Название книги в оригинале: Гаврилин Валерий Анатольевич. Разрушение советского наследия: служебное собаководство

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Гаврилин Валерий Анатольевич » Разрушение советского наследия: служебное собаководство.





Читать онлайн Разрушение советского наследия: служебное собаководство. Гаврилин Валерий Анатольевич.

Валерий Анатольевич Гаврилин

Разрушение советского наследия: служебное собаководство

 Сделать закладку на этом месте книги

Предисловие

 Сделать закладку на этом месте книги

На лужайке пасётся стадо коров.

Одна из коров говорит другой:

«Знаешь, у меня какие-то странные подозрения, мне кажется, что люди за нами ухаживают, чтобы нас доить. А когда молока не станет, нас съедят».

Вторая отвечает:

«Слушай, молчи, никому больше это не рассказывай. Над твоей конспирологической теорией будет смеяться всё стадо».

Анекдот

Идея написать именно такую книгу приходила мне в голову давно. Сначала не хватало фактического материала. Потом не было уверенности в востребованности такого труда. И только события последних месяцев заставили взяться за работу.

В 2014 г. после присоединения Крыма и введения против России экономических санкций внезапно обнаружилось, что наша страна может быть уязвима из-за импортной зависимости. Это касалось и служебного собаководства.

Введение в отношении России односторонних санкций со стороны США и ЕС заставило государственно мыслящих людей активизировать свои усилия по восстановлению разрушенных областей народного хозяйства, включая и служебное собаководство. Специалисты знают, как сейчас трудно найти пригодную для службы собаку. Да и самих грамотных специалистов остаются единицы — многие проводники-кинологи способны только имитировать работу.

Эффективность массового применения служебных собак в военных целях доказана уже давно. В настоящее время они работают во многих государственных ведомствах. А откуда взять качественных служебных собак и квалифицированных кинологов, если система служебного собаководства в нашей стране в настоящее время практически уже не существует? Современное собаководство в России развивается только в декоративном направлении. Не было бы санкций, собак можно было бы продолжать по мере необходимости закупать за границей, туда же можно было бы отправлять на обучение наших специалистов. Только вот незадача — лучше всего служебное собаководство сейчас развито как раз в странах НАТО. Захотят ли помогать нам эти «партнёры»? Очень сомнительно. Выход один — заново налаживать у себя эту отрасль. Без принятия срочных мер она обречена.

Для меня служебное собаководство — не просто увлечение, а вся сознательная жизнь. Я вырос на советской системе служебного собаководства, знал все её плюсы и минусы. Получил высшее биологическое образование (МГУ им. М. В Ломоносова). Видел, как остатки этой системы после развала СССР неуклонно деградируют, пытался вместе с единомышленниками противостоять этому процессу.

Первоначально мы, люди, профессионально занимающиеся служебным собаководством, не понимали, что разрушение этой области народного хозяйства — не просто глупость, а осуществление вполне продуманного плана общего ослабления обороноспособности России. Казалось бы — кому нужны какие-то собаки?! Ну, пришли люди, которые прихватили себе то, что раньше принадлежало всем. Просто — дельцы, желающие сделать себе прибыльный бизнес.

Только сейчас, в результате внимательного изучения полученных по запросу официальных документов, осмысления открывшихся обстоятельств, стали понятны все детали проведённой западными спецслужбами операции по разрушению этой хорошо функционировавшей отрасли народного хозяйства, в которой наша страна была на лидирующих позициях.

Стал понятен использованный механизм разрушения советского служебного собаководства — перевод его под зарубежное управление и сворачивание отлаженной отечественной системы. Всё происходило по одному плану с развалом Советского Союза. Сначала — информационная обработка, распространение мифов об отсталости отечественной системы и необходимости перехода на «общечеловеческие ценности». Потом появляется группа «реформаторов». Затем правительство начинает «улучшать», беря курс на зарубежные стандарты, в результате этих «улучшений» всё окончательно разваливается. Мы начинаем проигрывать даже тем, кого никогда и за соперников не воспринимали.

В этой книге впервые описаны и проанализированы все этапы проведения в действие плана по разрушению отечественного служебного собаководства. В ней вскрывается изнанка нынешнего российского собаководства, показана роль представителей «пятой колонны» в разрушении советского наследия. В ней я впервые для широкого круга читателей публикую отрывки из официальных документов, которые станут для многих настоящим открытием.

С другой стороны, в книге подробно описывается самоотверженная работа энтузиастов, создавших советскую систему служебного собаководства.

Я постараюсь объяснить читателю то, о чём умалчивается в изданной огромными тиражами кинологической литературе. О том, что, чем более роскошная родословная у собаки и больше титулов за красоту у её предков, тем больше вероятность, что у неё самой будут серьёзные проблемы со здоровьем и психикой. Почему для работы на кинологических службах не годятся собаки-чемпионы. Почему выставки — главный враг служебного собаководства. Почему современная система разведения, доминирующая сейчас в России, ведёт к быстрой деградации все некогда служебные породы собак.

Книг по собаководству в нашей стране издано великое множество. В них рассказывается о разных породах, о разных методиках дрессировки, о воспитании и выращивании щенков, о подготовке собак к выставкам и о многом другом. Встречаются переиздания литературы советского периода, в которых не содержится даже отдалённого намека на существующие ныне проблемы. Огромное количество переводной литературы, большая часть которой написана дилетантами для дилетантов.

К сожалению, нигде не описано доступным языком, как построена кинологическая деятельность. Какие системы собаководства существуют и чем они отличаются? Какая собака признаётся племенной, как на щенков оформляются документы, насколько этим документам можно доверять? Каким образом могут улучшаться в процессе разведения рабочие качества? Какую роль в этом играет спорт с собаками? Чем служебное собаководство принципиально отличается от любительского? Что такое служебные собаки, и какими качествами они должны обладать? Кто и как разрушил систему советского служебного собаководства? Какие шаги необходимо сделать для возрождения отечественного служебного собаководства?

В этой книге можно найти ответы на эти и другие не очень простые вопросы. История нашего служебного собаководства — своеобразная модель современной истории нашей страны, её достижений, ослабления и начала возрождения тогда, когда наши геополитические противники уже собрались праздновать окончательную победу.

Глава 1. Как Егор Гайдар издал приказ № 1 для собаководства

 Сделать закладку на этом месте книги

— Измена! — крикнул Мальчиш-Кибальчиш.

— Измена! — крикнули все его верные мальчиши.

Аркадий Гайдар

Начало 1992 года. Только что подписаны предательские Беловежские соглашения о развале СССР. В России начались «реформы» гарвардских мальчиков. Дикий рост цен. Угроза голода. Угроза дальнейшего распада России. И вот в это время выходит постановление Правительства России, которое касается самой неотложной проблемы, стоявшей перед ним. И этой проблемой является… собаководство. Даже производство алкоголя оказывается менее важным — Указ Президента РФ Б. Н. Ельцина об отмене государственной монополии на производство алкогольной продукции был принят спустя месяц после «собачьего» постановления.

Постановление Правительства РФ от 07.05.1992 № 290

«О мерах по совершенствованию собаководства в Российской Федерации»

В целях обеспечения государственных интересов в области собаководства Правительство Российской Федерации постановляет:

1. Признать Российскую кинологическую федерацию головной организацией в собаководстве.

2. Предоставить Российской кинологической федерации исключительное право ведения единых родословных книг по культивируемым породам собак, выдачи родословных единого образца, утверждения стандартов по отечественным породам собак, установления правил разведения, экспертизы и дрессировки собак, осуществления кинологического контроля при вывозе собак за рубеж, лицензирования экспертов — кинологов.

3. Установить, что Российская кинологическая федерация представляет интересы Российской Федерации в Международной кинологической федерации.

4. Контроль за деятельностью Российской кинологической федерации в части предоставленных ей настоящим Постановлением прав возложить на Министерство сельского хозяйства Российской Федерации.

Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Е. ГАЙДАР

Правительство реформаторов-либералов решило усовершенствовать в стране собаководство. Только реформирование этой отрасли пошло почему-то в странном направлении.

Егор Гайдар, как известно, всегда был сторонником рынка. А рынок — это когда вместо монопольного государственного производителя потребности населения в товарах и услугах удовлетворяет множество частников. Возникает конкуренция, насыщение рынка товарами и услугами, в связи с этим — снижение цен, улучшение качества продукции. Всё, как учили в американских университетах. Только для усовершенствования собаководства главный реформатор решил действовать наоборот. Из множества существующих кинологических организаций (общественных объединений) выбрать одну, передать ей государственные полномочия, а все остальные переподчинить ей.

А как же конкурентная борьба? Как же идеалы либерализма? Как же пример Запада, на который мы должны ориентироваться? Ведь нигде на Западе государство не передаёт часть своих полномочий кинологическим организациям, не выстраивает НКО по ранжиру: вот — главная организация, а эти должны ей подчиняться.

При внимательном изучении Постановления № 290 возникает множество вопросов, внятных ответов на которые никто не может дать.

Существуют общественные объединения, которые работают по своим учредительным документам, выполняют уставные цели, защищают интересы своих членов. В данном случае — в области собаководства. По действующему на тот момент закону[1] «Вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и вмешательство общественных объединений в деятельность государственных органов и должностных лиц не допускается, кроме случаев, когда это предусмотрено законом». На каком основании Правительство РФ назначает одно общественное объединение главной (головной) организацией, а остальные общественные объединения подчиняет ей?

Понятие головной организации для общественных объединений имеет единственный смысл — общественные объединения являются членами этой «головной» организации и в качестве членов обязаны выполнять нормативные документы этой «головной» организации. Таким образом, Правительство РФ требует от кинологических общественных объединений вступать в члены определённого общественного объединения — Российской кинологической федерации (РКФ), что прямо противоречит уже упоминавшемуся выше Закону СССР «Об общественных объединениях»[2]. Или же выполнять нормативные документы другого общественного объединения, не будучи его членами. Абсурд!

Не менее абсурдным является наделение созданной за полгода до постановления (!) неправительственной организации (РКФ была зарегистрирована лишь 10.10.1991) рядом государственных полномочий. Правительство Гайдара даже не задумывается, а есть ли у РКФ возможности (инфраструктура, специалисты, финансирование) выполнять возложенные на неё государством функции?

В постановлении вводится кинологический контроль за вывозом собак за рубеж, как исключительное право (!) РКФ. Именно так: государство делегирует одной из НКО право отстаивать интересы самого государства. Причём — только этой НКО (право-то исключительное!), остальные НКО отстаивать интересы государства в этой отрасли права не получили.

В СССР многие десятилетия обходились без каких-либо ограничений на вывоз собак, как обходятся без него сейчас во всех странах мира. Но вот правительству нео-либералов, поборникам свободы рынка, понадобилось вводить контроль там, где его не было и где не существует в других странах. Зачем? Обратите внимание, этот контроль должна осуществлять не государственная структура, имеющая соответствующий штат, финансирование, нормативные документы, регламентирующие эту деятельность, а только что созданное общественное объединение, в котором работают энтузиасты на общественных началах. Не прошедшие соответствующего обучения, не имеющего опыта государственной службы, без утверждённого регламента, одним словом — любители. Гайдар возлагает на какую-то «шарашкину контору» обязанности осуществлять государственные полномочия. Причём называет это не обязанностями, а правом, да ещё исключительным. На ум приходит анекдот того времени про милиционера, который получил пистолет в качестве заменителя зарплаты.

Можно себе представить, чтобы контроль за вывозом алкогольной продукции осуществляла бы какая-нибудь общественная организация, например, общество любителей пива или производителей горячительных напитков? Многие авторитетные «бизнесмены», конечно, мечтали бы получить в аренду несколько метров государственной границы, чтобы её «контролировать», но даже в самый разгар либеральных реформ до этого не додумались. По крайней мере — открыто, принятием соответствующего постановления Правительства.

Очень пикантным выглядит переданное Правительством Гайдара РКФ право лицензировать экспертов-кинологов. Лицензирование на занятие хобби — это абсурд не меньший, чем назначение головной среди общественных организаций. Граждане, любящие собак, собираются по своим увлечениям, устраивают выставки, сравнивают своих животных, отбирают лучших, проводят конкурсы, выращивают щенков, создают клубы по интересам. И вот государство принимает для них постановление, что определять квалификацию судей на выставках собак имеет право только один клуб из множества. Более того, выдача общественным объединением свидетельств об окончании курсов, прохождении экзаменов и стажировки в постановлении называется лицензированием. Однако такие «лицензии» действуют только внутри общественной организации, выдавшей эти документы. Строго говоря, проведение выставок собак, общественная работа на них судьёй не является лицензируемой деятельностью. Как не является лицензируемой деятельностью проведение футбольной игры одного двора с другим. Здесь могут действовать свои правила, быть нестандартной площадка, а призом — ящик пива. А судит такой матч один из зрителей. Может кому-то в голову прийти желание заставить организовывать такие матчи в строгом соответствии с правилами ФИФА?

Ещё раз хочу подчеркнуть: постановление Правительства выделяет одно из нескольких национальных организаций, не имеющего к тому времени никакого авторитета, созданное только что. Существовала, например, Российская кинологическая ассоциация (РКА), зарегистрированная почти на полгода раньше РКФ.

Третий пункт постановления Правительства заслуживает самого пристального анализа. На самом деле это — самый важный пункт. Правительство определяет, что конкретная неправительственная организация имеет право вступить в конкретную международную НКО и не просто вступить, а представлять в ней государственные интересы. Здесь необходимо отметить следующие моменты.

1. Для вступления в международную организацию национальной организации не требуется никакого разрешения или мандата от правительства своей страны, достаточно государственной регистрации (наличия юридического лица у организации). Дальнейшее зависит от соответствия деятельности национальной организации требованиям международной организации и от решения руководящего органа международной организации.

2. Правительство России передаёт РКФ право представлять государственные интересы в международной организации, фактически приравнивая РКФ к государственной структуре. РКФ в соответствие с постановлением Правительства становится дублёром одновременно Министерства иностранных дел и Государственного таможенного комитета России. Это даёт возможность руководителям РКФ утверждать, что РКФ — государственная организация (не какой-то кооператив, как все остальные клубы собаководов).

3. Правительство РФ из нескольких международных кинологических организаций выделяет одну — Международную кинологическую федерацию (ФЦП), как будто других нет. Ведь в постановлении написано недвусмысленно — представлять интересы Российской Федерации не в международных кинологические объединениях, а именно в ФЦИ. А если бы РКФ захотела бы вступить в члены не ФЦИ, а например УЦИ (альтернативного международного кинологического союза)?

Что остаётся в сухом остатке? Правительство Гайдара устанавливает фактически монополию на ведение кинологической деятельности в России, но монополию не государственную, а некоей НКО. Кроме того, перед этой НКО ставится задача установить контакты с Международной кинологической федерацией (и только с ней!). Роль этих контактов тоже определена: представлять интересы РФ в ФЦИ. Это подразумевает вступление РКФ в члены ФЦИ (в ином случае формулировка была бы другой: представлять интересы РФ при взаимодействии, сотрудничестве с ФЦИ). Вступление в члены означает подчинение всем документам вышестоящей организации. Другими словами постановление Правительства РФ давало РКФ указание подчинить всю российскую кинологию зарубежной НКО (именно всю российскую кинологию, ведь интересы — не РКФ, а Российской Федерации). Всё это называется мерами по совершенствованию собаководства.

Правительство Гайдара декларировало превращение России в цивилизованную капиталистическую страну. То есть целью всех реформ «мальчиков в розовых штанишках» было сделать у нас всё, как на Западе. Но вот получалось всегда почему-то совсем не так, как декларировалось. Совершенствование собаководства заключалось даже не в копировании западной системы кинологической деятельности (хотя наша советская система была гораздо совершеннее), а в уходе от неё, в создании монополии на собаководство внутри страны и одновременном отказе от суверенитета национальной кинологии.

В постановлении речь идёт о совершенно конкретных организациях — недавно созданной РКФ, о международной кинологической организации — ФЦИ. Следовательно, авторы текста постановления были достаточно информированы в этой области. Если они слышали о существовании ФЦИ, они не могли не знать, что за рубежом в каждой стране существует несколько организацией собаководов, и нигде нет назначенной государством «головной» общественной организации.

Постановление правительства № 290, как видно, не соответствовало действующему законодательству, противоречило здравому смыслу, шло в разрез с провозглашёнными самим правительством реформами. А вот принято оно было в первоочередном порядке. Почему? Сейчас уже известно, что все важнейшие постановления и законы в эпоху Ельцина готовились при участии американских советников и были направлены на уничтожение достижений советской страны. Поэтому правильнее это постановление было бы озаглавить «О мерах по переподчинению российского собаководства зарубежному регулированию и уничтожению национального служебного собаководства». Вот тогда всё становится на место.

Нашими американскими партнёрами планировался дальнейший распад России. При этом должны были вспыхнуть окраины, расцвести терроризм, а население уменьшиться и деградировать. А дальше Россия из огромной державы превращается в ряд государств-карликов, сырьевых придатков, с вымирающим населением, находящихся под фактически внешнем управлении. Развал служебного собаководства должен был облегчить проведение необходимых для этого террористических актов и массовое распространение наркотиков, содействовать снижению обороноспособности страны, ослаблению силовых структур.

Именно поэтому правительство Гайдара пошло на принятие такого «абсурдного» постановления, которое привело к самым печальным для страны последствиям. На самом деле, это постановление было очень продуманным и во многом достигло своей настоящей цели. По своей вредоносности его можно сравнить с изданным А. Ф. Керенским Приказом № 1[3]. Тот приказ разложил русскую армию, а это постановление окончательно разложило российское служебное собаководство, уже надломленное в перестройку.

За красивыми словами национал-предателей всегда скрывались паскудные цели. В 1917 г. они рассказывали о демократии, выборности, свободе, правах человека. В начале 1990 гг. — о совершенствовании собаководства, единой форме родословных, единой базе, единых правилах разведения, вхождении в мировое кинологическое сообщество.

Что получилось? Одна из лучших армий мира, до той поры показывающая массовые образцы героизма, превратилась в сборище митингующих люмпенов, убивающих собственных офицеров и отказывающихся от защиты Родины. Лучшая в мире на тот момент система разведения и подготовки собак служебных пород, массового обучения специалистов-кинологов была полностью разгромлена.

Чтобы правильно понять, как это всё происходило, необходимо подробно остановиться на роли РКФ и ФЦП в этом процессе. А они были определяющими. Собственно говоря, РКФ была создана только для того, чтобы российская кинология попала под управление ФЦИ.

Как это сейчас напоминает «помощь» России 1990 гг. со стороны МВФ! Нам дают кредиты при условии слушаться советов, как реформировать экономику. Выполняя указания МВФ, мы полностью рушили свою экономику, медицину, образование.

В российском собаководстве «реформы» стали проводиться по циркулярам ФЦИ, результат мы можем наблюдать сейчас.

Что же такое ФЦИ и почему именно под её управление подталкивало нас встать правительство Гайдара?

Глава 2. Международная кинологическая федерация — ФЦИ

 Сделать закладку на этом месте книги

Эта тварь прилипает к добыче, опутывает ее и связывает длинными ремнями. …Это существо, живущее в воде, как будто сделано из пепла. Оно — паук по форме и хамелеон по окраске. От злобы оно синеет. И все оно мягкое; это страшно.

Его петли душат; прикосновение парализует. Оно похоже на скорбут или гангрену. Оно — болезнь, принявшая форму чудовища.

Спрута не оторвать. Он плотно прирастает к жертве.

Виктор Гюго

ФЦИ была учреждена в 1911 году. Инициаторами создания ФЦИ стали кинологические организации Австрии, Бельгии, Германии, Голландии и Франции.

Есть сведения, что Российское Императорское общество правильной охоты также принимало участие в обсуждении вопросов международного сотрудничества в кинологии. Сохранились документы, из которых следовало, что уже в 1907 году ведущими европейскими Кеннел-Клубами, а также Кеннел-Клубами Англии и Америки признавалась Племенная книга Российского Императорского Общества и авторитет его экспертов по собаководству. Однако Россия не вошла в состав членов-учредителей ФЦИ, хотя вопрос этот обсуждался. Почему? Во всём оказалась виновата не только политика. Уже тогда наметились различие российского подхода к разведению собак и подхода многих европейских кинологов. В России приоритетом были пользовательные качества собак, и даже на выставках экстерьер собак оценивался с точки зрения, способен ли он обеспечить успешное использование собак в той области, в которых исторически эта порода применялась. В Европе большее значение придавалось красоте собак.

Во время первой мировой войны деятельность ФЦИ была приостановлена. В 1921 году деятельность ФЦИ снова возобновилась. Количество членов ФЦИ всё увеличивалось. В ФЦИ сейчас входит большинство стран мира (по одной национальной кинологической организации от каждой страны). В настоящий момент ФЦИ — самая крупная и влиятельная международная кинологическая организация.

Внешне это — вполне респектабельная некоммерческая организация, крупнейшее в мире объединение национальных кинологических обществ. Лозунги, которыми оперируют ФЦИ, как всегда в подобных случаях, самые гуманные и «общечеловеческие» — любовь к четвероногим, забота об их здоровье и защита их прав. Разведение — не для наживы, а только для улучшения пород. Однако лозунги и реальные цели деятельности не имеют ничего общего.

На самом деле ФЦИ контролирует глобальный бизнес в области собаководства. Бизнес высокоприбыльный. Он включает в себя продажу породистых собак, стоимость которых достигает десятков и сотен тысяч долларов. Кроме того, это — проведение огромного количества выставок, на которых присуждаются разнообразные титулы. Это — продажа специализированной продукции для собак (амуниции, кормов, спецодежды, различных приспособлений для выставок и дрессировки). Это — целая отрасль услуг по подготовке к выставкам, выставлению, обучению, стрижке и т. д.

Основа деятельности ФЦИ — сертификатные (с присуждением титулов) выставки от национального статуса до всемирного. Именно на сертификатных выставках можно получить громкие титулы ФЦИ, которые благодаря рекламе позволят продать на порядок дороже полученных от титулованных собак щенков. Именно выставки приносят максимальные доходы, ведь организаторы собирают деньги не только со зрителей, но и с участников, огромные деньги поступают с торговых точек. Плюс выставки спонсируются крупнейшими транснациональными корпорациями, производящими сухие корма.

ФЦИ за 100 лет своего существования сумела превратить выставки собак из заурядного зоотехнического мероприятия с участием немногих знатоков породистых собак в красочные шоу, с многочисленными конкурсами, с гламурными судьями и хендлерами[4], где можно потусоваться представителям «элиты», продемонстрировать своих питомцев и свои туалеты. Выставки стали не просто приоритетом кинологической деятельности, а единственным смыслом разведения собак. Собак стали разводить и приобретать для участия в выставках.

Что такое выставки ФЦИ? На каком-нибудь грандиозном выставочном комплексе или на стадионе собирается огромное количество любителей собак самых разных пород, от карликовых до гигантских. Территория разбита на несколько десятков рингов, на каждом из которых проходит экспертиза. Каждая порода разбита по возрастным классам, кобели и суки выставляются отдельно. Сначала собак по одной очень быстро осматривают, пишут короткое описание, оценивают движения. На одну собаку приходится 2–3 минуты, не более. Многим сразу дают оценку, диплом и медаль и отпускают. Затем в ринг вызывают 5–6 отобранных собак, самых лучших, по мнению судьи. Начинается ринг. Строго одетый эксперт артистично руководит движением хендлеров с собаками в ринге, показывает своё удовольствие быть центром этого действа и оценивать великолепнейших собак, он всё время улыбается. Хендлеры демонстрируют своих начёсанных и постриженных у дорогих грумеров[5] собак, не забывая (если это женщины) продемонстрировать в самом лучшем виде свои туалеты. Впрочем, на выставках показывают собак и мужчины, весьма озабоченные своими нарядами.



Рис. 1. Последние приготовления перед выходом на ринг. Собака должна выглядеть совершенной. 


Наконец, судья останавливает ринг, расставляет первые 4 места. Победитель получает титул. Владелец собаки-победителя прыгает от счастья или плачет (в зависимости от темперамента), совсем как на вручении Оскара. Это — день его триумфа. Собак фотографируют и снимают на видео. С победителем часто вместе снимается и судья. За рингом кто-то бурно радуется, а кто-то негодует. Объятия, поцелуи, поздравления, слова сочувствия для проигравших… Но это ещё не всё.

Победитель ринга остаётся на сравнение с победителями других классов этой же породы. Выбирают сначала лучшую суку и лучшего кобеля породы, а затем из них уже на другом конкурсе — лучшего представителя породы. Но и сейчас для этого чемпиона выставка не закончена. На ринге начинается экспертиза следующей породы, а победитель остаётся ждать конкурса «Лучший в группе» (в нём принимают участия лучшие представители пород одной группы пород по классификации ФЦИ). Этот конкурс начинается после окончания рингов всех пород, входящих в эту группу. Здесь уже конкурирует достаточно много собак, а судит их несколько экспертов.



Рис. 2. Победитель конкурса на лучшую племенную пару. 


Собаки грациозно ходят по кругу, хендлеры стараются, показывают несравненную красоту своих подопечных. Напряжение с каждым кругом нарастает, зрители уже близки к обмороку. Постепенно худших из этой вереницы выдёргивают, пока не выбирается победитель конкурса. Рёв зрителей. Опять счастье болельщиков победителя, опять фото,


убрать рекламу






опять поздравления и поцелуи. Но и это ещё не конец.

Финал выставки — конкурс «Лучший на выставке» (Best in Show). В нём участвуют победители групп. Этот конкурс проходит аналогично предыдущему. Победитель Best in Show — самый главный победитель. Его фото помещают на обложки самых престижных кинологических журналов, сфотографироваться рядом с ним считает почётным любой эксперт. Его показывают в телевизионном отчёте о выставке на центральных каналах. На щенков от него покупатели записываются в очередь.

Часто победитель одной выставки при тех же соперниках даже не получает призового места на другой выставке, буквально на следующий день, при экспертизе другого судьи. Это считается нормальным — у каждого эксперта может быть своё мнение о данной породе. В конце концов, это — шоу. Главное — зрелищность. Мнение судьи — неоспоримо, никакие апелляции не принимаются.

На крупных выставках Победитель Best in Show — всегда политическое решение. Это не очень-то и скрывается. На всемирных выставках этого титула удостаиваются, как правило, представители национальной породы собак страны-организатора. Надо продвигать на кинологическом рынке собственную породу. Просто — бизнес!

Цель заводчика — получение таких собак, которые будут побеждать на выставках и получать звучные титулы. Ничего другого для его признания в качестве владельца успешного питомника не требуется. Заводчик собак-чемпионов продаёт щенков по баснословным ценам и имеет возможность неплохо жить только за счёт своего «хобби».

Изменилось не только содержание выставок, изменились критерии оценки собак. Если в начале 20 века судьями оценивалось соответствие собак требованиям стандарта породы, функциональность анатомического строения, их здоровье, то с возникновением и дальнейшим развитием глобальной системы ФЦИ главным стало совсем другое. Первые места стали получать собаки, хорошо к выставкам подготовленные, умеющие эффектно пробежать рысью, стать в выигрышную стойку, вымытые дорогими шампунями, постриженные лучшими грумерами, выставляемые самыми известными хендлерами. Эксперты ФЦИ оценивают красоту собаки, её эффектность. Судья ФЦИ определяет не потенциальные возможности данной собаки как производителя, не её соответствие требованиям стандарту породы, а то, как она была на выставке показана, как её сумели преподнести. Имеет значение не только холеность собаки, но и одежда и личность хендлера. Некоторые эксперты очень любят прелестных девушек с глубоким вырезом и в мини-юбке, но некоторые (таких в судейском корпусе ФЦИ очень много) предпочитают мальчиков[6].

Огромное количество зрителей и участников собирают монопородные выставки немецких овчарок. В Германии для ежегодной Главной выставки (BSZS) арендуют огромный стадион.



Рис. 3. Главная монопородная выставка немецких овчарок в Германии. Пробежка. 


На протяжении трёх дней собаки соревнуются в красоте бега и эффектности выставочной стойки. Участие в BSZS принимает несколько сотен собак в каждом классе. Посмотреть выставку приезжают зрители не только из Европы, но и с других континентов. Эта самая популярная некогда служебная порода разделилась на два направления: выставочное и рабочее.



Рис. 4. BSZS. Движение пятёрками. 


В большом ринге, если судья не ангажирован заранее, победить могут только сверхтипизированные собаки, у которых признаки принадлежности к определённой породе доведены уже до абсурда, до такого состояния, которое не позволяет животному нормально жить. Породы, которые раньше были сформированы для выполнения каких-то полезных функций (охоты, пастьбы, охраны и т. д.), превратились благодаря системе ФЦИ в живых игрушек, многие из которых всю жизнь страдают из-за своей анатомии. Современные учёные считают, что чем дальше породы отошли от исходного предка (волка), тем больше наследственных проблем со здоровьем они имеют. А породы с каждым годом развиваются именно в этом направлении — сверхтипизации.

Неутихающие скандалы заставили ФЦИ в начале 2010 г. отразить в «Международных правилах разведения ФЦИ» требования не разводить животных, несущих в генах наследственные болезни. Однако в реальности ничего не изменилось, да и измениться не могло. Если заводчик в ФЦИ нацелен на успех (увеличивающий стоимость щенков многократно), он стремиться получить собак-чемпионов. А чемпионами могут стать только те собаки, у которых признаки «породистости» выражены сильнее, чем у конкурентов. То есть — сверхтипизированных.

Но больше всего от политики ФЦИ пострадала психика собак. Собаки перестали быть способными на то, что легко делали их предки, выведенные для службы человеку. Служебные собаки перестали защищать хозяина, а охотничьи — добывать дичь. Это, однако, не мешает им получать самые высокие титулы на выставках и массово плодить своё красивое, но ни на что не годное потомство.

Я не могу отказать себе в удовольствии привести несколько цитат из книги замечательного австрийского этолога, нобелевского лауреата Конрада Лоренца[7]. Считаю, кстати, что эта книга должна быть настольной книгой каждого любителя собак.

Как ни грустно, но стремление поддерживать в породе строжайшие стандарты определённых физических данных несовместимо с развитием умственных качеств. Индивиды, отвечающие и тем и другим требованиям, настолько редки, что не в состоянии послужить основой для дальнейшего развития своей породы.

…Если даже кто-нибудь поставит себе целью вывести такое совершенство, он убедится, что достигнуть его без какого-либо компромисса невозможно. Для собак, как и для голубей, выход их этой дилеммы был найден в организации двух выставок разного типа, на которых животных судят либо по экстерьеру, либо по умению «работать»… Тенденция к подобному разделению, на мой взгляд, намечается и в отношении немецких овчарок. Несомненно, некоторые нервные и злобные обладатели медалей за экстерьер отличаются характером, настолько далёким от идеала, что их следует отнести к совсем иной категории, чем настоящих «рабочих» овчарок, чьи исключительные качества позволяют человеку использовать их для самых различных целей. В прошлом, когда собаки больше использовались для дела, а не для забавы, при выборе производителя вряд ли пренебрегали его психическими способностями.

…Но проблема становится очень серьёзной, когда мода, эта глупейшая из глупейших особ женского пола, начинает диктовать бедной собаке, какой должна быть её внешность; и из всех вошедших в моду пород не найдётся ни единой, чьи первоначально прекрасные психические способности не были бы в результате погублены. Только там, где эту породу продолжали культивировать ради дела, без реверансов в сторону моды, она сохраняла свои первозданные достоинства.

…Когда практическая польза перестаёт быть целью «модернизации» какой-нибудь породы, её можно считать обречённой. Даже щепетильно честные владельцы питомников, которые скорее умрут, чем используют собаку, не отвечающую всем необходимым требованиям, считают вполне этичным получать потомство от физически красивых, но умственно отсталых собак, а затем и продавать этих щенят.

…Как я уже упомянул, при отборе физических и психических черт возможны определённые компромиссы — это подтверждается тем фактором, что различные чистые породы собак долгое время сохраняли лучшие черты характера, пока не стали жертвой моды. И все-таки собачьи выставки опасны уже сами по себе, так как сравнение чистопородных собак по экстерьеру неминуемо приводит к культивированию и гиперболизации тех черт, которые, собственно, и определяют каждую данную породу.

Книга эта была впервые опубликована в 1954 году. Уже в середине 20 века Лоренц отмечал неблагоприятные последствия выставочного разведения. Призыв Лоренца к разведенцам собак не был услышан. Процесс декоративизации пород в ФЦИ продолжился. Пользовательные качества разводимых собак деградировали. Осталось считанное количество питомников, где разводят собак с приоритетом их рабочих качеств.



Рис. 5. Собака декоративной породы больше похожа на игрушку. 


Действующая в ФЦИ система разведения собак делает невыгодным культивировать пользовательные породы собак. Собака-работяга не может конкурировать на выставках, потому что не обладает экстремальным экстерьером (анатомия выставочных чемпионов не позволяет собаке нормально работать). А щенки от нетитулованных родителей стоят недорого. Вся реклама продаваемых щенков строится на полученных на выставке титулах.

Существует даже градация щенков по убыванию цены: шоу-класс (конкурентоспособные на выставках), брид-класс (пригодные для разведения) и пет-класс (домашние любимцы). Так вот, собак, способных к работе, относят к пет-классу, потому что они имеют «слабо выраженные породные признаки» (нет сверхтипизации).

Исключение составляет спортивное разведение. Питомники, специализирующиеся на разведении собак для спорта (служебные качества собак спортивного разведения на несколько порядков выше), существуют, но их не так много, они тонут в общей массе «высокого» разведения (для выставок), пропагандируемого ФЦИ.

Очень малый сегмент продаж занимают собаки, приобретаемые населением для других служб (например — пастушьей службы). Это сейчас — скорее экзотика.

Собаки некогда служебных пород приобретаются для дома, для семьи, в качестве собак-компаньонов. А цену щенков определяют не способности к выполнению служебных функций, а потенциал к получению выставочных титулов.

В ряде европейских стран существует немало ценителей служебных собак, реально стремящихся к улучшению рабочих качеств собак. Они практикуют специальные тесты для выявления физиологических и психических задатков собак, степени их способности нести службу. Например, это — система КНПВ. Но эта система является антагонистом системы ФЦИ и не к ней нас призывали присмотреться и что-то взять на вооружение.

Ситуация усугубляется тем, что многие модные эксперты ФЦИ не скрывают своей принадлежности к сексуальным меньшинствам. А они и мир воспринимают по-другому, и собак. Для них собака — не зверь, не помощник, не защитник, а нечто среднее между игрушкой и аксессуаром. Поскольку гей-сообщество весьма склонно поддерживать своих членов, то сейчас уже не вызывает удивления, что во многих странах наиболее востребованными экспертами являются представители этого самого сообщества.

То, что нынешняя система разведения собак, пропагандируемая ФЦИ, зашла в тупик, является общепризнанным фактом. Регулярно выходят разоблачающие «выставочное» разведение фильмы, публикуются научные статьи, в которых содержатся ужасающие результаты проведенных исследований степени распространения наследственных болезней у породистых собак. А горькая правда заключается в том, что выставочное разведение принципиально устроено так, что обрекает собак на вырождение. В полном соответствии с законами генетики. Дело вот в чём. Структурно система ФЦИ трёхзвенная (собаковод — клубы собаководства — центральный клуб). Национальная кинологическая организация принимает нормативные документы, определяющие порядок оформления зоотехнической документации и требования к племенным животным. Клубы проводят выставки. Собаководы (владельцы питомников) самостоятельно принимают все решения о племенной работе (каких производителей использовать, в каких сочетаниях). Клубы в лучшем случае (например, в Германии, при разведении немецких овчарок) осуществляют формальный осмотр помётов (актирование).

Собаководы ни с кем не делятся своими племенными планами. Впрочем, в большинстве случаев каких-то далеко идущих планов и не существуют, в основном заводчики зоотехнического образования не имеют. Владельцы питомников, для которых главным является получение прибыли, а не планомерная работа с породой, в своём разведении в разных питомниках используют одних и тех же производителей-чемпионов. Каждый из них даёт несколько сотен потомков. Из этих потомков в разведении используется всего несколько сыновей, каждый из которых тоже бывает очень плодовит. Через несколько поколений любители породы обнаруживают, что предками их собак являются одни и те же производители. Волей-неволей приходится делать близкородственное скрещивание (инбридинг). Потомков этих собак вновь приходится инбридировать. Этот процесс называется потерей предков. Кровная база сужается. В популяции развивается инбредная депрессия[8]. Лечится инбредная депрессия просто — прилитием свежей крови (скрещивание с неродственными животными). Но в собаководстве, которое работает по циркулярам ФЦИ, всё разведение — чистокровное[9], прилитие других пород запрещено. Поэтому никакого выхода в собаководстве, управляемом ФЦИ, нет. В каждой породе постепенно увеличивается концентрация неблагоприятных генов. Чем порода малочисленнее, тем её вырождение идёт быстрее. Но проблемы со здоровьем и пониженной жизнеспособностью накапливаются во всех без исключения породах.

Вот к такой «передовой» системе собаководства нашу страну заставили присоединиться, разрушив при этом нашу собственную систему собаководства.

Отдельно следует рассказать о проводимой ФЦИ политике своей экспансии в мире. Политика ФЦИ очень агрессивная, натравлена на монополизацию собаководства во всём мире и установление в нём тотального контроля. В каждой стране ФЦИ выбирает для себя достаточно крупную национальную организацию с удобным для ФЦИ руководством. С этого момента альтернативные кинологические организации в этой стране начинают прессоваться, а ставшая членом ФЦИ организация начинает в своей стране доминировать.

Схема несложная. Одновременно с ФЦИ в страну проникают кормовые фирмы-гиганты. Эти фирмы спонсируют проводимые под эгидой ФЦИ выставки. Через СМИ пропагандируется сама ФЦИ. Исподволь населению внушается мысль, что ФЦИ — это единственная признанная во всем мире кинологическая организация, она объединяет всё кинологическое сообщество, и серьёзное занятие собаководством вне ФЦИ просто невозможно.

Собаки этой страны, не имеющие на своих родословных эмблемы ФЦИ, не допускаются на проводимые выставки под эгидой ФЦИ, на соревнования. Судьям ФЦИ запрещается судить на мероприятиях альтернативных организаций. И не просто судить — принимать участие в любом качестве. Одним словом, все собаководы, клубы, не перебежавшие к новому члену ФЦИ, в собаководстве своей страны становятся изгоями. Их квалифицированность, заслуги перед национальной кинологией не имеют значения. Если потенциальный покупатель собаки хочет приобрести самое лучше породистое животное, он может это сделать только в клубе, являющимся членом ФЦИ. Такая модель, по крайней мере, выстраивается в представлении обывателей. С документами ФЦИ его пустят на любые выставки (в том числе — альтернативных ФЦИ организаций). С документами любых других национальных кинологических организаций участие на мероприятиях ФЦИ невозможно.

Полное уничтожение альтернативных ФЦИ организаций сдерживает только то, что не все любители собак желают ходить на выставки, и не во всех странах позволяют адептам ФЦИ вести агрессивную информационную войну. Любопытно, что во многих крупнейших странах ЕС параллельно организации, входящей в ФЦИ, существуют (и успешно) клубы, занимающиеся развитием служебного собаководства, поддерживаемые государством. Их деятельность только не очень афишируется.

В кинологии ФЦИ выступает в роли хана Золотой Орды, выдававшего русским князьям ярлык на княжение. Обладание таким «ярлыком» (членство в ФЦИ) обеспечивает руководителям кинологической организации главенствующее положение в своей стране, они получают связанные с этим огромную дополнительную прибыль и власть. Получив фактическую монополию на оформление «признаваемой» зоотехнической документации в своей стране, они имеют возможность самостоятельно назначать цену на эти услуги. Цена уже определяется не рынком, а жадностью руководителей признаваемой ФЦИ организации.

Но одновременно руководители принятой в ФЦИ организации становятся лично зависимыми от зарубежных хозяев. Все правила, положения и циркуляры ФЦИ, личные «просьбы» руководства ФЦИ обязательны к безоговорочному исполнению, даже если они не соответствуют национальным интересам страны. Руководители национальной кинологической организации выполнят любые приказы Брюсселя, в противном случае их организация может потерять свой статус члена ФЦИ (этот статус может получить конкурентная организация), что сделает невозможным доминирование внутри страны, а лично они потеряют все материальные выгоды своего положения. Прощай сверхприбыли от печатания бумажек, прощай поездки за общественный счёт по всем странам мира.

Таким образом, ФЦИ через своих членов выстраивает в странах желательную для своих спонсоров (и фактических хозяев) систему кинологической деятельности.

Войдя в страну один раз, ФЦИ уже не выпускает её из своих объятий, как вцепившийся в добычу спрут. В ФЦИ качается из страны кроме ежегодных членских взносов плата за регистрацию названий питомников, за оформление экспортных родословных. ФЦИ быстро переориентирует кинологию этой страны на развитие только декоративного направления в собаководстве, на примитивизацию зоотехнической работы. Вступив в ФЦИ, выйти из неё уже невозможно — не позволят свои же собаководы, вкусившие ядовитый плод наживы.

Отмечу ещё один нюанс. Штаб-квартира ФЦИ находится в Брюсселе, недалеко от штаб-квартиры НАТО. Это, конечно, случайно. Но то, что на принятие решений руководства ФЦИ оказывают влияния её спонсоры — международные корпорации производителей корма для собак — случайным не является. Что из себя представляют эти компании? Мощнейшие бизнес-структуры с многомиллиардным оборотом средств. Во всех странах мира они захватили солидный сектор рынка. Как вы думаете, может остаться в стороне от такого лакомого куска американский капитал? Верно. Он эти фирмы в основном и контролирует. А крупный американский капитал связан с Госдепом США и ЦРУ.

Получается чётко выстроенная цепочка: ЦРУ — кормовые корпорации — ФЦИ — национальные кинологические организации.

Национальные кинологические организации, члены ФЦИ, в странах, ведущих независимую от США политику, являются ничем иным как «пятой колонной», управляемой через ФЦИ спецслужбами США. Руководители крупнейшей в стране кинологической организации могут в неформальной обстановке встречаться с первыми лицами государства (большинство из которых любит собак).

Вспоминается едкое замечание: цветная революция невозможна только в США, потому что это — единственная страна мира, в которой нет американского посольства. Дело в том, что США — одна из трёх стран (вместе с Канадой и Великобританией), которые не имеют национальных организаций, являющихся членами ФЦИ, однако имеют с ФЦИ договоры о взаимопризнании. Правила разведения, стандарты пород в этих трёх странах не соответствуют правилам и стандартам ФЦИ. Эти страны не выполняют директивы ФЦИ. Тем не менее, ФЦИ безоговорочно признаёт все выданные кинологическими организациями США, Великобритании и Канады документы, признаёт экспертов и судей, считают племенными собак, полученных в этих странах.

Здесь необходимо сделать некоторые разъяснения. Что такое несовпадение стандартов пород? Это означает, что собака по своим характеристикам может соответствовать одному стандарту и не соответствовать другому. Например, когда в стандартах указываются разные ростовые пределы для одной и той же породы или разные окрасы. Одна и та же собака на выставке в США и выставке ФЦИ может получить диаметрально противоположные оценки. В одном случае — наивысшую, а в другом неплеменную. И вот представим, что собака, признанная непригодной к разведению, например, в Германии, даёт потомство в США, где она вполне вписывается в американские требования к племенному животному. И это потомство с американскими родословными уже считается в Германии (и других странах ФЦИ) вполне породистым. С другой стороны, потомство от двух собак с родословными ФЦИ, у которых были племенные оценки на выставках ФЦИ, породистым не признаётся, если зоотехнические документы на него были оформлены в альтернативной ФЦИ организации. Где, спрашивается, логика?

А логики никакой нет и быть не может. США разводит собак по своим правилам, в соответствии со своими национальными интересами, а на ФЦИ им плевать. Возникает вопрос, могла бы ФЦИ терпеть такое пренебрежение к собственным правилам, если бы ФЦИ не зависела от США? Ответ очевиден. США полностью контролирует ФЦИ, а внутри страны действуют те правила разведения, которые соответствуют национальным интересам США С другой стороны, США не делает ничего, чтобы привести правила и стандарты ФЦИ в соответствии своим собственным. Удивительная толерантность и терпимость! Мы можем сделать вывод, что США вполне устраивает проводимая ФЦИ политика декоративизации собаководства.

В Советском Союзе служебное и охотничье собаководство было самым развитым в мире. Охотничье — потому что промысловая охота с собаками была очень распространена. Служебное — потому что существовала сильная советская система собаководства, получающая поддержку государства. Чтобы уничтожить советское (а потом — российское) служебное собаководство нужно было разрушить советскую систему кинологии. Переформатировать наше собаководство, перевести его на более низкий уровень. Разводить собак, ориентируясь только на выставочную моду, гораздо легче, чем поколение за поколение по крупицам улучшать рабочие качества.

Выставочное разведение — красивый фантик, внутри которого находится гниль. Это — стеклянные бусы для дикарей, меняемые на золотые самородки. Ориентир на членство в ФЦИ являлся тем механизмом, с помощью которого западные спецслужбы запустили процесс ликвидации служебного собаководства в нашей стране.

Глава 3. Служебное собаководство в СССР

 Сделать закладку на этом месте книги

Прекрасное служит опорой души народа. Сломив его, разбив, разметав, мы ломаем устои, заставляющие людей биться и отдавать за родину жизни. На изгаженном, вытоптанном месте не вырастает любовь к своему народу, своему прошлому, воинского мужества и гражданской доблести. Забыв о своем славном прошлом, народ обращается в толпу оборванцев, жаждущих лишь набить брюхо и выпить вина!

Иван Ефремов

Насколько силён был Советский Союз в служебном собаководстве? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, надо определиться с критериями успешности развития этой отрасли. Такими критериями являются не полученные на международных выставках собак медали и призы, а результаты практического использования служебных собак. Страшным и безжалостным экзаменатором для нашей страны выступила Великая Отечественная война. И советское служебное собаководство с честью выдержало это испытание. Но вернёмся к самому началу. С чего всё начиналось.

Первыми о применении служебных собак в полиции задумались в Европе. В 1896 г. появляется статья Ганса Гросса, опубликованная в «Ежегоднике Австрийской Жандармерии». В ней автор излагает собственное научное обоснование возможности применения собак для розыска. Очень быстро в Германии, Англии, Франции, Бельгии и других странах появляются питомники служебных собак при полицейских управлениях. Первым применил служебных собак для розыскной работы полицейский комиссар Лауфер. Произошло это в Германии в 1901 г., собаки были немецкими овчарками[10]. Далее процесс пошёл по нарастающей.

Опыт массового применения собак в немецкой армии (около 20 000 собак в армии к концу войны), французской армии (10 000 собак) во время первой мировой войны показал их исключительную полезность и для военных целей. Также имелись служебные собаки и в английской, бельгийской, австрийской, итальянской и даже турецкой армиях. Хотя в германских войсках собаки применялись только в сторожевой, связной и санитарной службах, но и этого оказалось достаточным.

В версальском договоре отдельной строкой был вставлен специальный пункт, обязывающий Германию поставлять странам-победителям определенное количество собак, пригодных для военных целей[11].

Военные специалисты во многих странах заговорили о необходимости развития военного собаководства. Не была исключением и Советская Россия. Опыт использования на войне собак был и у русской армии. Он не был значимым в количественном отношении. За годы первой мировой войны всего было подготовлено считанное количество проводников с собаками (около 300), которых были распределены по полкам и к концу войны распылились.

В правительстве Советской России понимали необходимость развития служебного собаководства как важнейшей области народного хозяйства, связанной с обороноспособностью страны. Уже в начале 1920 гг. были сделаны первые шаги в этом направлении. Что мы имели на тот момент? С одной стороны, в России с её многовековой историей собаководства было много любящих и понимающих собак людей. Охота с собаками — древняя русская традиция. Была и великолепная научная школа Нельзя не упомянуть выдающегося русского ученого Л. П. Сабанеева — одного из столпов мировой кинологии. Его научные труды по охотничьим породам собак являются классическими. В конце 19 века начало развиваться и служебное собаководство, которое в царской России было основано на государственных кинологических службах. До революции появились первые ведомственные питомники служебных собак Они использовались в русской полиции, и очень успешно. О подвигах доберман-пинчера Трефа, полицейской ищейки, рассказывали российские газеты начала 1900 гг. Полицейская школа дрессировки была не очень продвинутой, но позволяла обучить собак розыскной службе. Полицейская собака-ищейка перестала быть какой-то редкостью.

В 1908 г. утверждается устав первого «Российского об-ва поощрения и применения собак к полицейской и сторожевой службе», а в 1909 г. уже открываются 3 школы: 1) Российского об-ва, 2) петербургской полиции и 3) дворцовая школа. За короткий срок эти школы, руководимые Лебедевым и Аспольм, сумели подготовить необходимый кадр дрессировщиков как для центра, так и для провинции. Постепенно депо это стало развиваться, и уже к началу 1914 г. в России насчитывалось около 100 розысков с дрессированными собаками. Нужно сказать, что рост собак мог бы иметь во много раз большее развитие, но в силу того, что Россия не имела своих собак, пригодных для дрессировки, для розыска, приходилось делать закупки собак за границей, главным образом в Германии и довольствоваться тем количеством, которое удавалось приобрести[12].

«Российское Общество поощрения применения собак к полицейской и сторожевой службе» было создано при непосредственном участии членов правительства и членов царской фамилии. Почётным председателем Общества стал принц Александр Петрович Ольденбургский, а почётным членом являлся П. А. Столыпин. Поэтому оно сразу получило скорейшее развитие. Вот как об этом пишет Василий Иванович Лебедев, старейший русский специалист по служебному собаководству[13]:

Три года тому назад, среди группы чинов Министерства Внутренних Дел, близко стоящих к практической полицейской деятельности, возникла идея об основании нашего общества, цепью которого является содействие правильной постановке применения собак в разнообразных условиях полицейской и сторожевой службы и всемерное облегчение ознакомления чинов полиции с наиболее пригодными для сего породами собак, приемами дрессировки, условиями их воспитания, содержания и пользования ими для служебных целей.

Начинания эти встретили сочувствие б. Директора Департамента Полиции, ныне Сенатора, Тайного Советника М. И. Трусевича, благодаря содействию которого, выработанный по образцу германского Polizeihundeverein, устав нашего общества был подписан членами-учредителями, в числе которых были: Член Государственного Совета, Шталмейстер Высочайшего Двора В. И. Денисов, Тайный Советник, ныне Директор Департамента Полиции Н. П. Зуев, Прокурор С.-Петербургской Судебной Палаты, в зв. Камергера Высочайшего Двора, П. К. Камышанский, Полковник А. И. Спиридович, Ст. Сов., Камер-юнкер Высочайшего Двора М. Н. Веригин, высшие чины Министерства, столичной полиции и жандармского корпуса.

23 сентября 1908 года определением С.-Петербургского Особого по городским делам Присутствия устав был внесен в реестр обществ гор. С.-Петербурга.

5 октября 1908 года состоялось собрание членов учредителей, в котором были избраны: председателем общества Член Государственного Совета, Шталмейстер Высочайшего Двора В. И. Денисов, а также товарищ председателя, члены совета и прочие должностные лица. В воскресенье, 19 октября, вновь учрежденным обществом сделан был первый и чрезвычайно удачный шаг в деле осуществления практических его целей: устроено было первое всероссийское испытание полицейских собак, которое удостоил своим присутствием Его Императорское Высочество Главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского Военного Округа Великий князь Николай Николаевич и которое собрало полный манеж преимущественно избранной столичной публики. Отчеты об этом состязании были напечатаны в «Вестнике Полиции» и весьма сочувственно отмечены столичной прессой.

Необходимо также отметить, что уже изначально в России считали необходимым готовить собак не только для полицейской службы, но и для военных целей.

Служебное прим


убрать рекламу






енение в военных целях дрессированных собак имеет немаловажное значение — особенно на аванпостной, сторожевой, разведочной и санитарной службе, вот почему Общество наше ставит своею задачей содействие и этого рода служебному применению собак. Дрессировка собак для полицейских, сторожевых, защитных и сыскных целей очень немногим отличается от дрессировки военно-сторожевых и военно-санитарных собак, а потому руководство по дрессировке полицейских собак может служить и при обучении собак для военных цепей.

Большинство офицерских, классных и нижних чинов нашей полиции, так живо интересующихся применением дрессированных собак, принадлежит в то же время и к доблестной русской армии, в рядах которой многие из них заслужили боевые награды. Несомненны интересы преуспеяния и совершенствования родной им и грозной врагу русской вооруженной силы — всегда будут близки сердцу чинов нашей полиции. Поэтому содействуя всеми мерами возможно более широкому распространению служебного применения дрессированных породистых собак в целях полицейских, мы должны помнить, что в то же время усилиями нашими постепенно создается и совершенствуется одно из многочисленных средств, облегчающих нашей армии успешное ведение борьбы с внешним врагом[14].

Таким образом, служебное собаководство в России не было чем-то необычным и совершенно неразвитым. С другой стороны, после мировой войны и революции, после гражданской войны в нашей стране всё было разрушено. У нас и так существовал острый дефицит на собак служебных пород, а война эту проблему резко усугубила. В результате почти не осталось обученных собак, специалистов по дрессировке служебных собак были единицы. Всё необходимо было создавать с нуля.

В конце 1922 г. Народный комиссариат внутренних дел РСФСР формирует при уголовном розыске Республики центральный питомник служебно-розыскных собак и возлагает на него ведение и руководство делом применения собак в республиканском масштабе. По собранным центральным питомником сведениям, по РСФСР в октябре 1922 г. имелось только 12 питомников с 32 собаками[15].

Я хочу обратить внимание читателя на ту политическую и экономическую ситуацию, при которой началось формирование советской системы служебного собаководства. Трудно представить что-то более неподходящее для начала осуществления этого проекта. Гражданское население выживало. Сельское хозяйство было низкотоварное и малопроизводительное. Любой неурожай (который в нашей полосе рискованного земледелия случался регулярно) приводил к голоду, от которого вымирали сотни тысяч людей. Не хватало самого необходимого — мануфактуры, инструментов. Огромная армия беспризорных детей. А тут ещё какие-то собаки. Если внимательно изучить те условия, в которых начало зарождаться советское служебное собаководство, то нельзя не прийти к выводу, что они делали невозможным развивать эту область народного хозяйства. Впрочем, электрификация, индустриализация страны, интенсификация сельского хозяйства тоже были фантастикой, даже не научной. Но в СССР удалось осуществить то, что сделать было невозможно, что противоречило господствующим в то время представлениям. Была изобретена совершенно новая система собаководства, которая оказалась на редкость эффективной. Благодаря этой системе Советский Союз в служебном собаководстве стал лидером в мире на долгие десятилетия, вплоть до того времени, как он был распущен предательскими беловежскими соглашениями.

Первым делом в СССР были сформированы государственные питомники и школы служебного собаководства, в 1923 году открылись Центральные курсы, на которых готовили пограничников и пограничных собак. Было закуплено несколько собак за рубежом. Однако сразу стало понятно, что недостаток ресурсов не позволит быстро развивать эту отрасль. В школах собаководства быстро подготовить достаточное количество специалистов было ещё возможно. Но откуда взять необходимое количество собак? Приобретать и далее собак за границей, расходуя валюту, было уже невозможно. Нельзя их столько развести и в государственных питомниках. Служебные собаки требовались для милицейской службы. Они необходимы были для пограничников и армии. Причём в огромных количествах. Решить эту проблему было невозможно, если руководствоваться только существующим на тот момент мировым опытом.

Вот тогда специальной государственной комиссией и было принято решение, что создать свое поголовье собак можно лишь при широком участии населения страны. Это решение стало основой формирования совершенно новой, советской системы служебного собаководства, не имеющей к тому времени аналогов в мире. Именно это позволило нашей стране в кратчайшие сроки минимальными средствами совершить настоящий прорыв в этой области.

Советская система служебного собаководства базировалась на двух китах: государственной поддержке и привлечении огромного количества энтузиастов-любителей. Были сформулированы понятные направления развития служебного собаководства:

— подготовка специалистов-кинологов;

— разработка теории и практики дрессировки собак;

— получение достаточного количества собак, пригодных для служебного применения.

Во всех этих направлениях началась напряжённая работа. Из-за недостатка специалистов по дрессировке к их подготовке были приглашены не только бывшие сотрудники уголовного розыска, но даже цирковые дрессировщики. Надо не забывать, что российская цирковая дрессировка была одной из лучших в мире. Метод «вкусопоощрения», разработанный Владимиром Дуровым, позволял достигать поразительных результатов, невозможных при применении других методов.

Советское государство не скупилось. Привлекались самые лучшие специалисты, которые читали лекции на курсах по кинологии. Специалисты готовились массово. Очень быстро острый дефицит в отечественных кадрах был ликвидирован.

За годы первой мировой войны уцелела и русская наука Ученик выдающегося русского физиолога И. М. Сеченова первый русский нобелевский лауреат академик И. П. Павлов впервые описал классические условные рефлексы, создал свою научную школу. Советское правительство в 1921 году приняло специальный декрет о строительстве специально для него научно-исследовательского института Этот институт был организован в 1925 г. в Колтушах под Ленинградом. Ученики И. П. Павлова далеко продвинулись в изучении физиологии высшей нервной деятельности и поведения, сформировали теоретический фундамент, необходимый для разработки новых методов дрессировки собак.

Процитирую одного из основателей советского служебного собаководства Г. П. Медведева[16]. Он вспоминает[17]:

Вначале в Красной Армии не было своих кадров дрессировщиков, поэтому пришлось привлечь собаководов охотников, работников розыскной службы и деятелей цирковой арены (Кемпе и др.). По традиции старых дрессировщиков используемые ими методы хранились в тайне. Это пережиток той кустарной работы, когда всякое личное достижение дрессировщика рассматривалось как средство денежной наживы и тщательно скрывалось от возможных конкурентов.

К научно исследовательской работе в 1926 году был привлечен ряд русских специалистов, которые разрабатывали теоретические проблемы разведения, выращивания и воспитания собак, изучали их высшую нервную деятельность (учение об условных рефлексах). Это — профессор Фролов, доктор Васильев, специалисты по генетике — профессор Ильин, по кормлению — Масленникова, Крючков.

Открывались ориентированные специально на кинологию научные центры. Был образован Центральный научно-исследовательский кинологический институт (НИКИ РККА), в котором проводились исследования в области кинологии. Всесоюзный институт животноводства открыл у себя научную кинологическую лабораторию, были созданы научные отделы при школах — военной, пограничной и пастушьего собаководства. Стали печататься труды по кинологии специально для любителей служебного собаководства, написанные крупными учёными. Вот что пишет профессор Ильин, в то время заведующий Научно-исследовательской кинологической лабораторией ЦШ. в/с РККА[18]:

Сильное развитие обобществленного сектора в собаководстве нашего Союза властно потребовало подведения научного фундамента под практическую работу по использованию и разведению служебных собак. Это требование включает в себя, с одной стороны, побуждение к развертыванию научно-исследовательской работы по биологии служебных собак и, с другой стороны, — запрос со стороны рядовых работников собаководства и растущих новых кадров на популярные книги по кюнологии[19], излагающие последние достижения научной мысли.

Однако решающее значение для стремительного развития в СССР служебного собаководства имела помощь со стороны многочисленных энтузиастов-любителей и популяризации служебного собаководства в широких массах населения. В 1925 году усилиями только что созданной секции любителей немецких овчарок и доберман-пинчеров стал выходить журнал «Собаководство и дрессировка», который издавался 8 лет. Это помогло не только популяризировать служебное собаководство, доказать его полезность, но и распространять информацию о новейших методах обучения собак, научных основах служебного собаководства.

После создания Осоавиахим в 1928 году секция любителей немецких овчарок и доберман-пинчеров вступила в состав этого общества. Сравнительно небольшая секция стала массовой. В 1928 г. началась запись служебных собак во Всесоюзную родословную книгу. С этого момента можно говорить об уже сформированной советской системе служебного собаководства, которая практически не изменилась до распада Советского Союза.

Роль клубов служебного собаководства ДОСААФ (новое название Осоавиахим) в развитии советского служебного собаководства трудно переоценить. Активисты большое внимание уделяли агитации — проводили на предприятиях и стадионах показательные выступления, читали лекции. Благодаря этому была достигнута массовость. Во многих городах были построены дрессировочные площадки, созданы клубы служебного собаководства. С целью привлечения всё новых и новых любителей были разработаны специальные схемы поощрения. Например, любитель, не имеющий возможности приобрести породистую собаку, получал породистого щенка бесплатно, выращивал и воспитывал его, затем передавал в армию. За это ему дарили такого же породистого щенка, который уже становился собственностью.

Получил большое распространение и почин среди допризывников — воспитать служебную собаку и пойти с ней на службу в армию. Он практиковался до последних лет Советского Союза.

Я приведу цитату из статьи столпа советской кинологии, одного из её создателей Александра Павловича Мазовера «Из истории собаководства»[20]:

Центральная секция служебного собаководства Осоавиахима СССР развернула значительную агитационно-массовую работу, разъясняла общественно полезную роль служебного собаководства, доказывала, что занятие собаководством — не праздная забава, а нужное оборонное дело. Кроме выставок, широко использовали показ работы служебных собак. Выступали дрессировщики из госпитомников, так как любители еще не имели обученных собак. В показательной работе принимало участие до сотни и более собак. Выступали на ипподроме, на больших стадионах, и, кроме популярности, это приносило секции также денежные средства, необходимые для дальнейшего развития дела.

Со временем и любители стали участвовать в массовых мероприятиях. Члены секции выезжали со своими собаками на фабрики и заводы, проводили беседы, показывали работу собак, создавали кружки служебного собаководства при местных ячейках Осоавиахима.

Иногда собак показывали прямо на московских улицах. Любители и работники госпитомников назначали сбор и проходили, демонстрируя своих собак, по маршруту: площадь Революции — площадь Свердлова — Неглинная улица — Цветной бульвар. Тысячи прохожих с интересом наблюдали необычное шествие. Такие же показы собак проводились в Ленинграде, Ростове-на-Дону, Ярославле, Киеве, Харькове и других городах. Был создан так называемый «рабочий фонд». Каждый член секции сдавал в его распоряжение шестого щенка из помета, которых затем бесплатно вручали рабочим через фабричные и заводские ячейки Осоавиахима. Это хорошее начинание позволило вовлечь в ряды секции значительное число рабочих. Тогда же были составлены методические указания, направляющие служебное собаководство: «Положение о кружках по породам» (теперь секции по породам), об экспертах, судьях, ассистентах и стажерах; правила выставок, выводок, испытаний и др.

При разведении служебных собак приоритетом с самого начала являлись их служебные качества. Впрочем, это казалось само собой разумеющимся, даже не требующим каких-то объяснений.

Подбор производителей является одним из основных методов повышения служебных качеств нашего собачьего материала.

…Поэтому мы должны обратить особое внимание на изучение и разработку проблем генетики и селекции служебных собак, помня о том, что качество массивов собак определяется тем фондом заключенных в них наследственных задатков, ценных служебных качеств, концентрация которых (задатков) и быстрота накопления зависит от правильной, генетически обоснованной работы по подбору производителей[21].

Поразительные успехи служебного собаководства в Советском Союзе были обеспечены не только энтузиазмом собаководов-любителей, но и мощной поддержкой государства.

Производители из государственных питомников могли использоваться любителями из секций Осоавиахима бесплатно. И это притом, что некоторые были закуплены за валюту. Сейчас такое себе невозможно представить. Но тогда государство целенаправленно развивало отечественное служебное собаководство и делало для этого всё возможное.

Область применения служебных собак расширялась. Служебных собак начали привлекать к пастушьей службе, к караульной службе — охране объектов. Государственные питомники были образованы дополнительно при самых разных наркоматах: при Управлении военизированной охраны (ВОХР) Наркомтяжпрома, Наркомате путей сообщения, Гражданском воздушном флоте. Большие питомники были организованы на крупных заводах Москвы и Ленинграда.

Мы можем видеть, как при целенаправленных усилиях советского государства в кратчайшие сроки была с нуля создана целая отрасль народного хозяйства — служебное собаководство.



Рис. 6. В дозоре. 


К началу Великой отечественной войны Советский Союз стал в этой области лидером. Всего за полтора десятилетия удалось совершить невозможное. Если в начале века количество собак служебных пород в России измерялось десятками, то к 1941 году мы смогли полностью удовлетворить потребность армии в служебных собаках. И не только в собаках — в проводниках служебных собак.

А. П. Мазовер («Из истории собаководства»)[22]:

С началом войны клубы служебного собаководства быстро перестроились, они бесперебойно сдавали собак для армии и в то же время сумели сберечь племенное поголовье. Московский областной клуб послал в армию 7890 собак, Московский городской и Рыбинский — каждый около 6000; Свердловский — 5509 собак; Горьковский, Казанский, Тамбовский и другие — также хорошо помогали. Они принимали участие в комплектовании специальных частей служебного собаководства.

В этот период и были сформированы отряды истребителей танков, а позже батальоны собак миноискателей. Служить в части ушли многие известные собаководы.

Чтобы осознать масштабность этих цифр, я могу только отметить, что сейчас федеральные кинологические службы испытывают большие трудности при закупке собак у населения — собак с необходимыми качествами почти нет.

Итак, советская система служебного собаководства была передовой для своего времени. Это объективно показала вторая мировая война. Именно в Красной Армии применение служебных собак было массовым и самым разнообразным и самым эффективным. Некоторые виды служб были разработаны и реализованы только советскими специалистами. К ним относятся, например, минорозыскная служба. Вот как это описывает ветеран военного собаководства Ф. М. Лужков[23]:

Центральная школа военного собаководства участвовала в борьбе с белофиннами небольшими подразделениями с ездово-санитарными и связными собаками.

У начальника школы полковника Г. П. Медведева, бывшего в этих подразделениях и видевшего потери наших войск от вражеских мин, возникла мысль — нельзя ли использовать собак для обнаружения мин?

Эту идею обсудили с рядом специалистов военного собаководства школы, и было решено провести опытную дрессировку нескольких собак с целью приучения их к поиску и обнаружению различных мин противника. Но никто не знал, с чего начинать работу по этому совершенно новому виду применения военных собак.

Первую «Методику дрессировки собак для розыска противотанковых мин», положенную в основу опытной работы по дрессировке минорозыскных собак, разработали в январе 1940 г. капитан В. Г. Голубев и интендант 1 ранга А. П. Орлов. В феврале того же года группа капитана В. Голубева приступила к работе. Для опытной дрессировки были отобраны 10 собак различных пород Немецкая овчарка Каро и эрдельтерьер Лор за короткое время показали хорошие результаты. Обе эти собаки обнаруживали мины под слоем снега более 10 см с давностью установки мин до 10 дней, при этом мины были различных типов и с различной оболочкой (металлической и деревянной).

Опыт работы с этой группой собак позволил весной 1940 г. разработать более совершенную инструкцию по дрессировке минорозыскных собак.

К началу осени 1940 г. дрессировка опытной группы собак была закончена, и 21 сентября на полигоне Центральной школы военного собаководства были проведены первые испытания, весьма обнадеживающие. Через три месяца на Центральном инженерном полигоне в присутствии Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко состоялись вторые испытания минорозыскных собак. На этих испытаниях особенно четко работал эрдельтерьер Лор, обнаруживший все мины и не допустивший ни одной ошибки.

С. К. Тимошенко высоко оценил новый вид применения собак. Минорозыскные собаки получили официальное признание.

Таким образом, к концу 1940 г. мы создали первую, правда еще небольшую, группу минорозыскных собак и инструкцию по их дрессировке.



Рис. 7 . Минорозыскные собаки на параде Победы. 


Ф. М. Лужков особенно отмечает поразительную эффективность применения минорозыскных собак[24]:

Таким образом, применение собак минорозыскной службы оказалось весьма эффективным. Собаки обнаруживали взрывные устройства самых разных типов в самых различных местах и в различные времена года: зимой в морозы — под снегом и льдом, летом в сильную жару — в грунте и на дорогах, в весеннюю и осеннюю распутицу — под грязью и водой. Работали они безотказно ночью и днем, под ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем противника.

Работа минорозыскных собак быстра, надежна и сравнительно безопасна. Потери минеров, действовавших с собаками в 8–10 раз меньше, чем у саперов.

Скорость работы минера с минорозыскной собакой в четыре-пять раз выше, чем с традиционным щупом и миноискателем. О надежности работы собак говорят многочисленные факты обнаружения при контрольных проверках с помощью собак мин на минных полях, ранее очищенных саперами.

Впервые в мире советскими кинологами была разработана служба собак-истребителей танков. Их применение спасло тысячи человеческих жизней.



Рис. 8. Подразделение собак-истребителей танков. 


Наши специалисты служебного собаководства изобрели ещё одну уникальную службу — диверсионную. В великой Отечественной войне, к сожалению, эта служба не успела стать массовой, но первые результаты работы собак по этой службе показали её перспективность. В отличие от собак-истребителей танков, собаки-диверсанты скидывали взрывное устройство в нужном месте, до взрыва убегали на безопасное расстояние — детонатор срабатывал с замедлением. Историю успешного применения такой собаки (были уничтожены десять вагонов вражеского состава, был выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар) описала ветеран воины Д. Волкац в статье «Динка-диверсант»[25]:

…Железная дорога тщательно охранялась гитлеровцами. На всем ее протяжении с обеих сторон на 300 м были вырублены лес и кустарник и даже трава скошена. Через каждые 150–200 м стояли вышки часовых. Патрули противника с собаками периодически обыскивали местность. Ночью полотно просвечивали прожекторы.

Наши приблизились к железной дороге днем.

Девятнадцатого августа в яркое, солнечное утро командир группы старший сержант А. Бычков, воспитанник Московского клуба служебного собаководства, и рядовые Н. Кириллов и А. Филатов с собаками Джеком и Диной, под прикрытием группы бойцов подобрались на 300 м к железной дороге и залегли.

Ждать пришлось долго: поезда ходили без расписания. Но вот издалека послышался шум приближающегося состава, показался дым паровоза и, наконец, он сам. Подпустив поезд на нужное расстояние, проверив вьюк, Филатов послал Дину. Она вмиг оказалась на насыпи. Эти секунды показались вечностью.

Увидев на путях собаку, машинист от неожиданности дал гудок. Дина резко сбросила вьюк и скатилась под насыпь. Через положенное время страшный взрыв потряс воздух, но подрывники были уже далеко, где их по следу разыскала и догнала Дина.

Боевое задание они выполнили. Железная дорога надолго вышла из строя.

Ещё несколько цифр из статьи Г. П. Медведева[26] «Из истории военного собаководства»:

В 1941–1943 годах было сформировано 168 отдельных отрядов, батальонов и полков различных служб по собаководству. За период Великой Отечественной войны любителями собаководами сдано в армию свыше 60 тыс. собак, которых обучили в школах, а затем отправили на фронт.

На различных фронтах Великой Отечественной войны действовали: 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме того, периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы дрессировщиков.

Части военного собаководства своей боевой работой завоевали авторитет в войсках. На их боевом счету свыше 300 подбитых танков противника; более 200 тыс. доставленных боевых донесений в периоды, когда отсутствовали другие средства связи; подвезено на огневые рубежи 5862 кг боеприпасов. В частях, где применялись нартовые упряжки, 95 процентов тяжелораненых вывезено и спасено вожатыми на лодках, волокушах и нартах с ездовыми собаками. Четвероногими миноискателями обследована территория в 15 153 кв. км, заминированная противником, разминировано 303 города и населенных пункта, 18 394 здания. При разведке и разминировании минных полей, дорог, мостов, городов и населенных пунктов обнаружено и снято свыше 4 млн. мин.

Что такое найденные взрывные устройства? Это спасённые человеческие жизни. Миллионы обезвреженных мин — миллионы жизней. Каковы были бы потери нашей страны в войне без применения собак?

Приоритет советской школы дрессировки был признан во всём мире. Советские методики дрессировки позволяли обучать собак самым разным видам служб, изобретать новые службы. Но, главное, эти методики позволяли пользоваться ими массово — любой не самый талантливый дрессировщик при хорошем прилежании добивался положительных результатов с не самой выдающейся собакой. Именно этим объясняется столь высокие цифры находящихся на службе в Красной Армии во время Великой Отечественной войны собак и высокая эффективность их работы.

С уровнем советской школы дрессировки всё понятно. А что с племенной работой? В Советском Союзе собаки служебных пород разводились строго по принципу улучшения рабочих качеств. К разведению старались допускать только тех собак, которые соответствовали требованиям к служебным породам, а в стандарты служебных пород были занесены требования наилучшей функциональности анатомии и психики. Во всех пособиях по служебному собаководству это было аксиомой. Для примера могу процитировать отрывок из статьи В. Н. Зубко «Племенная работа в клубах»[27]:

Лица, занимающиеся племенной работой, должны знать, что в стране требуются собаки не только с хорошим экстерьером, гармонично сложенные, но прежде всего с высокими рабочими качествами, т. е. обладающие выраженной активно-оборонительной реакцией, выносливостью, способностью успешно дрессироваться, нести караульную службу, прорабатывать запаховые следы человека и задерживать «нарушителя» и полностью отвечать другим требованиям, предъявляемым к собакам служебных пород в нашей стране.

Для ведомственных питомников такой подход к разведению был логичен во всех странах мира. Но в Советском Союзе ему следовали и общественные клубы служебного собаководства, в то время как на Западе всё большую часть собаководства стало занимать выставочное разведение.

Дело в том, что структура советской системы разведения собак имела принципиальное отличие от западной (системы ФЦИ). Она была тоже трёхзвенной (собаковод — клубы собаководства — центральный клуб), но имела другое содержание. Центральный клуб определял стратегию развития служебного собаководства, принимал нормативные документы. Городские и областные клубы служебного собаководства занимались непосредственно племенной работой: проводили зоотехнические мероприятия, отбирали лучших животных, осуществляли подбор племенных пар для вязок.

Советский собаковод, заводчик, являясь владельцем собаки (матери) и полученных щенков, не обладал правом подбора племенной пары. Кроме того, цена на щенков определялась клубом собаководства, и собаковод обязан был их продавать покупателям по утвержденному тарифу. Покупателей к заводчику направляли клубы. Клубы выдавали и родословные документы на собак. Единой базы на всех собак служебных пород не было, в каждом клубе служебного собаководства велась своя зоотехническая документация. Во Всесоюзную родословную книгу заносились только выдающиеся производители.

На Западе заводчик (владелец питомника) самостоятельно определяет политику своего разведения и торговли щенками. Это отличие является принципиальным. О стратегических вопросах развития породы он не думает. Его задача — тактическая: получить помёт, в котором щенки будут востребованы на рынке. Советский собаковод работал на страну, собаковод западный работает на себя.

Надо признать, что именно советская система разведения собак служебных пород позволила Советскому Союзу совершить всего за полтора десятилетия прорыв в этой области. Каковы её плюсы?

Начальник клуба служебного собаководства назначался сверху. В условиях острого дефицита высококвалифицированных специалистов, государство имело возможность всех этих специалистов использовать максимально эффективно. Зоотехник в клубе был обязан иметь зоотехническое образование. Кроме того, они в клубах проводили линию партии и правительства, в данном случае — создания и развития служебного собаководства.

Зоотехник клуба (племенник) имел возможность заниматься разведением планомерно и целенаправленно: планировать вязки на всё поголовье породы в своём клубе, вести на протяжении многих поколений племенные линии и маточные семейства. Плановая система племенной работы позволяла избежать главной проблемы выставочного разведения — сужения кровной базы. Каким бы выдающимся ни был производитель, он получал такое количество вязок, которое не мешало развивать и другие линии.

Безусловным плюсом были проводимые клубом зоотехнические мероприятия: выводки щенков, смотр-соревнования и бонитировки. Эти мероприятия были обязательными. Производители оценивались по качеству полученного потомства. В зависимости от качества потомков производителю присваивались второй, первый класс на бонитировки. Наивысший класс племенной ценности — класс «элита». Вот что пишет В. Н. Зубко[28]:

Бонитировка — это комплексная оценка собак по происхождению, конституции и экстерьеру, служебным качествам и качеству потомства с целью определения их племенной ценности и назначения дальнейшего использования.

Отбор собак для племенного разведения производится по результатам бонитировки, ежегодно организуемой республиканскими, гг. Москвы и Ленинграда, краевыми, областными клубами служебного собаководства ДОСААФ. Бонитировка проводится специальными комиссиями, которые комплектуются из штатных зоотехников клубов и опытных собаководов-общественников. Желательно, чтобы последние имели зоотехническое или ветеринарное образование.

В этом же сборнике опубликована статья М. М. Укроженко «О роли бонитировки в разведении собак служебных пород»:

Всесторонняя комплексная оценка (бонитировка) собак позволяет отбирать на племя высококачественное здоровое поголовье, способное давать такое же потомство. Из этого потомства снова отбирают лучших на племя и так из поколения в поколение поддерживаются в породе все положительные качества, что способствует ее совершенствованию. Б


убрать рекламу






ессистемное, стихийное разведение приводит к утрате представителями породы своих специальных качеств.

Известно, что служебные собаки применяются для разнообразных целей. Поэтому при оценке собак, отбираемых для разведения, непременно следует учитывать рабочие качества собаки, определяющие ее ценность для того рода службы, к которой она предназначается.

Отсутствие проверки рабочих качеств, передающихся по наследству, приводит к появлению собак со слабым типом ВНД, чрезмерно возбудимых, трусливых, плохо поддающихся дрессировке, со сниженным обонянием и т. п.

…У племенных собак важно выявить уровень дрессированности, т. е. степень обученности, которая зависит от качества собаки и времени, затраченного на дрессировку, а также определить дрессируемость — способность собаки быстро вырабатывать навыки при обучении. К разведению допускаются собаки, только хорошо поддающиеся дрессировке и имеющие высокие показатели дрессированности к определенной службе, собаки, которые проявляют высокую активность в работе, физическую выносливость, обладают способностью к быстрому бегу, проявляют смелость, злобность и недоверчивость к посторонним.

Опыт советской системы служебного собаководства, основанной на плановом разведении и проведении бонитировки, успешно использовался и в других странах. Принцип приоритета рабочих качеств у служебных пород собак и проведения специальных зоотехнических мероприятий для определения их выраженности у претендующих на племенное разведение животных давно стал общепризнанным. Это — основа служебного собаководства. Нельзя не сказать и несколько слов о советских выставках собак.

Выставки служебных собак в СССР были очень мало похожи на выставки собак на Западе. У нас это было только зоотехническими мероприятиями. Не слишком зрелищными, затянутыми, даже скучными. На огромный ринг вызывались собаки одной породы, записанные в одну возрастную группу. Поскольку выставок в одном клубе проводилось 1–2 в год, количество участников было огромным. Ведь всех членов клуба приглашали на выставку индивидуально, посылали приглашение по почте. Не принять участие с породистой собакой можно было только по уважительной причине.

Сначала у всех участников проверяли зубы (а у кобелей ещё комплект семенников). Затем начинался ринг. Несколько десятков собак в течение часа уныло ходили по рингу. Судья с группой стажёров во время движения переставляли экспонентов, лучших — вперёд, худших — назад. Причём каждый участник своё место занимал строго по ранжиру: тот, что стоял спереди, был лучше, чем тот, который располагался за ним. Эксперт расстановку осуществлял очень медленно, тщательно сравнивая собак, потому что после остановки ринга, он уже не мог исправить свою ошибку. С остановкой ринга расстановка заканчивалось. Участники могли отойти в тенёк. Начиналось индивидуальное описание, начиная с конца. Тем, кому «повезло» занять место в хвосте ринга, быстро получали свой диплом и медаль и могли уходить. А вот лучшим приходилось ждать своей очереди иногда несколько часов. На описании эксперт очень подробно отмечал достоинства и недостатки собаки, обосновывая, почему эта собака заняла именно это место, чем она лучше последующей, но хуже предыдущей. В дальнейшем все эти описания сохранялись в отчёте и являлись важнейшим материалом для анализа результатов племенной работы клуба.

Зоотехник обследовал всех рождённых в клубе щенков при рождении и в месячном возрасте. Благодаря прекрасно организованным массовым зоотехническим мероприятиям племенник имел полную информацию о том, какую наследственность передаёт тот или иной производитель. Эта информация для хорошего разведенца является бесценной. Обладая ей, можно было менять направления в разведении, выявлять узкие места, ставить и решать новые задачи. Руководители клуба хорошо контактировали с коллегами из других городов. Практиковались вязки на выезд. Например, из Москвы везли суку к кобелю в Днепропетровск, из Ленинграда в Москву и т. д. Почти всегда руководители клубов были одновременно и известными судьями. Неудивительно, что хорошо были знакомы между собой и судьи всесоюзных и всероссийских категорий. Таким образом, зоотехники в советской системе служебного собаководства обладали такими знаниями и возможностями, о которых сейчас можно только мечтать.

Клубы не давали возможность заводчикам задирать цены на щенков. Несмотря на дефицит самих щенков, цены на них были доступными. Это способствовало вовлечению в служебное собаководство всё новых любителей.

К очень важным достоинствам советской системы разведения относится великолепно развитая инфраструктура для дрессировки собак. В каждом городе были дрессировочные площадки, а на площадках занятия проводили грамотные инструктора. Цена же за дрессировку в группе была невысока. Например, в 1970 гг. общий курс дрессировки (ОКД), рассчитанный на 5 месяцев еженедельных занятий, стоил всего 10 рублей. Это позволяло добиться того, что собаки служебных пород дрессировались массово, практически все. Одновременно на каждой площадке работали и группы соревновательные, в которых занимались дрессировщики с собаками, уже получившими дипломы по дрессировке. Эти группы были бесплатными, занятия вели самые сильные инструктора площадки. Здесь готовились активисты со своими собаками для участия на соревнованиях и показательных выступлениях. Кинологические агитбригады привлекались к праздничным мероприятиям. В Москве в парке им. Горького ежегодно проводилась кинологическая эстафета. Каждый район Москвы выставлял свою команду.

Очень много проводилось соревнований по дрессировке, во много раз больше, чем выставок. В 1970 гг. ДОСААФ СССР начал развивать вид спорта со служебными собаками, который так и назывался — «служебное собаководство» и был включен в Единую всесоюзную спортивную квалификацию. Соревнования были массовыми, собирали огромное количество зрителей.

Сравнивая советскую систему разведения собак с западной, нельзя не выделить их принципиальные различия. В советском собаководстве заводчики в племенном разведении были только исполнителями. В основном заводчиками становились владельцы сук, которых руководство клуба уговорило завести щенков. В ход шёл и настоящий обман (нерожавшие суки все неминуемо гибнут от рака молочной железы), и уговоры (щенки — как дети, такая радость). Получив один помёт и повозившись с щенками (а их кормить надо было к моменту актирования 6 раз в день, по часам), надышавшись щенячьими испражнениями, такие заводчики делали для себя вывод, что возня со щенками — слишком утомительное занятие. Особенно, если их забирали не сразу, а они успевали разгромить квартиру заводчика. Помёт оказывался первым и последним. Только единичные заводчики получали щенков не один раз («для здоровья» суки), почти всегда они в этом случае становились активистами клуба.

Заводчик на Западе — человек мало зависимый. Он сам определяет, каких производителей использовать, по какой цене и кому продавать щенков. В этом отношении кинологический бизнес ничем не отличается от других разновидностей бизнеса. Заводчик на Западе не думает об интересах страны (улучшении рабочих качеств служебных пород, чтобы они соответствовали потребностям армии и полиции), он заботится об имидже собственного питомника, увеличении продаж. Рабочие качества собак его интересуют постольку, поскольку они востребованы покупателем. В развитых западных странах у населения потребности в охранных собаках практически нет. Наоборот, собаки с выраженной активно-оборонительной реакцией (при угрозе нападения собака не убегает, а нападает сама) называются «агрессивными» и в лучшем случае выбраковываются из разведения, в худшем — умерщвляются. А ведь требования выраженности активно-оборонительной реакции у собак служебных пород было занесено во все стандарты, принятые ДОСААФ СССР.

В связи с этим очень интересно проанализировать место советской кинологии на мировой арене. Благодаря политике железного занавеса наша страна в значительной части была изолирована.

Выезд за рубеж был затруднен. Нам не хватало объективной информации о том, что и как делается за границей, чтобы сравнить свои достижения в этой области с зарубежными. Возможно — внести какие-то коррективы. Но утверждение, что советские собаководы никак не общались с зарубежными коллегами, не участвовали в международных мероприятиях — ложь. Во всё время существования СССР периодически осуществлялась государственная и частная закупка импортных породистых собак. Участвовали мы и в международных выставках. Вот как А. П. Мазовер описывает участие советской группы собаководов в международной выставке ФЦИ в Будапеште в 1971 году в статье «Всемирная выставка»[29]:

Советская делегация привезла 38 собак 14 пород. К большому сожалению, на Всемирную выставку не послали наших восточноевропейских овчарок. Это обеднило демонстрацию успехов советского собаководства. Таким образом, на международном ринге не удалось показать и оценить работу, проводящуюся с этой основной у нас породой. По этой же причине только два клуба служебного собаководства ДОСААФ — Московский и Ленинградский — смогли представительствовать на международной арене, потому что они длительное время ведут селекционную работу с эрдель-терьерами. Кавказских овчарок представили ведомственные питомники Министерства коммунального хозяйства РСФСР и «Красной звезды», а Московское, Кировское и Волгоградское общество охотников, Всесоюзный научно исследовательский институт охоты и звероводства, а также охотничьи общества Украины и Грузии — охотничьих собак.

Советские собаководы впервые участвовали во Всемирной выставке. Правда, в 1957 году на значительно меньшей по масштабу международной выставке в г. Либерец (Чехословакия) принимали участие собаки Московского общества охотников и рыболовов.

Поездка группы советских собаководов на Всемирную выставку собак в Венгрию была очень полезной и явилась своеобразным экзаменом на зрелость, проверкой правильности нашей системы селекционной работы с породами служебных и охотничьих собак. Результаты этого экзамена оказались очень высокими и подтвердили, что отечественное собаководство стоит на правильном пути.

Из 38 показанных на выставке собак 34 заслужили высшие оценки «отлично» и четыре «очень хорошо». В условиях сильнейшей конкуренции и повышенной требовательности это очень высокие показатели. Причем одна из четырех собак не удостоилась высшей оценки только из за травмы ноги, полученной при выгрузке из вагона в Будапеште, а другая не показала премоляры.

…Кавказских овчарок показывали на Всемирной выставке впервые, и, естественно, они вызвали повышенный интерес специалистов из самых разных стран.

Собаки понравились мощью и крепостью сложения, уравновешенным, но в то же время свирепым характером. Эти великаны вели себя на ринге спокойно и величаво и, к удивлению эксперта, все хорошо показали зубы. Экспертиза их вызывала затруднения, так как экспертам, не имеющим стандарта на данную породу, трудно было оценить эту группу собак. Но следует отметить, что эксперты В. Нахтигал (Чехословакия) и Т. Лавренчич (Югославия) квалифицированно разобрались в представленном материале, строго и справедливо расценили его. Звание «Победитель Венгрии» получил Уран (питомник Министерства коммунального хозяйства РСФСР), вторым с оценкой «отлично» прошел его однопометник Грозный из того же питомника, третьим с оценкой «очень хорошо» был Казбек из питомника «Красная звезда». Из сук 1-е место с оценкой «отлично» и звание «Победитель Венгрии» завоевала Зурна, однопометница Урана и Грозного, принадлежащая тому же питомнику, 2-е место с оценкой «очень хорошо» — Джина (владелица ленинградка Е. Корнеева). Звание «Кандидат в чемпионы мира» не присуждалось, так как эта порода не зарегистрирована в Международной кинологической федерации.

Порода среднеазиатских овчарок была представлена кобелем Карагезом (владелец ленинградец Л. Башков), получившим оценку «отлично».

…Успешно выступили представители охотничьих пород.

Лучшие собаки кобели — русско-европейская лайка Бой (владелец москвич О. Гургенидзе) и западносибирская лайка Вайгач (владелец питомник Всесоюзного научно исследовательского института охоты и звероводства г. Кирова) — получили высшее звание «Чемпион мира». Суки победительницы — русско-европейская лайка Тайга (владелец москвич С. Муравьев) и западносибирская лайка Улька (владелец москвич Г. Туманов) — удостоились званий «Чемпион Венгрии» и «Кандидат в чемпионы мира».

Русских псовых борзых представляли четыре собаки: Лель (владелица москвичка Н. Недошивина), Булат (владелец С. Потапов из Волгограда), Даур (владелец М. Ерин из Волгограда) и Фемина (владелица москвичка Воеводина), завоевавшие оценки «отлично». Две русские гончие, привезенные из г. Кирова, — Лада (владелец Н. Тестоедов) удостоилась оценки «отлично», званий «Чемпион Венгрии» и «Кандидат в чемпионы мира» и Арфа 2-я (владелец А. Стародумов) — оценки «отлично».

Русских пегих гончих доставили с Украины: Амуру (владелец В. Сковзгирд) присудили оценку «отлично» и звания «Чемпион Венгрии» и «Кандидат в чемпионы мира», Забавке (владелец М. Радченко) — оценку «отлично», звание «Победитель Венгрии» и «Кандидат в чемпионы мира».

Ирландские сеттеры — Джерри (владелец москвич И. Хейфиц) заняла 2-е место с оценкой «отлично», а Рэд (владелец москвич А. Шапырин) не показал наличие премоляров, поэтому, хотя и занял 2-е место, был оценен только на «очень хорошо». Шотландский сеттер Долли (владелец москвич Ю. Соловьев) получила 2-е место с оценкой «отлично».

Пойнтеры — Леди (владелец Ш. Долидзе, г. Тбилиси) завоевала 1-е место с оценкой «отлично» и звания «Чемпион Венгрии» и «Кандидат в чемпионы мира», Эра (владелец В. Стусь, г. Симферополь) — 3-е место с оценкой «отлично».

Вывод из участия советских собаководов в международной выставке в Будапеште следует однозначный: ни о каком отставании нашего собаководства речи идти не может. Нас представляла не сборная команда СССР, а обычные активисты нескольких городских клубов. И выставка была не просто международной, а всемирной (в ФЦИ такого статуса выставки проводятся только одна в год). В ней принимали участие действительно лучшие собаки из входящих в ФЦИ национальных организаций. И такой результат! Это был настоящий триумф советского собаководства.

Советские собаководы совершенно свободно могли участвовать в международных выставках, если была возможность выехать за рубеж. После того, как выезд за рубеж был облегчен, советский десант стал высаживаться на всех крупных международных выставках. Достаточно посмотреть каталоги, подборку кинологических журналов того времени. Более того, наши участники, как правило, занимали высокие места. Лично я посещал международную выставку в Познани 1989 г., Всемирные выставки в Брно (1990 г.) и Дортмунде (1991 г.), поздравлял проводника нашей кавказской овчарки Османа-2 с победой на Всемирной выставке в Дортмунде, с которым приехали в Дортмунд на одном поезде.

Признавались и советские родословные. Не было и проблем с приглашением экспертов ФЦИ в СССР. Пока в СССР не появилась пятая колонна, озабоченная переходом советского собаководства на правила и положения ФЦИ, отношение ФЦИ к СССР было схожим с отношением к США: наше собаководство полностью признавалось. Более того, к нему относились с большим почтением.

Была ли советская система собаководства идеальной? Нет, конечно. Нельзя не остановиться на её недостатках.

И. В. Сталин очень точно заметил, что кадры в социалистическом хозяйстве решают всё. Эти кадры и являются одновременно узким местом. Умный, грамотный и честный специалист, занимая руководящее кресло и имея карт-бланш, способен сотворить чудо. Однако проникший наверх жулик или даже не слишком умный человек способен полностью развалить дотоле успешно работающее предприятие или хозяйство. Служебное собаководство не являлось исключением. Качество поголовья в разных клубах служебного собаководства отличалось значительно. Отличалась и психологическая обстановка в клубах. Были и сплочённые группы единомышленников, искренних энтузиастов, но были и интриги, и завистники. Кризис застоя не миновал и собаководства. К середине 1970 гг. заводчики стали продавать щенков не по установленной клубе цене, а по рыночной. К примеру, щенок восточноевропейской овчарки, оценённый в 50 рублей, мог продаваться за 150. А это уже — примерно средняя месячная зарплата. Количество щенков могло достигать и 12. Понятно, что полученные от продажи щенков деньги уже не были «карманными». Особенно хорошо себя чувствовали владельцы кобелей, попавших в план разведения.

Как только в советском служебном собаководстве появились нетрудовые доходы, оно дало трещину. Ослабился контроль за работой начальников клуба служебного собаководства — расцвело кумовство и началось разложение. Вопрос составления племенного плана решался руководством клуба. Кобель мог получить 1 вязку за год, а мог и 10. Суке могли поставить самого лучшего производителя, от которого уже было получено выдающееся потомство, а могли и новенького, ничем себя не проявившего. Во многих клубах стала ясно прослеживаться коррупционная составляющая. С руководителями клубов требовалось «дружить», а лучшим доказательством дружбы были… нет, тогда ещё не деньги, но подарки и ответные услуги. Ты мне — больше вязок, я тебе — дефицит. Руководитель клуба служебного собаководства стал входить в советскую «элиту» — «завсклад, директор магазина, товаровед».

Нельзя забывать, что руководитель клуба (или главный зоотехник) имел и свои собственные разведенческие амбиции. Одновременно он почти всегда был заводчиком курируемой породы, имел своих щенков. Ему было трудно не продвигать собственных «сыновей» и «дочек». Часто он искренне гордился собственными достижениями. Зоотехник имел возможность дать «блатным» кобелям незаслуженно много вязок, разумеется, всё это аргументировано обосновав на племенном совете. А по-настоящему достойные производители получали вязок чуть меньше. Нередко в клубе между заводчиками и руководителями клубов возникали конфликты. Заводчикам не нравилось, какие кобели были запланированы к их сукам. Не всегда нравилось, что говорили про их щенков. Плелись интриги, затевались заговоры, строились козни. Понятно, что в этих случаях интересы дела жертвовались в угоду личным интересам. Это только снаружи кажется, что в клубе любителей могут находиться только друзья-единомышленники. Очень часто собачий клуб представлял из себя настоящий террариум, в котором в едином клубке сплелись змеи.

Необходимо, кроме того, отметить, что в послевоенные годы ДОСААФ превратилось из государственного объединения, занимающегося патриотическим воспитанием молодёжи и подготовкой кадров для продвинутых систем вооружения, в своеобразный пансионат для содержания с почётом и на хороших окладах заслуженных пенсионеров. С другой стороны, должность руководителя ДОСААФ стала наказанием, понижением в должности проштрафившихся военных и партийных руководителей. Если при Сталине провинившегося начальника сажали или расстреливали, то при Брежневе его посылали послом в Африку, назначали директором сибирского совхоза или каким-нибудь председателем городского или республиканского комитета ДОСААФ. Такие начальники мало думали о развитии порученного дела. Они в нём не разбирались, да и не интересно им это было. В тонкости служебного собаководства они не вникали, от принятия решений часто самоустранялись, перекладывая это на подчинённых. Подписывали наградные дипломы, участвовали в торжественных мероприятиях.

Система служебного собаководства в эпоху Брежнева уже не совершенствовалась, в ней накопились проблемы, которые необходимо было решать. Но она работала. Можно было модернизировать советскую систему служебного собаководства, сделать более эффективной? Без всякого сомнения. Как и всю социалистическую систему хозяйства. Надо было повысить контроль за работой должностных лиц, повысить их ответственность, облегчить ротацию кадров. Дать больше свободы заводчикам при подборе племенных пар. Провести компьютеризацию. Продолжить научные исследования в кинологии. Фундамент советской системы служебного собаководства оставался весьма прочным, основанным на здравом смысле.

Все основные принципы советской системы служебного собаководства являются актуальными и сейчас — приоритет национальных интересов, разведение собак в соответствии требованиям кинологических ведомств государства, помощь со стороны государства любителям.

Но вот грянула перестройка. Под видом усовершенствования служебного собаководства началось его планомерное уничтожение.

Глава 4. Советское собаководство в эпоху перестройки

 Сделать закладку на этом месте книги

…мы бросим все, что имеем, чем располагаем, все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить! Как, спрашиваешь? Как?!

Мы найдем своих единомышленников… своих союзников и помощников в самой России! — срываясь, выкрикнул Лахновский.

Мы их воспитаем! Мы их наделаем столько, сколько надо! И вот тогда, вот потом… со всех сторон — снаружи и изнутри мы и приступим к разложению… сейчас, конечно, монолитного, как любят повторять ваши правители, общества. Мы, как черви, разъедим этот монолит, продырявим его.

…Всю историю России, историю народа мы будем трактовать как бездуховную, как царство сплошного мракобесия и реакции. Постепенно, шаг за шагом, мы вытравим историческую память у всех людей. А с народом, лишенным такой памяти, можно делать что угодно. Народ, переставший гордиться прошлым, забывший прошлое, не будет понимать и настоящего. Он станет равнодушным ко всему, отупеет и в конце концов превратится в стадо скотов. Что и требуется! Что и требуется!

Вот так, уважаемый, — произнес он голосом уже не гневным, но каким-то высокопарным. — Я, Петр Петрович, приоткрыл тебе лишь уголочек занавеса, и ты увидел лишь крохотный кусочек сцены, на которой эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия о гибели самого непокорного на земле народа, об окончательном, необратимом угасании его самосознания.

Анатолии Иванов

С чего началась перестройка? С кооперативного движения. Не обошло это веяние и собаководства. Уж здесь-то «кооператоры» развернулись очень широко.

Первые клубы любительского собаководства в СССР возникли ещё в 1970 гг. Они объединяли любителей тех пород, которые не были включены в список служебных или охотничьих. Таким, например, было Московское городское общество любителей собаководов (МГОЛС).

Любительское и служебное собаководство существовали параллельно, никак не мешая друг другу. Да и как они могли помешать? Породы, которые в них культивировались, не пересекались. Люди были другие, да и цели, которые они перед собой ставили, тоже резко различались. Служебное и любительское собаководство отличались так же, как птицеводство от разведения волнистых попугайчиков. Да и в количественном отношении «служебников» было во столько раз больше «декоративщиков», как крестьян было больше, чем любителей попугаев. Необходимость иметь рабочую собаку никак не совпадала с потребностью иметь в доме живое существо — морскую свинку, хомячка или какого-нибудь мопсика. Во второй половине 1980 гг. любительские клубы стали плодиться вместе с кооперативами невиданными темпами. В советском собаководстве произошла настоящая революция, последствия которой были оценены не сразу.

Развитие советской системы собаководства, как это ни парадоксально, привело к серьёзной проблеме, которой не было на начальном этапе. Ведь в самом начале страна испытывала острый дефицит специалистов. Но потом уже высококвалифицированных специалистов стало больше, чем вакансий ответственных должностей в клубах собаководства. Прекрасные творческие личности вынуждены были оставаться в качестве исполнителей чужих решений.

Ситуацию усугубляло то, что в одном территориальном образовании находился только один клуб служебного собаководства ДОСААФ. Чтобы уйти от ненавистного начальника, нужно было переехать в другой город. И вот сейчас, в перестройку, появилась возможность создавать свой личный клуб, в котором заниматься племенной работой можно было без всякого отчёта перед вышестоящим начальством.

Возникшие новые клубы любительского собаководства, частные кинологические кооперативы уже занимались разведением всех пород собак, но по правилам разведения декоративных пород. О рабочих качествах служебных собак речь уже не шла. Пропагандистская машина, переформатирующая основные представления о собаководстве, заработала на полную катушку. Открылись Окна Овертона[30]. Постановление Правительства РФ № 290 было уже завершаемой стадией этого Окна. Вначале сдвинули общественное сознание.

О чём стали писать средства массовой информации? О том, что всё созданное в Советском Союзе — неправильное. Есть правильный демократичный Запад с его общечеловеческими ценностями, со свободным рынком, либерализмом, вот и надо на него равняться. Необходимо встраиваться в мир цивилизованного человечества. А в собаководстве это означает переход на систему разведения питомников, которая выстроена в ФЦИ. Но сначала пошёл процесс распада клубов служебного собаководства и выделения из них новых любительских клубов.

Между клубами развернулась конкуренция за количество членов и количество собак. Выигрывали те, кто к качеству племенного материала предъявляли самые минимальные требования. Меньше требования — больше собак, которые им соответствуют. Ведь основной источник доходов клубов (и их руководителей) напрямую зависел от количества членов и полученных помётов. Члены сдавали членские взносы, оплачивали актирование помётов, оформление зоотехнической документации, распечатку родословных документов. Чем больше у клуба членов, тем больше участников приходило на проводимые клубом выставки (участие в выставке — платное). Кроме того, в помещениях клубов торговали кормом для собак (мясо вынужденного убоя, субпродукты), ветеринарными препаратами, витаминами, собачьей амуницией. Понятно, что всё это продавалось с приличной накруткой (иногда до 5–6 раз).

Собаководство в СССР к концу 1980 гг. стало бизнесом, и не просто бизнесом, а бизнесом, связанным с обманом. На рынках появились бланки родословных. Можно было недорого оформить документы высокопородистой собаки на любую дворняжку. Впрочем, аналогичное творилось и в других областях. Народу кинули лозунг «Обогащайтесь любой ценой!», и многие ему последовали. Процесс пошёл. В собаководство на смену энтузиастам пришли совсем другие люди — коммерсанты, они и начали определять в собаководстве погоду. Если раньше советские люди не сильно различались по своему достатку, то при Горбачёве появились первые советские миллионеры и люди просто богатые. Породистые собаки, особенно редких пород, да ещё привезённые из-за рубежа, стали показателями зажиточности, успеха. Спрос на престижных собак привёл к росту цен на них. Собачий бизнес (продажа щенков и импортных собак редких пород) стал очень прибыльным.

Забеспокоились прежние монополисты — клубы служебного собаководства ДОСААФ и объединения охотничьего собаководства (они были секциями Всесоюзного общества охотников и рыболовов). Их члены стали вступать в новые кинологические организации. И дело даже не в том, что организаций стало больше — они стали ориентированы на западную систему собаководства, систему ФЦИ. Джин стяжательства и наживы вырвался на волю. Кроме того, значительная часть руководителей клубов служебного собаководства сами не устояли от искушения соблазном лёгких денег. На рынке появились в продаже незаполненные бланки с печатями зоотехнической документации не только вновь созданных кинологических организаций, но и клубов служебного собаководства ДОСААФ — родословные, дипломы по дрессировке, дипломы с выставок.

Изменилось не только отношение к собаководству вообще, изменилось отношение к рабочим качествам. Для формируемой системы собаководства по лекалам ФЦИ приоритет рабочих качеств при разведении служебных пород перестал являться аксиомой. Вот что пишут об этом Беленький и Мычко, которые в 1991 г. были на учредительной конференции РКФ представителями «служебного» направления[31]:

Все более широко распространяется понимание, что красота, гармоничность собаки — это не чья-то прихоть, что гармония целесообразна, т. е. чем красивее собака и чем больше она отвечает требованиям стандарта, тем полнее она отвечает своему предназначению. Экстерьер вовсе не противоположен рабочим качествам. Правильно сложенная, хорошо выращенная, психическая здоровая собака в подавляющем большинстве случаев выполняет любую работу гораздо лучше, чем неухоженный и недокормленный «уродец». Ко всему прочему, изменилось и понятие «работы» для собаки. Раньше в него вкладывали очень узкий круг занятий: охрана склада, например, для служебной собаки, либо долгие месяцы на таёжном промысле для охотничьей.

…Напрасно иные прогрессивные психологи пытались говорить о душевном комфорте, который приносит общение с собакой, утверждать, что само присутствие собаки в доме может излечить её владельца от болезней… В это верили немногие.

В настоящее время с этим согласятся, пожалуй, все, и в словосочетании собака-компаньон вряд ли кто-то усмотрит нечто странное. Да, собака развлекает своего хозяина, делит с ним досуг, но её возможности этим не ограничиваются: не понимая забот человека, она тем не менее воспринимает все его чувства, настроения, реагируя на них как


убрать рекламу






самый близкий и заботливый друг. Именно в этом её работа.

Поразительно, как в этом небольшом отрывке ярко виден результат действия Окон Овертона. Рабочие качества ещё считаются обязательными для служебных пород собак. Но под ними уже подразумевают обыкновенную собачью привязанность к своему хозяину. Первоначальный смысл понятия «служба», «работа» вывернут наизнанку. Авторы виртуозно изменяют логическую цепочку. Не красота собаки обеспечивает наличие у неё рабочих качеств. Наоборот, прекрасно приспособленная для выполнения работы собака всегда совершенна в физическом плане, а потому кажется красивой, как кажется совершенным и красивым любое здоровое дикое животное.

«Красивой» выставочной собаке противопоставляется неухоженный и недокормленный «уродец». По-другому и быть не может. Либо собака выставочная, либо она — урод.

Очень показательно, как авторы книги описывают рабочие качества и область применения служебных собак. Как будто они ничего никогда не слышали ни о выносливости, ни о силе, ни о способности работать с запахом. Единственное применение служебной собаки — охрана. Работа собаки — быть компаньоном человека, живой игрушкой для него, психологической разгрузкой. Ещё раз подчеркну — авторы этой книги в РКФ представляли «служебное» направление. Они не только писали книги. Они читали лекции, обучали слушателей кинологических курсов, принимали у них экзамены. Вот стараниями таких «служебников» и была уничтожена советская система служебного собаководства. О рабочих качествах быстро забыли. После того, как приоритетом стали выставки, служебное направление исчезло.

Выставки — особая история. Их количество увеличилось в сотни раз. Проводить их стали по подобию выставок в ФЦИ, так было коммерчески намного выгоднее. Для привлечения большего количества участников на выставки хорошим тоном стало приглашать импортных судей, экспертов ФЦИ, США, Великобритании. В то время у народа было сформировано мнение, что раз импортное, значит — лучше нашего. Это касалось всего, в том числе, собак и судей по собаководству. На самом деле качество судейства экспертов ФЦИ очень часто повергало наших специалистов в шок. Они не боялись оценивать породы, которых никогда до этого не видели, требований стандарта которых даже не читали.

Необходимо отметить, что в СССР судить выставки на таких прекрасных условиях (бесплатный проезд, проживание в гостинице, питание в ресторане, культурная программа с выпивкой) иностранцы поехали с большим удовольствием. Им нужно-то было всего-навсего кое-как отсудить ринги, а уж затем можно было насладиться русским гостеприимством. Кроме того, иностранный эксперт не забывал попутно найти новый рынок сбыта для собак из собственного питомника. Продать можно было любой брак по безумной цене (собаки же — импортные!).

В нашу страну хлынул поток иностранных экспертов и обычных проходимцев. Вспоминается эпизод с одним польским экспертом ФЦИ. Он был специалистом по борзым, в СССР его в первый раз пригласили судить именно эту группу пород. Но уже на самой выставке организаторы попросили отсудить ещё и ринг немецкой овчарки. Сначала поляк долго упирался, говоря, что не знает эту породу. Но организатор выставки сказала, что сама будет стоять с ним в ринге и ему подскажет в случае необходимости. Любители немецких овчарок известны во всем мире своей сварливостью и многочисленностью, а также отсутствием уважения к авторитетам. Идя к рингу немецкой овчарки, польский эксперт по борзым заметно трусил, он даже пошутил: «Овчарок судить — как тигра… „любить“: и смешно и страшно!». Однако всё прошло благополучно, его не закидали тухлыми помидорами. Поляка потом приглашали много раз, он стал в нашей стране очень популярным и уже не боялся судить даже те породы, название которых слышал в первый раз. Однажды, когда недовольные его некомпетентным судейством зрители стали громко возмущаться и угрожать, что напишут на него в ФЦИ, и его лишат звания, он, улыбаясь в свои пышные седые усы, хладнокровно ответил: «Пишите, меня уже давно всего лишили».

В советских кинологических журналах словно по мановению дирижёрской палочки одновременно стали публиковаться статьи о том, что в СССР собаководство долгие годы было изолировано от мирового и поэтому отстаёт. Железный занавес в собаководстве необходимо разрушить так же, как и в других сферах. Начались разговоры, что СССР должен обязательно вступить в ФЦИ. Это нужно для вхождения в мировую кинологию. Перестройка, демократизация, гласность, а теперь — переход на мировые общепринятые правила собаководства. Переход на международные стандарты собак. Само собой подразумевалось, что это увеличит доходность нашего собаководства, потому что увеличит продажи наших собак за рубеж. А цены в валюте за рубежом на собак для наших собаководов тогда были просто баснословными.

Сейчас мы можем сравнить доводы вступления в ФЦИ с доводами подписания Украиной договора ассоциации с ЕС. Это был такой же обман. Никто нас в ФЦИ тогда не ждал. Появление большого количества недорогих собак советского разведения на мировом кинологическом рынке (заметим — прекрасного качества) могло бы просто обрушить цены. ФЦИ никак не могла этого допустить. Вступление в ФЦИ было только морковкой, которой нас заманивали в ловушку.

В СССР тогда началось уничтожение всех развитых областей. За рубежом прекрасно знали, что советская система служебного собаководства была вне конкуренции, следовательно, она тоже должна была быть разрушена.

Для развала области народного хозяйства часто даже нет необходимости вводить санкции или бомбить города Достаточно протащить во властные структуры своего агента влияния и помочь ему провести «реформы», в результате которых от развитой области останутся жалкие обломки. Его даже не надо вербовать, иногда достаточно принять в высоком европейском кругу как равного, доброжелательно хлопать по плечу и оказывать мелкие услуги вроде приглашения быть судьёй на зарубежной выставке, присвоения высокого титула его собаке и т. д. Ну и подсказывать шаги по «реформированию».

Реформы в перестроечном собаководстве должны были заключаться во вступлении в ФЦИ и переходе на все её правила.

Среди сторонников вступления в ФЦИ быстро выделился лидер — некто Евгений Львович Ерусалимский. Кто-то его сравнивает с Керенским, кто-то с Березовским, кто-то с Мавроди, а кто-то с Остапом Бендером. Космополит, готовый согласиться, что в любой стране всё лучше и правильнее, чем на Родине. Этот персонаж заслуживает отдельного рассмотрения. Евгений Львович Ерусалимский был типичным представителем любительского направления, никогда не интересовался служебным собаководством. В этом плане система выставочного собаководства ФЦИ полностью соответствовала его внутреннему мировоззрению. В среде советских собаководов Евгений Львович был фигурой обособленной. Он как никто другой мог преподнести себя, преподать с лучшей стороны. Огромные амбиции, прекрасное образование (закончил мехмат МГУ, где получил второе образование Борис Березовский), светские манеры.

Е. Л. Ерусалимский гениально создавал для собеседников такую реальность, в которой он является главным советским специалистом в кинологии, автором ряда научных трудов в этой области, всемирно известным учёным. Он позиционировал себя в качестве учёного-теоретика в среде собаководов-практиков. Прославился он своей статьёй «Модельный подход к вопросам сложения, движения и разведения собак (Биомеханические постулаты. Селекционные инварианты)», которая была опубликована в сборнике «Средний шнауцер» в 1989 году. Из собаководов никто в смысл его труда вчитываться не стал, но научная терминология и непонятные слова заставили поверить, что в статье написано действительно что-то умное. Те же, кто прочитал статью внимательно, назвали её чушью, не имеющей ничего общего с реальностью. Очень доходчиво в своей статье «Ересь ерусалимская»[32] разобрал опус Ерусалимского Александр Власенко, буквально разгромив его по пунктам. Но Власенко был собаководом, а не учёным, специализирующимся на биомеханике.

В учёных кругах «научный труд» собаковода не заметили, никто из учёных почему-то на него не ссылался. В научной среде считается неэтичным высказываться как-либо о том, что к науке не относится. Мало ли что написал какой-то собачник! Только после долгих уговоров удалось упросить одного из биологов, специализирующихся на движениях тетрапод, к.б.н. А. Н. Кузнецова написать рецензию на творение Е. Л. Ерусалимского[33] под названием «Стрельба из лука по маятнику». Думаю, читателю будет любопытно познакомиться с отрывками из неё.

Данная рецензия написана только во имя торжества Научной Истины, если таковая существует, и не подлежит использованию в междоусобицах кинологов.

Вообще-то селекционеры совершенно не обязаны руководствоваться научными соображениями при проектировании свойств пород. О декоративных вообще не приходится говорить Породы же, имеющие хозяйственное значение, вполне успешно выводят на основании одного лишь практического опыта.

…Хотя наука-биомеханика и не обязательна для выведения хорошо передвигающихся собак, она могла бы облегчить выбор направления селекционной работы. Жалко только, что ученые еще не готовы давать четкие рекомендации кинологам. Пока что в этой области науки не решены более общие вопросы, на фоне которых различия между породами почти теряются.

…Я считаю своим долгом заявить, что если какие-либо породы, к которым будет применена рассматриваемая модель, постигнет в связи с этим плачевная участь (а тираж брошюры был ни много ни мало 40 000 экземпляров), то это будет «заслугой» этой конкретной модели, а не серьезной биомеханики.

…Но спорить с Е. Л. Ерусалимским не очень легко — на первый взгляд просто непонятно, с чего начать. Дело в том, что обсуждаемая модель начисто оторвана не только от накопленных данных по биомеханике наземного передвижения млекопитающих, но и от какой бы то ни было реальности вообще.

…Моя критика, естественно, не позволяет как-либо охарактеризовать Е. Л. Ерусалимского в качестве кинолога-эксперта. Но, во всяком случае, он не имеет оснований считать свои тылы прикрытыми Наукой и искать в этом преимущество перед коллегами. Пока что настоящая биомеханика не встала на чью-либо сторону.

К этой рецензии трудно что-то добавить. Самое смешное, лженаучность труда Ерусалимского не помешала ему потом, уже в 2006 году, защитить диссертацию «Совершенствование экстерьера собак с помощью биомеханической модели», в основу которой и легла пресловутая статья. Впрочем, в новейшей истории России было время, когда при наличии определённого капитала и связей «остепениться» мог любой. В своём автореферате все достижения российского собаководства к моменту защиты своей диссертации он связал с применением в практике основных постулатов своей теории:

Использование модельного подхода в отечественном разведении ряда пород привело к высшим мировым и международным достижениям (более 200 Чемпионов Мира, 300 Чемпионов Европы, 2000 Интернациональных Чемпионов) в системе Международной кинологической федерации (FCI). Значительными успехами отмечено разведение шнауцеров (14 Чемпионов мира, 5 Чемпионов Европы, 2 Чемпиона Америки, 117 Интернациональных Чемпионов, 321 Национальный Чемпион).

Ну как после этого не присвоить кандидатскую степень «гиганту мысли и отцу русской кинологии»?

Впрочем, о научных успехах Е. Л. Ерусалимского я упомянул с единственной целью — дать более точную и объёмную его характеристику.

Я не думаю, что он был банально завербован ЦРУ или Моссад и получал от них определённое задание и деньги за его выполнение. Скорее всего, он думал, что использует руководство ФЦИ для собственного продвижения в собаководстве и получения личных преференций, а на самом деле, использовали его. Он хотел при поддержке ФЦИ стать главным кинологом страны, продавать своих щенков по астрономическим ценам за рубеж, ездить судить по всему миру, накоротке общаться с членами правительства, а ФЦИ было нужно совсем другое: используя пятую колонну внутри страны, взять советское собаководство под свой полный контроль. Так и произошло.

Есть заказчик — западные спецслужбы. Есть выгодополучатель — ФЦИ. Есть исполнители — пятая колонна среди собаководов во главе с Е. Л. Ерусалимским. Есть покровители среди правительства СССР (затем — РФ), которые сами являлись пятой колонной и действовали по команде американских советников. Процесс по демонтажу системы советского собаководства пошёл так же успешно, как по демонтажу советской промышленности.

Ерусалимскому необходимо было обосновать полезность вступления СССР в ФЦИ и необходимость монополизации советского собаководства для этой цели. Надо отдать ему должное: он говорил всегда очень убедительно, мог легко привлечь на свою сторону человека, не очень разбирающегося в этом вопросе. О чём-то сознательно умалчивал, о чём-то говорил неточно, а о чём-то вообще лгал. Информационные войны придумали ещё до него.

Вот что он потом написал в статье «РКФ. История и предыстория»[34]:

В 1989 году энтузиасты из служебного, охотничьего и любительского собаководств подняли на ВКС вопрос о необходимости вступления в FCI. Членство в FCI позволило бы легализовать в мире родословные на собак отечественного разведения, открыло бы возможность их участия в международных выставках, предоставило бы право на получение титулов международных чемпионов и сделало бы правомочным судейство российских экспертов за рубежом. ВКС поддержал эту инициативу.

Однако для вступления в FCI недоставало наличия признанной государством единой национальной кинологической организации, которая имела бы общую базу данных и централизованно выпускала родословные. Кроме того, деятельность такой организации должна была соответствовать Уставу FCI, положениям о племенной и выставочной работе и о судьях.

Всесоюзная федерация любительского собаководства (ВФЛС) была создана 15 апреля 1990 года на Учредительной конференции, собравшей представителей любительских обществ из всех советских республик. Был принят Устав, избран президиум, а также принято решение об участии ВФЛС в создании Всесоюзной кинологической федерации (ВКФ), которая и была образована 25 мая 1990 года.

А вот что пишет А. Михайлов, один из нынешних руководителей РКФ[35]:

К концу 80-х годов прошлого века СССР, как кинологическая держава оказалась изолированной от мирового сообщества собаководов, которое объединилось в рамках Международной кинологической федерации (FCI), созданной в 1911 году.

Эта изоляция означала непризнание советских родословных, советских экспертов, результатов советских выставок, испытаний и состязаний. В этой связи наши собаки не могли участвовать в выставках и состязаниях, а экспорт собак отечественного разведения мог осуществляться на грабительских условиях, т. к. происхождение собак определялось в ФЦИ, как неизвестное. В таких условиях невозможен был равноправный обмен племенным поголовьем, необходимый для совершенствования генофонда.

Кроме того, советские эксперты не имели права судить на выставках в системе FCI.

Таким образом, актуальной была задача обеспечения международных прав отечественных собаководов, поднятия престижа страны в области собаководства, которое по существу своих достижений к этому времени находилось на большой высоте.

Для вступления СССР в FCI необходимо было, чтобы в стране существовала всесоюзная кинологическая организация, объединяющая все породы собак. К тому же по Уставу FCI в ее члены могла быть принята только одна организация от страны. Такой организации в СССР не было, так как на протяжении всего советского периода отечественное собаководство развивалось по трем самостоятельным направлениям: охотничьему, служебному и любительскому.

Для образования такой организации в мае 1990 г. была проведена Учредительная Конференция по объединению Всесоюзного кинологического совета по охотничьему собаководству, Всесоюзной федерации служебного собаководства и Всесоюзной федерации любительского собаководства в рамках Всесоюзной кинологической федерации (ВКФ). Устав ВКФ был зарегистрирован в Минюсте СССР в начале 1991 г.

В июне 1990 г. от имени ВКФ было подано заявление о вступлении в FCI.

Не буду даже останавливаться на откровенной лжи по поводу невозможности участия советских собак на выставках ФЦИ (достаточно просмотреть кинологические издания времён перестройки с впечатлениями советских участников выставок ФЦИ или раскрыть каталоги этих выставок). Прежде всего, обращаю внимание, что единственной заявленной целью создания ВКФ, а затем РКФ было вступление нашей страны в ФЦИ. При этом никто даже не пытается утверждать, что вступление в ФЦИ должно было способствовать развитию в СССР охотничьего и служебного собаководства. Нет даже намёков на то, что после вступления в ФЦИ мы сможем улучшить качество советских собак и квалифицированность советских специалистов. Наоборот, из текста следует, что наши специалисты и собаки весьма высокого качества, а в ФЦИ их незаслуженно игнорируют, недооценивают, не дают правильную цену, короче говоря — дискриминируют.

Чтобы преодолеть дискриминацию отечественных торговцев живым товаром (щенками и взрослыми собаками) и удовлетворить желание неназванных советских специалистов-кинологов делиться своими знаниями с зарубежными коллегами, а владельцев породистых собак получать зарубежные титулы, и появилась необходимость вступления в ФЦИ. По крайней мере, другого обоснования ни Ерусалимскому, ни его сподвижникам придумать не удалось. Цена этой великой цели (вступление в ФЦИ) — пустяковая: отказаться от собственных правил разведения и собственных стандартов пород. Личное желание Е. Л. Ерусалимского продавать своих собак за рубеж дороже и самому судить на международных выставках вполне понятно. Но почему для этого нужно полностью ломать отечественную систему кинологической деятельности? Разве не проще было бы ему сменить гражданство, взять, к примеру, израильское?

Если наши собаки более чем конкурентоспособны на мировой арене, а специалистам есть чему поучить зарубежных, то, может быть, и отечественная собаководство не такое уж отсталое? Разве нельзя решить проблему дискриминации советского собаководства другим путём, без вступления в ФЦИ и переподчинения его зарубежному руководству?

Ерусалимский не мог не знать, что ФЦИ подписала договоры о взаимопризнании с США, Канадой и Великобританией, у которых имеются собственные правила и стандарты. Почему он не предложил другой путь и даже не заикнулся о такой возможности: не вступление в ФЦИ, а подписание с ФЦИ договора по аналогии договоров ФЦИ с этими странами? Или СССР, по мнению Ерусалимского, является слишком незначительной и отсталой страной? Видимо, в ФЦИ ему объяснили, что ждут от СССР (затем — России) именно полного подчинения, а не партнёрства.

Пока в СССР не появилась пятая колонна, озабоченная переходом советского собаководства на правила и положения ФЦИ, отношение ФЦИ к СССР было схожим с отношением к США: наше собаководство полностью признавалось.

Дискриминация началась позже. После выхода в свет пресловутого постановления Правительства РФ № 290 от 7 мая 1992 года. ФЦИ ввела запрет на регистрацию собак с родословными, выданными в России.

Предлогом для запрета на регистрацию собак из нашей страны в Племенных книгах национальных организаций ФЦИ (практически это было эмбарго на вывоз породистых собак из России) была невозможность проверить достоверность сведений из родословных российских собак. Якобы в СССР, а потом и в России слишком много организаций, слишком много родословных, очень много фальшивых. На Западе не могут ничего понять. Разумеется, такие доводы всерьёз может воспринимать только человек, не владеющий никакой информацией. Что было на самом деле?

На самом деле в СССР даже в последние годы с появлением большого количества новых кинологических организаций дело с достоверностью сведений в родословных обстояло ничем не хуже, чем на Западе.

До перестройки разведение всех охотничьих и служебных пород собак находилось под контролем государственных и полу-государственных структур. Декоративные породы были прикреплены к клубам охотничьего и служебного собаководства. Все помёты осматривались комиссиями, о чем составлялись акты. Заводчики в своём большинстве имели только одну собаку, никому и в голову тогда не приходило щенков от одной собаки записать на другую. Так же актировались вязки. Такого не было, чтобы записать отцом одного кобеля вместо другого, настоящего.

В перестройку в нашей стране появилось много сомнительных кинологических организаций, но специалисты прекрасно знали, кто есть кто, чьим документам можно верить, а чьим — нет.

А как обстояло дело в клубах ФЦИ? При рыночной экономике мелкое производство не выгодно. У подавляющего числа заводчиков не одна племенная сука, а несколько. В некоторых зарубежных питомниках количество племенных животных превышает 30. В Германии с 2000 гг. даже стали ограничивать количество вязок в питомниках немецких овчарок — не более 10 в год. Немцы, конечно, вывернулись — собак записали на жену, тёщу или детей и зарегистрировали на их имя название новых питомников.

Производство собак в больших питомниках ФЦИ поставлено на поток. Щенки — товар, суки — станки для производства товара На каком производстве станки будут простаивать, если товар пользуется спросом? При отсутствии контроля родителями щенков часто записывались совсем другие собаки (настоящие родители по какой-либо причине не соответствовали требованиям правил племенного разведения). Чем строже требования, тем больше подлогов. Один только пример. В 1998 году для немецких овчарок в Германии был введён обязательный тест ДНК. Первые же результаты проведённых исследований повергли в шок: случаи недостоверности сведений о происхождении собак оказались не единичными. В журнале немецкого объединения любителей этой породы «SV-Zeitung» в каждом номере ежемесячно публиковался список из несколько десятков помётов с неподтвержденным происхождением. Апогеем разгоревшихся скандалов стало заключение, что отцом знаменитого производителя Лайфа ф.д. Норисванд является не тот, что указан в родословной, а родной дядя Лайфа. Владелец питомника Норисванд был близок к руководству, поэтому не был никак наказан, всех удовлетворило его объяснение, что произошёл «несчастный случай». Чисто «случайно» произошла вязка, запрещённая немецкими правилами (слишком близкородственное скрещивание), в результате которой опытнейший заводчик «случайно» получил собаку-чемпиона. Нет никаких оснований предполагать, что до введения теста ДНК никаких махинаций с зоотехнической документацией немецкими заводчиками не совершалось. Нет оснований и думать, что в других национальных организаций ФЦИ всё было исключительно честно и прозрачно.

Породистые собаки российского происхождения высокого качества по низкой цене с достоверным или недостоверным происхождением были не нужны за рубежом. Рынок для нас закрыли. С СССР так поступать было нельзя, с Россией Ельцина и Гайдара — можно.

Руководители ФЦИ начали вставлять палки российскому собаководству не потому, что российские собаки были плохие. Наоборот, они были слишком хорошие. Они делали неконкурентоспособными породистых собак из лучших питомников, зарегистрированных в ФЦИ. Кроме того, наше служебное собаководство подлежало разрушению, потому что являлось важной частью обороноспособности страны.

Вывод напрашивается простой. Истинной целью курса на вступление в ФЦИ была не защита прав советских собаководов, а личные интересы апологетов этого вступления. Параллельно совершенно осознанно решалась задача по уничтожению советского служебного и охотничьего собаководства.

Вывод этот подтверждается и тем, что по большей части все обоснования вступления в ФЦИ являются обыкновенной ложью, специально сочинёнными мифами для людей, не обладающих информацией. Впрочем, мифами является многое из того, что связано с созданием и деятельностью РКФ.

Все обоснования необходимости либеральных реформ в других областях — тоже мифы. Но вернёмся к собаководству.

Глава 5. Информационная война: мифы о собаководстве

 Сделать закладку на этом месте книги

Чем чудовищнее солжёшь, тем скорее тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, чем маленькой. Это соответствует их примитивной душе. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну, а уж очень сильно солгать они постесняются. Большая ложь даже просто не придёт им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уже чудовищную ложь. И даже когда им разъяснят, что дело идёт о лжи чудовищных размеров, они все ещё будут продолжать сомневаться и склонны будут считать, что, вероятно, всё-таки здесь есть доля истины…

Йозеф Геббельс

Не все в правительстве СССР и затем России были предателями Родины и желали уничтожения нашей страны. Были и вполне порядочные люди, которых обманули. Если бы было честно заявлено, что целью всех «реформ» в собаководстве является развал служебного и охотничьего собаководства, постановление Правительства № 290 не вышло бы. Впрочем, никто и не озвучивал истинную цель, проводимых правительством Гайдара реформ — дальнейшее уничтожение остатков советской экономики. Постановление Правительства № 290 нужно было как-то обосновать. Никаких объективных предпосылок для подобного «реформирования» собаководства не существовало. Но если их нет, то можно выдумать и озвучить через уже раскрученную и известную фигуру в советском собаководстве. И мифы были придуманы, благо уж, в чём-чём, а в этом Ерусалимский был специалистом выдающимся.


Миф о защите отечественного генофонда собак 

В нашей стране существуют особо ценные для племенного разведения собаки, имеются уникальные породы, которые находятся в смертельной опасности из-за неограниченной продажи собак за рубеж. Собак скупают за бесценок и массово вывозят. Необходимо защитить отечественный генофонд собак от разграбления, поставить барьер на пути расхитителей национального достояния.

Вот примерно такие россказни, обосновывающие необходимость введения кинологического контроля при вывозе собак из нашей страны, стали регулярно появляться в СМИ ещё в конце 1980 гг. Наши пограничники даже стали требовать при вывозе собак справку клуба, что данный экземпляр ценности не представляет (совсем как при вывозе предмета искусств). Сначала такие справки давали все существующие общества собаководов (в основном — бесплатно), но после принятия пресловутого постановления Правительства РФ, действительными на границе стали только справки, выданные РКФ (платные).

Для людей, не владеющих информацией, такая постановка вопроса кажется вполне разумной. На самом деле, это — не что иное, как мошенничество, выманивание денежных средств у населения под благовидным предлогом (осмотр собаки и выдача справки на вывоз). Давайте разбираться.

Во многих странах существуют национальные породы собак, которые в них были созданы. Очень часто даже в названиях пород содержится указание на страну происхождения — испанский мастиф, немецкий дог, американский кокер-спаниель. Однако ни в Испании, ни в Германии, ни в США, ни в других странах никаких ограничений на вывоз собак их национальных пород не существует.

Россия — страна с древними кинологическим традициями. Разумеется, у нас также было выведено несколько пород собак, которыми мы вправе гордиться. К ним, в том числе, относятся некоторые породы лаек и овчарок, а также чёрный терьер, полученный в питомнике Министерства обороны СССР. Действительно, зарубежные любители собак с удовольствием среди прочего покупали у нас кавказскую и среднеазиатскую овчарку, русского чёрного терьера. Угрожало ли это нашему отечественному генофонду собак? Нет, конечно! На просторах нашей Родины вовсе не наблюдались толпы зарубежных расхитителей нашего национального достояния, охотящихся с сачками на ценных щенков лучших отечественных пород в местах их естественного обитания. Наловили по несколько мешков таких собак — и за бугор, вместе с добычей.

Только вот незадача, породистые собаки на помойках и в лесах не обитают. Они кому-то принадлежат. Их можно только купить или украсть. Я не очень представляю какого-нибудь западноевропейского любителя кавказской овчарки, ворующего щенков в селениях Северного Кавказа, или американского поклонника западносибирской лайки, рыщущего в тайге в поисках помёта аборигенных щенков, рождённых в охотничьей заимке у настоящих русских охотников. А вот купить… Для разведения нужны собаки породистые, с документами, в которых имеются сведения о происхождении, не менее трёх поколений предков. А такие собаки могут быть только там, где развито клубное разведение, в городах. Собаки — не нефть, не алмазы, не золото, не пушнина. Это природные ископаемые, если их не трогать, так и останутся лежать в недрах, или бегать в лесах и достанутся в первозданном виде в наследство нашим потомкам. Породистых собак нельзя закопать в землю на хранение. Их нельзя складировать про запас. С породами надо постоянно работать, чтобы их качество не ухудшалось.

Когда численность породы сокращается? Не когда всех производителей продают за рубеж, а когда к породе пропадает интерес любителей, когда щенков становится невозможно сбыть из-за отсутствия спроса. Редкой порода становится только тогда, когда её представители становятся не способными приносить потомство (порода выродилась), или когда она стала никому не интересна. Запретите охоту


убрать рекламу






— и охотничьи породы собак станут исчезающими. А вот когда на породу ажиотажно поднимается спрос, тут же увеличивается количество продаваемых щенков. Щенки дорожают, их легко продать, разведение становится весьма прибыльным. Ответ у собаководов один — увеличение количества вязок.

Это только в голове у слишком далёких от реальности собаководства чиновников существуют такие заводчики, по своей жадности продающие всех своих собак, ничего не оставляя себе. Продали сначала лучших собак, потом похуже и, в конце концов, последних. Расставшись с племенным материалом, такие воображаемые заводчики начинают понимать, что взять его больше негде. На самом деле, происходит всё наоборот. Заводчики-коммерсанты, почуяв вкус наживы, моментально переходят с одной породы на новую модную породу, даже если ей раньше никогда не занимались, увеличивая многократно производство щенков. При этом никому из них в голову не придёт терять курицу, несущую золотые яйца, расставаться с лучшими производителями. Самых перспективных производителей всегда оставляют себе. Если не из-за любви к породе, то из-за желания погреть руки.

Чем больше спрос, тем больше предложение товара. Рынок. А при разведении собак увеличение спроса и, соответственно, прибыли от продажи щенков предоставляют заводчику возможность потратить деньги на приобретение более качественного племенного материала. От этого качественного племенного материала щенки будут продаваться ещё дороже. Простая арифметика: затраты почти те же, а товар производится на более высокую стоимость. Проблемы начинаются потом, когда наступает перепроизводство щенков и резко падают цены. Порода выходит из моды. Вот тогда количество поголовья данной породы сокращается. Потенциально ценные производители не используются, генофонд породы обедняется.

Однако представим, что «защитники отечественного генофонда собак» на самом деле обеспокоились тем, что наши отечественные породы будут хищнически за бесценок переправлены на Запад. С чего надо начинать их защиту? Конечно, со списка таких пород. Ведь чтобы защищать, нужно знать, что именно защищать. Вот у зоозащитников существует Красная книга, в которой содержится реестр исчезающих видов. Казалось бы, и у государства должен существовать подобный список отечественных пород собак, нуждающихся в охране. На границе в соответствии с этим списком запрещённых без специального разрешения к вывозу пород собак и должны были бы наши доблестные работники таможни пресекать разграбление нашего национального достояния. Названия таких пород звучали, их и было бы всего 3–4.

Вещь, конечно, очевидная для здравомыслящих людей, только такой список охраняемых государством пород так и не был составлен. Ни правительством РФ, ни самой РКФ, которой правительство передала функции осуществления кинологического контроля. Почему? Для специалиста-то работы всего на пять минут. Логика здесь была совсем другая. Из нашей страны массово вывозились щенки не каких-то уникальных пород, а практически всех существовавших на тот момент в стране. Курс рубля был настолько занижен, что отечественные цены были во много раз меньше зарубежных на большинство наших товаров, включая и собак. У нас меньше стоило электричество, продукты питания, рабочая сила, поэтому себестоимость получения и выращивания щенков до возраста продажи была во много раз ниже европейской. Но, поскольку выдача разрешения на вывоз была платной, введение подобного реестра охраняемых пород собак могло бы во много раз уменьшить количество выданных справок, то есть прибыли. Ведь стоимость этой услуги (выдача справки, разрешающей вывоз собак) определялась самой РКФ и составляла примерно четверть стоимости собаки. РКФ действовала, как обычный рэкитир того времени: облагала максимально возможным оброком, при котором производство ещё приносит прибыль.

Может быть, РКФ пыталась защитить особо ценных производителей всех культивируемых в нашей стране пород? Там дорого, здесь дёшево, вот и утекает из страны наше народное достояние.

Сначала разберёмся, что такое ценный производитель. Дело в том, что ценность производителя определяется не его родословной, не его собранными на выставках титулами. Ценность племенного производителя определяется качеством полученного от него потомства. А чтобы определить качество его потомства, необходимо это потомство получить в достаточном количестве. Не один, не два помёта, не даже пять помётов. Для достоверной статистики необходимо несколько десятков или даже сотен потомков. Понятно, что от суки много щенков не получишь. Их вклад в племенное разведение незначителен. А вот от кобеля количество щенков может достигать тысячи.

Щенки от кобеля должны получаться высокого качества от разных сук, вот тогда этот производитель и может быть признан ценным. Но класс потомства определяется не в щенячьем возрасте. Дети должны вырасти, должны проявить себя на зоотехнических мероприятиях. И ценным может быть признан только тот производитель, от которого получен его продолжатель, не уступающий ему по всем параметрам. Если производитель какие-то качества в потомстве улучшает, а какие-то ухудшает, какой же он ценный производитель? Он — такой же, как и многие. Ценным производителем не может быть кобель 2–3 лет, от него ещё не получено достаточное количество потомства, которое может охарактеризовать его качества производителя. А после 4–5 лет уже подросли его сыновья, которые сами по себе являются интересными производителями.

Вообще в разведении количество помётов от одного производителя не должно быть слишком большим. В противном случае в популяции данной породы будет ускоряться сужение кровной базы. Ведь при большом количестве потомков одного предка гораздо тяжелее подобрать пары, не являющиеся близкородственными.

К чему мы приходим? Ценным может быть признан только производитель, оставивший большое потомство. Однако после этого его племенное использование в данной популяции породы уже пользы не приносит. То есть он теряет свою ценность как производитель.

Именно поэтому за рубежом нет запрета на экспорт собак. Каких бы ценных производителей из страны не вывезли, при высокоразвитой системе кинологии поголовье будет продолжать улучшаться. И наоборот, породы будут вырождаться, если система собаководства будет направлена на их декоративизацию, никакое эмбарго на вывоз не поможет.

Возможно, это могли не понимать в правительстве РФ, когда вводили контроль за вывозом собак. Но в РКФ это не знать не могли. Ведь за несколько лет осуществляемого РКФ «кинологического контроля» ей не был запрещён экспорт ни одной собаки! Не названо ни одной клички особо ценной собаки, которую собирались вывезти из России, но РКФ предотвратила эту потерю для отечественного собаководства. Ни одной! Как же так, РКФ должна была защищать наш генофонд, но так ни одного гена не уберегла!

Дело в том, что при отсутствии механизма идентификации справки и самой собаки (а в то время в России не было ни клеймения, ни чипирования), воспрепятствовать вывозу какой-то определённой собаки было невозможно в принципе. Ведь как осуществлялся этот так называемый кинологический контроль? В зависимости от породы владелец собаки приезжал вместе с ней в один из офисов РКФ (служебные породы — отдельно, в Центральном клубе служебного собаководства ДОСААФ, охотничьи и декоративные — отдельно). Владелец платил деньги, ему выписывали справку, что собака племенной ценности не представляет. При этом и на собаку даже часто не смотрели. И вот эту справку (естественно, без фото собаки) необходимо было предъявить при пересечении границы.

Предположим, что существует какой-то особо ценный экземпляр, например, кавказской овчарки, чей вывоз теоретически мог бы нанести нашей стране ущерб. Но его владелец хочет это национальное достояние продать иностранцам. Что сделает такой собаковод? Поедет с собакой, с её родословными, всеми дипломами и призами в офис РКФ, расскажет об её выдающихся качествах производителя, а потом будет умолять разрешить её продать за бугор? Или привезёт в РКФ большую собаку без родословной, которая на кавказскую овчарку будет похожа весьма отдаленно, практически непородную? Ответ очевиден. А уж на границе никто не сможет определить, на эту собаку было выписано разрешение или на другую.

Как видим, стенания о необходимости защиты отечественного фонда были мифом, а введение кинологического контроля — обычным мошенничеством. Руководители РКФ не могли не понимать, что предложенный ими механизм проведения этого контроля работать реально не может в принципе. Зато они получили необлагаемый источник для личного обогащения. Ведь РКФ на учёт в налоговую инспекцию встала только 23.11.94, т. е. через три года после её регистрации и через два с половиной после выхода постановления. До этого никаких финансовых отчётов она не сдавала, полученные средства растворялись в неизвестном направлении.

Комментарии деятельности РКФ в СМИ были соответствующие. В журнале «Друг» (№ 2, 1992 г., стр. 45) было напечатано:

…Центральный клуб служебного собаководства ДОСААФ (несуществующая организация несуществующего государства), подведомственная Е. Л. Ерусалимскому, выдает «липовые» справки для вывоза беспородных собак за пределы СНГ всего за 700 рублей (в ценах 1992 года) за каждую собаку. Без этой справки вас за границу не пустят таможенники, которые заключили с ДОСААФ негласное и незаконное соглашение…

В «Московской Охотничьей газете» от 21 декабря 1994 года было высказано следующее мнение:

…А куда смотрят государственные органы? Почему Главное управление таможенного контроля РФ продолжает использовать (в качестве основания для вывоза собак из России) справки, выдаваемые кинологической службой Ассоциации Росохотрыболовсоюза, действующей под вывеской «Российской федерации охотничьего собаководства» (РФОС) — составной части РКФ? Хотя, со всех точек зрения, эти справки имеют юридическую силу не большую, чем билеты, продаваемые небезызвестным О. Бендером у Провала. Только в роли контролера выступает государственный орган. Средства от продажи этих справок — а их стоимость уже в начале 1994 года достигала 25 долл. США благополучно минуют государственный бюджет…

Над «защитой генофонда собак» откровенно издевались специалисты. Вот какую «новость» опубликовали на сайте Российского клуба «Немецкая овчарка»[36]:

Отечественный генофонд собак нуждается в защите

Таможней «Шереметьево» пресечена попытка вывоза за рубеж огромной партии московских дворняжек. Контрабандисты пытались их вывезти по документам щенков кавказских и среднеазиатских овчарок, пуделей и ши-тцу.

Иностранные кинологи уже давно проявляют повышенный интерес к этим уникальным животным, обладающим чрезвычайно стойкой иммунной системой и неприхотливостью в питании. Прилитие их крови способно улучшить любую породу собак.

Дворняжки составляют основу российского племенного генофонда собак, являются нашим национальным достоянием. Их вывоз мог бы нанести серьезный урон нашему собаководству. К счастью, бдительность таможенников оказалась на высоте.

Контрабандисты, заплатив штрафы, выдворены из страны. Гордость же отечественного собаководства была отпущена на волю, в среду своего обычного обитания — на московские помойки.

Мы вполне понимаем, какую пользу руководителям РКФ принес кинологический контроль: огромные неподотчётные деньги и статус практически государственного учреждения.

А что это дало нашему государству и нашей кинологии? Государство не получило в бюджет ничего. Выдача платных справок была фактически ничем иным, как пошлиной на экспорт собак. Но шла эта пошлина не государству. Введение обязательных платных справок на вывоз собак сделало невыгодным экспорт российских собак невысокого качества, поскольку в несколько раз увеличило их стоимость. Цены российских собак при вывозе за рубеж подтянулись к европейским, мы потеряли значительную часть своего конкурентного преимущества. Правительство Гайдара своим постановлением ограничило один из возможных источников поступления валюты (пошлина на вывоз уменьшает конкурентоспособность товара на внешнем рынке) и одновременно оставила бюджет без дополнительного дохода от этой «пошлины». Просто гениально! Никаких плюсов для страны, зато все возможные минусы.

Довольны были и страны, входящие в ФЦИ: правительство РФ помогло им защитить свой кинологический рынок от выброса на него дешёвого и качественного товара из России.

С выхода в свет постановления № 290 прошло много лет. Уже преставился отец-реформатор, само постановление было давно отменено, и на границе не спрашивают разрешения на вывоз собак. Никому в голову больше не приходит нести бред о защите отечественного генофонда собак путём ограничения их экспорта. Однако в списке услуг на 2015 год, оказываемых РКФ, который размещён на её официальном сайте, есть и такая: «2.14 Изготовление справки на вывоз собаки: 600 руб.». До сих пор находятся люди, покупающие такие справки. На всякий случай. Афера с защитой отечественного генофонда собак продолжается.


Миф о единой родословной книге собак и единой форме родословных 

Во всех цивилизованных странах существует единый центр, который хранит зоотехническую информацию и выдаёт родословные. Поэтому в каждой стране существует единая форма родословных, которой все доверяют. В России должны перейти на общепринятый, цивилизованный порядок ведения племенной работы. Только РКФ сможет это наладить.

На первый взгляд всё кажется вполне логичным. Если не владеть информацией. Начнём по порядку. Для начала давайте всё-таки разберёмся, что такое родословная и что такое родословная книга (племенная книга). Родословная — это сведения о происхождении породистого животного, занесённые в виде таблицы, с некоторыми характеристиками предков собаки (например, окрас) и их достижениями (титулы и дипломы). Для разведенца родословная — кладезь необходимой для племенной работы информации. По ней он может спрогнозировать качества самой собаки, а также её потомков. Для обывателя вся информация в родословной абсолютно не нужна Ему нужно совсем другое — документ, что собака является очень породистой и ценной. Чем длиннее и менее произносимее клички у предков собаки и больше у них титулов, тем круче, тем более значимым ощущает себя её владелец.

В европейских странах с развитым собаководством нет такого понятия, как единая общенациональная форма родословных. Возможно, в каких-то карликовых или отсталых в области собаководства государствах и существует на всю страну только одна организация. Но это — исключение из правил. Обычно действует несколько конкурирующих национальных клубов. Полной монополии в собаководстве с этакой авторитарной вертикалью власти не существует. Например, Немецкое объединение любителей овчарок (SV) имеет свой вид родословных, хотя является членом общегерманского союза собаководов (VDH). Кроме SV имеется SV2000, конкурентная SV организация, но также член VDH. Кроме того, в разных странах вид родословных отличается значительно: размерами, расположением информации, даже количеством колен предков. Родословная международного образца — понятие такое же невозможное, как понятие автомобиля международного образца.

Родословная книга (племенная книга) — реестр племенных производителей данной породы. В Германии в очередной том Племенной книги немецкой овчарки заносятся все полученные за отчётный год помёты. Она ежегодно публикуется (по томам), и любой может её приобрести. Понятно, что родословная книга представляет большой интерес для специалистов-разведенцев по этой породе. Чем больше содержится в ней статистических сведений, чем они полнее и достовернее, тем больше пользу она приносит. Но она обязательно должна быть общедоступна. Иначе никакого смысла она не имеет.

Не надо забывать, что к концу 1980 — началу 1990 гг. компьютеры в СССР ещё широко не использовались. Даже во многих кинологических организациях Европы родословные печатались на пишущих машинках. В СССР вся информация хранилась на бумажных носителях. Базы в современном понимании этого слова не было, были архивы зоотехнической документации. Каждый клуб служебного собаководства (районный или городской) имел свой архив, к которому имел доступ зоотехник клуба (ответственный за разведение). При этом информация в этом архиве была достаточно полной: посещение зоотехнических мероприятий для членов клуба было обязательным. Хранились не только сведения о происхождении, но и подробные описания каждой племенной собаки, полученные на выставках и на бонитировке. Благодаря этому племенник знал поголовье породы своего клуба очень хорошо, имел возможность лично присутствовать и на приёме помётов, и на выставках, и на испытаниях. В то же время, разведенцы очень тесно контактировали с коллегами из других регионов и имели возможность получить всю необходимую информацию по породе во всех уголках страны.

Во Всесоюзную родословную книгу записывались только выдающиеся производители. Все городские или районные клубы служебного собаководства ДОСААФ СССР, клубы охотничьего собаководства выдавали родословные самостоятельно, но бланки были одни (у служебников — свой, у охотников — свой). После появления в огромном количестве новых кинологических организаций каждая из них стала печатать родословные на своих бланках.

Для людей, занимающихся разведением собак, различие форм родословных каких-либо трудностей никогда не представляло. Нередко использовали импортных производителей, у которых родословные были вообще написаны на иностранном языке. Кому надо, разбирались, переводили со словарём. Поэтому наши собаководы были привычны ко всему.

Книги же мы читаем тоже разных форм, разных размеров, напечатанные на разной бумаге, с использованием разных шрифтов. Пока никому ещё в голову не пришло обязать издателей печатать книги по единому образцу. Ведь главное — не форма, а содержание! Что в книге — классика или лёгкий детектив, исторический роман или сборник рецептов.

Точно так же собаководу родословные нужны только как источник содержащейся в них информации. Основное требование — достоверность этой информации, её полнота (родословные с четырьмя коленами предков предпочтительнее, чем с тремя).

Е. Л. Ерусалимский ратовал первоначально именно за единую форму родословных, единый бланк, на котором кинологические организации будут самостоятельно печатать свои родословные. Из выступления Е. Л. Ерусалимского на учредительной конференции РКФ, на которой присутствовали руководители кинологических организаций, известные специалисты по разведению и эксперты[37]:

Итогом состоявшихся встреч в Дортмунде и Хельсинки было предложение со стороны ФЦИ построить структуру ВКФ[38]таким образом, чтобы каждая республика имели свои единые родословные книги по каждой породе собак, которые станут составной частью Всесоюзных единых родословных книг. Предложено также, чтобы в пределах СССР существовала единая форма родословной.

Обращаю внимание: речь идёт именно о едином бланке родословных, а не едином центре выдачи родословных. Да это и понятно: без компьютерной базы данных осуществлять едином центре обработку зоотехнической документации всей страны на десятки тысяч собак в год просто нереально. Даже в районных и городских клубах служебного собаководства ДОСААФ СССР не всегда успевали распечатывать родословные. Пишущая машинка-не принтер!

Идея единой формы родословных у наших собаководов не вызвала ни энтузиазма, ни особых возражений. Почему бы и нет?

Клубу уже не надо будет заказывать в типографии свой бланк. Полученные бланки из центра должны стоить дешевле (при огромном тираже стоимость каждого экземпляра снижается). После перехода на самофинансирование доход от распечатки родословных стал одним из основных источников денежных средств клубов. Если бы Ерусалимский честно всем бы сказал, что хочет лишить клубы доходов от выдачи родословных и все денежные потоки от собаководства перенаправить в кассу РКФ, то все бы учредители РКФ тут же покинули учредительную конференцию. Но Ерусалимский не был бы Ерусалимским, если не попытался бы обмануть одновременно и руководителей кинологических организаций и чиновников в правительстве. Для одних — введение единообразного бланка, при этом клубы продолжают печатать родословные на местах, для других — создание единого центра, который собирает информацию и выдаёт зоотехнические документы (печатает родословные). Для каждого Ерусалимский нашёл свою морковку. Одних поманил вступлением страны в ФЦИ с возможностью нашим собаководам разъезжать по всему миру в качестве судьи ФЦИ и продавать своих собак по мировым ценам. Другим посулил навести порядок внутри страны с «левыми» родословными, наладить единый учёт породистых собак.

Прошло два десятилетия. Многие кинологические организации, чьи руководители и представители участвовали в учредительной конференции РКФ, не выдержали новых порядков в российском собаководстве и приказали долго жить. Те, кто получил звание судьи ФЦИ, не ездит судить за рубеж, не приглашают почему-то. Да и внутри страны судить почему-то больше не стали. За исключением тех, кто имеет с нынешним руководством РКФ «доверительные отношения» или сам входит в состав этого руководства. Клубы лишились прежнего основного источника финансирования — платы за распечатку родословных, существуют только за счёт проведения выставок, скудных членских взносов.

А как же единые родословные книги по культивируемым породам собак? Если даже такие книги и существуют на бумажных носителях в виде архива зоотехнической информации, то я берусь утверждать, что племенной книги собак в современном понимании, в виде электронной базы данных, не существует. Это — блеф. В главе, посвящённой зоотехнической работе в РКФ, я об этом расскажу более подробно.

Что такое база данных? Многие пользуются в быту компьютером, имеют представление об интернет-магазинах или пользовались их услугами. Если магазин маленький, с небольшим выбором товара, а товар прекрасно известен, то потенциальному покупателю достаточно скачать прайс-лист, в котором содержится список товара с его наименованием и ценой. Очень часто такой прайс-лист оформляется в виде таблицы.

Если выбор товаров огромен, то пользоваться таким списком просто нереально, подобрать для себя действительно самое подходящее невозможно.

Но сейчас в большинстве интернет-магазинов посетитель может с помощью программы добыть необходимую информацию. Например, он может посмотреть только холодильники. Получить список холодильников с учётом тех характеристик, которые ему важны (производитель, цена, размер, цвет, наличие функции «No Frost» и т. д.). Вместо тысячи наименований покупатель получает возможность изучить те, которые его могут устроить. Посмотреть фото, прочитать комментарии. И лишь потом принять решение о покупке.

Интернет магазин — простой пример работы электронной базы данных. База данных — набор сведений, хранящихся некоторым упорядоченным способом. Это — совокупность взаимосвязанных таблиц с размещённых в них информацией. Информация в базу данных заносится с помощью специальных программ. Но самое главное в базе данных — управление информацией. Это — тоже специальные программы, позволяющие пользователю из огромного массива данных мгновенно извлечь нужные сведения, уже в обработанном виде.

За рубежом компьютерные программы работы с кинологическими базами данных в некоторых странах были разработаны и установлены уже к началу 1990 гг. Например, очень продвинутая разновидность такой программы стояла в офисе Немецкого объединения любителей овчарок (SV).

До нас компьютеризация дошла позднее. Овчаристы в России оказались тоже в числе первых. В Российском клубе «Немецкая овчарка» (РКНО) в 1997 году была разработана собственная программа под названием «Альфа» (программист Никитин А. Г.). База собой представляла несколько таблиц (собак, помётов, людей, питомников), которые были между собой связаны. Например, собака (кроме собственных характеристик) происходит от определённых родителей, принадлежит какому-то владельцу, имеет определённую заводскую приставку (название питомника). При занесении информации все эти сведения заносятся тоже. Практически операционист одновременно работает с несколькими таблицами, иногда не подозревая это (интерфейс один).

Каждой собаке присваивается свой идентификационный номер. Её можно в базе данных найти или по полной кличке, или по идентификационному номеру, или по номеру родословной, или по клейму. Занесённая раз информация остаётся в базе вечно, не надо её каждый раз заносить снова. Если мы занесли всю информацию на Шарика и Жучку, то при вводе информации о полученном от этих собак помёте достаточно в соответствующих графах дать ссылку на них в качестве родителей — сведения о дедах, прадедах и более дальних предках рождённых щенков «подцепляются» автоматически. Вводится информация о помёте (количестве щенков, дате рождения), вводится индивидуальная информация о каждом щенке (пол, окрас, кличка) и всё. Можно мгновенно вывести уже заполненный бланк родословной на любого щенка.

Базу можно править, сведения дополнять. Например, ввести персональные данные на владельца щенка, дополнительную объективную информацию о ставшей уже взрослой собаке (промеры, вес, биохимические и физиологические исследования, полученные дипломы, результаты рентгеноскопических исследований суставов, краткое зоотехническое описание и т. д. и т. п.). Количество вводимой информации в кинологические базы данных ограничено только местом на жёстком диске (а его в современных компьютерах хватает с избытком). Можно даже к каждой собаке прикреплять небольшой графический файл (её фото). В таблицы можно вводить новые графы. В дальнейшем (когда ограничений с памятью будет ещё меньше), например, можно прикреплять видео сдачи испытаний или участия в соревнованиях.

То есть, создав один раз базу данных, в дальнейшем можно её бесконечно улучшать и создавать новые программы обработки содержащихся в ней сведений. Самое главное — база данных позволяет не только хранить информацию и быстро извлекать её, но и получать дополнительную — рассчитывать статистику. Посмотреть, насколько многоплодны суки определённых маточных семейств, как передаёт рост данный производитель, какой процент от него брака. Статистика — не просто любопытная информация, это — основа зоотехнии, подсказка разведенцам по планированию племенной работы.

Любой здравомыслящий человек согласится, что единая база данных — дело для собаководства очень нужное. Но есть два требования к этой базе, невыполнение которых сделает невозможным получение от неё пользы:

— вся информация, содержащаяся в базе данных, должна быть достоверной;

— к базе должен быть свободный доступ заинтересованным пользователям.

Какой прок может быть от статистики, если она получена на основе неверных сведений? Какую пользу может дать информация, если она спрятана?

В российском коневодстве подобные базы по каждой породе лошадей уже давно существуют. Они называются Государственными племенными книгами. Ведёт их государственное учреждение — Всероссийский научно-исследовательский институт коневодства (ВНИИК). Прежде чем занести в неё сведения о рожденном жеребёнке, делается ДНК-тест его происхождения. На официальном сайте ВНИИК любой желающий может войти в племенную базу по интернету и посмотреть всю информацию об интересующей его лошади.

В собаководстве ничего подобного даже близко нет. РКФ, получив от правительства Гайдара практически государственные полномочия по регулированию в нашей стране собаководства, осталась не государственным учреждением, а НКО. Поэтому руководители РКФ стали защищать не национальные интересы, а интересы своих членов, а если точнее — свои собственные.

В результате РКФ за 23 года так и не смогла создать надежно работающий механизм контроля над достоверностью приходящей к ней зоотехнической информации. Не создала общедоступной электронной базы данных.

Племенная работа в системе РКФ, как происходит легализация недостоверной информации — тема отдельной главы. Здесь же отмечу, что разведенцы никакой пользы от появления Всероссийской единой родословной книги РКФ и монополизации РКФ печати родословных не получили. Ни в плане достоверности зоотехнической информации, ни в плане её доступности. Зато кинологические организации остались без основного источника своего финансирования.

Разумеется, только этими двумя мифами о собаководстве в СССР неолибералы не ограничились. В СМИ последовательно формировалось мнение, что в нашей стране мы отстаём по всем показателям от Запада, что наше собаководство — отсталое. И собаки наши хуже, и специалисты не такие знающие. Внушалось это не только нашим гражданам, в этом были убеждены и европейские кинологи.

Мне пришлось присутствовать на семинаре, который вела знаменитая американская женщина-кинолог. Послушать её меня пригласили коллеги из Российского Ротвейлер-клуба. При этом уверили, что в США она — чуть ли не самый лучший специалист по разведению и что её с большим трудом уговорили дать мастер-класс в Москве. Разумеется, я был очень заинтригован и с благодарностью принял приглашение.

В огромном конференц-зале не было ни одного свободного места. Приехали не простые собаководы, а руководители кинологических организаций, эксперты, известные заводчики. Меня сразу покоробила надменность, с которой держалась американка. Возникло ощущение, что она себя считала миссионером, прибывшим к дикарям проповедовать знания. С величайшим апломбом и значительностью она изрекала сведения, известные любому советскому старшекласснику. Уровень этого изложения был гораздо ниже того уровня, на котором мне отвечали на экзаменах слушатели кинологических курсов.

Можете себе представить, как американская кухарка читает лекцию по арифметике на факультете высшей математики и к


убрать рекламу






ибернетики в МГУ и как её слушают университетские преподаватели? Так вот, это было очень похоже на такую ситуацию. Мне было бесконечно стыдно за моих коллег, которым приехали преподавать такие «специалисты».

Учить советских кинологов принялись все, кому не лень. Любая домохозяйка, одолевшая за свою жизнь пару популярных книжек, считала себя выше советских специалистов только на том основании, что она приехала из самой великой и демократической (по её мнению) страны мира в страну отсталую (в её представлении).

Приглашая на наши выставки зарубежных экспертов (самых востребованных в ФЦИ), организаторы ожидали от них услышать что-то такое-эдакое, слова неведомой нам мудрости. На деле же всегда наступало разочарование. Эксперта ФЦИ были лучше одеты, умели себя очень артистично преподнести во время шоу, всегда улыбались и были внешне очень благожелательны к участникам выставки, но в собаках разбирались гораздо хуже средних советских экспертов. Очень часто импортные специалисты не могли скрыть своего изумления качеством экспонирумых на выставках собак. Познакомившись с советским поголовьем, они в один голос говорили, что СССР достоин членства в ФЦИ. Правда же заключалась в том, что в Советском Союзе пользовательное собаководство вырвалось вперёд на голову. Наши охотничьи собаки могли реально приносить пользу на охоте, добывать зверя (охотники у нас занимаются не забавой, а промыслом, им нужны собаки для работы, а не для эстетического услаждения). Про служебное собаководство и говорить нечего (вспомним Великую Отечественную). Мы были в безоговорочных лидерах. Такая деталь: в 1949 году к военному руководству СССР обратились англичане. Вчерашние союзники, несмотря на начало холодной войны, попросили поделиться с ними опытом подготовки минорозыскных собак.

Но для того и существуют информационные войны, чтобы переформатировать сознание людей, чтобы их убедить в том, чего не было. Существуют простые законы оболванивания массового сознания, о которых говорил ещё доктор Геббельс. Чтобы в ложь поверили, надо очень долго её повторять. А ещё важно, чтобы здравомыслящие люди не имели возможности эту ложь опровергнуть.

В советских средствах массовой информации в период перестройки мифы о собаководстве, о нашем «отставании» буквально вдалбливались в голову нашим гражданам, пока многие в них не поверили.

Сейчас прошло более четверти века, и мне приходится доказывать совершенно очевидные, на мой взгляд вещи, чтобы разрушить эти старые мифы. А ведь именно с помощью этих мифов сейчас пытаются оправдать отказ от нашей национальной системы собаководства и переход на «мировые стандарты». То есть нас заставили отказаться от того, что на протяжении полувека обеспечивало нашей стране лидерство в этой области.

Глава 6. Как РКФ монополизировала собаководство в России

 Сделать закладку на этом месте книги

Все действия, не имеющие логического обоснования, окажутся «политикой корпорации».

2-й закон корпорации

Выход в свет постановление правительства РФ № 290 от 7 мая 1992 г. дал РКФ гигантское конкурентное преимущество. Первоначально планировалось полностью уничтожить все российские кинологические организации, не входящие в РКФ. У Ерусалимского и его зарубежных покровителей имелись свои руки не только в правительстве, но и в Верховном Совете РФ. Председатель Комитета ВС РФ по экологии и рациональному использованию природных ресурсов потребовал от Министерства юстиции РФ изъять из уставов ранее зарегистрированных и вновь регистрирующихся общественных объединений право осуществлять кинологическую деятельность. До абсолютной монополизации российского собаководства и передачи контроля над ним в руки агентов влияния западных спецслужб оставался один шаг.

Но у отечественного собаководства нашлись и защитники. Дружно выступили кинологические общественные организации и общественные и политические деятели. Началась борьба за отмену незаконного постановления правительства Гайдара. И с той и с другой стороны были задействованы большие силы.

В учетном деле РКФ существует письмо, подписанное заместителем министра юстиции Г. Г. Черемных от 04.12.1992. В этом письме чиновник объясняет, почему Министерство юстиции не будет выполнять требование Комитета ВС РФ по экологии и рациональному использованию природных ресурсов.

Общественные объединения действуют на основе самоуправления. Принятие уставов, внесение в них изменений и дополнений осуществляется самим общественным объединением в порядке, предусмотренном их уставами. Вмешательство в эту и иную деятельность общественных объединений государственных органов, в том числе и Министерства юстиции, не допускается, кроме случаев, когда это предусмотрено законом.

К тому же в соответствии с Решением Комитета Верховного Совета Российской Федерации по средствам массовой информации, связями с общественными организациями, массовыми движениями граждан и изучения общественного мнения от 2 июня 1992 года постановление Правительства Российской Федерации № 290 от 7 мая 1992 года «О мерах по совершенствованию собаководства в Российской Федерации» признано противоречащим действующему законодательству. Министерству юстиции рекомендовано приостановить какие-либо действия, связанные с реализацией статуса «головной роли» Российской кинологической федерации в собаководстве окончательного уяснения законности постановления Правительства № 290 от 7 мая 1992 года.

Но постановление продолжало действовать. РКФ снова воспользовалась методами информационной войны. В СМИ развернулась компания по дискредитации альтернативных РКФ организаций. Установка очень простая: РКФ — единственная в России признанная государством кинологическая организация. Все остальные кинологические организации — «шарашкины конторы». Выданные ими родословные — недействительные.

Очень серьёзным аргументом был быстро налаженный РКФ «кинологический контроль» на границе: вывезти собаку даже временно на вязку или для участия в зарубежной выставке без выданного разрешения РКФ стало невозможно. Афера с «зашитой отечественного генофонда собак» принесла не только хороший доход, она поставила РКФ над остальными кинологическими организациями. Даже руководители альтернативных РКФ организаций вынуждены были идти на поклон в офис РКФ: или плати за справку, или отменяй поездку за рубеж.

Такую же цель (получение прибыли и дискредитация конкурентов) имела блестяще осуществлённая РКФ афера с обменом родословных. Поскольку только родословные РКФ являются действительными, все остальные необходимо срочно обменивать. Разумеется за деньги. И пошёл целый вал публикаций.

В газете «Шанс» от 1 декабря 1994 года сообщается:

Правительство России предоставило РКФ исключительное право вести Всероссийскую родословную книгу собак (РКС) и выдавать родословные… С 01.01.95 в РКС будут вноситься лишь те пометы, которые получены от собак, имеющих в ней свой номер, и только при соблюдении этого условия Центральный клуб будет выдавать родословные на официально признанном, едином для этой Федерации бланке…

В газете «Привет Петербург» от 18 мая 1994 года утверждается:

В России имеется единственная официальная организация любителей породистых собак — российская кинологическая федерация (РКФ)… С 1 января 1995 года родословные, выданные другими организациями или не зарегистрированные в РКФ признаваться не будут…

В газете «Аргументы и Факты» (№ 38, сентябрь, 1995 год) напечатано:

Быть абсолютно уверенным в подлинности щенячьего генеалогического дерева можно, только купив собаку через крупные старые клубы. Те, которые входят в Российскую кинологическую федерацию, выдают родословные международного образца…

В интервью газете «Вечерняя Казань» от 9 ноября 1995 года ответственный секретарь РКФ М. А. Поливанов заявил: «Можно отметить три клуба в Казани, родословные которых признаются на территории России…» (указываются клубы РКФ).

В интервью газете «Видновские вести» от 30 июля 1996 года руководитель клуба «Генезис» (РКФ) М. В. Авдеева отвечает на вопрос таким образом:

— А как быть владельцам собак, не зарегистрированным в РКФ, ведь среди них наверняка найдутся и породистые?

— Внести данные о собаке в Единую Племенную книгу России можно, обратившись в один из клубов — членов РКФ. Обмен родословных продлен до конца 1996 года. По истечении этого срока собаки, не внесенные в компьютерный банк данных, не будут допущены ни на официальные выставки РКФ, ни в племенное разведение…

В газете «Криминальная хроника» (№ 2, 1997 г.) напечатано:

И помните — на сегодняшний день действительны и полноценны только документы кинологических объединений, входящих в систему РКФ или FCI. Все остальное имеет хождение не на территории России, а исключительно в отдельно взятых квартирах… (приводятся для справок телефоны РКФ — В. Г. ).

В каталоге «ЗооКурьер» (№ 1, 1996 г., стр. 56) рассказывается, как владельцев собак заставляли менять родословные угрозами.

Руководители РКФ громогласно утверждали, что она якобы проверяет при обмене достоверность родословных. Это было откровенной ложью, очередным мифом. Чтобы проверить подлинность родословной, надо иметь возможность ознакомиться с первичной племенной документацией организации, эту родословную выдавшей (копии родословных родителей, акт вязки, акт осмотра щенков, общепометная карта). Отсутствие хотя бы одного из этих документов делает невозможным признание сведений, содержащихся в родословной, достоверными. Вполне может быть, что родители, указанные в родословной, существуют в реальности. Только их между собой никогда не скрещивали (это документируется в акте вязки). А если вязка и была, то щенки могли не родиться (факт рождения подтверждает акт осмотра щенков). А если и родились, то щенка с такой кличкой в этом помёте, возможно, не было (все клички щенков указываются в общепомётной карте). Возможно, что и помёт был, и щенок такой был. Но как можно быть уверенным, что эта родословная именно его? Клеймения и чипирования тогда не было. Щенки часто болели и умирали, а их родословные оставались. Родословную можно было продать, а потом к ней подобрать собаку, похожую на указанную в родословной породу.

В РКФ меняли все родословные подряд, в лучшем случае требуя только копии родословных родителей и копии родословных импортных предков. Доступа к племенной документации альтернативных организаций РКФ не имела. На каком же основании РКФ выдавала свои родословные? Если РКФ так доверяет чужим родословным, верит, что информация, которая в них содержится, является истиной, зачем же было вообще затевать этот обмен? А если не верит, зачем переписывать фальшивую информацию на свой бланк? Недостоверные сведения, перекочевав с одного бланка на другой, подлинными не станут, каким бы красивым ни был новый бланк, и какой бы головной ни была выдавшая новую родословную организация.

Обмен родословных принял общероссийский масштаб. В эту аферу были вовлечены также и руководители клубов, входивших в РКФ. Родословные для обмена в РКФ собирались централизованно. Клубы принимали родословные для обмена и переправляли в РКФ. При этом с собаководов за эту процедуру денег брали примерно в два раза больше, чем передавали в РКФ. Бизнес из воздуха!

Процедура обмена родословных была ценным изобретением РКФ. Зачем? Якобы такое было требование ФЦИ. Но дело в том, что ФЦИ такое требование вовсе не выдвигала. Если вспомнить слова Ерусалимского, речь шла не об обмене родословных на некую единую форму, а о выдаче родословных на получаемых щенков на едином бланке. И ФЦИ не очень важно, какой бланк родословной был у родителей этих щенков.

Обмен родословных принёс не только баснословный доход РКФ, но и позволил вовлечь в информационную войну на стороне РКФ местные клубы собаководства. Как они могут заработать деньги ни на чём? Принять участие в обмене родословных. А как увеличить количество поданных на обмен документов? Включиться в агитацию необходимости этой процедуры.

Рядовым собаководам с экрана телевизора, со страниц уважаемых газет и журналов вдалбливали одно и то же: единственно признаваемая организация собаководов — РКФ, единственно признаваемые родословные — родословные РКФ. И к этой оголтелой пропаганде добавился дружный хор руководителей местных кинологических организаций. Трибуна же для противников монополизации собаководства под контролем РКФ была закрыта. Ни телевидение, ни печатные СМИ не предоставляли им возможность донести альтернативную точку зрения.

Решающее значение имела позиция Центрального клуба служебного собаководства ДОСААФ. Е. Л. Ерусалимский сумел убедить его руководителей в необходимости «наведения порядка» в собаководстве. ДОСААФ внутри РКФ через Федерацию служебного собаководства (своё структурное подразделение) будет продолжать курировать все служебные породы собак и руководить всеми своими членскими организациями собаководов. На служебные породы собак обмен осуществляет Центральный клуб служебного собаководства собак. Он же выдаёт справки на вывоз за рубеж собак служебных пород.

Аналогичный кусок получило Российское общество охотников и рыболовов (Росохотрыболовсоюз). Его подразделение Федерация охотничьего собаководства внутри РКФ управляло охотничьим направлением служебного собаководства. Так же выдавало родословные и справки на вывоз, только на охотничьи породы собак.

Начальники ДОСААФ и Росохотрыболовсоюза сами собаководами не были, направление собаководства в их организациях было одним из многих, они не слишком разбирались в тонкостях собаководства. Ерусалимскому не составило труда их убедить сначала принять участие в создании РКФ, а потом в информационной войне с противниками монополизации собаководства. Лозунги были самые благозвучные — защита отечественного генофонда собак, переход на мировые стандарты и правила разведения, присоединение к мировому сообществу собаководов, наведение порядка в собаководстве. Неудивительно, что в этой информационной войне альтернативные РКФ организации начали терпеть поражение.

Покупатели, насмотревшись телепередач и начитавшись кинологических изданий, стали спрашивать у заводчиков, а какие у щенков родословные, РКФ или нет? Услышав по телефону, что клуб к РКФ не относится, они вешали трубку. Частично такие звонки делали сами активисты РКФ. Рядовые собаководы стали перетекать в те клубы, которые выдавали на щенков «признаваемые» родословные. Альтернативные РКФ организации стали испытывать сильное давление снизу. Руководители этих кинологических объединений не хотели остаться без членов. По большому счёту никаких принципиальных разногласий с руководителями РКФ основная часть из них не имела. Мало кто был категорически против вступления в ФЦИ, при возможности сам вступил бы в ФЦИ своей организацией.

Либеральные теоретики в то время упорно промывали народу мозги, внушали, что нам необходимо забыть о своих традициях и примкнуть к мировому сообществу. Демократические ценности, права человека, свободный рынок, который сам по себе наладит производство. Так и в собаководстве нужно перестать «изобретать велосипед», а воспользоваться уже готовым — перейти на международные правила и стандарты, принятые в ФЦИ. РКФ позиционировала себя в качестве такой прогрессивной организации, взявшей курс на вхождение России в международную кинологическую элиту. Те, кто против — маргиналы и неудачники, боящиеся показать свой непрофессионализм или жуликоватость и потому не желающие встраиваться в систему РКФ, с налаженным учётом и контролем.

Стало складываться впечатление, что с такой поддержкой государства и СМИ, РКФ задушит всех своих конкурентов. Многие председатели кинологических организаций дрогнули. С руководителями крупнейших из них встречались эмиссары РКФ, уговаривали вступить в РКФ, обещая при этом сохранить все привилегии и свободы. В 1994 году значительная часть альтернативных РКФ клубов в качестве Ассоциации независимых кинологических организаций России (АНКОР) вошла в состав РКФ. Если первоначально АНКОР создавался в противовес РКФ, то достаточно быстро превратился в форму вхождения в состав РКФ до той поры остававшихся независимыми клубов. Руководители АНКОР получили в Президиуме РКФ четверть голосов, что их вполне устроило.

РКФ объявила, что отныне признаются не три, а шесть видов родословных. В газете «Куранты» от 19–20 ноября 1994 года, например, было напечатано:

Официальное хождение имеют 6 форм родословных: российских федераций охотничьего (РФОС), служебного (РФСС) и любительского (РФЛС) собаководства, а также Объединения независимых кинологических организаций России (ОНКОР), куда входят клубы «Фауна», «Элита» и Российская кинологическая ассоциация…

А как же ещё к тому времени не отменённое постановление Правительства № 290, в котором говорилось о родословных единого образца? Не один образец, даже не три, а целых шесть!

Понятно, что Ерусалимскому нужно было не улучшил, систему российского собаководства, а взять его под свой контроль. Если при создании РКФ внутри неё существовало формальное разделение собаководства на три направления (служебное, охотничье и любительское), то после присоединения к РКФ АНКОР, всякая логика исчезла окончательно. Клубы служебного собаководства уже давно перестали разводить только собак служебных пород. Они стали оформлять помёты и охотничьих и декоративных пород. Собственно говоря, перейдя под эгиду РКФ, клубы служебного собаководства превратились в просто клубы собаководства (хотя многие и сохранили прежнее название). Ни о каком патриотическом воспитании подрастающего поколения, получении собак, пригодных для нужд армии и силовых ведомств, речь уже не велась. Выйдя из-под юрисдикции ДОСААФ, его клубы очень быстро превратились в любительские — так было гораздо выгоднее. Три направление слились в одно — любительское. Вхождение АНКОР в состав РКФ только ещё раз подчеркнуло это обстоятельство: в АНКОР регистрировались помёты всех пород собак, никаких их разделений на охотничьи и служебные не было. Да и невозможно было ожидать другое: РКФ взяла курс перехода на правила разведения и стандарты ФЦИ, а в ФЦИ разделения собаководства на три направления никогда не было.

Пекле присоединения АНКОР РКФ стала контролировать уже больше половины российских кинологических клубов, но далеко не все. Существовала Лига Независимых Кинологических Организаций (ЛНКО), Союз кинологических организаций России (СКОР). Были и другие клубы, не входившие никуда. Они выстояли после выхода постановления Правительства № 290, приспособились к выживанию в условиях давления. Постепенно вал пропаганды о «признаваемости» родословных РКФ схлынул: внутри страны родословные РКФ преимуществ никаких не давали, а в ФЦИ, защищая свой рынок, перестали признавать любые российские родословные для племенного использования собак, как выданные РКФ, так и выданные другими российскими организациями.

Ерусалимским была предпринята попытка монополизировать собаководство хотя бы на региональном уровне, в Москве. Он являлся одним из авторов выхода в свет Постановления Правительства Москвы «О мерах по упорядочению разведения и содержания собак в г. Москве» № 163 от 28 февраля 1995 г., которое давало РКФ полномочия менять нормативную документацию всех зарегистрированных в Москве кинологических организаций в соответствии с какими-то непонятными международными правилами[39]. Не получилось.

Загнать в РКФ оставшиеся независимые российские кинологические организации можно было только с помощью ФЦИ, а ФЦИ не спешила чем-либо выделять РКФ. Руководители ФЦИ вовсе не отказывали Ерусалимскому принять РКФ в свои члены. Вопрос постоянно откладывался, а РКФ со стороны ФЦИ предъявлялись новые требования. Время работало на ФЦИ: в России цены на собак постепенно подрастали, приближаясь к европейским, остатки советской системы собаководства разрушались и без прямого вмешательства руководителей ФЦИ.

Однако нельзя было волокитить вопрос бесконечно, так можно было и потерять своё влияние в России. Кинологические организации России могли бы прийти к выводу, что вполне можно существовать и вне ФЦИ, как это было всегда. С другой стороны, ФЦИ необходимо было поставить Россию в более зависимое положение.

К 1995 году в ФЦИ пришли к пониманию решения проблемы принятия России в свои члены, оставляя её за бортом. Специально для РКФ была разработана совершенно новая схема: организация не входила в состав ФЦИ действительным или ассоциированным членом, а подписывала контракт о партнерстве. Контрактный партнёр ФЦИ получал минимум прав, никаких гарантий на дальнейшее принятие в члены, зато на него налагалось в одностороннем порядке множество обязанностей. Такой контракт между РКФ и ФЦИ был подписан 21 декабря 1995 года.

Если кто-то думает, что договор об ассоциации Украины с ЕС, не имеет аналогов по своей несправедливости и закабалению одной из сторон, то он ошибается. Договор ФЦИ с РКФ может являться более ранним образцом такого соглашения.

Ерусалимский с помпой заявил о вступлении РКФ в ФЦИ. Потом уже оказалось, что РКФ не совсем вступила в члены ФЦИ, а только подписала контракт. Причём текст этого документа был засекречен.

В каталоге «ЗооКурьер» (№ 1,1996 г., стр. 21) было напечатано:

27 декабря в Москве состоялась пресс-конференция Президента РКФ Евгения Львовича Ерусалимского… Официальный текст договора по просьбе г.г. Мюллера и Райзингера публиковаться не будет (он является собственностью двух организаций). Это связано с тем, что FCI завалена корреспонденцией из России и как сказал на пресс-конференции Е. Л. Ерусалимский: «Нам показали мешок писем, телеграмм и факсов, полученных из нашей страны, которые будут храниться в архиве. Просили больше не беспокоить, т. к. не хотят отвечать на них. FCI контактирует только с РКФ. Каждый опубликованный пункт официального договора может вызвать какие-либо толкования и породить вопросы, на которые они отвечать не будут. Вместе с тем мы обещали довести смысл договора до кинологической общественности».

Не правда ли, весьма логично: не публиковать документ, чтобы избежать вопросов об его содержании?

В газете «Птичий рынок» (№ 4, 1996 год) появилась уже первая информация о некоторых пунктах соглашения:

Главный аргумент — слово, а аргументы — для служебного пользования… Таков был смысл ответа на пресс-конференции в Доме журналиста, посвященной этому событию. И вот по прошествии нескольких недель, темным, недостойным россиянам повезло — английская газета «Dog World» 12 января 1996 года опубликовала некоторые пункты формально подписанного контракта…

Даже небольшие отрывки из этого контракта показали, насколько унизительным он был для России. Пошла волна возмущения. Прятать документ от общественности больше было нельзя.

Впервые официальный текст договора был опубликован только в журнале «Друг» (№ 4, 1996 год, стр. 21), который был подписан в печать 31 мая 1996 года, а в продаже появился в конце июня — начале июля, спустя полгода после его подписания. И было чего скрывать. Действительными членами ФЦИ к тому времени являлись такие страны как Панама, Перу, Уругвай, Марокко, Парагвай, Эквадор. Ассоциированными — Бахрейн, Бермуды, Боливия, Гибралтар, Гондурас. Зимбабве. Эти страны, где читать могли немногие, а разведение собак было на самом зачаточном уровне, имели в ФЦИ прав больше, чем наша великая держава (РКФ подписала контракт в качестве представителя России). Они имели права совещательного и решающего голоса, их делегаты могли работать в комитетах и комиссиях ФЦИ. Нам же только разрешили выполнять все принятые циркуляры ФЦИ, без права голоса. В обмен на сомнительную честь называться контрактным партнером ФЦИ Россия в лице РКФ обязалась обменивать родословные вывозимых из страны временно или навсегда собак на некий экспортный вариант с выплатой в ФЦИ по 2 доллара за каждую родословную.

В газете «Птичий рынок» (№ 4, 1996 года) по этому поводу съязвили:

За каждую экспортную родословную должны быть заплачены два доллара в FCI. На сегодня стоимость такой родословной в РКФ 32 доллара… — здесь комментарии не нужны, так как «свои» уже два-три раза обменяли родословные, уже привыкли, поменяют и 4–5 раз, жаль, что собаки по возрасту не доживут до того радостного дня, когда закончится этот кавардак. Видимо, в этой организации это главный вид бизнеса…

РКФ приняла обязательства перейти полностью на стандарты ФЦИ. Что это означает? По каждой породе может действовать только один стандарт породы. Если мы признаём стандарт ФЦИ, мы тем самым отказываемся от своего стандарта. Что такое стандарт породы? Это — подробная характеристика того, какими должны быть собаки породы.

Стандарты на наши отечественные породы в СССР и ФЦИ имели значительные расхождения (например, высота в холке).

«Признавая» стандарты ФЦИ, мы отказываемся от всех своих отечественных стандартов пород, отличных от стандартов ФЦИ. Некоторые наши производители в один момент после перехода на стандарты ФЦИ стали племенным браком, негодными для разведения.

Советские стандарты служебных пород собак были составлены с учетом тех требований, которые предъявляются к собакам для использования в служебных целях. Например, это — недоверчивость к посторонним, выраженная активно-оборонительная реакция. Что же написано в стандарте ФЦИ служебной породы номер 1 в мире — немецкой овчарки? От неё требуется добронравие…

В Советском Союзе разводили служебных собак, способных задержать преступника, а в ФЦИ разводили собак-компаньонов, которые удобны и безопасны для окружающих.

Стандарты пород — важнейшие документы для племенного дела. Они определяют задачи разведения, критерии судейства. Отказ от собственных стандартов пород — отказ от разведения в соответствии с собственными целями, в соответствии с решением собственных задач. Одним словом — отказ от национальных интересов. Было советское служебное собаководство, были советские правила разведения, с бонитировкой, смотр-соревнованиями, была советская школа дрессировки — всё мгновенно перечеркнули.

Что же получили руководители РКФ взамен?

Во-первых, ФЦИ разрешила 10 российским экспертам присвоить звание судьи ФЦИ с правом судить международные выставки. Естественно в список попали самые достойнейшие — Е. Л. Ерусалимский, его супруга и ближайшее окружение.

Во-вторых, отныне зарубежные судьи ФЦИ проводить экспертизу в России могут только на выставках, проходящих под эгидой РКФ. На мероприятиях альтернативных организаций больше судьи ФЦИ принимать участие не могут под угрозой дисквалификации.

В-третьих, РКФ получила право проводить в России несколько выставок с присвоением титулов ФЦИ.

В-четвёртых, собаки, поменявшие свои родословные на экспортный вариант РКФ, получали возможность участвовать на выставках ФЦИ и использоваться в разведении организаций-членов ФЦИ. ФЦИ получила возможность полностью переподчинить себе российское собаководство, к тому же взимать с него своеобразную пошлину (с каждой выданной РКФ экспортной родословной, с каждой зарегистрированной в ФЦИ российской заводской приставки, с каждой проведённой в России международной выставки). Что же касается «признания» экспортных родословных РКФ, то национальные организации ФЦИ к этому времени были заинтересованы в этом не меньше, а то и больше российских собаководов: участие в международных выставках представителей России приносило организаторам дополнительную прибыль, а не использование качественного российского племенного материала наносило ущерб зарубежным разведенцам. Ведь цены на собак в России и Европе уже подравнялись. Взамен ФЦИ выдала РКФ «ярлык» на княжение — собирать на Руси дань, не забывая про собственный карман. Напомню, что во времена Золотой Орды, даже князь с ярлыком для хана оставался рабом, которого в любом момент за провинности можно лишить жизни. Точно так же ФЦИ могла в одностороннем порядке расторгнуть контракт с РКФ, при малейшем подозрении, что РКФ пытается защищать интересы российского собаководства.

Итак, огромная кинологическая держава, с многовековыми традициями собаководства, с развитой научной базой разведения и обучения собак, с передовым служебным и охотничьим собаководством в ФЦИ была поставлена на уровень более низкий, чем уровень банановой республики. Не соглашение о взаимопризнании (как с Канадой, США и Великобританией), даже не приём в члены. Нет, России после подписания контракта о партнёрстве был отведён статус несмышленого ученика, ничего не знающего и ничего не умеющего.

О чём думал Ерусалимский, подписывая этот унизительный договор? Конечно, не о развитии российского собаководства. Ему нужно было любой ценой закрепить за РКФ исключительное положение в российской кинологии. Под ногами стала гореть земля. Отмену незаконного постановления правительства № 290, несмотря на все связи Ерусалимского, нельзя было саботировать вечно. 25 ноября 1995 года, за месяц до подписания контракта с ФЦИ выходит Постановление Правительства № 1145 «Об упорядочении деятельности по развитию собаководства». В нём нет ни слова о главенствующей роли РКФ. И точно, 28 февраля 1996 г. выходит постановление Правительства РФ № 193, которым Постановление Правительства РФ от 7 мая 1992 г. за № 290 «О мерах по совершенствованию собаководства в Российской Федерации» было признано утратившим силу. А 15 апреля 1996 года выходит Распоряжение Президента № 191-рп «О национальной системе кинологической деятельности и собаководства в Российской Федерации». В нём также нет ни слова о РКФ. Зато упоминается Российская лига кинологов, чью инициативу «по созданию совместно с заинтересованными федеральным


убрать рекламу






и органами исполнительной власти и общественными объединениями национальной системы кинологической деятельности и собаководства в Российской Федерации» Президент РФ поддерживает. 10 июня 1996 года приказом № 428 Государственный таможенный комитет РФ отменяет выдачу разрешений на вывоз собак за рубеж как незаконную.

Конечно, Ерусалимский не мог не знать, какие документы в правительстве и Администрации Президента РФ готовятся. Подписание договора с ФЦИ на любых условиях было для него жизненно необходимым. Его уже практически построенная кинологическая монополия грозила рухнуть. Вот поэтому он и подписал такой позорный договор с ФЦИ. А поскольку не мог не понимать, насколько этот договор унизителен для нашей страны, он пытался его засекретить.

Подписав контракт с ФЦИ, Ерусалимский получил новый козырь. Если раньше он утверждал, что РКФ признаёт российское правительство, то отныне он стал говорить, что РКФ признаёт Международная кинологическая федерация. Последовал новый шаг по наращиванию давления на оставшиеся неподконтрольными РКФ кинологические организации: теперь на выставки под эгидой РКФ допускались только собаки с родословными РКФ или ФЦИ. Надо сказать, что такое указание не слишком обрадовало членские организации РКФ. На выставки, которые они организовали, ранее записывались все желающие, теперь участников становилось гораздо меньше. Это било по карману организаторов выставки (участие было платным). Но сама РКФ выставки тогда не проводила, их организаторами были членские организации, поэтому убытки несла не она. Руководители РКФ в денежном плане лично ничего не теряли, а членские организации вынуждены были подчиняться.

Дискриминация собаководов с «чужими» родословными на мероприятиях РКФ позволила сохранить монопольное положение РКФ в отечественном собаководстве. Люди, покупающие собак для выставок, заинтересованы в том, чтобы участвовать в любых мероприятиях. А это обеспечивают только документы РКФ: с родословными РКФ пускают на все выставки, а с родословными, выданными альтернативными организациями, участвовать на выставках РКФ и ФЦИ нельзя. Где такой покупатель возьмёт собаку? Ответ очевиден.

Когда задаётся вопрос, почему на мероприятиях РКФ и ФЦИ нельзя принимать участие собакам без родословных или с родословными альтернативных организаций, внятного ответа добиться не удаётся. Представьте себе, люди увлечены одним делом, любят свою породу собак, хотя они являются членами разных общественных объединений. Заметим, объединений — легальных, признанных государством. Спрашивается, что будет плохого, если они соберутся в одном месте, приведут своих собак, чтобы сравнить? Обращаю внимание: экспертизу осуществляет судья РКФ, т. е. он распределяет места и даёт оценки по правилам РКФ. Получается, что гости в заведомо проигрышной позиции. Это всё равно, что футбольный матч судит арбитр, получающий зарплату в клубе-хозяине поля и подотчётный только ему. Каковы шансы у приехавшей на выездной матч команды? А если хозяева поля отказываются проводить матч и на таких условиях, громогласно утверждая, что их футболисты — самые сильные, а соперники — слабаки, потому что их тренер не получил лицензии в их клубе? Ну если хозяева поля такие сильные, почему бы не принять гостей, почему не обыграть их с разгромным счётом, доказать своё подавляющее преимущество? Грубо играют? Так можно удалить с поля — судья-то свой, и правила свои! Закрадываются сомнения, что хозяева поля не очень уверены в своей силе, а скорее убеждены в обратном.

Когда апологеты ФЦИ и РКФ изливаются в восхвалениях своей системы собаководства, попутно обливая грязью конкурентов, так и хочется спросить, а почему вы так боитесь сравнения своих и «чужих» собак в одном ринге? Разве это сравнение не должно быть в ваших интересах? Пусть придут доверчивые собаководы, обманутые альтернативными РКФ организациями, на выставку РКФ со своими беспородными собаками с сомнительными родословными, выданными клубами-однодневками, придут с собаками, купленными у нелицензированных заводчиков, разводящих собак по безграмотным правилам и стандартам. Посетят эти несчастные выставку РКФ, увидят настоящих высокопородных псов, с родословными РКФ-ФЦИ, полученных по самым современным научным разработкам, сравнят и поймут, что следующую собаку нужно брать только в РКФ!

Только руководители РКФ прекрасно знают, что конкурентоспособных на выставках собак одинаково успешно получают и в РКФ, и вне РКФ. Всё зависит от таланта и удачи заводчика, а не от бланка, на которой напечатана родословная собаки.

Если вам скажут, что на выставки под эгидой РКФ запрещают допускать «чужих» собак, чтобы собаки с неподтверждённым происхождением не пошли в племенное разведение, не стали плодить метисов, знайте — вам нагло врут. Дело в том, что сама по себе оценка на выставке не даёт права на оформление в клубе от участвовавшей в выставке собаки помёта. В клубе, входящим в РКФ, по правилам у собаки для племенного использования должна быть признаваемая родословная. Без этого щенки от неё оформлены в РКФ не будут. Таким образом, дискриминация на мероприятиях РКФ-ФЦИ собак с «непризнанными» родословными не имеет никакого зоотехнического смысла.

Можно понять, когда между собой не ладят объединения людей, имеющих разные мировоззренческие ценности или политические предпочтения. Для всех очевидно, почему ассоциация собаководов находится в контрах с союзом догхантеров. Можно объяснить и неприязнь между любителями кошек и любителями собак. Но в чём причина такого противостояния организаций, входящих в РКФ, с другими кинологическими организациями? Джонатан Свифт в «Путешествиях Гулливера» описал войну между государствами, граждане которых не сошлись во мнениях, с какого конца разбивать яйца, с острого или тупого? Причина для войны, конечно, пустяковая, но она хотя бы была. Кто может сформулировать какое-либо принципиальное отличие клубов, входящих в РКФ, от клубов, в РКФ не входящих? Может быть, альтернативные РКФ кинологические организации пропагандируют жестокость по отношении к собакам? Не декларируют своей целью развитие собаководства? Да нет. Уставы всех объединений собаководов написаны как под копирку. По крайней мере, по уставам ни за что нельзя догадаться, входит клуб в РКФ или нет (кроме тех случаев, когда членство в РКФ занесено в устав). После слома советской системы служебного собаководства и отказа от отечественных стандартов пород в России правила разведения почти во всех организациях были примерно одинаковыми. Вся разница заключается только в одном: зоотехнические документы оформляются через РКФ или не через РКФ.

Спросите любого функционера, чем плохи кинологические организации, не входящие в РКФ? Ничего вразумительного он не сможет ответить. Там специалистов нормальных нет, собаки плохие, заводчики нечестные, поэтому они в РКФ не вступают. Одним словом: всё, что в РКФ — хорошо, что не в РКФ — всё плохо. Можно задать уточняющий вопрос, что в нормативных документах альтернативных РКФ организаций такого, против чего выступает РКФ? Тут уже ответа по существу не будет никакого. Ведь для этого нужно прочесть нормативные документы всех альтернативных организаций, от местного клубика до общероссийского объединения. Но РКФ-то признаёт альтернативными (читай — враждебными) всех, кто не является её членом, изначально. Этакая презумпция виновности. В конце концов, ответить могут так: это — правила ФЦИ, мы только выполняем директивы вышестоящей организации.

Люди, увлечённые одним делом, объединяются в некоммерческие организации, которые защищают их интересы, способствуют развитию их хобби. Некоммерческие организации со сходными увлечениями объединяются в союзы, чтобы благодаря взаимодействию легче достигать совместных целей. Но даже не объединённые в союзы организации сотрудничают между собой, когда цели их усилий совпадают — будь то спасение уссурийского тигра, сбор денег на операцию маленькой девочки или приём беженцев. Здесь следует сделать замечание: если цели декларируемые являются целями истинными. Ведь декларировать можно самую благую цель, а на самом деле истинная цель является менее возвышенной. Можно объявить сбор пожертвований в пользу ребёнка, а большую часть собранных денег (а то и всю) положить к себе в карман. Вот в этом случае другие организации, желающие помочь тому же ребёнку, являются конкурентными. И не важно, насколько они добросовестные, они уменьшают приток денег, попавших в карман аферистам.

Если бы РКФ на самом деле была заинтересована в развитии собаководства в России, улучшении качества собак, её политика была бы иной. Были бы совместные с другими кинологическими организациями научно-методические конференции по проблемам кинологии. Семинары, симпозиумы, совместные зоотехнические мероприятия. В конце концов, даже с конкурентами надо общаться, знать их достижения и провалы, изучать причины успехов и неудач, использовать чужой опыт. А возможность племенного использования чужих производителей, обмен племенным материалом? Что-то взять у коллег на вооружение, а какие-то шаги — не повторять. Это — нормальная политика для некоммерческой организации. Если, повторюсь, декларируемая цель (развитие собаководства) является истинной.

Предположим, что настоящей целью деятельности РКФ является получение максимально возможной прибыли в области кинологической деятельности. Прибыли, которая идёт не на уставные цели этой некоммерческой организации, а перераспределяется вопреки Уставу в личные карманы «допущенных к столу».

В этом случае всё встаёт на свои места. Понятно, что коллеги из других организаций воспринимаются как конкуренты за рынок, а общение с ними — как общение с врагами. Понятно, что альтернативные организации вызывают ярость и желание их уничтожить. Понятно, почему усилия всех руководителей РКФ с момента её создания по настоящее время были направлены на полную монополизацию отечественного собаководства в своих руках.

В настоящий момент РКФ — огромная корпорация, только формально являющаяся некоммерческой организацией. Это — огромный спрут, высасывающий соки из значительной части российского собаководства. В орбите влияния РКФ находится более тысячи кинологических организаций. Так или иначе, РКФ управляет деятельностью нескольких миллионов российских собаководов.

РКФ создал Е. Л. Ерусалимский. Он заложил основы этого монстра. Он подписал контракт о партнерстве с ФЦИ, а затем уже в 1999 году — договор об ассоциированном членстве. Он добился на кинологическом рынке России для РКФ доминирующего положения. Он достиг верха популярности, почти культа личности — подхалимы уже называли его российским кинологом № 1. В 2000 году его сместили с поста Президента РКФ. Затем он потерял даже место в Президиуме РКФ.

РКФ стала слишком привлекательным предприятием и больше не могла оставаться в руках хоть и предприимчивого, но собаковода. Кроме того, внутри системы РКФ оставались островки служебного собаководства. А это не соответствовало планам наших «партнёров». К рулю РКФ встали люди гораздо более серьёзные.

Глава 7. Как в РКФ сменили хозяина

 Сделать закладку на этом месте книги

Мне от тебя нужно одно: чтобы ты съездил в Вашингтон и выхлопотал мне место шерифа. У меня, понимаешь ли, нет способностей к интригам и высокому тону. Я — простой обыватель и хочу получить это место. Вот и всё. Я убил на войне семерых, а детей у меня девять душ. Я член республиканской партии с первого мая. Я не умею ни читать, ни писать и не вижу никаких оснований, почему я не гожусь для этой должности.

О’ Генри

Позиция Ерусалимского внутри РКФ казалась незыблемой. На всех выборах Президента РКФ он избирался единогласно, на безальтернативной основе. Вокруг него в руководящих органах РКФ не было ни одной личности, достаточно значимой в собаководстве, чтобы составить ему конкуренцию. К тому же, Ерусалимский имел очень хорошие знакомства во всех властных структурах. Кому-то по слухам привёз импортную собаку экзотичной породы, кому-то помог с лечением четвероногого любимца (не зря жена — ветеринар). Евгений Львович тщательно следил за своим имиджем. Всегда со вкусом одетый, с прекрасными манерами и великолепно подвешенным языком, говорящий много, непонятно, с использованием научных терминов, но очень убедительно.

Несмотря на последовательный курс в сторону полного переподчинения российского собаководства зарубежной организации, Ерусалимский всё никак не мог довести дело до завершения. Даже внутри РКФ служебное собаководство формально имело двойное подчинение. Клубы служебного собаководства ДОСААФ, проводя выставки по правилам ФЦИ, зоотехническую документацию оформляли в Центральном клубе служебного собаководства ДОСААФ (РОСТО), проводили спортивные соревнования по правилам ДОСААФ. Огромное количество специалистов, воспитанных советской школой собаководства, ещё продолжали заниматься любимым делом и не изменили своё мировоззрение: служебные породы должны разводиться для работы, их рабочие качества ставятся в основу племенной работы с ними. А охотничье собаководство и вовсе сохранило даже внутри РКФ свою автономность.

Ерусалимский создал для ФЦИ красивую упаковку российского собаководства в виде РКФ, но внутри этой упаковки только треть продукта (любительское собаководство) соответствовала установкам ФЦИ. Если уровень российского охотничьего собаководства почти не входил в сферы интересов ФЦИ и стоящих за ней её хозяев (охотничьи собаки по своему назначению в Европе практически не используются, цена на рабочих охотничьих собак во много раз ниже декоративных), то уровень служебного собаководства в России снижался недостаточно быстрыми темпами. Для Запада необходимо было поставить во главе РКФ полностью зависимого от него руководителя, не союзника, а вассала. Но для этого необходимо было убрать с этого поста казалось бы вечно не сменяемого и не потопляемого Евгения Львовича Необходимо было дождаться ослабления его авторитета. И тут невольно помогли те, кто боролись против РКФ. Поскольку РКФ в своём лице олицетворял Ерусалимский, то ослабляя позиции РКФ в российской кинологии, одновременно ослабляли позиции Ерусалимского внутри РКФ.

Деятельность РКФ по монополизации российского собаководства встретила ожесточённое сопротивление руководителей клубов, не желающих иметь ничего общего с возглавляемой Ерусалимским организаций. Борьба шла по нескольким направлениям. Наиболее важное — отмена постановления Правительства № 290. Кроме того, необходимо было вести разъяснительную работу в СМИ, объяснять, чем опасна монополизация собаководства, почему надо более осторожно относиться к переходу под контроль ФЦИ.

Первое время центральные газеты ничего против РКФ печатать не желали. На телевидении, если и выходили передачи про собак, то все они были про-РКФ-овские. Обычный набор мифов о собаководстве, придуманных Ерусалимским и его соратниками. Удалось несколько маленьких заметок разместить в небольших кинологических изданиях. Время шло, отовсюду лилась ложь о наведении РКФ порядка в собаководстве, клевета о деятельности не входящих в РКФ организаций. Но постепенно, ситуацию удалось преодолеть. Вышло несколько очень острых статей. Наибольший шум наделала моя статья «Особенности национального собаководства. Кто посадил РКФ на трон?»[40]. В ней речь шла о состоянии российского собаководства и о том вреде, который нанесла ему РКФ. В частности, критиковалось пресловутое постановление правительства РФ № 290 1992 года, давшее РКФ исключительные права, которыми ее руководство воспользовалось в корыстных целях. Рассказывалось, как РКФ продавала справки на вывоз собак за рубеж по ею же взятым с потолка тарифам, но не потрудилась разработать механизм идентификации справки и собаки. Описывалась афера с обменом родословных, когда людей кого обманом, кого угрозами заставляли менять оригиналы родословных своих собак на некую родословную «единого образца» (естественно, за деньги). Отмечался низкий уровень племенной работы в самой РКФ, в частности, отсутствие породных племенных положений и механизма отсева собак с порочной психикой. Также, высказывалось мнение, что договор, заключенный РКФ с ФЦИ от лица России, унизителен для нашей страны, не приносит пользы и направлен исключительно на затруднение деятельности конкурентных РКФ организаций.

Статья стала настоящей бомбой. Ещё никто публично до этого не высказал мнения в многотиражном популярном издании, что деятельность РКФ направлена против национальных интересов России в области собаководства. Статья была отксерена и разослана по всем регионам России. Народ заволновался, пошли разговоры. Пропагандистская машина РКФ, доселе хорошо смазанная и работавшая как отлаженный механизм, заскрежетала.

РКФ необходимо было как-то отреагировать или окончательно потерять лицо. «Не заметить» эту статью было нельзя. Осенью того же года я получил повестку в Краснопресненский межрайонный суд г. Москвы. РКФ захотела поправить свою подпорченную мной деловую репутацию. В исковом заявлении говорилось, что сведения, опубликованные в статье, «свидетельствуют о незаконном вмешательстве РКФ в процесс вывоза собак», «свидетельствуют о ее деятельности на основе незаконного „абсурдного“ постановления Правительства, противоречащей интересам общества», «указывают на получение ею доходов от неосновательных поборов с граждан, т. е. на незаконную деятельность, направленную на ограничение прав граждан», «свидетельствуют о ее деятельности, противоречащей целям и задачам общественной организации и интересам собаководства страны в целом», «свидетельствуют о нарушении РКФ прав ее членов, предусмотренных п.п. 12.1.1.–12.1.3 Устава, и наличии в заключенном РКФ и ФЦИ договоре положений, противоречащих интересам собаководства в стране», «указывают на деятельность РКФ, направленную на ограничение прав других общественных организаций», «свидетельствуют о ее недобросовестной деятельности, направленной на обман граждан с целью извлечения наживы».

Мало того, что в исковом заявлении отрицались общеизвестные факты, оно было противоречиво. В одном абзаце отвергалась информация о полученном РКФ праве регулировать вывоз собак, в другом рассказывалась байка, как благодаря усилиям РКФ удалось предотвратить вывоз за рубеж очень ценных собак (клички, конечно, не указывались). В исковом заявлении оспаривалось утверждение, что в 1992 году правительственные чиновники даже не проверили, состоит ли РКФ на учете в налоговой инспекции, и в качестве доказательства прилагалась Карта постановки на учет РКФ, из которой следовало, что встала она на него… только 23.11.94, т. е. через три года после регистрации и через два с половиной после выхода постановления. За один только факт ведение масштабной финансовой деятельности без отчёта перед налоговыми органами должно было последовать возбуждение уголовных дел. Исковое заявление и доверенность на представление в суде интересов РКФ были заверены печатями, явно отличающимися друг от друга. Присутствовала копия документа, свидетельствующего о наличии валютного счета у ВКФ в 1997 году[41].

Суд несколько раз переносился. Наконец, суд отклонил иск, признав содержащуюся в статье информацию достоверной. Московский городской суд решение Краснопресненского суда подтвердил. Вот как пишет об этом суде юрист «Московского комсомольца» Вадим Бродский в заметке «Суд и собачьи штучки»[42]:

…В целом процесс, несмотря на затяжку, прошел достаточно организованно, направляемый опытным федеральным судьей Л. Кольчинской, и закончился решением, которым истцу было отказано по всем пунктам.

Разумеется, Е. Ерусалимский не успокоился, и от РКФ по истечении достаточно длительного времени поступила кассационная жалоба, немногим отличающаяся в лучшую сторону от искового заявления.

Не осталась в стороне и Пресненская межрайонная прокуратура г. Москвы. В Московский городской суд за подписью прокурора А. Зуева был направлен кассационный протест, текстуально почти по всему документу совпадающий с жалобой истца. Невольно возникает вопрос: кто и для кого готовил кассационные документы?

К чести членов Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда они тщательно разобрались в существе дела, что, к сожалению, бывает не всегда, и оставили решение суда первой инстанции без изменения, а кассационные жалобу и протест — без удовлетворения.

Но прокуроры не унимаются. Дело истребовано из Пресненского суда прокуратурой г. Москвы «для изучения». А мы знаем, что этот правоохранительный орган с особым вниманием следит за деятельностью газеты…

В иске Ерусалимский достаточно точно назвал информацию в моей статье о деятельности РКФ обвинением в совершении целого ряда преступлений. Суд информацию подтвердил. Следовательно, обвинение ложным не является, и есть основания возбуждать уголовные дела в отношении Ерусалимского и его подельников.

Несмотря на все свои связи, на знакомства в прокуратуре, Ерусалимский не смог защитить деловую репутацию РКФ от «клеветы». Во второй половине 1999 года стало окончательно ясно, что он проиграл. Это нанесло страшнейший удар по имиджу РКФ и Ерусалимского лично. «Акела промахнулся!» Сразу в Президиуме РКФ зашевелились желающие занять место Ерусалимского. Вождь дал слабину и потому должен быть съеден. Закон джунглей. И Ерусалимского сместили. Вот как он описывает свой уход с президентского кресла[43]:

К 2000 году истекли мои полномочия как первого президента РКФ, избранного в 1991 году и избранного повторно на второй срок в 1994-м. В феврале 2000 года следующим президентом РКФ стал Р. Р. Хомасуридзе, а спустя год на этом посту его сменил А. И. Иншаков.

Так описывает приход в руководство РКФ сам Иншаков[44]:

— Я начал заниматься вопросами организации и возглавил одну из федераций — «Анкор», которая является учредителем Российской кинологической федерации. А потом уже стал президентом РКФ.

— Что изменилось с Вашим приходом в руководство Федерацией?

К сожалению, продолжается то же самое: приходится бороться иногда с ветряными мельницами, а иногда с реальными противниками того, что я предлагаю осуществить в российской кинологии. Поднять ее на другой уровень, поднять престиж российского собаковода, чтобы он сам себя больше уважал и чтобы с еще большим уважением относились к нему за рубежом. Процесс идет. Но, к сожалению, мне в этом мешает целый ряд товарищей, которые в свое время возглавляли эту Федерацию. Человека, который раньше являлся президентом, мягко говоря, убрали за то, что он превышал свои полномочия, и использовал ситуацию в личных целях. Это многим не нравилось, и его попросили, как говорится, покинуть арену, причем, лишив его всех прав, практически дисквалифицировали.

— Суд был товарищеский?

— Это как?

— Это когда приезжают товарищи и… (смеемся)

— Практически товарищеский… Потом случилось так, что пришлось возглавить федерацию мне и я думал, что с моим приходом, с приходом новых, свежих людей ситуация изменится. И вдруг выяснил, что как таковой Российской кинологической федерации нет. Есть виртуальная организация, которая называется РКФ, но нет сотрудников, нет счета — ничего нет. Мне пришлось всё это реанимировать, восстанавливать. Сама федерация находилась, извините за выражение, в туалете. Я нашел новое помещение, предложил всем федерациям, которые являются учредителями Российской кинологической федерации, собраться вместе, на что сразу получил тупой отпор, потому что это было не интересно, не нужно, потому что каждый — князь в своём маленьком царстве. А когда выстраивается прозрачная финансовая система, нормальная конструкция организации, которая должна работать и зарабатывать деньга, а не воровать, не врать, вдруг выясняется, что такая организация никому не нужна. Миллионы людей в регионах, которые занимаются собаководством, не получали достоверной информации, использовалось право звонка, то есть человек, который возглавлял федерацию, имел связь с Международной федерацией и давал ту информацию, которую считал нужной, причем в искаженном варианте, как вы понимаете…

Разумеется, нельзя доверять всему, что говорит активный участник событий, заинтересованное лицо. О чём-то он умалчивает, что-то недоговаривает. Однако понятно, что у «соратников» Ерусалимского возникли к нему претензии. Это были претензии не только финансового плана, здесь ещё были какие-то недомолвки по поводу требований к РКФ со стороны ФЦИ. ФЦИ не могло нравиться, что далеко не все значимые кинологические организации попали в подчинение РКФ (а опосредованно — ФЦИ). После разоблачительной статьи, а за тем неудачного для РКФ суда, иметь дело с Ерусалимским — значило рисковать собственной репутацией. Кто-то из «революционеров», по всей видимости, встречался с руководителями ФЦИ и получил от них мандат на «свержение» первого Президента РКФ.

Что произошло в РКФ на самом деле, во всех подробностях сейчас уже восстановить очень сложно. Но совершенно ясно, что Ерусалимский со своим постом расстался не совсем добровольно. Скорее всего, ему сделали предложение, от которого он не мог отказаться. Подобное предложение сделал в «Золотом телёнке» Остап Бендер советскому миллионеру Александру Ивановичу Корейко — купить у него папку с любопытными сведениями о своей персоне за миллион рублей. Вполне вероятно, что похожую папку с подробным жизнеописанием Евгения Львовича ему предложили обменять на учредительные документы РКФ и её печать. Не исключено, что первого Президента РКФ пришлось уговаривать крепким ребятам в спортивных костюмах. По-товарищески.

Как бы то ни было, новым Президентом временно стал ближайший соратник Ерусалимского (по слухам — и нежный друг) Реваз Ревазович Хомасуридзе, чья подпись вместе с подписью его шефа скрепила контракт о партнерстве РКФ с ФЦИ. Для Ерусалимского фигура Хомасуридзе в роли Президента РКФ была более чем приемлемая. Долгое время Реваз Ревазович был для Ерусалимского правой рукой. Он его перетащил из Грузии. Говорят даже, что помог получить российское гражданство и жильё в Москве. Видимо, просчитав ситуацию, выпускник мехмата МГУ, остановился на варианте серого кардинала при полностью зависимом правителе.

История ничему не учит. Николай I отрёкся от престола в пользу своего ближайшего родственника, брата Михаила. Согласился ли бы российский император передать страну в руки не близкому человеку, а прохвосту и демагогу Керенскому? Конечно, нет. Но Михаил тоже отказался занимать царский престол, вот так совершенно неожиданно бразды правления попали к тому, кому Николай ни за что их добровольно не передал бы.

Хомасуридзе позволили поправить РКФ совсем недолго, менее четверти отведённого по Уставу РКФ срока. Президентом РКФ очень скоро становится Александр Иванович Иншаков. В регистрационном деле РКФ, которое хранится в Министерстве юстиции РФ, собрано очень много интересных документов, от протокола Учредительной конференции РКФ 1991 года до протоколов Общего собрания РКФ 2005 и 2010 годов. Но протоколов конференций, на которых потерял своё кресло Ерусалимский, а потом был отстранён Хомасуридзе, в учётном деле РКФ не существует. Их или не было изначально, или они были уничтожены. Мы можем предполагать, что был осуществлен банальный рейдерский захват потенциально высоко прибыльного коммерческого предприятия.

Чтобы понять, почему Президентом РКФ стал именно Иншаков, придётся подробно изучить биографию этой незаурядной личности. Для полноты картины нам придётся сопоставлять информацию из данных Иншаковым интервью и сведения из официальных источников.

Александр Иванович родился в послевоенное время (1947 г.) в не слишком богатой семье. Жили в бараке, 9 человек в 11,5 кв. м комнате. Детство прошло в обычном пролетарском районе Москвы — Кожухово. Обычное для того времени участие в уличных драках, потом занятие спортом — гимнастикой, а потом уже — восточными единоборствами. После школы работал фрезеровщиком на заводе. В спорте добился очень высоких результатов. Это помогло Иншакову потом освоить профессию каскадёра. В этом качестве он пришёл на «Мосфильм» в 1976 году. Появились неплохие заработки, знакомства с известными людьми.

Увлечение собаками началось с приобретения 1969 году щенка немецкого дога. В 1972 году он вступил в клуб Московское городское общество любительского собаководства (МГОЛС) и даже какое-то время руководил секцией догов (очень недолго). В 1991 году Иншаков посетил Всемирную выставку ФЦИ в Дортмунде, в 1992 г. — чемпионат чемпионов в Англии. Привозит из Англии двух собак породы английский мастиф. Именно после посещения Англии у Иншакова вдруг появляются амбиции продвинуться в российском собаководстве. Странное дело, туманный Альбион весьма способствует появлению у довольно посредственных и до этого не слишком выдающихся людей качеств лидера и способностей возглавить в собственной стране целую отрасль, чтобы её наилучшим образом… развалить. Посетил человек Великобританию — и переродился. Загадка природы какая-то. После смерти Ю. В. Никулина в 1997 году, Иншаков возглавил Клуб «Фауна». Произошло это, по официально распространяемой им версии, по просьбе самой вдовы. Из «VIP-интервью» Иншакова[45]:

Прошло много лет и так получилось, что мне пришлось возглавить клуб «Фауну», которым до этого руководил Юрий Никулин. После смерти Юрия Владимировича его супруга попросила меня помочь.

Вот как об этом написано уже на официальном сайте самого Иншакова[46]:

Александр Иншаков уже много лет возглавляет Российскую кинологическую федерацию. Ее президентом он стал случайно. Однажды к н


убрать рекламу






ему обратилась супруга Юрия Никулина, с просьбой возглавить кинологический клуб, который остался без управления после смерти актера. Александр, будучи большим любителем четвероногих и не равнодушным к проблемам бездомных собак, а также к вопросам организации подпольных боев, не смог отказаться от этого предложения.

Удивительно, в этом таком небольшом абзаце большая часть информации не имеет ничего общего с реальностью.

Оставлю пока без комментариев утверждение о «случайности» прихода Иншакова в кинологию. О ней чуть позже. Но Юрий Владимирович Никулин никогда не руководил собачьими клубами. Президентом «Фауны» с момента её основания была сама Татьяна Николаевна Никулина, Иншаков не мог этого не знать. Невозможно представить, что Иншаков уже забыл такую «мелочь», или оговорился. Ему как новому руководителю «Фауны» достался весь архив организации, а в нём все документы подписаны Т. Н. Никулиной. Версия, что Татьяна Николаевна пригласила Иншакова занять место умершего Юрия Владимировича озвучивается неоднократно. Иншаков нагло и совершенно бездарно врёт. Зачем?

Проблемами бездомных собак кинологические организации, включая «Фауну», никогда не занимались и не занимаются, их пытаются решить общества защиты животных. Также кинологические организации никакого отношения к подпольным боям собак не имеют и повлиять на организаторов этих жестоких зрелищ никак не могут. Если бы Иншакова интересовали именно эти проблемы, он мог бы организовать благотворительный фонд или возглавить одну из организаций «зелёных». Зная, что клубы собаководов занимаются только племенной работой с породистыми собаками, Иншаков на своём сайте пишет явную чушь. С какой целью? Очевидно, чтобы скрыть истинные причины этого своего шага.

Особенно удивляет утверждение Иншакова, что его специально пригласили поруководить огромной кинологической организацией, зная, что Иншаков уже имел неудачный опыт такого руководства. Вот как об этом вспоминает сам Иншаков в «VIP-интервью»:

Много лет назад, еще во времена Советского Союза, был легендарный человек, непререкаемый авторитет Александр Павлович Мазовер, тогда руководитель советской кинологии. По его рекомендации меня избрали председателем клуба «Дог» в Москве. Я с радостью, с гордостью принял это назначение и по глупости был уверен, что всё будет очень просто и легко. Мое отношение к людям, которые занимаются собаководством, которые, тем более, руководят этим святым процессом, было почти как к сошедшим с небес, с Олимпа. Но ровно через неделю я схватился за голову, потому что попал в банку с тараканами. Мне казалось, что плохих людей среди собаководов просто не может быть. Но оказалось всё совсем не так. Я впервые столкнулся с тем, что большинство людей занимаются собаками не потому, что их любят, а потому что это способ их существования, возможность зарабатывать на тех самых животных, которых мы с вами любим. Выяснилось, что не все собаки, которые становятся первыми, на самом деле лучшие, потому что эти вопросы решаются кулуарно, заранее, а иногда и за мзду, часто приглашаются специальные судьи и масса других грязных моментов, которые, к сожалению, до сих пор присутствуют в нашей российский кинологии… Это тогда меня так колыхнуло, что я очень быстро ретировался и ушел.

А. П. Мазовер, конечно, не был руководителем советской кинологии, но это уже не очень важно, небольшой штрих уровня компетентности Иншакова. Клуб «Дог» — это секция породы дог Московского городского общества любителей собак (МГОЛС). Зачем нужно было Никулиной приглашать «на царство» в общероссийскую организацию, которую она создала и которой до этого успешно руководила, в которой было огромное количество опытных и авторитетных собаководов, очень занятого на основной работе человека, которой однажды уже не справился с такой же общественной нагрузкой на гораздо менее ответственном посту?

Существует другая версия, как Иншаков возглавил «Фауну», менее благородная, но более правдоподобная. Это не его пригласила Т. Н. Никулина, а он предложил свою «бескорыстную помощь», а потом очень ловко её подвинул. Рассказывают, что он ввёл в заблуждение людей, которые участвовали в перевыборном собрании, воспользовавшись тем, что Татьяна Николаевна на нём в этот момент отсутствовала, и предложил проголосовать за него. Документы в учётном деле «Фауны» были явно подчищены: протокол собрания, на котором Иншаков был избран руководителем «Фауны» отсутствует.

Казалось бы, зачем востребованному работнику кино, предпринимателю, взваливать на свои плечи дополнительную и весьма неприятную для него обузу («банку с тараканами»), к тому же — неблагодарную? Он не обладал ни свободным временем, ни знаниями в этой области, ни авторитетом эксперта или разведенца. Любой известный заводчик был бы гораздо уместнее Иншакова. Ответ очень прост — пост Президента «Фауны» для Иншакова был нужен только как первый этап осуществления далеко идущего плана.

Став Президентом «Фауны», Иншаков автоматически кооптируется в состав Президиума АНКОР (члена РКФ), затем становится Президентом АНКОР. Президент АНКОР становится членом Президиума РКФ, до поста Президента РКФ остаётся всего один шаг. Никакой «случайности» в приходе Иншакова к руководству «Фауны» не было. Не было случайностью и то, что именно каскадёр, актер и продюсер А. И. Иншаков в конце концов стал Президентом РКФ и уже на протяжении 14 лет бессменно возглавляет эту и ещё полдесятка иных общероссийских кинологических организаций.

Далеко не всё так просто было в жизни Иншакова, как описывает официальная биография. Занимаясь рукопашным боем, он познакомился с представителями самых разных слоёв общества, включая криминалитет. Свои знакомства в этих кругах он не скрывал, ссылаясь на то, что эти преступники криминальными авторитетами ему при знакомстве не представлялись. Люди как люди, обычные почитатели его таланта спортсмена и каскадёра. А раз они на свободе, значит, претензий со стороны Закона к ним нет.

Рассказывал Иншаков и о своём участии в «стрелках» и «разборках», но по его словам он лишь защищал своих друзей от «наездов». Одно такое интервью размещено и сейчас в интернете[47], читатель может его посмотреть самостоятельно. Вот что рассказывает Иншаков, мужественно играя желваками, ведущим программы.

Его друг, легкоатлет, привёз из-за границы товар, решил его продать. К нему сразу подошли рэкетиры из люберецкой группировки, потребовали долю. Иншаков встретился с вымогателями, с которыми оказался знаком, вежливо попросил его друга не трогать. Те не поняли. Вечером того же дня друга избили. Тогда Иншаков нашёл бандита-предводителя и на виду у всех его побил (потому что тот — беспредельщик). Теперь уже эти бандиты стали искать Иншакова. Нашли, приехали к нему на Смоленскую на трёх или четырёх машинах убивать. Велели сесть в машину. Гостеприимный Иншаков пригласил своих убийц во двор. Вывел одну из своих собачек. Состоялся «жёсткий разговор», в результате которого Иншаков забрал у главного (боксёра) оружие, опустив его голову в туалет. А само оружие передал старшему (старший оказался ещё более авторитетным, чем главный). После этого бандиты, убедившись в боевых качествах и доблести каскадёра и превратившись потом в авторитетов криминального мира, Иншакова зауважали.

Когда пытаешься представить эту сцену, поражает, насколько глупо врёт Иншаков, даже не заботясь о правдоподобии своей истории. Бандиты приезжают убивать безоружного Иншакова целым военным подразделением. Сколько может приехать на трёх-четырёх машинах? Уж не меньше десятка! Зачем столько убийц, разве не хватило бы одного бойца с пистолетом? Однако, вместо того, чтобы выполнить свою задачу, выпустить пару пуль в безлюдном месте, заехали во двор о чём-то разговаривать. Следовательно, приехали всё-таки не убивать, а просто поговорить? Но разговаривать бесстрашный каскадёр стал не один, а взяв пса (держит Иншаков только молоссов, собачек ростом с телёнка). То есть убийцы разрешили ему вернуться в квартиру, взять собаку. Это были, видимо, очень доверчивые бандиты, даже не предполагавшие, что он дома по телефону может вызвать милицию или вместо собаки прихватить пулемёт. Собачки этой группы мало того, что ростом с телёнка, но и достаточно агрессивные. Как можно «жёстко разговаривать», когда такой монстр бросается на собеседника? Попросить кого-то (другого бандита) подержать её? Или спустить её с поводка? Можно с большим трудом поверить, что один безоружный каратист уложил с десяток вооружённых до зубов бандитов (не могли же они приехать на убийство, забыв огнестрельное оружие) или их раскидал огромный злобный пёс. Но откуда во дворе взялся туалет? Случайно стоял в кустах? Или специально, чтобы освежить в унитазе, Иншаков поволок своего обидчика в квартиру (не забудьте, он ещё был с собакой), а бандитов попросил сопровождать его, чтобы они могли полюбоваться на эту процедуру?

Оставим эту геройскую сагу на совести её сочинителя. Здесь интересно совсем другое. Иншаков не скрывает своих обширных знакомств в криминальном мире. Из рассказа понятно отношение самого Иншакова к явлению преступности: для него есть бандиты нормальные, с которыми можно водить знакомство и бандиты-отморозки, беспредельщики, которые, в отличие от первых, уважения недостойны. Ему даже в голову не пришло обратиться за помощью в милицию. Это — не по понятиям. Правильно — выяснять отношению с помощью силы.

Своё понимание жизни Иншаков достаточно полно раскрыл в сериале «Бригада», который продюсировал. Симпатичные ребята, верные друзья, мушкетеры конца 20 века. А в бандиты подались, потому что жизнь такая… В интервью В. Зябревой 2003 года, опубликованном в журнале «Друг», Иншаков рассуждает:

У нас ведь как? Если бандит — значит у него кровь с рук капает, если проститутка — значит на ней пробы ставить уже некуда, если киллер — значит он родился с пистолетом в руках, если депутат или негодяй от власти — значит у них это с пеленок на лице написано… Но на самом деле людей такими делает жизнь, те условия, в которых они находятся, окружающая их среда…

Не мы такие, а нас такими жизнь сделала. Такая философия героев фильма, которых сыграли прекрасные актёры, а поставил талантливый режиссёр, стала настоящим гимном криминальному образу жизни. Люди имеют право хорошо жить: кататься на иномарках, носить золотые цепи, столоваться в дорогих ресторанах, отдыхать на зарубежных курортах. Вот они и зарабатывают себе на жизнь, как умеют. Бандит — вполне нормальная профессия, только более опасная. Сродни профессии разведчика или космонавта. Не получилось пойти в космонавты (жизнь так сложилась), пошли в бандиты.

Молодые преступники, попав на судебную скамью, часто рассказывают, что ступить на кривой путь их поманила блатная романтика сериала «Бригада». Трудно сказать, сколько судеб переломал Иншаков своим фильмом, сколько жизней уничтожил.

Для нас неважно, насколько Иншаков приукрасил собственные подвиги. У меня нет никаких сомнений, что в «лихие 90-ые» каскадёр по своему характеру и мировоззрению мог участвовать в мероприятиях не совсем законных, которые тянули на реальный срок.

Известны связи Александра Иншакова с криминальным миром и в киношной тусовке. В «Караване истории» (июнь. 2011) вышли воспоминания Марка Рудинштейна «Бандитский „Кинотавр“». Есть там упоминание и о нашем герое.

Лицо Пермольника налилось краской.

— Марк, я тебя, конечно, уважаю, но все-таки думай, что говоришь. На прошлой неделе меня подрезали на дороге, и я…

— Да не надо мне героических историй о том, кого и как ты поставил на место. Просто прекрати хамить персоналу и веди себя прилично. И не надо тут, на «Кинотавре», гнать эту криминальную волну. Я-то хорошо знаю, что вся твоя крутизна — миф, который ты создал за счет знакомства с Сашей Иншаковым. Нет у тебя никакой реальной силы, влияния нет. Одна пустая бравада.

…Зюня, словно сдувшийся шарик, опустился на стул.

— Слушай, хватит дурака валять, — без улыбки сказал Иншаков и направился к бару.

Я подождал, пока Зюня немного придет в себя.

— Ну что? Убедился, что никто тут за тебя впрягаться не станет? А знаешь, почему Саша не стал на моего парня наезжать? Потому что, в отличие от тебя, и за ним, и за Иншаковым стоит реальная история. Они похожи, понимаешь? Они настоящие мужики. А ты — пшик. Криминальный авторитет «Артист» существует только в твоем воображении. Поэтому угомонись, крутой.

Совсем недавно, в январе 2014, Иншаков засветился в деле о вымогательстве 2 миллионов долларов: преступники утверждали, что именно Иншаков свёл с ними заказчика. Речь шла о невозвращении долга. Сюжеты были показаны по основным телевизионным каналам. В деле были задействованы настолько важные персоны, что следствие в итоге пришло к выводу, что исполнители действовали на свой страх и риск.

В июле 1997 года суд США приговорил к тюремному заключению на 9 лет и 7 месяцев гражданина России Иванькова Вячеслава Кирилловича, известного в криминальных кругах как Япончик. В судебные слушания со стороны обвинения были представлены показания некоего агента ФБР. Эти показания потом приводились во многих российских СМИ. Вот, например, отрывок из статьи «В законе и вне закона»[48], показания агента ФБР Лестера Р. Макналти:

…В организацию Иванькова входят две основные группы «боевиков», возглавляемые Алексеем Петровым («Петрик») и Александром Иншаковым («Иншак»)… Основной помощник Иншакова — Виктор Сергеев, бывший офицер КГБ. Они совершают убийства по приказу Иванькова, в том числе пять или шесть убийств лидеров российской организованной преступности, которые «перешли дорогу» Иванькову. По сообщению «секретного источника-1», Иваньков платит группе Иншакова около 100 000 долларов в месяц. В свою очередь, члены «солнцевской» преступной группировки отчисляют часть своих «заработков» в пользу Иванькова…

Нам невозможно оценить правдивость показаний американского агента. Однако, ясно, что Иншаков неслучайно попал в поле зрения ФБР. У американских спецслужб, видимо, были основания подозревать Иншакова в участии в деятельности солнцевской ОПТ. Не исключаю, что существуют и какие-то очень веские доказательства (например, аудио- или видеозаписи). Симптоматично, что многие журналисты считают сериал «Бригада» автобиографичным: в Саше Белом узнают Япончика, а в образе Фила — самого Иншакова. Въезд для Иншакова в США закрыли и он до сих пор «невъездной».

Ещё одно «случайное совпадение» в датах: в 1997 г. прошёл суд над Иваньковым, и в 1997 г. началось стремительное восхождение Иншакова по карьерной лестнице в российской кинологии.

А теперь пусть читатель сам ответит, может ли человек, на которого имеется компромат, вхожий в высшие крути общества через киношную тусовку, не привлечь интерес иностранной разведки? Сюда ещё следует добавить любовь Иншакова к роскоши (престижным автомобилям, рублёвским дворцам и ресторанам).

Если предположить, что восхождению Иншакова на пост Президента РКФ способствовали западные спецслужбы и их агенты влияния в России, его молниеносная карьера в российской кинологии находит своё объяснение. Если предположить, что возглавить РКФ ему предложили люди, близкие к руководству ФЦИ, подробно объяснили план действий и конечную цель, дали какие-то гарантии, становится понятным та целенаправленность и продуманность действий, с какими был отстранён от власти Ерусалимский, а потом был осуществлён захват РКФ. Эта версия объясняет всё. В то же время, версия о случайности появления фигуры Иншакова на вершине российской кинологии не объясняет ничего.

Кем был Иншаков в собаководстве до 1997 года? Обычным любителем собак, владеющим парой импортных производителей и посетившим несколько зарубежных выставок. Не руководителем кинологической организации (пусть крохотной), не известным во всей стране экспертом, не владельцем знаменитого питомника, не даже признанным специалистом по дрессировке. Никем. Полным нулём. Даже опыт руководства в секции догов во МГОЛС у Иншакова был неудачным. С должности руководителя секции кинологической организации Иншаков просто сбежал, не выдержав собаководческих интриг и подковёрной борьбы.

Он вообще имел смутное представление о том, как организована племенная работа в клубах, как ведётся разведение по линиям и маточным семействам и т. д. И даже никогда не пытался чему-то научиться. Уже в 2003 году, через два года после занятия должности Президента РКФ, в интервью Валентине Зябревой, опубликованном в журнале «Друг»[49], Иншаков даже не пытается скрыть своё невежество в кинологических вопросах:

В.З. — Александр Иванович, когда Вы присутствуете на крупных выставках, то невольно создаётся впечатление, что Вас не очень интересует происходящее вокруг. Я неоднократно наблюдала, как Вы во время конкурсной программы читали газету…

А.И. — Нет, я за всем внимательно слежу. Просто у меня есть ряд любимых пород — это молоссы, которым я отдаю предпочтение. И за ними я всегда с удовольствием наблюдаю. Мне интересны изменения тенденций и приоритетов в этих породах, начиная от догов, которые в своё время были очень популярны. Я думаю, что Вы немножко ошибаетесь — мне интересно. Просто иногда я устаю от однообразия и пытаюсь несколько отвлечься от происходящего. Это в порядке вещей. И ещё, не забывайте, что я всё-таки не специалист, в том смысле, что я не занимаюсь разведением. Я руководитель огромной организации, и основная моя задача — организовать работу РКФ, чтобы офис нормально функционировал. А всё остальное приложится…

В.З. — Как часто Вы общаетесь с президентами НКП[50] и насколько хорошо знаете положение дел в этих клубах?

А.И. — Довольно редко. В мои задачи не входит давать указания специалистам, как им работать и в каком направлении. Эти вопросы они должны решать сами, посоветовавшись, общим решением. Президент РКФ, наверное, всё же должен быть немного в стороне от вопросов кинологии и заниматься административными вопросами. Если бы президент России ходил и давал указания слесарям, как им чинить трубы, то, наверное, от него было бы мало толка…

В.З. — Встречаетесь ли Вы с рядовыми владельцами собак?

А.И. — Раньше у меня по вторникам было назначено специальное время для таких встреч, после 18.00. Но постепенно я пришёл к мысли, что все проблемы, которые существуют у владельцев, — это жалобы: неправильно была оценена собака, неправильно предана, неправильно приобретена и т. д. Но все это — не мои проблемы. Я могу лишь посочувствовать и переадресовать жалобу тому человеку, от которого непосредственно зависит решение этого вопроса. Есть специалисты, есть федерации, есть конфликтные комиссии, где и надо решать эти проблемы, прежде чем идти в РКФ.

В.З. — А о чём Вам было бы интересно говорить с владельцами?

А.И. — Мне было бы лучше вообще с ними не говорить, а просто знать, что люди занимаются любимым делом и у них все хорошо…

В.З. — Чем объясняется существование при Президенте Российской КИНОЛОГИЧЕСКОЙ федерации советника по КИНОЛОГИЧЕСКИМ вопросам?

А.И. — Это вызвано тем, что рядом должен быть специалист, хорошо разбирающийся в тех вопросах, в которых я сам не очень компетентен.

Можно себе представить руководителя шахматной федерации, не разбирающегося в правилах игры в шахматы? Можно ли предположить, что обществом филателистов будет управлять человек, никогда не собиравший марок? Абсурд. Зато в кинологии это оказалось возможным. Уже много лет Российской кинологической федерацией руководит человек, для которого главным в деятельности кинологической организации является работа её офиса.


Из «VIP-интервью» Иншакова:

Мы стали действительными членами Международной федерации — раньше мы были партнерами — и теперь наши позиции укрепились. У меня, как у президента, укрепились отношения и связи с руководством Международной федерации. Они довольны тем, что я сейчас занимаю это место, и делают всё возможное, чтобы помочь нам, идут навстречу.

Иншаков проговаривается: отношения и связи с руководством ФЦИ у Иншакова были ещё до его президентства в РКФ.

Руководители ФЦИ действительно были очень довольны действиями Иншакова на посту Президента РКФ. Он сделал с РКФ то, что требовала ФЦИ от Ерусалимского. ФЦИ, отбросив отработанную фигуру первого Президента РКФ, сделала ставку на своего нового протеже. И он полностью оправдал доверие.

Новый Президент РКФ резко сменил официальную риторику. Он заговорил о необходимости сотрудничества с другими кинологическими организациями. Речь зашла даже о подписании договора со СКОР, самой крупной альтернативной РКФ организацией. Это дало основание многим собаководам поменять своё негативное отношение к РКФ: пришёл новый руководитель, незапятнавший себя ещё ничем в собаководстве, объявивший о начале демократических изменений в РКФ. Люди поверили. Даже члены Президиума возглавляемого мною Российского клуба «Немецкая овчарка» проголосовали за вступление в РКФ.

Под шумок Иншаков отобрал у федераций, составляющих РКФ, и членов АНКОР право выдавать родословные. Теперь это — прерогатива только самой РКФ. Иншаков изъял у «служебников» остатки автономии. Никаких отдельных судей по служебному собаководству, никакой отдельной племенной базы в Центральном клубе служебного собаководства. Всё только через РКФ. Центральный клуб служебного собаководства остался без подчинённых клубов: племенная база переехала в РКФ, календарь выставок утверждает РКФ, все правила принимает РКФ (согласно циркулярам ФЦИ). Зачем клубам платить дополнительно членские взносы ещё и в ДОСААФ? Всё, что осталось — организации, арендующие у ДОСААФ дрессировочные площадки, доставшиеся в наследство от СССР. Но и они всю племенную работу ведут через РКФ.

Все указания ФЦИ по «реформированию» российского собаководства были Иншаковым выполнены. Даже вид спорта «служебное собаководство», который курировал ДОСААФ (РОСТО) был переподчинён РКФ. Разумеется — для развития. Но это — тема отдельной главы.

Статус действительного члена ФЦИ, который получила РКФ в 2003 году, стал благодарностью Иншакову за проделанную им работу. Общий смысл этой работы можно охарактеризовать отрывком из хвалебной статьи В. Зябревой[51]:

Седьмого февраля 2001 года пост Президента РКФ занял А. И. Иншаков. С этого момента в работе федерации произошел целый ряд позитивных изменений, в частности РКФ наконец-то получила свое помещение, был организован четкий аудит. Со временем старая гвардия кинологов стала покидать насиженные места, их сменяют люди, далекие от собаководства, но энергичные и быстро освоившиеся в незнакомой сфере и с успехом справляющиеся с новыми обязанностями.

…Ведомый твердой рукой своего несгибаемого лидера Ольги Проскуряковой — заместителя и соратника легендарного актера и каскадера Александра Иншакова — корабль РКФ уверенно преодолевает рифы и мели нашей реальности и идёт в светлое будущее.

На смену специалистам пришли дилетанты. На смену собаководам — «опытные менеджеры». РКФ окончательно стала бизнес-проектом. А благодаря доминирующему положению на рынке — весьма успешным.

Успех бизнес-проекта определяется не развитием области, в которой он действует, а получением максимально возможной прибыли. Любопытно, что другие бизнес-проекты Александра Ивановича были гораздо менее успешными. Не принесла ожидаемых барышей открытая совместно с А. Макаревичем и Л. Ярмольником стоматологическая клиника. Не очень получилось и с банковским делом. Журнал «Профиль» (2011 г.) опубликовал статью «Звездная пыль», в которой упоминается и наш предприниматель:

В отличие от упомянутых выше персон известный российский каскадер Александр Иншаков был не наемным менеджером, а совладельцем банка. В должности председателя совета директоров он непосредственно курировал работу «Андреевского». Но и его судьба незавидна: банк лишился лицензии в 2003 году из-за нарушений нормативов ЦБ и махинаций в отчетности. В этой коммерческой структуре находились счета возглавляемых Иншаковым общественных организаций: Федерации карате, Фонда развития и поддержки детского и юношеского тенниса в России и т. д. А позже Иншаков посыпал голову пеплом: рядом с ним находились люди, которым, как выяснилось, не всегда можно доверять, «особенно когда дело касается больших денег, из-за которых теряют голову и ориентиры в жизни». В общем, заведя все средства управляемых им организаций в собственную финструктуру, Иншаков погорел.

И действительно, официальная формулировка закрытия банка «Андреевский»[52] звучит так:

Лицензия отозвана в связи с неисполнением банком федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, нормативных актов Банка России, установлением фактов существенной недостоверности отчетных данных, неспособностью удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам.

Не сильно повезло Иншакову и с ООО «Триада-Фильм», совладельцем которой он являлся. В 2013 году разразился скандал с 30 миллионами рублей, выданными Министерством культуры РФ «Триада-Фильм» на создание мультфильма. Деньги были потрачены не на то, исчезли ещё какие-то миллионы при создании фильма «Бригада. Наследник», при этом Иншаков обвиняет во всём режиссёра фильма и второго совладельца ООО «Триада-Фильм» Дениса Алексеева, а тот утверждает, что он только выполнял указания старшего компаньона. Если следовать версии «эффективного менеджера» Иншакова, его снова подловили на доверчивости.

И только бизнес-проект «Система РКФ» даже с таким руководством не мог не оказаться прибыльным.

Не могу удержаться от сравнения РКФ с Федеральной резервной системой США (ФРС). ФРС обладает исключительным правом эмиссии доллара США. РКФ имеет исключительное право печатать родословные РКФ (признаваемые ФЦИ на территории России зоотехнические документы). Себестоимость производства этих бумажек (долларов и родословных) на много порядков ниже той цены, за которую они сбываются. Весь успех этих спрутов держится только на вере. На ни на чём не основанной вере потребителей, что эти бумажки действительно чего-то стоят: доллары США обеспечены материальными ресурсами, а родословные РКФ гарантируют высокое качество собак и признание их в мировом сообществе. Пока люди верят, ФРС и РКФ на высоте. ФРС управляет мировыми финансами, РКФ — российским собаководством. Как только вера исчезнет, они рухнут. Если все владельцы государственных ценных бумаг США предъявят их к оплате, США окажется банкротом. Если прекратятся международные взаиморасчёты в долларах, стоимость этих зелёных бумажек стремительно упадёт почти до нуля. Такая же ситуация и с РКФ. Если российские граждане поймут, что родословные РКФ ничего не доказывают и ничего не гарантируют, вся система РКФ развалится, отпадёт как паразитический нарост с тела российского собаководства.

Те, кто рулит ФРС, и те, кто рулит РКФ, заинтересованы в том, чтобы нынешняя ситуация сохранялась вечно. Они активно противодействуют попыткам изменить статус-кво, не стесняясь в выборе средств. Подконтрольное воротилам ФРС правительство США организовывает «цветные революции», спонсирует терроризм, разжигает вооружённые конфликты, поддерживает нацистские организации и режимы. И всё под лозунгами демократизации, защиты прав человека, утверждения во всём мире общечеловеческих ценностей.

РКФ тоже оперирует благородными лозунгами: выступает за развитие собаководства, улучшение пород, защиты прав животных, гуманное отношение к собакам. В реальности создана стройная система личного обогащения коммерсантов от собаководства, подлогов и коррупции, схема тотального ухода от уплаты налогов, направленная на окончательное уничтожение остатков служебного собаководства.

А теперь рассмотрим, как устроена система РКФ, её кинологическая и финансовая составляющая.

Глава 8. Система РКФ: общественная организация или тоталитарная секта?

 Сделать закладку на этом месте книги

Двоемыслие — душа ангсоца, поскольку партия пользуется намеренным обманом, твёрдо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в неё верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, — всё это абсолютно необходимо.

Джордж Оруэлл

В своих многочисленных интервью Иншаков не слишком афиширует, что он является Президентом РКФ. Эта его должность упоминается в самом конце списка званий и занимаемых постов. На его персональной страничке «В контакте»[53] в разделе биографии записано:

Александр Иванович Иншаков (23 января 1947, Москва) — президент Ассоциации каскадёров России, генеральный секретарь (2001–2004) и президент (с 2004 года) Национальной федерации каратэ России, президент Международного Совета по абсолютным поединкам, президент Фонда развития национальных единоборств, президент Российской кинологической федерации, каскадёр, актёр. Генеральный директор кинокомпании «Каскад».

Здесь же, «В контакте», есть ссылка на персональную страницу Иншакова, но там в списке его титулов РКФ вообще не упоминается:

ИНШАКОВ Александр Иванович

Актер, постановщик трюков, продюсер, режиссер Президент Ассоциации каскадеров России Президент Фонда развития трюкового кино Генеральный секретарь Национальной федерации каратэ России Прези


убрать рекламу






дент Международного Совета по абсолютным поединкам Президент Фонда развития национальных единоборств.

Самое смешное, добрая половины этих контор, которых Иншаков «возглавляет», юридически просто не существует. На официальном сайте Федеральной налоговой службы РФ[54] можно получить сведения из ЕГРЮЛ по любым организациям. Я не поленился, проверил. Что же обнаружилось?

Ассоциации каскадеров России никогда не существовало. По крайней мере, ни ФНС России, ни Минюст России[55] о ней никаких сведений не имеют. Была Некоммерческая организация «Ассоциация каскадеров» (ОГРН 1037739116909), учредителем которой является только один человек — сам Иншаков (Президент — Иншаков А. И., генеральный директор — Ушанов В. Н.), но только она прекратила своё существование 16.07.2007 года. Сейчас существует Межрегиональная общественная организация «Профсоюз каскадеров» (ОГРН 1067799012016), зарегистрированная 30.03.2006, в которой А. И. Иншаков занимает в настоящий момент должность Председателя Центрального Комитета. Никакой общероссийской организации каскадеров никогда и в помине не было (название «Ассоциация каскадеров России» подразумевает именно общероссийский статус).

ЗАО «Фонд развития трюкового кино» (ОГРН 1067760938101) было ликвидировано по решению суда и прекратило свою деятельность 13.12.2006. Прекратило свою деятельность 01.03.2008 и ООО «Студия трюкового кино» (ОГРН 1037739117063), в состав учредителей которого входил А. И. Иншаков.

Никакой информации о Международном Совете по абсолютным поединкам не существует, а вот ЗАО «Совет по абсолютным поединкам» (ОГРН 5067746931049), которое согласно ЕГРЮЛ возглавлял А. И. Иншаков, прекратил свою деятельность 05.10.2006.

«Фонд поддержки и развития русских национальных единоборств» некоммерческая организация (ОГРН 1087799021090), руководитель А. И. Иншаков, с четырьмя учредителями, завершил своё земное существование 07.05.2008. Зато действует организация с почти таким же названием — Некоммерческая организация «Фонд поддержки и развития национальных и классических единоборств» (ОГРН 1027739568922), с тем же руководителем, но уже с двумя учредителями. Из ЕГРЮЛ следует, что несколько лет эти фонды с практически одинаковыми названиями существовали параллельно. Такая схема применяется для совершения экономических преступлений, других объяснений столь странному обстоятельству просто не существует.

А теперь о самой РКФ. Надеюсь, после краткого обзора организаций, чьим руководителем по официальной версии является А. И. Иншаков, читатель будет более подготовлен к тем чудесам, которые связаны с Российской кинологической федерацией.

РКФ называют самой большой кинологической организацией в России. Из интервью Иншакова газете «Конкурент» (январь 2008 г.)[56]:

— Как вы проводите свой день?

— Я бы сказал — напряжённо. Утром уезжаю, приезжаю поздно вечером. Всегда очень много встреч, переговоров, разговоров. На разные темы. Моя деятельность требует постоянного общения с людьми. Это кино, спорт и кинология. Я же являюсь ещё и президентом Российской кинологической федерации — это одна из крупнейших организаций в мире. В ней семь миллионов членов.

— Хороший получается электорат.

— Да! А если это число умножить на три (по членам семьи), то получается миллионов 20.

Такие же цифры (7 миллионов членов) звучат в других интервью Иншакова. В официальной статистике ФЦИ, опубликованной на официальном сайте организации[57] цифры в отчетности РКФ (представляющей в ФЦИ Россию) за разные годы, мягко говоря, отличаются очень значительно. Согласно ей в 2002 году в РКФ входило 2 000 000 индивидуальных членов и 2700 клубов. В 2003 году количество индивидуальных членов не указано, а количество клубов увеличилось до 3400. В 2004 и 2005 году количество индивидуальных членов стало равно 0, а клубов указано 2319 и 2422 соответственно. В статистике за последующие годы количество клубов, входивших в РКФ, колебалось от двух с половиной тысяч до одной тысячи, а вот число индивидуальных членов было равно нулю или совсем не указывалось.

Каким цифрам следует верить? Сколько членов РКФ — миллионы, тысячи? На самом деле все эти цифры — ложны. Иншаков обманывает и ФЦИ и читателей. В поданную в ФЦИ отчётность за 2002 год такие цифры (2 миллиона индивидуальных членов от России) вошли исключительно для того, чтобы РКФ получила статус действительного члена ФЦИ. Необходимо было в 2003 году на конгрессе ФЦИ, где принимаются такие решения, показать участникам международного форума, насколько представительна РКФ. После того, как в 2003 году РКФ стала действительным членом ФЦИ, надобность завышать число собаководов, являющихся её членами, отпала. Количество индивидуальных членов РКФ стало указываться верно (ноль), но число клубов всё равно завышалось на несколько порядков.

Если мы возьмём Устав РКФ, который доступен на официальном сайте организации, то обнаружим, что никаких физических лиц членами РКФ просто и быть не может. Согласно Уставу, РКФ является союзом. Её нынешнее официальное название: Союз общественных кинологических организаций — Российская кинологическая федерация. А у союзов и ассоциаций членами могут быть только юридические лица. В статье 11.1. Устава РКФ так и записано:

Членами РКФ являются юридические лица — кинологические общероссийские общественные объединения.

В действующем Уставе все они перечислены:

1) Общественная организация «Российская федерация служебного собаководства» (РФСС);

2) Общероссийская ассоциация независимых кинологических общественных объединений (ОАНКОО), ранее — Ассоциация независимых кинологических организаций России (АНКОР);

3) Союз общественных кинологических организаций «Российская федерация любительского собаководства» (РФЛС);

4) Общероссийская общественная организация «Федерация охотничьего собаководства» (РФОС).

ОАНКОО, в свою очередь, является союзом, состоящим из трёх организаций:

1) Общероссийская общественная организация клуб любителей животных «КЛЖ-Фауна»;

2) Общероссийская общественная организация «Кинологический центр „Элита“» (КЦ «Элита»).

3) Общероссийская общественная организация «Российская кинологическая конфедерация» (РКК).

Президент РКФ (Иншаков А. И.) одновременно является Президентом РФЛС, ОАНКОО и «КЛЖ-Фауна».

Устав РКФ предусматривает возможность вступления в неё нового члена. Теоретически. Потому что практически это сделать невозможно. По крайней мере, с 1996 года до сих пор это никому не удалось. Дело в том, что решение о приёме нового члена РКФ (статья 11.3) правомочен принять не постоянно действующий руководящий орган (Президиум), а только Общее собрание членов РКФ, которое собирается раз в два с половиной года. Причём это решение должно быть принято единогласно. Из минимум 20 присутствующих на Общем собрании представителей членов РКФ ни один не может хотя бы воздержаться. Но и такую, чисто теоретическую возможность вступления нового члена в Устав РКФ записали под давлением Министерства юстиции РФ. В Уставе РКФ 1996 года было записано следующее:

11.1. Членами РКФ являются юридические лица — общественные кинологические организации РФОС, РФСС, РФЛС, АНКОР, признающие Устав РКФ и желающие участвовать в ее деятельности. Иные общественные кинологические объединения — юридические лица могут вступить в РКФ через любого член-учредителя РКФ.

В российском законодательстве такое опосредованное членство не предусмотрено, именно поэтому Минюст предписал РКФ внести изменения в Устав.

Физическое лицо, став членом общественного объединения, не становится членом головной организации этого общественного объединения. Это прямо следует из ч. 2 статьи 6 ФЗ «О некоммерческих организациях»:

Участники (члены) общественных и религиозных организаций (объединений) не отвечают по обязательствам указанных организаций (объединений), а указанные организации (объединения) не отвечают по обязательствам своих членов.

То есть, если общественное объединение вступило в другое общественное объединения и тем самым взяло на себя дополнительные обязанности своего членства перед вышестоящей организацией, то её члены по этим дополнительным обязательствам не отвечают. Перефразируя известную средневековую формулу: член моего члена — не мой член.

Тем не менее, в РКФ для собаководов и кинологических организаций существует только «опосредованное членство». Хочешь вступить в РКФ — вступай в члены РФСС или РФОС (в РФЛС и ОАНКОО членство физических лиц не существует), или вступай в члены любой кинологической организации, входящей в 4 федерации РКФ. Подобно осетрине второй свежести, в РКФ существует членство второго и даже третьего порядка.

Далёкий от собаководства читатель, возможно, удивится такой схеме членства в РКФ. Люди зрелые помнят, что в Советском Союзе были Всесоюзные общественные организации (ДОСААФ, ВОСВОД, «Красный крест» и др.), членами которых в добровольно-принудительном порядке являлись чуть ли не все граждане СССР. Никаких промежуточных контор не было, работа велась в структурных подразделениях по месту жительства члена всесоюзной организации. Почему или, точнее, зачем РКФ устроена по столь сложной схеме?

У руководителей РКФ существует два объяснения: так сложилось исторически и так удобнее работать в огромной по территории и по населению стране. Оба объяснения не выдерживают никакой критики. Начнём со второго. Если бы наличие четырёх федераций было обусловлено размерами нашей страны, то они должны были быть устроены по региональным принципам. Например, в каждом федеральном округе — своя федерация. Тогда собаководу не надо было бы по любому вопросу ехать в Москву, достаточно обратиться в офис РКФ в своём округе, а лучше — регионе. Но офисы всех четырёх федераций расположены в Москве, по одному адресу: ул. Гостиничная, 9. Количество работников офиса и кабинетов и скорость их работы не увеличится, если увеличится количество печатей и руководящих органов. По логике увеличение бюрократической цепочки на ещё звено вовсе не ускорит время прохождения документации, а, наоборот, затормозит. За более чем 20 лет своего существования РКФ не смогла открыть свои представительства ни в одном регионе страны. Ни в одном, даже самом удалённом. От Калининграда до Дальнего Востока в Москву едут гонцы от клубов с кипами зоотехнической документации.

Исторические причины особенности устройства РКФ ещё менее убедительны. За время после создания РКФ внутри неё многое менялось, при этом не очень обращали внимание на бережное отношение к истории, начиная от количества центров печатания родословных и заканчивая изменениями Устава РКФ. Если бы нынешний формат устройства РКФ её руководство не полностью устраивал, уже давно прошло бы её реформирование. Четыре федерации РКФ — параллельные структуры, выполняющие абсолютно одинаковые функции, которые может выполнять сама РКФ. Раньше, когда внутри РКФ существовало три направления собаководства (охотничье, любительское и служебное), эти разделения были логически оправданы. Собственно говоря, эти направления не были юридическими лицами, а являлись подразделениями самой РКФ. В настоящий момент в РКФ входит не три, а четыре федерации, и деятельность всех этих федераций никаких отличий не имеет: они культивируют абсолютно все породы, не разделяя их на направления, и по одинаковым правилам разведения.

Закон позволяет провести поглощение этих федераций РКФ, а саму РКФ реорганизовать из союза в общественную организацию с прямым членством кинологических организаций и собаководов. Такая реорганизация приведёт к тому, что все члены федераций автоматически станут членами реорганизованной РКФ. Ничего не потеряют и члены руководящих органов составляющих РКФ федераций — они войдут в Президиум новой, объединённой РКФ. Уничтожение параллельных структур позволит сэкономить на содержании аппарата или увеличить размеры зарплаты нанятым работникам офиса, чтобы улучшить качество работы.

В этом случае РКФ действительно превратится в крупнейшую в Россию кинологическую организацию, объединяющую тысячи собаководов и кинологических организаций. Можно было бы создать филиалы или региональные отделения РКФ на местах, что сильно упростило бы её работу.

«Эффективный менеджер» Иншаков, несмотря на свою ориентацию на международные стандарты, никогда даже не заговаривал о необходимости реорганизации РКФ под эти самые международные стандарты. Нигде в мире подобной схемы собаководства, как в РКФ (промежуточные лишние звенья), не существует. Громоздкая, неудобная система, не соответствующая мировой практике, почему её не пытаются оптимизировать, привести в соответствие российскому законодательству и здравому смыслу? Ответ оказывается до банальности прост: именно такая система РКФ соответствует интересам её руководителей. Именно такая система превращает руководителей РКФ во владельцев РКФ, а через неё — владельцев целой отрасли народного хозяйства, собаководства. По крайней мере — большей её части.

На внеочередном Общем собрании членов РКФ 29 мая 2002 г. было принято решение:

1. Обратиться в компетентные государственные органы для выяснения законной возможности преобразования РКФ в другую организационно-правовую форму — ОБЩЕСТВЕННОГО УЧРЕЖДЕНИЯ.

2. При положительном ответе разработать соответствующий новой организационно-правовой форме проект Устава РКФ и рассмотреть его в правовой Комиссии РКФ наряду с предложенным проектом Устава РКФ в существующей форме СОЮЗА.

3. В случае невозможности законного преобразования РКФ как СОЮЗА в форму ОБЩЕСТВЕННОГО УЧРЕЖДЕНИЯ вернуться к рассмотрению предложенного проекта Устава РКФ в форме СОЮЗА.

С точки зрения «эффективного менеджера» форма общественного учреждения гораздо лучше соответствует потребностям руководителей РКФ. Из Федерального Закона «Об общественных объединениях»:

Статья 11. Общественное учреждение

Общественным учреждением является не имеющее членства общественное объединение, ставящее своей целью оказание конкретного вида услуг, отвечающих интересам участников и соответствующих уставным целям указанного объединения.

Управление общественным учреждением и его имуществом осуществляется лицами, назначенными учредителем (учредителями).

В соответствии с учредительными документами в общественном учреждении может создаваться коллегиальный орган, избираемый участниками, не являющимися учредителями данного учреждения и потребителями его услуг. Указанный орган может определять содержание деятельности общественного учреждения, иметь право совещательного голоса при учредителе (учредителях), но не вправе распоряжаться имуществом общественного учреждения, если иное не установлено учредителем (учредителями).

Идеальная схема: учредители назначают Иншакова и его команду управлять учреждением под названием РКФ, а все собаководы (если им разрешат) смогут создать при РКФ свой совещательный орган без права распоряжаться имуществом. Вот где можно разгуляться в эффективности работы офиса!

Не получилось. Пришлось работать в условиях «системы РКФ», доводя эту схему до совершенства. Она позволяет руководителям РКФ добиться казалось бы невозможной цели в некоммерческой организации — несменяемости и неподотчётности её руководства. «Эффективный менеджер» Иншаков самым эффективным образом превратил формально общественное объединение в частную лавочку, контролирующую финансовые потоки российского собаководства. Но о финансовой деятельности РКФ мы поговорим в следующей части, сейчас рассмотрим работу РКФ как некоммерческой организации.

Фактически, когда говорят о РКФ, то могут подразумевать два совершенно разные понятия — юридическое лицо и «систему».

Юридическое лицо Союз общественных кинологических организаций — Российская кинологическая федерация (СОКО РКФ) зарегистрировано в Министерстве юстиции, действует по своему Уставу. А ещё есть «система РКФ» — неопределённое множество российских собаководов и кинологических организаций, ведущих кинологическую работу с оформлением зоотехнической документации в офисе РКФ. Никаких действий, предусмотренных законом для создания общественного объединения (проведения учредительной конференции, утверждения устава, избрания руководящих органов), при создании «системы РКФ» произведено не было. «Система РКФ» образовалась как бы сама собой, прямо из воздуха. Никто даже не может точно сказать, когда эта «система» возникла.

Деятельность «системы РКФ» регламентируется положениями, принятыми и утверждёнными Президиумом СОКО РКФ. Эти положения обязательны к выполнению для всех членов (участников) «системы РКФ», сотен тысяч физических лиц и многих сотен юридических лиц. Фактически руководящим органом «системы РКФ» является Президиум СОКО РКФ. «Система РКФ», как я уже отмечал, не имеет Устава, об её создании не было принято решения на съезде (конференции) или общем собрании, руководящие и контрольно-ревизионные органы не избирались.

Тем не менее, «система РКФ», являясь по существу незаконным формированием, в полном объёме и легально осуществляет деятельность общественного объединения.



Рис. 9. Схема «системы РКФ». 


РКФ — Союз общественных кинологических организаций — Российская кинологическая Федерация (ОГРН 1037700259046).

РФОС — Общероссийская общественная организация «Федерация охотничьего собаководства» (ОГРН 1047746004151).

РФЛС — Союз общественных кинологических организаций «Российская федерация любительского собаководства» (ОГРН 1027700120128).

ОПРФЛС — Общероссийская общественная организация собаководов «Объединение заводчиков и владельцев питомников Российской Федерации Любительского Собаководства» (ОГРН 1117799000439).

ОАНКОО — Общероссийская ассоциация независимых кинологических общественных объединений (ОГРН 1027746002778).

РКК — Общероссийская общественная организация «Российская кинологическая конфедерация» (ОГРН 1027739907766).

КЦ «Элита» — Общероссийская общественная организация «Кинологический центр „Элита“» (ОГРН 1107799025014).

КЛЖ «Фауна» — Общероссийская общественная организация — Клуб любителей животных «КЛЖ-ФАУНА» (ОГРН 1037739291435).

РКФ — организации, чьим Президентом является Иншаков Александр Иванович.


Любой собаковод, приобретая собаку в клубе, который оформляет зоотехническую документацию в РКФ, становится членом РКФ. Точнее, он начинает входить в «систему РКФ». Он не приобретает прав члена СОКО РКФ, но приобретает обязанности члена «системы РКФ».

Иншаков, как, впрочем, и дирекция СОКО РКФ, подобно заправскому шулеру имеет в каждом рукаве по колоде карт. По необходимости он использует карты из разных колод, виртуозно подменяя понятия.

Возьмём отношения РКФ с ФЦИ. Членом ФЦИ может быть только признанная государством национальная организация собаководов (то есть — имеющая юридическую регистрацию). Такая организация — СОКО РКФ. Но национальная организация от страны должна быть представительная. У СОКО РКФ — только 4 члена. Тогда Иншаков лёгким движением руки передёргивает карты. И вот уже в руке карга из другой колоды, не СОКО РКФ, а «система РКФ», у которой миллионы членов физических лиц и тысячи членов юридических лиц. О такой мелочи, что «система РКФ» не имеет юридической регистрации (не признана государством) и её деятельность не соответствует российскому законодательству, можно просто не упоминать. Естественно, руководители ФЦИ в 2003 году, перед тем как принять в свои члены РКФ, не могли не ознакомиться с её Уставом. Они не могли не заметить этого несоответствия. Но предпочли не поднимать шум: шулер работал на них. Иншаков по своей скромности в члены РКФ вписал 2 миллиона собаководов (мог бы с тем же успехом и 20 миллионов) и почти 3000 клубов, никаких вопросов к нему не возникло.

Внутри страны подобная подмена понятий необходима также. Как заставить собаководов и кинологические организации выполнять все правила и положения, принятые Президиумом СОКО РКФ? Очень просто, надо объявить их членами «системы РКФ». Президиум СОКО РКФ принимает положения, которые действуют не только внутри СОКО РКФ (среди 4 её федераций), но и в «системе РКФ». Откуда у Президиума СОКО РКФ такие полномочия? Никто из членов «системы РКФ» его не выбирал, да и Устава «системы РКФ» нет, по которому можно избрать его руководящий орган.

Ситуация в случае с РКФ получается уникальная: собаководы в качестве членов РКФ обязаны выполнять все нормативные документы руководящего органа РКФ, но участвовать в его избрании права не имеют, потому что членами РКФ не являются. Абсурд? Нет, просто ловкость рук и никакого мошенничества. Когда нужно, РКФ — это СОКО РКФ, а когда не нужно, РКФ — это «система РКФ».

Попытки как-то вернуть деятельность РКФ в правовое русло в судебном порядке потерпели неудачу. Был подан иск в Останкинский районный суд г. Москвы о признании незаконными некоторых пунктов положений СОКО РКФ, потому что они ущемляют права истца. Речь шла о сборе персональных данных, запрете участвовать в мероприятиях альтернативных РКФ организаций, запрете критиковать деятельность руководящих органов СОКО РКФ. Истцу в удовлетворении иска было отказано. Основание? Истец членом СОКО РКФ не является и поэтому не имеет право вмешиваться в деятельность руководящего органа НКО, к которому не имеет никакого отношения. А перед этим тот же самый Останкинский суд отклонил другой иск того же самого истца, требовавшего отменить решение Президиума СОКО РКФ, дисквалифицировавшего его в качестве судьи, инструктора и эксперта на основании нарушения им тех самых положений СОКО РКФ (критика руководства). Основанием решения суда было то, что решение о дисквалификации было принято уполномоченным органом (Президиумом СОКО РКФ), а положения, по которым было принято решение о дисквалификации, в суде оспорены не были. Та же самая логика: как член ты обязан выполнять положения РКФ, а как не член оспорить не можешь. Та же самая подмена понятий: СОКО РКФ и «система РКФ».

Я бы при этом не стал обвинять судей Останкинского суда в некомпетентности. Вопросы членства и двойственности понятия РКФ в судебных заседаниях рассматривались очень подробно, даже более подробно, чем в этой книге. Данные решения суда можно объяснить скорее вмешательством каких-то влиятельных сил, заинтересованных в том, чтобы российское собаководство существовало именно в этой схеме. Если бы суд признал положения РКФ незаконными, речь бы зашла о незаконности деятельности самой организации. А это является основанием для её ликвидации. Если в судебном порядке будет ликвидирована РКФ, наше собаководство окажется неподконтрольным внешнему управлению. Так, чего доброго, можно дождаться и возрождения служебного собаководства в России. А вот этого допустить ни в коем случае было нельзя.

А теперь вернёмся к вопросу выборов руководящего органа в РКФ. В данном случае понятие руководящего органа в СОКО РКФ и «системе РКФ» совпадает. Это — Президиум РКФ. Выбирается он согласно Уставу СОКО РКФ 1 раз в пять лет на Общем собрании членов РКФ. Разумеется, в этом случае речь идёт не о тех миллионах членов РКФ, о которых в своих интервью рассказывает сказки Иншаков, а о реальных членах РКФ — четырёх федераций. От каждой федерации на Общем собрании членов РКФ присутствует равное количество представителей (от 5 до 10). На последнем отчётно-выборном Общем собрании в 2010 году, например, присутствовало по 5 представителей от каждого члена (от РФОС было 4, не присутствовал Президент РФОС Клишас А. А.), всего 19. Эти 19 представителей членов РКФ избрали из своего состава 11 членов Президиума, включая не присутствующего Президента РФОС. На практике в состав Президиума РКФ каждая федерация делегирует по три своих представителя. Иншаков, который был одновременно представителем двух федераций (ОАНКОО и РФЛС), получил в Президиуме РКФ два голоса. Состав Президиума РКФ в 2010 году по сравнению с 2005 годом изменился только на одного человека. За переизбрание Иншакова на пост Президента РКФ и в 2005 и в 2010 году проголосовали единогласно, других кандидатур просто не было.

Должность Президента СОКО РКФ согласно её Уставу имеет решающее значение.

14.11. Президент РКФ является единоличным исполнительным органом РКФ и осуществляет свою деятельность на основании настоящего Устава, подотчетен общему собранию и несет перед ним ответственность за осуществление деятельности РКФ, а также за выполнение других возложенных на него задач и функций.

Президент СОКО РКФ заключает договоры, нанимает и увольняет сотрудников аппарата, утверждает штатное расписание, принимает все документы, регламентирующие работу аппарата. Практически он управляет всеми финансовыми потоками.

Какое отношение к выборам Президиума и Президента РКФ имеют простые российские собаководы, разведенцы, инструктора по дрессировке, судьи по рабочим качествам и эксперты? Никакого.

Читатель может возразить, что члены «системы РКФ» участвуют в выборах своего руководящего органа опосредованно: они избирают руководителей своего клуба, те избирают руководителей своей федерации, а руководители федерации определяют выборщиков Президиума РКФ. Но вот эта многозвенность и обеспечивает несменяемость Президиума РКФ. Любые попытки оппозиционеров прийти к власти легко пресекаются на самом низовом звене.

В клубах выбирают не выборщиков Президиума вышестоящей организации, избирают свой постоянно действующий руководящий орган (Президиум, Совет). Это в США действует двухуровневая система выборов Президента США: предварительно на низовом уровне голосуют за выборщиков, которые занимают четкую позицию по отношению к кандидатам на пост Президента США. А потом уже те формально голосуют, выполняя свои обещания.

В кинологических организациях выборы Совета клуба никак не связаны с выборами Президиума федерации, в которую этот клуб входит, тем более — с выборами Президиума РКФ. Даже по времени они не связаны (в клубах Совет может избираться и раз в 5 лет, и раз в 4 года, и раз в 6 лет, смотря, как записано в Уставе клуба). Руководители клуба зависят от личных отношений с руководством и дирекцией РКФ — там могут включить или не включить выставки клуба в календарь сертификатных выставок РКФ, дать им статус повыше или пониже. За малейшие намёки на недостаточную благонадёжность (не говоря уж о критике руководства РКФ) клуб ожидают кары: не дают выставки, не регистрируют помёты (всё под благовидными предлогами). Российский клуб «Немецкая овчарка» (РКНО) в 2013 году был просто исключен из состава РФЛС за то, что его Президент стал в Интернете публиковать официальные документы, полученные в Министерстве юстиции РФ, и ещё осмелился критиковать деятельность руководства и сотрудников РКФ. Решение Президиума РФЛС было сообщено в телеграмме. Телеграмма с этой информации чисто случайно была прислана за 5 дней до отчётно-выборной Конференции РФЛС, на которой в очередной раз и единогласно Президентом РФЛС был избран А. И. Иншаков. В телеграмме так и было написано:

Таким образом, правом на участие в Конференции членов РФЛС 20 июня 2013 года Общероссийская общественная организация Российский клуб любителей собак породы немецкая овчарка не обладает.

Никаких шансов выступить на этой конференции и как-то повлиять на голосование представителям РКНО даже не дали.

Другой федерацией, входящей в РКФ и руководимой Иншаковым, ОАНКОО, судя по документам из регистрационного дела, выборы Президиума не проводились уже много лет. Последний протокол, который там фигурирует — протокол заседания Президиума ОАНКОО от 17.11.2002.

Если случится невероятное, и к власти в одной из федераций придёт человек, недостаточно лояльный действующему руководству РКФ, то существует прекрасный механизм смещения этого Президента. Под благовидным предлогом РКФ перестаёт работать с зоотехническими документами членов этой федерации. Не включает в календарь РКФ их заявки на проведение сертификатных выставок. Для руководителей клубов это — потеря денег, а в перспективе — потеря членов. На членов Президиума этой федерации идёт двойное давление: снизу, со стороны клубов, и сверху, со стороны РКФ. Наконец, происходит раскол. Президиум смещает Президента своей Федерации (вопреки своему Уставу) и избирает И. О. Президента, которого признаёт РКФ. Одновременно существует два Президента федерации — признаваемый РКФ и не признаваемый РКФ. Затевается судебная тяжба Пока она идёт, вся деятельность федерации оказывается парализованной. В конце концов, назначается новая Конференция, на которой уже избирается новый Президиум федерации, полностью лояльный руководителям РКФ. Руководители клубов проголосуют за кого угодно, лишь бы им вернули выставки и были зарегистрированы их помёты. Примерно такая схема сработала в 2004 году в РФСС, когда Президентом РФСС был избран А. Бурыкин.

В любом случае, решающее слово останется за Президиумом РКФ. Обладая монополией на оформление зоотехнической документацией, признаваемой ФЦИ, он для кинологических организаций «системы РКФ» гораздо значимее, чем даже требования российских законов.

Получается заколдованный круг: чтобы переизбрать Президиум СОКО РКФ, нужно переизбрать поочерёдно Президиумы четырёх составляющих РКФ федераций, одержав победу минимум в двух из них. Но переизбрать Президиум даже одной федерации не даст действующий Президиум РКФ: он не признает результаты конференции и добьётся их пересмотра.

Становится понятной и тяга Иншакова к руководству сразу несколькими кинологическими организациями: это — страховка на случай попытки его сместить. Можно констатировать, что в существующей системе уход Иншакова со своего поста возмо


убрать рекламу






жен только в двух случаях: если он сам захочет или если он прикажет долго жить. Не исключено, конечно, силовое отстранение Президента СОКО РКФ путём возбуждения уголовного дела против него или шантажа этим. Но переизбрать его с помощью демократических процедур, законно в данных условиях является нереальным.

Несменяемость Президиума РКФ сочетается с его неподотчетностью. По Уставу СОКО РКФ Президиум, конечно, отчитывается. Но перед кем? Не перед собаководами и клубами «системы РКФ», а перед Общим собранием членов РКФ. А в состав этого собрания входит всего 20 человек: 12 голосов членов Президиума РКФ (Иншаков имеет два голоса) и ещё 8 голосов представителей членов РКФ. Может ли признать деятельность Президиума РКФ неудовлетворительной Общее собрание, где члены этого Президиума составляют большинство?

Президиум РКФ создаёт разные комиссии аналогично принципу, по которому формировался сам Президиум: по одному представителю от каждой федерации.

Например, есть квалификационная комиссия РКФ по экстерьеру. Её задача — проводить аттестацию экспертов, которым разрешено судить выставки. Вполне логичным было бы предположить, что все эксперты, обладающие соответствующими корочками, собираются вместе, избирают коллегию судей, которой и доверяют проводить аттестацию, организовывать семинары и решать вопросы этики. Так принято делать везде (именно сообщество специалистов в какой-то области выбирает для себя руководящий орган), но не в случае с РКФ. Судьи и эксперты, признанные РКФ, членами СОКО РКФ не являются. Следовательно, они не обладают никакими правами внутри СОКО РКФ. И так аналогично с другими специалистами — судьями по рабочим качествам и спорту, инструкторами по дрессировке, владельцами питомников. У них нет своих структурированных сообществ, они не имеют возможность влиять на принятие решений, разрабатывать нормативные документы.

В отличие от обычных общественных объединений в «системе РКФ» «члены» и «руководители» полностью разделены между собой. Одни имеют права принимать решения и имеют все возможности заставить чернь их выполнить, никак не отвечая за конечный результат. Другие обязаны выполнять любые указания, спущенные сверху, не имея возможности на своих хозяев как-то влиять и даже не имея права обсуждать эти указания. С одной стороны — полнота власти, с другой стороны — полнота бесправия. Подавляющее число членов «системы РКФ» считают такую ситуацию правильной, более того — единственно возможной.

В этом отношении «система РКФ» мало чем принципиально отличается от тоталитарной секты.

Согласно определению А. Л. Дворкина в его книге «Сектоведение. Тоталитарные секты», тоталитарные секты — это

…особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и иными масками. Тоталитарные секты прибегают к обману, умолчаниям и навязчивой пропаганде для привлечения новых членов, используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля над личностью, к психологическому давлению, запугиванию и прочим формам удержания членов в организации. Таким образом, тоталитарные секты нарушают право человека на свободный информированный выбор мировоззрения и образа жизни.

У разных авторов существуют несколько отличающиеся между собой критериев признаков тоталитарных сект. Я остановлюсь на тех, которые мы можем наблюдать в «системе РКФ».

1. Вероучительное обоснование исключительности последователей секты и процесс формирования чувства элитарности среди ее последователей.

В «системе РКФ» вера в ФЦИ является всеобщей и единственной религией. ФЦИ воспринимается не только как единственно существующая и единственно возможная структура, объединяющая всех в мире цивилизованных любителей собаководства. ФЦИ — настоящее божество, которому надо поклоняться и служить. РКФ как представитель ФЦИ на территории России является составной и неотъемлемой частью этого мирового божества. Принадлежность к ФЦИ вызывает чувство элитарности.

2. Наличие выдающегося харизматичного лидера («гуру», «учитель») (рассматривается в качестве «просветлённого», «святого» или посредника между Богом и людьми).

В роли такого харизматического лидера выступает Президент РКФ А. И. Иншаков. Он посредник между ФЦИ и собаководами. В офисе РКФ царит настоящий культ гуру. Висит множество его фотографий. К месту и не к месту обложка почти каждого номера «Вестника РКФ» украшена изображением Великого Руководителя на фоне собачек разных пород. На выставках, который Иншаков изволит почтить своим посещением, можно наблюдать, как его почитатели пытаются сфотографироваться вместе со своим кумиром или хотя бы на миг прикоснуться.

3. Отсутствие разномыслия и критического мышления, слепое подчинение лидеру или организации.

Любое решение, принятое Президиумом РКФ, не обсуждается с точки зрения его состоятельности и обоснованности. Оно верно по определению и подлежит обязательному исполнению. Обсуждаться могут только пути претворения его в жизнь. В худшем случае возможны сетования, что выполнение принятого Президиумом РКФ циркуляра может привести для члена «системы РКФ» к каким-то материальным издержкам. Но оправданность самого принятия этого решения сомнения не вызывает никогда.

4. Мышление «мы-и-они», провозглашение внешнего мира злом.

В «системе РКФ» кинологический мир поделён на две части. Мы — члены РКФ-ФЦИ. Они — не члены РКФ-ФЦИ. Они — это зло. Всё, что у Них (собаки, собаководы, правила разведения), плохо по определению. Любое сотрудничество с Ними — преступление перед Нами. За участие в мероприятиях альтернативной РКФ организации судье РКФ грозит пожизненная дисквалификация. Члены «системы РКФ» убеждены, что занятия собаководством вне РКФ, вне ФЦИ невозможно. Отлучение от «системы РКФ» — духовная смерть для собаковода.

В брошюре «Десять вопросов навязчивому незнакомцу…» А. Л. Дворкин предлагает задать 10 вопросов предполагаемому члену секты. Последний из них звучит так:

Назовите три вещи, которые вам не нравятся в вашей организации и в её верховном руководителе.

Вот как он комментирует возможную реакцию на него:

Внимательно наблюдайте за сектантом, когда вы задаёте ему предлагаемый вопрос. Он как бы запнётся и несколько мгновений будет выглядеть ошарашенным. Когда он всё-таки соберётся с мыслями для ответа, вряд ли он сможет сказать вам что-либо конкретное. Это и «естественно», потому что сектантам запрещено не только высказывать, но и в мыслях допускать критические замечания о своей организации и её руководителе.

В дискуссиях с ярыми сторонниками «системы РКФ» мне приходилось задавать подобные вопросы своим оппонентам. Я спрашивал, например, считают ли они, что абсолютно все принятые решения Президиума РКФ были правильными, а его состав (включая личность Президента РКФ) является самым оптимальным? Ничего конкретного мне ответить не могли.

Психологически отношение многих рядовых членов «системы РКФ» к её руководителям укладывается в понятие «стокгольмский синдром»[58].

В 1973 году в Стокгольме был захвачен банк. В заложниках оказалось несколько человек. Спустя 5 дней заложников освободили. К удивлению полиции они встали на защиту террористов и даже наняли для них адвоката. Описаны и другие подобные случаи.

Под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия, и, в конечном счёте, отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели. Описан стокгольмский синдром не только при захвате заложников, но и при развитии авторитарных межличностных отношений внутри политических групп и тоталитарных сект.

Слишком мало общего РКФ имеет с общественным объединением и слишком много — с тоталитарной сектой.

Но, может быть, разведение собак в РКФ находится на самом высоком уровне?

Глава 9. Племенное разведение собак в «системе РКФ»

 Сделать закладку на этом месте книги

…каждый получил свою награду — маленький синий билетик с текстом из библии: синий билетик был платой за два библейских стиха, выученных наизусть. Десять синих билетиков равнялись одному красному и могли быть обменены на него; десять красных равнялись одному желтому; а за десять желтых директор школы выдавал ученику библию в очень простом переплете.

Марк Твен

Собаководство в «системе РКФ» устроено по тем же правилам и положениям, которые действуют в других организациях ФЦИ. РКФ — типичный представитель этой системы кинологической деятельности (системы выставочного разведения), которую я кратко описывал ранее.

Отличия деятельности РКФ от других национальных кинологических организаций ФЦИ наблюдаются только в распределении финансовых потоков. Но в данной главе мы рассмотрим именно зоотехническую составляющую.

На официальном сайте РКФ[59] можно скачать Положение РКФ о племенной работе. Неспециалисту сразу трудно разобраться, поэтому я переведу его на язык, понятный обывателю.

Есть требования ФЦИ к животным, претендующим на племенное разведение. Такие требования минимальны: наличие признаваемой ФЦИ родословной и оценки на выставке не ниже «очень хорошо» (максимальная оценка — «отлично»).

У каждой национальной кинологической организации ФЦИ могут быть ещё свои дополнительные требования. Есть такие дополнительные ограничения и в «системе РКФ». В основном они касаются возраста животных, количества полученных от них помётов. Кроме того, для пород, имеющих на выставках ФЦИ на рингах «рабочий класс», необходимо сдать тест РКФ и/или раздел «Послушание» по любому признаваемому РКФ курсу дрессировки. Особые требования — к породе немецкая овчарка, здесь необходимы дипломы по дрессировке и исследования под рентгеном суставов, но об этом мы поговорим чуть позже. Таким образом, мы не видим в «системе РКФ» каких-то особых требований к качеству племенных животных.

Оценку «очень хорошо» получить при отсутствии дисквалифицирующих пороков не составит никакого труда. 90 % породистых собак (независимо от титулованности родителей) по своему экстерьеру легко эту оценку получат. Должны быть очень серьёзные недостатки, чтобы судья решился снизить оценку ещё ниже. Но почти всегда найдётся другой, более либеральный судья, который окажется добрее. В этом случае предыдущие дипломы (с низкими оценками) никак не учитываются.

Как же в «системе РКФ» происходит «улучшение» рабочих качеств у служебных пород собак? Механизм, придуманный в РКФ для этой цели, вызывает у специалистов горький смех. Критерием (и единственным) обладания рабочими качествами является способность собаки обучиться основам социально безопасного поведения в условиях города. А этой способностью вообще-то обладает любая обычная домашняя собака, любой породы и даже беспородная, лишь бы она не боялась выстрела. Для иллюстрации я приведу описание теста РКФ[60], который и оценивает рабочие качества в РКФ:

Осмотр

Эксперт сверяет номер клейма на собаке с номером клейма, указанным в родословной. Затем проводится осмотр собаки. Обязательным требованием является проверка прикуса и зубной формулы, а также наличия семенников у кобелей. Мануальный осмотр проводит эксперт по породе.

Проверка социальной адаптированности

Владелец с собакой на свободном (провисшем) поводке длиной 1–1,5 метра проходит через группу людей (не менее 5 человек). Поведение людей должно быть естественным, без агрессии и страха. Они должны двигаться в разных направлениях, могут жестикулировать, громко разговаривать, смеяться, наклоняться, приседать. При этом они не обращают внимания на тестируемую собаку и не делают попыток её испугать. Владельцу разрешается общаться с собакой и корректировать её поведение. Количество проходов через группу людей должно быть достаточным для того, чтобы оценить характер поведения собаки (минимально 3 раза). Затем эксперт подходит к владельцу собаки, пожимает ему руку, разговаривает с ним некоторое время.

В конце теста — проверка на выстрел. Это — всё. Весь тест. Если собака этот тест прошла, она признаётся пригодной для племенного разведения. РКФ считает, что всеми необходимыми рабочими качествами она обладает.

Раздел «Послушание» из караульной службы ещё примитивнее (вместо теста можно сдать его):

По указанию судьи, дрессировщик с собакой на поводке подходит к судье, останавливается и показывает зубную систему собаки (допускается фиксирующая команда «Сидеть» перед началом показа зубной системы).

Затем надевает собаке намордник и начинает свободное движение на расстояние 5–10 м с собакой на провисшем поводке. По указанию судьи дрессировщик останавливается, собака принимает положение «сидеть» у левой ноги дрессировщика (допускается подача команды «Сидеть»), дрессировщик снимает с собаки намордник.

Даже неопытному человеку понятно, что ни о каких рабочих качествах здесь речи не идёт. Элементарная воспитанность собаки, живущей в городских условиях. А ведь сейчас в «системе РКФ» только эти требования и предъявляются к собакам некогда служебных пород! Стоит ли удивляться, что в России, где сейчас «система РКФ» доминирует, служебные породы собак вырождаются с огромной скоростью? Собаки становятся всё «красивее» и «выставочнее», всё гламурнее и… всё менее пригодными к несению службы. Качества, по которым отбор не ведётся, постепенно исчезают.

На самом деле, ситуация в ФЦИ с рабочими качествами ещё хуже. Во многих странах национальные кинологические организации работают по минимальным требованиям ФЦИ (родословная + оценка на выставке). В разведение могут идти даже собаки трусливые, боящиеся резких звуков (выстрела). Ведь титулы на выставках ФЦИ никак не зависят от психики собак. Забракованная в Германии из-за трусости собака продаётся за огромные деньги куда-нибудь в Австралию, Южную Корею, Тайвань или Китай, в страны Европы, где нет обязательной дрессировки. Там эта собака становится выдающимся национальным производителем, её потомков закупают в другие страны ФЦИ, появляются они и у нас. И такие потомки выбракованных по психике собак имеют возможность использоваться в племенном разведении РКФ — родословные-то у них признаваемые!

В Племенном положении РКФ требования к немецким овчаркам выделены в отдельный пункт. Есть просто породы, есть породы, у которых на выставках существует «рабочий класс» (чтобы в нём участвовать, нужны дипломы по испытаниям), а есть немецкая овчарка. И вот к немецким овчаркам требования для племенного использования гораздо более жёсткие: кроме выставочной оценки не ниже «очень хорошо», необходимо сдать испытания по тестовым видам дрессировки (они все перечислены — ОКД и ЗКС, КС, КД, IPO 1–3, IPO-FH, IPO ZTP) и пройти рентгеноскопическое обследование на предмет выявления дисплазии тазобедренных суставов. Неужели в РКФ решили бороться за рабочие качества хотя бы одной служебной породы? Должен снова огорчить читателя, цель особых требований к немецкой овчарке — совсем другая, противоположная.

Немецкая овчарка всегда в нашей стране была служебной породой номер один[61], овчарки составляли львиную долю всех служебных собак в государственных кинологических ведомствах. Практически все дрессировщики-любители в ДОСААФ СССР были овчаристами, исключения были очень редки. Разумеется, если уничтожать служебное собаководство, то первым делом надо бить по овчаркам.

В советском служебном собаководстве все требования к служебным породам собак были одинаковы, приоритетом являлись рабочие качества. Какая порода будет пользоваться в этих условиях особым авторитетом у собаководов? Та, которая этими качествами обладает в большой степени, с которой легче добиться успехов в дрессировке. Именно поэтому так популярна была в СССР восточноевропейская овчарка, именно поэтому в 1970–1980 гг. нашлось огромное количество почитателей у немецких овчарок из ГДР[62], которые прекрасно показали себя на соревнованиях.

Сейчас ситуация совсем другая. Рабочие качества уже никого реально не интересуют, массовой дрессировки собак нет, да и инфраструктура не везде сохранилась. Мерило успеха заводчика — выставки. Если человек решил заниматься собаководством серьёзно (ходить на выставки, разводить), какую породу он выберет — ту, с которой придется год (а то и больше) заниматься дрессировкой, платить инструкторам и фигурантам, или с которой подобных проблем нет? Ответ понятен. Большинство предпочтёт то, что требует меньше усилий. Особые требования к немецким овчаркам для племенного использования приводят к тому, что люди переходят на другие, менее хлопотные породы. Недавнее введение обязательного обследования тазобедренных суставов у немецких овчарок (и только у немецких овчарок!) продиктовано этой же логикой. Это в крупных городах с рентгеноскопией собак проблем нет. Но собак держат и сельской местности, и в небольших посёлках. Расстояние до ближайшей клиники, в которой можно сделать снимок, может достигать нескольких сотен километров. Для человека, который завёл первую собаку, такие сложности, чтобы получить щенков и продать их за копейки (чем дальше от крупных городов, тем меньше цены даже на самых «чемпионских» собак), являются чрезмерными. А если ещё подсчитать понесённые расходы на дрессировку, выставки, рентген и возможную полученную прибыль от продажи щенков, то легко убедиться, что разведение немецких овчарок — дело невыгодное.

Читатель вправе спросить, ну хорошо, любителям немецкой овчарки в разведении создаются дополнительные трудности, зато порода становится от этого лучше? Должен снова огорчить читателя: никакого отношения особые требования Племенного положения РКФ для немецких овчарок к улучшению их качества не имеют.

Начнём с диагностики дисплазии. Я даже не буду говорить, что многолетняя борьба с этой болезнью за рубежом путём рентгеноскопического обследования животных никаких плодов не принесла: процент здоровых и больных животных в популяциях пород практически не изменился. Я не буду углубляться в тонкости ветеринарии, только отмечу, что самыми здоровыми породами по этому признаку являются те, которые обследуются не у доктора, а при несении нагрузок.

Я хочу, чтобы читатель понимал: хороший снимок в нашей стране можно получить для любой (самой больной) собаки. И люди, занимающиеся разведением долго, знают, как это сделать. Ветеринары никогда не проверяют клеймо у собак — это не их работа, номер клейма переписывается с документов, которые владелец принёс на собаку. То есть, имея одну здоровую собаку, можно наделать неограниченное количество снимков, заполняя их как снимки совсем других собак той же породы. Я видел на выставках множество немецких овчарок с видимыми изменениями тазобедренных суставов, с явной хромотой, однако все они имели документы о своём полном здоровье.

Давайте подумаем, почему именно для немецкой овчарки (и только для немецкой овчарки!) Президиум РКФ предъявил дополнительные требования по диагностики дисплазии? Овчарка самая больная порода? Нет, есть породы, где проблемы с тазобедренными суставами встречаются почти у всех её представителей (у некоторых молоссов дисплазия по оценке ветеринаров доходит до 90 %). Почему оздоравливать решили именно немецких овчарок? Может быть, члены Президиума РКФ все сплошь её поклонники? Нет, там ею никто не увлекается, а вот любители молоссов есть (включая Президента РКФ). Почему бы не поэкспериментировать сначала на каких-нибудь мастифах? Их не так много, принадлежат они только состоятельным людям, легко собрать статистику. Если эксперимент окажется удачным — распространить его на все породы. Как-то нелогично получается: свои породы члены Президиума РКФ улучшать не хотят, а вот проблемами немецкой овчарки озаботились!

Вопрос обязательной дрессировки для служебных пород собак — более сложный. Никто не будет отрицать необходимости дрессировки для выявления рабочих качеств собаки: только при обучении и при выполнении работы собака раскрывается полностью. Чем сложнее и объёмнее курс дрессировки, тем точнее можно охарактеризовать собаку. В выставочном разведении для сохранения рабочих качеств служебных пород применяют тестовую дрессировку: если собака способна сдать испытания, то считается, что она обладает необходимыми рабочими качествами. Насколько такой подход верен? Если курс очень сложен и рассчитан на его прохождение только выдающимися собаками, тогда это действительно так. Например, если собака прошла испытания по системе КНПВ (Голландская королевская ассоциация полицейских собак), вопросов нет. А если она получила диплом по упрощенным курсам дрессировки да ещё при либеральном отношении судьи[63], наличие диплома не говорит ни о чём: хороший дрессировщик в таких условиях подготовит к сдаче испытаний даже очень слабую собаку.

Представим, что перед нами поставлена задача очистить воду, другими слова — отобрать из загрязнённой воды только чистую воду, а грязь оставить. Какой способ очистки воды сразу приходит в голову? Фильтрация. И, действительно, после прохождения воды через современные дорогие фильтры она очищается. Но это, если фильтры были хорошими. А если вместо фильтра использовать решето? Какие-то крупные камни, возможно, останутся в решете. Но по большому счёту вода чище не станет. А если «очищать» воду с помощью решета зимой? В качестве мусора останутся комки замерзшей воды в виде льдинок и снега (возможно — и чистой). Любой нормальный человек понимает, что фильтрация воды с помощью решета — профанация. Точно такая же профанация — отбор по рабочим качествам для племенного разведения собак, имеющих дипломы с упрощёнными курсами дрессировки.

Успешное прохождение экзамена зависит не только от качества собаки, но и от квалифицированности дрессировщика. Создаётся парадоксальная ситуация: чтобы оценивать реально рабочие качества, собак надо готовить по сложным курсам дрессировки. Сложная дрессировка требует высокой квалифицированности дрессировщиков, слабый проводник не пройдёт испытаний даже с выдающейся собакой (неготовая собака — как льдинка, не пробившаяся через решето). Квалификацию дрессировщика можно повысить только в процессе долгой практической работы. Нет массовой дрессировки, нет инфраструктуры для работы с собаками — о каких квалифицированных специалистах по дрессировке можно говорить? Для слабых дрессировщиков приходится упрощать курсы тестовой дрессировки. И то она вызывает у них трудности. А если курс дрессировки будет достаточно сложным? Кто её сможет пройти, одна-две собаки? Вот и получается, что в системе выставочного разведения, даже при наличии тестовой дрессировки рабочие качества некогда служебных пород собак неуклонно снижаются. Одновременно с ухудшением рабочих качеств становятся всё более лёгкими тестовые курсы дрессировки, ведь для выставочного разведения диплом по дрессировке является только дополнительным совершенно ненужным требованием, что-то вроде ритуала, получить его должна любая собака, претендующая на племенное разведение. Диплом по дрессировке давно превратился в ничего не значащую бумажку.

Особые требования к немецкой овчарке в Племенном положении РКФ отнюдь не направлены на развитие породы. Я с ужасом наблюдаю, насколько быстро деградирует эта порода в «системе РКФ». Овчарки-чемпионы очень красиво смотрятся на выставке. Но им трудно перепрыгнуть даже невысокое препятствие. Они не могут быстро бегать галопом, заплетаются в своих длинных ногах, приспособленных только к выставочной рыси. Нет координации, заторможена реакция. Я уже не говорю о характере. Овчарка стала совершенно декоративной породой, собакой-компаньоном.

Апологеты РКФ рассказывают, что у них в разведении всё жёстко и правильно. Одним словом — порядок. Я спрашиваю, в чём порядок? Если в том, что в РКФ нужно платить за каждый чих, то да, здесь порядок полный. А вот когда рассказываются сказки о том, что именно в РКФ заботятся о рабочих качествах, я прошу для начала ознакомиться с Племенным положением этой организации. Единственная служба, к которой, возможно, будут пригодны собаки служебных пород с родословными РКФ — это собака-компаньон. Но и это негарантированно.

О требованиях к качеству собак, допускаемых в племенное использование в «системе РКФ» мы уже знаем. Но, может быть, в РКФ гарантируется достоверность сведений о происхождении?

Здесь тоже ничего утешительного я сообщить не могу. Родословные РКФ ничего гарантировать не могут. Реального механизма проверки предоставляемых в офис РКФ сведений о происхождении полученных помётов нет.

Как устроена схема племенного разведения в «системе РКФ»? Владелец суки (заводчик) самостоятельно решает с кем и когда проводить вязку (скрещивание).

Заводчик может обладать статусом владельца питомника. В племенном положении РКФ описаны требования к этому: собаковод помимо зарегистрированной заводской приставки (регистрация приставки в ФЦИ стоит 3500 рублей) должен иметь зоотехническое или ветеринарное образование, или звание судьи РКФ по породам, или свидетельство об окончании курсов (судей, инструкторов по племенной работе, селекционеров, заводчиков, кинологов). Курсы в РКФ можно закончить заочно. Стоимость курсов вполне доступная — 6 или 7 тысяч рублей в зависимости от специальности. И так заводчик примерно за 10 тысяч рублей становится владельцем питомника. Питомник — не юридическое лицо, он имеет регистрацию исключительно в «системе РКФ». Питомник — это заводчик, обладающий правами кинологической организации: он самостоятельно проводит обследование полученных в своём питомнике помётов, заполняет всю зоотехническую документацию, которая потом идёт в офис РКФ для занесения во Всероссийскую единую родословную книгу РКФ (ВЕРК РКФ). Кто проверяет достоверность сведений, поданных владельцем питомника? Сам владелец питомника. В офисе РКФ могут проверить только правильность заполнения бумажек.

Владелец питомника (питомник обычно регистрируется, когда у заводчика не одна собака, а много) может написать, что помёт получен не от этой суки, а от совсем другой, может и отца записать совсем другого. Причины могут быть самые разные (у настоящей мамы превышен лимит помётов или родословной нет вообще, а у официальной мамы щенки не рождаются в связи с удалением матки, или она уже давно пала). Владельцы кобелей, к которым привозят сук на вязку, их клеймо никогда не смотрят. А если кобель свой или взят в аренду на время, то проблем вообще никаких нет.

Не сложнее мухлевать и обычному заводчику, работающему через клуб. Здесь придётся только поделиться с ответственным за племенное разведение. Если этот ответственный человек честный и неподкупный, то есть и другие клубы, с менее щепетильными руководителями. Все, кто занимается продажей щенков профессионально и долго, уже давно имеют обходные пути. Знают, как получить дипломы за выставку и по дрессировке, даже не выводя собаку из дома.

Существуют питомники декоративных пород в городских квартирах. За собаками (их число измеряется десятками) ухаживают нанятые граждане из Средней Азии. Собаки живут в клетках, с ними даже не гуляют на свежем воздухе. Владельцы таких питомников зачастую и сами не знают, кто родители у щенков. Их отдают перекупщикам за зреть их рыночной стоимости, но даже такой доход обеспечивает солидную месячную прибыль. Естественно, щенки продаются с родословными РКФ.

Какой порядок в племенном разведении собак в «системе РКФ»? За деятельностью владельцев питомников никакого контроля нет в принципе. Собаководство в ФЦИ настолько коммерциализировано, что главную роль в нём играют не увлечённые любители-собаководы, а беспринципные торгаши. Их задача — не улучшение породы, которой они занимаются, а увеличение получаемой за счёт собаководства прибыли. РКФ в племенной работе следует общепринятым традициям ФЦИ. Вместо создания реальных механизмов осуществления контроля за достоверностью зоотехнической документации, в офисе РКФ создают только видимость.

Например, вязка. Как владелец суки доказывает, что щенки родились именно от этого отца? Таким документом всегда являлся Акт вязки, подписанный владельцем суки и владельцем кобеля. Здесь кажется всё понятно. Если владелец кобеля в сговоре с заводчиком, то в Акте вязке он может написать любую недостоверную информацию. Уличить их в подлоге невозможно. Обнаружить, что Акт фальшивый можно только при условии, что подпись владельца кобеля подделана, и он в подлоге не участвовал. Тогда нужно просто связаться с ним и спросить, была ли такая вязка. Сейчас это можно сделать через Интернет. Нужно всего-навсего вместе с почтовым адресом владельца собаки заносить в базу РКФ ещё и электронный адрес.

Что придумали в офисе РКФ? Они решили, что заверить подпись владельца кобеля может… копия его паспорта, прилагаемая к акту вязки. Им и в голову не может прийти, что с этой копии паспорта (как и с копии родословной кобеля) можно снять бесконечное число копий и заверять ими бесконечное количество никогда не осуществлённых вязок.

Но даже, если вязка была этой суки с указанным в акте вязки кобелём, кто может гарантировать, что не было ещё одной вязки, несанкционированной, с неизвестным кобелём? Владелец суки не очень заинтересован афишировать факт, что во время течки на несколько часов его собака пропадала и болталась без присмотра в соседнем лесу, где обитает стая беспризорных собак. А если он не отличается высокими м


убрать рекламу






оральными принципами, то предпочтёт продать щенков-метисов в качестве чистокровных породистых собак.

Единственно, что может гарантировать достоверность сведений о происхождении собаки — проведённый тест ДНК. Но такой тест не проводится. Точность сведений в зоотехнической документации, как мы видим, зависит только от порядочности людей, которые занимаются её составлением.

Может быть, в «системе РКФ» кинологической деятельностью занимаются только честные люди, или, по крайней мере, более честные, чем в альтернативных организациях? Никаких оснований, чтобы прийти к такому выводу, не существует. РКФ пропагандирует выставочное разведение собак, а это значит разведение для получения доходов от продажи щенков, а не для получения морального удовлетворения от совершенствования пользовательных качеств породы. Здесь нет места энтузиастам-бессребреникам. А в бизнесе вопросы морали отходит на второй план.

В этом бизнесе у всех свои роли. РКФ оформляет зоотехническую документацию и адаптирует правила разведения собак ФЦИ под местные условия. Кинологические организации муниципального или регионального статуса выступают в роли посредника между заводчиком и офисом РКФ (если заводчик не является владельцем питомника), проводят выставки, испытания. А собственно племенной работой занимается сам заводчик.

Заводчик хочет быть не просто заводчиком, а известным заводчиком, ещё лучше — знаменитым заводчиком. Славу приносит успех на выставках полученных им щенков. Успех же зависит от того, вписывается ли тип породы, культивируемый в питомнике, в тот тип, который в данный момент моден на выставках. Моду определяют эксперты, как раз те люди, которые оценивают собак на выставках.

Большинство проводимых выставок собак — многопородные. Судят на них эксперты-оллраундеры (имеющие допуск к судейству всех существующих пород собак). Приглашать по каждой породе отдельного судью, специализирующегося на одной породе, для организаторов невыгодно. А так судья может по очереди оценить целую кучу собак разных пород в одном ринге.

Эти всеядные эксперты в лучшем случае обычно хорошо знают 1–2 породы (да и то не всегда), но остальные триста пород знают очень поверхностно. Основными критериями их оценки являются профессиональность показа собаки, её подготовленность к выставке и эффектность собаки. Большое значение имеет даже личность хендлера: как он одет, как держится, вызывает ли у судьи личную симпатию.

О роли подготовки собак к выставкам и мастерства хендлера достаточно откровенно написано в книге «Среднеазиатская овчарка»[64]:

Кроме оценки индивидуальных качеств каждой собаки, эксперты учитывают и умение хозяина подготовить своего питомца к выставке: общее состояние животного, качество тренинга, умение показываться в ринге. Хозяин может продемонстрировать собаку во всём блеске, подчеркнув даже самые незначительные достоинства и по возможности скомпенсировать недостатки. Но бывает… владелец выводит в ринг собаку с потрясающими задатками, зажиревшую, нерасхоженную, с плохо вычесанной шерстью и чуть ли не на верёвке. Несомненно, что такой пес пройдёт экзамен ниже своих возможностей.

Умение показать собаку в ринге очень важно. Далеко не всякий хозяин способен на это, и всё чаще на выставках высокого ранга владельцы доверяют экспонирование своих любимцам хендлерам — профессионалам ринговой работы с собаками. Специалисты по хендлингу высокого класса достаточно широко известны среди собаководов, выставка — это и соревнование хендлеров.

…У вас может быть потрясающая собака: великолепного экстерьера, исключительных рабочих качеств, но если она не экспонировалась на серьёзных выставках, то для породы она как бы не существует.

Я сейчас не буду ещё раз останавливаться на том, что присвоение высоких титулов на самых престижных выставках ФЦИ — всегда политическое решение. РКФ в этом плане ничем не отличается. А уж о тайных договоренностях и интригах, подковёрных битвах за титулы лучше вообще не упоминать. Важно другое, на зоотехническом (как бы) мероприятии основными критериями успешности является отнюдь не племенная ценность животного.

На выставках собак действуют правила шоу-бизнеса (недаром выставка по-английски — шоу). Средненькая певичка со слабым голосом и не очень хорошим слухом после целенаправленной раскрутки превращается в популярную звезду, мелькающую на телеканалах. Богатый «папик», опытный продюсер, лучшая студия аудиозаписи, талантливый стилист, потраченные миллионы — и вот, чудо свершилось. Победы на конкурсах, восторженные статьи, тысячи поклонников.

В собаководстве всё аналогично. Многое решают деньги и связи. Только раскрученная звезда не даёт огромное потомство таких же безголосых певичек, как она сама. А вот титулованный середняк среди породистых собак начинается очень быстро размножаться.

Всё племенное дело построено на двух этапах — отборе и подборе племенных пар. При отборе должны отбраковываться худшие. Раньше охотники уходили на охоту с несколькими щеками-подростками. Возвращались из леса не все собаки. Некоторые показывали свою никчемность, и их пристреливали прямо в лесу. Жестоко, но зато в породе оставались самые лучшие.

Сейчас в собаководстве придумали другое сито. Для того, чтобы оставить потомство, собаки должны отвечать определённым требованиям. Те, которые этим требованиям не отвечают, не уничтожаются, а просто не оставляют потомство. Ну а подбор заключается в том, что к каждой суке направляется не любой племенной кобель, а от которого у этой суки может получиться самое лучшее потомство.

Ничего нового в этом плане не придумано в «системе РКФ». В РКФ к разведению не допускаются собаки с не признаваемыми родословными и не получившие племенной оценки. Худшие ли это? Ни один грамотный специалист-кинолог не скажет, что вне РКФ нет достойных собак, что любая собака с родословной РКФ лучше, чем с родословной другой организации.

Однако в разведение не идут и собаки с родословными РКФ, но чьим хозяевам неинтересно ходить на выставки и выращивать щенков. Поэтому мы можем говорить, что при отборе в «системе РКФ» не самые лучшие остаются и не самые худшие уходят. Ведь, кроме всего прочего никак не учитываются самые главные параметры — здоровье и отсутствие наследственных заболеваний. На выставках на эти факторы не обращают внимания вообще, судья не проводит ветеринарное обследование.

А как обстоит дело с подбором? Подбором занимается заводчик, владелец суки. Он самостоятельно принимает решение. Чем руководствуется заводчик? Только небольшая часть собаководов строят для себя долговременные планы по совершенствованию собственного поголовья породы. А о самой породе не думает никто — никаких инструментов повлиять на её формирование у них нет. Формирование пород в ФЦИ диктуется результатами выставок. Какой тип на выставках приветствуется, к такому и стремятся.

Хороший заводчик, зная недостатки своей суки (собак без недостатков не бывает) старается подобрать ей партнёра, этих недостатков не имеющего. Желательно — уже проверенного по потомству, не дающего брака, с интересными кровями. Если собака служебной породы, то основным для него являются рабочие качества. И лишь потом такой заводчик обращает внимание на титулы потенциального партнёра для его собаки, а в большинстве случаев не обращает вообще.

Но в коммерческом разведении собак такие думающие разведенцы составляют ничтожное меньшинство. Их собаки не очень блещут на выставках, потому что они разводятся без следования последним веяниям моды, а соответствуют представлению самого разведенца об идеале породы. Таких заводчиков считают неудачниками — их питомники не выигрывают конкурсы питомников. Но именно из-за таких людей ещё не до конца в нашей стране выродились служебные породы собак. Наперекор деятельности РКФ, наперекор отсутствию помощи от государства они работают на интересы страны, спасая то, что ещё осталось от советской системы служебного собаководства.

Однако подавляющее большинство заводчиков в «системе РКФ» — коммерсанты, их главная задача — быстрее и дороже продать полученных щенков.

Наибольшую популярность в разведении получают раскрученные на выставках кобели. У них звучные титулы, их фотографии растиражированы в кинологических изданиях.

Производитель может в каждом помёте давать половину щенков нежизнеспособных, с никудышным здоровьем. Но если хотя бы один щенок в помёте будет блистать на выставках, кобель будет очень востребованным в племенном разведении. Про больных детей никто и не узнает, зато все увидят его потомков-чемпионов. И не важно, что у этих внешне здоровых собак наследственность будет отвратительной. Никаких статистических сведений по качеству полученных от производителей потомков РКФ не собирает, а имеющуюся информацию не публикует.

Апологеты РКФ настойчиво пытаются внушить мысль, что именно РКФ — самая прогрессивная в России кинологическая организация (вариант — единственно признаваемая). Если кто-то попытается выяснить, а чем, собственно, кинологическая работа в «системе РКФ» отличается от работы в других (альтернативных) организациях, конкретных ответов он не услышит. Возьмём, например, цитируемую выше книгу «Среднеазиатская овчарка». Книга эта очень показательная, потому что написана самыми образованными в «системе РКФ» специалистами. Естественно, гораздо интереснее разобрать их аргументы, чем аргументы людей совершенно некомпетентных.

Книга настойчиво убеждает читателя приобретать щенка только в «системе РКФ». Вот, например, если человек хочет купить щенка для охраны.

Обязательно берите щенка, а ещё лучше подростка с документами РКФ. Пусть вас не слишком интересует выдающийся экстерьер, но документы о происхождении всё равно необходимы. Хорошие рабочие качества может гарантировать не только принадлежность к породе, но ещё и происхождение от родителей, проверенных по этим качествам.

Один из авторов, Елена Мычко, имеет биологическое образование, является экспертом РКФ, вице-президентом клуба породы среднеазиатская овчарка РКФ. Очень начитанный и прекрасно образованный кинолог. Она не может не знать, как в РКФ проверяются рабочие качества. Движение рядом с хозяином на поводке, умение выполнить команду «сидеть» и не снимать намордник — это и есть рабочие качества? Долгие годы селекции привели к наличию именно этих «уникальных» рабочих качеств?

А вот, объясняя, где купить щенка для выставок, Мычко и Беленький пишут очень откровенно:

Щенка шоу-собаки — возможного чемпиона можно приобрести в племенном питомнике с именем, за ворота которого выходят собаки с блестящей перспективой. Обычно в родословной такого щенка в глазах рябит от титулов и имен знаменитых предков. Цена, соответственно, умопомрачительная, но без таких затрат не выставишь собаку на национальных и международных выставках.

…Необходимо обращаться только в клуб либо питомник, входящие в систему РКФ (Российской кинологической федерации) через одну из федераций-соучредителей. Принадлежность к Федерации организация обязана указывать на своих документах, в том числе и на щенячьих карточках. Если заводчик затрудняется ответить, входит ли его клуб в систему РКФ, а в самом клубе такой информации вам не дают — отказывайтесь от щенка, как бы он вам ни понравился и каких дифирамбов его родителям вам не пели — это не шоу-собака, а всего-навсего домашний любимец, и цена ему соответствующая.

Собаки с родословными несистемных клубов на выставки не допускаются и в разведении не используются.

В этом отрывке хочу обратить внимание читателя на несколько важных моментов. Авторы не приводят ни одного довода, что в «системе РКФ» существуют какие-то особые методы разведения, обеспечивающие получение более качественных щенков.

Мычко и Беленький прямо говорят, что щенок, перспективный для выставок, стоит «умопомрачительных» денег. Покупатель платит завышенную цену только за возможность участвовать в выставках под эгидой ФЦИ. При этом они ещё и лукавят, утверждая, что собаки с родословными, не признаваемыми РКФ, в разведении участия не принимают. А откуда тогда берутся щенки с «неправильными» родословными? Их же кто-то разводил? Или то, что вне РКФ, разведением не является? Может быть, и выставки вне РКФ не проводятся? Проводятся, но они не под эгидой ФЦИ и потому как бы ненастоящие.

Итак, авторы убеждают заплатить повышенную цену за щенка с родословной РКФ, чтобы иметь возможность принимать участие в выставках. А зачем, по мнению Е. Мычко и А. Беленького, нужны выставки? Вот какие следуют объяснения:

Победой на крупных выставках не стыдно похвастать в любом обществе. Хорошая племенная собака приносит своему владельцу известность, ведь его фамилия обязательно фигурирует в родословной детей, внуков и правнуков производителя. Для многих владельцев немаловажным фактором оказывается и финансовый аспект племенного использования, хотя это и не главное.

Призрачная надежда разбогатеть на щенках (на что намекают авторы книги) испаряется достаточно быстро. Заводчик-новичок с удивлением понимает, что продать щенков за те бешеные деньги, которые он сам совсем недавно потратил на покупку своей собаки, не получается. Оказывается, покупатели обращаются в известные, раскрученные, «профессиональные» питомники, где продажа щенков поставлена на поток. А к неизвестному заводчику никто ехать смотреть щенков не желает. Когда возраст щенков достигает 3–4 месяцев, молодой заводчик готов их продать уже за любую цену, только бы они не остались у него навсегда. Кинологический бизнес выгоден только для того, кто занимается им профессионально.

По мнению авторов у выставок есть и ещё важная функция:

Выставка — место общения собаководов… Именно на выставках владелец может пообщаться со специалистами по своей породе. Очень часто здесь завязываются новые знакомства, которые перерастают в тесное дружеское общение, выходящее за рамки собаководства.

Хочу обратить внимание читателя, что выставка — не самое лучшее место для общения, внимание людей поглощено тем, что происходит в ринге. А если это люди, сами выставляющие собак, то общаться они смогут только после завершения собственного ринга. Кроме того, для знакомства не нужно быть участником выставки. С таким же успехом познакомиться может и зритель.

И, наконец, главное, для чего существуют выставки:

С другой стороны, собака, которую водят на выставки, а следовательно, и готовят к ним, много и интенсивно трудится совместно с хозяином. Для собаки работа является необходимым условием, даже смыслом жизни…

Выставочный тренинг является прекрасной работой для собаки, всю важность которой она понимает очень быстро, а кульминация её, сама выставка — это великолепное приключение.

На наших глазах легко и непринуждённо снова произошла подмена понятий. Для собаки служебной породы единственной работой стала подготовка и участие в выставочном шоу. Рабочие качества — способность выполнить пару простейших команд из курса адаптивной дрессировки для проживания в условиях города и подготовиться к выставке. Главное предназначение среднеазиатской овчарки — охрана территории, владельца и его имущества. Эти собаки защищают отары овец от нападения хищников, вступают на равных в схватку с волками. На выставке же требуют от неё обратного — позволять совершенно незнакомому человеку, судье, залезать к себе в рот, трогать. К тому же собака должна не реагировать на резкие движения посторонних людей. Вот уж охранник! Приходите, воры, убивайте хозяев, вывозите добро, а она будет за всем этим добродушно наблюдать. Потому что с точки зрения выставочного разведения любая собака — не охранник, а компаньон.

Но самая главная подмена в «системе РКФ» — дрессировка, общение с собакой, соревнования были заменены на погоню за выставочными титулами. Выставки стали своеобразным эрзац-спортом. Вот как описывают Е. Мычко и А. Беленький ощущения заядлого любителя выставок:

Испытав на себе эту пьянящую атмосферу азарта, волнения в ожидании оценки, гордость, когда на твою собаку смотрят незнакомые люди, он хочет вновь и вновь ходить на эти проклятые выставки. Он хочет хоть раз победить, услышать похвалу в адрес своего питомца, выйти из ринга с гордо поднятой головой и небрежно (но гордо, чтобы все слышали) спросить: «Так, когда там у нас BEST, — это ж сколько ещё ждать!?»



Рис. 10. В ожидание «Бэста». 


Чтобы подогреть желание посещать выставки, в ФЦИ придумали целую систему получения титулов и званий.

На сертификатной выставке не очень высокого ранга можно получить титул «кандидат в чемпионы России по красоте» (CAC). 6 сертификатов CAC в офисе РКФ можно обменять на сертификат титула «Чемпиона России». CAC, полученных на более престижных выставках, требуется для получения этого же титула уже меньше. Для получения титула «Гранд Чемпиона России» к сертификату «Чемпиона России» следует получить ещё титул «Чемпион НКП», который присуждается по результатам монопородных выставок.



Рис. 11. Конкурс на лучший костюм. Проводится среди участников выставки. 


Но есть и ещё более престижный титул: «Международный чемпион по красоте». Для его получения нужно собрать 4 сертификата  CACIB («кандидат в международные чемпионы по красоте») в 4 региональных группах в России. Сертификаты CACIB можно получить только на международных выставках ранга СЛОВ.

А ещё есть титулы «Чемпион РКФ», «Чемпион Породы года», «Собака года». И ещё с десяток титулов менее значимых. Собаководу всегда есть куда стремиться — полный комплект всех титулов собрать невозможно. Но разве какого-то коллекционера может оставить мысль, что всех на свете марок он не соберёт? Коллекционирование титулов — такая же страсть, как коллекционирование марок или открыток.

Вся «система РКФ» в кинологическом плане построена на выставках. Выставки — это основное предназначение разведения. Выставки — способ обосновать необходимость покупки собак именно с родословной РКФ. Выставки — привлечение новых клиентов для увеличения продаж. Выставки — основа кинологического бизнеса. Неслучайно так схожи отношения членов «системы РКФ» и офиса РКФ с отношениями в сетевом бизнесе.

По большому счёту «система РКФ» — это система франчайзинга[65]. СОКО РКФ передаёт в пользование свой бренд (РКФ) и бренд ФЦИ питомникам и клубам, входящим в «систему РКФ». Обладание этим брендом позволяет получить дополнительные прибыли. С другой стороны, питомники и клубы при продаже своих щенков рекламируют бренд РКФ. К тому же они передают в СОКО РКФ высокодоходное право оказывать услуги по оформлению зоотехнической документации на проданных ими животных. Все платы в офис РКФ по существу — роялти за пользование франшизой.

Со времени своего создания основной деятельностью РКФ было ведение информационной войны против конкурентных организаций. Главной формой этой войны — недобросовестная реклама. Но воюет сейчас не офис РКФ, а рядовые собаководы, низовые клубы «системы РКФ». Их тысячи и тысячи. Все они слаженным хором внушают: РКФ — единственно признанная организация, покупать щенков нужно только с родословной РКФ. За 23 года усиленного зомбирования нашего населения такая политика не могла не дать свои плоды. Совсем как на Украине: кто не скачет — тот москаль, Россия — исторический враг Украины. Здесь примерно то же самое: кто не в РКФ — тот не собаковод. Попытки воззвать к разуму, изучить документы действуют слабо. Изо дня в день внушаемая ложь сделала своё дело: создано мнение, которое сейчас разрушить крайне сложно.

Глава 10. РКФ как коммерческая корпорация

 Сделать закладку на этом месте книги

…доходы притекали со всех сторон. Но Александр Иванович не выпускал их из своих рук. Четвертую часть он брал себе по договору, столько же присваивал, ссылаясь на то, что еще не от всех агентских караванов поступала отчетность, а остальные средства употреблял на расширение благотворительного комбината.

И. Ильф, Е. Петров

Юридически СОКО РКФ — общественное объединение в форме союза. Общественное объединение — разновидность некоммерческой организации. Но если деятельность СОКО РКФ рассматривать исходя из этой установки, многое оказывается непонятным.

Согласно Закону «О некоммерческих организациях» некоммерческой организацией (НКО) является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками. Это не означает, что НКО совсем не может вести коммерческую деятельность. Может, только все полученные от этого деньги должны тратиться на цели, которые записаны в Уставе НКО. В этом заключается коренное отличие коммерческой организации от некоммерческой. НКО зарабатывает деньги, чтобы обеспечить ими свою деятельность (выполнение уставных задач), а коммерческая организация осуществляет деятельность только для того, чтобы заработать деньги.

Например, существует некий благотворительный Фонд. Появляется информация, что заболел ребёнок, а на его лечение требуется большая сумма денег. У Фонда таких денег нет. Тогда он проводит коммерческое мероприятие (например, благотворительный концерт), и все вырученные деньги идут на лечение ребёнка. Но сам Фонд лечить ребёнка не может, нет необходимого оборудования и лицензии.

Также существует коммерческая организация (частная больница), которая специализируется на лечении этого заболевания. Вот эта частная клиника на собранные Фондом деньги и проводит операцию. Разница между полученными деньгами и затратами на собственно операцию является прибылью, которой потом распоряжаются владельцы клиники. Клиника для того и существует, чтобы получать прибыль за оказание медицинских услуг. С этой прибыли, кстати, платятся налоги. Делает ли клиника доброе дело? Несомненно, ведь она спасла ребёнка. Является ли клиника благотворительной организацией? Нет, потому что сделала это за плату, оказав возмездную услугу.

А вот с Фондом всё не так просто. Чтобы он функционировал, необходимо тратить деньги на его содержание: зарплата сотрудникам, компенсация транспортных расходов, аренда офиса, оплата электричества и т. д. Если создатели Фонда люди не совсем честные, то они большую часть средств, которые были собраны на благотворительность, истратят на «текущие расходы». Ведь их же очень легко завысить. Например, включить в расходы покупку собственного автомобиля, «командировку» с проживанием на Сейшелах и т. д. В результате из собранных средств на лечение ребёнка может уйти только малая часть. Можно вообще все полученные Фондом доходы тратить на функционирование самого Фонда. Фонд работает, проводит мероприятия, собирает деньги на благотворительные цели, а результатом этой бурной деятельности является ноль: ни копейки денег нуждающимся не достаётся. Если читатель подумает, что устроители такого Фонда являются аферистами, то он будет недалёк от истины. Жулики вполне сознательно создали для личного «кормления» частную лавочку, а оформили её как НКО, только чтобы не платить налоги и пользоваться всеми льготами.

А теперь обратимся к Уставу РКФ, к той его части, которая декларирует цели и задачи РКФ. Ещё раз хочу подчеркнуть, именно для выполнения этих уставных целей и может НКО заниматься коммерческой деятельностью, собирать пожертвования, если не хватает членских взносов. В статье «Цели деятельности» Устава РКФ записано 20 пунктов. Первым пунктом, разумеется, идёт защита прав членов РКФ и представление их общих интересов. Второй пункт — Ведение «Всероссийской Единой Родословной книги» РКФ (ВЕРК РКФ). А вот третий пункт следует процитировать целиком, потому что он вообще, на мой взгляд, является главным:

Осуществление права выдачи экспортных и внутренних родословных единого образца РКФ.

Именно так: целью деятельностью общественного объединения является… осуществления своего права. Всё равно, если смыслом жизни человека является осуществление его конституционных прав. Вроде как с точки зрения формальной логики осуществление прав — это средство достижения цели, а не сама цель. Человеку необходимо соблюдение его прав, чтобы он мог нормально жить. А не для того он живёт, чтобы защищать свои права. Но в случае с РКФ всё вообще очень странно и нелогично.

В уставные цели деятельности РКФ входит также (я перечисляю самые, на мой взгляд, важные):

— разработка, установление и внедрение единых нормативных документов и методических материалов для членов РКФ;

— подготовка, аттестация, переаттестация судей — кинологов (экспертов-кинологов) РКФ и других специалистов в системе РКФ;

— организация и проведение, а также содействие в организации и проведении международных, всероссийских, кинологических, спортивных, культурно-массовых и других мероприятий, формирование команд и финансирования их участия в международных кинологических мероприятиях;

— образовательная деятельность в системе РКФ (организация школ, курсов, университетов, проведение конференций, семинаров в рамках развития собаководства в Российской Федерации;

— регистрация питомников в системе РКФ с последующей регистрацией их в FCI.

Общественное объединение существует только для достижения своих целей. Подчеркну ещё раз — не получения прибыли, а достижения уставных целей. У НКО по определению не может быть прибыли: все доходы она тратит на уставные цели. Много денег получили, больше их потратили (провели больше семинаров, пригласили для их проведения больше участников с оплатой проживания и т. д.). В любом случае, разница между доходами и расходами равняется нулю — прибыли нет.

Я это всё очень долго объясняю, чтобы было понятно, что все доходы РКФ должны идти именно на её уставные цели, главные из которых перечислены выше. То есть на ведение ВЕРК РКФ, обучение специалистов, организацию мероприятий, проведение курсов.

В Уставе РКФ определены источники её финансирования:

Имущество и денежные средства РКФ формируются за счет:

— вступительных членских взносов;

— ежегодных членских взносов;

— целевых взносов от членов РКФ;

— целевых взносов от юридических и физических лиц, не членов РКФ;

— добровольных взносов и пожертвований;

— целевого финансирования;

— поступлений от проводимых в соответствии с Уставом лекций, выставок, лотерей, аукционов, кинологических, спортивных и иных мероприятий.

— доходов от предпринимательской, производственной, внешнеэкономической и других видов деятельности, гражданско-правовых сделок, акций, других ценных бумаг, других, не запрещенных законодательством РФ поступлений.

Другими словами, источников финансирования у РКФ всего три. Первый источник — 4 члена РКФ. Они платят в РКФ годовые взносы и могут дополнительно выплачивать целевые взносы (финансирование определённой программы, на которую не хватает денег, а она соответствует уставным целям РКФ). Например, запланировано какое-то грандиозное мероприятие, какой-нибудь всемирный съезд кинологов, организатором которого выступает сама РКФ. Необходимо всех принять, разместить, арендовать конференц-зал. Денег на всё не хватает. Тогда руководящий орган принимает решение: членам РКФ необходимо скинуться ещё по паре миллионов.

Целевые членские взносы отличаются от просто ежегодных членских взносов тем, что за счёт них финансируются не все уставные цели НКО, а какая-то определённая.

Второй источник финансирования РКФ — пожертвования, поступающие от не членов РКФ (клубов, собаководов, просто благотворителей). Они могут не иметь определённого назначения (направляться просто в кассу РКФ без всяких условий) или иметь целевое назначение (например, жертвоваться на проведение всемирного съезда кинологов). В последнем случае это — целевое финансирование. Их можно тратить только на то, на что они предназначены. Самое важное, все эти пожертвования поступают в добровольном порядке, безвозмездно. Безвозмездно — значит даром, как говорится в известном мультфильме. Жертвователь никаких благ лично для себя требовать не может.

И, наконец, третий источник финансирования — коммерческая деятельность, предоставление населению и организациям возмездных услуг. Например, РКФ может продать право вести телетрансляцию с этого всемирного съезда, сделать вход для зрителей на него платным, по билетам. Важно, что с этой коммерческой деятельности должны быть уплачены налоги, а все оставшиеся деньги должны пойти на уставные цепи.

Всё просто и понятно. Непонятно только, как заставить людей делать пожертвования, если с этого они никаких благ лично для себя не получат. Меценатов у нас не так много. Да и если жертвовать, то лучше на спасение жизни ребёнка, а не на финансирование какого-то непонятного сборища собаководов!

И вот тогда руководители СОКО РКФ изобрели гениальный ход: они сделали добровольные пожертвования возмездными (граждане за своё пожертвование в благодарность от РКФ получали определённый бонус), а если быть совсем точным, руководители РКФ стали оформлять оплату возмездной услуги в качестве пожертвования. Незаконно, но зато очень выгодно!

Я не могу сейчас точно определить, когда это началось, ещё при Ерусалимском, или уже при Иншакове. Не уверен даже, что это изобретение принадлежит им, а не существуют другие авторы, у которых оно было заимствовано. Но именно в РКФ удалось превратить деятельность НКО в высокодоходный бизнес.

Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться на официальном сайте РКФ с


убрать рекламу






расценками за услуги и размерами членских взносов. Здесь вы можете с удивлением обнаружить, что оплата, например, записи на выставку «Евразия» или «Россия» называется «Целевым вносом на организацию и проведение выставок». Всё совершенно «добровольно» и «безвозмездно», только без этой платы участвовать в выставках вас не пустят. Также «добровольно» и «безвозмездно» граждане оплачивают регистрацию своих собак, привезённых из-за рубежа, в ВЕРК РКФ (без этого щенков от них не зарегистрируют). В квитанции, которую им выдают, основанием данного платежа является «целевой взнос для регистрации собаки в ВЕРК РКФ». С судей, аттестованных в РКФ, тоже взимается «членский взнос», основание — «на ежегодную перерегистрацию судьи в системе РКФ». Перерегистрация заключается в том, что этого судью не вычёркивают из списка судей РКФ. Разумеется, данная плата абсолютно «добровольная» и «безвозмездная». Правда, стоимость этого пожертвования увеличивается в два раза после 30 апреля, а не оплативший «членского» взноса судья не только исчезает из списка судей РКФ, но и аннулируются результаты отсуженных им мероприятий. Ещё не совсем понятно, членом чего судьи из списка РКФ являются (взнос-то — членский)? Членом СОКО РКФ физическое лицо быть не может. Судейской коллегии РКФ не существует. Если называть вещи своими именами, это — ежегодный откат со стороны судей руководителям РКФ за возможность заниматься своим хобби. Налог или пошлина, можно назвать как угодно.

Чуть выше я писал, что одной из уставных целей РКФ является «организация и проведение, а также содействие в организации и проведении международных, всероссийских, кинологических, спортивных, культурно-массовых и других мероприятий»[66].

Как можно оказать содействие проведению мероприятия (выставки, состязаний среди собак)? Выделением организаторам финансовой помощи, предоставлением наградной атрибутики. В Словакии, например, головная организация собаководов практически на 100 процентов оплачивает затраты на проведение кинологического мероприятия национального масштаба (крупной выставки, первенства страны по дрессировке).

Какое содействие оказывает СОКО РКФ кинологическим организациям, проводящим мероприятия под эгидой РКФ? Думаю, читатель уже не очень сильно удивится, если узнает, что это содействие заключается в… обкладывании организаторов мероприятий данью. Величина этих поборов зависит как от статуса мероприятия, так и от времени оплаты. Например, по прайсу РКФ 2014 года проведение выставки ранга «Чемпион РКФ» обойдётся кинологической организации в 19 000 рублей. Это при условии, что деньги перечислены в офис РКФ за 21 день до выставки. Если позже, то размер поборов вырастает до 38 000 рублей. Стоимость проведения выставки ранга CACIB рассчитывается уже от количества записанных участников — 180 рублей с каждой записанной собаки в каталог за 21 день до проведения выставки или 360 рублей позже. А на крупные выставки записывается более тысячи участников.

Основание этих выплат звучит так: «членские и целевые выставочные взносы на обработку результатов зоотехнических мероприятий». Руководителей РКФ не смущает даже нелогичность увеличения вдвое расценок при перечислении оплаты менее чем за 21 дней до выставки: деньги по версии РКФ платятся за обработку результатов выставки, которые могут быть переданы в офис РКФ только после проведения выставки.

Здесь существует один нюанс, о котором осведомлены руководители РКФ. Основная часть участников записывается в самые последние дни записи. Связано это не столько с обычной российской безалаберностью и привычкой откладывать всё на последний день, сколько с выставочной формой собак. Если у собаки началась линька (или ещё не закончилась), то смысла вести её на выставку нет. Линька может за две-три недели превратить пушистую красавицу в «драную кошку». Выставлять собаку, которая находится не в выставочной форме — антиреклама. А ещё могут быть не определены личные планы владельцев собак: ведь они не только собаководством живут, они ещё на дачи ездят, в отпуск на морские курорты, у них есть основная работа. Вот и не спешат записывать своих собак потенциальные участники. У организаторов есть два выхода. Либо продлить запись на выставку и записать больше собак, но при этом заплатить в РКФ двойной тариф. Либо прекратить запись заблаговременно и лишиться части дохода от опоздавших. И то и другое — плохо. Организаторы выбирают из двух зол меньшее. Обычно это — переплата в РКФ.

Прибыль, полученная от проведения выставок, является основным источником финансирования кинологических организаций. Не надо забывать, что второй источник их финансирования — посредничество между собаководами и офисом РКФ в оформлении зоотехнической документации. Больше помётов — больше доходов. Чтобы было больше помётов, мало уговорить заводчиков повязать свою суку, нужно чтобы было больше племенных животных. В противном случае, вязки не могут быть учтены клубом, никаких выгод с этих щенков он не получит.

Для того, чтобы собака могла быть использована в племенной работе, она, кроме всего прочего, должна иметь племенную оценку. Совсем ещё недавно достаточно было оценки судьи РКФ даже на не сертификатной выставке. Теперь учитываются только оценки на сертификатных выставках. Поэтому кинологические организации обязаны проводить именно сертификатные выставки, с присуждением титулов, чтобы собаки членов этих организаций могли получить племенную оценку. Хочешь — не хочешь, а сертификатные выставки приходится заявлять.

Для руководителей РКФ сертификатные выставки являются одним из главных способов давления на кинологические организации. Можно под благовидным предлогом не разрешить клубу провести сертификатную выставку. Клуб останется без денег. Руководитель его на следующий раз будет более управляемым и почтительным к начальникам. В Положении о выставках РКФ оговаривается, сколько помётов минимально должен зарегистрировать клуб за год, чтобы на следующий год мог получить право проведении выставок. Больше помётов — больше выставок, выше их статус. РКФ с помощью сертификатных выставок ещё и стимулирует кинологические организации своей системы увеличивать количество получаемых щенков.

Плата за «обработку результатов выставок» тоже, естественно, «добровольная» и «безвозмездная». Правда, если организаторы не заплатят, то результаты выставки будут аннулированы: титулы не будут признаны, а полученные на выставке оценки не будут засчитаны в качестве племенных. Участники такой непризнанной в РКФ выставки будут, мягко говоря, недовольны. Ведь они платили за «сертификатную» выставку, с возможностью получения международных титулов и племенных оценок!

А теперь вернёмся к Уставу РКФ. Ведение ВЕРК РКФ является одной из главных целей этой организации. Что такое ВЕРК? Это информация о породистых собаках. Ведение ВЕРК — это сбор информации для занесения в эту базу данных. То есть РКФ должна изыскивать средства, чтобы оплачивать работу по сбору информации, её внесению в ВЕРК, и хранению. Логично предположить, что РКФ будет тратить свои средства не только на оплату работы операторов базы данных, но и источникам заносимой в неё информации. Так журнал выплачивает репортёру за редкий кадр, за эксклюзивное интервью, так телекомпания платит за сенсационный видеорепортаж. Информация стоит денег. В РКФ наоборот. Не она платит деньги за информацию, необходимую для ведения ВЕРК (уставной цели РКФ), а ей самой платят за это источники эксклюзивной информации.

Мы видим, что РКФ не тратит все заработанные средства на уставную деятельность, а зарабатывает деньги за счёт коммерческой деятельности, которая выдаётся в качестве уставной. Какова себестоимость обработки результатов выставки? Собственно говоря, это — плата за работу оператора по занесению результатов выставки в базу данных. Нужно по идентификационному номеру (номеру родословной РКФ) найти в базе РКФ участника выставки и проставить ему полученную оценку или титул. Это касается только тех участников выставки, которые на неё пришли (до четверти записанных участников на мероприятия по разным причинам не являются), получили положительную оценку (не ниже «очень хорошо») и титул. Если база данных существует, то на одну собаку уходит всего несколько секунд. За 2–3 часа можно обработать результаты средней выставки. На самую большую выставку может уйти 2–3 дня. Зарплата сотрудников РКФ невысокая. Совершенно понятно, что себестоимость обработки результатов выставки на порядки меньше того, что платят клубы. РКФ получает прибыль… на своей уставной деятельности, которая по определению убыточна!

Если сравнить цели деятельности РКФ из её Устава с прайсом «членских взносов» и оказываемых услуг, то совпадение будет практически стопроцентным. То, для чего она юридически была создана, является средством получения доходов. Пожалуй, только за разработку нормативных документов в РКФ не берут плату. Но это и понятно: их разрабатывает само руководство РКФ, а себя поборами обкладывать бессмысленно. Вот если бы нормативные документы для своих организаций разрабатывались самими этими организациями, а СОКО РКФ необходимо было бы только о них информировать, можно не сомневаться, и с них бы пришлось платить «целевые взносы».

Сверяем уставные цели РКФ с её расценками: ведение ВЕРК РКФ (внесение в неё информации) — платное, выдача родословных — платная, аттестация и переаттестация судей и других специалистов — платная, организация кинологических мероприятий — платная, курсы — платные, регистрация питомников — платная. РКФ представляет из себя в реальности коммерческую компанию, оказывающую возмездные услуги гражданам и организациям в области собаководства. Однако делает это, прикрываясь статусом НКО, и оформляет плату за услуги в качестве необлагаемых налогами доходов. Кроме того, большинство услуг — откровенно навязываемые.

Предположим, владельцы частной медицинской клиники создают некоммерческую организацию, целью которой будет оказание помощи больным детям. И точно, будут лечить детей, делать им сложные операции. А финансировать деятельность этой НКО будут родственники нуждающихся в лечении детей. Они будут переводить добровольные пожертвования на проведение операции собственному ребёнку, а сумма этих пожертвований определяется руководством этой НКО. Не заплатишь — твой ребёнок останется без лечения. А если добавить, что подобную операцию в нашей стране делают только в этой клинике (имеется международный патент), то аналогия с РКФ будет совсем близкой.

Уставные цепи РКФ — только ширма Развитие собаководства, совершенствование пород собак, сохранение генофонда формирование в обществе гуманного отношения к собакам — это всё лозунги. Президент РКФ Иншаков очень точно выразился — главное, чтобы нормально работал офис, а остальное всё приложится. А эффективность работы офиса в его представлении — в получении максимума дохода при минимуме расходов. Совершенно правильный подход, но… только для коммерческой организации. И РКФ нельзя не назвать успешным предприятием, если под эффективностью понимать количество полученной прибыли. Но для общественного объединения успешность заключается в достижении уставных целей, эффективность — в минимизации затрат его членов на достижение этих целей.

Например, садовое товарищество строит водокачку. Допустим, её смета составляет 100 000 рублей. Количество членов товарищества — 100 человек. Нормально, когда с каждого собирают по 1000 рублей. Эффективное правление — когда удаётся сэкономить, построить не за 100 000, а за 80 000. В реальности иногда собирают по 2 000. Затем ещё по 1000 (не уложились в смету), затем ещё по 500 рублей (ввести в эксплуатацию). Ну и каждый год по 500 рублей на содержание. Итого получается весьма круглая сумма, которой распоряжается Правление садового товарищества. Куда ушли собранные средства и на что расходуются ежегодно собираемые, никто сказать не может.

С этой точки зрения успешность работы офиса РКФ можно оценить по тому, насколько кинологическим организациям и собаководам в «системе РКФ» удобно и дёшево заниматься кинологической деятельностью. И нет ни одного человека, который бы не удивился, насколько расценки на оказываемые РКФ услуги завышены.

В науке существует модель «чёрного ящика» — системы, в которой исследователю доступна лишь входная и выходная информация этой системы, а внутреннее устройство неизвестно. Исследуя реакцию выходных параметров на изменения входных, можно сделать ряд важных выводов о поведении системы.

Офис РКФ — такой же чёрный ящик. На входе — огромный объём средств, которые направляются со всех уголков страны любителями собаководства и клубами, и материал для ведения ВЕРК. На выходе — принятые нормативные документы и напечатанные бумажки (дипломы, сертификаты, родословные). В стоимостном эквиваленте входит во много раз больше, чем выходит. По моим прикидкам, основанным на официальной ежегодной статистике ФЦИ по количеству зарегистрированных помётов и щенков, проведённых выставок и расценкам РКФ в этом «чёрном ящике» исчезает в год несколько сот миллионов рублей.

А что происходит в офисе РКФ с оказываемыми услугами по обработке результатов мероприятий (обрабатываются не только результаты выставок, но и результаты испытаний и состязаний)? Об этом можно судить по той информации, что мы получаем на выходе из офиса РКФ. На выходе «чёрного ящика» мы видим, что обработанных результатов мероприятий нет. В офисе РКФ результаты выставок в ВЕРК не заносят. Впрочем, и самой электронной базы данных в РКФ не существует.

Убедиться в истинности этого вывода очень просто. Дело в том, что при регистрации помётов в РКФ, вместе с актом вязки, актом осмотра помёта и заявлением на регистрацию помёта (в них уже содержится информация о том, кто является родителями щенков) необходимо приложить ещё ряд документов. К этим документам относятся: копии свидетельств о происхождении родителей, копия свидетельства о регистрации заводской приставки в FCI, копии сертификатов всех титулов и рабочих испытаний, копии заключения по дисплазии. Все эти документы были изготовлены… в офисе РКФ. За каждую эту бумажку владелец собаки уже заплатил в офис РКФ деньги. Кроме того, требуется оригинал диплома с сертификатной выставки РКФ (мы помним, что результаты всех сертификатных выставок в РКФ уже были обработаны). Возникает вопрос, зачем в РКФ требуют такой ворох бумажек, которые являются только копиями документов, выданных самой РКФ? Если бы в РКФ существовала база данных, то достаточно было бы полной клички собаки или её идентификационного номера (номера родословной РКФ), а вся эта информация уже давно занесена в базу. В самом деле, зачем сотрудникам РКФ информация, которую они сами предоставляли владельцам собак? Ответ прост: эта информация в офисе РКФ не хранится, или недоступна для работы с ней. Электронной базы данных в РКФ нет. Следовательно, никакой обработки результатов мероприятий не производится.

Если услуга, к тому же навязываемая, не оказывается, а деньги за неё берутся, это очень похоже на мошенничество. Но в РКФ оформляют плату за услуги в качестве добровольных пожертвований. Жертвователь не возмущается, а потому всё шито-крыто. А как может «жертвователь» возмущаться, если он «на крючке»? Будет «качать права», останется без сертификатных выставок, а то и вообще его вычеркнут из «системы РКФ». Члены исключенного клуба станут оформлять зоотехническую документацию через другую организацию, входящую в «систему РКФ», выбор большой. Поэтому в офисе РКФ ничего не боятся. Клубы и собаководы никуда не денутся, продолжат платить в офис РКФ деньги, хотя большинство и не может понять, на чём основываются такие расценки. Ведь кроме бумаги офис РКФ ничего не производит. А по такой цене их было бы даже выгодней заказывать на Гознаке, на специально защищённой бумаге.

Когда я употребляю термин «офис РКФ», а не СОКО РКФ, я делаю это сознательно. Дело в том, что клубы и собаководы за услуга, оказываемые СОКО РКФ, платят не только самому этому юридическому лицу, но и ряду других юридических лиц, располагающихся по одному и тому же адресу, г. Москва, ул. Гостиничная, 9. И это — не только входящие в СОКО РКФ 4 федерации.

Знакомство с офисом РКФ начинается с момента приобретения щенка. После того, как человек купил у заводчика собаку с родословной РКФ, он обнаруживает, что купил её не с родословной, а с метрикой (щенячьей карточкой), которую нужно будет менять на родословную в офисе РКФ и не бесплатно. Если владелец собаки из Москвы или Подмосковья, он может поехать на Гостиничную сам. А если он — житель далёкой окраины, то ему придётся обращаться в местный клуб, который выдал на щенка метрику и членом которого является заводчик. В этом случае владельцу придётся доплатить и в клуб, за оказываемую ему услугу. В клубе собирают с владельцев собак метрики для обмена их на родословные и, когда их количество достигнет нужного объёма, в офис РКФ в Москву направляют курьера с целой папкой документации. Здесь не только метрики на щенков, но и пакеты документов на оформление помётов, временные дипломы по дрессировке (для обмена их на дипломы РКФ) и многое другое. Всё это, конечно, можно теоретически отправить по почте, но в этом случае почти стопроцентная вероятность, что часть документов потеряется. А чтобы с этим разобраться, всё равно придётся ехать в Москву. Местные клубы используют командировку в Москву своего представителя для пополнения своего бюджета, плата за оформление документов в РКФ взимается с двойной или даже тройной накруткой. Естественно, наличными.

В офисе РКФ желающий обменять на родословную метрику щенка узнаёт, что обращаться следует не в РКФ, а в одну из федераций РКФ. И совсем необязательно обращаться именно в ту, членом которой является клуб, выдавший эту метрику. Хотя это как раз и понятно: родословную печатают в СОКО РКФ, которая ведёт ВЕРК РКФ, а федерации выполняют роль посредников. Федерациям совершенно безразлично, они ли передавали информацию о данном помёте (из которого щенок) в ВЕРК РКФ, или коллеги из других федераций. В любом случае вся информация, необходимая для распечатки родословной, находится у специалиста. За каждую породу отвечает один специалист, которого именуют кинологом РКФ.

Не совсем понятно, почему деньги за услугу, которая оказывается СОКО РКФ (оплачиваемым ей сотрудником), забирают федерации. Причём расценки во всех федерациях одинаковые. Например, стоимость печати родословной (на сайте РФЛС это записано так: «членский (целевой) взнос на регистрацию собаки в ВЕРК РКФ с выдачей выписки из ВЕРК РКФ в течение 15 дней») составляет 400 рублей. Но если владелец собаки желает получить родословную в этот же день, то он уже платит 1000 рублей как «членский (целевой) взнос на регистрацию собаки в ВЕРК РКФ с выдачей выписки из ВЕРК РКФ в течение 2-х часов».

Внимательный читатель тут сразу же заметит несколько несуразностей. Во-первых, владелец щенка, пришедший получать родословную на свою собаку, вовсе не является членом какой-то организации. Он никуда не писал заявление о вступлении и, соответственно, его никуда в члены не принимали. Членский взнос с не члена — как-то очень странно. Во-вторых, гражданин пришёл не регистрировать собаку в ВЕРК РКФ, а получить выписку из ВЕРК РКФ. Весь помёт уже давно был зарегистрирован заводчиком и его клубом, за что уже были заплачены деньги отдельно. В-третьих, стоимость «членского» взноса зависит от времени ожидания распечатки родословной. Хочешь побыстрее, плати за срочность! С точки зрения взаимоотношений изготовителя и потребителя услуг, всё правильно: более качественная услуга (срочное изготовление) и должна стоить дороже. Но в офисе РКФ рассматривают взаимоотношения владельца собаки и федерации не как оказание услуг. Пришёл человек и так добровольно решил пожертвовать деньги в кинологическую организацию. Совершенно безвозмездно. А та решила его за это отблагодарить, сделать приятное — распечатать родословную. У нас деятельность общественных объединений должна быть гласной. Почему бы не раскрыть гражданам, на какую благодарность они могут рассчитывать, передав безвозмездно в организацию определённую сумму денег?

Но на самом деле всё ещё запутаннее. Заплатив в кассу РФЛС (одной из членских федераций РКФ) деньги за родословную, собаковод получит квитанцию не от СОКО РКФ, не от РФЛС, а от третьей организации. Полное наименование члена РКФ — Союз общественных кинологических организаций «Российская федерация любительского собаководства» (сокращённо — РФЛС). А на квитанции, которой выдала кассир РФЛС, стоит печать с несколько другим наименованием — Общероссийская общественная организация собаководов «Объединение заводчиков и владельцев питомников Российской Федерации Любительского Собаководства» (сокращённо — ОПРФЛС). И на квитанции написано наименовании организации, принявшей деньги — опРФЛС.

На сайте ФНС России можно получить выписки ЕГРЮЛ обеих организаций. У них разные ИНН, ОГРН, даты создания и учредители. Совпадают только юридические адреса и руководители. Президентом ОПРФЛС является А. И. Иншаков (он же — Президент РФЛС и Президент РКФ). ОПРФЛС была зарегистрирована 17.01.2011, а учредителями её были три человека, среди них: сам Иншаков и исполнительный директор РКФ О. А. Проскурякова. Если бы менять метрику на родословную в офис РКФ отправился не сам владелец собаки, а представитель клуба, выдавшего метрику, то кассир РФЛС выдал бы другую квитанцию — с печатью РФЛС и сокращением организации РФЛС. Впрочем, и на той и на другой квитанции, стояла бы фамилия одного и того же кассира — Коваленок С. Я. и одного и того же бухгалтера — Кузнецовой Н. И., которая, кстати, одновременно является бухгалтером СОКО РКФ.

О проведении учредительной конференции по созданию ОПРФЛС (общественной организации общероссийского статуса!) нет никакой информации ни в сети Интернет, ни в периодических кинологических изданиях. Нет никакой информации и об её деятельности. По официальным документам ОПРФЛС членом СОКО РКФ не является. Тогда на каком основании она принимает деньги в качестве офиса РКФ? Для какой цели Президенту РКФ и исполнительному директору РКФ нужно было регистрировать новое юридическое лицо? Иншаков уже является Президентом самой СОКО РКФ, РФЛС, ОАНКОО, «Фауны». Однако он создаёт для себя ещё одну кинологическую контору. Конечно, не для коллекции. Ведь сама она никакой кинологической деятельности не ведёт. Только принимает деньги, которые собаководы передают в кассу другому юридическому лицу — РФЛС.

Если все эти схемы придуманы не специально для того, чтобы запутать ход движения денежных средств, которые пришли в офис РКФ, то для чего они придуманы? Конечно, не для повышения эффективности работы офиса РКФ. На практике в РКФ получают разделение на несколько ручейков потока средств, приходящих в офис РКФ. Проследить теперь их движение можно только, проверив деятельность одновременно всех юридических лиц, собирающих деньги в офисе РКФ. А зачем специально запутывать движение финансовых потоков, если нет желания направить их в собственный карман? Вот и разгадка «чёрного ящика» РКФ: это не «чёрный ящик», а «черная дыра».

Но вернёмся к обыкновенному собаководу, пришедшему в офис РКФ. Для регистрации заводской приставки в ФЦИ собаковод тоже должен обращаться не в СОКО РКФ, а в одну из федераций. Какое отношение федерации имеют к ФЦИ, ведь от России членом ФЦИ является только СОКО РКФ? Зато получение родословной экспортного образца оплачивается непосредственно в кассу СОКО РКФ, Получить родословную экспортного образна можно только в обмен на обычную родословную. То есть необходимо заплатить за изготовление внутренней родословной, а потом её отдать для обмена на экспортную родословную. Если вы не гражданин России и хотите в один день оформить документы на приобретенного здесь щенка для вывоза в свою страну, то обойдётся это удовольствие недёшево: нужно оплатить дополнительно за срочность изготовления обеих родословных.

Звучит это в прайсе РКФ так: «целевой членский взнос для регистрации собаки во Всероссийской единой родословной книге (ВЕРК) РКФ с выдачей Свидетельства о происхождении на иностранном языке (pedigree) с выпиской из ВЕРК РКФ». Указана и стоимость этого «добровольного» пожертвования:

— для членов РКФ (15 дней): 750 руб.

— для членов РКФ (1 день): 1750 руб.

— для не граждан РФ (15 дней): 1750 руб.

— для не граждан РФ (1 день): 2750 руб.

Даже не очень внимательный читатель обнаружит в этих записях смысловую нестыковку: в первых двух строчках упоминаются члены РКФ, следовательно, в двух последних — не члены РКФ? А как же «членские» взносы? Впрочем, как мы уже знаем, физические лица, граждане или не граждане РФ, членами СОКО РКФ быть не могут. Смысл этой градации другой — с иностранцев можно снять больше денег. Заплатят как миленькие!

Аналогично и при записи на выставки, которая организует сама СОКО РКФ — за участие собаки иностранца стоимость записи увеличивается. Юристы РКФ придумали уловку, которая позволяет обмануть людей, не слишком хорошо разбирающихся в законодательстве о некоммерческих организациях. Всё очень примитивно — обычная подмена понятий.

В законодательстве существует два вида членства у общественных объединений: члены и участники. В статье 6 Закона «Об общественных объединений» дают определения этих понятий.

Членами общественного объединения являются физические лица и юридические лица — общественные объединения, чья заинтересованность в совместном решении задач данного объединения в соответствии с нормами его устава оформляется соответствующими индивидуальными заявлениями или документами, позволяющими учитывать количество членов общественного объединения в целях обеспечения их равноправия как членов данного объединения.

Участниками общественного объединения являются физические лица и юридические лица — общественные объединения, выразившие поддержку целям данного объединения и (или) его конкретным акциям, принимающие участие в его деятельности без обязательного оформления условий своего участия, если иное не предусмотрено уставом.

Разница между членами и участниками заключается в том, что члены общественного объединения обязаны оформлять своё членство, а участники не обязаны. Члены подают заявление о приёме, а уполномоченный орган общественного объединения вправе решить вопрос о приёме нового члена. От участников этого не требуется. Пришли на митинг — уже участники.

В этом законе при характеристике каждой организационно-правовой формы общественного объединения указывается, основано оно на членстве или на участии (то есть, обязаны ли его члены объединением учитываться). На членстве основаны такие виды общественных объединений, как общественная организация (ст. 8), на участии — общественные движения (ст. 9), общественные фонды (ст. 10), общественные учреждения (ст. 11) и органы общественной самодеятельности (ст. 12). В Законе «Об общественных объединениях» не указано, на членстве или на участии основаны союзы (ассоциации), но зато и в Гражданском кодексе РФ и в Законе «О некоммерческих организациях» чётко определено, что союзы (ассоциации) основаны на членстве.

Во всех комментариях к ФЗ «Об общественных объединениях» отмечается, что одни общественные объединения имеют членов и не имеют участников, другие имеют участников и не имеют членов. Например, это — комментарии под редакцией С. Ю. Пятина[67], комментарии под редакцией О. В. Шашковой[68].

В уставе любого общественного объединения раздел о членстве является обязательным. Кто является членом, как и кем принимается решения о приёме в члены, как можно исключить из членов — всё это очень подробно прописывается. Так же подробно даётся определение участников общественного объединения, учитываются они или нет, какими правами и обязанностями они обладают.

В Уставе СОКО РКФ целая глава посвящена членству в РКФ (глава 5). Разумеется, никаких статей об участниках в Уставе РКФ нет. Да и какие участники могут быть у общественного объединения в форме союза? Но если нет их в Уставе, если они невозможны по законодательству, почему бы их не придумать специально при ведении финансовой деятельности? Первая часть прайса СОКО РКФ так и озаглавлена: «Размеры членских и целевых взносов на 2014 год ЧЛЕНОВ и УЧАСТНИКОВ РКФ». Руководители СОКО РКФ изобрели собственное определение участников. Участники СОКО РКФ — это те люди, которые пришли в офис РКФ с деньгами. Логика такая: раз вам что-то в офисе РКФ нужно (получить родословную, записаться на курсы, получить диплом или сертификат с титулом), значит, вы заинтересованы в её деятельности, а своими деньгами выражаете свою поддержку конкретным акциям СОКО РКФ (распечатке диплома, например). Вы, внеся деньги в офис РКФ, становитесь участником СОКО РКФ. При этом неважно, что вы лично думаете о СОКО РКФ и её руководстве.

В мире вообще нет ни одного землянина, который не может быть признан участником СОКО РКФ. Если Барак Обама решит приобрести себе щеночка в России, то он тоже станет «участником СОКО РКФ» — ведь родословную на экспорт ему оформят только в офисе РКФ. Не удивлюсь, если в местах не столь отдалённых в будущем руководителей СОКО РКФ будут охранять «участники СОКО РКФ» — не исключено, что собаки у вертухаев будут иметь родословные, оформленные в офисе РКФ.

Оформление платы за услуги в офисе РКФ как членские (целевые) взносы даёт ряд очень важных преимуществ. Во-первых, это — уход от налогов. Во-вторых, это — возможность принимать наличные деньги без выдачи чека. В-третьих, это — уход от выполнения обязательств, которые определены законодательством о защите прав потребителей.

Каждый, кто побывал хотя бы раз в офисе РКФ, поражается тому, какие гигантские средства проходят там ежедневно. В любую федерацию всегда стоит очередь. У большинства — привезённые пакеты документации от клубов. Целые сумки, набитые докум


убрать рекламу






ентами. Редко кто приходит за оформлением родословной на одну собаку. Обычно владельцы щенков просят об этом своих заводчиков или руководителей клубов. Несложно прикинуть, сколько денег оставляет в среднем каждый посетитель. Так вот, средняя заплаченная в кассу сумма по самым скромным оценкам превышает 15–20 тысяч рублей. В день выручка офиса РКФ измеряется в миллионах рублей. При этом в конце дня никаких инкассаторских машин возле офиса РКФ не наблюдается. У меня возникают большие сомнения, что сотрудники офиса РКФ, закончив рабочий день, в чемоданах перевозят принятые деньги в банки, для зачисления их на счета. Более того, возникает странное ощущение, что пришедшие в офис РКФ миллионы как-то сами собой дематериализуются.

Никто не может с определённостью рассказать о судьбе денег, которые поступили в офис РКФ. Несомненно, что часть их тратится на производство бумажной продукции, которую выпускает РКФ (родословные, сертификаты, дипломы). Но себестоимость этих бумаг явно ниже цены, по которой они выдаются. Куда уходит основная часть поступлений в РКФ? Точно установить это можно будет только после проведения полноценного расследования в рамках возбуждённых уголовных дел. А пока это остаётся загадкой.

Концерн РКФ продолжает свою работу по утилизации средств, которые крутятся в российском собаководстве. Сотрудники офиса РКФ трудятся очень эффективно.

Однако если в вопросе финансовой деятельности СОКО РКФ мы можем только строить предположения, то в вопросе учредительных документов СОКО РКФ и её федераций всё однозначно. Вся деятельность РКФ практически с момента её создания и по настоящее время основана на подтасовках и подлогах. Даже сейчас ЕГРЮЛ РКФ и ряда её федераций содержит фальсифицированные сведения. Немало интересного мы обнаружим и при изучении учредительных документов четырёх федераций-членов РКФ.

Глава 11. РКФ: скелеты в шкафу

 Сделать закладку на этом месте книги

Я знаю их всех; это все мошенники, весь город такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы.

Николай Гоголь

Не нужно быть большим специалистом в юридических вопросах, чтобы понять, что учредительные документы РКФ — откровенная липа. Настолько откровенная, что не скрывает своей фальшивости.

Представим себе, вы берете в руки свидетельство о рождении ребёнка, в котором указаны оба его родителя, но вот по дате рождения получается, что они родились уже после рождения своего отпрыска. И не какие-то приёмные родители, а биологические. Зачали, родили своего ребёнка и лишь потом… родились сами. Не правда ли, такой документ вызовет у человека, мягко говоря, некое недоумение? Именно такое недоумение возникает при изучении документов из учредительного дела РКФ.

На официальном сайте РКФ в архиве новостей и сейчас можно прочесть информацию о праздновании юбилея создания РКФ.

30.12.2011 Российская кинологическая федерация отметила 20-летний юбилей.

В декабре 2011 года представители Российской кинологической федерации из разных регионов России собрались в Москве, чтобы отметить юбилей родной организации. В торжественной предновогодней атмосфере самые именитые и уважаемые кинологи нашей страны, энтузиасты, стоявшие у истоков федерации, вспоминали этапы становления РКФ, делились радостями прошлых и ожиданием грядущих побед.

Многие из них удостоились в этот вечер памятной серебряной награды и благодарности, которые лично вручил Президент РКФ Александр Иванович Иншаков.

Александр Иванович поздравил собравшихся со знаменательной датой в жизни организации, а также с наступающим Новым годом!

Для граждан, владеющих основами арифметики, понятно, что датой создания РКФ в 2011 году её руководители считали 1991 год. Но прошёл год, и мнение Президента РКФ на этот счёт поменялось. Но начнём по порядку. В конце 2012 года в Останкинский районный суд г. Москвы мною был направлен иск о признании недействительным решения Президиума РКФ[69]. Ответчик, как полагается, предоставил суду выписку из ЕГРЮЛ РКФ. На заседании суда 15 января 2013 года я обратил внимания суда, что состав учредителей РКФ по ЕГРЮЛ и по Уставу РКФ отличается.

Суд отправил запрос в Министерство юстиции РФ, чтобы уточнить состав членов и учредителей РКФ (встал вопрос о легитимности деятельности Президиума РКФ). Президент РКФ Иншаков письменно попросил судью не запрашивать всё учетное дело РКФ полностью, как это потребовал истец.

Суд удовлетворил ходатайство истца и запросил из Министерства юстиции Российской Федерации учетное дело РКФ.

Исполнение данного запроса и направление в адрес суда учетного дела, состоящего из нескольких томов, и содержащих персональные данные на членов Президиума РКФ и сведения, не относящиеся к рассматриваемому спору, представляется маловероятным.

В целях своевременного и правильного рассмотрения настоящего дела, убедительно прошу Вас направить в Министерство юстиции РФ запрос о направлении учётного дела РКФ в части, являющейся необходимой для рассмотрения настоящего спора по существу, а именно запросить только сведения о составе членов РКФ и избранных лицах в состав Президиума РКФ на конференции 27 мая 2010 года и имелись ли иные конференции, изменившие состав Президиума РКФ.

Не хотел Иншаков, чтобы к документам учетного дела РКФ получили доступ чужие руки. Знал, что ничего хорошего из этого не получится. И судья не могла не выполнить просьбу столь известного и уважаемого человека. Первоначально учётное дело РКФ в полном объёме запрашиваться не стало.

В материалы судебного дела была приложена выписка из протокола заседания Президиума РКФ от 6 декабря 2012 года. Оказывается, если верить выписке, ещё тогда была обнаружена ошибка в ЕГРЮЛ РКФ о составе учредителей РКФ, Иншакову Президиум РКФ дал поручению эту ошибку исправить. И вот сейчас Президент РКФ решил поручение Президиума РКФ выполнить. Никак это с судом не связано. В гражданское дело вошло его письмо в Министерство юстиции РФ следующего содержания:

Заявление об исправлении технической ошибки

Союз общественных кинологических организаций — Российская кинологическая федерация (РКФ), ОГРН 1037700259046 создана 13 мая 1996 года решением совместного заседания руководящих органов:

— Общественной организации «Российская Федерация служебного собаководства» (РФСС) ОГРН 1037739482076;

— Общероссийской общественной организации «Российская организация любительского собаководства» (РОЛС), после изменения названия — Союз общественных кинологических организаций «Российская федерация любительского собаководства» (РФЛС) ОГРН 1027700120128;

— Общероссийская общественная организация «Федерация охотничьего собаководства» (РФОС) ОГРН 1047746004151:

— Ассоциация независимых кинологических организаций (АНКОР), после изменения названия — Общероссийская ассоциация независимых кинологических общественных объединений (ОАНКООО) ОГРН 1027746002778;

Пункт 2.1 Устава РКФ, в редакции от 13.05.1996 г. и учредительный протокол, представленные в 1996 г. в регистрирующий орган, содержат сведения именно о вышеуказанных учредителях.

Во исполнение требований Федерального закона от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» Российская Кинологическая Федерация 24 декабря 2002 года представила в УМНС России по г. Москве необходимый пакет документов для внесения в государственный реестр сведений о юридическом лице, зарегистрированном до 1 июля 2002 года.

При подаче документов 24.12.2002 произошла техническая ошибка при составлении сведений об учредителях, вместо РФОС были поданы данные на Общероссийское объединение «Российская ассоциация общественных объединений охотников и рыболовов», которое никогда не являлось ни учредителем, ни членом РКФ.

Неизменно с 1996 года учредителями и членами РКФ являются четыре общественных объединения — РФСС, РФЛС, ОАНКОО и РФОС. Подтверждением этого являются протоколы общих собраний, которые предоставлялись в регистрирующий орган, Устав РКФ, в редакции от 2 августа 2005 пода, ежегодные информационные уведомления.

Российская Кинологическая Федерация подтверждает, что её учредителями и членами с 1996 года и по настоящее время являются следующие общественные объединения:

— Общественная организация «Российская Федерация служебного собаководства» (РФСС) ОГРН 1037739482076;

— Союз общественных кинологических организаций «Российская федерация любительского собаководства» (РФЛС) ОГРН 1027700120128;

— Общероссийская общественная организация «Федерация охотничьего собаководства» (РФОС) ОГРН 1047746004151:

— Общероссийская ассоциация независимых кинологических общественных объединений (ОАНКООО) ОГРН 1027746002778;

Убедительно просим Вас принять к сведению данное заявление и исправить указанную техническую ошибку в данных по учредителям в документах учетного дела Российской Кинологической Федерации.

Иншаков в конце 2002 года уже был Президентом РКФ. Только он имел полномочия ставить свою подпись на официальных документах РКФ. Кто же автор «технической ошибки», в результате которой изменился состав учредителей РКФ в ЕГРЮЛ? Как вообще возможно сделать такую ошибку? Это же не буковку в сокращённом названии перепугать, например, вместо РФСС написать РФЛС. Необходимо было заполнить целый формуляр со всеми реквизитами, ИНН, ОГРН, полным названием и т. д. Чтобы перепутать информацию об одной организации с информацией о совсем другой организации, нужно эту информацию, как минимум, иметь. А тогда она не была общедоступна, как сейчас (через сайты Минюста РФ и ФНС РФ). Надо было обладать копиями учредительных документов той организации, которую «случайно» записали в качестве учредителя РКФ, т. е. РОСОХОТРЫБОЛОВСОЮЗа. Откуда они появились у руководителей РКФ, если эта организация не имела никакого отношения к РКФ? Материализовались прямо из воздуха и легли на стол сотрудника РКФ, которому было поручено подготовить документы? Лично я не верю в подобные «технические ошибки». Наверняка в то время была какая-то веская причина «ошибиться».

Впрочем, в приведённом выше письме Иншакова не это главное. В нём Президент РКФ утверждает, что РКФ была создана в 1996 году. Позвольте, а чьё двадцатилетие тогда отмечалось в 2011 году? Опять «техническая ошибка» — вместо пятнадцатилетия записали двадцатилетие? Какая-то девочка плохо подсчитала? Однако мы помним, что постановление Правительства РФ № 290 о признании РКФ головной организацией было принято в 1992 году, контракт о партнёрстве между РКФ и ФЦИ был подписан в 1995 году. Это была другая РКФ? Но тогда куда она подевалась, и почему сейчас членом ФЦИ является РКФ, созданная в 1996 году, а не та, 1991 года, которая подписала с ФЦИ договор в 1995 году?

Из Министерства юстиции РФ на адрес Останкинского суда пришло письмо, подписанное заместителем директора Департамента по делам некоммерческих организаций Д. А. Ермаком[70]. В письме не содержалась информация о составе учредителей РКФ, но дата её создания была указана совершенно определённо:

Сообщаем, что общественное объединение было создано Учредительной конференцией Российской кинологической федерации 12.09.1991 и зарегистрировано Минюстом России 10.10.1991, учётный номер № 0012070466 (ранее № 337) с наименованием Российская кинологическая федерация (далее РКФ). Руководящий орган — учредительная Конференция, местонахождение постоянно-действующего органа: г. Москва, Головинское шоссе, д 1а.

Изменения и дополнения в уставе внесены 13.05.1996 и зарегистрированы Минюстом России 02.08.1996 с наименованием Союз общественных кинологических организаций — Российская кинологическая Федерация. Руководящий орган — общее собрание, Президиум, местонахождение постоянно действующего органа: г. Москва, Головинское шоссе, д 1а.

Далее упоминаются изменения в Уставе РКФ 2005 года, изменение юридического адреса 2010 года.

Мне совершенно понятно, почему Иншаков упирал на дату создания РКФ 1996 год: в 1991 году учредителей РКФ просто не существовало. Но это было не единственное письмо, пришедший ответ Минюста на заявление Иншакова об исправлении «технической ошибки» оказался настоящей бомбой.

В суд пришла копия письма, отправленного из Минюста на домашний адрес Иншакова за подписью директора Департамента по делам некоммерческих организаций В. А. Титова[71] — «Уведомление об отказе во внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения, не связанных с внесением изменений в учредительные документы».

В документе была названа причина отказа:

В заявлении указано, что Союз создан 13 мая 1996 г. четырьмя учредителями — общественными объединениями.

В соответствии с имеющимся в материалах учетного дела Союза протоколом совместного заседания руководящих органов РФСС, РФОС, РФЛС и АНКОР 13 мая 1996 г. № 2, на вышеуказанном заседании внесены изменения в название и Устав Союза, а не создано общественное объединение.

В материалах учетного дела Союза имеется протокол учредительной конференции от 12 сентября 1991 г., в соответствии с которым учредителями Союза являются 44 физических лица.

Теперь всё окончательно запутывается. Понятно, что РКФ была создана в 1991 году, что её учредителями не были те 4 общественные объединения, которые записаны в действующем Уставе РКФ как её члены-учредители. Тогда почему РКФ — союз, ведь физические лица не могут создать ассоциацию (союз)?

На учредительной конференции РКФ присутствовали физические лица. Как они могли создать общественное объединение в форме союза? Может быть, я что-то не понимаю?

Чтобы у читателя не оставалось никакого сомнения, приведу цитату из официального ответа на моё обращение в Минюст РФ, подписанного заместителем директора Департамента по делам некоммерческих организаций Д. А. Ермаком[72]:

Согласно статье 6 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (далее — Закон № 82-ФЗ) учредителями общественного объединения являются физические лица и юридические лица — общественные объединения, созвавшие съезд (конференцию) или общее собрание, на котором принимается устав общественного объединения, формируются его руководящие и контрольно-ревизионный органы.

В соответствии со статьей 13 Закона № 82-ФЗ Общественные объединения независимо от их организационно-правовой формы вправе создавать союзы (ассоциации) общественных объединений на основе учредительных договоров и (или) уставов, принятых союзами (ассоциациями), образуя новые общественные объединения.

Таким образом, учредителями союзов (ассоциаций) общественных объединений могут быть только общественные объединения — юридические лица, причём их состав не меняется.

Получается, я — прав. Учредителями РКФ никак не могли быть те организации, которые названы Иншаковым, и которые упоминаются в действующем Уставе РКФ, Да и союзом он быть не может. Я думаю, Иншаков, направляя заявление в Министерство юстиции об исправлении «технической ошибки», не ожидал такого ответа. Он был абсолютно уверен, что ответ будет положительным. Но что-то не получилось: или нужный человек оказался в отпуске, или он плохо проконтролировал исполнителя. Только у меня появилась более чем обоснованная причина затребовать через суд учётное дело РКФ в полном объёме. Одновременно я затребовал документы учётного дела РКФ и четырёх членов РКФ через ФНС. Через несколько месяцев я стал обладателем официально заверенных копий документов, доказывающих, что вся деятельность РКФ и её членов построена на подлогах и фальсификациях.

Я направил в Минюст РФ письмо с просьбой обязать РКФ внести в ЕГРЮЛ достоверную информацию о дате своего создания и составе учредителей. Но к этому времени Иншаков сумел «дожать» Минюст РФ: после его повторного обращения Минюст удовлетворил просьбу об исправлении «технической ошибки», в ЕГРЮЛ РКФ в качестве учредителя вместо РОСОХОТРЫБОЛОВСОЮЗа была записана РФОС, при этом дата создания РКФ осталась прежней — 1996 г. Тому, кто и как защищает РКФ, посвящена отдельная глава. А сейчас я бы хотел ознакомить читателя с самыми интересными документами, которые мне удалось добыть.

Самый важный документ — протокол учредительной конференции РКФ. В нём чётко записано, когда и кем РКФ была создана.

В самой шапке протокола записано:

ПРОТОКОЛ Учредительной Конференции по созданию Российской Кинологической Федерации /РКФ/

г. Москва

12 сентября 1991 г.

ПРИСУТСТВОВАЛИ:

представители 3 регионов РСФСР,

10 Всесоюзных клубов по породам, различных Клубов собаководства в количестве 44 человек, представляющих 45 областей РСФСР

/поименный список прилагается/

Как видим, никаких федераций не упоминается. Если бы учредителями РКФ были федерации, то и на конференции были бы представители не регионов РСФСР и клубов, а представители федераций. Но федераций в 1991 году просто ещё не было.

В протоколе есть упоминание о двух юридических лицах, выразивших желание стать учредителями РКФ. Оно содержится во втором вопросе повестки дня, который так и называется — «Создание Российской Кинологической Федерации /РКФ/; /в рамках ВКФ как ее республиканского отделения/». ВКФ — это Всесоюзная кинологическая федерация. На момент создания РКФ Советский Союз ещё существовал, планировалось только создать структурное подразделение на территории РСФСР всесоюзной организации.

Из протокола конференции:

ЕРУСАЛИМСКИЙ Е. Л.

…Украинская Кинологическая Федерация уже зарегистрирована Министерством Юстиции Украины. В Уставе ВКФ заложено право создавать свои структуры вплоть до Республиканских. Важно соотнести права ВКФ и РКФ таким образом, чтобы не было борьбы законов. Идея состоит в том, что на территории республики, т. е. России, мы делегируем ей всё, что предусмотрено в ВКФ. Иначе говоря, ВКФ делегирует России на ее территории все свои права.

Таким образом ВКФ выступает учредителем РКФ и, кроме того, нам представляется целесообразным иметь для РКФ российского соучредителя. Здесь присутствуют представители Российского общества любителей животных «Алиса», которые согласились выступить в этой роли.

ПЛЕХАНОВ Н. М. /Российское ОЛЖ «АЛИСА»/: Кинология — лишь одна из сфер нашей деятельности. Общество занимается и другими видами деятельности. Инициаторами его создания являются 10 физических лиц. Работа ведется по трем направлениям: создание кормового комплекса, ведение продуктивного и непродуктивного животноводства.

МЫЧКО Е. Н. /Председатель Всесоюзного совета «Средне-азиатская овчарка»/ спрашивает, насколько правомочна наша Конференция.

ЕРУСАЛИМСКИЙ Е. Л.: тут присутствуют представители 3 регионов, объединяющих 32 области РСФСР, а также представители Москвы, которая имеет республиканский статус, Санкт-Петербурга и других областей России. Всего представлено 45 областей РСФСР. Присутствуют Президенты и председатели 10 Всесоюзных клубов по породам, которые с необходимостью охватывают и Россию. Таким образом, на нашей Конференции достаточно представителей, чтобы считать представленной Россию.

В учётном деле РКФ действительно имеются письма от ВКФ и ОЛЖ «Алиса», в которых говорится, что они выступают учредителями РКФ. Есть и копии их свидетельств о регистрации.

А как же Всесоюзные клубы по породам, клубы собаководства? Всесоюзные клубы по породам — это структурные подразделения ВКФ, не имеющие юридического лица. Остальные клубы также являлись в основном структурными подразделениями областных и городских комитетов ДОСААФ, также не имеющими юридического лица.

В учётном деле не имеется никаких документов, заверяющих полномочия участников конференции кого-то представлять. В списке участников Учредительной конференции РКФ содержится 44 физических лица. После фамилии каждого записана информация о его значимости в собаководстве. Кто председатель, кто судья, кто руководитель секции. Ну, например:

…1. Новикова Н. В. /руководитель секции служебных и любительских пород кинологического объединения «Юнион», Москва/

…10. Пятшев В. И. /советник ВКФ по Урало-Сибирскому региону/

…12. Поливанов М. А. /президент Всесоюзного совета любителей немецких овчарок, член Бюро ВФСС, член Президиума ВКФ, председатель Волго-Донского регионального Совета по н/о и отечественным породам, председатель Племенной комиссии ВКФ, член Президиума Татарского филиала ВКФ, председатель совета Татарского РКСС/

…15. Чернышов Ю. А. /член Президиума ВКФ от Всесоюзного Совета по охотничьему собаководству/

…17. Гусев В. Г. /член Президиума ВКФ — Всероссийского Совета по охотничьему собаководству/

…19. Гусева Е. С. /ответствен. секретарь Всероссийского Совета по охотничьему собаководству/

…35. Шар Ю. И. /эксперт Всесоюзной кат., член Правления и предс. Племенной комиссии МГОЛС, Москва/…

В конференции принимали участие также представители клубов из Днепропетровска и Харькова. Уж украинские клубы точно не могли быть учредителями республиканского подразделения ВКФ по РСФСР. А что записано в принятом на Учредительной конференции РКФ Уставе 1991 года? Ничего утешительного для нынешних руководителей РКФ.

1.1. Российская кинологическая федерация, называемая в дальнейшем РКФ или Федерация, является общественным объединением, координирующим кинологическую работу в республике, обладающая правом на ведение родословной и племенной документацией при разведении пород собак, а также на представительство интересов собаководства внутри республики, страны и за рубежом, включая международные кинологические организации.

Деятельность Федерации распространяется на всю территорию РСФСР. РКФ является республиканским отделением Всесоюзной кинологической Федерации.

Федерация создается на добровольных началах в соответствии с Конституцией, действующим законодательством РСФСР, Уставом ВКФ, не преследует коммерческих целей и не занимается политическими вопросами.

1.2. Российская кинологическая Федерация охватывает три направления собаководства: служебное, любительское и охотничье, посредством объединения региональных и территориальных структур.

А кто является членами РКФ? Отражено в Уставе и это.

3.1. Членами Российской кинологической федерации являются расположенные в РСФСР территориальные общества и клубы или их региональные объединения по служебному, охотничьему и любительскому собаководству в рамках образуемых ими республиканских федераций по трем указанным направлениям.

Выходит, членами РКФ являются кинологические организации (клубы), а не федерации. А что такое тогда федерации по направлениям?

4.10. Федерация имеет право на образование Республиканских федераций по направлениям, региональных структур путем объединения территориальных обществ, а также на образование Республиканских клубов по породам как структурных единиц всесоюзных клубов. Эти организации, будучи структурными подразделениями Российской кинологической федерации, не подлежат регистрации в Министерстве юстиции РСФСР.

Теперь всё становится понятно. Членами РКФ являются клубы, которые внутри РКФ объединяются по трём направлениям. Эти направления юридическими лицами не являются (раз не подлежат регистрации в Министерстве юстиции), это — структурные подразделения самой РКФ.

Если сравнить Устав РКФ 1991 года с уставом действующим, то совершенно явно видны их принципиальные отличия. В 1991 году клубы могли вступить в члены РКФ, сейчас количество членов практически ограничено четырьмя. Все нынешние члены РКФ были созданы после регистрации РКФ. Возникает вопрос, куда делись прежние члены РКФ? Кто и на каком основании их исключил? Или в 1991 году членов РКФ вообще не было? Не ясно также, когда и на каком основании было принято решение о приёме в члены РКФ её нынешних «учредителей».

Секрет превращения РКФ в СОКО РКФ раскрывают два очень интересных документа — протоколы заседания совместных органов. Начнём с первого: «Протокол № 1 Совместного Заседания руководящих органов РФОС, РФСС, РФЛС и АНКОР от 1.03.1994 г.». Сначала нужно определиться, что это такое. Заседание руководящего органа РКФ? Нет, АНКОР ещё не являлся членом РКФ. Заседанием руководящих органов четырёх юридических лиц? Тоже нет. Все эти 4 образования юридическими лицами на тот момент не являлись. Обратимся к действовавшему на тот момент Уставу РКФ 1991 года.

IV. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА ФЕДЕРАЦИИ

4.1. Высшим органом федерации является Совместное заседание руководящих органов всех трех, входящих в нее направлений (служебное, охотничье и любительское), которое собирается не реже одного раза в пять лет и заслушивает отчет федерации, утверждает основные направления ее деятельности, вытекающие из уставных задач, утверждает Устав федерации, вносит в него изменения и дополнения в соответствии с Уставом ВКФ или по собственной инициативе, избирает президента, вице-президента, членов президиума, решает вопросы о приеме и выходе из членов федерации, реорганизации и ее ликвидации.

4.2. Участниками Совместного заседания являются члены руководящих органов Учредителей и федераций по трем направлениям: служебному, охотничьему и любительскому. Федерации направляют в его состав равное количество представителей, но не более 20 от каждой.

В Протоколе № 1 в списке присутствующих отдельно перечислены представители от РФЛС, РФСС, РФОС и АНКОР. Их одинаковое количество кроме РФОС (по 10 человек), от РФОС на одного человека меньше. Если представители РФЛС, РФСС и РФОС все вместе составляли согласно действовавшему на тот момент Уставу высший орган РКФ (Совместное заседание руководящих органов), то представители АНКОР были приглашёнными гостями. На самом деле они были представителями трех входивших в АНКОР организаций. Ещё раз подчеркну, АНКОР 1 марта 1994 года ещё не имела юридической регистрации.


Из Протокола № 1:

1. Президент РКФ Ерусалимский Е. дает краткую информацию о создании РКФ как преемника ВКФ, о взаимоотношениях РКФ и FCI на уровне руководителей и обмена официальными письмами, о Постановлении Правительства России № 290 от 07.05.92 г. и ситуации, сложившейся после опубликования этого Постановления. Далее он сообщает о проделанной работе. Свой отчет г-н Ерусалимский строит в ключе сложившейся проблемы: не входившие в состав РКФ кинологические структуры: «Фауна» — председатель Никулина Т., РКА — вице-президент Пушкарская Р., «Элита» — президент Николаев Л. — объединились, и вышеуказанные руководители провели большую созидательную работу по формированию АНКОР и участвовали в предварительной работе по созданию Устава РКФ как федерации четырех субъектов (членов). К ноябрю 1993 г. был сформулирован согласительный документ и устранены многочисленные проблемы, мешавшие сотрудничеству и объединению.

Решение: информация принята к сведению.

2. Краткие выступления Николаева Л., Иванищевой В.

Николаев Л. согласен с изложением проблемы Ерусалимским Е.

Иванищева В. считает, что РКФ была проведена большая работа, в том числе и по объединению с АНКОР и предлагает одобрить проведенную работу и утвердить отчетный доклад Президента РКФ.

Постановили: одобрить работу РКФ. Утвердить отчетный доклад Президента РКФ (проголосовали — единогласно).

3. Ерусалимский Е. зачитывает текст проекта Устава, он напоминает присутствующим позиции проекта и отдельно указывает на необходимость уточняющего определения РКФ как общероссийского общественного объединения, являющейся правопреемником Всесоюзной кинологической федерации (ВКФ), взамен прежнего определения, где РКФ понималась как республиканское отделение ВКФ. Этот проект предварительно обсуждался в составляющих РКФ направлениях и в АНКОРе.

Постановили: утвердить Устав РКФ со следующими изменениями…

Далее, после внесения изменений в текст Устава РКФ, был единогласно избран Президент РКФ — Е. Л. Ерусалимский и Президиум из 12 человек. В состав Президиума РКФ вошли три представителя АНКОР (Никулина Т. Н., Николаев Л. Л. и Пушкарская Р. И.). Последним вопросом рассматривалось заявление РКО «Арта» (бывшая «Алиса») о выходе из состава учредителей РКФ, просьбу удовлетворили.

В этом Протоколе поражает абсолютный правовой нигилизм, проявленный участниками этого Заседания. Общественное объединение обязано соблюдать законодательство страны, выполнять все требования своего Устава, зарегистрированного уполномоченным органом. Не нравится Устав — его можно изменить. Процедура изменения прописана в самом Уставе. Там определено, что полномочия вносить изменения в Устав РКФ имеет Совместное заседание руководящих органов трех входящих в РКФ направлений (служебное, охотничье и любительское). По действующему на 1 марта 1994 г. Уставу РКФ представители посторонних организации входить в руководящий орган РКФ не могли. Не имели права представители АНКОР принимать участие в голосовании высшего руководящего органа РКФ с правом решающего голоса.

Сначала требовалось изменить Устав РКФ, зарегистрировать изменения в Минюсте России, а уже потом работать по новому Уставу. Надо было создать внутри РКФ новое направление (АНКОР), добавить к уже существующим трём, затем принять членами РКФ РКА, «Фауну» и «Элиту» через это новое направление. Принимать в члены РКФ АНКОР было невозможно, поскольку она не имела юридического лица. Но это не помешало на этом Заседании проголосовать за внесение в Устав РКФ следующей поправки:

п. 3.1 следует ч


убрать рекламу






итать: Членами РКФ являются: Российская федерация охотничьего собаководства, Российская федерация служебного собаководства, Российская федерация любительского собаководства, Ассоциация независимых кинологических организаций.

Никаких правовых последствий это первое Совместное Заседание руководящих органов РФОС, РФСС, РФЛС и АНКОР не имело. Изменения Устава РКФ в Минюсте зарегистрированы не были. Подписанный протокол — документ юридически ничтожный. В любой момент его можно было при желании дезавуировать. Он действовал, пока стороны имели желание его выполнять. Так и получилось. Через некоторое время легко и непринужденно из состава АНКОР была выведена Российская кинологическая ассоциация (РКА), а представитель РКА (Пушкарская Р. И.) была вычеркнута из списка членов Президиума РКФ.

На протяжении двух лет РКФ действовала не по утверждённому в Министерстве юстиции Уставу, а на основании личных договорённостей руководителей РКФ и организаций, входящих в АНКОР. Это всех устраивало. Однако новый закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. обязывал все существующие общественные объединения перерегистрироваться. И вот 13 мая 1996 г. состоялось новое Совместное Заседание руководящих органов РФСС, РФОС, РФЛС и АНКОР (Протокол № 2).

В этом заседании приняли участие по 6 представителей от каждой стороны (всего 24 человека). В качестве гостя присутствовал начальник Главживотноводства Минсельхозпрода РФ Джапаридзе Т. Г. После избрания мандатной комиссии выступил Президент РКФ.

2. Ерусалимский Е. Л. — В связи с приведением в соответствие с новым Федеральным Законом «Об общественных объединениях» наименований предлагаю полное название нашего объединения Союз общественных кинологических организаций — Российская Кинологическая Федерация с сокращенным названием РКФ, а наименование высшего органа — Общее Собрание.

Проголосовали — единогласно.

3. Николаев Л. Л. сделал сообщение о выводе РКА из состава АНКОР за неоднократные нарушения Устава АНКОР (в части ведения племенной документации и этических норм) на заседании Президиума АНКОР 12 марта 1996 г.

Принято к сведению.

4. Перельмитер И. Д., вице-президент РКФ, зачитавший протокол Совместного заседания от 01.03.94 г. и пояснивший, что в связи с задержкой регистрации АНКОРа в Минюсте РФ не было возможности провести перерегистрацию РКФ за прошедший с момента Совместного Заседания период (16.05.1995 г.). Затем вступил в силу новый Федеральный Закон «Об общественных объединениях», и потребовалась большая работа по приведению Устава РКФ в соответствие этому Закону. Предложил Общему собранию руководящих органов РФЛС, РФСС, РФОС и АНКОР подтвердить полномочия решений Совместного заседания от 01.03.94 г.

Виноградов А. А., вице-президент РКФ: РКФ после проведенного 01.03.94 г. Совместного Заседания существовала «де-факто», проводила интенсивную работу в соответствие с принятым Уставом, решала необходимые насущные вопросы. Предлагаю подтвердить полномочия всех принятых решений Совместного Заседания от 01.03.94 г.

Никулина Т. Н., вице президент РКФ: РКФ за прошедший период доказала необходимость своего существования в данном составе кинологических объединений, свою работоспособность и актуальность. Также предлагаю подтвердить полномочия всех принятых ранее решений Совместного заседания.

Иных предложений не поступило.

Предложение подтвердить полномочия принятых ранее решений на Совместном Заседании (высшего руководящего органа РКФ по редакции Устава от 01.03.94 г.) поставлено на голосование.

Проголосовали — единогласно.

5. Ерусалимский Е. Л., президент РКФ: 22 мая 1995 г. вступил в силу новый Федеральный Закон «Об общественных объединениях», и потребовалось привести в соответствие с ним Устав РКФ. В период работы над новой редакцией Устава РКФ в своей деятельности мы руководствовались прежним, что не противоречило законодательным актам РФ. Были внесены коррективы в текст Устава РКФ и в связи с подписанием Договора между FCI и РКФ. В работе над проектом новой редакции Устава РКФ принимали участие все члены-учредители РКФ. Вам заранее и своевременно было предложено рассмотреть проект новой редакции Устава РКФ, приведенного в соответствие Федеральному Закону «Об общественных объединениях», в котором имеется 6 разделов и 19 статей, охватывающих деятельность РКФ. Предлагаю к обсуждению Устав РКФ с внесенными изменениями и дополнениями…

Одно такое изменение я приведу полностью.

…п. 11.1 следует читать: Членами РКФ являются юридические лица — общественные кинологические организации РФОС, РФСС, РФЛС, АНКОР, признающие Устав РКФ и желающие участвовать в ее деятельности. Иные общественные кинологические объединения — юридические лица могут вступить в РКФ через любого член-учредителя РКФ.

Далее, после внесения изменений в текст Устава РКФ и их утверждения, был единогласно избран Президент РКФ — Е. Л. Ерусалимский и Президиум из 12 человек. В состав Президиума РКФ вошли три представителя АНКОР (Никулина Т. Н., Николаев Л. Л. и Харатишвили Н. Г.).

Что в итоге нашего небольшого расследования получается? В 1991 году была зарегистрирована РКФ по действующему на тот момент советскому закону. Для регистрации общественного объединения республиканского статуса достаточно было 10 физических лиц. РКФ была республиканским отделением общесоюзной организации (её учредителя), членами РКФ были кинологические организации регионального, городского или районного статуса, которые сформировали внутри РКФ 3 подразделения по направлениям. Что случилось потом? Как мы знаем, невозможно провести реорганизацию общественного объединения таким образом, чтобы изменился состав его учредителей, все его члены перестали быть членами, вместо них единственными членами стали 4 организации, которые совсем недавно получили статус юридических лиц.

В 1996 году фактически было создано новое юридическое лицо под тем же названием — РКФ. В Уставе РКФ 1996 г. записано:

2.1. РКФ является российским общественным объединением самостоятельных общественных объединений: Российской федерации служебного собаководства (РФСС), Российской федерации охотничьего собаководства (РФОС), Российской федерации любительского собаководства (РФЛС), Ассоциации независимых кинологических организаций (АНКОР). Все структурные подразделения РФСС, РФЛС, РФОС, АНКОР являются структурными подразделениями РКФ.

2.2. РКФ создана по инициативе указанных в пункте 2.1. статьи 2 Устава общественных организаций как союз общественных объединений в организационно-правовой форме общественной организации на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей её членами и является некоммерческой организацией.

Текст этого Устава не оставляет никаких сомнений: создана новая организация. И создана именно 13 мая 1996 г. Ведь не могли эти учредители создать союз до того, когда их самих ещё не было! Документы вновь созданной организации подложили в учётное дело старой РКФ, оформив новый Устав как видоизменённый старый. В «лихие 90-е» связи в высоких кабинетах позволяли не бояться никакой ответственности за нарушение закона. И не такие дела проворачивались!

Совершенно понятно, зачем была нужна структура РКФ с опосредованным членством её руководителям: она заложила основу построения современной «системы РКФ». Понятно, почему нельзя было отказываться от «старой» РКФ: именно это юридическое лицо имело договор о партнёрстве с ФЦИ, кроме того, именно старая РКФ имела государственные полномочия, предоставленные ей к тому времени Минсельхозпродом России.

Да-да. Приказом по Минсельхозпроду РФ от 29.03.1996 г. за № 85 было утверждено решение конкурсной комиссии о признании Российской кинологической федерации (РКФ) победителем объявленного 04.01.1996 г. Минсельхозпродом РФ конкурса среди общественных кинологических всепородных объединений с общероссийским статусом на предоставление права по осуществлению утвержденных видов деятельности, обеспечивающих регулирование и координацию вопросов развития собаководства. Этим же приказом Главживотноводству и Управлению правовой работы было определено подготовить необходимые материалы для заключения соглашения с РКФ. Между Минсельхозпродом России и Российской кинологической федерацией такое соглашение было заключено. Оно предоставляло право РКФ:

— на ведение единых родословных книг по всем культивируемым в стране породам собак;

— на выдачу родословных единого образца, в том числе экспортных;

— на установление правил разведения, экспертизы и дрессировки собак, в том числе полевых испытаний и состязаний для собак охотничьих пород;

— подготовку, аттестацию и переаттестацию экспертов-кинологов;

— утверждение стандартов на отечественные породы собак;

— кинологический контроль при вывозе собак за рубеж;

— представительство в Международных кинологических организациях.

По существу это было переформатированное постановление Правительства № 290. РКФ снова признавалась «головной организацией» в российском собаководстве с практически государственными полномочиями. Неслучайно 13 мая 1996 г. на Заседании руководящих органов присутствовал начальник Главживотноводства Минсельхозпрода РФ Т. Г. Джапаридзе, лоббировавший интересы РКФ в Минсельхозпроде. Так что терять старое юридическое лицо было никак нельзя. Бояться же обнаружения подлога в Министерстве юстиции не приходилось. На руки обычным людям документы из учётных дел НКО тогда не выдавались. Доказать что-либо без документов никто не мог. РКФ волшебным образом превратилась в СОКО РКФ, изменив состав учредителей и дату создания.

Неудивительно, что и в учетных делах других кинологических организаций, являющихся сейчас членами РКФ, я обнаружил очень грубые подлоги. Кроме того, в этих учётных делах отсутствует ряд очень важных документов. Но начнём по порядку.


1. АНКОР (ОАНКОО)

Внимательный читатель, наверно, обратил внимание, что состав АНКОР на втором Заседании был представлен только двумя членами. Исчезла РКА. Что же произошло?

Дело в том, что Российская кинологическая ассоциация (РКА) была зарегистрирована ещё до создания РКФ (в начале 1991 г.) и являлась её самым главным конкурентом в борьбе за российский рынок собаководства. Если бы не пресловутое постановление № 290, ещё неизвестно, какая кинологическая организация в России к 1996 году была самой крупной. Первоначально руководители РКА пытались бороться с монополизацией собаководства РКФ, но затем решили в эту систему встроиться, выторговав для себя определенные льготы. Этому немало способствовали переговоры с эмиссарами РКФ. РКА вела речь не о вступлении в РКФ, а об объединении. И форма такого объединения была найдена: РКА вместе с другими крупными альтернативными РКФ организациями («Фауна» и «Элита») создают объединение (АНКОР) и в составе этого объединения вступают в РКФ в качестве четвёртой федерации. При этом все выдаваемые РКА, «Фауной» и «Элитой» родословные становятся признаваемыми. Также признаются и выставки.

РКФ усиливалась за счёт нескольких десятков кинологических организаций, входивших в эти три объединения. При этом три четверти голосов в Президиуме РКФ оставалось у старого состава РКФ. После 1 марта 1994 года РКА вместе с «Фауной» и «Элитой» стали фактически членами РКФ. Однако оказалось, что руководители РКА проводят слишком либеральную и демократичную политику, в интересах своих членов. В её состав стали переходить клубы из РФЛС, РФСС и РФОС (при этом эти клубы оставались в РКФ). Это не могло понравиться руководителям этих подразделений РКФ.

В один прекрасный день Президента РКА Ремиру Ивановну Пушкарскую (очень честную и интеллигентную женщину, прекрасного, отзывчивого человека) на очередном заседании Президиума РКА обвинили без всяких доказательств в краже общественных денег и сняли её с должности Президента РКА (вопреки Уставу РКА, по которому право избрания Президента имела только Конференция).

Это произошло на моих глазах, потому что я входил в тот момент в состав Президиума РКА и голосовал против такого решения, но оказался в меньшинстве. Многие иногородние члены Президиума РКА на этом заседании не присутствовали, а те, кто присутствовали, были убеждены натиском «обличителя». Многие из них потом раскаялись в своём поступке и извинились перед отстранённым Президентом РКА. Как любой честный человек. Пушкарская была оскорблена в лучших чувствах и на эмоциях передала печать РКА и учредительные документы в Президиум РКА. Но когда эмоции остыли, она поняла, что своим поступком подставила все входящие в РКА клубы, которые её избрали Президентом РКА. Она решила защищать своё честное имя. Вопрос был вынесен на внеочередную конференцию РКА. Но для её проведения необходимо было время. При этом у Пушкарской на руках уже не было ни печати, ни учредительных документов организации. В РКА (и в Президиуме и в клубах) случился раскол: часть вступилась за Пушкарскую, а часть на всякий случай решила выждать, а то и подалась в другие членские организации РКФ, потому что РКФ прекратила признавать выданные РКА родословные.

Не вызывает сомнения, что эта «революция» была затеяна по прямому указанию Ерусалимского: человек, обвинивший Пушкарскую в воровстве (Геннадий Сипягин), не блиставший никакими талантами, руководитель одного из московских клубов, скоро стал очень модным судьёй, затем вошёл в Совет АНКОР, а затем — в Президиум РКФ (и остаётся в нём до сих пор). Дело в том, что Сипягин переехал в Москву из Ярославля, где по слухам, работал слесарем-сантехником. Его супруга, Татьяна Сипягина, была очень известным специалистом по собаководству, а Геннадий — всего-навсего мужем при ней. Я не могу утверждать, что слухи о трудовом пути этого деятеля достоверны, но по уровню своего интеллекта он вполне соответствовал широко растиражированному облику советского работника ЖЭКа. На фоне Пушкарской, физика по образованию, человека с прекрасными манерами, он казался Шариковым рядом с профессором Преображенским.

РКА постепенно развалилась и, в конце концов, была ликвидирована по суду. Её членские организации перешли в РФЛС, РФСС, РФОС «Фауну», «Элиту». Ремира Ивановна буквально через год после этих событий умерла: не выдержало сердце. Люди порядочные слишком переживают из-за несправедливых обвинений.

В учётном деле АНКОР имеются протоколы учредительной конференции от 28.02.1994 и второй учредительной конференции от 15.03.1995. Там в списке учредителей АНКОР записаны 3 организации — РКА, «Фауна» и «Элита». В Уставе АНКОР 1994 г. записано:

1.1 Ассоциация независимых кинологических организаций (АНКОР), именуемая в дальнейшем «Ассоциация» является общероссийским союзом входящих в неё общественных организаций: Российской кинологической ассоциации, Клуба любителей животных «Фауна», Кинологического племенного центра «Элита»…

Если мы обратимся к выписке ЕГРЮЛ АНКОР (ныне — ОАНКОО), то увидим, что её учредителями являются две организации — «Фауна» и «Элита». РКА даже не упоминается. Сведения для ЕГРЮЛ были представлены руководителями ОАНКОО в декабре 2002 г. (Президентом ОАНКОО уже был А. И. Иншаков). Также, при Иншакове был принят новый Устав ОАНКОО, в котором уже исчезло упоминание о РКА. В настоящий момент членами ОАНКОО являются 3 организации — «Фауна», «Элита» и Российская кинологическая конфедерация (РКК). Президентом РКК является Геннадий Сипягин. Тот самый.

С «Элитой» вообще произошла смешная история. В списке учредителей АНКОР в учётном деле полное название «Элиты» написано так: Кинологический племенной центр «Элита». В управлении юстиции г. Москвы КПЦ «Элита» зарегистрирована 5.03.93, свидетельство о регистрации № 2220. В ЕГРЮЛ ОАНКОО учредителем записана Общероссийская общественная организация кинологический племенной центр «Элита». Дата регистрации при создании — 15.12.1995, № 3100. Выходит, что было создано новое юридическое лицо, которое без всяких на то оснований внесли список учредителей АНКОР. Но дело даже не в этом. КПЦ «Элита» (ОГРН 1037739626330), записанная в ЕГРЮЛ ОАНКОО в качестве её учредителя, решением суда была ликвидирована и с 04.12.2007 прекратила свою деятельность. Это юридически. На самом же деле «не существующая» КПЦ «Элита» продолжала проводить выставки, собирать за участие в них деньги. Президент ликвидированной «Элиты» Н. Г. Харатишвили продолжала входить в Совет АНКОР и Президиум РКФ и от имени несуществующей организации заниматься незаконной предпринимательской деятельностью.

Для меня, на самом деле, эта информация не показалась какой-то необычной. Дело в том, что я лично был знаком с Ниной Георгиевной ещё с конца 80-х — начала 90-х гг. В то время я был заместителем руководителя секцией немецкой овчарки КПЦ «Элита» (затем руководителем секции), возглавлял направление дрессировки и преподавал на кинологических курсах «Элиты». Харатишвили тогда посещала эти курсы, а в «Элите» занималась продажей вынужденного убоя и субпродуктов для собак. Одним словом, прекрасный менеджер по продажам.

Только 07.09.2010 была зарегистрирована новая организация — Общероссийская общественная организация «Кинологический центр „Элита“» (ОГРН 1107799025014), Президент Н. Г. Харашшвили. В учётном деле ОАНКОО нет никакого документа, решения Совета ОАНКОО о приёме нового члена Впрочем, там нет никаких протоколов после 2002 года. Или они все уничтожены, или в ОАНКОО никаких заседаний руководящих органов давно уже не происходит. А зачем? Даже ЕГРЮЛ ОАНКОО не содержит информации о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица. Президент ОАНКОО А. И. Иншаков настолько занятой человек, что ему некогда отправил, в Минюст хотя бы протокол не проведённой конференции со своим очередным избранием на этот пост. Однако если Совет ОАНКОО существует, то он состоит из Иншакова, Харатишвили и Сипягина.


2. РФЛС

Учётное дело РФЛС состоит всего из двадцати документов. Под первым номером в списке идёт Устав от 1999 года. Никаких документов до 1999 года не существует. На действующем Уставе РФЛС в шапке написано: «Утверждён учредительной конференцией 29 января 1994 г. Изменения внесены 12 февраля 1999 г. Изменения внесены 15 сентября 2003 г.». Возникает вопрос, когда Устав РФЛС был зарегистрирован в Министерстве юстиции? Ведь юридическим лицом общественная организация становится после регистрации уполномоченным органом. Если в 1994 году после учредительной конференции Устав РФЛС не был зарегистрирован, то она юридическим лицом не была и быть учредителем СОКО РКФ даже в 1996 г. не могла. И где же протокол Учредительной конференции РФЛС, основополагающий документ для регистрации. Потеряться он не мог. Неужели уничтожили? Кто и с какой целью?

Судя по регистрационному номеру из ЕГРЮЛ РФЛС (2240), она была зарегистрирована до 1999 г., скорее всего — в начале 1994 г. Имеется выписка из протокола конференции от 12.02.1999, на которой было принято решение внести изменения в название федерации и её Устав. РФЛС стала называться так — Общероссийская общественная организация «Российская организация любительского собаководства» (РОЛС). Президентом РОЛС единогласно был избран Е. Л. Ерусалимский.

Следующий имеющийся в учётном деле протокол — внеочередной конференции от 15.09.2003. Что происходило между ними, можно только догадываться. Е. Л. Ерусалимский к этому времени уже перестал быть Президентом РКФ, но ещё входил в Президиум РКФ простым членом. Из протокола внеочередной отчётно-выборной конференции РОЛС от 15 сентября 2003 г.:

Л. Велищанская довела до сведения собравшихся, что начиная с апреля 2001 года, все проводимые конференции РОЛС, включая конференцию от 12 июня 2002 г., были не легитимными, о чем есть решение суда и заключение Министерства юстиции РФ и предложила конференции поддержать это решение.

За — 125 голосов, против — 1, воздержался — 1.

На этой конференции было принято решение:

Вернуть организации старое название — Российская федерация любительского собаководства (РФЛС), а также регистрировать ее как союз общественных кинологических организаций, а не Общероссийскую общественную организацию. Отредактировать все пункты Устава в соответствии с изменением названия.

За — 127 голосов, против — 0, воздержался — 0.

Евгений Ерусалимский даже не рассматривался кандидатом в члены Президиума РФЛС (куда вошли 22 человека). Президентом РФЛС стал Иншаков. Так же единогласно, как до этого Ерусалимский.

В ЕГРЮЛ РФЛС датой регистрации при создании указано 21.05.1999. Учредителями записаны 3 юридических лица и 5 физических. В начале главы я уже приводил цитату из письма заместителя директора Департамента по делам некоммерческих организаций Д. А. Ермака: «…учредителями союзов (ассоциаций) общественных объединений могут быть только общественные объединения — юридические лица, причём их состав не меняется».

РФЛС является союзом. Следовательно, учредителями РФЛС не могут быть физические лица, а их целых пять!

А что с юридическими лицами, которые были якобы учредителями РФЛС? Одним из учредителей является Общественная организация Омский городской клуб любителей собаководства «Содружество». По сведениям ЕГРЮЛ «Содружество» было зарегистрировано 06.02.1998. На налоговый учёт встало 23.05.2000.

«Содружество» вполне могло быть учредителем РФЛС (или РОЛС) в 1999 г. Но в 1994 году, когда якобы проводилась учредительная конференция РФЛС, его ещё не было! Если РФЛС (или РОЛС) была зарегистрирована в 1999 г., как утверждает ЕГРЮЛ, то, как она могла участвовать в создании РКФ в 1996 г.?

К сожалению, я могу только задавать вопросы, на которые невозможно получить ответа. Совершенно понятно, что учредительные документы РКФ и ряда входящих в «систему РКФ» организаций сфабрикованы, учётные дела подчищены. Но это совершенно не мешает «системе РКФ» продолжать вести свою деятельность на территории нашей страны, заняв доминирующее положение в российском собаководстве. Результаты этой деятельности мы можем с горечью наблюдать.

С точки зрения защиты национальных интересов деятельность «системы РКФ» нельзя оценивать иначе, как вредительскую. Пропаганда западной (выставочной) системы разведения. Разобщение специалистов по кинологии внутри страны. Удушение служебного собаководства. Одним словом, деятельность РКФ заключается в разрушении советского наследия в этой области народного хозяйства. Она — главный инструмент западных спецслужб. Используют её втёмную, или руководители «системы РКФ» получают свои 30 сребреников из вражеских рук, уже не столь важно. Организация, нарушающая закон и работающая против государства, должна быть ликвидирована.

Но, оказалось, всё не так просто.

Глава 12. Кто защищает РКФ?

 Сделать закладку на этом месте книги

Насколько преступление легче находит себе покровителей, нежели невинность!

Франсуа де Ларошфуко

В Министерстве юстиции РФ, получив информацию о фальсификации руководителями РКФ сведений об учредителях, поданных ими в ЕГРЮЛ, отреагировали очень странно. Там сделали вид, что «не поняли». Мне пришлось отправлять в Министерство несколько обстоятельных писем, с копиями документов из учётного дела РКФ, затем пожаловаться на бездействие Минюста в Генеральную Прокуратуру, написать повторное письмо в Генпрокуратуру, результатом всей этой переписки был ноль. Министерство юстиции в конечном итоге отправило в РКФ предписание изменить в ЕГРЮЛ дату создания РКФ с 1996 на 1991 год. Впрочем, и это до сих пор сделано не было. Вопрос же о реальном составе учредителей РКФ даже не рассматривался. Мне пришло несколько писем, подписанных самыми высокими чинами Министерства юстиции РФ, включая первого заместителя министра юстиции А. А. Смирнова. Никто из представителей Минюста не утверждал, что записанные в ЕГРЮЛ РКФ четыре федерации в качестве учредителей РКФ таковыми на самом деле и являются. Нет, они просто не видели никаких фальсификаций. Всё абсолютно законно и правильно.

Для меня такая реакция Минюста показалась, мягко говоря, неадекватной. Имеются официальные документы, которые однозначно подтверждают факт подлога. Отсутствие каких-либо действий со стороны руководителей Минюста доказывает, что это не было ошибкой какого-то неопытного исполнителя. В Министерстве юстиции РФ есть люди достаточно высоко поставленные, чтобы блокировать расследование факта фальсификации учредительных документов РКФ и её нынешних членских организаций. И эти люди, судя по всему, очень мотивированы на то, чтобы не дать делу дальнейший ход, настолько, что не боятся подставиться сами.

Когда мы заказывали учётное дело РКФ в Министерстве юстиции РФ через УФНС России по г. Москве, столкнулись с откровенным саботажем. Процедура получения копий документов из учетных дел НКО состоит из двух стадий. Сначала в 46 налоговой инспекции г. Москвы заказывается список учетного дела. Через месяц можно получить список и уже по нему заказать копии интересующих вас документов.

Получив список учетного дела РКФ, мы были в шоке. Всё учётное дело РКФ состояло из 10 документов, самый ранний из которых — 2005 года. Тогда мы написали повторный запрос с просьбой выдать полный перечень документов из учётного дела РКФ, потому что согласно ЕГРЮЛ она была создана в 1996 году. Через месяц пришёл новый список документов учётного дела РКФ. Он уже состоял из 15 документов: добавился Устав СОКО РКФ от 1996 г., Протокол № 1 Совместного Заседания руководящих органов от 01.03.1994 г. и ещё несколько малозначимых документов. Но самых важных, учредительных документов не было. Мы послали третий запрос с просьбой выдать полный перечень учётного дела РКФ, сославшись на полученное к тому времени письмо из Минюста в Останкинский суд, где было написано, что РКФ была создана в 1991 г. Через месяц пришёл новый список, уже из 23 документов. Наконец-то нам предоставили возможность сделать заверенные копии первого Устава РКФ (1991 г.), Протокола № 2 Совместного Заседания руководящих органов, список участников Учредительной конференции РКФ и некоторые менее интересные документы. Тем не менее, в этом списке были не все документы, которые были присланы в Останкинский суд по его запросу. Например, не было заключения по заявлению о государственной регистрации изменений в учредительные документы 2005 г. Там прямо ручкой был исправлен напечатанный текст: датой создания общественного объединения было вписано 10.10.1991 вместо напечатанного 13 мая 1996 г.

Мне не удалось ознакомиться с протоколами конференций, на которых был сначала низложен первый Президент РКФ Е. Л. Ерусалимский, а затем избран нынешний — А. И. Иншаков. Этих документов в учётном деле РКФ не существует. Аналогично произошло с учётным делом ОАНКОО. Точно так же пришлось писать несколько запросов. Сначала полученный список состоял из 11 документов (самый ранний — 1999 г.), затем перечень документов увеличился до 26. Также с 11 до 27 в течение месяца «увеличилось» дело РФСС. Что касается дела РФЛС, то даже протоколов учредительной конференции в нём не оказалось и добиться их так и не удалось.

Стоит ли удивляться, что Минюст России, как, впрочем, и Генеральная Прокуратура, не обращают внимания, что деятельность РКФ противоречит российскому законодательству? Никакой реакции на информацию об ущемлении конституционных прав граждан. А ведь за нарушение законодательства России НКО может быть ликвидирована!

Я не знаю ещё других стран, в которых некоммерческая организация может отменять действие конституции страны и её законов. А вот РКФ это позволено. Приведу несколько примеров.

Статья 30 Конституции РФ:

1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.

2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Статья 3 Закона «Об общественных объединениях»:

Право граждан на объединение включает в себя право создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей, право вступать в существующие общественные объединения либо воздерживаться от вступления в них, а также право беспрепятственно выходить из общественных объединений.

Никто не может человека принуждать вступать в какое-то общественное объединение или заставлять выйти из него. Разумеется, при добровольном вступлении в какое-то общественное объединение гражданин может взять на себя определённые обязательства перед этим объединением. Например, вступив в одну партию, не вступать в члены другой. Войдя в какой-нибудь «союз рыжих», не красить свои волосы в другой цвет и не становиться членом, к примеру, «клуба блондинок». Но это — внутренние правила для членов этого общественного объединения. Члены с такими ограничениями для себя согласны, более того, сами за их принятие голосовали. А кто не согласен, тот из этого объединения может выйти. Но никакое НКО, никакая коммерческая структура не могут принимать нормативные документы для посторонних лиц (не членов этого НКО), ограничивающие их конституционные права и свободы. При ведении коммерческой деятельности (оказании возмездных услуг, например) НКО попадает под действие законодательства, защищающее права потребителей. В соответствие с Разъяснениями Государственного антимонопольного комитета РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением закона Российской Федерации „О защите прав потребителей“», утверждённых Приказом ГАК РФ от 20 мая 1998 г. № 160 не регулируются законодательством о защите прав потребителей гражданско-правовые отно


убрать рекламу






шения граждан с организациями (общественными объединениями, жилищно-строительными, дачно-строительными кооперативами, товариществами и т. д.), если эти отношения возникают в связи с членством граждан в этих организациях. Однако законодательством о защите прав потребителей регулируются отношения по поводу предоставления этими организациями гражданам (в том числе членам этих организаций) платных услуг. Аналогичная норма содержится в Постановлении Пленума ВС РФ № 17 от 28 июня 2012 г.

Таким образом, при проведении коммерческой деятельности (оказании гражданам и организациям платных услуг в области собаководства) деятельность РКФ регулируется законодательством о защите прав потребителей. В соответствие с ч. 1 ст. 16 Закона «О защите прав потребителя» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

При оказании ряда услуг РКФ ставит обязательным условием для гражданина членство в организации, оформляющей зоотехническую документацию в РКФ. Это записано в положениях РКФ, которые опубликованы на официальном сайте РКФ:

— Положение о племенной работе РКФ;

— Положение РКФ о специалистах по рабочим качествам и спорту;

— Положение РКФ о судьях по породам РКФ-ФЦИ;

— Положение о судьях по рабочим качествам и спорту РКФ.

Там так чёрным по белому и записано: необходимо быть членом кинологической организации, входящей в «систему РКФ».

С другой стороны, для судей и экспертов, получивших аттестацию в СОКО РКФ, выдвигается обязательное условие отсутствия членства в альтернативной «системе РКФ» организации, не участия в проводимых данными организациями мероприятиях в любом качестве. Другими словами, если гражданин получит в РКФ корочки судьи, он не имеет право даже показываться рядом на «чужих» мероприятиях. За ослушание — пожизненная дисквалификация. Как я уже отмечал выше, физические лица (включая судей, экспертов, инструкторов по дрессировке и рядовых владельцев собак) членами СОКО РКФ не являются. Зато по версии руководителей СОКО РКФ все они являются членами «системы РКФ», а потому обязаны соблюдать издаваемые в этой «системе» внутренние законы.

Не могли обойтись в СОКО РКФ, чтобы не отменить, и другое конституционное право граждан — право на свободу мысли и слова, гарантированное статьёй 29 Конституции РФ.

Граждане, получившие корочки судей, экспертов в СОКО РКФ, теряют право комментировать работу других судей и экспертов (Положение РКФ о судьях по породам РКФ-ФЦИ, Положение о судьях по рабочим качествам и спорту РКФ). Вы скажете, это — требование корпоративной этики? Нет, здесь есть несколько нюансов.

Корпоративная этика может быть только тогда, когда есть корпорация. Внутри этой корпорации (судейская коллегия, коллегия адвокатов) и определяется, что делать этично, а что — нет. Ведь и комментарии могут быть разные. Может быть дискуссия на узкоспециализированную тему, например, о критериях оценки судейства. А может быть и заявление о нечистоплотности судьи при исполнении им своих судейских обязанностей. В любом случае, вопрос этики должна решать внутри себя данная корпорация.

В Президиуме СОКО РКФ этику трактуют очень расширительно. Неэтичными посчитали мои критические высказывания в сети Интернет в отношении деятельности офиса РКФ (неэффективность его работы и нарушение принципов деятельности общественного объединения). На этом основании меня как судью по рабочим качествам, инструктора по дрессировке и эксперта члены Президиума РКФ, большинство из которых сами судьями по рабочим качествам и инструкторами не являлись, дисквалифицировали пожизненно, а возглавляемую мной организацию исключили из «системы РКФ».

Чтобы читатель мог оценить самостоятельно критерии РКФ этичности свободного изложения своего мнения, я приведу полностью те мои сообщения на форуме сайта Российского клуба «Немецкая овчарка», отрывки из которых были признанны неэтичными. Надо учесть, что на этом сайте я писал совершенно открыто, под своим именем.

Представьте себе, приходим мы в Большой театр, а там в фойе грязный пол, пыль, окурки. Все это видят, проходят мимо, делая вид, что это не замечают. Вдруг кто-то робко говорит, что пол неплохо бы вымыть.

Откуда не возьмись, появляется уборщица.

— Ах вам тут не нравится в нашем театре, можете убираться в другой! Вам не нравится как руководство Большого театра содержит театр? Вы наносите нашему театру моральный вред, а в лице театра — всему российскому искусству!

Может кто-то себе представить такую сцену? Нет. А в собаководстве такое возможно.

В РКФ существуют такие персонажи, которые критику в свой адрес пытаются перевести в клеветнические нападки на саму РКФ.

Для иллюстрации можно вспомнить письмо г. Жиркевича, прекрасный образец политического доноса.

цитата:

«В прилагаемых материалах № 1 я выделил эти строки с критикой. Кроме того, как видно из его постов, он ставит под сомнение саму компетентность этого судьи, а также ставит под сомнение решение РКФ о назначении Лисовца А. Н. судьёй на Чемпионат России.

…Далее он наносит оскорбление мне лично, называя „Вождём по ИПО“, а также он явно указывает на то, что все неугодные мне не могут рассчитывать на хорошие результаты и прочее. Это заявление носит клеветнический характер, поскольку ничего подобного на деле нет.

…Таким образом, Гаврилин В. А., являясь судьей РКФ, наносит вред развитию спорта необоснованной критикой и клеветой в адрес судей, организаторов и председателя Комиссии РКФ по IPO.

Следующим своим пунктом данной жалобы я хотел бы попросить ходатайствовать перед Президиумом РКФ о целесообразности пребывания Гаврилина В. А. в РКФ вообще.

…Далее в материалах № 6 Гаврилин очень сильно критикует требование организаторов Чемпионата России, чтобы все спортсмены выступали в спортивной форме. На мой взгляд, это абсолютно обоснованное требование, учитывая тот факт, что это было мероприятие Минспорта. Кроме того на форуме https://varthof.b.gip.ru/ в теме о Чемпионате России относительно этого требования снова звучат ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО положительные отзывы (материалы № 2). На фотографиях, размещённых на этом форуме, видно, насколько по-спортивному выглядели спортсмены и сами соревнования, что способствует популяризации IPO. Поэтому считаю критику Гаврилина В. А. на этот счёт направленной против РКФ и популяризации спортивно-прикладного собаководства!»

Такая демагогия — обычная реакция на критику тех должностных лиц, которые не справляются со своими обязанностями. Уборщица не умеет (ленится) мыть полы, а те, кто об этом говорят, клевещут на всю систему, наносят ущерб деловой репутации театра, их надо покарать.

Может стоить сменить уборщицу? В противном случае следует задуматься о смене директора этого театра, который не смог обеспечить даже контроль за деятельностью уборщицы.

В этом сообщении с точки зрения Президиума СОКО РКФ недопустимой является фраза (она содержится в выписке из протокола заседании Президиума РКФ, на котором было принято решение о дисквалификации): «Для иллюстрации можно вспомнить письмо г. Жиркевича, прекрасный образец политического доноса». Почему? Потому что Жиркевич был не только должностным лицом РКФ, но и судьёй РКФ, следовательно, я не имел право критиковать ни его, ни качество организованных его клубом соревнований.

Найдена крамола и в следующем сообщении:

К сожалению, примеры некомпетентности в работе должностных лиц и руководства СОКО РКФ не являются какими-то редкими исключениями. Многозвенная система РКФ устроена не самым эффективным способом, обратная связь затруднена.

Есть смысл вернуться к Уставу СОКО РКФ, который, если изучить его внимательно, не может не вызывать недоумения. У меня есть сомнения, что к его написанию были приглашены специалисты по общественным объединениям с юридическим образованием.

Есть просто детские ошибки, когда один пункт Устава противоречит другому.

цитата:

2.1. РКФ создана по инициативе учредителей Российской Федерации служебного собаководства (РФСС), Российской федерации любительского собаководства (РФЛС), Общероссийской общественной организации «Федерация охотничьего собаководства» (РФОС), Общероссийской Ассоциацией независимых кинологических общественных объединений (ОАНКОО) (прежнее наименование Ассоциация Независимых Кинологических Организаций России — АНКОР).

2.2. РКФ создана как союз общественных объединений на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей её членами и является общественным объединением.

цитата:

2.5. РКФ координирует кинологическую деятельность входящих в неё указанных членов, имеющих статус общероссийских общественных организаций, зарегистрированных в установленном законодательством порядке и обладающих правом на ведение кинологической деятельности.

Дело в том, что 2 члена СОКО РКФ из 4 общественными организациями не являются. СОКО РФЛС и ОАНКОО являются общественными объединениями в виде союзов. В союзах же нет членства физических лиц, в них входят только организации. А это — принципиальное отличие.

Здесь признана неэтичной фраза: «К сожалению, примеры некомпетентности в работе должностных лиц и руководства СОКО РКФ не являются какими-то редкими исключениями».

Как читатель видит, Президиум РКФ считает неэтичным само обсуждение деятельности руководителей РКФ. Сама мысль, что кто-то из них допустил явную ошибку, преступна и достойна кары. Даже если пример явной ошибки приведён и никем не оспаривается.

Имеются ещё несколько моих «неэтичных» высказываний. В них речь шла о недопустимости оформлять плату за услуги в качестве членских взносов, о не выполнении руководителями РКФ уставных целей организации. Я не буду их приводить, чтобы не загромождать текст. При желании читатель сам может ознакомиться с ходом всей дискуссии в теме «РКФ» по адресу: https://shepherdforum.forum24.ru/?1-1-0-00000022-000-10001-0-1347819961

Но апофеозом проявленного цинизма Президиумом РКФ, является признание неэтичности моей фразы: «У меня есть мысли, как заставить должностных лиц СОКО РКФ выполнять Закон». Даже подумать, что руководителей можно заставить выполнять Закон — это аморально!

Что на самом деле является недопустимым в «системе РКФ»? Недопустимо иметь собственное мнение и занимать собственную позицию по тем вопросам, по которым уже имеется мнение руководителей «системы РКФ». Суть моего подхода была изложена в этом обсуждении следующим образом:

…Нельзя отводить глаза от увиденного безобразия, воспринимать это как неизбежное зло. СОКО РКФ — далеко не идеальная организация, которой руководят ангелы. Так надо её делать более эффективной.

Сейчас накопилось очень много, что необходимо менять. Позднее я подробно расскажу о своих предложениях.

Самое главное — нужно менять отношение рядовых собаководов к РКФ, как к нечто запретно-сакральному, что даже обсуждать нельзя.

Закон позволяет нам менять руководство нашего общественного объединения, а уж обсуждать решения руководящего органа и подавно. Если эти решения глупы, надо не бояться об этом прямо говорить: господа, вы сморозили глупость. Если руководители не справляются со своей работой, их надо менять. Говорить, например, что Марина Васильевна Герасимова завалила работу Спорткомитета РКФ. Ничего личного. Это — моё объективное мнение, основанное на анализе того, что Спорткомитет должен был сделать и что сделал. Моё конституционное право выражать своё мнение.

И свои мнения имеют право высказывать все граждане России. Не надо бояться. Может быть кто-то и хочет превратить нас в бессловесный скот, только руки коротки.

Пока наши люди будут себя вести как бараны, с ними и будут обращаться как с баранами. Если мы начнём требовать соблюдать наши права, РКФ превратится в организацию с человеческим лицом, действующую на самом деле в наших интересах.

Оказалось, я ошибся. Тоталитарная секта не реформируема. Её нельзя «демократизировать», её можно только ликвидировать. В нашей стране можно свободно критиковать Президента страны, Правительство, депутатов Государственной Думы. Но обсуждать и тем более критиковать деятельность руководителей и сотрудников СОКО РКФ — нельзя. Свобода слова внутри «системы РКФ» не существует.

В России совершенно свободно вопреки закону действует непонятное образование — «система РКФ», без устава, без избранных руководящих органов, по всем принципам тоталитарной секты, но Генеральная прокуратура отказывается что-то делать. Не хочет? Или некто очень влиятельный запретил трогать эту «систему»?

Ни Минюст РФ, ни Генеральная прокуратура до сих пор не посчитали необходимым направить руководителям СОКО РКФ предписание привести свои нормативные документы в соответствие действующему российскому законодательству, хотя мы неоднократно писали заявления с требованием навести порядок. Допустим, право слова и демократические принципы — понятия очень общие. Но существует ещё совершенно очевидное и конкретное нарушение законодательства РФ со стороны РКФ. Речь идёт о статье 23 Конституции РФ:

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Защита этого права реализована в Законе «О персональных данных». В ч. 1 ст. 5 главы 2 этого закона определено в частности:

1. Обработка персональных данных должна осуществляться на основе принципов:

…2) соответствия целей обработки персональных данных целям, заранее определенным и заявленным при сборе персональных данных, а также полномочиям оператора;

3) соответствия объема и характера обрабатываемых персональных данных, способов обработки персональных данных целям обработки персональных данных;

4) достоверности персональных данных, их достаточности для целей обработки, недопустимости обработки персональных данных, избыточных по отношению к целям, заявленным при сборе персональных данных…

В двух словах: персональные данные могут собираться только тогда, когда без этого нельзя обойтись. Их не могут собирать все, кому не лень и использовать в непонятных целях.

Закон действует для всех, но только не в «системе РКФ». Президиум СОКО РКФ принял ряд нормативных документов, обязывающих собаководов передавать в офис РКФ копии своих паспортов. Их можно посмотреть на официальном сайте РКФ и убедиться в этом. Это — Положение о комиссиях РКФ, Положение о племенной работе РКФ, Положение о присвоении статуса «Национальный клуб породы» в системе СОКО РКФ, Положение РКФ о специалистах по рабочим качествам и спорту, Положение РКФ о судьях по породам РКФ-ФЦИ, Положение о судьях по рабочим качествам и спорту РКФ.

Например, вы приобрели породистую собаку за рубежом и хотите заниматься с ней в России племенной работой. Чтобы на рождённых щенков можно было оформить «признаваемые» родословные, собаку необходимо записать в ВЕРК РКФ. Удовольствие это не бесплатное. Но от вас дополнительно потребуют ещё и… копию вашего паспорта.

Повторяю ещё раз: для того, чтобы внести в базу РКФ сведения о собаке, в офисе требуют копию паспорта её владельца. Не предъявить паспорт, чтобы удостовериться в личности посетителя, а именно передать в офис РКФ его копию. Можно понять, зачем необходимо внести в базу фамилию и инициалы владельца собаки и адрес, по которому он зарегистрирован. Но зачем в базе собак дата рождения их владельцев, место рождения, номер паспорта и дата его выдачи, наименование и код учреждения, которое его выдало? Кроме того, в копии паспорта имеется образец подписи. В офисе РКФ даже не записывают паспортные данные, а забирают копии паспортов. Зачем? Но копии паспортов забираются не только при регистрации импортной собаки, их необходимо передать в офис РКФ ещё и:

— при записи на кинологические курсы РКФ;

— при смене владельцев собак;

— при выдаче дубликата родословной;

— при создании Национальных клубов породы (НКП);

— при оформлении звания эксперта РКФ по породам собак;

— при оформлении звания помощника инструктора РКФ;

— при оформлении звания судьи по рабочим качествам и спорту РКФ;

— при регистрации помётов.

Неужели в офисе РКФ не хватает документации? Зачем ещё тонны бумаги, сведения из которых не могут быть занесены в зоотехническую документацию?

Если читатель обращался с письмом в какое-то государственное учреждение, он знает, что автор письма должен указать свою фамилию, имя, отчество и адрес регистрации. Но для письменного обращения в РКФ этого мало. Чтобы письмо было рассмотрено, в него нужно вложить… копию паспорта. Так в Положении о комиссиях РКФ и сказано:

15. Обращения в адрес РКФ принимаются с приложением ксерокопии страниц паспорта заявителя, с указание ФИО и адреса регистрации.

Уполномоченным органом по защите прав субъектов персональных данных является Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Роскомнадзор всегда упрекали за излишнюю строгость при защите персональных данных. В интернете можно с лёгкостью найти описания того, как зверствует Роскомнадзор.

Но в случае с РКФ Роскомнадзор даже после обращения граждан не счёл нужным хотя бы оштрафовать РКФ за то, что она не встала в Роскомнадзоре на учёт как оператор персональных данных (прямое требование Закона). Управление Роскомнадзора по Москве отказалось принимать в отношении РКФ какие-либо меры, предусмотренные по закону. Банки, крупные предприятия Роскомнадзор «трясёт», а РКФ не трогает. Я не думаю, что в России имеется ещё какое-нибудь негосударственное учреждение, скопившее такой же объём персональных данных, как РКФ. Почему Роскомнадзор даже не погрозил руководителям РКФ пальчиком? Кто-то дал указание?

Офис РКФ копии паспортов собирает уже много лет. За это время их число измеряется в сотнях тысяч или даже миллионах (только зарегистрированных помётов в 2012 году было 73 000). Если не думать, что руководители РКФ копии паспортов собирают по глупости, то они преследуют какую-то цель. Понятно, что к собаководству эта цель отношения не имеет. Тогда зачем?

У меня есть два предположения на этот счёт, которые, впрочем, друг другу не противоречат. Все эти персональные данные передаются заинтересованным в них лицам. Заинтересованы в получении огромного массива персональных данных разведки иностранных государств. И… политики, желающие принять участие на президентских выборах России. И эти предположения, при всей их на первый взгляд фантастичности, имеют вполне земные и логичные основания.

Последние выборы Президента России состоялись в 2012 г. Из 5 зарегистрировавшихся кандидатов 4 было представителями партий, им не нужно было собирать подписи. И только один (Михаил Прохоров) сумел сделать невозможное — в кратчайший срок собрать 2 миллиона подписей (это не удалось сделать никому другому из 5 независимых кандидатов). Как утверждали практически все политические наблюдатели, сделать это было нереально. Но Прохорову удалось. Каким образом? Как известно, доверенными лицами Прохорова были Андрей Макаревич и Леонид Ярмольник. А кто является ближайшим другом Макаревича и Ярмольника, к тому же их деловым партнёром (совместные бизнес-проекты)? Александр Иншаков. Он, правда, был доверенным лицом Путина. Но разве это может быть причиной отказать друзьям в помощи?

Обладание огромной коллекцией копий паспортов делает возможным зарегистрировать своего кандидата не только на президентские выборы, но и на выборы уровнем ниже. Выдвижение своих агентов влияния на руководящие позиции во властных структурах представляющей интерес страны — это обычная практика деятельности спецслужб таких стран, как США. У меня сейчас нет никаких сомнений, что Иншаков и возглавляемая им «система РКФ» действует в интересах враждебных России стран. В собаководстве это прослеживается очень явно. Почему же не оказывать помощь своим зарубежным покровителям и в других областях?

На бездействие Управления Роскомнадзора по Москве и Московской области в отношении сбора персональных данных СОКО РКФ был подан иск в Бабушкинский районный суд г. Москвы[73]. У истца при регистрации импортной собаки в ВЕРК РКФ была взята копия паспорта, которую потом не возвратили после требования истца. Суд в иске отказал, встав на защиту Роскомнадзора. Позиция представителей Роскомнадзора была простая: СОКО РКФ — общественное объединение, а общественное объединение вправе (п.п. 3 ч.2 ст. 22 ФЗ «О персональных данных») обрабатывать персональные данные своих членов (участников). А истец является участником СОКО РКФ. Где-то мы подобное уже слышали…

Именно на этот пункт Закона ссылается суд в своём решении. При этом указывает, что истец ни членом, ни участником СОКО РКФ не является (это удалось доказать в ходе заседания суда). Ещё раз подчеркну, в решении суда так и написано: истец «не является членом, не является участником Союза общественных кинологических организаций — Российская кинологическая федерация».

Зачем же ссылаться на то, что не имеет отношения к делу? Ответ прост — ссылаться больше вообще не на что. Роскомнадзор обязан был поставить СОКО РКФ на учёт в качестве оператора персональных данных и не сделал это. Разве можно это суду признать, ведь затронуты интересы РКФ и её покровителей! Суд пришёл к выводу, что истец передал свои персональные данные добровольно (сам истец, с его показаниями в суде, не в счёт), всё сделано согласно действующим положениям СОКО РКФ, которые не были отменены, всё — законно.

При этом важнейшее обстоятельство, что СОКО РКФ обрабатывает персональные данные не своих членов (участников), даже не затрагивается. То, что истцу не была возвращена копия её паспорта после протеста, суд не замечает. А как можно заметить, если закон (статья 9) однозначно требует от субъекта персональных данных согласия на их обработку, закон предусматривает возможность отзыва согласия, кроме того, оператор персональных данных должен доказать получения согласия от гражданина. Истец в судебном заседании говорит, что он не согласен на обработку СОКО РКФ его персональных данных и требует вернуть копию паспорта, а суд считает, что истцу это только кажется, что он на самом деле был согласен на обработку своих персональных данных (раз отдал копию паспорта). Не суд, а психоаналитик какой-то! СОКО РКФ может и дальше заниматься обработкой персональных данных, не вставая на учёт в Роскомнадзор. Ей это позволено. Судебная власть в Москве совершенно открыто защищает интересы РКФ.

Суд, Генеральная Прокуратура, Минюст РФ, Роскомнадзор, все оберегают существующую «систему РКФ». А как другие федеральные структуры?

Федеральная налоговая служба России после многомесячной переписки со мной, наконец, решилась провести выездную налоговую проверку СОКО РКФ. Результатом её опять стал абсолютный ноль. В офисе РКФ продолжают принимать членские взносы от не членов и целевые взносы за получение возмездных услуг. Каким образом СОКО РКФ удалось отстоять свою привилегию не платить налоги, даёт представление присланное мне письмо из Министерства финансов России[74], подписанное заместителем директора Департамента О. Ф. Цибизовой.

…Кроме того, по информации ФНС России, в отношении Союза общественных кинологических организаций — Российской кинологической федерации (далее СОКО РКФ) была назначена выездная налоговая проверка. Учитывая отсутствие встречного обязательства организаторов перед участниками выставки как основного условия возмездных отношений указанных лиц, соответствие поступлений от участников, проводимых в соответствие с уставом СОКО РКФ выставок, поступлениям (взносам), предусмотренных статьей 31 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», позицию Арбитражного суда по аналогичному вопросу, изложенную в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.11.2012 по делу № А42-8807/2011, по результатам выездной налоговой проверки установлено отсутствие достаточных доказательств факта квалификации полученных СОКО РКФ от участников выставок средств в качестве оплаты за услуги в рамках осуществления предпринимательской деятельности.

Я ознакомился указанным постановлением Арбитражного суда (оно доступно в сети Интернет). Но какое отношение оно имеет к СОКО РКФ и получаемой ей платой за оказываемые ей услуги (распечатка родословных, запись на выставку, обработка результатов мероприятий)? В Решении записано:

Судами первой и апелляционной инстанций было установлено, что членами Общественной организации собственноручно написаны заявления о приеме, их учет осуществлялся в специальных учетных карточках, каждому члену выданы членские билеты. Членские взносы учитывались в ведомостях уплаты взносов; лица, вносившие взносы, расписывались в ведомостях; оформлялись приходные кассовые ордера. Договоры с физическими лицами на оказание услуг в виде занятий по системе «шейпинг» заявителем не заключались.

В Арбитраже разбирались взаимоотношения общественной организации и её членов. Но в СОКО РКФ физические лица и кинологические организации (за исключением 4 федераций) её членами не являются! Ссылка на этот акт явно некорректна.

ФНС не нашла доказательств, что плата за участие в выставке является платой за услугу. А какие нужны доказательства? Подписанный договор СОКО РКФ с гражданином, в котором бы были оговорены обязательства СОКО РКФ по допущению к участию в выставке записанной собаки? Плата за билет на концерт или за место на футбольном матче тоже требует дополнительных доказательств, что является оплатой возмездной услуги (договор с обязательствами тоже не заключаются)? Разве трудно было установить, что из нескольких тысяч участников выставки не было ни одного, не заплатившего взносов? Разве трудно было установить, что не было ни одного человека, пожертвовавшего деньги на проведение выставки без условия участия на ней своей собаки?

Если читатель думает, что всё дело в несовершенстве нашего налогового законодательства, то у меня есть очень веские возражения против такой точки зрения.

Если бы несовершенен был бы Закон, то этой лазейкой воспользовались не только руководители СОКО РКФ, с помощью неё такой вид ухода от налогов стал бы массовым явлением. Но этого не произошло. Не стали возникать НКО в форме союзов, чтобы заниматься коммерческой деятельностью, объявляя всех потребителей оказываемых ими услуг своими «участниками», а плату считая «членскими взносами». Ведь по закону (Гражданский кодекс РФ, Закон «О некоммерческих организациях») НКО в форме союзов могут создавать даже коммерческие организации! Например, можно создать союз сетевых магазинов, союз автосервисов, союз банковских учреждений. Да мало ли ещё чего?! Почему же они не создаются?

Ответ прост: уходить таким образом от уплаты налогов не позволит налоговая служба. А вот РКФ Министерство финансов РФ и ФНС России не трогают. Судя по всему, решение принято на очень высоком уровне.

Не трогает РКФ и Следственный комитет России, он перенаправляет заявления с просьбой проверить финансовую деятельность офиса РКФ в МВД. Из МВД документы спускают вниз (независимо от того, пришло письмо от заявителя в МВД непосредственно, или через Следственный комитет РФ). В конце концов, они оказываются в Отделе экономической безопасности и противодействия коррупции УВД по Северо-Восточному административному округу ГУ МВД России по г. Москве. Материал для проверки передаётся оперуполномоченному в звании лейтенанта полиции.

Оперуполномоченный, получив информацию о возможных преступлениях (неоприходования в кассу организаций полученных средств в полном объёме), их описании (использования финансовой документации посторонних юридических лиц), места и времени совершения, возможном объёме (несколько миллионов рублей в день), проводит оперативно-розыскные мероприятия. Делает контрольные закупки, используя меченные купюры, устанавливает видеонаблюдение за приёмом денег и их дальнейшей судьбой? Нет, конечно. Ведь так можно действительно зафиксировать факт преступления.

Все действия оперативника состояли в рассылке запросов. Был послан запрос в Росфинмониторинг. Росфинмониторинг устанавливает, что Президент РКФ А. И. Иншаков и исполнительный директор РКФ О. А. Проскурякова в период с 2004 г. по 2010 г. провели различные финансовые операции, значительно превышающие их доходы. Так, по сведениям Росфинмониторинга, Проскурякова производила обмен валюты на общую сумму свыше 6 миллионов рублей (апрель 2004 г. — декабрь 2008 г.). Иншаков (февраль 2007 г. — ноябрь 2010 г.) продал более 340 тысяч долларов США и перечислил в адрес своей фирмы «Триада-Фильм» свыше 13 миллионов рублей по договору займа.

После прихода этого ответа оперуполномоченный вынес постановление об отказе в возбуждения уголовного дела в отношении данных граждан в связи с отсутствием в их действиях признаков состава преступления. Прокуратура СВАО г. Москвы опротестовала постановление об отказе в возбуждении уголовного дела Оперативник получает ответы на посланные раннее запросы в налоговые инспекции о наличии банковских счетов у СОКО РКФ, её федераций и «Триады-Фильм». Он посылает запросы в банки, где находятся эти счета. Ответы из банков не поступили, а уголовно-процессуальные сроки истекли. Новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. На этом всё расследование завершилось. Снова мы наблюдаем открытый саботаж. В МВД тоже нашлись защитники «системы РКФ».

Кто же стоит за РКФ, почему эта система непотопляема и не подотчетна российскому законодательству? Мы видим, что государственные институты России не только не пр


убрать рекламу






ивлекают должностных лиц и руководителей «системы РКФ» к уголовной или административной ответственности, они даже пресекают все попытки вернуть её деятельность в правовое русло.

Как выяснилось, РКФ имеет защитников в самых разных ветвях власти, в самых разных государственных ведомствах, причём в их самых верхних эшелонах. Эти защитники даже не боятся потерять свои тёплые места. Человек, чьи указания они выполняют (или группа лиц) слишком для них значимы. Их даже не останавливает риск, что всё может стать достоянием общественности, и они сами могут быть привлечены к уголовной ответственности или, как минимум, лишиться своего положения. Я не верю, что все эти защитники РКФ выполняют личные просьбы известного человека, каскадёра и продюсера — всегда, когда речь заходит о собственной шкуре, приятельские отношения уходят на второй план. А вот выполнение приказа — совсем другое дело. Но подобные приказы может отдавать только ну очень высокий начальник или хозяин, которому ты служишь.

Я не могу представить ни одного такого начальника, который имеет власть сразу над высоким должностными лицами МВД Минюста, Генеральной Прокуратуры, Федеральной налоговой службы, Министерства финансов, Роскомнадзора, районных судов Москвы. В самом деле, не Президент же России, который пытается вытащить нашу страну из сложившегося в начале 90-х годов положения подконтрольной территории!

А вот учреждения, которые могут это всё срежиссировать, существуют. Это — ЦРУ, это Государственный департамент США. И действует они через представителей пятой колонны, занимающих достаточно высокие посты во всех ветвях власти РФ.

Попытки изменить ситуацию в российском собаководстве предпринимались, патриотами наша земля не оскудела. Но все эти попытки пресекались, иногда — самым жестоким образом.

6 июля 2006 г. вышел приказ Министерства сельского хозяйства РФ № 197 «О создании Совета по собаководству при Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации». Функциями этого совета были в основном сбор информации и подготовка рекомендаций[75], но были у него и такие функции:

2.5. Участвует в решении международно-правовых проблем собаководства.

2.6. Разрабатывает и внедряет единую общероссийскую базу данных учета собак с использованием современных методов электронного учета и микрочипирования.

2.7. По поручению Министерства представляет интересы Минсельхоза России в международных общественных кинологических организациях.

Как видим, Совет по собаководству начал вмешиваться в область, которую уже полностью приватизировала РКФ. Один из членов Совета Андрей Попов, президент фонда «Альфа-Кинология», в своём интервью говорит достаточно откровенно[76]:

— Андрей Витальевич, что послужило причиной образования Совета по собаководству?

— Таковых причин несколько. Во-первых, на сегодняшний день кинология является, говоря прежним языком, достаточно крупной отраслью нашего народного хозяйства — количество собак, которыми владеют как частные лица, так и различные организации и ведомства, уже перевалило за несколько миллионов. Во-вторых, у нас в стране сложилась парадоксальная ситуация — функции государственных органов выполняют общественные кинологические организации. Например, для того чтобы оформить какие-то документы на служебных собак с целью их регистрации, государственные структуры вынуждены обращаться в различные ЗАО, ООО и так далее. Конечно же, такого быть не должно, это недоработка отечественного законодательства в области как раз собаководства. На это же указывает и мировой опыт — в большинстве развитых стран граждане обращаются не куда-нибудь, а именно в государственные органы, чтобы зарегистрировать собаку.

Итогом деятельности Совета по собаководству планировалось создание национально ориентированной системы кинологической деятельности и собаководства, в которой главную роль должно было играть государство. РКФ должна была лишиться своего доминирующего положения в собаководстве, государству предполагалось вернуть регулирующую функцию.

Совет по собаководству просуществовал недолго. Главным организатором деятельности Совета, его локомотивом был советник министра сельского хозяйства Алексей Чулков. Он был секретарём Совета, готовил документы, вёл заседания. 10 декабря 2007 г. автомобиль с Чулковым был взорван.

В газете «Московский комсомолец»[77] недоумевали:

Покушение на жизнь Чулкова может быть связано с его нынешним местом службы. Алексей Константинович числился советником министра сельского хозяйства РФ. Источники в Минсельхозе пояснили «МК», что советник не принимает самостоятельных решений, его работа сродни канцелярской, и потому преступление выглядит более чем странно.

Кстати, Чулков еще и член совета по собаководству при этом министерстве.

В газете «КоммерсантЪ» 11 декабря тоже пытались понять, кто является заказчиком преступления:

Отметим, что именно представители собаководческих организаций не удивились самому факту покушения на господина Чулкова. В частности, руководитель проектов центра защиты животных «Вита» Константин Сабинин, отметив в беседе с корреспондентом Ъ, что Алексей Чулков «пытался сделать собаководство отраслью сельского хозяйства», сказал: «Разведение собак в России сейчас — это насквозь криминализированная сфера, она очень тесно связана с бандитизмом».

После этого покушения деятельность Совета была свёрнута. РКФ сохранила свою главенствующую роль в российском собаководстве. Читатель верит, что причиной взрыва чиновника была случайность? Я не верю. Уж больно эта случайность оказалась спасительной для сохранения статус-кво РКФ в отечественной кинологии.

Кому выгодна деятельность «системы РКФ» в России? В чьих интересах ни в коем случае не дать возможность государству развивать служебное собаководство в нашей стране? Очевидно, тем силам, которые рассматривают Россию в качестве своего вероятного военного противника, в качестве досадной преграды установлению нового мирового порядка Пока РКФ ведёт свою деятельность в желательном для вражеских стран направлении, эти страны через свои службы всеми возможными способами будут РКФ защищать и поддерживать, используя других своих агентов влияния, не гнушаясь при необходимости даже заказными убийствами.

Стоит ли удивляться, что и в Министерстве спорта России долгие годы «не замечали», как под управлением РКФ целенаправленно уничтожается целый вид спорта, в котором спортсмены соревнуются в паре со своими собаками?

Глава 13. Как убивали спортивно-прикладное собаководство

 Сделать закладку на этом месте книги

Физическое образование ребенка есть база для всего остального. Без правильного применения гигиены в развитии ребенка, без правильно поставленной физкультуры и спорта, мы никогда не получим здорового поколения.

Анатолий Луначарский

В СССР развивались не только олимпийские виды спорта, но и свои, национальные. Среди них особое место занимали военно-прикладные виды спорта. Их курировали ведомства, в которых специалисты в этом направлении трудились.

Были многоборья у пожарных (с преодолением полосы препятствий и тушением возгорания), у офицеров, у моряков.

ДОСААФ СССР курировал пару десятков таких военно-прикладных видов спорта (авиамодельный, радиоспорт, многоборье ГТО, автомобильный, мотоциклетный, парашютный, стрельба и др.). Входило в него и «служебное собаководство» (сейчас — «спортивно-прикладное собаководство»), вид спорта, в котором спортсмены выступали в паре с собаками служебных пород.

Спортивно-прикладное собаководство (СПС), было включено в Единую всесоюзную спортивную квалификацию (ЕВСК) ещё в 1974 г. с возможностью выполнения спортивного разряда до первого включительно. Тогда в СПС входила только одна дисциплина — летнее многоборье со служебными собаками (ныне — троеборье). Так вид спорта и назывался. Спустя 2 года правила проведения соревнований несколько изменились. С 1978 года стали присваиваться спортивные разряды «Кандидат в мастера спорта» и спортивные звания «Мастер спорта».

Спортсмен с собакой на время преодолевал 100 м, полосу препятствий 300 м с переползанием и метанием гранат, производил задержание «нарушителя» со стрельбой из пневматической винтовки по мишеням. Очень зрелищные, азартные соревнования. Они собирали множество зрителей. Обычные советские граждане могли прийти и увидеть, как должна работать служебная собака: мгновенно выполнять команды, беспрекословно слушать своего проводника, успешно производить задержание «нарушителя». Да и спортсмен должен обладать очень хорошей спортивной формой. Соревнования проводились по разделам. На каждом разделе спортивные пары (спортсмен и собака) выступали по очереди, согласно жеребьёвке.



Рис. 12. Преодоление на полосе препятствий легкоатлетического барьера. 


На стометровке нужно было только как можно быстрее пробежать дистанцию вместе с собакой (собака не должна удаляться от спортсмена больше чем на 3 метра). Преодоление полосы препятствий производилось на время. Нужно было суметь очень быстро и с минимальными мышечными затратами пробежать отрезок с легкоатлетическим барьером, перепрыгнуть глухой забор высотой 180 см, пробежать лестницу, делая шаги через ступеньку, затем остановиться у рубежа гранатометания и послать 3 гранаты в цель. Собака при метании гранат должна лежать. Вообще всё время преодоления полосы препятствий спортсмен держал собаку под контролем, давал ей команды на преодоление каждого препятствия. Сначала нужно было заставить собаку разогнаться на полной скорости, а перед гранатометанием — мгновенно лечь. Пока собака не выполнила команду, кидать гранаты нельзя, а время идёт. Через тридцать метров после гранат — участок переползания. Ползут оба, и спортсмен и собака. Спортсмен должен всё время касаться поверхности грудью и бёдрами, собака — локтями при каждом продвижении. После переползания у спортсменов сбито дыхание, накопилась усталость, а надо преодолеть ещё почти треть дистанции, перепрыгнуть через полутораметровый окоп, пробежать по узкому бревну. Нужно было встать и, преодолевая накопившуюся усталость, продолжить бег. В третьем разделе сначала нужно было сделать три выстрела, выбив максимум очков. Собака при этом должна была лежать рядом со спортсменом. Затем производилось задержание «нарушителя».

Зрители на стадионе с интересом следили за всем происходящем на спортивном ядре, иногда весь стадион ахал от разочарования, иногда взрывался аплодисментами. Понятные правила, понятные требования к выступлениям. Азарт и сопереживание даже случайно заглянувших на стадион зрителей было гарантировано.

Развитие этого вида спорта осуществлял ДОСААФ СССР, его структурные подразделения — Центральный клуб служебного собаководства и клубы служебного собаководства ДОСААФ республиканского, городского и областного уровня, Всесоюзная федерация служебного собаководства. Многие нынешние руководители федеральных кинологических служб принимали участие в этих соревнованиях. В деятельности клубов служебного собаководства проведение соревнований и подготовка спортсменов были основным показателем эффективности их работы.

Издательство ДОСААФ СССР ежегодно выпускало сборник «Клуб служебного собаководства». В этом сборнике спортивной работе было уделено не менее четверти всего текста. Любой городской или областной клуб служебного собаководства при рассказе о своей работе всегда много места отводил рассказу об успехах своих спортсменов. В сборнике 1983 года в статье В. Д. Сергеева «О задачах спорта в служебном собаководстве» приводятся некоторые цифры.

В настоящее время спортивным многоборьем со служебными собаками занимается около 60 тысяч человек, в основном это молодежь допризывного и призывного возраста. За последние годы клубами служебного собаководства ДОСААФ подготовлено 70 мастеров спорта СССР, около 230 кандидатов в мастера спорта и более 1500 спортсменов массовых разрядов.

Откуда брались спортсмены? Люди приходили на спортивно-дрессировочную площадку дрессировать своих собак. Тогда дрессировка собак служебных пород была обязательной. Сдавали испытания по общему курсу дрессировки (ОКД), затем по защитно-караульной службе (ЗКС). Лучшие дрессировщики приглашались в группу подготовки к соревнованиям. С ними занимались самые лучшие инструктора площадки, причём бесплатно. Здесь уже готовились к выступлениям, отстаивать честь площадки на соревнованиях. Многие активисты входили в состав агитбригад и участвовали в показательных выступлениях в школах, пионерских лагерях.

Соревнования по многоборью были ещё одной возможностью проявить себя как успешного дрессировщика После прохождения обучения по курсам ОКД и ЗКС собака фактически умеет всё, что от неё требует летнее многоборье. Нужно только дополнительно научить её ползать, но для дрессировщика, сумевшего сдать испытания с собакой по ОКД и ЗКС, это уже не вызывает больших затруднений и не требует много времени. Так на старт по летнему многоборью на площадочные или межплощадочные соревнования выходили в первый раз. Обычно оказывалось, что результаты у новичков уступают результатам уже опытных спортсменов. И всё из-за допущенных собаками ошибок.

Начинается дополнительная подготовка собак, чтобы они быстрее преодолевали снаряды, не задерживали своего хозяина. Затем оказывалось, что и самому хозяину требуется улучшить свою спортивную форму — не успевал он за своей собакой. Заинтересовавшись соревнованиями по многоборью, дрессировщики переходили от разовой подготовки к конкретному выступлению на круглогодичную. Они становились спортсменами.

Клубы служебного собаководства оказывали спортсменам всяческую поддержку. Для них арендовали зимой легкоатлетический манеж для беговой подготовки. Для сборных команд г. Москвы, г. Ленинграда и союзных республик организовывались спортивные сборы. Квалифицированные тренеры, бесплатное питание, бесплатная экипировка (спортивные костюмы и обувь), бесплатная поездка на соревнования в другой город. Словом, всё, как в большом спорте. На чемпионате СССР участие принимали не только команды союзных республик, но и даже команда питомника «Красная звезда» Министерства обороны СССР, правда, вне конкурса.

Молодёжь не только привлекалась в спорт, но и получала необходимые навыки обучения и управления служебными собаками, вела здоровый образ жизни. Хотелось спортивных побед, а для этого надо было бросать курить, про злоупотребление спиртным и говорить не приходится. Стоит ли удивляться, что спорт со служебными собаками в СССР стал массовым явлением?



Рис. 13. На соревнованиях по зимнему многоборью метель не помеха. На рубеже стрельбы. 


К летнему многоборью в 1983 г. в состав этого вида спорта добавилось зимнее многоборье. Зимнее многоборье — это буксировка собакой лыжника с прохождением поворотов, гранатометанием и стрельбой из пневматической винтовки. Для проведения соревнований требовалось только свободное место, на котором можно было проложить трассу длиной 800 м (два круга по 400 м). Соревнования могли проводиться не только на стадионе, но и на пустыре, на замерзшем пруду. Как правило, в них участвовали те же спортсмены, которые соревновались по летнему многоборью.

Количество дисциплин вида спорта «служебное собаководства» увеличивалось. Летнее многоборье стало называться троеборье, добавилось пятиборье (соревнования увеличились на два упражнения — кросс и плавание, а стрельба стала производиться в тире из мелкокалиберной винтовки).

Вошли в спорт ОКД и ЗКС, затем розыскная служба (PC). Вошли поисково-спасательная служба и служба спасения на водах. С каждым годом количество участников соревнований росло.

PC являлась основой для специализированной подготовки служебных собак к реальной службе. В PC входила выборка вещи (собака должна была из группы одинаковых предметов выбрать вещь с нужным запахом), выборка человека (нахождение в группе людей человека, чью вещь дали занюхать), работа по следу, обыск местности (нахождение на территории вещей с нужным запахом), задержание. После прохождения обучения PC собаку очень легко научить искать взрывчатые и наркотические вещества, ходить по «остывшему» следу в тяжёлых условиях, работать на задержании реального преступника, а дрессировщика можно легко брать на работу в кинологическое ведомство. В этом отношении PC являлся уникальным курсом дрессировки, настоящим техникумом по подготовке специалистов-кинологов.



Рис. 14. Работа по следу (упражнение из PC). Собака идёт нижним чутьём. 


Летнее многоборье (позднее — троеборье и пятиборье), зимнее многоборье и PC — основные, базовые дисциплины вида спорта «служебное собаководства». Именно они имели не только спортивное, но и прикладное значение, способствовали подготовке проводников с собаками для службы в вооружённых силах и милиции.

Зачем в СССР развивали спорт со служебными собаками? Этим достигается сразу несколько целей.

1. Спорт со служебными собаками пропагандирует занятия служебным собаководством.

На соревнования приходят зрители, их показывают по телевидению. Простые люди, никогда не имевшие собак, могут убедиться, что собаки служебных пород при правильном обучении становятся идеально послушными и управляемыми. Человек и собака работают как одно целое. Обыватели видят, что собаки способны не только пачкать на газонах, но и работать, то есть приносить людям пользу. Некоторые принимают для себя решение приобрести такую же служебную собаку. А те, кто уже имеет — обучить её, сделать так, чтобы она так же слушалась, как собаки на соревнованиях.

2. Допризывная молодёжь готовится к службе в армии.

Многие спортсмены, выступавшие на соревнованиях по «служебному собаководству», идут служить в те части, в которых применяются служебные собаки. Некоторые воевали в Афганистане. При этом эти призывники уже являются хорошими дрессировщиками, их почти не надо учить. Кроме того, они уже очень хорошо подготовлены физически, прекрасно стреляют.

3. Участие в соревнованиях заставляет дрессировщиков улучшать свою квалификацию.

Если обучить собаку сдать испытания по ОКД и ЗКС может большинство владельцев служебных собак (при хороших инструкторах и проявленном упорстве), то для участия в соревнованиях с другими спортсменами необходимо превзойти их, научить свою собаку работать лучше, чем работают собаки соперников. А для этого нужно учиться применять более сложные методики, лучше разбираться в процессе дрессировки. Соревнования по служебному собаководству — мощнейшая мотивация для совершенствования дрессировщиков.

4. Соревнования, проводимые массово, позволяют оценить рабочие качества существующей популяции служебных собак, выявить ошибки в разведении.

Успех в спорте зависит не только от таланта спортсмена, но и от таланта его четвероногого партнёра, иными словами — от рабочих качеств собаки. На соревнованиях видны все недостатки анатомии собак, мешающие преодолевать на скорости препятствия, видны недостатки психики, не позволяющие мгновенно и точно выполнять команды дрессировщика. Невозможно надеяться на призовое место, если собака слишком возбудима или, наоборот, заторможена. Можно оценить, какие породы пригодны лучше (с ними спортсмены и выступают), какие хуже (если кто-то с ними и участвует в соревнованиях, то неудачно).

5. Заводчики при разведении собак служебных пород ориентируются на запросы спортсменов (приоритет рабочих качеств).

Спортсмены, первоначально придя в спорт со своими личными собаками, начинают понимать, что для улучшения результатов им необходимо взять собаку более перспективную для спорта. Какую? Щенка от той собаки, с которой были показаны высочайшие результаты. Собака для спортсмена как спортивный инвентарь. Ему нужно лучшее. Так лыжники выступают на лыжах самых известных в их кругу фирм. Не потому, что престижно, потому что на них можно улучшить результат.



Рис. 15. Соревнования по службе спасения на водах. 


Если спорт массовый, то появляется много заводчиков, ориентированных на удовлетворение спроса среди спортсменов. Именно у них можно приобрести собак нужного для спорта качества. Чем больше ориентация на рабочие качества собак, тем лучше развивается служебная порода.

Возьмём автомобильный спорт, велосипедный спорт. С одной стороны, в них соревнуются люди, спортсмены, участвующие в соревнованиях. С другой стороны, соревнуются и команды конструкторов, инженеров, целых научных институтов, стремящихся улучшить спортивный инвентарь для спортсменов. Первоначально их находки используются только для спортивных автомобилей, велосипедов, но затем они уже идут в массовое производство. То есть спорт катализирует развитие области, с ней связанной.

Например, соревнования по летнему многоборью выявили, что существующий в СССР тип немецкой овчарки (восточноевропейская овчарка) заметно уступает тому типу, который разводился в ГДР. В СССР была допущена ошибка с ростом восточноевропейских овчарок (ВЕО). Они были выше, чем за рубежом, а потому отличались по своим характеристикам. Нашим овчаркам не хватало скорости, желания работать. Они были излишне громоздкими и не так хорошо координированными. Спортсмены, выступающие с немецкими овчарками с кровями ГДР, имели изначальное преимущество. Неудивительно, что очень скоро импорт овчарок из ГДР стал очень значимым, и эти собаки стали приливаться к отечественному поголовью, улучшая его показатели.



Рис. 16. Международные соревнования по поисково-спасательной службе. 


Спорт очень зримо показывает, что у собак хорошо, а что плохо. Зритель видит, как собаки преодолевают препятствия, производят задержание, буксируют лыжников. Болельщик, посмотрев несколько соревнований, уже легко может сказать, какая анатомия способствует получению высоких результатов, а какая препятствует. Не нужно никаких теорий, никаких околонаучных спекуляций, всё показывает практика.

Надеюсь, у читателя не осталось сомнений, насколько важное значение имеет проведение соревнований со служебными собаками для развития служебного собаководства как отрасли народного хозяйства в целом. Это — основа служебного собаководства. Пока проводятся соревнования, есть спрос на собак для спорта, на собак с прекрасными рабочими качествами. Есть спрос на таких собак, будет и предложение. Именно спорт с собаками обеспечивает даже в странах с господствующим выставочным разведением наличие пригодных для службы собак, грамотных специалистов по дрессировке. Чем развитее в стране спорт с собаками, чем сложнее его дисциплины, тем выше составляющая служебного направления в общей национальной картине собаководства.

Для того чтобы полностью уничтожить в нашей стране служебное собаководство, необходимо было сократить проведение соревнований со служебными собаками до минимума, чтобы они перестали оказывать на разведение собак служебных пород сколько-либо значимое влияние. В крайнем случае, заменить на соревнования, в которых к собакам предъявляется минимальный набор требований, где желательные для этих соревнований качества не имеют отношения к тем качествам, которые нужны для реальной работы в кинологических службах. А ещё лучше — переориентировать спортсменов по служебному собаководству на соперничество на выставках.

Когда спортом с собаками ведал ДОСААФ СССР, вид спорта «служебное собаководство» развивался. После развала СССР курировать служебное собаководство в РОСТО стал Центральный клуб служебного собаководства, который стал учредителем Российской федерации служебного собаководства (РФСС). РФСС взяла на себя все функции, связанные с координацией проведения спортивных мероприятий. Клубы служебного собаководства одновременно входили и в РОСТО, и в РФСС, пользовались той инфраструктурой, которая им досталась от ДОСААФ СССР.

Пока Президентом РКФ был Е. Л. Ерусалимский, в деятельность «служебников» никто не встревал, внутри РКФ они работали совершенно автономно, по своему «направлению» (согласно Уставу РКФ 1991 г.). В феврале 2001 г. Президентом РКФ стал А. И. Иншаков. Очень быстро он забрал в СОКО РКФ все функции у её членских федераций. Основное, конечно, это — печать родословных. Президент РФСС М. В. Герасимова перевезла из помещения Центрального клуба служебного собаководства всю зоотехническую документацию. Но этого оказалось мало. Иншаков решил переподчинить себе и спорт. 26 июля 2002 г. проводится Бюро РКФ, на котором в повестке дня первым стоит вопрос о спорте.

ПО ПЕРВОМУ ВОПРОСУ ПОСТАНОВИЛИ:

1. Поручить РФСС в лице Президента РФСС М. В. Герасимовой сформировать Комитет РКФ по кинологическим видам спорта для всех пород, кроме охотничьих; разработать план соответствующих мероприятий; доложить на Бюро РКФ в течение одного месяца.

2. Поручить РФОС в лице Вице-президента РФОС А. М. Михайлова сформировать Комитет РКФ по кинологическим видам спорта для охотничьих пород; разработать соответствующий план мероприятий; доложить на Бюро РКФ в течение одного месяца.

3. Предложить вновь создаваемым Комитетам РКФ по кинологическому спорту строить дальнейшую работу за счет самоокупаемости и спонсорской помощи, и с учетом того, что дополнительное финансирование со стороны РКФ возможно только при наличии высших достижений российских спортсменов и после соответствующего решения Президиума РКФ.

Иншаков уже изначально определил, что соревнования нужно проводить за счёт средств организаторов, никакого финансирования со стороны РКФ не будет.

Читатель, возможно, удивится, что это за кинологические виды спорта с участием охотничьих пород? К сожалению, как обычно, в РКФ снова произвели подмену понятий — спортивные соревнования и состязания собак.

Что такое спортивные соревнования? Это соревнования, в которых соревнуются между собой люди, в которых оценивается результаты, показанные людьми. В качестве спортивного инвентаря при этом могут быть использованы животные (лошади, собаки) или механизмы (автомобили, самолёты и т. д.). Роль качества спортивного инвентаря может быть достаточно высока. В спортивной индустрии за ведущие позиции конкурируют целые корпорации, добиваясь того, чтобы именно у них закупались кроссовки, шиповки, шесты, бобы, винтовки, лыжи.

Но, кроме спортивных соревнований, существуют состязания животных, где оцениваются результаты, показанные животными. Разумеется, все понимают, что животных готовят люди, и от квалифицированности этой подготовки во многом зависит и результаты выступлений животных на состязаниях.

Чтобы было более понятно, я приведу примеры. Наиболее известные — бега борзых за механическим зайцем, петушиные бои, тараканьи бега. В коневодстве проводятся испытания резвости с целью определение племенной ценности животных. Для верховых лошадей устраивают скачки, для рысистых — бега. В этих состязаниях принимают непосредственное участие жокеи и наездники, которые управляют лошадьми, но соревнуются между собой не они, а животные. Роль людей здесь заключается в том, чтобы максимально раскрыть возможности животных. Наездник или жокей на бегах и скачках выполняют функции хендлера на выставке собак, только вместо красоты собаки раскрываются скоростные качества лошади. Но и то, и другое необходимо, чтобы эти животные были использованы в племенном разведении.

Очень важная деталь — состязания проводятся только между породистыми лошадьми, имеющими документы о происхождении. Это и понятно: оценка племенного потенциала может быть только у племенных животных. Очень часто устраиваются отдельные заезды между представителями одной породы, только среди рождённых в этой стране, только среди кобыл и т. д.

А как же конный спорт? А вот в конном спорте никаких ограничений по происхождению лошадей не существует. Здесь действуют принципы Олимпийской хартии: в спорте не может быть никакой дискриминации. Поэтому в конкуре, выездке, в пятиборье участие могут принять спортсмены, выступающие и с метисами, и с лошадьми неизвестного происхождения. В конном спорте оценивается мастерство всадника, взаимодействие спортсмена и его четвероногого партнёра.

Цели проведения спортивных соревнований и состязаний среди животных соответствуют тому, кто эти мероприятия организуют. Спортивные соревнования проводят спортивные организации, а соревнования среди животных организовывают те, кто занимается их племенным разведением. Федерация конного спорта разведением лошадей не занимается. Направление её деятельности — подготовка спортсменов и лошадей к соревнованиям, проведение этих соревнований (не будем забывать, что конный спорт входит в состав олимпийских видов спорта). Испытанием резвости лошадей занимаются объединения конезаводчиков (разведенцев лошадей), для них основная цель — улучшение пород лошадей. Если бы можно было оценить резвость скакунов и рысаков без участия людей, испытания проводились бы без наездников и жокеев. Их мастерство или, напротив, неопытность, искажают объективные показатели резвости лошадей, мешают определить племенной потенциал животных.

Собаководство принципиально не отличается от коневодства: здесь тоже проводятся испытания пле


убрать рекламу






менных качеств и состязания среди племенных животных. Только у собак проверяется не резвость. У охотничьих собак испытываются их способности к охоте, у служебных пород — рабочие качества.

Даже далёким от лошадей людям понятно, что лошадей к испытаниям надо готовить. На старт не выведешь необъезженную лошадь. Рысаки должны спокойно бежать, запряжённые в качалку, верховые лошади — мчаться, не пытаясь сбросить седока. Лошадей к испытаниям нужно тренировать, почти как тренируют спортсменов. Правильный рацион, продуманный распорядок дня, тщательно рассчитанный план тренировок с возрастанием и снижением нагрузок. В итоге — великолепная физическая форма на момент испытаний и максимальный результат.

Собак пользовательных пород тоже не привозят на испытания необученными, их тоже надо готовить. Служебных собак — преодолевать препятствия, производить задержание, ходить по следу и т. д. ДОСААФ СССР занимался развитием прикладных и военизированных видов спорта. Поэтому проводились именно спортивные соревнования. Небольшая деталь: скорость преодоления препятствий в многоборьях определялась по спортсмену, а не собаке (отсечка времени проводилась по пересечению финиша человеком). Даже в общем курсе дрессировки и защитно-караульной службе (казалось бы, тестовых курсах дрессировки) половина баллов отдавалась на оценку работы дрессировщика: балы снижались за искажение команды жестом, неправильный показ приёма и т. д. Но для ДОСААФ такой подход был единственно возможным: основная его задача была не столько разведение собак, сколько патриотическое воспитание допризывников, подготовка специалистов по военно-техническим направлениям, в том числе — проводников служебных собак.

Слово «собаководство» переводится на английский язык как dog breeding, в обратном переводе — разведение собак. Для собаководства в таком понимании необходимо проводить именно испытания качеств собак, а не спортивные соревнования. И действительно, в кинологическом мире разведенцы собак проводят состязания с выявлением лучших собак по их пользовательным качествам (служебным и охотничьим). Любопытно, что есть даже прямой аналог скачек и бегов: бега борзых за механическим зайцем. В ФЦИ проводятся состязания среди служебных пород собак и среди охотничьих. Вопрос, являются ли эти мероприятия спортивными соревнованиями, кажется просто нелепым. Достаточно прочитать положения по проведению состязаний, чтобы убедиться, что к спорту они не имеют никакого отношения.

В ФЦИ очень популярны состязания по обидиенс (послушание). Для их проведения не требуется много места, поэтому очень часто их проведение приурочено к проведению выставок. В Положении ФЦИ «Общие правила для участия в испытаниях по обидиенс и в соревнованиях международного класса по обидиенс с C.A.C.I.OB» записано:

1. Условия для участия в международном классе по обидиенс

Для участия в международных соревнованиях по обидиенс, или Чемпионате Сектора или Чемпионате мира необходимо, чтобы собаке было, по крайней мере, 15 месяцев, а также, чтобы она была зарегистрирована в Племенной книге, или приложении к Племенной книге, признаваемой ФЦИ. Собаки, зарегистрированные в АКС, КС или СКС участвовать могут, но не имеют право на CACIOB.

CACIOB — это титул собаки, в переводе — «Чемпион международных соревнований по проверке навыков послушания». Состязания проводятся только среди породистых собак. А кто же является их победителем? Собака. Так в правилах и записано:

Международный сертификат CACIOB.

Собаке-победителю, получившему первый приз — оценку «отлично» (для кобеля обязательно наличие двух яичек), присуждается CACIOB; вторая собака (при тех же условиях) получает резерв CACIOB.

Чтобы получить подтверждение сертификата, собаки должны быть зарегистрированы в племенной книге страны — FCI или контрактного партнера.

Состязания по обидиенс — совсем как выставка. Только на выставке титулы дают за красоту, а на состязаниях — за послушность. И там и там проводники собак называются хендлерами. Соревнуются не они, соревнуются собаки.

В ФЦИ проводятся состязания для служебных собак — IPO, для розыскных собак — IPO-FH. В Руководстве по проведению этих состязаний чётко определены их цели:

Испытания и соревнования служат двум целям. С одной стороны, посредством сдачи испытаний выявляются отдельные особи, которые признаются годными для работы в тех областях, в которых они применяются; с другой стороны, испытания служат для поддержания общего состояния и рабочих качеств собак из поколения в поколение и/или их совершенствования. Они также играют роль в поддержании здоровья собак и фитнеса. Сдача испытаний также служит доказательством того, что собака пригодна к разведению.

Ежегодно ФЦИ проводит чемпионаты мира по IPO. В Положении ФЦИ «Технические требования для организации Чемпионата мира IPO для служебных собак» содержатся ясные указания, с какой целью и по каким принципам проводятся данные мероприятия.

…6.8. Соревноваться допускаются только собаки, зарегистрированные в Племенных книгах или приложении к Племенным книгам членской организации FCI или контракт партнера, так же как зарегистрированные в Племенных книгах или приложении к Племенным книгам не членской организации FCI, с который FCI заключено соглашение о сотрудничестве взаимного признания Племенных книг (АКС, КС, СКС).

…8.1. Участник с самым высоким общим количеством очков и оценкой не ниже «очень хорошо» в индивидуальном зачете становится победителем и награждается званием «Чемпион мира FCI 20хх (указать дату) для служебных собак».

8.2. Победитель должен быть награжден CACIT. Присуждение CACIT зарезервировано для пород, подлежащим рабочему испытанию в группах FCI 1, 2 и 3. Ссылка сделана на специальные условия CACIT.

Победителями Чемпионата мира IPO для служебных собак являются собаки, которым присваиваются титул CACIT (Международный чемпион по рабочим качествам). Как мы понимаем, титул получает, конечно, не человек, а собака. Читатель может спросить, а какое отношения имеют состязания по обидиенс и IPO к соревнованиям по виду спорта «служебное собаководство»? Отвечу: самое прямое, это — две дисциплины этого вида спорта.

Мне непонятно каким образом, но руководителям РФСС удалось внести IPO и обидиенс в Единую всероссийскую спортивную квалификацию. IPO там называется «служебное троеборье».

У Иншакова был хороший повод требовать от РФСС передать под кураторство РКФ вид спорта «служебное собаководство», потому что именно СОКО РКФ была членом ФЦИ. А ФЦИ проводила чемпионаты мира по IPO и обидиенс, двум дисциплинам вида спорта. Сборные на эти чемпионаты мира формирует СОКО РКФ, а не РФСС, кажется вполне логичным, что именно СОКО РКФ будет руководить всем видом спорта. То, что ФЦИ — кинологическая организация, спортивных мероприятий не проводит вообще, это уже несущественные детали.

Руководители РФСС свои права по развитию спорта передали в РКФ без всякого сопротивления. Президент РФСС в то время М. В. Герасимова стала сначала советником Президента РКФ по спорту, а затем руководителем Спорткомитета РКФ с очень хорошим окладом и весьма свободным графиком работы (раз в неделю два-три часа). Вот так и получилось, что спорт «служебное собаководство» из ДОСААФ СССР оказался под опекой совсем не спортивной организации — РКФ, а часть его дисциплин стало не спортивными.

Зачем нужен был Иншакову спорт с собаками? Доход он не приносит, проведение соревнований с собаками было всегда убыточное. Неужели хотел развивать спорт с собаками и вообще служебное собаководство? Так можно было бы подумать, если не знать продолжения этой истории. На самом деле, произошло всё наоборот. С каждым годом количество соревнований по служебному собаководству стало уменьшаться. Ни о каком финансировании спортивных соревнований вопрос даже не ставился. Организаторами их были городские и региональные клубы собаководства, которые их проводили за собственный счёт.

15 ноября 2007 г. на заседании Президиума РКФ рассматривается среди прочего и вопрос о спорте.

11. Ходатайство советника Президента РКФ по спорту Герасимовой М. В. об исключении из реестра видов спорта «Служебное собаководство» дисциплин «многоборье», «троеборье», возражение главного тренера РКФ Кириллова М. В., Нижегородского областного совета РОСТО, начальника ЦК РОСТО Ширана И. А.

Итак, бывший Президент РФСС, а ныне советник Иншакова, передав спорт в подчинение СОКО РКФ, ставит вопрос о необходимости удаления из него основных дисциплин, из-за которых он и был создан. Не правда ли, странно?

Однако решение на том заседании Президиума было принято не такое, какое было запланировано Иншаковым (смешно думать, что Герасимова могла выдвинуть какую-то важную инициативу самостоятельно, без указания шефа). Начальник Центрального клуба служебного собаководства РОСТО Игорь Ширан, сам бывший спортсмен, мастер спорта СССР по служебному собаководству был слишком убедителен и искренен в своей защите самых важных дисциплин спорта. А назвать истинную причину необходимости уничтожения этих дисциплин, чтобы принять нужное решение, было нельзя. В самом деле, нельзя же открыто заявить, что для дальнейшего удушения служебного собаководства в нашей стране, необходимо прикрыть самые массовые, самые зрелищные дисциплины спорта с собаками!

По 11 вопросу повестки дня

РЕШИЛИ: решение Спорткомитета СОКО РКФ по 1 вопросу протокола № 8 от 30.08.07. о ходатайстве перед Президиумом РКФ об исключении из реестра вида спорта «служебное собаководство» дисциплин «троеборье» и «многоборье» и обращении с данной просьбой в Росспорт не утверждать.

В удовлетворении ходатайства советника Президента СОКО РКФ по спорту Герасимовой М. В. об исключении из реестра по виду спорта «служебное собаководство» дисциплин «троеборье», «пятиборье» и «зимнее многоборье» отказать.

Поручить Спорткомитету СОКО РКФ включить в единый план Росспорта на 2008 год:

— Чемпионат России по буксировке лыжника;

— Чемпионат и Первенство России по служебному собаководству «Зимнее многоборье»;

— Чемпионат и Первенство России по служебному собаководству «Троеборье»;

Поручить Спорткомитету СОКО РКФ решить вопросы по датам и организаторам данных соревнований по своему усмотрению в срок до 1 января 2007 года.

Вычеркнуть основные дисциплины из вида спорта не получилось, но зато можно применить другой способ их уничтожения, не менее действенный — саботаж. Получив в Росспорте аккредитацию по виду спорту «служебное собаководство» вместо РФСС, РКФ просто не подала правила на четыре дисциплины — троеборье, пятиборье, зимнее многоборье и розыскная служба. Проводить официальные спортивные соревнования без утверждённых Росспортом правил нельзя. А на неофициальных соревнованиях выполнить спортивные разряды невозможно, нельзя получить спортивное звание, стать Чемпионом России.

Система, действующая в российском спортивном ведомстве, довольно простая. По каждому виду спорта, входящему в ЕВСК, раз в четыре года проходит государственная аккредитация общероссийских спортивных федераций. В большинстве видов спорта таких федераций одна. Но в некоторых видах спорта их несколько, и они конкурируют между собой. Государство в лице своего ведомства выбирает из них самую лучшую и наделяет эту федерацию частью своих полномочий: разрабатывать правила соревнований, разрядные требования, положения о квалификации спортивных судей. Само спортивное ведомство их только утверждает.

От РКФ после аккредитации её в Росспорте в качестве общероссийской спортивной федерации по этому виду спорта требовалось только взять старые правила «служебного собаководства», разработанные ещё РФСС, и внести их в Росспорт в качестве проекта новых правил. Если в РФСС старые правила были утеряны, то в Росспорте они хранились. Двадцать минут копирования на ксероксе, и проект правил готов. Только на титульном листе изменить дату. Проект правил по «служебному собаководству» в Росспорт был представителями РКФ внесён, но из него были изъяты правила по четырём дисциплинам. В ЕВСК спорт состоит из 12 дисциплин, а в правилах их было только на 8! То есть, вместо обыкновенного копирования, которое можно было получить самому мелкому клерку офиса РКФ, было проведено редактирование текста правил, требующее дополнительных умственных усилий.

Могла ли М. В. Герасимова, которая подавала эти правила раньше от РФСС, не знать, что дисциплин в новом проекте правил не хватает? Мог ли об этом не знать А. И. Иншаков, подписавший этот проект? Очевидно, после обсуждения на Президиуме РКФ этого вопроса, случайность была исключена. Да и какая может быть случайность, когда до конца своей аккредитации в 2012 г. СОКО РКФ так и не сдала на утверждение правила по 4 «забытым» дисциплинам!

С какой же целью были изъяты правила по основным дисциплинам «служебного собаководства»? Ответ однозначный: отсутствие правил делает невозможным проведение соревнований, а отсутствие соревнований делает ненужной подготовку к ним. Логическая цепочка такова: отсутствие правил — отсутствие соревнований — отсутствие тренировок — отсутствие спортсменов — ликвидация спортивной дисциплины.

В действующем Порядке признания видов спорта, спортивных дисциплин и включения их во Всероссийский Реестр видов спорта и порядка его ведения нашего спортивного ведомства записано:

56. Основаниями для исключения вида спорта (кроме военно-прикладных и служебно-прикладных видов спорта), спортивной дисциплины из Реестра, являются:

а) отсутствие официальных всероссийских спортивных соревнований в Едином календарном плане межрегиональных, всероссийских и международных физкультурных мероприятий и спортивных мероприятий в течение 2 лет (кроме национальных видов спорта) — для исключения вида спорта из второго раздела Реестра и включения его в первый раздел Реестра;

б) отсутствие спортивной дисциплины в программах официальных соревнований в течение 3 лет (для исключения спортивной дисциплины из Реестра).

Если соревнования не проводятся 3 года, спортивная дисциплина исключается из Реестра признанных видов спорта, даже не надо писать заявление от аккредитованной федерации. Иншаков и Герасимова при этом умывают руки: это не они исключили основные дисциплины из состава вида спорта, а принял решение Росспорт. РКФ тут совершенно не при чём: эти спортивные дисциплины стали не интересны, спортсмены не хотят участвовать в соревнованиях, никто их не проводит, поэтому они умерли сами собой.

Но руководители РКФ на этом не остановились. Они, кроме неполного комплекта правил, передали в Росспорт неполный комплект разрядных требований (результаты, достигнув которых, спортсмен выполняет норматив для присвоения спортивного разряда или спортивного звания). В разрядных требованиях также отсутствовали 4 дисциплины: троеборье, пятиборье, зимнее многоборье, буксировка лыжника. В разрядных требованиях присутствовала розыскная служба, но как выполнить разряд, если правил нет, и соревнований не проводится? Розыскная служба исчезла не только из правил вида спорта, она исчезла из числа допусковых курсов дрессировки.

Но и это ещё не всё. Аккредитованная федерация была обязана представить в спортивное ведомство проект положения о квалификации спортивных судей (как можно стать спортивным судьёй и повысить свою квалификацию вплоть до судьи всероссийской категории). РКФ этого документа тоже так и не представила до окончания своей аккредитации в 2012 г. Согласно Положению о судьях Минспорттуризма судьи всероссийской категории обязаны не реже чем раз в 4 года проходить переаттестацию. Если в виде спорта нет квалификационного положения о судьях, то не только не могут появиться новые судьи (их же надо аттестовать, а для аттестации нужны правила аттестации), через 4 года теряют всероссийскую категорию старые, уже давно аттестованные в ДОСААФ. По правилам нашего государственного спортивного ведомства без судей всероссийской категории невозможно выполнить условия для присвоения спортивного разряда выше первого и спортивного звания. Нет официальных спортивных судей — нет официальных спортивных званий.

Неудивительно, что за последние 10 лет в виде спорта «спортивно-прикладное собаководство» (бывшее «служебное собаководство») новых мастеров спорта не появилось.

Спортсмены, занимавшиеся ранее основными дисциплинами СПС, из спорта ушли. Кто будет годами готовиться к соревнованиям, которые не проводятся? РКФ перестала проводить соревнования по спортивным принципам. Вместо них проводились состязания среди собак, уже в соответствии с положениями ФЦИ.

Руководители РКФ самым нахальным образом обманывали чиновников спортивного министерства. В Единый календарный план соревнований (ЕКП) подавали сведения о соревнованиях по дисциплинам вида спорта «служебное собаководство», а на самом деле проводили состязания среди собак для выявления их служебных качеств и присвоения собакам титулов ФЦИ. По правилам, утверждённым спортивным ведомством, участвовать в соревнованиях могут спортсмены с любыми собаками, а по положениям организаторов этих мероприятий записывались только собаки с признаваемыми родословными (в соответствие с принципами ФЦИ). Кто же был судьями на этих мероприятиях? Конечно, не спортивные судьи. Победителей определяли судьи по рабочим качествам ФЦИ. Например, судить IPO приезжали судьи ФЦИ из Германии. Каждый из них по-немецки назывался Leistungrichter (судья по работе), в отличие от Zuchtrichter (судья по разведению), который судит выставки. Это понятно: кто ещё должен определять победителей состязаний среди собак, если не судья по рабочим качествам собак? Но какое отношение эти мероприятия имеют к спортивным соревнованиям?

Чиновники Росспорта (Минспорттуризма, Минспорта) никаких мер в отношении РКФ не принимали, упорно «не замечали», что она не выполняет обязанностей аккредитованной федерации. По половине дисциплин вида спорта не проводится официальных спортивных соревнований, по четверти дисциплин не существует правил и разрядных требований, нет положения о судей, не присваиваются спортивные звания, ничего это не вызывает никакого беспокойства. Даже грубейшие нарушения возглавляемой Иншаковым организации не служат основанием для принятия в отношении РКФ каких-то действий.

Мы видим, что Иншаков, только утвердившись на должности Президента РКФ, очень озаботился развитием вида спорта «служебное собаководство», добившись аккредитации по нему СОКО РКФ. Видим, что в результате его «заботы» основные дисциплины «служебного собаководства» умерли, а по остальным дисциплинам за спортивные соревнования стали выдаваться состязания среди собак. Если спорт для РКФ не интересен, зачем нужно было его отбирать? А если интересен, почему он был разгромлен? Из всей этой истории я могу сделать только один вывод: у Иншакова был приказ уничтожить основные дисциплины этого прикладного спорта с собаками. Он взял спорт «служебное собаководство» под свой контроль, чтобы вернее его удушить. Без уничтожения этого спорта нельзя добить остатки служебного собаководства.

Ещё раз вернёмся к датам. Решение о создании Спорткомитета РКФ было принято 26 июля 2002 г., а статус действительного члена ФЦИ РКФ получила уже в следующем году. Я не верю в случайности. Для меня совершенно очевидно, что создание Спорткомитета РКФ и переподчинение себе спорта было одним из условий «признания» РКФ «мировым кинологическим сообществом» в лице ФЦИ. Дополнительным доказательством стали действия РКФ, когда возникла угроза потерять контроль над спортом.

4 декабря 2007 года вступил в силу новый Федеральный закон № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации». В законе появились новые требования к общероссийской спортивной федерации. В её Уставе одной из целей деятельности должно быть развитие вида спорта, на аккредитацию которого федерация претендует. Название этого вида спорта должно входить в название этой федерации. И самое главное — спортивная федерация должна быть общественным объединением только в форме общественной организации. В течение 4 лет (то есть до конца 2011 г.) все общероссийские спортивные федерации должны в своих учредительных документах внести необходимые изменения.

В третьем чтении закон был принят Думой 16 ноября 2007 г., а вопрос об исключении основных дисциплин из вида спорта рассматривался Президиумом РКФ 15 ноября этого же года, то есть на день раньше, когда уже было абсолютно ясно, что закон будет принят, никакой интриги с голосованием не будет. Странное совпадение, не правда ли?

Первое время после принятия закона № 329-ФЗ никаких действий руководители РКФ не принимали. Ломать «систему РКФ», реорганизовывать СОКО РКФ в общественную организацию с возможностью прямого членства — это слишком! Только 8 сентября 2010 г. в РКФ вспоминают о спорте. Спорт уже давно изменил своё название: служебное собаководство на спортивно-прикладное собаководство. На заседании Президиума РКФ в этот день по 13 вопросу повестки дня было принято решение:

Поручить Спорткомитету РКФ в срок до 10 декабря 2010 года предоставить на рассмотрение в Президиум РКФ вопрос о целесообразности аккредитации РКФ в Минспорттуризма РФ.

В протоколах следующих заседаний Президиума РКФ нет никакой информации о реакции Спорткомитета РКФ. Время шло, Президиум РКФ никаких мер не принимал по решению вопроса об аккредитации. Решений для получения новой аккредитации могло быть только два: или РКФ превращается из кинологической федерации в спортивную (что из области фантастики), или создаётся новое юридическое лицо, полностью удовлетворяющее требованиям закона и входящее в «систему РКФ». Ни то, ни другое сделано не было. Для всех стало понятно, что в РКФ решили ничего не делать.

Если предполагать, что Иншакову нужно было забрать спорт с собаками, чтобы его уничтожить, то отсутствие аккредитованной федерации был ему только на руку. Если аккредитацию по виду спорту ни одна спортивная федерация не получает, то включать соревнования в ЕКП Минспорта некому. Официальные спортивные соревнования проводиться не могут. Не проведение соревнований в течение трёх лет приводит к исключению спорта из Реестра признанных видов спорта. Внести в этот Реестр новый вид спорта или возвратить исключённый практически невозможно.

Раньше этот вид спорта финансировался через ДОСААФ СССР. В современных условиях всё держится только на самофинансировании энтузиастов — спортсменов, тренеров, руководителей организаций. Но никто из них не является миллионерами, а среди миллионеров меценатов спорта с собаками до сих пор не нашлось. Кормовым компаниям гораздо интереснее для спонсорства не спортивные соревнования с несколькими десятками участников, а многотысячные выставки.

Пока спорт признан государством, есть возможность на региональном уровне получать финансирование, проводить официальные спортивные соревнования за счёт региональных спортивных комитетов. Из региональных бюджетов может финансироваться выступление региональной команды на всероссийских соревнованиях. Это — не очень большие деньги, но хоть что-то. При полном отсутствии средств даже небольшая помощь позволяет выжить. Кроме того, Чемпионаты России и Кубки России финансирует сам Минспорт.

В любом случае необходима аккредитованная общероссийская федерация. Неудивительно, что занимающиеся спортивно-прикладным собаководством люди, после жарких дискуссий в сети интернет пришли к решению не надеяться на начальников, а создавать всероссийскую федерацию спортивно-прикладного собаководства самостоятельно. В конце концов, в начале апреля 2011 г. на 7 мая была назначена учредительная конференция[78]. На неё были приглашены все желающие, заинтересованные в развитии этого вида спорта. Все любители спорта о ней знали. Проект Устава обсуждался заранее, в него даже были внесены изменения после внесённых предложений.

Из обсуждения сейчас видно, что даже учредители (все из «системы РКФ»), включая меня, не владели информацией, что на самом деле происходит со спортом. Бытовало представление, что все проблемы — от незаинтересованности сотрудников и руководителей РКФ в его развитии. Видно также, что речь не шла о создании структуры вне РКФ. Изначально планировалось организовать объединение спортсменов, тренеров, организаторов спортивных соревнований внутри «системы РКФ». Вот, например, что я писал:

Необходимо:

— налаживание координации наших действий (взять хотя бы накладки календаря соревнований);

— создание инфраструктуры для занятий этим видом спорта на местах;

— создание необходимых условий спортсменам для достижений достойных результатов на международных соревнованиях;

— работа со спонсорами и меценатами по привлечению средств для указанных целей.

…ФСПС может работать с кинологическими организациями (членами РКФ), которые проводят соревнования, занимаются подготовкой спортсменов. В том числе — и с НКП.

Если получится объединить в этой организации большинство заинтересованных лиц, то уже можно будет вести разговор с РКФ на более высоком уровне — не от имени некоторых людей, а от их объединения. На первом этапе я вижу Федерацию в виде профсоюза людей, занимающихся этим спортом (спортивно-прикладным собаководством), которая будет в первую очередь защищать их интересы, а во вторую — заниматься собственно развитием спорта.

7 мая была проведена Учредительная Конференция Российской федерации спортивно-прикладного собаководства (РФСПС), 14 июля РФСПС была зарегистрирована в Министерстве юстиции России, а 8 августа (в первый день работы офиса РКФ после летних каникул) РФСПС вступила в «систему РКФ». Точнее говоря, РФСПС подала заявку на членство в РФЛС. Был оплачен членский взнос от организации (5 000 рублей), на неё завели племенную папку под номером 405 (в эту папку от организации принимается вся зоотехническая документация), были выданы коды клейм (этими сочетаниями букв метятся рождённые в организации щенки) — RFS. Формально приём нового члена утверждает Бюро Президиума РФЛС, но за всю историю этой организации ни разу такого не было, чтобы Бюро не утвердило нового члена.

В конце ноября 2011 г. Минспорттуризм РФ объявил о приёме с 1 по 28 декабря заявок на получении очередной аккредитации общероссийских спортивных федераций. Необходимо было предоставить целый пакет документов. Один из них — проект правил по виду спорта. Вот тогда и выяснилось, что в действующих правилах отсутствуют 4 дисциплины. В интернете от РФСПС была опубликована просьба прислать старые правила по виду спорта. И их прислали.

РФСПС с момента своей регистрации вела переговоры с Международной организацией спасательных собак (IRO) на предмет вступления в её члены. IRO не только организовывает по всему миру спасательные операции с применением собак, но и проводит международные соревнования (чемпионаты мира) по двум дисциплинам СПС (поисково-спасательная служба и служба спасения на водах). 17 декабря 2011 года проходит заседание Президиума РФСПС, на котором было принято решение о подаче документов на аккредитацию в Минспорттуризм РФ. 19 декабря весь пакет документов (включая правила по недостающим дисциплинам) был передан в отдел по аккредитации министерства. Других претендентов на получение аккредитации по СПС не было, заявка от РФСПС была единственной. Впрочем, и юридических лиц, соответствующих требованиям закона о спорте к спортивной федерации не было. Прошли новогодние праздники. И вот на официальном сайте РКФ 11.01.2012 появилось объявление:

Российская кинологическая федерация сообщает, что 26 декабря 2011 года создана общероссийская общественная организация «Федерация спортивно-прикладного собаководства в системе РКФ» (ФСПС РКФ Президент Иншаков А. И.)

РКФ является учредителем и членом данной спортивной федерации.

ФСПС РКФ взаимодействует с FCI через РКФ по всем направлениям деятельности, в том числе, и по участию в спортивных мероприятиях FCI.

28 декабря 2011 года ФСПС РКФ предоставил необходимый пакет документов в Минспорттуризма РФ для получения государственной аккредитации.

РКФ направила в Минспорттуризма РФ ходатайство о передаче ФСПС РКФ государственной аккредитации по виду спорта спортивно-прикладное собаководство.

Также РКФ доводит до сведения всех заинтересованных лиц о том, что общероссийская общественная организация «Российская федерация спортивно-прикладного собаководства», руководитель Гаврилин В. А., не является членом РКФ, РФЛС, РФОС, РФСС и ОАНКОО.

Спустя несколько дней уже на сайте РФЛС появилась информация следующего содержания:

«Выписка из Протокола заседания Президиума Союза Общественных Кинологических Организаций „Российская Федерация Любительского Собаководства“» (СОКО «РФЛС») От 26 декабря 2011 года:

По 3 вопросу повестки.

РЕШИЛИ: Не принимать в члены Российской Федерации Любительского Собаководства Общероссийскую общественную организацию «Российская федерация спортивно-прикладного собаководства». Оплаченный 08.08.11. вступительный членский взнос вернуть.

Секретарь РФЛС Рукосуева Е.

Что же произошло в офисе РКФ 26 декабря 2011 года, почему были приняты совершенно казалось бы нелогичные решения? Начнём с опровержения совершенно очевидно лживой информации: никакого необходимого пакета документов ФСПС РКФ в Минспорттуризм не предоставила. Достаточно заглянуть в перечень требуемых документов для подачи заявления на аккредитацию, чтобы в этом убедиться. Например, в него входили свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ, свидетельство о государственной регистрации в Минюсте, свидетельство о постановке на учёт в ФНС, выписка из ЕГРЮЛ, коды статистики. Разумеется, ни одного этого документа у незарегистрированной организации, даже если и состоялась её учредительная конференция 26 декабря, не было (ФСПС РКФ была зарегистрир


убрать рекламу






ована только 23 января 2012 г.).

За четыре года руководители РКФ ничего не сделали для продления своей аккредитации в Минспорттуризма. Она была им не нужна. И вот за два дня до конца приёма заявки на аккредитацию внезапно принимается решение о необходимости принятия срочных мер. И речь идёт даже не о получения аккредитации самой РКФ или её подразделения, а о недопущения аккредитации РФСПС. В течение одного дня 26 декабря Иншаков в качестве Президента РФЛС добивается на Президиуме РФЛС исключения РФСПС из состава «системы РКФ» (отказ в принятии РФСПС в члены РФЛС, что во всех остальных случаях происходило автоматически) и проводит учредительную конференцию ФСПС РКФ, которая ранее не планировалась. Позднее, 19 января, когда руководители ФСПС РКФ встречались со спортивной общественностью, у них спрашивали, почему на учредительную конференцию никого не пригласили? Ответы были невнятны. На официальном сайте РКФ приглашение принять участие в учредительной конференции ФСПС РКФ никогда не публиковалось. В этом можно убедиться, просмотрев архив новостей. То, что она якобы состоялась 26 декабря, стало известно спустя две недели. На сайте РКФ в архиве новостей есть информация от 30 декабря о праздновании двадцатилетия РКФ, но никаких сведений о создании ФСПС РКФ вплоть до 11 января нет. Кроме того, для того, чтобы РКФ стала учредителем новой организации, необходимо решение Президиума РКФ. Последние заседания Президиума РКФ перед 26 декабря 2011 г. проходили 30 ноября и 8 сентября. Из опубликованных выписок решений Президиума РКФ следует, что этот вопрос даже не поднимался. А в протокол учредительной конференции ФСПС РКФ занесено:

ПРИСУТСТВОВАЛИ:

Представитель от учредителя юридического лица Союза Общественных кинологических Организаций — Российская Кинологическая Федерация — Иншаков Александр Иванович;

учредители физические лица: Иншаков Александр Иванович, Галиаскарова Лариса Викторовна, Проскурякова Ольга Александровна.

Учредителями ФСПС РКФ были сама СОКО РКФ, её Президент, её исполнительный директор и член её Президиума. В качестве приглашённых лиц присутствовали ещё 4 члена Президиума РКФ, 2 члена Президиума РФЛС и ещё председатель Спорткомитета РКФ. И это всё. Никто из них никогда не участвовал в спортивных соревнованиях с собаками, никто не занимался подготовкой спортсменов, никто не занимался организацией и проведением соревнований. Я не сомневаюсь, что в протокол вписали тех, кто был под рукой и кто мог подтвердить, что он участвовал в Учредительной Конференции.

Но мало провести конференцию, для получения статуса общероссийской общественной организации надо создать региональные отделения в 42 (на тот момент) субъектах РФ. А как они могут быть созданы, если на местах никто ничего не знает? На сайте РКФ никакой информации не разместили, спортсменов не оповестили, но региональные отделения ФСПС РКФ были созданы в рекордные сроки. И не только созданы, но и их протоколы с паспортными данными членов региональных отделений и их подписями были доставлены в офис РКФ. Правда, мы знаем, что в офисе РКФ имеется очень приличная коллекция копий паспортов. При желании можно было не только общероссийскую организацию создать, но и целую политическую партию.

Когда же были собраны необходимые документы для регистрации? Естественно, после нового года. Ведь даже для переделки старых протоколов под новую организацию нужно время (зная лень сотрудников офиса РКФ, я не удивлюсь, если в создании региональных отделений ФСПС РКФ по этим протоколам принимали участие те же лица, что и в создании ОП РФЛС). Подать весь пакет документов в Минюст могли только после новогодних праздников, во второй декаде января 2012 г. А уже 23 января ФСПС РКФ была зарегистрирована. То, что на регистрацию ФСПС РКФ Минюстом РФ понадобилось чуть больше недели вместо положенного месяца, удивления уже не вызывает. Мы уже выяснили, что у влиятельных чиновников Минюста с руководителями РКФ имеются свои особые отношения.

За 4 года Президиум РКФ не сделал ни одного шага, чтобы избежать потери аккредитации по виду спорта. Учредительную конференцию ФСПС РКФ можно было провести без всякой спешки и год, и два, и три назад. Достаточно было просто сообщить о необходимости создания федерации по СПС на официальном сайте РКФ и назначить дату. Но до конца декабря 2011 года желания создавать федерацию не было. И вдруг такой ажиотаж, такая сверхактивность, очень похожая на панику. Ведь не потеря же аккредитации так перепутала руководителей РКФ (совсем недавно они сами не знали, нужна ли она). Аккредитацию должна была получить организация из «системы РКФ», члены Президиума этой организации проводили соревнования по календарю РКФ (в 2011 г. даже проводился Чемпионат России по спасению на водах). Зачем было создавать новую организацию, если в «системе РКФ» такая уже была? Ещё в августе 2011 г. Президент РФЛС Иншаков мог ознакомиться с Уставом РФСПС (для принятия в члены сдаются уставы организаций), чтобы убедиться, что он соответствует всем требованиям закона для получения аккредитации. В сентябре и ноябре члены Бюро РФЛС собирались в офисе РКФ в качестве членов Президиума РКФ, но никаких решений о том, что РФСПС нельзя принимать членом РФЛС (кстати, а на каком основании?), принято не было. Может быть, руководителей РКФ возмутило то, что РФСПС стала членом IRO? Но между IRO и ФЦИ существуют партнёрские отношения, в IRO входят многие организации, являющиеся одновременно членами ФЦИ. РФСПС подала заявку на членство в РФЛС, следовательно, должна была исполнять все решения Президиума РФЛС, где президентствовал сам Иншаков. Получается, для Иншакова организовали подчинённую ему структуру, которая взяла на себе решение вопроса с аккредитацией и проведения соревнований, убыточных мероприятий, внутри «системы РКФ». Казалось бы, куда уж лучше? И спорт остаётся под опосредованным управлением самого Иншакова, и деньги на него не надо тратить. Исходя из этой логики, создание в авральном порядке ФСПС РКФ, когда уже невозможно подать заявку на аккредитацию, кажется совершенно непонятным. Зачем тратить свою энергию, напрягать свои связи на совершение абсолютно ненужных действий? Вывод очевидный: логика была совсем другая.

РФСПС сделала одну недопустимую вещь с точки зрения Иншакова (мы понимаем, что все остальные «учредители» и «руководители» ФСПС РКФ из протокола Учредительной конференции — статисты), она не просто подала заявку на аккредитацию (об этом было известно заранее, это не скрывалось), она при этом подала проект правил на дисциплины, на которые правила были изъяты.

Проект правил, включающий основные дисциплины СПС, в Минспорттуризма был передан 19 декабря 2011 г. Разумеется, информация об этом уже через несколько дней была и у Иншакова (то, что у него были свои люди и в Минспорттуризма, я покажу чуть позже). Изъять из проекта правил РФСПС часть дисциплин он не мог. Объяснить руководителям РФСПС, что это сделать надо, он тоже не мог. Ведь нужно же тогда объяснять, для чего это надо, и кто в этом заинтересован. Как объяснить, что вопросы развития служебного собаководства в России решаются за рубежом? Возникла реальная угроза, что по этим, уже практически уничтоженным дисциплинам, снова начнут проводиться соревнования. То есть спорт может возродиться. А вот этого допустить нельзя было ни в коем случае — зарубежным кураторам это точно не понравится. Получается, что все усилия, затраченные на удушение спортивно-прикладного собаководства (непроведение соревнований, саботирование утверждения в Минспорттуризма необходимых нормативных документов) были напрасны.

Если невозможно убрать из правил вида спорта «ненужные» дисциплины, потому что их подала аккредитованная федерация, надо сорвать получение этой федерацией аккредитации в Минспорттуризма. Когда заявка на получение аккредитации подана только одна, эта федерация и получает аккредитацию практически автоматически. Необходимо создать вторую федерацию и подать заявку, чтобы первой федерации Минспорттуризма могло отказать. Но ведь людям нужно как-то объяснить создание внутри «системы РКФ» организации-дублёра. Единственный выход — вывести первую федерацию из «системы РКФ». Для исключения РФСПС из РФЛС необходимы какие-то веские основания. Исключение, кроме того, можно обжаловать в суде. А вот непринятие в члены — нет. Не захотели члены Бюро РФЛС принять новую организацию — согласно своему Уставу имеют полное право. Даже имеют право не сообщать причины такого решения.

А раз нет организации внутри «системы РКФ», имеющей возможность получить аккредитацию по СПС, её надо создать. Вот поэтому 11 января 2012 г. на сайте РКФ появилось такое двойное сообщение — о создании ФСПС РКФ и о том, что РФСПС не входит в «систему РКФ».

Однако время подачи заявок закончилось 28 декабря. Подать заявку от ФСПС РКФ задним числом было нельзя — в свидетельстве о регистрации ФСПС РКФ была проставлена дата — 23 января 2012 г. Подлог — слишком явный, он неминуемо вскрылся бы, на него в Минспорттуризма не пошли. И не аккредитовать РФСПС при отсутствии конкуренции было нельзя — для развития вида спорта необходима аккредитованная общероссийская спортивная федерация. Тогда чиновники Минспорттуризма пошли на хитрость: они просто возвратили документы. В письме[79] за подписью заместителя министра Ю. Д. Нагорных было написано:

…В соответствие с подпунктом «м» пункта 10 Порядка к заявлению о государственной аккредитации, должны прилагаться копии протоколов всероссийских спортивных соревнований, проведенных общественной организацией за год, предшествующий подачи заявления о государственной аккредитации. За указанный период протоколы не были приложены.

Вместе с тем, организация создана 7 мая 2011 года (протокол № 1). Решение о государственной регистрации Общероссийской общественной организации «Российская федерация спортивно-прикладного собаководства» было принято 29 июня 2011 года. Следовательно, спортивные соревнования данной организацией не проводились ранее указанной в протоколе даты. В этой связи в представленных Вами документах отсутствуют протоколы всероссийских спортивных соревнований, охватывающих требуемый период.

Таким образом, представленные вместе с заявление о государственной аккредитации документы не соответствуют пункту 10 Порядка. В этой связи, на основании пункта 12 Порядка возвращаем заявление Общероссийской общественной организации «Российская федерация спортивно-прикладного собаководства» о государственной аккредитации от 12.12.2011 и все представленные вместе с ним документы без рассмотрения.

Чиновники Минспорттуризма вернули без рассмотрения документы, потому что там были протоколы спортивных соревнований 2011 года и не было протоколов за 2010 год, когда РФСПС ещё не была создана. Только есть два нюанса.

Во-первых, Минспорттуризма нарушил тот самый пункт 12 «Порядок проведения государственной аккредитации Российской Федерацией общественных организаций для наделения их статусом общероссийских спортивных федераций», на который ссылается замминистра:

12. В случае представления общественной организацией в Министерство документов, не соответствующих пунктам 9, 10 Порядка, или с нарушением срока их подачи, указанного в пункте 8 Порядка, Министерство возвращает заявителю все представленные документы без рассмотрения в течение 30 календарных дней с момента их поступления в Министерство.

Прошло не 30 дней, а в три раза больше. Сначала в Минспорттуризма никаких несоответствий не нашли, а вот после регистрации ФСПС РКФ они появились.

Во-вторых, отсутствие протоколов соревнований на год предшествующий подачи заявления не помешало этим же чиновникам Минспорттуризма принять заявление на аккредитацию от ФСПС РКФ всего через несколько месяцев после этого.

Сначала РКФ продлили аккредитацию на три месяца, затем была объявлена новая аккредитация. Заседание комиссии по аккредитации состоялось 31 июля 2012 г. Из двух претендентов (РФСПС и ФСПС РКФ) Минспорттуризм выбрал организацию, созданную Иншаковым. Возглавлявший аккредитационную комиссию заместитель министра Ю. Д. Нагорных выступил с речью к присутствующим представителям двух федераций. Он отметил, что перед комиссией стоял очень тяжёлый выбор. Что оба претендента на получение аккредитацию были очень достойными. Но с небольшим перевесом голосов победила ФСПС РКФ. Однако, подчеркнул заместитель министра, обеим федерациям необходимо сотрудничать на благо развитие спорта. Для него стало откровением, когда ему в ответ сообщили, что 5 членов Президиума РФСПС буквально за несколько дней до проведения аккредитации были пожизненно дисквалифицированы в «системе РКФ» как судьи и специалисты по рабочим качествам и спорту именно из-за их желания сотрудничать со всеми заинтересованными в развитии спорта организациями (остальные члены Президиума РФСПС просто не были судьями в «системе РКФ»).

Мы не знаем, как происходило обсуждение в аккредитационной комиссии, оно проводилось за закрытыми дверями. Мы знаем только, что времени на это обсуждение было затрачено в три раза больше, чем на обсуждение претендентов на получении аккредитации в других видах спорта. У меня нет никаких сомнений, что там ни слова не было сказано о том, что ФСПС РКФ не проводила соревнования в 2011 г. и, соответственно, в представленных ею документах «отсутствуют протоколы всероссийских спортивных соревнований, охватывающих требуемый период». Видимо, замминистра не сообщил членам комиссии, что у Министерства были большие претензии к выполнению РКФ своих обязанностей аккредитованной федерации (на аккредитации ФСПС РКФ была представлена в качестве «дочки» СОКО РКФ, которой были переданы полномочия получить аккредитацию от её предшественницы). Не было зачитано письмо Президенту РКФ А. И. Иншакову[80] за подписью директора Департамента государственной политики в сфере спорта высших достижений В. Н. Павлова. В этом письме предлагалось привести «Положение РКФ о проведении испытаний и соревнований и присвоению титулов и сертификатов (кроме испытаний и состязаний охотничьих собак)» в соответствие закону «О физической культуре и спорту в Российской федерации» (именно по этому Положению проводились мероприятия, которые входили в ЕКП Министерства в качестве официальных спортивных соревнований). Указывалось в этом письме, что «Положение РКФ устанавливает дополнительные условия допуска на соревнования, в частности, по представлению участниками документов, а также по ограничению допуска участников в зависимости от породы собаки», а это незаконно. Ничего, как я полагаю, не сказал Нагорных и о том, что за время аккредитации РКФ не было присвоено ни одного звания «Мастера спорта». Разве мог он сообщить, что РКФ не проводила спортивные соревнования по основным дисциплинам этого вида спорта, что по эти дисциплинам даже не были утверждены правила, как, впрочем, не были утверждены и квалификационные требования к спортивным судьям? Разве можно было членам приёмной комиссии докладывать о том, что в проекте правил, который ФСПС РКФ представила для аккредитации, эти дисциплины опять отсутствовали? Наверняка было доложено, что СОКО РКФ является членом ФЦИ, которая проводит чемпионаты мира по двум дисциплинам из 12 существующих в спортивно-прикладном собаководстве, не уточняя, что эти мероприятия к спорту никакого отношения не имеют.

В Минспорттуризма России у Иншакова оказались столь мощные покровители, что он сумел вопреки здравому смыслу добиться аккредитации по виду спорта своей, на коленке нарисованной конторки. А то, что это была именно конторка, прекрасно иллюстрирует такой штрих: в сети Интернет 27 июля 2012 г. был от имени РКФ объявлен конкурс на свободную вакансию… руководителя ФСПС РКФ. Так в объявлении на сайте https://rabota.mail.ru и было написано:

Федерация Спортивно-Прикладного Собаководства Российской Кинологической Федерации (ФСПС РКФ, Президент — А. И. Иншаков) объявляет конкурс на вакансию «Руководитель».

Мы ищем энергичного, опытного и ответственного кандидата, способного систематизировать все имеющиеся процессы:

организация соревнований по всей России;

регламентация спортивной и соревновательной деятельности, нормотворчество, учет и контроль всех видов соревновательной деятельности, в т. ч. руководство сотрудниками и региональными филиалами.

Как все знают, руководителей в настоящей общественной организации избирают, а не назначают. Руководитель у ФСПС РКФ уже был — Президент ФСПС РКФ А. И. Иншаков. Только этому руководителю исполнять свои прямые обязанности было не с руки. Поэтому и появилась надобность подыскать человека, который взвалит на себя всю работу Иншакова за не слишком большой ежемесячный оклад. Эдакого зицпредседателя Фунта. А поскольку вся эта контора (ФСПС РКФ) была только бумажкой, а не реально действующей общественной организацией с реальными людьми, то на подыскиваемого «Руководителя» повесили ещё и все функции её Президиума. Ведь в общественном объединении нормотворчеством (разработкой разных положений и правил) занимаются избираемые органы, а не нанятые сотрудники. Впрочем, Иншаков всё привык делать по образцу «системы РКФ», а ФСПС РКФ ей вполне соответствовала.

Не менее парадоксальной является ситуация с Международной кинологической федерацией, которую Минспорттуризма РФ с подачи руководителей РКФ воспринимает в качестве международной организации, проводящей спортивные соревнования по двум дисциплинам спортивно-прикладного собаководства. Дело в том, что после того, как стало известно, что РФСПС не была принята в «систему РКФ», в ФЦИ мной был послан запрос о правомерности такого решения. Ещё подписывая договор о партнёрстве с ФЦИ в 1995 г., РКФ обязывалась принимать в свои члены любую кинологическую организацию в России, изъявившую такое желание: ФЦИ необходимо было поставить под контроль всё советское собаководство полностью. Не приняв в свою «систему» РФСПС, РКФ нарушила свои обязательства перед ФЦИ. Ответ, который был прислан из ФЦИ, заслуживает точного цитирования:

Dear Sir

We are in receipt of your above letter.

Following our investigations, we found out that the attitude of your Club towards the FCI and RKF does not seem to match with the philosophy both institutions defend and promote. This is the reason why RKF would not accept you as a member into their structure.

Besides the federation you chair is not a canine organization but only a sport organization. Hence, it cannot be accepted as a member in the RKF system.

Trusting that the above will clarify the situation.

Yours sincerely Y. De Clercq FCI Executive Director.

В переводе он звучит так:

Дорогой сэр

Мы получили Ваше письмо ранее.

Вследствие наших исследований мы нашли, что позиция Вашего Клуба по отношению к FCI и RKF, не представляется соответствующей философии, которую обе организации защищают и поддерживают. Это — причина, по которой RKF не примет Вас как члена в свою структуру.

Кроме того, возглавляемая Вами федерация — не собачья организация, но только спортивная организация. Следовательно, она не может быть принята членом в систему RKF.

Надеясь, что вышеупомянутое разъяснит ситуацию.

Искренне Ваш И. Де Клерк Исполнительный директор FCI.

Другими словами, РФСПС не может быть принята в «систему РКФ», потому что она занимается спортом, в котором происхождение собак не имеет значения, её философия не соответствует философии кинологических организаций, каковыми являются РКФ и ФЦИ. Удивительное дело, сама ФЦИ от спорта открещиваются, а в Минспорте до сих пор делают вид, что считают её международной спортивной федерацией!

При подготовке к аккредитации нам пришлось изучить много нормативных документов, касающихся состояния спортивно-прикладного собаководства. Анализируя их, мы пришли к однозначному выводу: руководители РКФ методично и планомерно уничтожали спорт с собаками, по крайней мере — основные дисциплины спортивно-прикладного собаководства. При этом у РКФ в государственном спортивном ведомстве была мощная поддержка на самом высоком уровне. РКФ долгие годы бойкотировала выполнение своих обязанностей аккредитованной федерации, но никаких действий в отношении неё не принималось. Письменные просьбы привести свои нормативные документы в соответствие требованиям закона носили чисто ритуальный характер, ведь в РКФ эти просьбы игнорировала, а Минспорттуризма никаких практических шагов не делало. Стало понятно, и почему так было важно не допустить к получению аккредитации РФСПС, почему руководителями РКФ были приняты в авральном порядке экстраординарные меры.

РФСПС не просто не была принята в «систему РКФ», она была объявлена вражеской организацией (в терминологии РКФ — альтернативной). Ни одна организация за всю историю РКФ ещё не удостаивалась такой чести — размещения на главной странице сайта информации, что она не входит в «систему РКФ». Этого не удостоились даже конкурентные РКФ организации — Союз кинологических организаций России (СКОР) и «Добрый мир». Те просто игнорировались, как будто их не существует. Практически это было объявление войны на уничтожение РФСПС.

Никакого хоть сколько-то логичного обоснования, чем так плоха РФСПС, руководители «системы РКФ» даже не пытались представить. Если руководствоваться здравым смыслом, получается полный бред. РФСПС альтернативна, потому что не входит в «систему РКФ» (то, что «система РКФ» сама её не приняла в свои члены, уже забыто). Она сотрудничает с организациями, не входящими в «систему РКФ» (умалчивается, что Минспорт требует развития спорта не в отдельно взятой «системе РКФ», а в стране, поэтому спортивная федерация никак не могла себя вести по-другому). Этим самым РФСПС ущемляет интересы «системы РКФ» (из этого следует, что развитие спорта противоречит интересам РКФ).

Члены Президиума РФСПС, ещё недавно проводившие мероприятия под эгидой РКФ, которые входили в ЕКП Минспорттуризма (например, Чемпионат России 2011 г. по спасению на водах), были подвергнуты гонениям. Всех, кто имел квалификацию специалистов в «системе РКФ», за десять дней до заседания комиссии по аккредитации дисквалифицировали. И не просто дисквалифицировали, а бессрочно, то есть пожизненно. Без всякой мотивировки при публикации решения на официальном сайте РКФ, без обсуждения вопроса в присутствии «обвиняемых». Настоящая показательная экзекуция, чтобы другим было неповадно. До этого всех членов Президиума РФСПС обзванивали, предлагали выйти из федерации. Но «сломалось» только три человека, у которых были выявлены уязвимые места (государственная служба, площадка и клуб, оформляющие документы в офисе РКФ).

После получения аккредитации ФСПС РКФ, для всех людей, обладающих информацией, стало очевидно, что судьба вида спорта уже решена, он обречён, причём первыми будут похоронены его базовые дисциплины. Внутри «системы РКФ» их проводить никто не планировал, а участие в мероприятиях РФСПС для любого спортсмена или судьи стало являться поводом для репрессий (большинство любителей собак оформляет зоотехническую документацию в офисе РКФ). Все возможности для РФСПС проводить спортивные мероприятия со значимым количеством участников были заблокированы.

Чтобы разрушить планы ликвидации основных дисциплин спортивно-прикладного собаководства, необходимо было дать сложивш