Название книги в оригинале: Диппель Юлия. Выжженная земля

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Диппель Юлия » Выжженная земля .





Читать онлайн Выжженная земля [litres]. Диппель Юлия.

Юлия Диппель

Выжженная земля

 Сделать закладку на этом месте книги

Всем, кому хватает смелости читать сердцем.


Глава 1

Дым и зеркала

 Сделать закладку на этом месте книги

Плитка. Белая плитка, утратившая свой блеск. Штукатурка в швах уже раскрошилась. В некоторых местах ее заливали силиконом. Их было семь, пока на одной не образовалась трещина, напоминавшая звезду. Один кусок вывалился. Впереди, на четырнадцать плиток дальше, висело пыльное полотно, которое когда-то прежде было паутиной. Подсвеченная горящей табличкой аварийного выхода, она отбрасывала причудливые тени. Глухой звук слышался все ближе. Через равные промежутки времени к нему добавлялся скрип. Шаги становились громче и снова тише. А потом все опять стихло. Этот звук уже трижды проносился мимо двери. И за ним каждый раз следовала та же самая тишина. Однако на четвертый раз кто-то все же остановился. Зазвенели ключи. Что-то пискнуло. Дверь распахнулась. Порог переступил пожилой мужчина в сером комбинезоне. Тут же сработал датчик движения, включая неоновые лампы на потолке. Шаркающим шагом мужчина подошел проверить мусорную корзину рядом с письменным столом, затем опустил свою швабру на кафельный пол. Его тележка для уборки с чистящими средствами осталась за дверью. Несмотря на то что снаружи не было ни души, в коридоре можно было заметить выбоины от пуль и следы пожара. Все это выглядело как-то смутно знакомо. Из темных углов поползли воспоминания, которые в действительности больше не имели права на существование. Здесь произошло сражение. 

И я тоже была тут. 

Я. От этого слова я замерла. Раньше были лишь образы. Впечатления. Но сейчас тонкая линия отделила эти образы от моих мыслей. Я. И откуда только взялось это слово? 

Коридор вел в холл. Запах обрел форму. Пыль, дезинфицирующее средство и ментол. За стойкой регистрации большими буквами было написано: «Корпорация «Омега»». Вообще-то надпись должна светиться. По крайней мере, в последний раз она светилась. Со мной кто-то был. Внезапно все мое существо пронзило острой тоской. И болью. 

Я знала, что не должна быть здесь. Это неправильное место. Не только потому, что ничего здесь не придавало смысла моему присутствию, нет, меня неожиданно наполнило давящее чувство, что я нужна где-то еще. Чувство. Шторм над неспокойным морем. 

Вдруг надписи «Омеги» размылись. Вместо этого я последовала за тем штормом. Он увлекал меня сквозь черную пустоту, безостановочно раздирая мою сущность, пока наконец не выбросил меня в совершенно ином месте. 

Там он обрушился на величественные ворота, которые рухнули под его натиском. В образовавшийся разлом хлынуло пламя, и из разверзнувшегося ада вышел мужчина с темными вьющимися волосами. Глаза его сияли ослепительно-белым светом. А я ощутила такую злость и отчаяние, как никогда за всю свою жизнь. Его эмоции проникали в каждую клеточку внутри меня. 

Мир дрожал, мосты рушились, здания полыхали в огне. Хижины, церкви, небоскребы и храмы падали с неба. Все казалось настолько нереальным, и тем не менее это был не сон. Люди кричали, разбегались… И только один светловолосый мужчина встал на пути у разъяренного бога мщения. 

– Что ты творишь? – заорал он, перекрикивая пылающий рев силы. – Приди, наконец, в себя, Люциан! 

Что-то царапнуло мою память. От этого имени нечто во мне пришло в движение. И вновь эта тоска – настолько сильная, что в ней можно было бы задохнуться. 

– Уйди с дороги, Бел! 

Этот голос. В нем так много боли. 

– Не уйду. Ты разрушишь не только Патрию, но и уничтожишь всю Лигу. – Бел выпустил свою силу, погасив ею огонь Люциана. Тот отреагировал низким рычанием. Его глаза засветились еще ярче. 

– Мой отец иного и не заслужил. 

Между бровей Бела образовалась упрямая складочка. Ему с большим трудом удавалось блокировать Люциана. 

– Смерть твоего отца не вернет ее к жизни, – процедил светловолосый праймус, понемногу сдавая позиции. – Считаешь, она бы этого хотела? 

Пламя становилось все горячее, и вместе с коснувшейся меня стеной жара вернулись осознание и воспоминания. Бел говорил обо мне! 

Я была… мертва. 

– Убирайся, Бел, – прорычал Люциан. Энергия бессмертного пламени сжигала все на своем пути. Энергия моей души. Я уже не смогла увидеть, что сделал Бел, так как языки огня молниеносно отправили меня в черное ничто. 


* * *

Плитка. Белая плитка, утратившая свой блеск. Штукатурка в швах уже раскрошилась. В некоторых местах ее заливали силиконом. Их было семь, пока на одной не образовалась трещина, напоминавшая звезду. 

Стоп! Что это такое? 

Люциан! Мне нужно к Люциану! Прямо сейчас он совершал огромную ошибку. Его можно понять, ведь он думал, что потерял меня. Но я до сих пор здесь. Я не умерла. 

Или умерла? 


В воздухе появился легкий аромат костра и снега. На своей шее я ощутила вес чьей-то руки. А потом почувствовала, как холодный металл вонзился мне меж ребер. Дыхание сбилось. Он вернулся. 

– Мне так жаль, – пробормотал мне на ухо Тристан. 

В его голосе было сожаление. 

Он рывком выдернул из меня клинок, только чтобы еще раз вонзить его мне в бок. 

Я чувствовала, как из меня утекало тепло. Руки Тристана крепко держали меня, словно я для него что-то значила. Сладкая ложь… 


Он на самом деле это сделал. Он убил меня, чтобы спасти Мару. 

Вот только… если я мертва, где тот самый покой, о котором все твердили? Почему я ощущала такую тревогу? Превратилась в призрак, обреченный на вечные скитания? Я посмотрела вниз, на себя. Ничего. У меня не было ни тела, ни рук, ни ног, ни даже глаз, которыми я могла бы на себя смотреть. 

Но я чувствовала ярость. Тристан заплатит за то, что сделал со мной и Люцианом. И Пиппо! И мистером Росси! И… Боже мой… 


Лицо Аарона ничего не выражало. Пустота. Лишь в глазах светилось неизбежное осознание. Мне было слышно, как его сердцебиение замедлилось и… стихло. А потом рыжий охотник соскользнул с клинка Тристана. 

Он убил и Аарона. Меня охватила боль. Она подняла меня. Вокруг опять сомкнулась эта черная пустота. Теперь прошло больше времени, прежде чем она отпустила меня под невероятно синим небом. Я парила над внутренним двором лицея. Тут мы получали свои аттестаты. Тут должны были казнить Танатоса. Сейчас сюда вынесли десятки трупов. Их уже плотно обернули черной тканью и облили какой-то жидкостью. Это тела охотников, которые отдали свои жизни во время нападения на лицей и в битве среди вечных льдов. Во всяком случае, так сообщал седой мужчина, стоящий на трибуне, выстроившимся перед ним членам Плеяды. Повсюду стояли венки, фотографии и свечи. Прямо под собой я обнаружила фото Аарона. На нем был запечатлен один из редких моментов, когда всегда серьезный охотник смеялся. 

Неизвестный на трибуне продолжал бормотать. Что-то о необходимых жертвах и долге охотника, о тяжелых временах и обязанности защищать людей. 

– Тристан за это поплатится, – прошептал такой родной голос. Прошептал едва слышно, но я не сомневалась, что девяносто процентов присутствующих все равно услышали обещание Лиззи. Даже оратор, казалось, был выбит из колеи не только потому, что его прервали, но и из-за суровых лиц и кивков некоторых охотников. 

– Мы все понимаем твое горе, Фелицитас. Тем не менее это призвание Плеяды – бороться за человечество, – нарушил тишину человек с седыми волосами. Очевидно, он пытался взять ситуацию под контроль. – Изменения – часть этой зада… 

Фигура моей подруги отделилась от первого ряда. Покрасневшие глаза говорили о слезах, что она пролила, но глубже всего меня ранило ее ледяное лицо. На нем не осталось ни следа радости и беззаботности. Ужасный шрам у нее на шее был лишь слабым отпечатком того, что, должно быть, творилось внутри. 

Лиззи направилась прямо к носилкам, стоявшим впереди всех. На них лежал ее папа, окруженный бессчетным количеством свечей. Она взяла один из факелов, закрепленных по бокам от фотографии мистера Росси, и бросила его перед телом. Тут же занялось пламя, вызывая цепную реакцию. Остальные носилки начали по очереди вспыхивать. По толпе прошел шепот, а меня захлестнула странная грусть. Возможно, где-то там и мое тело… 

Гидеон вышел вслед за своей сестрой. Он выглядел таким же измотанным, как и она, но в нем читалось еще и беспокойство за Лиззи. Они вместе дождались, пока огонь не захватит носилки Аарона, после чего подруга развернулась и ушла из внутреннего двора. 

Седовласый мужчина, похоже, хотел еще что-то сказать, но одного взгляда на мрачное лицо Гидеона хватило, чтобы он передумал. 

Видимо, церемонию можно было официально считать оконченной. 

Я хотела пойти за Лиззи, но стоило ей приблизиться к главному входу в лицей, как вдруг стены бывшего монастыря вздрогнули от оглушительного грохота. Я слышала крики. И тут главное здание сотрясло мощным взрывом – на том месте, где находилась библиотека. Все крыло просто обрушилось. Лиззи поглотило облако пыли. Гидеон побежал вперед. Одновременно с этим меня настигла волна силы и опрокинула назад. 


* * *

Черная пустота. 

Затем я вновь уставилась на белую затертую плитку. 

КАКОГО ЧЕРТА?! 

Я заставила себя сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, пока до меня не дошло, что у меня нет легких. И это вывело меня из себя настолько, что пришлось начинать заново. И только десять воображаемых вздохов спустя я снова была в состоянии привести мысли в порядок. 

Кто-то только что взорвал лицей? Может быть, Тристан? И почему этот мерзавец вообще до сих пор жив? А если жив он, то это значит, что и Мара выжила? И почему я раз за разом оказывалась в этой клетке из кафеля?! Это мой персональный ад? 

Поток вопросов без ответов просто не останавливался. Кем был тот седой мужчина? Кроме того, я не видела ни свою маму, ни Викториуса, Тоби, Райана или Джимми. Они вообще живы?! 

О, пожалуйста, пусть они только будут живы! 

И почему мой нос все еще ощущал запах летней грозы Люциана? Нос, которого больше не существовало. Ааааа… о’кей, успокоиться. 

Вероятно, Люциан все-таки был в лицее, а я просто-напросто его не заметила? Это звучало логично, в конце концов, Аарон и даже мистер Росси что-то значили для него. Или я медленно теряла рассудок, поскольку не могла думать ни о чем другом, кроме отчаяния, горевшего в его глазах. 

Люциан. Его имя проглотило меня, и я снова зависла в черной пустоте. 

Раздался бархатистый смех. Он эхом отражался от стен станции метро. 

Ну и куда я, простите, сейчас приземлилась? 

Над путями висела табличка. Но даже при условии лучшего освещения, нежели аварийные лампы, я бы не сумела разобраться в китайских иероглифах. 

– Ты здесь, чтобы меня убить? – спросила темноволосая женщина, чья красота была настолько идеальной и нечеловеческой, что на нее было практически больно смотреть. Она – воплощение всего, что я ненавидела всей душой. Олицетворение моих страхов. Только сейчас мне стало ясно, как сильно я надеялась, что больше никогда с ней не столкнусь. 

Что ж, ну хотя бы прояснился вопрос, жива ли еще Мара. 

Королева ведьм была одета в длинное кроваво-красное платье, которое, словно живое, струилось по ее голым ногам. Ее окружали ведьмы и брахионы. Минимум десять. Несмотря на это, все они заметно напряглись при виде единственного мужчины, которому были адресованы слова Мары. 

– Может, сама выяснишь? – предложил Люциан с противоположного конца подземного зала под куполообразным сводом. Он был почти незаметен в непроницаемых тенях. Место, где он стоял, выдавали лишь белые молнии, пробегающие по его рукам… и пронзительно сияющие глаза. 

Ведьмы шагнули вперед, защищая свою королеву. В ладонях у них начинал собираться зеленый огонь. В ту же секунду послышались какие-то царапающие звуки. Из мглы туннеля показалось множество темных силуэтов. Подобно насекомым, они цеплялись за пол, стены и потолок, чтобы выбраться наружу. Тех, что оказывались недостаточно проворными, обгоняли другие, выползая из-за них. Все происходящее напоминало инопланетное вторжение, хотя эти создания со своими бледными лицами и налитыми кровью глазами выглядели более похожими на людей, чем можно было бы предположить по их способу передвижения и щелкающим звукам, которые они издавали. 

Люциан призвал силу. Существа моментально остановились – ровно на таком отдалении от Люциана, чтобы искрящаяся вокруг него аура не причинила им вреда. Зашипев, они оскалили острые клыки. Длинные когти глубоко вонзались в каменный пол платформы. 

И вновь зазвучал этот бархатный смех. Наверное, у меня теперь вечно от него будут бежать мурашки по коже. 

– Не сто́ит, дети мои, – успокоила Мара стаю монстров, отчего они опять зашипели и отползли на пару метров назад. – Он ничего мне не сделает. 

– Ты чересчур уверена в себе, – возразил Люциан и позволил силе выплеснуться из него. Вся станция начала дрожать, как от землетрясения. 

Мара вышла навстречу Люциану, остановившись перед ним на расстоянии вытянутой руки. В ее слишком идеальных миндалевидных глазах не было ни капли страха. 

– Я восхищена такой мощью. Такой жаждой мести. Таким пылом, – соблазняющим голосом прошелестела она. – Мы одинаковые – ты и я. Даже враги у нас общие. Так почему бы тебе не присоединиться ко мне? 

Казалось, что королева ведьм предлагала это всерьез, притом было видно: она не верила в возможное расположение к себе брахиона с бессмертной душой. 

Люциан схватил Мару за горло. 

– Ты – враг, – отрезал он. 

Демоница по-прежнему не выказывала страха. Решительным жестом она запретила своим людям вмешиваться. 

– Я, – проговорила она с милейшей улыбочкой, – ничего тебе не сделала. 

– Нет, это был всего лишь один из твоих сыновей. – Рука Люциана сжалась сильнее, его энергия устремилась в сущность Мары. Теперь у королевы ведьм вырвался тихий хрип, однако она все так же не позволяла своим сторонникам наброситься на Люциана. 

– Ты не сможешь меня убить! – просипела она. 

– А я думаю иначе. 

Потолок начал обваливаться, погребая под собой несколько когтистых чудовищ. Было слышно, как они выли и скулили. Тем не менее остальные не сдвинулись с места. 

– Эта сила затуманивает твой разум, Люциан. Если убьешь меня, больше ничего не будет тебя сдерживать. Даже ты сам. Ты потеряешь контроль, а за ним и свой рассудок. 

Люциан моргнул. Он уже не выглядел таким уверенным. Мара рассмеялась. 

– Вижу, ты знаешь, что я имею в виду. – Она воспользовалась замешательством Люциана, чтобы высвободиться их его хватки. – Сколько праймусов ты убил в Патрии? А сколько людей, когда твоя энергия ринулась в порталы, разнося все в пух и прах? Только по той причине, что ты хочешь отомстить? 

Мара выпустила свою силу. Подземный зал мгновенно заполнился чистым запахом глубокой ночи. Теней. Холода. Пустоты. 

– Как ты считаешь, что случится, как только ты уничтожишь меня и поглотишь мою сущность? – Ее глаза безжалостно впились в Люциана. – Скольким тогда придется умереть от твоей руки? 

Я поверить не могла в то, что только что услышала. Люциан уничтожил Патрию? Из-за него рухнул лицей?! 

Господи! Что же я натворила? Моя душа должна была помочь ему, а не подвести к краю безумия. Все ни в чем не повинные люди и праймусы… он больше не мог контролировать себя. Было просто слишком много силы, как тогда с черными ациамами, но в тысячу раз мощнее. А если он еще убьет Мару… 

С огромным трудом Люциан сделал шаг назад. Королева ведьм говорила правду, он знал это. 

– То же самое относится и к тебе, – предупредил он Мару, которая осторожно кивнула в ответ. 

– Разумеется. Поэтому ты до сих пор жив. Я очень дорожу своим рассудком. – Маленькими шажками она начала обходить Люциана по кругу. – По всей видимости, мы в тупике. Предлагаю тебе перемирие, сын Немидеса. Мир достаточно велик для нас обоих. 

– Никогда. Я найду способ от тебя избавиться, – еле сдерживаясь, выдавил праймус. На его коже опять заискрились белые молнии. Обретенный контроль грозился вот-вот от него ускользнуть. 

Наконец-то, на лице Мары промелькнуло беспокойство. 

– А если за это я дам тебе шанс свершить месть? – Взгляд ее метнулся в сторону человека, до этого неподвижно стоявшего в отдалении. Его фигура терялась во тьме, но светящиеся синим цветом ведьминские ободки вокруг радужек я бы где угодно узнала. Тристан. 

Остальные ведьмы и ведьмаки пришли в ужас, Люциан удивился, а Тристан… он выглядел так, словно уже давно именно этого и ожидал. 

– Ты отдашь мне своего сына? – переспросил Люциан. Его недоверие находило отголосок и в рядах приспешников Мары. 

– Конечно, нет, – незамедлительно отреагировала ведьма. – Но… на него больше не будет распространяться мое покровительство. С этого момента он предоставлен самому себе. 

– Почему? – единственное слово, которое выговорил Люциан. Он никак не мог понять, в чем заключался смысл предложения Мары. Она действительно настолько его боялась? 

Королева ведьм повела плечами: 

– А почему нет? Мой сын готов ради меня на все. Разве не так? 

Теперь Тристан вышел из тени. Он казался еще более замкнувшимся в себе, чем обычно, но его взгляд вызвал во мне настоящий хаос чувств, с которыми я едва ли могла справиться. Человек, который убил меня. Он воткнул мне нож в спину. Дважды. 

И вопреки всему, к гневу и презрению, которые я испытывала по отношению к нему, подкралась жалость. Он надеялся обрести счастье, примкнув к своей матери. Впрочем, счастливым он не выглядел. Глядя на него, невозможно было даже сказать, как он отнесся к решению Мары. 

– Если таково твое желание, – безучастно сказал Тристан. 

Королева ведьм раскинула руки в стороны: 

– Видишь, Люциан. В моей власти дать тебе… 

Дослушать фразу демоницы у меня не получилось, так как серые глаза, горящие голубым ведьмовским светом, нашли меня. Тристан как будто бы смотрел прямо на меня. На краткий миг мне показалось, что я уловила шок в его взгляде. Но потом он шевельнул пальцами. Незаметно начертил в воздухе светящиеся линии, и тут же что-то вытолкнуло меня из китайского метро. В черную пустоту. 

Следующим, что я увидела, была… плитка. 

Глава 2

По-хозяйски

 Сделать закладку на этом месте книги

Не знаю, как долго я на этот раз пялилась в стену. Мысли путались, проносясь в голове с бешеной скоростью. Тристан не только смог меня увидеть. Он меня изгнал. Печатью. 

Понимание того, что это означало, проникало в мое подсознание медленно, потому что это предположение было настолько абсурдным, что я просто не хотела его принимать. С другой стороны, меня переполняла надежда. Но могла ли я позволить себе надеяться? 

Моя человеческая половина мертва. Свою душу я завещала Люциану. Оставалась лишь та часть, которая имела демоническое начало. Могло ли это быть ответом? Могла ли я по причинам, которых сама не понимала, стать праймусом? 

Как бы то ни было, а это объяснило бы, почему я постоянно попадала в лабораторию «Омеги» в Амстердаме. Здесь я родилась, и, как в случае со всеми праймусами, лишившимися своей оболочки, моя сущность всегда притягивалась туда, где была рождена. Должно быть, раньше эта комната, выложенная кафелем, была чем-то вроде родильной палаты. 

Вот только почему ни Люциан, ни Бел или Мара меня не чувствовали? Моя демоническая часть так слаба, а силы так малы? Наверняка можно это как-нибудь изменить. Раз уж я на самом деле была праймусом, то обладала способностью завладеть новым телом и кормиться от эмоций. Но… как это осуществить? Я сосредоточенно перерывала свой мозг в поисках всего, чему учил меня Люциан во время наших тренировок в убежище. 

В тот же миг снова возникла эта черная пустота и утащила меня за собой. Из ничего сформировалась грубая каменная стена. Чем бы ни было то, что перекидывало меня в разные временны́е отрезки, сейчас оно решило, что мне надо в убежище. 

Оно выглядело не так, как прежде. Более обжитым. Более запущенным. Более мрачным. Свет горел только на кухне. Все остальное пространство было погружено в темноту. Везде разбросана одежда, сумки и какие-то еще неопознанные предметы. Кроме того, тут появились огромный плоский телевизор и игровая приставка. Диваны тоже стояли по-другому, и когда я увидела, кто сидел на одном из них, сердце у меня сначала подпрыгнуло от радости и тут же разбилось. 

Райан. Вид у него был кошмарный. Небритый. Нестриженый. Обессилевший. На столе перед ним громоздилась куча бутылок с разным алкоголем. Рядом высыхали остатки пиццы супербольшого размера – судя по запаху, уже пару дней. 

Пролетали минуты. Райан пил. Два раза он доливал себе в стакан, прежде чем очередная бутылка опустела. В какой-то момент охотник поднял бокал и отсалютовал им убежищу. 

– Помню твои слова, что однажды я пожалею, что больше не могу опьянеть, – пробормотал он. 

На долю секунды мне показалось, что он говорил со мной, но скоро эта надежда испарилась, потому что я обнаружила возле него мобильный телефон с открытой фотографией. На ней были изображены Райан и Аарон, они боролись и хохотали. 

– Ты был прав, приятель. – Голос у татуированного охотника надломился. Пустую бутылку он кинул рядом с собой на диван, в глазах заблестели слезы. А дальше всегда такой стойкий великан начал горько плакать. 

И я ничего не могла с этим поделать, кроме как беспомощно наблюдать. Все внутри меня кричало от желания обнять его. Такой друг, как Райан, был на вес золота. Верный. Смелый. Веселый. Он всегда подставлял свое плечо, когда мне было действительно плохо. А теперь я не могла быть рядом, когда это было нужно ему. 


– Мне не удаются глубокомысленные беседы, но, если ты мне позволишь, я буду прикрывать тебе спину в любой еще более безумной битве. – Райан ненадолго замер, словно ему надо было еще раз обдумать собственные слова. А затем дернул плечами. – Вероятнее всего, сначала я буду брюзжать и проклинать все на свете, но я прикрою тебе спину. 


Именно это он и сделал. И к чему это его привело? 

Когда слез у мужчины не осталось, он достал новую бутылку. Вынул пробку зубами и, не глядя, выплюнул куда-то в направлении коробки с пиццей. 

– А это за тебя, Моррисон, – негромко проговорил охотник, поднимая бутылку выше. Печаль и любовь в его словах поражали так сильно, словно кто-то с размаху ударил меня по лицу. 

Райан вымученно засмеялся, а на его глаза вновь набежали слезы. 

– За девушку с бессмертной душой, с улыбкой, в которой всходило солнце, и с самыми крепкими яйцами, которые только видел этот мир. – Он залпом опрокинул в себя почти полбутылки, а я задалась вопросом, как давно уже Райан просто сидел вот так и заливался выпивкой безо всякого смысла – ведь одна из его печатей не давала ему опьянеть. 

– Мне нужно было лучше за тобой присматривать. 

Когда слезы в который раз собрались на густых ресницах, зазвонил мобильник. На дисплее высветилось: «Гид». 

Райан вытер лицо, но медлил и не брал трубку, как будто точно знал, что друг скорее всего устроит ему трепку, если застукает в подобном состоянии. Я хорошо понимала Райана. Когда-то у меня таким же образом обстояли дела с заботой и жалостью, пока в итоге, не выдержав, я не переехала к Белу. Поэтому Райан теперь жил здесь, в убежище? 

Когда сигнал затих, а сразу за этим Гидеон снова начал звонить, Райан все-таки ответил. Он включил громкую связь и бросил телефон на диван. 

– Привет. 

– Привет, дружище, – раздался голос брата Лиззи. – У тебя все нормально? 

– Само собой. – Райан старался говорить так, чтобы по голосу было не слышно, что он недавно плакал. Правда, получалось плохо, и он явно был недоволен этим фактом. – Как прошла церемония? – попытался он сменить тему. 

Гидеон вздохнул, но давить на друга не стал. 

– Лиззи поставила Грэма на место. Это его, конечно, не остановит, но пыл остудит. 

– Храбрая девочка. – Губы Райана изогнулись в улыбке, прежде чем его настроение опять упало. – Она в порядке? 

– Нет, но это уже другой разговор. Включи новости. 

Гидеон сказал это таким мрачным тоном, что Райан тотчас насторожился. Схватив пульт от телевизора, валяющийся около телефона, он выбрал новостной канал. 

– …Другие кварталы города уже были эвакуированы, в связи с чем число жертв не возросло. Тем не менее мэр Шанхая гарантировал помощь всем пострадавшим. – За спиной у блондинки-телеведущей отображались картины развалин и спасательных работ. – Эксперты придерживаются мнения, что обрушение одной из станций метро в Шанхае стало запоздалым отголоском землетрясений, которые в минувший четверг произошли в сорока шести странах на всех континентах. Пока еще невозможно оценить ущерб от этой глобальной катастрофы, но, несмотря на то что ожидаемого цунами по необъяснимым причинам так и не произошло, число государств, в которых объявлено чрезвычайное положение, увеличилось до двадцати пяти. В настоящее время неизвестно, последуют ли в дальнейшем подземные толчки и в каких областях это может случиться. Однако ООН призывает граждан всех стран сохранять благоразумие. Беспорядки и грабежи принимают… 

Райан выключил звук и провел рукой по лицу. 

– Мы обязаны его остановить, так? 

– Как будто нам это под силу, – сухо ответил Гидеон. – Но да, верховный мастер уже отдал соответствующие приказы. 

Татуированный охотник выругался. 

– Лучше бы он позаботился об этой стерве ведьмо-брахионше, которая на своем пути к отмщению расправляется с половиной демонического мира. Тогда и проблема с Люцианом была бы решена. 

Я слышала, о чем они говорили, но не могла оторвать взгляда от кадров, мелькавших на экране телевизора. То, что там творилось, было похоже на конец света. 

– Я думаю точно так же, как и ты, но изменить ничего не могу. Просто хотел, чтобы ты оставался в курсе событий, – устало произнес Гидеон. – Если хочешь, я мог бы замолвить за тебя словечко. 

Переполненные больницы, военные в городах, временные лагеря, загнанные в угол политики, раненые, огонь, дым, руины, насилие, паника. Мир горел. 

– Забей, Гид. Мне больше не по приколу работать на полных идиотов. 

Господи Боже. Люциан вызвал Апокалипсис. 

Нет, это сделала я – когда отдала ему свою душу! А теперь разворачивалось именно то, что было худшим из опасений каждого – то, из-за чего Джирон когда-то хотел убить меня любой ценой: война, смерть, тирания. Ни один праймус не должен обладать неугасимой душой. Это слишком большое могущество. Больше, чем кто-либо в состоянии сдерживать под контролем. 

Что я сделала с Люцианом? Он будет раздавлен собственным чувством вины. 

Картины полыхающих руин, которые демонстрировал телевизор, размылись. Все почернело. Мною вновь завладела пустота. И неожиданно перед глазами уже возвышались реальные руины. Размером с дом. Нет, с многоэтажный дом. Это уже было довольно необычно, потому что то, как они были нагромождены, противоречило законам физики. Не было ни сирен, ни криков, ни даже завывания ветра, притом что бушевала буря, к тому моменту уже достигшая уровня смерча. Он сметал кирпичи, стекло, деревянные балки, бетонные блоки, древние гранитные глыбы, обломки готических сводов, осколки ярких витражей, греческие колонны, стальные каркасы небоскребов… Архитектуру тысячелетий. Это могло означать лишь одно: я неосознанно сама переместилась в Патрию – по меньшей мер


убрать рекламу






е в то место, которое осталось от Патрии.
 

Это зрелище настолько меня ошеломило, что только несколько мгновений спустя я заметила, что что-то тянуло меня вверх. На дырявой черепичной крыше бунгало на фоне серого неба стояла одинокая фигура. Она и была центром бури. Ветер развевал темные волосы Люциана. Взгляд зеленых глаз устремлен в никуда, но в нем происходила борьба – между бесконечным горем и всепоглощающей злостью. Черты его лица стали всего лишь жестокой маской, под которой мрак грозился проглотить его самого. 

Вид Люциана поражал настолько, что мне стало плохо. Я точно знала, что он ощущал. Ведь сама пережила ту же боль и прямо сейчас переживала ее заново. Он был как открытая рана, которая никак не прекращала кровоточить. Я и представить себе не могла, что могло быть нечто хуже, чем потерять любовь всей своей жизни. Я ошибалась. Видеть, как страдает любовь всей твоей жизни, а ты ничего не можешь с этим поделать, было хуже. 


– Я пережил и причинил так много видов боли, но никогда прежде и никогда после я не встречал никого, кто страдал бы сильнее, чем он, – тихо проговорил Люциан. – Разорванная связь праймусов разбивает не только сердце, но и разум, и волю. – У него между бровей образовалась угрюмая складочка. – Возможно, относительно одного лишь этого пункта я даже немного рад, что потерял память. Не думаю, что смог бы еще контролировать свою злость, если бы я… 


Сказанные однажды Люцианом слова звучали как темное пророчество. Сейчас он уже вспомнил. Обо всем. Но меня больше не было… 

Его маска треснула. Он закрыл глаза и опустил голову. Казалось, что даже просто вдыхать воздух давалось ему все труднее и труднее. По его коже поползли белые молнии. Все мои инстинкты били тревогу, предупреждая меня об исходящей от брахиона опасности, но я не могла отвести от него глаза. Не хотела – и теперь моя беспомощность переросла в такую невыносимую муку, что я внутренне закричала. Я кричала из-за своей жизни. Кричала его имя так часто, пока у Люциана тоже не вырвался крик. Яростный. Безнадежный. Сломленный. Словно рев смертельно раненого льва. Слезы отчаяния испарялись от жара его силы, а затем его энергия схватила меня и зашвырнула в ничто. В черную пустоту, которая, издеваясь, обещала то, чего я не могла получить: покой. 

За один миг я вновь осталась одна. Я и белоснежная кафельная стена. 

Я орала от боли, пока она не превратилась в безысходность. Одно-единственное слово целиком заполняло собой весь мой разум: почему? 

Почему Люциан, при всей той силе, которой обладал, не мог меня почувствовать? Почему я оказалась поймана в этом кошмарном сне? 

Какой-то звук заставил меня вздрогнуть. Поворот вращающегося кресла за столом. Больше я была не одна. Датчик движения включил свет, который выхватил мужчину, до этого сидящего в темноте. 

– Так я и думал. – Тристан неторопливо поднялся и пошел ко мне. Лицо его выражало прохладное любопытство, как будто я была научной сенсацией. Он вытянул руку, что повергло меня в чистую панику. Все внутри меня переворачивалось при одной только мысли о том, что он меня коснется. Без понятия, было ли такое в принципе возможно, но выяснять это не собиралась. Я просто хотела сбежать прочь от него. 

– Нет, Ари! – успел воскликнуть Тристан, пока его голос не вытеснила собой бездонная тишина. 

Впервые я по собственной воле вернулась в черную пустоту. И сама не знала, куда она могла закинуть меня на этот раз, но что угодно будет лучше, чем оказаться лицом к лицу с Тристаном. 

Громкая музыка выдернула меня из тьмы. Кубинский ансамбль играл летние ритмичные мелодии. Ночное небо над ним украшало множество светящихся гирлянд, погружая все вокруг в неяркое золотистое свечение. Мне знакомо это место. Это атриум поместья Бела на Мальте. Вот только я никогда не видела здесь столько народа. Сотни тусовщиков танцевали, смеялись и поглощали всё, что в той или иной форме затуманивало рассудок. Это смахивало практически на оргию и определенно носило почерк Бела. 

В то время как я парила над всей этой сворой, внутри разрасталось разочарование. Я, конечно, не ожидала, что Бел будет из-за меня в трауре, но чтобы он сразу закатил вечеринку?! 

Вдруг внизу, в центре веселящейся массы людей, я разглядела маленького, одетого полностью в белое мужчину с элегантным косым пробором на волосах. Викториус надел костюм, который затмевал самого Джона Траволту в фильме «Лихорадка субботнего вечера». Но в нем он не сильно выделялся среди развлекающихся. Что-то не так было с его лицом. Он единственный, кто не распылял хорошее настроение, как разбрызгиватель. Наоборот, скривился так, как если бы прямо сейчас направлялся на собственную казнь. 

Я проследила за ним, когда он вошел внутрь и поднялся вверх по лестницам. На всей вилле не было ни одного квадратного сантиметра, где ты не наткнулся бы на кого-то из празднующих. Менялась только одежда, кроме того, ее становилось все меньше по мере приближения к бассейну на крыше. Отблески воды переливались на полуобнаженных телах, создавая вокруг танцующей толпы ощущение транса. Викториус проталкивался прямиком к бару. Там сидел хозяин дома в окружении своих почитателей и поклонников. Он флиртовал с девушкой-барменом, похлопал по плечу полуголого парня с шестью кубиками пресса и раздал девчонкам в бикини по порции шотов и чарующих улыбок. Бел во всей своей красе. Как минимум у него в жизни ничего не поменялось. 

Подойдя к бару, Викториус скрестил руки на груди и укоризненно уставился на Бела: 

– Независимо от того, насколько ты очарователен, мой миленький Антихрист, тебе стоило бы запомнить, что я тебе не подчиняюсь. 

Небрежным взмахом руки Бел разогнал свой фан-клуб и приглашающе похлопал по соседнему барному стулу. 

– Именно поэтому ты тут. 

Викториус скептически покосился на светловолосого праймуса, но предложение принял. Забраться на высокий табурет у него получилось лишь со второй попытки. Когда ему это удалось, Викториус заказал себе коктейль «Куба либре» и снова принялся сверлить Бела взглядом своих голубых и круглых, как у коровы, глаз. 

– Люциан меня не слушает. Поверь мне, я пробовал. 

– Тебя ему слушать и не надо, – вздохнул Бел, вынимая из нагрудного кармана своей распахнутой гавайской рубашки конверт. – Мне просто нужен кто-то, кто передаст ему вот это. 

На конверте значилось имя Люциана. Написанное моим почерком! В тот же миг меня охватило неприятное чувство. Я знала, что это за письмо. Я написала его, перед тем как вызвать Танатоса на дуэль на Тихом омуте. Люциан тогда был связан клятвой, и я не могла посвятить его в свои планы. Это было прощальное письмо на тот случай, если бы мне не удалось выжить и пришлось бы подарить ему свою душу. Да уж, какая ирония судьбы, что Бел все-таки сохранил это письмо. 

– Это то, что я думаю? – взволнованно осведомился Викториус. Он тоже был там, когда я назначала Бела почтальоном. 

Блондин кивнул, после чего Викториус аккуратно, буквально с благоговением взял конверт. 

– И ты полагаешь, что это хорошая идея – именно сейчас отдать его Люциану? Пробудить чувства – в настоящий момент это может оказаться весьма… смертельно. 

На лице Бела появилась кривая усмешка: 

– Для этого-то мне и нужен ты. 

Викториус обиженно засопел, но конверт убрал безо всяких возражений. Видимо, понимал, что его шансы на выживание более высоки, чем у Бела. В конце концов, он был человеком, и Люциан, возможно, будет чувствовать себя обязанным проявлять двойную осторожность. 

Симпатичная девушка, чья грудь чуть ли не вываливалась из блестящего бикини, вклинилась между Белом и его гостем. 

– Пойдем в бассейн? У меня есть для тебя сюрприз в честь дня рождения, – пролепетала она, еле ворочая языком, и потянула Бела за руку. 

Белокурый праймус хоть и подмигнул ей, но с места не сдвинулся. 

– Дай мне пару минут. 

Противно захихикав, что снизило соблазнительность девушки до приемлемого уровня, она отскочила в сторону, врезалась при этом в компанию танцующих парней, потеряла равновесие и упала в бассейн. 

Викториус взглянул на хозяина вечеринки, сильно изогнув брови. 

– Оставь свое осуждение при себе, – проворчал Бел, взяв в руки бокал. – Я не в настроении. 

– Мне кристально ясно, с какой целью ты устраиваешь это шоу, мой предсказуемый Мефистофельчик. И все же советую тебе подкорректировать свой вкус к женщинам. 

– Так ты считаешь меня предсказуемым? – опасно тихо поинтересовался Бел. – Ну так, будь добр, просвети меня. 

Викториус не заставил просить себя дважды. Оттопырив мизинчик и помешивая коктейль, он нацепил на лицо выражение типичного лектора. 

– Мара набирает войско. Каждый день она вербует все больше ведьм и праймусов, а ты предлагаешь своим сторонникам то, ради чего стоит остаться с тобой. 

Так просто и так логично. Как это часто бывало, как только он переключался в режим гения, Викториус не мог не вызывать у меня восторга. Бел же, в свою очередь, не выглядел впечатленным, но теперь казалось, что я наконец начала замечать, как мало удовольствия доставляла ему эта тусовка. 

– Мои сторонники остаются верны мне – с вечеринками или без, – сухо парировал он. – Я демонстрирую свою силу. 

Ну естественно! Патрия разрушена, а все праймусы явно переполошились. Вечеринка в такой ситуации – недвусмысленное заявление. Бел показывал миру, что ничуть не напуган королевой ведьм. 

– Значит, ты не намерен останавливать Мару? – спросил Викториус. 

– Только один человек может остановить Мару, – пожал плечами Бел. – И нам надо как можно скорее вернуть его в нужное русло. 

– И чем быстрее, тем лучше. – Этот комментарий, который Викториус пробормотал полушепотом, уткнувшись в свой «Куба либре», заставил Бела замереть. Он впился в слугу Люциана своими бирюзовыми глазами. 

– Ты знаешь что-то, чего не знаю я? 

Викториус закатил глаза, испустил вздох, шумно втянул коктейль через трубочку, поставил его на барную стойку, опять закатил глаза, сложил ладошки на коленях и смиренно посмотрел на Бела. 

– Он вручил свое сердце Тимеону и потребовал поклясться, что тот его сожжет, если Люциан окончательно утратит контроль. 

Что?! Как он мог так поступить?! 

Бел выглядел так же шокированно, как я, однако в итоге он прищелкнул языком и пробубнил: 

– Ну, хоть что-то. 

ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ?! 

– Прошу прощения?! – эхом повторил за мной Викториус. 

Бел нахмурился еще сильнее. 

– Эй, я тоже скучаю по Ари, но нам не нужен всемогущий безумный убийца. На прошлой неделе был Шанхай, позавчера – Каракас, сегодня – Манила. Люциан медленно движется к границе, за которой больше не будет пути обратно. Тогда мы все сможем лишь порадоваться, что он еще более-менее трезво мыслит, чтобы заранее озаботиться экстренным планом. 

Каракас? Манила? Сколько времени проходило, пока меня затягивало в черную пустоту?! 

Пусть аргументы Бела неоспоримы, но все-таки… все не должно было зайти настолько далеко. Я обязана была что-то сделать! Как-нибудь привлечь к себе внимание. 

– Не понимаю, почему он не хочет признавать, что Мара просто отвлекает его этой прекрасно организованной охотой за Тристаном? – апатично хмыкнул Викториус. 

К черту все. Мне нужна та девчонка в блестящем бикини. Срочно! Она – насколько я могла судить – одна из немногих здесь, кто был человеком. И похоже, достаточно пьяна, чтобы не оказывать мне сопротивления. 

– Может быть, письмо Ари и поможет. Это мой последний козырь, – угрюмо проговорил Бел. 

Вон она! Какой-то тип помогал ей выбраться из бассейна, бесстыдно пользуясь тесным телесным контактом. 

Ну, поехали. Я нацелилась прямо на нее, а потом в нее. 

Что интересно, завладеть чьим-то телом оказалось проще, чем я думала. Ладно, сознание этой девушки было еще более дырявым, чем дуршлаг, но тем не менее я, очевидно по наитию, делала все правильно. Впервые за такое длительное время наслаждаясь движением мышц в теле, я почувствовала, как меня пронзила новая энергия. Чувство было такое, будто кто-то воткнул шприц с адреналином мне прямо в сердце. По всей вероятности, это была душа девчонки в бикини. Я сообразила, что в этот момент истощала ее и не должна была долго оставаться внутри, если не хотела ее убить. Но, Господи Боже мой, это ощущение как наркотическая зависимость. А потом к нему добавилось кое-что иное. Словно другой цвет, который примешивался к моей эйфории. Другой вкус – свежий, сладковатый с кисловатой ноткой. И он вызывал приятное теплое покалывание, как если бы я выпила что-то алкогольное. А затем у меня с глаз спала пелена. Это было возбуждение парня, который все еще нагло лапал своими ладонями мое новое тело.

– Убери от меня руки, или я тебе их переломаю! – рявкнула я хрипло, так как уже отвыкла пользоваться голосовыми связками. Теперь я попробовала довольно горькое удивление, за которым последовало кислое подозрение и привкус липкого сладкого страха. После него все резко оборвалось. Парень поднял свои стены. Он отступил назад, в глазах зажглись ведьминские круги.

– Выметайся из моей девушки, демон!

Я закатила глаза и решила избавить себя от объяснений по поводу того, что если он потискал пьяную девчонку, это совсем не делает ее его «девушкой». На это у меня не хватало ни времени, ни нервов. Я молча отодвинула этого типа в сторону. Однако при этом недооценила свои силы, так что ведьмак с громким всплеском полетел в бассейн. Окружающие заулюлюкали, а я заработала целый поток восхищения, уважения и одобрения. К сожалению, это действительно разозлило неуклюжего ведьмака с теперь загубленной прической. Я увидела, как его энергия окутывала всё позади меня зеленым светом. Он что, выстрелит ведьмовской молнией среди стольких людей?! Ответа на свой вопрос я не получила, поскольку музыку перекричал голос:

– Не в моем доме! Плевать, какие у вас там проблемы, решайте их снаружи.

Стоило увидеть, как передо мной показался Бел, и меня накрыла волна облегчения. Я открыла рот, чтобы наконец-то сказать ему, что я еще жива, но не успела произнести и двух слогов. Меня что-то схватило и фактически выдернуло из тела девушки в бикини. Последнее, что я заметила, – как Бел недоуменно сдвинул брови, прежде чем зрение затуманилось.

Нет, нет, нет! Мне нельзя обратно к кафельным стенам. Что, если Тристан до сих пор поджидал меня там? 

Сила, которую я получила от души девушки и эмоций окружающих, таяла тем быстрее, чем больше я сопротивлялась. Однако теперь что-то было по-другому. На этот раз это не напоминало пустое пространство, по которому я неслась. Было такое ощущение, что некто, вопреки воле природы, тащил меня в противоположном направлении. 

Внезапно легкие наполнились кислородом.

Вдохнуть…

Во рту распространялся какой-то деревянный привкус. Зубы сжимали что-то круглое. Я могла пошевелить пальцами, но не руками.

Выдохнуть…

Холод. Влажность. Морская вода. Эти сведения сообщал мне мозг, хотя они ни о чем мне не говорили. Что-то лежало у меня на глазах. Я хотела помотать головой, чтобы стряхнуть это, но кто-то крепко меня держал. Праймус.

Вдохнуть…

Я почувствовала другие руки. Они принадлежали ведьмам, это я знала с абсолютной уверенностью – как будто воспринимала кожей их демоническую энергию. Они чертили линии на моем теле.

Выдохнуть…

Воздух вибрировал от магии. Я слышала голоса ведьм. Их песнопения становились все громче и громче.

Вдохнуть…

Напряжение разрезал звон металла, а дальше у меня в груди взорвалась ледяная боль. Зубы еще сильнее стиснули деревяшку во рту. Сквозь них прорвался крик. Он чувствовался таким же привычным, как и боль, что его вызывала. Холодное железо пронзало мою плоть. Оно продвигалось сантиметр за сантиметром. Точно. Беспощадно. Чужие руки со всей силой вдавливали меня в пол. Сущность связывалась с мышцами, костями и кровью. Каждая клеточка становилась моей и вот…

…У меня забилось сердце.

А затем холодные пальцы залезли в мою грудную клетку и вырвали его.

Глава 3

Око за око, зуб за зуб

 Сделать закладку на этом месте книги

Подсознание уносило меня так далеко от боли, как это только было возможно. Я видела сны. Мне так много сразу стало понятно. 

На пару кратких мгновений я увидела Тристана. Увидела, как он умирал. Снова и снова. И всякий раз Люциан был тем, кто пронзал его кинжалом, душил, топил… 

Потом эти отвратительные образы неожиданно пропали, все погрузилось в гнетущую тишину. 

Мне было знакомо место, в которое привела меня эта тишина. 

Я была дома у Люциана. В его лофте в Ирландии. 

Но тут было совершенно пусто. Ни мебели, ни ламп, ни картин на стенах. Как если бы он оттуда переехал. Я осторожно сделала несколько шагов от гаражной двери к углу, выложенному плиткой, где раньше размещалась кухня. Сейчас из голых стен торчало только несколько труб. Пройдя дальше в сторону комнаты, я застыла. В дальнем конце лофта, у стены, где должна была стоять кровать, сидел он. Люциан. Голова опущена. Волосы свисали на лицо, а руки обессиленно лежали на подтянутых к груди коленях. 

Вокруг него была разбросана бумага. Создавалось впечатление, словно в шкаф с документами кто-то спрятал парочку петард. Я медленно приблизилась к нему. Когда босые ступни коснулись ближайших листов, я отвела глаза от Люциана и присмотрелась к тому, чем он себя окружил. Мое прощальное письмо. Письмо, которое Бел передал ему через Викториуса – только размноженное сотню раз. 


Дорогой Люциан, 

ты никогда не просил меня подарить тебе мою душу, поэтому я и отдам ее тебе, если не увижу иного выхода. Надеюсь, она каждый день будет напоминать тебе о том, как ты этого достоин – быть любимым. Потому что да, я тебя любила, люблю и буду любить всегда. 

Возможно, в эту секунду ты обижен на меня, так как после этих слов должен понять, что свою смерть я планировала в качестве одного из вариантов. Возможно, ты даже ненавидишь меня за решение, которое я приняла в одиночку, несмотря на то что мы хотели преодолеть все это вместе. Но поверь, я испробовала все и сражалась до последнего вздоха – ради будущего рядом с тобой. Я уже скучаю по каждому моменту с тобой, которые теперь не смогу прожить, и в то же время бесконечно благодарна за великолепные мгновения, которые ты мне подарил. Я ни о чем не жалею – и точно не о том, что ты вошел в мою жизнь. И не дай бог тебе винить себя хоть в чем-то! Я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы догадаться, что прямо сейчас ты этим и занимаешься. Поэтому внимательно прочти следующие слова: ты не несешь ответственности за мои решения! 

Пожалуйста, не сдавайся. 

Я всегда буду с тобой – на расстоянии мысли – и буду охранять тебя, где бы я ни была. 

Вечно люблю и верю, что ты прочтешь между строк то, что я не могла выразить словами. 

Твоя Ари 

Мне стало тяжело дышать. Нет, это было просто невозможно. Эти слова, задолго до этого так легко записанные на бумагу, были именно тем, что я хотела бы сказать Люциану. Но теперь они казались мне издевкой. Моя душа навредила ему куда сильнее, чем это могла сделать моя смерть. Я вручила ему власть, способную разрушить мир, и одновременно лишила его возможности держать ее в узде. 

– Люциан… 

От моего тихого голоса он вздрогнул. Господи! Он меня слышал! Происходящее здесь – уже не сон. Я в его сознании! 

– Люциан, я… 

Он в отчаянии зажал уши ладонями. По лофту пронесся дикий ураган, взметнув все письма. Люциан что-то бормотал, но из-за поднявшегося шума я не могла ничего разобрать. Ветер выталкивал меня. А я прикладывала все возможные усилия, чтобы продвигаться к брахиону. 

– Люциан! – Я продолжала соскальзывать назад, пока Люциан не вскочил и не посмотрел мне прямо в глаза. Боль в них ударила по мне так сильно, как будто меня сбил товарный поезд. 

– Исчезни, наконец, из моей головы! – выкрикнул он. 

И тут меня проглотила темнота и унесла из его разума. 


Раны затягивались невероятно медленно. В какой-то момент послышалось приглушенное сердцебиение, и я почувствовала, как кровь потекла по моим высохшим венам. У меня застучало сердце. Слабо, но оно стучало… и это стоило больших сил, чем у меня было.

– Откройте ваши стены! – приказал холодный голос. Вскоре после этого меня затопили липко-сладкий вкус страха и тяжелый горький привкус, в котором я распознала сочувствие. Ни один из них не был приятным, но это помогло. Вены, сосуды, кости и хрящи заживали. В результате я даже вновь почувствовала, как во мне билось сердце.

Не знаю, сколько пролетело времени. Казалось, что прошло несколько часов, прежде чем непрерывный поток эмоций оборвался. Я слышала воду – во всех формах: капли, ручейки, лужицы, волны, прибой и мощные течения. Ко мне приближались шаги. Теплая рука погладила меня по щеке. Кто-то забрал деревяшку, в которую я вцепилась зубами. Я даже сглотнуть не могла, так пересохло горло. Следующей убралась ткань, закрывавшая мне глаза. Я зажмурилась, вдруг ослепленная ярким светом. Передо мной возникло размытое очертание чьего-то лица.

– А вот и ты. – Человек улыбнулся, но даже улыбке было не под силу ни прогнать печаль из больших серых глаз, ни смягчить опасность его жестких черт.

– Добро пожаловать обратно, Ари, – произнес Тристан. Он протянул руки к моей груди и почти ласково начал застегивать что-то, очень похожее на лабораторный халат. Во всяком случае, белая ткань была насквозь пропитана кровью. Моей кровью. Господи Боже! Я находилась в теле. Получается, Тристан меня вернул. Более того, он привязал меня к этому телу и вырезал мне сердце. Могло ли нечто подобное сделать из меня брахиона? Чье это тело?

– Расслабься, Ари. Иначе я тебя не развяжу, – предупредил он меня. Только сейчас я заметила, что непроизвольно натянула кожаные ремни, которыми была пристегнута за запястья, щиколотки и шею.

Тристан поводил у меня перед носом канцелярским ножом и вопросительно приподнял брови. Он предоставил мне самой решать, хотела ли я продолжать бессмысленно барахтаться или вернуть себе свободу. Я призвала себя к спокойствию. Этот протест и так обошелся мне впустую потраченными силами. А они явно пригодятся, как только я доберусь до Тристана.

За такой выбор он подмигнул мне серым глазом и принялся разрезать мои путы.

– Уверен, что это хорошая идея? – поинтересовался резкий женский голос. Я вывернула шею и обнаружила пожилую ведьму, которая выглядела как жена какого-нибудь политика. Позади нее стоял еще один ведьмак с кучей пирсинга на лице. Оба выглядели настолько встревоженными, как будто их заставили наблюдать, как Кинг-Конга освобождали от цепей.

Тристан замер. У него на лице не дрогнул ни один мускул, однако температура в помещении ощутимо снизилась, стоило ему поднять взгляд. Он молча отложил нож в сторону и посмотрел на кого-то, кто стоял вне поля моего зрения. После чего разразился истинный хаос. Надо мной пронеслось голубое пламя. Все органы чувств ощущали аромат огня и снега. Ведьма завопила. И тут же кто-то рухнул на типа с пирсингом. Сверкнул клинок – ведьмы упали, залитые кровью. На протяжении секунды все было тихо. Настолько тихо, что я опять услышала воду – во всех формах.

Тристан кивнул своему помощнику, который однозначно был праймусом. Потом он снова взял нож и продолжил свою работу. С каждым ремнем, который он перерезал, мое сердце начинало биться быстрее. Я хотела поразмыслить, какие у меня открывались варианты, но сдалась перед слепой яростью, закипевшей внутри. Я брахион. Никто в этом зале не мог меня убить. Когда остался всего один ремень, я собрала свои силы и вырвалась. А в следующий миг уже схватила Тристана за горло и прижала к стене.

– Я… тебя… уничтожу!

Тристан не выказал ни удивления, ни страха. И не сопротивлялся. Он просто смотрел на меня.

– Ну вот, все снова по-старому.

Его ирония подлила масла в костер моего гнева. Я сдавливала его шею, пока он не начал задыхаться. Тем не менее Тристан даже и не думал защищаться.

– Отпусти его! – велел голос у меня за спиной.

Тристан на мгновение прикрыл глаза, как будто его это страшно раздражало. Затем перехватил мое запястье и развернул меня, прижав спиной к себе. Брыкаться было бесполезно, так как он держал так крепко, что я почти не могла вдохнуть.

– Тебе надо успокоиться, Ари, – проговорил он совсем рядом с моим ухом, – потому что там стоит праймус, который в данный момент не может оценить, насколько ты опасна на самом деле.

Мой взгляд остановился на могущественном демоне, чьи черные глаза по-прежнему были прикованы ко мне. Он правда выглядел немного напряженным.

– Тебе следует знать, что Дженкинса слегка грызет совесть за то, что он помог создать женщину-брахиона.

Дженкинс, который с его темными кудряшками почему-то напоминал мне горца, презрительно фыркнул. В руке он держал охотничий кинжал. Такой же нож, которым он убил двоих ведьм. А в другой руке у него было кое-что, что повергло меня в настоящий ужас. Окровавленное нечто. Человеческое сердце. Мое сердце.

– Вижу, – сухо сказал Тристан, – ты осознала щекотливость ситуации.

Я действительно ее осознала. Хоть этот Дженкинс и не был брахионом, он в любую минуту мог меня убить – быстрее, чем я оказалась бы возле него, даже если бы уровень моей энергии не находился на красной критической отметке. Понимание настигло меня как удар. Я в самом прямом смысле находилась в руках этого праймуса. Видимо, он ждал только приказа Тристана.

Оцепенев, я уставилась на свое сердце.

– В чьем я теле?

Негромко рассмеявшись, Тристан ослабил хватку, но меня не отпустил. Вместо этого он потянул меня к стеклянной стене, за которой зияла черная пропасть. Мы отражались на ее поверхности…

Я сглотнула и за поднимающимися во мне эмоциями начисто забыла о сопротивлении Тристану.

– Я бы никогда не вселил тебя в другое тело, кроме твоего собственного, – прошептал он мне, пока я смотрела в до боли родные золотистые глаза, наполняющиеся слезами. Лишь краем сознания я заметила, как Тристан медленно выпустил меня из своих рук и шагнул назад. Сейчас моя злость по отношению к нему стала второстепенной, и он это знал. Я растерянно разглядывала себя с головы до ног. Прикасалась только к халату, заляпанному кровью, но это было мое тело. Мои руки. Мои ладони и ступни. Моя грудь, в которой билось сердце. То, которое выросло заново, как у любого брахиона. Это не сон. Я снова стала собой.

– Оказалось не так-то легко достать твои… смертные останки. Плеяда охраняла твой труп сильнее, чем все остальные. – У него на лице появился намек на улыбку. – Хотя при передаче полномочий так много всего может пойти наперекосяк…

Реплика Тристана заставила меня отвлечься от рассматривания себя. Сбитая с толку, я вскинула взгляд.

– Ты выкрал мое тело еще перед тем , как узнал, что я выжила?!

«Бог мой!» Мне даже представлять себе не хотелось, что он планировал с ним делать. При одной мысли об этом становилось плохо.

Тристан просто пожал плечами:

– Была пара человек, которые предлагали довольно высокую цену за твою невредимую телесную оболочку. В связи с этим было важно поместить тебя в криокамеру как можно скорее.

ЧТО?! Да это даже хуже, чем кадры, которые мелькали до этого у меня в голове.

– Ты заморозил мое тело и собирался продать его какому-нибудь демону, чтобы тот смог выглядеть как я?! – Простите, конечно, но разве это не омерзительно?

Мое отвращение оставило Тристана равнодушным, словно торговать трупами – это самое нормальное дело в мире.

– Твой любовник тут слегка разворошил муравейник. За средство воздействия на него многие готовы отдать все.

Я моргнула. Один раз. Второй. Даже слово «кошмарный» не могло описать этот план – подвести Люциана еще ближе к краю безумия. Это бы окончательно его уничтожило. Я почувствовала, как где-то в глотке зарождался рык. Ярость, до сих пор остававшаяся на втором плане, вспыхнула вновь в сочетании с новым проявлением подсознательного желания защитить любимого.

Тристан моментально поднял вверх обе ладони:

– Я не мог этого допустить. Поэтому я выкрал твое тело, прежде чем это сделал бы кто-нибудь другой.

– И теперь я должна быть тебе вроде как признательна? – напустилась я на него. Пусть сколько угодно строит из себя героя, я и без того знала, кем он являлся: убийцей.

Какой-то щелчок отвлек мое внимание на праймуса-горца. Видимо, Дженкинса вообще не волновала наша дискуссия – он аккуратно убирал мое сердце в каменную урну. Мне в голову просочились воспоминания о сердце Танатоса. И Люциана.

Люциан! Ему нужно знать, что я еще жива, иначе мог


убрать рекламу






ло случится что-то похуже. Пора уходить отсюда.

– Отдай мне его! – холодно потребовала я и, протянув руку, пошла в сторону Дженкинса.

Он хохотнул:

– И не подумаю.

Но несмотря на это, отпрянул, взглянув на мое упрямое выражение лица. Двигался праймус плавно. Никаких сомнений, он был хорошим бойцом. Однако отбиваться ему пришлось бы лишь одной рукой, поскольку в другой он сжимал урну.

Краем глаза я увидела, как Тристан укоризненно покачал головой:

– У тебя нет шансов, Ари. На исцеление истратилась почти вся твоя энергия. В данный момент ты еще слабее, чем когда была полубрахионом.

Да, я в курсе. Но не могла же я просто оставить здесь свое сердце.

– Отдай мне его!

Я обошла металлическую каталку, на которой до этого лежала. Дженкинс сохранял дистанцию. Особенно обеспокоенным он не выглядел – скорее, удивленным. Я почувствовала ледяную воду, наступив голой ногой в лужу. Где бы мы ни находились, крыша явно протекала. Холод мне не мешал, но у Дженкинса в тяжелых ботинках все равно было преимущество.

– Что ты задумала, Ари? Убить его? – вздохнул Тристан. – Ну так для этого тебе понадобится ациам… может, даже два.

Дженкинс высокомерно оскалился, потому что эту фразу и тон, с которым она была сказана, он явно расценил как похвалу в свой адрес. Но я хорошо знала Тристана и бросила на него недоумевающий взгляд. Тот никак не изменился в лице, но в серых глазах сверкнуло недвусмысленное требование.

На пару мгновений мир остановился, пока я старалась разгадать, что таилось за маской Тристана и в чем заключалась суть его игр и мотивов. А потом я сдалась, так как все это нисколько не повлияло бы на мой следующий поступок.

Я сосредоточилась на одном-единственном желании: моих ациамах – кинжалах, которые Люциан выковал на моей крови. По рукам вниз поползли мурашки, собираясь в ладонях. В следующий миг я почувствовала между пальцами холодный металл.

Ухмылка Дженкинса замерла и сменилась откровенной паникой, как только он сообразил, что произошло. Следует отдать ему должное – действовал он молниеносно и даже успел открыть урну с сердцем. Но это я и так просчитала. Через мгновение один из ациамов уже торчал у него в груди. От связи, которая установилась у меня – теперь уже полностью брахиона – с моими клинками, перехватывало дыхание. Мне достаточно было просто подумать, чтобы сущность Дженкинса загорелась. Его сила потекла ко мне, становясь частью меня и даря такую эйфорию, что я навряд ли смогла бы ее описать. Наверное, так чувствовал бы себя человек, способный победить смертельное заболевание щелчком пальцев. Казалось, что в легкие стало поступать больше кислорода, а по венам побежало больше крови. В голове прояснилось. Каждый нерв в организме подрагивал. Каждая мышца была готова к движению.

Когда я снова начала трезво воспринимать окружающую действительность, на том месте, где недавно стоял Дженкинс, валялась кучка пепла, а под ней – урна с моим сердцем. Я как раз двинулась к ней, как вдруг Тристан оттолкнулся от стены, у которой наблюдал за смертью Дженкинса. Внешне расслабленный, но я по личному опыту помнила, что Тристана никогда нельзя недооценивать. Он не принадлежал к числу мужчин, которые хвастались своими способностями или выставляли их напоказ. Тем не менее он многократно доказывал, как далеко мог зайти для достижения своих целей. Вот и теперь мне хватило одного взгляда, чтобы понять по его лицу – просто так он мне сердце не отдаст. Между нами нарастало невыносимое напряжение. Мы оба находились на одинаковом расстоянии от урны. Благодаря энергии Дженкинса я ощущала себя реально потрясающе: сильной, отдохнувшей и готовой драться, но все равно сомневалась, что этого окажется достаточно в сражении против Тристана.

– Ты хотел , чтобы я убрала его с дороги, не правда ли? – полюбопытствовала я у него, пока до меня постепенно начинало доходить, какая игра тут велась. Естественно, от Тристана не укрылось презрение в моем голосе. От него вообще ничего не могло укрыться. Такое ощущение, что мозг за этими серыми глазами беспрестанно собирал детали, анализировал информацию и строил планы.

Он равнодушно дернул плечом:

– Нам ни к чему свидетели.

На самом деле его скрупулезность уже не должна была поразить меня еще сильнее, однако я все равно почему-то потеряла дар речи. Он снова меня использовал. Снова загнал в угол, где я могла делать лишь то, чего хотел он. И воскресил он меня не из-за доброты душевной или из-за раскаяния, а чтобы получить рычаг давления на Люциана.

Я покрепче перехватила оставшийся у меня ациам, что заставило Тристана призвать в ладони голубой огонь.

– Осторожно, Ари. Может, Люциан до меня и дорос, но ты точно нет.

Языки голубого пламени прыгнули на пол и за считаные секунды окружили кольцом сосуд с моим сердцем.

– Ты можешь идти, Ари. Но твое сердце останется здесь.

Мой взгляд отчаянно метался между Тристаном и урной. Даже зная, что против него у меня не было ни единого шанса, и не желая ничего сильнее, чем уйти отсюда, я не могла позволить ему победить так легко.

Тристан невозмутимо смотрел, как я разрывалась с этой дилеммой. Разумеется, для него не было секретом, о чем я думала. Он всего лишь ждал, пока я приму единственное решение, которое у меня оставалось.

– А что потом, Тристан? – спросила я с горькой усмешкой. – Считаешь, что за мое сердце выкупишь любовь у своей матери?

Конечно же, он презентует Маре мое сердце на тарелочке с голубой каемочкой. По этому поводу я не питала иллюзий. Просто у меня никак не укладывалось в голове, как кто-то мог быть настолько эгоистичным. Тристан не только отнял у меня все – включая жизнь. Нет, помимо этого, он вернул меня обратно, чтобы отнять все еще раз.

Тристан не шелохнулся, но во взгляде его вдруг появилась такая бездонная грусть, что у меня самой сжалось горло. Тогда я поняла, что причинила ему боль. На мгновение я подумала, что сейчас обнаружу злость в глубине серых глаз, но он молча принял мой словесный выпад, как будто иного и не заслуживал.

– Тебе пора идти. – Не услышать предостережение в его голосе просто невозможно. И он прав. Было бы разумно убраться отсюда. Однако…

– Боюсь, тебе придется сжечь сердце прямо здесь и сейчас, – сообщила ему я и решительно пошла к урне. – Лучше я снова умру, чем отдам его тебе!

Воспользовавшись шоком Тристана, я действительно добралась до кольца синего огня. Протянула руку сквозь пламя, ни на секунду не задумавшись о том, что оно могло меня поранить. Но не успела я и моргнуть, как Тристан схватил меня и придавил спиной к стеклянной стене. Мои запястья он с такой силой вжимал в гладкую поверхность, что я начала опасаться, что кости треснут от такого давления.

– Почему, Ари? – выпалил он с упреком. – Почему ты просто не можешь сделать так, как я говорю?

Его боль становилась моей, и в его глазах я видела отражение своих – засветившихся серебром. Тристан опустил стены. По крайней мере частично. Но этого хватило, чтобы полностью выбить меня из колеи.

– Ты меня убил, – произнесла я дрожащим голосом и пытаясь не смотреть в его несчастные глаза. Вот только это ничего не дало. От его эмоций было не спрятаться.

– А ты меня, – парировал он. – Думаю, мы квиты.

Я ощущала терпкую остроту его разочарования, но там было и гораздо большее. Сомнение, ненависть к себе, ревность, любовь… Боже мой, я больше этого не вынесу. Слезы застили глаза.

– Что с тобой не так, раз ты реально в это веришь? – Ведь должен же человек, который испытывает такие чувства, осознавать, к чему приводили его поступки.

Поток эмоций резко иссяк. Неожиданно Тристан стал выглядеть просто уставшим. И тогда меня осенило. Как сильно я ошибалась.

– Она не знает, – прошептала я. – Мара об этом не знает. Поэтому ты не хотел оставлять свидетелей.

Тристан отпустил меня и отвернулся, как если бы больше не мог находиться ко мне так близко.

Понимание стало для меня более сильным ударом, чем все его эмоции.

– Я права, да? Ты сожалеешь.

– Уходи, Ари, – грубо велел он. – Твое сердце не найдет никто и никогда. Даю тебе слово.

Прежде чем смысл его обещания достиг моего разума, голубоватая энергетическая волна откинула меня назад. Стеклянная стена разбилась, и надо мной сомкнулись темные воды. Соленая вода хлынула в рот и в легкие. Я ударилась обо что-то твердое. Много раз. Тело неконтролируемо швыряло из стороны в сторону, и уже невозможно было сказать, где дно, а где небо. Как хорошо, что мне больше не нужен кислород. В противном случае я захлебнулась бы за долю секунды. Теперь же я чувствовала, как сила праймуса исцеляла меня и заботилась о том, чтобы оболочка оставалась в целости и сохранности.

Целую вечность спустя я вынырнула из волн метровой высоты. Надо мной простиралась ясная звездная ночь. А из воды торчал призрачный стальной скелет. Будучи человеком, я наверняка его не разглядела бы, но сейчас зрение у меня улучшилось настолько, что я различала каждый обломок и каждое пятно сажи. Это остовы сгоревшей нефтяной платформы – «Tempestas Aeris». Тристан перенес меня в бывшее Святилище корпорации «Омега».

Ледяными пальцами в меня вцепилась паника. Слишком человеческая паника, что неудивительно, если учесть, что посреди ночи я оказалась в открытом море.

Что дальше? Плыть обратно вниз? Не вариант, в конце концов, я не знала, где находился зал, в котором Тристан обратил меня в брахиона. Не говоря уже о том, что он явно давно ушел порталом-призмой – вместе с моим сердцем.

Его последние слова до сих пор эхом отдавались у меня в ушах. Как и его боль, и его печаль. Он пообещал не использовать сердце против меня. Все во мне противилось, запрещая верить ему, но я поверила – вопреки всему. В данный момент мне и не оставалось ничего другого. Конечно, кроме как… плыть.

Глава 4

Дьявол меня побери

 Сделать закладку на этом месте книги

Кашляя и задыхаясь, я выбралась на влажный песок. Борьба с километрами и волнами полностью меня истощила. Без энергии Дженкинса или грузового судна, на которое я тайком прошмыгнула и проехала половину пути, до берега я бы не добралась никогда. Сейчас сил не осталось даже на то, чтобы встать. Перевернувшись на спину, я старалась просто не потерять сознание. Все-таки мне пока неизвестно, что случается с брахионом, который полностью израсходовал свои энергетические запасы. Поскольку теперь я навечно привязана к своему телу и больше не могла, покинув оболочку, возвратиться на место, где была рождена, то опасалась, что просто-напросто угасну, как огонек свечи.

Через несколько мгновений, когда звезды в небе перестали быть просто размазанными пятнышками, я начала воспринимать вокруг себя множество звуков. Кроме прибоя, до меня доносились голоса, музыка, шум машин в отдалении и шкворчание еды на сковородках. В воздухе пахло рыбой, к этому добавлялись запахи выхлопных газов, фекалий и экзотических специй.

– Hello? – неожиданно позвал мужской голос. – Ma hagaagsan tahay? – В моем поле зрения возникло лицо мужчины с африканской внешностью. По-видимому, сомалийца, если то, что осталось от нефтяной вышки «Омеги», никуда не отбуксировали на утилизацию. Мужчина выглядел озадаченным и встревоженным. Ничего удивительного, в конце концов, не каждый день на берег выносит девчонок в окровавленных лабораторных халатах.

– Are you okay?[1] – попробовал он переспросить теперь уже по-английски, хоть и с сильным акцентом. Я не могла ему ответить, так как была чересчур занята потоком энергии, которую мне дарили его эмоции.

Заботу этого человека очень быстро вытеснил ужас. Он шарахнулся назад, упал на песок и продолжил от меня отползать. Несомненно, его напугало серебристое мерцание у меня в глазах. Вздохнув, я втянула в себя и его страх тоже. Каким бы противным ни был этот вкус, сейчас мне могла пригодиться любая крупица силы.

Приближались другие голоса и глухие шаги по песку. Черт, мне лучше исчезнуть, чтобы не привлекать к себе еще больше внимания. Чуть пошатываясь, я приняла вертикальное положение и побрела прочь от людей, которые спешили из обшарпанной пляжной забегаловки. Прочь от света редких тусклых лампочек. Прочь от вероятности побывать в сомалийском полицейском участке или, как вариант, в импровизированном ритуальном костре.

Кто-то кричал мне вслед. Они шли за мной. А эти ребята весьма любопытны. До меня долетала даже всё возрастающая злость. Хорошо, это снабжало меня дополнительной силой, в которой я нуждалась для побега. Взбежав вверх по какой-то лестнице, я очутилась в темном переулке – а точнее, в целом лабиринте из темных переулков. Идеально, это затруднит поиски моим преследователям. Я побежала дальше, мимо домов, которые зависли между состояниями «полуразрушенные» и «развалины». Мне срочно надо было позвонить, но шанс найти там внутри телефон или мобильник был ничтожно мал. Ну, по крайней мере, я отделалась от людей с пляжа. Однако также это означало, что теперь меня больше никто не питал эмоциями.

В какой-то момент я устало опустилась на каменный выступ. Короткий перерыв не повредит. Кроме того, нужно было сначала разработать план, прежде чем и дальше сломя голову носиться по окрестностям.

К сожалению, я слишком поздно поняла, что меня заметили двое прохожих. Причем эти мужчины определенно не случайно проходили мимо. Их кривые ухмылки и голод в глазах говорили сами за себя, даже если бы кисло-сладкий привкус, вспыхнувший у меня в подсознании, словно текила, однозначно не идентифицировался бы как возбуждение. Жадное возбуждение и бесстыдное предвкушение. Здесь эти парни выжидали – выжидали первую подвернувшуюся возможность, как, например, потерянная беззащитная девушка.

Будем считать, что сегодня не их день.

Ну или как посмотреть. Им как минимум повезло, что я их всего лишь  вырубила. После того как у них в карманах нашлось несколько ножей и изолента, я почти пожалела, что обошлась с ними так мягко. Но у одного был с собой мобильник, что хотя бы немного повысило мне настроение. Изолентой я воспользовалась, чтобы связать этих типов и заклеить им рты. А еще случайно обнаружила в кармане рубашки у одного из них маркер и решила украсить свое произведение, написав крупными печатными буквами на лбах у обоих слово «насильник». Затем приподняла ладонь одного парня, разблокировала смартфон отпечатком пальца и отступила обратно в тень стены дома.

Первая эйфория быстро схлынула, так как выяснилось, что я глупое дитя «цифрового поколения» и не помнила ни одного номера наизусть.

Начиная нервничать, я трясущимися пальцами открыла браузер и нашла сайт лицея Торкассо. В разделе с контактами отыскала телефон секретариата. Вызов, гудки, щелчок, а потом:

– К сожалению, вы позвонили в нерабочее время. Пожалуйста, перезвоните нам в понедельник или среду с восьми утра до одиннадцати тридцати. Учебный процесс приостановлен на неопределенное время из-за сложившихся обстоятельств. Более подробную информацию по данному вопросу вы можете узнать на нашей официальной интернет-странице. – Еще один щелчок и тишина.

Ну, блеск. На сайте тоже больше ничего не было, кроме наглого вранья о заражении здания плесенью и непрекращающихся проблем, вызванных землетрясениями по всему свету.

Ладно, продолжим. Я погуглила всех своих друзей в надежде на то, что кто-нибудь из них оказался бы настолько глуп, чтобы выставить где-то свой телефон. Не оказался. Следующая моя идея выглядела более многообещающей, даже учитывая риск, что звонок расценят как розыгрыш. Я набрала рабочий номер бара «Levante» на Мальте и с облегчением выдохнула, когда в трубке раздался знакомый голос.

– Хэй! Эм… привет, Ноа. Это… Ари. Я хотела…

– А ты разве не должна быть мертва? – перебил он. Звучал он при этом не столько пораженным, сколько заинтригованным.

– Да, об этом… – запнулась я. – Ситуация несколько изменилась. Я хотела спросить, нет ли у тебя, случайно, мобильного номера Бела. Откровенно говоря, я тут застряла…

Договорить не получилось, потому что бармен опять меня прервал:

– За что Тимеон передавал тебе через меня благодарность?

А? Резкая смена темы сбила меня с мысли. Впрочем, прошла пара секунд неловкого молчания, и я догадалась, что таким образом он проверял, действительно ли я это я, или какой-то праймус, вселившийся в мое тело. С одной стороны, объяснимо, а с другой – я же не банковские реквизиты его мамы пыталась выведать.

– Кхм… за ромашки.

Ноа цыкнул языком и от души расхохотался.

– Ох, какой же переполох скоро начнется…

До этого я уже сама додумалась. Поэтому и сбежала от тех парней на пляже. Если меня найдут не те люди, то вместе с тем получат власть над Люцианом, а значит, и над Изарой.

– Ты мне поможешь или нет? – буркнула я. Чаша терпения потихоньку переполнялась.

– Сейчас пришлю, – радостно заверил бармен, пробормотал еще что-то в духе: «На этот раз постарайся прожить подольше» – и сбросил звонок.

Я закатила глаза. Естественно, с его точки зрения, происходящее смахивало на забавный сериал канала «Netflix», тем не менее я рассчитывала на чуть больше сочувствия. Но хотя бы слово свое он сдержал, поскольку всего пару мгновений спустя после нашего разговора пришло сообщение с контактными данными «Белиала Батиса». Ого, мне даже в голову ни разу не приходило, что у дьявола может быть фамилия. По сути, я всегда полагала, что есть просто «Бел», как Адель, Мадонна, Эминем… ну или Сатана.

Услышав сигнал, я заметила, что задержала дыхание. Если сейчас что-то пойдет не так, то я просто окажусь в тупике. Четыре гудка, и раздалось раздраженное:

– Алло?

– Бел? – Никогда прежде я так не радовалась его голосу. – Это Ари. Знаю, ты считал меня мертвой, но я не погибла. Тристан…

– Если это шутка, то очень плохая, – остановил меня Бел таким тоном, что он просто сочился злостью. Даже по телефону чувствовалось, как заискрилась его сила. – Кем бы ты ни была, дам тебе ценный совет и только один раз: проваливай из этого тела, не то я найду тебя и заставлю страдать сильнее, чем это смог бы сделать любой брахион.

А потом он положил трубку.

Ну и что это, простите, было? То, что он так самоотверженно защищал меня даже после моей гибели, конечно, льстило, но в данный момент абсолютно ничем не могло мне помочь… кроме того, аккумулятор на смартфоне, пикнув, уведомил, что осталось лишь десять процентов зарядки. Я повторно набрала номер Бела. Теперь, отвечая, он даже не соизволил поздороваться.

– Да ты, видно, совсем тупая. И жить тебе тоже надоело. Второй раз предупреждать не стану! Если…

– Да заткнись уже, наконец, Бел, или остаток своего недавно начавшегося бессмертия я потрачу на то, что испорчу все твои дорогущие костюмы, пока буду дырявить тебя кинжалами и поджаривать до угольков, как только мы встретимся!

Было слышно, как Бел боролся за самообладание. От удивления или возмущения, я понятия не имела, но это уже начало.

– О’кей, краткое содержание: моя демоническая половина выжила. Тристан об этом узнал и вернул меня обратно в мое же тело. Теперь я надежно в нем закрепилась и нуждаюсь в помощи.

И вновь молчание на другом конце линии. Я бросила нервный взгляд на состояние батареи. Восемь процентов. Время истекало.

Бел прочистил горло.

– Что на мне было надето при нашей первой встрече?

– Смокинг, – молниеносно выпалила я. После беседы с Ноа стало ясно, что и Бел не поверит мне просто так. – Огненные шорты не считаются. Они были иллюзией.

– Проклятие… – ахнул Бел. – Это невозможно.

– Очевидно, возможно. Пожалуйста, Бел. Мобильник почти разрядился, а я ума не приложу, кому еще могу позвонить.

– Где ты? – Безо всякого перехода праймус заговорил по-деловому. На заднем плане что-то зашуршало, как будто он сдвинул в сторону документы.

– В Сомали, кажется. Подозрительный переулок, сомнительный квартал. Таблички с названием улицы тут, к несчастью, нет. Я плыла до берега от «Tempestas Aeris».

– Стой, где стоишь!

Он меня не слушал? Какое из свойств «подозрительного переулка в сомнительном квартале» делало его именно тем местом, где мне надо было дожидаться Бела?

– И, Ари, не высовывайся. Если Маре станет известно, что ты еще жива… в ближайшее время это изменится.

– Но… – Мои возражения Бел не выслушал, так как уже бросил трубку. Я взглянула на зарядку. Четыре процента. Что ж, классно. Понятия не имею, как Бел намеревался меня искать, но если он решил запеленговать смартфон, то с этим лучше поспешить. Убрав телефон в карман халата, я потерла ладонями лицо. Когда и как я вообще увязла в этом безумстве? Всего год назад меня терзал вопрос, как оплачивать учебу в университете… без малейшего представления о том, что мне хотелось изучать. Единственной целью было сбежать от своей отравляющей жизни. И вот она я, полуголая, ждала где-то в Южной Африке, пока меня спасет дьявол, чтобы получить возможность рассказать моему парню-демону, что я умерла, но не мертва, а воплотилась в праймуса. И теперь бессмертна.

Масштаб последнего факта оказался настолько велик, что просто не укладывался у меня в голове. Хорошо, скорее всего мне в любом случае не выжить в битве против Мары. Но если это все же случится, я не состарюсь, не буду сидеть, седая и морщинистая, на скамейке в парке и кормить голубей, никогда не умру. Больше не буду есть из-за чувства голода, пить, испытывая жажду, или засыпать от усталости. Кстати, где это всё? Сказать по правде, прямо сейчас я дико устала и отдала бы что угодно за кровать. Судя по всему, так глубоко в жизни демонов я еще не разобралась.

Небо на востоке медленно светлело, а город пробуждался. Самое неподходящее время, если помнить о том, что около меня на земле валялись два связанных мужика. Со вздохом я встала и оттащила этих типов за кучу мусорных мешков, которые кто-то сложил в одну высокую гору. Возможно, так мне удастся выиграть нам с Белом побольше времени. В конце концов я водрузила на обломок стены старый пластиковый ящик и уселась на него. Все это крайне утомительно. Вообще-то из праймусов энергия должна буквально бить ключом, у меня же выносливости оказалось примерно как у залежавшихся картофельных чипсов. Я ощущала такую слабость, что уже размышляла, не растолкать ли тех двоих, чтобы насытиться их гневом и страхом. В этот момент произошло одновременно три вещи: мобильник пиликнул, оповестив о новом сообщении от Бела, батарея сдохла, прежде чем я успела его прочесть, и белый джип с тонированными стеклами затормозил на углу улицы.

Уже прикидывая, не будет ли лучше убежать, я почувствовала демоническое присутствие. В машине находился как минимум один праймус. Таким образом, мысли о побеге растаяли как дым. В нынешнем состоянии меня догнал бы даже ребенок на трехколесном велосипеде.

Пассажирская дверь распахнулась, и из автомобиля выпрыгнула девушка моего возраста. Очень белокожая, одетая в школьную форму, а длинные темные кудри заплетены в две косички. Девичья внешность наверняка могла обмануть многих, но вниз по моей шее сразу же поползло ледяное покалывание. Она праймус, причем довольно старый. Насторожившись, я села прямее и спрятала ладони под коленями. Возможно, эту школьницу прислал Бел, а возможно – нет. Тогда мои ациамы и элемент неожиданности будут единственным шансом отсюда выбраться.

Женщина-праймус целенаправленно пошла ко мне, состроив такую мину, как будто учитель заставил ее собирать мусор. Запах какао и перезрелого манго становился интенсивнее по мере того, как девушка приближалась. Остановившись возле меня, она сложила руки на груди и с отвращением сморщила нос.

Я ждала, пока она скажет «здравствуй», или какое– либо другое приветствие, или что-то объяснит, однако ничего подобного не происходило. Она просто смерила меня взглядом сверху вниз и презрительно покачала головой.

– Не понимаю вкусов Бела, – в итоге выдала девчонка и присела передо мной на корточки, словно осматривая сбитую на дороге кошку. – Что в тебе такого особенного, что ты непременно понадобилась моему брату?

На моем лице ничего не отразилось, хотя мысленно у меня отвалилась челюсть. Это  сестра Бела?! Демоница, через виллу которой мы когда-то эвакуировались из Могадишо? Демоница, так ненавидящая Лигу, что нам нельзя было с ней знакомиться? Демоница, чьим парнем был…

– Нельсон! – крикнула сестра Бела так громко, что я вздрогнула.

Темнокожий жиголо с приметным шрамом на подбородке высунул голову из белого джипа и, как капризный подросток, проорал в ответ:

– Ну что такое?

Нельсон Суада – так называемый Алый Лев Сомали и самопровозглашенный предводитель потустороннего мира праймусов.

О-оу. У меня возникло очень плохое предчувствие. Не то чтобы я не доверяла Белу, но у нас с Нельсоном имелись несведенные счеты. А конкретно – из-за меня он принес клятву, которая запрещала ему применять насилие по отношению к людям. И как назло, сама я человеком быть перестала.

– Тащи сюда свою задницу. Ты призовешь Бела вместо меня, – рявкнула школьница в направлении джипа.

– Почему я?

Сестра Бела закатила глаза, словно говоря: «Как тяжело, когда тебя окружают идиоты».

– Потому что я поклялась больше никогда не вызывать своего брата.

Недовольный Нельсон вылез из салона и потопал к нам.

– Меня реально это достало, Весса! Что вообще понадобилось этому надутому бабуину от де…

Как и ожидалось, слова встали у Нельсона поперек горла, стоило ему меня узнать.

– Ну, что? – спросила сестра Бела.

– Быть этого не может! – еле слышно промямлил Суада. – Она умерла.

– Очевидно, нет, – отреагировала я и одарила Нельсона кривоватой улыбочкой. Я уже сообразила, какой план придумал Бел. Вот только навряд ли все пройдет так гладко, как он себе это представлял.

– Ты ее знаешь? – допытывалась Весса у своего спутника. Она озадаченно уставилась на него, а он, в свою очередь, так же уставился на меня, словно я была призраком.

– Не напрямую. Только человека, которому принадлежала эта оболочка. – Он отвел сестричку дьявола немного в сторону. – Ты в курсе, как дорого она сто2ит? Мы могли бы…

– Забыл, что случилось в прошлый раз, когда мы разозлили Бела? – не дала ему договорить демонесса.

Затем между ними установилась тишина. Но не из-за того, что Нельсон смутился, а по той причине, что свои препирательства они продолжили телепатически. Мужчина отчаянно жестикулировал, как уличный продавец, уговаривающий покупателя. Весса же, напротив, принимала поначалу недоверчивый вид, потом изумленный и, наконец, заинтересованный. Эта парочка явно обсуждала, как им лучше всего обмануть Бела и получить максимальную выгоду за мой счет.

Досадно, что аккумулятор на нуле и я не успела прочитать СМС от Бела. Уверена, внутри были важные инструкции по обращению с его сестричкой. М-да… значит, придется импровизировать.

Я выжидала, пока Весса и Нельсон закончат просчитывать свою тактику. Логично, что сперва они увезут меня отсюда, чтобы после этого заново начать переговоры с Белом. Хорошо. Для этого кому-то из них нужно будет приблизиться ко мне на опасное расстояние. Как ни странно, они решили, что это сделает Весса, и она, быстро шагая в своих кедах, подбежала и потянула меня за руку.

– А теперь мы немного прогуляемся.

Материализовав один ациам и не давая демонице осознать, что произошло, я вогнала ей нож между ребер. Второй рукой развернула ее вокруг своей оси и прижала к осыпающейся штукатурке ближайшего дома.

– Немедленно зови Бела, или ты труп! – прошипела я ей. Чтобы подкрепить свою угрозу, я слегка подожгла сущность Вессы. Она охнула, а вместе с ней и Нельсон, до которого дошло, что перед ним не просто тело старой знакомой.

– И лучше без фокусов, потому что, поверь, я найду отличное применение твоей энергии. Так что соблазн велик.

Когда я снова подпалила сущность Вессы, Нельсон воскликнул:

– Делай, как говорит девчонка!

Даже не видя, что делал Алый Лев Сомали, я чувствовала его сумасшедшую панику. Не прошло и десяти секунд, как первые лучи солнца соединились с полосами черного света. Мой позвоночник практически дрожал от хлынувшей силы. За этим последовал глухой взрыв, воздух наполнился тяжелым ароматом темного шоколада и граната. Не надо было оборачиваться, чтобы знать: сейчас позади меня в переулке стоял Бел.

– Ну и как мне это понимать, дорогая сестрица? – раздался его насмешливый голос. В нем угадывалась зловещая нотка, с которой я уже была знакома слишком близко. И в данную секунду очень радовало, что адресована она не мне. – Разве я тебе не говорил быть полюбезнее с моей знакомой?

– Опять я  виновата? – дерзко ответила Весса. – Это маленькое чудовище набросилось на меня , как обезумевшая фурия.

– Эта «обезумевшая фурия» иногда немного поспешно достает свои клинки, но уж точно никого ими не режет без основания. – Бел появился в поле моего зрения и вальяжно прислонился к стене дома рядом с сестрой. – Поверь, я исхожу из собственного опыта.

Наши взгляды встретились, но вместо радости в его бирюзовых глазах плескались внимательность и недоверие.

«Они собирались тебя предать», – попыталась мысленно сообщить Белу я. К тому моменту на мне стало сказываться напряжение от попыток усмирить Вессу. Руки затряслись, а коленки стали ватными.

«Знаю, – пронесся у меня в голове ответ Бела. – Теперь можешь ее отпустить».

Как будто освободившись после его реплики, мои пальцы соскользнули с рукоятки ациама. Я отшатнулась на пару шагов назад. Нельсон тут же подскочил, чтобы выдернуть кинжал из спины своей девушки и проверить ее самочувствие. Впрочем, праймус не впечатлилась показной опекой возлюбленного. Сердито фыркну


убрать рекламу






в, она отогнала его от себя.

А скоро с ее лица пропала вся заносчивость, как только Бел размеренным шагом начал ходить вокруг сестры. Вероятно, он устроил ей молчаливую выволочку, которую демонесса выслушивала с поникшей головой. Как бы ни отчитывал ее Бел, это сработало. С каждой минутой девчонка бледнела все сильнее. Вскинув глаза, она впилась в брата шокированным взглядом. Затем покосилась на меня, и я заметила, как она с трудом сглотнула. Кивок головой – один раз коротко, второй – чуть медленнее. Наконец, не говоря ни слова, она прошествовала к своему джипу.

«И ты разрешишь ей вот так запросто уйти?» – уточнила я у Бела, пока он хмуро смотрел вслед сестре.

«Весса сама весьма заинтересована в том, что остановит Мару».

Меня почти не удивляло, что такая женщина, как Весса, не сошлась характерами с королевой ведьм. Несмотря на это, меня терзали сомнения в правильности поступка Бела.

Нельсон все еще ошарашенно пялился на меня. Лишь когда Весса раздраженно проорала из окна автомобиля его имя, он заторможенно начал шевелиться.

– Ах да, Нельсон? – задержал Бел Алого Льва Сомали. Звучал он довольно миролюбиво, но все присутствующие знали, что это только видимость. – Если ты еще раз попробуешь меня провести, я расскажу Люциану о том, что сегодня случилось.

Темная кожа Нельсона приобрела внушающий опасения зеленоватый оттенок, словно его вот-вот стошнит. А потом он с такой скоростью рванул к джипу, что это больше походило на бегство. Через мгновение праймус ударил по газам. Шины закрутились и взметнули столб пыли, поглотивший уезжающую машину.

Итак, мы с Белом остались одни. Дождавшись, пока затих вдали шум мотора, он обернулся ко мне.

Черт, никогда бы не подумала, что буду так счастлива его видеть. Теперь появился как минимум один шанс, что все будет хорошо.

– Привет, – неуверенно ляпнула я, поскольку не существовало руководства, как вести себя после возвращения из мертвых.

Бирюзовые глаза Бела пристально меня изучали. Он хотел было что-то сказать, но передумал и просто обнял меня. А меня накрыло такое облегчение, что я не только еле стояла, но и не смогла сдержать слез. И за считаные секунды превратилась в жалкое всхлипывающее недоразумение.

Бел не задавал вопросов и никак не комментировал мой срыв – ни с сочувствием, ни с заботой, ни с издевкой. Он понимал, что ни в чем из этого я не нуждалась. Вместо этого в меня плавно потекла новая энергия.

– Ты что там делаешь? – просипела я ему в грудь.

«Всего лишь немного пополняю твои резервы».

Все больше его силы устремлялось ко мне, и я пришла к выводу, что моя собственная мощь несоизмеримо мала по сравнению с его – будто я стакан воды, а он – Средиземное море.

«В противном случае мне пришлось бы нести тебя отсюда на руках, а я не могу себе представить, чтобы ты была в этом очень заинтересована».

– Спасибо, – шепнула я. Не важно, нес бы он меня или нет. И мы оба это знали. Моя благодарность подразумевала все, что он сделал для нас с Люцианом. И это мы оба тоже знали.

Объятия Бела стали крепче.

«Не благодари, Ари».

Когда в меня больше не вмещалось ни одной искорки силы, я выбралась из кольца рук Бела и серьезно взглянула на него.

– Пожалуйста, можешь отвести меня к Люциану?

Блондин замялся, словно выбирая подходящие слова, чтобы помягче рассказать, что стало с любовью моей жизни.

– Я в курсе, что он натворил, – опередила я праймуса. – Видела. Потому-то мне и нужно попасть к нему как можно скорее.

Бел изумленно приподнял брови, но допрос устраивать не стал. Выражение его лица помрачнело.

– Люциан сейчас в Патрии и никого к себе не подпускает. Даже Элиаса.

– Для меня он точно сделает исключение.

– Естественно. И все-таки перед этим ему следует узнать, что ты жива.

– Но… – Да это же дурацкая шутка, не иначе! Я воскресла, заполучила обратно свое тело, а теперь мне нельзя к нему?!

Бел вздохнул:

– Мы найдем выход. У меня уже есть одна идея, но для начала нам надо покинуть Могадишо. А это будет уже не так легко сделать, как прежде.

– А мы не сможем просто воспользоваться порталом у твоей сестры? – растерянно полюбопытствовала я, а Белиал вытащил смартфон и напечатал сообщение.

– Нет. Без колонны Ориона бо́льшая часть портальной сети разрушилась, – не отрываясь, сказал он. – Что значит… нас должны призвать.

О’кей, звучало и вполовину не так плохо, как можно было предположить, судя по выражению лица Бела. Или где-то притаился подвох? Светловолосый демон глянул на меня с хулиганской ухмылкой.

– Для призыва я должен увидеть твой знак праймуса. При условии, что он есть – с тобой же никогда не знаешь заранее.

Вот блин, конечно. Ведь я теперь праймус, а соответственно, должна носить на спине свой собственный символ. Ага! Вот в чем загвоздка. Надо раздеться прямо посреди улицы.

– Прекрасно, но под этим миленьким халатиком у меня ничего нет, так что не мог бы ты… позаботиться о том, чтобы сюда не забрела какая-нибудь группа туристов? В мои планы не входило устраивать стриптиз для всего Могадишо.

Повернувшись к нему спиной, я начала расстегивать халат. Чтобы стыдиться его, у меня не хватало ни сил, ни нервов, и пока Белу будет видна лишь моя спина, я как-нибудь это переживу.

На самом деле я рассчитывала на что-то вроде неприличного комментария или, например, на пошлую цитатку, но Бел молчал. Более того, он положил мне руку на плечо и не дал раздеться. Мягко развернул меня лицом к себе. Во взгляде у него сверкали гнев и сострадание.

– Он вырезал твое сердце, не так ли?

Стоило сразу сообразить, что Бел сложит два плюс два и верно идентифицирует размытые кровавые пятна на униформе «Омеги». Не то чтобы мне не хотелось ему рассказывать, что происходило на «Tempestas Aeris» – скорее уж я сама никак не могла в этом разобраться.

– Поговори со мной, Ари, – осторожно попросил праймус. – Мне нужно знать, что замышляет Тристан.

– Он оставил себе сердце и отпустил меня. Все свидетели мертвы, – подытожила я. – По-моему, он действовал не по приказу Мары. Без понятия, что он там замышляет, но меня Тристан уверял, что этот сосуд никогда не будет найден.

Белиал отреагировал с тем же недоумением и подозрением, как и я. Он вздохнул и на миг зажмурился.

– Извини, Ари. Я обязан был предугадать. Обязан был лучше следить за твоим телом и по меньшей мере допустить возможность того, что ты выжила. Тогда Тристан бы нас не опередил и…

– Стоп! – Я взмахнула ладонью у него перед носом и сделала строгое лицо. – Срочно требую назад старого Бела, который не утопает в непонятных самоуничижениях, а ищет решения. Если он застрял где-то там, – пробурчала я, тыча пальцем в лацкан его кремового костюма, – то, будь добр, передай ему, что мне нужен этот праймус и я даже готова терпеть все непристойные фразочки, если он все-таки поможет мне найти Люциана и надрать зад королеве ведьм.

Очень медленно на его лице расплывалась та самая очаровательная улыбка из рекламы зубной пасты, по которой я и правда соскучилась. В глазах дьявола затанцевали черные блики, когда его сила окутала меня, разливаясь по коже, словно теплый мед. Халат пропал, превращенный в обтягивающий черный комбинезон из мягкой кожи, оставляющий спину открытой, что избавляло нас от проблемы стриптиза в Могадишо. Помимо всего прочего, новый наряд придавал моему душевному состоянию новый уровень: из «бедняжки» делал «чертова ангела мщения».

– Так и знал, что тебе подойдет этот прикид в стиле Женщины-кошки[2], – промурлыкал Бел, любуясь своей работой. – Я, наверное, вернусь к этому образу во время нашего третьего свидания.

Специально для него я состроила вредную мордашку, хотя широкую улыбку скрыть все равно не удавалось.

– Только в качестве исключения, мистер Белиал Батис. Но помни: я говорила только о фразочках, а не о твоих доминантных фантазиях.

Это вызвало у него смех, согревший мне сердце. Не важно, сколько раз он утверждал обратное, я считала Бела своим другом.

– Так, ладно, вытаскивай нас отсюда, – произнесла я, поворачиваясь, чтобы ему было видно мою спину.

Его сдержанные смешки внезапно усилились до громкого хохота.

– Что там такого веселого?

– Просто обожаю иронию судьбы!

Он, едва касаясь, обвел пальцами линии, что теперь украшали мою спину.

– Это слишком прекрасно, чтобы описать словами, но если бы мне пришлось давать название такому шедевру, то я назвал бы его «Бессмертное пламя». Пылающая звезда, которая никогда не угаснет.

Глава 5

Воскрешение зовет

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда тебя призывают – это очень интересное ощущение. Почти как входящий звонок, который раздавался глубоко в мыслях. Его можно проигнорировать или принять, причем последнее было сродни поездке на американских горках сквозь черный свет. Вскоре я уже стояла в мальтийском поместье Бела и смотрела на сморщенное, по-британски хладнокровное лицо Оскара. После того как пожилой колдун-дворецкий обнаружил, кого только что вызвал, он начал хватать ртом воздух, словно рыба, выброшенная на сушу.

– Мисс Моррисон?

– Похоже, мы снова в игре, да? – рассмеялся Бел и по-приятельски похлопал старого дворецкого по плечам. Потом выудил банан из вазы с фруктами в холле и, махнув рукой, дал понять, чтобы я следовала за ним.

– Привет, Оскар, – пробормотала я и, проходя мимо, послала старику скромную улыбку. Затем почувствовала его обескураженный взгляд у себя на позвоночнике и вновь услышала хрип, который, по всей вероятности, относился к моему новенькому знаку праймуса. Как я его понимала…

– Не тормози, Ари! – прокричал Бел через плечо. – Твое воскрешение зовет, и я просто не могу дождаться. В последний раз, когда я такое видел, мы создали из этого мировую религию. Любопытно, что грядет теперь. – Толкнув входную дверь, он размашистым шагом промаршировал по атриуму. – А, Оскар! Нас здесь не было, и, если кто-нибудь будет спрашивать, мы до сих пор оплакиваем гибель Ари.

Я поспешила за Белом, который целенаправленно шел к своему личному порталу. По-видимому, его всемирные «землетрясения» не затронули.

– И куда теперь? – спросила я, когда он впихнул меня в портальное помещение. – Мне казалось, мы не можем просто так попасть в Патрию.

– Совершенно верно, – сказал Белиал и начал очищать банан. – Поэтому нам нужен кто-то, кто может. Правда, в настоящий момент этот кто-то… доступен лишь отчасти, в связи с чем потребуется небольшая помощь, чтобы до него добраться.

Он закрыл дверь, заставил ее раствориться и появиться новую, показавшуюся мне очень знакомой. Вход в убежище. Бел удовлетворенно ухмыльнулся и откусил банан, прежде чем распахнуть дверь и перешагнуть порог.

– Тук-тук! Есть кто дома? – заорал он с набитым ртом. Я услышала стон, грохот, привычный звук выдвинутого из ножен ациама и недовольный голос Райана.

– Иисус, Мария и Иосиф! Совсем сбрендил, Бел?! Ты не можешь спокойно вва…

В эту секунду Бел шагнул в сторону, открывая обзор на меня.

Райан выглядел так, как если бы кто-то вдруг отключил его от розетки. Парень настолько оторопел, что я забеспокоилась, не упадет ли он в обморок. Но я тоже пришла в ужас при виде его. Татуированный охотник производил даже худшее впечатление, чем я запомнила. Причем главным кошмаром была неясная вонь, распространившаяся по всему убежищу.

Неожиданно Райан вернулся к жизни. Он направил кинжал на Бела, дрожа от ярости.

– За это я тебя убью!

Тот, не дожевав, хмыкнул:

– Допустим, ты попытаешься это провернуть – чего не смог бы даже в лучшей форме, а ты, между прочим, не в ней – и все равно остается тот факт, что я бессмертен. Ты же, наоборот, человек, которому стоило бы активировать остатки своего почти залитого алкоголем инстинкта самосохранения и убрать оружие. Ну, это если ты, конечно, вспомнишь, где мы находимся.

Как по волшебству пол сотрясся от глухого рокота. Первое предупреждение Тимеона, что нейтральный статус его убежищ лучше не нарушать. К сожалению, Райан именно это и сделал. Он бросился к Белу. Грохот тут же усилился, а охотник наконец признал серьезность ситуации и перестал атаковать.

– Да как ты только мог? – взревел он на Бела.

– Мог что? – высокомерно усмехнулся праймус. – Вернуть тебе подругу?

Вау, а тактичностью тут и не пахло. Возможно, мне не надо было звать прежнего Бела. Как ни крути, пришло время вмешаться.

– Райан, это действительно я.

– Не приближайся! – рыкнул Райан, переводя острие ациама на меня. Однако при этом он буквально не мог заставить себя смотреть мне в лицо. Кажется, вообще каждый взгляд в мою сторону причинял ему боль.

Не делая резких движений, я подняла руки ладонями вверх.

– Я не умерла. По крайней мере не окончательно. Праймус во мне выжил. Все это время я находилась тут как… призрак, который…

– Тристан засунул ее обратно в то же тело и по несчастливому стечению обстоятельств обратил в брахиона, – сократил мои объяснения Бел, после чего опять откусил кусок банана.

Райан схватился за голову и, видимо, не верил ни своим глазам и ушам, ни нашим словам.

– Вы лжете!

– Я клянусь , что говорю правду! – прогремел Белиал.

Это заставило парня замереть. Потрясенный, он опустил кинжал и не сводил глаз с блондина. Для праймусов клятва всегда нерушима.

– Не может быть… – запинаясь, проговорил охотник. Увидев шанс, я сделала пару шагов к своему другу.

– Умоляю, Райан! Ты должен мне пове…

Он молниеносно вскинул ациам.

– Нет!

Сомнения у него на лице были просто невыносимы. Он уже не в состоянии трезво мыслить. Мне известно, каково это. Райан не мог впустить надежду, так как слишком сильно боялся, что у него вновь ее отнимут.

Я начала ласково его уговаривать:

– Пока мой дух был здесь, ты поднимал тост за меня и Аарона.

Он фыркнул:

– Угадала.

– Позвонил Гидеон и сказал тебе включить телевизор, – продолжила я.

Между его бровей сформировалась упрямая складочка, в остальном он не шелохнулся.

Проклятие, вот что называется твердолобостью. Испустив нетерпеливый вздох, я скрестила руки на груди.

– О’кей, раз не хочешь по-хорошему… – проворчала я. – Еще когда меня прятали тут от Танатоса и Джирона, как-то настала твоя очередь оставаться на ночное дежурство. Ты думал, что все уснули, но я застукала тебя за просмотром «Бриджит Джонс»[3]. Ты рыдал, как младенец. А потом угрожал мне, что если я когда-нибудь расска…

Дальше не договорила – Райан выронил клинок и сгреб меня в свои могучие объятия. В его огромных мускулах я просто утонула, так что стало нечем дышать. Грудная клетка охотника вздрагивала, потому что он как мог старался сдержать всхлипывания. А вместе с ним потряхивало и меня, из-за чего было невозможно разобрать, что еле слышно бормотал Райан. Кроме того, я буквально кожей чувствовала, как его стены покачнулись и рухнули, и передо мной неожиданно предстали все его эмоции. Неверие, отчаяние, бесконечная радость…

– Ну, наконец-то! – прокомментировал на заднем фоне Бел. – Надеюсь, следующая тема дойдет до тебя чуть побыстрее!

Это не смогло ни спровоцировать, ни отвлечь охотника. Он так и держал меня своими мощными руками, словно и не собирался никогда отпускать.

– Эмм… Райан? – Я несильно постучала пальцем по его плечу, намекая, что пора меня освобождать. Парень нехотя подчинился. В глазах блеснули слезы, но, в отличие от того случая с «Бриджит Джонс», в этот раз ему не было за них стыдно.

– Я просто никак не пойму! – пробормотал он, улыбаясь мне от уха до уха. Затем на него будто снизошло озарение. – Остальные уже в курсе? И, боже мой, что с Люцианом?

– Потому-то мы и здесь, – проинформировал его Белиал, который в этот момент бродил вдоль барной стойки в поисках мусорного ведра, чтобы выкинуть кожуру от банана. Но так как то оказалось безнадежно забито, а кухня в целом представляла собой истинный хаос, в конце концов он, сморщив нос, водрузил ее на немытую сковороду. – К сожалению, мы еще не делали новостную рассылку о возвращении Ари, потому что иначе по ее душу сразу явилась бы Мара. А без защиты Люциана нам фактически нечего ей противопоставить.

Райан кивнул. В нем резко проснулся профессиональный охотник.

– Конечно. А Люциан, как улитка, заполз в свою раковину.

– Точно, – сказал Бел, скривившись от отвращения, пока уходил из кухни. – Тем не менее есть тот, кто многократно находил путь в Патрию, хотя Верховный Совет – как бы выразиться? – выгнал его из дома. И за это он даже просидел кое-какое время в Тихом омуте.

Мне что-то напоминала эта история. Я слышала ее не один раз и даже самостоятельно разыскивала того праймуса.

– Марек?! – удивилась я.

Бел кивнул, причем по его мимике однозначно угадывалось, с каким презрением он относился к вечно брюзжащему праймусу с внешностью бездомного Санта-Клауса.

– Твою ж! – выругался Райан и добавил в ответ на мой вопросительный взгляд: – Этот чувак торчит в темнице Плеяды.

О’кей… не представляю, что еще такого натворил Марек, но он хотя бы не обретался где-то на краю вселенной, куда нельзя было добраться.

– Полагаю, сейчас самый подходящий момент, чтобы просветить Ари касательно нынешнего положения вещей в Плеяде, – проговорил Бел, без спроса взяв бутылку бурбона. Они с Райаном обменялись многозначительными взглядами, которые почему-то меня встревожили. Какого черта тут стряслось? Да, я уже догадалась, что Райан больше не член Плеяды и что братство назначило нового верховного мастера, но, судя по всему, это далеко не всё.

Райан с хмурым видом почесал подбородок, и из-за отросшей щетины это вызвало глухой скребущий звук.

– После гибели мистера Росси верховные мастера Плеяды с других континентов избрали нового преемника. Этот Грэм вывернул лицей наизнанку и разжаловал или отстранил всех, кто участвовал в миссии против Мары.

– Что?! – вырвалось у меня.

– Сейчас будет еще круче. Так как Люциан позаботился о том, что Верховный Совет стал неработоспособен, сотрудничество с Лигой было официально поставлено под вопрос. Теперь Плеяда заключила договоренность с Марой. Каждый из них не вмешивается в дела другого. А также охотникам запрещено контактировать с верными Лиге праймусами. Строго говоря, ни один бессмертный больше не входит на территорию Плеяды – или не выходит.

– ЧТО?!

Райан подавленно пожал плечами:

– Поэтому я и свалил.

– Как моя мама?

– С ней всё в порядке. Естественно, на ней плохо отразилось сообщение о твоей смерти, но она…

– Можно мне ей позвонить? – выпалила я.

– Нет! – вскрикнул охотник. Его резкость сбила меня с толку. После этого он вдруг как-то притих и словно чувствовал себя не в своей тарелке. – Это тебе лучше сделать лично. Просто… так много всего поменялось, с тех пор как ты… ушла.

Облегчение от того, что с мамой ничего не случилось, не могло перевесить мое недоумение по поводу странного поведения Райана и смятение из-за всех ужасных вестей. Во всем этом кошмаре Плеяда всегда была единственной стороной, чьи цели по меньшей мере наполовину совпадали с моими. Вот почему я считала, что там мама будет в надежных руках. Теперь же…

– Гидеон и Лиззи? – спросила я, не глядя на Райана. Свои стены он так и не поднял, так что я и без того знала, какие эмоции он испытывал. Разочарование и злость.

– Гида освободили от обязанностей и установили за ним строгое наблюдение. В лицее он остается только потому, что не хочет бросать своих людей в беде. А Лиззи… тут все сложно. Когда Тоби переметнулся к Маре, она окончательно замкнулась и…

У меня отвалилась челюсть.

– Тоби ЧТО СДЕЛАЛ?!

Нас прервал скучающий стон. Издал его Бел, который между тем удобно развалился с бурбоном на кресле.

– Вы не могли бы обсудить личные подробности позже? Все-таки время не на нашей стороне.

Я прожгла праймуса суровым взглядом. Переход Тоби на сторону врага вряд ли можно назвать личными подробностями. Однако Райан, похоже, согласился с Белом. Он кивнул головой, выудил свой мобильник и набрал сообщение.

– Кому ты пишешь? – поинтересовалась я.

– Доставляю ваши задницы в зону, свободную от демонов, – пробубнил он. Когда я посмотрела на него, вскинув брови, он мрачно осклабился. – Все наши люди в состоянии боевой готовности. Мы лишь дожидались возможности начать действовать.

– Серьезно? – иронично захихикал Белиал. – «Боевая готовность» не то определение, которым тебя сейчас можно описать.

Райан опять отложил телефон и приблизился к блондину.

– Поссориться хочешь?

– Зависит от того… – Бел ни капли не впечатлился громадной тенью, которую отбрасывал на него татуированный великан. Он даже чуть откинулся на спинку кресла и закинул ногу на ногу.

– От чего? – опасно тихо прорычал Райан.

– От того, готов ли ты принять душ, – прозвучал короткий ответ. – Твое амбре – оскорбление для моего носа.

Охотник вырвал у него из рук бутылку с виски.

– Может, будет лучше, если его сломать.

– Народ! – Я вклинилась между этими двумя и отбила издевательский взгляд Бела, сделав строгое выражение лица. – Тебе следовало бы быть поумнее и не ругаться с человеком, который прикрывает тебе спину! – Потом под прицел попал Райан: – А ты… правда сходил бы в душ, или, если ты встанешь по ветру, тебя за десять миль учует весь лицей.


* * *

Двадцать минут спустя я в сопровождении дьявола и безупречно гигиеничного Райана покинула убежище через проход в скале. Все это время было потрачено мною на то, чтобы уговорить Бела наколдовать что-нибудь более пригодное для проникновения на вражескую территорию, нежели мои высоченные каблуки и облегающий костюм Женщины-кошки. Успех оказался относительным. Со шпильками я одержала победу, а вот ко всему остальному добавилась лишь кожаная куртка в том же стиле.

– Доверься мне, Ари, – сказал Бел. – Каждому грандиозному появлению требуется подобающий образ.

Ну, раз уж он так считал…

Снаружи из-за разницы во времени все еще была ночь, но в нашем распоряжении явно оставалось не больше пары часов при условии, что вторжение должно состояться до рассвета. Райан повел нас по лесу к Воротам Тимеона. Я как раз хотела спросить, в чем заключался его план, когда услышала приближающийся шум мотора. В этот миг из-за крутого поворота вывернул старый универсал моей мамы. Водитель затормозил непосредственно у ворот и опустил стекло. За рулем сидел Викториус, который имел такой вид, будто Райан выдернул его прямо из постели. Стоило ему увидеть свежевыбритого охотника, как его брови тут же взмыли вверх.

– Я восхищен, мой татуированный воитель. От экстренного вызова создавалось впечатление, что мне придется вылавливать тебя из глубин депрессии. Но, видимо, ты самостоятельно восстал из мертвых.

Райан сухо хохотнул и сделал шаг в сторону.

– Ну, я тут такой не один.

Потребовалась пара мгновений, чтобы Викториус разглядел и узнал меня в темноте. После чего еще пару мгновений он боролся с первым шоком. Рот у него открылся, потом захлопнулся и открылся опять.

– Прошу, только не говорите, что вы решили представить моему слегка нестабильному хозяину вот эту вот  как Ари.

– У вот этой вот  настроение падает все ниже и ниже, – сообщила ему я. – Несмотря на это, я тоже рада снова тебя видеть, Вик.

Отмеченный Люциана ошалело пялился на меня.

– Ничего себе! Весьма убедительно. Вы с ней репетировали?

Я закатила глаза, в то время как Райан распахнул заднюю дверь автомобиля и дал мне знак садиться внутрь.

– Веришь или нет, но это реально Ари. Бел даже в этом поклялся.

– Что Бел сделал? Погоди-ка… ЧТО?!

Пока я забиралась в салон, Викториус отстегнул ремень безопасности и чуть узлом не завязался, пытаясь внимательнее меня рассмотреть.

– Да вы меня разыгрываете!

– Я не умерла полностью, стала праймусом и – с тех пор как Тристан вернул меня в мое тело – даже брахионом, – выдохнула я, прикидывая, не записать ли это объяснение на диктофон, чтобы постоянно не твердить одно и то же. – А сейчас отвези нас, пожалуйста, в лицей. – Из-за неудавшегося спора с Белом об одежде терпение у меня было на исходе. – Или ты не согласен, что Люциану следует как можно скорее узнать, что я еще жива?

Викториус несколько раз моргнул, прежде чем пулей выскочить из машины и влезть ко мне на заднее сиденье. Невзирая на тесноту, у него как-то получилось поцеловать меня в лоб и вдоволь затискать. Он не раз предпринимал попытки что-то сказать, но не мог. Вместо этого от него хлынула такая волна симпатии, что у меня самой пропал дар речи. Отвечая на объятия, я старалась передать ему благодарность за все, что в мое отсутствие он делал для Люциана и мамы.

Только когда мы тронулись, я сообразила, что Райан взял вождение на себя, чтобы дать Викториусу время побыть со мной.

В какой-то момент отмеченный наконец отстранился, достал носовой платок с вышитыми инициалами и высморкался.

– Ах, любимейшие мои сахарочки, даже выразить не могу, как далеко вы прогнали темные тучи моих мыслей и подарили вместо них теплые лучи надежды!

– Повремени впадать в свои поэтические словоизлияния, – проговорил Бел с переднего пассажирского кресла. – Мы сидим на пороховой бочке и собираемся поиграть с огнем.

– Ты сейчас критикуешь мой интеллект, Вельзевульчик? – обиженно уточнил Вик. – Мне предельно ясно, на чем мы сидим, с чем играем и почему посреди ночи летим в лицей. Ну, предположим, у нас выйдет украсть кристаллы призм из кабинета верховного мастера и вызволить Марека из камеры, не потревожив сигнализацию – Люциан не пустит нас в Патрию. В лучшем случае он моментально нас вышвырнет, в худшем – приведет в исполнение свою недвусмысленную угрозу с прошлого раза.

Широко раскрыв глаза, я уставилась на Викториуса. Без единого намека он раскусил весь наш замысел и указал на все уязвимые места. Печально, но таким уязвимым местом являлся Люциан. А что там было в «прошлый раз»? Расспрашивать я не рискнула. Не после того, как на собственном опыте узнала, как плохи дела у Люциана.

– Что ж, поэтому надо взять кого-то, кто убедил бы его выслушать нас, – пробурчал Бел через плечо.

Райан взглянул на праймуса с тем же изумлением, которое ощущала и я. Просто видеть охотника за рулем маминого универсала само по себе было необычно. Хотя мне уже давно ничего не казалось нормальным – тем более тот факт, что нас беспокоило, не навредит ли нам Люциан.

– Кого? – задал вопрос Райан. – Будет и так трудно провести вас двоих в лицей, нежданные гости мне не нужны.

– Не забивай голову, – мрачно ответил Белиал. – Я сам с этим разберусь, если до того дойдет.

– Ты имеешь в виду Элиаса? – спросила я.

Его брат был единственным, кто приходил мне на ум, из людей, которые что-то значили для Люциана. Но Бел лишь повел плечами.

– Элиаса, возможно, окажется недостаточно.

А это еще, простите, что могло означать?!

Прежде чем я успела это озвучить, заговорил Викториус:

– Вы отдаете себе отчет, что так мы ставим всё на одну карту?

Молчание на переднем ряду взволновало меня еще сильнее и определенно не сулило ничего хорошего. Викториус заметил мой нахмуренный лоб и вздохнул:

– Даже если взлом не спровоцирует сигнал тревоги, то открытие портала точно это сделает, – растолковал он мне. – И, стоит Люциану отправить нашу компанию обратно, мы будем иметь дело со взбешенным верховным мастером.

Пффф, и это всё! Если Люциан действительно нас выгонит, потому что не узнает меня или не поверит, значит, у меня проблема посерьезнее, чем рассерженный верховный. В таком случае мистеру Грэму У-Нас-С – Марой-Общие-Цели придется сперва столкнуться с моим  испорченным настроением.

Глава 6

В кругу семьи

 Сделать закладку на этом месте книги

Райан остановился на небольшом отдалении от главного входа в лицей и высадил меня и Бела. Мы должны будем обойти его по периметру и ждать у ограды с северной стороны, пока Райан не выведет из строя охранную печать. Как это осуществит охотник, который официально больше не был на службе, я не знала. Но доверяла Райану. Раз он сказал, что все устроит, то так и будет.

Прошла пара минут, и вот я вместе с Белом кралась вдоль заросшей плющом каменной стены своей старой школы. Так как остальным наверняка понадобится некоторое время, мы не торопились. От этого происходящее только сильнее напоминало какую-то странную прогулку. Под ногами хрустел гравий, а нам все чаще приходилось пересекать островки света, очерченные уличными фонарями в ночном пейзаже. Тем не менее меня не беспокоила перспектива быть пойманной, поскольку энергия Бела окружала нас легчайшей паутинкой магии.

Когда мы свернули к темному кукурузному полю, граничащему со спортплощадкой, мое любопытство одержало верх: я задала вопрос, который мучил меня на протяжении всей поездки.

– Что ты имел в виду, говоря, что Элиаса будет недостаточно?

Белиал даже по изрытой неровной земле шел, как модель по подиуму. И по тону его голоса нельзя было сказать, что мы находились на «миссии». Он общался со мной так невозмутимо, словно мы сидели к кафе.

– Элиас уже – как и каждый из нас – пытался вправить Люциану мозги. И он тоже – как и каждый из нас – заработал предупреждение больше так не делать.

Это показалось мне логичным, но, по сути, не отвечало на поста


убрать рекламу






вленный вопрос.

– А кого будет достаточно? – не отставала я.

– Как же я соскучился по твоему упорству, – засмеялся Бел и в конце концов поддался. – Чтобы до него достучаться, вероятно, понадобится целая команда из важных ему людей, и быть может, тогда он поймет, насколько это срочно. В лучшем случае объединиться должны те, кто настолько не ладит между собой, что их совместная работа уже будет чем-то из ряда вон выходящим.

Ни с того ни с сего он схватил меня за руку и велел остановиться. По ту сторону забора проходил патруль из двух охотников Плеяды.

«Иллюзию они не распознают, но при определенных обстоятельствах смогут ощутить мою силу», – телепатически предостерег меня Бел. Я угрюмо покосилась на постовых и обругала себя за то, что была слишком невнимательна и не заметила их. Меня отвлекли переживания за Люциана. Воспоминание о его отчаянном взгляде. Его последних словах.

«Бел? А что, если он не поверит, что я до сих пор жива?»

В тот раз в его подсознании Люциан слышал меня, видел и все равно изгнал. Что, если он примет меня за игру воображения и просто пожелает положить конец этим страданиям?

«Ты умерла у него на руках, Ари. Он будет сомневаться в ком угодно, кто начнет утверждать иное, – мягко ответил Бел. – Я бы тоже стал».

Охранники не задержались и не заметили всплеска энергии. Мне было плевать, прямо сейчас я готова была взять лицей штурмом, скажи кто-нибудь, что только это приведет меня к Люциану. Он уже слишком долго жил с мыслью, что остался один.

«Время течет по-другому для… бестелесных?» – спросила я праймуса, который продолжал держать меня за руку.

«Чуть меньше шести недель», – прозвучал сухой ответ.

Я растерянно повернулась к нему.

«Что?»

«Это ведь и подразумевал твой вопрос? – произнес Бел с намеком на улыбку. – Твоя человеческая половина погибла чуть меньше шести недель назад».

Шесть недель?! Господи! Уже шесть недель Люциан считал меня мертвой? Для меня самой все чувствовалось максимум как пара дней.

– Кто-то идет, – негромко сообщил мне Белиал. Он махнул головой по направлению к маленьким воротам, которыми пользовался обычно только дворник, когда выбрасывал мусор из сада. Там двое возились с защитным барьером, рисуя на столбах ворот независимые печати.

– Сейчас! – сквозь ночь долетел до меня настойчивый шепот. Бел снова поймал мою руку и рванул вперед. Видимо, печати образовывали проход для нас, но долго продержаться не могли. Нам едва удалось проскочить, и сияющие линии потускнели, а защитный барьер восстановился.

– Ари? – прозвучал голос, от которого мое сердце пропустило удар.

Я медленно обернулась и встретилась с небесно-синими глазами Гидеона. Кто-то оттолкнул его в сторону. Молодая рыжеволосая девушка в униформе охотника. Половину ее шеи изуродовал ужасный шрам, но это было далеко не все, что причиняло Лиззи боль.

Как только подруга обнаружила причину, по которой брат застыл соляным столбом, на глаза у нее навернулись слезы. Она дернулась ко мне, но Гидеон ее придержал. Его раздирали сомнения и шок.

– Кхм… да, – пришлось заговорить мне, когда через несколько секунд ситуация стала относительно неловкой. – Теперь вы явно сомневаетесь, я это или нет, или думаете, не завладел ли посторонний моим телом. Остальные уже проверяли, так что… – Я пожала плечами. – Если хотите спросить о чем-нибудь, известном мне одной, то… сейчас или никогда.

– Кстати, я уже дал клятву, что она действительно Ари, – вставил Бел. – Ну, это на случай, если кто-то придает хоть какое-то значение моему слову.

Лиззи поднырнула под руку брата и повисла у меня на шее.

– На фиг тесты и клятвы, – пробормотала она. – Как будто я и так не узнаю свою лучшую подругу.

После этого она от души расплакалась, заразив и меня, и все вокруг нас отошло на второй план. Было слышно, как Белиал в двух словах посвятил Гидеона в происходящее. Упомянул он и имя Тристана, из-за чего Гид чертыхнулся. Но даже это было не важно, пока я могла обнимать любимую подружку.

– Прости меня, – прошептала я ей на ухо. – За всё, что ты вытерпела! – Тяжелое ранение, смерть ее папы, Аарона, моя… а еще ее парень переметнулся к врагам.

– Главное, ты здесь, – засопела она в ответ.

– Эй, сестренка, можно и мне тоже? – понизив голос, поинтересовался Гидеон. И, не дожидаясь, пока та от меня отстранится, заключил в объятия нас обеих. Лиззи тихо рассмеялась. Ее брат присоединился, и в этот короткий миг темной ночью я просто наслаждалась чувством, что меня любят.

– Так, – сказал наконец Гидеон, завершая групповые обнимашки. – По этому поводу просто необходимо закатить вечеринку в честь воссоединения, но прямо сейчас для нее не время и не место. А теперь, будьте любезны, поведайте мне, почему Райан в настоящий момент торчит у верховного мастера и разыгрывает самый яркий отвлекающий спектакль в своей жизни!

Объяснение последовало незамедлительно и заставило Гидеона выругаться еще раз. Однако он не был бы собой, если бы подвел нас. Вытащив телефон, Гид набрал парочку сообщений, прежде чем, передвигаясь от тени к тени, провести нас к черному ходу столовой. В этот раз мы были вынуждены целиком полагаться на свои человеческие способности, поскольку любой вид магического камуфляжа сразу пробудил бы сигнализацию. Лиззи при этом вела себя настолько спокойно и уверенно, что я даже задалась вопросом, правда ли эта охотница-профи – моя старая подруга. Шесть недель? За шесть недель с Лиззи произошли такие метаморфозы?

Перед дверью столовой Гидеон провел своей ключ– картой по электронному замку. Мигнула красная лампочка.

– Давай же… – проворчал он себе под нос, попробовал второй раз и… загорелся зеленый огонек, а дверь разблокировалась.

– А вот и вы, в конце-то концов, мои маленькие воришки-медвежатники, – поприветствовал нас Викториус драматическим полушепотом. Очевидно, он давно дожидался внутри и тут же сунул Гидеону в руки сверток, содержимое которого по форме и звукам напоминало стеклянные шарики. Это что, кристаллы-призмы? Как, ради всего святого, Викториус умудрился справиться с такой скоростью?!

– Хотелось бы мне пойти с вами, но верховный вызывает меня к себе, – проинформировал он. – Я избавлю вас от него, насколько смогу продержаться, и, между прочим, хорошо бы вы не забыли обо мне, когда будете сматываться. Сделайте то, что должны, отважные мои спасатели! Addio![4]

Изобразив эффектный уход, включающий в себя жесты мученика, он скрылся за раздвижной дверью, ведущей из кухни в обеденный зал. Я еще отлично помнила последний раз, когда была здесь. Тогда я должна была нанести Танатосу визит в темницу.

– Школьные столовые всегда ассоциировались у меня с пытками, – прокомментировал Бел, инспектирующий пищеблок, пока Гидеон вел нас к коридору в дальнем конце помещения. – Не совсем мой стиль, но довольно интересно.

Понятно, что концепт тюрьмы в столовой Бела весьма восхитил. Я же смотрела на это иначе: с тех пор как тогда узнала, что реально творилось на этой кухне, а точнее под ней, по возможности избегала есть в школе.

– Вы только посмотрите, – ахнул праймус, увидев холодильник, окруженный интенсивным свечением. – Замо́к Шатим. А к вам в гости, должно быть, заглядывала парочка серьезных ребят.

Энергия этого магического замка бросалась мне в глаза, еще когда я была человеком, сейчас же я сумела по-настоящему увидеть  защитное заклинание и воспринять его всем своим существом. Он состоял из бесчисленных линий и узоров, которые сплетались в различные охранные заклятия, написанные Ангельским алфавитом.

Гидеон сдвинул в сторону тяжелый рычаг, открывая проход в темницу Плеяды. Мне темный туннель, где продолжались волшебные письмена, был уже знаком. Бел же при виде его присвистнул.

– Полагаю, мы с Ари подождем снаружи? – насмешливо полюбопытствовал он. Я уже давно знала, что ни один праймус не способен переступить этот порог, разве что закованным в специальные цепи. И все же после долгих месяцев, думая, что Люциан мертв, я так хорошо выучила язык праймусов, что теперь сама могла прочесть, на какой масштаб размахнулась Плеяда, строя эту тюрьму.

– Ничего другого я бы вам и не рекомендовал, – на полном серьезе произнес Гидеон. – Лиззи и я приведем Марека, но будьте настороже. Обход охранок на клетке занял бы несколько дней. Следовательно, как ни крути, а тревога сработает. И у нас останется минут пять, пока не объявится толпа охотников.

– Пять минут? – Щедро, учитывая, как близко расположены дежурные посты.

Лиззи заговорщицки ухмыльнулась:

– Есть тут у нас один гик, который сменил коды доступа. Но больше пары-тройки минут Джимми для нас не выиграет.

Джимми! Тот факт, что компьютерный гений все еще с нами, не мог не вызвать у меня улыбку.

– У него глаза на лоб полезут, когда он тебя увидит! – рассмеялась Лиззи, а брат потянул ее в коридор.

– Патрия – наш единственный способ выбраться отсюда, – на ходу предупредил Гидеон. – А значит, если вернемся без Люциана – у нас крупные проблемы.

Мы с Белом кивнули, давая понять, что поняли. Для меня все равно не существовало опции «без Люциана».

– К нам присоединятся еще трое праймусов, – поставил Бел в известность семейство Росси, прежде чем они углубились в темницу. Гидеон на миг замешкался, но потом дернул плечом.

– Если считаешь, что это необходимо.

С этими словами они с Лиззи завернули за угол, оставив нас с Белиалом в одиночестве на лицейской кухне.

Вау, а моя смерть объединила людей, которые до того буквально не выносили друг друга. Это было немыслимо, но в данный момент второстепенно. Скрестив руки на груди, я смерила Бела скептическим взглядом.

– Трое?

Светловолосый праймус послал мне снисходительно-самодовольную улыбочку и начал чертить в воздухе призывные символы. С каждым движением воздух все больше пропитывался демонической энергией. Ох, это нехорошо. Если он продолжит в том же духе, то спровоцирует сигнализацию раньше, чем это сделают Гидеон и Лиззи.

Но я ошибалась. Когда раздался оглушительный вой сирены, Бел еще не влил критическую долю магии. Это изменилось молниеносно: заверещавшая тревога стала стартовым сигналом. Он проскандировал обычные строки заклинания призыва на языке праймусов и выкрикнул три имени, из которых я узнала лишь одно.

Черные лучи стеклись в комнату, связавшись в беззвучном взрыве и оставив на своем месте три фигуры. Три молодых человека – три древних праймуса в телах юношей. Все пребывали в крайне плохом расположении духа, которое ухудшилось, как только они заметили Бела, и достигло максимально низкой отметки, стоило им посмотреть на тех, кого вызвали вместе с ними.

Я же в эту секунду могла сосредоточить свое внимание лишь на одном из пришедших – высоком темноволосом праймусе, чье появление выбило меня из колеи. Просто его глаза и манера двигаться болезненно напоминали мне о любимом мужчине.

Элиас не выглядел удивленным, обнаружив живую и здоровую меня рядом с Белиалом, как будто эти двое уже обменялись парой фраз о моем воскрешении. Его сила устремилась ко мне. Аромат солнечных лучей, играющих на переливающейся речной глади, наполнил все мои рецепторы. Невидимые пальцы прощупывали мою сущность, и далеко не деликатно. Я инстинктивно зашипела, глаза затопило чернотой. Элиас сразу отступил.

– Извини. Это было излишне. Я лишь должен был удостовериться.

Ого… такого прямого столкновения со старшим братом Люциана я не ожидала. Ладно, школьная столовая и фон из ревущих сирен в моем воображении тоже отсутствовали, но нельзя же получить сразу всё.

– Я тоже рада тебя видеть, – буркнула я в ответ.

На лице Элиаса отразилось чувство вины. Он сделал шаг в мою сторону, но затем замер. Момент, когда мы могли бы расслабиться и обнять друг друга, давно прошел.

Бел с издевательской усмешкой схватился за сердце:

– Невероятно! Ваша нежность растрогала меня до глубины души.

Его сарказм не удостоился ответа, потому что в тот момент вмешался один из праймусов. Его сила ощущалась как бурная река с льдистыми порогами.

– Как это понимать, Бел? – резко спросил он. У него были длинные светло-каштановые волосы, завязанные в пучок. В сочетании с его телосложением и трехдневной щетиной это создавало идеальный образ дровосека-хипстера. – Я верен своему слову, однако ни место, ни компания мне не нравятся.

Дьявол спокойно подошел к праймусу-хипстеру, невзирая на то, что снаружи уже раздавались крики и кто-то начал отчаянно колотить в дверь кухни.

– Мне абсолютно параллельно, что тебе нравится, а что – нет, Алексиан, – сказал Бел. В голосе отчетливо сквозила исходящая от него опасность. – Ты будешь делать то, что я прикажу.

Тем не менее упомянутый Алексиан не испугался. Он равнодушно выдержал взгляд Бела.

– И что же это?

Стук в дверь становился громче. Я взглянула на морозильную камеру. Где застряли Лиззи и Гидеон?

Третий праймус тихо хмыкнул. Черты его лица производили впечатление мягкого и задумчивого человека, однако в черных как смоль глазах светилось что-то непредсказуемое, от чего мне стало не по себе. Почти как если соединить красоту Дориана Грея[5] с хладнокровным самураем.

– Ай, да брось ты, Лекс. Не можешь сложить дважды два?

От него пахло горным озером в лунном свете, а голос соответствовал картинке: тягучий и таинственный. Как ни странно, это завело хипстера еще больше.

– Нет, не могу, – рыкнул тот и сделал два угрожающих шага к темноволосому праймусу. – Но, может, ты хочешь мне рассказать, умник?

– Прекратите немедленно! – встал между ними Элиас. – Бел призвал нас, чтобы мы вместе вразумили Люциана.

– Мы? – презрительно захохотал Алексиан. Но улыбка застыла, как только до него дошло, что именно это и подразумевал замысел Белиала. Он сложил здоровенные ручищи на груди и подозрительно воззрился на Элиаса.

– А ты делаешь это добровольно или тоже задолжал ему услугу?

Элиас пожал плечами.

– Я могу закрыть глаза на кое-какие разногласия и недостатки, когда речь идет о благе семьи.

– Сказал любимый сын, – язвительно вставил самурай.

– О, захлопни уже пасть, Константин, – рявкнул Элиас.

Бел поднял руки и выпустил свою силу.

– Вы все  сейчас заткнетесь! – прогремел он. – Какой бы увлекательной я ни считал вашу семейную драму, к сожалению, для нее у нас истекает время, так что вот мои условия. – Он притянул меня к себе и презентовал перед Алексианом и Константином как ведущий телемагазина. – Это Ари. Возможно, вы наслышаны о ней как о «грязной полукровке», которая вызвала Танатоса на дуэль на Тихом омуте, или… как о паре Люциана. Ее гибель – слава богу, оказавшаяся не настолько окончательной, как все мы думали, – и есть причина того, что рассудок Люциана рассыпается, как хрустящий хлебец, из-за чего каждый, ступивший в Патрию, подвергается опасности моментально превратиться в горстку пепла. Моя надежда состоит в том, что присутствие полного комплекта перессорившихся братьев озадачит его настолько, что он нас выслушает.

Постойте-ка! ЧТО?!

– Ах да, Ари… – Довольный Бел сверкнул глазами в мою сторону. – Позволь представить тебе Алексиана и Константина. Оставшаяся часть младшего поколения Анку.

Глава 7

Сердце мое, душа моя, жизнь моя

 Сделать закладку на этом месте книги

Пока я продолжала бороться с потрясением, из темницы вывалился приземистый белобородый демон. Он был закован и матерился, как старый морской волк. Вслед за ним вышли Лиззи с Гидеоном. Оба оторопели при виде мистера Дровосека и мистера Самурая.

– Это и есть твой план, Бел?! – не сдержался Гидеон, который, по всей видимости, знал братьев Люциана. Бел проигнорировал его обвиняющий тон и сосредоточился на Мареке.

– Открывай портал!

В этот миг дверь в столовую разлетелась на кусочки, а в помещение ворвалась как минимум дюжина охотников. Белиал отреагировал молниеносно и создал магический купол, отделявший нас от противников.

Гид снял наручники с Марека и протянул ему сверток с призмами. Я воспринимала это лишь краем сознания, потому что внезапно передо мной вырос Константин и пригвоздил взглядом своих смоляно-черных глаз.

– Выходит, это ты ответственна за то фиаско.

Насколько я могла судить, это не вопрос. Однако, как он относился ко мне и моей роли в недавних событиях, по его мимике сказать было невозможно.

– А что? – небрежно ответила я. – Хочешь отомстить за папочку?

Купол Бела дрогнул под атаками охотников Плеяды, и тут же внутри замерцал разноцветной пылью взрыв. Марек все-таки активировал портал, спасая меня от неясной «оценки» Константина.

Наконец-то! Наконец я увижусь с Люцианом.

Бел поймал меня за руку и кивнул братьям Анку:

– После вас!

Алексиан и Константин не выказывали энтузиазма, но трусами явно не были. С суровыми лицами они положили начало нашему походу, а Элиас последовал за ними. Дальше настала очередь Гидона и Лиззи вместе с их узником, после чего Бел все же меня отпустил. Я не мешкая шагнула в сверкающую дымку и…

…Очутилась на четвереньках в доходящей до колен воде.

Вой сирен смолк так резко, что на мгновение показалось, что я оглохла. Пару раз сглотнула, чтобы справиться с перепадом давления. А затем пришла к выводу, что Марек запрятал свой потайной ход в Патрию в античном фонтане, подозрительно напоминающем фонтан Треви в Риме. Бел приземлился сюда же. За его спиной схлопнулся кристальный туман, перекрывая доступ нашим преследователям. Пока все шло как надо.

В поле моего зрения возникла накачанная рука. Принадлежала она Алексиану, разглядывающему меня с опасной ухмылочкой.

– Не бойся, маленькая невестка. Я не кусаюсь.

Его изначальная грубость полностью испарилась. Теперь он разве что не лопался от обаяния. Я скептически изогнула одну бровь. Ни на секунду не поведусь на это неожиданное дружелюбие. Впрочем, я ухватилась за протянутую ладонь, якобы позволяя праймусу помочь мне вылезти, но только чтобы притянуть его к себе ближе.

– Что бы ни стряслось между вами, братьями, меня это ни капли не интересует, – тихо процедила я. – Но, если ты намеревался использовать меня, должна предупредить: я  кусаюсь очень больно, когда нужно.

И уже отпускала руку Алексиана, но теперь уже он дернул меня на себя и склонился к моему уху.

– Было время, когда мы с младшим братиком всем делились…

Вау… судя по всему, Алексиан хотел сбить меня с толку своим грубым шармом и мужской прямотой. Но как раз когда я собиралась ткнуть ему в нос своим мнением на эту тему, Элиас оттолкнул брата в сторону.

– Убери от нее свои лапы! – предупредил он Алексиана.

– А то что?

– А то в следующий раз я не буду вмешиваться!

Он махнул головой, указывая на мою левую руку. Только сейчас я заметила, что неосознанно призвала один из ациамов. Меня и саму это удивило до крайности, хоть и не так сильно, как Алексиана, загорелая кожа которого вдруг побелела как мел. Вероятно, он еще не сообразил, что я была чуть больше, нежели праймусом-новичком.

– Лучше поверь командиру, – проскрипел бородатый Марек, который только что выбрался из фонтана. – Судьба души не чает в этой девчонке.

– И не только судьба! – на ходу проронил Бел с многозначительным взглядом.

Алексиан поразительно быстро взял себя в руки и обвел взглядом меня, мой ациам и остальные части моего тела, впечатленно покачивая головой. Что-то мне подсказывало, что коллективное предупреждение он пропустит мимо ушей.

– Вот… же… черт… – Голос Лиззи благоговейно задрожал, когда ее блестящие глаза остановились на чем-то над нами. Я запрокинула голову и обомлела.

Дело было в том, что находились мы на некой античной площади, мощенной булыжником, с чугунными фонарями, но выше у нас над головами завис стальной каркас небоскреба, который завалился, как срубленное дерево. Лишь старый кирпичный вокзал мешал ему похоронить нас под собой. Я выпрыгнула из фонтана и пересекла площадь, чтобы осмотреться. То есть дошла дотуда, где мостовая обрывалась и перед моими ногами открывалась бездонная пропасть. Дыхание перехватило. Увидеть руины Патрии собственными глазами оказалось еще более пугающим зрелищем, чем я опасалась. От величественной роскоши столицы праймусов не осталось и следа. Теперь это просто свалка. Чудовищная апокалиптическая свалка.

– Лестно, не так ли? – спросил Константин, бесшумно замирая у меня за спиной. – Бесспорное доказательство любви.

И вновь по его деловому тону нельзя было определить, сколько иронии в действительности таилось в этой реплике. Но я в этом и не нуждалась. Мне и так было достаточно плохо.

– Поверь, я бы тоже предпочла не умирать. – С этими словами я развернулась и вернулась назад к друзьям.

– И что дальше? – Гидеон взволнованно оглядывался по сторонам. – Как найти здесь Люциана?

По площади пронесся яростный порыв ветра. Братья Анку сразу же начали действовать и вместе с Белиалом замкнули вокруг нас кольцо. Они выпустили свою магию и выстроили такой мощный защитный барьер, что мой позвоночник буквально разрывало на части.

– А нам и не придется его искать. Он сам нас нашел, – напряженно проговорил Бел.

Секундой позже я ощутила грозу, темные тучи и бушующий прибой. Надвигался шторм, и он носил имя Люциан. Мою первую радость перекрыла чистая паника, когда наверху опасно заскрипел стальной массив высотки. Окна разбились, стеклянные осколки брызнули на щит.

Воздух зазвенел от древнейшей силы. Дыхание превратилось во что-то из области невозможного. А Гидеону и Лиззи приходилось даже хуже меня. Однако занервничать из-за этого я не успела, потому что, словно неукротимая стихия, в наши головы вторгся голос:

«Убирайтесь отсюда…»

Давление на купол возросло. Праймусы издали стон и сузили круг.

– Поговори с ним! – проорал мне Элиас сквозь рев урагана.

Легко сказать, но у меня возникла другая проблема. Меня переполняли эмоции, мне не принадлежавшие. Скорбь, тоска и боль такого масштаба, что разум просто отключался. Я почувствовала, как Лиззи прикоснулась руками к моему лицу. В ее глазах отразились мои. Две пронзительно сияющие белые звезды.

– Поговори с ним, Ари! – потребовала подруга, которая, похоже, сама испытывала не меньше страданий. Это потрясло меня настолько, что вернулось самообладание.

«Люциан! – закричала я изо всех сил. А их, подкормленных этими колоссальными эмоциями, обнаружилось немало. – Я не погибла! Пожалуйста…»

Договорить я не успела – мостовая содрогнулась от взрыва. Щит над нами лопнул, будто был сделан из сахарной глазури. Теперь мне навстречу хлынул гнев. Леденящий душу гнев, лишь отчасти направленный на меня. Из глубин Патрии взвилось пламя, обращая все в настоящий ад. Жар обжигал кожу, но с облегчением я поняла, что огонь окружил нас широкой дугой. Кого за это благодарить – Люциана или его братьев, – мне было точно неизвестно, потому что все мое внимание сконцентрировалось на одной-единственной точке. Фигуре, которая появилась прямо из стены огня с противоположного конца площади.

Невидимые щупальца обвили мое тело и сантиметр за сантиметром подтаскивали вперед. Я упала, отбиваясь, и старалась уцепиться за булыжники, раздирая пальцы в кровь.

«Кто это?» – Вопрос Люциана, как кнут, хлестнул по каждому из нас. Невзирая на это, его братья и Бел не испугались. Они встали передо мной, широкими спинами заслонив человека, значащего для меня всё.

Давка ментальных щупалец ослабла, хоть и не потому, что так хотел Люциан, а потому что братья и Белиал противопоставили ему все, на что были способны.

– Для начала успокойся! – велел Элиас.

Но Люциана уже было невозможно усмирить. Я знала это, даже не глядя на него. Его злость поглощала всё вокруг – как и его могущество.

– ЧТО ВЫ НАДЕЛАЛИ?!

– Да ничего, Люциан! Это правда она! – Элиас перекрикивал шум огненной бури. Ее языки поднимались всё выше. Жара постепенно становилась невыносимой, притом что большую ее часть гасили четверо праймусов.

– Эй, Люс! – раздраженно воскликнул Алексиан. – Иди уже сюда. Если уж мне предстоит умереть, то, бога ради, не в кругу семьи!

– А мне , думаешь, охота сдохнуть рядом с Лексом и Элиасом? – выдавил Константин, опускаясь на колени по натиском энергии.

– Дай нам две минуты! – просипел Элиас. – Умоляю.

Мгновение – и настала тишина.

Пламя и пекло отступили, но я слышала, что они все еще поджидали где-то среди обломков. Воздух до сих пор был наполнен летней грозой Люциана, но теперь я отчетливо различала легкую примесь шоколада и граната, переливающихся солнечных лучей на реке, стремительных ледяных порогов и ночного горного озера. Бел и братья Анку говорили друг с другом.

Неистощимый поток ярости и болезненного отчаяния перешел в сомнение, недоверие, надежду и наконец опять в ярость.

Затем братья пошевелились. Элиас и Алексиан сделали шаг в сторону и открыли взгляду Люциана меня.

А моему – Люциана.

Сердце бешено заколотилось. Оно отреагировало на его присутствие, замерло, после чего снова забилось в удвоенном темпе. Я поднялась на ноги.

Он возвышался передо мной, одетый во все черное. Глаза сверкали ярчайшим белым светом – так же, как и мои, поскольку, сама того не желая, моя сущность питалась чувствами Люциана. Значительной частью из них был скептицизм. Внешне ничто в нем не выдавало его мыслей. Словно окаменев, праймус молча смотрел на меня. Но его прекрасное лицо являло собой лишь непроницаемую маску.

Как бы мне хотелось сейчас, как раньше, снести свои стены, чтобы показать все, что я к нему испытывала. Но больше это не сработает. Ведь я теперь не человек, и души у меня больше не было.

«Люциан…» – аккуратно начала я.

Он просто-напросто отмахнулся от тончайшей ниточки связи, протянувшейся от меня к нему, и безжалостно ворвался в мое подсознание. Я рухнула на землю, глотая ртом кислород. Нечто подобное я переживала уже дважды – с Рамадоном и Тимеоном. Люциан читал мои мысли! Нет, он не просто читал, он подчинял их, вскрывал и досконально изучал, пока не узнал все до мельчайших подробностей. Но даже этого ему не хватило. Словно не веря самому себе, Люциан начал заново и оставлял после себя следы разрушения. Мне на глаза навернулись слезы. От боли я сдавила ладонями виски.

– Люциан! – предостерег шоколадно-гранатовый запах.

– Ты делаешь ей больно! – закричали льдистые речные потоки.

Но для меня не существовало ничего, кроме собственной боли, возросшей от боли Люциана. Я ощущала, как разрушались его стены. Сквозь разломы просачивалось еще больше эмоций с такой решительностью, которой я уже не могла вынести.

«Вон!» – приказал голос Люциана. Жара спала, хотя она и была ничтожной по сравнению с чистилищем, разверзшимся у меня внутри. Кто-то взял меня за руку, но пальцы просто снова соскользнули.

«Она – нет».

– Мы не оставим Ари наедине с тобой, – произнесла блестящая река. – Не в твоем состоянии.

Но шторм не пожелал с ними разговаривать. Он не терпел, когда ему перечили. Он вскинулся, разъярился и вышвырнул других прочь. А в следующую секунду все прошло. Боль исчезла, огонь угас. Я осталась одна в своей голове. Одна в Патрии. Одна с Люцианом.

Когда мои глаза распахнулись, он упал рядом со мной на колени. Голова поникла. Несмотря на всю мощь, он находился на пределе сил.

– Это реальность? – прошептал он.

Вопрос не был адресован мне. Для этого он слишком много времени провел вдали ото всех. Одинокая слеза скатилась по его щеке. Я подняла руку, чтобы смахнуть ее, но стоило моим пальцам дотронуться до него, как Люциан отпрянул. Меня кольнула боль, но сдаваться я была не намерена. Поэтому повторила попытку. В этот раз Люциан не отстранился, хотя, казалось, что он с трудом терпит мое прикосновение.

– Это реальность, – ласково ответила я.

Он медленно поднял голову и посмотрел на меня. Зеленые глаза заблестели, и через них я смогла заглянуть прямо в его сердце. Оно лежало передо мной беззащитным.

– Я тебя почувствовал, – тихо сказал он.

Сквозь слезы я улыбнулась ему:

– Я знаю.

– Я… не смог поверить.

От его осторожных слов веяло таким горем, что мне до жути хотелось завопить. Я собиралась сказать, что понимала его, что точно знала, через что он прошел, но ни один язык на планете не способен был выразить мою любовь. Поэтому я наклонилась и запечатлела у него на губах невесомый поцелуй. Его тепло – единственное, чего я хотела. Это мой Люциан – со всеми воспоминаниями. Сердце мое, душа моя, жизнь моя.

Он был таким потерянным, и мне больше ничего было не нужно, только стать тем светом, который темной ночью приведет его домой. Я отстранилась от него и притянула так близко к себе, что мы почувствовали сердцебиение друг друга. Сейчас я держала в руках весь свой мир. Каждый дрожащий вздох Люциана делал меня ближе к нему, доказывал его силу и хрупкость. И мне было известно, что лишь я могла исцелить кровоточащие раны, раздирающие его изнутри. И я сделаю это с таким терпением и преданностью, что от них не останется ничего, кроме воспоминания о кошмарном сне.

Я провела рукой по его мягким волосам и прижалась виском к его виску. Он уже не мог прочесть мои эмоции, но я могла попробовать вложить всю свою любовь в следующие слова.

– Я здесь, Люциан. Ты больше не один.

Когда его руки сомкнулись у меня за спиной, от счастья у меня вырвался всхлип. Люциан ответил на мой зов и по кусочкам вытаскивал себя из пропасти. Он втянул воздух в легкие, будто впервые за долгое время мог свободно дышать. Объятия стали крепче. Похоже, что он никогда в жизни больше меня не отпустит. А


убрать рекламу






я и не хотела, чтобы меня отпускали.

Мы стояли, обнявшись, лет сто, и тем не менее пролетела всего пара мгновений. Меня переполняла такая бесконечная радость, что сердце чуть ли не разбивалось оттого, что нужно было начать разговор на другую тему.

– Люциан?

Он отодвинулся ровно настолько, чтобы заглянуть мне в глаза.

– С ними ничего не случилось. Я отправил их обратно через портал, которым они пришли.

Что? Но ведь это означало, что Люциан вернул их в лицей. Туда, где поджидала орда охотников Плеяды. Ни в коем случае это не закончится хорошо… особенно при учете скверного настроения, в которое придет Бел, после того как Люциан так запросто выкинул его из Патрии.

От негромкого смеха его грудная клетка затряслась. Уже один этот звук ускорял мой пульс, а при виде улыбки Люциана меня затопила такая теплота, словно прямо в сердце всходило солнце. Я смотрела бы на нее часами.

– Так сделай это, – тихо проговорил он и нежно убрал с моего лица прядь волос.

– Что? – смущенно спросила я, отвлекаясь на его мягкие пальцы.

– У нас есть все время на свете. Часы, прошедшие тут, для Бела и остальных будут равны минутам.

Я в замешательстве нахмурила лоб. Мыслительный процесс давался мне труднее с каждой секундой, но разве когда-нибудь было иначе?

– Время в Патрии течет только по моим  правилам, – пояснил Люциан, большим пальцем слегка поглаживая меня по щеке.

Потребовалась пара мгновений, прежде чем я уяснила сразу несколько вещей. Первое: с ребятами мало что успело произойти, так что мы до сих пор могли вмешаться. Второе: Люциан считывал мои мысли. И это не игра воображения или спонтанный симптом переизбытка силы! Но куда хуже этого было третье: он поменял ход времени в Патрии. Господи боже! Получается, он на целую вечность заперся здесь в своей агонии. Но зачем? Зачем подвергать себя такому?!

– Потому что мне нужно было время, чтобы разобраться со всем, – пробормотал Люциан, нежно целуя мою ладонь. – И да, я могу читать твои мысли.

Что на это ответить, я не знала. На оба его признания. Личное пространство было мне достаточно дорого, чтобы не обрадоваться новому умению Люциана. С другой же стороны, он в этом не виноват, а у меня не было желания начинать сейчас фундаментальную дискуссию.

Внезапно меня накрыло ощущение глубочайшей любви. Оно было теплым, приятным и оставляло на языке горьковато-сладкий привкус. Энергия Люциана распространялась во мне, вызывая мурашки на коже.

– Взамен теперь ты  можешь читать мои эмоции, – шепнул он мне и улыбнулся, заметив серебристое свечение в глазах.

Да, я могла – и с такой ошеломительной четкостью, что чуть не задохнулась.

«Я тоже тебя люблю», – еле слышно телепатически произнесла я.

В ответ Люциан прильнул к моим губам в легком поцелуе, который вскоре разжег в нас двоих отчаянный голод. Я чувствовала реакцию своего тела. Все нервные окончания буквально вибрировали, а жаркая волна не давала думать ни о чем. Однако не только тело, но и моя суть трепетала от страсти Люциана. Все мое существо устремилось ему навстречу. Кто бы мог представить, что близость, которую мы уже разделили прежде, способна стать еще больше. Но осознав, что каждое мое действие, каждое касание еще сильнее распаляли влечение Люциана, я поняла, насколько ошибалась. Он жаждал этой близости, и я позволила его желанию унести меня. Я хотела вручить ему всю себя, все, о чем он мечтал.

Люциан плавно опустил меня на спину. Он завладел контролем, который утратила я. Наконец он лег на меня, но вместо того, чтобы ощутить под позвоночником твердые камни мостовой, я утонула в пуховых подушках. От неожиданного комфорта у меня вырвался удивленный вздох. К страсти Люциана тут же добавилось самодовольство: он гордился такой сменой обстановки. Его показушничество вызвало у меня улыбку.

– Показушничать я еще даже не начинал, – хрипло прошептал он мне на ухо, оставляя у меня на шее горячие поцелуи и играя языком на коже. Я задрожала от того, насколько мой вкус доводил его до безумия. Люциан стянул куртку у меня с плеч. Я не сдержала стон, который эхом отозвался в напоре Люциана. Как одержимая, я водила руками по его мускулам, чувствуя отражение собственных движений на его коже. Наслаждалась его силой, его доминированием и пониманием, что он боготворил мое стремление быть с ним и отвечал на него, как только мог. Когда его пальцы пробежались по моей обнаженной спине и обвели тонкие линии знака праймуса, я шокированно ахнула. Через прикосновение летняя гроза Люциана проникла внутрь меня. И каждая искра моей сущности ответила на это фейерверком ощущений. Я парила, летела, пылала, падала. Лишь вес Люциана на мне напоминал, что я до сих пор не покинула свою физическую оболочку. Потоки жара и страсти пронеслись по телу и сознанию, воспламеняя их. Может быть, так это воспринимал Люциан. Я уже не понимала. Между нами стерлись все границы. Мир дрогнул и вдруг…

…Осталась лишь боль. Боль и чистейший страх.

Я захрипела, закричала, но Люциан уже отстранился и начисто разорвал всю возможную связь со мной, так что мне казалось, будто я лишилась части себя.

Боже мой! Меня невероятно потрясло и напугало то, что сейчас случилось.

Похоже, Люциану было не лучше. Он сидел на небольшом отдалении от меня, повернувшись спиной. Грудь его энергично поднималась и опускалась.

– Что стряслось, Люциан?

Мы все еще находились в Патрии, хотя окружающее пространство изменилось. Помещение было похоже на пустой лофт с нашей последней встречи… за исключением кровати, на которой мы лежали.

Люциан запустил руку в волосы. Он выглядел измученным и почему-то подавленным.

– Я не могу это контролировать, малышка.

Слышать из его уст мое прозвище, произнесенное так естественно, с такой заботой и любовью, – это разбивало мне сердце. Я знала, каково это – настолько долго сдерживать свое горе, что казалось немыслимым его отпустить. Но в этом контроле уже не было нужды. Теперь я с ним и ничего не хотела сильнее, чем быть еще ближе. Расстояние между нами было практически невыносимым.

Люциан застонал от разочарования. В тот же миг лофт сотрясся от мощного землетрясения. Нет, вся Патрия. Он вскочил с кровати, увеличивая разделявшую нас дистанцию.

«Пожалуйста, можешь думать о чем-нибудь другом?» – почти в отчаянии взмолился праймус.

Я не понимала, что происходило, но догадывалась, что проблема гораздо серьезнее, чем предполагалось. Поэтому постаралась выполнить его просьбу и не думать о Люциане, о яркости испытанных недавно эмоций, о близости и любви, что нас связывали, о его сильных руках, в которых мне хотелось спрятаться.

Грохот усилился. По стенам лофта разбежались трещины. Обрушился кусок потолка.

Блин! Думать о чем-нибудь другом…

«Белый пони на зеленом лугу». 

«Белый пони на зеленом лугу». 

«Белый пони на зеленом лугу». 

Сработало.

Постепенно давление, зависшее в воздухе, начало спадать. «Белый пони на зеленом лугу». 

Толчки прекратились.

«Белый пони на зеленом лугу». 

Люциан сделал глубокий вдох. Ладони, сжатые в кулаки, расслабились, и в итоге он вновь обуздал свою силу. Помедлил еще пару секунд, чтобы укрепить свое самообладание, затем повернулся ко мне с вымученной улыбкой.

– Люблю я этого пони. – По голосу было слышно, что его что-то угнетало и он пытался скрыть, насколько ему плохо.

Пффф! Он вообще в курсе, кого обманывал? Прищурившись, я взглянула на него. Во мне стремительно росли опасения и одновременно надежда, что он не станет замалчивать случившееся. Люциан поставил ментальную защиту и заблокировал мне доступ к своему разуму – и не просто так. Я прочувствовала эту боль, которая оказалась намного хуже, чем можно себе вообразить, и я была почти на сто процентов уверена, что она не принадлежала мне самой. Почти…

Люциан вздохнул.

– Я заблокировал тебя не для того, чтобы что-то скрыть, а чтобы защитить. – Поколебавшись, он все же опять сел ко мне на кровать. Однако при этом внимательно следил за тем, чтобы сильно ко мне не приближаться. – Ты еще не так сильна, чтобы принять столько энергии.

Я ему поверила. Конечно же, поверила. Люциан никогда не врал. Пусть это и была неполная правда. Без понятия, откуда мне это известно. Впечатление создавалось такое, что даже несмотря на барьер в метр толщиной, я могла видеть  его эмоции. Не использовать, но воспринимать. И в данный момент чувство вины перевешивало все прочие чувства. Больше всего мне хотелось схватить его и трясти до тех пор, пока он не расскажет всю правду, но я не знала, не ухудшится ли его состояние от этого еще сильнее.

Люциана, который, разумеется, читал мои мысли, так же смутило их содержание, как и саму меня. Он тихо рассмеялся.

– Полагаю, в будущем нам будет проблематично скрыть что-то друг от друга.

– Но… у нас есть  будущее, – пробормотала я и машинально потянулась взять его за руку, но, в последний момент засомневавшись, убрала ладонь. Люциан заметил это и мягко подвинул свои пальцы к моим. Обнадеживающе улыбнулся:

– Есть.

Все во мне стремилось поддаться надежде, если бы не те уродливые тени в его подсознании. Не большие, но все же они были. Сомнения.

– Люциан, – настойчиво упрашивала я. – Поговори со мной!

Взгляд его зеленых глаз задержался на мне, прежде чем он опустил голову и кивнул.

– Твоя душа знает, что не принадлежит мне. С тех пор как ты дотронулась до меня, она непрерывно стремится обратно, – обеспокоенно признался он. – Я хочу передать ее тебе. Честно, хочу, но не могу сделать с тобой такое. Теперь, когда ты праймус, подобное могущество тебя уничтожит.

О! Это действительно кое-что проясняло…

– Чем ближе я к тебе, чем ниже опускаю свои стены, тем сложнее мне с ней бороться.

Наши ладони сомкнулись. Большим пальцем он гладил меня по тыльной стороне кисти. Я поняла, что Люциан боялся сделать мне больно. Тем не менее было еще что-то. Как только он прикоснулся ко мне, эта пытка началась вновь. Он железной волей сдерживал боль за стенами, но я знала, что она там.

– Это же не всё, ведь так? – не отступала я, потому что меня мучило то, что он страдал. Только не снова. Не из-за меня. – Ты скажешь, что случилось?

Брови Люциана непроизвольно сошлись над переносицей.

«Когда-нибудь, – раздался шепот у меня в голове. – Обещаю».

Очень аккуратно он взял мое лицо обеими руками и поцеловал. Это было великолепно и невероятно нежно. Жест бесконечной любви.

Но несмотря на это, я почувствовала его облегчение, когда он оторвался от моих губ.

– Но сначала, – он поднял меня с кровати, – нам стоит позаботиться об остальных участниках миссии по моему спасению.

Глава 8

Мы – Плеяда

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ты мне доверяешь? – спросил Люциан с предвкушением и вызывающей опасение улыбкой на губах.

Я скептично покосилась на него. Ничего хорошего это не предвещало, и, хотя существовал лишь один ответ на заданный вопрос, у меня закралась мысль, а не сказать ли «нет».

Он засмеялся и притянул меня к себе. А вскоре после этого мы уже неслись по впечатляющим американским горкам из черного света. Я тут же сообразила, что он принял чей-то зов. Вероятно, Элиаса или Бела. Чего я не знала, так это что в таких случаях можно брать «попутчика». Почему это, откровенно говоря, не пользовалось особой популярностью, я выяснила очень быстро. Меня трепала и дергала такая огромная сила, что я бы точно улетела куда-нибудь в нирвану, если бы Люциан крепко меня не держал.

Когда мы вновь стояли ногами на твердой поверхности, я познала, как должен чувствовать себя багажник на крыше автомобиля после поездки по скоростной магистрали. На скорости двести километров в час. Зимой.

– А вот это, – удовлетворенно прошептал Люциан мне на ухо, – было показушничество.

Совершенно верно, так как «высадил» он нас ровно между двух фронтов, из рядов которых на нас с открытыми ртами уставились не только десятки остолбеневших охотников Плеяды, но и Бел, Элиас, Алексиан, Константин, Гидеон, Лиззи и Марек.

Кажется, мы прибыли как раз вовремя, пока тут все не раскалилось до предела. По крайней мере, именно об этом свидетельствовало множество вскинутых кинжалов, а также сияющие независимые печати и энергия праймусов, которые угрожающе зависли в помещении, готовые к использованию в сражении.

Благодаря нашему появлению все буквально перестали дышать. Ох, как я ненавидела быть в центре внимания.

– Та-да-а, – выдала я – следует признать, довольно сухо – и породила тем самым еще больше недоумения среди охотников, до которых, похоже, только сейчас начало доходить, кто перед ними стоял. У одного за другим отваливались челюсти.

«Бел? – телепатически потянулась я к праймусу, который, по сути, нас в это и втянул. – Что гласит план?»

Ответ был ровно таким, как я и боялась.

«Честно признаться, на этом моменте мой план заканчивался».

Восхитительно! Закатив глаза, я выбралась из кольца рук Люциана и подняла перед охотниками пустые руки. Уйти отсюда не составляло проблемы. Сделать это, никого при этом не поранив, – вот настоящая сложность.

– Ребят, я знаю, что весьма непросто все это понять, но ни я, ни они, – завела разговор я, указав на Белиала и братьев Люциана, – вам не враги. Поэтому не могли бы вы опустить оружие, пока не случилась беда?

И несколько охотников действительно сделали так, как я просила. Среди этих людей я узнала и знакомые лица, например, Шкипера, Чарли Брауна или Дирка – толстого повара и тюремщика. Остальные же в нерешительности посмотрели на стоящего впереди молодого мужчину со светло-рыжими волосами и рытвинами от прыщей на лице. Наверное, это их новый лидер – заменивший Гидеона. Уже по одной этой причине я заранее его невзлюбила.

– У нас есть инструкции, – пролаял он своим подчиненным. – Любой охотник, нарушивший приказ верховного мастера, – предатель, а любой праймус, заявившийся на территорию без специального разрешения, – наш пленник. Так что сдавайтесь или…

У меня за спиной захохотал Бел. Он просто больше не мог сдерживаться.

– Не хотелось бы, конечно, лишать драматичности твою эпичную речь, – выдавил он со слезами на глазах, – но я в самом деле слегка растерян. Поэтому позволю себе маленький вопрос: ты вообще хоть представляешь, с кем  сейчас имеешь дело?

Рыжий охотник покрепче перехватил свой ациам и с боевым азартом сверкнул глазами в нашу сторону.

– Да будь ты хоть дьявол собственной персоной, мы с тобой разберемся.

Брови у Бела взметнулись вверх и чуть ли не скрылись под волосами. Он молча перевел взгляд на меня, потом посмотрел на охотников, несколько раз глубоко вздохнул, но, видимо, перед лицом такой демонстративной тупости просто не находил слов.

Один из охотников наклонился к своему командиру и зашептал:

– Он и есть  дьявол, сэр.

– Спасибо! – воскликнул Белиал и затем, качая головой, обратился ко всем охотникам Плеяды: – Прошу, кто-нибудь, объясните мне, как этот жалкий болван мог стать вашим ПРЕДВОДИТЕЛЕМ?!

Я услышала, как на заднем фоне хмыкнула Лиззи:

– Нам всем хотелось бы знать.

Ситуация обострялась все больше, тем более что меня гораздо сильнее нервировал Люциан, который, кажется, вдруг разозлился.

– Изгнать их! – велел псевдолидер.

– Не смейте! – прорычал Гидеон.

«Они доложили слугам Мары», – проинформировал нас Люциан.

– Проклятые идиоты! – выругался Бел.

– Ты уверен? – спросила я.

– Помоги-те!

Какой-то охотник, весь залитый кровью, ворвался в столовую. Он качнулся, хотел еще что-то сказать, но тут что-то дернуло его назад. Темная фигура с шипением вгрызлась ему в глотку из-за спины. Кровь полилась между острыми зубами. Мужчина завопил, слепо замахал руками, захрипел и умер. Но существо уже потеряло интерес к своей добыче. Оно выпрямилось во весь свой человеческий рост. Налитые кровью глаза нацелились на меня и других праймусов, прежде чем с сумасшедшей скоростью перейти в нападение. То на двух, то на четырех конечностях это создание пробивало себе путь через и поверх окончательно сбитых с толку охотников. Они были слишком испуганы, чтобы как-то реагировать. Когти впивались в мясо или царапали по кухонным поверхностям, оставляя ужасные борозды. Я призвала ациамы, однако Люциан оказался быстрее. Одним элегантным движением он встал перед этой тварью и снес ей голову.

Туловище рухнуло мне под ноги, а белесый череп с грохотом приземлился на гору кастрюль.

– Я уверен , – мрачно сказал Люциан.

Бел присел на колено около отвратительных останков.

– Много же времени прошло, с тех пор как я в последний раз видел вампира.

– Чего-чего?! – вырвалось у меня. Я совсем недавно уже видела этих существ на платформе в Шанхае, но… но… ЭТО БЫЛИ ВАМПИРЫ?! Полукровки с мозгами, как сахарная вата, которые, между прочим, должны были вымереть?!

Перед дверью раздались еще крики. Охотники уже не выглядели такими убежденными относительно того, где враги: здесь, внутри, или там, снаружи. Они ожидали приказов. Приказов, которых не последовало, поскольку недопредводитель сам не знал, что делать.

– Почему они атакуют… нас ? – заикался он.

– Потому что Мара гадина, а карма – стерва, – сообщил ему Бел, раздраженно закатив глаза.

У Гидеона тоже закончилось терпение.

– Если вы реально думаете, что должны сражаться против меня, то давайте, не стесняйтесь, – заявил он охотникам твердым голосом и прошагал к выходу. – Но сейчас я иду туда и буду защищать Плеяду. Можете присоединиться ко мне или нет.

– Ну, наконец-то! – пробубнил Шкипер. Лиззи, Чарли Браун, Дирк и десять других охотников направились следом за ним. Вот только далеко они не ушли, так как мощный взрыв сотряс здание и снес часть внешней стены. Лампы погасли. Зеленый огонь перемешивался с пылью и обломками, а сквозь разразившийся хаос на кухню хлынула целая стая этих похожих на инопланетян вампиров. Они дырявили клыками и когтями все, что имело пульс.

– Отрубайте головы! – прокричал Люциан через шум боя. Элиас сразу же воспользовался советом, а Бел не стал заморачиваться с клинками. Он просто сразу сжигал приблизившихся к нему вампиров. По моим венам разливался адреналин. Я была готова сразиться с этими чудовищами. Тем не менее Люциан сгреб меня за руку и выдернул из эпицентра битвы.

– Я не  оставлю наших друзей в беде, – предостерегающе зашипела на него я. Он меня не укрылось его немое общение с Элиасом. – Даже не думай отправить меня куда-нибудь в безопасность!

– Пока ты рядом со мной, ты и так  в безопасности, – ответил Люциан с такой решительностью, от которой у меня мороз пошел по коже. Он сделает все возможное, чтобы защитить меня, даже если ради этого ему придется сжечь дотла лицей и всех, кто внутри.

Не разжимая руку, он убил еще двух вампиров и потащил меня дальше по направлению к дыре в стене. Как раз там Лиззи отбивалась от двух чертовых монстров. Повинуясь инстинктам, я запустила ациам и попала одному из них промеж глаз. Подруга воспользовалась этим шансом и обезглавила раненого кровопийцу – с куда большей силой, чем вообще-то должна была иметь. Ей уже нанесли печати?! Она подмигнула мне и занялась вторым вампиром. А я растерялась. Лиззи явно держала все под контролем. Моя Лиззи!

«Хорошо справляется», – прокомментировал мои мысли Люциан. Я почувствовала, как его решительность разбавилась гордостью, но не могла сказать, то ли за новую воинственность Лиззи, то ли за мое метание ножей.

«И все равно нельзя просто сбегать», – возразила я, но Люциан был неумолим.

«У моих братьев много качеств, и большинство из этих качеств бесят, но бесчестия среди них нет. Они с Белом спасут охотников, – проговорил он и вывел меня на улицу. – А у нас есть дела поважнее».

Увидев, что имел в виду Люциан, я сглотнула. Впереди развернулось поле битвы. Зеленые молнии сверкали над охотниками, вампирами, ведьмами и брахионами, которые рубили своими светящимися клинками все, что вставало у них на пути. Центром всего этого был портал-призма, откуда беспрерывно появлялись новые враги. Королева ведьм как будто решила раз и навсегда уничтожить Плеяду.

Люциан прав. За такое короткое время здесь собралась чуть ли не половина армии, а, кроме нас, дать им отпор было некому.

– Ты сможешь закрыть портал? – спросила я, пока мой мозг переключался в боевой режим. Прежде всего следовало позаботиться о том, чтобы досюда не добралась вторая половина войска Мары.

– Я могу сделать так, что они захотят его закрыть. – Глаза Люциана вспыхнули серебром. В нем кипела магия. – Но для этого мне нужно подойти ближе.

Я кивнула. В данный момент прицел у его силы был примерно как у смерча. Если к ней придется прибегнуть, сперва стоило удостовериться, что рядом не окажутся невинные люди.

– Тогда вперед, – сказала я и направилась из тени столовой в сторону портала-призмы. Два шага – и меня заприметили первые вампиры. Еще два шага – и меня обогнал Люциан. Сияние его клинка разрезало ночь. Каждый взмах разил наповал. Своим телом Люциан владел с абсолютно смертельной точностью, так что это всегда меня шокировало. Мы постепенно продвигались к порталу, причем в действительности Люциан разбирался со всем в одиночку: блокировал ведьмовской огонь, нейтрализовал стрелявших им ведьмаков и значительно прореживал ряды противника. Мимо него прорвалась всего пара-тройка вампиров, но у меня возникло стойкое подозрение, что Люциан пропустил их намеренно, чтобы я не дулась. Откровенно говоря, я не знала, как к этому относиться. С одной стороны, хотелось устроить ему головомойку по поводу этих замашек мачо, а с другой – я не могла отвести глаз от Люциана. Его движения излучали силу. На поле боя он чувствовал себя как дома. До такой степени, что почти забывал про свою боль. Ни одного лишнего движения, ни один вздох не пропадал зря. Можно предположить, что мое восхищение должно было сойти на нет, когда я научилась драться. Но все происходило как раз наоборот: только теперь я реально начала понимать, насколько в этом хорош Люциан. И это к тому же делало его невероятно сексуальным. Не то чтобы в Люциане было хоть что-нибудь, что бы я не считала невероятно сексуальным, но по неясным причинам здесь и сейчас мои собственнические инстинкты возросли так, что изумляли даже меня саму. Как если бы демоница внутри меня зажила собственной жизнью. Этот мужчина принадлежал мне. Мне одной. Я ни с кем не согласна его делить и ни за что не допущу, чтобы кто-то ему навредил. А когда весь этот бардак останется позади, больше никогда не выпущу его из своей постели.

Люциан обернулся. У него за спиной на землю осела мертвая ведьма. С ациама капала кровь, лицо ему закрывали волосы, но он удивленно взглянул на меня из-под темных кудрей. Мгновение спустя он преодолел разделяющую нас дистанцию и поцеловал меня так, что колени подогнулись.

«Люциан! Мы…»

Его голодные губы опустошили мой разум и задушили любой протест на корню.

«Сама виновата, когда думаешь о таких вещах, малышка».

Его руки обхватили мою талию и дали властной бестии во мне то, чего она хотела. В то же время страсть Люциана не оставляла сомнений: он, со своей стороны, предъявлял такие же требования.

Послышалось шипение. Волосы у меня на загривке встали дыбом. Люциан оттолкнул меня за миг до того, как между нами пролетел шар из серебряного пламени. Я со свирепым взглядом уставилась на темнокожего праймуса, посмевшего прервать нас таким грубым образом. Он размахивал коротким мечом, следовательно, брахионом не являлся. В отличие от двоих демонов со светящимися кинжалами, которые подтянулись к нему. Дело принимало серьезный оборот.

«Опять завернешь меня в вату или позволишь помочь?» – осведомилась я у Люциана.

От него повеяло весельем, но с долей беспокойства.

«После тебя», – ответил он и, подмигнув, пропустил вперед.

Эмм, о’кей?!

Времени обработать свое удивление мне не дали, так как один из брахионов перешел в атаку. Люциан в любой момент мог ее перехватить, но сдержал слово. Это была моя битва. Я пригнулась, нырнула под лезвием демона и врезала ему коленом в живот. При этом сила этого движения впечатлила не только меня. Брахиону тоже понадобилось время, чтобы прийти в себя. Видимо, я оказалась не такой уж легкой мишенью, как он ожидал. Воспользовавшись шансом, я вывела его из строя метким ударом кулака и вонзила ему ациам в бок. Не очень по-спортивному, но речь шла о жизни и смерти. Здесь не вручали кубки и дополнительные очки за честность. Этот урок Люциан преподал мне давным-давно – буквально.

Когда сущность брахиона воспламенилась, я почувствовала, как его энергия устремилась ко мне. Та же эйфория, что и в прошлый раз – с Дженкинсом. Все казалось возможным, пока металлический звон и последовавший за ним гневный рык не выдернули меня из состояния счастья. Я крутанулась вокруг своей оси и увидела, как Люциан блокировал направленный на меня смертельный выпад. Покачав головой из-за глупости второго брахиона, он подсек его под колени и ударил по ребрам, после чего так и оставил лежать на земле, чтобы повернуться к двум несущимся на нас вампирам. Это настолько выбило меня из колеи, что опомнилась я лишь в тот момент, когда брахион принял вертикальное положение и вновь напал на меня. Почему Люциан его не убил?

Вскоре присоединился и праймус с коротким мечом. Теперь у меня два противника. Оба неплохи, довольно сильны и, похоже, уверены, что рано или поздно моя выносливость даст трещину. Я призвала второй нож, который оставила в черепе вампира на кухне. Так можно было защищаться двумя руками. Тем не менее они вынуждали меня беспрестанно отбиваться и расходовать силы. Не успела я начать переживать из-за этого, как Люциан приоткрыл окошко в своих стенах. Энергии, которая потекла в меня через эту очень личную связь, хватило бы, чтобы осветить половину нашего городка. Увидев блеск серебра у меня в глазах, брахион и праймус с мечом остолбенели на долю секунды. Как раз достаточно, чтобы метнуть ациам. Он попал точно в горло темнокожему. Поворот – и второй клинок я воткнула в сердце ошарашенному брахиону.

То, что случилось потом, было за гранью моего воображения.

Впитывать мощь двух демонов, пока Люциан продолжал подпитывать мою сущность, – это как подключиться к электрогенератору высокого напряжения. Меня трясло, лихорадило, я упала на колени и пыталась хотя бы частично обуздать эндорфины и всплески энергии, прежде чем какой-нибудь уродливый вампир не перегрыз мне горло, так как я слишком отвлечена, чтобы заметить его приближение.

«Дыши, малышка, – зазвучал голос Люциана у меня в голове. – Никто к тебе и близко не подойдет».

Это одновременно и успокаивало, и задевало мою гордость. Не будь тут Люциана, в этом чертовом сражении я не продержалась бы и пяти минут. Несмотря уже и на то, что вообще-то была сейчас бессмертна и – чисто теоретически – очень сильна.

«Прекрати так плохо о себе думать», – приказал Люциан. Звуки битвы вокруг меня не прекратились, но видоизменились. Знакомые голоса выкрикивали приказы. Как же давно это было. Несмотря ни на что, я просто-напросто не могла вернуть контроль над своим телом.

«Это моя вина, малышка. Нельзя было позволять тебе в первый день в воплощении брахиона убивать столько демонов, но…»

Люциан запнулся. Его так мучили угрызения совести, что я чуть не проглядела таящийся за ними стыд. Как могла, я отмахнулась от последствий передозировки энергии и уцепилась за эту фразу.

«Но?»

Когда ответа не последовало, я заставила себя распахнуть глаза. И с удивлением обнаружила, что оказалась в своеобразном защитном круге. Гидеон, Лиззи, Бел и братья Люциана, очевидно, расчистили себе дорогу из столовой и теперь ограждали меня от любых нападений, по большей части исходивших от вампиров и пары отдельно стоящих ведьм. Остальные брахионы убегали к порталу-призме – преследуемые Люцианом. Глаза его полыхали ослепительным серебряным светом.

«Но только ты могла это сделать, малышка».

И тут меня наконец-то осенило.

Люциан осознанно держался подальше от врагов-брахионов. Он не мог  их убивать! Нельзя было. В противном случае он набрал бы еще больше могущества и в конце концов очутился бы на границе безумия.

После того как последний брахион пропал в портале, воздух вокруг Люциана начал потрескивать. Энергия закружилась вокруг него, как торнадо, сгустилась и в итоге вспыхнула. К тому времени сбежать решили и уцелевшие ведьмы, но магия Люциана ударила в дымку призмы, отрезая им путь. Их в его стоп-листе на убийство не значилось. Ведьмы отреагировали паникой. Целый залп зеленых молний обрушился на Люциана. Откуда-то на площади даже раздались выстрелы. Я сразу же вскочила и хотела броситься к нему, однако Элиас меня удержал.

– Ему ничего не грозит, – напомнил он мне спокойным голосом, – но тебе – будет, если сейчас приблизишься к нему.

Ну конечно! Вот блин! Ну почему я не могла рассуждать здраво? С тех пор как я перестала быть человеком, импульсивности во мне, по всей вероятности, увеличилось раза в два, а вот рассудительности сократилось до минимума. Это побочное влияние жизни праймуса или как-то связано с количеством свежей силы, которая пульсировала у меня в венах?

Когда пламя Люциана проглотило ведьм и добралось до портала, мерцающие частицы призмы исчезли. Просто так, бесшумно, незаметно. Портал закрылся. Где-то торжествовали несколько охотников, а брошенные вампиры издавали пронзительный визг, конец которому положил жесткий лязг металла. Мы победили.

С ши


убрать рекламу






рокой улыбкой на губах ко мне подошел Бел:

– Видимо, кто-то с той стороны очень сильно обделался от страха.

Похоже на то. Никто из людей Мары не рассчитывал на меня или Люциана. Так или иначе, а во второй раз они такой ошибки не допустят.

Люциан обернулся ко мне. Большую часть своей магии он уже снова укротил. Языки пламени потушены, а все чувства спрятаны за толстыми стенами. Несмотря на это, при взгляде на выражение его лица у меня шел мороз по коже. Он зол. По-настоящему разозлен. Но почему?

Вопрос решился сам собой, когда позади меня заговорил объект гнева Люциана.

– Что здесь творится?

Развернувшись, я увидела идущую к нам группу охотников. Возглавлял ее мужчина, который произносил речь на похоронах Аарона. Он выглядел ниже, чем в моих воспоминаниях, а на виске у него красовались кровоточащие царапины. Если я не ошибалась, это был Грэм – новый верховный мастер. Рядом с ним толкали вперед Райана – закованного и под конвоем охотников.

– Что-что, – недовольно ответил он верховному. – Вы заключили с Марой дерьмовую сделку. Она вас предала, а мы спасли ваши задницы. От фразы «я же говорил» я, пожалуй, воздержусь.

– А я знала, что нельзя доверять этой королеве ведьм! – зашипел до боли знакомый женский голос. Из тени верховного мастера шагнула женщина среднего возраста. Она носила униформу охотников и практичную короткую стрижку, которая ей абсолютно не шла. По крайней мере, она не вписывалась в тот образ, который сохранился о ней у меня. Боже мой!

– Мам?!

Судя по всему, мама вообще меня не слышала, поскольку в мою сторону даже не смотрела.

– Ни один демон не достоин нашего доверия! – добавила она и бросила на Грэма мрачный и пугающе личный взгляд. Не знай я ее лучше, приняла бы за охотницу и большую шишку в Плеяде. Но… это была моя мама!

– Ари? – Один из охотников, охраняющих Райана, разинул рот. Брендон, мой бывший парень. Встреча с ним здесь, между столовой, парковкой и Корпусом Культуры, пробудила старые воспоминания – хорошие и плохие, причем плохие сильно перевешивали. – Ты же умерла…

Теперь, когда прозвучало мое имя, я вновь оказалась в центре внимания. Охотники подходили ближе, и в занимавшемся рассвете я узнавала все больше знакомых. Они шептались, чертыхались, кто-то на всякий случай держал наготове ациам. Мне было все равно, так как в эту минуту важно было внимание только одного человека.

– Мама! – сказала я чуть громче и улыбнулась ей. Раскрыв объятия, я ждала, что она бросится мне на шею, однако она лишь холодно поглядела на меня. Ни один мускул у нее на лице не выдавал, о чем она думала, а стены были настолько непробиваемы, что почувствовать ее эмоции тоже было невозможно.

– Это правда я, – попыталась я предотвратить ее сомнения. Разумеется, ей трудно было осознать, что тут происходило.

– Вик уже мне рассказал, – сообщила она, не сдвинувшись ни на миллиметр. – Ты теперь одна из этих?

Викториус, стоящий немного дальше, прожигал глазами дыры у себя под ногами. Кажется, он уже чувствовал себя не особенно комфортно. Кроме того, отовсюду ко мне устремилась волна общей жалости. Что-то тут явно было не так.

«Из этих»?! Что она имела в виду?

– Я такая же, как прежде, – уверяла ее я и с раскинутыми руками пошла ей навстречу. Мама моментально достала ациам и встала в оборонительную стойку. Я в недоумении остановилась.

Разоружить ее было бы легче легкого. Неправильный баланс, с положением ног тоже проблемы, тем не менее не возникало сомнений, что клинком она уже пользоваться научилась. И этот клинок сейчас был нацелен прямо мне в сердце.

– Ты демон!

Ненависть у нее в глазах и лед в голосе ощущались ужаснее, чем смерть.

– Я… я твоя дочь.

– Нет. – Непримиримость этого единственного слова пошатнула мой мир до самого его основания.

– Трикси, золотце, может быть, тебе стоит…

Мама даже не позволила Викториусу договорить. Она повысила голос и заявила:

– Мою маленькую дочку убили эти чудовища. А это… больше не моя дочь.

По ее щеке скатилась слеза, и Грэм утешительно положил ей руку на плечо и в отвратительно интимной манере сжал.

Словно оглушенная, я наблюдала этот странный спектакль. Не могла же мама говорить такое всерьез!

– Опусти свое оружие, Беатрис! – Люциан встал около меня. Эмоции и сила так бурлили внутри него, поэтому я была очень благодарна, что он сразу не разорвал мою мать на части. – Ты не знаешь, что делаешь.

– Кто бы говорил, – ощетинилась она. Теперь острие ациама указывало уже на него. – Сколько людей погибло по твоей вине, демон? Ты отнял душу у моей дочери и с ее помощью разнес в пух и прах полмира…

– Я  подарила ее ему, мам! – перебила ее я, прежде чем Люциан потерял бы контроль. – Потому что умерла !

– Вот именно, – прохрипела мама, развернулась на каблуках и тяжелым шагом пошла прочь.

«Она просто растеряна, – услышала я у себя в подсознании голос Бела. – Дай ей время. Скоро это пройдет».

Не помогло. С каждым шагом, с которым отдалялась от меня мама, я чувствовала себя все более несчастной. Кроме того, онлайн-трансляция внутренней борьбы Люциана за самообладание меня буквально душила. Сейчас мы оба должны были быть ближе друг другу, но не могли.

Грэм сложил руки перед грудью. Обвел взглядом поле боя. Позади нас только что взошло солнце, из-за чего редеющие седые волосы мужчины смотрелись еще белее. В итоге он подал знак Брендону, и тот, скрипнув зубами, снял с Райана наручники.

– Вам здесь не рады! – объявил верховный мастер.

Справа от меня послышался сухой смех. Исходил он от Алексиана, чей пучок растрепался в ходе битвы, делая праймуса похожим на викинга.

– Да ладно? А я-то было по-другому истолковал ваш радушный прием.

Верховный проигнорировал издевку брата Люциана и невозмутимо продолжил:

– Это касается каждого демона и всех, кто не подчиняется моим приказам.

Особенно пристально он поглядел на Гидеона и Лиззи. Видно было, как ему хотелось их наказать. Но, во всяком случае, он казался достаточно разумным, чтобы правильно расценить ситуацию. Учитывая всю мощь праймусов, с которыми Грэму пришлось столкнуться, ему ничего не оставалось, кроме как отпустить нас.

– Уходите, зная, что в случившемся виновато ваше предательство. Вы предоставили Маре повод напасть на Плеяду.

– Но это вы  ее позвали! – защищалась Лиззи.

– Совершенно верно, – проснулся бледно-рыжий лидер охотников с пятнами на лице, еще на кухне вымотавший мне последние нервы. Очевидно, он пережил битву, доказав, что по крайней мере один  талант у него есть. С важным видом парень встал рядом со своим верховным мастером. – Мара должна была узнать, что сюда пробрались праймусы, верные Лиге! В конце концов, Плеяда заключила с ней договор.

– Плеяда? – едко осведомилась я. – Или трусливый верховный, у которого не хватает храбрости поступить правильно? – …и который манипулировал моей матерью, из-за чего она бросалась настолько страшными словами.

Грэм отреагировал так, как и большинство представителей мужского пола, чья компетентность публично подвергалась критике: разъяренно «потрясая шашкой».

– Единственно правильным было бы прямо сейчас взять вас в плен и сдать Маре. Как предложение мира. – По сигналу Грэма его люди направили на нас оружие. – Нельзя в этой нелепой войне выезжать на горбу человечества!

Прежде чем я успела что-нибудь предпринять, по территории пронеслась сила Люциана. Глаза у него вспыхнули белым огнем. На тысячную долю секунды все затаили дыхание. Я ощущала, с каким трудом он контролировал себя. И уже побаивалась увидеть, как Грэма вот-вот охватит пламя, но тут ациамы охотников начали ярко светиться и нагрелись до такой степени, что их невыносимо стало держать в руках. Десятки клинков одновременно попадали на землю.

– Ты выбираешь легчайший путь просто потому, что боишься, – негромко проговорил Люциан. И так близко подошел к Грэму, что они едва не соприкоснулись носами. Но стоило отдать верховному должное – он не сбежал и не описался от страха. – Я вижу твои мысли: ты понимаешь, что господство Мары окажется в сотню раз хуже, чем на то была бы способна Лига. И в этом ты прав!

Грэма затрясла мелкая дрожь, однако взгляд Люциана он выдержал с невиданной смелостью.

– Это ведь ты оставил нас в опасности, сбежал и спрятался, чтобы зализывать свои раны, пока нам пришлось в одиночку разбираться с Марой, – прошипел он. – Проваливай отсюда! Плеяда не ввязывается в эту войну, но если вы еще раз тут объявитесь, мы выберем  сторону. – И в том, какую конкретно, сомнений не возникало.

«Ари!» – Тон Бела звучал встревоженно. Но мне и не требовалось его предупреждение. Я тоже почувствовала, что Люциан скоро переступит границу. Осторожно приблизившись к нему, я вложила в его ладонь свою. Слов было не нужно. Люциан и так знал, о чем я думала. Где-то за нами кто-то активировал портал-призму. Не знаю, сделал ли это Элиас или Марек. В конечном счете какая разница, если надо как можно скорее убираться отсюда.

– Люциан не оставлял вас в опасности! – заявила я, сжимая его руку и мягко увлекая в сторону портала. – Он держался на расстоянии, чтобы не причинить вреда еще большему числу невинных.

– Да, – повысил голос Грэм, – после того как полмира разнес в пух и…

– Ну всё, с меня довольно! – перебила верховного мастера Лиззи. Видимо, она не испытывала особого желания откладывать это выяснение отношений на следующий раз. – Люциан всегда сражался за нас. То же самое можно сказать о Белиале и Элиасе. Ари даже погибла ради нас, или мне сначала напомнить вам, что Тристан взял в заложники весь лицей?! – Она запрыгнула на каменную ограду старого бука, отмечавшего дорогу к парковке. Оттуда во время этой запальчивой речи ей было видно каждого. – Отцу было бы стыдно, узнай он, во что превратилась Плеяда! После всего, что сделали для нас друзья, мы засунем головы в песок и позволим им одним драться в наших битвах?! Потому что да, это наша  битва! И была ей с самого начала. Не для того, чтобы помочь Маре или Лиге захватить власть, а чтобы сохранить нашу свободу, чтобы защитить то, во что мы верим! Как по мне, можете и дальше тут скрываться, но тогда не смейте после этого называть себя Плеядой!

Лишившись дара речи, я наблюдала за подругой… и не я одна. Похоже, все замерли, глядя на ее силу, боевой дух и праведный гнев. Даже Люциан от удивления взял себя в руки. Мы определенно стали свидетелями того, как плелись нити судьбы, направляя Лиззи по тому пути, который приведет ее туда, где она должна находиться.

От толпы охотников отделился седовласый Шкипер и с угрюмым видом пошел к Лиззи. Пару мгновений я раздумывала, начинать ли переживать и не заслонить ли ему дорогу, но Люциан меня придержал. Лиззи явно ничего не угрожало.

Дойдя до нее, Шкипер коротко кивнул головой и демонстративно встал рядом. Боже мой! За это мне захотелось его расцеловать! Такой поступок – пощечина Грэму и безапелляционное заявление его коллегам. И те не заставили просить себя дважды. Чарли Браун, Дирк и даже Брендон последовали его примеру, пока возле Лиззи не выстроилась примерно половина охотников Плеяды.

Верховный мастер кипел от злости. Его глаза сулили предателям самые ужасные мучения, но руки у него все еще были связаны.

– Плеяда никогда вам этого не простит! – процедил он, чтобы сохранить хоть видимость достоинства.

– Очень сомневаюсь, – холодно ответил Гидеон. – МЫ – Плеяда.

Глава 9

Дополнительные очки и пушечное мясо

 Сделать закладку на этом месте книги

– Серьезно?! – воскликнул Райан и состроил при этом мину как у обиженного ребенка. – Вампиры? Вы сражались с вампирами, а меня там не было?!

– У тебя еще будет такой шанс, мой горячий плюшевый медвежонок, – заметил Викториус, пускай в его голосе и не доставало привычной шаловливости. Судя по всему, ситуация с мамой очень сильно его расстроила. Необходимость оставить ее в лицее лишь все осложняла. У меня настроение было таким же, однако у нас двоих оставалось немного вариантов – разве что мы хотели бы подвергнуть опасности еще больше людей или рискнуть оказаться запертыми в подвалах Грэма.

– Что дальше? – спросила я присутствующих. Целый атриум поместья на Мальте был заполнен охотниками, а дворецкий Бела балансировал на грани сердечного приступа, пытаясь все организовать.

– А дальше, – с новым рвением отозвался Гидеон, – мы найдем способ, как остановить Мару.

Бел хмыкнул.

– Каким бы вдохновляющим я ни находил выступление твоей сестренки, свой дом точно больше не дам сделать штабом вашей маленькой повстанческой Плеяды.

На этих словах Оскар вздохнул так облегченно и не «по-оскаровски», что в его сторону обернулась почти половина народа. Другая половина злобно смотрела на Бела.

Только Лиззи нахмурила брови и подошла к блондину.

– Чего ты хочешь?

Теперь я удивлялась ей еще сильнее. За своих она, конечно, всегда сражалась как львица, но сейчас стала предводителем. Несмотря на это, я прекрасно знала, почему Бел отказывал нам в убежище. Где бы ни обосновались мы вместе с новой Плеядой, за нами по пятам будут следовать война и смерть. Он просто защищал своих людей, и после всего, что случилось с Пиппо, я не могла его в этом винить.

– Ого, – ответил моей подружке Белиал, – я заключаю сделку с самой Жанной д’Арк[6]? – Праймус довольно сверкнул глазами в ее сторону. – Как насчет твоей души? Я питаю слабость к сделкам с трагическими героинями. – Взгляд его бирюзовых глаз устремился ко мне, и хотя я тоже мрачно воззрилась на него, это не стерло улыбку из рекламы зубной пасты.

– Сделки не понадобится! – заговорил Люциан. – Я знаю, где нам разместиться.

– Ах, и где же? – полюбопытствовал Бел. – Хочешь пригласить их в Патрию?

Тяжело сглотнув, я повернулась к Люциану в надежде, что у него имелся план получше. Бывшая столица праймусов связана с ним, а соответственно, так же нестабильна, как и его душевное состояние. Свою собственную жизнь я доверила бы ему без промедления, но не жизни десятков охотников, которые не значили для него ровным счетом ничего.

Зеленые глаза нашли мои. В них застыли печаль и боль. Люциан прочел мои мысли и теперь стыдился за свои слабости.

– Патрия – неподходящее место для людей, – тихо сказал он, соглашаясь со мной. – Нет, мы отправимся в Бретань.

Элиас шокированно поднял голову, пока Константин застонал, а Алексиан энергично замотал головой.

– Забудь! Ты что, еще недостаточно унизил нашу семью?

– И близко нет! – пробормотал Люциан.

Прежде чем я задала вопрос, звонкий смех Бела эхом отразился от стен атриума.

– О, это будет лучший день в моей жизни!

– О чем он? – не понял Райан. Он с подозрительным видом скрестил татуированные руки, а потом кивнул в сторону Алексиана и Константина. – И что это вообще за пародия на Тора[7] и Снегга-младшего[8]?

Сравнение получилось дико забавным и подходило тоже идеально, вот только сейчас я слишком нервничала, чтобы над ним посмеяться. Для этого выражение лица Люциана было слишком суровым, а взгляд Элиаса – слишком напряженным. Кажется, братья Анку продолжили разговор телепатически, а Бел с широченной улыбкой и максимальным интересом их подслушивал.

– Хватит, – ни с того ни с сего рявкнул брахион. Позвоночник у меня ломило от его энергии. Несколько охотников даже схватились за оружие. Но Люциан не обратил на это внимания. Он схватил меня за руку и потащил за собой к портальной комнате Белиала. Через тактильный контакт я вдруг опять ощутила его эмоции со всей интенсивностью. Разозлен и в то же время бесконечно разочарован.

«Если посвятишь меня, я с удовольствием пну твоих братьев или Бела по самому дорогому», – сообщила ему я. А в ответ услышала лишь вздох. Затем его гнев поутих.

«Это сложно…»

Бел обогнал нас и распахнул дверь портальной комнаты с шутливым поклоном.

«Люциан пригласил всех нас в родовое гнездо своей семьи. Туда, где спрятался его отец».

Удивленная, я наморщила лоб. До сих пор мне было как-то неудобно спрашивать, что произошло с Немидесом. Почему-то я считала, что он не пережил бойню, учиненную Люцианом в Патрии.

– Я не монстр, – прошептал Люциан, не глядя на меня.

Господи, я и не собиралась говорить ничего такого. В этом чтении мыслей реально мало плюсов. Недаром мне всегда приходилось по второму разу обдумывать то, что приходило в голову, прежде чем сформулировать мнение или кому-то что-то сказать.

«И это сейчас не значит, что я хочу закрыть от тебя свои мысли!» – быстро пояснила я, чтобы снова не задеть его за живое.

Люциан подтолкнул меня к порталу и обвил рукой мою талию. Машинально я прижалась к его груди, наслаждаясь близостью, которая в настоящий момент, похоже, не причиняла ему сильной боли.

«А возможно, тебе стоило бы, малышка».

Что? Почему? Да, мне хотелось, чтобы мои мысли принадлежали мне одной! Но почему это предлагал Люциан? Разве в нормальном варианте он не должен пытаться сохранить доступ к моему подсознанию, а я  – быть той, кто этому противится? И тогда мы бы поругались, и я бы сказала, что люблю его, но хочу сохранить свою независимость. А он бы сначала взбесился и обиделся, а когда-нибудь потом скрепя сердце смирился бы.

От тихой усмешки Люциана я вздрогнула.

«Именно так все бы и протекало. И как раз поэтому мы можем сразу все укоротить. Время рядом с тобой слишком ценно для меня, чтобы тратить его на ссоры».

О… о’кей. На это я не нашлась что сказать, а после его фразы на меня нахлынула такая волна любви, что возникло непреодолимое желание никогда его не отпускать. Тем не менее помимо моей воли вкрался вопрос, правда ли это. Естественно, Люциан никогда не врал, но быть может, истина была гораздо шире? Может, ему требовался покой, чтобы со всем справиться? Может, его тяготили мои разрозненные мысли? Как сейчас, например. В конце концов я знала, что постоянно терзалась всякими глупыми сомнениями, порожденными моей неуверенностью. Беспорядок в моей голове раздражал даже меня саму, но и отключить его было невозможно. Вероятно, Люциан тоже не хотел постоянно чувствовать потребность оправдываться. В результате он окончательно потеряет со мной терпение, или, что еще хуже, контроль.

Люциан вздохнул.

«Я просто хочу вернуть тебе личное пространство, не больше и не меньше. Сможешь сама решать, когда тебе захочется пустить меня в свои мысли. – Он поцеловал меня в лоб. – Рано или поздно ты все равно научишься меня вытеснять. Поэтому лучше уж я сам тебя научу. Так у меня хотя бы есть возможность заработать у тебя дополнительные очки».

Губы у меня изогнулись в улыбке. Как будто Люциан нуждался в дополнительных очках! Он в любом случае уже задрал эту планку на самый верх. Не важно, что он делал или говорил, это был словно вихрь, который заставлял меня тонуть все глубже и глубже в любви к нему.

«Со мной то же самое, малышка!»

Ну вот! Из-за него мое сердце каждый раз билось еще быстрее и громче.

Тем временем в портальной комнате к нам присоединились некоторые охотники. Среди них были и Гидеон с Райаном. Брат Лиззи рассказывал другу о семейных связях рода Анку, пока сама она снаружи распределяла остальных охотников для перемещения в небольших группах. Вокруг вовсю велись дискуссии о том, куда нас заведет это путешествие.

– Chвteau d’Ankou[9], – громко объявил Люциан. – Крепость, возведенная во времена гугенотских войн[10] – надежна как в физическом, так и в магическом плане, для того чтобы послужить нам в качестве базы в войне с Марой.

– А кроме того – место, куда имел доступ лишь весьма ограниченный круг праймусов, – вставил Бел. В нетерпении он захлопнул дверь портальной комнаты, и она растворилась. – И тем больше я рад наконец-то получить приглашение.

Когда вокруг в замкнутом пространстве столпилось так много людей, меня внезапно охватили приступ клаустрофобии и грызущее ощущение, как будто я что-то упускала из виду. Просто задействовано оказалось слишком много факторов: у этого Грэма, вне сомнений, на уме какая-то своя афера, а пока моя мать находилась с ним, она в опасности. Алексиан и Константин – два непредсказуемых персонажа, не говоря уже об отце Люциана… только его мне сейчас и не хватало поблизости. К тому же мой радар лучшей подруги бил тревогу. В силе Лиззи определенно крылся подвох, который со стопроцентной вероятностью звался Тоби и примкнул к Маре. Мне срочно требовалось уделить ей время наедине. А еще был Бел, и я ему, разумеется, доверяла, но уж слишком он впал в эйфорию, когда речь зашла о нашем новом штабе. Похоже, он что-то затевал, и я подозревала, что лучше за ним приглядывать. Нельзя забывать и о Тристане с его странной двойной игрой, о целой куче бездомных охотников, в рядах которых скоро возрастет недовольство, если они не начнут получать разумные приказы, и, конечно же, о Люциане. Он не рассказал мне обо всем, что его угнетало. И это беспокоило меня сильнее, чем все остальное, вместе взятое. Я не могла потерять его снова!

Смущенно потянув его за рубашку, я ждала утешающей фразы с его стороны. Зря. В этот раз брахион никак не отреагировал на мои мысли, что лишь сильнее подогревало во мне волнение. Он нарочно не обращал на них внимания или думал о чем-то другом? Я сконцентрировалась на том, чтобы продолжать ровно дышать, пока в стене портальной комнаты не проявились массивные кованые ворота. Люциан отпустил меня, чтобы отворить их. Какое клише – тяжелые шарниры скрипнули, и в комнату подул прохладный соленый ветер.

И вот опять новое место, новый дом и нет времени освоиться. Я привыкла к этому, с тех пор как Джирон после нападения сжег наш старый дом. Дядя Люциана, отступник, давно предсказывал такое развитие событий. Он знал, что предстоит война, и даже пожертвовал своей жизнью, чтобы ее предотвратить. Напрасно.

Вслед за Люцианом я вышла на улицу и обнаружила, что стояла на мощеном строевом плацу. Первое слово, ассоциирующееся с открывшейся местностью: «серый». Серые стены из серого камня возвышались на фоне серого неба, затянутого тучами всевозможных оттенков серого. Шел моросящий дождь, а где-то за средневековыми оборонительными насыпями волны Атлантического океана с грохотом разбивались о явно крутой и наверняка тоже серый берег. Несколько раз прокричали чайки, и эти звуки эхом отозвались от стен крепости, вызвав у меня неприятное покалывание. А Люциан не преувеличивал. Здесь действительно все было защищено мощными магическими щитами.

– Довольно тоскливо, – прокомментировал Викториус, наморщив нос, и немедленно приступил к осмотру территории. – Надеюсь, здесь хотя бы есть современная канализация.

«Подожди здесь», – сказал мне Люциан, после чего велел Гидеону и Райану идти за ним через плац. Вероятно, чтобы показать, где должны разместиться охотники.

– Ну? Уже боишься новой встречи со свекром? – поигрывая бровями, рядом со мной вырос Бел.

Я закатила глаза.

– Славный отвлекающий маневр, но я в курсе, что ты что-то замышляешь.

– Может быть, – сознался Белиал, поведя плечами. – Но не забивай голову, это не коснется ни тебя, ни Люциана, ни нашей маленькой военной кампании.

В этом я сильно сомневалась, но времени на взбучку у меня не было: в тот момент вторая группа охотников вышла из портала, который, очевидно, был частью огромных конюшен. Привел их Элиас. Его глаза с золотистыми искорками быстро пробежались по присутствующим и задержались на мне.

«Можно тебя на минутку?»

Самый старший из братьев Люциана выглядел напряженным и, не дожидаясь моего согласия, целенаправленно прошагал к узкому проходу, расположенному в тени сторожевой башни. Я пошла за ним, хотя уже догадывалась, что он собирался мне сказать. Приближаясь к нему, я почувствовала магическое сопротивление. Он заглушил наш разговор.

– Дай угадаю, ты волнуешься за брата и хочешь, чтобы я за ним присмотрела.

Вместо ответа Элиас притянул меня к себе и обнял.

– Как же я рад, что ты жива. Извини, что не мог показать тебе этого раньше.

Это было сильнее меня – я ответила на его симпатию и сразу почувствовала себя лучше. Элиас из тех, кто чаще держится на заднем фоне, где его очень легко не заметить. Но лучше вам не допускать ошибку, недооценивая его. Что бы нам ни предстояло, с Элиасом наши шансы удваивались… да и он просто по-настоящему мне нравился.

– Тут не за что извиняться! – пробормотала я, наслаждаясь его объятиями, пока он не отстранился и встревожено не заглянул мне в глаза.

– Знаю, что ты будешь присматривать за Люцианом, но боюсь, ты не представляешь, насколько щекотливая сложилась ситуация. – Голос Элиаса звучал, как всегда, прагматично, но во всем его поведении прослеживалась непривычная настойчивость. – Анку – один из самых древних и влиятельных родов Лиги. У нас много врагов, и прямо сейчас, когда наш отец больше не в состоянии за себя постоять, Люциан приводит в дом целую армию чужаков, – устало вздохнул он. – Ничего хорошего из этого не выйдет.

А?

– Почему это Немидес больше не в состоянии за себя постоять?

– А ты не знаешь? – Элиас удивленно расширил глаза. – Люциан лишил его силы и разорвал связи со всеми его отмеченными. Он теперь слабее тебя.

У меня не было слов. Естественно, это оправдывало страх Элиаса. А еще объясняло отношение Люциана и его угрызения совести. Если честно, мне было наплевать, что могли сделать с Немидесом какие-нибудь враги семейства или кто-то другой, но я понимала, что Люциан себя за это никогда не простит. У меня на лице ясно читался шок, потому что Элиас удрученно кивнул.

– Я призову всех оставшихся гвардейцев. Но одни только отец и Люциан – уже взрывная смесь. И прибавь сюда же Бела, который с удовольствием плеснет масла в огонь. Надо как можно скорее уничтожить Мару и покончить со всем этим.

Тут я с его мнением была полностью согласна. Чем быстрее мы похороним эту проклятую королеву ведьм, тем лучше.

– Постарайся держать Люциана под контролем, – попросил Элиас. – Обо всем прочем я позабочусь.

Отвечая на его хмурый кивок тем же, я негромко проговорила:

– Спасибо, Элиас.

– Поблагодаришь меня в конце, если останемся в живых, – подмигнул мне он. Когда с Мальты прибыла последняя группа, мы повернулись, чтобы возвратиться к остальным. – Ах да, – по-доброму улыбаясь, добавил Элиас, – не убивай Лекса и Константина, даже если это будет казаться очень заманчивой идеей. Они… своеобразные, но на нашей стороне.

Двое других братьев Элиаса сейчас, отчаянно жестикулируя, вели оживленную беседу с Лиззи, и, несмотря на то что они оба были истинными демонами, она, судя по всему, умудрялась держать их в узде.

– Немидес! – разнесся по плацу радостный возглас Белиала. – Как здорово снова с тобой увидеться, старый товарищ!

Элиас около меня издал стон и, ускорив шаг, начал пробиваться мимо толпы охотников. Я, как прицеп, устремилась за ним, стараясь совладать со своим гневом. У нас с папочкой Люциана еще имелся незакрытый счет.

– Где мой сын? – услышала я вопрос Немидеса.

Бел захихикал.

– Который из них? Вообще-то они все где-то здесь.

В эту секунду Элиас протиснулся между Алексианом и Константином. Их отец ошарашенно обвел сыновей взглядом, а затем обнаружил меня.

– Мирабель? – пораженно выдал он.

При упоминании бывшей девушки Люциана я резко помрачнела.

– Выходит, тебе все-таки удалось. У кого ты выкупила эту оболочку? Мои контактные лица сообщили, что ее…

Закончить я ему не дала. Посреди фразы налетела и врезала кулаком по лицу.

– Я не Мирабель! Но рада узнать, что вы оба планировали, – прошипела я, нанося второй удар. – Недостаточного того, что вы украли у Люциана воспоминания и натравили его на меня, нет, теперь вы с Мирабель хотели еще и свести его с ума?!

Немидес шарахнулся назад. В удары я вкладывала не всю силу, но изо рта и из носа у него закапала темная густая кровь.

– Торговля телами не противоречит нашим законам, – возразил отец Люциана.

Вау! По правде говоря, я собиралась ограничиться этой небольшой вспышкой гнева, однако после таких слов у меня руки чесались от желания превратить его в горстку пепла. Разозлившись, я сгребла Немидеса за воротник.

– Лишь по одной-единственной причине я не стану тебя убивать.

– А ты убей, – процедил он. – Лучше так, чем то, что со мной сотворил Люциан.

Только сейчас в памяти всплыла история, недавно рассказанная Элиасом. Я выпустила свою магию, и в действительности… мощь Немидеса, которая в Критерионе казалась неукротимым адским пламенем, сейчас была не более чем искристым дуновением. Не удержавшись, я ухмыльнулась.

– Хорошо, тогда теперь есть две  причины, чтобы тебя пощадить! – тихо произнесла я и отпустила его. Он прав. Обречь его на такую жизнь – худшая кара, нежели смерть.

В попытке сохранить последнюю гордость отец Люциана, сверкнув гладко выбритой головой, поправил рубашку. Само собой, злобно зыркнув при этом на меня.

«Я сделаю все, чтобы вечная жизнь стала для тебя пыткой», – ворвался его голос в мое сознание. Он был тихим и уже не столь грозным, как прежде, и все же я была не так глупа, чтобы недооценивать Немидеса. Даже без своей былой силы он оставался опасен.

– Ого! – вмешался Бел, один из всех, за исключением меня, слышавший угрозу Немидеса. – Весьма драматично, не находишь, старый друг? А что бы сделал Люциан, если бы об этом… – Он повернулся в другую сторону и изобразил нарочито удивленный звук, увидев там Люциана, который ка


убрать рекламу






к раз возвращался с Гидеоном и Райаном. – О нет, вот досада. Кажется, я только что проболтался.

Никто вдохнуть не смел, пока Люциан рассматривал сначала Бела, потом окровавленное лицо Немидеса и наконец меня. Без понятия, как много он успел услышать, но сомневаться в том, что праймус составил собственные выводы на основании мыслей всех свидетелей, не приходилось. Поразительно, но он сохранял полное спокойствие. Не проронив ни единого слова, он подошел ко мне, взял за руку и повел к главному входу в замок. Что будут делать остальные, Люциана, видимо, не интересовало. Или же он знал, что Элиас уладит все с ними вместо него. Как бы там ни было, его замкнутая сдержанность сбивала меня с толку еще больше, чем любой припадок ярости.

– Куда мы идем? – аккуратно осведомилась я, когда мы вошли в средневековое здание и начали подниматься наверх по лестнице в холодном помещении.

– Встретимся с ними через час, чтобы обсудить наш образ действий. А за это время мне хотелось бы дать тебе возможность здесь освоиться.

О… Ого, получается, в портале он все-таки не блокировал мои мысли. Люциан кривовато мне улыбнулся.

– Как бы я мог, малышка. Твои мысли как маяк, который спасает меня от этого безумия.

– Это очень плохо? – спросила я. Почему-то у меня в голове не укладывалось, каково это – неосознанно становиться частью внутренних переживаний стольких людей. У меня проблемы возникли, когда дело было только в обострившемся восприятии. То, через что в данный момент проходил Люциан, представлялось мне в тысячи раз хуже.

– Поначалу так и было, – тихо признался Люциан. – Я не мог это контролировать и был прямо-таки атакован множеством чужих мыслей. Все стало настолько невыносимо, что я обратился за помощью к Тимеону. Благодаря ему сейчас я умею изолировать себя и решать, что хочу слышать, а что нет.

Его рассказ разбивал мне сердце. Люциан не из тех, кто легко просил о помощи. Уже только этот факт демонстрировал, как все было ужасно.

– Хотя это удается, только пока я… держу себя в руках, – договорил он.

Господи боже мой! Значит, каждый раз Люциан боролся как в замкнутом круге?! Если он не мог сдерживать свои чувства, то терял контроль над силой. Вместе с тем утрачивая и способность отгораживаться от людей. Снова взять себя в руки, должно быть, невероятно трудно, если тебя бомбардируют максимум сотни посторонних мыслей. То, что Люциан еще не обезумел, было сродни чуду.

Мы забирались выше и выше по каменным ступеням, пока не очутились в темном коридоре, где Люциан остановился. Темнота не ухудшала мне зрение, чего не скажешь о слезах, застивших глаза. Пережитое Люцианом расстраивало меня настолько, что я не знала, как справиться с эмоциями.

– Ты спасла меня, малышка. – Он убрал мне волосы с лица и нежным движением заставил посмотреть ему в глаза. – С тобой я всегда нахожу путь домой.

Блин! Зачем он это сказал, когда я и так уже разревелась! Теперь слезы уже было не удержать. Притом что мне еще нужно было показывать, что я сильная, и поддерживать Люциана.

Мягко рассмеявшись, он прижал меня к груди. Стук его сердца, его тепло и его запах подействовали лучше, чем любой платочко-пледово-шоколадный метод.

– Ох, малышка. Ты же знаешь мое эго, – пробормотал он. – После всей этой потребности в посторонней помощи так нереально приятно опять почувствовать себя надежной опорой. Не то чтобы я имел что-то против твоей восхитительной силы, но кое-какую ее часть ты можешь позволить проявить и мне. Вместе, забыла?

Вместе… мы и правда об этом договаривались. Тем не менее эта договоренность казалась такой далекой и перегруженной настолько пугающими событиями, что она была словно из прошлой жизни.

– Это не у меня были проблемы с памятью, – буркнула я, слегка шмыгнув носом, чем еще больше насмешила Люциана.

– Туше! А теперь пойдем, я хочу тебе кое-что показать.

Он открыл дверь, которая поначалу вообще не бросилась мне в глаза. За ней скрывался настоящий оазис из света, пространства и роскоши. У меня упала челюсть. Подобной комнаты в таком депрессивном средневековом замке я никак не ожидала. Нет, какая там комната! Это была настоящая квартира с открытой планировкой, со вкусом обставленными гостиной и столовой, маленькой кухней и спальней, откуда открывался захватывающий дух вид на Атлантический океан.

О праймусах, конечно, можно говорить что угодно, но они определенно мастерски выбирали места, в которых селились.

– Не беспокойся, мне так же не нравится этот замок, как и тебе, – произнес Люциан. Он встал перед панорамным окном, устремив взгляд на линию горизонта. – Но в течение какого-то времени это наш лучший вариант.

Против воли я задалась вопросом, что такого ему пришлось тут пережить. Крепость была недостаточно стара, чтобы он в ней вырос. И все же это место, кажется, что-то для него значило. В позитивном или негативном смысле, я не знала.

– Я расскажу тебе об этом как-нибудь в другой раз, – вздохнул он, прежде чем взглянуть на меня с лукавым блеском в глазах. – А сначала заработаю пару-тройку дополнительных очков.

«Постарайся выгнать меня из своей головы!» – ни с того ни с сего телепатически продолжил он. Я нахмурилась. Сейчас? Сейчас он собрался учить меня, как изолировать свои мысли?!

«Почему бы и нет? Это функционирует точно так же, как с эмоциями, только стены ты должна соорудить из собственной сущности».

Звучало логично, однако при всем желании я была не в состоянии вспомнить, почему вообще захотела прогнать Люциана из своего подсознания.

Он возвел глаза к потолку и сложил руки на груди.

«Личное пространство, независимость, лишние ссоры?..»

Верно. Ну, ладно. Я потихоньку начала изучать свою сущность. Придать ей нужную форму оказалось легче, чем я думала. За считаные секунды я соорудила солидную стену.

– Готово!

Люциан с широкой улыбкой покачал головой. Его энергия хлынула на мою конструкцию и снесла ее без каких-либо усилий, будто алюминиевую фольгу.

«Тебе понадобится чуть больше концентрации», – пожурил он, вставая передо мной и глядя своими потрясающими зелеными глазами.

– Твое присутствие не способствует моей концентрации, – насупилась я. Мне честно не хотелось быть неблагодарной, и я ценила его попытки, но в эту минуту было кое-что, чем я занялась бы с куда большим рвением, чем строить с ним воображаемые стены.

«О’кей, как насчет небольшого стимула? – В уголке его рта заиграла соблазнительная улыбочка. – Если тебе удастся скрыть свои мысли, возможно, я смогу целовать тебя, не утратив контроль и не обратив половину замка в руины».

Сердце моментально забилось чаще. Действительно, правильный стимул. Хоть мне крайне не нравилось быть подкупленной таким вот образом и идти на поводу у низменных инстинктов, но и отрицать щекочущее чувство в животе я тоже не могла. Поэтому заново взялась за свою сущность и возвела стены – толстые и, надеюсь, отвечающие всем ожиданиям. Вооружившись так, я посмотрела на Люциана:

– Давай еще раз!

У него в глазах блеснуло предвкушение. На меня вновь обрушился его летний шторм. Давление на стены увеличивалось. Образовались первые трещины, которые я в панике укрепляла. Наши сущности схлестнулись. Я хотела выиграть – любой ценой, но могущество Люциана было как бушующая стихия. Она фактически отодвигала мой барьер все дальше и дальше, пока моему сознанию не стало до боли тесно, а дыхание давалось с трудом. На лбу выступили бисеринки пота, но Люциан продолжал беспощадно давить. А потом внезапно я снова смогла дышать. Летняя гроза миновала, а мои стены… до сих пор стояли.

У меня что, получилось? Или Люциан просто меня пожалел, поскольку не хотел причинять боль?

– Поздравляю. Теперь я не в курсе, о чем ты думаешь, – прошептал он мне. – Быть может, рассуждаешь, не поддался ли я. Но это лишь догадки.

Он слишком хорошо меня знал. И все равно я не упустила шанс мысленно станцевать от радости, пока за мной никто не подглядывал. Впервые, с тех пор как вернулась в свое тело, я почувствовала, что смогу свыкнуться с этим новым бессмертным существованием. Что означало… придется опять повысить шкалу дополнительных очков для Люциана.

Меня накрыло волной желания. Потребовалась пара мгновений, чтобы понять: исходила она не от меня, несмотря на то что тут же отозвалась во мне эхом. Люциан смотрел на меня сверкающими глазами. Затем его страсть исчезла за прочными железными стенами. Пропали даже постоянное покалывание от его силы и аромат летней грозы. Он полностью себя изолировал, сдерживая железной волей, прежде чем одним шагом преодолеть разделявшее нас расстояние. По моей спине пробежала горячая дрожь. Он обещал мне награду.

– Сосредоточься на своих стенах! – предупредил Люциан низким голосом. Все связи между нами были заблокированы. Он не мог прочесть мои мысли, а я не знала, что он чувствовал. Наверное, так даже лучше, ведь иначе мы бы уже набросились друг на друга. И тем не менее он так порывисто притянул меня к себе, что это почти пугало.

Люциан нежно приподнял мой подбородок. От одного этого невесомого движения я затрепетала. Потом тяжело сглотнула и постаралась добросовестно следить за щитом. Чем ближе придвигались ко мне его губы, тем безнадежнее становилась эта борьба. Он поцеловал меня. Робко, словно не доверял самому себе. Царила абсолютная тишина. Единственным, что я слышала, был собственный пульс, колотящийся у меня в ушах. Руки искали опору и наши ее на теплой груди Люциана. Он простонал, и на долю мгновения ко мне потекли его любовь и страсть. После этого он вновь совладал с собой. И все-таки – не разрывая поцелуя – Люциан обхватил мои запястья и мягко отстранил их от себя. Я хотела запротестовать, но нервные окончания еще подрагивали от краткого всплеска его магии. Мне было уже неизвестно, где я находилась и почему все должно было быть так сложно. Все во мне кричало, требуя сдаться ему и забыть то, о чем я уже и так не могла вспомнить. Я безуспешно пыталась высвободить свои запястья, но Люциан был непреклонен. Он завел мне руки за спину и лишил возможности двигаться. У меня перед глазами вспыхивали яркие звезды. Во всем ощущался привкус силы. Пол затрясся.

«Люциан? – еле выговорила я. Я не хотела, чтобы он останавливался, но последняя капля разума отчаянно била тревогу. – Именно этого мы собирались избежать. Люциан, пожалуйста! Ты теряешь контроль».

Зловещий рев смешался с шумом моего скачущего сердцебиения. Комната расплывалась перед глазами, и меня охватило чувство падения.

«В этот раз это не я, малышка, – хрипло рассмеялся Люциан. – ТЫ теряешь контроль».

Что?! В ту же секунду раздался оглушительный хлопок. Разбились все окна. Меня развернуло и швырнуло на что-то мягкое. Люциан прикрывал меня своим телом, пока на нас со звоном осыпался град осколков. Это спустило меня обратно на землю. Как-то я все же сумела приструнить взбесившуюся энергию. Затем к лицу прилила кровь, а Люциан, смеясь, вытряхивал стекло из волос.

– Очень непросто вдруг управлять такой силой, да?

– Не смешно, – отрезала я.

– Нет, смешно, – забавляясь, ответил он. – Но мне нравится твоя необузданная сторона, моя очаровательная маленькая демоница. Причем «маленькая» относится лишь к росту, потому что твое могущество к этому времени стало весьма устрашающим.

За это я пихнула его в ребра. В отместку Люциан начал меня щекотать. И это было так божественно легко и непринужденно, пока нам не помешал нерешительный стук в дверь. Люциан замер, быстро прислушался, а потом уронил голову мне на плечо.

– Кто там? – тихо спросила я. Следа праймуса я не улавливала, выходит, там стоял человек.

– Лиззи, – выдал он со вздохом и оттолкнулся от кровати. – Остальные подумали, что я слетел с катушек. И подослали ее, так как знают, что ей я никогда ничего не сделаю.

Боже, все становилось только хуже. Естественно, они сообразили, что происходило. И несомненно, сделают из этого собственные умозаключения.

Где тут дырка в полу, в которую можно провалиться?

Люциан открыл дверь и впустил Лиззи, одновременно смущенную и подозрительную.

– Эмм… мне правда не хотелось вам мешать, но… в общем… – Она указала на разбитые окна и передернула плечами. – Некоторые сочли меня идеальным пушечным мясом.

– Ари в порядке. Я все еще в трезвом уме. А это… – По молчаливому приказу Люциана осколки взметнулись и собрались в новое безупречное стекло. – …Этого никогда и не было.

Лиззи круглыми глазами уставилась на окно и еще раз пожала плечами:

– О’кей.

А когда она хотела снова уйти, Люциан ее задержал.

– Знаешь, что. Лучше убедись сама, что с Ари все хорошо. Что-то мне подсказывает, вам есть что обсудить. – Он заговорщицки мне подмигнул, и пусть я совсем не хотела его отпускать, все равно была благодарна за эту идею.

– Помимо прочего, было бы несправедливо заставлять тебя держать ответ перед моими братьями, – добавил он и прошагал к двери. – Элиас в таких делах умеет быть очень надоедливым.

По его лицу читалось, что конкретно он думал по поводу предстоящей промывки мозгов от старшего брата. Когда он взялся за дверную ручку, у меня разыгралась паника.

«Не уходи слишком далеко», – крикнула ему я.

Люциан улыбнулся.

«Не дальше, чем на расстояние мысли».

Глава 10

Стать хозяйкой положения

 Сделать закладку на этом месте книги

Подруга воззрилась на Люциана, приподняв брови.

– Вы реально безбашенная парочка.

У меня на лице нарисовалась ухмылка. Ага, с этим не поспоришь.

Я уже хотела слезть с кровати, когда Лиззи, как раньше, плюхнулась рядом со мной. Это было довольно странно, так как в полной боевой униформе охотника и со шрамами ее образу больше подходило название «Я надеру вам задницы», чем «Пижамная вечеринка».

Лиззи взбила себе подушку и покосилась на меня из-под длинных ресниц:

– Я по тебе соскучилась, лапуля!

– А я по тебе, – вздохнула я, тоже устраиваясь по– удобнее. – Ну, хорошо, теперь расскажи мне, что я пропустила из-за своей преждевременной кончины!

Радость Лиззи сразу растаяла.

– Хочешь знать, что произошло между мной и Тоби, не так ли? – тихо проговорила она.

Как раз это я узнать и хотела, но прекрасно понимала, что затронула очень деликатную тему. Потому не оставалось иного выхода, кроме как начать ее с максимально существенных и прямых вопросов.

– Вы порвали отношения до того, как он переметнулся, или это и стало причиной разрыва?

– Тут так точно не скажешь. Скорее, все произошло параллельно. – Лиззи запнулась. С каждым словом она как будто чувствовала нарастающий дискомфорт. – Пожалуйста, не принуждай меня тебе это пересказывать. Я… не могу.

Ой, это очень-очень плохо. Моя подружка – не тот человек, который держит проблемы в себе. Ей нужно с кем-то поделиться. Обычно нужно. Но она изменилась. Или просто была не готова снова открыться. Обе теории меня расстраивали. Но, несмотря ни на что, Лиззи заслужила всю возможную поддержку, которую только могла получить. А если это означало, что мне придется попридержать свое любопытство, то так тому и быть.

– Ты же знаешь, одно твое слово, и я найду этого засранца и с превеликим удовольствием прочитаю ему нотацию.

Огромные глаза Лиззи растроганно заблестели, однако она покачала головой.

– Нет, лучше я сама это сделаю, если до такого дойдет.

Прозвучало неубедительно, что насторожило меня еще сильнее. Вероятно, она не просто его не забыла, а до сих пор любила. Что лишь намного все усложняло.

– Ладно. – Я улыбнулась ей уголком рта, давая знак, что сдалась. – Еще что-нибудь, о чем мне стоит узнать?

Лиззи стало заметно легче. Она пожевала нижнюю губу, а потом закатала рукав и обнажила несколько печатей.

– Я теперь охотница.

– Расскажи что-нибудь, чего я не знаю, – усмехнулась я. – Восхититься твоими навыками мне уже довелось.

– Однажды на тренировке я даже разбила нос Райану. Он, правда, все равно победил, но ты же помнишь: маленькими шагами.

Да, я понимала, о чем она. В конце концов этот совет часто выручал и меня саму.

– Ах, и не говори ему, – продолжала Лиззи, – но я привыкла к Белу. Он все еще козел, но довольно-таки милый. – При этом она послала мне широкую улыбку. Если Бел об этом услышит, то надуется и начнет планировать что-то злобное, просто чтобы восстановить свою репутацию.

– Когда ты умерла, он перехватил силу Люциана. В противном случае весь ледник растаял бы и затопил половину Гренландии. Кроме этого, после уничтожения Патрии он позаботился о том, чтобы цунами, вызванные землетрясениями, не достигли материков. Довольно героические поступки для дьявола, тебе так не кажется?

Вот сейчас я лишилась дара речи. Конечно, я видела, как храбро Белиал противостоял Люциану в Патрии. Но это уже совсем другой калибр. Особенно с учетом того, что на этих людей Белу было наплевать. Он спас их ради Люциана. А это, в свою очередь, он сделал ради меня.

Я задолжала ему благодарность. Больше, чем благодарность.

Охнув, Лиззи скатилась с кровати. Она высмотрела огромный платяной шкаф, который теперь словно по волшебству ее притягивал. Я улыбнулась. Как здорово, что в ней хоть что-то осталось от моей старой подруги.

– Ну-ка, глянем, не найдется ли тут для тебя чего-нибудь симпатичного, – сказала она, потянув на себя дверцу. – Не можешь же ты целый день разгуливать в этой коже.

– Это творение Бела, – оправдывалась я, а охотница закатила глаза.

– Так и думала. – Она сунула голову в шкаф. Почти моментально оттуда начали одна за другой вылетать разные шмотки. – Тогда тем более нужно срочно тебя переодеть.

Что правда, то правда. Меня куда сильнее удивляло, как иллюзия Бела пережила встречу с Люцианом. А я определенно не горела желанием неожиданно вновь оказаться в перепачканном халате «Омеги».

Это напомнило о том, что иллюзией была не только одежда. Черт, в реальности я до сих пор измазана в крови и соли. Оставив на Лиззи подбор одежды, я предпочла быстро принять душ. А выбравшись из феноменальной ванны и завернувшись в пушистые полотенца, застала подругу перед зеркалом примеряющей соломенные шляпки.

– Чьи это вещи? – весело полюбопытствовала она. – Они совершенно точно дорогие.

– Даже знать не хочу, – лениво ответила я. В итоге оказалось бы, что это гардероб какой-нибудь из любовниц Немидеса или еще хуже: девушек Люциана. Или самое худшее: Мирабель.

Между прочим, что стало с этой интриганкой?

– А, кстати, пока не забыла: Гидди и Мел встречаются.

От удивления у меня открылся рот.

– ЧТО?! Как это вообще случилось?

Лиззи, посмеиваясь, завалилась на кровать и махнула рукой на парочку предметов одежды, которые, видимо, соответствовали критериям ее отбора. Пока я одевалась, она просвещала меня относительно свежих слухов:

– После того как Мара объявила охоту на верных Лиге праймусов, охотники постепенно стали терять свои силы. – Верно, ведь печати охотников были завязаны на энергии праймусов. Когда кто-то из них погибал от руки Мары, печати развеивались. – Мел в определенной степени заботится о выживших приверженцах Лиги. Она многих уговорила помочь Плеяде. И, ну, что я могу сказать… – Она поиграла бровями. – Гидди был ей за это весьма благодарен .

На последнем слове она изобразила пальцами в воздухе такие многозначительные кавычки, что я расхохоталась, натягивая джинсы, и чуть не потеряла равновесие. Было практически невозможно представить себе непоколебимого Гидеона в розовых очках, однако, по словам Лиззи, ее брат выполнял полную программу: включая цветы, свидания и любовные письма. Я радовалась за него от всей души.

– Есть еще какие-нибудь парочки, о существовании которых мне нужно быть в курсе? – спросила я, надев темный свитер с открытыми плечами. Лиззи только что лишний раз доказала, насколько хорошо она меня знала. Выбранный ею наряд был безупречно модным, удобным и вполне претенциозным, чтобы предстать в нем перед хозяевами бретонского замка. Я собиралась собрать влажные волосы в пучок, когда заметила, что подруга закусила губу. О-оу, ничего хорошего не жди.

– Лиззи?..

– Кхм… – замешкавшись, начала она, – возможно, между твоей мамой и Грэмом что-то есть.

Вау…

О’кей.

Вау.

Думаю, чего-то в этом духе я и опасалась.

– Поначалу все было хуже некуда. Твоя мама превратилась в ледяную статую. Решила посещать тренировки по боевым искусствам и дралась так отчаянно, как будто хотела собственнолично уничтожить тех, кто тебя убил. Первое время это еще казалось мне хорошей идеей, потому что так она, по крайней мере, была чем-то занята. Но чем дальше, тем радикальнее она становилась. А после ее попытки убить Мел до нас дошло, что она винит всех праймусов. На тот момент Грэм уже прибыл в лицей, и у нас… возникла куча собственных неприятностей. А они с Грэмом поняли друг друга с полуслова.

Ясно, Лиззи упрекала себя в том, что не присматривала за моей матерью получше. Но я так не думала. Если мама что-то вбила себе в голову, то уже никто не сможет это оттуда выбить. Я со вздохом присела около подруги.

– Что-то мне явно не везет в плане отцов, отчимов и свекров, да?

Лиззи слегка улыбнулась.

– Если взглянуть на это под таким углом, Грэма даже можно считать прогрессом.

Я засмеялась. Да уж, наверно, можно.

Затем подруга вдруг резко посерьезнела.

– Как это было? – выдавила она. – Умирать?

Она взглядом выискивала на моем лице признак того, что тема оказалась бы для меня чересчур болезненной. Но ничего не нашла, так как я сама не знала, что думала по этому поводу. Смерть сама по себе не была проблемой. Лишь прощание.

Я выложила Лиззи всё… о том моменте, в который поняла, что мне придется покинуть Люциана, о пустоте, тьме, кафельной плитке и обо всем, что пережила в дальнейшем.

– Твоя душа стремится обратно к тебе? – в ужасе переспросила Лиззи.

Я пожала плечами.

– Очевидно, да.

– И Люциану больно, когда ты до него дотрагиваешься?! Да какая садистка-судьба изобрела такую дрянь?

– Он старается это скрывать, но я чувствую ее… боль. – Даже перед тем, как мы поцеловались она была там – погребена под его стенами, волей, любовью, но, невзирая ни на что – она постоянно с ним.

– Боишься, что рано или поздно он больше не сможет это выносить? – задала вопрос Лиззи. – Потому что… Люциан прошел бы через ад, чтобы быть с тобой.

– Вот это-то меня и пугает, – беспомощно ответила я. – Я не хочу, чтобы он проходил через ад.

Охотница решительно сжала мои плечи и сделала строгое лицо.

– Только посмей сейчас учудить какую-нибудь фигню и расстаться с ним только потому, что тебе кажется, будто рядом с тобой он страдает.

Таких мыслей я себе не позволяла, но вынуждена была признать, что они действительно дремали где-то глубоко во мне.

Лиззи встряхнула меня и угрожающе прищурилась.

– Я тебя побью, если ты так поступишь! Даже если потом мы меня поджаришь.

Потихоньку я чувствовала, как улыбка вытесняла унылое настроение. Мне поистине досталась лучшая из подруг. И я боготворила ее за то, что она была такой.

– Без паники, я не планирую расставаться с Люцианом, – заверила ее я. – Не говоря уже о том, что никогда тебя не поджарю – что бы ты ни натворила. Никогда!

Мнительность, промелькнувшая у нее на лице, неприятно кольнула. Но вряд ли я имела право жаловаться… не после того, как недавно из-за меня взорвалось полкомнаты. Я еще и близко не начала понимать свое новое воплощение. Кроме того, за первые двадцать четыре часа пребывания в этой форме от моей руки уже погибло четыре праймуса, двое из которых являлись брахионами. Делало ли это меня опасной? Без понятия. Во всяком случае, нельзя обижаться на подругу из-за того, что она во мне сомневалась.

Лиззи ткнула меня локтем в бок.

– Пойдем! Остальные наверняка уже нас заждались.

Я кивнула. Часов тут нигде не висело, но и так чувствовалось, что парой этажей ниже вся возможная энергия уже сосредоточилась в одном месте.

– Но давай как-нибудь это повторим!

Подруга вдруг обняла меня.

– Как по мне, хоть каждый день! С пиццей. Или мороженым. Эй, мы могли бы опять заставить Элиаса весь вечер смотреть с нами девчачье кино!

Хихикая, мы шли по замку, выдумывая все больше идей, как отпраздновать нашу дружбу. И пусть нам обеим известно, что, по всей видимости, ни одна из них никогда не осуществится, было невероятно классно просто об этом болтать.


* * *

Прислушиваясь к своему чутью, я спустилась на первый этаж. Там располагался своего рода парадный рыцарский зал с видом на внутренний двор. Райан и Гидеон тоже уже пришли и обсуждали что-то в дальнем углу с Элиасом и Викториусом. За длинным деревянным столом с кофе и выпечкой я обнаружила Алексиана и Константина. Братья сидели на приличном расстоянии и, похоже, старательно друг друга игнорировали. Между ними сгорбился растерянный Брендон. При виде своего бывшего я подавила стон, хоть и знала, с какой целью Гидеон привел его на это совещание. Брендон был одним из критических голосов среди охотников. Его мнение будет иметь решающее значение, если мы хотели сохранить единство в Плеяде.

Люциан и Бел, напротив, стояли у окна и подняли головы, когда мы с Лиззи переступили порог зала. Дверь сама собой захлопнулась за нашими спинами. В тот же миг меня коснулась волна любви. Специально для меня Люциан оставил крошечный зазор в своей защите.

– Начинаем, – объявил он.

Бел сразу начал чертить в воздухе светящиеся линии. Вскоре после этого лучи черного света слились воедино и беззвучно взорвались. Оттуда шагнул праймус в карминово-красном пальто до пят. Рукава и воротник оторочены мехом, что напомнило мне о царской эпохе. Этого праймуса я не видела ни разу в жизни. И все-таки он казался на удивление знакомым.

Лиззи ущипнула меня за руку. Выглядела она так, будто одновременно прикусила язык и пыталась спрятать улыбку. С таким лицом она всегда сплетничала. Ну и что тут, простите, творилось?

Вновь прибывший изучил обстановку, а потом заметил меня и плавными шагами направился в мою сторону. Фигура у него была довольно привлекательная. Его тело, вероятно, рожденное где-то в Индии, вне всяческих сомнений, могло бы стать успешной моделью. Тем не менее я сосредоточилась на его энергетическом следе: потрескивающий пергамент и зажженные свечи.

Не мог же это быть…

– Рамадон?

Пока я старалась вернуть себе самообладание, сила хрониста вцепилась в мой разум. Машинально я сделала то, чему не так давно научилась у Люциана, и возвела стену. Ни красивой, ни стабильной она не была, зато послужила четким ультиматумом: моя голова принадлежит только мне.

– Если в последний раз я разрешила тебе прочесть мои мысли, это еще не значит, что ты получил туда безлимитный проездной, – заявила я хронисту и его новой оболочке.

Рамадон моргнул. Один раз. Второй.

– Прошу прощения, Ариана, если задел тебя. Однако теперь ты существуешь в другой жизненной форме. Данные мной клятвы развеялись вместе с твоей человеческой гибелью.

– Самая тупая отговорка, которую я когда-либо слышала, – припечатала его я. – Я же не обращаюсь с тобой иначе, так как ты теперь используешь тело не египетского паренька, а звезды Болливуда.

Летописец раздраженно склонил голову набок. Судя по всему, он не понимал, к чему я вела.

А мне было ровным счетом наплевать. Рамадон упал в моих глазах, с тех пор как после исчезновения Люциана мои отчаянные крики о помощи оставили его равнодушным.

– Ни одно из моих высказываний никогда не являлось тупым , – констатировал он. – Меня всего лишь интересует твое перевоплощение.

– Рада за тебя, – приторным тоном ответила я и повернулась к присутствующим. – Начнем?

Тот факт, что я просто оставила хрониста и пошла искать себе место за столом, вызвал всеобщее веселье. По причинам, в которых я еще не до конца разобралась, ему больше не выказывали такого безграничного почтения, как прежде. Возможно, это связано с тем, что он больше не был самым могущественным праймусом в комнате.

Как только все расселись, входная дверь распахнулась. С высокомерным выражением лица и в сшитом на заказ костюме пожаловал Немидес.

– Вы что, собирались начать без меня?

Алексиан закатил глаза.

– Ну естественно…

Не обратив внимания на неуважительное поведение сына, Немидес устремился к свободному месту.

– При проведении подобных собраний в моем доме традиция требует моего на них присутствия, – сказал он и опустился на стул. – Разве не так, Рамадон?

Прежде чем хронист открыл рот, вмешался Бел.

– Традиция требует присутствия хозяина дома, а это больше не ты. Теперь Люциан сильнейший праймус в семействе Анку. Следовательно, мы его  гости. – Он демонстративно поклонился и на глазах у Немидеса взял себе кофе и печенье. – Кроме того, никого здесь не волнует твое присутствие.

Я обеспокоенно взглянула на Люциана. Он казался напряженным. Мне очень хотелось мысленно заговорить с ним, но я знала, что как Бел, так и Рамадон могли нас подслушать.

– Предпочитаешь, чтобы я уважал традиции, отец? – холодно спросил Люциан. – Как пожелаешь. – Он медленно встал. Язык тела не оставлял сомнений, что брахион не потерпит никаких возражений. – С давних времен в замке Анку вопросы приема гостей решала хозяйка дома. Давайте придерживаться этого замечательного обычая.

В то мгновение, когда до меня дошел смысл сказанного, взгляды всех собравшихся обратились ко мне. Реакция варьировалась от злорадства до полного шока. Второе в значительной степени выражало как раз то, что отражалось и на моем лице.

С дальнего конца стола раздалось гневное шипение.


убрать рекламу






– Я закрыл глаза на твою любовницу, – процедил Немидес, делая особый акцент на последнее слово. – Но эта человеческая потаскушка никогда  не станет хозяйкой в моем доме!

Люциан шумно вздохнул. Ему точно было известно, что отец намеренно провоцировал его, чтобы продемонстрировать всем безумие сына. К сожалению, этот план явно работал. У меня едва не лопнул позвоночник, когда по залу пронеслась темная гроза над штормовым морем. Несколько взволнованных пар глаз тотчас метнулись ко мне.

– Эта человеческая потаскушка, – тихо прорычал Люциан, – моя пара, и ты будешь проявлять к ней должное уважение! – Во взгляде праймуса сменяли друг друга черные блики и яркие белые всполохи. Каменный пол задрожал. Несмотря на это, Немидес и бровью не повел. Он тоже поднялся и со злобной ухмылкой бросил сыну:

– Докажи!

Это смело в сторону мой первоначальный шок и заменило его паникой. Во-первых, Люциан снова старался восстановить контроль, во-вторых, у нас не было доказательств связи, потому что я продолжала носить на спине свой личный знак, а не Люциана. Немидес догадывался? Или знал? В любом случае этот тупик завел брахиона еще сильнее.

«Успокойся! Это именно то, чего он добивается», – попыталась пробиться к Люциану я, но все предостережения просто-напросто от него отскакивали. Я ощутила, как он ворвался в подсознание Немидеса, и следующее оскорбление неминуемо повлекло бы за собой его смерть. В помещении затрепетала энергия многочисленных праймусов. Бел застыл с напряженно выпрямленной спиной. Элиас вскочил. Все понимали, во что это выльется.

Необходимо что-то предпринять. Как назло, на ум приходил лишь один выход, и в то, что у меня получится, верилось с трудом.

Через крохотное окошко, созданное для меня Люцианом, я впитала в себя столько силы, сколько смогла. Затем выпустила собственную силу и передала ей бразды правления. Впервые я делала это осознанно. Она развернулась, словно крылья, заполнила собой зал и протолкнулась сквозь стены. Я чувствовала присутствие других праймусов, сверкающие души людей и каждое заклинание, защищавшее крепость. Но ничто из этого не имело значения, так как никто – даже Бел или Рамадон – не смогли бы меня остановить. Я заглушила тоненький голосок в голове, предупреждавший меня о чрезмерной гордыне, умышленно его проигнорировала. Для этого открывшийся передо мной потенциал был просто слишком огромен. Сами по себе материализовались ациамы. Изначально все задумывалось как отвлекающий маневр, чтобы вывести Люциана из туннеля, в который его затянуло, но теперь я хотела заставить Немидеса заплатить за свою коварную игру. С мрачным бесстрашием я дернулась вперед. Но не успела и глазом моргнуть, как вновь оказалась отброшенной на стул. Летний шторм окружил меня, сковал мою силу и загнал ее обратно. Когда я опять обрела способность ясно мыслить, надо мной нависало лицо Люциана. Строгое выражение лица, говорящее: «Никогда так больше не делай», внесло свой вклад в мое чувство стыда. Божечки! Ничего удивительного, что праймусов считали надменными, заносчивыми и властными. Из-за такого могущества очень легко забыть, что правильно, а что – нет. Сейчас – в первый раз испытав это на своем опыте – я была по-настоящему поражена, почему по улицам не бегала толпа демонов-эгоманьяков.

«Это была реально глупая идея!» – обругал меня Люциан.

Я упрямо пожала плечами.

«Сработало же?»

«А если бы нет, малышка?»

Решительно, как никогда, я ответила на его укоряющий взгляд.

«Я больше не оставлю тебя одного, даже если это значит, что придется последовать за тобой в пропасть безумия».

Мои слова хлестнули Люциана, как пощечина. Он выглядел ошеломленным и молниеносно поднял свои стены. Видимо, поставить на кон собственный рассудок – это одно дело, а вот разделить ответственность за мой – совсем другое.

Глава 11

Сделки – хорошо, а слабости – еще лучше

 Сделать закладку на этом месте книги

– Полагаю, это было достаточное подтверждение их связи, – усмехнулся Бел, подхватил свою чашку с кофе и опрокинул в нее чуть ли не полсахарницы. – Без обид, но можно мы уже продолжим? Мой график и так забит под завязку.

Пока он громко размешивал сахар, я оглядела ряд обескураженных лиц. Мое небольшое отвлечение подействовало куда лучше, чем планировалось.

– Так это и есть женщина, которая якобы помогает моему сыну не сойти с ума? – едко поинтересовался Немидес.

Ох! С каким удовольствием я бы схватила этого бритоголового типа за бороду и зашвырнула в Атлантический океан.

«Ни в чем себе не отказывай», – прокомментировал Люциан мои садистские фантазии, вызвав у меня улыбку.

«Ну, не знаю. Теперь я по меньшей мере уже «женщина», а не «человеческая потаскушка». Кажется, я понемногу иду к успеху».

– Это женщина, которая только что спасла тебе жизнь, – вслух произнес Люциан, занимая место рядом со мной. – И которая решит, останешься ли ты здесь.

Верно. Было же что-то еще.

Поймав взгляд Немидеса, я с суровым видом ненадолго его удержала.

– Его знания о Маре могут принести нам пользу. Поэтому мое личное мнение не играет роли, – вынесла я свой вердикт. – Он может остаться. Как минимум, пока не ведет себя как козел.

– Слушайте, слушайте! – пробасил Алексиан и согласно постучал по столу.

– С этим я могу смириться, – заключил Белиал и сделал большой глоток переслащенного кофе.

Люциан кивнул.

– Решено.

Элиас беспрепятственно и с явным облегчением взял слово:

– Мы собрались, чтобы придумать, как остановить Мару. Если кто-то против, он волен встать и уйти.

Пару секунд он смотрел на присутствующих. Никто не пошевелился, после чего командир гвардии продолжил.

– Хорошо. В данный момент Мара охотится за выжившими членами Совета. Она намерена отомстить за то, что с ней сделали. – Хотя Элиас не стал при этом смотреть на отца, все мы были в курсе, чья это вина. – Нам неизвестно, где она находится. Ее след надежно скрывают. А число приспешников растет с каждым днем. Она уже перетянула на свою сторону наиболее крупные колдовские кланы, и всё больше праймусов клянутся ей в верности.

– Да, потому что не хотят сдохнуть, – хмыкнул Алексиан.

– По факту Мара убила уже почти сотню наших, – дальше рассказывал Элиас. – Еще столько же пропали. Благодаря Тристану она также обладает доступом к сетям «Омеги». Исходя из этого, мы будем противостоять армии примерно из десяти тысяч ведьм и двух тысяч праймусов.

От такого числа у меня пошел мороз по коже. Как нам вообще справиться с таким превосходством?

– А что с брахионами? – осведомился Алексиан, которого не было при пробуждении Мары, а соответственно, подробностей он не знал. То же самое можно сказать и обо мне, но по другой причине.

На этот раз ответил Гидеон.

– Те, кто присягнул королеве ведьм, сожгли сердца других. Нам никого не удалось спасти.

– Их оставалось двадцать пять, – подытожил Люциан. – Двоих вчера уничтожила Ари.

– А мы не можем просто сделать себе еще парочку брахионов? Как тогда с Фионой? – предложил Райан.

– Для этого понадобятся ведьмы, которые отдали бы свои тела, – возразил Гидеон. – А они, к несчастью, почти все поддерживают Мару.

– Так и есть, – вздохнул Элиас. – Мои парни сейчас пытаются разыскать их убежища. И тут самый горячий след – это вампиры. Так как этих существ настолько много, можно предположить, что Мара разводила их еще до своего пленения. Такое количество сложно спрятать, тем более что вампиры не славятся интеллектом. Кто-нибудь что-нибудь да видел или сообщал об инциденте.

– Все это, конечно, хорошо и прекрасно, – перебил брата Константин. Черноволосый праймус, которого Райан так точно окрестил «Снеггом-младшим», в отличие от Алексиана, казался удивительно вовлеченным. – Но обнаружение Мары мало чем нам поможет, если мы так и не узнаем, как ее победить.

И в этом он был совершенно прав. Наша истинная проблема заключалась в том, что существовал лишь один способ остановить королеву ведьм. И этот способ внушал мне гораздо больше страха, чем величина ее войска.

– Мару предоставьте мне. – Слова Люциана прозвучали очень тихо. Тем не менее они без труда разрезали тишину и мое сердце. – Ваша задача – снять с моего хвоста ее слуг.

– Когда ты убьешь Мару, Тимеон сожжет твое сердце, – безапелляционно заявил Рамадон, озвучив то, о чем я даже думать боялась. Если Люциан убьет Мару, я вновь его потеряю.

– Этого не будет! – уверенно сказала я, отчаянно цепляясь за фразу, которая притом должна была стать предупреждением Люциану. Если он действительно задумал нечто настолько сумасшедшее, то понадобится что-нибудь помощнее его новой силы, чтобы снова меня утихомирить.

Кто-то прищелкнул языком. Брендон. До сих пор он вел себя так незаметно, что я чуть о нем не забыла.

– Собираешься выдвинуть свою кандидатуру, Ари? – устало спросил он. Что бы он ни пережил за последние несколько недель, это его определенно измотало. – Я навряд ли поверю, что ты справишься с силой Мары, когда сейчас уже перегружена своей собственной.

– Никто собой не пожертвует! – рявкнул Люциан угрожающим тоном.

– Хочешь сказать, кроме парочки идиотов-охотников, которым не повезло родиться смертными, – язвительно парировал Брендон. – Каждый из нас жизнь бы отдал, лишь бы положить конец этому ночному кошмару. А к вам это относится?

Я сглотнула. Бредон прав. Разумеется, я не хотела умирать или терять Люциана, но как мы могли требовать от других чего-то, на что не готовы были пойти сами?

– С радостью повторю еще раз, персонально для тебя: я  позабочусь о Маре. – Люциан буквально пригвоздил моего бывшего взглядом. – Кроме того, буду тебе весьма признателен, если ты прекратишь мысленно раздевать мою пару.

У многих мгновенно приподнялись брови. Брендон густо покраснел. От ярости или от стыда, трудно сказать.

– Эмм… – Бел поднял руку, как в школе, но не стал дожидаться, пока его спросят. – Вынужден уточнить один момент… и я сейчас не о личной предыстории Ари с этой ошибкой при создании человека. Я имею в виду, что если уж собираюсь рисковать своей сущностью на поле боя эпического масштаба, то хотел бы знать заранее , что конкретно ты задумал, Люциан.

– В этом я с ним согласен, – рассудительно сообщил Рамадон, принюхиваясь к кружке кофе, которую ему только что налил Викториус.

Мне было видно, как у Люциана побелели костяшки пальцев от того, как сильно он вцепился в свой стул. Похоже, ему не нравилась идея распространяться на эту тему здесь и сейчас, а я не могла отделаться от ощущения, что причина этого – во мне.

– Существует лишь один вариант, как можно убить брахиона и одновременно сжечь его сущность, – выдал он наконец.

Райан открыл рот, в результате чего оттуда выпала половинка песочного пирожного, которую он только что откусил.

– Ты в курсе, где сердце Мары?

Люциан проигнорировал крошки и кивнул.

– Тристан даровал его ей сразу после воскрешения. Она велела вживить его ей обратно.

Что?! Но ведь это означало…

Константин облек в слова мои испуганные мысли:

– Ты хочешь вырезать его у нее из груди и сжечь?

– Шанс, что у тебя получится это сделать, меньше, чем выиграть в лотерею, – отрезал Бел, хотя это уже и так все понимали.

В ответ Люциан повел плечами.

– А если ты не сможешь?

– Тогда найду другой путь. – От того, каким голосом он это произнес, у меня сжалось горло. Больше всего мне хотелось вытащить его из зала и вызвать на откровенный разговор. Единственное, почему я так не поступила, – это внезапное осознание, что ни одна из его последних существенных реплик не была сказана всерьез. Он что-то скрывал… и так мастерски, что даже его отец не замечал подвоха. Ладно, последнее, скорее всего, потому, что Немидес слишком зациклился на своем высокомерии.

– Как же вы наивны, – в итоге сказал он. – Вы в самом деле считаете, что Мара так легко даст себя найти и вырезать сердце из груди? Она дотошна, гениальна и всегда проинформирована обо всем. Поверьте мне, ей уже наверняка давно известно об Ари, нашем замке и вашем маленьком союзе. Из-за этого в ее глазах Люциан из риска превратился в реальную опасность. Высока вероятность, что в данный момент она уже ищет решение, как раз и навсегда убрать Люциана с дороги.

Во мне горела неприязнь ко всему, что сходило с уст Немидеса. Но, помимо этого, я понимала, что он прав, а именно по этой причине я и позволила ему остаться.

– Я думал, она не может убить Люциана и сама не чокнуться, – пробубнил Райан, скорее, говоря с самим собой, а не с нами.

Немидес холодно улыбнулся.

– Смерть – не всегда лучшее средство, не так ли, Люциан?

Не различить укоризненный намек на самого себя и наказание, наложенное сыном, было просто невозможно, но никто уже не обращал на него внимания. Вместо этого все по очереди начали изобретать коварные идеи на тему «Как бы я на месте Мары избавился от Люциана».

– Сделка, – предложил Алексиан, в котором, по-видимому, вновь пробудился интерес. – Более заманчивая, чем в прошлый раз.

– Сделки – хорошо, а слабости – еще лучше, – проговорил Константин, наклонив голову в мою сторону. – Я бы на месте Мары нацелился на Ари.

– Как насчет предложений, которые мы еще не рассматривали? – Бел почти по-отечески улыбнулся обоим. – Ари в опасности, как и вы. Или почему еще, по вашему мнению, Люциан привел сюда и вас тоже?

Алексиан, Константин и Элиас оторопело уставились сначала на дьявола, а потом на Люциана. Создавалось впечатление, будто им не верилось, что для брата они так важны. Я же, наоборот, была в состоянии думать лишь об одном. О том, что оставила маму в лицее совсем беззащитной.

«Твоя мама тоже на пути сюда, – успокоил Люциан, который, благодаря позабытым мной стенам, все еще слышал, что творилось у меня в голове. – А также мать Лиззи и семьи всех остальных».

Почувствовав облегчение, я набрала воздуха в легкие и хотела поблагодарить, как вдруг заговорил Викториус.

– Как ни крути, цыплятки мои, а мне не кажется, что Мара станет утруждаться сделками или рычагами давления. – Он провел рукой по волосам, подергал за манжеты рубашки, проявляя непривычную нервозность. – В конце концов, она не может полагаться на душевное состояние Люциана и не уверена, долго ли эти рычаги будут действовать. Если наша противная королевка хочет стопроцентной гарантии, ей придется вывести Люциана из игры.

– Это, – произнес Рамадон с одной из редких улыбок, – потрясающе верно. – У Викториуса порозовели щеки, а я уловила, что Лиззи подавала мне какие-то сигналы. Она опять состроила «то самое» лицо для сплетен и прикрылась ладонью, чтобы остальные сидящие за столом не увидели ее подпрыгивающие брови. Прежде чем я успела сделать из этого какие-нибудь выводы, слово вновь взял Немидес.

– Так и есть. Мара найдет решение, чтобы убить Люциана. Прежде риск для нее был слишком высок. Теперь же у нее просто не будет выбора, – пояснил он, демонстративно указывая на меня пальцем. – А бонусом ей станет то, что с Люцианом падут и Патрия, и Тихий омут.

Элиас издал стон и сдавил пальцами переносицу.

– Где торчат две сотни ее ближайших друзей и соратников, плененных вместе с ней.

Двести людей Мары были арестованы вместе с ней?! Я бы, конечно, могла возмутиться и спросить, что за негодяй отдал такой приказ, но я и так его знала. Немидес, собственной персоной.

– Пока Люциан связан с Изарой, у Мары против него нет шансов, – сказал Гидеон. – Вопрос лишь в том, есть ли возможность разделить Люциана с его душой?

И правда хороший вопрос. Если такая возможность в действительности существовала, это могло бы стать для Люциана и погибелью, и спасением.

Брат Лиззи оглянулся на Рамадона. Хронист был среди нас старейшим праймусом. Если кто-либо и обладал такими знаниями, так это он.

– Я наслышан о различных артефактах, способных отделить душу от человека. Сработают ли они в случае с праймусом, а в особенности с брахионом, судить не берусь. – Изящным жестом Рамадон погладил свой чисто выбритый подбородок болливудской суперзвезды. – Но, вероятно, есть кое-кто, кто мог бы.

– Кто? – выпалила я.

– Тимеон, – раздался короткий ответ.

Тимеон? Древнейший из древнейших? Праймус, от которого у меня по телу пробегали мурашки, стоило только о нем подумать?

Чашка Бела лопнула прямо у него в руке, а Немидес захохотал в голос.

– Вот вам и решение. – Полный злорадства, он откинулся на спинку стула, наслаждаясь разворачивающимся шоу, общей растерянностью и преимуществом своей осведомленности. – Будь я  Марой, нанес бы визит своей бывшей паре.

– Мара была парой Тимеона? – просипел Райан.

– Именно, – усмехнулся отец Люциана. – И это не Тимеон принял решение оборвать эту связь.

Боже мой! Если Мара на самом деле начнет поиски подобного артефакта, то нам необходимо ее опередить… естественно, прежде всего чтобы защитить Люциана, но вдобавок и потому, что тогда в конце всей этой истории у нас появится надежда на совместное будущее, свободное от боли.

Ножки стула, в котором сидел Люциан, заскрипели по полу, когда он поднялся.

– Элиас остается за главного.

«Пошли со мной, малышка!»

Сбитая с толку, я последовала за ним.

«Куда мы идем?»

Почему-то у меня создалось впечатление, что наше совещание еще не окончено. Как минимум, пока нельзя было с уверенностью сказать, что мы составили план…

«Мы встретимся с Тимеоном», – разъяснил Люциан. Меня тут же слегка затошнило. Жуткий древнейший определенно не был личностью, с которой я бы жаждала столкнуться снова.

Никого не спрашивая, очень энергично тут же встал и Бел, устремившись за нами. Раздраженно вздохнув, Люциан остановился и развернулся. Бел гневно смотрел на него. Люциан так же гневно смотрел в ответ. Так как по прошествии нескольких секунд дуэль взглядов все еще продолжалась, я мысленно возвела глаза к потолку. Эти телепатические беседы очень удобны, если в них участвуешь. А если тебе не настолько повезло, то они нереально быстро надоедают. За неимением лучшей альтернативы я просто начала додумывать подходящие реплики. «Я иду с вами!» – «Забудь об этом, Бел!» – «Ты уж точно не будешь мне указывать, что забывать, а что нет, мальчишка!» – «Хочешь бросить мне вызов?» – «Само собой!» – «Оставь это, Бел!» – «Нет». – «Да!» – «Нет!» – «Да!» – «Нет!» – «Да!» – «Нет!» – «Да!»

Прервал мою одноголосую озвучку Люциан, который, изогнув бровь, обернулся ко мне.

«Серьезно? Может, с Белом ты и попала в точку, но я, вообще-то, надеялся, что хотя бы меня ты считаешь более зрелым».

Широко улыбнувшись, я повела плечом.

«Эй, ну я же не нафантазировала, чтобы ты угрожал заставить его сожрать огненные шорты, если он сейчас же не закроет рот!»

Рядом с нами с кислой миной откашлялся Белиал.

«Вы же в курсе, я вас слышу, да?»

Люциан проигнорировал его и в последний раз обратился к нашему небольшому собранию.

– Бел пойдет с нами к Тимеону, – проинформировал он всех. – Я рассчитываю на то, что крепость еще будет стоять на своем месте, когда мы вернемся.

Он брал Бела?! Вот это стало для меня сюрпризом… как и для остальных. Наш дьявол был лучшим защитником для замка в отсутствие Люциана. Следовательно, Бел должен был привести очень веские аргументы, раз, несмотря на это, Люциан возьмет его с собой.

– Представитель Плеяды тоже нужен, – ответил Гидеон. – Мы не просто приложение, а полноценные партнеры. – Он махнул головой Райану, который вскочил с грозной ухмылкой и проворчал что-то вроде: «Ну, наконец-то!»

На это Люциан мало что мог возразить, хоть я и видела, что он не в восторге от участия смертного.

– «Партнерство» – очень хорошее понятие, – проговорил Люциан, глядя на своего отца и братьев. – Если у кого-то из друзей Ари хоть один волос с головы упадет, я  стану наименьшей из ваших проблем, потому что больше не буду сдерживать свою пару.

И вот оно снова, это слово. Пара. Подходящее, точное, оно чувствовалось таким правильным и все же…

Я поспешно подняла стены, закрывая мысли. Пусть я больше не ощущала Рамадона в своем подсознании, никогда не знаешь наверняка.

Люциан никак не отреагировал ни на мое отношение, ни на тревогу. Вместо этого он молча повел нас через замок и двор.

– Собираешься воспользоваться порталом? – нахмурив лоб, полюбопытствовал Бел. – Так ты знаешь, где находится Тимеон?

По его удивлению я догадалась, что старейший из праймусов явно не значился в их телефонных справочниках.

Выражение лица брахиона помрачнело. Пару мгновений он выглядел каким-то отсутствующим.

– Нет, – выговорил он в результате. – Но я знаю, где находится мое сердце.

Глава 12

Небольшое отклонение от курса

 Сделать закладку на этом месте книги

При выходе из портальной комнаты через ветхую деревянную дверь, меня моментально атаковало такое множество ощущений, что закружилась голова. Я продиралась сквозь стену жары, запахов и звуков. Воздух был пыльным и сухим, наполненным обрывками разговоров, восточной музыкой и ароматами, перемешавшимися с выхлопными газами и типичным запахом, исходящим от разгоряченного асфальта. Нас чуть не сбил перегруженный мопед, прокладывающий себе извилистый путь в толпе. Мы находились на запруженном людьми рынке среди разноцветных товаров, и все же казалось, что на это буйство красок кто-то наложил песочный фильтр. Куда ни посмотри, все старались по возможности спастись от полуденной жары с помощью солнечных зонтиков, соломенных навесов или даже деревянных поддонов и ковров. Покупатели деловито сновали от тени к тени, придирчиво изучая вещи, которых было в переизбытке, или торговались на арабском за лучшую цену. Где-то смеялись дети, а какой-то мужчина громко зазывал туристов к себе в лавку. Я чувствовала себя до странного не в своей тарелке. Резкая смена локаций, видимо, будет тем, к чему мне никогда не привыкнуть. К тому же мой свитер с открытыми плечами по многим причинам являлся неподходящим нарядом для этой широты и культуры. Бел в своем шикарном синем костюме и Райан в форме охотника тоже не очень вписывались. Последнего мне было особенно жаль, поскольку для него – в отличие от нас – сорок градусов в тени действительно имели значение.

– Огромное спасибо за предупреждение передают все, у кого работают потовые железы, – бросил татуированный охотник Люциану. Тот же был чересчур сосредоточен, чтобы вступать в перепалку с Райаном. Он взял меня за руку и целенаправленно пошел по рыночным лабиринтам, держа под контролем всё и всех. К несчастью, мне слишком быстро стало ясно почему. Наряду с совершенно человеческой суматохой от этого места просто разило магией. На каждом втором прилавке чувствовалось защитное заклятие. Светящиеся печати украшали стены домов и тенты палаток. Если я правильно их интерпретировала, они блокировали проход праймусам или уменьшали их силы. Помимо этого, в узких переулках у меня не раз возникало ощущение, что за нами недоверчиво следили несколько пар глаз. Глаз с подозрительными ободками вокруг радужек.

«Надеюсь, вы тоже это видите, – мысленно обратилась я к Люциану и Белу. – Не идем ли мы прямиком в ловушку?»

Бел недовольно поморщился.

«Вряд ли, – сказал он. – Марракеш был и остается оплотом ведьм».

Ага. Лучше не стало. И это не исключало вероятность ловушки… особенно с учетом того, что большинство ведьм сейчас работали на Мару.

«Тогда к чему все эти антидемонические печати? – не отставала я. – Они нас как будто бы ждали».

Краем глаза я заметила, что Люциан улыбнулся уголком рта.

«Печати не имеют никакого отношения к нам. Это пережитки времен, когда город пережил пару-тройку неприятных эпизодов с одним конкретным праймусом».

Он весело покосился на Бела, чья гримаса стала еще более угрюмой.

«Ай, да прекращай уже. Будто ты бы не разозлился, если бы кучка недалеких ведьм попыталась тобой управлять».

Что, простите? Все эти печати появились из-за проблем с Белом?! Он, конечно, умел обострять ситуацию, но заразить целую культуру неистребимым ужасом перед демонами – это уже размах, от которого у меня пошел мороз по коже.

На одном из перекрестков Люциан остановился. Он мягко сжал мою ладонь в знак того, что мы близки к цели.

«Постарайся не закрывать мысли от Тимеона, – предостерег меня Люциан. – Так ты его только разозлишь».

Я тяжело кивнула. Пока еще присутствия древнего не ощущалось, но я доверяла Люциану. Если он говорил, что мы уже недалеко от Тимеона, значит, так и было.

– Ну и где этот морщинистый демонический мозго-хакер? – бурчал потеющий Райан, понизив голос. – Если в ближайшее время я не найду чем заняться, то сцеплюсь с первым попавшимся ведьмаком. Их тут много бегает по округе!

– Расслабься, охотник. – Бел поправил прическу и пригладил костюм, после чего свернул налево. Похоже, теперь он понял, куда идти.

Мы прошли лавочку с громадными чанами, полными высушенных фруктов и орехов. Потом нас пытался заманить к себе продавец из сувенирного ларька. А затем… в нос внезапно ударил запах, чуждый этой местности. Заснеженные горные вершины, разрывающие море облаков. Это был не более чем намек на мощь, которую Тимеон скрывал от мира. Тем не менее у меня заколотилось сердце.

Бел замедлил шаг и замер возле крошечного кафе, перед которым стояло всего два столика и пара высоких деревянных табуретов. Ржавый зонт от солнца обеспечивал достаточно тени для сухощавой фигуры, которая невозмутимо помешивала свой черный кофе. Тимеон был одет в мятно-зеленый кафтан. Его угловатое, обветренное лицо и белоснежные волосы словно каким-то образом сливались с обстановкой. Еще при прошлой нашей встрече меня удивило, что старейший из праймусов выбрал себе оболочку, не соответствующую принятым стандартам красоты. Его тело носило следы тяжкой жизни. Руки покрылись мозолями, а отросшая щетина лишь подчеркивала впечатление диковатости.

Тимеон аккуратно отложил ложечку в сторону, после чего – не поднимая головы – взглянул на нас. От этого единственного взгляда все мои инстинкты завопили об опасности. В его серо-стальных глазах приоткрывалась вечность во всей своей жестокости.

– Я говорил тебе, что мы скоро встретимся вновь, Люциан, – тихо изрек Тимеон. Несмотря на окружавший нас посторонний шум, до нас легко долетал его голос. В нем отражались острота ледников и ширь небес. – Меня удивляет лишь твоя компания.

Древние глаза опустились на наши соединенные руки, однако потом задержались на Белиале, который вдруг захрипел и начал дрожать.

– Тебе известны мои мысли, древний, – еле выдавил он. – А мне известно твое могущество. Потому не вижу смысла возвращаться к этой теме.

Тимеон улыбнулся, и это стало чуть ли не самой жуткой вещью, что я когда-либо видела. Он указал на табуреты, стоящие рядом с ним.

– Тогда предлагаю вам присесть и самостоятельно изложить мне вашу просьбу.

Пока мы по его приглашению рассаживались за столом, из кафе вышел местный житель, балансируя с полным подносом. Он поставил джин-тоник перед Люцианом, кофе с молоком передо мной, коньяк перед Белом и большой стакан воды перед пустым четвертым местом, которое должен был занять Райан. Охотник в это время не двигался с места, глядя на Тимеона испуганным олененком.

– К тебе это тоже относится, человек, – практически дружелюбно сказал Тимеон. – В конце концов только тебе ничего от меня не нужно. Я весьма это ценю.

Помедлив, Райан приблизился. Похоже, каждый шаг давался ему с трудом, а новые капельки пота на лбу были никак не связаны с жарой.

– Просто мне еще жить не надоело, – буркнул он. Когда же парень наконец уселся, Тимеон неторопливо взял свою чашку и сделал глоток. В этот миг мне в глаза бросилась маленькая вазочка в центре стола. В ней стоял заботливо связанный букетик ромашек. Это что, мои ромашки?! Но ведь прошли месяцы!

Тимеон дал вкусу напитка растаять на языке и вздохнул.

– У меня нет предмета, который вы ищете.

Вау, а старейшина явно не собирался долго ходить вокруг да около. Разумеется, он в курсе, зачем мы здесь. Наверняка уже прочел в мыслях у каждого из нас. Хотя я уже сомневалась, что у Люциана к этому времени не хватало сил, чтобы сейчас противостоять даже Тимеону. Так или иначе, а древнейший только что без лишних разговоров фактически сообщил, что имеется способ разделить Люциана и его душу.

– Маре ты так же ответил? – прохладно поинтересовался Бел.

Старик не проявил никаких эмоций.

– Естественно.

Мне стало нехорошо. Мара уже заявлялась сюда? Выходит, все верно: она искала способ избавиться от Люциана.

– Что это за предмет? – уточнила я.

На лице Тимеона вновь появилась эта страшная улыбка. А я сразу же почувствовала его едва заметное присутствие в моей голове. В отличие от последнего раза на Тихом омуте теперь он действовал так бережно, что я могла бы и вовсе об этом не узнать. Но узнала. Лишь усилием воли я подавила инстинкт выбросить его из своего разума. Предупреждение Люциана еще вполне отчетливо звенело у меня в ушах. Вместо этого я как можно демонстративнее думала о взломщиках, грабителях и шпионах. Делая выводы из моего знакомства с Тимеоном, осмелюсь сказать, что он придерживался высоких моральных принципов. Возможно, с возрастом кое-какие элементы вежливости утратили для него важность. Но для меня – нет.

Тимеон прищурился, а у меня по позвоночнику разлилось ледяное покалывание. Понятия не имею, считать ли это намеком, что он не


убрать рекламу






оценил мое чувство юмора. А быть может, ему просто не нравилось, что кто-то счел его невежливым. В любом случае я ждала расплаты за свое поведение… но ее не последовало. Пусть Тимеон и не покинул мое сознание, но и наказывать за откровенную критику в его сторону не стал. Он просто отвернулся и сосредоточил внимание на Беле.

– Не хочешь просветить друзей по поводу этого предмета?

Температура за столом упала ниже некуда. Люциан, Райан и я обескураженно уставились на Белиала. Очевидно, он знал о предмете нашей беседы больше, чем говорил. Бел же, в свою очередь, пронзал Тимеона такими суровыми взглядами, что они откровенно давали понять, с какой радостью он сейчас причинил бы древнему праймусу физическую боль. После продолжительного напряженного молчания дьявол цыкнул языком.

– Это кинжал, который впитывает в себя душу жертвы, – прорычал он. – Давным-давно мне создал его один могущественный колдун. Но он пропал много веков назад.

– Да, у Белиала имелся собственный опыт с этим кинжалом, – ответил за него Тимеон. – И сейчас он уже какое-то время его разыскивает.

Во мне вспыхнуло разочарование, но я от него отмахнулась. С Белом разберусь позже. В данный момент важно только одно.

– Этот кинжал сработает на Люциане?

Тимеон задумчиво пригубил кофе.

– Возможно… с соответствующими побочными эффектами.

Да чтоб вас всех! Как же я ненавидела их головоломки. Почему все эти старые типы не могли просто перестать говорить загадками?!

Не успела я додумать эту мысль, как серо-стальные глаза вонзились в мой мозг.

«Преимущество загадок в том, что разгадать их дано лишь тем, кто к этому готов».

Его голос опустошил мой разум, задушил во мне обиду и заставил смириться. Я сглотнула и потупила взгляд. Тимеон, по крайней мере, остался доволен и продолжил – конечно же, не без новых загадок и или этого зловещего тона, который так ему подходил.

– Kaménæ gæ, – громко проговорил старейшина.

Камени… что?

Бел взял свой коньяк и залпом опустошил бокал.

– «Выжженая земля», – пробормотал он. – «Kaménæ gæ» переводится как «выжженная земля». Так называется кинжал, потому что он оставляет тело и дух изломанными и бесполезными.

Тимеон кивнул.

– Но Изара не обычная душа, а Люциан не человек. Его сущность и душа тесно переплетены друг с другом.

– А это значит?.. – уточнила я, так как во мне росло очень нехорошее предчувствие.

– Это значит, что кинжал разорвет мою сущность. – Люциан облек в слова мои худшие опасения. Он выглядел не удивленным, а скорее, покорившимся – как будто давно это подозревал.

Бел стукнул бокалом по столу.

– Правильно ли я предполагаю: Мара и об этом  в курсе?

Его обвинительный тон не удостоился ответа Тимеона. Они с Люцианом обменялись встревоженными взглядами.

– Твоя душа стремится назад к Ариане, не правда ли? – Старейший с любопытством склонился вперед, тем самым доказывая, что в действительности ему не удавалось получить полный доступ к мыслям Люциана. – Но ты умрешь, если отпустишь ее. Великолепно и жестоко одновременно. Но жестокость всегда была любимым инструментом судьбы.

Меня кидало то в жар, то в холод, пока я сопоставляла обрывочную информацию, полученную от Тимеона. В этом причина боли Люциана?! Его – или моя – душа разрывала его сущность всякий раз, как я оказывалась поблизости? Настолько, что он погибнет, если не сможет ее удержать?!

У Бела вырвался разочарованный рык. Кажется, его не устраивало, что Тимеон сменил тему.

– Мара об этом знает? И что произойдет с кинжалом, если он примет в себя душу Люциана? – допытывался он уже почти агрессивно.

– Да что с тобой не так? – ошарашенно прикрикнул на него Райан. – Какая, на фиг, разница, что произойдет с этим проклятым кинжалом!

В этом я была полностью с ним согласна. Кого это вообще волнует, черт возьми?! Если Люциан умрет, то мне будет все равно, пусть хоть мир рухнет!

Однако Тимеон, по-видимому, счел вопрос Белиала оправданным и решил больше не мучить блондина своим пренебрежением.

– Охранное заклятие, которое сковывает душу, плененную металлом, наверняка лопнет. Высвободившаяся энергия уничтожит всё. – Древнейший говорил так непринужденно, как будто мы тут, как обычно, болтали и пили кофе с пирогом. В то же мгновение он захватил мое подсознание и влил в него картины взрыва библейских масштабов. Этот маленький экскурс в возможное будущее длился не дольше секунды. – Если до этого дойдет, – добавил он, – я совершенно точно предпочту находиться где-нибудь далеко.

И вновь вскипел гнев, который до этого подавил старый праймус. Плевать, куда бы ни спрятался Тимеон, если Люциан правда погибнет, я найду его и заставлю за это ответить. Он сообщил Маре все, что она хотела знать, а значит, ввел мяч в игру. Все последующее – на его счету.

– Где кинжал? – ледяным голосом спросила я. Мара ни при каких обстоятельствах не должна его заполучить.

Тимеон молчал. Создавалось впечатление, словно он сражался сам с собой. Спустя несколько секунд, показавшихся мне вечностью, он вздохнул.

– Я осознаю, что разговор с моей бывшей парой повлечет за собой определенную цепочку последствий. И по этой причине я решил дождаться вас в Марракеше.

– Кинжал тут? – в ужасе прохрипела я.

– Так же, как и люди Мары, – подтвердил Тимеон. – На вашем месте я бы поспешил. Они уже нашли его и в данный момент несут к порталу.

Люциан, Райан и Бел молниеносно вскочили.

– Подождите! – закричала им я, не сводя пристального взгляда с Тимеона. Это стоило мне всей храбрости, на которую я только оказалась способна, но мое требование было важнее.

– У тебя есть еще кое-что, что принадлежит мне!

Конечно, этим я старейшину не удивила, но моя бравада его явно развеселила.

– Хочешь принести сердце Люциана с собой на битву с вашими врагами?

– Ари! – поторапливал меня Бел. Райан тоже нетерпеливо подпрыгивал на месте. Время определенно играло не в нашу пользу. Люциан кивнул им обоим, и они тут же умчались.

Тимеон, напротив, выглядел спокойствием во плоти.

– Я принес клятву! Сердце Люциана в безопасности под моим надзором.

Да, пока Люциан не потеряет контроль. Но кто будет судить, что настал тот самый момент? Кто будет судить, нельзя ли еще его спасти? Тимеон?! Право принять такое важное решение я просто не могла отдать в руки этого безучастного древнейшего.

«Я так захотел, – услышала я голос Люциана в своей голове. – Я вручил ему сердце добровольно!»

Его пальцы переплелись с моими и мягко потянули. Ненавязчивое напоминание, что у нас истекало время.

– У Люциана не было права передавать его тебе, – заявила я. – Его сердце принадлежит мне! Всегда принадлежало. – Люциан сказал это, перед тем как Немидес стер ему память.

Тимеон поднялся – как и его сила. У меня все поплыло перед глазами, потому что органы чувств больше не справлялись с его дикой мощью. Я ощущала себя голой и незначительной перед лицом бесконечности, которой противостояла.

Что-то сильнее потянуло меня за руку.

– Давай разберемся с этим в другой раз, малышка!

Но другого раза могло и не случиться, а я не смирюсь с тем, что в будущем, которое у нас еще осталось, над Люцианом постоянно будет нависать Дамоклов меч.

– Нет! – процедила я, пока Тимеон переворачивал каждую клеточку моей сущности и копался в воспоминаниях, которые ему не предназначались. Он показал мне, как тогда в моей комнате я вернула Люциану его подарок, сказав, что его сердце принадлежит только ему, а для меня важнее настоящее.

«Ты отказалась от прав на него».

Слова Тимеона выстраивались передо мной как непреодолимая стена. Моя беспомощность превратилась в слезы. Да, он прав, но вместе с тем и ошибался.

– Никакая сила в мире… не сможет поставить под сомнение… мою любовь к Люциану.

Колени подогнулись. Сильные руки поймали меня, и вдруг вновь вернулись звуки, запахи и цвета Марракеша. Впереди стоял старик. Втянув свою энергию, он безэмоционально смотрел на меня.

– Возможно, в этом есть смысл, – негромко произнес он, усаживаясь обратно и возвращаясь к своей чашке. – Клятву я не нарушу, но прислушаюсь к тебе, если однажды вынужден буду принимать подобное решение. А теперь ступайте. Мне бы не хотелось увидеть победу Мары.

Сердце до сих пор колотилось где-то под горлом. Я надеялась на большее, но добилась хотя бы самой малости, с которой могла жить. Однако времени на обдумывание, благодарность или прощание не осталось, так как Люциан уже тащил меня вперед. Мы побежали. Так быстро, что уже никто не принял бы нас за людей. Может, Люциану было все равно, а может, он прикрыл нас иллюзией. Но, в общем и целом, это не та проблема, о которой мне стоило беспокоиться. Во всем, что нам сейчас предстояло, мне нужно было положиться на Люциана.

Когда мы добрались до портала, там уже разразилось небольшое сражение. Бел блокировал дверь энергетическим щитом, но отбивался при этом сразу против пяти колдунов, старавшихся изгнать его из тела. Райана нигде не было видно.

Недолго думая, Люциан вынул свой ациам и убил ближайшего ведьмака. Оставшиеся четверо тут же отстали от Бела и бросились прочь. Очевидно, риск драться с одним  праймусом уровня Бела они сочли приемлемым, чтобы попытаться. Естественно, с нашим приходом это изменилось.

Люциан повернулся ко мне. В глазах сверкало радостное предвкушение битвы.

– Как насчет маленькой охоты на ведьм?

Я ухмыльнулась, чувствуя, как внутри просыпались инстинкты. Ответа не требовалось, да его никто и не ждал. Вскоре мы пустились в захватывающую погоню. Бел ждал рядом с порталом на случай, если ведьмаки выкинут какой-нибудь фокус. А это они умели. При любой возможности меняли внешность, чтобы слиться с толпой. Она стала для них последней защитой. Не будь здесь сотен невинных, против нас они не имели бы ни единого шанса. И несмотря ни на что мы их догоняли. В какой-то момент у колдунов не осталось иного выхода, кроме как сделать ставку на везение. Они разделились и бросились бежать в разных направлениях. Один из них уносил с собой кинжал. Но кто?

«Сконцентрируйся на энергии душ!» – подсказал Люциан. Сначала я не поняла, что он имел в виду, а потом начала различать слабую пульсацию силы – не ведьмовских чар, охранок или иллюзий. Чистая энергия, как ее излучали человеческие души, но во много раз мощнее. Это и есть цель охоты. Мне стало почти жаль того колдуна, по следу которого мы шли. Но лишь почти, потому что он был хорош: шустрый и довольно умный. Парень пользовался преимуществами печатей местных жителей, чтобы отвязаться от нас. Он скрывался в проходах, в которые мы не могли попасть, и сворачивал в извилистые переулки Старого города, словно играя в прятки. Слишком поздно до меня дошло, что он просто тянул время. Точнее, я сообразила это ровно в тот миг, когда мы вбежали в какой-то задний двор, где уже дожидались его друзья. Начерченные кровью на стенах печати вспыхнули, отчего Люциан, ахнув, упал на колени.

«Что случилось?» – взволнованно спросила я, но ответа не получила. Вместо этого один из ведьмаков обнажил медный красно-золотой кинжал и тяжелым шагом направился к скорчившемуся на земле Люциану. Призвав ациамы, я встала перед ним в оборонительную позицию, но тут ведьмака перехватил приятель.

– Нет! У нас были четкие указания!

– Нам только что представился шанс покончить со всем этим! – прошипел колдун с кинжалом. – Надо быть глупцами, чтобы им не воспользоваться!

Пока они переругивались, я отодвинула беспокойство за Люциана на задний план и перебрала доступные мне варианты. Мы угодили прямо в ловушку, и эта ловушка задумывалась специально для Люциана. То, что печати не причиняли мне никакого вреда, могло означать лишь одно. Их нарисовали его кровью. Откуда у этих ведьмаков кровь Люциана? Мысли путались. В воздухе не пахло ни костром, ни снегом, то есть Тристан в кои-то веки не был причастен. Следовательно, оставалось только одно: тут потрудился один очень особенный колдун. Тот, кто присутствовал на ритуале возвращения сил Танатосу, когда у Люциана брали кровь.

– Отдай мне кинжал, Неро! – выпалила я наугад. Попытка не пытка.

Колдун с кинжалом вздрогнул и с ненавистью вытаращился на меня.

– На этом твоя счастливая полоса заканчивается, девочка! – Иллюзия, менявшая его внешность под неприметного марокканца, рассеялась, явив миру коренастое, покрытое волосами и золотыми цепочками тело мачо Неро Адлера. Когда-то он похитил Лиззи на вечеринке в честь Хеллоуина, но Тристан вызволил его из мальтийской темницы Бела.

– А с чего это ты такой расстроенный? Полина опять тебя бросила? – насмехалась я в надежде, что удастся спровоцировать его на драку. Ведь если ведьмаки решат удрать, я не смогу их преследовать, оставив Люциана беззащитным.

Упоминание «уже не раз бывшей» жены, к сожалению, привело к прямо противоположному эффекту. Колдун-итальянец расплылся в улыбке от уха до уха. В то же время слева от меня послышался низкий мужской смех. Стоящий там колдун, надевший облик молодого араба, выступил вперед. Его фигура расплылась, становясь заурядной женщиной среднего роста, среднего возраста и средней привлекательности.

– Я не бросила своего Неро, – промурлыкала Полина своим заурядным голосом. – С тех пор как воскресла Мара, мы едины сердцем и душой!

– Чего между вами  двумя очень скоро не будет! – закончил за нее муж и покрепче обхватил медный кинжал. Я внутренне торжествовала. Значение сейчас имела лишь небольшая невзрачная вещица, излучающая постоянную пульсацию, и Неро вот-вот преподнесет мне ее на блюдечке с голубой каемочкой. По крайней мере, он хотел так сделать, пока вновь не вмешался третий ведьмак.

– Уносите отсюда чертов кинжал, – рявкнул он. – О них позабочусь я!

Кажется, Неро и Полина побаивались усатого колдуна в тюрбане и, как ни странно, собирались подчиниться его приказу. Они отступали по направлению к узкой улочке – единственному свободному пути, не считая прохода, через который пришли мы с Люцианом. Я замешкалась. Гнаться за кинжалом или остаться с Люцианом?

– Никто ни о ком не позаботится! – внезапно донеслось с той же улицы. Оттуда показался татуированный охотник с раскрасневшимся лицом и ирокезом, прокручивая в руке свой ациам. – Ну разве что вы очень хотите позаботиться обо мне. У меня как раз сейчас дрянное настроение, и мне срочно нужна пара ведьмачков, чтобы выпустить пар.

О, я готова была расцеловать Райана! Понятия не имею, как он нас отыскал, но время охотник подгадал идеально. Он тут же набросился на Полину и Неро, а колдун в тюрбане и их четвертый дружок – на меня. В мою сторону полетело зеленое пламя. Я инстинктивно защитила тело с помощью своей сущности, и языки огня действительно врезались в невидимый барьер. Чуть погодя завязался ближний бой, который сильно отличался ото всех, в которых я когда-либо участвовала. У ведьмаков не было оружия. Используя свои чары, они наколдовали светящиеся шнуры, пытаясь поймать меня ими наподобие лассо. И сражались в команде. Всякий раз, когда первый промахивался, второй рисовал в воздухе печати, заранее меня ослабляя. Все техники боя были бесполезны, так как стена зеленого огня не давала мне места, чтобы их применить. И все же я несколько раз ударила колдунов клинками, хоть и не смогла пробить полыхающую зеленую массу, которой они заслонялись. Один из шнуров опять хлестнул по мне, и тут боль насквозь пронзила мою сущность. Я вскрикнула, упала на колени. Вокруг туловища обернулась «ледяная жила». Холод беспощадно вгрызался в нервные окончания. Это было в тысячу раз хуже, чем мне запомнилось. Разумеется, ведь теперь я полноценный праймус. Ведьмак в тюрбане злобно оскалился. Оглянувшись через плечо, он чертыхнулся. А затем произошло нечто, ни что я никак не рассчитывала. Иллюзия, изменяющая его внешность, мигнула и исчезла. А под ней оказался молодой человек с каштановыми волосами и синими глазами. Самый юный из когда-либо существовавших колдунов и бывший парень Лиззи.

– Предатель! – Во мне вскипел неукротимый гнев. За считаные секунды он перекрыл боль. Сознание теперь сфокусировалось лишь на одной цели. – Ты покойник!

Я рванулась в тисках, а Тоби поднял один из выроненных мной ациамов.

– Любое другое приветствие меня бы разочаровало.

Он размахнулся и всадил нож в грудь своему ничего не подозревающему напарнику. После этого все начало происходить очень быстро. «Ледяная жила», удерживавшая меня, опала. Тоби вложил мне в руку клинок и сам же воткнул его себе в бок.

– Мара постоянно меняет местоположение своего штаба, – глухо процедил он мне, преодолевая боль. – Если узнаю что-то более конкретное, дам сигнал. Классно, что ты снова с нами. Передай Лиззи, что я ее люблю!

Пребывая в шоке, я чувствовала, как его теплая кровь струилась по моей ладони. Он рванулся назад и закричал о помощи. Вспыхнуло зеленое пламя, заорал Райан, а потом все стихло.

Глава 13

Воззвание к мести

 Сделать закладку на этом месте книги

– Пусти, – вяло проворчал Райан. – Это всего лишь царапина!

Всего лишь царапина?! Да у него, блин, внутренности видно! Пока я обеими руками надавливала на рану охотника, на какое-то время меня будто парализовало. Мы облажались. Теперь Мара обладала оружием, способным убить Люциана. Плохо, очень плохо.

– Пожалуйста, не говори, что Неро зацепил тебя этим кинжалом, похищающим души! – Райан вроде бы казался самим собой, но кто знает. Может, это какой-нибудь замедленный эффект?

– Я что, похож на новичка? – оскорбленно прохрипел он. – Помоги мне встать, и поймаем этих ведьм!

Я еле удержалась, чтобы не закатить глаза.

– Пошевелишься хоть на сантиметр, надеру тебе на задницу на следующей тренировке!

– Ничего нового, Моррисон… – буркнул Райан, но послушно остался лежать. А я подошла к печатям, обездвиживающим Люциана. Бегло их изучила. Вообще-то эти символы были задуманы, чтобы изгонять праймусов из физической оболочки. Но Люциан брахион, неразрывно связанный со своим телом. Так что вполне ясно, почему они причиняли ему такую боль.

Поскольку печати на крови просто так не смоешь, я колотила по стене до тех пор, пока не треснула штукатурка. Пришлось повторить еще два раза, прежде чем летний шторм Люциана не взвился, как торнадо. Он встал со светящимися глазами и осмотрелся. Я ощутила его волнение и как он потянулся к моим мыслям. Битва, встреча с Тоби и состояние Райана перетекли в его разум. Почти сразу же рядом соткался клубок черного света. Появился Бел, а за ним – второй черный взрыв, выпустивший Элиаса.

– Кинжал у вас? – моментально осведомился Бел.

– Нет, – кратко ответил Люциан. Его скверное настроение и с трудом сдерживаемая энергия стали для дьявола поводом повременить с претензиями. Однако это не значило, что по нему и так не было видно недовольство.

Элиас же выглядел слегка растерянным, пока Люциан телепатически не ввел его в курс дела. Взгляд командира гвардии переместился с обломков стены на мое сокрушенное лицо и наконец на кровоточащие раны охотника. Он вздохнул и молча занялся исцелением Райана.

– Видимо, кому-то надо научить Ари сражаться как настоящий праймус! – угрюмо предложил Белиал. – Эта парочка ведьм не должна была представлять для нее проблему!

– А тебя, видимо, надо научить понимать, когда лучше заткнуться, – рыкнул Люциан и притянул меня к себе.

«Такого больше никогда не повторится, – прозвучал его уверенный голос у меня в голове. – Никогда».

Я знала, что это объятие нужно ему, чтобы убедиться, что со мной все в порядке. Несерьезные травмы, которые остались от зеленого огня и «ледяной жилы» уже затягивались, но Люциан все равно направил мне столько своих эмоций, что перехватывало дух. Он боялся. Боялся меня потерять. Боялся того, что станет со мной, если он погибнет.

Не знаю, сколько мы так простояли. Для меня этого времени всегда будет мало. Рано или поздно я услышала ругань Райана и не смогла не улыбнуться.

– Да, да, нормально. Я сам могу стоять, – бубнил охотник. – Что дальше? Мы ловим тех ведьмаков или нет?

– Полагаю, это было бы не лучшей идеей, – строго проговорил Элиас. – Его раны закрыты только снаружи. Им еще нужно зажить.

– Ведьмы так или иначе уже далеко, – ответил Люциан и нехотя выпустил меня из кольца своих рук. – Я больше не чувствую кинжал. Вероятно, Тристан открыл для них портал-призму.

– Я этого не делал. – Услышав голос позади, мы дружно развернулись. – Они убежали самым примитивным способом.

В тени проулка стоял Тристан. Руки небрежно опущены в карманы брюк, всем своим видом он производил впечатление, будто просто случайно проходил мимо. Естественно, это было обманчивое впечатление.

По крошечному заднему двору прокатились волны демонической энергии. Поднялась пыль. Люциан задвинул меня за спину и приготовился нападать. Райан чертыхнулся. Элиас достал оружие. А вот Бел не стал тратить времени на пустые угрозы. Миг – и он скрутил Тристана, спиной припечатав к стене дома. Обычно такая пронзительная бирюза его глаз сменилась глубокой чернотой.

– Хиро. – Хотя говорил Белиал тихо, его слова гремели в моем сердце. – Сильван. – Праймус медленно сдавливал глотку Тристана. Тяжелый аромат граната и шоколада стал таким явственным, что меня затошнило. – Фиона. – Каждая клеточка моего тела трепетала от высвободившейся силы. – Пиппо. – Еще ни разу я не ощущала полной мощи Бела. До этого момента. – Все эти смерти на твоем счету.

– Бел… – предупреждающе начал Элиас, когда из стен посыпались первые кирпичи. Однако Белиал – дьявол – и не думал к нему прислушиваться. Его пальцы все плотнее сжимались на шее Тристана, который вообще не сопротивлялся.

– Ты не можешь просто оставаться трупом? – прошипел Бел. – Великолепно, тогда я буду убивать тебя снова и снова.

– Оставь его! – ледяным тоном велел Люциан. Удивительно, но он сохранял над собой полный контроль. Шагнув вперед, он положил руку Белу на плечо. – Тристан появился тут не без причины, и я хочу выслушать, что он скажет.

Бел отпустил Тристана и повернулся.

– Да мне плевать, что он скажет. Убийца Пиппо будет страдать. Я дал клятву.

Тристан, кашляя, схватился за горло.

– Я не убивал мальчишку, – обессиленно произнес он. – Он попал под огонь Неро. Я еще пытался его спасти, но было слишком поздно.

Полный ярости, Бел было вновь набросился на него, но Люциан его остановил. Внезапно двор наполнился запахом молнии, грома, дождя, сырой земли и солнечных лучей над штормовым морем. Люциан сверлил Тристана пылающим взглядом. А Тристан… отвечал на это упрямством, злостью, виной и смирением.

– Я не могу прочесть его мысли, – сообщил нам Люциан. – Он не блокирует меня. Похоже, скорее, на то, словно на его душе лежит тень.

– Какой мне толк тебя блокировать? – бесстрашно огрызнулся Тристан. – Я здесь, чтобы помочь вам.

Бел фыркнул, вновь сгреб его за воротник и шарахнул об стену.

– Ты  вторгся в мой дом. Ты  освободил Неро. А теперь ты отрицаешь свою вину?

– Нет, не отрицаю, – негромко проговорил Тристан.

– Тогда назови хоть одну причину, по которой я должен тебя пощадить!

Серые глаза нашли меня. Этого хватило, чтобы в животе все перевернулось. У меня имелась одна очень веская причина. Тристан забрал мое сердце. А следовательно, моя жизнь в его руках. Мне с трудом верилось, что он не выложит такой козырь. Но, судя по всему, сегодня в нем еще не возникло надобности.

– Потому что я единственный, кто достаточно близок к Маре, чтобы принести вам кинжал.

– И с чего бы тебе это делать? – подозрительно поинтересовался Элиас.

– Я… совершил ошибку.

Райан покачал головой.

– Вы же не можете реально думать о том, чтобы с ним сотрудничать? – И пусть он еще не до конца пришел в себя, решительности ему было не занимать. А как иначе? В конце концов, убийство его лучшего друга на совести Тристана. – Да у меня к нему доверия не хватит и на дальность собственного плевка. А плеваться я никогда не умел.

– Когда Мара будет побеждена, я предстану перед вашей местью, – спокойно парировал Тристан. Каким бы невозмутимым он ни выглядел снаружи, в глазах отражалась сломленная душа. – Не сопротивляясь.

Райан едко расхохотался.

– Ну и кто в это поверит!

Непонятно почему, однако презрение охотника затронуло что-то во мне. Тристан сдался нам, и я не думала, что он сделал это, чтобы внедриться в стан врага. Возможно, в памяти все еще свежи были все те эмоции, которые он показал после моего воплощения в брахиона. А чувства не лгали. Или я ошибалась? Может, я просто позволила ему мной манипулировать? Он ведь мастер по части подмены и искажения чувств.

– Ладно, – вздохнул Тристан. – Что мне сделать, чтобы завоевать ваше доверие?

Я ощутила на себе взгляд Люциана. Разумеется, он прочел мои мысли, сочувствие и сомнение. Честно говоря, я бы предпочла ими не делиться, так как осознавала, что Люциана ранит мое двоякое мнение о Тристане. Но я сыта по горло утаиванием чего-то от него. Однажды это уже чуть не привело к катастрофе.

На лице Люциана мелькнуло выражение боли, после чего он с максимальной серьезностью повернулся к Тристану.

– Скажи нам, что ты такое и как тебя убить.

От такого требования у меня по спине пробежали мурашки. Не то чтобы Тристан не заслуживал смерти. Но бесповоротность, зависшая в воздухе, сдавливала мне горло. Как много решений привело к тому, что он превратился в человека, которого все ненавидели. И не все из них он принял самостоятельно. Независимо от того, что он мне сделал, я не хотела быть той, что вынесет ему приговор.

Тристан кивнул, как будто зная, что смерть – цена, которую ему придется заплатить. Медленно и внимательно следя за тем, чтобы жест не получился угрожающим, он поднял руку. Вокруг его пальцев роились голубые искры. Плавное движение – и из них сформировался кристалл призмы.

– Я вам покажу.

Люциан ненадолго поколебался. Затем кивнул и обменялся многозначительными взглядами с Элиасом.

– Уведи Райана назад.

– Забудь, – прорычал охотник и с ненавистью уставился на Тристана. – Даже если я по пути истеку кровью! Такое я не пропущу.

С тонкой улыбкой, отражающей своеобразную смесь смирения и высокомерия, Тристан открыл портал, собираясь шагнуть в него. Люциан схватил его за плечо и толкнул в сторону Элиаса.

– Перережь ему глотку, если попытается что-то провернуть.

Его брат сурово кивнул, прежде чем Люциан первым вошел в дымку призмы. Меня немедленно охватила паника. Что, если это еще одна ловушка? Очень сложная, манипулятивная ловушка, которая бы полностью соответствовала почерку Тристана.

«Тут все в порядке», – раздался в моей голове голос Люциана. Одновременно с облегчением меня коснулся взгляд печальных серых глаз.

– После тебя, малышка , – холодно произнес Тристан, прекрасно понимая, что меня ранит его сухая насмешка. Одна моя половина захотела ударить его по лицу, не знай вторая, что Тристан провоцировал намеренно… как если бы старался сделать так, чтобы мне было проще его ненавидеть.

По другую сторону портала нас ожидало шикарное фойе с кроваво-красными коврами и резными китайскими изделиями из темного дерева.

– Где мы? – задал вопрос Райан, последним пришедший через туман призмы.

– Чайна-таун, – кратко ответил Тристан. Сбросив с себя руки Элиаса, он направился прямиком к двери, которая распахнулась сама, стоило ему приблизиться. – Вы наверняка уже обнаружили среди файлов «Омеги» различные детали экспериментов, которые они надо мной ставили, – предположил он, не дожидаясь ответа. Говоря это, Тристан повел нас по коридору, очень похожему на отель. – Харрис пытался смешать мою кровь с кровью Танатоса в надежде, что из-за этого я стану брахионом. После этого он вселял в мое тело ряд праймусов, которых убивали внутри меня. – От будничной манеры разговора, с которой он рассказывал нам все эти ужасные подробности, шел мороз по коже. И нехорошее предчувствие, поднимавшееся во мне, только усилилось, когда я сообразила, что двери этого необычного отеля сделаны из стекла. За ними находились комнаты, обставленные по высшему классу, а в центре каждой стояла огромная кровать. Во всех них лежали люди…

– Ничто из этого не превратило меня в одного из них, – продолжил Тристан, – но изменило мою личную магию. Тогда я научился воспринимать эмоции и воздействовать на них. Для вас же интересен будет момент, когда Харрис начал экспериментировать с моей душой. Больше по чистой случайности ему удалось создать связь между двумя душами. Такие связи никогда не были стабильными, если я  не был их частью.

Присмотревшись повнимательнее, я обнаружила, что в комнатах установлена разная медицинская аппаратура. Теперь обстановка приобретала сходство с какой-то частной клиникой… пациенты которой с апатичными улыбками пялились в потолок.

– Принцип напоминает то, что случилось между Ари и Танатосом, когда она сделала его человеком. Разве что тогда речь шла об одной расколотой, а не двух независимых душах.

– Великий Боже! – прошептал Райан. – Значит…

Голос его подвел. И я отлично его понимала, учитывая жуткую правду, которая нам открылась.

– Да, именно это и значит, – сказал Тристан, не моргнув и глазом. – Любая моя смерть перенаправляется на одну из душ, что вы видите здесь.

– Что за чудовище способно на такое? – ахнул Элиас.

Я ощутила, что его вопрос задел Тристана за живое. Тем не менее это отошло на второй план, поскольку Люциана трясло от ярости. В зеленых глазах ослепительно яркие искры перекликались с черными тенями. Он боролся с собой. Его чувства передались мне, но я и без них знала, что с н


убрать рекламу






им творилось. Он охотился на Тристана, бесчисленное множество раз убивал его, что на самом деле влекло за собой гибель невиновного. То, что брахион не имел обо всем этом ни малейшего понятия, он в расчет не принимал. Я бережно дотронулась до его руки, поддерживая.

Бел тоже явно готов был свернуть Тристану шею за такую бессовестную игру. Вот только лучше от этого не стало бы. Никто из них не сможет уничтожить Тристана, не убив вместе с ним всех этих людей.

– Освободи их! – потребовал Люциан с опасной нотой в голосе. Тристан самодовольно ухмыльнулся, что не снизило накала ситуации.

– Эти люди тут по своей воле.

– Они больны, – вырвалось вдруг у Элиаса. – Смертельно больны, не так ли?

Господи. Конечно! Это объясняло медицинское оборудование.

– Так и есть, – подтвердил Тристан. – У них нет ни семей, ни друзей. Я забираю их страх и… дарю немного счастья.

Люциан со злостью ударил кулаком по стене коридора, оставив в том месте огромную дыру. Это обстоятельство делало Тристана еще более неприкосновенным. Как ни крути, а нельзя было заставлять его вновь сталкивать и так обреченных на смерть бедняг с кошмаром их судеб.

– Сколько их? – резко осведомился Бел.

– Есть еще три точно таких же учреждения.

Три?! Даже если Тристан больше не привяжет к себе ни одной души, это означало, что у него останется еще минимум сорок жизней.

– Итак, вы удовлетворены? – спросил он. – Даже Мара не в курсе этой тайны.

Неожиданно Люциан кинулся к нему и схватил за грудки. Слова, которые горели у него в сердце, праймус проглотил. Но его взгляд говорил сам за себя.

– Раздобудь нам кинжал, тогда посмотрим.

Глава 14

Когда лошадь украли…

 Сделать закладку на этом месте книги

На обратном пути в замок у меня никак не получалось достучаться до Люциана. Он не прямо меня игнорировал и даже несколько раз выдавливал ради меня вымученную улыбку. И все же в его глазах до сих пор шла борьба между светом и тьмой.

К сожалению, и здесь покоя нам не дали, так как в крепости в самом разгаре была настоящая потасовка. Вероятно, это последствие того, что мы выдернули отсюда Элиаса.

– Разошлись! – проорал Гидеон. Я не могла найти его среди дерущихся. Где-то потрескивал ведьминский огонь и слабо пахло льдистыми речными порогами и немного пожаром – выходит, Алексиан и Немидес тоже участвовали в этом представлении. После того как мы протолкались через толпу разъяренных охотников, я успела увидеть, как кто-то растаскивал в стороны отца Люциана и долговязого мальчишку. Очки парня съехали набекрень. Из уголка рта стекала струйка крови и капала на футболку с Железным человеком[11]. Но это не меняло крайнего упрямства у него на лице.

– Они на нашей стороне! – взбешенно воскликнул Джимми.

Сердце у меня совершило радостный кувырок, когда я узнала гения нашей команды. Надо сказать, он еще немного вырос и выглядел более серьезным и каким-то повзрослевшим. За его спиной стояли Силин и симпатичная молодая девушка со светло-голубыми глазами. В ладонях обеих собралось зеленое пламя.

– Ведьмам здесь не рады, – процедил Немидес. Одобрительное бормотание донеслось из рядов охотников. Всего лишь пара отдельных голосов, ставших для Немидеса основанием с победоносным оскалом вырваться из хватки Алексиана. К моему изумлению, брат Люциана, сорвиголова, оказался не замешан в этом хаосе, а напротив, старался его уладить.

– Нам снова обсудить эту тему? – грозно спросил Элиас. Параллельно взвившаяся сила Люциана вынудила собравшихся зрителей расступиться и в целях безопасности освободить пространство вокруг нас.

– Силин и ее дочери здесь очень даже рады, – продолжал Элиас. – Они наши союзники. Я не требую от вас любить их, но ожидаю уважительного отношения к ним.

Видимо, этого заявления всем хватило. Толпа рассосалась. Никто не ставил под сомнение решение командира гвардии. Даже Немидес удалился без единого возражения. Я же не могла оторвать взгляда от молодой ведьмы рядом с Силин. Подкрались воспоминания о милом светловолосом мальчугане. Это сестра Пиппо? Он много рассказывал мне о ней, притом с такой любовью, восхищением и гордостью, что…

Порывистым объятием Джимми выдернул меня из омута памяти.

– Так и знал, что ты не могла умереть, – торжествовал он. – Героиня просто не может  умереть. Не может, пока все не закончится. – Он с воодушевлением подтолкнул меня ближе к Силин и ее дочери. – Кстати, это Ясмин. Одна из самых крутых ведьм, с которыми я знаком.

Сестра Пиппо залилась краской.

– Джимми преувеличивает.

– Нет, – отмахнулся он. – Рассказывать тебе об Ари нет необходимости. Если честно, я по-настоящему ей благодарен за переполох в лицее. Этот Грэм тупой идиот. Вот он обалдеет, когда поймет, что я распотрошил всю его онлайн-жизнь. – Джимми трепал языком без передышки. Что-то привело к тому, что наш гений прямо-таки расцвел, и я готова была руку отдать на отсечение, что это «что-то» звали Ясмин. – Без понятия, что в нем находит мама Ари. Кстати, о маме Ари. Когда пришел сюда, я привел ее с собой. Ну, на самом деле не я один. Анушка мне помогла.

У меня рот открылся. Мама тут?! И ее привела АНУШКА?

– Сущая мегера твоя будущая теща, – выдал Алексиан, злорадно похлопав Люциана по плечу. И добавил, обращаясь ко мне: – Этот Викториус настоял, чтобы мы не запирали ее в подвале. Очень активно настоял.

Я кивнула.

– Где она сейчас?

– В восточной башне, – на этот раз ответил Гидеон. – Рамадон лично вызвался быть при ней сторожевым псом. Угадай с трех раз почему.

От этого на лице Элиаса нарисовалась ехидная ухмылочка, а Бел тихо рассмеялся.

«Что я упускаю?» – полюбопытствовала у него я, потому что у меня возникло стойкое ощущение, что я туго соображала.

«Рамадон не просто так поменял оболочку», – забавляясь, ответил блондин.

Ага. И что дальше? Откровенно говоря, я не думала, что хронист вообще что-нибудь делал просто так.

«Сдается мне, он надеется таким образом привлечь внимание Викториуса».

Что-что?!

О. Мой. Бог.

Так вот о чем Лиззи сигнализировала мне своим непонятным поведением! Как же это мило!!!

– М-да, – прокомментировал Бел, покосившись на Джимми и Ясмин. – По всей видимости, после твоей смерти гормоны тут просто бьют ключом. – Он явно наслаждался видом покрасневших щек многих присутствующих, в том числе и Гидеона. – Ничего удивительного, что я чувствую себя словно отец-одиночка целой толпы подростков пубертатного возраста. – Со строгим выражением лица праймус развернулся ко мне. – Ари, у нас с тобой сегодня назначена тренировка.

Глухой гул прошелся по каменному основанию замка. Люциан сжал кулаки и впервые со времени нашего возвращения заговорил.

– Этого не потребуется!

– О нет, потребуется! – сухо парировал Бел. Угрожающий тон Люциана его ничуть не впечатлил. – И ты сейчас уж точно неподходящий тренер.

Толчки у нас под ногами усилились, в связи с чем Белиал наконец шумно выдохнул и взглянул на меня.

– До тех пор убедись, что твой спутник пришел в себя. Займитесь чем-нибудь приятным. Развлекитесь, но ради всего святого, не распускайте руки ниже пояса. Этого утра мне уже хватило с лихвой. Умереть во время полового акта звучит, конечно, заманчиво, – усмехнулся он, – но только если я в деле.

Пока я мечтала о дырке в полу, в которую можно провалиться, осознала, что все уже прознали о случившемся сегодня утром. Бел уже распределял дальнейшие указания. Джимми он велел искать проявления силы Мары, Силин дал задание поставить на ноги Райана и забрал с собой другую часть нашего войска, чтобы ввести их в курс дела о Тимеоне и Марракеше.

Быстрее, чем ожидалось, мы с Люцианом остались наедине. Постепенно стихало землетрясение, от которого содрогались крепостные стены.

– Он хочет как лучше. – Я попыталась внести крупицу здравого смысла.

Люциан изобразил улыбку, отстраненный взгляд блуждал по дальнему краю внутреннего двора. Я не знала, что сказать. Никакие слова не изменили бы порядка вещей, потому что были бы либо очевидны, либо неуместны. В конечном итоге я просто приникла к его груди, вдохнула его запах и закуталась в его тепло. И кажется, в этот миг что-то в Люциане надломилось.

– Я… – обессиленно пробормотал он. – «…Больше не могу, малышка».

Как же мне хотелось ему помочь. У него на плечах лежал такой груз ответственности и вины, что я бы уже сломалась, только подумав о них. А ему приходилось проживать с этим день за днем.

Бел прав. Это закончится катастрофой, если я не приму никаких мер. Вот только каких?

Во время размышлений о нас и обо всем, что мы пережили вместе, у меня начала смутно складываться одна идея.

Подняв стены вокруг своих мыслей, я схватила его за руку.

– Пошли!

Слегка сбитый с толку, Люциан последовал за мной. Ладно, я не дала ему выбора. Естественно, от меня не укрылись ни его беспокойство, ни опасения. И большинство из них возникли из-за того, что я так резко выгнала его из своего подсознания.

– И не смей сейчас выдумывать какие-нибудь сомнения в мой адрес, – выговаривала я ему в качестве профилактики. – У меня есть для тебя сюрприз, и ты не должен нахвататься спойлеров.

Как назло, я понятия не имела, где в этом сером замке найти подходящее место для сюрприза. Недолго бесцельно побродив по его территории, мы забрели на кухню, а потом в уютную библиотеку. Там встретили Константина, который удивленно уставился на нас. Люциан пожал плечами. Затем моя маленькая Одиссея продолжилась.

– Если расскажешь мне, что ты ищешь, – в какой-то момент не выдержал он, – вероятно, я смог бы тебе помочь.

Закусив губу, я сдалась, отпустила его и позволила отвести меня в уединенный кабинет, отвечающий моим представлениям. Идеально.

Толкнув Люциана в кресло, я уселась напротив. Заинтригованный блеск в его полных ожидания глазах будет лишь началом.

– Помнишь наши первые свидания? – лукаво поинтересовалась я. Люциан выгнул бровь и ответил на мой вопрос ухмылкой.

– Конечно.

– Тогда, – сказала я, поудобнее устраиваясь на подушках, – теперь я возьму реванш.

Я закрыла глаза, но тут же снова их распахнула.

– Ах да, я без понятия, как перенести тебя в мой разум. Наверно, тебе…

Прежде чем я успела договорить просьбу, меня подхватила летняя гроза Люциана. Я старалась сосредоточиться на том, чтобы придать своим фантазиям форму, как он недавно меня учил. И в результате мы приземлились…

…На мягкие кожаные сиденья. Люциан за рулем потрясающего кабриолета. Встречный ветер свистел в ушах, а лучистое солнце согревало своими лучами. В какой-то степени я гордилась тем, что у меня получилось создать классные декорации. Мы проносились по дороге вдоль великолепного песчаного берега. По радио играл саундтрек из фильмов о Джеймсе Бонде [12], и я даже не забыла о солнечных очках. 

Люциан опустил голову, чтобы кинуть на меня недоумевающий взгляд поверх как раз этих очков. 

– Ты что, придумала свидание, которое понравилось бы мужчине?! 

Я улыбнулась во весь рот. 

– Эй, ты тоже тогда бросался клише на каждом шагу! 

– Туше, – засмеялся Люциан, поправляя очки. Высоко закатанные рукава и танцующие на ветру волосы нереально ему шли. Как здорово, что я сидела, иначе колени бы точно подогнулись. 

– Ты же в курсе, что парни это делают, чтобы похвастаться своими тачками, – перекричал он шум мотора. 

– О, простите за ошибку, – нахально съязвила я. – Ты же у нас никогда не выпендриваешься. 

Люциан скорчил смешную рожицу и нажал на газ, пока от такого ускорения меня буквально не вдавило в сиденье. Хорошо, что все происходило не в действительности, потому что в противном случае на одном из поворотов возле крутого обрыва меня бы давно охватил мандраж. 

– Как насчет спущенной шины? – предложила я через какое-то время. – Тогда ты мог бы очень мужественно поменять колесо и произвести еще большее впечатление. 

Громкий смех Люциана бальзамом пролился на мое разбитое сердце. Никогда его не забуду. 

– Поверь мне, спущенные шины так же скучны, как и кажется. 

– Так-так. Значит, тебе хочется чего-то менее скучного? – Звучало как вызов, который я с радостью приняла. И протянула ему руку. – Больше действия, да? 

Люциан взялся за нее, и обстановка сразу же сменилась. Живописный прибрежный ландшафт превратился в… 

…Ночную горную вершину. Молнии осветили очертания огромного дракона, который, мощно взмахивая крыльями, сел на отвесные скалы. Я стояла на деревянном постаменте. Мои руки были привязаны к высокому столбу, а разорванное льняное платье развевалось на ветру. 

– Серьезно? – Люциан стоял неподалеку и критично рассматривал свой наряд: меч, щит и доспехи, где отражались языки огня, которые с оглушительным ревом выдыхал дракон. 

– Давай же! – подначивала я. – Какой мужчина не мечтал бы спасти деву в беде? 

Люциан одарил меня укоризненным взглядом и хотел было возразить, но я заставила дракона напасть. Пару ударов мечом и один громкий животный визг спустя дракон был повержен, а Люциан поднялся по ступеням на постамент. 

– Глупо, – проговорил он, подходя вплотную ко мне, так что я кожей ощущала его дыхание, – ведь из одного надежного источника мне известно, что ты совершенно точно не дева. – Он заправил мне за ухо прядь волос. От этого мимолетного прикосновения у меня по спине побежали мурашки. – А я не герой. 

Блин, это должно было привести к противоположному эффекту. Эти свидания должны были «заземлить» энергию Люциана и обойтись при этом без сюжетов для взрослых. А если я еще чуть дольше простою тут связанная и вся в его власти, то выбитые окна станут наименьшей из наших неприятностей. 

Насмешливые искорки в глазах Люциана доказали, что он точно знал, о чем я задумалась… даже не читая моих мыслей. Срочно убрать веревки из сценария. Надо немедленно что-то предпринять, чтобы отвлечь нас обоих. Поэтому я создала первое же свидание, которое пришло в голову. Фантастический фон растворился и отправил нас… 

…на самый обыкновенный луг. Полная луна над нами заливала все бледным светом. 

Люциан подозрительно оглянулся на меня. 

– Ну и где мы? 

– В загоне, – понизив голос, сообщила я. Потом сунула ему в руку моток веревки и потопала к изгороди. Как можно тише перелезла и поманила Люциана за собой. 

– Мне бы очень хотелось знать, что конкретно мы собираемся тут делать, – пробормотал он, перепрыгнув через забор. Мое таинственное поведение определенно выбивало его из колеи. 

– Мы, – еле слышно проинформировала его я, открыто ухмыляясь, – идем красть лошадь из конюшен. 

Люциан пару раз оторопело моргнул, прежде чем разразиться диким хохотом. 

– Тссс! – шикнула я и игриво стукнула его по плечу. – А то нас поймают! 

С трудом и со слезами на глазах Люциан успокоился, после чего я махнула рукой в сторону табуна пасущихся лошадей. 

– И? Какую из них? 

Люциан все еще с видимым усилием старался сдержать весело подрагивающие уголки губ. И тут меня озадачило легкое напряжение, возникшее внутри моего сознания. Лошади встрепенулись, заржали и внезапно бросились врассыпную. Их что-то вспугнуло. Что-то, не зависящее от меня. Как такое возможно? Это ведь мое сознание! Ударяя копытами по земле, весь табун уносился прочь. На месте стояло только одно животное. То, которое существенно отличалось от остальных. Безмятежно щиплющий травку белый пони. 

– Как насчет этой? – довольный собой, поинтересовался Люциан. 

Выражение полного неверия на моем лице вызвало у него новый приступ хохота. И в этот раз мне не оставалось ничего иного, кроме как присоединиться. 

– Эй, это же нечестно! – пожаловалась я. – Ты не можешь вот так запросто вмешиваться в мое свидание! 

– Соблазн оказался слишком велик, – осклабился он. – И, как я уже говорил, я люблю этого пони. До сих пор помню, как отчаянно ты тогда пыталась от чего-то отвлечься. Между прочим, напомни, от чего, а? 

– От того, каким несказанно наглым ты мне казался, – соврала я без тени стыда. 

Люциан притянул меня к себе, наслаждаясь каждой секундой моего смущения. 

– Нет, думаю, там было что-то другое, – проговорил он, зажмуриваясь, как будто рылся в памяти. – Разве не ты тогда сказала, что я «чертовски классно выгляжу»? 

– «Чертовски» – это уже выдумки, – протянула я, хотя нельзя отрицать, что к этому моменту я бы еще много чего добавила к его описанию. Я была неизлечимо влюблена в этого типа, а когда он смотрел на меня так, как сейчас – с этим озорным блеском в глазах и умопомрачительной улыбкой… все проблемы забывались, и оставалось лишь одно желание – чтобы он меня поцеловал. 

Уголок рта Люциана дернулся. 

– Художественная вольность. 

– Желаемое за действительное, – отбила я. 

Он фыркнул, поднял меня и закинул к себе на плечо. 

– Стооооооп! – хихикая, кричала я, пытаясь выбраться из его вероломной ловушки. – Ты что творишь? 

– Мы опросим независимого свидетеля, насколько классно выглядящим ты меня тогда действительно посчитала. – И Люциан безжалостно потащил меня через весь луг по направлению к пони. Тогда до меня дошло, что он замыслил. 

– Ты вызовешь пони свидетелем?! 

– Само собой, – на полном серьезе ответил Люциан. – Или ты полагаешь, что бедные маленькие белые пони не имеют собственного мнения? 

– Но это же ТЫ его создал! – засмеялась я и приложила больше усилий, брыкаясь у него в руках. 

Люциан не проявил пощады и добавил лишь: 

– Именно. 

Мои сопротивления ни к чему не привели. Уже сам белый пони смотрел на нас в крайнем недоумении. Если я не хотела в ближайшее время пережить абсурдный суд о привлекательности Люциана, нужно было срочно что-нибудь изобрести. Единственным выходом виделась смена места. Потому я сконцентрировалась и превратила луг, по которому ступал Люциан, в… 

…Потертый паркет. Пол на кухне его лофта. 

Праймус удивленно спустил меня со своего плеча. Естественно, я моментально воспользовалась этим шансом, чтобы отскочить от него на безопасное расстояние. Признаю, его дом был не самым невинным местом для нас обоих. И тем не менее я надеялась, что здесь Люциану будет комфортней всего. 

– Да ты ищешь любовных приключений, малышка, – поддразнил меня он. Двусмысленно подмигнув, брахион прислонился к столешнице. – Не думал, что тебя так легко подцепить. Мне предложить тебе чашечку кофе или сразу перейдем к увлекательной части? 

Я возвела глаза к потолку, избегая смотреть на него. В противном случае я могла дать слабину, а это в план не входило. 

– Кофе не будет, а вот еда – да, – сказала я, показав на полные бумажные пакеты, появившиеся позади него. Люциан оглянулся и наморщил лоб. 

– Хочешь меня накормить?! 

– Неа. – Обойдя его, я начала распаковывать покупки. – Скорее, наоборот. Ты же в курсе, как неотразимы мужчины, умеющие готовить. И у тебя появилась бы НАСТОЯЩАЯ возможность доказать, что ты можешь не только красиво выглядеть, создавать пони и убивать людей. 

Разумеется, я знала, что Люциан замечательный повар. И Люциан знал, что я об этом знала. Как раз поэтому мне и доставляло такое удовольствие поиграть на его гордости. Он собирался что-то сказать, но я не дала. 

– Так, что у нас есть? Помидоры, зеленый лук, чеснок, чили, базилик, белое вино, пармезан, свежая паста, маринованные оливки… 

Один за другим я выкладывала продукты и представляла их, как в каком-нибудь плохом кулинарном шоу. 

– Кроме того, конечно, джин и тоник и… о, смотри-ка… печеньки-жирафы. – Точно такое же печенье он предлагал мне когда-то в убежище Тимеона. 

– Крестьянские булочки забыла, – сверкнув улыбкой, напомнил Люциан. 

Я легкомысленно повела плечом. 

– Я не планировала оставаться на завтрак. 

– Ауч! – Люциан с наигранным разочарованием схватился за грудь. – Это очень сильно задевает мою гордость. 

– Правда? – рассмеялась я. – Подожди, сейчас исправим. 

Отыскав банку с оливками, я начала неудачно пытаться ее открыть. Это шоу заслуживало «Оскара» и завершилось беспомощным хлопаньем ресницами. 

– Уфф… слишком туго. – Я протянула ему баночку. – Можешь открыть? 

Люциан перевел взгляд с меня на оливки и обратно. На лице у него отчетливо читалось: «Ты серьезно?», однако глаза хитро блеснули. Он взял у меня банку и – о, чудо – легко ее открыл. 

– Вау, ты такой сильный, – восхищенно ахнула я. Затем выловила одну оливку и, не переставая улыбаться, положила в рот. Я ждала, что в любую секунду получу от Люциана сдачи, в чем он всегда был хорош, но ничего подобного не происходило. Он просто смотрел на меня. С каждым пролетающим мимо нас мгновением шутки и дразнилки перерастали в нечто ощутимо более значительное. Люциан аккуратно убрал баночку с оливками в сторону и взял меня за руку. Обстановка менялась. 

– Что это будет? – тихо спросила я. 

– Мне нужно еще кое-что наверстать. 

Глава 15

Знамения и чудеса

 Сделать закладку на этом месте книги

Голос Люциана отразился эхом и улетел в никуда между двумя нашими сознаниями. Затем зажглось множество фонарей. Зазвучала мягкая музыка, и из черноты проступила… 

…Лодка. 

От волнения кожу начало покалывать. Я уже была здесь однажды. Это та самая лодка, на которой Люциан впервые меня поцеловал. Она все еще покачивалась в бухте под ночным небом. Над нами сверкали звезды, одна ярче другой, а ветер шелестел пальмовыми ветвями на берегу. Хотя на этом судне мы оказались не одни. 

– О-о-о, мадмуазель Моризон! – К нам спешил маленький сверхстарательный француз во фраке. – Как же я шасслив наконец вновь вас видеть! И как ошарровательно ви сегодня виглядите. – Он с уважением оглядел меня и мое потрясающее синее платье – с открытой спиной, точь-в-точь в стиле праймусов. – Мсье Анку невегоятно повезло встгетить вас. 

– Верно, верно, Этьен! – гордо согласился Люциан. 

Точно, официанта звали Этьен! Он обслуживал нас во время свидания в Париже, и пускай теперь я знала, что этот человечек выпрыгнул прямо из воображения Люциана, но этот забавный француз покорил мое сердце. Он отвел нас к накрытому столу с зажженными свечами и умчался, пока Люциан отодвигал передо мной стул. 

– Я же обещал, что тебе будет с чем сравнить, – произнес брахион. – Свидание, которое докажет, насколько на самом деле провальной была моя первая попытка. 

– А также очень ненавязчивый способ сказать, что в будущем мне лучше предоставить планирование свиданий тебе, – засмеялась я, присаживаясь. В тот же миг за мной воцарилась тишина. Обернувшись, я обнаружила, что Люциан с горящими глазами рассматривал мою спину… или лучше сказать – мой знак праймуса. 

– Совсем наоборот, малышка, – рассеянно пробормотал он. 

Когда Этьен принес два бокала шампанского, Люциан оторвал взгляд от моей спины и тоже занял свое место. 

– Пгошу, не обгащайте на меня внимания, – прощебетал Этьен. – Я не буду вам мешать. Пгосто мсье Анку гешил, что вам лучше не оставаться наедине в таком гомантишном месте. Сегодня я ваша дуэнья, так сказать. 

Я взглянула на Люциана, приподняв брови, но он был чрезвычайно доволен собой и своей идеей. Изящным движением праймус принял бокалы с подноса Этьена и вручил один мне. 

– За самые замечательные свидания в моей жизни. 

Я со скептическим видом чокнулась с ним шампанским, потому что эта реплика при учете его возраста имела весьма саркастичный привкус. С другой стороны, ложь в его случае была исключена, так что… 

– Не думал, что когда-нибудь опять смогу смеяться. А потом появилась ты. – Он положил ладонь на стол, ожидая, пока я вложу в нее свою. – Ты невероятна. 

Наши пальцы переплелись сами по себе. От его похвалы я словно воспарила в небеса. И все равно не могла полностью принять комплимент. 

– Была бы невероятна, не завладей Мара кинжалом, способным тебя убить. 

Люциан улыбнулся и сжал мою ладонь. 

– Это не важно, пока с тобой всё хорошо. 

У меня не получалось смотреть на это с таким же безразличием, однако Люциан не позволил развить эти сомнения. 

– Еще ничего не потеряно, малышка. Как тебе известно, в меня не так легко попасть кинжалом. 

Я нехотя кивнула головой, припоминая достаточно случаев, когда тело Люциана все-таки протыкали клинком. Помимо всего прочего, из головы не шли слова Тимеона. Что ни делай, а моя душа будет стоить Люциану жизни. Мой тревожный взгляд задержался на наших сомкнутых руках. 

– Тебе очень больно до меня дотрагиваться? 

– Нет, – твердым голосом ответил Люциан. – Я чувствую боль, но это ничто по сравнению с тем, что мне пришлось пережить, пока я считал тебя погибшей. 

– Звучит не особенно успокаивающе, – подытожила я, вызвав у него негромкий смех. 

– Да, это не лучший вариант. Но мы что-нибудь придумаем. 

Великолепно. Хорошее или плохое, но это нужно запить шампанским. Я сделала большой глоток. Вкус оказался намного интенсивнее, чем мне запомнилось, что определенно было связано с моим новым обостренным восприятием. В ту же минуту я обескураженно поняла, что шампанское – первое, что я пила или ела, став праймусом. 

– Ты доверяешь Тристану? – вдруг ни с того ни с сего спросил Люциан. То, что он завел разговор о сероглазом колдуне, меня мало удивило. Тристан уже значился в расстрельном списке Люциана еще до того, как начал меня преследовать, похитил, спас, поцеловал и убил. А все перечисленное вряд ли способствовало положительному развитию отношений между ними двумя. 

– Понятия не имею. Но правда верю, что он жалеет о воскрешении Мары. 

– Он тебя любит. – Люциан произнес это безо всякой обиды или ревности. Просто констатация факта, который не стал для меня новостью. Однако невозмутимость Люциана меня ошарашила – особенно после того, как еще полчаса назад из-за ведьмака с грустными глазами он почти сходил с ума. 

– Сейчас тебе легче? – осторожно поинтересовалась я. Очень хотелось затронуть еще парочку других тем, но я боялась чересчур осложнить установившееся настроение. 

Люциан поднес мою руку к губам и оставил на ней легкий поцелуй. 

– С тобой – всегда. 

И именно в это мгновение объявился Этьен. 

– Пгошу меня извинить, – шепотом попросил прощения тот. – Меня здесь нет. Я пгосто долью шампанское. Не обгащайте на меня внимания. 

На манер ниндзя он прокрался вокруг стола и заново наполнил наши бокалы. Пффф, ну да, как же. Люциан специально призвал «дуэнью» потанцевать вокруг нас, пока бабочки у меня в животе не обострили ситуацию. 

С задумчивым вздохом брахион выпустил мою ладонь и откинулся на спинку стула. 

– Давай, – дружелюбно произнес он. 

Растерявшись, я нахмурилась. 

– Что? 

– Задавай вопрос, который тебя беспокоит. 

Ого, даже не читая мои мысли, Люциан прекрасно научился разбираться, что творилось у меня на душе. И тем не менее я замешкалась. Мне хотелось насладиться беззаботным временем рядом с ним, а не вновь мириться с тем обстоятельством, что, возможно, я опять его потеряю. 

– Ты действительно веришь, – запинаясь, начала я, – что тебе удастся вырезать Маре сердце и сжечь его? – При одном лишь предположении, что в этот момент все может пойти не как надо, желудок завязывался узлом. 

Ответ Люциана был точно удар в лицо. 

– Нет, – спокойно сказал он. – И даже если бы мне удалось, это не сработает. Не сработает, если до этого я заново не проведу полную церемонию воплощения в брахиона. 

Меня словно сковало льдом. Как можно оставаться таким уравновешенным, если это означало, что он вынужден будет уничтожить Мару – со всеми вытекающими последствиями. 

– Тогда зачем ты рассказал об этом остальным? Боишься, что иначе они тебя остановят? – Элиас, например, ни за что не допустил бы, чтобы Люциан пожертвовал собой. 

– Слишком многое на кону, чтобы так легкомысленно разбрасываться доверием. 

Что?! Он что, полагал, что кто-то из нас мог пойти на союз с Марой?<


убрать рекламу






/i> 

– Случившееся с Тоби сделало меня подозрительным, – признался он. – Я считал его предателем и думал, что где один, там и второй. А с тех пор как узнал, что даже он никого не посвящал в свои планы, то мои сомнения только укрепились. 

– Лиззи знала, – внезапно стало ясно мне. – Ты не прочитал этого в ее мыслях? 

Люциан покачал головой: 

– Тоби умеет быть очень искусным в утаивании каких-то вещей. А мне… было не до того. 

Ладно, все это понятно. Но в связи с чем он делал из этого такую государственную тайну? Все рассчитывали на то, что Люциану придется убить королеву ведьм. К чему тогда подобная осмотрительность? Разве что он задумал что-то другое. 

– Ты мне доверяешь? – тихо спросила я. И фактически это значило: «Скажи мне, что у тебя есть план, по которому мы оба выживаем!» 

Люциан улыбнулся, так как – в очередной раз – точно знал, о чем я подумала. 

– Я не буду убивать Мару. Не могу так с тобой поступить, – с торжественной серьезностью сообщил он. – Я не могу так поступить с  нами.

Надежда заставила мое сердце пропустить несколько ударов. Я честно задумалась над тем, не сон ли это, настолько прекрасно звучали его простые слова. 

– Никому не под силу ее уничтожить, поэтому нам, вероятнее всего, остается лишь запереть ее в Тихом омуте. 

Мысли у меня сбились. Я анализировала, прогнозировала, надеялась и планировала – все одновременно. 

Тут Люциан поднялся и отодвинул свой стул. 

– А теперь к кое-чему более приятному. 

Он потянул меня за собой. Музыка стала чуть громче. 

– О’кей?.. – удивленно пробормотала я. 

– К причине, по которой я тебя сюда привел, – пояснил брахион, прокрутил меня под своей рукой и прижал к груди. 

– Кажется, ты хотел устроить мне свидание для сравнения? – заикнулась я, стараясь обуздать прилив гормонов радости, который вызывала близость Люциана. Его пальцы скользнули по тонким линиям моего знака праймуса, посылая крошечные электрические разряды по всему телу. 

– Не только, – с озорной ухмылочкой ответил он. – Есть еще кое-что, что я тебе обещал. 

Свет вокруг нас изменился. Становилось темнее, пока у меня не возникло ощущение, что мы парили среди фонарей. Люциан плавно вел меня в ритме мелодии. 

– Помнишь, как ты паниковала после нашей первой ночи? – ласково спросил он. 

Конечно, я помнила. Оглядываясь назад, скажу, что это не было звездным часом моей внутренней зрелости. 

– Мне нужно было время, – смущенно оправдывалась я. 

– Полностью понимаю, – заверил Люциан, прежде чем в его тоне послышались мрачные нотки. – Я хотел дать тебе это время, а потом… едва не убил тебя на Мальте. 

– Это не твоя вина. Ты считал меня убийцей своего друга. – Я пыталась придать голосу больше уверенности, чтобы Люциана вновь не унесла кошмарная нисходящая спираль угрызений совести. Похоже, это подействовало. И пусть он никогда по-настоящему не согласится со мной в этом вопросе, с его лица все же исчезли печальные тени. 

– Да, я забыл тебя, но, несмотря ни на что, меня к тебе тянуло, – рассказывал он дальше. – На приеме у Янтис я специально отослал Мирабель, потому что мне необходимо было с тобой поговорить. 

При упоминании бывшей подружки Люциана я не удержалась от ядовитого фырканья. Вроде бы я избавилась от этой мерзавки, но пусть только попадется еще хоть раз мне на глаза – она у меня попляшет. 

Люциан отреагировал на мою ярую неприязнь тихим смехом. 

– Ты милая, когда ревнуешь. 

– Я не милая и не ревную, – надулась я. – И не дай бог тебе придет в голову проверить эту теорию! 

– Для этого мне слишком страшно, – усмехнулся он. Однако его беззаботность слетела так же быстро, как и появилась. – Я причинил тебе так много боли, малышка. 

– Нет, Люциан, – решительно перебила его я. Остановив наш танец, я пристально заглянула ему в глаза. – Ты – причина, по которой я со всем этим справилась. 

Мы не сводили взглядов друг с друга целую вечность. В них отражались наши страдания, мечты и надежды. Все, что мы пережили, и все, чего, быть может, никогда уже не переживем, на долю секунды слилось воедино. 

– Мы были связаны, – вдруг произнес Люциан. 

– Хм? 

– В нашу последнюю ночь на Мальте ты не захотела знать, потому что испугалась удостовериться в обратном. 

Не в силах что-либо выговорить, я просто смотрела на него. Да, я никогда не забуду тот миг. Он относился к моему небезызвестному репертуару ошибок под ярлыком «Беспочвенные сомнения». 

– Я хотел тебе сказать, но… – Люциан осекся. Похоже, что воспоминания лишали его дара речи. – А когда ты позже умерла у меня на руках… и я… Надеюсь, мне никогда больше не придется так в чем-то раскаиваться. 

Я ощутила, как на глаза навернулись слезы. Но рождены они были не только моим обливающимся кровью сердцем. В какой-то момент Люциан камень за камнем разобрал свою стену. Я чувствовала то, что чувствовал он, и хотела разделить с ним это невероятное единение. Поэтому пустила его в свои мысли. 

– Раньше я бы с радостью принес себя в жертву, чтобы спасти тебя, – продолжал он севшим голосом, – но теперь понял, что так я тебя не спасу. – Он нежно взял мое лицо в ладони и прикоснулся лбом к моему лбу. – Отныне никаких жертв! Мы заслужили будущее. 

Я закрыла глаза. 

– Мы пройдем через это вместе. 

– Будем бороться вместе, – прошептал он. – И если так уж суждено… 

– …То мы умрем – вместе, – закончила я нашу общую мысль. 

Люциан заключил меня в объятия, давая ту поддержку, которая была мне необходима. Я слышала каждый его вдох, каждый удар сердца и вслушивалась в них, пока его сердцебиение наконец не слилось с моим. 

Вместе. Эта мысль дарила мне надежду. 

– Я задолжал тебе еще кое-что, – пробормотал Люциан какое-то время спустя. В этой фразе сквозила какая-то непривычная неуверенность. Он слегка отстранился от меня, чтобы я могла посмотреть ему в глаза, а вместе с тем – в его душу. – Ариана Моррисон, окажешь ли ты мне честь, став моей парой? 

Будто громом пораженная, я не могла оторвать от него взгляда. 

При других обстоятельствах я, вероятно, ответила бы на его официальный тон и совершенно ненужный вопрос каким-нибудь саркастичным комментарием. Вот только я осознала, насколько важно для него это мгновение. 

– Мой ответ «да». Всегда таким был и всегда таким останется, – серьезно проговорила я, а сама тут же понадеялась, что он не собирался упасть на одно колено и вручить мне кольцо с камнем. Просто я не создана для таких вещей. 

Просияв, Люциан улыбнулся: 

– Как будто я не в курсе. 

Он приподнял руку, и в ней сверкнуло что-то золотистое. На тонкой цепочке висел кулон. Очень похожий на его призывную печать, но более искусно выполненный. Красивые золотые линии сплетались, образуя феникса Люциана, но он словно летел в звездном небе из крохотных бриллиантов. 

– На этот раз это «всего лишь» украшение. Теперь тебе не нужно звать меня при помощи печати, – сказал он, и каждое слово было наполнено любовью. – Не важно, где ты, и не важно, что будет происходить, я всегда тебя услышу. 

Я благоговейно погладила прохладный металл. 

– Одна мысль… – ахнула я. 

– Я  всегда буду на расстоянии мысли, малышка. – Люциан расстегнул замочек и дал мне знак повернуться, чтобы он мог надеть цепочку мне на шею. Убрав волосы в сторону, я наслаждалась мурашками, которые разбегались по коже от прикосновения кончиков его пальцев. И наконец почувствовала на шее легкий поцелуй, прежде чем он снова меня обнял. Стоя так, вместе, мы любовались морем и ночным небом. 

– Как насчет фейерверка? – пошутил Люциан. 

Я хихикнула. 

– Не-ет… лучше не надо. 

– Я думал, у нас сегодня официально день клише. Может, конфетти? Розовые лепестки? Или попросить Этьена спеть романтическую серенаду? – бойко перебирал он. – Он замечательно поет. Это было бы ему… 

Люциан замолчал на полуслове. Его взволнованное замешательство добралось и до моего подсознания, и теперь я гадала, что послужило его источником. Между нами пробивалась энергия, которая не принадлежала ни мне, ни ему. Меня обдало волной жара, но притом я начала дрожать. 

– Люциан? – встревоженно выдохнула я. 

– Я тоже это чувствую, малышка, – отозвался он с не меньшим беспокойством. 

Звезды и фонарики расплывались и увлекали нас в водоворот сверкающего света. Легкие будто опалило огнем. Мы падали. Вместе. 

И неожиданно между нами повис тяжелый аромат шоколада и граната. Мое тело рывком отбросило назад. Я приземлилась в кресло. С Люцианом произошло то же самое, только он оказался напротив меня.

– Что именно из «не распускайте руки ниже пояса» было непонятно?! – взбешенно заорал Бел. Энергично жестикулируя, он наглядно изобразил на себе квадратную зону, которая, по его мнению, была разрешена. – Неужели вас нельзя и на пару часов одних оставить, чтобы вы непременно не породили Армагеддон?!

– Да мы вообще ничего не делали! – оправдывалась я за двоих.

– Это похоже на «ничего»? – воскликнул Бел, махнув рукой на окружавший нас хаос. Только сейчас мне бросилось в глаза, что стеллажи с книгами и прочая мебель валялись перевернутыми. На них виднелись отчетливые подпалины. Кое-где еще потрескивали языки пламени, и абсолютно все пропахло обуглившимся деревом. Пара клочков бумаги и частички пепла до сих пор кружились в воздухе как последствия взрыва. Я в шоке уставилась на пространство, разделявшее меня и Люциана. Место, где еще недавно стоял журнальный столик, теперь превратилось в центр большого пятна сажи в форме звезды.

Бел руками пригладил свою растрепавшуюся серферскую прическу и скрестил руки на груди.

– Если вы действительно не набрасывались сейчас друг на друга, как кролики, то я жду объяснений.

Я взглянула на Люциана, который подозрительно притих. Казалось, что за его зелеными глазами стремительно прокручивались мысли. Он молча встал, подошел ко мне и поднял на ноги. Потом развернул и высоко задрал мой свитер, чтобы осмотреть спину.

– Черт побери, – ошарашенно выругался Бел.

– Что?! – Я вырвалась, чтобы увидеть лица их обоих. У Бела отвалилась челюсть, а Люциан широко ухмылялся.

– Мы связались? – оторопело спросила я. – Но мы же ни разу не… – На самом деле я предполагала, что праймусы должны переспать, чтобы связаться.

– Не обязательно, – сказал Люциан в ответ на мою мысль. – Речь идет лишь о моменте наивысшего единения.

Округлив глаза, я просто пялилась на него.

– Значит, мы связаны ?

Вместо ответа Люциан повернулся ко мне спиной и снял рубашку. Его кожу все еще украшали изогнутые линии, образующие феникса. И тем не менее что-то изменилось. Феникс теперь был заключен в пламенную звезду.

– Ваши знаки связались, – запинаясь, выдавил Бел. – Такого еще никогда не было.

Естественно, не было. При нормальных условиях знак сильнейшего праймуса переносился и на его партнера.

– Как только нас нельзя назвать, – засмеялся Люциан, – но уж точно не нормальными.

Глава 16

Демонология для чайников

 Сделать закладку на этом месте книги

У меня появилось столько вопросов, и на большинство из них ответить не могли ни Люциан, ни Бел. Но в конечном счете это не имело значения, потому что мой восторг перечеркивал все вопросительные знаки. Пока мы решили не распространяться насчет такой своеобразной связи… по крайней мере, пока сами не выясним, что привело к этому слиянию знаков. Я была полностью за, поскольку из-за «воскрешения» и так ловила на себе слишком много косых взглядов. Однако неизбежные последствия подобной скрытности я осознала лишь тогда, когда чуть позже сидела одна в своей комнате и в дверь кто-то постучал. Со сложенными на груди руками и выражением лица следователя-дознавателя передо мной стояла Лиззи.

– Я. Хочу. Знать. Все о вашей интимной жизни, вызывающей землетрясения! Немедленно!

Класс. Значит, сарафанное радио продолжало вещать.

На мое утверждения в стиле «Да не было у нас секса» Лиззи в итоге весьма скептично изогнула бровь.

– Мхм, конечно. Вы на какое-то время пропадаете, потом половина крепости буквально взрывается, после чего ты лыбишься во все тридцать два зуба, а Люциан выглядит таким расслабленным, каким его уже давно никто не видел.

М-да, если взглянуть на это под таким углом…

Я сделала глубокий вдох.

– Люциан сделал мне предложение. – Очень близко к истине и довольно далеко от реальной проблемы, чтобы успокоить грызущую меня совесть.

– Он сделал ЧТО?!

Я пожала плечами.

– Не предложение стать мужем и женой, а… предложение стать парой, если можно так выразиться.

– Да это же то же самое! – взвизгнула подруга, очевидно, в мечтах уже пребывая где-то далеко и организуя настоящее свадебное торжество. Притормозить ее эйфорию мне удалось только одним убийственным аргументом:

– Если Мара об этом прознает, то наверняка как-то использует против нас. Поэтому не говори никому.

В общем-то, это даже не ложь, а иначе неизбежно последовали бы вопросы, зачем Люциану вообще потребовалось делать мне предложение. Затем кто-нибудь усомнился бы в нашей связи, нам пришлось бы доказывать обратное и в результате секрет вскрылся бы.

Лиззи воззрилась на меня самым душераздирающим из расстроенных взглядов.

– Но это же единственная хорошая вещь, произошедшая с кем-то из нас. Ну и как мне держать это в себе?

– Как-нибудь справишься. Слышала, ты стала настоящим экспертом по части хранения тайн.

Застигнутая врасплох, Лиззи распахнула глаза. Дальнейшая реакция представляла собой нечто среднее между шоком, паникой и покрасневшими щеками.

«Я встретила Тоби, – попробовала телепатически сообщить ей я. Это нам лучше обсудить без посторонних ушей. Я скрестила пальцы в надежде, что такой способ сработает, ведь на людях я его еще не испытывала. – Он просил передать, что любит тебя».

На лице Лиззи по очереди проявлялись изумление, страх, а затем облегчение и радость, прежде чем все перевесило неприкрытое чувство вины.

«Я тупая лицемерная овца, да? – ответила она так же мысленно. Голос ее звучал отчасти «смазанным» и как будто с большего отдаления, чем у праймуса, но, несмотря на это, слышно его было четко. – Сначала я едва не придушила тебя за вранье про Люциана и ваши отношения, а теперь сама вытворяю то же самое».

Удрученная, охотница избегала смотреть мне в глаза и водила мыском ботинка по узору на паркете. Согрешить против ею самой созданного кодекса лучших подруг – с ее точки зрения, это равнозначно смертному греху.

Разумеется, я могла понять ее дилемму, но не относилась к этому так строго, как она. Тоби и Лиззи расстались для вида и вынуждены были столкнуться со всеми последствиями. Ведь иначе роль Тоби как перебежчика получилась бы недостоверной, а его жизнь подверглась бы опасности. И как можно было обижаться за это на лучшую подругу?

«Я рада, что вы все еще вместе! – сказала я с полной убежденностью. – Все остальное не важно».

Лиззи благодарно посмотрела на меня, но, кажется, лучше себя чувствовать от этого не стала.

«С ним все хорошо?» – тихо-тихо спросила она. Переживания за парня были написаны у нее на лице. Неудивительно! Тоби на протяжении нескольких недель рисковал своей жизнью. Ради меня и Райана он даже всадил себе нож под ребра. Вот только как рассказать об этом подруге, чтобы она молниеносно не ударилась в панику?

«Он спас наши задницы в Марракеше, – поколебавшись, начала я. – Он…»

В тот момент у Лиззи зазвонил телефон, спасая меня от детализированного описания нынешнего состояния Тоби. Бросив отстраненный взгляд на дисплей, подруга приняла вызов.

– Не бесись! – проворчала она в трубку. – Она уже в пути!

С другого конца линии до меня долетели ругательства, но Лиззи просто сбросила звонок и кисло повернулась в мою сторону.

– От всей души сочувствую по поводу твоего сегодняшнего тренера! Бел явно не в духе. – Она сунула мобильник обратно в карман брюк. – Велел передать, что он не в настроении тебя разыскивать, поэтому будет ждать в подземелье, в зале со сводчатым потолком, и чтобы ты поторапливалась.

– С каких пор ты подрабатываешь его секретаршей? – в недоумении уточнила я.

– С тех пор как он пообещал за это на целый день одолжить мне одну из своих люксовых тачек, – ухмыльнулась Лиззи, а потом передернула плечами. – Кроме того, я все равно собиралась к тебе, чтобы… ну, знаешь…

Верно, сарафанное радио…

Простонав, я потерла ладонями лицо.

– Пожалуйста, не говори мне, что все уже сделали ставки.

– Хорошо, не буду. – Хихикая, она подгоняла меня вперед по коридору. – Хотя они все равно уже их сделали.

Настроение, до этого такое радужное, стремительно падало. И становилось только хуже, когда после прощания с Лиззи я натыкалась на охотников, чьи взгляды говорили все без слов. Представлены были все возможные варианты: от «Я бы тоже не прочь разок сотрясти с ней землю» до «Мы все сдохнем из-за нее». Впрочем, максимально низкой отметки оно достигло, как только я наконец-то нашла «зал со сводчатым потолком», оказавшийся ярко освещенной площадкой размером с ангар для самолета. Ничего хорошего это не предвещало, как и присутствие Алексиана и Константина, пошловатые улыбочки которых свидетельствовали об их участии в сарафанном радио.

– Вы тут только в качестве зрителей или вас тоже можно бить? – раздраженно осведомилась я. Каким бы полезным я ни находила прокачивание моих праймусовских навыков, время для этого было выбрано самое неподходящее.

Уже скучая по Люциану, я проклинала Бела за то, что тот запретил ему прийти на тренировку, чтобы брахион случайно не испепелил кого-нибудь, поддавшись гипер– инстинкту защитника.

Алексиан заржал и похрустел суставами пальцев:

– Можешь всегда набрасываться на меня так яростно, как только пожелаешь, маленькая невестка.

– Не надо таких заманчивых предложений! – выдала я в ответ. Чем-то дровосек-хипстер напоминал мне Райана. Хвастун-сорвиголова с большим сердцем, хотя последнее Алексиану еще нужно будет доказать. – Я ведь могу и услышать твое пожелание.

Мы воинственно сверлили друг друга взглядами, пока между нами, качая головой, не вклинился Бел.

– Вы уже и так достаточно часто раскрывали свои рты, чтобы я за считаные секунды опустил вас обоих на колени.

Алексиан довольно осклабился и уже готов был ляпнуть очередной непристойный комментарий, но Белиал вскинул руку, требуя от него тишины.

– Оставь свои грязные мыслишки при себе. Ари ты ими не смутишь. Поверь мне, я пробовал.

В качестве исключения дьявол надел не костюм, не огненные шорты, не гавайскую рубашку, а обыкновенные темные спортивные шмотки. Благодаря им он смотрелся моложе и вместе с тем еще опаснее.

– Твое обучение будет состоять из четырех этапов, Ари. Разрешается все, кроме оружия и непосредственного телесного контакта, – пояснял он, расхаживая туда-сюда вдоль шершавой каменной стены. В руках Бел держал что-то наподобие указки, которую теперь направил на Алексиана. – На первом этапе ты должна противостоять грубой силе. Если сможешь продержаться против энергии Алексиана, перейдем ко второму этапу, – заявил он и ткнул указкой в Константина, молча прислонившегося к стене позади Бела. Уже сейчас он так пристально меня разглядывал, словно анализируя каждое движение. – На этом этапе ты столкнешься с хитростью и тактикой.

Младший брат Люциана постучал себя пальцем по лбу и послал мне недобрую улыбочку.

– Если тебе и это удастся, – не прерывался Бел, – на третьем этапе выступишь против них обоих, пока Силин будет стараться тебя ослабить.

– Привет, Ари.

Развернувшись, я обнаружила ручную ведьму Белиала рядом с одной из колонн, поддерживающих свод. Судя по виду, она не слишком жаждала со мной связываться. И все-таки я чересчур хорошо ее знала, чтобы недооценивать. Не то чтобы у нас с самого начала завязались хорошие взаимоотношения. Она работала на Танатоса, наслала на меня проклятие и навредила моим друзьям. В данный же момент она выступала за нас, так как смерть Пиппо кое-что изменила. Тем не менее она не входила в круг лиц, которым я слепо доверяла.

– А четвертый этап? – полюбопытствовала я.

Бел одарил меня самой обворожительной из своих рекламных улыбок, продемонстрировав ямочки на щеках, но вопреки всему от его взгляда у меня внутри сработали все тревожные сигналы.

– Четвертый этап – это финальный босс, – объявил он с легким поклоном. Тут он, очевидно, подразумевал себя.

Мое эго с удовольствием дало бы хорошего пинка его высокомерию… особенно потому, что в обычной драке без фокусов-покусов я со стопроцентной уверенностью превосходила Бела. Но, как назло, его правила это запрещали.

– Ладно, – буркнула я. – Что мне делать?

– Сейчас узнаешь.

Белиал подал знак Алексиану. Они обменялись кивками.

– Тогда дав… – хотела сказать я, однако брат Люциана времени даром не терял. От его мощи мой позвоночник просто разрывался. Меня отшвырнуло назад, прокрутило в воздухе и припечатало об стену. Головой я так сильно ударилась о каменную кладку, что на пару мгновений перед глазами заплясали звездочки. Даже если бы я была готова к этой атаке, вряд ли смогла бы справиться с жесткой энергией Алексиана. В меня с одинаковой силой вонзались и его непроницаемо черные глаза, и его магия. Запах льдистых речных порогов наполнял помещение, выдавливая из моих легких кислород. Сантиметр за сантиметром я скользила выше по стене, пока ноги не потеряли контакт с полом. По затылку потекло что-то теплое. Я нащупала там рваную рану, но не была уверена на сто процентов. Пока в подсознание закрадывалась паника, я ощутила в своей голове новое, но знакомое присутствие. Шторм, проникнувший в мои мысли при малейшем признаке опасности.

«С тобой все в порядке?» – раздался взволнованный голос Люциана. Видимо, он почувствовал, что меня ранили.

«Да, – успокоила его я, – просто возникла небольшая проблемка с твоим братом, которую мы сейчас и обсуждаем».

Волнение переросло в гнев.

«С которым?»

Черт, вот это очень нехорошо. Если я не буду аккуратнее, то он тотчас примчится сюда, как ангел мщения, готовый защищать мою честь.

Смех Люциана словно ласкал мои мысли изнутри.

«Не бойся, малышка. Пока ты не захочешь, я не буду ничего делать».

Это полностью сбило меня с толку. Я не понимала, ни каким образом мы общались на таком расстоянии друг от друга, ни почему он так спокойно реагировал.

«Так ты не… в ярости? – аккуратно поинтересовалась я. – Или, может, испытываешь непреодолимую потребность превратиться в Халка[13] и укокошить Алексиана?»

«Нет. – Веселье Люциана было как бальзам на душу. – По крайней мере, не больше, чем раньше».

– Просто сделай что-нибудь, Ари! Защищайся! Иначе будешь висеть там до завтрашнего утра! – громыхнул Бел.

Вау, а это даже более странно, чем все остальное. Разве он не должен был слышать наш разговор?

«Возможно, это еще один побочный эффект нашей связи», – предположил Люциан. В его голосе слышалось столько гордости и любви, что я чуть не забыла, в какой щекотливой ситуации находилась в эту минуту.

Как здорово, что Бел беспрерывно мне об этом напоминал.

– Ты же не хочешь позволить Лексу победить? – проревел он. – Этот тип заносчивый, дикий, распущенный…

– И горжусь этим! – перебил его Алексиан, бесстыдно скалясь. Давление, загнавшее меня в ловушку между стеной и его силой, не ослабевало ни на секунду. – Женщины эти качества очень ценят!

– Тут я рискну с тобой поспорить, – выдавила я сквозь зубы. Медленно, но верно чванливая мина Алексиана начинала мне надоедать. Как бы мне хотелось сбить ее с его лица.

«Что посоветуешь?» – спросила я Люциана, телепатически как можно более подробно передавая ему образ ситуации, в которую угодила.

«Зависит от того, как много помощи ты от меня хочешь?» – лукаво парировал он. У него точно появилась идея, и предвкушение, передавшееся от него ко мне, обещало развлечение.

«Что ты имеешь в виду?»

Вместо ответа я почувствовала тихий стук в свое сознание. Люциан просил доступ. И не просто к моим мыслям, но и к моему телу. Поддаться ему оказалось легко, как дышать. В следующий же миг его летняя гроза захватила мой разум, мои мышцы и контроль над моей магией. Я пару раз моргнула и поняла, что Люциан теперь видел то же, что видела я – моими глазами. Затем мои губы расплылись в улыбке. Улыбке Люциана.

Ого, какой пугающий опыт. Однажды я уже была одержима праймусом, но теперь все воспринималось по-другому. Люциан не подавлял мой собственный дух и даже по-настоящему не присутствовал в моей физической оболочке. Он управлял мной посредством нашей связи и немедленно вселил в меня уверенность, что прервать это я могла в любой момент.

«Смотри и учись», – посоветовал он без тени надменности.

Моя сила начала собираться. Люциан сосредоточил ее на одной точке – как иглу, которой нужно пробить стекло. Вот только в роли стекла сейчас выступала энергия его брата. У Алексиана расширились глаза, стоило ему сообразить, что происходило. Безрезультатно он попытался укрепить соответствующую область, но действовал недостаточно быстро. Невидимая волна, придавившая меня к стене, лопнула.

– Ну, наконец-то! – воскликнул Белиал, пока я вытаскивала воображаемый блокнот и делала себе парочку заметок о том, как Люциан придавал энергии форму.

А он тем временем проделывал то же самое еще раз, потому что, похоже, еще не закончил с братом. Он слепил из моей силы искрящийся серебром энергетический шар и выбросил его перед собой, используя мое тело как катапульту. Такого Алексиан не ожидал. От удара праймус пролетел несколько метров спиной вперед, приземлился на самое дорогое и ошалело вытаращился на меня.

Бел же одобрительно кивнул, после чего дал знак Константину, что настала его очередь.

«Мой младший брат далеко не так силен, как Лекс, но тот еще хитрец».

Его предостережение я бы и не подумала принимать всерьез. Как минимум до тех пор, пока пол подземелья не накренился, как будто весь замок опрокинулся. Вестибулярный аппарат сходил с ума. Гравитация меняла направление. Я запаниковала, поняла, что падаю, но Люциан призвал меня стоять на месте.

«Это всего лишь иллюзия, – пояснил он. – Видишь искажения по углам?»

В самом деле – пространство там моргало, как при фата-моргане[14]. Реальность и иллюзия перекрывали друг друга. Как раз когда я снова делала себе мысленную запись в блокнотик, Люциан заставил меня отпрыгнуть в сторону – с пола на стену, которая стала новым полом. Энергия, пахнувшая горным озером в лунном свете, пронеслась всего в паре миллиметров от моего лица. Я автоматически откатилась. Потом Люциан стукнул моей рукой по каменным плитам под ногами. Сила просочилась внутрь и создала серебристый защитный купол. Мгновение спустя в нее врезался выстрел энергии Константина. А потом этот выстрел повернул обратно и, не будь купола, ударил бы меня в спину.

О’кей…

Очень полезно узнать, что эти штуки так умели.

– Силин! – Приказ Бела звонко отразился от стен зала. – Лекс!

«А вот теперь повеселимся», – азартно произнес Люциан. Ему явно нравилась наша маленькая битва. Под мощью Лекса мой защитный барьер лопнул, как аквариум для золотой рыбки. Я побежала. Навстречу мне устремилась светящаяся зеленая плеть. Повинуясь Люциану, я проскользнула под ней, а когда петля оказалась в пределах досягаемости, ухватилась ладонями прямо за нее. Пальцы обожгло огнем, но Люциан заглушил боль. Он изо всех моих сил натянул плеть, в результате чего Силин, как огромная утренняя звезда, упала на Алексиана. Я внутренне восторжествовала, однако Люциан выругался. И вскоре стало ясно почему. Ноги больше не шевелились. Опустившись на колени в углу, Константин посылал свою силу в пол, который от этого будто растворялся. Я все больше увязала в нем, как в зыбучих песках.

«Сейчас будет немножко больно, малышка», – предупредил Люциан. Он велел моему телу запустить обе руки в эту густую массу. Контакт с чужой сущностью ощущался как прикосновение к высоковольтному проводу. Пока я глотала ртом воздух, Люциан направил мою силу прямо в сущность своего брата и поджег. Я часто наблюдала, что Люциан применял свои способности брахиона без ациама. Считалось, что так могли делать только могущественные брахионы, пока сохраняли прямой контакт с сущностью жертвы. Сейчас меня уже не удивляло, почему эта техника применялась настолько редко. Боль при этом была по-настоящему адская.

Константин взревел и вынужден был остановить атаку, чтобы не обратиться в пепел. В ту же секунду развеялись последние части его иллюзии, видоизменяющие подземелье.

Впрочем, оказалось, что это еще не конец. Силин к тому времени начертила в воздухе пылающую печать изгнания. Люциан развернулся вокруг своей оси, но не успел. Внезапно все


убрать рекламу






мои конечности налились свинцом. Лекс воспользовался представившейся возможностью, чтобы отправить в мою сторону еще одну волну энергии.

Блин, все это очень плохо.

«Только спокойствие», – прошептал мне Люциан.

Было невероятно впечатляюще буквально на своей шкуре испытать его навыки ведения боя и дисциплинированность. Если бы я столкнулась со всеми этими нападениями «на воле», то в истерике просто беспорядочно молотила бы вокруг себя руками. Люциан же, наоборот, постоянно сохранял холодный рассудок. До сих пор. Он просто протянул руки навстречу летящей силе брата и ждал, пока она доберется до меня. А точно в этот момент полностью распахнул мою защиту и впитал чужую магию как губка. Это было неприятно, но полезно. Новоприобретенной энергией он выстрелил в удерживающую меня печать. Силин выплюнула нецензурное слово, когда та распалась. Вот теперь ведьма разозлилась. На меня понеслись зеленые молнии, в то время как ведьмовской огонь лишал возможности побега. На первый взгляд. Люциана вообще не беспокоило пламя, он просто прыгнул в него. Кожа вспыхнула. Боль на мгновение парализовала сознание, но прошла так же быстро, как появилась. Я исцелялась.

«Отныне ты не можешь больше думать как человек, – настоятельно убеждал меня Люциан. – Иногда без ран не обойтись».

– Довольно! – хлестнул по подземелью голос Бела. Его требование, по-видимому, относилось к Лексу, который вне себя от злости готовился к очередной атаке.

Неожиданно воцарилась абсолютная тишина. Аромат темного шоколада и граната опасно медленно распространялся по залу. Все мои инстинкты забили тревогу. Могущество, которому я теперь должна буду противостоять, не шло ни в какое сравнение с братьями Люциана. Оно было настолько огромным и плотным, что сквозь него не проникал уже даже свет. Оно постепенно заполнило собой подземелье, а мои прежние противники просто-напросто исчезли.

«Вот позер», – недовольно проворчал Люциан.

Колышущееся нечто, которое укутывало Бела в тени, продолжало расти. Ничего удивительного, что люди считали его дьяволом. В отличие от Тимеона или Рамадона магия Бела не вызывала благоговения. Она была дикой, неуправляемой и устрашающей. Впервые в присутствии Бела я ощущала что-то похожее на страх.

«Что теперь?» – задала я вопрос Люциану, вооружившись своим воображаемым карандашиком, чтобы записать очередной совет.

«Ничего, – вздохнул он. – Бел сильнее тебя. В реальном сражении я бы посоветовал тебе метнуть ациам ему в сердце. Но за неимением такой опции тебе остается только терпеть его высокомерие».

Размеренным шагом Бел подошел ко мне. Его сущность сейчас буквально окутала меня. Она поглощала любой свет и заставляла меня тонуть в его мгле.

– Не люблю, когда меня разыгрывают, – шепнул голос Бела мне на ухо. Сердце подпрыгивало до самого горла. Машинально я чуть не призвала ациамы, но Люциан меня затормозил.

«Учись! – наставлял он. – Бел не просто так это делает. Привыкай к своему страху! Не позволяй ему тебя ослепить! Если когда-нибудь ты будешь драться с Марой, возможно, это умение спасет тебе жизнь».

Когти темноты сжались вокруг моего горла.

– Скажи своей паре, чтобы он покинул твое подсознание, или я сам его заставлю! – хрипло потребовал Бел.

Мне казалось невозможным ответить или вообще отреагировать хоть как-то. Но несмотря на это, я услышала собственный смех.

– Я за пару минут научил Ари тому, на что у тебя ушли бы недели, – прорычал Люциан моим голосом.

– Хочешь поиграть? – пригрозил Белиал. Тени отхлынули так стремительно, что я рухнула бы на колени, если бы железная воля Люциана не удерживала мои ноги в вертикальном положении. Подземелье вновь проявилось вместе с братьями Люциана и Силин. Эти трое выглядели совершенно растерянными и не знали, то ли им болеть за Бела, то ли защищать меня.

– Тогда давай поиграем! – Бел смерил меня разозленным взглядом. – Ты еще должна мне одно свидание, Ари. Как насчет завтра?

Развернувшись на пятках, он направился к выходу из зала, не дожидаясь ответа. А дойдя до двери, прокричал через плечо:

– О, и на этот раз я позабочусь о том, чтобы твой партнер мне не мешал.

Я почувствовала негодование Люциана и его физический импульс последовать за Белом, чтобы поставить его на место. Однако еще до того, как ноги сделали шаг в сторону закрывающейся двери, Люциан без единого слова разорвал нить связи и вернул мне полный контроль над телом.

Внезапная пустота застала меня врасплох, как и невероятная усталость, свалившаяся буквально из ниоткуда. Судя по всему, Люциан более щедро распоряжался моей силой, чем я предполагала.

Константин, Лекс и Силин беспомощно переводили взгляды с неприкрыто зевающей меня на дверь и обратно.

– Так и знал, что она тоже что-то ему задолжала, – пробубнил Константин. – Вот только не думал, что Люциан допустит, чтобы это сошло ему с рук.

Лекс потряс головой.

– А вы еще говорите, что это у меня проблемы с эго.

– Потому что так и есть, – сухо парировал его брат, на что Алексиан хотел влепить тому подзатыльник. Но Константин двигался быстрее, уклонился и перебросил Лекса через бедро, повалив на пол. Между ними тут же завязался рукопашный бой.

Покачав головой, я побрела на выход.

– Спасибо за тренировку, – пробормотала я. – Было круто. Обязательно повторим.

– Жду с… нетерпением! – просипел Лекс из удушающего захвата брата.

Ответить взаимностью я не могла, но, к собственному изумлению, поняла, что потихоньку начинала любить Алексиана и Константина. Очень хотелось увидеть реакцию Люциана на это обстоятельство, но он сейчас не подавал никаких признаков жизни. Естественно, я бы почувствовала, если бы с ним что-то стряслось. Но это и не исключало, что он мог ввязаться в неприятности каким-то другим способом или же кому-то их создавать. Может, он прямо в это время поджаривал Бела?

Где-то на полпути к моей комнате волнение стало таким явственным, что я решила убедиться.

«Люциан?»

Вау. Даже такой простенький зов стоил мне таких усилий, что сразу же закружилась голова. Мне потребовалась короткая пауза, поэтому я, недолго думая, села на каменное основание статуи рыцаря.

Он вообще меня слышал? Сила настолько истощилась, что мой телепатический диапазон, вероятно, сократился примерно до расстояния вытянутой руки или броска камня. Тем не менее через пару-тройку бесконечных секунд по венам заструилась новая энергия. Люциан. По нашей связи он посылал мне столько любви, что самочувствие моментально улучшилось.

«Прости, малышка, – зазвучал его голос в моем сознании. – Я не подумал, что мои методы наверняка окажутся для тебя слишком энергозатратными».

Пффф. Здесь абсолютно не за что извиняться. Он не только провел для меня ускоренный курс боевого раздела демонологии, но и избавил от неизбежности покинуть тренировку, облажавшись по полной программе.

«Все не так плохо. Я не поэтому тебя звала, – вздохнула я. – Честно говоря, я просто хотела спросить, куда ты пропал. Ты просто испарился, и я испугалась, что ты можешь…»

«Разрезать Бела на кусочки и скормить рыбам?» – уточнил брахион так сухо, что на долю секунды я засомневалась, не серьезно ли он.

Мое смятение заставило Люциана расхохотаться.

«Расслабься, малышка. Бел жив, и я не планирую в ближайшее время это менять».

Чтобы успокоить меня, он приоткрыл свои стены и продемонстрировал, что там действительно не было ни следа ярости. Наряду с легким раздражением, разочарованием, привычными угрызениями совести и болью я ощутила его привязанность, счастье и безоговорочное доверие. Единственным новым чувством оказалась скрытая ревность, которую я не могла классифицировать.

«Нет причин ревновать к Белу», – твердо заявила я.

Ответ Люциана был простым и трогательным:

«Есть. Завтра он сможет провести с тобой время».

От этого у меня на губах заиграла улыбка.

«Где ты?» – спросила я, вновь вставая на ноги. К тому моменту мне уже почти казалось, что я смогу осилить оставшиеся этажи.

«С Гидеоном и Лиззи. Прибыли другие охотники со всего мира, желающие присоединиться к нам. Я сканирую их мысли».

Я резко застыла. Это означало, что предстояло много работы – ему и Росси. Новых охотников следовало не только перепроверить, но и распределить в батальоны, выяснить, какими они обладали печатями и способностями. В этом ребятам будет нужна любая помощь.

«Ступай спать, малышка».

Смутившись, я нахмурила лоб.

«А я-то думала, что больше не буду нуждаться в чем-то таком банальном».

«Ты брахион. Твоя физическая оболочка функционирует, как тело обыкновенного человека, разве что ты применишь силу, чтобы это изменить».

Звучало логично и выполнимо. Я просто не знала, как…

«Мне кажется, на сегодня ты добилась достаточного прогресса в качестве праймуса, – прервал Люциан ход моих мыслей. – Дай себе чуть-чуть поспать. Я тебя разбужу, если случится что-то важное».

Мой протест он задушил на корню множеством веских аргументов. И был прав во всем. Неизвестно, когда нам придется выступить против Мары, поэтому я могла немножко передохнуть. Помимо всего прочего, мое стремление хотя бы к чему-нибудь нормальному стало таким громадным, что в конце концов я просто сдалась.

Придя в комнату, я промаршировала напрямую в душ и выкрутила кран с горячей водой до упора, в итоге превратив ванную в настоящую сауну. Смыла кровь и пыль с волос, почистила зубы, после чего, завернувшись в гигантское полотенце, занялась поисками ночной рубашки. Бесполезно. Нашлось лишь изящное неглиже, которое не прикрывало даже самое необходимое. Комфорт я представляла себе иначе, поэтому выудила из ящика со спортивной одеждой кофту очень большого размера и заползла под пушистое одеяло.

В ближайшие несколько минут я только провалилась в беспокойный сон. Крутилась с боку на бок, избивала подушку и как только ни ворочалась. И все зря. Лишь спустя пару часов, когда моего носа коснулся запах штормового моря под грозовыми облаками, все напряженные мышцы разом расслабились. В полудреме я почувствовала, как рядом прогнулся матрас. Теплое тело в одежде прижалось к моей спине, рука обвила мою талию. Люциан пришел. Не в мое подсознание. Он пришел в реальности. Вопреки всем рискам. Вопреки всей боли. Я так же была нужна ему, как и он мне.

– Еще больше, малышка, – пробормотал он мне на ухо. – Ты нужна мне еще больше.

В последнем я сильно сомневалась, но была слишком сонной, чтобы выяснять это прямо здесь и сейчас. Вместо этого я прильнула к его груди, приветствуя спокойствие, которое дарили его руки.

Глава 17

Как женщина женщине

 Сделать закладку на этом месте книги

Что-то вцепилось прямо в мою сущность, и притом так жестко, что я молниеносно выпрямилась. Сразу же проснулся и Люциан.

– Что такое? – хрипло спросил он и звучал при этом так же встревоженно, как я себя чувствовала.

– Не имею ни малейшего…

Договорить не успела, поскольку у меня прямо изнутри вырвался черный свет. Он растворял меня, уносил прочь. Люциан попытался ухватиться за меня, но его пальцы прошли сквозь мою руку. Затем обеспокоенное лицо брахиона расплылось, а голос заглушил громкий шум морского прибоя. Следующим, что я ощутила, был прохладный бриз и холодный каменный утес под моими босыми ступнями. Я испуганно огляделась. Все еще темная ночь. В небольшом отдалении поблескивали огни какой-то деревни, а над ней на отвесных скалах возвышались стены крепости. Очевидно, кто-то призвал меня из замка Анку… прямо в центр пылающего круга, исчерченного печатями и письменами, с которыми я была хорошо знакома. Похожей, но менее сложной печатью я не так давно вынудила объявиться Немидеса – против его воли.

– Не хотел тебя разбудить, – раздался голос из глубины ночи. Вместе с ним донеслось потрескивающее дыхание костра на снегу. Из темноты вышел Тристан. Серьезные черты его лица в слабом свете, исходящем от печати, казались словно высеченными из камня. Он разглядывал мои спутанные волосы, кофту, в которой я спала, и мои голые ноги. Не то чтобы он не видел чего-то из этого раньше, но все равно его взгляд ощущался слишком интимным. Слава богу, что меня не похитили в том коротеньком неглиже!

– Тогда зачем ты это сделал? – ощетинилась я, одновременно пробуя связаться с Люцианом. Он наверняка уже сходил с ума.

Моя сила дотянулась ровно до границ печати, в середине которой я и стояла. Линии вспыхнули и обожгли сущность. От боли я вздрогнула.

– Ничто не сможет ни выйти из этой печати, – проинформировал меня Тристан, – ни войти.

Серые глаза так отчаянно сверкали, как будто он намекал мне на что-то очень важное.

Я наморщила лоб. Ему ведь ни к чему были подобные условности. Мое сердце у него. Хотел бы вызвать меня к себе – мог начать шантажировать в любое время.

Внезапно послышался шелест трепещущей на ветру ткани. Развернувшись, я увидела чьи-то очертания. Мы тут не одни.

– Мой сын счел данные меры необходимыми, – проговорил нежнейший женский голос. – По всей вероятности, он переживает за твою безопасность. – Королева ведьм грациозно обошла печать. Ее темные волосы танцевали, словно соревнуясь с тенями. Но, в отличие от моих, пряди ее волос никогда не падали на лицо, глаза или губы – как если бы она контролировала, как ночной бриз дул на ее прическу.

– Весьма польщена, – съязвила я. Мне восхитительно удавалось внешне сохранять ледяную маску. Однако в душе расползалась настоящая паника. Я – пленница, которая не могла выйти ни с кем на контакт и понятия не имела, что Тристан и Мара замышляли в отношении меня.

– Нет необходимости, – равнодушно бросила королева ведьм. – Единственное, чего он опасается, так это что твоя смерть станет моим смертным приговором.

Она ласково погладила Тристана по руке, тот же оставил этот жест безо всякого внимания. У меня сжался желудок. Все в этой картинке отдавало фальшью, и я начала задаваться вопросом, не вернулся ли Тристан в лоно семьи.

– Что тебе от меня надо? – прошипела я.

Мара опустила руку и устремила на меня взгляд своих прекрасных миндалевидных глаз. Даже без своей магии, которую она явно тщательно прятала, королева ведьм излучала чистое превосходство.

– Прежде всего – познакомиться с тобой, дочь Танатоса, – пояснила она мне, медленно приближаясь к печати. – И мне бы хотелось, чтобы ты познакомилась со мной .

Я хмыкнула.

– Нет необходимости.

Разумеется, Мара заметила, что я использовала против нее ее же слова. Но вот чего она не заметила – так это мимолетную улыбку на лице Тристана. Быть может, он и правда больше не на ее стороне?

Демоница замерла лишь в нескольких сантиметрах от светящихся линий, удерживающих меня. Вот сейчас я порадовалась существованию этой печати.

– Почему ты видишь во мне врага, Ариана? – спросила она. На лице появилось добродушие. Вблизи ее красота была еще более ошеломляющей, но меня ей не удастся обвести вокруг пальца.

– Ну, знаешь, сначала я чуть не погибла ради твоего пробуждения. Затем ты пыталась убить мою пару. Потом меня. Потом моих друзей. Потом снова мою пару. – Я легкомысленно повела плечами. – Можно продолжать в том же духе, но я думаю, тебе ясно, на чем я основываюсь.

В глазах Мары показался нетерпеливый блеск. Наверное, ей не понравился мой неуважительный тон.

– Ах, и прежде чем ты назовешь все это кошмарным недопониманием, – едко добавила я, – тебе следует знать, что в твои текущие  планы по убийству моей пары я тоже посвящена.

Мара вскинула руку и невесомым движением дотронулась до невидимой преграды между нами. Тут же полетели искры, за которыми она зачарованно наблюдала. Прикосновение должно было причинять королеве ведьм такую же боль, как мне только что, но она этого не показывала.

– Я уже слышала, что ты встречалась с Тимеоном. – Имя бывшего партнера она произнесла так чувственно, что я отлично себе представила, как важен был для нее однажды старейший. А также по ее голосу можно было понять, что те времена давно канули в Лету.

– Ты права. Я уничтожу Люциана. – Плавными шагами она начала обходить печать по кругу. При этом ее острые ногти царапали барьер, вызывая пронзительный звук и град из искр. – Но мне не придется этого делать, если вы согласитесь примкнуть ко мне.

Ага, вот мы, наконец, и добрались до сути нашей дружеской беседы. Стоило признать, что Мара идеально продумала свое появление. Место встречи выбрано с умом, потому что близость к замку гарантировала мою безопасность. Кроме того, королева ведьм вела себя открыто, но вместе с тем непредсказуемо, скрывала свою мощь, не проявляя слабостей, и отвлекала мое внимание деталями, чтобы мне не бросилось в глаза, что она целенаправленно разжигала мой наивысший страх.

К несчастью для нее, я уже не была такой наивной девочкой, как прежде. Скрестив руки на груди, я упрямо воззрилась на Мару. Она явно еще не до конца исчерпала свою изобретательность.

С милостивым вздохом королева ведьм отступила от края печати.

– У нас много общего, Ариана.

Серьезно? Я с трудом подавила приступ смеха. Ясно же, что она просто старалась создать чувство единства. Это ведь первая глава во всех руководствах по манипуляции людьми.

– Мы обе были преданы Танатосом и Немидесом, – невозмутимо продолжила она. – Они хотели использовать нас, а когда ничего не вышло, решили нас убить. Но мы не сломались, а выжили. Наши враги сделали нас сильнее, и теперь мы стремимся защитить тех, кого любим. Наши семьи…

Голос ее звучал таким же искушающим, как и все сказанное. Она точно знала, какую фразу произнести и на какие болевые точки надавить. Это было сродни притяжению, которому вы бы с радостью поддались. Мне повезло, что я уже была знакома и с другим лицом королевы ведьм. Ее истинным лицом.

Моим ответом на взгляд Мары стал холод.

– Вот только я  к своей семье не причисляю сбрендившие колдовские ковены или чудовищных кровососущих вампиров.

– Твоя пара – убийца, и несмотря на это, ты его любишь, – злясь, парировала она. – Так где же ты провела границу?

– Ровно посередине между тобой и им.

Фыркнув, она отвернулась, чтобы скрыть в ночи свою реакцию. Но я успела увидеть, как красивые губы в ярости сжались, а на лице истаяла последняя крупица дружелюбия.

– Ты действительно думаешь, что я не вижу тебя насквозь? – не успокаивалась я. – Под твоей заботой лишь жажда власти. А твои дети интересуют тебя только до тех пор, пока это выгодно. А если они станут бесполезными, ты выкинешь их, как горячую картошку.

Мое внимание неосознанно переключилось на Тристана. На меня он смотрел абсолютно безэмоционально. Но тем не менее я понимала, что мои слова вонзались в его сердце глубже лезвий. Похоже, это не укрылось и от Мары, поскольку она немедленно поменяла тактику и заговорила более мягким тоном.

– Я готова на всё ради своих детей!

Я безрадостно рассмеялась:

– Да, ведь без подданых ты вряд ли сможешь и дальше зваться королевой.

– Они любят меня, – прошипела тень. – Что предосудительного в том, что они готовы ради меня умереть?

– Любовь так не работает, – лаконично отрезала я, покачав головой, и вдруг позвоночник задрожал от энергии Мары. Королева ведьм ударила обоими кулаками по невидимой стене. Брызнули искры. Линии загорелись ярче.

– Не рассказывай мне о любви! – злобно завизжала она, в то время как беспощадный холод и жуткая пустота ее беззвездной ночи обрушились на меня так неожиданно, что я рухнула на колени.

В ту же секунду пошевелился Тристан. Он выглядел взволнованным и моментально подскочил к Маре. Его серые глаза взметнулись к линии горизонта. Там, вдали, собирался шторм. Молнии осветили стены замка и наполнили воздух запахом жары и дождя. Летняя гроза.

Я улыбнулась. Мара допустила ошибку. Она выдала себя.

– Нам пора, – настойчиво предостерег ее Тристан. Однако королева ведьм не шелохнулась. Она неотрывно и с ненавистью смотрела на меня и мою улыбку.

– Тебе следовало принять мое предложение. – Ее голос тысячами иголок впивался под кожу. – Это бы избавило тебя от участи видеть смерть того, кого ты больше всего любишь.

У нее в руке материализовался кинжал. Слегка изогнутый, целиком отлитый из меди. Я оцепенела. Страх ледяными когтями сдавил сердце.

«Kaménæ gæ» – так назвал этот клинок Тимеон. «Выжженная земля». С его помощью Мара способна отнять у Люциана душу и убить его – ничем не рискуя. Мой взгляд метнулся к Тристану. Этот кинжал никогда не должен был попасть в руки королевы ведьм. А сейчас сюда спешил Люциан.

– Вижу, бравада закончилась, – забавляясь, подытожила демоница. Она побарабанила пальцами по барьеру, который до сих пор защищал меня от нее. Теперь он превратился в тюрьму, и Мара наслаждалась такой иронией судьбы. – С каждым принятым решением погибает тысяча возможностей. Они будут преследовать тебя, как призраки, жаждущие отмщения.

Во мне бурлил гнев. Я хотела одного – убить Мару. Ладони сжались, но ациамы не смогли пробиться сквозь печать. Мне приходилось беспомощно наблюдать, как летний шторм становился все ближе. Происходящее не задумывалось как ловушка для Люциана, но превратилось именно в нее. Я не могла его предупредить, не могла драться, не могла вообще ничего.

– Подумай о той минуте, когда твое одинокое будущее сделает из тебя трофей для собственного чувства вины. Потому что вина будет охотиться за тобой. Так же, как и я. И когда я тебя…

Голова Мары дернулась в сторону. Кости хрустнули и сломались. На лице застыло ошеломленное выражение, после чего ее тело обмякло и вместе со всей силой повалилось на землю. Над ней стоял Тристан. В серых глазах светилась такая бескомпромиссность, что меня затрясло. Он молча перешагнул через нее и подошел к моей клетке. Его губы шевелились. В глазах взвился голубой огонь и эхом отразился в языках пламени, побежавших вдоль его правой руки. Вытянув ее, он проткнул ладонью защиту печати. Золотисто-желтые искры смешались с голубым пламенем. Печать сопротивлялась ведьмаку, но Тристан оставался непреклонным и терпел боль.

– Возьми его! – велел он мне. Только сейчас я сообразила, что у него в руке лежал кинжал. Вероятно, он забрал его у Мары, когда…

– ВОЗЬМИ ЕГО!

Полностью сбитая с толку, дрожащими пальцами я взяла у него кинжал. Не знаю, чего я от него ожидала. Возможно, двойной игры, каких-то интриг или трюков, но определенно не таких импульсивных действий. Мара не убита. Она исцелится и узнает, кто ее предал.

Он убрал руку. Печать тут же залатала образовавшуюся брешь и вновь заслонила меня и кинжал ото всех опасностей. Но Тристана она тоже отрезала.

– Уходи отсюда, – воскликнула я. – Мара вот-вот…

Поздно. Воздух завибрировал. Невообразимая злобная мощь разворачивалась за спиной у Тристана и заставила меня замолчать. И без того темная ночь стала еще темнее. Без сомнения, Тристан тоже это чувствовал, но невзирая ни на что не сдвинулся с места.

– Прости меня, – прошептал он. Его печальные глаза не отрывались от моих, как будто он хотел запомнить этот момент любой ценой. Ему было плевать, какая опасность сгущалась позади него. Казалось, что для него важно было лишь то, что сейчас он мог вселить в меня частицу надежды.

Черные тени обволокли Тристана. Тот не сопротивлялся. Он до сих пор не сводил с меня взгляда. А затем тени рванули его назад.

Я ничего не слышала. Ничего не видела. Но чувствовала всё. Что бы Мара с ним ни творила, Тристан больше не в силах был поддерживать свои стены. Его эмоции потекли ко мне, наполняя глаза слезами и… в конце концов оборвались.

Ночь раскололась передо мной. Как богиня, из нее вышла Мара. Платье и волосы сливались с сумраком, но руки по локти заливала кровь. Кровь Тристана. Даже лицо было испачкано ее каплями. При виде кинжала в моих руках у нее вырвался вопль, которого мир еще не слышал. Ее сила со всех сторон наплывала на печать. Символы под таким натиском вспыхнули настолько ослепительно, что мне пришлось прикрыть глаза от этого света. Завеса вдавливалась внутрь, как консервная банка. Долго она точно не продержится. Я приготовилась к битве, но вдруг сущность Мары так резко втянулась обратно, как если бы кто-то щелкнул выключателем. Звезды, скалы, даже ночные силуэты деревни и замок Анку снова стало видно – как и Мару в ее теперь слишком человеческом обличье.

– Рада вновь увидеться с тобой, Люциан, – прорезал тьму ее голос. Сердце у меня пропустило удар, прежде чем опять застучать как бешеное. Чуть подальше на одной из скал стоял мой возлюбленный. Его глаза горели чистым серебром, однако стоило ему заметить меня, этот пронзительный свет перерос в тлеющий жар.

Мара рассмеялась.

– Ты изменился, Анку-младший. Кажешься более рассудительным. Твоя пара подрезала тебе крылья?

– Хочешь выяснить это прямо сейчас? – опасно тихо спросил Люциан.

Несмотря на печать, я ощутила, как натянулась нить нашей связи. Возможно, он пытался телепатически связаться со мной.

– Со мной все хорошо! – прокричала ему я, чтобы он больше не волновался. – И кинжал у меня.

Очень медленно губы Люциана растянулись в улыбке, повергающей окружающих в страх и трепет. В его ладони возник ациам.

– Судя по всему, ты лишилась своего козыря, Мара, – сказал он. – Но я дам тебе выбор: убирайся отсюда или мы испытаем мою новую рассудительность.

– Какая самонадеянность – полагать, что тебе известны мои козыри, – отозвалась королева ведьм. У нее в руке тоже появился ациам. Вот только она молниеносно развернулась и метнула свой клинок в мою сторону. Рассыпая искры, металл врезался в преграду и остался в ней. От этой точки расползались сверкающие трещины. Я не смела вздохнуть. Фрагмент за фрагментом магия раскалывалась, словно печать была сделана из стекла.

Люциан спрыгнул со скалы, но Мара, вытянув руку, запретила ему приближаться.

– Не смей!

Ее сила обследовала границы печати. Откололась еще одна часть. Трещины увеличивались.

– Мы оба отдаем себе отчет, что я прикончу твою пару, как только этот смехотворный щит падет.

– Это будет означать и твою гибель, – прорычал Люциан. У него заходили желваки. По брахиону было видно, с каким удовольствием он покромсал бы Мару на мелкие кусочки.

– Может быть, – протянула королева ведьм, – а может быть, и нет. Ты не сможешь драться со мной и  защищать свою пару.

– Нет, не смогу… – признал Люциан.

Вдруг спину у меня начало покалывать. Ночь сотрясла череда взрывов. На скалах вокруг Люциана показались Бел, Элиас, Лекс и Константин. Но и это далеко не всё. Собиралось еще больше черного света, выпускавшего других праймусов, на появление которых я не рассчитывала бы никогда в жизни: Вессу, непослушную сестру Белиала; возле нее – Нельсона, Алого Льва Сомали. Помимо них – Жанну Хадир, одну из телохранителей Бела, чей брат Сильван погиб во время нападения Тристана на Мальте. Ну и под конец – демоницу, которая вызывала во мне крайне противоречивые чувства: Мирабель – стервозную бывшую девушку моего любимого.

– …А они смогут, – договорил Люциан, смерив Мару уверенным взглядом.

А Мара оторопела так же, как и я. Даже при наилучших условиях призыв требовал времени. То, что все эти праймусы объявились здесь так быстро, напоминало организованный план. Практически призыв по системе снежного кома.

– Несомненно, смогут, – с издевкой и ненавистью усмехнулась Мара. Ее взгляд перемещался с Вессы на Элиаса и в итоге задержался на Беле. – Но это сражение состоится не сегодня. – Ее платье превратилось в непроницаемые тени, поднявшие ее ввысь. – Скоро я дам вам знать, когда и где вы столкнетесь со своей кончиной.

Элегантный взмах рукой – и ночь поглотила ее, унося прочь.

Глава 18

Свет на горизонте

 Сделать закладку на этом месте книги

Из-за ухода Мары барьер печати окончательно лопнул. Высвободившийся при этом поток энергии выдавил из моих легких весь кислород. На мгновение стало светло как днем, после чего линии и письмена наконец испарились, и тьма показалась еще чернее. В ту же секунду я оказалась прижата к теплой груди.

«Больше никогда так не делай!» – прошептал мне Люциан.

Пульс стучал в ушах, а колени грозились подогнуться. Все признаки панической атаки, которую я подавляла с момента появления Мары на утесе, теперь с опозданием навалились на меня.

«Я не очень-то могла на это повлиять».

«Знаю, – выдохнул Люциан и выпустил меня из кольца своих рук, чтобы удостовериться, что я не ранена. – Нам невероятно повезло. Так быстро Мара больше не позволит себя запугать».

Мне стало ясно, что он хотел этим сказать. Мое спасение обошлось нам дорогой ценой, поскольку отныне Мара знала, кто конкретно являлся ее врагами и насколько хорошо они организованы.

Кто-то зажег свет. Он не исходил из какого-то непосредственного источника и имел какое угодно, но точно не естественное происхождение. Недалеко от нас я заметила Бела. Он мрачно смотрел на меня. Нет, не на меня, а на медный кинжал, который я все еще стискивала в ладони. Кинжал, способный убить Люциана. Мы это сделали. Маре больше не удастся воспользоваться им против Люциана. Благодаря Тристану.

– Бе-е! – Весса с отвращением приподняла ногу. Ее белоснежный кед покрывало что-то темно-красное, будто она наступила в лужу крови.

А это она и была, как уже начала понимать праймус. Внезапно обувь потеряла для нее значимость. С возрастающим интересом по кровавым следам она добралась до Лекса, уже нашедшего труп Тристана. Тут Весса состроила п


убрать рекламу






угающе воодушевленную мордашку.

– Ух ты, а кто-то ответственно подошел к процессу, – выдала она и встала на носочки, чтобы получше осмотреть окровавленные останки. – Кто это?

– Тот же вопрос я только что задавал себе в отношении тебя, – буркнул Лекс.

Миниатюрная демоница, одетая в комбинезон с мини-шортами и гетры до колен, выпрямилась во весь рост и нахально бросила брату Люциана:

– Я сестра Бела, но он обо мне не рассказывает, потому что стесняется.

– Я ничего  не стесняюсь, – поправил ее Бел с оттенком досады в голосе. – Просто моя сестра – заноза в заднице, которую я выношу только с промежутком в пару столетий.

Весса закатила глаза и вернулась к Нельсону. Освободившееся место рядом с телом занял Элиас.

– Судя по всему, Тристан не на шутку взбесил Мару, – заключил командир гвардии.

– Тристан? – Сестра дьявола удивленно вскинула тонко выщипанные брови. – Тристан Варга? Я думала, его невозможно убить.

Бел вздохнул.

– Как видишь, можно.

До этого момента я старалась не поворачиваться в сторону Тристана. Слишком свежо было воспоминание о том, что он чувствовал в последние минуты. Запечатлевать в памяти соответствующие образы было излишне. Но категоричная реплика Бела привела меня в замешательство. Я абсолютно точно ощущала слабый аромат костра и снега. Бел ведь тоже не мог его не замечать?

– Разве Люс не пытался прибить его десятки раз, но ничего не сработало? – изумленно спросил Лекс.

– Должно быть, Мара в этом деле эффективнее, чем твой брат, – настаивал на своем Белиал.

– Похоже на то, – согласился с ним Люциан.

Вот теперь я окончательно запуталась.

«Эээ… я не думаю, что Тристан мертв», – сообщила я ему.

Он тихонько сжал мою ладонь.

«Да, но будет лучше, если Мара и дальше будет в этом убеждена».

А? Тристан так часто оживал. С чего бы королеве ведьм считать, что в этот раз будет по-другому? Хотя она навряд ли бросила бы своего мертвого сына, если бы предполагала, что он мог выжить.

«Высокомерие, малышка, – ответил Люциан на невысказанный вопрос. – Слабое место всех праймусов».

Он обменялся парочкой многозначительных взглядов с Элиасом, после чего тот включил свой командный тон.

– Отнесите его труп в крепость!

Нельсон презрительно фыркнул.

– Кем он себя возомнил, чтобы раздавать приказы?

– Захлопни пасть и делай то, что он говорит, – рявкнул ему Бел. Кивком головы он дал понять Жанне, что она должна помочь Нельсону. При этом я подозревала, что он просто-напросто не доверял ни изменнику, ни сестре, потому и послал с ними свою телохранительницу.

Под аккомпанемент брюзжания Нельсона мы пошли обратно к замку. Естественно, можно было воспользоваться и призывом, но я наслаждалась свежим воздухом и небольшой передышкой. Люциан положил руку мне на плечи. Кажется, он тоже получал удовольствие он нашей незапланированной прогулки навстречу рассвету. Я грустно улыбнулась. За долгое время это было самое нормальное, что мы делали вместе. Причем «это» подразумевало, что кучка разномастных демонов с подставным трупом ведьмака-гибрида топала по бретонским скалам.

Мы уже почти добрались до крепости, когда я услышала за спиной жеманное сопение. Вскоре после этого нас обогнала Мирабель, грациозно и энергично покачивая бедрами.

А кстати!

«Не хочешь мне поведать, что она здесь забыла и почему вообще до сих пор жива?» – холодно спросила я Люциана. Большая удача для этой демонессы, что после столкновения с Марой у меня не было настроения устраивать еще одну разборку.

«Последние недели она провела в темнице Бела и вышла на свободу в обмен на помощь», – спокойно ответил он.

«Пффф… И ты ей веришь?»

Не в силах что-либо с этим поделать, я поняла, что во мне закипала ревность, а вместе с ней – энергия. Просто мне пока не удавалось обуздать свою новую собственническую импульсивность. Это явно один из недостатков жизни в качества праймуса.

«Я потребовал с нее клятву, которая исключает любое предательство», – просветил меня Люциан с веселым блеском в глазах.

«А ты не потребовал, чтобы она держалась от тебя подальше?»

Никаких сомнений, я доверяла Люциану, но кто знает, что учудит эта заносчивая мисс Я-Считаю-Себя-Самой-Потрясной.

Люциан рассмеялся и наградил меня нежным поцелуем в висок.

«В данный момент нам потребуется любая помощь, какую сможем заполучить. Но если ты все равно вдруг нечаянно ее зарежешь, я буду поблизости с лопатой и совочком для мусора».

– Ее присутствие не станет для вас проблемой? – прервал нашу ментальную дискуссию Элиас. Старший брат Люциана догнал нас. От него не укрылся спектакль Мирабель и моя реакция на него, и он определенно забеспокоился.

– Да не убью я ее, – проворчала я и приструнила свою взбунтовавшуюся силу. Совсем не обязательно, чтобы каждый обратил внимание на мое смехотворное поведение.

Элиас невозмутимо поднял бровь.

– Откровенно говоря, я хотел уточнить, не спровоцирует ли Мирабель самоконтроль Люциана. Без обид, Ари, но тебя мы все-таки успокоим, если понадобится.

О… М-да. Кхм, конечно, это уже другой разговор.

– Можешь расслабиться, братишка. С Ари мне каждый день все легче держать себя в руках.

Я озадаченно взглянула на Люциана. До сих пор все указывало на то, что рядом со мной ему это давалось сложнее. Как-никак, а моя душа постоянно раздирала его сущность, причиняя боль.

«Но до сих пор мы не были связаны», – мягко напомнил мне он.

Элиас выглядел таким же удивленным, как и я, и скептически уставился на брата. Между парнями установилась тишина, потому что разговор они, по всей видимости, продолжили мысленно. Элиас терпеливо выслушивал брата. Время от времени его взгляд устремлялся на меня, кинжал в моих руках и наконец на мою шею, где теперь висел кулон. Он улыбнулся. А затем Люциан, вероятно, сбросил информационную бомбу, потому что от изумления Элиас чуть не споткнулся. Мне пришлось приложить максимум усилий, чтобы не захихикать, настолько обалдевшим казался всегда сосредоточенный командир.

Так или иначе он быстро собрался и, широко улыбаясь, помотал головой.

«Я бесконечно рад за вас», – прошелестел голос Элиаса в моем подсознании. Люциан счастливо засмеялся и притянул меня ближе. И неожиданно он наступил: один из тех редких, беззаботных идеальных моментов, о которых ты потом всегда вспоминаешь. К сожалению, долго он не продлился, так как, войдя в ворота замка, я заметила в башне силуэт, следивший за нами из окна.

Моя мать.

Ее взгляд был таким уничижительным и ледяным, что у меня образовался комок в горле. Наблюдая наше хорошее настроение и груз в виде явно человеческого трупа, она наверняка укреплялась в своем мнении о нас как о злых демонах.

Люциан сделал глубокий вдох и собирался что-то сказать, но внезапно на пути у нас вырос Бел.

– Понимаю, насколько неслыханно неподходящим это сейчас покажется, но боюсь, Ари должна сейчас вернуть долг.

Я в шоке разинула рот.

– Сейчас?

– Да, сейчас! – подтвердил Бел. – Я подготовил для тебя кое-что особенное.

Ну он же не серьезно! Бел собрался СЕЙЧАС пойти со мной на свое дурацкое свидание?! Если честно, я надеялась, что у меня еще есть время до вечера. В конце концов, мой список дел рос с каждой минутой, равно как и гора причин, по которым мне просто необходимо было находиться в замке. Среди них значился давно откладываемый разговор с мамой. Возвращение Тристана из мертвых, которое, вне всяких сомнений, наделает тут шума. Поиск наилучшего места, где спрятать кинжал, похищающий души. И конечно же, Мирабель, которую я ни на секунду не планировала оставлять наедине с Люцианом… особенно учитывая, что именно в это мгновение она невыносимо самодовольно оскалилась.

– Хочешь выйти за пределы крепости вместе с Ари? – ледяным голосом переспросил Люциан. Его настроение тоже опустилось ниже плинтуса.

– Разумеется, – бодро объявил Бел, а во взгляде его засветилось однозначное предупреждение не бросать ему вызов. – Я гарантирую безопасность Ари. Кроме того, Элиас с парочкой своих гвардейцев может к нам присоединиться. Портал-призма в любой момент перенесет нас обратно, и – само собой – вы позовем тебя, если возникнет какая-то опасность.

Звучало так, будто он репетировал, а тон был таким провокационным, что никто бы не удивился, преврати Люциан Бела в кучку пепла прямо на этом самом месте. И между прочим, это стало бы единственным шансом не допустить предстоящее свидание, поскольку Бел заранее предусмотрел все потенциальные возражения.

Люциан стиснул челюсти, однако в конечном итоге кивнул в знак того, что согласен на условия Белиала – что ему пришлось согласиться.

– Тогда идем, дорогая? – приторно сладко обратился ко мне Бел.

О господи, иногда этот тип действительно казался мне настоящей загадкой. Либо они с Люцианом устроили какое-то тестостероновое соревнование, либо существовало другое обстоятельство, делающее его таким вспыльчивым и несносным. Как бы то ни было, я не пойду у него на поводу и не стану подливать масла в огонь, только чтобы он смог и дальше вымещать свое завуалированное раздражение – даже при условии, что злорадное выражение на лице Мирабель стояло у меня поперек горла. Держу пари, она дождаться не могла, пока я покину замок.

– Можно мне сначала переодеться? – с неохотой процедила я.

Так как я точно никуда не пошла бы в пижаме, вопрос был риторическим. И я уже наполовину развернулась, чтобы подняться в свою комнату, как Бел опять меня притормозил.

– Сожалею, но нет. Нас ждут, а мы уже и так опаздываем. Но я всегда рад предложить свои услуги, когда речь заходит о твоем внешнем виде.

С наикрасивейшей улыбкой из рекламы зубной пасты он протянул мне руку, наслаждаясь моим смущением.

– По очень тонкому льду ходишь, господин Дьявол, – тихо предостерегла его я.

Бел усмехнулся.

– Ах, Ари. Я рожден  на тонком льду.

Вау. Продолжит в таком духе, и наше свидание с немалой долей вероятности закончится клинком у него в сердце… или начнется… или то и другое. Как назло, сейчас он обладал большей властью. Поэтому, скрипнув зубами, я вложила свою ладонь в его. По меньшей мере хотела так сделать, прежде чем Люциан перехватил мое запястье до того, как я успела бы дотронуться до Бела. Он держал мягко, но решительно. Брахион привлек меня к себе, положил мою руку себе на шею, и я утонула в его зеленых глазах.

«Позволишь мне сделать это для тебя?» – попросил он, непривычно помедлив. Дистанция между нами сократилась сама собой, когда его пальцы сомкнулись сзади у меня на талии. Я чувствовала, как летний шторм ласкал мою кожу – готовый унести меня за собой.

«Ты уверен?» – Его магия на моей коже и искры между нами казались сейчас не самой целесообразной комбинацией. Может, ему и стало легче держать себя в руках, но о себе я того же сказать не могла. И выбор одежды быстро обернется катастрофой. А последнее, в чем мы сейчас нуждались, – это очередная беда с землетрясениями и разбитыми стеклами перед носом у наших новых союзников.

«Доверься мне, малышка, у меня все под контролем, – шепнул он мне. – Просто нелестные мысли остальных сводят меня с ума. Знаю, что не должен придавать им значения. Но каждый раз, когда дело касается тебя, во мне просыпается неандерталец, которому потом непременно нужно продемонстрировать всем, что ты принадлежишь мне. – Его губы нежно скользнули по моим, похищая мое дыхание и рассудок. – Скажи мне кто-нибудь еще недавно, что у меня есть склонность к хвастовству, я бы засомневался…»

Я улыбнулась и запустила пальцы в его мягкие локоны. Мой собственный внутренний неандерталец придерживался того же мнения. Пусть Мирабель хоть захлебнется своей надменностью.

«Тогда покажи, на что ты способен. Я буду разочарована, если они все сейчас же не разинут рты».

Люциана не пришлось просить дважды. Вместе с тем я пробудила неукротимую стихию, которая теперь завоевывала мои губы, пока каждая частичка тела не начала вибрировать. По коже прошла волна невероятного жара. Кофта на мне превращалась во что-то другое. Появившийся материал ощущался как тысяча прикосновений одновременно. Колени ослабели, но Люциан держал крепко. Сущность билась за ментальными стенами, но Люциан ее усмирил. Заговорила совесть, но Люциан заставил меня забыть о ней. Он всегда рядом, владел собой, владел мной, владел ситуацией. Его сила была подавляющей. Как освобождение. В тот же момент я осознала, как сильно мне хотелось отпустить себя.

– Думаю, мы уже всё поняли, – окликнул нас Бел, и было буквально слышно, как он закатил глаза.

Люциан разорвал поцелуй, но продолжал держать меня в объятиях. За что мне стоило его поблагодарить, поскольку в противном случае я бы шла по внутреннему двору замка, пошатываясь, как пьяная.

– Хорошо, – подозрительно тихо ответил он. О своих правах он заявил довольно прозрачно.

Люциан бережно меня отпустил, при этом его ладони погладили мою голую спину, вызывая на ней крошечные удары тока.

Момент!

Опустив глаза, я обнаружила, что одета в сапоги, темные легинсы и черное шелковое платье до колен. Просто, удобно и подходило под любой вариант, какой только мог придумать Бел. И… очевидно, на спине у платья имелся глубокий вырез, который открывал всем мой знак праймуса, а значит, и нашу необычную связь.

Реакция окружающих колебалась от ужаса до растерянности… включая разинутые рты.

«Довольна?» – Люциан нежно заправил мне волосы за ухо. В его голосе прозвучало столько мужской гордости, что я растаяла. На самом деле я была очень довольна. Теперь все официально. Каждый мог убедиться, что мы с Люцианом связаны, что мы пара и равны. Всеобщее внимание я до сих пор ненавидела, но потрясающий поцелуй и побелевшее лицо Мирабель покрыли всё сполна.

«А что там насчет секретности?» – подразнила я Люциана.

«Элиас изменил мое мнение, – сказал он. – Мой брат считает, что нам следует прекратить рассматривать свою любовь как слабость. И думаю, он прав. Наша связь вернула мне надежду. Благодаря ей я больше не боюсь своей силы. И твоя душа тоже кажется более… довольной. Она продолжает стремиться к тебе, но уже не так отчаянно. Это как…»

– Отлично, – снова прервал нас Бел, разрушив волшебство, которое только что возникло между нами. – Теперь, когда Люциан достаточно четко пометил свою территорию, я бы хотел отправиться в путь.

Удивительно, но светловолосый праймус отнюдь не выглядел разозлившимся. Напротив, в уголках рта дрожала одобрительная ухмылочка. При случае я обязательно его об этом спрошу, но прямо сейчас мне оставалось доделать еще кое-что.

– Держи! – Я протянула Люциану медный кинжал. Этот клинок способен положить конец его жизни, поэтому самое правильное – если он сам будет его хранить.

Кивнув, Люциан взял клинок и заткнул его себе за пояс брюк.

«Постарайся не подавать виду, но это иллюзия. Подлинный кинжал уже некоторое время спрятан у тебя в сапоге».

Мне с трудом удалось не показать свой испуг.

«Зачем? У тебя он в большей безопасности».

Люциан улыбнулся и легко поцеловал меня на прощание.

– Не давай Белу довести тебя до белого каления, – вслух проговорил он. О нашей мысленной беседе никто не подозревал.

«Это то, чего ожидает Мара, и что должны думать все остальные. Для меня же нет никакой разницы».

Глава 19

Дьявол – это белка

 Сделать закладку на этом месте книги

Вес кинжала давил мне на голень. Ответственность давила еще сильнее. Я не смела опустить взгляд и всю дорогу размышляла о последней фразе Люциана. Погруженная в свои мысли, я едва ли замечала, кто заходил с нами в портальную комнату. Пара гвардейцев, их командир и, по всей видимости, еще несколько «приспешников дьявола». Только когда Бел распахнул громадную железную дверь и вытолкнул меня под холодный ливень, я очнулась.

Где бы мы ни находились, здесь был день. Точное время мне определить не удалось, потому что небо затянули тучи, а обзор мне закрывала раскидистая плакучая ива. Крупные капли стучали по листве, исполняя совместно с парочкой ворон настоящий концерт позднего лета. Если бы Бел не растянул надо мной магический зонтик, я в кратчайшее время вымокла бы до нитки. Однако оценить его галантность в полной мере не получилось, потому что в ту же минуту стало ясно, куда он меня привел. Волоски на руках невольно встали дыбом. Это кладбище… и точно не одно из тех, которые часто посещали и за которыми хорошо ухаживали. Оно, скорее, сгодилось бы для съемок какого-нибудь ужастика. Рядами выстроились гранитные памятники с заросшими гравировками, покосившиеся каменные кресты, мраморные плиты, испещренные трещинами, и призрачные статуи ангелов, наблюдающие за нами отовсюду. Позади меня Элиас и его гвардейцы вышли из портала, входом в который служил чей-то фамильный склеп. Провожаемые взглядом пустых глазниц высеченного на нем черепа, мужчины рассредоточились и проверяли территорию.

– О, умоляю, только не говори мне, что мы сейчас станем участниками какого-то извращенного сатанинского культа.

– Не прямо так, – засмеялся Бел и целенаправленно устремился по лабиринту из полуразрушенных природой крестов и надгробий. – Но ты почти угадала.

Непонимающе качая головой, я проследовала за ним. Как только мне начинало казаться, что я разглядела истинное лицо Бела, он вытаскивал еще одного кролика из шляпы. Эта теория укрепилась, когда впереди показалась старая церковь и он направился прямиком туда. Оттуда доносились звуки органа и пение. Но даже это, похоже, Бела не отпугнуло. Пребывая в хорошем расположении духа, он открыл боковую дверь и пропустил меня первой.

– Это такая шутка или как? – недоумевая, спросила я, пока Белиал окропил руки святой водой, чтобы перекреститься.

– Почему? – ответил он с лицемерной улыбочкой.

Резкое «Тшшш!» призвало нас к молчанию, после чего оскал Бела стал лишь шире, и он, вцепившись в мою руку, потащил меня через весь неф церкви к первому ряду. Там около одинокой пожилой дамы в цветастой вязаной шляпке оставалось два свободных места. Песня закончилась, и кругленький, как шарик, священник начал читать проповедь на каком-то восточноевропейском языке, которого я не могла ни понять, ни идентифицировать. Чтобы не привлекать лишнего внимания, я поспешно села. В конце концов мне пришлось лицом к лицу столкнуться с ненормальностью сложившейся ситуации. Я, которая вообще не была верующей, сидела на богослужении с дьяволом. Ну просто как начало плохого анекдота.

Бирюзовые глаза Бела не отрывались от огромного распятия перед нами. Их нахальный блеск, безусловно, был связан с тем, что у всего прихода случился бы массовый инфаркт, узнай люди, кто сейчас находился среди них.

«Честно, что за дела?» – телепатически напустилась на него я.

Как недавно сказал Люциан, Бел ничего не делал просто так. Но как бы я ни напрягала мозг, до меня не доходило, чего он этим добивался.

«Церкви всегда напоминают мне о том, как эфемерна может быть власть, – с весельем в голосе заговорил он. – Люблю приходить сюда и поразмышлять о смысле жизни».

Я оторопело заморгала.

«Ты поэтому меня сюда приволок?!»

«Немного рефлексии никому не повредит», – пожурил меня он и, не впечатлившись моим негодованием, взял в руки один из лежащих рядом молитвенников. Внезапно по рядам разнеслось многоголосое «Аминь!», к которому с энтузиазмом подключился Бел. Под конец на губах у него вновь заиграла эта самодовольная усмешка.

Я старалась его не придушить. Молча досчитала до десяти и приняла решение последовать совету Люциана и больше не позволять Белу меня злить. Это наше последнее свидание. Нужно всего лишь перетерпеть, а в результате я буду свободна от своего долга.

Какое-то время я слушала священника. Он просто вгонял в сон. Разнообразные похрапывания с дальних рядов доказывали, что проблема не только в моем незнании языка. От скуки я разглядывала многочисленные лики святых и золотых ангелов, круживших над высокими окнами церкви. Мысли блуждали – от жуткого заявления Мары к жестокой смерти Тристана и кинжалу в моем сапоге. Я думала о том, должны ли мы его уничтожить или, может быть, еще существовало решение, как с его помощью разделить Люциана с душой, при этом его не погубив. Ломала голову, какой мир создаст Мара, если мы проиграем, и как нам запереть ее в Тихом омуте.

В какой-то момент стало невозможно сидеть и ничего не делать. Мне было неизвестно, сколько еще продлится эта месса с ее обычным марафоном – встать, опуститься на колени, сказать «аминь», но надо было срочно на что-то отвлечься, чтобы не утонуть в мрачных мыслях.

«Эй, Бел? Не расскажешь, почему у тебя в последнее время так резко скачет настроение? Я думала, визит с замок Анку – это воплощение твоей детской мечты. Или ты просто не смог найти то, что планировал оттуда украсть?»

Видимо, своим вопросом я тоже выдернула Бела из его размышлений. Смиренно вздохнув, он закрыл молитвенник, который как раз листал.

«К твоему сведению: во времена моего детства еще не существовало даже галльской рыбацкой деревушки, превратившейся столетия спустя в римскую крепость, на основании которой еще через тысячу лет возвели замок Анку, – деловито поучал меня он. – Кроме того, я вполне успешно нашел то, что искал. Пусть даже немного не таким способом, как ожидалось. Что ставит меня перед весьма интересным выбором».

К этому мгновению из его взгляда исчезло все озорство, сменившись непостижимой жесткостью. Ясный сигнал, что больше всего ему хотелось прекратить этот разговор. Как ни странно, праймус этого не сделал.

«Было время, когда я не стал бы участвовать в этой битве, Ари. Получил бы из нее выгоду для себя и предоставил судьбе право решать, кого мне в итоге поздравить с победой».

Я тяжело сглотнула и поискала в его чертах следы раскаяния из-за того, что в этот раз он выбрал одну сторону. Он хотел уйти? И привел меня сюда, чтобы рассказать об этом? Без него и его связей наши шансы заметно снижались.

«Что же поменялось?» – неуверенно полюбопытствовала я.

«Я поклялся Гидеону, что в течение года буду защищать тебя всеми доступными мне средствами, – напомнил он. – Ни твои сменяющие друг друга противники, ни последующая смерть этого не отменяют… хотя последнее плоховато сказалось на моей гордости».

Верно. Я забыла о сделке между ним и братом Лиззи. Это придавало героизму Бела неприятный привкус.

«Не самая выгодная сделка, мм? Что бы ты за это ни получил от Гидеона, оно явно не стоило того, чтобы ради этого приходилось ввязываться в войну».

«А мне и не приходилось , Ари. Я мог бы похитить тебя и на год запереть в своем подвале, – равнодушно проинформировал меня он. – Нет, держаться в стороне я не мог уже после того, как в Корее заглянул в твою душу. Но прочувствовав твою боль от потери знака Люциана, я понял, что ты заслуживаешь моей симпатии и помощи. Сделка с юным Росси с тех пор стала только глазурью на торте».

Все эти небрежные признания привели к тому, что я уставилась на Белиала сильно округлившимися глазами, а он отреагировал широкой улыбкой.

«Не нафантазируй там себе ничего! Просто ситуация мне кое о чем напомнила».

«О чем?» – заинтересовалась я.

В тот же миг все собравшиеся поднялись на ноги и принялись подпевать загудевшему органу. Бел пылко присоединился к ним, что не помешало ему отвечать на мой вопрос.

«О том, что «как» – важнее, чем «как долго»».

«Ого». – Я лишилась дара речи.

Растрогана. Поражена. Я почувствовала, как в голове переключился какой-то тумблер. Белу действительно удалось добиться того, чтобы мои беспорядочные мысли на время замолчали, оставив после себя исключительную ясность.

Что «как» – важнее, чем «как долго».

Я с благодарностью бросила взгляд на праймуса. Казалось бы, он получал удовольствие от церковного пения. Его приятный баритон гармонировал со слегка надламывающимся сопрано женщины в вязаной шляпке и с голосами остальной части общины.

На третьем куплете я несильно подергала его за рукав.

«Если тебе когда-нибудь что-нибудь понадобится, Бел, – телепатически обратилась я к нему, – можешь рассчитывать на меня».

По всей видимости, это выбило его из колеи. Он прекратил петь и сверкнул зубами, изобразив дерзкую ухмылку.

«Значит, ты должна мне еще одну услугу?»

«Нет, – быстро возразила я, пока не впуталась в следующую сделку с дьяволом. – Это значит, что я тебя не брошу, если у тебя возникнут трудности».

Несколько долгих секунд его бирюзовые глаза меня не отпускали. А потом Бел задумчиво кивнул и пробормотал:

– Кто бы мог подумать, мм?

Лишь теперь, когда он опять заговорил вслух, я сообразила, что священник и другие церковнослужители шли по центральному проходу, а все прихожане под эпическое звучание органа следовали за ними. Наверное, месса подошла к концу. Белиал вежливо предложил мне свой локоть. Я взяла его под руку, и вскоре процессия, как течение, вынесла нас на улицу. Там благоговейный настрой людей сразу же улетучился. Они радостно здоровались, целовали друг друга в щеку и болтали. Даже погода решила подыграть и временно перестала поливать их проливным дождем.

– Beluś! – внезапно пронеслось над площадью перед храмом. Старушка в цветной вязаной шляпке направлялась к нам. Даже в головном уборе она была на голову ниже меня и выглядела очень хрупкой. Но внешность обманчива. Доковыляв до Бела, она за лацканы пиджака энергично потянула его вниз и трижды звонко чмокнула в обе щеки. А затем произнесла несколько строгих слов, по интонации напоминавших выволочку. Бел, не жалуясь, позволил ей выговориться и ответил что-то на ее родном языке. В этой реплике я услышала свое имя, вслед за чем старая леди перевела на меня свои умные, окруженные морщинками от частого смеха, глаза. Глаза с отчетливыми ведьминскими кругами на радужках.

– Ари, это Катаржина. Моя прапрапраправнучка.

Его кто?!

Его КТО?!

Изумляло не представление о том, что у дьявола были дети, а то, что они жили праведной жизнью в какой-то отдаленной деревне и носили яркие вязаные шляпки.

Пожилая Катаржина засеменила ко мне, взяла мои руки в свои и погладила по щеке. Она что-то проговорила, потом сделала движение рукой, которое затмило бы даже опытного военачальника и потопала вперед.

– И она приглашает нас на обед, – веселясь, перевел Бел. Я недоверчиво взглянула на него.

– Но это же не все, что она сказала, не так ли?

– Еще она желает нам счастья и говорит, что у нас будут невероятно красивые дети.

– Она этого не говорила.

– Говорила, клянусь, – рассмеялся Бел.

– И тебе не пришло в голову ее переубедить?

– Она мне не поверит. Катаржина бывает весьма своеобразной, собственно, поэтому будет не лучшей идеей снова заставлять ее ждать.

Необычайно проворно он подталкивал меня за свой прапрапраправнучкой, почти создавая впечатление, что ему не хотелось получить от нее дополнительный нагоняй. Тогда до меня дошло: наше свидание заключалось для Бела не в церковной службе, а в Катаржине.

– Так-так-так. Выходит, ты знакомишь меня с семьей? – подкалывала его я, пока мы брели по пустынной деревеньке, к которой, судя по всему, относились церковь и кладбище. Ориентируясь по дорожным знакам, я пришла к выводу, что мы очутились где-то в Польше.

– В конце концов, это наше третье свидание, и наши отношения приобретают официальный характер, – прагматично ответил Белиал. – Следовательно, или это, или постель. А поскольку твой партнер с недавнего времени такой раздражительный, второе, к несчастью, отпадает.

– Хороший выбор, – с издевкой похвалила я.

Катаржина свернула к желтому дому без украшений и с пластиковыми окнами. Вопреки своему возрасту она задала достойный удивления темп и предоставила нам самим догонять ее в доме. Однако Бел вроде бы прекрасно ориентировался. Он провел меня через заставленный полками коридор в еще более загроможденную гостиную. Мы аккуратно протискивались мимо двух фикусов, корзин с шерстью, вязальной машины, букета из искусственных цветов, фарфоровых фигурок и расставленных повсюду вазочек со сладостями. Бел стащил что-то в каждой из них и наконец выдвинул мне стул за обеденным столом. Катаржина высунула голову из дверного проема, который, несомненно, вел на кухню, и дала несколько резких указаний. Бел кивнул и начал послушно накрывать на стол, параллельно расправляясь со своей добычей: ириской, орешком и шоколадной конфетой.

– Это лучшее в моих визитах сюда, – шепнул он мне. Секунду спустя из кухни прибежала Катаржина и набросилась на него с руганью. Она причитала, кричала и жестикулировала, указывая на кухню, а под конец с жалостью посмотрела на меня.

– Jak wiewiórka! – воскликнула она несколько раз и беспомощно воздела руки к небу.

– Что это значит? – захотела знать я, как только она вернулась обратно к своим кастрюлькам и сковородкам.

Обиженный Бел уселся рядом со мной и занялся раскладыванием салфеток.

– Она так называла меня еще с тех пор, как была маленькой, – уклонился он от вопроса.

– Не расскажешь сам, я загуглю, – предупредила я его.

Угрюмый взгляд, которым он меня одарил, был дороже золота, а последовавший за ним ответ – даже больше.

– Это значит «белка». Она говорит, что я как белка, которая всегда ищет, что поесть.

После этого я разразилась таким хохотом, что выступили слезы. Из соседнего помещения ко мне присоединилась Катаржина. Должно быть, она догадалась, что мы сейчас обсуждали. Забавным это не казалось только Белу.

– Так и знал, что вы двое найдете общий язык, – проворчал он.

Итак, лед был сломан. Катаржина наготовила столько, словно за столом собралось десять человек, умирающи


убрать рекламу






х от голода. Она рассказывала всякие занимательные истории из своей молодости и давала Белу достаточно времени на перевод, чтобы я не чувствовала себя лишней за разговором. С ней было действительно здорово, но мне бросилось в глаза, что она не задавала ни единого вопроса ни ему, ни мне. Как будто бы это было частью соглашения с ее прапрапрапрадедом.

«Она в курсе, кто ты?» – в какой-то момент телепатически осведомилась я.

«Естественно, – ответил он с горделивой улыбкой. – И считает меня восхитительным дьяволом».

От смеха я подавилась последним кусочком рулета. Отчаянно закашлялась и, только сделав глоток воды, снова смогла дышать.

Катаржина добродушно наблюдала за мной. Затем перевела свои старые ведьмовские глаза на Бела и сказала что-то тоном, который звучал уже не так беспечно. Ответ Белиала был тихим и суровым. Старая женщина возмутилась и оживленно закивала в мою сторону. Вероятно, она хотела, чтобы Бел что-то мне перевел.

Издав тяжкий вздох, блондин отодвинул свою пустую тарелку и исполнил желание своей прапрапрапра– внучки.

– Катаржина сказала, что видит твой страх и понимает тебя. Мара зовет себя матерью всех ведьм, но она – смерть. Все скоро начнется. Поэтому ты должна принять свою судьбу с распростертыми объятиями и не бояться ее.

О’кей? Неожиданно.

Начнется что? И…

– А какая конкретно у меня судьба?

Бел вновь нехотя перевел, выслушал Катаржину, а потом пристально посмотрел на меня.

– Гореть, – тихо произнес он. – Ты должна гореть во тьме.

По рукам побежали мурашки. Из уст старой ведьмы, которая жила вдали ото всех разворачивающихся событий, это прозвучало как роковое пророчество.

Катаржина многозначительно кивнула. Затем пробормотала несколько неразборчивых слов и покинула комнату. Я вопросительно уставилась на Бела. Но тот лишь пожал плечами.

– Пошла за десертом.

И мистическая атмосфера растворилась так же быстро, как и появилась.

– Я хотел перенести Катаржину в какое-нибудь надежное место. Но она хочет остаться здесь. Упрямая. Всегда такой была, – проговорил Бел и начал собирать со стола пустые тарелки.

Я сдвинула брови.

– Она в опасности?

– А тебя еще не удивляет, что мы до сих пор так мало слышали о Маре? – загадочно ответил Бел вопросом на вопрос.

– Она уничтожила тысячи праймусов. Я бы не назвала это «мало».

– Мара мыслит в других масштабах, Ари. И не в ее стиле при этом прятаться. И отступление тоже не в ее стиле, – вздохнул дьявол. – И тем не менее все это время она поступала именно так. Тут уже напрашивается вопрос, почему.

Теперь я сообразила, к чему он клонил. Он предполагал, что Мара к чему-то готовилась. Финальный выпад против всех, который гарантирует ее господство раз и навсегда.

– Все скоро начнется… – повторила я слова пожилой ведьмы.

– Без сомнения, – подытожил Бел и поднял стопку тарелок. – Мара долго планировала свой ход, пока мы были заняты другими вещами. А сейчас нам уже не остается ничего иного, кроме как приготовиться ко всемирному потопу, который определенно нас настигнет… Кофе?

Я апатично кивнула на обе фразы.

Праймус отнес посуду на кухню и удивительно быстро вернулся с двумя чашками фильтрованного кофе и свежим пирогом с маком. За ним шла Катаржина, но присаживаться не стала. Она подошла ко мне, взяла мое лицо в свои сморщенные ладони и поцеловала меня в лоб. Затем обняла Бела и удалилась из комнаты.

– Послеобеденный сон, – сообщил мне демон, прежде чем перейти к пирогу и кардинально сменить тему. – Ты знала, что однажды я был влюблен?

– Было бы грустно, если нет, – пошутила я. – Ты ведь довольно стар.

Откровенно говоря, я ожидала продолжения нашего типичного обмена колкостями, но в этот раз Бел повел себя по-другому. Он остался поразительно серьезен.

О, проклятие… мне знаком такой тип выражений лица. Для них существовала лишь одна причина: разбитое сердце.

– Что с ней  случилось? – спросила я.

Белиал долго молчал, словно предаваясь мрачным воспоминаниям. Затем он запил пирог кофе и произнес:

– Я все испортил.

Ох, звучало очень нехорошо. При обычных условиях я бы сразу начала расспрашивать, но тут была не до конца уверена, сколько он хотел мне рассказать или почему вообще затронул эту тему.

– Я уже давно пытаюсь исправить эту несправедливость, – продолжал он. – И как только я решил, что на шаг приблизился к решению, это решение оказывается тупиком. Поэтому у меня было такое плохое настроение. И поэтому я сейчас привел тебя сюда. И поэтому хочу тебя кое о чем попросить. – В бирюзовых глазах заблестела усталость, которую я не привыкла в них видеть. – Покажи мне кинжал.

Пульс у меня резко подскочил, разгоняя по венам адреналин. Откуда ему известно, что я носила при себе кинжал? Почему он хотел его увидеть? Это и было тем, что Бел собирался похитить из замка? Все-таки историю кинжала он знал задолго до всех остальных. Тогда же я вспомнила, как на совете он разбил свою кружку при первом упоминании артефакта.

Я почувствовала себя загнанной в угол, просвеченной насквозь и почему-то разочарованной. И как можно было хоть на мгновение допустить, что на этом свидании у Бела не будет никаких задних мыслей?

– У меня нет с собой кинжала, – нагло соврала я.

Бел возвел глаза к потолку.

– Эта иллюзия была разумным решением со стороны Люциана. В общем и целом, он, похоже, очень трезво рассуждает. Хорошо, что он официально заявил о вашей связи и доказал, что контролирует свою силу. Но меня  такими фокусами не проведешь.

Да уж, вот блин. Ну, попробовать стоило.

– Почему ты хочешь увидеть кинжал?

Я не сводила взгляда с Бела, стремясь не пропустить ни единого движения, изменения в его мимике или признака того, что он проворачивал что-то за нашими спинами. Пусть только попробует отнять у меня кинжал, и мы еще посмотрим, кто кого.

Однако Бел открыто выдержал мой подозрительный взгляд. Неожиданно у меня возникло ощущение, что я заглянула глубоко в его сердце.

– Потому что первой жертвой, которую потребовал кинжал, – сказал он, – была единственная женщина, которую я когда-либо любил. – Голос звучал сухо, но я чувствовала отчаяние, которое он не мог облечь в слова.

– Я клянусь тебе, что верну кинжал неповрежденным. Просто позволь мне еще раз взглянуть на ее душу.

Я медлила. Клятва обязывала его это сделать. Но если в кинжале действительно заключена душа любви всей его жизни, то это довольно веская причина, чтобы нарушить эту клятву. И черт с ней, с честью. Не говоря уже о том, что речь шла об оружии, которое могло убить Люциана…

Бел опустил голову и прошептал:

– Пожалуйста.

Его беспомощность застала меня врасплох и так тронула, что сжималось горло. Я не посмела бы отказать Белу в этом желании, поэтому решила прислушаться к своей интуиции. Аккуратно выудив кинжал из сапога, я положила его между маковым пирогом и кофейными кашками.

У Бела расширились глаза. Кажется, он вдыхал, но в то же время задыхался. Праймус бережно взял кинжал. Клинок и правда был старинным, эфес украшал единственный рубин. Несмотря на то что на металле отсутствовали какие-либо узоры или гравировка, а иллюзия Люциана заглушала энергию кинжала, она все равно чувствовалась: постоянная пульсация сотни плененных душ.

– Если вопреки ожиданиям в этом апокалипсисе от Мары мы все-таки получим свой хэппи энд, – тихо проговорил Белиал, – я попрошу у тебя этот кинжал.

Я медленно кивнула.

– И я дам его тебе.

Глава 20

Начало конца

 Сделать закладку на этом месте книги

После того как Бел слопал и свой, и мой кусок пирога, мы отправились в обратный путь на кладбище. Кинжал был вновь надежно спрятан в голенище сапога. Белиал не проронил больше ни слова по этому поводу, а я не стала приставать. Вместо этого он переключился на более безобидные темы.

– Не-е-ет! Тогда в бикини с блестками была ты?! – неверяще охнул он. – Ты мне вечеринку испортила!

– Я должна была попытаться, – расплывшись в улыбке, выдала я.

– Ты хоть в курсе, сколько мне пришлось заплатить за моральный ущерб тому ведьмаку, которого ты столкнула в бассейн?

– Пффф! За что? – хмыкнула я. – За то, что я помешала его сексуальным домогательствам?

Без вздернул бровь, выглядя ничуть не удивленным тем, что кто-то из его гостей оказался настоящим куском дерьма.

– Ну, тогда это как минимум стоило его полета с крыши.

Я округлила глаза.

– Ты сбросил его с крыши?

– После твоей выходки он никак не хотел успокаиваться, так что я психанул, – прозвучал упрямый ответ. – К несчастью, он из влиятельной семьи, умеющей так же трепать нервы, как и он сам, – продолжал блондин, пока мы пересекали маленькую улочку, на противоположной стороне которой располагался вход на кладбище. – Они…

Бел резко затормозил. Когда я это обнаружила, то уже ушла на три шага вперед и в недоумении остановилась.

– Бел?

Ноль реакции.

Затем он вдруг затрясся всем телом, глотая воздух ртом. Воздух наполнился статическим электричеством. Оно поднималось к небесам, где облака стремительно темнели, сбивались в тучи и извергали молнии.

Схватив Бела за плечи, я встряхнула его, однако он, похоже, вовсе меня не замечал. Челюсти он сжал так сильно, что под кожей выделялись напряженные мускулы.

– Элиас! – в панике прокричала я. Тут что-то не так. В эту минуту из-за поворота вылетел грузовик, водитель бешено засигналил, потому что мы все еще стояли посреди дороги. Я потянула Бела за руку, но он не сдвинулся ни на миллиметр. В конце концов я просто навалилась на него всем весом, чтобы убраться с проезжей части. Мы врезались в припаркованный автомобиль и упали на землю, причем Бел наполовину лежал на мне.

Где носило Элиаса? Или его гвардейцев? А людей Бела?

Через связь с Люцианом я уловила какие-то беспокойные колебания.

«С тобой все хорошо?» – влетел его голос в мое подсознание. Внутри разлилось облегчение.

«Да, а вот с Белом – нет, – ответила я, стараясь выбраться из-под него. – И Элиас как сквозь землю провалился».

Внезапно раздалось низкое рычание. Звук исходил из горла Белиала. Он рывком выпрямился, словно очнулся от транса. Чернота вытеснила бирюзу из его глаз. Что бы на него ни нашло, оно точно миновало. Он схватил меня за запястье, вздернул на ноги и быстро потащил по улице к кладбищу.

«Бел снова в норме, но дико зол», – доложила я Люциану. И одновременно допытывалась у Бела:

– Что такое? Что с тобой сейчас стряслось?

– Началось, – мрачно произнес он.

Будто из ниоткуда на нас вдруг выскочил Элиас. Его глаза тоже стали бездонно черными и смотрели прямо перед собой… как и у всех его гвардейцев, выходивших отовсюду и собиравшихся вокруг нас. Никто не вымолвил ни слова. На фоне грома и молний цель оставалась лишь одна: портал.

«Возвращайтесь, и поскорее», – эхом зазвучал приказ Люциана у меня в голове.

Мог бы и не говорить. Бел несся с такой сумасшедшей скоростью, что несколько раз я чуть не упала.

– Черт возьми, да может мне кто-нибудь что-нибудь объяснить? – огрызнулась я, когда он непреклонно втолкнул меня в склеп.

Теперь ответил уже Элиас:

– Мара напала.

– Где? – тут же выпалила я. Атака на Мальте была еще так свежа в моей памяти, что в голову непроизвольно полезли похожие картинки разрушенного замка.

– Не где, – рявкнул Бел и хлопнул дверью портальной комнаты, – а на кого.

– Прямо сейчас Мара убивает наших отмеченных… по всему миру.

Боже мой…

Она уничтожала людей? Невиновных людей? Только ради того, чтобы сократить врагам подпитку эмоциями?!

Бессовестно и, с ее точки зрения, к сожалению, гениально. Если ей это удастся, наши праймусы не смогут достаточно быстро регенерировать и представлять для нее опасность в бою.

Дверь в крепость проявилась и тут же распахнулась с другой стороны. В грозовом небе сверкнула молния и осветила фигуру Райана.

– Пошевеливайтесь, нам нужен портал. Мы пытаемся перенести столько выживших, сколько получится, – заявил татуированный великан. Позади него царил управляемый хаос. Под руководством Лиззи охотники приносили раскладушки и аптечки со средствами первой медицинской помощи. Первыми ранеными уже занимались. Их лица мне знакомы не были, а вот кровавые раны от когтей и укусов и следы ожогов – вполне. Это чересчур смахивало на почерк вампиров и ведьм.

Элиас немедленно распределил гвардейцев по спасательным группам. Они будут защищать Райана и охотников во время поиска остальных жертв. Сам он начал помогать пострадавшим.

Бел грубо развернул меня лицом к себе.

– Отведи меня к Люциану!

И только я хотела ответить, что понятия не имела, где в данный момент пропадал Люциан, но неожиданно поняла, что прекрасно это знала. Я его чувствовала. Это было как слабое притяжение, магическая нить, соединяющая наши сущности. Целенаправленно повернувшись налево, я направилась через внутренний двор. Мы оставили позади арку ворот и узкий проход, прежде чем впереди замаячило сравнительно небольшое кирпичное здание. Согласно моему недавно выявленному чутью, Люциан внутри. Я подняла руку, чтобы постучаться, но Бел сдвинул меня в сторону и просто ввалился в помещение.

Обстановка там напоминала своего рода мастерскую. Возможно, в прошлом тут находилась кузница. Так или иначе всего этого уже не было. Сейчас здесь расставили письменные столы с самой современной компьютерной техникой. За одним из компьютеров сидел Джимми и колотил по клавиатуре так, как будто от этого зависела его жизнь. Гидеон наклонился над картой и говорил по телефону. Голос звучал твердо и непреклонно, хотя по нему было заметно, как сильно он обеспокоен. Некоторые экраны отображали текущие новостные сводки, срочные репортажи и различные видеопорталы. И все передавали о погодных аномалиях и обнаружении странных существ.

– Привет, ребята, – пробормотал Джимми, оставаясь максимально сосредоточенным и не отрываясь от работы. – Обнимаю вас и все такое, но мне сейчас не до этого. Надо не допустить, чтобы эти умственно отсталые Носферату стали звездами YouTube.

Бел фыркнул. Похоже, на неожиданную славу вампиров он плевать хотел.

– Как много праймусов пострадало? – ледяным тоном осведомился он.

– Не можем пока сказать точно, – ответил Гидеон, который только что закончил свой разговор. – К нам слетаются призывы о помощи ото всех крупных отделов Плеяды. Они буквально переполнены. Из полицейских рапортов по всему земному шару нам известно, что некоторые гражданские отмеченные тоже получили ранения. А число незарегистрированных случаев будет, само собой, куда выше.

Еще пока он докладывал нам о нынешнем положении дел, в помещение просочилась новая энергия. Из соседней комнаты вышел Люциан. Черты его лица казались такими грозными, что я невольно вспомнила о периоде, когда он пытался меня убить. И тем большее облегчение почувствовала, когда по нашей связи он послал мне свою чистейшую любовь.

«Ты в порядке?» – взволнованно спросила я.

«Я – да, – выдохнул он. Тонкая линия, в которую сжались его губы, немножко расслабилась. – Как тебе известно, у меня только один отмеченный и он, слава богу, сейчас в крепости. Но другим праймусам приходится несладко».

– Скольких ты потерял? – повернулся он к Белу.

– Половину, – прозвучал мрачный ответ.

Я содрогнулась, представив, о каких цифрах могла идти речь в случае такого могущественного праймуса, как Белиал. Сотни, а может быть, и тысячи его слуг уничтожили самым жестоким образом. И Бел прочувствовал каждую смерть по отдельности. Всеми этими оборвавшимися связями, конечно, и объяснялась невероятная магическая энергия, собравшаяся в атмосфере и высвобождавшаяся в виде гроз.

– Атаки хорошо скоординированы и произошли одна за другой, очень близко по времени, – между тем рассказывал Бел. – Люди Мары, должно быть, уже неделями вели наблюдение за нашими отмеченными.

– Что с другой половиной?

Лицо Бела моментально посмурнело.

– Смерти резко прекратились. Либо оставшиеся сумели ускользнуть, либо Мара планирует вторую волну нападений.

Переведя взгляд на Люциана, я поняла, о чем он думал. С тех пор как мы познакомились, шла лишь одна игра – «Мы против них» на четко разграниченном и исключавшем людей игровом поле с правилами, которые время от времени соблюдались то строго, то не очень. Ни один из известных мне праймусов никогда не оспаривал Канон. Они просто не были абсолютно едины в его трактовке. Но Мара уже нарушила все законы и правила, тем самым перешагнув границу, которая изменит мир.

– Нам нужно связаться с выжившими отмеченными, предостеречь их, защитить! – Еще не договорив, стало ясно, каким безнадежным будет этот ход. Ведь мы говорили не только об отмеченных Бела или Элиаса, а о сотнях праймусов. Под угрозой миллионы человек… раскиданных по всему свету.

– Это именно то, чего добивается Мара, – выплюнул Бел. – Разделить нас, так как по одиночке мы более легкая добыча.

Бесперебойный стрекот клавиш затих. Джимми в ужасе уставился на нас из-за толстых стекол очков.

– Значит, мы бросим всех этих людей в беде?

Очень неплохой вопрос, ответа на который я не знала… особенно теперь, когда начала действительно осознавать настоящий размах стратегии Мары. В животе завязался узел. Я старалась дышать полной грудью и успокоиться, чтобы не запачкать всю комнату полупереваренной едой, с любовью приготовленной Катаржиной.

– Вот что называется классической безвыходной ситуацией, – поучал Бел нашего гения. Голос пропитался сарказмом. – Или мы спасаем их и погибаем в процессе, или остаемся здесь, теряем свои источники энергии и погибаем чуть позже.

Джимми вскочил с таким возмущением и решительностью, каких я у него еще не видела.

– Это люди, а не просто источники энергии!

– Это не просто люди, а МОИ последователи! – прогремел Бел. – Считаешь, мне так легко было в тот же миг не сорваться к ним?

– Закончили! – прикрикнул Люциан. Развернувшись на пятках, он направился обратно в комнату, из которой недавно пришел. После того как стихли его шаги, я услышала, как он задал какой-то вопрос. Три слова, в которых сквозила неприкрытая угроза.

– Что она задумала?

В желудок снова постучалась тошнота. Несмотря на это, ноги сами по себе пришли в движение, неся меня вслед за Люцианом. А затем раздался голос, который казался тут совершенно не к месту. Он просто-напросто не вписывался в картину этого замка, нашу компанию и тем более в мое психическое состояние.

– Я уже сказал тебе, что буду разговаривать только с Ари.

Ответ – сочетание шепота и хрипа, костра и снега.

Как только я переступила порог комнаты, по позвоночнику пронеслось сильное покалывание. Очевидно, все тут было испещрено множеством защитных заклятий. Большие серые глаза остановились на мне, глядя из-за гравированной решетки клетки. Тристан сидел на койке, подтянув колени к себе и откинув голову на стену за его спиной. Все в нем излучало обреченность, хотя в глазах затаилось нечто непостижимое – как затаившийся хищник, готовый напасть в любой момент. Кто-то дал ему свежую одежду, но еще не убрал окровавленные обрывки ткани, в которых он погиб.

«Он вернулся к жизни минут пятнадцать назад, – пояснил мне Люциан. Бел и Гидеон тоже вошли в эту необычную тюрьму. – И как ты только что слышала, говорить собирается исключительно с тобой».

– Так говори! – прошипела я в сторону Тристана.

Да, это ему мы обязаны тем, что кинжал сейчас у нас. Но он ничего  не рассказал о планах Мары, притом что как любимый сынок королевы ведьм определенно был в них посвящен. С этой точки зрения он тоже повинен в массовом убийстве, учиненном Марой. Тристан даже глазом не моргнул, когда мой резкий тон ударил его, словно кнут. Как будто другого он и не ожидал.

– Это предупреждение. – Его слова прозвучали хрипло и изможденно, что совсем не удивляло, ведь еще четверть часа назад он собирал себя по кусочкам.

– Предупреждение… – еле слышно повторила я. Мне стоило огромных усилий вновь не расчленить его на те же самые кусочки. – Получается, ты об этом знал…

Он опять не выказал никаких эмоций.

– Да, знал. Это одна из причин, по которым я отвернулся от Мары. Вот только она, похоже, изменила время. Вероятно, произошло что-то, что ее напугало.

По-моему, страх не входил в набор мотивов, которыми руководствовалась Мара. С другой стороны, тогда на скалах она сбежала от нашего небольшого альянса. Может, не ожидала так много противников, да еще таких мощных?

– Она понимает, что битва между ней и Люцианом неизбежна, – продолжал Тристан. – И скоро она будет вынуждена вывести его из игры, потому что, если Люциан овладеет полным контролем над своей силой и душой, она обречена на поражение.

– Итак, Мара хочет, чтобы эта битва прошла на ее условиях. И чтобы быть уверенной, что мы склонимся перед ней, она подыскала соответствующее средство давления, – подытожил Бел, уважительно прищелкнув языком. – Таким образом, мы не особенно-то ошиблись в своих теориях. Просто мыслили не настолько сумасшедшим образом.

– А как она собралась убить Люциана без кинжала? – подключился Гидеон. Помня о том, что Тристан ответственен за гибель его отца, охотник был поразительно сдержан.

– Не имею ни малейшего понятия, – ответил Тристан. – Этого Мара со мной никогда не обсуждала. Но предполагаю, что она перепоручит грязную работу кому-то из своих брахионов, после чего сожжет его сердце.

Трясясь от ярости, я отвернулась. Просто больше не могла ни секундой дольше смотреть на этого типа, который так равнодушно сидел на койке и рассуждал о смерти Люциана.

– Расскажи-ка, Тристан, – услышала я язвительную реплику Бела, – каково это – быть в ответе за столько причиненной боли?

Вместо ответа позади меня что-то задвигалось. Шуршание ткани. Шаги. Тихий звон извлеченного из ножен ациама Гидеона. Я оглянулась. Тристан встал и обхватил руками прутья клетки. Его ошеломленный взгляд впился в меня, а точнее – в мою спину. А потом к этому добавился недобрый блеск.

– Будь я на месте Мары, – процедил он, кивая в направлении моего знака праймуса, – вот это  вселило бы в меня достаточный страх, чтобы пересмотреть временные рамки атаки.

Верно.

Потому что тем самым Тристан не только попал в самую точку. Эта точка была еще и самой болезненной. Если он прав, то, значит, наше объявление сегодня утром побудило Мару к активным действиям. И более того – это значило, что кто-то в стенах замка донес эту информацию до Мары. Или кто-то следил за мной и Белом в Польше?

По лицам остальных я заключила, что у них в головах прокручивались схожие сценарии. Однако к какому-то выводу мы прийти не успели, потому что в дверь старой кузницы ворвался Лекс.

– Народ! – крикнул он моментально вызывающим тревогу тоном. – Думаю, вам стоит на это взглянуть!

Мгновение спустя он опять испарился. Сбитые с толку, мы пошли за ним. Искать его не понадобилось, поскольку на улице все взбудораженные охотники и праймусы бежали в одном направлении: к замковой стене.

Пока мы проталкивались вперед, во мне росло недоброе предчувствие. Возможно, причиной тому было зловещее грозовое небо, а возможно – ропот ужасающейся толпы, но во мне как будто все переворачивалось.

– Каждый получает по заслугам, – донеслось до меня чье-то бормотание.

Другие шептали: «Предатель!»

Чем выше мы поднимались, тем тише становилось вокруг. С озадаченными лицами люди расступились, чтобы пропустить нас к перилам. Отсюда открывался вид на бушующий Атлантический океан и утесы к западу от крепости. А затем я увидела это. Ровно на том месте, где я прошлой ночью встретила Мару, сейчас стоял одинокий столб, на котором висело человеческое тело. У меня кровь застыла в жилах. Несколько бесконечных секунд я смотрела на страшную картину, которая открылась перед нами. Молодой человек был почти неузнаваем, так жестоко с ним обошлись. И тем не менее я уже поняла, кто это. В конце концов, только один человек в любом случае предупредил бы нас о нападении Мары… если бы ему это удалось.

За моей спиной к стене пробивалась Лиззи. Люциан среагировал быстрее меня и перехватил оторопевшую девушку до того, как она увидела Тоби. Ужасное осознание молниеносно исказило черты ее лица. Она замерла. И не издавала не единого звука, так что я даже испугалась за нее.

– Скажи, что он жив, – прошептала она. Огромные, как у олененка, глаза наполнились слезами. Люциан погладил ее по волосам и кивнул.

– Так и есть. Элиас уже рядом с ним. Он его исцелит.

Лиззи всхлипнула, и даже у меня камень с души свалился. Я посчитала его мертвым, но…

Внезапно Люциан остолбенел. Через связь я ощутила, как его эмоции превратились в настоящий хаос. Передав Лиззи ее брату, он снова шагнул к парапету.

«Что случилось?» – спросила я.

«Это не просто месть шпиону. Мара передала нам послание».

Мой взгляд метнулся к скалам. Там Элиас как раз снял Тоби и бережно уложил на землю. А на пустом столбе остался висеть лист пергамента, который трепал ветер. Что на нем написано, отсюда я прочитать не могла, но была уверена – это начало конца.

Пальцы Люциана сомкнулись на моих. Посредством прикосновения ко мне перетекла сила, увеличившая остроту зрения. Теперь витиеватый почерк показался таким отчетливым, как если бы я стояла прямо перед запиской.


Цена моей милости – ваше повиновение. 

Я дарю вам 33 часа. 

Предатель знает место. 

Глава 21

Место действия

 Сделать закладку на этом месте книги

Прислонившись лбом к оконному стеклу, я наблюдала, как закат солнца проливал немного цвета на темные небеса. Облака до сих пор наслаивались друг на друга, толкаясь, будто в каком-то танце, но по меньшей мере перестала сверкать молния. Оставалось лишь надеяться, что вместе с тем улягутся и настроения, пророчащие конец света, ставшие главной темой во всех средствах массовой информации. Джимми проделал как минимум колоссальную работу. В дополнение к удалению из сети всех фотографий с вампирами он распространил фальшивые статьи выдуманных ученых, чтобы людям хватило объяснений необычных погодных явлений. Кроме того, это отвлекало внимание от многочисленных пропавших без вести людей. Вряд ли хоть в одном выпуске новостей прозвучало слово «убийство». Ведьмы Мары слишком умны, а ее вампиры – слишком голодны, чтобы оставлять после себя трупы. Но как ни крути, а все равно находились приверженцы теории заговора, болтающие о зомби– апокалипсисе и нашествии инопланетян. Так или иначе, а мир находился в чрезвычайном положении.

То же самое можно сказать о замке Анку. На площади во внутреннем дворе уже разбивали палатки, чтобы принять большое количество охотников со всех концов Земли, просивших об убежище. В результате атака Мары имела хотя бы один положительный эффект: ее враги сплотились. Каждую минуту приходило все больше праймусов, желавших примкнуть к нам. Сторонники Лиги, изменники, одиночки. Недавно через портал из лицея пожаловали даже Грэм и горстка выживших.

В данный момент я смотрела, как седой верховный мастер общался с охотником-азиатом. Они заглушили свою беседу печатью. Не очень-то доброжелательно, не правда ли? Ладно, по его мнению, мы похитили и посадили под замок его избранницу. Но и у моего понимания был предел. Нельзя было позволять этому типу создавать проблемы. Довольно плохо уже то, что среди нас затаился крот, разнюхивающий для Мары. Я раз за разом восстанавливала в памяти, кто видел сегодня наш утренний поцелуй. Естественно, это мог быть любой из праймусов, пришедших к нам на скалы, часовые Плеяды, расставленные по периметру крепости, и все, кто просто об этом услышал. Чересчур много. Доверия я не испытывала ни к Немидесу, ни к Мирабель, ни к сестре Бела, ни к Нельсону и даже слишком мало знала Лекса и Константина, чтобы на них положиться. Еще тогда присутствовали Брендон, Анушка, Силин, ее дочь, Жанна и приблизительно три тысячи новичков. Каждый из них мог поддаться шарму и увещеваниям Мары. Да, все когда-то клялись кому-то в верности, говорили, что преданы Люциану, Белу, Элиасу, Плеяде или кому бы то ни было еще по семейным или моральным причинам. Но насколько ценны клятвы во времена, когда все правила, казалось бы, потеряли свою силу?

Я вздохнула. Строго говоря, во всем замке по пальцам можно пересчитать людей, которым я бы доверила свою жизнь.

Внизу, во внутреннем дворе, Грэм сделал еще несколько шагов и нашел себе следующего собеседника, на которого собирался воздействовать. Ясно, кого он во всем обвинял. Мои мысли тоже вращались вокруг возможности того, что все это вызвали мы с Люцианом. Но я не разрешила угрызениям совести взять верх. Слишком часто я брала на себя вину за все, что только можно. В этот раз я так делать не стану! Только один человек виноват во всем. И мы встретимся с ней меньше чем через тридцать часов.

– Сколько времени им еще понадобится? – тихо спросила Лиззи. О ее небольшом нервном срыве на стене замка свидетельствовала теперь только размазанная тушь. Во всем остальном она выглядела собранной, хладнокровной и готовой в любой момент взять штурмом дверь лазарета. Гидеон демонстрировал похожую напряженность, что касалось не только состояния здоровья колдуна, но и его шпионажа, и Лиззи. После того как сестра во всем призналась, Гид погрузился в укоризненное молчание. Без сомнения, прямо сейчас он анализировал возможные ситуации, когд


убрать рекламу






а ему солгали. Кого он в итоге сочтет виноватым во всем случившемся, я еще не выяснила, но это же Гидеон, а потому можно смело ставить на вариант «Себя самого».

– Уже скоро, – ответила я подруге.

Я знала, что происходило, потому что Люциан, находившийся внутри, держал меня в курсе. А там Элиас и недавно прибывшая Мел на протяжении нескольких часов старались залатать Тоби. Это стоило им больших усилий, особенно учитывая нехватку энергии от погибших отмеченных. Поэтому Люциан заранее взял на себя роль батарейки.

Гидеон прочистил горло.

– Ты могла рассказать мне, Лиз. – В голосе не было ни намека на упрек. И все-таки по виду охотника читалось, как сильно его обидело, что она ему не доверилась.

Лиззи набрала воздуха, чтобы начать оправдываться, когда в нашу импровизированную комнату ожидания влетел Райан. Его буквально разрывало, причем он казался таким измотанным, что у меня мелькнула мысль – на ногах его удерживал только гнев. Весь измазан в крови и копоти. Чисто теоретически не такой уж непривычный для него образ, но в этот раз пролитая кровь ему не принадлежала. Это была кровь его погибших товарищей.

– Где этот мелкий Иуда? Пусть не тратят время, я в любом случае его прикончу!

Гидеон вскочил, преграждая другу путь, когда тот уже собирался рвануть на себя дверь медпункта.

– Спокойно, приятель, – проворчал Гид. – Тоби нас не предал, он шпионил для нас!

Райан обалдел.

– Что?!

– Я тоже только что узнал. Они с Лиззи все это выдумали.

– ЧТО?! – С открытым ртом татуированный охотник переводил взгляд с брата на сестру Росси.

– Но он… Я же… Почему… – запинался он. Видимо, мозг спешил переварить полученную информацию. Продлилось это пару мгновений, затем он со стоном запрокинул голову назад. – Аллилуйя! А я-то уже сомневался в своем умении разбираться в людях. – Хлопнув Гидеона по плечу, парень от всей души зевнул. – Ну хоть одна хорошая новость.

– Ты не сердишься на меня? – еле слышно спросила Лиззи.

– Не-а. – Закончив зевать, Райан причмокнул губами, пару раз шлепнул себя ладонями по лицу и устало опустился в одно из кресел. – Неплохо было бы знать, чтобы не тратить попусту силы на планирование убийства и мстительные фантазии, но что уж там… Я в курсе, что актер из меня никудышный, так что, может, так даже лучше.

На его прагматичное отношение Гидеон не нашелся что ответить. Конечно же, он и сам понимал, почему сестра ему соврала. Просто он был слишком хорошим командиром, чтобы этого не  понимать. Но компонент старшего брата-защитника все-таки заявлял о себе и не давал так легко от себя отделаться.

– Выдохни, Гид! – недовольно пробурчал Райан, как медведь, которому мешали впасть в зимнюю спячку. В его изнуренном взгляде отражались все виды жестокости, которых он насмотрелся за последние часы. – Твоей сестричке уже не девять лет. У нее свои причины. Но это не означает, что она тебе больше не доверяет. Она не ставит под вопрос твою компетентность, авторитет или ваши родственные связи и не делает ничего другого из того бреда, который сейчас – сто процентов – всплывает у тебя в голове. Так что, черт побери, просто помиритесь уже и обнимитесь! Если все провалится, то, вероятно, это последняя возможность.

Его выволочка ударила прямо в яблочко, и я даже поразилась. Гидеон и Лиззи тоже были в шоке и глубоко тронуты. Не говоря больше ни слова, Росси последовали его совету и сжали друг друга в объятиях. Так они и простояли какое-то время – светловолосый Геркулес и рыжая волевая охотница. Но единственное, что я видела, – это долговязый мальчишка Гидди, который со слезами на глазах пытался найти опору в своей сестре.

Легкое покалывание отвлекло мое внимание на связь между мной и Люцианом.

«С каких пор Райан стал таким мудрым?» – раздалось у меня в голове.

Я задумчиво скосила глаза на татуированного охотника, который раньше ни за что не упустил бы случая поучаствовать в споре. Нравоучительные проповеди всегда были, скорее, по части Аарона. М-да…

«Мы все изменились», – вздохнула я.

В этот миг распахнулась расписанная сложными узорами дверь в лазарет для Тоби, откуда вышел Элиас.

– В настоящий момент он в порядке, – объявил он, потирая лоб. – Но все оказалось куда хуже, чем мы опасались.

Лиззи явно с трудом сдерживалась, чтобы сразу не броситься к Тоби. Я же, напротив, ощутила, как в животе разливалась ледяная ярость. То, что королева ведьм сотворила с Тоби, и так с первого взгляда лежало за гранью моего воображения. Не потому, что кровь и жестокость еще не стали для меня чем-то повседневным, а потому, что каждую из бесчисленных ран Тоби наносили с особой скрупулезностью и садизмом. И с одной лишь целью – причинить как можно больше страданий, не убивая. Если бы Мара уже многократно не доказала свое коварство, этот поступок точно убедил бы меня в том, что она заслуживала смерти.

– Он что-нибудь сказал? – спросила я. В послании Мары указано, что предатель должен знать место.

– Нет, он… не мог говорить.

Как интерпретировать это краткое замешательство Элиаса, мне даже не хотелось выяснять. Взгляд Люциана тоже сообщал все без слов. Не пришлось даже спрашивать, чтобы понять, что он побывал в сознании Тоби и изучил его воспоминания.

– Лицей, – тихо произнес он. – Она будет ждать нас в лицее.

В комнате установилось молчание.

Первым нашим импульсом был скепсис. Почему для последней битвы Мара выбрала место, которое мы знали как свои пять пальцев? Высокомерие?

«Нет, малышка. У нее есть хороший повод».

Мои брови угрюмо сдвинулись над переносицей.

«И какой же?»

Но Люциан не успел ответить, поскольку заговорил Гидеон.

– Ну ладно, тогда я соберу уцелевших верховных мастеров и командиров подразделений Плеяды.

Элиас кивнул.

– Приведи их через час в Большой зал.

– Через два часа, – поправил Люциан. – И прийти им надо в подземелье.

– Э-э-э, народ, – вставил Райан, изобразив руками «тайм-аут». – Скажите-ка, я один задаюсь вопросом, почему Тоби еще жив? Нет, как бы я рад и все такое, но эта старая карга могла бы просто прибить записку с местом назначения на грудь его трупу. – Он скорчил извиняющуюся мину в сторону Лиззи, но брать слова назад не стал. На самом деле я тоже спрашивала себя об этом, но не придумала никакого убедительного аргумента. Вероятно, она просто хотела вновь доказать, что не боялась нас. Или показать своим «детям», как бесконечно милостива может быть.

Люциан с помрачневшим лицом шагнул вперед. Его сила хлынула наружу и окружила нас, будто прося разрешения впустить ее.

– Она хотела, чтобы я увидел вот это.

А затем в моем подсознании замельтешили картинки. Поначалу они показались нечеткими, пока меня не осенило, что тот, кому они принадлежали, просто не был праймусом и не обладал улучшенным восприятием. Он был колдуном. Я смотрела на происходящее глазами Тоби.

Золотисто-коричневые поля со стогами сена ограничивала темная полоса леса на горизонте. Фермеры уже давно собрали урожай. Сейчас на свободном пространстве за лицеем оставалось только несколько тюков сена. Сверху нависали грозовые тучи. Вид стал расплываться. Взгляд Тоби опустился вниз, но кто-то за волосы рванул его обратно. 

– Не нужно проявлять слабость, мой дорогой сын. – Голос Мары звучал теплым, мягким, утешающим и приободряющим. Чистейшее издевательство. – Потому что я хочу, чтобы ты передал своим друзьям очень важное сообщение. 

Его голову развернули, как камеру. Теперь он смотрел прямо в лицо Маре. От фигуры демоницы отделились тени, ластясь к ее внешней красоте и внутренней фальши. 

– Смотри внимательно, Люциан, – прошептала она с соблазнительной улыбкой. – Хочу, чтобы вы знали, что вас ожидает. 

Она сделала жест рукой, и Тоби вздрогнул всем телом. Пространство в его поле зрения мигнуло. Потом показался лицей. По-видимому, они стояли на башне старой часовни. Оттуда стало видно весь размах ущерба, причиненного землетрясениями и нападениями. Часть главного здания лежала в руинах, как и столовая. Окна жилых корпусов разбиты. На фасадах проступали следы огня и сажи, свидетельствовавшие о более или менее удачных ударах ведьмовского огня. Это место превратилось в развалины, город-призрак, какими их рисуют в фильмах или компьютерных играх. Оно больше не имело ничего общего с моей бывшей школой. 

Я заметила какое-то движение возле кафетерия. Там что-то шевелилось во тьме. Нет, повсюду, в каждой тени что-то шевелилось. Вампиры. В домах, дверных проемах, окнах, под деревьями, машинами и обломками. Их тысячи. Теперь я услышала и их верещание, и скрежет когтей о камень. Казалось, что они только и дожидались, пока наступит ночь. 

– Видишь их? Моих детей? Они так долго спали и так проголодались. А сейчас они сыты. Пока, – промурлыкала Мара. – Но перейдем же к главному. 

Ее магия подхватила Тоби и увлекла в воздух. Мару они тоже подняли вверх к колдуну, в сгустившиеся тучи. Это открыло обзор на всю территорию школы. Праймус выкрикнула приказ, в результате чего вспыхнула огромная золотисто-желтая печать. Ее начертили примерно в километре от старинной монастырской стены. 

– Abarh yr shaoh – Врата невозврата. Ступив туда, никто не сможет их покинуть – это относится к вам и ко всем моим детям. 

После этого она дала следующий приказ, и загорелась вторая печать. Она была вписана внутрь первой и заключала в кольцо самые важные строения лицея. 

– Abarh Lyahr – Врата бессмертия. Только демоны могут ее пересечь, поскольку любая человеческая душа будет уничтожена в кратчайший срок. Ты можешь сломать эту печать в любое время, Люциан. Но помни: она поглощает любую избыточную энергию. Никаких землетрясений, никаких молний, никакой опасности для твоего обожаемого человечества. 

И наконец, повинуясь очередному повелению Мары, зажглась третья печать. Сравнительно маленькая, всего метров пятьдесят в диаметре, она располагалась во внутреннем дворе лицея. Но сияла темным кроваво-красным цветом. 

– Enrath ashyar – Кольцо королевы. Создано из моей крови. Если захочешь меня убить, тебе придется осмелиться войти в него. – Она схватила Тоби за подбородок и буквально пронзила его своими бездонными черными глазами. – Все закончится завтра, сын Немидеса. Жди смерти. 

Когда Люциан прервал телепатическое вещание, все ахнули. Райану пришлось хуже остальных. Он пошатнулся, упал на колени, подполз к ближайшему цветочному горшку, куда его и вырвало.

– Все его прочие воспоминания Мара сделала недоступными. Чтобы добраться до них, надо подождать, пока Тоби очнется.

«Жди смерти», – эхом звучала фраза королевы ведьм у меня в голове.

«Жди смерти. Жди смерти».

– Можно мне к нему? – выдавила Лиззи. То, что она увидела… что мы все увидели, так на нее повлияло, что она не могла даже поднять взгляда от ковра – с видимыми усилиями пытаясь подавить дрожь. Со мной творилось почти то же самое, хотя… или как раз именно потому, что я знала: Люциан максимально отфильтровал эмоции и физическую боль Тоби, пожалев нас.

Мел смотрела на мою подругу полным сочувствия взглядом.

– Конечно, но пока не буди его. Ему необходим сон.

Лиззи кивнула и секундой позже уже исчезла. Тем временем Райан наполовину пришел в себя.

– Буэ… Эй, Люциан! – просипел он и со стоном привалился к стене. – Ты мне реально нравишься, но если еще раз провернешь со мной такое дерьмо, то… то… – Похоже, от дурноты ему не удавалось придумать ничего, что способно навредить Люциану, и тогда он неопределенно махнул рукой в направлении меня. – …то я попрошу Моррисон на тебя обидеться.

На лице Люциана мелькнуло виноватое выражение, но одновременно он не мог не улыбнуться на угрозу Райана.

– Понял.

– И вы двое! – пробубнил татуированный великан, указав на Гидеона и Мел. – От этих взглядов, говорящих: «Хотим целоваться, но не хотим быть бестактными», лучше не становится! Тут все в курсе, так что давайте уже. А если совсем честно? Вы же видели, что вам завтра предстоит. Будь у меня девушка, в следующие тридцать часов я бы наплевал на все приличия!

Удивительно, но Мел вдруг покраснела и смущенно провела рукой по темным волосам, подстриженным под боб-каре. В демонессе изменилась лишь длина волос. Что касалось всего прочего, Мел поприветствовала меня так же дружелюбно, тепло и сострадательно, как и прежде. Она настолько идеально подходила Гидеону, что я поразилась, как раньше это не бросилось мне в глаза.

– Ты всегда  плюешь на приличия, – упрямо фыркнул брат Лиззи, на что Райан только дернул плечами.

– И все равно я прав!

Затем он поднялся на ноги и скрестил руки на массивной груди.

– А теперь к этому номеру в стиле «Убей меня, если осмелишься», от которого так несет словом «ловушка», что меня опять блевать тянет.

«Жди смерти…»

Наверное, я никогда не избавлюсь от голоса королевы ведьм в моей голове. Также мне было абсолютно непонятно, что думать о выборе места сражения или тех монструозных печатях. Они раскрывали такой простор для стратегий и уловок, что нам бы потребовалась пара недель, чтобы выстроить подобающую тактику. Недель, которых у нас не было. Именно поэтому Мара прислала нам свое послание. Ей было без разницы, выдаст ли она таким образом свой главный план. Потому что это ничего бы не изменило. А помимо прочего она ввела в игру еще одного союзника: страх, который распространится по нашей крепости, как чума.

Господи! Как же, как же, как же мне хотелось воткнуть свой ациам прямо в сердце этой псевдокоролевы.

– У тебя капает, Моррисон, – прозаично сказал Райан.

Опустив взгляд, я действительно обнаружила рядом с ботинками несколько капель крови. Испуганно вскинула руки. По всей вероятности, я так сильно сжала кулаки, что вогнала ногти слишком глубоко в кожу.

Люциан со вздохом занялся моими ладонями. Он нежно провел по ним пальцами, пока кровь не пропала, а ранки не затянулись.

– Но да, ты прав, Райан, – подытожил он, обвивая меня руками. – Это стопроцентная ловушка. Вопрос лишь в том, есть ли у нас другой выбор, кроме как осознанно в нее войти.

– Выбор есть всегда, – уверенно заявил Элиас, прежде чем кивнуть в сторону внутреннего двора. – Пойду реабилитирую Тоби. Не то чтобы там собиралась чернь, чтобы его линчевать…

Люциан каверзно ухмыльнулся.

– Ну, это было бы не впервые в этой крепости.

– Да, точно. – Смеясь, его брат вышел из комнаты. – Увидимся в подземелье, – крикнул он через плечо.

Райан пялился ему в спину, разинув рот.

– Вы же сейчас говорите не о деревенских жителях с вилами и факелами, которые хотели выкурить отсюда чудовищ, как в старых фильмах?

– Не обязательно деревенские жители, – ответил Люциан, ностальгически улыбаясь. – Скорее, я и Лекс.

Райан тут же загорелся. Он засыпал брахиона вопросами и сравнивал Немидеса с доктором Франкенштейном[15]. Я бы с удовольствием к ним присоединилась и выудила из Люциана все подробности этой забавной истории, но была для этого слишком взвинчена.

«Ты серьезно полагаешь, что разумно проводить совещания, пока нам не известно, кому можно доверять?»

«Естественно, нет, – согласился Люциан. – Конкретно поэтому мы и должны так поступить. Вбросим пару-тройку наживок и посмотрим, кто клюнет. А до тех пор мне надо уладить еще несколько дел».

Отлично, потому что, если я опять дам своему мозгу остаться наедине с тикающим обратным отсчетом, то просто-напросто чокнусь.

«Я иду с тобой!» – решила я.

Но Люциан сразу помотал головой.

«Нет, малышка. У тебя будет другое задание».

Глава 22

На всякий случай

 Сделать закладку на этом месте книги

В отвратительном настроении я лавировала между рядами палаток во внутреннем дворе. В воздухе висело зловещее «Мы все умрем», смешанное с запахом дыма, исходящим от чугунных чаш, в которых развели огонь. Реликвии прошлых веков, которые не очень сочетались с современными военными палатками. Где бы я ни сталкивалась с охотниками или заглядывала в открытую палатку, отовсюду на меня взирали мрачные лица. Внезапно мысль о разъяренной толпе с факелами, штурмующей крепость, уже не показалась такой уж абсурдной. Всем этим мужчинам и женщинам страшно, и в них кипела лютая злость. Чрезвычайно взрывная смесь, особенно если люди наподобие Грэма старались извлечь из ситуации собственную выгоду. Без сомнения, он уже проделал впечатляющую работу. Из каждого угла в меня ударял кислый привкус недоверия.

Чего-то такого я и боялась. Но по причинам, которых я совершенно не понимала, Люциана не особенно вдохновила моя идея просто сбросить Грэма с обрыва. Вместо этого он предложил другое, более умеренное решение, как назло, казавшееся действительно многообещающим… по крайней мере, если мне удастся моя роль в нем.

Энергия, излучаемая восточной башней, чувствовалась издалека. Нет, я ее даже видела. Рамадон превратил ее в настоящий бастион. Подойдя ближе, я заметила, что входная дверь чуть приоткрыта. Наружу проникал лучик теплого света. Внутри кто-то спорил.

– Скажу в последний раз. Пусти. Меня. К ней! – Приказной тон однозначно принадлежал Грэму. Почему-то его я тут застать не ожидала, что, само собой, усложняло мой план. Впрочем, с чего бы хоть раз все должно было пройти гладко?

– Ты серьезно считаешь, что это будет меня как-то волновать, даже если прямо сегодня ты уедешь? – А это Викториус. Отмеченный Люциана вел себя необычайно бойко и не использовал своих милых прозвищ – верный знак того, что он в сильном стрессе.

– Это обязано тебя волновать, поскольку, если я уеду, то не один. Мой авторитет простирается дальше, чем ты можешь себе представить, – процедил Грэм, после чего Викториус зашелся звонким уничижительным смехом, показывая, что он думал по этому поводу.

– Да ты просто ищешь предлог, чтобы свалить, потому что наделал в штаны от страха!

– Мне все равно, властвует ли Верховный Совет, или Мара, или Люциан. Для человечества различий не будет.

О’кей, с меня хватит. Я правда надеялась избежать разборок с Грэмом, как минимум пока не поговорю с мамой. Но этим своим утверждением он просто пересек все границы.

– А это, – произнесла я, грубо толкнув дверь, – тебе стоило бы обдумать еще разок. В конце концов, именно упомянутый Люциан с ангельским терпением убеждал меня не выдавать тебе бесплатный билет на свободное падение с бретонских скал.

Грэм испуганно обернулся, причем его жиденькой раздражающей шевелюре потребовалось больше времени, чем самой голове. Затем он сообразил, кто перед ним, и побагровел от гнева.

– Вот теперь проявляется и твое истинное Я.

С приторной улыбочкой я обошла его, пока он не оказался ближе меня к выходу.

– Извини, пожалуйста, что мое истинное Я не желает тратить свое время на идиотов, – миролюбиво разъясняла ему я, ненавязчиво выдавливая мужчину в направлении двери. – Особенно не тогда, когда завтра все мы можем погибнуть.

Верховный глотал ртом воздух, шарахнувшись назад, чтобы сохранять между нами дистанцию. Его и так тревожно-бордовый оттенок кожи еще больше потемнел, хотя мне вообще-то казалось, что это невозможно.

– Я скажу тебе кое-что, Грэм . Сейчас я поговорю со своей матерью. И после этого она может идти куда захочет.

Еще один мой шаг ему навстречу. Еще один его шаг назад. Однако он едва ли это заметил, потому что разум верховного слишком занимали сомнения в моем предложении.

– В чем подвох? – переспросил он.

Я передернула плечами.

– Его нет.

А дальше просто захлопнула дверь у него перед носом и… сделала глубокий вдох.

Позади меня раздались уважительные аплодисменты.

– Какое по-тря-сающее появление, моя золотая грильяжная звездочка.

– Да, только наверняка контрпродуктивное, – буркнула я. – Завтра против Мары мы будем нуждаться в каждом из этих мужчин, до последнего.

– Как и в каждой женщине, и во всех, кто между, – поправил меня Викториус, как какого-нибудь отсталого «самца». – Перед лицом надвигающейся смерти надо как минимум правильно выражаться о гендерной принадлежности, не находишь, моя крупиночка сахарной пудры? – Изобразив драматичный разворот, он зашагал вверх по лестнице, а за ним развевалась кобальтовая атласная лента.

Э-э-э… А это не один из халатов Рамадона?

– Всё, имеющее ножки, за мной! – пропел Викториус. С широченной ухмылкой я повиновалась. Значит, теперь это официально? Павлин подцепил хрониста?

С каждой ступенькой, по которой я поднималась вслед за ним, усиливалось впечатление, словно я покинула стены замка Анку и погрузилась в иной мир. До лестницы сверху долетал запах ароматических палочек и шоколадного пирога в музыкальном сопровождении Боба Дилана. А где все забаррикадированные двери и охранные заклятия, которые я нафантазировала? Здесь же только позвякивающий занавес из золотого жемчуга, за которым виднелся элегантный микс индийского аршама[16] и восточного гарема.

Готова поспорить, что это не оригинальное убранство владений Анку!

– Можно мне поговорить с мамой?

Викториус укоряюще цокнул языком.

– Как будто тебе нужно спрашивать, мой зубастенький крольчонок! Мы и так уже тебя ждали. Я даже специально испек брауни.

О, это объясняло вкусный шоколадный аромат. К сожалению, экзистенциальное правило, по которому нельзя было есть ничего, что сотворил на кухне отмеченный Люциана, никто не отменял. Викториус обладал блестящим умом, но не кулинарным талантом.

– Да… кхм… что касается брауни… я до сих пор нахожусь в этой фазе демонического привыкания и еще не очень хорошо переключаюсь, поэтому пока лучше откажусь, спасибо.

– Без проблем, мое ватное облачко, я положу тебе с собой парочку. – Взмахнув полами халата, он скрылся за очередной занавеской, но перед этим целым залпом кивков и подмигиваний показал на коридор с левой стороны.

Ладно, довольно прозрачный намек. Пройдя в указанном направлении, я оказалась в помещении попросторнее, посередине которого бил фонтан. За ним располагалась зона отдыха с диванами и кучей парчовых подушечек. Среди них восседал Рамадон, как махараджа в своем дворце, и читал. Он все еще носил оболочку болливудской звезды, которая, в свою очередь, носила антрацитовый аналог халата Викториуса. Я прокашлялась, после чего хронист изящным движением опустил книгу.

– Замечательно, что ты заглянула к нам в гости, Ариана, – произнес он так, словно это правда была его гостиная. – Слышал, что связь между тобой и твоей парой приобрела удивительные масштабы. Не позволишь ли мне посмотреть?

Как обычно, если он чего-то хотел, то не утруждал себя продолжительной пустой болтовней.

Кое-что, в чем мы с ним, безусловно, похожи.

– Конечно, если скажешь, где моя мама.

Хронист кивнул на часть дивана, стоящую спинкой ко мне. Из-за этой высокой спинки я не заметила маму, но теперь, когда обошла фонтан, мне стало ее видно. Перед ней на журнальном столике с золотыми слонами вместо ножек лежала книга. Рядом стоял бокал красного вина. Ни к тому, ни к другому явно не притрагивались. Все это выглядело как предложение, которое моя мать, по-видимому, игнорировала, обстреливая обиженными взглядами.

О да, знакомая тактика в ее исполнении. Ею она часто пыталась вызвать у меня угрызения совести. Что ж, на Рамадоне она определенно не срабатывала, что подтверждали его полное спокойствие и полупустой бокал вина.

– Смотреть, но не трогать! – предупредила я летописца, потому что прикосновение казалось мне чересчур интимным. Потом отодвинула бокалы и так уселась на стол со слониками, чтобы я могла видеть маму, а Рамадон – мою спину.

– Привет. – Рефлекторно я чуть не ляпнула «мам», но прикусила язычок, потому что испугалась ее возможной реакции. – Я пришла с миром.

Мама повернулась ко мне, не выказывая ни единой эмоции, но ее лицо было красноречивее всяких слов.

– Мы можем поговорить? – предприняла я еще одну попытку.

– Все, что хотела, я тебе уже сказала.

– Ну уж нет, ну уж нет, Трикси, золотко! – обругал ее Викториус, вплывая в комнату с тарелкой брауни. – Дай ей шанс!

– С тобой я тоже не разговариваю, – шикнула мама на своего, вероятно, бывшего лучшего друга. Затем окатила меня своим знаменитым презрением и собралась встать.

– Я только что встретила Грэма, – быстро вставила я.

Мама плюхнулась обратно на подушки и уставилась на меня круглыми глазами.

– Он выжил?

Ага, получается, она частично в курсе того, что разворачивалось за стенами этого Тадж-Махала[17].

Я кивнула.

– Он хотел с тобой увидеться, и я сказала ему, что отпущу тебя после нашего разговора.

Глаза у мамы сделались еще шире.

– Это еще одна ложь?

Расстроенно я помотала головой. Мне не удастся переубедить маму, если буду и дальше удерживать ее тут под замком.

– С чего бы тебе это делать? – не сдавалась она. Невзирая на то, что она подняла стены, явственно чувствовалось исходящее от нее недоверие. И это было невыносимо.

– Мы привели тебя сюда не для того, чтобы запугать, Трикси, золотко, – вместо меня сказал Викториус. Он пристроился немного дальше на диване и очень аккуратно откусил от одного из пирожных. – Тебе угрожала опасность, а мы не хотели, чтобы с тобой что-то стряслось.

– А сейчас мне больше не угрожает опасность? – с колючей насмешкой уточнила мама.

Я вздохнула.

– Угрожает, но…

Ну и что мне ей сказать? Что теперь мне уже не так важна ее безопасность? Что она могла позаботиться о себе сама? Что в битве против Мары я хотела видеть ее на своей стороне? Ничего из этого не соответствовало действительности.

Я резко развернулась к Рамадону, который зачарованно разглядывал мою спину. При этом я чуть не стукнула его локтем, так близко он наклонился. Теперь же праймус изумленно посмотрел на меня.

– Один раз и исключительно в научных целях я пущу тебя в свое подсознание, – предложила ему я, – если за это ты захватишь в мой разум и маму тоже. Сможешь? – Я лелеяла надежду, что так она лучше меня поймет и поверит.

В глазах хрониста появился алчный блеск. А затем – одна из редких улыбок, которая своей жуткостью напомнила мне Тимеона. Тот факт, что он, помимо всего прочего, выглядел как зрелый мужчина, удивительным образом не делал ее менее зловещей.

– Конечно же, смогу, – с явной гордостью заверил Рамадон. – Впрочем, не знаю, достаточно ли она  сильна для этого.

Даже не оборачиваясь, я ощутила мамину возрастающую панику. Мне было не лучше. Рамадон всегда был странноватой личностью. А если его снедало любопытство, то становился поистине пугающим. Подпускать его в таком состоянии к своему разуму наполняло меня таким же энтузиазмом, как визит к стоматологу.

– Она достаточно  сильна, – отрезала я, опуская стены. – Она моя мама.

В повторном приглашении Рамадон не нуждался. Он вторгся в мою голову, как горячий нож разрезает масло. Я стиснула челюсти, чтобы не заорать. Его магия воспринималась примерно на уровне могущества Люциана, и все же Рамадон был менее диким, требовательным, более фанатичным. Хронист соблюдал наш уговор. В личные воспоминания не совался, а собирал только факты об особенности моей связи с Люцианом. Однако это не значило, что он не раскладывал мое сознание на мельчайшие кусочки, вскрывал их и вновь соединял воедино. На протяжении всего этого времени я скрипела зубами и спрашивала себя, когда же он, наконец, перейдет к моменту, касающемуся мамы. И внезапно засекла в своей голове крохотное трепещущее нечто. Я абстрагировалась от болезненного занятия Рамадона и сфокусировалась на этом инородном теле. Душе моей мамы. Она находилась здесь уже давно, и летописец буквально протаскивал ее сквозь мою память. Рамадон демонстрировал ей ключевые моменты, давал прочувствовать то, что чувствовала я. И показывал то, рассказать о чем у меня никогда не хватило бы духу. Она переживала все принятые мной решения, узнавала все о Танатосе, Тристане, Маре и… о Люциане.

– Довольно, мой пушистый медвежонок, – донеслось до меня бормотание Викториуса.

Мгновение спустя я опять обнаружила под собой столик со слонами. Рамадон возвышался между мной и мамой. Не знаю, когда он встал и взял меня за руку – и маму тоже.

– Это было… интересно, – заключил он, отпуская нас. – Благодарю тебя, Ариана.

Викториус, теперь торчавший из-за широкого плеча хрониста, отреагировал на его комментарий, возмущенно шлепнув Рамадона.

– Разве мы не обсуждали деликатность? – тихо прошипел он.

На деликатность Рамадона мне в этот миг было наплевать. Важна была только мама.

Она оцепенела и не сводила с меня взгляда. На ее глаза набежали слезы, но не из-за сострадания. Я боялась, что она до сих пор в шоке. И дистанция между нами тоже скорее увеличилась, чем сократилась. До этого она просто-напросто отказывалась принять мое новое существование. Теперь же перед ней словно сидел чужой человек.

– Я знаю, что с тобой сделал Танатос и насколько в тебе укоренились страх и отвращение ко всем праймусам. Но я все та же, мам. Эта демоница , которую ты видишь во мне сейчас, на самом деле всегда была частью меня. Я этого не хотела, но так и есть, и на данный момент я даже горжусь этим. А если уж ты решишь оттолкнуть меня, то будь последовательной и начни с той Ари, которой я была до смерти. Либо у тебя никогда  не было дочери, либо она у тебя все еще есть . Выбор за тобой.

Я старалась говорить мягко, потому что знала, что мои


убрать рекламу






слова ранят ее до глубины души. Меня они ранили при любом раскладе, но только так ее можно встряхнуть. Наверно. Хотелось надеяться.

По крайней мере, в этом и заключался план, но мама вообще не показывала никакой реакции, кроме затянувшегося обескураженного отчуждения.

– Если выберешь меня, – едва слышно добавила я и опустила глаза, потому что не могла больше выдержать тяжесть ее взгляда, – то мне бы пригодилась твоя помощь. Завтра ночью мы все поставим на кон свои жизни, чтобы победить Мару раз и навсегда. Мы – это также Лиззи, Гидеон, Райан и все остальные… – Голос надломился, и я была не в состоянии ничего с этим поделать. Просто представив, что снова потеряю друзей…

Вдохнув полной грудью, я проглотила вязкий комок, вставший поперек горла.

– Не буду врать и притворяться, что наши шансы высоки. Но твой новый возлюбленный снаружи как раз заботится о том, чтобы они упали еще ниже. Конечно, я могу просто выставить его вон, вот только мне бы хотелось, чтобы мы все сражались плечом к плечу.

Опять ноль реакции.

«Я тебя люблю, мам». – Эта фраза крутилась у меня в голове, но рот отказывался ее выговаривать.

Для меня она была слишком значимой, а страх, что мама своим молчанием обесценит ее, овладел мной слишком крепко.

Смирившись, я выпрямилась. Нет больше смысла продолжать уговаривать мою мать. Ей надо еще раз осмыслить все сказанное. Поэтому я выбралась из уголка с диванами и слонами. Викториус отодвинул Рамадона в сторону, чтобы освободить мне дорогу, и по пути одарил уважительной улыбкой.

– Скоро увидимся на совещании, – произнес он, всучил мне пластиковый контейнер с брауни и отпустил.

Каждая пройденная ступень вниз по лестнице была настоящим мучением. Сильнее всего я хотела рвануть обратно и броситься маме на шею, но это не то, в чем нуждалась она. А она нуждалась во времени. Времени, которого у меня не осталось. Уверена, рано или поздно ее удалось бы переубедить. В конце концов, свою упрямую голову я унаследовала от нее. И сердце тоже. Однако часы тикали, а я понятия не имела, хватит ли дня, чтобы справиться со всеми ее предрассудками.

Перед входной дверью глаза у меня уже горели от слез.

– Я тебя люблю, мам, – прошептала я так тихо, что не расслышал бы даже праймус. Мне просто необходимо было это сказать. Просто на всякий случай…

Глава 23

Беда не приходит одна

 Сделать закладку на этом месте книги

На обратной дороге через площадь замка я не поднимала головы. Не хотела, чтобы кто-то понял, как я раздавлена. И в результате скоро пришла к выводу, что заблудилась среди множества рядов палаток. Я обнаружила, что забрела в компанию охотников. Они общались, пили, смеялись и точно относились к более крупной группе, использовавшей конюшни крепости не по назначению. Через открытые ворота просачивались мягкий свет, негромкая музыка и целый клубок разнообразных эмоций. Смахивало на то, что коллективная подавленность из-за предстоящей битвы преобразовалась в отчаянное желание не оставаться в одиночестве сегодня ночью.

– Ого, какие люди опустились до низшего сословия! – раздался голос позади меня. Обернувшись, я увидела Брендона, который приближался ко мне под руку с девушкой. Узнав ее, я помрачнела. Ясмин, сестра Пиппо.

– А ты разве не должен быть на полпути на совещание? – огрызнулась я на бывшего парня.

Брендон равнодушно пожал плечами, хотя агрессивная искра в его взгляде сообщала об обратном.

– Мне ясно дали понять, чтобы не путался под ногами в кругу предводителей.

Это меня удивило. Разумеется, сейчас в замок прибыло столько высокопоставленных представителей Плеяды, что без Брендона вполне можно было обойтись. С другой стороны, еще в первый раз существовала причина, по которой мы задействовали охотника. И что изменилось? Гидеон ему больше не доверял? Или это опять дело рук Грэма?

– Ну, в этом есть и свои преимущества, не правда ли? – добавил мой бывший в сторону Ясмин. Молодая ведьма застенчиво захихикала. Взгляды, которые она украдкой бросала на моего бывшего, оказались для меня как пощечина. В ней я разглядела себя в прошлом: глупая, ищущая любви и ослепленная очарованием Брендона. Она выглядела по уши втрескавшейся – но не в того! А как же Джимми? От ее откровенно плохого выбора к горлу подступила тошнота. Кроме того, всплыли воспоминания обо всем, через что я прошла с Брендоном. В ярости я использовала свою силу и ворвалась в сознание парня.

«Если ты хоть косо посмотришь в сторону Ясмин, я сама сделаю так, что ты не переживешь следующий день!»

Он тотчас побледнел. Брендон просто моргал и таращился сначала на меня, затем на Ясмин, как будто только что очнулся от гипноза. Я фактически наблюдала по его лицу, как до него доходило, что я сейчас сделала и что, по моему мнению, мог сделать он. Однако предполагаемого упорства не последовало.

– Я тоже изменился, Ари, – проговорил он.

– Оно и видно, – подколола я, изобразив руками неравную пару. Очень хотелось схватить Ясмин и уволочь подальше от Брендона, но в мозг поскреблось тихое сомнение. Что, если Брендон действительно извлек урок из своих ошибок? Помимо этого, не буду же я приказывать Ясмин только потому, что болела за Джимми.

– Если хочешь, чтобы я тебе поверила, – грубо заявила я, – придется это доказать.

На этом я отвернулась и оставила их двоих наедине с неприятным ощущением в животе. Пока – потому что я твердо решила после совещания еще раз понаблюдать за Ясмин.

По пути к главному входу мне навстречу – привлеченные музыкой – шли все больше охотников, праймусов и ведьм. Я хорошо их понимала. В эту минуту я тоже чувствовала себя потерянной и тосковала по Люциану. Поэтому, недолго думая, я решила отыскать его при помощи нашей связи. Предположительно он должен был находиться сейчас либо уже в подземном зале со сводчатым потолком, либо где-то на подходе к нему. Поэтому я прислушалась к себе и… оторопела. Связь между нами абсолютно невредима, но она не вела вообще ни в каком направлении. Как будто гигантский магнит сводил с ума стрелку моего внутреннего компаса.

«Люциан?»

Никакого ответа.

Паника держалась пока в относительных рамках, потому что я со стопроцентной уверенностью знала, что опасность ему не грозила. И все-таки очень странно, что…

Вдруг передо мной вырос человек. В последний момент я успела затормозить, чтобы избежать столкновения. Потом подняла глаза.

Господи Боже, я что, сегодня еще недостаточно настрадалась?!

Мирабель распустила свои длинные волосы и переоделась в красивое летнее платье. Все в ней показывало, что демоница настроена вскружить головы парочке охотников.

– Оу, Ари. Ужасно выглядишь, – выдала она с нарочитой жалостью. Ее миловидные глазки скользнули по моему явно заплаканному лицу и пластиковой коробочке, в которую я вцепилась. – Проблемы в раю?

– Не. Сейчас! – рыкнула я на нее и оттолкнула в сторону, чтобы Мирабель не загораживала мне дорогу.

– Ох, ну ничего себе! Я просто проявила вежливость, – крикнула она в спину. – Тебе тоже не повредило бы.

Что-что?!

Я остановилась, повернулась и, сжав кулаки, смерила бывшую пассию Люциана таким взглядом, от которого та безотчетно отпрянула назад.

– Думаю, ты кое-что неправильно интерпретировала, – тихо проговорила я. – Я и так  вежлива. А не была бы, уже давно закончила бы то, что начала однажды на «Черном лебеде».

Самодовольный блеск в ее глазах угас. Праймус бессознательно потянулась рукой туда, куда в прошлый раз попали пули-ациамы, которыми я ее чуть не убила. Теперь на лице Мирабель отражались лишь страх и подавляемая враждебность. Она знала, что я ей не по зубам и что я не стану нападать на нее без повода. В итоге девушка отбросила волосы за плечо и с неохотой выдала:

– Тебе срочно нужно больше стиля.

Я хмыкнула.

– И это говорит женщина, чье имя звучит как дешевая пародия на «Фанту».

Ее возмущенный уход я только слышала, но не видела, потому что уже давно ушла сама.

Несмотря на то что было очень приятно поставить на место эту расфуфыренную сумасбродку, опаздывать из-за нее на общий сбор я не собиралась.

Дальше до здания добралась без приключений. И только хотела открыть дверь, что-то почти незаметно укололо меня в шею. В тело тут же вгрызся обжигающий холод и моментально распространился по всем мышцам. Я хотела закричать, но не слушались ни легкие, ни голосовые связки. Затем кто-то ударил меня по голове. По виску потекла кровь, но боль не шла ни в какое сравнение с невыносимым холодом внутри. Ворота замка поплыли перед глазами. Он завалился на бок. Кто-то меня поймал. Ноги поднялись вверх. Огни. Всполохи. Шепчущие голоса. Тени. Я не могла защититься. Не могла ясно мыслить. Не могла позвать на помощь. Осталась лишь леденящая чернота, пульсирующая по моим венам в унисон со стуком сердца. Удар за ударом, удар за ударом. Шли минуты. А быть может, и часы. Я не знала.

– …

– …Ждут…

– …

– Она…

Я ощутила под головой жесткий камень.

– …Никогда… Тихо…

– …

– …Выдержит?

Воздух медленно проникал мне в рот. Потом в глотку. Потом в грудную клетку.

– …

– …Нам надо быстрее, иначе… другие…

Один вымученный вздох спустя обрели форму очертания чьей-то руки. Это оказалась моя рука. Неподвижная.

– Похоже, она приходит в себя.

Женский голос показался знакомым, пусть мой мозг и не способен был связать его с соответствующим именем.

– Это невозможно. Но если так, просто введи ей еще дозу.

Мужчина. Он приподнял мой подбородок. Следом в поле моего зрения показалась темная голова с ослепительно-белым оскалом.

– Я получу нереальное удовольствие, когда Мара тебя поджарит.

Подходящее ему имя тоже никак не приходило в голову, хотя я знала, что сталкивалась с ним много раз. Навязчивая мысль о предательстве отравляла рассудок, но не вызывала удивления. Скорее, злость. Я бы выцарапала эту ухмылочку с его лица, если бы тело хоть немного меня слушалось.

– Поторопись! – прошипела другая женщина.

Крошечная часть сознания подметила и запомнила, что противников всего трое.

– Было бы полезнее, если бы ты заткнулась, – выпалила первая. – Мне нужно сконцентрироваться, не то посажу нам на хвост всех демонов из этой крепости.

Крепость? Если им удастся вынести меня за ее стены, то все кончено. Надо как-то отбиваться или привлечь к себе внимание! Но этот разрушительный холод все еще циркулировал у меня в жилах. Он словно подавил мою сущность и запер ее в оболочке.

– Прекратите ссориться! – велел мужчина. – Вы из меня последние нервы вытянете.

Чем больше прояснялось у меня в голове, тем сильнее становился страх. Я старалась достучаться до Люциана, но связь с ним пропала где-то в ледяной пустоте. А что, если и он перестал меня чувствовать? Понял ли он, что я в беде? Уже после того, как я ненадолго сцепилась с Мирабель, наша связь функционировала не так, как всегда. Мирабель! Она как-то с этим связана?

– Нас тоже не очень-то радует работать с тобой, Нельсон, – возмутилась одна из женщин.

НЕЛЬСОН! Ну конечно. Проклятый ублюдок.

– Без меня вы бы ни за что ее не одолели! – проревел Алый Лев Сомали.

В конечном итоге нейроны у меня в мозге начали правильно взаимодействовать друг с другом. Из-за меня Нельсон до конца жизни обязан соблюдать клятву под девизом «Будь добр к людям». Логично, что когда-нибудь он все равно захотел бы отомстить. Единственное, чего я не ожидала, так это что ради расплаты он пойдет на сотрудничество с заклятым врагом своей девушки.

– А ты без нас отсюда не выбрался бы! – парировала одна из женщин.

– Мы были лучшими в своем классе, когда дело доходило до манипулирования печатями, – заносчиво добавила другая. – Как думаешь, сколько раз мы сбегали по ночам, не пойманные учителями?

Класс? Учителя?

В памяти что-то щелкнуло. Тут же я сообразила, откуда знала голоса их обеих. Они годами докучали мне своими тупыми фразочками. Побрякушки ДД. Дорис и Дениз. Всего несколько часов назад эти двое пришли сюда из лицея с Грэмом. Их мысли Люциан еще не проверял.

– Получилось! – воскликнула Дорис. – Скорее! Когда откроем дверь, будет только вопросом времени, когда Люциан нас засечет.

Послышался тихий скрип. Так, значит, в замке существовал потайной ход. Нельсон схватил меня за запястье и начал поднимать. О нет! Я пиналась, дралась, брыкалась – и все мысленно. А мое обмякшее тело все так же безвольно покоилось на руках мятежника.

– Люди Мары заберут нас задолго до того, как тут кто-то объявится, – фыркнул он и понес меня к финальному этапу своего плана.

Вдруг кто-то завопил. Я слышала удары, хрипы, шум огня. Нельсон выругался и больно уронил меня. Над головой взорвалась его энергия. Видеть я его не могла, но судя по звукам, он сражался. Раздалось шипение и потрескивание ведьминского огня. Нападение. Мара штурмовала замок? Решила избавиться от своих подельников? Все остальное оказалось обманом?

Едкий запах паленой кожи въедался в нос. Кто-то издал хрип и рухнул на землю.

Тишина.

Одна из сторон, видимо, выиграла.

Шаги.

Тяжелые шаги, приближавшиеся ко мне. Перед глазами возникла пара ботинок. Меня перевернули на спину, и я заглянула в глаза со светящимися ведьмовскими ободками. Светящимися голубыми ведьмовскими ободками, сурово взиравшими на меня.

Тристан осмотрел мой висок, нащупал пульс и наконец вздохнул.

– Нельсон вколол тебе концентрат, который мы называем «NEX», – спокойным голосом пояснил он. – «Омега» разработала его из проб воды Тихого омута. Серия испытаний была приостановлена по причине нехватки материала для опытов, но, очевидно, небольшое количество все-таки сохранилось. – Он достал нож и что-то сделал с моими руками. Судя по острой боли, перерезал артерии. Опять.

– Я выжгу концентрат из твоего тела, если не хочешь в ближайшие дни оказаться пленницей собственной физической оболочки.

Могла бы, кивнула бы – и не важно, как я относилась к Тристану. Присутствие «NEX» в моем организме – один из наихудших эпизодов в моей жизни. Чтобы избавиться от него, я была готова на что угодно. Видимо, Тристан это понимал, ну, или его просто не особо заботило мое согласие. В его ладонях вспыхнуло голубое пламя. Дотронувшись до меня, он направил огонь в мою кровь. Холод исчез моментально. Вместо него меня охватил такой нестерпимый жар, словно я сгорала изнутри. Я вырывалась из хватки Тристана, но он не выпускал. От языков голубого пламени было не убежать. Каждая уцелевшая до сих пор крупица черного холода распадалась, пока моя сущность в конце концов снова не воссоединилась с телом. Обоняние тут же пронзил неповторимый запах Тристана. Я инстинктивно отгородилась стенами и отняла руки. Порезы уже практически закрылись.

Он не сопротивлялся.

– Лучше?

– Люди Мары поджидают снаружи, – сообщила я севшим голосом, все еще слегка не в себе. – Они должны были забрать нас. – Дыра в защитном барьере крепости сейчас стала для меня важнейшей проблемой.

Тристан отреагировал на мой ответ, иронично покачав головой.

– Видимо, ты никогда не перестанешь прежде всего думать о других.

Он плавно встал на ноги и протянул мне руку.

– Ведьмы за стеной мертвы. У двух праймусов получилось спастись, но я не думаю, что однажды им захочется предпринять вторую попытку. – От его слов и обыденного тона, с которым он их сказал, у меня пошел мороз по коже. Тристан их уничтожил? Самостоятельно? И при этом, кажется, даже не запыхался.

– Полагаю, что они действовали не по приказу Мары, – продолжал он. – Скорее всего, это всего лишь парочка чрезмерно амбициозных личностей, решивших подлизаться к своей королеве.

– Как ты?

Я прикусила язык. Этот комментарий буквально вылетел сам собой, пока мое сознание все еще переваривало факт существования и эффект «NEX».

Тристан опустил руку и сердито уставился на меня.

– Нет, не как я, – проговорил он. – Я  себя никогда  не переоценивал.

Перешагнув мои ноги, он направился к безжизненному телу Дорис. Я слышала, что ее сердце еще билось – как и у Дениз. Меня затопило облегчение, пускай и было ясно, что совсем скоро они наверняка пожалеют, что не умерли. Нельсон же, напротив, выглядел кошмарно. Ведьмовской огонь Тристана нанес его оболочке максимальный урон. Но повержен он оказался не поэтому: в бедре торчал шприц с отчетливым оттиском логотипа «Омеги». М-да, вот он и отведал своей собственной пилюли. Я подползла к нему и осторожно извлекла иглу из ноги праймуса, чтобы получше рассмотреть.

– Откуда у Нельсона эта штука? – спросила я.

Тристан язвительно усмехнулся, изучая содержимое рюкзака моей бывшей одноклассницы.

– «Омега» принадлежит мне, а как тебе известно, до недавнего времени я предоставлял Маре доступ ко всем моим средствам.

Верно.

Это лишний раз напомнило мне о том, что нельзя доверять Тристану, невзирая на то, что он только что спас мне жизнь. Начнем с того, что он вообще не должен свободно тут разгуливать.

– А как ты, кстати, выбрался из своей камеры? – недоверчиво поинтересовалась я. – И что замышлял? Не мог же ты знать, что Нельсон собирается меня похитить? Или все-таки мог?

Тристан медленно выдохнул. Звук, который звучал так же печально, как и пренебрежительно.

– Нет, я не знал ни о Нельсоне, ни о его планах. Просто случайно оказался поблизости, что, кстати, не противоречит условиям, на которых Люциан меня выпустил.

Я вскинула голову.

– Он тебя выпустил?

В это мгновение наша связь с Люцианом слегка натянулась. Дождь, влажная земля, солнце, ветер и море хлынули в мой разум, как если бы кто-то распахнул во мне окно.

«У тебя все нормально, малышка? Как дела с мамой?»

Он казался усталым и не в наилучшем настроении, но ничто из этого не основывалось на мне и моей ситуации. Люциан, похоже, абсолютно не в курсе последних событий.

«Э-э-э… я уже не там, – неуверенно ответила я, так как не хотела без повода повергать его в панику. – Я пыталась позвать тебя, но ты был вроде как вне зоны магического доступа».

Ментальные пальцы еле заметно пробежались по краю моих мыслей. Люциану стало любопытно. Но наткнувшись на мою стену, он тотчас отступил.

«Прости, – сказал он. – Я бы рассказал тебе, если бы знал, что ты вообще не придешь на совещание».

«Совещание закончилось?!» – ляпнула я. И надолго, простите, этот концентрат «NEX» вывел меня из игры?

Теперь любопытство Люциана переросло в беспокойство. И вновь я почувствовала, что он бродил вокруг моих мыслей, как большая нервная хищная кошка.

«Пожалуйста, скажи мне, что случилось, малышка!»

Нить, связывающая нас, затрепетала, и я сообразила, что он устремился ко мне. Возможно, даже со всей нашей командой на буксире.

«Я в порядке», – постаралась успокоить его я, одновременно понимая, что его это не остановит.

Серые глаза Тристана задумчиво следили за мной.

– Кавалерия спешит на помощь? – догадался он.

Я кивнула.

– Лучше уходи отсюда, иначе все скоро узнают, что ты до сих пор жив.

Кроме меня и Люциана в этот секрет на данный момент посвящены только Бел, Гидеон и Джимми. К тому же Люциан навряд ли поставил кого-либо в известность о своем решении вернуть Тристану свободу. Следовательно, всех ожидали бы самые разнообразные сюрпризы. И ни один из них не в хорошем смысле слова.

Тристан не сдвинулся с места. Он указал на подпалины на земле и крепостной стене.

– Они и так узнают, что я здесь был. Особенно когда найдут мертвых ведьм снаружи.

Черт, об этом я не подумала. Прикинув свои варианты, я пришла к единственному возможному выходу.

– Тогда побудь здесь и присмотри за Дорис и Дениз. Я их перехвачу.

– Как пожелаешь, – пробормотал Тристан, хотя насмешка во взгляде выдавала, что покорность обманчива.

Я закатила глаза. На это сейчас реально не было времени. Решительно схватив Нельсона за лодыжку, я потопала навстречу Люциану. Алого Льва-предателя тянула за собой, как мешок с картошкой. Несомненно, он сполна прочувствовал нашу небольшую прогулочку – каждый порог и каждую ступеньку. Вот и славно!

Я понятия не имела, где находилась, пока из-за очередного угла до меня не донеслась музыка из конюшен. Мой внутренний «Люцианокомпас» снова работал безукоризненно. Затем обнаружились первые охотники, чей небольшой сабантуй приобрел размах настоящего праздника. Как раз когда я с ними поравнялась, толпа расступилась, чтобы пропустить Люциана в сопровождении всех лидеров. Я неуклонно маршировала вперед и тащила Нельсона на глазах у шокированных участников торжества. Пусть каждый видит, кто нас предал и что с ним произошло. В то же время я распахнула мысли для Люциана. Это проще, чем витиеватые объяснения.

Летний шторм пронесся по моему подсознанию, сражающее наповал понимание и гнев загорелись в его глазах. Дойдя до Люциана, я только и успела бросить ногу Нельсона, и брахион тут же прижал меня к груди. Слов не требовалось.

– Гидеон! Пусть Элиас отведет тебя к воротам в скалах, – раздавал он приказы ледяным тоном. – Лекс, Константин, вы идете с ними. Там нужно прибраться.

«Им известно про Тристана?» – взволнованно спросила я.

Люциан вздохнул.

«Уже да».

Поцеловав меня в макушку, он разомкнул объятия, забрал шприц «Омеги», который я до сих пор держала в руке, и, нахмурившись, рассмотрел. Затем стиснул его в кулаке, отчего он рассыпался на мелкие осколки.

Через минуту, взмахнув косичками, вперед протиснулась Весса. Как бы мило она ни выглядела, в этот миг черты ее лица скривились в пугающей гримасе. Праймус присела на колено около своего любовника.

– О, Нельсон! Как же велика твоя бесконечная любовь… – прошипела она и погладила его по щеке. – Но наказание твое в любом случае продлится еще дольше. И знаешь, что? Пожалуй, я попрошу брата дать мне парочку советов.

– С превеликим удовольствием, сестренка. – От одинаково хладнокровных нот в голосах брата и сестры у меня мурашки побежали по телу. И хотя Нельсон лежал полностью парализованный, я точно заметила проскочившую в его глазах панику. Остальные чувствовали себя похожим образом. Воздух пропитался страхом и тревогой.

«Сейчас вернусь, малышка», – шепнул мне Люциан. От него тоже не укрылась нехорошая атмосфера. Без лишних слов он запрыгнул на крышку старой цистерны и обратился к людям.

– Нельсон Суада и двое охотниц только что попытались похитить мою пару. Как видите, у них ничего не вышло, – громко прокричал он. Голос его доносился до каждого уголка площади. – Но тем не менее они нанесли непоправимый ущерб. Из-за них у нас пошатнулось доверие к ближайшим союзникам, к нашим друзьям. И теперь каждый из вас задается вопросом, а не притаились ли в наших рядах и другие предатели. Скажу вам честно: не знаю. Нельсону удалось обмануть даже меня. Но одно я знаю абсолютно точно: враг не стал бы прибегать к уловкам и обманным маневрам, если бы не испытывал перед нами страха! – Толпа зашумела. Прямо на моих глазах настрой кардинально менялся. Люциан ударил по самому слабому месту и превратил его в копье. – Они боятся, потому что мы сильны. Потому что мы держимся вместе и верим в то, за что боремся. – Мое восхищение находило отклик в тысяче восторженных лиц. Всеобщее внимание было приковано к репликам Люциана.

– Признаю, – продолжил он после непродолжительной паузы, – что я не очень-то обрадовался, узнав, что некоторые из вас собрались здесь, чтобы устроить праздник. Я опасался, что это отвлечет вас от главного. И что это как издевка над всеми, кто сегодня лишился жизни. – Его взгляд переместился на Бела, который напряженно смотрел на брахиона. – Но один хороший друг прочистил мне мозги и… изменил мое мнение. Давайте почтим сегодня память наших друзей. Напомним себе о том, за что они погибли и ради чего мы рискуем своими жизнями. – Возгласы одобрения становились все громче и еще больше вдохновили Люциана к грандиозному финалу его речи. – Семья. Дружба. Любовь. Свобода. – Теперь это было уже не остановить. В центре ликующих людей и праймусов Люциан вскинул кулак вверх. – А завтра мы сразимся.

Весь замок ответил ему как единый организм. Мое сердце отчаянно билось. Было практически нереально не заразиться дружным пылом. Бел запрыгнул на цистерну к Люциану.

– Эта ночь за мой счет! – проорал он. Как по волшебству раскрылась дверь портала, и оттуда вышел Оскар, руководящий целым полчищем слуг. Нагруженные выпивкой, музыкальными инструментами и декорациями, они рассредоточились по внутреннему двору. Их встречали бурными овациями. За короткое время безутешный лагерь перевоплотился в площадку Open-Air[18]. Сотни гирлянд озарили пространство золотистым светом. В палатках царил хаос. На импровизированной сцене заиграли музыканты, и скоро уже каждый держал в руке бокал. Я ощущала себя почти как в сказке… если не принимать во внимание незначительные детали, что, например, Золушка вооружена до зубов, принц – читающий мысли демон, а фея – дьявол.

Глава 24

Там, где кончается радуга

 Сделать закладку на этом месте книги

Руки Люциана обвили меня сзади.

– Это ни в коей мере не умаляет того, что с тобой стряслось, – прошептал он мне на ухо. Его теплое дыхание вызвало покалывающую волну, которая разлилась во мне со спины до кончиков пальцев. – Бел попросил меня об этом еще до совещания.

Я с улыбкой прильнула к нему. Так он просил прощения, но это было ни к чему.

«Ты вообще знаешь, как я тобой горжусь? – спросила я вместо ответа. – Ты не всегда можешь всех спасти, но тебе только что удалось подарить всем надежду. И мне тоже. Как я могу обижаться?»

Люциан осыпал меня любовью и благодарностью, как будто мои слова означали для него не пустую похвалу, а нечто жизненно важное.

– Я хочу тебе кое-что показать, малышка. – Он поймал мою ладонь и уже потянул за собой, как вдруг перед нами возник Райан со сложенными на груди руками.

– И куда это вы собрались? – с показной серьезностью обругал нас охотник. – Вы не покинете этот праздник, пока я минимум один раз не потанцую с Моррисон!

Словно торнадо, он дернул меня на себя и потащил к сцене, где группа начала играть «Sunrise» Норы Джонс. Мои протесты Райан просто-напросто проигнорировал. Он раскрутил меня под своей рукой, пока я не оказалась прижата к его груди. После этого он начал энергично раскачивать меня из стороны в сторону. И хоть его танцевальные навыки оказались сравнительно малы, смех был таким заразительным, что в результате я сдалась.

– Признайся, Моррисон, это снилось тебе с тех пор, как ты впервые меня увидела.

О, на языке вертелся идеальный ответ, но кто-то меня опередил.

– Если и так, то это определенно был ночной кошмар.

Боже, этот очаровательно саркастичный голос мог принадлежать лишь одному человеку!

Округлив глаза, я оглянулась. Перед нами стоял Тоби – собственной персоной. Со счастливой Лиззи, повисшей у него на локте, и с хулиганской улыбкой на лице. Взвизгнув, я бросилась ему на шею. Как же я обрадовалась, что с колдуном все хорошо. Он до сих пор выглядел слегка помятым, но по крайней мере внешне снова был похож на самого себя.

– Тебе повезло, что сегодня уже ничто не испортит мне настроение, – ухмыльнулся Райан и довольно похлопал Тоби по плечу. Появление колдуна вроде бы не сильно его удивило, что говорило о том, что они уже успели увидеться раньше. Вероятно, на совещании, которое я пропустила благодаря Нельсону. Рыжая кудрявая шевелюра завертелась вокруг своей оси. Райан быстро заменил меня на Лиззи, и та, рассмеявшись, не стала противиться его настойчивости.

– Так здорово снова быть тут, – вздохнул Тоби, прежде чем тоже стал беззаботным и перевел наше объятие в спонтанный танец. Ведьмак в этой области был явно опытнее Райана. А другого я от нашего красавчика и не ожидала. Он умело подстроился под ритм и закружил меня по танцплощадке, где становилось все теснее.

– Знаешь, какой момент был для меня самым тяжелым за все время, проведенное с Марой? – задал он вопрос после очередного поворота. Страшные картинки, которые Люциан выудил из его памяти, сразу же замелькали у меня в подсознании.

– Ну, навскидку могу предположить парочку, – тихо ответила я.

– Я не это имел в виду, Ари. – Он послал мне теплую улыбку, которая, как ни странно, даже дошла до его глаз. Даже столько всего вытерпев, он излучал такое спокойствие, что я лишилась дара речи.

– Знаешь, я думал, что достаточно подготовился и настроился, чтобы провернуть это дело. И рассчитывал на что угодно, кроме того, что ты еще жива. – Колдун весело глянул на меня. – В ночь, когда Маре стало об этом известно, они, наверное, и меня заподозрили – потому что я, само собой, не испытал ужаса.

– О… – Звучало как комплимент, однако мило и аккуратно замаскированный под упрек. Или, может, наоборот?

Песня закончилась, и пока все аплодировали группе, Тоби хохотал над моим смятением.

– Просто сделай мне одолжение, Ари: если воскреснешь в следующий раз, не задерживайся на шесть недель. Ты нужна нам.

У меня на глаза набежали слезы, однако сказать Тоби, как я его люблю, я уже не успела. На колдуна налетела целая стая охотников и уволокла с собой.

– Мы тебя забираем, мужик.

Под улюлюканье зрителей Тоби затащили на сцену. Там уже дожидался, по всей видимости, подкупленный гитарист, вручивший ему свой инструмент.

– Пой! Пой! Пой! – орал Райан, пока толпа не подхватила клич, а Тоби в конце концов не согл


убрать рекламу






асился. Он взял гитару и жестом попросил тишины. Похоже, ведьмак собирался еще что-то добавить, но потом позволил музыке говорить за себя.

Первые же аккорды разорвали мне сердце. Я уже поняла, что он играл и что он сделал идеальный выбор. Знаменитое попурри из «Somewhere Over The Rainbow» и «What A Wonderful World»[19].

Когда после этого он запел, для меня остался существовать только мир, подсвеченный гирляндами. Двор наполнился эмоциями… до такой степени, что у меня перехватило дыхание. Жажда жизни и надежда. Прощание и новое начало.

Этот миг казался мне настолько нереальным, словно уже стал воспоминанием.

Вспыхивали огоньки зажигалок, а на середине песни Райан дал волю чувствам. Лиззи положила мне руку на плечи. Ее взгляд не отрывался от Тоби, и тем не менее этот момент был посвящен нашей дружбе. Появился Гидеон. Он что-то шепнул на ухо сестре, и у нее открылся рот. Гидеон широко улыбнулся и кивнул в сторону портала. Там стояла миссис Росси – мать Лиззи и Гидеона. Вне себя от счастья подружка побежала к ней. Ее брат подмигнул мне. Затем его синие, как небо, глаза скользнули по праздновавшим людям. Многозначительный блек в глубине этих глаз заставил меня хихикнуть. Он точно искал Мел. Я хотела ему помочь, как вдруг заметила другую пару. Джимми и Ясмин. Наш гений и юная ведьмочка стояли около чаши с огнем и… целовались. И как это понимать? Разве Ясмин не потеряла голову из-за Брендона? Я попыталась отыскать в толпе своего бывшего парня. Вон он. Стоял в одиночестве на одной из лестниц, ведущих на стену крепости, и слушал Тоби. Я вопросительно вскинула брови. Охотник пожал плечами и бесшабашно улыбнулся.

Вау. Очень может быть, что это его последняя ночь, а он сознательно держался на заднем фоне. Это просто выбило меня из колеи. Вероятно, он и правда заслужил шанс искупить какие-то из своих поступков. Внезапно обзор мне заслонила ослепительная улыбка из рекламы зубной пасты, ямочки на щеках и бирюзовые глаза. Бел сунул мне под нос джин-тоник. Я была просто не в состоянии что-то отвечать, а Бел и не ждал ответа. Мы чокнулись – за то, что «как» – важнее, чем «как долго». Сделав глоток, я наслаждалась вкусом, напоминавшем о моей первой ночи в убежище Тимеона. Ночи, когда я влюбилась в Люциана.

Пронзительный свист заставил меня повернуться. Исходил он от Райана и относился к неповторимому зрелищу в центре танцевальной зоны. Под гром аплодисментов там целовались Гидеон и Мел. От радости за них у меня потеплело на душе. Я засмеялась, а потом… глубоко внутри меня отразилось эхо. Я моментально оглянулась. Там, позади Оскара, танцевавшего со своей дочерью, позади седовласого Шкипера, ревущего белугой от счастья, и позади Анушки, пьющей с Конрадом на брудершафт, стояли братья Анку. Они болтали – миролюбиво и без ругани. На самом деле даже создавалось впечатление, что они получали удовольствие от общения с семьей. Как бы необычно ни было это обстоятельство, оно стало второстепенным, когда зеленые глаза поймали мой взгляд.

Братья еще какое-то время продолжали шутить, пока не догадались, что Люциан уже не следил за разговором. Один за другим они начали озираться по сторонам, обнаружили меня и заухмылялись. Лекс что-то сказал. Несомненно, он поддразнивал Люциана, но тот не обратил внимания. Он уже пробирался ко мне. Наши взгляды были накрепко прикованы друг к другу. Меня гипнотизировало каждое его движение, а каждый метр, на который сокращалось расстояние между нами, оказывал ошеломляющее воздействие на мой пульс.

– Хм, какое напряжение… – съязвил Бел у меня за спиной. – Вам двоим надо сниматься в рекламе парфюма. – Посмеиваясь над собственной шуткой, он легонько подтолкнул меня вперед. – Иди давай. Но не делай ничего, чего не сделал бы я.

В качестве исключения я не стала комментировать фразу Бела. Впрочем, это уже и не представлялось возможным, потому что ноги несли меня к Люциану.

Пока дистанция между нами таяла, я услышала в голове его голос:

«Хочешь еще остаться?»

От простого вопроса и многообещающей искорки в его глазах я задрожала.

«Нет, – честно ответила я. – Но, наверно, было бы лучше…»

К сожалению, мои слова не прозвучали ни уверенно, ни убедительно, скорее всего, по той причине, что все мысли занимало желание почувствовать вкус губ Люциана. Тех самых губ, которые сейчас растянулись в соблазнительную улыбку.

«Лучше, чем остаться со мной наедине?»

Хрипотца в его голосе – сама по себе будто прикосновение. Нежная и грубая одновременно. И то, что она обещала, начисто лишало меня рассудка. Нас разделяло всего несколько шагов.

«Мы не можем пойти на такой риск, – кисло пробормотала я, проматывая перед внутренним взором кадры обугленного кабинета. Несправедливо, что приходилось быть такой разумной. Особенно когда у меня просто не получалось прекратить мысленно покусывать Люциана.

Он тихо рассмеялся.

«Мне нравится, когда ты думаешь о подобных вещах».

«Ты не помогаешь», – процедила я.

А затем мы встретились. Но Люциан не остановился. Он поймал мою ладонь и повел дальше. Я больше не в силах была терзаться угрызениями совести. Для этого ноги уже стали слишком ватными, а щеки слишком горели. В шоке от себя самой я смотрела на наши переплетенные пальцы, на кожаный браслет, обмотанный вокруг запястья Люциана, на его руку, широкую спину, темные локоны, в которые я так любила зарываться руками. Господи! То, чем мы хотели заняться, было бездумным и в лучшем случае беспечным. Приложив максимум усилий, я соскребла в кучку остатки своего благоразумия и попыталась остановить Люциана. Бесполезно.

«Расслабься, малышка. Я не собираюсь соблазнять тебя за ближайшим углом, – забавляясь, произнес он. – Просто покажу, чего ты не увидела, не придя на совещание».

Чувственное покалывание между нами резко вытеснили скверные факты. Я тяжело вздохнула, и в мышцы вернулось напряжение. Намерения Люциана звучали логично, осмысленно и, как назло, чрезвычайно отрезвляюще. Чудо этого вечера неожиданно показалось мне не более чем наивным сном. Рычагом для поднятия боевого духа наших людей. Мерой против запугивающего террора Мары. Средством достижения цели.

«Это куда больше, – подключился Люциан, пока мы входили в замок и спускались вниз по скудно освещенным лестницам в подземелье. – Многие не переживут завтрашний день. Предотвратить это я не могу, зато могу подарить им прекрасное последнее воспоминание».

Ну, класс. Теперь к напряжению и отрезвлению присоединились подавленность и давящий комок в горле. С тех пор как мы нашли Тоби, меня не покидала мысль, что даже победа – какой бы нереальной она ни выглядела – обойдется нам дорогой ценой. Не говоря уже о поражении. С того момента я постоянно загоняла эту мысль в темный угол, из которого она выползла. Просто не хотела задумываться, скольких моих друзей беда коснется на этот раз.

Люциан с сочувствием взглянул на меня.

– Может, тебе больше хочется обратно к ним?

Он предлагал без упрека и, вне всяческих сомнений, принял бы любое мое решение, но для меня существовал лишь один вариант. Я просто не смогу смотреть на свое отражение в зеркале, зная, что не предприняла все возможное, чтобы битва завершилась в нашу пользу. Это включало также следующие пункты: вникнуть в детали плана и мою роль в нем, проверить его на наличие слабых мест и внушить себе, что у нас есть шанс.

Я смиренно вздохнула.

– Нет, конечно. Хотя и не очень честно, что ты выманил меня с праздника, прикрываясь ложными поводами.

– Я? – рассмеялся Люциан. – И кто еще кого в мыслях «покусывал»?

– Мог бы поставить меня в известность чуть по– раньше!

– И пропустить самую интересную часть? О нет! Никогда не буду запрещать тебе фантазировать. Я слишком ценю твое воображение.

Насупившись, я ткнула его в ребра, из-за чего он только громче захохотал.

– Ай, да ладно тебе, малышка. Не отнимай у меня это удовольствие. В конце концов, там, снаружи, мне пришлось терпеть мыслишки некоторых типов, которые желали большего, чем просто тебя укусить.

– Мне все равно, что думают какие-то типы, – тут же проговорила я. Сама идея этого меня пугала. – Меня волнует только то, о чем думаешь ты .

Люциан замер. К тому времени мы добрались до двери в подземный зал. Но он даже не пошевелился, чтобы ее открыть.

– Хочешь знать, о чем я думаю? – спросил он с лукавой улыбочкой. Его взгляд за долю секунды охватил всю мою фигуру. – Невзирая на опасность, что после этого ты наверняка – покрасневшая и смущенная – дашь задний ход?

Я проигнорировала тревожные сигналы, завопившие, что мне не стоило углубляться в эту тему. Ясно, что такими намеками Люциан старался меня спровоцировать, но гордость запрещала идти на попятную. В итоге я скрестила руки на груди и сурово уставилась на него.

– Если не собираешься применять свои дерзкие словечки на практике, то прекращай играть в игры и покажи, наконец, зачем мы сюда пришли.

В его взгляде зажегся опасный огонек. Он приблизился ко мне, в результате чего температура между нами опасно возросла. Я хотела шагнуть назад, но сила Люциана внезапно захлестнулась вокруг моей талии и прижала меня так близко к нему, что мы едва не касались друг друга носами.

– Однажды я тебе уже говорил: я никогда не играю.

Прежнее покалывание возвратилось с такой интенсивностью, что я забыла, как дышать. Но теперь его близость не заставила бы меня замолчать.

– А я однажды тоже уже говорила, что пойду за тобой куда угодно. И с чего бы это мне отступать из-за твоих грязных мыслей?

– Потому что ты не имеешь ни малейшего понятия, что  я хочу с тобой сделать, – прошептал он.

Такой прямой ответ послал волну жара по моему позвоночнику. Тем не менее я не сдалась. Надоело быть приличной из-за беспокойства о последствиях. Если Люциан хотел разнести крепость – пожалуйста!

– Так просвети меня! – Я сопроводила вопрос самым провокационным из своих взглядов. – Ведешь себя так, как будто я никогда с тобой не спала.

Энергия, державшая меня, едва заметно дрогнула. Пару секунд Люциан буквально сражался с собой, чтобы не исполнить мое желание. Неудивительно, я ведь швырнула ему в лицо перчатку, а он был не из тех, кто терпит подобное объявление войны. Брахион медленно кивнул. Жест, который служил сразу и согласием, и предостережением.

– Нет, с тех пор как ты стала бессмертной, малышка.

На этом он отстранился – физически и ментально – и оставил меня в одиночку разбираться с эффектом его высказывания. Образы у меня в подсознании наскакивали друг на друга, тело словно сошло с ума, и тотчас же образовалась тысяча вопросов. Насколько же Люциан раньше сдерживался? Что бы случилось, утрать он контроль такого рода? И как – бога ради! – мне теперь вообще думать о чем-либо другом?!

Тихий смех Люциана отражался от стен темного коридора, пока он открывал дверь в подземелье. Естественно, он тоже почувствовал мою дилемму и, не скрывая, ею наслаждался – как и моей злостью на то, что ему опять удалось полностью сбить меня с толку. Чисто из упрямства я забаррикадировала свои мысли за стенами в метр толщиной. Как же несправедливо быть для него открытой книгой, пока ему с каждым часом становилось все легче прятать от меня то, что творилось в его голове.

– Ты занимаешься откровенным садизмом, – заныла я.

Люциан шутливо дернул плечом.

– А разве предвкушение – не самая сладкая радость?

И без лишних слов распахнул дверь. В тот же миг все волнения и обиды испарились. У меня отвалилась челюсть. Свет внутри тоже не горел. И все-таки подземный зал наполняло мягкое свечение. Оно шло от пола. На нем нарисовали две крупные печати, поразительно похожие на образы из воспоминаний Тоби – только в уменьшенном виде. Две внешние сияли теплым золотым светом, а третья посередине – кроваво-красным.

– Добро пожаловать на нашу модель поля битвы, – мрачно проговорил Люциан. – Бел считает неплохой идеей воссоздать весь комплект сюрпризов Мары, чтобы точно знать, к чему готовиться.

Мне потребовалось сделать пару глубоких вздохов, чтобы прочистить голову и осознать, что развернулось у моих ног.

– Вот почему ты до этого не могла до меня докричаться, – продолжил он и переступил порог зала. – Печати перерезали нашу связь.

Неудивительно. Мощный магический звон, зависший в воздухе, пробирал до костей. Если так было уже сейчас, то что же будет с настоящими? С нехорошим ощущением в желудке я последовала за Люцианом к краю первого круга.

– О’кей, в чем заключается план? – полюбопытствовала я.

– Тебе кратко? – Люциан ладонью убрал волосы со лба и вздохнул. – Срок Мары истекает завтра в полночь, но мы нападем раньше. В полдень. Надежда в том, что дневной свет избавит нас хотя бы от вампиров. Дальше довольно просто: мы оба заходим внутрь и разбираемся с Марой, а остальные делают так, чтобы нас никто не остановил.

Звучало действительно очень просто. Вот только в реальности все окажется совсем не так.

– Первая печать запрет нас и исключит любую возможность побега, – пояснял Люциан и пересек первую черту светящихся линий. – Рамадон и Викториус постараются ее изменить, чтобы в случае необходимости мы оттуда выбрались.

Он указал на темные места внутри символов, которые, очевидно, были изменены уже после нанесения. Затем высунул руку из печати, чтобы продемонстрировать, что у хрониста в самом деле получилось ее подправить.

– Вторая печать необходима, чтобы ликвидировать все побочные действия наших с Марой сил. При этом войти в нее могут исключительно праймусы, поскольку любая человеческая душа быстро сгорает. К сожалению, Райан доказал это на своем идиотском примере, – пробурчал Люциан, раздраженно возведя глаза к потолку. – Мы еле успели его вытащить.

Вот это я запросто могла себе представить. Но даже несмотря на то, что за это захотелось прописать татуированному охотнику подзатыльник, уверенность правда лишней не бывает.

– А как насчет твоей души? – уточнила я.

Люциан без проблем прогулялся по сверкающим линиям и посмотрел на меня с кривоватой усмешкой:

– Твоя  душа неугасима.

– Ну хоть что-то, – буркнула я, понимая, что это являлось частью плана Мары. Люциан обязан  был пройти в эту печать, где ее брахионы наверняка будут дожидаться его, чтобы убить.

– Кинжал у тебя с собой? – спросил Люциан.

Я озадаченно кивнула. Он же знал, что сегодня утром я его не выкладывала.

– Попробуй, пострадают ли души, если ты зайдешь сюда вместе с ним.

Помедлив, я сделала шаг. Уже от первой печати становилось неприятно, но это оказалось несравнимо с удушающей силой второй. Ступив на эти символы и встав рядом с Люцианом, я как будто очутилась под водой. Чувства словно отрезали от окружающего мира, я едва дышала. Кинжал в сапоге настойчивой пульсацией тоже выразил свой протест против атаковавшей его энергии. И все же выдержал.

Люциан облегченно кивнул, что еще хуже меня запутывало.

– Почему это вообще имеет значение? Надеюсь, ты отдаешь себе отчет, что я все равно не собираюсь брать с собой кинжал.

Мы были бы просто дураками, если бы на блюдечке преподнесли врагу оружие, которым Мара сможет безопасно для себя убить Люциана. Тем более что от Тимеона демонесса в курсе, что произойдет с кинжалом после возможной смерти Люциана. Королеве ведьм ведь всего-то и понадобится, что вовремя удрать в безопасное место. После этого взрыв одним махом сотрет с лица Земли всё внутри печати. А мы, скорее всего, даже не успеем убежать.

Я тяжело сглотнула. Все слишком гладко сочеталось между собой, чтобы казаться непреднамеренным.

– Боюсь, у нас не остается другого выбора, – пробормотал Люциан.

– Почему?

Он качнул головой в сторону третьей, сияющей алым печати. Как там Мара ее назвала? «Кольцо королевы».

– Потому что эту штуку нам нельзя пересекать ни при каких обстоятельствах. – Впервые в глазах Люциана мелькнуло что-то наподобие страха, что перепугало меня сильнее, чем три печати, вместе взятые. – Это магия крови. Никто из нас – включая Рамадона – никогда с таким не сталкивался. Мы реконструировали символы по воспоминаниям Тоби, но заработала печать лишь тогда, когда мы нарисовали их моей кровью. Кровью брахиона.

– И на что она влияет? – спросила я, пусть все во мне и противилось более тесному знакомству с этим знанием.

Люциан молчал. Вместо этого он взял меня за руку и повел в центр красной печати.

Я ничего не почувствовала. Вообще никаких изменений.

Однако потом крайние символы вспыхнули, а внутреннее пространство начало преобразовываться. Камень превратился в снег, тени – в свет, а тепло подвала – в ледяную бурю.

– Эта печать создает место, где абсолютный контроль принадлежит лишь одному человеку, – объяснил мне Люциан. – Моя кровь – мой мир.

Я моргнула – и зимний пейзаж растаял, возвращая прежний каменный пол. Но тот начал отламываться кусочек за кусочком, пока не остались лишь две тонкие колонны, на которых стояли мы с Люцианом. Я в шоке уставилась на темную пропасть под ногами.

– Это не  иллюзия, малышка. Не сон. Все здесь реально и потенциально смертельно.

Моя колонна рассыпалась. Я потеряла равновесие. По венам хлынул адреналин. Повинуясь инстинкту, я попыталась перепрыгнуть к Люциану, но неожиданно расстояние до него увеличилось. Я падала. Вокруг носились тени. Меня поглотила глубина. А затем я приземлилась на что-то мягкое. Падение смягчили пушистые подушки.

– Больше всего это напоминает катакомбы.

Вот черт. Если это как катакомбы, то создатель устанавливал правила. А создатель в своем мире равен богу. Всемогущ. Мне даже представлять не хотелось, что могла придумать королева ведьм в такой печати.

На трясущихся ногах я позволила Люциану помочь мне подняться. И была настолько не в себе, что не могла даже злиться на него за такую жуткую демонстрацию.

– Но как мы победим Мару внутри такого мира? – заикаясь, выпалила я.

– Никак, – вздохнул он. По взмаху его руки подушки растаяли и утекли в пол подземелья. – Это невозможно. Поэтому – кинжал. Нам нужна приманка, чтобы выманить ее. Затем открываем портал-призму прямиком в Тихий омут, забрасываем Мару туда и заканчиваем все это.

Ничего себе. Назвать этот план рискованным было бы чистой воды оптимизмом. Столько неопределенностей и непредвиденных обстоятельств, что будет сродни чуду, если он обернется победой. С другой стороны, иного выбора у нас не было.

– О’кей… – произнесла я наконец.

Люциан изумленно сдвинул брови.

– О’кей? Вот просто так? И не спросишь про план Б?

– Мы же знаем, каков план Б.

Люциан убьет Мару и сойдет с ума. Или я убью Мару с тем же успехом. Ни первое, ни второе не особенно-то заманчиво, но какой-никакой вариант, если все пойдет наперекосяк.

– Нет, малышка, – сказал он с милой улыбкой. – Убить Мару – это в крайнем случае план Е.

– Ах вот как, а в чем же состоят планы с Б до Д?

– Придумаем, если до них дойдет.

Разочарованно помотав головой, я задумалась, восхищаться ли его спокойствием или высказать свое мнение. Но даже мой пессимистичный настрой Люциана не расстроил. Он приблизился ко мне и убрал мне волосы с лица.

– Выглядишь так, как будто тебе срочно требуется парочка хороших новостей.

– Выкладывай уже, – проворчала я. После всех этих печальных вестей крошечный проблеск надежды не повредил бы.

Повеселевший Люциан положил мне руку на талию, выдержал драматическую паузу и сбросил бомбу:

– Как бы то ни было, ты не увидишь меня мертвым.

Ага.

Эмм… Это такое благое пожелание или неудачная попытка мотивации?

Своей скептичной миной я выдавила из Люциана кривую ухмылку и пояснение.

– Мара чересчур боится, что твоя душа вернется к тебе, если она убьет меня первым. Значит, она приложит все усилия, чтобы сначала ликвидировать тебя.

Я обескураженно моргнула.

– Ты это называешь хорошими новостями?!

– Нужно всегда искать позитивные стороны, – оправдывался брахион, притом что ему все равно не удалось скрыть беспокойство во взгляде.

– У тебя в запасе остались еще подобные светлые моменты? – протянула я.

Люциан вдохновенно кивнул, начисто игнорируя мой сарказм.

– Конечно.

Если бы взглядом можно было убить, я бы сейчас оставила Мару без работы. И что дальше? Он поведает мне, что Танатос восстал из мертвых? Или что успех нашего плана зависел от моего сотрудничества с Мирабель?

Красно-золотое свечение, придававшее подземелью под сводчатыми потолками и улыбке Люциана зловещий вид, прекрасно соответствовало моему предчувствию.

– Мы внутри печати, – неторопливо начал он, – которая заглушает всплеск демонической силы.

И внимательно следил за тем, как я обрабатывала полученную информацию. Казалось, прошла вечность, пока до меня не дошло. Но после этого внутри меня все погрузилось в настоящую анархию. Сердце начало бешено колотиться, при этом периодически решая пропустить пару ударов. В мозг поступало слишком много кислорода, хотя по личным ощущениям я вообще еле дышала. А поднявшийся во мне жар никак не мог определиться, задержаться ему на щеках или в животе. Смущенная, рассерженная и отчасти возмущенная, я выбралась из рук Люциана и отошла назад.

– Ах ты засранец, ты заранее все спланировал! – ощетинилась на него я. Уже после пламенной речи во внутреннем дворе ему непременно надо было мне «кое– что показать». А потом все эти двусмысленные и неприличные намеки, которыми он нарочно вводил меня в заблуждение! И – о боже мой – вот что подразумевал Бел своим советом! Даже он знал.

– И ты реально утверждаешь, что не играешь со мной в игры?!

– Именно так, – ответил Люциан, делая несколько медленных шагов ко мне. – Если бы я играл, это бы означало, что я говорю не всерьез. Но поверь мне, малышка: все, что я сказал, было абсолютно серьезно.

Чем ближе он подступал, тем тяжелее мне становилось дышать. В голове закружился водоворот чувственных образов. Ничто больше не стояло между нами, и это пугало меня гораздо сильнее, чем я готова была себе признаться. Неизвестно, что произойдет, если я утрачу контроль. Если мы оба утратим контроль. В то же время это казалось невероятно заманчивой идеей.

Видимо, Люциан чувствовал мою неуверенность и держался на расстоянии. Он начал обходить меня по кругу, излучая при этом настолько явственную мужскую доминантность, что у меня закружилась голова. Как хищник, для чьей добычи надежды уже не оставалось. Не в силах пошевелиться, я ощущала позади тепло его тела.

– Я уже давно не могу думать ни о чем другом, – пробормотал он мне на ухо.

Я хотела повернуться, как вдруг его пальцы нежно обвели линии моего знака праймуса. Меня окатило волной влечения. Оно дико билось в груди, кололо ладони и трепетало в горле. Всего одно прикосновение вызвало такие ощущения, которых я никогда не переживала так ярко. Как будто связь между мной и Люцианом неизмеримо увеличивала мое восприятие.

К одной его руке присоединилась вторая. Они сдвинули лямки платья с моих плеч. Дрожа, я прикрыла глаза, потому что органы чувств уже не справлялись с происходящим.

– Пусти меня в свои мысли. – Низкий голос Люциана гладил меня словно черный шелк. – Я хочу тебя. Всю. – А затем его горячие губы прижались к чувствительному местечку на моей шее. Ахнув, я забыла свой страх, сомнения, барьеры и свое имя… Отныне существовал только летний шторм, который захватил мое сознание и встретил там лишь одну всепоглощающую мысль: «Больше!»

Люциан тихо рассмеялся. Он исполнил мою просьбу, открыв свои стены и губы. И пока его голодный язык ласкал мою шею, ко мне беспрепятственно хлынули его эмоции. От его любви и страсти завибрировали все нервные окончания. От его заботы и вины разрывалось сердце, подогревая наше отчаянное стремление впитать в себя эти драгоценные мгновения. Он ничего не утаивал. Даже боль моей души, которая неустанно раздирала его сущность, пытаясь добраться до меня. Через Люциана я видела саму себя, чувствовала свой вкус и запах. Я была словно восход солнца после ледяной звездной ночи. Оранжевый, красный, сиреневый, синий, черный. Свет и тени. Вечная и эфемерная. Всё, чем я была. Всё, чего он хотел. Властные руки обняли меня и прижали к твердой груди. Я потянулась назад и запустила пальцы Люциану в волосы – мое поощрение и в то же время предупреждение, чтобы он не смел останавливаться. Правда, бессмысленное, поскольку уже ничто не способно было заставить Люциана меня отпустить. Наоборот. Он хотел большего. Его ладонь поднялась вверх по моей шее, до подбородка и повернула мне голову так, чтобы он смог выпить своими губами мои тяжелые вдохи и выдохи. Страсть его поцелуев сломала что-то во мне. Я почувствовала, как моя энергия вспыхнула огнем и взорвала границы тела. Настойчивость Люциана просто сорвалась с цепи. Ему нравилось, как чутко я на него реагировала и как легко у него получалось свести меня с ума. Не разрывая поцелуя, он развернул меня к себе. Наконец-то. Теперь и я могла его трогать, очерчивать руками мышцы пресса, царапать ему спину. Но пальцы наткнулись на ткань. Рубашка мешала. Я выразила свое разочарование нетерпеливым стоном, который явно позабавил Люциана. Вкус его улыбки на моих губах окончательно смыл остатки рассудка. Без сомнения, я бы просто заставила всю его одежду сгореть синим пламенем, если бы он чуть не отстранился, чтобы самостоятельно стянуть рубашку через голову. Этой мимолетной передышкой я воспользовалась, чтобы наполнить легкие живительным воздухом. В тот же миг окружающая обстановка изменилась. Из каменного пола выросла кровать, призывающая к танцу на ее черных простынях. Как, ради всего святого, Люциану удавалось еще создавать что-то в таком духе, когда я, совершенно лишенная воли, таяла под его поцелуями? Меня что, действительно так легко завести?

Теплые пальцы приподняли мой подбородок. Мягко, но уверенно Люциан заглянул мне в глаза.

– Не стыдись за свое желание отдаться мне, потому что я боготворю тебя за это! – Из-под его густых ресниц светилась чистая любовь. Он вновь поцеловал меня… на этот раз так нежно, что мне показалось, что я парила в облаках. Я прильнула к Люциану, ища опору. Мягкая теплая кожа, под которой перекатывались тугие мышцы, вспышками посылала покалывание по моим пальцам и рукам сразу в сердце. Люциан прав – ничего из того, что творилось между нами, не было неправильным или предосудительным. Однако, несмотря на это, в голове не умолкал негромкий амбициозный голосок, полный предвкушения и требовавший выдвинуть равные условия. Если уж мы потеряем сейчас контроль, то вместе.

Повинуясь интуиции, я нашла знак праймуса у него на спине. Дотронувшись до тонких линий, направила сквозь них свою силу. В ту же секунду Люциан запрокинул голову, застонав от наслаждения. И я прекрасно его понимала, потому что пульсирующая волна жара и страсти перекинулась и на меня. Нить связи между нами дрожала от напряжения. Будто сам по себе мой рот приник к его сильной шее. Язык играл на его коже, вызвав еще один невероятно эротичный звук… что-то между мурлыканьем и рычанием. Я подталкивала Люциана назад, пока он не уперся в край кровати, упал на нее и увлек меня за собой. Внезапно его летняя гроза затопила все мои чувства, проникла в легкие, погладила кожу, подчинила себе разум. От потрясения я задыхалась, хватая ртом воздух. Долго. Вырвавшаяся сила Люциана разбивала мои волю и восприятие на тысячи осколков. Остались лишь дикое удовольствие, болезненное желание и ненасытная потребность в освобождении. Крепкие руки схватили меня и опрокинули на прохладные простыни. С необузданной страстью Люциан овладевал моим ртом, моим телом, моим духом, моей сущностью. Я хотела знать, каково это, если он утратит контроль – и теперь могла лишь сгорать вместе с ним.

Глава 25

Один за всех и все против одного

 Сделать закладку на этом месте книги

Меня разбудило легкое прикосновение. По крайней мере, я так думала, потому что понятия не имела, выдернуло ли оно меня из сна, обморока или транса. Я увидела свою руку, покоящуюся на подтянутом животе Люциана. Его грудная клетка поднималась и опадала под моей головой, а черные простыни запутались у нас в ногах. Все мое тело до сих пор трепетало до самых кончиков пальцев. Смутное эхо воспоминания, которое невозможно описать словами. В голове мелькали образы. Светящиеся серебром глаза в обрамлении темных волос, словно танцевавших в штормовом ветре. Белые молнии на разгоряченной коже, затягивающие нас в адское пламя. Упоение. Лихорадка. Экстаз. Любовь. Никто не смог бы постичь случившееся. Никто, кроме Люциана.

Его большой палец рисовал маленькие круги на моем плече. Я слегка выгнулась, чтобы посмотреть ему в лицо. Теперь его глаза вернули себе тот изумительный оттенок зеленого, который я так любила. Ожидая столкнуться с блестящим в них самодовольством, я обнаружила лишь волнение и мягкость. Люциан был так же поражен, как и я. Столетия, которые он прожил до встречи со мной, в этом случае не имели значения.

Он подарил мне скромную улыбку, говорящую об искренней преданности.

– Да, я поражен, – тихо произнес он. – Нет, мой возраст не имеет значения. С тобой все кажется неповторимым. Да, ты спала. И осторожно: я очень собой доволен.

Уголки моего рта дернулись. Интимность, которую приносило чтение мыслей, невообразима. В то же время мне так нравилось, что у него всегда получалось довести меня до смеха.

– И не только до смеха, – поддразнил меня он с двусмысленной ноткой в голосе. К щекам тут же прилила краска. Я очень хорошо помнила, что Люциан вытворял со мной снова и снова, пока после нескольких часов сладкой пытки я не рухнула на него – охрипшая, дрожащая и обессилевшая. Он знал, чего я


убрать рекламу






хотела и в чем нуждалась. Лучше меня самой. Единственная мысль об удовольствии, которое он мне доставил, вновь вызвала мурашки по всему телу. Превзойти это будет весьма трудно.

– Мммм… – протянул он. Улыбка превратилась в опасную ухмылку. – Этот  вызов я принимаю.

Он перекатился, придавив меня своим весом. Локоны упали ему на лоб. В глазах сверкнула дерзость, от которой у меня чуть сердце не остановилось. Я…

Раздался стук. Робкий. Потом послышались приглушенные голоса, о чем-то спорившие под дверью.

На меня резко накатила паника. Я настолько увлеклась, что забыла буквально обо всем. Сколько времени? Печати помешали друзьям до нас дозваться? Что-то стряслось?

Люциан смиренно вздохнул и опять переместился, чтобы лечь рядом со мной, облокотившись на локоть.

– Солнце только взошло. И нет, ничего не стряслось. Бел знает, что мы здесь. Он бы до нас добрался.

– Э-эй! – покричала Лиззи.

– Ну что ж так скромно, моя маленькая дочь разбойника[20], – заговорил Викториус, прежде чем энергично заколотить в дверь. – Приветик вам, похотливые кролички, – пропел он во всю глотку. – Надеюсь, вы одеты. А если нет, то быстренько это исправляйте, потому что мы идё-ё-ём! – И сразу же исполнил сказанное. Дверь распахнулась.

Я было потянулась за спасительной простыней, но магия Люциан пролилась на мою кожу, создав миленькую ночную рубашку. Он хитро мне подмигнул. А я поняла, что он делал это исключительно ради меня и моей стыдливости. Ему было откровенно наплевать, как и за чем нас застанет Викториус. Впрочем, не наплевать ему было на сам факт того, что нам в принципе  помешали.

– А я надеюсь, что это важно, – едко бросил он, даже не собираясь вставать. Напротив, он обвил рукой мою талию, однозначно давая понять, насколько не в настроении общаться со своим отмеченным. – В противном случае тебе лучше немедленно испариться, пока я не потерял терпение.

Викториус ничуть не смутился. Он по-королевски перешагнул порог подземелья. За его спиной, замешкавшись, вошла Лиззи. Даже невзирая на темноту в помещении, я разглядела, как у нее расширились глаза и покраснели щеки.

– Блин, я же тебе говорила! – прошипела она и предприняла попытку перехватить Викториуса. – Извини, Ари! Кхм… продолжайте. Я… э-э-э… мы уходим. – Потянув отмеченного за рукав, она старательно избегала смотреть в нашу сторону. Но остановить Викториуса не так просто. Удивительно проворно он вывернулся из ее хватки.

– Ну не надо так, моя застенчивая медовая щечка. Все же я полагаю, что здесь нет ничего такого, что было бы для тебя в новинку. Как минимум я на это надеюсь, иначе придется провести серьезную беседу с Тоби. В гетеросексуальных штучках я не особо подкован, но ради тебя, разумеется, сделаю что смогу, чтобы…

– Викториус! – грозно перебил его Люциан. – Переходи к делу.

– Конечно-конечно! – ответил отмеченный и подошел к краю средней, смертельной для него печати. Тон его звучал покорно, однако на лице нарисовалась пикантная улыбочка. – Очевидно, все мы тут хотим перейти к делу.

Люциан издал глухой рык, на что его слуга успокаивающе вскинул ладошки.

– Ладно-ладно! Я здесь просто потому, что никому, видно, не хватает смелости вмешиваться в минуту вашей любовной идиллии, – заявил он и показал на мою подружку, которая пристыженно держалась в сторонке. – Нашу обожаемую Фелицитас посетило озарение, которое, к несчастью, не терпит промедления.

Лиззи определенно ощущала себя не в своей тарелке. Она робко встала рядом с Викториусом и, похоже, никак не могла решить, куда деть глаза.

– Эмм… да, я… – запиналась она. – Честно говоря, я никак не могла уснуть и прокручивала в голове наш план. Все зависит от вас двоих, но Люциану придется драться как бы со связанными руками, ведь каждый убитый праймус может стать для него перебором. А еще и без того ослабленная Плеяда будет противостоять превосходящим нас ведьмам и, может, даже вампирам. И, ну, тогда я подумала, что две эти проблемы являются проблемами только по отдельности. А если их объединить, то появляется решение.

Сбитая с толку, я сдвинула руку Люциана и поднялась. Из-за завесы, которую обеспечивала вторая печать, я и так чувствовала себя изолированной и будто за аквариумным стеклом. И это не упрощало понимание запутанных гипотез Лиззи.

– Пожалуйста, еще раз для всех, кто не живет у тебя в голове, – просипела я.

Ох ты боже мой! Голос сел и так охрип, что моментально выдавал, чем мы тут занимались последние несколько часов.

Брови у Лиззи поползли вверх. Пребывая под впечатлением, она взглянула на Люциана, который к тому времени тоже сел на подушках и поцеловал меня в плечо. Мне даже смотреть на него не надо было, чтобы знать, что на губах брахиона играла самодовольная ухмылочка.

– О’кей, тогда еще раз и очень медленно для тех, кто по гормональным причинам не уследил за моей мыслью, – с широкой улыбкой поддела меня подруга. Войдя в роль воспитательницы детского садика, она начала объяснять: – У Люциана слишком много  силы. Было бы неплохо, если бы он мог избавиться от некоторого ее количества. А у наших охотников слишком мало  силы. И было бы неплохо, если бы они могли приобрести какое-то ее количество. Следовательно!..

Господи. Так логично, что я задалась вопросом, почему еще никто до этого не додумался. Да, Люциана никогда не заботили отмеченные, а с тех пор, как у него была моя душа, стало вообще бессмысленно над этим задумываться – в конце концов, он мог сам снабжать себя эмоциями. Но Лиззи права. С каждой печатью, которую Люциан подарит охотникам, его сила чуть-чуть уменьшится. Если бы речь шла о паре-тройке отмеченных, это не имело бы значения. Но если говорить о тысячах – для него это будет настоящим облегчением.

Викториус удовлетворенно сложил руки перед грудью.

– Само собой, я тоже готов предложить взять на себя часть твоего бремени. Один за всех и все за одного, – торжественно объявил он. – Так наши храбрые охотнички превратятся в маленькую неустрашимую армию, а Люциану больше не нужно будет медлить, прежде чем кого-то убить.

– Разумеется, против Мары это мало поможет, – вставила Лиззи. Кажется, ей было жаль, что не вышло придумать идею получше. – Но это уже как минимум начало.

Люциан молчал. Я ощущала его сомнения, но кроме них и некую долю волнения, как будто он не мог дождаться, чтобы броситься в бой. А подо всем этим – горечь, что определенно относилось ко мне и окончанию нашей совместной ночи.

«Ступай, – подтолкнула его я. – Я приму душ и приду».

– Если я соглашусь, нам придется начать сразу же, – размышлял он вслух. Прокачать тысячи охотников в боевые машины – на это потребуется время.

– Совершенно верно, мои сладенькие крошечки. Потому-то я и влетел сюда, как бесчувственный чурбан, хотя обычно я чуткость во плоти. Когда Рамадон сказал, что не чувствует ни одного из вас двоих, конечно же, я догадался, где вы пропадаете. Если смотреть с этой точки зрения, наша рыженькая вьющаяся розочка поступила весьма мудро, пойдя прямо ко мне со своей…

– Построй охотников! – перебил его Люциан. Он откинул простыни, под которыми, к моему облегчению и разочарованию Викториуса, на нем оказались темные штаны. Затем слишком быстро чмокнул меня, гибко спрыгнул с кровати и покинул подземный зал в сопровождении Лиззи и своего отмеченного.

Возле двери он обратился к моей подруге:

– Отец бы тобой гордился.

Я уловила всплеск эмоций Лиззи и чуть не побежала за ними, чтобы расцеловать Люциана за такие слова. Но отдавала себе отчет, что тогда просто не смогу оторваться от него, поэтому дала им уйти.

Стоило им удалиться, как кровать подо мной растаяла, а сама я больно приземлилась на пол.

Ауч! Хорошо, что печать блокировала мою связь с Люцианом, иначе он бы надо мной посмеялся. С кислой миной я приняла вертикальное положение и потерла ушибленную пятую точку. Тут на глаза попалось что-то блестящее. На краю печати лежал медный кинжал – единственная вещь на мне, помимо медальона Люциана, что не сгорала или не была иллюзией.

Я подняла его и отправилась в свою комнату. Как бы меня ни расстраивало, что проведенная с Люцианом ночь так неожиданно завершилась, так же и радовал момент покоя, перед тем как на нас прольется дождь из крови и смерти. Первым делом я прошествовала в душ. Это помогало прочистить голову. Прислонившись к кафельной плитке, я сделала глубокий вдох и выдох. Я неумолимо чувствовала приближение конца. Станет ли он моим концом – неизвестно. Что останется в итоге – неизвестно. Но сегодня точно настанет конец и даст начало новому – хорошему или плохому.

Я думала о стольких вещах сразу… О моей беспомощности под воздействием «NEX». Об отсутствии времени, чтобы преодолеть душевные травмы матери. Об истории Бела. Изменениях в Лиззи. Гидеоне, которому удалось вновь открыть свое сердце. Силе воли Тоби. И моей связи с Люцианом, которая находилась просто за гранью воображения. На сотую долю секунды мне вдруг показалось, что все так, как и должно быть. Словно все эти ужасные вещи обязаны были произойти, чтобы мы выросли. Чтобы сделать нас достаточно сильными и способными сразиться с королевой ведьм.

Все так, как говорила Мара. Решения. Они привели сюда всех нас. Начиная с Немидеса, который не смог убить Мару. Дальше – Кинтана и его пророчество. Танатос, который создал Изару, чтобы получить возможность контролировать Мару. Мама и ее смелое расставание с отцом, который в результате отправил меня в лицей, где я должна была познакомиться с Люцианом. Бел – довольно любопытный и рискованный, чтобы мне помочь. Жертва Джирона. Верность Викториуса. Элиас, который предпочел Лиге своего брата. И естественно, Тристан… с чего бы тут начать? С ним творили такие ужасные и злые вещи, использовали его и манипулировали, пока он действительно не поверил, что другого пути для него нет…

Решения.

Каждое из них рождало последствия. Однако то же касалось и Мары. Она повлияла не только на свое будущее, но и на своих врагов. Она свела нас вместе и разожгла в нас ярость. И видит Бог, я чертовски разозлилась на эту тварь с ее извращенной правдой.

Быстро выйдя из душевой, я завернулась в полотенце. Мне надоело быть просто помехой в истории королевы ведьм. Нет, это моя  история. Моя и Люциана. История Изары. И сегодня я допишу ее до конца.

Я протопала в спальню, чтобы переодеться, и буквально споткнулась о гору вещей, которых еще вчера тут не было: мой рюкзак с Мальты, старые шмотки, все мои записи со времен поиска Люциана, мобильник, катана Хиро. А сверху, как вишенка на торте, лежала большая подарочная коробка с красивым бантом и карточкой, подписанной от руки.

Для последнего грандиозного выхода. 

На этот раз никаких иллюзий. 

Бел 

О-оу, это подозрительно попахивало новым нарядом из категории «мини и шпильки». Пока придумывала отговорку, по которой не стану надевать сегодня подарок Бела, я развязала ленту и открыла коробку. Под слоем упаковочной бумаги, к моему величайшему изумлению, обнаружилась униформа охотника – хотя и «тюнингованная». Решив все-таки попробовать, я натянула ее на себя и обомлела от обновлений Бела. Он сделал крой более женственным, но не ограничивающим свободу движений. Кроме того, броня на груди, руках и ногах теперь была выполнена не из привычного черного карбона, а из легкого серебристого металла, на котором выгравировали десятки печатей. Мыски моих новых любимых сапог тоже дополнили серебром, и они так и просили, чтобы я скорее нанесла ими пару точных ударов. В целом в изобретении Бела я чувствовала себя восхитительно – как современная женщина-гладиатор.

Взгляд упал на будильник, стоящий на тумбочке. У меня в запасе осталась пара часов, прежде чем мы выступим. Время, которое я не собиралась просиживать в этой комнате. Поэтому я закрепила сзади катану Хиро и спрятала ациамы в защитной пластине на спине. Не хотелось рисковать, не зная, получится ли призвать их внутри печатей. Потом сунула медный кинжал в голенище сапога, завязала влажные волосы в тугой конский хвост и пошла искать Люциана.

Там, где еще недавно витало настроение вялого пробуждения после празднования ночь напролет, сейчас царило всеобщее возбуждение, балансирующее на грани агрессивной истерики. На лестнице мне встречались сплошь серьезные лица. Никого уже не заботили слухи или прочая ерунда. Для этого все были слишком заняты собой. Напряжение возрастало по мере приближения ко внутреннему двору. А там яблоку было негде упасть. Охотники выстроились запутанными рядами плотно друг к другу. Большинство полностью ушли в себя, другие громко что-то обсуждали, некоторые даже спорили. Я запрыгнула на основание какой-то скульптуры, чтобы лучше видеть. Вплоть до дальнего конца площади толпились люди. На сцене, где вчера пел Тоби, теперь стояла Лиззи с доской-планшетом и организовывала напирающих охотников. Помогали подруге в этом ее мать, Джимми и один всем нам известный верховный, а Люциан в это время, как конфетки, раздавал сверкающие золотом печати.

«Я тебя люблю…»

Зеленые глаза без труда нашли меня. Люциан точно знал, где я и как себя чувствовала. Он подмигнул мне. Я улыбнулась. Вдруг народ перед ним загалдел.

– Да чтоб вас! Стойте в своих очередях! Всем хватит! – взбешенно рявкнула Лиззи. – Если будете и дальше так толкаться, я натравлю на вас Люциана, и тогда сможете на собственной шкуре представить, какие мизерные у вас шансы на выживание без его печатей.

Ее резкий тон действительно всех утихомирил. Похоже, Лиззи умело управляла охотниками. И судя по эмоциям, пропитавшим двор, многочисленное хмурое братство Плеяды ее принимало. Охотники хмурились и ворчали, но они ее принимали.

– Этой фразе она у меня научилась. – Широко ухмыляясь и скрестив руки, к статуе, на которой я стояла, прислонился Гидеон. Меня удивило его появление. Если честно, я думала, что увижу его там же, рядом с Люцианом, Лиззи и всей верхушкой Плеяды.

– Она у тебя не только фразе научилась, – невозмутимо ответила я. – А еще злобному тону и фирменному пугающему взгляду Росси. Добавить правильный цвет волос и примерно центнер мышц, и вас посчитают клонами.

Гидеон прыснул от смеха – так громко и беззаботно, что на нас оглянулись ближайшие охотники.

– Хорошо, что Лиз этого не слышит.

– Да ладно. Подражание – высшая форма лести, – хохотнула я и похлопала его по плечу. – Можешь собой гордиться.

– А я и не собирался жаловаться. Поверь, Ари, я еще никогда так не восхищался своей младшей сестренкой.

Его небесно-синие глаза, полные гордости, задержались на Лиззи. И тут я поняла, почему он слонялся вдалеке и отдал ей бразды правления. Брат хотел дать ей шанс выйти из его тени.

В любой другой день я бы поздравила его с подобной самоотверженностью, но не сегодня. Не прямо перед решающей битвой. Не когда Гидеон стоял в полном обмундировании, а в глазах у него мерцала покорность судьбе.

– О нет, нет, нет, нет, нет!

С нехорошим предчувствием я слезла с каменной опоры и вплотную подошла к этому Геркулесу.

– А ну, убрал с лица это свое выражение «Теперь она справится и без меня». С таким взглядом к тебе притягивается дурацкая аура мученика. Это значит, что в случае необходимости ты не станешь изо всех сил стараться выжить. А я хочу, чтобы ты сделал все, что сможешь, поскольку ты нужен Лиззи. Как и мне! И Райану! И Мел!

Моя взбучка вызвала у Гидеона улыбку. Неожиданно он и на меня посмотрел тем же душераздирающим взглядом, говорящим: «Мой долг выполнен».

– Не смей даже! – пригрозила я.

Кажется, это только больше его позабавило.

– Расслабься, Ари. В мои планы не входит ни умирать, ни жертвовать собой. Для этого у вас двоих, по моему мнению, еще слишком горячие головы. И все-таки меня успокаивает мысль о том, что вы уже не девчонки, которые когда-то выписывали стишки в альбомы. Откровенно говоря, вы обе стали реально крутыми.

О.

О’кей.

Наполовину из упрямства, наполовину от смущения я сунула руки в карманы брюк.

– Почему в моих ушах это подозрительно смахивает на те самые последние слова ?

Гидеон рассмеялся.

– Ну, тогда лично для тебя будет кое-что получше: не дай бог я еще раз увижу, как ты умираешь!

Вопреки непосредственному тону в голосе проступала нарастающая тревога. Я подавила в себе зарождающееся беспокойство и спаслась сарказмом.

– Не, про альбомы со стихами было остроумней.

– Серьезно? Ну, погоди, у меня есть еще один вариант, – осклабился он. – Готова? … Я нашел твои брауни.

И безо всякого предупреждения он сунул мне под нос пластиковый контейнер с выпечкой Викториуса. Я в панике открывала и закрывала рот. И где он, простите, их взял? Потеря этих брауни была единственным светлым пятном в нападении Нельсона с «NEX».

– Э-э-э… как…?

– Викториус сказал, что они твои. – Злорадствуя, Гидеон пихнул коробочку мне в руки.

– Я тебе их дарю, – парировала я и приглашающе приподняла крышку.

– Да ни за что, – заржал Гид.

В этот момент объявился Райан и, проходя мимо, с радостным «О, брауни!» запустил руку в пирожные.

– Они от Викториуса, – предостерег его друг, после чего татуированный охотник отдернул пальцы и показал на небо:

– О, гляньте, чайка!

Каждый – на самом деле каждый – знал, что нужно десятой дорогой обходить все, что производил этот чудной павлин на своей кухне.

– Не очень-то вежливо! – крикнула я ему вслед.

– Еще как вежливо! – бессовестно заявил он в ответ. – Так тебе больше достанется!

Я сердито уставилась на него, когда порыв холодного ветра вдруг принес аромат костра и снега. Насторожившись, я начала озираться вокруг. Заметить Тристана в толпе готовых к бою охотников, где любой желал видеть его мертвым, явно было бы не лучшим началом сегодняшнего дня. Если кто-нибудь его узнает, кровавая баня разразится гораздо раньше настоящего сражения.

– Скоро вернусь, – пробормотала я Гидеону и устремилась по следу огненно-снежного запаха. Он водил меня меж рядами охотников, туда-сюда по всему двору, постоянно меняя направление, пока на одной из стен крепости я не увидела одинокий силуэт, возвышавшийся на фоне темного неба.

К тому моменту мне уже стало ясно, что Тристан намеренно приманивал меня к себе. Видимо, ему срочно понадобилось поговорить.

Ладно, тогда нас таких уже двое.

Поднимаясь по узкой внешней лестнице, я ощутила, как в подсознание просочилась сущность Люциана. Он меня не останавливал, но просил быть бдительной.

«Кхм… Разве сейчас не поздновато проявлять недоверие к Тристану? – подразнила его я. – В конце концов, это ТЫ его освободил».

Люциан вздохнул.

«Я ему не доверяю, малышка. Я его использую. Мы заключили сделку».

И больше ничего не сказал. Его мрачная решительность отозвалась покалыванием во всех клеточках моего тела и четко дала понять, что подробностей он сообщать не хотел. Как будто это было нужно. Эта сделка совершенно точно начиналась смертью Мары и заканчивалась смертью Тристана.

Когда я поднялась на самый верх крепостной стены, ветер нещадно вцепился мне в волосы. Тристан стоял спиной ко мне, облокотившись на парапет, и любовался Атлантическим океаном. Волны бурлили, природа словно предчувствовала, что грядет великое событие.

– Весьма опрометчиво с твоей стороны появляться здесь, где все могут тебя заметить.

Тристан не пошевелился, но я услышала его тихий смех.

– Если бы  все могли меня заметить, это было бы правда опрометчиво.

Я недоверчиво еще раз проверила пространство вокруг него. И не обнаружила ни следа присутствия магии. Если он скрылся под иллюзией, распознать ее мне не удавалось.

После глубокого вздоха моя сила втянулась обратно. Как бы то ни было, я не для того сюда пришла, чтобы разыгрывать из себя его опекуна.

– Я… просто хотела поблагодарить тебя за вчерашнее, – помедлив, сказала я и остановилась рядом с ним у парапета. – Без тебя я, скорее всего, уже погибла бы. Опять. – Порыв ветра унес мои слова прочь, но я знала, что Тристан их услышал. Тем не менее несколько бесконечных секунд он молчал. Судя по всему, он не только не ожидал моей благодарности, но и не знал, что с ней делать.

– Возможно, так я просто отсрочил неизбежное, – негромко проговорил он наконец.

Я пожала плечами: стала слишком прагматичной, чтобы меня шокировала правда.

– Возможно, – ответила я. – Но по меньшей мере ты избавил мое эго от фиаско перед Нельсоном и Побрякушками ДД.

Эта фраза заработала редкую искреннюю улыбку Тристана. А меня тут же охватило странное ощущение близости. Мало кто знал меня так хорошо, как он, кто понимал, кем для меня являлись Дорис и Дениз, и был в курсе моей предыстории с Нельсоном. На протяжении всей моей жизни Тристан тайком следовал за мной по пятам, наблюдал, охранял. Раньше я называла его сталкером, но в день, подобный сегодняшнему, старые рамки и суждения утратили значимость.

– Ты определенно заслужила более достойный конец, – сказал он. И пускай прозвучало шутливо, по спине пробежал холодок. То обстоятельство, что это слетело с языка моего настоящего убийцы, придавало сказанному новый, тревожный и мрачный масштаб.

Тристан оторвал взгляд от океана и перевел его на меня. Тело его было напряженным, мимика – замкнутой. Все направлено на защиту. Он не носил ни боевой униформы, ни оружия. И даже так выглядел опаснее, чем некоторые охотники, которых я сегодня встречала. Вот только серые глаза не вписывались в эту картину. Через них можно было заглянуть в самую душу Тристана, которая лежала передо мной открытой и уязвимой.

– Люди «Омеги» сегодня не будут сражаться, – устало сообщил он. – Против Мары они выступать не хотят, но и наносить мне удар в спину не станут.

– Это… потрясающе, – осеклась я. Мысли в голове обгоняли одна другую. Мой отец основал могущественную и хорошо оснащенную сеть, и ее численность тоже не стоило недооценивать. До сих пор я полагала, что они ценили лишь деньги, однако, по-видимому, что-то вроде уважения тоже входило в их понятия.

Тристан полез в карман своего стеганого жилета и вытащил оттуда небольшой предмет, напоминавший широкую авторучку. В корпусе из стали и пластика переливался флакон из черного стекла.

– Это последние остатки «NEX», которые мне удалось раздобыть. Здесь немного, и я обязан тебя предупредить: возможно, у Мары развился своего рода иммунитет, так как ее гробница была наполнена водой из Тихого омута.

Боже мой! Вот теперь я не могла найти слов. То, что Тристан сейчас так спокойно мне показывал, могло кардинально изменить ход вещей!

С колотящимся сердцем я уставилась на прибор для инъекций.

Тристан наверняка потратил всю ночь, чтобы достать его. И несмотря на это, будто и не требовал похвалы или благодарности. Он почти скромно вложил мне в руку «NEX». Флакон был прохладным и испускал слабую энергию, пробуждающую во мне воспоминания о вчерашнем вечере и выворачивающую желудок.

– Я открою портал в Тихий омут, но ты не должна медлить, Ари. Не бойся и будь уверена: если Мара королева, то и ты тоже.

На этом он оставил меня одну и спустился по лестнице во двор замка. Без сомнений, для охотников внизу он будет выглядеть как свой. Незаметно сольется с толпой и…

По рядам прошел ропот. Зазвенели клинки.

О, пожалуйста, нет. Я бросилась за Тристаном и успела увидеть, как Лиззи с обнаженным ациамом спрыгнула со сцены и кинулась на него. Люциан поймал ее в последний момент. Проворнее оказалась Силин. Ведьма сбила Тристана на нижних ступенях. Два раза ударила его кулаками, прежде чем в них собралось зеленое пламя. Только благодаря Белу она не сожгла свою жертву заживо. Он оттащил ее от Тристана, и вдруг во дворе прогрохотали выстрелы.

В тот же миг я осознала одновременно три вещи.

Пули летели очень медленно и могли остановить праймуса лишь в том случае, если бы были выпущены в огромном количестве.

Тристан намеренно открылся и даже не думал спасаться.

И третье: стрелок с дымящимся пистолетом и в полном боевом облачении охотника – моя мать.

– Довольно! – На замок обрушился летний шторм Люциана. Пули безвольно попадали на землю. – Тристан Варга под моей защитой! Он предал Мару и будет сражаться на нашей стороне. Логично, что вам это не нравится. Мне тоже это не нравится, то это необходимо!

В воздухе взвихрились страх, агрессия и недоверие. Каждому известно, как Люциан ненавидел Тристана. Охотясь за ним, он оставил за собой след из разрушений. Тем труднее понять, что эти двое таких разных мужчин стали союзниками.

Никто не смел дышать. Только Тристан поднялся, стер кровь из-под сломанного носа и бесстрашно поднял глаза. Один против тысяч. Его одиночество укололо меня будто иглой.

– Я готов умереть. Из-за вас или для вас, – произнес он хриплым голосом. – Выбирайте с умом.

Глава 26

В бой

 Сделать закладку на этом месте книги

– Убийца!

– Я не хочу поворачиваться к нему спиной!

– Может, он нас использует.

– Он лжет.

– Убейте его сейчас же!

Охотники неистово голосили, перебивая друг друга. И Грэм – в первых рядах. Очевидно, седовласый верховный не слинял, как грозился. Вместо этого он сейчас стоял около моей молчавшей мамы и распалял и без того накалившуюся обстановку.

«Ты это сделаешь или я?» – поинтересовалась я у Люциана, пока, нахмурившись, спускалась на площадь. Коллективное мнение можно понять. Я тоже не горела желанием вступать в союз с Тристаном. Но Грэм вселял в наших людей сомнения, а это буквально доводило меня до белого каления.

«Лучше подожди. Думаю, твоя…»

Еще один выстрел обрубил все дискуссии и молниеносно восстановил тишину. Как героиня вестерна, мама застыла с поднятым вверх пистолетом.

– Если Люциан и Ари могут вытерпеть Тристана, но и я как-нибудь сумею! – прокричала она, демонстрируя упрямую решительность. Знакомый тон. Он не терпел возражений. – Мы будем делать все, что нужно, чтобы победить Мару. Любой, кто помогает нам в этом, – сегодня наш союзник. Обсудим это завтра, если выживем!

Она взглянула на Силин, которая согласно кивнула. Подействовал ли мамин дар убеждения или Бел, настойчиво что-то внушавший ведьме, я точно сказать не могла. Наконец мама повернулась к Лиззи, чье мнение было бы решающим. Похоже, мою подругу к этому моменту уже просветили по поводу всего случившегося. Без понятия, что ей рассказал Люциан, но она казалась более довольной, чем раньше.

– Согласна, – громко объявила она.

Грэм воздел руки к небу:

– Ты же не можешь говорить всерьез, Беатрис! Ведь он убийца твоей дочери!

– Да, убийца, – резко ответила мама. – И я заставлю его заплатить за это. Завтра.

Люциан слез со сцены и направился к моей маме. Перед ним все расступались. Я тоже устремилась вперед и добралась до них, когда Люциан вытянул вперед обе ладони. На них поблескивали две золотые печати. Одна предназначалась маме, вторая – Грэму.

Предложение мира, пусть и весьма провокационное. Во всяком случае, раньше мама категорически отвергала все, что имело хотя бы малейший намек на демоническое происхождение.

– Все, что нужно, – пробормотала она и осторожно потянулась к своей печати. Монетку Грэма она тоже взяла и прижала ее к его груди. Потом посмотрела на меня. Жесткость в ее взгляде сменилась чем-то, что я никак не могла идентифицировать. Мама выглядела взволнованной, упрямой, нерешительной и терзающейся изнутри. – Остальное проясним завтра.

От несмелой радости сердце у меня совершило настоящий кульбит. Значит, она дала мне шанс! Как хотелось прямо сейчас повиснуть у нее на шее. И одновременно хотелось потрясти ее и наорать. А что, если нам не уготовано завтра?

– Люциан! – Голос Элиаса хлестнул, как кнут, внутри каменных стен замка. Охотники поторопились уступить дорогу командиру гвардии, идущему с самым суровым выражением лица. – Мара стягивает войска. Должно быть, Нельсон доложил ей, что мы хотим напасть раньше.

– Тогда надо выступать прямо сейчас, – мрачно сказал Гидеон.

Люциан кивнул.

– Активируйте порталы! Готовьтесь!

Адреналин хлынул в вены, распространяясь по телу, когда как минимум в десяти точках мириадами частиц взорвались мерцающие дымки порталов-призм, открывая путь к последнему бою.

Началось. Сейчас. Без затянутых речей и сентиментальных прощаний. Не так я себе это представляла. Я не готова. Или готова? Я не знала. Гидеон, Райан и даже Грэм раздавали приказы. Из беспорядочной кучи охотников сформировались четкие отряды. Я потеряла из виду маму и всех знакомых. Такой маленькой и ничтожной я уже давно себя не чувствовала.

Теплая рука скользнула в мою и ласково сжала. Люциан всегда был моей скалой среди бушующих волн. Он никогда не покинет меня – как и я его.

«Вместе?» – спросил он.

С колотящимся сердцем я кивнула.

«Вместе».

А затем я услышала, как нас призывали. Сокращенный путь, который снимал с нас необходимость использовать портал. Я позволила черному свету меня унести. Когда он вновь вытолкнул меня наружу, у самых ног светились линии такого невероятного размера, как будто их нарисовал великан. За ними под грозным, затянутым тучами небом раскинулось просторное поле со стогами сена. Единственное, что отделяло нас от полуразрушенных очертаний лицея.

– Выступаем, как только все соберутся, – проговорил рядом со мной Элиас. Это он нас сюда позвал. Все вокруг меня работало по выверенному плану, который функционировал как часы. Смертные проходили порталами, а праймусы призывали друг друга. Вдоль печати вспыхивали в ряд один черный взрыв за другим. Я ожи


убрать рекламу






дала увидеть наши войска и союзников из крепости, но реальный поток ошеломлял.

Слева от меня с бездонно-черными глазами стоял Бел. Позади него скапливалось бесчисленное множество его сторонников. Праймусы, ведьмы, люди. В битву за дьяволом следовал маленький персональный легион. Справа от меня его сестра запустила такую же цепную реакцию. Возможно, Нельсон и величал себя предводителем отступников, но, как выяснилось, в действительности никогда не носил этого титула. Реальным боссом демонического подземного мира оказалась девочка-школьница с длинными косами. По зову Вессы прибывал один мятежник за другим – готовые включиться в войну. Они стояли бок о бок с сотнями гвардейцев. И невзирая на то что представители обеих коалиций неодобрительно косились друг на друга, и те и другие на сегодня заморозили свою вражду. Я заметила Немидеса и Янтис – двоих и единственных выживших членов Верховного Совета. И Мел, за чьей спиной появлялись десятки верных Лиге праймусов, среди которых находились Мирабель, Лекс с Константином, а еще – белобородый Марек и даже Ноа, бармен из «Levante».

К тому времени Плеяда тоже подтянулась полностью. На переднем плане заняли позиции Гидеон, Райан, Лиззи, Брендон, Анушка, Конрад, Шкипер, Чарли Браун, Грэм и моя мать. Джимми будет помогать Викториусу и Рамадону. Тоби вместе с Оскаром и Силин поведут в бой наших немногочисленных ведьм.

Меня переполняли надежда и гордость. Я нас недооценила. Мы не просто пара разрозненных осколков свободного мира. Мы армия.

Тем не менее моя эйфория быстро ослабла, стоило разглядеть мелкий силуэт перед руинами лицея. Волосы и темное платье Мары развевались на ветру.

– Вы правда считаете, что можете меня опередить?

Голос королевы ведьм был едва ли громче шипения, но звучал так пронзительно и резко, как если бы она шептала прямо мне на ухо.

– Придите и остановите меня! – потребовала она.

Ее мрачная фигура развернулась и прошагала за старинные монастырские стены. Ее магию мгновенно заглушила печать и обнажила то, что до этого было скрыто от наших глаз. Иллюзия спа́ла, словно полог, и унесла с собой всю надежду. Осталась лишь чистая паника перед лицом дожидавшегося нас войска. Оно, подобно лоскутному одеялу, покрывало холмы вокруг лицея. Кольцо за кольцом. По сравнению с ним наши отряды смотрелись просто смешно. Одно дело – знать, сколько у тебя врагов, а совсем другое – увидеть. Десятки тысяч ведьм из бесчисленных ковенов.

Шансов у нас не было и в помине. На каждого из нас приходилось по меньшей мере пять ведьм. И это не принимая в расчет брахионов, праймусов и вампиров. Сейчас предупреждение Люциана, прозвучавшее вчера ночью, пробудилось у меня в памяти.

«Мара приложит все усилия, чтобы сначала ликвидировать тебя».

Вот черт. Теперь мне в голову не лез даже какой-нибудь саркастичный комментарий. Мне стало страшно. Инстинкты требовали немедленно сбежать отсюда. Но сбежать было невозможно. Существовал