Название книги в оригинале: Коссаковская Майя Лидия. Сеятель Ветра

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Коссаковская Майя Лидия » Сеятель Ветра .





Читать онлайн Сеятель Ветра [litres]. Коссаковская Майя Лидия.

Майя Лидия Коссаковская

Сеятель Ветра

 Сделать закладку на этом месте книги

Maja Lidia Kossakowska

Siewca Wiatru

Copyright © 2006 by Maja Lidia Kossakowska


© И. Шевченко, перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «ЛГБТ», 2020


* * *

«Показать ад на небе – это немалый подвиг. Все, что Коссаковская дозировала в своих рассказах, обретает полный объем в романе. Поучительно. Ужасно. Интересно. И к черту этих ангелов».

Феликс В. Крес

Дорогие читатели!

Отдаю в ваши руки особенную для меня книгу. Она одновременно и Начало, и Конец. Этот кажущийся парадокс легко объяснить. «Сеятель Ветра» – мой первый роман, и одновременно он заканчивает «ангельскую» серию из нескольких опубликованных ранее рассказов. Он продолжает созданный мною тип героя – существа, преодолевающего свои слабости, отважного, гордого, достойного, богатого внутренне и вместе с тем скромного и способного на самопожертвование.

Многочисленные приключения на нескольких уровнях бытия он преодолевает часто ценой жертв и даже собственной сущности. Я старалась, чтобы мои герои были хорошо описаны, полны страстей: злых или добрых, но всегда ярких. Надеюсь, многочисленные приключения и атмосфера романа погрузят вас в увлекательный мир впечатлений. Познакомьтесь с большинством оттенков чувств и поступков и убедитесь сами, что симпатия не всегда идет проторенными путями, потому что ничто не однозначно.

За период с 2000 по 2003 год я опубликовала четырнадцать рассказов, из которых десять можно считать «ангельскими», и из них составлен сборник, четыре с другим персонажем и микрорассказ «Зеркало», который на референдуме читателей «Сфинкс» занял третье место среди ведущих авторов. Четыре рассказа – «Соль на голубых пастбищах», «Жернова небес», «Раскол» и «Безногий танцор» – получили номинацию читателей на премию Януша А. Зайделя, а последний рассказ получил награду «Серебряный глобус». Будучи профессиональным художником, я стремилась создать персонажей, наполненных красками, и тем самым запустить ваше воображение, а как магистр средиземноморской археологии, я старалась из крох прошлого как можно правдоподобнее построить империю и даже целый мир.

Как мне это удалось, оцените сами. С трепетом в сердце доверяю вам свой роман и надеюсь, что вы, как и я, полюбите моих крылатых друзей и врагов. В конце книги прилагаю созданный мной глоссарий, который облегчит вам идентификацию терминов и героев.

Скажу достаточно нескромно, что в целом я получаю хорошие отзывы читателей и рецензии и ничего большего не желаю для своего «Сеятеля Ветра». Большой похвалой и удовлетворением для меня является то, что, очарованный моим рассказом «Соль на голубом пастбище», один читатель не только научился рисовать, но и работает над комиксом и делает это просто чудесно!

Имея много новых идей, с которыми я хочу познакомить читателей, я решила попрощаться с созданным мною миром… Но, возможно, когда-нибудь еще Даймон Фрэй, Драго Гамерин и другие знакомые вернутся, чтобы рассказать мне о своих приключениях.

Майя Лидия Коссаковская 
БЕЗНОГИЙ ТАНЦОР

Говорят, что во времена до Сотворения жил среди сильфов танцор, мастерство которого не имело себе равных во всей Вселенной. Телто, мать демонов, узнав про это, вызвала его к себе во дворец, чтобы развлечься его выступлением, однако через какое-то время танцор затосковал по Небесной стране и близким, с которыми вынужден был расстаться, и тайно оставил владения Телто. Мать демонов, впав в ярость, приказала поймать его и отрубить ему ноги, чтобы ни перед кем не танцевал тот, кто осмелился пренебречь ее благоволением. Однако слава танцора не угасла. Напротив, даже в далеких владениях восхваляли и поражались его искусством. Телто, думая, что ее приказ не выполнен, отправила палачей, чтобы они убили сильфа и в конечном итоге положили конец этой унизительной для нее ситуации. К своему удивлению, палачи увидели лежащего на кровати калеку, который движениями рук оживлял бумажную куклу в одежде танцора. Но прежде, чем он умер от удара меча, он сказал: «Заберите мою жизнь, коли ничего больше не смогли забрать».

«Сказания услышаны и записаны для увеселения и науки ангелом Зое из Дворца Мудрости Сиятельной Госпожи Пистис Софии – Дарительницы Знаний и Таланта» 

Пролог

 Сделать закладку на этом месте книги

Ялдабаот был доволен. Огромное хрустальное окно в Комнате Сияния раскалилось и погасло, демонстрируя новую картинку – обширную территорию голых, острых, словно клинки, скал. Зеркало бледного неба блестело над его кряжами. Пейзаж был наполнен торжественной чистотой, указывающей на силу небесных хоров.

На фоне монументальных гор поначалу было трудно разглядеть бесчисленное количество движущихся фигур – одетых в пепельные и бурые туники ангелов служения. Это их титанический труд способствовал возвышению пиков, но Ялдабаот не забивал себе этим голову. Его распирала гордость. Ему нравилось осознавать, что хотя Господь и является Архитектором, но надзор над строительством сосредоточен в его руках.

«Что за прекрасный мир», – думал он, тонкими пальцами касаясь наваленных на столе чертежей и карт. Да, он, безусловно, был доволен, ведь власть, которой он располагал, не имела себе равных среди живущих.

– Это место сведет меня с ума, – произнес Даймон Фрэй. – Когда у меня в последний раз была действительно чистая рубашка? У меня такое впечатление, что я воняю, мои лохмотья смердят гнилью, а меч покрыт налетом грязи. Я скоро забуду, для чего он служит. Кое-кто считает, что он для того, чтобы колупаться в зубах. Ты осознаешь, как долго мы тут торчим?

– Четвертый год, согласно летоисчислению Царства, – буркнул Камаэль. У него было тонкое, умное лицо и глаза, известные красотой чистого неба. Длинные до скул каштановые волосы он носил зачесанными назад.

– Его прекрасный новый мир! – Даймон сдавил пальцами виски. – Он сошел с ума. Он считает себя Создателем. Он скоро захлебнется собственным достоинством. Ничтожный, тщеславный демиург. Слышал, он называет себя правой рукой Господа? По-моему, протез звучит точнее. Он выкинул нас из Царства, потому что трясется от страха. Двенадцать тысяч ангелов Разрушения надзирают за насыпью гор, копанием рвов под реки, осушением болот и за другими безнадежными, грубыми гидравлическими работами. Когда тут закончим, он прикажет нам разбить клумбы, вот увидишь!

Камаэль вздохнул. То, что сказал Фрэй, было правдой, но не оставалось ничего другого, как стиснуть зубы и терпеть.

Даймон выпил последние капли вина в бокале, что держал в руке, и наклонился, чтобы дотянуться до кувшина, стоящего в тени за камнем.

– Эй! – крикнул он характерным, хриплым и немного глухим голосом, напоминающим плеск камней, брошенных в подземное озеро. – Кувшин пустой! Или мне кажется, или я реально вижу дно?!

От ближайшей группы работающих тотчас отделилась маленькая напуганная ангелица, сгорбленная под тяжестью большого кувшина.

– Извините, господа, – плаксиво простонала она. – Простите.

В ее глазах стояли слезы. Она начала неуклюже наполнять кувшин. Даймон отмахнулся от нее.

– Я сам, – сказал он устало. – Иначе ты меня обязательно обольешь.

Она поклонилась и убежала. У вина был кислый вкус, и оно определенно принадлежало к популярному виду, называемому бормотухой. Он скривился, провожая взглядом быстро убегающую девушку-ангела.

– Как думаешь, Ялдабаот специально выбрал для нас самую отвратительную прислугу, чтобы не порождать ненужных соблазнов? – впервые с начала разговора на хищном лице Даймона появилась улыбка.

Перед Камаэлем маячил тонкий профиль друга. Не впервые ему приходила мысль, что он не хотел бы встречаться с ним в открытом бою.

Даймон спокойно цедил вино. Черные волосы, откинутые назад, доставали до середины спины. На вытянутом лице сияли глубоко посаженные темные глаза. Его взгляд вместе с горловым голосом, который иногда переходил в неприятную хрипоту, мог вызвать дрожь даже у самых уверенных в себе.

Многие, включая Камаэля, восхищались Даймоном, но также боялись его и ненавидели. Правду говоря, сильная, тонкая рука, держащая бокал, принадлежала лучшему фехтовальщику Царства. Его происхождение также может служить источником зависти, поскольку Даймон был ангелом крови, чистой, опасной, могущественной, как Меч, которому он служил.

Мастера Меча составляли элиту рыцарства. Они были офицерами над двенадцатью тысячами ангелов Разрушения, прозванных саранчой, потому что после них оставалась только голая земля, без единой травинки. Руководил ими Камаэль, а их главной святыней был Меч, которым в Начале Времен Предвечный окончательно отделил Свет от Тьмы. Тогда были созданы первые, самые могущественные ангелы, которые должны были сразу же сделать выбор – принять сторону порядка или хаоса. Многие выбрали Тьму. Вскоре началась война, и в первых кровавых, но решительных стычках Господь сотворил своих лучших воинов – Ангелов Меча – и послал их в бой во главе саранчи. Послал в самую гущу безумства и бойни. Они заставили армию Тьмы отступить за пределы времени, но основы нового мира восстали на месте, залитом их кровью. В Царстве шептали, что это она придавала красный цвет планете Марс, а погребенное глубоко в земле железо происходило из их оставшихся на поле боя оружия и доспехов, навсегда запятнанных кровью, которую люди позже назовут ржавчиной.

Некоторые выжили. И именно их демиург Ялдабаот направил наблюдать за земляными работами в зарождающемся мире, который якобы имел особое значение в божественном плане Сотворения.

Даймон поднял бокал вверх.

– За Маршала каменщика и его непревзойденный талант творца!

Они выпили за язвительный тост. Их взгляды на мгновение встретились.

«Это продолжается слишком долго, – подумал Камаэль, видя тень горечи, затаившуюся в уголках рта его приятеля в последнее время. – Мои лучшие офицеры теряют контроль. Даже Даймон дошел до грани. Что ж, мы получили отличную награду за свое служение!»

Фрэй убрал со лба спадающие пряди. С неба лил жар, вынуждая щурить глаза. Обширная равнина, раскинувшаяся перед ними, была покрыта хаотичными раскопками, напоминающими лишайники.

«Меня тошнит от этого вида, – подумал он и постучал ногтем по краю бокала. – Может, было бы лучше, чтобы он напился? Хотя напиться таким вином – это преступление против хорошего вкуса».

– Посмотри туда! – вдруг закричал Камаэль, показывая пальцем на движущуюся на горизонте точку. Фрэй заслонил глаза рукой.

– Разведчик?

– Мчится так, словно за ним демоны гонятся.

Даймон посмотрел на Камаэля взглядом, в котором появилась заинтересованность.

– Думаешь, Господь услышал наши молитвы?

– Надеюсь, что нет, – хмуро ответил Камаэль.


* * *

– Да, – буркнул Даймон. – У меня нет сомнений, что Господь нас услышал.

Он стоял на коленях на вершине холма, положив ладони на землю.

– Думайте, о чем просите, потому что при крупице невезения можете это и получить, – едко отозвался Камаэль.

– Тогда лучше ни о чем не просить, – закончил Фрэй. Предводитель Ангелов Меча склонился в седле.

– Сильная?

– Как сама чума. Лучше сойди и сам проверь.

Камаэль сошел с коня и преклонил колени рядом с Даймоном. Когда он положил ладони на землю, его лицо искривила гримаса. Он взвился на ноги, резко отряхивая ладони.

– Как ты это выдерживаешь?

Даймон криво усмехнулся.

– Понимаешь, привычка.

Он встал, отряхнул руки и вскочил в седло. Его конь был таким же черным, как и волосы его хозяина. Он назвал его Полынью. Как все из кавалерии, Полынь принадлежал к Божьим тварям и, как все твари, был совершенно безумным. Он отзывался редко и говорил чаще загадками. Но Даймон научился безгранично доверять ему после того, как Полынь много раз спасал его жизнь. Кроме коней, к тварям Божьим причисляли хайот, многоглазых, бестий, существ и чудовищ, таких как Левиафан или Бегемот, но контакт с ними всегда труден, поскольку они вели себя непредсказуемо и, по словам большинства ангелов, говорили чепуху. Однако кони, как самые рассудительные из них, обычно использовались в роли верховых.

– Давно наблюдаешь за этими вибрациями? – спросил Камаэль. Разведчик, который привел их на этот холм, покачал головой.

– Я предупредил вас, как только почувствовал их, но я не знаю, как долго это продолжается, работающие тут ангелы ничего не сообщали.

Даймон скривил губы.

– Ну, конечно, – сказал он с горечью.

Полынь переступал с ноги на ногу. Они неожиданно услышали его голос, просто в мыслях, как холодное касание стали. Это было неприятное чувство.

– В глубоких долинах собирается тень. У нее цвет ночи, и пахнет она кровью. Они называют ее смерть, но они не правы. Смерть по сравнению с этим полна жизни.

– Я согласен с ним, – произнес Даймон. – Это не локальное проявление тьмы. Похоже, кто-то хочет нанести нам визит.

Камаэль побледнел.

– Думаешь, что это… – он повысил голос.

– Ты чувствуешь эту вибрацию? Она обожгла мне руки. – Они посмотрели друг на друга. Сказать было нечего.

– Даймон, – вздохнул Камаэль. – Похоже, ты отправишься в Царство раньше, чем ты предполагал.


* * *

«Пусть ждет, – решил Ялдабаот. – Это пойдет ему на пользу. Его надменная шея слегка согнется. Ему придется проглотить унижение, понять, где его место. Кем они себя возомнили, эти Ангелы Меча? Банда высокомерных молокососов. Никакого уважения, никакого смирения. Они обычные убийцы».

Они давно были для него занозой. Созданные, а не рожденные. Он не мог понять, зачем Господь даровал им такое высокое положение, такое блистательное происхождение. Создал их лично, задолго до того, как наделил слово Метатрона силой призывать к жизни новых ангелов.

А собственно, зачем этот Метатрон? Низшие ангелы, эти легионы небесных птиц, называют его про себя другом Господа. Это отсутствие уважения или, может, даже святотатство?

Ялдабаот тысячи раз уверял себя, что Метатрон получил милость создавать низших ангелов только потому, что у него, Ялдабаота, слишком много обязанностей по строительству Земли, но чувство несправедливости гложет его, словно слишком глубоко засевшая заноза. Было еще одно оскорбление – архангелы. Этого Ялдабаот никак не мог понять. Ангелов Меча Господь создал для битвы, по необходимости, но зачем Ему эти архангелы? Высокомерные, неоперившиеся птенцы! Агрессивные дети, играющие в настоящую знать! По милости Господа они являются предпоследними в хорах. Следует утереть им нос. Они поддерживают этих рыцарей, этих кровавых наглецов Меча. Фрэй – самый худший из них. Дебошир. Мрачная, окаменевшая душа. «Пусть ждет. Вытру ботинки о его гордость. Пусть ждет».

Даймон ждал. С трудом сдерживался, чтобы нервно не кружить по коридорам. Текли часы, день подходил к концу. Вечер разбрызгивал красные солнечные пятна по полу Дома Архонтов.

Ялдабаот обсуждал образцы новых гобеленов для трапезной. Он не мог решить, долго выбирал. «Пусть ждет».

Даймон старался выжидающе не смотреть на двери. Кончиком меча он колупал в щели между мраморными плитами пола.

Ялдабаот рассматривал вышивку на своей новой одежде. Ему нравилось, но он высказывал много замечаний и поправок. Собравшиеся в зале аудиенции архангелы начали проявлять признаки усталости. Они стояли тут с утра, и Ялдабаот надеялся, что кто-то из них упадет в обморок. К сожалению, они разочаровали его. Есть еще этот Фрэй. Пусть ждет. Сейчас нужно заняться перестройкой беседки в Розарии. Это срочно!

– Великий Архонт, Строитель Вселенной, Эон Эонов, Правая рука Бога, Глава всех Хоров, Князь всех Небесных Князей, Сияющий силой и справедливостью Ялдабаот, Владыка семи высот, примет сейчас Даймона Фрэя, Рыцаря Меча! – оповестил герольд.

Даймон двинулся к дверям.

– Но господин, – забормотал стражник. – Это зал аудиенций. Ты не можешь войти туда с оружием на поясе!

На лице Фрэя появилась исключительно отвратительная ухмылка.

– Я – Ангел Меча, – сказал он. – Я не люблю расставаться с ним. Если тебе это не нравится, отбери его у меня.

Стражник пропустил его без слов.


– Повтори еще раз то, что рассказал. Я не слишком внимательно слушал тебя.

Даймон в третий раз за этот вечер начал излагать ситуацию, которая привела его в Дом Великих Архонтов. У него было каменное выражение лица, но голос начинал неприятно хрипеть.

– Разведчик открыл источник необычно сильной вибрации. В течение пары часов в этом регионе нашли пять таких источников. Сила, что вытекает из них, очень могущественная. Она выходит из самого сердца Тьмы, а не из ее проявлений. Мы подозреваем, что в этом районе скоро начнется атака Тени. Личная, собственной персоной, а не через кого-то из ее подчиненных демонов. Я объяснил на случай, если бы ты слушал не слишком внимательно… Десница Божья.

Ялдабаот, стоящий все это время к нему спиной, повернулся.

Всех собравшихся в зале аудиенций с самого начала удивлял контраст между этими двумя ангелами, а сейчас, когда они стояли лицом к лицу, это стало еще заметнее.

Даймон был одет аккуратно, без излишеств, так, как любили одеваться Ангелы Меча. На нем была белая рубашка из тонкого мягкого материала, спрятанная под короткую, доходящую до талии куртку из черной кожи, узкие черные штаны и длинные сапоги со множеством пряжек. На боку висел меч и кинжал. Волосы он свободно завязал на затылке, оставив только две свисающие на грудь пряди. На пальце правой руки он носил единственное украшение – перстень с черным камнем и выгравированной печатью, символом влияния, положения и происхождения. Высокий и стройный, ростом почти такой же, как Ялдабаот.

Великий Архонт был красивым. Его пропорции, правильные черты лица напоминали статую из мрамора. Церемониальные одежды, ослепляющие белизной, были расшиты сияющей замысловатой вышивкой и украшены аппликацией из драгоценных камней, таких же чистых, как и их Светлость. Жесткий ворот мантии обхватывал искусно причесанную голову. Волосы Ялдабаота сияли серебром, как и красивые холодные глаза с пронзительным взглядом. Узкие, почти фарфоровые руки демиурга были в перстнях из белого золота и бриллиантов. Всякий раз, когда он двигался, раздавался шелест дорогих тканей.

– То есть ты утверждаешь, что Земля, горнило новой жизни, которое Господь разжег, будет атакована Антикреатором, Его Тенью, с незапамятных времен сброшенным в глубины забвения. Под этим я понимаю, что тот, кого мы называем Вечным Врагом и Сеятелем Ветра, вернулся именно сейчас и именно для того, чтобы побеспокоить Рыцарей Меча?

Даймон почувствовал, как его затапливает волна слепой ярости. Он начинал медленно понимать, что этот сумасшедший деспот наплюет на опасность, только чтобы унизить его. Он непроизвольно сжал кулаки.

Ялдабаот смотрел на него с победной усмешкой на губах.

– Поясни мне, откуда у тебя такая уверенность, что вибрация идет от Антикреатора?

– Я учуял его присутствие, – голос Даймона прозвучал почти спокойно.

– Ах так? – Ялдабаот поднял брови с выражением приятного удивления. – Тебе удалось его просто учуять? Или это какой-то магический трюк?

Лицо Даймона вытянулось. Он побледнел, а в глазах запылал зловещий огонек.

– Ты забыл, Великий Архонт, что несколько раз я видел его вблизи.

– Интересно. И насколько близко?

– Настолько, насколько ты не посмеешь. На расстоянии вытянутого меча.

Тишина в зале стала почти осязаемой. Внезапно Ялдабаот рассмеялся.

– Твоя наглость, рыцарь, – произнес он, – значительно превышает твою отвагу. Повтори громко, перед всеми, просьбу, с которой ты прибыл.

Мгновение казалось, что Ангел Меча вцепится в горло Ялдабаоту. Однако он взял себя в руки.

– Я прибыл за помощью, – хрипло сказал он. – За воинством, которое позволит нам вести относительно равную битву с силами Тени.

Демиург снова повернулся к нему спиной, и Даймон услышал мелодичный шелест драгоценного шелка.

«Почти закончилось, это почти конец, – подбадривал он себя. – Еще минута – и ты выйдешь отсюда. Спокойно и медленно».

Шелк пел, пол слегка качался, а костяшки на пальцах, сжатых в кулак, побелели. В голосе Великого Архонта, звучавшем словно издалека, не было удивления или особых эмоций.

– Я не вижу необходимости перегруппировывать воинство. Ваших сил хватит. Я не намерен призывать в ружье ни одного солдата только из-за того, что несколько офицеров Меча впали в необоснованную панику. Подкрепление необходимо при строительстве звезд и планет. Я советую вам научиться контролировать собственные слабости. Можешь это передать своему командиру.

– Каждое слово! – гаркнул Даймон.

– И еще одно. На будущее я не потерплю никакого неповиновения. Я имею в виду… оставить свой пост без четкого приказа. В следующий раз ты понесешь заслуженное наказание.

Ангел Меча долго смотрел на него.

– Не будет никакого следующего раза. Уверяю тебя.

«У него волчьи глаза, – подумал Ялдабаот. – Может кинуться. Ну что, волчок, я вырвал твои клыки».

Он небрежно махнул рукой.

– Можешь идти. И так занял слишком много моего времени.

Даймон церемонно поклонился. Его лицо казалось бесстрастным, но неизвестно каким образом в каждом жесте ангела крылось больше презрения, чем в любой демонстративной бестактности.

Ялдабаот не соизволил ответить или даже посмотреть на уходившего.


* * *

– Видели, как он с ним обращался? Как с мусором! – голос Люцифера дрожал от негодования.

– Он не лучше обошелся и с нами, – буркнул Разиэль.

– Наглая сволочь! – рявкнул с раздражением Михаэль, встряхивая шафрановыми кудрями. – Он заставил нас целый день стоять в своей гребаной тронной зале в наказание, словно маленьких ангелов в углу.

– Проблема в том, что мы должны его слушаться.

– Кто сказал, что должны? – Люцифер ударил кулаком по столу.

Габриэль крутил на пальце перстень с печатью.

– Думаете, ситуация дозрела? – спросил он.

Рафаэль нервно дернулся, открыл рот, но передумал. Архангелы сидели в хмуром молчании.

– Воинство точно пойдет за нами, – наконец сказал Михаэль. – Ручаюсь.

– Знаю, Миха, – вздохнул Габриэль. – Но что с остальными ангелами: с работниками, чиновниками, старой аристократией, дворцовой гвардией и другими? Воля Ялдабаота для нас равнозначна воле самого Господа.

– Недовольство растет. – Разиэль пожал плечами.

– Ангелы Меча тоже пойдут за нами. Особенно после того, что было вчера, – добавил Люцифер.

– Если хотя бы кто-то из них останется в живых, – буркнул молчавший до этого времени Самаэль.

– Не могу поверить! – выкрикнул Рафаэль. На его лице отразилась мука. – Мы действительно рассматриваем возможность бунта?

Самаэль скривился.

– Ну что ты! Мы обговариваем план пикника в Розарии.

– Кстати, господа, – тихо произнес Габриэль. – Что вы, собственно, предлагаете?

– По-тихому готовиться и не привлекать внимания, – ответил Разиэль. – Господство Ялдабаота вот-вот рухнет. И тогда мы аккуратно займем его место.

– Ну и чего мы тогда ждем? За дело! – Михаэль радостно улыбнулся.

– Мы ничего не можем начинать прямо сейчас, – прервал его Габриэль. – Мы создадим впечатление, будто выступаем против Господа. Неужели никто не принимает этого во внимание?

– Никоим образом! – закричал Люцифер, заметно задетый. – Против Господа? Никогда! Об этом не может быть и речи!

Воцарилась тишина. Ее прервал насмешливый голос Самаэля:

– Поболтали. Поныли. Как обычно. Расходимся по домам, да? А то у меня ноги болят.

– Господь поставил Ялдабаота Великим Архонтом. Похоже, у Него были на то свои причины, хотя мне сложно понять какие.

– Тогда иди и спроси Его об этом, Габи! – рявкнул Самаэль.

– Побольше уважения, – зашипел Михаэль. – Ты перегибаешь палку и…

– Знаю, буду собирать зубы с пола.

– Заткнитесь! – голос Разиэля зазвучал как свист бича. – Ведете себя словно щенки. Хочу напомнить, что мы говорим о власти в Царстве, а не про начищение ваших рыл. Резюмирую, мы ждем четкий знак от Господа. Знак, что Ялдабаот потерял милость в Его глазах.

– Да, – Габриэль нервно крутил перстень на пальце. – Без этого мы ничего не предпримем.


* * *

– Отказал?! – в голосе Камаэля смешалось недоверие с яростью. – Это невозможно! Ты все объяснил ему как надо?

Даймон посмотрел на него, и в его глазах было что-то такое, что предводитель Ангелов Меча замолчал.

– Да, – ответил он медленно. – Трижды. Он приказал нам работать над слабостями.

Камаэль старался не показывать, что сломался.

– Ладно. Эвакуируем с опасной территории всех, кто не нужен, укрепим посты, соберем парней и…

– И приготовимся к смерти, – закончил Фрэй.


* * *

Никто не запомнил имен двух ангелов, погибших первыми. Просто вдруг земля и небо разорвались, разделенные вертикальной щелью, которая расширялась, создавая врата, готовые пропустить одновременно пятьдесят всадников. Волна темной энергии хлынула на равнину, поглощая работающих там ангелов. Они умирали оглушенные, отравленные, задыхающиеся, с сердцами, переполненными страхом, которого они никогда прежде не испытывали. Все это продолжалось не дольше мгновения. Потом через врата прошли шеренги странных существ, похожих на клубы мрака, кажущихся на первый взгляд неуклюжими, но ужасающе действенных. Рыцари Теней хлынули нескончаемой лавиной. Их были десятки, сотни, сотни тысяч, видимых в разрыве между мирами. Они медленно лились в открытые врата, словно сияющая река магмы. Воздух, наполненный мощной, зловещей энергией, дрожал. Стоящие на возвышенности Ангелы Меча почувствовали хорошо знакомые симптомы присутствия Тени – стеснение в груди, шум в ушах и тошноту.

– Антикреатор, – прошептал Камаэль.

Иофиэль протянул руку.

– Смотрите! Там!

И действительно, далеко, видимая сквозь разрыв между мирами, дрожала густая Тень.

– Пусть Господь благословит все врата Царства, – произнес древнюю формулу Камаэль.

– Пусть Меч ведет и побеждает, – ответили ему.

– Занять позиции!

Они развернули коней. За их спинами в тишине ожидало двенадцать тысяч отборных всадников Царства. Букрании их коней, выполненные в форме львиных голов, тускло блестели.

Даймон выехал вперед с правой стороны, Иофиэль – с левой. Камаэль занял место по центру.

– К бою, саранча! – закричал он.

«Приветствую, небытие», – подумал Даймон. У них не было ни одного шанса. Перед могуществом врага они были горсткой отчаявшихся. Может быть, они продержались бы какое-то время, если бы сразу заблокировали разрыв, но волна ядовитых паров убила бы их в одно мгновение.

Он вытащил меч и поднял его высоко над головой. Сталь поймала солнечный лучик, который затанцевал на острие и погас.

– За мной! – закричал он.

Он подстегнул коня и, не оглядываясь, кинулся вниз по склону.


* * *

Они упали сияющей стальной рекой. Закипело. Железо против железа начало свой кровавый танец. Саранча клином влетела в бок черной колонны, пытаясь разбить ее пополам и захватить врата. Мечи рыцарей Царства вырубали глубокие проплешины в шеренгах солдат Тьмы, словно поляны в густом темном лесу. Скакуны неслись вперед, топча и расплющивая выпавших из седел всадников. Земля была залита кровью и странной липкой жидкостью рыцарей Тени. Их шеренги слегка расступились, что позволило всадникам Царства въехать в середину колонны.

«Плохо, – подумал Даймон. – Они хотят взять нас в кольцо».

– Они окружают нас! – закричал он, пытаясь развернуть правое крыло и ударить в сформированные из солдат тьмы щупальца.

Затем их строй расступился, выплевывая бесформенных, закованных в железо тварей, изрыгающих пламя просто в дерущихся ангелов. Под их прикрытием войско хаоса атаковало.

Дым заслонил поле битвы. Отовсюду неслись отчаянные крики, хрипы коней и лязг мечей. Казалось, достаточно и минуты, чтобы армия Тьмы раздавила воинство Царства, но ангелы решили дорого продать свою жизнь. Сокрушенные, посеченные и растоптанные, они все же не давали рассеять себя и забить, как скот. Саранча собирала кровавый урожай, и вскоре кони гарцевали по трупам. Но из врат по-прежнему выливались новые шеренги уродливых, отвратительных и смертоносных солдат. Помет хаоса, сыновья Тени. Медленно отборная конница Царства слабела и умирала. Всадники падали в болото, созданное копытами коней из пыли и крови. Их броня – желтая, словно сера, красная, как огонь, синяя, будто дым, – выглядела словно конфетти, рассыпанное на потоках смолы.

Даймон бился в самой гуще, сея панику в рядах Тьмы. Тех, кто осмеливался к нему приблизиться, ждала смерть. Он вынужден был сорвать с головы шлем, в который попала огненная слюна одного из чудовищ хаоса, поэтому его волосы были спутаны и заляпаны кровью. Он выглядел как призрак – с белым лицом и окровавленным мечом, без устали погружающимся в тела врагов. Они падали, даже не скрестив с ним меч. Но в конце концов и он стал слабеть. Пот заливал его глаза, плечи онемели, а усиливающееся с каждым мгновением дыхание Антикреатора высасывало силы, затуманивало глаза и спутывало мысли. Почти механически он поднимал и опус


убрать рекламу






кал меч, оглушенный криками и лязганьем стали.

Внезапно ужасный рев разнесся в воздухе. Даймон ощутил порыв вонючего жара и увидел раззявленную пасть огненной твари перед собой. Он рубанул пасть наискось. Тварь завыла, брызгая огненной слюной. Он сжал скакуна коленями, Полынь выполнил пируэт и встал на дыбы. Даймон поднялся на стременах и могучим ударом вонзил меч в широко раскрытый глаз твари. Пламя опалило его лицо и выжгло в земле большую воронку. Тварь затряслась и с визгом упала в грязь, чуть ли не подрезая ноги Полыни. Когтистые лапы царапали землю, а конь Даймона гарцевал между ними, стараясь избегать ударов. Фрэй наклонился в седле, чтобы распороть живот подыхающего монстра, когда почувствовал, как по ребрам скользнуло что-то холодное и горячее одновременно. Острие топора разодрало его бок. Он выровнялся и рубанул противника через всю широкую грудь. Тот зашатался и повис в седле своего коня, а Даймон в последнее мгновение уклонился от смертельного удара в голову, нанесенного очередным черным воином. Полынь молниеносно вскинул голову, хватая противника зубами за лицо, тот залился кровью и свалился на землю.

«Теряю рефлексы, – подумал Даймон. – Ненадолго меня хватит».

Острие чьего-то меча разодрало ему рукав и глубоко поранило плечо.

– Есть ли что прекраснее, чем своды Хайот ха-Кадоша, что становятся фиолетовыми с приходом вечера? – услышал он в своей голове, понимая, что это Полынь прощается с ним.

– До встречи в небытии, старик, – прошептал он, разрубая почти пополам выросшего будто из-под земли великана в шлеме с гривой.

Ситуация была безнадежной. Рыцари Меча с остатками саранчи пытались добраться до врат в отчаянной надежде заблокировать их. Из зияющей дыры, словно из широко раскрытой пасти, продолжали появляться новые черные воины, но уже не так бурно, только чтобы восстановить потери, нанесенные саранчой. Преимущество Тьмы было таким большим, что они могли себе позволить неспешное уничтожение.

Внезапно Полынь развернулся, растаптывая поднимающегося всадника, которого его хозяин мгновение назад выбил из седла, а Даймон на секунду посмотрел в пасть открытых врат. То, что он увидел, испугало его. Легион солдат Тьмы, что убивает их, составлял едва ли аванпост всей армии. Ее основные силы были не задействованы. В мире Тени стояли готовые к бою отряды, и конца им было не видно. Противостоять им могло только все Воинство Божье, мириады ангелов, развеянных по всему космосу, чтобы наметить траекторию звезд и планет. Даже если придет подкрепление, армии, которую удалось бы быстро собрать, не хватит, чтобы победить Тень. Под угрозой не только новый проект Господа, но и существование всего Царства.

Даймона охватили сожаление и ярость, когда он вспомнил надменную рожу Ялдабаота. «Возможность унизить меня будет стоить дороже, чем кто-либо мог бы представить», – подумал он. С горечью он вспомнил приказы Камаэля, отданные перед битвой. «Постарайтесь оттянуть их в сторону и загородить врата. Они узкие, защищая их, у нас есть хоть какой-то шанс». Оттянуть их! Впечатляющая идея. Закрыть этот гребаный вход!

Озарение пришло внезапно, между ударом меча и уклонением от другого удара. Идея была безумной и, собственно, не имела права на успех, но пробудила в нем крупицу надежды.

– Выноси меня отсюда, Полынь! – закричал он в самое ухо коня, припадая к его шее, поскольку там, где мгновение назад была его голова, пролетел огромный молот. Конь забил ногами.

– Вперед, холерная кляча! Может получиться!

– Чуму на твою душу, Даймон! – захрипел конь. – Ты – сумасшедший!

Он выдал долгий, протяжный визг и встал на дыбы. Ангел Меча качнулся в седле, но не упал, судорожно вцепившись в гриву. Мощные копыта неожиданно оказались перед лицом ближайшего рыцаря Тени, а Даймон увидел в его глазах панический страх, за короткое мгновение до того, как подковы Полыни размозжили его череп.

– Вверх! – крикнул он коню, рубя мечом направо и налево, освобождая ему немного места.

И внезапно случилось что-то невероятное. Могучий скакун оттолкнулся от земли и взмыл вверх.

Он упал на шею и плечи сражающихся, на шлемы и поднятые мечи рыцарей Тьмы, втаптывая их, словно молодые зерна на поле.

Те, кто видел это, шокированно замирали, уверенные, что встретили саму смерть. С оскаленной морды скакуна падала пена. Он и сидящий на нем всадник создавали впечатление отлитых из сияющего ржавчиной металла, поскольку были полностью залиты кровью.

– В Царство, Полынь! – захрипел Даймон. – К Шестому Небу!

Он едва удерживался в седле. В ушах звучал монотонный шум, а все, на что он смотрел, окрашивалось в красный, размывалось и искривлялось. Он почувствовал резкий рывок и увидел пустоту космоса, наполненную звездами, которые сразу же смазались в золотистые полоски. Ветер бил в лицо, развевал волосы. Он понял, что у них получилось. Полынь нес его в Царство.


* * *

Дия, молодая служанка в свите Матери Рахили, прервала пение. Между знакомым щебетанием птиц и шелестом листвы послышался чужой звук, словно топот. Он нарастал, но Дия не могла определить его источник. Стебли цветов склонились, как от внезапного порыва ветра, и девушка-ангел почувствовала влажные капли, падающие на ее руки и лицо. Они были красными. Дия с криком откинула песенник, размазывая багровые полосы по волосам и щекам. Ее прекрасное лицо искривилось в гримасе паники и отвращения. Она родилась на Шестом Небе и никогда не видела крови.

По земле двигалась тень, поэтому ангелица задрала голову, и крик замер на ее губах. Поднебесной дорогой несся всадник. Длинные волосы развевались, как черное знамя. Его лицо представляло маску безумства и отчаяния. В руках он сжимал обнаженный меч. Он был словно багряная туча на фоне синевы Шестого Неба, где никогда не упало и капли дождя.

Дия заслонила глаза рукой и упала на мягкий ковер изумрудной травы.

– Я должен опуститься на землю. – Голос Полыни срывался от напряжения.

Движение небесными путями позволяло развить головокружительную скорость, но это было очень утомительно. В Царстве налагался строгий запрет на их использование из-за путаницы, вызванной одновременным присутствием в воздухе множества ангелов, но это ограничение Даймон решил в эту минуту игнорировать. Несколько раз патрули Ялдабаота пытались его остановить, но они разбегались, освобождая ему дорогу, когда понимали, что он не намерен замедляться.

– Нормально, спускайся! – закричал он, полный плохих предчувствий, потому что дороги Царства всегда были сильно перегружены. В этой ситуации безопаснее было проехать через Сады.

Они ринулись вниз, растоптали безупречный газон, сровняли с землей клубу с розами и лилиями, распугали гуляющих. Проехали через группу музицирующих ангелов, разгоняя их, словно стаю белых куропаток. Перед глазами Даймона промелькнул разбитый копытами Полыни клавесин. Неслись крики тревоги и боли, но у него не было времени обращать на них внимание. За поворотом он натолкнулся на Ангелов Лета, на попечении которых находились Сады Царства.

– С дороги! – зарычал Даймон.

Удивленные садовники беспорядочной пернатой кучей взмыли в небо. Проносясь мимо, он заметил чье-то перепуганное лицо, что-то мягко ударило его в бок, и раздался стон.

– Во Дворец Чудотворных предметов, – приказал он коню, даже не оглядываясь.

Дворец, или скорее большая часовня, содержал в себе Божьи инструменты – Мастерок и Циркуль, которыми Господь разметил Вселенную, а также Ключ к измерениям, с помощью которого Он открывал новые реальности. Этот Ключ и казался Даймону единственным шансом на спасение Царства.

Полынь зарылся копытами в гравий на дорожке прямо перед фасадом белого, ажурного, словно сахарный пирог, павильона. Он низко опустил голову и тяжело дышал. Даймон спустился с него. Когда он коснулся ногами земли, у него закружилась голова. Он вынужден был схватиться за луку седла, чтобы не упасть. До этого времени он не обращал внимания, насколько сильно он был ранен. Левый бок, штанина и сапог были покрыты липкой кровью.

«Не хватало еще упасть в обморок», – подумал он и, как мог быстро, побежал к входу в здание.

В тот же миг ему преградили дорогу двое стражников с топорами на боку.

– Впустите меня! – прохрипел он. – Царство в опасности!

– Прочь! – рявкнул тот, что выше. – Своим присутствием ты порочишь святилище!

Даймона охватила ярость. Там погибают его друзья, его братья, а эти два тупых сукиных сына осмелились преградить ему дорогу?

– Или вы меня впустите, или я разобью ваши глупые головы! – со злостью прорычал он.

Они потянулись к оружию, но даже не успели его вытащить. Даймон треснул одного рукоятью меча в лицо, второго свалил на землю пинком, вырвал у него топор из-за пояса и огрел топорищем по голове. Все это длилось не дольше одного вздоха.

Он оказался в холодном тихом зале. Воздух казался гуще, чем снаружи, вибрируя осязаемой мощной силой. Стены сияли золотистым блеском. Посредине помещения стояли три хрустальные шкатулки со священными предметами. Он коснулся искусно вырезанной крышки, через которую можно было рассмотреть очертания золотого Ключа.

– Прости меня, Господи, – прошептал он.

Прикрыв лицо согнутой рукой, он со всей силы ударил рукоятью меча в крышку. Раздался пронзительный стон, и осколки хрусталя посыпались на пол.

Золотой Ключ, которого до этого времени касалась только рука Господа, лежал на пурпурной подушечке и маслянисто переливался. Он был покрыт легким орнаментом, деликатным и едва заметным. Даймону показалось, что в нем дремлет мощная, зловещая жизнь.

Он протянул руку, задержав дыхание. Дрожащие пальцы коснулись металла и сомкнулись на нем. Он вытащил Ключ из шкатулки. Тот оказался неожиданно тяжелым. Внезапно Даймон почувствовал, как он зашевелился, словно держал в руке не предмет, а живую тварь, маленькую ящерицу. В тот же самый момент Ключ засиял белым светом. Ангел Меча вскрикнул. Его пронзила боль. Инстинктивно он разжал пальцы, едва не выронив магический предмет. Он позволил ему лежать на раскрытой ладони, которая пылала, а волны боли быстро охватили всю руку, словно языки огня облизывали сухую ветку. Даймон стиснул зубы. Все в нем кричало, чтобы он бросил его, но ангел знал, что не может этого сделать. Наконец белый свет стал тускнеть и совсем погас. Ключ снова стал мертвым куском металла. На внутренней стороне ладони ангела зияла огромная, похожая на полумесяц рана, напоминающая искривленный в язвительной насмешке рот.

Даймон, помогая себе зубами, оторвал от подушечки золотой шнурок, которым она была обшита, и повесил Ключ себе на шею.

Яркий солнечный свет снаружи почти ослепил его. Он забрался в седло, вытащил меч из ножен и перекинул его в левую руку.

– Возвращаемся, Полынь, – сказал он.

Конь без слов сорвался на бег. Он мчался, словно вихрь.


* * *

Битва продолжалась. Прибывшие из Царства отряды, казалось, в какое-то мгновение одерживали верх, но сейчас их теснил черный рой солдат Тени.

– Отступайте! Назад!!! – Даймон напрасно старался перекричать шум битвы.

Он рубился со всей силы, какая в нем еще оставалась, пробивая себе дорогу к первой линии. Он разбивал черные шлемы, разрубал доспехи, словно льняные мешки. Каждый удар сопровождался стонами и криками боли.

В какой-то момент он заметил бледное пятно лица Камаэля, посеревшее и окровавленное. Он поблагодарил Бога, что его друг все еще жив.

– Гони! – крикнул он коню, который на мгновение застрял в клубке тел и железа. – Мы должны оставить всех наших позади.

– Так сказал нищий, увидев бесплатный суп! – рявкнул Полынь, послушно вырываясь вперед.

Перед глазами Даймона понеслись черные и золотистые искры. «Я так долго не выдержу», – подумал он. Ладонь пульсировала непрерывной тупой болью. Меч с каждой минутой казался все тяжелее. Он чувствовал, как несколько раз его задело чье-то острие.

– Отступайте! – кричал он каждому встреченному ангелу.

Наконец он заметил, что его окружает сплошное море черных шлемов. Он сорвал Ключ с шеи, вытянул руку и провернул его в воздухе.

– Бездна! – произнес он. – Бездонная бездна вне времени и измерений.

Земля затряслась и расступилась. На месте, где были ворота Антикреатора, открылась воронка. Тень и ее армию в одно мгновение втянуло туда. Воронка расширялась, продолжая втягивать атакующие отряды Сеятеля Ветра. Земля убегала из-под копыт обезумевших от страха рысаков. В небо вознесся хор отчаянных голосов. Отряды Антикреатора погибали в Бездне. Несколько ангелов, которым не удалось отступить, затянуло в воронку. Пустота быстро приближалась. Даймон балансировал на краю Бездны с сияющим Ключом в руках. Он погиб бы, если бы не Полынь. Когда земля, на которой они стояли, начала сползать в бездонную щель, конь выполнил отчаянный разворот и отскочил назад, на более устойчивый грунт.

Даймон снова повернул Ключ в воздухе.

– Хватит, – пробормотал он с трудом. Черные вспышки перед глазами растворились во мгле. Последним усилием воли он осмотрел поле битвы. Перед ним лежала знакомая равнина, покрытая лишаями ям. Антикреатор вместе со своей армией исчез.

За спиной у него была земля, усеянная трупами. Он слышал стоны и проклятия раненых. Отряды Царства преследовали немногочисленных солдат Тьмы.

Даймон опустил Ключ, закачался в седле и тяжело свалился с коня.


* * *

– Он богохульник и убийца! – кричал Ялдабаот.

– Однако он спас Царство, – устало произнес Яо, секретарь демиурга.

– Только Господь может решать судьбу Царства! Только Он может спасти или погубить его согласно Своей воле!

– В таком случае он спас Царство Его руками.

– Ты защищаешь убийцу, Яо? Три невиновные души, три чистых ангела погибли от его героических рук! Двух он растоптал в Садах, а одного хладнокровно зарубил топором, когда тот защищал священные предметы от осквернения.

Яо вздохнул.

– Просто я считаю, что приговаривать его к смерти не лучшая идея… политическая. Все Царство считает его героем.

Ялдабаот смерил его взглядом.

– Тогда я докажу их ошибочное суждение! Заблуждение и неправильный взгляд! Как ты смеешь говорить о какой-то политике! Тут речь идет о принципах, о законах! О богохульнике, грязное касание которого осквернило самую чистую святость!

– Если уж ты должен его убить, то сделай это быстро и тихо, после короткого и непубличного процесса…

– Ты предлагаешь мне поступок, достойный убийцы? Никогда! Все увидят эту экзекуцию! Все, начиная с князей Сарим и заканчивая самыми последними из ангелов служения. И этот преступник, бунтарь, будет казнен перед ними публично.

Яо хотелось застонать.

Во мгле мерцали огоньки факелов. На стенах рождались и умирали фантастические тени. Где-то далеко слышалось капание воды. А может, крови?

– Ты – убийца! Подлый, беспощадный! Ты убил невинных! Знаешь, что есть жизнь? Бесценный дар Господа! А ты надругался над этим даром! Больше того! Ты осквернил святость! Отважился протянуть руку к тому, что принадлежит самой Светлости! Кровавую руку! Да, кровавую! Сейчас эта кровь кричит! Взывает ко мне, ко всем. Ты – чудовище. Твоя душа – это ведро помоев. Грешник! Ты и сейчас грешишь гордостью и ожесточенностью сердца. Смирись, пока еще не поздно. Покайся! Моли о прощении. На колени, убийца! Я сказал: на колени!

«Никогда. Никогда, даже если придется тут сдохнуть. Он никогда не унизится перед этой бледной мордой безумия, перед этими нервно трясущимися руками, словно фарфоровые безделушки, которые никогда не держали меча, которые никогда не узнают слова “честь”».

Легкий взмах, скрежет. Кровавый ублюдок! Он приказал ослабить цепи. А ноги не хотят его держать, подгибаются. Сейчас колени ударятся о грязный каменный пол.

Он схватил тяжелые звенья цепи и подтянулся на покалеченных руках. «Прибереги для детей свои дешевые штучки. Ты не увидишь Ангела Меча перед тобой на коленях, протез Господа».

– Признай, кто ты! Признайся в своих преступлениях! – шипит большая белая летучая мышь с серебряными волосами и глазами. – Говори!

Окровавленный рот заключенного обнажает в улыбке зубы.

– Я – верный рыцарь Господа, – прошептал он. – А кто ты, Великий Архонт?

Владыка семи высот отскочил, словно наступил на змею.

Волчьи глаза горели непреклонным зловещим пламенем.


* * *

В темнице воняло плесенью и тошнотворным смрадом горения. Яо чувствовал нарастающее отвращение – к Ялдабаоту, к этому делу, к своей роли. Если бы кто-то предложил ему, он сразу бы отказался.

Ялдабаот нервно теребил рукав. В серебряных глазах танцевали искры страха.

– Это демон, – сказал он. – У него проклятая душа.

Яо со свистом втянул воздух.

– С ума сошел? Ты убьешь его!

– Это демон! – повторил Великий Архонт. – Ни следа раскаяния! После всех преступлений…

– На милость Господа, прикажи его немедленно освободить! Ты хочешь проводить экзекуцию на трупе? Ты велел поставить на ноги все Царство!

Ялдабаот растерянно развел руками. Его дорогая белая одежда была покрыта ржавыми пятнами.

– Яо, я напуган…

– Я тоже! – выкрикнул секретарь. – Уходи отсюда, переоденься и оставь все на меня!


* * *

Сначала исчезли все звуки, потом он услышал громкий звон тишины. С трудом разлепил веки. Один глаз был настолько заплывшим, что он совершенно ничего не видел.

– Приветствую, Рыцарь Меча, – прошелестел едва слышный шепот. – Господи, как плохо ты выглядишь!

Через решетку на него смотрело безобразное, но умное лицо.

– Дума, – произнес он, едва шевеля губами. За последние пару часов он научился избегать любых лишних движений. – Давно не виделись! Пришел поболтать?

Присевший перед дверями Ангел Смертельной Тишины, в свойственных ему черных и красных одеждах, улыбался, показывая короткие острые клыки.

– Я пришел посмотреть, как ты справляешься. Говорят, ты даже не кричишь. Это правда? Не пойми меня неправильно, я спрашиваю из чистого любопытства.

Даймон выдавил из себя кривую ухмылку.

– Как сам думаешь?

– Как-то трудно мне было поверить, но я, похоже, изменю свое мнение, – пробормотал Дума. – Ты не нравишься мне, Даймон, но я пришел сказать тебе что-то, что, по моему мнению, ты имеешь право знать. Никто не хочет исполнять твой приговор. Белокровный рассвирепел, удалил большинство судей и тюремщиков. В конце концов он предложил эту шабашку мне и даже Афу и Хеме. Смех да и только, правда?

– Я впечатлен. Близнецы пожалели меня?

– Ну да, – прошептал Дума. – После того, как ты надрал им задницу посреди Небесной Площади? Что они тебе сделали?

– Распространяли ложную информацию. Они утверждали, что Ангелы Меча – кровожадные ублюдки. Я показал, что они заблуждаются. Они даже не поцарапались…

– Скорее посинели, – буркнул черно-красный ангел.

– Не хотят мстить?

– Ну что ты? Таким образом? Даже у них есть немного гордости.

Даймон прикрыл глаза.

– Они истязают тебя, да? – прошептал прозрачный голос. – Держишься из последних сил. Прощай, Ангел Меча. Может, когда-нибудь встретимся… на другой стороне.

– До встречи в небытии, – произнес Даймон, не открывая глаз.


* * *

– Никто этого не сделает. Ты не можешь взять первого попавшегося палача. Он – ангел крови, аристократ.

– Мы должны кого-то найти! – Ялдабаот метался по комнате. – Это похоже на бунт!

Яо многозначительно промолчал.

– Я думаю, кто-то все же есть, – сказал растянутым, модулированным говором Астафайос, архонт, владыка первого элемента.

– Ну, говори! – закричал демиург, прозванный Десницей Господа.

– Рагуэль. Молодой, очень обязательный. Приказ для него является святым. Выполняет роль капитана спален во Втором Небе. Он – архангел.

Ялдабаот засиял.

– Чудесно! Видишь, Яо, как все просто? Хотеть – значит мочь. К тому же архангел. Настоящая пощечина для этих высокомерных щенков из банды Габриэля. Мы покажем им яркий пример молодого человека, который уважает традиции и знает свое место. Немедленно приведи его.


Рагуэль нервно сглотнул слюну. «Этот кошмар происходит на самом деле», – подумал он. Великий Архонт прохаживался по комнате, заложив руки за спину.

– Ваши способности и образцовое поведение были замечены, – произнес он. – Не думаю, что молодой возраст исключает ответственную должность. Мы умеем видеть алмазы в грязи. Ты получил повышение. Ты назначаешься палачом. Будешь исполнять приговоры Божьего суда над высокими небесными сановниками. Начнешь с показательной казни отвратительного богохульника и убийцы, некоего Даймона Фрэя.

– Слушаюсь, Ваша Светлость, – пробормотал Рагуэль, уверенный, что все небеса Царства по очереди падают ему на голову.

Ялдабаот повернулся так резко, что зашелестели полы мантии.

– Что? Не поблагодаришь?

Архангел преклонил одно колено, опустил голову, чтобы Великий Архонт не смог увидеть выражение его лица.

– Я безмерно благодарен, Ваша Светлость. Я не заслужил такую милость.

Ялдабаот потер руки.

– Прекрасно! – воскликнул он. – А сейчас иди приготовься к новой роли. И запомни! Все должно быть организовано идеально. Это приказ!

– Слушаюсь! – раздавленно прошептал Рагуэль.


* * *

«Не упаду. Даже, сука, не споткнусь, – повторял он себе, пока приказ не достиг путающихся ног. – Господи, как же далеко!»

Эшафот возвышался, словно покрытый голубым и золотым сукном остров посреди огромной Небесной Площади. Вокруг него простиралось море голов и крыльев многочисленной толпы ангелов. Проход, что тянулся от врат Дворца Справедливости, оказался слишком узким. По обеим его сторонам каждые пятьдесят шагов стоял страж в церемониальной одежде.

Перед самым помостом Ялдабаот поставил друг напротив друга две молчаливые и неподвижные группы – архангелов и Рыцарей Меча, уцелевших в битве.

За эшафотом возвышались трибуны, где восседал Совет Архонтов, князья Сарим, в том числе титулярный глава Меча, князь Сокет Хези с кислой миной, и высокопоставленные лица.

Сияние солнца ослепило Даймона, глаза которого уже привыкли к темноте, поэтому, хоть он и напрягал зрение, мог увидеть только размытые силуэты на трибуне.

– Время, – сказал один из четырех сопровождающих его стражников и легко подтолкнул в спину.


* * *

Ялдабаот смотрел с высоты трибуны на площадь с надменным и суровым выражением лица, не давая возможности разглядеть удовлетворение. Церемония была впечатляющей. Он упивался победой над врагом. Упивался властью. Он зыркал на сидящего далеко слева Метатрона. Его лицо было спокойным и практически бесстрастным, хотя, казалось, излучало великую доброту. Любимый ангел Господа покорно принял предоставленное демиургом не слишком почетное место, даже не протестовал. Великий Архонт понял, что его не следует бояться. Рядом сидел его брат, хмурый и злой Сандальфон, время от времени бросающий в сторону Ялдабаота недовольные взгляды, но на него демиург не обращал внимания.

Яо деликатно дотронулся до его рукава.

– Посмотри на Рыцарей Меча, – прошептал он.

Ялдабаот слегка наклонился.

– Что это должно означать? – прошипел он.

Рыцари стояли с непокрытыми головами и волосами, посыпанными пеплом. На щеках виднелись толстые линии, нарисованные кровью.

– Траур, – сухо произнес Яо. – Они носят траур.

Ялдабаот затрясся от злости. Он отобрал у Рыцарей Меча оружие, приказал заменить его парадными мечами, поэтому и не ждал от них проблем. «Но ничего, – успокаивал он себя. – Это простая демонстрация. Они не в состоянии переломить ход событий. Не в состоянии противостоять моей власти».


* * *

Даймон изо всех сил боролся с тем, чтобы не споткнуться. Он выглядел ужасно в порванной, окровавленной одежде, с бледным и побитым лицом и спутанными волосами. Когда он появился в дверях Дворца Справедливости, в толпе пробежал шум, похожий на вздох. Однако его жалкий вид вызывал не жалость, а скорее страх и уважение, когда в каждом твердом шаге, в каждой попытке держать высоко голову было больше достоинства, чем в заученных позах всего Совета Архонтов. Собравшаяся на площади толпа покорных, трудолюбивых ангелов служения ощущала гнев и презрение, направленные на них осужденным, они готовы гнуть спины перед его голубой кровью, его ненавистью и опустошительным безумием, которым в минуту создания наделил его Господь, чтобы поставить над Мечом Своего гнева. В глазах Даймона они выглядели как скот, и они ощущали себя скотом, наблюдающим за пойманным леопардом. И они восхваляли Господа за безграничную доброту, благодаря которой они могли работать в поте лица без клейма убийственной ярости, без кинжала, притаившегося в глубине сердца.

Даймон поравнялся со стоящими почти возле самого эшафота Рыцарями Меча. Его взгляд на мгновение встретился с взглядом Камаэля, лицо которого было серым от пепла. Полоски, нарисованные кровью на щеках, кричали о том, чего не могли сказать сжатые губы. Камаэль не подал никакого знака, не промолвил ни слова, но внезапно шеренга неподвижных и молчаливых Ангелов Меча сломалась, когда все одновременно опустились на колено, обнажая мечи, те парадные, золотые, которые приказал выдать им Ялдабаот. Луч солнца танцевал на бесполезных клинках, когда отборные рыцари Царства прощались с самым достойным из них.

Даймон поднялся на эшафот. Так много раз он встречался со смертью, что в итоге перестал ее бояться. Почти.

С высоты толпа напоминала ему весеннюю клумбу, на которой только начинали прорастать и цвести разнообразные растения, ведь цветные одежды высших рангов ангелов растворялись среди пепельных и бурых туник небесных птиц. Он почувствовал облегчение от того, что смог без помощи преодолеть ступени. Кто-то мог бы подумать, что он утратил силы от страха, а он просто был слишком уставшим. Небесная Площадь никогда не казалась ему такой широкой. Он ощутил внутри, в себе, ужасную боль, словно от роя разозлившихся ос. Это должно было намного сильнее его тревожить, но не тревожило. Все вокруг выглядело так, словно было вырезано из картона. Не время беспокоиться о двухмерных декорациях.

На ступенях и грубых досках помоста чья-то рука начертила тонкий волнистый узор, словно рубец, тянувшийся за ним. «Кровавый, – подумал он. – Ялдабаот мог убить меня и без этого жалкого представления». Он посмотрел в сторону ложи, но увидел только размытые контуры.

«Лишить жизни ангелов крови не так-то легко, – повторял бледный и дрожащий Рагуэль. – Это должен быть удар прямо в сердце. Один удар в самое сердце». Ониксовая рукоять длинного, покрытого магическими надписями кинжала скользила в его потной руке. Он держал ее, словно это была ядовитая змея. Никогда за свою короткую, привыкшую к послушанию жизнь он не чувствовал себя таким несчастным. Он с трудом сглотнул слюну в пересохшем горле. Это он выглядел как осужденный, и на мгновение всем собравшимся возле эшафота показалось, что все наоборот, этот черноволосый пришел за жизнью палача, а может быть, и всех собравшихся.

Рагуэль смотрел на стройную неподвижную фигуру Даймона. «В сердце? – перепуганно подумал он. – Ради Бога, а оно у него есть?»

Фрэй глубоко вздохнул. Странное потрясение медленно проходило. Только сейчас он заметил Рагуэля. На мгновение в волчьих глазах зажегся огонек.

– Привет, Рагуэль, – произнес он низким глухим голосом. – Неплохое повышение, да?

Архангел вздрогнул. Он вспомнил о своих обязанностях.

– Привязать его! – приказал он ожидающим слугам. Его голос прозвучал плаксиво и неуверенно.

Даймон прикрыл глаза, позволил подтолкнуть себя в сторону стоящего посреди помоста странного строения из досок. Позволил сковать руки, хотя в мозгу взорвался целый сноп искр, когда они задели сломанные кости.

Герольд монотонным голосом зачитывал список его преступлений. «По крайней мере, я спас Царство, – подумал он с горечью. – Умру как герой». Боль начала напоминать о себе все ощутимее. Он вел себя как танцор, изучающий новые движения, словно тело Даймона было сценой, на которой нужно выступать перед требовательной публикой.

Ангел Меча стиснул зубы. «Заканчивай уже!» – мысленно рявкнул он. Но герольд начал зачитывать титулы Ялдабаота, и Даймон с иронией понял, что это продлится еще какое-то время.

Вдруг перед ним появилось бледное, перепуганное лицо Рагуэля.

– Прости, – услышал он шепот.

– Что?! – Он с трудом поднял голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

Это был не слишком хороший момент, чтобы проявлять сострадание.

– Прошу прости… Я только выполняю приказ…

Если бы у него было больше сил, Даймон бы рассвирепел. В его непреклонных, презрительно прищуренных глазах Рагуэль увидел собственное отражение – слабого, подлого мальчика, который всегда будет дрожать от страха перед кем-то сильным. Он содрогнулся от мысли, что хищное, красивое лицо ангела, которого он через мгновение убьет, навсегда останется, словно клеймо, в его памяти.

Резкая, насмешливая улыбка растянула губы Даймона.

– Ты – никто, – сказал он. – Пыль на ветру. Посмотри на них, на Рыцарей Меча, архангел. Они бессмертны. Их кровь не умирает.

Рагуэль отступил на два шага. «Посмотрим, – подумал он тупо, высматривая знаки от Ялдабаота. – Уже через мгновение».

«Приветствую, небытие», – произнес мысленно Даймон. Он не боялся, но в то же время не хотел умирать. Его не привлекал безмятежный покой и величие смерти. Он вспомнил кислый вкус вина, что принесла страшненькая служанка; Камаэля, обмахивающегося пергаментом с приказами Ялдабаота, смеясь, что это единственное, для чего пергамент нужен. Полынь, топчущего лилии в райском саду; красивое лицо ангела… «Приветствую, небытие».

Ялдабаот, белый и кружевной, словно украшение из пены, наклонился с трибуны и подал знак.

Рагуэль замахнулся кинжалом и ударил.

Мир внезапно отступил, уменьшился до размера бул


убрать рекламу






авки. Боль была пронзительно острой, но далекой. Действие такое простое, как вдох, стало внезапно невозможно сложным. Черно-красная тишина, пронзительная, словно шепот ангела Думы, пела в ушах. Медленно все начало угасать. «Приветствую, небытие».

Рагуэль выдернул кинжал. Тело Даймона вздрогнуло и застыло. Рассыпавшиеся волосы прикрывали его, словно саван.

Архангелы переглянулись и промолчали. Некоторые незаметно сжимали кулаки. Лицо Разиэля застыло и напоминало маску. Габриэль нервно крутил перстень на пальце.

Камаэль провел ладонью по лбу и щекам. Его губы сжались в тонкую линию.

Внезапно небо раскололось. Голубой свет, что заливал площадь, забивал назад в легкие выдох, ослеплял, опускал на колени. Все ангелы, солдаты и сановники упали лицом в землю. И все слушали.

Только Метатрон стоял на коленях, с поднятыми вверх руками, и его лицо сияло неописуемым счастьем.

Голубой вихрь подхватил Даймона, вырвал из темноты. Наполнил его ослепляющей болью, силой, заставляющей кричать. Его швыряло между бесконечными пространствами, показывая, что есть жизнь, смерть и творение.

Вихрь охватывал его, уничтожал, создавал, снова уничтожал и снова восстанавливал. А потом он заговорил, хотя Даймон был уверен, что не использовал слов:

– АНГЕЛ МЕЧА, СОЗДАННЫЙ ИЗ ГНЕВА, ПРИНАДЛЕЖАЩИЙ ХАОСУ, – ДЕРЗКИЙ, ГОРДЫЙ, НО, ПРИЗНАЮ, ОТВАЖНЫЙ, – НАРЕКАЮ ТЕБЯ РАЗРУШИТЕЛЕМ – АБАДДОНОМ, ИСТРЕБИТЕЛЕМ СТАРОГО ПОРЯДКА, ТАНЦУЮЩИМ НА ПЕПЕЛИЩЕ И АНГЕЛОМ С КЛЮЧОМ К БЕЗДНЕ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ ОСМЕЛИЛСЯ ВЗЯТЬ ЕГО И УБЕДИЛ, ЧТО ЭТО ТВОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ. А СЕЙЧАС ВОЗВРАЩАЙСЯ, ЧТОБЫ МНЕ СЛУЖИТЬ. ТВОЕ ВРЕМЯ ЕЩЕ НЕ ПРИШЛО.

И ошеломленный, в полубессознательном состоянии, Даймон упал на доски эшафота. Он встал на колени и потряс головой, восстанавливая ясность зрения. Он понимал, что слышал не столько Голос Господа, но и свои мысли, и очень хорошо понял смысл Его послания. Он умер и воскрес. У него из носа потекла кровь, а боль в груди убедила, что кинжал Рагуэля не промазал. Он прижал руку к ране и попытался подняться.

Он хотел как можно быстрее спуститься с этого проклятого эшафота. Он прошел мимо плачущего архангела, пнул ногой кинжал с ониксовой рукоятью и блестящим от крови лезвием.

Он чувствовал себя слабым и больным. Площадь то приближалась, то удалялась, а здания совершали необычные прыжки.

С земли медленно поднимались ангелы, пустыми глазами они озирались вокруг. Внезапно кто-то закричал, протягивая руку в сторону эшафота.

Даймон как раз преодолел первую ступеньку.

Почти все головы повернулись в его сторону.

Вновь назначенный Разрушитель, шатаясь, невообразимо медленно воевал со ступенями. Руку он все еще прижимал к груди, словно держал там что-то очень ценное. На последней ступеньке он споткнулся и полным грации, неестественным движением согнулся, словно кланялся.

Камаэль и Разиэль одновременно подскочили к нему, но как-то неловко. Даймон посмотрел на них огромными бездонными зрачками, в которых отражалась космическая пустота. Эти глаза были старше, чем само время.

– Помогите ему! – крикнул архангел ошеломленным стражникам.

Но никто не двинулся с места, а Даймон на долю секунды замер на месте и упал на бок к ногам солдат.


* * *

Он попытался пошевелиться, но это вызвало какой-то далекий звук, похожий на стон.

– Кажется, он приходит в себя, – услышал он напряженный голос Камаэля. – Даймон, это я, Камаэль. Узнаешь меня? Живой?

– Нет, – прошептал он, невольно на его лице появилась улыбка.

– Слышишь меня? – спросил Разиэль.

– Ага.

– Видишь?

Он осторожно открыл глаза. Над собой увидел слегка размытые лица друзей.

– Да, – подтвердил он.

– Хвала Его Светлости! – с облегчением выдохнул Камаэль. – Ты даже не представляешь себе, какое безумие охватило Царство из-за твоего воскрешения.

– Рад вас видеть, – прошептал Даймон. Он попытался вздохнуть глубже, но воздух взорвался белым пламенем.

Разиэль наклонился к нему.

– Болит? – спросил он с легким недоверием.

– Зараза, Разиэль! Отстань от него! – раздраженно крикнул Камаэль. – Не видишь, что ли?

Разиэль бросил на него красноречивый взгляд.

– Я наложил на него тройное обезболивающее заклинание. Он не должен ничего чувствовать. Кроме того, он…

Он замолчал, потому что Камаэль грозно посмотрел на него. Даймон почувствовал нарастающее напряжение.

– Что я? – спросил он тихо.

– Труп, – сухо ответил архангел. – На самом деле ты мертв, Даймон. Ты чувствуешь, дышишь, твое сердце бьется, но кроме этого в тебе нет жизни в том смысле, как было раньше. Я не понимаю, как это возможно. Не спрашивай меня. Господь тебя воскресил, а мои знания ничтожны перед Его могуществом. Я просто рад, что мой друг вернулся.

– Я тоже, – серьезно произнес Камаэль. – Ты спас Царство, вел себя так, что все поняли, что такое честь Рыцарей Меча. Я рад, что ты принадлежал к моему подразделению.

– Принадлежал?

Камаэль развел руками.

– Господь определил для тебя другое задание. С этого момента ты стоишь над нами. У тебя есть право руководить всеми ангелами Разрушения, не только саранчой. Ты убедишься, что у тебя есть силы, о которых мы даже не мечтаем. Ты получил Ключ от Бездны и право уничтожать миры. Но я все равно твой друг, Даймон, но сейчас я не осмелился бы отдавать тебе приказы.

Фрэй на минуту прикрыл глаза. Он не мог собраться с мыслями. Его затрясло от того, что он услышал. «Ты – живой труп, – напомнил он себе. – Что за безумие! Я чувствую себя так же, как и всегда».

– Что говорят в Царстве? – спросил он. Лицо Камаэля омрачилось. Он не успел ответить, его опередил Разиэль:

– Разное. Большинство считает тебя героем, а твое воскрешение – чудом. Двор признал твою позицию как избранника Божьего, ты стал кем-то важным, хотя и опасным. Сюда заявился даже князь Сокет Хезы, но мы не впустили его, ты был без сознания, и он только мешал бы. Однако есть и те, кто проклинает твое имя и делает из тебя демона. Многие тебя боятся. Называют призраком.

– Ты мог бы не говорить этого, – прошипел Камаэль. – А еще утверждаешь, что у тебя есть талант к дипломатии.

– Лучше, чтобы он узнал это от нас, чем от них, – ответил архангел.

Даймон слушал их, словно они говорили о ком-то другом.

– Но я не изменился, – медленно произнес он.

– Знаем. – Разиэль кивнул. Его голос прозвучал неожиданно нежно. – Знаем. Проблема в том, что думают другие.

Внезапно перед глазами Даймона все закрутилось. Боль и стеснение в груди усилились.

– Много… времени прошло?

– Немного, – неохотно ответил Разиэль. – Пара дней. Не больше, чем две недели.

У Даймона не осталось сил даже удивиться.

– А… протез Господа? Ялдабаот…

Камаэль махнул рукой.

– За него не переживай. Ситуация слегка изменилась.

Даймон вопросительно смотрел на друзей. Разиэль пожал плечами.

– Понимаешь, небольшой бунт. Ожидаемый знак от Господа – и угадай, кто выходит на сцену?

– Габриэль, – закончил лидер Ангелов Меча. – За старым демиургом никого не было, он, ясное дело, впал в немилость. Грустно, да?

Даймон слегка улыбнулся.

– И что вы тут тогда делаете?

– Любим тебя! – Камаэль широко улыбнулся. – Выполняем долг милосердия и дружбы. Не бойся, про нас не забудут. Сейчас наступает педократия[1]. Под нашим правлением Царство станет нормальным. Ну ладно, почти нормальным. Клянусь, мы постараемся, не так, как Ялдабаот.

– И никто не будет приговаривать к смерти героев битв, – улыбнулся Разиэль.

– Я не сомневаюсь, – буркнул Даймон не без сарказма, хотя он не сомневался в искренних намерениях друзей. Политическая власть всегда казалась ему больше делом гнилым, чем заманчивым. Но он верил, что изменения пойдут Царству во благо. Ялдабаот был сумасшедшим, а у архангелов были вполне разумные взгляды. В душе он радовался, что у него слишком мало сил, чтобы выражать это. С каждой минутой ему становилось хуже, и разговоры сильно утомляли его.

– Скажите… – начал он, но Разиэль подсунул ему к губам кружку с горячим, горько пахнущим напитком.

– Ты сейчас не совсем обычный, Даймон, – сказал он. – Твои раны заживают плохо и медленно. Ты не реагируешь на заклинания исцеления. Я наполняю тебя очень сильной магией, используя все свое мастерство и знания. Уважай мои усилия, ладно? Выпей это, отдохни, попробуй поспать и перестань разговаривать, хорошо?


* * *

Ялдабаот молча смотрел на стол, заваленный планами и картами. Аккуратные чертежи плясали перед его глазами, отвешивая насмешливые поклоны. Дорогие вышитые одежды мелодично шелестели при каждом шаге, но Ялдабаот этого не слышал. В голове все еще настойчиво звучали слова, произнесенные покалеченными губами; непреклонное заявление лояльности. «Я – верный рыцарь Господа! А ты, Ялдабаот? А ты?»

Великий Архонт, Владыка семи высот, перекладывал тонкими пальцами исписанные пергаменты, он был не в состоянии ответить самому себе, в какой момент перестал быть верным рыцарем Господа.

Глава I

 Сделать закладку на этом месте книги

Сегодня, много тысячелетий спустя 

Разиэль захлопнул летопись. Кожаный переплет с тисненым узором тяжело упал. «Назначение Даймона было последним ярким событием в истории Царства, – подумал с горечью архангел Тайн. – Потом все полетело к чертям. Сначала все было хорошо. После изгнания Ялдабаота мы переняли власть. Молодые, полные огня, любившие Господа архангелы. Мы хотели начать новую эру, время расцвета, справедливости, свободы, мудрых, прекрасных идей. Мы старались. Работали как сумасшедшие. Когда Рафаэль и Габриэль посадили первые деревья в Садах Эдема, наши сердца быстро стучали от радости. И гордости. Большой гордости. Вот чего мы достигли. Мы поднимали новый, прекрасный мир, согласно распоряжению Господа. Мы, вторые с конца хоров в иерархии. Свободные от закостенелого этикета, от дворцовых игр, сильные, счастливые, молодые. Избранники Божьи».

Разиэль вздохнул. Когда все начало меняться? Уже тогда? Он хорошо помнил, с какой преданностью они служили, как глубоко посвятили себя великому делу Творения. Слишком глубоко? Они вращали планеты вокруг солнц, а солнца кидали прямо в бескрайнюю черноту космоса. В пустоте создавали что-то новое. Несли материю и идеи. Свет и мощь Творения. На Земле воздвигали горы, обозначали границы океанов, закладывали слои металлов между скал, формировали морское дно и создавали континенты. И принимали должности. Регент Солнца, Регент Месяца, Владыка четырех ветров, Глава стихий, Владыка третьей, шестой, седьмой высот, Военачальник, Великий Канцлер, Великий Архитектор, Великий Кормчий. Глава, начальник, владыка, не важно какой, главное – великий. Может, тогда уже все было впустую? Нет, они же не такие, как Ялдабаот и его архонты. Но, работая, они забыли про Господа. Не чувствовали на каждом шагу мощь Творения, не восхваляли каждым поступком необычные деяния Господа. Они потеряли чудо и радость Творения. Просто были усердными. А потом устали.

Разиэль водил пальцем по тисненому рисунку на обложке летописи. «Слова, – подумал он. – Буквы. Сколько эмоций они вмещают в себя».

Он открыл книгу наугад. «В этот день Господь решил создать еще одно существо по имени Адам Кадмон[2] и объявил Свою волю ангелам Своим», – было первое предложение на странице.

Разиэль помнил тот день, точно так же, как и другие после него. Ангелы не были удивлены новым заданием. Как ни странно, они не чувствовали ревности к первому человеку. Они поддерживали его, учили, присматривали так же, как и за животными на Земле. Они не видели для себя никакой конкуренции, как сейчас утверждают глупые сплетни в Преисподней. Они сопровождали Адама, а потом его потомков, людей, во все времена. Росли вместе с ними, менялись вместе с ними, взрослели. Царство преображалось, как и Земля, о которой заботились крылатые. Нет, не люди стали причиной раскола и падения каждого третьего ангела.

Князь Магов глубоко задумался. Никогда не мог понять, что подтолкнуло Люцифера к тому злосчастному бунту. Он хорошо знал его и видел, как сильно Люцифер был предан Господу. Разиэль был абсолютно уверен, что где-то глубоко за этим стоял Самаэль, рыжеволосый негодяй со злой, кривой усмешкой на заросшей красной щетиной морде. А в мотивы Самаэля нелегко проникнуть. Рыжеволосый архангел был словно заноза Хаоса, как вихрь, который приходит неожиданно и разрушает здание, что казалось нерушимым, как сам Космос. Разиэль совершенно не удивился бы, если бы узнал, что Самаэль вопросом чести для себя решил склонить к бунту одного из самых преданных ангелов из-за обычного каприза, обычной подлости.

Господи, к какой трагедии привела эта глупая выходка. Люцифер не предполагал, как обычно, что там скрывать, что простая попытка щенка привлечь к себе внимание Господа закончится гражданской войной. А потом он уже не мог отступить.

Разиэль перелистнул несколько страниц. Его взгляд упал на случайное предложение: «После внезапного прекращения переговоров нельзя уж было дольше надеяться. Третья часть крылатых под предводительством того, кто по причине функций и имени должен нести свет, принес Царству только темноту, кровь и пожарища. Самая страшная из битв охватила мир, фундамент нового Божьего творения пропитался кровью как верных, так и взбунтовавшихся. Война между братьями».

Архангел Тайн перестал читать. Задумчиво он смотрел в окно. Сумрак сгущался над дворцами и садами Хайот ха-Кадоша, самой прекрасной частью Шестого Неба. Он спускался вниз по золотым и серебряным куполам зданий, окутывал остроконечные колокольни и изящные башенки, укладывался тенью на балконах и террасах, стелился среди фонтанов и клумб, славящихся красотою садов. Виллы и дворцы, один за другим, начинали сиять огнями, и через мгновение Хайот ха-Кадош выглядел словно ожерелье на синем платье ночи.

Но Разиэль, казалось, не замечал чарующего пейзажа. Перед глазами стояли картины, вызванные из мрака воспоминаний.

Сожженные хижины в Лимбо. Тесные, скромные домики ангелов служения с Первого Неба, превращенные буквально в пепел. Трупы и баррикады на улицах Второго Неба. Ограбленные магазины, сожженные каменицы, уничтоженные сады на Третьем. Административные здания, пугающие провалами окон, выбитыми дверями, разрушенными фасадами и оскверненными символами статуса Царства.

Михаэль во главе Воинства отбил отряды бунтовщиков только на Четвертом Небе. Они защищались до последнего, буквально воюя за каждый дом. Наконец регулярная армия смогла откинуть их за стены Царства и навязать последнюю битву в Лимбо на открытом поле. Люцифер, обезумевший от отчаяния, жаждал найти в этой битве свою смерть, но капризная костлявая не желала поддаваться его воле. Даже тогда, когда судьба вынудила его на поединок с командующим армией Царства.

Перед глазами Разиэля неожиданно появилось серое, как полотно, лицо Михаэля, сжавшегося в кресле в разрушенном кабинете регента.

– Я не мог… – повторял он снова и снова. – Пусть меня простит Господь, но я не мог его убить.

Голубые глаза командующего Воинством потемнели от боли.

– Он сказал: «Сделай это для меня, Михаэль». А я не смог. Понимаете, не смог… Проклятье, ну не мог я! Не смотрите так!

Молчаливые фигуры архангелов растаяли как дым.

На их месте появилось другое лицо. Погруженного в отчаяние, раздавленного, проклятого, которому незачем уже было жить. Маска, в которую превратилось после поражения лицо Люцифера. У Разиэля было время его рассмотреть, когда он тайно пробрался в темницу, чтобы сложить и перевязать покалеченную во время падения ногу нового владыки Преисподней. Люцифер, заметив его, отвернулся к стене и не произнес ни единого слова.

«Сделал ли он тогда добро или согрешил? – подумал Разиэль с горечью. – Совершил измену или оказал милосердие?»

Он закрыл летопись.

– Эта война, эта ужасная война, когда мы вынуждены были выступить против друзей, против братьев, – шептал он сам себе. – Это было лишь началом. Настоящая трагедия произошла позднее. Но об этом никто не узнает, ни из каких летописей. Пока я жив.

Он потер лоб.

«Все, – подумал он, – Габриэль, Михаэль, Рафаэль, я, все должны были умереть от отчаяния, когда узнали правду. Почему этого не произошло? У нас сердца из камня? Но мы же ангелы. Мы не можем жить, если Бог оставил Царство».

Он горько рассмеялся.

«Это твоя самая большая тайна, Князь Магов. Господь ушел из Царства, Бог оставил свое детище, свою крылатую паству и исчез. Мы даже не знаем, существует ли он еще. Он забрал царицу, совет святых и патриархов, Метатрона, своего любимого ангела, который песнею призывает к жизни новых крылатых, и личную гвардию, неотступных, безумных серафимов. Внезапно, без предупреждения, без намеков он осиротил Царство. Это все напоминает злую шутку, но не является таковой».

Разиэль хорошо помнил минуту, когда Габриэль, первым узнавший об этом, затащил его в тронный зал и показал пустой Белый Трон. У подножия трона сидел владыка хоров Серафимов, Серафиэль, совершенно невменяемый, издевательски ухмыляющийся. И так оно и осталось. Они совершенно одни.

В памяти князя Магов появилась картинка совещания, созванного после обнаружения шокирующей правды. Только в одном у них не было сомнений – никто ничего не должен узнать.


* * *

В кабинете, в личном дворце Габриэля на Луне, царила гробовая атмосфера. Рафаэль беспрерывно плакал, отчаянные всхлипывания раздражали остальных. Михаэль подпирал подбородок кулаком, Габриэль нервно кружил по комнате. Разиэль теребил пальцами кончик косы. Они только что вступили в тайный сговор. Удалось переубедить оставшихся трех архангелов, имеющих право не вызванными появляться перед Белым Троном, держать язык за зубами. Остальные крылатые Царства должны были получить именной приказ появиться перед Божьим Ликом, чтобы узреть Его. Правда была такова, что большинство ангелов никогда не видели Бога. Поэтому заговор имел большой шанс на успех.

– Ну, мы сделали это, – хрипло произнес Габриэль. – По крайней мере, мы не допустили безумной гражданской войны, которая уничтожит мир.

Рафаэль застонал.

– Не знаю, действительно ли мы правильно поступаем. Мы должны рассказать правду.

Зеленые глаза Габриэля опасно заблестели.

– Не смей! – гаркнул он. – Ты поклялся, помни.

– Послушай, Рафаэль, – повторил в сотый раз Разиэль, – только воля Господа является гарантом нашей власти. Если правда выйдет наружу, на нас накинутся враги и узурпаторы со всего Царства, и мир захватят демоны.

– Если бы только демоны, – буркнул Михаэль.

– Вы снова говорите о власти! – всхлипнул Рафаэль. – Бога нет! Понимаете?! Он ушел! Оставил нас на произвол судьбы. На погибель.

Габриэль резко развернулся.

– Прекрати немедленно! – прошипел он. – Пока мы сидим за столом и делаем вид, что ничего не изменилось, у Царства есть шанс выстоять. Оно не распадется.

– Но мы хотим связаться с Люцифером! – возмутился Рафаэль.

Собравшиеся переглянулись. Действительно, хотели. Власть Господа распространялась как на Небеса, так и на Преисподнюю. Трон Люцифера зашатается еще быстрее, чем регента Царства, когда станет известно, что Господь оставил Вселенную. Если доверить тайну Люциферу и его ближайшим сановникам, по крайней мере, они обретут союзника, который будет так же рьяно хранить этот секрет, как и они.


* * *

– Вот так, – громко сказал Разиэль, – Люцик и его банда снова стали нашими друзьями.

Даже сейчас, через столько веков, Князь Магов не избавился от сомнений. Хотя хорошо знал, что, если снова появится возможность выбора, он поступит точно так же. Как и другие архангелы.

Заговор продержался много столетий. Кроме семи крылатых конспираторов и нескольких приближенных к Люциферу темных, к ним присоединился только Даймон Фрэй, ангел Разрушения. Габриэль был уверен, что ему можно доверять и Фрэй мог стать ценным источником информации. Сила Разрушителя, Уничтожителя Миров, просыпалась в нем только по прямому приказу Бога. Если бы Даймон превратился в Абаддона, архангелы получили бы доказательства того, что Господь непосредственно интересуется Царством. Однако меч Фрэя, Звезда Разрушения, ни разу со времени ухода Господа не запылал сиянием силы.

Разиэль вздохнул в очередной раз за этот вечер. У него больше не было желания размышлять о прошлом. Слишком много там было болезненных воспоминаний.

Князь Магов поднялся, отложил летопись на полку и решил, что для расслабления ему стоит немного поработать над эликсиром чистой радости. Он вышел из библиотеки и направился в сторону лаборатории. Едва он переступил порог, как почувствовал страшную боль в висках, перед глазами взорвались разноцветные искры, и он без сознания упал на пол.


* * *

Регент Царства, Габриэль, плохо спал этой ночью. В сонных видениях он был подвешен в пустоте глубокого Космоса, неподвижный и безвольный. Он видел звезды и планеты, кружащиеся в вечном танце, маленькие, гладкие, цветные. Наконец он понял, что это стеклянные шарики разного размера катятся по огромному столу, накрытому черным сукном.

Габриэлю не понравилось, что он не имел никакого контроля над этим видением. Ведь он же был владыкой снов. Он попытался воссоздать образ, изменить его, но не смог. Даже проснуться не смог. Так и лежал неподвижно, вглядываясь в танец стеклянных шариков.

Затем в его голове прозвучал глубокий, низкий голос, звук которого привел ангела в иррациональный ужас.

– Сыграешь для меня, Габриэль?

Регент Царства открыл рот, чтобы закричать, и неожиданно проснулся в своей кровати, дрожащий, как от сильного холода.

Страх исчез вместе с сонным видением, однако он оставил после себя странное беспокойство, которое не отпускало Габриэля даже с наступлением рассвета. Никогда до этого времени архангел Откровений не встречался со сном, над которым не имел власти.


* * *

Ужасная боль разрывала мозг. Сосредоточилась где-то за глазами и лилась оттуда, охватывая всю голову, переворачивая желудок, доставая до кончиков пальцев. Разиэль застонал. Сознание медленно возвращалось, но ему понадобилось много времени, чтобы принять тот факт, что он, свернувшись, лежит на полу лаборатории. Он попытался пошевелиться, но ощутил в мозгу пронизывающий всплеск боли, и тело моментально обдало ледяным потом.

Он прикрыл глаза и позволил себе немного полежать. И сразу же провалился в темноту без времени и пространства, поэтому когда снова открыл глаза, то не знал, прошла минута или несколько часов. В одном он был уверен, тот, кто ударил его такой сильной разрушительной магией, умел ею пользоваться.

С большим трудом он встал на четвереньки, а потом на колени. Мир вокруг кружился, колыхался, наполненный яркими цветами и замысловатыми формами, как большой безумный корабль, дрейфующий в неизвестность. Разиэля затошнило, но он все равно пытался подняться на ноги. Дрожащими и потными пальцами он схватился за край стола, чтобы на него опереться, и услышал звон разбитого стекла. Мелкие осколки рассыпались по полу, и только тогда архангел понял, что скинул со столешницы несколько реторт. Пятна разлитой жидкости на полу начали испаряться. Резкий, неприятный запах хотя и раздражал ноздри, но отрезвлял Разиэля. Держась за стол, он смог подняться и, несмотря на ужасную боль и головокружение, снова не упасть. У него была проблема со зрением, маленькие предметы, на которые он смотрел, становились огромными, а большие казались маленькими или очень далекими. Он облизал сухие губы, попытался сплюнуть, чтобы избавиться от отвратительного послевкусия, которое всегда сопровождает отравление черной магией, но не нашел ни капли слюны.

– Хорошо тебя приложило, Разиэль, – прохрипел он себе. Он был архангелом Тайн, князем Магов, самым сильным чернокнижником и алхимиком в Царстве, принадлежал к семи архангелам, делящим абсолютную власть, главой тайной разведки, с которой могла сравниться только разведка Азазеля, а оказался атакован и сбит неизвестной магией в собственной лаборатории, защищенной, словно крепость. До этого момента он считал свой дворец, а в особенности лабораторию, самым безопасным местом, какое только знал, охраняемым заклинаниями, знаками и печатями, которые невозможно взломать. А теперь хмурый, больной, с трудом сдерживающий тошноту, он вынужден изменить свое мнение. Кто-то в самых мерзких закоулках Преисподней оказался настолько могущественным, чтобы пробраться в личные покои Разиэля и использовать против него заклятие, которое архангел не только не почувствовал, но и не мог распознать. А что хуже всего – он ничего не помнил. Вошел в лабораторию, проверил результаты опытов, записал их в книгу… О, Бездна! Книга!!!

Он зашатался, почувствовав слабость. Случайно перевернул высокую колбу, из которой густая зеленоватая жидкость пролилась на страницы открытой книги, не той, а обычной книги с банальными записями экспериментов, проводимых скорее для развлечения, чем с мыслью о важной работе.

Кривясь от боли, Разиэль опустился на колени, нарисовал пальцем на полу два сложных знака, которые за мгновение задрожали бледными, фосфоресцирующими линиями и впитались в доски. Он поднялся и, раскинув руки, нараспев произнес длинное заклинание. Потом выкинул вперед руку, выдавая горловой, приглушенный крик, прошел сквозь стену, словно она была из тумана, и оказался в своей тайной комнате, где и занимался серьезной работой, проводил интересные или опасные эксперименты и хранил важные документы.

Он направился прямо в правый угол комнаты, где стоял кривой столик на волчьих лапах, с потертой столешницей, где скалилась голова хищника, выполненная в технике инкрустации. Разиэль подошел к столу, выполнил над ним сложное движение пальцами правой руки, во время которого левую держал строго над головой, произнес глухим голосом несколько слов, прозвучавших так, словно кто-то скинул по лестнице банку с железными гайками, а потом решительно добавил:

– Зеленый язык, змеи голова. Кинжал в волчьей пасти черной. Произнесите-ка эти слова и, господа, идите вы к черту.

Он придумал этот пароль, потому что ему показалось это абсурдным и трудным для разгадывания. Воздух над столом завибрировал, вспыхнул и кристаллизовался в виде маленькой, богато украшенной шкатулочки. Когда Разиэль щелкнул пальцами, крышка отскочила. Ключ все еще был внутри, но его вид архангела не успокоил. Если кто-то оказался настолько могущественным, чтобы погасить его свечку, то, возможно, ему и не нужен ключ, чтобы добраться до Книги. Разиэль вытащил ключ из шкатулки и, приложив ладонь к стене, передвигал ее так долго, пока не ощутил вибрацию. Он наклонился, почти касаясь губами стены, и подул. В воздухе закружился мелкий магический песок, в стене появилось отверстие. Засовывая туда ключ, он заметил, как сильно дрожат его руки. У него была большая проблема – попасть в отверстие. Сердце билось о ребра, как муха в окно, и Разиэль пришел к выводу, что ничего не хочет так сильно, чем то, чтобы не открывать тайник. Но у него не было другого выбора. С закрытыми глазами он провернул ключ. Осторожно приоткрыл веки и замер. Невозможное стало реальностью. Тайник был пуст. Не помогло ни моргание, ни потирание глаз трясущимися руками. Книга Разиэля, собрание самых могущественных заклинаний и тайн мира, которые доверил ему Бог в последние дни Творения, исчезла.

– Он лично доверил ее тебе! Лично! – заскрежетал противный, язвительный голосок в голове архангела. – Ты за нее отвечал! Знаешь, что теперь будет? Догадываешься, правда?

– Нет! – закричал Разиэль, ударяя кулаком в дверь тайника с такой силой, что едва не сломал пальцы. – Это какое-то безумие! Кошмар!

– Конечно! – шипел голосок. – Это твоя задница горит, архангел Тайн.

И Разиэль вынужден был признать его правоту. Не было смысла и дальше всматриваться в пустой тайник, потому что проведи он за этим занятием хоть долгие годы, смог бы только убедиться, как долго там нет Книги.

Шок проходил медленно. Разиэля охватило мрачное настроение. «Собственно, а почему не дезертировать в Преисподнюю, отправиться в одиночное путешествие до конца Времен или присоединиться к банде Рагуэля, – размышлял он. – Тебе конец, архангел. И, если Книга попадет в руки какого-то сумасшедшего сукиного сына, это же можно сказать и про всю Вселенную».

Внезапно он почувствовал себя уставшим, больным и не самым молодым. У него болела голова. Его мучила тошнота. Он попытался наложить на себя исцеляющие чары, но был слишком разбит, чтобы сосредоточиться.

– Нужно любой ценой отыскать Книгу и найти ублюдка, который ее украл, – произнес он громко. Скривил губы в горькой усмешке, издевательски поздравляя себя с тем, что так легко нашел решение этой проблемы.

Он вернулся в лабораторию, не заморачиваясь маскировкой тайного входа, поскольку уже нечего было прятать. Посмотрел на разбитые реторты, на заляпанные страницы журнала и осознал, что ему нанесли страшный ущерб и собственный дом для него стал чужим и оскверненным.

– Ну, добро пожаловать, – буркнул он. – Заходи кто хочешь, бери что хочешь… сукины дети. Меня это больше не касается.

Он подошел к висящему возле дверей круглому зеркальцу в замысловатой кованой раме. Стукнул по нему пальцем. В тот же миг поверхность зеркала заполнило изображение ока с узким вертикальным зрачком, нанизанным на изящную горизонтальную ось.

– Габриэль! – произнес он приглушенным голосом. – Надо поговорить.

В эту же минуту око начало поворачиваться, сначала медленно, потом все быстрее. Зрачок раздвинулся, заполняя чернотой всю поверхность зеркала. Через секунду Разиэль увидел


убрать рекламу






узкое лицо архангела Откровений, обрамленное прямыми, блестящими, как антрацит, волосами, подрезанными на уровне скул. Ярко-зеленые глаза смотрели на него пронзительно и холодно.

– В чем дело? – резко начал Габриэль, но, когда внимательно рассмотрел лицо Разиэля, изменил тон: – Что случилось? Ты выглядишь как смерть!

– Не могу сейчас рассказать, – сказал архангел Тайн понурым голосом. – Немедленно созывай всех доверенных. Нам нужно поговорить.

– Сейчас будем. Подожди, – произнес Габриэль и, не тратя время на вопросы, стукнул пальцем по зеркалу, погасив экран. Он слегка побледнел, его лицо вытянулось, а в сердце поселилось холодное зернышко страха, поскольку саркастичный, принципиальный Разиэль никогда не проявлял склонность к истерии. Он вызвал в своем зеркале изображение ока и тихо позвал:

– Михаэль? Ты тут?

В ту же секунду из черноты появилось открытое, красивое лицо архангела Воинства, обрамленное короткими шафрановыми волосами.


* * *

– Он у нас! Говорю вам, в этот раз он у нас! – приглушенный голос звенел триумфом. В огромном каменном здании царила тишина и темнота. Тусклый свет с улицы проникал через витражи, раскидывая по полу цветные пятна. Сложенные из разноцветных стекол сцены, изображавшие важные моменты извечной борьбы с Тьмой, представали какими-то гротескными и искривленными. Могучие колесницы, казалось, рассыпались на части, а на лицах торжествующих ангелов появлялась гримаса безумного страха или ненависти. Искаженные фигуры переплетались между собой в неоднозначных позах.

Пятеро крылатых сидели за узкой, сбитой из грубых досок столешницей, стоящей на крестовине. В тени мрачных колон, под сводом, высоким, словно небо, они казались себе маленькими и слабыми. Тот факт, что они встретились в бывшем здании слушаний, приобретал какой-то зловещий смысл. Им стало не по себе, когда они осознали, как мало нужно, чтобы они оказались с глазу на глаз с настоящими следователями.

– Повторяю, в этот раз мы добрались до него! – выкрикнул мелкий, немолодой ангел, срываясь с места. – Господа, посмотрите на доказательства.

Дрожащими пальцами он разложил на столе бумаги. Ни один из оставшихся четырех крылатых не проявил особого энтузиазма.

– Ты не думаешь, что лучше оставить это в покое? – спросил смуглый, коротко стриженный ангел. – Это становится слишком опасным.

– В покое?! Сейчас, когда, наконец, он у нас на крючке! И еще на каком!

Мощного телосложения, светловолосый крылатый оперся локтями на стол.

– Выкрутится, – буркнул он. – Докажет, что чист, как слеза, а нас в лучшем случае отправит в казематы. Не хочу даже думать, что он с нами сделает, если будет не в настроении.

Смуглый кивнул головой.

– Точно. Сукин сын мстителен, словно змея. Напомнить, как он со мной обошелся? До сегодняшнего дня я хожу запятнанный как предатель, все сторонятся меня, нет ни нормальной должности, ни соответствующего положения. И что я ему такого сделал? А Рагуэль? Помните историю Рагуэля?

Помнили. Он был осужден, изгнан из Царства и официально признан демоном только за то, что добросовестно выполнял свои обязанности.

Воцарилось гробовое молчание.

Мелкий ангел все еще стоял во главе стола. Он тяжело дышал, дрожал, а его глаза блестели от безумного отчаяния и ненависти.

– Вы не понимаете! – закричал он. – Сейчас ему не выкрутиться! Посмотрите на доказательства!

Смуглый, вздыхая, потянулся за документами. По мере прочтения его лицо становилось все больше напряженным. Молча он передал документы светловолосому. Тот просмотрел их еще быстрее, передал следующему крылатому, переглядываясь со смуглым смертельно серьезным взглядом.

– Господи! – прошептал он. – Если только они подлинные…

– Естественно! – триумфально воскликнул мелкий крылатый. – Я вам говорил…

– Откуда это у тебя? – прервал его смуглый, нервно заламывая пальцы. Мелкий слегка стушевался.

– Кто-то из высокостоящих решил нам помочь.

– Кто?

Низенький ангел пожал плечами.

– Разве это важно? У нас есть документы, и точка.

– Важно, – буркнул светловолосый. – Ну и кто это?

– Кто-то, кому надоела его тирания и всей его банды, которую он возглавляет. Кто-то могущественный, влиятельный и просвещенный, кто страдает, видя то, что происходит в Царстве.

– Что он потребовал взамен? – с подозрением спросил смуглый.

– Ничего. Просто кому-то не безразлична судьба Царства, как и нам.

– А если это западня?

– Ни в коем случае! Это замечательная, независимая личность, пользующаяся всеобщим уважением. Кто-то, кто не боится его подлых интриг.

– И он сам с тобой связался?

Мелкий возбужденно закивал головой.

– Господа! – закричал он. – Это расплата за наши обиды! Это рука справедливости, которая наконец раздавит гнусную кровавую вошь, паразитирующую на Царстве!

Светловолосый ангел потянулся за бумагами и взвесил их в руке.

– Это могущественное оружие, – сказал он. – Благодаря ему мы можем перевернуть Царство вверх ногами. Остается только надеяться, что документы подлинные и никто не расставил на нас силки, потому что с этой минуты мы все слишком глубоко в этом увязли, чтобы сейчас отступить.


* * *

Даймон Фрэй перелетал через огромное, безграничное пространство, испещренное осколками звезд. Кровавое гаснущее солнце выглядело в темноте как рана или разорванная пасть чудовища. С визгом проносились кометы, скаля безумные, смеющиеся рты. Их хвосты тянули за собой снопы искр.

Безумный порыв ветра воевал с длинными черными волосами ангела, выдергивая пряди из старательно заплетенной косы. Несмотря на кожаные перчатки, руки на луке седла закостенели, пальцы потеряли чувствительность. Ветер стегал по лицу, вынуждая его прищуривать глаза. Даймон ощущал нарастающую усталость. Ему докучала скованность в плечах и шее, укусы холода. Он был в пути бесконечное число дней, а несущий его на своей спине огромный вороной конь казался неутомимым. Копыта звенели в размеренном, ровном ритме, скорость не менялась ни на секунду. Коня звали Полынь, и, как все скакуны парасим небесной кавалерии, он принадлежал к Божьим тварям. И поэтому был, естественно, абсолютно сумасшедшим. С точки зрения крылатых, безумие касалось всех бестий, которые вели себя непредсказуемо, разговаривали нелепо, появлялись и исчезали без объяснения причин и в большинстве случаев не реагировали на попытки договориться, поэтому контакт с ними считался невозможным. Не исключено, что они потеряли рассудок, когда Бог придумал их в Начале Времен, когда космос еще не зародился и воображение самых могущественных крылатых не могло объять уникальность времен до Сотворения. Их разум был странным и чуждым. Бестии появились, как дети Хаоса, первые игрушки Бога, которые наблюдали за Сотворением, но еще принадлежали к предвечной тьме. Божьи твари старше, чем свет, охваченные безумием, знающие тайны, которые и не снились самым величайшим ангелам, одиноко жили на краю Вселенной, в глубинах Праокеана, на территориях Вне-времени, и только скакуны, созданные позже всех, проявляли столько благоразумия, что могли массово служить в кавалерии.

Даймон знал Полынь много веков и считал его другом, поскольку конь многократно спасал его жизнь, но никогда не был уверен, что скакун действительно думает и понимает все так, как и он. Полынь был молчаливым и редко разговаривал по собственному желанию. И сейчас Даймону нужно было его мнение, хотя на первый взгляд все выглядело нормальным, его охватывало смутное беспокойство. Они приближались к границе мира. Дальше находились территории Вне-времени. Пограничье, как обычно, кишело сбежавшими из Бездны зловредными духами и бесформенными, немыслящими созданиями Хаоса, нескольких Даймону пришлось убить, но ничего не указывало на хоть какую-то серьезную опасность. Однако ангел Разрушения не мог избавиться от плохих предчувствий. Он не мог их объяснить, потому что не натолкнулся ни на одну вибрацию или щель в структуре мира.

Он положил ладонь на шею коня, низко склонился и закричал ему в самое ухо:

– Полынь, ты не заметил ничего странного?

Неприятный носовой голос коня отозвался прямо у ангела в голове. Ощущение не относилось к приятным, но Даймон смог к нему привыкнуть.

– Многое меня удивляет, докуда дотянется моя память, когда я пытаюсь вспоминать прошлое.

Даймон тихо выругался. Ну конечно. Другого ответа он мог не ждать. Однако было холодно, он устал, у него было плохое предчувствие, поэтому Полынь его разозлил.

«Чокнутый ублюдок», – со злостью подумал он, сгибая и разгибая задубевшие пальцы, казалось, что они могут просто раскрошиться. Он закрыл глаза, вызывая видение выложенной бирюзовой эмалью и украшенной морскими мотивами ванны, наполненной теплой водой, в своем дворце в Царстве.

– Нехорошо расставаться с мечом, когда он может пригодиться, – услышал он вежливый голос коня. – А еще хуже погибнуть, не успев его вытащить.

В это мгновение Даймон ощутил волну мерзкой вони и едва не вылетел из седла, когда Полынь совершил мощный прыжок.

– Проклятье! – рявкнул он, выхватывая висевшее на спине оружие, когда увидел перед собой отвратительную искривленную морду появляющегося из темноты демона, обдавшего его новой волной смрадного дыма.

Перед лицом ангела блеснули маленькие злобные глазки, а мощная когтистая лапа прошла на волосок от его бедра. Даймон замахнулся, целясь в огромную голову твари. Демон завыл и застонал, охваченный пламенем. Секунду он безумно вслепую колотил лапами, пока не рассыпался в фонтане золотистых искр, медленно угасающих во мраке. Если бы он напал на обычного путешествующего с какой-то миссией крылатого, то без труда разорвал бы его на куски. Даймон Фрэй, ангел Разрушения, патрулировал приграничье еще и для того, чтобы ликвидировать подобные угрозы.

– Про него можно сказать «невменяемый», – отозвался Полынь с легкой укоризной. – Существует разница между разумом больным и мудрым.

– Извини, старик, – пробормотал Даймон, размышляя, откуда конь знал, что в мыслях он не считает его разумным. – И спасибо.

– Я тоже устал, – произнес скакун, неутомимо покоряя пространство, а Фрэй ощутил благодарность за его очевидную ложь.

«Как, к демонам, я мог не заметить этого демона, – подумал он. – Задремал, – решил. – Господи, плохо дело, если я начинаю засыпать в седле во время рутинной миссии. Старею, что ли?»

– Я долго спал? – спросил он. Конь потряс головой.

– Перед обличием вечности кто сможет оценить минуту?

«Долго, – понуро кивнул Даймон. – Черт возьми это все!»

– Темней, чем обычно, – неожиданно произнес Полынь. – Намного темнее, Даймон. Ангел нервно пошевелился. Он видел, что конь не имеет в виду разницу в насыщенности света.

– Ты что-то чувствуешь?

– Ничего. Это только предчувствие.

– Можешь его описать?

Полынь ни на секунду не сбился с ритма, но Даймону показалось, что тот словно пожал плечами.

– Так, как и ты, ангел Разрушения, – пробормотал тот. – Инстинкты. Беспокойство охотника, который знает, что что-то очень большое вышло на охоту.

Фрэй почувствовал дрожь, пробежавшую по крупу. «Он может быть прав, – подумал он. – Это абсурдно и нереально, но он может быть прав».

Он похлопал коня по шее.

– Доберемся до границы. Если ничего не случится, проедем немного по территории Вне-времени, хотя не исключено, что нам нужно будет вернуться в Царство раньше, чем мы предполагали.

Конь не отозвался, а его копыта безмятежно били темноту.


* * *

Габриэль сообразил, что в третий раз обходит вокруг стола. Он сложил руки за спиной, чтобы нервно не крутить на пальце перстень с печатью, знак его власти и положения. Когда он приблизился к стене, то заметил свое хмурое лицо, отразившееся в зеркале Разиэля. Он все еще не мог охватить размер катастрофы.

– Если бы я знал, как это случилось, то предотвратил бы это! – он услышал ироничный голос Разиэля. Повернулся и увидел худую фигуру архангела Тайн, согнувшуюся в высоком резном кресле. Он еще никогда не видел его в таком ужасном состоянии. Костлявые запястья, сложенные на коленях, казались сломанными и заканчивались безжизненно застывшими ладонями. Кожа была пепельного цвета, глубокие синяки под глазами, которые обычно сияли ледяным блеском, а сейчас помутнели. Голова архангела была перевязана.

– Я хотел только узнать, как кому-то удалось сюда войти и пробраться в тайник, – бормотал, оправдываясь, Рафаэль, архангел Исцеления, который сидел за столом напротив Разиэля.

– Не знаю! – рявкнул тот. – Без понятия! Он даже не потрудился убить меня. Вошел, вырубил, забрал Книгу и вышел. Как тебе нравится такая версия? Доволен?

Габриэль вздрогнул. Сколько он помнил Разиэля, тот никогда не повышал голоса. Катастрофа – это слишком мягкое обозначение.

Рафаэль отвел теплые карие глаза от лица князя Магов и посмотрел на свои ладони, лежащие на столешнице. Скорее всего, ему было жаль.

– Минутку! – рявкнул Михаэль, откидываясь на спинку кресла. – Чего ты злишься? У него есть право узнать, что произошло. У нас всех. Бог доверил тебе Книгу, которая пропала при таинственных обстоятельствах, и ты ничего не помнишь. Я правильно понял?

Разиэль побледнел еще больше.

– На что ты намекаешь?

– На что намекаю? Что у тебя была самая ценная вещь в Царстве, и ты позволил ее у себя украсть. Я знаю несколько определений для кого-то такого, и среди них хмурая коровья задница звучит как комплимент!

– Оставь его, Михаэль. Перестань огрызаться, – сказал Габриэль уставшим голосом. – Ты забыл, что это Разиэль, архангел Тайн, князь Алхимиков, лучший маг в Царстве. Думаешь, что он реально что-то упустил? Мы века работаем вместе, много столетий тому назад стали друзьями, вместе влезли в дело, за которое любой суд приказал бы содрать с нас кожу. Мы всегда доверяли друг другу. Если сейчас начнем грызться между собой, как бешеные собаки, нам конец. Я не могу поверить, что должен вам напоминать об этом. Особенно когда ситуация такая ужасная, значительно хуже, чем мы думаем. Книга исчезла. Это катастрофа, смертельно опасная для Царства, я согласен. Но кто и каким образом ее забрал? Постарайтесь понять, с насколько могущественным врагом мы имеем дело, если он смог войти в лабораторию Разиэля, не оставив никаких следов, с легкостью оглушил его и забрал вещь, для охраны которой мы использовали все доступные нам силы. Я помню, что мы все наложили заклинания на Книгу. Разиэль должен был только присматривать за ней. Боюсь, мы будем воевать с чем-то, что превышает могущество каждого из нас по отдельности и всех вместе. Если вообще будем воевать.

– Это невозможно! – закричал Михаэль. – Не существует никого сильнее нас…

Он замолчал и побледнел так, что на его лице стали заметны золотые пятнышки веснушек.

Разиэль закрыл глаза.

– Действительно, никого, – прошептал он.

– Бред, – пробормотал неуверенно Михаэль. – Давайте думать серьезно.

Рафаэль нервно заерзал в кресле.

– Простите, но я не понимаю. Вы говорите про договор с Преисподней? Даже если они договорились между собой, то не решатся на войну. Они слишком слабы. Они не смогут с нами сравниться.

– Они нет, – буркнул Разиэль, – но существует кто-то, кто не только равен нам, но и превосходит нас.

Рафаэль стиснул зубы.

– Заканчивайте с этими загадками! Мы не играем в викторину для фаталистов!

Зеленые глаза Габриэля заблестели от досады.

– Рафаэль, – медленно произнес он. – Не делай из себя идиота, если не должен. Попробуй подумать. Это не так трудно.

Архангел Исцеления сглотнул.

– Вы с ума сошли, – застонал он. – Вы больные! Вы имеете в виду… Бога?

– Бинго! – буркнул Михаэль. – Вы выиграли!

– Сами не делайте из себя идиотов! Зачем Ему красть Книгу, которую Он сам продиктовал? Он всемогущий! Зачем Ему, к Бездне, список магических заклинаний!

Габриэль снова стал крутить перстень на пальце.

– Он не крал ее, – хмуро пояснил он. – Она исчезла. Он сделал так, чтобы она перестала существовать.

– Зачем? – настаивал Рафаэль.

– Чтобы лишить нас власти и защиты. Постепенно Он будет забирать у нас все связанные с Ним предметы, из которых Царство черпает силы. Боюсь, господа, что мы доживем до конца времен. Возможно, Бог захотел покончить с этим миром. Мы должны приготовиться к наихудшему.

– Подожди, Джибрил, – ласково вмешался Разиэль, используя имя, которым называл Габриэля джинн и которое в устах друга приобретало уменьшительно-ласкательное значение. – Если бы ты был прав, Бог бы убил меня, забирая Книгу. Это правда, что в Книге содержались опасные заклинания, способные уничтожить мир, но настоящие тайны знаю только я. Наизусть, господа. Они никогда не записывались.

Габриэль сглотнул слюну, словно это было горькое лекарство. Он знал, что Разиэль является архангелом Тайн, но до этого момента не подозревал, насколько огромное значение он имел. Он старался проигнорировать приступ ревности и не показать, насколько сильно ранило его признание Разиэля. Однако он не смог не задаться горьким вопросом, почему ему не доверили никакой действительно существенной тайны.

Поднявши голову, он встретил сердечный, безрадостный взгляд князя Алхимиков. Тогда в одну минуту он понял весь груз ответственности, которую Разиэль нес веками, и, вспомнив о безмерной власти, что досталась ему самому, пришел к выводу, что каждый из них получил соразмерное могущественное бремя. Михаэль кашлянул, неуверенно посмотрев на Разиэля.

– Не пойми меня неправильно, – начал он, – но что бы случилось, если бы ты попал в плохие руки и кто-то, хм… попытался склонить тебя поделиться секретами наивысшей силы без твоей воли. Ты думал об этом? Не то чтобы я верил, что дойдет до такого, но ведь может.

Архангел Тайн криво усмехнулся.

– Когда-то Бог доверял мне, Михаэль.

Габриэль вздохнул.

– Когда-то Бог доверял нам всем.

Тишина, что воцарилась, звучала понуро. Четырем собравшимся в лаборатории крылатым никто не должен был напоминать про иронию их положения. Они принадлежали к семи архангелам Божьего Присутствия, делили абсолютную власть в Царстве вместе с регентом Солнца Уриэлем, архангелом Покаяния Фариэлем и Сариэлем, который недавно погиб, раскрыв заговор демоницы Лилит. Они были избранниками, выдвинутыми на самые высокие посты, хотя перед этим архангелы принадлежали к предпоследнему хору, выполняя функции непосредственных начальников простых ангелов. Михаэль был повышен до ранга серафима, а Габриэль – херувима, до двух самых высоких уровней небесной иерархии. Вся семерка имела право когда угодно появляться перед Божьим Троном, только Трон теперь был пустым.

Бог оставил Царство. Ушел, забрав с собой серафимов, нескольких пророков, патриархов и святых вместе с Метатроном – своим любимым ангелом, воспевающим хвалебные песни в честь Божьего величия, мощным голосом призывая к жизни новых крылатых. С того времени в мире не родилось ни одного ангела. Вместе с Богом ушла Царица, а сила, наполняющая Царство, медленно и равномерно истощалась, поскольку Божий Дух больше не проникал сюда. С течением времени многие более чувствительные ангелы стали ощущать недостаток Светлости и тосковали по Богу. Нарастало беспокойство, недовольство, роптание. Жаждущие силы ангелы начали возвращаться на Землю к местам, которые раньше посещала Царица. Доходило даже до скандальных пристрастий к связанным с ней предметам. В результате этого появилась управляемая главным образом Преисподней нелегальная торговля водой из Лурда или травой из Фатимы.

Вспыхивали какие-то бунты, путчи, заговоры. Архангелы, благодаря главным образом решительности и способностям Габриэля, удерживали все Царство твердой рукой, но хорошо понимали, что сидят на бомбе. Как-то до этого момента им удавалось скрывать исчезновение Бога, правда, пришлось создать коалицию с элитой темных из Преисподней. Этот замысел походил на государственную измену, и в минуту, когда бы об этом стало известно, это означало не только конец карьеры или изгнание, но и немедленную встречу с палачом. Только Бог имел право осудить по-другому, но с Богом не было связи. Договор с Люцифером и его приближенными был смертельно опасным, но архангелы не нашли другого выхода. Тем временем ситуация в Преисподней была еще менее стабильной, чем в Царстве. Формально власть принадлежала Люциферу, воцарившемуся в Преисподней после неудачного бунта против Бога. Однако старая адская аристократия – ангелы, которые с начала времен, когда Господь окончательно разделил Свет и Тьму, перешли на сторону хаоса, – считала Люцифера, которого они прозвали Лампочкой, исковеркав его архангельское имя Несущего Свет, узурпатором и тираном. Люцифер не имел достаточно сил задавить их, а они были слабы, чтобы выбить из-под него табуретку. К тому же зажиточных темных не слишком волновала центральная власть, они содержали частные армии, неустанно ссорились с соседями и проводили политику, противоречащую интересам Преисподней. Большинство земель принадлежало магнатам и удельным князькам, ибо, в отличие от Царства, Преисподняя считалась анклавом абсолютной свободы. В связи с этим в случае опасности Габриэль мог призвать к оружию все Воинство, то есть каждого ангела в Царстве, а Лампочка мог выставить небольшой контингент, на какой хватит его личных средств, и надеяться на лояльность друзей, с которыми в Преисподней дела обстояли не лучше. Тем не менее Люцифер оставался самым могущественным из темных и был у власти со времен своего падения.

Исчезновение Бога ставило как архангелов, так и Лампочку в очень затруднительное положение, ибо только воля Светлости была гарантом существующего порядка вещей. Раскрытие тайны равносильно началу гражданской войны и тотальному хаосу, потому что к власти будет стремиться каждый, поскольку Бог оставил своих любимчиков. Поэтому темные и светлые должны были сотрудничать, официально оставаясь врагами, чтобы удерживать не только свое положение, но и нынешнюю структуру Вселенной.

– Нет сомнений, что нужно немедленно начать поиск Книги, – сказал Габриэль. – Только остается одна проблема. Мы скажем Люцику или это только наша собственная проблема?

– Я бы воздержался, – Михаэль провел рукой по волосам. – Может, получится найти ее без лишнего шума.

– Завидую вере в чудеса, – скривился Разиэль. – Я в состоянии только ждать катастрофы и расплачусь от счастья, если Книгу удастся отыскать.

– То есть ты считаешь, что Лампочку стоит уведомить? – Габриэль игрался с перстнем.

– Нет. Чем меньше особ знает, тем лучше. Зачем нам еще и паника?

– Рафаэль?

Архангел вздрогнул.

– Вы же знаете, как мне трудно привыкнуть доверять темным. Разиэль прав.

Габриэль вздохнул.

– Все в порядке. Тогда барахтаемся в этом болоте сами. Как по мне, я считаю, что лучше не привлекать Уриэля и Фануэля. Они не одни из нас.

Трое архангелов кивнули.

– Ты ничего не помнишь, Разиэль? Совсем ничего? Напрягись. Ты использовал магию?

Архангел Тайн посмотрел на архангела Откровений хмурым взглядом.

– Использовал, а как же. У меня от усилий чуть голова не лопнула. И ничего. Никаких следов. Я даже не в состоянии определить, какого вида заклинание было использовано.

– Лучше твоих, – буркнул Михаэль.

Разиэль не стушевался.

– Лучше. А это не к добру.

Габриэль потер уголки глаз.

– Если он не справился, то никто бы не справился, Михаэль. Про магию в таком случае мы можем забыть. Есть другие предложения?

– Отправим Зофиэля.

Михаэль фыркнул.

– Почему ему мы должны доверять? Ты понимаешь, насколько серьезная проблема? Наши задницы зависят от этого. Нужно поднимать войска.

Разиэль криво усмехнулся.

– Если мы не доверяем собственным шпионам, то мы в шаге от паранойи, Михаэль.

– Это не мой шпион! – рявкнул Михаэль, – он только твой! Может, он тоже потеряет память и передаст информацию кому-то не тому.

Зрачки Разиэля сузились.

– Ты точно хочешь, чтобы я услышал то, что ты сказал?

– Заткнитесь! – рявкнул Габриэль. – С кем я связался! Банда кретинов! Ну что, повыбивайте зубы, пока я это не сделал. Ну, чего ждешь, Разиэль?! Дай ему в морду. Давай, Миха. Дай ему пинка! Ну же, пни. Разбейте свои головы. От них и так никакой пользы!

– Ладно, – буркнул Михаэль. – Простите. Меня занесло.

– У меня голова разрывается, – пробубнил Разиэль. – Не контролирую себя.

– Согласен отправить Зофиэля, – сухо произнес Габриэль. – Хотя не понимаю, почему разведка не знала о планируемом похищении Книги. Это говорит не в ее пользу. Будем считать, что виной служит уникальность ситуации. А ты, Рафаэль? Не осчастливишь нас какой-нибудь идеей?

Рафаэль нервно теребил рукав.

– Поговорим с Серафиэлем.

Габриэль вздрогнул. Ласковые глаза архангела Исцеления неуверенно смотрели на него.

– Существует шанс, очень слабый, знаю, что он действительно разговаривает с Богом. Может, услышим что-то, что нам поможет, или хотя бы подбодрит.

«Из нас всех только Рафаэль не утратил веры, – подумал Габриэль с горечью. – Для меня встреча с Серафиэлем стоит столько же, сколько поболтать с ножкой стула».

– Все в порядке, – однако сказал он. – Посетим Серафиэля.

Он услышал, как Разиэль и Михаэль резко выдохнули. Серафиэль был лидером хора Серафимов, самого высокого в небесной иерархии. Их имя означало «пылающий», созданные из огня, окружающие Божий Трон, постоянно восхваляющие Его всемогущество. Они были чужими даже для высших ангелов. Они были слишком близко к Господу, чтобы оставаться нормальными. Они стали Божьим инструментом, личной стражей у Трона, могущественными существами, вызывающими страх. Уходя, Бог забрал их с собой, оставив только Серафиэля, который утверждал, что является связным со Светлостью, но говорит и ведет себя так, словно полностью потерял рассудок. Контакт с Серафиэлем был не слишком приятным, а безумный серафим был настолько мягким и вменяемым, как торнадо или атомная бомба.

– Идемте, господа, – решился Габриэль. – Лучше это рандеву поскорей оставить позади.

Архангелы неохотно поднялись.

Во дворе, посреди журчащих фонтанов и мелких, выложенных мозаикой бассейнов, где плескались экзотические гидры Разиэля, ожидали скакуны, явно погруженные в беседу. Они общались мысленно, сложными и определенными символами, даже Габриэль не мог их понять. Когда кони увидели архангелов, то прервали болтовню, любезно склонив головы. Гордостью дома был стройный, элегантный рысак Разиэля по имени Ляпис, с сияющей серебром и лазурью шкурой. Рядом с ним стояла Звезда Рафаэля и массивный, рыжий, как ржавчина, Клинок Михаэля. Облако, предводитель скакунов парасим, тряхнул гривой, приближаясь к Габриэлю. Он был самым могущественным из коней, пыль, что сыпалась из-под его копыт, исцеляла больных и оживляла мертвые предметы. Его шкура была ослепительно белой. В битве он значил больше, чем разогнавшийся Трон.

– Сегодняшний день, словно утро на поле боя. Одним приносит радость, другим зазубрины на мече. Ты увидел своих друзей в печали и скорби, а я в радости, архангел Откровений. Временами веселее быть скакуном, чем князем, – услышал в своей голове Габриэль. – Ты желаешь отправиться в путешествие?

– Едем на Седьмое Небо. Извини, что так долго ждали.

– Долго ждут только лучших времен, – засмеялся конь.

Габриэль оседлал скакуна. Остальные архангелы уже были в седлах.

Через голубые кованые ворота дворца Разиэля они выехали на улицу. Солнечные лучи ложились золотыми пятнами на мостовую, рассыпали многоцветные огни по карнизам, крышам и куполам домов. Архангелы проехали через Хайот ха-Кадош, самый красивый район Шестого Неба. Башни дворцов, белые и хрупкие, словно сахарное украшение, кидали лазурь в объятия ажура. Каскадные сады тянулись до облаков, поднебесные мосты, словно полоски тумана, связывали кружевные конструкции.

Габриэль глубоко вздохнул. Он веками смотрел на эти улицы, но его до сих пор охватывал восторг. Он немного успокоился, черные мысли уже не были такими навязчивыми.

«Царство не погибнет, – сказал он сам себе. – Оно слишком могущественное, слишком прекрасное. Поступки ни одного из нас не могут ни угрожать ему, ни спасти его. Царство – это воплощенная идея Бога».

На улицах царило оживленное движение. Всадники проезжали мимо колесниц и паланкинов, в тени портиков прохаживались гуляющие. Многие с почтением здоровались с проезжающими архангелами.

Через Ворота Восемнадцати Игл они попали на Седьмое Небо. Воздух тут был наполнен запахом мирры, улицы превратились в аллеи изумительно прекрасного сада. Они ехали мимо скверов с древами жизни, пересекали ручьи с целительной водой, объезжали фонтаны радости и благословенные луга. Сонные цветы шептали им легенды о Рае, а золотоглазые сильфы скользили через лазурь, словно изваяния из солнечного блеска.

Наконец среди зелени появились стройные башни семи дворцов Трона. Их купола пламенели, как медь в очаге. Могучие здания, ослепляющие белизной мрамора и блеском кристалла, несмотря на свои размеры, казались легкими, словно вот-вот вознесутся к облакам. При входе, в молчании, замерли двенадцать грифов, размерами превосходящих драконов, готовые разорвать каждого, кто слишком приблизится к дворцу.

Архангелы, имеющие привилегию появляться перед Троном, не задержанные никем, проехали ворота под тяжелым взглядом этих созданий.

– Если когда-нибудь они свихнутся, то порубят нас в капусту, – тихо пробурчал Михаэль.

– Не остановишь их, Миха? – удивился Рафаэль. – Ты – архангел Воинства.

– Одного, может, двух, но не двенадцать. Этих не остановил бы и Судный День. Красивы, правда? Посмотри на их линии, на размер крыльев! Совершенство! Я бы многое отдал, чтобы иметь таких в воздушном Воинстве. Они выглядят лучше, чем самые большие драконы Велиала. Они разнесли бы их за три секунды. Бьюсь об заклад, что они долетают до самого Озера Ог


убрать рекламу






ня в центре Преисподней без остановки.

– Из того, что я знаю, мы не планируем атаку на Озеро Огня, – отозвался Разиэль. – У тебя есть какие-то свои планы, Миха?

– Ну точно получше, чем терять предметы, имеющие ключевое значение для защиты Царства. Я, в отличие от некоторых, стараюсь их хранить.

– Заткнитесь, – зловеще прошипел Габриэль. – По-хорошему советую.

Михаэль проигнорировал опасный блеск в зеленых глазах, выровнялся в седле.

– Облажался, а еще дерзит! Все Царство заплатит за его некомпетентность!

– Я сказал, хватит! – лицо Габриэля искривилось от ярости. Никто не заметил движение его руки или поворот тела. Михаэль внезапно вылетел из седла, описал в воздухе дугу и упал между лилий. Удивленные архангелы склонились над ним. Клинок, выведенный из равновесия силой удара, гарцевал на мостовой, и его копыта скользили на камнях.

Рафаэль и Разиэль раскрыли рты. Михаэль, потирая челюсть, выбрался из клумбы.

– Герои, да? – сдавленный голос архангела Откровений звучал как рокот. – Хорошо развлекаетесь? Понравилось, Миха? Повторить?

– Не нервничай, Джибрил, – Разиэль сглотнул слюну. – Это было не всерьез.

Два зеленых лезвия просверлили Князя Магов насквозь.

– Знаю, идиоты. Не разговаривай со мной. Тебе бы тоже перепало, если бы ты не выглядел как труп в отпуске, к тому же я еще не до конца вышел из себя. Что с вами происходит? Господи, вы же элита Царства! Вставай, Михаэль!

Облако приблизился к клумбе, и Габриэль протянул руку.

– Вставай.

Архангел Воинства заколебался, посмотрел на лицо друга и подал руку.

– Мне жаль, – сказал Габриэль. – Я не хотел.

– Все в порядке, – Михаэль отряхнул штаны. – Мне тоже жаль.

Он сел на коня, и они двинулись дальше. Хмурый, задумчивый Габриэль ехал молча, скрестив руки на луке седла, и ни один из архангелов не проявлял желания поболтать.

Смущенный Разиэль виновато поглядывал на Михаэля. Тот только криво усмехнулся.

– Он рассвирепел, – прошептал Михаэль. – И приложил меня!

– Я наложу на тебя исцеляющее заклинание, чтобы не опухло, – буркнул Князь Магов.

Михаэль пожал плечами, но позволил Разиэлю пробубнить над собой несколько заклинаний и щелкнуть два раза пальцами.

Рафаэль, тащившийся позади, был настолько шокирован и подавлен, что даже не отреагировал.

На последнем дворе они сошли с коней, прошли огромные ворота Дворца Трона. Все еще молча они прошли следующие восхитительные, изящные залы, пока не остановились перед Тронным залом.

Внутри их охватил жар и монотонное шипение пламени. Сжавшись, у основания пустого Трона сидел Серафиэль. Верхняя пара тонких, как пергамент, крыльев прикрывала удлиненную овальную голову, нижняя охватывала ноги, а средние крылья, прилегающие к спине, со свистом развернулись при виде ангелов. Его тело казалось созданным из огня, вся фигура постоянно дрожала, выделяя нестерпимый жар, вспыхивающий и угасающий, словно пламя в очаге. От него шло сияние, но оно не ослепляло, даже не освещало пространство.

Лидер серафимов склонил голову набок, посмотрел на прибывших огромными бесстрастными глазами.

– Мост, по которому вы идете, рушится, господа ангелы, – услышали они низкий, свистящий шепот. – Что вы тут ищете, крылатые? Лекарства от страха?

Габриэль с трудом сглотнул слюну.

– Ты утверждаешь, что разговариваешь с Богом, – начал он, надеясь, что его голос не дрожит. – Потому нам нужен совет. Пропала ценная вещь…

Он замолчал, поскольку его прервал отвратительный хохот, исходящий из горла серафима.

– Овечки мои! Мне жаль! Но идите плакать в другое место. Это комната Трона. Роняйте свои слезы над реками Вавилона, во мраке Шеола, нанизывайте их как бриллианты, сыпьте перед свиньями и другим сбродом. Нужен совет? Вот он. Смирение, птички мои, тяжелые времена всегда приходят без приглашения.

– Хорошо, – буркнул Габриэль. – Уходим. Он бредит, как обычно, Рафаэль.

– Невероятно! – пробормотал серафим, со свистом расправляя верхние крылья. Порыв горячего воздуха ударил ангелов в лицо и растрепал волосы. – Сами себе дайте совет. Храбрые пташки! Я восхищен вами. Вы все еще сильны. Кем тебя сделал Бог, Джибрил? Херувимом? Я помню. Но ты ли вырезал основы мира в бесконечном мраке? Не помню тебя там, архангел. А ты, Михаэль? Тебя сделали серафимом! Ты такой же, как и я. Сделай то, что пристало серафимам. Пой вместе со мной! Восхваляй Божий Трон!

– Уходим! – крикнул Разиэль, но серафим уже поднялся. Затрепетал тремя парами крыльев, вызывая вихрь, горячий, словно пески пустыни.

– СВЯТОЙ, СВЯТОЙ, СВЯТОЙ, – зарычал ураган, а оглушенные, шатающиеся на ногах архангелы вслепую искали выход из комнаты посреди бушующего вихря пламени.

– ГРОЗНЫЙ КОРОЛЬ МОРЯ, ВЛАДЕЮЩИЙ КЛЮЧОМ НЕБЕСНЫХ ПОРОГОВ, МЧАЩИЙСЯ НА КОЛЕСНИЦЕ ВОКРУГ МИРОВ…

– Где эти проклятые двери?

– ВЛАСТЕЛИН БЕСКОНЕЧНОСТИ, ГДЕ ВОЗВЫШАЕТСЯ ТРОН ТВОЕГО МОГУЩЕСТВА, С ВЫСОТЫ КОТОРОГО ТВОИ СТРАШНЫЕ ГЛАЗА ВИДЯТ ВСЕ…

– Рафаэль, где ты? Отзовись.

– СЕРАФИМ МИХАЭЛЬ, ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ПОЕШЬ СО МНОЙ? НЕ МОЖЕШЬ?

– Сукин сын нас изжарит?

– ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ, КРЫЛАТЫЕ?

Габриэль беспомощно щупал стену, споткнулся, упал и больно ударил колено обо что-то твердое на полу. Порог, это порог! Он поднялся и нащупал ручку.

– Я нашел двери! – хрипло закричал он. – Сюда!

Он навалился на двери и открыл их. Жар вырвался в коридор, а внутрь зашло немного восхитительного прохладного воздуха.

– Сюда! – закричал Габриэль, и они по очереди, задыхающиеся, с трудом хватающие воздух, вывалились из Тронного зала. С ними прощался язвительный смех серафима.

Последним выбрался Михаэль, и Габриэль с облегчением захлопнул дверь.

– Этот псих хотел нас задушить! – прохрипел архангел Воинства, вытирая заслезившиеся глаза. – Почему вы ничего не сделали?

– Я должен был разнести зал Божьего Трона? – Разиэль тяжело дышал, оперевшись о стену.

– Точно, – буркнул Габриэль, вытирая лоб. – Риск был слишком велик. Он знал, что мы не сможем защищаться. Хотел заставить нас сбежать, унизить.

– Это ему удалось.

Михаэль тряхнул шафрановыми локонами.

– Он слетел с катушек. Стал опасным.

– Простите, что втянул вас в это, – прошептал Рафаэль. – Я надеялся, что он нам поможет.

– Помог провентилировать легкие.

– Что на него нашло? – Разиэль пожал плечами. – До этого он вел себя спокойно.

– Не знаю, – Габриэль задумчиво потирал подбородок. – Ну ничего. Идемте, нужно заняться поисками Книги. Мы не можем терять время. Вызовешь Зофиэля, Разиэль?

Архангел Тайн кивнул.

– Ладно, Михаэль, сложи список наиболее надежных крылатых среди воинства. И одновременно тех, в чьей верности у тебя есть хотя бы малейшее подозрение, отправь с долгими и далекими миссиями. И конечно же ответственными, чтобы никто не мог придраться. Это на всякий случай, господа. Да, стоит увеличить активность служб безопасности. Сейчас мы не можем допустить никакого заговора или недовольства. Займись этим, Разиэль.

Во дворе они снова сели на коней, снова минули райские виды Седьмого Неба, но Габриэль не мог прийти в себя после инцидента с Серафиэлем. Ему казалось, что безумец знал больше, чем они думали, а его свистящий голос предвещал катастрофу намного серьезнее, чем воровство магической Книги.


* * *

Вереща какие-то заклинания без слов, огромный метеор пролетел рядом с Даймоном. За мгновение ангел Разрушения увидел выпученное, полыхающее око размером с огромную площадь. Немного дальше мчалось целое стадо, кувыркаясь, визжа и налетая один на другого. Среди темноты рассыпались гейзеры разноцветных огней, выплевывающие снопы искр. Они разлетались, словно звезды, которые высыпают из ведра в окно в соседней вселенной.

Полынь без следа усталости несся галопом через мрак. Вспышка какого-то солнца на миг размазала полосы бело-голубого блеска, обрисовывая силуэт коня и наездника контуром разряда, словно барельеф на бляхе. Взрыв ослепил Даймона, какое-то время у него перед глазами прыгали только разноцветные брызги огней.

– Смотри, граница, – услышал он голос коня.

Он прищурил слезившиеся глаза. Действительно, перед ними, там, где темнота еще недавно казалась совершенно непроглядной, появилась тонкая, фосфоресцирующая серебряная и аквамариновая линия. Она становилась больше по мере приближения к ней, чтобы превратиться в стену вибрирующего света. Она выглядела как волна океана, остановленная в шторм.

– Заходим? – спросил Полынь.

– Да.

– Люблю это! – закричал конь, переходя в галоп. Свист ветра в ушах Фрэя перешел в рев, звезды превратились в золотой серпантин, а скорость вбила выдох назад в легкие.

«Я люблю это значительно меньше, чем он», – успел подумать ангел, пока конь не ударился в волну. Даймон был уверен, что стиснул зубы, но среди гула и грохота ему казалось, что он слышал собственный крик. Его затопила волна призрачного, сияющего аквамарина. Вибрирующая энергия проникала в него, он чувствовал пульсацию силы, словно падал в самое сердце гигантского существа. В голове проносились тысячи мыслей, но ни на одной он не смог сосредоточиться и понял, что ни одна не принадлежит ему. Невольно он закрыл глаза, поскольку вихрь серебристой зелени, появляющийся из ничего и проносящийся со свистом в аквамариновом сиянии, явно намерен поглотить его вместе с конем. Когда он уверился, что пройти не удастся, ощутил удар лошадиных копыт о твердую поверхность.

Он открыл глаза. Вид территорий Вне-времени компенсировал неприятные ощущения, связанные с переходом границы. Даймон любил смотреть на могучие махины, которые с незапамятных времен приводят в движение Вселенную. Огромные зубчатые колеса вращались, тихо поскрипывая. Деревянные колышки, хотя старые и потертые, с удивительным совершенством входили один в другой, натягивая ремни. Система передач и лебедки работала безупречно, натянутые тросы поднимали и опускали гири, рычаги всегда попадали в нужные места. Ангелы, назначенные обслуживать машины, часто жаловались, что механизм устарел, но это были необоснованные жалобы. Замысловатое, монументальное оборудование не ломалось никогда и требовало чуть ли не минимального обслуживания. Неутомимые в своем беспрерывном движении, они определяли траекторию звезд и планет, вращали космические зубья без малейшего отклонения или ошибки. Колеса, оси и перекладины тянулись до самого горизонта, создавая гигантский механизм, для обслуживания которого, как ни странно, не требовалось много крылатых. Естественно, включая работающих на внутренней стороне, непосредственно при небесных телах, их количество возрастало до миллиарда, хотя после пересечения границы Вне-времени можно путешествовать много дней и не встретить ни одного ангела.

Даймон смотрел на старые машины с симпатией. Их вид всегда его успокаивал, позволял снова поверить в величие и целесообразность замыслов Божьих. В работу, которую он делал, и такие минуты имели свою ценность. Деревянные колеса равномерно лязгали, ремни скрипели. Насыщенный дымкой воздух озарялся сиянием, не имеющим конкретного источника. Горизонт был невыразительной линией среди перламутровых и оранжевых испарений. Маслянистые отблески преломлялись на темном скользком дереве. Стук копыт Полыни стал тихим и глухим. Наездник и конь отбрасывали бледную, размытую тень.

– Место спокойней, чем это, существует в воображении самодовольного лицемера, – буркнул Фрэй. – Начинаю надеяться, что наш инстинкт охотника – это только атака мании преследования.

– Точно, – ответил Полынь. – Ожидать стоит только пастушьи пастбища и стада.

– Эй, постой! Там что-то движется. – Ангел приподнялся в седле, вытягивая руку. – Видишь?

Далеко между зубьями машин маячила невыразительная тень. Странно мерцала, и казалось, что она передвигалась нескоординированными зигзагами. Размером она равнялась деревянным шестерням.

– Существо, – произнес конь. – Дитя Хаоса.

– Зараза, – прошипел Даймон, вытягивая меч. – Тварь огромна!

Конь дернул головой, раздул ноздри, готовясь к бою. Темный силуэт перед ними дрожал, окутанный полосками мглы. Полынь увеличил шаг, ускорился, Даймон крепче обхватил рукоять меча. Его удивила встреча с драконом Тьмы на контролируемых Царством территориях. Дракон либо безрассудный, либо больной, чтобы забраться сюда. Так близко к границе его ждала только смерть. Фрэй не ожидал проблем, несмотря на преобладающие размеры твари. Он убил их так много, что готовился к быстрой рутинной схватке, что в уродливом виде напоминает убой. Ему не нравились такие встречи, но это была часть его работы. Хотя он и напрягал зрение, но не мог распознать, к какому виду принадлежит дракон. Он плохо его видел, а то, что смог рассмотреть, не казалось знакомым.

«У него странная форма», – промелькнуло в его голове.

Они находились уже достаточно близко, чтобы ощутить волны поразительной вибрации, которые испускала тварь. Они были такими сильными, что перехватывало дыхание, однако совершенно другими, чем известная энергия Хаоса. Наконец он узнал создание, очень удивился, чтобы сразу поверить своим глазам.

«Зараза, это никакая не тварь! Это Животное, Божья бестия».

– Стой, Полынь! – закричал Фрэй. – Не атакуй его!

Конь, явно сбитый с толку, и сам уже перешел на галоп. Сделал большую дугу, переходя на рысь, и остановился. Он скалил зубы, потрясая головой.

– Создание, – с неохотой проворчал он, – говорит, но я не понимаю его мысли. Будь осторожен, Даймон. Кровь твари остается кровью твари, несмотря на корону, которую оно носит.

Фрэй втянул воздух, пряча меч в ножны.

– Не нервничай. Все в порядке.

«Хотел бы и я в это верить», – подумал ангел.

Он все еще нечетко видел бестию, хотя и находился близко от нее. Она была огромной, как гора, но ее окружала дрожащая дымка и странный, замутняющий взор отблеск, который сиял, хотя казался темным.

От существа била невероятная мощь, схожая с ураганом. Даймон тихонько пытался рассчитать силу. Как у ангела Разрушения у него не было шансов, но он надеялся избежать столкновения. Он не представлял, с какой целью прибыла бестия. Обычно твари не появляются так близко от границ Вселенной. Столкнувшись с тварью, следовало рассчитывать на любой возможный вариант развития событий, поэтому Фрэй напряженно следил за размазанным пятном темного блеска, готовый отреагировать моментально. Он сжимал челюсти, и ему удавалось сохранять спокойствие, хотя внутри он дрожал. Полынь стоял неподвижно, словно статуя из черного металла, хотя Даймон чувствовал и его дрожь.

Если бы существо кинулось на них, они вынуждены были бы драться, а не убегать. Бестия без труда догонит Полынь. «Плохо дело, – подумал Фрэй. – Почему это выпало именно мне?»

Блестящая темнота вокруг твари загустела. Даймон почувствовал холодные капельки пота, стекающие по вискам. Его ждал действительно тяжелый поединок, и еще никогда до этого момента ему не приходилось сталкиваться в поединке с созданием, официально принадлежащим к высоким чинам Царства. И что с того, что бестия безумная, как мартовская химера? Даже если бы он победил, то не мог бы рассчитывать ни на что, кроме серьезных проблем.

Внезапно он дернулся, потому что мгла вокруг создания рассыпалась блестящими хлопьями. Ему многого стоило, чтобы удержать руку на луке седла и не вытянуть меч.

Он услышал вздох коня и сам застонал в душе, разглядев существо.

«Проклятье! Агнец! В недобрый час захотелось тебе, Полынь, пастушьих пастбищ».

Пушистая, белее снега овечка размером с большой холм повернула к ангелу косматую голову. Черные влажные глаза смотрели с невинным доверием. Когда она пошевелилась, на ее шее зазвенел колокольчик сладким серебристым звуком.

Даймон сглотнул слюну, а Агнец склонил голову.

– Приветствую, Разрушитель, – раздался в его голове голос, который не имел ничего общего с нежностью или мягкостью. – Ты рад?

– Некоторые вещи приносят нам радость, – начал он осторожно. – Не знаю, какую из них ты имеешь в виду.

– Я спросил, ты рад? – повторил Агнец глубоким вибрирующим шепотом, который ощущался даже на кончиках пальцев.

– Нет, – признался Даймон. – Нисколько.

– Кровь, – прошелестел шепот, – кровь и пожарище. Эти неприятности ожидаемы, однако более неожиданные, чем ваш разум может понять. Разве ты не волен радоваться, Разрушитель?

«Возможно, Царство больше бы процветало, если бы половина светлых не была безумцами», – хмуро подумал Даймон.

В это самое мгновение Агнец взорвался смехом, таким неприятным, что ангел скривился.

– Не стоит недооценивать, ангел Разрушений, слов, произнесенных с добрыми побуждениями. Ваши мысли, крылатые, как пыль на ветру. Бестия знает. Бестия чувствует. Мы несем послание радости тебе, Абаддон. Вот оно – кровь и пожарища. Не хочешь увидеть, потери будут только с твоей стороны. Мы насчитываем миллионы лет. Для нас конец едва ли интересный опыт, развлечение, которого мы не знали со времен эонов. Без страха, без печали. Страх и печаль принадлежат вам, крылатые. Я потерял время.

Агнец повернулся, а Даймон почувствовал безразличие, исходящее от последних слов. Бестия внезапно и полностью перестала им интересоваться.

– Подожди! – закричал он. – Ты сказал, что я должен увидеть. Ты хочешь мне показать?

– Сказал, – согласился Агнец. – Много вещей старался тебе показать. Не придут ли дни? Не запылают ли ночи? Пыль на ветру – мысли крылатых.

Ангела начало охватывать беспокойство. Он попытался понять, про что говорит бестия, но в голову приходили только мрачные мысли. А тем временем Агнца снова стала окутывать мгла, он явно собрался уходить.

– Объясни мне, что случилось? Ты про что-то знаешь, что имеет значение для Царства?

Из горла бестии вырвался оглушающий рев, и Даймон услышал в голове слова, прозвучавшие так, словно в бронзовый колокол били молотом. В этот момент Агнец начал меняться. Белая шерсть начала скатываться, вылезить клочьями и превращаться в скрученный спутанный мех. Морда удлинилась и превратилась в зубастую пасть с выступающими клыками. Посреди лба вырастали рога, крученые и острые. Они выглядели как семь ветвей сухого дерева, а один был сломан на половине. Налитые кровью глаза почковались на лбу бестии, она с трудом разлепила веки, покрытые липкой слизью. Глаза посмотрели на Даймона жутким взглядом мертвой рыбы. Их было семь, как и рогов. Голова торчала под странным углом, словно у твари была сломана шея.

– ЗНАЮ ЛИ Я? ВЕЩИ, КОТОРЫЕ Я ПОСТИГАЮ И ВИЖУ, ПЕРЕСЕКАЮТ ГРАНИЦЫ ПОНИМАНИЯ. ПЛАВИТСЯ ЖЕЛЕЗО В ГОРНИЛЕ, ТРЕЩИТ УГОЛЬ. НЕ ПОМОЖЕТ МЕЧ, НЕ ПОМОЖЕТ САРАНЧА, ПОГИБНУТ ТЕ, КТО ИМ ДОВЕРЯЕТ. РАЗВЕ МОРЕ КРОВИ, РУИНЫ И ПЕПЕЛ СПОСОБНЫ КРИЧАТЬ? СОЛНЦЕ КУПАЕТСЯ В КРОВИ, ПАДАЮТ ГОЛУБЫЕ БАШНИ. Я ВИЖУ! АБАДДОН, Я ВИЖУ! ЭТО ТВОЕ ВРЕМЯ! ПОРА КРОВИ И ПОЖАРИЩ. ПРИДЕТСЯ ТЕБЕ УМИРАТЬ МНОГОКРАТНО, АНГЕЛ РАЗРУШЕНИЯ. ГОВОРЮ, ЭТО ТВОЙ ЧАС, НО ПЛАТА – КРОВЬ, БОЛЬ И ПЕПЕЛИЩЕ. ТЕНЬ ЛОЖИТСЯ, О, АБАДДОН. ТЕНЬ И ТИШИНА. МЫ, БЕСТИИ, СЛЫШИМ ЕЕ. ВИДИМ ТЕНЬ И ДРОЖИМ. ДАЖЕ МЫ, КТО БЕЗ СТРАХА ПРИВЕТСТВУЕТ КОНЕЦ.

Фрэй вздрогнул. Теперь он не сомневался, о чем говорил Агнец, но не мог поверить.

– Существо не врет, – отозвался Полынь. – Оно коснулось Тени.

– Знаю, – прошептал Даймон.

Тварь медленно повернулась. Семь глаз посмотрели на ангела, из них текли кровавые слезы.

– ПОСТИГ? ПОНЯЛ, ПОЧЕМУ Я ПРИШЕЛ К ТЕБЕ?

Ангел кивнул.

– Постиг. А сейчас покажи мне то, что я должен увидеть.

Глава II

 Сделать закладку на этом месте книги

Во дворце все было насыщено тоном теплого темного золота, даже свет, что лил с канделябров. Зое подняла голову от бумаг, посмотрела на мозаику, украшающую стену над входом. Ангелица, одетая в длинные строгие одежды, подняла руку к потолку, наполненному звездами и солнцами. Вокруг порхали огнеглазые сильфы, застывшие в священных позах. На противоположной стене процессия саламандр с волосами, зачесанными в строгие прически, несла дары, которые складывали у стоп ангела с суровым выражением лица.

Зое вздохнула. Комната, названная мастерской, где она привыкла писать, скромная спальня, несколько соседних помещений и сад за высоким забором составляли единственный мир, в котором она чувствовала уверенность. Хотя она и знала почти весь дворец, кроме помещений для слуг и квартир джиннов, но настоящий дом был для нее тут. Земли, принадлежащие к доминиону ее госпожи, Пистис Софии, Дарительницы Знаний и Таланта, начальницы всех четырех хоров ангелов-женщин, были для Зое территориями неизведанными и полными опасностей, а все Царство казалось какой-то мистической страной, которую нужно любить, но скорее как символ, чем реальность. Конечно же ангелица знала, что мир существует, но покидала дворец так редко, что внешний мир ассоциировался у нее исключительно с туманными воспоминаниями закрытого портьерами душного паланкина. Она понимала, что существует Лимбо, окружающее Царство и представляющее что-то типа полоски ничейной земли и одновременно нижнего мира, отделяющего Небеса от Преисподней, существование самой Преисподней как резиденции Тьмы, а также территорий Вне-времени, но сама мысль о том, что когда-нибудь она могла бы посетить какое-то из этих мест, казалась ей настолько абсурдной, что даже смешно. Несмотря на это, Зое не была глупой или ограниченной. Все знания, какими она владела, она черпала из книг. Они были ее лучшими друзьями, они учили ее всему, что она должна знать про Вселенную и земли, раскрывали тайны функционирования Царства, воспевали его величие, рассказывали прекрасные истории о людях, ангелах и Боге. Благодаря им она никогда не скучала, не чувствовала одиночества. Она любила запах и шелест пергамента, точность древних гравюр, насыщенные краски иллюстраций, паутину карт. Зое любила слова, а они, благодарные за эту любовь, позволяли ей сплетать и свободно нанизывать их в трогательные истории – ей, проживающей изолированно в золотых стенах дворца, словно в дорогой шкатулке. Временами ангелице казалось, что это слова управляют ею, а не она ими, но даже тогда она была счастлива. В книгах, думала она, живет прошлое. Они также определяют настоящее, потому что то, что записано, становится каким-то образом реальностью; они увековечивают момент, будучи единственной записью того, что сразу исчезнет. Они представляют нас самих, поскольку мы останемся в памяти потомков такими, какими нас описали.

Она погладила кожаный переплет лежащего перед ней на столике манускрипта. Да, книга имеет силу, и благодаря Господу она также, хоть и скромно, но причастна к расширению библиотеки Вселенной.

Погруженная в мысли Зое не заметила, когда в комнату вошла Пистис София. Начальница женских хоров глянула на нее холодными бронзовыми, словно янтарь, глазами миндалевидной формы.

– Приветствую, Зое. Надеюсь, не помешала, – сказала она.

Ангелица вздрогнула. Ошеломленная, она соскочила с места, сгибаясь в поклоне.

– Извините, госпожа. Я задумалась и не услышала, как вы вошли!

– Успокойся, дитя. Ты ничем меня не оскорбила. Ты много раз оправдана, если задумалась над новыми историями.

– Не совсем, госпожа. Тратила время на глупые размышления о книгах, когда должна была написать рассказ, чтобы развлечь вас.

София нежно улыбнулась. Она выглядела как воплощение доброты, только на дне ее зрачков жил твердый, холодный блеск. Зое смотрела на нее с благоговением, не в состоянии себе простить глупой лени, из-за которой она играла в философа, вместо того чтобы работать и развлечь Софию. Она любила свою госпожу так сильно, как и книги.

– Не вини себя, моя дорогая. Разве я могу гневаться на автора чудесных «Услышанных историй»?

– Вы слишком добры, госпожа, – прошептала растерявшаяся Зое, заглядывая ей в лицо.

Пистис София была прекрасна. Волосы, не будучи светлыми, сияли глубоким отблеском золота и были искусно уложены. Кожа также сияла золотом, слегка натянута на высоких скулах. Темные брови и миндалевидные глаза дарили ее красоте экзотичность, а прямой длинный нос и полные губы придавали лицу решительное, хотя и властное выражение. Подбородок она слегка задирала, выставляя длинную, гладкую шею. В ушах качались изысканные сережки. Она была высокой, стройной, одевалась в тяжелое золотое платье, обнажавшее безупречные плечи. Она не шла, а плыла по полу, демонстрируя лицо как ценный подарок, который согласилась представить миру.

– Присядь со мной, Зое, – сказала она, показывая на софу.

– Да, госпожа. – Ангелица послушно отошла от стола, подождала, пока София займет свое место, и скромно присела на край дивана.

– Твои рассказы и стихи я нахожу трогательными, – Пистис дотронулась ухоженными пальцами до ожерелья из рубинов. – Господь одарил тебя настоящим талантом. Это не только мое мнение. Знаешь, ты одна из самых читаемых баснописцев в Царстве? Тебя читает масса крылатых, на улицах поют песни на твои стихи. Ты можешь волновать сердца, Зое.

Она с удовлетворением заметила, как смуглые щеки ангелицы покрывает румянец. Знаменитая поэтесса опустила темные, прикрытые длинными ресницами глаза в мозаичный пол. «Отлично, – констатировала София. – Она скромная, безнадежно наивная и очень хорошенькая. Она точно подойдет».

– Если бы словами можно было лечить затвердевшие души, – протянула она с грустью. – Ах, Зое, как просто было бы тогда в мире! Столько жестокости, столько зла происходит не только в Преисподней или на Земле, но и в самом Царстве. Даже могущественные ангелы берутся за меч и марают его в крови якобы по приказу Бога. А может ли в природе Бога быть склонность к кровопролитию?

Зое почувствовала, как сердце сжимается от печали. Госпожа настолько добра, что беспокоится о вещах, с которыми так немного или вообще ничего не может сделать.

«Чудесно, – подумала София. – Малышку так проняло, что она сейчас заплачет».

– Мечи, битвы, убийства в Царстве! Сможешь ли ты это понять? Ох, Зое, не верю, что Божьи ангелы действительно стали плохими. В их душах еще можно пробудить добро! Если бы вдохнуть в них любовь, научить правде. Война недостойна Божьих посланцев. Я уверена, что в душе они это чувствуют, знают про это и терпят, выполняя свои тяжелые обязанности, во имя Бога. Твои истории такие прекрасные, такие светлые, Зое, что я наполняюсь надеждой, что кто-то такой чистый, как ты, сможет указать заблудшим душам правильный путь. Разве это не было бы настоящей победой, поступком действительно благородным, который не сравнится со слащавой славой, полученной благодаря паре изящных рифм?

– Но госпожа, – осмелилась пробормотать Зое. – Я никогда не жаждала такой славы!

– Знаю, дитя, знаю. Это не тщеславие, а просто момент слабости. Ведь ты имеешь право радоваться таланту, которым по своей доброте одарил тебя Бог, даже если он служит для развлечения и занятия мысли. Это тоже полезно. Подумай, что те, кто читает твои слова, могли бы посвятить это время не только добрым делам, но и, например, злым. В таком случае хвала тебе, что пишешь.

– Ах, госпожа, – простонала раздавленная поэтесса. – Умоляю, скажите мне, что сделать, чтобы стать действительно полезной! Я ничего не умею.

«Готова, – обрадовалась София. – Может, перегнули, может, она слишком наивна, чтобы пригодиться? Хотя ее вид должен сделать свое».

Она профессионально оценила ее овальное лицо, прямой нос и темные густые волосы. «Миленькая, нежная, покорная и очень преданная. Что ж, попробуем».

– Но дитя! О чем ты говоришь? Я знаю, что ты сделаешь все, что в твоих силах! Нельзя требовать от тебя большего! Нельзя преодолеть предел своей природы! Не отчаивайся. Выше голову. Если бы я знала, что ты так отреагируешь, не пришла бы к тебе. Не хотела тебя беспокоить, я хотела только поделиться с тобой, как с подругой, собственными тревогами. Не принимай близко к сердцу, Зое. Мне и в голову не приходило тебя порицать. Не плачь. Возвращайся к своим бумагам. Ты так красиво пишешь, моя дорогая.

Ангел разразилась слезами.

– Ах, Зое, я не хотела обидеть тебя. Пойду уже, если мой вид тебя так расстраивает.

София встала, а Зое была не в состоянии попросить ее остаться или вымолвить хоть слово, поэтому она только согнулась в прощальном поклоне. Начальница женских хоров, довольная ходом разговора, проплыла к выходу, оставив придворную поэтессу, слезы которой падали на пергамент, размазывая бесполезные буквы, не приносящие ничего хорошего стихи в уродливые, неразборчивые иероглифы.


* * *

– Быстрей, Полынь, быстрей!

Свист ветра оглушал Даймона, вихрь бил в лицо, затрудняя дыхание. Конь хрипел от напряжения. Не было видно ни звезд, ни комет, только размытые полосы света.

– Давай же, кляча! Сам знаешь почему!

Полынь не тратил сил на ответ, мчась через мрак.


* * *

Узиэль, адъютант Габриэля, заглянул в его кабинет.

– В чем дело? Я сказал, чтобы мне не мешали! – рявкнул архангел Откровений.

Узиэль тряхнул кобальтовыми локонами.

– Прости, но прибыл Даймон Фрэй и требует немедленной встречи. Он выглядит очень уставшим, и я не думаю, что от него удастся легко избавиться.

– Проклятье, что тебе стрельнуло в голову, чтобы от него избавляться? Я уже иду к нему. Пусть подождет в библиотеке. И дай ему что-нибудь выпить, лучше вина.

Узиэль закрыл двери.

«Сборище кретинов, – подумал Габриэль. – Как обычно. Это чудо, что Царство еще держится. Избавиться от Даймона! Господи!»

Он открыл тайный проход за занавеской с единорогами и узким коридором прошмыгнул в библиотеку.

– Приветствую, Даймон! Гарпии за тобой гнались, что ли?

Ангел Разрушения действительно выглядел очень изнуренным. Круги под глазами, на щеках грязь, черная кожаная куртка и брюки покрыты пылью. Темные волосы, заплете


убрать рекламу






нные в косу, были растрепаны и полны мусора.

– Я встретил Агнца, – произнес он охрипшим голосом, который наводил на мысли об эхе в катакомбах.

– Прекрасно! Еще только этого не хватало! Но это еще не повод парализовать движение на караванном пути, мчась во весь опор, чтобы встретиться со мной. Не думаю, что это того стоило. Я тоже скучал.

– Это мило, Габриэль, что ты рад меня видеть, но какого дьявола ты отключил око? Я не мог к тебе прорваться.

– Тут кое-что случилось, когда ты уехал.

– А я кое-что видел на территориях Вне-времени, – буркнул Даймон.

– И хотел про это поговорить через око? – архангел не мог удержаться от язвительности.

Фрэй посмотрел ему в глаза. Даже Габриэль немного смутился под взглядом этих бездонных, огромных зрачков, окруженных тоненькой фосфоресцирующей зеленой полоской.

– Я хотел с тобой поговорить в безопасном месте, где-то по пути.

– А что случилось?

– Агнец показал мне щель.

Габриэль подошел и положил руки на плечи ангела Разрушения.

– Послушай, я знаю, что в нормальной ситуации это очень важное дело, но тут случилась катастрофа. Украли Книгу Разиэля. Сам Разиэль атакован черной магией так, что до сих пор не пришел в себя. Извини, но в заднице я видел твою щель.

Даймон покачал головой.

– Не делай поспешных выводов, Габриэль. То, что я видел и что почувствовал, выглядит как деяния Тьмы. Агнец подошел к самой границе, чтобы вещать про события, которых я не хотел бы дождаться.

Габриэль замахал руками, поднимая глаза к потолку.

– Психи! Одни только психи! Агнец, Серафиэль! И все вещают. Успокойся, Даймон. Это безумие. Они любят вещать. И конечно же только о катастрофах. Они видят кровь, пепелища, дым, синюшные трупы, голые задницы и пустые шкатулки! Хватит с меня! Еще один вещун-псих – и я уйду в отставку.

Даймон выслушал это терпеливо, вздохнул и начал сначала.

– Послушай, я был там. Точно в щель ломится Тень. Я говорю про нападение на территории, соседствующие с Царством. Помнишь, когда в последний раз мы имели дело с Тенью?

Габриэль судорожно сглотнул. Давно, перед появлением человека, перед бунтом Люцифера. Даймон тогда еще был Рыцарем Меча, а архангелы – кучкой жаждущих власти щенков. Тогда Фрэй воевал с Тенью, с противоположностью самого Бога, Его проекцией, отраженной в вечной Тьме, и, чтобы спасти Царство, он осквернил святой предмет, Ключ к измерениям, касаться которого мог только Его Светлость. С того времени у него на руке страшный шрам в виде полумесяца, словно его правая ладонь улыбается. Он победил, открыв Бездну, куда затянуло Тень вместе с его армией. Но демиург Ялдабаот, который от имени Бога управлял тогда Царством, приговорил Даймона к смерти за святотатство. Но Бог его воскресил, сделал ангелом Разрушения с Ключом от Бездны, а архангелы свергли Ялдабаота и заняли его место. С тех пор Даймон был одновременно и живым, и мертвым, и, по пророчеству самого Бога, он единственный, кто мог удержать Тень от уничтожения мира.

– Я говорю о конце света, о днях гнева, Джибрил. Мне жаль, но в этом контексте пропавшая тетрадка, полная магических бормотаний, теряет значение.

– У тебя нет уверенности, – тихо сказал Габриэль.

– Нет. Но хватит кучи подозрений.

Скрипнули двери, и вошел ангел с вином.

– Выпей, Даймон. Ты устал. Почему не присаживаешься?

– Потому что за последние несколько дней насиделся в седле, – с кислой миной произнес ангел Разрушения.

– Ладно, что ты хочешь, чтобы я сделал?

– По крайней мере посмотри на это.

Габриэль возмутился.

– Как? Я не могу себе позволить бросить Царство хотя бы на один день.

– Используй силу и перенеси нас.

– Ты многого хочешь. У меня есть более важные дела.

Что-то зловещее засияло в бездонных зрачках Фрэя.

– Боюсь, тебя ждут дела куда важнее, Джибрил.

Габриэль вздрогнул. «Я отвергаю его потому, что не знаю, что начнется, если он не ошибается», – подумал он со страхом.

Даймон налил себе вина, посмотрел через хрусталь на рубиновую жидкость, а потом сделал большой глоток. Выпивка у Габриэля всегда была превосходной.

– Хорошо, – ответил архангел Откровений. – Покажи мне эту щель. Возьмем с собой кого-то нейтрального. Может быть, Рафаэля?

Даймон сделал еще один глоток.

– Может быть. Отличное у тебя вино, Габриэль.


* * *

Они стояли на плоском холме, где-то глубоко на территориях Вне-времени. Даймон готов был поклясться, что ни Габриэль, ни Рафаэль никогда сюда не добирались. Они оба посещали только большие города и важные места, не заморачивая себе голову остальным.

Территория выглядела дико и грязно. Степь простиралась до самого горизонта, заросшая пожухлой травой и пучками засохшего чертополоха под бледным, хмурым небом, словно накрытая перевернутой вверх дном миской. Не хватало только выбеленных ветром и временем звериных черепов и вылизанных дождем скелетов, но нигде, куда ни кинь взгляд, не было никаких следов, даже зловещих, живых тварей.

Над пустыней носился густой, тяжелый пар, невидимый, но ощутимый. Временами по траве пробегал шелест или стон, пригибавший к земле пожелтевшие стебли.

Было душно. Даймон попытался сделать глубокий вздох, но у него тут же закружилась голова. Он посмотрел на бледного как полотно Габриэля, который неглубоко дышал полуоткрытым ртом.

– Ну и что теперь скажешь?

– Плохо… Ужасная щель.

Фрэй вздохнул.

– Дело не в том, насколько она велика, а в том, что из нее исходит. Ну что, Габриэль, мы подверглись атаке Тени или у меня внезапная истерия?

– Не знаю. Господи, как у меня голова болит.

– Это из-за вибрации. Ты ее чувствуешь?

– Я не деревянный, Даймон. Через минуту сомлею. Как ты можешь спокойно стоять и болтать в этом адском потоке мрака?

Ангел Разрушения пожал плечами.

– Видимо, полутруп может.

Габриэль смутился.

– Извини. Я не хотел тебя обидеть. Суть в том… чертовски болит голова. Я забыл, что хотел сказать.

– Вот почему я боюсь, что это Тень. Я за столько лет не помню таких мощных вибраций. Она валит с ног. Ты сразу ощутил, мне тоже плохо… А где Рафаэль?

Архангел Исцеления сидел на земле, а скромное бронзовое одеяние было покрыто пылью и сухой травой. Его позеленевшее, вспотевшее лицо искривила гримаса страдания.

– Рафаэль! Господи, что с тобой? – Габриэль склонился и схватил друга за плечо.

– Пппллооохооо мне-е-е… ду-ушно, – простонал архангел, бросая на архангела Откровений измученный взгляд. Он еще попробовал что-то сказать, но ему не хватило воздуха.

Даймон слегка поднял брови.

– Как ты думаешь, какое мнение у нейтрального эксперта, Габриэль?

– Все в порядке! Я видел достаточно. Возвращаемся в Царство.

Габриэль развел руки, окружая себя и двух других архангелов радужным свечением. Фрэй почувствовал незначительное покалывание, пробегающее по коже, а на мгновение – небольшое головокружение, когда мир вокруг него свернулся и закружился. Через долю секунды они оказались на террасе дворца архангела Откровений.

Путешествие с помощью силы и слов было мгновенным и удобным способом перемещения, доступным только могущественным жителям Царства, но этим не следовало злоупотреблять, поскольку оно сильно истощало и при этом надолго оставляло след в магической структуре пространства, после чего легко можно было определить, куда направлялся путешественник. Скорость, с какой они перемещались, приводила иногда к ошибочному мнению, что ангелы могут пребывать во многих местах одновременно.

– Вина! – Габриэль хлопнул в ладоши в тот момент, как только его ноги коснулись пола. – Лучшего! Полный кувшин! Садись, Рафаэль. Тут много воздуха, сейчас тебе станет лучше.

– Ничего, – прошептал архангел Исцеления, падая в кресло.

Даймон оперся спиной на балюстраду террасы.

– Господь испарился из Царства, как вода из лужи в солнечный день. Может, эта щель появилась естественным образом и не имеет ничего общего с Тенью, но все равно вызывает сильные нарушения на нашей стороне Космоса. Не нравится мне это, Джибрил.

Габриэль развел руками.

– Что ты хочешь, чтобы я сделал? Я не могу залепить ее. Никто из нас не справится с этой дырой. Я, скорее всего, могу усилить патрулирование этой территории. Если что-то начнет происходить, они сообщат.

Ангел Разрушения критическим взглядом посмотрел на свои грязные ногти и скривился.

– Ты принимал во внимание связь между пропажей Книги и появлением щели? – спросил он, глядя на архангела Откровений из-под прищуренных век.

Габриэль вздрогнул.

– Я предпочитаю об этом не думать.

Большие черные зрачки Даймона, казалось, не имели дна.

– Я тоже не думал бы, если бы не появился Агнец. Он не был какой-то бестией, Габриэль. Это предвестник конца.

– Не каркай, Даймон!

Ангел Разрушения улыбнулся.

– Похоже, ты прав. Я устал. Я месяц видел только пустоту, полную звезд. Все, кого там встречал, чокнутые – Полынь, существа, обслуга машин и небесных тел. Я становлюсь таким, как они, вещаю, высматриваю знаки…

Он махнул рукой.

– Мы стараемся делать все, что от нас зависит, – тихо отозвался Рафаэль из глубины кресла. – Остальное – воля Господа.

– Ну да, – буркнул Габриэль, для которого слова Рафаэля прозвучали слишком горько.

В этот момент на террасе появилась ангелица, неся вино и фужеры, а за ней мажордом с пергаментом в руках.

– Это было слишком долго, – кисло протянул Габриэль. – Мои гости готовы умереть от жажды.

Даймон охотно принял полный бокал из рук красивой женщины-ангела, а мажордом согнулся в поклоне.

– Простите, господин. Пришло письмо для Вашей Светлости.

Габриэль взял пергамент.

– Это от Пистис Софии, – сказал он, наморщив брови. – Она приглашает Даймона и меня поболтать сегодня после полудня. Чего ей, к Бездне, нужно?

Фрэй пожал плечами.

– Спроси лучше, откуда она знает, что я вернулся.

– Полцарства знает. Проносясь по главному тракту, ты парализовал караванный путь на целый час. Ты не заметил?

Даймон оскалил зубы в усмешке.

– Нет. Знаешь, я как-то спешил. Думаешь, это правда, что они говорят о Софии? Что это она отправила змея в Сад?

Габриэль крутил на пальце перстень.

– Кто знает? Это похоже на нее. Она – воплощение Божьей Мудрости, поэтому не имеет ничего общего с милосердием и порядочностью. Если только змея была в ее интересах…

– Нужно быть осторожней, чтобы в ее интересы не входило выбить нас из седла, – прервал его Фрэй. – Я не доверяю ей.

– А ты доверял бы скорпиону? – засмеялся Габриэль.

– У тебя нет доказательств против Софии, – вмешался Рафаэль. – Она никогда не противостояла нам. Всегда поступала лояльно.

– Нет, для этого она слишком мудра. – Даймон покачал головой. – Знаю, что лояльность – это товар, который быстро портится.

– Тихо, кто-то ломится к нам через око, – прошипел Габриэль. Он вытащил из кармана овальный кристалл с изображением вращающегося ока, которое мгновенно исчезло, превратившись в лицо Разиэля.

– Минуту назад я получил приглашение от Софии, – произнес архангел Тайн.

– Я тоже. И Даймон.

– Что будем делать?

– Пойдем. Лучше не игнорировать ее. Неизвестно, что она от нас хочет.

– Я не в восторге. Она что-то замышляет. Я чувствую это. Зачем, к дьяволу, ей Даймон? Она же терпеть его не может.

Габриэль пожал плечами.

– Не знаю. Встретимся перед Воротами Саламандр. Пойдем вместе, поговорим по дороге. Даймон только вернулся, я уверен, он хочет помыться и переодеться.

Ангел Разрушения энергично закивал головой.

– Все в порядке. Увидимся через два часа перед Воротами Саламандр.

Лицо Разиэля исчезло, появилось изображение ока. Габриэль спрятал кристалл.

Даймон постучал ногтем по краю бокала.

– Что-то случилось с Дарительницей Знаний и Талантов, что она захотела пригласить безжалостного полудемона, живой труп, изменника и разрушителя? Точно прикажет потом очистить полы, по которым я пройду.

– Ее враждебность к тебе – фрагмент ее публичного имиджа. Она создает впечатление ходячего добродушия, поэтому не может поддерживать ангела, выполняющего функцию разрушения. Точно так же от нее достается Думе, Алиону и даже Фалегу. Официально она тебя никогда не оскорбляла.

Даймон полез за пазуху куртки, достал папиросную бумагу, подозрительно пахнущие травы и начал делать самокрутку.

– Менее официально, за моей спиной, она окрестила меня призраком.

Габриэль вздохнул.

– Я думал, что за столько веков ты смог привыкнуть.

– Похоже, не до конца.

Архангел Откровений похлопал его по плечу.

– Не обращай внимания. Тебя это беспокоит?

Ангел Разрушения ответил кривой улыбкой.

– Не беспокоит. Злит. – Он посмотрел на свои руки, одежду и ботинки. – И я грязный. Переоденусь, пока София не окрестила меня вдобавок еще и мусорщиком. Через два часа перед Воротами?

Габриэль кивнул.

– Пока, Рафаэль.

Рафаэль едва помахал ему. Даймон посмотрел на конец самокрутки, и в его странных глазах мигнул золотой блеск, а папироса вспыхнула, как от спички. Он сдул пламя и затянулся.

– Я должен быть осторожным, чтобы не переборщить, потому что взорвется, обожжет пальцы, – буркнул он. – Держись, Габриэль.

– Ты тоже.

Спускаясь по мраморным ступеням с террасы в сад, Фрэй вспоминал ванную. «Два часа, – подумал он. – Это будет приятное купание».


* * *

Он с удовольствием отметил, что в доме царит порядок, а за время его долгого отсутствия ничего не изменилось. Он провел час в ванной, переоделся, оседлал Полынь и отправился на место встречи. Ему не нужно было спешить, поэтому он выбрал длинную дорогу через прогулочные аллеи и главную улицу Хайот ха-Кадош. Копыта коня гремели по выложенной полудрагоценными камнями мостовой, а Даймон напомнил себе, что забыл, как прекрасны высшие Небеса Царства.

Возле Ворот он увидел Разиэля. Он был заметен издалека, одетый в свои любимые синие и серебряные цвета, прямо сидящий в седле, с черными волосами, заплетенными в косы.

– Какие звезды привели тебя домой, Даймон? – закричал он.

– Темные, как всегда. – Фрэй улыбнулся. Поравнявшись с Разиэлем, он сердечно обнял его. Если он и мог назвать кого-то своим другом, то именно его. Архангел Тайн выглядел помятым, но он явно приходил в норму.

– Ты слышал про Книгу? – спросил он.

Даймон кивнул.

– Дьявольская история. Ты сильно пострадал?

Разиэль горько засмеялся.

– Ох, на какое-то время кто-то погасил мой свет. Я отправил Зофиэля, надеюсь, он что-то пронюхает.

– У него есть шанс. В конце концов, он лучший шпион в Царстве.

– А я лучший маг, – буркнул Разиэль горько. – Ну, хорошо. Что у тебя?

Даймон почесал щеку.

– На территориях Вне-времени я встретил Агнца.

– Знаю, ко мне приходил Габриэль. Ты думаешь о том же, что и я, правда? Про щель и Книгу, что странным образом переплелись между собой во времени.

Зеленая линия вокруг зрачков Фрэя истончилась.

– Только в очень, очень паршивые минуты, Разиэль.

Он потянулся во внутренний карман. Вытянул помятую самокрутку и скривился.

– Мне нужно на Землю за сигаретами. Те военные, с миррой и благовониями, на вкус как полова.

В холодном блеске глаз архангела что-то мигнуло и погасло.

– Ты предложил какому-то смертному занять твою должность.

Даймон кинул на архангела Тайн взгляд из-под прикрытых век.

– Откуда знаешь?

Разиэль пожал плечами.

– Болтали какое-то время.

Губы ангела Разрушения растянулись в легкой улыбке.

– В таком случае они болтали правду. У меня был кратковременный нервный срыв. Моя работа бывает стрессовой. Я разнес несколько миров и почувствовал усталость. Естественно, из этого ничего не вышло.

– Габриэль едет, – сказал Разиэль с облегчением, потому что тема разговора оказалась щекотливее, чем он думал. Даймон через многое прошел, но его до сих пор ранили, казалось бы, совсем невинные замечания.

Архангел Откровений остановил Облако посреди улицы и помахал друзьям, чтобы они к нему присоединились. Фрэй поехал первым, кинув окурок на землю.

– Сделай так во дворце Софии, – посоветовал Разиэль.

Даймон хищно улыбнулся.

– С удовольствием. На самые лучшие ее ковры.


* * *

Резиденция Пистис Софии состояла из нескольких огромных плоских зданий с множеством куполов, которые сияли золотом на солнце. В глазах Даймона исключительная роскошь и великолепие пробуждали скорее отвращение, чем восторг, хотя, несмотря на уйму тяжелых, монументальных украшений, трудно было отказать Софии в хорошем вкусе. Его оскорбляли чопорное, церемониальное поведение слуг, перечисление бесконечных титулов и ожидание каждый раз в других больших, выложенных мозаикой комнатах. Он чувствовал себя так, словно сидит внутри старого комода. Несмотря на размеры залов и коридоров, ему не хватало пространства.

– Я говорил, что они не будут цепляться к мечу, – буркнул он Разиэлю. – Они должны быть вежливыми и не провоцировать.

Архангел Тайн выглядел скептически настроенным.

– Прежде чем ты воспользуешься им, скрытые лучники Софии расстреляют тебя.

Даймон криво улыбнулся.

– Ты так думаешь?

– Не уверен, – ответил он с улыбкой.

Габриэль отвернулся от стены, опустил руку, которой гладил гобелен.

– Знаю, почему мне тут не нравится, – вздохнул он. – Здесь нет окон. Она заставляет себя долго ждать. Если еще раз услышу из уст очередного сгибающегося в поклонах визиря, что я – Великий Эон, регент Царства, архангел Откровений, Мести и Милосердия, то разозлюсь и порежу ее гобелены.

– Одолжить тебе меч? – вежливо предложил Фрэй.

Хлопнули открытые двери, в которых появился герольд и четыре джинна в ливреях.

– Сиятельная госпожа Пистис София, Дарительница Знаний и Таланта, приветствует достойных господ, регента Царства, Великого Эона…

– Ну нет! – раздраженно произнес Габриэль.

– …архангела Тайн, князя Магов…

Разиэль надул губы.

– …и Абаддона Разрушителя, ангела с Ключом от Бездны, истребителя старого порядка, Танцующего на Пепелище…

Даймон зевнул.

Герольд закончил литанию и задул в фанфары так усердно и громко, что ангел Разрушения скривился. Джинны в ливреях расступились, сгибая шеи в поклоне, а потом замерли с двух сторон от входа. В зал зашел визирь, одетый в тюрбан и одежду настолько длинную и строгую, что у него были проблемы с самыми простыми движениями.

– Уважаемые и могущественные господа, не будете ли вы так любезны переступить порог этой комнаты…

– Точно будем, – резко оборвал его Габриэль, направляясь к двери.

Даймон и Разиэль последовали за ним, бесцеремонно отпихнув визиря, который с удивлением забыл закрыть рот.

На троне, стоящем на возвышенности, сидела София в окружении придворных. Увидев ангелов, она поднялась и поплыла к ним через комнату, очаровательная, как ранний солнечный октябрь. Она была одета в золотые и бордовые одежды, расшитые сценами охоты на грифов, рубиновое колье и диадему на искусно уложенных волосах.

Зато ангелы были одеты демонстративно просто. Даймон надел черный костюм Ангелов Меча, состоящий из черной короткой куртки, узких брюк и высоких сапог, застегнутых на множество пряжек. Он принадлежал к этой элитной формации до того, как Бог сделал его ангелом Разрушения. Волосы он распустил так, что они свободно спадали на плечи. Разиэль оделся в любимые синие и серебряные цвета, но скромные, сшитые по моде Преисподней. Он носил короткий кафтан мага и высоко зашнурованные ботинки, как подобает чернокнижникам наивысшего уровня. Габриэль оделся полностью по-земному, в черный плащ из мягкой кожи, с разрезом сзади, чтобы не затруднял садиться в седло, узкие брюки цвета запекшейся крови и ботинки на толстой подошве.

Ни один из них не надел церемониальных придворных одежд.

– Как же я рада вас видеть! – произнесла София, разводя руки.

– Радость взаимна, – сухо ответил Габриэль, склонив голову.

София, сладко улыбаясь, подошла ближе и взяла его под руку.

– Господа, я пригласила вас выпить вина и поболтать, а заставила стоять в пустой комнате. Что вы теперь подумаете о моем гостеприимстве? Прошу за мной.

Она потащила Габриэля к выходу, провожаемая удивленными взглядами придворных и слуг.

– Красивая змея, – буркнул Даймон на ухо Разиэлю.

Высокие ботинки стучали по мраморному полу, когда неустанно бьющие поклоны джинны открывали перед ними очередные двери. София ворковала, словно голубка, а ее бронзовые глаза оставались пронзительными и холодными. Ангелы отвечали вежливо, но мимоходом. Любая информация, поданная Софии, могла быть использована против них.

Наконец Даймон почувствовал порыв насыщенного ароматом цветов воздуха, и за очередными дверями появился небольшой внутренний сад.

– Мы на месте. Тут можем говорить свободно. – Пистис послала в воздух еще один сногсшибательный смех. – Прошу, садитесь вокруг фонтана.

Они присели на низких каменных лавках. Вода, льющаяся изо рта стилизованной гидры, журчала, падая по ступеням в мраморный бассейн. Тяжелые капли росы собирались на экзотических листьях бледно цветущих растений. Было слишком жарко.

Пистис захлопала в ладоши.

– Цукаты! – резко крикнула она. – И ликер!

Темноволосые золотокрылые джинны, миловидные и дикие, как прирученные хищники, подали кувшины и подносы, полные сладостей. София отправила их, махнула рукой.

– Попробуйте, прошу. Вино хорошего года. Из подвалов короля Соломона.

Даймона раздражал аромат цветов. Он чувствовал, что еще минута – и у него разболится голова. Мелкие капельки пота щекотали кожу у основания волос. Он вытер лоб рукой. Посмотрел на Разиэля, нерешительно тянущегося за кубком. Их взгляды встретились. «Сука нас, надеюсь, не отравит», – подумал он. «Не осмелится на официальном чаепитии», – архангел Тайн сделал глоток вина с таким выражением лица, словно надеялся на зверобой. Габриэль тоже взял с подноса бокал и медленно крутил его в пальцах.

– Ты презираешь вино, господин, хоть не побрезгуй, по крайней мере, сладостями, – проворковала София, подсовывая Даймону тарелку. – Хотя бы из вежливости.

– С удовольствием удовлетворю твою просьбу, – произнес он, но его улыбка не тронула глаз. – Многое я в состоянии сделать, чтобы заслужить твою милость, госпожа.

Он откусил кусочек немилосердно сладкого печенья. Карамель склеила ему пальцы. Он решил запить сладкий вкус вином. Оно имело тяжелое, пряное послевкусие. Пистис смерила его холодным бронзовым взглядом.

– Превосходно, – сказал он, показывая зубы в вызывающей улыбке.

Габриэль кашлянул.

– Меня очень радует эта встреча, госпожа, – начал он, – но поводом твоего любезного приглашения является не желание угостить нас печеньем?

Начальница женских хоров вздохнула.

– Так приятно посидеть и поговорить в милом обществе, что даже не хочется переходить к делам, наполняющим меня страхом и беспокойством. Но я понимаю, что могущественные архангелы, на плечах которых лежит вес абсолютной власти в Царстве, не имеют времени на женские пустяки.

– Это слишком большая скромность, госпожа, называть женскими пустяками управление всеми женскими хорами, – буркнул Разиэль.

– Что это по сравнению с властью над Воинством? – спросила София.

– Немного меньше обязанностей, но не возможностей, – ответил он.

Она смерила его твердым злым взглядом.

– Слабому легко бояться. Каждая мелочь наполняет страхом.

Разиэль рассмеялся.

– Уверяю тебя, госпожа, что в этом саду сегодня нет никого слабее самых лучших мечей кавалерии парасим.

– И те бы затупились, столкнувшись с железным сердцем некоторых из нас, – отозвался Даймон.

София разгладила платье.

– Не вини себя за железное сердце. Угрызения совести затрудняют тебе выполнение обязанностей Танцующего на Пепелище.

Даймон встряхнул головой.

– Ты не понимаешь, госпожа. Я не осмелился бы приписывать себе незаслуженную славу в присутствии настоящего мастера.

Она закусила губы, но прежде чем она ответила, Габриэль кашлянул.

– Прости, Дарительница Знаний и Талантов, и хотя я чрезвычайно ценю прелесть садов и бассейнов, но с печалью вынужден напомнить, что управление Царством в значительной степени уменьшает время, которое я могу потратить на их созерцание.

Пистис вздохнула.

– Ну, приятные моменты слишком мимолетны. Перейдем к проблемам. Ангелы, направленные с миссией на территории Вне-времени, вернулись с беспокойной информацией о появлении множества бестий. Существа направляются к Царству и вещают несчастья. Мои подчиненные были перепуганы, бедняжки! Рассказывали, что бестии прибывают со всех частей Вселенной.

Даймон и Разиэль обменялись многозначительными взглядами. Они понимали, что информация Софии исходит от ее фанатичных, отлично вышколенных шпионов. Фрэй попытался поймать взгляд Габриэля, но тот не подавал вида, что удивлен, и с кажущимся равнодушием разглядывал плюющуюся водой гидру. Правда выглядела так, что ангелы и понятия не имели о появлении других бестий, кроме Агнца. Не докладывали об этом ни гражданская, ни военная разведки, ни случайный отряд солдат. Вставал только вопрос, не блефует ли Пистис. Габриэль смотрел в ее миндалевидные хищные глаза, но ничего не смог в них разглядеть.

– Я не придавал бы этому большого значения. Бестии безумны. Думаю, что жандармерия и городская стража Царства справятся с их возможным визитом. Не бойся, госпожа, уверен, они не вторгнутся на твою территорию и не создадут проблем. Даймон, наблюдая за Софией над бокалом вина, пришел к выводу, что улыбка начальницы женских хоров с трудом маскирует гримасу ярости.

– Это прекрасно, господин, когда глава государства проявляет такую заботу о парках и городских виллах, но я имела в виду содержание пророчеств, а не возможные материальные ущербы, причиненные этими существами.

Зеленые глаза Габриэля стали холодными, словно высокогорные озера, когда он рассмеялся, откинув назад голову.

– Ну, госпожа! Мне не пришло в голову, что тебя может беспокоить болтовня этих бестий. Они же безумцы!

– Безумцы иногда правы.

Габриэль наклонился к ней.

– Именно по этой причине мы должны со страхом вслушиваться в их слова?

– Благодарю тебя, господин, – прошипела она. – Ты меня очень успокоил. Сейчас я верю, что твоя жандармерия справится даже с концом света.

– В любом случае с массовыми беспорядками, какие могут его сопровождать, – точно. Они очень хороши в подавлении восстаний.

Черты Софии ужесточились.

– Можешь нам поверить, госпожа, когда придет время Дня Гнева, все будет сделано так хорошо, как только возможно, – отозвался Даймон, в голосе которого прозвучала явная ирония.

София повернула к нему красивое лицо.

– А ты, господин, путешествуя по концам Вселенной и разрушая миры, не наткнулся на что-то беспокойное?

– Разрушение миров – всепоглощающее занятие, – пояснил он вежливо. – У меня нет возможности беспокоиться о чем-то еще, а потому все кажется мне милым, словно городской сквер. Я задумывался над этим и понял, что это такая специфика работы.

– Пониженная восприимчивость?

Он улыбнулся.

– Скорее отсутствие склонности к истерии.

– И пристрастие к кровопролитию.

Большие черные зрачки слегка сузились.

– Не замечал его у себя, особенно когда часто это именно моя кровь.

В этот момент за спиной сидящих раздался грохот чего-то твердого, падающего на мраморные плиты, окружающие фонтан. Звук был таким неожиданным, что все вздрогнули.

София резко обернулась.

– Моя дорогая! – закричала она. – Я забыла про тебя! Почему ты не вышла к нам раньше?

Смуглая, черноволосая ангелица, расстроенная настолько, что ее руки дрожали, а темный румянец заливал щеки, пыталась собрать упавший блокнот и рассыпавшиеся бумаги. Ничего у нее не получалось, потому что листки выпадали из похолодевших от волнения пальцев.

– Это Зое, – пояснила София. – Знаменитая поэтесса. Я совершенно забыла, что этот сад прилегает к ее комнатам. Бедняжка писала тут, скрытая листвой, а потом не осмелилась нас прервать. Глупышка, почему ты не показалась?

Несчастная Зое не могла ответить. Она отчаянно сгребала выпадающие страницы.

Даймон, который сидел ближе всех, поднялся, собрал страницы и вместе с блокнотом подал перепуганной поэтессе. Он посмотрел в ее темные глаза, словно в двух перепуганных зверят, которые стараются спрятаться за длинными ресницами, заметил нежный овал лица и побледневшие губы прекрасной формы. Он давно не встречал такой красивой женщины-ангела. Он улыбнулся ей, но она опустила веки. Даже не пробормотала слова благодарности.

– Ах, это автор «Услышанных историй», – произнес Разиэль. – Они произвели на меня большое впечатление. Я думал, они написаны кем-то, кто старше. Более зрелым.

– У Зое большой талант, – София кивнула головой. – Жаль, что она настолько несмелая. Садись с нами, дитя. Там, возле Даймона Фрэя. Это самая длинная лавка.

Зое присела на самом краешке, как дрозд на жердине. Даймона развлекало ее смущение, хотя он почувствовал к ней симпатию. Она была красивой, а кроме того, действительно хорошо писала, хотя в достаточно классическом, старосветском стиле. Он считал, что она заслужила место в истории литературы Царства.

– Действительно хорошие тексты, – сказал Габриэль. – Иногда напоминают мне монументальные творения самого Вретила, хотя более нежные и веселые.

– «Там нет никого, только глаза тигра, бдительные, хищные, равнодушные, как небо», – процитировал Даймон. – Разве это так весело?

Зое вздрогнула, уткнулась в мрамор под ногами, а София с удивлением посмотрела на него.

Даймон позволил себе легкую улыбку.

– Я слишком утонченный для обычного разру


убрать рекламу






шителя.

– Даже во время выполнения миссии?

– Тогда я занимаюсь тем, что мне приказывают.

– Как палач?

Он строго посмотрел ей в глаза.

– Нет, как ангел Разрушения. Чего ты хочешь добиться, госпожа? Заставить меня признать, что за секунду я убью тысячу, что после меня не останется даже пепелища? Это правда. Но только в том случае, когда по приказу Бога во мне просыпается сила. В любое другое время я только обычный забияка, нарывающийся на проблемы, кровавый ублюдок, которого лучше отправить на границу Вселенной, чтобы он своей паршивой рожей не оскорблял чиновников Царства. Не отворачивайся, красавица, надежда современной поэзии! Мир сложнее, чем лабиринт комнат в этом дворце. Не так ли, Дарительница Знаний и Талантов?

Выражение лица Софии не изменилось, но где-то глубоко под маской безукоризненных черт Даймон заметил что-то похожее на триумф. Она спровоцировала его, и, с какой бы целью это ни сделала, она добилась успеха.

Он глубоко вздохнул, расслабил непроизвольно сжатые кулаки. Он проиграл. Бронзовые глаза хищницы дали ему это ощутить – удовлетворение от полного триумфа.

Габриэль смутился и решил, что пора сменить тему, попрощаться и уйти. Его удивил взрыв Фрэя, он не думал, что ангел Разрушения так легко поддастся Пистис. Разиэль опустил голову и посмотрел на свои пальцы. Он беспокоился за друга, нервы которого были расшатаны. «Ничего хорошего нас не ждет», – подумал он печально.

– Прости, господин, что не просвещаю тебя относительно сложности и целесообразности мира, – сказала София, наблюдая за Даймоном из-под прищуренных век, – я и сама не много знаю на эту тему.

Он кивнул головой.

– Я верю вам. Воплощенной мудрости недостаточно, чтобы понять его.

Разиэль улыбнулся. «Туше», – подумал он.

– Госпожа, к сожалению, мы вынуждены оставить твой гостеприимный дом, мы не можем занимать так долго твое ценное время. Обязанности начальницы женских хоров не позволяют тратить его на пустяки. Успокой, прошу, своих подчиненных, со стороны бестий им нечего бояться. Кто знает, может, они и не прибудут в Царство? В конце концов, они безумны, – произнес Габриэль с преувеличенной вежливостью. Он хотел как можно быстрее закончить эту неприятную встречу, глубоко убежденный, что с этой минуты они могут только терять очки в этой игре. С другой стороны, у него было неприятное ощущение, что они все время теряют их.

Ангелы поднялись, Пистис тоже, на лавке осталась сидеть только Зое.

– Жаль, что обязанности отзывают вас так рано, – пальцы Софии перебирали рубиновое ожерелье. – Это был прекрасный полдень.

– Точно, – произнес Габриэль с иронией. – Прощай, госпожа. Мы благодарны за угощение и за твою незаменимую компанию.

– Это я благодарю, вы успокоили мое сердце, господа.

Она улыбнулась им сладко и холодно, как стакан мороженого.

– Мой визирь вас проводит.

– Как мило, – буркнул Разиэль.

– Пусть вас оберегает Светлость, господа архангелы, – произнесла она.

– Тебя в особенности, – отозвался хриплым, беззвучным голосом Даймон.

Они вежливо поклонились, София кивнула им.

В это мгновение прибыл визирь, весь в поклонах, открыл двери. Они отправились за ним.

– Что с тобой, Даймон? – прошептал Разиэль. – Ты позорно подставился.

Фрэй провел ладонью по лицу.

– Не знаю. Нервы расшатались. Перестал владеть собой.

– Не беспокойся, – буркнул Габриэль. – У Пистис почти невозможно выиграть. Она лишена чувств. Остался только разум.

– И то сверх меры. Она манипулировала нами как хотела, – согласился с ним Разиэль.

– Мне нужно выйти отсюда, – сказал Даймон. – У меня такое впечатление, что нас закрыли в огромном, выложенном мозаикой гробу.

Визирь открыл перед ними очередные золотые двери.


* * *

Фонтан тихо журчал, цветы, как всегда, склоняли бледные, беспокойные лепестки над ее головой, но Зое утратила покой. Даже книги не давали передышку. Они казались бесцветными, лишенными смысла. Сухой шелест бумаги только раздражал. Зое не могла уже находить в них ответы на все свои печали. Не понимала, что с ней происходит. Она чувствовала странную тоску о чем-то неопределенном, внезапные приступы страха или атаки гнева. Она не могла писать. Не хотела. Стоит ли тратить жизнь на создание банальных историй? Она стремилась совершить что-то стоящее, что-то могущественное. Она удивлялась, как могла раньше чувствовать удовольствие от своей работы. И что это за работа! Рифмы, каракули! К ней являлись неизвестные до этого времени видения кровавых битв на мечах и взрывающихся планет. И лицо. Худое, с острым профилем, стиснутыми губами и глазами, как бездонные колодцы, с тонким зеленым ободком вокруг зрачков. Она не могла забыть выполненного простыми линиями рисунка саламандры на его левой щеке, черных густых волос, откинутых небрежно на спину, стройную фигуру, ладони с искусными татуировками с обратной стороны и шрамом в виде полумесяца на внутренней стороне правой ладони. Абаддон, Танцующий на Пепелище. Не про него ли говорила госпожа, не его ли имела в виду, боясь кровопролития в Царстве? Зое поняла свое задание, хотя оно наполняло ее страхом и одновременно непонятным восторгом. Если бы гордость позволила ей мечтать о направлении на путь истинный кого-то такого, как Разрушитель Миров? Так или иначе, покой оставил Зое, а его место заняли неизвестные до этого времени мечты и грусть, которая с каждым днем все росла, и стены дворца уже были не в состоянии ее вместить.


Кабинет архангела Откровений был оформлен строго, но со вкусом. Темное дерево мебели гармонировало с оливковыми подушками и коврами. Интерьер украшали старательно подобранные безделушки и несколько прекрасных акварелей кисти Лабадиэля. В углу стояла ониксовая фигура единорога, потому что Габриэль любил единорогов.

Он отвернулся от окна, выходящего в сад, и посмотрел вглубь комнаты. На столешнице орехового столика сидел Михаэль.

– Военная разведка выяснила что-нибудь касательно Книги?

Михаэль покачал головой.

– Пока ничего. У них есть несколько зацепок, и они над этим работают.

– Каких зацепок, Михаэль?

Архангел Воинства скривился.

– Общих.

– А, – буркнул Габриэль. – А что по бестиям?

– Нет их. Пистис блефовала. Даже Агнец исчез.

Архангел Откровений вздохнул, снял с пальца перстень и снова надел.

– Зачем ей это нужно было? Не понимаю, чего она хотела добиться. Встреча, которую она организовала, была бессмысленной. Многое бы я отдал, чтобы понять, зачем ей это.

Михаэль пожал плечами.

– Интригует. В конце концов ее комбинация выйдет наружу.

– Тогда может стать поздно, – хмуро произнес Габриэль.

– Справимся.

– Знаю, – буркнул архангел Откровений кисло. – Всегда останется Воинство.

Михаэль посмотрел на него с укоризной.

– Извини, Миха. Я беспокоюсь. Мне кажется, что земля горит под нашими ногами.

– Проблемы серьезные, но это еще не повод… – начал Михаэль, но его остановил настойчивый стук в дверь.

Габриэль вздрогнул. Никто без причины не осмелится стучаться в его кабинет.

– Войдите! – закричал он.

Внутрь влетел запыхавшийся Узиэль.

– Габриэль! – закричал он. – На Четвертом Небе беспорядки! На Голубой площади появились бестии!

– Проклятье! – разозлился Габриэль. – Сука знала! Михаэль, идем!


* * *

Все Четвертое Небо кипело. «Бестии точно знали, где появиться», – промелькнуло в голове Габриэля. Они выбрали наивысший, доступный каждому крылатому круг, место всех важных учреждений и государственных зданий. В центре Четвертого Неба всегда было столпотворение. Сейчас улицы были забиты беспорядочно бегущей толпой, потому что часть ангелов, поддавшись панике, пыталась как можно быстрее оставить этот круг, а часть, ведомая любопытством, старалась добраться до центра событий.

Габриэль и Михаэль с трудом пробились через Ворота Песков, безжалостно расталкивая толпу широкой грудью скакунов. Они боялись использовать силу и перенестись сразу, потому что в городе царили большая давка и хаос.

На самой Голубой площади неразбериха достигла своего пика. Жандармерия лупила собравшихся крылатых нагайками и древками топориков, пытаясь заставить их разойтись, а офицеры, близкие к панике, драли глотки, отдавая бессмысленные, противоречивые приказы. Над истерической разноцветной толпой возвышались головы рычащих бестий.

– Проклятье, как мы пробьемся? – выкрикнул Михаэль, с трудом удерживаясь в седле Клинка, под копыта которого кинулись несколько ангелов.

– Силой, – решил Габриэль, выдергивая ногу из захвата немолодого крылатого, оказавшегося возле его стремени. – Вперед, Облако!

Серый конь всхрапнул и, словно клин, врезался в толпу. Рыжий Клинок двинулся следом. Масса сбитых тел расступалась перед ними с проклятьями и стонами.

Наконец запыхавшийся, вспотевший Габриэль, раздавая во все стороны пинки и удары мечом плашмя, добрался до середины площади, где хозяйничали бестии. Их было две. Большая имела семь голов и широкие, словно у львов, пасти. Посреди лбов четырех из них торчали одиночные рога, остальные головы украшали по два рога, сросшиеся между собой, словно спирали. На рогах криво сидели диадемы. Кожу на морде существ украшала татуировка, состоящая из странных, неизвестных Габриэлю имен, написанных архаичным алфавитом. У одной головы со сдвоенными рогами была оторвана челюсть и разорван подбородок, но, хотя рана выглядела смертельной, бестия была жива, о чем свидетельствовали налитые кровью глаза. Тело бестии, заросшее короткой блестящей черной шерстью, наводило на мысль о гибком теле пантеры, но было длиннее и сидело на массивных лапах с огромными когтями.

Меньшая тварь передвигалась на задних лапах, стегала себя по бокам тройным хвостом, трясла головой со скрученными бараньими рогами и хохотала голосом дракона. Ее свалявшаяся шерсть была цвета запылившейся латуни.

Большая тварь заметила Габриэля и повернула к нему мертвую голову. Архангел Откровений поднялся на стременах.

– Немедленно оставьте стены города, бестии! – закричал он.

– Почему? – прогрохотала басом мертвая голова, хотя голос раздался только в голове ангела.

– Вы сеете беспорядки!

– Беспорядки, смрад, пепелище, – завыла меньшая тварь, отвратительно подскакивая на лапах и обнажая до половины зубы в ужасной улыбке. – Горе, горе, смрад!

Габриэль ощутил, как им овладевает злость.

– Немедленно возвращайтесь туда, где ваше место!

– Почему? – мертвая голова мигнула огромным глазом.

– Потому что вам приказывает регент Царства, твари!

– И что?

– Регент! Регент! Пепелище и смрад! – радовалось меньшее животное.

Габриэль рассвирепел.

– Вы подчиняетесь силе Светлости, которую я сейчас представляю, вы творите безобразия в моем городе, поэтому вам следует удалиться, пока я не выгнал вас силой!

– Царство и наш дом.

– Да, но если Бог хотел, чтобы вы тут жили, он бы так и сделал!

Семь голов большой бестии закрыли глаза.

– Мы пришли в последний раз посмотреть на дом. Это было дано нам, потом мы уйдем.

– Подожди, – прошипел Габриэль. – Что это значит: в последний раз?

– Потому что приближается коооонеееец! – пронзительно закричала меньшая тварь.

– А, понятно! – произнес архангел. – Приближается конец? Вот новость! Отлично, бестии! Наконец время покоя. Милое, бархатное небытие. Я прав?

– Не знаем, – прошипела большая тварь. – Наш разум не достигает конца.

– А мой – да, – тихо буркнул Габриэль. – И даже жаждет этого. Вы убираетесь или нет? – добавил он громко.

– Мы уйдем с образом дома перед глазами.

– На здоровье, – сказал архангел, вытирая ладонью лоб.

В мгновение ока обе твари рассыпались золотой пылью и исчезли.

Побледневший Михаэль подъехал к Габриэлю.

– Что это? – прошептал он. – Думаешь, они знают, о чем говорят? И откуда, к дьяволу, Пистис получила о них информацию?

Архангел Откровений посмотрел на него.

– Не спрашивай, Михаэль. Поищи себе лучшее развлечение.

– Могут прийти другие, Джибрил. Все остальные. Что тогда будем делать?

Габриэль пожал плечами.

– Не знаю. Угостим их обедом. С меня хватит, Миха. Я еду домой. Господи, как же болит голова. Постарайся узнать хоть что-то про Книгу и все остальное. И сразу доложи мне.

Он склонился над конской шеей.

– Едем домой, Облако.

– Держись, Джибрил, – с тоской сказал Михаэль. Архангел засмеялся.

– Что? Снова конец света?

– Справимся, – пробубнил Михаэль.

– Как всегда. Адью.

Он направил коня к выезду с площади. Толпа редела. Группки ангелов перешептывались и жестикулировали. Жандармы утихли, охрипшие от криков.

Михаэль с беспокойством поглядывал на удаляющуюся фигуру Габриэля. Он разгреб пальцами спутавшуюся шевелюру и выровнялся в седле.

– Хорошо, Клинок, – сказал он коню. – Поехали. Работа ждет.

Глава III

 Сделать закладку на этом месте книги

Дым стелился по земле, тяжелый и вонючий. Ветра почти не было, поэтому густой пар полз, словно больной дракон брюхом по траве. Пламя неохотно лизало стены зданий. Крики почти стихли, удавалось услышать только единичные хриплые завывания.

Каменный замок торчал посреди затухающего пепелища как-то бесстыдно нагой и грустный одновременно. Он не выполнил задание, не смог защитить жителей от смерти, от мечей и топоров. Герб, гордо выкованный над воротами, выглядел сейчас как язвительная эмблема неудовлетворенного великолепия.

Асмодей слегка натянул украшенные зеленые поводья, заставляя дракона повернуться на месте. Плавное, изящное движение животного доставило ему удовольствие. Он был доволен своим новым верховым. У дракона была маленькая, сухая голова, мелкий скелет, высоко посаженные крылья и безупречный силуэт. Легкий, небольшой, со всеми признаками благородной крови, он несся, словно вихрь, ловкий, выносливый, послушный, и к тому же любимой масти Асмодея – зелено-золотой. И его не охватывало чрезмерное возбуждение, когда он ощущал запах крови, что было отличительной особенностью боевого дракона.

Асмодей равнодушным взглядом окинул догорающий дворец и солдат в цветах Преисподней, занятых, как обычно после завершения операции, грабежом и добиванием раненых. Он повернул голову к Люциферу, сидящему рядом в седле огромного серебристого тяжелого дракона. В отличие от Асмодея, Лампочка любил могучих верховых.

– Думаешь, мы перестарались?

Люцифер пожал плечами. Владыка Преисподней был высоким и плечистым. Волосы цвета песка он носил коротко остриженными, что усиливало сходство его лица с гранитной статуей. Впечатление усиливали холодные серые глаза.

– Не думаю, – ответил он.

– Но все же ты сомневаешься, – засмеялся Асмодей, называемый из-за бесчисленных врагов Гнилым Мальчиком. Может быть, в этом определении скрывалась тень правды, хотя житель Преисподней, кроме своего юного вида, аккуратной прически и дорогих одежд, не казался женоподобным. Его окружала заслуженная слава великолепного фехтовальщика, а в битве он часто отличался какой-то самоуверенностью, иногда истерической отвагой. Фиалковые глаза, однако, смотрели проницательно и могли холодно оценить ситуацию, а его разум идеально подходил для бесстрастных расчетов, что позволило Асмодею за короткое время взять контроль над всеми казино, борделями и всей индустрией развлечений в Преисподней и Лимбо. Кроме всего этого, он был злым, умным и испорченным до мозга костей.

– Люцик, тут дело в престиже, – добавил он. – Пойми, наконец. Мне не нравится настроение, какое в последнее время царит в Преисподней. Нам нужна была эффективная демонстрация силы.

Люцифер скривился.

– Но мы убили всех. Весь род под корень.

– Прекрасно! Никто не будет мстить. Поэтому не будет проблем.

Люцифер вздохнул. Асмодей с сожалением покачал головой, украшенной мастерски заплетенной аквамариновой косой.

– Я знаю, в чем дело, Люцик. Боишься, что скажут магнаты.

Владыка Преисподней надул губы.

– Может, немного.

Гнилой Мальчик натянул поводья, с удовольствием принуждая дракона к очередному пируэту.

– Успокойся! Попыжатся, погундосят, и только. И после всего ощутят страх.

– Не знаю. Мы всего лишь разобрались с кем-то из темных, одним из нас.

– Достойная восхищения солидарность! Думаешь, кто-то из них отплатит тебе той же монетой? Бедный наивный романтик! Если ты только подвернешь ногу, они с радостью утопят тебя в смоле. Ты забыл, какой славный поступок совершил один из нас? Напомнить тебе? Он украл государственные деньги. Полбеды, если бы он сделал это тайно, дрожа от страха и пытаясь скрыть мошенничество. Но он ограбил. Напал на транспорт государственной собственности. Люцик, это беспредел! Если так будет и дальше, то мы утратим авторитет.

– Ты прав, – буркнул Люцифер. – А казна пустая.

– Потому что ее грабят, мой друг. Возьми их, наконец, за яйца. Мне не пристало.

– А ты взял бы? – спросил Люцифер.

На дне фиалковых глаз Асмодея полыхнуло холодное пламя.

– Еще как!

Люцифер потер открытой ладонью луку седла.

– Я подумаю над этим.

Асмодей улыбнулся и приподнялся в стременах.

– Сержант! – закричал он ближайшему солдату, занятому чисткой карманов умирающего. – Приведи старика!

– Да, господин!

Солдат вскочил на ноги и кинулся в сторону полыхающего замка. В мыслях Люцифера промелькнуло неприятное сомнение, а так ли ревностно сержант кинулся выполнять его приказ. Гнилой Мальчик пользовался большим уважением в армии. Даже слишком большим.

Появление двоих рядовых, волокущих за выкрученные руки узника, прервало его грустные мысли о его собственном положении. У темного было выразительное, аристократическое лицо, скривленное сейчас гримасой ненависти. Солдат кинул его, словно мешок, под лапы драконов.

– Эзазэль, – произнес Люцифер, – за действия против Преисподней и измену обязанностям своего положения ты будешь лишен дворянского титула и имущества. Законом Преисподней я приговариваю тебя к смерти.

Старый аристократ вскинул голову.

– Мой сын отомстит за меня, ублюдок Царства! – прохрипел он.

– Не думаю, – вмешался Асмодей, прищурив красивые жестокие глаза. – Видишь ли, его голова, надетая на копье, стала сомнительным украшением дороги, ведущей к Озеру Огня. Выглядит очень интересно в окружении голов твоих внуков.

Эзазэль завыл. Он пытался выдать какое-то проклятье, но не мог выдавить ни слова. Пальцы, растопыренные словно когти, вонзились в землю.

– Да, да, – протянул Гнилой Мальчик. – И зачем было протягивать свои лапы к чужим деньгам? Не лучше ли гордо умирать от голода или заняться честным бизнесом? Времена сейчас благоволят изворотливым. Повесить этого негодяя! – крикнул он солдатам. – Обезглавливание слишком благородно для него. Можете ему перед этим отрезать руки, если хотите.

– Да, господин! – выкрикнули они в один голос.

Люцифер закусил губу. Он не отозвался, пока они не остались одни.

– Тебе не кажется, что я должен отдавать приказы?

Асмодей показал в улыбке ровные острые зубы.

– Естественно, только ты бы не отдал его в такой форме.

Люцифер улыбнулся.

– Ты прав. Я стал слишком мягким.

– Результат дворцовой жизни. Роскошь деморализует, Люцик.

– Кто бы говорил! – фыркнул Владыка Преисподней.

Гнилой Мальчик захохотал.

– Но я беспощадный, как сталь. В принципе, ты можешь не смотреть на экзекуцию. Твое положение этого не требует.

– И не собирался, – буркнул Люцифер, разворачивая дракона в сторону города.

– Эй! – крикнул Асмодей – Посоревнуемся! К Воротам Крови, но только по земле. Никакого полета. Ставка – твое кольцо власти!

Он тронул дракона пятками и помчался вперед, как зелено-золотая молния.

– Не видать тебе перстня! – рявкнул за его спиной Люцифер, стегая верхового. – Вперед, Грот!

Серебряный дракон зарычал и кинулся в погоню за зеленым.

Солдаты закидывали на сук веревку.


* * *

Зофиэля распирала радость. Новости, которые он нес архангелам, были по всем меркам благоприятными. Он нашел Книгу. Это заняло у него много времени и усилий, но это окупилось. Он с большой уверенностью знал, что потеря находится во дворце Тератела. И что, главное, он видел ее там собственными глазами. Он не раз рисковал жизнью для добра Царства, но сейчас задание принадлежало к абсолютно опасным.

Терател, высокий чиновник хора Господства, известен своими анархическими взглядами. Он постулировал всеобщую свободу и образование, намеревался уничтожить небесную иерархию, всем и каждому говорил, что ангелы равны. И что хуже, он скидывал в один мешок не только светлых, ангельскую аристократию, вместе с самыми недостойными ангелами служения, но и засунул туда действительно низших существ: гениев, саламандр, сильфов и джиннов. К тому же у него была сильная мания преследования, он вбил себе в голову несколько покушений на свою жизнь, он кричал о притеснениях и дискриминации и в заключение укрепил свой дворец лучше, чем сокровищницу Царства. А теперь он украл Книгу Разиэля. Зофиэль вздрогнул, когда вспомнил опасности, что ему пришлось преодолеть. Когда он с трудом узнал, где спрятана Книга, ему осталось втереться в доверие к сторонникам и самому Терателу. Он стелился перед ними, поддакивал, провозглашал ужасные и богохульные, по его мнению, речи, дрожал, что в случае малейшей ошибки слуги накормят им адских церберов, специально привезенных из Преисподней. Ночами его терзали кошмары, в которых он погибал, пережеванный огромными пастями. Наконец он втерся в доверие к Терателу, а тот похвастался перед ним украденной Книгой, выкрикивая, что благодаря заклинаниям наведет, наконец, порядок в Царстве. Зофиэль усмехнулся. Возвращение истинного порядка возможно благодаря таким, казалось бы, неприметным личностям, как он. Не зря он носил имя, которое означает «шпион Бога». Он понимал, что многие презирали шпионаж и тех, кто им занимался, но он был далек от того, чтобы принимать это близко к сердцу. Его работа, может, и не принадлежала к возвышенной, но он выполнял ее во славу Царства, а Царство имело с этого определенную пользу. Так, как сейчас.

Зофиэль с облегчением вздохнул. Уже нет проблем, задание позади. Он отнесет новости архангелам, а они поступят так, как сочтут нужным. Легко и радостно «шпион Бога» возвращался в любимое Царство.


* * *

Даймон стучал ногтем по зубу.

– Терател, – произнес он задумчиво. – Некоторые его мысли имеют смысл, но остальное буффонада. Меня удивляет, что ему хватило отваги свистнуть Книгу. Я всегда считал его позером, рассчитывающим на популярность. Может, им кто-то манипулирует?

– Неважно! – Габриэль махнул рукой. Взволнованный, он быстрыми шагами мерил комнату. – Узнаем позже. Сейчас важно, что Книга нашлась.

– И сейчас она надежно закрыта в сейфе Тератела, – остудил его энтузиазм Разиэль, развалившись в большом кожаном кресле и закинув ногу на ногу.

– И что с того? Никаких проблем! – Михаэль, сидевший на столе, качал в воздухе тяжелым ботинком. – Отправлю парочку мальчиков, и завтра они принесут желаемый томик.

– Нет, мы не можем послать против него регулярные войска, – запротестовал Габриэль.

– Почему это? – фыркнул Михаэль.

Даймон стряхнул пылинку с воротника.

– Потому что он свободный обитатель Царства и член хора Господства, Миха, – ответил он.

– Он украл Книгу, а значит, стал злодеем и предателем.

Фрэй поднял брови.

– Хорошо, а какие у тебя доказательства?

– А Зофиэль? – ляпнул Михаэль, но тут же спохватился.

– Ты хочешь спалить одного из лучших шпионов? – буркнул с состраданием Разиэль.

– Проклятье, забыл.

– Попробуем его вежливо попросить, может, он уступит, если мы обратимся к межангельскому братству, – зубоскалил Даймон.

– Скорее – перепродаст. Он увяз в долгах, – подхватил Князь Магов. – Кто достаточно ловкий, чтобы попытаться договориться?

– Проклятье! – прошипел Габриэль. – Не валяй дурака! Он действительно может продать эту гребаную Книгу в еще худшие руки.

Михаэль, хмурясь, потирал щеку.

– Забрать мы ее не можем, тогда что делаем? Будем шантажировать? Он сразу же начнет кричать об этом на все Царство.

Большие зрачки Даймона сузились.

– Секунду, – начал он, а его хриплый голос зловеще прозвучал, как из могилы. – Кто сказал, что мы не можем ее отобрать? Войска мы не можем использовать, но ведь остаются еще спецотряды.

– Точно! – Михаэль ударил кулаком об стол.

Габриэль резко остановился.

– Рискованно. Но соблазнительно. Кого ты имеешь в виду?

Губы Даймона искривила усмешка.

– Шеолитов.

– Коммандос Шеол? Они не существуют! Уцелели лишь единицы.

Фрэй кивнул.

– И они лучшие, если выжили.

– Хорошая идея, – Разиэль ткнул пальцем в Габриэля. – Формально они не существуют, то есть нам ничего нельзя предъявить. Если они провалятся, мы будем вынуждены отрицать все, и никто не докажет, что мы имели к этому отношение. Официальные войска Царства не будут принимать в этом участия.

– В этом есть какой-то смысл, – согласился Габриэль. – Рассмотрим его. Узиэль вызовет к нам Алимона.

– Я хочу пойти с ними, Джибрил, – произнес Даймон. Архангел Откровений вздохнул.

– С ума сошел, Абаддон? Мы все знаем, что ты можешь пойти даже один, но мы должны сохранять анонимность. Тебя узнают, Даймон. Чтобы ты ни делал, как бы ни переоделся, магически или обычно. Понимаешь? Миха тоже хотел бы принять в этом участие, и даже я и Разиэль. Но это невыполнимо.

Даймон закусил губу.

– Мы должны сидеть на задницах и ждать, да? Как трусы или старики?

– Ага. Именно так.

Ангел Разрушения тряхнул головой.

– Болото. Ненавижу политику, Джибрил.

– Я тоже, – буркнул архангел Откровений. – Кто знает, где сейчас живет Алимон?


* * *

Алимон, закутанный в серый плащ, провалившись в объятия кожаной софы, выглядел как большая нахохленная сова. Его спокойное лицо, изуродованное шрамом, начинающимся от правого виска, рассекающим бровь и деформирующим нос, заканчивалось на левой щеке тремя разветвляющимися шрамами и напоминало отражение ангела в разбитом зеркале.

– Какой шанс воскрешения коммандос Шеол? – спросил Габриэль.

Бывший командир шеолитов едва заметно поерзал на софе.

– Более-менее такой же, как воскресить Лазаря. Зависит от того, кто за это возьмется.

Даймон позволил себе едва заметную улыбку. Глаза Алимона, серые, как стальные диски, смотрели на него с симпатией. Ангел Разрушения и Мастер Ран любили и ценили друг друга.

– Ты. Сейчас, – произнес Габриэль.

– Я так понимаю, что это приказ?

– Всенепременно, – архангел Откровений игрался снятым с пальца перстнем.

– А я узнаю, почему ты заставляешь меня воскресить труп героя? – голос Мастера Ран не выражал никакой эмоции.

– Особое задание.

Алимон слегка приподнял брови.

– Да-а-а, – протянул он. – Удивительно. И тайное?

– Хватит, – Габриэль кивнул головой.

Даймон полез в карман, вытащил пачку сигарет.

– Закуришь? – он протянул ее Алимону. Глаза Мастера Ран засияли.

– Настоящие земные, – произнес он. Он взял одну сигарету в рот и похлопал по карманам плаща в поисках зажигалки. До того, как он успел ее достать, Фрэй просто посмотрел на кончик сигареты, которая в ту же секунду загорелась.

– Спасибо, – буркнул Алимон, затягиваясь. – Я могу выразить последнее пожелание?

– Извини. Мы его выразим – Даймон крутил в пальцах мундштук. – Вы должны забрать книгу из дворца Тератела.

Алимон скривился.

– Почему мы?

Серые глаза снова встретились с кромешной тьмой, окруженной зеленым ободком.

– Потому что, если что-то пойдет не так, Габриэль и остальные архангелы должны будут отказаться от вас.

Архангел Откровений вздрогнул, неприятно удивленный.

Алимон вздохнул.

– Да, я хорошо знаю свое место.

– Когда ты можешь начать формировать группу? – спросил Габриэль.

Мастер Ран пожал плечами.

– Немедленно. Но это займет некоторое время. Большинство из отряда погибли, часть осталась калеками.

– Думаешь, они справятся?

Алимон поднял на него тяжелый взгляд.

– Мы говорим про коммандос Шеол, регент.

– Кого ты поставишь во главе группы? – поинтересовался Даймон.

– Тафти. У Рейфтипа были бы с этим проблемы, поскольку он потерял ноги.

Фрэй опустил глаза.

– Проклятье, мне так жаль. Я не знал.

– Такова жизнь, – Мастер Ран поднялся, потянулся так, что затрещали кости. – Я могу уже идти?

– Да, – разрешил Габриэль. – Позднее обговорим подробности.

– Пусть звезды будут благосклонны к тебе, регент. Пока, Даймон.

– Самых метких выстрелов, Сын Геенны, – прокричал ему Фрэй.

Габриэль задумчиво играл перстнем.

– Думаешь, они не рассыплются по дороге?

Даймон сунул сигарету в рот.

– Даже если они все погибнут, труп последнего доползет к твоим ногам с Книгой в зубах. Ручаюсь за них, регент.

Архангел Откровений не ответил.


* * *

Таверна «Под горящим кустом» не пользовалась хорошей славой даже в Лимбо. Расположенная на берегу Затоки Рахаба, она сначала задумывалась как кабак для матросов, но со временем стала любимым местом контрабандистов и ветеранов разных битв. Внутри было просторно, но темный и тяжелый дым военных самокруток из мирры и благовоний, смешанный с вонью рыбы, вечно висел в зале. Среди многочисленных, развешанных в беспорядке, разношерстных декоративных элементов выделялось чучело головы гидры, сильно изъеденное молью, прибитое криво над баром около сгоревшей


убрать рекламу






ветки, предположительно аутентичной, которой таверна обязана своему названию.

Как ни странно, в «Под горящим кустом» собиралось общество, подчиняющееся своеобразным, но суровым законам и царило что-то типа демократии, потому что в морду можно было получить за неподобающее поведение, а не за принадлежность к Царству или Преисподней. Среди постоянных клиентов царила семейная атмосфера, а из-за заботы об интерьере и хорошей репутации все недоразумения решались снаружи.

Таверна оживала вечерами, поэтому в полдень, когда лучи солнца несмело пытались проникнуть внутрь, скользя по почерневшим доскам стен, внутри царила ленивая сонливость.

Высокая демоница за стойкой бездумно протирала бокалы, а бармен, укрывшись за столом в углу, играл в карты на мелкие монеты с беззубым контрабандистом из Преисподней.

Внезапно открытые двери скрипнули. Демоница равнодушно повернула голову. На пороге на фоне яркого прямоугольника появилась невысокая фигура.

– Всем по одной! – крикнул радостно прибывший.

– Хай, Драго, – буркнула официантка, прищурив глаза. – Для тебя это будет экономно, потому что еще никого нет.

– Да ладно! – ангел махнул рукой. – Вы со мной выпьете!

– «Кровь дракона», как обычно? – предложил бармен.

Серые, как кремень, глаза прибывшего засияли.

– Не в этот раз, брат! «Золото гидры!»

Бармен свистнул, поднялся, встал за стойку и осторожно снял с самой высокой полки замшелую бутылку.

– Протри тщательней эти стаканы, малая, – буркнул он. – Готовится неплохое дельце, коль я разливаю лучшую выпивку.

Темный за столом в углу многозначительно кашлянул.

– Налей и ему, приятель. – Драго обнажил в улыбке крупные зубы. – Я плачу.

Демоница подала контрабандисту стакан, а тот поднял его вверх.

– Пускай звезды будут благосклонны к тебе, солдат.

– Они уже это сделали. – Драго убрал со лба прядь густых волос цвета меда. У него было два негнущихся пальца на правой руке. Лицо с высокими скулами, узким носом и большим ртом заканчивалось подбородком, который пересекал шрам.

– Не присядешь со мной, солдатик? – произнес темный.

Драго кивнул и подошел к столику. Он сильно прихрамывал на левую ногу. Также у него не было левого крыла.

«Хорошо ему досталось», – подумал контрабандист.

Ангел сел. Связка магических кулонов, что он носил на шее, звякнула. «Проклятье, это коммандос», – узнал темный.

– Что такое, Драго? – сладко проворковала официантка. – Не расскажешь, что это за дельце?

Ангел подмигнул ей.

– Совершенно секретное, сладенькая. Не могу.

– Выпьем, – буркнул бармен.

– За коммандос Шеол! – воскликнул Драго.

Официантка, бармен и контрабандист удивленно переглянулись.

– Эй, кто тут вспоминает про трупы? – от дверей прозвучал веселый голос. – День мертвых или как?

В таверну зашел высокий смуглый темный. Красные волосы были заплетены в косички, на концах которых болтались изящные костяные черепа. На груди висел медальон с эмблемой частной охранной фирмы Рагуэля. Рагуэль был архангелом, ответственным за приведение в исполнение приговоров ангельского суда для высоких сановников Царства. Когда-то он макнул крылья в заговор против Габриэля, и тот выгнал его с Небес и официально объявил демоном. Озлобленный Рагуэль твердил, что только выполнял свои обязанности, приводил в исполнение приговоры независимого суда и дальше остается подданным Светлости. Из-за этого его плохо приняли в Преисподней, тогда он перенесся в Лимбо, где открыл охранную фирму, конкурирующую с ангелами-хранителями. Работало там много изгнанников и дезертиров из Преисподней.

– Хазар! – закричал коммандос, увидев прибывшего.

– Драго Гамерин! – тот засиял, подскочил к ангелу, выдернул из-за стола и обнял. – Дай мне на тебя посмотреть.

Он схватил его за плечи и повернул, словно хотел оценить, хорошо ли друг одет. На Гамерине была футболка цвета хаки с надписью: «Хайот! Хайот!», военные брюки и поношенные пустынные ботинки.

– Бармен, подай-ка нам те бутылки! – закричал он.

– Как дела, старик? – улыбнулся Хазар. – Выглядишь так, словно сам Господь тебя поздравил.

Коммандос хлопнул его по плечу.

– Возвращаюсь на службу, старик. Получил назначение. Конец с почасовой заменой ангелов-хранителей, конец с пенсией для калек. Возвращаюсь в отряд!

– Ну да! – Черные глаза Хазара округлились от удивления.

Голос Драго дрожал от эмоций.

– Хазар, брат, Алимон воскресил шеолитов!

У темного отпала челюсть, контрабандист захлебнулся выпивкой, а демоница выпустила из рук стакан.

– Это к счастью! – засмеялся Драго, услышав звук разбившегося стекла. Таверна поплыла у него перед глазами. Хотя он выпил не много, но чувствовал себя мертвецки пьяным. «Это от счастья, – подумал он. – От счастья».


* * *

– Что это? – рявкнул Габриэль. – Что это, к чертям, такое?!

– Повестка, – сухо сказал Разиэль.

– Вижу! – рявкнул архангел, комкая в руках официальное письмо. – Но, проклятье, по какому праву?

– Чертовому праву, – архангел Тайн провел ладонью по лицу. – Габриэль, боюсь, у них на тебя что-то есть. Иначе бы не осмелились вызывать в суд. Кто это подписал?

– Азбуга.

– Ах да, старый склеротик и консерватор, – буркнул Михаэль. Он плохо выглядел: глаза налились кровью и опухли, потому что из-за стресса он снова страдал бессонницей. – К тому же назойливый, как сон про семь коров.

– Но независимый судья. – Разиэль потрещал пальцами. – У него репутация неподкупного. Насколько я знаю.

Габриэль кинул смятую бумагу на пол.

– Нет, господа, – произнес он сдавленным голосом. – Во второй раз я не позволю этого сделать.

Архангелы опустили головы. Они помнили, какое унижение пережил архангел Откровений, когда в результате заговора его выгнали из Царства «за не слишком точное выполнение Божьего приказа». Естественно, обвинение было фальшивым, а Габриэль через двадцать один день триумфально вернулся и расправился с клеветниками, но период изгнания он пережил слишком тяжело. Эти злосчастные три недели его заменял Дубиэль, ангел Персии, который после возвращения архангела горько пожалел, что вообще появился на свет.

– Не беспокойся, Джибрил, – ласково начал Михаэль. – Все прояснится, а если нет, мы надерем зад каждому, кто осмелится выскочить.

Лицо Габриэля было белым, словно полотно. Зеленые глаза жутко сияли. Он молчал.

– Что будешь делать? – осторожно спросил Разиэль.

– Ничего, – сжатые губы почти не шевелились.

– Габриэль, я думаю, стоит уведомить темных. Дело начинает выходить из-под контроля. Мы не знаем, что у них происходит. Может, та палка имеет два конца и заговор двойной. Мы должны им доверять. В конце концов, нас связывает общий интерес. Существует шанс, что мы можем помочь друг другу.

– Разиэль говорит разумные вещи, – буркнул Михаэль. – Нужно встретиться с Люцифером.

Габриэль повернулся, все еще бледный, как труп.

– Хорошо, – медленно произнес он. – Ситуация дозрела. Втянем в это Люцифера.


* * *

Лунный пейзаж застилала легкая дымка. Нежный жемчужный свет ложился на траву, серебрил пышные сосны. На горизонте виднелись горные хребты, размытые во мгле, словно акварель. Серые бурные волны Моря Дождей разбивались о берег, Море Дождей, как обычно, демонстрировало свой извечный гнев. Яростный вал поднимал пенистые гривы, готовые каждую минуту поглотить кружащихся крикливых гарпий. Ветер гнал по небу рваные тучи. Мрачный вид имел какую-то странную, дикую красоту, которая всегда восхищала Даймона. Подавив вздох, он неохотно отвернулся от высокого окна.

За столом, за которым сидели остальные архангелы, царила напряженная тишина.

– Чудесно, господа крылатые, – процедил, наконец, Люцифер. – Почему вы не сообщили нам раньше?

– Мы не думали, что это потребуется, – твердо ответил Габриэль.

Они встретились на Луне, потому что архангел Откровений считался ее формальным правителем и имел тут обширные владения.

– А вы вляпались в дерьмо, друзья мои, – рассмеялся Асмодей. – Похоже, вы плохо справляетесь с тех пор, как пропал Босс, да? У вас крадут предмет стратегического значения, а вы только и можете, что плакать и сморкаться в рукав.

Даймон послал ему кривую ухмылку.

– Нам все равно не сравниться с Преисподней. У нас никто не обворовывает государственный транспорт. Вы повесили Эзазеля, вырезали его семью, но, кажется, не далее как вчера вас снова обокрали. Это очень печально, Лампочка, но, похоже, скоро вы будете брать ипотечный кредит под заставу Дворца Кулака.

– Что он тут делает? – рявкнул Люцифер, кивая в сторону Даймона.

– Участвует в совещании, – буркнул Габриэль.

– То есть он обо всем знает?

Фрэй ухмыльнулся.

– Знает.

– Ну прекрасно! Скоро ты раструбишь про исчезновение Светлости на все Царство!

– Сариэль погиб, мы взяли Фрэя на его место. И он сам об этом догадался. Ради Бога, Лампочка, он – Ангел разрушения! Кто другой может знать?

– Не называй меня Лампочкой!

– А как называть? Ваше святейшество Несущий Свет?

– Лестница Иакова! Мы пришли сюда не ругаться, господа, – вмешался молчавший до этого Разиэль.

Люцифер и Габриэль замолчали, глядя друг на друга исподлобья.

– Тут всегда так нервно? – буркнул Даймон, потянувшись за бокалом с вином.

– Это атмосфера взаимного доверия, – произнес архангел Тайн.

– Прямо настоящая семья. – Гнилой Мальчик насмешливо поклонился.

– Откуда вы знаете про Эзазеля? – буркнул Люцифер.

– Разведка донесла, – любезно пояснил Разиэль. – А судя по тому, что вы кажетесь удивленными нашей ситуацией, ваша разведка провалилась.

Габриэль провел ладонью по лбу.

– И кто тут провоцирует скандал?

– Извините, это было невинное замечание.

– Хорошо, что эта адская Книга нашлась. Нам тоже как-то не нравится вид Вселенной, разорванной на куски каким-то безумцем, который дорвался до магической тетради. – Люцифер вздохнул.

– Заклинания из Книги дают такие возможности? – спросил Даймон.

Разиэль потер щеки.

– Теоретически, хотя для заклинаний такой силы нужно много знаний и навыков.

– А Терател этого не имеет?

– Из того, что знаю, нет.

– Ну, хорошо, это увеличивает наши шансы.

– Хотите отправить коммандос Шеол? – Асмодей прищурил фиалковые глаза.

– Да, – подтвердил Габриэль. – Они лучшие.

– Ладно, но у нас есть условие. С ними отправятся Харап Серапель.

Архангелы переглянулись. Даймон с грохотом отставил бокал.

– Идиотская идея. Они ненавидят друг друга. Воюют между собой веками.

– Они солдаты, – сказал Люцифер. – Они следуют приказам.

– Разумным приказам.

– Почему ты настаиваешь на их отправке? – Габриэль нервно играл с перстнем.

Люцифер пожал плечами.

– Мы хотим быть уверенными, что вы ничего не испортите.

Хриплый голос Фрэя прозвучал глухо:

– Люцик, подумай. Из этого ничего не выйдет. Ты отправляешь на одну акцию два отряда коммандос, которые с момента Сотворения убивали друг друга всеми возможными способами. Эта забава закончится резней.

– Вороны пойдут, – твердо рявкнул Люцифер. – Я не собираюсь менять свое решение. Или вы принимаете наши условия, или конец сотрудничеству.

Габриэль глубоко вздохнул.

– Хорошо. Я согласен на воронов.

Даймон прикрыл глаза. «Господи, что за фарс», – подумал он.

– Все в порядке. За три дня встретимся на территории Преисподней, чтобы обговорить условия. – Архангел Откровений поднялся.

Когда темные вышли, в комнате воцарилась хмурая тишина. Габриэль под тяжелым взглядом ангела Разрушения только беспомощно развел руками.

– Я должен был согласиться. Они нужны нам.

Фрэй кивнул.

– Я понимаю. Хочешь, чтобы я остался.

– Ты не обязан.

Даймон потянулся так, что затрещали суставы.

– Буду дома. Что там с той щелью?

– Закрывается.

– Это хорошо.

– Даймон?

Танцующий на Пепелище вопросительно посмотрел на него.

– Отдохни немного. Плохо выглядишь.

– Ты не лучше.

Габриэль улыбнулся.

– Что делать? Политика.


* * *

Однако Даймон, несмотря на усталость, не мог спать или развлекаться. С тех пор как он вернулся в Царство, мучительная тревога, которую он почувствовал на территориях Вне-времени, только усиливалась. Ангел Разрушения метался по дворцу, как ночной мотылек по комнате.

«Люцифер с ума сошел», – хмуро подумал он. Харап Серапель, вороны смерти, были отборным отрядом убийц в Преисподней. Они носили черное с серебром, их считали избранниками Тьмы, жестокость и презрение к смерти вызывали отвращение к ним даже среди темных. Внутри формирования царило строгое разделение на касты и, как говорили слухи, кровавые ритуалы инициации. Лидером Харап Серапель был Баал Ханан, хмурый молчаливый вояка, прозванный Одноглазым Вороном, поскольку в битве он потерял правый глаз. Кроме того, в результате полученных ран он утратил работоспособность левой руки, а от одного крыла осталась только культя.

Даймон, когда еще принадлежал к Рыцарям Меча, несколько раз встречался в бою с воронами и знал, что они являются адски серьезными противниками. Отлично вышколенные, фанатичные и гордые, они предпочитали смерть, чем отступление или плен, поэтому неоднократно мечи лучших рыцарей Светлости и сынов Тьмы пили кровь друг друга.

Следуя духу времени, вороны из рыцарского отряда превратились в отдел специального назначения, и они начали использовать магическое огнестрельное оружие, сохраняя при этом давние традиции.

Самые тяжелые битвы они вели с коммандос Шеол, элитными отрядами Воинства. Ненависть, что была между шеолитами и воронами, была общеизвестной. Коммандос Царства, прозванные Сынами Геенны, научились кровно мстить за жестокость Харап Серапель. Несчастная судьба ждала темного с татуировкой и эмблемой воронов – черной птицей, сидящей на черепе, – попавшего в руки к шеолитам. С другой стороны, Баал Ханан назначил специальную награду за десять планок коммандос Шеол – крылатый меч, торчащий между буквами С и Г, «Сыновья Геенны». Награда назначалась и за десять участков кожи с татуировкой, которую все шеолиты делали на правой лопатке.

Даймон вздохнул. «Кровавым станет это сотрудничество, – подумал он. – Хватит одной искры, и вспыхнет пожарище».

Чтобы отогнать плохие предчувствия, он отправился в библиотеку, выбрал книгу и попробовал почитать, но буквы размывались в нечитабельные зигзаги. Он обхватил голову руками, отклонился на спинку кресла и прикрыл глаза. Его накрывали волны усталости, но не сонливости.

– Плеситея! – позвал он служанку. – Принесешь мне крепкого вина или что-то другое выпить.

Из глубины дома донеслись быстрые шаги.

– Да, господин.

«Я не в состоянии спать, могу, по крайней мере, тогда напиться, – подумал он горько. – С помощью Светлости хотя бы заглушу».


* * *

Рам Изад поднял глаза вверх на крытые тростником балки крыши огромного навеса и постучал пальцем по столешнице из неструганых досок. Он сидел на лавке в одной из тех дешевых закусочных под открытым небом, которых полно в Лимбо. Со своего места он мог видеть печь и очаг, установленные посреди зала. Повара месили тесто на лепешки, потрошили рыбу или помешивали парующие в железных котлах блюда из мяса и овощей.

Хотя готовили тут неплохо, Рам Изад не заказал ничего, кроме кувшина пряного лимбонского пива. Когда он узнал о месте встречи, то был немного удивлен. Он привык договариваться с клиентами в посещаемых местах, но в закусочной рядом с овощным рынком?

«Овощной рынок», – подумал.

Странные дородные жительницы Лимбо, ощупывающие брюкву и репу, кучи лука и зеленого порея. Торговцы, расхваливающие свой товар или яростно торгующиеся за копейку.

– Это задаток, – услышал он голос клиента. – Небольшой, чтобы у тебя не появилось желания с ним сбежать. Остальное получишь после выполнения задания.

Он услышал приятный звон монет, почувствовал в руках холодные тяжелые кружочки. Они были золотыми, причудливо украшенными, очень старыми и ценными.

Рам Изад медленно поднял глаза.

Он не знал клиента, и согласно здравому смыслу и профессиональной этике он желал, чтобы так было и дальше. Парень показался ему женоподобным. У него было красивое, словно припорошенное золотом лицо с высокими скулами и безупречными губами, но в глазах был такой холод, что ангел, выполняющий платные услуги, ощутил, как мурашки побежали по спине.

– Ты все понял?

– Да, господин.

– Тут есть бутылочки. Вот.

Клиент потянулся к разрезу дорогой и модной одежды.

– Одна, самое большее две капли для каждого, запомнил?

– Да, господин. – Ангел кивнул.

– Не подведешь?

– Нет, господин.

Он ни за что не хотел бы разочаровать эти янтарные глаза хищника.

– Хорошо. Я дам тебе знать, когда прийти за оплатой.

– Благодарю, господин.

Ангел изящно поднялся, а потом, не поворачивая головы, проплыл через зал, словно парусник флота Царства через мутные воды торгового порта.

Рам Изад, выдохнув, сделал большой глоток пива. Если перед встречей он еще задумывался над тем, чтобы что-нибудь съесть, то сейчас совершенно утратил аппетит.


* * *

Лес был густым. Высокие деревья, оплетенные лианами, упирались в потолок неба. Посреди веток возились птицы, иногда мелькал какой-то зверек. Пахло влажной землей и свежим растительным соком. Ниже, между пнями, лежала вечная тень, потому что лучи солнца терялись среди толстых ветвей. Подстилка из опавших листьев и ползучих растений была прикрыта сухими ветками, которые даже не треснули под подошвами тяжелых солдатских сапог.

Драго с наслаждением вдыхал запахи леса. Хорошо было снова почувствовать вес и металлический холод оружия, видеть перед собой спину осторожно ступающего товарища.

Они прошли несколько десятков метров, когда дорогу отряда перегородил бегущий между камнями ручей. По знаку Тафти они остановились.

– Тут начинается доминион Тератела, – буркнул командир. – С этой минуты мы на задании, парни. Вы должны иметь глаза на заднице, следить за своей работой, прикрывать друзей и никаких геройских подвигов, понятно? Сотрудничаем с сукиными сынами, а не отрываем им голову. Покажите, на что способны солдаты Царства, что значит честь Шеол. Никаких скандалов, оскорблений, драк. В следующий раз пустим их ублюдочную кровь. Не сейчас. Это приказ. Понятно?

Они молча кивнули.

– Гамерин, Мираэль, разведка! Переходим ручей!

Они зашли в воду. Она доставала до косточек и была невероятно холодной. Драго снял с шеи большой медальон, поднял его перед собой на вытянутой ладони. Мираэль сделал точно так же. Они вышли на берег, двигались медленно, шаг за шагом. Остальной отряд последовал за ними.

– Чисто, – вполголоса произнес Мираэль.

– Чисто, – подтвердил Драго.

Он ощутил знакомую эмоциональную и мышечную дрожь, готовый среагировать немедленно, его зрение подмечало малейшее движение. Сердце билось сильно и радостно. Задание, снова задание!

Они шли осторожно, с медальонами на вытянутых руках. Мираэль переступил через поваленный ствол.

– Чисто, – буркнул он.

– Подожди! – Драго предупреждающе поднял руку. – Тут что-то есть.

Он медленно сделал пол неуверенного шага. В этот момент из медальона выстрелил сноп синего света.

– Черт! – выплюнул кто-то сквозь зубы за спиной Гамерина. – Блокада! Но, черт, замаскированная.

– Хорошая работа, Драго, – сказал Тафти. – Ремуэль, займись этим!

Низкий раскосый ангел с голубыми волосами, по обычаю темных завязанными на затылке в узел, вышел вперед. Он вытащил из бездонного кармана кучу небольших бляшек, покрытых искусными маленькими символами. Он долго выбирал, наконец оставил только шесть, остальные спрятал. Удерживая выбранные по очереди пальцами, он осторожно водил ими в воздухе.

– Нестандартная магическая блокада, черт бы ее побрал, – процедил он. – Сделанная на заказ. К тому же дьявольски классно. Попробуем комбинации.

Он взял пальцами несколько бляшек одновременно, водил ими вверх и вниз, бормотал непонятные слова.

В какое-то мгновение бляшки вспыхнули фиолетовыми искрами, и Ремуэль, зашипев, уронил их на землю.

– Дерьмо, – буркнул он. – Попытаюсь сам начертить ключ.

Он сел между зелеными побегами ежевики и снова стал шарить в кармане. Нашел стилус с заостренным горящим красным концом и несколько пластинок из мягкого металла. Он прикрыл узкие глаза и начал писать.

– Как там? – спросил Мираэль, когда Ремуэль выкинул пятую пластинку.

– Заткнись! – гаркнул ангел. – Я пытаюсь сосредоточиться.

Он нервно грыз конец стилуса. Внезапно быстрыми движениями он начертил сложный узор. Он поднял пластинку вверх. Из нее потянулась голубоватая струйка дыма, а потом пластинка слабо засияла.

– Работай, сука! – процедил сквозь зубы Ремуэль.

Линии узора на мгновение стали синими, потом погасли. Ремуэль снова выругался.

– Ну как? – Над ним склонился Тафти.

– Хреново. Ключ хороший, но блокада очень сильная. Не хочет отпускать.

– А выше?

Коммандос поднял голову.

– Может, и получится. Попробую еще.

Он подскочил, замахал крыльями и поднялся вертикально в воздух. За мгновение он оказался так высоко, что стал маленькой точкой в небе, почти невидимой, к тому же кроны деревьев закрывали обзор.

Когда через время он приземлился, запыхавшийся и потный, Тафти вопросительно посмотрел на него.

– Есть проход, – выдавил он. – Очень трудно, очень высоко, но есть.

Хмурое лицо командира разгладилось.

– Прекрасно, Ремуэль! Нарисуй ключ для остальных парней.

Драго поднял глаза к небу, закусив губу. «Не справлюсь, – подумал он. – Черт возьми, не справлюсь».

Тафти подошел к нему, положил руку на плечо.

– Останешься тут, Гамерин.

Ангел с трудом сглотнул слюну, глядя в землю.

– У тебя только одно крыло. Ты не полетишь, старик. Пойми это.

Драго не мог поднять головы и посмотреть на командира. А также не хотел видеть обеспокоенные, сочувственные лица друзей. Вся радость испарилась, как вода из лужи, оставляя осадок душащей горечи. «Я калека, развалина на свалку, – подумал он. – На что, к дьяволу, я надеялся?»

– Мне тяжело принять такое решение, но что мне еще сделать? – Тафти понизил голос. – Спрячься в кустах, не дай себя схватить и жди. Мы за тобой вернемся. Слышишь?

– Да, – выдавил Драго. Он почувствовал себя старым и ненужным, как никогда в жизни.

– Ремуэль, ты раздал ключи?

– Ага. То есть так точно.

– Дай один Гамерину.

Ремуэль, избегая взгляда друга, всунул пластинку между зажатыми пальцами.

– Подожди тут, Драго. Мы размягчим барьер изнутри. Тогда ты присоединишься к нам.

Гамерин равнодушно засунул пластинку в карман. Он даже не кивнул.

– Проверьте, что со связью, – приказал Тафти.

Коммандос потянулись за маленькими кристаллами с изображением ока дракона посредине. Глаза дрогнули, вяло закрутились и замерли.

– Задница, – буркнул Ремуэль. – Охранные помехи.

– Не крутится.

Ангел пожал плечами.

– Зараза. Я могу активировать ее силой, но тогда они сразу засекут нас.

– Трудно. Обойдемся без связи, – решился Тафти. – Приготовиться форсировать барьер.

Коммандос сжали ключи в руках, выстроившись цепочкой.

– Держись, брат, – бросил Гамерину Мираэль.

Драго не ответил. Он смотрел на свои ботинки, чтобы не встретиться взглядом с друзьями, начинающими операцию.


* * *

Хлопанье ангельских крыльев давно стихло, лес спокойно шумел, занятый своими делами. Птицы пели в кронах деревьев, а маленькие зверьки тихо шмыгали между корнями. Драго лежал, скрытый кустами, равнодушный ко всему, но его чувства, натренированные до автоматизма, реагировали на малейшие раздражители. Он отмечал насекомых, приземляющихся на листья ежевики, слышал шелест трущихся друг об друга стеблей травы. Он услышал треск веток, ломаемых подошвами, намного раньше, чем заметил движение среди зарослей. Молниеносно он вытащил из кобуры длинный плоский пистолет с гравировкой охранных заклинаний и символов. Беззвучно проверил, полон ли магазин. В металлических внутренностях оружия спокойно спало девять патронов, отлитых из легендарного серебра алхимиков, каждый снабжен магическим знаком, названным «пожеланием смерти». Драго замер. К нему приближалась группа ангелов. Он знал, что это крылатые, а не темные, потому что его слух уловил характерный звук трущегося оперения. Они подходили осторожно, пытаясь сохранять тишину. Они были слишком хороши для новичков и слишком слабы для коммандос. «Наемники Тератела?» – подумал он. Драго задержал дыхание, поскольку они проходили мимо него. С того места, где лежал, он видел их ботинки. «В большинстве изношенные и разные», – заметил он. Это были не стражи Тератела, потому что носили несоответствующую одежду. Для демонстрации позиции сановника хора Господства Терател приказал сшить для своих наемников одинаковые мундиры.

Группа пошла дальше. Драго насчитал двадцать три особы. У них было оружие.

Драго ощутил, как его охватывает мощная волна беспокойства. Он крепко сжал приклад. Крылатые скрылись между деревьями, и за мгновение звук их шагов стих. Они остановились. Слух Гамерина среди шума листвы уловил их голоса. Коммандос начал ползти. Острые шипы и ветки царапали его лицо, мышцы начали дрожать от напряжения, но ни малейший звук не выдал его движения. Наконец он оказался так близко, что смог увидеть и услышать крылатых. Он упал на землю и притаился.

Высокий смуглый ангел со шрамом на виске раздавал приказы.

– Разделиться на группы.

Они послушно сформировали отряды по одиннадцать. Командир держал в руках две бутылочки: черную и зеленую.

– Помните, только две капли.

Он подал пузырек ближайшим крылатым. Они вытащили пробки, капнули жидкость на ладонь и натерли виски. Драго задохнулся. Ангелы в мгновение ока превратились один – в Сына Геенны, второй – в Ворона Смерти. Они передали бутылочки следующим, которые также изменили внешность.

Холодный пот стекал за шею и по спине Гамерина. У него не было шанса, даже используя эффект неожиданности, убить двадцать три противника. Даже если они не были из спецназа, то явно не принадлежали к новичкам и точно знали, как пользоваться оружием.

Если бы он сейчас начал стрелять, то это было бы самоубийством и это никак не помогло бы шеолитам. Предостерегающий сигнал в голове Драго орал благим матом, но коммандос мог только бессильно сжимать кулаки.

Наконец бутылочки вернулись в руки смуглого командира, который превратился в рослого офицера воронов.

«Я должен найти какой-то способ, чтобы сообщить отряду», – отчаянно думал Драго. И ни одна идея не предполагала выполнимого способа.

Командир измененных наемников оценивающе рассматривал своих новых подчиненных.

– Придвиньтесь ближе, – приказал он.

Они послушно сбились в тесную кучу.

– Сила! – закричал он, поднимая вверх маленький коричневый предмет, который Драго не узнал. И в один момент все исчезли.

– Черт! – застонал Гамерин. Он отчаянно ударил кулаком в землю. Они перенеслись с помощью клочка летающего ковра, ценного магического предмета, доступного только для магов высокого ранга. Они могут оказаться где угодно.

Он вскочил на ноги. Схватил кристалл с оком дракона и попробовал его активировать. Устройство едва дрогнуло и сразу же замерло. Гамерина охватило отчаяние.

Он нащупал в кармане ключ Ремуэля и помчался в сторону барьера. Он ударился в него со всей силы, словно врезался в каменную стену. Он попытался еще раз. Потом снова. И снова. Обезумев от ярости и отчаяния, он рьяно бился в барьер, который оставался нерушимым. В конце концов он сполз по нему, залитый потом, от изнеможения не в состоянии перевести дыхание. Отбитые руки медленно начинали опухать.

Драго поднял голову, с ненавистью глядя на голубой купол над собой. Он поднялся, набрал воздух и попробовал взлететь. Он выполнил какой-то странный подскок, тяжело приземляясь на колени. Он встал, протянул руки и стал водить ладонями по невидимой поверхности барьера. Тот слегка прогнулся, позволяя погрузить палец на сантиметр. Потом барьер стал твердым, словно сталь. Драго вздохнул. Отчаянно махая одним крылом, он попытался подняться по гладкой магической стене. Оказалось еще сложнее, чем он боялся. Уже через пару метров он почувствовал боль в руках, сердце стучало, как сумасшедшее, пот заливал глаза. В один момент он не нашел опору для ног, пальцы тоже начали соскальзывать, и Гамерин рухнул вниз. Он ударился о землю с такой силой, что у него зазвенело в ушах. Минуту он ошарашенно сидел, потом поднялся, стиснув зубы, снова начал подъем.

Лес шумел, занятый своими делами, не обращая внимания на щуплую фигуру, неустанно покоряющую невидимую стену.


* * *

– Тсс, – прошипел Тафти.

Все разом замерли.

– Что там впереди?

– Чисто.

– Что-то слышите?

Они отрицательно помахали головами.

– Идем, – приказал Тафти.

Он чувствовал странное беспокойство, какое-то предчувствие катастрофы, от которого не мог избавиться. Все шло согласно плану, но у него все равно было ощущение, что он что-то упустил. «Я слишком стар для таких операций или как?» – задумался он. Он бросил еще один угрюмый взгляд вглубь леса и пошел вперед. Его догнал Эрел.

– Где мы должны встретиться с ублюдочными Воронами?

– Где-то тут.

– Их что-то не видать. Может, струхнули?!

– Тем лучше, – буркнул Тафти. – А ты закрой клюв. Я сказал не создавать лишнего шума.

Эрел замолчал.


* * *

Драго, в полубессознательном состоянии от усталости, тяжело упал с другой стороны барьера. У него болела каждая, даже самая маленькая мышца. Из-под обломанных ног


убрать рекламу






тей сочилась кровь.

Коммандос поднялся на четвереньки, потряс головой, чтобы разогнать танцующие красные пятна. Он с трудом поднялся, с ненавистью посмотрел на лес и, хромая, потащился искать следы своего отряда.


* * *

Мираэль оказался первым, поскольку шел впереди. Он только успел услышать визг снаряда и провалился в темноту под ногами товарищей.

– Что это, сука, такое? – рявкнул Эрел, а его крик перешел в стон, когда пуля разорвала ему бедро.

– На землю! В укрытие! – закричал Тафти. Между стволами деревьев промелькнул черный мундир.

– Это вороны! – завопил кто-то голосом, вибрирующим от ярости. – Проклятые предатели!

– Убить ублюдков! – раздался крик.

– Огонь! – приказал Тафти, но оружие шеолитов уже плевалось, до того как он закончил отдавать приказ.

Пули свистели, разрывали листья, грохот заглушал отчаянный щебет перепуганных птиц, сорвавшихся с веток, словно горсть рассыпанных по небу крошек. Стрельба затихла, когда коммандос поняли, что никто не стреляет в ответ.

– Убежали! – триумфально заявил Ремуэль.

– За ними, парни! – Тафти охватило небывалое возбуждение. Он перестал думать. Ему хотелось воевать. Он хотел крови ненавистных Харап Серапель, и снова, через столько лет, он мог их упустить. – Схватим ублюдков!

Коммандос кинулись через лес.


* * *

Высокий уродливый Ворон остановился. Его пронзительный взгляд обследовал зеленые заросли.

– Никого нет, – буркнул он.

Офицер Харап, великий темный с квадратной челюстью, пожал плечами.

– Мы не будем их ждать. Вперед.

– Да, господин.

Молчаливый отряд двинулся ровно, словно по натянутому канату. Одетые в черное солдаты напоминали колонну марширующих муравьев.

«Мы найдем эту их чудесную Книгу, а потом кинем ее Баалу под ноги, – подумал офицер с презрением. – А при случае разорим владения этой пернатой глисты. И может, даже несколько соседних».

Уродливый разведчик поднял голову.

– Слышу… – начал он, но не закончил, поскольку упал в сухую листву с лицом, разорванным пулей. В ту самую минуту два солдата упали на колени на тропинке. Один, руками держась за живот, повалился на бок. Ткань мундира моментально окрасилась свежей кровью, красные капли капали на землю.

– Шеолиты! – прохрипел солдат, заметив промелькнувший среди листвы силуэт врага.

– Смерть Сынам Геенны! – закричали Харап Серапель, а их крик утонул в свисте пуль.

– Убегают, банда трусов! За ними! Принесем Баалу головы мертвых шеолитов!

– Они трупы! – завопили вороны.


* * *

Коммандос Царства добежали до небольшой поляны. Только они успели выбраться на открытое пространство, как с другой стороны поляны появились Харап Серапель. Не несколько, как перед этим. А все.

Стрельба возобновилась в то же мгновение. Скрываясь за стволами деревьев, в ярых поисках рытвин и ям темные и крылатые уже не переживали, выживут ли. Они только жаждали забрать с собой во мрак как можно больше врагов. Это была не битва, а беспорядочная суматоха. Снаряды свистели, но раненые и умирающие падали на землю без стонов. Те, кто сохранил остатки сил и сознания, стреляли, пока их не охватывал мрак. Живые, у кого заканчивались боеприпасы, кидались на врага, разбивая черепа прикладами, с ножами или просто с голыми руками.

Тафти замахнулся и ударил в лицо коренастого ворона коротким, удобным карабином. Он услышал треск раздробленных костей, а тело врага пролетело в воздухе, ломая два тонких деревца. Он попытался зарядить новый магазин, но не успел. Очередной, выросший словно из-под земли ворон ударил его штыком в живот. Тафти зарычал и со всей силы вогнал дуло карабина темному в бок под самые ребра. Сила удара вогнала тупой предмет глубоко в тело. Харап завыл, опускаясь на колени. Тафти на мгновение увидел обнаженные в гримасе страдания короткие клыки и глаза цвета весеннего неба. Потом все начала заслонять красная мгла, а земля внезапно развернулась на девяносто градусов и ударила командира Сыновей Геенны в лицо.

Ремуэль выдернул нож из живота темного. Еще один кинулся на него до того, как ангел смог развернуться. Ремуэль мгновенно вывернулся, штык ворона задел только мундир под мышкой коммандос и едва разрезал кожу. Шеолит схватил вооруженную руку врага и резко дернул назад, выбивая руку из сустава. Темный выдавил из себя что-то типа приглушенного кашля или стона, пытаясь подсечь ангелу ноги. Ремуэль подпрыгнул, избегая удара. Харап упал спиной на свежевырванный пень. Он коротко крякнул и замер.

Офицер воронов столкнул головами двух шеолитов. Оба были ранеными. Один со сломанной ногой и окровавленным крылом, второй уже умирал от огнестрельной раны в груди. Ворон прижал их к земле. Даже не скривился, когда раненный в ногу коммандос вогнал ему штык глубоко в икру и повис на нем. Темный пнул ангела в челюсть, с удовольствием услышав хруст сломанной шеи. Шум крыльев был последним звуком, который он услышал. Эрел упал ему на спину и до того, как офицер воронов рухнул, ловко вырвал ему глотку. Они упали на землю. Ангел поднялся, морщась, потому что труп, падая, задел его раздробленное пулей бедро. Рана, несмотря на временную стягивающую повязку, сильно кровоточила, поэтому Эрел, уверенный, что это его последняя битва, поднялся в небо, чтобы убить еще нескольких врагов, до того как окончательно потеряет силы. В воздухе яростно сражались те, кто из-за ран не мог ходить, но еще имел достаточно ярости и энергии, чтобы убивать. Каждую минуту кто-то падал с шелестом сломанного оперенья или хлопаньем кожаных крыльев. Вцепившиеся друг в друга противники создавали причудливые клубы тел, перьев и порванных клочьев мундиров, ощетинившиеся металлом, истекающие дождем кровавых капель, как безумные грозовые тучи. Их тени ползли по земле, заглядывая в безразличные, стеклянные глаза трупов. Остатки шеолитов и Сынов Тьмы яростно убивали друг друга. Битва продолжалась. Вода ближайшего ручья окрасилась в алый цвет.


* * *

Драго понимал, что не успеет. В лесу царила тишина, глухая и вибрирующая. Коммандос слышал птиц, шелест листвы, ощущал дуновение ветра, но через все это пробивалась безжизненность, которая вызывала в нем дрожь страха. Медленно, сначала едва заметно, к запаху земли и прелых листьев стала примешиваться другая вонь. Драго хорошо ее знал. Запах крови. Тогда он понял, что уже опоздал. Он замедлился. Хотя он не тешил себя иллюзией, но продолжал идти. Он заметил первые следы битвы, поломанные ветки, покалеченные пулями стволы, изрытую сапогами землю. И кровь. Красные свертывающиеся пятна на листьях, мхе, стеблях травы. Гамерин задрожал. Холод медленно заползал в его сердце. Ржавых пятен было все больше. Он топтался по ним. Они впитывались в землю, создавая розоватые лужи, неприятно хлюпая на каждом шагу. Они превратили влажный берег ручья в кровавое болото. Драго вышел на небольшую полянку. Замер на границе последних деревьев, а потом шаг за шагом начал обходить ее по кругу. Его лицо застыло, бледное как полотно. Вся поляна была усеяна трупами. Крылатые и темные, одетые в черные и оливковые мундиры, сейчас ставшие бронзовыми от спекшейся крови, лежали рядом друг с другом, часто нежно обнимаясь, скаля зубы в призрачной, смертельной гримасе. Мертвые глаза вглядывались в пространство, словно в ожидании. Некоторые – насаженные на стволы сломанных деревьев – застыли в необычных позах, словно актеры какого-то страшного спектакля. Один мертвый ворон стоял на коленях, упершись лбом в замшелый валун, сгорбленный в пародийном молитвенном поклоне, синими устами касаясь камня, словно нашептывал ему жалобы или секреты. Драго пнул его сапогом. Труп медленно завалился набок. Вместо лица у него была маска из запекшейся крови и грязи. Возле ствола огромного граба лежал Тафти, оплетенный собственными внутренностями. Он выглядел гротескно, словно задремал во время выполнения экзотического танца со змеями. Драго подошел к нему, перевернул на спину и закрыл его веки. Недалеко лежал Ремуэль. Гамерин смог его узнать по голубым волосам, склеенным в один клубок с листьями, иголками и кровью, а лицо превратилось в месиво мяса и костей. Эрел покоился там, где рухнул, посреди поляны, на куче тел воронов, странно трогательных после смерти, с распростертыми крыльями и разметавшимися волосами.

Драго провел рукой по лицу, словно пытался стереть с глаз картину побоища. Ветер шелестел в листве, ручей тихо журчал. Внезапно коммандос вздрогнул, потому что его ухо уловило шум, который не принадлежал к голосам леса. Он шел из-за кучи зарослей, что росли на краю низкого склона. Драго поднялся, осторожно приблизился к кустам. Внизу лежал темный в мундире воронов. Живой. При виде крылатого он обнажил короткие острые клыки, издавая низкий рык. Грудную клетку ему придавила огромная ветка, отломанная от ближайшего дуба, а из левого бедра, над коленом, торчало острие штыка.

Драго спустился в овраг. Темный дернулся. Желтые глаза смотрели на Сына Геенны с ненавистью. Гамерин заметил, что мундир ворона разорван и открывает рану на правом боку. Он склонился над ним.

– Можешь говорить? – спросил Драго.

Темный смерил его взглядом, полным презрения, и попытался плюнуть ему в лицо, но только оплевал себе бороду. Он дернулся еще раз, но очевидно не мог двигаться, придавленный веткой. Если бы он не был ранен, оттолкнул бы ее без труда, однако сейчас ему не хватало сил.

– Да, – буркнул Драго, потирая подбородок. – Ты неразговорчивый.

Он опустился на колени возле темного, раскрыл разорванную ногу. По лицу солдата пробежал короткий спазм. Штык вошел глубоко и, скорее всего, повредил колено, хотя не задел артерию, иначе темный был бы уже мертв. Ткань штанов была мокрой от крови. Драго схватился за рукоять и потянул. Харап Серапель стиснул зубы, не позволяя себе стон, хотя ему это дорого стоило. На лбу выступили капли пота, кожа посерела. Из раны полилась кровь. Драго откинул штык, вытащил из кармана перевязочный комплект и разорвал его зубами.

– Лучше добей меня, – прохрипел ворон. Желтые глаза все еще горели ненавистью. – Я бы тебя добил.

– Не беспокойся, – буркнул Драго, затягивая повязку на колене раненого.

– Зачем ты это делаешь?

– Считай, выполняю приказ. Мы должны сотрудничать.

Ворон задрожал.

– Вы напали на нас, проклятые предатели! – рявкнул он с ненавистью.

– Фигня все это, – прошипел Драго. – Они нас всех подставили. Две группы наемников, измененных магически, спровоцировали это столкновение.

– Врешь, – неуверенно сказал Ворон.

– Я видел их собственными глазами! Как думаешь, зачем я тебя перевязываю? Чтобы ты рассказал правду своим сраным начальникам.

Глаза темного сузились.

– Думаешь, ты их видел? – бросил он. – Почему ты не был со своими? Почему не сообщил им?

Рот Драго искривился.

– Не смог. У меня нет крыла, поэтому они оставили меня за барьером, я не мог подняться вверх.

– Так благодаря какому чуду ты тут? – прошипел раненый.

– Я влез на него! – гаркнул Гамерин. – Я сказал тебе правду, делай с этим, что хочешь.

Темный прикрыл глаза. Он старался не показывать, что страдает, но его лицо искривила гримаса боли.

– Я верю тебе, – прошептал он.

– Давай я уберу ветку, – сказал Драго. – Сможешь мне помочь?

Ворон с трудом кивнул. Гамерин потянул ветку вверх. Она была тяжелой, как каменная балка. Он дернул ее со всей силы в сторону, и ветка упала на землю.

– Ты как? – спросил он.

Посиневшие губы едва шевелились.

– Норм.

– У тебя сломаны кости.

– Не знаю. Наверное.

– Я дал бы тебе обезболивающее, но оно освященное. Тебе оно навредит. Придется терпеть.

Темный презрительно скривился.

– Не беспокойся, – прошептал он.

– Даже не думал.

Драго потянул черный мундир, чтобы открыть рану на боку ворона, но тот внезапно приподнялся на локтях.

– Я сам это сделаю! – рявкнул он.

Ангел пожал плечами. Лицо темного посерело, превратилось в призрачную маску, когда он неуклюже прижимал повязку к боку. Гамерин боялся, что ворон потеряет сознание.

– И сам перебинтуешь? – спросил он язвительно.

Раненый прикрыл глаза.

– Похоже, нет, – пробубнил тот.

– Я тоже так думаю, – буркнул Драго, накладывая повязку. Желтые глаза ворона потемнели от боли.

– Как тебя зовут? – спросил ангел.

– Литиэль.

– Хреново, но ты выкарабкаешься.

Темный скривился, выдавливая улыбку.

– И сам знаю.

– Какой умный ворон.

– Зачем они это сделали, как тебя там… Сын Геенны?

– Меня зовут Гамерин. Драго Гамерин. А зачем кому-то нужно, чтобы мы перебили друг друга? – Он пожал плечами. – Чтобы мы не выполнили задание, чтобы снова поссорить Царство и Преисподнюю. Сам должен знать, если такой умный, ворон.

Литиэль облизал сухие губы.

– Я знаю одно. Нужно отсюда уходить, прежде чем псы Тератела доберутся до нас. Они точно уже рядом.

– Ты прав, – согласился с ним Драго. – Сможешь идти?

– Конечно, – прошипел раненый.

Коммандос Царства скептически посмотрел на него. Ворон стиснул зубы и начал подниматься. Левой рукой он ухватился за ствол и подтянулся. Правое плечо, которое придавила ветка, было покалечено, и рука бессильно свисала. Литиэль поднялся на ноги. Раненое колено подогнулось, поэтому он повис, схватившись за ветку. Кожа темного стала пепельной, виски блестели от пота. Он закусил губу.

Недоверие в глазах Драго сменилось восхищением.

– Обопрись на меня, – предложил он.

– Не нужно, – прохрипел темный, но, когда сделал шаг, колено совсем отказалось его слушаться. Он упал бы, если бы ангел не подхватил его. Он тяжело оперся на Драго, едва дыша. Он весил как мешок свинца.

– Идем, крылатый, – выдавил он.

Они потащились в сторону барьера, по широкой дуге обходя поляну, устланную трупами друзей. Хотя они передвигались с трудом, но быстрее, чем Драго предполагал. Ворон оказался твердым орешком, хотя все сильнее опирался на плечи ангела, а дыхание превратилось в хрип. «По крайней мере, мы хромаем на одну ногу», – иронически подумал коммандос.

Наконец они добрались до невидимой стены.

– Хорошо, – сказал Драго. – Попробуй перелететь, а я перелезу. Прощай, Литиэль. Расскажи в Преисподней, как было на самом деле.

– У тебя есть ключ, Сын Геенны? – спросил ворон.

Драго кивнул.

– Вынимай его.

Прежде чем до него дошло, в чем дело, его оторвала от земли железная хватка Литиэля.

– Эй! – закричал Гамерин. – Ты что делаешь?!

– Держись за меня, чертов крылатый! – захрипел темный. Его большие черные крылья с трудом били по воздуху. Они уже находились так высоко, что ангел, хотя и не хотел, но вынужден был со всей силы вцепиться в ворона, иначе падение закончилось бы для него смертью. Ветер свистел в ушах, вокруг разливалась бледная лазурь, а кроны деревьев с высоты казались зеленым колышущимся ковром. Однако они ударились в блокаду слишком низко, поскольку Литиэль быстро терял скорость. Из последних сил он врезался в стену. Она неохотно, но уступила, больно ударив их голубыми разрядами. Перед глазами темного закручивались черные спирали, сердце стучало о ребра, как дверная колотушка, а боль почти лишила его сознания. Они фактически упали, а не приземлились, ударяясь о мокрую землю с другой стороны барьера.

– Ты сдурел? – выдохнул Драго. Его руки занемели. Литиэль был не в состоянии ответить. Он лежал на спине, с трудом переводя дыхание.

Драго сел, скрестив ноги. Он вытащил из кармана табак и папиросную бумагу и начал скручивать самокрутку.

– Черт бы тебя побрал, темный, – буркнул он с восхищением. – Закуришь? Мирра и ладан.

– Ага, – с трудом выдавил Литиэль.

Гамерин всунул самокрутку между побледневшими губами.

– Оставь меня, – прохрипел ворон. – Сейчас тут будут…

– Понятно, ужасные наемники Тератела. Пошли они в задницу, брат. Мне нравится тут сидеть и курить, поэтому я тут сижу и курю. Запретишь мне?

Харап Серапель не ответил. Он закрыл глаза и затянулся. Закашлялся, что явно причинило ему сильную боль, потому что он замер с сигаретой в зубах, позволяя ей догореть до конца.

Драго слушал лес. Ветер приятно шумел между ветвями деревьев. Ангел сделал следующую самокрутку, выкурил ее, удобно прислонившись спиной к стволу. Он ждал. Наконец ворон пришел в себя. Поднялся на локтях, потом встал на правое колено, странно выровняв левую ногу. Он попытался подняться. С трудом, но довольно уверенно, он все же стоял.

Драго следил за ним, прищурив глаза.

– Сможешь идти?

Литиэль кивнул.

– Возьми, – Гамерин подал ему толстую палку, старательно очищенную от веточек.

– Спасибо, – буркнул темный. – Прощай, Сын Геенны.

Он заколебался и добавил:

– Драго Гамерин.

– Прощай, Литиэль, враг Царства, – ответил Драго, но улыбнулся.

На дне желтых глаз что-то странно заблестело, но ворон уже не ответил. Он исчез между деревьев, тяжело опираясь на палку, волоча раненую ногу.

Драго возвращался в Царство поспешно, но осторожно. Он был подавлен. Перед глазами все еще стояли мертвые лица друзей, и какой-то противный голос внутри винил его в том, что он не нашел способ их спасти. Лес редел, и коммандос надеялся скоро выйти на общественный тракт. Он хотел как можно быстрее сообщить Алимону об измене и провале операции. Но не меньше он жаждал добраться до командира наемников и того, кто его нанял. «Алимон их найдет, – подумал он. – У него связи». В этот самый момент он сделал очередной шаг и провалился в бездонную темноту.

Он очнулся со страшной головной болью. На губах ощущался противный вкус. «Черная магия», – понял он. Драго лежал на лесной поляне, лицом в землю. В поле зрения оказалась пара ног, обутых в тяжелые, изношенные ботинки. «Вот и твои наемники», – подумал он с горечью. Кто-то пнул его носком ботинка в бок.

Парочка пинков вынудила его перевернуться на спину. Он увидел над собой смуглое лицо ангела со шрамом на виске.

– Сколько вас выжило, крылатый?

Драго искривил рот.

– Это тебя не касается, крылатый.

Смуглый пнул его под ребра.

– Неправильный ответ, солдат. Попробуем еще раз. Много вас выжило?

– Достаточно, чтобы выпустить тебе кишки и развесить на ближайших елках.

– Он знает. Ты видел его в кристалле, когда разговаривал с тем вороном, – вырвалось у коротко стриженного блондина.

– Заткнись! – рявкнул смуглый. – Много из вас знает?

Драго сглотнул слюну.

– Проверь в кристалле, предатель.

Ботинок наемника ударил его в челюсть. Коммандос ощутил кровь во рту.

Он выплюнул ее вместе с куском отломанного зуба. В голове шумело, поскольку удар был сильным, а последствия черной магии еще не выветрились.

– Будешь говорить?

– Буду, – медленно ответил Драго. В глазах смуглого ангела мелькнуло недоверие. – Но не с тобой, предатель.

Пинки посыпались на него сильные и прицельные. Коммандос сжался от боли, безрезультатно пытаясь закрыть голову и живот. Магический удар ослабил его настолько, что он не мог даже думать о защите. Во рту была кровь, каждый новый удар отзывался сильной встряской в больном теле. Драго слышал в ушах только монотонный шум, перед глазами кружили темные пятна. Медленно он терял связь с реальностью. Чувствовал только тупые удары сапог. Они целились именно туда, где могли нанести самые серьезные травмы. Клочья тьмы кружили под веками Гамерина, словно перепуганная стая ворон. Он прекрасно понимал, что наемники не просто решили посчитать ему кости. «Если они продолжат, то убьют меня», – подумал он. Если бы он мог выбирать, то желал бы умереть по-другому, а не быть забитым среди гнилой листвы.

– Оставь его, Рам. Он ничего тебе не расскажет. Шеол – это кремень, – услышал он словно сквозь вату.

– Ты спятил, Тараэль? – гаркнул смуглый, прекратив смертельные пинки. – Ты обращаешься ко мне по имени?

Тараэль пожал плечами.

– Все равно убьем его. Что с того, что он знает твое имя. Лучше не оставлять следов. Вернемся на поляну и застрелим его там.

– А если псы Тератела уже там?

– Проверь в кристалле. С помощью ковра перенесемся и вернемся в мгновение ока.

– Так почему не убить его тут и не перебросить на поляну?

Тараэль вздохнул.

– Потому что ковер не переносит трупы, Рам. Предметы – да, а мертвых – нет.

– И это, сука, почему же?

– А я знаю?! Я не маг. Так работает, и все тут.

– Ты слишком умный, Тараэль. – Смуглый окинул подчиненного хмурым взглядом, но вытащил из-за пазухи хрустальный шар.

– Чисто, – буркнул он. – Пойдешь ты и Сарэль.

Коротко стриженный ангел вздрогнул.

– Почему я?

– Ну не повезло тебе, Сарэль. Забирайте его.

– Вставай! – гаркнул Тараэль Драго.

Гамерин даже не вздрогнул. Наемник наклонился к нему и ткнул стволом карабина.

– Если ты сейчас же не поднимешь свою задницу, я застрелю тебя тут. Понял?

Коммандос расслышал предупреждение, произнесенное таким тоном, что понял: если хочет жить – должен подчиниться. А он хотел. Драго оттолкнулся руками от земли, пытаясь подняться на четвереньки. Локти неожиданно подогнулись на середине маневра, в голове завыла красная сирена, и Драго тяжело рухнул на бок. Он дышал с трудом. Однако не мог позволить себе передохнуть. Барахтаясь в грязи, словно растоптанный червяк, он, наконец, встал на колени. Согнул одно колено, уперся в него рукой и снова попробовал подняться. С трудом ему это удалось. Он чувствовал себя ужасно слабым, его терзала тошнота, а в голове кто-то включил столярный станок. Он был рад, насколько это было возможно в такой ситуации, что ему придется одолеть только двоих противников. Мир вращался перед его глазами, поэтому он не успел заметить, когда Тараэль поднял вверх кусок ковра.

– Сила! – закричал он.

Ноги Драго утонули в кровавом болоте. Трупы без эмоций восприняли появление тройки крылатых, занятые ожиданием встречи с Абсолютом. На открытый глаз одного из воронов присела большая стрекоза, но это не изменило его полного стоицизма выражения. Гамерин почувствовал дрожь, пробегающую по его спине. Уже через минуту он должен кинуться на врагов, но был не в состоянии сделать это. Мысли путались, на руках и ногах висел непомерный груз, мышцы реагировали с опозданием. «Убьют», – понял он, но даже эта уверенность не смогла мобилизовать его.

– Иди вперед, крылатый, – услышал он. – Только медленно.

Драго вздрогнул. «Выстрелит в спину, – подумал он. – Лучше уже обернуться». Тараэль толкнул его дулом карабина. «Забрал у какого-то трупа», – промелькнуло у него в голове. Ошибка. Они должны застрелить его из оружия Харап Серапель. Хотя кто заметит это посреди такой бойни?

– Шевелись, солдат!

Драго пошел. Сделал второй шаг, третий, чувствуя напряжение в плечах и спине. Он услышал свист. Тихий. Короткий. Нож. Ждал удар, боль, которая не наступала. Вместо этого до его слуха донесся звук падающих тел, предсмертные хрипы.

Он повернулся. Тараэль и Сарэль лежали на земле, пальцы первого ангела еще легко вздрагивали. Над ним стоял Литиэль.

– Успел, – сказал он, улыбаясь. – Я возвращаю долг. Он тяготил меня. А сейчас мы квиты.

– Спасибо, – едва пробормотал Драго. – Откуда ты знал?

Темный почесал здоровой рукой щеку.

– У меня есть кристалл. Собственно, это тайна, я не должен тебе говорить об этом, но хрен с этим, крылатый. Это слабый кристалл, может ориентироваться только на последнего человека, с кем я разговаривал, поэтому он скорее бесполезный. Хотел узнать, как у тебя дела.

– И спасибо тебе за это, – вздохнул коммандос.

– Я увидел, что ты попал в ловушку. Вокруг крутились те ублюдки. Я понял, что они доставят тебя на поляну, и прилетел. Немного рисковал, крылатый.

Он улыбнулся, обнажая короткие клыки. Литиэль, опираясь на палку, сильно хромая, подошел к убитым.

– У них ковер, – удивился он.

– И до черта магических игрушек. Тот, кто их нанял, должен быть магом высокого класса. Возьми ковер, Литиэль. Тебе пригодится больше. Я справлюсь. Они ударили меня черной магией, но уже все проходит.

Темный заколебался. Он точно чувствовал себя плохо, поэтому кивнул.

– Ладно, но подкину тебя поближе, если получится.

– Подкинь меня на тракт к Царству. Не многолюдный.

– Сила! – произнес Литиэль.

Они оказались на спокойной дороге посреди полей. По обеим сторонам колосились нивы. Между колосков выглядывали веселые голубые васильки.

– Доберешься отсюда? – спросил ворон.

– Конечно. Спасибо, Литиэль. И не пойми меня неправильно, но я надеюсь, что мы никогда больше не встретимся.

– Да, – ответил темный. – Я тоже на это надеюсь. Прощай, солдат.

– Прощай, ворон.

– Сила! – произнес Харап и растаял в воздухе.

Драго глубоко вздохнул. Голова еще болела, но последствия воздействия черной магии уже проходили. Он подумал, а сможет ли убить Литиэля, если им придется столкнуться на поле битвы, и пришел к выводу, что сможет. В конце концов, он же коммандос Царства. Сейчас осталось только как можно быстрее найти Алимона.

Глава IV

 Сделать закладку на этом месте книги

– Это Хийя, – услышал Даймон, заглянув в глубину золотистых глаз.

Необычная радужка, похожая на частички золота, затонувшие в расплавленном топазе, в оправе очень черных и длинных ресниц, сразу же привлекала внимание. Глаза сияли, как два светильника-близнеца, посреди синих кобальтовых локонов. Остальное тоже было необычным. «Красивая, – подумал Даймон, – хотя и неспокойная, классическая красота высокородных ангелов. Тонкий нос, скорее узкие губы, слегка искривленные ироничной усмешкой. А фигура! Бездна, вот это фигура!»

Глубокое декольте простого голубого платья частично открывало безупречную грудь, слишком полную и слишком изящную для ангела. Узкую талию подчеркивали разрезы на платье, которые не позволила бы себе скромная жительница Царства. Однако у Хийи не было широких бедер демоницы и тем более вызывающих манер, свойственных даже благородным темным. Она вела себя естественно и свободно, излучая какую-то невероятную энергию и обаяние, источник которых Даймону не удалось выяснить, но он был сразу же очарован.

– Приветствую, госпожа, – сказал он. На звук его горлового, слегка хрипловатого голоса зрачки Хийи немного расширились. Она улыбнулась.

– Приветствую, господин. Я удивлена, что вы приняли приглашение Габриэля и прибыли вместе с ним на мой остров.

– Я тоже, – искренне ответил Даймон.

Когда Габриэль предложил вместе посетить один из его замков на Луне, где живет надежный друг и где можно спокойно поговорить, ангел Разрушения и не рассчитывал встретить кого-то настолько необыкновенного. И уж конечно, не рассчитывал на ангела-женщину. И сейчас в его сердце закралось странно гадкое и неприятное подозрение, что Хийя является кем-то большим, чем просто другом Габриэля. Он сразу же отогнал эту мысль, поскольку она очень ему не понравилась, и не из-за моральных причин.

Хийя с беспокойством поинтересовалась здоровьем Разиэля, и ангел Исцеления успокоил ее, что уже все в порядке. Она добавила, что в последний раз разговаривала с Князем Магов через зеркало, и хотя он выглядел лучше, но был очень подавленным. Габриэль, вздохнув, коротко начал подводить итоги провала операции коммандос Шеол. Она внимательно слушала, перебивая лаконичными замечаниями.

Они шли по широкой аллее через лес, больше похожий на парк, обступающий замок Хийи. Весь остров и даже окружающее его море принадлежали Габриэлю, который, как Князь Луны, владел тут огромными территориями. Остров был обширным, большая часть его заросла лесом, полным старых деревьев необычайно редких видов. Некоторые из них цвели. В зарослях открывались небольшие полянки, заросшие мягким мхом и мелкими цветочками. Часто их пересекали ручейки, вливающиеся в маленькое озерцо с чистейшею, словно стекло, водой. На каменистых берегах сидели нимфы, сплетничая и брызгаясь. Заметив прибывших, они со смехом убегали. Несколько раз Даймону удалось увидеть среди зарослей настороженное, дикое лицо кентавра. Похоже, у него было золотое кольцо в носу. Вдруг что-то вспыхнуло, огромный зверь зашелестел листвой, и луч солнца отразился от рога, ангел Разрушения готов был поклясться, что это единорог, хотя единороги, пугливые и быстрые, не любили замкнутых пространств, таких как острова.

Огромный парк, прилегающий к замку, все же был лесом, хотя и облагороженным. Сухие ветки были обрезаны, бурелом убран, протоптаны тропинки. Территорию парка ограждала высокая каменная стена с воротами из литого металла. Портал окружали архивольты, а калитка была украшена замысловатым плетеным орнаментом, в котором угадывались изображения сражающихся драконов. На дверях висел молоток к форме волчьей головы, означающей, что дом принадлежит магу. Когда Габриэль постучал, в тот же миг скрипнула калитка и в проеме появился маленький фавн с золочеными рожками и копытами. Кивая кудрявой головой, он заверил, что госпожа очень рада их приветствовать и уже спешит им навстречу.

Хийю они увидели в старом саду, заросшем кривыми яблонями. Засияв при виде их, она показалась Даймону существом не из этого мира. О край ее голубого платья терся большой небесный кот с золотистыми глазами. На шее у него был ошейник с колокольчиком. Он посмотрел на Даймона и любезно улыбнулся.

– Познакомься с Неемией, господин. – Хийя махнула рукой.

– Приветствую, Неемия.

– Мяу, – ответил кот, выгибаясь.

Они двинулись в сторону здания. Замок был небольшим, но очаровательным. Изящное здание с остроконечной крышей, узкими окнами и башенками по углам украшали пинакли, карнизы и горгульи. Над входом закручивалась маленькая витражная розетка, а на коньке и дверных


убрать рекламу






коробках сидели горгульи.

Через двойные окна в башне была видна винтовая лестница. С фланга портала сидели два маленьких дракона.

– Узнала что-нибудь, дорогая? – спросил Габриэль, обрисовав неблагополучную ситуацию в Царстве. На последнем слове Даймон непроизвольно напрягся.

Кобальтовые локоны заволновались, когда она отрицательно покачала головой.

– Если Разиэль не смог справиться, то как я смогла бы?

– Ты его лучшая ученица. Он утверждает, что скоро ты его перерастешь.

– Он мне такого никогда не говорил, – рассмеялась она.

– А как Иссоп? – сменил тему Габриэль.

– Лучше. Нога хорошо заживает. Но мне пришлось отделить его от стада, потому что он постоянно провоцирует драки. Остров немного маловат, молодым жеребцам, желающим создать свое стадо, некуда идти.

Даймон удивленно посмотрел на нее.

– Хийя разводит для меня единорогов, – пояснил Габриэль.

– Ты и в самом деле невероятная, госпожа, – произнес Даймон. – Все знают, что единорогов нельзя разводить.

– Прошу, называй меня по имени. Я столько лет общаюсь только с друзьями, что чувствую неловкость от этого церемониала.

– Хийя, – повторил Даймон, и сам звук ее имени доставил ему удовольствие.

– Позови кого-нибудь, девочка, – улыбнулся Габриэль. – Хочу иметь хоть минуту радости, до того как вернемся в болото, в которое превратилось Царство.

– Может, Сапфира? – спросила она, а глаза заблестели весело и лукаво.

– Конечно, он же самый красивый.

Хийя свистнула так резко, что Даймон дернулся. И такого он от нее не ожидал.

Не прошло и минуты, как они услышали топот. Перед крыльцом остановился единорог. Действительно, он был прекрасен. Блестящая шерсть имела глубокий синий цвет. Ноги, хвост, грива и рог сияли матовым золотом. Сапфир подошел к Хийе, ткнувшись в нее бархатным носом. Она стала гладить его. Он фыркал от удовольствия, выгибая шею. Он был большим для единорога. Почти что таким же высоким, как Полынь. Имел широкую грудную клетку и сильные ноги, над копытами заросшие длинной мягкой шерстью.

– Он разговаривает? – спросил Даймон, протягивая к животному руку. Оно глянуло на него круглым темным глазом, но позволило к себе прикоснуться.

– Очень редко и неохотно, – ответила Хийя.

– Моего коня зовут Полынь. Он слишком разговорчив для существа.

– Единороги не являются бестиями, – пояснила она. – Но иногда дают себя оседлать. Я ездила на Сапфире.

Он посмотрел на ее улыбающееся лицо, приходя к выводу, что дал бы убить себя второй раз, чтобы увидеть ее на спине этого животного.

– Жаль, что ты не взял своего коня, господин. Мы могли бы покататься по острову. Другие единороги, к сожалению, не пригодны для верховой езды.

– Даймон.

Она вопросительно посмотрела на него.

– Называй меня Даймон. Ты даже не представляешь, как я жалею, что не взял Полынь.

Она слегка прикусила губу.

– Ты ошибаешься, Даймон. У меня хорошее воображение. Я же ведьма.

– Маг, – поправил ее Габриэль. – Прекрасный маг. Прими это к сведению, Абаддон. И пошли уже внутрь.

– Конечно! – воскликнула Хийя. – В этой глуши я забыла про хорошие манеры. Держу гостей на улице! Нужно было пнуть меня по ноге, Габриэль.

– Тебе было весело, – с легкой горечью буркнул Габриэль.

Внутри было просто и со вкусом. На стенах висели алхимические картины, несколько разбросанных в разных местах магических книг и предметов напоминали о профессии хозяйки дома. За столом прислуживали фавны, потому что нимфы-служанки только толкались и хихикали.

Даймон прекрасно пообедал, а потом провел полдень за разговорами с Хийей и Габриэлем. Хийя оказалась замечательным собеседником, рассказывала увлекательно, веселилась, блестяще парировала, разумно советовала. Она была в курсе ситуации в Царстве и Преисподней и даже, что не удивило Даймона, знала про уход Бога и необходимость договора с Люцифером.

Сидя в кресле возле камина, с бокалом прекрасного вина и видом раскрасневшегося от огня лица Хийи, ангел Разрушения чувствовал себя таким счастливым, как никогда в жизни. Приглашение Габриэля предусматривало ночевку в замке, а Даймон надеялся, что визит затянется на несколько дней. Но в данный момент ни Габриэль, ни он сам не могли позволить себе оставить Царство на более длительный срок.

Хийя, поглаживая спящего на коленях Неемию, смотрела на Даймона из-под слегка прищуренных век, а то, что она чувствовала, было одновременно и беспокойным, и приятным. Подсознательно она оценивала его как своего любимого единорога. Ей нравилась высокая, стройная фигура ангела, сильные плечи, длинные ноги, графитовые блестящие крылья, заканчивающиеся на концах когтями, как у темных. У него было вытянутое лицо, резкий, хищный профиль, большой рот и глубоко посаженные глаза, удивительные из-за своих бездонных, огромных зрачков с зеленым ободком вокруг. Черные волосы были заплетены в косу, что доставала до середины спины, а прядки, что невозможно было вплести в косу, были ровно пострижены на уровне скул. Она любила слушать его голос, который не был приятным из-за горлового звучания и хрипотцы. Ее привлекал странный рисунок саламандры на его щеке и сложные татуировки на ладонях. «У него красивые руки, – подумала она. – Сильные, с длинными пальцами, овальными ногтями и выразительными косточками. Даже этот страшный шрам не уродует их. И красивые запястья. Говорят, что он лучший фехтовальщик Царства. Это, пожалуй, так. Он двигается грациозно, но уверенно, как солдат. Скорее как рыцарь. В этом разница. Даймон Фрэй, Абаддон, Танцующий на Пепелище. Кто бы подумал?»

Поздним вечером Хийя вошла в свои комнаты, оставив Даймона и Габриэля одних. Сгорбленная горгулья подложила дров в камин и тоже исчезла.

– Красивая, правда? – спросил Габриэль.

– Очень красивая, – согласился ангел Разрушения.

– И милая.

– Более того, Джибрил. Необыкновенная.

Регент Царства стянул с пальца перстень и крутил его в руках.

– Знаешь, о чем я хотел с тобой поговорить?

– Скорее всего, не о Хийе, – буркнул Фрэй.

– О предсказании.

Даймон вздохнул.

– Ты правда думаешь, что приближается день гнева, Джибрил? Считаешь, что Антикреатор отправит против нас армию Тьмы, как и предсказывала бестия?

– И свое отражение – Сеятеля Ветра, – буркнул Габриэль. Фрэй закусил губу.

– Знаю. Только ангел Разрушения, Танцующий на Пепелище, сможет его остановить. В этом дело?

– Да. Если Сеятель придет, ты – единственный шанс Царства, Даймон. Особенно когда Бог оставил нас.

Большие зрачки ангела заблестели.

– Я сделаю все, что в моих силах, Джибрил. Только это могу тебе пообещать.

– Я не про это говорю, – вздохнул Габриэль. – Я знаю, что, если что, ты будешь бороться до последнего. Просто береги себя, хорошо?

Даймон горько усмехнулся.

– Чтобы никто не разбил мне голову, до того как Сеятель придет погубить Царство, Преисподнюю и всю Вселенную?

– Да, – искренне ответил архангел Откровений. – Даймон, Антикреатор – это сама смерть, мрак и хаос. Он – противоположность Бога, зло, от которого Светлость отказался. Бог содержит в себе все, но сознательно выбирает добро. Антикреатор – это та часть, которую Он отверг. Он не умеет творить, только уничтожать. То, что он творит, становится карикатурой и отрицанием жизни. Всего. Сеятель принесет смерть нам, темным, людям и всем другим существам, вызванным к жизни Светлостью.

– Знаю, Габи, – медленно произнес Даймон. – Я воевал с Тенью.

Габриэль вздрогнул. Он внимательно посмотрел на друга. «Может, он действительно призрак, как кое-кто утверждает, – подумал он. – Так и должно быть, иначе у него не было бы шанса встать лицом к лицу с Тенью. Только Даймон мог его остановить, потому что Даймон в каком-то смысле мертв. Никто из живых не приблизится к Сеятелю».

Габриэль в очередной раз снял и надел перстень. Вздохнул.

– Знаешь, проблема в том, что даже если Сеятель действительно придет, у меня нет шанса подготовиться. Я призову под ружье регулярную армию, мобилизую всех способных держать оружие, введу чрезвычайное положение, и что? Прикажешь ждать им до бесконечности? Куда отправить Воинство? На Землю?

Даймон с хрустом размял пальцы. Его голос противно скрежетал.

– Уверенность, что Антикреатор пошлет свои эманации на Землю, не стоит выеденного яйца. Она основана на горсти предрассудков и неточных предсказаниях. В реальности он может появиться где угодно.

Архангел Откровений провел рукой по лицу.

– Кому ты это говоришь? Я бессилен. Осознание этого меня убивает. Я могу только ждать его возможный ход.

Фрэй наклонился и понизил голос.

– Скажи правду, Джибрил. Ты веришь, что начинается последняя битва?

Габриэль играл с перстнем.

– Не знаю. Но что-то плохое происходит. Сначала Книга, потом бестия и эта твоя щель.

Даймон поднял брови.

– Ты же сказал, что она закрыта.

– Закрыта, но…

– Черт, но что-то могло из нее вылезти, – закончил Фрэй.

– Да, – устало согласился регент Царства. – Хотя я не думаю, чтобы это было что-то еще хуже. Я со всем не справлюсь. Честно говоря, я не слишком верю, что щель имеет связь с Сеятелем.

– А я верю, – хмуро буркнул Даймон. – При случае постараюсь это выяснить.

– Ты знаешь, что я получил повестку?

Ангел Разрушения почесал голову.

– Нет.

Габриэль скривился.

– За злоупотребление властью. Азбуга ее подписал.

– Какое, к чертям, злоупотребление?

– Как регент Царства я не имел права использовать капитал хора Власти и направлять патрули на небесные пути за границами городских стен. Таким образом я навел порядок на трактах, и ни одна проклятая банда демонов не напала на караваны со снабжением для Небес. Но нет! Я превысил свои полномочия, потому что деньги предназначались для позолоченного парадного оружия.

Ангел Разрушения пожал плечами. Проблема была такой пустяковой, что он не мог понять беспокойство друга. Габриэль должен рассказывать об этом улыбаясь, с легким налетом раздражительности.

– Чем ты обеспокоен, Джибрил? Они ничего тебе не сделают из-за этой глупости. Это полный бред.

Лицо Габриэля оставалось серьезным. Он покачал головой.

– Ты не знаешь всего. У них есть мой приказ вывести деньги из казны, а мне не хватает доказательств перевода средств действующим патрулям. Я сделал это незаконно, поэтому не докажу, что они их получили. Я облажался.

– Проклятье, – Даймон закусил губу. – Это какой-то ужасный заговор. А что разведка?

Архангел Откровений пожал плечами.

– Ничего. Ищут.

– Кто-то накинул петлю на наши шеи, Габи.

– Я тоже так думаю. Но сейчас я не собираюсь заниматься этой проклятой повесткой. У меня более важные проблемы.

Фрэй покачал головой.

– Не недооценивай их, Габи. Они нашли надежный компромат, коль передали дело в суд.

– Разиэль тоже так говорит. Я поиграю с ними, Абаддон. Назначу официальный праздник, приглашу полцарства и покажу им, кто кого держит в кулаке. Здесь.

Даймон вздрогнул.

– Между прочим, для этого я пригласил тебя к Хийе. Чтобы узнать твое мнение. С Хийей я уже поговорил. Она согласилась.

– Почему здесь? Это не лучшая идея.

Габриэль прищурил глаза.

– Думаешь, она не справится?

– Конечно, она лучшая из ангелов-женщин, всех вместе взятых, но должна быть какая-то причина, почему ты держишь такое сокровище в закрытой шкатулке. Представь, какие пойдут сплетни, Габриэль?

– В том-то и дело, Даймон! Я покажу им, куда они могут себе засунуть сплетни обо мне.

– И о ней, – сказал Даймон.

Габриэль надулся.

– Она согласилась.

– Но я не согласен.

Архангел Откровений смотрел на Даймона.

– Ты знаешь, кто такая Хийя?

Фрэй сжал губы и замолчал.

– Дочь Узиэля.

– Я знал, что откуда-то мне знакомы эти кобальтовые волосы, – прошептал Фрэй.

– Когда-то после изгнания человека группа ангелов высокого ранга согрешила с земными женщинами, среди них был мой личный адъютант, Узиэль. Я использовал все свое влияние, чтобы он избежал наказания. Мне удалось. Когда землянка родила ребенка, я забрал девочку и спрятал. Мне помог Разиэль, он научил ее магии. Хийя для меня как… – он повысил голос, глядя на Даймона пронзительным взглядом. Ангел Разрушения почувствовал, как у него пересохло в горле. Он только и смог переплести пальцы, что косточки аж побелели. – …дочь, – медленно закончил Габриэль.

Фрэй не смог удержаться от вздоха облегчения. Он заметил внимательный взгляд архангела Откровений и опустил глаза.

– Я прятал ее очень долго, но, несмотря на все усилия Разиэля, Михаэля и мои, она мучается. Этот остров безлюден. Конечно, мы проведываем ее, когда находим свободную секунду, разговариваем через око, по-тихому забираем ее к себе. Но этого мало. Хийя и я пришли к выводу, что пора это заканчивать. Она – мудрая женщина, Абаддон. Она понимает, что ее назовут ребенком греха, падшим существом, демоном. Некоторые будут ее принимать из-за меня и других архангелов, но за спиной обзовут ее чудовищем. Изгой, полуангел, позор для Царства, пятно на безупречной репутации крылатых. Сам понимаешь. Неважно, что говорят. Я познакомил вас, потому что на тебе они тоже не оставили живого места. Мы учили Хийю не обращать внимания на болтовню и сплетни, но думаю, что ты сможешь лучше ей помочь.

– Помогу, Джибрил. В чем только пожелаешь.

Габриэль усмехнулся.

– Знаю, Даймон. Это видно.


* * *

Между надгробиями ложились длинные фиолетовые тени – вечерело. Дроп шла по главной алее, засунув руки в карманы длинной, до щиколоток, туники ангела-хранителя. Стандартная одежда, состоящая из тонкой блузы с тремя полосками на воротнике и рукавах и высоко зашнурованных сандалий без каблуков, была мучительно ужасной, но Дроп даже во сне не видела себя в другой одежде. Царство воспитывало хранителей очень сурово и ортодоксально.

Ангелица занималась присмотром за маленькими детьми до того времени, пока они не отправлялись в школу. Потом ее подопечных забирала другая ангелица. Дроп любила детей и свою работу, но иногда ощущала усталость. Она была очень старательной, поэтому позволяла себе отдыхать только по окончании своих обязанностей, когда на ночную смену заступала ее сменщица Леа. В хорошую погоду она отправлялась на прогулку на кладбище. Ее умиротворял покой и неподвижность крестов, тихий шум деревьев, мерцание светильников. Это была передышка от постоянного шума и беготни. Тут Дроп чувствовала себя счастливой. Она улыбнулась какому-то психопомпу[3], склонившемуся над могилой. Ангел ответил улыбкой и помахал ей рукой.

Дроп свернула на боковую аллейку. Она шла вдоль стены, заросшей гречишником. Тут начиналась старая часть кладбища. Кривые, расколотые надгробия, посеревшие от дождя и времени, покосившиеся кресты, покрытые бледно-зеленым налетом мха, из последних сил стерегли место покоя людей, о которых все давно забыли. Временами с поблекшей фотографии на Дроп смотрело серьезное лицо умершего. Дикие растения, вплетенные между длинными стеблями никогда не кошеной травы, пахли сладко, маленькие паучки старательно развешивали паутину между разломанными камнями, покрытыми затертыми, нечитабельными надписями. Тишина казалась тут глубже, а в воздухе висела голубая мгла меланхолии. Однако ангелица не ощущала печали. Кладбище ее успокаивало, а не угнетало. На треснутой до половины плите украшенного склепа сидел маленький стригой. Заметив Дроп, он обнажил клыки, предупреждающе зашипев, но крылатая совсем не обращала на него внимания. Она не боялась стригоев. Знала, что достаточно их игнорировать, поскольку они никогда не нападают первыми.

В месте, где стена кладбища сворачивала, росло раскидистое дерево с низко опущенными ветвями, которое и было целью прогулки Дроп. Она не имела понятия, к какому виду оно относится, но в мыслях любила называть его грабом. Ангелица подошла ближе, погладила ствол. Неуверенно оглядываясь, не видит ли ее кто, она подхватила тунику и быстро залезла на дерево. Нашла любимое разветвление, где можно удобно сесть, опираясь на ствол, и устроилась на нем с облегчением. Сейчас, скрытая листвой, она перестала бояться, что ее обнаружат. Знала, конечно, что лазить по деревьям не пристало ангелу-хранителю, но не могла отказать себе в этом удовольствии. Так хорошо сидеть наверху, среди зелени, беззаботно качая ногами. На минуту можно было забыть о важных обязанностях, служебной дисциплине и строгих правилах. Строгость, солидность и дисциплина сильно утомили Дроп, но ей и в голову бы не пришло возмущаться. Даже невинное мечтание на ветках дерева вызывало в ней угрызения совести. Она знала, что ее матрона, мать Сара, не спустила бы чего-то такого с рук. Ангелица вздохнула. Ветер шелестел в листве, ласкал ее лицо теплыми нежными пальцами, поэтому Дроп отогнала от себя мрачные мысли. Прикрыв глаза, она отдалась ленивым, беззаботным мечтаниям. Из блаженной задумчивости ее вырвал неприятный звук, какой-то резкий шорох или треск, словно кто-то мял целлофан. Он шел из-за стены, со стороны тупика. Дроп осторожно выглянула.

На улице пылал сноп серебристого света. А в середине материализовалась, издавая пронзительный треск, высокая крылатая фигура. Дроп засунула в рот согнутый палец и прикусила его, чтобы сдержать вскрик удивления. Странный свет медленно погас. Серебристое существо повернулось, расправляя крылья. Оно было закутано в плащ, расшитый чудесными, замысловатыми вышивками из блестящих нитей, драгоценными камнями, чистыми, словно кристалл. «Это ангел, – испуганно подумала Дроп. – Наивысший сановник, но какой-то страшный, испорченный». И в самом деле, черты лица прибывшего, хотя красивые и правильные, словно лицо статуи, источали безумие и ненависть. Ледяные глаза, серебрившиеся, словно снег на горных вершинах, были злыми, очень злыми, без следа хоть каких-нибудь других чувств. Аристократическое лицо окружали белые гладкие волосы, схваченные на затылке.

– Сила! – закричал кто-то, и в переулке появился еще один ангел.

Он был маленьким, немолодым, с узким лицом и седыми волосами.

– Ты опоздал! – прошипел серебряный. Его голос прозвучал как треснувший колокол.

– Извини, господин, – седой покорно склонил голову.

– Я не привык ждать. – Ладонь, белая и хрупкая, как фарфоровая безделушка, сделала нетерпеливый жест.

– Прости, господин. Мне нечего сказать в свое оправдание.

– Я и не жду его. Это меня не волнует. Ты сделал, что я приказал, поделился тем, что я просил, вот плата.

В белой руке внезапно появилась тяжелая книга в кожаном переплете. Мелкий ангел быстро потянулся к ней. Его глаза блестели от возбуждения. Серебряный отвел руку.

– Думаю, – рявкнул он, – что тебя не уволят со службы. Ты принадлежишь мне, алхимик. Ты знаешь мою силу.

– Да, господин, – горячо согласился мелкий. – Я твой навсегда.

– Не сомневайся. – Он отдал ему книгу. Крылатый схватил ее, как сова мышь.

Серебряный взгляд обшаривал все вокруг, хотя лицо ангела оставалось совершенно невозмутимым, каким-то жестоким. «У него мертвые глаза, – подумала Дроп. – Это призрак!»

Прекрасные бледные губы шевельнулись.

– Кто-то за нами наблюдает. На дереве за стеной сидит ангелица.

Дроп издала испуганный писк. Она замерла на ветке, от страха неспособная двинуться.

Сияющий призрак поднял глаза к дереву. Его зрачки сияли.

– Господин, умоляю, не используй силу! Это Земля! – простонал побледневший алхимик, цепляясь за рукава расшитого плаща.

В ветку, на которой сидела Дроп, ударила молния. Она сломалась, серебристый, слегка отвлеченный, промазал, потому ангелица упала на землю оглушенная, но без повреждений.

– Умоляю, использование силы на Земле имеет фатальные последствия! Я поймаю ее, господин! – В голосе седоволосого ангела ощущался страх.

– Немедленно, – прошипел призрак. – Но не разочаруй, иначе я найду тебя.

Дроп кинулась бежать между надгробиями.


* * *

«Господи, она выглядит потрясающе», – подумал Даймон. Хийя, одетая в церемониальное кобальтовое платье, расшитое золотыми единорогами, с улыбкой приветствовала гостей. У нее было глубокое декольте и открытые плечи. На шее блестел сапфировый дракон, кусающий свой хвост.

– Мяу, – произнес Неемия, отираясь о высокие, застегнутые на пряжки сапоги Даймона. Ангел наклонился, чтобы его погладить.

Хийя сделала шаг вперед, а не предусмотренный правилами разрез платья аж до бедра открыл подол короткой юбочки и ногу прекраснее, чем все сады Царства.

– Мяу? – удивился Неемия, потому что Даймон интенсивно гладил его против шерсти.

– Извини, старик, – пробормотал он. – Твоя хозяйка очень красива.

– Мррр, – согласился с ним кот, выгибая спину.

– Приветствую, Разрушитель, – прошелестел знакомый голос рядом.

– Дума? – Фрэй выровнялся. – Без обид, но тебя тоже пригласили?

– А как же! – Ангел Смертельной Тишины в улыбке обнажил короткие острые клыки.

– Что за вечеринка, Даймон. Пришел даже Ксопгиэль. Наверное, придет поздороваться.

– Не верю. Габриэль пригласил ангелов безумия?

– Всех. А также ангелов беспорядка, близнецов Хема и Афа, Бирта – разрушителя домов, Зетара – наблюдателя, Харбона – погонщика ослов и Каркаса.

– Ого, неплохо. И как они развлекаются?

– Не хуже, чем другие. Сейчас они осушают превосходную выпивку Габриэля. У него есть вкус! Лучший алкоголь и самые красивые женщины. Ты видел хозяйку дома?

Фрэй посмотрел в уродливое, умное лицо ангела смертельной тишины.

– Она не принадлежит ему, – сказал он, а то, что прозвучало в глухом охрипшем голосе, могло вызвать дрожь в теле.

Губы Думы искривила усмешка.

– Извини, Разрушитель. Отношения, что царят в Царстве, такие сложные. Легко ошибиться. Не хотел никого обидеть, честное слово. Пойду поздороваюсь с Алимоном.

Он хлопнул Даймона по плечу и ушел. Фрэй проклинал себя за чрезмерную раздражительность, но не мог отреагировать иначе. Хорошенькая нимфа подсунула ему поднос со стаканами. Он охотно потянулся за выпивкой.


* * *

Рафаэль чувствовал себя отвратительно. Он нервно заламывал руки. Он не умел себя вести в компании пугающих ангелов Разрушения. Минуту назад у него состоялся ужасный разговор с Ксопгиэлем, который, развлекаясь, в подробностях рассказывал про усмирение одной из провинций на территориях Вне-времени. С другой стороны, сановники и чиновники Царства, злые и обиженные, что их заставили столкнуться с каким-то сбродом полудемонов, оскорбленные до глубины души личностью хозяйки, сбились в группку и обменивались полными осуждений мнениями. Следующую группку создавали военные, ненавидящие как мирных жителей, так и разрушителей.

Мидэал, один из капитанов небесной армии, повернулся к Фалегу, мастеру войны, главнокомандующему пехотой Царства.

– Господи, чем руководствовался регент, когда организовывал этот странный прием?

– Не знаю, – буркнул Фалег, прозванный среди солдат Стальным Кулаком. – Мне это непонятно.

– Споем! – неожиданно раздался голос в группе разрушителей.

– Точно! – подхватили другие. – Харбон, начинай!

Молодой ангел с безумными веселыми глазами и изуродованным шрамами лбом запел прекрасным голосом:


– Мы прах и пыль, Господа,
Давайте пить вволю, пока смерть не пришла,
Враги от наших мечей убегают,
А девки распутные грудь нам ласкают.

– Кровь, кровь, кровь…
Врагов впитывает земля,
Кровь, кровь, кровь,
Это наша судьба! —

затянул хор, чокаясь бокалами.

Массивные челюсти Фалега сжались, придавая его лицу выражение явного неодобрения.


* * *

– Это скандал! – прошипел Сотер Ашиэль, князь Небесных Прокураторов. – Над ним тяготит официальное обвинение, а он наносит нам такое оскорбление.

– Оскорбление? Это демонстрация власти! – гаркнул Ханиэль, лидер хора Начала. – Ради Бога, пригласить этих кровожадных бандитов! Я видел даже Фрэя. Господа, это уже предел!

– Это еще что, – кивал головой Хаамиаш. – Вы знаете, кем является та ангелица? Дочерью Узиэля!

Все собравшиеся со свистом втянули воздух.

– Не верю! – Сотер Ашиэль задохнулся от возмущения.

– Да, да! Отродье греха! К тому же ведьма. Она его содержанка, господа. Никаких сомнений!

– Дно распущенности! – Ханиэль побледнел. – Регент Царства официально представляет свою содержанку. Какое бесстыдство!

– Не переживай, он за все заплатит! Уже недолго осталось, – мстительно прошипел прокуратор.

– Может, нам следует уйти в знак протеста? – спросил Хаамиаш.

– Тихо! Он идет сюда, – прошептал лидер хора Начала.

– Как настроение, господа? – поинтересовался Габриэль.

Его зеленые глаза блестели триумфом.

– Спасибо, замечательно, – выдавил с исполненным ненависти шипением Сотер Ашиэль с таким выражением лица, словно он выплевывал кость.

– Попробуйте паштет. Он восхитителен.

– Непременно. – Ханиэль едва склонил голову.

«И подавитесь», – буркнул себе под нос регент Царства, удаляясь.

– Как все идет, Миха? – спросил он командующего Воинством. Михаэль повернулся, хрустя мотоциклетной курткой.

– Манна фантастическая. В жизни такой не пробовал. Все под контролем? – он понизил голос.

– Все в лучшем виде, – засмеялся Габриэль. – Посмотри на их рожи. Злость так и прет. Сейчас просто взорвутся.

– Этот вид – чистое удовольствие! – восторгался Михаэль с полным ртом.

«Пришел», – подумала Хийя. Она знала, что он придет, но где-то в глубине души поселился страх, вдруг ему все равно. «Пришел и смотрит. Почему не подходит?» Ей было неловко. Он с распущенными волосами выглядел просто очаровательно. Она хотела прикоснуться к ним, пропуская между пальцами холодные пряди. Она прикрыла глаза. «О чем я только думаю, к дьяволу?»

– Хийя?

– Разиэль! – обрадованно воскликнула она. – Как ты себя чувствуешь? Не очень хорошо выглядишь.

– Немного устал, доченька. Сама знаешь. Пойдем поищем Габриэля. Не стой тут одна.

Он потянул ее за руку.


* * *

«Кобальтовые локоны, – подумал он. – И эти невероятные глаза под тонкими и черными бровями, как мостики над бездной. Тебе нельзя. Может, кому-то другому, но не тебе. Я – труп, разрушитель, за мной остается только пепелище. Ты, как Ион, портишь все, к чему прикасаешься, потому что таким тебя создали. Ты должен быть таким, Абаддон, хотя это и не твоя вина. Может, кто-то другой, лучше. Намного лучше. Она заслуживает всего самого лучшего». Он стиснул зубы. Он был не в состоянии вынести эту мысль. Мучился, наказывал себя ею, но не мог смириться. Мог только думать о кобальтовых волосах, желая погрузить в них пальцы. Жаждал так сильно, что каждый вздох причинял ему боль.


* * *

– Мне искренне жаль, Алимон, – прошептал Дума. Мастер Ран поднял голову.

– Да.

– Многих потерял?

– Почти всех, кого отправил.

– Их действительно предали?

– Да. Вороны вырезали всех из засады. Но заплатили за это кровью.

Дума вздохнул.

– А что Габриэль по этому поводу?

Мастер Ран пожал плечами.

– Ничего. Политика, понимаешь ли. Соглашение.

– Понятно, – проворчал Дума. – Выпьем за них.

– Выпьем, – согласился Алимон.


* * *

Рафаэль сидел, втиснувшись в угол, и нервно теребил манжет. До него долетали обрывки разговоров.

– Что сделал? Всех перевешал?

– Хуже, брат. Закрыл в халупе и собрался поджечь. Знаешь, иногда Харбона накрывает.

– Знаю. Когда-то пролетал над тем городом и тремя соседними, до того как его успели остановить. Что сделал Ксопгиэль?

– Отправил Зеруха, тот выстрелил Харбону в лицо, аж крылья сложились, вытащил всех из халупы и повесил отребье, как положено!

Рафаэль перепуганно упал на диван.


* * *

– Даймон? Что такой хмурый?

Ангел Разрушения сдавил пальцами уголки глаз.

– Устал.

Красные глаза Ксопгиэля иронично прищурились.

– От пьянки?

Фрэй обнажил в оскале зубы.

– Приятель, это меня не утомляет.

Лидер ангелов безумия похлопал его по плечу.

– Идем к парням. Они искали тебя.

Даймон послушно подошел к столу.

– О, черт, как она прекрасна! – буркнул Ксопгиэль.

На балконе в обществе Разиэля и Михаэля стояла Хийя.

– Кто? – гаркнул Фрэй до того, как успел взять себя в руки.

– Вечеринка, – ответил Ксопгиэль с невинным выражением лица и язвительной ухмылкой.

– Даймон! – закричал Бирта. – Иди сюда, парень! Кто-нибудь, дайте ему кружку! Сколько лет, Разрушитель!

Ангел принял сунутый в руку кубок.


* * *

– Справляешься? – спросил ее Разиэль, когда остался на террасе с Хийей один.

– Конечно. Я делаю что-то не так?

– Почему? Все отлично. Только почему ты какая-то грустная, девочка?

– Тебе кажется. Я просто устала.

– Понятно, – пробормотал Разиэль.


* * *

«Я больше не выдержу, – подумал Даймон. – Я должен с ней поговорить. Просто минуту поговорить. Что в этом может быть плохого?»

Он поднялся из-за стола.


* * *

Хийя смотрела на сад. Она сказала Разиэлю правду. Естественно, она устала. Ангелица оперлась руками о балюстраду террасы. Она должна проверить, доставили ли горгульи достаточное количество бочек вина из погребов и как нимфы справляются с прислуживанием за столом, не нужно ли принести больше блюд из кухни, но решила оставить это на потом. Она с удовольствием вдыхала холодный воздух ночи. На сад опускалась синяя бархатная темнота. Ангелица услышала шелест, когда на освещенную часть двора вышел Сапфир. Он поднял голову, принюхиваясь. Посмотрел на нее, пританцовывая на месте, а потом, так же неожиданно, как появился, исчез среди яблонь.

Разиэль, опершись на стенку,


убрать рекламу






молчал, занятый своими мыслями.

– Что слышно у Узиэля? – прозвучал возле ее уха неприятный голос.

Хийя вздрогнула. Рядом стоял Нисрох, великий цензор Царства.

– Не знаю, господин, – ответила она, пытаясь сохранить равнодушие. – Давно его не видела.

Улыбка Нисроха напоминала мерзкую гримасу.

– Это плохо, когда дочь не поддерживает связь с отцом, – процедил он. – Даже если он опустился до такой мерзости.

Хийя побледнела. Ее пальцы, вцепившиеся в балюстраду, побелели.

Высокая фигура появилась на фоне освещенного бального зала, словно черное плоское пятно. Низкий горловой голос напоминал рокот:

– Это ты отвратителен, Нисрох. Ты оскверняешь не только этот дом, но все Царство, поэтому я вырву тебя, как сорняк.

Черноволосый ангел с вытянутым, словно волчья пасть, лицом схватил великого цензора за горло. Нисрох захрипел, поднятый одной рукой вверх, словно пойманная крыса. Одно движение – и его ноги уже дергались в полуметре над землей.

– На милость Бога, Даймон, не убей его! – застонал Разиэль.

Даймон обернулся. Бледный, с глазами, похожими на две бездны, он действительно сейчас выглядел как призрак.

– И не собирался, – медленно поцедил он. – Не хочу марать руки его кровью.

Он отпустил цензора, хрипло ловящего воздух, и прежде, чем тот упал, мощным ударом в челюсть выкинул его через балюстраду. Ангел перевернулся в воздухе, описывая дугу, ударился спиной о землю и замер.

В зале стало тихо. Гости таращились на Даймона, но никто не сказал ни слова.

Фрэй глубоко вздохнул. Он разжал судорожно сжатые кулаки, убеждаясь в том, что его руки дрожат.

– Он смертельно меня обидел, – пояснил он. – Если кто-то хочет за него отомстить, добро пожаловать. Спуск вниз и оказание ему помощи будет расценено как вызов.

Ответом ему было молчание. После долгой минуты тишины в зале раздался шум приглушенных голосов, постепенно переходящий в гвалт. Гости благоразумно отводили глаза, возвращаясь к прерванным инцидентом разговорам.

Ангел Разрушения провел руками по лицу.

– Господи, Даймон, – прошипел Разиэль. – Ты его чуть не убил.

Он склонился, чтобы проверить, что Нисрох подает слабые признаки жизни. Он с облегчением вздохнул. Мышцы сведенных челюстей Фрэя дрогнули.

Разиэль обнял белую, словно стена, Хийю.

– Не волнуйся, девочка, – сказал он.

– Ничего не произошло, – произнесла она сдавленным голосом, деликатно снимая его руку. – Все в порядке.

– Я буду с Габриэлем. – Разиэль потер подбородок. Он с беспокойством посмотрел на свою воспитанницу и ушел с террасы.

– Ты не должен был этого делать, – прошептала Хийя.

– Но я хотел, – ответил Даймон. – Очень хотел, девочка.

– Спасибо. Я не привыкла к такому, потому он меня так расстроил.

Фрэй наклонился. Она посмотрела в странные глаза Разрушителя.

– Я не допущу, чтобы ты привыкла к такому.

Она улыбнулась.

– Всех выкинешь с балкона?

Он тоже улыбнулся.

– Да. Все проклятое Воинство, если будет необходимо.

– Спасибо, что перевел этот скандал на себя.

Он тряхнул головой.

– Не сочиняй, Хийя. Он действительно меня сильно оскорбил.

Она вопросительно посмотрела на него.

– Правда?

Он очень осторожно убрал кобальтовый локон с ее лба.

– Девочка, – сказал он, – я бы взорвал всю Вселенную, если бы кто-то криво посмотрел на тебя.

Она растерялась.

– Вернемся внутрь. Хочу выпить.

Яркий свет в зале ослепил их.

– Что тебе принести?

Она искренне улыбнулась ему.

– Вина.


* * *

– Плеситея!

Он услышал быстрые шаги, горничная остановилась в дверях.

– Да, господин?

Он сидел, то есть полулежал, в кресле, играя с пустым бокалом.

– Принеси мне… Нет, ничего не хочу. Уходи. – Он отослал ее небрежным взмахом руки. Она исчезла в глубине дома.

Он поднялся, прошел по комнате и снова упал в кресло. Он сильно нажал на уголки глаз. Наклонился вперед, упирая локти в колени. Расчесал пальцами волосы, а потом сжал виски.

– Черт, – прошипел он. – Проклятье. Зараза.

Он замолчал. Он не обольщался тем, что проклятия помогут. Он мог как-то справиться с гневом, но не с отчаянием и сомнениями. Тишина просто невыносимо его терзала.

Он стиснул зубы, сорвался с кресла и почти бегом влетел в лабораторию. Нарисовал несколько знаков на полу, зажег смесь благовоний, кинул горсть магического порошка. Посреди каменного круга материализовался призрак.

Конечно, он был похож на него, но отдавал мертвечиной. Ему не хватало жизни, ее естественности, ее уникальности.

«Господи, а что я хотел! Это же чертов призрак!»

Он устало прикрыл налитые кровью глаза.

– Не могу, – сказал он призраку. – Пойми. Я ангел, подданный Его Светлости. Ты тоже. Что из этого получится, девочка? Если бы я был нормальным. Но нет. Я мертв. Про меня говорят, что я труп, демон, призрак. Они правы. Ты знаешь, в чем состоит то, что я делаю? Знаешь, что бы случилось, если бы я рассказал тебе правду? Ты бы почувствовала отвращение. Страх и ненависть. Я – ангел Разрушения, Танцующий на Пепелище. И этого ничто не изменит. Ничто, девочка, даже если бы я снова умер и воскрес. Я уничтожу нас, потому что все уничтожаю, понимаешь?

Не понимала. Поток слов лился, а она ничего не хотела понимать. Он замолчал. Он повернул фантом на месте, но видимость жизни, вызванная движением, причинила ему мучительную боль. Он прижал ладонь к своему мертвому бьющемуся сердцу.

– Хийя, – сказал он. – Помоги мне, Господи.

Но никакого облегчения не почувствовал.

Он заклинанием развеял призрак, который рассыпался феерией цветных огоньков.

– Плеситея! – закричал он.

Запыхавшаяся перепуганная служанка приоткрыла двери.

– Да, господин?

– Ничего, к дьяволу! – рявкнул он. – Пошла вон!

Она убежала.

Он сжал голову руками и замер.


* * *

– Я влюбилась, Узиэль, – сказала Хийя.

– Знаю, – прошептал он. – Потому я приехал.

Она вздрогнула.

– Кто тебе сказал?

– Габриэль.

– Сказал, в кого?

– Да. – Он кивнул.

– Не поделишься со мной своим мнением?

– Они проклянут тебя. Затравят.

– Так, как тебя.

Он кивнул, пожал плечами.

– Я и так проклята, невзирая на то, как поступаю.

Он с болью посмотрел на нее.

– Хийя, ты же понимаешь, кто он?

Она выкинула маленький камушек за балюстраду террасы, именно той, с которой Даймон выкинул Нисроха.

– Я много что понимаю, Узиэль.

– Он уничтожит тебя, даже если и не хочет. Понимаешь?

– Мне все равно! – кинула она со злостью.

– Посмотри ему в глаза, там живет бездна, смерть. Это живой призрак.

Она гневно тряхнула головой.

– Призрак и ведьма. Хорошая пара?

– Ты так сильно его любишь? – спросил Узиэль с грустью.

– Да, люблю, – твердо заявила она. – Осуждаешь меня?

– Как я могу тебя осуждать! Я…

Ее лицо стало грустным.

– Ты хотел сказать… грешник?

Узиэль прикрыл глаза.

– Я не был хорошим отцом.

– Ты вообще им не был. Я почти тебя не знаю. Ты не посещал меня от страха, стыда и угрызений совести. Меня воспитал Габриэль. И Разиэль. Я доверяю им, они мои друзья. Я не знаю, кто ты, Узиэль.

– У ангелов нет семьи.

Она смотрела на него.

– Я не принадлежу к ангелам. Не понимаешь? Я – плод греха, изгой, позор, как и он.

– Я никогда этого не хотел, – прошептал он.

Она обхватила голову руками.

– Господи, что это меняет!

– Я очень любил твою мать, – сказал он, не глядя на нее.

– Жалеешь?

– Что ее встретил? Никогда. Придет время, и я воссоединюсь с ней. Господь обещал мне это. Ведь он – сама Любовь.

Она отвернулась.

– Ее душа обрела покой в звезде. Не знаю, какой именно, но я люблю представлять, что именно в этой, мигающей зеленой, в созвездии Колесницы. Видишь?

Она кивнула.

– Ты скучаешь, Узиэль?

Он закусил губу.

– Да, – признался, – последнее время все больше.

– Я не держу на тебя зла. И не хочу, чтобы ты так думал.

– Я так не думаю. Береги себя, прошу.

У нее на языке вертелся какой-то острый ответ, но она смолчала.

– Хорошо, – вздохнула. – Постараюсь.

Глава V

 Сделать закладку на этом месте книги

– Беги, Габриэль, – сказал Разиэль. – Сейчас больше ничего нельзя сделать. Они идут за тобой.

Лицо Габриэля выглядело как маска. Он молчал. Архангел Тайн хотел напомнить другу, как намного раньше советовал ему заняться делами повестки и заранее побеспокоиться. Сейчас же было поздно. Нет смысла упрекать Габриэля в безрассудстве, поскольку это не поможет, а только причинит архангелу Откровений ненужную боль.

– Они добыли те проклятые бумаги. Без понятия как. Они схватят тебя и превратят в корм для собак. Не выкрутишься. Ты должен бежать.

– Не в этот раз, – твердо произнес он бесстрастным голосом.

– Джибрил, когда они схватят тебя за задницу, то докопаются до соглашения с Люцифером, а потом и до исчезновения Бога. Пойми это, наконец! Разверзнется ад, которого мы изо всех сил пытаемся не допустить.

– Уже разверзся.

– Хорошо, нам только еще гражданской войны не хватает. А она точно начнется. Сматывайся, спрячься где-нибудь, мы уладим это дело, вступим в переговоры, а потом схватим их за задницы. Воинство будет за нас, Михаэль ручается за это головой. Но если начать сейчас – война обеспечена. Медленно будем затягивать петлю, пока не подавим восстание. Ты вернешься, как тогда, помнишь?

Это была ошибка, но Разиэль вспомнил об этом слишком поздно. Он проклинал себя.

Габриэль смотрел в огромное окно Небесного Дворца. Крылатые сновали там, с высоты такие маленькие, словно мурашки. Общественные здания Царства рассматривали просителей декоративными лицами фасадов. Сила. Справедливость. Вечность. Вот о чем, казалось, они говорили.

Желчь разъедала сердце архангела. Он расслабил сжатые пальцы. Спокойно снял перстень власти и положил на стол. Тайные знаки, начерченные на изумруде, выглядели для дилетанта только сложным орнаментом.

Разиэль сглотнул.

– Ты не должен этого делать, Габриэль. Ты всегда будешь регентом, несмотря на обстоятельства…

Он замолчал, поскольку не смог поднять глаза и посмотреть на друга.

– Регент осуществляет власть, принимает решения, обитает во Дворце Силы, а не скрывается в норе, словно крыса, – очень спокойно произнес Габриэль. – Забыл, Разиэль?

– Джибрил, сейчас это единственный выход. Мне так, к дьяволу, жаль, брат.

Архангел Откровений закусил губу.

– Знаешь, что случится, если я уйду? Немедленно вспыхнет восстание.

– Именно вспыхнет, Габриэль. А знаешь, что случится, если они арестуют тебя и осудят? А осудят точно, потому что у них есть доказательства, что не оправдается даже Господь! Бунт – это пустяк; тогда все Царство охватит огонь гражданской войны. Как понимаешь, Преисподнюю тоже. Твое падение серьезно ослабит позиции Люцифера. Рухнет мировой порядок. Потому ты должен спрятаться, понимаешь? В подходящий момент вернешься.

– Да, безусловно, – в голосе архангела прозвучала горечь. – Обвинения выдвинул Сотер Ашиэль, а доказательства предоставили мои верные друзья: Ох, Нитаэль, чтоб его Бездна поглотила, и Дубиэль, который уже однажды накладывал свою лапу на мою должность. Ангел Персии, шваль, гнида с чрезмерными амбициями. Нужно было с ним разобраться в свое время.

Разиэль вздохнул.

– Убрали б одного, пришли б другие. Тебе хватает врагов, Джибрил.

Габриэль поставил локти на стол и спрятал в ладонях лицо.

– Попытаюсь затаиться где-то на Земле. Там труднее всего кого-то найти.

Разиэль протянул руку, чтобы дотронуться до плеча друга, но не осмелился. Не хотел, чтобы Габриэль воспринял этот жест как дешевую жалость.

– Все время будем на связи. Подготовим почву, заключим ложную сделку и впустим войска. Это не продлится долго, Джибрил.

Регент Царства молчал.

– Лучше не возвращайся домой, чтобы собраться, – тихо произнес Разиэль. – Скорее всего, они тебя уже ждут. Ты должен бежать немедленно. У тебя будут все нужные вещи. И не переносись с помощью магии, пройди воротами. Иначе они могут тебя отследить.

Габриэль поднял на него усталый взгляд.

– Это крах, – прошептал он.

– Не драматизируй. Это скорее временные неприятности.

Архангел Откровений скривился.

– Откуда у них те бумаги? Как они их раздобыли, Разиэль?

Архангел Тайн нервно ломал пальцы.

– Кто-то им дал их. Кто-то могущественный, кого мы недооценили. И мудрый, Габриэль. Очень умный.

Габриэль поднял голову.

– Ты подозреваешь Софию?

– Да.

– Это возможно, – в зеленых глазах появился блеск понимания. – Она жаждет власти?

– Не знаю, – Разиэль пожал плечами. – Иди уже, Джибрил, хорошо?

Регент Царства со вздохом поднялся.


* * *

Он быстро шел закоулками Первого Неба. Миновал убогие кварталы ангелов, дома богатых жителей Лимбо, которым посчастливилось настолько, что они получили право поселиться в Царстве, магазинчики и лавки ремесленников. На неровной мостовой спотыкались волы, покорно тянущие груженые телеги. Некоторые улочки были такими узкими, что он вынужден был прижиматься к стене, чтобы пропустить очередную телегу. Группка оборванных подростков из Лимбо пробегала, хохоча и визжа, рядом с прилавками, пытаясь стащить брюкву или капусту. Им вслед летели проклятья. Уставшие ангелы-служители в грязных пепельных туниках брели к своим убогим хижинам.

«Это тоже Царство, – подумал он. – Мое Царство». Мостовая, казалось, жгла его ступни, фасады домов издевательски кривлялись. Он опустил плечи, чтобы ростом не выдавать высокого происхождения, глубже натянул капюшон. Когда он увидел перед собой башни Ворот Тысячи Солнц, его сердце болезненно сжалось. За стеной, окружающей последний круг, начиналось Лимбо.

Он влился в водоворот, что толпился в горле ворот. Он медленно проталкивался между ними, а семь Небес Царства, казалось, тяготили его, давили на плечи. Когда Габриэль прошел внешние ворота, а подошвы его сапог коснулись ничейной земли Лимбо, он почувствовал, как за ним захлопнулись ворота ада.


Даймон зашел в задымленный трактир через настолько низкие двери, что вынужден был сильно наклониться, чтобы не зацепиться крыльями за косяк. Уже с порога его накрыл гвалт пьяных голосов, звон посуды и духота. В воздухе носился запах кислого вина и старого прогорклого жира. Ангел Разрушения внимательно огляделся, но нигде не заметил того, кого искал. Это была очередная корчма на его пути, а количество возможных мест таяло с каждым следующим, поэтому он чувствовал усталость и раздражение. Он протолкнулся к бару. За стойкой немолодой темный протирал грязные стаканы такой же грязной тряпкой. Даймон положил ладони на стойку и низко склонился.

– Я ищу Камаэля, – прохрипел он в самое ухо бармену, чтобы перекричать гвалт. – Знаешь, где его найти?

– Нет, господин, – пробормотал демон.

– Видел его в последнее время?

– Нет, господин.

– Но он бывает тут, правда?

– Не знаю, господин, – ответил тот нехотя.

Даймон медленно начал терять терпение.

– Ты знаешь Камаэля, да? – рявкнул он. – Хорошо подумай, прежде чем ответить, понял?

– Не знаю, господин. – Бармен с удивительным старанием протирал грязный стакан.

– Не знаешь? – Голос Фрэя стал низким, едва слышным хрипом. – Как интересно, ведь это одна из его проклятых любимых забегаловок.

Он схватил темного за загривок и треснул лбом об стойку.

– Все еще не знаешь его или мне еще помочь твоей памяти? – прошипел он.

Демон выдал приглушенное бормотание. Чья-то ладонь коснулась плеча Фрэя. Он молниеносно повернулся, готовый дать отпор. Но встретился с голубыми веселыми глазами.

– Пусти Верга, Даймон, – сказал Камаэль. – Это я приказал ему держать язык за клыками. Он выполнял мой приказ.

Фрэй ослабил хватку. Бармен, громко сопя и потирая шею, кидал на ангела укоризненные взгляды.

– Мне сказали, что ты ищешь меня, – протянул Камаэль. – Выпьешь пива?

– С удовольствием, – буркнул Даймон. – Нелегко было тебя найти, приятель.

Камаэль скривился.

– Слишком многие хотят меня найти, Разрушитель. И большинство с целью менее приятной, чем ты. Верг, два пива.

– Тем сильней я рад тебя видеть, – усмехнулся Фрэй.

– И я рад, Даймон, – Камаэль ответил улыбкой.

Бармен нацедил из бочки два стакана пенистого напитка. Один подвинул Камаэлю, второй – Даймону, с таким выражением, словно испытывал искреннюю охоту добавить туда яд или хотя бы плюнуть.

– Присядем где-нибудь, – предложил ангел Разрушения.

Они уселись на лавку во главе длинного стола из необтесанных досок, залитых вином и липких от жира.

– Мы можем тут свободно поговорить?

Камаэль кивнул головой.

– Совершенно спокойно. Завсегдатаи мертвецки пьяные и уже не помнят собственных имен.

Фрэй внимательнее пригляделся к другу. Камаэль изменился. Исхудал, кажется, постарел. Худое интеллигентное лицо вытянулось, каштановые волосы потускнели. Только известные своей красотой глаза остались прежними. Это были не серьезные изменения, но Даймон заметил их сразу и обеспокоился. Он много веков был знаком с Камаэлем. Оба были ангелами крови, благородного происхождения, которых при зарождении мира лично создал Бог, а не голос Метатрона всемогущего, способного вызывать к жизни низших ангелов. Когда-то Камаэль командовал Ангелами Меча, элитой рыцарства в Царстве. Они служили офицерами над двенадцатью тысячами ангелов Разрушения, прозванных саранчой, потому что там, где они проходили, не оставалось даже травинки. Титулярным князем Ангелов Меча был Сокет Хези, а их реликвией – Меч, которым Бог окончательно разделил мир на Свет и Тьму. Тогда же Он создал первых, самых могущественных ангелов, приказав им сделать выбор: встать на Его сторону или остаться на стороне Тьмы и хаоса. Те, кто выбрал Тьму, а было их много, стали ярыми врагами Царства, старой предвечной аристократией Ада. Они вели войну против Творения. Первые кровавые стычки остались неразрешенными, тогда Бог из дыма, серы и огня создал саранчу и ее офицеров, Рыцарей Меча, самых лучших воинов Царства. После серии ожесточенных битв им удалось вытеснить армию Тьмы за пределы времени, мира и Вселенной, но они заплатили за это высокую цену. Основы нового Божьего творения восстали на крови Рыцарей Меча. Чаще всего битвы проходили на территории нынешней планеты Марс, что стала красной от пролившейся крови элиты небесного рыцарства. В Царстве пересказывались легенды, что собранное на поле боя оружие и доспехи павших легли в фундамент Земли, где переродились в залежи железа, а кровавые пятна, что остались на них, люди потом назвали ржавчиной.

Выжила горсть рыцарей. После войны ряды рыцарей были доукомплектованы. Камаэль получил звание главнокомандующего, а Даймон командовал легионом Серы. Саранча была поделена на три хоругви: Дым, Сера и Огонь, и носили они доспехи соответствующих цветов: синий, золотой и красный. Легионом Дыма командовал Йофиэль, а Огня – Астаниэль.

После своей казни и воскрешения и утраты власти демиурга Ялдабаота в пользу архангелов Даймон, как новоявленный ангел Разрушения, перестал принадлежать к Рыцарям Меча. Вскоре после этого вспыхнуло восстание Люцифера, к которому присоединился и Камаэль. Но вскоре он пожалел об этом, и ему пришлось дорого заплатить за эту ошибку молодости. Правда, он остался графом-паладином Преисподней, но нажил себе много врагов, которые совместно напали на него, лишили земель и преследовали по всем закоулкам Вселенной.

– Как там твои дела? – спросил Даймон, пробуя пиво.

Приятель махнул рукой.

– Забудь. Уже ничего не вернуть. И знаешь что? Мне плевать. Преисподняя – паршивое место.

– Ты хотел бы вернуться? – спросил Фрэй.

Голубые глаза Камаэля наполнились грустью.

– Мечтаю об этом. Но это единственное, что я могу, – вздохнул он. – Отрубленная голова не прирастет… Дьявол, прости, Даймон. Я не имел в виду… ну ты понимаешь…

– Мне не отрубили голову, – сказал Фрэй. – Успокойся, Кам. Как давно мы знакомы? Чего дурака валяешь? Ты не обидел меня. Для этого еще постараться надо.

– Сам не знаю, – пробормотал Камаэль. – Я сейчас демон, многое изменилось.

Ангел Разрушения внимательно посмотрел на него.

– Никакой ты не демон, Кам, и ничего не изменилось, понимаешь?

– Последнее время живу в напряжении. – Камаэль потер лоб. – Я становлюсь одержимым. Даймон, что за скандал в Царстве?

Фрэй со вздохом отставил стакан.

– Собственно, потому я и пришел. У меня две просьбы, трудная и легкая. Начну с трудной, хорошо?

– Давай.

Он набрал воздух.

– Спрячь Габриэля, Кам.

Бывший лидер Ангелов Меча свистнул сквозь зубы.

– Ты понимаешь, о чем просишь?

Даймон закусил губу.

– Понимаю, старик. Но ты знаешь Землю, как свои крылья, спрячь его, хотя бы ненадолго.

– Посмотрим, что смогу сделать, – буркнул Камаэль. – На самом деле моя ситуация настолько плоха, что хуже быть уже не может. Что еще мне сделать? Похитить Бога?

– Хочу увидеться с Самаэлем. Может, он нашел какую-то информацию, что нам так не хватает.

Камаэль скривился.

– А у тебя есть за что купить эту информацию? Самаэль ничего не дает даром.

Ангел Разрушения кивнул.

– Спокойно. Продам ему новость, которая ему даже не снилась.

– Когда ты хочешь с ним встретиться?

– Сейчас.

– Хорошо. – Камаэль поднялся и надел на голову помятую бейсбольную кепку. – Идем.

Снаружи было неприятно холодно, ветер задувал мелкие капли дождя во все щели в одежде. Даймон задрожал и плотнее завернулся в плащ.

– Пойдем через пентаграмму, – сказал другу Камаэль. – Это безопасный способ, его не обнаружить, и гарантирует материализацию. Нужно только найти какого-нибудь призывателя в момент призыва. Подожди, сейчас проверю.

Он вытащил из внутреннего кармана маленькое зеркальце.

– Этот нет, этот тоже, этот читает с ошибками, поэтому переход будет неприятным. О, есть один неплохой. Материализуемся, пока он закончит, Даймон. Готов?

Фрэй кивнул.

– Прыжок! – скомандовал Камаэль.

Ангел Разрушения ощутил шум ветра и холод. Мостовая мягко ушла из-под ног. Минуту мигали бледные звезды, потом их закрыла мгла. Приземлились без удара на пол посреди нарисованной мелом пятиугольной звезды.

– О дух всемогущий, силой святых имен заклинаю тебя, явись немедленно в приятной для глаз форме и сделай, что приказываю… зараза, ух…

Последние звуки не принадлежали к формуле вызова. Они вырвались из уст призывателя произвольно и спонтанно.

– Ты ошибся. Я ничего не сделаю, – сказал Даймон с противной ухмылкой. Он ткнул пальцем в обалдевшего мага. – И более того, приятель, ты  сделаешь все, что я захочу. Выражаюсь понятно?

Раздался грохот, когда из онемевшей ладони выпал ритуальный кинжал. Фрэй вышел из пентаграммы, чтобы его поднять. Призыватель прикрыл голову руками, выдавая скулеж, не свойственный мужскому горлу.

– Дешевка, – буркнул Даймон, оценивая нож. – Знаки плохо вырезаны, видишь? Эта ножка вниз, а хвостик должен быть завернут. Эта мазня такой и должна быть? Пентакль? Безнадежный.

В этот момент появился Камаэль.

– Человек, – простонал он, увидев призывателя. – Сними с себя этот идиотский халат со звездами! Выглядишь как идиот. На улице ты так же ходишь? Проклятье, Абаддон. Из года в год все хуже.

На звук титула Фрэя несчастный маг заплакал. Слезы страха лились по щекам, размазывая демонический макияж.

– Ничтожество, – произнес Камаэль, озираясь по комнате, полной стеклянных шаров, черепов, сушеных жаб и низкопробных оккультных плакатов. – И с чего они думают, что уважающий себя демон будет терпеть подобный хлам? Я похож на антиквара?

Он с отвращением двумя пальцами поднял мумифицированную руку.

– Повешенного, да? Выбрось это, парень. Еще разнесешь какую заразу. И перекрась стены. Черный интерьер тяготит.

Об ноги Даймона потерлась черная кошка.

– Киса, – сказал ангел, беря животное на руки. Его глаза засияли. Кошка прищурила глаза и замурлыкала. Фрэй гневно сжал губы. Он повернулся с кошкой на руках и впился черными глазами в лицо всхлипывающего мага.

– Она говорит, что ее украли. Не хочешь рассказать, что хотел сделать с этим животным, сукин сын, иначе вырву из задницы твои ноги и запихну в глотку. Я люблю котов, понимаешь? Вернешь ее хозяевам, она тоскует по ним, а если нет, достану из-под земли и сделаю из твоих кишок праздничную гирлянду. Дошло?

Оккультист рухнул на колени.

– Умоляю, умоляю, могущественные, прекрасные, замечательные…

– Замечательные? – фыркнул Камаэль. – Он сбрендил от страха, Даймон.

– Умоляю, о красивейшие…

– Заткнись! – гаркнул Фрэй.

– Лучше послушай его. – Развеселившийся Камаэль показал в ухмылке клыки. – Это ангел Разрушения, Абаддон. Когда он зол, я за него не отвечаю.

Маг плюнул, произнося какие-то невнятные бормотания. Камаэль подошел ближе. Оккультист заскулил от страха.

– Послушай, парень. Сними этот халат, как я просил, иди в магазин и купи темные очки. Очень темные. Ага, и принеси мне молочный коктейль. Клубничный. Даймон, хочешь что-то земное из магазина?

– Трубку, – кинул Танцующий на Пепелище, гладя счастливую кошку. – Есть виски? – спросил он у призывающего.

Маг напоминал затравленного зверя. Его взгляд перебегал с одного ангела на другого. Внезапно он застонал и приложил ладонь к губам.

– Без истерики, парень, – укорил его Камаэль. – Если нет у тебя, то купи. Ну иди уже.

Оккультист кинулся к дверям и выскочил наружу.

– Не вернется, – сказал Даймон.

Камаэль удобно устроился на диване с покрывалом в скелетах.

– Вернется, увидишь, – успокоил он друга. – У меня есть опыт в таких делах. Наденешь очки, потому что твои глаза не похожи на земные. Подождем до сумерек. Самаэля легче всего найти ночью в каком-нибудь клубе. Вечером отправлю одного из своих джиннов, чтобы его нашел.

Фрэй развалился в кресле, оббитом черным бархатом. К нему на колени сразу же вскочила кошка.

– А зачем тебе коктейль? – спросил он.

Бывший лидер Рыцарей Меча оскалил в улыбке зубы.

– Потому что люблю его, – сказал он. – И клубничный больше всего.


* * *

В огнях стробоскопа фигуры танцующих казались нереальными, а танцпол превратился в арену какой-то странной оргии, участники которой страдали от болезни святого Витта. Вокруг шеста извивалась голая девица с безразличным выражением профессионала. Музыка скользила по стенам, отбивалась от пола и высокого потолка большого зала, вызывая вибрацию хромированных столиков и диафрагм у гостей.

– Он должен быть где-то здесь! – прокричал Камаэль.

Даймон внимательно оглядывал зал.

– Вон! – сказал он, наклонившись к уху друга.

Посреди танцпола, в самой толпе, бушевал Самаэль. Плечистая фигура бывшего архангела возвышалась над толпой, рыжая копна пламенела, словно факел. К нему клеилась коротко стриженная малолетка в такой скудной одежде, словно позаимствовала ее у младшего брата.

Даймон шел, легко раздвигая танцующих. Они слабо протестовали, но, рассмотрев одетого в черное длинноволосого парня со странным хищным лицом, как-то теряли охоту с ним связываться, даже крутые парни. За Фрэем следовал Камаэль.

Большой рыжий демон, который выглядел как плейбой, заметил их раньше, чем они дошли до середины зала. Он перестал танцевать, что-то шепнул на ухо стриженой девушке и кинулся в сторону ангелов. Партнерша, вцепившись в пояс его брюк, покорно позволила ему тащить ее.

– Прошу, прошу, – восклицал Самаэль. – Ко мне пришли друзья из другого мира. Я должен быть счастлив?

– Попробуй, Сам. Не повредит, – буркнул Даймон. – Не думаю, что от этого умирают.

Глаза Самаэля, зеленые с золотыми пятнышками, слегка прищурились.

– Переходи к конкретике, Даймон. Как видишь, мое время слишком ценно.

Он погладил по бедру плохо одетую малолетку. Она захихикала.

– Узнай, не сделал ли кто в Царстве или Преисподней что-то нетипичное. Это касается всего. Дружеские и официальные встречи, сделки, обмен, соглашения. Может, кто-то пытался купить что-то нечистое или, наоборот, продать. Что угодно, что выбивается из нормы, Сам.

Самаэль рассмеялся.

– Ты спятил? Зачем мне это делать, а тем более отдавать тебе добытую с трудом информацию? Я похож на альтруиста?

Даймон потянулся за сигаретой и закурил.

– Скажи мне, Сам, ты привязан к образу жизни, какой ведешь?

– Он меня устраивает во всех отношениях, – улыбнулся бывший архангел.

Фрэй затянулся.

– Тебе говорит о чем-то термин «день гнева»?

Камаэль нервно вздрогнул. Зеленые глаза Самаэля подозрительно заблестели.

– Решил поиграть со мной, Фрэй?

– К сожалению, нет, приятель. Потому что скоро может оказаться, что не будет баров, в которых ты любишь пить, борделей, где ты обычно покупаешь девок, казино, в которых жульничаешь. Вероятно, не будет и тебя, а Земля перенесет эту непоправимую утрату с легкостью только потому, что также перестанет существовать.

– Черт, – произнес Самаэль. – Боюсь, я начинаю тебе верить. Мне надо выпить. Пойду за выпивкой. Сейчас вернусь.

– Принеси и мне, – закричал ему вслед Камаэль. – Эта новость и для меня новость.

Подстриженная малолетка, внезапно лишенная поддержки в виде могучего плеча Самаэля, растерянно посмотрела на ангелов. С ярким макияжем, кольцом в носу и в ботинках, напоминающих колодки, она имела какой-то жалкий вид. Камаэлю с


убрать рекламу






тало жаль ее.

– Иди отсюда, малышка, – сказал он. – Иди домой и пару лет не посещай увеселительных мест, кроме кондитерской. Твой приятель демон. Его зовут Самаэль. Он заварил войну на Небе, был отправлен в Ад, но его выкинули и оттуда из-за жестокого и паскудного характера. Он злой, малышка. Он – псих. Его выгнали даже из Ада, понимаешь? Он убьет тебя, а перед этим сделает с тобой много неприятных вещей.

Девочка открыла рот.

– Чувак, ты спятил или что?

Камаэль вздохнул.

– Нет, малышка. Я от природы мягкосердечный. Не люблю извращенных сексуальных убийств.

– Ты коп или извращенец? – Она отступила на шаг.

– Откуда, птенчик. Мы – ангелы. Точнее, бывшие, по крайней мере я.

Она прыснула смехом.

– А, значит, ты чокнутый!

– Наверное, немного. Когда живешь несколько тысяч лет… Даймон, сними очки.

Фрэй исполнил просьбу друга.

– Это Абаддон, – сказал Камаэль. – Ангел Разрушения, если ты не поняла. Ну, сейчас дошло, малышка?

Девочка закрыла рот руками, выдавая приглушенный писк. Ее глаза стали круглыми, как блюдца. Внезапно она подорвалась и кинулась в сторону выхода. Тяжелые подошвы грохотали об паркет.

– Похоже, дошло, – констатировал Камаэль.

Через минуту к ним подошел Самаэль со стаканами в руках.

– Я обдумал все, – сказал он. – Согласен. Я не допущу исчезновение азартных игр и разврата. Гордость не позволит. Сделаю все, что в моих силах. Эй, – он огляделся, – вы куда дели мою игрушку?

Камаэль пожал плечами.

– Она захотела выспаться.

Самаэль в ухмылке обнажил ровные, белые, словно снег, зубы.

– Найду и получше, парни. Выпьем за небытие.

– За небытие, – повторил Даймон, поднимая стакан.


* * *

– Всадники! – закричал кто-то перепуганным голосом. Колесный мастер Сапо бросил инструменты.

– Лука! – закричал он жене. – Бери детей и прячься! Живо!

Перепуганная женщина схватила сопливых, грязных детей. Ее губы искривились, словно она готова заплакать.

– Сапо, что, снова? – застонала она.

– Не реви, баба! – рявкнул он. – В подпол, быстро!

Сам остался посреди двора, неуверенный, что теперь делать. Гнать в лес корову? Прятать запасы? Браться за оружие? Оказать сопротивление вооруженным всадникам – верная смерть, но отчаянный мастер решил не дать схватить себя и семью живыми. Он крепко стиснул рукоять топора, но дерево скользило во влажных от пота ладонях.

Всадники влетели в поселок. Галопом пронеслись по главной дороге, в туче пыли похожие на призраков из старых сказок. Огромные боевые скакуны с букраниями на голове выглядели словно драконы. Наездники были в серебряных доспехах, а развевающиеся черные плащи казались еще одной парой крыльев.

«Это крылатые, – подумал колесник. – Из Царства. Но какая, к дьяволу, разница? Из Царства или Преисподней, они такие же бандиты».

Молчаливые, закованные в железо призраки пронеслись поселком и исчезли в облаке пыли. Об их присутствии свидетельствовали только сломанные заборы, вытоптанные огородики с овощами и дорога, перерытая копытами, словно плугом.

Сапо вытер вспотевший лоб рукавом. В этот раз пронесло, Господь уберег. Но как будет в следующий раз? Колесник сплюнул и высморкался. Страшные времена настали для жителей Лимбо.


* * *

– Разбойники! Разбойники! – завопил перепуганный голос. – Беги-и-и-ите!

Спокойный поселок, готовящийся ко сну в предвечерний час, закипел. Жители в панике хватали пожитки, загоняли перепуганный скот, звали детей. Часть из них, таща тяжелые тюки, бежала к лесу. Не успели. Завывающая банда всадников кинулась за ними, секла безоружных жителей мечами, топорами, деревянными палками, как скот на убое. Они падали между плахт солонины, рассыпанного зерна и головок сыра, что выпадали из разрезанных тюков. Кровь заливала одежду, траву и впитывалась в землю.

Разбойники напали на деревню и подожгли дома. Огонь весело взмывал вверх на фоне темнеющего неба. Нападавшие, опьяненные криками, кровью и пламенем, убивали ради удовольствия. Они ощущали себя темными богами, отбирающими жизнь из-за прихоти. Всадники, возбужденные запахом крови и огня, спрыгивали с гарцующих скакунов, чтобы насиловать женщин, добивать раненых, резать скот. Их не волновала добыча. Ведь что можно найти в убогой деревеньке? Пшеницу? Сало? Они хотели развлечений и развлекались.

Какая-то демоница, вопя, бросилась на землю рядом с дергающимся трупом ребенка. Огромный темный ударил ее топором. И, не останавливаясь, побежал дальше. Огонь весело разгорался. Страшные времена пришли для жителей Первого круга Преисподней.


* * *

Побег Габриэля пошатнул основы Царства. Никто не подозревал, до какой степени архангел был опорой, поддерживающей мир и порядок. Его официально обвинили и отстранили от власти. Также попытались заставить уйти в отставку и остальных архангелов, но их позиция была слишком сильной. Были созданы какие-то временные комитеты, какие-то полулегальные группировки. К власти рвались лидеры заговора: Дубиэль, Нитаэль и, как оказалось, третий соучастник, алхимик Ох. Их поддерживали высокопоставленные чиновники, юристы и судьи, с Сотером Ашиэлем и Азбугой во главе. В свою очередь, подняла голову старая, предвечная аристократия, настаивая на своем давнем праве. Дискуссии превратились в скандал и взаимные оскорбления, споры стали разрешаться силой. Аристократия выставила отряды личных солдат и наемников, словно богачи из Преисподней, чиновники отвечали вооруженными боевиками. Над всеми нависла угроза вмешательства Воинства, регулярной армии Царства, верной Михаэлю и, естественно, архангелам. Вдобавок ко всему Терател провозгласил всеобщее равенство, приглашая на свои земли всех желающих из Лимбо и территорий Вне-времени, что привело к наплыву разных темных типов, дезертиров, искателей приключений, мятежных ангелов, убежавших от суда, мошенников и обычных разбойников. Толпы вояк, наемников и дезертиров, с трудом удерживаемые в узде на территории Царства, резвились, как хотели, в Лимбо, разоряя и грабя. Они выходили из-под контроля за воротами города, провоцируя многочисленные инциденты, особенно в нижних кругах.


* * *

Беспорядки в Царстве эхом прокатились и по Преисподней. Резкие выступления богатых темных со временем переросли в открытый бунт, такой серьезный, что трон под Люцифером зашатался. Вооруженные банды, называющие себя партизанами, защитниками свобод и благодетелями народа, нападали на города и поселки Лимбо, демонстрируя беспрецедентную жестокость. Недовольные магнаты сцепились между собой, вспыхнуло несколько гражданских войн. Люцифер подавлял беспорядки как мог, но руль медленно выскальзывал из его рук.

– Что мне делать, Асмодей? Что делать, черт побери?! – Люцифер нервно кружил по комнате. – Группа каких-то грязных бандитов разбила три моих отряда пехоты. Войско не в состоянии справиться с бунтом.

– Потому что оно слабое, плохо оплачиваемое и паршиво вооруженное, – спокойно ответил Гнилой Мальчик.

Люцифер глянул на него серыми глазами.

– И что нам остается?

Асмодей потянулся к мисочке, стоящей на столе, и съел орешек.

– Все началось с несчастного обвинения Габриэля. Он держал власть в железном кулаке. Когда он исчез, все посыпалось.

– Я должен его обратно затащить на трон регента? – съязвил Люцифер.

Гнилой Мальчик серьезно кивнул.

– Именно так, Люцик. В любом случае помочь ему этого достигнуть. Со всем уважением, но он может то, чего ты не умеешь. Вернуть порядок.

Люцифер удивился. В прищуренных фиалковых глазах друга он не заметил и следа насмешки.

Глава VI

 Сделать закладку на этом месте книги

Таверна «Под горящим кустом» начала заполняться посетителями. Алимон сидел спиной к стене таким образом, чтобы видеть как можно большую часть зала и свободно наблюдать за присутствующими. По своей природе он был недоверчивым, а новость, которую получил, вызвала бы подозрительность и у кого-то намного более легковерного. Особенно когда она пришла от покойника. Утром отозвалось личное око Алимона, показывая ему лицо Драго Гамерина. Коммандос, который, согласно всем донесениям, должен был погибнуть в лесу Тератела, настаивал на встрече. Они договорились встретиться в таверне. Драго тотчас отключился.

Алимон осторожно коснулся оружия, припрятанного под плащом. Поглаживание гладкого приклада, идеально ложащегося в руку, успокаивало. Мастер Ран использовал специально разработанный на заказ пистолет типа «Вавилон», снабженный формулами пятнадцати благословений, закаленный в водах Озера Огня. К нему подходили крупнокалиберные снаряды «Месть 0,5», способные пробить броню дракона. Некоторые считали это оружие слишком тяжелым и малоизящным, но Алимон много лет пользовался им и не жаловался на его громоздкость.

Скрипнули двери. В таверну вошел Драго. Зрачки Мастера Ран сузились, а челюсти сжались. Гамерин приблизился к столу. Рука Алимона была скрыта, казалось бы, небрежно наброшенным плащом.

– Знаю, что ты думаешь, но это я, Алимон. Я выжил, – произнес Драго.

– Радостная весть, – процедил ангел сквозь зубы. Драго держал руки так, чтобы Алимон все время видел их.

– Можно присесть?

– Садись.

Гамерин упал на лавку. Он плохо выглядел. На лице были синяки и шрамы. Он внимательно посмотрел в глаза командира.

– Они ищут меня. Я рискую, встречаясь с тобой. Резня в лесу Тератела была спровоцирована. Тафти оставил меня снаружи, потому что я не мог перелететь барьер. Я видел банду наемников, они магически превращались в Воронов и в нас. У них было современное чародейское снаряжение самого высокого класса. Кто-то должен был дать его им. К главарю они обращались Рам. Я не смог предупредить отряд. – На лице Гамерина появилась гримаса боли.

Алимон побледнел.

– Ты уверен в том, что говоришь?

– Как в собственной жизни, – серьезно произнес коммандос. Мастер Ран провел ладонью по лбу.

– Рам? Наверное, это Рам Изад. Сукин сын за деньги нанимается на грязную работу. Крылатый, черт бы его побрал! Слушай, Драго…

Он не закончил. Коммандос в ту же секунду вскинул голову и потянулся за оружием. Медленно. Слишком медленно. Завернутый в плащ моряк, дремлющий над кружкой за соседним столиком, откинул полу плаща, открывая черный глазок карабина. Смерть сжала сердце Драго холодными лапами. «Это конец», – подумал он. Звук выстрела оглушил его. Оглушенный, он задумался над тем, почему не падает. Моряк в плаще совершил невероятное сальто и упал далеко между столами. Там, где должна была находиться его грудь, зияла кровавая дыра. Алимон выстрелил во второй раз в срывающегося с места темного с пистолетом в руке, а Гамерин вынужден был осознать ценность «Вавилона», поскольку «Месть» просто оторвала демону ногу. Драго краем глаза заметил движение в углу зала, развернулся как раз вовремя, чтобы застрелить крылатого, целящегося в Алимона.

– Вали, Драго, я прикрою! – прорычал командир, из пасти «Вавилона» вылетел очередной снаряд. Не попал. «Месть» попала в голову чучела химеры над баром. Она рассыпалась на пыль и опилки. Посетители таверны, визжа от страха, ползали между столами. Драго увидел еще двух нападающих; третий, вооруженный карабином, блокировал двери. Коммандос кинулся под стол, отстреливаясь. Пули свистнули возле уха, одна оцарапала руку. Драго попал в голову темного у дверей. Тот упал на спину, но за ним появилось двое других. Доступ к окнам также был перекрыт. Гамерин откатился и спрятался за перевернутым столом. Из-за такого же укрытия отстреливался Алимон. Видно, ему удалось добраться до карабина моряка, потому что он стрелял короткими прицельными очередями. Ситуация Гамерина была хуже. За спиной – стена, двери и окна, заблокированные вооруженными наемниками. Он быстро сменил магазин. Снарядов тоже было немного.

– Драго! – услышал он крик Алимона. – Прикрой голову и не высовывайся!

Мощная серия выстрелов попала в стену рядом с укрытием Драго. Доски застонали, осыпаясь щепками, пока не сдались, с треском разлетаясь и открывая щербатую дыру на улицу. Драго кинулся к ней, как только затихли выстрелы. Он выскочил на улицу, закрывши голову руками. Кинулся в ближайший закоулок, побежав изо всех сил, чтобы получить как можно больше форы. Он даже не задумывался, каким образом Алимон спрятал в полах плаща маленький, но смертоносный, запрещенный Конвенцией о правах крылатых черномагический карабин NEX AP 666 «Магнум», которым пробил стену. Просто Мастер Ран принадлежал к предусмотрительным ангелам.

Нападающие кинулись в погоню. Драго слышал их, кружа по узким улочкам. В спешке он расшвырял немногочисленных прохожих, за углом натолкнулся на предательски развешенное белье. Мокрые тряпки цеплялись за руки, сдерживали движение, закрывали лицо. Гамерин, ругаясь, сдирал с себя белье и веревку. До него доносился яростный крик приближающейся погони, переходивший в перепуганный визг, когда засвистели первые пули. Запыхавшийся, он, наконец, освободился и бросил измятое белье на землю. Он потерял много времени, воюя с мокрыми тряпками. Его едва не настигла пуля, осыпав кирпичной крошкой. У него не было времени соображать о направлении побега. Закоулок вывел его прямо на торговую улицу. Он бежал между крытыми палатками, переворачивая прилавки с овощами, безжалостно растаптывая редис, шпинат и репу. Ему в спину неслись проклятья. Он надеялся, что сбежал от преследователей, поскольку выстрелы прекратились, но все равно не замедлял бег. Свернул в очередной закоулок и во что-то врезался.

– Куда прешь, скотина! – гаркнул торговец талисманами, когда Драго вклинился между ним и толстой клиенткой, выбирающей надежный талисман против мошенников и обманщиков. – Ты повредил деликатные магические предметы. Плати за ущерб!

Он перегородил Гамерину дорогу. С другой стороны она была заблокирована крупным телом лимбианки, которая на всякий случай заявила, что будет кричать. Большой раскрытый рот продавца оказался на высоте глаз Драго. Коммандос со всей силы ударил в орущую морду, и торговец буквально взлетел в воздух, тяжело ударившись спиной в стену. Он упал на мостовую без движения, окруженный своими талисманами, словно вспышками магической ауры. Драго перепрыгнул через него, не обращая внимания на пронзительные крики лимбианки, и свернул в первую улочку. Она вела к рыбацкому порту. Залив Рахаб славился своими неплохими уловами. Возле берега раскачивалось несколько длинных лодок, в ноздри ударил запах рыбы. Рыбаки еще не вернулись с ловли, поэтому порт был почти пустым.

Драго огляделся в поисках укрытия. Он устал, раненая нога затрудняла бег. В один момент его взгляд упал на старую лодку, вытащенную на берег, возможно, для ремонта. Она была накрыта брезентом. Гамерин кинулся к ней, поднял полотно и скользнул внутрь.

До того как он приземлился на дно лодки, он напрягся, натолкнувшись на что-то мягкое. Оно издало приглушенный писк, подтверждая опасение коммандоса, что это что-то живое. Мышцы Драго напряглись, сердце забилось сильнее. В руках непроизвольно появился нож. Он направил его на существо, придавленное коленями. Оно слабо сопротивлялось. В полной темноте ангел не мог рассмотреть противника. Он казался ему маленьким и странно вялым. Собственно, он и не дрался, а только тяжело дышал, издавая тихие стоны. Гамерин замер с ножом в руках, готовый в любую секунду пустить его в ход. Он немного успокоился, уверенный, что это, скорее всего, спрятавшийся от наказания ангел-служитель или мелкий воришка с рынка, а не наемник, охотящийся за ним.

– Кто ты, черт возьми? – злобно прошептал он.

– Не убивай! – ответил ему ломающийся от страха явно женский голос.

Удивленный ангел ослабил захват.

– Ангелица? – спросил он.

– Угу, – пискнула она.

– Сиди тихо, если хочешь жить, – прошипел он.

Они замерли на дне лодки. Проходили минуты, а преследователи не приходили. Наконец Драго понял, что они отстали от него. На всякий случай он подождал еще минутку и чуть приподнял брезент. Внутрь проникло немного света. В слабом свете коммандос увидел сжавшуюся на мокрых досках ангелицу в одежде ангелов-хранителей. Она прищурила глаза. Похоже, провела в темноте много часов. У нее было милое круглое личико в обрамлении коротких темных волос. Ее бронзовые глаза, когда привыкли к свету, тоже казались круглыми. Она не была красивой, но ее вид вызывал симпатию. Фигурка была пропорциональной, милой для глаз, хотя появлялась определенная тенденция к округлению.

– Как тебя зовут? – спросил Гамерин.

– Дроп, – ответил она.

– Почему ты тут прячешься?

Она молча смотрела на него.

– Ты сказала, чтобы я тебя не убивал. Почему, малышка? Ведь ничего серьезного не грозит за побег со службы.

Она обиженно поджала губы.

– Я не убегала. Это неправда!

Драго наклонился к ней.

– Тогда зачем ты спряталась? – Он пригляделся к ее тунике. – Мало кто преследует опекуншу маленьких детей.

Она поправила бурый подол, немного грязный, замечая, что слишком открыты ноги. «А стройные», – заметил Драго.

– Я не могу тебе сказать, – буркнула она.

Честно говоря, она с трудом поборола искушение поделиться тайной, которая с самого начала была ей не по зубам, но она немного боялась доверять этому странному солдату, буквально свалившемуся ей на голову. События последнего дня до такой степени перевернули ее упорядоченную жизнь, что у нее было навязчивое ощущение сна. Она не могла искать помощи у матери Сары или у своих подруг. Только подвергла б их опасности, и все равно они не поняли бы, чего она боится. Она не была настолько глупой, чтобы вернуться в свою квартиру или спокойно продолжать работу. Страшный серебряный ангел видел ее, поэтому точно понял, что она принадлежит к хранителям. Дроп с большим трудом убежала от преследовавшего ее седого крылатого, спрятавшись на детской площадке. Она залезла внутрь ярко раскрашенной ракеты и долго сидела там, дрожа и ожидая, что в любую минуту может улететь в Космос, пораженная заклинанием уничтожения. Лишь когда свечерело, она осмелилась оставить свое укрытие. Она редко оставалась на Земле после наступления сумерек, поэтому, перепуганная появлением многочисленных темных, бесхозных джинов, стригоев и низших демонов, убежала через первые ворота, которые вели, как оказалось, в Лимбо. Со страхом она поняла, что ночью тут не лучше, а намного хуже, чем на Земле. Из кабаков неслись пьяные песни и крики, по улицам слонялись подозрительные банды. Она благоразумно предпочла не появляться в Царстве, уверенная, что там ее будут искать прежде всего, хотя очень хотела оказаться по крайней мере на Первом Небе. Ее сердце колотилось при малейшем шорохе, словно кастаньеты. Наконец, она добрела до порта, где, озябшая и голодная, спряталась в лодке. Сначала она просто хотела немного отдохнуть, но быстро поняла, что ей, собственно, некуда идти. Она боялась выйти из укрытия, где чувствовала себя безопаснее, чем на улице, даже если это было заблуждением. Она бодрствовала до рассвета, потом погрузилась в нервную дремоту, вымотанная постоянным прислушиванием, и лишь после полудня заснула от усталости, невзирая на опасность. Тогда на нее и свалился Драго. Несмотря на то что знакомство было необычным, Дроп инстинктивно почувствовала к нему симпатию. Она отчаянно нуждалась в помощи, была напугана и беззащитна, а внутренний голос настаивал довериться этим серым доброжелательным глазам, которые не могли быть способными на подлость.

– Не бойся, малышка, – сказал он. – Я солдат Царства. Не причиню тебе вреда. Видишь ли, из-за моего мундира я вынужден иметь добрые намерения.

Он подмигнул и улыбнулся.

– А почему ты спрятался в лодке? – спросила она почти обезоруживающе.

– Потому что увидел то, чего не должен был увидеть.

– Я тоже, – прошептала она.

Он стал серьезным и присмотрелся к ней внимательнее.

– И что это, девочка?

– Сначала ты расскажи.

Он схватил ее за руку.

– Не играй тут, девочка. Это может быть очень важным.

В его голосе она услышала напряжение.

Она колебалась только мгновение.

– Хорошо, – вздохнула она и начала рассказывать, что с ней случилось во время прогулки по кладбищу. Лицо коммандос вытягивалось с каждым новым предложением.

– Господи, это, должно быть, была настоящая Книга. Все погибли зря, – прошептал он с горечью, когда Дроп замолчала.

– Сейчас ты, – потребовала она, поэтому он коротко выпалил ей историю про неудавшуюся операцию против Тератела. Глаза ангелицы становились все больше.

– Ой! Я видела что-то имеющее большое значение для Царства, да? – спросила она со смесью страха и возбуждения.

Драго кивнул.

– Они будут преследовать меня? Как сбежавшую душу?

– Ага. Тебя надо где-то спрятать, но не представляю даже где. – Он задумчиво потирал шрам на подбородке. – Ты узнала бы кого-нибудь из этих крылатых?

– Конечно. Обоих, – ответила она.

– С одной стороны, это хорошо, а с другой – плохо, – размышлял он вслух. – Они не дадут тебе покоя. Куда тебя забрать?

Внезапно его осенило.

– К Сатурнину! Точно!

– А кто это? – беспокойно спросила она. Повернула к нему посветлевшее лицо.

– Мой друг, ангел-хранитель. Я когда-то работал его сменщиком.

Ангелица задержала вздох и вспотела.

– Не могу! – Она отрицательно замотала головой. – Я не могу находиться под одной крышей один на один с ангелом-мужчиной.

Он не смог сдержать улыбку.

– А сейчас ты что делаешь?

Она растерялась.

– Сейчас… я в лодке, то есть на улице. Тут правила не действуют.

Драго положил ей руку на плечо.

– Малышка, иначе они сделают из тебя отбивную. Сатурнин – порядочный парень. Он такой же ангел-хранитель, как и ты. Поговорите, сама увидишь. К тому же кто говорил, что ты останешься с ним одна? Я тоже там буду.

Дроп застонала. В жизни не могла подумать, что ей придется пережить такие приключения. Драго убрал брезент и протянул ей руку.

– Пошли, уже темно, меньше шансов, что нас узнают. По крайней мере, Сатурнин будет в это время у себя. Если случится что-то подозрительное, обними меня и слегка пошатнись, хорошо?

– О, Господи! – перепуганно прошептала ангелица. – Это не так, как я себе представляла…

– В том-то и дело, – прервал он ее, – чтобы они так себе представили. Ну, двигаем, малая.

Они маневрировали темными пустынными улицами. Торговая улица была в это время безлюдной. Таверны и кабаки располагались дальше на севере, в противоположном конце залива Рахаб. По дороге к ближайшим воротам они ни с кем не встретились, кроме пьяницы, уснувшего под стеной одной из гостиниц, вероятно, уставшего из за слишком длинной дороги домой. По мусорникам шныряли маленькие одичавшие химеры. Их глаза блестели во мраке. Истощенные гномы собирали под прилавками гнилые овощи и яростно дрались за листья капусты и морковку. При виде прохожих они кривили свои треугольные личики.

Дроп чувствовала себя не в своей тарелке. Несмотря на моральные принципы, она осмелилась взять коммандос за руку.

– Уже недалеко, – успокаивающе шепнул он. – Не бойся, все под контролем.

Она едва ответила на его улыбку.

Наконец они прошли воротами и оказались на Первом Небе. Оно не сильно отличалось от Лимбо, но Дроп вздохнула с облегчением. Улицы казались вымершими. Слабый отблеск света можно было заметить только в нескольких окнах. Уставшие ангелы служения уже давно отдыхали, чтобы подняться на рассвете и скрупулезно выполнять свои обязанности до заката. В закоулках раздавались только шаги Драго и Дроп.

Они добрались до Ворот Сверчков и перешли на Второе Небо, пристанище четырех мужских и двух женских хоров хранителей. Хотя она никогда не была в этой части города, Дроп сразу же почувствовала себя как дома. Опрятные скромные домики, квадратные башенки, широкие и плоские блоки частных Домов в районе ангелиц выглядели одинаково.

Сатурнин принадлежал к Третьему Дому Второго круга. Драго без труда нашел Зеленую башню, где размещалась квартира друга. Все же он целый год работал его сменщиком при довольно трудном клиенте. Ангелы-хранители получали клиента, которого охраняли на протяжении всей его земной жизни, заботясь о его безопасности, побуждая к благородным поступкам и угрызениям совести. Они занимались им почти двадцать четыре часа в сутки, посвящая этому всю свою личную жизнь. Однако даже они не могли следить непрерывно, поэтому в случае болезни, непредвиденного происшествия или для короткого отдыха они получали сменщика. Чаще всего их рекрутировали из чиновников на пенсии, но иногда удавалось принять на службу солдат, как в случае с Драго.

Зеленая башня была каменным домом квадратной формы, низким и приземистым, несмотря на название. В это время в окнах не было огней, а внутри царила тишина. Драго двинулся вдоль стены, ведя Дроп за руку. Он остановился перед стеной с окнами и задрал голову. Сатурнин жил на втором этаже. В комнате не горел свет. Гамерин тихо свистнул, имитируя голос райской птицы. Ему ответила тишина. Он свистнул громче. Никто не отозвался. Он озадаченно почесал голову. Посмотрел на темное окно и свистнул так, что стекла едва не треснули. Ответа не было. Драго тихо выругался. Дроп молча наблюдала за его стараниями.

– Может, подлететь к окну и постучать? – раздумывал он.

– Ты что! Стучать ночью к незнакомому ангелу? Ни за что! – возмутилась Дроп.

Вздохнув, он наклонился за камушком. Кинул его в темный проем. Тихий удар, и все.

– Господи, дрыхнет как сурок, – буркнул он со злостью.

Он взял следующий камушек, в этот раз размером с маленькое яйцо. Они услышали стук, а потом трудно различимые голоса. Гамерин снова задрал голову.

– Сатурнин! – прошипел он.

Шум усилился.

– Сатурнин! – крикнул Драго почти в полный голос.

В комнате загорелся слабый свет, и в окне появилось лицо ангела.

– Драго? – с недоверием спросил заспанный голос.

– Нет. Вельзевул с того света, – буркнул коммандос. – Впусти меня, нам надо поговорить.

– Тише, – шикнул Сатурнин. – Всех разбудишь. Уже спускаюсь. Иди к заднему входу.

Они подошли к небольшим деревянным дверям. Через минуту скрипнул засов, и в проеме появился Сатурнин с маленькой лампой в руке. Слабенькое пламя осветило взволнованное лицо ангела. Когда он увидел Дроп, то не смог скрыть удивления.

– Что она тут делает? – произнес он с довольно глупой миной.

– Мы поживем у тебя немного, – бесцеремонно заявил Драго, вталкивая друга вглубь коридора. – Подвинься, не будем же мы всю ночь торчать на улице.

Хранитель слабо и беспомощно запротестовал. Гамерин затащил Дроп внутрь и захлопнул двери.

– Знаешь, как ты меня подставляешь?! – застонал Сатурнин.

– Вообще-то я не хотела сюда приходить, – хмуро буркнула ангелица. – Я сама справлюсь, мне не нужна помощь от…

– Тихо! – гаркнул Драго. – Сатурнин, не стой на пути. Ты перекрываешь лестницу.

Дроп попыталась освободить руку из захвата коммандоса.

– Я не собираюсь тут оставаться! Я пойду к начальнице, расскажу обо всем, что видела. Пусти!

Гамерин недовольно посмотрел на нее.

– Девочка, ты спятила?! Они убьют тебя до того, как ты успеешь выйти на улицу!

– Оставь ее в покое, – вмешался Сатурнин, боясь, что шум ссоры разбудит соседей. – Хочет уйти, пусть уходит. Она знает, что делает, лучше, чем ты. Хранители женского и мужского пола не могут ни при каких обстоятельствах находиться наедине в одном помещении или без разрешения заходить на территорию личных Домов.

Драго схватил его за плечи.

– Слушай, – произнес он, – тут дело первостепенной важности для Царства. Мне жаль, но я имел в задницу твои предполагаемые проблемы. Узнаешь в чем дело и сам все поймешь.

Сатурнин сглотнул слюну и кивнул. Решительность, прозвучавшая в голосе друга, вынудила его отодвинуться от лестницы.

– Хорошо, – сказал он. – Я верю тебе. Идем наверх.

Драго пропустил Дроп, которая покорно преодолевала ступеньки, понимая, что глупо было дуться. Без помощи Гамерина ее ждала худшая, чем смерть, участь. Она вспомнила ледяные глаза серебряного ангела.

Она не могла оглядеться в квартире Сатурнина, поскольку ангел-хранитель не зажег свет, оставив только лампу, которой освещал дорогу. В ее слабом свете ангелица только увидела, что комната тесная, а кровать, на которую она присела, твердая. Драго без вступлений начал рассказывать о книге, лесе Тератела и приключениях Дроп. Почти с первого предложения на лице Сатурнина появилось выражение беспокойства, которое усиливалось с каждой секундой.

– Извини, старик, – пробубнил он, когда Драго закончил. – Я вел себя как эгоистичный хам и глупец. Я мог бы додуматься, что ради каприза ты бы не подвергал друга опасности.

– Забудь, – буркнул коммандос. – Я тоже мог бы придумать что-то получше, вместо того чтобы втягивать тебя в неприятности. Теперь тебе грозит такая же опасность, как и нам.

– Да ладно тебе! – усмехнулся Сатурнин. – Выпьете чего-то тепленького? Вы, наверное, замерзли.

Они кивнули. Хранитель потянулся за чайником.

– Может, чай с мятой?

– Спасибо, – обрадовалась Дроп, но Драго скривился.

– О пиве можно не спрашивать, да? – буркнул он.

Сатурнин показал в усмешке зубы.

– Он никогда не изменится. Что из него за ангел? Прошу, располагайся… А-а-а, я даже не спросил, как тебя зовут. Извини, я вел себя ужасно. Как полный придурок.

– Ох, нет, – искренне запротестовала ангелица. Сатурнин произвел на нее приятное впечатление. Она подумала, что легко могла бы в него влюбиться. – Меня зовут Дроп.

– Сатурнин. – Он протянул руку. Она пожала.

Ангел поставил чайник и сел рядом с ней на кровати.

– Мне жаль, что невежливо отозвался о теб


убрать рекламу






е. Это все правила, сама понимаешь. У меня волосы встали дыбом, когда я подумал, что поступлю против правил. – Он посмотрел на коммандос с улыбкой. – Я уже отвык нарушать правила, с тех пор как Драго перестал быть моим сменщиком. Видишь ли, мы старые приятели. Когда-то он спас мне жизнь.

– Наговариваешь! – возмутился Гамерин. – Не сочиняй, старик. Ты и сам справился.

Круглые глаза Дроп смотрели на солдата с удивлением. Ей нравилась не только его отвага, но и скромность. «У него своеобразное отношение к правилам», – промелькнуло у нее в голове. Но Господь присматривает за ней, раз поставил его на ее пути.

– Вообще-то нет, – протянул Сатурнин. – К тому же ты научил меня правде и порядочности больше, чем все учебники в школе хранителей. Он хороший парень, Дроп, несмотря на внешность.

– Заканчивай эти восхваления, иначе мне придется врезать тебе, и все твои теории рассыпятся, – рассердился Драго.

– Заткнись! – упрекнул его хранитель. – Я развлекаю гостью разговорами.

– Лучше дай ей уже своей вонючей мяты. Холодно тут.

– Это потому, что мы живем скромно и много работаем, как и пристало ангелам, – вежливо пояснил он. – Правда, Дроп? Не так, как некоторые, что только и сидят в тавернах, потягивают пиво и заглядывают демоницам под юбки.

Он подмигнул Дроп. Ангелица захихикала. Впервые после встречи с призрачным ангелом она почувствовала себя в безопасности, и притом в первый раз в жизни поняла, что значит иметь друзей. Она прикрыла глаза, отогреваясь от этого осознания лучше, чем от теплого камина, которого так не хватало в комнате Сатурнина.


* * *

Легкое покачивание паланкина и красноватый приглушенный свет, пробивающийся через полог, делали поездку нереальной. Зое охватило ощущение, что она находится внутри ракушки, свободно дрейфующей по океану пурпура, фиолета и золота. Она грезила наяву. Длинноволосые русалки скользили рядом и, благодаря воздушным шлейфам, казались экзотическими рыбками. Она видела их движущиеся тени. В бархатном багрянце резвились тритоны. Она старалась запомнить веселую мелодию, что играла по углам, шум голосов, шепчущих на непонятных языках, звучащих, словно подпрыгивающие серебряные шарики. Океан был теплым, и Зое очень хотела погрузиться в пучину навсегда, заснуть на дне, устеленном мягким песком. Она могла бы лениво слушать пение русалок, позволяя им нежно заплетать волосы, качаясь на волнах, вызванных рыбьими хвостами тритонов, и грезить, грезить, грезить.

Однако она знала, что сладкие мечты не станут явью. Путешествие закончится, джинн в цветах Софии отодвинет полог и с наигранным раболепием проинформирует ее о прибытии. Реальность пугала поэтессу, хотя она надеялась, что по ней этого незаметно. Она не могла понять, зачем София именно ее отправила из своего дворца ко двору матери Рахили, главы хоров ангелиц-хранителей. Двор располагался на Четвертом Небе, там, где все государственные здания Царства. Он стоял на пересечении оживленных улиц, а через комнаты и залы постоянно шастало множество крылатых. Зое была потрясена. Она старалась следовать указаниям Пистис, вести себя согласно этикету и выжить в мире, который был абсолютно ей чуждым. Однако полюбить его она не могла. Со стыдом она вынуждена была признаться, что ей не нравится высокий и строгий интерьер, мать Рахиль оказалась сухой и неприятной, а постоянная толпа утомляла. Она гнала такие мысли, напоминая себе на каждом шагу, что София приказала уехать из-за беспокойства о ней, уверенная, что поэтессе будет на Четвертом Небе безопаснее, чем в удаленном доминионе Пистис.

Беспорядки в Царстве смертельно пугали Зое. Она дрожала, когда видела на улице группу вооруженных, чаще всего пьяных солдат, орущих и крушащих все вокруг, цепляющих прохожих. Несколькими днями раньше она пережила ужасные минуты, когда такая банда остановила ее паланкин. Смеющаяся, воняющая кислым пивом рожа просунулась между занавесок, осыпая ее непристойными предложениями и хамскими шутками. Солдат гордо взирал на остальных, ржущих и шатающихся от избытка радости и алкоголя. К счастью, все закончилось только испугом, но Зое едва не потеряла сознание, когда поняла, чем все могло закончиться. Потрясенная, она вернулась во дворец, где услышала от матери Рахили, что должна научиться контролировать нервы и не реагировать на оскорбления, как и ее подчиненные.

Нежное покачивание закончилось. Ангелица прикрыла глаза и вздохнула. Конец грезам.

– Мы прибыли, госпожа, – сообщил джинн, открывая полог.

Зое вышла. Носильщики склонились перед ней. Сердце поэтессы заколотилось, во рту пересохло, а горло перехватило. Она ступила на широкие мраморные ступени, умоляя Господа не дать ей споткнуться. Ее ждало тяжелое испытание, при мысли о котором она дрожала с тех пор, как оставила доминион Софии. Она не была уверена, до какой степени Пистис действовала осознанно, но когда услышала, что должна передать послание Даймону Фрэю, Танцующему на Пепелище, пол закачался у нее под ногами. Миссия наполнила ее неосознанным страхом, хотя в глубине души она ощущала непонятную радость и странное возбуждение. Снова увидеть худощавое лицо, черные глаза, губы, которые в гневе превращались в узкую полоску. Сейчас, когда она должна увидеть его вблизи и даже поговорить с ним, приятное возбуждение исчезло. Ее охватила волна обычного страха. Бледная, с нездоровым румянцем на щеках, она шла по ступеням с таким выражением лица, словно поднималась на эшафот.

Даймон задумчиво потер подбородок. Его удивило послание от Софии. Собственно, даже обеспокоило. Он согласился принять посланца в одной из нижних комнат штаб-квартиры воздушных сил Воинства, поскольку армия и ее административный центр находились под властью Михаэля. Даймон был нежелателен в Царстве после побега Габриэля. Он явно поддерживал архангелов, поэтому новые регенты криво смотрели на него. И к тому же, как ангел Разрушения, он мог оказаться опасным. Каждую минуту он ожидал ареста под любым предлогом. Иногда, когда ярость кипела в нем, словно лава, он ждал этого с нетерпением. Он не собирался идти словно баран на заклание. Самозваные регенты и посыльные, которых они отправят, смогут убедиться, что он не зря носит титул Танцующего на Пепелище.

Он вытащил из ножен меч, осторожно пробежал пальцами по лезвию. Оружие было красивым. Суровое, без каких-либо украшений, гордо носящее имя Звезда Разрушения. На острие сияли выгравированные «слова гнева», «крик осуждения» и «плач раскаяния», мощные заклинания, придающие мечу силу уничтожения. Ладони Даймона украшали татуировки из комбинации магических знаков, благодаря которым он мог безопасно касаться Звезды. Меч мог находиться только в руках Абаддона.

Он сделал в воздухе несколько тренировочных взмахов, чтобы почувствовать, как прекрасно сбалансирован меч. Идеальное оружие всегда наполняло его радостью.

Двери приоткрылись, и Даймон поднял голову.

– Посол от Дарительницы Знаний и Таланта, Абаддон, – доложил солдат.

– Пусть войдет, – кинул Фрэй, пряча меч в ножны. Он не хотел этого делать, но принимать гостя, размахивая оружием, считал бестактным.

В комнату зашла маленькая темноволосая ангелица.

– Зое! – воскликнул Даймон, приятно удивленный.

Он не надеялся увидеть поэтессу. Ангелица присела в глубоком реверансе.

– Приветствую, мой господин, – произнесла она.

Он улыбнулся, но ответил традиционным поклоном.

– Это честь для меня видеть тебя здесь, госпожа, – начал он. – А также и настоящее удовольствие.

Ее щеки запылали.

– Я благодарна за эту любезность, хотя ничем ее не заслужила. Я только выполняю распоряжение моей госпожи, Пистис Софии, Дарительницы…

Даймон потряс головой.

– Девочка, – прервал он, – мы действительно должны разговаривать так церемониально? Мы не на официальной аудиенции.

Зое с испугом посмотрела на него.

– Твоя непомерная доброта сбивает меня, – прошептала она.

Ангелица задрожала, а ее смуглое лицо посерело, как полотно. Даймон вздохнул.

– Я буду следовать твоим пожеланиям, госпожа. Извини, я не хотел нарушить покой твоей души.

– Но, господин, – застонала она, – ты не сделал ничего, за что я осмелилась бы тебя осуждать. Извини простую ангелицу, если я тебя обидела.

Он убрал волосы со лба.

– Я ни в коем случае не обижаюсь, госпожа. И прошу, не извиняйся, потому что я сам начинаю чувствовать себя сбитым с толку. Может, присядешь?

Темные глаза снова посмотрели на него с удивлением и страхом. Даймон застонал в душе.

– Ах да, госпожа. Я сяду первый, или мы сядем одновременно, или мы можем стоять, если ты так хочешь. Пойми, я почти забыл этикет и определенно не могу демонстрировать превосходство над прекрасной, молодой, талантливой ангелицей только потому, что мое положение теоретически выше в иерархии. Иногда я бы хотел, чтобы мне постоянно не напоминали, какое исключительное место я занимаю в Царстве.

Он замолчал, заметив, что глаза Зое блестят от слез.

– О, Господи, девочка, не плачь! Я не хотел быть грубым. Если я обидел тебя, то непреднамеренно. Мне ужасно жаль. Если большую часть жизни уничтожать мир и убивать тысячи существ, то это точно должно как-то повлиять на мое отношение к дворцовому этикету.

– Прошу, прости меня, господин, – всхлипнула Зое. – Мое поведение ужасно. Я не могу должным образом вести себя в присутствии ангела крови, Рыцаря Меча, князя Царства, выполняющего миссию с повеления Господа. Я разозлила тебя, господин. Какой из меня посредник.

Даймон опустил руку. Определенно, если бы он разговаривал с кем-то другим, он был бы уже в бешенстве, а не только злым, но Зое ему стало просто жаль. «Бедная девочка, – подумал он. – Сука Пистис воспитала ее как какого-то шута из далекой древности. Жаль такую красоту и талант, она же не дура». Он не представлял, что ему делать. Он бы охотно утешил ее, но в этом случае это только ухудшит ситуацию.

– Начнем сначала, хорошо? Для удобства давай считать, что мы уже поздоровались, – предложил он ласково. – Итак, начали! С каким посланием ты прибыла, госпожа, от светлейшей мудрости Пистис, Дарительницы Знаний и Таланта?

Зое перевела дыхание.

– Моя госпожа, благородная Пистис, – запинаясь, пробормотала она, – выражает сожаление и раскаяние о неподобающем приеме, который был оказан тебе при ее дворе. Она просит прощения за слишком любопытные и нетактичные вопросы…

Даймон приподнял брови. Нелепое послание Софии вызвало у него подозрение.

– …которыми донимала тебя, господин, – протянула Зое. – В знак примирения передает тебе этот подарок.

Из складок платья она достала небольшую коробочку. Зрачки Даймона мгновенно расширились.

– Не открывай! – закричал он.

Рука ангелицы дрогнула, крышка коробочки отскочила. Внутри на пурпурном бархате лежала прекрасная застежка в форме единорога, сражающегося с драконом. Старая, изящная работа еще времен до Творения.

Фрэй вытянул перед собой руку и начал произносить поток быстрых непонятных слов. Униженная Зое переводила взгляд с его лица на несчастную застежку. Она очень хотела упасть в обморок, провалиться сквозь землю, но не могла. Только беспомощно стояла, как воплощение страдания. Шрам на вытянутой ладони ангела Разрушения язвительно глумился над ней.

Она непроизвольно пискнула, когда из застежки внезапно стали сыпаться бледные, холодные искорки цвета песка и малахита. Шкатулка стала ледяной. Зое с трудом удалось ее удержать. Она перепуганно уставилась на Даймона.

– Осторожно положи коробочку на пол, – медленно произнес он. – Не кидай! Медленно. Именно так. Теперь встань за моей спиной, но двигайся медленно. Без резких движений, Зое. Вот так. Очень хорошо.

Ангелица, дрожа, выполнила его команды.

Пламя, облизывая застежку, начало подниматься вверх, словно танцующая змея, переплетаясь и приобретая какую-то неопределенную форму. Оно сгущалось, создавая фигуру уродливого насекомого или обезображенного эмбриона.

– Черт, – прошептал Даймон. – Пожиратель.

Чудище приобретало форму. У него было три ноги, что торчали из обвислого брюшка, покрытого мелкой чешуей. В воздухе его удерживали четыре перепончатых крыла, издающих во время движения сухой шелест. Шарообразная слепая голова, что вертелась на тонкой шее, заканчивалась круглым отверстием, заполненным тремя рядами зубов, напоминающих иглы. Чудище не превышало размером голубя. Оно было омерзительным. Ангелица, как под гипнозом, смотрела на него, и ее затошнило от отвращения.

– Не шевелись, Зое, – прошипел Даймон.

Он медленно потянулся к ножнам за мечом. Крутящаяся голова пожирателя также медленно повернулась в его сторону. Чудище сделало шаг. Фрэй замер. Он слышал удары собственного сердца и учащенное дыхание ангелицы за спиной. Через мгновение, что тянулось дольше, чем вечность, чудище снова качнулось. По виску ангела стекал пот.

Молниеносным движением он схватил рукоять меча и ударил. Пожиратель кинулся на него с визгом. Он двигался быстро, как шаровая молния. Звезда Разрушения мелькнул в воздухе. Промах. Чудище совершило невероятный поворот, нырнуло под руками ангела и атаковало. Даймон отскочил, закрываясь мечом. Пожиратель отскочил от лезвия, издав пронзительный визг. Фрэй коротко замахнулся, но не попал. Воющее чудище кинулось на него. Ангел в последний момент отбил нападение. Чтобы не упасть, он вынужден был опуститься на колени. Визжащее чудище кинулось к его лицу, обнажив острые клыки. Даймон поднял меч, блокируя удар. Пожиратель проскользнул под клинком, и тогда Фрэй ударил его изо всех сил. Он утратил равновесие, падая набок. Пронзительный визг оглушил его. Сжавшаяся в углу Зое закрыла уши. Даймон посмотрел вверх. Под потолком чудище корчилось в призрачном танце, охваченное песочно-зеленым пламенем. Наконец его скрутило, оно закричало почти человеческим голосом и рассыпалось снопом искр.

Фрэй поднялся с пола. Он подошел к дрожащей Зое и присел на колени.

– С тобой все хорошо?

Она замотала головой. Ее губы посинели.

– Что это было? – выдавила она.

– Пожиратель, – ответил Даймон. – Существо, вызванное самым подлым видом черной магии. Это может сделать только очень могущественный маг. Это червь, поедающий душу. Приводит к тому, что жертва ослабевает, совершает смертельные ошибки, теряет связь с реальностью, становится восприимчивой к манипуляциям, а в конце впадает в безумие или превращается в овощ. Заражение наступает в момент контакта с активным червем. Создание нацелено на конкретную особу. Носитель не знает, что пожиратель его атаковал. Иногда, очень редко, кто-то, обладающий специальными охранными силами, может учуять некоторые формы магической атаки, например активного пожирателя. Они редко используются, поскольку методы их наложения не относятся к приятным. Как ангел Разрушения, я должен был приобрести подобные навыки, хотя твоя госпожа не могла предположить, что я решился на защиту такого высокого уровня. Это был действительно хорошо выполненный червь. Совсем немного – и я бы его не почувствовал. При случае передай Софии мои поздравления. Не думал, что она так хорошо владеет магией. Знаю, что она использовала тебя. Но она не подвергала тебя опасности, Зое. Пожиратель активируется только в присутствии жертвы. Атакует других, если только что-то вмешается в процесс, так, как минуту назад. Тогда с легкостью кидается на всякое доступное существо.

– Это невозможно, – застонала Зое. – Моя госпожа слишком добра. Пожирателя отправил кто-то другой. Я не верю, чтобы госпожа София… Ты же не думаешь, что это она? Она не способна на подлость! Она…

Поэтессе не хватило воздуха. Она выглядела как тот, кто внезапно утратил опору под ногами и упал в бездонное зловонное болото.

В глазах Даймона появилось сочувствие.

– Мне жаль, что небеса Царства свалились на твою голову, Зое.

Лицо ангелицы исказила гримаса страдания.

– Прошу, выйди. Я хочу остаться одна, – прошептала она. Даймон хотел что-то сказать, но его остановило выражение глаз Зое. Он вышел, оставив поэтессу сидящей на полу. В складках пурпурного бархата дракон продолжал вести жаркий бой с единорогом.


* * *

Машины мчались по широкой оживленной улице. На тротуаре толпился народ, некоторые пешеходы в спешке толкались, другие лениво рассматривали витрины.

Камаэль стоял перед входом в отель, куря сигарету. Даймон узнал его по неизменной бейсболке. Камаэль помахал ему рукой и затушил окурок в горшке с пальмой.

– Привет, Кам, – сказал Фрэй, подойдя к нему. – Проведешь меня к Габриэлю? Я должен ему кое-что важное рассказать.

Камаэль засмеялся. Его глаза заблестели.

– Не нужно далеко ходить, старик.

Даймон усмехнулся, но смерил друга подозрительным взглядом. Судя по выражению лица, он явно придумал что-то неплохое. Фрэй надеялся, что не за счет несчастного Габриэля. Архангел очень плохо переносил вынужденное изгнание и всерьез беспокоился за Царство.

– Ты не держишь его в каком-то сарае или подвале? – спросил он. – С него и так достаточно, Кам. Он заслужил немного поддержки.

– Что такое? – буркнул бывший командир Ангелов Меча с выражением обиженной невинности. – Тебе отель чем-то не нравится? Только посмотри, больше звезд, чем на всем проклятом Млечном Пути.

Уголки губ Даймона дрогнули, но из глаз не исчезло выражение подозрительности. Он окинул впечатляющий фасад, пальмы по бокам входа, носильщиков с золотыми галунами, словно с новогодней елки, красные ковровые дорожки на мраморных ступенях и мальчиков в шапках такого идиотского фасона, что необходимость их ношения могла быть компенсирована только астрономическими чаевыми.

– Габриэль скрывается в этом отеле?

– Да, – кивнул Камаэль.

– Куда вы его засунули? В магазин белья?

– Зачем? – возмутился он. – Архангела, который перевернул все Царство? Я не сошел с ума. Ведь он скоро вернется, и тогда мне хорошо перепадет. Он возьмется мстить, если ты не забыл. Пойдем, я покажу тебе, как живет регент в изгнании.

Они двинулись к входу. Красный ковер прогибался под ногами, словно лесной мох. Фотоэлемент бесшумно раздвинул перед ними стеклянные двери, и, хрустя галунами, носильщики склонились в поклоне ниже, чем джинны Софии. Внутри все блестело хромированным, никелированным и хрустальным, сияло настолько, насколько только можно себе представить. За стойкой, украшенной золотой надписью «Приемная», стояла девушка с накрашенными губами и словно приклеенной улыбкой.

– Совсем как у Софии, – буркнул Фрэй. – Через мгновение появится визирь и перечислит все наши титулы.

– Тут подают фантастический завтрак, – сказал Камаэль. – Шведский стол почти небесный.

Даймон удивленно посмотрел на него. Развеселившийся Камаэль показал ему в улыбке почти все зубы.

– Я тоже тут живу. Обслуживание неплохое, услуги тоже. Стандарт неизменно высокий, с конца девятнадцатого века. Я вспоминаю, как останавливался тут каких-то сто лет тому. Милое местечко, полное традиций, а я иногда ценю консерватизм, особенно когда это мне удобно. К тому же мне не нужно платить по счетам.

Лифтер открыл перед ними двери лифта, сияющего, словно коробочка для подарка. Он скользил медленно, с достоинством. В зеркале Даймон увидел собственное лицо в темных очках, отлично маскирующих глаза. Мгновение он боролся с соблазном снять их и просто посмотреть на скучающего лифтера, который с профессиональным выражением лица, втиснутый в ливрейный мундир, напоминал большую марионетку. «На каждом эполете мог разместиться столик для кофе», – подумал Фрэй.

– Каким образом Габриэль материализовался? – спросил он Камаэля. – Прошел через пентаграмму?

Граф-паладин Преисподней кивнул.

– Они не обнаружат его так быстро. Это самый разумный способ. Вот только его преемнику придется сделать ремонт. Капитальный. Габриэль был тогда не в настроении.

Лифт остановился. Они вышли в элегантный коридор. Красный ковер делил пол, словно полоска на гребне дракона. При взгляде на мрамор и лепнину, покрывающие стены, Даймона накрыло ощущение, что он находится внутри сверкающей чистотой гробницы. Лишь когда увидел номер тринадцать, изящно написанный на лакированной двери, ангел Разрушения понял, какую уловку придумал Камаэль. Граф-паладин Преисподней вытащил из кармана ключ.

– Номер тринадцать, – не без гордости сказал Камаэль. – Конечно, не существует, потому что его не построили. Люди имеют склонность к глупым предрассудкам. Как житель Преисподней, я не должен считать это число несчастливым, правда? Вообще-то, мне оно принесло счастье и деньги. Иначе как мне платить за номер, которого не существует?

Даймон свистнул от удивления.

– Ты магически его сгенерировал?

– Конечно. Там шесть комнат, ванная, огромная, как бассейн, еда из ресторана, и живешь себе спокойно сотни лет. Кто меня тут найдет? Тут безопаснее, чем в Раю. Классно, да?

– Супер, – согласился Даймон. – Я должен был раньше сообразить. Я делал так же, когда жил на Земле. Находишь себе заброшенный дом или пустующий чердак, открываешь внутри астрал и придумываешь все, что хочешь.

– Тоже неплохо, – согласился Камаэль. – Но я предпочитаю, когда у меня убирают, стирают и все остальное. Я – ленивый.

– Габи живет у тебя?

– Нет, – скривился демон. – Зачем ютиться. Кроме того, Габи бывает властным. Посмотри на дверь напротив.

«Апартаменты тринадцать А», прочитал Даймон. Он похлопал Камаэля по плечу.

– Ты голова, Кам.

Паладин Преисподней удовлетворенно улыбнулся.

– Я буду у себя. Зайди, когда будешь уходить от Габриэля.

Даймон кивнул и постучал в двери с номером тринадцать А.

– Входите, – услышал он хриплый голос регента Царства.

Он нажал на ручку и оказался в элегантном холле.

Двери в салон, спальню и кабинет были открыты. Просторный, светлый интерьер, украшенный со вкусом, производил приятное впечатление. Он сильно контрастировал с хмурым выражением лица хозяина.

– Даймон? – удивился архангел Откровений. – Я не ждал тебя. Входи. Сядем в салоне. Там будет удобнее всего.

Он впустил его внутрь. Фрэй оглядел комнату. Элегантная мебель, подобранные аксессуары, за стеклом бар с приличной коллекцией бутылок. Неплохо. Он прошел мимо низкого столика, занял место на широкой софе, положил ногу на ногу и потянулся за сигаретой. Регент Царства присел на край кресла, но тут же сорвался и начал кружить по комнате. Он был злым, подавленным и раздраженным. Он заламывал руки, с трудом сохраняя спокойствие.

– Что в Царстве? – вопрос прозвучал как свист бича.

Даймон снял очки и спрятал их в карман.

– Бурлит везде. Вооруженные банды опустошают Лимбо. В нижних кругах каждую минуту вспыхивают беспорядки. Аристократы грызутся с чиновниками, Терател провозгласил возвращение в эпоху невинности и привел заказных убийц со всей Вселенной. Кстати, жалкая личность. Новые регенты – Ох, Дубиэль и Нитаэль – теряют популярность, как дырявая шина воздух. В любой момент вылетят. Одним словом – бордель. Разиэль справляется лучше, чем ты можешь представить, но и ему не удержать поводья. Он сражается, как лев. Миху нужно было почти оглушить, чтобы он не сорвался и с Воинством не вернул тебя на трон. У нас тогда была бы неконтролируемая гражданская война. Уже недолго, Габи. Простые ангелы видят в тебе освободителя Царства, гаранта покоя и закона. Еще немного – и вернешься, Джибрил, но тебе не понравится то, что ты застанешь.

Габриэль провел ладонями по лицу.

– Надеюсь, – буркнул он.

Даймон отложил сигарету в пепельницу, провел пальцами по рисунку саламандры на щеке.

– София наслала на меня пожирателя, – тихо произнес он.

Габриэль вздрогнул.

– Что?!

Фрэй вздохнул.

– Пожиратель. Такой магический червь…

– Бездна, я знаю, что это такое! – прошипел архангел. – Она с ума сошла или что? Ты уверен? Знаешь, о чем говоришь?

Ангел Разрушения прикрыл глаза. Он почувствовал, как его охватывает усталость и крупица раздражения.

– Господи, Джибрил, я – здравомыслящий.

Зеленые глаза архангела лихорадочно блестели на изможденном, бледном лице.

– Не могу поверить, не могу поверить, – бубнил он, бегая вокруг софы. – Как до этого дошло?

– Она отправила мне подарок, якобы извиниться за сцену во дворце. Застежку с драконом и единорогом. Прекрасная старая работа. Я оставил ее как предостережение. Может быть, у меня еще будет возможность швырнуть ее в морду Софии. Она заточила пожирателя в коробочке. По крайней мере, я знаю, зачем она меня спровоцировала. Послание принесла та маленькая поэтесса, Зое.

– Хитро, – прошептал Габриэль. – Ты бы принял ее, чтобы не обидеть, даже если бы хотел искренне послать к дьяволу посольство от Софии. Только для чего ей твоя смерть?

– Подумай, – сказал Даймон.

Зрачки архангела расширились.

– Черт, – застонал он. – Сейчас я действительно не верю.

– Видишь какой-то другой повод?

Архангел с треском щелкал пальцами.

– Это безумие, – заявил он. – Она не пойдет на такой риск. Наслать на тебя черномагическое существо? Она слишком мудрая.

Даймон почесал подбородок и поднял взгляд. Тонкие зеленые радужки фосфоресцировали, как у кота.

– Это был по-настоящему прекрасно исполненный пожиратель. Совсем немного, и он бы меня достал. Ты помнишь, о чем предупреждал меня у Хийи? Ты понимаешь, зачем Пистис это сделала?

Губы Габриэля едва шевелились.

– Да. Пророчество.

Даймон глубоко вздохнул.

– Она вынуждена была рисковать. Она точно знала, что Сеятель скоро придет. Она сражается со временем. Она хотела меня убить или превратить в безвольную куклу, чтобы я не смог его остановить.

Ангел Откровений потряс головой.

– Господи, почему, Даймон?

Фрэй схватился руками за голову. Все, казалось, угнетало его и подавляло. «Я был обычным солдатом, – подумал он горько. – Зачем сейчас я должен играть роль единственной надежды Царства?» Он пытался разумом охватить количество населяющих мир существ. Миллиарды на Земле, в Царстве, Преисподней, Лимбо, на территориях Вне-времени… Сеятель заберет их всех. «Я убил тысячи, а сейчас должен спасти миллионы, – подумал он без иронии. – Как-то это непоследовательно». Уродливая гримаса искривила его губы.

– Джибрил, София – воплощенная мудрость. Она не знает сострадания, сомнений и не прощает. На заре времен Господь предсказал конец света, который призвал жизнь. Пистис только старается помочь в реализации этого плана.

Габриэль перестал метаться по комнате. Он тяжело упал в кресло.

– Прекрасные новости ты принес, Абаддон, – буркнул он. – Черт, проклятье. Стервятники.

Даймон пожал плечами.

– Ты тут из-за хороших новостей, Габи.

Регент Царства даже не улыбнулся.

– Думаешь, Бог действительно уничтожит то, что любит? – спросил он.

Ладонь Фрэя непроизвольно поднялась, чтобы дотронуться до шрама на груди, куда ударил меч ангельского палача Рагуэля и пробил сердце.

– Не знаю, – тихо сказал он. – Он такой непредсказуемый.


* * *

Небо Преисподней укрылось обрывками пурпура и фиолета, словно аппликацией на боевых штандартах. Теплый золотистый свет лежал на кронах деревьев, добавляя в цвет темной зелени. Из Озера Огня вырвалась маленькая стайка гарпий, кружа над поверхностью. Хриплые крики звенели невообразимой тоской.

Асмодей отложил кисть, вытер руки о пропитанную скипидаром тряпку.

– Почему ты молчишь, Разиэль? – спросил он.

Архангел прикрыл глаза.

– Я восхищаюсь величием деяний Божьих, – сказал он. – Даже Преисподнюю Он создал безупречной.

Асмодей поднял брови.

– А я в своем тщеславии надеялся, что ты похвалишь мои деяния.

Разиэль посмотрел на картину. Действительно, он вынужден был признать, что она красива. Асмодей рисовал не с натуры. На холсте были изображены танцующие драконы, сплетающиеся в фантастические фигуры, полные экспрессии и глубокого эротизма. Картина источала тоску, сильнее, чем крики гарпий, тоску по какой-то непроизвольной, утраченной красоте и добру. Разиэль никогда не подозревал, что Гнилой Мальчик может быть способным на такие глубокие чувства. Он смотрел на полотно, ощущая в горле странное давление. Асмодей, собственник сети казино и борделей в Лимбо, наблюдал за ним, прищурив фиалковые глаза.

– Ты великий художник, Асмодей, – искренне произнес маг. – Ты разбазариваешь свой талант. Ты должен серьезно заняться живописью.

– Я серьезно занимаюсь сутенерством, – любезно напомнил демон.

Узкие губы Разиэля искривила усмешка.

– После размышлений признаю, это больше тебе подходит. Потому ты меня позвал? Я пригодился бы тебе как ценитель искусства.

– Ты не являешься им, Князь Тайн? – Брови Асмодея снова поднялись.

– Я предпочитаю литературу.

Гнилой Мальчик повернул голову, задумчиво глядя на Озеро Огня, меняющееся в блеске низкого солнца Преисподней.

– Ты сильно рискуешь, появляясь тут, – сказал он.

Разиэль пожал плечами.

– Немного опасности может окупиться.

На губах Асмодея появилась улыбка.

– Чего ты ожидаешь от этой встречи?

– Не знаю, – произнес архангел Тайн. – Однако я не думаю, что ты пригласил меня для разговоров об искусстве.

Темный кивнул, словно Разиэль дал правильный ответ на тест.

– Хочешь фрукты или что-то выпить? – спросил он через минуту, указывая на стоящий в тени стол, уставленный холодным мясом, напитками и экзотическими фруктами. Вокруг стояли готовые к услужению джинны с темными лицами и гибкими фигурами. Разиэль никогда не видел таких прекрасных джиннов. Он был просто околдован их красотой.

– Красивые, правда? – бросил Асмодей. – Старательно отобранные. Все знают, что я люблю окружать себя прекрасными предметами. Не волнуйся. Они никому не расскажут, о чем мы тут говорим. Они немые и глухие. Я научил их реагировать на жесты.

Разиэль вздрогнул. Юношеское лицо темного не выражало никаких чувств. Через мгновение у архангела было вы


убрать рекламу






ражение, что он смотрит на прекрасно выполненную маску, но он не желал видеть то, что за ней скрывалось.

– Ситуация в Преисподней выглядит очень плохо, правда? – спросил он прямо.

Асмодей поднес к глазам ухоженные руки, безразличным взглядом глядя на перемазанные краской перстни. Он стянул их с пальцев и небрежно кинул в сторону стола. Они покатились, а красивые слуги, издавая странные горловые визги, начали бороться за украшения.

– Да, – искренне признался он. – Люцифер вскоре может утратить почву под ногами. Ты справишься с последствиями?

Разиэль горько усмехнулся.

– Но ни Преисподняя, ни Царство ничего от этого не получат.

Асмодей повернулся посмотреть на Озеро Огня.

– Когда наша коалиция распадется, когда узнают, что Бог нас оставил, все рухнет и без пророчества о Сеятеле.

– Как понимаю, у тебя есть что предложить? – осторожно спросил архангел, пытаясь понять, какие мотивы у демона.

Фиалковые радужки Асмодея встретились с холодной голубизной глаз Разиэля.

– Есть только одна особа, способная вернуть порядок, – медленно произнес темный.

Князь Тайн, не желая совершать ошибку, ограничился только вопросительным поднятием бровей.

– Мы оба знаем кто. – Губы Асмодея дрогнули. Разиэль замер в напряжении. – Габриэль.

Князь Тайн позволил себе глубокий вздох.

– Это точно, – согласился он.

– Вы в состоянии вернуть его на трон регента? – В голосе Асмодея тщетно было искать эмоции.

Разиэль вздохнул.

– Думаю, что да, но не без участия армии.

– Быстро?

Князь Тайн облизал губы.

– Не знаю, – искренне ответил он. – Скорее всего, нет.

Асмодей пальцами легко коснулся начатого полотна.

– Попробуем сотрудничать. Только совершенно частным образом. Одна часть моих войск, допустим, значительная часть, вступит в открытое противостояние с войсками новых регентов.

Разиэль вздрогнул.

– Ты предлагаешь измену, а не сотрудничество.

– Солдаты выступят в цветах разных небесных подразделений, – протянул Гнилой Мальчик. – Это приведет к небольшим беспорядкам, может, спровоцирует стычки. В лучшем случае поссорит ваших врагов, в худшем – поглотит на какое-то время их силы. Опустошат поселения в Лимбо, наделают балагана в нижних Небесах Царства. Это окончательно лишит регентов благосклонности рядовых крылатых по сравнению с золотыми временами правления Габриэля.

– Подожди, – прервал его Разиэль. – Ты ж не думаешь, что я соглашусь на кровопролитие среди гражданских. Твое предложение кажется заманчивым, но оно не должно касаться обычных жителей. Будем благодарны, если вы атакуете вооруженные подразделения каких-либо аристократов и сановников, но вдали от Царства.

Асмодей закусил губу.

– Я говорил про Лимбо.

Разиэль сглотнул слюну.

– Мне жаль, но любое насилие против гражданских не входит в план, – сказал он твердо. Он почувствовал, что потеет. С политической точки зрения идея демона была рискованной, но стоящей. Она принесла бы архангелам ощутимые преимущества, и не исключено, что неоценимые. Однако не такой ценой. Принятие решения далось ему труднее, чем он мог предположить, но был в нем уверен. Не такой ценой.

– Нет, Асмодей, – сказал он.

Демон с сожалением покачал головой. В фиалковых глазах блеснуло веселье.

– Непорочный рыцарь Царства. Как обычно. Вас действительно трудно искусить. Извини, но я хотел попробовать. На кон поставлена честь темных. Конечно, это не коснется гражданских. Что скажешь?

Князь Тайн переплел пальцы, чтобы Гнилой Мальчик не заметил, как дрожат его руки.

– Ты дразнил меня?

Демон слегка поднял брови.

– Нисколько. Я начал переговоры с самой высокой планки. Сейчас перехожу на ступень ниже. Согласен?

– Присягни, что не допустишь пролитие невинной крови?

В аквамариновых волосах Асмодея засияли мелкие камушки в лучах красного солнца Преисподней, когда он медленно кивнул.

– Моим именем и честью.

Разиэль перевел дыхание. Это была самая могущественная клятва, которую не нарушал никто с Начала Времен. Гнилой Мальчик дал ему последнюю гарантию. Осталось только понять, зачем он вообще выдвинул эту идею.

Разиэль еще раз посмотрел на картину. Потом поднял глаза на демона.

– У тебя есть мое согласие, – сказал он. – От имени законного регента.

Черты Асмодея не дрогнули. Любезным жестом он указал на стол с едой.

– Наверное, ты есть не будешь? – спросил он.

– Нет, спасибо, – буркнул архангел. – Я могу задать тебе личный вопрос?

Демон не смутился, хотя выглядел слегка удивленным.

– Конечно, хотя не обещаю ответить.

Разиэль посмотрел ему в глаза.

– Почему до сих пор ты не отстранил Люцифера от власти? Без тебя он пропал бы в течение недели.

Асмодей усмехнулся.

– Трех дней.

Архангел не понял. На его лице появилось вопросительное выражение.

– Я бы дал ему три дня, – объяснил Гнилой Мальчик. – Он – романтик, импульсивный и хороший солдат, но, ты прав, он никудышный политик. А ты почему служишь интересам Габриэля?

Разиэль потер пальцем подбородок.

– Я служу интересам Царства. Я предан Габриэлю, потому что уважаю его, дружу с ним и восхищаюсь. Я признаю его превосходство, Асмодей. Нет никого, кто лучше него выполнял бы обязанности регента. Ты сам это признал.

– И сейчас признаю. А если бы он потерял свои достоинства, если бы начал делать фатальные ошибки и вредить Царству? Что тогда? Ты бы пытался его сместить?

Князь Тайн, глубоко задумался, уставившись на картину Асмодея.

– Не знаю, – наконец произнес он. – Ты задаешь трудные вопросы. Скорее всего, да, хотя надеюсь, что до такого никогда не дойдет.

– Даже если бы пришлось убить его?

Разиэль покачал головой.

– Я не отвечу тебе. Я без понятия, как бы поступил, Асмодей.

Демон прищурил глаза.

– Честь, – сказал он. – Лояльность. Долг. Вы, крылатые, любите моральные дилеммы, но не знаете, как пользоваться простыми терминами. Видишь ли, Люцик – мой друг. Единственный. Мне все равно, веришь ли ты или нет, потому что правда остается правдой. Мне плевать на Преисподнюю. Меня волнуют личности, а Люцик – личность, о которой я забочусь. Понимаешь?

– Да, – ответил Разиэль. – Твоя философия упрощает жизнь.

Асмодей пожал плечами.

– Посмотрим.

– С точки зрения демона, наверняка.

Асмодей наблюдал за кружащими гарпиями.

– Завтра отправлю подразделения. Используйте это.

– Непременно, – буркнул архангел, накидывая на голову капюшон плаща. Он вытащил из кармана маленький летающий ковер, который, брошенный на землю, сразу же начал расти. Настоящий ковер, выполненный ангелом Цафниэлем, стоил целое состояние, потому его часто резали на клочки. Однако лишь целым он проявлял полную магическую силу, позволяющую владельцу переноситься с места на место без риска обнаружения. Цафниэль очень серьезно относился к изготовлению летающих ковров, поэтому разрезание своего творения на кусочки воспринимал как варварство и личную обиду. Гнилой Мальчик с одобрением рассматривал ковер Разиэля. Он был высшего качества и стоил целое состояние.

Архангел сел на ковер.

– Асмодей?

– Да?

– Спасибо.

Демон покачал головой.

– Я делаю это не из-за симпатии к вам.

– Знаю, и все равно спасибо, – буркнул Разиэль и произнес заклятие. Ковер исчез.

Асмодей потянулся за кистью.


* * *

Запах яблок, сладкий и одновременно терпкий, насыщал воздух, словно основа деликатной ткани. Золотые лучи солнца помечали листья и траву блестящими пятнами, красиво изгибались перекрученные стволы старых яблонь. Тяжелые от яблок ветки напоминали руки, вытянутые, чтобы гладить кобальтовые локоны, светлую, бархатную кожу так, как и он сейчас. Даймон перевернулся на спину, глядя в небо, растянувшееся словно голубой навес. Он еще никогда в жизни не был так счастлив. Даже когда его грыз страх, что придется заплатить за это, он не мог найти в себе силы отказаться от Хийи. Он избегал таких размышлений, потому что они не имели смысла. Он не смог бы этого сделать. Знал только одно: он не уйдет, даже если Господь спустится и прикажет ему.

Хийя протянула руку, осторожно провела пальцами по шраму на его щеке.

– Какой-то он странный, – прошептала она.

Даймон сорвал длинный стебелек и зажал между зубов. Он казался сладким и горьким одновременно.

– Почему?

Она приподнялась на локте.

– Все еще излучает силу.

– Злую?

Она убрала волосы с лица.

– Нет, этого не скажу. Необычную. Это как след огромного могущества, которое, чтобы действовать, должно постоянно отпечатываться на всем, чего коснулось. Бог тебя воскресил, Даймон. Он направил на тебя свое внимание, свою созидательную силу. Он изменил тебя. И как это?

– Ужасно, – буркнул ангел Разрушения.

– Извини, что хотела узнать. Магия – частичка силы Бога. Он совершает величайшие чудеса. Никогда не сталкивалась с кем-то, кто непосредственно ощутил на себе Божье вмешательство. Ты не любишь об этом говорить?

– Нет. Тогда я понимаю, кем стал.

Она перевернулась на живот и начала обрывать травинки.

– Не думаю, чтобы ты стал кем-то действительно другим.

Он положил руку на грудь.

– У меня такое же впечатление. Ничего не чувствую.

Хийя с улыбкой посмотрела на него.

– Конечно же нет. У тебя немного общего с магией, а я – ведьма. Забыл?

Он видел над собой смеющиеся глаза с золотыми вкраплениями.

– Как же, – ответил он. – Ты же наложила на меня чары.

Она засмеялась, откинув на спину кобальтовые волосы.

– Хорошие?

– Лучшие. Идеальные.

Он протянул руки и обнял ее.

– Даймон, – прошептала она. – Почему ты так долго боролся?

Его ладони осторожно скользили по ее коже, чудесной, словно следующие Небеса Царства.

– Мы нарушаем все нормы, малышка. Нам нельзя быть вместе. Мы же ангелы.

Пальцы Хийи утонули в черных волосах Даймона.

– Не совсем. Подумай. Ведьма и призрак. Нас осудили заранее. Ты знаешь, что о нас говорят в Царстве?

Он вздрогнул и обнял ее крепче.

– Кто-то тебя обидел, малышка? Кто-то сказал что-то, что тебя задело? – в хриплом голосе слышалось беспокойство.

– О, нет! Нет! – Она помотала головой. – Мне плевать на это. Речь о тебе.

Он удивленно поднял брови.

Хийя придвинулась ближе, взяла его лицо в ладони.

– Ты действительно думаешь, что мы делаем что-то плохое? Посмотри на меня. В глазах Господа то, что происходит между нами, может быть плохим?

Даймон прикрыл веки, чувствуя, как его охватывает волна сильной радости.

– Нет, – тихо ответил он. – Никогда. А даже если так, черт возьми, кому какое дело, что думает Господь?

Руки Хийи запутались в его волосах, когда она попыталась пальцами расчесать их.

– У тебя полно стебельков и сухих веточек, – сказала она. – Я причешу тебя, хорошо? Хотела это сделать с тех пор, как увидела тебя. Не слишком достойное желание как для ангелицы. Это земная кровь. Испорченное дерево дает испорченные плоды. Поэтому зачем сопротивляться предназначению? Сейчас, где-то тут я оставила гребень. Сядь.

Она встала на колени за его спиной, деликатно распутывая густые черные пряди, а Даймон с каждым мгновением обретал уверенность, что ему плевать, что про них думает Бог или кто-либо другой во Вселенной.

Яблоки приятно пахли, лес за старой стеной сада, казалось, определял конец мира, о котором следовало волноваться, а весь остров дрейфовал по бесконечной голубой глади. Все, что находилось за его пределами, утратило реальность настолько, что Даймон спросил:

– Ты можешь предсказать приход Сеятеля?

Хийя закусила губу.

– Нет, – прошептала она. – Моя сила так далеко не простирается. Но давай не будем об этом говорить. Сеятель пугает меня. Не напоминай мне, что, возможно, тебе придется встать напротив него. Сеятель – это небытие.

Он усмехнулся.

– Не бойся, малышка. Там, где мы есть, не будет никакого небытия.

Выражение лица Хийи осталось серьезным.

– Ничего не говори, – попросила она, прикладывая палец к его губам.

– Хорошо, – согласился он, и вскоре оказалось, что действительно уже ничего не нужно говорить.

Глава VII

 Сделать закладку на этом месте книги

Дроп разглядывала скромную квартирку Сатурнина. Побеленные стены, узкая кровать, простой столик, два стула, шкаф. Все вещи состояли из туники на смену, белья, запасного стеклянного шара для слежки за клиентом, если, в исключительном случае, ангел не может быть при нем лично. «Совсем как у нас, – подумала ангелица. – Все ли хранители такие же?» Она зевнула. Она не привыкла к безделью. Ей было скучно. Гамерин куда-то вышел, обещал, что скоро вернется. Время немилосердно тянулось. Она взяла со столика шар и вызвала картинку. Сатурнин и его клиент торчали в пробке на запруженной улице. Она отложила шар. Поднялась, приподняла тунику и начала прыгать по комнате в воображаемые классики.

– Энэ, бэнэ, раба, темный скушал жабу, жаба в брюхе скачет, темный горько плачет.

Она перестала прыгать, потому что испугалась, что кто-то привлеченный шумом придет посмотреть, что происходит. В Зеленой башне царила мертвая тишина. В это время все хранители были на службе. «Вернулся бы Драго», – подумала она с тоской. Вздохнув, она упала на кровать. «Господи, как же нудно». Ей не хватало детских голосов, смеха, игр и беготни. Дроп затосковала по работе. На мгновение она подумала, как объяснит матери Саре свое отсутствие в течение нескольких дней, но быстро откинула эту идею. Об этом она будет волноваться позже.

Дроп села на кровати, поскольку из коридора донесся шум шагов. «Это точно Драго», – обрадовалась она.

В это самое мгновение кто-то постучал.

– Драго? – удивленно спросила она. Коммандос обещал постучать условным стуком, а этот стук был другим. Кроме того, у Гамерина были ключи.

– Открой, Дроп, – произнес голос из-за дверей. – Я друг Сатурнина.

«Ну да, конечно», – подумала ангелица. От страха у нее вспотели руки. Она подбежала к окну. Узкое. Очень узкое. Просто вертикальные бойницы, через которые с трудом можно просунуть руку, но ничего больше. Она не сможет убежать. Где спрятаться? В шкафу? Под кроватью? В ванной?

– Дроп, меня прислал Сатурнин. Открой!

Голос стал настойчивее.

– Минутку, я одеваюсь, – крикнула Дроп, переставляя стул к шкафу.

– Черт тебя побери, сука! – прорычал кто-то в коридоре. – Сила!

Посреди комнаты внезапно появился незнакомый крылатый. В одной руке он держал кусок тряпки, в другой – пистолет. Дроп не успела удивиться, откуда он взялся, просто сразу спрыгнула ему на спину прямо со шкафа.

Они упали. Крылатый, ругаясь, попытался стащить с себя Дроп. Ангелица изо всех сил ударила его стеклянным шаром. Он вскрикнул, выпустил из рук тряпку, но не пистолет. Ударил ее, но Дроп его не отпускала, продолжая висеть на его шее, словно мельничный жернов. Они боролись. Дроп прицельно пинала его по голени. Нападающий хотел ударить ее пистолетом, но она увернулась и со всей силы укусила его за палец. Он снова вскрикнул, выпуская оружие. Он явно рассвирепел и ударил ангелицу по голове так, что у нее потемнело в глазах. Она ослабла и перестала его пинать. С мерзкой ухмылкой он собирался снова ударить ее, но неожиданно отлетел к кровати, ударившись об нее головой. Он не заметил, когда на него напал Драго. Коммандос схватил его за плечи и ударил головой. Крылатый коротко рыкнул и кинулся в бой. Он ударил Гамерина в челюсть, но Драго рванул в сторону, поэтому кулак только скользнул по щеке. Они яростно боролись, хрипя от усилия, но молчали. Чужак был силен, кулаками орудовал умело. Слишком умело, по мнению Драго. Они катались по комнате, натыкались на мебель, неистово мутузя друг друга. Гамерин был сыт по горло этой забавой. Он решил заставить противника раскрыться. Он замахнулся для удара, крылатый попытался его отбить, и тогда коммандос ударил его ребром ладони по шее. Нападающий должен был сразу же отключиться, но только захрипел и откинул голову назад. «Скорее всего, у него есть какая-то магическая защита», – подумал Драго. И молниеносно ударил крылатого в челюсть, до того как тот успел к нему приблизиться. Противник ответил ударом в висок, едва не оглушившим коммандос. Драго отлетел в сторону, упав на руку. Под пальцами он ощутил холод металла.

– Есть! – услышала Дроп.

Крылатый кинулся на Драго, но тот уже сжимал в руке пистолет. Он поднял его, стреляя просто в лицо нападающего. Тот рухнул под аккомпанемент тихого хлопка. Пистолет был из Преисподней, но с необычным глушителем – выдумкой Эгзаэля, одного из лучших конструкторов военного снаряжения и огнестрельного оружия, которое изготовляло Царство. Почти в полной тишине голова крылатого лопнула, как пузырь. Дроп издала приглушенный писк. Покрывало на кровати и стены повеселели от красных брызг, словно на них внезапно расцвели маки. На полу вокруг трупа растекалась кровавая лужа.

Драго оглядел побоище.

– Господи, – встревожился он.

Дроп забилась в угол, и ее вырвало.

Гамерин опустился перед ней на колени и осторожно дотронулся до плеча.

– Эй, девочка. Все в порядке?

Быстрым движением она обвила руками его шею и прижалась к нему.

– Ох, Драго. Как хорошо, что ты вернулся!

Он обнял ее.

– Все уже хорошо, малышка. Все хорошо.

Она дрожала.

– Мы со всем справимся, не бойся, – успокаивал он. – Сейчас приведу друга, он поможет нам.

Она крепче прижалась к нему.

– Нет! Не оставляй меня с этим… трупом, – простонала она сквозь слезы.

Он начал ее укачивать.

– На секундочку, маленькая. Ты даже не заметишь. Как он сюда попал?

– Не знаю. Постучал, а потом внезапно оказался в комнате. Я прыгнула на него со шкафа-а-а-а… – Она расплакалась.

– Умничка. У него было что-то в руках?

– Не помню.

– Напрягись.

– Пистолет и тряпка-а-а-а…

– Ковер, – буркнул Драго. – Прекрасно, очень облегчает дело.

Сопливая, заплаканная Дроп подняла на него полные ужаса глаза.

– Драго! Сатурнин! Он говорил, что пришел от Сатурнина. Может, он что-то с ним сделал?

Коммандос вздрогнул, но успокаивающе произнес:

– Ничего он ему не сделал. Сейчас проверим в шаре.

Он смотрел в стекло с надеждой, что Дроп не заметит его дрожащих рук. Сатурнин с клиентом ехал на машине. Он с облегчением перевел дыхание.

– Видишь? Все в порядке. Не о чем беспокоиться. Лучше помоги мне отыскать этот кусок тряпки. Это кусок летающего ковра. Он нам нужен.

Ткань лежала возле ножки стула. Ее нашла Дроп, заглядывающая во все углы, только бы не видеть труп.

Драго вытащил из кармана око.

– Хазар? – крикнул он.

В то же мгновение в кристалле появилось оливковое лицо.

– Можешь мне помочь, старик? Ты мне нужен.

– Конечно. Где ты?

– В Царстве. Второе Небо.

Черепа на кончиках косичек зазвенели.

– Ты так шутишь, брат? Как я должен добраться до Царства?

– На ковре. Я подкину тебя.

Хазар почесал бороду.

– Ну, хорошо. Только по старой дружбе, солдат. Ты знаешь, что мне сделают, если поймают в Царстве.

Драго фыркнул.

– Не поймают. С ковром никакого риска, Хазар.

Темный усмехнулся.

– Ладно. «Под тысячью солнц».

Гамерин сжал клочок ткани.

– Сила! – выкрикнул он и исчез.

Ошеломленная Дроп не успела закрыть рот, когда он уже появился посреди комнаты в компании с высоким темным.

Прибывший свистнул сквозь зубы.

– Неплохая заварушка, Драго. Что я могу сделать для тебя?

– Мне нужно избавиться от тела, – хмуро буркнул коммандос.

Хазар почесал за ухом.

– Не проблема, это осуществимо. Но сначала представь меня даме. Забываешь о хороших манерах.

– Это Дроп, моя знакомая, ангел-хранитель у детей.

Темный обнажил в улыбке очень острые ровные зубы.

– Хазар, – представился он. – Из Преисподней. Друг Драго. Очень приятно.

– Мне тоже, – пролепетала ангелица.

Он подал ей большую смуглую руку. Дроп была в замешательстве. Годами ее учили, что темные – это чудовища, а к этому она непроизвольно почувствовала симпатию. Он вел себя мило, и у него были теплые веселые глаза. Он с интересом оглядел квартиру Сатурнина.

– Ага, значит, вот как в Царстве. В силу обстоятельств я никогда тут не был. Миленько, но скромненько.

– Хранители не имеют права на комфорт, – ответила Дроп. – Высшие ангелы живут иначе.

– Я думаю, – засмеялся Хазар. – Хорошо, за дело, ребятки. Драго, помоги мне его уложить.

Темный и коммандос схватили тело и вытащили его на середину комнаты. Видя это, ангелица непроизвольно скривилась, опуская глаза.

Хазар наклонился и выуженным из кармана красным мелком обрисовал контуры трупа. При этом он бормотал странные слова на непонятном для Дроп языке. Мазью из маленькой коробочки он нарисовал на груди крылатого два простых знака. Мазь была с неприятным запахом серы. Темный встал у ног трупа, поднял руку вверх и запел что-то зычным голосом. Потом он потянулся за кожаным мешочком и обсыпал мертвеца голубым порошком, напоминающим раскрошенный лазурит.

– Уходи сейчас и не возвращайся. Твоя дорога – пламя! – закричал он.

Сразу же весь отмеченный мелом контур загорелся. Потолок почернел, а языки пламени выстреливали на высоту шкафа.

– Проклятье! – прорычал Драго. Он схватил покрывало с кровати и кинул его на пламя.

Там, где лежал труп, появилось размытое пятно, занимающее почти четверть всей поверхности пола. От него поднимался вонючий дым.

– Во всяком случае, тело исчезло, – произнес Хазар.

Драго стоял с подгоревшим покрывалом в руках.

– Спасибо, брат, – произнес он как-то кисло. – Не осталось от него даже следа.

Темный похлопал его по плечу.

– Мелочи, старик. Всегда к твоим услугам. А сейчас верни меня в «Под тысячью солнц». Я там оставил недопитое пиво.

– Ты надеешься его еще застать? – с улыбкой спросил Гамерин.

– Не только надеюсь, – просиял Хазар. – Я точно уверен. Кто б осмелился тронуть мое пиво?

– Самоубийца, – хмыкнул Драго.

– Удачи, Дроп. Самых воспитанных детей и немного меньше трупов в будущем!

– Спасибо. Постараюсь не забыть об этом. – Ангелица смогла искренне улыбнуться.

Гамерин обнял Хазара рукой за плечи.

– Сила!

Они оказались перед дверями таверны.

– Забирай ту малышку и вали оттуда. Как-то это плохо выглядит, Драго, – серьезно посоветовал темный.

– Порядок. Есть немного времени, пока они сориентируются. Мне нужно предупредить друга, что они вернутся. Научить его, что должен им сказать, и тогда никто не пострадает. Можешь еще кое-что для меня сделать?

Выражение лица темного не изменилось.

– Валяй. Попробую.

– Хочу, чтобы ты кое с кем устроил мне встречу, – начал Драго. Хазар внимательно слушал, но по мере того, что говорил Гамерин, его лицо прояснялось.

– Без проблем. При условии, что ты и меня возьмешь, ладно?

– Хорошо, как хочешь, – согласился коммандос. – Я сваливаю, не хочу оставлять Дроп одну.

– Ладно. До встречи, солдат.

– До встречи, темный. Сила!

Он появился на горелом пятне. Комната Сатурнина выглядела как дно Геенны Огненной. Опаленный потолок, на стенах брызги крови, сгоревшее покрывало, сломанная кровать. Дроп сидела посредине, безуспешно пытаясь пристроить отломанную от стула ножку. У нее был очень неуверенный вид.

Драго вздохнул.

– Поищи лучше какую-нибудь тряпку, – хмуро бросил он.


* * *

Габриэль ощущал это кожей. Что-то как покалывание в шее, онемение кончиков пальцев. Страх? Скорее осознание опасности.

Когда очередь из карабина NEX 666 выбила двери апартамента 13А, Габриэль уже держал в руках кусок ковра. Краем глаза он увидел убийц. «Джинны», – еще удивился он. Из стволов вырвался огонь.

– Сила! – выкрикнул регент Царства, понимая, что опоздал. Пол разверзся под ним, и архангел не смог бы ответить, почувствовал он это из-за магии или пуль. Перед тем как он полетел вниз, успел заметить Узиэля, бросающегося вперед. Адъютант, который принес ему новости и несколько необходимых мелочей от Разиэля, взмахнул руками, забил в воздухе крыльями. Сила удара оторвала ему ноги, пули изрешетили грудь большими красными орденами. Очередь из NEX плавно поворачивала его, словно танцора балета, выполняющего очень сложную фигуру. Кобальтовые волосы обтекали голову ангела, словно голубой ореол. Брызги крови на крыльях придавали сцене артистизма. Красная дыра посреди груди выглядела как элемент экстравагантного костюма. Подкинутый вверх, Узиэль плыл в воздухе, прекраснее сильфа, пока, наконец, не рухнул на ковер.

«Прощай», – с тоской подумал Габриэль, исчезая в щели, открытой силой.

Узиэль не почувствовал удара, последующего после падения. Через черную бездну космоса он уже несся к зеленой мигающей звезде в созвездии Колесницы.


* * *

– У меня немного, Даймон, – сказал Самаэль. – Никто не продает и не покупает нечистый товар. В Царстве и Преисподней бардак немыслимый, и рынок не процветает. Думаю, все боятся.

Они сидели в земном баре с бокалами виски. Даймон закурил сигарету. Как большинство ангелов высокого ранга, посещающих Землю, он ценил прелесть местных наркотиков, приносящих удовольствие и не причиняющих вреда организму крылатых, в отличие от снадобий и выпивки в Царстве или Преисподней.

Он выпустил клубы дыма и внимательно посмотрел в зелено-золотистые глаза Самаэля.

– Гений Шислау, как обычно, предлагает яды, Хатифас торгует драгоценностями, все норм. А может, тебя заинтересует, что Ох, тот самый, кто выбил из седла Габриэля, несколько месяцев назад сдал в аренду три из двадцати восьми провинций Царства, которыми распоряжается.

Зрачки Фрэя увеличились.

– Тот алхимик, что крутится с Дубиэлем и Нитаэлем?

– Он самый, – кивнул рыжий пройдоха.

Даймон задумчиво постукивал ногтем по краю зубов.

– Известно, кому сдал в аренду?

Демон пожал плечами.

– Нет. Информатор ненадежный, может, он просто повторяет сплетни. Он утверждал, что Ох отдал провинции большому белому ангелу с лицом как у трупа взамен на источник могущественной силы, философский камень или что-то такое. Но это бред, Даймон. Каждый второсортный маг в Преисподней начинает учение с создания этого камня. Даже я смог бы, если бы постарался. Что с тобой, Даймон?

Фрэй кашлял, поперхнувшись дымом.

– Черт! – рявкнул он. – Говоришь, большой белый ангел? На источник магической силы?

Самаэль в успокаивающем жесте развел руки.

– Эй, не волнуйся так. Я не ручаюсь за эту информацию.

– Это невозможно, – Даймон нервно потер щеки. – Не верю, черт, ни за что.

Одним глотком он опорожнил бокал и поднялся. Его руки дрожали.

– Спасибо, Сам. Я должен кое-что проверить.

– В чем дело? – ошарашенно спросил Самаэль. – Ты выглядишь так, словно увидел призрака.

– Увидел! – рявкнул ангел Разрушения. Черты его лица застыли, вытянувшись словно волчья морда. – Проклятого, кровавого призрака из прошлого.

Он хлопнул Самаэля по плечу.

– Держись. Может, именно сейчас ты спас свои любимые бордели и забегаловки, Сам.

– Подожди! – закричал бывший архангел. – Ты должен мне объяснить, мерзавец.

За Даймоном захлопнулись двери.


* * *

Большой зал Дворца Силы угнетал Оха. В очередной раз ему пришло в голову, что, возможно, он ошибся, стремясь к власти. Собственно, он не хотел ее. Хотел только освободить Царство от тирании Габриэля. Дополнительным соблазном служила Книга. Какой алхимик мог ему сопротивляться? Но Книга тоже стала разочарованием. Ох не смог сломать код защитных заклинаний, и даже простые заклинания оказались для него слишком трудными. С сожалением он должен был признать, что является слишком слабым магом, чтобы получить выгоду от Книги. Он не только не знал, как ей воспользоваться, но и не понимал большинство тем.

Ситуация, которую он лично начал неудачным судебным процессом против Габриэля, тяготила его еще сильнее, чем позолоченный потолок комнаты регента. Ох вздохнул. Ни он, ни Дубиэль, ни Нитаэль не могли справиться с приобретенной властью. Чиновники Царства хоть и провозгласили их сорегентами, наместниками Божьими и Великими Эонами, но вовсе не собирались с ними считаться. Заговорщики неоднократно ощущали оказываемое им пренебрежение, которое росло пропорционально с уменьшением их влияния. В Царстве бесчинствовали отряды наемников и обычных преступников, Лимбо охватило зарево пожарищ, в казне закончились средства, а вооруженные банды и вояки, нанятые аристократами, жаждали выкуп за то, чтобы оставить высшие небесные круги. Бог не давал никаких намеков, упорно молчал с вершины Трона, а простые крылатые ожидали возвращения Габриэля, словно спасения. Усугубляло ситуацию и то, что Терател полностью утратил контроль над фанатичными группами радикальных анархистов, которые уничтожали общественные сооружения, жаждая возвращения к райской невинности, лишенной любой иерархии. Не далее как утром они разбили окна в патио дворца и загрязнили бассейн так, что сдохли все гидры.

– Нужно было лучше стараться! – гаркнул смуглый темноволосый ангел Персии Дубиэль. – Сукин сын сбежал! Интересно, понравится нам его месть?

Могучий Нитаэль откинул светлые волосы.

– Не истери, Дубиэль. Ты так говоришь, словно ждешь, что он вот-вот вернется.

Ангел Персии молниеносно повернулся.

– Естественно, жду! Горизонт темнеет, а вы ведете себя словно слепые. Знаете, что пишут на стенах? «Габриэль – избавитель!», «Габриэль – единственный законный регент!», «Вернись, надежда Царства!».

Нитаэль


убрать рекламу






пожал плечами.

– Боишься надписей на стенах? Они не кусаются.

– Но Габриэль, на которого мы организовали неудачное покушение, легко может откусить нам головы, – яростно прошипел Дубиэль. – Как он смог улизнуть?

– Его заслонил Узиэль, его адъютант. Погиб вместо Габриэля, – хмуро произнес Нитаэль.

– Понятно, – с горечью сказал Дубиэль. – Видите, как его любят? А покажите мне хоть одного крылатого, который подставит свою задницу за нас? Всех троих они продали бы за миску гнилой манны.

Присутствующие промолчали.

– Мы выследили его один раз, сможем и во второй, – буркнул Нитаэль. – В следующий раз все получится.

– Хватить нести чушь, – огрызнулся ангел Персии. – Паршиво, что мы вообще до такого дошли. А должно было быть все так красиво. Благородные мужи освобождают Царство от тирана.

Он сплюнул. Его пронзительный взгляд упал на сжавшегося в углу алхимика.

– Не буду напоминать, кто нас на это подбил. Чего молчишь, Ох? Открой рот и расскажи что-нибудь возвышенное. А собственно, почему ты не используешь эту свою фантастическую Книгу? Столько о ней говорил, что даже тошнило. Сотвори чудо, великий чернокнижник. Исправь ситуацию.

– Я работаю над этим, – буркнул Ох.

– Не приставай к нему. Он нашел убежище Габриэля, – отозвался Нитаэль.

Дубиэля перекривило.

– Замечательно! Какой подвиг! Возможно, с помощью этой Книги можно получить могущество, равное Божьему. Ну, давай, Ох, сделай что-нибудь необычное!

– Она зашифрована! – вздохнул алхимик.

– Ах так? – глаза Дубиэля стали узкими, как щелки. – Зашифрована?

– Оставь его в покое! – рявкнул Нитаэль. – Не хватало только, чтобы мы перегрызлись.

Ангел Персии подбоченился.

– Где она, Ох? Никто из нас ее еще не видел. Она вообще у тебя?

– Я спрятал ее на Земле, – прошипел Ох. – Тут для нее опасно.

– Опасно? – язвительно усмехнулся Дубиэль. – А что может быть еще хуже, чем оказаться в руках скверного алхимика, который не может даже открыть ее? Правда, Ох? Страницы самых важных фрагментов почему-то не хотят раскрываться, да, Ох?

– Заткнись, Дубиэль! – с раздражением закричал Нитаэль. – Подумаем, что нам делать!

Ангел Персии не слушал.

Последние лучи солнца падали через хрустальное окно Дворца Силы. Они разбрызгивали красноту вечера по стильной мебели и старательно подобранным картинам Габриэля. Три регента Царства неистово ссорились, как какие-то жалкие торгаши, в молчаливых стенах самого важного государственного здания Небес.


* * *

Рам Изад с удовольствием разглядывал клиента. Рассудительный, разбирается в оборудовании, ориентируется в ценах. К тому же темный. С ними всегда меньше проблем, чем с крылатыми. Жаль, что он заказывает только несколько единиц оружия вместо полного вооружения. Но и это хорошо. В последнее время у Рама сложилось впечатление, что счастье отвернулось от него. Вроде бы ничего плохого не случилось, но он чувствовал себя некомфортно. В глубине души он сожалел, что дал подбить себя на дело с шеолитами и наняться в частную охрану одного из новых регентов, алхимика Оха. Хотя, правда, он заработал больше, чем за несколько последних лет, но его терзало постоянное беспокойство. Наемник не любил вмешиваться в политические разборки, потому что по опыту знал, что часто такие, как он, плохо заканчивают. И вот, пожалуйста! Он сидит по уши в афере, касающейся наивысших эшелонов власти. А хуже всего то, что он не имел понятия, каким образом впутался в это. Он беззвучно выругался. Если он что-то и не любил больше, чем политику, так это дел, над которыми был не властен. И сейчас ему не помешает обычная сделка. Эта поставка оружия хоть на время помогала ему отвлечься от беспокойства.

Темный откинул за спину длинные, заплетенные в косы волосы. Зацокали костяные черепа на конце каждой косички. Он что-то спросил, но задумчивый Рам не расслышал, а тот ждал ответ.

– Можешь повторить? – наемник потянулся за кружкой пива. – Эти птицы чудовищно шумят.

Действительно, над заливом Рахаба вилась кричащая стая чаек. Тощие ламии с вечно голодными глазами носились за ними, пытаясь вырвать из птичьих когтей пойманных рыб.

Они сидели в одной из открытых прибрежных таверн, крытых растянутым на жердях полотном. Пиво подавали достаточно мутное, но Рам Изад, имея за спиной воду, а перед глазами все столики, чувствовал себя в относительной безопасности.

Оливковое лицо клиента выражало абсолютное терпение.

– Я спросил, как много времени займет у тебя реализация заказа, – повторил он спокойно.

Изад махнул рукой.

– Несколько дней.

– Четыре?

– Скажем… шесть.

Темный задумчиво потер подбородок.

– Хорошо, может быть.

Наемник вздохнул.

– Свяжусь с тобой послезавтра, чтобы рассказать о подробностях доставки… – начал он, когда внезапно за ним выросла какая-то тень и что-то холодное, ужасно напоминающее дуло пистолета, ткнулось ему между ребер.

Рам смог увидеть, как клиент широко усмехнулся, а незнакомый голос произнес слово «Сила!». Потом таверна исчезла.


* * *

Драго с удовольствием смотрел на узника. Связанный Рам Изад висел головой вниз с часовой башни. Конец веревки был обмотан вокруг руки огромного каменного ангела с суровым выражением лица, поднятой в грозном жесте.

– Хорошо! – рявкнул коммандос. – Я вежливый, поэтому спрошу еще раз. Кто тебя натравил на шеолитов?

Свисающий с веревки тюк отчаянно задергался.

– Не знаю! Я уже говорил, что не знаю!

Хазар повернул в руке нож, чтобы луч солнца лизнул лезвие.

– Это мы уже слышали, – заявил он. – Давай что-то новенькое, Рам, или полетишь быстрей, чем когда-либо в жизни.

Наемник посмотрел на видневшуюся далеко внизу мостовую. С мучительным убеждением осознавая, что она слишком твердая.

– Нас нанял какой-то чертовски высокого происхождения парень, – прошипел он. – Высокомерная рожа, высокие скулы, янтарные глаза, ледяные, как у змеи, золотистая кожа… Я не знаю его!

Драго кивал головой.

– Парень, – повторил он, – это мы тоже слышали. Ну как нам плодотворно сотрудничать, если этого хотим только мы?

– Я никогда не спрашиваю имена клиентов! – захрипел Изад.

Хазар причмокнул.

– Что за плохие манеры!

Хотя создавалось впечатление, что оба преследователя неплохо развлекались, наемник не сомневался, что они далеки от шуток. Если он не даст им нужной информации, то в любую минуту может полететь вниз головой. Он обливался холодным потом. Глянул на Драго, стоящего на внешней галерее башни, где-то на высоте его глаз, в сотый раз горько жалея, что лично не пристрелил сукиного сына. Проклятый Тараэл был прав, чума на его голову. Шеолиты крутые. И чокнутые. На войне как на войне. Хитрость на повестке дня. Чего они прицепились? Мстители нашлись! Рама затрясло от бессильной злости, так что даже заскрипела раскачанная веревка. Этот звук снова вызвал в нем волну ледяного страха.

– Не зли меня! – рявкнул Драго. – Хорошо, если это до тебя дойдет. Еще один вопросик – или урок полета со связанными крыльями.

Смуглое лицо наемника сделалось пурпурным, глаза выпучились. Проклятый коммандос говорил серьезно.

– Ты имеешь что-то общее с нападением на ангелицу Дроп, хранительницу детей, и таинственную магическую Книгу?

– Да! – захрипел Изад, а в его голосе прозвучало такое облегчение, что Гамерин ему безоговорочно поверил. – Книгу забрал алхимик Ох, новый регент Царства, который также приказал уладить это маленькое дело, поскольку она много знала!

Драго ударил ладонью по лбу.

– Понятно! Алхимик Ох спер Книгу! Я должен был раньше догадаться! Только почему он ее не использует? В Царстве бардак, а троны регентов трясутся, как демон при виде дароносицы.

Хазар пожал плечами.

– Она, конечно же, зашифрована. Так охраняют мощные магические предметы.

Рам нервно дернулся на веревке.

– Слушайте! – закричал он. – Отпустите меня, а я расскажу вам что-то до демона очень важное!

Зрачки Драго сузились.

– Отпустить? Да пожалуйста, – сказал он, прикладывая лезвие ножа к веревке.

– Черт, подожди! – завопил наемник срывающимся от ужаса голосом. – Я знаю, где эта проклятая Книга! Я говорю правду! Ох нанял меня как личного охранника. Я был с ним, когда он ее прятал!

– Ага, – протянул Хазар. – Звучит многообещающе!

– Поклянитесь, что отпустите меня. – Он посмотрел на Драго налитыми кровью глазами.

Коммандос почесал щеку.

– Хорошо! – рявкнул он. – Говори. Но если ты обманешь, я найду тебя и засуну в твою задницу книги со всей проклятой библиотеки вместе с обложками.

Рам начал выдавать из себя слова со скоростью автоматной очереди, а оба друга внимательно слушали. Когда он закончил, Драго спросил с сомнением в голосе:

– Ты думаешь, это правда?

Хазар медленно кивнул.

– Думаю, да. Стоит попробовать.

– Может, ты и прав, – буркнул Гамерин.

– Эй! – Рам бился на веревке, как рыба на крючке. – Освободите меня, холера! Я вам все рассказал!

– Хорошо, пусть так, – согласился Драго, натягивая веревку. – Помоги мне, Хазар.

Вместе с темным они вытащили наемника на галерею и не слишком деликатно кинули на пол.

Коммандос вытащил из кармана ножик, который перед этим забрал у Рама, и положил его в трех метрах от пленника. Наемник вытаращил глаза.

– Уходим отсюда, – сказал Гамерин Хазару.

– Сукины сыны! – завыл Изад. – Вы поклялись меня освободить!

Драго с отвращением сплюнул под ноги.

– Я выполнил то, что обещал, говнюк, хотя за то, что ты сделал в лесу Тератела, я должен был оторвать тебе голову. Я бы с удовольствием сделал это, но, в отличие от некоторых, держу слово. Доползешь до ножа, разрежешь веревки и спокойно пойдешь домой. Ты же участвовал в тысяче опасных операций, для тебя это пустяк, правда, Рам?

Наемник выдал что-то нечленораздельное, какое-то яростное бормотание. Хазар сжал губы.

– На твоем месте я бы соблюдал осторожность, – посоветовал он. – Видишь ли, это часовая башня ратуши на Втором Небе. Если начнешь шуметь, привлечешь внимание жандармов, которые стащат тебя отсюда и будут очень рады тебе. Или мне кажется, или тебя разыскивают в Царстве, Рам? Я видел какие-то списки гончих в Лимбо.

– Сукин сын, – прошипел Изад. – Вшивый сукин сын.

– Выше нос, – подбодрил его Драго. – Не каждый такой разыскиваемый, как ты. Они поприветствуют тебя с распростертыми объятиями.

Глаза наемника яростно заблестели.

– Я достану тебя, – прохрипел он. – Достану и…

– Немного невежливо, – прорычал коммандос. – Я не люблю хамства до такой степени, что сейчас спущусь вниз и поговорю с первым встреченным жандармом. Как думаешь, это тебя обрадует, Рам?

Изад завыл.

– Ты не сделаешь этого! А обещание?

Гамерин отвернулся от него.

– Идем, Хазар. Утомил меня этот урод.

Они встали рядом, Драго сжал в руке кусок ковра.

– Сила!

Они исчезли.


* * *

Даймон приземлился без шума. Он аккуратно сложил полученный от Разиэля ковер, который сразу же сжался до размеров носового платка. Он не приехал на Полыни, потому что хотел оказаться тут как можно быстрее и без следов.

Окрестности выглядели так же хмуро, хотя удушающие пары ослабели. Однако он не заметил следов присутствия никакого живого существа. Плоская степь, поросшая порыжевшей травой, казалось, тяжело дышала, как сдыхающее животное. Сухие стебли время от времени дрожали, хотя воздух был неподвижен. Было душно. По лбу, шее и спине Даймона начал стекать пот. Ангел Разрушения выругался, положив ладони на землю. Мощные вибрации губительной энергии еще текли, хотя значительно ослабли по сравнению с тем, на что он наткнулся, когда прибыл сюда в первый раз с Агнцем. Расщелина, естественно, закрылась. Даймон поднялся, отряхнул руки. Оглядел пустырь внимательным взглядом. Он совсем не почувствовал себя спокойнее. Наоборот, его пожирала иррациональная тревога. Он распрямил пальцы, что непроизвольно сжал. Прищурив глаза, он смотрел в свинцовое, плоское, словно сковорода, небо. Он не знал, что именно ищет. Даже если что-то пришло из страны мрака, оно не оставило после себя следов. Сейчас тут царила неподвижность.

Фрэй сжал губы. Он приехал, чтобы осмотреться, поэтому и делает это. Он двинулся вперед, растаптывая кусты скального чертополоха. Через какое-то время он вставал на колени и прикладывал руки к земле. Уровень вибрации оставался неизменным. Духота и жара досаждали ему все сильнее. Всюду была пыль. Она забивала Даймону рот, глаза, лезла под ногти. Она налипала на вспотевшую кожу отвратительным слоем. Он остановился и окинул степь недоброжелательным взглядом. «Ничего тут не поделаешь», – подумал он. Полез в карман за ковром, разложил его на земле. Наклонился, готовый улететь, когда внезапно краем глаза заметил вспышку. Он повернул голову. Далеко на горизонте что-то сияло серебром. Мышцы Даймона среагировали моментально. Он вытащил из ножен меч. Сердце забилось быстрее, дыхание участилось. Фрэй прищурился от яркого, хотя и окутанного дымкой солнца, вглядываясь в мерцающее серебряное пятно. Оно приближалось, приобретая форму крылатого силуэта. Даймон вздрогнул. Сильно сжал рукоять меча, поскольку над степью плыл…

– Ялдабаот! – с недоверием прошептал он.

Бывший демиург, словно призрачная живая статуя, несся над степью, не шевеля крыльями. Минуту Фрэй думал, что имеет дело с фантомом, но фигура откидывала тень. Даймона залила волна воспоминаний. Он с трудом осознал, что дрожит. В памяти проносились картинки битвы с Тенью, тяжелая вонь дыма с поля битвы, влажные стены подвала, куда затолкал его Ялдабаот, эшафот, возвышающийся как остров посреди Небесной Площади, и удар меча палача, ангельского экзекутора Рагуэля. Враг, как большой серебряный нетопырь, висел в воздухе, а калейдоскоп с кошмарами не хотел останавливаться.

Демиург приблизился настолько, что ангел Разрушения мог видеть его лицо. Черты Ялдабаота, казалось, не изменились, но на них лежала тень ярости и безумия. Несмотря на это, он все еще выглядел как прекрасная мраморная статуя. Белые волосы, высоко поднятые, открывали пропорциональное овальное лицо с прямым носом и невероятными серебристыми глазами. Только в этих глазах не было жизни. Ее заменяли сияющие кубики льда. Губы демиурга искривились в ухмылке. Он замер без движения со сложенными руками. Внезапно из широкого рукава он достал резную палку или жезл, направив ее конец на Даймона. Фрэй стиснул зубы в ожидании магической атаки, но ничего не произошло. Белый ангел и дальше висел в воздухе. Царила тишина, только одеяния, искусно расшитые серебром, выдавали при движении тихий шорох дорогой ткани.

Фрэй стоял с мечом в руках, почти не осознавая, как по виску стекает струйка пота. В сердце он ощущал ледяные тиски, отрывисто дыша. Ялдабаот поднял руку в перстнях, бледную, как могильная лилия, и Даймон ощутил удар. Могущественная сила согнула его пополам, выбила воздух, вынудила опуститься на колени. Взрыв темной энергии, казалось, разорвал его череп, разодрал грудную клетку с легкостью, словно повар снял панцирь с креветки. Ангел Разрушения стиснул зубы, тряся головой и пытаясь сломать сковывающее заклинание. Он почти ничего не видел. Перед глазами танцевали черные и красные пятна. Он дергался, но каждое движение напоминало разрывание невероятно мощных канатов. Сила демиурга душила его, словно в горло заливали липкую слизь. Он не мог от нее избавиться, не мог сопротивляться чувству страха и беспомощности. Ялдабаот ломал его, как вязанку сухих щепок. Даймон, сжавшись и обнявши руками голову, дрожал в пыли. Весь мир съежился до размеров черного зернышка, которое непреодолимая сила старалась запихнуть ему под сердце. Было ужасно холодно. Чужая сила текла, разливая оцепенение. Он не думал, потому что в мозгу взрывалась краснота под аккомпанемент пронзительного визга. Он заглушал почти все, однако где-то на границе сознания он слышал настойчивый голос, повторяющий одно слово. Одно простое слово. Даймон. Даймон. ДАЙМОН. Оно пульсировало непрерывно, что позволило ему прийти в себя. Кто-то кричал его имя. Медленно, с трудом, он осознал, кто это. Он сам. «Очнись, Даймон!!! – кричал он себе из последних сил. – Тень почти подчинила тебя. Уже почти завладела тобой. Давай, Разрушитель, вставай! Покажи ублюдкам, кровавым сволочам, что значит Абаддон!» Он попытался справиться с дрожью и подняться на ноги. Красные взрывы в голове приносили боль, которая почти рвала его на клочки. Он стиснул челюсти, вздох сквозь зубы выходил со свистом, напоминающим стон. Его движения были корявыми, словно у сломанного голема. Он не знал, когда встал на четвереньки. Он не заметил этого среди рвущей боли и багряных разрядов. Он тряс головой, пытаясь избавиться от кровавых пятен с внутренней стороны век. Собственные руки, упирающиеся в песок, казались ему чужими и очень далекими. Несмотря на это, он оттолкнулся от земли. Он едва не терял сознание, но медленно поднимался. Он нащупал что-то твердое и продолговатое. Оно было холодным. Рукоять Звезды Разрушения. Он схватил ее, сжимая пальцы. Через ладонь вдоль плеча полилось покалывание и волна живительной силы. Он снова держал в руках оружие Танцующего на Пепелище. Снова жил. Он дернулся со всей силы, словно разрывая липкую сеть. Сила Ялдабаота не ослабла, но сердце Даймона вбивалось решительно и яростно в темные заклинания, словно молот, разбивая камни. Наконец замершее черное зерно треснуло, и ангел Разрушения, хотя и чувствовал себя так, будто умирает, глубоко вздохнул. Насыщенный пылью воздух, казалось, взорвался в горящей груди, но принес облегчение. «Я вернулся с края», – подумал Даймон. Минуту он собирал силы, потом попытался встать на колени. Поднялся, опираясь на меч, задыхаясь при каждом движении. Наконец он стоял на ногах, заливаясь потом и дрожа. Руки, в которых он сжимал рукоять Звезды Разрушения, тряслись. В голове слышался шум и невыносимое давление. Он ослабел так, что если бы Ялдабаот захотел, то мог убить его в любое мгновение. Однако лицо демиурга оставалось без эмоций. Сердце Даймона забилось сильнее, когда он понял, что враг просто с ним развлекается. Страх ледяными пальцами двигался вдоль позвоночника. Со времен своего великолепия Ялдабаот, как Эон Эонов, Строитель миров и регент Космоса, располагал огромной силой, но никогда настолько мощной, чтобы без усилий сломить Абаддона, князя Разрушителей. Бездонные зрачки Фрэя на мгновение столкнулись с черными точками в серебряном льду. Ангел Разрушения задрожал сильнее, поскольку внезапно понял, что случилось с Ялдабаотом. Он был одержим Тенью! Серебряный призрак легко кивнул головой, словно прочитал и подтвердил мысли Фрэя. После потери власти и изгнания из Царства его след был потерян. Поддерживалось утверждение, что он прятался где-то в глубине территорий Вне-времени, однако бывший демиург, ведомый жаждой мести и чувством обиды, отправился во владения Антикреатора. Сейчас Тень демонстрировала свою мощь через него.

Даймон вздрогнул, когда неожиданно губы Ялдабаота шевельнулись. Было впечатление, словно мрамор заговорил.

– Фрэй, – произнес он. – Ты пыль на ветру.

Молниеносно он расправил крылья и кинулся на Даймона. Расшитые белые одежды развевались за ним, словно крылья саранчи. Их сухой шелест звучал как стрекот насекомых. Ангел отскочил, выполняя идеальный удар мечом. Но Ялдабаота уже не было там, где он должен был быть. Звезда Разрушения со свистом рассекла воздух, а сила удара почти выбила оружие из рук Даймона. Он сделал мгновенный полуоборот и провел быстрый толчок. Попал в пустоту. Серебряный ангел с резным жезлом в руках равнодушно наблюдал за его усилиями. Даймон ощутил в груди холодный укол страха. Битва с Ялдабаотом напоминала поединок с призраком. Порезы и удары были точными, прицельными и смертельными. Он знал об этом. Он не совершил ни единой ошибки, не терял равновесия, не тратил сил. Однако ни один удар не достиг врага. Он отчаянно пытался провести удар, который проткнул бы призрака или хотя бы поцарапал, но он все еще видел перед собой равнодушное лицо, обрамленное белыми волосами. Он был не в состоянии сказать, сколько прошло времени. Но у него было впечатление, что много. Он тяжело дышал, горло пересохло, пыль забила легкие. Он устал. Звезда Разрушения казалась слишком тяжелой, мышцы дрожали от напряжения. Даймон медленно мирился с фактом, что под скульптурной внешностью демиурга на него смотрят глаза смерти. «Не достанешь меня, сукин сын»! – мысленно рявкнул он. Даймон сконцентрировал на враге всю свою ненависть, всю ярость. Эта бледная рожа ответственна за зло, которому он подвергся, за жизнь ожившего трупа, за клеймо убийцы. Он стиснул зубы и фурией кинулся на серебряного нетопыря. Меч летал в воздухе, лезвие молниеносно порхало, превращаясь в один сияющий металлический веер. Фрэй уверенно наступал, впервые с начала схватки вынуждая врага отступить. Черты Ялдабаота напряглись, искривленные гневом. Он кинул короткое слово, которого Даймон не понял. И тогда земля под ногами ангела Разрушения закачалась. Он посмотрел вниз. Под ногами был черный зигзаг. Он быстро превращался в огромную паутину глубоких трещин. В одно мгновение он укрыл землю сетью разрывов. Бывший демиург взлетел в небо, превращаясь в серебристое пятно на сером фоне. Фрэй замер с мечом в руке, отчаянно пытаясь понять, что происходит. Степь трескалась, между кустами чертополоха появлялись длинные щели. Они расширялись с каждой секундой. В какой-то момент грунт ушел у Даймона из-под ног. Он замахал крыльями, но они не подняли его, словно воздух внезапно стал слишком разреженным. Он отскочил в кучу сухой травы, но и там не нашел опоры. Каждый участок степи проседал. Даймон перепрыгивал на уцелевшие участки, словно танцевал над пропастью. С трудом удерживая равновесие, он балансировал на краю новообразованной расщелины. Из ее середины бил холод и странный красный свет. Каждую секунду очередные глыбы земли падали в пустоту. Пейзаж трескался, словно был стеклом, в которое кто-то швырнул камень. Земля под ногами Даймона крошилась как мел. Внизу зияло призрачное красное небытие. Оно быстро затягивало остатки растерзанной степи и куски разбитого неба. «Приветствую, небытие», – подумал он с отчаянием. Он понял, что Ялдабаот использовал тот же самый способ, что когда-то и он сам, воюя с отрядами Антикреатора. Он открыл измерение. Через образовавшуюся дыру всасывалась реальность. У Даймона тогда был Ключ, выкраденный из Дворца Господа. А как, к чертям, Ялдабаот это сделал? Или Антикреатор действительно располагал мощью, равной Божьей? Тогда его не победить. Все потеряно. Его охватила горечь и бессильная ярость. Он проиграл. Собственно, он уже не живет. «Прощай, Фрэй, Разрушитель. Кровавый нетопырь убил тебя второй раз. И где Господь, чтобы снова тебя воскресить?» Держа меч двумя руками за лезвие, он выполнил сумасшедший танец, перескакивая на, казалось бы, стабильные глыбы земли, которые тут же трескались под его ногами. В небытие посыпались камни, трава и кусты чертополоха. В воздухе кружила всепроникающая пыль. Глаза Даймона заливал пот, ноги соскользнули с рассыпающихся глыб. Он оттолкнулся от куска земли, который сразу же превратился в сухую пыль, перепрыгнул на следующий, но потерял равновесие. Он отчаянно пытался восстановить его, маша крыльями, но не смог. Глыба распалась на две части, и Даймон полетел в пустоту. Крылья были не в состоянии его удержать, непреодолимая сосущая сила выворачивала их. Воздух свистел вокруг него, скорость выбила воздух из легких. Он оглох от воя ветра. Неистовый, мигающий свет заставил его сжать веки. Наверное, он кричал, но среди свиста вихря не смог расслышать собственный голос. «Приветствую, небытие», – еще раз промелькнуло у него в голове, когда ужасный толчок пробежал через его тело, словно из глубины поднялся гигантский молот и раздавил его. Даймон потерял сознание.


Он очнулся переполненный странным бессилием. Ему казалось, что тело отлито из невероятно тяжелого металла. Он не мог сделать ни единого движения. Во рту чувствовался вкус крови. Он попытался поднять веки, но складывалось впечатление, что он борется с огромной оловянной плитой. Заскрипело. Голова была наполнена битым стеклом, которое совершенно непредсказуемо пересыпалось там каким-то ужасным способом. Ощущение было отвратительным. Монотонный шум в ушах наводил на мысль о море. Вероятно, он лежит на пляже, поскольку на губах ощущается вкус соли. Нет, это пот и кровь. Шум в ушах нарастал, приобретая гневный тон. «Шторм надвигается», – подумал Даймон. Он хотел встать, но вместо этого начал медленно проваливаться в песок. Что-то настойчиво, мучительно приказывало ему вырваться из оцепенения, но ему было все равно. Песок сомкнулся над ним.

Он очнулся от боли. Тупой и настойчивой. У него было впечатление, что он распался на мелкие части, которые кто-то кое-как посклеивал. Попытался открыть глаза. Через полуприкрытые веки проник красный свет. В багровом небе с головокружительной скоростью бежали облака. Он закрыл глаза, поскольку этот вид вызвал у него тошноту. Внутри черепа разбитое стекло превратилось в звенящие кимвалы.

– Фрэй, – четко произнес мраморный голос рядом с ним.

Даймон вздрогнул и открыл глаза. Ялдабаот стоял в пяти шагах от него. За его спиной маячил острый край кирпичных скал. На небе не хватало солнца. Красный свет сочился из ниоткуда.

– Пыль на ветру, – белая голова немного склонилась, – хочу тебе что-то рассказать. Я изменился, достиг вершины. Дозрел. Господин, которому я служу, наделил меня силой. Я – мощь, соединенная с ним, с настоящим Богом. Мое сердце наполняет радость. Мое новое имя – Мастема. Враг. Потому что я являюсь врагом тех, кто меня предал.

Даймон облизал сухие губы. Серебряный нетопырь начал расплываться перед глазами.

– Фрэй! Пробудись! Сеятель прибывает. Он приближается, я чувствую его. Он близко! Ты должен меня понять, Фрэй. Я не убью тебя, потому что не важно, жив ты или нет. Ты и так его не остановишь. Сеятель придет с Тенью. Это его любимое дитя. Как ты можешь сравниться с такой мощью? Потому я тебя не убью. Хотя для моего личного удовольствия я хочу, чтобы ты сдох на этом пустыре, ангел Разрушения.

Даймон с трудом сглотнул слюну. Его мучила жажда. Ироничный голос Мастемы звучал все тише. Фрэй закрыл глаза. Когда он снова их открыл, на фоне красных скал уже не было фигуры бывшего демиурга.


* * *

– Нет, – прошептала Хийя. Дрожащими руками она снова раскладывала карты. Хватило одного взгляда, чтобы она побледнела как полотно. Губы посинели, от них отхлынула кровь. Но в золотых глазах полыхал огонь. Ноздри раздувались от быстрого дыхания.

– Нет! – резко выкрикнула она, ударяя кулаками в стол. Карты рассыпались, часть упала на пол.

Хийя поднялась, почти бегом кинулась в сторону лаборатории. Испуганный Неемия с мяуканьем кинулся под шкаф. Ангелица с треском открыла двери. Ей не нужно было перелистывать книги или вспоминать чародейские жесты. То, что она должна была сделать, превышало возможности магии. Таких заклинаний не было в книгах. Они появлялись изнутри. Когда приходил соответствующий момент, слова сами рождались на устах мага.

Она вызвала слуг. Испуганные горгульи, фавны и нимфы жались друг к другу, оказавшись в сырых стенах лаборатории. Госпожа быстро кружила вокруг лабораторных столов. В таком возбужденном состоянии они ее никогда еще не видели.

– Принесите черные факелы, – сухо кинула она горгульям. – Тринадцать.

Они задрожали, но молнии в золотистых глазах побуждали их к немедленному выполнению приказа.

– Закройте все окна, посыпьте волосы пеплом, лица намажьте сажей, – кинула она фавнам и нимфам. – Дом в трауре.

Служанки запищали, одна начала всхлипывать.

Хийя оттолкнула ее и вылетела в коридор. Кобальтовое платье развевалось за ней, словно гонимая ветром туча. Она чуть не столкнулась с горгульей, что тащила факелы.

– Установите их по кругу в лаборатории! – крикнула она, не замедляя шаг. Как вихрь летела в спальню.

– Стенайте! – крикнула она, повернувшись к бегущим за ней служанкам. – Плачьте, очень скоро остановится у нас костлявая!

Одиночные всхлипывания превратились в сплошное рыдание. Личики фавнов искривились в немом страхе, они вцепились в свои лохматые шевелюры. Перепуганные нимфы таращили на госпожу круглые удивленные глаза, думая, что она внезапно сошла с ума. Она действительно создавала такое впечатление со сжатыми губами и растрепанными волосами. Она бегала по коридору, словно голодная колдунья, в ярости и отчаянии. Она вбежала в спальню и захлопнула двери. Ее трясло. Она вынуждена была опереться на стенку, поскольку неожиданно колени подогнулись.

– Успокойся, – резко сказала она себе. Хийя знала, что сейчас ей нужно спокойствие и решительность. Мало было магов, которые до времен Сотворения решились бы на такой шаг, но у Хийи не было выхода. Она спрятала лицо в ладонях, помассировала виски. От страха у нее дрожали руки. Сердце билось, словно воробей в окно, но она не сомневалась ни секунды. Она приняла решение, единственное, которое могла. Она не позволит Даймону умереть. Чего бы ей это ни стоило. Когда она это осознала, то ощутила, как ее наполняет покой. Она сделала глубокий вдох, села перед туалетным столиком. Гладко зачесала назад волосы. Собственное лицо в зеркале казалось чужим и строгим. Она полезла в ящик стола и вытащила маленькую коробочку с чернилами. Обмакнула кисточку в чернила, такие черные, как глаза ангела Разрушения. Густая капля упала на столешницу, словно темная слеза, когда она начала рисовать на лице сложные знаки. Через какое-то время из зеркала на нее смотрела мастерски украшенная маска. Она поднялась, схватилась за подол платья и стянула его через голову. Из дубового сундука достала длинные черные одежды, расшитые красными магическими символами. Она надела их, ощущая прилив силы. Знаки, вышитые на одежде, охраняли ее. Она накинула капюшон. Открыла двери, ок


убрать рекламу






инула комнату последним взглядом. Нет, ничего не забыла. Глубоко вдохнула, провернула в замке ключ. И уже более спокойно пошла назад в лабораторию. На полу пылали установленные по кругу факелы. Она села внутри круга и пальцами начала выполнять такие движения, словно посыпала пол песком. Через минуту магический порошок материализовался, покрывая пол кирпичным налетом. Хийя закрыла глаза, сосредоточила все свои умения на одном потоке желаний. Медленно она начала видеть перед собой световую спираль. Она вращалась все быстрее, поглощая огромное количество энергии. Ангелица почувствовала, что слабеет. Лоб вспотел, по лицу пробегали невольные судороги. Сила нарастала. Появилось покалывание в кончиках пальцев, ощущение быстрой потери веса.

– Явись! – хрипло выкрикнула она. – Я взываю к тебе!

По телу прошла дрожь, она откинула голову назад, и внезапно с ее языка стали срываться слова на языке, который понимают только мертвые.

Над островом поднялся ветер. Холод проникал в сердца всех живых существ. Зрачки расширялись от страха. Птицы стихли, маленькие зверята дрожали, спрятавшись в своих норках. Нимфы жались друг к другу и боялись даже всхлипнуть. Горгульи окаменели на крыше. Несколько старых, наполовину трухлявых деревьев с треском упали. Единороги разбежались по всему острову в поисках укрытия, с паникой в ониксовых глазах. Сапфир бил землю копытом, мотал красивой головой. Его рог выглядел как кинжал.

Хийя неподвижно сидела в кругу, нараспев повторяя призыв. Магический порошок вспыхнул. Факелы зашипели. Пламя угасало, выстреливая снопы искр, заполняя круг размытыми тенями.

Небо стало цвета гранита, тучи бежали к горизонту, словно крысы с тонущего корабля, нимфы с криком падали на пол, пряча лица, зверей охватила паника. Невидимая, извечная смерть проплыла над замком, она пришла договориться с ведьмой, которая вызвала ее.


* * *

Даймон разлепил веки. Красные тучи все еще проносились над кряжами кирпичных гор. Однако что-то отбрасывало на его лицо тень. Он напряг зрение. Рядом он заметил пару высоко зашнурованных сандалий. Щуря глаза, он с трудом посмотрел выше. Над ним с луком в медной руке стояла саламандра, номинальная подданная Царства.


* * *

Камаэль хмуро разгребал волосы рукой. Он глянул в угол комнаты. На импровизированной подстилке под одеялом дрожал Даймон. Не нужно быть хорошим врачом, чтобы понять, что его состояние критическое.

«Чума на этого рыжего Самаэля, – подумал граф-паладин Преисподней. – Но хорошо, хоть где-то нас спрятал». Ситуация выглядела ужасно. После неудачного покушения на Габриэля регенты провели чистку в Царстве. Арестовали многих союзников архангелов, провозгласили чрезвычайное положение, заперли Рафаэля под домашним арестом, хотя Разиэля тронуть не осмелились. Им кое-как удавалось контролировать семь Небес, но за стенами царил тотальный хаос. В ответ на это Михаэль решил вмешаться вместе с Воинством. Вскоре к нему присоединился уцелевший после покушения Габриэль. Крылатые приветствовали возвращение регента как избавителя. Михаэль держал солдат в узде, не допуская никакого преступления против гражданского населения, даже в Лимбо или на территориях Вне-времени. Тем, кто утратил крышу над головой, Джибрил приказал раздать продовольствие и палатки из запасов армии. Однако, хотя Царство и охватила радость, армия вынуждена была принять участие в нескольких кровавых стычках, а главные силы бунтовщиков были еще впереди. Камаэль надеялся, что не дойдет до осады Царства. Самозваные регенты все еще располагали значительными силами.

Камаэль вздохнул и потер подбородок. Беспорядки на Небесах и в Преисподней были не самой важной проблемой. Все указывало на то, что он все-таки дожил до Дня гнева. Вести, которые успел передать ему Даймон, не казались бредом тяжелораненого. Для тотальной войны конца света, развязанной Антикреатором, момент никогда бы не был подходящим, но трудно себе представить худшее время, чем революция в Царстве. Тем более что единственный ангел, способный остановить Сеятеля, указанный в пророчестве, именно сейчас борется за свою жизнь, и многое указывает на то, что вполне даже может проиграть эту битву.

Камаэль снова кинул взгляд на постель больного. Потер уголки уставших глаз. «Я не создан для политических игр, – подумал он. – Фактически и он тоже. Мы оба должны оставаться Рыцарями Меча. Честь, кровь, адреналин и немного веселья. Но все пропало, чертова задница, все бесповоротно пропало». Он снова вздохнул, потер кулаками щеки. Ему трудно было поверить, что под кучей грязных одеял дрожит Абаддон, гордый, свирепый, неукротимый Ангел Меча, его друг Даймон Фрэй. Камаэль не предполагал, что может дойти до чего-то подобного. Он беспокоился скорее о Габриэле и остальных архангелах. Он стремился узнать что-то про Разиэля, когда его вдруг нашел посланец от Игниса Инфлексибилиса, лидера саламандр, с сообщением о том, что они нашли тяжелораненого Даймона на далеких пустошах Вне-времени. Камаэль отреагировал мгновенно. Благодаря помощи Самаэля и подданных Игниса он смог доставить друга в безопасное место на Земле. Потому что в Царстве ему был вынесен приговор и он объявлен в розыск за «участие в заговоре предателя Габриэля». Но, к счастью, он не должен опасаться за преданность саламандр. Игнис с самого начала встал на сторону архангелов. Саламандры, духи огня, как и остальные духи стихий, хотя в иерархии они были ниже крылатых, радовались некоторой автономии. Они жили в вулканических или пустынных районах Вне-времени, собрали свою армию, подчиняющуюся Царству, и провозгласили собственных лидеров. Габриэль после прихода к власти положил конец полной зависимости, а скорее особому виду рабства, применяемому к духам стихий, джиннам и гениям. Он освободил их, наделяя статусом подданных Господа. Таким образом, он обзавелся полностью преданными гражданами, поскольку был единственным гарантом, сохраняющим установленные им самим правила. В Царстве высокого ранга ангелы, особенно старые, привыкшие к полной власти над низшими существами, резко высказывались против, но Джибрил не обращал на них внимания. В саламандрах он обрел отличных лучников и легковооруженную пехоту, в сильфах, духах воздуха, разведчиков и связных, в гномах, подчиненных стихии земли, горных рабочих, металлургов и оружейников, а благодаря тритонам он имел контроль под поверхностью Праокеана. Гении, как всегда, владели основами образования, по крайней мере умели читать и писать, повышали общий уровень цивилизации в довольно отсталой Лимбо, где осела их самая многочисленная группа. Большая часть гениев занималась медициной, простыми юридическими консультациями и начальным образованием, с чем в провинции всегда были проблемы. Ближе всего к их положению были джинны, которые служили в богатых домах или входили в состав частных вооруженных отрядов магната. Большинство джиннов всегда оставалось в распоряжении темных, в Царстве их самой многочисленной группой владела София. Саламандры редко вступали в ряды наемных войск, а еще сложнее было увидеть огненного духа, которого использовали в качестве слуги. Они независимые существа, гордые, привязанные к традициям и чтущие честь. Поэтому за предоставленную свободу питали к Габриэлю благодарность, наибольшую из всех освобожденных некрылатых.

Камаэль знал Игниса еще со времен, когда руководил Рыцарями Меча. Он помнил его как преданного подданного Царства и отважного солдата, одаренного большим уважением подчиненных. Было за что дважды поблагодарить Господа. Даймон не только выжил, но и оказался в заботливых руках саламандр. Хотя неизвестно, долго ли он протянет без профессиональной помощи. Камаэль с беспокойством поглядывал на подстилку в углу. У ангела Разрушения были слипшиеся от пота волосы, кожа побледнела, словно у трупа, синие круги под глазами. Он часто дышал. «Плохо, что он не приходит в себя», – подумал паладин Преисподней. Более суток с момента переноса Даймона на Землю он старался безрезультатно связаться с Разиэлем. Все способы испробовал. Обычная ангельская или адская медицина была не в состоянии помочь Фрэю, который был в каком-то смысле полумертвым. Тут мог хоть как-то помочь только маг такого уровня, как Разиэль. Даже Рафаэль, ангел Исцеления, имел, в отличие от Камаэля, больше шансов, хотя его не удалось бы привести, поскольку он находился под домашним арестом. Разиэль. Как попасть к Разиэлю, если за каждым его шагом следят и он сам в любую минуту может быть арестован? Ни Камаэль, ни Самаэль не знали магию настолько, чтобы без опасения быть подслушанными использовать око дня или контактное зеркало. Бывший Ангел Меча тяжело вздохнул. Он ощущал себя беспомощным. Речь шла о более важном, чем жизнь друга. Он отправил нескольких доверенных саламандр с тревожными вестями для Габриэля, но он, если и узнает о Сеятеле, не поможет Даймону. Как добраться до Разиэля? Сокрушенный и подавленный, он решил выйти на минуту во двор подышать свежим воздухом. Может, тогда в голове прояснится. Он небрежно кинул на стол безделушку, которую непроизвольно крутил в руках. Это была одна из немногих вещиц, найденных у Даймона, застежка с единорогом и драконом. Она покатилась по столешнице с тихим стуком. Камаэль посмотрел на нее, словно впервые увидел, подхватил, поднес ближе к глазам. В одно мгновение он понял, что ему уже не нужен воздух, чтобы прояснилось в голове. Он выбежал на улицу, чтобы найти определенного посланца.


* * *

В открытых носилках Зое чувствовала себя очень неудобно. Однако строгие правила чрезвычайного положения запрещали все, что могло стать источником заговора, даже закрытые во время поездки занавески. На улицах Царства положение не улучшилось. Наоборот, царила атмосфера нервозности и опасности. Ангелы крались под стенами. Вооруженные банды не исчезли, а даже стали больше. Бесцельно цеплялись и обкрадывали жителей в высоких Небесах, разрушали сады, оккупировали частные дома, отнимали еду и питье. Зое хотела бы не думать, что происходит в низших кругах. Регулярная жандармерия была заперта в казармах, поскольку перед переворотом они подчинялись Габриэлю, поэтому регенты переживали за их преданность. Город патрулировали наемники или банды частных боевиков, готовых, в зависимости от настроения, прикрывать глаза взамен на щедрые взятки или провоцировали обычные драки.

Носилки свернули на улицу Солнца. За углом три крылатых в незнакомой для поэтессы униформе избивали кого-то. Зое отвернулась. С другой стороны, на стене, виднелась кроваво-красная надпись: «Убить предателей! Габриэль – избавитель». Она сжала кулаки. «Еще только несколько кварталов, – успокаивала она себя. – Может, с Божьей помощью, никто меня не тронет». Носильщики свернули на Аллею Серебряных ворот. У ее начала бледно сияли ворота Дворца Власти, чему улица была обязана своим названием. Тротуары были пустынны. Зое уже могла вздохнуть с облегчением, когда внезапно из ворот выскочил некрылатый. Он странно выглядел. Был одет в короткий кафтан, обтягивающие брюки и высоко зашнурованные сандалии, все в красных и оранжевых цветах. Без усилий, легкими прыжками, он догнал носилки и начал бежать наравне с ней. Ангелицу охватил страх.

– Быстрей! – простонала она носильщикам.

Но хотя они не щадили сил, злоумышленник бежал рядом без следа усталости.

– Госпожа! – закричал он. – Выслушайте меня! Я принес послание.

Зое посмотрела в его сияющие, словно золотистое пламя, глаза. Кожа некрылатого мерцала, словно светлая медь, волосы были как пламя, рыже-красно-золотые и высоко зачесанные, торчащие гребнем. «Это саламандра», – догадалась поэтесса, но это не уменьшило ее страх.

– Уходи! – крикнула она.

Меднокожий приблизился к носилкам, почти касался их. Он просунул внутрь сжатую ладонь. Зое издала слабый вскрик. Саламандра разжала пальцы.

– Посмотри, госпожа! Прошу.

На вытянутой руке лежала прекрасная застежка. Ангелица замерла.

– Выслушай меня! – повторила саламандра.

– Стойте! – крикнула она носильщикам, не в состоянии оторвать взгляд от блестящей драгоценности.


* * *

Полумрак, что царил в помещении, меньше утомлял глаза, чем дневной свет. Через заколоченные доски грязного окна проникал лучик солнца, такой тонкий, словно пальцы голодающего ребенка. Даймон лежал неподвижно. Он научился избегать всяких ненужных движений, потому что они вызывали красные фейерверки боли в голове. Он продолжал наблюдение за пылинками, танцующими в снопах света. Они напоминали маленьких эльфов, слишком глупых, чтобы заняться чем-то полезным. Он прикрыл веки, его охватило непреодолимое желание погрузиться в черный песок, который окружал его с момента последней встречи с Ялдабаотом. Другие не могли видеть густые липкие кучи, что заваливали комнату, но Даймон прекрасно знал об их существовании. Именно сейчас песок начал засыпать его лицо, затягивать руки и ноги в бездну, созданную из частиц кварца.

«Проснись!» – кричал он себе мысленно, испуганный, что снова провалится в песчаную пропасть, где нет ни сознания, ни воли. Падая, он невольно оперся на локти, поскольку под спиной чувствовал только осыпающийся песок, и сразу же огненная молния боли от правого предплечья рассыпалась в голове тысячей алых искр. Даймон задрожал, но, по крайней мере, он перестал падать.

Он услышал, как скрипнули двери. Через мгновение в них появился высокий силуэт саламандры, потом его заслонила какая-то тень. В комнату вошел Разиэль. Хватило одного взгляда на кровать, чтобы он замер.

– О господи, Даймон, – тихо произнес он. – Ты меня слышишь? Узнаешь?

– Привет, Разиэль! – прошептал ангел Разрушения, удивленный звучанием собственного голоса, который напоминал ворчание больной химеры. Он надеялся, что Разиэль понял, что он сказал.

Архангел провел рукой по лицу.

– О Господи, – повторил он. – Проклятье. У тебя нет ни одной целой кости. Не пытайся ничего говорить! Я наложил несколько успокаивающих заклинаний. Надеюсь, они подействуют.

Даймон открыл рот, чтобы ответить, но Разиэль яростно замахал руками.

– Т-ш-ш! Ни слова!

Он отклонил голову, начал быстро бормотать непонятные слова, вытянув руку в направлении друга. Очень медленно, но Даймон почувствовал облегчение. Уменьшилось невыносимое давление в грудной клетке, шум в ушах и яростная боль в голове. Она утихла настолько, что он смог думать.

Разиэль вытер лоб.

– Это все, что я мог сделать, – буркнул он. – Хорошо, что ты вообще отреагировал. Сейчас посмотрю, что у тебя внутри сломано. Подозреваю, много чего. Ради Бога, ничего не говори!

Даймон облизал пересохшие губы. Князь Магов в напряжении водил над ним руками. Через минуту он опустил их с облегчением.

– Плохо, но не смертельно, как я боялся. Много переломов, трещин в ребрах, плечевом поясе, особенно ключицы, вывихнуто крыло, плечевой сустав и левое колено. Магия медленно, но справится с этим. Повреждения внутренних органов не слишком серьезные. К счастью. Хуже всего выглядит правое предплечье. Оно просто раздроблено. Но ничего. Попробую что-то сделать. Посмотрим, хорошо?

Он осторожно приподнял угол одеяла. Даймон стиснул челюсти, по лицу пробежала судорога боли. Разиэль втянул воздух через зубы. Из воспаленной глубокой раны торчал кусок сломанной кости. Архангел посмотрел на друга с печалью.

– Не буду обманывать тебя, Даймон. Сам знаешь. Это ужасно. Если бы ты был обычным ангелом, я вынужден был бы ампутировать твою руку. Но ты необычный, к твоему счастью. Я вытащу тебя из этого, и ты снова будешь владеть руками. Но на это нужно время. Плохо заживает, старик, плохо реагируешь на заклинания исцеления. Ну, я не должен тебе об этом напоминать. Трудно. Но мы справимся. И так не наихудшее положение. Полежишь, срастешься, а потом будешь как новенький.

Даймон попытался привстать на кровати, но тут же пожалел об этом.

– У меня нет времени на срастание, – прохрипел он. – Сеятель…

– К черту Сеятеля! – внезапно прервал его Разиэль. – Не думай о нем сейчас! Вообще не думай. Я запрещаю тебе это как врач.

– Слушай, Ох сдал провинцию Ялдабаоту, то есть Мастеме, так этот сукин сын сейчас себя называет… Сеятель не появится на Земле или на территориях Вне-времени, он появится в Царстве… Он появится на феодальных территориях, в чертовой провинции…

– Знаю. В трех, не в одной. Ох сдал Мастеме три из двадцати восьми провинций, которыми владеет, взамен на украденную Книгу. Саламандры проверили. Камаэль утверждает, что им можно доверять.

Даймона охватила сковывающая волна слабости.

– Ну да, – прошептал он. – Самаэль тоже говорил о трех. Я забыл.

Лицо склонившегося над ним Разиэля размывалось, как образ, видимый сквозь воду.

– Перестань дергаться, Даймон. Сейчас ты должен отдыхать. Пойми, уже поздно. Мы можем только ждать начала войны. Он приближается, а мы будем биться, лучшее, что умеем. Это все. Остальное зависит от воли Бога.

Мрачная логика слов друга дошла до сознания Даймона, пробуждая ощущение смирения. Он прикрыл глаза.

– Как Камаэль тебе сообщил? – спросил он. – Ведь псы Нитаэля следят за каждым твоим шагом.

На узких губах Разиэля появилась мимолетная ухмылка.

– Это та ангелица, Зое, поэтесса. Шустрая малышка. Саламандра показала ей застежку Софии и объяснила, что с тобой случилось, а она попросила меня как спеца по литературе проконсультировать ее о написании прозы о войне с темными. Ловко, правда? Не подозревал ее в чем-то таком.

Пыль танцевала в снопах света, а под спиной ангела Разрушения снова начал осыпаться песок.

– Разиэль? – прошептал он с напряжением. – А Хийя?

– В порядке, – сказал откуда-то издалека голос друга. – Давно у нее не был, но знаю, что все в порядке. А сейчас заткнись, будь добр, я попробую вправить тебе руку.

Даймон пытался сосредоточить взгляд на потолке, который начал быстро уноситься вверх, так, что через мгновение старые разводы напоминали ему убегающие галактики. Он закрыл глаза, поскольку этот вид был не из приятных.

Глава VIII

 Сделать закладку на этом месте книги

Габриэль не мог скрыть радость. Он должен быть подавленным, даже напуганным, но его переполняло ощущение триумфа. Он ехал во главе Воинства рядом с Михаэлем. За ними выступала регулярная армия Царства, тысячи тысяч верных солдат. Где они проходили, простые крылатые выбегали на дорогу с цветами, дарами и слезами счастья на глазах. Они приветствовали армию Михаэля как освободителей, а самого Габриэля как провидение и наместника Господа. Если у него когда-либо и были сомнения в проводимой им политике по отношению к жителям Царства, то сейчас они развеялись как дым.

Уже недолго, и он увидит кольцо белых стен города, но на этот раз он пересечет их как победитель, а не беглец. Тревожные вести о Сеятеле были не в состоянии ослабить эйфорию законного регента. Он смотрел на обширные поля, шумящие леса, на города и поселения Царства, вспоминал чудесную архитектуру семи Небес, мосты, дворцы и сады, и ему казалось, что он обнимает бесконечное число крылатых, трудящихся во славу Бога, и не верил, что Господь стремится уничтожить то, что является Его Творением. Это так, словно Бог захотел уничтожить часть Себя.

«Сеятель, – подумал он. – Но это же только Тень могущества Бога. Разве Свет не рассеивает Тень?» Он знал, как тяжела предстоящая битва, ведь он должен сначала победить бунтовщиков, а потом уничтожить силу, которую не в состоянии объять разумом, но он сокрушит ее во имя Света! Он не мог предсказать, каким образом проявится сила Сеятеля, как выглядит его армия и вообще выступит ли он против них с армией, но смотрел на чудесную зелень всходов на полях Царства и не сомневался, что победит. Уже скоро, через пару дней, он снова засядет в кабинете регента и наденет на палец кольцо власти, которое не снимал с момента свержения Ялдабаота. Но сначала напомнит нескольким ублюдкам, что, помимо многочисленных занимаемых должностей, он также является ангелом мести.


* * *

Хийя оторвала голову от книги, когда ее пронзило внезапное беспокойство. Она почувствовала его так, словно в комнате зазвенел сигнал тревоги. Что-то случилось, что-то страшное угрожало острову. Она отложила книгу, подошла к висящему на стене зеркалу и нетерпеливо стукнула пальцем по поверхности.

– Проверь! – приказала она.

Отражение в зеркале заволновалось, из глубины выплыла темнота, которая моментально превратилась в картинку видимого сверху побережья. Волны набегали на пески с тихим вздохом облегчения, вокруг царил покой.

– Проверь! – повторила Хийя.

Картинка в зеркале послушно начала передвигаться. Глаза ангелицы внимательно следили. Вода, песок, лес… Проклятье! С неба спускались солдаты. Рой. И это не регулярная армия Царства. У них не было одинаковых мундиров, большинство выглядели как наемники. Первым приземлился на берегу светловолосый ангел с наглой рожей. Хийя узнала его. Это был Митеаш, известный щеголь и авантюрист, член хора Добродетели, крылатых высокого ранга, присоединившихся к бунту против Габриэля. «Воплощение самого совершенства, черт его подери, – со злостью подумала она. – Что этот сукин сын забыл на моем острове?»

Солдаты быстро приземлялись на берегу. Через мгновение к Митеашу присоединился крылатый, похожий на второго командира. Хийя не знала его. У него было квадратное хмурое лицо и короткие волосы болотного цвета. Он носил неряшливую одежду, но на всех толстых пальцах у него были дорогие перстни. Ангелица скривилась, представив, как он воняет потом и грязью. Кроме злости, она ощутила укол страха, поскольку крылатый выглядел как обычный бандит, а солдаты продолжали прибывать. К двум ангелам присоединился третий. Он стоял спиной, и Хийя не могла его узнать. Она закусила губу. По какой-то странной причине выяснить, кем является третий ангел, было для нее чрезвычайно важным. Ей были знакомы эти длинные фиолетовые волосы. Наконец ангел повернулся, и она беззвучно вскрикнула. Конь крылатого нервно загарцевал, мотнув головой. Наездник натянул поводья, пошевелился в седле и отвернулся. По спине Хийи пробежал холодок, ладони вспотели. Это Атанаэль, правая рука и друг Нисроха, Великого Цензора, которого Даймон скинул с балкона. Она изо всех сил пыталась сохранять отвагу, но рациональная сторона разума подсказывала, что она на грани паники. Солдаты точно не приехали сюда по грибы, и присутствие Атанаэля означало, что это не ошибка или обычный грабеж. Они прибыли мстить.

«Что делать, Господи, что делать?» Лихорадочные мысли проносились у нее в голове, словно стадо перепуганных антилоп. Никакие переговоры не имели смысла, констатировала она. Нужно их атаковать, до того как они все приземлятся.

– Они принесли тебе подарок от костлявой, Хийя, – прошептала она себе. – Жаль, что так быстро.

Ее губы искривила горькая усмешка. Магические трактаты справедливо утверждали, что договоры со смертью никогда не проходят честно. Поэтому и она не станет соблюдать правила. Она не сдастся без борьбы.

Она посмотрела в зеркало. Большинство солдат уже были на пляже, но еще часть галопировала в воздухе, низко над поверхностью воды. Ангелица прикрыла глаза и начала говорить с морем тихим певучим голосом. Нежный напев быстро перерастал в резкие, категорические приказы, пока не дошел до уровня настойчивых выкриков. Волны, словно разбуженные ото сна разъяренные животные, поднимались с ревом. Они задирали гривастые головы, потрясая космами пены. В мгновение ока море охватило безумие. Группа приземляющихся солдат подгоняла своих скакунов к берегу, но грохот копыт тонул в нарастающем реве волн. Ангелы на пляже повернули в сторону моря побледневшие лица, неподвижно замерев, несмотря на яростные крики командиров, пытающихся заставить их отступить в лес. Кони беглецов хрипели от натуги, некоторые спотыкались, отталкиваясь копытами от вспененных гребней. Внезапно со стороны открытого моря начал расти монолитный серый вал. Он поднимался, словно водяной голем с широко разведенными руками и кудлатой головой пены. Один из наездников обернулся и издал пронзительный крик. Волна выглядела как могучая скальная стена. Солдаты на берегу хаотично бегали между деревьями. Хийя откинула голову назад и издала высокий протяжный крик, и масса разъяренной воды обрушилась на пляж, погребая под собой наездников, поднимая их высоко вверх и, словно мешки с поломанными костями, кидая в оставшихся на берегу солдат. Под напором воды деревья зашатались, одно с треском сломалось. Море разлилось далеко в лес, забирая с собой все, что не держалось за землю мощными корнями. Наконец серый истукан поднял могучую руку, хотя медленно и неохотно. Край леса и пляж были завалены поломанными ветвями, вырванными кустами, трупами наемников в порванных мундирах, небольшими валунами и мусором. Хийя попыталась оценить размер погрома.

– Проверь! – прошипела она зеркалу.

Картинка дрогнула, начала передвигаться. Много деревьев в лесу остались подмытыми. Волна обнажила перепутанные торчащие корни, словно руки, лихорадочно ищущие защиту от наготы. Между поврежденными, искривленными стволами глаза ангелицы заметили что-то, что вызывало беспокойство. Бледное пятно тумана, сияющее перламутровым блеском.

– Приблизь! – приказала она зеркалу.

Внутри стекла появились клубы истончающегося тумана. Сквозь белые полосы она четко рассмотрела большой отряд уцелевших наемников. За ним стоял следующий. А потом еще один. Это Атанаэль. Он принадлежал к хору Начал, поэтому был очень могущественным. Он просто накрыл значительную часть своего войска защитным заклинанием. Она закусила губу.

Тем временем Атанаэль орал на солдат, махая руками и показывая внутрь острова. Его лицо искривилось от ярости. В глазах малочисленной группы крылатых застыл страх, но у большинства разгорался гнев. Отряды выдвинулись.

«Он все еще удерживает защитное заклинание, только слабее», – подумала Хийя. Она рассчитывала на то, что море заберет значительно больше противников. Она просчиталась. Атанаэль оказался сильнее, чем она думала. К дьяволу, сколько ж у этого сукиного сына силы! Она и понятия не имела, что он разбирается в магии, по крайней мере в такой магии, которая выходит за пределы обычной военной хитрости, похоже, что Нисрох прислал его на остров не только потому, что доверял ему. Он выбрал неплохого мага, вынуждена была признать она. Это ничего, еще есть шанс его победить. Хийя концентрировала в себе силу, чувствовала, как она струится по кругам света, которые ее окружали.

– Беги, Сапфир! – мысленно закричала она любимому единорогу в надежде, что он услышит. – Беги вместе со стадом на противоположный конец острова!

Глядя в зеркало, она скрестила руки и подняла их высоко над головой, издавая пронзительный свист. В кронах старых исполинов зашумело, и в одно мгновение сорвался ветер. Не прошло и секунды, как он превратился в ураган. С воем он накинулся на деревья, придавил к земле ветви, срывал с них листья и кору, словно пытался вырвать их с корнями. Хийя засвистела снова. Вихрь ответил ужасным хохотом. Он перевел дыхание, от которого затрещали ветки старых дубов, а потом закружил, разметав полы невидимого плаща. Деревья стонали и падали, вырванные с корнем. Ураган выдавал пируэты в ритме музыки трещащих стволов, заходясь хохотом безумца. Но не безумие управляло погромом. Огромные бревна падали там, где, Хийя надеялась, прятались солдаты Атанаэля. Она свистнула снова, а ветер, хотя это казалось невероятным, стал еще сильнее. Удар падающих деревьев и вытье вихря перешло в равномерный рев. Ангелица прикрыла глаза и несколько раз щелкнула пальцами. Из-за моря, словно стая странных ворон, привлеченная запахом падали, со всех сторон начали собираться тучи. Ураган хватал их, кидал над головой, сбивая в большой черный шар. Через минуту начался ливень. Он безжалостно сек землю, стволы поваленных деревьев и все, до чего мог дотянуться. Ветер вел себя как безумный, а дождь изливал свою бессознательную ярость. Хийя, бледная как полотно, всматривалась в зеркало. «Слишком слабо», – подумала она. Ангелица широко развела руки и закричала. Дождь превратился в град. Огромные ледяные снаряды бомбардировали все, что осталось от этого прекрасного леса. Хийя закрыла глаза. Она не хотела этого видеть. Закусила губу и стояла со скрещенными руками. Град не переставал. На лбу Хийи выступили капли пота. Она знала, что недолго удержит грозу. Слишком устала. «Еще немного, только чуть-чуть, – убеждала она себя. – Он должен убить как можно больше этих сукиных сынов, иначе я не смогу их остановить». Она израсходовала слишком много сил. Она не могла сделать так, чтобы они просто исчезли. Конечно, она знала более могущественные заклинания, чем ураган и буря, но не была уверена, что, используя их на такой небольшой территории, не уничтожит весь остров. Границы безопасности между целью и магией не существовало. Наконец, когда прошла вечность, а потом еще одна и еще одна, Хийя медленно опустила руки. Она начала тихо говорить с бурей, успокаивая, и дождь услышал ее и прекратился. Тучи медленно уплывали с острова, ветер, стыдясь своего гнева, спрятался где-то между деревьями в уцелевшей части леса. Ангелица внимательно вглядывалась в поверхность зеркала.

– Ищи! – приказала она.

Картинка передвинулась, показывая остатки деревьев, буквально сметенных с поверхности земли. Пейзаж казался мертвым, но Хийя знала, что еще рано вздыхать с облегчением. Внезапно ее зрачки расширились от удивления. Она стиснула кулаки и выругалась. Между поломанными стволами шли солдаты. Промокшие, уставшие, некоторые раненые, но непохожие на склонных к капитуляции. Вел их Атанаэль. С мокрыми, облепившими злое лицо волосами, он выглядел как жаждущая мести горгона. Митеаш тоже выжил. Он подгонял свой отряд криками и резкими взмахами рук. Рядом, словно лунный спутник, появился с красным о


убрать рекламу






т натуги лицом ангел с перстнями. Хийя с кажущимся спокойствием считала солдат, хотя уже на первый взгляд поняла, что выжила почти половина, если не больше. Много. Слишком много. Она закусила губу. Расстояние, которое отделяло отряды Атанаэля от ворот парка, значительно уменьшилось. Как, к чертям, они могли двигаться во время урагана, который она на них наслала? Ответ она не смогла найти. Похоже, помог талант Атанаэля.

Она провела ладонями по лицу, помассировала виски. Посмотрела в зеркало. Вот-вот солдаты доберутся до стены, окружающей сады и огороды замка. Там их не ждет ничего страшнее нескольких простых хитростей против воров. Ненамного больше магических ловушек было и внутри дома. Остров никогда не выполнял роль крепости, Габриэль не предвидел вооруженных нападений в сердце своего доминиона на Луне, и такая уверенность казалась абсолютно обоснованной. До сегодняшнего дня.

Наемники добрались до калитки в стене. Минуту царило легкое замешательство, когда двух смельчаков, коснувшихся ручки, охватило пламя, но Атанаэль презрительно ухмыльнулся на такую примитивную защиту и сломал блокаду одним магическим словом. Дорога была открыта. Хийя не могла использовать никакое сильное заклинание, которое могло б навредить такому количеству солдат, защищенных магом уровня Атанаэля, без реальной угрозы уничтожения замка вместе с его жителями. Ей оставалось только бежать. Но к этому она тоже была не готова. Не могла использовать силу и перенестись в любое место во Вселенной, поскольку такое умение было доступно только светлым, архангелам Трона. Большую часть своей жизни она провела на острове, путешествовала мало, поэтому не позаботилась о летающем ковре или хотя бы о его кусочке. Ей этого не требовалось. Когда она хотела посетить Габриэля, Разиэля или Михаэля, то они прибывали за ней лично или отправляли доверенного посланника. А сейчас отсутствие магической тряпки может стоить ей жизни. В зеркале он увидела, что отряды дошли уже до сада.

Бледная, она повернулась в сторону открытых дверей лаборатории. Она старалась сохранять хладнокровие, но это давалось ей с трудом. Она никогда в жизни еще не стояла лицом к лицу с реальной опасностью. «Думай! – приказала она себе. – Ты же могущественная ведьма!» Что она могла бы в такую минуту использовать? Быстрым шагом Хийя прошлась вдоль стола, заметила, что нервно заламывает руки. Никоим образом она не может позволить себе панику. Или капитуляцию. Она закрыла глаза, и сразу же перед ней появилось тонкое лицо в окружении черных волос, с бездонными зрачками с фосфоресцирующим зеленым ободком, напоминающим нефритовый перстень. Ее охватила волна сожаления, но одновременно и решительности. Она ударила кулаком правой руки в ладонь левой. Она не может умереть! Решение появилось само, словно она прочитала его в глазах Даймона. Это было очень рискованно, почти самоубийственно, но что она теряла? Если она не может покинуть остров, тогда исчезнет. Перенесется в другое измерение, область между мирами, пустоту, где не существует времени и жизни. Великие маги отправлялись туда помедитировать, или отдохнуть от жизни, или спрятаться от опасности. Это будет настоящее исчезновение, не примитивные чары невидимости. Если бы она использовала такую банальную уловку, Атанаэль сразу же обнаружил бы ее. Погибла бы униженной.

Она сжала губы, собрала полы платья и уверенным шагом вернулась в лабораторию. Заклятие небытия относилось к исключительно трудным и рискованным. Требовалась абсолютная концентрация и время, и этих двух факторов очень не хватало. Она несколько раз сделала глубокий вдох, стараясь по возможности успокоиться. Рука, что потянулась за необходимым аксессуаром, немного дрожала. Хийя зажгла свечу, черным и красным мелом начала вырисовывать на полу сложный узор. Вздрогнула, когда со двора донесся шум открываемых ворот, испуганные голоса слуг, топот ног и пронзительный крик нимфы. Мел в ее руке дрогнул, и сложный узор перечеркнула толстая линия. В эту же секунду перед глазами ангелицы появилась картинка разъяренных солдат, разрушающих ее дом. Разбитая мебель, выбитые окна, тела фавнов с разбитыми черепами, изнасилованные нимфы, горгульи с распоротыми животами, запутавшиеся в собственных внутренностях. И Сапфир. Прекрасный Сапфир с дико оскаленными зубами, голубой шерстью, заляпанной кровью, словно ему на спину накинули красное одеяло, и ониксовыми глазами, полными сожаления и ненависти. «Господи, – подумала она. – Я не могу их оставить. Это мои подданные, мои слуги. Они доверяют мне, а я не имею права их бросить. Я должна сделать что-то, что еще никто до этого не осмелился сделать. Перенести в небытие и вернуть назад весь остров». Когда она приняла это решение, то почувствовала странный холодный покой. Руки уверенно, хотя и неосознанно, чертили знаки, разум без усилий постигал новые уровни концентрации. Реальность сжалась, сосредоточившись исключительно на заклинании. Хийя впала в своего рода транс, трудный для осознания, но необходимый при таких сложных заклинаниях. Она чувствовала, как сгущается сила. Энергия переполняла ее, разливалась вокруг, словно неумолимая волна, которую она вызвала на море, но более могущественная, во много раз могущественнее. Четко и ясно она увидела тропинку света, напоминающую блестящую ленту, начало которой исчезало где-то посреди отмеченной холодными отблесками звезд темноты, в которую превратился пол лаборатории. Хийя дрожала. Ее пальцы спазматически сжались, губы приоткрылись, обнажая стиснутые зубы. Она забыла об острове, нападении, о собственном существовании. Значение имела только сила.

– Стерва! – услышала она крик над самым ухом. Голос был переполнен ненавистью и триумфом.

Уже перед собой она увидела вспотевшее лицо Атанаэля, искривившееся от ненависти. Фиолетовые волосы выглядели как веревки. Тропинка света размылась, погасла, но не исчезла. Хийя отчаянно пыталась не потерять ее из вида.

– Шлюха Габриэля! – прорычал Атанаэль. – Гнусная шлюха! Где твой любовничек, твой бравый архангел, узурпатор и тиран? Он не поможет тебе, сука. Настигла тебя рука справедливости, шлюха!

Худое лицо ангела хора Начал напоминало безумную маску. Когда он кричал, на губах лопались пузыри слюны.

«Он ни о чем не знает, – удивленно подумала Хийя. – Они пришли меня убить и ничего не знают».

В открытые двери влетел Митеаш, за ним начальник наемников. Светловолосый ангел сжимал в руке меч. Он остановился на границе круга. Его губы искривились в мерзкую, похотливую ухмылку.

– Красива, ведьмочка. Развлечемся немного, перед тем как я выпущу твои кишки. Ты трахалась с Габриэлем и с тем ходячим трупом, а сейчас узнаешь, как это с настоящим приличным ангелом. Что скажешь, ведьмочка?

Он протянул к ней руку в кожаной перчатке, намереваясь схватить за кобальтовые волосы. Хийя тряхнула головой. Хотя нечетко, но она все еще видела тропинку. Она вибрировала невероятной энергией, но ее блеск померк.

Рука офицера хора Добродетели в миллиметре прошла от волос ангелицы.

– Ублюдочная ведьма! – зашипел он. – Иди сюда!

Хийя коротко свистнула сквозь зубы. Митеаш завыл, схватился руками за лицо, выпустив меч. Оружие с грохотом ударилось об пол. Между пальцами ангела выстреливали снопы искр. Атанаэль выругался, подскочил к другу с пальцами, сложенными в определенный знак. В этот самый момент толстяк с перстнями кинулся с мечом в сторону Хийи. Она попыталась отскочить, но ноги почти окаменели. Она видела необыкновенно медленно приближающееся острие, словно ее чувства работали быстрее, чем время. Внезапно в воздухе появилась какая-то небольшая голубоватая фигура. Она приземлилась на плечи наемника, вонзая в него когти. Солдат зашатался, потянувшись к шее, уже покрасневшей от крови, и содрал с себя клубок голубой шерсти. Он с яростью швырнул кота в стену. Голубой снаряд ударился в нее, сполз на пол и замер.

– Неемия! – закричала Хийя с отчаянием и яростью.

И именно тогда она ощутила толчок. Мир рассыпался на куски, развалился в мгновение ока, и Хийя поняла, что не все пошло так, как она надеялась. Промелькнули удивленные лица нападавших, а в голове у нее пронеслось, утонут ли они в море, когда остров исчезнет, но она была далека от сочувствия. Потом все заполнила серая мгла, и ангелица потеряла сознание.


* * *

Маленькая ящерица, с чешуей металлического золотистого цвета, с голубыми полосками по бокам, прошмыгнула между камнями. Жара опустила тяжелую ладонь на руины домов, ворот и святынь. Поломанные колонны торчали среди мусора, словно небрежно натыканные гигантом карандаши. Солнце вырезало резкие тени, похожие на куски темного сукна. Сверчки неистово стрекотали, а кроме этого царила тишина. Рядом с завалившимися воротами триумфально росли оливковые деревья, узловатые, перекрученные стволы и съежившаяся листва казались сделанными из камня, словно в городе не имело права существовать ничего, что не было мрамором или песчаником.

Драго остановился, протер вспотевшую шею. Посмотрел вниз на носки своих ботинок. Глубокие колеи, выдолбленные колесами возов, разрезали мостовую древней улицы. Сейчас по ним путешествовали только металлические ящерицы.

– Господи, что за место, – стонал Хазар. – Лазим тут уже три часа, а конца не видно. – Он неодобрительно потряс головой, а на концах косичек перестукивались черепа. – Если этот сукин сын Рам Изад нас подставил, оторву ему крылья и засуну в брюхо вместо кишок. Задница какая-то!

Драго вздохнул, размазывая по вспотевшему лбу полосы всепроникающей красной пыли. Хазар ударил открытой ладонью по ближайшему камню.

– Куча дерьма. Так бы выглядело место, где бы ты решил спрятать магическую книгу?

– Точно не так, – буркнул коммандос. – И в этом вопрос.

– Ты веришь ему?

Драго пожал плечами.

– Его голос звучал вполне убедительно.

Хазар сплюнул на мостовую, безрезультатно стараясь избавиться от хрустящего на зубах мелкого песка.

– Угнетает меня это море развалин.

И действительно, обрушившиеся колонны, ворота, остатки огромных зданий и жилых вилл тянулись до самого горизонта.

Туловища уцелевших статуй выглядели как призраки, снующие среди камней в поисках собственных голов.

– Мне даже нравится здесь. – Дроп вытягивала шею из-за плеча Драго. – Тут немного дико и необычно.

– Будет еще необычней, как стемнеет, – буркнул темный. – Тогда без труда найдем мраморного дельфина и мозаику с виноградом.

– С виноградной лозой, – поправила его Дроп.

Хазар махнул рукой.

– Какая разница!

Драго полез в карман и вытащил кусок ковра.

– Вот, – сказал он другу. – Забирай Дроп и возвращайся. Я сам поищу Книгу.

– О нет, я остаюсь, – запротестовала ангелица.

Драго скривился. Он взял девушку с собой только потому, что не с кем было ее оставить. Сатурнина он не хотел вмешивать, а Хазар захотел пойти с ним. Она не мешала, но коммандос не хотел думать о ее безопасности во время возможного нападения.

При виде ковра темный заколебался.

– Ну, что ты, старик, – пробормотал он. – Я просто так болтаю, не люблю жару.

Драго окинул его пронзительным взглядом. Развернулся и молча пошел дальше. За ним засеменила Дроп. Хазар порылся в кармане, вытащил сигарету с миррой, закурил и быстро догнал ангелицу.

Мостовая обжигала через подошвы ботинок, от каменных стен полыхало жаром. Маскароны кривили рожи, водоросли и разноцветные рыбы на мозаиках, покрывающих дно бассейнов и фонтанов, вместо того чтобы плавать в воде, парили в разжаренном воздухе. Солнце, неподвижно висевшее посреди неба, неожиданно склонилось над горизонтом, тени колонн удлинились.

Пот стекал по шее Драго, но коммандос какое-то время не ощущал жару, только неприятный холодок вдоль позвоночника. К тому же у него возникло неприятное ощущение, что за ними следят. Чьи-то бдительные вражеские глаза буравили спину ангела, словно хотели просверлить ее насквозь. Драго сглотнул слюну. Он внимательно оглядывал руины, но даже краем глаза не замечал ни малейшего движения. Он попытался глубоко вздохнуть, но напряжение не проходило. Видение красных пятен, внезапно расплывающихся на спинах Хазара или Дроп, не хотело исчезать. Темный тоже помрачнел, словно и он чувствовал на себе взгляд невидимых глаз. Драго снова остановился, беспомощно огляделся.

– Подумайте, – переводя дыхание, сказал он. – Ну где можно спрятать Книгу? Может, там, где никто не будет ее искать. В каком-то очевидном месте.

– В библиотеке, – сказала Дроп.

Хазар кинул на нее удивленный взгляд.

– А это идея! Отважная малышка. Вопрос, есть ли она тут, а даже если и есть, то как ее найти?

– Она должна быть где-то возле рынка, – пробурчал Драго. – На фронтоне должна быть какая-то фигура со стилусом, свитком или чем-то в таком роде.

– Понятно! – сказал Хазар. – Идем, жалко времени. Скоро совсем стемнеет.

Они повернули. Миновали несколько переулков и оказались на продолговатом обширном главном рынке. Однако ни один из домов не напоминал библиотеку. С обеих длинных сторон площади тянулись остатки портиков с колоннами, с коротких – руины храма и большого строения явно муниципального характера. Драго вглядывался в эти развалины со скепсисом.

– Слишком большое для библиотеки, – сказал он. – Это скорее какая-то администрация.

– Подождите, а там? – Дроп показала пальцем в боковой переулок, уходящий с правой стороны вероятного муниципалитета. На входе в улочку маячило небольшое белое здание.

– Проверим, что нам мешает – Хазар пожал плечами.

– Господи, это оно! – закричал он через минуту, когда они стояли перед квадратным зданием с несколькими ступенями. Весь фронтон и торцевую стену покрывал барельеф с изображением женщин в плащах, по мнению Драго, похожих на простыни, и бородачей со свитками в руках. Над ними возвышались гирлянды каменного лавра.

– Заходим, – решился он.

– Смотрите! – пискнула Дроп. – Там, наверху! Виноградная лоза и дельфины! Видите?

Они задрали головы. Ангелица была права. Над входом тянулся тонкий бордюр с орнаментом в виде каких-то растений и рыб, которых при желании можно принять за виноград и дельфинов. Они быстро взбежали по ступеням.

Внутри было пусто. В стенах были выдолблены ниши, предназначенные для хранения свитков. В больших нишах когда-то стояли статуи, от которых остались только основания. На полу лежал ненарушенный толстый слой пыли.

– Мне не кажется, что в последнее время тут кто-то был, – пробормотал Хазар.

– Именно такую видимость они и хотели создать, – ответил Драго, хотя его лицо вытянулось от вида пустого здания.

Он приблизился к стене и начал ее методично простукивать. Ногтем царапал остатки штукатурки, дул в щели между камнями, выискивая следы магической маскировки. Хазар курил сигарету с безразличным выражением на лице. Дроп села на пол, расшнуровала ботинок, стянула его с облегчением и начала вытряхивать песок. Драго прервал на минуту кропотливый осмотр, залез под рубашку и вытащил висящий на шее большой медальон на цепочке. Сжимая талисман в руке, он снова приблизился к стене. Молча начал водить им вверх и вниз возле самой стены. Так он обследовал всю переднюю стену до высоты, до которой смог дотянуться. Талисман не дрогнул. Не мигнула в нем ни одна голубая искорка, свидетельствующая о магических деяниях. Губы Драго были напряженно сжаты. Он выругался и стал обследовать порог. Дроп зевнула. На покрытом пылью полу она нарисовала пальцем уточку. Потом цветочек и коровку. Критически присмотрелась к своему художеству и дорисовала ставок с рыбками. Темный вытащил из кармана складной ножик. Острием он стал выковыривать грязь из-под ногтей. Закрыл нож и снова с треском открыл его. Драго ползал вдоль боковой стены, водя медальоном возле самого пола. Хазар открыл и закрыл нож. Ангел поднял голову, кидая на друга пронзительный взгляд.

– Вместо того чтобы играться, поискал бы что-нибудь, на что я мог бы залезть, чтобы проверить потолок, – рявкнул он. – Ты не подсадишь меня достаточно высоко.

Темный не выдержал.

– Успокойся уже, старик, – выпалил он. – Знаешь же, что тут ничего нет. Никакой маг даже не сплюнул на этот пол уже лет сто. Если бы тут спрятали что-то вполовину меньше, чем Книга Разиэля, излучающее силу, твой медальон выл бы и сиял, как сдуревшая противомагическая сирена. Изад обдурил нас. Сидит сейчас в каком-то баре, ржет и выпивает за здоровье нашей глупости!

Драго поднялся.

– Ну, конечно! – рявкнул он. – Валим домой, потому что уважаемому господину надоели памятники, да и ноги разболелись от экскурсии! Как ты думаешь, что это? Сраная экскурсия? Хочешь коктейль с маленьким зонтиком на фоне шума океана? Не забыл, что я тебя, черт возьми, не приглашал. Сам со мной потащился.

– Господи, Драго! Заткнись, парень. Я понимаю, что ты хочешь отомстить за лес Тератела, но тебе что, голову напекло? Я не позволю, чтобы на мне срывались. Даже тебе. Дошло?

– Перестаньте сейчас же! – закричала Дроп, ударяя по полу кулаком и поднимая тучу пыли. – Ничего другого не умеете, только клясться и кричать? Может, вы плохо поняли… может, это не то место. Что именно сказал Рам Изад? Вспоминайте.

– Ох отправил его на руины, – хмуро буркнул Драго. – Они кружили по улицам. Потом спрятали Книгу в маленьком доме с виноградной лозой и дельфинами на фронтоне. Это все.

– Если они оба прятали, то почему он не сказал вам, как замаскирован тайник? – спросила ангелица.

Ангел и темный переглянулись.

– Не знал, – буркнул коммандос. – Он не заходил внутрь. Ох его не пустил. Оставил перед домом.

– И он ничего не увидел в дверной проем? – фыркнула Дроп. – Ведь тут нигде нет дверей.

– Там были. Он помог Оху отодвинуть плиту.

Ангелица смотрела на него как на что-то, что кот вытащил из мусорки.

– Ты видишь тут где-то плиту, Драго? Она спрятана за поворотом стены? – насмехалась она. – Мама родная, ну какой из тебя коммандос?!

Драго покраснел.

– Не цепляйся! Я искал именно замаскированный ход.

– Остановитесь, – Хазар поднял палец, нацелив в Дроп. – Ты только что кричала, что мы ругаемся, вместо того чтобы думать, а теперь сама его провоцируешь. А мы так и не знаем, почему Изад не знал, что делал Ох.

Коммандос ударил себя по лбу.

– Знаем. Я – идиот. Настоящий идиот. Он не знал, потому что внутри было мало места. Двери заслонила спина Оха. Что Рам видел? Помнишь, Хазар? Маленький, белый домик с виноградной лозой и дельфинами. Он был испуган и все время твердил это. Но один раз он назвал его проклятой садовой беседкой. Чертовой садовой беседкой. А мы не обратили на это внимание. Оглядитесь, ничего тут не напоминает беседку? – Он сделал рукой широкий жест, указывая на стены с нишами. – Вывод напрашивается сам. Я – проклятый кретин с амнезией. Хорошо, а сейчас вспоминайте. Видел кто из вас что-то, что похоже на беседку, будку с гамбургерами, туалет или кормушку для птиц?

– Я видела! – воскликнула Дроп. – Перед тем, как мы вошли в город. Вдоль такой широкой мощеной дороги, где росли большие кактусы. Там стоит много каменных домиков, малюсеньких. Все вместе они похожи на игровую площадку. Я подумала, что дети могли бы тут играть в прятки. Они были бы в восторге.

– Я тоже в восторге, – сказал Драго. – Идем к тем домикам. Может, нам повезет.

Солнце почти спряталось за горизонт, оставляя на стенах и камнях пятна золота. Жара не ослабевала, а сверчки и дальше самозабвенно стрекотали.

– Впечатляет, – выдал Хазар, когда они увидели впереди долину, застроенную небольшими конструкциями, напоминающими прямоугольные низкие башенки. Украшали их треугольные крыши, замысловатые мансарды и карнизы. Ни у одного не было окон, а дверные проемы были замурованы или заложены каменными плитами. Плоские пилястры и полуколонны были оплетены гирляндой вырезанных растений. По фризу галопировали кони, гуляли задумчивые музы и крылатые гении. Некоторые символы выглядели как бутыли с огромной пробкой или украшенные пряжки.

– Это кладбище, – сказал Драго.

Хазар кивнул.

– Хорошее место, чтобы что-то спрятать. Мертвые умеют хранить тайны.

– Разделимся. Я беру девушку и пойду по первой тропинке, а ты иди по параллельной.

– Хорошо, – согласился темный.

Драго взял ангелицу за руку и двинулся между могил. Замысловатые фронтоны украшали разные мотивы, но ничего не напоминало дельфинов или виноград. Аллейка была узкой. В изгибах стен, низко возле порогов, в дверных нишах разрастался мрак. Рыжие пятна солнечного света, размазанные по карнизам и тимпанам, выглядели как запекшаяся кровь похороненных тут мертвецов. Что еще хуже, вернулось ощущение, что за ними наблюдают. Драго чувствовал враждебные, гневные взгляды, словно прикосновение холодного пальца к шее. Невольно он понизил голос.

– Осматривайся, малышка. Мы скоро найдем подходящую могилу.

Дроп, судорожно сжав руку коммандос, задрожала при слове «могила».

– Тут страшно, – прошептала она. – У меня мурашки по спине.

– Ничего не бойся. Скоро найдем Книгу и смотаемся отсюда. – Он похлопал по карману. – У нас есть ковер. Выше нос, киска. Уже недолго.

– Драго! – услышали они крик Хазара. – Сюда!

– Видишь, я же говорил. – Гамерин оскалился, бесцеремонно обнял ангелицу, и они побежали между могил на крик темного.

Через мгновение они стояли рядом с Хазаром перед фасадом белого склепа. Резьба на тимпане над входом представляла двух сплетенных дельфинов. Вокруг двух полуколонн вились стебли мраморного винограда.

Когда они подбежали к домику, Драго почувствовал знакомое покалывание кожи, где касался медальона. Он вытащил талисман из-под рубашки. Голубые искры пробегали по всей его поверхности.

– Есть, – с триумфом в голосе подтвердил Драго. – Книга тут. Давай, Хазар, спихнем плиту.

Они одновременно навалились и открыли вход. Внутри было темно, пахло затхлым. Талисман Драго стрелял искрами.

– Как это возможно? – удивился Хазар. – Ох точно использовал всю свою силу, чтобы не только спрятать Книгу, но и следы магического воздействия.

Коммандос усмехнулся.

– Новейшая техника. Только для спецподразделений. Я захожу. Ты останься, сторожи Дроп и смотри, чтобы все было в порядке.

Почти всю маленькую тесную крипту заполнял мраморный саркофаг, покрытый сложным растительным орнаментом. Книга была спрятана под плитой, исчерченной надписями на незнакомом Драго языке. Он попытался ее сдвинуть. Она дрогнула, издавая противный скрежет. В этот момент тусклый свет, что падал из дверного проема, заслонила тень. Драго поднял голову.

– Хазар, ты должен следить за улицей.

Черепки на косичках темного цокотали.

– Успокойся. Все чисто. Никого нет. Это, к дьяволу, вымерший город. Руины. Я тоже хочу увидеть Книгу.

– Ясно, – кивнул Драго. – У тебя есть полное право. Помоги сдвинуть плиту.

Они схватились с противоположных концов и потянули. Камень с глухим грохотом упал на пол.

– Черт, – прошептал темный.

Внутри саркофага лежало несколько потемневших от старости костей, закутанных в куски сгнившей ткани.

На самой середине, между серповидными ребрами, лежал большой сверток, замотанный в белый шелк. Медальон Драго сыпал искрами во все стороны.

– Я тоже хочу увидеть, – прошептала Дроп, втискиваясь между Хазаром и дверной фрамугой. – Впустите меня! Это я вам рассказала про Книгу, видела Оха и того белого ангела!

Темный попытался втиснуться внутрь склепа, между стеной и саркофагом, чтобы дать место напиравшей на него Дроп, но его нога натолкнулась на край снятой с саркофага плиты. Он утратил равновесие и резко полетел вперед, и, чтобы самортизировать удар, вытянул перед собой руки. Правая рука попала в пустоту, но левая уперлась в кости на дне саркофага.

– Ай! – вскрикнул темный, молниеносно выпрямляясь и тряся рукой, по пальцам которой текла кровь.

– Что такое? – беспокойно спросил Драго. – Поранился?

– Укусила меня, зараза, – застонал Хазар с тенью недоверия в голосе.

– Кто?! – спросил сбитый с толку Драго, который со своего места не мог видеть ничего, кроме тряпок, костей и завернутой книги.

– Это! – сказала Дроп, показывая пальцем внутрь саркофага.

Драго наклонился. Между лохмотьями что-то двигалось. Коммандос осторожно ткнул туда концом ножа. Между тряпками высунулось маленькое личико с оскаленными клыками, клацнуло в воздухе челюстью и снова спряталось в лохмотья. Драго смог заметить, что тварь была покрыта бронзово-оранжевой кожей. Создание смотрело на него маленькими черными, как бусинки, глазками, скрываясь среди костей и ткани. В слабом свете он не сразу заметил, что цвет и структура кожи напоминает тряпки. Он узнал его без труда.

– Это душа, – сказал он, вздыхая с облегчением.

– И что она тут делает? – удивилась Дроп, вытягивая шею из-за спины Хазара. – Она должна была давно уйти на тот свет. Про нее забыли, что ли? И почему она такая маленькая?

– Потому что это только движимая душа, – объяснил Драго. – Настоящая уже давно на другой стороне. Видимо, похороненные тут люди верили в существование нескольких душ, духовную, что переносится в загробный мир, физическую, которая циркулирует в крови и исчезает в момент смерти, и движумую, которая побуждает тело двигаться и живет так долго, пока тело существует. Каждый получает то, во что верит, поэтому она тут. От этого тела немного осталось, потому душа такая маленькая и иссохшая. Она охраняет саркофаг, поэтому такая агрессивная.

– Спасибо за лекцию, – гаркнул Хазар, который до этого молча посасывал раненый палец. – Скажи мне еще, что она ядовитая.

– Ну, – буркнул Драго. – Немного. Не может быть опасной, потому что слишком маленькая, но палец точно опухнет или вся ладонь. Эта душа отвечает за могильные проклятья.

– Ну, прекрасно!

– Не волнуйся, старик. Ты точно получишь Пурпурную Лилию за заслуги перед Царством. Посмертно.

Хазар затряс головой.

– Предпочитаю остаться тихим героем. Иначе в Преисподней получу свинец за связь с врагом.

Он улыбнулся.

– Ладно, – сказал Драго, закатывая рукава. – Отвлеки душу, а я заберу Книгу. Готов?

– Угу.

Темный открыл нож и быстро ткнул им в лохмотья. Молниеносно отдернул руку, когда из-под тряпок с клацаньем выскочила челюсть. В тот самый момент Драго быстрым движением схватил Книгу. Через шелк, в который она была завернута, он почувствовал толстую тисненую обложку. Его охватило неожиданное волнение. Он нашел опасный, могущественный предмет, разыскиваемый по всему Царству, вещь, ради которой умерли его друзья.

– Получилось, – сказал Хазар. – Покажи ее, Драго.

Голос темного вернул его в реальность. Осторожно он развернул сверток. Книга была толстая, в бронзовом кожаном переплете, украшенном простым орнаментом. Вместо названия посредине сияла тисненая золотом личная печать Разиэля. Края страниц тоже покрывало золото. Медальон на груди Драго, сыпавший голубыми искрами, потускнел и начал светиться, как сапфировый уголь. Через ладонь коммандос проникал холод, словно Книга медленно замерзала, лишенная защитной ткани. Печать Разиэля, казалось, пульсировала. Драго ощутил головокружение, золотые черточки замельтешили перед глазами. Он вдруг осознал, что, даже если бы и очень хотел, не смог бы открыть Книгу. Только он абсолютно не хотел этого. Онемевшими пальцами он начал неуклюже заворачивать Книгу в шелк. Лишь когда материал закрыл печать, Драго позволил себе перевести дыхание и отвести взгляд от обложки. Он поднял голову. Хазар выглядел так, словно пребывал в трансе. Он быстро заморгал. Дроп с явным трудом сглотнула слюну.

– Она прекрасная, – прохрипела она. – Но странная.

– Валим отсюда, – произнес Хазар. – И не спрашивай меня, хочу ли я ее подержать. Не хочу.

– Ладно, – согласился Драго. – Выходим из домика, используем ковер, и все.

Он и раньше думал, что Хазар, как темный, может острее реагировать на контакт с Книгой, и пришел к выводу, что так оно и есть.

Они вышли из склепа, попрощавшись с рычащей и подскакивающей душой, что била маленькими кулачками в стенки саркофага, но не могла выскочить. Снаружи стало почти темно. Первым их заметил Хазар. Он резко остановился и зашипел сквозь зубы. Потом и Драго их заметил. Между склепами, на крышах, на перевернутых колоннах сидели сжавшиеся тени. Завернутые в черные обтрепанные лохмотья, они напоминали стервятников из-за своих исхудавших, птичьих лиц и торчащих костлявых рук. Они таращились темными глазами, в которых краснел отблеск заходящего солнца. Дикие пустынные демоны точно были недовольны появлением чужаков. Их было более двадцати, но намного больше могло скрываться в руинах.

Драго не ждал. Он вытащил из кармана кусок ковра, обнял Дроп и Хазара.

– Сила! – закричал он.

Древняя мостовая не зашаталась под ногами, а демоны не исчезли. Раскрыли только длинные зубатые пасти, а один издал хриплый стрекот.

– Что такое? – прошипел темный.

– Не знаю, – беспомощно прошептал Драго. – Не сработало.

Два демона затрясли головами и застрекотали в ответ первому. Ангел не сомневался, что они готовятся к атаке.

– Исчерпал себя, – сказал Хазар.

– Что? – Драго заслонил собой Дроп, заставив ее отступить назад в склеп.

– Что происходит? – пискнула она. – Почему мы не улетели?

– Маленькие кусочки летающих ковров очень быстро теряют силу, – хмуро пояснил Хазар. – Сейчас ты в него можешь только высморкаться.

– Похоже, будем драться, старик, – буркнул Драго. – И это всерьез.

Черные фигуры спустились с крыш склепов, в молчании формируя круг, который должен был взять чужаков в кольцо. Они двигались медленно, но решительно. Бронзовые худые лица напоминали птичьи черепа, обтянутые кожей. Руки демонов были скрыты под тряпками, поэтому Драго не мог заметить, какое у них оружие. Подозревал, что ножи, хотя могло быть и современное огнестрельное оружие.

– Дроп, спрячься в саркофаг, – полушепотом скомандовал он. – Оберни руки тряпками и выкинь от


убрать рекламу






туда душу. Надеюсь, она тебя не покусает. Хазар, отступаем к склепу и защищаем вход. Ты берешь левую сторону. На счет три.

– Нет, подожди! – гаркнул темный. – Не шевелись. Это маленькие галла. Они сразу же кинутся на нас, когда увидят, что мы отступаем. Мы сможем многих убить, но они нас все равно разорвут. Жертва, что убегает, сводит их с ума. Мы должны тут защищаться. И никаких резких движений. Когда они подойдут ближе, атакуем. Есть шанс, что испугаются и убегут.

– Иногда у меня такое впечатление, что меня кто-то проклял, – буркнул Драго.

– У меня такая уверенность уже много лет. – В темноте блеснули белые зубы Хазара.

Демоны окружили их неровным строем и остановились. Они покачивались, толкались, переступали с ноги на ногу. Иногда кто-то открывал пасть, демонстрируя острые зубы. Но не атаковали.

Дроп сжалась за спинами темного и коммандос. Она боялась, но пыталась храбриться. Драго с напряжением всматривался в лица нападающих, выискивая сигнал к началу атаки, однако их глаза оставались без выражения, словно блестящее черное стекло. Ангелу казалось, что время утекает между его пальцами, как кровь из ужасной открытой раны, с каждой минутой делая его слабее. Мысли лихорадочно проносились в голове. Кинуться между могилами, обстрелять и что? Убегать в пустыню? А Дроп? Взвалить на плечо? Застать их врасплох, отстреливаться, сколько удастся и… убежать в пустыню? Попробовать еще раз с ковром? Он все время мял его в пальцах, бормоча «сила». Тот не собирался действовать.

– Покажи им Книгу, – услышал он хриплый шепот Хазара. – Они либо разозлятся, либо перепугаются, и что-то, наконец, произойдет.

Книгу? Может, и так. Они же демоны.

– Ладно, – прошептал он в ответ.

Драго начал осторожно разворачивать шелк. Это было нелегко, поскольку он не хотел выпускать оружие из рук. Краем глаза он заметил, что ладонь Хазара сжалась на рукоятке адского пистолета типа «Ахеронт». «Надежная, проверенная штука», – подумал он и почувствовал себя увереннее.

Демоны оживились. Грозно зашипели, замотали головами во все стороны. Они забеспокоились. Один из них, большой, с особенно впечатляющими клыками, выдвинулся на полшага вперед.

– Халлах! – гневно прошипел он, размахивая когтистой лапой.

– Ты понимаешь, что он говорит? – прошипел Хазару Драго, замерев с Книгой в руках.

– Ни слова. Но, кажется, они испугались. Снова покажи им Книгу.

Драго решил рискнуть. Нервные жесты большого демона выглядели скорее как призыв к атаке, чем попытка изгнания чужаков. Быстрым движением Драго освободил Книгу от обматывающего шелка и поднял высоко над головой, демонстрируя нападающим печать Разиэля на обложке. Остатки дневного свет отбились от тиснения, вспыхнули, словно печать была огненной.

Стая демонов завыла. Сейчас уже все оскалили зубы, топали и гневно визжали.

– Тан халлах! – зарычали большие демоны. – Макиа маркут!

– Извини, старик, это была глупая идея! – прошептал Хазар, когда, яростно визжа, демоны кинулись на них.

Гамерин начал стрелять. Два подстреленных демона с воем упали на землю, под ноги атакующих. Несколько нападающих споткнулось, началась неразбериха. Драго стрелял просто в лоб созданиям, которые внезапно появлялись перед ним с длинными кривыми ножами в руках. В лицо ангелу брызгала густая, как смола, темная кровь. Доля секунды, и демон перерезал бы ему горло. Следующий демон вырос, словно из-под земли, получил пулю в живот. Он упал с хрипами. Гамерин выстрелил еще два раза, когда существа начали отступать, визжа и рыча что-то наполовину членораздельное, что звучало как проклятия. На земле осталась кучка трупов. Тяжелораненый демон хрипло стонал, вытянув худую когтистую лапу в сторону своих соплеменников, но ни один не обратил на него внимание. Они стояли в кругу, на расстоянии нескольких десятков шагов, рыча и сопя. Не похоже, что они намеревались отступать.

– Все в порядке, Хазар? – прошептал Драго.

– Ага, – просипел друг. – Один сукин сын задел меня ножом, но это мелочи. Держись, сейчас снова начнется.

– Я уронил Книгу.

– Спок. Царство тебе это простит.

– У тебя еще первый магазин?

– Пока да.

Драго выстрелил в толпу еще шесть патронов, стараясь точно целиться. Рядом стрелял Хазар, но ангел не мог сосчитать, сколько раз. В Царстве военное оружие было 7- или 12-зарядное в зависимости от таинств и апостолов. Пистолеты из Преисподней имели 6 или 13 патронов. Коммандос Шеола использовали 13-зарядное оружие по примеру Преисподней, в котором адское количество патронов уравновешивало соответствующее благословение, выгравированное на стволе. Драго думал, что Хазар сделал такое же количество выстрелов. У них было по запасному магазину, но на этом их арсенал заканчивался.

– Живы? – пискнула из глубины склепа перепуганным голосом Дроп. – Что происходит?

– Все в порядке. Сиди тихо и не высовывайся.

Нападающие разглядывали крылатых темными, словно стекло, глазами, которые уже не были такими равнодушными. В них полыхала ненависть. Смуглые худые лица были похожи на обтянутые бронзовой кожей птичьи черепа, которые какой-то злой волшебник водрузил на шеи оживших скелетов.

Большой демон, рука которого беспомощно свисала вдоль туловища, а его лохмотья были заляпаны кровью, яростно жестикулируя здоровой рукой, провозглашал непонятный монолог к товарищам. По группе демонов пробежал шум одобрения. Большой демон повернулся в сторону Хазара и Драго.

– Халлак, – сказал он. – Гриха малах халлак! Марду.

Круг нападающих расступился, пропуская нового демона. Им оказался высокий галла с автоматом на плече. Хотя настала ночь, Драго распознал характерную форму очень старого адского карабина nex mortus , правда, снятого с производства, но в данную минуту для крылатых оно было таким же смертельным, как его название.

– Прощай, прекрасный мир, – произнес Хазар. – Всегда тебя любил, Драго. Ты был хорошим другом.

– Не ссы. Отстрелим ему голову до того, как он коснется спускового крючка.

– Ну да, и остальным шести или семи. Но их около сорока, старик. И придут еще. Только девочку жалко…

– Заткнись! – рявкнул Драго, последние слова друга его жгли, как горячее железо. – Я втянул вас в это, я и вытяну.

– Халлак! – прервал его крик предводителя галла. – Меру халлак ситнал.

Через границу хмурых фигур протиснулись еще двое. Первый демон держал nex mortus , а второй – ужасно старую, почти древнюю двустволку, которая была на вооружении ангелов хора Власти, следящих за порядком на небесных путях Царства. Снаряд из этого оружия пробивал панцирь дракона Хаоса.

– У них чертовски хорошее мнение о нас, – буркнул Драго.

Черепа на косичках Хазара зацокали.

– Стрельнет из этого раз и превратит нас в салат с добавкой из грязи и камней. Неужели я похож на какого-то проклятого дракона?

Высокий галла с огромными клыками продолжал свою речь, которая раскаляла его с каждым словом.

– Накри мати захрак! Арми захрак муту! Лакра малхаии, халлак сима! Заркха, заркха! Муруту захрак амтри галлу. Муту рахтан загра…

Не было никаких сомнений, что он восхваляет себя и насмехается над жалким концом, который ждет злодеев. Гамерин сглотнул слюну.

– Валим их на счет три. Раз…

Спусковой крючок казался ледяным, словно оружие уже находилось в излучающей холод зоне смерти. «Они доберутся до Дроп, – подумал Драго, и его сердце сжалось от боли. – Господи, позволь хотя бы ей уцелеть».

– Хагия! – прорычал демон с триумфом, показывая на крылатых когтистым пальцем.

– Два, – произнес Драго, и в тот момент шеренга галла издала бешеный вопль.

Однако это не был крик радости, скорее испуганный визг и вой существ, охваченных страхом. В неподвижном до этого воздухе внезапно поднялся ветер. Он поднял пыль с мостовой, закрутил ее, создавая небольшую воронку. Похожие миниатюрные вихри появились везде, даже под ногами крылатых.

– Ваки-и-и! – визжал предводитель демонов с явным страхом в голосе. – Ваки-и хару! Хару!

Однако галла не ждали разрешения. Они кинулись бежать между руинами, словно стая перепуганных тощих кур при виде ястреба. Демон бросил автомат на землю и кинулся наутек. За секунду вслед за ним кинулся хозяин двустволки на драконов, оставив тяжелое оружие на поле битвы.

– О, задница, – произнес Хазар с удивлением, указывая пальцем в небо.

По нему скользила огромная воронка вращающегося в урагане песка. Казалось, она нависла неестественно низко над руинами. Ангел и темный вытаращились на это странное явление, не понимая, что не ощущают ветра. После нескольких сильных порывов воздух снова стал неподвижен, кроме воронки, что с яростью кружила над городом. Неожиданно она стала уменьшаться, приближаясь к месту, где они стояли. Она уже была только в два раза больше склепа. Драго мог поклясться, что нижний, узкий конец воронки словно прогуливается по главной улице некрополя. Туча пыли опустилась еще ниже, опала и рассыпалась дождем песка прямо перед ними.

– О, Господи! – простонала Дроп, которая вылезла незамеченной из саркофага и теперь стояла рядом с темным.

Ее удивление было понятным, поскольку из облака песка появились всадники. Драго закрыл раззявленный от шока рот, облизав сухие губы. Прибывшие были джиннами, одетыми в одинаковые голубые бурнусы и тюрбаны. Большинство держали магические факелы, горящие белым пламенем, что не гасло и не обжигало. Судя по одинаковой одежде и оружию, они должны были принадлежать к какой-то военизированной организации, личной страже или гвардии высокопоставленного крылатого. И точно из Царства, а не из Преисподней, ввиду наличия скакунов и факелов. Темные использовали драконов, а освещали себе путь горящими красным лампами, в честь Люцифера.

Несколько всадников быстро исчезли между могилами в погоне за галла, некоторые соскакивали с седел и карабкались по руинам, но большая группа направилась прямо к Драго, Дроп и Хазару. По мере приближения Гамерин заметил, что идущий во главе, хотя и одет как джинн, точно принадлежал к подданным Царства. Не исключено, что к самым наисветлейшим, небесной аристократии.

Ангел остановил скакуна, снял голубые рукавицы и уперся рукой в луку седла. У него было смуглое лицо, пронзительные глаза, голубые, как июньское небо, отражающееся в пруду, большой нос и узкие губы. От него исходил покой и уверенность в себе, а Драго инстинктивно определил в нем хорошего лидера. Щеки ангела и часть лба, видимая из-под тюрбана, покрывала голубая татуировка.

– Кто вы, крылатые? – спросил он, разглядывая друзей внимательным взглядом. – Держу пари, ты ангел из команды Шеол, если бы она еще существовала, – добавил он, задерживая взгляд на связке талисманов на шее Драго.

– Существует, – спокойно ответил Гамерин. – И ты, господин, прав. Я принадлежу к Шеол. Эта ангелица-хранитель, – он указал на Дроп. – Опекунша маленьких детей, а это… – он замялся.

– Темный, без сомнений, – закончил прибывший, а на его узких губах на мгновение появилась ухмылка. – Я был бы благодарен, если бы вы назвали свои имена. Это помогает заводить знакомства.

– Драго Гамерин, Дроп и Хазар.

Не было смысла выкручиваться и лгать, когда за спиной голубого ангела стояло десять вооруженных молчаливых наездников. В конце концов, они вели себя приветливо, и Драго чувствовал, что им можно доверять.

– Я – Сикиэль, – представился ангел. – Ангел ветра Сирокко. Предводитель голубых джиннов, патрулирующих пустыню, на службе Царства. Вам повезло. Из всех существ, живущих тут, эти маленькие галла – самые опасные и кровожадные. Хорошо, что большие галла никогда не заходят так далеко на запад. Тогда у нас были бы проблемы.

– Спасибо за помощь, господа. – Драго слегка поклонился.

– Оказание помощи – это моя работа. Земля никогда не принадлежала к безопасным местам, а особенно такие рубежи, как этот. Каждый, кто сюда приходит, должен иметь достаточно веские причины. – Он оперся на луку. – Не хочу быть надоедливым, но я должен отметить, что, кроме оказания помощи, моя работа состоит также и в выяснении этих достаточно веских причин.

Гамерин не смутился.

– Конечно, господин. Наша причина личного характера.

Улыбка снова посетила тонкие губы светлейшего.

– Однако пощади мой ум, солдат, и не говори, что вы любители древностей, которые выбрались на экскурсию, чтобы полюбоваться достопримечательностями.

– Ты тоже пощади мой разум, господин. Я не стал бы нести такую чушь.

Сикиэль откинулся в седле.

– Я вынужден настаивать.

Драго выдержал взгляд кристально голубых глаз.

– Мне нечего больше сказать.

– Ваша ситуация не наилучшая, солдат. Прими это к сведению.

Сикиэль был прав. Они находились далеко от Царства, нелегально пребывая на Земле, к тому же в месте, за которым тянется плохая слава и которое населено демонами. Драго оставил без разрешения отряд, а Дроп – работу хранителя. Ни один из них не мог притворяться, что выполняет свои обязанности. И, что еще хуже, они были с темным. Отказываясь объяснять, они влипнут еще сильнее. Обвинение в измене кажется естественным выводом, особенно когда в Царстве идет гражданская война. Но в худшем положении оказался Хазар. Его точно признают шпионом вражеской стороны и сразу же казнят по решению полевого суда. Сикиэль имел полное право такой суд учинить. Однако Драго не утратил надежду, потому что светлейший с самого начала вел себя нормально и не казался склонным к поспешным выводам. Но если ему ничего не рассказать, он вынужден будет изменить свое отношение. Гамерин усиленно размышлял, но никакое мудрое решение не приходило ему в голову. Он посмотрел на Хазара. Темный вел себя совершенно спокойно. Он даже слегка улыбался. Драго понял, что таким образом друг полностью полагается на него и точно будет молчать, невзирая на то, что может случиться.

Книга валялась где-то в темноте, у входа в склеп, поэтому Сикиэль не мог ее найти, даже если он их арестует. Свет факелов освещал только наездников и лица друзей. Если бы Сикиэль оказался предателем, сторонником Оха и его банды, Книга не попала бы в чужие руки. Однако крылатый был с мозгами и приказал бы обыскать склеп. Драго набрал воздух.

– Я не могу дать тебе никакого конкретного ответа, господин, до того, пока не встречусь с моим непосредственным командиром. Прошу, отведи нас к Алимону.

Ангел Сирокко наклонил голову.

– У тебя открытый взгляд, солдат. И я всегда уважал шеолитов. Поговорим как крылатый с крылатым.

Он перекинул ногу через коня и ловко спрыгнул с седла. Он приблизился к Гамерину, хлопнул его по плечу. Тогда Драго заметил, что ладонь Сикиэля, как и у джиннов, раскрашена с внутренней стороны синим. На уровне костяшек пробегали три неровные синие полоски. Ангел Сирокко обнажил в улыбке острые зубы, а коммандос внезапно осознал, что имеет дело с кем-то действительно опасным, кто пытается проявить добрую волю.

– Идем, солдат. Нам не нужно общество.

Они отошли далеко за склепы. Драго видел огни факелов и маячащие бледные пятна в том месте, где остановился отряд джиннов, но там, где они стояли, царила темнота. Месяц висел на небе, тонкий, словно обгрызенное дочиста ребро, а огромные сияющие звезды давали ровно столько света, чтобы видеть силуэт собеседника.

– Я понимаю твои опасения, – сказал Сикиэль, – но ты должен понять и мои. Я даю тебе последний шанс из-за моей дружбы с Алимоном. Идет война, и мне нельзя проглядеть ничего подозрительного. В конце концов, все крылатые – солдаты, а на улицах Царства ангелы носят мечи.

Драго почувствовал, как спадает напряжение. Сикиэль произнес специальный пароль шеолитов, известный только самым доверенным, фраза, которую легко можно было вплести в разговор.

– Но только немногие умеют действительно хорошо фехтовать, – ответил он.

Ангел Сирокко кивнул.

– Ты прав, солдат. А сейчас рассказывай, что привело на руины такую странную компанию.

Драго сглотнул слюну.

– Мы искали одну ключевую для Царства вещь.

Сикиэль свистнул сквозь зубы.

– Ты уверен, что не переоцениваешь ее значимость?

– Уверен, господин.

– И нашли ее, солдат?

Драго заколебался.

– Да, господин, – сказал он, наконец.

– И что это, солдат?

Гамерин глубоко вздохнул.

– Книга Разиэля, которую украл Ох. Я уронил ее во время драки с демонами. Она должна лежать возле склепа.

Сикиэль молчал минуту, а потом снова похлопал Драго по плечу.

– Возвращаемся, солдат. Информация стоит того, чтобы разбудить Алимона.

Гамерина встретили встревоженные взгляды друзей. Однако, до того как они успели что-то сказать, Сикиэль сделал успокаивающий жест рукой.

– Все прояснилось. Спешиться. Хакир, дай мне око дня, я должен кое с кем связаться. Маккар, принеси ковер. Отвезешь этого темного в Лимбо, в место, которое он укажет. Лучше, чтобы Алимон его не увидел. – Он многозначительно кивнул Драго. – Камир, Раху, подойдите сюда с факелами. Посветите тут возле склепа.

Хазар таращился на него с не особо умным выражением лица. Один из джиннов вытащил из-за пазухи ковер и кинул его на землю. Тот сразу же развернулся, увеличиваясь.

Сикиэль поднял с земли Книгу, быстро завернул ее в шелк.

– Хорошая работа, темный. – Он пожал руку Хазара. – А сейчас садись на ковер и уходи. Я тоже тебя не видел.

Голубой джинн подхватил Хазара и усадил на ковер.

– Сила! – выкрикнул он, до того как ошарашенный Драго успел попрощаться. Сикиэль уже разговаривал через око с Алимоном.

– Сейчас он будет здесь, – повернулся он к Гамерину, пряча око в карман. – Правда, хорошая работа, солдат. Мое уважение к шеолитам возросло на несколько пунктов. Эта молодая ангелица выглядит уставшей. Наверное, вы голодны. Маккар уже разжег костер. У нас есть сухари и манна в банках. Хотите пить?

Дроп кивнула.

– Камир, принеси воду и пиво! Садитесь, сейчас все будет.

Сикиэль снова достал из кармана око дня и отошел, разговаривая с кем-то приглушенным голосом. Книгу он сжимал под мышкой.

Маккар, который успел незаметно вернуться, подогревал на костре банки с манной. Через минуту другие голубые джинны принесли им напитки и горячую еду.

Дроп колупала ложкой в банке, полной манны.

– Она немного жирная и соленая, – сказала она.

– Это военный паек, – пояснил Драго с полным ртом. Лишь когда стресс прошел, он осознал, насколько голоден. – Я ем эти консервы, сколько себя помню.

– Бедный – Дроп наморщила нос. – Хотя хранителей тоже не лучше кормят. Все безвкусное. Как думаешь, он нас не обманет? – она указала на Сикиэля, продолжающего разговор. Драго покачал головой.

– Не думаю. Я считаю, все хорошо.

Дроп облизала ложку и принялась за сухари.

– В общем, манна не такая и плохая, – констатировала она. – Драго?

– Хм?

– Что с нами будет?

– Придет Алимон и заберет нас в Царство. Может, даже выдаст нам орден или похвалу.

– Я не это имела в виду. Что мы будем делать потом? Попрощаемся и забудем друг о друге? Так просто вернемся к работе? Столько всего случилось, а я должна снова нянчить детей? Я уже не та, что когда-то, Драго. Моя жизнь сильно изменилась. Что я буду делать в тесной квартирке в квадратной башне? О чем мне разговаривать с ангелицами, которые никогда не высовывали нос за пределы Второго Неба и весь их мир ограничивается двором? Я так уже не смогу, Драго.

Гамерин замер с ложкой в банке.

– Не знаю. Попроси о переводе.

Дроп фыркнула.

– Куда? В лучшем случае сортировать бумажки в какой-нибудь канцелярии. А ты? Что ты будешь делать?

Он пожал плечами.

– До этого я работал сменщиком полноправного хранителя. Потом меня снова позвали в Шеол. Коммандос все еще существует, и, кажется, грядет война. Настоящая война с Тьмой, а не обычный переворот в Царстве. Наверное, пойду воевать.

– Господи, нет! – воскликнула она. – С ума сошел?! Тебя могут убить!

– Я – солдат, Дроп, – сказал он. – Что еще я могу делать?

– А я только ангел-хранитель маленьких детей, – прошептала она, и ее глаза заблестели. – Обещай хотя бы беречь себя, ладно?

– Ладно, – согласился Драго и ощутил в горле странный комок. Он схватил Дроп за руку. – Мне будет тебя не хватать, малышка.

– И мне тебя. Ты даже не представляешь как. – Она не смотрела на него, но он знал, что она плачет.

– Выше нос, солнышко, – сказал он. – Это не может закончиться так паршиво. Смотри, это, похоже, Алимон.

Он оказался прав. На освещенном факелами участке появилось три ковра. Со среднего соскочил Мастер Ран и побежал к Сикиэлю. Полы плаща развевались за ним, словно дополнительная пара крыльев, а лицо, напоминающее отражение в разбитом зеркале, было сосредоточенным.

Он пожал руку Сикиэля и сразу же забрал Книгу. Они переговаривались приглушенными голосами. Отряд солдат, прибывший с Алимоном, принадлежал к личной, элитной гвардии Габриэля.

Мастер Ран отдал какой-то приказ и быстрым шагом приблизился к Драго и Дроп.

– К Бездне, Гамерин! Чертов сукин сын! Вот так просто отправился за Книгой, над которой трясется все Царство! И в помощниках у тебя ангелица, что подтирает детские задницы! Почему не муркнул мне ни словечка? Нет, заткнись. Ни слова! Поднимайте задницы и на ковер. Гамерин, тебе придется поговорить с регентом Царства. Поспеши. Сикиэль, ты тоже отправляешься. Книга должна немедленно оказаться в руках Разиэля. С кем я разговариваю, ребятки? Шевелитесь!

Он схватил Драго и Дроп за руки, затягивая на ковер. Сикиэль уже успел там пристроиться.

– Чертовски хорошая работа, сынок, – сказал Алимон Драго. – Во дворец регента! Сила!

В то же мгновение ковер исчез.

Глава IX

 Сделать закладку на этом месте книги

Камаэль дремал в кресле. Он должен присматривать за Даймоном, но тот спал, поэтому ничего не случится, если и он немного подремлет. Он зевнул и уже собирался встать, когда услышал скрип двери. В комнату протиснулся Самаэль.

– Как дела? Как тебе берлога?

Камаэль пожал плечами.

– Тесно, люкс так себе.

– Не жалуйся! – Рыжий пройдоха хлопнул его по плечу. – Есть крыша над головой, и тут безопасно.

– Ну да, – резко ответил граф-паладин Преисподней. – Крыша протекает.

– Вечный ворчун. В Царстве тебе не нравилось, в Преисподней тоже не нравится, на Земле плохо. Знаешь, почему тебе не везет, Кам? Ты цепляешься к мелочам.

– Не дери так глотку, Даймона разбудишь, – буркнул бывший командир Ангелов Меча.

– И как он?

Камаэль снова пожал плечами.

– Паршиво. Но медленно выкарабкивается. Как дела в Царстве?

Самаэль придвинул стул и сел к спинке лицом.

– Только радостные новости. Габи безболезненно вернулся в кресло регента. Не глазей так, я правду говорю, клянусь. Хватило, чтобы армия Михаэля подошла к стенам и отряды бунтовщиков бросили оружие и кинулись целовать сапоги законному наместнику Господа. Этот вид вызывал слезы умиления. Джибрил немного побуянил, но сейчас смягчился, обещал всем помилование и погладить по головкам. Они били себя в грудь, признаваясь в ошибках, и убеждали в глубоких душевных заверениях. Кам, старик, атмосфера такая возвышенная, что некоторые почти на Седьмом Небе от счастья. С бандами пьяных наемников быстренько расправилась жандармерия Габриэля, которая вырвалась из-под ареста и кинулась заверять его в своей преданности. Регент, понимаешь, был так тронут страданиями, которые перенесли его лучшие крылатые, запертые в казармах, что раздал столько медалей, что каждый жандарм звенел, словно конь в санях. Прибежал даже Терател, этот борец за свободу и воспеватель общественной справедливости. В штаны от страха наложил, это было мило. Сморкался в рукав, клялся, что ошибался по поводу Габриэля, и признался, что у него не было Книги Разиэля, только фальшивка. Он распускал эти слухи, чтобы поднять свой престиж. Жалкий ублюдок.

– Прижали Дубиэля, Нитаэля, Оха и остальную банду? – прервал его Камаэль.

Самаэль покачал головой.

– Куда там. Эти проныры давно слиняли из Царства. Как только почувствовали, что горят крылья. Окопались в провинции на Шестом Небе. Хорошо выбрали. Оттуда их трудно будет достать. Они в таком отчаянии, что будут ждать прихода Сеятеля. Дураки. Независимо от того, что им пообещал Мастема, Антикреатор разорвет их на куски.

Камаэль внимательно посмотрел в зелено-золотистые глаза бывшего архангела.

– Сам, ты присоединишься к битве, когда придет Сеятель?

Самаэль фыркнул.

– Старик, я черная овца, а не идиот. Конечно же да. Антикреатор не просто принесет смерть. Он принесет отсутствие жизни, воли, смысла, личности. Он ничего не создает. Он сделает из Вселенной помои, грязь и хаос. Там не будет живых существ, обладающих разумом и волей. Останутся только ужасно сгенерированные рабы Тени. Хуже, тени Тени, такие же бессмысленные. Такой аутсайдер и индивидуалист, как я, может на что-то подобное согласиться? Ты обижаешь меня, Кам. Погибну с оружием в руках, выкрикивая в небо вульгарные словечки. Я не обманываюсь ни на мгновение, что Вселенная выживет. Но, по крайней мере, я могу сдохнуть так, как жил – как быдло, сукин сын и независимая душа, бунтовщик Самаэль, не без причины прозванный рыжим пройдохой!

Глаза бывшего архангела засияли.

– Я предпочитаю обманываться, – вздохнул Камаэль. – Буду воевать, чтобы мы победили.

Самаэль искривил рот в иронической ухмылке.

– Орут коты – быть весне. Это про вас, крылатые. Ни на что вы не можете смотреть трезво. Посмотри на этого, – взмахом головы он указал на Даймона. – Это ангел Разрушения, кулак Бога, уничтожитель миров. Просто прекрасно выглядит, да? И кто его так уделал? Мастема, бывший демиург Ялдабаот, бедный изгнанник, а сейчас слуга Антикреатора. Как думаешь, мы в полной заднице или нет?

Камаэль снова пожал плечами, приходя к выводу, что этот жест получается у него как-то произвольно.

– Сам, ради Бога, перестань каркать. За нами стоит Господь. Он не будет молчать, Он поддержит нас.

Со злостью Самаэль ударил кулаком в стол так, что зазвенели стаканы.

– Говно за нами стоит! Господу плевать на нас, этому дряхлому старикану! Он сдохнет от радости, когда увидит, как умирают с Его Именем на устах! Но только не я! Я Ему скажу, что о Нем думаю, и сам буду смеяться!

Граф-паладин Преисподней вытер вспотевший лоб. У него не было желания выслушивать мнение Самаэля по поводу Господа. Он слишком хорошо его знал.

– Перестань, ладно? Сейчас ты вопишь на меня. Не хочу этого слушать.

– Спок, верь себе во что хочешь, – буркнул Самаэль, разводя руками. – Я не собираюсь тебя просвещать. Но когда-нибудь ты проснешься по уши в дерьме и поймешь, что я был прав. Но будет, естественно, поздно.

– Ладно, ладно. Лучше расскажи, что решил Нисрох. Наверное, выпустил своих боевиков и поразвлекся в доминионах архангелов. Это правда?

Рыжий пройдоха, еще немного взъерошенный, кивнул.

– Неплохо поразвлекся. Сидит сейчас в летнем дворце за пределами Царства, вооруженный до зубов, и готовится к осаде. На милость Габриэля он может не рассчитывать после того, как его наемники опустошили земли Габриэля на Луне. Больше всего досталось острову, на котором жила та маленькая волшебница, знаешь, незаконная дочь Узиэля. Старик, там полный кошмар. Камня на камне не оставили. Все погибли. Девчонка боролась, как львица, до последней секунды. Говорят, что задала она армии Атанаэля. Но знаешь, что она могла сделать одна против отрядов тренированных наемников? К тому же Атанаэль хороший военачальник и неплохой маг. Выколупал ее, как устрицу из раковины. Я не сильно в это верю, хотя поговаривают, что малышка смогла его уделать. Но, так или иначе, она мертва. Габи так разозлился, что не мог оправиться от этого. Потому Нисрох спрятался. Джибрил воспитывал эту ведьмочку с младенчества. Жаль девочку, видимо, она была милой и с головой. Ты ж знаком с ней, да? Плод незаконной связи Узиэля с какой-то землянкой. Как же звали эту малышку? Холера, не могу вспомнить…

– Хийя, – произнес за спиной темного хриплый горловой голос, с виду очень спокойный. С виду, поскольку Самаэль услышал в нем столько безумия, что мурашки побежали по его спине.

Рыжий пройдоха повернулся и посмотрел на Даймона. Ангел Разрушения стоял неподвижно, а его лицо было серым, словно пепел.

– Ее звали Хийя, – повторил он.

– Господи! – прошептал Камаэль, резко бледнея.

– Успокойся, старик. – Самаэль медленно поднялся, разводя руки, словно хотел успокоить взбешенного коня. – Лучше ложись. У тебя высокая температура, и ты бредишь. Это все неправда. Галлюцинации, Даймон, все, что ты сейчас видишь.

– Нет, – произнес ангел Разрушения тем своим страшным приглушенным голосом. – Ты лжешь.

Он стоял перед ними высокий, с исхудавшим вытянутым лицом, взлохмаченными волосами, прилипшими ко лбу и вискам. Он был похож на призрак забытого Бога, брошенного в пропасть много веков назад, забывший уже, кем он был и чего хотел. Камаэль, глядя в ошалевшие измученные глаза, не узнавал своего друга, гордого, свирепого Ангела Меча. Это был не Даймон Фрэй, а Абаддон Разрушитель, Уничтожитель Миров, наполовину мертвое существо, которое Бог воскресил для несения миссии смерти. Сейчас он, казалось, излучал тьму, словно голем, созданный из мрака, призрак, у которого осталась только ненависть, отчаяние и тоска по свету. То, что Бог отверг от себя, отбросил как противоположность творения. Словно Антикреатор. Камаэля охватил страх, поскольку внезапно его осенило, почему только Даймон мог воевать против Сеятеля.

Кем бы ни был ангел Разрушения, граф-паладин Преисподней видел, что он умирает. В расширенных черных зрачках уже не отражался Космос, только пустота. Зеленый обод


убрать рекламу






ок радужки потускнел. Губы стали белыми, словно мел. На бинтах, что обвивали его грудь, плечи и руки, расползались темные пятна крови. «Это конец, – подумал шокированный Камаэль. – Этого он не переживет».

И Даймон действительно умирал. Он чувствовал это каждым нервом, каждой частичкой своего тела. Одна за другой вселенные падали на него, разбивались, давили, а бывший Ангел Меча не мог понять, почему он еще не упал. В голове звенели слова, что он услышал от Агнца. «Придется тебе умирать многократно, Абаддон. Это твой час. Но плата – кровь, боль и пепелище. Плата. Все ответят. Нет пощады этому миру. Никто не без вины. Ничего нет чистого. Космос – это только куча гнили, выгребная яма. Кровь, слезы и пепелище. Только они останутся, когда он пройдет по миру. Кулак Бога. Ангел Разрушения».

Перед собой он видел глупую перепуганную морду Самаэля, который так кипятился, что же скажет Господу. Интересно, почему сейчас он закрыл рот? Жалкий червяк, которого следует растоптать.

Даймон оскалился.

– Не ври, – сказал он бывшему архангелу, застывшему с руками, поднятыми в успокаивающем жесте. Его голос перешел на низкое рычание. – Это привычка труса. Нет, я не брежу. Я все вижу. Я все знаю.

– Фрэй, – начал Самаэль, – ты тяжело болен. Успокойся и ложись, иначе я буду вынужден дать тебе в морду.

Даймон понимающе усмехнулся.

– Да, – повторил он. – В морду.

Он сжал кулак и ударил Самаэля в лицо. Сила удара подкинула бывшего архангела вверх. Он ударился спиной в перегородку из досок, разнес ее в щепки, перелетел через соседнюю комнату, ударился в стену и упал посреди обломков штукатурки и кирпичей.

Камаэль скривился, видя раздробленную кость, острый конец которой торчал из разорванных повязок на правом предплечье Даймона. Темная кровь потекла вниз, медленно капая с пальцев. Ангел Разрушения не обращал на это внимания. Он повернулся к другу. Его глаза выглядели как дыры от выстрелов.

– О, Кам, – произнес он хрипло. – Даже не пытайся меня остановить. Пусть это тебе даже в голову не приходит.

Он слегка качался на ногах, большой, грозный, окровавленный и безумный, такой страшный, что сердце Камаэля сжалось от печали.

– Даймон, – прошептал он. – Ради Бога, не делай этого, чем бы это ни было. Это ужасно, что она мертва, но ничего уже не сделать.

Она мертва? Через густую тучу лихорадки, ненависти и гнева прорвалась эта беспокойная фраза. Она мертва. Он увидел перед собой золотые смеющиеся глаза, кобальтовые локоны, словно стекающие струи фонтана по спине, расчесанные пальцами ветра, он увидел горгулий, единорогов и платье, голубое, словно озеро. Хийя мертва. Два простых слова впечатались в мозг, словно острие копья, коснулись места, называемого вечностью. Ее больше нет. Она никогда не вернется. И тогда Космос снова рухнул на голову ангела Разрушения, придавил его, смял и принес с собой темноту.


* * *

Габриэль был счастлив. Он знал, что для этого мало причин, но в эту минуту он не хотел думать о будущем. Что ж, дело идет к войне. Значит, такова воля Бога. Он сделает все, что в его силах, чтобы победить. Проиграет – и наступит конец времен? Что ж, значит, такова воля Бога. Самое важное, что вернулся порядок. Самое важное, как его встречали в Царстве. Словно избавителя. Сейчас он мог вздохнуть с облегчением, потому что знал, что хорошо исполнил свой долг и остальные крылатые пойдут за ним, чтобы он ни задумал. Даже на войну.

Трудно поверить, что это все произошло только вчера. Первая ночь в собственной кровати. Первый день в собственном кабинете. К счастью, эти глупые фальшивые регенты не смогли ничего уничтожить. С наслаждением он смотрел на безделушки, мебель, панели. Хорошо вернуться домой. Может, он должен приказать снять порчу и освятить помещение, чтобы нейтрализовать вредное влияние Нитаэля и его банды. «Мысль недурна, но займусь этим позже».

Развалившись в уютном кресле перед столом, он позволил себе что-то, что не часто позволял. Он положил ноги на столешницу. Конечно, это чересчур, но сегодня он имеет право праздновать. Он погладил перстень регента, который снова носил, несколько раз обернул его вокруг пальца.

– Хорошо снова быть с тобой, старина, – прошептал он нежно.

Драгоценный перстень радужно засиял, и Габриэль воспринял эту игру света как многозначительное подмигивание.

Он позвал слугу и потребовал вина. Он успел сделать два глотка, когда отозвалось око дня. Архангел ответил, и, по мере того как слушал, его лицо вытягивалось.

– Спокойно, Камаэль, – сказал он, наконец. – Только без паники. Я понимаю, какая серьезная ситуация. Сейчас буду. Ждите.

Со вздохом он спрятал око. «Удовлетворение – это мимолетное ощущение. Особенно для регента Царства».

– Ну! – гневно рявкнул он. – Какой дурак ему сказал?

– Я, – с трудом прохрипел Самаэль.

У него была перевязана голова, челюсть магически сложена и зафиксирована специальной сеткой, чудом адской медицины, а вокруг шеи – ортопедический бандаж. Любой обычный крылатый умер бы от удара Даймона, но Самаэль являлся бывшим архангелом, могучим демоном, к тому же закаленным в многочисленных драках. Однако он вынужден был признать, что ему повезло, поскольку еще немного – и Даймон убил бы его. Он был помятым, травмированным и в ужасном настроении. Если бы он не чувствовал себя так плохо, то не позволил бы Габриэлю упрекать себя, но сейчас ему больше, чем ссора, нужен был отдых в кровати.

– Я могу узнать, что тебе в голову стрельнуло? – издевательски спросил архангел Откровений.

– Откуда я мог знать? – голос Самаэля звучал как шелест наждачной бумаги по камню.

– А ты? – рявкнул Габриэль Камаэлю. – Разве ты не знал, что его связывает с Хийей?

Граф-паладин Преисподней только беспомощно развел руками.

– Я думал, он спит.

– А хватит думать. У тебя паршиво выходит. Что с ним? Позволил осмотреть себя?

– Позволил, потому что упал в обморок. – Камаэль почесал щеку.

– А как очухался, снова учудил очередной погром, – прохрипел рыжий пройдоха. – И закрылся в бараке.

– Долго он там сидит?

– Полдня и всю ночь, до сих пор.

Габриэль со вздохом потер подбородок.

– Кто-то пытался с ним поговорить?

– Я, – ответил Камаэль. – Он вышвырнул меня.

– Точнее, вышвырнул его вместе с дверями, – добавил Самаэль.

Габриэль огляделся вокруг. Они стояли на маленькой замусоренной площадке между заброшенными складами. Ветер гонял старые газеты и куски целлофана. Из барака, в котором Самаэль спрятал Даймона, не доносилось ни звука.

– Ну, хорошо. – Архангел Откровений непроизвольно крутил перстень. – Войду туда.

– Осторожней, – сказал Камаэль. – Он реально спятил. В нем проснулся Разрушитель, слепой и безумный. Он хотел выйти и уничтожить все, весь Космос, все миры, планеты, всю жизнь. К счастью, был слаб и потерял сознание. Потом, когда очнулся, сказал, что для него ничего не значит Царство, предсказание и Сеятель. Пусть все летит к чертям. Закрылся в бараке. Не говорит, не слушает, сидит в темноте. Я боюсь, что он совсем спятил.

– Посмотрим, – буркнул регент Царства. – Только бы он выслушал меня. Я пошел.

– Осторожней, – прохрипел Самаэль.

Габриэль только махнул рукой. Медленно отворил двери, висящие на одной петле. Похоже, Даймон действительно вышвырнул через них Камаэля. Архангел протиснулся внутрь. В помещении царил глубокий полумрак, но в то же время он смог заметить, что барак выглядел так, словно через него прошел торнадо. На полу валялись сломанные ящики и то, что осталось от скромной мебели. Двери в следующее помещение были закрыты. Габриэль дернул ручку. Замок дрогнул, но не уступил. Джибрил постучал.

– Даймон? – позвал он. – Это я, Габриэль. Нам надо поговорить.

Ответом ему была тишина.

– Даймон, послушай, она не умерла. Клянусь. Самаэль пересказал сплетню. Хийя жива.

Ни звука.

– Я не обманываю тебя. Я тоже ее люблю. Она для меня как дочь. Прошу, давай поговорим.

Он приложил ухо к доскам и прислушался. За дверями раздался тихий шорох.

– Даймон, открой. Я расскажу тебе правду, клянусь.

Завесы скрипнули. Архангел Откровений вовремя отскочил, но двери только слегка приоткрылись.

– Входи, – услышал он хриплый голос.

Габриэль протиснулся внутрь. Там царила почти полная темнота. Он натолкнулся на обломки досок, бывших перегородкой.

– Даймон? – осторожно позвал он, напрягая зрение.

Размытая фигура пошевелилась в противоположном конце комнаты.

– Говори! – рявкнул тот же хриплый горловой голос.

Габриэль не узнавал его. Казалось, что он принадлежит жуткой, смертельной твари, в которую превратился Даймон. Существо с оскаленными клыками, налитыми кровью глазами и когтями, как кинжалы.

– Хийя не погибла, – начал он. – Отряд, который отправил Нисрох, разгромил остров. Хийя защищала его отважно и умело, но у нее было мало сил, чтобы одолеть наемников. Они добрались до дворца. Тогда она рискнула использовать могущественные чары. Она решила укрыться между измерений, в так называемом Межмирье. Это что-то типа участка ничейной земли между нашей и земной реальностью. Для хорошо обученного, сильного мага это прекрасное укрытие, поскольку там нет времени, и это позволяет вернуться в тот момент, когда опасность минует. Хийя именно такой маг. Она могла отправиться в Межмирье и переждать там атаку. Проблема в том, что она ощущала свою ответственность за остров и всех его жителей. Она даже не могла представить себе оставить их. Поэтому отважилась на такое, что не осмелился бы сделать ни один чародей, даже самый могущественный в мире. Она попыталась перенести в Межмирье весь остров. Ей это удалось. Остров исчез, нападающие утонули, но Хийи не удалось безопасно вернуться. Она застряла между мирами. Жива, но не в нашей реальности. Ни в одной конкретной реальности, если коротко. Это все, – Габриэль вздохнул и умолк.

– Откуда ты все это знаешь? – спросил Даймон. Он придвинулся ближе, поэтому Габриэль мог видеть его лицо, бледнеющее в полумраке. Кажется, оно посерело и вытянулось, но он не заметил в нем безумия. Только отчаяние.

– От нее, – ответил он. – Я разговаривал с ней. Разиэль изо всех сил старался вернуть остров и в каком-то смысле преуспел в этом. Однако реальность, в которой застряла Хийя, не совпадает с нашей реальностью. Ее можно видеть, можно с ней разговаривать, но как с духом.

– Подожди, – прошептал Даймон. – Если ты сказал правду, если прыжки между измерениями доступны могущественному магу, почему никто из них не использует это?

Габриэль пожал плечами.

– Я не утверждал, что все могут использовать такие чары. Подобные заклинания очень трудные и опасные. Честно говоря, их не может использовать никто, кроме Разиэля. А он пользуется этим только в крайних случаях. Я не знал, что он научил этому Хийю. Когда-то он экспериментировал со мной и Михаэлем, но ни один из нас не имел к этому предрасположенности. Чтобы быть настоящим магом, недостаточно выучить заклинания, Даймон. Нужно родиться с даром. Как Разиэль. Как Хийя.

– Но Разиэль не вернул ее.

Габриэль осмелился дотронуться до плеча друга.

– Нет, но все еще остается шанс. Хийя жива. Разиэль делает все, что в его силах. И… – Архангел заколебался. – Есть Господь.

Даймон промолчал.

– Приближается война. Если мы проиграем, если отступим, придет небытие. Может, если мы не сдадимся, покажем свою преданность, Бог снова вернется к нам, может, исправит то, что выше наших сил, – с усилием продолжил Габриэль, чувствуя себя отвратительно, хотя и правда в это верил.

– Ты хочешь, чтобы я воевал, Габриэль, – тихо произнес Даймон. – Хорошо, я буду воевать. Живой или мертвый, с надеждой или без, независимо от того, что случилось и что еще случится. Я же все еще верный рыцарь Господа, правда? – Он хрипло засмеялся. – Но перед этим я хочу ее увидеть.

– Хорошо.

– Немедленно.

Габриэль покачал головой.

– Нет.

– Хоть раз выкажи понимание к чьим-то чувствам, Джибрил! – гаркнул ангел Разрушения. – Не бойся, я не позволю себе сдохнуть до того, как встану лицом к лицу с Сеятелем.

– Дело не в тебе, а в Хийи. Она тебя любит, Даймон. Я не позволю, чтобы она увидела тебя в таком состоянии. И пережила еще больший шок, понимаешь?

Фрэй прикрыл глаза.

– Извини, – прошептал он. – Трудно совладать с собой.

– Идем, – сказал Габриэль. – Заберу тебя в Царство. Разиэль должен заняться тобой.

Даймон передвигался с трудом, чувствовал слабость и потрясение. Свет дня слепил его, а облака издевательски кривились. Он даже не глянул на друзей, а они не отозвались и словом. Зато в памяти Даймона снова прозвучал голос Агнца. «Придется тебе умирать многократно, Абаддон».


* * *

Он проходил мимо поваленных деревьев, выкорчеванных корней, не в состоянии избавиться от ощущения, что ему снится странный утомляющий кошмар. Лес был якобы таким же, но все же измененным. Большие замшелые стволы напоминали театральную декорацию, из-за которой выглядывал иногда, заметный краем глаза, ужасно искалеченный пейзаж. Мягкая трава, мох и кустарник маскировали разрытую, опустошенную землю. Высокие раскидистые деревья в реальности вытягивали к небу поломанные культи. Маленькие озерца скрывали болотистое дно, появившееся после выкорчевывания корней. Картинка густого, залитого солнцем леса накладывалась на вид побоища, словно ширма, очень реалистичная, но немного прозрачная. Иллюзия была материальна, почва не проваливалась под ногами, деревья стояли покрытые шероховатой корой и лишайниками, растения пахли, на листьях собиралась роса. Но сквозь них Даймон видел, как сильно пострадал остров. Хийя вела тут кровавую, беспощадную битву, и ангел Разрушения не мог сдержать сожаления и ощущения вины, что его не было рядом. До такой трагедии не дошло бы. Он бы защитил ее. Не позволил бы Атанаэлю коснуться своей паршивой ногой этой земли. Где ты был, когда она нуждалась в тебе, Рыцарь Меча, Разрушитель? В грязном бараке, спрятавшись, как крыса, вытащенная из ловушки, побитый и униженный Ялдабаотом, изгнанным демиургом. Когда он, побежденный, бесполезный, бредил в лихорадке, Хийя боролась за свою жизнь. Его Хийя, его девочка, его синеволосая ведьмочка.

Он ощутил непреодолимую волну горечи, сдавливающую горло и грудь. «Ей не хватало тебя, Даймон. Неужели ты всегда должен все испортить? Несешь за собой только пепелище и страдания».

Тропинка вела к стене с кованой калиткой. Внезапно он ощутил укол страха. Уже? За стеной протянулся сад, полный старых раскидистых яблонь, которые давали благоуханные красные яблоки просто в руки. Он остановился, зная, что не сможет сделать ни шагу. Отчаяние протянуло когтистую лапу, ранило. Он не может подойти ближе, увидеть, как руины просвечиваются через фасад дома. Он не в состоянии посмотреть в золотые глаза. Что увидит в них? Пустые глазницы? Через мгновение его охватило сильное желание развернуться и убежать. Но оно тут же отхлынуло. Он стоял между развалин, магически закрученных яблонь и ждал, пока придет любовь всей его жизни. В конце тропинки, между стволами, замелькала голубизна и золото платья. Господи, как она была прекрасна, когда вот так шла с распущенными волосами цвета кобальта. Небесный кот Неемия бежал рядом, позвякивая колокольчиком на ошейнике.

Сердце ангела Разрушения билось в груди так сильно, что даже болело, когда из-под прищуренных век он увидел, как к нему идет его жизнь. Все, за что стоит бороться, за что страдать, за что благодарить Бога. Хийя.

Нет, она не изменилась, она не выглядела как призрак, не была прозрачной, словно дух. Голос застрял у него в горле, поэтому он только протянул к ней руку.

Она печально покачала головой.

– Нет, прошу. Если ты меня обнимешь, я пройду через тебя как туман, а этого я не перенесу. Ох, Даймон, что с тобой? Габриэль говорил, что ты дрался с Мастемой, но я не думала, что…

– Тихо, малышка, – нежно перебил он. – Все в порядке. Я хорошо себя чувствую, клянусь.

Он попытался улыбнуться. Перед тем как увидеться с Хийей, он подвергся ускоренному излечению у Разиэля, старательно оделся, завязал волосы, оставляя свободными две пряди, на манер Рыцарей Меча, и чертовски сильно постарался выглядеть лучше. Видя беспокойство в золотистых глазах, он в душе поблагодарил Габриэля, что тот не позволил ему встретиться с Хийей сразу.

– Не прощу себя за то, что меня не было с тобой рядом, – сказал он. – Хийя, любимая, как я мог тебя подвести!

– Это неправда! Ты не подвел меня. Никогда. Ты не мог знать, не мог ничего сделать. Не говори так. Мы все еще живы. Это самое важное.

Она старалась держаться, но не смогла. Знала, что никогда, ни при каких обстоятельствах не сможет рассказать ему, как договорилась со Смертью, проведя чары подмены. Жизнь Абаддона на свою. Она сжульничала, как и костлявая, поэтому сейчас находится между бытием и небытием, явью и сном. Глядя в бледное, осунувшееся лицо Фрэя, она почувствовала, как несправедливо, подло с ними поступили, забрав друг у друга. Так не должно быть, не годится. Даже ради всех Божьих целей. Бледные уста задрожали, в уголках глаз заблестели слезы.

– Ох, Даймон! Я хотела всегда быть с тобой, пойти, куда ты захочешь, делать то, что ты захочешь, а что сейчас? Я какой-то проклятый дух, фата-моргана, которая не в состоянии оставить этот исковерканный, магически созданный остров!

– Хийя…

Она замахала руками.

– Я должна тебе сказать, что между нами все кончено, что у меня нет права тебя удерживать, но я не могу! Я люблю тебя, Даймон. Прошу, не оставляй меня. Может, есть еще шанс.

По лицу Фрэя пробежала судорога. Он хотел схватить ангелицу за руки, обнять, прижать.

– Господи, девочка, перестань нести чушь. Оставить тебя? Ты все, что у меня есть, ты держишь меня в этой жизни. Я люблю тебя больше, чем ты можешь себе представить. Я все сделаю, чтобы вернуть тебя, даже если мне придется похитить Бога с Трона. И не плачь, умоляю, мое сердце разрывается.

– Постараюсь, – всхлипнула она. – Мне почти удалось. Я вырвала остров, но потом что-то раздвоилось. Все, что не было живым, не имело сознания и души – земля, камни, деревья – рухнуло вниз. А я и остальные живые существа остались в пустоте.

– Как там? – осторожно спросил Даймон.

На губах Хийи появилась слабая улыбка.

– Когда я была маленькой и Разиэль учил меня прыжкам, я считала, что это чудесно. Нет направлений, верха или низа, только молочная мгла. Но когда я застряла тут навсегда, без контакта с кем бы то ни было живым, я ужаснулась. Фавны, нимфы и единороги, которых я старалась спасти, пропали где-то в пустоте. Осталась только я. Тут нет времени, Даймон. Я сойду с ума, замкнутая в молочной мгле навечно. Я пыталась вернуться, но магия не работает. Разиэль меня вытащил, не до конца, но уже и так хорошо. По крайней мере, я могу тебя видеть, разговаривать с тобой. Он реконструировал магический остров, поскольку это единственное место, в котором я могла бы существовать. Ну и перетащил сюда Неемию.

– Мяу, – повторил кот, отираясь о ее ноги.

– Я найду способ вернуть тебя. Клянусь, дорогая. Не волнуйся.

– Разиэль над этим работает. Он сделал для меня так много.

– Он любит тебя, но не так, как я.

Горькая гримаса искривила губы Хийи.

– Сейчас наши отношения станут полностью невинными, как и пристало ангелам.

– Только на время, любимая, – прошептал Даймон. – Я это знаю.

Ему было все равно, он ни о чем не беспокоился, потому что Хийя была жива. Он смотрел на нее, слушал ее голос, который возвращал надежду. Страшная, бездонная пропасть, означающая вечность без нее, закрылась. Он улыбнулся глазам с вкраплениями золота.

– Пойдем сядем под деревом.

Он старался не показывать, как у него болят раны и переломы, как разрывается заново сложенная переломанная рука, несмотря на то что была напичкана успокаивающими зельями и блокадами Разиэля. Сидя под яблоней рядом с Хийей, он чувствовал себя почти счастливым. Она не умерла. Она жива. Этого достаточно, даже если он не мог ее коснуться.

– Ты будешь меня навещать? – спросила она.

– Я хотел бы остаться тут навсегда.

«Но не можешь, – подумала она. – Потому что идет война». Она отбросила эту мысль, подавила. Сейчас она хотела только смотреть в черные, с зеленым ободком глаза. Она ощутила, как ее охватывает радость и возбуждение, потому что он был тут с ней. Даймон Фрэй. Танцующий на Пепелище.

Неемия, лежа на солнце, старательно вылизывал лапку. Яблоня склонила над ними тяжелые от яблок ветви. И если закрыть глаза, то можно было на минуту поверить, что все выглядит как и раньше.


* * *

Даймон сидел на тяжелом резном стуле в зале конференций. Встреча с Хийей подняла его дух и принесла облегчение. Он все еще был слаб, хотя снова чувствовал себя Рыцарем Меча, солдатом Бога.

Разиэль присматривался к нему с легким беспокойством, но не замечал следов недавнего срыва. Зрачки пронзительных зеленых глаз стали такими глубокими, как Космос. Губы кривила неприятная, хищная ухмылка. «Он будет мстить, – подумал архангел Тайн. – И пусть Господь смилуется над всеми, кто испытает это».

Архангел Тайн умостился на стуле, подтянув худые колени. Он чувствовал усталость, но был живым. Скоро к нему вернется Книга. Он коснется кожаного переплета, а печать на обложке запылает под его пальцами. Если только это правда. Многое на это указывало, поэтому Разиэль подавил в себе страх перед очередным разочарованием. На столе лежала фальшивка, сфабрикованная по приказу Тератела. Князь Магов смотрел на нее, не скрывая презрения. Грязная, паршивая подделка. «И кого она могла обмануть? Думаю, такого дурака, как ее предыдущий владелец».

На подоконнике сидел Михаэль. Шафрановые волосы главнокомандующего Воинством напоминали большую солнечную календулу.

В углу Рафаэль нервно теребил край рукава.

Габриэль не усидел на стуле. Широкими шагами он мерил комнату, непроизвольно играя перстнем.

Вот двери открылись, и слуга доложил о приходе Алимона. Взгляды всех присутствующих устремились к высокой фигуре в сером плаще. Мастер Ран держал в руках большой сверток, завернутый в шелк. Разиэль, почувствовав эманацию от Книги, вздохнул с облегчением. Сейчас, когда страх его отпустил, он понял, как глубоко в сознание он загнал беспокойство, что Алимон принесет очередную подделку.

Архангел Тайн поднялся, вытянул руку, и Алимон вложил в нее сверток. Печать сразу же запылала золотом так интенсивно, что свет пробивался через шелк. Разиэль развернул ткань. Несколько мгновений он водил пальцем по тисненым узорам, потом посмотрел на друзей и улыбнулся.

– Нетронутая, – сказал он. – Даже не открывалась.

– Прекрасно! – воскликнул Габриэль.

Рафаэль провел рукой по лицу.

– Слава Богу! – прошептал он.

Михаэль спрыгнул с подоконника, подбежал к Алимону, похлопал его по плечу.

– На тебя всегда можно положиться. Фантастическая работа, Ал! Фантастическая!

Мастер Ран кивнул.

– Фантастическая, – признал он, – но не моя.

Габриэль повернулся.

– Ну конечно! – воскликнул он. – Это тоже работа того солдата! Как его зовут?

– Гамерин.

– Точно. Впустите его.

Драго зашел в зал. Вид архангелов и Абаддона лишил смелости даже коммандос. К нему сразу же подскочил Михаэль с ощутимым похлопыванием по плечам и похвалой. До того как он успел сообразить, он уже чувствовал крепкое рукопожатие Габриэля.

– Ты сделал большое дело для Царства, Гамерин, – сказал регент. – И Царство никогда этого не забудет. Тебя соответствующим образом наградят. Но кроме этого, ты заслуживаешь личной благодарности всех тут собравшихся, поскольку ты спас наши задницы. Если у тебя есть какое-то желание, выскажи его, и я обещаю, что сделаю все, что в моих силах, чтобы его исполнить.

Драго ждал этого момента и боялся его. Он точно знал, что хочет попросить у регента Царства, и уже заранее облек свое желание в слова. Однако сейчас его голос застрял в горле. Он смотрел в прищуренные глаза архангела, на суровые лица собравшихся и молчал. Еще минуту назад, за дверями этой комнаты, просьба выглядела такой простой. Маленький домик в Лимбо, где он смог бы поселиться с Дроп. Просто скромный домик и обещание, что все оставят их в покое. Он понял, что хочет этого, когда рядом не оказалось ангелицы. С тех пор, как он оставил Дроп, его не покидало чувство утраты, он не мог разумно мыслить. Он не чувствовал такого раньше и сейчас в ускоренном темпе узнавал, что значит любовь и тоска. Он не мог справиться с ними, поскольку никакое из этих чувств не включалось в программу обучения спецотрядов.

И сейчас он стоял перед единственным шансом на свое счастье, но не мог подобрать слов. В огромном зале, кроме архангелов, находился кто-то еще. Кто-то могущественный, безжалостный и властный. Война. Драго мог почувствовать сильную, ровную пульсацию ее огромного сердца, напоминающую ритмический топот тысяч военных сапог. Он был солдатом. Как и собравшиеся в комнате сановники Царства. Как и все крылатые.

– Я хотел бы воевать в действующей армии, независимо от степени увечья.

Слова срывались с губ, словно фарфоровые шарики. Зеленые глаза сделались узкими.

– Война, что приближается, потребует все силы Царства. Никто не останется в стороне, солдат.

Драго закрыл глаза. Вот и случилось. Он упустил свой шанс. Но не мог поступить по-другому. Прощай, Дроп и маленький домик в Лимбо.

Мастер Ран молча просматривал фальшивую книгу. Кинул ее на стол и покачал головой.

– И ради этого умирали мои лучшие люди. Прекрасно.

– Алимон, подожди в соседней комнате, хорошо? – сказал Габриэль. – Я хочу с тобой поговорить. А ты, Гамерин, можешь идти.

Двери скрипнули, и коммандос вышел.

– По крайней мере, одной проблемой меньше, – буркнул Михаэль. – Разиэль снова со своим конспектом по фокусу-покусу. Может, в этот раз получше его спрячешь.

– Не бойся, – широко улыбнулся архангел Тайн. – В этот раз я ее спрячу так хорошо, что у самого будут проблемы ее отыскать.

– Из рассказа Гамерина и той маленькой ангелицы мы, по крайней мере, знаем, что Книгу умыкнул уважаемый демиург Ялдабаот, – сказал Габриэль. – Теперь не удивительно, почему тебя оглушили, Разиэль. Он стал таким могущественным, поскольку использует силу Сеятеля.

Он многозначительно посмотрел на Фрэя.

– Он, должно быть, идиот, коль поверил, что сможет использовать Книгу, – Даймон покачал головой.

– Он должен быть королем идиотов, коль поверил, что сможет вышибить нас из седла! – архангел Воинства тряхнул шевелюрой.

Его распирала гордость, что Книгу нашли благодаря стараниям его армии, а не разведке или внутренних служб.

– Немного больше скромности, Миха, – нарушил молчание Рафаэль. – Господь сделал так, чтобы мы нашли потерянное, но зло уже не повернуть вспять. Каждую минуту через две провинции может вторгнуться в Царство Сеятель, поскольку Ялдабаот открыл ему ворота. И сейчас сила Антикреатора там настолько могущественна, что ни один крылатый не сможет перейти границу. Третью провинцию оккупировали бунтовщики. Я бы так не радовался.

– Фи! – фыркнул Михаэль. – Война пришла, потому что таковы были планы Господа. Мы всегда об этом знали. Как она закончится, Господь покажет. А бунтовщики – это косточки. Раздавим их за один день.

Габриэль убрал волосы.

– Не совсем, Миха. И ты хорошо знаешь почему. Ты фантазируешь, старик. Бунтовщики в одной из провинций Шестого Неба – это серьезная проблема. Мастема знал, что арендовать. Очень близко к Божьему Дворцу, в самом сердце Царства, из-за своего стратегического положения она была укреплена как ничто другое, ее практически не взять силой. Мы вынуждены были бы использовать значительную часть войск и осаждать твердыню долгое время. А нам нужен каждый солдат. Мы не можем игнорировать бунтовщиков, оставляя врага за спиной. Когда мы начнем битву с Сеятелем, они ударят по нам с тыла. Ситуация складывается паршивая.

Ангелы опустили головы.

– Может, не совсем так плохо, – отозвался глухой, хриплый голос.

Габриэль удивленно посмотрел на Даймона. На устах ангела Разрушения играла отвратительная ухмылка.

– У тебя есть идея?

Фрэй поерзал на стуле.

– Подумай. Твердыня задумывалась так, чтобы охранять подступы к Седьмому Небу. Фортификации обращены наружу, в сторону ожидаемой атаки. Вторая мощная линия обороны поднимается со стороны Седьмого Неба, на случай, если враг захватил Царство и забрался так далеко. Тогда она должна послужить последним барьером, защищающим сады Дворца Бога. Логично, что с его стороны защиты почти нет. Если нападающие окажутся на Седьмом Небе, то там уже нечего защищать. Твердыня не предусмотрена на случай гражданской войны. Никто из ее создателей не предполагал атаки со стороны Седьмого Неба, которое, хочу заметить, в наших руках.

Воцарилась тишина. Архангелы таращились на Даймона, словно у него внезапно выросла вторая голова. Габриэль закусил губу.

– Господи, Фрэй! Ты хочешь провести войско через Седьмое Небо? Но это же Святая Земля! Божье Царство! Дворец, сады… Ты спятил?

Ангел Разрушения скривился.

– Со всем уважением, Габриэль, Бог создал крылатых солдатами или садовниками?

– Он прав, – отозвался Михаэль. – Я считаю, это отличная идея. Она может обеспечить победу с минимальными потерями.

– Хорошо, господа, – Габриэль повысил голос. – Проголосуем. Кто за?

Михаэль и Разиэль молча подняли руки.

– Я – против, – твердо заявил Рафа