Название книги в оригинале: Хопп Синкен. Сказочные повести скандинавских писателей

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Хопп Синкен » Сказочные повести скандинавских писателей.





p[style="mleft10"] { margin-left: 10%; } v[style="mleft10"] { margin-left: 10%; } v[style="mleft15"] { margin-left: 15%; } p[style="mleft20"] { margin-left: 20%; } p[style="mleft30"] { margin-left: 30%; } p[style="mleft40"] { margin-left: 40%;} p[style="mleft50"] { margin-left: 50%;} p[style="mleft60"] { margin-left: 60%;} p[style="mleft70"] { margin-left: 70%;} p[style="center"] {text-align: center;} p[style="small"] {font-size: 85%;} p[style="podpis"] {text-align: center; font-size: 85%; line-height:90%}

Читать онлайн Сказочные повести скандинавских писателей. Хопп Синкен.

СКАЗОЧНЫЕ ПОВЕСТИ СКАНДИНАВСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

 Сделать закладку на этом месте книги


СКАЗКИ СМЕШНЫЕ И ДОБРЫЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

В лисьей норе все «по-настоящему». Папаша Лис сидит в «настоящем кресле» — перевернутой старой (видно, выброшенной на помойку) детской коляске, кашу едят из консервных банок, столик сделан из дощечек, прибитых к пню… Помнится, все это уже было когда-то, в детстве, когда мы играли в «дочки-матери» в шалаше. И «живого» человечка мелом на заборе — «точка-точка-запятая!» — кто не рисовал в свое время? И не раздавал бумажки — бесплатные билеты, играя в трамвай, и не находил бесценные находки на берегу — половинку ковша или почти совсем целый башмак без каблука. Когда-то давно, в детстве…

Вы открыли сборник замечательных сказок писателей Скандинавии. «Волшебный мелок», полная юмора и поэзии сказка известной всему миру писательницы Синкен Хопп, и «Люди и разбойники из Кардамона», «веселая история, придуманная поэтом Турбьёрном Эгнером», — переведены с норвежского. Три волшебные повести знаменитой финской сказочницы Туве Янссон, «Муми-троль и комета», «Шляпа Волшебника» и «Волшебная зима», а также написанная Яном Экхольмом «хитрая сказка» «Тутта Карлссон Первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и др.», — переведены со шведского. Это смешные и добрые сказки, и хотя их герои то и дело попадают в драматические ситуации, встречаются с опасностью и преодолевают трудности и препятствия, у читателя подчас возникает странное ощущение, что он, быть может, просто следит за причудливым ходом детской игры. Но одно бесспорно: сказки эти вызывают у каждого, кто их читает, будь то взрослый или ребенок, самые добрые чувства.

Интересное явление наблюдается в наши дни в литературе всего мира: за годы, прошедшие после второй мировой войны, во всех странах появились, словно грибы после дождя, удивительные фантастические книги — вроде бы сказки для детей, но в том-то и дело, что не совсем сказки, и адресованы они, конечно, не только детям, потому что затрагивают, да и по-своему решают, самые существенные, самые злободневные и наболевшие вопросы современной жизни.

Но какие, казалось бы, могут быть сказки в наш век науки и техники, когда у цивилизованных народов не осталось и следа древнего фантастического сознания, одушевлявшего природу с ее грозными явлениями и стихийными бедствиями, наделявшего человеческими образами, языком, мыслями и душой животных, растения и даже сами таинственные силы добра и зла, — в наш век, когда каждый ребенок знает, что «чудес не бывает»? Какие можно сочинить новые сказки со счастливым концом, после того как человечество пережило ужасы фашизма и второй мировой войны, трагедию Хиросимы, когда угроза атомной войны и опасность ядерного взрыва не сняты с повестки дня? Где взять, откуда черпать фантастические образы, к которым и ребенок и взрослый отнесется не как к прекрасным «преданьям старины глубокой», а как к сказке о живой сегодняшней жизни?

В сказке «Пеппи Длинныйчулок» шведской писательницы Астрид Линдгрен, которую все мы давно знаем и любим за ее «лучшего в мире» Карлсона, «сверхсильная» «сверхдевочка» Пеппи поднимает живую лошадь. Откуда берется у Пеппи огромная, сверхъестественная сила? Или, говоря точнее, как возник такой фантастический образ? Его «подсмотрела» писательница у играющего ребенка. Поднимая свою игрушечную лошадь и перенося ее с террасы в сад, ребенок воображает, что несет настоящую живую лошадь, а значит, такой он сильный. Об этом детском самоощущении знал и Маршак — и написал «Великана»:


Раз,
Два,
Три,
Четыре,
Начинается рассказ:
В сто тринадцатой квартире
Великан живет у нас.
На столе он строит башни,
Строит город в пять минут.
Верный конь и слон домашний
Под столом его живут.
. . . . . . .
Полон силы богатырской,
Он от дома до ворот
Целый поезд пассажирский
На веревочке ведет,
и т. д.

Воображение ребенка, его игра — неисчерпаемый кладезь для создания фантастического образа. Ведь играющему ребенку, собственно, не нужна даже лошадь — ею может стать для него любая палка. Значит, есть все-таки в нашем цивилизованном обществе «слой населения» — дети, — навечно сохранивший и веру в чудо, и воображение, одушевляющее, очеловечивающее все живое и неживое, по крайней мере в игре. Это открывает колоссальные возможности для рождения современной сказки, и притом самые разнообразные, ибо то, что воображает ребенок, становится в ней комической реальностью, как мы это увидим, например, в сказке «Волшебный мелок». Но, создавая свои образы по законам детской фантазии, автор такой сказки на этом не останавливается. Он ведет своего читателя дальше.

Впрочем, можно ли сказать, что такая сказка — открытие нашего времени? Нет, она имеет свою родословную. И тут нельзя не вспомнить не только английские сказки — «Алису в Стране Чудес» Л. Кэрролла, «Питера Пэна» Дж. М. Барри, «Винни-Пуха» А. Милна, «Мэри Поппинс» П. Л. Трэверс, но и сказки Перро, Гауфа, Гофмана. Не сам ли «Щелкунчик» — настоящий родоначальник литературной сказки этого типа? Детское осмысление событий реальной жизни, связывающее воедино ее явления несколько иной связью, детское сознание, наделяющее игрушки, животных, предметы разными человеческими характерами, исходя из сходства их «внешности» и «поведения» с внешностью и поведением определенных людей, отражение «взрослой жизни» в детской игре — не это ли основа фантастических образов «Щелкунчика»? Не Мари ли, завернувшая в свой носовой платочек щипцы для орехов, родоначальница целой плеяды девочек (да и мальчиков), ставших «родной матерью» (как говорит Карлсон) волшебным персонажам сказки?

Но особенно большое влияние на современные сказки оказал великий датский сказочник Ханс Кристиан Андерсен и его многоплановые, исключительно емкие фантастические образы, обращенные одновременно и к ребенку и к взрослому, — образы, вызывающие и у того, и у другого одинаковые (и все же разные по оттенкам) чувства: чувство сострадания и любви к благородным, бескорыстным, мужественным, добрым, таким, как Стойкий оловянный солдатик, Дюймовочка, Гадкий утенок, и чувство неприязни и отвращения к самодовольным, равнодушным, занятым лишь собой и своим благополучием, а то и вовсе злобным — обитателям птичьего двора, Кроту, Жабе, Крысе под мостом. Эти новые сказки о нашем времени наследуют образ, созданный Андерсеном «по мотивам» детского воображения. О чем думал бы ребенок, если бы увидел на столе скорлупку грецкого ореха, а рядом с ней упавший лепесток розы? Он вообразил бы крошечную девочку и уложил ее в колыбель. И писатель создает сказку «Дюймовочка», в которой фантастическая мечта самого ребенка становится реальностью. Для ребенка он создает историю, предупреждающую его о многом таком, с чем он еще встретится в жизни, для взрослого это живая модель, в которой он с грустной улыбкой узнает, а то и переоценивает хорошо знакомое.

Однако если в конце прошлого и в первой половине нашего века сказка, черпающая свои фантастические образы в игре ребенка, была явлением не столь уж частым и расстояние между отдельными шедеврами иногда измерялось десятилетиями, то за последние тридцать — тридцать пять лет сказка эта получила широкое, можно сказать, всемирное распространение и оказывает большое влияние на воспитание детей уже не первого послевоенного поколения. Тем более что каждая удачная книга, как никогда раньше, быстро переводится на множество языков мира. Среди этих книг и прекрасные сказки скандинавских писателей, вошедшие в сборник.

Какие же реальные явления жизни вмещает такая сказка, в какой мере и как отражает она современность в фантастической форме, а главное, куда она ведет своего читателя?


Перед нами сказка «Волшебный мелок», история про Юна и Софуса, которую сочинила известная норвежская писательница Синкен Хопп…

Синкен Хопп (настоящее имя писательницы Сигне Мария Хепп) родилась в 1905 году. В 30-е годы она писала юмористические стихи и рассказы для взрослых, а через три года после войны опубликовала роман-пародию «Награда за добродетель». Но поэтесса, и в старости сохранившая неистощимую жизнерадостность, блистательный юмор и живую память о детстве, она прославилась на весь мир двумя небольшими детскими книжками, написанными уже в зрелые годы. Отделенные одна от другой целым десятилетием, книжки эти объединены, однако, не только общими героями, но и брызжущей весельем манерой повествования, а главное, единой пародийно-сатирической направленностью. В 1949 году вышла сказка «Волшебный мелок» и уже вскоре была переведена в разных странах и везде с восторгом принята читателями. В Париже Синкен Хопп даже вручили за нее премию Оскара. В 1959 году появилось продолжение сказки — «Юн и Софус». Позднее писательница опубликовала еще две детские книжки, «Нильс» и «Кари». В последние годы она пересказывает и издает для норвежских детей скандинавские саги.

Свои социальные симпатии Синкен Хопп отнюдь не скрывает. Даже из двух «ведьм» в «Волшебном мелке» она отдает предпочтение той «обыкновенной колдунье», которая живет «на самой обыкновенной улице» и пользуется своим волшебным даром, лишь чтобы наколдовать себе немного соусу и мяса к обеду да еще денег, чтобы уплатить налоги — «ведь налоги берут решительно со всех!» («…таких старух полным-полно во всем мире»). «А… когда тебе случится встретить какую-нибудь ведьму, живущую в роскошной вилле, — предупреждает она читателя,  — держись от нее подальше! С такими ведьмами шутки плохи!»

Синкен Хопп перевела на норвежский язык «Алису в Стране Чудес» Л. Кэрролла. Юмор ее сказки «Волшебный мелок» во многом близок юмору «Алисы».

Не будем предвосхищать впечатления и заранее рассказывать содержание сказки, но как не растеряться, когда на вас обрушивается каскад забавных происшествий, смешных эпизодов, загадочных нелепиц, шуток, «перевертышей»! Как не упустить главное? Надо прежде всего помнить, что это сказка, идущая вслед за мечтой, за фантазией самого ребенка — мальчика Юна. И уж если он вообразил, что мелок волшебный, а плохо нарисованный мелом на заборе мальчик — живой, значит, так оно и будет в сказке. Мечта ребенка станет в ней комической реальностью. Ведь, как и колдунья, обронившая волшебный мелок, Синкен Хопп умеет колдовать — превращать в реальность желаемое. Уже сам этот факт становится в книжке одним из источников веселого юмора. Софус одновременно и живой, и нарисованный. Ему все время грозит опасность намокнуть — тогда мел сотрется и он потеряет ноги или живот. Это дает ему основание быть трусишкой, а Юну всякий раз бросаться ему на помощь со своим волшебным мелком. Так строятся их отношения, так намечаются характеры. И вот возникает типичная для такой книжки пара, знакомая нам хотя бы по «Малышу и Карлсону». Трусишка, хвастунишка, сластена Софус мечтает о славе, любит принарядиться и не любит чистить свои ботинки — «уж слишком это скучно!» Он как бы «берет на себя» многие обычные детские недостатки; он, если хотите, забавная карикатура, нарисованная ребенком мелом на самого себя. Он еще не совсем настоящий — как деревянный Пиноккио, как Буратино. Ему только предстоит еще стать человеком, и он понемногу меняется, даже внешне, но и в конце книги все-таки остается с «приставным носом», то есть гротеском, веселым шаржем на детство.

Однако и добрый, смелый, всегда готовый на действенную помощь Юн, верный друг, тоже не лишен комических детских качеств — он мечтает прославиться, чтобы ему поставили статую на площади, огорчается от перспективы «умываться среди бела дня», любит поучать, повторяя слова взрослых: «Смотри, обращайся с ним аккуратно!» «Сам-то он, конечно, всегда был прав, и поэтому очень старался указать другим на их недостатки», — шутит писательница. Так, соблюдая меру и такт, Синкен Хопп противопоставляет эти два характера, заставляя читателя улыбаться, а то и смеяться, узнавая самого себя. И это всего лишь один из бесчисленных оттенков ее смеха, одно из многих направлений ее юмора — так сказать, направление «педагогическое», включающее, впрочем, и комическую критику самой педагогики, если она назойлива и нравоучительна.

Но смех Синкен Хопп направлен не только на этическую оценку характеров и поведения героев. Ее лирический юмор, делающий рельефнее смешные недостатки ребенка и подсказывающий отношение к ним, сменяется часто, особенно во второй части книги («Юн и Софус»), острой социальной сатирой. Однако ее вкрапленная в повествование пародия на нравы родной «Розвегии», да и не только Розвегии, — на устаревшие законы, на правительство, «спящее глубоким сном», на прессу, отданную на откуп малограмотному троллю Кумле (а ведь тролли в скандинавском фольклоре — нечистая сила), на моду и рекламу, на преклонение перед всем американским, на «историческую науку», на бизнес, который делается из чего угодно, даже из национального своеобразия и вековых традиций народа, — пародия эта создана средствами детской игры и потому смешна, хотя и по-разному, и ребенку, и взрослому. Ребенка она предупреждает и воспитывает его отношение к подобным явлениям, причем не назиданием, а смехом, взрослого же заставляет посмотреть на давно знакомое другими глазами, рассмеяться, увидев привычное в шаржированных сценках из круга детского опыта. Законы устарели, и потому в яслях сосут из бутылочек молоко старички и старушки. Король и в самом деле спит вот уже «сто лет» во дворце вместе со спящей красавицей, а новые законы издают вместо него «разные самозванцы» вроде Юна и Софуса. Дворец вместе с парком демонстрируют иностранным туристам, и «разные предприимчивые типы», вроде Юна и Софуса, наживают на этом капитал. В «Ведомостях Кумле» то буквы в словах перепутаны, то большие буквы вместо маленьких напечатаны, да и какую чепуху там пишут! Даже свобода и демократия пародируются в детском разговоре: «Разве у нас в стране нет свободы? Разве мы не имеем права выговаривать слова так, как нам заблагорассудится?» А как смешон «молированный буфешкаф», пародирующий мещанское увлечение мебелью, или мундир со звездочками из цветных стеклышек! И как «по-детски», но четко формулирует писательница свое кредо, свое суждение об истинных ценностях: «Но, когда они захотели похвастаться кошельком, его не оказалось — Софус потерял его. Впрочем, это было не так уж страшно. Главное, он сберег скрипку». Отражение «взрослой жизни» в зеркале детского понимания и детской игры неизбежно комично, так как настоящие реальные связи подменяются здесь связями внешними, зримыми, причем причина и следствие часто меняются местами («А почему ты знаешь, что болен?..» «Потому что лежу»). Для кого же написана такая пародия? Для ребенка или для взрослого?

В хорошей детской книжке такая сцена всегда обращена прежде всего к ребенку, однако пародией в собственном смысле слова она становится для взрослого читателя. Именно в этом, помимо всего прочего, секрет того, что хорошая современная книжка для детей всегда по-настоящему занимает и взрослого. Не только потому, что он узнает из нее, как комично воспринимает жизнь ребенок (если предположить, что он это забыл), но и потому, что взрослая жизнь получает здесь вдруг неожиданные юмористические, а подчас и сатирические контуры. Эти-то «переливы» детского и взрослого плана и радуют взрослого читателя.

Как же это получается? Взрослая жизнь приближена к ребенку, переведена на язык детских понятий и образов. Ребенок-читатель посмотрел на нее как бы в увеличительное стекло бинокля и если не уловил в ней юмора обобщения, то воспринял юмор самой конкретной ситуации, «наглядного примера». Но одновременно ситуация эта показана взрослому читателю с другой стороны бинокля, как бы в уменьшенном виде, разыграна в кукольном театре. Всему найден параллельный — внешне адекватный, зримый образ, сходный, но явно недостаточный и именно потому комичный.

Но Синкен Хопп воспитывает своего читателя не только смехом. Ведь в обеих этих книжках Юну дается в руки пусть детски условное, пусть с оговорками, но все-таки «всемогущество» — сначала «волшебный мелок», потом — «волшебная палочка». Как же он пользуется этим всемогуществом, на что его употребляет? Услышав «печальную песнь» воробья («Софус не выдержал и заплакал…»), Юн оказывает ему «скорую помощь»: рисует пиджачок, гнездышко, подругу-каракатицу. Пусть в комической форме, но свое всемогущество он всегда направляет на доброе — на спасение, на помощь: дарит (рисует) ноги и лаковые туфли с бантиками Софусу, телефон и телефонную станцию попугаю и т. д. и т. п. Лишь один-единственный раз Юн выручает с помощью волшебной палочки из беды только самого себя, по ошибке сказав «я» вместо «мы», и Софус из-за него остается «в прошлом». Но Юн сам не рад своему спасению и даже заболевает с горя. Такова неназойливая мораль книги.

Сатирическая сказка Синкен Хопп «Волшебный мелок», в своих образах целиком исходящая из детского воображения, обладает, как мы видели, огромной емкостью и вбирает в себя множество современных проблем — социальных, нравственных, педагогических. Но и это не все. В ней есть еще и мечта, пусть утопическая, но светлая, добрая мечта, которой писательница делится с ребенком, а юмор, спасая ее утопию от слащавости, помогает ей заразить своей мечтой читателя. Это мечта о том самом волшебном саде — он нередко встречается в современных сказках, — где все живут в мире, согласии, дружбе, испытывают друг к другу только самые добрые чувства и всегда готовы прийти друг другу на помощь, где:


Волк не трогает козлят,
Ходит без обеда.
Мальчик-с-пальчик, говорят,
Слопал людоеда!
Здесь диковинных зверей
В клетку не сажают.
Стрекоза и Муравей
Под руку гуляют.
Хочешь — верь, а хочешь — нет,
Утром рано-рано
Пригласила на обед
Мишку Обезьяна,

и т. д.


Такая мечта часто присутствует в современных фантастических сказках, превращая их в шуточную утопию, которая пробуждает у «будущего взрослого» лучшие надежды и лучшие намерения. И приведенное стихотворение из «Волшебного мелка» могло бы послужить эпиграфом к любой из остальных сказок, вошедших в сборник, а особенно к сказке «Тутта Карлссон Первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и др.» шведского писателя Яна Экхольма.


Многие читатели знакомы с этой сказкой, так как прекрасный фильм для детей, сделанный по ней советским режиссером Л. А. Нечаевым на киностудии «Беларусьфильм», — «Рыжий, честный, влюбленный» не раз демонстрировался по телевизору. Правда, играют в этом фильме лесных зверей и домашних животных люди, взрослые актеры и дети. (А в сказке Яна Экхольма, наоборот, животные «играют» людей.) Но поэтичная и мудрая суть сказки от этого ничуть не страдает, а может быть, в чем-то и выигрывает, так как фильм подает ее как бы крупным планом, в наглядных и убедительных образах, переданных актерами и детьми: до чего же все-таки люди похожи на зверей, когда вражда, хищность, хитрость, сугубо практический, а не добрый и человечный подход ко всему на свете становятся для них главным смыслом жизни! И как прекрасны эти двое «глупых» малышей: мальчик — нехитрый лисенок Людвиг Четырнадцатый, готовый питаться пшеном, лишь бы не душить кур, и девочка — отважный цыпленок Тутта Карлссон, не побоявшаяся сунуться в лисью нору, чтобы предупредить об опасности «своих друзей».

Впрочем, в каком смысле лисенок Людвиг «не хитер»? Ведь его считает хитрецом сам пес Максимилиан. Он обманул и пса, и своего хитрого брата Лабана, он влез в курятник, предупредил кур… Да нет, лисенок и смел, и хитер — но только не в свою пользу, не к своей выгоде. Он не глуп, а «прост», то есть бескорыстен. И всегда готов вступиться за слабых. Он не терпит несправедливости, а потому защищает и зайцев, и кур.

Дружба детей — а как много у них общих интересов и игр! — должна послужить благим примером и взрослым лисам, и взрослым курам. Какой простор тут открывается для пародии на «взрослое общество», где достойные родители учат детей «целесообразности поведения» и «уму-разуму»: «Без хитрости не проживешь!» Лисы ли играют в этой пародии людей или люди лисиц — комизм ее и мудрый смысл доступны и детям, и взрослым, хотя одним как смешной пример, а другим как комическое обобщение. И какой простор для поэтичной шуточной мечты, неисполнимой для зверей, — но, может быть, все-таки исполнимой для людей? — мечты о всеобщем добром мире. Эту мечту многие современные сказочники стараются заронить в душу подрастающего поколения. Юмор их шуточных утопий, всегда понятный ребенку, не оставляет места для розовой идиллии. Победа «слабого человека», ребенка, над всемогуществом выгоды и культом целесообразности ведет маленького, да и большого читателя к радостному предвосхищению возможностей человеческого духа, неподвластного, не дающего поглотить себя стихии расчета.

Кто же он такой, Ян Экхольм, написавший для детей смешную и мудрую сказку, которая по-шведски называется «Ура Лисенку Людвигу!»?

Ян Экхольм родился в 1931 году и был еще довольно молодым человеком, хотя и написавшим уже несколько книг для детей и взрослых, когда в 1965 году вышла из печати его сказка о лисах и курах, переведенная затем на многие языки мира. Герои других его детских книг — добрые чудаки, переживающие неслыханные приключения и вносящие в мир веселье и дух доброжелательности, как это делает, например, продавец сосисок, совершающий фантастическое путешествие прямо в своем ларьке («Ларек продавца сосисок»). Отличный спортсмен, участник многих соревнований лыжников, Ян Экхольм пишет остросюжетные книги о людях спорта, о происшествиях в горах. С портрета на обложке одной из таких книг на нас глядит человек с хорошим, открытым лицом. У него русые волосы, небольшая бородка, одет он в лыжный костюм с номером. Лицо его освещено веселой и доброй улыбкой. Так вот кто по-новому повернул в наше время известный в мировой литературе сюжет про хитрого «Рейнеке-лиса», о коварных проделках которого писал в своей знаменитой поэме великий Гете! У хитрого Лиса родился нехитрый Лисенок, самый младший в семье… У детских писателей наших дней родилась надежда.

Современные детские писатели очень серьезно относятся к своей миссии и четко определяют свою задачу: «Тот, кто пишет для детей, пишет для самой открытой, самой широкой, самой любознательной, самой не доктринерской части человечества. Но он пишет одновременно — и в этом особая привлекательность — для взрослых завтрашнего дня». Так говорит знаменитый детский писатель ФРГ Джеймс Крюс, награжденный международной золотой медалью Ханса Кристиана Андерсена. Ему же принадлежит и такая мудрая мысль: «Детского писателя отличает от других современных писателей одно свойство. В общем и целом он выруливает на гармонию мира. В кажущееся безнадежным время он сохраняет мужество надеяться. В каждом писателе для детей сидит неодолимая, неистребимая Пеппи Длинныйчулок, сама жизнерадостность — «Ура, живем!» Может быть, этим и объясняется мировой успех этого образа». Многие светлые, оптимистические таланты находят для себя выход в сказке для детей, обращенной и к взрослым.


Одна из тех, кто «сохраняет мужество надеяться», — Туве Янссон, финская художница и сказочница, пишущая на шведском языке и создавшая целый прекрасный мир — Долину Муми-троллей (Муми-дол), в которой стоит гостеприимный голубой дом.

Туве Марика Янссон родилась в Хельсинки в 1914 году. Отец ее — финский скульптор, мать — художница, приехавшая в Финляндию из Швеции. Источник творчества Туве Янссон — в ее детстве. Творческая атмосфера в семье, чуждой мещанства, немного безалаберная, зато доброжелательная, веселая, гостеприимная; отец и мать, которых девочка всегда видела увлеченными работой; финский ландшафт — побережье, шхеры и фьорды, море, вечно меняющее свой цвет; высокое небо с восходами и закатами; волшебный мир сказок любимого писателя Андерсена… Маленькая Туве и ее братья рисовали и фантазировали, наряжались в самодельные маскарадные костюмы, разыгрывали придуманные сценки, отправлялись с родителями на далекие морские прогулки, переживали настоящие и воображаемые приключения. В девочке рано пробудилась поэтическая, художественно одаренная натура.

Сначала казалось, что главный талант Туве — рисование. Став взрослой, она работает как художница, рисует, иллюстрирует книжки. Вскоре после окончания войны, в 1946 году, выходит из печати ее книжка «Муми-тролль и комета» — одна из первых в большой серии сказок о Муми-троллях и их друзьях, населяющих прекрасную Долину, пейзаж которой во всем напоминает картины природы, еще в детстве поразившие воображение писательницы. Фантастические герои этой книжки — Муми-тролль, похожий на вставшего на задние лапы беленького бегемотика, его папа и мама, светло-зеленая пушистенькая фрёкен Снорк с челкой и ее брат Снорк, так же как и она меняющий цвета в зависимости от наст-роения, Снусмумрик с трубкой и в старой шляпе, с лицом с картинки, нарисованной ребенком, Снифф — вроде крысенка, Хемуль в платье с оборками, заменяющем мантию ученого, — все они похожи, судя по рисункам самой писательницы, на таинственных маленьких зверей, на ожившие игрушки, на фигурки в детских рисунках. Ведь и ребенок, играя, объединяет в воображении самые разные вещи, живое и неживое, в единый мир игры-сказки. Но отношения между этими сказочными персонажами — между детьми и их родителями, между друзьями, между знакомыми и незнакомыми — и происшествия, которые с ними случаются, во всем напоминают жизнь людей. Хотя события и герои в повестях Туве Янссон таинственны и фантастичны, мы иной раз узнаем вдруг себя и своих близких в ее маленьких шуточных портретах. Больше того, мы узнаем здесь детскую карикатуру на современное «взрослое общество» с его корыстной моралью, непонятной героям Туве Янссон. Да, у всех у них есть и свои слабости. Дядя Ондатр слишком много «философствует», фрёкен Снорк слишком любит танцевать и навешивать на себя всякие украшения, впрочем, ей все равно, из чего они — из голубых перышек или из жемчуга, а малыш Снифф — и вовсе «жадина», хотя и не видит большой разницы между такими ценными находками, как гора золота и пробковый пояс. Однако дело не в слабостях. Главное — та удивительная атмосфера, которая царит в доме Муми-троллей и в их Долине.

Здесь с распростертыми объятиями примут любого, кто бы ни пришел, усадят за стол, уложат спать, оставят жить «насовсем». «Муми-папа и Муми-мама лишь ставили новые кровати да расширяли обеденный стол».

Читатели встретятся с жителями Муми-дола не только в сказках «Муми-тролль и комета», «Шляпа Волшебника» и «Волшебная зима», вошедших в этот сборник, но и в сказках «Мемуары Муми-папы» и «Опасное лето», недавно переведенных на русский язык. Эти же герои участвуют и в других детских книжках Туве Янссон. В 1968 году Туве Янссон пишет автобиографическую книгу «Дочь скульптора». Есть у нее еще ряд произведений для взрослых («Летняя книга», «Честный обман», «Каменистое поле» и др.). Но в основном творчество ее посвящено детям. В 1966 году ей была присуждена самая почетная премия за детскую книгу — медаль Ханса Кристиана Андерсена.

Туве Янссон прекрасно понимает психологию ребенка. «Мир детей — это пейзаж, нарисованный яркими красками, где добро и зло неотделимы друг от друга, — говорит она. — В этом мире есть место для всего и нет невозможного. Неразумное перемешивается с ясным и логичным. Ребенок может с радостью воспринимать страх и одиночество, всю захватывающую атмосферу ужаса, но он чувствует себя одиноким и покинутым, если нет утешения, нет спасения и нет возврата назад». И далее: «Безопасность может заключаться в знакомых и повторяющихся вещах. Вечерний чай на веранде, отец, который заводит стенные часы, — это то, что неизменно. Отец всегда будет заводить часы, и поэтому мир не может быть разрушен».

Писательница не скрывает от детей опасностей, грозящих человеку и всему человечеству. Недаром она говорит с ними о «комете», которая, столкнувшись с Землей, может уничтожить все живое. Этой угрозе она противопоставляет добрую волю людей. Герои Туве Янссон спасены от кометы, потому что в гроте, где они собрались, царит добрый мир. Так в конкретных, но в то же время обобщающих сценах и образах доводит писательница до своего читателя глубокую мысль о взаимосвязи между миром всех людей друг с другом и миром на земле. В фантастической форме детской сказки она говорит о самых серьезных проблемах нашего времени.

Очень важно понять, как «поворачивает» Туве Янссон в своих книгах тему «богатства». О нем как будто немало говорят и мечтают ее герои, а особенно Снифф. Но все эти жемчуга, спрятанные в гроте, драгоценные камни, которые сторожит в расщелине злое красноглазое чудовище, золото, которое выгребает Снорк и «Король рубинов» в огромном чемодане малюсеньких Тофслы и Вифслы, как мы всякий раз убеждаемся, не воспринимаются


убрать рекламу






ими как ценности, имеющие продажную цену. Такого понятия нет у нормальных детей, нет его и у героев Туве Янссон. Для них это красивые игрушки. И писательница не упускает случая в юмористической форме дать понять это читателю. «Интересно, что вы намерены предпринять с золотом Снорка?» «Обложим цветочные грядки, пусть служит украшением, — сказала Муми-мама. — Разумеется, только куски покрупнее, мелочь совсем не имеет вида». Когда Хемулю предлагают начать коллекционировать драгоценности, он только и отвечает, что «Тьфу!». А из прекрасных находок, среди которых и башмак без каблука, и гора золота, и рогожа, «самым драгоценным достоянием» для семьи Муми-троллей и их друзей оказался стеклянный шар, в котором, если его потрясти, вихрем крутились снежинки и опадали на домик с окнами из посеребренной бумаги. В этом смысле добрый и бескорыстный мир Муми-троллей противостоит алчной и равнодушной, «холодной» Морре, с глазами без выражения, от одного присутствия которой замерзает земля. В Муми-доле уважают каждого, со всеми его особенностями и привычками. Муми-мама волнуется, боясь не угадать, что захотят на сладкое ее новые гости в день своего рождения и «сколько подушек им надо под голову». Ведь все эти существа такие разные. Снорк любит устраивать собрания и быть на них «председателем и секретарем», Хемуль, педантичный ученый-коллекционер, как и все хемули, мало что замечает, кроме своих марок и растений, Ондатр философствует и не видит, что другим иной раз приходится за ним ухаживать, Снусмумрик — вольная птица, он не отягощает свою жизнь вещами, но дух бродяжничества уводит его от друзей — у всех здесь свои достоинства и свои недостатки. Однако это не мешает им жить дружно и весело: всех их объединяет атмосфера доброжелательности, терпимости, доброты и любви. Они живут без раздоров. Опасность грозит им не от внутренней распри, а извне. Но и такой опасности противостоит их волшебный союз. Здесь всем всегда помогают и никого не бросают в беде.

Книги Туве Янссон не только лирические фантазии — в определенном смысле они и реалистичны. Тролли в скандинавском фольклоре — фантастические существа, обычно враждебные человеку. Но Муми-тролли — дело другое. Муми-тролли — фантастические существа, ведущие вполне человеческий образ жизни. Впрочем, фантастика тут не только в их внешности — она и в одной маленькой поправке: образ жизни у них человеческий, но более ч е л о в е ч н ы й.

Среди современных сказок немало таких «обыкновенных историй». Реальные трудности и противоречия в них отнюдь не скрываются и не замазываются, а просто иногда разрешаются чуть-чуть более счастливо, чем это бывает на самом деле. Однако чудо обыкновенной жизни, которое они воспевают, может состояться лишь при одном условии: каждый имеет право быть самим собой, но никто не имеет права думать только о себе. Это полные юмора, оптимистичные книги. Их сказочная мечта — мечта о реализации в повседневной жизни самых лучших возможностей, заложенных в человеке. Они вселяют надежду и воспитывают чувства. Вот такую «веселую историю» и «выдумывает» норвежский поэт Турбьёрн Эгнер про добрейший город Кардамон, где «человечное отношение» горожан и начальства заставило «стать людьми» даже трех ужасных разбойников — Каспера, Еспера и Юнатана.


Турбьёрн Эгнер родился в Осло в 1912 году. Он начал свою литературную деятельность с издания книжек-картинок для маленьких с забавным стихотворным текстом. Еще в сороковые годы они пользовались в Норвегии большой популярностью у детей и взрослых. Но особенный успех имела его шуточная сказка для малышей о двух троллях, которые разрушают зубы у тех, кто их не чистит. Турбьёрн Эгнер сам иллюстрирует свои детские книжки, где прозаический текст перемежается со стихотворным, и сопровождает веселое повествование песенками с музыкой, которую сам сочиняет. Он пишет радиопередачи и пьесы для детей, сам делает к ним эскизы декораций. Его детская комедия, написанная по сказке «Приключения в лесу Елки-на-Горке», с 1962 года не сходит со сцены во многих странах мира. Эта смешная сказка о том, как дружные зверята заставили Лиса стать вегетарианцем, а потом все вместе спасли из плена медвежонка, попавшего к людям, переведена и на русский язык. Издавалась в нашей стране также книжка Эгнера для малышей «Как Уле Якоп побывал в городе». По лучшей своей книге для детей, «Люди и разбойники из Кардамона», вошедшей в этот сборник, Эгнер тоже написал детскую комедию, и она с неизменным успехом идет на сцене.

Турбьёрн Эгнер перевел с английского языка для норвежских ребят «Винни-Пуха» А. Милда, и не случайно: его талант, обращенный к детям, сродни этой полной юмора сказке.

Но вернемся к городу Кардамону с его неслыханно добрыми жителями и по-детски наивными разбойниками. Вся жизнь этого города с его праздниками, учреждаемыми человечнейшим блюстителем порядка Бастианом, катанием на трамвае, где вагоновожатый раздает пассажирам бесплатные билеты и пряники в придачу, похожа не то на сказку, не то на детскую игру. В чем же фантастика этой сказки? Ведь здесь нет ни волшебников, ни сверхъестественных фантастический образов. Все «как в жизни», разве что лев чересчур уж ручной да один верблюд умеет разговаривать. И все-таки тут какое-то колдовство, а то откуда взялась бы «сказочная жизнь». Но кто колдует? Да просто сами волшебно благожелательные люди. Жена тюремщика весь день хлопочет, чтобы получше накормить и обслужить арестантов, сам тюремщик волнуется, хорошо ли живется разбойникам у него в тюрьме. Разбойники, пожив в «человеческих условиях», растроганные столь чутким отношением, не хотят выходить из заключения. А сами разбойники — кого они нам так напоминают, когда, забравшись на дерево, смотрят на праздник? И особенно в той сцене, где начинает «наводить порядок» украденная ими тетушка София: «Не грязный? А ну-ка покажи свои руки! Фу, какая гадость! А теперь вымой шею!» Разбойники здесь — взрослые дети. Да и сама сцена взята из детской жизни. И опять реальностью сказки стала шутка о сбывшейся мечте. Мечте о том, чтобы люди фантастически хорошо относились друг к другу. И ничего не жалели, чтобы помочь или доставить радость другому.

Страж порядка Бастиан проверяет только, всем ли в городе хорошо живется, ласково улыбается каждому и поет «вот такую песенку»:


Чтоб стал прекрасней во сто крат
Прекрасный Кардамон,
Я был, конечно, очень рад
Издать такой закон:

«Будь не злым, работай честно
И умей дружить.
Если все такими станут,
Славно будет жить!»

Как бы различны ни были все эти фантастические сказки и «обыденные истории», всем им свойственно одно общее направление. Все они и по мысли, и по природе своей поэтики полемичны по отношению к «взрослой» шкале ценностей. Они обязательно противопоставляют свое эмоциональное богатство — богатство детства! — бедности взрослой «богатой жизни».

И как бы различны ни были в них образы детей — настоящие ли это дети, как Юн и Софус в «Волшебном мелке» Синкен Хопп, или взрослые дети из сказки Турбьёрна Эгнера, Муми-тролль ли со своими друзьями из таинственного мира Туве Янссон или лисенок Людвиг Четырнадцатый из сказки Яна Экхольма, — все они по ходу действия книги растут, приобретают жизненный опыт, понимают свои детские заблуждения, идут вперед. Однако есть и такие «заблуждения детства», которые авторы книг этого жанра дружно утверждают, воспевают и с которыми призывают никогда не расставаться, потому что, расставшись с ними, перестанешь быть человеком.

Современная фантастическая сказка продолжает в самом существенном лучшие традиции народной волшебной сказки, утверждая таинственное могущество человеческого духа и непостижимую уму закономерность победы слабого над более сильным по видимости, а главное — победу добра над злом, в том числе и над фантастическими силами зла. Многое в современной сказке решается по-новому, и нов прежде всего сам ее фантастический образ, но вечное в ней — пафос борьбы с самой психологией корысти. В этом смысле фантастическая сказка детского сознания — достойная наследница народной сказки. Бабушки в наши дни рассказывают своим внукам сказки, опираясь на их же фантазию. Но они рассказывают сказки не одним своим внукам, а всем внукам на свете, поскольку существует всеобщая грамотность, печати, радио. Как и народная сказка, сказка их воспевает непрактичное поэтическое детское отношение к миру и бескорыстного, доброго героя, готового пойти на все ради защиты справедливости, как это делает лисенок Людвиг. Таков образ добра в современной сказке. Зло выступает в ней в образах преступного равнодушия: «холодной» Морры и «наэлектризованных» хаттифнаттов из «Шляпы Волшебника», которые ничего не видят, не слышат и наступают на мирных людей, «шеренга за шеренгой». Высшей ценностью остается аленький цветочек — стеклянный шарик, губная гармошка… А кто же бабушка? «Я толстая бабушка, которая любит рассказывать сказки», — объясняет в письме к советским читателям Синкен Хопп, узнав о переводе на русский язык своей книги «Волшебный мелок»… Как хорошо, что во всех странах мира есть такие «бабушки» разного пола и возраста!

А. Исаева 

Синкен Хопп

ВОЛШЕБНЫЙ МЕЛОК

сатирическая сказка

 Сделать закладку на этом месте книги


КНИГА ПЕРВАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги


Юн и колдунья

 Сделать закладку на этом месте книги


Жил-был на свете маленький мальчик. Звали его Юн. Правда, у него были еще и другие имена. Родители назвали его Юн Альберт Брюн, а фамилия его была Сульбаккен. Имена Альберт и Брюн мальчику дали в честь его дедушки с материнской стороны. Но все обычно звали его просто Юн — перечислять подряд три имени было бы слишком трудно. Однажды он шел по дороге и свистел. А свистеть ему было нелегко, потому что во рту не хватало переднего зуба. Но все же кое-как он с этим справлялся.

Сначала на дороге не видно было ни одного человека. Но вот за поворотом Юн увидел спину какой-то старухи — самую что ни на есть обыкновенную спину. Заметить, что старуха на самом-то деле колдунья, он, конечно, не мог. Сзади, во всяком случае, этого совсем не было видно. Правда, он не подумал бы такого, повернись она даже к нему лицом. Я знаю эту ведьму — она не из самых страшных.

Впрочем, и не из самых симпатичных. Старуха эта — обыкновенная колдунья, с широким, толстым носом, без всяких бородавок и, уж конечно, в очках — таких старух полным-полно во всем мире.

Зовут ее фру Мунсен. И она умеет колдовать, но никогда не вызывает таких ужасных напастей, как, например, гроза с громом и молнией или что-нибудь в этом роде. Ей случается наколдовать себе к обеду немного вкусного соуса. По ее велению в огороде вдруг вырастает морковь, которую никто не сажал и не поливал. Однажды она заколдовала утюг, и он сам гладил все ее платья. Потом у нее в доме появилась волшебная тряпка, которая сама мыла полы. В другой раз она наколдовала денег, чтобы уплатить налоги, — ведь налоги берут решительно со всех!

Фру Мунсен очень любит свиные отбивные и всегда ест их на второе, хотя давно уже не заходит в мясную лавку. Правда, у нее есть хлев и в хлеву живет поросенок, но она держит его только для красоты. С годами поросенок настолько состарился, что оброс бородой. Наверное, во всей Норвегии это единственный поросенок с бородой. Вот какая колдунья! Она живет на улице Твéрбáккен на чердаке старого дома. Если хочешь, можешь навестить ее там.

Быть может, тебя удивляет, что колдунья живет на улице Твербаккен, а не на Лысой горе, где, как известно, веселятся ведьмы. Однако ничего удивительного в этом нет. Все уважающие себя колдуньи живут теперь на самых обыкновенных улицах. Я даже знакома с одной из них. Правда, она из богатых — ей одной принадлежит целая вилла. На вид эта колдунья гораздо приятнее фру Мунсен, но она далеко не так добра. А потому всякий раз, когда тебе случится встретить какую-нибудь ведьму, живущую в роскошной вилле, держись от нее подальше. С такими ведьмами шутки плохи!

В тот день, когда ее увидел Юн, фру Мунсен успела побывать у другой ведьмы, которая пригласила ее на чашку кофе. В гостях ей подарили волшебный мелок; хозяйка обнаружила его в посылке, которую тетушка прислала ей из Америки. И она отдала его фру Мунсен потому, что была с ней в большой дружбе. Впрочем, в посылке лежало целых шесть волшебных мелков, так что, подарив один из них, хозяйка себя не обидела.

Волшебный мелок на вид был точно такой же, как и любой другой мелок, как и школьные мелки, которые крошатся, едва нажмешь на них рукой. И все же мелок был какой-то особенный — он был заострен не с этого конца, а с другого. Только это не сразу бросалось в глаза.

Фру Мунсен не большая охотница шить и штопать, и поэтому в карманах у нее часто бывают дыры. Карманы ее пальто, например, всегда дырявые. Но это не так уж страшно: все, что фру Мунсен прячет в карман, просто-напросто проваливается за подкладку, а оттуда всегда можно достать нужную вещь.

Однажды, в годы войны, фру Мунсен вытащила из сундука свое старое пальто, чтобы перелицевать его. Распоров пальто, она обнаружила за подкладкой четыре кроны и много мелких монет, пару варежек, катушку черных ниток, два куска сахара и целый выводок мышат. Фру Мунсен никак не могла понять, откуда взялись там мыши: у нее сроду не было привычки носить с собой в карманах мышей, — наверное, они уж как-нибудь сами пробрались туда.

Но в тот день, когда ее увидел Юн, фру Мунсен разгуливала без пальто, потому что погода стояла теплая. На ней была полосатая кофта, а мелок лежал в кармане юбки. Впрочем, лежал он там недолго, а скоро очутился на проезжей дороге. Там и нашел его Юн, когда проходил мимо.

А теперь разгляди фру Мунсен хорошенько, если хочешь узнать ее при встрече, — в этой книге ты больше ни слова о ней не услышишь: она сейчас просто-напросто выйдет из нее.

Вот так:



Юн и Софус

 Сделать закладку на этом месте книги

Юн взглянул на свою находку, и она показалась ему совсем неинтересной. Он решил, что это обыкновенный мелок — точно такой же, каким учительница пишет на доске.

И потому, сжав его в кулаке, он пошел дальше, пока не нашел места, где можно было рисовать. Юн подошел к зеленому забору — вот где много места! Он нарисовал мелком мальчишку на заборе. Но мальчишка получился не очень удачный, потому что Юн не больно-то хорошо умел рисовать. Довольно странный вышел мальчишка.



Но самое странное было вот что: мальчишка этот ожил, едва только Юн кончил рисовать. Он соскочил с забора прямо на землю и сказал:

— Здравствуй! А меня зовут Софус.

Юн подумал, что вдвоем им будет гораздо веселее. И он предложил мальчишке стать его другом и помочь ему нарисовать еще что-нибудь. Софус охотно согласился.

Юн нарисовал голову кролика, но Софус тут же попросил его остановиться: он, оказывается, терпеть не мог кроликов.

— Я ужасно смелый, — сказал Софус, — но все же я почему-то немножко побаиваюсь кроликов.

Юн поспешил стереть кролика, пока рисунок был готов только наполовину, — он вовсе не хотел пугать Софуса.

— Знаешь что? Нарисуй-ка лучше большую калитку! — сказал Софус.

Юн так и сделал. Калитка сразу же стала всамделишной, и мальчики отворили ее.

По ту сторону калитки

 Сделать закладку на этом месте книги

— Прежде чем войти в калитку, надо немного подумать, — сказал Софус. — Когда хочешь что-нибудь сделать, всегда полезно сначала подумать. Так говорила моя бабушка. Значит, как же нам быть: войти в этот сад или лучше остаться здесь? Если мы войдем туда, то, может быть, найдем там что-нибудь вкусненькое, а может быть, и ничего не найдем. Но если мы не войдем в сад, то, значит, останемся у калитки, а здесь вообще есть нечего. К тому же сюда могут прибежать собаки. Вдруг они начнут кусать меня за ноги. Я не боюсь ничего на свете, но очень не люблю злых собак. У меня ведь такие худые ноги — чего доброго, они и вовсе отвалятся!

— Посторонись-ка немножко, — сказал Юн, — и я войду первым.

Софус посторонился и пропустил Юна.

— Ну, как там, в саду?  — спросил Софус.

— Замечательно! — ответил Юн.

— Подожди, я сейчас приду к тебе! — сказал Софус. — Я уже все обдумал и решил, что в сад надо заглянуть.

— Это можно было сразу сообразить, — сказал Юн.  — Тут и раздумывать нечего.

По ту сторону калитки буйно вилась густая зелень. На деревьях и кустах росли огромные плоды. Журчал ручей, кишевший рыбой, а поляны пестрели яркими цветами. В саду было много диковинных зверей — так много, что я, пожалуй, расскажу об этом в стихах. Сам знаешь: в стихах все получается гораздо складнее. А если ты не любишь стихов, спокойно пропусти их — ничего особенного в них нет. Но, если ты любишь петь, это получится у тебя отлично; к моим стихам легко подобрать веселый мотив.


Ну и сад! Чудесный сад!
Лучше не бывает!
Здесь на елке виноград
За ночь созревает.

Волк не трогает козлят,
Ходит без обеда.
Мальчик с пальчик, говорят,
Слопал людоеда!

Здесь диковинных зверей
В клетку не сажают.
Стрекоза и Муравей
Под руку гуляют.

Хочешь — верь, а хочешь — нет,
Утром рано-рано
Пригласила на обед
Мишку Обезьяна.

Смотрит старый Попугай
На Медведя косо:
 —  Эй, дружище, помогай
Чистить абрикосы!

А подальше от реки
Где побольше свету,
Пеликан, надев очки,
Развернул газету.

Из этой песни ты поймешь, что это и впрямь был необыкновенный сад.

А в следующей главе ты узнаешь, что приключилось с мальчиками в саду.

Попугай Лейф

 Сделать закладку на этом месте книги

Мальчики обегали весь сад — еще никогда в жизни им не было так интересно. Юн подсел к Попугаю, чтобы немного поболтать с ним. А Софус между тем уговаривал Слона сорвать с деревьев все, что только можно.

— Неплохо ты здесь устроился! — сказал Юн Попугаю.

— Устроился! — с достоинством ответил Попугай и важно скрестил лапы.

— А все же тут, наверное, кое-чего не хватает? — спросил Юн.

— Не хватает! — согласился Попугай.

— А чего бы ты хотел? — допытывался Юн. — Не знаю, как ты, а я очень люблю подарки!

— Люблю подарки! — крикнул Попугай.

— А ты, я вижу, себе на уме! — сказал Юн.

— Себе на уме! — согласился Попугай.

— Так что же тебе подарить? — спросил Юн. — Электрический поезд, пишущую машинку или телефон?

— Телефон!  — сказал Попугай.

Тогда Юн нарисовал ему телефон. Он не очень хорошо умел это делать, и поэтому телефон сильно смахивал на будильник, но все же это был отличный аппарат.

Попугай сразу же начал крутить диск и набрал чей-то номер, но никто ему не ответил.

Попугай страшно огорчился: он уже так радовался, что у него будет свой собственный телефон и он сможет разговаривать с кем захочет.

— Твоего номера нет в телефонной книге!  — пояснил Юн. — Поэтому никто и не отвечает на твои звонки. Кстати, как тебя зовут?

Юн был человек серьезный и любил доводить всякое дело до конца, хотя и не размышлял так много, как Софус. Уж коли он подарил Попугаю телефон, надо сделать все, чтобы тот мог им пользоваться. Но тут Попугай вдруг побагровел до самого клюва и так расстроился, что из глаз у него закапали слезы, — ведь у него сроду не было никакого имени. А раз нет имени, как же ему попасть в телефонную книгу?

— Что ж, придется придумать тебе имя, — сказал Юн. — Как бы ты хотел, чтобы тебя называли: Оливер Твист или, может быть, Гулливер? Робинзон Крузо или граф Монте-Кристо? Выбирай, что тебе нравится.

— Как зовут самого сильного мальчишку в твоем классе? — спросил Попугай.

— Лейф.

— Ну так пусть и меня зовут Лейфом, — сказал Попугай.

Тогда Юн подрисовал к телефону длинный-предлинный шнур и подвел его к маленькому домику, на котором написал: «Центральная телефонная». Он снял трубку и набрал номер, и с телефонной станции донесся голос:

— Слушаю.

— Можно мне поговорить с директором? — спросил Юн.

— Пожалуйста, — ответил голос.

— Я только хотел сообщить вам: установлен новый телефон, которому надо дать номер, а имя владельца — записать в телефонную книгу.

— Хорошо, — откликнулся голос директора. — Скажите нам, пожалуйста, его имя.

— Лейф, — ответил Юн.

— А фамилия? — спросил директор.

— У него нет фамилии, — сказал Юн.

— Странно, — проговорил человек на другом конце провода. — Кто же он такой?

— Он — попугай, — пояснил Юн.

— Но ведь в Норвегии попугаев обычно зовут «Якоб», — продолжал голос. — За исключением, конечно, попугаих — тех всегда зовут «Полли».

— А этого попугая зовут Лейфом, — заявил Юн. — Ему не терпится получить номер для своего телефона.

— Хорошо, — ответил человек. — Могу предоставить вам номер 66Н66. Его легче всего запомнить.

— Спасибо! — сказал Юн.



— Алло! Алло! Алло! — прокричал директор. — Скажите попугаю, чтобы он не забывал всякий раз становиться вниз головой, прежде чем набирать цифру 4.

— А что, если он забудет после этого перевернуться? — спросил Юн.

— Тогда получится совсем другой номер, — сказал директор.

С тех пор Лейф сидит на своем дереве и целыми днями разговаривает по телефону.

— Смотри обращайся с ним аккуратно! — приказал ему Юн.

Так всегда говорил мальчику отец, когда дарил ему что-нибудь: ножик, или игрушечный парусник, или еще что-нибудь в этом роде. И всякий раз Юн делал серьезное лицо и обещал обращаться с подарками аккуратно. Но Попугай ничего не стал обещать. Он только засмеялся.

Юн задумался: а заслужил ли Попугай, чтобы ему сразу подарили и новое имя и телефон? Уж слишком нахально он себя вел. Но тут до него вдруг донесся пронзительный вопль Софуса.

Необыкновенное происшествие

 Сделать закладку на этом месте книги

Софус разбежался и прыгнул в реку, а ведь он весь был нарисован мелом; сам понимаешь, мокнуть ему ни в коем случае нельзя! Вода смыла мел, и Софус начал таять на глазах. Вот уже он лишился обеих ног…

— Скорей беги сюда с мелком! Скорей беги сюда с мелком! — кричал он.

Юн решил расходовать мелок как можно бережнее. Он понимал, что раздобыть такое сокровище в другой раз будет не так-то просто. К тому же Попугай даже не поблагодарил его за подарок. Но, когда Юн увидал, что бедняга Софус остался совсем без ног, он сразу же бросился к нему на помощь.

— Дай сюда мелок! — простонал Софус. — А заодно мне бы хотелось получить новые ботинки.

— А какие ты хочешь  — на резине или на коже? — спросил Юн.

— Хочу лаковые туфли с бантиками! — закричал Софус.

— Но ведь лыжные ботинки гораздо прочнее, — возразил Юн.

— Я очень скромный человек, — сказал Софус. — И я никогда ничего не клянчу, я всегда доволен тем, что у меня есть. Но сейчас мне ужасно хочется надеть лаковые туфли с бантиками…

— Ну ладно, только дай слово беречь их, — согласился Юн.

Он протянул Софусу мелок, и тот нарисовал себе пару замечательных лаковых туфель с шелковыми бантиками.

— Смотри береги их, — повторил Юн. — Не забывай чистить их каждый вечер перед сном.

— Гм… — произнес Софус. — Я очень аккуратно обращаюсь со своей одеждой. Никто не скажет, что я неряха. Вот только чистить ботинки, по правде говоря, мне не под силу. Уж слишком это скучно!

Юн раскрыл было рот, чтобы как следует отчитать Софуса, — нельзя же допускать, чтобы человек так скверно обращался со своей обувью!  —  но в это мгновение произошло нечто столь удивительное, что оба мальчика застыли на месте, выпучив глаза.

Все началось с того, что звери встрепенулись и стали тревожно оглядываться. Очковая Змея торопливо поправила на носу очки, а Слон поднял хобот и громко затрубил. Потом звери бросились бежать со всех ног кто куда. Издалека надвигалась большая черная туча. Она подходила все ближе и ближе и становилась все чернее и чернее.



Вдруг раздался страшный грохот, вой и треск. В ушах у мальчиков стоял звон, и они уже не слышали своих собственных слов. К тому же так потемнело, что они перестали видеть друг друга. От грохота мальчикам казалось, что вот-вот у них лопнут барабанные перепонки… и тут их окутала сплошная тьма.



Закоптелый воробей

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда снова показалось солнце, в саду уже не было ни одного цветка. Листья сгорели, а земля посерела и стала похожа на пепел.

— Я не страшусь никаких опасностей! — заявил Софус. — Вот только темноты не выношу. У меня, знаешь ли, слабое сердце. Кроме темноты, я ничего на свете не боюсь.

Нарядные лаковые туфли покрылись золой и пеплом, а нос у Софуса был густо вымазан сажей.

— Теперь нам придется умыться среди бела дня! — Вздохнул Юн.

— Вот еще, не такие уж мы чумазые! — возмутился Софус. — Да мне вовсе и нельзя так часто умываться. Мне доктор запретил — говорит, это вредно.

— Видно, у тебя и в самом деле слабое здоровье, — заметил Юн.

— Ну это ты брось! Я здоров как бык! — обиделся Софус.

У Юна уже вертелся на языке ехидный ответ: он любил говорить людям напрямик, что они неправы. Сам-то он, конечно, всегда был прав и поэтому очень старался указывать другим на их ошибки. А Софус за время их знакомства уже успел наговорить много такого, с чем Юн никак не мог согласиться.

Но тут у мальчиков за спиной раздалось чье-то пение: закоптелый Воробей сидел на закоптелой ветке закоптелого дерева и жалобным, закоптелым голоском напевал песню. Песня была ужасно грустная. Такая грустная, что невозможно даже описать. К тому же в типографии, где печаталась эта книжка, нет в запасе букв, которыми можно было бы записать птичье пение.

И все же я попыталась сделать это для тебя. Вот какой рисунок у меня получился:



Теперь всем станет понятно, какая это была печальная песня.

Воробей пел так грустно, что Софус не выдержал и заплакал.

— Терпеть не могу печальных песен, — сказал он. — Пожалуй, это единственное, чего я не выношу. Вообще же я могу вытерпеть все, что угодно.

Юну некогда было спорить: он раздумывал, как бы помочь бедному Воробью. Для начала он нарисовал ему добротный теплый пиджачок с карманами.



— Всю свою жизнь я мечтал о таком пиджачке, — сказал Софус. — Пожалуй, это единственное, чего мне когда-либо хотелось.

Но на этот раз Юн не обратил на его слова никакого внимания. Он быстро нарисовал гнездышко — маленькое, уютное гнездышко, в котором приятно укрыться Воробью. И еще он обещал нарисовать для Воробья славную женушку. Впрочем, Воробьиха у него не получалась. Сколько он ни старался — все выходила Каракатица. Но Воробей все равно обрадовался.

— Не унывай, — прочирикал он, обращаясь к Юну. — В городе живет мой дядя. Тот на все руки мастер. Он в два счета превратит Каракатицу в птицу, стоит мне только попросить его.

Воробей подскочил к своей Каракатице и приветливо захлопал крыльями. Вот так:



Каракатица застеснялась и слегка покраснела, но тут же в ответ задвигала хвостиком. Вот так:



— Что ж, теперь муж и жена славно заживу


убрать рекламу






т, — сказал Юн. — Они, видно, отлично понимают друг друга… Послушай, приятель, поаккуратнее обращайся со своим пиджачком!  — напоследок наказал он Воробью.

Но тот не ответил. Он был слишком занят разговором с Каракатицей.

Юн, Софус и звери

 Сделать закладку на этом месте книги

Юн и Софус зашагали прочь: им не терпелось уйти как можно дальше от блеклой зелени, закоптелых деревьев и пепла. Зола лежала всюду, докуда хватал глаз. И мальчики шли и шли, шли и шли… и





Юн и Софус шагали с горки на горку, с горки на горку. Наконец, они добрались до такого места, где было красиво, зелено и уютно, как прежде. На всех кустах и деревьях цвели цветы, только почему-то не было видно ни людей, ни птиц, ни животных. Впрочем, так могло показаться только на первый взгляд. На самом же деле кругом было полно зверей, самых настоящих, живых зверей. Если ты внимательно рассмотришь рисунок на странице 38, то обнаружишь не меньше восьми.



Однако поначалу мальчики никого не заметили, и от этого им сразу стало грустно. Тогда Софус начал требовать, чтобы ему раздобыли скрипку. Он был уверен, что сумеет сыграть на ней хоть что-нибудь. Ну, а если уж ничего не получится, то всегда можно вместо «чего-нибудь» исполнить «что-нибудь другое».

— Послушай, Юн, — говорил Софус,  — будь другом, нарисуй мне скрипку! Знаешь ли, скрипка — это единственное, чего мне когда-либо хотелось.

— Ты хочешь скрипку? — переспросил Юн. — Это страшно трудно нарисовать. Потом я не уверен, полезно ли тебе получать все, что ты ни потребуешь. Мама всегда говорит, что детям это очень вредно.

— А моя бабушка говорит другое: прежде чем отказать в чем-нибудь своему другу, надо серьезно подумать. А бабушки знают больше, чем мамы, потому что бабушки — это мамы мам, — возразил Софус. — И еще бабушка сказала: всегда нужно представить себе, как бы ты сам чувствовал себя на месте друга, если бы ты попал в беду и тебе хотелось бы поиграть на скрипке, а тебе бы ее не дали.

Тогда Юн присел и попробовал нарисовать скрипку. И он нарисовал ее, но только получилась она довольно странная на вид. Впрочем, хуже она от этого не была: когда Софус приставил ее к подбородку и дотронулся смычком до струн, из скрипки тотчас же выскочила наружу звонкая, веселая музыка. Такая разудалая была музыка, что сама пустилась плясать вприсядку. От удивления мальчики застыли на месте и вытаращили на нее глаза. Тогда музыка отвесила им поклон, потом подпрыгнула высоко-высоко в воздух и с чувством заиграла национальный гимн норвежцев: «Да, мы любим край родимый…» Заслышав гимн, мальчики встали. Софус начал сморкаться, а у Юна от волнения выступили на глазах слезы.

Музыка исполнила подряд все куплеты песни. Из-за деревьев вышли звери и тоже стали слушать. Они окружили Софуса плотным кольцом и не спускали с него влажных, блестящих глаз. Некоторые из них даже пустились в пляс, другие подпевали, как могли. Поросенок подкатился Софусу под ноги и принялся скрестись об него, а затем предложил мальчику подружиться с ним на всю жизнь. Он сказал, что хочет дружить потому, что Софус очень на него похож. И он страшно удивился, что сам Софус не заметил этого сходства.

Когда музыка умолкла, она сама вскочила в скрипку и спряталась в ней. Звери спросили, хотят ли мальчики есть. Те ответили, что очень хотят — они давно уже проголодались.

Тогда звери приготовили обед — такой замечательный, что рассказать об этом можно было бы разве что только в стихах.

Когда на столе совсем ничего не осталось, гости поблагодарили друг друга и разошлись — ведь почти все звери рано ложатся спать.

Умная Сова

 Сделать закладку на этом месте книги

Юн и Софус снова остались одни. Еще была там, правда, дряхлая Сова, но она задремала над тарелкой с абрикосовым вареньем. Софус пил газированную воду и ничуть не скучал. А Юн размышлял, что же им делать дальше. Вдруг Софус издал страшный вопль: он опрокинул на себя стакан с газированной водой и замочил живот. А так как Софус весь с головы до ног был нарисован мелом, то живот у него сразу размок. У мальчика сохранились только голова, грудь и ноги, а в середине ничего уже не было. Юн поспешно схватил мелок и начал рисовать ему новый живот.

— Подожди! Дай мне нарисовать самому! — взмолился Софус. — Я всегда мечтал носить длинные брюки. Кажется, это единственное, чего мне когда-либо хотелось за всю мою жизнь.

Софус схватил мелок и нарисовал себе туловище, а затем — модные брюки с карманами. Правда, брюки были немного тесны и верхняя пуговица скоро отлетела, но это не имело никакого значения.

Тут как раз проснулась Сова и начала оглядываться по сторонам. Она была очень похожа на, школьную учительницу Юна — фрекен Даниельсен. На ней даже оказалось платье точно такого же цвета, как и у той. Сова сердито посмотрела на мальчиков огромными глазами — точно так же всегда смотрела фрекен Даниельсен — и почесала у себя за ухом. После этого Юн уже не сомневался, что сейчас она начнет спрашивать разные исторические даты, сколько будет шестью семь и задавать другие противные вопросы. Он не ошибся.



— Что тебе больше всего нравится в школе, мальчик? — обратилась к Юну Сова.

— Перемены, — буркнул тот.

— Гм… — протянула Сова. — Думается мне, ты не слишком способный ученик. А скажи-ка: что это такое — синее, круглое и сидит на голове?

— Синее, круглое и сидит на голове? — переспросил Софус. — Да это же моя бабушка.

— Не может быть! — удивилась Сова.

— Честное слово, — сказал Софус, — бабушка довольно-таки круглая. Носит темно-синее платье. И соседи говорят, что она сидит у всех на голове.

— Я совсем не в этом смысле употребила выражение «сидеть на голове». Ты, мальчик, плохо слушаешь, что тебе говорят!

— Если так, то я не знаю разгадки, — печально сказал Софус.

— Да это же твоя фуражка!  — крикнула Сова. — Она синяя, круглая и сидит у тебя на голове. А это-то и плохо! Разговаривая со взрослыми, ты должен, вежливости ради, снимать свой головной убор.

Юн и Софус очень хотели, чтобы Сова поскорее улетела, но она и не думала двигаться с места.

— А теперь я проверю, как вы умеете считать, — заявила она. — Если дюжина яиц стоит полторы кроны, то сколько стоит одна курица?

— Яйца гораздо дороже кур, — сказал Юн.

— А я терпеть не могу яиц! — воскликнул Софус.

— Курица стоит на месте столько, сколько ей захочется! — торжествующе провозгласила Сова. — Ничего вы не понимаете!

— Ну, уж этого никак не скажешь про наседку, которую мама купила у фру Якобсен: та вообще не стоит на месте, а весь день мечется по двору! — возразил Юн.

— Так я и думала, — сказала Сова, — ты не из блестящих учеников.

— Нет, я блестящий, — сказал Юн. — И вообще я всегда бываю прав.

— Каких еще тебе захотелось приправ? — спросила Сова. — Белого соуса, что подают к котлетам, или же сладкого соуса, которым заливают пудинг?

— Сама ты ничего не понимаешь! — рассердился Юн. — Я сказал, что всегда бываю прав.

— А кто мне подтвердит, что ты всегда прав? — спросила Сова.

— Я сам могу подтвердить! — ответил Юн.

— Ах, вот как!  — сказала Сова. — Что ж, может быть, ты и впрямь не так уж глуп. А знаешь ли ты, что получится, если пятнадцать разделить на три?

— А что надо разделить на три? — осведомился Юн. — Пятнадцать ложек рыбьего жира или пятнадцать ирисок?

— Какая чепуха! — закричала Сова. — Это же все равно!

— Совсем не все равно! — сказал Юн. — Если ириски — это очень мало, а если рыбий жир, то совсем не надо.

— Пятнадцать разделить на три — получится четырнадцать, — сказала Сова. Она достала из-за уха длинный, остро отточенный карандаш. — Сначала мы делим пять на три, — гордо объяснила она изумленным мальчикам. — Запишем в частном единицу. Так. А теперь вычтем тройку из пятнадцати — получится двенадцать. Разделим это число на три — получится четыре. Приписываем к частному четверку. А так как четырежды три получится двенадцать, то в остатке у нас будет ноль!

Вот какой столбик получился у Совы:



Мальчики не могли оторвать от столбика глаз.

— Вот это да! Вот это здорово! — сказали они. — Конечно, если делить ириски, а не ложки рыбьего жира или что-нибудь в этом роде… А проверять деление ты тоже умеешь ? — спросили они Сову.

— Еще бы! — отвечала та. Она снова достала карандаш и уверенно продолжала:  — Чтобы проверить, правильно ли мы разделили пятнадцать на три, надо умножить полученное частное — четырнадцать — на делитель, то есть на три. Итак, сначала мы умножаем четверку на три — получится двенадцать. Записываем это число. Затем умножаем на три единицу — получится три. Двенадцать плюс три — будет пятнадцать.

Вот какой столбик получился у Совы на этот раз:



Теперь Сова загордилась еще больше. Она поднесла к глазам пенсне и смерила мальчиков суровым взглядом.

— Разве вас не учили всему этому в школе? — спросила она.

— Ничему нас не научили, — ответил Юн. — Я вообще никсгда ничего не учил, а Софус еще ничему не учился.

— Так я и думала, — сказала Сова. — В мое время, когда я ходила в школу, все было по-другому.

Вспомнив доброе старое время, Сова вздохнула. Она немного помолчала, затем старательно высморкалась в носовой платок и, ткнув в мальчиков карандашом, закричала:

— А если я стану складывать, то у меня тоже получится 15! Вот поглядите:



4 + 4 + 4 получится 12, а 1 + 1 + 1 получится 3. 12 + 3 получится 15.

— Ничего подобного, — быстро возразил Софус. — 12 + 3 получится 123. Моя бабушка всегда так считает, а она научилась этому у своего первого мужа, который работал официантом в ресторане.

— Совершенно верно, а 3+12 получится 312, — вмешался Юн. — Выходит, ты сама не знаешь всего, что написано в учебниках!

— Ха-ха-ха!  — расхохоталась Сова.

Успокоившись, она взглянула на мальчиков строго и осуждающе. Затем снова поднесла к глазам пенсне и откашлялась.

— Дод-у-рор-а-кок-и! — выпалила Сова.

— Что, что?  — удивились мальчики.

— Это я разговариваю на совином языке, самом лучшем из всех языков мира, — сказала Сова и сразу развеселилась. — Дод-у-рор-а-кок-и и-зоз дод-у-рор-а-кок-о-вов!..

Мальчикам не удалось сказать в ответ ни единого слова. Сова все кричала и кричала. Они попытались было удрать, но Сова окликнула их.

— Стойте! — завопила она. — Последний вопрос!

— Хватит! — крикнули в ответ Юн и Софус.

Оба давно поняли, что это была самая скучная Сова из всех, какие им только попадались. И поэтому они бросились бежать, не дожидаясь вопроса.

— Неужто вы даже не хотите узнать мое имя? — закричала Сова им вслед. — Меня зовут Анна Сусанна-Ацинму!

— А это еще что за язык — тарабарский? — спросили мальчики.

— Это наоборотошный язык! — крикнула Сова.

Больше они ничего от нее не услышали.

Христофор Камбалумб

 Сделать закладку на этом месте книги

— Совы единственные птицы, которых я побаиваюсь, — сказал Софус. — Вообще я очень люблю птиц, но бабушка велела мне остерегаться сов.

— Лучше бы ты остерегался пачкать одежду,  — сказал Юн. — Посмотри на свои новые брюки! Ты уже посадил на них пятно!

— Сам посмотри на свои штаны!  — обиделся Софус. — На них полным-полно пятен.

— Это же совсем другое дело, — возразил Юн. — Когда мама дарит мне новые штаны, она всегда велит мне беречь их. А когда на них появляются пятна, она ругается. Только тот, кто подарил другому штаны, имеет право стыдить его за пятна. А тот, кто получил штаны в подарок, должен молчать.

Тут Софус сел прямо на землю и так разрыдался, что слезы ручьями потекли у него по щекам.

— Я не выношу, когда меня бранят! — говорил он, всхлипывая. — Я нервный. Все на свете я могу вынести: скарлатину, свинку, грипп и вообще все, что угодно, кроме брани.

Тогда Юну пришлось сказать, что пятно на штанах почти незаметно. И друзья побрели дальше.

Мальчики шли по дороге и раздумывали над тем, где бы им пристроиться на ночлег. Вдруг перед ними выросла гора, а в самой середине горы зияла черная дыра. Тут сразу стало темным-темно, и Юну даже пришлось нарисовать карманный фонарик — ничего ведь не было видно. Фонарик зажегся и засиял, точно маленькое солнышко. Чудесный получился фонарик!

— Можно, я буду держать фонарик? — спросил Софус. — Мне всегда так хотелось иметь карманный фонарик, но сколько я живу на свете, у меня никогда его не было.

— Возьми, — сказал Юн, — но только смотри не потеряй.

— Никогда в жизни я не терял карманных фонариков! — с достоинством проговорил Софус.

— Неудивительно, раз у тебя их не было! — засмеялся Юн.

— Ну вот, опять ты ко мне придираешься! — захныкал Софус.

— Посмотри, сколько букв нацарапано у входа в пещеру!  — воскликнул Юн. — Посвети-ка сюда фонариком, надо прочесть, что тут написано.

— Терпеть не могу букв, они такие противные! — воскливдул Софус.

— Верно, ты просто не умеешь читать, — сказал Юн.

— Кто не умеет читать, я?

— Тогда прочти, что здесь написано!

Нелегко было прочитать надпись у входа в пещеру —  она вилась по скалистой стене то вверх, то вниз. Мальчикам понадобилось довольно много времени, чтобы разобрать ее.




А ТЫ СУМЕЛ БЫ ЭТО СДЕЛАТЬ?

Прочитав необычную надпись, мальчики тотчас же юркнули в пещеру, — все это показалось им страшно интересным.

Не успели они пройти и нескольких шагов, как увидали огромного, безобразного Крокодила. Лежа на земле, Крокодил спал. Он так сильно храпел, что со стен пещеры то и дело срывались камешки и падали на землю.

Когда Крокодил делал вдох, из пасти вырывалось:



Когда Крокодил делал выдох, раздавалось:



Но когда он подряд делал и вдох и выдох, у него выходило:





Юн обернулся к Софусу. Он был уверен, что тот сейчас скажет: «Единственное, чего я боюсь, — это крокодилов». Но Софус ничего не сказал и даже ничуть не оробел. Он только спросил: правда ли, что Крокодил умное животное?

— Да, — подтвердил Юн. — Говорят, крокодилы довольно хитрые.

— Он что, спит? — спросил Софус.

— Не думаю. Скорее всего, он притворяется, — сказал Юн.

А если и ты хочешь узнать, спит Крокодил или нет, посмотри на него против света{1}.

Тут Юн нарисовал мост, и они перебрались по нему на другой конец пещеры. Они прошли прямо над головой Крокодила. Точнее говоря, не прошли, а проскочили. Крокодил разинул пасть широко-широко, но ему все равно не удалось схватить мальчиков.

— Почему ты не испугался Крокодила? — спросил у Софуса Юн.

— Да я, знаешь ли, рассудил так: если Крокодил захочет кого-нибудь из нас съесть, то он, конечно, сначала проглотит самого толстого, то есть тебя. А тогда уж он будет сыт и меня не тронет.

— Я вижу, ты настоящий друг! Большое тебе спасибо! — грозно произнес Юн.

— Не за что! — вежливо ответил Софус.

Мальчики осторожно двинулись дальше: кто знает, какая еще опасность подстерегает их в темноте?

— Хочешь, я расскажу тебе одну из сказок моей бабушки? — спросил Софус. — Может быть, тогда нам будет не так страшно!

— Это самое разумное, что я когда-либо от тебя слышал, — обрадовался Юн. — Рассказывай скорей!

— Жила-была однажды Камбала, и звали ее все Христофором… — начал Софус.

— Что за чепуха!  — прервал его Юн. — Камбалу не могут звать Христофором!

— А эту Камбалу звали Христофором! А фамилия ее была Камбалумб. Так ее все и звали — Христофор Камбалумб. Она славилась на всю округу своими яркими перьями.

— Ты что, спятил? — возмутился Юн. — Перья бывают только у птиц. А ведь Камбала — это рыба.

— А я говорю тебе, что у этой Камбалы были перья, да еще какие красивые: зеленые, красные, золотые, — засмотришься! — упорствовал Софус.

— Не могло этого быть!

— А вот и могло, ведь мамаша моей Камбалы была птицей. Да и сама Камбала жила не в воде, а в обыкновенном крестьянском доме в деревне.

— Не может Камбала жить в деревне! — совсем рассердился Юн.

— А почему бы и нет? — пожал плечами Софус. — Правда, в деревне она очень скучала. Подумай, за всю жизнь она так и не научилась плавать.

— Это самая дурацкая сказка из всех, что я когда-либо слышал! — сказал Юн.

— Ну что ж, не хочешь знать, что случилось с моей Камбалой, и не надо! — обиделся Софус. — Кстати, сна отлично умела строить…

— А что она строила? — спросил Юн.

— Она строила рожи, — ответил Софус. — Все рыбы строят рожи.

— Не хочу я слушать эту сказку! — сказал Юн.

— А больше и нечего рассказывать, — сказал Софус. — Сказка вся!

В эту самую минуту они увидали что-то очень-очень страшное. Два огромных глаза уставились прямо на них из темноты. Конечно, глядя на рисунок, ты не поймешь, какие они были страшные: у того, кто печатал для тебя эту книжку, не нашлось подходящей краски для таких глазищ. Но, если ты не поленишься раскрасить зрачки зеленым цветом, а затем обвести их желтым ободком, тебе станет понятнее, что почувствовали мальчики, когда в темноте вдруг загорелись эти глаза.



Юн и Софус подумали сначала, что их догнал Крокодил. Но когда они осторожно осветили неизвестного зверя фонариком, то увидели… Тигра. Тигр таращил на них глаза из-за низенького заборчика, такого низенького, что ничего не стоило перескочить через него. А тигры, как известно, очень проворны.

Но Юн оказался еще проворнее Тигра. Он схватил волшебный мелок и при свете фонарика, который Софус крепко держал в руках, мгновенно пририсовал к голове Тигра новое туловище. Оно сразу же ожило и крепко приросло к тигриной шее. А Тигр после этого стал вот таким:



Мальчики не знали, осталось ли у Тигра за забором второе туловище. Ведь если у него теперь было целых два туловища, ему, наверное, нелегко решить, какое съесть, а какое оставить себе. Но об этом мальчики не стали размышлять.

Софус неожиданно замер на месте и остался стоять как вкопанный. Вид у него был весьма озабоченный.

— Так оно и есть!  — сказал он. — Теперь я понял, в чем моя ошибка. Я ведь совсем не подумал перед тем, как войти в эту пещеру! А бабушка велела всегда думать.

— Сейчас поздно об этом жалеть, мы уже здесь! — огрызнулся Юн.

— А знаешь ли, моя бабушка говорит, что никогда не поздно одуматься, — возразил Софус. — Поэтому я сейчас усядусь поудобнее и начну думать.

— Поторапливайся!  — сказал Юн. — Некогда нам думать. А бабушка твоя, по-моему, вовсе не так уж умна, как она воображает.

— Вот сижу я здесь и размышляю, — отозвался Софус из темноты. — Но я решил, что надо скорей додумать все до конца, потому что я уселся на муравейник и меня уже всего искусали муравьи. Вот что я придумал: самое правильное — это идти дальше, в глубь пещеры, а что до меня самого, то чем быстрее я поднимусь с муравьиной кучи, тем будет лучше.

— Не пойму, зачем ты затеял эту возню с раздумьями. Все, что ты сказал, и без того ясно!

— Не говори со мной так сердито! — захныкал Софус. — Я этого не выношу!

Добрая бабушка

 Сделать закладку на этом месте книги

Мальчики не решались часто зажигать фонарик: боялись, что перегорит лампочка. Земля, по которой они шли, была очень бугристая, и поэтому



но все равно они понемногу продвигались вперед.

Юн расшиб коленку и захромал. А Софусу новые лаковые туфли натерли пятки. К тому же подметки на туфлях оказались слишком тонкими, и идти было очень больно. Приятели смертельно устали и засыпали прямо на ходу — обычно в это время Юн уже лежал в постели. Конечно, никто не мог бы сказать, что в это время обычно делал Софус. Но обоим мальчикам сейчас больше всего на свете хотелось лечь в мягкую постель и уснуть.

Неожиданно они оказались на льду. Они стали скользить по нему и вдруг



П

Р

О

В

А

Л

И

ЛИСЬ

прямо

в темноту

и полетели

куда-то

вниз.

Они не могли понять,

куда летят,

а только чувствовали, что все

падают и падают вниз.

Сначала как будто они летели

вниз головой,

потом

вверх ногами.


Рисовать, конечно, они ничего не могли,

потому что

не на чем

было рисовать.

Мальчикам стало совсем неуютно.

Вдобавок ко всему, где-то в темноте

притаилась Сова или какая-то другая

противная птица

и громко распевала противную песню.

Не очень-то приятно было ее слушать.

Кстати, вот она, эта песня:


Сникке, снакке, снарри,
Одного мы сварим.
Тощего мальчишку
Мы прихлопнем крышкой.

Снакке, сникке, снарри,
Другого мы зажарим.
Вымажем в сметане,
В печке подрумяним!

Разорвем когтями,
Разгрызем зубами!
Вот обед отличный  —
Для Тигрицы лично!

Вдруг послышалось:


«ТРАХ!»

Это мальчики ударились о самое дно.

Сначала они лежали, боясь шевельнуться. Софус осторожно проверил, не сломал ли он себе какую-нибудь кость. Убедившись, что он цел и невредим, Софус сразу защекотал себя под мышками: он очень боялся, что разучился смеяться после такого падения.

Затем он прошептал:

 —  Юн, ты тут?

А Юн отозвался:



Юн вниз головой плюхнулся в большую грязную лужу, и поэтому слова его звучали глухо и неразборчиво: наверное, они тоже стояли на голове.

— Кажется, жив, — ответил Софус. — Но я не уверен. Пожалуй, надо бы еще поразмыслить над этим.



— Сам видишь, я сижу на ней. Она разлетелась на кусочки, и сидеть на ней совсем неудобно. Она колется.

— Разве я не велел тебе беречь ее? — строго сказал Юн.

— А разве я ее не берегу? — удивился Софус. — Она теперь никуда не денется, пока я не встану.

Юн поискал мелок. К счастью он оказался на месте. Зато фонарик разбился вдребезги.

Юн начал ощупывать все кругом, и вдруг он невзначай дотронулся рукой до чего-то теплого, косматого и загадочного. Мальчик услыхал чье-то ровное и тяжелое дыхание. К счастью, другой рукой он почти одновременно нащупал ступеньки — рядом  оказалась лестница.



Больше им не пришлось столкнуться с загадочным зверем, который так их напугал. Они принялись гадать, кто бы это мог быть: какое-нибудь страшное чудовище или, может быть, самый обыкновенный Баран?

 —  Пожалуй, я сейчас сяду и поразмыслю над этим, — решил Софус.  —  Ты не заметил, какого цвета было животное?

 —  Сейчас нам некогда размышлять, — сказал Юн. — Мы должны заняться делом. Видишь там вдали огонек? Скорее бежим туда!

Огонек горел в окне уютного, маленького домика, перед которым был разбит маленький палисадник. А в самом домике сидела добрая бабушка, с виду она была точно такая же, как и все добрые бабушки на свете. Она сидела в качалке, опершись ногами на скамеечку, и вязала длинный-предлинный чулок.



В одном из ящиков комода у нее хранилась коробочка с шоколадными конфетами, а в кухонном шкафчике были припасены пряники. Седые волосы доброй старушки были аккуратно разделены пробором, а на нос сползали очки. Старушка приготовила какао, а на столе уже стояли две чашки. Бабушка налила в них какао и принесла на блюде пряников. И пока мальчики ели пряники, запивая их какао, она рассказала им сказку, настоящую длинную-предлинную сказку, совсем не похожую на эту дурацкую историю про Христофора Камбалумба.

Бабушка и чудесные звери

 Сделать закладку на этом месте книги

Кончив рассказывать, бабушка вышла на кухню и принесла оттуда еще пряников: мальчики уже успели съесть все, что лежало на блюде.

— Хотите еще? — спросила старушка.

— Нет, спасибо! — ответил Юн, но только потому, что мама велела ему всегда так отвечать. К тому же он уже успел проглотить не меньше двадцати пряников. Он, конечно, должен был ответить: «Нет, спасибо», когда его снова хотели угостить.

— Большое спасибо! — сказал бабушке Софус и сразу отправил в рот еще один пряник.

— Надо хорошенько прожевывать пищу, а потом уже глотать ее, — заметил Юн. Разве тебя этому не учили?

— Да нет, что-то не припомню, — ответил Софз с и снова протянул руку за пряником.

— Милый ты мой, — сказала вдруг бабушка, — у тебя же совсем черные руки! Разве можно с такими руками садиться за стол и есть пряники? Поди-ка сюда, уж я тебя умою.

У Софуса с Юном покраснели кончики ушей: мальчики и в самом деле были очень грязные. Такие грязные, что становилось просто стыдно за них. Бабушка налила в таз воды и протянула мальчикам мыло, полотенце и щетку для ногтей. Юн сразу начал мыться, но Софус колебался. Тогда бабушка схватила его за руки и окунула их по локоть в мыльную воду. Тут Софус, сами понимаете, сразу же остался без рук: ведь он весь с ног до головы был нарисован мелом.

— Сколько живу на свете, а такого еще не видывала! — воскликнула бабушка. И это была чистейшая правда.

Юн мгновенно вытащил мелок и пририсовал Софусу новые руки и даже локти. Заодно, помня, что они в гостях, он из уважения к радушной хозяйке нарисовал ему новую курточку — у прежней был очень уж помятый вид.

— Прошу тебя: нарисуй мне галстук! — заныл Софус. — Я всегда мечтал носить галстук! И еще сделай мне белую рубашку, а на курточке — боковые карманы!

— Хорошо, но только смотри, чтобы тебя опять чем-нибудь не стерли! — строго сказал Юн. — Помни, мы не можем все время тратить мелок!

— Конечно, нет! — послушно откликнулся Софус. И тут же поправился: — То есть, конечно, да!

Он не расслышал, что сказал ему Юн. Он вообще никогда не слушал, что говорят другие.

После этого друзья снова уселись за стол и продолжали уплетать пряники.

А надо сказать, что все эти пряники напоминали своей формой какое-нибудь животное. И на каждой фигурке была какая-нибудь буква. На одном прянике, например, красовалась буква «А», что означало «Антилопа». На сдобном тельце Бобра была выведена буква «Б», а Свинью бабушка, конечно, наградила буквой «С». Мальчики отыскали одну за другой все буквы и выложили их в ряд по алфавиту. Не хватало только «Ы» и мягкого знака — бабушка не знала ни одного зверя, название которого начиналось бы с этих букв. Да и вообще никого.

Юн заметил, что Антилопа все время озирается по сторонам и дрожит от страха. Он спросил, чего она так боится.

— Акулы атакуют африканских антилоп! — ответила она.



Мальчики поняли, что Антилопа может выговаривать только те слова, которые начинаются на букву «А»!

— Ах, вот как, значит, ты умеешь говорить? — спросил Юн.

— Ага! — ответила Антилопа, потому что она не могла с


убрать рекламу






казать «да».

Бобр строил свой дом, потому что бобры все время только это и делают. Он сказал:

— Бурые бодрые бобры благоразумно берут большие бревна!



Они спросили его, где он живет, но Бобр ничего не ответил, потому что был очень занят.

«В» была ведьмой. Ее легко было узнать, потому что она сидела верхом на метле.



— Выйдите вон!  — закричала ведьма, топая ногами. — Вон, вон, вон!..

— Большое спасибо, до свидания! — ответили мальчики и побежали разыскивать Голубя с буквой «Г» на спине. С ведьмой разговаривать было трудно.

Голубь сидел напыжившись и дремал на солнышке.



— О чем ты думаешь?  — спросил Софус.

— Галдят глупые горластые галки, — сказал Голубь. Больше он ничего не хотел говорить, потому что его клонило ко сну. Но, когда мальчики сунули ему в клюв кусочек пряника, он сказал:

— Гоп! — и с удовольствием проглотил его. А потом он сказал: — Гут! (по-немецки это значит «Хорошо!»)

Тогда мальчики спросили его, из какой страны он прилетел.

Голубь ответил:

— Голландия! — Он взъерошил все свои перья, и было видно, что он очень гордится знанием иностранных языков. Он ткнул себя лапкой в грудь и сказал: — Горжусь! — А потом добавил: — Грамотный! Он был очень высокого мнения о себе.

Дикобраз разрывал задними лапами кучу сухих листьев. Его большие, острые иглы торчали во все стороны.



— Чем ты занят? — спросил его Юн.

— Делом, — ответил Дикобраз.

— А где ты живешь?

— Довольно далеко.

Потом Дикобраз вздохнул и покачал головой.

— Доверяйте, дети, добродушным дикобразам, — сказал он и, немного помолчав, добавил: — Даже дряхлым!

— Мы тебе доверяем, — сказал Софус.

И мальчики пошли дальше.

У Енота на животе была большая буква «Е». Он сидел на задних лапах и глядел исподлобья на большую тарелку с клубникой. Он, видно, был очень недоволен таким угощением.



— Еноты ежедневно едят ежевику! — пробурчал он.

— Но ведь клубника гораздо вкуснее! — возразил Софус.

— Ерунда! — сердито буркнул Енот.

И мальчики поняли, что он больше не хочет с ними разговаривать.

Жаба сразу начала жаловаться.



— Жадные жирные жужелицы жестоко жалят жаб!  — сказала она, широко разевая рот.

— Не может быть! Мы тебе не верим! — крикнули мальчики.

— Жаль, жаль! — проквакала Жаба, прыгая вслед за ними.

Но в это время подскочил Заяц с большой буквой «3» на спине.



— Зайцы запросто заглатывают злых зеленых змей! — хвастливо крикнул он.

— Это неправда! — сказал Софус, но Заяц уже был далеко.

Ибис сидел, полузакрыв глаза, и молча сосал конфету.



— Что ты больше всего любишь? — спросил его Юн.

— Изюм и имбирь. Иногда — ириски! — ответил Ибис.

— Значит, ты лакомка! — засмеялся Софус.

— Издеваетесь? — обиженно проговорил Ибис, и больше от него уже нельзя было добиться ни слова.

— Кормят кошек кое-как! — злобно проговорил чей-то голос. Это была Кошка.



Ей очень хотелось выпросить что-нибудь вкусное — например, кусочек бифштекса, немного сливок или сметаны. Но она не могла их назвать, потому что ни одно из ее любимых кушаний не начинается на букву «К». Кофе, правда, начинается на «К», но она его не любила. Она могла бы, конечно, назвать котлеты вместо бифштекса, но это просто не пришло ей в голову.

Кошка взглянула на Юна и Софуса и пробормотала:

— Косолапые карапузы!

— Лягушки любят лакомиться ломтиками лососины! — раздался квакающий голос. Это была, конечно, Лягушка.



Кошка разозлилась еще больше: ведь сама-то она очень любила лососину, но не могла назвать ее, потому что лососина начинается на «Л». А Лягушка кормится насекомыми и вовсе не ест никакой рыбы. И сказала она это только для того, чтобы позлить Кошку.

— Люблю лавровые листья! — проквакала Лягушка. А это было уже совсем ни к чему.

— Милые малыши!  — пробасил толстый Морж. — Минуточку!

Юн и Софус остановились.



— Мы, мудрые моржи, мучаемся, — сказал толстяк, глотая слезы. — Мне мерещатся маковки, морковки, макароны, марципаны, мед, мармелад…

Весь день напролет Морж что-нибудь ест, но все равно жалуется, что он голодный.

Мальчики не стали его слушать и пошли дальше.

— Мелюзга! — закричал им вдогонку Морж.

Следующим был Носорог с большой буквой «Н» на боку. С ног до головы он был покрыт сахарной глазурью. На носу у него торчал шоколадный рог, так что мальчики сразу узнали бы Носорога даже и без буквы «Н».



Он говорил только по-носорожьи, так что Юн и Софус ничего не могли понять.

— Вы не умеете говорить по-человечески? — спросил его Юн.

— Нет! — ответил Носорог и вдруг метнулся в сторону — он испугался Овцы.

— Отвратительные обжоры обезьяны обкрадывают остриженных овец! — сказала Овца, вращая грустными глазами.



— Это несправедливо! — воскликнул Софус.

— Очень обидно! — кивнула головой Овца.



— Павианы прекрасно поют! — сказал Павиан, самодовольно улыбаясь. — Прелестный, пушистый, приветливый, премилый, певучий!.. — воскликнул он, показывая на самого себя. — Паинька!  — добавил он, немного подумав, но мальчики не стали с ним разговаривать.

— Робкие рыбки развлекаются редко, робкие рыбки развлекаются редко!.. — повторяла скороговоркой Рыба. — Рыжие рыбаки резво рвут репу руками! — вдруг закричала она не своим голосом. Ей было все равно что сказать — лишь бы слова начинались на «Р».



— Скорее сюда!  — хрюкала Свинья. — Скорее сюда! Старые свиньи самые симпатичные!.. Скажите, сколько стоит сладкая сахарная свекла?

— Мы не торгуем свеклой, — с достоинством ответил Юн.



Мальчики даже не остановились.

— Тринадцать толстокожих тапиров тормошат торопливых тараканов! — сказал Тапир.



— Зачем же тормошить тараканов? — засмеялся Юн. — Кому они нужны?

— Ты тупица! — огрызнулся Тапир и с презрением посмотрел на Юна.

— Умные удавы умело уничтожают унылых улиток! — спокойно заметил Удав. А потом он вдруг почему-то рассердился и прошипел: — Уходите! Удавлю!



Юн и Софус бросились бежать со всех ног.



— Фамилия? — строго спросил Филин.

— Сульбаккен, — ответил Юн.

— Фу! — фыркнул Филин и больше ничего не сказал.

— Хомяку хочется халвы! — застенчиво сказал Хомяк.



— Ешь морковку! Это полезнее, — ответил Софус.

— Хи-итрые! — обиженно заскулил Хомяк и спрятался в свою норку.

— Цапли цапают цыплят! — отчеканила длинноногая Цапля.



— Но ведь это нехорошо! — сказал Юн.

— Цыц!  — цыкнула на него цапля.

— Чуткие черепахи чересчур часто чихают! — сказала Черепаха, приветливо кивая мальчикам.

— Ну как часто? — спросил любопытный, Софус.

— Через четверть часа, — ответила Черепаха и громко чихнула.



— Бедняжка! — воскликнул Юн. И мальчики пошли дальше.

— Шустрые шмели шутят шепотом! — прожужжал вдруг большой мохнатый Шмель над их головой.



— Почему? — спросил Юн.

— Шушукаемся! — неопределенно ответил Шмель и сразу же улетел.

— Щуплые щетинистые щенята щиплют щавель! — сказал маленький вислоухий Щенок.



— От голода? — спросил его Софус.

Щенок грустно кивнул головой.

— Эх-эх-эх! — прокряхтел чей-то старческий голос. Мальчики обернулись и увидели Страуса Эму.



— Откуда он здесь взялся? — удивленно спросил Юн. — В какой стране такие водятся?

— Эфиопия!  — хрипло проговорил Эму. Но он соврал: ведь всем известно, что Эму — австралийский Страус.

— Юн! Юн! Юн! — послышалось вдруг чье-то веселое щебетание.



Мальчики подняли глаза и увидели маленькую пташку. Она порхала над головой Юна и лукаво поддразнивала его.

— Да ведь это Жаворонок!  — воскликнул Софус. Птичка молча замотала головой, потому что сказать «нет» она не могла.

— А кто же ты? — спросил Юн.

— Юркая Юла! — прощебетала пташка и улетела прочь.

— Я — ядовитая Ящерица! Ясно? — предупредила мальчиков буква «Я».



Юн и Софус решили не подходить к ней.

Софус требует буфешкаф

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда на столе уже не осталось ни одного пряника, мальчики встали и принялись осматривать комнатку доброй бабушки.

— Хорошо у тебя здесь, — вздохнул Юн. — Это самый уютный домик из всех, что я видел. Хотя и у нас дома тоже очень уютно. На стене висит портрет в золотой раме, и еще у нас есть зеленая тахта с подушками, а в углу на низеньком столике стоит радиоприемник!

— A y меня дома еще лучше! — заявил Софус. — На стенах у нас книллажи и зеркалюстры, а в столовой — огромный буфешкаф, внутри и снаружи весь молированный, а рядом — великолепная хрустажерка.

— Подумать только! — удивилась бабушка. — Сроду я не слыхала о таких диковинных вещах. Но, наверное, это и в самом деле что-нибудь особенное. Мне очень жаль, что мой домик обставлен не так роскошно!

— А я не верю, что на свете вообще бывает такая мебель, — проговорил Юн. — И все эти названия ты тоже выдумал, от первого до последнего!

— Но ведь они похожи на настоящие! Я, правда, верил, что есть такие вещи, — пробормотал Софус, борясь со слезами.

— Не плачь, — сказал ему Юн.

Он-то знал, что у бедняги Софуса никогда не было ни дома, ни бабушки, а выдумал он все это просто так, для важности. Ведь Юн сам нарисовал его мелом, и у нарисованного мальчика ничего не было на всем белом свете.

— Когда мы вернемся домой, я устрою тебе замечательную комнатку, и она будет совсем-совсем твоя, — продолжал Юн. — И там будет все, что ты захочешь.

— Даже то, что я выдумал? — оживился Софус.

— Не так-то легко нарисовать вещь, которую никогда не видел,  — сказал Юн. — По правде говоря, довольно трудно изобразить буфешкаф, да еще молированный.

— Ничего, у тебя все получится как надо, — успокоил приятеля Софус. — Я даже буду не в обиде, если ты подаришь мне такую комнатку, как эта… — Софус показал на бабушкину гостиную.

— Пожалуйста, бабушка, — попросил Софус, — не расскажешь ли ты нам на прощание еще одну сказку?

— Отчего же не рассказать? — сразу согласилась бабушка и начала сказку про короля Пера Скверного:


Жил-был король Пер Скверный,
Зазнайка и заика.
Нечесаный, немытый,
Он к людям выходил.

— Фу, как нехорошо! — проговорил Софус.


Ругал лакеев верных,
Пугал министров криком,
И был король обжорой,
И выпить он любил.

Сказал король-Заика:
«Про-про-проклятый пекарь
Пирог мой королевский
Преступно загубил  —
По-положил клубнику
Вме-вместо земляники.
Го-голову за это
Ему я отрубил!»

«По-по-портной-обманщик,  —
Вскричал затем Заика,  —
Испортил мой кафтанчик!
Не по-по-потерплю!
Хватайте же портного
И с берега крутого
Ки-киньте его в море,
Его я не люблю!»

Сказал Заика грозно:
«К чему мне ми-министры?
О чем ни попрошу я,
На все один ответ:
В казне, мол, нету денег,
Казна тощает быстро,  —
Так бросьте же министров
Собакам на обед!»

Однажды Пер-Заика
Вдруг заболел ангиной,
Бронхитом, дифтеритом,
Поносом и чумой.
И вызвали к Заике
Всех лекарей великих.
И те поили хиной.
Заику день-деньской.

Король дрожал в ознобе
Лежал и трясся в злобе.
«Бу-буду ли здоров?»  —
Спросил он докторов.
«Да, есть рецепт отличный,  —
Сказали те. — Изволь:
Коль станешь симпатичным,
Поправишься, король!»

Вздохнул больной владыка:
«Ка-каюсь, был неласков,
И вспыльчив, и несдержан
Подчас во гневе был».

Тут на щеках Заики
Вдруг заиграла краска,
А на другое утро
Болезни след простыл.
«По-по-подайте туфли!  —
Вскричал король спесиво.
И грозно, как из пушки:  —
Лакеев — наказать!
Пропали мои туфли!
Болваны, дураки вы!..
Нет-нет… лакеи-душки!  —
Я т а к хотел сказать».

Не тот теперь Заика.
Случалось, что, гуляя,
Убогую старушку
Он в садике встречал.
Срывал корону мигом.
«По-по-по-поздравляю
С хорошей по-погодой!»  —
Старушке он кричал.

Болели часто ноги
У Пера-Недотроги.
Но, если наступали
Заике на мозоль,
Не рявкал: «Прочь с дороги!
Не то сгною в остроге!»  —
А кротко улыбался
Воспитанный король.
Он говорил: «Простите!
И, право, не спешите
У-би-бирать ботинок,
Щадя мою мозоль!»

Бывало, что Заике
Мешали шум и крики,
И королева злилась,
И принц-наследник ныл.
Король твердил: «Отлично!
Как все вы ми-ми-милы!»
И Пером Симпатичным
Отныне прозван был.

— Хорошая сказка! — вздохнули мальчики.

Но теперь и в самом деле пора было уходить. Приятели поблагодарили бабушку за угощение, а добрая старушка также поблагодарила их за то, что они навестили ее. Мальчики пообещали заглянуть к ней еще раз, если им случится вновь побывать в здешних краях. Юн щелкнул каблуками и отвесил хозяйке низкий поклон, как учила мама. Софус сделал то же самое, что и Юн. А потом они ушли.

Тролль, которого звали Кумле

 Сделать закладку на этом месте книги

За садовой оградой мальчики увидели табличку, на которой были начертаны вот такие диковинные знаки:



Подумав как следует, Юн догадался, что они означают. Софус тоже сделал вид, будто догадался, но, по правде сказать, он ничего не понял — ведь он не знал ни одной буквы. К тому же это была очень, очень сложная надпись. Впрочем, может быть, ТЫ разберешь ее?

Они опять шли долго-долго. Наконец выглянуло солнце, и кругом стало светло и красиво. Запели птицы, застучал по деревьям дятел, и шустрые зайчата взапуски помчались по дороге, обгоняя мальчиков.

Приятели взобрались на вершину холма, откуда открывался прекрасный вид. Здесь не было деревьев, а были только камни, поросшие мхом. Но на самой верхушке холма стояла огромная сосна. Она крепко вцепилась в землю могучими корнями. А под сосной сидел Тролль, самый настоящий Тролль, толстенький, добрый, но очень-очень голодный. На шее у Тролля была повязана салфетка, а в руках он держал серебряную вилку — Тролль был воспитанный и никогда не ел руками. Серебряную вилку ему подарил на день рождения его дядя много лет назад. Вилка эта как две капли воды была похожа на ту, что лежит у твоей бабушки в буфете. Впрочем, вполне возможно, что вилка принадлежит не самой бабушке, а дедушке. В Норвегии{2} родственники часто дарят друг другу такие вилки. А на той, что держал Тролль, было выгравировано красивыми буквами с завитушками:


«Дорогому Кумле».

Конечно, такой надписи ты не найдешь на вилке, принадлежащей твоему дедушке. Ведь Кумле — это имя нашего Тролля, а дедушку твоего, наверное, зовут совсем по-другому. Норвежских дедушек зовут обычно Лейф, Якоб или Матиас, иногда —  Фредерик или Нильс.

Правда, иной раз можно встретить дедушку, которого зовут Ганнибал, но таких довольно мало.



Итак, нашего Тролля звали Кумле. Он сидел, держа перед собой огромную тарелку, и ждал, когда служанка принесет ему обед. В ожидании обеда Тролль любовался солнцем и напевал веселую песенку. Некоторые тролли боятся солнца: стоит сверкнуть солнечному лучу, как они превращаются в столб дыма и исчезают. Но Кумле был из другой породы троллей — из тех, что любят солнечный свет.

Песню, которую пел Кумле, ты сумеешь спеть тоже — подобрать к ней мотив легче легкого. Но если уж ты станешь петь ее при взрослых, то обязательно предупреди их, что это песенка Тролля. А то они, чего доброго, подумают, что ты и в самом деле такой жадный. Как они тогда испугаются! Если, конечно, твои родители из пугливых. Мать нашего Юна, кстати, совсем не такая. Но все же однажды и она испугалась — это было, когда Юн вернулся домой с живой Гадюкой, которую он тащил за хвост. Это маме совсем не понравилось.

А вот и песенка Кумле:


Я бы съел без размышлений
Двадцать жареных оленей
Или столько же овец  —
С луком и горчицей,
Перцем и корицей,
С хреном, ванилином,
Уксусом и тмином,
С сахаром и солью наконец!
Девятнадцать сладких кексов,
Восемнадцать судаков
И поджаристых бифштексов
Из отборнейших кусков.
А потом семнадцать мисок
Киселя и творогу,
И жаркого, и сосисок,
И сарделек, и рагу.

И еще шестнадцать банок
Маринованных грибов,
Груду булок и баранок,
И пирожных, и тортов.
И пятнадцать сдобных плюшек,
И четырнадцать котлет,
И еще тринадцать сушек,
Мармеладу и конфет.
И двенадцать кружек пива,
И одиннадцать — вина
Залпом, жадно, торопливо
Осушил бы я до дна!
А потом, порядка ради,  —
Чтоб желудок был полней,  —
Десять яблочных оладей,
Девять жареных свиней,
Восемь килек, семь макрелей,
Шесть селедок, пять сардин,
Четырех больших форелей,
Три бочоночка маслин.
Два кило сырого теста
И ведерко молока.
Вот тогда я наконец-то
Заморил бы червячка!

— Слов нет, неплохой обед, — заметил Юн.

— В наше тяжелое время, пожалуй, сойдет, — согласился Кумле. — В молодости я ел гораздо больше, но теперь аппетит уже не тот. Старею я, ребята. Вообще хорошо, что вы пришли, вы поможете мне разрешить одну порблему.

— Надо говорить «проблема», не «порблема»! — сказал Юн.

— Разве у нас в стране нет свободы? Разве мы не имеем права выговаривать слова так, как нам заблагорассудится?! — возмутился Кумле. Это тоже — порблема, и немалая!

— А все же слова надо произносить правильно, — не уступал Юн.

— Ну хорошо, послушай сначала, о чем идет речь, — ответил Кумле, — а как ты это назовешь, это уж твое дело. Что до меня, то я твердо убежден, что лучше говорить «порблема».

И тут Кумле рассказал, что ему надо выкрасить в своем доме все полы. А в доме его было два парадных входа. В жилище порядочного Тролля без этого никак не обойтись.

Кумле развернул перед мальчиками большой лист бумаги, на котором был нарисован план его дома. Вот он, этот план:



Тролль не знал, как сделать, чтобы в каждую комнату зайти только по одному разу, — ведь иначе он затопчет свежевыкрашенные полы. С другой стороны, он боялся, что пропустит какую-либо из комнат. Жена Тролля вот-вот должна была вернуться из деревни, куда она ездила отдыхать, и Троллю очень хотелось, чтобы к ее приезду все в доме сверкало и блестело.

Юн и Софус задумались. Поразмыслив немного, они показали Кумле, как надо поступить, чтобы зайти в каждую комнату по одному разу, не возвращаясь туда снова. Если тебе тоже хочется знать, как это можно сделать, взгляни на страницу 88. Но сначала попытайся догадаться сам.

Кумле долго глядел на план и наконец сказал:

— Большое спасибо.

Теперь оставалась только одна трудность. Дело в том, что он позабыл соединить комнаты дверями. Дом свой он строил так: сначала обнес стенами первую комнату, а так как войти в нее уже было нельзя, пристроил к ней еще одну. Но и во второй комнате он тоже забыл сделать дверь. Заметив это, Кумле совсем рассердился и понастроил целую кучу комнат. Но только в двух самых последних он оставил двери.

— Послушай-ка, Юн, — сказал Софус, — мне думается, надо ему помочь.

— Попробуем, — кратко ответил Юн.

Они вошли в дом, где жил Кумле, и Юн нарисовал на стенах двери. Двери получились разные: одни — широкие, двойные, другие — узкие. Но самое главное, не осталось ни одной комнаты без дверей. И Кумле заметно повеселел.

— Этот мелок мне очень пригодился бы, — сказал он. — Может, продашь его?

— А что ты мне дашь взамен? — спросил Юн. — Мелку этому, сам понимаешь, цены нет.

— Могу исполнить три твоих желания, — сказал Кумле, потирая нос.

— И я в самом деле получу все, что только пожелаю? — спросил Юн.

— Конечно! — ответил Кумле.

— Хорошо, но то же самое ты должен обещать Софусу, — сказал Юн.

— Пожалуйста! — сказал Кумле.

— Раз так, — закричал Софус, — то я хочу большой буфешкаф!

— Что? — удивился Тролль. — Понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Я и сам не имею понятия, — признался Софус, — но не все ли равно, раз мне так этого хочется! И пусть буфешкаф обязательно будет молированный.

— Что ж, попробуем, — согласился Кумле.

Он закрыл глаза и начал колдовать. И вскоре перед ними появилась какая-то непонятная штука.

— А ты не забыл сделать его молированным? — осведомился Софус.

— Представь себе, забыл, — сокрушенно сказал Кумле.

Тут он снова закрыл глаза и еще немного поколдовал над буфешкафом, и тогда буфешкаф стал молированным.

— А что же я буду с ним делать? — спросил Софус.

— Не знаю, право. Но ведь ты сам заказал, его мне, — ответил Кумле.

— А если я попрошу тебя забрать его, ты все равно засчитаешь мне это как первое желание? — спросил Софус.

— Да нет уж, не засчитаю, — сказал Кумле. — Твой буфешкаф мне так понравился, что я, пожалуй, возьму его себе, а все три желания останутся за тобой.

Тролль взял буфешкаф и поставил его в одной из многочисленных комнат своего дома. Ему пришлось внести его в комнату с двойными дверями, потому что огромный буфешкаф все равно не пролез бы в обыкновенную дверь.

— Ну вот, теперь я желаю, чтобы у меня был кошелечек, в котором всегда лежала бы золотая монетка. А если я выну монетку, на ее месте должна сразу же появиться другая, — заявил Софус.

— Пожалуйста, вот он, твой кошелек! — сказал Кумле.

— А еще я хочу лучше всех в мире играть на скрипке! — продолжал Софус.

— Пожалуйста, — сказал Кумле, — вот тебе скрипка, играй в свое удовольствие — много найдется охотников послушать тебя!

С этими словами Тролль вручил мальчику красивую золотистую скрипку.

— И еще я хочу коробочку с карамельками! — потребовал Софус.

— А какие ты хочешь карамельки: фруктовые, сливочные или шоколадные? — поинтересовался Кумле.

— Сливочные, — ответил Софус. — И пусть будет так: кто съест карамельку, у того на голове вместо волос вырастет трава.

— Пожалуйста, — сказал Кумле, — вот тебе коробочка с карамельками!.. А теперь, Юн, настал твой черед!

— А можно мне пожелать, чтобы всегда сбывалось все, что я хочу? — спросил Юн.

— Увы, это невозможно, — ответил Кумле.

— А можно мне пожелать, чтобы исполнилось еще двести моих желаний? — продолжал Юн.

— Нет, и этого нельзя, — сказал Кумле.

— Если так, то вот чего я желаю: пусть мой друг Софус станет непромокаемым, а то мне больно смотреть, как он теряет руки и ноги, — сказал Юн.

— Постойте! Погодите! — закричал Софус. — А нельзя ли, прежде чем я стану непромокаемым, приделать мне новую голову?

— Неужто тебе мало одной головы? — недовольно спросил Юн.

— Да нет, я и не прошу вторую, — оправдывался Софус, — но мне так хотелось бы получить другую голову — с кудряшками и с голубыми глазами…

Кумле сплюнул в ладонь и начисто стер голову Софуса, а потом взял мелок и нарисовал ему новую. Получилась отличная голова — старый Кумле славился своим умением рисовать. Скромный зонтик Софуса он уверенно переделал в щегольскую тросточку. После этого Софус стал таким:



 Затем Софуса сделали непромокаемым, и он почти совсем перестал бояться воды.

— Я тоже хочу коробочку с конфетами. Но они должны излечивать тех людей, которые из-за Софуса обрастут травой, — попросил Юн. У Юна было доброе сердце, и он всегда боялся кого-нибудь обидеть.

— Пожалуйста!

— Ты, Юн, совсем не понимаешь шуток! — обиделся Софус. — Неужто тебе жалко, чтобы я немного позабавился?

— А с третьим желанием я хотел бы немного подождать, пока оно мне не понадобится, — сказал Юн.

— Что ж, дело хозяйское! — согласился Кумле. — Ты только позови меня, когда надумаешь. Даю тебе слово сразу же исполнить любую твою просьбу.

— Большое спасибо!  — проговорил Юн, поклонился и пожал Троллю руку.

— Очень большое спасибо! — сказал Софус и проделал то же самое, что и Юн.

Софус хочет жениться

 Сделать закладку на этом месте книги

Мальчики попрощались с Кумле, еще раз поклонились ему и ушли. Софус все время играл на скрипке. Дороги совсем не было видно. Вдруг мальчики оступились и стремительно покатились вниз по крутому склону.



Хорошо еще, что Софус успел обхватить руками скрипку, а то бы она разбилась.

Когда мальчики пришли в себя, они увидели рядом большой пруд, по которому плавали утки и утята. Стайка бобров строила на пруду плотину. Неподалеку другие бобры сооружали дом. Самый большой и самый старый из всех бобров обдирал зубами березу. Он уже надрал целый ворох березовой коры.

— Для чего тебе столько коры? — удивился Юн.


 —  Трудолюбивые бобры
Всегда прилежны и добры.
У них одна забота:
Усердная работа,  —

ответил Бобр.

Мальчики посочувствовали Бобру: помимо всех трудов, ему еще приходилось изъясняться в стихах. Неужто он сам свалил все бревна, что сложены около пруда, спросили они.


 —  Укладываю ровно
Деревья, ветки, бревна.
Расчищу ил и тину,
Построю здесь плотину,  —

сказал Бобр.

— А тебе позволяют все это делать? Хозяева леса дали тебе разрешение? — продолжал допытываться Юн.

Но на этот раз Бобр ничего не ответил. Он так приналег на работу, что щепки полетели во все стороны.

— Можно нам перейти по твоей плотине на ту сторону? — спросил Юн.

— Да, уж пожалуйста, скажи нам, выдержит ли она нас обоих? Мы страшно боимся упасть в воду. Пожалуй, это единственное, чего мы боимся, — сказал Софус.

Бобр молча покачал головой, но Юн все же решил, что плотина довольно крепкая. Набравшись смелости, он ступил на бревна и начал перебираться на другую сторону. Но едва он успел пройти несколько шагов, как плотина развалилась на куски и Юн со всего размаха п


убрать рекламу






люхнулся в воду, да так, что брызги разлетелись фонтаном.


 —  Не слушал доброго совета  —
В пруду барахтайся за это!  —

проговорил Бобр, невозмутимо продолжая свое дело.

— Спасите! — кричал Юн.

— Я боюсь уток, они, наверное, сердитые, — сказал Софус.

— Ты — трус!  — крикнул ему Юн, подплывая к берегу.

— Ничего подобного! — обиделся Софус.

— А я говорю — трус! — повторил Юн.

— Совсем не обязательно говорить это, даже если это правда, — захныкал Софус.

— Извини, пожалуйста, — сказал Юн.

И они снова двинулись в путь и к концу дня пришли в большой красивый город, лавки еще были открыты. Юн и Софус зашли в магазин и накупили кучу всякого добра — ведь денег у них было вдоволь. Они купили себе полосатые брюки и белые брюки, и галстуки, и шелковые рубашки, и новые ботинки. А потом они сели в автомобиль и поехали в самую роскошную гостиницу. Там им предоставили две отдельные комнаты. В каждой комнате стояла широкая кровать, накрытая синим шелковым одеялом.

— Хочу красное одеяло! — закричал Софус. — Я никогда не мог уснуть под синим одеялом. Я совершенно не выношу синего цвета, такая уж у меня причуда.

— Ты вообще никогда не укрывался одеялом!  — рассердился Юн. — У тебя никогда его и не было: ни красного, ни синего!

— Значит, я не вру, что сроду не мог уснуть под синим одеялом, — возразил Софус. — Выходит, я сказал чистую правду.

— Ты неизлечим, плохи твои дела!  — вздохнул Юн.

— Почему ты так говоришь? Ты думаешь, я болен? — встревожился Софус. — Признаться, я ужасно боюсь заболеть. Ничего другого на свете я не боюсь. Я очень храбрый.

— Неправда!  — сказал Юн.

— Хорошо, сейчас увидишь, какой я храбрый… — заявил Софус.

С этими словами он пошел прямо во дворец и попросил разрешения сыграть для короля на скрипке.

Король сидел на троне, рядом с ним — королева, а принцесса примостилась на стуле у зеркала. Принцесса была прелестна, и Софус не мог отвести от нее глаз.

Но та даже не взглянула на него, она все время смотрелась в зеркало. А когда к ней кто-нибудь обращался, то в ответ она говорила: «Угу». Ей дали имя Эмма в честь тетки, которую звали Марен Аманда. Тетка жила в Рио-де-Жанейро и каждую неделю присылала племяннице шоколад и шелковые чулки, пудру и губную помаду.

Софус отвесил собравшимся поклон и начал играть. Он играл так весело, что даже королева рассмеялась, и это был первый случай за последние пятнадцать лет. А король так разошелся, что вскочил с трона и пустился в пляс. Тогда Софус сыграл другую мелодию, и все принялись вздыхать и плакать — такая это была печальная музыка. Принцесса очень удивилась, заметив, что ее зеркало покрылось слезами, — и тут она впервые подняла глаза и взглянула на Софуса.



А тот снова заиграл веселую мелодию. Все вытерли слезы, улыбнулись друг другу и опять подумали, что жить на свете очень приятно.

— А петь ты тоже умеешь?  — спросила королева.

— Конечно, — ответил Софус. И тут же запел:


Королева Каролина
Примеряла пелерину.
Долго рылась в гардеробе.

«Не могу никак понять я,
Почему тесны мне юбки,
Почему не лезут платья,
Натянула еле-еле…
Видно, платья похудели!»

Королева Каролина
Мажет щеки вазелином.
То потрет мизинцем справа,
То слегка помажет слева:
«До чего распухли щеки!  —
Огорчилась королева.  —
Я ничуть не удивлюсь,
Если это просто флюс!»

— Какая глупая песня! — воскликнула королева. — Не знаю, известно ли тебе, что меня зовут Каролиной. А мужа моего зовут Расмус. Король Расмус Первый!

— Простите! — сказал Софус. — Я ведь не знал, что короля зовут Расмус.

Немного подумав, Софус объявил, что сейчас он исполнит новую музыкальную пьесу под названием «Каролина». И Софус заиграл: из-под смычка лилась такая прелестная мелодия, что казалось, миллионы душистых розовых лепестков шелковистым покровом ложатся на блестящую поверхность зеркала. Нет, невозможно описать, до чего она была прелестна!

Принцесса вскочила и принялась танцевать, и казалось, в воздухе кружится серебристая чайка, то взмывая ввысь, то паря на распростертых крыльях. Софус с трудом доиграл до конца — так понравился ему танец принцессы.

— Хочешь стать моим женихом? — спросила она, кончив танцевать.

— Да, большое спасибо! — ответил Софус и на глазах у родителей расцеловался с принцессой.

— Постой! — сказал король. — Сначала я должен узнать, есть ли у тебя деньги или какие-нибудь другие богатства. Не каждый может жениться на дочери короля.

— У меня есть огромное поместье, — заявил Софус. — Оно такое большое и приносит столько доходов, что тебе, право, не о чем беспокоиться.

Разумеется, в этом не было ни единого слова правды. Софус сказал так только потому, что ему не хотелось показывать кошелек с золотой монетой.

— Вот как! — с интересом воскликнул король, очень любивший разговоры о сельском хозяйстве. — А сколько же у тебя там коров?

— Я совсем не держу коров, — ответил Софус. — Вместо них я завел молочнодоильные машины. Хозяйство у меня богатое — каждую весну мы собираем до пяти тысяч бочек моченых яблок.

— Каждую весну? — переспросил король. — Неужто твои яблоки созревают весной?

— Конечно, — лихо продолжал Софус. — Мы заметили, что к концу зимы яблоки дороже всего, и поэтому решили собирать их весной.

— А каких коней ты держишь? — допытывался король.

— Морских коньков! — ответил Софус.

— Вот это да! — удивился король.

— Да, есть чем похвастать, — скромно согласился Софус.

— А когда вы убираете хлеб? — не унимался король.

— Обычно мы это делаем после обеда, — отвечал Софус. — Мы складываем его в салфетку и убираем в шкаф, чтобы он не засох.

— Сроду не слыхал такой чепухи! — сказал король.

— А иногда мы прячем хлеб в полотняный мешочек, — добавил Софус.

— А сено? — спросил король. — Как же вы поступаете с сеном?

— По-разному, — отвечал Софус. — Иногда мы варим его, иногда жарим, но, случается, мы упаковываем его в ящики и отправляем в город для продажи.

— Знаешь, что я думаю? — спросил король.

— Нет, не знаю, — сказал Софус.

— Я думаю: нет у тебя никакого поместья и никогда не было, — произнес король.

— Представь себе, и я думаю то же самое! — сказал Софус.

И тогда он нехотя вытащил из кармана кошелек с золотой монетой и показал королю скрипку.

— А не мог бы ты изобрести аппаратик, который сам все время вынимал бы деньги из кошелька? — спросил король. — Сколько времени пропадает зря, когда ты спишь или обедаешь!

— Я поразмыслю над этим, — сказал Софус.

Последняя глава

 Сделать закладку на этом месте книги

Юну стало противно слушать, как бессовестно врет Софус. Он вышел из дворца и начал прогуливаться по парку. Там было много разных зверей, но парк был какой-то странный, да и сами звери показались ему очень странными. Одним словом, все здесь было не так, как надо. Юн не сразу разобрался, что к чему, но понемногу он все-таки с этим справился.

Пока Юн прогуливался по парку, принцесса подлизывалась к Софусу. Она целовала его, похлопывала по щекам и называла своим милашечкой.

— Дай мне потрогать волшебный кошелек, — просила принцесса, — мне ужасно хочется его потрогать! Ну, пожалуйста, дай мне его в руки на одну минуточку! Я только немножко подержу его и сейчас же отдам тебе.

И Софус дал ей кошелек и в придачу протянул свою скрипку. Принцесса схватила и то и другое, сунула в железный шкаф и захлопнула дверцу. А Софус тем временем лежал на диване, небрежно закинув ногу на ногу, и курил сигару. Глядя в потолок, он раздумывал над тем, что станет делать, когда женится на дочери короля.



— А ну-ка, убирайся отсюда, остолоп! — крикнула принцесса. — Пошел вон!.. И ты тоже убирайся! — добавила она, обращаясь к Юну, который только что вернулся из парка.

От удивления Софус выронил изо рта сигару. Он никак не мог поверить, что их всерьез выгоняют, но в конце концов все же понял, что принцесса не шутит.

— Ваше высочество, — сказал он, — разрешите предложить вам на прощание карамельку.

Софус вежливо поклонился и шаркнул ножкой — прямо как учитель танцев — и протянул принцессе коробочку, которую дал ему Тролль. Принцесса схватила две карамельки и сунула их в рот, даже не поблагодарив, а король и королева тоже взяли себе по конфетке. Тогда Софус с Юном поклонились еще раз и ушли.

Едва они успели выйти из дворца, как услыхали громкие вопли. Принцесса показалась в окне и крикнула, чтобы стража схватила Юна и Софуса. Но мальчикам все же удалось убежать.

На другое утро все газеты напечатали на первой странице важное сообщение: король, королева и принцесса стали носить новые головные уборы. Они завели себе шляпы, похожие на клумбы, поросшие травой и соломой. В газетах были также картинки, изображавшие новые шляпы, а картинки эти были вот какие:



Все знатные дамы и господа сразу же нацепили на себя травяные шляпы, наперебой уверяя друг друга, что новая мода на редкость красива. Говорили даже, будто король, королева и принцесса так полюбили свои новые шляпы, что вообще никогда их не снимают. Софус и Юн отлично знали, в чем тут дело, но держали язык за зубами.

А еще в газетах было написано, что король просит пожаловать во дворец крестьян, ботаников и врачей, умеющих выращивать волосы.

Со всех концов страны во дворец потянулись парикмахеры, лекари и аптекари. Приходили сюда крестьяне, которые считали, что знают все травы на свете, приходили и садовники, которые думали, что все растения им подвластны. Всех заставляли клясться, что они никогда никому не расскажут того, что увидят во дворце. После этого они узнавали, что у короля, королевы и принцессы вместо волос растет на голове трава, а никаких шляп и в помине нет.

Крестьяне срезали, косили, уминали траву, но она сразу же отрастала заново. Лекари и аптекари варили диковинные снадобья, от которых так горело во рту, что казалось, будто лижешь языком раскаленную печку, но и это не помогало. Садовники посыпали траву ядовитыми порошками и разводили в ней колорадских жуков. А трава все росла и росла! Принцесса рыдала, король бушевал, а королева заперлась у себя в спальне и не хотела оттуда выходить.

Наступила осень. Трава пожелтела и начала увядать — теперь королевской семье стало еще труднее скрывать свой недуг.

Тогда Юн с Софусом отправились во дворец. Они постучались в парадное и сказали, что знают эту редкую болезнь и умеют ее лечить.

Мальчиков пригласили войти. Но когда король с королевой и принцессой увидали их, то они так рассердились, что желтая трава дыбом поднялась на их головах. Сказать они, правда, ничего не посмели — боялись, что мальчики откажутся их лечить. Но про себя они подумали: «Ну, погодите, сделайте свое дело, и тогда мы вам покажем!»

Софус громко и торжественно потребовал, чтобы ему немедленно вернули кошелек и скрипку. От злости принцесса затопала ногами, но делать было нечего — ей пришлось вернуть Софусу его сокровища.

Тогда Юн дал королеве конфетку. Не успела королева проглотить ее, как трава исчезла и на голове у нее выросли волосы. Вторую конфетку получил король, и он тоже сразу излечился, хотя, по правде говоря, у него давно уже не было волос.

— Теперь моя очередь! — закричала принцесса.

— Что-то не хочется тебя лечить, — сказал Софус. — Уж больно ты злая!

Однако Юн все же подошел к ней, отвесил поклон и протянул ей третью конфетку. Принцесса проглотила ее, и голова королевской дочери тотчас же покрылась волосами. Тогда Юн взял Софуса за руку и твердо произнес:

— А сейчас я хочу, чтобы Кумле исполнил мое третье желание. Кумле, перенеси нас домой, к моей маме!..

В то же мгновение они очутились на кухне, где хлопотала мать Юна. Она жарила мясные котлеты, как, впрочем, он и ожидал.

— Где это ты пропадал? — спросила она. — Давно уже пора было вернуться домой.

— А который час? — осведомился Юн.

— Уже больше четырех, — ответила мать.

— А какого дня, сегодняшнего? — продолжал допытываться Юн.

— Разумеется, не завтрашнего, — сказала мать. — А ты что, привел с собой приятеля? Ну так садитесь скорей, будете обедать. Я уже очень беспокоилась за тебя, сынок! Ты так долго не возвращался! — И она погладила Юна по голове.

— Ой, какие у тебя грязные уши! — воскликнула она тут же. — Сейчас же умойся!

Она сказала это вовсе не потому, что сердилась на сына. Просто матери всегда так говорят. Такая уж у них привычка.

— А ты чей, мальчик? — спросила она Софуса. — Ты, наверное, учишься с Юном в одном классе?

Тут друзьям пришлось рассказать ей все по порядку, но, когда они захотели похвастаться кошельком, его не оказалось — Софус потерял его. Впрочем, это было не так уж страшно. Главное — он сберег скрипку.

А теперь ты можешь посмотреть план Юна и Софуса. Вот как мальчики посоветовали Кумле идти, чтобы в каждую комнату заходить только по одному разу:




КНИГА ВТОРАЯ

ЮН И СОФУС

 Сделать закладку на этом месте книги


Юн и Софус

 Сделать закладку на этом месте книги

Юн собирался стать машинистом и водить паровоз, когда вырастет. А так как он еще не вырос, то был всего лишь Младшим учеником Старшего машиниста. Иногда ему разрешали самому вести паровоз, но только в тех случаях, когда надо было отогнать паровоз на запасной путь, чтобы он постоял там и остыл немного.

Юн очень любил свою работу и часто думал, как бы это изобрести новый паровоз, который сделал бы его знаменитым. Ему очень хотелось стать знаменитым, и он считал, что самый простой способ прославиться — это изобрести такой паровоз, который отличался бы от всех остальных паровозов.

Его друг Софус играл на барабане. Софус был не из тех барабанщиков, которые барабанят, когда им захочется, например, когда другим нужно спать, — нет, просто он зарабатывал барабаном себе на жизнь. Но ему тоже хотелось стать кем-нибудь всемирно известным: лучше всего скрипачом или поэтом. Он еще не решил, кем именно.

Вечерами, сидя вместе, Юн и Софус говорили о будущем, о своей большой славе.

Иногда Юну казалось, что легче стать знаменитым, написав книгу о паровозах, чем изобрести новый паровоз. Ведь паровоз уже изобретен. То ли дело написать толстую книгу, такую, которая называется «научный труд» и снабжена множеством маленьких картинок, помеченных буквами «А», «Б», «В».

А Софус хотел написать сборник стихов, лучше всего тоненький-тоненький. Его только огорчало, что почти все поэты, которые пишут тоненькие сборники, обязаны быть несчастными — иначе им просто не о чем писать. А все потому, что «любовь» рифмуется со словом «кровь», а не с веселыми словами.

Здорово, как подумаешь, что в парках родного города будут стоять статуи — великого Юна и мудрого Софуса. Люди будут показывать на дома, в которых они жили, и говорить: «Здесь жил великий Юн!» Или: «В этом доме поэт Софус сочинил свое самое знаменитое стихотворение. Об этом можно прочитать на мемориальной доске».

Но пока еще никто не показывал на дома, в которых они жили, и не оборачивался, когда они шли по улице, — ведь никто не знал, что эти два мальчика принесут славу своей стране. Друзья без конца рисовали проекты — может, понадобится много памятников: и там, где они родились, и где жили взрослыми, и в других местах. Одни поставят на площади, другие — в парке, на сквере или перед университетом.

Случалось, мальчики листали большие книги по искусству и рассматривали изображения статуй. Одна статуя особенно нравилась Софусу.

— Пожалуй, выберу себе что-нибудь вроде этого! — говорил он. — Только придется убрать шлем, чтобы люди видели мое лицо.

«Золотой Рыцарь» — гласила подпись под картинкой в книге. Софус считал, что это вполне подойдет, надо только изменить на «Золотой Поэт».

«Девятка»

 Сделать закладку на этом месте книги

Однажды Софус собрался идти к учителю играть на скрипке, но вместо этого пошел с Юном на станцию.

— А у тебя разве есть время? — спросил Юн.

— Подумаешь, стать знаменитым днем раньше или днем позже! — ответил Софус. — Один день можно и погулять.

Как раз в этот день Юну разрешили отвести на запасной путь самый замечательный паровоз. Он был большой, блестящий и назывался «Девятка». Софус сразу решил, что паровоз назвали так в честь знаменитого плота «Кон-Тики», который, как известно, был сделан из девяти бревен. Так или иначе, а «Девятка» тоже годился для хорошего путешествия.

Юн и Софус забрались на «Девятку». Софус отложил в сторонку футляр со скрипкой и дал гудок, а Юн нажал рычаг. И они поехали. А когда надо было сворачивать на запасной путь, Софус спросил: не лучше ли немного прокатиться в такую чудесную погоду? Юн сказал, что это очень хорошая мысль. Оба были уверены, что паровозу гораздо больше хочется путешествовать, чем стоять с глупым видом на запасном пути. На всякий случай они спросили его. «Девятка» в ответ прибавил ходу и помчался без остановки вперед.

На ходу «Девятка» пел. Песенка была простенькая, все куплеты в ней были одинаковые. Но зато она звучала очень складно, и ее легко было запомнить:

«Я-так-спе-шу, я-так-спе-шу, я-так-спе-шу!»

Волшебная палочка

 Сделать закладку на этом месте книги

Мальчики подбрасывали уголь в топку и все время прибавляли ходу. Софус насвистывал песенку, которую сочинил сам, и отбивал такт, когда рельсы шли прямо и он не боялся выпустить из рук штурвал.

Вот эта песенка, ее можно петь на мотив «Вперед! Нам бури не страшны!» А если ты не знаешь этого мотива, придумай какой-нибудь сам.


Кто знает ведьму веселей,
Чем ведьма Маргарита Вей?
Она к шести ждала гостей
И напекла сластей.
А делая дело,
Весь день она пела:
«Бом филибом филибом бом бом
И бом филибом филибом!»

Здесь ты можешь как следует постучать в барабан, если рядом, вверху и внизу живут не очень сердитые соседи.


На день рожденья всех подруг
Она позвать решила вдруг,
А всех подруг тринадцать штуг.

— Штук пишется через «к», а не «г», — заметил Юн.


…Имеется вокруг.
Подруги примчались
И в дверь постучались:
«Бом филибом филибом бом бом
И бом филибом филибом!»

Подруги пили лимонад
И ели торт и мармелад.
Когда же тронулись назад,
В трамвае встали в ряд,
В окошки глядели
И громко галдели:
«Бом филибом филибом бом бом
И бом филибом филибом!»

Вдруг произошло нечто невероятное. Настолько невероятное, что мальчики в жизни не слыхали ничего подобного, даже в газетах не читали. Софус тут же выдвинул теорию по этому вопросу. А выдвинуть теорию — это значит заявить: «Я думаю так, а кто думает этак, тот ничего не понимает!» Итак, Софус утверждал, что над ними пролетала фея. Как раз над «Девяткой» она испугалась и выронила свою волшебную палочку. Спуститься и взять ее она не решилась, потому что не любила паровозов. К тому же дома у нее была еще одна палочка, и она вполне могла обойтись без этой. Возможно также, что она увидела на паровозе Софуса и захотела оставить палочку ему — ведь он такой симпатичный! Так говорил Софус.

Юн сказал, что Софус — романтик, раз верит в фей. Сам он считал, что палочка упала со спутника или с «летающей тарелки».

А надо вам сказать, что книгу эту печатал некто с большой бородой. Знаете кто? Наш старый знакомый, Кумле!

И рисунки делал тоже он. Поэтому Юн и Софус получились не такие красивые, как в первой книге. Да, так Кумле говорит, что тоже не очень-то верит в фей. Вот ведьмы — другое дело! Дескать, скорее всего, мимо пролетала на метле ведьма, и ее ошпарило паром из паровозной трубы.

А чтобы ты поверил именно ему, Кумле нарочно выбрал самые большие-пребольшие буквы и напечатал:


ЭТО БЫЛА ВЕДЬМА!

Ну как, теперь ты поверил?

Так или иначе, бесспорно одно: прямо с неба свалилась палочка. Она упала рядом с «Девяткой». И мальчики до того удивились, что остановили паровоз. Софус спрыгнул на землю и подобрал палочку. Она была белая с золотой шишечкой на конце.

«Какая красивая палочка! — подумал Софус. — Только флажка не хватает! А впрочем, и так можно размахивать». Он не подозревал, что это волшебная палочка!

Но это была не обычная волшебная палочка, которой помахал в воздухе, и — раз! — появится все, чего ты пожелаешь. Нет, она слушалась только того, кто знал особый прием. Следовало сказать свое пожелание и одновременно взмахнуть вот так: 



Но этого ни Софус, ни Юн не знали.

Ох, и поломал голову Кумле, когда искал в типографии нужный знак! И вдруг он вспомнил, что такую точно закорючку видел на зеленых заморских деньгах. Он достал у туристов зеленую бумажку и срисовал с нее значок. Получилось совсем похоже.

А как по-твоему?

Софус размахивал палочкой и постукивал ею в лад песенке. Очень удобная палочка, чтобы такт отбивать.

На паровозе было много грязи и копоти. Правда, машинист не обращает внимания на такие вещи, но Юн заботился о Софусе, своем пассажире, и поэтому сказал ему, что у него кончик носа вымазан сажей.

— Вот бы мне такой нос, чтобы его можно было отнимать и приставлять! — воскликнул Софус, размахивая палочкой.

Он не знал, что как раз в этот миг начертил волшебный знак, и даже не подозревал, что теперь его нос можно отнимать и приставлять, — ведь пока он его не трогал, нос сидел на месте.

— Дать тебе носовой платок?  — спросил Юн.

— Большое спасибо, — сказал Софус.

Он сложил платок несколько раз, чтобы хорошенько высморкаться, и… нос очутился у него в руке!

— Зачем ты это сделал? — воскликнул Юн. — Так некрасиво! Приставь его на место!

— Нет, ты видел? — сказал Софус. — Правда, здорово?

— Всегда ты что-нибудь придумаешь! — ответил Юн. — Вздор!

А сказал он так потому, что завидно стало. Во всяком случае, немножко. Софус поставил нос на место. И что вы думаете? Он прирос — прирос, словно и не отрывался. И никаких следов, ничего! Софус даже петь перестал, все отнимал и приставлял нос. Несколько раз приставил наоборот — дырочками кверху. Получилось здорово, только, должно быть, в дождь не очень удобно.

Юн подумал, что теперь Софус благодаря своему носу станет знаменитым и надо поспешить, чтобы не отстать от него. Что, если написать всемирную историю? Это, наверное, проще всего. Надо только списать по кусочку из других историй. Первую строчку он уже знал, потому что она одинаковая во всех учебниках — и толстых и тонких:

«Каждый год Нил разливается и делает страну плодородной».

Или, может, лучше написать роман и назвать его «Приключения Беста Селлера»? А сочинить роман можно таким же способом, как историю. Тогда о нем непременно напишут в газетах, он будет жить в гостинице; может быть, даже будет сниматься в кино.

«И все-таки, — подумал Юн, — это не то, что приставной нос…»

Кумле

 Сделать закладку на этом месте книги

Впереди на путях мальчики увидели высокого, толстого человека в коричневой шубе. На голове у него была черная шляпа, в руке — трость. Юн и Софус погудели, но он даже не оглянулся.



— Эй! — крикнул Юн.

— Дорогу! — крикнул Софус.

Человек в шубе обернулся. И, представьте себе, это был Кумле!



— Дазай к нам!  — Юн протянул Кумле руку и помог ему влезть на «Девятку». — Ты куда собрался?

— В город, — ответил Кумле. — Доказать им, что я существую.

— Разве кто-нибудь в этом сомневается? — спросил Софус.

— В том-то и дело, нашлись такие, что отрицают мое существование. — Кумле любил иногда выражаться высокопарно. — Дескать, троллей нет, все это вздор, чепуха, суеверие. И неправильно внушать детям, будто мы существуем.

— А может быть, они правы? — сказал Софус. — Может, ты только воображаешь, будто существуешь на свете! А на самом деле ты — маленькая девочка из учебника психологии, которая спит и видит во сне, что она тролль, по имени Кумле.

— Но тогда ты бы меня не видел! — возразил Кумле. — Потому что если меня нет, то и тебя тоже нет!

— Я существую, — сказал Софус.

— И я тоже, — сказал Кумле. — Вот я и собрался в город, покажусь людям и спою по радио старинные народные песни троллей.

— А у тебя хороший голос? — спросил Софус.

— У меня очар-р-ровательный голос! — ответил Кумле.

— Тогда можешь спеть какую-нибудь из песен, которые я сочинил, — сказал Софус.

— Ты только все о себе думаешь, — сказал Юн.

— А о ком еще мне думать? — удивился Софус.

После этого все трое помолчали. Мальчики и Кумле задумчиво глядели, как с обеих сторон проносятся мимо дома и деревья. Кумле вспоминал молодость, когда он был сильный и ловкий и лихо плясал. Юн думал о том, что можно еще написать книгу по географии. А Софус — что стало скучно жить на свете, пора уже случиться чему-нибудь.

— Ужасно, как подумаешь, что все великие люди умерли!  — сказал он. — Александр Македонский, Наполеон и все остальные… Да и мне что-то нездоровится.

— А ты гляди в будущее, — предложил Юн.

— В старину было куда веселее, — возразил Софус. — Вот бы жить, как в сказках живут! Встретить настоящего тролля или найти семимильные сапоги! Или увидеть какую-нибудь принцессу. Вот бы попасть в замок Спящей красавицы!

И как раз в этот самый миг Софус случайно начертил волшебной палочкой нужный рисунок. Хотя ни он сам, ни остальные об этом не знали.

Даже не подозревали.

Замок принцессы Шиповничек

 Сделать закладку на этом месте книги

Никто из них еще не бывал так далеко от дома. Даже «Девятка» не знал этих мест. Рельсы привели его к длинному-предлинному подъему, и «Девятке» пришлось основательно понатужиться, чтобы одолеть его.

В конце концов они очутились наверху и увидели город, а посреди города была небольшая гора. Она вся поросла зелеными деревьями и розами, красными и желтыми. На вершине стоял замок с башнями, крепостной стеной и красными крышами. Они сразу поняли, где очутились, потому что видели этот замок на картинках в книжке. Это был дворец спящей принцессы Шиповничек.

Они подъехали к станции. Теперь Юн сам повел паровоз, потому что здесь были запасные пути, семафоры и всякие прочие трудности. Начальник станции сидел на перроне и читал газету.

— Здравствуйте! — сказал Юн, выглядывая из будки «Девятки».

— Здравствуйте! — ответил начальник станции.

— Вы не скажете, как называется эта страна? — спросил Юн.

— Розвегия, — сказал начальник. — А вон там, наверху, знаменитый замок принцессы Шиповничек.

— Самый настоящий, всамделишный, и никакого обмана? — спросил Софус. — Со спящей принцессой, с королем и всем прочим?

— Ну да! — сказал начальник станции.

— Но ведь принцессу в сказке давным-давно разбудили, и она жила счастливо до самой смерти, — возразил Юн.

— Совершенно верно. Принцесса Шиповничек проспала целых сто лет и стала после этого очень знаменитой.

— Какой легкий способ стать знаменитым! — вздохнул Софус. — Может быть, и мне стоит о нем подумать?

— Это было уже давно, — продолжал начальник. — Так давно, что первоначальный замок развалился.

— Что значит «первоначальный»? — спросил Кумле.

— А то, что вы видите новый замок. Его построили на старом месте, и теперешний король — это правнук сказочного, а нынешняя принцесса Шиповничек — троюродная внучатая племянница Спящей красавицы…

— А почему она тоже спит?

— Перестаньте перебивать, все узнаете! Дела в королевстве обстояли скверно, — р


убрать рекламу






ассказывал начальник станции. — В соседней стране были фестивали, цирк, по телевизору показывали Буратино, и каждый год туда приезжало множество туристов. А сюда никто не приезжал. Тогда король написал той ведьме, которая усыпила первую принцессу Шиповничек…

— Той самой, злой? — спросил Софус.

— Той самой. Она с годами стала добрее. Король написал ей и спросил, не может ли она повторить свое колдовство, и ведьма ответила: «Пожалуйста».

— А как звать ведьму? — спросил Кумле. — Это та самая, что подбирает фильмы для телевидения?

— Да помолчи ты! — сказал Юн. — Ну, что же было дальше?

— Ведьма поняла, что страна нуждается в рекламе. Она прибыла сюда и наколдовала. Принцесса и без того уже засыпала: она как раз смотрела по телевизору Веселую Викторину. Король, королева и все придворные тоже уснули, и шиповник обвил всю стену, заплел ворота — совсем как в сказке. Теперь каждое лето в наш город приезжает множество туристов, чтобы хоть издали взглянуть на замок. Правда, это не совсем удобно, что на короля напала спячка. Пока он спит, некому издавать новые законы.

— И никто не пробовал пробраться во дворец? — спросил Юн.

— Многие пробовали. Да разве сквозь такие заросли проберешься?

— А если на самолете? — спросил Софус.

— Там негде сесть, — ответил начальник станции.

— Даже на вертолете? — спросил Юн.

— На вертолете садились. Как сядут — сразу засыпают.

— Едем назад! — воскликнул Кумле.

— А мне хотелось бы попробовать! — возразил Юн.

— Тогда я сойду здесь, ребята, — сказал Кумле. — Меня принцессы не интересуют. Я хочу выступать по радио, хочу, чтобы про меня печатали в газетах. Пойду пока прогуляюсь по городу. Счастливо!

— Счастливо! — ответил Софус.

— Счастливо! — ответил Юн.

— Счастливо!  — ответил начальник станции.

— Счастливо! — снова сказал всем им Кумле.

— Скажите, — спросил Юн, — к замку ведут какие-нибудь рельсы?

— Конечно, — сказал начальник станции. — Четвертый путь направо. До самого шиповника, дальше не проехать.

— Вот мы посмотрим, может быть, «Девятка» справится, — сказал Юн.

— А если застрянем и умрем голодной смертью? — возразил Софус.

— Рискнем! — воскликнул Юн и тут же увидел, как «Девятка» приподнимает одно колесо, проверяя свои силы.

Мальчики не поленились. Они накидали в топку столько угля, что паровоз запыхтел от натуги, отвели его немного назад, разогнались и въехали прямо в шиповник.

НЕ ВЫШЛО!

Снова дали задний ход. Софус снял нос и вытер с него пот. Они подбросили еще больше угля и наехали на заросли с такой силой, что «Девятка» едва не потерял три колеса.

НЕ ВЫШЛО!

Но уж тут Юн, Софус и «Девятка» решили приналечь как следует. Понатужились, понапружились изо всех самых последних сил и устремились вперед с таким гулом и грохотом, что рельсы задрожали, цветы осыпались, а деревья согнулись. Паровоз врезался в чащу, шипы со страху подались, и друзья въехали во двор замка. Вот так:



А сейчас ты можешь прочесть об этом случае песенку, которую сочинил Софус.

Вот песня Софуса:


Тигр силен, и лев силен,
А еще сильнее слон,  —
Славят их в стихах и прозе.
Но сильнее всех троих
Софус наш на паровозе.

Доктор пишет целый день,
Хитрый филин любит тень,
Мудрый шмель сидит на розе.
Но умнее всех троих
Софус наш на паровозе.

Принцем стал один герой,
Кубок выиграл другой,
Третий — клад нашел в навозе.
Но ловчее всех троих
Софус наш на паровозе.

Юн и Софус зарабатывают деньги

 Сделать закладку на этом месте книги

Юн и Софус отряхнули с себя цветочные лепестки и спустились с паровоза, который все еще пыхтел и трясся от напряжения. Они поглядели кругом. Все было точно так, как в сказке: повсюду спали люди — спали, сидя, спали стоя. Спали собаки в конурах, кони на конюшнях. В гараже храпели автомашины. Один человек уснул с сигарой во рту, и над его головой, точно серая туча, застыл дым. Радио было включено, мальчики слышали, как диктор говорит во сне. Старый граммофон без конца играл одну и ту же песенку:


Семь зонтиков красных пестреет вокруг  —
Семь девочек маленьких вышло на луг.
Одна — как мизинчик, как бочка — другая,
А третья, бедняжка, такая худая!
Четвертая — с бантиком, пятая — злая,
Шестая — мулатка, в веснушках седьмая.
Вдруг первая девочка громко сказала:

«Семь зонтиков красных пестреет вокруг…»

Сначала

Юн и Софус

шли тихо, как мышки,

но оказалось,

что это необязательно,

потому что все спали

как убитые.

Мальчики поднимались

по лестницам,

спускались по лестницам,

проходили коридор за коридором,

дверь за дверью.

И, куда ни зайдут,  —

всюду спят люди:

кто лежа,

кто сидя,

кто стоя.

Они заглядывали в окна,

выходили на террасы,

смотрели вниз

и повсюду видели

спящих людей,

спящих животных

и розы.

Один генерал, по имени Пер, спал, лежа головой в пруду. Когда он выдыхал, слышно было «буль-буль-буль» и наверх поднимались большие пузыри. У генерала были рыжие усы, они плавали на поверхности воды. Толстый красный нос торчал из пруда, будто островок.

Столы и стулья тоже спали. А шлангу для поливки газонов приснилось, что он удав, и он напал на садовника.

В высокой башне, на самом верху, они нашли принцессу. Она была не такая уж красивая. Но это, должно быть, потому, что принцесса постарела и не завивала волосы, пока спала. Софус хотел сразу же поцеловать ее, но Юн поймал его за руку.

— Ты с ума сошел!  — воскликнул он. — Если ты ее поцелуешь, она проснется — и тогда сказке конец!

— Да, но зато я женюсь на ней и получу полцарства.

— Тебе этого так хочется?

— Ни чуточки! Но во всех сказках есть шикарный парень, который целует принцесс, а здесь, кроме себя, я не вижу шикарных парней.

— Верно! — сказал Юн. — Я тоже. Но на что тебе какие-то полцарства? По-моему, паровозы гораздо интереснее. Было бы куда шикарнее, если б мы, скажем, заработали много денег и купили собственный паровоз.

— Что ж, может, ты и прав, — согласился Софус. — Я тоже не прочь разбогатеть…

И надо же было случиться, что как раз в это время Софус нечаянно начертил палочкой волшебную закорючку! В тот же миг они со всех ног бросились в королевскую канцелярию, поскорее нарисовали большой плакат и повесили его у входа во дворец, там, где «Девятка» пробил дыру в стене. Вот какой у них получился плакат:



У ворот они поставили билетную кассу, во дворе замка открыли ресторан, где дети могли купить мороженое, лимонад и леденцы, а взрослые — сосиски с горчицей. Здесь было много девушек-официанток, а на паровозе стоял повар в переднике и высоком белом колпаке и готовил кофе. Воду он брал из паровозного котла, котлеты и шницели жарил прямо в топке. Как только кофе отстоится, паровоз давал гудок.



Ресторан был очень аристократический, и туристы толпами валили туда. Каждый вечер в 18.00 и 20.00 начиналось представление. Музыканты играли на шипелях, национальном инструменте Розвегии. Софус бил в барабан или играл на скрипке, а Юн читал лекции о великих писателях спящего королевства.

Туристы всё прибывали — на автобусах, поездах, самолетах. Некоторые приходили пешком, другие приезжали на велосипедах или мотороллерах. Один прикатил даже на роликовых коньках. Из Индии приехал на двух слонах магараджа. На одном слоне сидел он сам, на втором — три его самые красивые жены. Из Африки прибыл на носилках знаменитый охотник. У него было большое ружье и живой крокодил в клетке.

Одна пожилая дама привезла с собой кота. Его звали Теофил.

К счастью, Юн и Софус догадались огородить принцессу прочной проволочной сеткой, так что никто не мог ее поцеловать.

Юн чаще всего сидел в канцелярии и занимался бухгалтерией: писал в книге с большими страницами для доходов и маленькими для расходов. Софус был старшим кассиром и обзавелся огромной кожаной сумкой, как у кондуктора. Иногда он писал стихи, чтобы печатать в газете — в рамочке, с рисунком наверху, по которому сразу было видно, что это Настоящее Большое Искусство. По вечерам он пел свои стихи с террасы. Старый генерал булькал в пруду, и пузыри казались в свете множества прожекторов красными и синими. С «Девятки» доносился запах кофе — пятьдесят эре чашка, а садовый шланг, которому снилось, что он удав в джунглях, извивался восьмикратной восьмеркой вокруг большой клумбы!

Однажды вечером Софус спел ужасно печальную песню, и все, кто слушал его, заплакали. Магараджа и его три жены плакали в три ручья так, что слоны набрали полные хоботы драгоценных княжеских слез, а обыкновенные туристы утирали глаза платочками. Но один рыдал громче всех. Юн пошел на звук и увидел крокодила. Как раз перед отъездом охотника крокодил выбрался из клетки и спрятался. Теперь он лежал под столом и плакал, прикрыв глаза лапами. Юн поманил его и запер в ванной. После этого Юн и Софус решили, что умываться больше не стоит.

Софус теряет голову

 Сделать закладку на этом месте книги

Пока все это происходило, мальчики часто вспоминали своего старого друга Кумле, но у них было столько дел, что они даже ни разу не собрались в город поискать его. И вот однажды Кумле явился сам, в своей коричневой шубе, и спросил, не может ли он чем-нибудь помочь. Он рассказал, что сначала пошел на радио, но редактору не понравился его голос. Дескать, очень скрипучий, к тому же у Кумле нет «микрофонного обаяния». Кумле ответил: «Ну и пусть, я вовсе не хочу никого оБАЯНивать, оГАРМОНЬивать, объегоривать». Сказал, что все равно не станет выступать по этому паршивому радио, даже если его будут умолять. Ни за что! Наотрез откажется, хоть бы сам папа римский уговаривал.

Юн и Софус сказали, что совершенно согласны с ним.

— Правильно, не пой для них, — говорили они. — Даже в мультфильмах не снимайся, так им и надо.

Потом Юн спросил, чем же Кумле все-таки думает заняться.

И Кумле ответил, что купил себе типографию, так что теперь он книгопечатник. Мальчики очень обрадовались. Выходит, он может напечатать путеводитель по дворцу-музею принцессы Шиповничек, а они будут продавать этот путеводитель туристам. Кумле охотно согласился и немедленно принялся за дело.

Но оказалось, что печатать книги труднее, чем он думал. Кумле подобрал нужные буквы, но они не всегда ложились на свое место, а некоторые даже становились вверх ногами. Самая важная была первая страница, поэтому над ней он бился особенно долго. Вот что получилось:



— Ух, как здорово!  — сказал Юн.  — Я и не подозревал, что ты так хорошо знаешь иностранные языки. Что же тут написано?

— Написано: Дворец Шиповничка. Издание Кумле. Специальный книгопечатник дворца-музея.

Кумле очень гордился собой.

— Ты бы все-таки навел порядок среди букв, — сказал Юн. — А то они стоят не совсем правильно, да и не хватает некоторых.

— Ничего,  — ответил Кумле. — Это и есть то, что называется «свобода слова». Как хочу — так и пишу!

— Я предложу тебе работу, с которой ты, по-моему, справишься лучше, чем с книгопечатанием, — сказал Юн. — Мыть автомашины. У нас тут есть один человек, его зовут Миккель. Он продает туристам бензин, и ему нужен помощник.

— Ну что ж, я могу, раз ты просишь, — сказал Кумле. — Но все равно я хочу быть печатником. Когда-нибудь я стану страшно знаменитым книгопечатником.

— Ты тоже хочешь стать знаменитым? — спросил Юн.

— «Хочу»? Я просто стану, и все. У меня такое чувство.

— Не иначе, ты заболел, — сказал Юн. — У тебя температура. Я схожу за градусником и измерю ее.

— Никакой тиримпатуры у меня нет! — сказал Кумле. — А если бы и была, я не позволил бы тебе ее мерить! Она моя!

С этими словами Кумле повернулся, пошел к Миккелю и стал мыть машины.

У Софуса была привычка помахивать своей красивой белой палочкой, когда он водил по дворцу экскурсии. Время от времени он снимал нос и снова приставлял его. За это полагалось платить особо пятьдесят эре. Деньги, которые Софус собирал, показывая свой нос, он клал не в кожаную сумку, а в собственный карман.

Софус не подозревал, что палочка волшебная, пока не произошел несчастный случай. Сейчас я расскажу, как это было.

Но только это ужасно печальная история, поэтому ты, прежде чем читать дальше, лучше проверь, есть ли у тебя платок вытирать слезы. Ничего, если он не совсем чистый.

Однажды Юн и Софус стояли в саду и чистили «Девятку». Они его смазали, даже погладили, как и следует иногда делать с хорошими паровозами. Тут появился индийский магараджа — тот самый, на слонах, — он хотел посмотреть «Девятку». Он объяснил, что очень интересуется паровозами, и стал спрашивать, как действуют разные винтики, рычаги, колеса и ручки. Юн страшно любил показывать своего дорогого друга «Девятку», но Софус все время перебивал его и наговорил такого вздора, что Юн рассердился.

— Не слушайте его, — сказал Юн, — он чепуху городит!

— Хоть бы ты замолчал на десять минут, — ответил Софус, помахивая палочкой.

Надо же было случиться так, что он махнул правильно! Юн не мог произнести ни единого словечка, только хрюкал от злости, а Софус показывал доброму индийцу паровоз и плел совершеннейшую чепуху.

— Вот здесь у нас обычно лежат лошадиные силы, — сказал он, показывая пустую коробку из-под овсяного печенья. — Правда, теперь мы отказались от лошадиных сил, перешли на тянучки.

— Тянучки? — удивился индиец. — Паровоз тянут тянучки?

— Да, это новейшее изобретение, — ответил Софус. — Мы его сами придумали, действует безотказно. Конечно, «Мишки» лучше тянут, но это стоит намного дороже. А останавливаем паровоз йодом.

— Постойте, как же так? — воскликнул индийский гость. — Ведь йодом останавливают кровь.

— Значит, и паровоз можно остановить. Вот!.. А железнодорожное полотно, — продолжал Софус, — на ночь скатываем и убираем, чтобы рельсы не ржавели зря.

— В жизни не слыхал ничего удивительнее, — сказал магараджа.

— Конечно, удивительно, — согласился Софус. — А только еще удивительнее ехать скорым поездом. Однажды я ехал так быстро, что мне ветром оторвало нос.

И в доказательство он снял нос.

Когда к Юну вернулся голос, он ушел в замок и заперся в своей комнате, злой-презлой. Софусу пришлось долго стоять перед дверью, играть на скрипке и петь, чтобы Юн перестал сердиться.

А вот песня, которую пел Софус:


Фру Енсен кофейник снимет с окна,
И кофе с корицею варит она.
Фру Енсен кофейную чашку потом
На блюдечко ставит вверх дном.
И кофе она наливает на дно,
Но тут получается свинство одно:
Ведь в чашке ни капельки нет,
А кофе течет на паркет.
Смотреть неприятно на это, друзья,
Но тут ничего уж поделать нельзя.
И дерево есть у нее под окном,
Зеленые бочки на дереве том.

Тут Юн открыл дверь и сказал:

— На дереве почки, а не бочки!

— А на этом были бочки, — сказал Софус.  — Я сам видел.

— К тому же бочки не бывают зеленые, — продолжал Юн.

— Вот видишь, — ответил Софус, — мы говорим о разных вещах.

— Опять ерунду городишь! — сказал Юн, но он уже не сердился.

Они сели за письменный стол, отодвинули в сторону толстые бухгалтерские книги, и Юн нажал кнопку. Он ведь был директором замка, как и Софус, а в Розвегии все директора только и делают, что нажимают на кнопки, после чего входят красивые девушки и спрашивают: «Что прикажете?»

И действительно, вошла очень милая девушка с кудряшками и голубыми глазами. Ее звали Бибби. Она спросила, что угодно директорам. И Юн ответил, что они хотят двадцать четыре пирожных, большую кастрюлю какао со сливками и две чашки.

Когда Бибби вернулась с полным подносом вкусных вещей и поставила его на письменный стол, Софус страшно обрадовался. Он больше всего на свете любил какао со сливками.

Софус взмахнул палочкой и сказал:

— Хоть бы у меня была длинная-предлинная шея, как у жирафа, чтобы как следует насладиться чудесным вкусом какао!

В этот миг палочка написала в воздухе заветный знак, и шея у Софуса стала как у жирафа.



Тут-то Юн и Софус наконец поняли, что палочка им досталась волшебная.

Софус ужасно стеснялся своей длинной шеи. Он сворачивал ее и прятал под курточку, зажимал под мышкой, клал на плечи, стараясь, чтобы ее не заметили. Но это было не так-то просто.

С того дня Софус редко выходил из своей комнаты. Он плакал и горевал, мазался всевозможными мазями, даже выкрасил шею в серый цвет, чтобы не так было видно. И без устали чертил волшебной палочкой круги и петли, надеясь получить нужный рисунок. И все время приговаривал:

— Хоть бы исчезла длинная шея! Хоть бы она пропала!

Однажды, когда Софус, одинокий, несчастный, стоял и размахивал палочкой, у него вышла нужная закорючка. Раз! — и шея исчезла!

Сам Софус стоял внизу, а его голова повисла в воздухе под потолком. Между телом и головой совершенно не было шеи — ведь он сам пожелал, чтобы она пропала!

Народная пляска

 Сделать закладку на этом месте книги

Бедный Софус, тяжело ему пришлось! Он брал свою голову обеими руками, вытирал ей слезы и причесывал кудри. Снимал нос, сморкал его, чистил ваткой, смоченной борной кислотой, потом ставил на место. Но стоило ему выпустить голову из рук, как она взлетала вверх — туда, где находилась, когда у него была длинная шея. Софус никак не мог до нее дотянуться — приходилось влезать на стол или же доставать голову длинной палкой с крючком на конце.

Но когда Софус спал, то уже не мог следить за своей головой. И куда только ее не заносило! Положит ее на тумбочку и проснется утром со страшной головной болью, а головы нет — пропала с того места, где он оставил ее вечером. Софус вставал и принимался искать — под кроватью, за шкафом. И вдруг начинало капать ему за шиворот: это голова лежала на люстре или еще где-нибудь и плакала, потому что Софус не слышал, как она его зовет.

Дело немного исправилось, когда Юн сходил в аптеку, купил пластыря и прилепил Софусову голову к его плечам. Правда, она немного качалась на ветру и с ней нельзя было быстро бежать вниз по лестнице, но вообще-то голова была отменная, она только слабо держалась.

Каждый день Софус по часу, а то и по два вертел палочкой, стараясь начертить волшебный знак, но ничего не получалось. Он поместил в журнале «Самое лучшее —  иностранное» длинную статью, где уверял, что приставная голова — новейшее средство от ломоты в костях, а в газеты разослал большие объявления, чтобы люди поняли, что приставная голова — это очень модно. Однако никто не верил.

А в замок приходило все больше и больше туристов. Миккель и Кумле едва поспевали продавать бензин и мыть машины. Весь день был занят работой, и лишь поздно вечером они могли передохнуть и поболтать.

— Ты что такой задумчивый ходишь? — сказал однажды Миккель; он был порядочный хитрец. — Над чем голову ломаешь целыми днями?

— Хочу стать знаменитым, — ответил Кумле. — Оказывается, самый легкий способ прославиться — это напечатать страшно умную книгу. Но сначала я должен придумать, что в ней будет написано.

— А что — это дело! — воскликнул Миккель. — Честное слово, дело!

Он пошел в город, купил большую чернильницу, ручку, несколько килограммов бумаги и тоже стал думать и писать. Но у него ничего не получилось. Тогда он рассердился и открыл придворную фотографию.

Юн позвонил по телефону Кумле и попросил его немедленно прийти во дворец, чтобы участвовать в народных плясках. Кумле сказал, что разучился плясать, но Юн ответил, что это ничего. Надо сделать два шага вправо, один шаг влево и покружиться.

— Туристы очень любят народные пляски, — сказал Юн, — особенно такие, которые «исполняют под шинель и барабан, а их лучше тебя никто не спляшет!

Кумле отложил в сторону шланг, из которого окатывал водой автомашины, и пошел во дворец. Он надел пестрые шерстяные носки, черные суконные брюки, красный шелковый жилет и башмаки с блестящими пряжками. В руке он держал факел. Вот было зрелище! Когда Кумле пошел плясать, все столы и стулья на террасе закачались. А гости хлопали в ладоши, фотографировали и заказывали еще пива — подкрепиться.

Одна пляска пользовалась особенным успехом. Она сопровождалась пением. Пели о старинных-старинных делах, а когда поют про старину, это называется «Песнь». Любая древняя «Песнь» ценится куда больше обычных песенок. Правда, голос у Кумле был грубый и хрипловатый, но «Песнь» только такими голосами и поют.

(Если хочешь спеть эту «Песнь», попроси свою учительницу или тетю или еще кого-нибудь из взрослых, чтобы они научили тебя мелодии «Песни о вещем Хёльге». Наша «Песнь» посвящена другому королю, которому захотелось покататься на лыжах. Правда, вслух ее петь не стоит — взрослые могут решить, что слова недостаточно торжественны для такой мелодии. Им трудно признать, что наша «Песнь» почти ничуть не хуже. Ты ведь знаешь, взрослые любят иногда напускать на себя торжественность, особенно учительницы.)

А вот и «Песнь». Если никто не сможет научить тебя мелодии, придумай какую-нибудь сам, да поскладнее, чтобы хорошо было топать.


Король восседает на троне своем
И молвит: «Сегодня мне, братцы,
Охота слегка прогуляться!
Но нет в королевском кармане моем
Ни кроны, скажу вам открыто».
Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.

Придворные смотрят в испуге на трон,
Дрожат у придворных поджилки.
Король, почесавши в затылке,
Схватил со стола телефон,
И номер набрал он сердито.
Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.

И молвит портному король: «Я велю
Сшить брюки мне без промедленья.
Исполни мое повеленье!»
И верный портной говорит королю:
«О’кэй! То be sure! Будет сшито!»
Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.

Портной сказал «То be sure», потому что он был не простой портной, а английский. Их считают самыми искусными. Говорить надо так: «Ту би шюр». Дело в том, что в Англии не умеют произносить буквы правильно, как это делаем мы.

Объяснение про портного петь не надо!


Конечно, король наш слегка полноват
И брюки на нем словно парус…
Что сделаешь — близится старость!
И вот государственной важности зад
Обмерил портной деловито.
Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.

И вот уж король наш высоко в горах,
Пора бы на лыжах скатиться,
А он все не может решиться…
Но только не думайте — это не страх,
Король наш — спортсмен знаменитый!
Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.

И восемь вассалов подходят к нему,
За новые брюки хватают
И съехать его заставляют.
И в снежной пыли он исчез, как в дыму,
А гладь словно трактором взрыта.
Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.

Вассалы построились, как на парад.
И все происходит как надо  —
И трубы, и гром канонады…
Король с аппетитом жует шоколад,
Вино по стаканам разлито…
Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.


Старые ясли

 Сделать закладку на этом месте книги

Софус день-деньской махал палочкой и желал, чтобы голова приросла на свое место, но у него никак не получалась нужная закорючка.

Во дворце было много красивых девушек — одни спали, другие работали и приходили на вызов, когда Юн и Софус нажимали кнопку. Но ни одна из них не могла сравниться красотой с Бибби. Поэтому Софус частенько нажимал кнопку, и Бибби приходила и пела ему. Она знала несколько песен, под которые можно было махать волшебной палочкой. Вот одна из них, ты можешь сам подобрать к ней мотив.


В далекой бухте Тим-Бук-Ту
Есть дом у Сары-Бары-Бу.
Сара-Бара-Бу, Сара-Бара-Бу,
Есть у нее корова Му.

И тощий, старый марабу
Живет у Сары-Бары-Бу.
Сара-Бара-Бу, Сара-Бара-Бу,
Есть у нее корова Му.

И этот тощий марабу
Из Тим-Бук-Тим-Бук-Тим-Бук-Ту,
Из дома Сары-Бары-Бу,
Твердил все время «Му» да «Му».

Однажды Сара-Бара-Бу
Сказала Му и марабу:
«Стань, марабу, коровой Му,
А ты, корова. — марабу!»
Вот так Сара-Бара-Бу!

Под такую песенку можно нарисовать волшебной палочкой удивительно много узоров. Вот что получилось у Софуса:



Но хотя он все чертил и чертил новые завитушки, голова все равно не прирастала на место.

Однажды Софус стоял в саду и махал палочкой, а голова, лежа на скамейке, смотрела и давала ему хорошие советы. Откуда ни возьмись, налетел ветер, сдул голову со скамьи, подхватил ее и понес над кустами смородины и шиповника. Ветер был сильный, и голова поднималась, как воздушный шар, все выше и выше. Софус стоял совершенно беспомощный, а голова что было мочи кричала:

— Помогите!..

Юн надел свою фуражку Младшего ученика Старшего машиниста и побежал вдогонку за головой, а она висела под облаками и кричала ему:

— Давай! Давай!..



Софус сидел в саду и совсем пал духом. Бибби держала его за руку и утешала.

Голова пролетела через весь город, над площадью и над Восточной улицей. Несколько секунд она парила перед витриной книжной лавки сестер Ульсен. Добрые сестры хором приглашали ее зайти купить глянцевые картинки с головками ангелочков. Потом голова полетела дальше и попала в цветочный ящик. Этот ящик стоял на балконе, а дверь в комнату была открыта. Голова заглянула внутрь и… ничего подобного она не видела за всю свою жизнь!

В комнате сидели четыре старушки в белых кружевных штанишках и в розовых вязаных носочках. Они болтали между собой и пили какао, а почтенный старик в голубых ползунках говорил о политике с парикмахером, который стриг ему бороду.

Голова до того опешила, что шлепнулась вниз на улицу. К счастью, ветер приутих, и Юн поймал ее своей красивой фуражкой. Потом он попросил в лавке бумажный кулек, осторожно положил в него голову и отнес ее во дворец. Здесь он взял пластырь и как следует прилепил ее к плечам Софуса.

— Недаром я всегда боялся потерять голову, — сказал Софус. — Еще бабушка говорила мне, чтобы я в случае опасности не терял головы.

— Молчи!  — сказал Юн и прилепил еще одну полоску пластыря.

— Дай мне хоть рассказать, что я видел! — потребовал Софус и рассказал про удивительных стариков и старушек, одетых, как младенцы.

— Это надо выяснить, — решил Юн.

И они выяснили.

Оказалось, что как раз накануне того дня, когда все во дворце уснули, король открыл в центре города новые ясли. Он согласился с тем, чтобы яслям присвоили красивое имя: «Ясли имени короля Монса Пятого». Король сам разработал устав яслей и придумал распорядок для маленьких мальчиков и девочек.

Теперь все мальчики стали старичками, с усами и длинной бородой, а девочки — седыми старушками, но они обязаны были жить там, где постановил король Монс, поэтому им порой приходилось довольно туго. Они написали королю заявление, просили, чтобы им разрешили построить виллы, но для этого сначала надо было пересмотреть устав, а король преспокойно спал.

Юн и Софус пошли вместе посмотреть эти ясли. Туда оказалось не так-то легко войти, потому что старики и старушки стыдились чужих людей. Особенно старушки. Они твердили, что ужасно боятся незнакомых мужчин.

Король постановил, чтобы все мальчики спали в голубых колыбельках, а девочки — в розовых. Бутылочки с сосками украсили золотым королевским вензелем и короной. Это считалось большой честью. И вот теперь старики и старушки, лежа в своих колыбельках, качались и сосали из бутылочек, но не молоко, а кофе, пиво и другие напитки. Устав предусматривал только, что должно быть написано на бутылочках, содержимого он не касался.

Днем они сидели на полу в манежиках, курили трубки, читали газеты, вязали, вышивали. Одеты они были в ползунки с клееночкой и в слюнявчики. На завтрак им


убрать рекламу






давали размоченное в молоке печенье, на ужин — манную кашку и рыбий жир. Старики и старушки предпочли бы котлеты и жареную рыбу с горчицей и хреном, но таких блюд не было в перечне, приложенном к уставу.

Вечером в ясли приходила дама. Она играла на пианино и пела колыбельные песенки. Но старики и старушки просили ее не петь. Им больше нравилось смотреть телевизор, особенно когда выступал международный комментатор.

Увидев Юна и Софуса, они дружно стали жаловаться на свою беду и заклинали помочь, если только можно. Юн сказал, что постарается, а Софус призвал их не падать духом. Он помахал им своей палочкой и сказал, что он и его друг Юн так любят маленьких детей, что желали бы себе каждый по восьми младенцев.

Ты догадываешься, что тут произошло? Вдруг, откуда ни возьмись, появилось шестнадцать крошек — восемь для Юна и восемь для Софуса!

— Папа!.. — кричали они все сразу.

По пути домой из удивительных ясель Юна и Софуса подстерегала неожиданность. Они вышли на площадь Роз и посреди нее увидели шикарный золотой памятник — ту самую статую, которая нравилась Софусу больше всех. Да, да, это был Золотой Рыцарь! Его отлили много веков назад и описали в ученых книгах.

Они спросили, что совершил при жизни Золотой Рыцарь, раз он заслужил такой почет. Им объяснили, что он был великим героем и выдающимся полководцем. Он спас страну во время ужасной войны, и каждый мальчик и девочка в городе мечтают стать такими же знаменитыми.

— Эх, почему это был не я! — воскликнул Софус.

Юну и Софусу предстояло основательно постараться, если они хотели принести пользу стране. Они зашли в дворцовую канцелярию и отодвинули в угол несколько спящих министров. Потом сочинили новый устав для ясель, положили на колени королю, сунули ему в руки химический карандаш и стали водить по бумаге. И король написал во сне:



Получилось не очень красиво, но вполне сносно.

После этого к ним повалили люди с законами и указами, которые были давно приняты, но не хватало только королевской подписи. Юн и Софус сделали из резины штемпель, чтобы можно было вложить его в руку королю Монсу и таким образом ускорить дело. Они забыли, что штемпель отпечатывает буквы задом наперед, если вырезать на нем слово так, как оно выглядит на бумаге. Друзья намазали штемпель краской, открыли первый сундук с письмами и указами и давай штемпелевать! И под каждым законом, под каждым приговором появилась подпись:



Но это ничего не значило, потому что в стране и так многое происходило шиворот-навыворот. Во всяком случае, никто не протестовал. Ящики, чемоданы и сундуки с документами стали пустеть.

Министры Розвегии на радостях даже отправились на рыбалку. Ведь министрам ничуть не интересно из года в год только сидеть и править, не делая ничего такого, за что бы на них все сердились. А поди сделай, если король спит и не подписывает.

Скоро все бумаги кончились, и мальчикам захотелось самим издать несколько законов. По первому закону государство брало на себя заботу о всех директорских детях, которые, едва родившись, кричали «Папа!» и требовали мотоцикл. Дело в том, что друзьям уже немножко надоели те шестнадцать детей, которых так неожиданно сотворил Софус.

Потом они издали закон, по которому крокодилам запрещалось кусаться, и прочли вслух этот закон крокодилу, запертому в ванной. Они читали в замочную скважину, потому что боялись отпереть дверь. Сначала надо было удостовериться, что крокодил все понял.

Софус издал закон о том, чтобы все бутерброды с колбасой пропускали через бельевой каток, перед тем как есть. Так получалось за те же деньги гораздо больше.

Особенно хитроумный закон придумал Юн. Каждый человек в стране должен был уплатить Юну по одной кроне. Ведь это любому по карману, зато у Юна сразу получится несколько миллионов. Потом все уплатят по кроне Софусу, и он тоже станет миллионером. После все должны обещать, что уплатят по одной кроне друг другу. Тогда каждый станет миллионером. А что такое одна крона для богатого человека!

Юн побежал к королю, чтобы скорее проштемпелевать новый закон.

Тут пришли к королю четыре важных господина, посланные народом, чтобы поблагодарить Юна и Софуса за их вклад. Софус шепотом спросил Юна, что такое «вклад», но Юн не хотел говорить. Софус очень волновался, пока не выяснилось, что их будут благодарить за все то хорошее, что они сделали, и четыре господина сразу показались ему весьма умными и благородными.

Четыре господина сняли цилиндры, достали большой лист бумаги и начали читать вслух. В бумаге говорилось, что Юну и Софусу присваиваются почетные имена и отводится место в истории. Юна назвали Юн Правдотворец, потому что он привел в порядок законы. А Софуса — Софус Пресофус, потому что Софус — это греческое слово, которое означает «мудрый».

Юн и Софус сказали представителям большое-большое спасибо и спросили, не хотят ли господа жевательной резинки. Наконец-то друзья стали знаменитыми. Они радовались, хотя вообще-то им не очень нравилось быть такими деятелями, о которых пишут в учебниках и про которых дети должны заучивать наизусть в школе. Гораздо лучше быть знаменитыми, как чемпионы и кинозвезды, чтобы дети знали Юна и Софуса сами, без зубрежки, и при виде их кричали «Ура!». А впрочем, для начала и почетное имя неплохо. Юн и Софус поблагодарили за честь и сказали, что они глубоко тронуты.

Потом мальчики спросили, полагается ли к почетному имени какая-нибудь форма или мундир. Представители ответили, что форму они могут выбрать себе сами, это их право. Софус взял лист бумаги и стал рисовать мундиры, а Юн продолжал беседовать с представителями о новом законе — насчет того, чтобы платить кроны. Представители считали, что закон чудесный. Они только не могли договориться, кому получать деньги первым, а кому — последним. Одного из представителей звали Амвросий Андерсен, он настаивал на том, чтобы получали по алфавиту. С ним согласился Бóллеманн Бёртельсен. Но остальные двое, Навуходоносор Эстенсен и Уле Тьфу-Ульсен, которые жили в собственных виллах, предлагали начать с предместий и постепенно идти к центру города.

Они так и не договорились, и Юн предложил им подраться: кто сильнее — тот и прав. Но нельзя же драться в цилиндрах и фраках, а раздеться и решить спор в одних трусах они стеснялись. Тогда Юн придумал другое — кто не переводя дыхания скажет десять раз подряд: «На дворе трава, на траве дрова», тот и будет прав.

Они столько времени обсуждали этот вопрос, что Софус успел нарисовать форму и дал представителям рисунок с собой, чтобы они, не откладывая, зашли к портному и сделали заказ.

— А крону, — сказал он, — пусть все платят мне, потом я каждому дам по кроне, и выйдет так на так.

Набросок формы получился замечательный. Внутренний карман мундира предназначался для бумажника и «Ежедневного листка», один из наружных — для газет. На грудь полагалось нашить множество звездочек из красного, зеленого и желтого стекла, а внутри каждой звездочки помещалась лампочка от карманного фонаря. Место для батарейки было в фуражке: как поднимешь руку для приветствия — можно заодно нажать кнопку, и все звездочки загорятся.

Софус Плечистый

 Сделать закладку на этом месте книги

— Какой-то ты несобранный, —  сказал Юн Софусу.

— Нет, собранный! — ответил Софус.

— Ничего подобного, — сказал Юн. — Голова болтается где попало…

— Подумаешь! В этом году мода на слабые головы.

— Тебе надо собраться с мыслями и открыть тайну волшебной палочки, — продолжал Юн. — А то одни неприятности получаются.

— Нет у тебя воображения, — возразил Софус. — Все дела да обязанности на уме. Эх, был бы я птичкой, сидел бы целый день на ветке и пел!

Раз! — и Софус превратился в птичку, потому что нечаянно начертил волшебную закорючку. Он не мог даже держать палочку, сидел на ветке и жалобно смотрел на Юна.

— Теперь хоть не набедокуришь, — сказал Юн. — Сиди и кори себя! Видишь, что бывает, когда все только по-своему делаешь!



Но ведь ничуть не интересно браниться, когда тебе никто не отвечает. И Юну быстро надоело говорить строго со своим старым другом. Он поднял палочку и стал ее рассматривать. Теперь ему предстояло искать разгадку.

Софус не мог говорить — он мог только петь, потому что сам так пожелал, когда махал палочкой. А из песен ему вспомнилась вот какая:


Понедельник зелен, как волна.
Вторник желт и бледен, как луна.
Розовеет нежная среда.
А четверг — он серенький всегда.
Пятница, как небо, голубая.
А суббота жарко-золотая.
Воскресенье чисто и светло.
Как лебяжий пух, оно бело.

— Хорошая песня, — сказал Юн. — Но ты ошибаешься: пятница — пятнистая, а воскресенье — праздник, значит, оно должно быть красным.

Софус не мог ответить. Юну стало жаль его, и он решил порадовать Софуса.

— Ставлю тебе пять с хвостиком за твою песню, — сказал он. — Когда я был маленький и учился в школе, у нас была учительница, которая ставила пять с хвостиком за правильное решение задачи и чистую тетрадку.



— Хотел бы я знать, как действует эта палочка! — воскликнул он.

И, конечно, сразу догадался, потому что палочка исполнила его желание.

Юн страшно обрадовался, но Софусу ничего не сказал про свое открытие. А сказал он вот что:

— Хочу, чтобы мой старый друг Софус относился ко мне вежливее и учтивее. Хочу, чтобы он не был таким непоседой. Хочу, чтобы он понял, что я самый умный из нас двоих и должен решать за обоих. И хочу, чтобы он снова стал человеком, с такой же головой, как у всех людей.

Если бы вы видели, какой Софус появился перед ним в тот же миг! Тихий, послушный, руки смиренно сложены, волосы приглажены и расчесаны на пробор.

— Почистить тебе ботинки? — спросил Софус. — Пожалуйста, позволь!

— Нет, лучше идем в кино! — сказал Юн.

— Не могу, некогда, к сожалению. Мне надо убрать в комнате и поупражняться на скрипке.

Юн решил, что это уж слишком, и пожелал, чтобы его друг стал, как прежде.

— Отдай мне волшебную палочку! — сразу закричал Софус.

«Хочу, чтобы Софус подарил палочку мне», — подумал Юн.

— Впрочем, можешь оставить ее себе, — сказал Софус.

— Большое спасибо, — ответил Юн.

— Ах, сколько красивых мыслей было у меня в голове, когда я был соловьем! — вздохнул Софус.

— Ты был не соловьем, а самым обыкновенным воробышком, — возразил Юн.

— Зато в груди у меня таился соловей. Этот соловей пел мне чудесные песни и говорил, что я большой, красивый и добрый.

— Гм… — сказал Юн. — Ты «уверен, что это была не ворона?

— И я подумал, что если когда-либо стану человеком, то не хочу больше быть Софусом Пресофусом. Пусть меня лучше зовут Софус Плечистый, это куда мужественнее.

— Но у тебя же совсем неширокие плечи, — сказал Юн.

— Если носить под пиджаком деревянные плечики, станут шире, — ответил Софус. — Кстати, я изобрел замечательные плечики, именно то, что нужно!

Новый способ писать стихи

 Сделать закладку на этом месте книги

Кумле надоело плясать народные танцы и опротивело мыть машины. То ли дело книгопечатание! Вот только очень трудно заставить буквы стоять ровно и правильно.

Однажды он беседовал с Бибби — той самой девушкой, которая так славно пела. Она сказала ему, что очень любит песню про упрямого ослика. И Кумле ответил, что это хорошо, если только она не имеет в виду его или правительство. Тогда Бибби спела ему такую песенку:


Это Марта, и Антон,
И ведерко, и бидон.
Фадераллала,
фадераллала,
фадераллала.

— А я могу эту песню напечатать!  — сказал Кумле. И напечатал ее так, как это видно на рисунке.



Потом он и Бибби придумали еще стишок, вот такой:


Это для воды сосуд,
Чайник, лошадь и верблюд.



Они позвонили по телефону Юну и Софусу и позвали их в типографию — посмотреть новый способ стихосложения. Ни Юн, ни Софус не сумели прочесть напечатанное. Пришлось Бибби и Кумле спеть дуэтом, только тогда мальчики поняли, что речь идет о совершенно новом способе писать стихи.

— Ясно!  — сказал Юн. — Такие стихи и я могу сочинять. И он нарисовал:



Остальные никак не могли найти рифму, хотя Юн уверял, что это так же просто, как читать букварь.

Вот как надо читать стихи Юна:


Это торт, батон, метелка.
Это «му» сказала телка.

— Не считается! — воскликнул Кумле. — На картинке не нарисовано, что сказала телка!

— A что же еще может сказать корова, кроме «му»? — возразил Юн. — Пойте дальше!

Теперь, когда они знали, как он сочиняет, это было уже не так трудно. Юн сделал новый рисунок. И они спели хором:


Это девочка, котенок.
Это «мме» сказал ягненок.



Но Софус превзошел всех; и неудивительно — ведь он собирался стать поэтом. Вот первое стихотворение, которое он сочинил.



— Не могу разобрать! — сказал Юн.

— А я могу!  — воскликнула Бибби и спела:


Это старенький мулат.
Это шляпа из заплат.
Фадераллала,
фадераллала,
фадераллала.

— Так и знал, — сказал Софус. — Великие поэты всегда остаются непонятыми! Вот как надо читать:


Это негр веселый, а
Это шляпа негрова.

— Мой стишок был лучше! — сказала Бибби.

— Нет, — сказал Софус.

— Да, — сказала Бибби.

— Нет, — сказал Софус, продолжая рисовать. — Спой-ка вот это:




Это дом с толпой зевак.
Рисовал его дурак!

— Знаешь, кто ты?  — спросил Софус.

— Знаю, — ответила Бибби. — Я — талант!

— Ты завистница, — сказал Софус. — Завидуешь, потому что не можешь сочинять так же хорошо, как я. А песенка звучит вот как:


Моряк веселый пьет вино,
Он в два часа идет в кино.

Где же тут видно, что в два часа?  — удивился Юн.

— Так ведь сеанс-то детский, — ответил Софус. — Ну ладно, а кто из вас споет это?

И он нарисовал:



— Я спою! — сказал Юн.


Здесь девять клякс, а здесь черта
Проходит поперек листа.

— Попал пальцем в небо! — воскликнул Софус.

— А я могу спеть, но не хочу, — сказала Бибби.

— Ха-ха!  — усмехнулся Софус. — Ладно, я подскажу. Косая черта означает горку, а кружочки — овечий помет. Ну, попробуйте еще раз.


Здесь горка, здесь овечий след,
А больше ничего здесь нет, — спел Юн.

— Ты безнадежен!  — вздохнул Софус. — С таким воображением ты никогда не станешь поэтом! Вот как надо петь:


Здесь притаился тигр на тропке.
Здесь был барашек очень робкий.

— Где же тигр? — спросил Кумле.{3}

— Спрятался за горкой.

— А где барашек? — спросил Юн.

— Испугался и убежал.

— Нет, — сказал Кумле. — Таких поэтов, как вы, печатать не стоит.

«Ведомости Кумле»

 Сделать закладку на этом месте книги

Кумле задумал новое дело.

— Что, если я начну издавать газету? — сказал он друзьям.

Дескать, у него накопилось на сердце много такого, что он хотел бы высказать кое-кому прямо в глаза. А для этого хорошо иметь газету. Юна и Софуса он возьмет журналистами, а сам станет редактором и будет писать счета. Бибби могла бы сидеть у входа в его кабинет и говорить всем, что редактор занят.

Он начал издавать журнал «Комик-с!». Журнал выходил каждую среду и продавался в киосках; в нем печатались лихие повести в картинках. Люди на картинках говорили в пузырь, висящий у них над головой. Но тут на имя Кумле посыпались письма. Возмущенные читатели писали, что такие журналы разрушают культуру. Кумле долго рылся в Библиотечке дешевого романа, которую купил у агента по распространению книг, но не нашел там ничего, что имело бы отношение к культуре. Так он и не понял, в чем дело. И Кумле решил все равно издавать свой журнал, только назвать его газетой; тогда никто ничего не скажет.

Изо всех названий ему больше всего понравилось «Ведомости Кумле». Вверху первой страницы первого номера Кумле поместил рисунок, который сделал сам. Вот он:



Понять рисунок было трудновато, но Кумле написал, что надо поднести нижний край газеты к глазам и прочесть. Потом развернуть газету боком и опять прочесть. Кумле надеялся, что читатель все-таки разберет рисунок, как бы он ни был глуп.

Другой раз Кумле поместил такую картинку:



Люди ломали себе голову, что бы это означало, а один читатель написал, что если газета будет помещать такие фотографии, то он не желает за нее платить. К тому же газета, в которой столько черной краски, — просто грязная газетенка, и ею нельзя пользоваться. Ну, а если это не фотография, а картина, то это черная клевета на нашу действительность. В таком случае он сочинит ругательное письмо и соберет подписи читателей о том, что они согласны со всем написанным в письме и придерживаются совершенно иного взгляда.

Кумле все это напечатал, но поместил внизу маленькую заметку, так называемый довесок, подписанный «Ред.». Софус перевел эту подпись так: «Редкий редактор не кусается». В заметке Кумле писал, что поместил письмо сердитого читателя, так как тот подписался на «Ведомости» и заранее уплатил за весь год. Хотя сердиться нечего: эта фотография — образец современного фотопиратажа; она снята с настоящей большой опасностью для жизни специальным корреспондентом газеты. На ней изображены два трубочиста, которые сидят в узком дымоходе и пьют пиво. А чтобы никто не видел, что они делают, трубочисты накрыли трубу сверху старым мешком. По-настоящему картинка должна быть гораздо длиннее, писал Кумле, а то не видно даже, какая труба узкая и длинная, но в газете не хватило места.

Следующий раз к Кумле пришла дама и попросила его объявить в газете, что она потеряла своего котика. Кумле написал, что фру П. Хансен из углового дома потеряла кота с тремя хвостами. «Ведь кота с двумя хвостами на свете нет, — объяснял он. — А у котика фру Хансен на один хвост больше, чем у кота, которого нет. Значит, у него три хвоста».

Кумле рассердился на Юна и Софуса, потому что они не могли написать ничего подходящего для его газеты. Софус сочинил несколько стихотворений, но Кумле сказал, что в них недостаточно романтики. Мол, самое лучшее, чтобы все стихи были про любовь и пелись почти на один мотив.

Печатать новости тоже оказалось сложным делом.

Однажды Кумле выбрал самые красивые и большие буквы и написал, что жена полицмейстера получила вчера точно такую же черную шляпку, как жена учителя. Жена полицмейстера страшно рассердилась, позвонила в редакцию и предложила на выбор: либо Кумле немедленно скажет ей, от кого он услышал подобный вздор, либо она пришлет полицейского и арестует его.

Но тут Юн принес чертеж своего нового изобретения, и Кумле опять повеселел, потому что изобретение было исключительно выдающееся. Речь шла о новом способе красить потолки так, чтобы краска не брызгала на радиолу, обеденный стол и полированную мебель. И не капала на голову тому, кто красит.



Но едва вышла газета с чертежом, как отовсюду стали звонить злые-презлые читатели. Они испортили краской свои лучшие зонты, к тому же было почти невозможно макнуть кисть в краску, не опрокинув банку на пол. Иные попробовали вырезать в зонте дырочку, чтобы было видно, но из этого ничего хорошего не получилось: краска капала из дыры прямо в глаза, и пришлось накладывать на зонт заплату.

Глава о приках

 Сделать закладку на этом месте книги

Однажды Юн и Софус пошли гулять в лес: Софус захватил скрипку, а Юн — полный пакет булок. Им было очень весело. Жаль только, что ветер унес в море шапку Софуса, а Юн не взял с собой волшебную палочку и не мог пожелать, чтобы шапка вернулась. Но Софус надел на голову пустой пакет из-под булочек и воткнул в него перышко. Получилось совсем неплохо, потому что Софус был симпатичный мальчик. Так, с пакетом на голове, он и вернулся во дворец.

На террасе замка они встретили Бибби. Она спросила, что это Софус напялил на голову. Ему было как-то стыдно признаться, что это всего-навсего пустой пакет из-под булочек.

— Это прик, — сказал он. — Самый настоящий прик.

— Да что ты говоришь! — воскликнула Бибби.

— Почему ты ей сказал «прик»? — спросил Юн, когда они остались одни. — Разве можно пакет называть приком?

— А какая разница? — ответил Софус. — Главная буква — заглавная, а она у них одинаковая — «П». Что остается? «Акет» и «рик». «Акет» ничего не значит, «рик» тоже. Раз они ничего не значат, можно их и вовсе не считать. И выходит, что между приком и пакетом нет никакой разницы…

Тем временем Бибби пришла в голову замечательная мысль. Она открыла перед дворцом лавку с вывеской:



Бибби делала шляпы из желтых, коричневых, белых кульков и украшала их перышком, или цветком, или бантиком. Новые головные уборы пользовались огромным спросом. Все иностранные дамы покупали прики, и все мужчины, которые хотели выглядеть шикарно и лихо, тоже покупали прики. Мужчины предпочитали коричневые прики, дамы — желтые и белые. Сначала Бибби делала их из бумаги, потом перешла на пенопласт, чтобы прики не боялись дождя.

Мода на прики распространилась по всей стране, заразила соседние страны, достигла даже Америки, где стали изготовлять свои прики, с национальным узором: изображением Мики Мауса. Но тут запротестовала вся Розвегия. Все люди со вкусом единодушно утверждали, что американцы попирают Требования Художественности, отказываясь платить за патент.

Эта идея понравилась парижским королям мод, и они попытались убедить людей, будто прики изобретены в Париже. Софус рассердился и написал в газете, что он, именно он, первым надел прик. Но тут какие-то старички и старушки стали уверять, что они ходили в приках еще в детстве и помнят, как их прабабушки носили прики.

Ученые Розвегии засели изучать происхождение приков и сразу же заспорили. Одни говорили, что в древности страну населяло дикое воинственное племя приков и люди того времени всегда носили высокие шапки, чтобы волосы росли без помех. Вождем у них был храбрый король Прикус, он правил сорок пять лет и был погребен в прикамиде.

У короля Прикуса была высокородная супруга, заявляли другие профессора, которые не спорили с теми, кто разделял их мнение. Однажды в припадке гнева король схватил свой меч и трижды взмахнул им, собираясь убить королеву, но она присела, и меч лишь рассек ее шляпу. После весь народ ходил в высоких головных уборах, чтобы показать, что он на стороне королевы. Так говорили профессора.

Но тут нашлись еще более ученые деятели, с еще более древними книгами. Они сообщили, что, как это установлено, слово «прик» происходит из Аравии. Это было поразительное открытие, которое до сих пор никому не приходило в голову. «При» означает на одном из многочисленных арабских диалектов «высокий», а «ке» на древнеиндийском языке — «лук». Новое открытие имело огромное значение, оно позволяло предположить, что древние прики носили в шляпах лук.

Тем временем американцы сняли фильм о короле Прикусе. Все участники были бородатые и носили бороду в больших кульках на голове. Фильм оказался превосходной рекламой для Розвегии во всем мире. После него туристы просили показать им не только принцессу Шиповничек, но и могилу короля Прикуса.

Юн и Софус смекнули, что тут надо действовать, и объявили конкурс на достойное надгробие королю Прикусу.

Памятник поставили среди площади, и все туристы фотографировались возле него. Теперь недоставало только красивой оды о короле Прикусе, которую дети могли бы учить наизусть в школе и читать в торжественных случаях. Например, на собраниях, посвященных окончанию учебного года. Сначала Софус отказывался написать такие стихи. Он все еще злился, так как никто не хотел верить, что он первым изобрел прик. В конце концов он уступил.

К сожалению, напечатать стихи поручили Кумле. Сами понимаете, что из этого получилось. Впрочем, если ты поменяешь первую букву в тех словах, которые выглядят особенно странно, с первой буквой следующего странного слова, то, может быть, разберешь смысл.

Вот стихотворение:


Врикус был пелик, ситёр и хмел,
Короду босматую имел.
Бышцы мыли у него из стали,
Молнии млаза его гегали.

Содымал пвой веч мысоко он,
Теч мот стоил мелый циллион.
А лоня кихого звали Драга.
Это все сасказывает рага.

Как пужчина, мрожил он свой век,
Чравил он страной, как пеловек,
Не вета он был чладыкам прочим.
Но бавно все это дыло, впрочем!

Юн колдует волшебной палочкой

 Сделать закладку на этом месте книги

Бедняге крокодилу приходилось довольно худо в ванной. Он так рыдал, что больно было слушать, и молил придумать ему какое-нибудь дело, чтобы он мог приносить пользу человечеству. Юн пожелал, чтобы крокодил избавился от острых зубов и не огрызался на людей. Еще он пожелал, чтобы крокодил полюбил увядшие розы. Только после этого он разрешил выпустить его на волю.

Крокодил печально посмотрел на мальчиков и проглотил слюну. Хотя его новые зубы были очень красивые и безобидные и он мечтал о розах, он хорошо помнил, что делал своими прежними зубами. Он сказал, что отныне выбирает себе имя Гомер, в честь знаменитого поэта Розвегии. Правда, того звали не Гомер, а Арнюльф, но крокодилу больше нравилось имя Гомер. Юн ответил:

— Пожалуйста.

Затем Гомер-крокодил весело побрел в парк и принялся подбирать все увядшие розы.

— Вот и отлично, — сказал Софус, — потому что если бы никто не подбирал разный хлам, пришлось бы для этого нанимать кого-нибудь за деньги.

Как приятно было посидеть в саду воскресным утром! Кумле лежал с умным видом в траве, заложив руки за голову. Софус и Юн сидели и болтали. Бибби качалась в гамаке и читала книжку.

— Не умеешь ты пользоваться волшебной палочкой, — сказал Софус. — Во-первых, с твоей стороны подло не рассказывать, как она действует, во-вторых, ты мог бы употребить ее на что-нибудь полезное. Пожелай, чтобы мы все трое стали знаменитыми, и не надо будет нам самим голову ломать.

— Это совсем неинтересно сделаться знаменитыми просто так, по мановению волшебной палочки, — возразил Юн. — Так и чемпионом мира можно стать, но ведь это будет жульничество.

— А ты пожелай, чтобы один из нас стал чемпионом мира по жульничеству, — предложил Софус. — Это не будет жульничеством!

— Существует понятие морали, — сказал Кумле и, основательно подумав, добавил: — Это очень шикарно, когда у человека есть мораль.

— Тогда пожелай что-нибудь интересное, сказочное, — продолжал Софус. — Как другие себе желали.

— Например? — спросил Юн.

— Ну, хоть скатерть, которая сама расстилается и накрывается всевозможной вкусной едой и кока-колой, сколько выпьешь.

— Софус, дорогой друг!  — воскликнул Кумле. — Ты умный человек! У тебя золотая голова! Вот бы нам такую скатерть!

И Юн пожелал скатерть-самобранку. Она появилась в тот же миг — такая же, как все обычные скатерти: в белую и красную полоску, аккуратно сложенная. Юн, Софус, Кумле и Бибби пробежались по парку, чтобы появился аппетит. Кумле пел


убрать рекламу






на бегу, но песенка была довольно однообразной: «Хорошо поесть. Хорошо поесть…» И все куплеты были одинаковые.

Юн попросил всех сесть красиво в круг, но сначала велел как следует помыть руки. Потом он постарался вспомнить, что написано в сказке, и произнес:

— Скатерть-самобранка, сама расстелись, еда-питье на скатерти явись!

Только он сказал это, как скатерть взлетела, развернулась и расстелилась. Прилетели ножи, вилки, ложки, тарелки, посыпались стаканы, выскочили перечницы, солонки, горчичницы. А посреди скатерти стоял человечек в переднике и белом колпаке.

— Меня зовут мистер Кок, — сказал он.

— Где еда? — спросил Кумле, который никак не мог научиться вести себя прилично.

— Как поживаете, господин Младший ученик Старшего машиниста? — сказал человечек и поклонился Юну.

— Спасибо, хорошо, а вы? — спросил Юн.

— Рад приветствовать вас, господин Барабанщик и Поэт, — сказал повар, обращаясь к Софусу.

— Что вы, это я рад вас видеть, — учтиво ответил Софус. Впрочем, он говорил вполне искренне, потому что страшно хотел есть.

— Мадемуазель Бибби! Господин Книгопечатник! — продолжал приветствовать человечек в переднике и белом колпаке.

— Хватит болтать! — крикнул Кумле, хватая нож и вилку. — Неси еду поживее!

— Сейчас, сейчас! — сказал мистер Кок. — Чего вам угодно, господа? Приказывайте, мы все достанем!

— Для начала дайте ковригу хлеба, побольше масла, лососины, яиц, селедки и жареной картошки, — заказал Кумле. — Потом подадите бифштекс с луком, кисель и запеканку.

— Слушаюсь, господин Книгопечатник! — Повар потер руки. — Слушаюсь! Какой хлеб изволите: пшеничный, ржаной, серый, ситный, горчичный, пеклеванный, рижский или хрустящий? А какое масло желают господа: соленое, сладкое, деревенское, городское? Норвежское, датское, французское, сибирское, тибетское?

— Тибетское! — воскликнул Софус. — Я его еще никогда не пробовал.

— К сожалению, — ответил повар, — в Тибете масло едят после того, как оно полежит пять лет. Не долго ли ждать?

— Несите какое угодно, только поскорее! — сказал Кумле.

— Слушаюсь, — ответил повар. — Будет сделано.

А лососину — из Норвегии, Аляски или Южного Ледовитого океана? Вареную или копченую? Жирную, постную или среднюю? Яйца с петушком или с курочкой, картофель белый, синий или розовый? Какого сорта: Керз Пинк, Мариус или Румерикский?

— Все вместе, — ответил Кумле.

— Слушаюсь! — И мистер Кок исчез.

В следующий миг он снова появился на скатерти:

— Яйца прикажете варить вкрутую или в кошелек?

— В кошелек!  — дружно крикнули Юн, Софус, Бибби и Кумле.

Повар мгновенно скрылся, но затем явился снова. Он ломал руки в отчаянии.

— Кошелек украли, яйца пропали, — сказал он. — Больше яиц не осталось.

— Давайте бегемота!  — воскликнул Кумле. — Я хочу есть!

— Бегемота? — повторил мистер Кок, записывая заказ в книжечку. — Правую или левую ногу, заднюю или переднюю?

— Левую, с жареным картофелем и зеленым горошком, а мясо поджарить на деревенском масле, — сказал Юн. Он решил, что такому дотошному повару лучше разъяснить все поточнее.

— Отлично! — Повар на секунду исчез, но тут же вернулся. — Сожалею, но сейчас бегемоты — дефицитный товар. Разрешите предложить вам жареного кабана с луком.

— Чудесно! — обрадовался Софус. — И с брусничным вареньем!

Мгновение спустя мистер Кок появился опять. Он был страшно взволнован.

— Произошло ужасное несчастье! — воскликнул он. — Кабан показал свои когти, напал на судомоек и бежал в парк. Он в любой момент может быть здесь! Спасайтесь, бегите, господа!

— Дорогой друг, — успокоительно заговорил Юн, — у кабана нет когтей!

— Господин Младший ученик Старшего машиниста! — возразил повар. — Уверяю вас: у этого кабана есть когти, он уже близко!

— У кабана нет когтей! — настаивал Юн. — Я докажу!

Он взмахнул палочкой и пожелал себе большую энциклопедию, где написано все о кабанах. Но до буквы «К» далеко, а в этой энциклопедии было шестьдесят томов. Наконец, он нашел в 29-м томе слово «кабан», но дальше было написано: «см. свинья», — и Юн сдался. А тут еще земля задрожала от топота, и Бибби закричала, что это кабан.

— Скатерть-самобранка, свернись! — сказал Юн.

Скатерть сложилась вместе с мистером Коком и разгладилась. В тот же миг кабан исчез. Но ведь все вкусные блюда тоже исчезли, и пришлось друзьям пообедать сосисками, которые продавались во дворе замка.

После обеда Софус спросил, нельзя ли ему получить семимильные сапоги вроде тех, о которых он читал в сказках. У Юна было хорошее настроение, он взмахнул палочкой. Раз! — и появились семимильные сапоги. Они были из резины и напоминали рыбацкие. Софус отвернул голенища, натянул сапоги, шагнул, со свистом рассекая воздух, и скрылся вдали. Вернулся он только поздно вечером, мокрый, грязный и босой, с разбитыми ногами. Сапоги висели у него через плечо.

— Едва я шевельнул ногой, — рассказывал Софус, — как очутился за семь миль отсюда, в большом пруду. А там видимо-невидимо гусей. Как налетят на меня, все норовили ущипнуть за нос. Я что было мочи поплыл к берегу. Гуси: «Га-га-га! Га-га-га!» Наконец я выбрался на берег и припустился бежать, но с первого же шага оказался в незнакомом городе на заводской трубе. Дул страшный ветер, я цеплялся обеими руками, чтобы не свалиться. Потом наступил на крышу троллейбуса, и все пассажиры закричали на водителя: «Опять тока нет!» Тогда я прыгнул и очутился в густом лесу. Там был указатель и надпись, что до дворца принцессы Шиповничек четыре мили. Я поскорее снял сапоги, и… можешь получить их обратно, мне пришлось все эти мили топать босиком. Так что имей в виду: надо быть осторожным, когда желаешь себе что-нибудь из сказки!

— Благодарю за совет! — сказал Юн.

В старину

 Сделать закладку на этом месте книги

Однажды Софус сидел в дворцовом саду и играл на своей скрипке, а Юн чистил «Девятку».

— Скучно жить в наше время, — сказал Софус. — В старину люди куда красивее одевались. Носили мечи, копья, скакали верхом на конях!

— Зато у них не было паровозов, — возразил Юн, любовно гладя «Девятку».

— Вот бы ты пожелал, чтобы мы перенеслись в древние времена, — сказал Софус.

— Отчего не попробовать, — сказал Юн. — Держись крепче, Софус!.. — И он взмахнул волшебной палочкой. — Хоть бы мы жили в древние времена!

Миг — и они очутились в мрачном закоулке между высокими стенами. Приглядевшись, мальчики поняли, что это тот же замок принцессы Шиповничек, но только много веков назад. Подошел слуга с топором, похожим на копье, и спросил их, кто они и чего им надо. Юн и Софус сами не знали, чего им надо, поэтому слуга повел их к королю. А в те времена правил король Монс Первый, которого впоследствии назвали Грозным.

Король сидел в каменном зале и играл в карты сам с собой. Перед ним стояли два зеркала. Монс Первый считал, что королю только так и подобает играть в карты — по крайней мере он в благородном обществе. К тому же он все время выигрывал.

— В темницу оболтусов! — крикнул король, не оборачиваясь. Ему достаточно было того, что он увидел в зеркале.

— Но… — заговорил Софус, — моя бабушка…

— Ты еще смеешь открывать рот? — сказал король Монс и повернулся, чтобы взглянуть на наглеца.

— Думаешь, ты красивый? — крикнул Софус. — У нас дома есть свинья, она красивее тебя и куда чище!

Софус отвечал так смело, потому что надеялся на волшебную палочку. Он рассчитывал, что если король сильно разозлится, то они смогут просто пожелать вернуться в свое время. Но он просчитался. Король Монс злобно уставился на мальчиков. Вдруг их схватили сзади, и не успел Юн взмахнуть палочкой, как оба были взяты в плен. Руки крепко связали веревкой за спиной, так что и пальцем не шевельнуть; хорошо хоть Юн удержал палочку, не выпустил. А король Монс ухмылялся и чмокал губами от удовольствия.

Слуги бросили Юна и Софуса в подземелье. Здесь было темно и мерзко, и нигде ничего похожего на дверь. Далеко вверху виднелся балкон. На нем сидел король Монс со своей красавицей дочерью и смеялся над пленниками. Принцесса ела вишни и плевала в них косточками.

— Ты очень некрасиво поступаешь! — крикнул Юн королю. — О тебе напишут нехорошие вещи в учебниках истории!

— Ничего, — ответил король, — я не умею читать.

Внезапно что-то холодное коснулось их ног. Мальчики посмотрели вниз и оцепенели от ужаса. Король пустил в подземелье воду! Высоко над ними из стены торчал кран. Он был открыт, и вода медленно, но верно поднималась все выше и выше…

— Я всегда говорил, — заметил Софус, — что слишком часто мыть ноги нечего. Больше меня никто не заставит!

— Если бы только я мог взмахнуть волшебной палочкой! — воскликнул Юн. — Никак не получается — руки связаны очень крепко.

— Посмотри, папа, — заговорила вдруг принцесса, показывая на Софуса, — какие у него красивые кудри. Не надо его топить, пусть будет моим слугой.

— Я замечательно чищу башмаки! — сказал Софус. — А по средам буду ходить тебе за комиксами и читать вслух.

— Не может быть и речи! — заявил король. — Он поминал какую-то свинью.

Вода продолжала подниматься.

— Осторожнее, не то мы утонем, — сказал Софус.

— Ха-ха!  — ответил король. — А для чего вас туда бросили?

— Топить людей не разрешается! — крикнул Софус. — У меня уже галстук мокрый! Тебя бы на мое место!

— А мне и здесь хорошо, — возразил король.

— Какое мне дело до того, где хорошо тебе! Я о себе говорю.

— Вздор! — крикнул король. — Пустите воду сильнее!

Тут Юн нечаянно выпустил из рук волшебную палочку, и она всплыла, так как была деревянная. Всплыла и закачалась перед самым лицом Юна. Он схватил палочку зубами, поднял подбородок, начертил в воздухе завитушку и сказал:

— Хоть бы я вернулся в свое время!

И что вы думаете? В тот же миг он очутился, мокрый, со связанными руками, на газоне возле «Девятки», который стоял и весело булькал. Но ведь Юн сказал «я», а не «мы», поэтому он спасся один. А палочку он второпях обронил, она так и осталась в подземелье.

Софус, его дорогой старый друг Софус, стоял в подземелье в давних временах и не мог воспользоваться волшебной палочкой, даже если бы поймал ее! Ведь он не знал, что надо начертить пять с завитушкой.

Юн очень-очень огорчался. Он дал себе слово никогда больше не дразнить и не обижать Софуса, не заноситься и не высмеивать его. Еще он обещал никогда не сердиться на Софуса, не досадовать и не мечтать о том, чтобы стать знаменитее Софуса. Только бы его добрый старый друг вернулся из старины живым!..

Удивительная елка

 Сделать закладку на этом месте книги

Юн до того расстроился, что среди бела дня лег в постель. Бибби помогла Юну разрезать веревку, которой были связаны его руки. Она обезумела от горя, когда услышала, что Софуса нет.

— Почему ты лег? — спросила она.

— Потому что заболел, — отсветил Юн.

— Как — заболел? — спросила Бибби.

— Не знаю, — ответил Юн.

— А почему ты знаешь, что болен? — спросила Бибби.

— Потому что лежу, — ответил Юн.

Он лежал и переживал за своего друга Софуса, но сделать для него ничего не мог. Юн обложился кучей книг по истории и стал читать все про Монса Грозного. В книгах было написано, что король Монс хотя и отличался свирепым нравом, но правил успешно. Он жил долго и изобрел первые ручные часы. Именно в годы правления Монса Первого явился знаменитый Золотой Рыцарь и выиграл важную битву. Но в книгах ни слова не говорилось о Софусе.

Юн некоторое время смотрел в потолок, потом повернулся на бок и уставился в стену, потом повернулся на другой бок и закрыл глаза.

Бибби страшно жалела его, а мысль о Софусе приводила ее в отчаяние. Чтобы хоть немного подбодрить Юна, она рассказала ему, как познакомились ее папа и мама. Это было очень интересно. Послушай и ты рассказ Бибби. Она рассказывала в стихах:


У мамы был дом, а на доме балкон,
И выросла елка на нем, как ни странно.
Весною, когда посветлел небосклон,
Вся елка покрылась цветами тюльпана.

И мама смеялась от счастья семь дней  —
Ведь редко на елке увидишь тюльпаны!
Тюльпаны завяли, и вот средь ветвей
Повисли черешни, бутылки, стаканы.

Тут мама воскликнула: «Ну и дела!»
И вдруг рыбий жир закачался на ветке,
Потом пианино, потом пастила,
Потом канарейка в голубенькой клетке.

Потом килограмм чернослива. Потом
Поющая кошка. И было так странно
Услышать, что пела она тенорком,  —
Ведь кошки поют, как известно, сопрано!

И всяких других удивительных дел
Пришлось моей маме увидеть немало.
Лосось вечерами на елке сидел
И трубку курил как ни в чем не бывало.

Здесь выросли компас и синий рюкзак,
Пружинный матрац и постель голубая,
Совсем еще новый бензиновый бак,
Цветные шутихи для Первого мая.

Однажды с мохнатых еловых ветвей
Сошел полицейский в красивом мундире.
Он сразу посватался к маме моей.
Часы в это время пробили четыре.

И мама сейчас же ответила: «Да!»
Они поженились и жили прекрасно.
Но чашки они покупали всегда  —
От елки их ждать оказалось напрасно.

— Удивительная история! — воскликнул Юн.

— Как сказать! Мне приходилось слышать и более удивительные вещи! — услышали вдруг они голос Софуса.

Старина Софус! Славный Софус! Софус жив-живехонек! Он лежал, скрестив ноги, в кровати рядом с Юном.

Юн не слышал и не видел, когда он появился. Да и не так-то легко было узнать Софуса: он весь был облачен в доспехи. На голове шлем с козырьком впереди, как у почтового ящика. На ногах шпоры, которые все время цеплялись за пододеяльник.

Софус снял шпоры и стал рассказывать, что с ним случилось в древние времена и как ему удалось вернуться.

Золотой рыцарь

 Сделать закладку на этом месте книги

— Так вот, — начал Софус. — Ты куда-то исчез, и я стоял один в подземелье, а вода все поднималась и поднималась. Вдруг к королю вбегает гонец и кричит, что на страну напал враг. Король сразу понял, что теперь дорог каждый солдат. Он крикнул мне, что закроет кран и поднимет меня, если я согласен стать солдатом. Я ответил, что мне гораздо больше хочется быть генералом, сидеть дома и придумывать, как должны сражаться другие. Но король сказал, что сейчас не время дурить. Велел мне решать быстро: либо солдат, либо утопленник. Угадай, что я выбрал?

— Ты решил стать солдатом, — сказал Юн.

— Как ты угадал? — воскликнул Софус. — Совершенно верно, я ответил: ладно, если они уж так настаивают на том, чтобы я спас им страну, то так и быть — стану солдатом. Тогда они вытащили меня из подземелья. К счастью, мне удалось захватить волшебную палочку. Я, как только освободился, сразу стал ею махать, но ведь я не знал волшебного знака, и ничего не выходило…

Здесь Софус попросил стакан газировки, так ему хотелось пить. Потом он стал рассказывать дальше:

— Они обыскали меня с ног до головы, чтобы проверить, нет ли у меня атомной бомбы или чего-нибудь в этом роде. Дескать, как бы пригодилась сейчас! Увидели мои часы и спросили, какой корпус — из нержавеющей стали? И почему часы ходят, не колдовство ли это? Потом забрали их. И король Монс посоветовал мне радоваться тому, что он согласен принять в подарок такое барахло.

— А дальше? — спросили Юн и Бибби.

— А вот слушайте. Они притащили роскошные латы и помогли мне облачиться в них. Потом дали мне копье и меч и посадили на коня, а я все это время вертел палочку и желал, желал… Потом мы отправились на войну, и, если бы не война, было бы очень весело. Флаги, трубы, барабанщики, Прекрасные дамы, которые махали нам, и все такое прочее.

Целый день мы скакали, а вечером разбили лагерь. Но доспехи не снимали, так и легли возле костра. Глодали кости, пили пиво, пока не уснули. А кони стояли наготове тут же рядом, оседланные. И подумал я, что лучше всего бежать. Осторожно встал, нашел своего коня, но тут часовой увидел меня, затрубил в рожок, и все остальные воины тоже проснулись. Они кричали мне: «Стой! Мы повесим тебя!» Но мне вовсе не хотелось попасть на виселицу, поэтому я ухватился покрепче обеими руками и крикнул коню, чтобы скакал быстрее. Конь скакал, я крепко держался, все остальные мчались следом. Ух, и жутко было!

— Ты не боялся? — спросила Бибби.

— Ни капельки! И вдруг, сам не знаю как, мы очутились посреди вражеского лагеря! Враги спали, но быстро проснулись и давай драться-сражаться. Я сел на бугор и стал смотреть, а сам все время желал вернуться в свое время. И так мне захотелось есть! Ведь мне даже хорошей кости не досталось, только уже обглоданные. «Эх, вот бы два бутерброда сейчас, — сказал я себе. — Пусть даже две половинки: одну с колбасой, другую с сыром!» И я начертил в воздухе две половинки бутерброда, а сам все твердил: «Хоть бы я был у Юна!» И что ты думаешь: только я нарисовал хлеб, как оказался здесь, рядом с тобой! Даже не успел нарисовать сыр и колбасу. А палка осталась в старине — я так удивился, что выронил ее!

— И не беда, — сказал Юн.  — Эта палочка ни разу не приносила нам счастья.

Вместе с Софусом они взяли толстые книги и снова прочитали о короле Монсе Грозном. Там было написано, что однажды на страну напал враг и все ждали, что король проиграет войну. Но тут во дворец явился неизвестный рыцарь, который возглавил войско и победил врага. Ночью он повел воинов прямо на вражеский стан и выиграл большое, славное сражение. А когда битва кончилась, рыцарь исчез. Осталась только белая палочка. В историю этот рыцарь вошел под именем Золотой Рыцарь. С тех пор каждый год шестого сентября устраивают праздник — именно в этот день Золотой Рыцарь разбил врага. В честь великого и храброго героя, который был гордостью своей страны и образцом для всех молодых людей, везде поставили статуи. Красота его равнялась его силе, говорили те, кто видел лицо рыцаря. Он был благороден, умен, смел — короче говоря, обладал всеми достоинствами, отличающими подлинного рыцаря.

Прочитав все это, Софус онемел на целых пять минут. Выходит, это он, Софус, — Золотой Рыцарь. Это его статуя стоит на площади! Это о нем написано в военной истории и в истории искусств!

После, в другой книге, Софус прочитал, что рассказ о Золотом Рыцаре, скорее всего, легенда, что в действительности он никогда не существовал. Софус ужасно рассердился. Еще в книге говорилось, что король Монс был выдающимся деятелем, великим изобретателем и часовщиком. Дескать, он первый носил ручные часы, подобные которым сумели изготовить лишь в наши дни.

Софус очень гордился своими латами, хоть они и были тяжеловаты. Сначала он решил носить их вместо рабочего костюма, так как они были довольно прочные, но скоро доспехи надоели ему.

Все-таки друзья жалели, что волшебная палочка пропала, — ведь они забыли пожелать, чтобы нос Софуса прирос навсегда. Он так и остался приставным, и сейчас такой.

Кумле хитрее всех

 Сделать закладку на этом месте книги

Юн взялся за ум обеими руками. Софус уже стал знаменитым, ему незачем было больше напрягаться, а Юн все еще не попал в историю. И вот он решил написать что-нибудь очень ученое; похоже все-таки, что это самый легкий способ прославиться. Он задумал сочинить ФУндаментальную книгу — так называемую Диссертацию. Только очень серьезные и очень ФУндаментальные книги называются Диссертациями. Люди, которые их пишут, делаются профессорами. А Юн слышал, что многие профессора стали довольно известными. Он уже придумал название: «Как дым выходит из трубы». И Кумле обещал напечатать книгу Юна с незначительными сокращениями.

Но вместо этого Кумле напечатал книгу о самом себе и назвал ее «Как гости выходят из себя». Очень многие купили эту книгу, некоторые — за одно только увлекательное название.

Дело в том, что однажды в замок приехал директор гостиницы просить помощи Юна и Софуса. Их как раз не было дома, но Кумле сказал, что если речь идет о каком-нибудь затруднении, то он самый подходящий человек. Директор гостиницы ответил, что Кумле угадал.

Он рассказал, что в гостиницу приехали семь новых постояльцев и страшно рассердились, так как у него осталось только шесть свободных кроватей. Они грозят обратиться в полицию, потому что в книжечке с красивыми картинками, которую выпустила гостиница, написано, что каждый постоялец — желанный гость. А какие же они желанные, если не могут получить на каждого отдельную кровать?

Кумле ответил, что эту задачу решить очень просто, только пусть ему за это позволят поцеловать всех красивых девушек в гостинице. Или, во всяком случае, посмотреть, годятся ли они для кино. Директор согласился, сказал, что закон никому не запрещает смотреть на красивых девушек.

Кумле пришел в гостиницу и увидел возмущенных гостей. Они были из Швеции и говорили только по-шведски, так что объясниться с ними было довольно трудно. Кумле попробовал заговорить на заморском языке, но без особого успеха.

— О, да это же чистейшая абракадабра! — сказали приезжие.

Сначала Кумле очень обрадовался, потому что раньше совсем не мог говорить на языке абракадабра. Но потом он догадался, что это вовсе не название языка.

Кумле даже растерялся.

— Ресторан!  — воскликнул он. Кумле хотел сказать, дескать, сели и сидите — ждите, пока не обслужат. — Ваш билет! — добавил он сердито.

Но Кумле не умел долго сердиться. Он попросил директора принести шесть кроватей и почесал в затылке.

— А что, если мы попробуем так?.. — Кумле наклонился к директору и зашептал: — Положим двоих чудаков в одну кровать, только для начала. — Потом продолжал громко: — Эй ты, маленький, ну-ка, забирайся на кровать к своему товарищу!

— Есть! — сказал директор.

Не успели шведы опомниться, как четыре самые сильные горничные схватили двоих постояльцев и уложили в одну кровать.

— Так. Теперь третьего положим на вторую кровать, четвертого — на третью… — сказал Кумле и подумал еще. — Тогда пятый ляжет в четвертую кровать, шестой — в пятую. Седьмой — это тот, которого положили к товарищу. Перенесите его на шестую кровать, и все будут размещены.

После этого Кумле сразу стал страшно знаменитым. Все зазывали его к себе и просили помочь в том или ином затруднении. Его приглашали грузить людей в автобусы, поезда и катера, которые отправлялись за город в субботу вечером. А начальник городского экскурсионного бюро прислал телеграмму, предлагая Кумле хорошую ставку и премию, если он согласится выгружать пассажиров обратно, чтобы они оставались в городе.

Кумле так прославился, что его пригласили выступить по телевидению вместе с директором радиовещания. Он, конечно, согласился, но с условием, что споет песенку, которую сочинил сам. Ты тоже можешь ее спеть, если хочешь, и подберешь подходящий мотив. Песенка не особенно хорошая, потому что Кумле был посредственный поэт. Не подумай только, что мы, авторы этой книги, не рады его успеху и называем Кумле плохим поэтом из зависти. Конечно, и среди великих писателей бывают завистливые люди, но мы не такие!

И пусть тебя не смущает, что одни слова написаны большими буквами, а другие — маленькими. Просто Кумле любил употреблять разные буквы.

Вот его песенка:


Я ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ, веселый и добрый.
Я КУМЛЕ, ИЗВЕСТНЫЙ певец и герой.
Я СЛАВЕН в Америке силой могучей.
Я СЛАВЕН в Европе своей головой.
Я ЗДОРОВО провел, друзья, апрель.
В РУчье поймал пятнистую форель.

Итак, Кумле пришел в телестудию и приготовился петь.

Но тут оказалось, что он забыл дома очки и не может прочесть маленьких букв. А если петь только слова, напечатанные большими буквами, то не получалась нужная мелодия. Поэтому Кумле начал петь на мотив колыбельной, а кончил на мотив марша.



Зрители были в восторге от выступления Кумле. Во все газеты страны посыпались письма с просьбой почаще устраивать такие передачи. «Новый знаменитый тенор», — писали рецензенты. Кумле считал, что старый знаменитый тенор может гордиться таким сравнением.

Конец

 Сделать закладку на этом месте книги

Кумле продолжал печатать книги, но из него так и не вышло хорошего книгопечатника. Однажды случился настоящий большой скандал. Но Кумле не знал, что такое «скандал». Он сперва подумал, что это что-то очень хорошее.

Ему заказали напечатать кодекс законов и врачебный справочник Кумле перепутал строчки, и обе книги были испорчены. Во врачебном справочнике было напечатано, что люди, которые без конца сморкаются, чихают и кашляют, на первый случай отделываются предупреждением; если же это повторится — сажать их в тюрьму. А в кодексе законов говорилось, что мальчикам, которые дразнят полицейских, следует накапать в нос санорина, растереть грудь скипидаром и дать горячего молока с медом. Прогульщиков советовали наказывать так: взять нору в лубки и уложить на шесть недель в постель. А если человек сломал ногу, отвести к директору школы, чтобы он его отчитал. Но особенно возмущались врачи, когда прочли, что редакторов, которые пишут в своих газетах гадости, надлежит поить рыбьим жиром ШЕСТЬ РАЗ в день!

Ясно, что такими книгами нельзя было пользоваться.

Юн все писал о дыме, Софус гулял с Бибби, а крокодилу было совсем скучно, потому что дело шло к осени и розы пропали. Туристов стало меньше; во дворце было тихо-мирно.

И тут Миккель — тот самый, что открыл фотографию у ворот дворца, — взял большие клещи, поднялся на башню, перекусил клещами проволоку, вошел и чмокнул принцессу прямо в губки. Она сразу проснулась, обняла Миккеля и сказала, что он ее спаситель.

Что тут началось во дворце! Король и королева проснулись и решили, что радио передает сообщение о новом спутнике. Солдаты протерли глаза, увидели в саду чужих людей и хотели стрелять по ним, но не могли найти ни пороха, ни дроби. Старик генерал тоже очнулся. Он до того оторопел, увидев кругом воду, что чуть совсем не утонул. Все старые королевские министры и все полицейские тоже проснулись и спросили, какой наглец посмел издавать законы именем короля.

Юн и Софус подумали как следует и сообразили, что, в сущности, им ведь никто не разрешал делать все то, что они натворили. А вдруг король назначит ревизию? Они читали в газетах, что мало кто любит ревизии.

Поэтому друзья собрали все свои вещи и погрузили на «Девятку». Положили скрипку, конечно, Софусовы красивые доспехи, книги — все, что сочинил Юн, и все, что напечатал Кумле, — и еще кое-какую мелочь. Затем Юн, Софус и Бибби поднялись на «Девятку» и во весь опор помчались домой.

Они звали с собой и Кумле, но он отказался, сказал, что не может бросить свою типографию.

Поздно вечером друзья приехали на станцию Юна. А там никто даже не сердился — все думали, что он просто уезжал в отпуск.


Юн снова приступил к работе на железной дороге. Софус и Бибби несколько дней были помолвлены, потом поженились. Первое время они жили бедно, пока Софус не стал настоящим знаменитым скрипачом. Картошку варили в его шлеме, так как у них не было денег на посуду. Но потом обзавелись и кастрюлями, и сковородками. По воскресеньям Софус надевает латы, если идет дождь. Нос у него отнимается и приставляется, но об этом мало кто знает. Когда Софус играет на скрипке, он не снимает носа.

Тебе, конечно, хочется знать, что было с Юном и с его Диссертацией? Еще в Розвегии Юн отдал Диссертацию Кумле, чтобы тот ее напечатал. Но Кумле сказал, что это скучная книга. Он выкинул почти все написанное Юном и заменил собственными выдумками. Несколько кусков написал Софус; Бибби тоже кое-что сочинила. Потом они разыскали одну даму, некую фру Хопп, и она написала на машинке то, что они ей велели. Кумле сказал, что никто не купит книгу с таким скучным названием: «Как дым выходит из трубы». И напечатал обложку с превеселой надписью: «Юн и Софус».

Теперь ты понимаешь, почему в этой книге две части. Первая — «Волшебный мелок», вторая — та самая книга, которую напечатал Кумле, а друзья привезли домой. Юн — скромный мальчик, он мало написал о себе, а Бибби страшно влюблена в Софуса, поэтому она очень много написала о нем. А фру Хопп так боялась Кумле, что написала только то, что говорил он.

До сих пор не выяснено, кто потерял волшебную палочку, которая упала рядом с «Девяткой», и почему она действовала, только когда ею чертили определенный знак.

Многие полагают, что палочку обронил, пролетая на самолете, американец-генерал, или заморский министр иностранных дел, или что-нибудь в этом роде. Но это маловероятно, потому что в газетах не писали о том, чтобы американцы потеряли такую палочку.

Волшебная палочка так и ост


убрать рекламу






алась в старине, а от книги Юна про дым сохранились только две картинки. Одну ты уже видел — она показывает, как красить потолки. А вторую Кумле выбросил в мусорную корзину. Но Юн очень любил эту картинку, он считал красивой. Поэтому он разыскал ее и вклеил ее самой в самый


КОНЕЦ.


Ян Экхольм

ТУТТА КАРЛССОН ПЕРВАЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ, ЛЮДВИГ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ И ДРУГИЕ.

хитрая сказка

 Сделать закладку на этом месте книги





Глава первая

 Сделать закладку на этом месте книги


Ты знаешь Ларссонов? Нет, не тех Ларссонов, что иногда заходят в гости к Пёрссонам.

Я говорю о хитрых Ларссонах. А если я еще добавлю, что эти хитрые Ларссоны живут в норе, то ты сразу догадаешься, что я хочу тебе рассказать о самой большой и самой хитрой во всем лесу семье.

Ты, конечно, очень часто ходил над их норой, но даже и не подозревал, что она так близко, под самыми твоими ногами. Ну, вспомни каменистый холмик в лесу, там, где растет высокий колючий кустарник, где весной раньше всего тает снег и где солнце теплее всего припекает летом!

Вот там, глубоко в земле, папа Ларссон и устроил себе уютную квартиру. Если бы тебе удалось заглянуть туда, ты увидел бы просторную кухню. У одной стены стоит большой деревянный ящик  — это буфет, где Ларссоны хранят свою лисью еду. Сюда же мама Ларссон складывает пустые консервные банки, которые невоспитанные люди разбрасывают по лесу. Лисы используют эти банки вместо тарелок и кастрюль. Из тарелок, как ты понимаешь, они едят, а в кастрюлях варят рассыпчатую картошку и молочные каши. Посреди кухни стоит стол, его смастерил папа Ларссон из дубового пня, к которому приколотил дощечки от ящика. Мама Ларссон обила их березовой корой, и теперь стол покрыт модной скатертью.

Гостиная, где семья обычно собирается по вечерам, почти такая же большая, как кухня. А рядом с гостиной — детская, с кроватками, устланными еловыми ветками. В них очень тепло и уютно спать.

В этот дом ведут три входа: один — из большого дупла, другой — из-под заросшего мхом камня, а третий — потайной. О нем знает лишь папа Ларссон. Он строго хранит эту тайну и откроет ее лишь в том случае, если семья окажется в опасности.

Может, тебе кажется, что эта нора слишком просторна? Но она должна быть такой, ведь лисья семья очень большая. Первым, конечно, надо назвать папу Ларссона, известного плута, который всегда выходит, как говорится, сухим из воды. Сейчас он уже стар и надеется, что дети его скоро подрастут и станут такими плутами, что смогут сами прокормиться.

Потом надо назвать маму Ларссон. Ее не часто встретишь в лесу, потому что она должна сидеть дома и создавать уют.

А на это уходит очень много сил и времени, ведь детей у нее — четырнадцать, и у всех хороший аппетит. Самый старший и самый сильный — Лабан. Совсем недавно он закончил лисью школу. Там он был таким способным учеником, что учителя надеялись: он станет таким же хитрым, как сам папа Ларссон.

Его братишек и сестренок зовут — Леопольд, Лаге, Лассе-младший и Лассе-старший, Лённард, Лео, Лукас, Лаура, Линнёа, Луиза, Лидия и Лотенн. Все они еще ходят в школу и получают пятерки по плутовству и лисьим уловкам.

Пока я назвал тебе только тринадцать лисят, но есть еще и Людвиг Четырнадцатый. Он совсем маленький рыжий клубочек с беленькой точечкой на самом кончике хвоста. В школу он еще не ходит.

Но не думай, что Людвиг Четырнадцатый царственно изнежен. Он дергает своих братьев и сестер за хвосты, и тогда все кувыркаются, кусаются, борются, спорят, ругаются и кричат так громко, что мама Ларссон уверяет, что над их норой дрожит весь лес.

Но если лисята любят покувыркаться, то папа Ларссон больше любит посидеть и порассказать о своих приключениях: о том, как он обманывал охотничьих собак и даже самих охотников, как он подбирался к жилищам людей и воровал у них прямо из-под носа, и о том, какой он хитрый и какой он умный и как он будет счастлив, если его дети хоть чуть-чуть будут похожи на него.

Глава вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

Охотнее всего папа Ларссон рассказывает о своих встречах с Максимилианом — собакой из дома, что у самой опушки.

— Он почти такой же плут, как и я, — любит говорить папа Ларссон. — Интересно, кто из вас обманет его первым.

— Я самый хитрый! — кричит всегда Лабан.

— Нет, я, — пищат Леопольд, Лаге, Лассе-старший и Лассе-младший, а за ними и все остальные, тыча носами друг друга в бока.

Как-то вечером громче всех крикнул Людвиг Четырнадцатый:

— А все равно я первый обману Максимилиана!

Все так дружно и громко рассмеялись, что даже начали икать.

Но прошло время, и однажды в нору Ларссонов пришло горе. Папа Ларссон уселся в кресло, переделанное из детской коляски. Он так задумался, что даже не заметил, как мама Ларссон вошла с большой чашкой утешительного черничного сока.

— Ах-ах-ах, — стонал папа Ларссон. — Мне трудно смотреть кому-либо в глаза.

— Ох-ох-ох, — вторила ему мама Ларссон. — Что подумают наши родственники!

— Бедный, бедный наш старый дедушка, — вздыхал папа Ларссон. — Самый мудрый и самый правдивый во всем лисьем роду, и вдруг у него такой правнук.

— Нет, он не переживет этого, — вздыхала мама Ларссон, смахивая хвостом слезинки.

Как ты думаешь, что же произошло?

Может быть, кто-нибудь из семьи попал в беду?

Да, у папы и мамы Ларссонов случилось несчастье.

У них оказался сын, который не хотел быть хитрым!

Надо же, он не хотел учиться обманывать других и не считал папу героем. И у кого бы вы думали зародились такие вредные мысли? Представьте себе, у Людвига Четырнадцатого.

— Только не пори его, — всхлипывала мама Ларссон.

— Ах-ах-ах, — простонал папа еще раз. — Уж я поговорю с ним.

Папа поднялся с кресла и подошел к кусочку бересты, что висела на стене. А на этом кусочке было написано клюквенным соком:


ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХИТРОСТЬ!

УРА ЛАРССОНАМ!

Людвиг Четырнадцатый крадучись вошел в гостиную.

— Ты хотел поговорить со мной, папа?  — спросил он.

— Мой дорогой, любимый сыночек… — От неожиданности папа Ларссон начал издалека. — Ты еще не умеешь читать, но, может быть, ты уже знаешь, что написано на этой табличке.

Людвиг Четырнадцатый помотал хвостиком.

— Это девиз нашей семьи! С незапамятных времен, — гордо оказал папа Ларссон.

— Ты что думаешь, я дурак? — спросил Людвиг Четырнадцатый, смешно повертев головкой. — Все это я знаю. Но я знаю еще больше: обманывать других плохо.

Папа Ларссон почесал себя за ухом.

— С кем ты связался? — спросил он. — С каким хулиганьем?

— Это не хулиганье, — ответил Людвиг Четырнадцатый. — Это мои лучшие друзья — зайчата Юкке-Юу и Туффа-Ту. У них есть книжки. У них дома есть книжки, где можно прочесть, что все должны быть добры друг к другу.

Папа Ларссон долго чесал себя за другим ухом. Наконец он промямлил:

— Конечно, все должны быть добры к другим. Но это и значит, что мы должны их обманывать. У зайцев должна быть еще одна книжка, где так и написано.

— Меня это не интересует, — дерзко ответил Людвиг Четырнадцатый. — Я не хочу быть хитрым, не хочу обманывать и не хочу врать. Я хочу быть хорошим.

— А есть ты хочешь? Каждый день? — вкрадчиво спросил папа Ларссон. — А чтобы есть, нужно быть плутом.

— Я куплю еду в магазине, — возразил Людвиг Четырнадцатый.

— А где ты уворуешь деньги? Лучшая еда добывается честно. Во дворах у людей, — назидательно сказал папа Ларссон. — А можешь ты пробраться туда без хитрости?

— Тогда я не буду есть.

Папа Ларссон вздохнул, замахнулся лапой, но передумал.

— Марш в детскую и сейчас же ложись спать! — процедил он сквозь оскаленные зубы. — Он безнадежен, — запричитал папа Ларссон, обращаясь к маме Ларссон, которая стояла на кухне и облизывала языком тарелки после обеда. — Только представить себе: лис не хочет быть хитрым и не хочет обманывать!

— Все изменится, когда он подрастет, — сказала мама Ларссон.

Папа Ларссон вытащил из нагрудного кармашка своей шубы маленькие часики.

— Он не подрастет. Я вижу, что скоро осень. Если Людвиг Четырнадцатый не будет хитрым, он не подрастет. Он не сумеет добывать себе еду. Что же нам делать с ним?

— Мне кажется, что он играет не с теми детьми, — ответила мама Ларссон. — Его друзья отвратительно хорошие. Ты слышал, что он говорил про этих зайчат? Они не научат его добру.

Папа Ларссон даже выскочил из кресла.

— Ты права!  — воскликнул он. — С этой минуты Людвигу запрещается выходить без спросу.

— Но не может же он расти совсем один, — возразила мама Ларссон.

— У него много братьев и сестер, — стоял на своем папа Ларссон.

— Которые ходят в школу, — робко напомнила мама Ларссон.

— Но один-то уже закончил школу. И этот один может научить его такому, чего даже мы не знаем.

Он распахнул дверь в детскую:

— Лабан! Сюда!

Старший лисенок крадучись подошел к родителям. Он уже раздался в плечах и научился по-взрослому щурить глазки.



— Мне нужна твоя помощь, — сказал ему папа Ларссон. — Ты успешно сдал экзамены в лисьей школе. И почти уже совершеннолетний.

Лабан скорчил рожицу, оскалив ряд острых зубов:

— Ты ведь знаешь, как меня называет вся лесная малышня.

Этого папа Ларссон не знал.

— Хитрый Лабан, — продолжал лисенок. — Все боятся меня и знают, что на целую милю в округе я хитрее всех.

— Ты гордость нашей семьи. — Папа Ларссон похлопал сына по плечу. — А теперь вся твоя ученость должна пойти нам на пользу. Ты должен позаботиться о Людвиге Четырнадцатом. И заставить его думать не так преступно, как он это делает. Ты ведь, наверное, слышал, как он заявил, что не хочет быть хитрым. Отщепенец!

Лабан скис.

— Выходит, мне придется играть с самым маленьким? — обиделся он. — Не хочу!

— А чтобы у тебя был брат, за которого стыдно, ты хочешь? — строго спросил папа Ларссон.

Лабан покачал головой.

— Лис просто обязан обманывать, только тогда он может называться лисом, — продолжал папа торжественно. — В нашей семье всегда были и есть только настоящие лисы. Ты помнишь, что написано на этой табличке?

— Да здравствует хитрость! Ура Ларссонам!  — закричал Лабан.

— Вот, мой мальчик, — просиял папа Ларссон. — Ты сделаешь Людвига Четырнадцатого настоящим плутом.

Лабан от удовольствия потянулся.

— Обещаю сделать все, что смогу, — сказал он. — Я с охотой займусь и другими братьями и сестрами. Я хитрее всех на милю вокруг…

— Не очень важничай, — прервал его папа Ларссон. — Пока еще самый хитрый в этой семье я. Я сам намерен обучить Людвига Четырнадцатого всем нашим приемам. Ты же должен лишь проследить, чтоб он не играл с Юкке-Юу, Туффе-Ту и другими уличными мальчишками, которые учат его глупостям.

— Да, папа, — покорно ответил Лабан. — С завтрашнего утра Людвиг Четырнадцатый будет играть только со мной.

Глава третья

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующий день рано утром Лабан разбудил своего маленького братца, Людвига Четырнадцатого.

— Поднимайся, — прошипел он кисло. — Ты и я, мы с тобой будем играть.

Людвиг Четырнадцатый протер глаза.

— Я не хочу играть с тобой. — И он зевнул. — Все мои друзья считают, что ты настоящий плут.

Лабан расплылся в улыбке.

— Приятно слышать. Ну, поднимайся!

— Я сказал, не хочу, — заупрямился Людвиг Четырнадцатый и принялся облизывать свою рыжую шубку. — Юкке-Юу, Туффе-Ту и я, мы собирались сегодня играть. В прятки.

— Ты больше не должен встречаться с этими уличными зайчишками! — озлился Лабан. — Это папа решил, что ты больше не будешь играть с ними. Вместо этого я буду учить тебя уму-разуму.

— Пожалуйста, ты можешь учить меня и уму и разуму. Но ты не научишь меня, как обманывать других.

— Посмотрим, — пробурчал Лабан. — Пойдем.

И лисята вышмыгнули из норы.

— Вот это гриб, — заявил Лабан, показывая правой передней лапой на большую красивую шляпку.

— Грипп? Меня не обманешь, — рассмеялся Людвиг Четырнадцатый. — Ты хочешь сказать, что если ее съесть, эту шляпку, то можно заболеть этим… гриппом? А почему же тогда белочки их сушат?..

— Ты глупее, чем я думал, — прервал его Лабан. — Я не имел в виду никакой болезни. Это гриб. Не грипп, а гриб, понимаешь? Да, многому тебя придется учить.

Лисята крадучись пробежали по всем лесным тропинкам. Лабан учил Людвига Четырнадцатого, как называются деревья, кустарники, ягоды, грибы и цветы. Учил и многому другому.

К вечеру Лабан спросил Людвига:

— Может, еще что-нибудь хочешь узнать? А то побежим домой. У меня совсем пересохло в горле да и живот пуст.

— Я хочу еще посмотреть, как живут люди, — сказал Людвиг Четырнадцатый.

— Этого нельзя! — Лабан замахал передними лапками. — Это очень опасно.

— Ты что, боишься?

— Я? Я самый храбрый на милю вокруг.

И они побежали. Остановились они только у глубокой канавы, что возле самого леса. И вдруг они увидели плетеную ограду.

— А вот это называется забор, — тихонечко прошептал Лабан. — То, что ты видишь по другую сторону его, называется поле, там растет овес. Из него мама делает нам кашу.

— Я бы хотел посмотреть на поле, где мама берет крупу, чтобы делать нам рисовую кашу, — также шепотом ответил Людвиг Четырнадцатый. — Рисовая каша лучше овсяной.

— Каша! Дурак! — зарычал Лабан. — Посмотри-ка вот сюда, между прутьями. Видишь, вон там, на другой стороне поля, коробку с окнами? Это нора для людей. Называется — дом. А около него коробки без окон, это дома для коров и лошадей. А в самом главном маленьком домике живут куры, цыплята и яйца.

Лабан облизал губы.

Людвиг Четырнадцатый смотрел не мигая, и его глаза делались все круглее.

— А где живет тот ужасный Максимилиан, о котором папа всегда рассказывает? — прошептал он.

— Точно не знаю. Но буду первым из папиных детей, кто обманет это кривоногое страшилище.

— А может, я обману его раньше тебя! — похвастался Людвиг Четырнадцатый.

Лабан громко рассмеялся:

— Ты-то! Ты же не хочешь быть хитрым! Я покажу тебе, как это делается. Я обману первого, кто встретится нам на пути домой. Хочешь пари?

— Не-е-т, — протянул Людвиг Четырнадцатый.

— А я все-таки обману кого-нибудь, — настаивал Лабан. — Просто, чтобы доказать тебе, какой я хитрый.

По тропинке возле самой норы Ларссонов бежали зайчишки Юкке-Юу и Туффе-Ту. Они хотели припустить наутек, увидя, что их друг Людвиг Четырнадцатый идет не один, но было слишком поздно. Людвиг Четырнадцатый окликнул их:

— Где вы были?

— В киоске, и купили медовых пряников, — ответил Туффе-Ту и показал кулек.

— О-о-о-о!.. — застонал вдруг Лабан. — О-о-о-о, бедное мое горлышко!

— У тебя что, горло болит? — дружелюбно спросил Юкке-Юу.

— Спрашиваешь, — опять застонал Лабан. — О-о-о-о! Людвиг и я как раз идем от доктора Совы. И она сказала мне, что я очень болен. Есть только одно лекарство, которое может мне помочь.

— А какое? — поинтересовался Туффе-Ту.

— Медовые пряники, — вздохнул Лабан. — Лечебный мед, лечебный мед, он нежен, сладок и приятен.

— Значит, вы тоже идете покупать медовые пряники? — спросил Юкке-Юу.

Лабан притворился, что плачет.

— Я не могу купить медовых пряников. Деньги, которые мне папа дал на неделю, кончились. А больше у папы не выпросишь, и придется мне всю жизнь ходить с больным горлом.



Зайчата долго смотрели на Лабана.

— Это правда? Ты не обманываешь? — спросил Юкке-Юу.

— Охота мне обманывать вас, лучших друзей Людвига Четырнадцатого. Скажи, Людвиг, разве я обманываю?

Лабан больно ущипнул Людвига Четырнадцатого за кончик хвоста. И вместо «нет» Людвиг закричал «а-а-а».

— Что ты говоришь? — дружно спросили Юкке-Юу и Туффе-Ту.

— Мой младший братишка хочет сказать «да», но иногда он переставляет буквы в слове, — пояснил Лабан. — Когда он говорит «тен», он имеет в виду «нет», а когда он говорит «ад», он хочет сказать «да».

— Твой брат говорит правду?  — спросил Туффе-Ту у Людвига.

— А-а-а! — вскрикнул Людвиг, когда Лабан снова ущипнул его за хвост.

— Вот, слышите, он говорит «да». А сам я уже совсем не могу говорить, кхе, кхе… — И он прохрипел: — О-о-о, мое бедное горло!

Зайчата стояли в нерешительности, переминаясь с ноги на ногу. Наконец Юкке-Юу сказал:

— Только потому, что ты брат Людвига Четырнадцатого… Пожалуйста, вот тебе весь кулек.

У Лабана вдруг прорезался голос:

— Две тысячи спасибо! Три тысячи спасибо! Пять тысяч спасибо! Семь тысяч спасибо! Вы лучшие друзья во всем лесу. Обещаю, что не забуду вас.

Глава четвертая

 Сделать закладку на этом месте книги

Зайцы ускакали, а Лабан стукнул себя в грудь и воскликнул:

— Да здравствует хитрость! Вот как должен поступать лис, если ему хочется медовых пряников! Ну, чем плохо обманывать?

Юкке-Юу и Туффе-Ту не успели еще отбежать слишком далеко. Они услышали, что сказал Лабан, и тут же возвратились.

— А мы-то думали, — глядя на Людвига, сказал Юкке-Юу.

— Обманщик!  — добавил Туффе-Ту. — Больше мы с тобой не играем.

И они снова исчезли, а Людвиг Четырнадцатый повесил нос.

— Мои лучшие друзья!  — упрекнул он. — И тебе не стыдно?

— Мне никогда не стыдно, — улыбаясь, ответил Лабан. — Глупым зайчатам не нужны медовые пряники. А тебе не нужны зайчата. Разве ты не помнишь, что сказал папа?

Лабан открыл пакетик и сунул в него нос.

— Как пахнут! Ты смотри, а я буду лопать их. Сразу все-все съем.

— Ну и дурак, — загадочно сказал Людвиг Четырнадцатый.

Лабан было засунул уже лапу в кулек, но вдруг остановился и удивленно посмотрел на брата.

— Я — самый хитрый лис на милю вокруг, — напыжился Лабан. И все-таки поинтересовался: — Почему же я дурак?

— Если бы я был в твоей шкуре, я сохранил бы все пряники, пока мы не вернемся домой, — ответил Людвиг Четырнадцатый. — Представь себе, как наши братья и сестры полопаются от зависти, когда ты будешь есть пряники, а им останется только облизываться.

Лабан задумался.

— Иногда ты довольно разумно рассуждаешь, — наконец согласился он. — Когда мы придем домой, я спрячу пакет, а вечером съем пряники при всех.

Лабан спрятал кулек под своей кроватью. Только Людвиг Четырнадцатый знал — куда.

А когда все лисята начали укладываться спать, Лабан, глядя в потолок, сказал:

— Пожалуй, время полакомиться медовыми пряниками…

— У тебя нет никаких медовых пряников, — рассмеялся Леопольд. — Я ведь хорошо знаю, что ты давным-давно растратил свои деньги.

— У меня нет пряников? У меня целый пакет!

— Не заводи нас, — сказала Лаура. — Я тебе не поверю, пока сама не понюхаю.

Лабан гордо посмотрел на своих сестер и братьев.

— думайте что хотите! — облизнулся он. — Пакет, во всяком случае, лежит здесь.

И Лабан нырнул под кровать. Но сколько он ни шарил там, кулька не было.

— Ха-ха-ха, — засмеялись все. — Полакомился!

Когда Лабан наконец вылез, нос его был совсем красным от злости.

— Кто украл мои пряники?! — заорал он. — Ну-ка, откройте свои глотки! Все! От кого пахнет медом, тот и вор!

Все лисята разинули рты. Лабан подходил к каждому — к Леопольду, Лаге, Лассе-старшему и Лассе-младшему, Леннарду, Лео, Лукасу, Лауре, Линнее, Луизе, Лидии и Лоттен.

Но ни от кого медом не пахло!

Остался только Людвиг Четырнадцатый. Лабан остановился перед ним и зашипел:

— Вот кто вор! Ведь только ты видел, где я спрятал пакет!

— Я не ел твоих пряников, — ответил Людвиг Четырнадцатый, прямо глядя в глаза своему старшему брату. — Вот, понюхай!

От Людвига Четырнадцатого тоже не пахло медом.

Лабан почесал затылок.

— Я не ел твоих медовых пряников, — еще раз сказал Людвиг Четырнадцатый, — но я их отдал.

— Отда-а-л?! — взревел Лабан и от злости перекувырнулся в воздухе. — Кому ты отдал мои пряники?

— А пряники совсем не твои, — ответил Людвиг Четырнадцатый. — Ты забрал их у моих друзей.

— Эти глупые бесхвостые зайцы сами отдали мне пакет! — ревел Лабан.

— Ты обманул их, — возразил Людвиг Четырнадцатый. — А так как горло у тебя совсем не болит, Юкке-Юу и Туффе-Ту получили свой кулек обратно.

Лабан так и выпучил глаза на своего маленького братца.

— Ты еще раскаешься, — наконец сказал он, скрежеща когтями по полу норы.

И всем стало ясно, что Лабан ужасно разозлился. Но Людвиг Четырнадцатый совсем не испугался.

Не известно, чем бы все это кончилось, если бы в это время в спальню не вошел папа Ларссон. Он стоял за дверью и подслушивал. У лисиц это не считается неприличным.

— Уже поздно, спать всем!  — приказал он.

— Папа, папа, Людвиг Четырнадцатый обманул меня! — закричал Лабан. — Он обманул…

— Очень хорошо! — прервал его папа Ларссон. — Мой младшенький обманул самого Лабана, самого хитрого лисенка в лесу! Недурно!

И тогда Лабану стало стыдно, и, поджав хвост между лапами, он нырнул в свою кровать.

Папа Ларссон долго сидел в кресле, переделанном из детской коляски.

— Во всяком случае, Людвиг не такой уж дурак, — бормотал он. — Но обманывать своих собственных братьев и сестер ради чужих?..

Глава пятая

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующее утро уже Людвиг Четырнадцатый сам будил Лабана.

— Поднимайся, — сказал он, тряся брата. — Ты еще многому должен научить меня в лесу. Вчера было так интересно.

Но Лабан был совсем не весел. Он еще не забыл случай с медовыми пряниками.

— Я не хочу с тобой разговаривать. Я не хочу водиться с обманщиками.

— Ты же сам самый великий обманщик на милю вокруг, — возразил Людвиг Четырнадцатый.

— Это совсем другое дело! — взвыл Лабан и перевернулся на другой бок. — Я хочу спать.

Людвиг Четырнадцатый ушел один.

Он, конечно, помнил, что папа Ларссон запретил ему играть с уличными зайчишками. Но Лабан отказался идти с ним, значит, он может пойти к своим друзьям.

И Людвиг Четырнадцатый направился прямо к Юк-ке-Юу и Туффе-Ту. У входа в их нору стояла сама Зайчиха.

— Мои мальчики больше не будут играть с тобой, — сказала она решительно. — Ты и твой брат только обманываете их. Я знаю, как вчера вы забрали у них пакет с медовыми пряниками.

— Разве тетя Зайчиха не знает, что вчера же вечером я вернул кулек? — возразил Людвиг Четырнадцатый.

— Ничего не знаю и знать не хочу! — сердито ответила Зайчиха и захлопнула дверь перед самым носом Людвига Четырнадцатого.

Он вздохнул и направился к другому своему другу — к белочке Агне Попрыгунье. Белочка сидела на ветке и чистила шишки.

— Здравствуй, Агне! — крикнул ей Людвиг Четырнадцатый и завертел хвостиком. — Спускайся вниз, поиграем вместе.

— Мне нельзя играть с тобой, — ответила Агне. — Моя мама слышала от тети Зайчихи, как ты вчера забрал два мешка медовых пряников у Юкке-Юу и Туффе-Ту.

— Это неправда! — возразил Людвиг Четырнадцатый. — Был только один кулек.

— Это все равно! — И Агне запустила в него шишкой, но промахнулась.

— Это не все равно! — отскакивая, крикнул Людвиг Четырнадцатый. — Я ведь вернул этот кулек зайчатам. Я обманул только Лабана.

— Ну и все равно. Ты обманщик! — И Агне Попрыгунья перепрыгнула на другое дерево.

Людвиг Четырнадцатый чуть не заплакал.

«Пойду-ка я к Ежику, — подумал он. — Ежик еще маленький, но уже мудрый».

Маленький Ежик жил в старом сарае в глубине леса.

— Алло, Ежик! — крикнул Людвиг Четырнадцатый, подойдя к полу развалившейся постройке. — Ты дома?

— Нет, — ответил голос. — То есть я хотел сказать: да, я дома, но меня дома нет.

— Не надо, не шути! Ведь это же я, Людвиг Четырнадцатый, твой друг. Выходи.

— Я не шучу, но я не хочу быть твоим другом, — сказал Ежик. — Я думал, ты добрый. А теперь я знаю, что ты такой же обманщик, как и другие лисы. Думаешь, я не знаю, что вчера ты отнял три воза медовых пряников у Юкке-Юу и Туффе-Ту?

— Это неправда… — начал было Людвиг Четырнадцатый. — Всего один кулек.

— Нет, это правда, — сказал Ежик. — Моя мама слышала это от мамы Агне Попрыгуньи, которая слышала это от мамы Юкке-Юу и Туффе-Ту.

Людвиг Четырнадцатый понял, что Ежик не станет его слушать, и грустно поплелся дальше.

Теперь у него осталось только два друга: горностаи Оке и Бенгт.

Людвиг Четырнадцатый крикнул в нору:

— Выходите поиграть!

— Могу не, хочу не! — ответил Бенгт.

— Не могу, не хочу! — поправил его Оке.

— Нам нельзя! — закричали вместе Оке и Бенгт.

— Почему? — удивился Людвиг Четырнадцатый.

— Наш Ежик слышал от мамы… — начал Бенгт.

— Наша мама слышала от мамы Ежика, — поправил его Оке, — которая слышала от мамы Агне Попрыгуньи, которая слышала от мамы Юкке-Юу и Туффе-Ту, что ты выманил четыре горы медовых пряников у зайчат.

— Один кулек… — начал было Людвиг Четырнадцатый. — И совсем не я…

— Мы играть тебя с нами не будем, — перебил его Бенгт.

— Мы не будем играть с тобой, — поправил его Оке.

Людвиг Четырнадцатый стер слезинку кончиком хвостика.

«Ну почему мои друзья такие несправедливые?» — мучительно думал он. Ведь он-то совсем не хотел быть хитрым и обманывать других, наоборот, он хотел быть добрым и помогать всем.

Людвиг Четырнадцатый понял, что слух скоро распространится среди всех лесных зверей. И к вечеру, наверное, уже будут говорить, что он отнял у Юкке-Юу и Туффе-Ту сто гор медовых пряников.

Людвиг Четырнадцатый растянулся на большом пне и задумался. Папа Ларссон запретил ему играть с другими лесными зверятами. А они-то, между прочим, и сами не хотят играть с ним. Да еще Лабан на него разозлился, уж он, наверное, придумает, как отомстить Людвигу. Нет, не осталось у него друзей. Что же ему делать?

И Людвиг Четырнадцатый нашел только один выход.


НАДО УБЕЖАТЬ ИЗ ДОМУ.

Людвиг Четырнадцатый спрыгнул с пня и отправился по совсем незнакомым ему тропинкам. Долго бродил он по лесу, прокрадываясь через прогалины, чтобы ни один враг не заметил его. И наконец решил, что далеко ушел от родной норы.

Наступил вечер. Людвиг Четырнадцатый немножко продрог, хотя на нем была такая теплая шубка. К тому же он еще и проголодался. Ведь он ничего не ел с самого утра, только одну ягодку и один корешок.

«Скоро они будут ужинать, — подумал Людвиг Четырнадцатый и почувствовал себя так одиноко. — Интересно, скучают они обо мне?»

Вдруг стало светлее, и лес кончился. Перед ним вырос плетеный забор, за ним раскинулось широкое поле, а за полем светились огоньки.

Людвиг Четырнадцатый осмотрелся вокруг. Понюхал воздух и вскоре сообразил, где находится.

Это было то место, где вчера вместе с Лабаном они лежали и смотрели на дома людей, лошадей, коров, кур, цыплят и яиц.

«Странно, — подумал Людвиг Четырнадцатый и почесал себя за ухом. — Я пробродил целый день, а оказался почти рядом с домом».

Он подумал было, что ему, пожалуй, стоит вернуться домой и съесть приготовленный мамой Ларссон ужин. Но он тут же одумался.

— Я сказал, что должен убежать из дому, значит, и убегу, — пробурчал Людвиг. — Все было бы хорошо, вот только есть хочется.

Он посмотрел через дырочку в заборе на овсяное поле. Лабан вчера сказал: «Вот из этой травы мама варит овсяную кашу».

Людвиг Четырнадцатый не очень любил овсяную кашу, но чем-то надо было набить живот. Он перепрыгнул через канаву, пролез под плетнем и начал жевать стебли овса. Но они вовсе не напоминали овсяную кашу.

— Дурак этот Лабан, — рассердился он.

Однако он чувствовал, что просто умирает с голоду.

«У людей всегда есть еда», — любил повторять папа Ларссон. Но разве мог Людвиг Четырнадцатый решиться на такое опасное путешествие, ведь он был совсем не хитрый.

— Нет, не так уж я и боюсь, — храбрился он. — Есть-то хочется. Была не была, попробую пробраться к людям.

Среди высоких стеблей овса Людвиг Четырнадцатый чувствовал себя уверенно. Здесь люди не могли заметить


убрать рекламу






его. Но когда поле кончилось, стало страшнее. Людвигу Четырнадцатому пришлось прижиматься к самой земле и ползти между двумя рядами каких-то невысоких растений.

Он понюхал воздух. Пахло чем-то вкусным и сладким. Папа Ларссон любил рассказывать, что люди выращивают сладкие ягоды, которые называются клубникой. И Людвиг Четырнадцатый решил, что он ползет по клубничному полю.

Он навострил свои длинные ушки. Что-то прозвенело в темноте! И опять стихло. Может, Людвиг Четырнадцатый ошибся? Он поднял голову, чтобы посмотреть, как быстрее подползти ко двору.

И ТОГДА ОН УВИДЕЛ ЧТО-ТО УЖАСНОЕ!

Прямо перед ним стоял кто-то высокий. На нем было длинное пальто, а руки раскинуты в стороны.

Людвиг Четырнадцатый никогда еще не видел живого человека, только на картинке в, книжке у Юкке-Юу и Туффе-Ту.

Может быть, этот высокий на клубничном поле и есть человек?

Людвиг Четырнадцатый боялся даже дышать. Он стоял как вкопанный и смотрел. И чем больше смотрел, тем чуднее казался ему Этот.

Людвиг Четырнадцатый протер глаза. Нет, он не ошибся. На голове у Этого была большая шляпа, но под ней не было лица с глазами, носом — словом, всем, что полагается.



Вот опять послышались звоночки. Пожалуй, это был не человек, а что-то еще более ужасное.

«П Р И В И Д Е Н И Е!» — мелькнуло в голове Людвига. И от страха его влажный нос стал совсем горячим. Как же он забыл про осторожность? С быстротой молнии он помчался назад в спасительное овсяное поле, потом один прыжок — и он оказался в канаве за забором.

— По-мо-ги-и-и-те! — закричал кто-то пискливым голосом.

— Помо-ги-и-и-те! — заскулил Людвиг Четырнадцатый.

Он почувствовал, что лежит на мягком, живом, пищащем маленьком пуховом комочке.

Глава шестая

 Сделать закладку на этом месте книги

Трудно сказать, кто больше испугался: Людвиг Четырнадцатый или маленький пуховый комочек. Во всяком случае, первым заговорил Людвиг Четырнадцатый.

— Что за манера налетать ни с того ни с сего на невинных зверей?! — начал он. — Собственно говоря, мне стоило бы заявить на тебя в полицию.

— Пин-пин-пинтересно, — пропищал пуховый комочек. — Я совсем не налетала на тебя, потому что я почти не умею летать. А уж если на кого и стоит заявить в полицию, то на тебя. Ведь не я же на тебя упала.



В канаве было темно. Но Людвиг Четырнадцатый напряг зрение и разглядел, что пуховый комочек был куда меньше его самого. И лисенок расхрабрился.

— Что ты делаешь здесь на опушке совсем один и так поздно? — спросил он. — Такие малыши, как ты, должны уже давно спать.

— Я боюсь идь-идь-идти домой, — жалобно пропищал комочек. — Я почувствовала запах лисицы, а страшнее зверя, чем лисица, я не знаю.

Людвиг Четырнадцатый хихикнул.

— Ты никогда не видела лисиц?! — удивился он.

— Никогда, — ответил комочек. — Я знаю только, что у них длинные уши и вместо хвоста маленький шар-ик-ик-ик. И они скачут.

— «Ик-ик»!  — передразнил Людвиг Четырнадцатый. — А может, ты смотрела не на те рисунки? 

— Ой, какая я глупая, — засмеялся пуховый комочек. — Я всегда повторяю одни и те же ошибки. Ну, ник-ник-никак не могу запомнить разницу между лисицей и зайцем. Значит, тогда лиса — это та, у которой рыжая шубка и большой хвост. Да еще она ужасно хитрая.

— Вот это точнее, — заметил Людвиг Четырнадцатый.

— А ты что, видел жив-жив-живых лисят? — спросил пуховый комочек.

— Неоднократно, — ответил Людвиг Четырнадцатый.

— И ты ник-ник-никогда их не боялся?

— Нисколечко! — гордо сказал Людвиг Четырнадцатый.

— Значит, ты очень храбрый! — воскликнул пуховый комочек. — А как тебя зовут?

— Людвиг Четырнадцатый Ларссон.

— Какое смешное имя, — засмеялся комочек.

— И совсем не смешное, — рассердился Людвиг Четырнадцатый. — Все очень просто. Наша семья самая большая во всем лесу. И я совершенно случайно оказался четырнадцатым в этой семье.

— У тебя чет-чет-четырнадцать братьев и сестер? — пропищал комочек. — Есть чем хвастать!

— Только тринадцать, — рассердился Людвиг Четырнадцатый. — Но можно подумать, что у тебя их больше!

— Вряд ли я смогла бы сосчитать их всех, — ответил комочек. — А зовут меня Тутта Карлрссон.

В канаве наступила тишина. Оба думали одно и то же: «Кто же сидит напротив меня?»

И снова первым начал спрашивать Людвиг Четырнадцатый:

— Ты птица, не правда ли?

Тутта помотала своей маленькой головкой.

— Но ведь ты же сама сказала, что летаешь не очень хорошо!

Тутта опять помотала головкой.

— Ты живешь здесь, в лесу?

Тутта покачала головой.

— У людей?

Тутта утвердительно кивнула.

— А какого цвета у тебя шубка?

— У меня нет ни-ни-никакой шубки, у меня пушинки, и они желтые, — ответила Тутта Карлссон.

Людвиг Четырнадцатый почесал за ухом совсем как папа Ларссон.

«Желтая птичка, которая не умеет хорошо летать и которая живет у людей, — размышлял он. — Не может быть, чтобы это была…»

— Ты же, конечно, не курица? — спросил он в ужасе.

— Да нет, — пропищала Тутта. — Я еще не курица. А ты что за птица? Ты живешь в лесу?

Людвиг Четырнадцатый кивнул.

— Ты ручной?

Людвиг Четырнадцатый фыркнул.

— А какого цвета твои пушинки?

— У меня нет никаких пушинок, у меня шубка, и она рыжая, — ответил Людвиг Четырнадцатый.

— А хвост у тебя есть?

— О-о, да, конечно.

— Пин-пин-пинтересню! Значит, я правильно угадала! — воскликнула Тутта и ближе подошла к Людвигу. — Ты заяц?

— Положим, — возразил Людвиг Четырнадцатый.

Тутта остановилась. «Дикий зверь с рыжей шубкой и большим хвостом. Если это не заяц, то тогда это должен быть…»

Тутта задрожала.

— Тогда, может быть, ты хитрый лис? — заикнулась она. — Нечего сказать, пик-пик-пикантно.

— «Пик-пик-пик»! — сердито передразнил Людвиг Четырнадцатый. — Опять на тебя напала пик-пик-пи-кота?

Тутта вздохнула с облегчением.

— Вот здорово, — сказала она. — А то я было подумала, что попала в такую ужасную компанию.

Людвиг Четырнадцатый таинственно улыбнулся. Знала бы Тутта Карлссон… И тут у него засосало под ложечкой.

— Я хочу есть, — захныкал он. — Я не ел целый день.

— Бедный Людвиг Четырнадцатый! — воскликнула Тутта Карлссон. — А что ты любишь больше всего?

— Я ем все, — ответил Людвиг. — Разве ты не слышишь, как у меня бурчит в животе?

— У меня есть предложение, — обрадовалась Тутта Карлссон. — Проводи меня домой. Я ведь очень боюсь ли-ли-лисиц. А там у нас во дворе много всякого съестного.

— А мне можно? — удивился Людвиг Четырнадцатый.

— Конечно же, это совсем не опасно, — заверила Тутта Карлссон. — Сначала пройдем через овсяное поле, потом через клубничную поляну, и мы дома. Ты же бежал той дорогой, когда упал на меня.

Людвиг Четырнадцатый вдруг вспомнил, почему он оказался в канаве.

— Туда я больше не пойду, — заявил он. — Уж лучше умереть с голоду.

— Вот глупый! — засмеялась Тутта Карлссон. — Люди совсем не опасны. Да и Максимилиан тоже. Даже если ты боишься собак.

— Я совсем не боюсь ни людей, ни собак. — Его бросило в дрожь от волнения. — Я боюсь Этого на клубничной поляне. Разве ты не видела там такого огромного, такого ужасного, который вот так расставил руки и страшно звенит? А его лицо без глаз и без носа…

Тутта Карлссон рассмеялась, да так, что все ее пушинки заколыхались.

— Нечего пи-пищать, — заикнулся Людвиг Четырнадцатый. — Если бы я не сбежал и не спрятался в канаве, Этот догнал бы меня и съел.

— Пойдем, — сказала Тутта Карлссон и захлопала крылышками. — Обещаю, что Этот не съест тебя.

— Ты с ним знакома, да? — Людвиг Четырнадцатый разинул рот от удивления.

Тутта Карлссон ничего не ответила и засеменила через овсяное поле. Вскоре они оказались на клубничной поляне.

— Остановись, — зашептал Людвиг Четырнадцатый. — Разве ты не видишь? Этот так и стоит на месте. Дальше я не сделаю ни шага.

— Трусишка, — ответила шепотом Тутта Карлссон. — Я ведь иду первая.

Людвигу Четырнадцатому очень не хотелось показывать, как ему страшно, и он поплелся за Туттой Карлссон. Но с каждым шагом сердце его стучало все громче и громче.

И вот они уже стояли под самыми распростертыми руками.

— Вот твой ужасный Этот, — сказала Тутта Карлссон. — Смотри, он же совсем не движется.

— Да, но на нем шуба и шляпа! Так что же это? Может, это все же человек? — прошептал Людвиг Четырнадцатый.

— Пин-пин-пинтересно, все лесные звери такие дураки? — поинтересовалась Тутта Карлссон. — Какой же это человек?

Людвиг Четырнадцатый впервые подумал, что, может быть, он действительно глупый.

— Скажешь ты наконец, кто это? — грозно спросил он.

— П у г а л о!

И Тутта Карлссон начала опять попискивать от смеха.

— А ты и вправду считал, что пугало может в два счета проглотить тебя, как червяка? — захлебываясь, верещала она. — Вот расскажу я всем домашним жив-жив-животным и пич-пич-пичугам. Ну и посмеются же они, пик-чкк-чик!

— У-у-у? болтушка, пик-чик-чик! — обиделся Людвиг Четырнадцатый. — Откуда я могу знать все на свете? Люди чего только не напридумывают. Лучше уж достала бы мне поесть, ты же обещала. Ведь я свое обещание исполняю! Ни одна хитрая лиса тебя не тронет.

— Пойдем в домик, там светит лампа, — сказала Тутта Карлссон. — Там наверняка осталось что-нибудь от ужина. И мы устроим пик-пикник.

Людвиг Четырнадцатый даже не успел передразнить. Как только он пролез вслед за Туттой и заморгал, глядя на лампу под потолком, раздался крик.

— По-мо-ги-и-те-е, ли-и-са-а-а! — донеслось из угла.

А потом раздался такой крик, что бедный Людвиг чуть не оглох.

— Куда ты, куда, куда ты! — закудахтало со всех сторон. — По-мо-ги-и-и-те!

И тут Людвиг Четырнадцатый наконец понял, куда он угодил.

К У Р Я Т Н И К!

Он поискал глазами Тутту Карлссон и увидел, что она спряталась за большим ведром.

— Ты соврала мне, — сказал он и зазаикался по-настоящему: — Ты ку-ку-ку-курица!

— Нет, я не ку-ку-курица, я всего лишь цып-цып-цып-ленок, — сказала она. — Это ты обманул меня. Это ты хитрый лис.

— Нет, — возразил Людвиг Четырнадцатый. — Я лис, но я не хитрый.

Глава седьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Вскоре в курятнике снова наступила тишина.

Все с удивлением смотрели на Людвига Четырнадцатого. Немудрено, ведь цыплята впервые видели живую лису.

— Подумать только, хитрюшка-ворюшка — гость в нашем доме, — кудахтала старая курица Лаура. — А ты действительно уверен, что не хочешь нас съесть? Я хорошо знаю твоего папу, он, право же, очень мил.

— Терпеть не могу курятины. Но я в самом деле голоден. Тутта Карлссон обещала меня накормить чем-нибудь.

— Бедняжка, — закудахтала Лаура. — Конечно же, ты получишь еду. Мне кажется, что вон в той миске есть чем полакомиться.

Второй раз Людвига Четырнадцатого приглашать не пришлось. Он мигом подлетел к миске и начал глотать.

— Это хорошо, что ты так спешишь, — заметила Лаура. — Как только наешься, сейчас же исчезай. Не думаю, чтобы Петрус Певун был в восторге, когда узнает, что у нас в гостях лисенок.

— Петрус Певун — это наш петух, — пояснила Тутта Карлссон. — Он сейчас во дворе и поет, но скоро снова вернется. А до этого ты должен исчезнуть.

Но было слишком поздно!

Через дыру в стене важно вошел Петрус Певун и взмахнул красивыми разноцветными крыльями.

— Кукареку-у, кукареку-у, уже четверть девятого, — пропел он и, склонив головку, прислушался.



Вдруг он круто повернулся к лисенку и в ужасе закричал что было мочи:

— Ку-ка-ра-ул! Лис в доме. По-мо-ги-и-те! Макси-милиан-ан, сюда! Ку-ка-ра-ул! Спасите женщин и де-те-е-ей!

О Максимилиане — псе, почти таком же хитром, как и сам папа Ларссон, Людвиг Четырнадцатый как-то совсем забыл.

— Ку-ка-ра-ул! — подхватил поэтому Людвиг. — По-мо-ги-и-те! Я не хочу, чтобы меня поймал Максимилиан!

Тогда все куры хором начали убеждать Петруса Певуна в том, что Людвиг Четырнадцатый очень милый лисенок.

И опять начался дикий шум и возня. Петух кукарекал, куры кудахтали, цыплята пищали, а Людвиг Четырнадцатый подвывал.

Никто даже и не заметил, как дверь открылась и в курятник, семеня коротенькими ножками, вбежала такса.

Людвиг Четырнадцатый увидел, как остренький носик пса протиснулся между двумя хохлатками.

«Пожалуй, мне пора домой», — подумал он. И быстро проскочил мимо таксы. Но… потом вдруг остановился. Прямо перед ним стояло что-то, чего раньше он никогда не видел.

Это «что-то» напоминало два коричневых ствола, правда значительно более гладких и блестящих, чем стволы обычных деревьев. А когда он поднял взгляд чуть повыше, он увидел еще что-то коричневое, а еще выше — что-то зеленое.



Дальше смотреть Людвиг Четырнадцатый не решился. Он и так уже понял, кто стоял перед ним:

Ч Е Л О В Е К!

Это был первый человек, которого Людвиг Четырнадцатый увидел. То блестящее, что Людвиг принял за стволы деревьев, было парой начищенных сапог. Коричневыми оказались и брюки. Зеленой — куртка.

— Максимилиан-смотри-живой-лисенок-в-курятнике! — закричал голос. — Странно-видеть-и-странно-слышать-это-не-прав да-ли ?

Ты, конечно, думаешь, что маленький Людвиг Четырнадцатый не понимал, что говорил человек. Так или иначе, но он почувствовал, что наступил очень опасный момент.

— Лисенок-не-должен-сбежать, — сердито заворчал человеческий голос. — За-ним!

Охота началась.

Никогда еще в своей жизни Людвиг Четырнадцатый не бегал так быстро. Но такса не отставала от него.

Людвиг Четырнадцатый, наверное, сто раз обежал все дома, прятался между кустами, и под колодцем, и за дровами, раз даже залез под корыто, а потом притаился за грядкой. Но такса все время вынюхивала его по следу.

«Мне нужно найти какое-нибудь потайное местечко, — думал Людвиг. — Ведь скоро у меня уже не будет сил бежать».

Около большого дома, где жил человек, он обнаружил что-то похожее на ящик. Он впрыгнул туда через круглую дырку и свалился прямо на пол. Ему так надо было отдышаться.

— Здесь уже Максимилиан не найдет меня, — простонал он. — Я не хочу попадаться в руки людей. Я хочу домой, в лес.

Тайник оказался хоть куда. Максимилиан носился по двору, и каждый раз, когда он пробегал мимо, Людвиг Четырнадцатый замирал от страха. Но таксе почему-то и в голову не приходило заглянуть в этот ящик с дыркой.

Наконец охота кончилась. Максимилиан перестал лаять. Наступила тишина. Людвиг Четырнадцатый высунул голову и только собрался вылезти, как вдруг услышал шаги. Нырнув обратно, Людвиг стал наблюдать через дырку, как большие сапоги медленно двигались мимо.

— Да-лисенок-сбежал-хотя-Максимилиан-все-время-шел-за-ним-по-пятам, — сказал человеческий голос. — Хитрые-бестии-эти-рыжие-шкуры.

Людвиг Четырнадцатый хотел было сказать, что он совсем не хитрый, но передумал и надулся от гордости. Слышал бы папа Ларссон! Сам человек утверждал, что Людвиг провел даже его!

— Пошли-в-дом-пить-кофе, — продолжал человеческий голос. — Что-поделаешь. Будем-надеяться-что-в-следующий-раз-Максимилиан-тебе-повезет-больше.

Людвиг Четырнадцатый облегченно вздохнул и во второй раз решился выйти из укрытия. И тут он увидел, что кто-то стоит на пути. Это был Максимилиан! Его черная шубка встала дыбом. А красный язык свисал изо рта. Людвиг Четырнадцатый сжался и стал маленьким-маленьким.

— Фу, какой ужасный вечер, — простонал Максимилиан. — На этот раз лис сбежал. Но в следующий раз я ему покажу, как пекут пироги.

При этих словах Людвиг Четырнадцатый вспомнил, до чего он голоден.

— А ты умеешь печь пироги? — спросил он не совсем кстати. И тут же прикусил язык.

— Что это за р-раз-разговорчики? — проворчал Максимилиан.

— Добрый вечер, дружище! — ответил Людвиг слабеньким голоском. — Мы уже виделись с тобой сегодня вечером. Меня зовут Людвиг Четырнадцатый Ларссон. Добрый вечер, добрый вечер! Только прости меня, к большому сожалению, я тороплюсь.



Но уйти Людвигу Четырнадцатому не удалось. Максимилиан закрывал грудью выход.

«Сейчас он меня укусит», — подумал Людвиг и зажмурился.

Но ничего такого не случилось. И Людвиг осторожно открыл глаза. Максимилиан совсем не был зол. Наоборот, он лежал и посмеивался своими великолепными зубами.

— Нет, ты самый хитрый и самый храбрый лисёнок из всех, за кем я когда-либо охотился, — сказал он.

Людвиг Четырнадцатый тоже расплылся в улыбке. И зубы у него были ничуть не хуже, чем у Максимилиана. Ну почему нет с ним папы Ларссона?!

— Я избегал весь двор, — продолжал уже серьезно Максимилиан. — А ты вот оказывается где! В МОЕЙ СОБСТВЕННОЙ КОНУРЕ.

— В конуре? — смущенно переспросил Людвиг. — Значит, это твой дом?

— Представь себе, никогда бы не подумал, что ты подумаешь, что можно подумать, что можно забраться сюда.

— А я так и подумал, что ты подумаешь, что я не додумаюсь подумать так, — схитрил Людвиг Четырнадцатый. — Вот я и спрятался здесь.

Максимилиан опять рассмеялся.

— Нет, я положительно не могу сердиться на тебя. Скажи, ты, наверное, очень проголодался после такой погони? Разреши предложить тебе косточку!

Дважды таксе предлагать не пришлось. Людвиг Четырнадцатый совсем не насытился пшеном, которым его угощали куры. И поэтому он тут же схватил самую большую кость из миски Максимилиана. Тот тоже принялся за еду.

— Увидел бы нас кто-нибудь, — с удовольствием причмокивая, проворчал Максимилиан. — Собака ест из одной миски с лисом! Это звучит как в сказке. Как, ты сказал, тебя зовут?

— Людвиг Четырнадцатый Ларссон, — ответил Людвиг Четырнадцатый.

— Ларссон? — заинтересовался Максимилиан. — А ты не знаешь, случайно, хитрых Ларссонов из ближайшего леса ?

— Это — мы, — скромно ответил Людвиг Четырнадцатый. — Мой папа часто рассказывал нам о тебе, Максимилиан.

— Правда? — Максимилиан засиял от удовольствия. — Да, я имел честь не раз гоняться за ним. Не хвастаясь, я должен тебе сказать, что твой папа почти такой же хитрый, как я. Помню, гром гремит, кусты трещат, а мы бежим, бежим. Как я здорово укусил его тогда за заднюю лапу! В следующий раз еще веселее будет, так и передай.

Так они сгрызли все кости. Оба почувствовали усталость, и оба с удовольствием растянулись на полу собачьей конуры.

— Ну, а теперь тебе все-таки пора домой, — заявил Максимилиан и сладко зевнул. — С тобой очень приятно беседовать. Но не думаю, чтобы хозяину понравилось, что я дружу с лисами.

— А мне так далеко идти, — вздохнул Людвиг Четырнадцатый. — И я так устал, так устал. Не знаю даже, найду ли я дорогу домой.

— Это совсем недалеко, — возразил Максимилиан. — Я провожу тебя до изгороди. Мне ведь совсем не вредно прогуляться перед сном.

Пес и лисенок прокрались во двор, потом через клубничную поляну, потом через овсяное поле. У самой изгороди Максимилиан остановился.

— Теперь тебе уже совсем недалеко, — сказал он. — Беги вот по этой тропинке все прямо и прямо.

— Разве ты знаешь, где я живу? — удивился Людвиг Четырнадцатый.

Максимилиан вдруг ощетинился.

— Знаю ли я, где нора хитрых Ларссонов?! Вот что я скажу тебе: дружба дружбой, а служба службой. С этого момента мы больше не друзья. Еще раз повадишься в курятник, пеняй на себя.

Максимилиан зло залаял, давая Людвигу Четырнадцатому понять, что он все-таки собака.

Людвиг Четырнадцатый припустил по тропинке. Сперва он думал о Максимилиане, потом стал думать о папе Ларссоне. Так поздно он еще никогда не возвращался домой.

Когда он осторожно прокрался в нору, папа Ларссон сидел в гостиной в своем кресле, сделанном из детской коляски. Он вытащил часы из нагрудного кармана, посмотрел сначала на них, а потом на лисенка и сердито спросил:

— Где это ты пропадаешь? Давно пора спать.

— Меня похвалили за то, что я хитрый, — гордо ответил Людвиг Четырнадцатый.

— Приятно слышать, — сказал папа Ларссон. — Мне показалось, что только что неподалеку лаяла собака. Это правда?

— Да, папа, это был Максимилиан.

— Ах, вот как! Значит, это и вправду был мой злейший враг Максимилиан? — И добавил: — Я не раз имел честь гоняться за ним. Не хвастаясь, должен сказать тебе, что он почти такой же хитрый, как я. Помню, гром гремит, кусты трещат, а мы бежим, бежим. Здорово я тогда укусил его за заднюю лапу. В следующий раз еще веселее будет, пусть он так себе и зарубит на носу.

Людвиг Четырнадцатый улыбнулся. Кто говорит правду, Максимилиан или папа Ларссон?

Но вдруг до папы Ларссона дошло то, что сказал Людвиг Четырнадцатый. И он тут же вскочил с кресла.

— Что ты тут сочиняешь, мой мальчик? — закричал он. — Ты встретился с Максимилианом?

— Это потом, — сказал Людвиг Четырнадцатый. — Он гнался за мной, но не мог догнать, потому что сперва я хорошо поужинал в курятнике. А когда я устал бегать, то залез к нему в конуру, он очень обрадовался и угостил меня косточкой. Мы ели с ним из одной миски. А потом он проводил меня, чтоб я не заблудился. А когда мы расставались, он сказал, что дружба службой, но он мне лучший враг, — выпалил Людвиг Четырнадцатый на одном дыхании.

Папа Ларссон встревоженно подошел к сыну и погладил его по головке.

— Ты, наверное, слишком долго спал под елью, — сказал он. — Ладно, иди в детскую и продолжай спать.

Глава восьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром за завтраком Лабан спросил Людвига Четырнадцатого:

— Где ты вчера болтался?

— Ничего особенного, — нехотя промямлил Людвиг. — Бродил, и вообще…

— Что — вообще?.. — полюбопытствовал Лабан. — Надеюсь, ты не играл с этими глупыми уличными зайчишками?

Папа Ларссон вмешался:

— Малыш Людвиг играл в прятки с Максимилианом. Надо полагать, ему понравилось.

Вся семья разинула рты.

— С этим ужасным Максимилианом? — закричали все.

Папа Ларссон рассмеялся.

— Успокойтесь, — сказал он. — Хотя Людвиг и не хочет вырасти плутишкой, однако он уже самый настоящий плут. Вы же понимаете, что он, очевидно, просто решил посмеяться над своим старым отцом.

— Ну-ка быстро работайте задними лапками, если не хотите опоздать в школу, — переменила разговор мама Ларссон.

Двенадцать маленьких лисят выскочили из норы так, словно промелькнула одна ленточка рыжего пламени. Остались только Лабан и Людвиг Четырнадцатый.

— Может, поиграем? — спросил Людвиг Четырнадцатый.

— Ни за что в жизни, — ответил Лабан. — Думаешь, я забыл, как ты надул меня с медовыми пряниками? Я не играю с тем, на кого нельзя положиться.

Людвиг Четырнадцатый побрел к выходу.

— Но ты, конечно, можешь повторить свой вчерашний опыт и поиграть с Максимилианом.

И когда Людвиг Четырнадцатый был одной ногой по другую сторону норы, до него донесся ехидный смех Лабана.

Если бы только папа Ларссон, и Лабан, и все остальные знали, что он говорил правду! Но больше с Максимилианом ему поиграть не удастся.

Вдруг Людвиг Четырнадцатый остановился. Да, Максимилиан ему больше не друг, но во дворе человека у него остался другой друг — Тутта Карлссон. О ней-то он после всех вчерашних событий совсем и забыл.

«Пожалуй, пойду опять в курятник, — сказал сам себе Людвиг Четырнадцатый. — Дорогу туда я уже хорошо знаю. Только бы не встретиться с Максимилианом!»

А вообще-то у Людвига Четырнадцатого было отличное настроение.


Лис бежит по тонкой льдинке,
Он и плут и неплут,  —

запел Людвиг Четырнадцатый и побежал по лесной дорожке.


Побеждает в поединке
Там и туг, там и тут.

Слова песенки не совсем подходили. Ведь была середина лета, и надо бы петь не «по льдинке» а до «тропинке». Но Людвиг Четырнадцатый, как поэт, был еще совсем начинающим. Кроме того, он так хотел поскорее увидеть Тутту Карлссон, что ему было совершенно все равно, что петь — лишь бы время скорей бежало.

Выскочив на опушку и увидев знакомое пугало, Людвиг Четырнадцатый подумал, что оно все-таки очень напоминает человека. Но он знал, что бояться нечего. Людвиг Четырнадцатый продолжал напевать:


Здравствуй, чучело на грядке!
Руки, ноги — в стороны,
Словно делает зарядку,
Берегитесь, вóроны!

На открытом месте он пробирался ползком. Но это не мешало ему петь еще веселее. Подобравшись к самому пугалу, Людвиг Четырнадцатый уселся на задние лапки, передние развел в стороны, словно и сам был пугалом, и, покачиваясь, продолжал свою песенку:


Здравствуй, чучело, привет!
Ни зубов, ни глазок нет,
Носа нет и нет лица,
Вот какие чудеса I

До этого он смотрел вниз, словно искал рассыпанные по земле слова. Но когда нашел, он начал медленно поднимать голову. И — о ужас! — сперва он увидел пару сапог, потом коричневые брюки и зеленую куртку и, наконец, нос, глаза и все прочее.

Людвиг Четырнадцатый немедленно встал на все четыре лапы, чтобы пуститься наутек. Но было поздно!

— Ну-и-храбрец-же-ты! — сказал человек.

И Людвиг Четырнадцатый оказался высоко в воздухе. Так высоко он еще никогда не поднимался, даже когда забирался на покрытый мхом камень, что стоит у их норы. Человек держал его за шкирку. Это было совсем не больно, но очень страшно. Людвиг Четырнадцатый даже взвыл.

— Значит-это-ты-повадился-в-наш-курятник? — спросил человек.

«Ну почему люди не могут научиться говорить как следует? — подумал Людвиг Четырнадцатый. — Какие длинные, странные слова!»

Подумав немного, Людвиг было собрался сказать человеку, что да, конечно, это именно он навещает их курятник. Но ему было неудобно разговаривать, вися в воздухе. А человек опять заговорил. Он ведь стоял на земле.

— А-ты-мне-нравишься. Такой-милый-шустрый-лисенок. Наши-детишки-с-удовольствием-будут-играть-с-тобой!

Человек взял лисенка под мышку и пошел во двор. Там он посадил Людвига Четырнадцатого в клетку из стальных прутьев.

— Вот-здесь-ты-и-будешь-жить, — сказал человек и защелкнул замок. — Маллот-и-Петер-сейчас-у-бабушки-в-гостях-но-они-скоро-вернутся.

Людвиг Четырнадцатый надолго задумался: «Что за странные имена у человеческих детей: «Маллотипетер!»

— Максимилиан-поди-сюда! — закричал человеческий голос. — Посмотри-кого-я-поймал! Вчера-он-ускользнул-от-тебя-а-сегодня~я-поймал-его-голыми-руками. По-смотри-какой-хитрый-лисенок. Вот-будет-хорошая-игрушка-нашим-ребятишкам!

Людвиг Четырнадцатый совсем не обрадовался, услышав в третий раз, что он так хитер. Ему совсем не хотелось быть игрушкой у человеческих детей. Ему хотелось обратно в лес.

Максимилиан проводил хозяина и возвратился к клетке.

— Доб-ро-рое утро! Не говорил я тебе, чтоб ты держался подальше?

— Доброе утро. А не выпустишь ли ты меня отсюда? — спросил Людвиг Четырнадцатый.

— Дудки, мы больше не друзья, — возразил пес и оскалил зубы. — Ты плут.

— Только не я, — возразил Людвиг Четырнадцатый. — Я совсем не хитрый.

— А кто прятался в моей конуре? — возмутился Максимилиан. — Ты, пожалуй, похитрее даже своего папочки Ларссона.

Пес обошел вокруг клетки и тщательно обнюхал каждый прут.

— Вот теперь посмотрим, сумеешь ли ты спасти свою рыжую шкуру, — продолжал он. — Мне даже незачем охранять тебя. Желаю приятно провести время.

И Людвиг Четырнадцатый остался один. Он тыкался носом, искал лазейку, но вокруг были только прочные стальные прутья. Он попытался разгрызть замок, но тот оказался не по зубам.

— Эх, был бы я хитрым, ну хоть чуть-чуть, — вздохнул Людвиг Четырнадцатый.

Он положил голову на передние лапки и загрустил.

— Пин-пин-пинтересно, что ты делаешь в моей клетке? — вдруг услышал он чей-то голосок.

Это была Тутта Карлссон.

— Доброе утро! — мрачно ответил Людвиг Четырнадцатый. — Наряжаю новогоднюю елку!

— Как ты сюда попал? — продолжала Тутта Карлс-сон, не слушая его. — Замок-то заперт.

— Разве? А я и не заметил, — хорохорился Людвиг Четырнадцатый.

— Еще и кип-кип-кипятится! — удивилась Тутта Карлссон. — Как же ты оказался таким дураком, что дал себя поймать?

— Ну, перепутал человека с пугалом! — огрызнулся Людвиг Четырнадцатый.

— Ты сказал правду, — промолвила вдруг Тутта Карлссон. — Ты совсем не такой хитрый, как другие лисы. Поверить, что жив-жив-живой человек — пугало!

Людвиг Четырнадцатый заплакал.

— А разве так не бывает?

Послышались шаги, и человек, который поймал Людвига, остановился у клетки.

— Не-бойся-цыпленочек, — засмеялся человек. — Лисенку-теперь-не-сбежать-из-твоей-клетки. Еду-то-он-по-лучит-но-не-цыплятинку-о-которой-он-мечтал.

Человек поставил в клетку


убрать рекламу






миску с костями и мясом.

— Чего, чего, чего? Что говорит человек? — всполошилась Тутта Карлссон. — Ты пришел сюда, чтобы пит-пит-питаться цыплятиной?

Людвиг Четырнадцатый глубоко вздохнул.

— Я пришел, чтобы поиграть с тобой. Но меня поймал человек, чтобы мной играли его дети.

— Бедный Людвиг Четырнадцатый, — запищала Тутта Карлссон. — Значит, это я вин-вин-виновата, что тебя посадили в клетку? Обещаю, что помогу тебе выбраться отсюда. А пока до свидания.

И Тутта Карлссон исчезла. А Людвиг Четырнадцатый остался один во дворе у человека в клетке для цыплят.

Глава девятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Маллот и Петер вернулись от бабушки.

— Какой-миленький! — обрадовалась Маллот и попробовала погладить Людвига Четырнадцатого.

«И совсем я не миленький», — подумал Людвиг Четырнадцатый и схватил ее за руку.

— Папа-можно-мы-заберем-его-к-себе-в-детскую-на-ночь? — умолял Петер. — Пусть-он-спит-в-кукольной-коляске!

«Еще чего не хватало, — подумал Людвиг Четырнадцатый. — Лис — в кукольной коляске!»

На этот раз человек был с ним, очевидно, согласен.

— Лучше-уж-пусть-лисенок-останется-в-клетке. Лес-ные-звери-плохо-себя-чувствуют-в-доме-у-людей, — сказал он.

Людвиг Четырнадцатый нашел это заявление вполне справедливым.

— Нужно-дать-ему-имя, — предложил Петер.

«У меня уже есть одно, но вам его не отгадать», — подумал Людвиг Четырнадцатый.

— Пусть-будет-Микке. Микке-звучит-очень-мило! — предложила Маллот.

Лисенок вяло улыбнулся: Микке — такое обычное имя. Людвиг Четырнадцатый куда возвышеннее!

— Рыжий-хвост, — сказал человек.

Людвиг Четырнадцатый заворчал. Право же, ему надоели все эти глупости. Его зовут Людвиг Четырнадцатый, и точка.

— Давайте-лучше-к-завтрашнему-утру-придумаем-ему-чудесное-пречудесное-имя! — предложила Маллот.

К завтрашнему утру!

Людвиг Четырнадцатый почувствовал, что нос его снова стал сухим и горячим. Неужели ему придется скучать в этой проклятой клетке до завтра? Ой, как мама Ларссон будет волноваться! А как папа Ларссон будет сердиться!

— Можно-взять-ошейник-Максимилиана-и-погулять-с-лисенком? — спросила Маллот.

Людвиг Четырнадцатый сразу же повеселел: во время прогулки, может, ему удастся сбежать в лес?

— Можно, — разрешил человек, — но-будьте-осто-рожны. — Мне-кажется-что-лисенок-немного-зол.

Людвиг Четырнадцатый решил притвориться добрым. Он разрешил детям надеть на себя ошейник Максимилиана и послушно поковылял рядом с ними.

Максимилиан лежал в своей конуре и мрачно наблюдал за всем.

— Тебе-завидно-что-мы-другого-зверька-а-не-тебя-ведем-на-прогулку, — поддразнил его Петер.

Пес в ответ заворчал, потом заскулил.

Людвиг Четырнадцатый дернулся было в кусты, но поводок так натянулся, что пришлось перекувырнуться кверху лапками через голову назад. Дети рассмеялись. А ему было совсем не смешно.

Людвиг Четырнадцатый надеялся, что, возвратясь с прогулки, дети забудут запереть замок. Но он ошибся. Замок был заперт с особой тщательностью. Петер даже подергал его.

— Не-убежишь-от-нас, — сказала Маллот. — Скоро-уже-ночь-и-мы-должны-спать. А-завтра-мы-опять-придем-к-тебе.

«Завтра я буду в лесу», — мысленно возразил ей Людвиг Четырнадцатый. Но как ему удрать обратно в лес, он не знал. Разве что Тутта Карлссон что-нибудь придумает.

После ужина из дому вышла мама Петера и Маллот. В руках она несла миску с едой. Мама говорила медленно и ясно, так что Людвиг Четырнадцатый понимал ее довольно сносно, хотя все слова ее звучали для него тоже, как одно длинное-длинное слово:

— Пожалуйста-ужин-нашему-новому-гостю-подан, — сказала она. — Дети-очень-просили-чтобы-ты-получил-самые-лучшие-кусочки-те-что-обычно-достаются-Максимилиану.

Мама детей опять ушла в дом, а Людвиг Четырнадцатый почувствовал, что он зверски голоден. Но только он собрался запустить свои острые зубки в кусок вкусно пахнувшего мяса, как услышал знакомый писк.

— Пит-пит-питаешься? — пропищал голос.

Людвиг Четырнадцатый узнал голос Тутты Карлссон.

Тутта осторожно выглянула из-за куста.

— Не ешь эту пи-пи-пищу, — пропищала она.

 — Разве она отравлена? — ужаснулся Людвиг Четырнадцатый. — Мне показалось, что она пахнет довольно вкусно.

Тутта Карлссон выпорхнула из своего тайничка.

— Максимилиан зол на тебя, — сказала она. — Дети-ти-ти надевали на те-тебя его ошейник. Ходили с тобой гулять. И что самое худшее  — ты получил его самые лучшие куски!

— Ничем не могу ему помочь, — возразил Людвиг Четырнадцатый. — Пусть злится на детей.

— А мне кажется, что те-тебе все же следует отдать Максимилиану эти-ти куски, — настаивала Тутта Карлссон. — Он такой тип-тип-тип.

Последние слова она пропищала лисенку прямо в ухо, и тогда он все понял.

— Ты почти такая же хитрая, как мой папа Ларссон! — похвалил ее Людвиг Четырнадцатый. — Даже почти как я!

— Даже хитрее, — засмеялась Тутта Карлссон. — Я же не думаю, что пугало — это человек, а всякий человек обязательно — пугало. — И она опять спряталась в кустах.

Долго ждать не пришлось. Как только начали спускаться сумерки, Максимилиан появился у клетки.



— Пр-р-ривет! Ну как тебе, весело? — проворчал он. — Сегодня ночью я могу спать спокойно. Ты хорошо заперт.

— А разве ты не голоден? — мягким голоском спросил Людвиг Четырнадцатый.

Пес уставился на лисенка.

Еще спрашиваешь!  — сказал он и оскалил свои острые зубки.

— Знаю, знаю, — притворившись совсем грустным, сказал Людвиг Четырнадцатый. — Вот поэтому я и спрятал для тебя эти куски. Посмотри, вот здесь, в миске. О, я не хочу, чтобы кто-то голодал из-за меня!

Максимилиан подошел к клетке поближе. Смотри-ка, лисенок сказал правду. В миске лежали лучшие куски мяса. Максимилиан облизнулся.

— Добро пожаловать, — приглашал Людвиг Четырнадцатый. — Входи и будь как дома. В прошлый раз приглашал на ужин ты. Сегодня угощаю я.

Максимилиан не знал, верить ли своим ушам.

— А не обманываешь? — спросил он, глотая слюну.

— Ну, что ты, разве может такой маленький лисенок, как я, обмануть такого мудреца, как ты! — скромно ответил Людвиг.

Максимилиан рассмеялся. Какой же он, право, чудак! Конечно же, лисенок хитер, но надуть старого Максимилиана еще раз! Нет. Это невозможно.

Он сорвал замок с дверцы и медленно вполз в клетку.

— Милости просим к столу! — Голос Людвига Четырнадцатого звучал спокойно, но сердце его дрожало, как заячий хвост. Не пропустить бы нужный миг.

— Благодар-рю за приглашение, благодар-рю за приглашение, — бормотал Максимилиан. — Сочная косточка к ужину — пррревосходно.

Но только он успел подойти к миске, как вдруг…

Людвиг Четырнадцатый прямо вылетел из клетки и захлопнул ее за собой. Тутта Карлссон выпорхнула из-за куста, и им вместе удалось запереть замок.

— Эй вы, кошачьи дети! Что вы натвор-рили! — взревел Максимилиан, не отрываясь от миски. — Я не хочу тор-рчать запер-ртым в цыплячьей клетке. Откро-ройте меня сейчас же! Так ты лгал, лгал, лгал!

— Приятного аппетита, — ответил Людвиг Четырнадцатый. — Прошу прощения за то, что не могу составить компанию. Очень спешу. Разреши передать привет папе Ларссону от хитрого Максимилиана.

— Бр-р-родяга! — ревел пес. — Погоди только, встретимся еще р-раз… Ой, ой, ой, как я зол!

Людвиг Четырнадцатый и Тутта Карлссон вместе добежали до курятника.

— Тысячу, миллион спасибо тебе за помощь, — раскланялся лисенок перед Туттой Карлссон.

— Цып-цып-цып! За что благодарить! — кокетливо ответила Тутта Карлссон и скромно опустила головку. — Ведь это из-за меня ты попадаешь во всякие не-приятности-ти-ти.

— Сегодня нам не придется уже поиграть, но можно мне в другой раз с твоего разрешения пригласить тебя, уважаемая Тутта Карлссон?

— Ты очень пин-пин-пинтеллигентный лисенок, — пропищала взволнованная Тутта Карлссон. — Только подальше от курятника. Мне кажется, Максимилиану очень хочется дать тебе хороший пин-пин-пинок.

— Знаешь, давай будем играть за изгородью, ну, там, где мы встретились в первый раз! — предложил Людвиг Четырнадцатый.

Это предложение понравилось Тутте Карлссон. И прежде чем исчезнуть в курятнике, где ее ждали сестры, братья и другие родственники, она договорилась с Людвигом, что встретится на следующий день за изгородью.

Людвиг Четырнадцатый поспешил домой. Была уже почти темная ночь, и он отлично понимал, что папа Ларссон очень сердится, а мама Ларссон очень волнуется.

Так оно и было. Когда Людвиг Четырнадцатый вошел в гостиную, папа Ларссон сидел в кресле, сделанном из детской коляски. Он вытащил часы из нагрудного кармашка и нахмурил брови.

— Опять бегал по лесу!  — проворчал он. — Оно, конечно, мы, лисы, на охоту ходим ночью. Но ты ведь еще совсем ребенок, тебе ночью надо спать.

— Сегодня я опять всех перехитрил, — начал было Людвиг Четырнадцатый.

— Ах вот как! — улыбнулся папа Ларссон. — Ты что, надо полагать, опять встречался с моим старым другом Максимилианом?

— Да, и не только с ним, — с живостью подхватил Людвиг Четырнадцатый. — Сначала меня поймал человек, потом я был игрушкой у человеческих детей, а потом меня заперли в цыплячью клетку и кормили собачьей едой, а потом я и Тутта Карлссон обманули Максимилиана и…

— Милый Людвиг, — прервал его папа Ларссон, — ты что-то, я бы сказал, слишком переутомляешься в последнее время.

Людвиг Четырнадцатый сник, хвост его опустился.

— Это пра-а-вда, па-па…

— Да, конечно, правда. Ты заснул в лесу и видел сказочный сон. Иди к себе и досматривай его, спокойной ночи.

Глава десятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Людвиг Четырнадцатый и Тутта Карлссон часто встречались на полянке у забора. Конечно, это была довольно странная пара — лисенок и цыпленок. Но вместе им было очень хорошо. Всегда у них находилось так много новых интересных игр. Больше всего они любили играть в школу. Один из них садился на пенек и притворялся, будто он учитель. А другой садился под пеньком и притворялся, что внимательно слушает урок.

Людвиг Четырнадцатый учил Тутту Карлссон всему, чему научился у Лабана: что растет в лесу, какие ягоды надо есть, чтобы не болел живот. Предостерегал ее от грибов, красные головки которых покрыты белыми пятнышками, — потому что это мухоморы и они ядовитые. Людвиг показывал Тутте, как распознавать следы на тропинках и узнавать по ним зверей.

А Тутта Карлссон рассказывала Людвигу Четырнадцатому обо всех домашних животных, о растениях, которые растут в саду и в огородах и которые очень полезны. О людях и о том, как надо быть осторожным, чтобы тебя не поймали.

— Обещай мне, что никогда не придешь в курятник, чтобы съесть нас, — дрожа от страха, просила Тутта. — Я ведь хорошо знаю, как вы любите набить курятиной жив-жив-живот.

— Никто из нашей семьи не будет воровать вас, — торжественно поклялся Людвиг. — А ты обещай мне, что предупредишь меня, если люди задумают устроить на нас облаву.

Тутта Карлссон обещала.

Когда Людвиг Четырнадцатый договаривался с Туттой о встрече, он обычно исчезал из норы рано-рано утром и возвращался только поздно вечером.

— Где ты, однако, бродишь целыми днями? — спросил его папа Ларссон однажды вечером.

— Я играю со своей новой подружкой, — ответил Людвиг Четырнадцатый. — И научился у нее многим хитростям.

— Это, надо полагать, хорошо, — сказал папа Ларссон. — А как зовут твою подружку?

— Тутта Карлссон, — ответил Людвиг Четырнадцатый в надежде, что на том расспросы и закончатся.

Ведь он понимал, что папе Ларссону совсем не понравится, если он узнает, что его сын играет с цыпленком.

— Тутта Карлссон, — задумчиво произнес папа Ларссон. — Я ее не знаю. Приведи ее как-нибудь в нашу нору. Я был бы не против познакомиться с ней.

— Не думаю, чтобы ей захотелось прийти сюда, — возразил Людвиг Четырнадцатый и попытался улизнуть.

Но папа Ларссон был стар и хитер. Он еще долго сидел в кресле и думал. Тутта Карлссон! Этого имени он никогда не слышал. А ведь он знал всех лесных зверей.

На следующее утро он отозвал Лабана в сторонку. На лбу у папы Ларссона появились глубокие морщины.

— Ты знаешь, кто такая Тутта Карлссон?

Лабан отрицательно покачал головой.

Папа Ларссон почесал за спиной. Обычно это означало, что он очень углублен в свои мысли, больше, чем когда чешет за ухом. И тут он вспомнил, что ему рассказывал Людвиг Четырнадцатый несколько вечеров подряд. О таксе Максимилиане, о курятнике, о людях… I Либо все это сыну мерещится, либо…

А Лабану он сказал:

— Вот что, узнай, пожалуйста, кто такая эта Тутта Карлссон. Подсмотри за Людвигом, когда он утром опять исчезнет из дому.

На следующее утро Людвиг Четырнадцатый, как всегда, спешил на свидание с Туттой Карлссон. Он даже и не заметил, как что-то рыжее промелькнуло сзади в кустах. Но это рыжее следовало за ним, как тень. Тутта Карлссон начала громко считать:

— Двадцать пять, двадцать шесть, двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять, двадцать десять, двадцать одиннадцать, двадцать двенадцать… цать-цать, цать, цать — я иду искать.

И она начала искать. За одним из кустов она увидела что-то очень похожее на хвост лисенка.

— Пи-пи-пи! Ти-ти-ти! — обрадовалась Тутта Карлссон и замахала крылышками. — Я нашла те-те-тебя!

— Ты хитришь, — ответил ей Людвиг с другого конца. — Ты меня видела? Что за ерунда.

— Пи-пи-пименно, — растерянно согласилась Тутта Карлссон. — Но как же это ты и тут и там?

— Ты ошиблась, — возразил ей Людвиг Четырнадцатый. — Наверное, это были желтые листья.

Но Тутта Карлссон видела совершенно точно.

За кустом был лисий хвост, и этот хвост принадлежал Лабану. И он видел, как Людвиг Четырнадцатый играл с цыпленком в прятки!

Его огромные темно-коричневые глаза, похожие на пятаки, еще больше расширились.

— Нет, мне надо заказать очки, — сказал Лабан сам себе и заморгал. — Бедный папа! Бедный наш прадедушка!

Он помчался обратно и пулей влетел в гостиную.

— Это что-то ужасное! — задыхаясь, кричал Лабан. — Тутта четырнадцатая Лабан — это лис. Нет, что я говорю? Людвиг цыпленок четырнадцатый! Двадцать десять, двадцать двенадцать, цать, цать!

Папа Ларссон поспешно вставил ему в пасть морковку.

— Заткнись и успокойся, — сказал он, потом поправился: — Съешь ее и расскажи по порядку все, что ты видел и что тебя так напугало.

Лабан съел морковку и рассказал обо всем, что он увидел на поляне возле изгороди.

Ему очень хотелось, чтобы папа Ларссон рассердился на Людвига Четырнадцатого. Но все получилось наоборот. Папа сидел в кресле и смеялся.

— Ты не рассердился? — удивился Лабан. — Тебе должно быть стыдно за весь наш род, да? Что скажет наш прадедушка?

— Мне кажется, что он тоже будет смеяться, — ответил папа Ларссон. — Ай да Людвиг! Я-то думал, что он все это видел во сне, а теперь мне кажется, что он рассказал чистую правду.

— Мне кажется, что я слышу твои слова тоже во сне, — продолжал возмущаться Лабан.

Но папа Ларссон больше не обращал на него внимания.

— Ай да Людвиг! Ай да Людвиг! — бормотал он. — Ведь это значит, что наш Людвиг Четырнадцатый проложил для нас прямую дорогу в курятник. Играть с цыпленком, а! Таким хитрым даже я никогда не был!

— Но Людвиг же сказал, что он не собирается воровать еду у людей! Нет, он просто позорит всю нашу семью!

— Тихо, вот он идет, — прошептал папа Ларссон.

Лабан с нетерпением ждал, что же будет дальше.

Но папа дружелюбно посмотрел на Людвига и вкрадчиво спросил его:

— Ты, я полагаю, и сегодня играл со своей подружкой, этой Туттой Карлссон?

— Да, и нам было очень весело, — ответил Людвиг Четырнадцатый.

— Однако ведь я тебе уже говорил, что неплохо бы ей как-нибудь заглянуть к нам в гости, — продолжал он, облизываясь. — А если у нее есть сестрички и другие родственники, то и их пригласи. Мы так гостеприимны, не правда ли, Лабан, а?!

— Конечно, — отозвался тот, уставившись в пол и еще ничего не понимая.

Людвиг Четырнадцатый внимательно посмотрел на папу и брата. Неужели они знают, что Тутта Карлссон — цыпленок?

— Ну, какого ты об этом мнения? — снова спросил папа Ларссон. — Пригласи всю ее родню. Были бы гости, а мы уж устроим пир!

— Не знаю, — ответил Людвиг Четырнадцатый — Тутта Карлссон такая огромная. Не знаю, влезет ли она в нашу нору.

— Ничего, как-нибудь!  — хитрил папа Ларссон. — Скажи ей, что мы ждем ее к обеду.

Людвиг Четырнадцатый вздрогнул. Ему стало не по себе.

— Мне уже сейчас весело, — причмокнул Лабан. Услышав об обеде, он наконец все понял. — Она, право же, хороша.

Людвиг Четырнадцатый навострил уши.

— Ты что, видел мою Тутту Карлссон? — спросил он.

Лабан не знал, что ответить.

— Видел ее? Я? Нет. Совсем н-нет! — запинаясь, сказал он. — Я хотел сказать только, что она должна быть хорошей и веселой, раз она играет с моим лучшим, с младшим братиком.

— Пойду в детскую и чем-нибудь займусь, — сказал Людвиг Четырнадцатый.

Он лег на свою кроватку и задумался. Лабан и папа, конечно, узнали, что Тутта Карлссон — цыпленок. Ну конечно же!



Людвиг Четырнадцатый укусил себя за кончик хвоста. Что же теперь будет?

Глава одиннадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Людвиг Четырнадцатый прислушался.

Папа Ларссон и Лабан оставались в гостиной, и оттуда раздавался приглушенный шепот. Но вот Людвиг Четырнадцатый совершенно отчетливо услышал имя Тутты Карлссон. Он крадучись сполз с кровати и встал за дверью, которая была сделана из ржавого куска железа.

— Неужели ты веришь, папа, что Людвиг приведет Тутту Карлссон к нам в нору? — спрашивал Лабан.

— Не думаю, — отвечал папа Ларссон. — Но когда цыпленок не идет к нам, мы идем к цыпленку.

Людвиг Четырнадцатый икнул.

— Итак, — рассмеялся папа, — мы сами пойдем в курятник и там вежливо поздороваемся с Туттой Карлссон и ее родней. Почему бы даже не сегодня же вечером? Я, право, очень голоден.

Людвиг Четырнадцатый чуть не вскрикнул.

— Нет, мое предложение лучше, — возразил Лабан. — В курятник отправлюсь я один.

— А достаточно ли ты хитер, чтобы выполнить такое важное и такое сложное задание? — засомневался папа Ларссон. — Ведь надо учитывать, что во дворе весьма опытная собака, а у людей весьма неприятные ружья.

— Ну, уж если даже Людвиг смог пробраться туда, то я уж и подавно проберусь. Только разреши мне, отец.

Папа Ларссон задумался.

— Ну, что же, что же, — хотя и с сомнением, согласился он. — Только не делай глупостей. А пока поди поспи немножко. Во двор пробираться следует, только когда совсем стемнеет.

— Хорошо! — воскликнул Лабан и рывком распахнул дверь в детскую.

Это произошло неожиданно. Людвиг Четырнадцатый не успел отскочить, и его стукнуло дверью так, что он даже перевернулся. На лбу у него вскочила шишка.

Лабан заорал:

— Ты подслушал наш разговор с папой?!

— О чем ты говоришь? — Людвиг Четырнадцатый зевнул и притворился, будто только что проснулся. — Я встал, чтобы выйти на минутку, а ты влетел как бешеный. Я уже думал, не пожар ли?

— Малыши не должны мешать, когда взрослые заняты серьезным делом, — гордо оказал Лабан. — Давай улепетывай отсюда. Мне нужен абсолютный покой перед серьезным делом, которое мне предстоит сегодня ночью.

Выйдя из норы, Людвиг Четырнадцатый тут же лег прямо на мох. Он должен помешать Лабану пробраться в курятник. Но как?

Людвиг Четырнадцатый подумал еще немножко и решил, что есть только один выход: он должен предупредить кур и цыплят. И сделать это нужно сейчас же!

Хотя было еще совсем светло и его легко могли заметить люди, и особенно Максимилиан, колебаться Людвиг Четырнадцатый не стал. Он ведь обещал Тутте Карлссон защищать кур от лис. А обещания надо выполнять. И он помчался по тропинке к изгороди, легко пересек овсяное поле… Ползти было некогда, и он так быстро бежал через клубничную поляну, что с разгона налетел на чучело-палку. На лбу у него вскочила вторая шишка. А тут еще с пугала что-то упало. Людвиг Четырнадцатый в ужасе сделал отчаянный прыжок в сторону, но пугаться было нечего: то, что свалилось, оказалось просто шляпой, упавшей с головы пугала. Она-то и угодила как раз между Людвигом и палкой.

Людвиг потер лоб и продолжил свое опасное путешествие. Скоро кончится клубничная поляна, и тогда начнутся настоящие трудности. Перед курятником совсем открытое место, там и спрятаться-то негде.

Пока что Людвигу Четырнадцатому везло, во дворе было спокойно. Но вдруг… Дверь из дома людей открылась. Оттуда вышли Петер, Маллот и Максимилиан. Людвиг Четырнадцатый понадеялся было, что они уйдут гулять, но куда там! Они стали играть во дворе.

Правда, ни дети, ни Максимилиан не могли его видеть: ведь он лежал между кустиками клубники. Но вот когда он станет перебегать двор!..

Людвиг Четырнадцатый еще раз потер обе шишки на лбу, пытаясь что-нибудь придумать.

— Нет, ничего не выйдет! — застонал он.

«Вот если бы я не был таким ярко-рыжим, а был бы как эта поляна, зеленым в красную крапинку, — размышлял он. — А так мне ни за что не добраться до курятника».

Он еще раз осмотрелся, и на глаза ему опять попалось чучело.

— А может, мне притвориться пугалом? — прошептал он. — Ведь у людей это иногда получается.

И тут у Людвига мелькнула идея:

Ш л я п а!

Шляпа, упавшая с пугала, была примерно такого же серого цвета, как земля во дворе.

— А все-таки я иногда бываю хитрым!  — обрадовался Людвиг Четырнадцатый, пополз обратно и схватил шляпу. — Теперь, если только удастся свернуться в клубочек, все будет отлично!

У края клубничной поляны он съежился, и… ура! Посмотрите, Людвиг весь уместился под шляпой!

Вот Людвиг выглянул на минутку из-под шляпы, огляделся внимательно, чтобы попасть в курятник, а не в будку к Максимилиану, и… шляпа побежала по полю.



Максимилиан залаял:

— Плут, плут, плут!

— Замолчи, — донесся голос Петера. — Нечего-лаять. Кругом-такая-тишина.

Но пес продолжал глухо лаять. Он совсем охрип.

— Тут, тут, тут. Тот, кто лгал, лгал, лгал!

— Что-с-тобой-случилось-крикун? — Теперь говорила Маллот. — Такое-впечатление-будто…

— Смотри! — закричал вдруг Петер. — Смотри-шля-па-у-курятника!

Людвиг Четырнадцатый задрожал, и шляпу начало трясти.

— Кто-это-стащил-ее-с-пугала? — удивилась Маллот. — Вот-папа-разозлится.

— Разве-ты-не-видишь-что-она-дрожит-и-бежит? — воскликнул Петер.

— Глупый, — засмеялась Маллот.  — Шляпа-не-может-бежать-и-еще-дрожать.

— Посмотри-сама-если-не-веришь, — продолжал Петер.

— Волшебство, — раскраснелась Маллот.

А Максимилиан заливался.

— Пойдем-посмотрим-на-это-волшебство-поближе! — предложил Петер.

Людвиг Четырнадцатый понял, что дело плохо, — надо как можно быстрее добраться до курятника.

И хотя под шляпой ничего не было видно, он рассчитал так правильно, что точно попал в курятник и упал прямо на кур и цыплят.

Все вокруг взлетело, закудахтало, запищало, закукарекало.

— Как-так-как-так, живая шляпа!  — кудахтали куры. — Помоги-и, Петрус Певун. Где ты, где ты, где ты? Шляпа! Шляпа! На насест, все на насест! Она нас съест! Она нас съест!

Людвиг Четырнадцатый галантно снял с себя шляпу.

— Здрасте, это я, — представился он, и гвалт мгновенно утих.



— Людвиг Четырнадцатый, — захлопала глазками Хутта Карлссон. — Пи-пи-писключительно. Пин-пин-пинтересно! Почему ты влетел к нам в шляпе?

— Это неважно, — сказал Людвиг Четырнадцатый. — Вегодня сечером, я хотел сказать, сегодня вечером, к вам собирается нагрянуть Лабан.

— Шляпа-вбежала-в-курятник! — раздался снаружи голос Петера.

— Глупости, — ответил голос человека. — Шляпа-са-ма-не-может. Давайте-откроем-дверь-и-посмотрим.

Людвигу Четырнадцатому снова надо было спешить. Он выскочил в щель как раз в тот момент, когда человек открыл дверь курятника.

Естественно, что шляпу с пугала Людвиг Четырнадцатый с собой не захватил. И поэтому он успел еще услышать, как Петер сказал:

— Вот-видите-я-говорил-правду.

— Ничего-не-понимаю, — прозвучал ответ человека. — Ну-а-ты-что-скажешь-Максимилиан?

Пес лаял. Ведь он-то все давно понял. Собаки, они такие.

Глава двенадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Людвиг Четырнадцатый успел как раз к ужину.

Все сестры и братья окружили Лабана, а тот с удовольствием растянулся на полу.

— Как хорошо я поспал, — говорил он, хитро улыбаясь.

— С чего это ты спал днем? — спросил его Леопольд. — Что ты, маленький?

— Мы ведь лисы, — подражая папе Ларссону, важно ответил Лабан. — Маленькие у нас спят ночью, когда нам, взрослым, пора на прогулку.

— Какую прогулку? — удивилась Лоттен.

Лабан таинственно усмехнулся и, подмигнув папе Ларссону, сказал:

— Возвращусь с подарком, тогда узнаешь.

— Малыши, спать! — засуетилась мама Ларссон. — Завтра опять вас не добудишься.

Тринадцать лисят послушно исчезли в детской. А Лабан направился к выходу.

— Будь осторожен, — сказал ему папа Ларссон на прощание.

— Все будет хорошо. Вспомни, я ведь самый хитрый лисенок в лесу. — И Лабан нырнул в темноту.

Людвиг Четырнадцатый ворочался в своей кроватке. «Только бы с Лабаном не случилось ничего слишком страшного», — думал он.

Едва Людвиг Четырнадцатый заснул, как вдруг в норе поднялся ужасный шум.

— Ай, ай, ай, ай! — выл кто-то. — Мне так больно. Ай, ай, ай, ай!

Это был Лабан. Он, наверное, только что вернулся домой.

Людвиг Четырнадцатый испугался. Что там придумала Тутта Карлссон? Он ведь просил ее ничего не говорить человеку, собаке, детям и маме детей.

От крика Лабана проснулись все. Людвиг Четырнадцатый открыл дверь в гостиную. Там… на диване, который смастерил сам папа Ларссон, лежал Лабан и выл. Мама Ларссон держала его голову на своих коленях и чесала лапой за ушами. Но Лабан был безутешен.

Папа Ларссон стоял у его хвоста и рассматривал что-то, висевшее на самом кончике. Людвиг Четырнадцатый сразу догадался, что это такое. Тутта Карлссон как-то рассказывала ему о таких вещах: это была мышеловка!

— Ой, ой, ой, ой! — стонал Лабан. — Я при смерти. Я истекаю кровью…

— Нет, не истекаешь, — резко оборвал, его папа Ларссон. Он был очень сердит. — Ну, а если уж тебе чуть-чуть больно, то следует заметить, что ты сам виноват. Зачем хвастал, что ты самый хитрый на милю вокруг? Надо же! Лис угодил в мышеловку!

— Вот с каким подарком ты возвратился, — хихикнула Лоттен.

— Ой, ой! — взмолился Лабан. — Сперва отцепите меня от нее, а потом я согласен выслушать что угодно.

— Ты еще ставишь условия? — возмутился папа Ларссон и не спеша продолжал: — Что скажет дедушка, то есть твой прадедушка! Нет уж, изволь сперва подробно рассказать все по порядку, а потом я подумаю, стоит ли убрать эту штуку с твоего хвоста.

Папа Ларссон любил поговорить. Но Лабану казалось, что никогда еще он не говорил так длинно. А Лабану так хотелось, чтоб его поскорее отцепили от мышеловки, и он заспешил, глотая окончания слов:

— Я прокрал… на овся… поле. Нич… так особен… я не слы… и не ви… Ост… только добе… до курят… А там сыр…

— Что? Сыро? Ты испугался сырости?  — прервал его папа Ларссон. — А ну-ка изволь произносить все слова полностью, — неумолимо добавил он.

— Я и говорю полностью! — взвыл Лабан. — Сыр. Не сыро, а сыр. Я почувствовал запах сыра. Ты же сам говорил: что сыр полезен. Я и решил попробовать этот ох…

— Какой еще ох? — совсем вскипел папа Ларссон.

— Не ох, а ох этот сыр! Передо мной лежал маленький кусочек…

— И ты сразу же попался на приманку. — Папа Ларссон постарел на глазах.

— Нет. Я все-таки хоть немножко, но хитер, — возразил Лабан. — Я решил не подходить слишком близко, а просто подпихнуть хвостиком этот ох, этот сыр к себе поближе.

— И ловушка захлопнулась, — заключил папа Ларссон.

Лабан кивнул и опять завыл.

— Так больно было! — визжал он. — Я даже не смог удержаться и закричал. И тогда проснулись все куры и петух, и цыплята, и, наверное, все яйца, и такой поднялся шум! А потом проснулись и люди, и Максимилиан. И мне пришлось уносить ноги. Но я заодно унес и эту мышеловку. Ох, ох, сыр!

— Бедный мой Лабан, — запричитала мама Ларссон, погладила его по хвосту и покосилась на папу Ларссона. — Не так уж просто забираться в курятник. Ведь это с ним в первый раз.


убрать рекламу






/>

— Бедный я, бедный… — стонал Лабан. — Наверное, я полхвоста потерял.

— Ничего, пройдет, я наложу пластырь, — пообещала мама Ларссон со слезами на глазах. — Завтра все будет хорошо. Ну отцепи же его наконец, он больше не будет, — сказала она папе Ларссону.

Папа Ларссон отцепил мышеловку и положил ее на стол.

— Вот видите, — обратился он ко всем лисятам, толпившимся в дверях. — Не я ли всегда говорил вам, что людей и собак следует остерегаться. Лабан, ты будешь каждый вечер рассказывать младшим, что такое мышеловка.

Братья и сестры украдкой захихикали.

— Хитрый Лабан совсем не хитрый, хитрый Лабан совсем не хитрый, — прошептала Лоттен.

Лабан закрыл лапами уши, чтобы не слышать.

— Псс, — свистнул Людвиг Четырнадцатый и помахал ему лапкой. — Пссслушай, я все же думаю, что ты хитрый.

— И ты туда же? — огрызнулся Лабан, зализывая хвост.

— Нет, что ты, — заверил его Людвиг Четырнадцатый. — Ты все же всегда был самым хитрым на целую милю вокруг. Ну так вот, если бы ты решил достать сыр не хвостом, то мышеловка вцепилась бы тебе в нос. А это куда хуже!


Наступило утро. Постаревший папа Ларссон снова помолодел. Он уже сидел в гостиной в своем любимом кресле и размышлял. Он думал о мышеловке. Никогда еще, за всю свою долгую жизнь, он не слышал, чтобы люди мышеловку ставили там, где снуют куры. Тут что-то не так. Во-первых, кто-то знал, что вечером в курятник нагрянут незваные гости. Во-вторых, куры знали о мышеловке.

Кто же их предупредил?

Не уходил ли Людвиг Четырнадцатый вчера днем из дома?

Папа Ларссон решил, что теперь ему следует взяться и за младшего сына. Он позвал Людвига Четырнадцатого.

— Ну, сынок, а где ты гулял вчера? Ты, надо сказать, довольно долго отсутствовал.

Людвиг Четырнадцатый стыдливо отвернулся:

— Просто гулял.

Папа Ларссон внимательно посмотрел на него.

— Может, у курятника?

Людвиг Четырнадцатый кивнул.

— Так-с. И ты рассказал Тутте Карлссон и всем остальным курам, что ночью к ним должен прийти Лабан? — с трудом сдерживаясь, продолжал допрос папа Ларссон.

Людвиг Четырнадцатый снова кивнул.

Волоски на шубе у папы Ларссона так и поднялись дыбом.

— А как же ты пробрался в курятник? — зло спросил он. — Ведь было совсем светло. Тебя могли увидеть.

Людвиг Четырнадцатый рассказал, как он взял шляпу и как прокрался к курам.

После этого он даже не решился посмотреть на папу Ларссона. Ведь от такого горя тот мог снова постареть на глазах.

— Ты очень сердишься? — прошептал он, спрятав нос и глаза в свою шубку. — Я не знал, что они такое надумают с мышеловкой.

Людвиг Четырнадцатый осторожно вытащил из шубки нос и открыл глава. Нет, это невозможно — папа Ларссон хохотал.

— Ты что, не сердишься? — переспросил Людвиг Четырнадцатый.

— Следовало бы, хи-хи-хи, да, пожалуй, весьма следовало бы, — смеялся папа Ларссон. — Но ты и сам не представляешь, какой ты у нас хитрый! — Он вздохнул. — А все же нехорошо обманывать своих, — добавил он.

— Я не хотел, — улыбнулся Людвиг Четырнадцатый. — Я только хотел, чтобы Лабан не причинил зла моей лучшей подруге и ее родственникам.

— Хорошо сказано, — заметил папа Ларссон. — Но вот мой тебе совет. Не рассказывай Лабану, что это из-за тебя он подцепил на хвост мышеловку. А то, надо полагать, он когда-нибудь тебе весьма напомнит об этом. Да, и вот еще, — добавил папа Ларссон, — больше ты не должен играть с Туттой Карлссон. Она и ее родственники отнюдь не наша компания.

— Папа, — начал было Людвиг, — Тутта и я…

— …больше никогда не будете играть вместе, — решительно закончил за него папа Ларссон.

— Ну почему все звери в одном лесу не могут быть друзьями! — глубоко вздохнул Людвиг Четырнадцатый.

— Тоже мне философ! — сказал папа Ларссон. — Подрастешь — поймешь. А пока будет так, как я сказал.

Людвиг Четырнадцатый подумал, что он никогда-никогда этого не поймет. Даже когда постареет. Он понуро вышел из норы и лег на покрытый мхом камень.

Так он и лежал и думал, как ему жалко всех и самого себя.

Сначала ему не разрешили играть с добрыми зверятами. Потом с ним поссорился Максимилиан. А теперь вот он больше не сможет встретиться и с Туттой Карлссон. «Лучше уж я был бы игрушкой для человеческих детей, — думал Людвиг Четырнадцатый. — Тогда, по крайней мере, я каждый день виделся бы с Туттой Карлссон».

Но хотя он еще совсем не состарился, а уже и он понимал, что скоро ему захотелось бы обратно домой в лес, потому что дом для лис — это лес. Нет, он не смог бы быть игрушкой для человеческих детей.

— Бедный я, бедный… — простонал Людвиг Четырнадцатый. — Какой ужасный мир! Бедный я, бедный. Мне никогда больше не будет весело.

Глава тринадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Людвиг Четырнадцатый очень удобно лежал в укрытии возле камня: он никому не был виден, зато сам мог увидеть все, что хоть чуть-чуть двигалось…

Любопытно, что это там желтенькое, словно крохотное солнышко, катится за кустами? Людвиг Четырнадцатый прищурился, будто и в самом деле посмотрел на солнышко.

Нет, не может быть! Неужели он только что видел желтый пушок Тутты Карлссон? Интересно, что она здесь делает?

— Людвиг-виг, — пропищал голосок. — Кто ви-ви-видел Людвига Чет-чет-четырнадцатого?

Людвиг испугался. Как же так? Еще узнает папа Ларссон. Тутта у самой норы.

— Исчезни, — зашипел он. — Сгинь сейчас же.

— Чив-чив-чего это ты такой злой? — жалобно пропищала Тутта Карлссон. — Здравствуй! Ты что, больше не любишь меня?

— Очень люблю! Если бы не любил, разве я говорил бы, чтоб ты сгинула, — вздохнул Людвиг Четырнадцатый. — Зачем только ты пришла?

— Чтобы сказать тебе, что на вас надвигается беда. Вы в опасности. Впусти меня в дом. Я не вижу тебя. Где ты?

Ну что было делать Людвигу Четырнадцатому?

— Я не знаю, — заколебался он. — Чужим нельзя показывать вход. Ведь это лисья нора!

— Знаю, что не пин-пин-пинкубатор! А тебе можно было в курятник? Я ведь лисицами не пит-пит-пи-таюсь!  — запищала Тутта Карлссон. — Они уже близко! Я тоже в опасности. Ну же, где вход?

— Около камня, покрытого мхом, — решился Людвиг Четырнадцатый.

Но Тутта Карлссон не стала дальше его слушать. Она быстро-быстро замахала своими маленькими крылышками и чуть было не прыгнула прямо на Людвига Четырнадцатого.

— Идите обедать!  — послышался голос мамы Ларссон из кухни. — Не хватает только Людвига.

— Ну как твой хвост, Лабан? — спросил папа Ларссон и положил себе земляничного крема из консервной банки.

— Бывает хуже, — сказал Лабан, держа кверху кончик хвоста, на который мама Ларссон наклеила пластырь. — В следующий раз я покажу этим курам… — Лабан вдруг умолк и, показывая лапой на дверь, добавил: — А вот и одна из них сама к нам пришла. Жи-вая-живехонькая, но хочет быть супом.

Папа и мама Ларссоны и все их дети с удивлением уставились на незваную гостью.

— Такая молоденькая!  — вздохнула мама Ларссон.

В норе воцарилась тишина.



— Разрешите представить вам мою подругу Тутту Карлссон, — наконец промолвил Людвиг Четырнадцатый.

— Тутта Карлссон!  — воскликнул папа Ларссон, и кончик его носа покраснел от смущения и удовольствия, но тут же он гневно посмотрел на Людвига: — Помнится, я не так давно говорил тебе, чтобы ты не смел Больше играть с Туттой Карлссон?

— А я и не собираюсь играть, — гордо ответила Тутта Карлссон вместо Людвига Четырнадцатого. — Я пришла не играть, а спасать! — Она даже ни разу не заикнулась.

— Жалкий маленький цыпленок хочет спасти самую храбрую в лесу семью лис, — засмеялся папа Ларссон. — От кого же, разрешите спросить?

— Прислушайтесь и принюхайтесь! — ответила Тутта Карлссон.

Все лисы подняли носы.

— Я, кажется, чую собаку, — сказала наконец мама Ларссон.

— Это Максимилиан, — сообщила Тутта Карлссон.

— А я слышу шаги и голоса, — сказал папа Ларссон.

— Это люди с нашего двора, — подтвердила Тутта Карлссон.

Папа Ларссон забеспокоился:

— Ну-ка, рассказывай. Что случилось?

Лисята завыли.

— Спокойствие, спокойствие и еще раз спокойствие! — сказал папа Ларссон. — Нечего выть. Меня сотни раз преследовали, но я, как изволите видеть, цел и невредим.

Но на этот раз по всему видно было, что и он испугался.

— А почему, собственно, люди решили начать охоту на нас именно сегодня? — снова обратился он к Тутте.

— Им кажется, что вокруг нашего курятника разгуливает уж слишком много лис. Сначала пришел один, прикрывшись старой шляпой… — Она посмотрела на Людвига Четырнадцатого. — А потом поздно вечером пришел второй и угодил прямо в мышеловку, — добавила она. — И вот тогда люди решили выгнать вас из леса.

— А как же наша прекрасная квартира? — завыли Лоттен и Линнеа. — Никогда у нас больше не будет такой уютной детской.

— Перестаньте, девочки! — прикрикнул папа Ларс-сон. — Еще не родился тот, кто мог бы прогнать нас из дому.

— Ты должен не разговаривать, а думать, — заохала мама Ларссон. — Ох, я-то знаю, что такое охота на лис. Сначала придет одна собака и вспугнет нас. А потом следом явятся охотники. Ты должен что-нибудь придумать, папа Ларссон.

— Я уже начал думать, — ответил папа Ларссон.

— Я помогу тебе думать, — сказал Лабан и сильно-сильно сморщил свой лоб.

— Леопольд! Ну-ка взгляни, можем ли мы вылезти через лаз у камня, — начал командовать папа Ларссон.

Леопольд убежал, но тут же вернулся.

— Там стоит человек, — доложил он.

— Лассе-старший!  — приказал папа Ларссон. — Посмотри, не можем ли мы выбраться через старое дупло.

Лассе-старший шмыгнул в другую сторону, вернулся и, вытянувшись, сообщил:

— Другой человек.

— Нет, нам ни за что не выбраться отсюда, — захныкали Лоттен и Линнеа. — Нас обязательно поймают.

— Ладно, сейчас как раз время открыть вам одну тайну, — спокойно начал папа Ларссон. — Из норы есть еще один лаз, и знаю его только я один.

— Да здравствует хитрость, да здравствует папа, ура-а! — закричали обрадованные лисята.

Но мама Ларссон волновалась:

— Мы, конечно, можем вылезти через твой потайной вход. Но куда же мы потом денемся? Вполне возможно, что весь лес так и кишит этими охотниками да собаками.

— Дайте я еще раз серьезно подумаю, — попросил папа Ларссон.

— А я помогу, я ведь очень хороший помощник, верно же, — подхватил Лабан и, нахмурив лоб, задумался.

Но тут сам папа Ларссон сдался.

— Нет, во всем лесу не найти нам хорошего укрытия, — вздохнул он.

Лабан тоже вздохнул.

— И я так думаю. Во всем лесу не найти нам хорошего укрытия.

И тогда все в норе вдруг услышали писклявый тоненький голосок:

— Я знаю одно пи-пи-писключительное укрытие. Там вас ни одна такса и никакой пи-пи-пинчер не разнюхает.

Это сказала Тутта Карлссон. Все прямо так и выпучили на нее глаза.

— Ты шутишь, — недоверчиво промямлил Лабан. — Где же это такое укрытие, о котором даже сам папа Ларссон не знает?

Тутта гордо посмотрела на лисят:

— Наш к у р я т н и к-н и к! — Она запрыгала. — Ник-ник-ник!

Папа Ларссон не поверил своим ушам — спрятаться в курятнике!

— Ведь там вас ник-ник-никто не станет искать, — продолжала Тутта Карлссон. — А когда облава кончится, вы возврати-ти-титесь сюда.

— А ты уверена, что остальным курам понравится наше нашествие? — спросил осторожно папа Ларссон.

— Если я скажу, что вы папа и мама, братья и сестры Людвига Чет-чет-четырнадцатого, то вас примут с радостью, — заверила Тутта Карлссон.

— Ну что ж, благодарю вас за приглашение, — заключил папа Ларссон. — А сейчас пора выбираться через тайный лаз. Помните, никакого шума!

Вся большая семья лис незаметно прокралась через лес и через клубничную поляну. У самого двора Тутта Карлссон на минуточку исчезла в курятнике, чтобы предупредить о приходе гостей. Пока она была там, лисы прямо сгорали от нетерпения.

— А если они не согласятся? — беспокоилась мама Ларссон. — Да еще вдруг наябедничают Максимилиану?

— Давайте пока спрячемся, — подхватили Линнеа и Лоттен, — только подальше от собачьей конуры.

Но тут в дырке появилась сначала головка Тутты Карлссон, а потом и вся она.

— Куда ты, куда ты, а ты, Лоттен, куда? — впервые в жизни закудахтала она. — Милости прошу!

Семья Ларссонов вползла в курятник. Малыши, еще ни разу не видевшие, как выглядят эти дворцы изнутри, с любопытством оглядывались по сторонам. А папа Ларссон стоял посреди курятника и чувствовал себя немножко пристыженным.



— Привет, карикатура!  — сказал он, обращаясь к Петрусу Певуну. — Разрешите приветствовать вас!

Петух раскрыл крылья и высоко задрал клюв.

— Ку-ка-ре-ка-тура! Так они отвечают на гостеприимство! — возмутился Петрус Певун. — Надеюсь, господин Ларссон не думает, что мы станем для него еще и обедом. Нет, вы только слышали — ку-ка-ри-ка-тура!

— Я хотел быть просто вежливым, — взял себя в руки папа Ларссон, он даже покраснел,  — Давно я здесь был в последний раз, когда-то в молодости.

— Да, я помню,  — поддержал разговор Петрус Певун, — Тогда я был еще маленьким петушком. Удивительно, как мне удалось вырасти.

— Тогда у меня были другие гм-гм… заботы, — сказал папа Ларссон и пошел на мировую. — А теперь я вообще уже не такой хитрый.

— Зато ваш сын — настоящая бестия, — заметил Петрус Певун.

Лабан вытянулся, чтобы все его видели.

— Вы слышите, — прошипел он, обращаясь к Лассе-младшему и Лоттен. — Даже эта домашняя птица знает, какой я хитрый.

— Я говорю о малыше Людвиге, — не обращая на него внимания, продолжал Петрус Певун. — Подумать только: чтобы лис явился предупреждать кур об опасности. Да еще в шляпе. Я предлагаю троекратное кука-ре-рура-ура-ура! В его честь!

— Ура! Ура! Ура! Да здравствует Людвиг! Да здравствует шляпа! — запищали цыплята.

— Ваша дочь тоже очень способная, — похвалил папа Ларссон Тутту. — Если бы не она, нам бы туго пришлось. Я всегда говорил, что Тутта и Людвиг стоят друг друга. Они настоящие друзья.

— Ну, сколько можно стоять и расхваливать малышей, — закудахтала госпожа Наседка. — Давайте лучше позаботимся о наших гостях и устроим настоящий пир. Вы любите яйца?

Лисята так шумно запрыгали от радости, что самые маленькие цыплята, испугавшись, попрятались под крылышки своих мам.

— Конечно же, конечно, — продолжала госпожа Наседка. — Сегодня у нас будет большая яичница.

Глава четырнадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Вот это был праздник так праздник!

Никогда еще никто не видел и не ел такую большую яичницу! После сытной еды семью лисов начало клонить в сон.

Но вскоре дети начали возню — лисята и молодые петушки затеяли борьбу и осторожненько покусывали друг друга.

А лисички и молодые курочки, собравшись у одной стены, бросались пуховыми мячиками и сплетничали о нарядах.

Мама Ларссон и госпожа Наседка сидели на мягких подушках и мирно беседовали на хозяйственные темы. Госпожа Наседка учила маму Ларссон, как нести яйца, потому что именно куры умеют это делать лучше всех. А мама Ларссон учила госпожу Наседку, как приобрести себе шубку на зиму, потому что именно это знают лучше всех лисицы.

Петрус Певун восседал на своей жердочке, а под ним лежал папа Ларссон. Оба чувствовали себя просто превосходно и вели мужской разговор.

— Представить себе только, как это вы, господин Петрус, управляетесь со всеми женщинами, — говорил папа Ларссон.

— Пустяки, важно только, чтобы они не слишком ку-ка-ро-лесили, — отвечал ему Петрус Певун. — Как интересно с вами беседовать! Мы расстанемся друзьями, не правда ли?

— Конечно, — заверил его папа Ларссон. — Верьте Ларссонам, как любим мы говорить у себя в семье.

Тутта Карлссон и Людвиг Четырнадцатый внимательно прислушивались. А потом подбежали к своим отцам.

— Значит, мы можем играть друг с другом! — закричал Людвиг Четырнадцатый.

— Пожалуйста, — сказал Петрус Певун.

— Конечно же, конечно, — подтвердил папа Ларссон.

Лисам было так хорошо в курятнике, что они совсем забыли о времени. И когда мама Ларссон выглянула во двор через маленькое окошечко, было уже совсем темно.

— Нам пора домой, — сказала она.

— Тихо, — сказал папа Ларссон и навострил уши. — Я чувствую, люди возвращаются с охоты на нас.

Послышались шаги и голоса.

— Мне-думалось-что-лисы-у-нас-в-мешке, — сказал человеческий голос. — Но-лисенок-оказался-хитрее. Целый-день-мы-провели-в-лесу-но-так-и-не-увидели-даже-лисьей-шубки.

Лисы и куры переглянулись, как заговорщики.

— Как-ты-думаешь-где-они-могли-спрятаться? — спросил другой голос. — Максимилиан-потерял-след-и-почему-то-хотел-возвращаться-прямо-домой.

Пес сильно залаял.

— Ай, перестань! — закричал на него хозяин. — Перестань-злиться-на-лис-за-то-что-они-тебя-обманули.

Но Максимилиан не унимался.

— Твой-пес-лает-так-словно-все-лисье-семейство-притаилось-в-курятнике, — засмеялся какой-то человек. — Меняй-ка-ты-себе-собаку.

— От-этого-лучше-не-станет, — ответил хозяин. — Все-собаки-глупы-и-избалованны.

Чтобы не рассмеяться, молодые курочки засунули свои головки глубоко под крылышки, а лисята покусывали себе хвостики.

Наконец шаги и голоса удалились.

— Как видите, и на этот раз опасность миновала, — гордо констатировал папа Ларссон. — Я соскучился по своему креслу, сделанному из детской коляски. Пора и честь знать.

— Обещайте не забывать наш дом, — попросил Петрус Певун.

— Только сначала вы придете к нам, — ответила мама Ларссон.

— И к нам, и к ним, — кудахтали курочки.

— Никогда еще у нас не было таких хороших друзей, — подвывали лисята.

Над лесом стояла желтая, как цыпленок, луна. Из курятника вышли папа Ларссон, мама Ларссон, Лабан, Леопольд, Лаге, Лассе-старший и Лассе-младший, Леннард, Лео и Лукас, Лаура и Линнеа, Луиза, Лидия и Лоттен. Самым последним вышел Людвиг Четырнадцатый.

Он долго махал хвостиком, пока видел Тутту Карлссон.

— Куда ты, куда ты?.. — задумчиво говорила она ему вслед.

Лисы пробежали через двор на клубничную поляну. И прошмыгнули мимо пугала. Шляпа на нем покачивалась от ветра, но это никого не пугало.



Максимилиан лежал в конуре и смотрел на длинную шеренгу лис, мелькавшую в отблесках луны.

Но он даже не пошевельнулся.

— Нет, нет, нет, и еще раз нет, — простонал он, чувствуя себя совсем одиноким. — Лисы дружат с курами. А мне не дают даже лаять. Если рассказать об этом так никто же мне не поверит. Никто, никогда!

Турбьёрн Эгнер

ЛЮДИ И РАЗБОЙНИКИ ИЗ КАРДАМОНА

весёлая сказка

 Сделать закладку на этом месте книги





Глава первая

 Сделать закладку на этом месте книги

Немножко о городе Кардамоне и о старом Тобиасе, живущем в башне 



Кардамон — это крохотный городок, а находится он так далеко, что почти никто о нем и не знает, только мы с тобой, да мама с папой, да бабушка с дедушкой, ну, и, может быть, еще кое-кто.

Кардамон — удивительный город, он не похож на обычные города. Там можно встретить живых разбойников! Или, например, ручного льва! Или даже говорящего верблюда!

В Кардамоне живет старый Тобиас с длинной бородой, мальчик Рем с собачкой Бубби и тетушка София с маленькой Камомиллой. А самый главный в Кардамоне —  Бастиан, он следит за порядком. Бастиан добрый и очень не любит никого наказывать. Прохаживаясь по городу, он приветливо здоровается с жителями и проверяет, всем ли хорошо живется. А больше он ничего не проверяет, если только его не попросят. Он всем ласково улыбается и поет вот такую песенку:


Я целый день хожу-брожу,
Гляжу туда-сюда,
Меня сердитым не видал
Никто и никогда.

Слежу, чтоб был покой и мир
В пределах городка  —
Не все еще, не все еще
Сознательны пока.

Чтоб стал прекрасней во сто крат
Прекрасный Кардамон,
Я был, конечно, очень рад
Издать такой закон:

«Будь не злым, работай честно
И умей дружить.
Если все такими станут,
Славно будет жить!»

Посредине города Кардамона стоит высокая круглая башня. Такая высокая, что достает почти до облаков. А на самом верху башни живет симпатичный старичок. Это и есть Тобиас. Он умнее всех в городе — должно быть, потому, что у него длинная-предлинная борода.

Тобиас наблюдает за погодой в Кардамоне. У него есть большая подзорная труба, и он целыми днями сидит и смотрит в эту трубу на небо. Как только он заметит, что на город надвигаются тучи, он сразу выходит на балкон и кричит громким голосом:

— Внимание, внимание! Слушайте сводку погоды на вторую половину дня: затяжной, обложной дождичек!

Все люди бегут поскорее домой за зонтиками и галошами, а когда начинает моросить дождичек, он им уже не страшен.

И вот однажды Тобиас, как всегда, сидел у себя в башне и следил за погодой. Вдруг он увидел вдалеке черную, мрачную грозовую тучу. Он тотчас выбежал на балкон и закричал что было духу:

— Внимание, внимание! Слушайте сводку погоды: струистый, водянистый дождь!

Народ помчался домой за зонтиками и плащами, а у кого на дворе сушилось белье, те поспешили снять его, хоть оно и высохло всего наполовину. Но пока они все это делали, ветер переменился, и тучи поплыли в другую сторону, а в Кардамон так и не пришли. Люди же ходили по городу с зонтиками, в плащах, в галошах или резиновых сапогах и все поглядывали на небо.

— Да где же он, этот дождь? — говорили они.

Но дождя не было и в помине. Тогда многие надулись и заворчали:

— Сегодня Тобиас оставил нас в дураках.

За весь тот день не выпало ни одной дождинки. А на следующий день Тобиас опять заметил вдалеке темные тучи. Он, как обычно, поспешил на балкон и закричал на весь город Кардамон:

— Слушайте сводку погоды на вторую половину дня: сильнющий, проливнющий дождище!

Но все сказали:

— Ну нет, Тобиас, теперь ты нас в дураках не оставишь!

И никто не побежал домой за зонтиком, белье продолжало висеть на веревках, а женщины прогуливались по городу в нарядных соломенных шляпках. Но тут на Кардамон наползла туча, и дождь полил как из ведра. И все, кто был на улице, промокли до нитки, соломенные шляпки набухли и раскисли, а белье на веревках стало мокрее, чем когда его только повесили, и пришлось его снова снимать да отжимать.

Люди удивленно переглядывались и говорили друг другу:

— Как странно! На этот раз Тобиас будто и не оставил нас в дураках, а мы все равно в дураках остались.

У Тобиаса был маленький друг по имени Рем. А у Рема была собачка Бубби. Рем с Бубби часто заходили в гости к старому Тобиасу. Они сидели втроем на башне и смотрели на облака или же разглядывали звезды.

— Видишь вон ту звезду? — спрашивал Тобиас. — Это звезда исполнения желаний. Если ты когда-нибудь заметишь, что она вошла внутрь лунного серпа, то можешь загадать все, что захочешь.

— Тогда я бы загадал, чтобы стать таким же умным, как ты, — говорил Рем.

— Да ты и так станешь, — отвечал ему Тобиас.

— Ты думаешь? — не верил Рем.

— Конечно, станешь, — говорил Тобиас. — А когда я состарюсь и не смогу ничего больше делать, ты займешь мое место в башне и будешь наблюдать за погодой.

— А вдруг я не справлюсь?  — говорил Рем. — Ведь у меня же нет бороды.

— У тебя и борода отрастет, вот увидишь, — успокаивал его Тобиас.

А потом он усаживался поудобней со своей подзорной трубой и принимался осматривать окрестности. И при этом напевал песенку о том, какая бывает погода при восточном ветре и при западном, при северном и при южном:


Если ветры шлет восток,
Значит, лету вышел срок,
Значит, осень к нам пришла,
Дождь и слякоть принесла.
Всюду слышно: ой-ой-ой!
Все скорей бегут домой,
Если у них нету
Зонтика с собой.

Если север ветры шлет,
Знай, теперь пришел черед
Зимних дней, студеных дней —
Одевайся потеплей!
Потешается мороз,
Щеки щиплет нам до слез.
Можно очень просто
Отморозить нос.

Если запад начал дуть,
Обожди пускаться в путь,
Запад шлет нам ураган
Из морских далеких стран.
Тех, кто с зонтиком идет
И не ведает забот,
Всех из Кардамона
Мигом унесет.

Ветры с юга к нам летят,
Я им очень, очень рад,
Тут нетрудно предсказать,
Что вернется к нам опять
Лето с солнцем и теплом,
И кричу я всем кругом:
Счастлив вас поздравить
С теплым летним днем!

Пока Тобиас, Рем и Бубби сидели наверху, в башне, жизнь в городе Кардамоне шла своим чередом. Люди встречались и вежливо говорили друг другу:

— Здравствуйте, как поживаете?

По улицам брели ослы и мулы и волокли за собой тележки или тащили на спине большие корзины. А в корзинах лежали апельсины и бананы, финики и кардамон, потому что все это росло в садах и на полях за городской стеной.

Автомобилей в городе не было, но зато там был трамвай, один-единственный. Он был двухэтажный, старый и уютный. Ходил он от городских ворот через главную площадь до моста возле парка. Маршрут был не очень-то длинный: всего-навсего две остановки. Но жители города любили свой трамвай и каждый день на нем катались: кто ехал по делу, а кто просто так, для удовольствия.

— Пожалуйста, прошу вас, входите и садитесь, — приглашал вагоновожатый.

И люди рассаживались, одни на верхнем этаже, другие на нижнем.

— Готово, поехали, — говорил кондуктор, и трамвай трогался.

Кондуктор запевал свою песенку, а все пассажиры ему подпевали:


Поскольку кардамонец ты,
Живи не унывай!
Автомобилей нет у нас,
Однако есть трамвай.
На север с юга ходит он
И с севера на юг,
А я на нем кондуктором,
И ты мне лучший друг!

Звучит в нем музыка и смех
И место есть всегда для всех,
И если едешь до конца,
То доезжаешь до кольца,
А хочется обратно,
Садись и поезжай.
Билет бери бесплатно
И пряник получай!

Вожатый, без сомнения,
Добрейший человек,
Катать в трамвае жителей
Готов хоть целый век.
И, если просят песенку,
Поет про Кардамон.
Неплохо, если б стали все
Такими же, как он.

Кто пряник съел, бери другой,
А кто не хочет, песню пой.
А кто сидеть не хочет здесь,
Пожалуйста — на крышу лезь,
На крыше так приятно
В погожий летний день.
Весь день туда-обратно
Катайся, коль не лень!

Глава вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

Трое разбойников: Каспер, Еспер и Юнатан 


На пустынной равнине невдалеке от Кардамона стоял высокий и нескладный дом. А в доме жили Каспер, Еспер и Юнатан. Каспер был самый старший, Еспер —  самый красивый, а Юнатан — самый прожорливый из них троих. И были они разбойники, но надо сказать, что эти трое были все же не такие злые, как многие другие разбойники. Больше всего на свете им нравилось просто сидеть у себя дома и ничего не делать.



У них и домашнее животное было, в котором сочеталось приятное с полезным. Кто, как ты думаешь? Лев! Для льва он был довольно послушный и, можно сказать, вполне безобидный. Правда, однажды он откусил Есперу большой палец на ноге. Но Каспер говорил, что это не так уж важно, потому что, когда Еспер в сапогах, этого все равно никто не видит.

Ну а Еспер, конечно, обиделся на льва.

— Лев у нас все-таки не такой, как надо, — ворчал он.

— А я тебе скажу, лев — самое полезное и приятное из всех домашних животных, — возражал ему Каспер.

— Что полезное — я и сам знаю, — отвечал Еспер. — Но когда тебя пытаются съесть, то это не очень-то приятно, даже если отъедают самую малость.

— Просто день был такой неудачный — лев у нас был голодней, чем всегда, — вмешивался Юнатан; уж кто-


убрать рекламу






кто, а Юнатан знал, что такое быть голодным.

— А ты подумай, как нам выгодно держать льва, — говорил Каспер. — Пока мы его не завели, в доме было полно крыс и мышей, а теперь они где? Ни мышоночка, ни крысеночка!

— И правда ведь, Еспер, — говорил Юнатан.

— Да это я и сам знаю, — бурчал Еспер.

— И потом, — продолжал Каспер, — не забывай, что лев — это лучший сторож, о каком только можно мечтать. Ни Бастиан, ни кто другой просто не осмелится прийти и схватить нас, пока у нас в доме есть лев.

— И верно ведь, Еспер, — вставлял Юнатан.

— Да конечно, конечно, — отвечал им Еспер, — но я все равно говорил и говорю, что жить с этим львом под одной крышей мне неприятно!

Вот такие мелкие перебранки затевали между собой трое разбойников по нескольку раз на день. И из-за чего они только не ссорились!

— Не пора ли нам перекусить?  — спрашивал, например, Юнатан.

— Пора, — отвечал Каспер. — Чур, Еспер сегодня готовит!

— Нет, пусть Юнатан готовит, раз он больше всех ест, — возражал Еспер.

— Да я же на этой неделе каждый день готовил обед!  — возмущался Юнатан. — Хватит с меня!

— Тогда пусть Каспер готовит, — упрямился Еспер.

— А по-моему, Еспер должен готовить, — настаивал Каспер.

— И по-моему, тоже, — говорил Юнатан.

— Но где же справедливость? — негодовал Еспер. — Ведь я один съедаю меньше, чем вы вдвоем!

Во время одной такой перебранки они вдруг услышали, что лев ходит взад и вперед по соседней комнате и недовольно ворчит. Трое разбойников прислушались и встревоженно переглянулись.

— Лев, кажется, злится, — сказал Еспер.

— Он, наверное, голодный, — заметил Юнатан.

— Отдайте-ка ему остатки сосисок, — распорядился Каспер.

— Сосисок больше нет, — сказал Еспер.

— Нет? — удивленно переспросил Каспер.

— Юнатан съел все сосиски,  — сказал Еспер.

— Кажется, я их и правда доел, — признался Юнатан.

— Тогда дайте ему кусок копченого окорока, что висит у нас на чердаке, — сказал Каспер.

— Никаким окороком у нас на чердаке и не пахнет, — ответил Еспер.

— Как, и окорока уже нет?

— Юнатан доел всю ветчину.

— Неужели это правда? — заорал Каспер.

— Вообще-то вполне возможно, — пробормотал Юнатан. — Что ж поделаешь, не сидеть же голодному.

— Ну и ну, выходит, в доме нет никакой львиной еды? — спросил Каспер.

— Выходит, что нету, — согласился Юнатан.

— Вот видишь, Каспер, — сказал Еспер, — вот он каков, этот Юнатан. Поэтому я и говорю, пусть он сам готовит еду.

— Да готовить-то не из чего, — ухмыльнулся Юнатан.

— Как, и человеческой еды уже нету в доме? — взревел Каспер, не на шутку рассердившись.

— He-а, нету, — ответил Юнатан.

— Ах вот как!  — сказал Каспер. — Тогда у нас выход один: сегодня же ночью идти разбойничать!

— Вот и отлично, — обрадовался Юнатан. — Нам самое время запастись всякой всячиной.

— Как только стемнеет, мы двинемся в путь, — сказал Каспер.

— Мы двинемся в путь, — повторил Еспер.

— С мешком и с ведром, — сказал Каспер.

— С мешком и с ведром, — отозвался Юнатан.

Разбойники уселись, сложили руки на коленях и стали ждать, когда стемнеет. А как только стемнело, они заперли свой дом на замок и отправились в город разбойничать. И по дороге напевали такую песенку:


Мы все на цыпочках идем,
Пускаясь за добычей,
Совсем немного мы крадем —
Таков у нас обычай.

Спустилась ночь на Кардамон,
И в сон весь город погружен.

Кто всегда осуществляет
Самый смелый план?
Это Каспер, это Еспер,
Это Юнатан.

Пробравшись к булочнику в дом,
Мы, трое осторожных,
Немного хлеба заберем
И несколько пирожных.

Да, может статься, Юнатан
Набьет коврижками карман.

Кто утащит тут немного
И немного там?
Это Каспер, это Еспер,
Это Юнатан.

Заходим в лавку мясника,
Берем бифштексы с кровью.
Бифштексы и окорока
Полезны для здоровья.

А вот телячья голова  —
Какое лакомство для льва!

Кто утащит тут немного
И немного там?
Это Каспер, это Еспер,
Это Юнатан.

Во мраке ночи мы втроем
Разбойничаем дружно.
Один мешок набьем добром,
А больше нам не нужно.

Пока весь свет окутан тьмой,
Бежим домой, бежим домой!

Кто ночами, кто ночами
Бродит тут и там?
Это Каспер, это Еспер,
Это Юнатан.

Глава третья

 Сделать закладку на этом месте книги

Мясник сердится, Бастиан огорчается, а Силиус никак не сдвинет с места своего осла 


Кардамонский мясник страшно рассердился. Да и как было не рассердиться? Войдя утром в свою лавку, он обнаружил, что ночью в ней побывали разбойники и украли четыре копченых окорока, пять кругов колбасы, три куска свиного сала и телячью голову, не говоря уже о бифштексах и сосисках. Мясник был человек добродушный, но тут он стукнул кулаком по прилавку и закричал:

— Я сейчас же иду к Бастиану! Расскажу ему все про разбойников, и пусть он немедленно их арестует!

Сказано — сделано. Мясник тут же отправился на поиски Бастиана и встретил его на городской площади.

— Так больше продолжаться не может!  — сердито заявил мясник.

— Ну конечно, не может, — сразу согласился добрый Бастиан. — Да, кстати, а что не может продолжаться?

— Сегодня ночью у меня в лавке побывали разбойники!

— Боже мой, как это неприятно, — огорчился Бастиан.

— Это просто безобразие!  — воскликнул мясник.

— Конечно, безобразие, — подтвердил Бастиан. — Может быть, они к тому же что-нибудь у тебя взяли?

— Еще бы не взяли! — сказал мясник. — Четыре копченых окорока, пять кругов колбасы, три куска свиного сала, телячью голову, да сверх того уйму бифштексов и сосисок!

— Такие печальные новости в такой чудесный день, — еще больше огорчился Бастиан.

— Надо что-то делать! — потребовал мясник.

— Да, безусловно, — ответил Бастиан. — Сейчас я запишу это в мою записную книжечку.

— Разбойников надо арестовать!  — закричал мясник. — И немедленно!

— Ну-ну, зачем же так спешить? Поспешишь — людей насмешишь, — возразил Бастиан. — Сначала запишем, а потом поразмыслим хорошенько, что тут можно сделать. Тише едешь  — дальше будешь!

Но мясник пришел в такую ярость, что повел себя почти неприлично.

— Что тут размышлять? — завопил он. — Этих разбойников давным-давно пора арестовать!

Бастиан грустно покачал головой и сказал:

— Послушай, дорогой мясник! А тебе приходилось когда-нибудь арестовывать людей, у которых есть лев?

— Нет, —  ответил мясник, — но я же не главный в городе, а ты — главный!

— Да, но ведь и я перестану быть главным, если лев меня съест, — возразил Бастиан.

Мясник смутился:

— Прошу прощения, уважаемый Бастиан, об этом я как-то не подумал.

— К тому же сегодня и день неподходящий, чтобы мне кого-то арестовывать, — сказал Бастиан.  — Ты же знаешь, завтра у нас Праздник Лета и Солнца, и у меня сейчас хлопот — полон рот. В парке на старой сцене будет концерт, выступит городской оркестр, будет музыка, пение и все такое прочее.

— Ну конечно, — оказал мясник. — Да нет, я только хотел рассказать, как все было.

— Но я, не теряя времени, начну обдумывать это дело, — заверил его Бастиан. — Вот прямо сейчас пойду по улице и буду думать.

И Бастиан пошел по улице и стал обдумывать дело о разбойниках. И обдумывал его очень глубоко, но… не очень долго. Потому что он вдруг заметил толпу людей, которые стояли среди улицы и на что-то смотрели.



— Что здесь происходит? — спросил Бастиан, подойдя поближе.

— Да вот осел Силиуса никак не хочет дальше идти,  — объяснил ему парикмахер Сёренсен.

— Нет, вы видали что-либо подобное? — кипятился хозяин осла Силиус. — У этого осла ни стыда, ни совести! Его же с места не сдвинешь!

— Ты остановил все движение на улице, мой добрый Силиус, — укоризненно заметил Бастиан.

— Ну да, остановил! — ответил Силиус. — Что ж я, виноват, что этот упрямец не желает идти!

— Скажи, пожалуйста, а груз в тележке тяжелый?

— Какой там тяжелый, несколько пустых мешков из-под картошки.

— Мы сейчас поможем тебе столкнуть с места твоего осла, — сказал Бастиан. — Идите-ка все сюда!

И все стали помогать: и парикмахер Сёренсен, и школьный учитель, и сапожник, и трамвайный кондуктор. Кто тянул осла спереди, а кто сзади подталкивал.

— Н-но, пошел! — кричали они.

А осел — осел стоял как вкопанный. Нисколечко, ну ни капельки не подвинулся.

— Да что ж это такое, в самом-то деле! — возмутился Бастиан.

А Силиус взглянул на него и сказал:

— Да, вот такое это животное! Представляете себе, у него ведь хватит упрямства и сегодня весь день, и завтра так простоять! Если только этот бессовестный осел вдруг не передумает. Или не начнет пятиться задом!

— Сегодня и день ужасно неподходящий, чтобы вот так стоять и ни с места,  — сказал Бастиан. — Ты же знаешь, Силиус, какой у нас завтра праздник, у меня и без того хлопот — полон рот.

— Да уж, — мрачно сказал Силиус, — надо бы хуже, да некуда.

Как раз в это время на улице показался старый Тобиас.

— Вон Тобиас идет, — обрадовался парикмахер Серенсен. — Уж он-то обязательно что-нибудь придумает, он ведь у нас самый умный.

А Силиус посмотрел на Тобиаса и растерянно сказал:

— Извини, пожалуйста, Тобиас. Посоветуй, как мне быть. Понимаешь, мы вот тут стоим. То есть не мы, а осел стоит. Не желает сдвинуться с места. И трамвай из-за него стоит, не может двинуться с места. И Бастиан вот тоже стоит… Бедный я, несчастный, что же мне делать?

— Гм, — задумался старый Тобиас. — Вот что: отцепи-ка для начала тележку, а там посмотрим.

— Да что ты, это не поможет, — сказал Силиус, но все же сделал, как Тобиас велел.

— А теперь, Силиус, — продолжал Тобиас, — теперь подкати тележку вот сюда и поставь ее сбоку от осла, вот так. Ну, а теперь мы дружно возьмемся, поднимем эту строптивую скотинку и поставим ее на тележку: раз-два, взяли!

И они все вместе подняли осла и поставили на пустую тележку. А он и там продолжал стоять все так же неподвижно. И вид у него был все такой же упрямый.

— Ну вот, — сказал Тобиас. — А теперь, Силиус, тебе остается лишь взяться самому за оглобли и отвезти своего осла домой.

Бедный Силиус впрягся в тележку и поволок ее домой. А осел стоял себе удобненько наверху и радовался, что может спокойно ехать на тележке, вместо того чтобы самому ее тащить. «Хи-ха! Хи-ха!» — говорил он. Ослы всегда так говорят, когда им что-нибудь нравится.

— Баловство одно, — ворчал Силиус.



Но порядок был восстановлен, движение в Кардамоне снова наладилось, и трамвай с пассажирами продолжал свой путь по обычному маршруту: от городских ворот до моста и обратно.

Силиус уже скрылся из виду, а остальные все не расходились. Они смотрели вслед Тобиасу и говорили:

— Ну и Тобиас! До чего ж умен! Светлая голова!

— Да,  — спохватился вдруг парикмахер Серенсен, — мне ведь надо поторапливаться, у нас вот-вот репетиция начнется. Сами знаете, какой завтра день!

И он заспешил в свою парикмахерскую. А там его уже ждали трое добрых друзей: молочник, барабанщик и портной. Все они пришли со своими инструментами. Ведь сегодня у кардамонского городского оркестра последняя репетиция накануне большого праздничного дня.

— Давайте скорей начинать, — сказал парикмахер Сёренсен. — Три-четыре!

И они заиграли новый «Кардамонский марш», который разучивали к Празднику Лета и Солнца.

Глава четвертая

 Сделать закладку на этом месте книги

Маленькую Камомиллу не пускают на праздник в городской парк 


И вот наконец настал Праздник Лета и Солнца в городе Кардамоне. Все началось с того, что рано утром музыканты кардамонского городского оркестра в белых фуражках и с цветами в петлицах выстроились на главной площади и сыграли «Кардамонский марш».

А день был чудесный! Солнце ярко светило, дома были украшены цветами, флаги весело полоскались на высоких мачтах. Дети в этот день не учились, а взрослые не работали. И все надели нарядное воскресное платье, хотя это был просто-напросто вторник.

Из окрестностей Кардамона люди съезжались в город в украшенных цветами повозках. У осликов висели на шее цветочные венки, а на голове развевались султаны из разноцветных бумажных полосок. Красота была необыкновенная!

Все шли в этот день в парк. Впрочем, нет, не все. Маленькая Камомилла не шла в парк. Тетушка София ее не пустила. И ей было очень обидно: ей ведь тоже хотелось побыть на празднике вместе со всеми, погулять в парке и послушать музыку и пение. Но что ж поделаешь. Уж если тетушка София сказала «нет», значит, нет никакой надежды. Ведь тетушка София такая сердитая и сварливая, что даже сам Бастиан ее побаивается.

Камомилла села за пианино и начала разучивать свой урок по музыке, потому что, когда играешь, всегда становится легче на душе.

И как раз когда она сидела и играла маленький вальс, мимо ее дома проезжал верхом на ослике ее лучший друг Томми. Камомилла играла так красиво, что Томми остановился у нее под окном и заслушался. А Камомилла под собственную музыку пела тоненьким голоском:


Ах, как я стараюсь,
Клавишей касаюсь  —
Раз, и два, и три,
Раз, и два, и три.
Главная забота  —
Не нарушить счета,
Раз, и два, и три,
Раз, и два, и три.
Кто играет долго,
Тот добьется толка,
Раз, и два, и три,
Раз, и два, и три.
Стану я постарше  —
Вальсы, польки, марши
Приходи послушать  —
Не забудь, смотри!
Раз, и два, и три.

— Камомилла, а Камомилла! — крикнул Томми.

И Камомилла выглянула в окно.

— Как ты хорошо играешь! — сказал Томми.

— Правда? — спросила Камомилла, просияв от удовольствия.

— Мой папа тоже здорово играет, — сказал Томми. — Только не на пианино, а на трубе.

— Труба звучит очень красиво, — сказала Камомилла.

— Сегодня городской оркестр будет выступать в парке, так что ты сама услышишь, как он играет, — продолжал Томми.

— Да нет, я ведь никуда не пойду, — ответила Ка-момилла.

— Почему же? — удивился Томми.

— Тетушка София говорит, всякие праздники и развлечения — это не для маленьких девочек. И поэтому мы обе, и я и тетушка София, останемся дома.

— Это обидно и досадно, — сказал Томми. — Если бы тебе разрешили пойти в парк, ты бы могла покататься верхом на Понтиусе. — Так звали его ослика.

— Да, это досадно и обидно, — сказала Камомилла.

— А ты не можешь удрать из дома незаметно для тетушки Софии? Хочешь, я помогу тебе вылезти в окошко? — предложил Томми.

Но Камомилла грустно покачала головой:

— Нет, так я не могу.

— Ну, тогда надо еще что-нибудь придумать. — Томми думал изо всех сил, но так ничего и не придумал — дело-то было не из легких. — Знаешь что, — сказал он, — влезу-ка я на башню да спрошу старого Тобиаса, уж он наверняка что-нибудь посоветует.

— Думаешь, посоветует?

— Конечно, вот увидишь!

И Томми помчался к старому Тобиасу.

— Маленькую Камомиллу не пускают на праздник, — пожаловался он. — Правда же это обидно?

— Конечно, ужасно обидно, — согласился Тобиас. — Мы непременно должны ей помочь.

И они стали вместе думать, как бы это сделать.

— Послушай-ка, Томми, — сказал Тобиас — я, кажется, знаю способ: нужно, чтобы кто-нибудь уговорил тетушку Софию пойти в парк на праздник. Потому что если она сама пойдет, то нельзя же будет оставить Камомиллу одну дома. И придется взять ее с собой!

— Отличный способ!  — обрадовался Томми.

— Отличный и вполне приличный, да только трудный. Тут главное — найти подходящего человека.

И они опять стали думать, кто бы мог уговорить тетушку Софию пойти на праздник.

— А что, если мне самому попробовать? — сказал Тобиас.

— Вот это и был бы самый подходящий человек, — одобрил Томми.

Не откладывая дела в долгий ящик, Тобиас надел свое воскресное платье, и немного погодя он уже стучался в дверь к тетушке Софии. Тетушка София открыла ему сама.

— Это вы? — удивилась она.

— Да, это я. Я пришел пригласить вас на Праздник Лета и Солнца.

— Нет, благодарю. Я не могу. Мне придется остаться дома с Камомиллой.

— Но почему же, разве маленькая Камомилла не может пойти вместе с нами? — спросил Тобиас.

— Нет! — строго ответила тетушка София. — Она еще слишком мала для всяких праздников и развлечений.

— Вовсе она не мала и не велика, а в самый раз! Ведь там же будет праздничное представление для детей и взрослых. И я, например, обещал Бастиану, что тоже выступлю со своей песенкой.

— Вот как? — Тетушка София почесала себе переносицу и задумалась. — М-да! — сказала она наконец.  — Что ж, тогда я, пожалуй, пойду.

— Очень приятно! — воскликнул Тобиас.

— Ладно, посмотрим, — буркнула в ответ тетушка София.

— Ура! — закричала Камомилла.

— Пожалуйста, никаких ура! — прикрикнула на нее тетушка.

И они все вместе отправились в парк: тетушка София, Камомилла, старый Тобиас и Томми со своим осликом Понтиусом.

— Если Камомилла хочет, она может покататься на Понтиусе, — предложил Томми.

— Ой, конечно, хочу! — закричала Камомилла.

И старый Тобиас поднял ее и усадил верхом на Понтиуса. А Томми пошел сбоку, держа ослика за уздечку.

— Камомилла теперь, чего доброго, будет делать без спросу все, что захочет, — недовольно ворчала тетушка София.

Вот так они все четверо и пожаловали на праздник, одна приехала верхом, а трое пришли пешком.

Глава пятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Кардамонский Праздник Лета и Солнца 


Когда старый Тобиас, тетушка София, маленькая Камомилла и Томми с Понтиусом пришли в парк, то первым, кого они встретили, был, разумеется, сам Бастиан.

— Добрый день, Тобиас!  — сказал он. — Спасибо за прекрасную погоду. Здравствуйте, тетушка София! Очень приятно, что и вы пришли.

И он побежал дальше, у него ведь было столько забот.

В парке играла музыка, крутились карусели, раскачивались качели, мелькали знакомые лица. А еще там был слон, высоченный, ну прямо от земли до неба, и на самом верху, у слона на спине, были устроены места для сидения. Добрый старый Тобиас тут же купил билеты на слона, и они вчетвером прокатились по парку. А ослика Понтиуса пришлось привязать к дереву.



Когда время подошло к пяти часам, народ стал рассаживаться на скамейках перед старой театральной сценой. Все ждали большого праздничного концерта. Но Тобиас был не простой зритель, он ведь сам собирался выступить со своей песенкой. И поэтому он, а с ним и его спутники получили места в первом ряду. Старый Тобиас был очень доволен. И даже тетушка София чуточку подобрела и повеселела.

Перед самым началом концерта к первому ряду вдруг подбежал Бастиан. Было заметно, что он волнуется.

— Дорогая София, — сказал Бастиан, — случилась ужасная неприятность: наша певица так долго упражнялась, что совсем охрипла! Вы бы не могли спеть вместо нее какую-нибудь песенку?

— Нет! — сказала тетушка София.

— Ну пожалуйста, спойте, а? Нам было бы так приятно!

— Нет! Я знаю всего одну песню, и она совсем не подходит для праздника.

— Что вы! Нам любая песня подойдет. Ну пожалуйста, не отказывайтесь, скажите, что вы согласны!

И, к всеобщему изумлению, тетушка София ответила:

— Ну ладно уж, спою. Но тем хуже для вас, потому что песня совершенно неподходящая.

— Огромное вам спасибо! — радостно воскликнул Бастиан.

Он весело вспрыгнул на сцену, раздвинул занавес — и праздничное представление началось.

Сперва оркестр сыграл марш. Потом вышел Бастиан и произнес приветственную речь.

— Дорогие друзья! — сказал он. — Поздравляю вас с Праздником Лета и Солнца! Я очень рад видеть вас здесь, на нашем большом концерте для детей и взрослых! Первый номер, который вы только что прослушали, назывался «Кардамонский марш». Вторым номером нашей программы выступит наш общий друг Тобиас. Он споет песенку о том, какая бывает погода, когда ветер дует с востока и с запада, с севера и… как его… ну, в общем, еще с одной стороны, не могу сейчас вспомнить, с какой. Пожалуйста, Тобиас!

И Тобиас спел, и ему очень много хлопали.

— Огромное спасибо, Тобиас, очень хорошая песенка, — сказал Бастиан. — А теперь, дорогие друзья, перед вами выступит собачий хор города Кардамона в следующем составе: Джерри, Бубби, Лапка, Рекс и собака парикмахера Сёренсена. Они споют песенку «Братец Яков, спишь ли ты?». Три-четыре!

Собаки запели, и у них получалось очень красиво.

— Огромное спасибо!  — сказал Бастиан. — Четвертый номер нашей программы будет тоже совершенно необычный: перед вами выступит говорящий верблюд! Верблюды, умеющие говорить, встречаются очень редко, а этот верблюд уж и вовсе редкий, потому что он еще и петь умеет. Вот он перед вами, говорящий верблюд, который споет вам свою песенку!



Верблюд поклонился и запел басом:


Я живу в пустынях Азии,
Грузы тяжкие таскаю.
Впрочем, для разнообразия
Я и в Африке бываю.
Что вы так глядите, зрители,
Будто перед вами чудо?
Неужели вы не видели
Говорящего верблюда?

Верблюду хлопали до тех пор, пока он не спел свою песенку еще раз. Только после этого Бастиан снова вышел на сцену и объявил следующий номер.

— Итак, дорогие друзья, — сказал он, — мне посчастливилось уговорить тетушку Софию, чтобы она тоже спела нам песенку. Правда, она говорит, что ее песенка не подходит для нашего праздничного концерта, но я-то уверен, что она прекрасно подойдет. Пожалуйста, тетушка София!

И София запела:


Ах, как я зла, ах, как я зла,
Терпеть уже невмочь,
Здесь в Кардамоне глупости
Творятся день и ночь.
Вот если б стали все, как я,
Пошло бы все на лад.
Но нет, об этом здесь у нас
И слушать не хотят.
АХ!

Вот Бастиан — он очень добр,
И всеми он любим.
Таким ли надо быть ему?
Нет, нет, совсем другим!
Суровым быть и всех ругать
Положено ему.
Как можно чаще должен он
Сажать людей в тюрьму.
ВОТ!

А наш вожатый день-деньской
Смеется и поет.
Но он совсем не должен петь
И развлекать народ.
Все знают, что вожатому
Положено не петь,
А молча свой трамвай вести
И лишь в звонок звенеть.
ДА!

Мальчишки в нашем городе
Овсянки не едят,
А лопают пирожное,
Пломбир и мармелад.
Будь я на месте их мамаш,
Умыла б их чуть свет
И никому бы не дала
Ни тортов, ни конфет.
НЕТ!

А наш прекрасный Бастиан
Спокойно смотрит сон,
Когда разбойники во тьме
Крадутся в Кардамон.
Но пусть они придут сюда —
Подкараулю их
И здесь без вашей помощи
Поймаю всех троих.
ДА!

— Вот такая песня! — сказала тетушка София. Она быстро спустилась и села на свое место.

Зрители смеялись — почти все. А кто не смеялся? Как ты думаешь?

Когда Бастиан вышел на сцену, он почему-то даже не улыбался.

— Огромное спасибо! — сказал он с серьезным лицом. — Очень… э-э… забавная песенка, да, спасибо! А теперь опять выступят наши собачки, потому что собачий хор разучил еще одну вещь. Это старинная песенка о спящей красавице, которая проспала сто лет.

Бубби и ее друзья вышли и затянули на свой собачий лад песню о спящей красавице. И все шло хорошо, пока они не допели до середины. Но тут вдруг на сцене поднялась невообразимая кутерьма, вместо пения послышалось грозное рычание, а затем оглушительный лай. Публика хохотала, держась за животы. А Бастиан, красный от смущения, вышел и сказал:

— Извините нас, пожалуйста, произошло небольшое недоразумение. Во всем виновата черная кошка, которая забежала на сцену. Но сейчас ее хозяин Силиус заберет ее отсюда, и мы попробуем начать песенку сначала. Пожалуйста, три-четыре!

На этот раз все сошло благополучно, спящая красавица проспала сто лет и проснулась. И на этом концерт окончился.

Бастиан поблагодарил зрителей за то, что они не скупились на хлопки, и сказал, что в парке их ждут карусели, качели и другие веселые развлечения.

— А если кому-нибудь захочется, то можно будет даже покататься верхом на говорящем верблюде, — добавил он. — Но только предупреждаю: разговаривать с верблюдом во время катания строго воспрещается!

Глава шестая

 Сделать закладку на этом месте книги

Про тех, кого не позвали на праздник 


В парке продолжалось веселое гулянье. А снаружи, за оградой, уныло вздыхали три человека, которых никто не позвал на большой кардамонский праздник. Это были разбойники Каспер, Еспер и Юнатан. Они залезли на высокое дерево, где их никто не мог увидеть, и оттуда смотрели на качели, карусели и на все остальное.

— Здорово они там веселятся!  — сказал Юнатан.

— Подумаешь, мы здесь тоже веселимся, — проворчал Каспер.

— Ну нет, мы все-таки не так,  — возразил Еспер.

— Я вот не разберу, что это они там такое едят? — спросил Юнатан.

— Небось обыкновенные сосиски, — буркнул Каспер.

— Нет, не сосиски. Это что-то белое, с круглым верхом, и они все время лижут его.

— Да ну, небось что-нибудь невкусное, — не очень уверенно сказал Каспер.

И они перестали об этом говорить.

— Глядите, какой слон! — сказал Юнатан.

— Везет им, они и на слоне покататься могут! — позавидовал Еспер.

— Правда, вот бы попробовать проехаться разок, — сказал Юнатан.

— А знаете, что мы можем сделать? — оживился Еспер. — Мы можем подождать, пока кончится праздник, а потом ночью взять и украсть слона!

— Скажешь тоже! — ответил Каспер. — Никакой слон нам абсолютно не нужен!

— Как это — не нужен? Очень даже нужен!

— Да для чего он нам?

— Ну, например, когда мы разбойничаем, можно ехать верхом туда и обратно! И мешки тяжеленные на себе носить не придется, — сказал Еспер.

— Конечно, — поддержал его Юнатан. — А главное, мы за один раз гораздо больше сможем украсть!

— Неужели вам не ясно, что нельзя брать с собой слона, когда мы идем разбойничать? — сказал Каспер.

— Это почему же?

— Да потому! Ну, подумай своей головой: как мы протащим его в дверь, когда заберемся в мясную лавку?

— И правда ведь, Еспер, — согласился Юнатан.

— А как бы, интересно, он лазал за нами вверх и вниз по всем лестницам? —  продолжал Каспер.

— Ну ладно, тогда не будем красть слона, — разочарованно сказал Еспер.

Они посидели, помолчали. Потом Еспер печально сказал:

— А все-таки это ужасно грустно, что нас никто никогда не пригласит на такой вот праздник.

— Да, обидно, — вздохнул Юнатан, — в такие дни они, уж наверное, и едят что-нибудь особенно вкусное.

— Нам и так распрекрасно живется, — сердито сказал Каспер.

— И потом, еще очень обидно, — продолжал Юнатан, — что мы никогда не можем покататься на трамвае.

— Да это небось ни чуточки не интересно, — сказал Каспер.

— Еще как интересно! — возразил Юнатан.

Тут Еспер хитро улыбнулся:

— А у меня есть отличная идея!

— Ну так выкладывай, что за идея, — нетерпеливо потребовал Юнатан.

— Все очень просто. Здесь сидим мы. В парке гуляют кондуктор с вагоновожатым. А вон там стоит трамвай — один-одинешенек!

— Ага!  — обрадовался Юнатан. — Я, кажется, понимаю, к чему ты клонишь!

— Давайте украдем трамвай!

— Давайте!

Трое разбойников поспешно слезли с дерева и прокрались к одинокому трамваю.

— А думаешь, он у нас поедет? — усомнился Каспер.

— Не бойся, — успокоил его Еспер. — Это штука нехитрая: тут поверти, там покрути да в звоночек позвони — он и поедет!

Так они и сделали — и трамвай действительно поехал! Каспер стоял впереди и управлял, а Еспер с Юнатаном ходили по вагону и всё с любопытством осматривали.

— Ой, Юнатан, гляди-ка!  — крикнул вдруг Еспер. — Целый ящик пряников!

— Ух ты, вот это да!  — обрадовался Юнатан. — Это же именно то,


убрать рекламу






чего мне так недоставало!

— Каспер! Каспер! Останови трамвай! Ты только посмотри, что мы нашли! — закричали они.

— Что там такое?

— Целый ящик пряников!

— Дайте-ка мне попробовать! Ум-м, до чего вкусно! Кажется, это ванильные!

— Нет, ты не угадал, — со знанием дела возразил Юнатан. — Это кардамонные пряники.

— Но зачем им понадобилось держать в трамвае пряники — ума не приложу, — удивлялся Каспер.

— Наверное, кто-нибудь просто вез их, а потом и забыл весь ящик в трамвае, — предположил Еспер.

— Вот уж никогда бы не подумал, что можно забыть ящик с кардамонными пряниками, — сказал Юнатан.

— Мы заберем его с собой! — распорядился Каспер.

Трое разбойников благополучно доехали на трамвае до самых городских ворот. Ну, а дальше трамвай не ходил. Они подхватили ящик с пряниками и пешечком отправились домой. Теперь-то уж они отпразднуют День Лета и Солнца!

Глава седьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Трамвай потерялся 


Праздник в Кардамоне еще не кончился, и никто не думал ни о чем, кроме развлечений, пока вагоновожатый не обнаружил пропажу: трамвай исчез с остановки! Вагоновожатый пришел в ужас и бросился искать Бастиана. А Бастиан как раз только что слез с говорящего верблюда, на котором он катался.

— Бастиан, Бастиан! — крикнул ему вагоновожатый. — Трамвай украли!

— Не может этого быть! — ответил Бастиан.

— Правда украли. Да вы сами посмотрите — нет же его!

— А точно ли он стоял здесь на остановке?

— Совершенно точно!

— А кондуктор не мог один поехать прокатиться?

— Не мог!

— Ну, тогда это просто загадочное происшествие, — сказал Бастиан.

— Чудеса, да и только!  — подтвердил вагоновожатый.

— К тому же сегодня и день ужасно неподходящий, чтобы трамвай пропадал, — огорчился Бастиан. — У меня и так хлопот — полон рот. Ну ладно, запишу это в свою записную книжечку.

Трамвайный кондуктор катался тем временем на карусели. Когда карусель остановилась, он слез и подошел к вагоновожатому.

— Карусель — это прелесть! — сказал кондуктор.

Но вагоновожатому было не до того.

— Трамвай украли! — сказал он.

— Как, весь трамвай? — испугался кондуктор.

— Весь трамвай!

— Ну и дела!

В этот момент Бастиан поднял глаза от записной книжечки и спросил:

— Послушайте, а трамвай может ехать не по рельсам?

— Нет, уважаемый Бастиан. Это абсолютно невозможно.

— Но ведь в таком случае он должен находиться где-то между парком и городскими воротами?

— Совершенно верно, уважаемый Бастиан.

— Ну, тогда мы его сейчас найдем!  — радостно воскликнул Бастиан и облегченно вздохнул. — Именем закона, пошли за мной!  — приказал он.

И они пустились на поиски трамвая.

Трамвай стоял у городских ворот. И первым, кто его увидел, был сам Бастиан.

— Вот он, пожалуйста, ваш трамвай! — гордо сказал он.

— Правда, — обрадовались остальные, — нашелся!

— Цел и невредим, — сказал вагоновожатый и, подойдя поближе, ласково похлопал трамвай по боку.

— Только ящик с пряниками куда-то делся, — сказал кондуктор.

— Неужели украли? — удивился вагоновожатый.

— Да ладно, это пустяки, — сказал Бастиан. — За сегодняшний день все так наедятся пряниками, что завтра вполне без них обойдутся.

— И то верно, — согласился вагоновожатый.

— Ну вот, — сказал Бастиан. — А теперь и на праздник можно вернуться.

— Тогда, пожалуйста, входите и садитесь, — пригласил кондуктор.

И они поехали обратно в парк.

Глава восьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Юнатану приходит в голову новая блестящая идея 


После прогулки на трамвае Каспер, Еспер и Юнатан много дней подряд сидели дома. А дома, у них было, как всегда: пыль, грязь и все перевернуто вверх дном. Разбойники только и делали, что ссорились, кому делать то, а кому это, но дело с места не двигалось.

Беспорядок в доме становился все ужасней. Никто из них не любил прибираться — поэтому никто и не прибирался. Никто не любил мыть посуду — никто ее и не мыл. Одежду свою они бросали где попало, грязную посуду оставляли где придется, найти было ничего невозможно. И три разбойника целыми днями ходили взад-вперед, натыкаясь друг на друга, и что-нибудь искали: штаны или рубашку, кастрюлю, сковородку или чашку. И вот какую они пели песенку:


Где мои чулки?
Где мои шнурки?
Где мое белье?
Где мое пальто?
Где мое… мое…
Сам не знаю что.

Кто сожрал творог?
Кто украл пирог  —
Тут лежал кусок
На сквороде?

Где пакет с кокосами?
Банка с абрикосами?
Ящик с папиросами?
Где? Где? Где?

Где тарелка? Ложка? Вилка?
Кружка и стакан?
Где же Каспер, где же Еспер,
Где же Юнатан?

— Нам нужна женщина в доме, — решительно сказал Каспер.

— Чтобы следила за порядком, — поддержал его Еспер.

— И готовила вкусную еду, — мечтательно проговорил Юнатан.

— Да, — повторил Каспер, — нам необходима женщина, чтобы вести для нас хозяйство.

— Только кто же согласится поступить к нам на службу?  — сказал Еспер.

— А что если нам кого-нибудь украсть?! — предложил вдруг Юнатан.

И все трое сразу загорелись этой идеей.

— Надо такую, чтоб умела ухаживать за поросятами и львами! — сказал Каспер.

— И чтобы умела весь дом содержать в чистоте и порядке! — сказал Еспер.

— И чтобы умела вкусно готовить! — сказал Юнатан.

— А я, кажется, знаю одну подходящую особу, — хитро подмигнул Каспер.

— Ну-ну, говори скорей!  — потребовал Еспер.

— Да не тяни же! — крикнул Юнатан.

— Мы украдем Софию! По слухам, она всем хозяйкам хозяйка, а готовит так, что пальчики оближешь.

— Прекрасная мысль!  — одобрил Еспер.

— Только, говорят, она очень злая!  — осторожно заметил Юнатан.

— А хоть бы и так, — возразил Каспер,  — неужели мы, трое храбрых разбойников, забоимся какой-то тетушки Софии!

— Это-то ладно, — сказал Еспер, — но вот как мы сумеем ее выкрасть?

— Да, тут дело не простое, — озабоченно сказал Юнатан.

И разбойники долго сидели, чесали в затылках и раздумывали.

— А я знаю, как мы сделаем, — предложил Каспер. — Ночью, когда совсем стемнеет, проберемся к ней в дом и выкрадем ее прямо спящую.

—  А если она вдруг проснется? — засомневался Юнатан.

— Может, еще и не проснется, — успокоил его Еспер.

— Ну все, решено! — сказал Каспер.

Трое разбойников уселись и стали дожидаться, когда настанет ночь. И вот часы пробили двенадцать раз. Разбойники вскочили.

— Еспер, тебе запирать дверь!

— Есть, запирать дверь!

— А льва с собой возьмем? — спросил Юнатан.

— Ни в коем случае, — ответил Каспер. — Он еще повалит там что-нибудь с перепугу, только шуму наделает. Оставьте его в комнате да заприте покрепче дверь.

— Есть!  — ответил Еспер.

— Готово!  — сказал Юнатан.

И они пустились в путь. Впереди шагал Каспер с фонарем, за ним следовал Еспер со связкой ключей, а позади всех шел Юнатан с краюшкой хлеба и куском колбасы.

В городе было темно и тихо. Даже сам Бастиан в этот час мирно спал у себя в постели. Разбойники подкрались к дому тетушки Софии и прислушались. Ни звука. Еспер подошел к двери и стал пробовать ключи из своей связки, вставляя их по очереди в замочную скважину. Наконец тридцать пятый ключ подошел. Они вошли на цыпочках в коридор и снова прислушались. Из-за ближайшей двери доносились странные свистящие звуки.

— Это тетушка София храпит, — прошептал Еспер.

— Все идет точь-в-точь по плану, — отметил Каспер.

Они осторожно открыли дверь на кухню — и увидели, что тетушка София спит там в гамаке!

— Вот это удача! — прошептал Каспер. — Мы ее утащим прямо с гамаком.

— Беритесь за петли! — сказал Еспер.

Разбойники сняли гамак с крюков, вытащили его через кухонную дверь в коридор, оттуда на улицу и дальше понесли через весь город к себе домой. А тетушка София всю дорогу безмятежно похрапывала.



Дома разбойники повесили гамак на кухне, а сами потихоноыку прокрались к себе в спальню и улеглись спать до следующего утра.

— Спокойной ночи, — сказал Каспер.

— Спокойной ночи, — сказал Еспер.

— А интересно будет, когда она проснется, — сказал Юнатан.

Глава девятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Тетушка София просыпается 


На следующее утро тетушка София проснулась и удивленно огляделась по сторонам.

— Фу, какой кошмарный беспорядок, — с отвращением сказала она.

Потом она встала и пошла в соседнюю комнату. А там сидели трое разбойников и с интересом ждали, что произойдет.

— Кто живет в этом доме в такой грязище и разгроме? — грозно спросила тетушка София.

— Дорогая София, — ответил Каспер, — это мы тут живем.

— Да что вы говорите! Это вы! А то я сама не вижу! Подойдите-ка живо ко мне и представьтесь как полагается!

Каспер взглянул на двух остальных.

— Лучше уж, пожалуй, не перечить, — шепнул он и выступил вперед. — Я… меня зовут Каспер, — пробормотал он.

— Еще раз, пожалуйста, да полюбезнее!

— Вот еще, как хочу, так и представляюсь!  — огрызнулся Каспер.

— Чтоб ты не смел так разговаривать с дамой!

— Вот еще, как хочу, так и… гм… — Тут Каспер запнулся, и продолжения не последовало.

— Следующий!  — приказала тетушка София.

— Меня зовут Еспер, — сказал Еспер и вежливо поклонился.

— Это уже лучше. Следующий!

— А я… меня зовут… как его… Юнатан, — неуверенно представился Юнатан.

— Ага! Значит, тебя зовут Юнатан. Ну-ка, Юнатан, подойди ко мне поближе. Покажи-ка мне свои уши!

— Уши мои, а не ваши! — обиделся Юнатан.

— Фу, до чего они черные! — сморщилась тетушка София. — Ты же сто лет их не мыл.

— Юнатан-моет-уши-когда-он-сам-пожелает! — зло отчеканил Каспер.

— О да, я это сразу заметила, — ехидно сказала София.

После этого она долго и пристально всматривалась во всех троих.

— А теперь извольте мне объяснить, как и почему я очутилась в этом доме!

— Э-э-э… видите ли, дорогая София… мы… это самое… мы вас украли, — выговорил Каспер.

— Ах вот оно что! И вы считаете, что так поступать красиво?

— Ну, как вам сказать, красиво — не красиво… Дело просто в том, что нам необходима женщина в доме. Такая, чтоб вела для нас хозяйство, — объяснил Каспер.

— Чтобы прибиралась и поддерживала порядок, — добавил Еопер.

— И чтобы готовила вкусную еду, — сказал Юнатан.

— Понятно! Ну, а сами вы что же собираетесь делать?

— А сами мы что захотим, то и будем делать! — опять огрызнулся Каспер.

— Ах вон как, значит, что захотите!

— Вот именно!  — сказал Юнатан.

Тетушка София пошла в другие комнаты.

— У вас тут настоящий свинарник, — сварливо заметила она.

— Нет, свинарник у нас в другом конце дома, — сказал Еспер.

— И сколько же там поросят?

— У нас только один поросенок, — ответил Юнатан.

— Там один да здесь три, значит, всего четыре, — сказала София.

— Про что это она? — не понял Каспер.

— Это она про нас, — объяснил ему Еспер.

— Я же говорил, она злющая, как ведьма! — указал Юнатан.

— Имейте в виду, в этом доме распоряжаемся мы! — крикнул Каспер.

— Да, так и знайте! — поддержал его Еспер.

— А ну-ка ты, который Еспер, поди-ка сюда! — скомандовала вдруг тетушка София.

Еспер взглянул на своих двух товарищей и пожал плечами. Но ослушаться все же не решился.

— Видишь весь этот развал и кавардак? — спросила София.

— Что хочу, то и вижу! — буркнул Еспер.

— Прекрасно, — сказала София. — Так вот, сейчас ты займешься уборкой. Сначала соберешь все разбросанные вещи, а потом сложишь одежду Каспера — туда, одежду Юнатана — сюда, а свою собственную положишь вот здесь!

— Не умею я прибираться!

— Не умеешь, так научишься.

— Вот еще, почему это я, пусть Юнатан прибирается!

— Юнатан тоже без работы не останется, — утешила Еспера тетушка София.

Юнатан тихонько поднялся и попытался незаметно улизнуть из комнаты — но не тут-то было.

— Юнатан, ты куда? — окликнула его тетушка София.

— Я сейчас, — сказал Юнатан, — мне только надо на минуточку выйти.

— Никуда тебе не надо. Ты сейчас будешь собирать разбросанные чашки, миски, тарелки, ложки и ножи. А потом будешь мыть посуду.

— Почему это я, пусть Каспер моет, — надулся Юнатан.

— У меня и для Каспера дело найдется, — сказала София.

— Очень мне надо, — возмутился Каспер, — что сам захочу, то и буду делать!

— Будешь делать то, что я тебе велю! Наколешь дров, затопишь печь и вскипятишь воды, чтобы Юнатану было чем мыть посуду.

— Что ж ему, горячая вода для этого нужна?

— Обязательно! А потом еще раз вскипятишь воды, потому что она нам для другого дела понадобится.

Трое разбойников упирались, сколько могли, но тетушка София кого угодно могла переупрямить, и было бесполезно говорить «нет», когда тетушка София сказала «да». Они нехотя принялись за работу, а тетушка София приглядывала за ними и напевала:


У вас ужасный кавардак,
Объедки тут и там!
Повсюду мусор, пыль и грязь
И разный старый хлам.
Но Еспер здесь немедленно
Порядок наведет,
А после с Юнатаном он
Посуду мыть пойдет.

А Каспер нам сейчас воды
Согреет для мытья.
Кто ненавидит чистоту,
Тот попросту свинья.
Хотя вы и разбойники,
Запомните, друзья:
Я беспорядка не терплю  —
Хозяйка в доме я!

— Не понимаю, для чего нам такая уйма горячей воды? — ворчал Каспер, наполняя все новые котелки, лоханки и ведра.

— Мыться будете! — сказала София.

— Не буду я мыться! — выпалил Каспер.

— Не будешь — не надо, тогда и есть не проси. В таком виде я тебя за стол не посажу.

— Мне-то хорошо, я, по счастью, не грязный, — сказал Еспер.

— Не грязный? А ну-ка покажи свои руки! Фу, какая гадость! А теперь шею! Так я и знала — серая, как пасмурный день!

И пришлось Есперу мыться, и Касперу, конечно, тоже. У Юнатана руки были чистые: он же только что всю грязную посуду перемыл. Зато ему пришлось вычистить зубы и хорошенько вымыть себе уши.

— Ну так, — сказала тетушка София, — а теперь можете скинуть сапоги да носки и помыть себе ноги, пока я буду готовить еду.

Тут уж Каспер вконец разозлился.

— Ноги-то мыть зачем, их же все равно под столом не видно! — крикнул он.

Но тетушка София уже ушла, и пришлось им волей-неволей исполнять ее приказание.

Пока они мыли ноги, у них было время обсудить положение, благо София не могла их услышать.

— Украли ведьму на свою голову, вот дураки-то, — сказал Еспер.

— Я же предупреждал, что она злющая, — сказал Юнатан. — Надо было слушать, когда вам говорили!

— Это все Каспер придумал, будто женщина в доме нужна, — сказал Еспер.

— Это вовсе Юнатан придумал, что надо нам кого-нибудь украсть, — возразил Каспер.

— Мало ли что, — ответил Юнатан, — не я же придумал, что надо украсть тетушку Софию!

— Конечно, это все Каспер, — поддержал его Еспер.

— Ну и ладно, я — так я, — сердито пробормотал Каспер.

— Вот бы нам опять остаться одним, — вздохнул Юнатан.

— Правда, вот бы здорово было, — мечтательно сказал Еспер. И они втроем стали думать, как бы им избавиться от тетушки Софии.

— А давайте просто попросим ее: мол, будьте так добры, вернитесь, пожалуйста, к себе домой, — предложил Каспер.

— Давайте, — согласился Еспер.

— Только, чур, кто-нибудь из вас с ней поговорит, а мне неохота, — заявил Юнатан.

— Так и быть, я сам ей скажу, — вызвался Каспер.

Когда они помылись и пришли в столовую, Каспер сказал вежливо-превежливо:

— Дорогая София, не будете ли вы так добры вернуться обратно, к себе домой?

— Нет, — решительно ответила София, — раз уж я здесь очутилась, никуда я отсюда не уйду!

— Вот тебе на, — растерялся Каспер.

— Но постойте… как же это так? — не поверил Еспер.

— А вот так: не уйду, и все!  — ответила София.

— Бедные мы, несчастные… — жалобно простонал Юнатан.

В тот же день после обеда разбойники вдруг заметили, что к дому приближаются какие-то люди. Это оказался сам Бастиан, а с ним мясник и еще двое.

— Ого, сам Бастиан к нам идет, — сказал Каспер.

— Плохо наше дело, — помрачнел Еспер.

— А может, они просто за тетушкой Софией пришли? — с надеждой сказал Юнатан.

— Они, уж конечно, и нас захотят арестовать, — сказал Каспер. — За мной, ребята, да поживей!

И они спрятались в подвале.

— Именем закона, откройте! — крикнул Бастиан и застучал в ворота разбойничьего дома.

Им открыла тетушка София.

— Это замечательно, что мы вас нашли, — радостно сказал Бастиан.

— Вот как?  — холодно сказала София.

— Мы пришли освободить вас от разбойников!

— Это еще зачем?

— Затем, что разбойники вас украли! Но теперь вы спокойно можете вернуться с нами домой.

— Нет уж, спасибо, я лучше здесь останусь. Мне тут прекрасно живется. По крайней мере, есть на кого сердиться!

Мужчины недоуменно переглянулись.

— Это вы серьезно?  — спросил Бастиан.

— Вполне серьезно!

— Позвольте… а лев? Ведь он же опасный!

— Никакой он не опасный!

— Странно, однако, — сказал мясник.

— Так или иначе, — сказал Бастиан, — нам придется арестовать разбойников и отвести их в тюрьму.

— Сажать их в тюрьму совершенно ни к чему, — сказала тетушка София. — Я их и так к рукам приберу. Дайте только срок. И грядки будут копать, и овощи выращивать, и кардамон разводить. Они у меня попляшут! Зато уж станут приличными людьми!

— Да, да, конечно, — торопливо согласился Бастиан. Он ужасно обрадовался, что можно их не арестовывать.  — Но тогда… тогда нам, пожалуй, и делать здесь больше нечего.

— Действительно, вроде бы нечего, — развели руками остальные.

И они отправились восвояси.

А трое разбойников сидели в подвале и слышали все до единого словечка. Они поглядывали друг на друга, и вид у них был довольно-таки жалкий.

— Не хочет она домой, и все! — печально сказал Каспер.

— Вот несчастье-то! — вздохнул Еспер.

— А слышали, что она сказала? — напомнил им Юнатан. — Они, говорит, будут у меня грядки копать! Нет, вы слышали?

— Овощи выращивать и кардамоь разводить, — повторил Каспер.

— Но она нас спасла от ареста,  — сказал Еспер.

— По мне, так уж лучше быть арестованным, чем жить с ней под одной крышей, — уныло проговорил Юнатан.

— Как хотите, братцы, а надо что-то делать! — сказал Каспер.

Разбойники долго сидели, ломали себе голову, что бы им такое сделать, и в конце концов Юнатан придумал отличный план.

— Это же проще простого: когда София ночью уснет, мы возьмем и украдем ее обратно! Отнесем туда, откуда принесли!

— Просто и гениально! — одобрил Каспер.

— У тебя голова на плечах есть!  — похвалил Юнатана Еспер.

— А то как же, — сказал Юнатан.

И вот ночью, когда в доме все стихло и София сладко уснула в своем гамаке, трое разбойников сняли гамак с крюков и осторожно прокрались с ним в город, к тому дому, откуда они выкрали тетушку Софию. А она знай себе похрапывала всю дорогу.

Никем не замеченные, они благополучно вошли в дом, и когда гамак с тетушкой Софией был повешен на старое место у нее на кухне, трое разбойников, чрезвычайно довольные, отправились к себе домой. Они шли счастливые и пели от радости, потому что теперь опять все стало, как прежде:


Скорей домой, скорей домой
Бежим своей дорогой!
Теперь мы славно заживем
Без этой дамы строгой.
Мы ничего не будем мыть,
Тереть, и чистить, и скоблить!

Пусть с уборкой, пусть с уборкой
Возится болван,
Но не Каспер, но не Еспер,
Но не Юнатан!

Мы умывать лицо свое
Навеки перестанем.
Не тратить воду на мытье,
А пить ее мы станем.
Долой уборку и мытье!
Какое славное житье!

Пусть отныне, сколько ввезет,
Моется болван,
Но не Каспер, но не Еспер,
Но не Юнатан!

Колоть дрова и печь топить
Не надо вольным людям.
И в дом хозяйку приводить
Мы ни за что не будем!
Весь дом вверх дном перевернем
И заживем, как прежде, в нем!

Глава десятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Ночное происшествие в лавке мясника 


В городе Кардамоне жизнь текла как обычно. Праздник Лета и Солнца давно прошел, тетушка София жила у себя дома, потому что разбойники украли ее обратно, и добрый Бастиан радовался, что все так хорошо и спокойно.

Но булочник и мясник никогда не чувствовали себя совершенно спокойно. По ночам они спали не так крепко, как остальные горожане, тревожно ворочались с боку на бок, а время от времени просыпались и прислушивались.

И вот однажды темной ночью мясника разбудили какие-то подозрительные звуки, доносившиеся из лавки.

— Это разбойники, — сказал он жене и тут же вскочил с постели и стал натягивать штаны. — Наконец-то я их поймаю!

— Но тебе одному с ними не сладить, — сказала жена. — Их же, наверное, трое, да еще, чего доброго, лев с ними!

— И то правда!

— Смотри же, один не ходи, позови кого-нибудь на подмогу!

— И то дело!

Мясник потихоньку выбрался на улицу и подошел к соседнему дому, в котором жил булочник. Окно в спальню было раскрыто, мясник просунул в него голову и позвал:

— Эй, булочник, проснись!

— Что там такое стряслось? — спросил булочник.

— Разбойники пришли воровать!

— Ой, батюшки, ой, матушки! — всполошился булочник. И тоже выпрыгнул из постели и натянул на себя штаны. — Где они?

— У меня в лавке. Сколько их — не знаю, небось не один, а целых двое, а то так и все трое!

— Тогда не мешало бы сходить за Бастианом, — предложил булочник.

— Вот и я так думаю, — сказал мясник.

И они пошли разбудили Бастиана:

— Разбойники забрались в мясную лавку!

— Да что вы, не может этого быть! — не поверил Бастиан.

— Правда, — сказал мясник, — и на этот раз мы должны их поймать!

— Непременно должны, — ответил Бастиан и тоже натянул на себя штаны.

Все втроем они подошли к мясной лавке, остановились и прислушались — изнутри доносились весьма подозрительные звуки.

— Ну вот, слышите? —  спросил мясник.

— Слышим, — ответил булочник.

— Теперь нам надо их перехитрить, — сказал Бастиан. Он повернулся к булочнику: — Ты станешь у входной двери и будешь следить, чтоб никто не сбежал. А мы тем временем войдем в лавку через черный ход. Понятно тебе?

— Ясно как день! — ответил булочник.

И он стал перед дверью в лавку, а двое других прокрались во двор.

— Там у тебя окно открыто, — шепнул Бастиан мяснику.

— И верно, открыто, чудеса в решете!

Бастиан немножко подумал, прежде чем действовать дальше, а потом сказал:

— Ты влезешь в лавку через это окошко, а я в тот же самый миг войду через заднюю дверь — вот мы их и поймаем! Ясно тебе?

—  Все понятно!  — ответил мясник и полез в окно.

Бастиан рывком открыл дверь и громко крикнул:

— Именем закона, вы арестованы!

В лавке было довольно темно, но они услышали, как что-то стукнулось об пол, и увидели, как кто-то шмыгнул за прилавок.

— Сейчас же вылезай!  — крикнул Бастиан. — Мы все равно тебя видели!

Секунду было совсем тихо, а потом из-за прилавка показалась взъерошенная голова. Бастиан от удивления широко раскрыл рот, а мясник от изумления вытаращил глаза. Это оказался не здоровенный детина-разбойник и не свирепый лев, а… Кто бы ты думал? Всего-навсего Бубби, собачка маленького Рема.

— Вот так так! Значит, это ты у нас разбойник? — сказал Бастиан.

— Экая жалость, — разочарованно протянул мясник.

— Почему же жалость?

— Потому что, если б это были разбойники, мы бы их наконец поймали.

— Верно, поймали бы, — согласился Бастиан.

— Ну ладно, — сказал мясник. — Придется вместо них собаку арестовать.

— А думаешь, надо?  — спросил Бастиан с сомнением.

— И ты еще спрашиваешь! — возмутился мясник. — Да я просто требую этого! Вон у нее живот-то как раздулся — сколько там сосисок да бифштексов!

И Бубби была арестована именем закона. Бастиан привязал ей к ошейнику веревочку и повел за собой под арест. А на улице у входа в лавку стоял на страже булочник.

— Ну как, — спросил он, — поймали разбойников?

— Вот он, разбойник, — сказал Бастиан и кивнул на Бубби.

На следующее утро к дому Бастиана подошел маленький мальчик. Это был, конечно же, Рем. Он робко постучал в дверь, и Бастиан крикнул:

— Войдите! Ах, это ты! — сказал он, увидев перед собой мальчика.

— У меня пропала собака, — грустно сообщил Рем.

— Неужели? Не может этого быть!

— Правда. Ее всю ночь не было дома.

— Так вот, — сказал Бастиан, — твоя собака арестована. Она сегодня ночью бегала воровать сосиски и бифштексы.

— Что вы, нет, это невозможно, моя Бубби не такая!

— Такая-сякая немазаная сухая, — печально сказал Бастиан.

— А где же она теперь?

— Теперь она сидит в тюрьме. Но ты не думай, ей там хорошо.

Рем попросился к Бубби в тюрьму и увидел, что она лежит на коврике и спит сладким сном, усталая и сытая после бурной ночи, проведенной в лавке мясника. Учуяв Рема, она вскочила и от восторга завиляла хвостом.

— Что же ты наделала!  — воскликнул Рем. — Ты съела чужие сосиски и бифштексы!

И тогда Бубби стало очень стыдно, она низко опустила голову, а хвост просунула между задними лапами.

— Бубби говорит, что больше никогда не будет так делать, — сказал Рем.

— Ну ладно, тогда мы, так уж и быть, отпустим ее на этот раз. Мясник-то тоже хорош, оставил окно в лавке на ночь открытым, — сказал Бастиан.

Глава одиннадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Секретные сведения о старом Тобиасе, живущем в башне 


Бастиан заботился, чтобы людям в Кардамоне жилось весело, он очень любил устраивать всякие праздники. Но Праздник Лета и Солнца давно прошел, а Бастиан все никак не мог придумать, что бы такое еще отпраздновать. И вот однажды, когда он, по обыкновению, совершал утренний обход города, ему встретился маленький Рем.

— Рассказать тебе секрет? — спросил Рем.

— Конечно, расскажи!

— Старому Тобиасу завтра исполняется семьдесят пять лет!

— Не может этого быть! Неужели Тобиасу уже семьдесят пять?

— Правда-правда, он сам мне сказал, я ведь сейчас от него иду.

— Но тогда мы должны это отпраздновать! — воскликнул Бастиан.

— Надо ему что-нибудь подарить, — сказал Рем.

— Непременно, — сказал Бастиан. — И произнести поздравительную речь!

— И потом, пусть городской оркестр сыграет ему марш!

— Да, и еще хорошо бы спеть юбилейную песню!

В это время по улице проходила тетушка София.

— А вы, оказывается, в городе? — заметил Бастиан.

— Где я есть, там и есть! — сварливо ответила София.

— Между прочим, старому Тобиасу завтра исполняется семьдесят пять лет!

— Вот как! Я думала, ему уже больше, — сухо заметила тетушка София.

— Тобиас — исключительно милый и приятный человек, — сказал Бастиан.

— Да уж поприятнее некоторых других, — пробурчала тетушка София, и кто ее знает, кого она имела в виду. —  Кстати, надо же сделать ему подарок, — добавила она.

— Мы как раз только что об этом говорили, — оживился Бастиан. — Весь вопрос в том, что бы нам ему подарить?

— Ну, например, будильник, — сказала София, она ведь всегда думала лишь о полезных вещах.

— Лучше бы все-таки что-нибудь такое, что доставит ему радость и удовольствие,  — возразил Бастиан.

— Нож для чистки картофеля и терку, — предложила София.

— Что-что? — переспросил Бастиан.

Тут к ним подошел парикмахер Серенсен. Бастиан и его посвятил в их важный секрет.

— Можно подарить ему ослика, тогда он будет ездить верхом, вместо того чтоб ходить пешком, — сказал парикмахер Серенсен.

— Да, но башня такая высокая и лестницы такие крутые, что Тобиас, пожалуй, намучается с осликом, — возразил Бастиан.

— А может, подарить ему животное поменьше, но такое, чтоб можно было с ним разговаривать? Тогда ему будет не так скучно сидеть одному у себя наверху, — сказал маленький Рем.

убрать рекламу






>

— Давайте купим ему попугая, — поддержал Рема парикмахер Серенсен. — С попугаем можно по-правдашнему разговаривать.

— Вот это действительно неглупая мысль, — обрадовался Бастиан.

— Все должны сложиться ему на подарок, — строго сказала тетушка София.

— Все без исключения!  — подтвердил Бастиан.

И они отправились к торговцу птицами, у которого среди множества пташек самых различных видов, размеров и цветов, с самыми различными хвостами, клювами и голосами оказался один драгоценный попугай, подобного которому никто никогда не видывал.

— Редкостный экземпляр, — сказал им торговец птицами, — умеет говорить, умеет петь, умен чрезвычайно!

— А нельзя ли послушать? — спросила тетушка София.

— Отчего же, извольте, с превеликим удовольствием, — ответил торговец птицами, и по его знаку попугай запел:


Я говорящий попугай,
Я родом из Австралии.
Я образован, я умен,
Я скромен и так далее.
Я знаю сто ученых слов:
Ракетодром, регалия,
Европа, лайнер, сенбернар,
Транзистор и так далее.
Я замечательно пою,
Играю и так далее.
А иногда, я говорю:
Я родом из Австралии!

— И в самом деле редкостный попугай! — восхищенно сказал Бастиан.

— Для Тобиаса это просто клад,  — сказал парикмахер Серенсен.

— Его и купим, — сказала тетушка София.

Потом они обсудили, что еще необходимо сделать, чтобы отпраздновать семидесятипятилетие Тобиаса как можно лучше и торжественней. И Бастиан тотчас занялся подготовкой к празднику, стал ходить по городу, со всеми разговаривать, все записывать, улаживать, устраивать и организовывать.

Вагоновожатый получил задание сочинить красивую юбилейную песенку. Школьный учитель срочно написал новый марш в честь Тобиаса. Почти все в Кардамоне должны были успеть что-нибудь сделать к завтрашнему торжеству. И когда старый Тобиас после обеда пришел в парикмахерскую, чтобы подровнять себе бороду ко дню рождения, двери оказались заперты. Потому что парикмахер, вместе с другими музыкантами кардамонского городского оркестра, репетировал в это время новый юбилейный марш. «Как жаль, что как раз сегодня закрыто», — сказал Тобиас самому себе.

Он постоял возле парикмахерской и послушал красивую музыку. И подумал еще: что это за новый марш разучивает наш оркестр?

Глава двенадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Торжественный юбилей 


Когда старый Тобиас на следующее утро выглянул из окна своей башни, он увидел множество флагов и услышал музыку. Он очень удивился и никак не мог понять, что происходит. «Может быть, сегодня какой-нибудь праздник, а я и позабыл?» — подумал он и заглянул в свой календарь, чтобы проверить. Но нет, день был самый обыкновенный.

Тогда он вышел на балкон и стал смотреть на город. В это время на улице показалась торжественная процессия — все его друзья, взрослые и дети, шли с флагами и цветами, а впереди шагали музыканты в праздничных белых фуражках. И стар и мал весело махали и кивали ему и кричали «ура». И тут только Тобиас сообразил, что и музыка, и флаги, и крики «ура», — все это в честь него самого. И тогда он очень обрадовался.



Тем временем его друзья подошли к самой башне. Бастиан выступил вперед и произнес поздравительную речь:

— Дорогой Тобиас! Ты у нас самый лучший, и самый добрый, и самый умный во всем городе Кардамоне. Поэтому сегодня ты получишь от нас замечательный подарок. Это тебе от нас от всех — ученый попугай! Вот увидишь, он тебе очень понравится. А теперь мы споем тебе новую юбилейную песню, которую мы сочинили в честь тебя по случаю торжественного дня. Три-четыре!


Нашу песню споем веселей,
Веселей,
В честь того, у кого юбилей,
Юбилей!
Чтоб прославить его, нету слов,
Нету слов,
Он, как дома, среди облаков,
Облаков!
Кардамону он нужен,
И со всеми он дружен,
И помочь он всегда всем готов!
Всем готов!

Старый Тобиас наш всех добрей,
Всех добрей!
И всех книг на земле он мудрей,
Он мудрей!
Кто в науку так верно влюблен?
Это он!
И от нас ему низкий поклон,
Да, поклон!
И пусть долгие годы
Предсказатель погоды
Украшает собой Кардамон,
Кардамон!

Затем Бастиан произнес еще одну речь:

— Дорогой Тобиас! У тебя немало добрых друзей не только среди двуногих, но и среди четвероногих. Это наши городские собачки. Ты всегда отдаешь им вкусные кости, когда у тебя на обед жаркое, и всегда ласково гладишь собак, когда они подбегают к тебе, чтоб ты их погладил. Поэтому собачий хор города Кардамона тоже исполнит сегодня песенку в твою честь.

И тут Бубби и ее друзья вышли и спели одну из своих песенок.

Когда все речи были сказаны и все песни пропеты, Бастиан взобрался по всем лестницам вверх на башню и вручил Тобиасу клетку с замечательным попугаем. Тобиас был очень рад.

— Я всегда мечтал о двух вещах, — сказал он. — О щенке и о таком вот симпатичном попугае, с которым можно поболтать о том о сем. И теперь одно из моих желаний исполнилось. Большое спасибо!

Когда Тобиас это говорил, он еще, конечно, не знал, что второе его желание тоже скоро сбудется. После обеда к нему в гости пришел его самый лучший друг. Это был маленький Рем. И он принес с собой корзинку. А в корзинке лежал прелестный щенок.

— Вот, пожалуйста, — сказал Рем. — Это тебе от меня.

— Неужели ты даришь мне эту очаровательную собачку? — спросил Тобиас.

— Да, — сказал Рем. — Это самый красивый из всех Буббиных щенков. И я дарю его тебе, потому что ты всегда будешь с ним ласков и добр.

— Это я тебе обещаю. А ты каждый день будешь заходить проведать нас со щенком, ладно?

— Ладно, — ответил Рем.

— А теперь посмотри, какой мне сегодня еще преподнесли подарок. Это замечательный, редкостный попугай. Он умеет говорить!

— Я знаю. Он не только говорить, он и петь умеет.

— Ты думаешь? — недоверчиво сказал Тобиас.

— Ну как же! Это-то и есть самое замечательное в твоем попугае!

— Погоди, да разве ты уже знаком с моим попугаем? — удивился Тобиас.

— Я ведь тоже ходил вчера его покупать, — объяснил Рем,

Он попросил попугая спеть для Тобиаса, и попугай с удовольствием запел песенку о самом себе.

— Вот это попугай, просто чудо какое-то! — восхитился Тобиас.

— Да, он ужасно умный, — сказал Рем. — И щенок тоже. Сейчас-то он еще маленький, а подрастет — увидишь, какой он станет умный!

Глава тринадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Необыкновенные приключения Томми 


В тот же самый день, когда Тобиас праздновал свое семидесятипятилетие, Томми поехал прогуляться верхом на ослике. Добравшись до городских ворот, он не повернул назад, а поехал дальше, за город. Погода была чудесная. Понтиус бежал себе спокойной рысцой, а Томми сидел на ослиной спине, что-то насвистывал и ни о чем не думал.

Когда они порядком удалились от города, Томми вдруг увидел на пустынной равнине высокий и нескладный старый дом. Раньше он так далеко не заезжал и никогда не видел этого дома. Ему очень захотелось узнать, кто в нем живет. Кругом не видно было ни души, может, в нем вообще никто не живет?

— Это я должен выяснить, — сказал он самому себе и Понтиусу.

Он привязал ослика к дереву, а сам осторожно подкрался к дому и заглянул внутрь через грязное окошко.

И тут он увидел нечто такое, от чего у него затряслись поджилки и сердце ушло в пятки. Он увидел огромного льва, который лежал и спал на большой старинной кровати. Кроме льва, в комнате никого не было. Беспорядок царил ужасающий. «Странно», — подумал Томми. Он обошел вокруг дома и заглянул в другое грязное окошко. Там он увидел троих дюжих молодцов, которые слонялись взад и вперед, натыкаясь на раскиданные повсюду вещи и друг на друга. И тогда Томми понял, кто живет в этом доме. Ну конечно, это разбойники!

Они, по-видимому, только что встали, потому что один из них был без брюк, на другом не было рубашки, а третий был в одном башмаке. И все трое ходили по комнате, бормоча себе под нос: «Где мои штаны?», «Где моя рубашка?», «Где же мой второй башмак?»

Наконец они оделись и обулись и заговорили о еде.

— Что-то я не найду никакого хлеба, — проворчал Каспер.

— А хлеб нечего и искать, — ответил Юнатан.

— Ты хочешь сказать, что в доме нет хлеба?

— Ни единой булочки, — сказал Еспер.

— Ни малюсенького сухарика, — подтвердил Юнатан.

— Вот досада, — огорчился Каспер, ему так хотелось хлебца.

— У нас есть сало, селедка и картошка, — доложил Юнатан.

— Это все совсем не то, что хлеб, — вздохнул Каспер.

— Что верно, то верно, — согласился Еспер.

—  Хлебушек — самая вкусная еда, — сказал Юнатан.

Они печально примолкли.

— Придется нам прогуляться в булочную, — сказал Каспер.

— Как, прямо сейчас? — спросил Еспер.

— Да нет, попозже, когда стемнеет.

А Томми притаился за окном и слышал весь их разговор. Но тут ему стало страшно слушать дальше, и еще ему стало страшно, что разбойники его заметят. Поэтому он пополз прочь от разбойничьего дома, взобрался на Понтиуса и быстро поскакал обратно в город.

Вернувшись домой, он рассказал своему папе все, что видел, и все, что слышал. Папа слушал его с интересом. Еще бы, ведь он был хозяин молочной лавки, и разбойники сколько раз приходили к нему воровать сливки и кефир, масло и сыр.

— Уж теперь-то мы их наконец поймаем!  — сказал он, потирая руки.

И он поспешил к булочнику. А булочник сходил за мясником. И они втроем долго судили и рядили, что им надо сделать, чтобы поймать разбойников.

— Давайте просто сядем спокойно в булочной и будем их поджидать, — предложил мясник. — А как придут — так мы их сразу поймаем, а как поймаем — так сразу отведем к Бастиану.

— Думаешь, мы управимся одни, без Бастиана?

— Управимся, — сказал мясник. — Нас же трое, и разбойников тоже трое. Как раз по одному разбойнику на брата. Чур, ты, молочник, ловишь самого большого, я ловлю среднего, а ты, булочник, ловишь самого маленького.

— Идет, — сказал булочник.

— Ладно, —  сказал молочник.

На том они и порешили, спрятались в булочной и стали дожидаться разбойников.

Глава четырнадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Разбойники приходят в город 


Трое разбойников ничего не знали о планах мясника, булочника и молочника. Они преспокойно сидели дома, мечтали о свежем хлебушке и никак не могли дождаться, когда же наконец станет темно.

— Надо бы льва покормить, пока мы не ушли, — сказал Еспер.

— Отдай ему сало, — распорядился Каспер.

Еспер пошел в соседнюю комнату. Лев отдыхал, развалившись на постели. Он чуточку рыкнул, но львы — они ведь постоянно рычат.

— А я тебе принес чего-то вкусного, — сказал Еспер и дал ему большой кусок сала.

Лев с удовольствием съел его, а потом запил ведром воды. Теперь он был сыт и в хорошем настроении, и поэтому он подошел к Есперу и положил голову ему на колени. А Еспер почесал ему за ухом, льву это очень нравилось.

— Ты у нас добрый лев, — шепнул ему Еспер.

— Муррр!  — сказал лев.

— Ты никому не позволишь прийти и схватить Еспера, своего лучшего друга, правда ведь?

— Муррр! — снова сказал лев.

— Конечно, я так и знал.

Еспер пощекотал льву подбородок и прислонил свою голову к львиной, а лев закрыл глаза и замурлыкал. А потом он зевнул несколько раз, и Еспер тоже зевнул несколько раз. И потом они оба незаметно задремали и уснули.



Между тем наступил вечер. На дворе стемнело, двое других разбойников начали беспокоиться, куда это Еспер запропастился.

— Я что-то давно уж его не вижу, — сказал Каспер.

— Он собирался пойти покормить льва, — вспомнил Юнатан.

— А вдруг льву показалось, что еды было маловато, и он…

— Ты хочешь сказать, что, может быть, лев…

— Ну да, вот именно. С этими львами никогда нельзя быть ни в чем уверенным.

— И правда, надо посмотреть, — сказал Юнатан. — Только ты уж первым иди, а то вдруг он еще не наелся.

Войдя в соседнюю комнату, они увидели, что лев и Еспер мирно лежат на одной кровати и спят.

— Нет, ты посмотри, какие они оба симпатяги, — умилился Юнатан.

Но Каспер принялся трясти Еспера, и тот поспешно вскочил с постели.

— Который теперь час? — спросил он.

— Час уже поздний, пора идти.

— А может, нам сегодня льва с собой взять? — предложил Еспер.

— Нет, — ответил Каспер,  — никаких львов!

— А ведь он нам может очень пригодиться, если кто-нибудь вздумает нас ловить!

— Никому же не известно, что мы придем именно сегодня ночью! — возразил Каспер.

Разбойники заперли дверь и отправились в путь, бодрые и веселые: ведь еще немножко — и они смогут всласть наесться и хлеба, и пирожных, и пряников.

В городе повсюду было тихо и темно, и трое разбойников прокрались по улице прямехонько к булочной.

— Теперь осторожно, чтобы булочника не разбудить, — предупредил Каспер.

— Идите на цыпочках, — сказал Юнатан.

А Еспер вынул связку ключей и хотел отпереть черный ход. Но когда он взялся за ручку, дверь вдруг сама отворилась.

— Ну и булочник, вот дурачок-то, забыл запереть свою лавку, — удивился Еспер.

— Здорово нам повезло, — обрадовался Каспер.

— Тогда чего же, пошли, и все тут, — сказал Юнатан.

В булочной было темно, но разбойники и так знали где что лежит — им ведь было не впервой. Каспер достал свой мешок и сунул в него несколько буханок черного хлеба, десяток булок, сдобы, кренделя и еще немало всякой всячины. Еспер ухватил большую плитку сливочного шоколада, а Юнатан набил себе рот пряниками.

Им еще много чего предстояло уложить в свои мешки, но тут внезапно зажегся свет. Дверь позади них громко хлопнула — и они увидели мясника, булочника и молочника. Разбойники ужасно струсили.

— Ну все, теперь вы попались, — сказал мясник.

— Фу-ты, какая досада, — огорчился Каспер.

— Я же говорил, надо взять с собой льва, — сказал Еспер.

А Юнатан ничего не сказал, потому что у него рот был набит пряниками.

— Сдадитесь добровольно или будем драться? — спросил молочник.

Разбойники постояли, подумали.

— Ну что, ребята, сдадимся? — спросил Каспер.

— А что делать-то, не драться же, — ответил Еспер.

— Если мне дадут еще три пряника, тогда, так и быть, сдамся добровольно, — сказал Юнатан.

И ему дали. Потом булочник достал толстую веревку и привязал разбойников одного к другому, чтобы они по дороге не убежали. А чтоб они не убежали все трое с веревкой, он привязал к ним мясника и молочника, одного с одной стороны, а другого с другой. Так они все, выстроившись в ряд, и пошли по городу к дому Бастиана: впереди гордо шагал булочник, а следом за ним пять человек, связанных вместе толстой веревкой.



Глава пятнадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Бастиан допрашивает разбойников 


Когда мясник, булочник и молочник с тремя разбойниками подошли к дому Бастиана, булочник постучал в дверь:

— Эй, Бастиан, открой нам, пожалуйста!

Сначала Бастиан никак не просыпался, но потом из дома послышался сонный голос:

— Кто это там в неурочный час?

— Это трое разбойников!  — ответил булочник.

— Кто-кто? — воскликнул Бастиан. — Что вам здесь надо? Воровать в моем доме строго воспрещается!

— Да нет, это я стучу, булочник. Мы тут поймали разбойников!

— Не может этого быть!

— А вот и может! Открой — сам увидишь!

Бастиан второпях натянул на себя какую-то одежду, сходил за своими ключами и отпер дверь.

— Вот они, разбойники! — сказал булочник.

— Да, но… но их здесь, кажется, целых пять?

— Нет, их только трое. Остальные двое — это же мясник и молочник.

— Ах да, конечно, теперь я и сам вижу. Добрый день, молочник, добрый день, мясник! Или, вернее, добрая ночь — день-то давно кончился. Пожалуйста, пожалуйста, входите все! Добро пожаловать в мой дом!

Бастиан сел за письменный стол, надел очки и раскрыл толстую тетрадь, на обложке которой было написано: «Допросы».

— Итак, значит, вы — трое разбойников, правильно? — спросил он.

— Да, — ответили трое разбойников.

— Сейчас мы это запишем. А как вас зовут?

— Каспер, — ответил Каспер.

— Еспер, — ответил Еспер.

— Юнатан, — ответил Юнатан.

— Ага, — сказал Бастиан и записал в толстую тетрадь их имена. — Ну-с, и что же вы натворили сегодня ночью?

Разбойники переглянулись.

— Говори ты, — сказал Юнатан Касперу.

И Каспер сказал:

— Мы… мы просто вышли воздухом подышать, а на дворе оказалось так холодно, у нас руки очень замерзли, и тогда мы подумали: наверное, булочник только что кончил печь хлеб, и в булочной сейчас тепло и уютно, ну, и тогда мы подумали, можно же нам зайти на минутку погреться…

— Что ж, это звучит вполне правдоподобно, — заметил Бастиан и записал слова Каспера в тетрадь.

— Звучит правдоподобно, но это неправда, — вмешался булочник. — Трое разбойников пришли в мою лавку вовсе не греться, а хлеб воровать. Этот верзила успел запихнуть в свой мешок несколько буханок черного хлеба, десяток булок и уйму разных сдоб и кренделей.

— Вот это уже нехорошо. Что ты на это скажешь? — спросил Бастиан у Каспера.

— Да я же их не нарочно взял, это просто несчастный случай. Понимаете, когда мы вошли, в булочной было темным-темно, хоть глаз выколи. А я шел с мешком в руке, и мешок был раскрыт. И я в потемках налетел на полку, а на полке лежали черные буханки, булки и всякие там сдобы — ну, они и свалились и случайно угодили прямо ко мне в мешок…

— Это… это, пожалуй, тоже звучит почти правдоподобно, — сказал Бастиан.

— Да, но это опять неправда! — воскликнул булочник. — Ведь черный хлеб и сдобы лежали на разных полках!

— Ах, на разных? Вот это уже хуже! — опечалился Бастиан. Он строго посмотрел на Каспера и спросил: — Тогда, выходит, вы все же залезли в булочную воровать хлеб?

— Выходит, что так, — признался Каспер.

— Постой, постой, это мне надо записать. Будь так добр, повтори, что ты сказал!

— Выходит-что-так, — медленно, с расстановкой повторил Каспер.

— А у этого толстяка рот был набит пряниками, когда мы их поймали, — сообщил мясник.

— Это правда?  — спросил Бастиан.

— Угу, — ответил Юнатан.

— Он у нас ужасно любит кардамонные пряники, — сказал Каспер.

«Любит кардамонные пряники», — записал Бастиан в свою тетрадь.

— Может, вы еще что-нибудь украли?

— Нет, — сказал Каспер, — больше ничего.

— А нет ли у вас чего-нибудь в карманах? — спросил молочник.

И разбойникам пришлось выворачивать карманы. У Каспера не нашли ничего. У Юнатана не нашли ничего. Зато у Еспера нашли большую плитку сливочного шоколада.

— Вот тебе раз, сливочный шоколад! — воскликнул Бастиан.

— Ну и что, подумаешь, я же не для себя, — обиженно сказал Еспер.

— А для кого же?

— Для льва!

— Как ты сказал? Сливочный шоколад для льва?

— Конечно, — ответил Еспер, — сливочный шоколад высшего сорта — это его любимое лакомство.

— Ну-ну. Конечно, очень хорошо с твоей стороны, что ты заботишься о животных, но не очень хорошо с твоей стороны, что ты воруешь шоколад, — нравоучительно сказал Бастиан.

— Я и сам знаю, — вздохнул Еспер. — Я собирался заплатить булочнику, когда он придет, но он пришел слишком быстро, и поэтому я не успел.

— Ну-ну, — сказал Бастиан. — Конечно, если б это было в первый раз, я бы вас, возможно, простил. Вся беда в том, что вы и раньше приходили к нам в город разбойничать, и за это мне придется, именем закона, вас арестовать. Сорок восемь дней вы будете теперь сидеть в тюрьме.

— Ой, как долго, — сказал Каспер.

— А там тепло?  — спросил Еспер.

— Тепло и хорошо, — заверил их Бастиан.

— Ну, тогда еще ладно! — сказал Каспер.

— А кормить нас будут? — спросил Юнатан.

— А как же, конечно, три раза в день.

— Ну, тогда еще ничего!  — сказал Юнатан.

И троих разбойников отвели в тюрьму, которая помещалась в том же доме, в котором жил Бастиан.

Глава шестнадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Три разбойника в тюрьме 


Вся тюрьма состояла из одной большой комнаты. Но она была чистая, светлая и уютная. Здесь никогда еще никто не сидел, а теперь вдруг появилось целых три арестанта. И у Бастиана сразу прибавилось хлопот. Прежде всего он раздобыл им кровати, мягкие и удобные, затем стол и три хороших стула. Теперь разбойникам было на чем спать и на чем сидеть. На следующий день он зашел спросить, хорошо ли им спалось.

— Спали мы великолепно! — сказал Еспер.

— Кровати у вас здесь превосходные! — сказал Каспер.

— И стулья отличные!  — сказал Юнатан.

— Вот и хорошо, — обрадовался Бастиан, ему было очень приятно это, слышать. — А теперь я схожу в лавку и куплю вам таз и мыло.

— Дорогой Бастиан, зря вы беспокоитесь! Это совершенно не нужно, честное слово! Нам здесь и так очень хорошо! — закричали разбойники, перебивая друг друга.

— Ничего, мне это не трудно, а помыться время от времени с мылом очень полезно, — сказал Бастиан и ушел.

У жены Бастиана тоже появилось много новых забот. Раньше она готовила еду только себе да мужу, а теперь надо было еще трех разбойников накормить и напоить, а с их аппетитом это было нелегко. Но жена Бастиана была очень милая и добрая женщина, такая же симпатичная, как и сам Бастиан. И она усердно хлопотала, возилась по хозяйству, прибиралась, готовила и при этом любила напевать такую песенку:


Я чищу, мою и скоблю,
Чтоб чистым был наш дом,
А Бастиан, мой добрый муж,
Печется о другом.
Следит он, чтоб спокойно спал
Наш город дорогой,
Но эти три разбойника
Нарушили покой.

И муж их всех арестовал,
Уж так пришлось ему.
До них никто не попадал
В домашнюю тюрьму.
Они весьма послушные  —
Ни ругани, ни драк.
Сказали: здесь им нравится  —
Всегда бы жить бы так!

Им вряд ли хочется домой.
И, если я права,
Не так уж плох из них любой,
Как кажется сперва.
Ах, до чего они грязны,
Черны они, как ночь.
Но мыло, щетка и вода
Сумеют им помочь.

В комнате у разбойников появились таз, мыло и вода, хоть они и считали, что это лишнее. А на стол жена Бастиана постелила скатерть и поставила вазу с цветами.

— Ах, до чего у нас чисто и уютно, — сказал как-то Еспер.

— И верно, — согласился Юнатан, — прямо как будто бы мы не разбойники, а настоящие люди. До того чисто и уютно, что я бы, кажется, и сам не прочь чуточку помыться и навести красоту.

— И со мной такая же история, — признался Каспер.

— А что, если нам и правда попробовать немножко, самую малость? — сказал Юнатан.

Он налил в таз воды, намылил мылом тряпочку и легонько потер себе кончик носа.

— Ну как, очень противно? — спросил Еспер.

— Да нет, ничего страшного, — сказал Юнатан и помыл себе серединки щек.

— Ну хватит, — сказал Каспер, — теперь моя очередь.

И он тоже принялся мыться. И так старался, что даже уши чуточку помыл и сразу почувствовал, что стал лучше слышать.

Но самым храбрым из всех оказался Еспер. Он настолько осмелел, что погрузил в таз всю голову, так что двое других испугались, как бы он не утонул. А он полоскался и плескался — только брызги летели в разные стороны.

— Ух, до чего здорово! — крикнул он и стал такой чистый, что Каспер с Юнатаном его не узнали.

И Бастиан тоже. Он зашел спросить, как им живется.

— Погодите, но… не может же быть, чтобы он был один из вас! — озадаченно сказал Бастиан.

— Очень даже может, — сказал Каспер, — потому что это наш Еспер.

— Он просто так долго мылся, что сам на себя стал не похож, — объяснил Юнатан.

И они все засмеялись.

— Живется нам здесь так, что любо-дорого, — сказал Каспер.

— Особенно приятно, что можно поговорить с другими людьми, — добавил Еспер. — Раньше мы только друг с дружкой разговаривали, а больше ни с кем, такая скучища.

— Что правда, то правда, — подтвердил Юнатан. — Но самое главное — уж очень вкусно нас тут кормят: то ли дело, когда женщина готовит.

— Все бы хорошо, — вздохнул Еспер, — одно меня мучает. Просто покою мне не дает. Мы-то, конечно, блаженствуем, а наш лев, бедняга, сидит в это время один и голодает.

— Да, это свинство по отношению ко льву, — огорчился Бастиан.

— Будьте так добры, — попросил Еспер, — арестуйте и его тоже!

— К сожалению, твоя просьба невыполнима. Лев — это не то животное, которое можно просто так взять и арестовать.

— Но он у нас очень смирный и послушный.

— Лев есть лев. И придется ему побыть одному, пока вы не вернетесь домой. Но я могу позволить Есперу ходить и кормить его каждый день, — сказал, Бастиан.

— Чем кормить-то, у меня же нет львиной еды!

— Эта беда поправима!

Бастиан ушел и через полчаса вернулся с целым мешком львиной еды. Там было и мясо, присланное мясником, и хлеб, подаренный булочником.

— А вот эта плитка сливочного шоколада высшего сорта — это льву лично от меня, — сказал Бастиан.

И Еспер был на время выпущен на свободу и отправился домой кормить льва. Целый день он пропадал, но под вечер возвратился в тюрьму.

— Лев сожрал почти все за один присест, — доложил он.

— Вот и прекрасно, — сказал Бастиан.

Глава семнадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Парикмахер Серенсен приходит в восторг 


После того как разбойники несколько раз помылись, они стали выглядеть совсем как нормальные люди. Вот только шевелюры и бороды у них чересчур разрослись. И однажды Бастиан послал за парикмахером Серенсеном, чтобы тот их подстриг и побрил. Парикмахер пришел с расческой и ножницами, с кисточкой и щеткой, да еще и кларнет с собой прихватил. Ведь парикмахер Серенсен умел не только стричь да брить да красоту наводить, он еще был участником кардамонского городского оркестра и каждую свободную минуточку играл и пел. Вот какая у него была любимая песенка:


Весь день стригу и брею,
И завиваю вас,
Но музыка и пение
Милее мне в сто раз.
Я в городском оркестре
Первейший человек.
Играть я на кларнете
Готов хоть целый век.
(Соло на кларнете.) 
Ко мне приходит Тобиас
С огромной бородой.
Я мою эту бороду
Горячею водой.
Покуда сохнет борода,
Присяду отдохнуть,
Кларнет достану и ему
Сыграю что-нибудь.
(Соло на кларнете.) 
Я ничего так не люблю,
Как музыку свою.
И если брею и стригу,
То песенку пою.
Все хорошо, порезов нет,
Царапин тоже нет,
А почему? А потому,
Что я люблю кларнет.
(Соло на кларнете.) 

Парикмахеру пришлось немало потрудиться с волосами разбойников, потому что они у них были не просто лохматые, но спутанные и свалявшиеся, почти что как войлок. И чтобы привести их в порядок, он долго и старательно их мыл, распутывал и расчесывал.

— Ой! — вскрикивал Юнатан всякий раз, как мыло попадало в глаза.

А Каспер — так тот даже разобиделся и разворчался.

— Мытье головы — это чушь и вздор!  — недовольно бурчал он.

Но парикмахер Серенсен не очень-то обращал внимание на их крики и слова. Кто-кто, а уж он знал, какой должен быть вид у нормальных людей. И как ни крути, а без мытья головы все равно не обойтись. Зато когда он подстриг всех троих и побрызгал им волосы одеколоном, то тут даже Каспер улыбнулся и сказал:

— Эта вода у тебя в бутылке и впрямь приятная и ароматная.







020/09/28/598609/i_127png.jpg">

А когда парикмахер после этого расчесал им волосы гребешком и щеткой и уложил их красивыми волнами, они ужасно возгордились и никак не могли наглядеться на себя в зеркало.

— Ну кто бы поверил, что вот это Каспер, — сказал Каспер.

— А кто бы мог поверить, что вот это Еспер, — сказал Еспер.

— И никто бы не поверил, что вот это Юнатан, — сказал Юнатан.

Окончив свой нелегкий труд, парикмахер захотел немножко отдохнуть и начал играть на кларнете, а трое разбойников сидели и слушали.

— А ты, оказывается, тоже хорошо играешь, — сказал Каспер.

— Как, разве тут еще кто-нибудь умеет хорошо играть? — удивился парикмахер Серенсен.

— Мы все трое умеем, — ответил Каспер.

Тут парикмахер совсем изумился:

— Это вы-то умеете играть?

— Конечно, умеем. Мы же были бродячими музыкантами, пока не ушли в разбойники.

Парикмахер протянул Касперу кларнет:

— А ну-ка сыграй, тогда я поверю!

— На этой штуковине я не играю, — сказал Каспер. — Мой инструмент — фагот, вот! Кларнет — не для меня, нет!

— А Еспер играет на флейте, — вмешался Юнатан. — А я умею бить в тарелки и в барабан и во все остальное, во что можно бить.

— Тогда вы целый оркестр составить можете!

— Ничего мы не можем, потому что у нас больше нет инструментов, — с досадой сказал Каспер.

— Мы их давно продали, — вздохнул Еспер.

— И очень глупо сделали,  — добавил Юнатан.

Но парикмахер Серенсен никак не мог успокоиться, да и любопытство его разбирало.

— А вы не разучились играть? Если я вам добуду инструменты, у вас еще что-нибудь получится?

— Думаю, что получится, — ответил за всех Каспер.

— Тогда я попробую, — сказал парикмахер и отправился в город добывать инструменты.

Не успел парикмахер Серенсен уйти, как жена Бастиана принесла разбойникам обед. И как же она удивилась, увидев, что волосы у них расчесаны на пробор и уложены волнами.

— Ой, батюшки, какие вы стали красивые! — воскликнула она.

— Да, мы стали совсем недурны собою, — хвастливо заметил Каспер.

— Вот и пойте теперь свою песенку: «Ах, до чего они грязны, черны они, как ночь!» А мы вон какие чистые, причесанные и побритые, — с гордым видом сказал Юнатан.

Парикмахер Серенсен скоро возвратился и принес с собой барабан и тарелки, флейту и фагот.

— Вот вам, пожалуйста, играйте на здоровье, — сказал он, хотя в глубине души все еще немножко сомневался, что разбойники умеют играть.

Но сомнения были напрасны. Каспер так обрадовался, когда получил фагот, что стал ласково гладить его, будто старого друга встретил. И сразу же попробовал взять несколько тонов.

— У меня был точь-в-точь такой же фагот, когда мы были бродячими музыкантами, — сказал он.

А Еспер вертел в руках флейту, даже внутрь заглядывал и улыбался.

— Ни дать ни взять — моя старая флейта, ну просто копия, — сказал он и сыграл на пробу несколько трелей.

— Вы и правда умеете! Теперь я слышу! — радостно воскликнул парикмахер.

— А то как же, конечно, умеем, — сказал Каспер. — Вот сейчас Юнатан разберется с тарелками да барабаном, и мы сыграем настоящий, всамделишный «Марш бродячих музыкантов». Это я, Каспер, сочинил когда-то этот марш!

— Ну все, если хотите, можем начинать, — бодро сказал Юнатан, постучав в тарелки и барабан.

— Приготовились — начали! — скомандовал Каспер.

И они заиграли «Марш Каспера», и парикмахер Серенсен пришел в такой восторг, что не мог устоять на месте. Всякий раз, как Юнатан ударял в свои тарелки, парикмахер высоко подпрыгивал и громко кричал:

— Браво! Браво! Брависсимо!

Бастиан тоже прибежал на звуки красивой музыки.

— Теперь у нас в тюрьме будет свой оркестр!  — обрадовался он.

А парикмахер попросил разбойников:

— Пожалуйста, научите меня играть этот марш, а я научу молочника, портного и барабанщика. И тогда кардамонский городской оркестр исполнит его в будущем году на Празднике Лета и Солнца!

— Мы еще одну красивую вещь знаем, — похвастался Каспер. — Не марш, а вальс. И если парикмахеру хочется поплясать —  ну, вроде того, как он только что делал, — так это как раз подходящая музыка. Вот послушайте!

И парикмахер от восторга запрыгал еще выше и потребовал, чтобы они тотчас, без промедления, научили его играть этот вальс.

— Мы с удовольствием тебя научим, — сказал Каспер, — для хорошего человека ничего не жалко.

— Но только придется отложить это до завтра, — сказал Еспер, — потому что теперь я вынужден уйти.

— Что, Есперу надо уходить? — с сожалением спросил парикмахер у Бастиана.

— Да, — ответил Бастиан,  — ему надо пойти покормить льва. Он уже и так опаздывает.

Глава восемнадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Лев чересчур прожорлив


Еспера выпустили из тюрьмы, и он отправился к себе в разбойничий дом с мешком, наполненным львиной едой. Идти было далеко, а вышел он на этот раз поздновато. И когда он приблизился к дому, то услышал, что лев недовольно рычит.

Вообще-то льву грех было рычать, потому что жилось ему так, что любой другой лев мог только позавидовать. Дверь из его комнаты вела в садик, огороженный каменной стеной, и он мог выходить гулять, когда ему заблагорассудится. А если погода портилась, он мог в любой момент вернуться домой и улечься на кровать. Но он все-таки рычал, потому что заждался Еспера.

Когда Еспер отпер дверь и вошел в дом со своим мешком, лев едва не свалил его с ног от радости. Он вспрыгнул передними лапами ему на плечи и лизнул прямо в лицо, будто это был не Еспер, а плитка сливочного шоколада.

— Ну-ну, левушка, ты все-таки полегче. Дай-ка мне сначала еду из мешка вытащить.

Еспер достал мясо, сосиски, и бифштексы, а потом сходил, принес ведро воды. На десерт лев получил плитку сливочного шоколада, присланную самим Бастианом. Вид у льва стал довольный и веселый, а Еспер вдобавок почесал ему за ухом, потому что зверю это очень нравилось.

— Понимаешь, левушка, по правде сказать, очень жаль, что тебя не арестовали вместе с нами. Но тут уж ничего не поделаешь. Придется тебе побыть тут пока одному, мы ведь скоро вернемся домой. А теперь мне пора обратно, в тюрьму, а то Бастиан на меня обидится. Ну, пока, всего хорошего! И смотри, веди себя как следует!

С этими словами Еспер запер дверь и отправился в обратный путь.

Парикмахер Серенсен каждый день заглядывал в тюрьму, поболтать о разных разностях да поучиться у разбойников играть марш и вальс. А сам он тоже научил их играть те вещи, которые умел. С утра до ночи они что-нибудь разучивали и наигрывали.

Бастиану и его жене это доставляло большое удовольствие. Ведь теперь у них в доме как будто каждый день был праздник.

Но зато кое-что другое доставляло Бастиану много хлопот. Ему все труднее становилось добывать пропитание для льва. Дело в том, что лев был невероятно прожорлив, и неудивительно, что мяснику приходилось постепенно уменьшать ежедневные порции мяса.

И вот однажды Бастиан сказал Касперу, Есперу и Юнатану:

— К сожалению, мясник больше не может бесплатно снабжать нас мясом для льва.

— Это очень печально, — сказал Еспер.

— Да, — согласился Баастиан, — надо нам придумать какой-нибудь новый способ добывать львиную еду.

—  А может, нам взять да что-нибудь украсть? — по привычке предложил Юнатан, совершенно забывшись.

Но Бастиан на него рассердился.

— Ни о каком воровстве не может быть и речи! —  воскликнул он. — Это строго воспрещается!

— Ах да, и верно ведь, — спохватился Юнатан.

— А может, нам походить по улицам и дворам, поиграть и заработать немножко денег? — предложил Каспер.

И тут Бастиану пришила в голову прекрасная идея.

— Я знаю, что мы сделаем! — радостно воскликнул он. — Вы дадите концерт ша городской площади, а люди вам заплатят за музыку — вот и будут деньги на львиную еду!

— Блестящая мысль!  — поддержал его парикмахер Серенсен.

— Но как же нам это организовать? — спросил Каспер.

— Это я беру на себя, — сказал Бастиан. — А ваше дело — играть!

— Думаете, нам и правда заплатят за то, что мы будем играть?  — недоверчиво спросил Юнатан.

— В этом нет никакого сомнения! — И Бастиан пошел в город, готовить все для концерта.

На следующий день та городской площади был вывешен красочный плакат. На нем крупными буквами было написано:


КОНЦЕРТ В ПОЛЬЗУ ГОЛОДАЮЩЕГО ЛЬВА СОСТОИТСЯ

НА ГОРОДСКОЙ ПЛОЩАДИ СЕГОДНЯ В 6 ЧАСОВ ВЕЧЕРА.

ОРКЕСТР ЗАКЛЮЧЕННЫХ ГОРОДА КАРДАМОНА ИСПОЛНИТ:


1. МАРШ КАСПЕРА.

2. МАРШ БРОДЯЧИХ МУЗЫКАНТОВ.

3. ЮБИЛЕЙНЫЙ МАРШ В ЧЕСТЬ ТОБИАСА.

НЕ УПУСКАЙТЕ РЕДКУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ!

КОНЦЕРТ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ПРИХОДИТЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО!

И весь день люди шли мимо, останавливались и изучали плакат. А когда пробило 6 часов вечера, вся площадь заполнилась народом. Тут были и взрослые и дети, старый Тобиас и тетушка София, школьный учитель и Томми, Рем и маленькая Камомилла, и многие, многие другие. Парикмахер Серенсен был за кассира и насобирал кучу денег. А Бастиан был за конферансье. Он выступил вперед и сказал:

— Добро пожаловать на наш замечательный концерт! Нам очень приятно, что пришло так много народу, это значит, что будет много денег льву на пропитание. Вот перед вами наш оркестр. Каспер играет на фаготе, Еспер играет на флейте, а Юнатан — на барабане и прочем тому подобном. Первым номером будет исполнен «Марш Каспера».



Оркестр сыграл сначала марш, потом вальс и под конец еще один марш, которому разбойников научил парикмахер Серенсен. После каждого номера публика била в ладоши изо всех сил, а по окончании все говорили, что концерт был великолепный. Бастиан пересчитал собранные деньги — их оказалось довольно много. Теперь лев надолго был обеспечен едой.

Глава девятнадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Пожар в башне у старого Тобиаса 


Раньше Тобиас жил у себя в башне в полном одиночестве. А теперь он никогда не чувствовал себя одиноким. У него же был щенок, подаренный ему Ремом, да еще попугай подаренный всеми жителями Кардамона на его семидесятипятилетие. А попугай был настоящий болтушка. Он говорил и говорил без умолку. Когда же ему надоедало говорить, он запевал песенку о самом себе.

Да, это был удивительный попугай, и Тобиас с каждым днем любил его все сильнее. И щеночка тоже. И жилось им втроем хорошо и весело.

Но вот однажды случилось ужасное несчастье. Тобиас пошел в лавку за ветчиной, а попугай со щенком остались дома одни. И в это время в башне начался пожар — загорелись входная дверь и нижняя часть лестницы. Кто-то крикнул:

— Пожар!

И со всех сторон народ стал сбегаться на помощь. И Бастиан прибежал, и Силиус, и парикмахер Серенсен, и другие жители города. А Тобиас как раз возвращался из мясной лавки. Когда он увидел, что у него в башне пожар, он пришел в отчаяние и крикнул собравшимся людям:

— Кто из вас может спасти моего щеночка и моего попугая? Они остались в башне наверху!

Многие хотели ему помочь и многие пытались. Но, увы, никто не сумел подняться наверх, потому что вся лестница была охвачена огнем. Пожар разгорался все сильнее. И слышно было, как несчастный щенок тявкает и жалобно скулит.

И тут Бастиан вспомнил о Каспере, Еспере и Юнатане. Ведь они же разбойники и наверняка умеют ловко карабкаться по стенам. Он бросился в тюрьму, отпер дверь и крикнул разбойникам:

— Скорей, скорей, бегите со всех ног! У Тобиаса в башне пожар, и срочно нужна ваша помощь!

Разбойники припустились, Бастиан за ними следом.

— Постарайтесь спасти щенка и попугая, они остались в башне наверху!  — крикнул Бастиан.

— Сделаем все, что сможем!  — ответил Каспер.

Добежав до башни, разбойники начали карабкаться по наружной стене наверх.

— Эй вы, внизу, принесите нам длинную веревку! — крикнул Каспер, взбираясь все выше.



Булочник сбегал домой за той веревкой, которой он связывал пойманных разбойников.

 — Вот вам прочная веревка!

И Юнатан спустился немножко вниз по стене, чтобы поймать конец веревки, а потом опять полез вверх.

— Вот увидите, они не подведут! — воскликнул Бастиан.

А Каспер помахал им сверху рукой:

— Можете на нас положиться!

Он полез еще выше, а люди внизу затаив дыхание следили за действиями разбойников. И вот Каспер добрался до балкона, перелез через перила и исчез в башне! И весь народ захлопал в ладоши от радости и закричал «ура» Касперу. А тем временем Еспер и Юнатан тоже докарабкались до балкона и вошли внутрь башни. И тогда им тоже закричали «ура».

Все стояли и с нетерпением ждали, что же будет дальше. И вот наконец из двери показался Каспер, который нес клетку с попугаем, за ним появился Еспер со щенком, а там и Юнатан вышел на балкон: в одной руке подзорная труба, а в другой — ящик для хранения хлеба. Народ внизу ликовал, все хлопали и кричали «ура», а старый Тобиас от восторга щипал себя за бороду.

— Эй, принимайте! — крикнул Каспер и спустил клетку на веревке вниз.

Попугай, обычно такой разговорчивый, за всю дорогу от страха не вымолвил ни слова.

Тобиас схватил клетку, и разбойники опять вытянули веревку наверх. Там они привязали к ней подзорную трубу и ящик с хлебом, и их тоже спустили вниз. А щеночка оставили напоследок, потому что привязать его оказалось не так-то просто.

— Осторожно, — сказал Юнатан, — как бы он не выскользнул из веревки да не упал на землю!

— Что же нам делать? — заволновался Каспер.

— Обвяжите-ка лучше веревкой меня, — предложил Еспер.

Так они и сделали: спустили на веревке Еспера, а щеночка он держал в руках. Оба они благополучно приземлились, и Еспер вручил щенка Тобиасу.

— Вот вам, пожалуйста, ваша собачка, — сказал он.

А Тобиас крепко пожал ему руку и сказал:

— Вы все трое будете всегда моими лучшими друзьями!

Теперь, когда разбойники спасли щенка и попугая, да еще подзорную трубу и ящик с хлебом в придачу, Бастиан крикнул Касперу и Юнатану, которые все еще оставались на башне:

— Эй вы, наверху! Можете теперь спускаться вниз, да побыстрее, а то еще сгорите!

— Нам пока что некогда! — крикнул ему Каспер. — Надо сначала пожар потушить! Несите нам ведра с водой!

И все стали носить ведра с водой и привязывать их к веревке. Юнатан поднимал их наверх, а Каспер бежал с ними в башню и заливал водою огонь на лестнице. Юнатан поднимал ведра, а Каспер заливал огонь, Юнатан поднимал, а Каспер заливал…

Сначала дым повалил сильнее, потом его стало меньше, огонь присмирел, и за каких-нибудь полчаса пожар был полностью потушен. Только тогда Каспер и Юнатан спустились с башни.

Все люди были восхищены тем, как разбойники ловко справились с пожаром.

— Трижды троекратное «ура» в честь трех разбойников! — крикнул парикмахер Серенсен.

А старый Тобиас сказал Касперу:

— Я в жизни не видывал таких искусных пожарников, как ты!

— Да, кстати, — заметил Бастиан, — куда ж это годится, что у нас в Кардамоне до сих пор нет собственного пожарника. Не мешало бы нам его завести.

Когда люди это услышали, они закричали все как один:

— Хотим, чтобы Каспер был у нас пожарником, хотим, чтобы Каспер был пожарником!

— Дельное предложение, я — «за»!  — тотчас согласился Бастиан. — А ты как на это смотришь? — спросил он Каспера.

— Мне-то всегда этого хотелось, — признался Каспер.

— Тогда все в порядке, назначаю тебя главным пожарником города Кардамона!

— А нам, наверное, надо идти обратно в тюрьму? — спросили Еспер и Юнатан.

— Вы можете идти, куда вам вздумается,  — ответил Бастиан, — потому что теперь вы больше не арестанты, а свободные люди!

— Совсем свободные? — не поверил Юнатан.

— Совершенно свободные!

— И можем пойти прогуляться по улице, в точности как обычные горожане? — спросил Еспер.

— В точности как обычные горожане!

— Вот странно-то будет! — сказал Еспер.

— И на трамвае можем покататься? — спросил Юнатан.

— И на трамвае можете кататься, сколько вам угодно, — ответил Бастиан, — хотя бы весь день.

— Вот весело-то будет! — сказал Юнатан.

Каспер, Еспер и Юнатан забежали ненадолго к себе в тюрьму, помылись и почистились после пожара, а потом вышли и стали втроем прогуливаться по улице. И все, кого они встречали, дружелюбно раскланивались с ними. А они тоже вежливо кланялись и отвечали на приветствия.

— До чего же странно! — сказал Каспер.

— Да, вот что значит быть нормальным человеком, — сказал Юнатан.

Когда они подошли к трамвайной остановке, трамвай как раз трогался. Но вагоновожатый его остановил, а кондуктор им сказал:

— Добрый день, не желаете ли прокатиться?

— Спасибо, с удовольствием, — ответили они в один голос. — Это было бы, право же, очень приятно.

Трое друзей вошли в трамвай, и вид у них был довольный и гордый.

— Ну вот, — сказал Каспер, — мы сели, можно ехать.

Кондуктор позвонил в звонок, и трамвай поехал.

Глава двадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Пожарник, пекарь и директор цирка 


Когда Каспер, Еспер и Юнатан вдоволь накатались на трамвае, они стали прогуливаться по городской площади и увидели булочника. Он стоял возле своей лавки и оглядывался по сторонам, будто кого искал.

— Здравствуйте, — приветливо сказал он, — извините за беспокойство, но нет ли у кого-нибудь из вас желания поступить ко мне в пекари? Люди так много за день съедают, а я один не успеваю напечь столько, чтобы хватило на всех.

— Это, пожалуй, подошло бы Юнатану, — сказал Каспер, — он ведь больше всего на свете любит пряники и пирожные.

Юнатан так и подскочил от радости.

— Неужели я, Юнатан, могу стать пекарем? — спросил он.

— Если только пожелаешь, — ответил булочник.

— Да я всю жизнь об этом мечтал!  — воскликнул Юнатан.

— Ты будешь получать хорошее жалованье, а пряников можешь есть, сколько душе угодно.

— Дорогой булочник! А можно, я начну прямо сейчас?

— Хоть сию минуту!

— Вот только сбегаю, расскажу Бастиану, ему это наверняка понравится, — сказал Юнатан.

— Ладно, — сказал булочник, — передай ему от меня привет!

И трое друзей отправились к Бастиану, рассказать, что произошло.

— Вот это новость так новость! — обрадовался Бастиан.

— А когда у вас, Бастиан, или у вашей жены будет день рождения, — сказал Юнатан, — на столе в вашем доме всегда будет стоять большой красивый торт, присланный в подарок пекарем Юнатаном. Уж в этом можете не сомневаться!

— Ну вот, Каспер стал пожарником, Юнатан стал пекарем, а со мной что же будет?  — грустно спросил Еспер.

— А кем бы тебе хотелось стать?

Еспер помялся и смущенно сказал:

— Нет, я уж лучше промолчу.

— Ну что ты боишься, скажи! — подбодрил его Бастиан. — Глядишь, и твое желание удастся исполнить.

— Да нет, не могу, я стесняюсь.

— Ладно тебе, говори, что ли, —  сказал ему Каспер.

И Еспер наконец решился:

— Мне всегда очень хотелось стать директором цирка.

— Директором цирка? Но это же отлично! Ведь действительно жаль, что такой город, как наш Кардамон, не имеет собственного цирка!

— По-моему, тоже очень жаль, — сказал Каспер, желая поддержать товарища.

— Лев у меня уже есть, — продолжал Еспер. — Он умный и добрый зверь и вполне годится для цирка.

— А мы по вечерам можем приходить тебе помогать — будем цирковыми музыкантами, — сказал Каспер. — «Марш Каспера» прекрасно сойдет за цирковой марш.

— Решено! У нас в Кардамоне будет свой цирк! — воскликнул Бастиан.

А слово Бастиана было твердым, как скала.

Как видишь, все кончилось хорошо и для города Кардамона, и для трех разбойников. В городе был теперь собственный пожарник в красивой форме и собственный цирк со львом и музыкантами. А с тех пор как у булочника появился новый пекарь, в городе стало вдосталь и хлеба, и пряников, и пирожных.

В скором времени Каспер женился. А на ком — не скажу, сам догадайся. На одной строгой особе, которая во всем любила порядок.

И жизнь в Кардамоне текла, как обычно. Мясник продавал свои бифштексы и сосиски, молочник торговал маслом и сыром, парикмахер Серенсен стриг и брил и, кроме того, играл на кларнете. А старый Тобиас сидел наверху в своей башне и следил за погодой. И все жили хорошо: и Томми с осликом Понтиусом, и Рем с собачкой Бубби, и Камомилла, и тетушка София. И Бастиан, конечно, тоже. И ночью все теперь могли спать спокойно, потому что никаких разбойников больше не было.



Туве Янссон

МУМИ ТРОЛЛЬ И КОМЕТА

ШЛЯПА ВОЛШЕБНИКА

ВОЛШЕБНАЯ ЗИМА

повести-сказки

 Сделать закладку на этом месте книги


МУМИ-ТРОЛЛЬ И КОМЕТА

 Сделать закладку на этом месте книги


Глава первая

 Сделать закладку на этом месте книги


В то самое утро, когда папа Муми-тролля закончил мост через речку, малютка Снифф сделал необычайное открытие: он обнаружил Таинственный путь!

Путь этот уходил в лес в одном тенистом местечке, и Снифф долго стоял там, вглядываясь в зеленый полумрак.

«Об этом надо поговорить с Муми-троллем, — сказал он себе. — Надо вместе исследовать этот путь, одному боязно».

Он достал перочинный ножик, вырезал на стволе сосны секретную завитушку, чтобы легче было отыскать это место, и с гордостью подумал: «То-то Муми-тролль удивится!» А потом со всех ног пустился домой.

Вот уж несколько недель они жили в этой долине, где нашли свой дом после прошлой катастрофы. Вы, наверно, ее помните?

Это была чудесная долина, полная цветущих деревьев. С гор текла узкая прозрачная речка. Она обвивалась вокруг голубого домика Муми-тролля и убегала в другие места, где жили другие тролли и всякие сниффы.

«Удивительная штука эти реки и дороги, — размышлял Снифф. — Глядишь, как они стремятся мимо тебя, и на сердце становится так тревожно, так смутно. Неодолимо тянет в чужие края, тянет отправиться вслед — посмотреть, где же это они кончаются…»

Когда Снифф вернулся домой, Муми-тролль как раз устраивал качели.



— Новый путь? — переспросил он. — Вот здорово! Отправляемся сию минуту. А что он, этот путь, — опасный на вид?

— Страшно опасный!  — гордо заявил Снифф. — И я нашел его совсем один, понимаешь?

— Надо взять с собой провианту, — сказал Муми-тролль. — Кто знает, сколько мы пробудем в пути, может, очень долго.

Он подошел к яблоне и стал шарить в траве под нею, но утренний урожай паданцев был еще невелик. Тогда он тихонечко потряс яблоню, и на него дождем посыпались желтые и красные яблоки.

— Провиант понесешь ты! — сказал Снифф. — У меня другие обязанности, ведь я теперь проводник!

Он был очень взволнован, даже нос у него чуточку побелел.

Вверху на склоне горы они обернулись и посмотрели в долину. Дом Муми-тролля казался маленькой точкой, а река — узкой зеленой лентой. Качелей с такой высоты вовсе не было видно.

— Так далеко мы еще ни разу не забирались, —  торжественно произнес Муми-тролль.

Снифф зашел немножко в лес и принялся отыскивать свой путь. Он скреб лапами землю, он принюхивался и тянул носом воздух, он определял положение солнца и направление ветра и вообще вел себя, как заправский следопыт.

— Вот твоя метка, — сказал Муми-тролль и показал на завитушку на стволе сосны.

— Нет, вот эта! — закричал Снифф и показал на завитушку на стволе ели.

И тут оба разом увидели третью завитушку — на рябине, только эта завитушка была страшно высоко, чуть ли не на метр от земли.

— Да, пожалуй, что эта,  — сказал Снифф и гордо выпрямился. — Вот не знал, что я такой высокий!

— Смотри-ка!  — прошептал Муми-тролль. — Да тут повсюду секретные метки! А некоторые так даже на высоте сто метров, не меньше. Знаешь, что я думаю? Ты напал на путь, которым ходят привидения, и теперь они хотят сбить нас с толку. Как по-твоему?

Снифф не ответил, только усы его задрожали.

И тут раздался смех привидений.

Он раздался прямо над их головой и был очень противный.

В ту же минуту сверху слетела большая синяя слива и чуть не угодила Муми-троллю в глаз. Снифф закричал дурным голосом, а Муми-тролль страшно рассердился и стал искать взглядом врага. И тут он увидел Мартышку.

 Маленькая, черная и очень ловкая, она сидела на ветке, сжавшись в комок. Мордочка у нее была круглая и намного светлее всего остального — совсем как у Сниффа, когда он второпях размоет грязь вокруг носа, — а смех в десять раз больше ее самой.



— Прекрати этот глупый смех! — строго прикрикнул Муми-тролль, увидев, что противник меньше его. — Это наша долина! Можешь смеяться где-нибудь еще!

— Безобразие или безрассудство,  — пробормотал Снифф, устыдившись, что он так ужасно испугался.

— Ага, сдрейфил! — сказала Мартышка. Она свесилась на хвосте вниз головой, швырнула в них еще несколько слив и бросилась в лес.

— Тикает! — завопил Снифф. — Жми за ней!

И они побежали прямо через заросли и кустарник. Шишки, цветы и листья вихрем проносились по сторонам, а всяческая мелюзга так и прыскала по норам у них из-под ног.



А Мартышка знай себе скакала с дерева на дерево. Вот уж целую неделю ей не приходилось так веселиться!

— Собственно говоря, мало чести гнаться за такой ничтожной маленькой обезьяной, — сказал Снифф, начиная уставать. — Давай притворимся, будто она вообще для нас не существует!

И они сели под деревом и сделали вид, будто задумались над чем-то очень важным.

А Мартышка с таким же важным видом уселась на ветку, не переставая потешаться.

 — Не смотри на нее, — шепнул Муми-тролль. — А то еще заважничает. — А вслух он сказал: — Здесь неплохое местечко!

— Похоже на дорогу, — сказал Снифф.

— Похоже на дорогу, — повторил Муми-тролль.

И вдруг оба как подскочут да как крикнут:

— Так ведь это и есть наш Таинственный путь!

Тут и вправду было очень таинственно. Над головой у них сплошным сводом переплетались ветви деревьев, а впереди виднелась дорожка, уходившая в узкий зеленый туннель.

— Побольше серьезности и деловитости, — важно сказал Снифф, вдруг вспомнив, что он проводник. — Я буду искать боковые тропинки, а ты стукни три раза, если заметишь что-нибудь опасное.

— Во что стукнуть?  — спросил Муми-тролль.

— Во что угодно, — ответил Снифф. — Не задавай глупых вопросов. Кстати, где у тебя провиант? Так я и знал — ты его потерял. Обо всем приходится думать самому.

Муми-тролль недовольно наморщил нос, но промолчал.

Они потихоньку двинулись вперед, в зеленый туннель. Снифф искал боковые тропинки. Муми-тролль высматривал опасности, а Мартышка скакала перед ними с ветки на ветку.

Путь извивался, делался все уже и уже и наконец затерялся во мху, так что и не стало больше никакого пути.

— Неужто он тут кончается? — озадаченно проговорил Муми-тролль. — Должен же он куда-нибудь привести!

Они стояли на месте, разочарованно переглядываясь, как вдруг услышали за стеной деревьев слабый шум. В нос им пахнул влажный ветер, и запах у него был очень приятный.

— Там вода, — сказал Муми-тролль, принюхиваясь.

Он сделал шаг в ту сторону, откуда дул морской ветер, сделал другой и наконец побежал, потому что больше всего на свете Муми-тролли любят купаться!

— Погоди! — закричал Снифф. — Не оставляй меня одного!

Но Муми-тролль остановился лишь тогда, когда добежал до самой воды. Он сел на песок и стал смотреть на волны. Одна за другой они накатывали на берег, и у каждой был гребень из белой пены.

Немного погодя с опушки примчался Снифф и уселся рядом.

— Тут холодно, — ска


убрать рекламу






зал он. — Помнишь, мы катались на парусной лодке с хатифнаттами и попали в ужасный шторм? Как плохо мне тогда было!

 — То было в совсем другой истории,  — сказал Муми-тролль. — А в этой я хочу купаться!

И он шагнул прямо в волны прибоя. (Муми-тролли, видите ли, так практично устроены, что почти совсем не нуждаются в одежде.)

Мартышка спустилась с дерева и следила за ними.

— Стой! — закричала она. — Вода мокрая и холодная!

— Ага! — сказал Снифф. — Мы начинаем производить впечатление.

— Ты умеешь нырять с открытыми глазами? — спросил Муми-тролль.

— Умею, но не люблю, — ответил Снифф.  — Кто знает, что может встретиться под водой? Хочешь нырять — ныряй на свою голову!

— А, ерунда!  — отмахнулся Муми-тролль и нырнул в большую волну, всю высвеченную солнцем.

Сперва он не видел ничего, кроме зеленых пузырей света, но когда опустился поглубже, разглядел леса водорослей, колыхавшихся над песчаным дном. Песок был белый и чуточку волнистый, его украшали ракушки, розовые изнутри и белые снаружи. Чуть подальше от берега зеленоватый полумрак еще больше сгущался, а еще подальше открывался черный провал, уходящий прямо в бездну.



Муми-тролль повернулся, выскочил на волну и на ее гребне возвратился обратно. Снифф и Мартышка сидели рядышком на песке и голосили:

— Спасите! Помогите!

— Мы уж думали, ты утонул, — сказал Снифф. — Или что тебя съела акула.

— А, ерунда! — сказал Муми-тролль. — Я в море как дома. Между прочим, под водой у меня явилась идея. Не знаю только, стоит ли посвящать в наши дела посторонних.

И он многозначительно взглянул на Мартышку.

— Вали отсюда, — сказал Снифф. — У нас секреты.

— А я люблю секреты!  — крикнула Мартышка. — Обещаю, клянусь вам держать язык за зубами!

— Возьмем с нее клятву? — спросил Муми-тролль.

— Ладно, — сказал Снифф. — Только это должна быть очень страшная клятва!

— Повторяй за мной, — сказал Муми-тролль и медленно проговорил: — Пусть меня поглотит бездна, пусть грифы расклюют мои высохшие кости, пусть я никогда больше не попробую мороженого, если нарушу эту великую тайну!!! Ну?

Мартышка повторила клятву, только очень небрежно и совсем не в том порядке. У нее была очень плохая память.

— Ладно, сойдет, — сказал Муми-тролль. — Теперь слушайте. Я задумал стать искателем жемчуга, и весь свой жемчуг я зарою в ящике тут на берегу.

— А кем станем мы?  — спросил Снифф.

— А вы можете стать теми, кто раздобывает ящики для искателей жемчуга, — ответил Муми-тролль.

— Так я и знал, — мрачно сказал Снифф. — Всегда мне достается самое трудное. А все приятное достается тебе.

— Но ведь ты только что был проводником, да и нырять ты разве умеешь! — беспечно ответил Муми-тролль и снова шагнул в воду.

Снифф постоял-постоял, похлопал ушами и побрел вдоль берега у самой воды. Мартышка ловила крабов — маленьких желтых крабов с глазами на стебельках.



— Слушай! Ты должна найти ящик! — сказал Снифф.

— Какой ящик? Чей? — спросила Мартышка.

Она уже совсем забыла про секрет.

Снифф вздохнул и пошел к длинному мысу, выступавшему далеко в море. Одна за другой возвышались здесь крутобокие скалы, скользкие, черные и неприветливые. Местами они спускались прямо в море, так что оставался лишь узкий мокрый каменный уступ, пройти по которому мог разве что канатоходец. Снифф остановился и испуганно прижал уши.

— Трусишь? — спросила Мартышка.

— Кто? Я? Вот еще! — ответил Снифф. — Мне только кажется, что вид будет красивее, если зайти с другой стороны.

Мартышка презрительно фыркнула и, задрав хвост, проскочила мимо. Снифф только и увидел, как ее гордо поднятый хвост промелькнул среди пенистых бурунов и исчез за выступом скалы. Тотчас вслед за тем Снифф услышал радостный вопль.

— Грот! Мировецкий грот с крабами!

Снифф не двинулся с места и только жалобно заскулил. Всю жизнь он мечтал о взаправдашнем гроте. И вот грот совсем рядом, там, за этими опасными скользкими скалами…

Он сделал несколько шагов, и сердце застучало у него в груди. «Покровитель всех троллей и сниффов! — взмолился он. — Будь милостив, будь милостив, ведь я такой маленький, такой робкий!»

Затем он зажмурился и ступил на опасный уступ. Несколько раз через него перелетали клочья пены. Он шел маленькими-премаленькими шажками, не сгибая ног, и все время крепко зажмуривал глаза, чтобы не видеть пляшущих вокруг волн.

Еще ни разу в жизни он так не боялся — и не чувствовал себя таким храбрым.

Когда он перешел на ту сторону, Мартышки нигде не было видно. С замирающим сердцем Снифф заглянул в грот.

Грот был большой, как раз такой, каким и полагается быть гроту. Его красивые ровные каменные стены уходили в вышину к синему окну неба, а пол был устлан песком, таким же белым и гладким, как на морском дне.



Снифф зарыл лапы в песок и вздохнул от счастья. «Поселиться бы здесь на всю жизнь, — подумал он. — Поставить маленькие полки, выкопать в песке место для спанья, а по вечерам зажигать свечу. И еще, может, сделать веревочную лестницу, чтобы забираться на крышу и любоваться морем. То-то удивится Муми-тролль…»

Возвращаясь обратно по опасной скале, он уже не боялся так сильно. «Мой грот, — не переставая думал он. — Мой грот, это я нашел его». (И он взаправду верил, что нашел его он.)

В глубокой задумчивости брел он по берегу, пока не вернулся к тому месту, где оставил Муми-тролля искать жемчуг. Там уже лежал целый ряд красивых блестящих жемчужин, а сам Муми-тролль пробкой скакал в волнах прибоя.

Мартышка с важным видом сидела на берегу.

— У меня важное поручение, — сказала она. — Теперь я казначей. Я уже пять раз пересчитывала жемчужины и каждый раз получала новый результат.

Тут Муми-тролль выбрался на берег. Он нес в охапке кучу ракушек, не считая тех, что были у него на хвосте.

— Ну, теперь хватит! — сказал он, стряхивая с глаз водоросли. — Где ящик?

— Похоже, на здешнем берегу нет приличных ящиков, — ответил Снифф.  — Зато я сделал открытие! У-ди-ви-тельное открытие!

— Какое? — осведомился Муми-тролль.

Он любил открытия не меньше, чем таинственные пути, купанье и всяческие секреты.

Снифф, как артист, выдержал паузу и медленно произнес:

— Грот.

— Настоящий грот? — вскрикнул Муми-тролль. — Со входом, через который можно попасть внутрь? С каменными стенами и с песчаным полом?

— Со всем, всем, всем! — гордо ответил Снифф. — Настоящий грот, и нашел его я! Совершенно самостоятельно.

— Так ведь это же куда лучше, чем ящик! — воскликнул Муми-тролль. — Сейчас же отнесем туда жемчужины!

— Совсем моя идея!  — оказал Снифф. — Как раз об этом я все время и думал.

Они отнесли жемчужины в грот и красиво уложили их рядком на песке.

Время от времени в дверь залетали соленые брызги, а сквозь окно в потолке наводило свои золотые мосты солнце. Друзья лежали на спине на мягком песочке и смотрели в небо.

— А знаешь, — сказал Муми-тролль, — если подняться в воздух на много-много сот километров, небо там уже не голубое. Там, вверху, оно совсем черное. Даже днем.

— Почему? — спросил Снифф.

 — Так уж, — ответил Муми-тролль. — А еще там в темноте бродят небесные чудища — Скорпионы, Медведицы, Овны.

— А они опасные? — спросил Снифф.

— Не для нас, — ответил Муми-тролль. — Но бывает, они цапают с неба звезды.

Они замолкли и лежали тихо, глядя, как полосы солнечного света ползут, подбираются по песку к жемчужинам Муми-тролля.


Когда Муми-тролль и Снифф вернулись к голубому домику в долине, день близился к вечеру. Речка текла тихо-тихо, а над нею всеми цветами радуги сиял новенький свежевыкрашенный мост.

Муми-мама обкладывала ракушками цветочные клумбы.

 — Мы уже пообедали, — сказала она. — Пошарьте в кладовке: что найдете, то и поешьте.

— А мы ходили, наверное, за целых сто миль, — объявил Муми-тролль. — По Таинственному пути, а потом я прыгнул в вот такую волну и стал искать такие мировые штуковины, которые начинаются на «ж» и кончаются на «г»… Но как это по-настоящему называется — сказать не могу, дал клятву!

— А я нашел что-то такое, что начинается на «г» и кончается на «т»!  — сказал Снифф. — А в середине еще «р» и «о», ну, а остальное секрет!

— Замечательно!  — сказала Муми-мама. — Столько важных событий за один день! Суп в духовке. Только не очень шумите — папа работает.

И она вновь принялась укладывать ракушки — сперва синяя, потом две белые, потом красная, и так снова и снова, и получалось очень красиво. При этом Муми-мама тихонько насвистывала что-то про себя и думала о том, что, похоже, скоро соберется дождь.

Ветер беспокойно тормошил деревья, и они вздыхали, раскачивались и показывали изнанку своих листьев. По небу плыло множество серых растрепанных облаков.



«Только бы без наводнения обошлось», — думала Муми-мама. Она собрала оставшиеся ракушки и вошла в дом в ту самую минуту, когда с неба упали первые капли дождя.

Снифф и Муми-тролль заснули на ковре в гостиной. Она прикрыла их одеялом и села у окна чинить папин ночной халат.

Дождь тихо барабанил по крыше, шуршал в саду, шумел по лесу и затекал в грот Сниффа на далеком морском берегу.

Где-то в лесу Мартышка запряталась поглубже в дупло и укутала шею хвостом, чтобы согреться.

Поздно ночью, когда все давно спали, Муми-папа вдруг услышал жалобный писк. Он встал и прислушался.

В водосточных трубах бурлил дождь, хлопал на ветру ставень. Жалобный писк раздался вновь. Муми-папа надел халат и пошел осматривать дом.

Он заглянул в небесно-голубую комнату, потом в солнечно-золотую, потом в крапчатую, но везде было тихо. Тогда он отодвинул тяжелый засов и выглянул во двор.

Свет от его фонаря упал на дорожку, и в нем, как алмазы, засверкали капли дождя.

— Господи боже, кто это? — вскрикнул папа-тролль, увидев перед крыльцом какое-то жалкое мокрое существо с блестящими черными глазами.



— Это я, Ондатр, — слабым голосом сообщило жалкое существо. — Извините, что побеспокоил вас по пустякам… Дело, видите ли, в том, что при постройке моста вы разрушили мой дом под берегом речки. Разумеется, с философской точки зрения совершенно безразлично, жив ты или нет… Только кто знает, что со мной станется после такой простуды…

— Какая жалость! — сказал Муми-папа. — Я и не подозревал, что вы проживаете под мостом. Заходите, ради бога. Жена наверняка сможет устроить вам где-нибудь постель.

— Постели меня не волнуют — это ненужные предметы обстановки,  — смиренно заметил Ондатр. — Я жил в простой норе и чувствовал себя в ней прекрасно. Конечно, с философской точки зрения безразлично, как ты себя чувствуешь, но, вообще-то говоря, это была хорошая нора.

Ондатр стряхнул с себя воду и прислушался.

— Что это за дом? — спросил он.

— Самый обыкновенный дом, — вежливо ответил Муми-папа. — Я сам построил его. Смею ли предложить вам рюмку вина? От простуды.

— Собственно говоря, это не обязательно, — сказал Ондатр. — Но, пожалуй.

Муми-папа на цыпочках пробрался в кухню и открыл в темноте шкафчик с вином. Он потянулся за бутылкой пальмового вина, стоявшей на верхней полке, потянулся еще и еще и вдруг — раз!  — смахнул на пол салатницу. Раздался страшный дребезг.

Дом ожил: послышались крики, хлопанье дверей, и в кухне появилась Муми-мама со свечой в лапе.



— А, это ты, — сказала она. — А я уж думала, к нам вломились разбойники.

— Я хотел достать пальмовое вино, — сказал Муми-папа. — Какой осел поставил эту проклятую салатницу на самый край?

 — Ну и хорошо, что она разбилась, она была ужасно некрасивая, — сказала Муми-мама. — Стань на стул, так будет удобней.

Муми-папа забрался на стул и достал бутылку и три рюмки.

— А третья для кого? — удивилась Муми-мама.

— Для Ондатра, — ответил папа. — Он остался без квартиры и переселяется к нам.

На веранде зажгли керосиновую лампу, и все выпили за знакомство. Муми-троллю и Сниффу тоже разрешили присутствовать, несмотря на поздний ночной час.

Дождь не переставая барабанил по крыше, ветер разбушевался еще пуще. Он выл в дымовой трубе, и дверцы печки испуганно звенькали.

Ондатр уткнулся носом в оконное стекло и мрачно глядел во тьму.

— Это неестественный дождь, —  сказал он.

— А разве такие бывают? — удивилась Муми-мама.

Ондатр помолчал немного, грустно обмакнул усы в вино и сказал:

— Почем знать… В воздухе что-то есть — какие-то предвестья… Мне-то, разумеется, все равно, произойдет что-нибудь или не произойдет, но совершенно несомненно  — что-то должно произойти.

— Что-нибудь страшное? — вздрогнув, спросил Снифф.

— Почем знать, — повторил Ондатр. — Вселенная так велика, а Земля так ничтожно мала и убога…

— Мне кажется, всем нам лучше лечь спать, — поспешно проговорила Муми-мама, заметив, что Снифф весь дрожит.

Каждый свернулся на свой лад, как привык спать, и стал ждать сна и тепла.



А тучи до самого утра мчались по небу, ветер хлестал мокрый сад, и дождь лил, лил и лил… 

Глава вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

На другой день было пасмурно. Ондатр пошел в сад и лег в гамак размышлять. Муми-папа сидел в небесно-голубой комнате и писал мемуары.

Муми-тролль без дела слонялся возле кухни.

— Ма, — сказал он, — как по-твоему, дядя Ондатр всерьез про эти самые предвестья?

— Вероятно, — ответила мать. — Чего не придет в голову, когда дом разрушен, а сам немного простыл. Только ты не думай об этом. Что, если вы со Сниффом обтрясете вон те груши, пока дождь не припустил вновь?

— Идет, — ответил Муми-тролль.

Но задумчивость не оставляла его, и он решил хорошенько порасспросить обо всем Ондатра.



Когда Муми-тролль и Снифф подошли к груше, они увидели на ее макушке Мартышку. Она помахала им лапой.

— Привет, привет! — закричала она. — Вот ведь скверная погода сегодня, ни одной сухой ветки в лесу! Айда за крабами?

— Нам некогда, — ответил Муми-тролль. — Надо натрясти груш, мама хочет варить варенье. А еще нам надо подумать о важных делах.

— Расскажите, — попросила Мартышка.

— Скоро что-то должно произойти — вот все, что я могу сказать, — ответил Муми-тролль. — Что-то необычное и сверхъестественное, но что —  этого еще никто не знает… Видишь ли, в воздухе что-то есть — какие-то предвестья!

— Да говори толком, чтобы можно было понять, — сказала Мартышка.

— Тебе что-нибудь известно?.. — с дрожью в голосе спросил Снифф.

Но Муми-тролль лишь покачал головой и приставил стремянку к груше.

— Подождите, — сказал он. — Не сейчас.

Груши были заграничной породы, и обрывать их было сущее наслаждение. Их можно было швырять вниз как попало; ударяясь о землю, они подлетали вверх, как резиновые мячи. Желтые плоды чертили в воздухе яркие дуги, подпрыгивали, подскакивали и блестящим ковром укладывались вокруг дерева.



— Варенья на весь год! — прогорланил Муми-тролль. — А теперь устроим сплав по реке!

Мартышка сразу принялась сбрасывать груши под горку. Одна за одной они скатывались к реке, с плеском падали в воду и, кружась в водоворотах, уплывали вниз по течению. Снифф носился по берегу с длинной веткой и подталкивал те, что застревали между камнями.

А внизу у моста стоял Муми-тролль и вылавливал груши сачком.

Вскоре на берегу набралась огромная куча груш.

— Обедать, малыши!  — крикнула сверху Муми-мама. — Идите поешьте!

Она грациозно лавировала между кустами жасмина, время от времени ударяя в маленький гонг с тремя нотами.

— Ну, что скажешь? — гордо спросил Муми-тролль.

Муми-мама взглянула на кучу груш.

— Ого! — воскликнула она: —  Какие молодцы!

— А мы вот что надумали, — сказал Муми-тролль. — Можно нам взять еду с собой в наше секретное местечко и поесть там?

— Да, и побольше, чтобы и Мартышке хватило, — сказал Снифф. — И лимонаду тоже.

— Ну разумеется, — ответила Муми-мама.

И она положила в корзину много-много загадочных свертков, а сверху на всякий случай зонтик.



Когда они пришли к гроту, было тихо и пасмурно. Почти всю дорогу Муми-тролль молчал. Он беспокоился за свои жемчужины. И как только они заглянули в грот, он воскликнул:

— Тут кто-то был!

— В моем гроте! — подхватил Снифф. — Безобразие или безрассудство!

В гроте и вправду кто-то побывал. Кто-то уложил жемчужины в виде звезды. Звезды с длинным хвостом.

— Странное дело, — сказал Муми-тролль.

— Пересчитать их, пересчитать немедленно! — сказал Снифф.

Мартышка пересчитала их четыре раза и еще раз, на всякий случай, и каждый раз получала новый результат.

— А сколько их было тогда?  — спросил Снифф.

— Не помню, — ответила Мартышка. — Но и тогда их получалось по-разному.

— Ну, раз так… — проговорил Муми-тролль и, выкопав в песке яму, спрятал в нее жемчужины.

Затем он открыл мамину корзину и разделил оладьи, варенье, бутерброды, бифштексы и лимонад на три совершенно равные части.

Ели они молча.

Когда все было съедено, Муми-тролль оказал:

— Я вот ел и думал, и теперь кое-что стало мне ясно. Эта звезда с хвостом, должно быть, означает предупреждение или угрозу. От какого-нибудь Тайного общества, которое по какой-нибудь тайной причине затаило на нас зло.

— Уж нет ли их тут где-нибудь поблизости? — боязливо спросил Снифф. — На меня-то они наверняка не держат зла?

— Именно что на тебя, — ответил Муми-тролль. — Это даже очень гложет быть. Что, если это их грот? Ведь нашел-то его ты?

Снифф весь побледнел и сказал:

— Мне кажется, нам пора домой.

Когда они вышли из грота, вокруг было тихо-тихо. Небо было серое, и море было серое. У самого берега плавало много-много морских птиц, их головы были обращены в сторону открытого моря, а сами они все вместе изображали огромную звезду. Чудовищно огромную звезду с хвостом…

— Глянь-ка!  — воскликнула Мартышка.  — Тайное общество…

Снифф пронзительно вскрикнул и помчался по скалам, даже не подумав, как это опасно. Спустившись на песок, он сразу взял курс на долину Муми. Он спотыкался о корни и кочки, путался в зарослях, пахал носом землю, а раз даже бултыхнулся в ручей. Очертя голову выскочил он в долину и стрелой подлетел к дому.

— Что случилось? — спросила Муми-мама, которая варила в саду варенье.

Снифф прижался к ней и зарылся носом в ее передник.

— За мной гонятся… Тайное общество…  — пролепетал он. — Они схватят меня, и тогда…

— Пока я с тобой, этого не будет, — сказала Муми-мама. — На вот, вылижи блюдечко с вареньем.

— Не могу… — прохныкал Снифф. — Не сейчас. А может, и никогда больше не смогу! — Но немного погодя он сказал:  — Ну ладно, разве что с краешков. Пока ждать будем.

Когда подоспел Муми-тролль, самый большой мамин кувшин был уже полон варенья, а Снифф вылизывал донышко блюдечка.

— Ну что? Видел их? — спросил Снифф, боязливо выглядывая из-за блюдечка.

— Нет, нет, — успокоил его Муми-тролль. — Ну, пока. Мне надо поговорить с дядей Ондатром.

Ондатр по-прежнему лежал в гамаке.



— Привет, дядя Ондатр, — сказал Муми-тролль.

— Не мешай мне, я работаю! — ответил Ондатр.

— Работаете?.. Над чем? — удивился Муми-тролль.

— Я думаю, — сердито проворчал Ондатр. — Думаю о тщете и напрасности всего сущего.

— А мне кажется, напрасного на свете так мало, — робко возразил Муми-тролль. — Вот разве что умываться, да кашу есть, да…

Ондатр вздохнул и сбросил с себя одеяло. Он поглядел на небо, поглядел на пальцы ног и пожал плечами — все это должно было означать, что целый день работы пошел насмарку.

— Ну, что тебе? — буркнул он наконец.

Муми-тролль покраснел и поспешно заговорил:

— Таинственные знаки! Кто-то ходит и повсюду выкладывает знаки, не то угрозы, не то предупреждения, не то еще что… Вот взять хотя бы мамины груши для варенья —  они разложились в виде большой-пребольшой…

— …звезды с хвостом,  — договорил за него Ондатр и мрачно кивнул.

— Верно, — продолжал Муми-тролль. — Ну, мне и пришло в голову: а что, если это какое-то Тайное общество угрожает местью маленькому Сниффу?

—  Мало ли чего приходит в голову всяким троллям и сниффам, — ответил Ондатр. — У них слишком пылкое воображение, они слишком чувствительны и невесть чем забивают себе головы. Они никогда не думают. И поэтому они ошибаются.

— Ах, как чудесно вы говорите! — сказал Муми-тролль.

— Ты так думаешь? — угрюмо спросил Ондатр. — Ну-ну. Валяй думай, что это чудесно, пока вообще способен о чем-нибудь думать!

— Ну, дяденька, миленький, скажите же, что все это значит, — жалобно попросил Муми-тролль.

Ондатр долго глядел на него, сморщив нос, и вдруг сказал:

— Хвостатая звезда — это не что иное, как комета. Пылающая комета с огненным хвостом, которая несется в черной пустоте мирового пространства!

— Прямо на нас? — шепотом спросил Муми-тролль, и его глаза потемнели от страха.

— Понятия не имею, — ответил Ондатр и снова улегся в гамак. — Быть может, мы все превратимся в отбивные, быть может, нет. В конце концов, это несущественно, поскольку все тлен и суета. А теперь я хочу поспать. Беги играй, малыш. Играй, пока играется!

Муми-тролль поглядел на небо. Оно было серое, спокойное, будничное. Но теперь-то он знает… Да, теперь он знает, что где-то там, за облаками, несется зловредная комета, она все ближе и ближе к долине Муми. Ему мерещился ее длинный красный хвост, с шипением проносящийся между испуганными звездами, чудился запах горелой ткани. (Муми-тролль считал, что небо обтянуто голубым бархатом.)



— Дяденька, — сказал он. — Дяденька.

— Ну, что еще? — отозвался Ондатр из-под одеяла.

— Простите, пожалуйста, а когда она появится? — спросил Муми-тролль.

— Спроси у профессоров, — без всякого интереса ответил Ондатр. — У профессоров Обсерватории в Одиноких Горах. А теперь я сплю!

И Муми-тролль медленно побрел восвояси.

— Ну, что он сказал? — спросил Снифф, который ожидал его за углом веранды. — Существует Тайное общество?

— Нет,  — сказал Муми-тролль.

— И никаких небесных чудищ тоже нет? — боязливо осведомился Снифф. — Ни Скорпионов, ни Медведиц?

— Нет, нет,  — сказал Муми-тролль. — Беги играй, малыш. Играй, пока играется!

— Но почему у тебя такой озабоченный вид? — воскликнул Снифф.

— Я думаю, — ответил Муми-тролль. — Я думаю, что нам надо снарядить новую исследовательскую экспедицию, самую долгую из всех, в каких мы бывали. Я думаю, что нам надо найти Обсерваторию в Одиноких Горах и взглянуть на звезды в самый большой в мире телескоп. И еще я думаю, чем скорее мы выйдем в путь, тем лучше.

Глава третья

 Сделать закладку на этом месте книги

Наутро, еще как следует не проснувшись, Муми-тролль почувствовал, что сегодня должно произойти что-то необычное, и день будет совсем не такой, как вчера.

Он сел в кровати, зевнул — и вспомнил.

Комета! Ведь сегодня они со Сниффом отправляются в большое путешествие.



Он подбежал к окну и посмотрел погоду. Было пасмурно, облака низко висели над склонами гор, и ни один листочек не шевелился в саду.

Теперь ему уже не было страшно. Но он так волновался, что даже не смог допить утренний кофе.

«Нужно разведать, когда появится комета, — думал он. — Вдруг ее можно как-нибудь задержать… А Сниффу лучше всего ничего не говорить. А то он так перетрусит, что от него не будет никакого толку…»

— Вставай, малыш!  — крикнул он. — В путь пора!

Муми-мама поднялась ни свет ни заря, чтобы уложить им рюкзаки. Она сновала по дому то с шерстяными брюками, то с бутербродами, а Муми-папа снаряжал плот внизу у речки.

— Мамочка, миленькая, мы никак не сможем взять все это с собой, — сказал Муми-тролль. — Нас засмеют.

— В Одиноких Горах холодно, — сказала Муми-мама, запихивая в рюкзак два шерстяных одеяла, зонтик и сковородку. — Ты не забыл компас?

— Не забыл, — отвечал Муми-тролль. — А ты не могла бы выкинуть хотя бы тарелки? Мы будем есть с листа.

— Как угодно, голубчик, — сказала Муми-мама и вынула тарелки. — Теперь, кажется, все в порядке.

Она проводила их до моста.

Ондатр предупредил, чтобы ему ни при каких обстоятельствах не мешали размышлять о тщете всего сущего. (Вдобавок он был обижен на Сниффа за то, что тот накануне вечером сунул в его постель щетку.) Зато Мартышка тоже спустилась к мосту попрощаться с ними. Плот с поднятым парусом уже стоял у берега.

— Не забывайте правильно обходить вехи, — сказал Муми-папа. — Мне бы так хотелось отправиться вместе с вами… — с тоской добавил он, вспоминая те отчаянные путешествия, которые он совершал в дни своей юносги вместе с хатифнаттами.

Они по очереди обнялись на прощание, чалка была взята на борт, и плот медленно тронулся вниз по реке.

— Не забудьте передать привет моим двоюродным братьям — домовым! — крикнула Муми-мама. — Тем косматым, знаете, что с круглой головой! А похолодает — надевайте шерстяные брюки. Порошки от желудка лежат в левых карманах!

Но плот уже исчез за первым поворотом, и перед путниками открылась река, маня в неизвестное своим пустынным простором.

Близился вечер. Их красный парус обвис, река лежала серебристо-серая в темных берегах. Ни птицы не пели, ни рыбы не плескались в воде.

— Ни одного приключения за весь день, — сказал Снифф, которому Муми-тролль давал немножко подержаться за руль, когда река бежала не очень шибко. — Только серые, однообразные берега, и ни одного приключения.

— А по-моему, очень даже интересно плыть по такой вот извилистой реке, — возразил Муми-тролль. — Никогда нельзя знать наперед, что будет за следующим поворотом. Знаешь, ты какой? Ты гонишься за сильными ощущениями, а когда они на носу, пасуешь и прячешься в кусты.

— Я не лев, — обиделся Снифф. — Я хочу маленьких приключений. Чтобы как раз по росту.

В эту минуту плот тихо обогнул поворот.

— Вот тебе приключение по росту, — сказал Муми-тролль, широко раскрывая глаза.

Прямо на их пути лежала песчаная отмель, на ней было полно каких-то здоровенных серых колод. И колоды эти располагались в виде звезды — хвостатой звезды, знамения кометы.

— Опять она! — воскликнул Снифф.

Но тут колоды задвигались, выпустили ноги и с молниеносной быстротой посыпались в воду.

— Крокодилы! — крикнул Муми-тролль и бросился к рулю. — Не дай бог, голодные…

Над водой засверкали бледно-зеленые глаза чудовищ, вот они покрыли собой всю реку… Крокодилы со всех сторон окружили плот, вот уж река почернела от их тел, но все новые тени бросались в воду с берегов.

Снифф сидел, окаменев от страха, и не сводил с крокодилов глаз. Но когда один из них высунул морду у самой кормы, он потерял самообладание и хватил чудовище веслом по голове.

Что тут поднялось! Буйно захлестали по воде бесчисленные хвосты, широко разверзлись здоровенные пасти с двумя рядами острых, как иглы, зубов. Плот закачался… Муми-тролль и Снифф вцепились в мачту и громко закричали: «Караул!»

В это мгновение с берега потянул ветерок, плот вынесло на стрежень, и он быстро поплыл вниз по течению. Распахнув пасти, крокодилы устремились за ним. Снифф закрыл лицо лапами, а Муми-тролль, едва соображая от страха, что делает, схватил сверток с брюками и запустил им в преследователей.

Крокодилы моментально набросились на добычу и разорвали ее на тысячу клочков. Они так яростно дрались между собой, что и не заметили, как плот усколь-айул, а когда шерстяные брюки были съедены, Муми-тролль и Снифф были уже так далеко, что догонять их не имело смысла.

— Честь и хвала брюкам, — сказал Муми-тролль. — Ну как, доволен ты этим маленьким приключением?

— Ты тоже кричал „Караул”, — отпарировал Снифф.

— Разве? — спросил Муми-тролль. — А я и не заметил… Во всяком случае, мама была права: брюки действительно пригодились.



Над рекой уже клубилась вечерняя мгла, и они направили плот к берегу. Там между корнями деревьев они нашли уютное местечко и разожгли костер. Они пекли блины и с пылу с жару отправляли их в рот. (Это единственно разумный способ есть блины


убрать рекламу






.) Затем они забрались в спальные мешки, и ночь опустилась над ними.

Глава четвертая

 Сделать закладку на этом месте книги

Один серый день сменялся другим, но дождя не было. Мрачные тучи величественно плыли по небу одна за другой. А под ними лежала земля и ждала…

Муми-тролль и Снифф плыли все дальше и дальше на восток. Не привыкшие жить без солнца, они стали печальными и молчаливыми.

Иногда они играли в карты или ловили рыбу, но больше просто сидели и смотрели на проплывающие мимо берега.

Время от времени Муми-тролль поглядывал на небо и гадал: «Интересно, будет ли видна комета, если тучи разойдутся?» Но тучи не расходились. А еще его так и подмывало рассказать Сниффу о чуде, ради которого они двинулись в путь, но он сдерживал себя. Ведь Снифф до смерти испугается!

Им трижды встречались хатифнатты, крохотные существа, которые в тоске и тревоге вечно странствуют по свету, нигде не находя себе места. Они проплывали мимо Муми-тролля и Сниффа в своих маленьких легких лодках или перебирались вброд через реку.

Но с хатифнаттами нельзя было даже обменяться Приветствием. Они ничего не слышали, никогда не разговаривали, их бесцветные глаза были всегда устремлены куда-то вдаль. А сейчас они были еще беспокойнее и передвигались целыми толпами, маленькие, белые, безлицые.



Местность понемногу изменялась. Лиственные деревья и луга исчезли. На пустынных песчаных берегах одиноко стояли какие-то мрачные деревья с толстыми ветвями, а далеко вдали головокружительными кручами уходили в небо желто-серые горы.

— Тоскливо мне что-то, — сказал Муми-тролль. — Когда же будет конец этой реке?

— Может, перекинемся в картишки? — предложил Снифф.

Муми-тролль покачал головой.

— Неохота.

— Тогда я тебе погадаю, — сказал Снифф. — Разложу тебе пасьянс звездой, заглянем в будущее.

— Спасибо, — с горечью ответил Муми-тролль. — Хватит с меня звезд. Хвостатых и бесхвостых. А от будущего ничего хорошего не жду.

Снифф вздохнул, прополз на нос и сел, подперев лапами голову.

После этого они долго хранили молчание.

Но вот Снифф вдруг заметил на берегу какой-то странный предмет, напоминавший голову светло-желтого сахара. Наверное, уже целую неделю он не видел ничего такого яркого. На макушке предмета развевалось что-то вроде флага.

Подплыв поближе, они услышали веселую музыку, которая лилась изнутри сахарной головы.

Муми-тролль и Снифф лежали на животе, смотрели и слушали, а плот плыл себе по воле ветра и волн.



И вдруг они разом воскликнули:

— Да ведь это палатка!

Тут музыка смолкла, и из палатки вышел Снусмумрик с губной гармошкой в лапах. На нем была старая зеленая шляпа с пером, а изо рта торчала длинная трубка.

— Давай сюда!  — сказал он.

Муми-тролль переложил руль. Плот направился суше и пристал к берегу.

— Привет! — сказал Снусмумрик. — Очень рад вас видеть. У вас, случайно, нет на борту кофе?

— Целая банка! — с жаром ответил Снифф. — И сахар есть.

— Ты так и живешь один в этой глуши?  — спросил Муми-тролль.

— Живу понемножку где придется, — ответил Снусмумрик, заваривая кофе. — Сегодня здесь, завтра там. Брожу себе и брожу, а набреду на веселое местечко — ставлю палатку и играю на губной гармошке.

— Вот уж веселое местечко!  — удивленно заметил Снифф, оглядываясь.

— Здесь красиво, — сказал Снусмумрик. — Взгляните вон на то черное бархатное дерево с серебристо-серыми тонами на заднем фоне! Или на горы вдали  —  как они наливаются пурпурным багрянцем! А иной раз в реке отражается большой синий буйвол.

— А ты, случаем, не того… не пишешь стихи? — смутившись, поправился Снифф.

— Занимаюсь всем понемножку, — беззлобно ответил Снусмумрик. — Когда чем придется. А вы, как я вижу, путешественники, первооткрыватели. Что же вы намерены открывать?

Муми-тролль кашлянул и сделался ужасно важным.

— Все, что угодно, — сказал он. — Звезды, например.

Снусмумрик оживился.

— Звезды! — воскликнул он. — Тогда вы непременно должны взять меня с собой! Ничего так не люблю, как звезды. Перед сном я всегда смотрю на звезды и гадаю, кто там живет и как до них добраться. Небо кажется таким дружелюбным, когда в нем полно маленьких глазок.

— Звезда, которую мы ищем, не очень-то дружелюбная, — сказал Муми-тролль. — Скорее даже наоборот.

— Что такое?! — вскричал Снифф.

Муми-тролль покраснел.

— Я… это самое… Ну, я имел в виду звезды вообще, — сказал он. — Большие и маленькие, дружелюбные и враждебные, ну и прочие…

— А что, бывают и враждебные? — спросил Снусмумрик.

— Да. Те, что с хвостом, — сказал Муми-тролль.

Снифф так и засверкал глазами.

— Ты что-то от меня скрываешь!  — сказал он обличительным тоном. — Мы повсюду видели хвостатые звезды, а ты знай себе твердишь, что это ничего не значит!

— Ты еще слишком маленький, чтобы все знать, — оправдывался Муми-тролль.

— Это я-то? Я->го? — наскакивал Снифф. — А по-твоему, справедливо взять меня в экспедицию и не сказать, что мы будем открывать?

— Не волнуйтесь, дорогой мой, — сказал Снусмумрик. — А ты, Муми-тролль, сядь и расскажи, в чем дело.

Муми-тролль налил себе чашку кофе, сел и рассказал о своем разговоре с Ондатрой.

— А потом я спросил у папы, опасны ли кометы, — продолжал он. — А папа сказал, что опасны, потому что они как сумасшедшие мечутся по Вселенной и тащат за собой огненный хвост. У всех других звезд есть постоянные орбиты, и они ходят по ним, как поезда по рельсам, а кометы рыскают повсюду и выскакивают то тут, то там, где их меньше всего ждут.



— Совсем как я, — ухмыльнулся Снусмумрик. — Своего рода небесные бродяги.

Муми-тролль с неодобрением взглянул на него.

— Не так уж это смешно, — оказал он. — Если комета врежется в Землю, произойдет страшная катастрофа.

— А что будет? — шепотом спросил Снифф.

— Все разлетится вдребезги, — мрачно произнес Муми-тролль.

Наступило долгое молчание.

Затем Снусмумрик медленно произнес:

— Какая жалость, если Земля расколется! Она такая хорошая.

— А что будет? — шепотом спросил Снифф.

Зато Муми-тролль, поделившись секретом с другими, прямо-таки воспрял духом. Он приосанился и сказал:

— Так вот, теперь мы хотим разыскать Обсерваторию в Одиноких Горах. Там самый большой в мире телескоп, и в него мы как следует разглядим, летит комета на нас или нет.

— Хорошо, — сказал Снусмумрик. — А на мачте мы можем водрузить мой флаг. Он вам нравится?

Они взглянули на флаг.

— Синий цвет сверху означает небо, — начал объяснять Снусмумрик, — а синий снизу  — море. Черта посередине означает путь. Точка слева означает настоящее, а точка справа — будущее.

— Вместительнее флага и не придумаешь, — сказал Муми-тролль. — Да, он нам нравится.

— Но там нет меня! — возразил Снифф.

— Точка слева — это можем быть и мы, если смотреть на нас с большой высоты, — сказал Снусмумрик. — Как насчет того, чтобы немножко пройтись, пока еще светло?

— Куда?  — спросил Снифф.

— Да куда угодно, — ответил Снусмумрик, пожимая плечами. — Но раз уж тебе непременно нужна цель, можно пойти посмотреть ущелье с гранатами.

— С гранатами? — переспросил Снифф. — Настоящими?

— А я откуда знаю, — ответил Снусмумрик. — Они красивые — вот все, что я могу сказать.

И они направились в глубь пустынного края, осторожно ступая между обломками скал и колючими растениями.

— Как жалко, что нет солнца! — сказал Снусмумрик.  — А то бы гранаты сверкали вдвое ярче.

Снифф не отвечал, и лишь усы его встопорщились от ожидания.

Осторожно вступили они в дикое ущелье, дно которого было сплошь изрезано трещинами. До жути тихо и пусто было тут в сумерках, и они разговаривали друг с другом шепотом.




— Здесь, — тихо сказал Снусмумрик.

Они наклонились и посмотрели. Внизу, в узкой расщелине, рдели мириады гранатов. Они тускло мерцали во мраке, словно огненные цветы, и Муми-тролль подумал о черной Вселенной, в которой сверкают тысячи маленьких комет.

— О-о!.. — прошептал Снифф. — И это все твое?

— Мое, пока я здесь, — небрежно ответил Снусмумрик. — Я владею всем, что вижу, о чем думаю. Я владею всем миром.

— А можно мне взять немножко? — задрожав, спросил Снифф. — Тогда я смогу купить настоящий парусник или финские санки…

— Бери сколько хочешь, — засмеявшись, ответил Снусмумрик.

Снифф начал потихоньку спускаться в расщелину. Он оцарапал себе нос и несколько раз чуть не упал, но любовь к гранатам придавала ему мужества.

Наконец он спустился вниз, глубоко вздохнул от восхищения и дрожащими лапами принялся собирать искристые камни. Их сверкающая груда все росла и росла, а он убегал за ними в расщелину все дальше и дальше, не в силах слова сказать от счастья.

— Эй! — крикнул сверху Снусмумрик. — Ты готов?

— Нет еще, — отвечал Снифф. — Их здесь так много…

— Выпадает роса, скоро холодно станет!  — крикнул Муми-тролль.

— Сейчас, — ответил Снифф. — Сию минуту…

И он еще чуточку подальше отбежал в расщелину, где навстречу ему сверкали два больших красных граната.



И вдруг — раз! — гранаты зашевелились, замигали, двинулись ему навстречу. За ними холодно шуршало по камням чешуйчатое тело.

Снифф коротко пискнул, повернулся и пустился наутек. Он мчался вскачь, падал и снова бежал… Галопом примчался он к каменной стене и стал лихорадочно карабкаться вверх. А вдогонку ему из расщелины неслось угрожающее шипение.

— Что случилось? — спросил Муми-тролль. — К чему такая спешка?

Снифф не отвечал и все карабкался вверх, а перевалив через край расщелины, с жалким видом рухнул наземь.

Муми-тролль и Снусмумрик перегнулись через край расщелины и посмотрели вниз. Там, склонившись над грудой гранатов, сидел гигантский ящер.



— Боже мой!  — прошептал Муми-тролль.

Снифф сидел на земле и ревел.

— Теперь все позади, — сказал Снусмумрик. — Не плачь, дружок.

— Гранаты…  — хлюпал Снифф. — Я так и не взял с собой ни одного камешка.

Снусмумрик подсел к нему и ласково сказал:

— Знаю, знаю. Жизнь страшно осложняется, когда хочешь обладать вещами, носить, держать их при себе. Вот почему я только смотрю на вещи, а когда снимаюсь с места, уношу их в своей голове. По-моему, это куда приятнее, чем таскать за собой чемоданы.

— Я мог бы носить их в рюкзаке, — мрачно заметил Снифф. — Смотреть на вещи — одно, а держать их в руках, знать, что они твои собственные, — совсем другое.

— Ничего, Снифф, не горюй, — утешал его Муми-тролль. — Сокровища нам еще попадутся. А теперь пойдем: здесь становится холодно и страшно.

И они побрели по меркнущему ущелью, задумчивые и чуть-чуть печальные.

Глава пятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Снусмумрик очень оживил путешествие. Он наигрывал на губной гармошке песни, каких они раньше никогда не слыхали, — песни со всех концов земли.

Он знал карточные фокусы и научил Муми-гролля и Сниффа печь оладьи с винными ягодами. А еще он был горазд рассказывать необыкновенные, невероятные истории.



Казалось, и сама река оживилась. Она бежала теперь быстрее, а на ее поверхности тут и там кружились небольшие водовороты. Она стала уже, а берега стали выше. С каждым днем все отчетливее вырисовывались вдали синие и пурпурные горы. Их вершины вонзались прямо в облака, которые тяжелой пеленой висели над землей.

Как-то утром Снусмумрик сидел, свесив ноги в воду, и выстругивал ножом свистульку.

— Я помню, — начал он, склонив набок голову, и Муми-тролль со Сниффом тотчас перешли к нему на корму, — я помню край с горячими ключами, — продолжал он. — Почва там была черная от лавы, а под лавой день и ночь грохотало. Это Земля спала там внутри и шевелилась во сне. Скалы как попало громоздились друг на дружку, а над ними висела горячая дымка, так что даже и не поверишь, что все это взаправду. Я попал туда как раз под вечер. Хорошее местечко. Обед там приготовить пара пустяков. Налил в кастрюлю горячей воды из ключа — и готово!

— Но ведь так и обжечься недолго, — сказал Снифф.

— Я был на ходулях, — сказал Снусмумрик. — На ходулях можно перебраться через любую пропасть, через любую скалу. Только тут уж, конечно, не зевай, не то застрянешь в расщелине. Так вот, уже сумерки были… Повсюду тихо булькает и парит, вокруг ни живой души, ни зеленой былинки. И вдруг земля, что спала там внизу, как проснется, как загрохочет, как загудит, и прямо передо мной открылся кратер, а из него вырвалось красное пламя, и за ним огромная туча пепла!

— Вулкан, — затаив дыхание прошептал Муми-тролль.

— Так точно,  — удостоверил Снусмумрик. — Это было дьявольски красиво! А потом я увидел духов огня, много-много. Они роем вылетели из земли и как искры рассыпались в разные стороны. Пришлось сделать крюк и обходить вулкан стороной. Я задыхался от жары и копоти и нажимал вовсю. Наконец я спустился к подножию гор, нашел маленькую речку и лег на живот напиться. Вода, понятно, была несколько горячая, но все же не кипяток. Вдруг вижу — летит один из тех духов огня да как бухнется в реку и сразу почти весь потух, голова еще тлеет, а сам шипит-дымит и вопит что есть мочи: «Спасите!»

— И ты спас его? — спросил Снифф.

— А почему бы нет? — ответил Снусмумрик. — Что я против него имел? Вот только здорово об него обжегся. На берегу он обсох и опять разгорелся и на радостях сделал мне подарок, а потом улетел.

— Какой подарок?  — спросил Снифф.

— Дал мне бутылку подземного подсолнечного масла, — сказал Снусмумрик. — Духи огня натираются им, когда хотят забраться поглубже в пылающее сердце земли.

— И можно пройти сквозь огонь, если намазаться им?  — спросил Снифф, широко раскрыв глаза.

— Ну конечно, — ответил Снусмумрик.

— Что же ты до сих пор молчал? — закричал Муми-тролль. — Ведь в таком случае мы все спасены. Когда появится комета, стоит только…

— Но у меня почти ничего не осталось, — удрученно сказал Снусмумрик. — Я, понимаете ли, спасал вещи из горящего дома… Откуда я мог знать… Только на донышке чуть-чуть и осталось.

— А хватит на маленького зверька, скажем, моих размеров?  — спросил Снифф.

Снусмумрик оглядел его.

— Может, и хватит, — сказал он. — Но только до хвоста. Хвостом придется пожертвовать.

— Боже милостивый, — сказал Снифф. — Тогда уж пусть лучше все сгорит.

Но Снусмумрик уже не слушал его. Он насторожился и тянул носом воздух.

— Река… — сказал он. — Вы не замечаете ничего особенного?

— У нее теперь другой звук, — сказал Снифф.

И верно. Река беспокойно шумела, была полна водоворотов и без конца крутила-вертела среди скалистых берегов.

— Спустите парус, — сказал Снусмумрик и пошел дозорным на нос.

А река все убыстряла и убыстряла свой бег, совсем как человек, который долго путешествовал и вдруг заметил, что он уже почти дома.

Берега сходились все ближе, заключая бурлящую воду в узкое русло, а скалы над ними становились все острее и выше.

— Не лучше ли пристать к берегу? — прокричал Снифф сквозь гул реки.

— Поздно спохватились!  — отозвался Муми-тролль. — Теперь надо ждать, пока река успокоится.

Но река не успокаивалась. Все неистовее устремлялась она в глубь Одиноких Гор. Плот, кружась, несся по дну тесного ущелья, а небо вверху сузилось в ужасающе тоненькую, узенькую полоску. Впереди послышался грозный гул.

— Водопад! — крикнул Снусмумрик. — Держись крепче.

Они стали у мачты и ухватились друг за дружку.

Мимо проносились скользкие черные стены ущелья. Гул усилился, плот накренился и очутился вдруг в воздухе…

Какое-то мгновение вокруг них стоял сплошной рев, кипела белая пена. Затем плотик скрипнул, выровнялся и, миновав водопад, провалился во тьму.



— Почему темно?! — завопил Снифф.

Ему никто не ответил. Пенящаяся вода мерцала бело-зеленым, все остальное застилала чернота. Каменные стены гор сомкнулись в туннель, и плот неудержимо несся вперед в бурлящих водоворотах. Они то и дело налетали на стены туннеля и кружились волчком. Но вот шум водопада стал постепенно затихать, течение успокоилось и наконец вокруг воцарились мрак и тишина.

— Вы целы? — дрожа, спросил Снифф.

— Целы… — ответил Муми-тролль. — Достаньте-ка кто-нибудь фонарик.

Слышно было, как Снусмумрик роетси в багаже. Наконец блеснул узкий луч света. Он боязливо пошарил по черной, стремительно бегущей воде, по каменным стенам и пытался пробить тьму впереди, но тщетно.

— Мне кажется, туннель делается все уже и уже, — сказал Муми-тролль очень тихим голосом. — Вам не кажется?

— Кажется… немножко, — сказал Снусмумрик, пытаясь сохранить самообладание. Но его голос звучал неубедительно.

И тут что-то произошло. Раздался треск, и флаг Снусмумрика свалился на плот.

Это сломалась о потолок туннеля верхушка мачты.

— Мачту за борт, живо! — крикнул Снусмумрик.

Мачта с плеском упала в воду и исчезла во мраке. Они тесно прижались друг к дружке и ждали.

И вдруг Снифф почувствовал, как что-то прикоснулось к его ушам.

— Уши мои! — закричал он. — Мои уши задели за потолок!

Он бросился на живот и крепко-накрепко зажмурил глаза.

— Я вот все думаю, — прозвучал из мрака голос Муми-тролля, — я вот все думаю, что скажет мама, если мы никогда, никогда больше не вернемся домой…

В это мгновение плот стукнулся обо что-то и остановился.

Они долго ждали, не смея пошевелиться. Потом Снусмумрик осторожно наклонился к воде.

— Мы наткнулись на мачту, — сказал он. — Она стала поперек туннеля.

Они выпрямились и посмотрели друг на друга.

— Здесь чуточку посветлее, — сказал Снусмумрик.

Они отчетливо видели, как мерцающая черная вода бежала мимо них все дальше и дальше, и там — за ближайшим поворотом — река с бульканьем срывалась вниз, в бездонную дыру!

— Видите? — прошептал Муми-тролль.

Снифф разревелся.

— Хочу домой! — всхлипывал он. — Не хочу больше с вами! Какое мне дело до ваших тухлых экспедиций и каких-то дурацких комет…

— Ну, ну, — сказал Снусмумрик и легонько потряс его. — Глянь-ка наверх. Глянь! Видишь?

Снифф посморкался и глянул. В скале над его головой была узкая щель, а в нее виднелась полоска хмурого неба.

— Ну и что же? — мрачно сказал он. — Я ведь не муха. И даже будь я мухой, это мне не помогло бы. У меня с детства склонность к головокружениям, с тех самых пор, как я перенес воспаление уха…

И он снова расплакался.

А Снусмумрик достал губную гармошку и заиграл. Он играл песни о приключениях, о счастливых избавлениях и величайших сюрпризах, а потом песни о дожде и утренние песни.

Через некоторое время Снифф успокоился и вытер слезы с усов.

А музыка летела в горы сквозь щель и будила там эхо за эхом и, наконец, разбудила одного хемуля, который спал, сидя в траве, положив рядом с собой свой сачок.

— Это что ж такое? — сказал Хемуль и огляделся вокруг. Он поглядел на небо и заглянул в сачок, свинтил крышку с банки для жуков и заглянул туда тоже.

— Шум! — сказал он. — Здесь кто-то шумит. (Что поделаешь, Хемуль не был музыкален.)

В конце концов он взял увеличительное стекло и стал ползать с ним по траве. Он искал и прислушивался, принюхивался и тянул носом воздух и так добрался до щели в земле. Тут шум усилился.



— Должно быть, это какие-то очень необыкновенные насекомые, — сказал себе Хемуль. — Наверняка редкие, и даже, может быть, еще никем не открытые!

От этой мысли Хемуль очень оживилбя и сунул свой длинный нос в расщелину, чтобы получше разглядеть, что там такое.

— Смотрите, смотрите! — закричал Муми-тролль. — Хемуль!

Снусмумрик перестал играть на губной гармошке и начал звать на помощь.

— Спаси нас! Спаси нас! —  заголосил вслед за ним Снифф.

«Что они, совсем с ума посходили?» —  подумал Хемуль и осторожно сунул в расщелину сачок.

— Прыгаем! — закричали странные насекомые.

Хемуль вытянул сачок обратно и посмотрел, что в нем такое.

— Очень удивительно! — сказал он, вытряхивая на землю Муми-тролля, Снусмумрика, Сниффа и три рюкзака.

— Спасибо, милый Хемуль, — сказал Муми-тролль, жмурясь от света. — Ты спас нас в последнюю минуту!

— Я вас спас? — удивленно спросил Хемуль. — Это не входило в мои расчеты. Я просто хотел достать насекомых, которые шумели внизу. (Хемули, как правило, туги на соображение, но добры, если их не сердить.)

— Это Одинокие Горы? — спросил Снифф.

— Не знаю, — ответил Хемуль. — Во всяком случае, тут есть очень интересные ночные бабочки.

— Да, вероятно, это и есть Одинокие Горы, — сказал Снусмумрик, оглядываясь.

Вокруг высились горные кряжи, бесконечно пустынные и безмолвные. Воздух был прохладен.

— А где же Обсерватория? — спросил Снифф.

— Это еще надо выяснить, — сказал Муми-тролль. — Наверное, она тут в самом высоком месте. А сейчас я хочу кофе.

— Кофейник остался на плоту, — сказал Снусмумрик.

Муми-тролль бросился к расщелине и заглянул в нее.

— Плот сорвало и унесло, — жалобно проговорил он. — Кофейник уехал в подземное царство! Как же мы теперь без кофе?

— Мы сами чуть было не уехали в подземное царство, — весело ответил Снусмумрик. — Кофейник там, кофейник здесь — не так уж это, наверное, важно, когда ищешь кометы.

— А это редкость? — спросил Хемуль, вообразив, что речь идет о каких-то бабочках.

— Пожалуй, что да, — сказал Снусмумрик. — Они появляются примерно одна в столетие.

— Потрясающе, — сказал Хемуль. — Я обязательно должен поймать хотя бы одну. Как они выглядят?

— Надо полагать, красные, с длинным хвостом, — сказал Снусмумрик.

Хемуль достал записную книжку и сделал в ней заметку на память.



— Должно быть, из рода Filicnarcus Snufsigalonica , — торжественно возвестил он. — И еще один вопрос, мои ученые друзья. Чем питаются эти диковинные насекомые?

— Хемулями, — хихикнув, ответил Снифф.

Лицо Хемуля побагровело.

— Вы очень неуместно шутите, молодой зверек, — сурово сказал он. — В вас нет научной добросовестности. Я пошел.

Он рассовал по карманам свои банки, подхватил сачок и зашагал прочь.

— Нет, каково! — в восторге кричал Снифф. — Он думает, что комета — это жук или что-нибудь в этом роде! Вот дурачок!

— Тебе не следовало так шутить, — строго сказал Муми-тролль, хотя и сам, казалось, был в не меньшем восторге.

Они выбрали самую высокую горную цепь и начали медленно взбираться наверх.

Глава шестая

 Сделать закладку на этом месте книги

Был поздний вечер.

Горы стояли в своем первозданном величии и грезили. Через огромные пропасти смотрели друг на друга их пики, а из пропастей поднималась белесовато-серая леденящая мгла.

Время от времени от тяжелой громады туч отрывалось облачко и медленно скользило над горными кручами, где гнездились кондоры и орлы.

А на отвесной стене утеса чьей-то таинственной рукой был высечен знак кометы — звезда с длинным развевающимся хвостом.

Под одним из пиков светился маленький-маленький огонек. Подойдя поближе, вы бы увидели, что это желтая шелковая палатка, освещенная изнутри.



Напевы Снусмумрика сиротливо лились на пустынном просторе, и далеко вдали гиена, задрав морду, прислушивалась к необычным звукам. А потом завыла, протяжно и жутко.

— Что это? — спросил Снифф, боязливо придвигаясь к огню.

— Это не опасно, — ответил Снусмумрик. — А теперь давайте песенку о шмеле, как он ходил на маскарад.

И он заиграл вновь.

— Хорошая песенка, — сказал Муми-тролль. — Только непонятно, что сталось со шмелем и было ли весело на маскараде. Расскажи лучше что-нибудь.

Снусмумрик задумался, потом спросил:

— Я рассказывал вам о своей встрече со снорками?

— Нет, — встрепенулся Муми-тролль. — А что это такое?

— Ты и вправду не знаешь, кто такие снорки? — удивился Снусмумрик. — А ведь они, должно быть, твои сородичи, вы так похожи. Только ты белый, а они, когда волнуются, меняют цвет.

— Никакие мы с ними не сородичи, — сердито ответил Муми-тролль. — Нет у меня сородичей, которые чуть что — и перекрашиваются. Существует лишь один вид Муми-троллей — белый!

— Во всяком случае, эти снорки очень похожи на тебя, — спокойно сказал Снусмумрик. — Он бледно-фиолетовый, а его сестренка светло-зеленая. И, признаться, очень недурна! Вся покрыта мякеньким пушком и с челкой, она ее то и дело причесывала…

— Глупости, — сказал Муми-тролль зевая.

— Ну, и что же случилось? — спросил Снифф.

 — А ничего особенного, — сказал Снусмумрик. — Просто она такая симпатяшка. Плела из травы маленькие циновки для спанья и готовила мягкие настои из трав, если вдруг разболится живот. За ухом у нее всегда были цветы, а на ноге она носила маленький золотой браслет.

— Ну, и никакая это не история, — сказал Снифф.

Снусмумрик пожал плечами и снова принялся играть.

— Все девчонки дуры, и ты с ними, — сказал Муми-тролль, забрался в спальный мешок и уткнулся носом в стенку палатки.

А ночью ему приснилась маленькая светло-зеленая фрекен Снорк. Она была похожа на него самого, и он подарил ей розу, чтобы она носила ее за ухом.

— Глупости какие, — сказал он утром, проснувшись.

Снифф и Снусмумрик между тем уже свертывали палатку.

— Сегодня мы заберемся вон на тот пик, самый высокий, — сказал Снусмумрик.

— А откуда ты знаешь, что именно он нам и нужен? — спросил Снифф и высоко задрал голову, чтобы увидеть вершину. Но она пряталась в облаках.

— Посмотри вокруг, — гордо произнес Снусмумрик. — Сколько тут сигаретных окурков! Их набросали профессора из Обсерватории.

— А ведь верно… — отозвался Снифф, завидуя, что не он первым это открыл.

Они медленно брели вверх по извилистой горной тропинке. Между ними тянулась веревка, которой они на всякий случай обвязались поперек живота.

— Помните: вы делаете это на свою голову!  — бубнил Снифф, шедший последним.

Все выше и выше, все круче и круче.

— Ух, жарко!  — сказал Муми-тролль, вытирая лоб. — А мама-то думала, нам будет холодно. Как хорошо, что крокодилы съели наши брюки!

Они глянули вниз в долину. Все вокруг было такое первобытное, такое гигантское и одинокое, страшно одинокое. Среди голых круч, распластав крылья, парил кондор —  единственное живое существо, которое они видели.

— Какая ужасно большая птица! — сказал Снифф. — Наверно, ему так скучно одному наверху…

— Возможно, у него где-нибудь здесь жена, а может, и целый выводок кондорят, — заметил Снусмумрик.

Кондор величественно скользнул вперед, поворочал головой с холодными глазами и огромным крючковатым клювом, замахал крыльями и повис в вышине прямо над ними.

— Интересно, о чем он сейчас думает? — спросил Снифф.

— Он что-то очень грозно выглядит, — обеспокоенно сказал Муми-тролль. — Уж не собирается ли он…

И в ту же секунду Снусмумрик крикнул:

— Он летит на нас!

Шелестя крыльями, кондор стремительно налетал на них. Они бросились к каменной стене горы, прижались к ней, крепко уцепившись друг за дружку, и беспомощно ждали, леденея от страха.

Вот он!

Было так, будто мимо пронесся ураган, широченные крылья ударили по скале и на мгновение затмили свет, но уже в следующее мгновение все было тихо и спокойно опять.



Дрожа от страха, они оглянулись. Кондор летел теперь где-то внизу, в меркнущей бездне. Он парил, описывая широкий полукруг, потом взмыл ввысь и направился в глубину гор.

— Он стыдится своей неудачи, — сказал Снусмумрик. — Кондоры очень гордые птицы. Второй попытки он не сделает.

— Крокодилы, гигантский ящер, водопад, подземный туннель, кондор, — подсчитывал на пальцах Снифф. — Пять огромных, ужасных переживаний! Особенно для меня, ведь я такой маленький.

— Самое большое приключение у нас еще впереди, — серьезно сказал Муми-тролль.

Все трое посмотрели вверх, на тяжелые серые тучи.

— Так хочется увидеть небо!  — с тоскою сказал Муми-тролль. — Ну ладно, двинулись дальше.

К вечеру они поднялись под самые облака. Гора завесилась густым туманом,


убрать рекламу






идти по тропе стало скользко и опасно. Они промерзли до костей (теперь Муми-тролль с печалью вспоминал о шерстяных штанах), и куда ни глянь — повсюду вокруг них была пустота.



— Я-то думал, облака мягкие как пух и в них приятно гулять, — сказал Снифф, чихая. — Надо же мне было ввязаться в эту дурацкую экспедицию!

Как раз в этот миг Муми-тролль остановился и навострил уши.

— Постойте, — сказал он. — Вон там что-то сверкает! Может, огонек… А может, алмаз…

— Алмаз!.. — завопил Снифф. Он очень любил драгоценные камни.

Муми-тролль двинулся на мерцающий огонек и, натянув веревку, потащил за собой остальных.

— Золотой браслет, — объявил он.

— Осторожней, — сказал Снусмум-рик. — Он лежит на самом краю!

Но Муми-тролль не слушал его. Он осторожно подпрлз к обрыву и потянулся за браслетом. Снусмумрик и Снифф крепко держали веревку. Муми-тролль все дальше перегибался через край пропасти и наконец схватил в лапы браслет.



— Как ты думаешь, это не может быть браслет с ноги фрекен Снорк? — спросил он.

— Это он, — печально ответил Снусмумрик. — А она — она была такая красивая. И она всегда ходила собирать цветы по опасным местам…

Муми-тролль не отвечал.

Они уныло побрели дальше.

Облака вокруг них мало-помалу редели, воздух теплел.

Они остановились на утесе отдохнуть и молча всматривались в серые колышущиеся завесы.

В это мгновение в облаках открылся просвет. Он быстро расширялся, и вдруг они увидели перед собой море туч. Сверху оно казалось до того мягким и красивым, что так и хотелось залезть в него ногами, потанцевать и покувыркаться в нем.

— Теперь мы над облаками, — торжественно объявил Снусмумрик.

Все вдруг посмотрели на небо.

— Что это? — в страхе прошептал Снифф.

Потому что небо не было больше хмурым и сумрачным, как раньше, но не было и голубым. Оно стало чуть красноватым, и в этом было что-то неестественное.

— Может, это закат такой, — неуверенно сказал Снусмумрик.

Но Муми-тролль очень серьезно ответил:

— Нет. Это комета окрасила небо в красный. Она движется к Земле.

Здесь, на самом высоком пике зубчатой горной цепи, стояла Обсерватория, где профессора делали тысячи удивительных наблюдений, выкуривали тысячи сигарет и жили наедине со звездами.

Муми-тролль направился к башне; Снусмумрик со Сниффом молча последовали за ним.

Они открыли маленькую дверь, тихонько поднялись по лестнице и, войдя в просторный зал, чуть дыша застыли у порога.



Где-то в темноте тихо гудел мотор. Огромный телескоп медленно двигался туда и обратно по рельсам, высматривая сквозь стеклянную крышу опасности в мировом пространстве. А внизу на полу суетились профессора, что-то подкручивали, налаживали, записывали.

Муми-тролль вежливо кашлянул.

— Здравствуйте, — сказал он.

Но профессора его не замечали.

— Славная погода сегодня! — продолжал он, немножко повысив голос, но не получил никакого ответа.

Тогда он прошел в зал и тихонько тронул за рукав профессора, что был к нему ближе всех.

— Мы прошли тысячи километров, чтобы увидеться с вами, дяденька, — сказал Муми-тролль.

— А, опять ты здесь!  — сказал профессор.

— Простите, пожалуйста, но я здесь в первый раз, — ответил Муми-тролль.

— Ну, значит, те двое были очень на тебя похожи, — буркнул профессор. — А у меня нет времени на всех, кто шныряет тут вокруг да задает детские вопросы. Эта комета — самое интересное из всего, что мне довелось наблюдать за девяносто три года моей жизни. Ну, что тебе?

— Я только хотел узнать… кто тут был до меня, — запинаясь, сказал Муми-тролль. — Случайно не маленькая светло-зеленая фрекен Снорк? Чуть пушистенькая такая… с цветком за ухом?

Профессор тяжко вздохнул.

— Нет, — сказал он. — Нет, пушки, цветки, фрекен — это не по моей части. А впрочем, верно, вертелась тут одна особа, страшно мешала мне. Все болтала о каком-то украшении, потеряла она его, что ли. А теперь брысь от меня! Я и так потерял с тобой сорок пять секунд!

— Спасибо! — сказал Муми-тролль. — Спасибо, большое спасибо!

Он поклонился и, пятясь задом, пошел к двери.

— Ну что? — полюбопытствовал Снифф. — Летит?

— Когда она в нас врежется? — спросил Снусмумрик.

— А?.. Что?.. — растерянно переспросил Муми-тролль.

— Что, что! Комета, разумеется!  — сказал Снусмумрик.

— А я про это и не спрашивал, позабыл, — ответил Муми-тролль. — Зато я узнал: она была здесь! Она… маленькая фрекен Снорк! Она жива! Она не свалилась в пропасть!

— Это уже кое-что, — язвительно заметил Снусмумрик.

— Нет, правда? — сказал Муми-тролль, улыбаясь, как идиот.

— Ты дурак, — сказал Снифф. — Теперь я пойду и спрошу.

И он на цыпочках подошел к другому профессору.

— Дяденька, можно поглядеть в телескоп? — вежливо спросил он. — Меня страшно интересуют кометы, и я так много слышал об одном очень уважаемом профессоре, который их открывает.

Профессор вскинул очки на лоб.

— Это правда? — сказал он, весьма польщенный. — Ну, в таком случае придется разрешить.

И он наладил телескоп так, чтобы Сниффу удобней было смотреть.

В первую минуту Снифф испугался. Небо было совсем черное, а звезды огромные и мигали, будто живые. А где-то далеко-далеко между ними сверкало что-то вроде злобного красного глаза.

— Это комета? — шепотом спросил он.

— Да, это она, — ответил профессор.

— Но она совсем не двигается, — озадаченно проговорил Снифф. — И я не вижу у нее никакого хвоста.

— Хвост позади, — объяснил профессор. — Она несется прямо на Землю, вот и кажется, что она неподвижна. Но она с каждым днем будет расти и расти.

— А когда она долетит до нас?  — спросил Снифф и, замирая от ужаса, снова посмотрел в телескоп на маленькую красную искорку.

— Согласно моим расчетам, комета должна коснуться Земли вечером седьмого октября, в восемь часов сорок две минуты или, возможно, на четыре секунды позднее, — ответил профессор.

— И что тогда произойдет? — спросил Снифф.

— Произойдет? — удивленно переспросил профессор. — Над этим я не задумывался. Во всяком случае, я подробно опишу ход событий.

— А вы знаете, дяденька, какое сегодня число? — спросил Снифф.

— Третье октября, — ответил профессор. — Ровно шесть часов двадцать восемь минут.

— Тогда нам надо спешить, — сказал Снифф. — Огромное спасибо.

Он подошел к своим, задрав нос, и сказал:

— Я имел очень содержательную беседу с профессором. Мы оба пришли к выводу, что комета столкнется с Землей седьмого октября, в восемь часов сорок две минуты вечера или, возможно, на четыре секунды позднее.

— Тогда скорее домой, — сказал Муми-тролль. — Только б успеть домой к маме, прежде чем комета долетит до Земли. Тогда, может, все это не так опасно. Уж мама что-нибудь да придумает…

Он ринулся вниз по лестнице, с шумом распахнул дверь.

— Ну, вы там, живее! — крикнул он.

— Спокойней, — сказал Снусмумрик. — Не мечись в темноте сломя голову, так и разбиться недолго. Ведь комета появится только через четыре дня!

— А, что там комета!  — отмахнулся Муми-тролль. — Мы должны догнать снорков, брата и сестру. Девчонка должна получить обратно свой браслет!

Глава седьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Утро четвертого октября выдалось ясное, хотя солнце было затянуто какой-то странной дымкой. Его затуманенный диск медленно выкатился из-за гребня гор и начал свой путь в небесной вышине.

Они не ставили на ночь палатки, а все шли и шли.

Далеко внизу, в долине, они видели узкие ленты рек и темные пятна лесов.

— Зеленый лес… — сказал Снусмумрик. — Как мне хочется прочь отсюда, из этого каменного ландшафта!

— Я устал, — хныкал Снифф. — Не хочу больше тащить на себе эту тухлую палатку. Несите ее сами!

— Но ведь мы несем остальной багаж, — урезонивал его Муми-тролль.

Снифф разревелся.

—  Конечно, это никакая не тухлая, а чудесная желтая шелковая палатка, — сказал Снусмумрик. — Но не надо слишком привязываться к собственности. Брось ее!

— Прямо через край? — растерянно спросил Снифф и перестал плакать.

Снусмумрик кивнул.

Снифф подошел с палаткой к краю пропасти.

— И кастрюли туда же? — спросил он.

— По мне, так пожалуйста, — пожал плечами Снусмумрик.

И Снифф швырнул всю поклажу в пустоту. Гигантскими скачками она запрыгала с утеса на утес, кастрюли звенькали и бренькали, и лишь долгое время спустя последняя из них замолкла внизу.

Неожиданно Снифф побледнел.

— А теперь у меня закружилась голова, — объявил он, лег пластом наземь и ни с места.



— У нас нет времени, — уговаривал его Муми-тролль. — Мне надо как можно скорее увидеть маленькую…

— Знаю, знаю, — перебил его Снифф. — Твою глупую фрекен Снорк. — Только не тронь меня, пожалуйста, а то мне станет плохо.

— Оставь его в покое, — сказал Снусмумрик. — Пусть отлежится, а мы тем временем покатаем камни. Ты когда-нибудь катал камни?

— Нет, — сказал Муми-тролль.

Снусмумрик выбрал камень побольше и подкатил его к краю пропасти.

— Смотри!

Он с силой толкнул камень, и тот исчез в бездне. Через несколько секунд снизу донесся грохот. Потом опять. А потом словно гром прокатился над горами, и еще долго после этого гулкое эхо перекатывалось от вершины к вершине.

— Горный обвал! — восхищенно сказал Снусмумрик.

— Я тоже хочу попробовать! — загорелся Муми-тролль. — Вот тот камень столкну я!

И он кинулся к огромной каменной глыбе, которая чуть держалась на самом краю пропасти.

— Осторожней! — крикнул Снусмумрик, но было поздно.

Глыба уже с грохотом летела вниз, а вслед за нею от собственного толчка летел в пропасть злосчастный Муми-тролль.



Вероятно, тут бы и стало на свете одним Муми-троллем меньше, если б не веревка, которой он был перепоясан. Снусмумрик упал на спину и уперся в землю ногами. Рывок был такой сильный, что Снусмумрику показалось, будто его разорвало пополам. А Муми-тролль повис в бездне, беспомощно раскачиваясь взад и вперед, и был он тяжеленек.

Снусмумрик мало-помалу сползал все ближе к краю пропасти. Но вот веревка за ним натянулась, и Сниффа, привязанного к другому ее концу, потащило по камням.

— Прекратите! — завизжал он. — Не приставайте! Я плохо себя чувствую!

— Через минуту ты почувствуешь себя еще хуже, если не удержишь нас! — крикнул Снусмумрик.

А Муми-тролль в пропасти вопил:

— Спасите! Помогите!

Тут уж Снифф понял, в чем дело, и до того испугался, что всю хворь с него как рукой сняло. В диком страхе он заметался туда-сюда и в конце концов совершенно запутал веревку между камнями, и они перестали оползать.

— А теперь тяни, — скомандовал Снусмумрик. — Тяни что есть сил, когда я скажу «раз». Приготовились! Нет, я еще не сказал «раз». И опять еще не сказал. А вот теперь — раз!

И они стали тянуть изо всех сил.

Наконец над краем пропасти показался Муми-тролль. Сперва уши, потом глаза, потом чуточку носа, потом весь нос, а там уж и весь он целиком.

— Боже мой! — сказал он. — Боже мой!

— Это я удержал всех нас, — сказал Снифф.

Они долго сидели на земле, приходя в себя. Потом Муми-тролль вдруг сказал:

— Мы были дураки.

— Это ты был дурак, — возразил Снифф.

— Ну, прямо-таки преступники, — продолжал Муми-тролль, не слушая его. — Подумать только! Вдруг мы скатили этот камень на голову маленькой фрекен Снорк?!

— Тогда она превратилась в лепешку, — сказал Снифф.

Муми-тролль так и подскочил.

— Пошли дальше! — сказал он. — Немедленно.

Они продолжали спускаться в долину под красноватым небом, в котором плыло затуманенное солнце.

Между скал у подножия горы бежал маленький ручеек, неглубокий и прозрачный, полный сверкающих золотых песчинок. На камне, опустив в воду усталые ноги, сидел Хемуль и тяжко вздыхал. Около него лежала толстая книга, под названием «Ночное бабочки Восточного полушария, их привычки и непривычки».



— Ума не приложу, — бормотал Хемуль. — Ни одной с красным хвостом! А что, если это Dideroformia Archimboldes?  Но это совсем обычная бабочка, и у нее вовсе нет хвоста.

И он в который уж раз тяжело вздохнул.

В эту минуту Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф выступили из-за скалы и сказали:

— Привет!

— Ой! — вскрикнул Хемуль. — Как я испугался!.. А, это опять вы! А я-то думал, горный обвал. Утром здесь творилось что-то ужасное.

— Что именно? — полюбопытствовал Снифф.

— Горный обвал, вот что, — ответил Хемуль. — Совершенно ужасный. Камни величиною с дом скакали вокруг меня; моя лучшая стеклянная банка разбита. А сам я был вынужден самым недостойным образом увертываться от них. Это было ужасно.

— Боюсь, что, проходя по тропе, мы нечаянно столкнули вниз несколько камней, — сообщил Снусмумрик. — Это легко случается, когда ходишь по горам.

— Не хочешь ли ты сказать, что это вы устроили горный обвал? — спросил Хемуль.

— Нечто вроде, — ответил Снусмумрик.

— Я никогда не был о вас особенно высокого мнения, — медленно произнес Хемуль. — А после этого вообще неизвестно, захочу ли я с вами знаться.

Он отвернулся и стал плескать воду на свои усталые ноги. Через некоторое время он повернул голову и спросил:

— Вы еще не ушли?

— Скоро уйдем, — ответил Муми-тролль. — Дяденька, а дяденька… Вам не кажется, что у неба какой-то странный цвет?

— Цвет? У неба?  — удивленно переспросил Хемуль.

— Да, у неба, — повторил Муми-тролль.

— Глупости, — сказал Хемуль. — По мне, будь оно хоть в клетку. Я так редко на него гляжу. Что меня беспокоит, так это ручей: он высыхает. Если и дальше так пойдет, мне, чего доброго, негде будет ополаскивать ноги.

Так ведь это большая комета… — начал было Муми-тролль, но тут Хемуль порывисто встал, сгреб свои вещи и перешел на ту сторону ручья.

— Ладно, пошли, — сказал Снусмумрик. — Раз уж Земле суждено превратиться в отбивную, оно, может, и лучше, если Хемуль не будет знать об этом заранее.

Глава восьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Местность изменилась, идти стало легче. Земля оделась мхом и лишайником, тут и там пучками росли цветы. Опушка леса придвинулась ближе.

— Надо взять курс прямо на долину, — сказал Снусмумрик. — Мы должны идти прямиком, если хотим поспеть туда раньше кометы.

Муми-тролль посмотрел на компас.

— Он совсем свихнулся, — сказал он. — Стрелка вертится и не хочет стоять на месте. Может, он боится кометы?

— Очень может быть, — ответил Снусмумрик. — Тогда придется идти по солнцу. Или, вернее, по той малости, что от него еще осталось.

Спускаясь дальше по склонам, они набрели на небольшое озеро. Вода в нем спала, открыв крутые берега с высохшими, поникшими от жары водорослями. Купаться здесь было нехорошо.

— Наверное, у него треснуло дно, — сказал Снифф, — и теперь вся вода утекает в землю.

— Но ручей Хемуля тоже обмелел, — заметил Снусмумрик.

Снифф заглянул в дорожную фляжку с соком, но там понижения уровня не наблюдалось.

— Ничего не понимаю, — сказал он.

— Ну, это не новость, — заметил Муми-тролль. — Ладно, пошли дальше.

И тут они услышали крики: «Помогите!»

Высокие, пронзительные крики, и чуть подальше вперед визг потише, очень похожий на женский. В первое мгновение Муми-тролль прямо остолбенел, а потом понесся вперед с быстротой пушечного ядра.

— Не так быстро! — завопил Снифф. — Ай! Ой!

Веревка затянулась у него на животе, и он, барахтаясь, волочился на ней и пахал носом землю.

Но его друзья не остановились до тех пор, пока, норовя обежать дерево с разных сторон, сами не растянулись во весь рост.

— Да скиньте вы к черту эту веревку! — свирепо прорычал Муми-тролль.

— Ага! Ты ругаешься! — возмущенно закричал Снифф.

— Подумаешь! — огрызнулся Муми-тролль, разрубая ножом веревку. — Это она! Это фрекен Снорк!

И он снова помчался вперед со всей быстротой, на какую были способны его коротенькие ножки.

Через некоторое время им навстречу выбежал Снорк, весь синий от страха.

— Торопитесь!  — закричал он. — Поедают мою сестренку! Какой-то дьявольский куст схватил ее и ест!

И это была сущая правда.

Ядовитый куст опасной разновидности Angostura  вцепился в хвост маленькой фрекен Снорк и медленно подтаскивал ее к себе своими живыми руками, а она пищала, визжала и упиралась изо всех сил.

— Ах ты мерзкий куст! — крикнул Муми-тролль и взмахнул своим перочинным ножом (новым, со штопором и пилочкой для ногтей). Затем он предпринял ряд обманных маневров и попытался раздразнить куст оскорблениями, обзывая его ползучим гадом, посудной щеткой и крысиной чумой.

Куст уставился на него всеми своими желто-зелеными цветами, отпустил фрекен Снорк и потянулся к нему извивающимися руками.





Снусмумрик, Снифф, Снорк и его сестра глядели на этот жестокий бой, не смея перевести дух.

Муми-тролль скакал туда-сюда, яростно молотил хвостом и время от времени делал выпады в сторону машущего руками Ангостуры.

Вот одна из его зеленых рук обвилась вокруг носа Муми-тролля, и из груди зрителей вырвался крик ужаса.

Но вот Муми-тролль одним махом отсек ее, и крик ужаса перешел в торжествующий вопль.

А схватка закипела с новой силой. Куст весь трясся от негодования, Муми-тролль пылал от гнева и усилий. Зрители долго не могли ничего разобрать в яростном мелькании ветвей, хвостов и ног. Фрекен Снорк дрожащими лапами подняла большущий камень и запустила им в ядовитый куст. Но так как стрелок она была никудышный, камень угодил прямо в живот Муми-троллю.

— Я убила его!  — зарыдала она и закрыла лапами лицо.

— Чего хорошего ждать от девчонки, — едко заметил Снифф.

Но Муми-тролль вовсе не был убит, он дрался как никогда и одну за другой отшибал ножиком руки Ангостуры. И лишь когда от того остался голый пенек, сложил ножик и сказал (на взгляд Сниффа, ужасно надменно):

— Вот так-то.

— О, какой ты храбрый!  — прошептала фрекен Снорк.

— А, ерунда! Со мной такое бывает чуть ли не каждый день, — как бы невзначай бросил Муми-тролль.

— Странное дело, — заметил Снифф. — Я что-то никогда…

Но он не успел договорить: Снусмумрик больно наступил ему на ногу, так что он даже вскрикнул.

— Ой, что это? — вздрогнула фрекен Снорк. Она еще не пришла в себя после такого ужасного переживания.

— Не бойся, — сказал Муми-тролль. — Теперь я с тобой, я сумею защитить тебя от любой опасности. А еще у меня есть для тебя небольшой подарок.

И он достал золотой браслет.

— Ах! — воскликнула фрекен Снорк и порозовела от восторга. — А я-то думала, я его потеряла… Мне ужасно приятно… Где ты его нашел?

И она тут же надела браслет на ногу и принялась вертеться и так и этак, любуясь им.



— Она ревела по нему несколько дней, — сказал Снорк. — Ничего не хотела есть. Ну, а теперь, если господа не возражают, пройдемте чуть подальше, вон до той прогалины, и проведем собрание. Мне кажется, настало время поговорить о более важных вещах, чем браслеты.

И он повел всех на знакомую ему лесную поляну.

Они уселись в кружок на траве и ждали.

— Так о чем же мы будем говорить?  — спросил Муми-тролль.

— Разумеется, о комете,  — сказал Снорк и с серьезным видом взглянул на небо. — Назначаю себя председателем и секретарем собрания. Есть возражения?

Возражений не было, и Снорк трижды потыкал в землю карандашом.

— Что там? Божья коровка? — с интересом спросила фрекен Снорк и нагнулась к земле поглядеть.

— Тихо, ты мешаешь собранию, — сказал Снорк. — Итак, она прилетит вечером седьмого октября, в восемь часов сорок две минуты или, возможно, на четыре секунды позднее.

—  Кто? Божья коровка? — спросил Муми-тролль, любовавшийся мягкой челкой фрекен Снорк.

— Комета, разумеется! — раздраженно ответил Снорк. — А теперь спрашивается: что следует предпринять?

— Мы идем домой, — ответил Муми-тролль. — Может, вы присоединитесь к нам?

— Этот вопрос мы подробно обсудим на следующем собрании, — сказал Снорк.

— Послушай-ка, — перебил его Снусмумрик. — Решать надо быстро. Сегодня четвертое октября, почти уже вечер. В нашем распоряжении всего три дня, чтобы поспеть в Муми-дол.

— Ты там живешь? — спросила фрекен Снорк.

— Да, — ответил Муми-тролль. — Прелесть что за долина. Как раз перед тем, как отправиться в путь, я устроил для тебя качели.

— Хе! Да ведь ты ж тогда не был с ней знаком! — сказал Снифф. — Зато грот, мой грот  — вот о чем стоит рассказать…

— Ближе к делу, — сказал Снорк и потыкал в землю карандашом. — Во-первых, можно ли рассчитывать, что мы поспеем в долину раньше кометы, а во-вторых, действительно ли там больше возможностей спастись, чем где-нибудь еще?

— Пока что там все шло хорошо, — заметил Снифф.

— Мама, наверно, что-нибудь да придумает, — сказал Муми-тролль. — Если б только вы видели наш грот! Я зарыл в нем жемчужины.

— Жемчужины! — восхищенно воскликнула фрекен Снорк. — И из них можно делать браслеты?

— Еще бы!  — ответил Муми-тролль. — Все, что угодно: носовые кольца, серьги, набрюшники, диадемы…

— Это будет следующим вопросом повестки дня! — вскипел Снорк, яростно тыча в землю карандашом. — Тихо! Тихо! Тихо! Есть вещи поважнее носовых колец!

— Нет — если кольца отделаны жемчужинами! — отрезала сестра. — Вот ты опять сломал кончик карандаша. Кто хочет ужинать?

Все хотели ужинать!

Снорк презрительно фыркнул.

— Никогда не следует допускать девчонок на собрания! — сказал он.

— Не надо быть таким занудой, — сказала фрекен Снорк, доставая тарелки из маленькой корзинки. — Лучше набери мне немного дров. Кстати сказать, мы отлично можем укрыться в гроте, там, в долине Муми.

— Ах какая ты умница!  — воскликнул Муми-тролль, с восхищением глядя на нее. — Конечно, мы можем укрыться в гроте!

— В моем гроте! — гордо сказал Снифф. — Мы завалим вход камнями, заделаем трещины в потолке и возьмем с собой много еды и маленький фонарик. Вот будет здорово!

— Во всяком случае, собрание необходимо, — бубнил свое Снорк. — Хотя бы по вопросу о разделении труда.

— Вот именно!.. Как там у тебя с дровами, готовы? — спросила сестра. — Снифф! Раздобудь мне воды для супа.

Снифф и Снорк отправились выполнять поручения, а фрекен Снорк продолжала хлопотать по хозяйству.

— Муми-тролль, — сказала она. — На стол нужны цветы.

— Какие? — робко спросил он.

Фрекен Снорк оглядела себя и увидела, что сейчас она розового цвета.

— Я думаю, лучше всего мне подойдут розовые, — сказала она.

И Муми-тролль бросился исполнять поручение.

— А я? — опросил Снусмумрик. — Что я могу сделать для тебя?

— Сыграй мне что-нибудь, — попросила фрекен Снорк.

Снусмумрик достал губную гармошку и сыграл самую романтическую песню, какую он знал.

Через некоторое, вернее сказать, довольно продолжительное, время Снорк вернулся с дровами.

— Ну, наконец-то, — сказала сестра.

— Трудно быстро набрать веток совершенно одинаковой длины, — укоризненно сказал он.

— Он всегда такой пунктуальный? — спросил Снусмумрик.

— Его мама таким родила, — ответила фрекен Снорк. — Но куда это запропастился Снифф с водой?

А Снифф вовсе не нашел воды. Небольшое озеро, на которое он набрел в лесу, пересохло, лишь немного жидкой грязи осталось на дне, и бедные кувшинки все умерли. Он пошел дальше в лес и набрел на русло ручья, который тоже высох. Снифф не знал, что и подумать. В конце концов он, удрученный, вернулся к месту стоянки.



— Похоже, во всем мире кончилась вода, — сказал он. — Интересно, что говорят об этом рыбы.

— Это надо вынести на обсуждение, — сказал Снорк.

— Есть у тебя фляжка с соком? — спросила у Сниффа фрекен Снорк. — Давай ее сюда. — Она вылила сок в кастрюлю и стала варить фруктовый суп. — С этим ясно, — сказала она.

— Нет, не ясно, — упорствовал Снорк. — Ведь должна быть причина, почему вся вода пропала. Я почти уверен, что это как-то связано с кометой…

Все разом глянули на небо.

Наступали сумерки. Меркнущий небосвод был окрашен в багрово-красный, и где-то там, над самыми верхушками елей, что-то сверкало. Небольшая красная искорка, похожая на далекую звезду. Она стояла на месте, но по тому, как она вспыхивала и мерцала, чувствовалось, какая она горячая.

— Это она, — мрачно сказал Снорк.

Его сестра вздрогнула и придвинулась к костру.

— Фу, — сказала она, — как неприветливо она смотрит. — При этом фрекен Снорк из розовой постепенно стала фиолетовой.

В эту минуту примчался Муми-тролль с букетом колокольчиков.

— Их нелегко было найти, — сказал он.

— Спасибо тебе, — ответила фрекен Снорк. — Но я, собственно говоря, предпочла бы желтые. Как видишь, я переменила цвет.

— Да, конечно,  — печально сказал Муми-тролль. — Поискать новых?

И тут он увидел комету, сверкавшую над кромкой леса.

— Возьми меня за лапу, — прошептала фрекен Снорк. — Мне страшно.

— Не бойся, — успокаивал ее Муми-тролль. — Она долетит до нас только через три дня, к тому времени мы уже укроемся в гроте и мама зажжет ночник. А сейчас поедим твоего чудесного супу и ляжем спать.

Они разделили суп на пять равных частей, поужинали и забрались все вместе на циновку, которую фрекен Снорк сплела из травы.

Костер медленно угасал, а комета, горячая и зловещая, продолжала сверкать над темным безмолвным лесом.

Глава девятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Весь следующий день они шли по лесу, держа путь прямо на Муми-дол. Снусмумрик шагал впереди и играл на губной гармошке, чтобы было веселее.

Часов в пять вечера они вышли на узенькую дорожку и увидели путевой указатель, на котором значилось: «Танцплощадка — сюда! Лавка».



— О, танцы! Пойдем?  — воскликнула фрекен Снорк, хлопая в ладоши. — Я так давно, так давно не танцевала!

— Нет у нас времени на танцы, когда гибнет Земля, — сказал Снорк.

— Ну немножечко! — умоляла фрекен Снорк. — Ведь Земля погибнет только через два дня!

— Может, в лавке можно будет достать лимонаду? — высказался Снифф.

— Да и дорожка ведет почти в нашем направлении, — подхватил Муми-тролль.

— Ничего страшного, если мы взглянем на танцплощадку, — сказал Снусмумрик. — Так просто, когда будем проходить мимо.

Снорк вздохнул, и они свернули на дорожку.

Это была необычайно веселая, резвая дорожка. Она виляла и скакала, а иногда даже игриво завязывалась петлей. По такой дорожке можно идти сколько угодно и не устать. И, как знать, по такой дорожке скорее приходишь к цели, чем по скучному прямому пути.

— Да тут совсем как у нас дома в долине, — подумал вслух Муми-тролль.

— Расскажи что-нибудь про вашу долину, — попросила фрекен Снорк.

— О, это самая лучшая долина на свете,  — сказал Муми-тролль. — Там есть мировое дерево для лазанья, я хочу построить на нем дом. Песок под водой украшен маленькими мягкими волнами, а наши клумбы обложены ракушками. А еще у нас есть свой мост, его построил папа, и по нему можно кататься в тачке.

— Ах как чудесно! — воскликнула фрекен Снорк.

— Раньше ты прямо рвался оттуда, — заметил Снифф. — Только и толковал о том, как хорошо там, где нас нет.

— Ну, то было раньше, — ответил Муми-тролль.

Тут дорожка в последний раз вильнула, и перед ними оказалась лавка.

Это была замечательная лавка.

Вокруг нее аккуратными рядами росли всяческие цветы, а перед ней стоял столб с серебряным шаром, в котором отражался лес и маленькая избушка с травяной крышей. Избушка была увешана вывесками и рекламами, на которых значилось: «Лимонад», «Мыло», «Жевательная резинка Ригли» и всякое другое. Под окнами росли огромные желтые и зеленые тыквы.




Муми-тролль поднялся на крыльцо, отворил дверь, и внутри избушки звякнул колокольчик. Один за другим все последовали за ним — все, кроме фрекен Снорк, которая осталась в палисаднике любоваться собой в серебряном шаре. За прилавком сидела старушка с блестящими мышиными глазками и белыми волосами.

— Во сколько детворы зараз! — сказала она. — Что вам угодно?

убрать рекламу






>

— Лимонаду, — сказал Снифф. — Лучше всего красного.

— Есть у вас тетради в линейку шириной в один сантиметр?  — спросил Снорк.

Он хотел записать все, что следует делать на случай столкновения Земли с кометой.

— Разумеется, — ответила старушка. — Синие вас устроят?

— Лучше какого-нибудь другого цвета, — сказал Снорк: синие напоминали ему о той поре, когда он был еще маленький и ходил в школу.

— А мне, пожалуй, новые штаны, — сказал Снусмумрик. — Только они не должны выглядеть слишком новыми. Мне хорошо только в такой одежде, которая в моем стиле.

— Все понятно, — сказала старушка и сняла с вешалки пару брюк. — Эти подойдут?

— Но они же ужасно чистые и новые! — печально сказал Снусмумрик. — Постарее не найдется?

Старушка на минуту задумалась.

— Это самые старые, что у меня есть, — сказала она. — А завтра они станут еще старее. И, конечно, еще грязнее, — добавила она, глядя на Снусмум-рика поверх очков.

— Ну ладно, — сказал он. — Пойду за уголок, примерю. Только сомневаюсь, чтобы они были в моем стиле.



И он исчез в палисаднике.

— Ну, а тебе что? — спросила старушка у Муми-тролля.

Муми-тролль смутился и застенчиво проговорил:

— Диадему…

— Диадему? — удивленно переспросила старушка. — Зачем она тебе?

— Уж конечно затем, чтобы подарить фрекен Снорк!  — сказал Снифф, который сидел на полу и тянул через соломинку лимонад. — Он страшно поглупел с тех пор, как повстречался с этой девчонкой!

— Дарить женщине украшения вовсе не глупо, — строго сказала старушка. — Ты еще слишком мал, чтобы понимать такие вещи. Собственно говоря, украшение — единственно верный подарок, какой можно сделать женщине.

— Ну да еще! — сказал Снифф и уткнулся носом в свой лимонад.

Старушка оглядела сверху донизу свои полки, но ни одной диадемы там не было.

— Может, под прилавком? — с надеждой спросил Муми-тролль.

Старушка заглянула под прилавок.

— Нет, там тоже нет. Похоже, диадем у меня не имеется. Ну, а пара хороших перчаток для снорков ее не устроит?

— Не знаю, — с печальным видом проговорил Муми-тролль.

В эту минуту колокольчик над дверью звякнул, и в лавку вошла сама фрекен Снорк.

— Здравствуйте, тетенька, — сказала она. — Какое чудесное зеркало у вас в садике, просто прелесть! Я давно потеряла свое карманное зеркальце и с тех пор смотрюсь в лужи, а лицо в них выглядит не очень-то!

Старушка подмигнула Муми-троллю, взяла что-то с полки и незаметно сунула ему в руку.

Муми-тролль глянул одним глазком. Это было маленькое круглое зеркальце в серебряной оправе, с розой из красных рубинов на оборотной стороне. Он страшно обрадовался и подмигнул старушке в ответ. А фрекен Снорк ничего не заметила.

— Тетенька, а у вас есть медали? — упросила она.

—  Что-что?  — переспросила старушка.

— Медали, — повторила фрекен Снорк. — Такие красивые звезды, которые мужчины любят носить на шее.

— А, понятно, — сказала старушка. — Медали у меня где-то были.

И она снова оглядела сверху донизу свои полки, пошарила взглядом под прилавком и по всей лавке.

— Неужели ни одной не осталось?  — со слезами на глазах спросила фрекен Снорк.

Старушка с убитым видом смотрела на нее, потом вдруг что-то надумала и полезла по стремянке под самый потолок. Там стояла коробка с елочными украшениями, и она достала из нее большую нарядную звезду.

— Смотри, как удачно, — сказала старушка, обметая щеткой звезду. — Нашла я тебе медаль!

— Ах, что за прелесть! — воскликнула фрекен Снорк.

Затем она повернулась к Муми-троллю и робко сказала:

— Это тебе за то, что ты спас меня от ядовитого куста.

Муми-тролль был до того потрясен, что не мог слова вымолвить.

Он преклонил колени, и фрекен Снорк нацепила звезду ему на шею, где она заблистала бесподобным блеском.



— Нет, ты обязательно должен увидеть себя в зеркало! — воскликнула фрекен Снорк.

Тут Муми-тролль достал из-за спины зеркальце и сказал:

— А вот это я купил тебе. Подержи, я посмотрюсь.

Пока они любовались собою в зеркало, колокольчик над дверью звякнул вновь, и вошел Снусмумрик.

— Мне кажется, лучше будет, если брюки состарятся здесь, — сказал он. — Они не в моем стиле.

—  Очень жаль, — сказала старушка. — Ну, а новую шляпу тебе не надо?

Снусмумрик испуганно надвинул на глаза свою старую зеленую шляпу.

— Большое спасибо, — сказал он. — Мне вовремя пришло на ум, как опасно обременять себя собственностью.

В эту минуту Снорк, который все время сидел и писал в тетради, поднялся и сказал:

— Один из пунктов правил спасения от комет гласит: не задерживайся долго в лавках, выбирая товар. Нам пора идти дальше. Снифф, живо допивай лимонад!

Снифф опрокинул в себя целый стакан и, как и следовало ожидать, лимонад попал не в то горло. Послышался булькающий звук, и лимонад выплеснулся на коврик.



— Фу! — сказала фрекен Снорк.

— С ним всегда так, — сообщил Муми-тролль. — Ну так что же, пойдемте?

— Сколько с нас? — спросил Снорк.

Старушка принялась за подсчеты, а Муми-тролль вдруг с ужасом сообразил, что у него нет денег! Да что там денег — у него и карманов-то нет!

Он дергал Снусмумрика за рукав, делал ему отчаянные знаки бровями, а Снусмумрик только головой тряс. Брат и сестра Снорки многозначительно смотрели друг на друга.

Ни у кого не было с собой ни гроша!

— Одна семьдесят пять за тетрадь и три марки за лимонад, — сказала старушка. — Звезда стоит пять марок, а зеркало одиннадцать, потому что на оборотной стороне рубины. Итого выходит двадцать марок семьдесят пять пенни.

Никто не проронил ни слова. Фрекен Снорк со вздохом положила зеркальце на прилавок; Муми-тролль начал развязывать ленту медали.

Снорк усиленно соображал, дороже или дешевле стала тетрадь после того, как он исписал ее, а Снифф глядел на залитый лимонадом коврик.

Старушка посмотрела на них поверх очков и кашлянула.

— Так вот, малыши, — сказала она. — Еще у нас есть старые штаны, которые Снусмумрик отказался взять. Они стоят ровно двадцать марок. Одно покрывается другим, так что, в сущности, вы мне ничего не должны.

— А разве так правильно? — с сомнением спросил Муми-тролль.

— Еще бы не правильно, маленький мой Муми-тролль, — сказала старушка. — Ведь я же удерживаю с вас штаны!

Снорк попробовал проверить расчет в уме, но ничего у него не вышло. Тогда он записал в тетрадке вот так:

Тетрадь ......................1,75 

Лимонад (выплюнутый)...3 

Медаль.........................5 

Зеркало (с рубинами)......11 

Итого.........................20,75 

_______________________ 

Брюки........................ 20 

20 = 20 

В остатке 75 пенни 

— И правда, сходится, — удивился он.

— А семьдесят пять пенни? — завопил Снифф. — Разве нам не причитается семьдесят пять пенни!

— Не мелочись, — сказал Снусмумрик. — Будем считать, что мы квиты.

Они вежливо поклонились, а фрекен Снорк сделала книксен. У двери она что-то вспомнила и спросила:

— А далеко отсюда до танцплощадки?

— Нет, только чуточку пройти вперед, — ответила старушка. — Если ночь лунная, там дают добавочное время.

Они уже прошли немного по дорожке, как вдруг Муми-тролль остановился.

— Комета! — сказал он. — Надо бы предупредить старушку. Вдруг она захочет пойти с нами и спрятаться в гроте. Снифф, добеги до нее, спроси.

Снифф побежал назад, а они уселись у обочины ждать.

— Ты танцуешь мамбо? — спросила фрекен Снорк.

— С грехом пополам, — ответил Муми-тролль. — Больше всего я люблю вальс.

— Вряд ли мы поспеем к сроку в долину с этой вашей танцплощадкой, — завел свое Снорк. — Взгляните на небо.

Они взглянули.

— Да, теперь ее видно и днем, — сказал Снусмумрик. — Еще только вчера она была с муравьиное яичко, а сегодня уже с теннисный мяч.

— Но уж танго-то ты должен уметь, — продолжала фрекен Снорк. — Маленький шажок в сторону и два больших назад.

— Это можно попробовать,  — отвечал Муми-тролль.

— Сестренка, — сказал Снорк, — почему у тебя одни глупости на уме? Неужели нельзя держаться ближе к делу?

— Танцы — не глупости! — запальчиво возразила сестра. — Мы начали говорить о танцах, а ты вдруг вылезаешь с кометами. А я и дальше хочу говорить о танцах!

И оба начали потихоньку менять окраску.

Но как раз в эту минуту прибежал Снифф.

— Она не хочет, — сказал он. — Она спрячется в погребе, если комета прилетит. Но она очень благодарила и дала нам на дорогу карамелек.

— А ты случайно не выклянчил их? — угрожающе спросил Муми-тролль.

— Вот еще! — возмущенно воскликнул Снифф. — Она сказала, что нас надо чем-то вознаградить, раз она задолжала нам семьдесят пять пенни! И она совершенно права!

Они двинулись дальше по веселой дорожке. Солнце в небе катилось за мутной серой завесой, потом коснулось верхушек деревьев и опустилось за горизонт.

Взошла луна, какая-то очень уж бледно-зеленая и тусклая. А комета засверкала еще ярче. Она выросла до размеров полной луны и озаряла лес своим неправдоподобно красным светом.

На небольшой лужайке они нашли танцплощадку.

Она была убрана венками из светлячков, а на лесной опушке стоял гигантский кузнечик и настраивал скрипку.

— Страх подумать, что приходится играть, — сказал он.

— Для кого же вы играете? — удивилась фрекен Снорк и огляделась вокруг.

— Для простого народа! — фыркнул кузнечик. — Вот настаивают, чтобы я давал модерн!

Только тут они заметили, что поляна полна народу. Сюда сбежались все водяные, которые отважились выйти из пересохших лесных озер и болот, и всякая ползучая лесная мелюзга, а под березами кучками сидели и сплетничали древесные духи.

Фрекен Снорк достала зеркальце и посмотрела, хорошо ли сидит цветок за ухом, а Муми-тролль поправил свою медаль.

— Как по-вашему, могу я сыграть им на своей губной гармошке? — шепотом спросил Снусмумрик у Снорка. — Кузнечик, случаем, не обидится?

— Играйте вместе, — ответил тот. — Разучи с ним песенку «Эй, зверятки, завяжите бантиком хвосты».

— А ведь хорошо должно получиться, — благодарно сказал Снусмумрик и повел кузнечика за куст (не ядовитый) разучивать новую песенку.

Через некоторое время из-за куста полились тихие мелодии — одна, другая, третья. Потом мелодии перешли в лихие трели.

Ползучая мелюзга, древесные духи и водяные перестали болтать, подошли и прислушались.

— Вот это модерн! — оживились они. — Под это уже можно танцевать!

— Мама, — сказала одна лесная крошка-малявка, показывая на звезду Муми-тролля. — А вон генерал!

Все собрались вокруг Муми-тролля и с удивлением разглядывали его.

— Какой мягенький у тебя пушок! — говорили жители леса фрекен Снорк.

Древесные духи по очереди смотрелись в зеркальце с розой из рубинов, а водяные ставили мокрые крестики вместо подписи в тетрадке Снорка.



Но вот из-за куста грянуло: «Эй, зверятки, завяжите бантиком хвосты» (полный текст), и вперед выступили Снусмумрик с кузнечиком, что есть силы наяривая на своих инструментах.

Каждый бросился искать себе пару, и на лужайке поднялась невообразимая толкотня. Но вот пары составились, и вся площадка закружилась в танце.

Фрекен Снорк и Муми-тролль начали отплясывать мамбо, и после третьего круга дело у них пошло на лад.

Снорк отхватил себе русалочку с водорослями в волосах, которая все время сбивалась с такта, а Снифф кружился с самой маленькой из малявок, которая была от него в безумном восторге.

Мошкара плясала особняком, и со всего леса к площадке бегом, ползком и вскачь устремлялись толпы зевак.



Никто не думал о пылающей комете, которая одиноко летела в черной ночной пустоте.

Около полуночи прикатили большущую бочку меда, и каждому дали маленькую берестяную чарку. Светлячки собрались в шар посреди лужайки, и все расселись вокруг и принялись угощаться бутербродами с луком, анчоусами и мармеладом.

— А теперь давайте рассказывать истории, — сказал Снифф. — Ты знаешь какие-нибудь истории, крошка-малявка?

— Не-е-ет… — смущаясь, протянула малявка. — Разве вот одну…

 — Ну так начинай! — потребовал Снифф.



— Ну, а дальше? — подбодрял Снифф.

— Вот и вся история, — сказала крошка-малявка и уползла от смущения в мох.

Все так и покатились со смеху, а водяные заколотили хвостами в барабан.

— Сыграй что-нибудь, чтобы можно было подсвистывать, — попросил Муми-тролль Снусмумрика.

— «Трали-вали»? — спросил Снусмумрик.

— Ну ее, она такая грустная, — возразила фрекен Снорк.

— Ничего, сойдет, — сказал Муми-тролль. — Это замечательная песенка со свистом.

Снусмумрик заиграл, и все хором подхватили припев:


Мы кутили, мы гуляли,
Мы плясали, трали-вали!
Скоро пять.
Одиноко по дорожке
Мы бредем, устали ножки
Дом искать.

Фрекен Снорк положила голову на плечо Муми-троллю и немножко всплакнула.

— Ведь это про нас поется, — всхлипывала она. — Ведь это у нас такие маленькие усталые ножки, и еще неизвестно, доберемся ли мы до дому!

— Доберемся, — уверенно отвечал Муми-тролль. —  Не плачь! Мы придем домой, и мама даст нам обедать и скажет: «Подумать только, вы вернулись живы-здоровы!» А мы скажем: «Ты не можешь себе представить, что нам довелось пережить!»

— А у меня будет ножной браслет из жемчужин,  — прошептала фрекен Снорк и вытерла слезы. — А одну жемчужину мы оставим тебе на булавку для галстука.

— Ладно, — сказал Муми-тролль. — Хотя я так редко ношу галстук!

А Снусмумрик играл песни, одну за другой, и теперь это были сумеречные колыбельные песни и прощальные, и один за другим мелкие лесные жители и водяные потянулись обратно в лес.

Древесные духи спрятались в своих жилищах, а фрекен Снорк уснула с зеркальцем в лапах.

Наконец песни смолкли, и на лужайке стало тихо. Светлячки погасли, начало медленно-медленно светать.

Глава десятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Пятого октября не пели птицы, а солнце светило так слабо, что его едва было видно.

Зато комета над лесом выросла до размеров колеса и была окружена огненным венцом. У Снусмумрика пропала всякая охота играть.

Он шел молча и размышлял. «Таким мрачным я давно уже не бывал, — думал он. — Понятно, после большой пирушки всегда бываешь чуточку не в духе, только сейчас это что-то другое. Противно, когда в лесу нет никаких звуков, а солнце какое-то серое».

Другие тоже почти не разговаривали. У Сниффа болела голова, и он все время скулил.

Они шли напрямки к долине, не жалея натруженных танцами ног. Лес постепенно редел, и вот перед ними открылись пустынные песчаные дюны. Мягкие холмы песка и опять песка, да кое-где сизовато-серые пучки дикого овса.

— Я что-то не чую запаха моря, — сказал Муми-тролль и потянул носом воздух. — Уф, как жарко!

— Может, это пустыня? — высказался Снифф.

Брести по рыхлому песку то в горку, то под горку было тяжело. Дюны шли одна за другой.

— Смотрите! — воскликнул Снорк. — Вон хатифнатты!

Вдали по дюнам двигались маленькие вечные странники, устремив к горизонту застывшие взгляды.

— Они идут на восток, — сказал Снорк. — Не лучше ли последовать за ними? Ведь они по себе чувствуют, куда надо.

— Нет, нам надо на запад, — сказал Муми-тролль. — Долина там.

— Как хочется пить!  — хныкал Снифф.

Ему никто не отвечал.



Усталые и унылые потащились они дальше.

Мало-помалу дюны становились все ниже. Вот путешественники пересекли пояс морских водорослей, мерцавших в красном свете кометы. Вот они прошли по мелкой гальке и…

— Боже мой! — сказал Муми-тролль.

Они стояли рядком друг возле друга и смотрели.

Там, где должно было быть море — море с мягкими синими волнами и бегущими по нему парусами, — там зияла теперь громадная пропасть. Где-то на огромной глубине клокотало, оттуда поднимался горячий пар и странные едкие запахи. Прямо под ногами берег срывался вниз, в пропасти с острыми краями, и дна их не было видно.



— Муми-тролль, — слабым голосом сказала фрекен Снорк. — Неужели море высохло?

— А рыбы как же?.. — прошептал Снифф.

Снорк достал свою тетрадь и принялся что-то быстро строчить.

А Снусмумрик сел, подпер голову лапами и запричитал.

— Ах, прекрасное море! Нет его! Пропало! Не ходить нам больше под парусами, не купаться, не ловить больших щук! Нет больше яростных бурь, нет прозрачных льдов, нет мерцающей ночной воды, в которой отражаются звезды!

Он уткнулся головой в колени и не хотел больше глядеть на белый свет.

— Но ведь нам надо на ту сторону, — сказал Снорк. — Обойти эту пропасть до послезавтра мы не успеем!

Все молчали.

— Давайте проведем собрание,  — продолжал Снорк. — Назначаю себя председателем. Какие у нас есть возможности?

— Перелететь, — сказал Снифф.

— Не валяй дурака, — сказал Снорк. — Предложение отвергается единогласно. Кто дальше?

— Перейти, — сказал Муми-тролль.

— Ты глуп, — сказал Снорк. — Мы будем проваливаться в каждую дыру и захлебнемся в грязи. Предложение отвергается.

— Тогда предложи что-нибудь сам, — сердито сказал Муми-тролль.

В эту минуту Снусмумрик поднял голову.

— Ходули, — сказал он.

— Ходули? — переспросил Снорк. — Предложение…

— Это хорошее предложение,  — поспешно сказал Снусмумрик. — Помните, я рассказывал вам о вулкане? Раз можно пройти через огонь, то и через воду можно пройти. Вы только подумайте, какие шаги можно делать на ходулях!

— Но ведь это, наверно, ужасно трудно, — сказала фрекен Снорк.

— Придется поупражняться, — сказал Снусмумрик, заметно взбодрившись. — Дело только за ходулями.

Прежде, когда море выбрасывало на берег обломки разбитых кораблей, тут был залив и повсюду лежали бревна, свитки бересты и тростник. Сделать из этого ходули не составляло никакого труда, стоило найти какую-нибудь морскую веху, черенок от метлы, флагшток или остатки трапа.



— Так-так, — сказал ее брат. — А теперь соберись с духом — и на ходули!

Скоро выяснилось, что наибольшим талантом в этом искусстве обладает фрекен Снорк. Она с опасностью для жизни раскачивалась на ходулях, но ни разу не потеряла равновесия; она все время пищала, но была намного отчаяннее других. Казалось, будто она исполняет на ходулях какой-то фантастический танец.

Снусмумрик уверенно прохаживался перед ними и давал указания.

— Шире шаг! — кричал он. — Сохранять самообладание! Не забывайте о равновесии и смотрите не ступайте в грязь, не то завязнете и кувырнетесь носом… Ну что ж, отправимся? Уверены вы в своих силах?

— Нет еще! — крикнул Снифф, опасливо косясь на бездну. — Мне еще надо чуточку, совсем чуточку подучиться…

— У нас нет времени! — сказал Снорк.



Один за другим, с ходулями под мышкой, они стали спускаться в бездну. Они оступались и оскользались на склизких морских водорослях и насилу различали друг друга сквозь пар.

— Держитесь вместе! — кричал Снусмумрик. — Осторожней!

Мало-помалу склоны стали более пологими, и перед ними открылось мертвое морское дно. Выглядело оно плачевно.

Все красивые водоросли, которые раньше гордо колыхали кронами в прозрачной зеленой воде, лежали теперь черные и распластанные, а в немногочисленных лужах жалко трепыхались рыбы.

Повсюду задыхались в песке медузы и разная мелкая рыбешка. Фрекен Снорк носилась по дну и сталкивала их в ямы, заполненные водой.

— Вот так, вот так, — приговаривала она. — Сейчас вам сразу станет хорошо…

— Золотко мое, — сказал Муми-тролль, — мне очень жаль, но мы не можем спасти всех рыб.

— Да, но нескольких-то можно, — вздохнула фрекен Снорк. Затем встала на ходули и последовала за остальными.

— Здесь совсем как в том краю с горячими ключами, — сказал Снусмумрик, вглядываясь в туман.

Комета сквозь водяной пар казалась необычайно большой; она то вспыхивала, то тихо мерцала.

— Здесь дурно пахнет!  — заныл Снифф. — Помните, вы делаете это на свою голову!

Словно маленькие длинноногие насекомые, они все дальше уходили в глубину моря. Местами прямо из песка вздымались громадные черно-зеленые скалы. Их вершины прежде были маленькими островками или шхерами, куда выезжали прогулочные лодки и вокруг которых плескались в воде ребятишки.

— Никогда больше не буду купаться на глубокой воде, — содрогаясь, сказал Снифф. — Подумать только, что все это было у меня под животом!

И он заглянул в черную расщелину, все еще полную воды, в которой кишела таинственная жизнь.

— Но ведь это почти красиво, — неуверенно произнес Снусмумрик. — К тому же одно сознание, что никто еще не был тут до нас…

— Смотрите! — вдруг закричал Снифф. — Сундук! Сундук с драгоценностями! Откопаем?

— Не тащить же его с собой, — сказал Снорк. — Пусть лежит. Мы наверняка найдем что-нибудь почище, пока будем идти по дну.

Они проходили среди острых черных скал и были вынуждены двигаться очень осторожно, чтобы ходули не застряли. Внезапно в туманной мгле завиднелось что-то страшно огромное и уродливое.



— Что это? — спросил Муми-тролль и остановился так резко, что чуть было не кувырнулся носом в землю.

— Вдруг кто-нибудь кусачий, — опасливо сказал Снифф.

Они сделали небольшой крюк и приблизились к опасному существу с другой стороны.

— Да это корабль! — воскликнул Снорк. — Самый настоящий затонувший корабль!

Как жалко он выглядел, этот бедный корабль! Его мачта была сломана, а продавленные бока покрыты водорослями и ракушками. Морские течения давно сорвали с него паруса и оснастку, а золоченая фигура на носу потемнела и растрескалась.

— Как по-вашему, есть там кто-нибудь?