Название книги в оригинале: Бартол Эми А.. Рожденная второй

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Бартол Эми А. » Рожденная второй .





Читать онлайн Рожденная второй [litres]. Бартол Эми А..

Эми Бартол

Рожденная второй

 Сделать закладку на этом месте книги

Amy A. Bartol

SECONDBORN


© Николенко Е., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «ЛГБТ», 2020

Пролог

 Сделать закладку на этом месте книги

Я смотрю, как заканчивается моя жизнь. Это одновременно мука и облегчение. Я не умираю, хотя мое сердце разрывается. В венах бешено пульсирует кровь. Гудит в висках, пока мать поднимается на трибуну. Тянет паузу, как профессиональный дирижер оркестра, ждет, пока утихнут аплодисменты. Она опытный политик, перед толпой во дворе держится спокойно. Смотрит внимательным взглядом в камеру, зная, какое впечатление ее мужество производит на граждан, собравшихся под балконом Дворца Мечей. Материнская жертва разбивает им сердца. Сторонники отобраны специально, чтобы засвидетельствовать историческое событие.

Дуновение утренней прохлады треплет выбившуюся из элегантного узла на затылке прядь каштановых шелковистых волос. Позади матери на ветру полощутся полуночно-синие флаги с изображением золотых мечей. Она прячет улыбку.

– Граждане Мечей и Республики! – начинает она. По территории поместья разносится мелодичный голос, слова, точно камни, обрушиваются на толпу под балконом, заставляя ту умолкнуть. – Сегодня нам угрожает не только внешний враг, но и внутренний. Участь некогда великой нации – в наших руках, особенно в этот день – День Перехода.

Я не могу подавить дрожь. День Перехода. За свои восемнадцать лет я часто слышала эти слова. Кошмар наяву. Люди, желая напугать, говорят: в один прекрасный день ты станешь чужой тем, кого любишь. С ума сойти…

Я всегда знала, что этот день наступит. Думала, буду готова. Я ошибалась.

На затылке выступают крошечные капельки пота. Я стискиваю руки в замок за спиной, чтобы никто не увидел, как они дрожат. Мои длинные каштановые волосы развеваются на ветру.

– За все время существования Республики ни один призыв не был таким жизненно важным, – говорит мать. – Мы втянуты в смертельный бой – кровопролитную гражданскую войну, которую разожгли предатели, поправшие законы Уделов, оспорившие само наше право на существование. Мы, Перворожденные, должны править. Мы жертвуем всем ради защиты Республики. Рожденным вторыми оказана честь поддерживать благородную традицию – отдать жизнь своему Уделу и зову долга.

Она простирает руку в мою сторону, и все взгляды толпы обращаются на меня. Огромные виртуальные мониторы проецируют мое изображение. На экранах я куда больше, чем в жизни. Нужно изо всех сил сохранять спокойствие. Камеры видят все, и позже мое поведение будет тщательно проанализировано. Верность Уделам превыше всего.

Крошечные коричневые голографические мечи выделяются на лацканах моей новенькой формы цвета грязи. Тропо. Стараюсь не морщиться. Это эмблема самого низкого ранга второрожденных воинов. Пехота – расходный материал. Горло сжимается. С трудом сглатываю, стараясь его расслабить. Успокаивает лишь высокая фигура Дюны рядом со мной. Мой ментор, капитан гвардии, проявил упорство и пришел на оглашение. Это значит для меня больше, чем я могу выразить. Он лучше заботится обо мне, чем моя собственная семья.

На лацканах Дюны мерцают серебряные мечи. Всегда надеялась, что в День Перехода надену такие же, хоть я и не перворожденная. Я бы охраняла Просветленного – главу одного из девяти Уделов Республики, – защищала бы от любой опасности. Как мою мать, Оталу Сен-Сисмод, Просветленную Удела Мечей. Одна из самых могущественных лидеров, она руководит вооруженными силами и подчиняется только Верховному командующему, Просветленному Удела Добродетели. Если бы мать присвоила мне звание ионо и назначила своим личным охранником, я бы доказала ей свою ценность. Тогда я бы смогла остаться с семьей и Дюной. Защищала бы их.

Но она этого не сделала.

Теперь-то я знаю, что это были только мечты. Мне никогда не стать одной из них. Я всегда была лишь вторым ребенком, тенью, которая скоро уйдет из их жизни.

Губы матери на морозе – нежно-розовые. Она понижает голос:

– И я не застрахована от страданий. Я не ставлю свои интересы выше интересов граждан истерзанного войной государства. Нет. Жертвы, которые мы все приносим, необходимы для выживания нации. Сегодня я отдаю общему делу свою единственную дочь, Розель. Мое сердце, мою жизнь, мое Второе дитя.

Слезы текут по лицам зрителей. Они думают, что хорошо меня знают. Я выросла на их глазах – прямо перед камерами. Эти люди видели, как я сделала первые шаги, произнесла первые слова, проиграла первый бой, выиграла второй, упорно тренировалась с Дюной, чтобы когда-нибудь встать на защиту Республики и беречь ее суверенитет.

Глаза матери по-прежнему сухие.

– Возможно, Розель молода, – продолжает она, – но вы стали свидетелями того, как она превратилась в солдата. Она готова выполнить свой долг – вступить в ряды Мечей и сражаться с повстанцами Врат Зари, чтобы навсегда изгнать их с нашей земли, из нашего мира, из наших мыслей! – Рев аплодисментов оглушает. Мать прикусывает щеку изнутри. – Это печальный день для меня и моей семьи, но мы справимся. Мы будем счастливы знать, что нас защищает еще одна Сен-Сисмод.

Она поворачивается ко мне и присоединяется к аплодисментам. Я не двигаюсь. Все равно я их не признаю . Я – словно флаги, развевающиеся на ветру позади нас: символ, ведомый силой, которую не могу контролировать.

Мать склоняется к микрофону:

– Я бы хотела провести последние минуты с дочерью. Вы можете проследить путь Розель до Перехода, когда она покинет поместье. Спасибо за поддержку. Да здравствуют Уделы Республики!

– Да здравствуют Уделы Республики! – скандирует толпа, пока моя непобедимая мать сходит с трибуны.

Она расправляет плечи и проходит мимо, не посмотрев на меня.

1. Королева Мечей

 Сделать закладку на этом месте книги

Я направляюсь за матерью, ее личным помощником и четырьмя специалистами по связям с общественностью к застекленным дверям Дворца Сен-Сисмод. Клара, новенькая пиарщица, приносит Отале стакан воды, ждет, пока та сделает глоток, и забирает обратно, неуклюже облившись. Она промакивает капли кружевным платком, и блестящая метка, голографический символ, выступающий на тыльной стороне ее ладони, сверкает, как хрусталь.

Клара из Удела Алмазов. Среди аристократии Мечей долго не протянет. Даже жаль. Впрочем, у нее все равно не было выбора. Она второрожденная. Ее бросили в логово львам, и если она оступится, падать придется долго. Женщины, которые после Перехода не утвердились на своем месте, обычно в итоге оказываются в секторе развлечений. Я вздрагиваю. Вероятно, она станет игрушкой офицеров-перворожденных.

Клара, покачиваясь на высоченных элегантных каблуках, семенит за моей матерью, старается не отставать от ее стремительного шага.

Мы входим во Дворец. Взгляд падает на каменный фронтон над дверями. Интересно, замечает ли Клара древних бойцов, вырезанных над бордюром, или наше имя – Сен-Сисмод, – выгравированное на их мечах? Понимает ли она, что Сен-Сисмод были Просветленными Дома Мечей с незапамятных времен?

– А вот теперь пусть они попробуют меня осудить! – говорит мать.

Она шагает по полуночно-синему ковру, украшенному золотым термоядерным клинком: он зовется мечом Сен-Сисмод, в честь нашего предка, который его разработал.

Мать останавливается на острие лезвия и, торжествуя, охватывает себя руками.

– Ни один Просветленный никогда не отдавал больше меня! – Мать поворачивается к Эммиту, своему секретарю.

Тот сияет от гордости.

– Ваш Удел любит вас! – захлебывается от избытка чувств Камень Эммит, бешено рукоплеща. – И все девять Уделов!

– Так и есть, правда? – Отала приглаживает волосы, растворяясь в этом мгновении.

Будь она кошкой – замурлыкала бы.

Дюна негромко ворчит.

– Можно было обойтись и без этого, – горько замечает он. – Розель еще слишком молода. Она не готова к войне!

Отала приходит в себя и с прищуром смотрит на ассистентов.

– Оставьте нас.

Клара и Эммит так торопятся покинуть комнату, что едва не сталкиваются у двери. Я поворачиваюсь, намереваясь выйти следом.

– Останься, Розель, – велит Дюна.

Я колеблюсь и смотрю на мать – позволит ли она. Но та молчит, дожидается, пока выйдут посторонние, закрывает за ними бронзовые двери, а потом поворачивается к Дюне:

– Дело сделано, – насмешливо заявляет она.

– Ты можешь все отменить, – настаивает Дюна. – Спасти Розель!

Он застыл от едва сдерживаемого гнева, и лишь одна рука дергается у меча, висящего в ножнах на талии. Я смотрю во все глаза – хорошо знаю эту агрессивную позу. Он так всегда делает перед атакой.

– Ты ее недооцениваешь, – отвечает мать. – Розель стойкая и выживет в любой ситуации. В ней моя кровь.

– Ты прольешь эту кровь!

Дюна прищуривает глаза песочного цвета, а потом угрожающе шагает к матери. Я реагирую автоматически – встаю между ментором и Просветленной, как меня учили. При этом кладу руку на эфес собственного оружия. С недвусмысленным предостережением смотрю на Дюну.

– Видишь? – Он машет рукой в мою сторону. – Она лишь хочет защитить тебя, Отала. Не нужно ее бояться. Розель никогда не навредит ни тебе, ни Габриэлю. Она любит вас.

– Ты о ней слишком печешься, – шипит мать.

Она обходит кушетку, обитую золотистым шелком, так, чтобы та оказалась между ней и нами. Дюна скрежещет зубами. Не совсем понимаю, в чем его обвиняют.

– Разумеется! Я учил ее с тех пор, как она начала ползать. – Дюна потирает темную утреннюю щетину на подбородке. – Я всегда обращался с ней с уважением.

– О, да. Вы так близки. Она смотрит на тебя как на отца!

– Мы с тобой знаем, что ее собственный отец ею не интересуется.

Отала машет рукой, словно прогоняет призрак мужа из комнаты, а может, и из собственной жизни.

– Кеннет не любит привязываться. Но ты воспитывал ее как свою дочь. Научил всему, что знаешь: как быть лидером, воином – тем, кто однажды сможет возглавить Удел.

– Я пытался подготовить ее к любой ситуации.

Ноготками, усыпанными драгоценными камнями, мать вцепляется в спинку кушетки.

– Ты просто хочешь избавиться от всего, что стоит у нее на пути!

Дюна потирает глаза. На какое-то мгновение он кажется старше своих тридцати восьми лет.

– Так это твоя месть мне! Я сам решил закончить наши отношения, Отала. Розель ни при чем.

– Еще как при чем, Дюна. Ты ее ментор. Нам обоим известно: если что-то случится со мной или Габриэлем, она станет Мечом, – рычит мать, ее губы дергаются.

Моя ладонь, все еще лежащая на серебряной рукоятке оружия, влажнеет от пота. Дюна смотрит на меня, и его взгляд смягчается.

– Твоя дочь не имеет ни малейшего представления, о чем ты, Отала. Она воспитана в рыцарских традициях. Все ее помыслы лишь о том, как заслужить твою любовь, а не отнять власть.

Мать поднимает синие глаза.

– Даже если эта мысль никогда не возникала в ее голове, она все равно слишком опасна, Дюна. Я должна защитить Габриэля. Когда-нибудь он, а не Розель, встанет во главе Удела Мечей. Это неотъемлемое право моего сына.

Я сконфуженно поворачиваюсь к матери:

– Я никогда не наврежу брату. Я хочу служить ему, защищать его.

Губы матери, обычно такие мягкие, сжимаются в тонкую линию.

– Это ты сейчас так говоришь, Розель. А что ты скажешь через несколько лет? Габриэль женится, заведет детей. А ты поймешь, что у тебя никогда не будет семьи. Тебе никогда не взять на руки ребенка, не назвать его своим. Габриэль унаследует все деньги и собственность. Твой единственный вариант до конца жизни – служба государству. Что ты сделаешь, осознав это? Ты второрожденная. Твоя жизнь принадлежит Республике. Лучше покинуть нас сейчас. Резкие перемены легче, чем мучительно медленный путь к собственной участи.

– Легче для тебя, ты имеешь в виду? – Широко распахиваю глаза от собственной дерзости. Но на сей раз мать не замечает нарушения протокола.

– Когда ты уйдешь, всем нам станет легче.

Дюна сердито смотрит на Оталу.

– Ты могла дать ей звание ионо! Она бы служила в твоей гвардии или у кого-то из Просветленных. Розель бы…

– Даже если я признаю, что она не представляет угрозы для Габриэля, – прерывает его Отала, – а я этого не сделаю, и назначу ее офицером-ионо, чтобы она защищала другого Просветленного, каждый второрожденный из высокопоставленной семьи будет вопить о протекции родне! – Мать отпускает спинку кушетки и принимается вышагивать по комнате.

– Думаешь, я поверю, что ты именно поэтому сделала ее тропо? – восклицает Дюна. – С тем же успехом можно бросить ее волкам, Отала, и ты это знаешь. И ради чего? Чтобы тебе не пришлось выслушивать чьи-то жалобы? Раньше они тебя никогда не волновали. Второрожденные могут сколько угодно стонать о несправедливости, но тебе всегда удавалось их укротить.

Мать останавливается.

– Я просто указываю им их место!

– И после этого ты еще удивляешься, почему рожденные вторыми восстали? Тебе плевать на их страдания.

– Страдания? – брезгливо бросает мать. – Не хочешь ли ты перейти на сторону Врат Зари? Это предательство!

– Тебе, как никому, известно, что я верен Уделу Мечей и Республике. Я воевал за нее с рождения.

– Со дня, когда стал перворожденным, – поправляет она. – Не забывай, что ты один из нас, Дюна!

– Отала, образумься! Как только Розель пройдет обработку, она станет их рабыней. Они могут отправить ее на передовую!

– Ей всего восемнадцать. К тому же она Сен-Сисмод. Наши офицеры не идиоты.

– Так ты даже никуда ее не определила? Собираешься предоставить решать, как сложится жизнь твоей дочери, командующему составу или алгоритму, которым они пользуются?

– Я должна верить, что наш Удел и есть наша участь, Дюна. Иначе выходит, что Врата Зари правы. Мой отец верил в систему. Он позволил своему второму ребенку совершить обычный Переход. Будь отец еще жив – ожидал бы от меня того же самого.

– Баззл умер через месяц после Перехода.

– Он с честью служил Республике, – неубедительно возражает она.

Мать садится за рабочий стол и смотрит на нас сквозь прозрачные сенсорные экраны.

– Твой брат заплатил за то, что его отец был Верховным Мечом, Отала. Его смерть была отмщением: некоторые второрожденные сочли, что система, сделавшая их рабами, несправедлива.

Дюна хватает меня за руку, тащит к столу матери и показывает ей тыльную сторону моей кисти. Чип в форме горящего меча, вживленный в кожу между большим и указательным пальцами, светится золотом. Моя метка – это и есть я. В ней хранится вся информация: от имени до возраста, адреса и профиля ДНК. Все, что делает меня мной, можно определить с помощью сканирования. А еще внутри коды, которые позволяют путешествовать по Уделу Мечей и остальным восьми Уделам.

– Как только Розель обработают и выяснят, чья она дочь, – говорит Дюна, – ее заставят страдать за решения, которые ты принимала как Верховный Меч. Ты этого хочешь?

Отала бросает взгляд на мою кисть. Я быстро забираю руку у Дюны и прячу ее за спину. Мать всегда раздражала моя метка. Она не такая, как у всех. Поверх нее у меня маленькая серповидная родинка. Она частично скрывает голографическое изображение с импланта, просвечивающее через кожу, и голограмма выглядит так, словно острие меча окружено темной короной. Габриэль дразнил меня, называя королевой Мечей.

– Им не нужно проверять ее метку, чтобы узнать, кто она. Ее лицо повсюду. Розель выросла на их глазах.

– Тебе вообще плевать? – потрясенно распахивает глаза Дюна.

– Оставь нас, Розель, – велит Отала. – Подожди Дюну в Большом холле.

Выхожу в бронзовые двери, оставив небольшую щелочку.

– Я обеспечила Розель всем необходимым для выживания, – говорит мать. – Отдала ей тебя на восемнадцать лет. Ее готовили лучшие стратеги. Шансы Розель выше, чем у любого второрожденного вдвое ее старше. Мы с тобой оба знали, что этот день наступит. Вот только мне, в отличие от тебя, хватило ума не привязываться. Ты сам виноват в том, что сейчас чувствуешь.

Позади раздаются шаги. Я поворачиваюсь и вижу Эммита. Вздохнув, закрываю створку и стараюсь не выказывать эмоции. Мы друг друга ненавидим, но ссориться с Эммитом – опасно. Он организует все встречи Просветленной. В детстве, если я хотела с ней увидеться, нужно было сначала прорваться через Эммита, и общаться с матерью мне доводилось редко. Хочется верить, что это он виноват, а не она не подпускала меня к себе, но глубоко в душе я знаю правду. А Эммит злопамятен. Как-то я пожаловалась, что меня заставили надеть розовый бархатный бант на День Республики, и Эммит в отместку заказал мне всю обувь на пару размеров меньше.

Эммит оценивающим взглядом смотрит на мою неприглядную новую форму, сжимая длинными пальцами переносицу.

– Напомни мне на следующем совещании с Просветленной упомянуть отвратительный вид формы тропо, – говорит он Кларе, стоящей с ним рядом.

– Да какая разница? – удивляется та, с любопытством посмотрев на меня. Клара покручивает острым ноготком бледно-лиловую прядь волос.

Спокойствие Эммита – просто маска. Он на дух не выносит, когда в нем сомневаются.

– Цвет плохо подходит для съемки, – машет он длинной рукой в мою сторону. – У нее взгляд стал загнанным, а кожа кажется слишком бледной. А этот воротник! – восклицает Эммит. Стою неподвижно, пока он расправляет мне и без того прямой воротник. – Он прячет ее нежную шею.

– Она на войну отправляется, не на чаепитие.

– Как никогда важно подать второрожденным гражданам пример самопожертвования. Розель – воплощение их долга Республике.

– То есть пропаганда.

– Она – необходимое доказательство величия нашей нации и господства перворожденных. Просветленный Удела Добродетели лично проследит, как Розель произнесет речь в поддержку общего дела, – фыркает Эммит.

Клара хмыкает и касается стилусом губ в синей помаде.

– Поддержку? Ей восемнадцать. Ее натаскали делать, что велено.

– И у нее отлично получается, – мурлычет Эммит.

Обсуждают меня так, словно они наедине. Эммит прекращает возиться с моим воротником и смотрит, что получилось, наклоня голову и вздернув красную бровь.

– Я успею увидеться с братом? – спрашиваю я.

– Конечно. Только заучи официальное заявление, а потом проведешь несколько минут с Габриэлем. – Он протягивает мне небольшой планшет с гербом Сен-Сисмод внизу. – Сколько у тебя займет времени все запомнить?

– «Для меня честь служить Просветленному Боуи и защищать основополагающие принципы Уделов Республики, – читаю я. – Сегодня я исполняю свой долг как защитница кровной линии перворожденных». – Прокручиваю экран вниз, но больше там ничего нет. – И все? – Добавить, что во мне и перворожденном моей семьи течет одна кровь, нельзя.

– Запомнила или еще подучишь? – морщит длинный нос Эммит.

– Но тут ничего не говорится ни об Уделе Мечей, нашем Уделе, ни о моей матери…

Эммит выхватывает планшет. С издевкой повторяет мои слова, оскорбительно передразнивая, а потом смотрит прямо на меня.

– Здесь говорится в точности то, что хочет услышать Просветленный Боуи. Что-то не устраивает?

Я опускаю голову.

– Нет.

Эммит вручает планшет мне обратно.

– У тебя меньше часа, чтобы потренироваться, а потом ты отправишься в пункт обработки. Следуй за мной. – Он разворачивается, изящно вильнув бедрами.

Мы идем через Западное крыло. Встречающиеся в коридорах второрожденные слуги отходят к стенам и склоняют головы. Эммит не обращает на них внимания. Он, как весь персонал, из Удела Камней. Но при этом ведет себя, словно принадлежит к Мечам, да к тому же забывает, что тоже рожден вторым.

Мы вступаем в огромную приемную Большого холла у входа во Дворец. Из окон открывается вид на фонтан Воина. Я разглядываю толпу зрителей и фотографов, собравшихся посмотреть, как аэрокар доставит меня к пункту обработки второрожденных, на базу «Каменный лес».

За чугунными воротами и забором стоят люди, надеясь хоть мельком меня увидеть. На плечах родителей сидят дети, сжимая маленькие синие флажки с изображением золотого меча. У некоторых зрителей в руках «красные розы Розель» – тренд, которому дал начало отец, послав матери цветы, чтобы поздравить ее с моим рождением. Идею придумал один из пиарщиков Оталы – нужно было продемонстрировать, какие трогательные любящие у них с мужем отношения.

Я кладу планшет на ближайший стол и прижимаюсь лбом к одностороннему стеклу, глядя на граждан Республики, которые пришли со мной попрощаться. Позади нарастает шум, и я выпрямляюсь.

Раздается раздраженный голос Габриэля, а потом показывается и сам брат – он спускается по Большой лестнице, переругиваясь с советниками.

– Она моя младшая сестра! Я увижу ее перед отъездом, и вы, черт побери, мне не помешаете, – рявкает он. Четко вижу в отражении, как Габриэль стряхивает руку своего ментора, Састивена. – Следующий, кто до меня дотронется, потеряет конечность!

Черные ботинки стучат по мраморному полу – Габриэль ступает прямо по мозаике, изображающей герб Сен-Сисмод. Нас обоих учили обходить его в знак уважения.

Фигура брата на стекле становится больше – мрачной и задумчивой. Он встает рядом, глядя в окно. Габриэль почти на фут выше меня. Взгляды наших голубых глаз встречаются в отражении. Брат поглаживает мою руку мизинцем и шепчет:

– На твоем месте должен быть я.

2. Без резких движений

 Сделать закладку на этом месте книги

Он так изменился с нашего последнего разговора. Когда-то давно он пробирался на мои тренировки посмотреть, как я сражаюсь. Брат просил научить его драться. Мальчика, влюбленного в войну, никто не обучил ее искусству. Никто не посмел поднять на него руку. Теперь он мужчина – изо всех сил старающийся забыть, что он перворожденный.

Я смотрю на его отражение, и мое сердце ноет. Вид у Габриэля помятый. Наверное, еще не пришел в себя после вечеринки с наркотиками. Брат и его дружки из перворожденных печально известны своими кутежами. Пьют до полусмерти и разносят свои роскошные апартаменты, предоставляя разбираться с последствиями второрожденным слугам. Его советники шептались об этом, когда думали, что я не слушаю.

Говорят, обычно он не покидает свои комнаты до полудня. Немного удивлена, что ради меня Габриэль сделал исключение. Судя по его виду, далось ему это тяжело. Брат слишком худой. Плечам не хватает мышц, которые парни из гвардии наращивают постоянными тренировками. Габриэль компенсирует это плотной накидкой. Полуночно-синяя шерсть, прихваченная на плечах золотыми застежками в форме мечей, ниспадает вдоль спины во весь впечатляющий рост хозяина. Накидка закрывает только один бицепс, второй на виду. В ножнах на поясе эксклюзивный меч – подарок от деда по материнской линии наследнику Удела.

Я прислоняюсь к плечу брата.

– Нет, Габриэль. Переход не для тебя. Ты нужен Уделу Мечей. Именно на тебя возложены всеобщие надежды!

Стыд Габриэля сменяется гневом.

– Какие надежды! Я получаю все что хочу, Розель. Я ни к чему не пригоден, бесполезен.

– Ты станешь Просветленным Удела Мечей.

– Я даже не знаю, как управляться с собственным мечом.

У Габриэля выпирает подбородок. Скулы обтянуты кожей. Интересно, когда он последний раз ел…

– Я учила тебя сражаться.

– Когда тебе было одиннадцать! – фыркает он. – С тех пор я не притрагивался к оружию.

Пальцы Габриэля трогают изгиб брови, место, где волосы больше не растут: маленький белый шрам бежит вниз, заканчиваясь чуть дальше кромки ресниц нижнего века. Помню свой ужас, когда я расплавила кожу Габриэля. Не нарочно, просто отвлеклась на секунду, но за это меня лишили возможности видеться с обожаемым братом.

К моему огромному облегчению, глаз Габриэля остался цел, такой же синий, как раньше. Рана была поверхностной, я просто задела его кончиком своего меча. Крови не было. Сильнейший жар золотистого лезвия прижег рану.

Габриэль замечает, как я смотрю на шрам, и по его лицу пробегает тень стыда.

– Ты не виновата. Я выпросил, чтобы ты показала мне, как сражаться.

– Ты грозился отправить меня на Переход, если я откажусь. Слушай, ты такой крутой, Габриэль. Потренируйся бросать злобные взгляды – запугаешь Совет наследников так, что они сразу станут принимать твою сторону по всем важным вопросам.

Брат легонько вздыхает и одаривает меня скупой улыбкой.

– Уже. Они боятся моего свирепого вида.

Они боятся твоего вспыльчивого нрава. Вспоминаю сплетни, которыми обменивались гвардейцы Мечи и обслуживающий персонал – Камни.

– Ты потому и не удаляешь шрам? – интересуюсь я.

Регенерация кожи – обычное дело, занимает всего пару часов и почти безболезненна.

– Мать решила, что я должен его оставить.

Рубец напоминает Габриэлю не приближаться ко мне. Я смаргиваю слезы и принужденно улыбаюсь.

– Вот оно что… Твоя ухмылка станет знаменитой.

– Прости, что не пришел к тебе после…

Сердце пронзает острая боль, черная отметина на душе – двойник шрама Габриэля.

– Я знаю, что тебе запрещали со мной видеться.

– Это не оправдание.

В глубине души я рада, что он тогда не пришел. Дюна был вынужден меня наказать – двадцать ударов тяжелой тростью. Несколько недель я не могла ходить. Но дни превратились в годы, от Габриэля не было ни слова… Множество раз я пыталась с ним встретиться, но постоянно терпела неудачу. Приходилось подглядывать за братом с балконов и из окон, наблюдать на экране – когда он участвовал в церемониях разрезания ленточек и всяком таком.

– Но сейчас-то ты здесь.

В его глазах мелькает проблеск вины.

– Ты не должна уходить. Я поговорю с матерью. Она поймет…

– Я скучала по тебе, Габриэль.

Он теребит мою руку. Кожа у него гладкая, не загрубела от тренировок с тер-мечом. Брат переворачивает мою кисть ладонью вверх и поглаживает.

– Ты боец.

– Это моя судьба.

– Хотел бы я, чтобы она была моей.

В его откровенности чувствуется ревнивая нотка. Он поворачивает руку тыльной стороной, теплые пальцы обводят линии метки под кожей. Когда наши голографические символы оказываются рядом, оба меча вспыхивают золотом. Я вдруг содрогаюсь от ужаса. Скоро моя метка станет серебряной. После обработки она больше не будет золотой. Габриэль поглаживает родинку-корону.

– Королева мечей, – шепчет он. – Как считаешь, что это значит?

Пытаюсь отнять руку, но брат не отпускает. Хватка становится болезненной.

– Может, все правы насчет тебя… – ворчит он, наконец разжимая пальцы, и наклоняется ко мне. – Может быть, ты опасна, Розель? Хочешь моей смерти?

– Защищать перворожденных – моя судьба, – потрясенно говорю я. – Для того я и появилась на свет.

Габриэль вдруг вытаскивает из ножен меч. Тот вспыхивает светящейся концентрированной термоядерной энергией, способной разрезать алмаз. Формой и размером он напоминает древний клинок с широким лезвием, но без тяжести железа или стали. Я с опаской отступаю. За нами наблюдают советники Габриэля. Некоторые кажутся испуганными, но большинство, как Састивен, злобно ухмыляются. Надеются, прольется кровь.

– Вот твой шанс, Розель. Убьешь меня – станешь первой. – Во взгляде Габриэля молчаливый ультиматум.

Я не двигаюсь с места.

– Мое единственное предназначение – служить Верховному Мечу, Габриэль, служить тебе!

От потрескивания клинка волоски у меня на шее становятся дыбом. В воздухе разливается знакомое тепло энергетического поля.

– Жалеешь, что не прикончила меня, когда тебе было одиннадцать? – Габриэль замахивается, рисуя мечом головокружительную сияющую дугу. Я отступаю от огненного лезвия, но позу не меняю.

Взгляд брата становится хищным. Он замахивается снова и снова – все так же неловко. Я уклоняюсь, брат теряет равновесие и оступается. Полуночно-синяя накидка, качнувшись вперед, касается горящего клинка. Лоскут падает на инкрустированную мраморную карту девяти Уделов, окружающих наш фамильный герб, закрывая северную область – Удел Звезд. Один из доминионов, зачумленных мятежом. Второрожденные Звезды объединились с бунтовщиками из других Уделов и сформировали Врата Зари – армию повстанцев.

Пахнет горелой тканью. Габриэль оборачивается и хватается за испорченный подол накидки. Его советники на сверкающей лестнице издают сдержанные смешки. Брат сжимает рукоять клинка.

– Сделай одолжение, вытащи оружие! – рявкает он.

Я сжимаю губы.

– Нет!

– Нет? – Милый мальчик превращается в ожесточенного мужчину. – Я буду Верховным Мечом!

– Я знаю, кто ты, Габриэль.

– Все думают, ты хочешь меня убить. Вот твой шанс, Розель. Я нападаю, защищайся.

Он снова бросается на меня, я отступаю, не доставая клинок, и вдруг понимаю, что стою на гербе Удела Мечей. Тоненький голосок в голове нашептывает, что я могу стать перворожденной. Если убью Габриэля, никто и никогда в жизни не поднимет на


убрать рекламу






меня руку. Однако расплата была бы слишком жестока – я бы не смогла больше спать, убив собственного брата.

Уклоняюсь от грозящего мне меча и хватаю Габриэля за большой палец, выворачивая его к запястью. Хватка на рукояти клинка разжимается, меч падает. Перехватываю его в воздухе, отводя подальше от нас. Затем еще сильнее нажимаю на палец Габриэля, вынуждая брата встать на колени. Он склоняет голову и вздрагивает.

Все еще не отпуская его, нагибаюсь к нему и шепчу:

– Когда-нибудь, Габриэль, ты станешь могущественным Просветленным. Когда этот день наступит, следуй зову сердца. Будь вождем, который нам нужен, а не просто правителем. Люблю тебя, брат. Буду скучать по тебе до конца жизни.

Я отпускаю его, и он поднимает голову. В глазах Габриэля – гнетущая тоска.

– Избавься от своих советников, – киваю я в сторону лестницы. – Им нравится видеть тебя на коленях.

– Я тоже знаю тебя, Розель. – Габриэль старается выровнять дыхание. На губах у него играет грустная улыбка. – Я знал, что ты меня не убьешь. Ты не такая. Девочка, которая находила раненых зверьков и прятала их, лечила, чтобы потом отпустить на волю, не могла мне навредить.

Ничего себе! Он тоже за мной наблюдал все эти годы. Даю ему руку, но не успевает Габриэль подняться, как с балкона раздается пронзительный крик матери:

– Стреляйте в нее! Остановите, пока она не убила перворожденного!

У меня перехватывает дыхание. Я поворачиваюсь на голос. Отала, перегнувшись через позолоченные перила, яростно указывает на меня. Позади нее с мрачным искаженным лицом возникает Дюна. Стоящие по периметру балкона гвардейцы вскидывают термоядерные винтовки. Я выпускаю из руки меч Габриэля. Клинок выскальзывает, ударяется о холодные плиты и гаснет, поскольку давление на рукоять исчезает.

Брат тут же вскакивает, широко разводя руки, и заслоняет меня от стражей.

– Стойте, стойте! Я просто хотел показать, что все это ошибка. Розель не угроза для меня и никогда ею не была. Я доказал! Я напал на нее, а она даже не вытащила меч!

– Отойди, Габриэль! – Мать высовывается еще дальше и машет на него рукой.

– Она ничего не сделала, – не успокаивается Габриэль. – Розель невиновна! – Он смотрит то на мать, то на Дюну, потом обращается к советникам. – Скажите же ей, – кричит брат Састивену.

Лысина Састивена сверкает, отражая свет люстры.

– Розель поставила его на колени, – говорит он, бросая на нас хитрый взгляд.

По горлу поднимается желчь…

– Ты сам-то в это веришь? – издевательски вопрошает Габриэль. – Она просто хотела меня остановить.

Мать клокочет от гнева.

– Шевелись, Габриэль!

Я и дышать не смею. Если Габриэль не убедит их, то стоит ему отодвинуться от меня – я труп. Открываю рот, но не могу произнести ни слова в свою защиту. Нельзя было касаться его! Они могут казнить меня за одно лишь это.

Дюна срывается с места, сбегает по Большой лестнице, перепрыгивая сразу через две ступеньки, и мгновенно оказывается возле нас.

Габриэля подводит голос, в нем слышится мольба.

– Она не виновата, Дюна, это все я сделал!

– Я позабочусь о ней, Габриэль.

Дюна встает между нами, разворачивая меня к громадным дверям, за которыми ждет толпа. Я делаю неверный шаг, затем другой. Ментор идет сразу за мной. Невозможно выстрелить в меня, не попав и в него тоже. Может быть, мать все еще испытывает к нему теплые чувства, потому что приказа она не отдает.

– Прости, Розель, – раздается позади измученный голос Габриэля.

Мы подходим к двери, я толкаю створку. Щурясь от солнца, останавливаюсь сразу за порогом. Рев толпы – словно удар в живот. Дюна хватает меня за руку и поднимает ее, приветствуя собравшихся.

– Ни шагу назад. Они тебя прикончат, – говорит он, натянуто улыбаясь. – С этого момента только вперед! Без оглядки.

3. Предатели Удела

 Сделать закладку на этом месте книги

Дюна провожает меня к ожидающему аэрокару. Мельчайшие капельки воды от фонтана Воина оседают на коже. Бронзовые статуи футов на пятьдесят или даже больше возвышаются над нашими головами. Я поднимаю глаза и смотрю на устрашающие мечи. Оскалы воинов казались свирепыми даже в лучшие времена, а сегодня – самый ужасный день в моей жизни. Я словно в трансе. Наклоняюсь и ныряю на заднее сиденье беспилотного кара, «Виколта». Эта модель не выпускается уже сотни лет. Задняя часть аэрокара сделана из хрома и стекла. Он словно перевернутый аквариум, а я – мелкая рыбешка у всех на виду.

Дюна садится рядом, касаясь плечом моего плеча. Двери плотно закрываются, запирая нас внутри.

– Я не пыталась убить его, клянусь, – заламывая руки, стараюсь объяснить я. – Габриэль вытащил меч и…

– Удел Мечей только выиграл бы, если бы ты прикончила его, Розель.

– Что?! – Я ждала взбучки, а не разочарования.

– Улыбайся! – приказывает Дюна. Его голос звенит от гнева: – Покажи им, что они тебя не сломили.

Мои губы раздвигаются в улыбке, но это всего лишь мышечная память. Хватаюсь за закругленный край сиденья; становится трудно дышать. Мать велела им убить меня. Я никогда не вернусь домой. С трудом удерживаюсь от рвоты.

– Мать решила, что я хочу навредить Габриэлю.

– Она тебя совсем не знает.

– Скажи ей, что я не чудовище, я никогда…

Загорается лобовое стекло – проекционный дисплей. На нем появляется изображение головы офицера из гвардии Дворца. Лицо женщины сливается с пейзажем снаружи. У нее серые глаза – в тон форме ионо.

– Мы готовы к отправлению, патрон, – докладывает она, обращаясь к Дюне как к старшему по званию. – Маршрут запрограммирован. Он идет через Горн и не отклоняется от плана, который мы обсуждали.

– Благодарю, Севиль, – отвечает Дюна, откидываясь на спинку сиденья.

– Вам что-то нужно до того, как мы приступим?

– Нет. – Дюна бросает взгляд на меня. – Впрочем, да. Воды.

Из консоли между нами выезжают два грушевидных стакана с ледяной водой.

– Спасибо. Мы готовы.

– Хорошо, патрон. – Изображение Севиль гаснет.

«Виколт» скользит вперед, дистанционно повинуясь команде, что для этого дня тренировалась не одну неделю. Каменный фасад Дворца Мечей тает вдали. Я беру стакан, выпиваю воду и ставлю обратно на консоль. Он исчезает внутри.

Аэрокар ползет вдоль забора и проезжает в ворота. За ними кишат улыбающиеся доброхоты, надеясь разглядеть меня. На холодном ветру полощутся длинные полы ярких шерстяных пальто. От осенней стужи хозяев защищают модные высокие воротники. Люди подхалимски трогают хромированную облицовку «Виколта» и размахивают кроваво-красными розами.

Металлическая брусчатка ведет намагниченный аэрокар дальше. Старинный автомобиль используется только в торжественных процессиях, так что мы продвигаемся медленно, чтобы все могли нас хорошенько рассмотреть. Стараюсь не показывать смятения.

Из толпы вырывается полный восторга парень примерно моих лет и бежит рядом с аэрокаром. В сжатом кулаке он держит бутон красного цветка.

– Помаши, Розель.

Поднимаю руку, повинуясь приказу Дюны. Парень прижимает к окну ладонь, размазывая по нему розу и оставляя след из лепестков и пота.

Я рассматриваю постройки, что видела до этого только с крыши резиденции или на экране. Я столько всего пропустила, безвылазно сидя на территории Дворца. Сооружения вздымаются к небу, детали оживают. Замечаю культовый Дом Наследия, где проходят ежегодные выборы перворожденных. Здесь элиту приводят к присяге, как глав Уделов. Однажды сюда придет Габриэль и поклянется защищать Удел Мечей и Республику.

По стенам башни мечевидной формы стекают мощные потоки золотистой энергии. Источник скрыт высоко в облаках, у рукояти. Основание здания напоминает скалу. В него уходит энергетический канал. Выглядит строение как меч, застрявший в камне, – метафора, символизирующая превосходство Удела Мечей над Уделом Камней.

Дом Наследия исчезает позади. На следующей группе башен показывают мое изображение в реальном времени – каждое движение отражает меня. Рядом с Дюной я кажусь крошечной, совсем не такой, как себя представляю. Внутри меня – огромный мир. Я с трудом осознала, как все устроено. В нашей реальности, где правят первенцы, я – второрожденная, и это часто заставляло меня замыкаться в своей скорлупе, избегая непрестанного позора и нападок из-за низкого происхождения. В глубине души я мечтаю, и в этих мечтах меня замечают. Там я достойна любви своей семьи. Маленькая слеза катится по щеке. Я должна не предаваться мечтам, а раздаривать воздушные поцелуи, прощаясь с прежней жизнью.

За окном появляется круглый видеодрон. Он подлетает ближе, заслоняя обзор. Немигающий глаз пытается уловить мое настроение, малейшее движение, любую реакцию, которой станут делиться и пристально анализировать скучающие перворожденные. Я безучастно отвожу взгляд, не давая прессе из Удела Алмазов повода для сплетен.

– Когда прибудем на базу «Каменный Лес», на Золотой Круг Перехода, – говорит Дюна, – камер будет еще больше. Перед обработкой ты должна произнести речь.

Мне знаком задумчивый тон Дюны. Первый раз я его услышала, когда мне было не больше шести или семи. Мы тренировались с мечами на нетронутой лужайке позади Дворца. Светало, и от свежей росы стебельки травы казались серебряными. В псарню на кормежку возвращалась стая волкодавов – огромных тварей со злобными мордами. Ночами они патрулировали окрестности Дворца. Звери, быстрые и свирепые, мчались по влажному газону – черные псы, похожие на призрачные тени.

Я схватилась с Дюной, отражая удары меча шипящими ударами собственного оружия, куда меньшего размера. Отступила вниз по склону небольшого холма и вдруг запнулась о какое-то препятствие. Упала, откатилась и тут же вскочила, а потом увидела, что там лежало, и меня чуть не вырвало. Ночь сгубила одного из волкодавов. Его почти разорвали на части, но он все еще дышал, часто и неглубоко. Нижняя челюсть сломана, из пасти свисал розовый язык. Под шкурой животного щетинилась, брызжа искрами, электрическая схема.

– Кто-то убил мажино!

Я опустилась рядом с ним на колени, потянулась погладить черный мех, но Дюна перехватил мою руку, а потом присел рядом.

– Не кто-то, Розель, его порвала на куски собственная стая.

Над нашими головами кружил стервятник, выжидая, когда можно будет растерзать труп.

– Но почему они это сделали?

Грудь раненого киборга мелко поднималась и опускалась.

– Наверное, он выказал слабость – хромоту или судорогу, какие-то нетипичные изменения, то, что стая восприняла как угрозу.

Я опустила детскую руку на бок собаки, ощущая слабое дыхание.

– Но если его сломали, значит, можно починить!

– Он потерял свою практическую ценность, поэтому его убили. Ты должна извлечь из этого урок.

– Никогда не терять практической ценности?

– Никогда не доверять стае.

И с этими словами Дюна поднялся, обнажил меч и пронзил им мозг пса, погасив операционную систему. От трупа поднялась вонь горелой собачьей плоти.

Воспоминание исчезает – дрон скользит выше, чтобы сделать кадр сверху. Стараясь забыться, я снова принимаюсь наблюдать за зданиями, выстроившимися вдоль улицы. В толпе мелькает золотое лицо, и я отвлекаюсь. Из-под большого капюшона, слепя лучами отраженного искусственного света, сияет безликая маска. В мгновение ока незнакомец остается позади. Я оглядываюсь, но он уже растворился в толпе.

– Ты видел? – спрашиваю я Дюну.

Тот выглядывает в мое окно.

– Что видел?

Мы поворачиваем за угол. Улица сужается.

– Мне показалось, там было что-то яркое.

Толпа смыкается, море алых роз по мере приближения становится все больше.

Дюна откашливается, а потом касается переключателя консоли, блокирующего мониторы и микрофоны.

– После того как ты произнесешь речь, у нас не останется времени попрощаться, Розель. Мы должны сделать это здесь. Сейчас.

Мне приходит на ум тысяча вещей, что я хочу сказать – что мне нужно сказать, но в горле образуется ком, и я не в силах выдавить ни слова. Зрение затуманивают непролитые слезы.

– Не говори ничего, Розель, просто слушай. Я уезжаю. Я ушел со службы у твоей матери.

Я не сразу понимаю, о чем он.

– Куда ты едешь? – спрашиваю я, хотя это неважно. Мне все равно больше не позволят с ним увидеться.

– Меня приняли личным охранником Просветленного Боуи. Сегодня я отправляюсь в столицу и к вечеру уже буду в их Уделе.

– Ты отправляешься в Непорочность? А как же мать? Как же Габриэль? Ты им нужен!

– Не нужен, – огрызается Дюна, и горечь этих слов повисает в воздухе. – Я вырастил тебя, выучил. Ты – вот кто сейчас важен.

Я ошеломлена.

– Я… важна?

– Больше, чем ты думаешь.

Глаза снова обжигают слезы. Не могу представить, что Дюна окажется так далеко – в Уделе Добродетели. Он будет жить в роскошной столице, а я останусь здесь. Я и свой-то Удел никогда не покидала.

– Там есть один человек, из второрожденных. Его зовут Уолтер Питс. Повтори.

– Уолтер Питс, – хриплю я.

– Найди его, когда они тебя разместят. Его направили в этот Удел. Он передаст мне от тебя весточку и расскажет, где ты.

– Кто он такой?

– Мой брат.

– Но… ведь твоя фамилия Кодалин.

– Неужели? – вздергивает бровь Дюна.

– Разве нет? – шепчу я.

Он качает головой.

– Ты всегда будешь моей перворожденной, Розель, пусть ты не моя по крови. Я найду тебя, когда придет время.

Ком в горле подскакивает выше.

– Время для чего?

– Встретиться снова.

– Но… – Вопрос обрывает проснувшийся проекционный дисплей «Виколта».

Дюна пронзает меня предостерегающим взглядом. На голограмме хмурится Севиль.

– У вас все хорошо? – спрашивает она, и ее писклявый голос раздается в наших подголовниках. – У нас пропал звук и изображение.

Дюна подается вперед и включает микрофон.

– Все прекрасно. Должно быть, случайно нажал.

Севиль с облегчением вздыхает.

– Рада слышать. Вам что-нибудь нужно?

– Нет, – отзывается Дюна.

Я снова таращусь в окно, едва прислушиваясь к светской беседе моего ментора с нашим штурманом. От мыслей лихорадит. Кто такой Дюна? Я вообще его знаю? Конечно, знаю! Он научил меня всему. Я обязана ему своим существованием. Не будь его, меня бы вообще никто не любил. Хочется задать ему столько вопросов, но Севиль трещит без умолку, и мы не можем отключить микрофон. Изображаю заинтересованность видом за окном, надеясь, что она поймет намек. Вычурные постройки остаются позади, сменяясь менее роскошными сооружениями. Теперь все выглядит чужеродным.

Ни разу в жизни я не бывала так далеко от резиденции Мечей. Толпа здесь так же неистовствует. Их розы такие же яркие, но одежда уже не столь шикарная, более практичная.

Вдруг среди скопища людей в глаза бросается яркий проблеск – золотая маска. На самом деле это визор боевого шлема. Никогда такого не видела. На нем сияют полоски солнечного света, словно под глубокий капюшон загадочной мантии незнакомца попало маленькое солнышко. В толпе мелькает еще один визор, за ним еще… Лица некоторых чужаков заслоняют темные галактики, на их визорах – вихри звезд и фиолетовых туманностей. На поверхности других вращаются медного цвета атомы, у прочих рябь на синей воде рисует концентрические круги.

Обнаружив препятствие, аэрокар замедляет ход. Сквозь говорящую голову Севиль посреди дороги виден силуэт мужчины. Его черты скрывает щит визора с изображением ночного неба. На могучих плечах развевается черная накидка. Туловище затянуто в черную кожу. На пластинах брони выгравированы вычурные железные врата. Ноги в черных армейских ботинках широко расставлены. Это для меня в новинку, я в своей жизни видела лишь броню солдат Удела Мечей. Чужаки в боевом облачении на нашей территории – неслыханное дело. Это попирает смысл существования нашего Удела.

– Врата Зари, – бормочет Дюна. – Ускориться до максимума. На препятствие внимания не обращать.

Изображение Севиль исчезает. Аэрокар бросается вперед с убийственной скоростью. Дюна уже не улыбается – человек в темном визоре уклоняется от хромированного монстра и избегает удара. Развевающаяся накидка загораживает мне солнечный свет. Из его руки выскальзывают белые лепестки и молниеносно пролетают мимо моего окна. Я оборачиваюсь назад и смотрю, как повстанец поворачивается к нам лицом. Вдруг отовсюду сыплются сотни таких же лепестков. Это каллы – цветы смерти. Последний раз я видела их на траурном шествии в честь похорон деда, когда его тело везли в усыпальницу в аббатство Киллиан. В мое окно попадает камень, и я вздрагиваю – стекло разбивается у самого лица. На визоре человека, который его бросил, движется горный хребет. Еще один незнакомец в таком же шлеме начинает бросать камни, оставляя вмятины на облицовке «Виколта».

Дюна подается вперед, касается навигационного экрана, вызывает карты и схемы. Активируется ручная панель управления операционной системой «Виколта».

– Севиль…

– Да, патрон? – Голос Севиль звучит растерянно.

– У нас отклонение от запланированного маршрута. – Дюна приводит в действие крылья, те выскальзывают с боковых сторон, и кар превращается в воздухолет.

– Но протокол…

– Плевать на протокол!

Крылья начинают втягиваться обратно.

– Оставайтесь в скользящем режиме, – с фальшивой улыбкой настаивает Севиль. – На зачистку территории от подразделения противника направлены «Вингеры». Следуйте, как и было запланировано, по указанному маршруту. Все под контролем…

Дюна тянется вперед и отключает блок под консолью. Дисплей на лобовом стекле гаснет.

– Сообщение получено, – бормочет Дюна.

Он пытается вытащить крылья, но они все еще подчиняются Севиль и ее команде.

Толпа снаружи в панике разбегается от людей в масках. «Виколт» замедляет ход и останавливается. Нас окружают повстанцы Врат Зари, но мы ничего не предпринимаем.

– Мы приманка, Розель. Протокол предписывает ждать прибытия войск для уничтожения угрозы.

– Они уже близко? – Рука сжимает эфес меча на бедре.

– Не знаю. Врата не нападают. Они чего-то ждут. – Дюна распахивает дверь «Виколта» и выбирается наружу. – Оставайся здесь. – И захлопывает за собой створку.

Дюна вытаскивает меч, отбивается им от летящих в него камней, превращая большинство из них в пыль, принимая удары остальных. Он пробивается назад, где солдат в визоре с изображением ночи медленно идет ему навстречу. Зачем враги вообще швыряются камнями? Ведь у них, без сомнения, есть более совершенное оружие! Разве что его не сумели доставить в наш Удел. Стараюсь разглядеть у них на руках метки, но перчатки повстанцев скрывают их подлинное происхождение.

Монстр в маске держит уже не цветы, а меч. Клинок потрескивает в затянутой в черное руке. Дюна движется к нему. Мое сердце колотится. Я не могу бросить ментора там в одиночестве без защиты. Пренебрегая приказом, толкаю дверь. Та распахивается, и я выпрыгиваю наружу, обнажая меч.

Видеодроны берут нас в кольцо. В небе слышен грохот военного транспорта и дронов смерти. Предатель в черном склоняет голову, дезактивирует меч и убирает его в ножны. Из подкладки плаща достает серебряный шар размером с ладонь, кладет на верхушку большой палец. Дюна замирает и смотрит вверх. Над нами парят огромные корабли. Бросив на меня взгляд через плечо, Дюна с искаженным страхом лицом начинает размахивать руками.

Враг нажимает на кнопку устройства. Я зажмуриваюсь, ожидая ужасного взрыва, однако ничего не происходит. Открываю глаза – меч погас. Трясу изо всех сил, надеясь, что он активируется, но оружие остается бесполезным, словно кирпич. Растерянно оглядываюсь в поисках Дюны. Он подбегает ко мне, хватает за плечи и разворачивает обратно к аэрокару.

Рядом с нами с неба на металлическую брусчатку что-то падает. Беспилотник! Затем еще один теряет управление, другой… Тем временем враги отступают, растворяясь в бегущей толпе.

Дюна толкает меня к «Виколту». Поднимаю лицо к небу. Транспортник над нами накренился, и вместо грохота двигателя раздается вой падающей громады.

4. Импульсный удар

 Сделать закладку на этом месте книги

Транспортник летит вниз, срезая боковину здания и обрушивая несколько этажей. В осколках стекла, льющихся сверкающим острым дождем, он врезается в другое строение. Затянувший голубое небо черный дым превращает день в ночь. Среди криков и всеобщего хаоса мы с Дюной подбегаем к «Виколту». Люди, пытаясь увернуться от града обломков, топчут друг друга.

Дюна заталкивает меня в машину, сам забирается на место водителя, заново подключает блок, и аэрокар трогается, на ходу закрывая двери. Нас окутывает дым и плотное облако каменной пыли. Кашляю, но звуки заглушает грохот. Дюна закрывает воздуховоды.

Включается система навигации, аэрокар возобновляет курс.

– Тот шар – это ИТГ, импульсный термоядерный глушитель, новая технология. В прошлом месяце наши агенты пробрались в секретную лабораторию врага в Уделе Звезд и обнаружили доказательства существования подобного устройства. Оно отключает приборы, работающие на термоядерном синтезе, который мы используем в качестве энергии.

– Оно вырубило дроны смерти, «Вингеры», видеодроны и мой меч, – говорю я, демонстрируя искусно обработанную серебряную рукоять.

Оружие не включается.

– Скорее всего, техника выведена из строя на несколько миль вокруг.

«Виколт» работает на допотопных электромагнитных аккумуляторах, дополненных водородными элементами. Мы медленно останавливаемся. Легкий ветерок сдувает пыль, наконец становится видна дорога. Впереди тлеющей кучей лежат обломки транспортника. Повсюду разбросаны части людских тел.

Поначалу я потрясенно замираю, но меня тренировали на такие случаи.

– Мы должны им помочь!

Дюна, оторвав кусок ткани от форменной накидки, протягивает ее мне:

– Закрой нос и рот, чтобы не наглотаться пыли.

Мы выходим и следующий час слаженно работаем, разыскивая в руинах раненых, убирая с тел обломки, проверяя признаки жизни. Большинство жертв так изуродованы, что не имеют шанса спастись. Я почти теряю надежду, как вдруг нахожу среди этой кровавой бойни молодую женщину-солдата. Она все еще дышит. Дюна убирает с нее части транспортника, а я становлюсь на колени и перевязываю ей раны полосками ткани, оторванными от ее же формы. Черные волосы незнакомки побелели от пыли.

Меня отталкивает в сторону стальной манипулятор медицинского дрона. Его цилиндрический корпус зависает над девушкой. Голубой цвет сканера пробегает по ней от головы до пят, проверяя травмы. Появляются и другие медицинские беспилотники и принимаются рыскать в поисках выживших. Отступаю назад и чуть в сторону, врезаясь в кого-то, стоящего за мной.

Меня обхватывают мужские руки. Оборачиваюсь – и вижу перед собой визор солдата Удела Мечей. На матово-черной поверхности выгравирован блестящий меч. Щиток визора по частям раздвигается, демонстрируя лукавую улыбку и обворожительные глаза цвета стали.

Боец срывает повязку с моего лица, а потом включает гарнитуру своего шлема.

– Нашел ее! – говорит он звучным голосом в микрофон, прислушивается к ответу и повторяет: – Да, уверен, это она.

Хватает меня за запястье, снимает с пояса идентификационный процессор, прикладывает к моей руке – туда, где обычно сияет метка, – и включает сканер. По коже пробегает голубоватое свечение. Сканер работает: должно быть, в момент пуска ИТГ находился за пределами зоны поражения. Но мой чип устройством не считывается. Обычно вся информация сразу отображалась на экране процессора.

Солдат, нахмурясь, пробует еще раз. Голубой огонек пляшет по моей коже и… ничего.

– Ее метка вышла из строя, но это точно она, – сердито сообщает он, глядя в небо. – С чего взял? С детства каждый день на нее любовался! Уж я сумею опознать Розель Сен-Сисмод. С ней коммандер Кодалин.

Оборачиваюсь к раненой: мое место занял Дюна – он держит девушку за руку, пока мед-дрон перевязывает ее и накачивает лекарствами. Боец снова хватает меня и разворачивает лицом к себе. Морщусь – он держит слишком крепко.

– Стой где стоишь, – командует солдат, другой рукой ощупывая меня, ведь вся моя форма в крови погибших.

– Кровь не моя, – говорю я, стараясь убрать его руку.

Вокруг сплошная неразбериха. Над головами кружат спасательные суда и дроны.

Ветер сметает дым и пыль прочь, и наконец становится легче дышать и видеть.

– Не двигайся, – приказывает боец.

– Я не ранена, отпусти, пожалуйста. – Я снова стараюсь отодвинуться от него.

– Ты в состоянии шока? – торопливо спрашивает он. – Кто Просветленный Удела Добродетели? Ты знаешь, в каком доминионе мы находимся?

Он проводит рукой по моему животу и тревожно хмурится: рука, затянутая в перчатку, оказывается вся в крови.

Таращусь в его привлекательное лицо, и мое сердце несется вскачь, отчего мне становится неуютно.

– Со мной все хорошо, Просветленного зовут Фабиан Боуи. Мы в Уделе Мечей. Пусти.

Но он по-прежнему держит, а я не привыкла, что меня трогают, тем более такой властный боец, глядя в лицо которого мне мерещится, что мое сердце вдруг перестало помещаться в груди.

Ударяю его локтем в нос – не слишком сильно, чтобы не сломать, просто намекаю, что лучше меня отпустить. И он отпускает, вытирая кровь тыльной стороной руки.

– Ты только что ударила старшего по званию…

Отодвигаюсь подальше.

– Вообще-то, меня еще не зарегистрировали, так что ты мной не командуешь. Я не ранена, не в состоянии шока и не давала разрешения себя трогать.

Вдруг моего затылка касается дуло. Я застываю в неподвижности.

– Помощь нужна, Хоторн?

Боец хмурится еще сильнее, отодвигает меня за свою спину, отводя оружие в сторону.

– Убери винтовку, Гилад!

Выполнить приказ второй солдат не успевает – Дюна его обезоруживает, потом отсоединяет термоядерный зарядник из-под рукоятки винтовки, выводя ее из строя. Убирает зарядник и возвращает винтовку хозяину.

– Задержали кого-то из бойцов Врат Зари?

Самоуверенный тип с невероятными глазами почтительно встает перед Дюной навытяжку, ведь мой ментор – перворожденный.

– Мне ничего не известно о пленниках, патрон.

– Назовите себя, – приказывает Дюна.

– Меч Хоторн, 11–171971. – Он называет только Удел, свое имя и порядковый номер. Фамилии после прохождения обработки лишают. С тех пор его связь с семьей разорвана, он принадлежит Уделу, которому поклялся хранить верность.

– А вы? – Дюна смотрит на того, кто тыкал в меня винтовкой.

Парень убирает визор. Он выглядит не старше меня, но у него на лбу, носу и обеих щеках белеют шрамы.

– Меч Гилад, 25–135472.

– Ваш возраст?

– Девятнадцать, патрон, – хором отвечают солдаты.

Через насыпь тлеющих обломков к нам перелезают и другие солдаты.

– Как давно вы находитесь под опекой Удела?

– Я совершил Переход в десять, патрон, – отзывается Хоторн.

– Как и я, патрон, – вторит ему Гилад.

Дюна кривит в усмешке губы.

– Второрожденные солдаты все молодеют и молодеют… Выходит, в семьях вас побаивались?

Вопрос риторический, но Гилад все равно отвечает:

– Ага. Мы же жуткие монстры, патрон. – И скалится кривыми зубами.

Хоторн отводит взгляд, прислушиваясь к гарнитуре, а потом снова поворачивается к Дюне.

– Транспорт уже в пути. Он подберет вас здесь и доставит в Удел Добродетели по приказу Просветленного Боуи.

– Я буду сопровождать Розель на пункт обработки. Ей предстоит произнести речь…

Хоторн протестующе поднимает ладонь.

– Ответ отрицательный, патрон. Вам надлежит незамедлительно отправиться в Удел Добродетели, таков приказ. Транспорт второрожденных уже направляется за Розель Сен-Сисмод.

Над нами появляются и начинают быстро снижаться два корабля. Открываются двери, превращаясь в трапы, ведущие в недра воздухолетов. Прижав винтовку к груди, Гилад идет к одному из транспортников. Хоторн трогает меня за локоть, но увидев, как я смотрю на его руку, тотчас ее убирает.

– Нам пора, Розель.

– Стойте! – раздается голос Дюны, и я обращаю к нему безрадостный взгляд. – Дайте нам минуту, – просит ментор.

Кивнув, Хоторн отходит в сторону, чтобы оказаться за пределами слышимости.

Дюна меня обнимает. Даже висящая в воздухе пыль не мешает ощутить запах сандалового дерева. Раньше он никогда меня не обнимал. Закрываю глаза, пряча слезы.

– Помнишь имя, которое я назвал? – тихо спрашивает Дюна.

– Да.

Объятия становятся крепче.

– Розель, мне нужно тебе кое-что сказать, – чуть слышно говорит он. – Уолтер не просто мой второрожденный брат, он мой старший брат.

От удивления я распахиваю глаза и разжимаю руки.

– Теперь ты знаешь мою тайну, – продолжает Дюна. – Отыщи меня, когда понадоблюсь. Я тебя не брошу.

От потрясения не могу выдавить ни слова. Дюна целует меня в лоб, а я почти не реагирую. Ментор выпрямляется и бросает взгляд мне за плечо.

К нам подходит красавчик-солдат.

– Хоторн, – говорит ему Дюна, – если с ней что-нибудь случится, я буду считать виновным тебя.

– Вас понял, патрон. Позабочусь, чтобы она добралась до места назначения.

Я хватаюсь за Дюну и припадаю головой к его плечу, а потом отпускаю его, делаю один неуверенный шаг назад, второй… Перед глазами все размывается, и мы с Хоторном направляемся к ожидающему транспортнику. Красавчик с винтовкой в руке шагает рядом, озираясь в поисках врага.

У трапа Гилада окружает отряд бойцов. Все они примерно м


убрать рекламу






ои одногодки, но из глубин их глаз смотрят тысячелетние души.

– Пока я не вернусь, ты отвечаешь за подразделение, Гилад! – кричит Хоторн, стараясь перекрыть шум двигателя.

Гилад грозно улыбается отряду.

– Итак, детишки! – ревет он. – Это просто спасательная миссия. Вперед – ищем выживших Мечей и вызываем мед-дроны.

Хоторн вежливо указывает на трап:

– После тебя, Розель.

Я всхожу на борт, оглядываясь через плечо на единственного человека, который по-настоящему меня любил.

5. Теперь ты моя

 Сделать закладку на этом месте книги

В сером салоне транспортника вдоль стен и посередине выстроились ряды сидений. Корабль пуст, на борту только пилот и мы с Хоторном. Выбираю место поближе к трапу. Хоторн пристегивает меня ремнем безопасности и устраивается напротив.

В открытую дверь видно Дюну в сопровождении отряда перворожденных офицеров в белоснежной форме, покрытой серой пылью. Они и не подозревают, что коммандера Кодалина на самом деле зовут Дюна Питс, он третьерожденный, самозванец. А как иначе, если его брат второрожденный офицер? Кровь гудит от ужаса. Золотистая метка в форме меча, горящая на руке Дюны, – подделка. Если об этом разнюхает кто-то из тех офицеров, они казнят его, не сходя с места. По всем заповедям Республики он вообще существовать не должен. В законе о рождении исключений немного: считается расточительством тратить ресурсы на третьего ребенка. Только Просветленным, которые обязаны иметь двоих детей, дозволяется произвести на свет больше потомства, и только в исключительных обстоятельствах. Наша с Габриэлем мать может родить третьего, лишь если кто-то из нас с братом умрет. При этом специальное разрешение запрашивается по официальным каналам. Такое случается, но редко. Выявлением и устранением нарушителей закона занимается целое подразделение правительства под названием «Ценз». Их власть почти беспредельна. Я вздрагиваю. Никогда и никому не расскажу, чем со мной поделился Дюна, иначе его выследят и убьют.

Но если Уолтер – второрожденный, кто же первенец?

– Как ты? – спрашивает Хоторн.

Безучастно смотрю на него.

– Выглядишь так, будто вот-вот свалишься в обморок.

– Долго еще до Золотого Круга? – голос словно чужой, хриплый и грубый. Задыхаюсь от вездесущей пыли и урагана эмоций.

Хоторн пожимает плечами, откидывается на спинку кресла, вытягивает ремень безопасности и пристегивается.

– Меньше двадцати минут.

Киваю и отвожу взгляд. Дюну мне больше не видно: трап с хлопком закрывается, замуровывая нас внутри, звук эхом разносится по кораблю. Воздухолет набирает высоту, салон освещает приглушенный свет. Под моими ногами прозрачный отсек. В него видна панорама разрушений: несколько рухнувших зданий; целые кварталы, охваченные огнем; на выжженной земле, словно скелеты неведомых чудовищ, лежат транспортные корабли.

До сих пор война наш доминион напрямую не затрагивала. Под удар обычно попадали города в Уделах Звезд, Атомов и Солнца. Города, которые подозревали в предоставлении убежища или сочувствии повстанцам Врат Зари. Мать, должно быть, вне себя от гнева – она единственный Верховный Меч, впервые за несколько веков не сумевший защитить своих людей – своих перворожденных. Остальные ее не волнуют.

Слезы туманят мой взгляд. Хоторн внимательно смотрит на меня, и я понимаю, что вся дрожу, – сказываются последствия травмы. Он расстегивает ремень безопасности и пересаживается на кресло рядом со мной. Из кармашка бронекомбинезона достает квадратный сверток, разламывает его двумя руками и трясет, а потом вкладывает теплым мне в ладонь.

– Держи, – говорит он, второй моей рукой зажимая пакет, согревая мои пальцы.

Достает из аптечки марлевую повязку и смачивает водой из распылителя, а потом прижимает ткань к моему лицу.

Я шарахаюсь в сторону.

– Что ты творишь?

– Пытаюсь тебя отмыть. Ты кошмарно выглядишь.

Отмахиваюсь от его рук:

– Кого это вообще волнует?

Он берет генератор питания, снимает с него хромированную крышку и держит передо мной как зеркало. Я похожа на плачущего призрака. Кожа покрыта серой пылью с дорожками от слез.

– Я не плачу. Просто грязь в глаза попала, – вру я.

– Верю. – Хоторн тоже врет.

Он убирает крышку и снова прижимает мокрую марлю к моему лицу. На сей раз я не отбиваюсь, и красавчик осторожно стирает с моих щек сажу.

– Прости за нос, – бормочу я.

Хоторн только плечами пожимает.

– Бывало и хуже. Не раз его ломал.

– А так и не скажешь… – Тревожно прикусываю нижнюю губу, а Хоторн мне подмигивает.

Мое сердце трепещет, лицо вспыхивает.

– Каждый раз, как он ломается, я его вправляю. Гилад меня за это дразнит. Говорит, пустая трата «заслуг», все равно опять кривой будет. Может быть, он сам мне это и устроит.

– Что за «заслуги»?

– Премиальные очки. Их начисляют, если ты выполняешь что-то лучше или быстрее других. Или делаешь то, что больше никто не может.

– А еще какими способами их получить?

– Стучать. Сообщать о нарушениях правил. Впрочем, я бы не советовал. Перевертыши в большинстве подразделений надолго не задерживаются.

– Хочешь сказать, их убивают?

– С ними случаются разные несчастья, после которых они уже не выздоравливают.

– На что еще можно потратить «заслуги»?

Хоторн перестает тереть мое лицо и откидывается на спинку кресла.

– Да на всякое: дополнительный рацион, электронные книжки или журналы, мыло, шампунь, сладости, развлечения…

– Какие развлечения?

Красавчик складывает грязную салфетку и бросает ее в корзину.

– Ну… Кино, музыка, свиданки… – Он смотрит на меня оценивающе и скалится в улыбке. Сердце в груди пускается вскачь. – За свиданки рассчитываются «заслугами». Тебе подбирают подходящую пару, потом вам разрешают встретиться и… – Хоторн неопределенно машет рукой в воздухе, – и все такое.

Молчу. Красавчик вздергивает обе брови. Я продолжаю на него таращиться.

– Умоляю, скажи, что понимаешь, о чем я, – морщится Хоторн.

Качаю головой.

– Секс, Розель. Я о сексе.

Выпрямляюсь и отвожу взгляд, смутившись поворотом разговора.

– Ты ведь знаешь, что такое «секс»? – смеется красавчик.

– Знаю. Просто не понимаю, зачем тратиться на это. Детей нам все равно нельзя, мы же второрожденные. Потомство производить запрещено. Какой смысл в этих свиданиях?

Хоторн пялится в потолок, а потом недоверчиво глядит на меня:

– Какой смысл? Удовольствие, Розель, удовольствие. До свидания мы пьем таблетки, так что ребенка сделать не выйдет.

– То есть ты платишь за право завести…

– Слово, которое ты пытаешься подобрать, – подружка. И нет, никто не может завести подружку. Постоянные отношения тоже запрещены. Поэтому каждый раз встречаешься с разными людьми.

Отчаянно мечтаю сменить тему.

– Из Врат Зари кого-нибудь обнаружили? Я видела одного в визоре с ночным небом. На нем была вращающаяся черная дыра. – Провожу рукой перед лицом от лба к подбородку. – Вот здесь. Он бросился под наш кар. – Щеки у меня горят, и ужасно хочется стереть наглую ухмылку с физиономии Хоторна.

– Не знаю. Больше со мной никто не связывался. – Он постукивает по наушнику гарнитуры.

– И как мы узнаем? – Чтобы не встречаться с ним взглядом, стряхиваю с рукава пыль.

– Возможно, позже мне сообщат, как продвигается расследование. А вот тебя, скорее всего, допросят о том, что ты знаешь о нападении. Так что именно?

– Первого солдата я увидела где-то возле Дома Наследия.

– Но вас атаковали гораздо дальше. Почему ты раньше никого не предупредила? – Нахальная улыбка мгновенно исчезает.

– Не была уверена, что именно видела.

Хоторн стреляет глазами по сторонам, желая удостовериться, что за нами не наблюдают, и прикрывает микрофон гарнитуры. – Никому этого не рассказывай, – шепчет он.

– Почему? На нем был золотой визор со знаком солнца…

Он шикает на меня, оглядываясь через плечо.

– Ты не доложила немедленно. Это могут расценить, как пособничество врагу.

Я понижаю голос.

– Я была сбита с толку. Я ведь только что уехала из дома, меня это сильно ранило, и я не подумала…

– Знаю, каково это, – поглаживает мое запястье Хоторн, – когда понимаешь, что больше не вернешься домой. – Он смотрит на меня, и в его глазах отражается моя боль. – Но про солдата ничего нельзя рассказывать. Просто начинай с того момента, когда на вас напали. Уж поверь! Я пытаюсь тебя защитить, ясно?

Киваю в ответ.

– Хорошо. – Хоторн убирает руку с микрофона, но взгляд у него все еще тревожный.

Транспортник резко идет на снижение. Ощущение такое, словно внутри все сжимается. Он приземляется в середине посадочной площадки на окраине военной базы. Открывается люк, и в проеме предстает небо, затянутое тучами. Из-под земли, словно деревья в каменном лесу вздымаются серые колонны, сужаясь к облакам.

В диаметре они, должно быть, размером с несколько городских кварталов. К ветвям каждого Древа пришвартованы почковидные корабли. В одном таком воздухолете могут поместиться тысячи бойцов. Это мобильные казармы со спальными помещениями, столовыми, тренировочными центрами. По мере необходимости они могут перебрасывать солдат на другую базу или в зону конфликта.

Я присматриваюсь к каменному лесу кораблей. Должно быть, здесь сотни тысяч солдат…

Хоторн тем временем поднимается с места. Забирает у меня грелку и выбрасывает в корзину.

– Пошли. – Он ждет, пока я встану. – Доставлю тебя на место.

Прижимая к телу винтовку с направленным вниз дулом, пристально осматривается и только потом покидает корабль. Я выхожу следом.

– Почему мы просто не пристыковались? – удивляюсь я. – Такое ощущение, что территорию базы зачистили.

– Тебе не положено находиться там до прохождения обработки. Они стараются создать видимость посвящения в тайное общество рыцарей.

– А ты в это не веришь?

Я внимательно рассматриваю профиль Хоторна, шагая с ним рядом. Красавчик хмурится.

– Просто я уже в курсе, что скрывается по ту сторону стены, Розель.

Его привезли сюда и подвергли обработке в десять лет. Тогда он, наверное, считал, что прибыл служить благому делу.

– Как думаешь, мне все равно придется выступить?

Хоторн смотрит вверх и морщится. Воздух кишит транспортниками. Они отчаливают из доков. Выглядит так, словно ветер срывает с каменных деревьев листья.

– Кажется, твоя пресс-конференция отменяется – дронов с камерами нет. Никогда не видел, чтобы одновременно мобилизовали столько воздушных казарм. Похоже, они собираются нанести ответный удар. Здесь еще не бывало так пусто, особенно в День Перехода. Как будто мы остались одни.

– А как обычно все проходит?

– Обычно в очереди на обработку стоят тысячи детей. Некоторые плачут – их слишком юными разлучили с домом. Но другие держатся стойко. Может, надеются вписаться сюда так, как не получалось с семьями.

– А ты был из каких? – осторожно интересуюсь я.

– Из последних.

По широкой мощеной дорожке, ведущей к черной стене, что окружает этот исполинский лес, мы пересекаем площадку. Чтобы увидеть верхушки, приходится запрокинуть голову. В центре стены – ворота из трех створок в виде золотых мечей. Высотой, должно быть, с пятиэтажный дом. Меч посередине – древний, из доядерной эпохи. Он на пятую часть выше тех, что стоят у него по бокам.

Загадочные врата в заколдованный лес.

Вдоль дорожки стоят вооруженные солдаты. Хоторн притормаживает возле одного из них. Достает из кармана небольшую белую марку в целлофановом пакетике и предлагает воину:

– Чет?

Солдат озирается, словно проверяет, не видит ли кто.

– Спасибо. – Небрежно забирает пакет и прячет в отделение на оружейном поясе.

– Где кандидаты на Переход?

– Их нет. Всех развернули. Никто не войдет в эти стены, кроме второрожденной Сен-Сисмод. Это приказ Просветленной.

Хоторн хмуро смотрит на меня:

– Почему только она?

– Начальство обеспокоено проверкой на благонадежность. Метки таинственным образом вышли из строя. Все с ума сходят. Мы не можем проверить кандидатов, потому никого не принимаем. Идентификаторы сломаны. Кто угодно может прийти к воротам и заявить, что он Меч, а доказать личность невозможно. Теперь это проблемы Ценза.

– Спасибо, – кивает Хоторн. Он явно на взводе.

Мы идем дальше.

– Что за чет? – спрашиваю я.

– Помогает расслабиться, когда сам не в состоянии. Кладешь в рот, он растворяется, и жизнь налаживается.

– То есть наркотик?

– Да нет же. К чету не привыкаешь. И не смотри так заносчиво! Придет день, когда он и тебе пригодится. А нет – так повезло. Можешь потратить его, чтобы что-то раздобыть.

– Типа информации.

– Типа того.

Чем ближе к базе, тем заметнее оборонительные меры. По поверхности стены, окружающей базу, расходится рябью переливчатый щит. Скорее всего, работает он тоже на термоядерной энергии. Сжимаюсь от страха: такая защита против ИТГ не устоит.

– Вся наша оборона построена на термоядерной энергии? – спрашиваю я.

Хоторн приостанавливается и поворачивается ко мне.

– Почему ты спрашиваешь?

– И все-таки?

– В основном, да.

– Ее можно перевести на другой источник питания? Например, водородный?

– Зачем? У водородных элементов потенциал и срок службы в десять раз меньше, чем у термоядерного синтеза.

Внезапно центральная створка ворот опускается к расположенному на земле Золотому Кругу.

Солдаты на той стороне наставляют на нас термоядерные винтовки.

Мы подходим к прекрасному Золотому Кругу. В его центре высится старинный меч. Хоторн снимает черную перчатку и подносит метку к свету, исходящему из золотой рукояти. Серебряную метку сканируют. Поверх рукояти проецируется голографическое изображение Хоторна, внизу мигают номер подразделения, ранг и прочая информация.

– Чертовски красив, правда? – шепчет Хоторн.

Я тихонько отвечаю:

– Я бы на такого не стала «заслуги» тратить…

Хоторн удивленно приподнимает брови и, похоже, хочет что-то добавить, но один из солдат у ворот обращает на меня внимание.

– Просканируйте метку для обработки, – раздается гулким эхом его голос.

Поднимаю руку тыльной стороной вверх. Метка не светится, только родинка-корона розовеет на коже.

– Она повреждена после нападения. Кажется, ее замкнуло.

– Просканируйте метку для обработки, иначе я применю транквилизатор.

Следую приказу. Мою руку сканируют, но изображение не появляется. Первый солдат кивает другому, который держит наготове ружье с транквилизатором. Пульс резко ускоряется.

– Это Розель Сен-Сисмод! – сердито кричит Хоторн. – Просто посмотрите на нее!

– Может, так. А может, она шпионка, которой сделали пластическую операцию, чтобы она стала копией второрожденной Сен-Сисмод. – Боец сплевывает на землю.

Хоторн тычет в меня рукой:

– Да вы же видели ее тысячи раз! Обработайте ее и выдайте новую метку!

– Я видел ее чаще, чем ходил посрать. И наши враги тоже! Нельзя проводить обработку без сканирования. Мы не выдаем новые метки. Теперь это проблемы Ценза.

При одном лишь упоминании Ценза я начинаю задыхаться от страха. Хоторн подходит ко мне и закрывает собой от солдата. Но я не привыкла прятаться, поэтому встаю рядом.

Он хмуро смотрит на ворота:

– Неужели мы без них не разберемся? Это дело второрожденных.

Вдруг из-за спин солдат выходит безупречно одетый мужчина. Его наряду позавидовал бы даже самый элегантный перворожденный из дружков Габриэля. Длинный плащ черной кожи специально скроен так, чтобы выставить впечатляющую фигуру в лучшем свете. Он достигает середины икр в отполированных до зеркального блеска черных ботинках. Под плащом у незнакомца белая классическая сорочка с шелковым отливом и брюки, так же прекрасно сшитые, как и плащ.

Но татуировки у него возле глаз наводят на размышления. У внешних уголков берут начало выбитые навечно тонкие черные линии, изгибающиеся к вискам. Они делают его похожим на смертоносного кота. Я знаю, что означают эти тонкие, как бритва, полоски. Каждая из них – это зарубка смерти. Агент Ценза успешно выследил и казнил по меньшей мере пятьдесят человек. Скорее всего, третьерожденных и их сообщников.

– И кто это к нам пожаловал? – интересуется цензор, заложив руки за спину. Посмеиваясь, он выходит из золотой арки. – Неужели знаменитая Розель Сен-Сисмод? Дорогая, что же привело тебя в нашу обитель? Почему тебя обрекли на столь адское существование? С твоей-то родословной можно было подыскать более подходящую должность. – Он останавливается передо мной, ухмыляясь, словно помешанный клоун.

Агент по-настоящему красив, точно какой-нибудь древний король. Ему за двадцать, он высокий и грациозный, словно сошел с рекламного проспекта Алмазов. У него привлекательный высокий лоб и острый подбородок, а вот улыбка подвела. Четыре верхних передних зуба заменены стальными, как и большинство нижних зубов. Он изучает меня совершенно жутким взглядом, и я изо всех сил стараюсь не реагировать.

У Ценза в Мечах есть свои оперативники, как и во всех Уделах. Мне никогда и в голову не приходило, что доведется встретиться с одним из них. А еще я никогда не думала, что моя метка когда-нибудь выйдет из строя, и моя личность окажется под сомнением.

Цензору надоедает меня дразнить, и он принимает задумчивый вид.

– Или ты все же не Розель Сен-Сисмод, – говорит он, по-прежнему держа одну руку за спиной, а второй приглаживая блестящие светлые волосы. – Признавайся, ты второрожденная дочь Просветленной – самая большая неудачница в Уделе Мечей?

Я просто смотрю на него, впитывая оскорбление. Он явно хочет, чтобы я потеряла контроль и бросилась отчаянно оправдываться, желая доказать свою личность. Улыбаюсь, хотя паника так и душит, но не говорю ни слова.

Хоторн откашливается.

– Это Роз…

– Молчать! – рявкает на Хоторна цензор, не отводя от меня взгляда. – Ты не имеешь ни малейшего понятия, кто это. Ты ведь подобрал ее на поле боя?

– Да, но…

– Давай не будем предполагать, – рычит оперативник. – А теперь повторим еще раз и медленно. – Он наклоняется прямо ко мне, заглядывая в глаза, и я чувствую на щеке его дыхание: – Кто. Ты. Такая?

– Розель…

И тут цензор стреляет в меня. Стальной дротик пробивает броню и впрыскивает яд. Я задыхаюсь от боли. Инъекционный патрон торчит у меня в груди чуть повыше сердца. Выстрел был сделан в упор: я даже не заметила, как агент достал из-за спины оружие, а потом стало слишком поздно.

Корчусь от боли и хриплю. Цензор ухмыляется: я вижу в его стальных зубах свое отражение. Он придерживает меня за плечо, трогает мои волосы.

– Молчи. Поддайся панике. – Агент обнимает меня, выдыхая слова прямо мне в ухо.

Я тянусь к нему. Он думает, чтобы устоять на ногах, но я расстегиваю его кожаный ремень, быстро выдергиваю из шлевок, а потом мгновенно забрасываю ему на шею и затягиваю петлю. Ремень врезается в горло агента, и я тяну изо всех сил. Глаза цензора вылезают из орбит. Но сила моей хватки ослабевает, и я мешкаю. Головокружение валит с ног, я падаю на колени, так и не выпустив ремень. Цензор тоже падает; хрипя и кашляя, ослабляет петлю.

Солдаты кричат и бегут к нам. Я знаю лишь, что лежу на земле, глядя в пасмурное небо. Мой противник взмахом руки отгоняет Хоторна и других бойцов. Стоя на коленях рядом со мной, он улыбается. По одной из татуировок возле пронзительно-синего глаза ползет слеза.

– Теперь ты моя, – шепчет он мне на ухо и берет меня на руки.

В моей груди все еще торчит дротик. Голова падает, и я смотрю на перевернутый вверх ногами мир, а мой враг уносит меня через золоченый порог в лес, полный кошмаров.

6. В Цензе

 Сделать закладку на этом месте книги

Комната маленькая и прямоугольная. Промозглая и незнакомая. Камера – не комната. Вся обстановка – небольшой унитаз в углу и стальная раковина. Напротив меня железная дверь. Во рту странный металлический привкус. Спина ноет. Стоит пошевелиться, как у меня вырывается стон – от холода и неподвижности застыли мышцы. Я словно в могиле. Тянусь за мечом, но он исчез, как и форма. На мне плотная полуночно-синяя сорочка с длинными рукавами и свободные брюки того же цвета с эластичным поясом. Я лежу, свернувшись в комочек.

Вытягиваю ноги. Ступни голые, пол ледяной. По ноге, выходя снизу штанины, спускается длинная трубка. Она крепится к мочеприемнику, почти полному. Сколько я здесь торчу?

Вытаскиваю катетер и отбрасываю его в сторону. Под рукавом на правой руке скрывается внутривенное устройство. Скорее всего, накачивает меня лекарствами и физраствором. Не знаю, чем именно, но хочу от него избавиться. Дергаю за него, а оно колется, пока я тяну за трубку. Желудок урчит, будто переваривает сам себя. Ни разу в жизни не испытывала подобного голода.

Пытаюсь встать. Вытягиваю руки и морщусь, а потом трогаю то место, куда попал дротик. Оно все еще болит. Поднимаю рубашку и рассматриваю большущий синяк над сердцем: черный и отвратительный, однако кое-где уже желтеющий. Застарелый синяк. Выходит, без сознания я давно?

На панели возле двери есть идентификационный сканер. Смотрю на руку: моя метка не подает признаков жизни. Однако я все равно пытаюсь ее просканировать. Мне отчаянно хочется отсюда выбраться – начинает душить клаустрофобия. По руке пробегает голубой луч. Дверь не открывается. Колочу в нее и до хрипоты зову на помощь, но никто так и не приходит.

Голые ноги мерзнут на ледяном полу. Я дрожу. Прячу руки под мышками и подпрыгиваю, пытаясь согреться. Потом изображаю в своей темной камере бой на мечах. Когда устаю, опять сворачиваюсь клубком и жду. Иногда за дверью раздаются шаги, и я тут же настораживаюсь, но они каждый раз проходят мимо. В какой-то момент снова засыпаю, а просыпаюсь уже не в одиночестве. По коже бегут мурашки.

– Интересно, что тебе снится? – произносит хриплый голос цензора. – Щеночки?

Он сидит на металлическом стуле. Длинные ноги вытянуты вперед, руки покоятся на бедрах. Воротничок щегольской белой сорочки расстегнут. На шее красные воспаленные полосы. Жесткая улыбка призвана меня запугать, и это работает.

Сажусь и прислоняюсь к стене. Протираю сонные глаза и киваю:

– Бывает, мне снится радуга. Щеночки и радуга. Вам, наверное, тоже. Где я?

Агент ухмыляется.

– А ты крепко спишь. Я даже решил, что ты притворяешься.

– Это все транквилизаторы, – говорю я, пожимая плечами. – Такое ощущение, что мы под землей.

Он склоняет голову набок.

– Так и есть. Ты мой почетный гость в Цензе.

Он снимает перчатки, по очереди вытягивает черные кожаные пальцы, разглаживая морщины. На левой руке золотым венцом сияет метка. Нимб Удела Добродетели. Золотые метки бывают у перворожденных или же у не прошедших обработку, серебряными они становятся только после Перехода. Этому типу примерно двадцать пять, так что последний вариант отметается.

Я удивленно распахиваю глаза. При всем моем богатом воображении, не могу представить, почему он сейчас не в столице, в поместье, набитом второрожденными слугами. Большинство перворожденных обладателей меток Удела Добродетели – элита. По меньшей мере работают судьями, правоведами, принадлежат к правящему духовенству, занимаются политикой или снабжением. В доминионе Добродетели живут множество перворожденных и второрожденных, которым суждено служить правящему классу, но они не носят метки этого Удела. У них знаки Камней или Мечей – других Уделов.

Моя семья принадлежит к аристократии Мечей. Они равны первенцам Удела Добродетели, но лишь потому, что мать из Просветленных. Другие перворожденные Мечи по статусу ниже перворожденных Добродетели. Не могу представить, каким образом такой человек попал в цензоры. В основном оперативники Ценза, конечно, первенцы, однако они из младших Уделов – Удела Атомов, касты ученых, или Удела Морей, жителей рыбацких деревень. Как известно, они ни по достатку, ни по статусу не равны перворожденному Добродетели.

– Как мне вас называть? – интересуюсь я, стараясь держаться невозмутимо.

– Виноват – не представился раньше! Агент Кипсон Кроу, перворожденный Удела Добродетели. Я из Милосердия.

Столица Добродетели – Непорочность. Милосердие – его побратим, где расположены самые большие поместья.

– И что вы здесь делаете, агент Кроу? Разве вы не должны жить в столице, принимать новые законы для второрожденных и богатеть?

Агент Кроу растягивает губы в улыбке, и угольно-черные линии у его глаз изгибаются.

– Оказывается, принимать законы не так интересно, как следить за их исполнением.

– Что вам от меня нужно, агент Кроу?

– Зови меня Кипсон. А тебя как прикажешь называть?

– Просто моим именем.

– Это каким же?

– Вы знаете, что меня зовут Розель Сен-Сисмод.

– Неужели? Я все еще пытаюсь выяснить, кто ты такая.

– Ничего подобного.

– Намекаешь, что я вру? – Его голос звучит скорее недоверчиво, чем возмущенно.

– Вы верите, что я Розель Сен-Сисмод. Так что же вам от меня так нужно, что пришлось держать взаперти?

– Возможно, хочу узнать тебя получше?

– Зачем? Я второрожденная. Вы – первенец. Нет никакого смысла.

– Ты меня интригуешь.

– Как это?

– Розель, которую я видел на экране, казалась маленьким роботом с виртуальным доступом, – отвечает Кроу.

Он имеет в виду беспилотники с камерами, что неотступно сопровождали меня большую часть жизни, транслируя потоковое видео на каналы доступа. Мне предоставляли несколько часов уединения в день, но в основном моя жизнь была открытой книгой, которую нередко изучали вуайеристы с садистскими наклонностями вроде агента Кипсона Кроу.

– Думал, я ее знаю, но ты – точно не она. Розель бы никогда на меня не набросилась. Она бы подчинилась старшему по званию.

– Вы выстрелили мне прямо в сердце. В упор. Некоторые инстинкты невозможно подавить. Например, инстинкт выживания.

– Какие опасные вещи ты говоришь. Звучит как измена, – с леденящим душу весельем заявляет Кроу.

– Почему вы на базе Мечей, агент Кроу? Вы ведь не просто так здесь оказались? Это место не для вас. То есть работа в Цензе идеально вам подходит, но не эти подвалы. Это ниже вашего достоинства. – Я внимательно наблюдаю за лицом Кроу, стараясь уловить скрытые подсказки, как учил делать Дюна при допросе противника. Агент Кроу почти не выдает себя, только в глазах неуловимо мелькает какая-то тень. – Вы здесь не по своей воле. Вы наслаждаетесь своим амплуа охотника, но… вам пришлось пойти на это, потому что… – вслух размышляю я. Кроу косится на свою метку. – Потому что ваша метка не всегда была золотой. Раньше она была серебряной. Вы из второрожденных. – Мое сердце колотится, как у испуганного кролика.

– У меня была старшая сестра. Она умерла, – без капли раскаянья заявляет Кроу.

– Что с ней произошло?

– Несчастный случай. Понимаешь ли, в отличие от меня, Саба не умела плавать. Никто не научил бедную овечку – ведь она была перворожденной. Родители так тряслись над ней, все переживали, как бы она не поранилась. Одним прекрасным утром ее нашли плавающей лицом вниз в утином пруду.

Он убил ее – это видно по его глазам. Я уж думала, что он не может напугать меня сильнее, но я пугаюсь.

– Какое несчастье. И тогда ваши родители…

– Решили, что какое-то время мне лучше реализовать себя где-нибудь подальше, за пределами Удела Добродетели.

То есть они не могли обвинить убийцу, потому что тот стал их единственным наследником. Либо род продолжит Кипсон Кроу, либо кровная линия зачахнет. Собственность и активы родителей будут перераспределены, а им самим назначено скромное содержание. Возможно, их бы даже переселили в Удел Солнца или Удел Камня – без наследника или разрешения и возможности завести нового, им не позволили бы остаться в Уделе Добродетели.

– И как же, по их мнению, вы должны себя реализовать?

– О, у меня много интересов. Один из них – охота на третьерожденных. Другой – пытки, но ты уже и так догадалась. Это написано у тебя в глазах, таких синих, таких огромных. Ты ведь все видишь, правда? Ты сразу признала меня своим господином и напугалась, потому и отреагировала соответственно.

– Вижу, – бормочу я.

Но я его не только вижу, но и чувствую. Весь его облик кричит о жестокости. Она тянется ко мне ледяными пальцами и холодит до мозга костей.

– Родители хотели, чтобы я избавился от этих наклонностей, особенно до того, как женюсь и возглавлю семью. Но у меня есть небольшой секрет. – Агент Кроу наклоняется ближе и шепчет: – Сомневаюсь, что мне когда-нибудь наскучит наслаждаться болью.

Он встает, медленно снимает плащ и бросает его на спинку стула. Расстегивает одну за другой золотые запонки в форме нимба, убирает их в карман брюк, а потом закатывает рукава. Кладет руки на пряжку ремня, с мучительной неспешностью расстегивает ее и резко вытягивает ремень из петель. Тот же самый ремень, которым я его душила.

Поднимаюсь, расставляя ноги на ширину плеч. Руки принимают оборонительную позицию. А вот страх контролировать сложнее.

– Я не дам себя пытать, агент Кроу. Мы же знаем, что у вас нет причин. Моя личность уже не ставится под сомнение, и это не допрос.

– Ты напала на меня. Подобная агрессия подозрительна. Солдаты видели твою реакцию на укол транквилизатора – это обычная процедура, когда невозможно проверить человека. Что и дает мне основания продолжать допрос.

– Вы можете у


убрать рекламу






становить, кто я, просто взяв образец волоса, – отвечаю я и отодвигаюсь, потому что Кроу тем временем пытается приблизиться.

– Предпочитаю взять образец крови.

Жду, что он предпримет. Кроу наматывает один конец ремня на кулак, отводит руку назад, бросает вперед и попадает по моему предплечью, поднятому в защитном блоке. Плотная ткань рукава смягчает удар, но отметины останутся. Впрочем, боль я едва замечаю. Дав ремню обвить мою руку, хватаюсь за него второй рукой, не давая противнику дернуть его обратно, и тяну к себе.

Босой ногой пинаю Кроу в живот так сильно, как только могу, вырывая ремень. Агент отлетает назад с гримасой боли и удивления на лице. Я не жду, пока он придет в себя. Когда Кроу складывается пополам, наношу удар ногой в челюсть. Агент спотыкается, а я с разворота бью его в голову. Он качается из стороны в сторону.

Дверь камеры открывается. Покосившись в ту сторону, вижу женщину в гражданской одежде в сопровождении еще одного оперативника Ценза, облаченного в черный кожаный плащ, такой же, как у Кроу. За ними следует несколько второрожденных солдат, некоторых я узнаю – видела их в Горне на обломках крушения после вражеской атаки. Среди прибывших выделяется хмурый Хоторн – он выше всех почти на голову.

– Я допрашиваю задержанную! – орет на незваных гостей Кроу, вытирая рукавом окровавленный рот, и громко щелкает ремнем.

– Похоже, без подмоги вам не справиться, – парирует Хоторн, показывая на наливающийся красный след на щеке агента.

– Прости, что прервали, старик, – перебивает Хоторна незнакомый цензор, – но, похоже, личность задержанной больше не вызывает сомнений. Образец волос, взятый по приезде, подтвержден. Это Розель Сен-Сисмод, вторая дочь Верховного Меча. – Он поднимает руку, показывая голографический чип, сверкающий в тусклом свете. – Я принес новую метку.

Кроу закипает от ярости. Его светлые волосы спутанными прядями спадают на лоб.

– Я не передавал образец волос на анализ, агент Лосиф. Каким образом его подтвердили?

Агент Лосиф переминается с ноги на ногу.

– Это Луна Агнес, – он указывает на привлекательную женщину. – Она второрожденный адвокат, приписанный к армии. Агнес подала ходатайство об освобождении второрожденной Сен-Сисмод.

Кроу с прищуром смотрит на соблазнительную рыжую леди.

– Здесь ее полномочия недействительны. – Он берет себя в руки и снова начинает вести себя холодно и расчетливо.

Я все еще стою в оборонительной позиции: Кроу непредсказуем, ведь он считает, что обладает абсолютной властью.

Агнес расправляет плечи, демонстрируя браслет с блестящим синим дисплеем. Она взмахивает им в сторону Кроу.

– Не хочется вас прерывать, однако пришло распоряжение транспортировать второрожденную Сен-Сисмод для дачи показаний. Также ей предстоит пресс-конференция, где она обратится ко всей Республике.

– Чье распоряжение? – рявкает Кроу.

– Просветленного Боуи. По его прямому указанию, второрожденная Сен-Сисмод должна дать интервью о нападении на ее доминион. Пересылаю вам подтверждение, – Агнес нажимает на дисплей браслета. Голубая подсветка падает на лицо агента Кроу. Он кладет свой ремень на металлический стул. Стучит по экрану коммуникатора, прокручивает послание от Агнес.

– Задержанная дала повод подозревать, что связана с предателями Республики. Допрос проводится с целью выяснения ее причастности к атаке на Удел Мечей.

– Неужели вы и правда хотите огорчить Просветленного Боуи? – удивляется Агнес, и ее вздернутая бровь прячется под рыжей челкой.

– Рискну, пожалуй, – сердито бурчит Кроу.

– Мы забираем задержанную согласно полученному приказу, – наставляя на Кроу винтовку, сообщает Хоторн. – Отойдите от девушки.

Гилад тоже поднимает оружие, двое других бойцов следуют его примеру.

Агент Кроу награждает Хоторна ледяным взглядом.

– Это же ты привез ее на базу. Разве сейчас ты не должен спасать своих собратьев из-под обломков рухнувшего города? А еще лучше, искать виновников. Необходимо выяснить, что она знает о нападении. Эта информация может быть полезна твоим второрожденным командирам. Я поделюсь данными, а вы заработаете «заслуги».

Боюсь даже дышать. Если они соблазнятся подкупом Кроу, мне больше никто не поможет. Но Хоторн не опускает оружия, а смотрит на меня.

– Розель Сен-Сисмод, приказываю вам идти с нами.

Я осторожно двигаюсь к Хоторну и двери, но успеваю сделать лишь шаг.

– Стоять! – рявкает Кроу.

Я замираю.

– Она не выйдет отсюда без метки. Ставить ее должны только мы. – Он подходит ко второму агенту и протягивает раскрытую ладонь. Лосиф бросает на нее блестящий голографический квадратик. Кроу сжимает метку в кулаке и демонстрирует вторую руку с имплантатором, который используется для введения чипов.

У меня по коже бегут мурашки.

Кроу открывает разъем прибора и вставляет метку внутрь. Раздается щелчок, и я вздрагиваю. Кроу заглядывает мне в лицо. В его взгляде бушует океан эмоций: злость, похоть, агрессия. Пытаюсь подавить дрожь…

Кроу берет меня за руку, потирая кожу между большим и указательным пальцами.

– Да у тебя здесь родинка, – замечает он.

Прикладывает инструмент рядом с родинкой и нажимает кнопку. Наконечник выбрасывает мне на кожу облачко белого дыма, чувствительность сразу притупляется. Тонкий лазерный луч делает надрез. Я прикусываю губу – жжется! Но боль вполне терпимая.

Поднимаются завитки пара. Агент Кроу глубоко втягивает в себя воздух, наблюдая за мной. Лазер гаснет; из цилиндрического корпуса инструмента показываются небольшие лапки. Они раздвигают разрезанную плоть, и внутрь ныряет стальной щуп. Он извлекает испорченный чип, покрытый кровью, и бросает его на пол. Потом ныряет обратно в инструмент, возвращается с новым идентификатором и водружает его на место.

Новая метка фиксируется в мышце, и я немного прикрываю веки: больно. Кроу наблюдает, смакуя мои страдания. Лапки и зажим снова втягиваются в имплантатор. Красный лазер закрывает разрез, оставляя за собой розовый пульсирующий шрам.

Кроу подносит мою руку к губам и целует бороздку. Я пытаюсь вырваться, но он держит крепко.

– Я буду мечтать о тебе, Розель, – обещает он.

У меня в жилах стынет кровь.

Моя новая метка в форме меча впервые светится. Она больше не золотая – серебряная, а значит, отныне я обработанная второрожденная, совершившая Переход. Агент Кроу ухмыляется, а я вырываю у него руку и направляюсь к двери. Меня сразу окружают Хоторн, Гилад и остальные солдаты.

Кроу поворачивается к Хоторну:

– Никогда не забываю ни лиц, ни оскорблений, – заявляет он.

– Я тоже, – парирует Хоторн, а ствол его винтовки все еще целится в агента.

Первыми выходят Лосиф и женщина с меткой в виде луны. Солдаты из отряда Хоторна выводят меня, сам он не опускает оружия до самого выхода из камеры, потом поворачивается и смотрит мне в глаза.

– Шевелись, – приказывает он с самым мрачным видом.

7. Момент просветления

 Сделать закладку на этом месте книги

Агнес и агент Лосиф возглавляют процессию. Коридор, по которому мы идем, такой пустынный, словно находится на задворках мира. На холодном полу босые ноги промерзают до костей, но я этого почти не замечаю. Мы поворачиваем за угол, потом за другой, проходим через пропускной пункт, где проверяют наши метки и задают вопросы. Я окончательно теряю ориентиры.

Наконец мы возобновляем движение, и Хоторн кладет мне руку на талию, направляя к лифту.

Заходим в кабину, но Лосиф медлит, придерживая дверь.

– На поверхность вы можете выйти и без сопровождения. Я бы посоветовал какое-то время сюда не соваться. Кроу не из тех, кто спустит подобное с рук, – говорит он, обращаясь к Агнес.

– Надеюсь больше ни с кем из вас не увидеться, – коротко отмахивается та.

Створки закрываются, и она тяжело приваливается к стене, сверля зелеными глазами Хоторна.

– Если тебе еще что-то понадобится, даже не думай обращаться ко мне. Знала бы, что придется противостоять Кипсону Кроу, ни за что бы не поддалась на твои уговоры.

– С меня причитается, Агнес.

– У тебя «заслуг» не хватит расплатиться, Хоторн. И мы больше не можем встречаться. Нельзя, чтобы нас видели вместе.

– Знаю. Спасибо.

Она насмешливо смотрит на меня.

– Розель Сен-Сисмод… Никогда бы не подумала, что ты фанат!

– Я научился у нее приему Сен-Сисмодов, за мной был должок.

Он говорит о серии постановочных ударов мечом, призванных дать в поединке на тер-клинках максимальный напор и силу. Живя во Дворце, я должна была демонстрировать этот прием по виртуальным каналам.

– Так и знала, что все из-за меча, – строит кислую мину Агнес.

Я вся дрожу. Хоторн из набедренного кармашка достает блестящий кусок ткани цвета меди, расправляет его – получается одеяло. Хоторн укрывает меня им. Я все еще трясусь, одеяло шелестит и шуршит, зато, к счастью, согревает. Лифт поднимается на поверхность, створки раздвигаются – перед нами металлический бункер. Охранники еще раз проверяют наши метки и только потом открывают широкую стальную дверь. Луна озаряет нас приглушенным светом. Блестят пришвартованные на ветвях корабли, покачиваясь на ветру.

Я спешу за Хоторном, прочь от бункера Ценза.

– Долго я там была?

– Трое с половиной суток, – отвечает красавчик. – Думал, быстрее тебя вытащу. Пришлось забросать их ходатайствами и запросами. Агнес чинила всевозможные юридические препятствия, которые только могла выдумать.

Такое вмешательство просто ошеломляет.

– Чего ради вы на это пошли? – потрясенно спрашиваю я.

– Потому что ты теперь одна из нас, а мы своих не бросаем. Верно, Гилад?

Тот смотрит с усмешкой.

– А то. Можем сами тебя вздрючить, но больше никому не позволим. Кодекс второрожденных Мечей: полезешь к нашему, получишь сдачи.

– Увы, в Уделе Лун такого кодекса нет, – вздыхает Агнес, теребя ремешок наручного коммуникатора. Ее серебряная метка в виде луны отражает толику света, испускаемого оригиналом над головой. – Мне остается надеяться только на себя, так что не думайте: если понадобятся ответные услуги, я их потребую. Особенно у тебя, Розель. Впрочем, сомневаюсь: если этот урод снова за тобой вернется, ты и себе-то помочь не сумеешь. Тебя спасет только эта пресс-конференция с Алмазами. Они жаждут взять у тебя интервью.

– Хочешь сказать, настоящая пресс-конференция? – удивляюсь я.

Не представляю, как вытерпеть ужин, не говоря уже о допросе и интервью.

– Думаешь, я сунулась бы в Ценз, не будь это правдой? – прищуривает зеленые глаза Агнес. – Конечно, пресс-конференция состоится. Ее организовали нужные люди. Мы все представили так, чтобы они решили, что пропаганда необходима. Нападение видели все. Теперь ты должна успокоить народ.

– Почему вы мне помогаете?

– Твой друг попросил об услуге, – бормочет Агнес. – Так что просто поблагодари.

– Спасибо…

Мы пересекаем мощеный двор, минуя первое Древо из множества. Все они из стали и бетона, каждое размером с небоскреб. Освещенную аллею патрулируют второрожденные Мечи в полном боевом снаряжении. Нас догоняет скоростной армейский аэрокар. Его единственный пассажир – Камень Эммит. Он открывает дверь и осматривает меня сверху донизу, прищелкивая языком.

– Обработка не пошла тебе на пользу, Розель, – сообщает он вместо приветствия и хватает меня за руку: – Что на тебе надето? А эти волосы, а ногти!

Неодобрение Эммита могло бы даже показаться комичным, вот только я растеряла остатки чувства юмора. Стащив одеяло с моих плеч, он вручает его темноглазой девушке из отряда Хоторна. Бирка на ее форме гласит: «Хэммон».

– Ты что, не мог дать ей обувь? – ворчит Эммит на Гилада, а тот, в свою очередь, рычит на него.

Пытаясь успокоиться, Эммит хватается за шею и отступает на шаг.

– Нужно подготовить тебя к съемке.

Он толкает меня к аэрокару.

– Это мать приказала? – спрашиваю я. При мысли, что она все же переживала за меня и спасла, мое сердце пускается вскачь.

– Никто не хочет, чтобы ты снова обесчестила семью. Тебя подготовят и принарядят.

Я замираю, глядя ему в глаза:

– Я обесчестила семью?

Удар сокрушительный. Эммит не смог бы ранить меня сильнее.

Он упирает руки в бока, притопнув ногой.

– Ты испортила метку! Севиль приказала не сходить с маршрута, но вы с твоим ментором покинули «Виколт». А ведь ты знала, что за тобой следят дроны! Из-за тебя вся Республика стала свидетелями нашего позора!

Меня так и тянет возразить. Неважно, осталась бы я в «Виколте» или нет – атака была неотвратима. Мне бы все равно грозила опасность, а метка была бы уничтожена. Неужели мать хотела скрыть нападение?

– Мы с тобой. – Хоторн отталкивает Эммита и заводит меня в аэрокар. Гилад ныряет следом. Агнес, Хэммон и еще один солдат устраиваются позади нас. Эммит – на переднем сиденье. Машина трогается, и он оборачивается к нам через плечо.

– На самом деле в сопровождении нет необходимости. Дальше я сам справлюсь. Она не нуждается в вашей помощи.

– Мы за нее отвечаем, – качает головой Хоторн. – У нас приказ охранять ее вплоть до прибытия в подразделение.

Удивленно смотрю на Хоторна. Он устремляет на меня взгляд потрясающих серых глаз.

– Нет, за нее отвечаю я! – спорит Эммит. – Вернетесь, когда она закончит. У нас очень много дел – ее нужно подготовить.

– Мы не станем вмешиваться, просто понаблюдаем, – возражает Хоторн.

Эммит зажимает пальцами переносицу.

– Второрожденные Мечи такие зануды! Вы не представляете, под каким давлением я нахожусь, пытаясь заставить ее соответствовать строгим стандартам Просветленной.

– Может, отрезать ему язык? – интересуется у Хоторна Гилад.

– Почему бы и нет? – отзывается красавчик.

Эммит фыркает и отворачивается, резко откинувшись на сиденье.

Мы парим у большого водоема. Знак возле него гласит: «Озеро Аспен». На водной ряби играет свет серебристой луны. По ту сторону озера стволы уже не каменные, а красивые, стеклянные. Они мерцают в ночи – царственные, величественные и совершенно непрактичные.

Древо, у которого мы приземляемся – одно из самых высоких. Если смотреть под этим углом сквозь прозрачную крышу, то кажется, что строение, со всей его путаницей ветвей, уходит в бесконечность.

Эммит выходит наружу, дожидается меня и машет рукой:

– Сюда!

Он направляется к двери. Иду за ним, мои сопровождающие – следом. Путь преграждают стражники и сканируют у всех нас метки. Когда Агнес подставляет руку, сканер вспыхивает красным. Охрана достает тер-мечи и преграждает ей путь.

– Вы не Меч либо не внесены в списки посетителей. У вас нет допуска. Возвращайтесь обратно.

Агнес разочарованно глядит на Хоторна. Они обмениваются многозначительными взглядами.

– Здесь я вас покину, – бормочет она.

Хоторн отводит ее в сторону. Слежу за ними краем глаза. Они не прикасаются друг к другу, но будто безмолвно ласкают. Их речи не слышны, но язык тел напоминает о последнем танце. Все длится не более минуты. Никаких прощальных поцелуев; Агнес просто поворачивается, возвращается в аэрокар и уезжает.

Эммит ведет нас в приемную стеклянного Древа. Хоторн догоняет процессию и пристраивается рядом со мной. Уголки его губ опущены, в глазах отражается недавняя боль. Он крепко прижимает к груди винтовку. Хочется сказать что-нибудь, развеять грусть, но я не нахожу слов.

– Вот уж не думал, что побываю внутри офицерского дуба, – присвистнув, заявляет Гилад.

Хэммон награждает его нежной улыбкой, на щеках появляются ямочки.

– Потому что твое фамильное древо – кустарник.

Гилад в подробностях описывает, что он хотел бы сделать с ее кустиком. Мои щеки заливает краска. А Хэммон запросто выслушивает эту чушь, кокетливо смеясь.

Здание поглощает звук наших шагов и голосов. Над головами на сотни этажей вздымается конический атриум. Лабиринт стеклянных переходов, бетонных пандусов и винтовых лестниц поддерживают тяжелые колонны. Вытягиваю шею, осматривая стены. По всему первому этажу висят огромные портреты перворожденных адмиралов. Большинство мне знакомы, а некоторых я даже встречала. Это главы самых влиятельных семейств Удела Мечей. В центре – изображение моей матери. Рядом портрет Габриэля, действующего наследника, а по другую сторону – отца.

Золотая табличка под ним гласит: «Кеннет Абьорн – Меч-Консорт». Кеннет ненавидит номинальное звание супруга Верховного Меча.

Он не принял фамилию Оталы, поскольку происходил из семьи повлиятельнее. А она не взяла его фамилию из-за своего титула. Верховные Мечи всегда были из Сен-Сисмодов. Мать не хотела, чтобы наше имя умерло с ней, поэтому ее отец прописал в брачном контракте, что дети Оталы будут Сен-Сисмодами. Были и другие спорные моменты, но этот родители до сих пор друг другу припоминают, когда вынуждены общаться.

Отец любит упоминать, что его семья – наследники титула главы Удела Добродетели, однако умалчивает о том, что перед ним в очереди – еще четверо. И прежде чем титул достанется ему, все предшественники должны умереть. Однако он все равно любит бросать в лицо матери, что он станет Просветленным Добродетели до нее – ее семья пятая в очереди. В том-то и была идея их брака по расчету: вместе они стали еще могущественнее.

Я смотрю на портрет отца. Руки он сложил на коленях, выставив напоказ золотой нимб голограммы Удела Добродетели. От мрачной красоты отца и его чувственной блудливой улыбки многие слуги во Дворце Мечей теряли голову. Я не видела его несколько лет. Интересно, как он поживает – слышал ли о моих проблемах при Переходе? Если ему, конечно, не плевать.

Из небольшого уголка отдыха неподалеку доносятся громкие раскаты смеха. Перворожденные офицеры высшего ранга – экзо, которые, скорее всего, и живут в этом Древе, посматривают на меня с веселым любопытством. Они пьют золотистое вино, ведут приглушенные разговоры. Их парадная форма, украшенная безупречными черными накидками, резко контрастирует с моим арестантским нарядом, боевым снаряжением второрожденных бойцов с серебряными эмблемами Древа на нагрудных щитах и их смертоносными винтовками. Каждый офицер-экзо экипирован тер-мечом с тисненым фамильным гербом на рукояти. Мой собственный клинок, скорее всего, затерялся где-то в недрах Ценза. Он сломан, но я все еще хочу его вернуть.

Ко мне подкрадывается Эммит.

– Чувствуешь себя обделенной? – спрашивает он, кивая на портреты.

Вооружаюсь отцовской улыбкой, точно щитом.

– Предпочитаю не соваться туда, где мне не рады, Эммит.

Тихий солдат, что прибыл с нами из подвалов Ценза, тянет шею, глядя наверх. На его бирке значится: «Эджертон».

– У нас в Древе все по-другому… – замечает он. Парнишка впервые подает голос.

– Как по-другому? – спрашиваю я.

Эджертон скребет белокурую бороду. Оказывается, у него недостает переднего зуба.

– В наших нет окон, кругом бетон. – Он показывает на стеклянные стены.

Серьезные карие глаза встречаются с моими.

– И где тебе больше нравится?

Эджертон задумчиво смотрит на меня какое-то мгновение, явно удивляясь вопросу. Или удивляясь, что я вообще завела с ним разговор. Он снова таращится наверх и указывает на окно, куда проникает свет луны.

– Здорово видеть ночное небо не на поле боя.

– Да уж, – соглашаюсь я.

Эджертон улыбается. Из фонтана в центре в такт музыке взлетают струи воды – откуда-то доносится чудесное соло. Мне знакома мелодия, и я начинаю тихонько подпевать.

– Ты ее знаешь? – спрашивает Эджертон.

– Да. А ты?

– Неа, – пожимает плечами он, качая головой. – Откуда? Я перешел в десять лет, как Хоторн. В тот же год.

Он шаркает ногами по мрамору, инкрустированному мозаичными листьями – оранжевыми, багряными, золотыми. Словно их сбросило само Древо.

– Это Девяностая симфония Совена. Называется «Насилие над разумом».

Мы заходим в лифт и молча поднимаемся по недрам ствола.

Открываются двери, и нас встречает ассистент матери по связям с общественностью, Алмаз Клара.

– Эммит, ты ее нашел! – с облегчением стонет она. – Просветленная обещала прикончить меня, если я сразу не доложу.

Клара не шутит. У нее даже губы побелели от страха. О темпераменте матери слагают легенды.

Мы выходим из лифта, и Клара берет меня за руку. Не возражаю: не только ей хочется убедиться, что она сегодня не умрет, но и я нуждаюсь в поддержке.

– Ты должна отчитаться о происшествии. Помоешься позже.

Я шагаю в ногу с ней и Эммитом. Нас сопровождают Мечи, с любопытством и благоговением глазея по сторонам. Антуражу явно недостает привычной изысканности, однако мои босые ноги ступают по мягкому ковру. Идем по длинному коридору, проходящему по краю атриума. Минуем мостики, ведущие к круглым платформам, которые висят в воздухе несколькими этажами ниже. Напротив самой большой Клара останавливается. Эммит толкает меня вперед к стеклянным сходням со стеклянными же перилами. Посередине я замираю.

Остальных Эммит не пропускает:

– Дальше Розель идет одна! Можете подождать здесь.

Хоторн отодвигает его в сторону, но Эммит не поддается.

– Я просто пытаюсь спасти твою шкуру. Разговор конфиденциальный. У тебя нет допуска к секретной информации, ты не можешь присутствовать. Даже у меня такого допуска нет, – клянется Эммит, для убедительности прижимая руку к груди. – Постережешь ее здесь. Она никуда не денется. Клара удостоверилась, что никого, кроме нас, тут нет.

Хоторн смотрит на меня и неохотно кивает. Продолжаю путь, держась за стеклянные перила, и наконец оказываюсь на платформе в виде розы. Платформа парит над атриумом, и возникает чувство, что мы плывем по воздуху. На сто футов вокруг со всех сторон – ярусы балконов. Заглядываю за ограждение: кажется, что попала в грудную клетку гигантского левиафана.

Вдруг платформу накрывает купол тьмы. Солдаты и обслуга матери исчезают из вида. Включается подсветка пола. Тот, кто пожелал со мной встретиться, рассматривает меня сейчас как трехмерное изображение.

Передо мной возникает проекция адмирала почтенного возраста. Его длинные усы давно вышли из моды, однако выглядят весьма ухоженными. На нем парадная форма с множеством высших наград.

Я выпрямляю плечи. Этот адмирал – перворожденный Меч, мы не раз встречались раньше. Его зовут Ярлс Дрезден. Он развратник и пьяница. Второрожденные Камни во Дворце Мечей его боятся.

Адмирал не подает вида, что узнает меня. Вздох облегчения пришлось сдержать.

С соседнего балкона скользит, приближаясь к платформе, изображение стройной женщины в серебристом бальном платье, точно сотканном из света. На черных волосах – диадема-полумесяц. Всего в паре шагов от меня леди останавливается. Это Просветленная Туссен Джоуэлл. Она здоровается с адмиралом Дрезденом, и они принимаются негромко обсуждать погоду, полностью меня игнорируя. Появляется кое-кто еще: привлекательный мужчина средних лет. Ему, наверное, около сорока. Золотая метка в виде падающей звезды говорит о том, что новоприбывший родом из Удела Звезд. Длинные темные волосы собраны в хвост и завязаны кожаным шнурком. В черной бороде – ни следа седины. В отличие от адмирала и леди он не в вечернем наряде. На нем мантия из темной шерсти, идеально подходящая для прогулок на свежем воздухе.

– Адмирал Дрезден, – приветствует он старика, сопровождая слова небрежным кивком.

– Долтри! – как отраву выплевывает его имя адмирал.

А Долтри невозмутимо здоровается с дамой.

– Просветленная Джоуэлл.

– У вас выдался трудный день, Долтри. Все наши помыслы с вами, – сочувственно и немного кокетливо произносит Туссен.

– Благодарю.

– Ваш доминион уцелел? – ухмыляется, подкручивая усы, Дрезден.

– Да. Спасибо за беспокойство, – сверкает глазами Долтри.

– Сочувствую! Но атака на Удел Звезд была необходима, чтобы избавиться от изменников, – роняет адмирал. – Похоже, Врата Зари слишком вас любят. Либо вы сами поощряете второрожденных бунтарей!

– В нашем Уделе живут вольнодумцы. Чтобы укротить силу и энергию и управлять ими, нужен особый склад ума.

– Увы, это также порождает ренегатов.

– Да, увы! – соглашается Долтри, и я смотрю на него во все глаза.

Обрывая дальнейшие разговоры, на платформе появляется мать. Она очень элегантна: на ней бальное платье полуночно-синего цвета с серебряными точками, сияющими, как звезды на небе. В каштановые волосы вплетена нежная серебряная тиара. Меня она в упор не замечает, но здоровается с остальными, осведомляясь об их здоровье. Хмурясь, смотрит на часы и тревожно поджимает губы.

После матери к нашему кругу присоединяется перворожденный сын Просветленного Фабиана Боуи – Гришолм Венн-Боуи. Его я узнаю сразу. В юности он часто приезжал во Дворец Мечей, чтобы поиздеваться над Габриэлем.

Гришолм старше меня всего на несколько лет. Ему двадцать один, он красавчик, но режим тренировок мог бы выбрать и пожестче.

Разумеется, на встречу Гришолм явился прямо с какого-нибудь торжества. Сомневаюсь, что он надел золотую корону-нимб, просто чтобы усмирить темную косматую гриву. Волосы ему, должно быть, укладывали не один час. Одежда Гришолма не уступает прическе – она великолепна. Наряд перворожденного наследника всех доминионов представляет собой контрастную смесь из черных и белых деталей. Черные обтягивающие брюки, не оставляющие простора воображению, спускаются к самым блестящим, какие я когда-либо видела, черным ботинкам. На талии сияет золотой ремень с пряжкой-нимбом. Классическая сорочка белого шелка и замысловато повязанный шейный платок безукоризненны, как и белоснежная накидка.

Похоже, Гришолму скучно. Не обращая внимания на остальных, он, снисходительно кривя рот, принимается разглядывать мое одеяние и волосы. Те, должно быть, все в колтунах.

Я поправляю отрепья, в которые меня вырядили в Цензе, разглаживаю подол.

– Неужели это второрожденная Сен-Сисмод? – Гришолм улыбается так, словно запахло чем-то вкусным. – Розель, ты вроде бы давно выросла, а выглядишь все еще как тощая беспризорница…

– Живу праведной жизнью, Первый коммандер, – парирую я.

Гришолм хихикает.

А ведь я все еще могу надрать тебе задницу, Гришолм, как в тот раз, когда мне было десять, и ты разбил Габриэлю голову часами со столика в холле.

Он обводит взглядом мой арестантский наряд и длинные спутанные волосы.

– Проблемы с властями?

– Ценз любезно предоставил мне убежище на несколько дней, пока разбирались с моей поврежденной меткой. Надо бы отправить им подарочный набор для ухода за кожей. Что порекомендуете, Первый коммандер? Ассорти шампуней и мыла?

– И пенку для ванны, – злорадно улыбаясь, подыгрывает Гришолм. Ничуть не изменился: не упустит случая кого-нибудь унизить. – Хочешь, пошлю им подарок от тебя?

– Весьма щедрое предложение, Первый коммандер.

– На чье имя?

– Агента Кипсона Кроу.

– О… – притворно содрогается Гришолм.

– Вижу, вы его знаете.

– Верно. Удел Добродетели куда меньше, чем кажется. Тебе всегда недоставало удачи, Розель.

– Зато преданности было в избытке, Первый коммандер.

– Я помню твою преданность, – отзывается Гришолм, потирая голову – именно туда я врезала ему в отместку за то, что он сделал с Габриэлем.

Гришолм тогда никому не разболтал: слишком стеснялся, что его побила мелкая второрожденная девчонка, поэтому мне удалось выйти сухой из воды.

– Жаль, что за преданность не платят взаимностью, – слова Гришолма жалят. – Я прослежу, чтобы агент Кроу получил подарок.

На минуту я сомневаюсь и думаю, что Кроу лучше не дразнить, но тот все равно не отступится. Единственное, что заставит его хоть немного поколебаться – подарок, посланный от моего имени Первым коммандером, наследником Удела Добродетели.

К кругу присоединяется еще один участник, и все замолкают. Обод в виде нимба венчает волосы цвета соли с перцем. Они не такие густые, как у его сына. Да и телосложение у Фабиана более хрупкое. Он одет в том же стиле, что и Гришолм. Просветленному Добродетели хорошо за сорок. Мне говорили, он – человек дела. Редко сидит на месте, и это заметно даже на проекции.

Фабиана Боуи я, так или иначе, видела каждый день – либо на виртуальном экране, обращающимся к гражданам Уделов, либо – в то время, когда была младше, – в кабинете матери. Каждый раз при нашей встрече он держался любезно, хоть и несколько снисходительно. При нем следовало вести себя идеально. Мне довелось видеть, как он принимал наиболее безжалостные решения – например, об убийствах перворожденных, которые были ему не по вкусу. Эти убийства организовывала мать, обычно привлекая наемника из резерва, который готовил адмирал Дрезден.

Я рано поняла, что Фабиан Боуи требует от своих служащих абсолютного подчинения. И единственное исключение из этого правила – его перворожденный сын.

Сосредоточив все внимание на мне, Фабиан Боуи спрашивает:

– Вас не затруднит выступить вместо Просветленного, перворожденный Леон?

Красавчик из Удела Звезд откашливается.

– Разумеется нет, Просветленный Боуи. Для меня честь служить своему Уделу.

– Аксель всегда терпеть не мог кровопролития, – презрительно морщится глава Республики. – Как прибыл в Непорочность, так еще и не просыхал. Он больше увлечен женщинами, чем управлением своим Уделом.

– Время выдалось сложное, – уклончиво отвечает Долтри. – Как член второй по влиянию семьи в Звездах, я обязан позаботиться о нуждах Удела во время отсутствия его главы.

Боуи бросает сердитый взгляд на Оталу. Та произносит в наручный коммуникатор, не глядя ни на кого из нас:

– Говорить безопасно?

– Все заперто, – отвечает голос Эммита из стеклянного круга


убрать рекламу






на запястье матери.

Мать выключает гаджет, и Эммит нас больше не слышит.

– Меч Розель. – Мать впервые называет меня именем, присвоенным после обработки. Я догадываюсь, что таким образом она старается дистанцироваться, и у меня ноет в груди. – Опишите свою версию атаки на Удел Мечей, совершенной три дня назад.

Во рту пересыхает, но мне удается сравнительно нормально растолковать подробности нападения. По совету Хоторна я умалчиваю о том, как увидела первого нападавшего в золотой маске. Зачем мутить воду?

– Бойцы неприятеля вывели из строя наши транспортники, мою метку и мой меч при помощи Импульсного термоядерного глушителя.

Первым спохватывается Долтри:

– Откуда ты знаешь, что такое Импульсный термоядерный глушитель? – В пристальном взгляде Долтри мелькает проблеск страха. Я шагаю чуть ближе к перворожденному, внимательно вглядываясь в его черты. – Возможно, о подобном устройстве ты слышала во Дворце Мечей?

Глаза песочного цвета глядят на меня со знакомым прищуром: будь осмотрительна. Дюна награждал меня таким же взглядом тысячи раз. Долтри каким-то неведомым образом с ним связан. Он перворожденный Удела Звезд, и все-таки я права в своих подозрениях. У них одинаковые манеры, да и внешне они схожи. Долтри – копия моего ментора, только старше.

Я вглядываюсь в лица остальных: они и не догадываются, что Долтри не тот, за кого себя выдает. Они даже не смотрят на него. Я снова поворачиваюсь к Долтри.

– Советники матери во Дворце Мечей говорили об этом приборе как раз, когда меня вызвали обсудить подробности касательно моего Дня Перехода.

Сейчас мать заявит, что я лгунья. Проходит секунда, за ней другая… Я перевожу взгляд на Просветленную Сен-Сисмод. Кажется, она мне верит. А почему нет? Я жила с ними… Никто не обращал на меня внимания, я была для всех призраком.

На лице Долтри неприкрытое облегчение, но похоже, это замечаю только я. Он кивает, и Просветленный Боуи начинает требовательно допрашивать Оталу:

– И что вы предприняли, чтобы защитить нас от Импульсного глушителя, Просветленная Сен-Сисмод?

Меня пожирает яростный страх. Я только что соврала Верховной Добродетели и Верховному Мечу – двум самым могущественным людям в мире. Зачем?! Руки так сильно трясутся, что я крепко прижимаю их к бедрам.

Отсутствие решительных действий со стороны Оталы не впечатлило Просветленного Боуи – необходимо было оградить Уделы от нового оружия.

– Наш враг осмелел, Отала. Они напали на нас в самом сердце цитадели военных, а вы до сих пор ничего не предприняли.

– Ударим по базам ренегатов, когда их обнаружим, – увещевает Отала, – но атаковать Уделы Звезд и Солнца больше нельзя. Мы срываем работу. Звезды должны бесперебойно производить энергию, а Солнце – поставлять продовольствие. Их перворожденные граждане верны нам. Бунтари-второрожденные – вот кого следует уничтожить.

– Как вы собираетесь противостоять угрозе нашим источникам энергии, Долтри? – интересуется Просветленный Боуи.

– Можно построить вокруг источников питания специальные корпуса, не пропускающие импульс. Но это нужно проделать сразу повсеместно. Инженеры-Звезды должны будут работать круглосуточно. Нам могут помочь Атомы. Потребуется предоставить доступ в каждый Удел и особенно к столице. Мы должны начать с ваших дворцов.

– Просветленная Джоуэлл, проследите, чтобы Долтри и его люди получили от Ценза необходимый доступ.

– Это будет непросто, Просветленный Боуи, – отвечает политик Удела Лун. – Ценз не любит делиться полномочиями. Это мешает им выслеживать третьерожденных.

– Предпочитаете сидеть в своем дворце в потемках, Просветленная?

– Нет. Я позабочусь, чтобы все было сделано. Перворожденный Леон, мне нужен список рабочих как можно скорее.

– Вы получите его в течение недели.

Гришолм трет обеими руками лицо и стонет.

– Это очень любопытно, отец, но все это мы уже слышали от твоего гвардейца, как там его, Бархан?

– Дюна, – поправляет его Просветленный Боуи.

При звуках имени ментора у меня учащается сердцебиение. Он в безопасности!

– Точно! – Гришолм наставляет палец на отца, словно они в комнате одни. Может, так и есть. – Ты уж позаботься обо всем, о чем следует, Долтри, а мне пора на Церемонию открытия Состязаний второрожденных. Я сделал верную ставку – на Звезду Линуса. Хочу успеть перемолвиться с ним словом до начала испытаний.

Снисходительная улыбка Оталы полна фальши.

– Не стоит ставить против Удела Мечей. Мы выигрываем почти каждый год.

– Шансы бойца Мечей резко упали. Из-за нападения, вы же в курсе. Ваш доминион уже не кажется таким надежным.

Лицо у матери такое, словно Гришолм влепил ей пощечину. Она старается не подавать вида и принужденно улыбается.

– Победитель состязаний никогда не возвращается в свой Удел, верно? – поддразнивает ее Гришолм.

Стиснув зубы, Отала заставляет себя улыбнуться еще раз.

– Полагаю, вы правы. После победы в прошлом году Бальтазар решил покинуть Мечи и остаться в Добродетели.

– Посетив Добродетель, они уже не согласны на меньшее, – язвит Гришолм. – К тому же у наших женщин… – свысока оглядывает он меня, – чувство стиля намного развитее.

Хочется перелезть через перила платформы и разбиться насмерть – лишь бы оказаться подальше от его ухмылки.

– Прости моего сына, Розель. Едва научившись ползать, он начал избегать обязанностей перворожденного.

– Мне нечего прощать. Как всегда, я к вашим услугам, – отвечаю я, выдавливая улыбку.

– Твой ментор хорошо о тебе отзывался. Или лучше сказать, бывший ментор?

– Я всегда буду считать коммандера Кодалина своим наставником, даже если мы больше никогда не увидимся.

– Он говорит, ты станешь превосходным лидером.

С лица матери сбегают все краски.

– Надеюсь когда-нибудь возглавить свой собственный второрожденный полк. Буду изо всех сил тренироваться ради достижения цели.

– У рожденного вторым есть и другие способы отличиться. Ты искусно владеешь мечом, по крайней мере так говорит Дюна.

– Я упражнялась с ним с детства.

– Ты можешь оказаться полезной. У Республики много врагов. – И Просветленный Боуи бросает взгляд на адмирала. – Не так ли, Дрезден?

Адмирал внимательно меня рассматривает:

– Она может пригодиться на спецоперациях.

– Отец, – шипит Гришолм, – хочешь, чтобы мы опоздали на праздник? Мать выйдет из себя, если ей придется в одиночестве торчать с второрожденными бойцами.

– Ничего с ней не случится. Ей нравятся участники состязаний. Иди, если так надо, – Просветленный жестом отсылает сына прочь.

Гришолму не нужно повторять дважды. Его изображение немедленно гаснет.

На протяжении следующего часа с оставшимися членами совета я репетирую тщательно продуманные ответы на вопросы, которые прессе позволят задать.

Наконец власть предержащие решают, что я готова, и отключаются, – все, кроме Фабиана и Оталы.

Просветленный Добродетели одобрительно кивает:

– Теперь и я вас покину. Сделай все, чтобы мы тобой гордились, Розель.

– Просветленный Боуи, извините…

Он удивлен, что я обращаюсь к нему, но все же делает мне поблажку:

– Да, Розель?

– Мы не успели обсудить, что я должна сказать об Импульсном термоядерном глушителе. Что мне говорить об оружии, сбивающем воздушные корабли и уничтожающем источники питания в половине города?

– Я уже упоминал – что это был взрыв.

– Но это не взрыв, а полная потеря энергии.

– Если сделать сей факт общеизвестным, последует повсеместная паника.

– А если сохранить в секрете, люди подумают, что их спасут подразделения взрывотехников. Они не узнают, что воздушные корабли могут внезапно лишиться всей энергии и рухнуть вниз. Нужно построить противоимпульсные корпуса вокруг каждого энергоносителя и попросить воздержаться от полетов, пока угроза не минует. По меньшей мере временно перевести всех на водородную энергетику.

– Ты будешь молчать! Все должны продолжать жить и работать, словно ничего не происходит.

– Но если мы объясним им, как построить свои собственные…

– Тогда они будут выполнять работу второрожденных Удела Звезд. Этого нельзя допустить. Твой Удел – это твоя судьба, ты должна ей следовать, иначе произойдет нечто ужасное.

– Бывает, случается и ужасное, – настаиваю я.

– Ты не скажешь ни слова об ИТГ, ясно?! – сердится Боуи.

– Ясно.

Никто в жизни меня так не пугал, даже агент Кроу. Теперь я дрожу по-настоящему и не могу перестать.

– Не заставляй меня сожалеть об оказанном доверии.

Наконец мы с матерью остаемся наедине. Она окидывает меня взглядом.

– Отвратительно выглядишь. Не могла привести себя в порядок перед выходом на связь?

– Мне сказали, что встречу необходимо провести немедленно…

– Больше не разочаровывай меня, Розель. Поводок у тебя теперь очень короткий. Если облажаешься, я лично прослежу, чтобы твоя жизнь была невыносима.

– Я не подведу тебя.

– Уже подвела. Вымойся! Нужно покончить с этим до начала состязаний. – И, не прощаясь, отключается.

8. Экзо и проблемы

 Сделать закладку на этом месте книги

Я опустошена и измотана. Еще какое-то время стою на островной платформе, а потом понимаю, что завеса секретности исчезла, и поворачиваюсь к мостику.

Меня встречают шесть любопытствующих лиц.

– Пресс-конференция назначена на утро перед первым испытанием, – выдавливаю я.

– Тебе нужно поспать. Иначе твои опухшие глаза ничем не замажешь. Я тебе не волшебник! – паникует Эммит.

Ко мне подходит Хоторн.

– Мы заберем Розель в воздушные казармы и вернем вам утром.

– Нет-нет, – грозит пальцем Эммит. – Никуда вы ее отсюда не заберете. Я всю ночь собираюсь обдумывать ее наряд и прическу. Так что Розель остается здесь. Вернешься, когда мы закончим.

Эммит переругивается с Хоторном. Голос ассистента матери звучит глухо. Пока они спорят, окружающие нас лианы покачиваются, точно веревки на виселице. Хоторн резко останавливается.

– Когда ты последний раз ела?

– Не знаю, – отвечаю я.

Голода я не испытываю, мне просто страшно.

– Вот именно! – Он поворачивается к Эммиту: – Ей нужно поесть. Отведи нас в жилые помещения и пошли за едой, иначе утром будешь объяснять, почему Розель не явилась на пресс-конференцию.

Эммит впивается в меня тяжелым взглядом. Должно быть, согласен с Хоторном, потому что делает Кларе знак подойти.

– Тут есть охраняемое помещение? Нам нужно разместить, – он показывает рукой на солдат Меча, с отвращением глядя в их сторону, – и этих.

– У меня есть доступ к апартаментам на верхнем уровне. Перворожденный офицер позволил воспользоваться его люксом. – Клара косится на свой наручный коммуникатор. – Клифтон Сэлоуэй. Наверное, фанат нашей Розель. Сюда! – кивает она, ведя нас к лифтам.

Мы возносимся на самый верх. Створки раздвигаются перед дверью номера.

В центре гостиной – многоуровневый стол для воздушного бильярда. Мини-кухня объединена с зоной отдыха, а боковые коридоры ведут к пяти, или даже больше, отдельным комнатам. Гилад с помощью голосовой команды активирует виртуальный экран во всю стену. Чуть ли не каждый канал вещает об охоте на повстанцев Врат Зари, совершивших теракт против нашего Удела, ведет трансляцию Церемонии открытия Состязаний второрожденных либо представляет участников Состязаний.

Гилад выбирает просмотр профилей бойцов. На этом канале Алмазы-комментаторы обсуждают пятьдесят или около того представителей Удела Мечей. Среди них – Меч Тило, номер 61–924501. Перечисляют его данные, достоинства и показатели.

Тило, настоящий гигант, надменно улыбается с экрана, словно ничего не боится. Я слежу за тем, как он работает с мечом. Тер-меч уравнивает наши силы. Мне не нужно обладать такой же, как у Тило, мощью, чтобы его победить. Он медлительный, а мой клинок быстр. Вот только выбранное мною оружие можно вывести из строя одним нажатием кнопки – импульсом термоядерного глушителя. Если бы я сражалась с таким здоровяком на стальных мечах, то взяла бы маленький и легкий, и тогда у меня появилось бы преимущество – ему-то пришлось бы управляться с палашом.

Гилад и Хэммон начинают обсуждать слабые стороны очередной группы бойцов, а я ухожу. Эджертон аэрокием взрывает бильярдные шары на пневматическом столе. Эммит и Клара возле настенной консоли торгуются с персоналом стеклянного Древа насчет провизии, необходимой, чтобы мы дожили до утра. В споре, как всегда, побеждает Эммит.

Выйдя на террасу, я вдруг понимаю, что мы находимся не в одном из кораблей, пришвартованных к ветвям. Мы в стволе – терраса нависает над озером внизу. Этот вид с пентхауса Древа на лес из стекла и камня может показаться банальным лишь птицам да перворожденным офицерам-экзо. Луна освещает посадочные площадки, что располагаются на верхушках некоторых деревьев, но мы остаемся в тени – слишком высоко в облаках примостились.

Незнакомая обстановка пугает так же, как в Цензе. По коже бегут мурашки; я стараюсь не думать о презрении на лице матери. А вдруг Врата Зари снова используют ИТГ, а я не сумею предупредить людей? Неужели их смерти окажутся на моей совести?

Слезы, обжигая глаза, катятся по щекам. Длинные распущенные волосы путаются на ветру.

– Ни разу не был в апартаментах на самом верху, – говорит Хоторн, подходя к перилам.

Быстро стираю слезы рукавом. Хоторн притворяется, что ничего не заметил.

– Такую роскошь я видел только на виртуальных экранах, – говорит он. Молчу, потому что для меня все это вовсе не роскошь. – Ты-то, наверное, к такому привыкла.

Я откашливаюсь, но голос все равно звучит неуверенно:

– Мне это тоже в диковинку.

– Да неужели?

– Ага. Моя клетка была шикарнее.

Скрещиваю руки и потираю плечи. Ветер холодный, но не хочется заходить внутрь и слушать, как солдаты обсуждают достоинства бойцов, что почти наверняка погибнут мучительной смертью в ближайшие дни. Хоторн хмурится. Он снял шлем. Волосы у него оказались песочного цвета, спереди чуть длиннее, чем обычно носят в армии. Хулиганскому характеру своего обладателя прическа очень подходит.

– Забудь, – бормочу я.

– Ты всегда казалась такой сосредоточенной…

– Когда это? – удивляюсь я.

С момента нашего знакомства я все время пребываю в смятении.

– Когда я наблюдал за тобой на экране. Создавалось впечатление, что ты рада быть второрожденной и служить Уделу.

Еще один вуайерист.

– И с чего ты взял, что я не рада?

– Да вот уж не думал, что ты назовешь свой дом «шикарной клеткой»!

– Я там больше не живу, и, пожалуйста, забудь мои слова.

Хоторн отходит от меня, спускается по ступенькам в зону отдыха и зажигает настольный камин в центре террасы. Взметается искусственное пламя, освещая красивое лицо Хоторна золотистыми отблесками. Я присоединяюсь к нему, протягиваю к огню руки.

Хоторн смотрит на меня через стол.

– Агент Кроу причинил тебе боль? – В его глазах отражаются вспышки искусственного костра. – Ты провела там не один день.

– Я помню только последние часы, так что не знаю. Он попытался, но я не позволила. Если бы ты не вмешался, было бы куда хуже. Спасибо.

Хоторн стискивает зубы.

– Я бы даже дрон с ним не оставил!

Мое сердце ноет… В глубине души я надеялась, что он пришел именно за мной.

– Но пока мы туда добрались, ты, похоже, уже сама справилась.

– Агент Кроу меня недооценил. Больше он такой ошибки не совершит.

– Да уж, – сердито соглашается Хоторн. – Такие люди не останавливаются, Розель.

– Может, мне повезет, и ему на голову обрушится город.

От усталости я забываю об осторожности, и у меня развязывается язык. Либо я начинаю доверять Хоторну, несмотря на то, что мы едва знакомы.

– Будем надеяться, – отвечает Хоторн.

Я таращу глаза. Эти слова – уже измена.

– Ты сам-то как? – спрашиваю я, стараясь сменить тему.

Он переводит недоуменный взгляд от пламени ко мне.

– Ну, Агнес… ты с ней попрощался. Выглядело так, словно между вами что-то есть.

– Ходили как-то на свидание.

– Это явно было нечто большее, чем просто свидание, – возражаю я. – Как будто у вас отношения.

Хоторн сердито смотрит на меня и озирается, проверяя, не слышит ли кто.

– Ты не понимаешь, о чем говоришь, – рычит он. – Нам запрещены отношения! Мы можем встречаться только со случайными партнерами.

– Я никому не скажу, – бормочу я. – Вы виделись тайком?

– Все кончено, Розель! Что бы там ни было – все кончено. Нам нельзя, особенно из-за угроз агента Кроу. Я не собираюсь больше ею рисковать.

– Прости.

Мне действительно жаль. Хоторн отвечает небрежным кивком.

Дверь на террасу распахивает Клара и зовет нас внутрь:

– Еду доставили. Заходите, пока все не съели. Серьезно, вас, солдат, там вообще не кормят?

Я вхожу в номер. Солдаты сняли оружие и бронекостюмы, побросали их у стены и на диванах. Следом является Хоторн, снимает винтовку и нагрудную броню, складывает в углу аккуратной кучей. Я-то думала, что это из-за брони грудь у него кажется такой широкой, но нет: защита совсем легкая и тонкая. Все дело в его развитых мышцах. Краснею и отвожу взгляд. Слуги накрыли нам в обеденной зоне, на роскошном приставном столике организовали фуршет. На больших подносах – богатый выбор мяса и сыров, хлеба, выпечки, овощей и фруктов. Солдаты принимаются накладывать еду на тарелки.

Хоторн вручает мне фарфоровую тарелку, заставляет положить что-нибудь, и лишь потом сам берется за еду. За длинный стол он усаживается рядом со мной. С другой стороны устраивается Эммит.

Гилад, Хэммон, Хоторн и Эджертон набрасываются на еду так, словно никогда не пробовали такой вкуснятины. Я спокойно жую, стараясь не подавиться. Все не так уж плохо, но мясо пересоленное, сыр не совсем сливочный, а фрукты не настолько свежие, как я привыкла. Эммит заявляет, что пища несъедобна, и отталкивает тарелку. Гилад поднимает взгляд и втыкает в стейк Эммита нож, забирая мясо себе.

– Это было необходимо? – хмуро спрашивает Эммит.

Гилад молча продолжает жевать, таращась на Эммита, словно собирается следующим зарезать его.

К концу трапезы глаза у меня закрываются сами собой. Подавив пару зевков, я сдаюсь и забиваю на вежливость.

– Всем хорошего вечера, – говорю я, вставая из-за стола.

Хоторн тоже поднимается, но остальные солдаты давятся смехом.

Гиладу удается перевести дух.

– И тебе доброго вечера.

Я понимаю, что смеются надо мной, только не знаю почему. Судя по всему, Клара и Эммит тоже не в курсе, потому что они так же озадачены.

– Не будьте дикарями, – урезонивает свою команду Хоторн. – Вам бы тоже манеры не помешали.

– Какой прок от манер в бою? – ехидничает Гилад.

Не дожидаясь ответа, иду к самой дальней двери в конце номера, а красавчик отправляется за мной.

– Кто такой Уолтер Питс? – негромко, чтобы не услышали, спрашивает Хоторн.

Поколебавшись, я поворачиваюсь и недоуменно смотрю на него. Откуда он знает это имя…

– Прости, как ты сказал?

– Меч Уолтер. До обработки его звали Питс. Номер мне неизвестен. – Хоторн сверлит меня взглядом, словно старается пронзить насквозь.

– Не знаю. А что? – Прислоняюсь к дверному косяку, колени слабеют.

А Хоторн, похоже, не замечает моего состояния.

– Он командует подразделением второрожденных на границе с Уделом Звезд, возле «Сумеречного леса».

– И что с того? – пожимаю плечами я.

– А то – он командир боевой части «Вектор». Что ему от тебя понадобилось?

– Не знаю, – вру я. Наверное, Дюна попросил старшего брата найти меня, может, мой ментор не оставил мое распределение на волю случая, как остальные. – Почему ты спрашиваешь?

Хоторн прислоняется к другому косяку.

– Я получил приказ от своего командира вытащить тебя из Ценза. Но эта миссия была секретной. Я должен был разобраться с заданием самостоятельно, собрать собственную команду. Послали меня, потому что мы с тобой знакомы. Я дал им понять, что если найду тебя, ты мне доверишься.

– С чего ты взял, что я тебе доверюсь?

– Просто знал.

Пытаюсь сбежать в отдельную комнату от дальнейших расспросов, но Хоторн ловит меня за руку.

– Я застал окончание совещания коммандера Асланбека – это мой КО – и коммандера Уолтера.

– И о чем они говорили?

– Спросили насчет тебя: о том, кто все-таки тебя задержал.

– Я об этом понятия не имею. Думала, ты действовал по своей инициативе.

И почему я так разочарована? Я-то считала, что Хоторн пришел мне на выручку, потому что он мой друг – мой единственный друг. Следовало бы догадаться… У меня никогда не было друзей, кроме Дюны. Я даже не знаю, что такое дружба, не говоря уж о том, чтобы с кем-то сблизиться.

Хоторн с прищуром смотрит на меня, словно видит, что я расстроена, но не понимает, в чем дело.

– Увидимся на заре, – говорит он, отпуская мою руку.

Могу лишь кивнуть в ответ. Войдя в спальню, без сил опираюсь на дверь, закрывая ее за собой. В итоге даже не умываюсь, а просто падаю лицом в подушку.

Проснувшись от кошмарного сна, понимаю, что шея затекла и болит. Лежу в постели, за окном еще не рассвело. С опаской осматриваюсь – вдруг где-то прячутся странные тени, такие же темные, как складки кожаного плаща агента Кроу. Сердцебиение замедляется. Жаль, что я не взяла с собой в комнату немного воды.

Во сне я переворачивала обломки воздушных кораблей, ища тела. Кашляя от каменной пыли, я не находила живых, только куски трупов – руки со все еще зажатыми в кулаках красными розами. Из-под развалин выбрались изуродованные мертвецы с переломанными конечностями. Трупы солдат двигались рывками, подволакивая искалеченные ноги. У некоторых свисали набок свернутые челюсти, а головы были выкручены под немыслимыми углами. Погибшие бойцы окружили меня и принялись ощупывать, но потом я увидела, что держу в руках серебристую сферу ИТГ. Я нажала кнопку, и шар высосал их силу, убив еще раз.

Поднимаюсь с постели и ковыляю в ванную. Раздеваюсь, отшвыриваю прочь мерзкое синее тряпье, затем поворачиваю кран и встаю под воду. Горячий душ успокаивает ноющую шею. Закончив, переодеваюсь в найденную здесь же в шкафу одежду. Выхожу из ванной и направляюсь в гостиную. Беру в баре стакан, наливаю холодной воды из-под крана и пью. Вдруг я замечаю уставившегося на меня Эджертона. Из огромного дивана он устроил себе кровать.

– Привет, – шепчу я, чтобы никого не разбудить.

– Солнце еще не встало. Да и ты бы еще поспала, – бормочет в ответ он.

Эджертон без рубашки, оружие держит под рукой. Фигура у него более худощавая, чем у Хоторна и Гилада, однако мышцы жилистые, как у умеющего драться человека.

– Кошмар приснился, – объясняю я и тут же понимаю, как неловко о таком рассказывать.

Он явно не знает, что со мной делать, – я стою перед ним с влажными волосами, в халате на четыре размера больше, со свисающим до земли подолом. Рукава такие длинные, что закрывают руки.

– Ненавижу кошмары, – наконец говорит Эджертон.

– Я тоже.

– Не давай им волю.

– Как это? – Я отставляю стакан. Все мое внимание приковано к собеседнику.

– Поделись с друзьями, говори о них, пусть даже придется рассказать не раз. Зато потом пф-ф-ф, – он сдувает с ладони воображаемую пылинку, – монстры слиняют.

– У меня нет друзей.

– Я твой друг.

– Правда?

Он кивает.

– Почему?

– Потому что когда ты смотришь на меня, видишь именно меня, а не какого-нибудь там деревенщину с гор. Так что, валяй, рассказывай о своих демонах. Я в этом дока.

Усаживаюсь рядом с ним в мягкое кресло и рассказываю о расчлененных трупах, головах, свернутых набок, оторванных кистях. ИТГ не упоминаю. Нельзя об этом говорить: если Эджертон узнает, ему будет грозить опасность.

Он молча выслушивает меня до последнего слова.

– Все помирают, Розель. Знать, их час пришел. Кругом война. Мы не выбираем, куда нас отправят. Все просто… происходит. Волноваться незачем.

– Их убили, Эджертон.

– Большинство из них – Мечи. Они и сами убивали. Ты здесь всего несколько дней, а мы в этом давно варимся. Мы солдаты. Нам приходится убивать. Нас тоже убивают. Такая у нас работа. Хочешь другую? Тогда надо было тебе родиться первенцем и в другом Уделе.

– А вдруг я не хочу убивать, вдруг я хочу спасать людей?

– То есть быть не второрожденным Мечом?

– Да.

– Будь у тебя выбор, в каком Уделе ты хотела бы жить?

Задумчиво жую нижнюю губу.

– Не знаю. Везде есть свои недостатки, я ведь не перворожденная. У меня ни в одном Уделе не будет права голоса.

– Порядок никогда не изменится. Смирись, иначе с ума сойдешь.

Эджертон подтягивает винтовку за ремень, достает из потайного отделения белую марку, завернутую в целлофан.

– Я тут чет припрятал. Берег на случай чего плохого. Держи, – говорит он, протягивая пакетик мне. – Бери, расслабишься.

– Оставь себе. – Встаю, так и не взяв дар. – Для интервью нужны ясные мозги.

Эджертон кивает и убирает наркотик обратно.

– Она для этого слишком сильная, Эдж, – слышится голос Хоторна. Он стоит, прислонившись к арке, скрестив руки на груди.

– Давно ты здесь? – стыдливо краснею я.

– Нам всем снятся кошмары, – сочувствует Хоторн.

– У Хэммон бывают. – Эджертон садится и принимается натягивать рубаху. – Порой ее всю ночь приходится обнимать, и это не просто: ночевать в чужих капсулах запрещается.

– Так вы с Хэммон…

– Она моя девушка.

– Но это же…

– Знаю. Потому мы от всех и скрываем. Да ты бы все равно вычислила. Ты ж типа все видишь. Никому не растреплешь?

Я киваю.

– Ты бы не рассказал, если бы думал, что я на такое способна.

– И то правда. Ты смахиваешь на человека, у которого тайн побольше моих. Ты не перевертыш.

– Я думала, Хэммон и Гилад…

– Они лучшие друзья, – обрывает меня Эджертон. – Мы с ней всегда были вместе.

– Хэм и Эдж, – подтверждает Хоторн.

Одна из дверей распахивается, и в гостиную, спотыкаясь, вваливается Алмаз Клара с сонными глазами. Она едва не врезается в Хоторна.

– Ну, чего встали-то? – спрашивает Клара, расчесывая пятерней волосы.

Плетется к бару и вводит на консоли параметры для кофе. Напиток прибывает мгновенно – горячий, с пылу, с жару. Клара делает глоток и разглядывает меня, словно видит в первый раз.

– Уже проснулась? Отлично. Пора начинать работать над твоим образом. Пошли. – И она направляется в мою спальню.

– Пора работать над твоим образом, – беззлобно подкалывает меня Эджертон.

Я хватаю с кресла подушку и запускаю в него, а он ловит. Его смех летит вслед нам с Кларой.

У Клары восхитительные лавандовые волосы. Следующие пару часов она вручную сооружает мне прическу, не доверяя встроенному в блок ванной комнаты автопарикмахеру. Клара укладывает пряди крупными волнами, а потом наносит на мое лицо косметику, вздыхая над каждой царапиной.

С охапкой одежды в руках к нам в ванную ураганом врывается Эммит.

– Портнихи всю ночь создавали для тебя этот шедевр, Розель, хоть ты и не способна его оценить.

Он аккуратно разворачивает форму тропо. Подобной я никогда не видела.

Верх сшит из замши и шелка. Корсет туго обхватывает тело и прилегает так плотно, что трудно дышать. Я расправляю плечи, Клара застегивает ряд золотых крючков вдоль позвоночника. Роскошная бежевая замша придает талии форму песочных часов. В лиф прямо над грудью вшита шелковая вставка, что моделирует вырез и рукава. Она такая тонкая, почти прозрачная – плечи и ключицы просвечивают сквозь нее. Под горлом вырез соединяет более плотная планка на манер ожерелья. Брюки из все той же мягкой замши садятся как вторая кожа. Черные матовые сапоги до колена завершают наряд.

Над грудью, в области сердца, светится кровоподтек. Трогаю его через бежевый шелк. Все еще ноет, но уже не так сильно, как в тот день, когда я проснулась в Цензе.

– А с этим что делать? Его же видно.

– У меня есть кое-что! – И Эммит протягивает мне длинную кожаную куртку. – Она должна его прикрыть.

Пытаюсь продеть руки в рукава, но Эммит не дает.

– Нет-нет! Давай просто набросим тебе на плечи и выясним, как будет смотреться.

Мы поворачиваемся к полноростовому зеркалу. Куртка выглядит то ли накидкой, то ли плащом. У агента Кроу был почти такой же. Наверное, она имитирует форму Ценза, разве что на обоих лацканах красуются ряды золотых пуговиц в виде мечей.

Эммит сияет.

– Твой наряд должен изображать небрежность, словно нападение тебя нисколько не заботит. Ты не запугана повстанцами.

– Похоже на плащи цензоров.

– Да, но отличий тоже хватает. Люди подумают, что ты обладаешь властью, хотя почему – не поймут.

А он умен!

Из кучи косметики Эммит выуживает карандаш и рисует на моем нижнем веке под ресницами толстую линию, отчего уголки глаз становятся похожими на кошачьи. Окажись здесь агент Кроу, упрекнул бы меня в краже его образа.

Эммит глядит на меня в зеркало, словно читает мои мысли.

– Когда-нибудь ты убьешь столько людей, что ни одному агенту и не снилось. Держи. – Он достает из кармана и надевает мне на три пальца левой руки тройное кольцо в виде остроконечных выступающих когтей – золотой кастет.

– Что это? – удивляюсь я.

– Если спросят что-то неожиданное, задумчиво рассматривай кольцо, словно вопрос тебе кажется слишком скучным, чтобы на него отвечать.

– И никто не сочтет это оскорблением? – Я поднимаю руку, стараясь не выколоть себе глаз, пока рассматриваю украшение.

– Нет. Они хотят кому-то верить. Ты бесстрашна, а это как раз то, что нужно. Будь надежной. Отв


убрать рекламу






ажной. Пресс-конференция пройдет на террасе пентхауса. Поешь что-нибудь, пока твоя неотесанная охрана все не сожрала.

Выхожу следом за Эммитом, втайне надеясь на дождь. Проходя мимо окна террасы, выглядываю наружу. Уже слетелись беспилотники с камерами. В воздухе парят летающие платформы со знаменитыми комментаторами. Я-то думала, ведущие журналисты такого калибра скорее заинтересуются Состязаниями второрожденных, нежели мной. Комментаторы легкомысленно обнимаются. Дюна всегда говорил, что они такие беспечные потому, что вся серьезная журналистика подвергается жесткой цензуре. До сих пор мне удавалось их избегать: у меня был свой выделенный канал, и дело иметь доводилось в основном с дронами и стационарными камерами, и то изредка.

Иду в столовую на запах завтрака. Хоторн и Гилад уже пытаются расправиться с огромными порциями еды. Ребята даже не удосужились надеть свою броню. У столика с фуршетом топчутся Эджертон и Хэммон с тарелками в руках. Выбирая рулет в корзине, Хэм прижимается ближе к Эджертону, скользнув грудью по его запястью. Тот легонько обнимает ее, погладив по изгибу бедра, прижимается ртом к уху подруги. Хэммон розовеет, закрывает глаза и поворачивается так, чтобы губы Эджа касались ее шеи. Я тоже краснею, увидев столь интимную сцену.

Заметив меня, они отодвигаются друг от друга. Набираю полную тарелку и следую за ними к столу, усаживаясь напротив Гилада, а потом начинаю есть, тихонько позвякивая ножом и вилкой. Жую и вдруг понимаю, что все взгляды устремлены на меня.

– Что? – проглотив, спрашиваю я.

– В чем это ты? – интересуется Гилад.

Оглядываю себя: грудь провокационно распирает бежевую замшу и шелк.

– В форме.

– В чьей форме? – вздергивает брови Гилад. – Как-то не похоже на китель Мечей.

С улыбкой продолжаю завтракать.

– Не переживай, Гилад. Подай заявку, и тебе тоже выдадут.

– Я такое не надену, – рычит он.

– Для такого наряда у тебя грудь не отросла, – поддразнивает его Хоторн.

Прекрасные глаза цвета штормового неба задерживаются на мне. Молча продолжаем завтракать. Наконец, я откладываю вилку. Хоторн задирает вверх подбородок.

– Готова? – он кивает в сторону журналистов, собравшихся снаружи.

Через арку столовой открывается вид за окном.

– Через пару минут узнаем, – отзываюсь я. – Прошу меня извинить.

Я встаю, и Хоторн поднимается следом. Убираю тарелку на поддон для грязной посуды возле буфета и иду к Кларе. Та стоит возле стеклянной двери террасы. Клара не произносит ни слова. Мы глазеем, как толпа репортеров на своих платформах соперничает за место у перил. Заметив меня, дроны активизируются, подлетая ближе.

Экран в гостиной настроен на канал, транслирующий нашу пресс-конференцию.

Второрожденная Дездемона Алмаз комментирует мое появление в пентхаусе Древа:

– Меч Розель, прежде известная как Сен-Сисмод, только что показалась в роскошных апартаментах Клифтона Сэлоуэя, перворожденного Удела Мечей и наследника концерна боеприпасов Сэлоуэй. Увидеть самого Клифтона нам только предстоит, однако мы уже знаем, что среди красоток всех Уделов он снискал репутацию плейбоя.

Дездемона упоенно и капельку завистливо описывает мой роскошный наряд. Я с прищуром смотрю на экран. В ее устах все звучит так гнусно, словно я перворожденная Звезда-актрисулька, которую застукали на горячем в логове тайного любовника.

Дездемона поворачивается к своей соведущей, второрожденной Сьюки Алмаз.

– И где же провела Розель последние четыре дня после злополучной поездки по улицам Горна?

– Наверняка мне неизвестно, – легкомысленно отвечает Сьюки, – но весьма любопытно, что обнаружили ее именно здесь, в любовном гнездышке Клифтона Сэлоуэя. – Сьюки придвигается ближе к Дездемоне, складывая руки на коленях. Ее длинные волосы ниспадают до лодыжек сияющим водопадом. – Может быть, стоит поинтересоваться у его бывшей подруги, перворожденной Целесты Бастиль?

Меня охватывает ужас. Понятия не имею, кто это такая, но надеюсь, что они этого не сделают.

Ко мне подходит Хэммон, однако все ее внимание, как и мое, сосредоточено на экране.

– Ты попала в «Алмазный вестник»! – восхищенно выдыхает она.

Дездемона продолжает щебетать о Клифтоне Сэлоуэе и череде разбитых им сердец. Великолепные волосы Дездемоны переливаются семью оттенками синего. Самая темная прядь идет по макушке, образуя узор в виде граней алмаза. На длинных ресницах и скулах мерцают бриллиантовые блестки. Голубые губы украшает прозрачный алмаз – как и длинные ногти того же цвета.

– Какой восхитительный поворот, – едва не сияя от гордости, шепчет мне на ухо Эммит, когда Сьюки и Дездемона снова принимаются обсуждать мой наряд.

Они отмечают его изысканную посадку и предполагают, что дизайнеры используют военный стиль в весенних коллекциях.

– Обрати это себе на пользу. Клифтон Сэлоуэй – просто мечта, и он хочет с тобой познакомиться.

– Он здесь? – спрашиваю я.

Опустив руки мне на плечи, Эммит разворачивает меня к бару. Там в углу стоит перворожденный офицер, держа в руках бокал, где на три пальца налита какая-то синяя жидкость. Опершись на стойку, он наблюдает за мной. Странно, раньше я его не заметила. Красота Хоторна брутальна, Клифтон же выглядит как кинозвезда. На нем черная форма экзо, почти как у Габриэля, это Меч высшего ранга, выше только адмирал.

Звание экзо присваивается не только перворожденным за отличную подготовку, но и некоторым из аристократов, которые мало что смыслят в военном мастерстве. Не знаю, к какому типу относится Клифтон.

Приняв брошенный на него взгляд за приглашение, Клифтон выходит из угла и перемещается ближе. Остановившись в футе от меня, берет мою левую руку, подносит к губам и целует в родинку. У него на переносице отражается отсвет серебряной метки. Мое сердце колотится так, что шумит в ушах.

– Розель, – рокочет он, – какая честь с вами познакомиться.

На экране позади него ведущие «Алмазного вестника» приходят в неистовство и начинают щебетать о «первобытной химии» между нами.

Клифтон негромко смеется.

– Нас вычислили, Розель, – поддразнивает меня он.

У меня вырывается нервный смешок.

– Ненавижу, когда подобное случается, патрон. Это портит все веселье.

– Нельзя портить веселье таким милашкам, как ты. Называй меня Клифтон, я настаиваю.

Клифтону, должно быть, двадцать с небольшим, но чисто выбритый подбородок делает его моложе. Из-под копны белокурых волос, небрежно отброшенных набок, смотрят распутные зеленые глаза с золотистыми крапинками, напоминающими хвосты комет. Клифтон неохотно отпускает мою руку, и глаза его загораются еще ярче.

– Так это ваш номер, Клифтон? – спрашиваю я, когда он выпрямляется.

– Один из многих. Я останавливаюсь здесь во время служебных поездок.

– Ясно. Благодарю, что позволили им воспользоваться. Это было весьма щедро.

– Меня вовсе не затруднило. Я ваш фанат.

– Мой фанат? – удивленно приподнимаю брови я.

– Я научился у вас многим боевым приемам. Вы не хотели бы давать частные уроки?

– Я… – В полном недоумении отвожу взгляд от его смазливого лица.

Уж он-то знает, что я за себя не решаю. Мне говорят, когда вставать, когда укладываться спать, когда есть и когда тренироваться, когда учиться и даже когда принимать душ. От меня ничего не зависит – вся моя жизнь от меня не зависит.

К нам подходит Хоторн.

– Думаю, они готовы к твоему выходу, Розель. – Он аккуратно направляет меня к застекленным дверям.

– Извините, патрон, – бормочу я Клифтону.

– Разумеется, – подмигивает тот.

– Она не дает частных уроков! Найди себе кого-нибудь подходящего возраста для тренировок, – рычит на Клифтона Хоторн, когда я поворачиваюсь к террасе.

Бросаю на них взгляд через плечо. Клифтон провожает меня взглядом.

– С инструкторами одна скука. Им недостает свирепости Розель. Уж она-то меня погоняет как следует.

– Ей всего восемнадцать! – Хоторн недвижимой скалой стоит между нами.

– То есть на войну ее отправлять можно, но нельзя…

– Если бы это зависело от меня, она никогда не попала бы на поле боя.

– Тогда пусть обдумает возможность тренироваться со мной, и я постараюсь, чтобы она не видела сражений.

– Гилад, – поворачивается Хоторн к товарищу, – тут экзо желает частных уроков. Ему хочется свирепости. Готов провести практическое занятие?

Гилад с его шрамами на лице и взглядом покойника выглядит злобным гоблином.

– Хоть сейчас, – отвечает он.

– Ты командуешь ее подразделением? – интересуется Клифтон, задумчиво глядя на Хоторна.

– Нет. Я тот, кто заботится о второрожденных.

Позади меня ликует Эммит. Он хлопает в ладони и разворачивает меня к камерам, нашептывая на ухо:

– Ты стремительно становишься моей любимицей! Супер! Сам Клифтон Сэлоуэй и тот великолепный Меч дерутся за мою крошку Розель. Что же дальше? – У порога он останавливается, пьяный от тестостерона, переполняющего помещение, и кладет руки мне на плечи, крепко их сжимая. – Не теряй головы, и сумеешь выдержать пресс-конференцию и протянуть еще один день.

Протянуть еще один день – лучшее, на что я могу надеяться.

Двери открываются, и Эммит легонько подталкивает меня на террасу. Я остаюсь наедине с тьмой репортеров. Медленно всходит солнце. Сощурившись, жду, пока привыкнут глаза. Плотнее заворачиваюсь в кожаную куртку; расправив плечи, прохожу еще несколько шагов к слепящим вспышкам и шуточкам журналистов.

– Розель, вы с Клифтоном Сэлоуэем любовники? Где вы были эти четыре дня? Как вы с Клифтоном познакомились? Клифтон спас вас от бойцов Врат Зари? Клифтон Сэлоуэй знает, что вы второрожденная? Давно вы скрываете интрижку? Что ваш брат думает о вашей связи с перворожденным Сэлоуэем? Эти отношения представляют угрозу для Габриэля?

– Здравствуйте, – приветствую я толпу. Смотрю почти на каждого по несколько секунд, давая дронам и фотографам возможность сделать снимки.

– Розель, Розель! – привлекает мое внимание Алмаз Дездемона. Поворачиваюсь к ней, и она выкрикивает: – Перворожденный Клифтон Сэлоуэй ваш любовник?

Мне очень хочется насупиться или нахмуриться, но я вместо этого просто негромко смеюсь.

– С перворожденным Клифтоном Сэлоуэем мы познакомились пару минут назад. Он весьма очаровательно представился мне там, у двери. – Делаю жест в сторону Клифтона, стоящего за стеклом. Тот приветствует репортеров. – Других отношений ни с ним, ни с кем-то другим, не нарушив сотню разнообразных законов, я завести не могу. Насколько я знаю, это запрещено.

– Как тогда объяснить ваше присутствие в его квартире? – громче всех выкрикивает Сьюки Алмаз. Репортеры придвигаются к ней.

– Перворожденный Сэлоуэй вчера вечером любезно согласился одолжить нам свой номер для подготовки к пресс-конференции.

– Кому это «вам»?

– Команде второрожденных солдат, которые меня сюда сопровождали.

– Вы же на базе «Каменный лес»! Зачем вам вооруженное сопровождение? Есть опасения за вашу безопасность? Вас преследуют Врата Зари?

– У меня нет ответа на эти вопросы. Задайте их ротному командиру либо адмиралу «Каменного леса».

– Вы считаете, что Врата Зари, напав на Горн, столицу Мечей, охотились именно за вами? – спрашивает темноволосый второрожденный с небольшим шрамом в центре верхней губы. Он смотрит не на меня, а на экран коммуникатора, читая появляющийся там текст.

– Вражеские бойцы встретились мне на пути к базе «Каменный лес». Думаю, меня атаковали, чтобы привлечь внимание прессы.

– С чего вы взяли, что это были именно вражеские бойцы?

– Их шлемы и визоры были не такими, как у солдат Удела Мечей.

– Так почему же они на вас напали?

– Вряд ли охотились непосредственно за мной. Скорее всего, повстанцы старались нанести максимальный ущерб и напугать как можно больше людей. Мой Переход для этих целей очень подходит.

Похоже, мое истолкование событий репортера впечатлило.

– Имеются ли у вас догадки насчет того, как враги пробрались в Удел Мечей?

– Нет.

– И все же попробуйте предположить, – настаивает он.

– Извините, я не знаю.

– Вам понравились белые цветы, которые они разбрасывали?

Отвечаю я не сразу, потому что глаза внезапно наливаются непрошенными слезами. Тяжело сглатываю и смотрю на кольцо, словно скучаю, а вовсе не потрясена циничным вопросом. Вокруг воцаряется тишина. Беспилотники быстро и громко щелкают камерами. Наконец, поняв, что голос меня уже не предаст, поднимаю голову и награждаю журналистов роковой улыбкой отца.

– Каллы мне кажутся куда привлекательнее роз. Постараюсь при следующей встрече вернуть повстанцам должок.

Репортеры, уловив намек, гудят и выкрикивают новые вопросы.

– Отправят ли вас на поле боя со следующим этапом Мечей?

– Я еще не получала назначения.

– Вы видели взрыв, который сбил корабли?

Я медлю с ответом.

– Нет, взрыв не видела, только падение одного транспортника.

Эта недомолвка мне не нравится. Большинство вопросов я отрепетировала прошлым вечером с первыми лицами Республики. В моих ответах маловато настоящих деталей, зато куча выдуманных. Я быстро по ним пробегаюсь.

В конце концов на террасу выходит Эммит и предупреждает:

– У Розель осталось лишь несколько минут.

Дальнейшие расспросы касаются моего нового имиджа и того, собираюсь ли я ввести новые модные тенденции в армейской форме как для второрожденных, так и для первенцев. Предоставляю ответить на это Эммиту, а тот притворяется, что мой наряд изобрел таинственный дизайнер из Удела Алмазов.

Я уже начинаю благодарить собравшихся за то, что пришли, как меня перебивают:

– Так вы планируете дальше видеться с Клифтоном?

В душе я изнываю. Почему всех заботит моя так называемая личная жизнь? Они правда не понимают, что если бы у меня был роман с Клифтоном, меня бы упекли в тюрьму или просто устранили?

Бросаю взгляд через плечо на Сэлоуэя, стоящего в номере. Перворожденный умоляюще сложил руки, словно просит ответить «да». Увидев это, мужчины хохочут, а женщины томно вздыхают. Перевожу взгляд на Хоторна. Тот выглядит обеспокоенным. Я напоследок поворачиваюсь к журналистам:

– Я ничего не планирую. Я следую приказам.

– Ну все, – говорит Эммит, мхнув репортерам. – Спасибо, что пришли. Пресс-релизы коммандера базы можете забрать у Врат воина. Приятного возвращения в свои Уделы.

Эммит бросается ко мне с объятиями, словно мы всегда были лучшими друзьями, и ведет к выходу.

– Отлично, Розель! Ты была безупречна!

Сразу за порогом меня поджидает Хоторн. Он снова в боевой броне, на спине винтовка, на голове шлем, но щиток не опущен. Брови зловеще хмурятся, на лице написан гнев.

Хоторн хватает меня за руку и рычит:

– Уходим. Сейчас же!

Я отпускаю Эммита и спешу за Хоторном. Тот резко шагает к двери.

Пытаюсь остановить его:

– Нужно попрощаться с хозяином и поблагодарить за помощь Эммита и Клару. Невежливо уходить просто так!

– Шевелись, – рявкает Хоторн, – это приказ!

Я перестаю упираться. Моя куртка соскальзывает с плеча. От выхода из номера нас отделяет пара ударов сердца. Позади возмущается Эммит, потрясенный вопиющим нарушением приличий. Дверь для нас с Хоторном придерживает Гилад, а Хэммон останавливает лифт. Эджертон угрожающе направляет винтовку на кого-то за моим плечом.

– Обдумай мое предложение, Розель, – кричит сзади Клифтон Сэлоуэй. – С удовольствием бы поработал с тобой.

Хоторн сквозь зубы бормочет проклятия, пролетая мимо Гилада, а тот захлопывает за нами дверь. Мы входим в лифт и видим стеклянную стену, откуда открывается головокружительный обзор на землю внизу. Следом появляются Гилад и Эджертон. Хэммон нажимает на кнопку первого этажа.

Пока мы спускаемся, я пытаюсь высвободиться из хватки Хоторна, но он только сжимает руку крепче. Отпускает, лишь поняв, что причиняет мне боль. Я снимаю куртку, набрасываю на плечи, чтобы скрыть синяк, оставленный агентом Кроу.

– Не хотите объяснить, что произошло? – интересуюсь я.

– Офигеть! – вопит Эджертон так громко и внезапно, что я вздрагиваю.

Огромным усилием воли сдерживаюсь, чтобы не ударить его по горлу. Эдж хлопает себя по бедрам, потом сгибается пополам, опираясь на колени, и смеется.

– Черт, вот это было круто! – утирая слезы, восклицает он. – Вы видели его рожу, когда мы эвакнулись в лифт, не дав пижону попресмыкаться перед Розель?

Хэммон прыскает от смеха, и даже Гилад выдавливает улыбку.

– Чувак нацелился поохотиться, – продолжает Эдж. – Хотел, чтобы Розель показала ему свою свирепость. А ты! – тычет он пальцем в меня. – Никогда не видел, чтобы с этими пафосными уродами из Алмазов так невозмутимо разговаривали!

Я растерянно потираю лоб.

– Чувак? Кто это?

– Иногда мы называем перворожденных старперами или чуваками, – сжалившись надо мной, объясняет Хэммон. – Это он о твоем приятеле, Клифтоне.

– Не приятель он ей, – ворчит Хоторн. Он и правда зол. – Такие разговоры ее погубят. Эти отношения не просто игра с огнем, они смертельны. А ты, – указывает на меня Хоторн, – держись от него подальше! Он не для тебя. Еще разок попросит о частных уроках – откажешься и доложишь старшему по званию, что ты в обучении не заинтересована. Ясно?

– Похоже, частные уроки ничего общего с обучением владению оружием не имеют…

Прислоняюсь лбом к стеклу и наблюдаю, как мы стремительно приближаемся к земле. В глубине души надеюсь разбиться и больше никогда не видеть этих солдат.

– Ну, конечно, он желает, чтобы ты завладела его оружием! – гогочет Эджертон, снова складываясь пополам от хохота.

Лифт прибывает на первый этаж. Сначала выходит Гилад, за ним Хэммон и Эджертон. Хоторн придерживает для меня дверь. Какое счастье, что он меня не касается. На сегодня мой лимит терпеть грубости исчерпан. Еще кто-нибудь попытается – дам сдачи.

9. Мое!

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы шагаем по первому этажу Древа перворожденных офицеров. Хоторн все еще источает ярость. Рядом с ним марширует Гилад. Их обгоняют Хэммон и Эджертон. Я плетусь следом, мне сложно поспевать из-за обуви на каблуках и не таких длинных ног.

Моя охрана минует ряд стульев у внешней двери, не заметив, что на одном из них уселся дьявол. Я притормаживаю, уставясь на агента Кроу. Тот улыбается. Блестят стальные зубы. Он кивает на ближайшую колонну, где развернут большой экран: там в натуральную величину транслируется мое изображение: идет повтор пресс-конференции. Я хлопаю глазами. На видео я кажусь намного старше – все дело в самоуверенном виде, который я переняла от матери. Эта уверенность буквально просачивается сквозь мою тщательно нанесенную боевую раскраску.

И вдруг я замечаю на бедре агента Кроу рукоять моего тер-меча. Спутать невозможно: на нем мой фамильный герб. У меня сжимается сердце. Дед подарил мне этот меч, когда я родилась. Единственная вещь, что я от него получила.

– Ты меня даже не заметила, пока давала интервью, – жалуется Кроу.

– Мне было не до вас, агент.

– Обижаешь, Розель…

– И мечтать о таком не могла бы.

– Не дразни…

– У вас мой меч, – заявляю я.

Сам факт, что Кроу смеет носить мое оружие, оскорбителен настолько, что я ничего больше не вижу.

– Был, Розель. Это был твой меч. – Глаза Кроу почти сияют.

– Нет. Он мой! Вы украли его у меня.

– Осторожнее. – Его улыбка улетучивается. – Не стоит выдвигать обвинения, которые не сможешь доказать.

– Смогу! В центре рукояти выгравирована роза.

– Может, я люблю розы, – весело ухмыляясь, пожимает плечами Кроу.

– Розы – часть символики герба Сен-Сисмодов.

– Совпадение.

– Вряд ли. Отдайте мой меч.

– Ты его не получишь.

– Почему?

– Твой командир все равно его заберет. Ты больше не Сен-Сисмод. Ты – Меч Розель. А оружие просто символизирует то, кем ты была раньше. Лучше я сберегу его для тебя… на потом?

– Нет.

Хоторн подходит так близко, что почти меня касается.

– Отставить, – шепчет он.

– Нет.

– Агент Кроу прав, – уговаривает красавчик. – Его все равно заберут, Розель. Забудь.

– Нет. Это мой меч.

Больше никаких связей с прошлым – с семьей – у меня не осталось. Предпочитаю драться и отвечать за последствия, чем опустить руки.

И я бросаюсь на агента Кроу…

Но Хоторн настороже: не успеваю я коснуться самодовольной рожи Кроу, как мои ноги отрываются от земли, а руки оказываются заломлены за спину.

Пытаюсь вырваться, но Хоторн валит меня на мраморный пол. Я ударяюсь щекой. Хоторн припадает на колено рядом, шипя сквозь зубы:

– Успокойся, Розель. Нападешь на него без повода на публике – сдохнешь на месте. Не будь дурой!

Бью Хоторна по ноге каблуком. Боли я ему не причиняю – защищает боевая броня, но лишить равновесия удается. Он тоже падает на пол и ослабляет хватку. Пытаюсь высвободиться, но меня прижимает коленом к полу Гилад, а я откидываю голову назад и попадаю ему в нос. Гилад стонет и ругается. Хоторн старается подняться, однако я хватаю его за ухо, и он тоже ударяется об пол. У него на щеке остаются следы моего тройного кольца.

Я сражаюсь изо всех сил и почти сбрасываю Хоторна и Гилада, несмотря на их размеры и вес, но снова оказываюсь прижата к полу, потому что к товарищам присоединяется Эджертон. Жилистый горец опять заламывает мои руки за спину. Меня держат все. Гилад и Хоторн прижимают ноги, а Эдж застегивает наручники.

Хэммон опускается на уровень моих глаз. Из-под шлема выбивается каштановый хвост, подметая пол.

– На меня смотри! – велит она. – Ты все это переживешь. Мы не дадим тебе сдохнуть за семью, которой ты больше не нужна. Ты – второрожденный Меч! Теперь мы – твоя семья.

Мне остается лишь пыхтеть. Сделать глубокий вдох с такой тяжестью на спине я не в силах. Наконец Гилад и Эджертон отпускают меня, а Хоторн за скованные запястья поднимает на ноги. Я сдерживаю крик, хотя боль мучительная.

Агент Кроу разражается рукоплесканиями.

– Как трогательно. Вы так быстро сроднились.

Однако он явно недоволен: ему хотелось, чтобы я его ударила.

Хоторн с убийственным взглядом толкает меня к Гиладу и Эджертону. Те, каждый со своей стороны, хватают меня под мышки и приподнимают над полом, хотя я уже не сопротивляюсь. Они выволакивают меня из здания, а Хоторн остается позади с агентом Кроу.

– Не волнуйся, Розель! – кричит вслед Кроу. – Я сберегу твой меч!

Солнце снаружи такое яркое, что приходится зажмуриться.

– Возьми кар! – рявкает Гилад Хэммон.

Та подчиняется, прося служащего Древа вызвать нам кар. Потом делает Гиладу и Эджу знак вести меня.

Меня то ли волокут, то ли несут в машину. Запихивают внутрь, усаживают между Гиладом и Эджерно, стискивая широкими плечами. Внутрь забирается Хэммон и устраивается позади.

Во рту привкус крови. Лизнув губу, я понимаю, что та треснула.

Вскоре появляется и Хоторн. Садится впереди, швыряет мне мою кожаную куртку прямо в грудь. Куртка падает на колени. У меня порван рукав. Я зажмуриваюсь, стараясь сдержать слезы, и только успокоившись, снова открываю глаза. Горло саднит.

– Сектор 4–15, Древо 177, – шипит Хоторн, ощупывая царапины на щеке, потом трогает ухо, видимо, хочет удостовериться, что оно на месте.

Кар, управляемый автопилотом, трогается с места. Гилад, не произнеся ни слова, вытирает кровь, текущую из носа, рукавом, однако та не унимается.

Эджертон фыркает.

– Ну и бешеная ты, Розель…

– Захлопнись, – велит, сердито зыркая, Хоторн.

– Так ведь правда же, – бормочет под нос Эдж, протягивая Хоторну кольцо-кастет: – Держи сувенир.

Хоторн убирает кольцо в кармашек на броне. За следующие пятнадцать минут дороги мы не произносим ни слова.

Первым из аэрокара выходит Гилад, за ним Хэммон. Эджертон, присвистнув, жестом показывает мне развернуться. Я подставляю ему спину, а он снимает с меня наручники. Растираю запястья, Эдж пристегивает наручники обратно на свой ремень и только потом покидает транспорт.

Только я намереваюсь выйти следом, как меня останавливает Хоторн.

– На два слова, Розель.

Я замираю, таращась в лобовое стекло. Хоторн разочарованно вздыхает.

– Ты в курсе, сколько живут второрожденные выходцы из аристократии после Перехода?

Молчу.

– Примерно четыре недели, то есть около месяца. Знаешь, почему их хватает ненадолго?

Не отвечаю.

– Они никому не нравятся. Мы их не любим. Ни черта не умеют, задирают нос, ленятся, ждут, что кто-то все сделает за них. Считают, что им пришлось хуже всех. Ты не такая. Ты сильная, способная и не нытик. Однако слишком горда, а гордыня прикончит тебя быстрее, чем все остальное вместе взятое. Слушай, я знаю, каково тебе…

– Нет. Ты и понятия не имеешь, что такое моя жизнь. – У меня сжимается горло. – Даже представить не можешь. От тебя, Хоторн, ждут только выполнения приказов. Идешь, куда велено, сидишь, где сказано. Делаешь все, что тебе говорят, и если хорошо справляешься, получаешь «заслуги».

– Чем же отличаешься ты?

Снова молчу.

– А, понял, – с отвращением выплевывает Хоторн. – Ты считаешь, что потеряла куда больше. У тебя ведь семья круче?

Из-за моей семьи каждый уже составил обо мне мнение. Виртуальный доступ в жизнь Розель Сен-Сисмод имелся у всех.

Отчасти предположение верное, но это не все: чем бы я ни занялась, в результате всегда окажусь в невыгодном положении. Меня преследовала та идеализированная роль, что я играла всю жизнь: роль символа второрожденной Сен-Сисмод. Я не могла быть собой. А в моем теперешнем положении хуже ничего не придумаешь. Хоторну не понять.

– Что ж, нравится тебе или нет, Розель, но наши пути сошлись. Теперь ты ничем не лучше меня, но я знаю, как здесь выжить, а тебе еще предстоит это выяснить.

Я только сильнее прижимаю к груди куртку. Хоторн, словно раздумывая над чем-то, трет виски, а потом заглядывает мне в глаза.

– Просто знай… Люди уже ставят на то, сколько ты протянешь.

Я опускаю голову, мне становится дурно.

– Справлюсь.

– Правда? – тихо спрашивает Хоторн. – Тогда я удвою ставку.

– Просто держись подальше. Обойдусь без твоей помощи.

– Ну да, так же, как в Цензе, – насмешливо замечает красавчик.

– Все уже в прошлом. Больше не нужно за мной присматривать.

– Друг тебе пригодится, – вздыхает Хоторн.

Смотрю ему прямо в глаза.

– Друг не стал бы мешать мне вернуть меч.

Выхожу из кара и жду Хоторна. Тот подходит с помрачневшим лицом.

Я крепко сжимаю куртку, и руки совсем не дрожат.

– Возвращайтесь в подразделение и приступайте к обязанностям. Разойтись! – повернувшись к остальным, велит он.

Гилад молча уходит прочь.

– Покеда, Розель, – кивает Эджертон.

Мы останавливаемся перед входом в Древо из бетона и металла для сканирования меток. Монитор идентификатора изучает мускулистый боец лет на десять старше нас.

– Меч Розель, доложите о своем прибытии в фильтрационный центр: сектор 23, уровень 5, подразделение 7Q, – резко говорит он и отходит к напарнику.

– Я отведу туда Розель, – поднимает руку Хоторн.

Он постукивает по экрану коммуникатора, выводя на него карту.

– Патрон, – почтительно кивает боец.

Хоторн делает знак следовать за ним. Мы входим в ворота ангара, укрепленные бронещитами, и попадаем в тамбур с металлическими скамейками. На противоположной стороне – прямоугольная арка, ведущая в ствол Древа. Хоторн снимает шлем и причесывает пятерней спутанные волосы, а потом идет к автотранспортеру – на одной из стен небольшого помещения расположены настенные камеры разнообразных форм и размеров. В одну из них Хоторн бросает шлем, и та немедленно активируется. Воздух подхватывает шлем и засасывает в аэродинамическую кишку. Винтовку Хоторн кладет в другой транспортер, и она исчезает в считаные секунды.

– После возвращения с задания, – объясняет Хоторн, – мы отправляемся на пункт сдачи снаряжения. Все закодировано индивидуально, так что вернется в твой отсек чистым и отрегулированным. Необходимо проделывать это каждый раз после использования, иначе все быстро выйдет из строя.

– Кто этим занимается?

– Служащие-Камни, приписанные к базе.

Поток уносит ботинки Хоторна сразу, как только тот сует их в отверстие. Красавчик снимает оставшееся оружие: тер-меч, тер-пушку – пистолет, стреляющий энергетическими термоядерными зарядами, – и они тут же исчезают. Затем Хоторн избавляется от нагрудных доспехов и бронекостюма. Оставшись в армейских кальсонах и футболке в облипку, переходит к смежному блоку. У стены в очереди к автоматической станции стоят солдаты-тропо.

Хоторн выбирает пустую ячейку с пометкой «страто» и подставляет сканеру метку. Перед ним возникает голограмма с перечнем одежды, все вещи рангом выше, чем у тропо. Хоторн выбирает полуночно-синюю форму, носки и тренировочные ботинки. В корзину падает пакет, завернутый в прозрачный пластик. Хоторн разворачивает посылку и быстро надевает рубашку и брюки. Я жду, стараясь не таращиться на его мускулы, играющие под одеждой. Хоторн присаживается на скамейку и застегивает пряжки ботинок.

Закончив, встает и командует:

– Пошли.

Мы входим в зону погрузки. К тусклому освещению привыкаешь не сразу. Местная обстановка без окон, по сравнению со стеклянным Древом, кажется гнетущей и мрачной. Вместо естественного освещения – призрачный голубоватый свет ламп накаливания.

Вокруг многолюдно, повсюду солдаты – никто не сидит без дела. Цокольный этаж офицерского Древа предназначался для собраний и общения, здесь же у него чисто практические функции: повсюду огромные накопители и грузо


убрать рекламу






вые поддоны, на которых все, что необходимо солдатам для выживания.

– Осторожнее! – хватает меня за рукав Хоторн и оттаскивает с пути блестящего остроносого дрона.

Тот пролетает на уровне моих глаз над широкой дорожкой желтого цвета, прочерченной на полу.

– Сначала удостоверься, что рядом нет стингера. В каменном Древе они патрулируют периметр.

– Что они делают?

– Обеспечивают безопасность. Проверяют и фиксируют метки. Если ты окажешься там, где быть не должна, они сойдут с маршрута и задержат тебя. Никогда не переходи золотую тропу не глядя.

Я киваю и принимаюсь с любопытством осматриваться дальше. Стингер продолжает путь, пролетая мимо знакомого вида бункера. За крепкими металлическими дверьми находятся другие остроносые дроны.

– А там что?

– Вход в Ценз.

Сердце пускается вскачь.

– То есть они живут прямо под этим Древом?

Стоит вспомнить холодную камеру Ценза и возникающее там ощущение, словно тебя похоронили заживо, как по рукам бегут мурашки. Наверное, по ту сторону тяжелых дверей стоят стражи, охраняя лифты, ведущие под землю.

– Они живут и работают почти под каждым Древом. Их сеть раскинута под всей базой, часть туннелей у нас общая. В случае нападения все нестроевые служащие спускаются под землю. Там же находятся некоторые отделения оказания скорой помощи и медпункты.

Мощные машины ставят грузы на пневмоконвейеры, поднимающиеся в прозрачные трубы. Они образуют пути сообщения по всему Древу, доставляя буквально все: от снаряжения и припасов до коробок с новыми ботинками и одеял.

– Это называется «флоэмы», – машет в их сторону Хоторн. – Через них все выгружается и кодируется, затем перевозится по тысячам флоэм в разные отделы и распределительные центры внутри ствола. А вон те, – показывает он на заполненные разного цвета жидкостями трубки, – мы прозвали «вены». По ним течет вода, топливо, отходы и прочее, вверх и вниз по стволу, и к ветвям тоже.

По зеленой дорожке, охватывающей весь периметр, мимо пробегает отряд солдат. С отвесных стен ствола с помощью альпинистского снаряжения спускаются другие бойцы. Уровни соединяются канатной дорогой. Для спуска солдаты используют ручные вагонетки, а для подъема – автоматические. Вверху повсюду видны темные коридоры, идущие в разных направлениях, по всей видимости к ветвям и пристыкованным казармам – листьям. В отличие от офицерского Древа, где ствол ничем не перегорожен до самого купола, здесь имеются перекрытия – они начинаются намного выше того места, где мы идем.

Вслед за Хоторном я обхожу всю зону погрузки, и наконец мы оказываемся в центре ствола.

– Это сердцевина, – объясняет Хоторн.

По обе стороны стоят ряды шестов с непрерывно движущимися вверх и вниз перекладинами. Их около пятидесяти или даже больше. Ухватившись за шест и поставив ногу на ступеньку, солдаты поднимаются либо спускаются, словно на подъемниках, только на лифтах, расположенных снаружи и на разной высоте.

– Не поднималась на таких раньше? – спрашивает Хоторн. – Это легко. Просто становись на перекладину, держись крепче, а когда приедешь на нужный уровень – сходи. Тебе на пятый.

Подойдя к одной из сердцевин, Хоторн останавливает очередь. Чтобы не задерживаться, солдаты-тропо переходят к другим шестам.

– Когда будешь готова, вперед, Розель.

Я встаю на ступеньку и обеими руками берусь за шест, скольжу вверх, и моя куртка падает на сгиб локтя. Хоторн встает на ступеньку ниже меня. Я смотрю прямо в его серые глаза, и мои щеки заливает краска, а в ушах отдается пульс. Мы въезжаем в стеклянную трубу, оказавшись очень близко друг к другу в ограниченном пространстве.

– Уровень первый, – объявляет женский механический голос.

В трубе появляется отверстие для выхода, но сердцевина поднимается выше, и мы снова скрываемся от чужих глаз.

Хоторн осторожно касается моей щеки. Кончики его пальцев теплые и жесткие. Он гладит то место, которым я ударилась о мраморный пол, когда пыталась забрать меч, а Хоторн мне не позволил.

– Прости, что причинил боль, – хмурится он. – Ты такая хрупкая, а я применил слишком сильный прием. Боялся, что ты ударишь Кроу, и тебя заберут. Вряд ли получилось бы вытащить тебя из Ценза еще раз.

– Я хотела его ударить.

Сложно винить Хоторна. Скорее всего, он спас меня от пыток, а может, и смерти. Просто он не понимает, что означает для меня меч. Здесь все считается одноразовым, в том числе и люди.

– Не волнуйся, – бормочу я. – У меня это не первый синяк.

– Уровень второй.

Мы проезжаем выше, снова скрываясь в матовой трубе. Хоторн большим пальцем трогает мою нижнюю губу. Гнев, мучивший меня, сменяется странной тоской, какую я никогда прежде не испытывала.

– Может, и не первый, но от меня ты их не получала. Прости за него.

У меня замирает сердце, и вдруг становится жарко. Так жарко, что перехватывает дух.

– Мне дать сдачи, и тогда мы сочтем, что квиты? – интересуюсь я, прижавшись к шесту бедром для поддержки.

– Уровень третий.

Я даже не смотрю на платформу, которую мы минуем.

– Правда? – ухмыляется Хоторн. – Мне бы полегчало.

– Как-нибудь в другой раз.

– Уровень четвертый.

Хоторн убирает руку.

– Следующий уровень наш, мы сходим.

Мы так близко, и это какой-то дурманящий кайф, от которого слабеют колени. Всю жизнь меня окружали могущественные мужчины, но ни один не действовал на меня подобным образом. Это порочная жажда чего-то, чего я до конца не понимаю. Мне хочется прикоснуться к его волосам, погладить жесткие линии лица.

Внезапно я осознаю, что мы вполне можем больше не увидеться. Древо размерами едва ли не с город, и каждого из нас в любой момент могут перебросить на другое Древо или даже базу. Лучше не привязываться. Я желаю быть с ним, но мысль о том, что я буду скучать по Хоторну так же, как по Дюне, разбивает сердце.

– Наш уровень, – говорит Хоторн, переплетая пальцы с моими.

Мы спрыгиваем с сердцевины, изящно приземляясь на блестящий металл палубы. Я смотрю на наши сомкнутые руки. Его – поцелованная солнцем, сильная, умелая… Моя намного меньше. Давно меня никто не брал за руку.

– Сюда, – ласково зовет Хоторн.

Мы вливаемся в поток людей, одетых в синее и коричневое обмундирование, и следуем за ними. Мою руку Хоторн не выпускает.

На потолке те же балки и тусклое освещение, как в зоне погрузки. По бокам коридора – световые панели, похожие на длинные окна. Каждые несколько шагов я с кем-нибудь сталкиваюсь. Я бы утонула здесь, но Хоторн удерживает меня на плаву. Мы столько раз поворачиваем, что я сбиваюсь со счета. Наконец подходим к воротам с надписью «Фильтрационный центр».

Хоторн отпускает меня, но я все еще чувствую его прикосновение. Вокруг снуют солдаты, но к нашим воротам никто не подходит.

– Готова? – спрашивает Хоторн.

Какая разница? Такова теперь моя жизнь. Древо – мой дом, пока меня не отправят в другое. С этого момента большинство жизненно важных решений за меня будут принимать командиры, которые совсем со мной не знакомы.

– Готова, – вру я.

– Знай, если что-то пойдет наперекосяк и я тебе понадоблюсь, буду поблизости. Найди меня.

От искренности Хоторна у меня внутри все сжимается. Так и хочется взять и обнять его.

Он грустно улыбается, потом потирает ухо, за которое я дернула.

– Воин вроде тебя может пригодиться в бою.

– Ладно. – Расправив плечи, я ступаю в пустой коридор. – Увидимся, Хоторн.

Прохожу в раздвижные двери фильтрационного центра, бросая взгляд через плечо. Хоторн стоит на месте, наблюдая за мной, пока не закрываются створки.

10. Фильтрационный центр

 Сделать закладку на этом месте книги

Прохожу мимо пустых турникетов и загонов, которые, скорее всего, используются для распределения новобранцев в День Перехода. Так странно быть здесь одной. Наконец я оказываюсь у стеклянных дверей, которые раздвигаются передо мной. За ними – комната ожидания с рядами металлических скамеек, привинченных к полу. Из динамиков на потолке чуть слышно льется камерная музыка. На одной из скамеек растянулась красивая блондинка. В ушах у нее беспроводные наушники, взгляд устремлен в потолок.

Должно быть, она слушает что-то другое: такт, который отбивают обутые в черные ботинки ноги, куда быстрее. Волосы убраны в тугой узел над воротником красной формы. С обеих сторон скамьи свисают полы свободного пальто того же ярко-красного цвета. Между носом и губой зажат стилус. Рядом – планшет медика, украшенный знаком атома углерода, символом Удела Атомов.

Машу рукой, пытаясь привлечь к себе внимание:

– Извините!

Нет ответа. Подхожу ближе и встаю над девушкой. Та испуганно пищит, едва не свалившись со скамейки, и вскакивает на ноги. Стилус падает на землю.

– Я не слышала, как ты вошла! – Блондинка вытаскивает наушники и убирает их в карман пальто. – После нападения Центр временно закрыт. Пока не изготовят новые метки, обработка производиться не будет. Я никого не ждала.

Возвращаю ей стилус, и ее глаза удивленно распахиваются.

– Розель Сен-Сисмод!

Не нервничай я, подобный благоговейный трепет мог бы меня рассмешить.

– Что ж… Теперь я просто Меч Розель.

Она берет себя в руки, осознав, что грубо нарушила этикет, и кивает:

– Конечно. Тебя назначили на Древо 177?

– Да. – Я-то думала, это очевидно.

– И меня! – сияет красотка, прижимая ладонь к сердцу.

Не очень понимаю, чего ей от меня надо и что делать дальше. Смотрит так, словно мы давно знакомы, но я никогда ее не встречала. Неловко переминаюсь с ноги на ногу.

– О, точно! Тебя нужно оформить! – восклицает она, будто ее только что осенило.

– Да.

– Никогда бы не подумала, что принимать Розель Сен-Сисмод буду именно я. – Незнакомка даже не старается скрыть эйфорию в голосе, потом все-таки включает планшет, приняв более профессиональный вид. – Следуй за мной.

Мы идем по коридору, куда выходят двери отдельных кабинетов. Там за столами со скучающим видом сидят специалисты в красной форме и таращатся в стены, опустив подбородки на сложенные руки с метками Атомов.

– Кстати, меня зовут Эмми! Моя задача сделать так, чтобы твое зачисление на службу прошло как можно более гладко. Задавай любые вопросы.

Мы приходим в помещение со смотровым столом и медицинским оборудованием. По сравнению с тем, что установлено в лазарете Дворца Мечей, оно выглядит допотопным. Меня передергивает.

– Присаживайся на стол, и начнем.

Металлический стол, похожий на секционный, совершенно не располагает на него садиться, но я все же слушаюсь. Как и везде в этом Древе, к потолку крепятся металлические балки с торчащими болтами.

– Давай-ка взглянем на твои файлы, Розель. – Эмми с дружелюбной улыбкой присаживается рядом со мной на стол и вдруг восторженно вздыхает. – Тебе дали новую метку! Ты будешь бета-тестером, как я. Думала, испытания доверят только Атомам.

Голограмма в форме меча у меня на руке сияет ярче прежнего, корона видна куда четче.

– Мне выдали ее вчера.

– Можно взглянуть?

Эмми берет меня за руку, осторожно касаясь небольшого шрама, оставленного имплантатором, когда агент Кроу ставил новый чип.

– Вокруг твоего меча розовая окантовка. Почему ее не убрали?

– Родинка растет глубоко. Можно только вырезать кусок плоти, а потом регенерировать ткани. Мой ментор не хотел откладывать тренировки из-за такого пустяка. Я же не первенец, всем было плевать.

– Как любопытно, – заговорщицки подмигивает Эмми. – А ты уже пользовалась новой меткой?

С приставного столика она берет блестящий серебряный инструмент, наподобие лазера.

– В каком смысле?

– Это новейшая технология. Сверхсекретный прибор, ультрасовременный, его невозможно клонировать. Когда этих милашек установят повсеместно, Врата Зари уже не смогут запросто пробраться в Уделы. Такие метки скоро начнут поэтапно распространять среди населения.

– И что же в них нового?

– Кто-нибудь показывал тебе, как ею пользоваться?

– Нет.

Эмми снова берет меня за руку:

– Сначала давай позаботимся о шраме.

– Я не смогу рассчитаться за процедуру.

– Все бесплатно! Это должны были сделать после установки метки.

Она проводит лазером над разрезом. Чувствую жар, но и только. Эмми откладывает прибор. Покопавшись в ящике под столом, достает пригоршню пробирок. Сравнивает оттенки с моей кожей и наконец находит подходящий тон. Снимает крышку, с помощью шарика-аппликатора смазывает шрам прохладным густым гелем. Пробирки отправляются на место, а Эмми снова светит на отметину лазером. Гель тает и впитывается в кожу. Шрам исчезает.

– Спасибо, – бормочу я. Раньше я часто проходила подобную процедуру. Тренировки на тер-мечах небезопасны.

Эмми отпускает меня и убирает лазер.

– А теперь давай покажу, на что способна твоя новая метка! Мою установили только на прошлой неделе. – Она поднимает руку, демонстрируя серебряную метку в форме атома углерода: круги, состоящие из шести электронов, окружают группу шести протонов. – Моя метка реагирует только на мое прикосновение. Просто нажимаешь, и все. Представь, что это клавиатура. – Эмми касается кожи, и вспыхивает голограмма. – Активируешь экран, и появится меню управления.

– Что с ним можно делать?

– Зависит от уровня допуска. У меня только основные функции для личного пользования. В итоге метка заменит наручные коммуникаторы и планшеты. Я смогу получить доступ к файлам прямо отсюда. А значит, буду работать более эффективно. Давай покажу. – Она смотрит на меню, выбирая опции одним лишь взглядом! На дисплее высвечивается мой профиль. – Это самая лучшая функция. Итак, я хочу с тобой связаться.

Эмми пристально таращится на мой профиль. Когда она выбирает нужные элементы, те подмигивают. Метка в моей руке начинает вибрировать. Я удивленно распахиваю глаза.

– Ответить не хочешь? – смеется Эмми.

– Как?

– Нажми на кончик меча: долгое нажатие – потом короткое – снова долгое.

Я так и делаю. Над моей рукой тоже вспыхивает голографический дисплей.

– Что теперь?

– Смотри на меню с надписью «Входящий». Выбери «Принять».

Теперь голограмма показывает профиль Эмми, смотрящей на свой экран. На крошечном изображении отражается ее улыбка.

– Привет! – говорит Эмми.

– Привет! – не сдержавшись, тоже улыбаюсь.

Мы развлекаемся с функцией вызова, чтобы я могла научиться ею пользоваться. Эмми просит добавить ее в мой список контактов, потом показывает другие возможности метки, например навигатор: с его помощью можно перемещаться по Древу 177 и другим областям базы «Каменный лес».

Наконец Эмми вздыхает.

– Потренируйся еще во время отдыха. Но помни – данные обо всех записях, которые ты просматриваешь, регистрируются.

– То есть?

– Твое местоположение отслеживают, просматривают все, что ты искала, с кем связывалась. Все записывается.

– Ого, – бормочу я. – А это нельзя отключить?

– Не знаю. Можно уточнить у программистов, а я доктор, – говорит Эмми, снова демонстрируя планшет. – Чем хочешь заняться дальше? Выбирай, медосмотр или проверим назначение?

– Назначение.

Эмми кивает. Светлые брови сосредоточенно хмурятся, образуя крошечную складку.

– Тритиум-101. Т-101, если коротко. Тебя определили в передвижной отряд для действующих полевых операций. Твоя обязанность – маркировать боевые потери. – Понимая, насколько безрадостна новость, Эмми продолжает с фальшивым оптимизмом: – Зато после этого задания намечена летная подготовка. Ого! – восклицает она. – Ты и правда очень умная, раз тебе назначили тестирование на должность пилота.

– Когда задействуют Тритиум-101?

– Вы летите на передовую через пару-тройку дней.

– Надолго?

– Смена обычно длится несколько месяцев, – смущенно глядя на меня, объясняет Эмми. Шансы продержаться тридцать дней значительно упали. – Звони мне в любой момент, даже когда будешь на задании! Я всегда буду готова проконсультировать. Буду проверять, как ты, обещаю.

– Спасибо.

– Готова к осмотру?

Оторопело киваю.

Она укладывает меня на стол и ручным прибором быстро сканирует тело. Спрашивает про синяки, но я отвечаю, что просто упала, и говорю, что они меня не беспокоят. Эмми смотрит недоверчиво, но не настаивает, а предлагает снова сесть.

– Все выглядит нормально и совпадает с прошлыми записями. Есть вопросы?

– Нет.

– Тогда давай тебя переоденем, – расплывается в полной фальшивого энтузиазма улыбке Эмми.

Она отводит меня в другое помещение – своего рода душевую – и отправляет мыться. Я принимала душ утром, но не спорю. Закончив, надеваю простой халат. Волосы мокрые и тяжелые; заворачиваю их в полотенце и выхожу.

Эмми уже подготовила форму. На лацканах блестят коричневые голографические мечи. На светящихся клинках гравировка – Т-101. Быстро переодеваюсь. Одежда самого унылого бежевого и коричневого цвета. Да и ботинки не лучше – жесткие и неподатливые.

Эмми прикусывает губу.

– Волосы новобранцам обычно стригут, но у тебя в документах запрет. Держи! – Она протягивает мне резинки для волос. – Покажу несколько способов укладки, чтобы твой КО не сердился. Носи обязательно, иначе оштрафуют, и ты потеряешь привилегии.

– Разве нельзя их просто обрезать?

– Я не могу! – Она смотрит почти смущенно. – Я такое видела не раз, когда объект был уж очень красив. Тогда в документах прописывают условия насчет особого внешнего вида.

– И кто прописал мне эти условия?

– Спроси, кто не прописал. Тут целый список.

Мои брови удивленно ползут вверх.

– Что?!

– Адмирал Дрезден, экзо Клифтон Сэлоуэй… – а потом ее голос поднимается на октаву выше: – и цензор Кроу!

Жуть какая!

– Давай подстрижем, – отвечаю я.

– Нет! – в ужасе всплескивает руками Эмми. – Иначе мне крышка.

И хоть я думаю, что она преувеличивает, но не настаиваю. Просто сажусь перед зеркалом и наблюдаю, как Эмми укладывает мои волосы.

– Ты будешь выбиваться из строя.

– Так давай от них избавимся!

Мне никогда не разрешали стричься, потому что за мой внешний вид отвечал Эммит. Может, пора решать самой?

Я вызывающе смотрю на Эмми:

– Как они меня накажут – отправят на фронт?

– И на секунду не думай, что ситуация не может измениться. Бывает куда хуже. Сделай одолжение, старайся не злить влиятельных людей, которые тобой интересуются. Иначе не выживешь.

Она права, знаю. Но с тех пор как я покинула дом, мне ни разу не хотелось так взбунтоваться. В груди словно зияет черная дыра. Кажется, меня предали все. Возможно, схожие чувства овладевают каждым второрожденным, оказавшимся здесь.

Эмми кладет пакет с одеждой, похожей на ту, что носит под броней Хоторн, в отсек грузового дрона для отправки в место моего обитания.

– А это я могу оставить? – показываю я на свою выброшенную форму и кожаную куртку.

Не знаю, как здесь все устроено, но если чет обменивают на информацию, посмотрим, что удастся выручить за кожу, замшу и шелк.

– Я должна их выбросить. Это контрабанда…

Оглянувшись, Эмми хватает одежду и быстро прячет в отсеке дрона среди других вещей.

– Если тебя поймают, я об этом ничего не знаю!

– Конечно. Спасибо.

Она программирует дрон, и тот исчезает во флоэме.

– Готова увидеть свою капсулу? – спрашивает Эмми.

Речь идет о моем спальном отсеке, расположенном в казармах одного из кораблей, пришвартованных к ветвям Древа.

– Готова.

Эмми ведет меня к двери.

– Положено вызвать тебе для сопровождения одного из членов Тритиума-101, но… – Эмми окидывает взглядом пустой холл, – раз уж никого нет, я могу сама тебя отвести и все показать. Если ты не против.

– Не против, – улыбаюсь я.

– Ура! Хоть на несколько часов отсюда выберусь. – Она торжествующе поднимает руки и преувеличенно восторженно запрокидывает голову. – Эй, Стентон! Я повела новобранца в воздушную казарму.

Из соседней двери выглядывает лысый мужчина:

– Ух ты! Захвати-ка мне из обменника креллу.

– Будет сделано, – наставляет на него палец, словно пистолет, Эмми. – Но учти, весь этот сахар и тесто для крови сущий яд, еще инфаркт заработаешь.

– Если повезет, – ухмыляется Стентон.

Эмми помогает мне запрограммировать систему навигации на Тритиум-101, и, следя за картой, мы вместе покидаем фильтрационный центр. Поднимаемся с помощью сердцевины на уровень 772, где Эмми показывает столовую и учебно-тренировочный комплекс Тритиума-101.

– Не прогуливай приемы пищи. Если пропустишь свое время, наверстать не позволят.

– Ладно.

Мы подходим к зоне, где располагается нечто вроде электронной витрины.

– Это обменный пункт. Здесь приобретают съестное, развлекательные программы или личные вещи. За все платят «заслугами». Здесь же, с помощью метки, можно проверить, сколько у тебя очков. – Она показывает мне меню моего профиля на другом экране.

– У меня нет «заслуг», я на мели, – задумчиво бормочу я.

– Еще заработаешь, я в тебя верю. Только со способом получения поаккуратнее.

Предупреждение повисает в воздухе. Эмми выбирает пару крелл – своеобразных пончиков – для напарника по работе, и мы отправляемся дальше по палубе 722.

К внешней стороне Древа крепятся ветви, темные коридоры, ведущие ко входам в воздушные казармы. Ствол в центре делится на несколько секторов: ангары для истребителей, центры учебной подготовки, столовые, а также центры коммуникации и инструктажа.

Мы входим в одну из веток – сумрачный извилистый коридор. Справа – воздушный шлюз с широкой восьмигранной аркой. Светящаяся табличка над ней гласит: «Тритиум-101».

Внутри многоуровневая, наподобие амфитеатра, казарма овально-изогнутой формы. На ярусах капсулы с круглыми дверцами-люками составлены вертикальными рядами по пять штук в высоту. К ним можно взобраться по металлической сетке. Между рядами – перекладины с поручнями. Каждой двери присвоен цвет и номер. В промежутках между мостками вверх и вниз движутся сердцевины. Солдат почти не видно, только несколько человек здесь и там.

– Я в черной секции, ряд 102, капсула 1001D.

Эмми оглядывается вокруг.

– Вон там! – показывает она на секцию с черными люками. – Поднимемся на сердцевине.

Встаю на подножку и, держась за столб, вместе с Эмми поднимаюсь на уровень 102. Сходим на железные мостки. Капсула 1001D – четвертая в вертикальном ряду. Я взбираюсь по перекладинам с поручнями с одной стороны, Эмми – с другой. Люк оснащен сканером. Провожу меткой под лучом лазера, и дверь скользит вверх. В диаметре капсула составляет около шести футов и девять в глубину. Я лезу внутрь. Плотная белая койка, тонкое белое одеяло, такого же цвета пухлая подушка – вот и все имущество.

– Под койкой есть ящик для личных вещей, – говорит Эмми, приподнимая лежак.

Внутри неглубокий тайник. Я опускаю койку обратно. На ней можно сидеть, не ударившись головой. Потолок из того же материала, что и виртуальный экран.

Эмми нажимает кнопки консоли у выхода. На потолке включается прямая трансляция Состязаний второрожденных.

– О… Атом Петри просто божественен, правда? – вздыхает Эмми при виде участника из Удела Атомов.

Петри как раз входит в лабиринт с полосой препятствий, разработанной, по всей видимости, законченным садистом.

– Он испуган, – отмечаю я.

А кто бы не испугался? Смысл Состязаний в том, чтобы уничтожить участников.

Эмми забирается ко мне на койку, и мы плечом к плечу таращимся на экран.

– Нет, – возражает она, – Петри очень решителен.

Я качаю головой.

– Он словно колеблется.

– Просто задумался.

– Где моя одежда?

– В твоем шкафчике в душевой этого сектора. Хочешь, покажу?

Мы выбираемся из капсулы. Двери закрываются, и замок защелкивается автоматически. По мосткам добираемся в санузел. Помещение предназначено для обоих полов. Повсюду ряды зеркал и раковин. В индивидуальных кабинках тесно, таймер в них выставлен на пятиминутное утреннее омовение и быстрый душ после тренировок. У меня отдельный шкафчик с тем же номером, что и у капсулы. Внутри бежево-коричневая военная форма, пижама, напоминающая ту, что мне давали в Цензе, пара ботинок, тапочки для душа, носки, белье, бюстгальтер, боевая броня, шлем, универсальный тер-меч, тер-винтовка с зарядом и личные вещи. Все сложено в образцовом порядке.

– Набор для выживания, – с ноткой сарказма заявляет Эмми. – У тебя есть график, Розель. Ты должна присоединиться к своему подразделению и строго придерживаться расписания, как только я введу тебя в систему. За опоздание или неявку получают минусы. Если нахватаешь много – тебя накажут.

– Как?

– По-разному. Лишат довольствия, привилегий, назначат задержание или еще что-то похуже. В твоих файлах есть руководство по приему, почитай его. Вот эта иконка на твоей метке и есть расписание. Видишь маленькие значки? Меч, винтовка, броня, и так далее. Они обозначают, что надевать и что брать с собой на тренировку. Обслуга в курсе, все подготовит. Просто убери грязное обмундирование обратно в шкафчик, и все вернется чистым. Всегда носи при себе тер-меч, а вот винтовку, если не получишь особое указание, можно оставить.

Достаю из шкафа клинок. По красоте до дедушкиного ему далеко, но лучше, чем никакого. На гладкой рукояти самого универсального вида выбит только мой номер: 00–000016. Пристегиваю к бедру ножны и вкладываю в них меч.

Эмми показывает остальную часть казармы. Над жилыми капсулами – палуба, где размещены истребители. Механики и пилоты готовят обтекаемые летательные аппараты и транспортники к военным миссиям. В другие помещения мне ход закрыт – там требуется более высокий уровень доступа, чем у тропо.

– В основном ты будешь проводить время либо в стволе Древа, либо на поле боя. Вот и все твои перемещения. Итак, я ввожу тебя в систему, и ты получишь расписание, – говорит Эмми, доставая планшет и стилус из кармана. – Открывай график и смотри, где должна сейчас находиться.

– У меня обед, – говорю я, взглянув на дисплей, – а потом тренировочный бой на мечах в блоке Q.

– Провожу-ка я тебя до столовой. Я бы даже с тобой пообедала, но доступа нет. К тому же тебе не захочется, чтобы я болталась рядом. А то все твои будущие друзья среди Мечей разбегутся. Сама знаешь, нам, Атомам, Врата Зари подмочили репутацию.

– Никогда не считала тебя врагом, Эмми. Буду рада подружиться.

– Ты не такая, как все, Розель, – улыбается она. – Постарайся не меняться.

Раздается громкий вой сирены, и мы вздрагиваем. Я испуганно озираюсь. Над одним из коридоров мигает красная лампа.

– Все нормально, – объясняет Эмми. – По сирене все солдаты должны собраться на этом уровне. Вернулся корабль, привез бойцов с передовой. Срок их командировки закончился, вскоре вернутся и другие. Так мы их приветствуем. Услышишь этот звук, все сразу бросай и беги к месту сбора.

Мы вливаемся в общий поток. На главной палубе у шлюза нас собрались тысячи. Под всеобщее рукоплескание шлюз открывается, и из темного туннеля появляются первые солдаты с мрачными лицами. На бойцах новая форма, совсем как у меня, но сами они выглядят совершенно иначе.

Лица перепаханы рытвинами от тер-мечей, у одних нет глаза, у других уха, у третьих – пальцев или рук. И это только те, кто способен передвигаться самостоятельно.

Аплодисменты стихают. Охваченная ужасом толпа мрачно переглядывается. Такого парада собравшиеся не ожидали. Предполагалось победное шествие, а не марш привидений.

Медики в красной форме грузят солдат на аэроносилки и отправляют их вниз, в лазарет. Наконец никого из раненых не остается. Встречающие собираются расходиться, но вновь звучит сирена. На сей раз лампа зажигается над соседним коридором. Поднимаются ангарные ворота. Из туннеля появляются целые и невредимые Мечи: тропо, страто и мезо. Толпа взрывается, шлемы летят в воздух. Мрачные герои войны идут молча. Шум затихает. Вернувшиеся не расходятся, а встают кругом, спиной к нам. Последние двое бойцов волокут по полу сильно избитого солдата тропо с безвольно поникшей головой и выносят его в центр круга.

Из недр коридора выходит командир подразделения с боевыми шрамами на лице. Он обводит взглядом собравшихся.

– Солдаты! – восклицает командир, и его голос разносится по всей палубе.

– Хой! – отзываются все как один.

– Среди нас есть трус! – Командир подходит к истекающему кровью юноше в центре круга. Если парень и в сознании, голову поднять все равно не способен. Его держат за руки двое бойцов. – Этот человек – предатель. Вы спросите, почему? Что он такого сделал? Ничего! Он не сделал абсолютно ничего!

В толпе раздается смущенный шепоток.

Командир продолжает:

– Он должен был снабдить маяками раненых для эвакуации. Выполнил ли этот боец свою работу? Более-менее. Пометил раненых, и мед-дроны прилетели на помощь. Он сделал тот минимум, который от него требовался. – Комотряда достает из сумки черный диск размером с ноготь большого пальца и поднимает его вверх, покручивая. – Это маяк дрона смерти. Обнаружив раненого противника, полевой санитар должен вызвать дрон смерти. Просто положить сигналку на тело неприятеля, и дело сделано. Дрон прилетит и сам проведет допрос! Определит, транспортировать ли мятежника на базу для дальнейшего следствия. Если сочтет, что врагу хватит коптить воздух, мигом свершит правосудие.

Зрители бурно аплодируют.

– Знаете, сколько дронов смерти вызвал этот боец? – спрашивает командир. – Ноль. – Он складывает пальцы в кольцо и демонстрирует собравшимся. – Не пометил ни одного повстанца.

В толпе раздается негромкое шиканье.

– То есть, выполни


убрать рекламу






он свою работу, отправляющиеся в следующий рейд не столкнулись бы с выжившим неприятелем. – Командир идет по кругу, указывая на потерявшего сознание тропо.

Подходит к нему и опустошает над его головой патронташ с маяками. Те осыпают раненого черным дождем, каплями прилипая к коже и форме. Снова вспыхивают оглушительные аплодисменты. Бойцы, державшие арестанта, отходят в сторону. За порогом коридора, откуда вышли солдаты, поджидают дроны смерти. Воцаряется тишина. Все отодвигаются от павшего.

Кроме меня – я шагаю вперед. Эмми хватает меня за рукав.

– Розель! – шипит она. – Его не спасти.

Выдергиваю руку и проталкиваюсь через толпу.

Из туннеля, словно из зева пещеры, подобно гигантским летучим мышам, на зов маяков бесшумно вылетают дроны смерти. Сигнал неразличим для нашего уха. Зависнув над телом раненого, один из дронов выпускает синий лазерный луч в свою окровавленную цель. К нему присоединяются остальные дроны, покрывая жертву синими треугольниками прицелов. Проходит секунда, другая…

У меня сжимается горло. Хочу подойти ближе, но путь преграждают широкие плечи. Пробиться не успеваю: дроны смерти уже нашпиговывают мозг арестанта стальными пулями. Отворачиваюсь от сцены бойни, мучаясь тошнотой. Эмми ловит меня за руку и уводит от криков и насмешек возбужденной толпы. Затаскивает в душевую и вталкивает в самую дальнюю кабинку.

– Дыши медленнее, – тихо велит она.

Сгибаюсь пополам и стараюсь перевести дух. Эмми кладет мне на затылок холодную руку.

– Они даже не стали разбираться! – шепчу я.

– У нас нет правосудия, Розель, одно выживание. Пойдешь против них – потеряешь право дышать их воздухом.

– Поверить не могу! – бормочу я.

– Это правда. – Она делает вместе со мной глубокий вдох. – Я не могу спасти всех, но у меня есть шанс спасти тебя. Пригни голову. Делай свою работу, и ты справишься. Чем усерднее трудишься, тем быстрее продвинешься наверх и выберешься отсюда. Такое происходит не всегда. Когда-нибудь война кончится, и все вернется на круги своя.

– А как это?

– Не знаю, – качает головой Эмми. – Меньше насилия, больше скуки. Пойдем, провожу тебя в столовую, выпьешь воды. Пока ваше подразделение в казарме, вноси в расписание наши встречи, когда я буду дежурить. Все наладится.

Кивнув, я выпрямляюсь. Эмми с облегчением улыбается. Мы вместе выходим из кабинки. Я хочу взглянуть на карту, поднимаю руку, та дрожит. Эмми притворяется, что ничего не замечает.

По карте мы добираемся до ближайшей столовой.

– Здесь мне придется тебя покинуть, – говорит у входа Эмми. – Если появятся вопросы, свяжись со мной с помощью метки.

– Хорошо, – отвечаю я.

Но ничего хорошего тут нет. Я просто в ступоре.

– Держи! – Эмми вкладывает мне в руку пакетик с креллами. – Тебе они нужнее, чем Стентону. Помни, что я сказала. Не пропадай. – С этими словами она поворачивается, идет к сердцевине, встает на подножку и исчезает из вида.

11. Дух новобранца

 Сделать закладку на этом месте книги

В Древе почти невозможно остаться в одиночестве. Толпа подхватывает меня и уносит в столовую. Разгоряченные парни, похлопывая друг друга по плечам, разражаются громкими возгласами. Встревоженных зрелищем почти не видно.

С пакетиком выпечки под мышкой листаю параметры меню. Аппетитных блюд мало. Варианты мясного выглядят подозрительно. Выбираю кашу с фруктами, тост и сыр. На парящий в воздухе поднос выгружаются изрядные порции. Ведомый меткой, он отправляется за мной. Высматриваю себе столик. Большинство из них заняты. Но как только я собираюсь сесть на свободное место, мое приближение замечают и передвигают подносы, полностью оккупируя стол. Когда это повторяется в четвертый раз, я начинаю принимать происходящее на личный счет.

Продвигаюсь дальше, и вместо бежевых и синих тонов обмундирования появляются другие цвета. В это же помещение имеют допуск и обладатели золотой формы – инженеры и энергетики из Удела Звезд. Но Звезды и Мечи сидят отдельно друг от друга. Замечаю красные одежды медиков и ученых Удела Атомов, однако оранжевых спецовок работяг из Камней здесь нет.

Подхожу к столу, где расположились четверо инженеров с метками Звезд, и усаживаюсь, а поднос приземляется передо мной. Трое из инженеров встают и уходят, оставив порции недоеденными. Подносы сами взлетают со стола. Поворачиваюсь к единственному оставшемуся соседу. Бирка на форме Звездного инженера гласит: «Джейкс».

– Ты, наверное, новенькая, – бормочет он, так быстро засовывая в рот пищу, словно никогда раньше не ел. Или хочет сбежать как можно скорее.

– Прошла обработку сегодня утром. – Пакет с выпечкой ставлю на стол. Разворачиваю салфетку на коленях, беру ложку и размешиваю дымящуюся кашу. Она совсем не возбуждает аппетит, но поесть необходимо, после трапезы – тренировка. – Почему они ушли?

– Не хотят неприятностей.

– Из-за меня?

– Ты ведь не просто Меч, а дочь Верховного Меча.

– Я всего лишь второрожденная. Ко мне нужно относиться так же, как к остальным.

– Ну, удачи! – фыркает Джейкс. – Справедливости и равенства захотела? Так ты не туда попала. Дай-ка подскажу: мы не должны сидеть вместе, даже если ты не Сен-Сисмод. Все Уделы держатся особняком.

– Где это записано?

– Нигде. Все и так знают.

– Нелепое правило. Да и ты не сверкаешь пятками.

– Я голоден. – Джейкс даже не поднимает на меня взгляд. – К тому же пропустил завтрак, а «заслуги» заработать почти не удается.

Его очки с толстыми стеклами тому лучшее подтверждение. Будь у него «заслуги», он исправил бы зрение.

– Так зачем ты села с нами? Не хочешь попробовать вписаться к своим?

– Места не нашла.

– Неужто они повернулись к тебе задом? – ехидно интересуется Джейкс. – Не удивлен. Большинство Мечей туповаты и к тому же обижены на мамочку с папочкой. Ребятишек сбагрили правительству еще до того, как у них появился первый прыщ, потому что семьи начали их бояться. – Насмешка звучит еще оскорбительнее, ибо она правдива.

– Ты как будто тоже их боишься.

Джейкс обводит рукой коричнево-синее море вокруг.

– Просто их больше.

– Да уж. – Пробую кашу и морщусь. Она ужасна.

– Что, не ждала такого? – спрашивает Джейкс, кивая на мою миску.

– Слабо сказано.

Он откладывает вилку и промакивает салфеткой рот.

– Сколько ни торчи тут, все равно не привыкнешь. – И начинает вставать.

– Я подсела к тебе не для того, чтобы завести друга, Джейкс.

Мы смотрим глаза в глаза.

– Чего тебе надо? – спрашивает он, снова присаживаясь на край сиденья.

Я достаю из набедренных ножен тер-меч и кладу на стол между нами.

– Можно сделать так, чтобы он работал на водородной энергии?

Джейкс смотрит на клинок, затем на меня.

– Это еще зачем? Термоядерный синтез куда мощнее.

– Просто пытаюсь понять, можно ли это сделать.

Джейкс трогает прохладную серебристую рукоять.

– Наверное. Нужно попробовать поковыряться, но, думаю, можно заменить камеру с термоядерным зарядом на водородную.

– Я не хочу ничего заменять. Надо найти способ переключаться. Чтобы в рукояти были сразу оба клинка. Я в долгу не останусь – всегда помню доброту.

Джейкс откидывается на спинку стула.

– И что я получу взамен?

– Держи, – я толкаю к нему бумажный пакет, – для затравки.

Он недоверчиво смотрит, затем придвигает ближе, открывает и вдруг расплывается в улыбке.

– Где ты это взяла? – спрашивает Джейкс. – Целых четыре! Я только один раз пробовал, и то лишь маленький кусочек.

– Считай это платой за то, что меня выслушал. Если не сумеешь помочь – просто помалкивай о моей просьбе. А если сможешь, я буду приходить сюда на каждую трапезу, пока меня не отправят на задание. Это произойдет через два дня. Расчет обсудим, когда у тебя появится какая-нибудь идея.

Джейкс закрывает пакет, убирает его в небольшой ранец и встает.

– Я подумаю, – заявляет он.

Хватаю его руку и слегка сжимаю.

– Думай быстрее. У меня мало времени.

Джейкс кивает, но тут ему на плечо падает здоровая ручища, заставляя снова опуститься на место.

– Глянь, какая милая картина! – Между нами втискивается бритоголовый курсант со вздернутым носом. – У вас тут свиданка? Оплаченная встреча? – Позади гогочут еще четверо тропо. – В смысле, уж конечно, выбор был случайным – кому захочется спать с этим придурком по доброй воле! – Ручища снова хлопает Джейкса по плечу. Потом паршивец разворачивается ко мне и с усмешкой продолжает: – Вот это да! У нас тут знаменитость! Скажи-ка, Розель, – задумчиво хмурясь, интересуется он, – ты каждому мужику давать собираешься? Слыхал, Клифтон Сэлоуэй для тебя самое то. Мамочка не заругается?

Молча кладу руку ему на лысый загривок и бью лбом об стол. Голова отскакивает от поверхности, оставив кровавый отпечаток. Боец со стоном валится на пол. Вскочив, выхватываю тер-меч, активирую его и заслоняюсь сияющим клинком от свиты упавшего задиры. Те осторожно отступают.

Смотрю на бледное, напряженное лицо Джейкса:

– Уходи.

Тот вскакивает на ноги; с его лба срывается капля пота. Джейкс быстро собирает вещи и покидает столовую. Я гашу меч, убираю в ножны, сажусь на место и как ни в чем не бывало принимаюсь за еду. Дружки задиры утаскивают прочь своего стонущего приятеля, держащегося за голову. Притворившись, что не замечаю тысячи сосредоточенных на мне взглядов, заканчиваю трапезу и покидаю помещение как раз вовремя, чтобы успеть на следующее по расписанию занятие.

Первая тренировка – прыжки. Одетая в легкую броню, я упражняюсь на симуляторе, имитирующем выброску из транспортника на полной скорости. Самое легкое – свободное падение на смоделированный ландшафт. Я учусь растягиваться, когда меня сносит потоком воздуха, и на костюме активируется детектор рельефа, борясь с гравитацией и замедляя падение. Ощущения такие, словно разрывают на части: конечности стремятся вниз, а тело отстает.

– Спину прямо, грудь расправить! – кричит инструктор.

Я использую все мышцы, а он вопит, мол, поднимай голову. Выключается регулятор гравитации, я бьюсь лбом об пол, так сильно врезаясь в искусственную почву, что перехватывает дух.

Не могу сказать, что я расстроена, когда снимаю костюм после тренировки. Разминаю ноющую шею и тороплюсь на следующий урок: огневая подготовка. Инструктор рассказывает о деталях винтовки. Слушаю вполуха, потому что все и так уже знаю.

Заметив мою рассеянность, преподаватель окликает меня:

– Эй ты, там! Топай сюда. Думаешь, умнее всех?

– Нет, патрон.

– Собирай винтовку и стреляй вон в ту мишень. Время пошло! – И вытаскивает из кармана хронометр.

Покончив с винтовкой за десять секунд, я стреляю в цель. Точно в яблочко.

Губы инструктора дергаются в непроизвольной улыбке, он радостно щурится и показывает хронометр другому преподавателю. Тот удивленно округляет глаза. Остаток занятия они заставляют меня расстреливать движущиеся мишени на смоделированном поле сражения. Понаблюдать, как я уничтожаю «врагов» по штуке за выстрел, собирается целая толпа. Однокашники настороженно и завистливо косятся в мою сторону.

Очередное занятие – обучение владению тер-мечом. Жаль, пропустить нельзя. Из-за продвинутых навыков меня и так записали в отщепенцы, отношения с курсантами-тропо считай испорчены, но уклониться невозможно. Поэтому я отправляюсь в спортзал и растягиваюсь, дожидаясь инструктора.

Его зовут Чеплен, он мезо – на два разряда по званию выше меня. Высокий и сильный, с окладистой бородой и зелеными глазами. Велев называть его Мастером мечей или просто Мастером, он демонстрирует свое умение. Как обращаться с тер-мечом, инструктор знает, однако впечатления профессионала не производит.

Мы разбиваемся по парам и берем модифицированные клинки: они могут обжечь и причинить боль, но руку или ногу такими не отхватишь. У первого моего противника подготовка оказывается нулевая. Поняв, что я знаю больше его, он расстраивается и, дождавшись перерыва, просит сменить напарника.

После того как я разделываюсь с несколькими курсантами, меня ставят в пару к помощнику мастера Чеплена – Броди. Поняв, что я способна обезглавить последнего, инструктор останавливает схватку и приступает к делу лично, велев мне заменить тренировочный меч на боевой.

По традиции я кланяюсь противнику и слежу, как он выполняет серию движений. Я бы даже впечатлилась, если бы это не была моя собственная связка из учебного боя, который показывали пару лет назад в виртуальном доступе. Что он пытается продемонстрировать? Что тренировался вместе со мной или старается выдать это за собственное изобретение?

В любом случае курсанты ему аплодируют. Они ждут не дождутся того, кто собьет с меня гонор. Всезнайки никому не нравятся. Пару секунд я пытаюсь заставить себя проявить уважение, но потом гордость берет верх.

– Готова, курсант? – снисходительно вопрошает мастер Чеплен.

Я коротко киваю. Беру меч обеими руками, располагая рукоять у правого плеча. Противник обходит меня по кругу, чуть сгорбив спину, словно больше привык к рукопашной, чем к бою на мечах. Стою совершенно неподвижно и жду. Наконец он бросается на меня сзади. С легкостью блокирую его меч своим клинком. Отступаю в сторону, опираюсь ступней на его бедро, подскакиваю вверх, сгибая корпус, и обхватываю другой ногой горло инструктора. Остается только выгнуться и перенести весь свой вес назад. Противник начинает задыхаться и, чтобы не лишиться головы, падает на спину. Я же, совершив обратное сальто, приземляюсь на ноги.

Ошеломленный Чеплен, не в состоянии перевести дух, исступленно старается подняться. Обводит глазами молчаливую толпу, потрясенную произошедшим, но вместо того, чтобы признать мою силу, дает волю гордыне и снова бросается на меня. Жаль, что он принял все близко к сердцу.

Чеплен прищуривается и гневно поджимает губы. Бью противника в бок, его меч свистит над моей головой, и я ставлю блок. Инструктор оказывается передо мной, и я широко замахиваюсь клинком, но буквально за секунду до удара ослабляю хватку на рукояти, и лезвие гаснет. Я провожу клинком через все туловище Чеплена. Толпа хором вскрикивает, ведь все уверены, что сейчас он рухнет замертво, разрубленный на части. Отнимая меч от его тела, я вновь сжимаю рукоять, активируя лезвие. Создается иллюзия, что клинок прошел насквозь.

Трюк довольно дешевый, Дюна бы отругал меня за такое, но о совести я и не вспоминаю. Мастер Чеплен роняет меч и в ужасе ощупывает грудь, а потом таращится на меня с проблеском осознания. На лице инструктора больше нет гнева, только страх, что слишком много на себя взял.

Позади вдруг раздаются мерные хлопки и голос:

– Браво! Бра-во!

Кроу. Группа агентов Ценза в черных плащах обходит помещение, занимая позиции у выходов. Я гашу клинок и вкладываю его в ножны.

– У тебя просто талант заставлять людей выглядеть идиотами, – заявляет Кроу и поворачивается к инструктору, чье лицо уже пошло красными пятнами. – Не волнуйтесь. Я как-то тоже ее недооценил. Досадное упущение, но не стоит судить себя слишком строго. Просто пообещаем друг другу больше никогда в жизни так не делать.

Кроу размашистым шагом, с развевающимся за спиной плащом, устремляется ко мне. Воцаряется тишина.

– Чем обязаны, агент? – интересуется Чеплен.

– У Ценза новое задание – его выдали только сегодня утром. – Кроу кивает на своих коллег, стоящих по периметру зала. В толпе раздаются тревожные шепотки. – Мне поручено перевести базу на новые метки.

Агенты принимаются выстраивать солдат вдоль стен и сканировать их метки с помощью портативных устройств.

– Будьте любезны, пройдите туда, Мастер мечей. Мои помощники ответят на все ваши вопросы. – Он указывает на остальных агентов.

Пытаюсь отойти, но Кроу преграждает мне путь.

– У меня уже есть новая метка, агент Кроу. Меня задерживать незачем, так что я покину вас, чтобы вы могли исполнить долг.

Он поднимает мою руку, любуясь сиянием серебристой голограммы, потом хмурится, поглаживая метку большим пальцем.

– Ты удалила шрам.

Кроу выглядит оскорбленным, точно я стерла его именное клеймо. Словно окаменев, вытаскиваю пальцы из его хватки.

– Скучная, наверное, работенка, агент Кроу, – для такого охотника, как вы.

Кроу расплывается в улыбке, сияя стальными зубами.

– Сначала я так и думал. Эта работа притупляет ощущения, однако и она может оказаться интересной.

– Не сомневаюсь, что вам доставляет удовольствие резать людей.

Снова стараюсь обойти его, но он хватает меня и останавливает. Стряхиваю его руку и отступаю на шаг.

– Разве ты не хочешь знать, что я обнаружил? – спрашивает Кроу. – Или, вернее сказать, кого.

Неужели разнюхал про Дюну?

Я молча вздергиваю бровь – боюсь, голос меня подведет. Кроу подходит ближе, касаясь своей метки. Появляется голографическое изображение Луны Агнес.

– Похоже, у твоей подруги были секреты. – Кроу пристально смотрит на меню метки, выбирая другой вариант. Картинка меняется: теперь на ней Агнес, избитая почти до неузнаваемости. – Женщина, которая забрала тебя из тюрьмы, оказалась самозванкой. Ее метка была клоном.

Я смотрю на жуткое изображение трупа, и к горлу поднимается желчь. Кроу наклоняется ближе.

– Кстати, спасибо за мыло. Ты знала, что если завернуть кусок в полотенце, получается отличная дубинка?

Я содрогаюсь. От мысли, что именно я его спровоцировала, просто так не отмахнешься.

– Вы убили ее! Она такая же третьерожденная, как вы или я.

– Осторожнее, Розель. Подвергая сомнению репутацию цензора, ты напрашиваешься на последствия, – хватает меня за локоть Кроу. Я сжимаю зубы, потому что знаю: он может причинять боль кому угодно и называть это правосудием, а я ничего не смогу с этим поделать. Кроу гладит мои волосы. – Вот чего я никак не пойму: зачем эта девица из Лун согласилась тебя защищать. Почему третьерожденная сунулась в Ценз, зная, что ее выведут на чистую воду?

Уклоняюсь от его руки.

– Наверное, ей это было поручено. Когда я отчитывалась о происшествии, Гришолм Венн-Боуи вами очень интересовался, агент Кроу. Он нашел забавной идею послать вам сувенир.

Дезинформируй. Не подпускай его к Хоторну!

– Первого коммандера мало заботит происходящее за пределами Удела Добродетели, уж поверь.

– Мы давно знакомы. Можно сказать, я оставила ему о себе память. Агнес сказала, ее кто-то послал?

Что ему известно? Нельзя допустить, чтобы это привело его к Хоторну, Уолтеру или Дюне. Представив, что Дюна попадет в лапы агента Кроу, я вздрагиваю.

– Я так и не спросил Агнес о ее связях. Знаю, это моветон. Обычно я стараюсь не поддаваться гневу. Она сама виновата – провоцировала меня на каждом шагу! Так настойчиво требовала твоего освобождения! Я поневоле решил, что здесь замешано что-то личное.

– Ничего подобного! Она просто делала свою работу.

Он не обращает на мои слова никакого внимания.

– В свете новой информации о Луне Агнес, третьерожденной, у меня появились вопросы и к тебе, Розель. Было бы уместнее задать их в спокойной обстановке Ценза, в камере для дознаний. – Кроу протягивает руку и касается моей щеки, поглаживая ссадину, оставшуюся после того, как Хоторн швырнул меня на пол. Она все еще ноет. – Хотел бы я попробовать твоей крови…

Я отшатываюсь в сторону.

К нам подходят четверо военных полисменов. У каждого на левой руке – темно-синяя повязка с символом золотого меча.

– Меч Розель, – произносит командир группы, – вы нарушили закон 47257. Приказываю вам идти с нами.

Я в курсе, что это за закон, нарушила его несколько часов назад: применение боевого оружия в мирной обстановке либо вне тренировок.

На моих запястьях защелкиваются наручники, но я не сопротивляюсь.

Агент Кроу хмуро взирает на представителей военной полиции.

– У меня есть основания подозревать, что у этого солдата имеется информация касательно расследования по третьерожденным.

– Она нарушила закон, так что проведет пару ночей в холодильнике. Можете посетить ее там и задать вопросы. Свяжитесь с командиром ее отряда, если желаете увидеть заключенную.

Брови Кроу сходятся в одну линию.

– Я не могу проводить допрос в вашем учреждении. Это секретная информация!

Его полностью игнорируют. Самый молодой из представителей военной полиции забирает у меня оружие. Командир конвоя – мужчина среднего возраста с морщинистым лицом человека, повидавшего многое. Складки вокруг его рта становятся глубже.

– Что ж, тогда вам нужно дождаться, пока ее выпустят, – говорит он и щелкает пальцами, словно эта мысль только что пришла ему в голову: – Но менее чем через сорок восемь часов их полк отправляется на линию фронта. Придется последовать за ней на поле боя за своими ответами. – Он подается ближе к Кроу: – Однако люди вашего склада не воюют с тем, у кого есть оружие и кто может дать сдачи, верно?

Агент Кроу награждает его ледяным взглядом.

– Вы об этом еще пожалеете. – Татуировки у его глаз сходятся в одну линию.

– Я о многом пожалею, цензор. Только не об этом.

– Кто ваш командир? – требовательно вопрошает Кроу.

– Коммандер Асланбек, – скучающим тоном отзывается инспектор. Держу пари, об этом спрашивали многие в надежде его запугать. – Прощайтесь. Увидитесь через несколько месяцев, когда она вернется с задания.

Заставляю себя улыбнуться, лишь бы дать понять Кроу, что не боюсь его. Сейчас я больше ничего не могу сделать. Я с обеда ждала, когда военная полиция явится за мной и арестует, но не думала, что буду им благодарна.

– Не расслабляйся, Розель, – бормочет Кроу.

Я не отвечаю; солдаты забирают меня и ведут к сердцевине.

12. В изоляторе

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы спускаемся почти в самый низ ствола на второй уровень в изолятор. У стальных дверей главный конвоир сканирует свою метку. Створки открываются. За ними тамбур со стеклянной перегородкой, отделяющей большее помещение. Подходим к стеклу, где нас ждет охранник.

– Солдат для заключения под стражу прибыл. Задержание прошло спокойно, – говорит начальник конвоя дежурной. – Дополнительные обвинения не выдвигались, Тула.

Боец, забравший у меня тер-меч, кладет его во флоэму. Пневмотруба тут же уносит оружие.

– Отсканируйте ее нам, – равнодушно велит Тула.

Главный подводит меня к панели на стене. Наручники снимают и сканируют метку. Стекло между тамбуром и изолятором опускается.

– Проходи, – велит инспектор.

Я послушно прохожу через лазер, сканирующий все тело. С другой стороны экран, который показывает изображение в полный рост. Видны все органы и даже метка в руке. Стекло за моей спиной вновь поднимается и запечатывается.

– Руки вперед, – велит Тула.

Повинуюсь, и она возвращает оковы на место. Мы проходим к другому охраннику.

– Заключенная в камеру 685. – Она покидает меня и возвращается на пост.

Я попадаю к пожилому охраннику с лысеющей головой. Он проводит меня через несколько коридоров, где я везде прохожу процедуру сканирования, к проходу с отдельными камерами. Он открывает одну из них и жестом приказывает войти внутрь, затем официально зачитывает приказ о задержании на сорок пять часов, снимает наручники и уходит, заперев за собой дверь.

Устало опускаюсь на нижнюю из пяти коек и закрываю руками глаза, благодаря провидение, которое позволило мне в третий раз ускользнуть от агента Кроу.

– Попасться на применении боевого оружия тот еще идиотизм, – раздается сверху оживленный девичий голос.

А я-то думала, что одна здесь.

С края лежака, что на два яруса выше моего, свешивает голову девушка.

– Ты твердолобая или как? Зачем на виду у всех угрожать каким-то дикарям? Можно и по-другому изложить свою позицию.

– Считаю, лучше действовать напрямик.

– Здесь это далеко не лучшая стратегия! – фыркает незнакомка. Черные волосы обрамляют ее лицо. Над каждой бровью – цепочка вытатуированных звезд. – Окажешься в холодильнике быстрее, чем успеешь сказать «Меч Сен-Сисмод». Чего уставилась? Ну, произнесла я твое имя, подумаешь. У нас тут просто поговорка такая.

– Дурацкая поговорка, – бормочу я.

– Может, и так, да только я все равно права. Мечом зазря машут только недоумки. Никогда не угрожай. Лучше пообещай неприятности наедине и постарайся, чтобы слова не расходились с делом.

– Прости, не расслышала, как тебя зовут.

– Флэнниган. Для друзей – Флэн.

– Как ты здесь оказалась, Флэн?

– Да за какую-то ерунду, если понимаешь, о чем я.

– Нет, я же бестолочь, так что давай, объясни.

– Я добываю вещи, которые нужны людям. Полезные вещи.

– Ты воровка?

– Пират! – возражает она, свешивая вниз руку, чтобы показать метку Удела Камней.

– Что означают звезды у тебя на лице?

– Что я влюблена в ночь.

Звезды поднимаются над изгибом ее бровей, словно небесные светила над горами.

– У меня к тебе деловое предложение.

– Какое?

– Мне нужна твоя помощь. Взамен буду должна, потом отплачу тем же.

– Чем мне поможет пиратка-неудачница?

– Я спец в своем деле! – оскорбленно щурится Флэн.

Не могу поверить, что вообще веду этот разговор.

– Если ты такой спец, как оказалась в камере?

– Нарочно попалась, – фыркает она, рассматривая свои выкрашенные в черный ногти.

Шутит, что ли? Но выражение лица Флэн остается неизменным.

– Зачем тебе это?

Она спрыгивает сверху и встает рядом, дожидаясь, пока я подвинусь. Я нехотя откатываюсь к стене, и Флэн укладывается возле меня. Черные волосы падают на мои.

– Я подстроила, чтобы меня заперли, – хотела спокойно продумать план побега, – шепчет она.

Мысль сбежать отсюда чертовски соблазнительна. Не представляю, куда бы я пошла, но везде лучше, чем здесь – в пределах досягаемости агента Кроу.

– С чего ты взяла, что из-под ареста сбежать легче, чем из воздушной казармы?

– Да не легче. Мне просто нужно спрятаться.

– От кого?

– От монстров в черных плащах.

– Ты прячешься от Ценза? Здесь?! – Я обвожу рукой нашу камеру.

– Именно, – бормочет Флэн. – Они меняют метки. У меня – клонированная. Когда ее вытащат, сразу догадаются. Мне нужно выбраться с базы. Сейчас они в Тритиуме-101, потому что нас вскоре должны отправить в «Сумеречный лес», а оттуда – на передовую. До той поры мне надо как-то избегать встречи.

– Ты из моей казармы? – потрясенно спрашиваю я.

– Угу. Это я вернула твою кожаную куртку в шкафчик. Никогда не держала в руках такой хорошей кожи. Учти, это – контрабанда. Если тебя с ней сцапают, мигом окажешься здесь. Мы с тобой обе в Черной секции, только я на нижней палубе. Там они держат всех Камней, которые прислуживают Мечам.

Я растерянно хмурюсь.

– Я не видела в шкафчике куртку.

– Так я же ее спрятала. Сделала там двойное дно. Пожалуйста, кстати!

– Спасибо.

– Если хочешь, я и покупателя могу найти. С моей помощью ты выручишь за куртку немало «заслуг».

– Ты – третьерожденная? – вдруг осеняет меня.

– Нет. – Флэн стискивает кулаки, и я первый раз замечаю, что она боится. – Второрожденная, просто не из Удела Камней.

– Ты из Звезд!

– Угу, – показывает на свои татушки Флэн. – Заполучила эту красоту еще до того, как сменила метку.

– Зачем ты вообще ее сменила?

– У Камней мало преимуществ. Наверное, для хоть сколько-то амбициозного человека это худший Удел. Но если хочешь стать невидимкой – самое то. Нас никто не замечает, несмотря на яркие робы. Мы недостойны внимания. Для человека моей профессии незаметность – полезная штука.

– А вдруг тебя поймают?

Она бледнеет и отводит взгляд в сторону.

– Тогда они решат, что я третьерожденная шваль. И даже если поверят, что всего лишь второрожденная – захотят выяснить, откуда у меня клонированная метка. А этого я ни за что не скажу, иначе пострадают другие. Так что меня будут пытать, пока не заговорю или не сдохну. Да и плевать, нет смысла так жить. У меня вот что есть! – Флэн показывает маленькую белую капсулу. – Цианид. Лучше такая смерть.

Я потираю лоб. Напряженный день наградил меня головной болью.

– Слушай, я помогу тебе избежать Ценза. Пожалуйста, избавься от яда.

– Я тебе отплачу, обещаю.

– Ты мне ничего не должна.

Она внимательно смотрит на меня.

– Зачем ты предлагаешь помощь, ничего не ожидая взамен?

Я отворачиваюсь, не в силах выдержать взгляд карих глаз.

– Одна девушка – адвокат из Лун – пыталась мне помочь и была схвачена цензорами. Ее убил агент по имени Кроу, и это моя вина. Через тебя я пытаюсь отдать долг.

Флэн сдержанно вздыхает.

– Тогда ты мне поможешь… по-настоящему.

– Помогу. Каков план?


* * *

Чуть меньше полутора суток спустя, примерно в полночь, я корчусь на койке, притворяясь больной, и наблюдаю, как Флэнниган пытается привлечь внимание дежурного. Она долго колотит в дверь, скачет по камере, размахивая руками, и наконец к нам входит охранник.

– Ты заболела? Да неужели? – говорит он, подкручивая усы. Похоже, не поверил ни единому слову Флэн.

Скорчившись на матрасе в позе зародыша, издаю стон.

– Скоро будет полегче, – бормочу я, прижав руку к животу. – Желудок ноет. Я ела кашу.

Охранник, не совсем зачерствевший душой, вызывает врача-Атома. Тот выдает мне пару таблеток антацида и советует пить воду.

Флэнниган хватает охранника за руку и благодарит его. Он выпров


убрать рекламу






аживает доктора и снова нас запирает.

После их ухода я полощу рот, стараясь смыть меловой привкус таблеток.

– Получилось?

– Угу, – кивает Флэн.

Она садится рядом и демонстрирует метку. Вместо прежнего символа – коричневого горного хребта – у нее на руке сияет серебристый меч.

– Как ты это сделала?

– Постарался процессор. Они называют его «имитатором». Он обошелся мне в целое состояние, а к завтрашнему дню станет совершенно бесполезным. Новые метки не позволяют внедряться в их устройство. В общем, я серьезно вляпалась, пока кто-нибудь не придумает способ одолеть новые процессоры.

– У тебя еще осталась старая метка?

– Да, но не здесь. Она в Звездах. Нельзя было допустить, чтобы ее у меня нашли при переходе границы Уделов.

Я беру ее за руку и, любуясь, рассматриваю метку.

– Ты много где побывала?

– Везде. Прожила тысячи чужих жизней. – Выглядит она при этом не старше двадцати. Флэн встает и наставляет на меня палец: – И теперь, как только будешь готова, одной из них я поделюсь с тобой. Следуй за мной, и мы ненадолго превратимся в Меча Холкомба.

Она хихикает так, словно все происходящее – игра. Но эта игра смертельно опасна, и я еще только начинаю осознавать, что готова принять в ней участие.

Наконец коридор пустеет. Флэнниган у выхода сканирует клонированную метку. Обходными путями мы, избегая стражей, добираемся до внешних дверей изолятора. Их усиленно охраняют. Флэнниган вталкивает меня в каморку с инвентарем уборщиков и открывает решетку на задней стене.

– Давай сюда, – шепчет она, исчезая в вентиляции.

Я забираюсь следом, и Флэн ставит решетку на место. Мы ползем по металлической шахте до следующей решетки. На сей раз за ней оказывается неосвещенный бетонный туннель, пустой и волглый. Внутри проходят линии «вен», переносящих по стволу Древа воду, топливо и отходы. Но кроме них – еще и прозрачные трубки информационных линий. Флэнниган выбирает одну из таких и идет, следуя за ней. Наконец мы приходим к небольшой панели быстрого доступа, оснащенной сканером.

– Вот оно! – объявляет она, потирая руки.

– Что это? – спрашиваю я.

Сердце так и заходится. Страшно – нас могут схватить в любую минуту. А Флэнниган, похоже, мои тревоги не разделяет. Она подставляет метку Холкомба под очередной сканер.

– Что ты делаешь?

– Вхожу в реестр заключенных изолятора. Нужно представить все так, будто ты провела эту ночь в нашей камере. Я планирую твое освобождение на пять утра. И стираю запись о том, что я там вообще находилась. Между нами не будет никакой связи. Тебе не придется возвращаться в камеру. Я проставлю в журнале регистрации соответствующие записи, а следы замету.

– Ты можешь такое провернуть? Удалить себя из списков изолятора?

– Я все могу! – Флэн улыбается, храбрясь напоказ. – Смотри, я стираю себя из этой базы.

– А если нас поймают?

– Не поймают, – подмигивает она и шепотом добавляет: – Это все равно что гулять по Непорочности с золотым нимбом на руке.

– Откуда ты знаешь, как это сделать?

– Я же Звезда, помнишь? – поднимает бровь Флэн, показывая пальцем на голографический экран. – Я рождена разрабатывать подобные технологии, чтобы сделать жизнь элиты простой и легкой.

– Ты могла отправиться куда угодно, но оказалась именно здесь. Странно…

С Флэнниган что-то не так. Пиратка старается выглядеть вольным человеком, но действует с энергией и напором, которые не совсем соответствуют ее словам.

– Свернула не туда, – пожимает плечами Флэн. – Поверь, я хочу как можно скорее отсюда выбраться.

Верю. Флэн закрывает экран.

– Итак, – торжествующе заявляет она, хватая меня за руки, – мы с тобой официально свободные женщины! Пошли, покажу тебе свой мир. Но сначала надо кое-что сделать…

Держась за меня, Флэн снимает ботинки. Сдвинув на одном из них каблук, она достает два кусочка тонкого металла размером два на четыре дюйма. Из каблука другого ботинка она вытаскивает пару перчаток без пальцев. Обе перчатки на левую руку.

– Это – свинец, – говорит Флэн, демонстрируя металлический прямоугольник, и засовывает его в прорезь между большим и указательным пальцем на одной из перчаток. – Надевай.

Я надеваю на руку черную перчатку. Свинец закрывает метку.

– Теперь твою метку нельзя отследить. Сейчас сигнал от нее поступает из изолятора. Покинув его, ты оставишь след, если только сигнал не блокировать – тогда метка станет невидимой. С такой перчаткой ты можешь разгуливать прямо возле стингера, и он даже не поймет, что ты поблизости. Он не станет тебя пинговать, не передаст данные в военную полицию. Останется след. Стингеры издают высокочастотные импульсы, которые взаимодействуют с метками. Если чип закрыт, они не получают отклика. – Флэн тоже надевает перчатку. – Что ж, посмотрим, что интересного мы сумеем обнаружить.

Мы отправляемся в путь. Флэн приводит меня к внутренним сердцевинам, которыми пользуются только Звезды, Атомы и некоторые Мечи, поддерживающие функционал базы.

Я направляюсь к той, что ведет наверх, но Флэн перехватывает мою руку:

– Подниматься нельзя! Там сейчас куча цензоров меняет метки. Идем вниз.

Спустившись на уровень вниз, мы попадаем в прачечную. Даже в такой поздний час обслуживающий персонал занят стиркой постельного белья и формы. Мы крадемся мимо них за большими промышленными машинами. Рокот и гул заглушают звук наших шагов.

Выйдя в отдельный проход, прячемся за большими вешалками, на которых висят черные кожаные плащи.

– Держи! – Флэн протягивает мне один из них, затем в придачу вручает белую форменную рубашку и черные брюки цензора.

– Это еще зачем?

– Разве ты не хочешь вернуть свой тер-меч? – интересуется Флэн, подыскивая плащ на свою худенькую фигурку.

Она надевает рубашку цензора и с вызовом смотрит на меня.

– Откуда ты о нем узнала?

– Таково мое правило: знать все о солдатах, которым служу.

– Нет, – бормочу я, качая головой. – Что-то здесь нечисто. Ты знаешь слишком много. С чего ты взяла, что я окажусь в изоляторе?

– Прошло больше трех часов с момента, когда ты махала мечом, до того, как тебя арестовали. И именно тогда, когда за тобой явились цензоры. Сложи два и два.

– Так это ты подстроила, чтобы меня упекли в изолятор?

– Ну разумеется! Никто на тебя не стучал. Это кодекс Мечей – никогда друг друга не закладывать, иначе будут считать перевертышем, а те плохо заканчивают. Надо было что-то предпринять, иначе Кроу тебя бы прикончил.

Флэн натягивает черные брюки.

– Да кто ты такая? – спрашиваю я, не двигаясь с места.

– Друг. Ну, так ты хочешь получить обратно свой меч или нет? Остался последний шанс. Цензоры жутко заняты заменой меток в Т-101, а значит, их логово охраняют всего несколько человек.

Флэн дополняет наряд черной фуражкой, пряча волосы и затеняя лицо. Головной убор в форму не входит, но может сойти за часть образа.

– Как мы вообще туда попадем? Туннели проходят под всей базой.

– У меня есть схемы, – отвечает Флэн. Среди плащей она находит припрятанную сумку. Покопавшись внутри, достает выключенный коммуникатор и надевает браслет на руку. – Активирую, когда окажемся под землей, а то заметят.

– Это безумие!

– А разве не безумие, что у тебя в один день отняли все самое дорогое? С этой точки зрения поступок очень разумный .

Прихватив сумку, она направляется к сердцевине, перебрасывая ремень через плечо. Я догоняю ее, и мы вместе спускаемся на нулевой уровень. Флэнниган изо всех сил пытается спрятать широкую улыбку.

– Рада, что ты решилась, – говорит она.

Я убираю волосы под фуражку и опускаю короткий кожаный козырек, чтобы скрыть лицо.

По служебным коридорам нулевого уровня мы добираемся до складской зоны. Пройти через нее несложно. Мы просто шагаем, как хозяева. Периметр патрулируют стингеры, не обращая на нас внимания.

Мы подходим к стальным дверям бункера Ценза. По бокам от них парит в воздухе еще пара дронов, похожих на гигантских ос. Хребет сковывает ледяным ужасом. Сглатываю желчь, подкатившую к горлу. Мы подходим к сканеру. Механические стражи гудят громче. Все нервные окончания вопят: «разворачивайся и беги!» Но я совершенно неподвижно стою между стингером и моей приятельницей-пираткой. Та достает из сумки небольшую коробочку, где лежат обернутые в свинец метки. Флэн выбирает одну, разворачивает, а потом снова прячет коробку в сумку. Голограмма метки сияет цветом морской волны, переливаясь водной рябью на ладони Флэнниган. Это метка перворожденного Удела Морей.

Меня накрывает паника: мне кажется, что стингеры вот-вот поймают импульс метки. Но ни один из них не двигается. Должно быть, у «хозяина» метки есть сюда допуск. Флэнниган взмахивает блестящим квадратом возле сканера, и тот загорается.

Двери бункера поднимаются. Флэнниган заходит внутрь, я – следом; створка опускается.

Перед нами в узком коридоре, охраняя лифты, стоят два вооруженных солдата. Они защищены броней, но визоры шлемов подняты. Мы направляемся прямо к ним.

Боец, что поменьше ростом, криво ухмыляясь, игриво обращается к Флэнниган, идущей впереди меня:

– И кто это к нам…

В мгновение ока Флэнниган вытаскивает из сумки цензорский пистолет с транквилизатором. Целится во флиртующего бойца и стреляет ему в щеку. От потрясения тот реагирует медленно. Он даже не поднимает оружие, а начинает ощупывать серебристый дротик, впившийся в его плоть. Второй страж тянется к винтовке, прислоненной к стене. Флэнниган резко разворачивается, и дротик вонзается ему пониже виска. Бойцы не падают – стоят, оглушенные, пошатываясь. Флэн выпускает еще пару дротиков, попадая каждому охраннику чуть выше челюсти. Солдаты закатывают глаза. Первым падает невысокий, а затем и его товарищ оказывается на земле.

– Помоги! – шепчет Флэнниган, убирая пистолет обратно в сумку.

Я хватаю одного из стражей за руки, а она – за ноги. Мы тащим его с глаз долой в темную комнатушку. Второго перенести сложнее, но мы справляемся.

Флэнниган спешит к лифтам и вызывает один из них, воспользовавшись краденым профилем. Двери открываются, мы входим внутрь и начинаем спускаться.

– Это метка-имитатор?

– Да. Профиль перворожденного, принадлежащий агенту Ценза. Он приписан к «Сумеречном лесу», но имеет доступ и в этот бункер. – Она убирает метку-имитатор в прорезь перчатки, поверх свинцового квадрата, что закрывает чип, имплантированный ей в кожу. Сквозь ткань просвечивают переливающиеся волны на идентификаторе цензора. – Я держу некоторые из них под рукой для дверей, которые труднее всего открыть. Через несколько дней это уже будет бессмысленно. Они станут бесполезны. – Флэн включает наручный коммуникатор и выводит на экран карту подземного логова цензоров. – Самое главное – уверенность в себе. Не смотри никому прямо в лицо, но и свой взгляд не отводи.

– Как это?

– Аристократы, особенно из Добродетели, ходят с надменно-скучающим видом. Веди себя, как хищник. Ты ничего не боишься, ты охотник. Так охоться…

Флэн останавливает лифт на самом нижнем этаже базы. Двери открываются, веет холодным воздухом. Теперь ясно, зачем цензорам кожаные плащи.

Все, что сказала пиратка раньше, – чистая правда. Агентов, охраняющих коридоры, куда меньше, чем в прошлый раз. На посту у лифтов нет стражи. Мы просто берем и проходим контрольно-пропускной пункт. По дороге нам встречаются несколько цензоров, спешащих по делам с озабоченным видом, но они едва удостаивают нас взглядом.

Их заносчивая убежденность в том, что к ним никто не сможет проникнуть, почти смешна. Не будь я так напугана – расхохоталась бы.

Следуя указаниям коммуникатора, торопливо проходим милю за милей.

– Мы под озером Аспен, – сообщает Флэнниган, резко притормаживая у неприметных металлических дверей. – Нам сюда.

С помощью очередной клонированной метки она открывает створки. На панели доступа появляется знакомое лицо: Гришолма Венн-Боуи.

– Как тебе удалось скопировать метку Гришолма?

– Это было легко. Он любит трогать красивых женщин.

Мы входим. Сумку Флэнниган ставит на гранитный стол в центре комнаты. Вдоль стен стоят изысканные шкафы с дверцами, покрытыми блестящей стальной сеткой. За ней сверкают немыслимые ценности: ювелирные изделия, предметы искусства, прототипы оружия. В дальнем конце комнаты – сейф.

– Ты говорила, что мы пришли забрать мой тер-меч, – ошеломленно бормочу я.

Флэнниган роется в сумке, достает оттуда небольшое устройство и убирает в карман. Вытаскивает тер-пушку. Ее энергетические пули, попадая в цель, внутри жертвы распадаются на части и взрываются, нанося таким образом дополнительный вред.

Флэн вставляет в пистолет картридж с патронами и вручает мне.

– Я соврала. Это куда важнее твоего меча. Следи за дверью. – Подойдя к сейфу, она открывает его с помощью поддельной метки Гришолма. Внутри куча новеньких идентификационных чипов, инструменты для имплантации и блоки процессоров для программирования ID. – Мне нужен был помощник, чтобы пробраться в Ценз и добыть усовершенствованные метки. Ты – самый лучший вариант.

Она проворно забирает из сейфа процессор и имплантатор, прячет в сумку, вытаскивает оттуда еще одно устройство, снова убирает в карман, а потом принимается складывать ряды меток в сумку, пока не набивает ее доверху. Грустно вздыхает – в хранилище еще остались идентификаторы, – и бросает к ним девайс из кармана.

– Это бомба. Через пять минут она сработает, и все будет выглядеть так, словно мы взорвали метки, а не украли их. Тогда чипы не будут искать. Готова? – спрашивает Флэн, включая прибор.

– Как ты могла так со мной поступить? – шепчу я.

– Никак я с тобой не поступала! Я сделала это ради тебя.

Она застегивает сумку, направляется к двери и чуть-чуть ее приоткрывает. Не увидев никого, выходит наружу, но тут же раздаются выстрелы. На мою грудь и лицо падают капли крови.

Флэнниган, привалившись к двери, сползает на пол. Я инстинктивно перешагиваю через нее с поднятым пистолетом. Ко мне бегут четыре агента. Я стреляю каждому из них в голову. Пули взрываются, разбрызгивая по стенам фрагменты костей и ошметки мозгов. Резко разворачиваюсь – с другой стороны коридора пусто.

Флэнниган рвано дышит, дрожащей рукой прикрывая дыру в животе.

– Спрячь у себя в шкафчике, – хрипло говорит она. Из ее рта капает кровь. – Сумка как раз поместится в тайнике. На полке найдешь ручную сварку. Завари дно. Скажи ему, все было почти безупречно. Скажи, пусть скучает по мне. Каждый день.

– Кому?! – Мое сердце несется вскачь.

– Человеку, который спросит тебя обо мне, – улыбается Флэнниган. Она достает из кармана капсулу цианида, кладет в рот и сотрясается в конвульсиях. Наконец ее взгляд становится безжизненным.

От потрясения я было шагаю вперед, но спохватываюсь и забираю сумку. Перебрасываю через плечо длинный ремешок, достаю из перчатки Флэн клон метки цензора. Вставляю прямоугольник с набегающими волнами в свою перчатку. Коммуникатор Флэнниган еще работает. Забираю его и надеваю на запястье.

А потом пускаюсь бежать со всех ног.

У поворота замедляю шаг и заглядываю за угол. Ко мне мчатся трое агентов. Я выскакиваю им навстречу и стреляю одному из них в голову. Остальных пули настигают еще до того, как цензоры успевают наставить на меня оружие. Перескакиваю через их тела и снова заворачиваю за угол. Лабиринт переходов кажется бесконечным. Я не останавливаюсь, то и дело посматривая на коммуникатор, чтобы не заблудиться. Вдруг пол содрогается. Стены туннеля вибрируют от взрыва. Гул затихает, но его сменяет новый звук – шум стремительного потока воды.

Пол все еще трясется. Не оборачиваюсь – не хочу видеть, что там.

– Стой! – раздается чей-то крик.

Я чуть сбавляю шаг, бросая взгляд через плечо. На перекрестье путей стоит, поднимая оружие, высокий агент. Но он не успевает выстрелить – стена воды из озера сбивает его с ног и уносит дальше.

Снова бегу. Позади раздается рокот. Впереди – лифт. На посту лишь один цензор. Подняв взгляд, он замечает мое приближение. За спиной у меня грохочет река воды.

Агент несется к лифту, сканирует метку, и двери открываются. Он заскакивает в кабину. На бегу поднимаю пистолет и стреляю ему в шею. Пуля взрывается, стены орошают брызги артериальной крови. Держась за горло, цензор сползает на пол.

Я запрыгиваю в лифт как раз вовремя: двери тут же закрываются, но вода обрушивается на них, вновь раздвигая створки. Она заполоняет кабину, и я промокаю насквозь. Кашляя и задыхаясь, поднимаю лицо к потолку, стараюсь выскочить, но волна не успевает захлестнуть меня с головой – лифт начинает ползти вверх. Озерная вода вытекает в открытые двери, падая в шахту. Наконец створки снова сдвигаются.

Хватаюсь за перила, лихорадочно пытаюсь отдышаться, едва держась на дрожащих ногах. Я с трудом выношу мертвый взгляд цензора, лежащего на полу. Однако лифт вскоре останавливается, открывая двери. Смаргиваю слезы и наставляю пистолет на пустой холл. Там – ни единого шевеления. Это тот же самый бункер?

Я медлю, прислушиваясь. Осторожно скольжу вперед, робко выходя из лифта. В ботинках хлюпает вода. Поднимаю оружие, изучая коридор через прицел.

Слева, щекоча нервы, доносится тяжелое дыхание. Быстро разворачиваюсь в ту сторону. Позади лифта виднеется полуоткрытая дверь в темную комнатушку. Подкрадываюсь к ней и заглядываю внутрь. Там все еще лежит в отключке пара солдат, подстреленных Флэнниган. Я тихо отступаю. Убираю оружие в карман плаща, снимаю коммуникатор и швыряю его в кабину лифта. Та едет вниз, в водяную могилу.

Из бункера выбираюсь при помощи поддельной метки, после чего снова убираю ее в свинцовую оболочку и прячу в сумку.

Слышу жужжание стингеров, и у меня начинает усиленно биться сердце, но мою собственную метку все еще скрывает защитная перчатка. Я пересекаю склад, оставляя за собой мокрые следы. На сердцевине поднимаюсь в прачечную. Приветственный гул стиральных машин заглушает шаги.

Дрожащими руками снимаю влажную форму, надеваю оранжевый комбинезон Флэнниган, с удивлением обнаружив, что у нас почти одинаковый размер. Фуражку я снова натягиваю на голову, чтобы скрыть лицо. Вытаскиваю тер-пушку из кармана плаща цензора, убираю в сумку и спешу дальше.

Впереди виднеется сердцевина. Я запрыгиваю на подножку, отправляясь наверх. На полпути к своему уровню слышу рев сирен, сопровождающийся голосом робота:

– Всему персоналу вернуться в воздушные казармы, разойтись по капсулам и ждать указаний. База заблокирована. Пожалуйста, немедленно вернитесь в капсулы.

На свой уровень я поднимаюсь почти в полуобмороке. Сворачиваю в коридор, которым пользуется обслуживающий персонал. Рабочие в оранжевых формах не удостаивают меня еще раз взглядом. По знакам на стенах добираюсь в свою казарму. Дверь в Тритиум-101 охраняет солдат. Служащий, шедший впереди меня, пытается просканировать метку, но страж его останавливает.

– В специально отведенном месте получите новый чип. Возвращайтесь к себе в капсулу, и в течение вечера вас вызовут.

На руку с перчаткой я натянула рукав так, что торчат только пальцы. Я подхожу к солдату, и тот жестом велит мне проходить.

Прежде чем отправиться к капсулам нижней палубы, я поднимаюсь по сходням в Черную секцию. Открываю дверь наверху лестницы и оказываюсь в дальнем углу раздевалки. Меня встречает мрачная тишина. Никого нет, все разошлись по своим норам. Мокрые ботинки шлепают по плиткам пола.

Отыскав свой шкафчик, собираюсь снять перчатку, но передумываю: часы на стене показывают половину третьего. Меня должны «выпустить» в пять тридцать. Придется потерпеть.

Ищу, где бы укрыться, и прячусь в одной из уборных, прикрыв за собой дверь. Меня тут же начинает тошнить. Склонившись над стальным стульчаком, опорожняю желудок дочиста. Как только оказываюсь в состоянии встать, сразу же запираю дверь, и только потом сажусь и принимаюсь ждать.

Вздрагиваю, проснувшись, и озираюсь вокруг: уборная, сумка, оранжевая форма… Паника. Вскакиваю на ноги. Голова кружится, перед глазами расплываются пятна. Опираюсь на стену в ожидании, пока мир перестанет вращаться, и только потом открываю дверь. В раздевалке никого. Прислушиваюсь, но слышу только стук собственного сердца. Набираюсь храбрости и выхожу, захватив сумку.

На часах пять двадцать. Сойдет! Стаскиваю перчатку и убираю в сумку. Подойдя к шкафчику, сканирую метку. Дверца со щелчком открывается. Я падаю на колени, открываю двойное дно и запихиваю туда сумку поверх наряда, который надевала на пресс-конференцию. Снимаю фуражку и форму Флэнниган, прячу туда же и закрываю тайник.

Вскакиваю на ноги и натягиваю бежевую пижаму. Та сразу меня согревает. Встав на цыпочки, потому что мне недостает роста, вслепую шарю по верхней полке, торопливо отбрасывая вещи: ищу сварочный инструмент. Тот лежит у самой стенки. Снова падаю на колени, нажимаю на спусковой крючок – разгорается золотое пламя. Я завариваю швы тайника. От плавящегося металла поднимаются струйки дыма. Прямо в огонь стараюсь не смотреть, но закончив, все равно чувствую, что почти ослепла.

Захлопываю со щелчком шкафчик и снова спешу в уборную. Запираю дверь и дрожащими руками начинаю разбирать окалину. Снаружи раздается звук чужих шагов. Бросаю части, что удалось снять, в раковину и яростно работаю дальше.

Кто-то колотит в дверь.

– А ну выходи! – ревет звучный голос.

Делаю глубокий вдох и хрипло кричу в ответ:

– Минутку!

– Вне капсулы находиться не положено! – Дверь так и ходит на петлях.

Сердце сжимает страх. Кулак снова колотит в створку. Отламываю еще кусок окалины и бросаю в унитаз. По лицу струится пот.

– У меня экстренная ситуация! – Пальцы, израненные острыми углами инструмента, кровоточат.

– Да мне плевать, хоть ты койку свою засри, солдат. Выходи немедленно! – Дверь снова трясется.

– Ладно! – кричу я, разламывая на части последний кусок, бросаю его в унитаз и смываю.

Удостоверившись, что не осталось ни одного обломка, отпираю дверь. Ее тут же распахивает краснорожий солдат-страто. Он нависает надо мной, словно собирается изрыгнуть пламя.

– Тропо! Какого черта ты тут делаешь?

Он смотрит мне в лицо, и гнев уходит, остается лишь раздражение. Должно быть, я выгляжу окаменевшей.

– Мне нужно было в уборную, патрон.

– База заблокирована! – рявкает он. – Запрещено покидать капсулы.

– Я только что вернулась, патрон. Провела ночь в изоляторе.

Он задумчиво почесывает щетинистый подбородок.

– Пятьдесят отжиманий!

Выхожу из уборной и падаю на пол. От привычных упражнений сразу становится легче. Закончив, поднимаюсь и поворачиваюсь к страто.

– Отправляйся в капсулу, – приказывает он.

– Можно сначала вымыть руки?

– Нет, черт побери! Эй, – подзывает он кого-то за своим плечом, – отведи-ка эту тропо в ее капсулу…

Я выглядываю из-за него – у шкафчиков стоит еще один боец и смотрит на меня.

– Хорошо, Баркли, – говорит Хоторн, – я ее заберу.

13. Мерзкие бородавки

 Сделать закладку на этом месте книги

Даже не осознаю, что стою босиком, пока Хоторн не спрашивает:

– Хочешь надеть тапочки?

Я лишь отрицательно качаю головой – боюсь, голос подведет. Да и шкафчик при Хоторне открывать опасаюсь: мало ли что он увидит внутри.

Пытаюсь пройти к двери, ведущей к ярусам капсул, но Хоторн аккуратно придерживает меня за руку:

– Жаль, что Баркли так с тобой обошелся. Он просто психушник. Старайся держаться от него подальше. Баркли живет по букве Устава. Но ты-то не такая.

Хоторн почти отпускает меня, но я вдруг поворачиваюсь и прислоняюсь лбом к его груди, ссутулив дрожащие плечи. Вдыхаю его запах – он ассоциируется у меня с безопасностью. Сотрясаюсь от рыданий, которые так и не смогла сдержать. Хоторн перебрасывает винтовку за спину, и я снова прячу лицо у него на груди. Он обнимает меня и прижимает к себе.

– Тише… – нежно шепчет Хоторн, убирая с моего пылающего лица волосы и заправляя за ухо. – Не знаю, почему ты плачешь, но забудь об этом. Ты уже не там. Ты со мной.

Пытаюсь прижаться к нему еще сильнее. Тогда он берет меня на руки и садится вместе со мной на скамейку, опираясь спиной на стену. Не знаю, сколько мы так сидим, пока я рыдаю, но наконец я почти прекращаю икать. Хоторн и не думает меня за это поддразнивать.

Из кармашка оружейного ремня он достает кусок ткани, которым обычно вытирают со ствола конденсат.

– Она чистая, – приговаривает Хоторн, промакивая мне лицо.

– Прости, – бормочу я.

– За что? – удивляется он, убирая тряпку обратно. – Ни разу не натирал винтовку слезами Розель. Потом расскажу, хорошо ли они очищают. – Хоторн ждет, пока я улыбнусь, но мне не до улыбок. – Как ты?

– Никак, – всхлипываю я. В глазах еще стоят слезы.

– У тебя измученный вид. Я знаю, что тебя забирали в холодильник за угрозу боевым оружием.

– Кто тебе сказал?

– Агент Кроу, когда наградил меня этим… – Хоторн демонстрирует новую метку и шрам. – А еще он сообщил, что пока с нами не закончил.

– Больше он ни о чем не упоминал?

– Нет. А что?

Я съеживаюсь. Хоторн пока не знает об Агнес. Кроу промолчал. Как рассказать Хоторну, что его подругу убили, потому что он пытался помочь мне? Он никогда себя не простит… И меня тоже.

– Кроу убил ее, Хоторн, Агнес мертва, он забил ее до смерти – я видела фото, – на одном дыхании выпаливаю я. Теперь он в курсе.

Хоторн трясет головой. Его полный ужаса взгляд навсегда врезается мне в память.

– Кроу обвинил ее в том, что она третьерожденная. Это правда?

Глаза Хоторна вспыхивают гневом, ноздри раздуваются:

– Нет! Она была как и мы, второрожденная! Просто родилась в Уделе Лун, ее никогда не учили защищаться.

– Он бы в любом случае прикончил ее за помощь мне. Он безумен, Хоторн. Прости…

Не знаю, что еще сказать. Я совершенно беспомощна – его боль мне не унять.

– Она не хотела помогать. Это я ее убедил. – Он отчаянно сжимает губы. – Я его убью.

– Когда-нибудь, да. Я помогу.

Устало потирая глаза, встаю с колен Хоторна. Он тоже поднимается и берет меня за плечи.

– Провожу тебя в капсулу.

Я не спорю. Хоторн успокаивающе кладет руку мне на талию, и мы выходим.

– Откуда ты знаешь, где моя капсула?

– Порасспрашивал народ, когда узнал, что мы в одной казарме.

Я замираю на полушаге.

– Это не просто совпадение, Хоторн. На базе буквально миллион капсул и тысячи воздушных казарм.

– Знаю, – мрачно отзывается он.

– Кто разместил меня вместе с тобой? – Осуждающе смотрю ему в глаза.

Хоторн обхватывает мое лицо руками.

– Клянусь, я не в курсе, Розель.

– Я тоже.

Мы снова отправляемся в путь и наконец приходим к моей капсуле.

– Поспи немного. Загляну к тебе позже.

Карабкаюсь по лестнице на четыре уровня вверх, открываю капсулу и забираюсь внутрь. Дверь закрывается.

Подсовываю под голову подушку, накрываюсь одеялом, но так и лежу без сна в полной темноте. Снова вспоминаю прошлую ночь, когда я оказалась в одной камере с Флэнниган. Пиратка манипулировала мной, чтобы заставить помочь украсть метки, но для кого? Она ради этого погибла. Что теперь с ними делать? Вернуть обратно? Сказать, что я случайно застрелила восьмерых агентов и помогла взорвать и затопить обитателей туннелей с их жуткими допросными кабинетами?

В глубине души хочется думать, что эти восемь убийств я совершила из милосердия. Все они так или иначе умерли бы, их бы смыло водой, кроме парня в лифте. Тот мог и выжить. Но сколько третьерожденных убил этот агент? Судя по зарубкам смерти – не меньше пары десятков. Может, я восстановила справедливость.

Итак, теперь я хранитель контрабанды, за которую меня могут замучить до смерти. Когда появилось время все обдумать, я с ослепительной ясностью увидела каждую свою ошибку. Я выбралась из камеры за несколько часов до того, как мое наказание было официально закончено – прокол первый. Если кто-нибудь поинтересуется у Меча Холкомба, тот скажет, что не выпускал меня – прокол второй. Я не отметилась ни на одном сканере – ни когда якобы покинула изолятор в пять утра, ни когда прибыла в воздушные казармы в пять двадцать, кроме отметки у моего шкафчика в раздевалке, – проколы три и четыре.

Все больше убеждаюсь, что в любой момент в дверь моей капсулы постучит агент Кроу и арестует меня. Но часы идут, а ничего не происходит. Я включаю виртуальный экран на потолке. Ни одного сообщения о взрыве в Цензе. Все новости только о полуфинале Состязаний второрожденных. Половина участников карабкается на склон горы, а остальные, укрывшись за утесом, осыпают их термоядерными стрелами. В душе у меня будто что-то умирает.


* * *

Просыпаюсь. Экран над головой все еще работает. Комментаторы обсуждают гибель нескольких участников из Удела Морей. Они сгорели: в ходе воздушных состязаний их сверхлегкий самолет был взорван.

В мою дверь стучат.

– Розель? – слышится знакомый голос.

Спешно бросаюсь к панели и открываю. С лестницы на меня смотрит Хоторн.

– Привет, – выдавливает он улыбку. – Как ты?

– Чуть не схлопотала инфаркт. Думала, это Кроу. – Я потираю сонные глаза.

– Он остался на базе «Каменный лес», – успокаивает Хоторн. Его взгляд горит ненавистью. – Мы в воздухе. Летим к «Сумеречному лесу».

– Долго я спала?

– Пропустила завтрак и обед. Уже четырнадцать ноль-ноль. – Он вручает мне сухпаек в серебристой фольге. – Макароны с индейкой – вполне съедобно. Ты ведь знаешь, что можно выходить? Мы больше не в изоляции. Пока стояли в доке, начальство дергалось, но


убрать рекламу






когда отчалили, все успокоились. Нам дали допуск к полевой работе.

– Серьезно?

Он встревожен, но я испытываю облегчение. Теперь агенту Кроу сложнее добраться до Хоторна. Я не знаю, как защитить его после гибели Агнес. Просто решаю молчать о тысячах меток, спрятанных у меня в шкафчике. Не стоит втягивать в это Хоторна.

– Хочешь со мной на пробежку? – предлагает он.

Киваю, убираю сухпаек и выбираюсь из капсулы. Мы отправляемся в раздевалку. Я выбираю тренировочную футболку и подходящие легинсы. Как видно, стесняться здесь не принято. Повсюду разгуливают обнаженные женщины и мужчины. Хватаю одежду и иду переодеваться в душевую кабинку.

Хоторн, скрестив руки на груди, ждет, прислонясь к моему шкафчику.

– Ты собираешься это проделывать всякий раз, как понадобится переодеться? – ухмыляется он.

– Именно. – Присев на одно колено, застегиваю беговую обувь.

– Почему ты прячешься? Что у тебя там – мерзкие бородавки?

– Нет у меня никаких бородавок.

– Могу одолжить «заслуг», чтобы ты их убрала.

Я тут же заливаюсь краской.

– Хоторн… Ты с десяти лет раздеваешься вместе с этими людьми. Я никогда не переодевалась ни в чьем присутствии с тех пор, как стала справляться с одеждой самостоятельно.

– Твой канал транслировал, как ты тренировалась, ела и училась – почти все о твоей жизни, но мы ни разу не заглядывали к тебе в комнату.

– Все, что ты видел, и была моя комната. То есть мои комнаты. Мне отвели целое крыло Дворца Мечей.

Мы выходим из раздевалки и идем мимо рядов капсул к сердцевине, запрыгиваем на подножку лицом друг к другу, и нас уносит вниз.

Хоторн склоняется ближе.

– Каково это было?

– Одиноко. Временами я думала, что если со мной никто не заговорит, я просто сойду с ума. Иногда казалось, я призрак, и меня замечают только видеодроны. А теперь такое ощущение, что меня наконец видят все и никак не отведут взгляд.

Мы сходим на тренировочной палубе. Ее периметр опоясывает беговая дорожка. Когда мы с Хоторном проходим мимо солдат, те умолкают и таращатся на меня.

– Понимаю, о чем ты, – говорит Хоторн. – Это ненадолго. Полк привыкнет к тебе, а потом и внимание обращать перестанет.

Первые четырнадцать миль мы с Хоторном бежим в ногу. Здорово размяться после нескольких дней вынужденного простоя. Я не тренировалась нормально с тех пор, как покинула Дворец Мечей, – с тех пор, как потеряла Дюну. Мы обгоняем других бегунов, но нас никто не обходит. На последней миле Хоторн вырывается вперед. Я стараюсь его догнать, но это невозможно, и в итоге он опережает меня на сто ярдов. Ради приличия на финише он старательно изображает одышку. У меня колет бок.

– Ты ведь нечасто проигрываешь? – спрашивает Хоторн.

– Кажется… ты легко… меня победил. – Я перестаю изображать невозмутимость и, прихрамывая, плетусь по дорожке, уставясь в потолок. Задыхаюсь так, будто вот-вот умру. – На последней миле… я чуть не сдохла.

Хоторн с лицом, влажным от пота, подает мне полотенце.

– Пошли, кое-что покажу. – Он ведет меня на другую сторону палубы. – Мы рядом с Вахаллинским морем. Полетим низко, почти у воды. Чувствуешь – спускаемся?

Сделав знак подождать, Хоторн подходит к дверце отсека, открывает ее и сдвигает в сторону, блокируя от закрытия крючком. В проем врывается шквал воздуха. Хоторн протягивает руку. Я медленно придвигаюсь к нему. Вихрь срывает резинки с моих волос, и те свободно развеваются на ветру. Гул стоит такой, что нужно кричать, чтобы тебя услышали, поэтому я даже не пытаюсь. Хватаюсь за руку Хоторна и крепко держусь. Жадно изучаю проплывающий под нами мир. Кажется, годы жизни потрачены зря, ведь мне ни разу не удалось побродить по таким вот зеленым лугам с пасущимися овцами.

Корабль пролетает над скалой, земля резко обрывается. Внизу колышется, словно дышит, море. У него какой-то первородный запах, и мои глаза наполняются слезами, словно подсознание помнит, каково плавать в этих глубинах, в этом необъятном просторе.

Хоторн хлопает меня по плечу. Оборачиваюсь; по моим щекам струится влага. Он вытирает ее, затем берет меня за руку и закрывает дверь.

– Это было… – Слов я не нахожу. – Спасибо.

– Здорово с кем-нибудь разделить эти ощущения.

Я киваю; в горле все еще стоит ком.

– Пошли, я хочу в душ, – зовет Хоторн. Удивленно округляю глаза. – Да не вместе же!

Мы возвращаемся в Черную секцию.

– Приходилось носить боевую броню? – спрашивает Хоторн у моего шкафчика.

Я отрицательно качаю головой.

– Хорошо. Когда примешь душ, надень это. – Он показывает на черную обтягивающую футболку и легинсы, которые носят под доспехами. – Я покажу, как правильно облачаться в броню.

Хоторн уходит. Беру шампунь и кондиционер, которые выписала для меня Эмми, с общей полки – бритву и крем для бритья, полотенце. Потом иду следом за Хоторном. Оказывается, его шкафчик – через пару рядов от моего. Я заглядываю за угол. Хоторн снимает влажную от пота футболку. Широкие плечи и развитые мышцы спины говорят об интенсивных тренировках. Кожа у него – само совершенство. Спортивные брюки низко сидят на узких бедрах. Так низко, что видны две ямочки чуть выше круглой задницы. С пылающими щеками отшатываюсь назад.

Прав Хоторн. Я и в самом деле странная. Жаль, что у него нет мерзких бородавок!

В такое время отыскать пустую душевую несложно. Запираюсь внутри, снимаю одежду и, просканировав метку, включаю воду. У меня всего пять минут. Увы, их недостаточно. Я успеваю побрить только одну ногу, и то заканчиваю уже без воды. Промокнув волосы полотенцем, оборачиваюсь влажной тканью, выхожу из душевой, бросаю грязную одежду в отстойник и принимаюсь распутывать мокрые волосы.

Напротив шкафчиков расположены ряды раковин. Выдавливаю пасту на зубную щетку и начинаю чистить зубы. На панели возле зеркала расположены две кнопки с табличкой «сушилка». Я нажимаю верхнюю, и меня обдувает теплым ветром. Сушу волосы, расчесывая их пятерней, а те превращаются в мягкие кудри. На полке позади замечаю бритвы и крем для бритья. Беру новую бритву и собираюсь закончить начатое.

Все принадлежности раскладываю на краю раковины. Волосы я перебрасываю на другую сторону, чтобы они сохли дальше. Локоны тем временем почти распрямились. Все еще с зубной щеткой во рту наношу немного крема на лодыжку и провожу по ней бритвой. Не поднимая глаз, ополаскиваю лезвие в раковине и продолжаю свое занятие. Возле меня останавливаются большие ноги. Убираю с лица волосы и вижу, что пришел Хоторн. Он стоит передо мной в одном лишь полотенце на бедрах – такой красивый, что подгибаются колени.

– Что ты делаешь? – интересуется он.

– Жубы тищу, – отвечаю я с полным пены ртом.

Позади Хоторна стоят несколько бойцов, таращась на меня во все глаза.

Я сплевываю пасту.

– В чем дело? – спрашиваю Хоторна, глядя на него в зеркало.

– Что это ты такое делала бритвой?

– Ноги брила. Воска здесь нет, поэтому…

– Я думал, только девицы из Алмазов бреют ноги. Модели всякие или светские красотки, но не солдаты.

– Здесь никто не бреет ноги?

– Я точно не брею, – качает головой Хоторн, – Хэммон тоже.

Он выдавливает пасту на щетку, разворачивается и видит ребят, которые все еще на меня пялятся.

– Представление окончено, – хмуро сообщает он. – Валите куда шли.

Парни гогочут, советуя ему расслабиться, толкают друг друга и только потом уходят.

– Ну… – смущенно бормочу я, – дома у нас было заведено по-другому. Все женщины брили ноги и подмышки или удаляли волосы воском. Так принято у аристократов. Считаешь, это отвратительно?

– Нет.

– Но ведь те парни так считают?!

Жаль, никто мне об этом не сказал, я бы не стала выставлять себя идиоткой.

– Розель, ты вошла у них в первую пятерку, – говорит он, показывая на парней. – Скорее всего, и так была там, но теперь уж верняк – ты номер один.

Я морщу нос.

– Что за первая пятерка?

– Поверь, ты не хочешь знать. Просто будь уверена, что уж отвратительной ты им точно не кажешься.

– Ладно… – Я показываю пальцем за плечо: – Так я пойду…

– Переоденься в душевой. Это и правда отличная идея.


* * *

Когда мы встречаемся у моего шкафчика, Хоторн уже в форме. Я собрала волосы в хвост и заправила за вырез футболки. Одежда в облипку, которую надевают под броню, почти не оставляет простора воображению. Хоторн обводит меня взглядом. Щеки покрываются румянцем. Красавчик отворачивается, тянется достать броню из шкафчика и нечаянно задевает мою грудь. Прикусив губу, отодвигаюсь, чтобы дать ему больше места.

– Извини.

– Все нормально, – говорю я, нервно переплетая пальцы. – Спасибо, что возишься со мной. Я никогда не носила такого снаряжения.

– Мне не сложно. – Хоторн глубоко вдыхает, затем наклоняется и нюхает мои волосы. – Солдатом от тебя и не пахнет, – шутит он, слегка потеревшись носом о мою шею.

– О… – Мой румянец превращается в краску стыда. – Мне дали специальный кондиционер, потому что не разрешили подстричь волосы.

– Но почему?

– Чтобы изменить внешний вид, мне требуется разрешение адмирала Дрездена, Клифтона Сэлоуэя или агента Кроу.

Так унизительно признаваться в полном отсутствии свободы принятия решений насчет собственной внешности.

Хоторн только стискивает зубы.

– Так как именно все это работает? – показываю я на боевое обмундирование, меняя тему.

Он демонстрирует, и я нахожу устройство гениальным. В расчете на длительные миссии в броню встроен зонд. Хоторн рассказывает, как расположить накопитель, чтобы не обмочиться, и как поменять его в случае необходимости. Я влезаю в костюм без катетера. Пластины брони сбегают по моему телу – по икрам, бедрам, туловищу, рукам. Хоторн затягивает пряжки на локтях, поправляя доспех, словно хочет меня защитить. Хочется прижаться к нему и нежно провести губами по его рту. А ему и невдомек…

Он достает из шкафчика нагрудный щит.

– Его можно надеть несколькими способами. Я обычно отстегиваю правую пряжку на поясе, ныряю в него сбоку, просовываю голову в горловину и закрепляю зажим. Некоторые надевают щит через голову, расстегнув обе застежки. Делай, как тебе удобно.

Я пользуюсь методом Хоторна. Широкие наплечные лямки удерживают щит; я закрепляю правый зажим на поясе. Хоторн затягивает ремень на талии, отдает мне гарнитуру и шлем. Тот садится на меня, словно его сделали на заказ. Щелкает визор, закрывая лицо.

Хоторн отходит подальше и любуется своей работой.

– Господи, Розель, да ты прямо вылитый солдат!

– Я и есть солдат.

Хоторн достает из кармана баночку воска.

– Натрешь им все блестящие части. Некоторые пластины нужно сделать матовыми, чтобы не отражали свет и не выдавали твое месторасположение. Только на ноги не мажь! У меня воска и так мало осталось.

Я толкаю шутника плечом.

– Очень смешно.

– В десять выдача рационов. Переодевайся, я подожду. – Скрестив руки на груди, он прислоняется к шкафчику.


* * *

Ужин в казарме совсем простой: контейнеры с готовой едой, завернутые в фольгу. Мы встаем в очередь. Выбор небольшой.

Я беру красную упаковку и начинаю читать этикетку, но Хоторн выхватывает ее и бросает обратно.

– Не ешь это. Запомни: красный – значит опасный. Держи, – он сует мне в руку зеленый пакет и берет всех упаковок по две, кроме красных.

Большую часть пространства занимают столики и стулья. За одним из них расположились Гилад, Хэммон и Эджертон. Я иду вслед за Хоторном и сажусь рядом с Эджем, а Хоторн устраивается по другую сторону. Достаю из упаковки длинную пластиковую ложку, снимаю крышку и размешиваю содержимое – салат с курицей.

Хоторн протягивает мне упаковку с булочками:

– Так вкуснее.

Беру одну.

– Спасибо.

Гилад рычит:

– Что она тут делает, Хоторн?

– Ест.

– От нее одни неприятности, – ворчит Гилад. И он прав.

– Так нужно было с визгом от нее умчаться? – уточняет Хоторн. – Как большинство из этих бойцов? Бойкотировать Розель, потому что она не такая, как все?

– Банальная осторожность, – заявляет Гилад, не отводя от меня взгляда. – Она все равно тут долго не продержится. Зачем привязываться? Без обид, Розель. Я просто реалист.

– Конечно, – отвечаю я. – Просто забудем все эти неловкие моменты.

– Слушай, Розель… – влезает Эджертон. – Расскажи-ка, зачем ты бреешь ножки и что ты еще бреешь?

Хоторн давится едой. Хэммон бьет Эджа локтем. Тот поворачивается к подруге:

– Да что такого? Ты же сама хотела узнать! Я просто спросил напрямик. Мы с ней типа друзья. Да же, Розель?

Я хлопаю Хоторна по спине, пока тот, побагровевший, утирает глаза и силится перевести дух.

А я отвечаю Эджертону:

– Там, откуда я родом, женщины бреют ноги, подмышки и…

– Это не обязательно. Ты нам и волосатая нравишься, – сочувственно заявляет Эджертон, словно жалеет, что меня воспитали такие дикари.

И снова получает локтем от Хэммон.

– Что? – смущенно оправдывается он. – Это правда. Она наш друг, хоть и странная.

– Спасибо, Эджертон. Твои слова много для меня значат.

– Прости, – дружелюбно улыбается Хэммон. – Эдж – настоящий горец, деликатности так и не набрался. Все, что не имеет практического значения, для него теряет смысл. Он забыл, каково приходится новичку.

– Я знаю, что многие вещи из моего мира здесь не важны. Давно ты прошла обработку?

– Мне было одиннадцать, – отвечает Хэм, с обожанием глядя на Эджертона. – Мы все совершили Переход в один день. Именно так и познакомились. Большинство в этот день обзаводится друзьями.

– Мы как раз обсуждали, как тяжело было тебе переходить в одиночку, – вставляет Эджертон.

– Я такого не говорил, – обрывает его Гилад. – Я сказал, ты бы высрал солнце, лишь бы выделиться.

– Мы с Гиладом сразу подружились, – объясняет Хэммон. – Потом он притащил Хоторна, а я – Эджа.

– Так вы вместе уже много лет?

– Нам повезло, – отвечает Хоторн. – Никого из нас никуда не перебросили, а назначили на Тритиум-101. С тех пор это наш дом.

– Нам даже ранг страто присвоили всем вместе. Хотя первым его получил Хоторн. Теперь ему и до мезо недалеко, – горделиво говорит Хэммон. – Спорим, когда закончим задание, он получит повышение. И скоро у нас будет свой офицер!

– Могут и не дать, – говорит Хоторн.

Эджертон только закатывает глаза.

– Дадут, – говорит Гилад. – Ты заслужил.

Они и правда любят друг друга, даже Гилад с Хоторном. Эти двое, может быть, как раз больше всех. В глубине моей души вспыхивает холодный гнев. Сначала я не понимаю, что это такое, но потом догадываюсь. Я ревную: к их отношениям, дружбе, доверию, уважению и любви. У меня никогда ничего подобного не было.

Отвожу взгляд и за соседним столом замечаю знакомое лицо. В компании других инженеров сидит Джейкс. С тех пор как меня увели отбывать наказание, я о нем не вспоминала. Он, глядя на меня, кивает в сторону двери, затем встает и уходит.

Сминаю упаковку еды и тоже поднимаюсь:

– Извините, мне нужно отлучиться. Хорошего вечера.

Я спешу к выходу за Джейксом. Он поджидает меня в конце коридора у сердцевины, встает на подножку и едет вниз. Я отправляюсь следом. Мы спускаемся на несколько уровней.

Он сходит на палубе, где базируются боевые транспортники и «Вингеры». Почти весь персонал на ужине. Джейкс останавливается у каких-то металлических ящиков, я подхожу к нему.

– Я искал тебя перед вылетом, – сообщает он вместо приветствия, поправляя очки с толстыми стеклами.

– Я была в изоляторе. Загребли за применение боевого оружия.

– Слышал. За меня раньше никто не заступался.

– Ну, я ведь сама виновата, что они к тебе полезли. Извини за неприятности, но я всегда готова ответить за последствия.

– А может, я устал перестраховываться, – бормочет Джейкс. – Может, пора рискнуть.

– Ты что-нибудь придумал?

– Да. Я покопался в архивах, просмотрел схемы конструкций старого оружия. – Прикоснувшись к сканеру на металлическом ящике, он его открывает. – То, о чем ты просила, не так уж невероятно. С появлением термоядерного оружия большинство прежних моделей отправили на свалку, но я использовал существующие чертежи и детали и создал это.

Внутри ящика лежит корпус тер-меча, однако подобного я никогда прежде не видела. Серебристая рукоять длиннее, чем у привычного клинка. Кроме того, у обычного меча такого размера имеется лишь один импульсный порт, откуда выходит поток энергии. У меча в ящике отверстий два: на верхушке рукояти и со стороны основания.

Я беру клинок, сжимаю рукоять посередине, и из нее вырываются два световых луча. С одного конца золотистый термоядерный, с другого – серебристый водородный. Настоящий меч с двумя клинками.

Джейкс подходит ближе:

– Если замешкаешься и передвинешь хватку в сторону тер-луча, гидролезвие погаснет, и наоборот. Будешь держать строго посередине – включатся оба.

В основном я буду использовать только одну сторону, потому что зажигать их одновременно опасно, разве что понадобится драться им как палкой в единоборствах. Джейкс показывает, как отключить лучи, чтобы не активировать какой-то из них случайно.

– Замечательно! У тебя получилось, Джейкс!

– Было несложно. Водородных элементов навалом, – объясняет он.

Я упражняюсь с обоими клинками, пробуя сложные приемы.

– Иногда мы заряжаем ими горелки в лаборатории. Это тяжелый водород, сжатый. Могу показать.

– Хотела бы я узнать больше.

Вот бы получить знания, которыми обладает Джейкс! Я устала от собственного невежества. Или научиться взламывать панели управления, как Флэнниган! Я хочу сама выбирать, как жить. Без помех посмотреть мир и своим умом добиться свободы, как делала Флэн.

– Этого добра у нас в избытке. Заряда хватает на тысячу часов, потом нужна замена и подпитка. – Джейкс показывает мне аккумулятор. Он напоминает серебристую пулю с зажимом на задней части. – Можешь спрятать его в бронекостюм или даже носить в волосах, тут сзади прищепка. Просто открой гнездо на корпусе и перезаряди.

Джейкс вставляет мне в прическу гидроэлемент наподобие декоративной шпильки.

– Не помешаю? – раздается позади голос Хоторна.

У Джейкса ошарашенный вид.

– Все хорошо. Хоторн не враг, – успокаиваю я.

– Что это? – спрашивает Хоторн, разглядывая новое оружие.

– Кое-что очень нужное. Хоторн, сколько у тебя «заслуг»?

– Хватает, а что?

– Хочу удалить одну мерзкую бородавку. Ты, кстати, тоже.

– У меня нет мерзких бородавок.

Я краснею, вспомнив, как он смотрелся у шкафчиков в раздевалке в одном лишь полотенце.

– Еще как есть, Хоторн. Она прикончит тебя, если не выведешь. А удалить ее поможет эта штука. Нам всем нужно избавиться от бородавок, и только Джейкс может помочь.

Я передаю усовершенствованный меч Хоторну, тот внимательно его изучает.

– Весьма… удобно, – восхищенно отмечает он.

Я поворачиваюсь к своему «звездному» приятелю:

– Джейкс, давай «средство для удаления бородавок» любому, кто его попросит. Если нужна будет рассрочка – предоставишь кредит. Ясно?

– И много бородавок вы планируете удалить?

– У всего полка.

Мы с Хоторном принимаемся торговаться с Джейксом о цене новых мечей. Инженер уже собрал два таких, и я намерена забрать оба.

– Когда подготовишь еще?

Джейкс качает головой.

– Мне нужно время, свободные руки и запчасти.

– Тогда сделай, сколько сможешь. Подумай, как превратить винтовки в водородные. Нам понадобятся обоймы с гидрозарядами. Если изобретешь такое оружие, я свяжусь с Клифтоном Сэлоуэем.

Хоторн хватает меня за руку и сердито бросает Джейксу:

– Извини, мы отойдем.

Утащив меня за контейнер, прислоняет к нему спиной и низко ко мне склоняется. Глаза Хоторна темнеют, как штормовые облака.

– Что происходит?

– Пока не могу рассказать, просто доверься. Нужно распространить информацию о новом оружии, но очень аккуратно. Солдаты должны сами его захотеть – потому что оно новое и пользуется спросом, – и ни по какой другой причине. Не представляю, как это провернуть, но мы должны попытаться.

Суровое выражение лица Хоторна смягчается.

– Просто воспользуйся мечом на виду у всех. Больше ничего не потребуется. Ты же Розель Сен-Сисмод. Солдаты сколько угодно могут делать вид, что презирают тебя, но они годами за тобой наблюдали и копировали твои приемы, привычки и стиль – все, как у тебя.

– Но ты для них тоже авторитет, Хоторн. Ты внушаешь бойцам доверие, потому они и идут за тобой. – Я хватаю его за бицепс. – Поупражняйся сегодня со мной где-нибудь, где нас заметят.

– Ты говоришь так, словно это вопрос жизни и смерти.

– Ничего подобного.

– Я не хочу, чтобы ты связывалась с Клифтоном Сэлоуэем, – хмурит брови Хоторн. – Ни под каким предлогом. Ясно?

Моя рука падает.

– Но почему? Я не собираюсь вступать с ним в личные отношения. Просто хочу предложить наладить массовое производство мечей с двойными клинками. И, может быть, водородную альтернативу тер-пушке. И термоядерную винтовку с возможностью стрелять гидропатронами. А также поинтересоваться, нет ли у него связей среди производителей воздушного транспорта.

Хоторн смотрит на меня, как на сумасшедшую.

– Розель, Клифтон Сэлоуэй – не тот человек, у которого стоит одалживаться.

– Хоторн, я знаю таких, как он – перворожденных. Он мается от скуки. Ему нужна цель, а я могу ее дать.

– Его цель – затащить тебя в койку.

– Об этом я буду переживать позже. А сейчас нужно, чтобы все думали, что это – единственное стоящее оружие.

На лице Хоторна мелькает разочарование, но он все же кивает.

– Но разговор о Сэлоуэе не окончен.

– Спасибо, – бормочу я.

Он отступает – всего на шаг, – и я проскальзываю мимо. Возвращаюсь к Джейксу, который ждет, барабаня пальцами по ящику из-под мечей.

– Я тут кое-что придумал. Дешевле будет переделать тер-мечи.

– Хорошо, – киваю я. – Тогда остановимся на переделке. Солдатам придется отдавать свои клинки тебе.

– Начну сразу же, – соглашается Джейкс.

– Отлично. Отыщу тебя позже, чтобы узнать, как идут дела.

И мы с Хоторном направляемся к сердцевине.

– Да ты просто торговка оружием, Розель! – бросает мне Хоторн.

Так хочется все ему рассказать! Он должен знать, зачем я это делаю: я должна защитить второрожденных Мечей, ведь моя мать не собирается пошевелить и пальцем.

Но вместо этого говорю другое:

– Я не торговка, Хоторн. Я пират.

14. Маленькая рыбка

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы с Хоторном стоим лицом друг к другу на спортивных матах. Меня так и тянет поправить наклон его меча, но я сдерживаюсь. Я здесь не для того, чтобы учить. Я должна сделать так, чтобы наше новое оружие смотрелось соблазнительно. У Хоторна пристальный взгляд убийцы, и это тоже очень привлекательно. Какое счастье, что нам не нужно постоянно сражаться. Не знаю, как бы он воспринял, если бы я одержала над ним верх, опрокинула на землю, сбила с ног.

Он нападает первый. У Хоторна природный дар обращаться с двусторонним мечом, прокручивая, держать его в равновесии. Какое облегчение! Я переживала, потому что у Хоторна нет звания Мастера мечей, а я уже одного такого одолела. Широко размахнувшись, красавчик делает выпад, золотистый луч свистит в воздухе. Отражаю его зеркально. Мы работаем одинаковыми клинками, поэтому те отскакивают друг от друга. Несколько солдат прекращают тренировки и принимаются за нами наблюдать. Стараюсь показать отвагу и мужество Хоторна. Мне нелегко… Приходится приструнить собственное эго.

Хоторн атакует гидролучом, я даю отпор таким же, и клинки снова отталкиваются. Серебристые энергетические мечи соприкасаются с невообразимым шипением. В ответном выпаде Хоторн разворачивает ко мне другую сторону меча. На сей раз я встречаю золотистое сияние серебристым клинком, и тер-луч проходит его насквозь. Но я готова: падаю на колени и откатываюсь из-под удара. Гидролезвие опять светится на полную. Я демонстрирую прием, который мог бы перерезать Хоторну лодыжки, в последнюю секунду дезактивируя меч. По толпе ползет гул.

Мы показательно сражаемся почти час. Неплохая тренировка: мне то и дело приходится выполнять обратные кувырки, чтобы ограниченные, агрессивные выпады Хоторна выглядели точными и смертоносными. По завершении поединка зрители восхищенно переговариваются.

Несколько парней подходят поздравить Хоторна с отличным боем. Один из приятелей хлопает красавчика по плечу, интересуясь мечом. Хоторн достает оружие, показывая особенности конструкции.

К вечеру наглядная демонстрация приносит результаты. Еще до прибытия к месту назначения Хоторна беспрестанно спрашивают о новом мече. Ко мне никто не суется. Зато парни жалуются, что из раздевалки внезапно пропали бритвы.


* * *

Примерно в полночь мы швартуемся к Древу на базе «Сумеречный Лес». Я просыпаюсь в капсуле от резкого удара. Глаза смотрят в темноту. Жуткие демоны сновидений не успели набрать полную силу. Верхнюю губу усеивают капельки пота. Запах только что сгинувших в мясорубке все еще со мной. Со времени нападения Врат Зари минула неделя, но я никак не могу его забыть.

Дрожу, лежа на своей койке. Никак не привыкну к крошечной капсуле. В ней я нахожу желанное одиночество, но когда оказываюсь в ее оболочке, весь мир исчезает. Я становлюсь лишь набором атомов, разбросанных в черной пустоте. Меня окутывает мрак, но стоит поверить, что я вот-вот лишусь разума, маятник судьбы вновь отклоняется. Капсулу заливает яркий белый свет. Я дергаюсь и слепо моргаю.

Дверь автоматически открывается. Из динамиков возле головы раздается женский механический голос:

– Внимание, солдат-тропо. Через двадцать девять минут вам надлежит покинуть базу «Сумеречный лес» для выполнения полевого задания. Проследуйте на палубу 134, ангар 12 за дальнейшими инструкциями.

Сообщение непрерывно повторяется с обратным отсчетом минут. Отбрасываю одеяло и потираю глаза. Если они хотели, чтобы я наверняка все запомнила, выбрали верный способ.

Выпрыгиваю из капсулы на мостки. Открытых люков немного. Наружу в нашем секторе выбрались лишь я и еще несколько женщин. Капсула Хоторна по-прежнему закрыта. Вибрирует метка, и я касаюсь сияющего меча. Над рукой загорается голограмма с обратным отсчетом. Я направляюсь в раздевалку переодеться в бронекостюм.

Стоит шагнуть за порог, как кожу начинает тревожно покалывать. Внутри полно бойцов «Сумеречного леса». Они из тех опасных животных, что высовываются из нор только по ночам.

– Так-так, – ухмыляется бандитского вида тип со шрамом на подбородке. – Новобранцы прибыли!

В руке у него тер-винтовка. Приятели солдата, скрестив руки на груди, прислонились к шкафчикам. На нагрудных щитах черной брони выгравирована эмблема «Сумеречного леса». Фиолетовое Древо раскинуло в стороны ветви, словно подсвеченные изнутри мягким сиянием.

Вскоре в раздевалку стекаются и другие девушки, все как на подбор, симпатичные. Среди них – Хэммон в сопровождении чужого бойца.

– Я угодил в самый омут, – бормочет какой-то солдат рядом со мной. Он стоит достаточно близко – на меня падает его тень. – Маленькая рыбка, а, маленькая рыбка… Ты у нас редкий экземпляр. Как тебя зовут?

Не обращая на него внимания, беру защитный костюм и стараюсь протиснуться мимо приставалы. Тот прижимается ближе, обжигая мою шею дыханием:

– Не уплывай, рыбка…

– У меня всего двадцать минут до явки на службу.

– Я брошу тебя обратно в пруд, но сначала придется тебе для меня кое-что сделать.

– А я тебя выпотрошу, – заявляю я, прижимая неактивированную рукоять клинка к его паху. – Шаг. Назад.

Он послушно отступает. Еще один боец рядом с нами заливисто смеется.

– Это тебе не рыбка, Каррик. Ты поймал на крючок акулу. Это Розель Сен-Сисмод.

Солдаты многозначительно переглядываются.

– Вот оно что, – тянет Каррик. – Они для тебя такое придумали, что ты и дня не продюжишь. Лучше соглашайся на мое предложение. Тогда твое место – если будешь слушаться, – займет кто-то другой.

– Я не умею слушаться, – говорю я, уходя переодеваться в душевую.

Вернувшись, застаю у своего шкафчика Хэммон в боевой броне. Древо на ее груди светится, как и у меня, серебристым сиянием. На голове у нее шлем, но визор поднят.

– Мы отправляемся с Протиумом-445. Они просмотрели наши списки и выбрали самых привлекательных новобранцев.

Я надеваю шлем.

– Зачем мы им?

– Пока не знаю. Держись меня, и я верну тебя на базу.

Киваю в ответ. Мы отправляемся на палубу 134. На входе в ангар 12 сердитый боец толкает нас с Хэм в разные стороны.

– Можно нам остаться вместе? – спрашивает она, показывая на меня.

– Боже, как мило. Девочки хотят остаться вместе, Толман.

– Уж прости, – ухмыляется Толман. – «Каменный лес» нам не указ. В любом случае, тебе не захочется оказаться там, куда посылают Сен-Сисмод, поверь.

Он направляет на нее винтовку, и Хэм отступает, не отводя от меня взгляда. Мы садимся в разные корабли.

Транспортник почти полон. Солдаты лет двадцати или старше устало ютятся на узких сиденьях. Мрачные лица испачканы грязью, а по броне размазана кровь.

Я пытаюсь найти свободное место.

– Неужели второрожденная Сен-Сисмод решила осчастливить нас своим присутствием? – восклицает один из бойцов.

Он сплевывает мне прямо на ноги, остальные следуют его примеру, и вскоре всю мою броню сплошь покрывают плевки.

Я сажусь впереди, возле пилотов. Подходит другой боец и вручает небольшой патронташ. Такой достается только мне.


убрать рекламу






Прикрепляю его к бронекостюму. В одном отделении у него красные маячки мед-дронов, в другом – черные, для вызова дронов смерти. Кроме цвета они ничем не отличаются.

– Куда мы направляемся? – спрашиваю я.

– Тебя сбросят с транспортника между рубежами противника и нашими к востоку от линии огня, – хмуро сообщает боец, – где уже не сражаются. Мы отправляемся на передовую к западу от твоей позиции. Боевые действия могут снова развернуться в ту сторону, так что будь наготове.

– И тогда тебя зажмут в ловушке между нами, – хихикает солдат, что сидит рядом со мной, наставляя на меня пальцы, словно пистолет. – В мертвой точке.

– Если бы это зависело от нас, – вмешивается парень, сидящий напротив, кивая на отряд, – ты бы отправилась сражаться, а не искать раненых, но касательно новобранцев существуют правила.

– Мечи размякли, вот в чем дело, – говорит другой, сплевывая через выбитый зуб. – В мои времена кровопийца Сен-Сисмод сдохла бы первая, а теперь тебе придется всего лишь подтирать за нами, когда мы обосремся.

– Да здравствует прогресс, – бормочу я.

Мой сосед хохочет, хотя его смех больше похож на предсмертный хрип.

– Смотри-ка, дерзкая. Я думал, ты как мамаша, а ты в папочку. У него и его корешей из Добродетели всегда шуточки наготове.

Понятия не имею, правда ли этот человек знаком с Кеннетом или лишь наблюдал за ним на экране. Но мысль, что кто-то считает меня похожей на отца, нервирует.

– Кеннет из тех типов, с кем садишься рядом, только убедившись, что он не отодвинул стул.

– А ты не из тех, кто подставляет щеку перворожденным, верно, детка?

Я задираю подбородок.

– Главное смыться, пока они не начали издеваться всерьез. Самовлюбленные дураки никогда не замечают, что второрожденный сбежал из их цирка.

– Что ж, может, ты не просто заезжая красотка, – одобрительно хрюкает боец. – Посмотрим, как справишься.

– Дерьмо за тобой подтирать не собираюсь, – заявляю я, и они невольно смеются.

Дверь транспортника закрывается, и мы отправляемся на фронт. Скоро рассвет, и большинству из нас удалось отдохнуть не дольше нескольких часов. В воздухе некоторые солдаты засыпают. Вокруг раздается храп и покачиваются шлемы. Я не смыкаю глаз: слишком волнуюсь и к тому же никому здесь не доверяю.

Спустя пару часов полета открывается люк, и в него врывается ветер – такой ледяной, что зубы выбивают дробь. Меня трясет от страха, словно в мое сердце, как в боевой барабан, стучит молот давно умершего бога. У меня на счету лишь один прыжок, и тот в симуляции. Я прячусь за визором от стылого воздуха. Тут же активируется монитор визуального доступа. На нем появляется изображение роскошной женщины с обнаженными плечами. Она уроженка Удела Алмазов, ее идеальная прическа и рубиновые губы выглядят совершенно не по-военному. Голос низкий и сладострастный, словно леди приглашает на свидание, а не на огневой рубеж.

– Солдат… – выдыхает женщина, призывно улыбаясь, – тебя избрали для спасательной миссии. Задача: обнаружить раненых Мечей, своих братьев и сестер, и пометить их красными маячками. Медицинский дрон о них позаботится. Ждать прибытия дрона нет необходимости, ищи следующего, кому требуется помощь. Кроме красных маячков, тебе выданы черные. Не забывай помечать ими вражеских бойцов – как травмированных, так и здоровых, это крайне важно. Маячок вызовет дрона смерти. После этого двигайся дальше, удостоверясь, что патронташ закрыт и остальные черные маяки не активированы. В случае множественного срабатывания маячков немедленно выбрось сумку и побыстрее выйди из зоны поражения. Неспособность использовать черные маяки по назначению ведет к серьезному взысканию. Помни, чем больше врагов ты пометишь черными маяками, тем быстрее мы закончим ужасную войну и насладимся желанным миром и процветанием. Мы это заслужили! Ты также должен собрать оружие погибших и раненых – просто клади его в автоматические грузовые дроны. Они находятся на поле боя. Удачи, солдат, и спасибо за службу! Да здравствуют Уделы Республики!

Экран гаснет.

Боец, что выдал мне патронташ, встает у открытого люка. Загорается зеленая лампочка. Он идет по проходу, стуча костяшками пальцев по шлему каждого солдата, кроме меня, а потом снова возвращается в переднюю часть транспортника. Поднимает вверх руку, показывая три пальца, потом загибает один из них, другой и наконец последний.

Отряд встает и, переваливаясь, спешит к двери, по двое прыгая в ночь. Руководящий выгрузкой ждет несколько секунд, затем направляется ко мне, и я тоже получаю удар по шлему. Сердце несется вскачь. Колени дрожат. Поднимаюсь и иду к открытому люку. Внизу – непроглядная тьма. Свет исходит только с неба, где горит полумесяц и россыпь звезд. Солдат показывает мне три пальца… Два… Один.

Я прыгаю.

Сначала я ничего не вижу. Но затем прибор ночного видения улавливает с земли тепловой след. Детектор рельефа запускает встроенный в бронекостюм гравитатор, приводя в действие силу отталкивания магнита, который противостоит расплавленному металлическому ядру планеты.

Давление больно обрушивается на грудь, словно ту придавило сейфом. Изо всех сил старательно держу шею прямо и расправляю плечи, хрипя и задыхаясь. За последние несколько десятков футов до земли давление ослабевает, но удар о поверхность все равно выбивает из меня дух.

Кряхтя, поднимаю голову. После падения на шлеме появилась вмятина. Озираюсь в поисках других солдат, но не замечаю ни одного.

Вокруг царит тишина, и никого нет, лишь я, пригвожденная к земле тяжестью ночи. Стягиваю перчатку, смотрю время на метке. Почти рассвело. Прямо по грязи отползаю в укрытие за небольшой группой деревьев. Проверяю винтовку – хочу удостовериться, что она заряжена. Усаживаюсь, оперевшись на ствол дерева, кладу оружие на колени и жду восхода.

Наконец над полем встает солнце. В его свете земля вокруг выглядит коричневой и странной. Поле битвы окутывают белые клочья тумана. Становятся слышны звуки выстрелов и грохот зажигательных устройств. Менее чем в четверти мили небо озаряют вспышки. В их свете бесплодные деревья кажутся фиолетовыми. Поднимаюсь и иду по направлению к бою. Ближе к бывшей линии огня, где находятся траншеи и блиндажи, начинают попадаться тела. Грязная почва пропитана кровью. Смертельная волна, обрушившаяся сюда ночью, оставила за собой лишь шлак. Вокруг просто бойня. Поднимаю лицо к небесам, ища в них ответ, но мне достаются лишь капли тумана, оседающие на визоре.

Слышу поблизости стон, падаю на колени и принимаюсь шарить среди грязи и кусков тел. Отряхнув песок с брони, вижу знакомую эмблему – меч. Наш! Меня затапливает облегчение. Я открываю его визор, чтобы взглянуть на лицо. Боец старше меня, ему около тридцати. Из ноздри у него течет струйка крови.

– Помоги, – умоляет он, глядя невидящими глазами.

– Все будет хорошо, – уверяю я, надеясь, что это правда.

Никак не получается открыть патронташ, прикрепленный к поясу. Перчатки слишком толстые, так что я снимаю их и пристегиваю к броне. Воздух сквозит прохладой. Кончики пальцев сразу розовеют. Я достаю маячок мед-дрона и прикладываю к броне раненого. Диск прилипает, как намагниченный. Начинает мигать красная вспышка, вызывая подмогу.

Пытаюсь подняться, но солдат хватает меня за руку:

– Пожалуйста, помоги…

– Дрон уже в пути. Все будет хорошо, боец, – приглушенно говорю я напряженным голосом.

– Пожалуйста, – умоляет он.

Беру его за руку, не отпуская ее до прибытия мед-дрона, и лишь потом отодвигаюсь, чтобы дать ему выполнить работу. Синий луч лазера сканирует все тело изувеченного солдата. Дрон выдвигает щупальце-манипулятор и колет солдата в шею шприцем, наполненным белой жидкостью. Раненый наконец перестает стонать и закрывает глаза.

Дрон выдвигает еще две клешни. Одна прикрепляется к бронекостюму солдата, а вторая обеспечивает неподвижность спины и шеи. Затем щупальца приподнимают раненого, и появляется еще один манипулятор. Он расправляет под телом солдата прямоугольник ткани, и тот наполняется воздухом, превращаясь в носилки. Дрон укладывает бойца на носилки, закрепляя тело ремнями. Затем конструкция поднимается и улетает в противоположном от поля боя направлении. Дрон втягивает конечности и исчезает в тумане.

Я двигаюсь дальше, переворачиваю тела, проверяю, бьются ли сердца, открываю визоры, чтобы уловить дыхание. Все мертвы – и Мечи, и солдаты Врат Зари в их воинских доспехах и необычных шлемах.

В полдень небо такое же серое, как на рассвете, и туман не редеет. Делаю глоток воды из соломинки, встроенной в шлем. Запас на исходе, а я не знаю, когда меня заберут и собираются ли забирать вообще.

Битва так близко, что грохот снарядов слышен отчетливо. Боковым зрением замечаю движение чьей-то руки. Солдат в темной броне с выгравированными на нагрудном щите воротами лежит среди других бойцов – с эмблемами фиолетового Древа. Его визор опущен, на нем клубится ночное небо, засасываемое черными дырами. Я уже видела такой визор раньше – в момент нападения на командире отряда Врат Зари, который снится мне почти каждую ночь. Но вряд ли это тот же самый человек, скорее всего, они просто оба из Удела Звезд.

Мятежник тянется за тер-мечом, но мертвое тело, придавившее его к земле, не позволяет. Он как раз пытается скинуть с себя труп и тут замечает меня. Одна рука у него совершенно непригодна. Броня взрезана от плеча до живота. Я уже близко. Он снова старается взять меч, но тот слишком далеко, а я пинком отшвыриваю его еще дальше. Боец, тяжело дыша, роняет голову на землю, оставляя попытки. У меня дрожат руки. Я должна на него посмотреть.

Подбираюсь ближе, активирую тер-меч и подношу к шее врага.

– Открывай визор, – приказываю я.

– Зачем? – низким голосом спрашивает он.

– Выполняй.

Визор откидывается вверх, показывая искаженное болью лицо. Я пристально смотрю на него.

– Чего пялишься? Просто убей! – кричит мятежник. Мои руки дрожат, и он это видит. Дезактивирую меч, креплю к зажиму на бедре. – Не думал, что ты трус, крошка-Меч!

Достаю из патронташа черный маячок дрона смерти.

– Да ты же робот! – не успокаивается боец. – Такой же, как они все. Тебя запрограммировали не думать, только следовать приказам. Так действуй, как велено. Спорим, ты даже не знаешь, почему не можешь поступать по-своему. Так тебя растили! Тебе промыло мозги их общество. Их  общество – оно никогда не было твоим, с того момента, как ты сделал первый вдох.

Я кладу маячок ему на ботинок. Раненый старается соскрести его об землю, но тот держится крепко. Мигает зловещий черный свет, вызывая ближайшего дрона смерти. Почва под нами содрогается, звуки битвы становятся ближе. Мятежник снова старается дотянуться до меча, отчаянно стонет, пытаясь избавиться от сигналки, но та впилась в него, будто клещ.

Этот парень – не один из тех, кто напал на меня в Горне, я точно знаю. Скорее всего, он там никогда и не был. Осознавать несправедливость происходящего мучительно. Хватаю меч противника, чтобы отдать ему – пусть хотя бы защищается. Но стоит взяться за оружие, как кожу обжигают искры и палящий жар. Кричу от боли, отбросив клинок. На правой ладони расцветает красный рубец – четкий след гербового рисунка, выгравированного на рукояти.

– Что, больно? Он знает, что это не я! – Мстительная ухмылка на лице, измученном лихорадкой, раздражает сильнее запаха подпаленной плоти.

Меня тошнит. Подбородком нажимаю кнопку внутри шлема, чтобы откинуть щиток визора. Тот успевает немного открыться, и рвота все же извергается только на землю. Закончив, отхожу на пару шагов и сажусь, баюкая опухшую руку. На оружейном ремне есть отсек с аптечкой. Одной рукой на ощупь выуживаю оттуда мазь и чистую повязку. Лекарство охлаждает кожу, и дышать становится легче. Разрываю зубами упаковку повязки, обматываю ее вокруг ладони. Наконец устало опираюсь спиной на камень и таращусь в пространство перед собой.

Раненый тянется к поясу. Я настораживаюсь, встаю, но боец вытаскивает не оружие, а маленькую белую таблетку и подносит ее ко рту. Он уже собирается проглотить кругляш, но я бросаюсь вперед и выбиваю яд у него из руки.

Раненый стонет, закрывая глаза.

– Разве ты не должен сражаться? – Я пинком подбрасываю его меч ближе к нему и отскакиваю назад.

Оружие он так и не берет.

– Никто не сражается, чтобы остаться в аду. Твой дрон будет пытать меня, крошка-Меч. К чему торчать тут на привязи… – Из его рта свисает слюна. – Знаешь, как говорят? – Он шарит рукой по земле в поисках капсулы с ядом.

– Нет.

Я тащу в сторону труп, лежащий на нем, но парень этого, похоже, не замечает. Он дышит все медленнее, кожа становится бледнее.

– Так написано в книге, – хрипит он. – «Бывает друг, более привязанный, нежели брат»[1]

Я наконец снимаю с него груз мертвого тела, освобождая поврежденную руку, и впервые вижу его раны. Ключица разрезана, но ничего непоправимого.

– Что это значит? – спрашиваю я.

– Даже если брат тебя покинет, настоящий друг всегда останется с тобой.

– Звучит, как речи перворожденных.

Он смеется, словно в бреду.

– Да, но… Думаю, есть и другой смысл. Почему ты осталась?

Опустившись возле мятежника на колени, кладу ему на лоб здоровую руку. Кожа липкая, раненый дрожит – наступает болевой шок. Из тумана подплывает дрон смерти. Из сердцевины у него выскальзывает стальной канат и затягивается на шее жертвы. Беспилотник пытается просканировать его метку, но на левой руке изувеченного бойца только шрам, оставшийся после удаления чипа.

– Назовите Удел происхождения, – требует адская машина.

Я-то знаю, что солдат из Звезд – об этом говорит его шлем. Удавка на шее мятежника ослабевает, чтобы он мог ответить. Раненый задыхается, но ответа не дает. Здоровой рукой вытаскиваю из ножен меч и, как только тот активируется, разрубаю дрон пополам.

Снимаю с шеи бойца стальное щупальце, тот делает резкий вдох. Заледеневшими пальцами убираю сигналку, а затем, встав, подбрасываю ее в воздух и взмахом меча вывожу из строя.

– Зачем… ты… это сделала?

– Так нельзя, – отвечаю я, – ты беззащитен.

Однако этого недостаточно, чтобы он выжил.

Достаю из патронташа красный диск и кладу на ботинок – туда, где только что лежал маяк смерти.

– Что это? Зачем?

– Если не оказать тебе помощь, ты умрешь. Ты без метки, мед-дрон не станет лечить тебя, не идентифицировав.

Мечом отрезаю руку мертвого солдата из нашей армии и кладу ее поверх торса бойца Врат Зари.

Появившийся дрон сканирует метку. Какое-то время ничего не происходит – беспилотник бесцельно висит в воздухе. Затем из его сердцевины вырывается яркий лазерный луч и взрезает броню солдата Врат Зари. Затаив дыхание, слежу за работой механического врача. В шею бойца вонзается шприц. Раненый теряет сознание, а я облегченно вздыхаю.

Земля снова дрожит. Мина взрывается так близко, что меня осыпает комьями грязи, но уйти нельзя – нужно дождаться, пока беспилотник закончит. Иначе беднягу уволокут на носилках в медицинскую эвакошлюпку и доставят в «Сумеречный лес», прямо в руки дознавателям, а те устроят мятежнику такое, что дрон смерти и рядом не стоял.

Наши тем временем отступают. Я опускаю визор и принимаюсь укладывать вокруг раненого, с которым решила остаться, трупы, строя ему убежище. Потом стараюсь как можно незаметнее подобраться ближе. Манипулятор дрона как раз сшивает обожженые края его кожи. Закончив, он накладывает на раны повязку. Моя решимость задержаться тает.

Дрон поднимает бойца Врат Зари, грузит его на аэроносилки, пристегивает и наконец улетает. Носилки поднимаются в воздух, но я взмахом меча уничтожаю механизм самонаведения. Аппарат медленно сдувается. Носком сапога я подпинываю меч к руке солдата. К его бедру я прислоняю включенный фонарик, направив луч в небо. Надеюсь, это поможет повстанцам найти своего.

А потом бегу со всех ног.

Грохочет взрыв – и меня накрывает обжигающим сполохом, сбивая на землю. На несколько секунд я глохну, но вскакиваю и снова бегу. От страха живот наливается тяжестью; я сглатываю желчь. Бросаю взгляд назад: вспышка термоядерного взрыва опаляет визор сбоку, просто скользнув по нему. Уношу ноги изо всех сил. Впереди взлетают транспортники. Пора поднажать; мышцы бедер горят от напряжения.

Позади море огня. Я приближаюсь к своим, но забраться не успеваю – люк закрывается, и корабль отрывается от земли прямо передо мной.

На сей раз сдержать слезы не получается.

– Стойте! – кричу я. – Пожалуйста, остановитесь!

Я в ужасе рыдаю, глядя, как транспортник превращается в точку в небе.

Повсюду вокруг – изувеченные тела мальчиков-солдат. Спотыкаюсь об одного из них, чуть ли не падаю, но продолжаю идти. Вдруг меня захватывает сильный вихрь – впереди приземляется небольшой воздухолет. Люк уже открыт, из него выглядывают Мечи с винтовками наготове. Они расстреливают надвигающийся позади меня шквал врагов. Несколько наших выпрыгивают из корабля. Один из них – высокий боец – хватает меня за руку и тянет в воздушное судно. Трап из люка так и не выдвигается. Солдат подсаживает меня и забрасывает внутрь; я кувырком падаю на пол. Один за другим бойцы возвращаются назад.

Высокий делает знак, и мы начинаем набирать высоту. Вокруг рвутся мины. Корабль трясется, меня швыряет из стороны в сторону. Тот самый боец падает сверху, прижимая к полу, остальные держатся за стены. Хриплю, стараясь отдышаться. Наконец судно стабилизируется, и его ход выравнивается. Солдат откатывается в сторону, нажимает кнопку, поднимающую мой визор, и щиток соскальзывает назад. Я тоже нажимаю кнопку на его шлеме. Забрало открывается, и на меня смотрят самые прекрасные в мире глаза цвета штормового неба.

Хоторн.

15. Прекрасный проступок

 Сделать закладку на этом месте книги

Наконец мы возвращаемся в ангар. Я сижу, прислонившись к стене транспортника. Мою руку греет теплая рука Хоторна. Остальные солдаты уже покинули судно, остались только мы с красавчиком. Наши пальцы соприкасаются.

Он молчит – нет нужды в словах.

– Как ты меня нашел?

– Коммандер Асланбек разрешил отследить твою метку.

Наверное, решил, что я мертва. Моя метка долго не двигалась с места. А Хоторн все равно пытался меня разыскать.

– Спасибо, – бормочу я.

Он накрывает своей рукой мою руку. Морщусь и убираю ее на колени.

– Ты ранена…

Хоторн хочет взглянуть, но я не даю притронуться.

– Позже посмотрю, – говорю я.

Выгравированный на рукояти герб оставил отметину. Дать ее увидеть – все равно что приговорить к смерти солдата Врат Зари и всю его семью.

Какая вопиющая глупость – взять в битву фамильный меч. Или невероятная заносчивость. Встречу этого парня снова – запихаю сапог ему в задницу.

– Ты хоть представляешь, каково мне пришлось, когда я обнаружил, что тебя забрали посреди ночи, зашвырнули куда-то на фронт и бросили там, Розель? – тихо спрашивает Хоторн. Качаю головой, а он мрачнеет и продолжает: – Я решил, все кончено. Ее больше нет. Она не выживет. Они изобрели способ прикончить Розель – эдакая извращенная месть ее матери. Моя жизнь снова станет прежней. Я представил тебя на поле битвы. Одну. – Он хмурится, стиснув зубы. – И у меня невыносимо заныло где-то в груди. Я не сразу понял, что это. Я всегда переживал о заданиях, потому что меня могли убить. Теперь я просто в ужасе – ведь в бою можешь погибнуть ты, и мне придется дальше жить без тебя.

– Ты почти меня не знаешь, Хоторн.

– Я влюблен в тебя с десяти лет. А может, и еще раньше.

Я медленно качаю головой:

– Ничего не понимаю.

– Я целую вечность за тобой наблюдал – сколько себя помню.

В душе расцветает разочарование.

– Ты не за мной наблюдал, пока рос, Хоторн. То есть я была ею, но покинув дом и совершив Переход, я изменилась. Я больше не она, а она – не я.

– Все верно. Ты не она. Ты лучше! Думаешь своей головой, не отступаешь, если считаешь себя правой. Ты тот идеал, каким старались представить Розель Сен-Сисмод. У тебя есть недостатки, но они восхитительны. Простодушная и искушенная, хитроумная и доверчивая, свирепая и нежная. Парни готовы будут сдохнуть за одну лишь твою улыбку.

– А ты… Ты тоже готов? – затаив дыхание, спрашиваю я.

– Я уже погиб, Розель.

Он обхватывает ладонью мое лицо, теплые пальцы ложатся на затылок, а большой поглаживает щеку. Я не могу сделать вдох, будто воздух сделался слишком разреженным. Хоторн, с лицом, наполовину скрытым тенью, склоняется ближе…

Снаружи корабля раздается какой-то грохот. Хоторн безвольно роняет руку. Мы отодвигаемся, чтобы нас не застали вместе. В ангаре приземляется еще один транспортник. Мы осторожно смотрим в открытый люк – это вернулись бойцы «Сумеречного леса». Нескольких я узнаю, среди них – Каррик и Толман.

– Я их знаю, Хоторн, – шепчу я. – Это они отправили меня сегодня в бой.

Хоторн молча показывает мне на переднюю часть корабля. Киваю и иду вслед за ним к кабине. Там Хоторн включает аудиоканал, и теперь мы можем слышать голоса снаружи.

– Какого хрена отродье Сен-Сисмод все еще дышит моим воздухом? – злобно рявкает кто-то.

– Просто повезло. Сегодня мы ее прищучим, – отвечает другой. – Второй раз не выживет.

– Привезите мне ее труп! – разоряется первый. – И обстряпайте все так, будто ее грохнули Врата Зари. Свяжитесь со мной, когда добудете тело. Хочу доставить его лично.

Люк второго корабля закрывается, и бойцы расходятся.

Хоторн первым берет себя в руки:

– Я этим займусь, Розель. У меня есть друзья. Я доберусь до всех в нашем полку, кто когда-либо был мне должен.

– Замешан их командир или даже кто-то рангом выше. Ты тут не поможешь, Хоторн. Что-нибудь придумаю. Они не должны ничего заподозрить, иначе сделают ход раньше.

– Они собрались действовать уже сегодня!

– Тогда у меня есть время.


* * *

Вернувшись в капсулу, я принимаю решение поговорить с Клифтоном Сэлоуэем, другого выхода нет. Ищу в меню метки его контакты. Удивительно, но Клифтона нет ни в списке «Плейбоев Республики», ни в каталоге «Пожар в девичьих трусиках». Пришлось лезть в базу «Концерна боеприпасов Сэлоуэй».

Думала, что попаду на какого-нибудь секретаря, но мне отвечает сам Клифтон.

– Розель Сен-Сисмод… Как приятно тебя видеть. – Даже его голограмма ослепительно красива.

– Нужно встретиться.

– По делу или ради удовольствия? – усмехается Клифтон.

– По делу.

– Какая жалость, – вздыхает он.

– У меня есть предложение. Когда сможем увидеться?

– Как насчет вечера? Я как раз на пути в «Сумерки». Обсудим твое предложение в моих личных апартаментах на базе.

– Хотелось бы, но офицеры «Сумеречного леса» решили немного поразвлечься за мой счет. Сегодня вечером меня снова отправят на фронт. Через несколько часов я опять буду по колено в грязи и крови.

– Не трудись надевать броню. Я об этом позабочусь. Пошлю за тобой аэрокар и сопровождение в двадцать два ноль-ноль. – Отказа его тон не подразумевает.

У меня остается два часа.

Улизнув из капсулы, я направляюсь к обиталищу Хоторна и тихонько стучу в люк. Тот почти сразу открывается. Прикладываю палец к губам и начинаю спускаться по лестнице. Хоторн идет следом. Я веду его в раздевалку, в пустую душевую и запираю дверь.

– Я придумала, как избежать отправки на фронт.

– Как?

– Тебе не понравится, – предупреждаю я, и осторожная улыбка на его лице увядает. – Я связалась с Клифтоном Сэлоуэем и собираюсь с ним встретиться.

– И когда? – прикрыв глаза, отворачивается Хоторн.

– Сегодня. Это не то, о чем ты думаешь. Я сделаю ему выгодное предложение. А он приложит все усилия, чтобы держать нас подальше от войны.

– Объясни!

– Позже. Нужно подготовиться ко встрече с охраной Клифтона. Верь мне.

– Думаешь, твой план сработает? – спрашивает Хоторн, прислонясь к двери.

– Да. В любом случае вечером я буду в безопасности.

– Ты же понимаешь, кто он, правда? Торговец оружием! Продает его законными путями и незаконными. Такие люди устанавливают собственные правила. Они не делают одолжений за красивые глаза.

– Постараюсь удерживать его в рамках закона. Я все еще Сен-Сисмод – это имя ассоциируется с оружием. Использую то, что они пытались у меня отнять.

Хоторн привлекает меня в свои объятия.

– Жаль, что я не могу тебя защитить.

– Если бы ты не нашел меня сегодня, я бы сейчас здесь не стояла.

Я запускаю пальцы ему под футболку, задирая ее вверх и исследуя его ребра. Снимаю футболку с Хоторна, та выворачивается наизнанку – прямо как мое сердце – и падает на пол. У Хоторна широкая и сильная грудь. Он тоже берется за низ моей футболки и стягивает ее с меня. Я остаюсь в армейском бюстгальтере: впереди полуночно-синий хлопок, сзади – перекрещиваются светло-голубые завязки. Хоторн их расстегивает – они соскальзывают со спины, – и прячет в карман пижамных штанов.

Я удивленно приподнимаю бровь.

– Они пахнут тобой, – хрипло говорит Хоторн, склоняясь ко мне.

Тянусь к его губам; от поцелуя подгибаются колени. Он притягивает меня ближе, соблазнительно поглаживая талию. Ласкает плечи, снимая лямки, целует кожу, и я дрожу. Внутри нарастает томление. Я касаюсь его спины – под гладкой кожей играют мускулы. Соски трутся о его грудь. Меня затапливает взрыв жара.

Хоторн поднимает меня, прислоняя спиной к стене, я обнимаю его ногами за узкую талию, прижавшись к твердой выпуклости. Мой рот снова находит губы Хоторна. Он держит меня под ягодицы, впиваясь сильными пальцами в плоть, языком лаская язык.

– Я не хочу, чтобы первый раз у тебя был в душевой, – говорит Хоторн.

– Неважно где, главное, что с тобой.

– Если мы займемся любовью, Розель, это продлится дольше пары минут. К тому же нам нужна защита. Если ты забеременеешь, они убьют и тебя, и нашего ребенка. Я такого не допущу.

Клеймо второрожденного – это проклятие. Вечное.

– Ненавижу их, – шиплю я. – Ненавижу их всех.

Хоторн опускает меня на ноги. Беру футболку и прикрываюсь. Злые слезы колют глаза.

– Тише, – снова обнимает меня Хоторн. – Не плачь. В ненависти нет смысла. Им-то все равно, а тебя только ожесточит.

– Мы должны все изменить.

– Мы должны выжить, Розель. Можно обойти правила и быть вместе. Я тебе покажу.

Он забирает мою футболку и бросает на пол у двери. Проводит левой рукой у сканера, и тот вспыхивает голубым светом, включая душ. На нас льются теплые струи. На моих губах расцветает улыбка. Я смотрю на Хоторна: вода сбегает по его лицу, капает с подбородка. Хоторн тоже улыбается, глядя мне прямо в глаза. Он обхватывает ладонями мое лицо, находит губами мой рот и поцелуем стирает весь ужас сегодняшнего дня.

Я прижимаюсь к Хоторну. Он гладит мои влажные волосы. Стальные мускулы у меня под пальцами напряжены. Касаюсь его бока неповрежденной рукой и выясняю, что Хоторн немного боится щекотки. Он усмехается прямо мне в губы. Его ладони ласкают мою спину все ниже, спускаясь к резинке пижамных штанов, и ныряют под ткань – под плотные трусики – прямо к голой коже. Хоторн обхватывает мои ягодицы. Я почти таю в его объятиях, сердце так и трепещет, пока он изучает мое тело. Нам не хватило бы и вечности, но секунды утекают прочь. Я запускаю пальцы в его влажные волосы. Вода прекращает литься. Хоторн тянется вверх, еще раз подносит метку к сканеру, и душ включается снова.

– Как ты это сделал? – удивляюсь я.

– Мой ранг выше, поэтому и мыться мне позволено дольше.

– Это нечестно!

– Жалуешься? – поддразнивает он. – А то я могу…

Встав на цыпочки, целую его. Он ласкает своим языком мой, спускает мою пижаму и трусики вниз, и я переступаю через них.

Я голая. С Хоторном.

Скольжу руками под резинку его штанов к гладкой коже ягодиц и тоже стягиваю на пол. Хоторн стонет.

– Как ты красива, Розель…

Нежные слова одурманивают. Кожу обжигают поцелуи. Меня разрывает желание, словно осколки артиллерийского снаряда, с сокрушительным эффектом шрапнелью распространяясь по телу. Жар почти невыносим.

– Очень красива…

Я необъяснимо привязана к этому парню, точно он завладел частью меня – кусочком сердца. Наша близость, возникшая под давлением обстоятельств, выкована в бою и скреплена жгучей жаждой чего-то реального, за что можно зацепиться в этом мире одноразовых людей. И я, испепеляемая жаром страсти, цепляюсь за Хоторна, а он за меня, пока мы изучаем тела друг друга.

Вода снова выключается. Хоторн склоняет голову.

– На сегодня мой лимит в душе исчерпан.

Трудно его отпустить, но необходимо. Отхожу к полке у двери и заворачиваюсь в полотенце, а другое протягиваю Хоторну.

– Сначала я выйду, а потом ты, – шепчу я.

– Стой, – просит он. Снова поворачиваюсь к нему. Хоторн подходит ко мне и еще раз целует. – Я не поцеловал тебя на прощанье.

Так хочется задержаться еще, но я заставляю себя выйти из душа.

По пути к шкафчику бросаю влажную футболку во флоэму, беру форму, ухожу в туалет и там переодеваюсь.

Вернувшись, накладываю на рану охлаждающую мазь, сверху – сухую повязку, и подхожу к раковине с зеркалом. Волосы убираю в симпатичный пучок и фиксирую заколками. Щипаю щеки, чтобы появился румянец, а губы и так припухли от поцелуев Хоторна. Рассматриваю себя в зеркале и вижу сияние, которого никогда раньше не замечала.

– Выглядишь потрясающе, Розель, – говорит Хоторн, подходя сзади и прислоняясь к стене.

На нем сухие пижамные брюки, с обнаженного плеча свисает футболка. Он такой красивый, что я едва не таю.

– Я выгляжу другой? – спрашиваю, краснея. – Я себя иначе о


убрать рекламу






щущаю.

– Для меня, да, но вряд ли кто-то еще заметит, – тихо отвечает Хоторн.

– Я даже без косметики. Все перворожденные красятся.

– Тебе это не нужно.

– Ты так говоришь, потому что влюбился в меня, еще когда мне было девять, – подтруниваю я.

– Да. И до сих пор люблю.

– Как мне сейчас не чувствовать себя красавицей? – шепчу я.

Моя метка вибрирует – пришло сообщение.

Читаю слова на голограмме: «Через двадцать минут встречаемся в атриуме у главных ворот твоего Древа. Клифтон».

Я хмурюсь.

– Что там? – спрашивает Хоторн.

– Послание от перворожденного Сэлоуэя. Просит встретить его у главного входа Древа. Он собирался прислать охрану, а не приезжать лично. Скоро увидимся! – Я сгоряча тянусь поцеловать его на прощание, но сдерживаюсь и озираюсь. В конце ряда раковин другие солдаты чистят зубы. Опускаю взгляд вниз. – Будет трудно не касаться друг друга…

– Знаю. Инстинкты велят схватить тебя и никогда не отпускать.

Я заглядываю ему в лицо.

– Мне нравятся твои инстинкты. Поспи немного, пока меня нет.

– Я не смогу. Найди меня, когда вернешься.

Выхожу из раздевалки и направляюсь к главному выходу Тритиума-101. В коридоре, что ведет к стволу, установлен контрольно-пропускной пункт. Сканирую метку.

Позади раздается голос:

– Рыбка, а, рыбка… Мы как раз собирались поймать тебя в сети, а ты взяла и сама приплыла. Как мило!

Меня, словно стая головорезов, окружает группа бойцов Протиума-445. Винтовки на ремнях свисают почти до колен. Вместо того чтобы производить смертоносное впечатление, это выглядит по-идиотски.

– Мне не до тебя, Каррик. У меня приказ встретить офицера.

– А у нас приказ найти новобранцев для очередной миссии. Ты, – упирает он палец мне в грудь, – подходишь.

– Еще раз тронешь меня, не обрадуешься, – предупреждаю я.

Он смеется, продолжая тыкать в меня пальцем. Я за ремень подтягиваю его винтовку к себе, упирая ствол ему в грудь, и кладу палец на спусковой крючок. Каррик замирает.

– Малыш-крокодил, а, малыш-крокодил… Гляди-ка, я поймала тебя за хвост, – бормочу я. Его дружки пытаются наставить на меня оружие, но я отстегиваю винтовку Каррика и направляю ее на них. – Что, ручей красноречия иссяк?

Один из стражей на контрольно-пропускном пункте вызывает подмогу из военной полиции. Они появляются в считаные секунды.

Я тут же опускаю винтовку и протягиваю ее им.

Главный разговаривает с охраной. Я помалкиваю.

Каррик с друзьями наперебой объясняют, что у них был приказ. Я храню молчание, да меня пока никто и не спрашивал. Еще рано.

Наконец старший поворачивается ко мне:

– Они говорят, у них приказ собрать новичков.

Каррик самодовольно ухмыляется. Так и хочется выбить из него эту ухмылку.

– Не сомневаюсь, патрон.

– Так в чем дело? Вы – курсант. Следуйте приказу.

– У меня тоже приказ: в главном атриуме встретить экзо Сэлоуэя. И я уже опаздываю – должна была прибыть туда пятнадцать минут назад.

– Зачем экзо Сэлоуэю с тобой разговаривать?

– Я эксперт по вооружению, патрон, а он производитель оружия.

– Уже слишком поздно, – заявляет старший отряда, скептически изогнув бровь.

– Идет война, патрон. Наши враги не знают отдыха. Все остальные вопросы лучше задать моему командиру.

– Кто твой командир?

– Уже двадцать минут, – произносит глубокий голос позади, – ее командир – экзо Сэлоуэй. – Из тени за контрольно-пропускным пунктом выходит Клифтон. – Этот кадет находится под моей юрисдикцией.

– Она из Тритиума-101, ее начальник – коммандер Асланбек, – возражает полицейский, сверившись с планшетом.

– Мы с коммандером Асланбеком добрые друзья. Он понимает, насколько для меня важно благополучие этого курсанта. Подтверждайте у кого хотите, связывайтесь с кем надо, а мы подождем. А пока что предоставьте мне список имен этих засранцев. – Легким взмахом руки он показывает на Каррика и его приятелей.

Из внутреннего кармана кителя особого покроя он выуживает небольшую серебряную коробочку, откуда достает тонкую коричневую сигару и зажигает; запах немного напоминает горелое розовое масло.

Через пару минут возвращается старший офицер военной полиции.

– Приношу извинения, экзо Сэлоуэй. Вы свободны и тропо тоже.

– Список? – Клифтон внимательно смотрит на компанию Каррика.

– Вам его отправят без промедления.

– Благодарю. Хорошего вечера.

Он бросает сигару на пол, демонстративно затаптывает, предлагает мне руку, и мы отправляемся к ближайшей сердцевине.

По дороге вниз Клифтон замечает:

– Такое ощущение, что куда бы ты ни пошла, там собирается толпа.

– Наверное, я – самая интересная женщина в мире.

– О да, – кивает он. – Извини, что не вмешался раньше. Увы, я по беспечности и не догадался о происходящем. Был слишком занят. Простишь?

– Нечего прощать. У вас не было причин вмешиваться.

– Конечно, были, Розель.

– Ничего не понимаю, перворожденный Сэлоуэй.

– Клифтон. Называй меня Клифтон. Я все объясню, но не здесь. Ты в курсе, что на «Каменный лес» напали? Кажется, сразу после твоего отлета.

Нападение случилось раньше, но я отвечаю другое:

– Нет.

– Уничтожен Ценз. Его затопило водой – под озером заложили взрывчатку. Вода во всех туннелях.

– Кто-нибудь пострадал? – изображая тревогу, спрашиваю я.

– Несколько агентов убиты, но большинство выжили. Они в это время как раз меняли метки и, кстати, обнаружили немало шпионов. Новые чипы скопировать невозможно. Мы то и дело разоблачаем диверсантов и третьерожденных, маскирующихся под первенцев. Это весьма скучно, не стану утомлять тебя подробностями.

– Мне не скучно. Я и не знала, что метки можно клонировать.

– Уже нельзя. Мы уже ускорили процесс замены на твоей базе и вскоре приступим к работе здесь, в «Сумерках». Обнаружить всех предателей теперь лишь вопрос времени. А потом перейдем к остальному населению Республики.

– Я думала, экзо не приходится вкалывать.

– Ты – потрясающая, – смеется Клифтон.

Я не потрясающая. Я потрясена. Всех третьерожденных уничтожат. Стараюсь не думать о Дюне. Он, скорее всего, исхитрился получить новую метку, иначе его бы уже прикончили – ведь старая сгорела во время атаки на Горн.

Ветер снаружи кусается. Клифтон набрасывает мне на плечи китель, и мы направляемся к его впечатляющему кораблю. Клифтон кладет руку мне на талию, а его пилот открывает для нас дверь. Забираюсь внутрь и продвигаюсь вперед, освобождая место. Мы летим к стеклянному Древу, почти копии того, в котором находятся апартаменты Клифтона на базе «Каменный лес». Пилот швартуется у края террасы. Мой спутник выходит и придерживает для меня дверь.

Мы выходим, и корабль улетает прочь.

Клифтон показывает на горы вдоль ошеломительно прекрасной линии горизонта.

– Ты бывала в Турмалиновых горах?

Он тянется к внутреннему карману кителя. Учитывая, что тот наброшен на мои плечи, жест выглядит довольно интимным. Стоит открыть рот для ответа, и мои губы коснутся щеки собеседника. Поэтому я молчу.

Сделав шаг назад, Клифтон достает сигару, но не успевает запустить руку в другой карман, как я сама подаю ему зажигалку.

– Ты ранена, – говорит он, глядя на мою повязку, и убирает сигару, так и не поднеся к ней огонь.

– Ерунда. Всего лишь боевая царапина. Позже с ней разберусь.

Клифтон раскуривает сигару.

– Я с головой ушел в работу, – сообщает он, выпустив облачко дыма.

– Еще раз повторю: не думала, что экзо умеет вкалывать.

– О нет, это другая работа.

– Вы имеете в виду не торговлю оружием?

– У меня есть более захватывающее занятие. Я один из активистов Общества Розария. Это очень важный пост. Хотел рассказать тебе раньше, но ты не согласилась на частные уроки.

– Я задела ваши чувства? – поддразниваю я.

– Больше, чем чувства. Мое самолюбие подверглось серьезному испытанию.

И вопреки здравому смыслу мои губы изгибаются в искренней улыбке. Мы прогуливаемся вдоль террасы, глядя на кроны «Сумеречного леса». Я пытаюсь угадать, где же пришвартована моя казарма.

– Она во-о-он там, – говорит Клифтон, показывая мне за плечо. Теплое дыхание овевает мою щеку.

– Откуда вы знаете?

– Мне положено знать.

– Как садовнику Розария?

– Верно.

– Не я ли та роза, за которой вы ухаживаете?

– Скажем так: Розарий весьма заинтересован, чтобы ты оставалась цела и невредима.

– Почему вас это волнует? Я не наследница.

– Знаешь ли ты своего брата?

– Разумеется, я знаю Габриэля!

– Да, но насколько хорошо? Он занимается такими вещами, что шансы выжить и занять пост матери для него весьма маловероятны.

– Какими вещами?

– Нехорошими. Я пока не вправе рассказывать больше.

– Но разве вы не должны его защищать?

Я не в силах помочь Габриэлю, и это меня пугает.

– Твоя мать делает все возможное, чтобы его уберечь, но Габриэль таков, каков он есть.

– И что все это значит?

– Что если с Габриэлем что-то случится, Верховному Мечу придется сделать своей наследницей тебя.

– И вы решили подстраховаться… А моего преемника еще не видно на горизонте?

Клифтон смеется, точно счел вопрос восхитительным.

– Если умрешь ты, а потом Габриэль, ваша мать будет обязана завести нового наследника. Она-то еще вполне молода, а вот чтобы твой отец смог сделать свое дело, потребуется чудо. Он ее ненавидит. Нам не нужен младенец. Нам нужен сильный лидер. Тот, кто способен нести бремя Просветленной Удела Мечей. И пончик, следующий за тобой по очереди, определенно не подходит.

– Пончик?

– Харкнес Эмберсол. Попробуй произнести быстро. Ему даже с выпечкой не управиться.

– А я, выходит, подхожу?

– Никто не достоин стать Верховным Мечом больше тебя. Даже твоя мать.

– Это измена.

– Это правда. Есть в тебе некая моральная неустойчивость, но при наличии правильных советников ты это преодолеешь.

– Итак, предназначение Розария – помочь мне выжить.

– Говоря твоим языком, мы решили подстраховаться.

– Задача довольно сложная – Республика в состоянии войны, а я нахожусь на военной службе.

– До поры до времени. К Розарию решил присоединиться коммандер Асланбек. Его не пришлось долго уговаривать. Хватило одной встречи с Харкнесом. Выходя оттуда, он взял у меня булавку.

– Булавку?

– Позволь… – Клифтон показывает на карман кителя. Убираю руку, и экзо достает из кармана булавку в форме древнего меча, обвитого розой с колючим стеблем. – У тебя немало сторонников.

Беру булавку и разглядываю ее на свету.

– А вы не боитесь, что ваше тайное общество раскроют?

– Нет. Общество Розария действительно существует, вполне законное. Мы поручаем труженикам Удела Солнца выполнять ландшафтные работы для менее удачливых перворожденных. Но наша секретная миссия – помочь тебе выжить. И это тоже не противоречит закону.

– Зачем вы мне все это рассказываете?

– Потому что есть люди, которые жаждут, чтобы имя Сен-Сисмод умерло. Мы хотим, чтобы ты представляла, куда обратиться за помощью.

– Мне не нужны одолжения. Я заплачу.

– Каким образом?

– Я же говорила, что у меня есть к вам предложение. Знаете, что случилось на первой же тренировке по стрельбе на базе?

– Нет… – отвечает заинтригованный Клифтон.

– Они велели мне собрать винтовку и выстрелить в цель.

– Десять секунд? – догадывается он.

– Семь.

– Все в яблочко?

– Разумеется, – улыбаюсь я. – В армии все винтовки производства Бертона. Почему мы не используем оружие Сэлоуэя?

– У Бертона ниже цена, к тому же Эдмунд без устали завоевывал благосклонность твоей матери.

– Представьте, что я заставлю людей желать приобрести оружие Сэлоуэя.

– Я весь внимание.

– Я буду демонстрировать каждую новую единицу вооружения, которую вы производите. Стану вашим официальным представителем. Вы завоюете весь частный сектор. Будем работать вместе, привлекая на нашу сторону нужных людей в вертикали Мечей.

– Чего ты хочешь взамен?

– Я хочу, чтобы вы начали производить это, – отвечаю я, показывая Клифтону свой двусторонний меч.

– Кто его сделал? – Он берет меч, с удивительной ловкостью его активируя.

– За дизайн вам придется заплатить моему другу. Часть деньгами, но в основном в «заслугах». Еще нужно изготовить винтовку – термоядерную, способную переключаться в режим стрельбы водородными зарядами.

– Зачем?

– Мне известно кое-что недоступное вам. Спрос будет высок, и вы сможете не только удовлетворить потребителей, но и покончить с Бертоном.

– Откуда ты знаешь?

– Я не вправе сказать. Придется довериться мне, Клифтон.


* * *

Сканирую метку у входа в воздушные казармы. Всюду тихо. Большинство солдат утром отправляется на спасательную миссию. Иду в раздевалку, надеваю пижаму, карабкаюсь к капсуле Хоторна и тихонько стучу. Люк сразу же открывается. Хоторн хватает меня за руку и затаскивает внутрь, в невыносимо тесное пространство. Чтобы мы оба поместились, приходится практически улечься на Хоторна сверху. Коснувшись пальцами ноги консоли, он закрывает люк. Над головой транслируются подошедшие к финалу Состязания второрожденных. Остались крепыш из Мечей, хитрющая на вид девица из Звезд и еще один парень тоже из моего Удела. Бойцы избиты, покрыты синяками и, похоже, не в состоянии долго держаться на ногах.

– Куда подевался Линус? – спрашиваю я, вспомнив претендента, за которого болел Гришолм.

– Он протянул довольно долго, но подорвался на собственной мине, пытаясь разрушить мост в испытании «Вперед и вверх». Неправильно рассчитал время до взрыва, – объясняет Хоторн. Моя голова – на груди Хоторна, я слушаю, как внутри отдается его голос. Век бы так лежала и слушала, как он говорит. – Как прошел вечер?

– Лучше, чем ожидалось, и одновременно хуже.

– В каком смысле? Он поможет отделаться от Протиума-445? – волнуется Хоторн.

– Он с ними разберется. – Целую его в грудь прямо поверх футболки. – Клифтон состоит в тайном сообществе, которое планирует устранить моего брата. Не представляю, как их остановить, не разоблачив при этом, они ведь мне нужны! Вот такая головоломка…

– Это он тебе рассказал? – недоверчиво уточняет Хоторн.

– Нет. Только, что хочет защитить меня, если вдруг с Габриэлем что-то случится.

– Тогда откуда ты знаешь, что они попытаются его убить?

– Просто это логично. Заступиться за меня, сделать союзником, вывести из игры слабого игрока. Наделить своего союзника властью. Однако они не берут в расчет мою мать. Услышь она хоть намек на Общество Розария – выпотрошит их всех.

– Если твой брат умрет, не оставив наследника, ты станешь перворожденной.

– Этому не бывать.

– Но если все же такое случится, ты сможешь уйти отсюда.

– Теоретически мне придется вернуться в Горн, во Дворец Мечей.

Хоторн поглаживает мою руку. Я и не представляла, как приятно лежать с ним в обнимку.

– В следующем году мне исполнится двадцать. Можно принять участие в Состязаниях. За победу дают статус перворожденного.

Приподнимаюсь на локте и заглядываю Хоторну в глаза.

– Ничего глупее в жизни не слышала! Больше такого не предлагай, даже не думай!

– Почему? Если я выиграю, нам не нужно будет прятаться по углам. Мы сможем быть вместе. Пожениться…

– Или ты погибнешь на потеху элите! – огрызаюсь я. – Выигрывает только один боец. Один! А ведь участников почти тысяча. Шанс выбраться живым ничтожен. – Я снова кладу голову ему на грудь. – Сейчас я не могу ничего поделать с Розарием. Мне нужен Клифтон. Остается надеяться, что безопасность Габриэля обеспечит мать.

Хоторн целует меня в макушку.

– Мне нужно кое-что сказать, только не знаю, как ты все это воспримешь, Хоторн…

– Говори.

– Я сделала кое-что хорошее и вместе с тем плохое. Вмешалась в твою жизнь.

– Как именно?

– Обещай не злиться.

– Не могу. Рассказывай и надейся на лучшее.

– Я предъявила Клифтону несколько требований. Среди прочего заставила снять тебя с действительной службы и отправить на летную подготовку. Пилотировать корабли службы спасения. Тоже опасно, но они не принимают участия в военных действиях. Больше не придется никого убивать, ты будешь спасать людей.

Хоторн словно застывает.

– Как ты узнала, что я этого и добивался?

– Попросила у Клифтона доступ к твоим файлам. Ты получил мезо – объявят на следующей неделе.

– Ты прочла мои личные файлы… – голос его звучит сердито.

– Далеко не все, и не вздумай за это злиться.

– Это почему еще? – рычит он.

– Потому что ты с самого детства наблюдал за мной без разрешения.

– Да уж, – сквозь зубы выдавливает он. – Но уйти со службы и бросить ребят как-то нечестно… Они на меня рассчитывают.

– Знаю. Поэтому я и друзей твоих вытащила.

– Это были хорошие новости?

– Да.

– Давай, рассказывай плохие, – вздыхает он.

– Теперь Клифтону известно, как меня достать – через тебя. Это огромный риск. Не знаю, стоило ли соглашаться. Не представляю его следующий шаг…

– Так ты волнуешься, как бы они не добрались до меня? А за себя не переживаешь?

– Мне неизвестно, кто именно состоит в Розарии. И пока дела обстоят так – я неуязвима. Если хочешь остаться со мной, ты должен это знать. Из-за меня твоя жизнь станет ужасно сложной и невероятно опасной.

16. Там, где меня похоронят

 Сделать закладку на этом месте книги

Год спустя 

Риск словно становится частью моего ДНК. Я вижу подобное в каждом второрожденном бойце. Мы – адреналиновые наркоманы, живущие на максимуме, потому что все остальное не дотягивает. Большинство не рассчитывает дотянуть до дня рождения. Средняя продолжительность жизни солдата в военное время – полтора года. Мне осталось несколько месяцев. Сроки у всех моих друзей давно вышли.

Я справилась уже с двумя миссиями, на подходе и третья. Прошла подготовку в боевой спасательной авиации и научилась пилотировать все виды воздушных судов. Сначала работа казалась опасной, но все равно с нахождением на поле боя не сравнить, уж об этом Клифтон позаботился. В основном я обеспечивала снабжение, и летать у фронтовой линии не требовалось. А вот друзьям моим повезло меньше. Хоторн, Гилад и Эджертон выполняли спасательные операции, зачастую проникая на вражескую территорию.

Однако под конец моего последнего задания ситуация изменилась. Вылеты стали все более тяжелыми. Хоторн встревожился, а экзо Сэлоуэй и вовсе пришел в ярость. Он мгновенно исправил положение, переведя меня в резерв за несколько недель до окончания командировки.

С тех пор я только и делала, что представляла концерн Сэлоуэй. Но на последнем заседании на базе «Каменный лес» мне дали понять: когда меня снова переведут на действительную службу, я отправлюсь на фронт. И мое мироощущение изменилось. Я вела себя все более безрассудно – скрывать отношения с Хоторном становилось все труднее.

И не только это переменилось. Ночные кошмары начали преследовать меня и днем. То и дело накатывали приступы мучительной тревоги, и я прятала трясущиеся руки. Да все так делали. Отвлечь меня от всего этого мог только мой тайный бойфренд.

С ним рядом меня ничто не волновало.

– Думаешь, Хоторн в курсе? – в очередной раз спрашиваю я у Хэммон. – Утром он вел себя так, будто что-то знает. Может, Гилад проболтался?

– Гилад ни за что бы не рассказал Хоторну о твоем сюрпризе, – возражает Хэммон, высовывая голову из-под днища «Антроскопа» и протягивая руку. – Пневмоключ.

В ангаре царит раздражающий шум. Я едва слышу свои мысли посреди грохота приземляющихся кораблей. Сегодня в Древе особенно оживленно: из командировки возвращаются сразу несколько воздушных казарм. Через несколько дней – смена личного состава.

– Ты разобралась? – кричу я. – Кажется, нужно еще раз проверить шов на магнетайзере.

– Неа, – трясет головой Хэм, – дело в роторе заслонки. Я его отрегулирую.

Она заезжает обратно под судно.

Для поездок на склад Сэлоуэя, в лаборатории и полигоны, Клифтон одолжил мне «Антроскоп» с обтекаемым корпусом. С неполадками я старалась разбираться сама – ведь корабль не принадлежал базе. Его и военным-то не назовешь. Он весь – воплощенная мечта перворожденного о спортивном воздухолете. У него двухместная кабина пилота и небольшое пространство сзади, где можно переодеться.

Хэммон выскальзывает из-под днища судна и вручает мне инструмент. Убираю его на место.

– Готово, – заявляет она. – Куда направишься?

– Через два дня я должна прибыть в Удел Алмазов на съемки рекламной кампании нового оружия Сэлоуэев. Это тот пистолет с запасным гидромагазином. Его назвали «Грешник-44».

– Потрясающе! Гламурная жизнь представителя концерна боеприпасов Сэлоуэй никогда не заканчивается, – ухмыляется Хэммон.

– Формально я посредник по вооружению между Уделом Мечей и концерном, – скривившись, отвечаю я. – То есть, по сути, такой же второрожденный солдат, как и ты, принадлежащий Уделу Мечей. Только командует мной Клифтон.

– Знаю. Но находиться под командованием Клифтона – не то что под началом коммандера Асланбека. Мне нельзя покидать Древо или базу и летать по всей Республике, проводя консультации по новым системам вооружения. Или ужинать с влиятельными клиентами концерна.

– Которые зачастую не способны держать руки при себе, – сухо поясняю я. – Иногда приходится пригрозить сломать палец-другой.

– Но Клифтон же присматривает за тобой.

– У нас сложные отношения. Он мой начальник…

– Он без ума от тебя.

– Просто привык обладать любой женщиной, какую захочет, а я все еще сопротивляюсь.

– Охотничий азарт, – застенчиво глядит на меня Хэммон, вытирая грязь с борта шикарного корабля.

– Что-то в этом роде. Хотя в последнее время совсем повернулся на безопасности.

– То есть?

– С тех пор как я вернулась с последней миссии, он словно боится, что со мной случится нечто ужасное. Я знаю – он что-то задумал, только не представляю, что именно.

– Думаешь, Клифтон что-то затевает?

– Он без этого не может, Хэм. Клифтон – прирожденный стратег. Он хочет вытащить меня из казармы. У него на этом пунктик, мы без конца спорим.

– И где он собирается тебя поселить?

– В идеале вместе с ним. Хотя это даже не обсуждается. Я остаюсь здесь.

– Переживаешь, что если переедешь, потеряешь Хоторна?

– Да. – Хоторн проходит продвинутую летную подготовку, и я ужасно по нему скучаю. – Если меня заберут, я его больше никогда не увижу.

– Ты вертишь Клифтоном, как пожелаешь. Уж придумаешь, как выкрутиться.

– Клифтоном не вертит никто.

Хэммон убирает инструменты и вытирает об себя руки. Вручаю ей чистую тряпку:

– Ты когда-нибудь снимаешь перчатки? – спрашивает она.

У меня на руках черные кожаные перчатки с обрезанными пальцами. Правая прикрывает шрам на ладони. Я навела справки о фамильном гербе и выяснила, к какой семье принадлежит боец Врат Зари. Винтерсторм. Впрочем, больше я ничего не узнала, не хватило допуска.

– Мне ведь приходится много возиться с оружием на полигонах Сэлоуэя. Детали не всегда идеально отшлифованы, поэтому без перчаток я часто резала руки. Вот и привыкла их носить.

Хэммон о шраме ничего не знает, я берегу эту тайну от всех.

Подруга проверяет время на метке.

– Эдж вот-вот вернется! Скорей бы!

– Уверена, что Гилад не проболтается Хоторну?

– Он ни за что не испортит сюрприз! – закатывает глаза Хэммон. – Вот Эдж не сумел бы сохранить тайну даже ради спасения своей никчемной шкуры. Ты чересчур волнуешься. Хоторну наплевать на вечеринку. Главное, чтобы на нее пришла ты. Его не было десять дней, наверняка хочет провести побольше времени со своей Розель, – уверяет Хэммон. От улыбки у нее на щеках появляются очаровательные ямочки.

Мы забираемся в кабину «Антроскопа». Я сажусь за штурвал, а Хэм занимает место второго пилота. Запускается двигатель, она проверяет датчики.

– Надо бы устроить испытательный прогон, – небрежно заявляю я. – Так, на всякий случай.

– Давай! – радостно верещит Хэммон и тянется к гарнитуре.

Я надеваю свою, и мы пристегиваемся. Получаю разрешение от форта Древа поднять судно в испытательное воздушное пространство. Мы покидаем ангар. Следуя протоколу, я не превышаю скорость, пока не оказываюсь в испытательной зоне. И только там добавляю обороты, и корабль принимает форму обтекаемой иглы. Я закручиваю спирали в воздухе, слушая раскатистый смех Хэммон. Успеваем сделать несколько кругов, а потом получаем приказ вернуться в ангар.

– Как же я балдею! – восклицает Хэм на обратном пути. – Хоть ненадолго выбраться из Древа и взглянуть на небо. Иногда забываешь, что снаружи другой мир.

Я чувствую укол в сердце.

– Тебе не нравится работать механиком?

Это я пристроила Хэм в ангар, чтобы ее не посылали на фронт.

– Нет же, очень нравится. Я отлично справляюсь – уж лучше, чем со стрельбой. Поисково-спасательные операции я ненавижу. Раньше мне постоянно снились изуродованные трупы, а теперь нормально сплю. Если бы не эта работа, меня бы уже здесь не было. Меня бы убили еще год назад.

После каждой миссии взамен погибших в капсулах Тритиума-101 появляются новые лица. Мы даже не пытаемся заводить новых друзей.

– Кем бы ты стала, если бы могла?

– Не знаю… Обычно я мечтаю жить где-нибудь у воды, родиться в Уделе Морей. Интересно, каково это плавать на судне и целый день рыбачить?

Стать перворожденной Хэм не хотела…

– Отличная, наверное, жизнь.

– Представляешь Эджертона рыбаком? Моего горца!

– Для тебя он бы сделал что угодно.

– Точно, – улыбается Хэммон.

– Что ты скажешь ему при встрече?

– Ничего! Найду укромный уголок и запрыгну на него. Его не было десять дней, Розель. Десять! – показывает она мне на пальцах. – А ты? Вы с Хоторном уже?..

– Нет. – Я заливаюсь краской.

– И он протянул так долго? Надо же, у парня есть сила воли.

– Чересчур сильная.

– Заставь его потерять голову. Покажи ему, что иногда надо рискнуть – просто убедиться, что ты еще жив.

– Ты права.

Я выключаю мотор «Антроскопа» и снимаю гарнитуру. Мы сходим с корабля.

Моя улыбка тает: перед воздухолетом стоит агент Кроу. Сомкнув руки за спиной, он проходится вдоль судна, минуя меня, и, оказавшись возле носа, поворачивается ко мне лицом. На висках изгибаются по меньшей мере десяток новых зарубок смерти. Теперь они выбиты и на шее. Обманчиво-тонкие, вместе они обозначают пугающее количество мертвецов. Прижав палец к «Антроскопу», Кроу ведет им по борту корабля и останавливается возле меня.

– Меч Розель.

– Агент Кроу.

– Тебе никогда не страшно?

– Почему я должна вас бояться?

Склонившись ко мне, он шумно втягивает ноздрями воздух.

– А ведь я это чую. Ты боишься.

– Это мята. Вам тоже стоило бы попробовать. – Демонстрирую ему пакетик леденцов, освежающих дыхание.

Кроу стискивает стальные зубы, но не отступает.

– Прошел год со времени нападения на Ценз в «Каменном лесу». Мы не сразу сумели добраться до нижних уровней и все там перелопатить. Там все было залито водой и болотным илом. В апартаменты попали только недавно. Я все это время жил на базе «Платиновый лес». Знаешь, где это?

– Нет.

– В Уделе Камней. Но теперь я вернулся и пришел дать тебе знать об этом.

– Наверное, в Уделе Камней по вам страшно скучают.

– Я кое-что нашел. Уверен, ты обрадуешься. – Кроу откидывает полу плаща, демонстрируя мой собственный клинок, висящий в ножнах. Герб Сен-Сисмод не спутаешь ни с чем. Его явно восстановили – внешних повреждений не видно. В глубине души мне еще хочется вернуть меч, но уже не так сильно. Год назад я с ума от этого сходила. Но с тех пор сумела принять многое из того, что не могла изменить. Например, что мой меч больше мне не принадлежит. А может, он просто мне больше не нужен – теперь у меня есть друзья, которые меня любят.

– Что ж, буду знать, где он. Лучше испытайте новый меч. – Достаю из ножен двусторонний клинок и спокойно, без всякой угрозы активирую. – Скоро мы выпустим продвинутую версию. Это будет хит продаж. Оружие Сэлоуэя на сегодняшний день и правда самое лучшее.

Кроу не предпринимает ни малейшей попытки взять меч. Должно быть, агент догадывается, что я с легкостью разрежу его пополам.

– На днях поисковая бригада добралась до хранилища, – сообщает он. – Оттуда кое-что пропало.

Дезактивирую меч и убираю в ножны.

– У вас и хранилище там было? Я-то думала, берлогу вы используете только для того, чтобы пытать доверчивых девушек. У вас пропали все ремни?

Кроу отодвигается, внимательно изучая язык моего тела.

– Нет. Мы обнаружили там сильно разложившийся труп женщины и не смогли понять, как он там оказался и кто она такая. Однако куда больше меня заинтересовал ее имитатор меток. Знаешь почему?

– Люблю загадки.

– Последняя метка, которую она клонировала, принадлежала стражнику по имени Меч Холкомб. Помнишь его? Загнутые усики, военная полиция… Дежурил в изоляторе в ночь твоего задержания. Ночь взрыва.

– М-м… Звучит знакомо, но все это было так давно. Точно не скажу.

– Зато я скажу: утром из камеры тебя выпустил именно Меч Холкомб.

– Ну раз уж вы так говорите.

– Именно так.

– Сдается мне, все это просто совпадение, агент Кроу.

– В моей работе совпадений не бывает. У трупа при себе имелись и другие клонированные метки, но в той, что была зашита у нее в руке, был профиль Холкомба.

– А чьи еще метки вы нашли? – интересую


убрать рекламу






сь я. Словно мы сплетничаем, и я жажду пикантных подробностей. – Знаете, кем бы я стала, если бы могла кого-нибудь скопировать? – Я поворачиваюсь к Хэммон: – Страто Хэммон, как зовут того перворожденного певца, который поет мою любимую песню? Он еще сбежал с красоткой из Алмазов?

– Сардай?

– Точно! – щелкаю я пальцами. – Сардай! Его она случайно не клонировала?

– Да ты и правда очень умна. Это будет настоящая победа, когда я заполучу тебя себе.

– Если желаете меня заполучить, договаривайтесь с Клифтоном Сэлоуэем. В противном случае…

– Думаешь, он тебя спасет? – шепчет Кроу мне на ухо, обдавая его теплым дыханием. – Нет.

И сложив руки за спиной, уходит прочь.

Хэммон дрожит от страха.

– Ненавижу этого типа. У меня от него волосы дыбом.

– Он психопат.

– Занятных типов ты к себе притягиваешь, Розель. Вон еще один идет.

Из корабля, что только что пришвартовался, выходит Хоторн, а с ним – Гилад и Эджертон. Красавчик переводит взгляд с меня на удаляющегося Кроу и меняет направление, собираясь отправиться за агентом.

– Нет, Хоторн! – хватаю его за рукав и тяну назад.

Он поворачивается ко мне, и на миг в его глазах отражается боль. Агнес… Он все еще хочет отомстить за нее.

– Когда он вернулся? Чего ему надо? – рычит Хоторн.

– Дать мне понять, что он здесь.

Хоторна заметно трясет. Об украденных метках я так и не рассказала – не хочу делать его своим сообщником.

– Я не позволю ему тебе навредить. Лучше убью его.

Раньше он говорил, что такие, как Кроу, никогда не сдаются. Представляю, что Хоторн думает сейчас. По спине пробегает дрожь, я смотрю на разбушевавшегося Хоторна. На сердце немного теплеет, и тревога немного унимается. Я больше не одна – у меня есть он.

Глажу его по руке:

– Пожалуйста, не дай ему испортить твое возвращение, – бормочу я.

Хоторн поворачивается ко мне, и его напряженные плечи расслабляются, гнев почти улетучивается.

– Полет прошел нормально?

– Нет, – хором отвечают Хоторн и Эджертон.

– Я кое-что для вас придумала, чтобы немного снять напряжение. Идемте на палубу 227, там ждет сюрприз.

– Я-то думал, это вечеринка-сюрприз для Хоторна, – вставляет Эджертон.

– Вот и нет. Я по всем вам соскучилась. Даже по тебе, Гилад. Сюда… – показываю я и иду вперед.

Хоторн догоняет меня, легко касаясь моей руки, и все мое тело словно бьет током, а колени слабеют.

– Я тоже скучал, – так тихо, что слышно только мне, признается он.

– И даже ни разу на свидания не бегал?

– Нет. Один настойчивый боец потратил все мои «заслуги» на новые мечи для подразделения.

– Вот не повезло! Я бы тебе одолжила, да только сама спустила туда же.

– Тогда придется нам организовать собственное свидание…

– Я тебя уже опередила.

– Куда мы, Розель? – спрашивает Эджертон.

На сердцевине спускаемся на нижний уровень, где толпятся солдаты. Под прикрытием скопища людей Хоторн берет меня за руку. Сильные пальцы сжимают мою ладонь. Так и хочется его обнять.

– Мы пришли, – кричу я через плечо и поднимаю метку к сканеру.

Распахивается стальная дверь. За ней скрывается тир. Хэммон притворяет за нами створки.

Внутри тихо, стены звуконепроницаемы. Вручаю каждому защитные очки.

– А наушники? – интересуется Гилад.

– Они тебе не понадобятся. – Я старательно прячу улыбку.

Гилад с сомнением на меня смотрит. Перед каждым стрелковым местом стоит черная коробка.

– А вот и ваш сюрприз! Вставайте перед коробками. Да, ты тоже, Хэммон.

– А я почему? – с кривой улыбкой спрашивает она.

– Потому что это семейная вечеринка.

Хэм занимает место, как и все остальные.

– Итак, перед вами – «Грешник-44»! – торжественно объявляю я. – Он оснащен как термоядерным магазином, так и водородным. Обратите внимание на двойную зарядную камеру. В коробках лежат два дополнительных водородных магазина. Их нужно менять чаще, чем термоядерные. – Я прохожу вдоль высоких перегородок, разделяющих секции. – Но это не должно вас отпугнуть. Водородные заряды не менее боеспособны и способны стрелять в пять раз быстрее. Режим стрельбы автоматический. Можно держать спуск непрерывно, а не только выпускать очереди. Даже при повышенной скорострельности и частоте оружие сохраняет точность, потому что водородный ствол не перегревается. Термоядерный ствол требует замедленного темпа стрельбы и частоты нажатий, так как пули у него более горячие, поэтому в автоматическом режиме он деформируется и проигрывает в точности. Все знают, что замена сгоревшего ствола на поле боя может стоить вам жизни, поэтому необходимо сокращать частоту выстрелов. С водородным стволом этого можно избежать. Оружие, лежащее перед вами, – только опытные образцы. Их пока совсем немного. Производство запускают на следующей неделе. Я хотела, чтобы первыми владельцами стали мои друзья.

Парни надевают защитные очки. Я показываю Хэммон, как правильно зарядить оружие. Эдж прицеливается. Гилад выпускает несколько очередей из водородной обоймы.

– Заметил, как тихо стреляет? – Я показываю ему, как одним движением большого пальца переключиться на термоядерный ствол.

Перехожу к Хоторну. Он только что расстрелял фигуру бойца Врат Зари в самой дальней точке стрельбища.

– Ну как тебе?

– Покажешь, как разбирать и собирать? – просит Хоторн, кладя «Грешник» на стойку.

– Конечно.

Он отступает на шаг. Беру оружие, снимаю магазин и принимаюсь разбирать «Грешника». Хоторн подходит ближе, утыкается носом мне в волосы, вдыхая запах, и обнимает меня со спины, губами касаясь чувствительной точки под ухом.

– Как я скучал, – выдыхает он.

Я кладу разобранный пистолет на стойку, тянусь назад и поглаживаю Хоторна ладонью, подставляя лицо поцелуям, а потом разворачиваюсь в его объятиях. Руки Хоторна заново изучают мои округлости.

– Ого! – кричит Эджертон через две перегородки от нас. – Это даже лучше, чем летать на векторной вертушке!

Я хихикаю прямо в губы Хоторну.

– Что за векторная вертушка?

– Тебе лучше не знать. После нее меня все еще преследует запах блевотины.

– Бедняжка… – смыкаю руки у него на затылке, притягивая для поцелуя.

– Спасибо за подарок, – шепчет он.

Через перегородку, уже что-то жуя, заглядывает Эджертон.

– Креллы тоже нам? – вопрошает он, держа надкушенную сдобу.

– Да, – киваю я. – Там заодно и напитки, они…

– Это? – спрашивает он, показывая вторую руку. И с занятыми руками обнимает меня. – Ты лучше всех, Розель.

Подходит Хэммон с парой бокалов игристого, один из них протягивая мне. Гилад вручает выпивку Хоторну.

– Тост! – восклицаю я, поднимая бокал.

Друзья смотрят на меня и смеются.

– Вообще-то это вино, Розель, – подсказывает Эдж.

– Тост – это… Ладно, забудьте. Давайте выпьем за нашу маленькую второрожденную семью.

– За семью, – повторяет Хоторн, а сам смотрит так, словно предпочел бы целовать меня.

Хэммон вдруг давится вином и кашляет. С широко распахнутыми глазами она таращится на Хоторна, словно тот приказал ей немедленно отправляться в бой.

– Хоторн! – ахает она. Голос ее пронизывает душераздирающий страх. – У тебя метка золотая.

Хоторн подносит к глазам левую руку. Голограмма меча уже не серебристая. Хэм глядит на меня, потом опускает взгляд вниз. Гилад смотрит на Хоторна, будто на ожившего покойника.

Первым приходит в себя Эдж.

– Поздравляю, Хоторн. Ты типа в лотерею выиграл. Мы за тебя очень рады.

– Не может быть, – себе под нос бормочет Хоторн. – Флинт не мог умереть.

Я с глазами, полными слез, отстраняюсь и принимаюсь собирать пистолет, затем убираю его на место – в черную бархатную коробку.

Хоторн берет Хэм за плечи.

– Цвет давно поменялся? – спрашивает он, слегка ее встряхивая. Хэммон бледнеет. – Ты видела?

– Эй, погоди, – убирает руки Хоторна Эдж. – Успокойся. Все будет…

– Давно? – с отчаяньем повторяет Хоторн.

– Не знаю! Я только заметила.

– А ты, Розель?

Качаю головой, но не поворачиваюсь – не хочу, чтобы он увидел мои слезы.

– Хоторн, угомонись, – увещевает Эдж. – Все не так уж плохо.

– Моя жизнь здесь! – рычит Хоторн. – Те, кого я люблю и кто любит меня! Там у меня нет ничего!

– Я понимаю, правда. – Эдж кладет руку ему на плечо. – Только ничего не попишешь. Ты теперь перворожденный. Придется смириться.

Хоторн опирается на стойку рядом со мной. Рука Эджертона безвольно падает.

– Я могу это исправить, я должен! – в смятении бормочет Хоторн.

Он сгребает меня в охапку – я роняю слезы на его летный комбинезон, – гладит по голове, целуя в макушку.

Услышав стук в дверь, мы отстраняемся.

– Военная полиция! Хоторн Тругрейв здесь?

Мы с Хоторном привыкли к осторожности. Приучились сдерживаться, чтобы не дать себя поймать, – на шаг опережать тех, кто мог бы нас разлучить. Но глядя, как Эджертон отпирает дверь, я понимаю, что все это уже не имеет значения. Нас оторвут друг от друга, и мы никак не можем этому помешать. Тайная нежность, взгляды исподтишка, чтобы никто не заметил любовь, написанную на моем лице, – все зря.

Я все равно его потеряю.

На стрельбище входят представители военной полиции. Парень с густыми бровями изучает голограмму Хоторна, сияющую над меткой, а потом находит его глазами.

– Вы переведены, перворожденный Тругрейв. Ваш корабль в Горн отбывает через двадцать минут. Вещи пришлют позже. Нам пора…

– Я не готов, – как загнанное в угол животное, рычит Хоторн.

Полицейский по-прежнему дружелюбен:

– Конечно, готовы. Просто идемте с нами, обо всем остальном позаботятся. Вы нужны семье.

– Я сказал, не готов! – сжимает руки в кулаки Хоторн.

Полицейские переглядываются. На лицах у них написано – «Ну, началось».

– Все будет хорошо, – увещевает один из них. – Вы летите домой.

А потом все трое хватают отбивающегося, как дикий зверь, Хоторна. Эджертон берет меня за руку.

– Розель! – брызжа слюной, орет Хоторн, вырываясь. На шее у него натягиваются жилы. – Розель! Вы не понимаете, я должен ее защитить. Они найдут способ ее уничтожить, они ее здесь и похоронят! Мне надо все исправить!

– Никто не собирается никого убивать, – ворчит полицейский, таща Хоторна к выходу.

– Не трогайте его, – сквозь слезы кричу я.

Эджертон держит меня, а я тянусь к черной коробке.

– Дай им его увести, – бормочет он мне на ухо. – Если ты встрянешь, он станет драться, ему же будет хуже.

Верно. Но чтобы удержаться и не достать оружие из ящика, приходится собрать всю волю в кулак.

Полицейские выводят Хоторна, и все заканчивается, не успев начаться.

И вот его уже нет.

Не помню, как снова оказываюсь в своей капсуле, но не могу представить, как выйду отсюда. Здесь они меня и похоронят.

17. Сломлена

 Сделать закладку на этом месте книги

Две недели о Хоторне не было ни слуху ни духу. Даже Гилад ничего не знал. Я постепенно приходила в отчаяние. Тритиум-101 вскоре отправится на задание. Если не получится поговорить с Хоторном сейчас, придется ждать до возвращения из «Сумеречного леса». Если, конечно, я вообще вернусь. Пока что все мои попытки связаться с Хоторном отклонялись. Не знаю, им самим или моим командиром.

Все это время я почти не спала. Но потом наконец мне удалось раздобыть адрес Хоторна из самого неожиданного источника. Как выяснилось, Эмми можно подкупить дорогостоящей выпечкой и сплетнями. Жаль, что пришлось ее использовать, но выхода не было.

Жду не дождусь, когда же покину «Каменный лес», но сначала придется присутствовать на неофициальном ужине с Клифтоном и его клиентами. Не уточняла, с кем именно, а он не сказал. Оно и к лучшему.

По крайней мере, в Медный Городок – небольшое поселение на границе Уделов Мечей и Морей – я отправлюсь на «Антроскопе». Обычно мы с Клифтоном вылетаем прямо из его апартаментов на базе, но сегодня утром у него назначена встреча в Горне. Сэлоуэй предложил взять его воздухолет с пилотом, но я надоедала ему, пока он не разрешил встретить его на месте. Поужинаю с Клифтоном, а потом, если все пройдет хорошо, увижусь с Хоторном.

В шкафчике меня ждет сногсшибательное красно-розовое платье и черные туфли на каблуках. «Формой» меня снабжает помощник Клифтона, передавая наряды через обслугу базы. Натягиваю атласные перчатки без пальцев до локтей, радуясь, что шрам прикрыт, затем наступает очередь чулок. Захватив черную накидку и клатч, направляюсь в ангар.

Получив разрешение на взлет, прокладываю курс до границы Удела Мечей и принимаюсь мечтать о том, что скажу Хоторну при встрече. Полет занимает несколько часов, но на базу Сэлоуэя я прибываю с небольшим запасом времени.

Неторопливо иду в администрацию периферийных складов и полигонов. Это совсем не то, что роскошный головной офис корпорации в Горне. Местное здание, по словам Клифтона, скорее надежное и безопасное.

Прохожу через парадный вход, оборудованный ростовым сканером.

Обстановка в просторном холле современная, в мужском стиле. Под потолком – огромный меч размером с голубого кита. Сажусь в кожаное кресло под самым его острием и на консоли стола выбираю крепкую выпивку. Из отверстия в облицовке выскакивает невысокий стакан с двумя идеальными кубиками льда. Прижимаюсь губами к ободку, оставив ярко-красный отпечаток, и делаю крошечный глоток. Затем откидываюсь на спинку кресла, кладу ногу на ногу и жду. Через десять минут появляется Клифтон и принимается пожирать глазами мои ноги. Я не возражаю.

– Оставь надежду всяк сюда входящий, – провозглашает он вместо приветствия.

Я сдерживаю смешок. Босс наклоняется и подает мне руку, помогая подняться, а потом чуть дольше положенного целует в обе щеки.

– Позволь тебе представить Валди Зимородка.

Мне сообщали только первые имена, прикрываясь фамилиями птиц – таков уж бизнес.

– Очень приятно, перворожденный Зимородок, – киваю я.

– А это Педар Альбатрос, – продолжает знакомство Клифтон.

– Добрый день, перворожденный Альбатрос.

Мы направляемся в главный зал для испытаний оружия. По дороге Клифтон рассказывает об особенностях пилотной модели «Грешник-44».

Каждому из гостей Сэлоуэй вручает оружие без магазинов и кивает мне:

– Розель, будь добра…

Подхожу к стойке и за пять секунд собираю прототип. Мужчины толпятся у меня за спиной. Активирую «Грешника» и произвожу двадцать выстрелов в двадцать мишеней за двадцать секунд. Все в голову. Чисто.

Гости впечатлены. Бросаю небрежный взгляд на свои ярко-красные ногти и жму спуск, уничтожая цели потоком водородной энергии. Клиенты вопят от радости.

Пока я убираю оружие в футляр, ко мне подходит Педар. Наклоняется ближе, словно хочет что-то сказать, и вдруг кладет руку на мой зад. Начинаю обдумывать, как лучше его прикончить, и тут раздается отчетливый писк запуска пистолета. Рядом стоит хмурый Клифтон.

– Никогда ее не трогай. Здесь продается только оружие.

Влепив Педару пощечину, Валди приказывает ему ждать в корабле.

– Мои глубочайшие извинения. Он просто животное. Позже я с ним разберусь.

Киваю, но Клифон еще кипит от ярости.

– Не пора ли за стол? – вмешиваюсь я.

Сэлоуэй берет мою руку и кладет себе на сгиб локтя. Мы молча покидаем стрельбище.

В пентхаусе офиса на столе, покрытом роскошным белым полотном, стоят легкие закуски. Под потолком золотистым светом сияет канделябр с переливающимися кристаллами. Мы принимаемся за еду. Я сижу тихо, а Валди и Клифтон оговаривают условия сделки.

Наступает время десерта – пирожных в виде птичьих гнезд с яйцами из мороженого. Попробовав сладкое, откидываюсь на спинку стула и пью кофе. Разговор переходит к Состязаниям второрожденных. Клифтон и Валди обсуждают достоинства участников прошлогодних состязаний, особенно победителя – здоровяка из Мечей по имени Назар, который снес голову девушке-Звезде в испытании «Обезглавь друга» и сжег заживо парня из своего Удела в финальной схватке за главный приз «Тень солнца».

– Прошу прощения, – обращается ко мне Валди. – Вас, наверное, утомили все эти беседы о зверствах.

– Нет.

– И вы понимаете, о чем речь?

– Вполне. Вы увеличиваете шансы, перворожденный Зимородок. Делаете деньги, не только высчитывая вероятного победителя, но и гарантируя, что боец, который выиграть не способен, не выиграет.

– Именно так, – довольно фыркает он. – Вот что мне любопытно, Розель… Как считаете, почему в Состязаниях второрожденных год за годом побеждают Мечи? Многие полагают, что у Звезд или Атомов, со свойственной им изобретательностью, шансы куда выше.

– Хотите знать мое мнение?

– Да, Розель… – Он поднимает чашку к губам, не отводя от меня взгляда.

– Обычно второрожденные Мечи совершают Переход в двенадцать лет. Но многие и раньше, в десять. С тех пор как я начала ходить, меня учил сражаться один из опытнейших ассасинов нашего времени. К тому возрасту, когда вы перестали сосать палец, я уже могла бы при помощи собственного пальца убить вас тысячью способов, – говорю я, демонстрируя ему красный ноготок, а потом спокойно беру ложку и нежно втыкаю в десерт. – Дело не в силе. Здесь важно мастерство, умение решать проблемы и регулярные тренировки. В остальных Уделах переходят в среднем в восемнадцать. Их никто не боится так, как нас: ведь только второрожденным Мечам приходится ежедневно бороться за выживание, причем без всяких Состязаний.

Валди отставляет чашку на стол и протягивает Клифтону раскрытую ладонь.

– Я не прочь заполучить одну из ваших булавок, если найдется лишняя.

Простившись с Валди, я смотрю на часы. Ужин отнял больше времени, чем предполагалось, и мне не терпится уйти.

Клифтон, помешивая кофе, откидывается на спинку стула.

– Прости за поведение Педара. Больше такого не повторится, обещаю.

– Я не удивлена.

– Неужели? – приподнимает золотистую бровь Сэлоуэй.

– Вы же не просто так назвали его Альбатросом.

– Ты проницательна! – смеется он.

– Я понимаю, почему он запутался. Вы продавали не только оружие – еще вы продавали меня и Общество Розария.

– Я должен был заручиться поддержкой для нашего дела.

– Того дела, что помогает сохранить мне жизнь?

– Это моя главная задача.

Я откладываю салфетку и встаю. Клифтон недовольно хмурится.

– Уходишь так скоро? Я надеялся провести с тобой вечер в Медном Городке. Завтра у нас назначен еще один ужин. Тебе не обязательно мотаться туда-сюда.

– Звучит чудесно, но не могу: у меня только дневные коды доступа. Я должна вернуться засветло, или вы приказали Тритиуму-101 зачистить базу?

Клифтон с досадой вздыхает.

– Прости. Порой я забываю, что ты не…

– Одна из вас? – подсказываю я.

– Точно. Ты не одна из нас, но и им не принадлежишь. Ты нечто особенное, – заключает Сэлоуэй. Не уверена, что он имеет в виду перворожденных и второрожденных. – Я тебя провожу.

Он подает мне руку и дожидается со мной лифта.

– Увидимся завтра, – говорит Клифтон, целуя меня в щеку. – Планируй остаться на ночь, хочу сводить тебя на шоу.

Я изо всех сил спешу к «Антроскопу» и прокладываю курс в Горн. По пути обдумываю все, что хочется сказать Хоторну. Когда я добираюсь до Старого города – исторического района Горна – мои ладони становятся липкими от пота. Приближаюсь ко Дворцу Мечей, и руки покрываются гусиной кожей. Адрес Хоторна мне не знаком, но его дом располагается среди резиденций аристократов.

Нахожу свободный паркинг в квартале от нужного мне места; солнце уже садится. Вдоль дороги выстроились в ряд большие старинные здания – дома в классическом стиле, напоминающие облицовкой и фасадом Дворец Мечей. Везде зеленеют деревья.

Я останавливаюсь перед самым большим на улице особняком из серого камня. У меня начинает ныть живот. Площадь поместья занимает почти квартал, и такое же пространство позади, с беспрепятственным доступом с воздуха. Над фризом реет флаг с вычурным гербом. Кто же ты, Хоторн?

Обхожу ограду по периметру. На задах имения – высокая прочная стена. Если попытаться влезть на нее, скорее всего, сработает сигнализация. Меньше всего я хочу, чтобы меня застукали в Горне, преследующей перворожденного.

В темноте возвращаюсь к кораблю и достаю сумку с тренировочной экипировкой, инструментами и оружием. Быстро переодеваюсь в полуночно-синюю форму и ботинки. Разбираю прицел винтовки и беру с собой окулярную часть.

Вернувшись к поместью, забираюсь на дерево и смотрю в окуляр. В глубине души понимаю, что неправильно вот так подглядывать за любимым человеком, но с совестью я уже давно договорилась.

Картина, открывшаяся мне, заставляет сердце болезненно сжаться. У Хоторна званый ужин. Я подаюсь вперед. В изысканной гостиной сияет мягкий свет. Хоторн, разодетый в идеального покроя черный френч, весело смеясь, беседует с красавицей-блондинкой. Он отпивает глоток вина, и девушка касается его руки. Мое лицо заливает краска. Глаза обжигают слезы, я их смаргиваю.

Хоторн не ранен! Никто не мешает ему со мной связаться. Он может навестить меня, когда пожелает, или принять мои сообщения. Да все что его душе угодно – ведь он перворожденный!

Хоторн флиртует с юной дамой, а мое сердце терзает ревность. Кое-кто из его приятелей выглядит знакомо, но я не в состоянии их вспомнить. Да и какая разница? Главное, что все они – перворожденные, и Хоторн – один из них.

Мне бы за него порадоваться… И я даже искренне пытаюсь это сделать. Но если я хочу это пережить, нужно уходить немедленно. Спрыгиваю с дерева, весь путь до корабля преодолеваю бегом и во время полета то и дело нарушаю технику безопасности. Где-то между Горном и Железоградом вытираю рукавом мокрые щеки и клянусь больше никогда не плакать из-за перворожденного.

18. Человек Флэнниган

 Сделать закладку на этом месте книги

Наутро у зеркала в раздевалке я наношу больше консилера.

– А можно мне? – просит Хэммон.

Передаю ей косметику. Хэм закрашивает темные круги под глазами.

– Как ты? – волнуюсь я.

– Все нормально. Наверное, съела вчера что-то несвежее.

– Может, вызвать мед-дрона?

– Уже не нужно, – возражает она. – Даже боюсь спрашивать, как прошел вечер у тебя…

– Не хочешь помочь подготовить корабль? Я закажу техобслуживание, и мы обо всем поговорим.

– Подавай заявку! Я только получу инструменты, и встретимся в ангаре, – оживляется Хэммон.

Вхожу в ангар и замечаю, что возле «Антроскопа» подкарауливает агент Кроу.

Разворачиваюсь к двери, но он перехватывает меня:

– Меч Розель! На пару слов…

– Доброе утро, агент.

– Доброе утро. Выглядишь измотанной. Тяжелый вечерок выдался? Кошмары мучают?

– Кошмары у меня случаются, только не во сне.

– Да уж, твоя жизнь полна риска. Слышал, недавно ты потеряла друга. Военная полиция сообщила, что Хоторн Тругрейв тут прямо-таки побоище устроил.

– Уверена, он уже смирился.

– Конечно. Тебе невдомек, но обратный Переход – это потрясающе. Словно рождаешься заново.

– Вам лучше знать.

Это же вы убили собственную сестру!

– Именно. А еще мне известно, что он совсем тебя забыл. Думаю, больше и не вспомнит, – улыбается Кроу, а я стараюсь не морщиться. – Я тут побеседовал с тем нарядом полиции, который увел тебя у меня год назад. Говорят, твое задержание оформляла Тула.

– Ну и что?

– Она тебя помнит.

– Неудивительно. Многие запоминают, что встречались со мной. Увы, не могу ответить тем же.

– Не сомневаюсь. Ты ведь у нас вроде знаменитости, – с напускным участием кивает Кроу.

– Я всего лишь второрожденная.

– Но вот что странно, – продолжает он, – Тула помнит еще одну девушку, которую отправили в изолятор прямо перед тобой.

Я-то знаю, о ком он – о Флэнниган.

– Не зря в изоляторе полно камер. Плохие девчонки повсюду.

– У меня назначена встреча с охранником – Мечом Холкомбом – примерно… – Кроу смотрит на хронометр метки, – через тридцать минут. Не терпится узнать, что же он расскажет о той ночи.

– Удачи, – изо всех сил изображая безразличие, говорю я.

Кроу уже собирается уходить, когда в ангар с инструментами в руках врывается Хэммон. Агент бросает на нее взгляд, и на лице его отражается незамутненная радость. Он ухмыляется и возвращается к нам, сверкая стальными зубами. Хэммон испуганно округляет глаза.

– Ты права, Розель. Плохие девчонки повсюду, – заявляет он, смерив Хэм взглядом от макушки до пят. – Ты беременна, второрожденная.

С лица подруги сбегают все краски, а для Кроу это словно афродизиак. Он подходит ближе и гладит ее по щеке тыльной стороной кисти.

– Дело в том, что мы, цензоры, не запираем плохих девчонок. Мы их убиваем. – Покосившись на меня, добавляет: – Скоро я вернусь за вами обеими.

Стоит Кроу покинуть ангар, как Хэммон начинает задыхаться от ужаса, прислонившись к борту корабля.

– Дыши глубже, Хэммон, – успокаиваю ее я, поглаживая по шее. – Дыши медленно. Все будет хорошо.

Но в душе тоже паникую.

– Он убьет меня, Розель, – хрипит Хэммон.

Она права. За беременность Кроу ее убьет. Причем самым мучительным способом. И ни словом, ни делом я не смогу его остановить. Разве что…

– Хэм, действовать надо быстро, соберись!

– Он меня прикончит, Розель…

– Я ему не позволю. Мы тебя отсюда выведем. Все наладится. Позови Эджа в раздевалку. Больше ни о чем не говори, просто пусть идет туда.

– Сейчас?!

– Да, сейчас.

Хэммон трясущимися руками отправляет Эджертону сообщение. Мы тем временем спешим в раздевалку – быстро, но стараясь не вызвать подозрений.

Из своего шкафчика я беру черную перчатку, которую надевала, чтобы скрыть метку.

– Натягивай!

Оглядываюсь, не видит ли нас кто-нибудь, но в проходе пусто. Отстегнув застежку, сдвигаю пряжку ботинка в сторону. Внутри два прямоугольника, один из них я вручаю Хэммон.

– Вставь в перчатку поверх своей метки. Потом забери из своего шкафчика вещи первой необходимости, упакуй в маленькую сумку и возвращайся. На все две минуты.

Кивнув, Хэм уходит.

Мимо проходят люди, но на меня никто не обращает внимания. Я вынимаю из ножен тер-меч и, активировав его, прижимаю к швам на дне шкафчика. Запаянные кусочки гнутся. Открываю дно и достаю сумку, доверху полную ворованных у Ценза меток. Дрожащими руками пристраиваю крышку на место, вновь закрепляя с помощью меча.

По вискам струится пот. На меня падает тень, и я едва не кричу от ужаса.

– Это всего лишь я, – испуганно пищит Хэммон. – Я не знаю, где Эдж! Он не отвечает.

Закрываю шкафчик и вешаю сумку на плечо.

– Если в течение пяти минут не появится, уходим без него.

У Хэммон трясется нижняя губа.

– Куда уходим?

– В ангаре объясню.

Мы подходим к двери и ждем минуту, другую, третью. Сердце колотится в горле. Но тут появляется Эджертон. В одной руке у него упаковка с довольствием, в другой – канистра с водой.

– Я же говорил, ты проголодаешься! Еще бы, ничего не съела за завтраком, – упрекает он. – У меня всего минута, только отдам и…

Выхватываю у него канистру, вручаю перчатку и бросаю воду в корзину.

– Надевай. Без вопросов! Все объясню в ангаре. Шевелись!

Эджертон – боец. Он привык подчиняться. Я просовываю прямоугольник свинца в прорезь перчатки поверх метки Эджа. Та темнеет.

– За мной.

Мы направляемся в ангар. Никто не обращает на нас внимания. Мы всходим на борт моего корабля, и я закрываю за нами двери.

– Что происходит? – требовательно спрашивает Эджертон.

– Я беременна, – шепчет Хэммон. – Кроу узнал, он хочет меня убить.

Эджертон теряет дар речи.

– Мы сваливаем. Там, куда мы направляемся, нас всех могут убить, но для Хэммон это единственный шанс. Кроу не знает, что ты отец, Эдж. Ты не обязан лететь с нами. Решение за тобой. Только уходить нужно немедленно, и если ты останешься, никогда больше не увидишь Хэммон. Думай, пока я запрашиваю разрешение на вылет.

– Я с вами, – мгновенно выпаливает Эджертон.

– Хорошо. Под полом есть отделение, спрячься там и не высовывайся, пока мы не пройдем контрольные пункты. Вытащим тебя, как только окажемся в безопасности.

Эдж кивает. Хэм занимает место у двери в кабину пилота и пристегивается.

Сажусь в свое кресло, торопливо проверяю приборы и запрашиваю в Форте Древа разрешение на взлет. Клифтон предоставил мне коды вечернего доступа. Надеюсь, Кроу не обнаружит мое бегство.

В ожидании ответа диспетчера задыхаюсь от паники.

– Кажется, меня вырвет, – стонет сзади Хэммон.

– Да пожалуйста, – самым спокойным тоном, на какой способна, отвечаю я. – Не бойся, я с тобой. Я о тебе позабочусь.

– Они всех нас прикончат, – хрипит Хэм. – Я убиваю вас с Эджем.

Затем ее все-таки тошнит.

– Никто меня не убивает. Просто настал наш самый темный час. Но это всего лишь значит, что скоро наступит рассвет.

– Он знал, Розель! Просто посмотрел на меня – и все понял.

– Он наблюдателен, в этом его суперсила. Поэтому Кроу отлично справляется с работой. Это из-за меня он крутился возле нас, так что я во всем виновата. Я придумала план, только не знаю, сработает ли он. К счастью, у меня в запасе есть козырь.

– Лучше бы это был хороший козырь.

– Самый лучший.

В наушниках раздается негромкий гул:

– Взлет разрешен, 00–000016.

С трудом дожидаюсь, пока откроется дверь ангара. Поднимаюсь в воздух и прок


убрать рекламу






ладываю курс к испытательному полигону концерна Сэлоуэй на границе с Уделом Звезд.

– Вызволяй Эджа, – говорю я Хэммон, когда мы вылетаем за границу последнего контрольно-пропускного пункта.

Хэммон расстегивает ремень и сначала подходит ко мне. Она кладет руку мне на плечо, а я накрываю ее своей ладонью. И только потом подруга идет выпускать Эджертона.

Немного погодя приходит и он сам, садится в кресло второго пилота.

– Хэммон решила немного полежать. Она совсем раздавлена.

– Ты-то как, Эдж?

– Я-то? – Он оттопыривает нижнюю губу. – Хреново. Все просрал. Считай, убил лучшего друга. Если они ее найдут – она труп. И все только потому, что я не смог оставить ее в покое. А другой друг увез меня из единственного места, которое могу назвать домом. Я просто взял и позволил это. Я бы сказал, все довольно запутанно.

– Ну, а если не брать это в расчет?

Эдж мрачно смеется.

– Ты из тех, про кого моя бабуля говорила «душа-человек». Я понял это еще когда увидел, как ты роешься в куче щебня, будто люди под завалами имели какое-то значение.

– Так и было.

– Для тебя, может, и да, но не для этого мира. Миру насрать.

– Однажды кое-кто спас мою жизнь, Эдж. Знаешь, что он тогда сказал?

– Ну?

– «Ни шагу назад, они тебя прикончат. С этого момента только вперед, без оглядки…» – По щеке стекает слеза.

– Это случилось, когда ты покидала дом?

– Да, – хриплю я в ответ.

– Но как же Хоторн?! – показывает в обратном направлении Эдж.

– С тех пор как он ушел, я ни словечка от него не получила. Как ты сказал, он теперь перворожденный. Хоторн нас бросил.

– Пока мы дышим, есть надежда.

– Тогда надо дышать изо всех сил, – говорю я, стирая слезы рукавом.

– Так что за план?

– Ну, на полигон мы не летим.

– Нет?

Я качаю головой.

– Я инсценирую сбой в системах корабля и посажу его на вражеской территории. Нам нужно в Удел Звезд.

– Так вот что ты придумала! – бледнеет Эдж. – Перейти на сторону врага?

– Только так можно спасти жизнь Хэм.

– Чтобы нас прикончили Врата Зари?

– Надеюсь, нет. Твоя задача охранять Хэммон – болтай что хочешь, тверди, что она беременна и вам нужно убежище. Просто стой на своем.

– А как же ты?

– А мне придется туго, Эдж… – Мой голос немного дрожит. – Иначе никак. Они будут бить меня, но кто-нибудь все равно выслушает. И тогда все наладится. У меня есть то, что им нужно.

Недалеко от границы в наушниках начинает звучать тревожный сигнал, предупреждая, что дальше продвигаться к Звездам опасно. Эджертон берет управление на себя и показывает, как лететь на малой высоте, избегая детекторов. Он ведет «Антроскоп» в зону последних боевых действий. Земля внизу покрыта разлагающимися трупами и вспахана военной техникой.

Корабль приземляется на открытой местности.

– И что дальше?

– Ждем.

Вскоре нас окружает толпа вражеских бойцов. Когда я встаю, у меня дрожат колени.

– Вот и все. Я иду первой. Оставайся с Хэммон и защищай ее, сколько сможешь.

– Первым должен выйти я! – возражает Эдж.

– Нет. Ты должен защищать своего ребенка. Я знаю, что делаю.

Вранье!

Стиснув зубы, Эджертон кивает. Я вешаю на плечо сумку Флэнниган и выхожу с поднятыми руками. Солдаты выкрикивают противоречивые приказы. Делаю несколько шагов и останавливаюсь.

– Мне нужно поговорить с кем-то, кто знаком со Звездой Флэнниган. У меня для него важное сообщение.

– Никогда о такой не слышал, – рычит звероподобный боец.

Они начинают бесноваться и орать:

– Убейте чертову суку!

– Это Розель, дочь Верховного Меча!

– Отстрели ей башку!

В грудь и лицо летят куски грязи. Изо всех сил стараюсь не вытирать их.

– Мне нужен человек Флэнниган, – твержу я. – Я принесла кое-что ему.

Боец передо мной сплевывает в грязь и рычит:

– А я – тебе. – И пробивает хук слева.

Уворачиваюсь и повторяю вновь:

– Флэнниган – это девушка, пират. У меня от нее сообщение. Это важно!

Мерзкий тип наносит апперкот. Отскакиваю назад, но нарываюсь на чей-то еще кулак. Я едва не падаю, в ухе звенит, толпа гогочет и смеется. Чутье подсказывает достать меч, но я не могу. И сбежать не успею – меня просто убьют, а потом доберутся до Хэммон и Эджертона. Остается смириться.

Со всех сторон сыплются удары. Меня шатает из стороны в сторону, тошнит, перед глазами двоится. Особенно мучительны пинки по почкам. Я не помню падения на землю, только тяжелый ботинок, обрушившийся на грудь, цветные пятна и больше ничего.


* * *

Голова неподъемная, все залито красным. Пытаюсь открыть глаза, но веки отказываются повиноваться.

– Эй, ты! Очнись! – Кто-то хлещет меня по щеке.

– Ублюдок, не тронь девушку! – ревет мужской голос. – Следующий, кто ее ударит, – покойник. Поняли? Если она умрет, я всех вас закопаю, грязные животные!

– Да ты и правда не бредил, Рейкин. Твою жалкую шкуру на самом деле спасла Розель Сен-Сисмод. Ты глянь на ее руку! – восклицает другой.

– Вижу! – рявкает первый.

К горлу подкатывает, тело содрогается от сухих спазмов. Чьи-то руки подхватывают меня под плечи и колени, поднимают вверх. Голова ударяется о твердую грудь. Я издаю мучительный стон.

– Знаю – больно, – негромко говорит мужской голос. – Больше я никого к тебе не подпущу. Возьми ее пожитки, Денни, и передай ему. Скажи, я забрал ее в лазарет.


* * *

От меня разит кровью, мочой и рвотой. Больше всего мочой. Пытаюсь открыть глаза, но на них что-то скользкое. Хочу стряхнуть это, но кто-то осторожно убирает мою руку.

– Не трогай. Пиявки сами отвалятся. – Определенно мужчина.

– Что за средневековая… пытка… – хриплю я. Голос словно чужой.

– Зато они снимут опухоль, и ты сможешь открыть глаза. Ты знаешь, куда попала?

– Звезды… – выдавливаю я. – Врата.

– Верно. Это база Врат Зари. Ты знаешь, кто я?

– Человек… Флэнниган.

– Нет.

Издаю отчаянный стон.

– Мне он нужен!

Посетитель гладит большим пальцем шрам на моей ладони.

– Я друг… Друг, более привязанный, нежели брат, даже к ангелу с черным сердцем.

– Это ты… – Я облизываю губы.

– Я.

– Больно…

– Знаю. Поспи. – Мне в руку впивается что-то острое.


* * *

Резко просыпаюсь, полузастонав-полувсхлипнув. Я на кровати в красивой комнате, но кажется, что лежу на углях. Я и раньше испытывала боль, но такую – никогда. Болит все. Веки тяжелые, в голове пульсирует. Приказываю себе сконцентрироваться.

На стенах – панели красного дерева. Большие окна задрапированы белоснежными портьерами. Высокий потолок с декоративной лепниной и яркой люстрой. Наверное, так выглядит смерть.

Я шарю рукой по кровати: постельное белье мужское, и все равно великолепное, простыни мягкие, как во Дворце Мечей. Под головой пухлая подушка. С трудом поворачиваю шею.

Рядом сидит мужчина. У него глаза цвета морской волны и темные волосы. По бокам выбриты, а на макушке длинные – модная прическа, как у Габриэля. Ему примерно двадцать четыре или двадцать пять, со времени нашей последней встречи на поле битвы он повзрослел на год.

– Винтерсторм.

– Ты знаешь, как меня зовут… – говорит он низким голосом, который иногда мне снится. В ответ я показываю правую ладонь с выжженным на ней гербом. – Почему ты его не удалила?

Роняю руку на одеяло, в основном потому, что держать ее на весу слишком больно.

– Тогда мне пришлось бы рассказать врачам, как я его заработала. О таких ранениях они обязаны докладывать. Кому принадлежит герб, выяснить не сложно. За тобой бы сразу послали агентов Ценза…

– Ты снова меня защитила. Почему?

– Хотела найти лично и сообщить, как глупо брать фамильный меч на войну.

– Серьезно? – Он подается вперед, опираясь предплечьями на колени. Кажется, рана совсем зажила, но ключицу не видно – ее скрывает парадная сорочка.

– Нет. Конечно нет. Я и не думала, что мы когда-нибудь увидимся.

Ощупываю голову – на ней повязка, которую я начинаю разматывать.

Винтерсторм пересаживается ко мне на матрас, пытается перехватить руку.

– Что ты делаешь? У тебя же сотрясение.

У виска повязка пропиталась кровью. Трогаю рану – глубокая…

– Хватит меня лечить! Каждый синяк должен остаться на месте. Нужно будет показать травмы, иначе меня обвинят в предательстве.

– Ты собираешься вернуться? Тогда придется все как-то объяснить.

– Где мои друзья, с которыми я прилетела? Они тоже здесь?

– Да.

– Ранены.

– Мужчина ранен. Женщину не тронули.

– Как он?

– Получше, чем ты, – мрачно отвечает Винтерсторм. – Они в безопасности.

Вздыхаю с облегчением.

– Человек Флэнниган?

– Он тоже здесь. Ждет, когда можно будет с тобой поговорить.

– Я должна срочно с ним увидеться. Времени мало. – Я медленно откатываюсь к дальнему концу огромной кровати.

Каждое движение дается с трудом. Выпрямляю руку, и ту болезненно покалывает. В нее воткнута металлическая игла, от которой я немедленно избавляюсь и перемещаюсь на край кровати.

Винтерсторм поднимается на ноги:

– Не двигайся. Ты еще слишком слаба – два дня провела под транквилизаторами.

– Целых два! – с ужасом выдыхаю я. Встаю и тут же об этом жалею, едва не свалившись на пол от прилива крови к голове. Хватаюсь за что придется, и Винтерсторм помогает мне улечься обратно. Замечаю, что из одежды на мне лишь большая рубашка. Судя по легкому запаху лемонграсса, она принадлежит Винтерсторму. – Но почему меня все еще не нашли?

– В нашем воздушном пространстве все твои сигналы блокировались. В том числе и сигналы метки. Никто не знает, что ты здесь. Зачем ты прилетела? Тебе, как твоим друзьям, нужно убежище?

– Я должна заключить сделку с парнем Флэнниган. Моя сумка у тебя?

– Уже отдал ее ему.

– Видел, что внутри?

– Тысячи современных ID-чипов, имплантатор, процессор – целое состояние.

– Флэнниган заплатила за него жизнью. Оно того стоило?

– Не знаю. Сама у него спросишь.

– Как его зовут?

– Нас уже представили, – раздается позади Винтерсторма звучный голос. – Долтри Леон.

Он входит в комнату и закрывает дверь. Помню его: голограмма на ночном инструктаже с главами Уделов. В жизни он, конечно, мало похож на того призрака. Высокий, длинные темные волосы прихвачены на макушке, борода ухожена, а глаза песочного цвета поразительно похожи на глаза Дюны.

– Имя настоящее? У вашего брата другое. За вами нелегко угнаться.

– Я все думал, догадалась ли ты, кто я, в ночь нашей встречи. Как правило, я скрываю глаза очками, но тогда рискнул. Твоя мать обычно очень наблюдательна, однако тогда ей ни до кого, кроме тебя, не было дела.

– Сколько вас? – устало спрашиваю я. – Я насчитала троих. Вы, Уолтер и Дюна.

– Предпочел бы не отвечать на этот вопрос.

– Почему? Вы обо мне все знаете. Я в невыгодном положении.

– Благодарю за приглашение, Рейкин, – говорит Долтри, не отрывая от меня взгляда. – Я бы хотел побеседовать с Розель наедине.

– Я остаюсь, – возражает Рейкин Винтерсторм.

– Это семейные дела, Рейкин.

– Не знал, что она член вашей семьи, Долтри.

– Она дочь моего брата.

– Кровная?

– Нет. Есть узы крепче крови. Поинтересуйся, кого она считает своим настоящим отцом. Сомневаюсь, что Кеннета Абьорна.

– Розель под моей защитой!

– Вы серьезно? – перебиваю их я. – У меня есть список требований, а потом вам придется отпустить меня в Удел Мечей. Когда уйду, будете сколько угодно спорить, кто имел больше прав меня выслушать.

– Кажется, она бредит, Долтри, – говорит Рейкин, трогая мой лоб. Хочется смахнуть его руку, но она такая прохладная, а прикосновение успокаивающее. – Дайте ей время прийти в себя.

– Нет, в этом вся Розель, – отвечает Долтри, берет еще один стул и садится у кровати. – Она училась думать, рассуждать, разрабатывать стратегию. Ее обучали по самым высоким стандартам, очень любопытно будет выслушать.

Рейкин убирает руку, но не отходит, по-прежнему стоит рядом. Это подкупает.

– Сумка Флэнниган у вас? – спрашиваю я Долтри.

– Да. Спасибо, что принесла.

– Флэн передала вам сообщение.

– Я весь внимание.

– Она просила сказать, что все прошло почти безупречно, а потом попросила скучать о ней каждый день.

Губы Долтри трогает грустная улыбка.

– Как она умерла?

Подробно описываю нашу встречу и последующую вылазку в Ценз.

– Эти метки у меня уже год. Не представляла, что с ними делать и с кем можно связаться.

– Просто у тебя в этом не было необходимости, – констатирует Долтри.

Резкое суждение, и оно выставляет меня корыстным человеком.

– Да что вы говорите, – огрызаюсь я. – Мне приходилось выживать в одиночку.

Долтри внимательно меня рассматривает.

– До сих пор – да. Но тебе нечем торговаться, Розель. У меня и так есть все, что вы с Флэнниган украли в Цензе, ты ничего не скрыла и потеряла надо мной власть.

– Да неужели? – спокойно возражаю я. – Весьма интересно. А у меня ощущение, что из присутствующих в этой комнате вся власть как раз у меня. Пусть у вас моя сумка, но она бесполезна: вы же не знаете, как загрузить свои фальшивые данные. Если их не подключить к сети Республики, на что они годятся? Куча голограмм, которые не пройдут сканирование.

– Мы Звезды. Проникновение в сети – наша работа.

– Раньше – да. Но теперь ваши шпионы уничтожены. Полевые агенты с поддельными метками не сумели выбраться, их всех убили. Выжившие залегли на дно. Вы потеряли все.

– Да и ты нам добавила трудностей, Розель, – невозмутимо кивает Долтри, – со своим альтернативным источником энергии. Сделала допотопный способ вооружения привлекательным. Свела к нулю все наши шансы выиграть войну.

– Моя главная цель – сохранить жизнь второрожденным солдатам. Врата Зари только и делают, что их убивают. Ваша война – абсурд. Вы ничего не изменили. Хотите бунтовать – бунтуйте против перворожденных. Но вы даете им жить по-прежнему, а нас истребляете толпами. Вы можете в любой момент отказаться от битвы. У второрожденных солдат вариант один – сражаться или сдохнуть. Или вы нас убьете, или перворожденные. У Мечей нет выбора.

– Вообще-то есть. Сложить оружие и восстать против хозяев. Можете присоединиться к нам в любой момент.

– То есть пересечь границу и дать вышибить себе мозги, – говорю я, касаясь раны на виске.

– Второрожденным Мечам нужен лидер, который укажет им путь.

– Я помогу вам разобраться с метками, а потом вы оставите меня в покое. Я не выдам третьерожденных и шпионов.

– Ты не в том положении, чтобы предъявлять требования, Розель.

– В каком смысле?

– У меня твои друзья. Если не сделаешь, как велено, я сначала прикончу их, а потом и тебя.

– Это называется «гарантированное взаимное уничтожение», Долтри. Без меня вам конец. Я ваш единственный шанс проникнуть в Удел Мечей, да и в любой другой Удел. Если вы меня не вернете, за мной явится торговец оружием. Его товар пока еще нигде не учитывается, и многое попадает сюда. Если его официальный представитель не вернется, он очень разозлится.

Долтри смотрит на меня и искренне улыбается.

– Дюна будет очень тобой гордиться. Чего ты хочешь?

– Мои друзья получат новые метки и новую жизнь перворожденных. Где-нибудь у моря, подальше от постоянной угрозы военных действий. Вы будете защищать их всеми доступными средствами. Деньги для них я раздобуду. Договоримся о передаче, когда я вернусь в Мечи.

– У тебя есть деньги? – интересуется Долтри. Хотя, кажется, он совершенно не удивлен.

– Я официальное лицо оружейной компании, в стране гражданская война. Деньги не проблема.

– Как ты убедишь начальство, что стала просто жертвой обстоятельств? Пока все выглядит так, словно ты виновна: сбежала вместе с друзьями на вражескую территорию.

– Будет нелегко. А одного из цензоров и вовсе не получится обмануть – он мечтает превратить меня в личную боксерскую грушу. Возможно, от него придется избавиться.

– Тогда у тебя проблемы. Подумай как следует, может, лучше остаться с нами?

– Это только навредит вам. Лучше вернуться. Вы просто позволяете мне одержать верх в споре: хотите заставить меня думать, что я сама принимаю решения, чтобы в итоге я поступила так, как нужно вам. Все это, как и вся эта война, пустая трата времени, – объясняю я. Долтри прищуривается и выпрямляет спину, ожидая продолжения. – Я поняла ваш намек: когда вы сделаете меня Верховным Мечом, я смогу все изменить.

Долтри безуспешно старается спрятать улыбку, но она все равно отражается в его глазах. Он впечатлен, что я его раскусила.

– Ты понимаешь, каково приходится второрожденному, совершившему Переход, Розель. Единственный человек, которого ты за всю жизнь полюбила – третьерожденный. Метка вышла из строя, и ты узнала, что такое беспредел Ценза. Тебя преследовал безжалостный агент. Ты оказалась втянута в войну, где нет победителей, где тебе приказали добивать раненых солдат. – Он бросает мимолетный взгляд на Рейкина. – Многим пришлось умереть, просто чтобы показать тебе, как на самом деле устроен наш мир и что лишь ты можешь все изменить.

Обо всем этом я только догадывалась, но дела именно так и обстоят.

– Если я стану Верховным Мечом, мне придется все время противостоять Фабиану Боуи и Гришолму. Одно их слово – и вся моя сила растает.

– С твоим обаянием и умом им до тебя далеко. Их власть абсолютна, но ты завоюешь сердца своего народа. Я в тебя верю, Розель. Ты с рождения ни разу меня не разочаровала. Ты – Королева Мечей.

– Есть и еще кое-что – я люблю брата.

– Мне жаль.

– Для вас это ничего не меняет, верно?

– Да.

– Мне нужно вернуться на корабль. Я улетаю сегодня же.

– Вряд ли это хорошая идея. Лучше оставить судно здесь. Тогда они не смогут проверить данные и не обнаружат, что отказ оборудования лишь уловка. Мы доставим тебя обратно по воде. Рейкин обо всем договорится. Он даст тебе хакерскую программу с автозапуском, которая позволит нам проникнуть в систему производственного контроля. Тебе просто нужно будет пронести ее внутрь. Раз уж вы с Рейкиным так близко знакомы, он и будет твоим связным. Естественные отношения всегда выглядят достовернее, а Рейкин умнее, чем кажется. Да и стесняется меньше многих, что тоже на пользу. Что касается боя – я тренировал его лично, как и Дюну, так что вы и в этом аспекте друг другу подходите. – Долтри наконец встает. – Если понадоблюсь, передай через него. А ты, – бросает он Рейкину, – позаботься, чтобы ей удалили шрам.

– Все будет сделано, – кивает Рейкин, провожая Долтри к выходу.

– Хоторн… – говорю я вслед, – Хоторн Тругрейв тоже с вами связан?

Долтри оглядывается:

– Нет. Он никогда не был одним из нас.

– Это вы убили его брата, чтобы меня с ним разлучить?

– Нет. Нам нравился этот солдат. С ним ты была счастлива. Я думаю, что его брата убил другой твой союзник – торговец оружием.

Все верно. Этого я и боялась с тех пор, как попросила Клифтона забрать Хоторна из пехоты. Показала ему свое слабое место.

– Врата Зари хотят перемен, Розель, – продолжает Долтри. – Общество Розария заинтересовано в сохранении статус-кво, в превосходстве перворожденных аристократов. Не думай, что мы одинаковые. Наша единственная точка соприкосновения – забота о твоем благе.

Дверь закрывается. Я молча изучаю потолок. Голова гудит. Никак не могу лечь поудобнее – все болит.

– А если бы убили твоего брата, Рейкин? Что бы ты сделал?

Тот безмолвно подходит к окну. Стоит в лучах солнца, напоминая статую божества.

– Я бы взял на поле боя фамильный меч, чтобы убить как можно больше врагов, пока самого не свалили бы на землю. А потом меня бы спас крошка-Меч. – Он достает из кармана какой-то предмет. Это мой фонарик. Рейкин внимательно его изучает. – Вернул бы вещицу тебе, но слишком к ней привязался.

– Что случилось с твоим братом?

– Радикса убили цензоры. Ему было всего десять.

– Третьерожденный?

– На самом деле пятый, – невесело улыбается Рейкин, – но они этого не знали. Они и мать убили, и протащили ее тело по улицам города.

– Прости. – Бросаю взгляд на его левую руку: там горит золотая звезда. – Ты перворожденный.

– Да. У меня трое братьев. Двое младших скрываются. Я позабочусь, чтобы им выдали новые метки.

– А где твой второрожденный брат?

– Мы ничего не слышали о нем уже два года – с тех пор, как он совершил Переход.

– Как его зовут?

– Рэнсом Винтерсторм. У моего отца было нестандартное чувство юмора[2]. Я бы вас познакомил, но он умер, защищая мать.

Стало понятно, как Рейкин оказался на поле боя в тот мрачный день.

– Прости. Я не знакома с ним, но могу сделать для тебя запрос.

– Может, ему лучше не знать, что у нас произошло. Я был не таким уж хорошим братом. Он, наверное, и видеть меня не захочет.

– Ты его любишь?

– Да.

– Захочет. Уж поверь, я знаю, о чем говорю.

Он поворачивается ко мне. Что-то в его лице меня притягивает. Может быть, наша схожесть. Его даже тренировали так же, как меня. Он смотрит на меня и видит именно меня, а не девушку, которая росла под объективами камер.

– Ты вернешься и защитишь своего брата, – негромко говорит Рейкин. – Я бы на твоем месте поступил именно так. Розель, я не хочу, чтобы между нами стояла ложь, так что знай: если мне прикажут убить Габриэля – я так и сделаю. Не колеблясь перережу ему горло, и ты меня не остановишь.

19. Дело в шляпе

 Сделать закладку на этом месте книги

Вскоре в комнату приходит девушка, окидывает меня беглым взглядом и кладет на кровать стопку одежды.

– Меня зовут Мэгс, – заговорщицки подмигивает она. – Я работаю на перворожденного Винтерсторма. Он сказал, вам нужно переодеться.

В стопке – исключительно «женственные» тряпки; я раздраженно рычу.

– Что такое? Вам не нравится? – удивляется Мэгс, глядя на меня, как на испорченную аристократку.

– Все очень милое, но… – Я смотрю на Мэгс: на ней рабочий наряд, черные брюки и простая белая блуза. В таком я не буду выделяться. Размер тоже подходит, только Мэгс чуть выше. – Давай поменяемся? Обещаю, неприятности тебе не грозят.

– Я и не переживаю насчет неприятностей. Перворожденный Винтерсторм нам как член семьи. Позволяет навещать родных или сюда их привозить.

Меня злит, что персонал любит Рейкина. Он безжалостный убийца. Я оставила его в живых, и теперь он представляет угрозу моему брату. Иронии в этом столько, что я едва выношу.

– Звучит так, словно лучше него хозяина не найти, – замечаю я, стараясь притвориться хоть капельку искренней. – Рада за тебя.

Мэгс расстегивает блузку.

– Я знаю, что вы для него сделали, – говорит она, и мои руки замирают над пуговицами рубашки Рейкина. – Он был совсем плох, когда отправился на войну. А когда вернулся, сначала мы подумали, что все стало еще хуже. Он начал кричать по ночам, назвал вас «крошкой-Мечом» или «ангелом с черным сердцем». Мы даже боялись, что он сошел с ума после случившегося с его родителями и Радиксом.

– Он говорил обо мне? О том, как мы встретились?

– Да. Но мы поэтому и решили, что он теряет рассудок, ведь хозяин твердил одно – его жизнь спасла Розель Сен-Сисмод.

– Вряд ли спасла. Просто не убила, а это не то же самое.

Мэгс снимает блузку и протягивает ее мне, а сама надевает новую.

– Вы спасли его. Вызвали мед-дрона, и он залатал его раны. И я не только о тех, что были нанесены мечом.

– В каком смысле?

– Мне кажется, вы вернули ему веру в людей, которую он потерял, когда убили Радикса. – Она помогает мне надеть обувь.

С ее помощью я медленно бреду по огромному дому, более современному, чем Дворец, где я росла. Дом столь же красив, как и огромен.

Через кухню размером с нашу раздевалку в воздушной казарме Мэгс ведет меня к черному ходу. Там достает из шкафа плащ и отдает мне.

Мы выходим на улицу и по каменной дорожке направляемся к небольшому коттеджу, что стоит позади главного дома.

– Тук-тук, – окликает Мэгс, толкая входную дверь.

– Мы здесь! – раздается из комнаты голос Хэммон.

Она сидит на диване, на коленях у нее голова Эджертона. Вид у него неважнецкий, примерно как у меня, словно его избила толпа солдат.

– Розель! – ахает Хэммон.

Наверное, я и впрямь выгляжу пугающе.

– На самом деле все не так уж плохо…

– Врешь. – Эджертон тоже садится.

– Твоя правда, – говорю я, хромая к ним.

Они отодвигаются, давая мне сесть между ними. Хэммон тянется с объятиями, но я протестую:

– Пожалуйста, не надо. Думаю, я не выдержу.

– Меня в жизни так не избивали, – качает головой Эдж, – но тебя словно со скалы сбросили.

Похоже, ему тоже ставили пиявок: глаза у него не такие опухшие, как все лицо.

– Лучше тебе не знать, что там произошло, Розель, – тихо говорит Хэммон. – Нас спасла твоя рука – твой шрам. Иначе они бы вас с Эджем точно убили. Нас всех спас тот парень – Винтерсторм. Почему ты никогда о нем не рассказывала? Ты целый год ладонь прятала под перчаткой.

– Он рассказал?

– Мэгс рассказала, – объясняет Эджертон.

– Я не хотела вас в это втягивать. Знал только Хоторн: чем меньше народа в курсе, тем лучше.

– Видимо, мы все еще на пять шагов позади тебя, – говорит Эджертон. – Только что приходил Рейкин и рассказал нам с Хэм о вашей сделке.

– Нам никогда с тобой не расплатиться, – добавляет Хэммон.

– Если родится девочка, назовете Розель, – улыбаюсь я.

– Это даже не обсуждается, – ухмыляется Эджертон. – Так ты возвращаешься?

– Мне придется. Как ты сказал – пока я дышу, надежда есть. Свяжусь с вами, как только смогу. Надеюсь, когда-нибудь мы снова будем вместе.

Мы прощаемся. Мэгс ведет меня обратно в большой дом. У садовой калитки я останавливаюсь, поняв, что вот-вот упаду в обморок.

– Не стоило вставать с постели! – ругает меня Мэгс.

– Время вышло, Мэгс. Нужно уходить сейчас, или я останусь тут навсегда.

– Так ли уж это плохо?

Здесь, в прекрасном поместье Удела Звезд кажется, что война совсем далеко. У небольшого прозрачного озера стоит стеклянная беседка. В загоне пасутся ухоженные лошади. Понятно, почему у родителей Рейкина возникло ложное чувство безопасности. Тут возникает ощущение, что ты неуязвим.

– Забудь, что я сказала. Не может быть никакого «навсегда».

Я теряю равновесие, но кто-то меня подхватывает.

– Тебе нужно лечь, – сурово говорит Рейкин и берет меня на руки.

От давления на ребра я морщусь. Он уносит меня обратно в комнату и кладет поверх одеяла. Следом приходит Мэгс с холодным компрессом. Рейкин кладет его мне на лоб.

– Это ничего не меняет, – закрыв глаза, бормочу я. – Я уйду сегодня или можешь накормить меня отравой. Мне так плохо, что я не откажусь. В любом случае я здесь не останусь.

– У нас нет отравы, – насмешливо фыркает Мэгс. – Кроме одной. – Бросаю на нее взгляд: она показывает на меня пальцем.

– Ты не позволила мне сдаться, – говорит Рейкин. – Я отплачу тебе тем же.

– С твоей стороны это просто жестоко.

– Я оплатил тебе место на недорогом грузовом корабле. Он сегодня днем отчаливает из Бронзограда, – сообщает Рейкин. Не сдержавшись, облегченно вздыхаю, и он это замечает. – Думаешь, я оставил бы тебя в заложниках?

Он достает из кармана лазер для шлифовки шрамов и небольшой пузырек, тон которого совпадает с моей кожей.

– Непросто угадать, как ты поступишь, Рейкин. Ты непредсказуем. И смотришь так строго. Я думала, ты меня защитишь, но потом ты заявил, что мой брат больше не жилец. Понимаешь, в чем проблема? Мне казалось, люди вроде тебя обычно действуют без предупреждений.

– Я не собираюсь причинять тебе вред, напротив, прослежу, чтобы ты была в безопасности.

Он осторожно берет мою правую руку в свою, гладит выжженный на ладони герб.

– Разве нельзя защитить меня, не убивая моего брата?

– Знаешь, о чем я думал, лежа на этой кровати, залечивая раны, полученные в день нашей встречи? – Он почти лениво наносит гель на ладонь, словно хочет сохранить отметину. – Я гадал, почему она там оказалась – девушка с прекрасными губами? Розель Сен-Сисмод, вторая дочь Верховного Меча. Почему ее не уберегли? – вслух удивляется Рейкин, втирая прохладное лекарство. – Кто желал ей смерти?

– Зачем кому-то желать моей смерти?

– Я могу назвать по меньшей мере две причины. Во-первых, страх того, что ты предпримешь, получив власть Верховного Меча в свои руки.

– А вторая?

– Если ты умрешь, Габриэль выйдет из-под удара. Если он погибнет, не оставив наследника, и ты к тому времени тоже будешь мертва, Верховным Мечом станет Харкнесс. А это настоящая катастрофа. Узнав о существовании Розария, я склоняюсь ко второму варианту. Проще убить тебя, чем разбираться с целой толпой перворожденных, с этими их булавками с розочками и тайными рукопожатиями. Без тебя Общество Розария теряет смысл, они сразу утратят свою власть.

– И кого же ты подозреваешь? – шепчу я. Горло сжимается.

У меня есть и свои идеи, но сначала я хочу выслушать Рейкина.

– Список длинный, но его возглавляют Габриэль, адмирал Дрезден, Гришолм Венн-Боуи, Фабиан Боуи и Отала Сен-Сисмод.

– Адмирал ничего не делает без одобрения моей матери.

– Конечно. Приказ отправить тебя на фронт должен был исходить от Оталы. Единственный вопрос – сама ли она это придумала. Впрочем, она в любом случае была в курсе.

– Итак, мать хочет моей смерти.

– Ты удивлена? – спрашивает Рейкин,


убрать рекламу






кладя лазер на прикроватный столик. – Твоя смерть преследует две цели: защитить Габриэля и сделать тебя мученицей, погибшей в борьбе с Вратами Зари.

Предательство больно жалит…

– Наверное, ты разочарован, – запинаясь, шепчу я.

Рейкин придвигается ближе.

– Вовсе нет, – говорит он, поглаживая мои волосы. – Отале будет нелегко до тебя добраться. Как ты сказала, твой торговец оружием – очень влиятельная фигура. У него больше связей среди солдат, потому что она не считает нужным платить за информацию. Отала полагается на преданность бойцов. Но торговец более практичен и не стеснен в средствах. Он отличный союзник, однако, если в будущем ты перейдешь ему дорогу, – окажется серьезным противником.

– Хочешь сказать, если я решу защищать второрожденных, он будет против перемен?

– Совершенно верно.

– Ответь мне вот на какой вопрос, Рейкин: в чем разница между Розарием и Вратами Зари? Насколько я понимаю, и те и другие желают сделать меня Верховным Мечом.

– Разница огромна. Врата Зари жаждут перемен. Мы хотим уничтожить Уделы. Свободно жить, работать и любить. Ты когда-нибудь задавалась вопросом, почему тебе необходимо идти в армию? А будь у тебя выбор – ты бы стала солдатом? И почему твое предназначение – защищать аристократию? Это не твоя судьба, это все их ненасытность.

– Но ты и сам из аристократов.

– Да, но мне с детства внушали, что я не должен позволять своему положению кружить мне голову.

– И ты считаешь, я тот самый человек, который в один прекрасный день сможет разрушить Уделы?

– Да. Если ты станешь лидером, у нас появится шанс сокрушить Республику и сформировать новое правительство.

– А Розарий?

– Им нужно, чтобы все оставалось по-прежнему: система Уделов с грозным правителем во главе. Только подозреваю, их жажда власти выходит далеко за рамки того, что они плетут другим.

– В смысле?

– Это ведь и так понятно, – объясняет Рейкин, наградив меня пронзительным взглядом, – они сами говорят о том, что над Уделами должно сохраняться господство военных. Считают Габриэля слабым – он такой и есть. И что ты стала бы более мудрым командующим.

Он склоняется над моей рукой, продолжая втирать в ладонь восстанавливающий гель.

– Чего же ты хочешь больше всего, Рейкин? – шепчу я.

В его глазах мелькает мстительный блеск.

– Все просто, Розель. Я хочу целиком и полностью уничтожить Ценз.

Ну хоть в чем-то мы сходимся!

Рейкин заканчивает со шрамом и проверяет время.

– Если ты не передумала ехать сегодня, нам пора, – заявляет он. Вытираю лицо компрессом и с трудом сажусь. Рейкин встает и помогает подняться мне. – Ты должна сесть на корабль в доках Бриксона.

– Меня можно узнать?

– Ты на себя не похожа, Розель.

Я еще не видела свое лицо в зеркале и не собираюсь. Рейкин идет в гардеробную и возвращается с парой плоских фуражек. Мне он вручает черную, а сам надевает темно-серую. Потом достает сияющую золотую звезду всего несколько миллиметров толщиной.

– Здесь содержится та самая вредоносная программа-червь. Его создал я. Он проникнет в их технологии и откроет нам путь. – Рейкин убирает звезду в маленький кармашек на козырьке. – Ты должна загрузить программу в защищенную сеть. Нам известны три точки доступа. Одна из них – в Цензе на базе «Каменный лес». Ее охраняют сотни агентов, а после того как ты помогла их взорвать, они стали чрезвычайно бдительны.

Я качаю головой и расплачиваюсь за это резкой болью.

– Вряд ли я смогу снова пробраться в Ценз. Мы с ними далеко не друзья. А где две другие точки?

– Первая во Дворце Фабиана Боуи в Непорочности.

– А вторая? – содрогаюсь я.

– Во Дворце Мечей.

С чего я взяла, что мне это под силу?

Рейкин словно читает мои мысли:

– Всему свое время. Ты попадешь в одно из этих мест, и мы вместе разработаем план.

– Но как? Ты останешься здесь, а я отправлюсь в Удел Мечей!

– Предоставь это мне. – Я надеваю фуражку и заправляю под нее волосы, опуская козырек пониже.

– Выглядишь настоящей жительницей Бриксона.

Фуражка напоминает мне о Флэнниган.

– Дело в шляпе, – отвечаю я, и Рейкин смотрит на меня с одобрением.

Он вручает мне пару перчаток. Надевая левую, я замечаю внутри свинцовый прямоугольник.

– Чтобы тебя не запеленговали дроны.

Натягивая вторую, понимаю, что на ладони еще заметен слабый отпечаток крошечной звезды.

– А эта не пожелала исчезать?

– Такие уж эти Звезды…

Аэрокар везет нас вниз по дороге, засаженной дубами, чьи листья разлетаются, словно воробьи, когда мы проплываем мимо. Опустив голову на мягкий подголовник, я хихикаю, когда Рейкин переключается в режим полета и распугивает ворон, а те вспархивают с черной изгороди при нашем приближении. Лошади тоже разбегаются, на прощанье взмахнув гривами. Я смотрю на Рейкина: тот не отводит от меня взгляда.

– Что? – удивляюсь я.

– Ни разу не слышал, как ты смеешься.

Я отвожу глаза и выпрямляю спину:

– Долго нам добираться?

– Не очень.

– Тогда объясни, как работает программа.

20. Сердце-Меч

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы выходим в море. Примерно через час я стягиваю с левой руки перчатку со свинцом. Проходит около тридцати минут, и у нашего борта садится на воду дорогой летательный аппарат – «Верринджер». Такими судами, кроме главы Удела Добродетели, владеет лишь один человек – Клифтон Сэлоуэй. У него их пять.

«Верринджер» полностью черного цвета, обтекаемой формы и способен маскироваться. Корабль покачивается на воде, точно огромное длинноногое насекомое. Впечатляющая военная машина по сравнению с неуклюжим грузовым баркасом, на котором плыву я. «Верринджер» выдвигает широкий трап, тот цепляется за борт нашей скорлупки. Из люка выходит вооруженная до зубов охрана. Капитан только недоуменно почесывает бороду, не понимая, что происходит. К нему подходит Круциус, личный телохранитель Клифтона, вручает вознаграждение, и все возражения мигом снимаются.

Я стою на палубе в поношенном плаще Мэгс. От холодного ветра он совсем не защищает, зато похож на вещь, которой я могла бы обзавестись самостоятельно. Фуражку я сняла и засунула в карман, волосы разметались, пряди падают на лицо. Из «Верринджера» выходит Клифтон и ступает на ржавую палубу. Воротник длинного пальто поднят, а на лице – облегчение. Впрочем, чем ближе Сэлоуэй подходит, тем сильнее хмурится. Остановившись напротив, аккуратно берет меня за подбородок, поворачивая лицо, чтобы заглянуть в глаза.

– Кто это сделал? – требовательно вопрошает он.

– Недалеко от границы Удела Звезд я влипла в неприятности. Пришлось бросить «Антроскоп». Извините. Он мне так нравился… Я верну деньги.

– Плевать на него. Ты сильно пострадала?

– Возможно, сотрясение мозга и пара сломанных ребер.

– Так и думал, что зря позволил тебе пилотировать корабль в одиночку. Давно пора было приставить к тебе телохранителей. Больше не желаю слушать, что ты можешь сама за себя постоять. Ты уязвима, тебя легко могут убить. – Похоже, несмотря на все свои жуткие манипуляции, Клифтон питает ко мне искренние чувства. Возможно, считает меня не только своей собственностью, но и другом. – Пойдем, хватит торчать на холоде, – говорит Сэлоуэй, обнимая меня за плечи.

Мы сходим по трапу и отправляемся в его личную каюту на «Верринджере». Сэлоуэй подводит меня к удобному креслу, забирает плащ и приглашает сесть. С соседнего сиденья берет мягкий плед и укутывает мои колени. Я прижимаю мягкую шерсть к себе.

– Рада, что вы не очень злитесь… Наверное, мне понадобится ваша помощь, чтобы объяснить инцидент командованию.

– Еще как злюсь.

– Но ведь не слишком? – умоляющим тоном переспрашиваю я.

– Мне всегда было сложно на тебя злиться, Розель. И не переживай, как оправдаться. В твоем подразделении ничего не знают. Я сказал коммандеру Асланбеку, что ты была со мной, когда твой корабль пропал. Все решили, что ты разрабатывала стратегию применения новых продуктов и оружия на нашем полигоне. А вот отделаться от одного известного тебе цензора было непросто. Он вбил в голову, что я укрываю тебя и еще пару Мечей из твоего полка – Хэммон и Эджертона. Ты их знаешь?

– Это мои лучшие друзья. Помните, вы помогли им год назад?

– Смутно и без подробностей.

Я нервно терзаю плед.

– Не хочу вас в это втягивать. Вам такое не интересно.

Клифтон откидывается на спинку сиденья, обводя меня взглядом.

– И это стоило избиения?

– Отчасти, – грустно улыбаюсь я. – Знай я, как мне придется туго, сто раз бы подумала, помогать ли им.

Подробностями с Клифтоном лучше не делиться. Он ценит верность, но лишь до определенного предела. Думает, что вправе приказать мне разорвать любые отношения, которые сочтет невыгодными. Все, кто отнимает мое время, лезут в душу, отвлекают от Клифтона, должны исчезнуть. Произошедшее Клифтон расценил бы как жесткое нарушение.

– Мы больше никогда не увидимся, так что вопрос уже не актуален, – добавляю я.

– Тогда и мы закроем эту тему.

– Но агент создаст проблемы.

Кроу никогда не угомонится. Если ему представится хоть один шанс, будет до конца преследовать Хэм и Эджертона.

– С ним разберутся. Твой корабль уклонился от курса и приземлился на вражеской территории. На тебя напали солдаты Врат Зари, но тебе, несмотря на ранения, удалось бежать. Ты связалась со мной, своим командиром, а я пришел на выручку. Моя команда подготовит заявление, и я отвечу от твоего имени на все вопросы.

– Спасибо.

– Придется не спешить с лечением твоих ран на лице, по крайней мере до выступления перед прессой. В конце концов, это твое алиби. Потом о тебе позаботится мой личный врач.

– Вы очень ко мне добры.

– Я – тот, кто тебе нужен, Розель. – Он берет мою руку и целует тыльную сторону ладони, а потом бережно опускает на подлокотник. – Я ужасно волновался. Рад, что ты цела.

– Я так благодарна, что вы лично за мной прилетели. Вы отвезете меня обратно на базу «Каменный лес»?

– Нет. Твоя воздушная казарма отправилась к линии фронта. Сейчас она в «Сумерках».

– Так мы летим в «Сумерки»?

Думала, что хуже некуда, однако от одной мысли о грядущем бое к горлу подкатывает желчь.

– Больше незачем возвращаться в Тритиум-101. Я забрал тебя оттуда и подыскал место поближе ко мне. Ты сегодня переезжаешь.

– Вы подготовили для меня жилье?

– Уже давно.

Мне становится интересно, когда он его подготовил? Когда решил убить брата Хоторна? А потом я задумываюсь, не Клифтон ли перехватывал сообщения от Хоторна, адресованные мне…

– Мы вернемся ко мне в офис, а потом я отвезу тебя домой.

Верный своему слову, Клифтон организует мое алиби. Связывается с прикормленными журналистами, и, когда мы приземляемся на крышу штаб-квартиры концерна Сэлоуэй, пресса и видеодроны уже наготове. Записывают, как я с помощью Клифтона схожу с корабля, кутаясь в потертый плащ Мэгс.

Толпа репортеров засыпает меня сотнями вопросов. Клифтон прикрывает мое лицо, провожая к личному входу в свою небесную империю.

– У Розель был тяжелый день. В свое время вы получите все ответы.

Весь верхний этаж штаб-квартиры корпорации – личные владения Клифтона. Раньше мне не доводилось бывать в его уединенных апартаментах. Консультации я обычно проводила на производственных объектах, в лабораториях, на полигонах. Оглядываюсь вокруг, изучая прототипы оружия, упрятанные за толстое защитное стекло. Клифтон звонит своему личному доктору, чтобы уточнить время визита.

– Выпьешь что-нибудь, Розель? – закончив, спрашивает он.

– Воды, если можно.

Сэлоуэй включает экран. Журналисты уже обсуждают тридцатисекундное видео, снятое несколько минут назад. Рекламная кампания новейшего пистолета и двустороннего меча перемежается со старыми новостями – кадрами нападения на Удел Мечей в день моего неудачного Перехода.

Не хочу переживать все заново, поэтому отхожу к окну. За ним – Дом Наследия. Стекла в кабинете Клифтона зеркальные, так что меня никто не видит. Я смотрю вдаль, и вид говорит о многом. Каждый день из этих окон Клифтон смотрит вниз на рукоять Дома Наследия. Единственные обитатели противоположного люкса, расположенного всего на несколько этажей ниже, – Совет Наследников.

Я уже было поворачиваюсь уходить, но тут двери пентхауса открываются. Из них выходит высокий мужчина с белокурыми волосами в форме офицера экзо. Делает пару шагов по газону террасы, осматриваясь вокруг, пока, задрав голову, не натыкается взглядом на верхний этаж корпорации. Хоторн!

Я с силой прижимаю руки к окну. Затем к стоящему у перил Хоторну подходит Габриэль. Увидев их вместе, я испытываю такое потрясение, что кровь ударяет в голову, и я падаю на пол, скользя ладонью по стеклу.

21. Белая роза

 Сделать закладку на этом месте книги

Я просыпаюсь в стерильной постели. Попискивают и моргают медицинские приборы. Напротив на экране в человеческий рост идет хроника событий, снятая возле штаб-квартиры концерна Сэлоуэй: меня в бессознательном состоянии переносят на воздушных носилках. Я ничего такого не помню. Оглядываюсь, ища, как бы убавить звук, и вдруг взгляд падает на мужчину в черном плаще, сидящего у моей кровати. Его светлые волосы откинуты назад. Он неотрывно смотрит на экран.

– Агент Кроу, – ворчу я, нахожу переключатель на перилах кровати и медленно привожу ее в полусидячее положение.

– Розель! – Кроу произносит мое имя так, словно для него нет ничего слаще. – Я тебя разбудил?

Он убавляет звук, и теперь я ничего не слышу из-за бешеного стука собственного сердца.

– Тебя называют героиней, – машет он в сторону экрана. – Ты отразила атаку Врат Зари, когда твой корабль сбился с курса и разбился на вражеской территории. Потрясающе, что ты вообще уцелела.

– Не так уж и уцелела, мне разбили голову.

– Ах, да. У тебя тяжелое сотрясение мозга. Дурака они не валяли, – сверкает стальными зубами Кроу.

– «Их» была целая толпа.

– Как же тебе удалось сбежать? – удивляется он, подаваясь вперед.

– Все как в тумане. Не могу припомнить, травмы головы коварны.

– То есть ты бросила Эджертона и Хэммон отбиваться одних?

– Не понимаю, о чем вы.

– О друзьях, которых ты захватила с собой. Они остались в Уделе Звезд? – Кроу крутит пальцами, словно расплетает клубок заговора.

– Я была одна.

– Подумай как следует, Розель, – рычит он. – Конечно, не одна! Ты спрятала свою беременную подружку и ее любовника в своем корабле и вывезла их из Удела Мечей.

– Если Хэммон пропала, должно быть, ее кто-то забрал. Например, агент Ценза. Ваши беззакония давно стали легендой. Считаете, что можете хватать кого угодно! Вообще-то я видела, как она перед моим уходом беседовала с вами. Интересно, сколько второрожденных пропали после таких бесед, агент Кроу?

– Думаешь, стала очень влиятельной, раз живешь с Клифтоном Сэлоуэем? – мрачнеет Кроу.

– Нет, думаю, вы боитесь, что я и правда приобрету влияние – с Сэлоуэем или без него.

– Я всегда буду искать их, Розель. И обещаю – найду. А потом вернусь за тобой.

Я потираю ноющие виски:

– А мне надоело искать вашу душу, в этом вряд ли есть смысл. Что-то мне подсказывает – у вас ее вовсе нет.

Хохотнув, он направляется к двери.

– Доктора отлично поработали над твоим личиком. Ты стала еще очаровательнее. Жду не дождусь, когда же наступит мой черед им заняться.

Кроу выходит из палаты, а я с трудом сдерживаю рвотный позыв, вызванный его прощальными словами. Направляюсь к маленькому шкафу на противоположной стороне комнаты и внутри нахожу неказистый плащ Мэгс. В кармане все еще лежит фуражка. Вытаскиваю ее и достаю из козырька тонкую золотую звезду. Иду в ванную и собираю волосы в узел, закрепив его обнаруженной в комоде резинкой. В этот узел я и прячу звезду. Затем впервые рассматриваю в зеркало свое лицо, крутя головой в разные стороны, изучая новый нос – тоньше и прямее прежнего, – и гладкую кожу. Общий вид почти не изменился, просто стал чуть изысканнее. Не знаю, что они со мной делали, но протестовать не собираюсь. Мне уже почти не больно. Разве что голова немного ноет и движения пока скованные.

– Розель!

Заглядываю за дверь – там вместе с Кларой Алмаз стоит, прижав руку к груди, Эммит. У него отвисает челюсть.

– Какой ужас! – бурчит он себе под нос. – Нужно вытащить ее отсюда, пока не подоспели камеры. В этом освещении она выглядит чудовищно.

– Эммит? – Я выхожу из ванной.

– Розель! Дорогая моя! Как я рад тебя видеть. – Он одаривает меня воздушными поцелуями в обе щеки. – Твой нос – само совершенство. Я всегда думал, что он великоват. Правда, Клара?

– Эммит все время это твердил, – кивает та.

– Что ж… Спасибо, – бормочу я. – Что вы здесь делаете?

Он стискивает кулаки.

– Тебе никто не сказал?

– Что не сказал?

– В эти выходные ты будешь почетной гостьей во Дворце Мечей. Мы празднуем твое триумфальное возвращение из тыла врага. – Эммит выжидающе на меня смотрит.

– Ах, вот что… Звучит… заманчиво. – Я щупаю узел волос, надеясь, что ни один конец звезды не выглядывает.

Не знаю, что и думать по поводу возвращения домой.

– Все будет прекрасно! Тебе придется захватить своего шикарного парня – Клифтона Сэлоуэя. Он захочет посмотреть, как тебе вручают медаль. Может, ты наденешь ее для него, ну, знаешь – после церемонии, когда вы…

– Что за медаль?

– Медаль за отвагу. Твоя мать вручит ее тебе за отличия в боевых действиях по защите Уделов.

– Мне не нужна медаль.

Эммит демонстративно смотрит на Клару.

– Ей не нужна медаль! Розель такая милашка – так бы и съел. Разумеется, медаль тебе нужна. Всем нужны медали. Даже мне, и уж я ее заслуживаю, – добавляет он, подталкивая меня локтем в только что вылеченные ребра, – мне ведь приходится иметь дело с твоей матушкой.

– Я вовсе не героиня. Просто корабль был неисправен.

– Ни о чем не волнуйся. Наряд для тебя я приготовлю. Где ты остановилась? Только, умоляю, не говори, что снова в каком-нибудь Древе, – заявляет он, морща нос. – Не могу же я отправиться туда и…

В палату, с кителем, наброшенным на руку, врывается Клифтон. Он, как всегда, выглядит превосходно.

– Почему ты не в постели? – хмуро интересуется он, оглядывая мою тонкую сорочку.

– Вы получили приглашение на праздничный ужин в честь Розель? – уточняет Эммит, едва дыша в присутствии высокого гостя.

– Да, – отвечает Клифтон, осторожно берет меня за руку и ведет обратно к кровати, затем укладывает и накрывает одеялом. – Мой помощник сегодня же пришлет ответ. Мы с Розель будем счастливы посетить ваш прием.

Довольный Эммит едва не сияет.

– Мне понадобится ее адрес, чтобы помочь ей подготовиться.

– Розель переезжает. Адрес я пришлю. – Клифтон манит Эммита пальцем в коридор.

Клара тут же подходит ко мне. Бросает взгляд за плечо на Эммита и Клифтона и вдруг достает из-под полы лавандового плаща белую розу.

– Это тебе от друга, – шепчет она, вручая мне цветок. – Можешь передавать ему через меня сообщения. Эммит не знает.

Не успеваю я уточнить, что она имеет в виду, как Клара стремительно удаляется в коридор к мужчинам. Я подношу розу к лицу и вдыхаю запах.

– О, Клара принесла тебе розу? – заглядывает в палату Эммит. – Очень предусмотрительно, считай, что она и от меня тоже. Мне пора – отправляюсь готовить тебе платье. Чуть позже пришлю несколько эскизов. – Ухмыляясь, он спешит прочь, уводя с собой Клару.

Возвращается Клифтон.

– Дорогая, – говорит он, касаясь губами моей щеки, – я так волновался. Несколько часов думал, что потерял тебя… – Клифтон устало присаживается на кровать и берет меня за руку. – Тебе проломили череп, Розель. Пришлось восстанавливать его через нос. А ведь при встрече ты даже не жаловалась на боль…

– Не хотела, чтобы вы злились.

– Я буду злиться, только если ты опять скроешь от меня нечто подобное, – искренне говорит он. – Не знаю, что бы я делал, потеряв тебя.

– Значит, вам мой нос не казался чересчур большим и вы не хотели его исправить? Какое облегчение! – улыбаюсь я.

Не знаю, как вести себя с таким  Клифтоном. Он держится заботливо, словно позабыл о своем происхождении.

Клифтон не сдерживает смех:

– Я не говорил им его уменьшить, если ты об этом. Как самочувствие? Врачи сказали, ты идешь на поправку. Осложнений не предвидится.

– Мне намного лучше, спасибо.

Мое внимание привлекает движение за окном. На стене здания, стоящего напротив больницы, транслируется реклама концерна Сэлоуэй. В ней я, одетая в облегающий кожаный наряд, демонстрирую приемы боя на мечах с помощью «Дуал-Блейд Х16», созданного Джейксом.

Хмурюсь и бросаю взгляд на Клифтона. Тот награждает меня сияющей улыбкой, кивая в сторону рекламы:

– «Х16» – хит продаж. Бертон локти кусает.

Остаток дня Клифтон проводит со мной, заказывая нам еду и гоняя персонал больницы. Читает вслух бредни, которые про нас написали в прессе. Некоторые ужасно смешные, например история про «бессмертную любовь Клифтона к его творческой музе, Розель Сен-Сисмод, женщине, которую он отчаянно старается впечатлить самым современным оружием».

– Почему вы не такой, как они? – спрашиваю я.

– Как кто? Перворожденные?

– Да. То есть вы тоже очень высокомерны, но вместе с тем трудитесь не покладая рук.

– Я стал таким потому, что мой младший брат в семь лет скончался от сердечной недостаточности. Мне было девять. Он не дожил до Дня Перехода.

– Мне жаль.

– Не извиняйся, – тихо говорит он. – Это сделало меня тем, кто я есть. Мать не могла родить еще одного ребенка вместо Астона, ей не разрешили. Мы подозреваем, дело в политике. Семья потеряла место среди элиты. Пришлось крутиться самим. Офицеру-экзо не так уж хорошо платят. К счастью, я родился в семье, где знают, как заработать на жизнь, в этом мы преуспели. Настоящие аристократы, которые наличные гребут лопатой за одни лишь фамилии, не стремятся к общению с нами. Хотя, если помахать у них перед носом деньгами, быстро идут на уступки. Именно так я сумел выкупить обратно свой титул, вернуть фамильное гнездо и снова войти в высшие сферы. Уделы Республики нынче не богаты, война отнимает все средства.

– И умножает ваши.

– Наши, – поправляет он. – Не забывай, что я перечисляю твой заработок на секретный счет. Я не все отправляю твоей жадной семейке. Ужин во Дворце Мечей в твою честь будет оплачен из твоих же средств.

На большую часть моих денег имеют право мать, отец и старший брат. Остальное должно идти Уделам Республики в поддержку таких людей, как Фабиан Боуи и Гришолм. Система полностью прогнила. Я могу рассчитывать лишь на капсулу в воздушной казарме и трехразовое питание, и то зависит от прихоти моего командира.

– Давайте не будем о деньгах, это раздражает.

– А о чем ты хочешь поговорить? – Он потирает мою руку костяшками пальцев, и я дрожу от остроты ощущений.

– Когда я проснулась, здесь был агент Кроу.

Клифтон старается показать злость, но он слишком красив, и грозный вид у него не выходит.

– Я прикончу безопасников! – в сердцах произносит он. – Они должны были охранять больницу. Что он тебе сказал?

Дословно передаю ему беседу с Кроу.

– Разберусь с этим сегодня же, – ворчит Клифтон, вставая, напоследок погладив меня по щеке. – Не волнуйся о Кроу. Он больше не посмеет тебе угрожать. Пожалуйста, постарайся поспать. Хочу поскорее забрать тебя домой. Увидимся завтра утром, позавтракаем вместе.

– Хорошо, – киваю я.

И только когда он уходит, я понимаю, как вымоталась. Сворачиваюсь калачиком под одеялом и вдыхаю аромат белой розы. И замечаю на одном из лепестков черные буквы. Вынимаю его, переворачиваю и читаю сообщение: «Надеюсь, ты выздоравливаешь. Р.В.».

Рейкин Винтерсторм. Клара связана с Вратами Зари! Выпрыгиваю из постели, мчусь в ванную и смываю лепесток в канализацию. Затем возвращаюсь и внимательно изучаю цветок, но больше ничего не нахожу.


* * *

Волосы колышет легкий ветерок. Открываю глаза и таращусь в темноту палаты. Окна, выходящие в коридор, закрыты; через них почти не проникает свет. Не помню, как я их закрывала. Приподнимаюсь на локте и замечаю, что окно на противоположной стороне открыто. Здание напротив не освещено, только реклама горит яркими вспышками. Они окрашивают стены оранжевым, желтым и красным, танцуя по всем поверхностям, даже по мне. У изножья кровати – темная фигура. Лицом ко мне стоит отлично сложенный мужчина. Его невозможно не узнать, хоть он в черном комбинезоне и вязаной маске, скрывающей черты.

– Хоторн, – шепчу я. Он быстро перемещается к открытому окну. – Хоторн, подожди! – Силуэт оглядывается. Молча. – Не уходи, ты мне нужен, – умоляю я.

Но он отворачивается и выпрыгивает в окно. Его тень уже почти у земли, когда я подхожу к подоконнику и выглядываю наружу, пытаясь разглядеть получше. Растрепавшиеся волосы выскальзывают из прически. Комбинезон с гравитатором замедляет падение. Фигура приземляется на тротуар, прямо на ноги, и вскоре исчезает из вида.

Я еще долго стою у окна, а когда наконец прихожу в себя, в просвет между домами виден восход солнца.

22. Розовая корона

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующий день с утра появляется Клифтон и забирает меня. Эммит приносит мне очень стилизованную форму страто: надень такое настоящий солдат в бой, он поплатился бы жизнью. Звезду Рейкина я прячу в голенище сапога.

Клифтон сообщает Эммиту адрес:

– Приезжай туда завтра днем, поможешь Розель подготовиться к церемонии награждения, а потом будешь сопровождать нас во Дворец Мечей.

Вид у Эммита такой, словно он только что вкусил самый лакомый в жизни кусочек.

– Я приду, я приду ровно в полдень! – повизгивает он. – Все будет как надо, доверьтесь мне!

Больницу мы покидаем в окружении репортеров, видеодронов и – к моему вящему удивлению – фанатов. Они выстроились снаружи и, при виде меня, выходящей из относительно безопасного фойе, начинают выкрикивать мое имя.

Нас ждет «Рековенер», воздухолет пулевидной формы, до нелепого дорогой. Во время посадки служба безопасности отгоняет от нас толпу.

Клифтон переключается в режим полета, и корабль берет курс на море.

– Смотри, – говорит Клифтон, когда мы пролетаем у прекрасной высотки, выделяющейся среди домов, что тянутся вдоль береговой линии.

Из песка вздымается вверх здание в форме серебряного меча. Оно похоже на Дом Наследия, только стоит на рукояти, острием глядя в небо. Меч напоминает старинный клинок, массивный и тяжелый. Он сияет металлическим и стеклянным блеском. У верхушки лезвие окружает розовая корона – материальное воплощение моей метки. Мы несколько раз облетаем вокруг него и только потом приземляемся на крыше пентхауса.

– Это твой дом, – говорит Клифтон. Я безмолвно озираюсь. – Пойдем, покажу тебе все.

Рука об руку мы идем по саду на крыше.

– Чертежи были спроектированы через несколько лет после того, как ты родилась, но стройка началась примерно пять лет назад.

– Кто еще об этом знает?

– До настоящего времени немногие, но вчера я передал адрес ассистенту твоей матери. Уверен, Габриэлю, адмиралу Дрездену, Просветленному Удела Добродетели и его сыну – Первому коммандеру, уже все известно. В любом случае все они могут отследить твою метку, так что секретность уже ни к чему.

– И что они сделают?

– У меня есть кое-какие догадки. Но если Отале что-то не нравится – кроме себя ей некого винить. Она и пальцем не пошевелила, когда ты совершала Переход. Наверное, думала, что тебя быстренько прикончат, а она выйдет сухой из воды. Возможно, рассчитывала, что тебя убьют, как ее брата, – в отместку Верховному Мечу. Хотя я думаю, что Баззла убили по приказу твоего деда, поэтому его первенцу – твоей матери – ничто не угрожало.

– А в его честь не основали никакого общества?

– Никто по нему, горемыке, и слезы не проронил. Но люди и не росли, наблюдая за взрослением Баззла, как за тобой. Когда Отала устанавливала семейную традицию, она этого не учла. Да и ты не из тех, кто сдохнет покорно. Должно быть, она так и не поняла, какое влияние на твое будущее оказал Дюна.

– Мать сказала, что дала мне навыки выживания.

– И из-за нее ты едва не погибла в первый же день на фронте. А главное, она не догадывалась, что ты сумеешь получить весьма достойную работу на военном поприще, не говоря уже о том, что они с Просветленным Боуи на этом заработают. Отала, возможно, и хочет от тебя избавиться, чтобы защитить Габриэля, но Боуи явно заинтересовался твоими способностями. Да и Первый коммандер проявил к тебе внимание.

– Гришолм? – фыркаю я, отворачиваясь от окон розового цвета. – Он меня на дух не выносит.

– Хотелось бы, чтобы все было именно так. – Клифтон нажимает на метку и показывает голограмму Гришолма с Предварительных Состязаний второрожденных, непринужденно сидящего в личной ложе на публичной арене.

– Видишь его меч, Розель?

Я пристально вглядываюсь в маленькое изображение, замкнутое в семисекундный повтор.

– «Х-16»! Но это ничего не значит. Просто ему нравится модель.

– А ты лицо этой модели. Его раскупают только потому,


убрать рекламу






что ты им пользуешься.

– Гришолму известно куда больше, чем вы думаете, Клифтон.

Мы обходим бассейн и по короткой лестнице поднимаемся на террасу. Стеклянные двери скользят в стороны, за ними – помещение с открытой планировкой. Из окон открывается панорамный вид на город. Изысканная зона отдыха с барной стойкой смотрит прямо на горизонт Горна. За толстым стеклом можно разглядеть штаб-квартиру концерна Сэлоуэй и рукоять еще одного меча: цитадель Габриэля и Совета Наследия. Поселить меня здесь – все равно что объявить о начале военных действий, или, по меньшей мере, дать предупредительный выстрел. Габриэль может счесть это скрытой угрозой.

По винтовой лестнице поднимаемся на следующий уровень. На вершине меча размещается умопомрачительная спальня. Высоко над моей головой – крыша из серебристых окон, острие клинка. В центре подвешена великолепная люстра. Ее подвески – кристаллы в форме клинков, увенчанных короной.

– Моя комната? – спрашиваю я, разглаживая белое покрывало огромной кровати.

– Твоя, – кивает Клифтон. – Здесь будет много охраны. Но их апартаменты находятся под пентхаусом, так что твоя частная жизнь останется неприкосновенной. Слуги подготовили одежду. Там дальше – шкафы и гардеробные. – Сэлоуэй показывает на пустое пространство.

– Где? – удивляюсь я.

Он смеется и касается голографической консоли у двери. Прямо из пола выдвигаются шкафы, являя на свет ряды нарядов из тканей столь прекрасных, какие только можно вообразить.

Мигом оказываюсь рядом. Внутри платья, которым позавидовала бы сама Отала. Я почти теряю дар речи.

– Ого… – Не сдержавшись, веду рукой по роскошным туалетам. – Изумительно.

– Устал смотреть, как ты ходишь в отрепьях. Тебе нужна одежда, соответствующая статусу представителя концерна Сэлоуэй.

– Так это все мне?

– Тебе, Розель.

– А вы где остановились? – бросаю я через плечо, изображая беспечность.

– В собственных апартаментах в штаб-квартире концерна. – Клифтон указывает в направлении офисных зданий. – Нам с тобой крайне важно держаться в рамках приличия. Никому нельзя позволить усомниться в твоем поведении.

– Спасибо, Клифтон.

– Пожалуйста. – Он смотрит на хронометр метки.

– Устраивайся, а у меня через час важная встреча.

Моя улыбка тает.

– Вы уходите?

– Я несколько раз ее переносил, чтобы посидеть у чьей-то постели, – объясняет Клифтон. Должно быть, на моем лице отражается разочарование, потому что он улыбается: – Вернусь завтра и буду сопровождать тебя во Дворец Мечей.

– Обещаете? – Мне и самой не верится, что мой голос звучит так недовольно.

– Обещаю.

Клифтон уходит, а я принимаюсь развлекаться с консолью. Поднимаю стеклянные стены, отгораживая чашеобразную ванну от кровати. Другая опция позволяет сделать стекло туалетной комнаты матовым. Стены я могу перестраивать по своему усмотрению. Устанавливаю камин, и в наружном окне появляется вентиляционное отверстие.

Переделываю спальню по своему вкусу, надеваю крошечный красный купальник с застежками в форме мечей на бедрах. Сегодня погода куда теплее, чем была в начале недели в Уделе Звезд. Убираю одежду в шкаф, звезду с вредоносным кодом, которую передал Рейкин, прячу в сапоге. Ставлю его вместе со вторым сапогом на полку для обуви. А потом целый день провожу у бассейна.

К вечеру мной овладевает беспокойство. Одиночество теперь кажется противоестественным. Прямо в пижаме выхожу на террасу. Подойдя к перилам, любуюсь на океан, лежащий внизу, вдыхаю морской воздух. Вокруг царит тишина. Я не была одна с того времени, как покинула Дворец Мечей. Живот начинает ныть, а руки – дрожать. Под влиянием порыва карабкаюсь на тонкие стеклянные перила, стою, балансируя на краю. Если упасть, берега достигнешь не сразу. Неверный шаг, и уже не придется переживать об одиночестве. Я иду по ограждению, как по канату. По венам струится адреналин, и я снова чувствую себя живой. Руки уже не дрожат, брови сходятся вместе. Со мной что-то не так, и я это знаю. Это ненормально. Мне не нужно вытворять подобные фокусы, чтобы дышать. Я спрыгиваю на террасу, обнимая себя руками.

Позже, уже в постели, я лежу и смотрю на люстру. Сквозь стеклянный потолок сияют звезды…

Незадолго до рассвета просыпаюсь от собственного крика и задыхаюсь – мне привиделось зверское избиение, которому я подверглась в Уделе Звезд. Касаюсь лба, влажного от пота. Закрываю глаза и вспоминаю кошмарный сон: вокруг собралась разъяренная толпа, но тот, кто вырвался вперед и нанес самый жестокий удар, был Хоторн.


* * *

Ко мне заявляются Эммит и Клара, чтобы помочь подготовиться к вечерней церемонии награждения. Клара укладывает мои волосы, поднимая их высоко и закалывая золотыми шпильками в виде звезд. На веки мне наносит темные дымчатые тени, на скулы – немного золотистых блесток. Интересно, знает ли она, что я сегодня задумала? Закончив, Клара сразу уходит.

Эммит помогает мне надеть вечернее платье в облипку, навевающее мысли о ночном небе. У него до дерзости глубокое декольте, а облегающий ноги подол ниспадает небольшим шлейфом. Черные туфли на шпильках с широкими застежками на лодыжках завершают наряд. Я смотрю на себя в зеркало: образ дышит рискованной непокорностью.

– Куда они собираются приколоть медаль? – спрашиваю я у Эммита.

– Не на это платье! – взвизгивает тот. – Просто протянешь руку и возьмешь ее.

Знаю, с Эммитом лучше не спорить. Он вручает мне небольшой золотистый клатч.

– Никогда не видела такого прекрасного платья, – заявляю я ему.

– Могло быть и лучше, – фыркает Эммит, снова разглаживая ткань.

– Не могло. Оно великолепно, ты гений.

– Хочешь увидеть, что в нем самое крутое? – жеманно спрашивает он.

– Что?

– Вот этот шов сбоку расстегивается, чтобы было удобнее потом танцевать. – Эммит показывает хитро спрятанную молнию.

– Потрясающе! – Я порывисто сжимаю его ладонь. – Думаю, я готова. Нам уже пора?

Эммит хмуро смотрит на мою руку, и я быстро ее убираю.

– Да, пора, – подтверждает он, глядя на меня свысока.

На выходе из комнаты я медлю.

– Помаду забыла. Встретимся внизу.

Быстро возвращаюсь к шкафу. Достаю из сапога звезду и прячу ее в туфле, под ступней. По пути к выходу захватываю и помаду.

У подножия лестницы меня встречает Клифтон в черной парадной форме экзо. Одно плечо закрывает накидка, плетеный шнур от нее тянется к другому плечу. Взгляд горит лукавством. Клифтон берет мою руку и целует тыльную сторону кисти.

– Твою красоту не описать словами, Розель.

– Все дело в платье, – оправдываюсь я. – Эммит превзошел себя. Жаль только, нельзя взять «Х16», с таким нарядом ножны не наденешь.

– Ты – наше лучшее оружие, – коварно улыбается Клифтон.

23. Предательство

 Сделать закладку на этом месте книги

Усевшись рядом с Клифтоном на борту его корабля, я начинаю паниковать. Дальнейших инструкций от Рейкина я так и не получила. Время работает против меня. Корабль поднимается, я сжимаю потными ладонями клатч, уставясь в окно. Чем ближе к Дворцу Мечей, тем глупее себя чувствую. Больше года не была дома, а теперь стоит войти в парадную дверь, как меня поймают на шпионаже.

– О чем думаешь? – интересуется Клифтон.

– О мажино. Я по ним скучала, – отвечаю я, пытаясь скрыть подлинные мысли.

– Ты о тех свирепых волкодавах, которые бродят в окрестностях Дворца Мечей? – встревоженно спрашивает Клифтон.

– Да. Мои любимые детки, – улыбаюсь я.

– Эти киборги вырвут тебе глотку, – поддразнивает Клифтон, но кажется, ему все-таки не по себе.

– Вам – возможно, мне никогда, – ухмыляюсь я.

Мы останавливаемся возле пропускного пункта у железной ограды Дворца. Гвардейцы-ионо с ручными детекторами сканируют наши метки. Проезжаем ворота, и Клифтон огибает Фонтан воинов. Мимо проплывают дамы в сверкающих бальных платьях, в сопровождении кавалеров во фраках, а также люди в военной форме. Они входят в Большой холл Дворца Сен-Сисмод.

Наступает и наш черед покинуть «Рековенер». Я жду, пока Клифтон обойдет корабль и откроет мне дверь. Опираюсь на предложенную мне руку, и мы входим в сияющее фойе. Внутри десятки людей. Некоторые из них стоят прямо на нашем фамильном гербе. В последний раз, когда мне довелось его видеть, на меня были нацелены винтовки. Прошел год, но я все еще ярко ощущаю тот стыд и страх. Я так и вижу мать на балконе второго этажа: она склонилась над перилами и яростно кричит солдатам пристрелить меня.

Натянув фальшивую улыбку, включаюсь в разговор, пока мы стоим в очереди перед очередным пропускным пунктом. Ко мне проявил интерес пожилой джентльмен с юным компаньоном. Клифтон представляет нас друг другу.

– Ах, да, – говорит мужчина, поглаживая седую бороду. – Мы наблюдали по новостному каналу, как Атомы поспешно увозили вас на операцию, дорогуша. Нелегко вам пришлось?

Вид у него явно не сочувствующий.

– Весь секрет в том, перворожденный Хаузер, – загадочно делюсь я, – что если уж вас избивают, лучше пусть бьют как следует. Тогда вы по крайней мере ничего не запомните.

Он сдавленно смеется:

– Приму к сведению, Розель.

– Уж постарайтесь, – отвечаю я, неестественно улыбаясь.

Клифтон прижимается губами к моему уху и шепчет, обдавая теплым дыханием:

– Отлично справилась.

– Розель! – голос Габриэля резонирует под куполом холла.

Брат пробивается к нам через толпу, и разговоры вокруг стихают. На нем парадная форма с полуночно-синей накидкой в том же стиле, что у Клифтона.

Габриэль подходит ближе, и становится понятно, что с ним что-то не так. Он выглядит возбужденным; крепко обнимает меня, приподнимая над полом.

– Я так за тебя переживал! Как ты? – Габриэль ставит меня на ноги.

– Все хорошо. А ты как? – Приходится держать его за руки, чтобы он не шатался.

– Почему ты стоишь в очереди с простолюдинами?

Старательно прячу смущение.

– Потому что я простолюдинка, – успокаивающе говорю я. – А ты что делаешь внизу?

– Ты не одна из них, ты – моя сестра, Розель! – невнятно произносит брат. Лицо у него бледное и искаженное, губы отливают синевой.

– Я твоя сестра, – киваю я и показываю на Клифтона: – А это мой друг, перворожденный Сэлоуэй.

Габриэль шмыгает носом и мрачнеет.

– Я знаю, кто это, – злобно ухмыляется брат. – Что он здесь делает?

– Габриэль! – Вперед выходит Хоторн. Он придерживает Габриэля за плечо и тянет назад. Я оторопело смотрю на мужчину, которого так и не разлюбила. – Отпусти их. Наследник Удела ты, а не она. Сэлоуэй никогда не станет консортом, даже если получит ее.

В его словах такое презрение, что во рту у меня собирается горечь. Прежняя любовь обрушивается на меня всей тяжестью. Я отвожу взгляд и встречаюсь глазами с Клифтоном. Он все замечает, но ничего не говорит.

– Я готова идти, – сообщаю я ему.

Он уводит меня от Хоторна и моего брата. Я словно застываю внутри. Даже не испытываю страха, когда гвардеец-ионо проверяет меня детектором и обыскивает мой клатч. Затем мы минуем контрольно-пропускной пункт и проходим вдоль ряда ожидающих гостей, обмениваясь рукопожатиями со знакомыми.

В ответ на «Добро пожаловать домой» и «Рад, что вы вернулись», я говорю лишь спасибо и перехожу к следующему. Чем дальше я иду, тем более искусственным мне все кажется. Я будто живая женщина в фальшивом мире. Здесь никто не живет по-настоящему. Они просто существуют, паразитируя на других людях, на тех, кого так презирают. Я совсем не скучаю по этой жизни, по деспотическому режиму, что жаждет меня поглотить. Внутри что-то горит, неистовствует.

Наконец я подхожу к матери. Она словно видение в белом вечернем платье с открытыми плечами и золотыми вставками. На каштановых волосах – золотой лавровый венец. Нежные запястья украшены крупными браслетами. Стоит ей увидеть меня, как ее лучезарная улыбка тут же увядает.

– Добро пожаловать домой, – говорит она, целуя воздух у моей щеки.

Рядом с матерью стоит отец. Я бледнею. С виду он все так же красив, как мне помнилось. Но мы не успеваем поздороваться, потому что мать, раздосадованная тем, что я на нее не смотрю, вновь требует моего внимания:

– Розель! Разве ты не собираешься представить мне своего… – Кивком она указывает на Клифтона. – Как мне его называть?

– Приношу извинения, – уступаю я, в душе ненавидя этот фарс. – Мне казалось, вы уже знакомы. Позволь представить тебе перворожденного Сэлоуэя. Клифтон – это Верховный Меч, моя мать, Отала Сен-Сисмод.

Сэлоуэй почтительно склоняет голову.

– Для меня честь видеть вас снова.

– Перворожденный Сэлоуэй… Слышала, вы увлекаетесь садоводством, – чуть заметно улыбается мать.

– Это стало моей страстью, – сердечно отвечает Клифтон. – Особенно розы. Я питаю к ним слабость.

Мать пронзает меня взглядом.

– Какие у вас отношения, Розель?

– Он мой садовник.

Я шагаю к отцу. Вглядываюсь в смазливое лицо и вспоминаю, как лежала в больнице. Меня навещал Сэлоуэй, а до этого у моей кровати сидел Винтерсторм. Никто из Абьорнов и Сен-Сисмодов обо мне не волновался.

Отец смотрит на меня как на чужую.

– Так что же, Розель, не дала им себя убить, а? Молодчина, – самодовольно заявляет он с прежней снисходительностью. Все те же глупые шутки, что раньше.

– Спасибо, Кеннет. – Я поправляю воротничок его незаслуженной формы офицера-экзо. – Жаль, что ты позволил убить себя. Больно смотреть, как ты зарос мхом.

Я кладу руку ему на грудь, похлопывая там, где бьется сердце. Наконец Клифтон берет меня за локоть и молча уводит прочь.

Наш столик – в первом ряду у трибуны оратора. Клифтон выдвигает для меня стул, и я откладываю клатч в сторону.

– Не представляю, как ты здесь выжила, Розель.

– Дюна, – подсказываю я.

– Где он сейчас?

– В Уделе Добродетели с Просветленным.

– Похоже, опасность ему по душе. – С пролетающего мимо подноса с напитками Клифтон берет пару бокалов с игристым. Вручив один из них мне, он салютует своим: – За риск.

– За риск! – отвечаю я.

К столу подходят остальные приглашенные, и мы их приветствуем. Два второрожденных Меча из «Сумеречного леса» – им вручат медали за обнаружение шпионов с поддельными метками в туннелях, вырытых на базе год назад. Я чувствую себя больной.

Почти позади меня сидит Хоторн. Рядом с ним – красивая высокая брюнетка в платье из вуали, в котором она напоминает прекрасный цветок.

К стулу напротив нас подходит Габриэль, резко выдвигает его и усаживает элегантную девушку в изысканном платье из малинового шелка. Это Мариэлла Косова, перворожденная из знатной семьи Мечей. Нас не знакомили – я ведь второрожденная, так что это было ни к чему.

– Почему мы с ними сидим? – с отвращением спрашивает она, отодвигая стул от солдат.

Габриэль устраивается с ней рядом.

– Потому что я хочу видеть сестру, – заявляет он, откидываясь на спинку и кладя руку на свободный стул по соседству.

Под глазами у брата залегли темные тени. Служитель пытается посадить кого-то на этот пустой стул, но Габриэль сердито велит ему найти другое место. Мариэлла достает из сумочки золотую коробочку, достает оттуда тонкую красную сигару и ждет. Потянувшись через стол, Клифтон подносит ей зажигалку. Мариэлла окунает кончик сигары в пламя, затягивается и откидывается на спинку стула. В воздух поднимается аромат вишневого дыма. Поигрывая белокурым локоном, красавица внимательно рассматривает Клифтона.

– Клифтон Салоуэй… Давненько не встречались.

– Рад видеть тебя снова, – отвечает он.

– Когда же это было?..

– Мне было девять.

– Помню-помню. Умер твой брат. Как его звали, Астра?

– Астон.

Мариэлла стряхивает пепел.

– Он всегда меня так смешил, – кокетничает она и все равно выглядит черствой и равнодушной. Клифтон под столом сжимает мою руку. Мариэлла не обращает внимания, она привыкла быть самой желанной женщиной. – А потом отец запретил с тобой общаться – когда ты потерял титул.

– Отец тебя защищал.

Приносят нашу еду, передо мной появляется тарелка.

– Теперь не о чем и говорить. – Мариэлла награждает Клифтона солнечной улыбкой. – Лови кайф, не трать его впустую, – говорит она, переводя взгляд на меня.

– Ты даже не представляешь, каким образом я ловлю кайф, Мариэлла, – ухмыляется Клифтон, тоже глядя на меня.

– Расскажи мне, Сэлоуэй, я заинтригован, – вмешивается Габриэль, бесцельно копаясь в тарелке. Лучше бы что-нибудь съел, возможно, ему бы полегчало.

Клифтон опускает глаза, разрезая стейк.

– Мне по душе нестандартные удовольствия, Габриэль. Создавать нечто из пустоты. Сотрудничать с величайшими умами, которые не размениваются на полузадушенные чувства и мысли.

– Имеешь в виду свои нестандартные планы садоводничества? – глухо уточняет Габриэль.

– Именно. Я хотел бы посадить розы на одном кладбище. Они скроют кости мертвецов. Я показывал планы инвесторам в Уделе Добродетели, они очень заинтересовались.

– Ты ее совсем не знаешь, – с грустной улыбкой говорит брат.

– А ты знаешь, Габриэль? – спрашивает Клифтон.

Габриэль по-прежнему играет с едой.

– Я знаю, что если ты откроешь ее сумочку, то найдешь половину стейка, который она приберегла для своих любимых деток.

К трибуне подходит мать.

– Я с большим удовольствием приветствую вас сегодня. Этот вечер для меня особенный. Мы собрались почтить храбрых мужчин и женщин, которые служат нашему Уделу и Республике по праву рождения.

Внезапно званый вечер обретает для меня новый смысл. Мать затеяла всю эту церемонию награждения, чтобы заставить Габриэля выступить против меня. Таким образом она требует для меня смертного приговора. И Клифтон в курсе. Он завуалированно угрожает брату, давая понять, что у его сестры есть союзники. Габриэль чувствует себя преданным мной.

– Меч Розель! За отвагу, проявленную в тылу врага, – провозглашает Отала, – я с радостью вручаю тебе медаль доблести.

Под бурю аплодисментов я встаю с места, прихватив клатч. Оказавшись возле Габриэля, беру острый нож. Брат не двигается с места и не выказывает никаких эмоций, только не отрывает взгляд от Клифтона. Габриэль не вздрагивает, даже когда я вонзаю нож в его стейк. Открыв клатч, бросаю мясо внутрь – позже это будет лакомство для мажино, а пока что я продемонстрировала свою точку зрения.

Закрываю сумку, кладу нож на стол и направляюсь к трибуне. Мать тянется приколоть медаль мне на платье, но я просто подставляю ладонь. Отала отдает награду.

– Хочешь что-нибудь сказать, Розель?

Киваю, глядя на море перворожденных в зале.

– Я принимаю эту награду от имени всех второрожденных Мечей, чья доблесть защищает вас каждый день.

Вместо того чтобы вернуться на место, прохожу через бальный зал к двери, ведущей на каменную террасу. Все входы в эту крепость охраняют гвардейцы-ионо, но на меня они внимания не обращают, ведь я выхожу наружу, а не пытаюсь прорваться внутрь.

По каменным ступеням спускаюсь на задний двор. Ухоженную лужайку и великолепный лабиринт из живой изгороди освещают фонари. Повсюду статуи солдат других эпох. Когда-то я любила бродить здесь.

Гравий хрустит под высокими каблуками. Поднявшись на каменный мостик через пруд с рыбками, бросаю медаль в воду. Раздается плеск и затихает. Я иду дальше. Вскоре впереди показываются каменные крыши псарни. Волкодавы узнают меня по запаху. Мои любимые детки прибегают и окружают меня. Переливчатые желтые глаза следят за каждым моим движением. Псы принюхиваются и скулят, предвкушая угощение. Жду самых смелых, открываю клатч и отрываю кусочки от стейка, бросая их стае.

Наконец подходит мой любимый мажино.

– Я скучала, Кролик, – шепчу я. Гигантский волкодав в ответ бодает меня устрашающей мордой. – Как поживает мой мальчик?

Мажино, стоящий на всех четырех лапах, и я – на одном уровне, глаза в глаза. Я почесываю густую шерсть у него на шее. Он лижет мое лицо. Ныряю пальцами под металлический ошейник и нащупываю рычаг. Ослабляю крепление болта, и Кролик автоматически садится и застывает на месте. Открываю задвижку: из шеи Кролика выскакивает порт. Достаю из туфли устройство, которое вручил мне Рейкин, вставляю в порт, и звезда раскручивается, как сияющее солнце. Мышцы киборга дергаются – загружается программа. Звезда замедляется и перестает вращаться.

– Никогда не теряй практической ценности, малыш, – шепчу я, обнимая Кролика. – И не доверяй стае.

Утром, когда волкодав вернется в псарню, его подключат к системам поместья. Прислуга загрузит контрольный журнал и не поймет, что среди прочих данных окажется программа Рейкина. Это скроют установленные драйвера.

– Мы спалим здесь все дотла, Кролик. Ты… и я.

24. Рука и сердце

 Сделать закладку на этом месте книги

Направляюсь обратно в бальную залу к Клифтону, но останавливаюсь на вершине каменного мостика. Внизу, в пруду, отражаются звезды – миллиарды других миров. Загибаю лучи тонюсенькой звезды Рейкина, отрываю их один за другим и бросаю в темную воду. По ней расходятся концентрические круги. Из Дворца доносится нежная музыка. Наконец все кусочки устройства тонут, и я глубоко вдыхаю, прислонившись лбом к каменным перилам.

Выпрямиться меня заставляет звук раздавшихся шагов. Я поворачиваюсь: у начала моста стоит мужчина. Хоторн! Лицо скрыто в тени, но я узнаю его где угодно. Он медленно, демонстративно приближается ко мне. Я отступаю. Оружия у меня при себе нет. Отшатываюсь к другой стороне моста, но Хоторн заступает путь.

– Тебе нельзя здесь находиться, – произношу я слабым, дрожащим голосом. Хоторн подходит еще ближе. – Мажино разорвут тебя в клочья.

– Ты не боишься этих злобных киборгов, но боишься меня? – бормочет он.

– Они меня никогда не обижали.

Хоторн с потерянным видом отводит взгляд.

– Тебе нужно уходить. Прямо сейчас. И не возвращайся во Дворец! – Он берет меня за руку, из кармана достает небольшой распылитель и брызгает из него поверх метки. Голограмма меча тут же исчезает. – На базу тоже нельзя – оставайся в городе. На базе Клифтон не может тебя защитить так, как в Горне.

– Что ты сделал с моей меткой?

– Это CR-40, полимер. Он блокирует сигнал метки на несколько часов. Хватит времени отсюда убраться.

– Но зачем?

– Габриэль слетел с катушек. Он отдал приказ тебя уничтожить. Убийцы уже посланы.

– Но я ему не враг, и он это знает! Это не Габриэль, он не такой, Хоторн!

– Теперь он именно такой, Розель. Если я не убью тебя сегодня, придут другие. Будь настороже и не отпускай ни на шаг охрану Сэлоуэя.

– И давно ты работаешь на моего брата?

В день возвращения из Удела Звезд я видела Хоторна с Габриэлем, но отказывалась верить в то, что в глубине души считала правдой.

– С того дня, как мы с тобой встретились. Это он отправил меня тебя искать – проверить, выжила ли ты после нападения.

– Так кто спас меня от агента Кроу – ты или Габриэль?

– Я всегда действовал по своей инициативе, Розель, – хмурится Хоторн. – Семья Сен-Сисмод не возражала против твоей смерти. Напротив. – Бросает взгляд через плечо и снова поворачивается ко мне. Поняв, что я не уйду без хоть каких-нибудь объяснений, уступает: – Мой брат был правой рукой Габриэля в Совете Наследников. Ты знала Флинта?

– С одиннадцати лет меня стали держать от Габриэля подальше, – качаю головой я. – Больше не разрешали с ним разговаривать. Я была их недостойна.

Хоторн, помрачнев, кивает. Он теперь по другую сторону баррикад – стал одним из привилегированных, – но все еще помнит, каково быть второрожденным.

– В день нападения на Горн Флинт связался со мной от имени Габриэля. Ты помнишь, как я тебя нашел?

– Да, – киваю я. – Ты думал, у меня шок.

– Нам передали твои последние координаты. Когда я тебя обнаружил, то по гарнитуре разговаривал как раз с Флинтом. Мы не общались после моего Перехода, и тут вдруг он потребовал найти тебя – выяснить, жива ты или нет.

– Они боялись, что я умерла?

– Единственное, чего они боялись, – что тебя забрали Врата Зари. Тогда бы ты вышла из-под контроля. Убедившись, что ты выжила, они приказали доставить тебя на базу для Перехода.

Кажется, я уже ничего не хочу знать. Горло сжимается от боли, но спросить нужно:

– То есть ты думал, что как только отправишь меня, покончишь со всеми нами?

– Да, но все вышло не так, верно? Габриэль приказал, чтобы тебя разместили в моей воздушной казарме. С того утра, как я обнаружил тебя в раздевалке, я должен был передавать твоему брату и Флинту сведения о тебе. Но я никогда не сообщал им, о чем мы с тобой разговаривали на самом деле, все сообщения были ложными. То, что я влюбился в тебя с десяти лет – правда. Все, что было между нами, – правда.

Не знаю, чему верить…

– Почему ты мне не рассказал?

– Я ломал голову, как тебе признаться, но твоя неосведомленность делала то вранье, которое я им передавал, более достоверным. К тому же тебя и так мучали кошмары. Что бы сталось с тобой, если бы ты выяснила, что моя ложь помогает тебе оставаться в живых? Я продолжал врать тебе, врать им – все что угодно, только бы тебя оставили в покое. А потом Флинта убили, и теперь я знаю правду.

– Какую правду?

– Габриэль сходит с ума. Он стал параноиком, особенно когда узнал о существовании Общества Розария. И, прежде чем ты спросишь – нет, это не я ему рассказал. Все выяснила Отала и передала Габриэлю. Тебе грозит опасность. Он встал на сторону матери и хочет тебя убить, Розель.

Я ощущаю себя преданной. Но и любовь к брату и Хоторну никуда не делась. Это сводит с ума. Я поняла все, что сказал Хоторн. И, может быть, даже буду в состоянии принять это – позже, когда улягутся сокрушительная паника и отвращение. Заслужив доверие Габриэля, Хоторн меня оберегал. Габриэль доверял ему – я видела это по глазам брата в Большом холле. А Клифтон подтолкнул Габриэля к крайним мерам.

– Кем ты теперь приходишься моему брату? Ведь ты уже не его соглядатай.

Услышав, как я его называю, Хоторн морщится.

– Я занял место Флинта в Совете Наследников. Я его Первый лейтенант.

– Правая рука Габриэля? – бледнею я. Такую должность за здорово живешь не дают. Убей Хоторн меня, это доказало бы его верность, а он вместо этого пришел предупредить.

– Пусть он сделал меня правой рукой, но ты, Розель, всегда будешь моим сердцем. – В его голосе звучит болезненная нежность, невозможно это отрицать.

– Хоторн, пожалуйста, не причиняй вреда Габриэлю, – умоляю я, хватаясь за его руку. – Он болен, это мать его таким сделала.

– Он сам себя таким сделал, Розель, – сквозь зубы говорит Хоторн. – От препаратов, которые он принимает, у него гниют мозги. Его мучит мания преследования и галлюцинации. Габриэль то желает тебе смерти, то – буквально через минуту – заявляет, что кроме тебя его никто не любит и не понимает. Он почти бредит, и Просветленная больше не может это скрывать. Вопрос стоит – твоя жизнь или его. У меня нет выбора, я всегда предпочитал тебя. Он должен умереть.

– Дай мне с ним поговорить, Хоторн, – упрашиваю я. – Габриэль меня послушает. Я с ним справлюсь, он просто боится! – Пытаюсь пройти мимо него, но Хоторн хватает меня за руки.

– Нельзя с ним разговаривать, Розель. Он убьет тебя, если ты снова окажешься рядом. Твой брат ненормальный, он принимает шквал, – настаивает Хоторн. В свете луны я вглядываюсь в его лицо. – Этот наркотик переворачивает мир с ног на голову, заставляет верить, что ты бог, сводит с ума. Тебе нужно спрятаться до начала Состязаний второрожденных.

– Почему? Что там произойдет?

– Просто поверь. Тебе пора!

Отчаяние в голосе Хоторна пробуждает мои инстинкты выживания. В глубине души я все еще ему доверяю, хотя он врал мне с самой первой встречи.

– Уже ухожу, – шепчу я.

Хоторн разворачивает меня к себе. Упираюсь рукой ему в грудь – пласт мужских мышц остается тверд и недвижим. Хоторн грубо зажимает в кулак мои волосы. У меня в ушах ревет кровь, колени подкашиваются от страха и желания.

– Ты мое все, Розель, – шепчет Хоторн. Он тяжело дышит, стараясь сдерживаться. Трется носом о шею, отыскивает ртом мои губы и требовательно в них впивается. – Я всегда любил тебя, клянусь. Никогда не переставал. Я не позволю причинить тебе боль.

– Я так по тебе скучала, Хо… – Он закрывает мне рот поцелуем.

Проводит руками по тонкой ткани платья – по груди, по бедрам. Мне отчаянно хочется всей кожей ощутить его жесткие мускулы.

– Скоро мы будем вместе, – обещает Хоторн, – но сейчас тебе нужно идти, пока нас не нашли.

Он ослабляет объятия. У меня подгибаются колени, но увидев движение впереди, я настораживаюсь. В нашу сторону цепочкой идут гвардейцы-ионо. Хоторн их тоже замечает. Он хватает меня, тащит с моста, а потом вниз – мы прячемся в темном туннеле под мостом, на маленьком выступе у кромки воды. Слышно, как наверху идут солдаты.

– У тебя есть оружие? – шепчет Хоторн.

Качая головой, трясусь от страха и прохладного воздуха ночи. Хоторн отстегивает накидку от офицерской формы. Сбрызгивает спреем свою метку, и та гаснет.

Воздух пронзает душераздирающий вопль.

– Куда пошли гвардейцы? – дрожащим голосом спрашиваю я.

Хоторн медленно продвигается вперед и выглядывает из-за камня.

– На псарню.

– На какую? – хмурюсь я. – На восток или на запад?

– На запад.

На вопль разномастным воем отвечает стая мажино – та, что я кормила раньше.

– Нужно


убрать рекламу






убираться, немедленно. Мажино программируют на охоту!

Снимаю туфли, расстегиваю подол платья, затем бросаю обувь и клатч в воду. Хоторн хватает меня за руку. Мы разворачиваемся и ползем под мост по туннелю, держась за стены, и выбираемся с другой стороны.

Здесь пруд впадает в маленькую речушку, что течет в лес. С дальнего конца туннеля доносится очередной неестественный вопль – нечто среднее между волчьим воем и раскатом грома. Мы пускаемся бежать.

Примерно через полмили мы оказываемся в лесу у периметра дворцовых стен возле круглого каменного сооружения. Река бежит дальше, а мы с Хоторном направляемся к высоким воротам черного металла со скошенными ступенями. Купольную крышу поддерживают серые колонны. Высотой строение с двухэтажный дом, внутри всего четыре комнаты. Оно предназначено для медитации. Раньше здесь приносили дань богу, который то ли исчез, то ли просто умер, как и люди, которые ему поклонялись. В детстве я пряталась здесь от камер. Это было мое тайное убежище.

Двери никогда не запирают. Я, задыхаясь, подбегаю к ним и толкаю тяжелую бронзовую створку. Жалобно визжат ржавые петли. Единственный источник света – крошечные дыры в слуховых окнах на потолке и узкие витражи на первом этаже. Воздух пропитан густым ароматом старого ладана. Мы запираем вход и скрепляем створки железными болтами. Прислоняюсь к холодной бронзе, пытаясь отдышаться. Вытащив меч из ножен, Хоторн активирует его, и наконец мы можем оглядеться. Вдоль стен стоят статуи богов-воинов. Мраморный пол покрыт грязью и листьями, но в целом в идеальном состоянии.

В дверь ударяется что-то тяжелое, створки поддаются, толкая меня вперед. Воздух снова пронзает ужасающий вой.

– Сюда, – шепчу я.

Витраж рядом с нами разлетается на куски. Цветные осколки дождем осыпаются на пол. В узкое окно старается пролезть жуткая морда мажино. Щелкают челюсти, капает слюна, но пробиться чудовище не может. Это не Кролик, скорее всего, какая-то новая модель – я не узнаю серебристые отметки в его глазах.

Гигантский мажино снова бросается на дверь. Грохот эхом отдается под куполом. Хоторн не отрывает взгляд от окна:

– Отсюда есть другой выход?

Я веду его через мраморный холл за бронзовую статую прекрасного бога в лавровом венце. Больше из одежды на нем почти ничего нет. Касаюсь зазубрины на стене, и кусок серого камня отъезжает в сторону. За ним – пологая лестница. Путь вниз нам освещает меч Хоторна; стена позади закрывается.

– Куда она ведет? – спрашивает Хоторн.

– Я точно не знаю… Мне всегда не хватало сил открыть дверь на том конце. Но коридор длинный, он должен выходить за стены Дворца. – Мы спускаемся друг за другом, я иду впереди. – Нужно держаться западной стороны. Там есть система защиты, она тебе не понравится.

Мы выходим к кладбищу животных. Повсюду разбросаны груды костей мелких грызунов и ошметки засыпанной грязью шерсти. Подобрав небольшой голыш, бросаю его в туннель – к левой стене. Раздается взрыв. Хоторн бросает еще один камешек вправо: тот просто падает на землю.

– Пошли. Еще сюрпризы есть?

– Не думаю, но, как я уже говорила, я никогда не выходила наружу.

– Туннель длинный? – спрашивает Хоторн.

– Примерно миля.

– И ты бродила здесь одна?

– Я почти все делаю одна, Хоторн.

– Тебе никто не нужен, правда?

– Нет. Мне отчаянно нужен тот, кому я смогу доверять.

– Я люблю тебя, – негромко говорит он, – и снова завоюю твое доверие, даже если это меня прикончит.

– Я не хочу твоей смерти, – отвечаю я. – Я не переживу, если тебя не станет.

Мы идем дальше, приближаясь к спиральному трапу, ведущему наверх. Он выходит в небольшую прямоугольную комнату. Я показываю Хоторну очертания тяжелой каменной двери. Стены и пол выложены маленькими металлическими клинками в виде повторяющегося ромбовидного узора.

Вручив мне меч, Хоторн наваливается на дверь. Та не двигается с места.

– Тут должен быть рычаг, – бормочет Хоторн, нажимая на меч на стене. Он утопает внутри, но ничего не происходит. Отпускает – и орнамент возвращается на место. Тогда Хоторн нажимает по очереди на все мечи, которые может достать. Дверь по-прежнему не шелохнется.

Хоторн разочарованно рычит.

В щель проникает сквозняк. Прижавшись к ней лицом, я чувствую водяную взвесь на коже и слышу в отдалении шум бегущей воды. Смотрю наверх. Далеко не видно, но становится понятно, что стена скошена внутрь.

– Это форма обелиска, – говорю я. – Мы шли на запад от Дворца, получается, выходим в парк – Пустошь Вестербейн. Наверное это… фонтан Тайберна?

– Кажется, ты права.

– Этот урок Дюна вдалбливал мне одним из первых.

– О чем ты? – спрашивает Хоторн.

Отдаю Хоторну офицерскую накидку и встаю в центре маленькой комнаты.

– Как думаешь, где запад?

Хоторн достает карманный компас. Типичный вояка.

– Там, – указывает он на стену рядом с запертой дверью.

Все еще держа в руке меч, объясняю:

– Тайберн – это божество. Его называют Воином Западного Ветра. Чтобы почтить Западный Ветер, нужно принять позу воина, встав лицом на запад.

Я вытягиваю правую руку вперед, левую отвожу назад. Правую ногу сгибаю под прямым углом, стопа смотрит на запад. Левая нога отставлена назад, стопа развернута на юг. На мгновение застываю в этой позе. Затем правую руку с мечом направляю вертикально вверх. Привстав на кончики пальцев правой ноги, левую поднимаю назад, придерживая ладонью, пока ступней не коснусь затылка. Задерживаю дыхание, а потом разворачиваюсь в прыжке и кружусь снова и снова, подобно смерчу. Остановившись, снова замираю в позе воина лицом на запад.

Проследив линию от моей правой руки до бронзового меча на стене, где она заканчивается, Хоторн нажимает на него и фиксирует. Затем проделывает то же самое относительно левой руки. Дверь остается на месте.

– Попробуй с ногами, – подсказываю я, шевеля пальцами ног.

Хоторн нажимает на меч на полу перед моей правой ногой, а затем касается последнего – на который указывает левая нога. По всему зданию прокатывается грохот.

Сверху падает еще одна каменная дверь, отрезая путь во Дворец. А затем с ужасным скрежетом поднимается та, что на северной стене. За ней водопадом низвергается вода, и проход почти сразу начинает закрываться. Мы вместе бросаемся вперед, прыгаем и оказываемся в глубоком бассейне. Я ослабляю хватку на рукоятке меча, и тот гаснет, но все же не даю ему утонуть. Выныриваю, кашляя и отплевываясь. Сзади всплывает Хоторн и прижимает меня к себе.

– Ты знаешь, что ты потрясающая?

Обнимаю Хоторна, прижимаясь к нему грудью, тянусь к губам и целую, как мечтала поцеловать с тех пор, когда его метка стала золотой. Он встает и поднимает меня из воды, я обнимаю его ногами за талию, и мы бредем по дну фонтана. Подойдя к низкому бортику, Хоторн сажает меня на него и садится рядом. Возвращаю оружие, и он убирает меч в ножны.

Резервуар подсвечивается снизу. В центре каменный обелиск смотрит в ночное небо. Бронзовые статуи лошадей с безумным взором бьют копытами в воздух. Обелиск окружает многоуровневый фонтан. Его украшают статуи грозных солдат, размахивающих мечами, и свирепых богов, застывших в устрашающих позах. Самый большой и мужественный среди них – Тайберн. Он пронзает огромным мечом Гипериона, бога воды. Из раны на боку последнего вырываются струи – олицетворение предания о том, как Западный Ветер подарил людям воду.

Дверь, через которую мы вышли, находится с северной стороны монумента. На нее указывает статуя обнаженной девушки с розой в руке. Это любовница Тайберна, Розелин. Она беззаботно усмехается. Ее прекрасный лоб оплетает тяжелая корона из роз.

– Похоже, мое секретное убежище – храм Тайберна, – тяжело дыша, шепчу я.

– Кажется, пора начинать ему поклоняться. – Увидев, как сильно я дрожу, Хоторн поторапливает: – Идем!

И мы бежим, пытаясь найти выход. Уже, должно быть, заполночь, парк пуст. Стараемся ступать по газонам, избегать освещенных дорожек.

– Не знаю, в какую нам сторону. Я никогда не бывал в Пустоши Вестербейн. Видел ее только на картинках, – озираясь, рычит Хоторн, пытаясь понять, в каком направлении идти. – Семья немного потратила на мое образование, прежде чем передать Уделу.

Голос Хоторна звучит пристыженно. Похоже, месяцы после Перехода от второрожденного к перворожденному дались тяжело. Могу лишь представить, с какими насмешками пришлось столкнуться ему, не знающему ни этикета, ни правил. Наверное, чувствовал себя варваром с дубинкой среди бабочек.

– Твоя подготовка лучше, чем все их образование. Ты знаешь, как поймать рыбу, разделать ее и приготовить. Как управлять боевым истребителем и ремонтировать его двигатель. Как защитить себя, и каково это – прийти на выручку другу.

Впереди сияют огни города. Мы ускоряем темп.

– Мне очень помогла стажировка экзо, – продолжает Хоторн. – Военное искусство – это то, что для меня имеет смысл. Она направлена на спецоперации. К тому же я прошел боевую подготовку второрожденных, поэтому мой случай уникален, и адмирала Дрездена очень привлекает этот факт.

– Хоторн, адмирал Дрезден беспринципный убийца. Если он тобой заинтересовался, это по меньшей мере мерзко.

– Определенно заинтересовался.

– Он правая рука моей матери. Будь предельно с ним осторожен.

Мы подходим к арке из кованого железа и, пройдя через нее, оказываемся на тротуаре городской улицы. Хоторн подзывает аэротакси. Мы забираемся внутрь, но автопилот произносит:

– Пожалуйста, отсканируйте метку.

На лице Хоторна отражается разочарование. Мы уже собираемся выйти, как свет уличных фонарей загораживает тень. Твердолобой башкой бок кара таранит мажино. Дверь сминается, засыпая нас осколками стекла. Удар выбрасывает такси на середину улицы. «Отсканируйте метку», – хрипит автопилот.

Черный зверь с серебристыми отметинами кружит вокруг такси. Желтые глаза без отрыва смотрят в мои. Из открытой пасти капает слюна. Хоторн выталкивает меня через другую дверь. Активирует меч, закрывая меня спиной. Мажино запрыгивает на крышу машины. Хоторн замахивается на него, но киборг ловко уклоняется, припадает к крыше для прыжка, но в такси врезается стремительно летящий аэрокар. Из-под обломков рассыпаются искры и валит дым. Мажино падает на землю, и такси взрывается огненным шаром. Волкодав перекатывается и встает на лапы. Шерсть на левом боку слезла, обнажив металлический скелет. Он встряхивается всем телом, перезагружая системы; трясутся повисшие уши.

Вверх по улице катится горбач-мусоровоз под управлением старика-рабочего. Мы бросаемся к пассажирской двери. Открыв ее, Хоторн забирается внутрь. Меч у него в руке – неплохой стимул для мусорщика освободить кабину. Хоторн наклоняется, помогает мне подняться и лишь потом садится на место водителя.

– Ты знаешь, как управлять этой штуковиной? – спрашиваю я.

– Нет. – Он хватается за рычаг переключения передач, и тот издает жуткий скрежет. – А ты?

– Нет! – У меня начинается паника: обычно Хоторн знает все.

Он сдвигает рычаг, и мы трогаемся. Мусоровоз бросает в сторону припаркованных у тротуара машин, летят искры. Хоторн дергает за рычаг, и мы возвращаемся на середину желоба.

– Это и правда, как управлять горбатым китом, – жалуется Хоторн. – Ты видишь мажино?

Открываю окно. В кабину врывается холодный ветер. Высовываю голову и смотрю назад. Сначала темнота кажется непроглядной, но потом глаза привыкают, и мрак обретает форму приближающегося волкодава.

– Дай меч, – прошу я. Хоторн бросает мне оружие. – И не останавливайся.

Подтянувшись, сажусь в открытом окне. Держась за поручень возле кабины, выбираюсь на крышу. Вскакиваю на ноги и активирую меч. В лунном свете он сияет золотом.

Желтоглазый зверь всего в нескольких шагах позади. Он бежит бок о бок с грузовиком, затем подскакивает вверх, почти достав до крыши, падает обратно в желоб, но не замедляет ход. Я перепрыгиваю с кабины на мусорный резервуар. Постукиваю по горбу пяткой и слышу гулкий пустой звон. Взмахиваю мечом, прорубаю крышу и бегу к противоположному концу, разрезая металл. Там разворачиваюсь под прямым углом, прочерчивая перпендикулярную линию. У края останавливаюсь. Дьявольское создание, преодолевая препятствия, взбирается на припаркованную у тротуара машину, мчится по стоящим вдоль желоба аэрокарам и наконец догоняет нас. Я снова поворачиваю под прямым углом, продолжая резать крышу. Железо, плавясь, светится оранжевым. Бегу в сторону кабины; позади сотрясает воздух леденящий душу вой.

Вдруг мусоровоз вздрагивает: это мажино приземляется возле заднего откидного борта. Мы раскачиваемся, и мои бедра горят от напряжения – я стараюсь балансировать, но Хоторну удается удержать нас в желобе. Шерсть на загривке киборга встает дыбом. Брыли приподнимаются, обнажая острые клыки. Мощная лапа делает шаг ко мне. Стальные когти царапают поверхность горба. Зажав во влажной от пота ладони меч, направляю раскаленный клинок вниз, и жду. Вдох, другой…

Мажино опускает голову и бросается ко мне. Я вонзаю меч в крышу и тащу его к противоположному краю, проводя последнюю черту. Первой проваливается задняя часть прямоугольника. Киборг скользит вниз, острые как бритва когти впиваются в металл, стараясь зацепиться. И тогда обрушивается остальная часть крыши: зверь падает, исчезая в брюхе мусоровоза.

Из бака доносится разгневанный вой; разъяренный мажино кидается в стену. Мусоровоз кренится в сторону. Я падаю на живот, выронив меч, и тот ускользает от меня. Тянусь за ним, но очередной решительный толчок в борт кузова швыряет меня к краю, и я едва не лечу вниз. Клинок падает в мою сторону, и я перехватываю его.

Отрываю кусок с подола платья, подношу ткань к пылающему лезвию, и та загорается. Я бросаю ее в мусорный бак, откуда сразу начинает подниматься дым. Вонь горящих отбросов почти невыносима. Из провала эхом доносится жуткий вой. Отпрыгиваю обратно к кабине, ложусь на крышу, переваливаюсь за борт и ныряю в окно.

– Стой! – приказываю я Хоторну, падая на сиденье.

Тот выключает двигатель. Мусоровоз выбрасывает шасси и тормозит, разбрасывая брызги искр. Только я открываю рот, как кабина кренится набок. Мажино старается протаранить борт. В боковое зеркало видны появляющиеся на нем огромные вмятины. Я нажимаю синий рычаг между сиденьями, помеченный как «пресс», и сразу включается гидравлический привод. Уплотнитель отходов, издав протяжный свист, начинает работу. Из дыры на крыше валит дым. Мусоровоз трясется и грохочет, и ужасный вой обрывается, остается лишь хруст металла. Синяя рукоятка возвращается в исходное положение, и воцаряется тишина.

Где-то вдалеке раздаются сирены.

– Ты можешь бежать? – спрашивает Хоторн. Я киваю. Мы выбираемся наружу, ныряем в просвет между ближайшими зданиями и исчезаем в ночи.

25. Садовник

 Сделать закладку на этом месте книги

Хоторн подводит меня к довольно дорогому с виду «Фэйрвезеру». Пока он взламывает роскошный корабль, я стараюсь отдышаться. Оказавшись внутри, Хоторн быстро заводит двигатель вручную. Мы поднимаемся и летим в направлении моря. О мажино не произносим ни слова. Живы – и ладно. Хоторн берет меня за руку и переплетает наши пальцы. Примерно за милю до моего дома я понимаю, куда он меня везет.

– Откуда ты знаешь, где я живу, Хоторн? Я же только что переехала.

– Я следил за тобой, Розель, – беззастенчиво признается он.

– И все это время не выходил на связь.

Хоторн мрачно поджимает губы.

– Я не мог. Если бы они узнали, то убили бы тебя.

– Какая разница, они все равно собираются меня убить.

– А я собираюсь их остановить.

Мы облетаем здание. На террасе кишит охрана Сэлоуэя. Вместо того чтобы приземлиться там, Хоторн паркуется в квартале от дома. Сажает корабль кабиной в сторону моря и не глушит двигатель.

– Я следил за тобой и Сэлоуэем. Об этом месте я знаю давно. Только увидел его, сразу узнал твою метку. Они пытаются сделать вид, что строили его просто в форме оружия, но я-то знаю: корона наверху олицетворяет тебя. Я знаю все изгибы твоего тела, все контуры и очертания. Это здание строили для тебя.

– У них на меня планы… – Дрожа, я потираю руки. – Ты в курсе про Хэммон и Эджертона?

– Агент Кроу заявился ко мне – искал их. Я догадался, что ты имеешь отношение к их исчезновению. Не представляю, как ты все это провернула и вытащила ребят из Мечей. Но знаю – ты за все заплатила. Твои травмы говорят, что тебя пытались убить. Что случилось? Где Хэммон и Эдж?

– Не скажу, – отвечаю я, – ради твоей же безопасности.

– Ты мне не доверяешь, – с горечью говорит Хоторн, однако не удивляется.

– Ты прав. Но кроме того, не хочу ставить тебя под удар.

– С этим я могу смириться. Скажи, те солдаты в Звездах тебя только избили? Другого вреда не причинили?

– Я поняла, о чем ты спрашиваешь. Нет, меня не насиловали.

А про себя думаю: Рейкин бы им ни за что не позволил. Не хочется, чтобы Хоторн видел мои слезы, поэтому открываю дверь, выбираюсь наружу и направляюсь к пляжу. Хоторн догоняет меня и берет за руку.

– Я так боялась… И сейчас боюсь, – признаюсь я, пока мы бредем по песку. – Боюсь, что если снова придется пойти на такое, я никогда не решусь. Просто дам им умереть. И от этого я… – мой голос прерывается, – очень злюсь и чувствую себя виноватой. Страшно ложиться сегодня спать. Вдруг приснится, что все это снова происходит, а я не нахожу выхода.

Хоторн обнимает меня, притягивая к груди. Тяжело дышу, стараясь взять себя в руки, но одна слезинка все равно сбегает из уголка глаза. Рычу и вытираю ее дрожащей ладонью.

– Хэммон беременна, – бормочу я. – Ты скоро станешь дядей.

Хоторн негромко ругается.

– Удавлю Эджа! Так безрассудно поступить!

– Уж поверь, после того как его избили, он бы только обрадовался.

– Он в порядке? – спрашивает Хоторн. – А малыш и Хэммон?

– Говорю же, с ними все хорошо – я старалась, как могла.

Начинается прилив. Пальцы ног тонут во влажном песке и прибое. До этого я ни разу не касалась морской воды. Звук волн звучит как музыка.

– Нужно оттереть CR-40 с твоей руки, чтобы ты могла вернуться домой.

Взяв пригоршню мокрого песка, Хоторн осторожно потирает мою метку. Оживает светящийся серебристый меч, озаряя сиянием наши лица. Я тоже беру песок и втираю в кожу Хоторна. Теперь и его голограмма блестит золотом рядом с моей. Дружно ополаскиваем руки в прибое.

– Насколько все было проще, пока они обе были серебряными, – замечает Хоторн.

– Когда ты принадлежал мне, – негромко говорю я.

А принадлежал ли он мне когда-нибудь?

– Я все еще твой. – Он склоняется и целует меня.

Поцелуй мучительно нежен, полон обещаний, которым страшно поверить.

– Я провожу. Удостоверюсь, что ты в безопасности и тебя не поджидает никто из людей Габриэля, а потом уйду.

Он направляется к дому, но я дергаю его за руку. Хоторн поворачивается и смотрит на меня.

– Другие мажино видели, как ты убегаешь со мной из Дворца Мечей. Утром их данные загрузят в систему, и мой брат узнает, что ты его предал.

– Возможно, он уже знает.

– Габриэль не может публично обвинить тебя в измене. Такие приказы, как убить меня, нужно хранить в секрете, но не вздумай недооценивать его или мою мать. Тебе лучше остаться со мной. Я защищу тебя.

– Нам нельзя афишировать связь, Розель. Нужно сделать вид, что с тех пор, как я перешел к перворожденным, между нами не было никаких отношений.

– Почему?

– Потому что это единственный способ защитить тебя в будущем.

– Потому что ты все еще намерен убить моего брата?

– Я намерен сделать все, чтобы ты выжила.

– Для тебя это всего лишь стратегия, Хоторн, а для меня – жизнь брата. Он не виноват, что он первенец, а я второрожденная. Он такая же пешка, как и я.

– Может, он и пешка, но у него есть возможности, которых нет у тебя. У него есть власть.

Подойдя к дому, я сканирую метку. Внутрь мы с Хоторном входим вместе. В прекрасно оформленном холле – целое подразделение охраны Сэлоуэя. Все вооружены до зубов – и такого оружия пока нет даже в армии. Лучшее Клифтон приберегает для себя. Как только появляемся мы с Хоторном, переполох стихает. Мои босые ноги оставляют грязные отпечатки на белом мраморном полу. Притворившись, что не выгляжу так, словно только что пережила сражение, небрежно спрашиваю:

– Извините, а где лифт пентхауса?

Их взгляды маниакально напряжены, это забавно, но улыбаться нельзя.

– Вон там, – говорит солдат-меч с серебряной меткой, показывая на центральный лифт. Кабина стеклянная и похожа на лепестки цветущей розы.

– Спасибо. Пожалуйста, продолжайте, – бормочу я, беря Хоторна за руку.

Тишина пульсирует. Мы входим в лифт, стеклянные двери закрываются. Поднявшись по рукояти, оказываемся в клинке. Открывается панорамный вид: с одной стороны морской пейзаж, с другой – городской.

– Денег твоя секта не пожалела, – замечает Хоторн.

Створки раздвигаются, и мы выходим в великолепный холл моих апартаментов в форме короны. Большая люстра освещает комнату. Меня поджидают не менее десятка охранников Сэлоуэя. Клифтон платит правительству за бойцов, которые его защищают, и им тоже тайком платит, чтобы исключить вероятность подкупа.

Ко мне подходит личный телохранитель Клифтона. Я потрясена тем, что он находится здесь, ведь Круциус обычно защищает хозяина на публике.

– Ты ранена, Розель? – спрашивает он.

– Только замерзла и промокла. Как и мой друг. Нельзя ли дать ему что-нибудь переодеться?

Не в моих привычках просить что-то у охранников Клифтона, но нужно как-то привыкать к новой жизни.

– Все, что пожелаешь, – отвечает Круциус, снова меня ошарашивая.

– Передашь Клифтону, что я здесь?

– Он в курсе. Уже вылетел из штаб-квартиры. Вам стоит знать: он привезет с собой кое-кого.

– Кого же?

– Верховную Добродетель.

– Просветленного Боуи?

Внезапно мне вновь хочется оказаться в убежище фонтана Тайберна.


* * *

Крышу патрулирует команда бойцов не из охраны Сэлоуэя. Все они в ранге ионо – люди Просветленного Боуи. У края террасы зависает «Верринджер». Я бросаю взгляд на Хоторна – тот нервничает. Воздухолет прикрепляется к перилам, закрывая вид на море, выпускает трап, и из проема люка выходит Клифтон в сопровождении Фабиана Боуи. Они направляются ко входу возле бассейна.

Удариться в панику я не успеваю – офицер-ионо открывает дверь. Клифтон и Просветленный Боуи по лестнице поднимаются наверх. Стараюсь не волноваться. Просветленному Боуи доводилось лицезреть меня и в худшем виде – в тюремной робе Ценза. По крайней мере на сей раз я в платье, хоть и грязном.

– Розель! – В голосе Клифтона смесь облегчения и тревоги. – Они тебя ранили?

– Никто не причинил мне вреда. Я покинула Дворец Мечей, потому что Хоторн рассказал, какой сюрприз моя семья запланировала для меня на вечер. Он помог сюда добраться.

– Перворожденный Тругрейв, – немного скривив губы, кивает Клифтон. Он не уверен, друг нам Хоторн или враг. – Благодарю за возвращение нашего бойца. Она очень важна для моей организации и для нужд фронта. Я вам обязан.

Во плоти Просветленный Боуи кажется еще более могущественным. На нем строгая форма, подчеркивающая его статус главы Уделов Республики, с белой накидкой, похожей на накидку офицера-экзо.

– Просветленный Боуи, – говорю я, склонив голову, и улыбаюсь. – Предложила бы вам сесть, да с детства помню, что вы предпочитаете стоять.

– Я тебя тоже помню. Ты разбила моему сыну голову часами.

– Ему стоило уворачиваться быстрее.

Лицо Просветленного озаряет лукавая улыбка, и меня переполняет облегчение.

– Гришолму нужен кто-то наподобие тебя, – заявляет Боуи. – Кто-нибудь, готовый врезать ему по башке, когда он перегнет палку. Похоже, все остальные боятся и слово сказать против. Однажды он станет Просветленным, и ему понадобится сильный лидер Удела Мечей.

– Я уверена, что Габриэль сумеет его поддержать.

– Идем-ка со мной… – Просветленный Боуи протягивает мне руку, и я, подойдя, ее принимаю.

Он сжимает мои пальцы, и мы выходим на крышу, затем спускаемся по лестнице и проходим мимо бассейна, возле которого кишит вооруженная охрана. Оказавшись подальше от чужих ушей, Боуи продолжает:

– Я смотрю на тебя, Розель, и вижу в порезах на твоих ногах, царапинах на лице, рваном платье и усталой улыбке следы сегодняшней битвы. И тем не менее ты пытаешься контролировать все и всех вокруг. Словно справляться с кризисной ситуацией для тебя обычное дело.

– Простите, но в моем мире кризис и правда рядовое явление.

– Я намерен это изменить.

– Но как?

– Предложив тебе защиту. Я заберу тебя из Удела Мечей и позволю какое-то время жить у меня дома.

– Но здесь у меня работа. Я консультант по вооружению…

– Верно, и Клифтон твердо намерен тебя не отпускать. Но тебе разрешат с ним работать. Когда Сэлоуэю понадобится совет, он навестит тебя в моей резиденции.

Мы подходим к трапу «Верринджера». Бросаю взгляд через плечо на свой пентхаус. Ни Клифтон, ни Хоторн не вышли следом, но оба наблюдают через окно.

– Я должна отправиться с вами сегодня же?

– Вообще-то, прямо сейчас, – соглашается Боуи, подводя меня к трапу.

– Можно попрощаться?

– Ты скоро увидишься с ними обоими. Они приглашены на празднование открытия Состязаний второрожденных – нашу частную вечеринку. А ты станешь на ней знаменитостью – почетным гостем.

Мы садимся в «Верринджер». Люк за нами закрывается. Просветленный Боуи предлагает место у окна.

– Отдохни. У тебя выдался нелегкий вечер. Скоро мы прибудем в Добродетель. Твоя комната ждет тебя, и кое-кому не терпится с тобой поздороваться.

Я смотрю в окно на мрачные лица Клифтона и Хоторна. Негромко заурчав, «Верринджер» поднимается в воздух.

– Кто меня ждет? – рассеянно интересуюсь я.

– Твой ментор. Дюна.

Я пораженно взираю на Просветленного, а потом замечаю сверкающую булавку у него на лацкане.

Я показываю на нее:

– Вы садовник, Просветленный Боуи?

– Я начал интересоваться красотой и несравненной сущностью цветка.

– У роз острые шипы, – замечаю я.

– На них-то я и рассчитываю.

Благодарности:

 Сделать закладку на этом месте книги

Джейсону Кирку, что в солнечный июньский день 2015 года положил всему этому начало. Спасибо за мудрость и слова вдохновения, я бесконечно благодарна.

Спасибо лучшему в мире агенту – Тамаре Радзински. Без твоих советов этой книги бы не было.

Благодарю всех сотрудников 47North и Amazon, для меня большая честь работать с вами. Спасибо, что воплотили мои мечты в реальность.

Том, Макс и Джек – вы мое сердце. «Но это не должно уменьшить веру в то, что люблю вас сильно и давно»[3].

Мама, спасибо, что первая читаешь мои рукописи и высказываешь аргументированное мнение. Честность – это и есть любовь.

Моим четырем всадницам Фейсбука – никто не понимает меня так, как вы, дамы. Где бы я была без вас?

Эмбер Макклелланд, спасибо, что подставляешь плечо, на которое можно опереться (или поплакать?), когда выходят все сроки. У тебя отличные взгляды на жизнь. Спасибо за дружбу.

Папа, да пребудет с тобой покой.

Глоссарий

 Сделать закладку на этом месте книги

Аббатство Киллиан – аббатство, где покоятся гробницы глав Удела Мечей. Здесь похоронен дед Розель.

«Антроскоп» – дорогая модель спортивного летательного аппарата.

Аэробильярд – игра на многоуровневом бильярдном столе при помощи аэрокия. Нечто среднее между бильярдом и аэрохоккеем.

Аэрокий – кий, в котором для удара по мячу используется нагнетаемый (сжатый) воздух.

Аэрокар – бесколесное транспортное средство на воздушной подушке, приводящееся в движение разными способами.

Аэроносилки – автоматизированные носилки, перемещающиеся по воздуху. Переносят раненых из одного места в другое.

Аэротакси – автоматизированный наемный транспорт.

Аэротрак – большое бесколесное транспортное средство на воздушной подушке, приводящееся в движение разными способами.

База «Каменный лес» – военная база в Уделе Мечей. Состоит из древовидных зданий, к которым причаливают воздушные казармы. Расположена у города Железоград, где Удел Мечей граничит с Уделом Добродетели и Уделом Атомов.

База «Платиновый лес» – военная база в Уделе Мечей. Состоит из множества Древ, к которым стыкуются воздушные казармы.

База «Сумеречный лес» – военная база в Уделе Мечей. Состоит из древовидных зданий, к которым причаливают воздушные казармы. Расположена у границ Удела Звезд и Удела Морей. Окружена Турмалиновыми горами.

Бриксон – портовый город в Уделе Звезд.

Бронзоград – портовый город в Уделе Мечей. Расположен у моря Вахаллина.

Вахаллинское море – море, омывающее берега Удела Мечей, Удела Звезд, Удела Морей.

Видеодрон – летающая автоматическая видеокамера сферической формы с множеством объективов. Некоторые из видеодронов можно запрограммировать на преследование определенной цели, другими управляют дистанционно.

«Виколт» – устаревший


убрать рекламу






аэрокар из стекла и хрома. Дворец Мечей использует его в церемониальных процессиях.

Виртуальный доступ – визуальный 3D-доступ в режиме реального времени, когда видеодроны круглосуточно документируют жизнь человека.

Виртуальный монитор – ТВ-устройство для просмотра. Может быть плоским или голографическим, размером со стену здания или величиной с ноготь большого пальца.

«Вингер» – усовершенствованный истребитель.

Векторная вертушка – центрифуга, имитирующая перегрузки для пилотов.

Вены – трубы внутри Древа военных, по которым через систему откачки производится транспортировка жидкостей (воды, топлива, отходов).

«Верринджер» – очень дорогой корабль. Способен приземляться на землю и воду, а также производить стыковку в воздухе.

Воздушная казарма – воздушный корабль почковидной формы, в котором располагаются общежития солдат. Стыкуется к военным базам, таким как «Каменный лес». Служит жильем и средством транспортировки войск.

Гидроклинок – меч, работающий на энергии водорода.

Гиперион – божество воды.

Горбач – мусоровоз на воздушной подушке, чей кузов, куда собирается мусор, напоминает брюхо горбатого кита.

Горн – столица Удела Мечей.

Гравитайзер – антигравитационное устройство в боевом комбинезоне. Замедляет падение бойца после выброса из летательного аппарата при помощи магнитного отталкивания от расплавленного ядра планеты. Отключается в пределах нескольких футов у земли, позволяя безопасно приземлиться.

«Грешник-44» – холодное оружие, термоядерный пистолет с опцией стрельбы водородными зарядами.

Грузовой дрон – запрограммированный дрон для переноса грузов/вещей.

День Перехода. Ежегодно ранней осенью восемнадцатилетние второрожденные обязаны явиться на базу обработки для поступления в распоряжение государства. Второрожденные Удела Мечей отмечаются в ближайшем Золотом Круге, который находится возле каждой военной базы. По целому ряду причин второрожденных Мечей семьи приводят на базу слишком рано – десятилетними. Родители часто опасаются, что второрожденный ребенок навредит первенцу, чтобы завоевать власть и положение в обществе. Некоторые не хотят привязываться к своим детям, зная, что позже с ними придется расстаться.

Доминион – территория, принадлежащая Уделу.

Древо – военное сооружение в форме дерева, где живут и работают военные. Перворожденные офицеры и второрожденные высокого ранга селятся в апартаментах или казармах на стеклянных Древах, в то время как их подчиненные – на бетонных и стальных.

Дрон смерти – робот в черном металлическом корпусе. Имеет форму летучей мыши, используется в основном на полях сражений для допроса и казни пленных солдат противника. Дронов вызывают при помощи черного мигающего «маяка дрона смерти», что издает высокочастотный звук, на который и летит беспилотник. Допросив врага, дрон решает: убивать его или забрать на тюремный корабль для дальнейших следственных действий.

Дуал-блейд Х16 – торговая марка концерна Сэлоуэй. Представляет собой меч с двумя клинками – термоядерным и водородным. Сконструирован и продан компании Сэлоуэй второрожденным Атомом Джейксом Троттером и второрожденным Мечом Розель Сен-Сисмод.

Железоград – город в Уделе Мечей, где расположена база «Каменный лес».

Зарубки смерти – черные татуировки агентов Ценза. Проходят от уголков глаз до линии роста волос. Обозначают количество погибших от рук этого агента третьерожденных. Могут располагаться также на шее цензора.

Золотой Круг – площадь в окрестностях базы «Каменный лес», где в День Перехода второрожденные проходят обработку.

Имплантатор – прибор, который используется для хирургического внедрения меток в плоть.

Импульсный порт – порт, расположенный в конце рукояти меча, откуда исходит поток термоядерной или водородной энергии.

Ионо – звание военных перворожденных Мечей. Эти офицеры защищают глав Уделов в первую очередь Просветленных. Форма серая. Дюна – офицер-ионо.

ИТГ – Импульсный термоядерный глушитель. Устройство, генерирующее электромагнитный импульс. Выдает короткий энергетический импульс, нарушающий процесс взаимодействия атомов, что рождает термоядерную энергию. Выглядит как серебристая металлическая сфера величиной с ладонь, имеет спусковую кнопку.

Кар – сокращение, обозначающее аэрокар.

КО – аббревиатура, расшифровывающаяся как командир отряда.

Концерн боеприпасов Сэлоуэй – оружейное производство в Уделе Мечей. Владелец – Клифтон Сэлоуэй. Штаб-квартира расположена в Горне.

Крелла – выпечка, напоминающая пончик.

Маг – магазин для патронов.

Магнетайзер – деталь «Антроскопа».

Мажино – собакообразный киборг, напоминающий волкодава. Патрулируют территорию Дворца Мечей как часовые.

Маяк дрона смерти – черное дискообразное устройство размером с ноготь большого пальца. Мигает и издает высокочастотный звук, который вызывает дрона-убийцу. Следует разместить устройство прямо на захваченном противнике, обозначив его таким образом объектом допроса или казни.

Маяк мед-дрона – красное устройство дискообразной формы размером с ноготь большого пальца. Мигает, издавая высокочастотный звук для привлечения медицинского дрона. Помещается непосредственно на раненого, нуждающегося в помощи.

Медицинский дрон – робот с серебристым корпусом в форме цилиндра. Зависнув над телом раненого, использует лазерный сканер с синей подсветкой для диагностики. Имеет металлические руки-манипуляторы, выдвигающиеся с нижней стороны. Способен вводить лекарства и ранжировать солдат по тяжести ранения. Дрона вызывают мигающим маяком красного цвета – маяком мед-дрона или «маяком первой помощи». Он издает высокочастотный звук, подзывая беспилотник. Проведя сортировку пострадавших, дрон надувает аэроносилки с механизмом самонаведения и перемещает на них солдата для транспортировки на спасательное судно.

Медный Городок – город среднего размера в Уделе Мечей, где расположены склады боеприпасов Сэлоуэй. Граничит с Уделом Морей.

Мезо – армейское звание второрожденного солдата-меча. Двумя рангами выше тропо, но ниже термо. Форма – ярко-синего цвета. (Тропо, страто, мезо, термо.)

Метка – подкожный имплант-символ, вживляемый сразу после рождения. Обозначает класс/касту. Метка представляет собой голографический чип. В чип вшиты идентификационные данные и прочая важная информация: служебное положение, состав семьи, место проживания, статус и так далее. Чипы можно активировать на контрольно-пропускных пунктах, управляемых сотрудниками СБ (службы безопасности). При помощи чипов наблюдают, кто пересекает границы округа, следят за второрожденными, обозначают статус перворожденных и так далее.

Меч-консорт – титул супруга Верховного Меча (Просветленного Удела Мечей). Кеннет Абьорн – меч-консорт, поскольку он является мужем Оталы Сен-Сисмод.

Милосердие – город в Уделе Добродетели, где расположены богатейшие поместья Республики. Считается городом-побратимом Непорочности.

Непорочность – столица Удела Добродетели.

Нижняя палуба – промежуточный уровень между палубами, где обитают слуги из Удела Камней. Имеет переходы, которыми пользуются только обслуживающий персонал.

Общество Розария – тайный клуб, члены которого оберегают жизнь Розель Сен-Сисмод. Лично заинтересованы в том, чтобы она стала Верховным Мечом (Просветленной Удела Мечей). Клифтон Сэлоуэй – торговец оружием, владелец Концерна боеприпасов Сэлоуэй – один из самых влиятельных участников Розария. Члены клуба называются садовниками.

Оружейня Бертона – компания-производитель оружия в Уделе Мечей. Владелец – Эдмунд Бертон.

Озеро Аспен – водоем, расположенный на базе «Каменный лес».

Патрон – уважительное обращение, такое же как «сэр».

Первый коммандер – титул перворожденного сына или дочери Верховной Добродетели. Гришолм Венн-Боуи – Первый коммандер.

Первый лейтенант – должность в Совете Наследников Удела Мечей. Считается «правой рукой» Первого Меча (наследника Верховного Меча).

Первый Меч – титул перворожденного сына или дочери Верховного Меча. Габриэль Сен-Сисмод – Первый Меч.

Перевертыш – доносчик, а именно второрожденный, предавший доверие своего товарища, или тот, кто докладывает о нарушении порядка другим второрожденным.

Присоска – унизительный термин, используется в значении «идиот».

Просветленный – титул главы Удела.

Протиум-445 – воздушная казарма и одноименное подразделение пехоты базы «Сумеречный лес». Их бронекостюмы украшены эмблемой лавандового цвета.

Психушник – психически неуравновешенный человек.

Пустошь Вестербейн – общественный парк, расположенный к западу от Дворца Мечей в Горне, столице Удела Мечей. В парке находится фонтан Тайберна, древний памятник богу-воину Тайберну.

Расщепитель атомов – невидимое силовое защитное поле, которое взрывает атомы всего, что в него попадает.

«Рековенер» – летательный аппарат с функцией аэрокара. Спроектирован в форме пули. Самый дорогой из малых воздушных судов.

Розелин – любовница бога Тайберна. Ее можно узнать по венку из роз на голове. Статуя Розелин – часть скульптурной группы фонтана Тайберна в пустоши Вестербейн. Она указывает на секретную дверь, ведущую в скрытый проход храма Тайберна в окрестностях Дворца Мечей.

Садовник – член общества Розария.

Сердцевина – механизм эскалаторного типа, перевозящий пассажиров в вертикальной трубе между уровнями Древа.

Сигналка – еще одно название маяка дрона.

Скользящий режим – способ передвижения устаревших аэромашин, таких как «Виколт». Транспортное средство приводится в движение с помощью магнитной силы.

Скромность – небольшая деревушка в Уделе Добродетели.

Совет Наследников – комитет, состоящий из перворожденных аристократов Мечей. Возглавляет совет наследник Верховного Меча. Своего рода младший совет, где перворожденные наследники занимают руководящие должности, пока не начнут выполнять функции своих родителей среди аристократов.

Совена – женщина-композитор, автор камерной симфонии «Насилие над Разумом» (девяностая симфония).

Старпер – сленговое прозвище перворожденного.

Старый город – исторический район Горна (города в Уделе Мечей).

Стингер – дрон остроносой формы, обеспечивает безопасность. Идентифицирует метки с помощью импульса. Проверяет базу на наличие посторонних лиц, а также бойцов, находящихся вне зоны своего допуска.

Страто – армейское звание второрожденного солдата-меча. Выше тропо, но ниже мезо. Полуночно-синяя форма. Именно в этом звании Хоторн знакомится с Розель. (Тропо, страто, мезо, термо.)

Счетчик – сленговое выражение, обозначающее агента Ценза.

Тайберн – божество, известное как Воин Западного Ветра. Победил Гипериона, бога воды, подарив своим людям воду.

Термоядерный меч – меч, тер-меч, работающий на термоядерной энергии, подобие лазерного меча. Внешне напоминает палаш, но более легкий. В рукояти находится термоядерный элемент, который при включении создает поток энергии. Рукоять изготавливается из металлического сплава. Обычно носит оттиск фамильного герба или другую отличительную маркировку. Создатели меча – семья Сен-Сисмод. Столетия назад они пришли к власти благодаря искусному владению оружием. Эта семья – наследники Удела Мечей.

Термо – армейское звание второрожденного солдата-меча. Высший ранг, тремя рангами выше тропо. Небесно-голубая форма. (Тропо, страто, мезо, термо.)

Тер-пушка – термоядерный пистолет, стреляющий энергетическими «пулями», способными прожечь кожу.

Транспортник – большой транспортный корабль для перевозки бойцов в зону военных действий и других военных нужд.

Тритиум-101 – полк/воздушная казарма Розель. Также известен как Т-101.

Тропо – звание второрожденного солдата-меча. Низший ранг. Бежево-коричневая форма. Ранг, который получает Розель в День Перехода. (Тропо, страто, мезо, термо.)

Турмалиновые горы – горный хребет, окружающий базу «Сумеречный лес».

Уделы Республики, также известные как просто Уделы. В Республике девять Уделов, или доминионов. Кастовая система от высшего звена к низшему такова: Удел Добродетели, Удел Мечей, Удел Звезд, Удел Атомов, Удел Солнц, Удел Бриллиантов, Удел Лун, Удел Морей и Удел Камней. Вождь Республики – Просветленный Добродетели.

Флоэмы – трубы (трубопровод), по которым при помощи сжатого воздуха перемещают грузы вверх и вниз между уровнями Древа.

Форт – башня-диспетчерская, которая дает воздушным судам разрешение на взлет и посадку. Осуществляет контроль за воздушным трафиком на военных базах.

Фонтан Тайберна – фонтан в парке Вестербейн, изображающий победу бога Западного Ветра Тайберна над богом воды Гиперионом. В фонтане есть секретный туннель, ведущий к храму Тайберна в окрестностях Дворца Мечей. Статуя Розелин, часть скульптурной группы, указывает на тайную дверь.

«Фэйрвезер» – дорогой современный летательный аппарат.

Хой! – боевой клич Мечей.

Холодильник – жаргонизм, обозначающий изолятор, место предварительного заключения.

Храм Тайберна – каменное здание с куполом, находящееся в окрестностях Дворца Мечей в Уделе Мечей.

Ценз – орган правительства, занимающийся выслеживанием и устранением нелегалов-третьерожденных и их пособников. Форма цензоров – белая военная парадная рубашка, черные брюки, черные сапоги и длинный кожаный плащ особого кроя. Их владения располагаются под землей, под Древами, на военных базах Мечей, таких как «Каменный лес» и «Сумеречный лес».

Чет – не вызывающее привыкания вещество. Используется для снятия напряжения и релаксации. Выглядит как белая марка.

Чувак – сленговое прозвище перворожденного.

Шквал – наркотик, вызывающий сильное привыкание, а также паранойю и манию величия.

Эвакнуться – сленговое слово, обозначающее эвакуацию с корабля.

Экзо – звание военных перворожденных Мечей. Высший ранг в армии, выше только адмирал и Просветленные. Носят форму черного цвета. Клифтон Сэлоуэй – офицер-экзо.

CR-40 – полимер местного применения в форме аэрозоля. При распылении на кожу временно блокирует сигнал имплантированной метки. Его можно счистить, либо через несколько часов стирается сам, становясь неэффективным.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Книга Притчей Соломоновых, глава 18, стих 25, Синоидальный перевод.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Ransom в переводе с английского – откуп.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

У. Шекспир, «Гамлет», пер. Н. Самойлова.


убрать рекламу












На главную » Бартол Эми А. » Рожденная второй .

Close