

– До чьего конца? – испуганно прошептала она, но когда поняла, что имел в виду совсем не то, мягкий баритон с усмешкой пояснил:

– Видимо, до моего.

Она не видела Стефано всего две минуты, но уже соскучилась так сильно, что готова была вернуться в здание и броситься в его объятия. Но она не могла.

– Пока я еще здесь, говори со мной. – Диана даже представила, как он в этот момент улыбнулся.

– Вы улыбнулись?

– Да.

Девушка нажала на педаль газа, и машина выехала за пределы «Morte Nera».

– Сейчас вы смотрите на меня?

– Да.

– О чем вы думаете?

– Сколько взять с собой оружия.

Она засмеялась, понимая, что он намекает ей на то, что их прослушивают.

– Возьмите больше, как можно больше.

– У меня две руки.

– С вами пятнадцать человек.

– L’unione fa la forza[5].

Диана улыбнулась, слыша его итальянскую речь, но тут же голос Антонио на заднем плане перебил ее мысли:

– Стеф, машины готовы, как ты просил. Надо собираться.

Диана гнала по дороге и очень скоро выехала за пределы города и устремилась в неизвестность.

– Где ты? – Его голос.

– Скоро буду на месте.

– Передаю микрофон Майклу. Держи его в курсе. Я еще выйду с тобой на связь.

Ей хотелось слушать его голос, она боялась остаться без него, потерять ниточку связи. Просто голос. Но такой родной, который придавал ей уверенность в себе.

Оказавшись в лесном массиве, ее мозг не успевал справляться с проносящимися в памяти картинками. Каждый этап. Каждый шаг. Она вновь и вновь заставляла себя повторять все действия.

– Я на месте.

Поставив машину в тени густых деревьев, она поняла, каким правильным было решение перекрасить ее в темно-зеленый цвет.

– Будь аккуратна, – услышала она мягкий баритон в своем ухе, и ее сердце слегка успокоилось. – Ты слышишь меня?

– Да, – прошептала Диана, коснувшись ручки двери, чтобы выйти, но все еще желая слушать и слушать голос Стефано. – Что вы делаете? Вы уже собрались?

– Как только ты доберешься до места и передашь сведения, о которых мы с тобой говорили, я поеду.

Ей тут же перехотелось выходить. Она подумала было вернуться назад, сказав, что никто не пришел. Но он приедет лично посмотреть на это, он упрям.

– Я сейчас выйду. – Она вздохнула, подхватила сумку с заднего сиденья и в ту же секунду почувствовала, как в животе все связалось в тугой узел. Что-то подобное она испытывала, переступая порог «Morte Nera»… Страх.

– Когда все закончится, тебя ждет подарок.

– Кажется, подарок уже был… – Диана тут же замолчала, зная, что многие ее слушают, и надеясь, что никто не догадался, о чем она говорит.

– Подарок был у меня, – напомнил Стефано, и она точно знала, что он улыбнулся. Она даже знала, о чем он подумал в эту секунду, и поэтому улыбнулась в ответ, ощущая разливающееся по телу тепло. – Теперь очередь за мной.

Диана готова была разреветься от одного его голоса, произносившего эти слова. Даже сейчас их не понял никто. Существовали только она и только он.

– Отлично. Есть повод не дать вам умереть. Кстати, уже второй.

– Второй? – удивился Стефано. – Ах да! Вспомнил, перевод с итальянского. Я слишком много тебе должен. Может, мне проще умереть?

Она засмеялась и ступила на зеленую траву холма, сама того не замечая. Висконти так сильно проник в ее сознание, что она забыла, зачем вообще сюда пришла.

– В таком случае мне придется идти за вами в ад.

– Тебе так интересен подарок или перевод?

Смотря на то самое место, где еще вчера она была с ним, падая от усталости, Диана поставила сумку и прошептала, медленно садясь на землю:

– Мне интересно и то и другое. Я пришла на место.

– Я буду ждать от тебя новостей.

Она стянула наушник и посмотрела на чистое синее небо. Хороший знак для сегодняшней операции.

Глава 42

 Сделать закладку на этом месте книги

Накинув на голову капюшон, Диана расстегнула черную сумку и заглянула в нее. То, что там находилось, было до боли ей знакомо. Сколько раз за последние дни она видела эту винтовку?.. Девушка вытащила ее, закрыла глаза и тяжело вздохнула. Ее отец еще пару раз перевернулся в гробу, увидев с неба свою дочь в таком виде. Но отогнав эти мысли прочь, Диана обернулась к тому самому месту, где упадет от ее пули противник. Если ей повезет. Если не повезет, то от пули упадет уже другой человек, но об этом думать совсем не хотелось. Расстояние в триста метров от страха превратилось в целый километр. Ей казалось, что она никогда в жизни не попадет в цель. А если она промахнется и попадет в спину Стефано? Все внутри свело от одной мысли. Казалось, что нажать на курок просто, но по факту все гораздо сложней. Наступала паника, стопорившая ее действия. Она все еще смотрела на выжженное поле, прячась на зеленом холме и пыталась успокоить себя, но для успокоения чего-то не хватало…

– 1-8-4, ты меня слышишь?

О, боги! Она совсем забыла про связь! Ей не хватает его наставлений! Диана схватила наушник и вставила его в ухо, рукой касаясь микрофона:

– Я здесь.

– Наконец-то. – Его голос, родной, любимый. – Как обстановка?

Лучше бы он спросил, как она, а не как обстановка. Но Диана понимала, что сейчас их слушает все «Morte Nera».

– Я еще не поняла, я… – Она легла на живот, руками держа винтовку, пытаясь найти удобное ровное место. – Я устраиваюсь.

– Под тобой не должно быть кочек и камней, найди наше место.

Диана лежа пыталась отыскать то самое место, где несколько дней лежала, целясь вдаль.

– Кажется, я нашла.

– Кажется? Никаких кажется, 1-8-4, приказ принять боевую позицию именно на том месте!

Вот дьявол, Висконти! Диана готова была ответить ему парой ласковых слов, но она даже не помнила его позывной. И кажется, он был прав.

Девушка вздохнула, все еще проверяя удобность позиции.

– Нашла.

– Отлично. Теперь вспомни про изготовку.

Диана, злившаяся на него еще несколько секунд назад, готова была расцеловать его за помощь. Взяв винтовку, она уперлась локтями в землю и положила ствол на ладонь левой руки, а правой рукой удерживала рукоятку.

– Точка опоры, 1-8-4?

– Левый локоть.

– Градус между землей и левым локтем?

– Тридцать градусов.

– Отлично. Что ты видишь в оптический прицел?

Расстояние, казавшееся километром, теперь было в тридцать метров.

– Мышь.

– 1-8-4, ты спятила? Какая мышь?

Диана улыбнулась, чувствуя напряжение в руках.

– Я вижу мышь.

– Класс, – возник из ниоткуда голос Майкла, – ты видишь мышь на таком расстоянии?

– Всем тихо! – раздался грозный голос Стефано. – 1-8-4, вытащи треногу пальцами левой руки.

Она ждала этой команды уже пять минут, винтовка на треноге и винтовка в руке – это разные вещи. Опустив треногу, она освободила левую руку, сжимая и разжимая пальцы.

– Готово.

– Теперь сделай вдох и выдох, нормализуй дыхание.

Диана подчинилась его голосу, чувствуя, как расслабляется ее тело. Надо успокоиться до приезда Ахмада.

– Теперь смотри в оптический прицел и настраивай оптику. Не забывай, что впереди триста метров – это немало. Дыши ровно и медленно. И думай о чем-нибудь… приятном.

Последнее он произнес с лукавой улыбкой, Диана чувствовала это. Черт! О каком приятном он говорит, если она должна вот-вот убить человека?

– Вы сущий дьявол.

– Выполняй приказ, 1-8-4.

Ничего другого она не ожидала от него, только приказы. Затаив дыхание, Диана прицелилась, левой рукой слегка изменяя положение ствола.

– Я не слышу твоего дыхания, ты решила умереть?

– Дьявол, – снова выругалась девушка, отрывая взгляд от прицела и смотря вдаль на вереницу больших черных машин, – они здесь.

Сердце забилось сильнее, обогащая мозг кислородом, от чего мыслей стало в три раза больше. От возникшего страха она приникла к земле.

– Сколько машин? – Это голос Майкла. Почему не Стефано? Где он? Он так нужен ей сейчас.

Диана медленно повернула голову в их направлении, слегка высунулась из своего укрытия и вновь посмотрела на машины.

– Пять. Люди выходят. О боже!

– Что?

Километр надо было срочно превращать в метры, и Диана коснулась винтовки, смотря в прицельную оптику. Она искала лицо Ахмада среди его людей. Все они стали для нее сейчас одной большой черной массой.

– Они все одинаковые. И у них автоматы.

– Сколько людей? Сколько оружия? – раздался голос Антонио. Почему не Стефано?!

Снова вдохнув и выдохнув, Диана пыталась успокоить себя, но при виде всего этого ужаса получалось плохо.

– Вышли пять человек, среди них я не вижу никого, похожего на Ахмада. В руках у каждого по одному автомату.

Она видела, как люди «Заед» осматривают территорию. Их частые взгляды на далекий зеленый холм насторожили Диану. А что, если им захочется посмотреть поближе? Когда-то Томас говорил ей об этом. Самый опасный период для нее. Но об этом ничего не сказал Стефано. Почему? Чтобы не пугать ее?

– Где сто миллионный? – Диана забыла его позывной, но он ей был нужен сейчас, и очень срочно! Незнание, что делать в случае, если люди «Заед» начнут приближаться к ней, спровоцировало приступ паники.

– 1-8-4, он уехал.

Сердце перестало биться. Кровь отхлынула от мозга, делая ум холодным и решительным. Мыслей стало меньше, они не забивали ее голову. Стефано уехал так быстро, пытаясь как можно скорее приехать сюда, пока противник не стал исследовать территорию в радиусе трехсот метров. Висконти ничего не говорил ей про опасность, потому что не позволил бы такому случиться. Он все рассчитал. Кроме одного: он так и не узнал, кто приехал на сделку. Диана не успела сказать ему, лицо противника она сама еще не видела. Своего главу люди «Заед» выпустят только к самому приезду Висконти. И это будет сюрприз.

Диана наблюдала сквозь прицел, как они переговариваются друг с другом, держа в руках автоматы. Внешний облик каждого просто кричал о жестокости. Какого черта Висконти связался с ними? Ах да, кажется она тоже поучаствовала в сделке с «Заед», когда Стефано расстрелял четверых человек из двух пушек. Теперь она убьет их предводителя. Скоро за ее голову объявят вознаграждение. Отец в ее мыслях еще раз перевернулся в гробу, и Диана на секунду закрыла глаза, отгоняя ужасные мысли прочь. Все, хватит!

Надо взять себя в руки, но родной голос в наушнике заставил ее вздрогнуть:

– 1-8-4, как обстановка?

– Боже, боже, боже, – взмолилась она, покусывая пересохшие губы, – все хорошо, вернее… – Она так разволновалась от его голоса, что поняла: лучше бы он не выходил на связь. – Их пять. Машин тоже пять. Остальные не выходят. Их главного не видно. Вы где?

– Уже подъезжаю, – прошептал он, – отключаю связь. Что бы ни случилось, помни: я не жалею о том, что было.

Зачем он говорит это, вызывая в ней новый приступ боли? Заставляет думать сердцем, а сейчас его голос не должен иметь никакого значения. Ей надо собраться, стать бессердечной, равнодушной ко всему. Только так она сможет нажать на курок.

– Если вы умрете, то очень об этом пожалеете.

Она увидела вереницу черных машин. «Morte Nera», она точно знала, что это они. Время пришло. Ее время.

– 1-8-4, – в наушнике возник голос Майкла, – что у тебя?

– Все здесь. – Она вдохнула побольше воздуха в легкие и поняла, что связь отвлекает ее. – Я сниму наушник. Выйду на связь сразу, как только смогу.

Спустив наушник с микрофоном на шею, Диана на секунду закрыла глаза, давая им отдохнуть, и перевела дыхание, пытаясь успокоиться. Левая рука обхватила ствол винтовки, палец правой руки лег на спусковой крючок. Открыв глаза, она сначала оценила обстановку без оптического прицела, пытаясь понять, где враги, а где свои. Она видела, как вышел из машины противника мужчина и направился в центр выжженного поля. Он шел именно на то место, куда был направлен ствол ее винтовки. Стефано вышел из четвертой машины, как и обещал.

Время пошло. И Диана, пытаясь выровнять дыхание, стала целиться в оптический прицел. Теперь она прекрасно видела лицо предводителя «Заед». Это был Ахмад. Она испытала облегчение, выдохнула, а затем затаила дыхание, держа его на прицеле и ожидая приказа. Казалось, время остановилось и все происходило как в замедленной съемке: люди из охраны «Morte Nera» и со стороны противника стояли каждый за своей машиной и целились кто куда. Она была уверена, что в Стефано было направлено куда больше оружия, чем он ожидал. Она сама не ожидала подобного. Теперь видела, что людей Ахмада не пять и даже не десять. Их человек двадцать пять! Пятнадцать наших – это детский лепет. Но она одна стоит всех людей «Заед».

Понимая, что кто-то все равно пострадает, Диана мысленно помолилась, чтобы эти раны были не смертельные.

Стефано поднял руки. Ее сердце остановилось вместе с дыханием… Она ждала его сигнала, пытаясь смотреть на него и на Ахмада одновременно, и это было чертовски сложно! Для любого нормального человека это было ненормально. Но она справлялась.

Она видела, как человек из охраны «Заед» обыскал Висконти, который, не опуская рук, дал знак, согнув три пальца и оставляя два. Времени еще раз убедиться в том, что она целится именно в Ахмада и прицел не сбился, не было… Она нажала на курок сразу же после сигнала!

Винтовка выстрелила, ударная волна откинула девушку назад, ее оглушило хлопком.

Диана резко вдохнула, набирая в легкие воздух и понимая, что все равно задыхается. Она четко слышала вдалеке перестрелку, ее сердце снова забилось. Получилось ли у нее? Она не знала. Но судя по количеству выстрелов, началась жестокая война! Теперь она должна уйти, она обещала ему тысячу раз. Но что-то не давало ей сделать это! Она пригнулась и посмотрела в оптический прицел, заметив, что винтовка сдвинулась с места. Одной рукой она поправила ее и попыталась отыскать Стефано, но видела лишь, как пули разрывали землю, поднимая пыль. Что-то пошло не так? Она не понимала. Но внезапно среди пыли рассмотрела лежащее тело на месте, где минуту назад стояли два криминальных лидера. И это тело принадлежало Ахмаду. У нее получилось! Она сделала это! Вся жизнь пронеслась перед глазами, уроки главы «Morte Nera», его наставления, его гневный голос… Он все-таки смог сделать из нее себе подобную, заставляя испытывать мучения и боль. Она убила! Не веря глазам, Диана, вместо того чтобы бежать, все еще лежала и смотрела в прицел на свою жертву, пока возле уха не пролетела пуля, заставив вздрогнуть. Противник понял, откуда убили Ахмада, и начал стрелять по зеленому холму. Ей надо бежать! Она и так слишком задержалась. Диана на животе отползала от места выстрела и спиной прислонилась к насыпи, слыша звук выстрелов вдали. Где-то там ее синеглазый Дьявол, Томас, Мэт, доктор Харт… Она переживала за каждого из них и надеялась на чудо.

– 1-8-4, прием! – прогремел в наушнике голос Майкла. – Ты слышишь меня?! Что там у тебя? Уходи!

Диана вставила наушник в ухо, совсем забыв о нем, схватила винтовку, сунула ее в сумку и быстро застегнула молнию.

– 1-8-4 на связи. У меня получилось. Я ухожу.

Она медленно, как Стефано учил ее, пригнувшись, пошла к машине, чувствуя, что ноги онемели, руки и глаза болели, а во рту пересохло. Она уходила, но чувствовала, что не должна этого делать. Она могла поехать к ним на выжженное поле и помочь. Но она обещала уйти.

– Молодец, 1-8-4, – послышался обеспокоенный голос Антонио, – ты все сделала как надо.

Черт, она не все сделала как надо! Она ушла, оставив любимого человека под пулями. Жив ли он? Открыв двери спрятанной в лесу машины, она швырнула сумку на заднее сиденье и села, схватившись за руль.

– Я могу поехать туда. – Кого она спрашивала, себя или Антонио, Диана не понимала. И какой ответ она хотела получить?

– Нет, 1-8-4, поезжай на оговоренное место. И жди их там.

А если она не дождется? Она сойдет с ума! Она не сможет жить без него!

И все же Диана нажала на педаль газа, и машина тут же сорвалась с места. Руки девушки дрожали, а сердце скручивало от боли. Она убила, чтобы Стефано жил, она хотела, чтобы он жил для нее!

Лес проносился мимо слишком быстро, давая понять, что машина мчится на большой скорости, не сбавляя даже на поворотах. Ее заносило, но Диана выкручивала руль, пытаясь не съехать с дороги. Девушку не пугала ее смерть так, как пугала его.

Она нажала на тормоз слишком резко, тормоза завизжали, и машину развернуло. Она приехала туда, где пройдут минуты страха, где, ожидая его, она будет молиться, где она затаит дыхание и будет… ждать. Надо ждать.

– Я на месте. Есть новости?

Это был самый трудный вопрос за последние девятнадцать лет ее жизни. Когда спрашиваешь то, что боишься услышать. И пытаешься тянуть время, позволяя себе дышать и верить в лучшее. Не страшен вопрос – страшен ответ.

– Нет, они не выходят на связь.

И кажется, мир рушится, рассыпается на осколки, которые разлетаются в разные стороны и задевают острыми краями кожу, режут ее и оставляют глубокие кровоточащие раны. Судьба не может подарить ей радость, потому что взамен она обязательно сделает больно: обретая одно, мы обязательно теряем другое. Это закон! Его нельзя изменить. Убив человека, мы берем на душу грех, который будет висеть тяжким грузом до тех пор, пока судьба не отомстит за смерть, забрав самое дорогое – ее мужчину, ее любовь, которую она, наконец, обрела. Но, возможно, уже потеряла.

Диана вышла из машины, дрожащими руками стянула капюшон, пытаясь дышать как можно глубже. Но сердце сжималось, заставляя испытывать новую боль. Минуты казались часами… Время стало пыткой, она не думала, что будет так тяжело.

– Господи, – взмолилась она тихим голосом, забыв, что ее слушает Майкл, – возьми что хочешь, только верни мне его.

Диана прислонилась к капоту машины, смотря на дорогу, которая сворачивала вглубь леса и по которой должны были вернуться пять машин «Morte Nera». Но время шло, а их все не было. Она почти не дышала, прислушиваясь к звукам. Казалось, что лес решил поиграть с ней в игру «угадай звук»: шуршание листвы от ветра, хруст веток на земле от пробегающих мимо животных, шум крыльев птиц, внезапно сорвавшихся с деревьев. Но все это были не те звуки. Хотелось слышать двигатели машин…

– Почему их нет? – шептали ее губы, сердце разрывалось от ожидания. Она сказала это в микрофон Майклу, желая услышать от него, что все прошло удачно, они все живы и едут. Но слышала лишь его пустое молчание и вздох:

– Я не знаю…

Хотелось кричать в пустоту, но Диана стиснула зубы, не давая голосу вырваться наружу, и внезапно услышала шум – черные машины «Morte Nera» медленно подъезжали к ней.

– Боже, – прошептала Диана, отходя от своей машины на ватных ногах.

– 1-8-4, что? – Голос Антонио в наушнике.

Где-то внутри нее вспыхнула надежда:

– Наши машины! Пять! Боже!

Они останавливались одна за другой и из каждой выходили люди. Она увидела улыбающегося Томаса, его оптимизм дал ей надежду:

– Леди Ди! – крикнул он. – Вы просто богиня!

Она плохо понимала его слова, взглядом пытаясь отыскать синеглазого Дьявола, за которого так болело ее сердце.

– Диана! – крикнул Мэт, выходя из второй машины. Но его обращение тоже прошло мимо. Ее взгляд остановился на синих глазах высокого черноволосого мужчины, и она не видела больше никого… Она хотела закричать, но голос пропал. И только медленно проходя мимо своих людей, она поняла, что он так же не может произнести ни слова, направляясь к ней.

– Боже, спасибо. – Это все, что она сказала, бросаясь в его объятия, крепко сжимая руками, чувствуя его тепло, его тело. Он жив! Он с ней! Больше ничего не надо.

– У тебя получилось, – прошептал Стефано, обнимая ее, и Диана закрыла глаза, наконец-то спокойно выдохнув, услышав, как зааплодировал Томас. Затем подхватил Харт, за ними Мэт и остальные поддержали завершение сделки бурными овациями.

Кто-то кричал, кто-то свистел… На секунду Диане показалось, что пираты вернулись, взяв судно с добычей. Девушка смущенно отстранилась от Стефано.

– 1-8-4, ты проделала отличную работу, – произнес он, – все мои люди живы, благодаря тебе.

Диана нахмурилась и прошептала в микрофон Майклу:

– Это 1-8-4, я встретила их, все живы.

Стефано подошел к ней вплотную:

– На связи 4-5-9, – произнес он в ее микрофон, и Диана вздрогнула от этой близости, – противник уничтожен, квадрат 105. Отправляйте судно.

Диана слышала радостные возгласы Майкла и Антонио, но, не отрываясь, смотрела в глаза предводителя «Morte Nera». Она растворялась в их синеве, задыхаясь от счастья. Ей хотелось убежать от всех тех людей, что уже молча наблюдали за ними. Стефано взял ее за руку и, минуя своих людей, потянул Диану за собой к ее зеленой машине:

– Всем огромное спасибо, мы отлично поработали. Приглашаю всех отметить такое событие сегодня вечером в «Гранд Палас».

Глава 43

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана присела на ступеньку возле своего маленького домика, вдыхая запах соленого моря, который принес ей ветер. Казалось, она так долго отсутствовала, что совсем позабыла, как пахнет ее обычная жизнь. Прошло совсем мало времени, а кажется, целая вечность.

– Привет, дорогая! – Камилла закрыла за собой калитку и приблизилась, цокая по каменной кладке каблуками. – Не знаю, что на тебя нашло, но, судя по тому, что его «Инфинити» все еще стоит возле твоего дома, – вы не поругались.

– Это моя «Инфинити». – Диана оперлась на дверь, смотря на подругу. Она пригласила ее в «Гранд Палас». Возможно, это было ошибкой, но Стефано не был против. Сейчас он пошел бы на что угодно, лишь бы не видеть потерянность в глазах Дианы. И она воспользовалась этим, пожелав видеть подругу рядом.

– Тогда скажи, что за повод? Что мы отмечаем?

Диана


убрать рекламу






нервно улыбнулась, теребя пальцы, а Камилла воскликнула, тряся своей маленькой сумочкой:

– Ну конечно! Ди, ты переступила запретную черту, наконец найдя своего черного принца на черном коне! Я права? Он сломил маленькую девочку, подчинив себе.

Пусть думает так. На самом деле причин для праздника было много, но ни одну из них подруга не одобрит.

– Я так рада за тебя. – Камилла села рядом с Дианой, касаясь ее руки. – Еще я рада, что моя смена закончилась. Ты не представляешь, сегодня был настоящий ад: нашли двадцать шесть тел, изрешеченных из автоматов, как сито.

– Да что ты! – произнесла Диана, делая удивленное лицо. Как странно, что Висконти так просто оставил их у всех на виду. Или он таким образом продемонстрировал свою победу Грифу? – Где их обнаружили?

Молчание Камиллы заставило Диану посмотреть на подругу, во взгляде которой прослеживался испуг.

– Диана, не твой ли предводитель мафии сделал это?

Диана тут же отвернулась. Что она могла сказать? Да, он. Ну, человек, может быть, пятнадцать. Остальных завалили его люди. И, да! Одного она сама.

– Нет.

Встав с лестницы, девушка открыла дверь и зашла внутрь дома.

– Сегодня избирают нового мэра, лидирует Ричард Найт, надеюсь, он очистит город от криминала.

– О да! Он очистит, – съязвила Диана и чуть не упала, запнувшись о порог. Знала бы Камилла, кто такой Ричард Найт. И кто такой Ричард Найт для Стефано Висконти. Криминал расцветет под их началом. – Знаешь, что? Если бы я была мэром, то… – Она задумалась. А что бы она сделала? Поделила порт между тремя лидерами в равных частях. И пусть каждый занимается и следит за своей частью. Никто никому ничего не должен, получается, и дележки бы не было. Да! Но тогда будет недоволен ее синеглазый предводитель «Morte Nera». Ведь он лишится свой территории. Черт. – Ничего бы я не сделала. Потому что я не мэр. Кстати, – она повернулась к подруге, – у тебя есть шанс познакомиться с Найтом сегодня вечером.

Хлопая ресницами, Камилла присела на диван, не отрываясь глядя на подругу:

– Ты его знаешь?

– Отлично знаю. И помоги мне одеться. Сегодня я должна выглядеть самой красивой.

– Откуда ты знаешь Найта? Мы идем к нему? Боже! – Камилла вскочила с дивана, хватаясь за голову. – Боже! Я иду к самым сливкам общества. Боже! Ты не говорила, что там будет Найт. Там будет пресса?

– Пресса? – Диана задумалась. – Не знаю, вряд ли.

– Ты забралась так высоко, что знаешь Найта?

– Камилла! – прикрикнула Диана, пытаясь успокоить ее. – Я забралась так высоко, что знаю Висконти. А он, поверь, в этом городе значит больше, чем Найт.

И тут же прикрыв рот ладонью, Диана закрыла глаза.

– О… – прошептала Камилла, – ты высоко забралась.

– Знаешь, – открыв глаза, Диана снова заговорила, – я мечтаю, чтобы он был простым бедным мужчиной, ничего не значащим в этом городе. Кто такой Стефано Висконти? – Она задумчиво пожала плечами. – Я не знаю, кто этот человек. А ты знаешь его? Кажется, он обычный турист из Италии.

Камилла рассмеялась, качая головой.

– Мы познакомились абсолютно случайно, он отстал от своей туристической группы. Бедняжка, – наигранно вздохнула Диана, – у него даже не было денег на такси.

– Все интересней и интересней, – уселась поудобнее Камилла.

– Мы влюбились друг в друга с первого взгляда. Это был удар молнии, пронзивший наши сердца. Он не смог уехать на родину и решил остаться со мной в моем маленьком домике в тихом уютном месте. Мы поженились, и у нас родился сын. Нет! – вскрикнула Диана. – Трое! У нас было бы три ребенка, и все они были похожи на отца: с черными волнистыми волосами и синими глазами.

Взгляд ее тут же потух, когда она поняла, что все это сказка, в которой нет места ни Ричарду Найту, ни Антонио Грассо, ни Грифу, ни Ахмаду ибн Мубараку. В сказке, где только она и он. Но это сказка. В реальной жизни есть оружие, месть и смерть. – Нам надо собираться: он поднимет панику, если я не приеду вовремя.

Камилла вздрогнула от быстрой перемены рассказа:

– Ох, все так красиво начиналось.

– Ничего, – Диана открыла шкаф и сняла с вешалки то самое золотистое платье от «Sherri Hill», которое они с Камиллой купили в бутике, – сегодня будет еще интересней.

Подруга вскочила с дивана, восторженно глядя на платье:

– Боже! Ты решила свести его с ума?

– С ума? Стефано Висконти? – Диана улыбнулась, приложив платье к себе и любуясь отражением в зеркале. – А почему бы и нет. Ты поможешь мне с ним?

– С кем? – удивилась Камилла. – С грозой мафии? Нет, нет, разбирайся с ним сама.

Диана одной рукой обняла подругу и притянула к себе:

– С платьем, глупая. С грозой мафии я разберусь сама.

Спустя полчаса Камилла заканчивала делать замысловатую прическу, поднимая волосы подруги в пучок.

– Давай их просто распустим?

– Нет, волосы будут убраны! – отрезала Диана и тут же опустила глаза, понимая, что становится слишком похожей на него.

Камилла выпустила несколько золотистых прядок, обрамляющих красивое личико Дианы, остальные волосы невидимками и шпильками убрала наверх.

– Сзади ты совсем голая. Волосы хоть частично скрыли бы твою спину.

– Голая? Ты шутишь? Никакие волосы не спасут мою спину. На мне даже нижнего белья нет.

Камилла засмеялась, касаясь обнаженных плеч подруги:

– Ты только ему об этом не говори, а то не успеешь насладиться вечером.

Диане было не до смеха, она чувствовала себя обнаженной до такой степени, что даже тяжелая ткань платья, скрывающая самые интимные места, не спасала. Какого черта понадобилось покупать это платье? Она миллион раз пожалела об этом.

– Ками, ты уверена, что оно мне идет?

– Уверена ли я? Спросишь своего черноволосого красавца об этом. Но думаю, он будет в восторге. Упадет сразу, как увидит тебя в нем.

– Оно неприлично открывает все мое тело.

– Оно прилично скрывает твое неприличное тело, дорогая.

Переодеваться уже не было времени, и, махнув рукой на этот маскарад, Диана надела туфли на высоком каблуке и схватила сумочку.

Уже направляясь к машине, девушка осознала, что сильно волнуется от предстоящей встречи. И остановившись возле водительской двери, выдохнула, пытаясь восстановить сердцебиение. Когда они расставались сегодня со Стефано в офисе, он так сильно сжимал ее руку… Он сжимал ее всю дорогу из леса до здания «Morte Nera», пальцами водил по ее ладони… Она знала, о чем он думал, ему было плевать на праздник, его мысли были слишком далеки от реальности. Как и ее. Может, не стоило идти в «Гранд Палас», стоило остаться дома вдвоем? Но его люди не поймут такое решение. Они были с ним, они убивали за него. Он не мог бросить их, не поблагодарив.

– Мы едем, Ди?

Как он согласился на ее предложение пригласить Камиллу, Диане тоже было непонятно. Антонио даже рот открыл от удивления. Слава богу, рядом больше никого не было.

Машина неслась по вечернему городу, и чем ближе они становились к центру, тем сильнее нарастало волнение внутри.

– Где нашли трупы, Ками? – Первое, что пришло в голову Диане, когда она решила нарушить тишину.

– Кажется, на севере, возле «Поло-клуба», помнишь, мы были там…

Диана резко нажала на педаль, тормоза завизжали, и машина остановилась. Черт! Он подкинул трупы Грифу! Он сумасшедший! Что теперь будет? Узнав о смерти сына, Гриф был вне себя от безумия. А теперь двадцать шесть трупов на его территории! Диана еще помнила ту злость, что испытывал Стефано, когда на его территории обнаружили пять трупов. За пять – он поехал на разборки к Грифу. За двадцать шесть – Гриф повесит его прилюдно!

– Диана, – закусив нижнюю губу, прошептала Камилла, – ты чего так взбесилась?

Она готова была сама повесить Стефано за такой ход!

– Мы приехали. – Она открыла дверь машины и вышла на улицу, пытаясь успокоиться. Может, он так торопился на встречу к ней, что даже не удосужился пораскинуть мозгами?

Камилла вышла, захлопнула дверь и посмотрела на большое здание перед собой:

– Ого. Я тут никогда не была.

– Все когда-нибудь случается в первый раз.

Они вошли в зеркальный лифт и нажали кнопку нужного этажа. Волнение, гнев, радость – Диана успела испытать всю гамму эмоций, пока лифт медленно поднимался.

– Не люблю лифты.

– А я люблю. – Диана посмотрела на свое отражение в зеркале, прогоняя гнев. Сейчас ему не место в ее душе.

– Ты волнуешься? – Камилла еще раз оценивающе посмотрела на подругу.

– А ты как думаешь? Я почти голая.

– Ты шикарная.

Диане хотелось остаться в лифте до конца праздника, чтобы никто не увидел ее. Может, стоит спрятаться за стойкой бара? Но двери открылись, и первой, кого она увидела, была чета Найтов, восторженно смотрящая на нее. Диана натянула улыбку и вышла из лифта.

– Леди, вы отлично выглядите! – Ричард протянул ей руки, и Диана кинулась в его объятия, пытаясь найти в его руках успокоение.

– Я вас поздравляю, Ричард. Вы хитрец, ничего не сказали мне про выборы.

– Что мои выборы по сравнению с твоими успехами, – шепнул он ей на ухо, – я поздравляю тебя, Диана.

Она отстранилась от него и обняла Ноэль:

– Спасибо, Ноэль, вы так много сделали для меня, я вам безумно благодарна.

Фиалковые глаза и чарующая улыбка делали эту женщину восхитительной.

– Я рада, что мои услуги пришлись тебе по душе. И не благодари меня, я сделала это от всего сердца, но мне бы хотелось, чтобы в следующий раз это было свадебное платье.

Диана засмеялась, касаясь ее руки. О каком платье она только что сказала?..

– Ой, – запнулась Диана, смотря на Камиллу, – я не познакомила вас с моей лучшей подругой, Камиллой Росс. Ками, это Ричард Найт с супругой – очаровательной Ноэль Найт. Ричард без пяти минут мэр этого города.

– Без двух часов, – поправил он ее и улыбнулся, – до конца дня еще два часа.

Диана кивнула. Сейчас ее мало интересовали выборы, большее волнение вызывали двадцать шесть трупов под окном Грифа.

– Диана, – прокашлялся Ричард, подмигивая ей, – он тут сейчас половину зала разнесет в ожидании.

Она прекрасно понимала, о ком речь. Есть только один такой нетерпеливый человек на этой планете.

– Д-да, – нервно сглотнула она, чувствуя себя еще более обнаженной, чем раньше. – Мне кажется, надо поговорить с вами наедине.

– Диана, девочка, – Ноэль очаровательно улыбнулась ей, – ты выглядишь сногсшибательно. Хочешь, чтобы мой муж получил в глаз от человека с итальянским темпераментом?

– Это правда важно.

Найт кивнул ей, взял ее руку и положил ее себе на локоть:

– Дорогая, мы скоро. Мне кажется, у вас с Камиллой много общего.

Он отвел Диану в сторону и подмигнул ей:

– Что волнует мою девочку?

– Ее волнуют двадцать шесть трупов. Куда он их дел?

Найт задумался и коснулся рукой подбородка.

– Ричард, – усмехнулась она, – уберите руки от лица и смотрите мне в глаза.

– Черт возьми, – улыбнулся он, – иногда мне кажется, что я разговариваю со Стефано. Что ты спросила?

– Куда делись жертвы сегодняшней перестрелки?

Найт сложил руки за спину:

– А ты куда бы их дела?

– Сожгла.

– Ой, фу, – он сморщился, – какая жестокость.

Он еще раз мило улыбнулся ей, но больше не произнес ни слова.

– Ричард! – воскликнула Диана. – Говорите мне, куда он дел трупы!

– Зачем тебе столько?

– Хочу попрощаться лично с каждым.

– Ой. – Он закрыл лицо руками, и Диана поняла, что ему приказано молчать. Видимо, всем приказано было молчать… кроме Камиллы. Она в планы Стефано Висконти не входила.

– Ладно, – девушка отступила на шаг, – я все равно узнаю правду.

Она поклонилась ему и хитро улыбнулась:

– Еще раз с праздником вас, мистер «без двух часов» мэр.

– Диана, не обижайся. Кстати, это праздник в честь тебя, и, мне кажется, тебя заждались.

Она усмехнулась, и направилась по длинному коридору в сторону темноты и музыки, в надежде отыскать Камиллу, которую оставила с Ноэль. Но ее нигде не было, видимо, у них действительно оказалось много общего.

Возле большого панорамного окна с видом на город, она увидела Томаса и Мэта, которые что-то усердно обсуждали, размахивая руками. Она даже знала, что именно. Решив не подходить к ним, Диана пошла вперед, к человеку, сидевшему за барной стойкой спиной к ней. Сердце пропустило удар, ей снова не хватало воздуха. Боясь сделать еще хоть шаг, она встретилась с его взглядом в зеркале за стойкой. Стефано медленно обернулся. Кто сказал, что он в бешенстве? Кто сказал, что он устал ждать? Он был спокоен, как никогда. Но как только его взгляд коснулся ее тела, в глазах тут же вспыхнул огонь. Кажется, он мысленно сорвал с нее это чертово платье.

Диана подошла, не поднимая на него глаз, уже забыв, что еще пару минут назад готова была задушить Найта за молчание. Куда делась злость и раздражение? Лишь огонь медленно разливался по ее телу.

– У меня нет слов, – прошептал Стефано. – Одно только желание.

– Какое? – прошептала она, все еще боясь посмотреть на него. – Хотя нет, ничего не говори. Я скажу: тебя ошарашило мое платье? Под ним нет нижнего белья.

Если бы она скрыла этот факт, то она была бы не Дианой Оливер.

– Действительно? – Он расслабил галстук. – Сейчас оно не в моде?

– В моде, но если ты увидишь вырез на платье сзади, то поймешь все сам. Ни одно нижнее белье не подойдет к такому вырезу.

Стефано вдохнул больше воздуха и прикрыл глаза:

– Вчера на тебе была моя футболка, на ней был нормальный вырез, но ты тоже была без белья. Мне кажется, это становится традицией.

Диана тут же посмотрела на него, чувствуя, как к щекам подступает румянец. Он прав.

– Я не понимаю, что мы тут делаем? – не выдержал он. – Идем домой, там тебя ждет сюрприз. Хотя, к черту сюрприз, дойти бы до дома.

Как Камилла и предсказывала. Удивительно, что он не накинулся на нее в ту же секунду.

– Я была дома и не видела сюрприз.

– Он у меня дома. Ты, кажется, живешь у меня.

Было чертовски приятно слышать это. Да, она живет у него.

– Мы не можем уйти, я только пришла.

– Тогда давай быстрее сделаем то, зачем ты сюда пришла, и уйдем. – Он глотнул виски из своего стакана, не отрывая взгляда от нее.

– Но это ты позвал меня сюда, – прошептала Диана, оглядываясь по сторонам, замечая, что на них устремлены все взгляды. – Черт, Томас снимает нас на телефон.

Стефано усмехнулся, оборачиваясь и видя, как тот быстро направил телефон в другую сторону.

– Естественно, снимают. При твоем виде трудно устоять на ногах. Ждут, когда я упаду.

Диана засмеялась, и тут же поняла, что привлекает еще больше внимание. Пришлось замолчать.

– Хочешь, я кое-что скажу, и ты разозлишься. Это будет более правдоподобно.

– Скажи, пожалуйста, мне надо разозлиться на тебя.

Самое время спросить о наболевшем. Возможно, сам зачинщик скажет ей правду.

– Куда ты дел трупы?

Он тут же отвернулся от нее, пытаясь уйти от ответа, но она схватила его за рукав пиджака:

– Гриф получил подарок вместо меня?

– Я уже зол. У тебя получилось.

– Отлично, – кивнула Диана, – люди уже не догадываются о наших отношениях.

Он лукаво улыбнулся, смотря на нее прищуренными глазами. Нет, нет! Только не этот взгляд. Это далеко не злой взгляд.

– Что вы задумали? – почувствовав себя не очень уютно, произнесла девушка, уже зная, что Висконти что-то задумал. Вспомнив тренировки, она назвала его на «вы», даже не осознавая этого.

– Ровно через пятнадцать минут жду тебя вон за теми дверями, – Стефано указал ей на дальнюю дверь в конце зала, – приходи одна и не опаздывай.

Диана настороженно кивнула. Мысль о том, что она окажется с ним наедине, заставила ее вздрогнуть. Подняв глаза, она встретилась с удивленными синими глазами.

– Диана, ты меня боишься?

Эти слова были произнесены с теплотой в голосе. Нет, она не боялась его. Но, черт, она боялась своей реакции на него.

– Нет, я не боюсь. – Ее голос дрогнул.

– Хорошо, а то я уже начал переживать.

Стефано оставил ее одну и направился к Найту, которого окружало большое количество людей.

Почувствовав на себе чью-то руку, Диана обернулась и увидела Камиллу.

– Красив, как бог, опасен, как дьявол. – Она покачала головой. – Ты влипла, подружка. Но я заметила еще кое-что.

– Что?

Камилла улыбнулась:

– Он очарован тобой.

– Нет, – Диана махнула рукой, – тебе показалось. При всех мы не переступаем границы дозволенного.

Границы, видимо, закончатся за той дверью через пятнадцать минут. Вспомнив, как он целовал ее тело, когда надевал провода с наушником и микрофоном, Диана почувствовала резкую духоту.

– На твоем плече красуется странная тату с крестом, Ди, что она символизирует?

Только теперь понимание пришло к ней. Диана закрыла глаза, вспомнив слова Майкла и Марты:

– То, что я много значу для него. Он сделал меня своей.

Еще задолго до того, как она подарила ему себя.

Глава 44

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана улыбнулась официанту и взяла с подноса фужер с шампанским. Немного алкоголя ей сейчас не повредит, лишь расслабит и снимет напряжение. Временами посматривая на ту самую дальнюю дверь, она делала маленькие глотки.

– Диана! – к ней подбежал Майкл. Он внезапно подхватил ее на руки и закружил вокруг себя. Она засмеялась, обхватила его за шею, проливая шампанское. – Стоит разбить все бутылки в этом чертовом месте!

И она вдребезги разбила фужер.

– Я очень рада видеть тебя.

Он опустил ее, наклонился и поцеловал ее руку:

– Диана, ты великолепна. И сегодня ты была лучшая!

Она улыбнулась, не ожидав услышать такой комплимент, но, вспомнив про Камиллу, которая стояла рядом, решила перевести тему разговора:

– Майкл, это моя подруга Камилла Росс. Камилла, это Майкл Купер, он… – Диана осеклась, не зная, что придумать. Но, увидев ее замешательство, парень пришел на помощь:

– Мы с Дианой вместе работаем. – Майкл поцеловал руку Камиллы, и Диана заметила румянец на щеках девушки. Это ей несвойственно. – Просто твоя подруга сделала кое-что сегодня для всей нашей фирмы, и в честь ее мы устроили праздник.

Камилла удивленно посмотрела на подругу, а потом нахмурилась:

– Ты не говорила мне об этом.

– Ты меня не спрашивала. – Диана улыбнулась, увидев, что к ней направляются Томас и Мэт. Надо же, пока она была пять минут с их боссом, их никто не трогал. Но широкую улыбку Мэта и протянутые руки Томаса она не могла не принять, обняв их обоих сразу.

– Ты солнце в этой черной дыре, – произнес Мэт, – на тебя смотришь и радуешься. Оставайся такой же. Я рад, что все закончилось хорошо.

– Леди Ди, – Томас решил не отставать от молодого напарника, – сегодня вы сделали невозможное. Мы работали одной командой, но ваш шаг стал решающим для всех нас.

Она снова обняла их, смотря прямо, видя, как ее синеглазый предводитель «Morte Nera» показал на часы. Черт! Прошло уже пятнадцать минут. Надо незаметно уйти. Но оставить всех было бы некрасиво.

– Майкл, – она решила обратиться за помощью к нему, – мне надо отлучиться на пару минут, вы с Камиллой отлично найдете общий язык в компьютерах и проводах. Томас, Мэт, – теперь она посмотрела на них, – мне очень приятно слышать ваши слова. Для меня работать с вами одно удовольствие.

Она улыбнулась на прощание, но тут же наткнулась на Ноэль. Вот черт! Она уже опаздывает, и Стефано не видно. Зал опустел. Она сжала пальцы в кулаки, ощущая нервозность.

– Отпустите девочку, я побуду с Камиллой, про компьютер ей вряд ли интересно слушать.

О, Ноэль! Это спасение! Диана будет должна ей. Улыбнувшись и увидев в ее глазах понимание, девушка направилась к той самой двери, которая вызывала в ней смесь странных чувств. Но чья-то рука перегородила ей путь:

– Опаздываешь. Ты решила обниматься со всеми из «Morte Nera»?

Сердце ушло в пятки. При звуке приятного баритона возле уха дыхание участилось. Диана медленно выдохнула, давая понять, что волнуется.

– Уже иду, – шепнула она, посмотрев в синие глаза. – Вам так невтерпеж?

– Одевшись так, ты еще спрашиваешь? Мы, кстати, одни, а ты продолжаешь называть меня на «вы».

Диана обернулась и поняла, что, кроме Ноэль и Камиллы, никого не было видно. Куда делись остальные?

– Ты всех убил?

– Они слишком много тебя обнимали. Мне это надоело.

Кажется, он ревнует. И ей это чертовски нравится. Она – его  Диана, и как жаль, что приходится это скрывать. Стефано коснулся рукой ее волос, которые так старательно укладывала Камилла:

– Я видел вырез на твоем платье. – Он вынул шпильки, и волосы заструились по плечам, нежно касаясь ее спины. – Ты – моя, Диана, и я не хочу, чтобы тебя трогали чужие руки.

Ей хотелось слушать его голос вечно! То, с каким теплом и ноткой ревности это было сказано… Она коснулась его руки, смотря в его глаза, и поняла, что хочет быть настолько ему близкой, насколько это возможно. Он что-то говорил про дом? Что они еще здесь делают?

Стефано привлек ее к белой мраморной колонне и дыханием обжег кожу на шее, нежно целуя и вызывая пожар внутри.

– Домой? – прошептала она, но услышала в ответ лишь стон, сорвавшийся с его губ.

– Нет, – через пару секунд произнес Стефано и улыбнулся. – Зайдем в тот кабинет.

Да что же там могло быть так важно? Важнее их двоих!

Висконти отошел от нее и протянул ей руку. Диана шагнула к нему, взявшись за нее, чувствуя тепло его ладони. Он потянул ее за собой, минуя пустой зал, лишь Ноэль и Камилла стали свидетелями, провожая их взглядом.

Открыв большую дверь, он предложил Диане войти, и она, переступив порог, отчетливо услышала, как закрылась за ними дверь.

– Боже, – прошептала девушка, смотря на собравшихся за большим столом людей. Здесь были все, даже Томас и Мэт, которые еще несколько минут назад обнимали ее в зале. Когда он успел собрать всех в одном месте? И что все это значит? Но она поняла причину, лишь когда все встали при виде ее и поприветствовали аплодисментами.

Кажется, они что-то говорили про праздник в честь ее?

– Диана, – Антонио рукой попросил всех помолчать, – иди сюда, девочка.

Она обернулась, заглянула в синие глаза Стефано, и он отпустил ее, кивая и давая понять, что он рядом. Рядом, но не во главе стола. Это слегка насторожило ее.

Пройдя к пустому месту рядом с Антонио, она села напротив Найта, который подмигнул ей, чем вызвал ее улыбку.

– Диана, у высших членов «Morte Nera» принято праздновать свое первое дело. Сегодня мы все хорошо потрудились, рискуя своими жизнями, но, слава богу, все обошлось без жертв и потерь. Все это благодаря тебе и твоему первому меткому выстрелу. Убив Ахмада, ты посеяла панику у его людей, тем самым наши люди нанесли удар, выиграв это дело. Ты спасла жизни пятнадцати человек и своего босса, который сейчас здесь, с нами. – Он посмотрел на Стефано, стоящего в тени. – Мне выпала честь, как его первому помощнику, поздравить тебя с твоим новым перевоплощением в высшее звено «Morte Nera». – Он коснулся взглядом ее креста на плече. Сегодня многие увидели его впервые, Диана заметила еще в зале взгляды людей на ее обнаженное плечо с большим кельтским крестом. – Сегодня ты доказала, что стоишь рядом с Висконти, и вам нет равных в меткости. Вам будет легко работать вместе, потому что все свои секреты он передал тебе. Ни один член «Morte Nera» не имеет такой подготовки, как ты, Диана. Уж поверь мне, я повидал много людей, но выдержать натиск Висконти не смог практически никто. Когда я впервые увидел тебя, то думал, что он слегка свихнулся, – Антонио, улыбаясь, посмотрел на него, – но он никогда не ошибается в людях. И в этот раз тоже.

Антонио встал, взяв деревянную шкатулку в руки:

– В честь твоего первого меткого выстрела и официального посвящения в высшие чины «Morte Nera», прими этот символ, Диана, – он открыл коробку, и девушка поднялась, увидев пистолет с золотой рукояткой, лежащий внутри, – именной «Beretta-92», символ «Morte Nera», твой личный. Поскольку девушка ты первая, мы все-таки не стали менять традицию и подарок. Пистолет так пистолет.

– Боже, – прошептала Диана, пораженная словами и подарком. – «Beretta» спасла мне жизнь, это правда очень важный подарок для меня… – Она вспомнила Николаса Гриффина, и то, о чем думала в момент, когда вытаскивала пистолет из-под водительского сиденья. – Спасибо.

Антонио вручил ей коробку, и Диана автоматически посмотрела в сторону Стефано: было так странно, что он хранил молчание. На него это было даже не похоже.

– Я хочу сказать спасибо всем вам. – Она тут же перевела взгляд на остальных, встречаясь с улыбками Майкла и Томаса, Мэта и Найта, Дилана и доктора Харта, которого, слава богу, еще не заметила Камилла. – Вы все – одна семья. Мы – одна семья. И мне приятно осознавать, что вы приняли меня в свои ряды и считаете одной из вас. Работать в «Morte Nera» – большая честь для меня, потому что есть вы, люди, которые поддерживают меня в самые тяжелые моменты моей новой жизни. Я с вами. Я за вас. И я ради вас.

Она услышала, как засвистел Мэт, как его поддержал Майкл, вызвав улыбку на ее лице. Она права. Они стали ее семьей. Все до одного. Такие близкие и родные. Каждый со своим характером: от умного хмурого Дилана, до веселого Майкла, от заботливого Томаса до делового Антонио, от храброго Мэта до… Она снова посмотрела на Стефано. До бесстрашного, постоянно рискующего собой, яркого, талантливого, такого любимого главы «Morte Nera».

Антонио встал, уступая ему место во главе стола, и Стефано, проходя мимо Дианы, коснулся ее обнаженной спины, сел рядом, теперь смотря ей в глаза.

– Я попросил Антонио поздравить тебя не просто так, – произнес он, – потому что я не могу этого делать.

Диана выдохнула, сжимая в руках деревянную шкатулку. Она не очень понимала его сейчас, пытаясь анализировать его взгляд, не отрываясь следя за ним.

– Когда ты пришла ко мне в первый раз, я сразу понял, что ты та, кто мне нужен в работе. И Антонио прав. Я не ошибся. Но, – он помолчал несколько секунд, пытаясь собраться с мыслями, – мне было больно сегодня осознавать, что твоя жизнь под угрозой, а виноват в этом я. Я хочу, чтобы это было твое первое и последнее дело.

Вот и все! Он дал ей новую жизнь, а сейчас забирает ее?! Диана не верила своим ушам. Но посмотрев на остальных, увидела лишь понимание в их лицах.

– Что это значит? Вы увольняете меня?!

Возмущение и гнев прошли сквозь нее. Слишком много причин для гнева сегодня.

– Нет, конечно, ты же член «Morte Nera». Я дам тебе новую работу.

– Вы издеваетесь? Кем? Кроме как убивать и лечить, я ничего не умею.

– Придумаю что-нибудь. – Он обвел всех взглядом. – Кто за, прошу поднять руку, и давайте дадим Диане шанс жить долго.

Она открыла рот от возмущения, нахмурив брови и наблюдая, как все подняли руки. Лишь только Мэт колебался с ответом, но его голос уже ничего не значил.

– Черт! – Диана посмотрела в глаза Стефано. – Вы полгода издевались надо мной!

– Это пошло тебе на пользу.

– Вы топили меня!

– Пригодится в жизни.

– Я убила человека… Двоих. И одну собаку! По вашему приказу!

– В случае чего ты сможешь за себя постоять.

Ее возмущению не было предела! Его слова вызывали только больше гнева. Диана уже не видела никого, кто сидел за столом.

– Я воздух, которым вы дышите.

– Я уже задохнулся.

Стефано обвел всех взглядом, понимая, что его прекрасно все слышали:

– Что вы сидите? Идите уже. Оставьте нас вдвоем.

Найт вздохнул, поднимаясь со своего места с легкой ухмылкой на губах:

– Жаль. Было интересно.

– Здесь не цирк.

Все стали расходиться, и Диана вслед выкрикнула свое последнее слово:

– Предатели! А вы, – она посмотрела на Стефано, – настоящий Дьявол.

Он молча кивнул, соглашаясь с ней.

Антонио покинул кабинет первым и теперь наблюдал, как последний вышедший закрыл за собой дверь.

– Ты думаешь, это правильное решение? – Доктор Харт подошел к нему, взяв бокал шампанского у официанта, который подоспел, увидев сразу большое количество людей.

– Я уже ничего не думаю. Неправильно было вообще ее брать. Я говорил ему об этом в самом начале.

– Ну, зачем ты так жестоко. Она талантлива и бесстрашна, сегодня грудью стояла за своего босса.

– Н-да? – Он посмотрел на Харта. – Она становится его слабым местом. У Висконти их не может быть. Сегодня Гриф уже приходил и угрожал ей. И знаешь, что сделал твой босс? Отправил Грифу двадцать шесть тел. И знаешь зачем? Чтобы переключить месть Грифа на себя. Это тебе о чем-то говорит?

Харт кивнул. Это говорило о многом.

– Люди уже знают?

– Знают. А те, кто не знает, догадываются. А выйдя из этого кабинета, можно вообще понять все, не зная ничего.


Майкл улыбаясь подошел к Камилле, которая все еще стояла с Ноэль.

– А где Диана? – спросила она, высматривая подругу.

– Чуть позже придет. – Он предложил ей руку, и она, улыбаясь, приняла ее. – Выпьешь чего-нибудь?

Они прошли возле Ричарда Найта, улыбаясь друг другу, что привлекло его внимание.

– Дорогой, все в порядке? – Ноэль поправила ему галстук, но он снова ослабил его.

– Становится слишком жарко. Еще чуть-чуть, и будет взрыв.

– Все так плохо?

– Хуже не придумать. Скажи, видно, что я тебя сильно люблю?

Она удивленно на него посмотрела, сверкнув взглядом, и легкая улыбка коснулась ее губ:

– Да, милый, мне видно.

– Ты такая проницательная, Ноэль. – Он одной рукой обнял ее. – Видно, что Стефано


убрать рекламу






Висконти любит Диану?

Ноэль вздохнула, закатив глаза:

– Видно.

– Может, ты ошибаешься?

– Нет, милый, я не ошибаюсь. Что случилось за этими дверями?

Найт осмотрелся, чтобы удостовериться, что их не слушают:

– Он дал ей отступной. Готовил ее полгода и отказался от ее услуг.

– О, – Ноэль нахмурилась, понимая, почему Диана так задерживается, – тогда это не просто видно, а очень видно. И я его понимаю. Он сделал большой шаг…

– Назад, – перебил ее Найт, – он сделал шаг назад, убирая ее в сторону. Я чувствую в этой девочке стержень. Ноэль. – Он посмотрел на жену. – Я общался с ней не раз и каждый раз был восхищен. Она могла бы далеко пойти. У нее есть хватка. Я могу взять ее под свое попечительство. Она, – он перешел на шепот, – может видеть ложь. Как он.

– Ричард! – возмутилась Ноэль. – Если ты сделаешь это, то наживешь врага в лице всего «Morte Nera», а в частности Стефано Висконти. Он никогда не отдаст тебе ее.

– Ни себе ни людям, – пробурчал недовольно Найт и отвернулся.


Диана опустила голову на руки, лежащие на столе. Было тихо, и только дуновение ветерка из открытого окна касалось ее волос. Сейчас ей хотелось зарыться в своей постели. И оставаться в ней как можно дольше, чтобы подумать над последними месяцами ее жизни. Судьба играет с ней, испытывая на прочность. Сначала был страх, она поборола его, обрела новую семью, новых друзей, новый смысл жизни. Сейчас судьба отнимала все это, оставляя только любовь.

Стефано молча коснулся ее щеки, вытирая большим пальцем слезу, которую она даже не заметила, и привлек Диану к себе, крепко сжимая в объятиях. Она понимала его. Она понимала, что вчерашняя ночь слишком многое изменила в их жизни. Он боялся за нее. Он просто боялся! Разве Стефано Висконти чего-то боится? Она тысячи раз спрашивала его об этом. И не получила ответа. Только сейчас она поняла, что он боится того же, чего и она, – просто потерять. Сейчас так хотелось кричать, плакать, не отпускать его, держать крепче. Он не сможет обойтись без ее таланта, его убьют, а эту потерю она пережить не сможет.

– Сделай это для меня, – прошептал он, – ты хотела свободы, я даю ее тебе. Будь просто со мной, рядом. Будь только моей Дианой, а не бесстрашной девушкой, рискующей своей жизнью ради меня.

Его слова больно ранили в самое сердце. Он просил слишком много. Как она могла остаться в стороне и просто наблюдать за действиями его врагов? Завтра же Гриф оккупирует «Morte Nera», а может, сразу подорвет все к чертям. Она должна быть рядом. Да, но так, чтобы в случае опасности, она могла прийти на помощь. Ни один охранник не сравнится с той меткостью, которой обладает она. Никто не научен тому, чему Стефано учил ее сам.

– Ты требуешь так много, что я имею права потребовать кое-что тоже.

– Я дам тебе все, о чем ты попросишь.

– Я могла бы попросить, чтобы ты оставил «Morte Nera». Навсегда. Но это твоя жизнь, и лишаясь своей, я представляю, как тяжело тебе терять все, что ты сам создал. Я не прошу тебя об этом. Но, – она коснулась рукой его лица, пальцами проведя по его губам, – пообещай, что в случае серьезной опасности, если твоя жизнь будет под угрозой, ты позовешь меня помочь тебе. Пообещай мне! Стефано Висконти держит свое слово. Я даже сделаю вид, что поверю в это.

Он улыбнулся, обдумывая ее предложение:

– Может быть, какое-нибудь маленькое дельце? Где нет риска для жизни. Где нет перестрелки, массовки людей. Где один тихий выстрел…

– Один труп, – закончила она за него, вспомнив его слова в тот день, когда пришла к нему в офис первый раз.

– Я буду иметь в виду, если это утешит тебя.

В тот первый день он давил на нее, устрашал, сейчас он уже думает по-другому. Что будет завтра? Что ожидает их через год?..

Глава 45

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана вышла в зал и сразу пошла к Камилле, но Майкл остановил ее и прошептал на ухо:

– Скажи, кто победил? Ты или он? Я поставил на тебя сто долларов.

Она улыбнулась, смотря на него. Они никогда не изменятся! И именно за оптимизм и поддержку она любила каждого в «Morte Nera».

– Ничья.

– Как ничья? – удивился он. – Жаль, я был в тебе уверен.

– Тогда почему ты поддержал его решение?

– Если бы я голосовал против, он убил бы меня. – Майкл наигранно вздохнул и подмигнул ей.

– Предатель. – Улыбаясь, Диана легонько толкнула его в плечо и направилась к подруге, которая, наверное, уже пожалела о том, что пришла.

Она прошла мимо Ричарда Найта и Ноэль, которые не могли промолчать после сегодняшнего «представления»:

– Как ты? – с деланым равнодушием произнес Найт. – Будешь теперь заниматься бумажной работой?

– Вы в это верите? – Диана огляделась и наконец увидела Камиллу, которая разговаривала с доктором Хартом. О боги! Камилла увидела его! – Простите, мне надо идти.

Теперь надо было объяснить подруге присутствие доктора Харта на этом мероприятии… Но Камилла была так потрясена, увидев его, что закричала первая:

– Диана, представляешь, я встретила доктора Харта! Его тоже пригласили на праздник. Ты помнишь его?

– Ах, ну конечно. – Диана протянула ему руку, делая вид, что видит его сегодня впервые. – Доктор Харт, как поживаете?

Брови Джексона взметнулись вверх:

– Диана Оливер, не верю своим глазам. Вот так встреча.

Стефано следил за ней, стоя у окна и держа в руке бокал с виски. Единственным его желанием было отправить всех в ад и остаться с ней наедине. Но можно сделать и проще, просто схватить ее за руку и увести отсюда.

– Предлагаю своих людей для твоей охраны, Висконти. – Голос Найта заставил тут же вернуться на землю. – Думаю, Гриф очень зол. Уже завтра он будет в «Morte Nera» трясти пушкой возле твоего носа.

– Я не откажусь от твоей помощи на этот раз. – Стефано глотнул виски, встречаясь взглядом с Найтом. – Сколько людей ты мне дашь?

– Сколько тебе надо?

– Двадцать человек.

– За каждого убитого – полмиллиона.

Стефано улыбнулся ему:

– Деньги с Грифа возьмешь?

– Смейся, смейся. – Ричард ткнул пальцем ему в грудь. – Завтра будет не смешно. А людей сейчас найти очень сложно. Это только ты раскидываешься ими.

Это был укор по поводу Дианы, и Стефано позлил этот факт.

– Иди к черту, Найт.

Висконти отошел от него, направляясь к Томасу, но услышал, как Найт крикнул вслед:

– Двадцать человек завтра у тебя.

Уже сегодня можно было начинать строить баррикады, надевать бронежилеты и брать в руки оружие. Гриф был тем человеком, от которого не знаешь, что ожидать.

– Томас, – шепнул Стефано, и тот подошел ближе, – пусть люди не пьют сегодня. Завтра мы ждем гостей и должны быть готовы.

– Да, босс, – кивнул Томас, подзывая рукой Мэта.

– Усиль охрану в «Morte Nera» минимум втрое. Найт дает своих людей, завтра они будут у нас. Приготовь винтовки, половину отнеси на чердак и проверь сигнализацию.

– Будет сделано, босс. Что с леди Дианой? Мне взять на себя ее охрану?

Стефано задумчиво посмотрел на него:

– Нет, я сам этим займусь.

– Может быть, приставить охрану к ее дому? – Томас так привык быть рядом с ней, что сейчас ощущал свою полную бесполезность. – На этой неделе я часто проезжал мимо ее дома, но свет всегда выключен. Я волнуюсь.

– Может, она любит темноту?

Томас отрицательно покачал головой:

– Синьор, леди Диана любит солнце.

Почувствовав на себе гневный взгляд босса, Томас замолчал.

– Забери у нее ключи от машины и пригони к моему дому.

Томас молча кивнул и направился к девушке, но Мэт перехватил его раньше, чем он успел до нее дойти:

– Что случилось?

– Уходим отсюда. Забери всех наших и ждите меня внизу.

– Понял.

Доктор Харт так интересно рассказывал о каком-то случае из своей врачебной практики, что сердце Дианы сжалось, – она вспомнила, какой была еще полгода назад. Каждый день, каждый случай, каждый пациент для нее были не похожими друг на друга. Она спасала людей, иногда рискуя своей жизнью. Девушка поймала себя на мысли, встретившись взглядом со своим королем, что сейчас она тоже спасает и тоже рискует. Риск и спасение – это ее жизнь. И пусть спасает она лишь одного человека, но для нее он стоил миллиона других людей.

Она не могла отвести глаз от Стефано, поняв, что он что-то скрывает: Висконти разговаривал сначала с Найтом, потом с Томасом… В его глазах читалась тревога. И кажется, Диана начала понимать ее, анализируя сложившуюся ситуацию. Он всегда учил ее логически думать, думать и думать. Она научилась, он сам виноват. Он подкинул Грифу двадцать шесть трупов не просто так. Стефано Висконти ничего не делает просто так.

– Леди Ди, – шепнул ей Томас, – босс просил забрать у вас ключи от машины. Я пригоню ее к его дому.

– Да? – Хотя это и не было чем-то неожиданным, все же она сделала удивленный вид, чтобы получить нужную информацию. – Как же я буду без машины, Томас? На чем я завтра приеду в «Morte Nera»? Ведь завтра такой важный день.

Она мотнула головой, смотря прямо Томасу в глаза, а он перевел взгляд и произнес:

– Завтра воскресенье, леди Ди, завтра никто работать не будет.

– Ах, точно, ты прав. – Она достала из сумочки ключи и вложила ему в руку, понимая, что он солгал ей. Чего боится синеглазый Дьявол? Что Гриф разнесет здание в пух и прах? – Я вижу, вы уходите? И забираете с собой Мэта?

Томас скромно улыбнулся, пожимая плечами:

– Такие мероприятия для руководства, а не для нас. Мы вас поздравили, нам пора. Слишком много дел накопилось.

– Да? – удивилась Диана. – Мне кажется, много дел скопилось у Грифа, а не у вас.

Он молча поклонился ей и пошел к выходу. Диана проводила его взглядом, раздумывая над его словами. Он сказал ей достаточно, сам того не понимая. Они что-то затевают завтра, и это «что-то» ее пугало.

– Диана, – Камилла положила свою руку ей на плечо, – расскажи мне о Майкле.

Почему эта просьба не удивила ее? Но меньше всего сейчас хотелось, чтобы подруга увлеклась кем-то из «Morte Nera». И хотя Майкл ей очень нравился, но мысли о том, кто он и чем занимается, привели ее в замешательство:

– Майкл очень хороший человек, он единственный из всех, кто принял меня сразу, но, Ками, он…

– Он тоже гроза мафии? Уф, классно.

Диана засмеялась, вновь поймав на себе взгляд синих глаз. Стефано разговаривал с Найтом, временами поглядывая на нее. Никто не замечал, что он, не подходя к ней, касался ее взглядом.

– Нет, он не гроза мафии, но тоже недалек от этого. Мне бы хотелось, чтобы ты не думала о нем.

Только Диана закончила говорить, Майкл, будто почувствовав, что речь о нем, подошел к Камилле и пригласил ее на танец. Диана была так погружена в размышления, что не заметила музыку и танцующие пары, людей, которых видела впервые. Вся охрана «Morte Nera» ушла, но зал наполнился другими людьми. Людьми Найта. Наступало его время. Он пригласил Ноэль на танец. Они прекрасно смотрелись вместе. И даже спустя столько лет супружества они казались молодоженами.

Диана слегка улыбнулась, переведя взгляд на Майкла и Камиллу. Да, черт возьми, они тоже прекрасная пара. И кто она такая, чтобы лишать подругу счастья?

Все еще любуясь танцующими, Диана ощутила прикосновение к своей ладони, и чьи-то пальцы переплелись с ее. Ей даже не надо было поворачиваться, чтобы узнать, кому принадлежит эта теплая рука. Крепко сжав ее, она услышала шепот возле уха:

– Вы танцуете?

Кажется, он спросил, а не приказал, как делал это обычно. Но он не стал ждать ответа, резко развернув ее к себе. Теперь это точно был он. Взгляд синих глаз вновь коснулся ее, но теперь его руки тоже касались ее на открытом вырезе сзади, вызывая уже знакомый пожар внутри. Машинально положив руку ему на плечо, она осознала, что хочет коснуться его волос и почувствовать его дыхание возле уха.

– Mi fai impazzire…

Да, именно эти слова он произносил уже в третий раз, доводя своим итальянским до безумного трепета. Именно эти слова он сказал вчера, их же она слышала после тренировки на выжженном поле.

– Ты обещал, – прошептала она, чувствуя его близость.

– Ты сводишь меня с ума…

Диана слегка отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза. Возможно, слух подводит ее… Но он лишь кивнул, слегка улыбаясь, давая понять, что она не ослышалась. Он сказал, что она сводит его с ума, лежа рядом на зеленом холме. Черт, в тот момент она могла бы понять это по его интонации, но она не поняла, сославшись на незнания языка.

Как долго он сходил с ума?.. Она вспомнила все: как он прижимал ее к себе, обучая стрельбе, а потом нервничал, злился и отходил от нее; его объятия, когда он прилетел из Сомали; его безумный поступок с кельтским крестом на ее плече; его гнев дома, когда он сказал ей те обидные слова. Тогда он солгал, она не поняла почему. Теперь она точно знала: он пытался защититься от нее и от своих чувств.

– Как долго? – прошептала она, дыханием касаясь его кожи на шее, вдыхая его запах, который сводил с ума ее.

– Долго.

Одно его слово, и сердце бешено застучало в ее груди. Долго – это потеря времени! Долго – это муки и бессонные ночи! Долго – это ее мечта, которая, казалось, никогда не станет реальностью! Ноэль была права: со стороны ей было виднее. Как же Диана не поняла сразу, пытаясь думать только о своих чувствах? Сколько времени они потеряли…

Она закрыла глаза, сильно сжимая его плечо:

– Боль, которую я испытывала при виде недоступного тебя, была намного сильнее. Ты был везде, даже там, где тебя не было. Ты стал моим безумием. И ты молчал?

– Мне было не легче, ведь я дал тебе слово.

– Ты нарушил его.

Он слегка улыбнулся и под музыку плавно развернул ее к себе спиной:

– И был дураком, что не сделал этого раньше.

Своими словами он возбудил все нервные окончания. Его руки все еще держали ее, нежно поглаживая открытые участки ее тела. Казалось безумием оставаться здесь, даже темнота и музыка не скрывали их от посторонних глаз.

– Но я хочу слегка подкорректировать прошлую ночь. – Он обошел ее, все еще касаясь, но уже глядя в глаза.

– Что вам не понравилось?

Она дразнила его, но Стефано дразнил ее больше, пытаясь напомнить о том, что было ночью.

– Я был слишком груб, причинил тебе боль. Давай повторим, только медленно и нежно. Я говорил тебе про сюрприз, он ждет дома.

Она не помнила ни его грубости, ни своих слез, в памяти всплывал лишь успокаивающий шепот, его губы, нежно касающиеся ее тела, его руки, ласкающие ее кожу. Что же он хочет сейчас?

– Я согласна, – прошептала Диана, слегка улыбнувшись, ощущая, как сердце сжимается в груди.

– Тогда уходим отсюда, пока я не накинулся на тебя прямо здесь, перед всеми. Сейчас медленно разойдемся и встретимся возле лифта через три минуты.

Она кивнула, делая шаг назад, все еще смотря ему в глаза и слушая стук сердца, заглушающего всю музыку. Еще один шаг назад, который приближал ее к завершению сегодняшнего дня. Шаг – и начало новой жизни. Шаг – теперь в его объятия.

Достав из сумочки мобильный телефон, Диана написала Камилле сообщение, чтобы та не искала ее и ехала домой одна. Отправив его, она прижала телефон к груди, в которой все так же сильно стучало сердце в предвкушении сегодняшней ночи. Теперь каждая ночь будет не такая, как раньше. Теперь вся ее жизнь наполнилась смыслом.

Подойдя к лифту, она увидела Стефано, который уже ждал ее. Такой красивый и такой опасный, но он выбрал ее.

Двери лифта распахнулись, и Диана, оказавшись внутри, подошла к зеркалу, в отражении увидев, как Стефано обернулся и посмотрел на празднующих людей. Потом зашел за ней следом, встречаясь с ней взглядом. Двери закрылись, и, оставшись с ним наедине, Диана коснулась зеркала рукой, почувствовав его дыхание, будоражащее ее тело. Его рука скользнула к вырезу на ее груди, отодвигая ткань платья, другой рукой он нажал кнопку аварийной остановки, и лифт резко остановился, погас свет. Что он делает?.. Диана на мгновение запаниковала, но тут же расслабилась, почувствовав жгучее прикосновение его губ к своей шее сзади и нежность его рук, исследующих ее тело. Все внутри снова запылало, и это пламя надо было срочно потушить. Но он не останавливался, распаляя ее все сильнее…

– Стефано… – прошептала она уже почти в бессознательном состоянии, чувствуя, как его руки скользнули вниз…

Вздрогнув, почувствовав его пальцы, она закрыла глаза и прислонилась к зеркалу, хватая ртом воздух, задыхаясь от этих ласк. Нет, они не дойдут до дома. Она нуждалась в нем здесь и сейчас.

Диана резко повернулась к нему, схватилась за края пиджака и стянула его с плеч. Затем рубашка, но эти пуговицы… Почему их так много? Она хотела чувствовать его тело, а ощущала лишь руки, которые задирали подол ее платья, его губы, что впивались в ее, и стон…

Яркий свет включился так же внезапно, как и пропал, и лифт вновь заработал.

– Черт, – выругался Стефано, оторвавшись от ее губ, – но это и к лучшему. Я опять поспешил.

Он убрал от нее руки, поднял пиджак с пола и отошел к дверям. Диана трясущимися руками провела по платью, разглаживая его, и часто дышала, пытаясь наполнить воздухом легкие. Двери лифта, наконец, распахнулись, и их встретил рабочий по лифту, желая что-то сказать, но Стефано не дал ему этого сделать.

– Вы хорошо работаете только тогда, когда не надо. – Он вышел с дьявольской ухмылкой на губах и обернулся к Диане, протягивая ей руку.

Ее ноги еще дрожали от слабости, и неуверенной походкой она вышла из лифта, схватившись за его руку. Их пальцы переплелись.

– Ты самая красивая женщина, Диана, которую я когда-либо встречал.

Если он скажет что-то еще, она снова заплачет. Разве может судьба дарить ей столько счастья сразу?

– Вы, Стефано Висконти, президент крупной компании, глава «Morte Nera», богатый аристократ из Милана, вы самый красивый мужчина, боюсь, что на целой планете, вы завидный жених для миллиона женщин, и вы говорите мне сейчас, что не встречали женщину красивее меня? Меня? Дианы Оливер, девочки младше вас на тринадцать лет, из бедной семьи, не имеющей денег и образования под стать вам? Вы ничего не перепутали? Или завтра я проснусь и это окажется лишь сном?

Она нахмурилась, размышляя над правдивостью своих слов, а Стефано улыбнулся, притягивая ее к себе.

– Глупая, – прошептал он ей на ухо. – Во-первых, ты уже далеко не бедная, во-вторых, тринадцать лет, ты считаешь, много? Даже если бы мне было пятьдесят, мое отношение к тебе не изменилось бы. Разве возраст может быть преградой? Нет, тринадцать лет – это совсем немного. В-третьих, ты не девочка, Диана, ты взрослая женщина. Из маленького испуганного ребенка ты превратилась в храбрую женщину. И да, я, Стефано Висконти, из миллиона женщин выбрал тебя. По-другому и быть не могло.

Значит, это не сон. Значит, это действительность, которая так пугала ее. Но теперь она не боялась ее, она приняла свою судьбу. Может, Бог уснул? Или уехал в отпуск? Но что бы там ни было, это самые яркие слова в ее жизни, потому что их произнес тот, от кого она хотела их слышать.

Глава 46

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана открыла глаза и улыбнулась, смотря на любимого спящего мужчину. Сколько бессонных ночей она провела в мечтах о нем… Сколько раз просыпалась от боли в сердце за него… Сейчас он лежит рядом, его рука обнимает ее за талию, и эти прикосновения вновь вызывают безумное желание любви, которое он подарил ей этой ночью.

Она закрыла глаза, погружаясь в воспоминания о вчерашнем вечере. Переступая порог его квартиры, чувствуя, как крепко он сжал ее ладонь, она была шокирована, увидев сотни зажженных свечей, расставленных на полу.

– Боже, – прошептала Диана, – кто все это сделал?

Она удивленно посмотрела на Стефано, который лишь улыбнулся и подхватил ее на руки:

– Я же обещал тебе сюрприз. Кстати, к свечам прилагаюсь и я.

– Как мило. – Диана обвила его шею руками. – Я не верю, что сам Дьявол сделал все это своими руками.

– Ты права, – он коснулся губами ее уха, – я попросил Марту. Ты ей так понравилась, что она сделала это с большим удовольствием.

О боги! Она забыла про Марту, которая находилась где-то в этой квартире! И скорее всего, в той самой комнате, которую Диана заняла на время ее отсутствия.

– Ее здесь нет. – Он как будто почувствовал напряжение, охватившее ее тело. – Она уехала в загородный дом.

Это было хорошей новостью. Еще один неловкий момент, такой, как утром, Диана не пережила бы. Или Марта не пережила бы. Возможно, поэтому она и уехала.

Сейчас Диана лежала в его постели. И легкий румянец разливался по ее лицу: все, что было, все, что он заставил ее испытать, не подходило ни под какое описание. Теперь было понятно, почему женщины вешались на него. И хотя Диане не с чем было сравнить, она понимала, что никогда и ни с кем не сможет испытать что-то подобное. Стефано вызывал у нее слезы, которые катились по щекам от наслаждения, а не от боли. Слезы радости, блаженства, оргазма, любви. Все это приводило его в недоумение. Но черт, ей хотелось плакать! Может, с ней что-то не так? Но думать об этом сейчас – преступление.

Диана закрыла глаза, пытаясь вновь уснуть, чувствуя, как слегка сжалась его рука на ее талии. Он даже во сне пытался чувствовать ее, не отпускать от себя.

– Доброе утро, – прошептал Стефано, слегка улыбнувшись, – самое доброе утро в моей жизни.

Кажется, он только что признался в том, что она важнее всех.

– И в моей. – Диана нежно коснулась его волос пальцами, а затем поцеловала в губы, не желая отрываться от них больше никогда. Но звонок мобильного телефона заставил ее вздохнуть, а его лукаво улыбнуться.

Стефано молча поднял трубку. За все то время, что она его знала, Диана впервые наблюдала такое «приветствие» абонента. И почему-то оно больно било по нервам. Вспомнив вчерашнее происшествие и груду человеческих тел, она поняла, что звонили как раз по этому вопросу.

– Ты собираешься приезжать в офис, Стеф? Твои люди сейчас с ума сойдут от страха за свои жизни.

– Я скоро буду.

Диана еще вчера поняла, что грозит ему за смерть Ахмада. Внутри что-то сжалось в тугой узел. Как будто почувствовав ее волнение, Стефано дьявольски улыбнулся:

– Почему бы тебе не съездить к матери в Аризону?

Первая секунда – непонимание. Вторая – осознание. Третья – понимание, что он не шутит! А улыбка… Так он пытается скрыть страх. Страх за нее.

Схватив Стефано за руку, Диана привстала на постели и прошептала ему на ухо:

– Чего это ты вспомнил мою мать?

– Мне казалось, сейчас в Аризоне хорошая погода, – так же тихо ответил он. – Скоро Рождество, его полагается справлять с близкими людьми. Разве тебе не приходило в голову познакомить нас?

Диана тут же отстранилась, не отрывая взгляда от его глаз, пытаясь вникнуть в смысл его слов. Пусть хоть мир рухнет, но она не поверит в его желание знакомиться с ее матерью.

– А если я скажу, что не поеду в Аризону?

Стефано пожал плечами, вставая с постели:

– Может, ты хочешь поехать на Рождество в Париж с Найтами?

– С каких пор ты хочешь избавиться от меня? – Она кинула в него одеяло, и Висконти, поймав его, снова улыбнулся.

Кажется, собственная нагота абсолютно его не смущала. И кажется, она уже почти не смущала девушку.

– Почему избавиться? Ведь я буду с тобой.

Диана вздохнула, опуская взгляд на белые простыни. Он сказал, что будет с ней. Тогда он просто обязан жить.

– А где хочешь справлять Рождество ты?

Ее вопрос поверг его в легкий ступор, как и его вопрос про Аризону. После нескольких секунд молчания он наконец сказал:

– Где можно вдохнуть полной грудью, не боясь за наши жизни. Там, где нет сотовой связи, оружия и смертей. Там, где будут спокойствие и отдых.

Это был другой Стефано Висконти. Тот, которого Диана еще не знала. Она видела перед собой совершенно другого человека и не верила собственным глазам и собственному слуху. В душе поселилась слабая надежда, что когда-нибудь он поменяет свои взгляды на жизнь.

Звонок мобильного вновь нарушил тишину в спальне и мысли каждого в ней. Сколько прошло с предыдущего звонка? Казалось, без босса люди не способны думать сами, он нужен им постоянно. И Стефано это понимал. Он ясно осознавал, что никогда не настанет время тишины и спокойствия.

Он ответил на звонок по пути в ванную:

– Какие картины? О чем вы говорите?

Диана сразу поняла, о чем речь. Те самые картины, которые она заказывала в Италии! Видимо, их привезли в клуб на «Холм Парк». Обернувшись в одеяло, она догнала Стефано и потянулась к его телефону:

– Это меня, – прошептала она, и Висконти кивнул, отдавая ей телефон.

Он закрыл за собой дверь, а Диана все стояла на месте, размышляя над его словами и пытаясь понять человека, говорившего что-то про картины. Кажется, их привезли. Кажется, в глубине души ее Дьявол хочет покоя. Кажется, он хотел познакомиться с ее матерью, а она проигнорировала это. Кажется, он хочет провести Рождество с ней.

– Вы меня слушаете? – Незнакомый голос заставил ее вздрогнуть. – Я отвезу картины на «Холм Парк».

Боже, картины! Достопримечательности Милана! Ему должна понравиться идея повесить такую красоту в клубе.

– Отвезите их Луизе Джордани, дизайнеру. И передайте рабочим, чтобы не прикасались к ним, эти картины стоят целое состояние. Я скоро приеду.

Диана нажала на завершение звонка и выдохнула, стуча в дверь ванной комнаты. Что бы там ни случилось в «Morte Nera», она не позволит Стефано уехать. Он открыл дверь с улыбкой на губах и притянул ее к себе, обрызгивая водой. Пар тут же обдал ее жаром. Или это был жар его тела, прижимающегося к ней? Или это его жаркие губы, целующие ее в шею? Не важно. Весь мир может подождать. К черту картины! К черту «Morte Nera»! К черту всех!

Спустя час и семь пропущенных от Антонио, они вошли в гараж.

– Может, ты передумаешь и поедешь со мной на «Холм Парк»? Ты же должен проконтролировать, куда я повешу картины. – Диана открыла дверь «Инфинити», все еще надеясь на положительный ответ. Что-то планировалось в «Morte Nera», она чувствовала это, а звонки Антонио говорили о том, что он нервничает в ожидании босса.

Стефано снял куртку, кинул ее на заднее сиденье своей машины и обернулся к Диане:

– Решу кое-какие дела и обязательно заеду. – Он подошел к девушке, притянул ее за талию, а другой рукой провел по золотистым волосам. – Обещай дождаться меня там.

– А мне не придется ждать вечно? Какие у тебя дела в офисе в воскресенье? Если бы не эти картины, я бы поехала с тобой.

Стефано поцеловал ее в лоб, проигнорировав вопросы:

– Увидимся на «Холм Парк».

Наблюдая, как отъезжает его машина, Диана рисовала в голове самые кровавые сцены.

Перед ней стоял выбор: ехать на «Холм Парк», заниматься оформлением залов, или поехать в «Morte Nera», где, возможно, понадобится ее помощь. Что бы там ни говорил Стефано, она была нужна им. Конечно, ее приезд вызовет вспышку гнева, в последний раз Висконти чуть не задушил ее у стены в подсобном помещении. Что он мог сделать с ней сейчас, когда она ослушается его прилюдного заявления о прекращении ее работы снайпером? Кто бы хоть подсказал, что ей делать.

Диана стукнула кулаком по капоту машины, ощущая легкую боль в руке. Звонить кому-то из «Morte Nera» не было смысла: ни Майкл, ни Томас, ни даже Антонио не ослушаются его приказа. Никто не скажет ей правду. Ей нужен совет человека со стороны.

– Найт! – Диана села в машину, достала мобильный телефон из кармана куртки и нашла нужный контакт. Абонент не заставил долго ждать, видимо, сегодня многие ему звонили с поздравлениями.

– Утро не задалось? – произнес он. – Или ты просто решила спросить, как у меня дела?

– С утром все в порядке, Ричард. Было… – она сделала паузу, обдумывая свои слова, – пока Стефано не уехал в «Morte Nera». Мне надо с вами поговорить. Мне больше некому позвонить, – она, закрыв глаза, прижалась лбом к боковому стеклу, – я в растерянности.

– Так-так… – Сначала Диана услышала, как напрягся его голос, затем звук закрывшейся двери. – Я слушаю тебя. Но мне кажется, я знаю, о чем пойдет речь.

– Ричард, я знаю все, что произошло вчера. Но никто не говорит мне правду, все скрывают ее, шепчутся за спиной, совершают странные поступки… – Она вспомнила, как внезапно покинули вечеринку Томас и Мэт. – И мне нужен только один ваш совет: скажите, я нужна сейчас в «Morte Nera»?

– Наворотил дел твой мальчишка, – вздохнул Найт, – и меня втянул. Теперь, как мэра города, это и моя головная боль. Я дал ему двадцать человек охраны, тебе нет смысла ехать к нему. Я думаю, он тебе и не обрадуется. А что касается его безопасности, на этот счет можешь не переживать, Гриф вряд ли сегодня явится в «Morte Nera».

– Но вы не уверены?

– Нет, не уверен. Но думаю, я буду первым, кого он сегодня увидит. Как мэр этого города, я не могу оставить нераскрытым такое массовое убийство. Висконти, кстати, тоже у полиции в списке. А ты, Диана, будь тенью. И дай бог, чтобы все обошлось.

Диане показалось, что после разговора с Найтом все стало еще хуже. Теперь ее мысли были сосредоточены на минувшем кошмаре и только предстоящем ужасе. Заголовки газет, скорее всего, уже пестрели громкими заявлениями на этот счет.

– Черт, черт, черт, – шептала Диана. Вот почему он отсылал ее к матери в Аризону. Куда угодно. Лишь бы подальше отсюд


убрать рекламу






а. – Дьявол.

Она ехала слишком быстро, понимая, что нарушает все существующие правила. Ей было все равно, даже если ее остановит полиция. Она нуждалась в адреналине, чтобы хоть как-то отвлечься. К счастью, полиции не было, и Диана быстро добралась до «Холм Парка» с уже достроенным зданием ночного клуба.

Кладка из белого кирпича на двухэтажной постройке радовала глаз. Он уже не был обнесен забором, как в первый раз, когда она увидела «груду кирпичей». Теперь зеленая трава ковром расстилалась вокруг здания, и деревья шуршали листвой на ветру, частично скрывая фасад. Замок, величественно расположившийся на холме. Дворец, который так вызывающе смотрелся на фоне города. Он был именно тем, что хотела увидеть Диана. Только такой клуб может подойти Стефано Висконти. И никакой другой.

Девушка вышла из машины, любуясь проделанной работой.

– Диана?

Она обернулась на знакомый голос:

– Фрэнк? Что ты здесь делаешь?

Сколько времени прошло с их последней встречи? Столько всего произошло… Она боялась увидеть его. Все изменилось.

– Гулял рядом и решил посмотреть на новый клуб. – Фрэнк засунул руки в карманы джинсов, переминаясь с ноги на ногу. – Помнишь, мы как-то даже обсуждали его с тобой, когда только началось строительство. – Он усмехнулся, глядя ей в глаза. – Это было давно.

Последнее было сказано слишком тихо, с ноткой грусти, и в груди у Дианы что-то сжалось.

– Да, – она опустила взгляд, понимая, что прячет его намеренно, – его уже скоро откроют.

– А что здесь делаешь ты?

Этот вопрос заставил ее вновь поднять глаза. Но взгляд Фрэнка уже был устремлен на машину, из которой она только что вышла.

– Он увез тебя на ней. Я никогда не забуду эту машину.

– Фрэнк… – Диана начала говорить, но парень прервал ее:

– Я никогда не забуду тот день, Диана, когда ты села в нее и уехала. Ты не вернулась. И уже никогда не вернешься.

Сколько боли было в его словах! Они били ее глубоко, оставляя кровавые следы и глубокие раны. Она не думала, что будет так больно.

– Та Диана никогда не вернется, – прошептала она, – ее больше нет.

Фрэнк кивнул, показывая на аллею, уходящую в другую сторону от клуба:

– Пройдешься со старым другом? Или ты настолько поднялась, что тебе неприятно даже стоять рядом со мной?

– Что за глупости. – Диана даже слегка опешила, но чего можно ожидать от человека, который не знает, чего ожидать от тебя? – Я с удовольствием пройдусь с тобой. – Она повернулась в сторону здания, где ее уже ждали рабочие и Луиза с картинами. – Но недолго, у меня тут дело.

Он кивнул и слегка улыбнулся, ступая на каменную дорожку. Диана шла рядом, стараясь выкинуть из головы последние месяцы жизни, сейчас ей хотелось быть прежней. Но она была права, сказав, что та Диана уже не вернется. Воспоминания то и дело бросали ее в водоворот событий минувших дней. Она думала о синеглазом черноволосом мужчине, который мягким баритоном дурманил мозг, говоря на английском с итальянским акцентом, о том, что он делает, о чем сейчас думает…

– Ты не ответила на мой вопрос: почему ты здесь?

Она остановилась, вдыхая аромат леса, думая, что ответить. Но ответ был только один:

– Вношу последние штрихи перед открытием клуба.

Диана отвела взгляд, чтобы не видеть его удивления. Может, он и не был удивлен, но она не хотела это знать. И врать ему не хотела.

– Он хозяин? – поникшим голосом спросил Фрэнк, и девушка кивнула, понимая, о ком он говорит. – Я и не сомневался.

После нескольких секунд паузы Фрэнк добавил:

– Ты счастлива с ним?

Диана посмотрела на друга, не сразу поняв вопрос, который неожиданно оказался слишком сложным. Ее счастье каждый день было на волосок от смерти.

Нашла ли она счастье?

Да.

Но было ли оно спокойным?

Нет.

– Я очень счастлива, – произнесла она твердым голосом, – я очень счастлива, потому что я его люблю. Мне не важно, кто он и чем занимается, мне важно, что он находится рядом, делая меня счастливой.

Казалось, его удовлетворил ее ответ. Идя по узкой аллее, они уже молчали, каждый думал о своем. Фрэнк первым нарушил тишину:

– Я бы очень хотел в это верить. – Он остановился, и Диана обернулась.

– Прости меня, Фрэнк.

Она сама не ожидала от себя этих слов. Где-то внутри нее все это время сидело чувство вины. Она не должна была манипулировать чувствами Фрэнка. И хотя она делала это ненамеренно, она чувствовала вину перед ним.

– Ты просишь прощение за то, что ты с ним, а не со мной?

Фрэнк улыбнулся, и тепло его улыбки согрело ее душу.

– Я прошу прощение за то, что пыталась найти утешение у тебя. Это неправильно.

– Неправильно, если бы ты его не искала, Диана. Я всегда знал, что ты не будешь со мной, но надеялся, что ошибаюсь. Сейчас мне одновременно жаль себя, но я рад за тебя. И мне хотелось бы остаться твоим другом. Я всегда готов прийти на помощь, если ты меня позовешь. – Он протянул ей руки. – Я всегда рядом, если буду нужен.

Она бросилась к нему и крепко сжала в объятиях. Что-то давящее внутри наконец отпустило ее, и Диане стало легче дышать.

Глава 47

 Сделать закладку на этом месте книги

Быстрым шагом Диана пересекла аллею и, открыв массивную резную дверь, вошла внутрь здания, замерев от удивления. Она не была здесь довольно долго, все эскизы внутренней отделки пересылала дизайнеру Луизе Джордани по почте. Но выполненная работа удовлетворила бы даже самого привередливого аристократа.

Широкая лестница, ведущая на второй этаж, скрывала за собой помещение для охраны – это было самым правильным решением Дианы, охраны будет много. Минуя холл, девушка поднялась на второй этаж, рукой касаясь перил.

– Диана, наконец-то, – эхом прозвучал голос Луизы, – я думала, что ты вообще не придешь.

Диана улыбалась, оглядываясь по сторонам и любуясь интерьером. Все было так, как она хотела: модерн с элементами классицизма. Громоздкие колонны в итальянском стиле и габаритная шикарная люстра являлись той изюминкой, которая обязана была присутствовать в клубе Стефано Висконти. Внутри этого здания царила атмосфера, соответствующая его статусу.

Луиза подошла к девушке, слегка волнуясь. Она не могла понять реакцию Дианы.

– Шикарно, – прошептала Диана, подходя к большой белой колонне и касаясь ее рукой, – ты проделала великолепную работу, Луиза. Мне кажется, наш босс будет доволен.

Женщина удовлетворенно выдохнула, радуясь, что угодила девушке. Но ведь босс еще не был здесь, она сама никогда не видела загадочного хозяина этого заведения. Ей было нелегко создавать интерьер только со слов Дианы.

– Ты уверена, что ему понравится?

Диана слегка нахмурила брови и серьезным тоном произнесла:

– Нет, не уверена. За два последних дня я поняла, что вообще не знаю этого человека.

Увидев испуганное выражение лица женщины, Диана засмеялась:

– Не переживай ты так, – она подошла к Луизе и коснулась ее плеча, в надежде слегка приободрить, – если ему что-то не понравится, у нас есть время это исправить. Кстати, сегодня он приедет, и мы сможем узнать его мнение.

Луиза кивнула и указала рукой на красивую дверь из красного дерева. Нечто подобное Диана видела в офисе – за такой дверью находился кабинет Стефано.

– Ты сказала, что хозяин должен иметь здесь место для переговоров. Я не очень понимаю, зачем в ночном клубе место для таких вещей, но желание заказчика для меня закон.

Она открыла дверь, пропуская Диану в небольшую комнату. Ему нужен свой кабинет везде: в офисе, дома, в ночном клубе. Это Диана уже поняла.

– Остались последние штрихи: украсить стены, повесив картины, создать отсылки к итальянскому стилю и наконец-то дать название клубу.

Диана кивнула, соглашаясь Луизой: осталось немного, последние детали, но почему-то ее пугало именно название этого заведения. Его не было! Его не было даже в мыслях у ее Дьявола. Сколько бы она ни спрашивала его об этом, вразумительного ответа так и не получила. Может быть, «Холм Парк»? Пусть так и называется. В народе уже ходило это название. А может быть, Стефано уже знал, как назовет, но молчал?

Луиза прошла к небольшому окну, солнечный свет из которого падал на овальный стол в центре кабинета, и провела рукой по льняным тканям, которые скрывали под собой картины, стоящие возле окна и ожидающие восхищенных взглядов:

– Вот та самая изюминка. Шикарные пейзажи Милана, созданные самым известным мастером Италии. Ты правильно сделала, что заказала работы у него. И пусть их цена запредельно высока, поверь, оно того стоило.

Луиза аккуратно сняла серую ткань, обнажая деревянную резную рамку, и Диана наконец-то увидела полотно, о котором так много говорила ей Луиза.

– Это замок Сфорца, один из самых знаменитых замков Италии. Он расположен в самом сердце Милана и символизирует собой всю многовековую историю города. Как хорошо, что ты выбрала именно его.

Кажется, она ничего не выбирала. Разговаривая с агентом из Италии, он просто настоял на трех вещах: Миланском соборе, Ла Скала и замке Сфорца. И кажется, Стефано ей рассказывал о двух первых, но умолчал про последний.

Диана подошла ближе к картине, пытаясь понять, что в ней особенного, почему все так очарованы ею. Замок казался ей мрачноватым на фоне темной ночи, и даже искусственная подсветка на окнах главной башни не спасала, делая его еще более таинственным.

Она коснулась рукой всадника, изображенного над воротами замка и тут же отдернула руку, сама не понимая, чего испугалась.

– Всадник – это сам Франческо Сфорца, – произнесла Луиза, любуясь картиной, – его создал Леонардо да Винчи.

– Сам Леонардо да Винчи? – удивилась Диана и наклонилась ближе, пытаясь лучше рассмотреть творение. – А кто такой Франческо Сфорца?

Луиза задумчиво улыбнулась, пытаясь вспомнить уроки школьной истории:

– Один из миланских герцогов. Этот замок был герцогской резиденцией. Но на самом деле Сфорца являлся тем, кто воссоздал с помощью Леонардо да Винчи этот замок. Поэтому и название в его честь. А до Франческо Сфорца Миланом двести лет правили другие герцоги, из рода Висконти.

Диане показалось, что она ослышалась. Горло свело спазмом, и она закрыла глаза. Он был аристократом, она не ошиблась! Он мог быть кем угодно: сыном мэра, губернатора, но ей никогда бы и в голову не пришло, что Стефано…

– Герцоги Висконти еще есть в наше время в Милане?

– Официально нет, но неофициально есть. Они богаты, имеют выход в большой свет и в королевские семьи мира, у них во владении много земли Ломбардии, на которых находятся их родовые замки. Они уже не управляют Миланом, как раньше, но их статус в этой жизни не исчерпал себя: их все так же почитают люди, хоть двести лет все их предки были тиранами. Но история помнит о том, что хорошего миланские герцоги сделали для севера Италии. Род Висконти очень почитаем и сегодня.

Сердце Дианы больно сжалось. Он не хотел говорить о себе, всячески избегал этого разговора. Нет, она не знала этого человека! Для нее он был жестоким убийцей, наркодилером, торгующим кокаином и оружием. Может, здесь какая-то ошибка? Может, это шутка? Зачем миланскому герцогу находиться в чужой стране и вершить грязные дела? Зачем ему деньги такой ценой, если у него от рождения их столько, что можно зарыться с головой? Возможно, это ошибка и он просто однофамилец герцогскому роду и не имеет к нему никакого отношения. Собирая мозаику из ответов на свои вопросы, Диана лишь больше путалась в правде – мозаика не складывалась.

У девушки была тысяча вопросов. Луиза могла бы ответить хоть на часть из них, возможно, про его семью, про их дом, но Диана не хотела слышать от чужого человека то, что он сам мог ей рассказать.

Присев на стул, она перевела взгляд с картины на свои руки, понимая, что все услышанное так ошарашило ее, что они начали дрожать.

– Диана, посмотри другие картины, – произнесла Луиза, и от ее голоса девушка вздрогнула.

Нет, она больше не выдержит никаких картин, никакой новой информации, касающейся его.

– Они связаны с родом Висконти?

– Нет, это Миланский собор и Ла Скала.

Слава богу. Хоть что-то с ним не связано.

– Тогда они меня не интересуют. Прикажи повесить их в холл. А эту, – Диана поднялась на ноги, указывая на замок Сфорца, – пусть повесят здесь, в его кабинете. Я думаю, он будет рад увидеть ее.

Но она знала, что он будет не рад! Она уже видела бешенство и гнев в его глазах. Она уже знала участь этого полотна. Дьявол. Он сожжет его.

Снова подойдя к нему, она увидела то, что лучше бы не видела вообще.

– Что это? – Диана указала пальцем на символ, находившийся справа от всадника: синяя змея, та самая, которую она видела на перстне Стефано. Синяя змея с короной на голове, держащая во рту… человека. Но и без слов Луизы она уже знала ответ на свой вопрос.

– Бисцион. Герб семьи Висконти. – Луиза внимательно посмотрела на девушку, заметив, как та побледнела. – С тобой все хорошо?

Диана молча кивнула, отступая от картины. Хорошо? Конечно, ей нехорошо! Какого черта надо было заказывать эти картины? Но, с другой стороны, у него появится отличный шанс ей рассказать все про себя. Наконец-то она узнает, что делает этот аристократ вдали от своих владений и чего он хочет добиться, ведя такой образ жизни? Он просто обязан ей все рассказать.

– Попроси рабочих повесить эту картину сейчас же, – произнесла Диана, зная, что ее ожидает за подобную вольность.

– Конечно, отличный выбор для кабинета переговоров. Если наш хозяин истинный итальянец, он оценит этот шедевр.

Диана усмехнулась про себя. Луиза еще не знает, что хозяин настолько итальянец, что заставит сжечь это полотно.

Рабочие так долго возились с картинами, нервируя Диану по малейшим пустякам, что ей стало ясно: сейчас ей необходимо находиться как можно дальше от людей. Все происходящее страшно раздражало ее. Мужчины в рабочих комбинезонах пару раз чуть не уронили «Миланский собор», а когда очередь падения дошла до «Замка Сфорца», Диана и вовсе вышла из клуба на улицу.

– Вот же дьявол, – выругалась девушка, ступая по мягкой траве и подставляя лицо ветру, чтобы тот охладил голову. Как хорошо, что Стефано не стал заниматься обустройством клуба: он не стал бы переживать и ругаться, просто перестрелял бы всех.

Диана еще долго стояла, размышляя над всем случившимся за последнее время, но произошедшее обрушилось не только на нее: Стефано сейчас гораздо сложнее, он вынужден нести груз ответственности за трупы, подкинутые им Грифу. Полиция, Гриф, еще она со своей правдой о его происхождении… Если он задушит ее, она поймет.

– Черт, – снова выругалась Диана, чувствуя вибрацию телефона. Но, когда она увидела абонента, сердце застучало сильнее: – Как ты? С тобой все в порядке?

– Сколько вопросов. – Мягкий волнующий баритон заставлял ее сходить с ума. – Я даже не успел вставить ни слова.

– Я волнуюсь, – легкий шепот в трубку, – и скучаю. Не могу так долго без тебя.

– Чертов Найт вызывает меня к себе, я уже готов застрелить его, но встреча для меня важная. Звоню, чтобы сказать, что немного задержусь. И да, я тоже скучаю по тебе и хочу кое-что предложить: ты не против провести несколько дней в загородном доме?

Диана улыбнулась, прикрыв глаза:

– С тобой куда угодно.

– Отлично. Я уже договорился с Мартой, она дождется нас, а потом уедет в город.

– Зачем ты гоняешь бедную женщину туда-сюда, пусть остается с нами.

– Хочу быть только с тобой. Только ты и я.

Диана сильнее сжала рукой телефон, понимая, на что намекает Стефано.

– Только ты и я, – прошептала она, – мне больше никто не нужен.

– Тогда до встречи на «Холм Парк». Я приеду и увезу тебя туда, где нам никто не будет мешать.

Она положила телефон в карман и, улыбаясь, развернулась ко входу в клуб, где ее ждали… Черт! Картины! После того как он увидит «Замок Сфорца», его злости не будет предела! Вряд ли после этого его предложение с загородным домом будет в силе. Но выхода не было. Когда-то надо начинать разговор на эту тему, и, если она ему дорога, он не передумает насчет нескольких дней, проведенных наедине. Оставалось только надеяться и верить…

Несколько часов Диана и Луиза занимались подготовкой кухни. Эта была самая большая кухня из всех, что когда-либо видела девушка.

– Ты уже нашла шеф-повара? – спросила Луиза, но Диана пожала плечами. Нет, ей пока некогда было этим заниматься, она училась убивать. – Могу подсказать отличного шеф-повара из Италии, он с удовольствием переедет сюда за хороший гонорар.

Интересно, если тот самый повар узнает, что будет работать на человека из старинного рода Висконти, будет ли он это делать за обычный гонорар? Диана даже поморщилась от подобных мыслей: экономить ее заставляли обстоятельства, теперь жизнь другая – богатая, и она все никак не могла привыкнуть к этому.

Потом они перешли в залы, обошли каждый угол, посмотрели каждый стол и стул, барные стойки, подсветку. Все было великолепно, даже не верилось, что еще полгода назад здесь была лишь груда кирпичей.

– Когда хозяин планирует открытие?

– На Рождество, – Диана коснулась барной стойки и провела по ней рукой, – уже скоро.

– Тогда ему просто необходимо придумать название. Надо уже заказывать вывеску, – произнесла Луиза не очень довольным тоном, – можно не успеть. У вас осталось мало времени, надо нанять персонал.

О господи! Столько всего еще надо сделать, но Диана очень хотела провести несколько дней вдали отсюда и не думать ни о каких мирских проблемах, забыть про Грифа, про Ахмада, про «Morte Nera», про Найта, про ночной клуб, просто уйти на время от всех проблем и полностью отдать себя любимому человеку.

– Луиза, я хочу, чтобы ты была менеджером этого заведения.

Женщина удивленно посмотрела на нее, отрицательно качая головой. Лучше Луизы уже не найти, она работоспособная, умная, целеустремленная, умеет контактировать с людьми, умеет командовать. Она итальянка и лучший выбор на эту должность.

– Диана, я дизайнер, а не менеджер. Я не умею заниматься вопросами управления.

– Я заплачу тебе вдвое больше того, что плачу сейчас.

Подмигнув, Диана гордо направилась в кабинет переговоров, но слова женщины ее остановили:

– Я не могу.

– Втрое. И еще кое-что… – Она повернулась к Луизе, рукой приглашая ее войти. – Есть еще кое-что, от чего ты не сможешь отказаться – твой хозяин. Работать на него очень престижно. Это я тебе гарантирую.

Луиза задумалась, чем порадовала девушку. Она не сможет отказаться от больших денег. Кажется, они правят миром. И кажется, Диана сейчас купила благодаря им отличную помощь.

– А если хозяин не захочет? Я думала, менеджер ты.

– Ты ошиблась, я… – Диана даже не могла сказать, кем приходится. Она сама не знала. Кто она?

– Смотри, сколько машин! – крикнула Луиза, показывая пальцем в окно. Диана тут же забыла свои вопросы, глядя, как несколько черных машин подъехали к зданию. Одну она узнала сразу – «Лексус». И сердце застыло.

– Это он, – прошептала девушка, взглянув на картину. Время пришло. – Встретим его в холле.

С ним все в порядке, он жив. Гриф не приехал в «Morte Nera». Видимо, Найт постарался. Слава Ричарду Найту! Диана сбежала по лестнице слишком быстро от переполнявших ее радости и счастья. Пусть минутного. Она кинулась в его объятия, как только он пересек порог здания, не давая ему времени на осознание происходящего. А Стефано был не против, крепко сжимая ее и улыбаясь вместе с ней:

– Я люблю этот чертов клуб, – прошептал он ей на ухо, касаясь рукой волос.

– А я люблю видеть тебя.

– Я люблю касаться тебя.

Она засмеялась, слегка отстранившись, и только сейчас заметила Антонио, зашедшего следом за Стефано. Неловкий момент, и улыбка Дианы спала.

– Можете продолжать, – усмехнулся тот, оглядываясь по сторонам и рассматривая интерьер.

Но продолжать уже не хотелось. Посмотрев в глаза Стефано, Диана вздохнула, понимая, что та счастливая минута закончилась. Слишком быстро. Но он все еще продолжал держать ее за руку. Кажется, он сказал, что любит касаться ее.

– Сказать «шикарно» – ничего не сказать, – произнес Антонио, и Стефано тут же отпустил ее, вспомнив, где он находится. Кажется, ему всегда было все равно, но сейчас в его глазах читался восторг и удивление:

– Как ты смогла из груды кирпичей сделать такое?

– Вам нравится? – спросила Диана, осознанно переходя на «вы».

– Очень. – Он улыбнулся и задержал свой взгляд на ее губах. За целый сумасшедший день в ожидании Грифа и встречи с Найтом усталость отчетливо проявилась в его глазах. Но этого никто не заметил. Кроме нее. Диана слишком хорошо знала его. Она видела его счастливым, задумчивым, злым, жестоким, любящим… Он мог быть разным, и она всегда угадывала его настроение. Сейчас он, не отрываясь, смотрел на нее, и, казалось, ему все равно, где он находится, просто он хотел касаться ее, и так ему становилось легче.

– Это все благодаря Луизе. – Диана позвала стоящую в стороне женщину, чтобы наконец представить ей хозяина клуба. – Наш великолепный дизайнер – Луиза Джордани, надеюсь, она согласится стать менеджером и продолжит здесь работу. – Девушка улыбнулась, указывая на Антонио: – Антонио Грассо, правая рука… – Запнувшись, Диана слегка нахмурилась и посмотрела на Стефано. Как только она произнесет его имя, Луиза обо всем догадается, – хозяина этого заведения.

Антонио, осознав, что перед ним коренная итальянка, улыбнулся и пожал ей руку.

– А вот и сам хозяин. – Девушка глубоко вздохнула, и это не ускользнуло от взгляда высокого статного мужчины. Кажется, он чувствует ее волнение. Кажется, он что-то подозревает. Кажется, будет скандал. А виновата будет она. – Луиза, позволь представить тебе Стефано… – она сделала невольную паузу, – Висконти.

– Матерь Божья, – услышала Диана позади себя шепот женщины.

Глава 48

 Сделать закладку на этом месте книги

Чтобы отвлечь удивленную Луизу от объекта с царскими корнями, Диана попросила ее провести экскурсию по зданию клуба, и та с большим удовольствием и не меньшим страхом согласилась.

– Что хотел Найт? – прошептала Диана, отвлекая Стефано от «гида».

– Кое-какие формальности насчет вступления в новую должность. – Он посмотрел на нее и улыбнулся. – Ничего особенного.

Ложь. Но она кивнула, улыбаясь и делая вид, что поверила. По крайней мере, он лгал ради нее.

– Почему тогда ты приехал с целой свитой охраны?

Стефано резко остановился:

– Ты слишком много думаешь.

– Ты сам учил меня этому.

– Я забрал свои слова обратно. Теперь твоя голова не должна думать обо всем, что происходит в «Morte Nera». Подумай о чем-нибудь более приятном.

Он стал подниматься по широкой лестнице, догоняя Луизу и Антонио, но внезапно остановился и обернулся к Диане. Его взгляд не был злым, сказанные слова не пылали злобой, напротив, они имели глубокий смысл и больше напоминали просьбу. Он просил. И ей захотелось броситься в его объятия, вдыхать его запах, ощущать теплоту его тела, чувствовать его дыхание на своей коже. Боже! Сейчас он поднимется в свой будущий кабинет и увидит то, что приведет его в бешенство! И все планы на ближайшие несколько дней, тишина загородного дома, рухнут и разлетятся на мелкие кусочки. Идея повесить эту картину была самой отвратительной из всех, что приходила ей в голову. Но, с другой стороны, это была отличная проверка его чувств. Сможет ли он побороть свою гордыню, злость, остудить итальянский темперамент, и, наконец, рассказать ей о себе, о своем доме, о своем детстве, о своих желаниях, тайнах, раскрыть секрет своего настоящего? Если она так дорога ему, как он говорит, то сегодня ему выпадет отличный шанс это доказать.

– Диана, с тобой все в порядке?

Она вновь взглянула в глаза, любуясь их цветом. Это было безумием. Она так любит его, что готова сделать что угодно, только бы он сейчас не входил в тот проклятый кабинет. Она не может потерять его из-за желания докопаться до истины. Она не сможет жить без него. Шаг назад? Еще есть время, чтобы все исправить.

– Диана, мы идем? – Голос Луизы вывел ее из размышлений.

Еще есть время… Еще не поздно… Или…

– Что ты скрываешь? – Он стоял уже совсем близко, спустившись на несколько ступеней и поравнявшись с ней.

От него разве можно что-то скрыть? Она натянула улыбку, чувствуя, как за ними наблюдают Луиза и Антонио.

– Ничего противозаконного. – Она рукой указала наверх. – Вперед, я хочу показать вам ваш кабинет.

Он усмехнулся и кивнул, пропуская ее. И Диана, быстро преодолев ступеньки, прошла через первый зал к кабинету.

Стефано уверенно прошествовал за ней, по дороге рассматривая все, что его теперь окружало, и это «все» ему явно нравилось. Он был доволен тем, что видел. Это «все» ему подходило – величественное, аристократическое, таинственное.

– Вам нравится? – тихо поинтересовалась Луиза. – Здесь находится ресторан, дальше уже ночной клуб с приглушенным светом. – Она указала рукой на дверь из красного дерева: – Между двумя залами ваш кабинет, синьор. Диана настояла на нем. Все помещения для персонала находятся за вторым залом. Помещение для охраны – на первом этаже.

– Я более чем удовлетворен, Луиза. Все именно так, как я представлял.

Женщина мило улыбнулась:

– Эта заслуга Дианы. Я только выполняла ее просьбы. И я очень рада, что вам все пришлось по душе. Теперь ваша очередь помочь нам и дать название этому клубу. Если вы хотите открыть его на Рождество, стоит поторопиться, чтобы заказать вывеску.

Висконти прошел к своему кабинету и открыл дверь. В эту секунду сердце Дианы остановилось.

– Насчет названия я подумаю и в ближайшее время позвоню тебе, Луиза. Лично.

– «Холм Парк» было бы отлично, – прошептала Диана.

– Может, «Morte Nera»? – тут же озвучил идею Антонио.

– Я подумаю и позвоню, – повторил Стефано и зашел в кабинет.

Диана видела, как удовлетворенно улыбнулась Луиза и вошла за ним. Антонио зашел следом, и только Диана, стоя у порога, затаила дыхание, пытаясь заставить себя войти и увидеть его реакцию на картину. Самую дорогую за последнее время покупку, которая, возможно, обернется для кого-то потерей.

Сделав над собой усилие, Диана прошла в кабинет и услышала слова Луизы:

– Синьор, наверное, это совпадение, сегодня привезли картины, заказанные в Италии, две вы видели в зале ресторана, а вот «Замок Сфорца» мы решили повесить сюда.

Кажется, Антонио что-то прошептал. Диана точно не была уверена в этом. Стояла рядом со Стефано и видела в его взгляде сначала непонимание: он смотрел на полотно широко раскрытыми глазами. И только потом Диана поняла – это удивление. Пара секунд. За какую-то пару секунд он все понял и перевел потемневший взгляд на нее.

– Что это? – Не бархатный голос, не шепот – он просто изверг эти слова, как огонь.

Луиза от неожиданности вздрогнула. Кажется, Диана тоже когда-то вздрагивала от неожиданности. Но теперь она была к этому готова, просто стояла и молчала. Говорить должен он.

– Дьявол, какого черта!

– Стеф, давай выйдем. – Антонио хотел как лучше, хотя знал, что его босс никого не послушает.

– Диана, я убью тебя! – крикнул Стефано и сорвал картину со стены. – Это твоя идея!

Тяжелая рама с грохотом разбилась об пол.

– Чтобы я больше никогда, слышишь, – он прижал девушку к стене одной рукой, сверля ее взглядом потемневших глаз, – никогда не видел ее здесь. Ты не имела на это никакого права. Тебя не касается то, о чем я молчу.

Его слова болью отозвались внутри. Она не имела права. На что тогда у нее есть это право? И есть ли оно вообще?

Стефано отпустил ее так же внезапно, как и налетел. Все молчали. Никто не хотел попадать под руку разгневанному Висконти. И Диана, увидев испуганную Луизу, захотела успокоить ее, потому что она прекрасно помнила, каково это – испытывать страх от его грозного голоса.

– Проклятие! – грубый голос. Твердый. Грозный. Он не в себе. – Сожги ее! И больше никогда не лезь в мое прошлое!

Диана, все еще прижимающаяся к стене, молча смотрела в его почерневшие глаза. Внутри все умирало от его слов, но она заставляла свои чувства воскресать, не давая его гневу победить их. Если бы не стена, Диана сделала бы шаг назад, как всегда. Но сейчас, когда все изменилось, когда она перестала быть нанятой им убийцей, она гордо шагнула вперед, не отрывая взгляда от его глаз:

– Что ты сделаешь со мной на этот раз?

Было видно, как он удивился ее храбрости, раньше она не бросала ему вызов, и от безысходности он просто прорычал:

– Не хочу тебя видеть!

– Стеф, она не знала, – встал на ее защиту Антонио и тут же получил грозный ответ.

– Не защищай ее, она прекрасно все знала.

Висконти быстро покинул кабинет, и Диана почувствовала, как кружится голова и как болит сердце, как разрывается душа и как сильно хочется кричать и заливаться слезами. Она чувствовала, как дрожат руки. Но не подавала вида, смотря на шокированную Луизу. Руки Антонио сочувственно легли той на плечи:

– У него это пройдет.

Он не ушел за своим боссом, и это было странно. Она слышала, как Стефано завел машину. Он уезжал. Без нее. Он не хотел больше ее видеть.

– Ты говорила, тираны? – спокойно произнесла Диана, обращаясь к Луизе. – Ты только что познакомилась с одним из них.

Женщина кинулась к картине, пытаясь поправить рамку, но та была разбита. Полотно осталось цело.<


убрать рекламу






/p>

– Я не могу ее сжечь, – прошептала она, – это кощунство, это неправильно.

– Это его приказ, – произнес Антонио, – я помогу тебе.

– Нет! – тут же вмешалась Диана, привлекая к себе внимание. – Нет! Повесьте ее обратно. Ему придется привыкнуть к ней и понять мое желание.

– Ты с ума сошла? – Антонио схватился за голову. – Ты бросаешь вызов его гневу. Он все равно избавится от нее.

– Пусть сделает это своими руками.

Диана вышла из кабинета и быстрым шагом сбежала вниз по лестнице, чувствуя, что задыхается в этом здании. Выбежав на улицу, она вдохнула полной грудью, пытаясь остановить рвущиеся наружу слезы. Он уехал. Он оставил ее. Оставил желание быть с ней.

– Леди Ди! Что случилось?

Томас и Мэт тут же подбежали к ней, и она заметила удивление на их лицах. Он бросил своих людей.

– Все хорошо, Томас. Куда он поехал?

Но она и так знала куда. Легко догадаться. Он уехал туда, где мог выплеснуть свой гнев, где мог его оставить, как когда-то она оставила там свой страх. Где однажды он бросил ее с кокаином, где не так давно он лежал рядом с ней, рассматривая облака. Она знала про него больше, чем ему казалось. И еще она знала, что его слова, брошенные им сегодня, – всего лишь броня, он скрывал свои чувства под оболочкой гнева.

Мэт указал ей дорогу со словами:

– Что нам делать? Я поеду с тобой.

– Нет, – она рукой остановила его, – у вас был тяжелый день. Как обстановка в «Morte Nera»? Кто там остался?

Томас тут же дал знак ему молчать. Ведь был приказ. Но Мэт разозлился, грозно крича на него:

– Она имеет право знать! Диана – единственный адекватный человек! – Он повернулся к ней. – В офисе все спокойно, Гриф не появлялся сегодня. Встреча с ним была у Найта.

Значит, Стефано встречался с Грифом. Значит, нет смысла держать людей наготове.

– Я отпускаю вас, поезжайте домой.

Она увидела, как из машин стали выходить люди. Охрана «Morte Nera», казалось, собралась в полном составе. Наверху же был Антонио, который пытался привести в чувство Луизу. Ему сейчас явно было не до охраны.

– Где люди Найта?

– Висконти оставил их у него. Они нам больше не нужны, – кивнул Мэт. – Слишком напыщенные индюки, такие же как и их босс.

– Э-э-э, – Диана взмахом руки прервала его речь, – не говори того, чего не знаешь. Сейчас мы полностью зависим от Найта, и он – единственное наше спасение. К тому же у него есть чему поучиться, например выдержке.

– Прости, – опустил голову Мэт, – ты права.

Диана кивнула и направилась к своей машине, но ее остановил голос одного из охранников, кажется, Германа:

– Почему мы должны выполнять ваш приказ?

Она остановилась, обдумывая его вопрос, медленно расстегивая молнию на коротенькой джинсовой курточке:

– Можешь не выполнять и стоять здесь до завтра. – Она сознательно оголила плечо с большим кельтским крестом. – А можешь посмотреть на это, послушать меня и ехать домой. Всю ответственность я беру на себя.

Мэт довольно улыбнулся и подмигнул Томасу.

– Леди Ди, – произнес Томас, – при всем моем уважении к вам, но… Если мы нужны боссу?

– Вы ему уже не нужны. Его не будет несколько дней. – Она приблизилась к ним, всматриваясь в родные лица. – Вчера вы отлично поработали, вы были лучшими, вы стеной стояли за «Morte Nera». Я считаю, что после такого необходим отдых. Я даю вам два дня и лично беру на себя ответственность за это. Вы живые люди. И вы устали.

– А как же охрана здания «Morte Nera»?

– Томас составит график. Двух человек хватит. Будете меняться сменами. Таким образом, отдохнут все.

Она развернулась к машине, слыша как кто-то засвистел:

– Если есть ангел на свете, леди Ди, то это вы, – произнес Томас. – Мы никогда этого не забудем.

Ее очередная выходка уже не выведет их босса из себя больше, чем картина «Замок Сфорца». Ему останется только убить ее. Но черт возьми! Она имела право голоса в «Morte Nera», пусть кричит, если у него хватит на это сил. Не он ли сделал ей большой крест на плече? Не он ли дал ей право на голос? И этот голос был сильнее, чем у кого-либо!

Диана села в машину, крепко схватившись за руль и на секунду закрыла глаза. Набрав в легкие воздуха, она выдохнула, чувствуя расслабление, и, надавив на газ, поехала в сторону обрыва. Он там. В гневе. Он не хочет больше видеть ее. Его слова вновь и вновь резали ей слух, она все быстрее и быстрее гнала машину и, выехав за город, неслась на скорости в двести двадцать, пытаясь забыть все брошенные им слова. Надо уметь понять человека. Понять и простить. Надо попытаться поговорить с ним. Надо заставить его все рассказать. Так не могло больше продолжаться. Это душило их обоих.

Резко остановив машину возле его «Лексуса», Диана вышла, громко хлопнув дверью. Так же сильно стукнуло ее сердце, когда она увидела стоящего к ней спиной Стефано, смотрящего на закат. Он слегка повернулся на звук. Молча. Он знал, что это она.

При виде его Диане захотелось заплакать, захотелось умолять простить ее. Все еще подбирая фразы, она не могла произнести ни слова. Их столько было в голове, пока она мчалась сюда… И вот она здесь, а их уже нет.

Ступая по мягкой зеленой траве, она остановилась в нескольких шагах от него, не рискуя подходить ближе. Дыхание сводило, ее руки дрожали, и она, не обращая на это внимания, посмотрела вдаль, на оранжевые облака, закрывающие собой уже почти ушедшее за горизонт солнце. Самая красивая картина, которую она когда-либо видела. Самый тихий закат. Самый любимый человек… И тут ее сердце не выдержало – Диана бросилась к нему, обхватив руками грудь, касаясь лбом его спины, закрыв глаза, вдыхая его запах, ощущая его тепло, и чувствуя… как его руки крепко сжали ее ладони. И слезы покатились из глаз. Она сильнее обняла его, боясь потерять, боясь, что сейчас он отвергнет ее:

– Я не могу без тебя, – прошептала она ему в спину, – но я не могу быть с тобой, если между нами пропасть, которую ты роешь сам, пытаясь убежать от своего прошлого.

Он резко развернулся, расцепив ее руки, и губами впился в нее, руками касаясь ее лица. Диана вновь ощущала сладость его поцелуя, его силу, его губы, его язык, проникающий в нее…

Он оторвался от нее так же резко, как и поцеловал, но, все еще находясь в той интимной близости, что создал сам, произнес:

– Я солгал. – Он пальцем провел по ее щеке. – Я хочу видеть тебя всегда, я ненавижу свое происхождение еще больше, потому что оно причиняет теперь боль тебе.

– Оно не будет причинять мне боль, если ты поделишься со мной тем, что так тебя терзает.

Стефано вздохнул и закрыл глаза, лбом касаясь ее лба:

– Я накричал на тебя…

– Не в первый раз, мне не привыкать.

– Я испугал тебя.

– Я осознанно пошла на это. Я не испугалась.

– Я люблю тебя.

Диана отстранилась от него, смотря в его глаза и не веря в услышанное. Она сто миллионов раз простила ему все: грубость, жестокость, гнев на нее, потому что любила. Наконец она сможет очистить свою душу перед ним. Как долго она терпела, молчала об этом, как сильно разрывалось ее сердце при виде его!

– И я люблю тебя, – прошептала она, смотря в его бездонные синие глаза, – больше жизни.

Глава 49

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана лежала на траве, прижавшись к груди Стефано и слушая мягкий баритон, дарящий ей спокойствие и умиротворение.

– Мне выпало несчастье родиться с титулом старинного герцогского рода Висконти. Вместе с ним кроме богатства и известности я унаследовал целую гору того, что меня раздражало: еще задолго до моего появления мои родители знали, кем я стану, куда поеду учиться, какими будут мои интересы, мое хобби. Они даже планировали мою свадьбу. Еще задолго до моего рождения. Диана, ты понимаешь, что такое родиться в семье, где приходится жить так, как того требуют правила? Что тебе есть, как тебе спать, с кем дружить, что читать. Они заставляли меня улыбаться, когда мне не хотелось этого делать. «Твой титул обязывает тебя прятать свои чувства и эмоции! Титул обязывает быть тем, кем тебя хотят видеть люди!» – это слова моего отца, так же говорил ему мой дед, а тому – прадед и так далее. Все местные газеты следят за каждым твоим шагом, ты должен быть идеалом для людей, ведь ты из знатного рода. Семья Висконти уже не правит Ломбардией, как много веков назад, но она все так же близка католической церкви, Папе Римскому, как последние правители Милана. Моя семья встречается с другими титулованными особами: в Испании, во Франции, в Германии, их много. И несмотря на то что многие страны уже давно поменяли политический режим, эти семьи не утратили свой статус. Это другой мир.

Он сел, пытаясь собраться с мыслями. Разворошил свою душу воспоминаниями о себе как о человеке, а не убийце. Диана коснулась его плеча, садясь рядом. «Другой мир» – кажется, так он сказал. И кажется, точно так же он говорил о криминальном мире в начале знакомства. Так сколько же миров у него? В каком мире живет Стефано Висконти?

– Мне просто однажды надоело. – Он повернулся к ней. – Я уехал учиться в Британию и не вернулся в Милан. Я понял, что не смогу жить по правилам рода, мне хотелось своей жизни. Мне надоело, что за меня все решал мой отец, мне не хотелось напыщенности замков, мне не хотелось продолжать дело отца и ковыряться в собственных землях. Я хотел свободы, которую наконец почувствовал к двадцати двум годам. Из Британии я направился на Сицилию, где познакомился с человеком по имени Джино, он торговал оружием, отправляя судами на восток. Так я стал его правой рукой и вскоре познакомился с Ахмадом ибн Мубараком. Мы сотрудничали год, пока я не понял, что не могу подчиняться кому-то, – он усмехнулся, – наверное, в моих венах все же течет кровь герцогов, они насилием и смертью прокладывали себе дорогу к престолу Ломбардии. Так же я проложил себе путь к престолу «Morte Nera», создав себя и свое имя с нуля.

Диана губами коснулась его плеча.

– Почему ты выбрал это место? – прошептала она, чувствуя, как его пальцы касаются ее волос.

– Я его не выбирал. Оно выбрало меня само. Здесь уже был человек, держащий город в ужасе. Я случайно оказался здесь, передавая ему товар. – Стефано вздохнул, и Диане захотелось узнать, о каком человеке идет речь. Неужели в этом городе всегда был криминал?

– Кто был этим человеком?

– Джон Гриффин.

Она удивленно посмотрела на Стефано, теперь только начиная понимать.

– Вот откуда эта вражда между вами. Ты забрал у него все, что он имел. Но как у тебя это получилось? Ведь ты был один.

– Нет. Во второй раз я приехал уже не один. Со мной был Антонио и зачатки «Morte Nera». Мы стали собирать группу, покупали людей. Деньги, заработанные от продажи оружия, мне в этом помогли. За деньги можно все. ll denaro è una chiave che apre tuttie le porte. Деньги – ключ от всех дверей.

Теперь Диана понимала, почему деньги для него имели такое значение, кажется, он даже ее купил, но, в отличие от других, Диана согласилась работать на него не ради денег. А ради… Сначала из-за страха за свою жизнь. Потом – безумной любви.

– Я отобрал порт у Грифа. Я отобрал его первенство и сам стал править криминальным миром в этом городе. Но цена была слишком высока… – Он все еще касался ее волос, нежно играя с золотистой прядью. – Я не имею права кого-то любить. Любовь – это слабое место, и враг ждет, чтобы ударить по нему, и как можно сильнее. Десять лет он убивал моих людей, ища мое слабое место. Но его не было. Пока не появилась ты.

Диана дотронулась до его руки, которая ласково касалась ее волос, и приложила ее к своей щеке. Чувствуя его губы в миллиметре от своих, она прошептала:

– Я не знаю, что ждет нас впереди, через какие испытания нам придется пройти, чтобы сохранить нашу любовь, но я хочу, чтобы ты никогда не забывал о том, что для меня нет человека на этой планете важнее тебя. Я люблю тебя, Стефано Висконти, миланского герцога или убийцу, мне не важно, кто ты. Я просто люблю тебя такого, какой ты есть.

– Я люблю тебя, Диана, – прошептал он ей в губы.

Его губы коснулись ее, и Диана, обхватив его спину руками, потянула за собой. Воспоминания, боль, жалость, страх – все хотелось забыть и оставить только одно, что было у них на двоих, – любовь. И закат, плавно переходящий в ночь.

Они вместе. Они вдвоем. Они нашли друг друга среди пустоты, что жила в их душах. Это как вскарабкаться на вершину горы, минуя все преграды, и встать на обрыве, раскинув руки в стороны, подставляя лицо свободному ветру, и пытаться удержать равновесие. Пытаться не отпустить свою любовь, не сорваться вниз. Пытаться держать друг друга на самой высокой и опасной точке. Вдвоем. Он и она.

Ее машина следовала за его «Лексусом» по узкой витиеватой дороге. В ее памяти все еще звучал его рассказ о своей жизни. Одинокой и пустой. Такой же, как у нее. Разница лишь в том, что Диана никуда не бежала. Она была бедна – ее это задевало, а он был слишком богат, но его это тоже не устраивало. Ее Дьявол оказался человеком со сложной судьбой. Он выбрал слишком опасную игру, рискуя жизнью и пытаясь кому-то что-то доказать. Возможно, себе. Вряд ли его семья знала обо всем. Наверняка они ждут его до сих пор в далеком Милане, в надежде, что он вернется и примет свою жизнь такой, какая она была дана ему при рождении.

– Как же Марта оказалась с тобой?

– Марта – единственный человек, который был рядом со мной, не навязывая мне семейные убеждения. Это единственный человек, ниточка, связующая меня и мою семью. Я предложил ей уехать со мной, и она согласилась. Но я знаю, что она сделала это больше для моей матери, чтобы связь не прерывалась. Я знаю, что она часто летает в Милан, но я никогда не спрашиваю ее об этом. Меня это не касается. Моя жизнь – здесь.

– Наверняка твой отец тешит себя мыслью о твоем возвращении, Стефано, ведь ты – продолжение его рода.

– Пусть тешит. – Он поцеловал ее в лоб. – На мне продолжение и закончится.

Теперь она ехала в машине и думала о его словах. Сказав, что на нем закончится его род, он лишь подтвердил ее догадку о том, что он не хочет детей. Ведь его сын – будущее его семьи. А от будущего с ними он отказался.

Грустно вздохнув, Диана продолжила ехать вслед за черным «Лексусом». Кажется, ее будущее с Висконти могло оставить и ее без детей. Но она все равно останется с ним. Даже если им придется умереть в бездетном одиночестве, как Найтам. Значит, так распорядилась судьба. И выбрав Стефано, она знала, чем ей придется пожертвовать. Но взамен она получит его. Она согласна на эти условия. Только бы с ним.

Приехав в загородный дом, огражденный небольшим забором, Диана была поражена. Нет, не величием замка, не изысками большой территории, нет. Все было не таким. Скромным. Милым. Домашним. Небольшой двухэтажный домик скрывался за высокими деревьями. Было темно, но легкая подсветка дома слегка освещала дорогу, которая тянулась к двери. Здесь не было охраны, и Диану это удивило. Никого. Только он, она и…

– Наконец-то, я вас уже заждалась, – улыбнулась Марта, подходя к машине Дианы, – добро пожаловать, девочка. Я провожу тебя внутрь дома, и наконец ты поешь нормальную пищу. Скорее всего, он водил тебя по этим ужасным американским забегаловкам, – она недовольно посмотрела на Стефано, что вызвало его улыбку, – или вообще морил голодом.

Диана улыбнулась, ощущая тепло домашнего уюта, исходившее от женщины. Того уюта, которого ей так не хватало. Уюта, которого она лишилась после смерти отца.

– С такой Мартой, – шепнула она ему на ухо, – можно легко потолстеть.

– Еда – ее конек. Антонио очень любит бывать у меня, когда Марта дома. Ее итальянская кухня выше всяких похвал, и вряд ли в этой стране можно найти хоть что-то, отдаленно напоминающее ее стряпню. Кстати, – Стефано задумался, доставая из заднего кармана телефон, – что-то он не звонит мне.

– Утешает шокированную Луизу, – произнесла Диана и тут же вспомнила, как приказала повесить картину на место, а охрану распустила по домам. – Стефано… – она взглянула на него в надежде, что это не вызовет новую вспышку гнева, – твоя охрана… Я их отпустила.

Он удивленно посмотрел на нее, хлопнув дверью своей машины, но Диана не вздрогнула, а лишь поежилась от резкого холода налетевшего ветра.

– Ты все правильно сделала, должен же кто-то о них позаботиться, если их сумасшедший хозяин временами неадекватен, а его первый помощник в это время пытается приударить за женщиной.

После этих слов Диана расслабилась и, выдохнув, уткнулась ему в грудь.

На него это было не похоже, но таким он нравился ей еще больше. Наверное, сейчас в нем говорил не дьявол, а сам Стефано Висконти.

– Ты имеешь право голоса, Диана. И если ты считаешь нужным делать что-то по-своему, это опять же твое право. Но лучше ставь меня в известность.

– Если ты будешь ставить в известность меня. – Она намекнула ему на двадцать шесть трупов у «Поло-клуба», но он ничего не ответил, взял ее за руку и провел внутрь дома. Туда, где Марта ждала их с уже накрытым столом, туда, где пахло выпечкой и было тепло.

Дом внутри показался Диане больше, чем снаружи, возможно, из-за темноты она не рассмотрела его. Запах еды заставил ее желудок заурчать, кажется, она сегодня еще толком не ела, и, кажется, она теряла много энергии, отдавая ее этому мужчине.

– Я уеду завтра, если вы не против потерпеть меня одну ночь, – произнесла Марта, раскладывая лазанью по тарелкам.

– Ты можешь остаться с нами, если хочешь, мы тебя не гоним. – Стефано посмотрел на Диану, и та кивнула ему. Это было правильным решением.

– Мы будем рады, если вы останетесь, Марта. – Диана искренне улыбнулась женщине, и та тоже ответила ей тем же.

– Спасибо, милые, но у меня кое-какие дела в городе. Да и вам вдвоем будет куда комфортнее.

Диана видела, как Стефано лукаво усмехнулся. Несколько дней вдали от городской суеты, вдвоем, наедине с природой. Даже охрана не будет донимать их, да простит ее Томас, но от количества черных машин она задыхалась.


Утро встретило Диану щебетанием птиц за окном и лучами неяркого солнца, которое коснулось ее лица, проскальзывая через щелку между плотными шторами. Впервые после сделки с Ахмадом она спала так сладко и так крепко, что почувствовала физическое расслабление во всем теле и моральное в душе. Это было единственное место, как сказал накануне Стефано, где их никто не найдет. Еще с вечера он выключил мобильный телефон. Ему необходим был отдых. Он заслужил его. Он знал, что впереди их ждут трудности, связанные с Грифом. Об этом он тоже рассказал Диане.

– Найт вызвал нас к себе в надежде урегулировать конфликт. Но, увы, наша война продолжится.

Кто отказался идти на попятную и взять на себя ответственность за убийства, он так и не сказал. Но Диана и без того знала, что между этими двумя не может быть мира.

Выйдя на улицу, она глубоко вдохнула. Впервые за долгое время ей не хотелось думать ни о чем.

– Доброе утро. – Стефано, смеясь, поднял ее на руки и закружил. Он смеялся. Когда в последний раз она слышала его смех?.. Руками обхватив его шею, Диана впилась в его губы, но почувствовав, что падает, тут же оторвалась от него и закричала. Но он смеялся, крепко держа ее, чтобы не ушиблась. Так они и упали: он на траву, она на него, смеясь уже вдвоем. Марта уехала рано утром, оставляя дом, полный еды и уюта.

– Диана, тебе задание: заставь его нарядить елку. Это будет большим подарком мне на Рождество.

Девушка кивнула и тут же встретилась с недовольным взглядом синих глаз.

– У нас с тобой столько дел, – задумчиво прошептала она сейчас.

– Каких дел? – испугался он. – Ты и правда хочешь наряжать эту чертову елку?

«Чертова елка» – это как раз в стиле главы «Morte Nera», жестокого, властного убийцы, но ей хотелось провести время с человеком, чья фамилия была пропитана историей.

– Откинь свои предрассудки и достань мне елку.

– Где я достану тебе елку, Диана?

– Не знаю, сруби ее в лесу.

Он удивленно посмотрел на нее:

– В лесу? Но это же незаконно.

Диана засмеялась, самостоятельно достала топор и вручила ему. С каких пор Черный Дьявол соблюдает законы?

– Хорошо, – произнес Стефано, – я срублю тебе елку, но имей в виду: наряжать ее ты будешь сама.

Диана мило улыбнулась ему, и это не ускользнуло от него, но он лишь подмигнул и схватил ее за руку:

– Пойдешь со мной.

Идя по лесу, ступая на сухие листья и ветки, которые с треском ломались, издавая приглушенный хруст, Диана представляла, что она находится в другом мире. Еще одном. В том, где нет места ни Грифу, ни Найту, никому из «Morte Nera», никому живому, кроме них двоих. Здесь было спокойно и легко. И хотелось, как можно дольше наслаждаться спокойствием и умиротворением. И лишь пистолет, засунутый за пояс джинсов Стефано, говорил о том, что расслабляться нельзя и реальность где-то рядом.

Пройдя еще метров сто, он резко остановился, и Диана тут же налетела на него, уткнувшись ему в спину.

– Смотри. – Он указал рукой вперед, и Диана увидела вдалеке белое облако воды. Водопад. Вода с высокой горы неслась вниз, падая в небольшое озеро, создавая белую пену на его берегах, а мелкие капельки разлетались вокруг, соединяясь с лучами солнца, рождали разноцветную радугу.

– Как прекрасно, – произнесла тихо Диана, боясь нарушить красоту природы.

– Пойдем. – Он схватил ее за руку, быстрым шагом преодолевая расстояние, которое казалось достаточно большим. Но спустя несколько минут Диана уже отчетливо слышала, как вода, слетая с горы, ударяется о спокойное озеро.

– Диана, – Стефано развернулся к ней, откидывая топор и на ходу снимая футболку, – ты когда-нибудь купалась в радуге?

Если он сказал бы «в водопаде» – это был бы не он. «В радуге» – это было так ему свойственно.

– Нет, – прошептала она, любуясь красотой его сильного тела.

– Тогда раздевайся, ты же не будешь делать это в одежде.

– Но сейчас же день.

– Вот и отлично. – Он подошел к ней вплотную, слегка улыбаясь и прищурив глаза. – Я предложил тебе искупаться, но если ты настаиваешь на любви под радугой, я согласен.

– Нет, я не это имела в виду, – засмеялась Диана, чувствуя, как сильные руки заключают ее в свои объятия.

– Тогда раздевайся, если не хочешь идти обратно в мокрой одежде.

– Отвернись, – пролепетала она изумленному Стефано.

Столько раз он видел ее обнаженной, но сейчас при свете солнца ей было неловко. Он хотел что-то сказать, но лишь улыбнулся дьявольской улыбкой, расстегивая молнию на джинсах.

– О нет, нет! – вскрикнула девушка, отворачиваясь от него. Она даже на него еще не готова смотреть при свете дня.

– Но я же не просил тебя отворачиваться, – шепнул он уже возле ее уха, и легкая дрожь прошла по ее телу.

Он коснулся губами кожи на ее шее, медленно спуская тонкие лямки ее сарафана, и он каскадом упал к ее ногам.

Глава 50

 Сделать закладку на этом месте книги

Дорога обратно заняла вдвое больше времени. Стараясь не падать на землю от страстных поцелуев и горячих объятий, они сгорали от страсти друг к другу. К черту елку! О ней никто не вспомнил. К черту все в этом мире! Все подождут! Хотелось остаться здесь навсегда, и чтобы ни одна живая душа не смогла нарушить их идиллию.

Сладкие поцелуи, горячее дыхание, стук собственного сердца… Диана не отрывалась от его губ, касалась пальцами влажных волос, чувствовала своим телом рельефы его мышц под футболкой. Хотелось быстрее ее снять и касаться губами обнаженной кожи.

Стефано всем своим телом прижал ее к забору, лаская кожу на шее, руками очерчивая округлости ее тела.

– Прошу прощения.

Чей-то голос заставил их резко оторваться друг от друга.

– Очень жаль прерывать вас, – это сказал Антонио, который стоял возле своей машины. Как только Диана увидела его, ей захотелось простонать, потом закричать, а потом прогнать его. Какого черта его принесло? Дня не прошло, а ее мучителя уже ищут всем «Morte Nera».

Страсть тут же пропала. На смену пришел гнев.

– Антонио, не сказать, что я рад тебя видеть именно в эту минуту, – произнес Стефано, подходя к нему, но тут же на его лице появилась улыбка. – Пара дней отдыха мне не светит, так ведь? Найт ищет меня? Гриф дал показания?

Антонио тоже улыбнулся, смотря уже на Диану:

– Я прошу прощения, Диана, что приехал вот так, без приглашения, и нарушил… – он не знал, как подобрать слова, – ваш отдых, но у меня есть причина быть здесь. – Он снова взглянул на Стефано: – Мы потеряли босса, мог бы хоть предупредить. Твой телефон отключен впервые за десять лет. Что, по-твоему, я должен думать? Но я дозвонился до Марты, и она меня успокоила.

Стефано уже не улыбался:

– Ну раз ты спокоен, то что принесло тебя сюда?

– Не кипятись, Стеф, я по ее поручению, и еще мне надо переговорить с тобой по поводу следствия.

– Хорошо, – кивнул Стефано, указывая рукой на дверь, – заходи в дом.

Все в жизни происходит совсем не так, как планируешь, и именно тогда, когда этого совсем не ждешь. Почему-то Диане казалось, что Антонио прибыл с плохими новостями. Но сейчас для нее все новости плохи, если они касались следствия. И не важно, от кого исходила инициатива – от Грифа или от Найта, важно, что в любом случае страдал Стефано и «Morte Nera».

Опустив голову, она стояла, рассматривая маленький белый цветок у себя под ногами. Маленький и одинокий. Он рос среди травы, которая буквальна выживала и вытесняла его корнями, но он рос. Он рос для кого-то.

– Диана, – голос Антонио вывел ее из задумчивости, – Марта тебе кое-что передала. – Он открыл багажник, доставая пушистую елку. – И еще кое-какие вещи, не знаю, сколько вы тут будете, но Марта – предусмотрительная женщина.

Диана улыбнулась. Конечно, вещи ей были нужны, ведь уезжая за своим королем, она забыла о них и ничего не взяла. Но глядя в глаза Стефано, ей почему-то показалось, что ему не понравились ни елка, ни вещи.

– Что-то не так? – прошептала она.

Он лишь пожал плечами, заходя внутрь дома. Настроение – шторм. Это он, ее мучитель. Он снова вернулся, босс «Morte Nera». В его голове снова рождаются страшные мысли.

Диана улыбнулась Антонио, и он кивнул ей, закрывая багажник.

– Он злится на меня, Диана, я приехал не вовремя и без предупреждения. Но позвонить я не мог.

– Я все понимаю, Антонио. Вы привезли мне чудесный подарок. Мне будет чем заняться здесь. – Она взглянула на елку в его руках. – Как Луиза? Я не попрощалась с ней. Она испугалась? Вы повесили картину обратно?

Он вздохнул:

– Повесили. Луиза, конечно, была напугана, но… – он махнул рукой, – раньше ты тоже боялась его. Когда в следующий раз он снова увидит картину, позаботься, чтобы рядом не было людей.

– В следующий раз такого не будет, – прошептала она, – я обещаю.

– Знаешь, – он дотронулся до ее плеча, – почему-то я тебе верю.

Антонио внес елку в дом и еловый запах тут же окутал все помещение. Запах детства и запах одиночества. В ее детстве наряжать елку было важным домашним событием, отец помогал матери дотянуться до верхушки и надеть рождественского белого ангела с пушистыми крылышками. Тогда Рождество было для Дианы семейным праздником. После смерти отца и отъезда матери в Аризону все изменилось. Елка стала символом одиночества.

Пока мужчины разговаривали, сидя в креслах возле стеклянного столика, Диана отыскала коробку с рождественскими игрушками, одновременно стараясь подслушать их разговор. Но Антонио не сказал ничего существенного, кроме того, что Найт просил Стефано приехать к нему завтра. Хорошо, что не сегодня.

Вешая на зеленые ветки маленькие шарики, прикрепляя к ним красные бархатные бантики, Диана вспоминала все свои рождественские праздники, и улыбка невольно коснулась ее губ. Почему бы не выкинуть из головы последние годы жизни и начать собирать новые воспоминания? Она взглянула в сторону мужчин и встретилась с синими глазами. Стефано пристально наблюдал за ней, немногословно поддерживая разговор с Антонио.

А есть ли у него воспоминания об этом празднике? И где, вообще, он справлял Рождество последние десять лет?

– В связи с последними событиями предлагаю не устраивать праздник в здании «Morte Nera». Мы теперь мишень Грифа, – произнес Антонио, смотря на своего босса и ожидая его ответ. Диана тут же обернулась к ним:

– Вы справляли Рождество в здании «Morte Nera»?

– Мы всегда справляли Рождество в здании «Morte Nera» накануне Рождества, – засмеялся Антонио, – но впервые за десять лет мы отойдем от этой традиции.

Кажется, она уже слышала сегодня эти «впервые за десять лет». С ее появлением, судя по всему, у них многое стало «впервые».

– Ну почему же, – Стефано прищурился, хитро улыбаясь, – мы не отступим от традиции. Мы перенесем праздник в ночной клуб, открытие которого я планирую накануне Рождества. Пусть люди веселятся, они заслужили праздник.

Это было потрясающей идеей! Диана, удовлетворенно улыбаясь, достала из коробки рождественскую звезду. Она была вместо того самого ангела с пушистыми крылышками, что отец помогал матери надевать на верхушку елки.

– Отличная идея, Стеф. Надо созвать побольше прессы, тогда Гриф не посмеет взорвать все к чертям.

Диана вздрогнула от этих слов, все еще держа в руках серебристую звезду. Идея праздника в клубе ей понравилась, но чтобы все было так открыто?.. Возможно, Антонио прав. И стоит собрать побольше прессы. И охраны.

– Я займусь подготовкой, –


убрать рекламу






произнесла она, глядя на верхушку елки, – только для начала надо придумать название.

Она встала на цыпочки, пытаясь надеть звезду, когда знакомые сильные руки нежно коснулись ее пальцев.

– Я помогу. – Нежный баритон возле уха, и она от неожиданности выпустила игрушку.

Он легко надел ее на верхушку елки, но хмурый задумчивый вид Стефано не ускользнул от Дианы:

– В детстве мой отец сажал меня к себе на плечи, и я надевал рождественскую звезду на макушку, чем завершал украшение елки.

Боги! Диана удивленно взглянула на него. Его воспоминание! Впервые за все время, что она знает его, он сам сказал ей о маленьком эпизоде из прошлого. Маленьком, но таком важном.

– Мой отец помогал матери надевать ангела на елку, – прошептала она, – потому что она не доставала до верхушки.

Стефано улыбнулся. У каждого есть воспоминание. От них не убежать.

– Видимо, мне придется делать это всегда.

– Видимо, это твое призвание, – произнесла Диана, все еще любуясь цветом его глаз.

Антонио специально прокашлялся, чтобы про него не забыли, и Стефано усмехнулся, подмигнув Диане.

Нет, раньше он был другим, совсем другим. Он казался ей убийцей, и от одного его взгляда ей становилось страшно. Сейчас она видит в нем не убийцу, а потерянного человека, заблудившегося в этом мире. Прошлое не ушло, оно сидит где-то глубоко внутри, давит на него, причиняя боль. А он вынужден делать больно другим, скрывая свои эмоции.

Она проследила, как грациозно он прошел по комнате, как налил гостю виски. Какая прямая при этом у него спина, как гордо он держит голову. Что он тут делает? Его место там, в далекой Ломбардии, среди изысков и культуры, среди аристократии и титулов. И может, он и считает себя главой криминальной группировки «Morte Nera», но в душе он миланский герцог, в крови которого течет тысячелетняя история рода.

– Так что насчет названия? – не унимался Антонио. – Диана, может, у тебя есть идеи?

– Пусть решает владелец клуба. – Она обратилась к Стефано: – Назови его так, чтобы сердце отзывалось.

Конечно, она имела в виду его корни. Но он никогда не пойдет на это.

– Ты права, – его слова удивили ее, – я подумаю об этом.

После ужина Антонио уехал, оставляя их наслаждаться друг другом. Диане показалось, что он не был удивлен их отношениями. Возможно, все в «Morte Nera» уже знали, но ей было все равно. Пусть думают, что хотят. Правду знали только они вдвоем – любовь не имеет границ, статусов, возраста и титулов. Они просто любили друг друга.

– Завтра мы уедем отсюда? – Диана сидела в мягком кресле, поджав под себя ноги и кутаясь в плед. Вечерняя прохлада давала о себе знать.

Хотелось спокойствия. Хотелось оставаться в этом тихом месте как можно дольше, но она понимала, что рано или поздно им придется покинуть их убежище.

– Ты можешь остаться, а я буду приезжать вечером. – Он улыбнулся, подкидывая полено в камин. – Мне здесь тоже нравится.

Тишина в доме убаюкивала, заставляя забыть шум города. Но остаться здесь Диана не могла – слишком много работы предстояло выполнить в ближайшее время в ночном клубе. Надо будет созвониться с Луизой. Диана надеялась, что она согласится помочь ей в приготовлениях к празднику и открытию здания. Она надеялась, что вчерашний скандал не сильно испугал Луизу и она примет предложение стать менеджером. Как шепнул Антонио: «любой итальянец примет работу от семьи Висконти и посчитает это за большую честь». Антонио знал про… Он все знал.

– Кто в «Morte Nera» еще знает про тебя?

Стефано, сидящий к ней спиной возле камина, даже не обернулся, он просто замер. Диана возненавидела себя за любопытство. Он рассказал ей в надежде, что она больше никогда не станет говорить об этом. Но, черт возьми, ей хотелось знать больше!

– Кроме тебя и Антонио, никто. – Стефано повернулся к ней. – Я надеюсь, ты больше не затронешь эту тему.

Диана молча кивнула, потупив взгляд.

– Диана. – Его голос. Строгий. Она снова подняла глаза и посмотрела на него. – Скажи мне это, глядя в глаза.

Как она могла забыть! Отдавшись эмоциям и чувствам, он все еще оставался собой. Кажется, она не умеет врать. И кажется, сегодня она начнет это делать, глядя ему в глаза:

– Хорошо, я больше не затрону эту тему.

Он проглотил ее ложь. Но хватит ли у нее смелости узнавать его дальше? Хватит. Если она будет делать это не напрямую, а скрытно.

– Но про двадцать шесть трупов у «Поло-клуба» я могу спросить? Ты так и не объяснил мне, зачем навлек на себя этим гнев Грифа? Тебе мало того, что на этом месте был убит его сын?

– А что бы ты сделала на моем месте? – Он развернулся к ней. Диана поежилась от его пристального взгляда. – Куда бы ты их дела? Гриф не убьет меня, ему это невыгодно. Сейчас все его мысли и действия будут направлены на меня живого, ему необходимо сосредоточиться на том, как доказать мою причастность к произошедшему. И поверь, пока он будет занят мной, он полностью забудет о тебе.

Стефано подставил себя ради нее. Но это безумие!

– Это глупость, – прошептала она дрожащими губами, – ты сделал это ради меня? Берешь на себя всю ненависть Грифа? Хочешь расплачиваться за то, что сделала я?

– А что ты сделала? – Он удивился, широко открыв глаза. – Убила его ублюдка-сына?

– Ахмада ибн Мубарака тоже убила я. – Диана поежилась от своих слов. – А ты все взвалил на себя.

– Диана, – он присел рядом, беря в ладони ее лицо, – послушай меня внимательно: ты это сделала по моему приказу, а значит, я несу ответственность за его смерть. Не ты, а я. Но поверь, мне ничего не грозит, я, как всегда, выйду сухим из воды. Сейчас важно, чтобы Гриф был занят следствием, очищая свое имя от грязи, которую я ему подложил.

– Он начнет мстить тебе.

– Я привык. Главное, чтобы он не трогал тебя. – Стефано все еще касался ее лица, пальцами очерчивая его контур. – И мне не нравится, что он хочет купить тебя.

– Все, что принадлежит тебе, не продается? – улыбнулась Диана, чувствуя защиту, исходившую от любимого мужчины. – Ты понесешь убытки, Гриф не отдаст ни цента за аренду порта.

– Почему-то мне кажется, что ты стоишь дороже. – И он коснулся ее губами.

Они еще долго просидели возле камина, слушая треск поленьев. Впервые за долгое время Диана чувствовала себя спокойно. Пусть на время. Пусть завтра опять настанет сумасшедший день, ей не хотелось сейчас думать об этом. Прижавшись к его груди, слушая мерный стук сердца, ощущая касание крепких рук, нежно ласкающих ее волосы, она вспоминала то время, когда впервые увидела его, как боялась его, но в то же время ей было интересно. Ее первая тренировка на пляже, когда он до смерти гонял ее по сухому песку. Как он учил ее защищаться от мнимого врага, подняв ее руки над головой и крепко держа их. Когда он учил ее стрелять по мишени, стоя сзади и удерживая руками под грудью, чувствуя каждый ее вздох. Когда он топил ее в ванне с водой, держа за волосы. Когда заставлял идти по жаре на выжженном поле. Когда он крепко держал ее над обрывом, чтобы она не потеряла равновесие, заставляя отпустить страх. Когда он просил гнать машину на скорости двести двадцать, давая ощутить адреналин. Все это делал он? Тот, кто сейчас так нежно касается ее кожи, обжигая своим дыханием? Тот, кого она так сильно полюбила, пытаясь обмануть себя? Но любовь нельзя обмануть. Рано или поздно настоящие чувства взорвутся яркими красками и остальное станет неважным. Пустым. Прозрачным. Очередным этапом на пути к любви.

«Ты нужна мне, как воздух» – сколько раз он повторял эти слова, смысл которых был очевиден? Но не для них. Не задумываться над смыслом этих слов было гораздо проще, чем понять, что они уже являлись первым шагом к большому чувству, зародившемуся в них.

Глава 51

 Сделать закладку на этом месте книги

Утро выдалось суматошным. После того как Стефано включил наконец телефон, на него сразу обрушились звонки. Они вывели Диану из состояния умиротворения. Кажется, ей всегда хотелось выкинуть его телефон. Звонки отбирали у нее любимого мужчину.

– Я должна ехать в ночной клуб, меня уже ждет Луиза, – Диана подошла к своей машине и открыла водительскую дверь, – но я хочу поехать с тобой к Найту.

– Нет, – Стефано отрицательно покачал головой, – ты не должна светиться в этом деле. Встретимся вечером здесь.

– Я заеду в «Morte Nera». Соскучилась по всем.

Он усмехнулся, прищурившись:

– По всем?

Но Диана лишь улыбнулась, садясь в машину. Был только один человек в этом мире, по которому она могла скучать, и он стоял в двух шагах от нее.

– Будь аккуратна, – попросил он, и его телефон вновь зазвонил.

В ночном клубе Луиза встретила Диану новыми идеями. Казалось, она уже забыла про тот инцидент. Она согласилась работать менеджером, как Антонио и говорил. И Диану это порадовало.

– Никому никогда не говори о его происхождении, как ты заметила, он это не любит.

Луиза только кивала, хотя казалось, что она немного ошарашена этим фактом. Картина все так же висела в его кабинете, напоминая о гневе и грубых словах.

– Может быть, ее снять? – прошептала Луиза, боясь новой вспышки гнева хозяина.

Диана и сама бы с удовольствием сняла ее и собственными руками сожгла, но она решила поступить иначе: он должен принять ее решение. И это решение должно пойти ему на пользу.

– Это просто картина. Она ничего не значит.

Но она значила для Стефано слишком много, и Диане хотелось, чтобы прошлое вошло в его жизнь, меняя его будущее.

Пройдя по залам, они с Луизой составили список дел, и он оказался длиннее, чем они думали.

– Повар из Италии узнает Висконти, когда увидит его?

Луиза кивнула, и это стало проблемой.

– Тогда наймем человека, живущего в этой стране, но имеющего итальянские корни. Никто не может разбираться в итальянской кухне лучше итальянца.

– Я найду такого… – Луиза что-то записала в своем блокноте и тут же загадочно произнесла: – Может, мне Антонио поможет в этом?

Диана улыбнулась, отводя взгляд в сторону. Кажется, Луиза заинтересовалась Грассо. И кажется, это взаимно.

Работа так поглотила их, что Диана забыла про время. Сидя в кабинете своего босса, она составляла план на завтра, изредка поглядывая на «Замок Сфорца». Ей нравилось заниматься делом, которое со временем принесет честные деньги. Ни убийств, ни наркотиков, ни оружия, просто бизнес. Но было что-то такое, по чему она скучала. Чего-то не хватало. Откинув ручку на папку с документами, она закрыла глаза, руками схватившись за голову, запутывая пальцы в волосах. Ей не хватало удовольствия от выпущенной в мишень пули из пистолета «Berettа». И это ее пугало. Она просто хотела держать в руках оружие и нажимать на курок, испытывая адреналин от попадания в цель. Казалось, за последние месяцы Диана срослась с оружием. Оно стало привычным в ее жизни. Отец, наверное, еще раз перевернулся в гробу, прочитав ее мысли. Она сама не могла простить себя за них.

Размышления прервал звонок. Она посмотрела на экран телефона и сильно удивилась абоненту – это был Мэт.

– Мэт, я рада слышать тебя. – На самом деле ее сердце сжалось, она боялась услышать страшную новость. Стефано арестовали? Найт и Дилан не смогли ему помочь? Гриф нанес визит? Он всех убил? – Что случилось?

Но спокойный голос Мэта позволил Диане вдохнуть полной грудью:

– В «Morte Nera» все спокойно, Висконти приехал от Найта. Но ты же знаешь, что мы, охранники, узнаем обо всем последние. Диана, – он сделал паузу, – мне надо с тобой поговорить. Давай встретимся через полчаса на пляже Сент-Бич.

Она чуть не выронила трубку из рук. Что понадобилось Мэту так срочно и так внезапно? Ее сердце вновь сильно забилось, а мозг стал рисовать самые ужасные картины.

– Мэт, что случилось?

– Мне нужна твоя помощь, Диана. При встрече я все тебе расскажу. Прошу, только не говори никому, это касается только меня.

Диана нахмурила брови, волнуясь и стуча пальцами по столу:

– Конечно, Мэт, я буду через полчаса на пляже.

Она положила телефон в сумочку, схватила документы и быстрым шагом вышла из кабинета, чуть не сбив Луизу:

– Я уезжаю по срочному делу, – она вручила ей стопку бумаг, – начинай искать персонал, завтра мы устроим собеседование.

Миновав ошарашенную женщину, Диана сбежала вниз по лестнице и, выйдя из здания, глубоко вдохнула. Что бы там ни было, Мэт просил помощи. Это единственное, что когда-то она могла сделать для людей. Помогать. Раньше это было частью ее жизни.

Она приехала на место встречи слишком рано. Пляж был почти пустой, и только редкие влюбленные пары прогуливались по берегу. Диана сняла обувь и направилась к воде уже прохладного моря. Чувствуя, как ветер разбрасывает ее волосы, она связала их тугой резинкой.

– Диана, спасибо, что пришла.

Она обернулась на голос Мэта – он тоже пришел раньше. Значит, у него действительно что-то случилось. Бледность его лица и темные круги под глазами лишь подтверждали этот факт. Можно уже начинать переживать сильнее, чем минуту назад.

– Что случилось? – произнесла Диана, но понимая, что ветер уносит ее слова, заговорила громче: – Тебя обидел Висконти?

Почему ей пришло это в голову? Почему она сразу начала обвинять во всем его? Она даже еще не выслушала Мэта. Черт, она ненавидела себя за это.

– Нет, он ни при чем. – Он взял ее за руку. – Сядем в мою машину, здесь очень ветрено.

Кивнув, Диана направилась к стоянке, боковым зрением наблюдая за парнем. Что-то было не так. Какая-то нервозность сидела внутри него, было видно, как он волнуется.

В машине Диана сразу повернулась в его сторону, снова задав свой вопрос.

Мэт кивнул, глядя в лобовое стекло:

– Ты единственный человек, Диана, кто мне может помочь. Мне больше не у кого просить помощи. – Его руки мертвой хваткой вцепились за руль. Слова давались ему тяжело. – Одолжи мне двадцать тысяч долларов. – Он взглянул на нее, видя ее расширившиеся от удивления глаза.

– Мэт, – прошептала Диана, – зачем тебе столько денег? Висконти не платит тебе зарплату? Я так и знала, что пришло время поговорить с ним по поводу его людей…

Но парень перебил ее:

– Нет, Диана, не надо ни с кем говорить. Он платит хорошие деньги. Но в моей ситуации этого мало…

Теперь уже Диана не выдержала:

– В какой, Мэт?

Он вздохнул, снова смотря вдаль перед собой, руками продолжая держать руль:

– У моей матери обнаружили рак. Мне нужны деньги на ее лечение. Как только я заработаю нужную сумму, я верну тебе все до последней копейки.

Диана опешила. Боже правый! Самый близкий человек смертельно болен, а она сидит и выясняет причину. Мэт никогда бы не стал просить деньги, если бы это не было вопросом жизни и смерти.

– Боже, Мэт! Конечно, я дам тебе столько денег, сколько необходимо. И не обязательно их возвращать. Они не принесут мне ничего хорошего, пусть хоть пойдут на благое дело. – Диана полезла в сумочку, вытаскивая чековую книжку, она не знала, сколько денег лежит в банке на ее счету, но была уверена, что скопилось достаточно. Деньги за наркотики и за убийство Ахмада ибн Мубарака должны кому-нибудь спасти жизнь.

– Диана, – Мэт положил руку на чековую книжку, увидев, как она достает ручку, – можно наличными?

Все было как-то неправильно. Разве Стефано Висконти не интересуется жизнью своих людей? Она не верила в бессердечность своего синеглазого Дьявола, возможно, раньше, но не сейчас.

– Я поговорю со Стефано, Мэт. Он должен знать. Он должен помогать своим людям. Мы одна семья.

– Диана, прошу тебя, не надо, – отрицательно покачал головой Мэт, – у такого человека быть в долгу чревато последствиями. Не хочу быть ему должен. Если я кому и буду обязан, то только тебе. И еще не хочу потерять свое место. Кому нужна охрана с личными проблемами?..

Ничего другого от его охраны она и не ждала. Страх. Кругом один сплошной страх.

– Хорошо, – она кивнула, – я привезу тебе наличные сегодня в «Мorte Nera» и незаметно передам. Я никогда не получала такую сумму, но думаю, понадобится немного времени на ее получение.

– Спасибо, ты настоящий друг.

Диана заметила, как напряжение Мэта стало спадать, его лицо расслабилось.

– Я могу поговорить с доктором Хартом, он наверняка знает хороших специалистов в этой области.

– Нет, Диана, моя мать живет в Канзасе. Я перешлю ей деньги. Или отвезу сам.

– Ты обязан быть с ней, поезжай сам, я прикрою тебя. Хотя и считаю странным твое молчание в «Мorte Nera», они тоже люди и поймут. Стефано Висконти не такой жестокий, как тебе кажется.

Она видела, как поежился Мэт:

– Прошу тебя, Диана, не говори никому. Я могу тебе доверять?

Она кивнула, хотя в душе была не согласна с ним, но выбора не было: она пообещала и слово свое сдержит. С тех пор как она встретила его на собеседовании в «Мorte Nera», Мэт стал ей другом. Они начали свой путь в этот жестокий мир вместе, они вдвоем совершили сумасшедшую сделку с Грифом, продав ему кокаин. Мэт однажды пригласил ее на свидание. И это было самое опасное свидание в ее жизни.

Сидя в банке напротив лысого банкира в очках, Диана поняла, что чувствует себя неловко. Она просила свои же двадцать тысяч долларов, а он посмотрел на нее так, будто в ее руках пистолет. Рассматривая ее паспорт, сравнивая фотографию с живой копией, он одобрительно кивнул, и Диана закатила глаза:

– Наконец-то.

И какого черта, Стефано кладет деньги ей на счет? Наличными было бы гораздо проще.

– Если вы еще скажете мне, сколько денег у меня на счете, я вам буду благодарна. Возможно, я захочу снять все.

Банкир ослабил галстук, переводя взгляд с экрана компьютера на нее:

– Один миллион сто восемьдесят три тысячи долларов, мисс.

В горле резко пересохло. Диана решила, что она ослышалась. Но чтобы не выдать своего удивления, четким голосом произнесла:

– И только?

Она наигранно засмеялась, одновременно размышляя над суммой, только что произнесенной банкиром. Неужели Стефано заплатил ей за убийство Ахамада ибн Мубарака? Ведь после сделки с Грифом на ее счету было гораздо меньше. Она резко перестала смеяться, наблюдая, как мужчина натянуто улыбается, глядя в компьютер.

– Все будете снимать?

И куда ей это «все»? У нее даже сейфа нет. Что делать с такой суммой? Раньше, когда денег не было, это было проблемой. Сейчас, когда денег много, она не знает, что с ними делать. Надо составить план «как потратить миллион долларов». Можно заплатить за аренду дома, сделать ремонт или, еще лучше, купить новый дом. А зачем ей новый дом, если она не живет в своем доме? О боже! Деньги всегда доставляют проблемы. Надо отослать матери хоть часть. Сто тысяч. Нет. Этого много. Мать поднимет панику и припишет Диане все смертные грехи, обвинит в проституции и криминале. И будет почти права.

– Пожалуй, я не буду снимать всю сумму. Достаточно двадцати тысяч наличными и пятьдесят тысяч переведите на этот счет. – Диана написала на листке бумаги цифры и протянула их банкиру. Этой суммы будет достаточно на первое время, потом она переведет еще.

Подходя к машине, Диана остановилась и посмотрела вдаль, на горизонт. Кажется, она стала миллионером, но почему-то ее это совсем не радовало. Она имела миллион долларов и вместе с ним кучу проблем в лице Грифа. Что-то подсказывало ей, что, получив столько горя одновременно, он не остановится ни перед чем. Взглянув на экран мобильного телефона, девушка нахмурилась. Стефано не звонил. Мэт сказал, что он уже вернулся со встречи с Найтом. Но почему-то не позвонил. Пора ехать в «Мorte Nera».

Подъехав к знакомому и уже такому родному зданию, она припарковала машину возле большого черного «Лексуса».

– Диана… – Мэт шел ей навстречу, и она, кивнув, улыбнулась. Хоть кому-то деньги принесут пользу. Сунув ему на ходу сверток с деньгами, она прошла мимо со словами:

– Ты всегда можешь обратиться ко мне.

Она открыла стеклянную дверь и зашла внутрь, преодолевая одну за другой ступеньки, ведущие на второй этаж к кабинету босса, любимого мужчины, по которому так соскучилась. Ольга прошипела какое-то ругательство в ее адрес. Но это не остановило Диану, которая открыла массивную дверь и влетела в кабинет. Он сидел на своем месте во главе стола, разговаривая по телефону, а рядом Антонио, сложа руки на столе, внимательно слушал. Видимо, звонок был важным, поэтому Диана тихонько проскользнула на свое место.

Положив трубку, Стефано обратился к своему помощнику:

– Через пару недель судно «Касабланка» зайдет в порт Нью-Йорка, где его встретит мой агент, – он хитро улыбнулся, прищурив глаза, – скоро мы избавимся от оружия и головной боли за него.

Диана заметила, как облегченно вздохнул Антонио, кивнув в ответ:

– Надеюсь, что все пройдет гладко и нам никто не поставит подножку.

– Надеюсь, – поддержал его Стефано и перевел взгляд на девушку.

Как только их взгляды встретились, она поняла – он тут же перестал думать об оружии. Диану в этот момент тоже меньше всего интересовало оружие. Вернее, вообще не интересовало ни судно, перевозившее его, ни даты. Она пришла по другому поводу: визит Стефано к Найту. А еще хотелось бы обсудить его приближенных людей. Нет, она не собиралась говорить о Мэте, но в целом… Все вдруг стало неважным.

– Пожалуй, я пойду. – Антонио поднялся со своего места и вышел.

Они не заметили его внезапного исчезновения. Они любили друг друга глазами так, что Диана на какое-то время забыла о цели своего визита.

– Я скучал. – Его слова вернули ее в кабинет, а жаль, сейчас, как никогда, хотелось убежать отсюда вдвоем в домик в лесу. Уединение и релакс. Или лучше вообще покинуть страну.

– Я больше скучала, потому что пришла, – это доказательство.

– Ты пришла узнать про мой визит к Найту, – улыбнулся Висконти. – Не переживай, я жив.

– Я переживаю за будущее, Стефано. Сейчас ты жив, но жить с каждым днем становится все страшнее…

Он встал со своего места и схватил со спинки кресла пиджак. Тянул время, уходил от ответа, а ей так хотелось засыпать его вопросами! Он подошел к девушке, протягивая руку:

– Пойдем домой, когда я вижу тебя, мне совсем не хочется думать о Найте и Грифе. К черту их.

Она коснулась его руки и поднялась. Он прав, сейчас им нужно просто побыть вдвоем.

– Кстати, я заказал вывеску для клуба.

– Правда? – Эта новость обрадовала Диану. – Какое название ты придумал? Мне безумно интересно!

– Я не скажу тебе. – Они вышли из кабинета и направились к лестнице. – Название будет сюрпризом, который ты увидишь в день открытия клуба.

Интересно, это что-то гангстерское? Или, напротив, аристократическое, миланское? Хотя вряд ли Стефано Висконти будет афишировать свое происхождение.

Она задумчиво прошла мимо сидящего за столом Мэта, мельком взглянув на него и про себя отметив его бледное лицо. Как жаль его и его больную мать. Она очень надеялась, что лечение поможет той справится с болезнью. И… о черт! Под гипнозом синих глаз она совсем забыла о том, что хотела поговорить со Стефано о его людях.

Они вышли на стоянку, и Диана притормозила:

– Раз ты мне не рассказываешь о Найте, я могу попросить тебя кое о чем другом? Это касается всех людей, которые работают на тебя.

– Что с ними не так? – удивился он, бросив взгляд сначала на «Лексус», потом на «Инфинити». – Мы поедем каждый на своей машине? Или ты поедешь со мной?

– Я поеду на своей следом за тобой. – Диана подошла ближе, пристально смотря ему в глаза, но видела лишь хитрый взгляд. И кажется, в них блеснул огонек. Она даже поняла, о чем он сейчас думал – о том, что его ждет дома: они вдвоем, нежность, море прикосновений и поцелуев. Хотелось поцеловать его уже здесь, они ведь не в здании и он не ее босс. Сейчас он – любимый мужчина, которого хочется чувствовать всем телом. Ладно, она поговорит с ним о делах позже, но и зацеловать его не может. Не здесь и не сейчас.

– Поговорим потом, – улыбнулась девушка, послав воздушный поцелуй в надежде, что этого никто не заметит из окна своего кабинета.

– Уверен, что у тебя не будет времени на разговоры.

Стефано оказался прав: приехав к загородному дому, он не дал ей задать ни одного вопроса, начал целовать Диану прямо во дворе. Жадно, дико, ненасытно, не давая ей думать о людях из «Morte Nera». К черту всех! Его пальцы начали расстегивать пуговицы на ее блузке еще до того, как они зашли в дом. А переступив порог, Диана поняла, что блузки и вовсе нет на ее теле. Есть только поцелуи, которыми он с жадностью осыпал ее тело, его прикосновения, которые заставляли кожу гореть, его шепот, который ласкал и возбуждал, как волны в океане, накатываясь одна за другой.

Глава 52

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром они завтракали на террасе, вслушиваясь в пение птиц и шуршание листвы на кронах деревьев. Чудесное место, скрытое от посторонних глаз, от суматохи города, от шума главной магистрали.

– Найты все еще летят на Рождество в Париж? – Диана намазала ломтик хлеба арахисовой пастой и отправила его в рот.

– Боюсь, что я слегка нарушил его планы. Ему придется остаться здесь, чтобы присутствовать на открытии клуба. Мэр и пресса – залог нашего спокойствия, – усмехнулся Стефано, пальцем проведя по ее губам, – потом пусть едет куда хочет.

– Эгоист, – улыбнулась девушка, но понимала, что иного выхода нет. Найт и правда был им необходим.

– Я эгоист только по отношению к тебе, все остальное – это выгода.

Только сейчас девушка заметила на его мизинце перстень, тот самый, что она обнаружила у него в кабинете дома. Тот самый, что был загадкой. Тот, что даже после раскрытия тайны рождения Стефано Висконти таковым и оставался. Коронованная синяя змея, в пасти у которой человек. То, что коронованная змея означает род Висконти, Диана не сомневалась, но остальное… Спросить очень хотелось, но Стефано запретил ей затрагивать тему его происхождения. Он проследил за ее взглядом, явно понимая, какие вопросы крутятся у нее в голове. Наверное, ждал, что она озвучит хоть часть. Но девушка молча перевела взгляд на чашку с черным кофе.

– Это герб рода Висконти, – начал говорить Стефано, привлекая внимание девушки. Она взглянула сначала на него, а потом на перстень – мужчина снял его и передал ей. – Бисцион – эмблема моего рода. Этому перстню более пяти сотен лет, его передавали из поколения в поколение.

Фамильная ценность вновь оказалась в ее руках, и луч солнца осветил изображение – коронованную лазурную змею.

– Что значит змея? И почему у нее во рту человек?

– Существует много легенд. Согласно одной, герцог Оттоне Висконти в Крестовом походе 1187 года встретился в поединке с сарацинским принцем, у которого на щите было изображение змеи, глотающей ребенка, что являлось насмешкой над христианами, так как этот младенец символизировал Христа. Оттон убил сарацина, забрал его щит и вернулся домой, после чего решил избрать его своим гербом. Изображение символизирует силу и власть города.

Диана, не отрываясь, смотрела на змею, рисуя в воображении тот век, рыцарей в доспехах, нашествия врагов… С тех пор изменились лишь лошади – теперь это машины, а рыцари и враги остались.

– Но это лишь одна из версий. Мне по душе другая, в принципе поэтому я его и ношу.

– Какая? – тут же спросила Диана, переводя взгляд с лазурной змеи на глаза человека, сидящего напротив. Господи, их цвета в свете солнца совпадали!

– Предполагают, что Висконти для своего герба просто использовали древний ломбардский символ – голубую змею, которую носили в качестве оберега. А младенец, который появляется из ее пасти, символизирует вновь пробуждающуюся вечно юную силу в сочетании с мудростью. Обычно я надеваю его перед чем-то важным, кажется, оно придает мне уверенности в себе. Возможно, глупо, но людям надо во что-то верить.

Диана кивнула. Он истинный миланский герцог, в крови которого течет многовековая история: власть, территория, деньги. Он не стал таким, он таким родился. Сложно бороться с тем, что течет в твоей крови веками.

– Я уверена, что герцоги вашего рода оберегали и заботились о своем народе. – Она передала Стефано перстень, и он тут же надел его на мизинец.

– Согласен, так и было. – Он посмотрел на часы у себя на запястье, видимо, чувствуя, к чему она клонит.

– Я хотела бы поговорить с тобой о твоих людях, – прошептала Диана, вновь привлекая к себе внимание. Стефано улыбнулся ей:

– Хорошо, что ты хочешь поговорить о живых людях, а не о трупах.

Верно, после признания Мэта живые вышли на первый план. Но трупы ее беспокоили тоже.

– Стефано, а ты хорошо знаешь своих людей из охраны? – Она слегка прищурилась то ли от солнца, то ли от собственного вопроса. Глупо было спрашивать: он знал все и про всех. Но Мэт…

– Все, что мне нужно, Диана, я знаю. Ты не доверяешь кому-то из охраны?

– Нет, я всем доверяю, просто мы не знаем их личную жизнь: их семью, их детей…

– Каких детей? – нервно перебил он ее. – Мало у кого есть дети, но ты права, я не думаю об этом. Их личная жизнь меня не касается, и тебя не должна касаться тоже.

– Может быть, им увеличить зарплату? – Она сказала это серьезно, но потом, увидев, как усмехнулся Стефано, улыбнулась. Трудно устоять перед харизмой Висконти, особенно сейчас, когда он с прищуром смотрел на нее, а его губы слегка растянулись в усмешке, а потом… Он молча гипнотизировал ее взглядом. И было понятно, что в этот момент он точно не думает о своей охране. Он взял ее ла


убрать рекламу






донь в свою и поднес к губам:

– Ты напоминаешь мне мою мать, она всю жизнь занимается благотворительностью.

Диана улыбнулась, наблюдая, как Стефано поднимается со стула, застегивает пуговицу на пиджаке и направляется к выходу. У двери он обернулся:

– Кто из моей охраны недоволен зарплатой? Скажи мне, и я застрелю этого человека. Избавлю от мучений.

Девушка догнала его, хоть и понимала, что опаздывает на собеседование в клуб. Но промолчать она не могла:

– Неужели ты думаешь, что мне будут жаловаться и использовать меня, чтобы передавать тебе все свои претензии и недовольства? Это мое личное желание. Мне кажется, что они заслужили… не знаю, премии.

Она заметила в его глазах сначала удивление, потом Стефано усмехнулся и притянул девушку себе, коснулся ее губами. Дурманит голову. И она поддалась. Его поцелуи, его ласки – ей было мало ночи. Они слишком короткие для них.

– От тебя невозможно уйти. – Он прошептал ей в губы, а пальцы коснулись выреза на ее шелковом халатике. Только сейчас Диана осознала, что даже не оделась, а должна уже ехать в клуб. Но это стало не важно. Все, что было за пределами их двоих, – не важно. Ни люди, которые их ждут, ни дела. Нет в этом мире того, что будет когда-либо стоять на первом месте, разлучая их.

Они оба опоздали на работу. Диана влетела в кабинет в клубе, где Луиза уже принимала людей. Девушка села во главе стола, пытаясь отдышаться, смотря в глаза мужчине, который пришел на вакансию, но не замечая его. В ее мыслях были другие глаза. Цвета чистого сапфира. Она тут же перевела взгляд на картину с замком Сфорца, вспомнив о перстне с бисционом, об истории которого узнала утром. Стефано раскрывался все больше, что не могло не радовать. Но даже если бы он молчал, она не стала бы любить его меньше.

Отбор сотрудников проходил долго. Людей было много, временами Диана понимала, что теряет внимание и не улавливает речь говорящего. На помощь приходила Луиза, которая задавала нужные вопросы в самый подходящий момент. Только к вечеру народ разошелся, воздуха стало больше, дышать стало легче, но усталость давала о себе знать. Но окончание собеседования – это первый этап. Впереди еще кипы бумаг с резюме, каждое из которых надо просмотреть. Желательно как можно быстрее.

– Синьор Висконти заказал вывеску с названием, – улыбнулась Луиза, передавая бумаги Диане, – но сказал, что для тебя это будет сюрпризом на Рождество. Я подумала, что это странно, но, узнав содержание, поняла, что это мило.

Диана оторвала взгляд от бумаг и перевела его на Луизу:

– Стефано Висконти и слово «мило» в одном предложении звучит страшно. Даже не представляю, что он придумал.

– Тебе понравится, – кивнула женщина, – и это название говорит о многом.

– Правда?

Диана отложила ручку в сторону и вновь взглянула на «Замок Сфорца». За целый день она изучила каждый кирпич на нем. Но потом вернулась к названию клуба. «Мило» и «говорит о многом» – это квест, который ей надо разгадать, чтобы узнать название. Или ждать открытия клуба. Пожалуй, она подождет, зато будет сюрприз. Хотя, сюрприз уже то, что он хоть что-то придумал и заказал вывеску.


Последние дни перед открытием выдались очень сложными. Диана так сильно ушла в организацию мероприятия, решая массу вопросов, что периодически забывала есть. Но она ни на секунду не забывала про Грифа и трупы на его территории. Как ни странно, он не давал о себе знать.

Про следствие она кое-что узнала: Найт пытался повесить на Грифа двадцать шесть трупов, доказать его причастность к их смерти, но все дороги так или иначе вели в «Morte Nera» к Висконти. Замять эти страшные смерти было бы проще, чем начать раскручивать клубок, в котором Найт находился тоже. Решено было собрать всех глав, чтобы объявить о небольшом перемирии. Хотя бы в этом деле. Войну нельзя остановить, но ее можно прекратить хотя бы на время.

Жизнь текла на удивление спокойно, не считая открытия клуба в канун Рождества. Велись последние приготовления: началось оформление клуба к празднику. Луиза, как дизайнер, руководила процессом, Диана принимала участие даже в оформлении елки, вещая шары и прикрепляя банты. Официанты уже получали наставления от их главного менеджера – мужчины по имени Седерик, имеющего французские корни. Он нравился Диане, потому что говорил мало, но по делу.

Казалось, посмотреть на завершение работ пришли все, даже Ноэль Найт, первая леди, решила нанести визит. Ее искренняя улыбка доказала Диане, что все получилось:

– Это выше всяких похвал! Теперь вся элита будет собираться именно в этом заведении. А кстати, я до сих пор не знаю название.

– Я тоже, – улыбнулась Диана.

Оглядываясь по сторонам, среди множества людей она заметила Майкла. Он намотал на Камиллу гирлянду и включил ее. Диану это насмешило – сразу видно, кто и чем занимается в «Morte Nerа». Антонио тоже был здесь, пытался помочь Луизе, таская за ней тяжелые коробки. Казалось, он готов целовать пол, по которому та прошла. Но Диана знала, что Луиза – женщина, воспитанная в строгости. Внимание Антонио ей льстило, но не более. Ближе она его не подпускала, об этом Диана знала точно. Они часто секретничали.

– Леди Ди, вам помочь? – Томас выхватил из ее рук большой шар и повесил его на ветку выше.

– Спасибо. – Девушка спрыгнула вниз со стула и встала рядом с Ноэль, чтобы полюбоваться елкой. – Я всегда мечтала о большой елке, но наш маленький домик не мог такую вместить.

– Мечтам свойственно сбываться, – улыбнулась Ноэль, – ты сама в этом убедилась.

Это правда. Казалось, что жизнь расцвела яркими красками. Говорят, мечтать надо осторожно, потому что сила мысли заставляет сбываться даже самые, казалось бы, несбыточные мечты. Но большего, что имела сейчас, Диана не хотела. Ей было достаточно того, кто уже рядом с ней. Или не рядом? Она вновь обвела взглядом помещение, но того, кого хотела бы, не увидела.

– Он с Ричардом, – тихо произнесла Ноэль. Какая проницательная женщина. – Кажется, у них разговор по поводу все того же дела. Думаю, пора им прийти к какому-то решению.

– Надеюсь на это, – вздохнула девушка, понимая, что Мэта тоже нет среди присутствующих. Но это было неудивительно. В связи с болезнью матери вряд ли ему сейчас до праздников. И вообще, на Рождество он обязан поехать к ней.

– Завтра нас ждет потрясающий вечер! – К ним подоспела Камилла, с ног до головы обвешенная гирляндами. – Ты уже выбрала платье?

Платье! Диана напрочь забыла о нем, погрузившись в приготовления к празднику. А вечером… А вечером ей вообще не нужна была одежда, она не думала о ней. Ее сводил с ума Стефано Висконти, давая понять, что без одежды она выглядит куда более сексуально.

– Конечно, нет. Разве у меня на это было время? – Она развела руками, мысленно перебирая свой гардероб. – Надо было устроить карнавал. Как в Венеции. Я могла бы обвешаться гирляндами, а это уже целый наряд.

Камилла обвела взглядом провода на себе и недовольно взглянула на Майкла. Он разговаривал с Томасом. Свою миссию с проводами он выполнил на «отлично».

– Могу посоветовать человека, который спец по проводам.

– Лучше не надо, – улыбнулась Диана, – пусть украшает только тебя. Кстати… – Девушка подошла ближе. Они так давно не разговаривали по душам, не секретничали, что у нее накопилась уйма вопросов. – Что у тебя с Майклом?

Щеки Камиллы залил румянец. Это совсем не свойственно ей. Она слегка улыбнулась и опустила взгляд. Диана впервые видела ее такую: не бойкую девушку, которая хватается за каждого мужчину, а кроткую и скромную. Румянец и опущенный взгляд говорили о том, что девушка засмущалась. Господи! Камилла впервые засмущалась! Спасибо Стефано Висконти за уроки жестов и мимики. Можно было дальше не устраивать допрос, все и так было понятно.

– Мы с ним встречаемся. – Камилла все-таки ответила, подняла глаза на Диану и пожала плечами. – Вернее, пару раз сходили в бар. Не более того. Ди, ты думаешь, я ему нравлюсь?

В этом не было сомнений. Диана перевела взгляд на Майкла, который уже обматывал елку гирляндой. Она знала его не так хорошо, но достаточно, чтобы сделать вывод: Майкл – отличный парень. И он не завалил Камиллу в постель после первого свидания, что доказывало его уважение к ней. Это вообще свойственно всем членам «Morte Nera». Какой руководитель, такие и подчиненные.

– Я уверена, что очень нравишься, – улыбнулась Диана. Возможно, Камилла нашла своего мужчину. – Майкл очень хороший, он скромный, и я точно знаю, что обидеть он не сможет.

Камилла машинально улыбнулась и поправила пальцами волосы, скромно убрав выбившуюся прядь за ушко. Она наблюдала за Майклом, и он, заметив это, подозвал ее к себе. Девушка тут же бросилась помогать ему с гирляндой.

Диана взглянула на часы на своем запястье, что привлекло внимание Ноэль:

– Не переживай, человек, который стоит выше всех, имеет много дел. Но честно, я думаю, что Стефано послал Ричарда с его делами подальше и уже едет сюда.

– Не думаю, – пожала плечами Диана, – но даже если так, то мне надо отъехать кое-куда по делам. Вы передадите ему, что я скоро вернусь?

– Не переживай, дорогая, конечно, передам. Наверное, дело очень важное.

– Да, – кивнула девушка, улыбнулась напоследок и направилась к выходу. Дело очень важное: доехать до врача, чтобы тот выписал ей противозачаточные таблетки. Стефано просил сделать это еще на той неделе, но не было времени…

Получив от врача упаковку таблеток, Диана вздохнула – вот она, взрослая жизнь. Та жизнь, которая стала для нее новой во всех смыслах. О детях Стефано больше не говорил, и его можно понять: слишком опасно для него, слишком рано для нее. Плюс его убеждение в том, что на нем и должен закончиться род Висконти. Диана надеялась, что когда-нибудь он изменит свое мнение. Так не должно быть. История должна продолжаться.

Подъехав к дому, девушка увидела черный «Лексус» и улыбнулась. Стефано дома, он не поехал в клуб, видимо, сильно устал. Его нервы были на пределе – такова цена попытки сбить Грифа со следа, который вел к ней. Заставить переключить внимание с сына на разборки в городе.

Когда они вдвоем смогут жить нормальной жизнью? Наверное, никогда, но она сама выбрала такую жизнь.


– Ты, конечно же, мне ничего не расскажешь? – Диана сидела возле ванны, куда окунула мочалку и намылила ее. Это была ее идея – расслабить Стефано, набрав полную ванну теплой воды с пушистой белой пеной, прикасаться к его коже, смыть весь негатив, что он получил за день. Просто быть рядом.

Он улыбнулся, смотря, как губка, зажатая в ее руке, коснулась его груди, но Диана вдруг остановилась, будто током пораженная, встречаясь с ним взглядами. Замерла, а он перехватил ее руку:

– Что тебя остановило?

Какое-то знакомое чувство… Как будто она уже пережила этот момент. ЕЙ было знакомо даже то, как он перехватил ее руку:

– Дежавю, – прошептала Диана, возвращаясь в реальность, – мне кажется, я уже делала это раньше.

– Мыла мужчину? – не понял он. В голове не укладывалось.

– Да, – слегка кивнула она, – и этим мужчиной был ты.

Стефано хитро улыбнулся:

– Правда? И что я сделал потом?

– Я не помню…

– Зато помню я! – Висконти затащил ее в ванну, и Диана, плюхнувшись в воду, создала миллиард брызг, которые разлетелись по всей ванной комнате. Она хохотала, пыталась увернуться от него, но потом сдалась, прижалась к его обнаженному телу, ощущая губы этого мужчины на своей шее. Смех прекратился, она сдалась и застонала.

Глава 53

 Сделать закладку на этом месте книги

Рождество – это время, которое проводят в кругу семьи: сидят за общим столом, разговаривают о жизни, улыбаются и дарят друг другу подарки. После отъезда матери в Аризону Диана лишилась рождественского уюта. А сейчас вновь его обрела. Пусть это не домашняя елка и не праздничный ужин с родственниками, но это первое Рождество с тем, кто стал так сильно ей дорог и близок. И пусть они будут праздновать не дома, но ведь клуб – это почти дом, ее детище, которое она сотворила своими силами.

Стефано подсел к ней и губами коснулся ее шеи. От легкого поцелуя девушка улыбнулась. Как хорошо и уютно. Тишину перебивал лишь треск поленьев в камине.

– Я никуда бы не ехал, – прошептал он, – провел бы с тобой весь вечер здесь, дома.

Диана повернулась к нему. Он уже надел белую рубашку, повязал галстук и был почти готов к тому, что скоро перережет красную ленту и тем самым откроет для посетителей ту самую «груду кирпичей», которую когда-то показал ей. Сколько прошло времени с тех пор… Как все изменилось.

– Я люблю тебя, – она коснулась его щеки, и он тут же поцеловал ее пальцы, – но нам надо идти, нас ждут.

– Мы наверстаем упущенное, – прошептал он, – я тебе это обещаю. Люблю тебя.

Стефано поднялся, протянул ей руку, за которую Диана тут же схватилась и оказалась рядом с ним. Она протянула ему маленькую коробку, завернутую в синюю, как цвет его глаз, подарочную упаковку:

– Я надеюсь, что мой подарок не позлит тебя, – неуверенно произнесла девушка, смотря на коробку, – но для меня он очень важен. С Рождеством.

Она наблюдала, как быстро его пальцы справляются с упаковкой, срывая ее с коробки, и когда он открыл ее, волнение Дианы усилилось. В ней лежал ключ. Старый антикварный ключ с необычным орнаментом в виде сплетений, которые соединялись между собой и образовывали корону над буквой «V».

Диана аккуратно вытащила из коробки редкую вещицу, вслед за которой потянулась цепочка.

– Этот ключ принадлежит твоему роду, буква «V» означает фамилию, а корона… – Девушка замолчала, подбирая слова, но была уверена, что он и так догадался. – Мне стоило больших трудов найти человека, связанного с археологией и живущего в Италии. К счастью, он оказался беден, а я слишком богатой и к тому же желающей получить эту вещь любой ценой…

Пальцы Стефано коснулись ключа, он улыбнулся:

– Ключ от одной из дверей замка Сфорца?

– Нет, – прошептала она, – от замка Висконти. Пока в замке не поселился Сфорца. Так уверял меня человек, и он прав, – она пальцем указала на сплетение, – буква «V» тому доказательство. Ключ, которым открывали дверь твои предки. Но я дарю его тебе не поэтому.

Стефано перевел взгляд на девушку, все еще держа в руках ключ и ожидая продолжения. Он уже смирился с тем, что для нее он больше миланский герцог, нежели глава «Morte Nera».

– Хочу подарить его тебе как символ нашей любви. Пусть этот ключ будет от моего сердца и пусть он всегда находится рядом с твоим сердцем.

Это был необычный подарок. Слишком личный. Девушка разъединила цепочку, повесила ему на шею и защелкнула, пропустив ключ через ворот его рубашки. Тут же холодное железо коснулось его груди, и Стефано прижал Диану к себе:

– Обещаю, он всегда будет со мной. Тем более если это ключ от твоего сердца, а не от двери одной из комнат, где грозный Висконти прятал свою жену.

– Нет, – усмехнулась девушка, – даже если у этого ключа и есть история, мы ее никогда не узнаем.

– Давай создавать свою историю, – его губы коснулись уголка ее губ, – спасибо. У меня тоже для тебя есть подарок. Даже два.

Диана отстранилась от него. Два?

– Пойдем, – он потянул ее к выходу, – подарок номер один ждет прямо у входа в клуб.

Девушку охватило волнение, которое усилилось, когда их машина подъехала к клубу, и Диана увидела многочисленное скопление людей. В темноте вечера она отчетливо видела свет прожекторов и вспышки телекамер. Репортеров собралось много, но это и неудивительно, ведь сам Ричард Найт должен был присутствовать на открытии. Да и не сама ли Диана была зачинщицей этого шоу, только чтобы Гриф не посмел натворить дел покруче, чем подкинуть Висконти прямо в клуб двадцать шесть трупов?

– Я волнуюсь, – прошептала она, потирая вспотевшие ладони и боясь выйти из машины. Она забыла даже про подарок.

– Это всего лишь пресса. Запомни, ты здесь королева, а они лишь твои подданные, – произнес Стефано, открывая дверь машины и подавая ей руку.

– Хорошо, ваша светлость, – кивнула девушка, слегка утрируя его слова. Царских кровей здесь лишь один человек, и это даже не Найт.

Она вышла, и пресса тут же двинулась к ним, щелкая и щелкая фотоаппаратами, протягивая к ним микрофоны. Диана не ожидала такого внимания и крепче сжала руками палантин на плечах, чтобы закрыть крест. А хотелось накинуть на голову и вообще никого не видеть.

А человек с царскими кровями, напротив, был непоколебим. Казалось, что его не пробить репортерами и бесконечными вопросами, которые Диана с трудом понимала. Он расталкивал людей, продвигаясь к зданию, крепко сжимая руку девушки. Сквозь шумиху Диана услышала голос Найта:

– Какое волнительное событие! А вот и сам хозяин!

Он сказал это для журналистов, потому что в ту же секунду их внимание полностью сосредоточилось на встрече двух лидеров: пожатие рук, несколько брошенных друг другу фраз. И Висконти, и Найт умели держаться перед камерами. Но для Дианы все было впервые. Она думала о том, что по телевизору ее может увидеть Фрэнк. Что он подумает? Хотя он подумает то, что есть на самом деле.

– Диана, дорогая, я поздравляю тебя! – К ней подошла Ноэль, ее послали высшие силы для поддержки! – Такое волнительное событие, столько внимания и столько интриги!

Диана, улыбаясь, кивнула, понимая, что стала объектом для некоторых репортеров. Надо было взять себя в руки и гордо держать голову. Она все еще ощущала теплую руку Стефано: он не отпускал ее, показывая всем, что она его  Диана. Сложно скрывать отношения, они просачиваются сквозь мелкие щели. Пусть Гриф знает, что она официально под защитой Стефано Висконти.

– Какой интриги? – не сразу поняла Диана. Она перевела взгляд на вход, увидев Томаса и почти всех охранников «Morte Nera»: они находились здесь почти сутки, охраняя здание от посягательств врагов, пока она плескалась в ванной со Стефано, а потом нежилась в мягкой постели… Бедные люди! Но это их работа. Работа их босса еще сложнее – он каждый день очищал имя «Morte Nera» от ярлыка убийцы.

– Никто не знает, как называется клуб, – напомнила Ноэль, и только сейчас Диана заметила вывеску над входом. Она была закрыта плотной тканью и полиэтиленом. Действительно, интрига! Девушка перевела взгляд на Стефано, но он мило улыбался на камеру, отвечая на вопросы. Рядом стоял Ричард, кивающий журналистам, которому больше всего на свете хотелось схватить ножницы, перерезать красную ленту, войти внутрь и навсегда забыть репортеров. Но репортеры теперь – часть его жизни. Он публичный человек.

Как только пресса разошлась, Стефано вернулся к ней:

– Мой подарок для тебя, любимая. Я назвал этот клуб так, как ты и говорила: как мне подсказало сердце. Другого названия я представить не могу, – шепнул он ей на ушко, возбуждая все нервные окончания. Диана даже не обернулась к нему, наблюдая, как рабочие срывают ткань с вывески. Она затаила дыхание, желая наконец увидеть то, о чем кричало сердце Стефано Висконти, и, наконец, увидев полную вывеску, у нее на глазах выступили слезы.

Слова на двух разных языках. Простые слова, которые говорили о многом: «Моя Диана/Ia mia Diana».

Такое бывает раз в жизни… Или нет! Это бывает раз в несколько тысяч лет! И такое лишь у тех, кто имеет самую сильную любовь!

– Я люблю тебя. – Его шепот отвлек ее от вывески, и хотя она четко слышала вздохи Ноэль, перевела взгляд на Стефано. – Опять слезы?

Разве такое возможно? Она вспомнила, как сидела с Фрэнком в каком-то ресторане, и они обсуждали ночной клуб на «Холм Парк». Она четко помнила его слова, сказанные в шутку: «Ты знаешь, что на «Холм Парк» строят новый ночной клуб? – Для кого? – Для тебя».

Шутка, ставшая явью. Невозможной явью.

– Ты даришь мне столько эмоций… – Ей ужасно хотелось броситься к нему в объятия. Она чувствовала, как крепко он сжал ее руку в своей, а затем Стефано притянул ее к себе прямо перед всеми:

– Если бы я мог назвать звезду, то я выбрал бы твое имя. – Он поцеловал ее, не обращая внимания на камеры, на своих людей, на удивленный голос Найта, на слова Ноэль, которая прошептала мужу: «А ты свой клуб назвал «Гранд Палас!» – и на ответ: «Дорогая, название можно изменить в любой момент!»

Только после этого Стефано отстранился от Дианы. Но лишь для того, чтобы вставить свой комментарий:

– Название моего клуба не изменится никогда.

Диана счастливо улыбнулась:

– Я люблю тебя…

– Долго вы будете обмениваться нежностями и поцелуями? – не выдержал Ричард и сунул в руки Стефано ножницы. – Надо сделать дело и можете наслаждаться друг другом хоть всю жизнь.

Он был прав! Диана только сейчас увидела изумленные взгляды членов «Morte Nera». Она увидела улыбку Томаса, Майкл ей подмигнул и крепче обнял Камиллу, которая тоже присутствовала на открытии. Потом взгляд переметнулся на Мэта. А вот его вид был бледнее обычного. Что он вообще здесь делает? Должен быть с матерью. Она поговорит с ним, но позже.

Третьи ножницы Стефано вручил Диане со словами: «Именно ты превратила груду кирпичей в замок». Втроем они перерезали красную ленту под восторженные возгласы всех присутствующих.

Прессу не пустили внутрь: сегодня было закрытое мероприятие только для своих.

– Ты не глупеешь? – Ричард стоял с бокалом шампанского, а эти слова предназначались для Стефано. – Ты только что показал всем свое слабое место.

– Нет, Найт, я показал то, что не следует трогать. В связи с последними событиями злости Грифа нет предела, рано или поздно он нанесет ответный удар, но сегодня перед всеми я его предупредил, кого трогать не стоит, иначе уже моей мести не будет предела. Да и в целом, – в его голосе были отчетливо слышны нотки раздражения, – я могу жить нормальной жизнью? У тебя же есть Ноэль, почему у меня не может быть Дианы?

– Моя Ноэль не убивала сына Грифа…

– Я не виноват, что Диана метко стреляет.

– Это верно, – вздохнул Найт.

– Я не могу всю жизнь ее прятать. Да и Гриф не дурак, скорее всего, ему известно о моих отношениях с Дианой больше меня самого.

Диана стояла рядом, Камилла рассказывала ей последние новости, делилась сокровенным, вот только подруга не улавливала ни слова. Зато прекрасно слышала диалог двух мужчин. И не знала – радоваться ей или грустить. Но Стефано прав: прятаться нет смысла, у них один враг на двоих. И кого бы он ни убрал с дороги, другому будет невыносимо больно.

Ее мысли снова прервал голос Камиллы. Кажется, она что-то говорила про Майкла…

– Ты переспала с ним? – Диана перевела изумленный взгляд в сторону Майкла, который разговаривал с Мэтом. Ах, Мэт! Она тоже хотела с ним поговорить…

– Я тебе уже пять минут об этом рассказываю.

Правда? Она не слышала! Зато перескажет разговор между Стефано и Ричардом! Ее внимание было сосредоточено на чем угодно, но только не на проблемах подруги.

– Майкл такой хороший, – шепнула Диана, жалея бедного парня. Камилла непостоянна, она – ветер, и иногда ее сносит в общество других мужчин.

– Он особенный, – кивнула Камилла, – для меня особенный. Никогда бы не подумала, что кто-то может быть таким важным. Это любовь?

Диана удивилась ее словам. Это точно любовь, если их произнесла Камилла.

– Любовь вызывает взрыв эмоций, это скопление всех чувств – они не могут поместиться внутри тебя и взрываются.

– Фейерверк эмоций?

– Именно!

Камилла задумалась, видимо, фейерверка в ее душе не было.

– Прости, – кивнула Диана, желая теперь поговорить с Мэтом, а потом весь вечер провести в обществе Стефано. – Мне надо кое с кем переговорить.

Приблизившись к нему, девушка вновь отметила для себя его бледность. Даже круги под глазами были темнее обычного. Зато настроение гораздо лучше – он заулыбался, увидев ее.

– Я не думала встретить тебя здесь. Решила, что ты уедешь к матери… – заговорила девушка, но Мэт ее перебил:

– Поеду, как только дадут такую возможность.

– Я могу поговорить…

– Не надо! – Он снова перебил ее и перевел взгляд на главу «Morte Nera». – Я умею просить за себя сам.

Сказано это было нервно. Диане показалось даже, что с агрессией.

– Все равно, пока судно с оружием плывет до… – Мэт задумался, закрыл глаза и тут же снова улыбнулся, – представляешь, забыл куда плывет судно.

Он пожал плечами и мотнул головой. Это получилось так смешно, что Диана улыбнулась, узнавая прежнего Мэта.

– В Нью-Йорк, – напомнила она, и он кивнул.

– Да, точно. С болезнью матери в моей голове сплошной микс из мыслей о таблетках и уколах. Не могу запомнить даже банального. Висконти уволит меня.

– Не уволит, – покачала головой Диана, – ты доказал свою преданность.

– Что толку, если я даже имена его врагов начну забывать.

– Грифа ты точно не забудешь, – засмеялась Диана и взяла фужер с шампанским с подноса у проходящего официанта. Зачем она его взяла? Алкоголь не входил в ее планы. Даже для расслабления. Не хотелось приглушать свои ощущения от предстоящей ночи. Как и всех предыдущих и последующих.

– Его нет, а вот название судна в упор не помню. «Калифорния»? «Вирджиния»? А еще хотел плыть на нем вместе с охраной.

Плыть вместе с охраной? Диана впервые об этом слышала! Но немудрено, Стефано вообще при ней не обсуждал такие детали. Решил оградить ее от переживаний.

– «Касабланка», но знаешь, хорошо, что ты не на том судне. Матери ты нужнее.

Мэт улыбнулся, соглашаясь с ней, но тут же улыбка покинула его лицо:

– Диана, ты слишком хорошая для него, – он кивнул в сторону Висконти, девушка проследила за его взглядом, – он погубит тебя. Почему хорошее притягивается к плохому?

Она вздохнула, думая о том, что он не поймет. Что он знает о любви, раз так говорит? Любви безразличны такие детали. Хороший, плохой… Не важно. И она не выбирала любовь, та сама ее нашла.

– Он много пережил в жизни, и она сделала его стальным. Но со мной он другой. – Диана вновь вспомнила его прикосновения, которые вызывали дрожь. Нежные, трепетные. С ней он был особенно ласковым, порой даже не верилось, что его прозвали Черным Дьяволом. Хотя и было за что дать такое прозвище.

Она не стала задерживаться возле Мэта. Оглядываясь вокруг себя, девушка оценивала обстановку и детали интерьера. Она правильно поступила, доверившись вкусу и советам Луизы. Диана вспомнила про картину в кабинете на втором этаже. Стефано больше не затрагивал эту тему. Но и не заходил в свой кабинет. И вообще… Его нигде не было. Диана присматривалась к окружающим, понимая, что здесь все, но… Кто-то сзади закрыл ей глаза, она тут же схватилась за эти руки, ощущая перстень на мизинце. И мягкий баритон прошептал на ухо:

– Я ревную.

Стефано разжал руки, и девушка обернулась, встречаясь с ним взглядами:

– Не трать силы на эту глупость…

– И то верно, оставлю их для второго своего подарка.

Она уже боялась представить второй подарок. Первого более чем достаточно. Это самый неожиданный и необычный подарок в ее жизни.

– Я никогда не забуду, что испытала в тот момент, когда увидела вывеску. Я твоя Диана. – Девушка коснулась его щеки, и он не удержался, притянул ее к себе, запуская пальцы в волосы и целуя ее в губы. Долго, страстно, демонстрируя всем, что она только его.

– Ты готова ко второму этапу сегодняшней ночи? – Он сказал ей это в губы, не давая прийти в себя. – Тогда пошли.

Стефано потянул ее за руку к выходу, минуя гостей, лишь кивая им. Диана догадывалась, куда он ведет ее: домой, в мягкую постель, в его объятия… Но она ошиблась. Самолет, ожидающий их в аэропорту, не имел ничего общего с постелью.

– Куда мы? – Диана перевела удивленный взгляд с того самого самолета, возле которого передала Майклу деньги, на Стефано.

– Туда, где нас точно никто не побеспокоит.

Глава 54

 Сделать закладку на этом месте книги

Бергамо, Ломбардия, Италия

Диана неспешно шла по узкой улочке, кутаясь в теплый шарф и любуясь архитектурой северной провинции Италии. Впечатлений было так много, что она практически не замечала тонкий слой снега под ногами. Но он тоже был новшеством для нее. Стефано шел рядом, держа ее за руку и пытаясь согреть, но его голос согревал больше.

Они поселились в небольшой гостинице на окраине города с большими панорамными окнами, из которых открывался невероятный вид на заснеженные горы. Каждое утро Диана любовалась ими, а Стефано подходил к ней сзади, обнимал, и в его крепких руках девушка таяла.

Незабываемое место, где в голову не лезут мысли об опасности, где дышится легко и свободно.

– Иногда мне кажется, что я уже здесь была, – шептала она, крепко держа его руку, боясь отпустить.

Европа не имеет ничего общего с Америкой. А Бергамо настолько красив, что Окснард стал казаться ей безликим. Италия пропитана историей, как и имя человека, который шел рядом с ней.

Стефано остановился, встречаясь с ней взглядом: девушка прикрыла нос от холода шарфом, но глаз не отвела.

– Ты мерзнешь?

– Там, откуда я родом, снега нет. Но холод не делает мои впечатления от твоей страны хуже, напротив, мне нравится слышать хруст снега под ногами и вдыхать морозный воздух.

– Это еще не холод, здесь ты его и не встретишь. Так, слякоть. За снегом надо ехать на север Норвегии или Швеции.

– Мне и здесь хорошо. – Она обняла его, и они пошли дальше.

А вечером, наслаждаясь теплом в своем номере в гостинице, они сидели на мягком диване с итальянским словарем в ру


убрать рекламу






ках:

– Sei l’aria che mi nutre[6].

– Ti amo[7].

– Я тоже тебя люблю. – Стефано улыбнулся и поцеловал ее в губы, откинув словарь в сторону, но Диана засмеялась и увернулась от него, чуть не упав с дивана. Он вовремя успел ее поймать.

– Ты свозишь меня в Милан?

Она смотрела ему в глаза, наслаждаясь их глубиной и ожидая ответа, который и так знала.

– Что там делать?

– Хочу посмотреть место, где правили твои предки. И да, я хочу побродить по комнаткам замка Сфорца.

Стефано улыбнулся и встал с дивана, протягивая ей руку. Девушка схватилась за нее и тут же оказалась в его объятиях.

Он подвел ее к панорамному окну:

– Вся Ломбардия и есть то место, где правили мои предки. В Милане лишь резиденция, которая теперь нам не принадлежит, – это музей.

Диана вновь посмотрела на горы, на крыши домов, которые выучила наизусть. Эту картину она не забудет никогда.

– Разве ты не хочешь увидеть родителей?

– Нет.

Диана не верила тому, что он не хочет увидеть мать. Конечно, хочет. Просто боится увидеть в ее глазах разочарование. Стефано Висконти живет другой жизнью, его родители не поймут такой выбор. Но дело даже не в наркотиках и оружии, дело в том, что он теперь живет по своим правилам.

Из раздумий ее вывел звонок его телефона, мелодию которого она так давно не слышала. Сердце забилось чаще. Что-то подсказывало, что новости будут не из приятных.

– Я слушаю.

Диана видела, как по мере поступления новой информации менялось его лицо: Стефано прищурил глаза, затем и вовсе закрыл их, нахмурив брови.

– Когда это случилось?

Диана, не отрываясь, следила за ним, пытаясь догадаться, что случилось. Она очень надеялась, что все живы, остальное было не важно.

– Откуда просочилась информация? – Он открыл глаза, и теперь в них полыхал огонь, а синева приобрела оттенок, который можно увидеть в небе в самый хмурый день.

Диана сделал шаг назад, вспомнив, каким бывает Стефано Висконти в гневе. Вспомнив свой страх.

– Я срочно вылетаю в Окснард, и предупреди Дилана. Нам потребуется хорошая защита.

Он отключил абонента и швырнул телефон на стол. Несмотря на бившую ее дрожь, девушка решила заговорить:

– Что случилось?

Она отдала бы сейчас все, что можно отдать в этой жизни, только за то, чтобы не слышать ответ. Погрузиться в прекрасный сон здесь, в Италии, забыть об Окснарде и никогда туда не возвращаться. Но, увы, это явь, жизнь, реальность, которая заставляет открыть глаза и быть сильной.

– Судно, перевозившее оружие, взорвали. Никто не выжил: члены экипажа, моя охрана – все мертвы. Весь груз пошел ко дну.

Диана ахнула и зажала рот рукой. Она ожидала услышать многое, но не это. Целое судно! Жизни людей! Сколько их было? Боже, Мэт тоже мог оказаться там же! Как хорошо, что он передумал!

И оружие… Она еще помнила захват судна в Сомали. Помнила реакцию Стефано.

– Что теперь будет? – прошептала она в надежде, что сейчас он не обрушит на нее весь свой гнев.

– Я полечу за Диланом в Окснард, потом в Нью-Йорк, а ты останешься здесь.

– Нет, – тут же перебила его Диана, встречаясь с недовольным взглядом, – я поеду с тобой!

– Нет! – Он все решил за нее, но это неправильно. Она согласна ждать его, но дома.

– Стефано, – она кинулась к нему с мольбой в голосе, – ты не можешь меня здесь оставить одну, я прошу тебя… Я сойду с ума от неизвестности! Сойду с ума от того, что нас будет разделять целый океан. Я хочу домой, хотя бы в Окснард. Я не прошу тебя брать меня с собой в Нью-Йорк, но я не хочу ждать тебя в полном одиночестве здесь.

Диана схватилась за его руку, тем самым лишая его возможности собрать вещи. Она пыталась достучаться до него хотя бы словами, но слезы уже подступили к глазам.

Он обернулся к ней:

– Кто-то топит меня с головой, Диана. Кто-то бьет по живому. Ты хочешь туда, где без меня с тобой может произойти все что угодно. Здесь безопасно! Здесь тебя никто не найдет!

Стефано оттолкнул ее и принялся собирать вещи. Делал он это быстро, и Диане оставалось лишь наблюдать, мысленно она уже летела в самолете домой. Не важно, в каком самолете: в его или итальянскими авиалиниями, но здесь она точно не останется.

– Я клянусь, что не выйду из квартиры. Буду сидеть дома до самого твоего приезда. С Мартой! Но не одна в чужой стране и в чужих стенах. Позволь мне быть там, дома, ближе к тебе!

На мгновение Висконти замер, закрыл глаза и выругался вполголоса на итальянском языке.

Диана понимала его – он боялся. Она сама боялась. Но бояться в одиночестве… Хуже ситуации не придумать.

– Хорошо, – он откинул вещи и крепко обнял девушку, – только при одном условии: ты не выйдешь из дома.

Его губы коснулись ее виска:

– У меня плохое предчувствие, что гибель судна – это только начало. А предчувствие меня еще ни разу не подводило.

Она верила ему и потому сильнее прижалась, боясь отпустить. А что, если его убьют… Нет, об этом нельзя думать!

– У нас все будет хорошо, – прошептала она, и тут же зазвонил мобильный телефон. Стефано ответил, взглядом давая понять, чтобы она собирала вещи. Диана тут же подчинилась: торопливо кидала вещи в сумку, пока он не передумал.

В самолете он больше молчал, а если и говорил, то по телефону с Антонио и исключительно на итальянском языке. Диана не понимала ни слова, она смотрела в окно на бесконечную белую массу облаков. Пока они летели, было время успокоиться, все взвесить и обдумать: как так получилось, что охраняемое судно взорвалось? Кто это сделал? Как они узнали, что именно это судно перевозило оружие? Много вопросов. Очень много.

– Что теперь будет? – прошептала она, думая, что Стефано не услышит, но он услышал:

– Мне надо прибыть в Нью-Йорк до того, как со дна океана начнут доставать оружие. Иначе всем нам придется несладко.

Как страшно… Она могла его больше не увидеть. Судно в его владении, без полиции и ФБР здесь вряд ли обойдется.

– Может быть, Найт в чем-то поможет?

– Пока я справлюсь сам.

На какую сумму там было оружия, Диана даже не стала спрашивать. Много. Очень много.

Когда самолет приземлился в родном аэропорту, стояла глубокая ночь, и от нагретого за день асфальта поднималась дымка. Ужасное зрелище. Диана шла по трапу, кутаясь в шарф – ее знобило. Она быстро спустилась на землю, принимая помощь Дилана, который подал ей руку и спешил заменить ее на борту, чтобы отправиться в Нью-Йорк. Антонио с Майклом тоже были здесь.

– Документы, Стеф. – Антонио передал бумаги, и Диане на секунду показалось, что его рука дрогнула.

Зато движения Стефано были четкими, он держал себя под контролем, показывая пример для всех них. Но в его мыслях был полный бардак, девушка не сомневалась в этом. Хотелось оградить его от всего ужаса, но в этой ситуации она была бессильна. Какую слабую роль отвели ей в его мире. Она ничем не может ему помочь.

– Диана…

Она обернулась, глядя в синие глаза, но они по-прежнему были темнее ночи. Девушка бросилась в его объятия, ей становилось легче, когда она чувствовала его руки на своей спине, его дыхание на своей щеке.

– Я люблю тебя, – прошептал он, – что бы ни случилось, помни это.

Она схватилась за его куртку, лицом прижимаясь к груди, понимая, что снова плачет. От эмоций, переполняющих ее, не было сил ответить. Она только кивнула, касаясь его губ в жарком, но грустном поцелуе.

А потом он поднялся на борт, и за ним закрылась дверь самолета…

Антонио проводил Диану до дома, где их уже ждала Марта. Ехать за город не хотелось. Не хотелось оставаться одной. Но даже квартира, полная людей, сейчас казалась пустой.

– Только держите меня в курсе. – Диана проводила Антонио к выходу. Сегодня его ожидает такая же бессонная ночь.

– Думаю, Стеф сам свяжется с тобой, как только появится возможность.

– Антонио, – ее голос был пустой, почти безжизненным, – неужели в «Morte Nera» есть предатель?

– Ты слишком наивна, Диана, – кивнул он, – почти всех людей можно купить. А можно запугать так, что те сами согласятся предать, лишь бы остаться в живых.

Он прав. Стефано не зря никому не доверял, наверняка уже сталкивался с предательством.

Всю ночь Диана не смыкала глаз, хотя Марта напоила ее чаем с мятой, который чуть успокоил. Но разве можно расслабиться в такой ситуации? Частые взгляды на стрелки часов лишь замедляли их темп. Следующий день был таким же бесконечным и полным ожидания. Телефон молчал, находиться дома становилось пыткой.

– Марта, что вы знаете о своем «мальчике»?

Этот вопрос не был странным, Диана давно хотела спросить, но не было возможности. Сейчас времени хоть отбавляй.

– Все. Я знаю, кто он и чем занимается.

Они сидели на кухне, пили кофе. Марта нарезала целую тарелку разнообразных сыров. Диана поняла, что за последнее время так привыкла к итальянской кухне, что другую видеть просто не сможет.

– Родители любили его?

– И любят, – грустно кивнула женщина, – и ждут возращения. Но он не вернется. Характер завоевателя. Ему скучна холеная размеренная жизнь.

Марта отвела взгляд в сторону. Диана догадалась, о чем та сейчас думала: о прошедших годах, о времени, когда Стефано был ребенком и жил по правилам своей семьи. Интересно, он был послушным сыном? Или с детства диктовал свои правила?

– Мне кажется, у него были проблемы с отцом. – Диана продолжила, не желая прерывать тему жизни любимого человека. Сейчас любая информация о нем отвлекала. – Поэтому он и уехал.

– Отчасти, да, это правда. Фабрицио очень напористый, любит держать власть в своих руках. Но ведь это черта всех Висконти, – Марта усмехнулась, – когда встречаются два сильных характера, происходит взрыв.

– Получается, что Стефано сдался в этой войне…

– Нельзя идти против своего отца, – перебила ее Марта и была права. Диана лишь понимающе кивнула. Но еще ей хотелось спросить про мать.

– Я думаю, что мать была на стороне сына. Но он не дал ей следовать за собой, поэтому вы всегда с ним, как связующая ниточка. Я права?

– Права, деточка, – тяжело вздохнула Марта. То, как она переживала за мать Стефано, доказывало лишь одно: мать всегда останется матерью, часть сердца при родах любой женщины передается ребенку. И мать всегда встанет на сторону своего дитя.

– Как ее зовут?

– Виттория Висконти. – Марта улыбнулась, и тут же мелкие морщинки разбежались вокруг ее глаз.

Диана представила женщину с красивым именем Виттория – наверняка мать Стефано очень красива. Жаль, что он не познакомил их, но если бы у них было больше времени в Бергамо, это случилось бы… Диана бы настояла. Помешал злосчастный звонок…

За два дня Стефано лишь один раз позвонил ей. И то второпях, говорил на ходу:

– Нам пришлось плыть на место крушения, во всей этой отвратительной ситуации радует только одно: это место совсем рядом с Нью-Йорком.

Во избежание разоблачения в случае, если его телефон прослушивают, Диана не задавала лишних вопросов, а он больше ничего не говорил. В «Morte Nera» существовала шифровка, Диана знала это: тайные слова и цифры, поэтому Майкл остался в Окснарде. Он мог переводить послания босса для Антонио. А для самой Дианы переводчик был не нужен. Стефано говорил с ней открыто и только по личному:

– Я думаю о тебе по ночам…

– Только по ночам?

– Днем мне лучше не думать, они читают мысли.

Он засмеялся, и Диана поняла, кого он имел в виду, «они» – в лучшем случае это полиция. В худшем – ФБР. Но то, что последние вышли на него, не было секретом. Она ездила в офис и разговаривала с Антонио, который владел большим количеством информации, чем она.

– Говорят, что водолазам нет смысла опускаться на дно. Слишком глубоко. Даже тела всех людей, что были на «Касабланке», не смогут достать. Поэтому есть шанс, что оружие либо разлетелось ко всем чертям, либо со временем зароется в илистом дне. – Антонио замолчал, уставившись в окно, но вряд ли он что-то видел за ним. – Денег мы потеряли много, и это далеко не пять миллионов. И дело даже не в деньгах… Столько людей уже умерло, начиная с Ахмада и заканчивая последним матросом на судне… А теперь еще и Висконти в списке на незаконный перевоз оружия. Кто-то больно ударил в спину ножом, и очень неожиданно.

– Гриф? – Диана подошла к Антонио. Взгляд у нее был взволнованным. – Или люди Ахмада мстят за своих убитых товарищей?

– Ты убила Ахмада, а его заместитель дал деру. Не думаю, что это его рук дело. Он слишком труслив идти против Висконти. И на Грифа мы пока это повесить не можем, он ничего не комментирует. Но в любом случае информацию слили из «Morte Nera», и крысу надо поймать.

Какая сложная жизнь! Все было так замечательно, но, увы, в этом мире «замечательное» длится недолго.

– За Стефа не переживай, он справится. У него и там есть свои люди.

Как она могла не переживать за него? Сейчас ему несладко, а эта горечь передается за несколько тысяч километров и больно ранит ее сердце.

Диана медленно шла по городу, думая обо всем, что уже произошло, и не желая думать о будущем. Есть ли оно у них, это будущее? В любом случае она будет верить в то, что однажды Стефано Висконти поймет, что свобода не во власти и деньгах, свобода там, где есть уют, семья и любимый человек.

После выпитой чашки горячего чая с мятой, Диана наконец-то уснула. Она зажала телефон в руке, боясь пропустить звонок от Стефано. Он приснился ей, улыбался, подшучивал над ней, был живым, активным, но в то же время ласковым и нежным.

Телефон в руке завибрировал, и Диана не сразу поняла, что это за звук. Она хотела видеть продолжение сна, но, осознав, что ей кто-то звонит, привстала с кровати и тут же ответила:

– Да? – Сердце забилось чаще. Стефано… Что-то случилось! Неспроста он снился ей!

Но это был не Стефано. Встревоженный голос Мэта на том конце окончательно разбудил ее:

– Диана, мне нужна твоя помощь.

Глава 55

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана припарковала машину возле дома, с виду напоминавшего барак: окна выбиты, деревянная дверь съехала с петель. Жутко. Страх становился сильнее еще и от того, что она в темноте различала силуэты проходящих мимо пьяных людей. А может, они были не пьяные. Возможно, наркоманы. Ей не хотелось об этом думать. Она опять оказалась в самом гнилом районе города, в который Стефано уже однажды привозил ее. Что понадобилось здесь Мэту? Но сейчас некогда гадать. Он сам все расскажет.

Она достала пистолет и сунула его за пояс, прикрыв курткой, открыла дверь и вышла из машины. В нос ударил зловонный запах. Он был до тошноты омерзителен. Диана проскользнула к деревянным дверям и зашла внутрь. Дверь за ней скрипнула и захлопнулась. От громкого звука девушка вздрогнула, рукой касаясь «Berettа».

– Мэт?

В темноте она ничего не видела, боялась наступить на что-нибудь мерзкое. Но стоять долго она не могла, пошла на приглушенный свет, который едва светил в одной из комнат.

– Диана.

Голос Мэта показался ей хриплым, почти безжизненным. Она быстро проскочила в комнату, откуда доносился голос, туда, где был свет.

– Господи! Мэт! Что случилось?

Он лежал на полу возле стены в отвратительной позе, поджав под себя колени и держа их руками, прижимая к животу. В памяти вновь вспыли моменты ее работы на «Скорой» и та самая реакция: спасать! Она подбежала к нему, упав на колени, руками касаясь его плеча, пытаясь перевернуть на спину. Параллельно всматриваясь в лицо, но приглушенный свет не способствовал быстрой постановки диагноза. Она тут же приложила два пальца к его шее, пытаясь нащупать пульс, чтобы хоть приблизительно понимать, что с ним. Но тремор, бивший его тело, и пот, который обволакивал ее пальцы, говорили только об одном. Самом страшном.

– Сколько ты в таком состоянии?

Диана вытащила телефон, желая набрать номер «Скорой», но Мэт резким рывком руки выбил его, и тот упал, разлетаясь на части. Диана отпрянула, на секунду закрыла глаза и перевела дыхание.

– Не надо никому звонить, – прохрипел он, а сила, с которой он только что ударил по телефону, окончательно подтвердили диагноз: ломка.

– Сколько это длится? – видеть такое для Дианы не впервой. Но в прошлом, когда она ездила на такие вызовы, она была не одна! Но сейчас, зная, что может последовать за телефоном, ей стало очень страшно. Сжав пальцы в кулаки, она пересилила страх и снова присела к Мэту.

– Не знаю… Долго… Бесконечно…

«Бесконечно» могло значить полчаса – это Диана тоже знала. Люди в ломке теряют счет времени и «бесконечно» – это их единственный ответ. Господи! Как же Мэта угораздило…

– Диана, – хриплый голос привлек ее внимание, – там на кухне шприц…

– Нет, – она мотнула головой, – я доведу тебя до машины, и мы поедем в больницу…

– Прошу… Мне надо тебе кое-что рассказать… – Его лицо исказилось ужасом боли, мышцы свело судорогой, его начало трясти. Диана держала его руки, но знала, что он сильнее, и независимо от того, друг она ему или враг, она может жестко от него получить. Через минуту судорога прошла, и он застонал:

– Вколи мне дозу, Висконти все равно меня убьет, но до этого я хочу все тебе рассказать.

Никаких наркотиков – правило в «Morte Nera» номер… Не важно, какой номер! Сейчас она мало думала об этом. Это же Мэт! Что ждать от Стефано Висконти в такой ситуации… Об этом даже думать не хотелось.

Новая судорога, и его крик сквозь зубы. Было видно, что он старается не причинить ей боль. Значит, понимает весь ужас происходящего.

Что ей делать? Бежать и звать на помощь? Но вряд ли она найдет ее в этом месте.

– Пожалуйста, – трясся он, корчась в муках, – это важно… На кухне доза… Вколи, и я все расскажу.

Доза – это ужасная помощь, но иного выхода нет. Она выведет Мэта из состояния зависимости потом. А сейчас… Диана кинулась на кухню, понимая, что «кухней» это помещение сложно было назвать: в приглушенном свете она видела лишь стул, на котором находились ржавый чайник, столовая ложка, зажигалка и шприц. Она схватила шприц – тот был уже с дозой. Вот, для чего Мэту нужны были деньги! Она сейчас держала в руках то, за что заплатила сама! Боже! Как страшно! Как она не различила ложь, когда он говорил ей про свою больную мать? Как? Она не заметила, потому что была поражена и шокирована новостью. Он надавил на ее жалость! Но это черта всех начинающих наркоманов. Сначала они врут, чтобы получить сумму. Затем… Затем они воруют молча.

Медленно возвращаясь в комнату, слыша его стоны и крики, Диана думала о самом страшном. О том, что хотел сказать ей Мэт. Она начала догадываться, о чем пойдет разговор, и ей не хотелось знать правду. Она боялась ее.

Диана присела рядом с ним на корточки, схватила его руку, тряпкой пережала вену и впервые в жизни вколола страшное лекарство под названием «героин». Мэта тут же стало отпускать, она видела, как расслабляется его тело, как дрожь уходит, а дыхание восстанавливается. Диана сама расслабилась, переводя дыхание, откидывая волосы с лица тыльной стороной руки. Господи! Что за испытание! Но успокаивало лишь то, что состояние Мэта нормализовалось. Что делают наркоманы, когда получают дозу? Этого Диана уже не знала и очень надеялась, что он откроет глаза и расскажет ей все от начала и до конца.

Она сидела возле него, периодически щупая пульс, всматриваясь в лицо, но видела лишь закрытые глаза и улыбку на губах. Ему явно хорошо. А вот ей…

В темноте она смогла разглядеть на полу свой разбитый телефон. Это мелочь, но если вдруг Стефано решит ей позвонить… О боже! Если он узнает про Мэта… Висконти не остановят никакие мольбы о его лечении, он просто выстрелит Мэту в голову. Ведь именно такое правило в «Morte Nera». Что делать? Может быть, есть смысл отправить Мэта в клинику сразу, утром? Заплатить за лечение… Скрыть этот факт. Но дать ему шанс на жизнь.

– Диана, – его голос вывел из задумчивости, и ее руки тут же коснулись его лица, – спасибо.

– За это не говорят спасибо. Мэт, я…

– Верно, – перебил он ее, пытаясь сесть, но получалось плохо. Диана пришла на помощь, помогая ему. Мэт прислонился к стенке и снова простонал, но теперь от того, что предстояло рассказать.

– Я все тебе расскажу, ты можешь меня осудить и будешь права, но я не хотел этого.

Диана сидела рядом, пытаясь собраться с мыслями, сконцентрироваться, но она так боялась правды.

– Однажды я был в ночном клубе, где сильно перебрал. Сама понимаешь: девушки, много выпивки, деньги – все это расслабляло. Я проснулся наутро в жутком похмелье в чужом доме, а рядом был шприц. Как он ко мне попал, я не помню. Память так и не вернулась. Зато вернулся человек, который сказал, что вытащил меня из клуба, где я сильно буянил. Он помог мне дойти до своего дома, я не мог выговорить даже свой адрес. – Мэт посмотрел на Диану затуманенным взглядом. – Я даже не понял, как он вколол мне дозу, это произошло так быстро… И оказалось, что она стала второй за день. Диана, он целенаправленно подсадил меня на героин. К вечеру я понял, что хочу снова в этот ночной клуб, снова получить кайф.

Шокированная девушка отвела от него взгляд, пальцами касаясь своих губ. Слов не было. Как в «Morte Nera» никто этого не заметил? Ладно другие, но сам Стефано Висконти, который несколько раз за день проходил возле Мэта… Как? Или все потому, что мысли главного в клане были заняты совсем не работой и его людьми, а ею… Любовь сделала его слепым?

– Господи, – прошептала она, – как же так? Тебя подсадили на героин, чтобы подобраться к «Morte Nera». Кто?! – Диана схватилась за ворот его рубашки: – Поэтому ты на Рождество так усердно интересовался судном, которое перевозило оружие?! Ты слил информацию… – Она не верила своим словам, хотя знала, что все именно так. – Мэт, я дура, потому что сказала тебе! Но я доверяла тебе!

Она сама виновата! То, что судно разлетелось ко всем чертям, виновата она! Кто еще знал эту информацию? Антонио! Она помнила разговор в кабинете Стефано, между ним и Антонио, она стала его свидетельницей! Четко слышала название судна, а оно было секретной информацией. Но откуда ей было знать? А потом Мэт… В процессе разговора выведал просто название «Касабланка»…

– Имя этого человека! Как его зовут? – Девушка трясла его за грудки, понимая, что они оба теперь в одной лодке, они оба виноваты! Она по глупости, а он… А он просто оказался в нужный момент в нужном месте.

– Джейкобс, – произнес Мэт, терпя ее крик и физическую боль, – но я не уверен, что это его настоящее имя.

– Он человек Грифа? – Диана убрала от Мэта руки, хватаясь за голову, встала на ноги и пошатнулась. – Господи! Все же у него получилось отомстить мне за сына… И за трупы…

Стефано никогда не простит ей эту глупость, но любовь… Возможно, любовь остудит его гнев. Она поговорит с ним, он должен знать правду. Она очень надеялась на его понимание. Хотя о чем она? О каком понимании речь?! Когда он лишился судна, своих людей, денег и, возможно, уже и свободы!

Плечи Дианы поникли. А что он сделает с Мэтом? Его точно убьет, теперь она не сомневалась в этом. Но ведь он всего лишь пешка в большой грязной игре! Мелкая сошка в жестких разборках двух криминальных авторитетов…

Подойдя к Мэту, она села на пол напротив него, всматриваясь в глаза, пытаясь что-то увидеть… Жизнь… Желание жить. Но, увы, они были лишены жизни. Каждая новая доза забирала ее.

– Давай сбежим, – тихо произнес он, чем дал ей надежду на чудо.

Но она никуда бежать не собиралась, а вот он… Возможно, неплохой вариант, правда, люди Висконти найдут его даже в аду.

– Я поговорю с ним, он должен понять. Он не жесток к своим людям. Он любит меня, и я уверена, здраво оценит ситуацию.

Она надеялась на это. А вот Мэт не верил:

– Диана, у нас есть лишь один выход, пока его нет, – бежать из страны. Он не найдет нас…

– Далеко собрались?

Этот голос! Диана боялась обернуться… Она слышала шаги за спиной, их было много. Она ощущала сильную энергию, исходившую от Висконти. Все происходило так быстро, что ее мозг не поспевал за происходящим. Стефано здесь, он свободен, значит, все улеглось. Она была рада ему и не рада одновременно. Мысли смешались, она не успела придумать план для Мэта. И его последние слова…

– Это не ее вина, – прошептал Мэт, смотря через ее плечо.

Наконец, Диана обернулась, встречаясь с синими глазами. Нет, не синими. Черными. Сейчас в темноте, она совсем не различала небесного оттенка. Хотелось подойти к нему, но что-то ее держало. По его взгляду она не могла определить степень его злости, там были усталость и впервые… безразличие.

Стефано был не один. Она отчетливо видела его людей – охрану, которая всегда сопровождала его на важные опасные встречи. Сейчас не опасно. Зачем он взял их с собой? Рядом стоял Томас. Тот самый Томас, с которым они сдружились и часто были вместе. Его взгляд был опущен, он боялся смотреть на нее, чтобы не выдать своего волнения. Значит, стоило боятся.

– Стефано, – прошептала она, встав с пола, но он не шел ей навстречу, только человек в черной кожаной куртке неожиданно направился в ее сторону, достал шприц и быстро воткнул его Мэту в плечо. Диана закричала, руками схватившись за голову.

– Это снотворное, – холодно произнес Стефано, – я не собираюсь его убивать.

Диана на секунду зажмурилась. Его слова вселяли надежду. Даже несмотря на то, что сказаны были отчужденно. Но то, что Висконти произнес после этого, вызвало больше шока:

– Ты сделаешь это сама.

Девушка почувствовала, как внимание всех присутствующих устремилось на нее.

– Нет. – Диана мотнула головой в надежде, что ей послышалось. – Что ты такое говоришь? Ты же ничего не знаешь.

– Я знаю достаточно, чтобы не дать жить вам обоим.

Его голос звучал так резко, будто кто-то водил гвоздем по стеклу, вызывая желание закрыть уши. Это говорил не он! Не ее Стефано, с которым она провела столько прекрасных недель. Не тот, что был нежен с ней и ласков. Перед ней стоял убийца, которого она однажды встретила, переступив порог красивого здания.

– Подготовьте машину, – эти слова он бросил Томасу, который тут же кивнул, – со взрывчаткой. Будет фейерверк.

Диана перестала дышать, понимая, что именно он хочет сделать.

– Прошу тебя, – она кинулась к нему, касаясь его куртки, но его руки тут же отстранили ее, – ты этого не сделаешь. Ты не можешь быть таким жестоким! – На ее глазах выступили слезы. Хотелось рыдать в голос, прижаться к нему, но она стояла, смотря прямо ему в глаза, и с каждой новой секундой до нее доходил весь ужас происходящего.

– Мэта подсадили на героин, – попыталась объяснить Диана, но Стефано лишь поморщился, – он не знает кто. А я… А я не знала, что он на героине. Кто-то всех нас подставил.

– Вас, – поправил он ее, – на меня пришелся весь удар. Но я вправе ответить тем же. Сейчас ты сядешь в машину с ним, – Стефано кивнул на лежащего на полу Мэта, – поедешь за город. В твоих руках будет пульт от взрывного устройства. Потом ты выйдешь из машины и нажмешь кнопку. Это приказ!

У Дианы горло свело от ужаса. Она смотрела на него непонимающим взглядом. Он хотел убить Мэта… Ее руками! Он приказывал ей убить человека, который был ей другом?..

– Ты сумасшедший? – Единственное, что она смогла произнести.

Что затуманило его разум? Он творит безумные вещи! Перед ней стоял не ее Стефано Висконти, даже его взгляд был холоднее льда. Пустой холодный взгляд!

– Я лишь соблюдаю правила моего клана, которые ты прекрасно знаешь, – прорычал он, делая шаг в ее сторону, и от внезапного наступления Диана попятилась. И в то же мгновение оказалась в руках его охранников. Боже! Они скрутили ей руки, причиняя сильную боль. Стефано подошел, вынул ее пистолет, рукоятка которого торчала из-за пояса джинсов, и отдал его Томасу.

Она осталась без оружия, но ей бы и в голову не пришло стрелять в них. Ведь они и ее люди тоже!

– Подстрой самоубийство Мэта, ты же киллер. – Вот теперь она увидела вспышку ярости в его глазах. – А по дороге я придумаю, как поступить с тобой.

Он отвернулся и направился к выходу.

– Нет. – Диана мотнула головой, но уже чувствовала, как ее потащили вслед за ним. Обернулась напоследок, чтобы посмотреть на Мэта… Его поднимал Томас с другим охранником, лицо которого Диана видела нечасто в «Morte Nera». Она ногами уперлась в пол, но это было бесполезно, ее только сильнее скрутили, она взвыла от боли и упала бы на колени, но ей не позволили этого сделать. Тащили следом за предводителем «Morte Nera», как последнее ничтожество, не обращая ни малейшего внимания на ее крики о помощи.

Оказавшись на улице, Диана сделала глоток свежего воздуха, но запахов уже не различала. Во рту было сухо, она что-то шептала… Ее уши ничего не слышали. А глаза различали только вереницу черных машин. Самых черных в ее жизни. Чернее сегодняшней ночи, чернее всей ее жизни после того, как она связалась с этим жестоким человеком.

Ее затолкали на заднее сиденье машины, захлопнув за ней дверь. Диана подняла взгляд и вновь столкнулась с холодными синими глазами:

– Сиди молча, говорить буду только я. – Он отвернулся, а она продолжала смотреть на его профиль. Красивый. Но теперь красота меркла и растворялась.

– Если я откажусь это делать? – прошептала она, не обратив никакого внимания на то, что он только что ей сказал.

– Тогда мне придется уговорить тебя с помощью твоей подруги. Думаю, Камилла будет не очень рада оказаться свидетельницей убийства. – Он слегка усмехнулся. – Или самой быть убитой.

Глаза Дианы округлились, а слезы в них застыли. Она очутилась в аду. В самом настоящем аду. И


убрать рекламу






дороги назад не было. Впереди – только пропасть.

Глава 56

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана всю дорогу прижималась к двери, стараясь оказаться как можно дальше от Стефано. Она бы выпрыгнула, но дверь заблокировал Томас, который вел машину.

Ее трясло с такой силой, что даже дыхание сбивалось. Она сидела молча, старалась не смотреть в окно, хотя пора было это сделать, чтобы знать, куда они везут ее. А может… уже без разницы. Ей не уйти живой. На секунду Диана вспомнила мать, увидела ее лицо в момент, когда ей сообщат о смерти дочери. Шок, искаженная гримаса ужаса. Возненавидит ли она свою дочь, тело которой найдут с простреленным сердцем с пулей от пистолета «Beretta»? Она поймет, что дочь выбрала не ту дорогу. Видение рассеялось, как только машина остановилась. Диана бросила взгляд в окно и застыла от ужаса: они привезли ее на свалку, где груды мусора были выше некоторых многоэтажек в городе. А когда дверь открылась, в нос ударил тошнотворный запах гнили и тухлятины.

Она ступила на рыхлую землю, понимая, что коленки тоже дрожат. Идти в неизвестность очень страшно. Она оглянулась по сторонам, замечая, что все машины прибыли сюда. Все черные и лишь одна белая «Мазда». Не та самая машина, которую Мэт сжег после сделки с Грифом, но ее точная копия.

Диана слегка пошатнулась, осознавая, что сейчас должна сделать – убить в этой машине Мэта… Хотелось сесть на землю, ноги уже не держали. Какая жестокость! Может, цвет машины и марку Стефано выбрал неспроста, освежив ей память?

– Леди Ди! – шепнул Томас, который стоял недалеко от нее. Его задача была охранять девушку, пока Стефано отошел к Майклу. Господи! Даже Майкл был здесь! Как мерзко было видеть всех этих палачей на ее смерти. – Не оборачивайтесь, просто послушайте меня: делайте все, что он говорит. Я уверен, что вас он не тронет.

Она стояла к нему вполоборота, смотря прямо перед собой, видела только горы мусора и ощущала безысходность.

– Что с ним, Томас?

Он помолчал с секунду, а потом ответил:

– Он очень жесток, особенно если это касается предательства.

– Я не предавала его…

– А он видит другое. Все, ни слова больше. Я просто дал вам совет. Берегите себя!

Он отошел от нее, и теперь Диана могла видеть, как Майкл прикрепляет взрывчатку ко дну белой «Мазды», а Стефано направляется к ней, держа в руках датчик – ее новое оружие. Ужасное зрелище. Самое страшное за всю ее жизнь. Когда человек, которого ты любила, так жестоко предает тебя. Она вымученно вздохнула, решив, что положится на волю судьбы. Последует совету Томаса. И не так страшна была уже собственная смерть, но следующей за Мэтом могла стать Камилла. Он будет убивать всех дорогих ей людей, чтобы отомстить.

– Пошли! – Голос Висконти уже не казался чарующим. Каждое его слово она ненавидела все больше и больше. Но подчинилась, медленно пошла за ним к машине, в которой рядом с водительским сиденьем уже находился Мэт. Его голова была запрокинута назад, а рот приоткрыт. Он спал безмятежным сном, хотелось бы верить, что сны он видел сладкие. И хорошо, что он не проснется перед тем, как она исполнит приказ, потому что смотреть ему в глаза она не смогла бы.

Стефано указал ей рукой на место водителя, и на секунду она встретилась с ним взглядом. Как все могло так измениться за каких-то несколько дней? Сколько любви было… И она рассыпалась у нее на глазах. Как она вообще могла его любить? В памяти пронеслись его прощальные слова: «Я люблю тебя. Что бы ни случилось, помни об этом». Но теперь она мечтала забыть их и все то время, что отдала ему:

– Я тебя так и не узнала, – прошептала Диана и залезла в машину, пытаясь не смотреть на Мэта, руками обхватив руль. Они все еще дрожали.

– Ты узнала больше, чем надо. – Стефано бросил ей на колени датчик: небольшую черную коробку с красной кнопкой. – Отъедешь на один километр отсюда, перетащишь своего дружка на водительское сиденье. И не забудь пристегнуть его ремнем безопасности. Потом отойдешь на пятьсот метров в нашу сторону и нажмешь красную кнопку.

Стефано захлопнул дверь, так и не сказав о том, что же будет ждать ее после этого. Может, проще подорвать себя в этой чертовой машине вместе с Мэтом? По крайней мере, она точно будет знать, что больше не случится зла. Больше уже просто некуда…

Дверь снова открылась и мягкий баритон прошептал:

– Без глупостей, иначе Камилла окажется там же. Или мне привезти твою мать?

Он читает мысли! Или нет. Он просто умеет думать. Диана кивнула, понимая, что жить ей придется. Да и жить сейчас хотелось особенно сильно. Когда ты смотришь смерти в глаза, начинаешь дышать чаще, ценить каждую секунду жизни, пытаешься ухватиться за любую возможность жить! Нет, она не готова умирать!

Дверь снова закрылась, оставляя ее один на один со спящим Мэтом и с болью, которая рвала душу. Дрожащей ногой она нажала на педаль газа, и машина медленно покатилась вперед, оставляя позади человека, который сломал ее жизнь. Напоследок она взглянула в зеркало заднего вида, четко увидев, что в машину целятся сразу из нескольких винтовок. На случай, если она захочет свернуть или сбежать. Сбежать ей не дадут: выстрелят в бензобак и тогда…

Километр – это мало. Это ничто. Но за это время Диана успела о многом подумать. Хоть мысли и метались в разные стороны и ей не удалось сложить их воедино. Она не могла сконцентрироваться: крепко сжимала руль, смотря вперед в лобовое стекло, и очень надеялась, что просто спит. Сейчас откроет глаза, спокойно вздохнет и улыбнется новому дню. Но, увы, новый день не наступал.

Проехав ровно километр, она остановила машину и выключила двигатель. Рука застыла на ключах. Девушка зажала рот другой рукой и перевела взгляд на Мэта – он по-прежнему спал.

– Мэт. – Она наклонилась к нему и обняла, вытирая слезы и отчетливо слыша биение его сердца. Как это сложно, лишить его жизни! Как тяжело это сделать, и как тяжело будет с этим жить. Сейчас он не слышал ее, но ей так хотелось верить, что последние слова долетят до его сознания. Последние слова, которые он, возможно, услышит, станут словами прощания: – Мэт, прости меня, – прошептала Диана, всматриваясь в его спокойное лицо, и поцеловала в щеку. Она вложила в этот поцелуй всю горечь, а слезы, которые катились по ее лицу, упали ему на футболку. – Я… я обещаю тебе, что все они заплатят за твою смерть. Я клянусь, что отомщу, верь мне.

Диана медленно открыла дверь и вышла, встречая первые лучи солнца. Рассвет. Так начинался новый день, который не обещал ничего хорошего. Она отошла от машины, сжимая в руках черный датчик, мечтая, чтобы он разлетелся у нее в руках. Но чуда не произошло.

Она не пересадила Мэта на водительское сиденье, не было желания это делать, возможно, этот момент полиции покажется странным. И возможно, Стефано накажет ее. Но Диане было без разницы, каким способом он это сделает. После того, что он уже сделал, хуже быть не могло.

Она шла, не чувствуя земли под ногами, шла, как по облаку, по вате, не чувствуя твердости и опоры. Она шла в сторону людей из «Morte Nera» медленно. Ее плечи поникли, она ощущала себя театральной куклой, марионеткой, которую дергали за веревочки. Диана не считала шаги, счет не имел смысла, она бы перепутала все цифры. Но остановилась, когда уже отчетливо увидела людей в черном, увидела Стефано, который ждал ее завершающего акта в этом спектакле.

Диана остановилась, зажмурив глаза, теребя в руках датчик. Она нащупала кнопку, но не нажимала на нее. Подушечкой пальца она различала ее выпуклость, ее ровные края, как будто оттягивала время. Как будто все еще надеялась, что это сон или просто игра, и Стефано сейчас закричит, чтобы она остановилась. Но он не кричал. Лишь молча наблюдал за ее действиями. Они все наблюдали за ней молча. Как в театре.

Диана опустила голову, волосы тут же закрыли ее лицо. Она упала на колени, нажимая кнопку, слыша взрыв позади себя и мечтая оказаться глухой. Датчик выпал из ее рук, она коснулась земли, зарывая пальцы в зловонную грязь, не желая поднимать голову и видеть победу в холодных синих глазах. Он выиграл. Жестокий, хладнокровный убийца.

Она рыла пальцами грязь, и готова была зарыться в нее полностью, она чувствовала себя грязнее всего этого места. Стоя на коленях, она слышала шаги приближающихся людей, слышала, как совсем близко от нее взвели курок… И подняла взгляд, желая встретить смерть лицом к лицу, но увидела лишь, как Стефано рукой опустил пистолет охранника, который уже нацелился на девушку. Оружие было опущено, но она умерла… напоследок прорычав:

– Я тебя ненавижу!

Она не видела победы в его глазах. Он молча развернулся и пошел прочь, оставляя ее одну, почти лежащую на помойке. С каждым его шагом она умирала снова и снова, а после того как все машины уехали, упала на землю в беспамятстве.

Сколько прошло времени, она не знала. Диана открыла глаза и поняла, что солнце уже высоко. День. Но какой день? Какое число? Мышцы от напряжения болели так сильно, что не было сил пошевелить рукой. Вновь вспомнила произошедшее, и ее затошнило. Еще этот запах… Тошнотворный отвратительный запах… Ее руки по локоть были в грязи, ее волосы выглядели не лучше. Она валялась на помойке, как выброшенная вещь… В животе все свело, и девушка простонала. Сил встать не было. Она снова потеряла сознание.

Ее разбудил толчок в бок. Диана открыла глаза и встретилась взглядом с человеком, который мало напоминал городского жителя. Его волосы длинными сосульками свисали на лицо, которое было грязным настолько, что складывалось впечатление, что он не мылся годами. Он протянул девушке открытую консервную банку, и Диане в нос ударил запах тухлятины. Тошнота подкатила к горлу, она отползла от «чудовища», рукой прикрывая рот, пытаясь дышать глубже. Она смотрела на небо, которое уже окрасилось в розовые тона, значит, был вечер. Вновь вспомнила Мэта, сидящего в машине, момент, как нажала красную кнопку… Тогда ее стошнило.

Человек в лохмотьях выругался и отошел от нее. Видимо, вид у нее был не лучше его, но Диане было все равно. Она поднялась на ноги и схватилась за голову. А хотелось согнуться пополам и реветь. Ее предали! Ее предал человек, которого она любила! Но теперь от любви остался только… мусор.

Диана, шатаясь, шла вперед, оставляя позади странное существо, слава богу, хоть он не тронул ее. Она шла медленно, нетвердо ступая по земле. Она шла и не понимала, куда идет. Где выход? И сколько идти до города? Но надо жить! Надо дойти до дома, смыть с себя кошмар, в который Стефано Висконти окунул ее… Одно его имя вызывало тошноту. Она никогда не простит ему этого! Даже если он когда-нибудь соизволит просить прощение. Даже если он встанет перед ней на колени! Скорее она приставит к его виску пистолет!

Диана шла, спотыкалась, ее руки свисали плетьми, очень хотелось пить, но воды нигде не было. Может быть, Стефано оставил ее здесь умирать? Среди груды мусора… Смерть хуже, чем смерть во сне от взрывной волны. Эта месть более жестокая. Но нет! Она не умрет! Она не даст так просто ему выиграть!

Эти мысли придавали сил, главное – не сдаваться.

Наконец, она вышла на дорогу. Вот ее спасение! Ее никто не подвезет в таком виде, но она будет идти по лесу вдоль дороги и куда-нибудь выйдет.

Так и случилось: уже была видна знакомая местность, но сил идти почти не осталось. Но она шла, спотыкаясь, падая, раздирая ноги в кровь, шла, несмотря ни на что.

Только когда стемнело, Диана добралась до знакомого забора. Открыла калитку и еще долго стояла и смотрела на маленький одноэтажный дом. Столько боли… Столько ужаса она натерпелась. Но смогла прийти домой.

Девушка присела возле каменистой кладки, подняла камень и вынула ключ. Как хорошо, что отец когда-то показал ей этот тайник. Она посмотрела на звездное небо, ощущая застывшие в глазах слезы, и прошептала:

– Спасибо.

Диана прошла в дом, у самого входа снимая одежду, бросая ее на пол, и направилась в душ. Много воды, много мыла, шампуня… Хотелось с грязью стереть память, но, увы, она помнила каждую деталь того злосчастного дня.

Боль сменялась злостью, потом наступало равнодушие. Диана сидела на кровати, поджав под себя ноги. Она ощущала одиночество. Будто во всем мире осталась она одна. Но нет! Нашелся человек, который протянул ей руку помощи. Пришлось рассказать все Камилле, иного выхода не было. Держать весь этот ужас в себе – сойти с ума.

– Ди, – подруга обняла Диану за хрупкие плечи, казалось, что та похудела сразу на несколько размеров, – даже не верится… Ведь была такая любовь…

– Была, – тихо прошептала Диана. После того как она рассказала Камилле все с самого начала и до конца, ей стало легче, сознание как будто опустело.

– Даже не верится! Это было очень жестоко с его стороны. Как будто не любил вовсе. Такое не прощается. Но, как вариант, обстоятельства вынудили его сделать это специально, чтобы держать тебя как можно дальше от себя.

Диана взглянула затуманенным взглядом, мотая головой:

– Моими руками убил человека. В приказном порядке! Заставил меня оказаться в аду, а потом вышвырнул, как ненужную игрушку. Ты права, мы стали так далеки… как небо и земля! И больше никогда не соприкоснемся.

– Есть линия горизонта, – Камилла встала с кровати, взяла стакан с водой, таблетку с тумбочки и протянула Диане, – пей их по две таблетки в день. Хорошее успокоительное. Может быть, позвонить в полицию?

– Ты смеешься? – Диана поморщилась, прежде чем выпить таблетки, но все же сделала это. – Это бесполезно. Везде его люди.

– А ты не боишься, что он закончит начатое и убьет тебя?

– Нет. Если бы он хотел видеть мою смерть, то убил бы своими руками. Но он этого не сделал, а значит, дал право на жизнь. Только моя жизнь стала другой, я пока еще не пришла в себя, не поняла, что мне делать. Но я точно знаю, что не боюсь его.

Камилла тяжело вздохнула, глядя на подругу. В голове не укладывалось: еще совсем недавно он называл ее именем клуб, целовал на виду у всех… и за одну ночь все изменилось.

– Тебе надо попытаться жить как раньше. Как будто Стефано Висконти не существовало. Это была неудачная шутка судьбы, которая тебя закалила. – Она сжала холодные пальцы Дианы, пытаясь поддержать. Но такие раны не затягиваются сразу. А затянувшись, оставляют шрам на всю жизнь.

– Да, мне нужно просто вычеркнуть его из своей жизни. Его в ней не было. Вот только… – Диана коснулась пальцами татуировки черного креста у себя на плече, желая содрать кожу и не иметь ничего общего с «Morte Nera». Люди тоже предали ее, выполняя приказы своего босса… Только Томас ее поддержал. Но это понятно: они все боялись Стефано Висконти. Все! Она не исключение. Только сейчас страх сменился ненавистью. – Я все еще член клана «Morte Nera».

Камилла посмотрела на крест и ужаснулась. Диана была права, такой знак так просто не стереть, даже если удалить его с кожи. Он останется в голове.

– Но я не желаю больше работать на него. Я не переступлю порог его офиса. Я даже одним воздухом не хочу с ним дышать. – Диана закрыла ладонями лицо, вновь вспомнив холодные сапфировые глаза.

Глава 57

 Сделать закладку на этом месте книги

Шел второй месяц заточения. Диана все меньше спала, практически не ела, выходила на улицу лишь во двор. Дальше калитки она боялась переступить, ей казалось, что ее погрузят в черную машину и увезут на свалку. Двери в ее дом всегда были заперты, шторы чаще задернуты. Иногда она смотрела на дорогу из своего окна, слегка приоткрыв край портьеры и выискивала взглядом хоть одну черную машину. Было странно, но за такой большой промежуток времени за ней никто не пришел. Как будто не было последних месяцев в ее жизни. Может, это был сон?

Сон… Мэт часто являлся во сне, тянул к ней руки из адского пекла в той самой машине, которую она взорвала. Он просил помощи, сгорал заживо, стонал, стиснув зубы. Задыхаясь Диана лезла в огонь, чтобы спасти его, касалась его пальцев, но Мэт пропадал… Она просыпалась в поту, со слезами на глазах и больше не засыпала.

Потом долго лежала и думала о том, что она могла бы изменить, но приходила к выводу, что ничего. И от этого становилось совсем омерзительно. Она ненавидела Стефано Висконти с каждым днем все больше и больше. И слава богу, как говорила Камилла, он не давал о себе знать – это главное. Остальным займется время, которое затянет раны.

– Ди, я принесла тебе поесть. – Подруга зашла на кухню с пакетом в руке. – Ты опять просидела весь день дома?

Она поставила большой бумажный пакет на стол и стала вынимать из него продукты. Диана отвернулась, у нее не было желания смотреть на еду. Хотя она понимала, что дальше так жить нельзя. Надо снова научиться дышать. Но пока она к этому не готова. Сколько же времени потребуется, чтобы все забыть и жить нормальной жизнью? Девушка понимала, что обречена думать об этом, корить себя, изматывать и с каждым новым днем ненавидеть Стефано все больше. Как она могла любить этого человека? Он не человек! Он жестокий убийца, который окунул ее в кровавое месиво, подчинил себе и ее руками убивал людей. Ему нет прощения.

Спрашивать Камиллу о том, встречается ли она с Майклом, желания не было. Это ее личное дело. Но… Иметь с ним какие-либо отношения опасно. Диана очень надеялась, что подруга здраво мыслит, и после того, как она рассказала ей правду, Камилла изменила свое отношение к нему. Майкл тоже оказался предателем. Но, с другой стороны, он лишь выполнял приказ, а что чувствовал в тот момент, никому не известно.

– Я не хочу бесцельно бродить по городу. Я выхожу во двор, и мне этого достаточно.

– Да? – Камилла присела на стул, смотря на Диану, но видела лишь ее тень. – Сегодня же вместе пойдем в парк, просто побродим по аллеям. Или пойдем на пляж, походим по песку…

– Нет! – оборвала ее Диана. – Я согласна на парк.

Это будет сложно, но нужно взять себя в руки. Пора выйти из своего убежища и вздохнуть полной грудью. Вот только дышать было больно.

– Я все так же предлагаю тебе уехать к матери в Аризону, Ди, мне кажется, здесь тебе делать нечего.

– К матери? Которая даже ни разу не позвонила мне? – удивилась Диана. Она действительно не раз слышала это предложение от подруги, но уезжать к матери точно не собиралась: она не найдет там поддержки, будет лишней. Господи! Она у всех теперь лишняя. – Здесь у меня есть хоть ты, – прошептала она, – и больше никого.

Камилла вздохнула, но тут же вздрогнула от звонка в дверь. Она видела испуг на лице Дианы, но улыбнулась и произнесла:

– Есть кое-кто еще, Ди.

Она поднялась и направилась к двери. За это время Диана успела прочитать молитву и в ужасе закрыть глаза.

Она слышала приближающиеся шаги, но боялась посмотреть. А потом мужской голос произнес:

– Диана…

Она распахнула ресницы, смотря на Фрэнка. Господи! В родное лицо Фрэнка, который улыбался и протягивал к ней руки. Эта улыбка… Такая искренняя, добрая, пропитанная любовью.

– Фрэнк. – Диана крепко-крепко обняла его. На секунду девушке показалось, что ничего в ее жизни не изменилось. Все так же! Он, она и Камилла. – Как я рада тебя видеть!

И это было правдой! Диана слегка отстранилась от него, но лишь только для того, чтобы посмотреть в глаза. В глаза другого мужчины. Что она хотела увидеть в них, кроме теплоты и нежности? Он по-прежнему любил ее.

– Камилла сказала, что мы идем гулять. Как раньше. Втроем.

Диане не хотелось знать, что известно Фрэнку. Может, ничего. Но он точно догадывался о том, что она больше не под властью короля мафии.

– Идем, – кивнула Диана и другой рукой коснулась руки подруги. Она ощущала себя предательницей, которую простили и разрешили вернуться. Они возвращали ее к жизни. Вот только жизнь стала другой…

Покинуть пределы собственного дома было сложно. Диана оглянулась по сторонам, оценивая обстановку, но Фрэнк пришел ей на помощь, взял ее за руку и потянул за собой. Так она вышла в мир. Снова. Спустя почти два месяца. Она шла по улице, пытаясь расслабиться, но получалось плохо. Она по-прежнему оборачивалась, присматривалась к людям и выглядела при этом как одержимая. Друзья шли рядом, разговаривали, смеялись, но Диана не улавливала смысл разговора. Хотелось оказаться не в парке, к которому они шли, а дома, закрыть все двери на замок и задвинуть шторы. Пожалуй, она еще не готова ходить по людным местам. Каждая проезжающая машина заставляла вздрагивать, голоса людей рядом проносились, как рой пчел. Этот звук отпугивал, он мешал прислушиваться и оценивать обстановку.

Они переходили дорогу, когда у нее в голове загудело, Диана обернулась, всматриваясь в проезжающие мимо машины. На секунду показалось, что она услышала голос Мэта… Он выкрикнул ее имя… Она встала, будто парализованная, пытаясь определить, с какой стороны звучал голос… запуталась в пространстве…

Много машин…

Много голосов и звуков…

Ей нужно было домой! Она растерянно обернулась в сторону друзей, сделала шаг вперед, и мощный толчок повалил ее на дорогу. Диана упала молча, не произнеся ни слова. Последнее, что она помнила, – небо, лицо человека, который склонился над ней, крик Камиллы сквозь сигналы машин и темноту…


Девушка медленно приходила в себя, сначала слушая писк кардиомонитора, потом голоса людей. Она боялась открыть глаза, пытаясь хоть что-то вспомнить, прислушаться к разговорам и оценить обстановку.

Голос был один: мужской. Он разговаривал сам с собой:

– Все хорошо, я буду держать тебя в курсе, не переживай.

А может, кому-то звонил. Диана не успела уловить тему разговора. Но слова «все хорошо» радовали и не радовали одновременно. Все хорошо для кого? Судя по тому, что у нее раскалывалась голова и болела рука, не для нее.

Она рискнула открыть глаза и сразу встретилась с задумчивым взглядом доктора Харта.

– Вы? – Она даже попыталась привстать от шока, увидев его. Нет! Только не его! Любого другого врача, но не его!

Он стоял возле кровати, держа папку с историей болезни, но когда их взгляды пересеклись, он тут же ухватился за ее плечо, пытаясь не дать ей встать:

– Я. Диана, тебя сбила машина. Ты что-нибудь помнишь?

Она не желала ничего вспоминать! И уж точно не при нем!

– Позовите мне другого врача!

– Я твой врач, Диана. Все хорошо, ты можешь меня не бояться, я твой друг. – Он коснулся ее руки и слегка улыбнулся. Можно было растаять, но Диану это только больше нервировало.

– Я требую другого врача!

– Ты член «Morte Nera», твой врач – я, хочешь ты этого или нет.

– Тогда я хочу Камиллу и Фрэнка. – Нужны были свидетели, чтобы доктор не продолжил начатое его боссом.

– Хорошо, – кивнул он, чем сильно ее удивил. Возможно, в его планы не входило убийство. – Я их позову. Но перед этим хочу поговорить с тобой один на один.

Джексон присел рядом с Дианой, от чего девушка поежилась и попыталась отстраниться. Но бежать было некуда.

– Я просто задам тебе несколько вопросов, не более.

Он говорил это тихим спокойным голосом, и хотя в ее голове все гудело, голос странно успокаивал.

– Диана, ты помнишь, как ты оказалась здесь?

Она ничего не помнила, пальцем коснулась виска, нахмурив брови:

– Я помню, что я переходила дорогу. Мы шли гулять в парк.

Харт удовлетворенно кивнул, но продолжил допрос:

– Хорошо. Очень хорошо, что ты это помнишь. Ты ударилась головой об асфальт, когда кинулась под колеса машины. Диана, ты помнишь тот момент? Зачем ты это сделала?

Девушка опустила руку и перевела удивленный взгляд на врача: она кинулась под машину? Может, машина сама наехала на нее?

– Я не помню, чтобы я кидалась под колеса, я же не самоубийца.

Но она помнила голос Мэта, он звал ее по имени. Да, это она помнила. Господи! Она сходила с ума! Мэт умер! Она не могла слышать его голос.

– Я не считаю тебя самоубийцей, просто хочу выяснить, зачем ты это сделала?

Что он ждет? Что она скажет, что Стефано Висконти заставил ее убить Мэта, а она уже почти два месяца видит того в страшных снах?.. А теперь и в реальной жизни? Знает ли Харт, что случилось на свалке? Конечно, знает! Кому он звонил только что по телефону?

– Кому вы звонили?

– Никому, – он пожал плечами, – я разговаривал с медсестрой.

В таком случае она точно сходит с ума. Теперь ей кажется, что за ней везде следят. Хотя… Она не выходила из дома столько времени… Потому что боялась именно слежки.

– Я не знаю, как получилось, что машина наехала на меня. Я ее не заметила.

– Камилла сказала, что ты была как будто дезориентирована в пространстве. У тебя закружилась голова?

Она не помнила тот момент, возможно, закружилась. Она не помнила, чтобы кидалась под колеса. Она просто слышала голос. Но Харту этого знать не надо.

– Да, – кивнула девушка, – именно.

– Тогда это многое объясняет, – выдохнул Джексон, и Диана поняла, что он боялся другого ответа. – Диана, у меня для тебя две новости. И я хочу сообщить тебе их до того, как твои друзья зайдут сюда.

В его голосе появились нотки беспокойства, от чего девушка тоже занервничала:

– Так говорите!

– Хорошо. Хорошая новость, – он улыбнулся, – я боялся гематомы в мозгу от удара, но, к счастью, ее нет. Это лишь небольшое сотрясение. Тебе крупно повезло, что скорость у машины была крайне мала, она только начинала движение. И вторая новость…

Пока он рылся в своих бумагах, Диана успела порадоваться, что с мозгом у нее все хорошо, но протянутый им снимок УЗИ заставил затаить дыхание… Диана смотрела на черно-белую фотографию, боясь понять, что она видит. Сердце забилось быстрее… Дыхание резко стало частым, кровь хлынула по всему организму. Господи! Она боялась взять в руки этот тонкий лист бумаги, опасаясь, что он станет тяжелой ношей… Нет! Диана перевела шокированный взгляд на Харта в ожидании его диагноза.

– Ты беременна. Ты знала об этом?

Эти слова она запомнит на всю жизнь! Слова, от которых хотелось вскочить с кровати, закрыть уши руками и никогда их не слышать! Нет! Жизнь не может сыграть с ней такую злую шутку.

– Нет, – дрожащим голосом произнесла она, почувствовав, как глаза наполняются слезами.

– Срок уже довольно большой, Диана. Ты пропустила два, а то и три цикла. Ты не заметила?

Ее начало знобить, воздуха не хватало. Доктор протянул ей стакан с водой, но Диана лишь мотнула головой.

– Нет. – А что она помнила вообще за последние два месяца? Или три? Три? – Этого не может быть! Я пила противозачаточные таблетки! Целую неделю… – И разревелась, понимая, какую ошибку она совершила. – Врач сказал, что их можно начать в любой день…

– Когда это было?

– Накануне открытия клуба…

– Диана, на тот момент ты уже была беременна.

Она смотрела на врача затуманенным взглядом. Его голос смешался с той болью, что поселилась в ее голове. Она беременна! Ее резко затошнило. Опять… Сколько раз ее тошнило, но она переводила все на нервы.

Ее пальцы коснулись снимка УЗИ, хотелось знать точно, что это не шутка. И увидев нечеткие очертания плода, поняла – жизнь суровее, чем она думала.

– Как он? – Этот вопрос она произнесла сухо. Это ребенок Стефано Висконти. Она ненавидела его отца. Она не могла сейчас так сразу полюбить его ребенка.

– С ним все хорошо, – кивнул Харт, – срок большой, скоро ты почувствуешь шевеление.

Сообщил ли он своему боссу о ее беременности? Диана тут же перевела на него взгляд:

– Даже не думайте ему об этом говорить! Его это никак не касается!

Она бы говорила и говорила, но Джексон прервал ее:

– Хорошо.

От одного его слова Диана замолчала. Вот так просто согласился? Или врет? Она попыталась прочитать ложь по его взгляду, но увы, как будто утратила в себе этот талант.

– Я позову твоих друзей.

Харт ушел, и Диана осталась одна. Ненадолго, но времени хватило, чтобы перевести дыхание и стереть пальцами слезы. За что? За что судьба так несправедлива к ней? Вот так… На ее хрупкие плечи взвалить еще и это…

– Ди, дорогая! – В палату ворвалась Камилла, следом шел взволнованный Фрэнк. – Доктор Харт сказал, что все хорошо! Как же я рада! Правда, тебе надо будет тут побыть какое-то время. Он сказал, анализы и обследования. Но это и хорошо, здесь ты хоть будешь полноценно питаться…

– Я беременна. – Диана прервала причитания подруги и взглянула на друзей, ожидая их реакцию. Но их реакция ничто не значила для нее. Ей просто хотелось найти в них утешение.

– Ди… – выдохнула Камилла и села на край кровати. Фрэнк облизнул пересохшие губы, явно нервничая. – Господи! Он знает?

Кто «он», даже не надо было спрашивать. Его имя не называлось между ними.

– Нет. Не знаю… Мне не важно. Мне все равно.

Было пусто. Внутри нее жил ребенок, но было пусто! Пустое сердце, пустая душа… Она сама насквозь пустая.

– Диана, – начал говорить Фрэнк, и все взгляды устремились на него, – возможно, это хороший повод начать жизнь с чистого листа. Может быть, судьба дает тебе шанс или протягивает ниточку, которая вернет тебя обратно к жизни?

Как бы ей хотелось в это верить! Но от одной мысли об отце ребенка становилось дурно. А ведь она должна будет жить с его ребенком всю жизнь. Нет, сейчас она ничего не чувствовала.

– Фрэнк прав, – вставила Камилла, – Бог посылает тебе ребенка не просто так! Есть повод двигаться дальше! Жить ради него.

Диана отвернулась к окну. Надо было смириться с этой новостью и научиться с ней жить. Она – мать. Разве она думала об этом? Да, когда-то думала, но сейчас все


убрать рекламу






так изменилось. Ей нужно время. Не день, не два… Еще несколько месяцев, чтобы полностью осознать свою новую роль в этом мире. Для начала надо перестать себя жалеть. Потом – свыкнуться со своим положением. Взять себя в руки. Но надо время! На все это надо время.

Она смотрела в окно, чувствуя, как катятся по щекам слезы… Она никогда бы не подумала, что так воспримет такую волнительную новость. Слезами! И болью! И ощущением полного одиночества. Стефано Висконти оставил на ее теле крест, большой шрам в душе и своего ребенка, который будет напоминать о нем всю жизнь.

Глава 58

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана покинула больницу ровно через неделю. Физическое состояние было стабильным, но морально она по-прежнему была не готова к переменам. Даже неделя не помогла свыкнуться с мыслью о будущем материнстве. Ее встречала Камилла, а доктор Харт провожал:

– Запомни, я твой врач. В случае чего обращайся ко мне в любое время суток.

Она молча кивнула и вышла из здания. Солнечные лучи коснулись ее бледного лица, и девушка вдохнула запах улицы: цветов, зелени вперемешку с бензином от машин «Скорой помощи». Запах свободы и новой жизни.

– Давай заедем в банк, – прошептала она подруге, – мне нужны будут наличные деньги. Если он не заморозил мои счета.

Она могла ожидать от Стефано Висконти и этого, но, к ее удивлению, все деньги были на месте.

Она протянула банкиру листок бумаги. Недели, проведенной в больнице, хватило, чтобы решить, что делать с этими грязными деньгами. Хоть кого-то они должны сделать счастливым:

– Это список фондов, куда я хотела бы перевести деньги.

Шокированная услышанным, Камилла слегка подалась вперед, пытаясь прочитать то, что было написано на листке:

– Фонд помощи бездомным животным? Диана! Ты в своем уме?

Она убила собаку! А значит, должна дать ее сородичам хоть каплю счастливой жизни. Этот фонд был в ее списке на первом месте.

– Про детей я тоже не забыла, – прошептала Диана, взглянув в удивленное лицо банкира, – на лечение больным раком, на содержание дома престарелых…

– Ну, это вообще! – возмутилась Камилла и выхватила листок. Банкир даже не успел его взять. – Я слышала, что беременность отупляет, но не настолько же! Это твои деньги! На что ты будешь жить?

– Не переживай за меня. – Диана схватила листок и сунула его обратно банкиру. – Себе я тоже оставлю. Это же его ребенок, и я должна его на что-то содержать.

Банкир осторожно взял бедный листок в руки. Диана видела его удивление, но ей было все равно. Она не хотела иметь ничего общего со Стефано Висконти и ее прежней жизнью. Хотя… Ребенок – это самое страшное общее.

– Подписать от кого? – спросил банкир, но Диана отрицательно мотнула головой. Она не для того переводила деньги. Ее имя не так важно, ей хотелось бы забыть и его тоже.

Выходя из банка после часа всевозможных операций, Камилла все еще причитала. Она не могла поверить, что так просто можно расстаться с такой суммой. Вот она была… Теперь ее нет! Зато стало чуть легче дышать.

– Беременные очень эмоциональны. Часто совершают необдуманные поступки, а потом жалеют! Но деньги уже не вернуть!

Диана резко остановилась, услышав эти слова. Она не пожалеет, потому что это единственное верное решение в ее жизни. Просила ли она прощения у Бога? Нет, она не просила прощения таким образом. Ни в коем случае. Она попадет в ад за все, что сделала. Но сейчас и об этом не хотелось думать.

Переступив порог родного дома, Диана села на диван, поджав под себя ноги. Надо было начинать думать о том, что можно изменить в этой комнате, потом идти в магазин, выбирать вещи… Но это так сложно! Ей хотелось зарыться в постели, уснуть, а утром проснуться не беременной. Проснуться до того дня, как она переступила порог «Morte Nera». Но, увы, это было сделать невозможно.

А еще она поняла, что за все это время, что провела в больнице, ни разу не дотронулась до живота. Она ничего не ощущала внутри себя. Иногда думала, что беременность – это воображение доктора Харта. Но его слова «скоро должен начать шевелиться» заставляли прислушиваться к своему организму. Нет, плод не шевелился. И пока это радовало.

– Ты уже выбрала имя ребенку? – спросила Камилла и подошла к окну. – Как ты думаешь, родится мальчик или девочка? Кого ты больше хочешь?

– Никого.

За неделю, проведенную в больнице, она успела подумать обо всем, но только не о ребенке. Его нет. Пока нет. Вот родится, тогда она и подумает. А сейчас эти мысли вызывали лишь приступ дикой боли в груди.

– И раздвинь шторы. – Камилла резко отодвинула рукой штору, впуская солнечный свет в берлогу. – Ребенку нужно солнце.

Диана тут же вскочила с дивана и задвинула шторы обратно. Нет! Она не готова вот так легко стать мишенью со стороны дороги. И не важно, кто может нанести ей удар: Висконти или Гриф.

– Ребенку ничего не надо. Он еще даже не ребенок.

Камилла вздохнула и отошла от окна:

– Ди, рано или поздно он появится. До рождения полгода – это время пройдет быстро. Ты должна смириться с этой мыслю и начать жить этим ребенком. Какой бы у него отец ни был.

– У него есть отец? – наигранно удивилась Диана. – Не помню его. И желаю за эти полгода забыть все. Может, мне хватит времени. А когда ребенок родится, я уже подумаю о нем.

Камилла вздохнула и покачала головой. Она понимала Диану и не понимала одновременно. Или шок сотворил с ее подругой нечто страшное, или Диана хорошо притворяется. Но сидеть взаперти целыми днями нужен талант, так что первый вариант более правдоподобен. Диана пережила шок, от которого постепенно сходила с ума.

– Хочешь, мы вместе выберем имя? Можно сына назвать в честь твоего отца – Джонатан, а если родится дочь, то можно назвать ее Маргарет. Красиво.

– Мне нравится Джонатан, – кивнула Диана, вспомнив отца, и тут же в голове возникла картина: Милан, большой замок, утопающий в яркой зелени, повсюду цветы. В ее ребенке будет течь кровь аристократов. Почему-то сейчас она подумала о родителях Стефано Висконти. Бедные люди! Наверняка они ждут внуков. Конечно, ждут. Но от него они ничего не дождутся. Их внук родится, а они даже никогда его не увидят. Но ведь они не виноваты в том, что их сын мерзавец и убийца.

– Я хотела бы назвать дочь Витторией, – прошептала Диана. Она ненавидела Стефано и совсем не знала его родителей, но почему-то хотелось назвать девочку королевским именем в честь бабушки Виттории Висконти. И пусть они никогда не встретятся, но хотелось, чтобы в этом имени была некая таинственность.

– Красивое имя! – воскликнула Камилла.

Диане тоже нравилось. А если родится сын, то она назовет его в честь своего отца, Камилла права. Он будет Джонатаном.

Диана удовлетворенно кивнула сама себе: она выбрала имена, это большой шаг. Но это не значит, что она полностью осознала, что станет матерью. Даже будущие имена сейчас казались безликими.

Две недели она училась жить: начала ходить в магазин, но только потому, что безумно хотелось есть. Тошнота уже не мучила, теперь жить мешало другое – голод! Особенно хотелось изысканных блюд! Почему-то ее это не удивляло. С таким-то отцом… Ребенок уже родится с короной на голове и потребует вителло тоннато[8] или в лучшем случае ризотто по-итальянски.

Но увы, рестораны Диана посещать не могла, так что довольствовалась малым – тем, что предлагали магазины. Оттуда быстрым шагом она мчалась домой, где запирала двери и задергивала шторы. Потом стояла у плиты и занималась готовкой, а в голове каких только мыслей не было! Временами она вспоминала даже про ночной клуб. И очень надеялась, что вывеску с ее именем сняли. Диана была бы рада, если название изменили. Ее больше нет. Его Дианы нет!

Звонок в дверь уже не пугал ее так, как еще несколько недель назад. Скорее всего, пришла Камилла или Фрэнк. Диана неспешно подошла к двери и даже улыбнулась. Ей хотелось видеть друзей – они стали еще ближе и роднее. Девушка распахнула дверь и застыла, глядя в глаза человека, которого не желала больше видеть никогда в своей жизни.

Сердце перестало биться. Воздуха не хватало. Диана сделала шаг назад, а надо было захлопнуть дверь прямо перед его носом! Но было поздно. Стефано вошел в дом молча, гипнотизируя ее взглядом. Его глаза были слегка прищурены, Диана знала этот взгляд: он что-то задумал. Этот взгляд ее всегда настораживал, но сейчас ей хотелось закричать и вытолкать его прочь.

– Что тебе надо? – Девушка гордо подняла подбородок, пытаясь выровнять дыхание и не дать Висконти заметить ее волнение. Она сильная, она сможет.

– Пришел поговорить.

Он произнес это спокойным голосом, но этот факт ни капли ее не расслабил. Она даже начала понимать причину его прихода. Он узнал о ребенке! Доктор Харт рассказал ему! Этого и следовало ожидать от подданного Черного Дьявола.

– Нам не о чем разговаривать. Мы пошли разными дорогам.

– Верно. – Стефано кивнул и сделал еще шаг по направлению к ней. На этот раз Диана не отступила. Она даже моргнуть боялась, пристально изучая его и прекрасно зная, что он точно так же изучает ее. – Надо решить один вопрос.

– У нас с тобой нет общих вопросов. У нас нет ничего общего.

– К счастью, – кивнул он, чем на секунду привел ее в замешательство. Господи, что еще ждать от него? – Ребенок тоже не мой.

Диана сглотнула, но глаз не отвела. Если быть сильной, то до конца. Она решила бить его же оружием:

– Конечно, нет! Это ребенок Мэта!

Было ли в его глазах замешательство или гнев, может быть, ненависть – она не смогла разобрать. Они были холоднее льда. А его голос… Его голос из мягкого баритона превратился в жуткий скрежет, который резанул прямо по сердцу. Но для Стефано Висконти у нее не было сердца.

– Очень хорошо, – кивнул он, – я так и думал. Пришел убедиться лично. Деньги у тебя есть, надеюсь, что себе ты оставила достаточно, прежде чем начать раздаривать их налево и направо. Отец ребенка все же умер…

– Умер! – крикнула она, перебив его, и это было правдой. Отец ребенка умер для нее, и жаль, что он вообще был в ее жизни.

Ей впервые не хотелось плакать. Она гордо смотрела в его ледяные глаза, чем доказывала, что он недостоин ее. Знал ли он об этом? Возможно, нет. Но ей было безразлично.

– Прощай, Диана.

Это были его последние слова. Но они были пусты и пронеслись сквозь нее, не вызывая эмоций. Как только за ним закрылась дверь, Диана впервые за долгое время вздохнула свободно. Он ее отпустил. Он ее не держал. Она стала свободной.

Прижавшись к стене, она продолжала смотреть на закрытую дверь. Боялась, что он вернется. Но дверь не открывалась…

Он ушел.

Навсегда ушел из ее жизни.

Так просто ворвался в нее и так просто ушел!

Только сейчас Диана поняла, что ее ладонь лежит на животе – она неосознанно пыталась защитить ребенка от собственного отца.

Нормализуя дыхание, она прошла в комнату и резко остановилась, ощутив странный трепет в животе. Такие легкие движения, нежные… Как порхание крыльев бабочки. Диана снова приложила ладонь к животу, пытаясь почувствовать этот трепет ладонью, но он был столь легкий, что почти не ощущался рукой. А внутри… Внутри как будто возник целый мир.

– Боже, – прошептала она, пытаясь понять, пытаясь уловить эти трепетания, запомнить это момент. Это было так ново… И так прекрасно! Только сейчас она наконец осознала, что внутри нее живой человек, малыш, ее ребенок… Там жизнь. И это неописуемое ощущение.

Погрузившись в свои эмоции, она напрочь забыла о Стефано Висконти. Он ушел, но оставил после себя самое ценное, что может оставить мужчина. И быть матерью, которая будет воспитывать ребенка одна, – не унижение, не позор, это радость после всех мук, через которые она прошла. Возможно, судьба специально направляла ее по такому тяжелому пути, чтобы в конце получить бесценный приз. Эстафета жизни с преградами, но Диана ее прошла…

Ей захотелось посмотреть на себя в зеркало. Она скинула одежду, оставаясь в нижнем белье, и наконец сделала это: повернулась боком, всматриваясь в свое отражение, рукой касаясь живота и пытаясь увидеть изменения. И они были! Только раньше она не хотела их видеть. Живот стал чуть выпирать, а грудь набухла и стала больше. Господи! Как она могла не замечать это столько времени? Так ушла в себя, что не видела очевидных вещей. Теперь хотелось трогать живот, хотелось видеть, как он растет.

– Ты мальчик или девочка? – прошептала она и улыбнулась своему отражению. – Не важно. Мне не важно. Я буду ждать тебя.

Диана позвонила Камилле и на одном дыхании рассказала обо всех своих ощущениях. Столько восторга! Она даже раздвинула шторы, впуская солнечный свет. Ведь теперь она не одна и есть смысл жить!

– А еще я хочу купить машину! Чтобы поехать на ней в магазин за кроваткой и коляской. Какого цвета стоит купить…

– Машину?

– Коляску!

– Нейтральную, – смеялась Камилла, радуясь изменениям в подруге, – мне кажется, родится девочка. Она будет, как ты, – нежная и добрая.


Жизнь закрутилась, и вместе с солнечными лучами в ней появились новые, яркие краски. Она наполнилась светом. Диана стала замечать, что ее ладонь почти постоянно находится на животе. Спустя пару месяцев он уже достаточно округлился и теперь можно было прощупать пяточку… Так казалось. Толчки стали отчетливыми. Диана разговаривала с малышом и делала это постоянно. Она часто выходила на улицу и бродила по парку. Смотрела на озеро, вдыхая аромат листвы. Чистый воздух. Кристально чистый. Хотелось быть такой же чистой. И временами она ощущала себя такой.

Мэт больше не являлся к ней, а Диана старалась о нем не думать. Она решила разделить свою жизнь на «до» и «после». И у нее это замечательно получалось. Имя отца ребенка она не упоминала, чтобы малыш вдруг не услышал его.

Все шло отлично. Даже слишком отлично. Доктор Харт улыбнулся, смотря в монитор, когда делал очередное УЗИ:

– Хочешь узнать пол ребенка?

Дыхание Дианы участилось, сердце запрыгало в груди. Хотела ли она знать? Любой человек хочет! И ей хотелось. Фрэнк вызвался ее сопровождать к врачу, сейчас он даже взял ее руку в свою.

Она взглянула на него, как будто его решение что-то значило, но он лишь пожал плечами.

– Да, очень хочу. – Она посмотрела на Харта, и доктор улыбнулся:

– Без сомнения, мальчик. У тебя будет сын, Диана.

Сын.

Хотелось заплакать.

Сын – это сильная поддержка, в будущем он будет оберегать ее…

Сын… Это продолжение непростого рода.

Она отвела взгляд, пытаясь об этом не думать. Это ее сын. Только ее.

Домой девушка приехала на серебристом «Ниссане». Выйдя из машины Диана коснулась рукой капота. Новая машина ей нравилась. Она специально выбрала цвет и марку, которые бы ей не напоминали о прежней жизни.

Снова коснувшись живота, она представила личико своего сына. Против воли в мыслях возникло видение черных волос и синих глаз. Почему-то не было сомнений, что так и будет. Но это ее никак не беспокоило. Ее сын будет чертовски обаятельным мужчиной, когда вырастет. Главное, чтобы не унаследовал характер своего отца. Ведь многовековая жгучая кровь завоевателей наверняка будет доминировать.

Откинув эти мысли, Диана улыбнулась, но услышав, как кто-то произнес ее имя знакомым голосом, перевела взгляд на калитку. Она застыла, глядя на Марту.

– Mama mia! – Взгляд той опустился на живот Дианы, и она ладонями прикрыла рот. Возможно, произнесла молитву, Диане не хотелось знать. Она не ожидала увидеть здесь эту женщину. И хоть Марта ей нравилась, все, что было связанно с именем Висконти, вызывало тошноту и желание бежать.

– Диана! – Марта подошла к ней ближе. – Девочка моя!

Она хотела коснуться девушки, но побоялась.

– Зачем вы пришли? – Голос Дианы не дрогнул.

– Пришла поговорить. – Марта говорила тихо, было видно, что она шокирована, но в то же время улыбка, которая появилась на ее губах, доказывала, что она рада такому повороту событий.

– Нам не о чем разговаривать.

– Нет, есть. Ты должна меня выслушать. Просто послушай.

Диана кивнула: от нее не убудет, если она уделит немного времени этой женщине.

– Пять минут. Но, повторюсь, нам с вами говорить не о чем.

В голове девушки один за другим возникали вопросы: зачем она сюда пришла? Он ее прислал? Конечно, он! Чтобы сделать еще больнее, надавить на живое.

– Я не знаю, что произошло между вами, – начала говорить Марта, теребя в руках белоснежный платок. Она нервничала, ее руки дрожали. Это не ускользнуло от Дианы. – Меня это не касается. Ты можешь ненавидеть его и, возможно, будешь права. Но я не сделала тебе ничего плохого.

– Пять минут, – выдохнула Диана. Она не собиралась верить никому из этой семьи.

– Да, – кивнула Марта, – я перейду сразу к делу. Диана, я хочу сделать тебе очень выгодное предложение. Ты можешь не отвечать сейчас, просто подумай.

А вот это уже интересно! Видимо, сделки в крови даже у прислуги семьи Висконти. Но интерес взыграл:

– Что вы хотите?

– Хочу предложить тебе уехать отсюда в Милан. Навсегда. Ребенок обязан родиться там, в нем течет непростая кровь. – Диана увидела, как глаза Марты наполнились слезами, она поднесла платок и промокнула их. – Здесь ничего хорошего не будет. Стефано и близко не подойдет к своему сыну. А там… Там Виттория и Фабрицио, которые ждут внуков, но с таким сыном они их никогда не дождутся. Диана, не лишай их права быть бабушкой и дедушкой, не лишай ребенка быть тем, кем он обязан быть при рождении. И ты… Ты всегда будешь рядом, я обещаю тебе это. Они примут тебя как родную дочь. Потому что сына они потеряли. Позволь им снова обрести смысл жизни и семью.

– Он вас прислал?

– Нет, – отрицательно мотнула головой женщина, но опустила взгляд на платок, который по-прежнему держала в руках, – я пришла по своей инициативе.

От Дианы не ускользнул тот факт, что она опустила взгляд…

Глава 59

 Сделать закладку на этом месте книги

Диана с Камиллой шли по начищенному полу большого торгового центра. Радовало то, что сегодня здесь не так много людей. Девушки любовались красивыми платьями сквозь стеклянные витрины, но пришли не за ним. Они искали магазины с детскими вещами.

– И что ты ей ответила? – Камилла замерла, держа в руках ползунки, имея в виду Марту, про приход которой ей рассказала Диана.

– Конечно, я ответила «нет».

– И правильно сделала, – кивнула подруга и положила ползунки обратно, – одному Богу известно, что у них у всех на уме.

– Даже ему неизвестно. – Руки Дианы гладили свой большой живот. – Я не хочу иметь ничего общего с этой семьей. Они мне чужие люди. – В голове не укладывалось, как Марта вообще могла такое предложить. – Они мне никто, и я им тоже никто! И вообще, я не хочу даже думать о них!

– Не думай. – Камилла взяла в руки крохотные пинетки. – Посмотри, какая прелесть! С одной стороны, хорошо, что ты уже знаешь пол ребенка, розовое брать не будем. Но с другой стороны, врачи часто ошибаются.

– Я не думаю, что доктор Харт вообще имеет право на ошибки, – задумалась Диана, опять вспомнив Марту. Та сказала о внуке! Откуда она узнала, что родится именно мальчик? Неужели доктор Харт и ей разболтал? Или…

– Если он не ошибся, тогда нам и правда легче с выбором цвета…

– И с выбором имени, – задумчиво вставила Диана, чем напугала Камиллу. Та положила пинетки и удивленно посмотрела на подругу.

– Ты же выбрала имя. Джонатан, в честь твоего отца.

Все было сложно. Диана вздохнула. Как бы она ни ненавидела Стефано Висконти, в ее ребенке текла аристократическая кровь старинного итальянского рода, и дать американское имя было бы слишком просто. В ее замешательстве виновата Марта. Именно она сказала об этом и очень просила дать итальянское имя. В тот момент Диане захотелось расплакаться. Но, может быть, женщина в чем-то права.

– Я хочу назвать его Леонардо, сокращенно Лео, в честь Леонардо да Винчи.

Камилла открыла рот от удивления, поражаясь выдумке Дианы:

– Ты с ума сошла? Какой Леонардо? Назови сразу Стефано, что уж греха таить, ты все еще продолжаешь думать о нем!

– Нет! – отрезала Диана. – Нет, нет и нет! Я никогда не прощу ему того, что он сделал. Это не я предала его, – напомнила девушка, – это он предал меня!

Пауза затянулась, Камилла всматривалась в глаза Дианы, но не видела в них искр, что были ранее. Он убил в ней все живое, весь свет и блеск.

– Он сделал это дважды.

Ребенок тут же дал о себе знать, зашевелившись внутри, Диана погладила себя по животу, пытаясь успокоить его и успокоиться сама.

Больше они не затрагивали эту тему. Камилла надеялась, что во всех выходках Дианы виноваты гормоны. Как только она родит, все пройдет. Может, передумает давать такое странное имя. Хотя, что имя? Главное, чтобы не передалась от отца жестокость и бессердечность.

Они еще долго бродили по магазинам, потом зашли в кофейню, выпили капучино с маффинами. Диана съела три, чем очень порадовала подругу. Вообще аппетит Дианы радовал. Она уже не была худой, а выпирающий живот добавлял ей своеобразного шарма и женственности.

– Я столько ем, что мне кажется, когда рожу, то еще год есть не буду.

– Ты ешь за двоих. Кстати, доктор Харт точно не мог ошибиться и не увидеть еще одного ребенка? Я знаю, такие случаи бывали. Ждешь одного, а тут бац – сюрприз!

Маффин Дианы застыл на полпути в рот. Нет, дети – это хорошо. Но в меру.

– Нет, нет. – Она отрицательно мотнула головой, в голове уже представив эту картину. Как она одна справится с двумя детьми?

После кофейни они пошли выбирать коляску. Катали все, что были в магазине. Видя бесконечные детские товары на полках, Диана поняла, что сюда надо идти с целым списком.

– Собрать кроватку поможет Фрэнк, слава богу, мужчина у нас есть. – Камилла подошла к одной из кроваток и коснулась ее рукой. – Кстати, пока ты выбираешь кровать, я сбегаю в соседний магазин, хочу посмотреть себе обувь.

Камилла специально ретировалась, Диана даже не сомневалась в этом, просто улыбнулась от причины ее побега. Подруга и так часто бывала с ней, нет надобности надоедать еще и с мебелью для детской.

Девушка неспешно ходила между кроватками, оценивая каждую из них: слишком низкая, слишком высокая, цвет ужасный. Она выбирала долго и тщательно. Никуда не торопилась. Наслаждалась тем, что еще один день она посвятила важному делу.

Кроватка была выбрана, а Камиллы все не было. Скорее всего, выбор обуви затянулся и перешел уже в другой магазин. Оформив заказ и расплатившись, Диана вышла из магазина, держа в руках бумажки с чеками, и тут же налетела на человека, уронив все из рук.

– Боже, простите. – Она тут же присела и начала все собирать, увидев, как человек, которого она чуть не сбила, пришел ей на помощь.

– Ничего страшного, бывает.

Этот голос! Дыхание Дианы замерло, она медленно поднялась. Этот голос был ей знаком! От него мурашки пробежали по коже. Девушка подняла взгляд, встречаясь глазами с человеком, о котором давно перестала думать! Как она могла забыть эти седеющие волосы, этот черный прищуренный взгляд, его энергию? Как она могла забыть то, что… убила его сына?

– Вот это встреча! – произнес Гриф, а Диана потеряла голос. Лишь следила, как его маленькие глазки скользят по ее телу, как его мерзкий взгляд остановился на ее животе. Она тут же положила руку на него, защищая. Даже ребенок перестал шевелиться.

– Вот это сюрприз, – улыбнулся он, и эта улыбка вызывала отвращение и желание бежать, – два в одном! А Висконти не дурак, умно скрыл этот факт. Надо же! Какая гремучая смесь в твоем животе!

Диане даже не хотелось думать, о чем он говорит. Но пересилив желание сбежать, она выпрямила плечи и произнесла:

– Он не имеет к этому никакого отношения.

– Сделаю вид, что поверил, – усмехнулся он. – Ты еще не ощутила все прелести материнства, а знаешь, быть родителем – это тяжелый труд. – Его лицо исказила гримаса, и Диана невольно вздрогнула. – Но еще тяжелее тогда, когда того, кого ты вырастил, лишают жизни.

Он говорил это медленно, растягивая слова, с ненавистью в голосе и нотками горечи. Такую смесь чувств и представляла Диана, когда убила Николаса. Даже несмотря на то что он чуть не изнасиловал ее.

– Я не собираюсь просить прощения за то, что сделала. – Девушка собрала все силы, чтобы начать говорить. Возможно, Грифа прислала судьба, чтобы он узнал, почему его сын покоится в земле. – Возможно, вы не дали должное воспитание своему сыну. Вы родили чудовище! А насильникам нет места на этой земле.

Нет, на его лице она не видела бешенства. Не было даже гнева. Не было желания задушить ее за эти слова. Было что-то другое… Холодное. Что-то страшное, но молчаливое.

– Однажды ты окажешься на моем месте, Диана. – Он прошептал ей эти слова на ухо, наклонившись слишком близко и заставляя ее не дышать.

– Диана! – Услышав голос Камиллы, Гриф выпрямился и хитро улыбнулся, не отрывая своего взгляда от Дианы. Она следила за ним, а руки по-прежнему лежали на животе. Он пошел прочь, оставляя ее наедине с мыслями. – Кто это?

Камилла проводила Грифа взглядом, а Диана пыталась прийти в себя и нормализовать дыхание. Первые секунды это давалось сложно, руки дрожали, она терла ладони друг о друга:

– Джон Гриффин.

– Мамочка! – воскликнула Камилла и посмотрела на подругу. – Это тот самый…

– Отец Николаса. Того самого Николаса, которого я убила.

– Что он хотел от тебя?

– Ничего, это случайная встреча. Пойдем отсюда.

Диана пошла вперед, все еще думая над его словами, но хотелось их стереть из памяти. Надо же! Какое совпадение – встретиться в торговом центре! А что она думала? Что такие, как он, не ходят по магазинам? К тому же это центр! Территория Найта. Где тоже небезопасно.

Дома, чтобы не думать о страшной встрече, Диана принялась помогать Фрэнку собирать кроватку. Он смеялся, забирая из ее рук молоток и гвозди и мотая головой:

– Ты повредишь пальцы.

– Ты смеешься? Я отлично забиваю гвозди.

– Это мужская работа, почувствуй себя женщиной. Не играй больше в мужские игры.

Как он был прав! Диана села на диван и просто наблюдала. Поглаживала свой живот, улыбаясь, когда ребенок шевелился. Ей хотелось быстрее увидеть его, но… Она боялась. Быть беременной все же спокойнее. Ее ребенку ничего не угрожает, он защищен. А когда она привезет его домой, уложит в эту самую кроватку… Господи! Что она будет делать с ним потом? Как вообще пройдет эта встреча?

– Можно?

Она взглянула на Фрэнка: он присел рядом и почти коснулся ее живота, но рука замерла. Он боялся ее реакции.

– Конечно. – Диана коснулась его пальцев и положила ладонь на свой живот, чувствуя тепло. Только сейчас она поняла, как ей не хватает мужской заботы. Как ей не хватает прикосновений. Ей не хватает поддержки. И хоть ее поддерживали друзья, но это было не то.

Ребенок толкнулся именно в том месте, где лежала ладонь Фрэнка. Тот засмеялся:

– Эй, ну ты чего? Когда вырастешь, то мы с тобой пойдем на футбольное поле, вот там будешь пинать мяч.

Диана улыбнулась, а ребенок притих.

– Он, видимо, прислушивается к твоим словам.

– Пусть слушает, я говорю правду. – Фрэнк убрал руку и сел поудобнее. – Диана, я хотел поговорить с тобой.

Девушка насторожилась, понимая, к чему он клонит.

– Я подумал поступить в университет в Лос-Анджелесе на врача. Готовлюсь уже полгода, много читаю, изучаю. Хочу стабильную жизнь и хороший заработок.

– Фрэнк! – воскликнула Диана, повернулась к нему и схватила его за руки. – Какой ты молодец! Я очень рада за тебя! Это потрясающе!

– Да, Диана. – Он высвободил руки и стал нервно теребить пальцы. – Но я не это хотел сказать… Вернее это, но не совсем. Я уеду, Ди…

– Фрэнк, – улыбка Дианы спала, она снова посмотрела ему глаза, – это твоя жизнь, и если ты переживаешь за меня, то не переживай, я справлюсь. Учеба – прекрасная возможность стать большим и достойным человеком в этой жизни.

– Выходи за меня замуж, Диана. – Он тут же сел на пол к ее ногам, пристально глядя ей в глаза и абсолютно не слыша ее слов. – Я сделаю тебя счастливой. Я буду хорошим отцом твоему сыну… Он будет нашим сыном и будет расти в любви. А я сделаю все возможное, чтобы вы ни в чем не нуждались. Возможно, первое время придется немного туго, но помимо учебы я буду работать… На двух, на трех работах.

Он говорил и говорил. От его слов закружилась голова. А говорил он красиво.

– Я люблю тебя.

А Диана ничего не могла ответить… Фрэнк – хороший парень, добрый и отзывчивый. Но она по-прежнему видела в нем лишь друга.

– Фрэнк, – Диана присела к нему на пол, – мне больно это говорить, но я не могу. Отказывать всегда больно, мы боимся ранить человека. Но если я приму твое предложение, то буду жалеть всю жизнь, что солгала. Я не люблю тебя…

– Я буду любить за двоих. Тебя и малыша. Я буду заботиться о вас…

– Нет, Фрэнк, – Диана мотнула головой и грустно вздохнула, – я так не умею.

– Диана. – Он встал и отошел от нее. Было видно, что он нервничает. Было видно, что ему больно слышать отказ. Но она не могла принять его предложение. – Я предлагаю тебе уехать отсюда подальше и просто начать новую жизнь. И никогда больше не думать о прошлом. А любовь… Она придет.

Нет, не придет. Теперь она будет обходить любовь стороной. Она будет любить сына, этого достаточно. Она больше никому не поверит.


убрать рекламу






– Подумай, Диана, это прекрасная возможность для тебя. Здесь тебе не место!

– Здесь мой дом.

– Я дам тебе новый.

– Нет, Фрэнк, получается, что с моей стороны это лишь сделка. А я сыта ими по горло. В эти игры я больше не играю.

Видимо, он понял, потому что кивнул и снова занялся кроваткой.

– Прости, – прошептала девушка, – я не могу жить во лжи. Мне хватило ее сполна.

– Если ты передумаешь, знай, я всегда приму тебя.

Диана пошла на кухню, подальше от него. Надо было подумать. Столько предложений за два дня! Одно другого «слаще». Она отказала плачущей Марте, ее не тронули даже слова о том, как родители Стефано хотели бы увидеть внука. Он рос бы в роскоши, ни в чем не нуждался, получил должное образование. Быть продолжением рода Висконти большая честь. Но она нашла силы отказать Марте. Диана не хотела иметь ничего общего с этой семьей. А умом понимала, что у них слишком много общего.

Фрэнк… Бедный Фрэнк! За что ее вообще можно любить? Он был бы хорошим мужем, прекрасным отцом. Но почему так больно от того, что, представив их совместный дом, быт, ей становилось… скучно. Но зато спокойно. Мир и гармония. Только взаимной любви здесь нет места, а как жить без любви?

Она со всем справится сама. Это ее жизнь и ее ребенок. И хотя в городе находился его отец, он дал понять, что не претендует на сына. И за сына своего не считает. Диана присела. Подумав о Стефано, девушка поняла, что очень давно о нем не вспоминала. И кроме отвращения ничего к нему не испытывала. Даже страха больше не было. При мысли о нем внутри ничего не сжималось, сердце не стучало чаще, она ничего не испытывала. Было пусто.

Нет, она не готова уезжать! Она еще не решила здесь кое-какие вопросы. Она еще ничего не узнала про того, кто стоит за цепочкой произошедшего и причастен к тому, что Мэт стал наркоманом, кто является ведущим звеном в ней. Гриф? Вполне возможно, это дело его рук. Но нужны доказательства. Беременность внезапно нарушила планы, заставив ее свернуть с выбранного пути. Месть ей была не нужна. Но хотелось справедливости. И правды.

Она останется здесь, чтобы выяснить правду. А та рано или поздно выплывет наружу. Как только она оправится от родов, попытается найти этого Джейкобса, который выведет ее на того, кто все это затеял. Правда, это будет сложно сделать, как сказал Мэт, ведь, возможно, Джейкобс – не настоящее его имя. Но она постарается.


Оставшиеся месяцы Диана провела весьма активно: она записалась в группу подготовки к родам. Занятия радовали и не радовали одновременно. Не радовали тогда, когда требовалось проходить с мужьями. В такие минуты Фрэнк всегда был рядом, и казалось, что он – истинный отец ребенка.

– Я не зову его, но он приходит сам, – Диана пыталась найти понимание у Камиллы, но слышала другое:

– Он любит тебя! Соглашайся на его предложение. Это лучший вариант для тебя и ребенка.

Но она не знала о планах, которые строила Диана. Им ее не понять.

Вечерами Диана вслух читала книги, сидела на диване и гладила большой живот. Он стал очень большим. Даже доктор Харт был слегка в недоумении, но, сделав очередное УЗИ, заключил:

– До родов осталось две недели. Но ребенок уже готов появиться на свет. Самое худшее, что может случиться, – это отхождения вод. Шейка матки еще незрелая, она не готова.

– Господи! – Диана привстала с кушетки. – Что можно сделать? Чем это чревато?

Харт сел рядом:

– Не переживай, надеюсь, что раньше, чем через две недели, ты не родишь. Но, – он пожал плечами, – особой роли это уже не сыграет. Разрывов не избежать в любом случае. В первом: из-за того, что твой организм еще не готов; во-втором: за эти две недели ребенок вырастет еще, и для тебя он станет крупным.

– Сделайте кесарево, – взмолилась Диана. Почему так сложно? Даже в этом Стефано Висконти ей навредил.

– Нет. Рожай сама. Для ребенка естественные роды – самый лучший вариант. Кесарево – это уже на крайний случай.

Диана заволновалась. И не понимала, от чего больше: от того, что будет сложно рожать, или от того, что скоро увидит сына? А может, потому что не знала, что ждет ее в будущем? Господи! Ей не хватило времени принять тот факт, что она все же станет матерью! Хотелось ходить беременной всю жизнь.


Зайдя в дом, Диана бросила ключи на столик в прихожей и прошла в комнату. Вечерело, но тусклый солнечный свет еще проникал через окно и радовал глаз: он освещал комнату, где было уже все готово для ребенка: кроватка, пеленальный столик, море одежды, баночки с детскими кремами и присыпками. Все готово. Но оставалось еще немного времени перевести дыхание.

Диан сделала шаг и замерла, почувствовав, как между ног потекла вода.

– Господи… – прошептала девушка, переводя дыхание и прислушиваясь к своему организму. Она стояла, и больше ничего не текло. Но стоило сделать еще один шаг… И появилась причина срочно звонить Харту.

Глава 60

 Сделать закладку на этом месте книги

Чего точно не стоит делать, когда рожаешь? Впадать в панику! Этот урок Диана запомнила, курсы психологической поддержки беременным не прошли даром. Она уже находилась в больнице, когда начались первые, чуть заметные схватки. Она даже не сразу поняла, что это они. Их вызвали искусственно, так велел доктор Харт. Диане ничего не оставалось, как слушать врача и просто кивать. На большее она уже была не способна: к животу прикрепили датчик, который измерял пульс ребенка. Она отчетливо слышала многочисленные удары его сердца. На руке торчал катетер, с помощью которого ей в вену вливали лекарство… Какое именно, она уже не знала, старалась не думать. Встать было невозможно.

– Поспите, мой вам совет. – Медсестра поправила одеяло и улыбнулась.

Как можно спать, когда ты рожаешь? Диана подумала, что это шутка. Но спустя шесть часов, она поняла: надо было спать! Вот теперь она поняла всю силу схваток, сжимая зубы и боясь простонать. Нет, кричать не входило в ее планы. Она слишком сильная! Да и бесценные уроки психолога, которая сказала: «Ребенку в сотни раз больнее! Криком вы будете его только пугать», – не прошли бесследно. Диана не хотела пугать своего ребенка. И не хотела показывать свою слабость перед Хартом, который периодически навещал ее и смотрел на дисплей монитора. Ему тоже предстояла тяжелая ночь.

Несколько раз приходили другие врачи, они наблюдали за сердцебиением плода. Все шло хорошо, но схватки становились невероятно болезненными. С каждой новой схваткой Диана сильнее сжимала простыню и закрывала глаза, стиснув зубы. На ее коже появлялась испарина, которую вытирала Камилла. Но Диане в тот момент было все равно, кто находился рядом. В этом аду было ничего не разобрать. Хотелось выключить аппарат, который пищал, измеряя сердцебиение ребенка. Он пищал чаще, когда схватка усиливалась. Это раздражало.

– Выключите его… Пожалуйста, – взмолилась Диана, понимая, что слушает этот звук уже более девяти часов. – И дайте мне обезболивающее, я больше не могу терпеть эту боль!

– Хорошо, – кивнул Харт, выключил звук и дал указания медсестре. Лекарство мало поможет, но все же…

– Я хочу встать, – между схватками прошептала Диана, медсестра перевела взгляд на врача, тот кивнул:

– Хорошо, Диана. Ты в родах уже одиннадцать часов. Это очень много. Попробуем силу притяжения, возможно, подействует.

Но ей было все равно, какую силу использовать, хотелось просто подняться с этой чертовой кровати!

– Сделайте мне кесарево!

В этот раз Харт промолчал. Лишь посмотрел на часы: слишком много времени прошло с момента первых схваток. Делать кесарево опасно. Диана поняла это по его молчанию.

Медсестра помогла ей встать, но, как только ноги Дианы коснулись пола, от слабости она чуть не упала. Камилла помогла ей выпрямиться, но тут же началась очередная схватка, которая заставила Диану вновь согнуться пополам. Пришлось даже осесть на пол. Она дышала тяжело и часто. Ртом хватая маленькие глоточки воздуха. Казалось, уже ничего не могло ей помочь. И это правило «не кричать» сейчас раздражало. Кричать хотелось. Хотя бы стонать.

– Кричи, Ди! – крикнула Камилла. – Так легче!

Но нет! Диана запела… Она тихо запела странную песню, которой даже не знала. Она молчала лишь тогда, когда очередная схватка заставляла ее сгибаться. Потом продолжала петь. Еле слышно, прерывисто. Она пела для своего сына, чтобы ему было спокойно, чтобы он не боялся и быстрее появился на свет.

Ее шепот прекратили потуги. Еще одно испытание! Диана не сразу поняла, что вообще происходит:

– Кажется, ребенок выходит, – прошептала она Харту. Тот тут же подошел к ней, пытаясь уложить на кровать:

– Еще рано, Диана, открытие еще не полное. Терпи как можно дольше.

– Я не могу. Он лезет!

Потом она мало что помнила. Медсестры делали все так быстро, что она не успевала за ними следить. На ноги ей нацепили белые тряпичные бахилы. Она мельком взглянула на Харта: тот переодевался во все стерильное, медсестра завязывала ему сзади халат, вторая надевала перчатки ему на руки. Господи! Тут же появились новые люди в белых халатах… Почему их так много? Хотелось спросить, но очередная схватка закончилась сильной потугой. Она ощущала, как ей развели ноги и заставили стопы упираться в специальные выступы. Стало легче.

Рядом стояла медсестра, которая держала девушку за плечи, слева тоже самое делала Камилла.

– Родовая деятельность слишком слабая! – Эти слова не произвели на Диану никакого впечатления. Она не хотела думать об этом.

– Диана, – голос Харта, – как только пойдут потуги, приложи все силы. Максимально все!

И потуги пошли, все внутри сжалось так сильно, из нее тянули что-то большое. Она слышала только слова: «Давай, давай, давай!» – и чувствовала руки, которые помогали ей сгибаться.

– Дыши, дыши!

Схватки ушли, и стало чуть легче. Девушка откинулась на подушку и задышала чаще.

– Тужься, Диана. – Голос Харта. Уже серьезный, громкий. Он приказывал: – Тужься!

Ее опять согнули, не давая отдышаться. Сил уже не было. Не было схватки…

– Я больше не могу!

– Можешь! Ты все можешь.

Она попыталась, но не смогла. Схватки закончились слишком быстро.

– Диана! – Снова голос доктора. Она видела, что он двумя руками схватился за ее живот и с силой надавил на него. Она бы взвыла от боли, но ничего, кроме облегчения, не почувствовала. Легкость! Из нее вытянули ребенка насильно. Она уже мало прислушивалась к своему телу, все внимание было сосредоточено на нем, ее малыше. Она отчетливо видела картину, которую не забудет никогда в жизни: врач держал его за ножки и хлопал по спине. Дыхание перехватило у нее самой. Крик ребенка – это ее полный вздох и первые секунды счастья! Вот сейчас хотелось плакать в голос. А когда она ощутила малыша на своей груди, то губы сами коснулись его головки, и слезы наконец покатились по ее щекам.

– Кто у меня? – прошептала она, руками трогая маленькое теплое тельце, не веря в то, что это случилось. Она задала этот странный вопрос, прекрасно зная ответ, но врачи часто ошибаются с полом, глядя в монитор аппарата УЗИ.

– Сын. Поздравляю, Диана, у тебя сын, – произнес Харт, – запомни этот момент на всю жизнь. Его день рождения. Но сейчас врачи заберут его, а тебе надо еще родить плаценту.

Господи! Она уже ничего не хотела рожать. Желание было одно: держать малыша на руках. Он был таким крохотным… Она пальцем коснулась его кулачка, и, кряхтя, он схватился за него.

– Ты уже дала ему имя? – спросил Харт.

– Леонардо, Лео, – улыбнулась Диана, но взгляд от ребенка не отвела, – как Леонардо да Винчи.

Она взглянула на волосы на его головке: они были еще влажные, но совершенно точно черные. Другого она и не ожидала.

– Красивое имя, – Харт кивнул, – а теперь нам надо закончить роды, Диана. Ты встретишься с Лео позже. Врачи должны осмотреть ребенка.

Тут же чьи-то руки забрали у нее сына, теперь надо было сконцентрироваться на еще одном важном моменте в родах. Для нее все было ново, но это «ново» ей не нравилось. Ни потуг, ни схваток, ни сил уже не было. О какой плаценте говорил Харт? Но он помог ей, вновь нажимая на живот. Только сейчас до Дианы дошло, что он помог ее сыну выжить! Если бы не его руки, ребенок бы умер от удушья.

– Спасибо, – прошептала Диана, когда все закончилось. Теперь хотелось горячего чая с лимоном. Странное желание. Ее тело начало бить мелкой дрожью. Она потеряла слишком много сил.

Харт улыбнулся, наблюдая, как девушку укрывают одеялом:

– Ты молодец! Я не слышал от тебя ни одного крика. И роды правда были тяжелые. Нам всем нужен отдых. Ты спи, я приду через час тебя осмотреть.

Они остались одни с Камиллой, которая была все время рядом. Диана только сейчас поняла это. Спать не хотелось, хотелось встать и побежать к сыну, посмотреть на него, коснуться его.

– Чтобы я еще раз решила родить… – выдохнула Диана, – никогда в жизни!

Камилла засмеялась:

– Мне что-то тоже расхотелось. С меня хватило того, что я видела.

– Зря я тебя взяла на роды. Осталось бы загадкой.

– Не переживай, Ди. Говорят, что родовая боль забывается очень быстро.

Диана кивнула, надеясь на это. Наверное, оно стоило того. В конце этой боли она получила подарок.

– На кого похож Лео? – Она повернулась к Камилле, широко открыв глаза. – Я толком не рассмотрела его.

– Еще непонятно, новорожденные такие сморщенные. Врачи так быстро унесли его, что я не заметила.

Не важно, на кого он похож! Это лишь ее сын и об отце думать не хотелось.

Через час доктор Харт осмотрел ее и дал добро перевести в палату. Но Диане не хотелось идти туда. Ей хотелось бежать к своему ребенку.

– Где мой сын?

– Его принесут тебе, не переживай. С ним все в порядке. Красивый ребенок, Диана.

Иначе быть не могло. Она кивнула и прошла в свою палату, где ее ждал Фрэнк с большим букетом красных роз. Было такое ощущение, что она родила сына ему. Медсестра принесла вазу и поставила в нее цветы. Красивый букет, но Диану он не тронул. Напротив, хотелось, чтобы Фрэнк не дарил его вовсе. Но принять пришлось.

Она попросила Фрэнка выйти, когда принесли малыша. Хотелось остаться с ним наедине, рассмотреть его, познакомиться и впервые покормить. Всматриваясь в личико Лео, когда он впервые приоткрыл еще опухшие глазки, она увидела их цвет… Синий, как сапфиры. Волосики уже высохли и точно были черными. Она пальцами провела по ним, и ребенок тут же закряхтел.

– Здравствуй, Лео, – прошептала она, все еще нежно пальцем проводя по его головке, по личику, – мы с тобой со всем справимся, вот увидишь.

Самым волнительным событием после родов стало кормление ребенка. Медсестра все подробно рассказала, помогла приложить ребенка к груди. Но он спал, и, кажется, не особо хотел есть, тем самым напоминая мать. Диана тоже устала, все силы ушли на роды. Она поцеловала сына в лобик, вдыхая его запах. Запах чистых пеленок, запах спокойствия, нежности и тепла. Пока еще не верилось, что это ее малыш, который был у нее в животе долгих девять месяцев. Все же природа творит чудеса!

Потом Диана уложила Лео в кровать, коснулась его кулачка и легла в свою постель. Усталость взяла свое – девушка тут же провалилась в сон, но ей ничего не снилось. Это была темнота, не более.

Внезапно проснувшись, Диана сначала не могла понять, где она, но коснувшись живота, вспомнила, что больше не беременна. Она теперь мать! Но ребенок не давал о себе знать, молчал. Это молчание напрягало, Диана привстала и заглянула в кроватку – та была пуста. Нахмурившись, девушка хотела встать, но не получалось – внизу все болело. Хотя, до этого момента она не ощущала боли. Куда делся ее сын? Куда они дели его?!

Девушка дотянулась до кнопки вызова медсестры. Та не заставила долго ждать, вбежала буквально сразу:

– Да, мисс?

– Где мой сын?

– Он… – Медсестра замялась, опустив взгляд. Она опустила взгляд, значит, готовилась врать!

– Где мой сын?! – рявкнула Диана, и та вздрогнула.

– Его забрал доктор, надо сдать какие-то анализы.

– Принесите моего ребенка обратно!

Медсестра тут же кинулась к выходу, даже забыв закрыть дверь. Диана сейчас напоминала самой себе разъяренную львицу. Она бы тоже испугалась. Но испуг медсестры сейчас мало волновал.

Через пару минут в палату вошел Харт с ребенком в руках, за ним следовала та самая медсестра, и видно было, что она взволнована.

– Диана, что за крик? – Он передал ей Лео, и Диана тут же прижала его к себе. – Ты спала, ребенок плакал, я отнес его в детское отделение. После родов ты сильно устала, тебе надо хорошо выспаться.

– Выспаться не удастся теперь никогда. Ребенок родился, так что бессонные ночи мне гарантированы. – Она губами коснулась его лобика и замерла. Этот запах… Запах ее Лео вперемешку с… Она принюхалась, и с каждым новым вдохом ее сердце замирало. Ребенок пах своим отцом!

– Где он был, Харт? – Она произнесла это гневно, не желая знать правду. А может, она сходит с ума? И запах Стефано ей мерещится?

– В детском отделении. Его осматривал врач. Что с тобой?

Если она скажет Харту, чем пахнет ее ребенок, он решит, что она свихнулась, или в лучшем случае скажет, что ей надо поспать. Он опять заберет ребенка. Нет! Это просто галлюцинация! Не более. Она опять вдохнула запах и теперь казалось, что Лео пах, как прежде: пеленками и уютом.

– Все в порядке, – кивнула она, – мне показалось. Больше не забирайте его без моего разрешения.

– Я хотел, как лучше…

– Лучше, когда он здесь.

Харт кивнул и вышел, следом за ним выбежала медсестра. А Диана прижала ребенка к груди.


Пять дней, проведенные в больнице, пролетели незаметно. Было страшно возвращаться в большой мир, где ей предстояло остаться один на один с трудностями. Диана знала, что друзья не оставят ее, но нужно было учиться самостоятельности.

Возле больницы ее встречал Фрэнк с новым букетом цветов. Зачем ей столько? Она передала их на пост медсестре, чтобы они не мешали ей держать ребенка.

Лео оказался на удивление спокойным мальчиком, что не могло не радовать: характер явно не в отца. Значит, они найдут общий язык. И хотя его внешность напоминала Стефано, Диана старалась гнать эти мысли прочь. Но сложно было не заметить сапфировые глаза малыша. Камилла говорила, что цвет изменится, но он становился лишь синее, как глубокие воды океана.

Диана зашла в свой дом, держа малыша на руках, и вдохнула полной грудью. С этой минуты начнется новая жизнь, совсем не такая, как прежде.

– Я могу остаться с тобой этой ночью, – начал говорить Фрэнк, но осекся, – я имел в виду, что могу спать в соседней комнате. А если нужна помощь – я тут как тут.

– Тебе завтра утром на работу, Фрэнк. Не хочу, чтобы ты работал кое-как. А что-то мне подсказывает, что ночи в этом доме будут веселыми.

– Я могу не спать сутками, ты это прекрасно знаешь.

Нет, Диана не хотела видеть его в своем доме. Ей нужно научиться жить одной. А еще так хотелось остаться с Лео вдвоем!

Фрэнк ушел. Может быть, обиделся, но сейчас об этом думать не хотелось. Все мысли Дианы были сосредоточены на малыше и заботе о нем.

– Я люблю тебя, Лео, – она прижала ребенка к себе, – за двоих. И дам тебе столько любви, что ты от нее устанешь. Я дам тебе все: любовь, заботу, образование… Ты ни в чем не будешь нуждаться. Я обещаю тебе.

Глава 61

 Сделать закладку на этом месте книги

Жизнь изменилась. О какой мести за смерть Мэта она могла думать? На это не было времени! Лео завладел всем ее вниманием и с каждым днем требовал его все больше и больше, одним этим напоминая своего отца. Диана боялась оставить его даже на минуту, он плакал и звал ее. Успокаивался лишь тогда, когда она прижимала его к груди. Диана была измотана, она засыпала на ходу. Пару раз она заснула вместе с Лео на кровати. Он уснул, чувствуя, что она рядом! Приходилось брать его к себе чаще, а потом уже каждую ночь. Но ей нравилось засыпать вместе с ним, она рассказывала ему разные истории, пока он сосал молоко из груди. При этом так внимательно на нее смотрел, как будто изучал, не моргая, с интересом. Ему явно нравились ее рассказы.

А потом он впервые улыбнулся. И сложно было не рассмеяться в ответ. Улыбка так шла ему! Он был ангелом с синими глазами и чарующей улыбкой. Очень красивый ребенок. Но любая мать так скажет про своего ребенка.

Камилла часто приезжала и помогала, первую ложку прикорма она дала сама. Это была рисовая каша. Лео отлично проглотил первый в своей жизни новый опыт. Затем овощи… Стало чуть легче. Он уже не «висел» на груди Дианы сутками. А вот кислое яблоко сразу выплюнул. Сначала Лео поморщился, а потом его передернуло. Девушки засмеялись, наблюдая эту картину. Диана засняла этот момент на телефон.

– Он гурман, – произнесла Камилла, чем привела подругу в замешательство.

– А ты, когда ешь кислое яблоко, улыбаешься?

Они снова засмеялись, и, смотря на них, Лео улыбнулся.


Через пять месяцев малыш уже активно переворачивался, Диане казалось, еще чуть-чуть – и он поползет.

Она часто гуляла с ним в парке, но Лео на прогулках все время спал. А она просто сидела на скамейке и наблюдала за облаками, которые ветер гнал куда-то к горизонту. Часто по ним можно было определить силу ветра.

В магазины за продуктами они тоже ходили вместе, но их Лео не любил. Чаще плакал, поэтому приходилось быстро кидать все в корзину и бежать на кассу.

– Найми няню. – Камилла уселась поудобнее на диване, наблюдая за Дианой. Та помогала Лео сесть. Вот он уже сидит… Время шло очень быстро.

– Я думала об этом. Но зачем ему няня? – И тут же вспомнила Марту. Она впервые вспомнила ее с тех пор, как та со слезами на глазах вышла за пределы ее дома. Няня. Для своего «мальчишки» Марта была даже роднее матери. Не побоялась поехать за ним и принять то, чем он занимается. Нет, Лео не нужна няня, у него есть полноценная мать! А этим аристократическим замашкам не место в ее доме! Диана была для сына всем: матерью, отцом и няней.

Фрэнк готовился к вступительным экзаменам, приходил с учебниками, но Диана отсылала его заниматься домой. Из-за концертов, что закатывал порой Лео, сложно было сконцентрироваться на учебе.

– Я хочу тебе помочь!

– Чем, Фрэнк? Ты очень поможешь себе, если сдашь экзамены. А я и сама неплохо справляюсь. Лео уже даже может сам себя занять… На пять минут. – Диана улыбнулась.

Фрэнк кивал и уходил домой, где его никто не беспокоил. Наверное, он стремился сдать экзамены не для того, чтобы стать врачом, а для того, чтобы в глазах Дианы выглядеть лучше, стать на ступень выше. Но она ценила в нем не желание получить новый статус, а ту поддержку, что он ей предлагал. И ту любовь, которую дарил. Иногда, сидя на кухне на стуле, она смотрела в окно на дерево, чьи ветки раскачивал ветер, и вспоминала тот день, когда так же сидела, пока Фрэнк готовил завтрак. В ту ночь она чуть не отдалась ему. Лучше бы отдалась, потому что он был достоин этого. И тут же мысли бежали в другом направлении, где она так же сидит, а на стол с грохотом падает пистолет, который швырнул Стефано. За окном стоит черная «БМВ», в которой сидит Томас… Видение стало размытым… Нечетким. Такое ощущение, будто ничего подобного не было в ее жизни. Постепенно стиралось из памяти.

Даже Лео мало напоминал своего отца, что не могло не радовать. Она жила одна с ребенком и, казалось, никому не была нужна в «Morte Nera». Ее не убили, ей дали право жить, но больше не трогали. Только тату напоминало о старой жизни.

Но на душе все равно было неспокойно. Как будто что-то не давало ей расслабиться и свободно вздохнуть. Диана не понимала, что именно. То ли неразгаданный человек, который подсадил Мэта на героин, то ли жестокость, в которую ее окунул человек, который клялся, что любит ее. При одной мысли становилось мерзко и противно. Поэтому она старалась не думать об этом. Но о смерти Мэта вспоминала часто. И часто сопоставляла факты, вспоминала его последние слова. Джейкобс… Имя человека, которого кто-то заказал и которому отвел вполне определенную роль… Грифу это было выгодно, скорее всего, это сделал он. Но как найти этого Джейкобса, если имя, возможно, ненастоящее? Где его искать, если Мэт так и не назвал место их встречи?

Мстить Грифу за Мэта? А еще человеку, который своей жестокостью убил в ней любовь.

Лео заплакал, и Диана тут же побежала к нему.

– Я здесь! – Она взяла его на руки, и он тут же замолчал. – Мама здесь, милый. Сейчас покушаем и пойдем гулять. Куда бы ты хотел сходить на этот раз? В парк или, может, в детский магазин? Иногда мне кажется, что ты вырастаешь из своих вещей быстрее, чем я успеваю их покупать.

Лео засмеялся, как будто понял, что она шутила. Но он всегда смеялся, видя ее улыбку и слушая ее ласковый голос. Все дети любят голос своей мамы. Диана прижала его к себе и поцеловала в лобик:

– Сейчас принесу поесть, Лео.

Она посадила ребенка в манеж и улыбнулась, проведя рукой по черным волосикам.

Звонок заставил обоих перевести взгляды на входную дверь, Диана пожала плечами:

– Наверное, Фрэнк. Опять пришел готовиться к экзаменам с тобой. Но мы не дадим ему учиться, ему придется пойти с нами гулять.

С улыбкой на губах она открыла дверь и в ту же секунду оказалась прижатой к стене. Диана не успела даже закричать – что чья-то рука больно зажала ей рот. Все происходило так быстро… Она ударилась головой о стену, от боли закрыла глаза, но тут же их распахнула. Попыталась убрать ладонь, которая крепко зажимала ей рот. Но ее руки были так же сильно зажаты.

Лео! Это первое, что промелькнуло в мыслях. Затем она сконцентрировала зрение на незваных гостях, видела лишь море черного цвета. Много людей в черных куртках… Мужские голоса резанули слух, и сердце сжалось. Девушка взбрыкнула, стиснув зубы, пытаясь вырваться из крепкой хватки, но еще один сильный удар о стену заставил Диану простонать от боли. Только на секунду. В мыслях мелькали ужасные картины… Кто? Зачем?

– Стой тихо, тварь! А то хуже будет!

Грубый голос прорычал ей на ухо, и Диана затаила дыхание, пытаясь рассмотреть его лицо. Она слышала этот голос впервые, и когда смогла заглянуть в его черные глаза, поняла – она не знает этого человека. Но он был не один, кто-то держал ее руки. Диана снова попыталась выбраться из захвата, не обращая внимания на угрозы. Что может быть хуже?

– Привет, Диана.

А вот этот низкий спокойный голос заставил замереть! Она слышала его раньше… Он был ей знаком, вызывал мурашки на коже. Девушка взглядом пыталась найти того, кому он принадлежал, но видела лишь незнакомые лица. Мужчин было не меньше четырех, двое ее держали, остальные ходили по дому и заглядывали в комнаты. Видимо, искали того, кто еще мог находиться здесь. Они не подходили к манежу, где сидел Лео. А он молчал, смотря на незнакомых гостей большими синими глазами. Господи! Хоть бы он молчал и дальше. Сердце Дианы сжалось, представив страшную картину: как кто-то ударяет его…

Но как только взгляд девушки остановился на знакомом лице, дыхание замерло, а глаза распахнулись шире от ужаса.

– Не ждала меня? – Джон Гриффин медленно шел к манежу, и с каждым его шагом ее пульс бил сильнее. Зачем он здесь?

Диана рывком выдернула руки у охранника, который явно не ожидал такого от хрупкой девушки. Но сил у Дианы резко прибавилось, она успела даже ударить другого человека, который от неожиданности убрал ладонь, но тут же дал сдачи, ударив ее по лицу.

– Гадина! – Мужчины опять схватили Диану и прижали к стене, сцепив ей руки.

– Что тебе надо? – крикнула она, пытаясь приблизиться к Грифу, но не смогла. Она даже не заметила рану на губе, из которой бежала дорожка крови. – Не подходи к нему! Не трогай моего сына!

До ее сознания начала доходить причина его пребывания здесь. В мыслях промелькнула та самая ночь, ставшая фатальной для Николаса. Она убила его сына… Но не могла поверить в то, что Гриф пришел… Она боялась своих мыслей. Она хотела лишь одного: вырваться из крепких рук этих людей, схватить Лео и кинуться прочь! Она так и сделает!

Диана стала вырываться, сил прибавилось, но что ее ярость против двух здоровых мужчин? Один схватил ее за шею, пытаясь душить, но Гриф его остановил:

– Нет, нет! Не причиняйте ей боль! Мы здесь не для этого!

Руки были убраны, но воздуха все равно не хватало. Диана сделала глубокий вдох в надежде, что они не тронут ни ее, ни Лео. Просто решили напугать! И у них это получилось.

– Физическая боль быстро забывается, – продолжил Гриф, и его пальцы коснулись черных волосиков на голове ребенка. Диана застыла… А Лео посмотрел на старика с интересом. – Но душевная боль остается с тобой на всю жизнь.

От этих слов кровь отхлынула от лица Дианы. Она снова попыталась вырваться, но все напрасно.

– Не подходи к нему! – рявкнула она, напоминая самой себе дикую кошку, котенка которой пытались отнять. – Только попробуй прикоснуться к нему…

– И что ты сделаешь? – усмехнулся Гриф, а его пальцы снова коснулись головы Лео. Малыш заплакал: большие слезы потекли из его глаз, а ротик так искривился, что от этой картины тоже самое произошло с его матерью. Только сейчас Диана осознала, что видит все как в тумане. Она зажмурилась, прогоняя слезы, и тут же снова взглянула на врага. Она не знала, что делать.

– Что ты хочешь, Гриф? – прошептала она, говорить не было сил. Надо было их поберечь, чтобы оттолкнуть этих амбалов, схватить ребенка и бежать отсюда.

– Ты остав


убрать рекламу






ила глубокую рану в моей душе, Диана… – Его тихий голос нагонял страх, пульс учащался с каждым произнесенным им словом. Она слышала шум в голове – это кровь потоком хлынула, приглушая слух. – Настал черед оставить такую же в твоей.

Нет! Эти слова вызвали дикий ужас! Страх… За Лео, на голове которого пальцы Грифа чертили круги. Ребенок плакал, и ей хотелось кричать с ним. Он звал мать, которая была прижата к стене и не могла даже дернуться. После слов Грифа, ноги стали ватными, и девушка стала оседать на пол.

– Прошу тебя… – Слезы застилали глаза, но Диана старалась говорить четко, чтобы он точно понял ее просьбу. – Это я убила твоего сына. Возьми мою жизнь, не трогай Лео.

И разревелась в голос, крича слова молитв. Сейчас она готова была для Грифа сделать все, что он попросит. Она готова была упасть к его ногам и целовать их, молить о своей смерти… Только чтобы он оставил Лео в живых.

– Убей меня! – крикнула она сквозь рыдания. – Это я убила Николаса!

Но Гриф лишь усмехнулся, наблюдая за ней, явно наслаждаясь своей местью:

– Ты будешь жить с этим, Диана. Ты будешь вспоминать этот день до конца своей жизни. Именно этот день будет стоять перед твоими глазами!

Он схватил Лео, и Диана завизжала, пытаясь согнуться пополам от боли, которая резко вонзилась в ее тело. Ее тут же заставили выпрямиться и снова приставили к стене. Грубая мужская рука схватила ее за горло, перекрывая дыхание.

– Смотри, Диана! Я хочу, чтобы ты смотрела!

Она заливалась слезами, но даже сквозь их пелену видела всю жестокость, ощущала боль, которую испытывает любая мать, теряя своего ребенка.

– Нееет!!!

Детский крик смешался с ее криком! Она видела, как Гриф подставил нож к горлу Лео, грубо держа ребенка одной рукой… Резкий отблеск лезвия ножа пронесся по горлу малыша, и тот затих…

Она видела, как кровь хлынула потоком по его одежде, которую она сама надела ему перед сном. Она текла и уносила его жизнь, а вместе с ней смывалась и ее жизнь тоже. Медленно, капля за каплей… Диана осела на пол… Уже не видя перед собой ни крови, ни Грифа, она не чувствовала даже рук, которые держали ее. Эти руки просто отшвырнули ее на пол, и девушка рухнула, слыша последние слова. Но они предназначались не ей:

– Висконти, хочешь знать, где сейчас твой сын?! Там же, где и мой!

Гриф откинул телефон, и тот с грохотом упал рядом с Дианой.

Потом наступила темнота.


* * *

Вдалеке она слышала шепот, с каждой секундой он становился все ближе и ближе. Знакомый голос, но почему-то он вызывал волнение. Сердце застучало сильнее. Этот шепот выводил из темноты, но ей так не хотелось возвращаться.

А реальность подступала… Диана распахнула глаза, встретившись со знакомыми синими глазами. Стефано. Увидев, что девушка пришла в себя, он разорвал зрительный контакт и прильнул к ее уху, шепотом пытаясь не дать ей закричать.

Господи! Лео!!!

– Лео! – Диана попыталась подняться, но тщетно – теперь ее держали руки Стефано. Он буквально придавил ее своим телом к дивану, не позволяя встать. А ей нужно было встать! Нужно было схватить Лео и бежать! Иначе Гриф его убьет!

Она попыталась освободиться, вырваться из этого плена, она выгибалась под ним…

– Диана! – Он назвал ее по имени, и она резко замерла. Что он здесь делает? Что в ее доме делает Стефано Висконти? – Диана.

Она снова встретилась с ним взглядом: его глаза, которые всегда сверкали, как у ее сына, которые однажды стали для нее чернее ночи, сейчас утратили блеск. В них читалась паника, смятение и трагедия…

Трагедия! Нет! Диана, не отрываясь, смотрела в его глаза, прислушиваясь к звукам в доме. Лео не плакал, не звал ее…

Вспоминать не хотелось, но память возвращалась. Она четко помнила, как открыла дверь… Она помнила грубые руки… Сейчас Стефано держал ее за плечи, пытался обнять, и его руки не были грубыми. Он шептал ей какие-то слова… Она плохо различала его речь… Но помнила, как холодная сталь врезалась в тонкую кожу на шее ее сына…

– Лео! – вскрикнула Диана, снова попыталась встать, но оказалась в объятиях Стефано Висконти. – Он убил его… Убил… Убил моего сына!

Впервые хотелось задохнуться в своих же словах, впервые не было слез, впервые не хотелось кричать, впервые она поняла, что Гриф убил не ее сына, а их вместе!

– Диана, – Стефано взял ее лицо в ладони, его взгляд был рассеянный, между бровями залегла глубокая складка. Диане показалось, что Стефано стал выглядеть старше. – Кто здесь был?

Она отвела взгляд в сторону манежа, туда, где оставила Лео. Может, он молчит, потому что спит?

– Диана! – рявкнул Стефано, и она тут же посмотрела на него. – Кто здесь был?!

Она вздрогнула, смотря на него широко открытыми глазами, но ничего не видя перед собой. Она слышала крик Лео, видела ухмылку Грифа, помнила боль, заставляющую согнуться пополам… Но ее подняли, чтобы она видела все до конца… Громкий крик Лео, и вдруг… Резко стало тихо!

– Гриф. – Она схватилась за плечо Стефано, крепко сжимая его рубашку, но не чувствуя боли в пальцах. – Он убил Лео…

– Ублюдок. – Стефано произнес слово медленно, почти шипя. Диана попыталась встать, хотела кинуться к манежу… Но Висконти не дал ей этого сделать. Лишь сжал в объятиях крепче, руками зарываясь в ее волосы. – Не надо, не вставай.

Он не давал ей подойти к ребенку… К ее Лео… К ее маленькому Лео. Она так нужна ему сейчас…

– Отпусти меня! Там мой сын… – Она пыталась высвободиться, но Стефано лишь крепче сжал ее.

– Стеф! – в комнату влетел Антонио, за ним забежал Томас. – Что случилось?

Молчание обоих вынудили Антонио заглянуть в манеж:

– Матерь Божья!

Диана видела шок в его глазах. Т