Название книги в оригинале: Зиненко Сергей. Рукотворное зло

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Зиненко Сергей » Рукотворное зло.





Читать онлайн Рукотворное зло. Зиненко Сергей.

Сергей Зиненко

Диармайд: Рукотворное зло

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Прозвучали взрывы. Скальная порода покрылась трещинами, а в отдельных местах обвалилась, выпуская наружу пыль и дым. Из развороченных металлических ворот ведущих в недра скалы, через щель, протиснулось четыре худых, лысых подростка.

— Быстрее, нужно спешить! — Нежным голосом крикнула девушка, она была гордой обладательницей голубых раскосых глаз и выразительных острых скул. Умудрявшаяся даже в тюремном халате выглядеть как принцесса.

— Лина, ты в порядке? — Парень, бежавший рядом, с тревогой поглядывал на девушку.

— Со мной всё хорошо Люк. — Тепло улыбнулась девушка.

— Ди, куда мы бежим? — Задыхаясь спросил невысокий парень с россыпью веснушек на лице, сутулившийся даже при беге.

— Откуда я могу знать Гарри? Или ты думаешь меня выпускали прогуливаться из скотобойни? — Раздражённо ответил до невероятного худой парень.

Послышался механический щелчок, из-за большого валуна вышел одетый в черную форму мужчина. — Не двигаться, ещё шаг и я стреляю. — Прозвучал измененный прибором голос.

Все сразу застыли. Гарри начал дрожать под дулом автомата. Диармайд застыл в стороне от военного. Тот мог видеть его только периферийным зрением, если такое вообще позволял закрытый тонированный шлем. Пользуясь тем, что военный сосредоточился на Гарри, у которого начиналась истерика, Диармайд вытащил из кармана белого халата большой кусок необычной золотой руды. Вкрапления металла отливали черно-золотым цветом, на расстоянии пары сантиметров вокруг себя руда поглощала свет и казалось, что она постоянно находится в тени, даже когда на неё падали солнечные лучи.

Диармайд набросился на военного, повалив его. Когда они падали, прозвучали выстрелы. Но мальчик, не обращая внимания на них, начал бить увесистым куском руды по шлему. Каждый удар — высекал сноп искр, разлетавшихся во все стороны.

Потеряв себя, в порыве гнева он наносил один удар за другим, даже тогда, когда шлем превратился в месиво из пластика и лица противника.

Диармайд остановился только когда прозвучал громкий, оглушительный крик Лины. Он, тяжело дыша посмотрел на кусок руды, окрасившийся в красный цвет.

— Люк, Люк! Держись! — Кричала девушка, прижимая к себе раненного. — Будь ты проклят, что ты натворил! — Лина смерила Диармайда ненавистным взглядом.

Диармайд пришёл в себя и осмотрелся. Падая, солдат сделал несколько выстрелов и ранил Люка в живот, в халате было видно три кровавых отверстия в районе брюшной полости.

— Что ты натворил! — Громко, до хрипоты закричала девушка.

Диармайд растерялся, он не знал, что делать, что сказать, захотелось как можно скорее убежать, скрыться и он сделал шаг назад, затем еще шаг, и еще. И вот он изо всех сил игнорируя крики позади бежал к высокой ограде.

Отовсюду доносился треск, выстрелы, взрывы и крики. Парень постоянно оглядывался по сторонам, со страхом ожидая услышать еще один измененный голос. Подбежав к ограде, Ди остановился, сейчас был момент истинны, всё что ему оставалось это молиться чтобы нападающие отключили электричество. Диармайд дотронулся мизинцем до ограды и быстро отдёрнул его, ничего не произошло, потом он уже более уверенно дотронулся ладонью до нагревшегося под лучами летнего солнца металла — ничего. Ди спрятал окровавленный камень в карман белого халата, жидкость окрасила ткань в красный цвет. Он стал перелазить через забор, только три метра ограды отделяли его от желанной свободы, и он готов был заплатить за нее любую цену.

Диармайд скривился, когда в ладони впились несколько острых шипов на вершине ограды, но хватку не ослабил, окропляя их своей кровью, он аккуратно перелез на другую сторону. Всё получилось почти идеально, если не считать израненные руки.

Когда Ди спрыгнул, халат порвался, зацепившись за зубья, но испуганный парень даже не обратил на это внимания. Посмотрев в сторону, он быстро упал на скошенную траву, молясь чтоб его не заметила тройка одетых в зелёную униформу людей с неизменными атрибутами власти в виде автоматов. Это были охранники изоляционного лагеря, те самые которые контролировали каждый аспект жизни его обитателей. Когда они выбежали из-за угла, Диармайд затаил дыхание и с ненавистью смотрел на этих людей. Парню оставалось еще совсем немного до свободы, совсем чуть-чуть. Послышался крик Лины и мольбы Ди были услышаны — тройка одетых в белое людей поспешила в их сторону, а он вновь начал дышать.

Диармайд находился на вершине крутого оврага, все кусты и деревья здесь вырубили, а траву регулярно косили чтобы патрули имели хорошую видимость. А одетый в белый, покрытый кровью халат парень привлекал к себе внимание.

Не желая тратить полученную возможность, не поднимаясь, ползком, Ди начал спускаться с холма на дне которого текла горная речушка, метра три в ширину. Быстрый рывок через нее обошёлся Диармайду парой ссадин, речка хоть и не была глубокой, всего по колено, но с очень стремительным течением и недооценивший силу реки парень расплатился за это упав в воду. Поток протащил его несколько метров по каменистому дну.

Добравшийся до противоположного обрывистого, вымытого водой берега Диармайд схватился за куст, росший на вершине, и заполз на почти вертикальный откос. Он поспешил спрятаться за широким стволом и отдышаться.

Свобода! Он наконец был свободен. И ничто не могло омрачить этот день. Пять лет тяжёлого труда, унижений и боли, наконец окупили себя. Ведь Ди теперь свободен!

Парень сморщился от боли и посмотрел на руки. Кожа на них была по кисть выедена кислотой, из-за этого нарушилась пигментация — руки были белыми как лист бумаги. Повезло что у магов высокая сопротивляемость организма, иначе просто сменой цвета кожи он бы не отделался.

Раны были не серьезные, но болезненные. Диармайд оторвал кусок ткани от халата и перевязал им руки. Поморщившись, он нехотя поднялся на ноги. Не стоило задерживаться рядом со «скотобойней».

Послышался треск веток и шуршание листвы, рядом с парнем появилась человеческая фигура. Она двигалась с такой скоростью, что создавался порыв ветра, вновь поднимающий в воздух опавшие листья. Тормозя, фигура прорыла две длинные борозды в земле.

Девушка откинула с лица прядь рыжих чуть кучерявых волос, высокая, стройная она смерила Диармайда добрыми зелёными глазами. Есть женщины, которые захватывают сердце при первом взгляде навсегда вырезая свои инициалы на нём, она — была одной из таких. Ди при виде нее застыл от страха.

— Знаешь, ты всегда напоминал мне милого напуганного зверька. — Хмыкнула она, внимательно изучая парня. — Сколько бы раз ты не приходил ко мне на приём, всегда впадал в ступор при виде этой татуировки. Мне даже страшно представить, что сделал тебе паладин, которого ты встретил, раз она до сих пор вызывает у тебя панический страх. — Нежным голосом сказала она.

Женщина оглядела Ди и приподняла бровь заметив кровавые разводы на халате парня. — Ты видел Гарри? — Стараясь не выдавать своё волнение спросила она.

— Они там, — Ди кивнул назад, в сторону изоляционного лагеря.

— С ним все в порядке? — Девушка пристально смотрела на наполненное страхом и отчаянием лицо мальчика.

— С Гарри, кажется, всё было в порядке, — отвёл взгляд в сторону Ди.

— Вот-как, — фыркнула девушка. Она еще некоторое время пристально смотрела на мальчишку, прежде чем отошла в сторону. — Беги, это все что я могу для тебя сделать. — Сказала она с улыбкой наблюдая за поражённым парнем.

Ди не веря посмотрел на лицо странной медсестры. Она всегда вызывала у него дрожь, только в отличии от других обитателей изоляционного лагеря не из-за своего поведения, или внешнего вида, а всего лишь из-за рисунка на руке. Хоть она всегда была чрезвычайно добра ко всем своим пациентам.

— Советую бежать на юг, это вон туда. — Сказала она, указав направление взмахом руки, после чего внимательно осмотрелась. Женщина уже собиралась уходить, но неожиданно остановилась, из-за чего сердце Ди пропустило пару ударов и сказала. — Сегодня тринадцатое июня. — А за тем она просто бросила Ди охотничий нож, воткнувшийся в землю возле его ног, согнула колени и исчезла сопровождаемая звуком хлопка, оставив после себя только хоровод поднявшихся в воздух сухих листьев.


Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Гелиотор, или как его называли друзья Гел уже несколько лет жил на пустыре рядом со свалкой на окраине Салоник. Его место обитания считалось безрассудным даже для бездомных, но он потерял все, хотя нет, не так, ему уже не нужно было ничего. Все что ему осталось — оплакивать утерянное изо дня в день бродя по лабиринтам воспоминаний, когда его жизнь ещё имела смысл. Впервые попав на задворки мегаполиса, он удивился количеству образованных людей, роющихся в кучах мусора чтобы забить чувство голода. Только здесь Гел узнал, насколько безжалостен и управляем иллюзорный мир, в котором он жил, где избранное меньшинство управляло даже не подозревающим об этом большинством.

Гел проснулся и недовольно посмотрел на яркое солнце. Похмелье отдавало болью в висках, но старик уже давно нашел рецепт от похмелья — снова напиться. Он достал из-под рваного тряпья смятую пластиковую бутылку и заметив на ее дне только капли влаги со злостью швырнул ее в сторону.

Недовольно ворча Гел, вылез из-под самодельного навеса и проклиная все на свете поковылял в сторону свалки.

Был полдень и там было оживленно. Люди переходили от одной свежей кучи мусора к другой, тщательно осматривая каждую по несколько раз.

Гел побрёл через свалку к серым высоткам, построенных для малообеспеченных семей на окраине города отделенных от Салоник полоской автострады. Чтобы пройти в город нужно было не только пересечь мост над автострадой, но и пройти КПП с вооружённой охраной из адептов. Путь старика лежал в подвал самой близкой к свалке высотки, тут уже давно во всю промышлял подпольный бутлегер, или если попроще энтузиаст, который продавал свою бурду бездомным за те крохи что они могли заплатить.

— Багрис. — Пожал протянутую мозолистую руку Гелиотор, не показывая и капли удовольствия от встречи.

— Что-то ты быстро Гел, смотри как бы с тобой чего не случилось. — Вместо приветствия сказал внушительных объемов толстяк с засаленной копной седых волос. Багрис смерил Гела пристальным взглядом со свойственной ему несменной полуулыбкой.

— Багрис, если бы меня волновало собственное здоровье я бы не пил твою бурду. — Грубо ответил ему Гелиотор, а затем протянул тому две помятых купюры номиналом в тридцать драхм. — На всё. — Бросил он их на выщербленный стол, имитирующий барную стойку за которым толстяк встречал всех клиентов.

Багрис криво ухмыльнулся, и поставил перед Гелом две двухлитровые пластиковые бутылки мутной синей жидкости. — Цены выросли. — В ответ на немой вопрос ответил Багрис, в этот момент его улыбка стала чуть шире.

Гел выругался, но всё равно взял их. По такой цене алкоголя было больше нигде не достать, по крайней мере в таких количествах. А Гела уже давно заботил объем алкоголя, который он пьет, а не качество.

— Ей, Гел! — Окрикнул его толстяк, — тут по свалке ходит какой-то странный пацан и пристаёт ко всем, кто попадается ему на глаза, может ты узнаешь, чего он хочет, говорит он не на нашем языке. — Крикнул вдогонку Гелу толстяк, но тот никак не отреагировал на просьбу.

Когда старик уже проходил через средину двора, окружённого серыми однообразными многоэтажками, к нему подбежал беспризорный мальчик, в поношенной дурно пахнущей одежде.

— Вы знаете латынь? — Буднично спросил мальчуган на чистейшем латинском, Гелиотор сбился с мысли и остолбенел от шока.

— Не знаю из-за чего ты убежал из дома, но лучше возвращайся обратно, пока тебя кто-то не придушил в тёмном переулке. — Ответил ему Гел и продолжил свой путь домой.

Теперь пришла очередь мальчика впасть в ступор, было понятно, что он уже потерял всякую надежду найти того, кто поймет его, и когда он наконец нашёл этого человека мальчик просто растерялся, но он быстро опомнился и догнал старика.

— Эй, старик, научи меня говорить на языке, на котором говорят все в городе, в долгу не останусь. — Упрямо посмотрел на старика мальчик, обогнав его и преградив путь.

Гелиотор засмеялся, он так хохотал, что одна из бутылок выскользнула из рук и покатилась по неровному асфальту, все также хохоча он поднял ее и посмотрел на ничуть не изменившееся лицо парня. Пока его взгляд не зацепился за татуировку штрих-кода на внутренней стороне запястья левой руки. Его выражение моментально изменилось, старик перестал смеяться и сразу-же посерьезнел. — Ты никак нимб у меня над головой смог рассмотреть? Иди своей дорогой парень, у меня и своих забот хватает. — Старик оттолкнул парня в сторону и пошёл по своим делам.

— Тебе ведь наверняка что-то нужно, просто назови цену, не будь таким упрямым. — Ди догнал старика.

— Да? И откуда такой маленький оборванец сможет достать деньги? А? Хрена с два ты мне заплатишь. Хотя от приличной еды я бы не отказался, только учти, еда со свалки не пойдёт, будешь меня кормить — буду тебя учить. Меня зовут Гелиотор, — крикнул через плечо старик. — Ди, — представился парень.

Ди шёл через шумную помойку, где он уже второй день расспрашивал всех, кто попадался на глаза знают ли они латинский язык. Но Гелиотор первый кто понял его, и это было счастье, потому что в сердце парня уже начинал закрадываться страх, что на этом языке говорят только в колониях фанатиков.

Старик привел его к самодельному навесу из фанеры и клеёнки, лежанка навеса была забросана вонючим тряпьём, в опасной близости от навеса располагалось кострище, а вся округа была забросана пустыми пластиковыми бутылками без этикеток, подозрительно похожих на те — что нес с собой Гелиотор.

— Так на каком языке говорят все вокруг. — Спросил Ди оценивающе осматривая местность.

— На греческом, — бросил старик, пряча бутылки под пол навеса. Ну не пол, а кусок фанеры, лежащий на кирпичах, чтобы хозяина не затапливало, когда идёт дождь.

— Чего кривишься малыш, не нравится, ищи другого учителя, ты мне нужен как гусю наковальня. — Сказал Гел разогнувшись и схватившись за поясницу.

Ди еще раз сморщился и посмотрел на старика, он подметил чёрствую краюху хлеба со следами от зубов, и кивнул на неё. — Если я тебе так сильно мешаю я конечно уйду, только еду тебе и дальше придется добывать самому.

Старик наморщил лоб. — Наглый пацан. — Широко улыбнулся Гел. — Дерзко ты говоришь с человеком старше тебя на добрых пять десятков лет. — Недовольно прохрипел Гелиотор, после того как сделал большой глоток из принесённой бутылки.

— Нормально я говорю, — равнодушно ответил Ди. — Я добываю еду, ты меня обучаешь, честная сделка. — Гелу ничего не оставалось как хмыкнуть на эти слова.

— Черт дёрнул меня помочь зазнавшемуся оборванцу. — Сплюнул старик.

— Вот не надо тут причитаний, — в этот раз пришла очередь хмуриться Ди. — Ты будешь учить меня не за просто так, и я не буду до конца твоих дней досаждать, так что не надо строить из себя мученика.

— Ещё раз повторю еда со свалки не подойдет, сам жри эту плесень. — Заворчал старик. Ди кивнул, и перевел взгляд на него — он был высоким, с небольшим пузом и пышной седой бородой служившей компенсацией за абсолютно лысую голову, создавал впечатление побитого жизнью человека, как и сам Ди. Фиолетовые синяки под пожелтевшими глазами, потерянный взгляд и непрекращающийся тремор рук.

— Ты где живешь? — Гелиотор уселся на пластмассовый ящик из-под пива возле кострища. Парень просто указал на лес, росший на другой стороне шоссе.

— Совсем с головой не дружишь? А как-же изменённые животные, они же раздерут тебя едва учуют, пускай этот лес и рядом с городом, но и туда заходят твари проскочившие патрули адептов? — Удивился старик, они находились в самой отдаленной части Салоник, и через шоссе начинался лес. Он хоть и жил на пустыре, рядом с дорогой, но на то у него были свои причины, если бы не они, то он легко нашёл бы куда более комфортное и безопасное место жительства.

Ди скривился. — Лучше лес, чем вонючие подворотни, там хотя бы пахнет свежо утром и везде не валяется мусор.

— Прямо-таки не валяется? — скептически спросил Гелиотор, Ди под взглядом старика недовольно сжал челюсть.

— Ну его меньше, чем здесь. — Признал свою неправоту Ди. — И люди не ходят.

— Это твоя жизнь, делай с ней что хочешь, но моё дело предупредить что там очень опасно. — Вздохнул старик, прекратив буравить взглядом паренька.

Гелиотор хлопнул себя по коленях, — ну что, готов учить греческий язык?

Новообретённый учитель объяснял все основательно и терпеливо, несмотря на довольно циничный характер и соответствующие шутки, учил он доходчиво и понятно. Начали они с алфавита и просидели так до сумерек, пока Ди греющий руки у костра и всматривающийся в нарисованную на земле палкой букву не опомнился и не поднялся.

— Спасибо за урок, завтра к обеду я приду с едой. — Бросил через плечо Ди уходя в сторону леса, ночь была тёмная, плотные облака скрыли за собой звёзды.

Гелиотор посмотрел на своего новообретенного ученика, исчезающего во тьме. Парень был умным и хоть обладал довольно скверным и самоуверенным характером все-же вызывал у него приятные впечатления. Ди не отличался уважительностью, которую Гелиотор привык получать от молодых людей, когда не был бомжом, но и надменности у парня он не заметил. Если он будет приносить хоть какую-то еду, то Гелиотор с радостью подучит парня языку, сегодняшний вечер вернул его в те времена, когда он был преподавателем в школе и это было чертовски приятно.

— Может останешься здесь? Сейчас так темно что ты никак не сможешь дойти домой. = Крикнул вдогонку Гелиотор поправляя поленья в костре, после чего достал еще одну бутылку с мутным алкоголем.

— Доброй ночи. — Крикнул напоследок парень и его силуэт окончательно растворился в ночной темноте.

***

На следующий день к обеду Гел удивился, обнаружив ученика, сидевшего на его месте у костра и жарящего на огне зайца.

— Где ты это достал? — Растерялся старик, не веря уставившийся на дичь.

— Может денег у меня и нет. — Довольно улыбнулся Ди радуясь произведённому эффекту. — Но для охоты они точно не нужны.

— А бутылку коньяка тебе поймать не удалось? — Хохотнул Гел заметив, как парень бросил на него недовольный взгляд. — Ну давай тогда повторим алфавит, чтобы выучить нормально язык без него никак нельзя.

***

Гел оказался не только хорошим учителем, а и вообще хорошим человеком. Они всегда находили, о чём поговорить. За три месяца Гел, научил Ди сносно выражать свои мысли на греческом, хоть оставался скверные акцент, да и ошибок парень делал много, но понять, что он хочет сказать было не трудно. Они не редко засиживались допоздна. Ди часто интересовался не только изучаемым языком а и бытом мира, Гел хоть и хмурился, но всегда честно и детально отвечал на вопросы.

В один из таких вечеров сидя у костра и поедая поджаренных чаек Гел указал на повязку, закрывающую штрих-код на левой руке, и спросил. — Сложно там было?

Ди кисло улыбнулся, так словно он съел пол лимона за один присест. — Я был небрежен, нужно было закрыть татуировку, как только я оказался среди людей. — Он посидел некоторое время всматриваясь в огонь. — Да, там было очень плохо. — Опять замолчал на некоторое время Ди, Гел всё это время выжидающе смотрел на мальчика, пока он не содрогнулся и продолжил, сразу было заметно, что ему хочеться выговорится. — Хуже всего не постоянные издевательства и насмешки, и даже не работа голыми руками с кислотой, а безнадежность, и постоянно тикающее время, неумолимо приближающее тридцать пятый день рождения. Ты ведь знаешь да? — Поднял взгляд от костра и посмотрел в желтоватые глаза учителя Ди. — Скотобойней изоляционные колонии называют потому, что мага, достигшего отметку в тридцать пять лет, там разбирают на органы.

Ди с грустью засмеялся. — Хотя у нас жизнь была не сахаром даже если бы мы не знали, чем все это закончится. Каждый месяц первого числа у всех забирали кровь, по пол литра с человека. А все остальное время мы работали в лаборатории очищая изменённую магией руду от шлака. Материал очень ценный, поэтому все нужно делать руками, чтобы не упустить ни грамма. Вот мы и делали это голыми руками, в едкой и очень жгучей кислоте. Но знаешь, что, — Ди наблюдал за молчаливым Гелом сидящим у костра с мрачным лицом, и слушающим исповедь четырнадцатилетнего ребёнка. — Мне повезло, я парень, девчонкам приходилось куда хуже, я не раз слышал, что с ними делали охранники. Некоторые из них не выдерживали и убивали себя, хотя этой участи не избежали и некоторые парни. — Ди захохотал. — Чего тут сказать, люди ведь разные и вкусы у всех тоже — разные. Но меня пронесло, слава богу пронесло иначе клянусь я бы тоже убил себя в тот же вечер. — С ненавистью уставился в костёр Ди. — Но знаешь что? — Ди посмотрел прямо в хмурые глаза учителя, из-за чего тот невольно содрогнулся. — Я самый счастливый человек на земле, ведь мне повезло побывать в аду, и выбраться оттуда невредимым. Теперь мне осталось только научиться этой чёртовой магии и поблагодарить тех кто виновен в моем заключении.

— Месть — ничего хорошего тебе не принесет. — Наконец-то нарушил тишину Гелиотор. — Послушай старика, прожившего весьма насыщенную жизнь, не мсти, забудь…

Ди улыбнулся и от этой улыбки Гелиотор вздрогнул, его маска спокойствия на миг треснула, показывая старому учителю настоящее лицо мальчишки, там была только ненависть и нечеловеческая ярость, холодным огнём плещущая у него в глазах. Но Ди быстро взял себя в руки и как по щелчку его выражение изменилось, мальчик вновь вернулся в своё нормальное состояние. — Как я мог просто оставить всё и жить дальше? Ты бы смог Гел? — Старик замолчал, не решаясь ему ответить, конечно, не смог бы и потому чтобы не врать он решил промолчать. — Я должен вернуть ещё столько долгов, конечно, я могу оставить всё и выбрать мирную жизнь, но я точно знаю, что буду сожалеть об этом до последнего вздоха, а сожалеть о чем-то всю жизнь — это очень долго.

Они просидели в тишине еще долго, каждый погружённый в собственный хоровод мыслей. Пока Гел не нарушил тишину.

— Ты довольно спокойно воспринял тот факт, что я знаю откуда ты взялся.

Ди фыркнул. — Последний раз, когда ты мог видеть мою татуировку был при нашей первой встречи, с тех пор я стал её закрывать повязкой, прошло три месяца, ты давно уже мог бы рассказать, если бы хотел. — Опять повисла тишина.

— А ты Гелиотор, я видел здесь пропащих людей бесцельно проживающих от одного утра до другого, ты не один из них. — Теперь пришла очередь Гелиотора хмуриться.

— У моей дочки были проблемы с сердцем. — Гелиотор задумался. — Я уже допился до того, что даже не помню названия болезни. — Засмеявшись Гел сделал большой глоток из бутылки. — В общем в ее сердце поступало недостаточно артериальной крови. Маги. — Гел сплюнул на землю при их упоминании. — Их услуги стоят слишком дорого, простой учитель литературы заплатить за такое не мог. Потому пришлось подключить к аппаратам, а такие услуги стоят очень дорого. — Гел замолчал, смотря в никуда.

— А дочка, Она с матерью?

— Нет, но я часто ее навещаю, потому и живу тут на пустыре. Она лежит рядом, на муниципальном кладбище. — Гел махнул рукой в сторону особняков, стоящих на окраине города, за ними располагалось кладбище, Ди видел его несколько раз, когда проходил мимо. Больше этим вечером тишину не нарушал никто, до тех пор, пока Ди попрощавшись не пошёл домой в лес. Гел уже давно бросил попытки убедить парня переселиться к нему поближе, он упрямо твердил что в лесу ему лучше.

Гел не спорил с этим, потому что парень не редко приносил ему дичь, да и вообще не боялся отправляться к себе почти в полной темноте.

Мальчик вообще был странным, он очень быстро учил язык, несмотря на свое прошлое был уверенным и упёртым, не говоря уже о взгляде — взгляд мальчика иногда заставлял самого Гелиотора, прожившего уже шестьдесят пять лет нервно ёрзать, как провинившегося студента перед профессором.

***

Ди вернулся домой. Его навес был сделан из еловых веток, лежанка из сухих листьев, приподнятых над землей при помощи веток, перевязанных корой. В безопасном отдалении находилось кострище, оно было в вырытой в земле яме, обложенной камнями так чтобы костёр трудно было заметить издали. В треснутой глиняной вазе тлел трутовик, Ди всегда тушил огонь перед тем, как уйти из своего «дома», а сухой трутовик медленно тлел что позволяло за считаные минуты вновь разжечь пламя.

Слушая звуки леса и треск костра Ди расслаблено потянулся. Сегодня был тяжёлый но приятный день, уроки Гела звоном отбивались в голове, парень старательно пытался запомнить непростой греческий язык так разительно отличавшийся от родного гаэльского, он и латынь то знал не идеально, выучив язык в изоляционном лагере. Такой мелочью как умение писать или читать на нём никто не озаботился и сейчас Ди с тщательно скрываемым стыдом учился упущенному. Заталкивая робость и стеснение на задворки своего разума, он не мог позволить себе излишества вроде гордости или пренебрежения.

Его глаза слипались и Ди временами проваливался в сон. Но он оттягивал этот момент как можно дольше, вздрагивая каждый раз когда его сознание незаметно поддавалось усталости. Только вот он прекрасно понимал что в конечном итоге эту битву проиграет и вновь увидит сон. Какое-то время мальчик пробовал даже не спать, но вялость и невнимательность приносили куда больше бед чем кошмары неотвратимо приходившие каждую ночь. После них он хотя бы мог мыслить ясно, не мечтая прямо на месте упасть на землю и уснуть.

Ди ещё с час мучал себя то проваливаясь в сон то встрепенувшись протирал глаза отгоняя манящий сон подальше, прежде чем поддаться слабости собственного тела и загасив огонь отправиться спать.

***

Ди проснулся рывком, едва он открыл глаза подскочил, задев головой низкий потолок из еловых веток и стал лихорадочно оглядываться по сторонам, пока не пришёл в себя и не понял — то, что только что приснилось всего лишь сон, только теперь он принялся отряхивать с лица еловые иглы посыпавшиеся с усохших ветвей.

Первое декабрьское утро было промозглым и хмурым, из-за резкого перепада температур густой туман заволок все вокруг и дальше двух метров рассмотреть что-то помимо белой дымки было невозможно.

Диармайд проснулся в плохом настроении — очередной кошмар вызвал холодную испарину, глаза полные испуга изучали мир вокруг. Ему потребовалось некоторое время чтобы прийти в себя, наконец тщательно оглядевшись он успокоился, закрыл глаза и начал медленно и глубоко дышать, выравнивая свой сердечный ритм.

Первым делом нужно было проверить силки, которые Ди ставил для поимки зайца или дикой птицы. Они далеко не всегда давали хороший результат, от случая к случаю парню удавалось баловать себя и Гела вкусной дичью.

К сожалению, в это утро все семь ловушек оказались пустыми, а это значило только одно, придется забивать голод супом из мидий и водорослей. Хоть это и далеко не так вкусно, как запечённое на костре мясо, но куда лучше, чем еда с помойки.

Море было неспокойным, серые волны с особой яростью набрасывались на прибрежные скалы, разбрызгивая холодную воду на многие метры. Несмотря на холод Диармайд разделся чтобы не намочить одежду, и спустился к прибрежными скалам, обросших чёрными раковинами.

Пока он соскребал самых больших моллюсков с помощью металлической пластины, на дикий пляж, расположенный километрах в пяти от города, выехала целая процессия из чёрных однотипных джипов, рёв их моторов заглушил даже шум волн. Перепуганные чайки взмыли в воздух во весь голос выказывая своё недовольство, их было столько что по началу крики даже заглушили пришельцев.

Ди с интересом выглянул из-за камня, до сегодняшнего дня он ни разу не видел их здесь. Из джипов выбралась разношёрстная публика явно преступной наружности, они за мгновение тщательно обследовали всю территорию пляжа и встали в полукруг — после чего в центр пара крепких парней отконвоировали побитого человека, ему едва хватало сил чтобы оставаться в сознании.

Из машины в центре конвоя вальяжно вышел высокий, худой мужчина с лысой макушкой и аккуратно выбритыми шикарными бакенбардами, одетый в чёрный костюм тройку он внушал авторитет одним своим видом. Он двигался легко и непринуждённо словно считал что весь мир принадлежит ему, видя подобную уверенность ты и сам невольно начинал верить в подобное. Но его главной отличительной чертой были глаза, они походили на два красных тлеющий угля. Слева от него шла хрупкая девочка с бледно-золотистыми волосами одетая в чёрное платье, она дрожала из-за порывов зимнего ветра и казалась чужеродной в этой сцене, ее трясущиеся руки были скрещены на груди а глаза с испугом смотрели на избитого человека в окружении мужчин.

Босс подошёл к побитому парню и пнул его ногой в грудь повалив на мокрую от мелкого дождя гальку. — Давным-давно, когда я еще был совсем мальчишкой, — Заговорил он на греческом, — отец рассказ


убрать рекламу






ал мне историю о паладинах и охотниках на ведьм. Он нарисовал мне ваш символ и сказал — «Запомни сынок, когда ты увидишь этот знак — беги», но прошло время, и вот я вижу этот знак, и не понимаю, почему я должен бежать от такого жалкого отребья. Будь добр объясни мне. Ну, чего же ты медлишь! Объясни мне почему это я, маг должен бояться какого-то жалкого охотника на ведьм, ты едва живой валяешься у моих ног, а еще сегодня утром ты слёзно молил меня о милости. Где же твое хвалёное достоинство, где твоя стойкость и отвага, а? Где!? — Лицо мужчины чуть покраснело от гнева, и он начал яростно пинать лежащего парня. — Где. Твое. Достоинство. — Кричал он, подкрепляя каждое слово веским пинком. Затем выровняв свой пиджак от складок он вернулся к маленькой девочке.

— Смотрите внимательно госпожа, позвольте мне продемонстрировать чего по-настоящему стоит бояться. — Он шутливо поклонился девочке, а затем вернулся к своей жертве. Мужчина больше не бил его и не кричал, он просто вытянул левую руку чуть вперед, напряг изо всех сил пальцы и воздух над его рукой начал искажаться так как искажается воздух в особо жаркий летний день, прошёл миг и над его ладонью запарила горящая сфера плазмы, от нее вверх поднимались языки оранжевого пламени. Мужчина больше не проронил ни слова, он просто бросил сферу в пленника, последовал сильный взрыв, Ди почувствовал, как содрогнулась земля, а воздух на краткий миг потеплел. Но он не услышал ни криков, ни стонов, пленник умер в мгновение просто растворившись в бушующей стихии. А люди вокруг него просто стояли и смотрели, не проронив ни слова.

Франт, только что бросивший огненную сферу, повернулся к девочке и сказал: — Суть магии — сила, неважно как крепки и сильны убеждения твоего противника, пока сила на твоей стороне ты всегда будешь прав, прошу запомни этот урок молодая госпожа. — Незнакомец опять насмешливо поклонился девочке после чего щелкнул пальцами, все в тот-же миг отмерли, перестав изображать человеческие статуи, расселись по машинам и уехали.

Диармайд боялся вылезать из-за камней минут двадцать, просто смотря на неутихающее пламя, пока наконец не опомнился и решил взглянуть на то, что осталось от пленника.

А не осталось ничего, в центре пляжа была округлая яма, покрытая расплавленным гладким камнем похожим на чёрное стекло, от тела не осталось и следа.

— Опять водоросли и моллюски, — разочарованно заворчал Гел. — А я уже привык к мясу, хотя старику вроде меня грех жаловаться, я сам понятия не имею как у тебя получается доставать пищу.

Гел как обычно сидел у костра в компании бутылок, его рассеянный взгляд означал что он уже довольно сильно пьян. Хоть это и почти никак не сказывалось на обучении Диармайда.

— Что случилось парень, ты сегодня молчаливее чем обычно? — Ди сел по другую сторону костра от старика и принялся чистить раковины ножом с переломанным пополам лезвием.

— Я видел сегодня, довольно… странную сцену, — запнулся на полуслове Ди. — На пляж, где я собираю мидии заехал эскорт из машин, таких больших, чёрных. А затем.

Гел внимательно слушал сбивчивый рассказ, Ди ещё плохо давался греческий язык, и он не редко задумывался над тем какое слово сказать следующим.

— Напиваться в вашем возрасте очень дурная идея молодой человек. — Со смешком сказал старик, когда мальчик закончил. Но заметив колючий, гневный взгляд, Гел сразу отбросил шутки, которые лезли в голову.

— Это была мафия, я уверен, только у них хватает средств и влияния чтобы заполучить в свои ряды таких … специалистов. А огненный шар — это магия, которой ты так одержим. Как я уже говорил, магия — это способность человека манипулировать внешней средой. Из всех людей, которые рождаются с изменённой нервной системой маги — самые малочисленные, самые могущественные. Они являются одной из самых весомых сил в военном секторе. Большинство охотников на изменённых животных — адепты способные только накапливать энергию из окружающей среды благодаря уникальной, отличной от человеческой нервной системы усиливая своё тело. У магов всё устроено иначе, знаю только, что маги сильнее адептов и в их теле, как и у изменённых животных есть кристалл. А ещё маги способны управлять различными явлениями, на что адепты не способны, они только усиливают своё тело. — Объяснил Гел.

— А как узнать, маг я или адепт? — Отложил нож Ди.

Гел кряхтя поднялся и подошёл к парню, положил руку ему на грудь, Ди видел, как у старика расширились от удивления глаза. — Чтобы меня демоны разодрали, — прошептал Гел, — сердце справа, значит ты полноценный маг. — Сказал удивлённый старик, после чего он вернулся на свой ящик и крепко приложился к бутылке, жадно глотая содержимое.

Взгляд Ди опустел, он на автомате чистил моллюски, а мыслями вернулся к событию, случайным свидетелем которого он стал. Это была магия? И как этот человек призвал огненный шар? Как ему это удалось?

Ди скривился, нож соскользнул с раковины и разрезал большой палец.

— Осторожнее нужно быть! — Гел засуетился, подбежал и плеснул на рану алкоголя, который он постоянно пил. — Хватит морщиться, так у тебя не будет инфекции, ты даже не представляешь сколько заразы плавает в море возле города. Нужно быть аккуратнее мальчик, не стоит витать в облаках с ножом в руках.

Ди отложил нож и серьёзно глянул на Гела. — Наверное я понял, что такое магия, но как, скажи мне, как он это сделал? Я просто не могу представить каким образом человек способен на такое?

— Ох, может я и произвёл на тебя впечатление многомудрого старика, но это не так, я знаю далеко не все ответы на твои вопросы. Я ведь не маг и знать подобное мне не положено. Нет Ди, увы, в этом я тебе точно помочь не смогу, магов обучать может только другой маг, и я понятия не имею как происходит сам процесс магического воздействия. Меня, если честно, это особо никогда не интересовало. Знаю только, что их обучают в университете имени Медеи Колхидской, специальные люди — рекрутёры разъезжают по всей стране в поиске одарённых, чтобы обучать их, разумеется, с последующими обязательными трудовыми контрактами. Если захочешь, то можешь обратиться в ближайший призывной пункт, там тебя быстро завербуют и обеспечат всем необходимым, ты получишь много льгот и денег, но и будешь обязан окончить обучение и работать на страну.

Диармайд задумался, ему очень-очень хотелось научиться этой невероятной силе, но связывать себя какими-то контрактами он не спешил, по началу он хотел разобраться в обществе, в котором оказался сбежав из скотобойни.

— Может ты просто забудешь об этом, неужели тебе не хватило всей этой чуши, связанной с магией? — Гел махнул рукой на скрытую браслетом из кожи татуировку штрихкода. — Ты умный парень, очень, может быть ты просто забудешь об этом, еще месяца три и твой греческий будет на очень достойном уровне, я уверен, если захочешь, то ты сможешь построить себе очень тихую, спокойную, достойную жизнь как нормальный человек. Все что нужно для этого — забыть об этой проклятой магии и жить дальше.

— Нет. — Припечатал Ди старика строгим взглядом. Все что оставалось Гелу, тяжело вздохнуть и начать урок, пока варился суп. Может старик никогда и не говорил этого в слух, но ему нравилось опять вернуться к преподаванию, пускай это был и всего один, странный паренёк, живущий в лесу и грезивший о глупостях.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Клеон, высокий худощавый паренёк с хитрым взглядом вышел из дома был уже полдень, погода на улице была славной и он первым делом побрёл к каркасу старого БМВ, которое с самого детства было местом сбора его друзей.

— Хай Жбан, как оно? — Поздоровался Клеон с толстяком сидевшем на переднем сидении который морща лоб читал что-то со смартфона.

— Спать хочу. — Не глядя на подошедшего друга прошепелявил толстяк. У Ерофея по кличке Жбан не было пары передних зубов, но любой, кто вздумал насмехаться над ним очень быстро осознавал свою неправоту, особенно когда лишался пары собственных зубов. — Догадываешься из-за чего? Я думал, что он в этот раз точно завалит твою мамашу, она как цела? — Клеон скривился, он и так целую ночь слушал крики напившегося отчима, и у него не было ни малейшего желания еще и слушать жалобы о нем от друга.

— Да плевать мне на эту старую су… на неё. — Поправил себя Клеон, заметив, как скривился Жбан, он страшно не любил, когда рядом с ним матерились.

— А это что за перец, первый раз его вижу. — Жбан проследил за взглядом Клеона и увидел парня, беззаботно сидящего на бордюре и внимательно наблюдавшего за всем что происходило во дворе. Он был похож на обычного беспризорного мальчишку, которых в этом районе пруд пруди.

— Залётный, первый раз вижу. — Хмыкнул Ерофей пристально всматриваясь в лицо незнакомого паренька. — Может он из шайки Прокла? Он в последнее время часто к нам своих шестёрок посылает; ну или докладывает Адамиди, они решили всерьёз взяться за наш район.

— Нужно подойти, поздороваться. — Хищно улыбнулся Клеон.

Парень, на которого Клеон показал выглядел жалко, сальные немытые чёрные волосы, тощее тело и грязное лицо, выдавали в нем бездомного, не говоря уже о рваной грязной одежде. Ерофей заметил как он пару раз косился на них с Клеоном, когда тот начал тыкать в его сторону пальцем. Но он вообще никак не отреагировал, что заставило Ерофея немного напрячься, парень или имел каких-то покровителей или скорее всего был чужаком и просто не знал кто такой Клеон.

К ним начали подходить и другие приятели, заметившие что босс уже на месте. — Ну что Клеон, ты договорился, мы можем идти работать на площади фонтанов?

Клеон ухмыльнулся, он знал, Джек первым заговорит о работе. Парень вообще идеально подходил на роль карманника, абсолютно ничем не запоминающаяся внешность, тихий спокойный голос и всегда логическое и довольно очевидное поведение, Клеон всегда считал его очень полезным.

— Всё путём, я переговорил с парнем из семьи Адамиди, теперь мы работаем под их крышей. — Довольно выпятил грудь колесом Клеон. Это был первый раз когда он серьёзно общался с парнем из большого бизнеса и он чувствовал гордость за то что смог договориться о защите с членом одной из крупнейших мафиозных семей в Салониках. Хоть и придется платить довольно внушительную сумму, за «аренду» территории, но это избавит их от многих проблем в том числе и неприятностей с полицией. Что ребятам было на руку, ведь у многих уже были приводы.

— Так, короче пацаны, время работать и так уже обед, туристы как раз выползают из отелей, пошли, ток сначала надо кое-что сделать. — Клеон повёл своих ребят прямо к Диармайду, он сразу заметил их приближение, только вопреки ожиданиям Клеона уже готовившегося гнаться за убегающим парнем он сидел на месте и ждал их.

— Привет меня Клеоном кличут. — Клеон неприятно улыбнулся и протянул руку Ди, тот без колебаний пожал ее, изучающе осматривая всю шайку карманников.

— Ты ведь бездомный, да? — Не церемонясь спросил Клеон, нависнув над сидящим парнем.

— Можно и так сказать. — Ответил Диармайд не показывая и толики волнения, Клеон недовольно закатил глаза он уже привык что сверстники с ним говорят со страхом или нервозностью ну или хотя-бы с уважением а этот пацан в лохмотьях который препарировал их всех взглядом вызывал раздражение и злость, у него чесались кулаки разбить нос незнакомцу, но он сдержался.

— Ану ка иди за нами. — Парни обступили Ди со всех сторон так чтобы ему не было как сбежать.

***

Как-то утром Диармайд решил понаблюдать за бытом людей и направился в ближайший квартал рядом со свалкой. Он был бедным, это отчётливо проглядывалось в одежде и хмурых лицах его обитателей, неестественным здесь был только искренний смех детей, которые даже не представляли себе другой жизни и радовались тому, что имели. Парень просидел на бордюре почти до полудня, когда заметил, что в него тыкают пальцем, а когда подметил что эта же стайка ребят направляется к нему, решил не убегать, а посмотреть, во что это выльется. Каково же было удивление Ди когда Клеон после короткого и мягко говоря угрожающего знакомства скомандовал Диармайду идти за ним ведь по его словам он теперь работал на него. Обступившие его со всем сторон ребята недвусмысленно намекали на то что выбора у него нет. Когда Ди это услышал, поначалу очень порывался рассмеяться, но быстро себя одёрнул и состроив максимально скорбную мину побрёл в след за ребятами в сторону набережной хмурясь и показательно злобно смотря на своих конвоиров. Площадь фонтанов, была небольшим уютным сквером, умощенным камнями с несколькими фонтанами. На нижних этажах невысоких домов находились лавочки и ресторанчики, а на тротуарах располагались уличные музыканты на любой вкус.

— Так, работаем парни, Ди ты пойдешь с Рори и Джеком, они покажут тебе что к чему. — Клеон указал на абсолютно непримечательного парня в серой одежде, и невысокого лопоухого мальчишку лет двенадцати с густой россыпью веснушек.

— Не дрейфь, просто внимательно следи за тем, как мы тырим и всё. Сегодня от тебя никто большего требовать не будет. — С важным видом просветил Ди лопоухий паренёк.

Диармайд и не ожидал что работа на которую его внезапно позвали окажется законной, как оказалось — ребята были карманниками. Они внимательно следили за хорошо одетыми туристами, тщательно наблюдая за тем как они делают покупки в многочисленных магазинчиках, выискивали легкую жертву а затем щёлк и за какой-то миг Джек, ловким движением вытаскивает кошелёк из заднего кармана.

— Ты всё видел? — Джек помахал перед Диармайдом кожаным кошельком. — Тут главный фокус в том, чтобы вытаскивать указательным и средним пальцами, так практически незаметно для жертвы, и ещё выбирай людей, не носящих обтягивающие штаны, из них сложнее вытащить незаметно кошелёк.

— Джек, ты ему ещё пошаговую инструкцию напиши, пускай как мы пару раз огребет от мужиков, так быстрее научиться. — Ехидно щерился Рори вытаскивая купюры из цветастого бумажника, который он сам украл. — Или ты так распинаешься из-за того, что тебе Клеон приказал? — Джек неожиданно отвесил Рори громкий подзатыльник, парень аж сделал шаг от силы удара.

— Не развешивай язык там, где не просят. Я не хочу опять разгребать проблемы из-за того, что тебе по понтоваться захотелось. Ты работай молча и не лезь в чужие дела, целее будешь. — Рори со злобой и обидой посмотрел на Диармайда, словно это он, а не брат отвесил ему подзатыльник, но ничего не сказал и просто ушёл на другой край площади.

— Короче, следи внимательно за мной, скоро сам начнешь работать. — Ди и не представлял, как все так обернулось за какую-то пару часов, но взвесив все за и против понял, что лучшего способа зарабатывать деньги у него пока что просто нету. А они были ему нужны, очень.

***

Уже через неделю Диармайд влился в коллектив карманников и готовился вскоре начать работать на ровне со всеми, всё это время он обходил пустырь, на котором жил Гел окружными путями, размышляя над тем, как рассказать об этом старику.

— Ты главное помни, выбор правильной цели это семьдесят процентов успеха, ты быстро наловчишься выбирать верно, следи за толпой, выискивай хорошо одетых людей, кладущих бумажники в задние карманы штанов, помни доставать нужно указательным пальцем и средним. — Джек монотонно и заучено повторял уже не первый раз фразу, Ди кивнул и приступил к выбору цели.

По предвкушающему взгляду Рори парень легко догадался что тот ожидает разгромного провала, но у Диармайда не было ни малейшего желания предоставлять мелкому засранцу повод измываться над ним, потому он силой воли подавил легкую нервозность вылезшую несмотря на то что парень уже прошёл через такое множество неприятностей что такие мелочи вообще не должны были его волновать.

Он заметил прекрасную цель, одетого в цветастую рубашку старика в шортах, который только что выпил пузатую бутылку вина в небольшом ресторанчике и выходил оттуда немого кривой походкой.

Диармайд сделал глубокий вдох, похрустел пальцами разминая их и догнал старика. Парень тщательно следил за ним и знал, что он спрятал чёрный бумажник в левый задний карман. Старик остановился рядом с группой уличных музыкантов, немного шатаясь из стороны в сторону. Ди стал сзади, быстро достал кошелек, так, как он тренировался на ворчащем и ноющем Рори. А когда получилось, он не упустил возможность и стащил кошель у стоящего рядом мужчины в летнем костюме, после чего не спеша, но быстро скрылся за ближайшим поворотом.

Рори и Джек уже ждали Ди в условленном месте, в глухой подворотне, заваленной картонными ящиками и пакетами с мусором.

— Ничего так, на первый раз покатит, только техника у тебя отвратная, да и с целью просто неимоверно повезло у того дедка я стащил бы бумажник с завязанными глазами. — Гнусаво засмеялся Рори. Джек просто стоял в стороне и смотрел, а когда его брат заговорил он раздражённо закатил глаза показывая своё отношение к бахвальству брата. Джек вообще оказался на удивление разумным и вменяемым парнем, что не отменяло холодную расчетливость с которой мальчик смотрел на мир, в его взгляде читался взрослый цинизм и прагматизм.

— Ну давай, свети что ты там выловил. — В предвкушении потёр руки Рори.

Ди достал из кармана бумажник и пересчитал банкноты, он вытащил тот который стянул у деда хоть он и был более пухлым, по обмолвке Рори Ди предположил, что они не заметили, как он украл второй и решил рискнуть. Только вот Джек был до неприятного внимательным и потому Ди не стал лишний раз подставляться и достал именно тот, который стащил у старика, понапрасну рисковать не стоило. Его первая кража принесла ему двести восемьдесят драхм. Купюры были новыми хрустящими, с насыщенными темно-синими чернилами и изображением известных личностей из истории Греции. Рори внимательно следил за тем, как Ди пересчитывает банкноты и когда тот закончил он довольно присвистнул.

— А второй? — Нахмурился Джек когда Ди отбросил в сторону кожаное изделие и стал выжидать.

— Ты чё рванина крысить вздумал? — Ощерился Рори. Слова щербатого мальчишки Ди проигнорировал, но под выжидающим взглядом Джека достал второй бумажник и пересчитал купюры, еще триста пятьдесят драхм.

— Ну сука, за то, что ты облапошить нас пытался все деньги сегодня забираем мы, а ты идёшь и тыришь еще пару бумажников чтобы долг Клеону отдать. — Ди недовольно сощурился и посмотрел на Джека, тот не проронил ни слова, просто с безразличием смотрел на происходящее.

— Ну хер-ли ты стоишь как столп, гони деньги. — Диармайд ничего не ответил Рори, а просто сложил деньги по полам и положил их в свой карман. — Слышишь рванина, наглеешь, гони деньги или я тебя сейчас так отлуплю что ты о своей помойки доползти не сможешь. — Фраза мальчика вызвала улыбку у Ди из-за чего тот аж покраснел от злости.

— Ну, давай, попробуй. — Спокойно ответил Диармайд, с чем с чем, а с глупыми угрозами он прекрасно умел разбираться. Рори быстро заметил каким спокойным и собранным стал Ди, и сразу отступил назад, поглядывая на стоящего в стороне брата.

Джек наконец перестал изображать статую и вышел вперед, протянув руку. — Триста драхм за крышу, все остальное оставляй себе. — Буднично сказал ему он. Диармайд посмотрел на спокойное и равнодушное лицо Джека и без вопросов и пререканий отдал ему нужную сумму, под недовольным взглядом Рори.

— Джек, ты чего! Какого ты встал на его сторону. — Недовольно закричал он.

— Заткнись. — Хватило одного веского слова чтобы он успокоился и начал недовольно сопеть.

— Будешь платить каждый день по триста драхм и проблем не будет, попробуешь увиливать огребёшь все понятно? Можешь даже не пытаться спрятаться от нас, мы тебя быстро найдем. — Диармайд уже давно понял намерения парней на его счет, но эта ступенька была необходима, теперь, у него есть приток денежных средств, а это значит что его возможности очень сильно расширяются. Он не спорил с Джеком, просто отдал ему деньги развернулся и ушёл.

***

— Ну что скажешь про новенького, с ним будут проблемы? — Клеон быстро выключил телефон, когда увидел, что к нему подходят Джек и Рори. Он как обычно ждал их в корпусе ржавого БМВ.

— Он ловкий, и не тупой, учиться быстро, но и гонору у него хватает, сегодня пытался нас кинуть, думаю пару раз нам придется пересчитать ему рёбра, а так все путём Клеон. Работаем по стандартной теме, парню и самому это интересно так что проблемы будут только с нашей долей, но мы это быстро поправим. — Джек отдал Клеону большую пачку денег, и тот начал их тут-же пересчитывать. — Внутри Клеон ликовал, если дела и дальше будут идти так хорошо, то совсем скоро он сможет свалить из дома и наконец жить самостоятельно. А это значит никаких избиений от отчима, когда он устроиться можно будет вообще к нему с ножичком наведаться, поблагодарить за воспитательный процесс, в котором он брал активное участие.

— Мы ему быстро всё популярно объясним, как только он первый промах сделает, с такими как он надо как с котятами в свое собственное дерьмо мордой тыкать чтобы быстрее научились. А у меня самого уже кулаки чешутся это сделать, странно только вот что он вообще не пытался соскочить. Обычно такие как он или пытаются смыться, или отвертеться, а этот даже не сопротивлялся и вообще сам хотел побыстрее начать работать.

— Он бездомный, это очевидно, даже думать не хочу, что он жрёт, вот и хочет исправить положение. Да ты и сам знаешь, что в нашем районе мало таких как он?

— Ну ладно, как только выплату задержит сразу соберем ребят и поговорим с ним, этот борзый, он спокойно терпеть избиения не будет, ну пока что. — Ощерился Клеон, пересчитал деньги до конца. Ему нужно будет отдать большую часть семье Адамиди, но это все равно прекрасная возможность влиться в их коллектив, а уж если он попадет к ним в организацию то жизнь сразу пойдет вверх, когда за твоей спиной стоят серьезные люди жить куда легче становится, а Адамиди это очень серьезные люди которые держат большую часть наркоторговли и проституции в Салониках.

***

Ди сразу же начал откладывать деньги, правда значительную сумму потратил в магазине перед тем, как идти к Гелу. Он купил пару батонов, палку колбасы, содовую, и сладости, которыми его когда-то угостил Гел и, пожалуй, самое главное и дорогое, Ди купил для Гела бутылку хорошего чёрного рома по совету продавца не обратившему даже внимания на возраст парня, хоть при входе и было предупреждение что несовершеннолетним алкоголь не продают. Продавца только беспокоил внешний вид покупателя, потому, когда он выбирал продукцию дядька средних лет ходил вслед за ним. Ди надеялся, что покупки задобрят старика и он не будет резко реагировать на новую работу, сегодня у них будет шикарный ужин, Ди наконец-то всё расскажет и тогда у него непременно исчезнет неприятное гнетущее чувство вины.

Костёр рядом с навесом Гела не горел, что было странно, старик уже спал, зарывшись в кучу рваного тряпья.

Ди знал, кричать бесполезно, он стал трусить его за плечо, но Гел не просыпался, да и запах от него был куда хуже, чем обычно, пахло тухлятиной, и сообразив это сердце Ди пропустило удар.

Диармайд дрожащей рукой потрогал абсолютно холодный лоб, ноги подкосило, и он плюхнулся рядом, Ди со всей силы ударил кулаком по полу навеса, из-за чего тот опасно задрожал, а по щекам начали течь слезы, из руки выпала бутылка рома и покатилась к кострищу. Диармайд встал, поднял ее и с истеричным криком швырнул в кусты.

Гел уже давно начал чувствовать себя плохо, это было заметно невооружённым взглядом, он сильно исхудал, а кожа пожелтела, да и сам он не редко говорил, когда напивался о том, что хочет, чтобы Ди закопал его поближе к дочери. Парень воспринимал его слова за алкогольный бред, потому никогда не придавал им значения. Гел как-то настоял, чтобы Ди сходил с ним на кладбище, и только сейчас мальчик понял — Гел уже предчувствовал скорую кончину, но он не противился ей, а ждал как избавления.

Парню хотелось кричать от наполнившего его гнева и печали, он опять остался один… Пускай старик и был всего лишь случайным знакомым, но мальчик успел привязаться к вечно ворчащему Гелу и его язвительному сарказму. Гел стал для Диармайда человеком который открыл окно в современный новый мир, подарив будущее.

Есть совершенно не хотелось, Ди просто просидел рядом с навесом смотря на золу дано потухшего костра. Он просидел так, почти неподвижно, до самого утра, даже не прикоснувшись к еде, и просто игнорируя протестные вопли своего желудка.

Труп уже начал разлагаться, старик застыл с искаженным от боли лицом, а его помутневшие глаза отдавали желтизной. Гел так и не расстался с бутылкой мутного алкоголя, сжимая ее даже после смерти.

Диармайд попытался закрыть веки старику, но из-за трупного окоченения это было невозможно, и он просто проехался пальцами по склизким мёртвым глазам. Ди выругался и погрузил его тело в телегу, на которой Гел таскал пятилитровые бутылки с водой, взял кусок строительной арматуры, подходящих инструментов чтобы выкопать могилу не было.

Кладбище было большим, но попасть внутрь с тележкой, гружённой трупом, было очень сложно, поэтому Ди пошёл вдоль забора, и начал копать яму ржавым куском метала, в самом близком от могилы Ады месте.

— За время пока я работаю сторожем всякое успел повидать, но, чтобы зарывать труп прямо под забором это что-то новое. — Хриплый голос, нарушивший тишину, заставил Ди от неожиданности выронить инструмент.

— Я, я, я. — Все никак не мог найти подходящих слов парень. Перед ним стоял седой, сухой старик с пышными белыми усами и пристально изучал мальчика, в руках он держал острую лопату, от которой Диармайд не отводил взгляд.

Могильщик перевел взгляд на Гела и печально вздохнул. — Допился-таки. А я-то думал почему он уже неделю не ходит к дочке. Нужно было сразу прийти ко мне парень, мы с Гелиотором уже давно договорились о его собственной могиле. — Ди застыл в неловком молчании, он сейчас вспомнил что в алкогольном бреду Гел упоминал об этом, но тогда он просто не обратил внимания на его слова. — Пойдём, ему как раз хватит места рядом с ней, пойдем.

Ди успокоился, и последовал за могильщиком, после чего он помог ему выкопать глубокую могилу, без надгробия рядом с Адой.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Диармайд долго просидел у могилы, он опомнился только когда наступили сумерки и побрёл домой, попрощавшись с так и не представившимся могильщиком.

Он шёл по сонной улице на окраине города, застроенной небольшими особняками погружённый в печальные мысли о Геле, когда его окликнули.

— Где бабло? — Из-за поворота вышел Клеон со своими ребятами, больше всех в глаза бросался широко улыбающийся Рори. Ребята сразу-же начали обступать Диармайда лишая его возможности убежать.

— Джек тебе вчера сказал, что платить нужно каждый день, или ты думаешь, что мы тебя просто так учили, из жалости? — С хищной улыбкой говорил Клеон, смакуя каждое слово, неспеша подходя к парню.

Ди проклинал свою сентиментальность, из-за смерти Гела из головы совершенно вылетели все планы на сегодняшний день. — У меня были дела, сегодня не до вас. — Раздраженно ответил Диармайд, прекрасно понимая в каком направлении идёт разговор. Он не питал иллюзий, сочувствия от этих шакалов не дождешься.

Клеон удивлённо приподнял бровь, он ожидал услышать оправдания, мольбы о милосердии, а получил только презрительный взгляд. Первым ударил его ударил Ерофей прямо в печень. Диармайд согнулся, получив еще один удар в спину, но он не растерялся. Увернувшись от удара Ерофея в челюсть, Диармайд со всей силы ударил Клеона в пах коленом, а затем, когда он согнулся, ударил локтем ему в ухо, избегая ещё пары ударов выбил колено стоявшему слева парню, и вывихнул запястье у того, кто попытался заломить ему руку. Удары продолжали сыпаться один за другим, и перед тем, как упасть и закрыть самые важные части тела, Ди успел только выбить Рори зуб.

— Аккуратнее, не повредите ему руки, чтобы он мог завтра работать. — Кричал Жбан, оценив с каким энтузиазмом парни взялись за избиение лежавшего на земле Ди. Он уже тем временем отошёл в сторону и наблюдал за всем со стороны. Рядом по асфальту катался Клеон, матерясь во весь голос.

Избиение продолжалось долго, пока Жбан всех не остановил, после чего он помог подняться Клеону. Тот с ненавистью смотрел на сильно избитого Ди.

— Что наркотой балуешься ублюдок? — Клеон наклонился и стянул с парня кожаный браслет, закрывавший татуировку. — А, тату, ты у нас моднявый. — С отвращением сказал он и плюнул на парня. — Если завтра не принесешь деньги, это повториться, и я не обещаю, что после этого ты останешься без увечий. Есть и другие способы заработать деньги, например попрошайки, а чем сильнее искалеченный попрошайка, тем больше ему дают. — Клеон еще несколько раз копнул лежавшего на асфальте Диармайда, после чего они с компанией ушли.

Диармайд провалялся еще какое-то время, защищая самые важные части тела, прежде чем со стоном перевернуться на спину, болело все. Прохожие, шедшие по улице, просто обходили парня стороной, делая вид что его тут и вовсе нет. Но его это не заботило, он тяжело выдохнул поднялся и захромал домой. Все его тело было покрыто наливающимися синяками.

Ди не заметил, как за ним следил Джек.

***

Клеон во всю матерился, закрывая рукой ухо. — Черт с ней с промежностью, она болеть престала, но звон в ухе после удара этого грёбаного урода все никак не проходит.

Ерофей включил телефон и посмотрел на время. — Он скоро должен подойти.

— Еще ра


убрать рекламу






з скажи, что это за чувак? — Морщась от звона в ухе спросил Клеон.

— Понятия не имею, он просто вчера подошёл ко мне и сказал, что хочет поговорить с тобой. Я видел, как он перед этим говорил с тем перцем из Адамиди, которому ты платишь откаты.

— Может он какой-то извращенец, ищет дешёвых развлечений, вот ты ему и понравился, еще и меня в это втянул. — Ехидно пожаловался Клеон, но тут-же скривился и схватился за ухо.

— А я откуда знаю, но ты говорил, что хочешь сотрудничать с Адамиди, вот я и согласился на встречу, а раз они на тебя указали значит ты этого типа и интересуешь.

Клеон не был настроен на беседу, он просто застонал и обхватил руками голову. Его уже несколько раз рвало, а это означало что он получил сотрясение.

— А-а-а-а, всего один удар, но чёрт как же мне хреново! — Закричал он.

Ерофей хмыкнул. — Ты это Алексу скажи, этот парень ему ногу сломал так что она влево покосилась и опухла до невозможности, или Максу у которого правая рука не слушается.

Пока Клеон кричал к ним подошёл перекачанный метра под два ростом бугай, с бритой головой и густой щетиной. Одет он был в обыкновенный похоронный костюм, необычным был только платок в кармане пиджака на торчащем уголку был вышит сокол.

— Привет ребята, мне казали что если я хочу узнать про местную детвору, то мне проще всего будет поспрашивать у вас. — Услышав его ответ Клеон и Ерофей тут-же переглянулись.

— Скажите, а среди ваших знакомых нет адептов? Может кто-то не захотел работать на правительство? Мы хорошо заплатим вам за информацию, гарантирую что они потом вам еще спасибо скажут.

Клеон заржал. — Откуда адепты в нашем замызганном районе, гарантирую что среди нас нет идиотов, которые отказались бы на правительство работать. Это куда лучше, чем жить здесь. — Клеон обвел рукой район, соседствующий со свалкой. — Что лучше работать и как сыр в масле кататься, или жить в этой жопе?

Бугай выругался. Он уже собирался уходить, как решил спросить напоследок, вдруг повезёт. — Скажи, а ты не видел людей с татуировкой штрих-кода на запястье левой руки? — Услышав его вопрос Клеон непроизвольно начал улыбаться.

— Сколько вы говорите заплатите за информацию?

***

Утро было тяжёлым, когда Диармайд проснулся пожалел об этом. У него болело все, многочисленные ушибы, разбита губа, повезло еще что все зубы были на месте. Правый глаз опух настолько сильно, что он им вообще не видел. Но хуже всего было то, что ему нужно было в таком состоянии идти на площадь. Ди со стоном поднялся из своей лежанки, он просто не представлял, как вчера ему удалось доковылять домой.

— Драться ты парень совсем не умеешь. — От услышанного голоса Диармайд застыл на месте, он совершенно не замечал мужчину в костюме, стоящего прямо возле него.

По-доброму улыбнулся незваный двухметровым будильник. — Я капо семьи Фальконе, и мне поручено найти адепта для вступления в нашу славную организацию. Даже не предполагал, что у меня так быстро получится найти кого-то. — Громила оценивающе посмотрел на парня и продолжал монолог.

— Собственно на тебя мне указал парень по имени Клеон, у тебя есть татуировка изоляционного лагеря? — Лицо Диармайда было избито настолько что невозможно было заметить приступ ярости. Он только недавно сбежал, и вот так глупо попасться, но сожалением горю на поможешь, нужно искать выход из ситуации.

Требовалось время чтобы придумать хоть что ни будь потому Диармайд задал первый вопрос, пришедший ему в голову. — А чем маги отличаются от адептов. — Выпалил парень, незнакомец растерялся, это явно был не тот вопрос, который он ожидал услышать.

— Ну, адепты благодаря инициации становятся куда сильнее людей, ведь они способны переносить изменения, которым подвергается организм во время этого процесса. Потому они, собственно, и могут в одиночку или малых группах охотиться на изменённых магией зверей. — Заученными формулировками от тарабанил здоровяк. — Маги же сами ничем от этих самых зверей не отличаются. Они в отличии от адептов не только обладают огромной физической силой, но и способны самостоятельно генерировать магическую энергию, которую мы называем маной, а также управлять ею. Адепты же способны только поглощать ее из окружающей среды. Маги ценятся куда сильнее. — Диармайд забыл, что ему нужно было придумывать план побега и внимательно слушал великана. Гел, конечно, рассказывал немного о магии, то, что знал он сам, но его знания были далеко не полными.

— Ты жил на скотобойне, потому мало знаешь про окружающий мир, так? — Дождавшись кивка от парня мужчина с вздохом продолжил. — Забудь всю ту чушь про избранность человеческой расы, которой тебя пичкали. И заруби себе на носу. В Греции у адептов, как и у людей есть свои права и обязанности тоже, конечно. По закону, каждый адепт обязал зарегистрироваться в правительственной структуре — департаменте контроля магических способностей или в народе ДКМС, пройти военную подготовку, а после к каждому адепту, приставляется надзиратель, которого тот обязан навещать раз в месяц. Во всех остальных отношениях, твои права ничуть не отличаются от обычного человека, и даже имеют ряд преимуществ. Собственно, и тут мы возвращаемся к цели моего визита, я здесь чтобы предложить тебе работу. Я обещаю хорошие деньги и условия для жизни, не говоря уже о поддержке одного из самых влиятельных криминальных кланов Италии, но работа будет далеко не приятной и незаконной.

— А надзор? — Спросил Диармайд со стоном поднимаясь со своей лежанки. Если вначале он думал только как сбежать, то сейчас его и в правду заинтересовало что же предложит незваный визитёр. Гел тоже говорил Ди о том, что в Греции совсем иные порядки и в изоляционный лагерь его не отправят, но недоверие к окружающему миру слишком глубоко въелось в разум мальчишки.

— Ну, если пойдешь работать к нам, то про него можешь забыть, семья Фальконе всегда заботиться о своих членах, а рычагов давления чтобы отмазать ещё одного адепта нам точно хватит. Сделаем тебе документы, что ты уже прошёл военную подготовку, подкупим надзирателя и никаких проблем у тебя не будет — Диармайд слушая его с облегчением выдохнул.

— Вы можете меня обучить? Я не владею магией, и не представляю как ее использовать, все мои знания о ней сводятся к тому, что описывали другие люди. — Громила хлопнул себя по лбу.

— А зачем нам адепт, если мы не можем тебя обучить? — Со смехом спросил он.

Видя такую реакцию Ди, немного растерялся, — откуда я могу знать, может вас интересуют те, кто уже умеет пользовать своими силами — Ответил ему парень. — Сколько я сам не пытался ничего из того, что описывал Гел у меня не получалось.

— Твой ответ? — В миг посерьезнел собеседник, не мигая уставившись в глаза мальчика.

— Да, да, конечно, я с радостью принимаю ваше предложение. — Стараясь не выдавать своего волнения ответил Диармайд.

— Прекрасно. — Довольно потёр руки незнакомец. — Собирай вещи и поехали, или тебе нужно с кем-то попрощаться? — С ехидной улыбкой спросил великан.

— Какие вещи? — Хмыкнул и оглядел свой лагерь Диармайд. Кусок металла, которым он убил охранника при побеге, уже давно спрятан в надежном месте, сейчас от него нет никакой пользы. А больше ничего мало-мальски ценного у парня не было.

— Ах, да, мои манеры… Совсем вылетело из головы, — незнакомец протянул Диармайду руку. — Сандро Фальконе, капо клана Фальконе.

— Ди. — Пожал протянутую грубую руку парень. И увидев уже готового спрашивать Сандро добавил. — Просто Ди, больше о своем имени я ничего не знаю. А что значит капо?

— Это сокращение от капореджиме, таково мое положение в семье, я возглавляю и руковожу отрядом солдат и подчиняюсь непосредственно дону, а в прочем не забивай себе голову, ты поймешь со временем.

Диармайд последовал за Сандро к выходу из леса. — А чем конкретно я буду заниматься?

— Тем, что босс прикажет, угрозы, рейды, ликвидация. — Сандро резко остановился и посмотрел на Ди. — У тебя с этим проблем не будет? — Спросил он.

— Ликвидация? — Столкнулся с незнакомым словом Ди, его греческий все-еще был далек от идеала. Хоть сейчас его мало волновали условия, когда перспектива получить столь желаемые знания замаячила прямо перед носом, он попросту не мог устоять.

— Убийство. — Пояснил Сандро пристально наблюдая за реакцией.

— Нет, не будет. — Сандро скептически посмотрел на парня, так легкомысленно махнувшего на этот факт рукой.

— Это может казаться легко, но поверь, многие ломались и отступали когда нужно было переходить от слов к делу.

— Так я вам нужен или нет? А то у меня такое впечатление, что вы меня отговариваете, а не вербуете. — Нахохлившись спросил у него Диармайд. — Можете не волноваться если мне нужно будет сделать что-то для достижения цели, я сделаю это не колеблясь. — Упрямо посмотрел на собеседника Ди.

— Н-да, все вы дети одинаковые, можешь бахвалиться сколько угодно, но раз ты так решил, пошли. — Было заметно, Сандро не поверил Ди.

— У вас странные методы вербовки. — Сандро в ответ только пожал плечами.

У выхода из леса, их ждал серый внедорожник. Диармайд без вопросов сел в него и отключился, так и не задав ворох вопросов, роящихся у него в голове.

***

Была поздняя ночь, когда Сандро заехал в ворота резиденции Фальконе, в пригороде Афин. Пришлось потратить больше времени, потому что он объезжал город чтобы не проходить КПП, документов ведь у мальчика никаких нету. Ди, которого он нашёл в лесу проспал всю дорогу, хотя он ожидал, что все время будет отвечать на вопросы.

Когда он подъехал к поместью, на крыльце уже ждал босс и брат.

— А ты вернулся быстрее чем я думал. Хотя признаюсь честно, я вообще не ожидал что у тебя что-либо получиться. — Без приветствия заговорил высокий худой мужчина за сорок в таком-же, как и у него костюме. У него были длинные черные волосы и тщательно выбритое лицо с хищными чертами, и необычные, желтые глаза в которые было неприятно смотреть.

— Босс. — Кивнул мужчине Сандро. — Мальчик в машине спит, у него рабская татуировка Ватикана на руке. — Услышав подобное мужчины очень удивились.

Тот, кого называли босс без лишних слов открыл дверь машины. На заднем сидении спал сильно избитый мальчишка, запах от него был такой сильный, что слезились глаза, но мужчина даже не поморщился.

— Сандро ты избил его? Озлобленный адепт — это проклятье, если он затаит на нас злобу, то в конечном итоге мы получим от него только проблемы. — Низким басом тихо сказал босс хоть мужчина и говорил тихо, но казалось, что стекла от его голоса вот-вот задребезжат.

— Босс, вы знаете, я бы никогда не поднял руку на ребёнка. Он просто повздорил с бандой карманников, вот они с ним и пообщались. — Поспешил оправдаться Сандро, под насмешливым взглядом брата.

— С кланом Адамиди проблем не было? — Наконец нарушил тишину брат-близнец по имени Орсино, тщательно скрывая улыбку.

— Это они указали мне в каком направлении лучше всего искать, так что можно сказать, паренька я нашёл только благодаря им. — С наигранной злостью Сандро буравил взглядом брата.

Артуро положил руку на сердце Диармайда и его глаза расширились от удивления. — Сколько живу, всегда убеждаюсь в прописной истине — дуракам везёт как никому другому. — Сказал босс.

— В чём дело? — Напрягся Сандро.

— Мальчик не просто Адепт — он полноценный маг. — Сказал Артуро а его глаза на миг загорелись жёлтым цветом. Сандро рассмеялся и выругался.

Артуро аккуратно потряс мальчика за плечо. Тот съёжился, и медленно открыл левый глаз, другой настолько сильно опух, что открыть его было невозможно. Да и вообще состояние у него было аховое.

***

Ди не заметил как уснул, едва Сандро завел двигатель. Он не просыпался всю дорогу, а когда открыл глаза, на него уже смотрел незнакомый человек в таком-же как у Сандро костюме.

— Здравствуй. — Улыбнулся он ему и протянул руку. — Меня зовут Артуро Фальконе. Я, глава семьи Фальконе, рад познакомиться с тобой. Рука была чистой и без мозолей, с ровным маникюром, но при этом человек которого видел Ди не испытывал никакого отвращения к нему. Хотя на его месте Ди сам бы побрезговал пожать собственную руку. Он не морщился от запаха, ему было все равно на одежду и побои, парень видел перед собой уверенного, внимательного человека с цепким пронзительным взглядом.

— Ди. — Представился мальчик.

— А фамилия? — Спросил Артуро внимательно следя за реакцией парня.

— Я ее не знаю. — Соврал ему он.

— Сандро, Орсино — вы свободны. Ди, пойдем за мной, я покажу тебе твою комнату. — Краем глаза парень подметил как переглянулись близнецы похожие друг на друга как две капли воды.

Морщась, Диармайд поднялся с заднего сидения и поковылял за Артуро к непрезентабельному большому зданию за задним двором.

— Сандро рассказал тебе условия, на которых ты будешь работать? — Наконец первым нарушил тишину Артуро.

— В двух словах, сказал я буду исполнять ваши поручения и буду получать за это хорошую зарплату. Единственное условие, которое меня волнует это обучение магии. — Честно признался Ди.

Артуро тяжело вздохнул. — Сандро, как всегда, делает все на половину. Ты начнешь как солдат, будешь жить в бараках вместе со всеми, и исполнять поручения семьи. Тебе назначат капореджиме, иными словами, офицера, который будет твоим непосредственным начальником. Сейчас в Греции нету того, кто будет тебя обучать. Но когда вернется Нико, ты перейдешь в его команду. За выполненные задания ты будешь получать вознаграждения и поощрения, за проваленные наказания.

— Понял, — кивнул Ди. — А деньги?

— Ну, ты маг, так что твой рост по карьерной лестнице в нашей семье только вопрос времени. Так что насчет денег он тоже не соврал, но просто так, только за то, что ты маг, тебе никто ничего давать не будет.

Диармайд еще раз кивнул, такие условия его более чем устраивали.

— Я хотел тебя спросить, Сандро думал, что ты адепт, а не полноценный маг, ты знаешь какой стихией владеешь? — Ди напрягся, услышав слова босса.

— Нет, на скотобойне очень жёстко пресекали всякие разговоры о магии, а как самостоятельно узнать я не знаю. Может в лагере и есть записи об этом, но мне никто ничего не говорил. — Артуро понимающе кивнул. — А то, что я маг, а не адепт — это плохо? — Взволновано спросил Диармайд.

Артуро рассмеялся. — Нет, конечно, маги обладают куда большей силой, но и контроль за ними куда серьёзней. Придётся потратить значительно большую сумму для подкупа нужных людей, вот и всё. Так-то маги значительно сильнее адептов, это я тебе авторитетно заявляю. — Сказал Артуро и у него загорелись глаза.

Увидев это Диармайд сбился с шага. — Вы маг? — С волнением спросил парень.

Артуро кивнул. — Маг света, как и мой сын. Пускай и не самая сильная способность, но я куда сильнее любого адепта. И ты тоже станешь. За тобой охотятся?

— Понятия не имею, я даже не знаю откуда я сбежал.

— А на каком языке говорили люди в изоляционном лагере? — Недовольно нахмурился Артуро.

— На латыни.

— Вот как. — Приподнял бровь Артуро. — Значит это колония Ватикана. — Тихо сказал он.

— Мы пришли, твоя комната, в ней безопасный телефон и ноутбук. Менять их можно только с позволения твоего непосредственного начальника. Телефон носить нужно постоянно с собой, без исключений, и отвечать на все звонки от членов семьи. Ужин, завтрак и обед в установленное время, спросишь у своих соседей расположение столовой. Ванная дальше по коридору, одежда на смену лежит на кровати, ту, что на тебе выброси. Есть какие-либо вопросы?

— Я не умею пользоваться техникой, совсем. — Тут-же ответил Ди.

Артуро кивнул. — Информационный вакуум одна из основных политик скотобойни, но тут ты уж сам разберись. — И не говоря больше ни слова Артуро развернулся и ушёл.

Диармайд закрыл за ним дверь и остался один в маленькой комнатке с кроватью, столиком для одного человека и окном, выходящим на небольшой закрытый дворик.

Он долго рассматривал ноутбук и смартфон, но просто понятия не имел что с этим делать, он не знал даже как их включить. Поэтому отложив их решил, что первым делом нужно избавиться от своей одежды и вымыться. Хорошо, что его новое начальство позаботилось даже о таких мелочах как средства гигиены.

Диармайд никогда раньше не замечал за собой такого желания спать, когда он сделал все что мог, просто упал на кровать и почти мгновенно отключился. Следующим утром уже было немного легче, отек с глаза спал и теперь его страхи развеялись, потому что он боялся, что вообще потерял зрение. Но все обошлось, тело хоть и сильно болело, но это уже не было так невыносимо как вчера. А новая, чистая одежда и долгий душ просто сделали из него абсолютно другого человека.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

— Это тебя на тренировке отделали? — Первым делом проснувшись Ди сходил в душ, а когда возвращался его окликнул парень, выходящий из соседней комнаты.

— Адам. — Представился он. — Ты новенький? Раньше я тебя тут не видел.

— Ди. Меня только вчера привезли. — Парень был примерно того-же возраста, что и Диармайд.

— Кто-ж тебя так? — Адам указал на пожелтевшие синяки.

— Парни с которыми я работал раньше, пытались провести разъяснительную беседу, но я отказался внимать их урокам. — Отмахнулся Диармайд. — Слушай, а ты не подскажешь, где здесь столовая. Артуро сказал, что она есть, но где именно не показал.

— Тебя сам босс заселял? — Присвистнул Адам. — Да, конечно, покажу, сейчас как раз время обеда, только схожу в душ.

Диармайд переоделся и ждал Адама возле дверей. Увидев Ди, парень во всю улыбался. — Сильно ж ты проголодался, ну не стой столбом, пошли. А кто твой капо?

— Не знаю, но насколько я слышал пока что его нету в Греции. Мне временно назначат другого, кого — тоже не знаю. — Адам говорил очень быстро и энергично, излишне позитивно. Ди не ожидал увидеть такое поведение в логове криминальной организации, он думал, что все здесь будут ходить суровые и серьезные. А пока что он заметил довольно дружелюбное общение обычных парней и даже девушек, все были такими приветливыми и доброжелательными что это вызывало у него подозрение.

Адам был брюнетом, чуть выше Ди с карими добрыми глазами. Когда на такого посмотришь то ни за что не поверишь, что он член синдиката.

— Вот же черт, мы уже на обед запаздываем, надо же было так проспать. Я хоть и привык уже к слежке, но спать меньше пяти часов такая морока. — Жаловался Адам. — Ты представь, я вчера следил за одним магазином почти восемнадцать часов, мне Орсино доверил задание. И я, конечно, никак не могу подвести его, вот и приходиться расплачиваться сном. А ты бывал уже на миссиях?

— Нет.

— И если я подмечу что ты не любишь много говорить, то ты ответишь — Да. — За ухмылялся Адам.

— Да. — Ухмыльнувшись ответил Диармайд, после чего парни дружно засмеялись.

— Это столовая, есть можешь сколько хочешь. Но учти, еду подают только в назначенное время, у местного администратора какой-то бзик по поводу графика. Так что запомни, завтрак с семи до восьми обед с двух до трех и ужин тоже с семи до восьми только уже, конечно, вечера. — Скороговоркой от тараторил Адам.

— А ты разбираешься в технике? — Решил воспользоваться моментом Диармайд, парень может и немного сверхобщительный, зато он точно не откажется помочь.

— Ну, как разбираюсь, умею включить выключить, запустить поисковик, в игрушку как зайти, а что?

— Мне дали ноутбук и телефон, а я не умею ими пользоваться, можешь мне вкратце объяснить? — Безжалостно давя собственное смущение спросил Диармайд.

Адам издал смешок. — В какой пещере тебя держали?

— Точного расположения не скажу, но техникой там пользовались только надзиратели и работающий персонал. — Честно ответил Диармайд.

— Угу, и там было много вооружённой охраны которая стерегла вход — Адам посмотрел на неизменно серьезное лицо Диармайда.

— Прямо в точку попал. — Ответил он.

— Это многое объясняет. — Перестал улыбаться Адам. — Да, конечно, помогу, давай после того, как поедим.

Диармайд осознал насколько он голоден, только когда начал набирать еду у специального стола с емкостями. И едва он сел за стол, как вся еда за считанные минуты исчезла из тарелок.

— Ты бы помедленнее жевал, еду у тебя отнимать никто не собирается. — Адам немного пораженно наблюдал как внешне до безобразия спокойный парень, с таким остервенением набросился на еду, ещё и закрывая ее рукой, словно защищал тарелки чтобы из них никто не украл пищу. — Мальчик засмеялся, его забавляло это, но люди вокруг бросали на Ди жалостливые взгляды. То, что Диармайд не доедал было понятно сразу, впалые щеки, тонкие руки, отчётливо говорили о трудном прошлом ребёнка.

— Я так и знал, что найду вас двоих в столовой. — К парням за стол сел великан.

— Привет Сандро. — Поздоровался с ним Диармайд.

— Я не Сандро, — великан раздражённо глянул на парня, — меня зовут Орсино, будь добр, не путай меня с братом. — С толикой злости ответил он.

— Адам, у меня нету времени возиться с тобой, так что ты переходишь под руководство Сандро, как и ты. — Ткнул в Диармайда пальцем великан. — Пока не приехал Нико будешь слушаться во всем брата, понятно? — Ди быстро кивнул, желая прекратить как можно быстрее разговор, очень уж ему не понравилось, как на него глянул Орсино.

Орсино перевел взгляд на Адама. — Сандро потренирует тебя в рукопашном бое и научит стрелять, чтобы подошёл к обучению со всей ответственностью.

— Так точно. — Смешливо прокричал Адам, из-за чего на него начали коситься люди в столовой.

— Доедайте и идите к себе в комнаты, Сандро придет к вам, когда освободится. — После чего Орсино не прощаясь ушёл.

— Повезло, тебя будет учить Нико? Круто! Это же сильнейший маг клана Фальконе. — Восхищённо заговорил Адам. — Так ты тоже адепт?

— Маг. — Ди съел слишком много и теперь чувствовал дискомфорт.

— Повезло, — с детской завистью посмотрел на Диармайда Адам. — А я адепт. Хотя, теперь понятно почему тебя босс заселял, не каждый день в семью входят маги. А у тебя какой кристалл?

Ди пожал плечами. — Я не знаю, даже не знаю как пользоваться магией и только недавно узнал о том, что это такое.

— Где ты жил до этого? — Адам крутил в руках дымящуюся чашку чая.

— Ну, меня нашли в Салониках, а до этого я сбежал из скотобойни. — Вся зависть с которой Адам смотрел на Диармайда улетучилась в миг, на ее смену пришла жалость.

— Старайся больше никогда не путать Сандро и Орсино. Сандро будет всё равно, но если ты разозлишь Орсино, то сильно об этом пожалеешь. Он до невероятного мстительная личности, об этом все знают.

— А причёску поменять ему на ум не приходило, раз беситься, когда их путают. Он же выглядит точно также как брат. — Спросил Диармайд.

— А я откуда знаю, не хочет и все. Спрашивать у него я не советую, а вообще поступай как знаешь, мое дело предупредить. — Со смешком сказал Адам.

После еды Адам пошёл в комнату к Ди и объяснил, как включать компьютер и телефон, рассказал про основные функции и как ими пользоваться.

— И что можно задать любой запрос и мне просто так дадут на него ответ? — С недоверием посмотрел на поисковую строку Диармайд.

Адам закатил глаза. — А ты сам попробуй.

Ди печатал очень медленно, иногда ему приходилось по несколько минут искать клавишу на клавиатуре. — А мои вопросы будут видны кому-то? — Внезапно остановился Диармайд написав только половину предложения.

— О! Неужели, человеческое поведение мистер зомби, а я уже начал волноваться. Тут нет никому никакого дела до того какие видео ты смотришь. Главное звук не забывай выключать если не хочешь, чтобы над тобой все издевались и всё будет в порядке. — Немного покраснев ответил Адам.

Диармайд кивнул и продолжил набирать свой вопрос под нетерпеливым взглядом Адама. Он, казалось, застыл, боясь, что Ди вспомнит о его присутствии и попросит выйти. Адаму все-же был жутко любопытен парень его возраста, который как гром среди ясного неба появился в соседней вечно пустующей комнате.

Хотя чем больше печатал Диармайд, тем разочарованнее становился Адам. Вопрос, который интересовал Ди больше всего, звучал так — «Что такое Магия».

В поисковик выдал всего несколько статей о фундаментальных понятиях магии, которые Ди и так знал. Парень сначала перешёл по одной ссылке, потом по другой. Диармайд никак не отреагировал на прощание Адама, что немного оскорбило его. Он настолько сильно погрузился в процесс чтения что не заметил, как позже в его комнату тихо зашел Сандро, сел рядом с ним на кровать и просто стал ждать момента, когда мальчик его заметит.

Он обнаружил его присутствие только спустя некоторое время, когда отвел уставшие глаза от монитора. Сандро ожидал увидеть, как перепугается или растеряется Диармайд, а он только перевел взгляд и выжидательно посмотрел на великана.

— Так не интересно, я думал ты от неожиданности хотя-бы подпрыгнешь. — Разочарованно посетовал Сандро. — Над внимательностью нужно серьёзно поработать.

— Я очень сильно увлёкся. — Поспешил оправдаться Ди. — Интернет — потрясающая вещь, большинство той информации которой я владею мне приходилось по крупицам выпытывать у старика, который учил меня греческому языку. А с помощью этой штуки, — Ди похлопал по ноутбуку, — я без особых усилий смог узнать больше за какой-то час.

— Час? Ты просидел за компьютером часа четыре. — Засмеялся Сандро. — Узнал, что хотел?

— Нет, нету ни одной статьи про то, как пользоваться магией, или как происходит сам процесс колдовства. Все ссылки сразу направляют на государственный сайт, где говориться что вопросы по магии можно задать только в ближайшем отделе ОКМС.

Сандро фыркнул. — Естественно, в интернете жесткая цензура. Любую неодобренную отделом цензуры статью немедленно удаляют. А любая статья о магии, подлежит жесточайшей проверке. Задача таких сайтов найти и как можно быстрее завербовать адепта. Если бы ты пользовался обычным ноутбуком, без шифрования, тебя бы ещё и отследили, прислав наряд для проверки личности и принудительной медкомиссии в ближайшем отделе ДКМС.

— Ладно, побездельничал и хватит, ты приступишь к обучению магии, когда приедет Нико, а сейчас пошли в спортзал посмотрим можешь ты отвечать на удары, или способен только получать их.

***

Зал был огромен. С боксёрским рингом в центре и множеством снарядов по бокам. Тут было все от громоздких тренажёров до скакалок и ковриков для йоги.

— Запоминай, слева мужские раздевалки и душевые, справа женские. И если не хочешь, чтобы тебе что ни будь отстрелили, не перепутай, девушки у нас агрессивные. Адам уже попадался на подглядывании, его тогда побили ничуть не меньше, чем тебя. Так что я бы на твоем месте трижды подумал, прежде чем делать такую глупость. Не говоря уже о долгосрочных последствиях для виновника от комендантши, а в общем, чего я распинаюсь? Захочешь, спросишь Адама, он тебе всё в деталях расскажет. Так вот, два комплекта спортивной одежды тебе выдали, не забывай их вовремя стирать, хотя я вижу, ты парень чистоплотный, если забыть конечно о нашей первой встрече.

— В лесу трудно следить за своей гигиеной, особенно зимой. — Пожал плечами Диармайд, припомнив как ему было умываться холодной до зубного скрежета водой и поёжился.

— Могу себе представить. — Понимающе кивнул Сандро. — Но вернемся к нашему разговору. Я буду обучать вас боевым искусствам, а чуть позже и стрельбе, стрельбище у нас находиться в подвале. На занятия не опаздывать, вам и так повезло что именно я буду вас учить. Начинаем ровно в девять и тренируемся до вечера с коротким перерывом на обед. Приготовьтесь к длительным физическим нагрузкам.

— А теперь быстро переоденьтесь, я буду ждать вас на ринге.

***

— Наконец! Долго вы парни, наши девушки и то побыстрее одеваются. А теперь, я хочу чтобы вы начали драться друг с другом, я посмотрю на каком уровне ваши навыки.

Адам кивнул на Диармайда. — Нечестно! На Ди живого места нет, может подождём пока он поправится?

— Ничего страшного, зато новые синяки на нем будут не заметны. Не хочу слышать никаких отговорок, начали. — Строго скомандовал капо внимательно наблюдая за парнями.

Диармайд без предупреждения, как только Сандро скомандовал начало боя сразу-же ударил Адама в печень, тот вскрикнул и быстро отскочил подальше от Ди. С исподлобья поглядывая на оппонента

Адам был быстрым, но Ди без труда отводил и уклонялся от ударов, а когда замечал брешь, пытался ударить. Удары были далеки от идеала, смазанные и неточные, но когда они получались то были очень эффективными.

— Так, всё, хватит. — Прервал бой Сандро, когда Адам в очередной раз согнулся от удара и болезненно застонал.

— Хм… — Сандро почесал подбородок внимательно изучая парней. — Довольно необычно. Ты Адам вообще ничего не умеешь, если б не твоя конская выносливость и стойкость давно проиграл бы находящемуся далеко не в лучшей форме Ди. А ты Ди вообще непонятное нечто, удары у тебя интересные, да и дерешься ты довольно грамотно, но вот их исполнение просто отвратительное, ты как будто по книжке драться учился.

— Можно сказать и так, — ответил на критику Диармайд. Великан немного по буравил парня взглядом, но сдался ничего не добившись.

— Ладно, Адам, ты будешь работать с грушей, поставим тебе правильный удар, это самое главное, такое впечатление что Орсино тебя вообще ничему не учил. — Упрекнул запыхавшегося паренька Сандро. — А ты Ди будешь тренироваться со мной, посмотрим сможем ли мы твои навыки перевести из области теории в практику. — Сандро надел перчатки для спарринга и в один прыжок перемахнул через борт ринга.


убрать рекламу






Так и началась рутина Ди. Днем он до изнеможения тренировался с Сандро. Тот не давал ему вообще никаких поблажек, и после тренировок Ди едва хватало сил чтобы доползти до комнаты. Но вместо того, чтобы отключиться он садился за ноутбук и шерстил интернет в поисках интересующей его информации. Сеть хоть и давала ответы на многие вопросы, но и множила их. Иногда, объяснения были настолько путанными и непонятными, что толку от них совсем не было. Конечно-же, все ответы, которые получал Диармайд не касались магии, только быт и общество, но ему изголодавшемуся по знаниям было достаточно и этого.

Адам с неделю не разговаривал с Ди после поединка, постоянно с обидой поглядывая на Диармайда, когда они пересекались. Но в конечном итоге он просто прекратил сердиться и опять стал общаться как раньше. Просто забыв об неправильном с его точки зрения поступке Ди.

— Ладно-ладно, не хочешь извиняться не нужно, я просто говорю тебя что так поступать нельзя. — В очередной раз начал читать нотации Диармайду Адам, за обедом.

— Адам, чем, по-твоему, занимается клан Фальконе? Фрукты собирает? Капо скомандовал начало боя — я начал бой, то, что ты люстры на потолке считал твои проблемы.

— Но откуда ты знаешь столько о рукопашном бое, Сандро почти каждый день хвалит тебя. Я тоже так хочу! — Требовательно посмотрел на товарища Адам.

— Книжки надо читать, там про всё написано. — Ответил Ди.

Спустя месяц после того, как Сандро начал учить их рукопашному бою, к этому прибавилась еще и стрельба в тире, так продолжалось всю зиму. Монотонные тренировки и упражнения, пока в первые дни марта Сандро не собрал их во внешнем дворе позади главного особняка.

Там их ждало еще трое человек.

— Знакомьтесь: Зоя, — Сандро указал на милую хрупкую брюнетку одетую в кожаный байкерский костюм. — Ипполит, — невысоки парень с гривой светлых волос и острой козлиной бородкой. — И Макс, — высокий гладковыбритый парень с ежиком черных волос приветливо улыбнулся.

— Это мои солдаты, ребята попали ко мне в руки раньше вас, так что навыки у них получше. Они будут выполнять вместе с вами завтрашнее задание. — Услышав это Адам разве что не запрыгал от радости. Ди уже надоело слушать от него о «Миссии по слежке» которую поручил ему Орсино, и с какой гордостью он рапинался о том, как просидел то ли десять то ли двадцать часов в кустах наблюдая за опасными ребятами. Количество времени, проведенного в слежке, менялось от одного рассказа к другому.

Диармайд уже и забыл, что его взяли, чтобы он исполнял поручения. Ди так привык к бесконечным тренировкам что вообще не думал о чем-либо помимо них.

И вот, ему неожиданно поручают задание, или как «круто» называет его Адам — «миссию».

— Такс, не ожидайте ничего сверх серьезного, мы завтра просто прокатимся на склад, конфискуем у семьи Виванни один интересующий босса груз и уедем обратно.

Диармайд скосил взгляд на Адама, он, казалось, вообще не услышал слов «не ожидайте ничего серьезного», и в своих фантазиях прямо сейчас перестреливался с врагами Фальконе защищая честь клана. Увидев сияющее лицо парня Ди не удержался и закатил глаза. Им поручают, незаконную опасную работу, связанную с другим кланом, а он радуется.

— Да уж, похоже у Фальконе проблемы с кадрами, раз с нами посылают детей. — Насмешливо прокомментировал ситуацию Ипполит.

— Что босс сказал, то мы и делаем, не тебе — солдату сомневаться в его приказах. — Скосил взгляд на подчинённого Сандро.

— Это приказ босса? — Ипполит с удивлением посмотрел на командира.

— Не совсем, я подумал, пришло время показать парням чем им предстоит заниматься и Артуро согласился со мной. Так что не ной, а иди зайди в зал и потренируйся хоть немного, я тебя там не видел уже месяца два.

— Сандро, ты же знаешь, я не подведу, когда дойдет до дела. А накачанные мышцы чтобы жать на курок не нужны. — Отмахнулся Ипполит, заговорщицки подмигнув Адаму.

— Дело твоё, — не стал спорит капо. — А вы ребята. — Сандро повернулся к Ди и Адаму. — Бегом в зал жду вас через пол часа там, и не ныть. Сказал тренироваться, значит будете тренироваться. Не переживайте сегодня я сильно издеваться над вами не буду.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Несмотря на маску безразличия Ди нервничал, он попробовал отвлечься чтением, но текст на экране размывался и неприятное чувство тревоги в животе отвлекало и беспокоило. Отложив ноутбук в сторону он постарался уснуть, тоже безрезультатно. Диармайд так и провалялся на кровати разглядывая потолок в полутьме, пока не рассвело и не зазвенел будильник. Следующий день был неприятным, чем ближе время клонилось к вечеру, тем сильнее нервничал парень.

Адам же в отличие от Ди ждал наступления вечера со свойственным ему нетерпением. Парень от нечего делать завалился в комнату к Диармайду и погрузился в игру развалившись с ноутбуком на кровати, он игнорировал абсолютно все недовольные взгляды Ди. Пока тот не выдержал и не озвучил свои претензии вслух.

— Скрути звук. — Раздраженно зашипел на парня Диармайд, — я читать пытаюсь.

— Не-а, ты постоянно читаешь, лучше установи игру у себя, вместе погоняем! — Ответил Адам, не удосужившись даже отвести взгляд от монитора.

— Мне огнестрела хватает и на стрельбище. А сегодня, раз уже выдался свободный от тренировок день, я хочу потратить его себе на пользу. — Всё волнение у Диармайда как рукой снесло, заполнив до краёв бушующей злостью.

— Знаю-знаю, ты всё время так отвечаешь. — Посетовал Адам. Он и не подумал внять требованиям, продолжая сосредоточенно отстреливать врагов в игре.

Диармайд со всей силы стукнул кулаком по столу, из-за чего Адам, подпрыгнул от неожиданности. — Или делай тише, или выметайся. — Тихо, но отчётливо прошипел парень.

— Сделаю, незачем так кипятиться. — Повернувшись и заметив, как у Ди дергается угол глаза, Адам поспешил скрутить звук.

— Слушай Ди, мы ведь много тренировались, с нами же всё будет хорошо? — Неуверенно спросил он. — В его голосе не было и толики привычной беззаботности. Диармайд только сейчас понял, насколько он ошибался, всё то показное предвкушение, простое бахвальство. А Адам на самом деле нервничает не меньше него.

Ди посмотрел на Адама, от нарочитой радости не осталось и следа. — Мы ведь не одни едем на тот склад, да и не ожидает от нас никто никаких геройств. Сандро просто хочет нам показать, чем мы будем заниматься в будущем. Мне кажется, Сандро хочет просто посмотреть, как мы будем вести себя во время серьёзного задания. — Резюмировал Диармайд справедливо рассудив, на серьёзное дело их точно не взяли бы.

— Поверить не могу, моя мечта стать полноценным членом клана Фальконе скоро станет реальностью. — Адам поставил игру на паузу и на минуту позволил мечтам завладеть собой, расплывшись в предвкушающей улыбке.

— А о чем ты мечтаешь, расскажи. — И не дав Ди ответить сразу-же выпалил. — Я вот хочу стать одним из капо. Ты бы видел с каким уважением и почтением относятся к Фальконе в Сорренто. А ради чего ты пришёл в семью? — Диармайд растерялся, подметив с каким благоговением Адам говорит о клане.

Ди уже не один месяц общался с Адамом и никак не мог привыкнуть к его простодушному и энергичному характеру. С одной стороны ему было легко общаться с новым знакомым, с другой, его чрезмерная энергичность иногда заводила в тупик, отбрасывая все законы логики и этикета. — У меня нет фантазий и мечты. Я хочу добиться двух целей — убить людей, которые разрушили мою жизнь и узнать причину, по которой она была разрушена.

Диармайд встрепенулся и замахал головой отгоняя неприятные мысли, а затем вернулся к чтению новостей на ноутбуке. Адам еще какое-то время косился на Диармайда. Его выражение напиленное ненавистью и жестокостью заставляло чувствовать жалость к парню, но заговорить с ним сейчас Адам не решился. Он уже прекрасно изучил характер друга и знал когда можно понаглеть, а когда стоило промолчать — сейчас нужно было молчать.

Парни просидели в комнате до сумерек, пока Сандро не зашел без стука.

— Ну что птенчики, готовы взлететь? — Радостно спросил он, плюхнувшись рядом с Адамом, кровать жалостно заскрипела, а матрас подпружинил парня и ноутбук в воздух.

— Готовы конечно! — Вернулся к своему привычному поведению Адам, хотя сейчас его фальшь и показушность выглядели напрочь нелепыми.

— Вот это рвение. — Подыграл ему Сандро. — Если хотите остаться в семье, то такие миссии для вас как солдат станут рутиной, привыкайте. Оденьтесь в чёрное, жду вас возле выхода через пятнадцать минут, ну и пистолеты взять не забудьте, мало-ли. — Сказал напоследок капо.

Адам убежал к себе. Диармайд оделся и достал из верхнего ящика стола чёрную Беретту М9. Парень как сейчас помнил слова, сказанные ему Сандро, когда тот вручал оружие, — Это теперь твой пистолет — будешь заботится о нем, и он не раз спасет тебе жизнь. Пустишь всё на самотёк, однажды он даст осечку и это дорого обойдётся. — Сандро научил их как правильно разбирать, протирать и смазывать оружие. И больше к этой теме он не возвращался никогда, позволяя мальчишкам самим решать, что и как делать. Но Диармайду не нужно было слушать нотации. Каждый раз после стрельбища он разбирал и чистил оружие. Адам ворчал мол если чистить его так часто, то однажды пистолет сломается, но у Ди на этот счёт были свои мысли. О вещи, от которой зависит твоя жизнь, нужно заботиться лучше всего.

Диармайд застыл, вертя пистолет в руках. Ему уже приходилось убить однажды, но тогда он был так переполнен эмоциями что даже не сообразил, что делает. Тот человек был там чтобы их убить, и Ди считал, что имел полное право действовать первым, о последствиях своего поступка он старался не вспоминать. Это получилось настолько хорошо, что звучный крик Лины почти стёрся с памяти, возвращаясь только в такие моменты как сейчас. И вот он добровольно, не подгоняемый обстоятельствами идет на задание, где возможно опять придется убивать. Руки от этого подрагивали, но Ди стиснул зубы, проверил стоит ли Беретта на предохранителе и засунул ее в кобуру. У него есть цель, и пока она маячит впереди, не важно, что ему придется сделать, он все равно будет идти вперёд.

В коридоре Диармайда уже ждал Адам, мальчик был взволнован и постоянно поглядывал по сторонам.

***

Сандро со своей командой уже ждали их возле выхода, все одетые в чёрное, они улыбались шутили и говорили, ничуть не волнуясь.

— На будущее, пятнадцать минут — это пятнадцать минут. — Как только ребята подошли все взгляды скрестились на них.

— Похоже они подготовились к серьёзному заданию, вон даже стволы принесли с собой, я уже чувствую себя в безопасности — зная, что меня будут прикрывать дети с оружием. — Сказал Ипполит, под осуждающими взглядами своих коллег.

— Остынь, оружие им сказал взять я. — Урезонил подчинённого Сандро. — Не важно дети они или нет, раз Артуро хочет, чтоб они стали частью семьи, они должны увидеть, чем мы занимаемся.

Ипполит смерил Сандро недовольным взглядом. — А просто фильм про мафию показать им недостаточно? — Диармайд был удивлён подобным отношением к капо. Но вопреки его ожиданиям, Сандро не вспылил. — Ипполит, остынь, надо значит надо, такова роль солдата. — Ипполит недовольно скрестил руки на груди. — Так устроена наша семья — ты или отдаешь приказы и их обязаны исполнять, или исполняешь приказы несмотря на то понимаешь ты их или нет.

— Сегодня мы едем в таком составе, основная группа на другом задании, я повезу парней. Вторую машину поведет Зоя, она одна среди вас всех недоумков умеет нормально водить.

Диармайд поспешил в уже знакомый ему серый внедорожник. Сандро отдал еще кое-какие распоряжения своим солдатам и сел за водительское сидение, включив легкую музыку.

— Нервничаете? — Спросил он когда машина выехала за большие кованые ворота поместья.

— Да. — Честно признался Ди, Адаму даже отвечать было не нужно, по нему все и так понятно.

— Это правильно, может для нас это и рутина, но для новичков даже это задание потенциально опасное. Помню я был куда старше, когда впервые пошёл на нечто подобное. Мои ноги тогда так сильно трусились что я стоять нормально не мог, а ведь подготовка у меня была получше вашей. А ты Держишься. — Сандро повернул зеркало так чтобы видеть лицо Диармайда.

Ди неопределённо хмыкнул. — Я видел довольно ужасные вещи, только получив доступ к интернету я понял на сколько у меня ненормальная жизнь. — Ответил он. — До этого даже не думал, что со мной происходит что-то из ряда вон.

— Да уж, — вздохнул Сандро. — Про скотобойни ходит много разных баек, если хоть часть из них правда — ты парень прошёл через настоящий ад.

Диармайд засмеялся, его охватила истерика. Сандро и Адам посматривали на него, но ничего не сказали пока Ди успокоился. — Я читал байки, которые ходят в интернете о изоляционных лагерях. — Наконец отсмеявшись Ди смахнул выступившие слезы и ответил. — Там полно разной ерунды, поверьте байки не описывают и половины того, что происходит в колонии. Если бы все было так радужно как там описано, моя жизнь была бы намного легче. — Сандро взглянул на Диармайда, в глазах ребёнка плескалась ненависть, которую редко можно было встретить даже в их полном насилия подпольном мире.

Склад, в который они приехали находился за Афинами. С одной стороны была грунтовая дорога, а с другой крутой обрыв, облизываемый морским прибоем у подножья. Сандро доехал на машине до поворота к складу и скомандовал выходить.

— А теперь внимательно, устраняем всех, Ди и Адам идут с Зоей в конце. — Сандро повернулся к парням и строго посмотрел на них. — Чтобы ни на шаг не отходили от нее, оплошаете — сдам в рабство комендантше на месяц. Зоя с сожалением тяжело вздохнула, но жаловаться не стала. Она уже успела изучить характер командира и знала, что несмотря на довольно добродушный нрав спорить с капо бывает очень опасно.

Сандро, Макс и Ипполит пошли вперед, а Зоя с парнями чуть позади с пистолетами наготове. Девушка с сомнением посмотрела на ребят, когда они достали свои пистолеты. — Только в мою сторону их не направляйте. — Адам уже хотел что-то ей ответить, но Ди ткнул его локтем в бок и показал, чтобы он заткнулся.

Была светлая, лунная ночь, холодный морской бриз дул со стороны моря, наполняя тело Ди силой и спокойствием. Силуэты охранников легко было различить.

Зоя застыла и поднесла палец к губам приказывая молчать. Адаму не терпелось пойти вперед, но Диармайд одёрнул его. И он с насупленным лицом смотрел за тем, как три тени подкрадутся к курящим и громко смеющимся охранникам. В один момент тишину ночи разрушила серия выстрелов, спустя несколько минут опять наступила тишина, кажущаяся особенно плотной после звучного грохота огнестрела.

Зоя повела парней ко входу. Адам с чуть побелевшим лицом уставился на трупы. Девушка наблюдала за реакцией Адама. Диармайд же не чувствовал ничего, он оглянулся по сторонам, опять толкнул Адама чтобы привести того в чувства и требовательно посмотрел на Зою. Девушка сощурила глаза, заметив взгляд Ди, но затем, не говоря ни слова вошла в открытую дверь склада.

Опять послышался выстрел, Макс присел за большой металлической бочкой и стрелял пока Ипполит, нацепив солнцезащитные очки начал обходить стеллаж с ящиками, с другой стороны. Один выстрел, и все опять погрузилось в тишину.

— Чисто! — Из дальнего конца склада крикнул Сандро, все расслабились. Ипполит щелкнул выключателем и на складе загорелся свет, он снял очки и стал с усилием массировать глаза. — Черт, эти очки с зачарованием ночного зрения так напрягают глаза, я словно сутки три за монитором проторчал. — Пожаловался он, подошёл к трупу охранника и с равнодушным лицом выстрелил тому в голову.

— Зоя, сделай контрольный выстрел тем, кто возле тебя. — Крикнул Сандро.

— Этот еще живой! — Закричал Адам указывая пальцем на целящегося в Зою. Он притворился трупом и когда девушка прошла мимо попытался выстрелить ей в спину. Адам застыл. Диармайд отреагировал быстро, щелчок предохранителем и три выстрела, один из которых пришелся в голову, не было ни стонов, ни вскриков, просто тишина.

— Ипполит, мать твою я сколько раз говорил тебе сразу контролить тех, кому стреляешь в туловище! — Ди впервые услышал, чтобы Сандро злился, это в корне отличалось от его наставнического рассерженного тона. Сандро был хладнокровен и пугающе серьезен, а взгляд стал ледяным, колючим.

Зоя сделала два выстрела в труп, лежащий рядом со стеной. И тихо сказала, — чисто, — после чего Сандро подошел к Ипполиту и со всей силы ударил того в солнечное сплетение. Ипполит упал, начал кататься по полу и задыхаться. Ему хватило всего одного удара чтобы пробыть в таком состоянии минут пять.

— С завтрашнего дня начинаешь ходить в зал и на стрельбище под моим присмотром, еще одна ошибка, и… ну ты знаешь, что мы делаем с ошибками. — Ипполит ничего не ответил, он все еще отчаянно пытался сделать вдох. — Я тебя не слышу. — Пропел Сандро.

— П-п-понял. — Прохрипел он.

Сандро перевел взгляд на застывшего Адама и покачал головой, затем посмотрел на Диармайда, парень продолжал изучать труп только что убитого человека. Сандро подошёл к нему и положил руку на плечо. — Не стоит сильно переживать, если бы не ты, он убил бы Зою, тебе сейчас будет плохо, но со временем это пройдет. Своим первым убийством ты спас такую красавицу. — Сандро пытался говорить ободряюще, но холод проскакивал в его словах, было очевидно, он далеко не в лучшем расположении духа.

— Это не первое мое убийство. — Ответил ему Диармайд, щелкнул предохранителем и спрятал Беретту в кобуру. Сандро еще несколько мгновений всматривался в глаза Ди, хмыкнул, похлопал его по спине приободряя и пошёл к ящику.

Умело орудуя ломом, он открыл деревянный не маркированный ящик. Там лежало десять снайперских винтовок и пара коробов с патронами, всё было обёрнуто упаковочной плёнкой с воздушными пупырышками.

Макс присвистнул, увидев содержимое ящика. Десять громоздких винтовок с длинными дулами и пачки с патронами. Сандро довольно кивнул и скомандовал Максу и Ипполиту грузить их в машину.

— И как мы, по-твоему, должны это донести, может ты не заметил Сандро, но я как бы это по деликатнее выразиться. — Замолчал Ипполит пытаясь найти подходящее описание его невысокому росту и довольно тощей комплекции.

— Идиот! Я же не прошу вас тащить это на своем горбу, воспользуйтесь этой штукой, вон в углу стоит. — Сандро указал на гидравлическую тележку.

Пока Ди стоял и смотрел по сторонам к нему подошла Зоя. — Спасибо, — тихо, как обычно сказала она, и поцеловала парня в щеку. Диармайд раскраснелся и просто не знал как на это отреагировать, из-за чего Сандро начал хихикать. Сначала он пытался подавить смех, но у него это плохо получалось, после чего он и вовсе перешел на хохот, а недовольный и злой взгляд Диармайда заставлял его смеяться еще громче.

Артуро расслабился в своем большом кресле и выдохнул кольцо дыма, когда Сандро зашёл в его кабинет.

— Все хорошо босс, задание выполнено. — Первым делом сказал Сандро и сел по другую сторону исполинского резного стола с дубовой столешницей. Артуро достал графин с бурой жидкостью, налил в стакан и толкнул его Сандро.

— С Адамом было почти все как я говорил, парень еще не готов к серьезной работе на семью. А вот с Ди уже ошибся я. — Сандро сделал большой глоток из стакана и поморщился. — Он уже не ребёнок, это точно. Ну если точнее он искалеченный ребёнок.

— Всё прошло неплохо, только вот — Ипполит, мудак, не законтролил охранника и тот притворился мёртвым, а когда мы начали зачищать, решил продать свою жизнь подороже и убрать Зою. Адам заметил, что мужик навел ствол на нее и закричал, но он даже не потянулся к пистолету. А Ди отреагировал мгновенно — секунда и он выстрелил, три раза, одна пуля в голову и две в туловище, парень попал прямо в лоб. Артуро я даже не видел, чтобы он парился из-за этого. Я успокоил его мол после первого убийства будет хреново, но зато ты Зою спас, а малыш отвечает мне — это не первое мое убийство. — Скорчил серьёзную гримасу Сандро. — Так пафосно, как в каком-то грёбаном фильме и знаешь, что, я ему верю. Адам, ушёл в себя, когда мы домой ехали, даже слова не сказал, сидел бледный как Орсино после того, как перец съел. А Ди вёл себя как обычно! Представляешь?

— Это хорошо, Адама я отдаю тебе, будешь его учить. И не кривись, сказал будешь, значит будешь! — Сразу повысил голос Артуро, подметив как скорчил недовольную морду Сандро. — А Ди как раз к Нико пойдёт, он на днях должен вернуться.

— Только будет ли это ему на пользу? Парня и так уже жизнь потрепала, а ты еще и хочешь отдать его этому маньяку. До сих пор не могу забыть что он сделал с тем патрулём, я сегодня впервые за то время что его знаю увидел нормальную эмоцию, когда Зоя его в щеку чмокнула. Он повел себя как мальчишка, которым он, собственно, и является. Впервые Артуро!

Артуро выдохнул сигарный дым. — Так будет лучше для семьи Сандро и точка, — видя, что он уже хочет возразить припечатал Артуро. — А что с грузом? — Сменил тему дон.

Сандро недовольно поморщился, но видя, что Артуро попросту плевать на его недовольство вздохнул и ответил. — Все в лучшем виде босс — десять винтовок Вебера м82 и сотня патронов с сердечником из кристалла.

— Ранг кристаллов?

— Второй. — Артуро разочарованно цокнул.

— Лучше бы, конечно, пятый, но что получили то получили.

— Босс пули идут по пять тысяч драхм за штуку, грех жаловаться на то, что мы получили за один вечер, а вообще зачем Виванни патроны для пробивания слабых магических щитов как думаешь? — Спросил Сандро.

— Ну, если бы они хотели влезать во что-то серьезное, то взяли бы третий-четвёртый ранг, а не второй. Они пробивают щиты куда лучше, хоть и стоят значительно дороже. Думаю, они хотят вернуться опять в охотничье ремесло. У семьи Виванни когда-то были угодья в Тоскане, пока их не отняли Пачелли. Зная Луция, думаю он хочет вернуть эту часть утерянного прошлого, да и они получили большой кусок дикой территории рядом с фракийской пустошью.

Сандро приподнял бровь. — Откуда?

— Не знаю, но это дурно пахнет, думаю у нас возможно в ближайшее время обострение отношений с Виванни. Ладно Сандро, хорошо сегодня поработал, можешь идти. И напоследок, не мог бы ты перестать выставлять себя на посмешище. Я все понимаю бунтарский дух и все такое, но эта футболка — это вообще абсурд. — Сандро оттянул футболку за края чтобы расправить складки и глянул на нее пытаясь понять, что же не так — это была синяя футболка с изображением мультяшного пони с отрубленной головой и надписью «Pony Killer». Артуро махнул рукой и капо поспешил ретироваться с комнаты.

Как только Артуро убедился, что его никто не слышит достал телефон. — Да, да сер, все идёт по вашему плану. — Склонил голову дон, хоть его собеседник не мог этого видеть. Пиетет Артуро отчётливо слышался даже в голосе. Когда звонок завершился, мужчина с облегчением выдохнул.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Диармайд долго не мог уснуть после первого задания. У него получилось сделать вид что это пустяк. Но всякий раз, когда он закрывал глаза, видел лужи крови и бледнеющие лица еще недавно живых людей.

Он уснул незаметно, просто в один миг темнота ночи сменилась ярким, солнечным днём. Ди сладко захрустел костями и протер глаза отгоняя остатки сна. А когда он повернул голову завис в недоумении. Рядом с его кроватью стоял высокий парень, одетый в чёрную жилетку поверх белой рубашки с закатанными рукавами и брюки. Всё его лицо и руки были покрыты татуировками кривых линий, а голову украшала шляпа-цилиндр, из-под которой выбивалась крашенная в фиолетовый цвет чёлка. Сам обладатель неординарной внешности был азиатом.

Он просто стоял рядом с кроватью и смотрел на Диармайда. Ди растерялся и потерял дар речи не представляя, что он должен сейчас сказать.

— Привет. — Поздоровался незнакомец с Ди.

— Привет. — Неуверенно ответил ему парень.

— Как спалось? — Буднично спросил он.

— Так себе. — Диармайд был настолько потрясен, что инстинктивно отвечал, даже не задумываясь о своих ответах.

— Мы знакомы? — Неуверенно спросил у него Ди.

— Нет. — Ответил он.

— Меня зовут Ди. — Решил представиться Диармайд подметив что чудак не спешит объясняться. Ему было чертовски интересно какого черта этот мужик забыл у него в комнате, но он не рисковал выпускать свое недовольство наружу, мало-ли кем окажется этот странный парень.

— Я знаю. — Кивнул он, и продолжил молчать, изучая лицо парня.

— Могу я узнать ваше имя? — Уже раздражённо спросил Диармайд.

— Можешь. — Кивнул незнакомец и замолчал.

— Представьтесь пожалуйста. — Потребовал Диармайд.

— Нико. — И тут все раздражение и гнев как ветром сдуло. Диармайд и сам уже с интересом стал изучать стоявшего перед ним человека. Один внешний вид говорил о Нико как о весьма неординарной личности. А его поведение, по крайней мере которое наблюдал Диармайд, прекрасно это подтверждали.

— Ты знаешь, твое воспитание доверили мне? — Все-таки начал говорить Нико, заметив, что Ди перестал задавать вопросы и сам стал пристально изучать его.

— Да. — Кивнул Диармайд.

— Ты хочешь учиться магии?

— Да. — Точно также кивнул Ди.

— Будет очень трудно, а я требовательный и суровый учитель, у тебя нет с этим проблем?

— Да, — опять кивнул Ди, после чего быстро замотал головой и поспешил поправиться. — Нет. — Смутившись ответил он.

— Я буду ждать тебя на лавочке возле входа, поторопись. — И не говоря больше ни слова Нико вышел, не закрыв за собой дверь.

Диармайд застонал, уткнувшись лицом в подушку. Он быстро поднялся и поспешил одеться, день которого он так долго ждал наконец настал, пришло время учиться магии.

***

Нико ждал его, разлегшись на лавочке. Люди, проходившие мимо постоянно косились и перешёптывались. Заметив Ди, Нико сразу-же подскочил.

— Ты знаешь какой у тебя кристалл? — Спросил Нико, когда Диармайд подошёл к нему.

— Нет, в лагере нам ничего о магии не говорили, а я получил доступ к информации только когда вступил в семью Фальконе. Мои знания ограничены тем, что можно прочитать в интернете. — Признался Ди.

— Ты не вступил в семью Фальконе, — сразу же поправил его Нико. — Ты сможешь считать себя одним из нас только тогда, когда произнесешь свою клятву перед боссом, или как ее называем мы — омерту. До тех пор ты не Фальконе.

— Ладно, пошли в главное здание, посмотрим, что у тебя за кристалл на рентгене.

Поместье, в котором жил Артуро, очень отличалось от общежития. Здесь все было куда изысканнее, на стенах весели многочисленные картины, большие светлые галереи были украшены холодным оружием и стендами с доспехами. Кое где можно было увидеть старые гобелены, а на окнах красовались измененные магией чудные цветы. Особенно внимание Диармайда привлекли одуванчики заключённые в стеклянный куб с древнегреческими надписями на поверхности, только вместо обычных жёлтых лепестков у них были лучики света. Нико пришлось толкнуть Диармайда чтобы тот опомнился и последовал за ним в подвал. В коридорах встречалась прислуга, девушки, одетые в униформу горничных и дворецкие во фраках, все вежливо кланялись Нико и изучали Ди. Некоторые даже поклонились постоянно оглядывающемуся по сторонам мальчику, мало ли он какая-то значимая фигура. Это вызвало улыбку у Нико, но он никак не прокомментировал.

Подвал был доверху завален поломанной ненужной мебелью и старой техникой, а в просторном помещении оставили только узенькую дорожку, даже Ди, с его аномальной худобой, трудно было протиснуться между коробок. Нико на удивление ловко пробирался вперед, так буднично, что это не оставляло никаких сомнений — он часто сюда наведывается.

— Нико, а какая у вас магическая способность? Я вычитал в книге, врученной Сандро что кристалл, который каким-то образом является материализованным сгустком энергии, наделяет живое существо способностью влиять на определённый элемент, например огонь или воду. — Спросил Диармайд яростно отряхивая свою голову от паутины.

— Не всегда это стихия, иногда люди могут управлять светом как Фальконе, или тенями, кто-то может отдавать приказы растениям, а кто-то слышит голоса животных или умеет заставлять людей подчиняться чужой воле. Все очень неоднозначно и тебе предстоит провести очень много времени заучивая огромные массивы информации, то, что ты прочитал это только верхушка айсберга.

Нико остановился и отфутболил ящик мешающий ему пройти в стену, послышался звон бьющегося стекла, но он не обратил на это никакого внимания. — Сила государства определяется не только экономической, политической и военной силой, большое значение также имеет сила подконтрольных правительству адептов. Тебе ведь известно, магов очень мало. Так случилось из-за чумы в семнадцатом веке, она выкосила почти всю нашу расу оставив единицы у которых был иммунитет. До этого мы господствовали над людьми, сейчас прячемся их толпе. Все изменчиво и теперь наше место заняли адепты, не способные самостоятельно аккумулировать энергию, но способные черпать ее из внешнего пространства. Вот только они далеко не так сильны как маги, и потому кланы с ярко выраженными способностями остались только в истории. А на смену их пришли государства с их демократической властью, ну в большинстве случаев. Ты даже не представляешь, насколько редким зверьком являешься и как Артуро повезло что ты попал к нему в руки.

— Но


убрать рекламу






вы так и не ответили, какой силой вы обладаете. — Все-же решился напомнить свой вопрос Диармайд, он заметил, как Нико увёл разговор в сторону, но его любопытство преодолело все противоречивые чувства.

Нико недовольно дернул уголком губ, но ничего не сказал. Он выставил вперед руки растопырив пальцы и между ними появились синие кривые линии электричества, сопровождаемые характерным треском и гудением. Руки Нико по кисть стали подсвечиваться изнутри, были отчетливо различимы кости и вены. И тут до Диармайда дошло, только малая часть узоров на теле Нико это татуировки, а другие это и есть настоящие вены. Он видел похожее в сети — это были фигуры Лихтенберга. Похожие узоры были у тех, кто выжил после удара молнии.

— Это больно? — Затаив дыхание спросил Диармайд. — Он смотрел как разряды извиваются между пальцев мага.

— За все нужно платить, а за силу нужно платить в двойне. Я сильный, по-настоящему сильный и цена за это была не малой. Я чувствую, как ток проходит через мое тело. В начале, пока организм не адаптировался я получал множественные ожоги контузию и прочие прелести от собственной силы. Не счесть сколько раз я находился на грани смерти, но с каждым разом пользоваться магией становилось все проще и проще, до тех пор, пока боль не исчезла вовсе.

Комната с рентгеном была маленькой, помимо стола и самого аппарата здесь был только письменный стол с компьютером и шкафы с множеством однотипных папок.

— Сними верхнюю часть одежды и встань вот тут. — Нико сел за стол и включил компьютер, загудел рентген, Диармайд замер неподвижно. Сейчас был один из самых тревожных моментов в его жизни. Он был так взволнован что даже забывал дышать, сгорая от нетерпения и желая узнать, какой все-таки силой он обладает. Ди вспомнил как на пляже маг сжег охотника на ведьм сферой из огня, было бы просо прекрасно если бы он получил такую-же силу, с ней он с легкостью бы добился своей цели.

— Готово, можешь одеваться. — Нико продолжал печатать и не обращал внимания на требовательно смотрящего на него Ди.

— И какой у меня кристалл? — Не выдержал тишины парень.

Нико достал из кармана пачку сигарет, вытащил зубами одну и закрыв глаза затянулся. — У тебя нет кристалла, совсем. — Сказал Нико, Диармайд никак не отреагировал, он просто стоял и смотрел на него даже не представляя, что сказать. Сумбур эмоций переливавшихся то в ярость, то в отчаяние бурлил с такой силой, что он вообще не мог вымолвить и слова. — Ты без сомнений маг, не человек. У тебя не только зеркальные органы, такое можно встретить и у людей, изредка. Но и отличная от человеческой нервная система говорит о том, что ты полноценный маг.

— Как? Как-же так? Почему тогда… За что? — Все громче и громче начинал говорить он. — Почему? — Закричал Диармайд и с полными слёз глазами уставился на человека, который должен был учить его магии.

— Магом ты стать не сможешь, никак. Хоть твой организм и вырабатывает небольшое количество энергии, без кристалла управлять ею никак нельзя. Она просто делает тебя немного сильнее и выносливее чем обычного адепта, вот и всё. — Сказал Нико. — Твой кристалл, наверное, разрушился из-за условий, в которых ты жил. Организму едва хватало ресурсов чтобы поддерживать жизнедеятельность, вот на кристалл сил и не хватало. В конце концов он распался из-за недостатка питательных веществ. Мне жаль…

Диармайд еще пару мгновений просто стоял и смотрел на Нико, пока не развернулся и не побежал обратно к себе в комнату. Он не обращал внимания ни на что вокруг, просто бежал пытаясь подавить всхлипы. В коридоре общежития Ди увидел Адама, он что-то крикнул, но Диармайд просто забежал в свою комнату и громко захлопнул за собой дверь. Он, не сбавляя скорость рухнул на кровать и перестав сдерживаться зарыдал.

***

— Нико, ты вовремя, как прошло обследование? — Артуро, как всегда, сидел за своим столом. В кабинете играл джаз, и несмотря на погожий день за окном шторы были плотно закрыты, а комната залита жёлтым светом лампы.

Нико сел за стул и тяжело вздохнул. Он еще некоторое время просидел, не произнеся ни слова. — Знаешь, я сегодня впервые увидел, как человек по-настоящему теряет важнейший ориентир в своей жизни. У мальчика нет кристалла Артуро, из-за того, как он жил кристалл разрушился. Он маг, без сомнений, я увидел изменения на рентгенограмме. Но кристалла у него нет уже давно, магом ему не стать.

— Отдай его мне босс. — Из-за приоткрытой двери послышался голос Орсино, затем он вошёл в кабинет вместе с Сандро. — Раз он не может стать магом, я сделаю из него тень.

— Ты что совсем? — Разозлился Сандро. — У мальчика и так не жизнь, а кошмар, ты его вообще уничтожить решил? — Закричал не сдерживаясь Сандро. А чуть успокоившись продолжил. — У тебя уже есть Адам, ты сам подобрал его, чтобы создать тень для клана и что теперь, тебе его одного недостаточно?

Орсино сжал челюсть от злости. — Он не подходит, Ди, впрочем, наоборот прекраснейший материал. Босс, отдай мне его, и я сделаю тень ничем не уступающую тем, что устраняют неугодных магов для правительства. А Адама я пусть тренирует Сандро, он ему как ученик больше подходит.

— Да ты совсем сдурел? После тренировки теней там и от человека то ничего не останется. Орсино это ребёнок, обычный ребёнок, который и так уже пережил достаточно чтобы сломаться, но он выстоял. Зачем брат, скажи мне зачем заставлять его страдать еще больше, или ты хочешь сказать нам теней недостаточно? — Орсино ничего не ответил, он вообще перестал обращать на Сандро внимание и ждал, когда Артуро примет решение.

Артуро стучал пальцем по столу, тщательно взвешивая решение. — Добро, поступай так как считаешь нужным Орсино, но вся ответственность на тебе.

— Но босс! — Начал Сандро, но Артуро жестом приказал ему замолчать.

— Так будет лучше для клана. — Ответил ему Артуро. — Вы все можете идти.

Сандро выходил последним и задержавшись у двери сказал. — Вы можете говорить, что это лучше для клана, но это не оправдывает то, что сегодня Орсино уничтожит будущее этого ребёнка.

— Таково бремя лидера, это моя обязанность принимать тяжёлые решения. — Вздохнув ответил ему Артуро.

— Я бы на вашем месте поступил иначе. — Сказал Сандро и закрыл за собой дверь.

— Я тоже так когда-то говорил, — тихо пробормотал Артуро и криво ухмыльнулся.

***

Ди рыдал лежа на кровати, какое-то время он слышал стуки в дверь, но просто не обращал на них внимания, в конце концов они прекратились. В дверь опять постучали, Диармайд и не подумал открыть.

Стук прекратился, дверь просто вылетела с петель после мощного пинка, в комнату зашёл Орсино. Он ничего не сказал, просто подошёл, схватил Ди за волосы и потащил за собой. Диармайд отчаянно сопротивлялся, пытался вырваться из мертвой хватки, но Орсино тащил парня так, словно он был плюшевым.

Пока великан волок парня за собой, те кто был у себя в комнате выглядывали в коридор чтобы узнать, из-за чего поднялся такой шум. Некоторые даже хотели помочь, но узнав Орсино, мигом останавливались и просто с сочувствием смотрели.

Орсино так и волок Ди за волосы прямо до своей машины, после чего толкнул того на заднее сидение своего чёрного мерседеса. Не говоря ни слова, он отвез Диармайда в старый склад на окраине Афин, это была заброшенная промышленная зона.

— Ты сам пойдешь, или мне опять тебя за волосы тащить? — Буднично спросил Орсино открыв пассажирскую дверь. — Диармайд ничего не ответил, но все-же сам вышел из машины.

Орсино повёл Ди в подвал, там он щелкнул переключателем и зажегся тусклый свет. Подвал пустовал, были видны только серый бетонный пол и стены. Посреди комнаты стоял металлический стул, к нему наручниками был пристёгнут сильно избитый мужчина. Орсино пошёл к нему и жестом, как собаке, указал чтобы Ди следовал за ним.

— Так как магом ты стать не сможешь, босс разрешил мне сделать из тебя тень. Теперь перед тобой два варианта, или ты будешь слушать меня во всем и исполнять любой мой приказ без вопросов, или умрёшь.

— Почему у меня… — Едва Ди начал задавать вопрос как Орсино его перебил.

— Никаких вопросов, сейчас ты будешь только слушать и исполнять мои приказы. Я скажу, когда тебе будет позволено задавать вопросы. — Равнодушно сказал Орсино.

— Не собираюсь я… — Как только Диармайд заговорил Орсино ударил его с такой силой что мальчик прокатился по полу несколько метров.

— Еще одно слово без разрешения и получишь еще один такой-же удар. А теперь подойди сюда. — Ди со стоном поднялся и подошёл к Орсино. — Это крыса, которая стучала на нас семье Виванни. Он больше никакой пользы принести не может, поэтому, я хочу, чтобы ты убил его. — Сказал Орсино и протянул Ди маленький скальпель. — Вот этим.

Диармайд взял скальпель, режущая кромка в нем была всего сантиметров пять. Он постоял некоторое время просто вертя его в руке. Орсино не торопил, он терпеливо наблюдал за мальчиком. — У тебя нет выбора, или ты убьешь его, или я буду избивать тебя до тех пор, пока ты не убьешь его.

Он не шутил, этот мужчина не делал пустых угроз, или Диармайд убьет этого человека, или его заставят сделать это позже, но уже после избиений. Ди чётко понимал, у него просто нету выбора. Так он оправдал для себя поступок, только вот всё что у него было — скальпель.

Мужчина, прикованный к креслу что-то мычал, но из-за кляпа ничего невозможно было разобрать, он отчаянно вертел головой и с мольбой смотрел на Ди.

Если бы у него был пистолет все было бы намного проще, — с грустью подумал мальчик. Он долго вспоминал того солдата которого забил куском руды и теперь ему опять придется сделать нечто подобное.

Ди подошёл и с размаха воткнул скальпель в шею мужчине, он замычал еще громче, а из-за того, что он начал изо всех сил дёргаться стул повалился набок.

Из шеи пленника быстро вытекала кровь, он продолжал извиваться на земле и изо всех сил мычал. Диармайд наклонился и воткнул скальпель ему в шею еще раз, а затем еще и еще до тех пор, пока он не перестал дёргаться.

Ди стоял на коленях перед трупом, от которого растекалась алая лужа. Он поднялся и посмотрел на Орсино, тот довольно кивнул, — ты хорошо справился, молодец. — Руки мальчика были в крови, а все лицо заляпано брызгами, медленно стекающими по лицу вместе со слезами.

Орсино больше ничего не сказал, он просто пошёл к выходу из подвала и Ди последовал за ним.

***

Сандро со всей силы бил боксёрскую грушу в спортзале, он всегда так делал, когда злился.

— Неужели нашёлся идиот рискнувший рассердить тебя дядя Сандро? — Сандро развернулся, собираясь выкатить недовольство на неудачника, прервавшего его тренировку. Но его недовольство быстро сменилось тёплой улыбкой.

Он подошёл и обнял высокого блондина с безупречной прической, блестящей от геля. — Не так сильно, ты мне все кости сломаешь дядя. — Сипло простонал парень.

— Не ожидал тебя увидеть здесь мальчик, ты подрос, я твой голос даже не узнал, — опять улыбнулся он. — Давно приехал?

— Минут пятнадцать назад. — Потирая опасно хрустнувшие плечи сказал Паоло. — Я сразу тебя искать пошёл, отца и Орсино еще не видел. Что тебя так разозлило дядя? — С интересом переспросил Паоло.

— Скажем так, я не сошёлся мнением с твоим отцом и Орсино. — Ушёл от ответа Сандро и взъерошил идеальную прическу Паоло. Тот сразу-же бросился поправлять ее, недовольно смотря исподлобья на Сандро.

— Ты возвращаешься в университет? — Спросил Сандро и сделал пару больших глотков воды из пластиковой бутылки.

— Папа сказал хоть я и консильери, обязан окончить университет. Потому, как только я разрешил проблему с Лукой вернулся.

— Так ты её уладил?

— Да. — Грустно вздохнул Паоло. — К сожалению проблему пришлось решать грубыми методами. — Сандро похлопал парня по плечу.

— Я слышал ты нашёл какого-то мага? Подозреваю, папа тебе простил последнюю выходку только поэтому. А что маг из себя представляет, это ж такая редкость, да и вообще найти свободного это что-то из области фантастики, как тебе удалось?

Сандро сел на лавочку тренажёра. — Я искал по-умному, заезжал в трущобы и связывался с бандами, платил за любые наводки на бесхозных адептов. Я и сам не думал, что получиться так быстро наткнуться на искомое. Да еще и маг оказался подростком четырнадцати лет, без семьи и не отмеченный правительством.

— Это как? — Удивлению Паоло не было предела.

— А вот тут начинается самое удивительное, мальчика я нашёл в трущобах Салоник, он бежал из скотобойни Ватикана.

— Да ладно? А точно не врёт, вдруг подстава?

— У него штрихкод. Там было видно, парень пытался его срезать и выжечь, но сама татуировка была в идеальном состоянии, так могут делать только в Ватиканских изоляционных лагерях. И по самому парню было заметно, хорошей жизни он не видел. Знаешь, он как-то обмолвился, если бы на скотобойнях было так как по слухам в интернете — его жизнь была-бы куда легче. Взглянув на него, начинаешь верить в такое, но мальчик кремень, был.

— В каком смысле был? — Удивился Паоло.

— Первое, о чем он меня спросил был вопрос — «чем адепты отличаются от магов». Ди очень интересовался магией, мне даже пришлось дать ему книгу из кланового архива чтобы он перестал надоедать мне бесконечными вопросами. Вчера, когда Нико вернулся и проверил его, оказалось, из-за условий в которых он жил разрушился и магом ему не быть. Нико ведь чёрствый, но даже его пробрало, когда он увидел, как Ди отреагировал на эту новость. А теперь его еще и забрал Орсино, сказал мол раз он не может быть магом сделаю из него тень, Адам не подходит. — Сандро передразнил тон брата. — Заметив изумлённый взгляд Паоло сразу добавил. — Ты не подумай, я рад что Адаму удалось избежать судьбы тени, но после всего того, что пережил тот мальчуган, ему досталась эта роль и наставник Орсино. Ты сам знаешь какие у него будут тренировки, я как подумаю сейчас то меня оторопь берет.

— Теперь понятно, чего ты так злишься. — С сочувствием посмотрел на Сандро Паоло. — Ты до сих пор ненавидишь теней?

— Хочешь сказать, что у меня нет причин? — Паоло ничего не ответил, только пожал плечами.

— Ладно, где Адам, я его года два не видел хочу поговорить.

— А я по чем знаю? Он попросил освободить его от тренировок сегодня и побежал куда-то. Хотя парень хорошо работает, отдых заслужил.

— Ладно, — хлопнул себя по коленям Паоло и поднялся. — Нужно еще к отцу зайти, увидимся позже дядя.

— Тренировка в девять вечера, опоздаешь и во время спарринга я не буду сдерживаться, и больше я не хочу видеть этот идиотский гель у тебя на голове, ты похож не на наследника рода, а на лощёного мажора из моей молодости.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Как несравненно роскошно и уютно выглядел особняк Фальконе по сравнению с общежитием для солдат, так теперь это самое общежитие казалось невероятно роскошным в сравнении с квартирой, в которую привёз Диармайда Орсино.

— Твой новый дом, располагайся. — Злобный близнец бросил сумки с вещами Ди, которые тот любезно помог занести парню в квартиру и закрыл за собой дверь на замок.

Щербатая мебель, выгоревшие обои и окна трепещущие от сильных порывов ветра и каждого проезжающего мимо грузовика. Диармайд задумался над побегом, но зачем? Магом ему теперь не стать, что-же теперь делать? Ди бросил сумку с вещами на пол, опёрся о стену и медленно сполз на пол, нырнув в чувство всепоглощающей жалости к самому себе. Он чувствовал себя никчёмным неудачником, ничтожеством.

Неужели этого достаточно чтобы сломить его? Этого хватит? Нет! Он помнил пример того, кто не сдавался, находясь в ситуации в сотни раз хуже, чем его собственная. Нужно собраться и действовать. А как? Ди дал себе несколько громких пощёчин, словно надеялся, что они помогут быстрее придумать что делать. И ведь получилось! Почему он сразу не подумал об этом? Орсино ведь начнёт обучать его как тень и Диармайду известно, великан сам является этой пресловутой тенью. Прежде чем пороть горячку и пытаться скрыться от влиятельного мафиозного клана, стоило узнать по крайней мере кого из него готовят.

Хоть Ди ничем сегодня не занимался, чувствовал жуткую усталость. Парень лег на диван в самой дальней комнате подняв в воздух облачко пыли и уснул.

***

Хлоп! — Диармайд проснулся от звука упавшей рядом с ним стопки книг, поднявшей столб пыли. Он звучно чихнул.

— Будь здоров. — Пожелал ему всего наилучшего Орсино наблюдая как Ди приходят в себя после длительного сна.

— Что это? — Ничего не соображая спросонья спросил Диармайд взявший первую попавшуюся под руки книгу, надпись гласила — «всемирная история».

— Ты ничего не знаешь про окружающий тебя мир. Тех отрывков информации, которые ты получал из сомнительных источников и интернета недостаточно. Пришло время исправить ситуацию. Днём ты будешь учиться, вечером я буду тебя тренировать. — Орсино положил пакет с едой возле кровати и ушёл, закрыв за собой дверь на защёлку.

И как прикажете на это реагировать? Диармайд ожидал чего угодно, но точно не этого. Первым делом он направился в ванную, в принципе нечто подобное он и ожидал. Побитая плитка, половина замызганного зеркала, треснувшего пополам, упавшие осколки с земли само-собой никто не убрал. Над треснувшей раковиной был ржавый кран с на удивление уцелевшим вентилем. Как только Ди открутил его, кран опасно зашипел и забулькал. Потом затрясся так, словно оттуда собирался вылезти хорёк и плюнул в раковину струёй красной воды воняющей ржавчиной и нечистотами. Парень поспешил закрыть кран опасаясь вторжения.

Диармайд достал из пакета возле кровати бутылку с апельсиновой газировкой и стал жадно пить, пытаясь поскорее утолить чувство жажды. Он встал у окна и погрузился в прострацию расфокусировав зрение и собираясь с мыслями.

Вид из такой квартиры ничуть не удивил. Там был тот самый завод, в подвале которого Ди вчера убил человека. Интересно, труп ещё там? Но парень отогнал подобные мысли, решив взяться за поставленное Орсино задание во избежание последствий.

«Всеобщая история» оказалась слишком всеобщей. Краткое описание целых эпох, только в общих чертах. На описание империй завоевавший значительную часть мира, отводилось каких-то две три страницы. Маги непременно описывались кровожадными тиранами, упивающимися убийством людей. Присутствовало детальное описание массовой казни для развлечения королём Богемии. Ему отвели целых десять страниц, что было в три раза больше описания Римской империи. И так далее в плоть до открытия Америки и последующей ее утраты по причине невозможности преодолевать океан. Хотя некоторые страны выдохнули с облегчением. Война с коренными жителями обходилась слишком дорого, как в материальном плане, так и в военном. После мирового поветрия, уничтожившего девяносто пять процентов магов, книга описывала героическую борьбу инквизиторов с остатками тиранов. Затем борьба за власть с разбушевавшимися монстрами, ведь до поветрия их сдерживали именно маги и так до современности. Даже своими неокрепшими в информационном плане мозгами Диармайд догадывался об объёмах пропаганды и дезинформации в книге.

Орсино навестил его, когда стемнело и на улице заработали к удивлению целые фонари. Он принёс с собой пакет фастфуда и апельсиновую содовую, Диармайд тут-же начал есть.

— А можно мне обычную воду в следующий раз? — Спросил Ди проглотив бургер почти целиком.

Орсино кивнул. — Зря ты набросился на еду, сейчас начнётся тренировка. — Диармайд икнул с сожалением посмотрев на пустую бумажную обёртку. Он бы сейчас с радостью заточил ещё штуки три таких бургера и развёл руками, еду обратно он возвращать не собирался.

— Пошли. — Злой близнец повёл Диармайда к руинам завода.

— Орсино, я тут читал «Всемирную историю» и меня мучает вопрос. Почему после исчезновения большинства магов, никто не пытался опять покорять другие материки?

— Почему не пытался? Пытался, только безуспешно. Из всех кораблей пытавшихся переплыть океан, в порт вернулся только один испанский галеон Сан Филиппе. Капитан решил повернуть назад, когда из-под воды вынырнул гребень монстра, по высоте не уступающий мачте его корабля.

Орсино поскрёб лысую голову. — Должен заметить, до поветрия монстров таких размеров не было. И не потому, что их уничтожали маги. А просто не было, вообще, ну или их не видели. Думаю, это как-то связано, права как — не знаю.

— А самолёты? — Не сдавался Диармайд.

— Небо над океаном принадлежит изменённым, но даже если его и можно преодолеть. Ресурсов, требуемых для постройки такого аэрофлота, потребуется просто нереальное количество. Сейчас ни одно государство не может себе такого позволить. Слишком много сил уходит на противодействие изменённым, чтобы тратить их на такие глупости.

— Жаль, я видел несколько картинок в книге и интернете, очень хотелось бы увидеть какая она, эта Америка. — Услышав эту фразу Орсино впервые на памяти Ди позволил себе улыбнутся.

Капо повёл Диармайда к злосчастному зданию, но в этот раз не в подвал, а на первый этаж. Голые кирпичные стены были обветшалыми и старыми, остатки штукатурки отчаянно липли к посеревшему кирпичу, строительный мусор создавал иногда непреодолимые баррикады.

В центральном помещении, на единственном чистом от хлама пятачке, стоял раскладной стол и табуретка. Над ними на проводе болталась от сквозняка лампа с металлическим плафоном, освещая ровный шатающийся в такт источнику света круг.

— Сандро очень лестно отзывался о твоих способностях. — Наконец заговорил Орсино. — Сегодня, я хочу сам их увидеть. Твоя задача пробраться в здание и максимально незаметно и забрать вот эту банку со стола. — Орсино подобрал пустую жестяную банку с пола и поставил ее на небольшой столик.

Начало весны в Афинах было тёплым. Ранние сумерки уже тенью накрыли заброшенную промзону, включились фонари. Диармайд не поспешил и не рванул сломя голову в здание, едва оказался на улице сопровождаемый пристальным взглядом Орсино. Как только он оказался снаружи, капо достал смартфон. Наверное, посчитал что такая простая и очевидная провокация может сработать.

Но Ди подошёл к испытанию со всей серьёзностью. Он не спешил. Прежде всего, обошёл здание пытаясь подобрать оптимальный вход. Если снаружи, со стороны дороги, осмотреться помогали уличные фонари, то внутри царил полумрак, только чуть-чуть развеваемый светом с улицы.

Входом Диармайд выбрал оконный проём подальше от цели. Идти, конечно, придётся дольше, но у Орсино точно не будет возможности заметить его. Повсюду валялся чёртов мусор и передвигался Ди просто с черепашьей скоростью, внимательно следя чтоб под ногами ничего не треснуло.

Орсино сидел на стульчике и смотрел в телефон. Диармайд догадывался что он уже давно обнаружил его и только делает вид что читает. Удар в печень пришёлся неожиданно. Вот Орсино сидит и читает, хлопок, и он появился рядом с Диармайдом и пнул его в живот. Парень отлетел в металлическую бочку прогнув спиной вмятину. Бургер парню все-же пришлось вернуть, выблевав его на землю.

— Парадокс. — Скучающим голосом сказал Орсино. — Как для абсолютного новичка, ты двигаешься очень достойно, почти бесшумно. Но когда пролазил в окно, фонарь светил тебе в спину и это было отчётливо видно. Ещё ты четыре раза выходил за границы тени, меняя её очертания. Результат хоть и не показательный, но весьма неплохой. Если над тобой поработать, может что-то путное и получится. Хватит валятся, ещё раз. — И Диармайд попытался подкрасться ещё раз и потом ещё три раза. Пока Орсино, наконец, не сжалился и не позволил сильно избитому парню поковылять в квартиру.

За последующие неполные полгода Диармайд очень хорошо изучил это здание. Эта странная, болезненная тренировка стала для него настоящей отдушиной, когда Орсино настоял, чтобы он принялся за изучение математики, позже сменившейся алгеброй и геометрией. Даже физика и химия не шла ни в какое сравнение с этим кошмаром. От них, по мнению Ди хотя-бы была польза. А ещё ему исполнилось пятнадцать лет.

***

Орсино скрывшись от Ди наблюдал за тем, как парень крадётся в темноте. Он ловил себя на мысли, что доволен результатом тренировок. За каких-то пять месяцев мальчик научился прилично ориентироваться и передвигаться в полумраке и темноте. Ди даже начал грамотно реагировать на удары, пускай и не в силах что-либо им противопоставить. Хотя это не удивительно, ведь Орсино маг тени третьего ранга. Захоти он, ударом ноги разорвал бы паршивца пополам.

Недостатком была безграмотность. Но этот вопрос, к удивлению, быстро сошёл на нет, как только Ди добрался до книг. Он с завидным упорством и результативностью навёрстывал школьную программу, пока не доходило до математики. Тут парень во всю упорствовал, не желая изучать бесполезную, по его мнению, чепуху. Плохо помогали даже избиения и угрозы.

Диармайд был куда лучше Адама по подготовке. Мальчишку ему навязал случай, но настоящую тень из него делать капо не собирался никогда. Просто тренировал его время от времени, чтобы Артуро не ворчал и не навязывал ему в ученики кого попало.

А вот с почтением и исполнением команд у Ди были проблемы. Как бы выразиться, Ди вроде и исполнял всё что ему приказывают, но не так как это требовалось для полноценной тени. Ведь подчинение этих наёмных убийц абсолютно и не допускает никаких отступлений от приказа. Эх, жаль он не попал к Орсино лет на семь-восемь раньше. Тогда Орсино бы вылепил из него идеального исполнителя.

Потому капо и не спешил с инициацией. Ведь пройди он её, и сила, которой он так желает, только усилила и без того не малую упёртость. Орсино протянул руку и незаметно искривил тень рядом с парнем чтобы тому было сложнее добраться до цели. Ди отреагировал мгновенно, Орсино довольно улыбнулся. Пришло время переходить к следующему этапу тренировок, пора готовить из мальчика убийцу магов.

***

Диармайд стоял у кое-как отмытой половинки зеркала и смотрел на свои многочисленные гематомы. Некоторые синяки уже желтели, но большинство были ярко фиолетовыми с красными подтёками. Был вечер, щёлкнул замок входной двери. Хоть Ди ни разу за полгода не пытался сбежать, Орсино все равно закрывал за собой дверь на ключ. Даже несмотря на то, что дверь была очень хлипкая и захоти парень сбежать, она бы точно не стала преградой.

Когда Диармайд вошёл в комнату, возле бумажного пакета с фастфудом и пятилитровой бутылкой воды валялась новая одежда и конверт.

— Это что? — Когда жизнь длительное время идёт по одному и тому-же маршруту из раза в раз, новые детали выбивают из колеи, даже если это незначительная мелочь.

— Одежда и паспорт. Завтра мы едем в Париж. — Внимательно наблюдая за реакцией Диармайда сказал Орсино. — Пришло время переходить к следующему этапу обучения.

— Я ведь маг. Как я пересеку границу? — Хоть Диармайду и было невтерпеж знать, что будет дальше, он заволновался. В памяти ещё отчётливыми были слова Гела о том, что к магам, в подконтрольной пропаганде Ватикана Европе, очень жестокое, почти рабское отношение. За всё время Орсино ни разу так и не обмолвился кто такие тени и что его ждёт дальше. Потому Ди оставалось только ждать пока наставник не перейдёт к следующему этапу тренировки. Парня очень бесило неведенье, а Орсино нравилось наблюдать за его бессилием.

— Это слухи которые распускают люди не выезжающие за пределы родного города, хотя часть из них правда. В этой самой Европе и в правду предвзятое отношение к нам и значительно больший контроль. Но если у тебя есть деньги, преодолеть границу не проблема.

— И сколько стоит переехать из Греции в Францию? — Из любопытства спросил Диармайд.

— Если ты обычный человек не так уж дорого — пять тысяч драхм за человека. — Диармайд удивился. Это была почти трёхмесячная зарплата офисного работника. Заметив реакцию парня, Орсино позволил себе лукавый смешок. — Если ты маг, сумма увеличивается до пятидесяти тысяч за человека. — Ди открыл было рот чтобы выразить свое удивление, но у него просто не нашлось слов, и он закрыл его, смотря круглыми как блюдца глазами на Орсино. Переезд границы стоимостью в дом. — Правда для магов есть и другая возможность перемещения через границу, а в неблагополучных странах к ней прибегают даже люди.

— И какая-же? — Спросил Ди видя, что Орсино ждёт от него этого вопроса. А за важную информацию можно было и потешить самолюбие великана. Диармайд давно заметил, если потакать тщеславию и жадности можно получить значительно больше, и не важно информация это или обычная еда. А как подметил Ди, Орсино был просто непомерно жадными и до удивления тщеславным человеком. Это не бросалось в глаза при первой встрече, но, когда проводишь с ним много времени, такие вещи сами собой выползают наружу. Хоть в профессиональном плане Орсино был настоящим монстром, когда дело доходило то желаний злого близнеца, он вёл себя как ребёнок. Высказать свое мнение в слух Диармайд, разумеется, ни при каких обстоятельствах не рискнул. Орсино с невероятной жестокостью пресекал любые попытки пошатнуть его авторитет. Даже если этого никто не видит.

— Можно пересечь границу самостоятельно. — Объяснил очевидную вещь Орсино. — Правда это чревато очень прискорбными последствиями. В дикой местности обитает множество изменённых зверей. Большинство обычных людей пытающихся преодолеть границу самостоятельно умирают. С магами же иная история, но для этого нужно обладать силой, которой увы у тебя нет. Потому мы и отправимся на поезде.

— А разве поезда никто не проверяет? — Задал очевидный вопрос Диармайд.

— Проверяет, конечно. Но таможенник, желающий подзаработать, очень изобретательное существо. Мне пора, приведи себя в порядок, завтра утром я за тобой зайду.

Через день Орсино принос


убрать рекламу






ил в конуру Ди пятилитровую бутылку воды. Её хватало чтобы утолить жажду и смыть с себя грязь и пот. Обтирать тряпкой опухшее от синяков тело то ещё удовольствие. За эти полгода душ для Диармайда превратился в непозволительную роскошь, о которой он мог только мечтать.

Предстоящая поездка очень взволновала парня, и он провалялся на запыленном диване до самого утра в отчаянных попытках заснуть. Ничего не вышло и как только Ди услышал скрежет замка тут-же открыл глаза.

Поездка на машине Орсино стала для Диармайда настоящим событием. Он впервые увидел своими глазами одну из величайших столиц Европы. Афины… поражали, остатки эллинской культуры, сохранившиеся до наших дней, гармонично вписывались в пейзаж громадного мегаполиса. Было заметно что греки по-настоящему гордятся наследием своих предков и элементы этой архитектуры проглядывались даже в новеньких небоскрёбах. Многочисленные зелёные насаждения, разбитые на крышах исполинов, придавали чувство поездки по очень экзотическому парку, а на ровне с рёвом машин был слышен перезвон птиц. Ди с радостью посмотрел бы на центр города, но их путь лежал через окраину к единственному в городе железнодорожному вокзалу.

Многочисленные перрон располагались под стеклянной крышей на толстых металлических колоннах. Огромное количество людей создавали толкучку у проходов. Так как сейчас была средина июля и на небе было ни облачка о комфорте не могло быть и речи. Не спасали ситуацию даже многочисленные ловушки ветра, магические устройства похожие на китайские фонарики, создающие в вокзале прохладные потоки воздуха. Диармайду было хуже в двойне. Чтобы скрыть побои, ему пришлось нацепить на себя байку. Хоть она была тонкая, жарко все равно было невероятно. Орсино повёл Ди к самой крайней с права платформе, где уже стоял сверхскоростной поезд с зенитными установками через вагон и вышагивающими на крыше людьми в чёрной спец форме.

— Это лучшие адепты из Спартанской Военной Академии. — Проследил за взглядом Диармайда Орсино. — Греческие поезда от атаки изменённых монстров охраняют только они. — Ди пристальнее изучил их, все как один суровые, угрюмые мужики с до предела развитой мускулатурой. Каждый помимо автомата и кобуры носил ещё меч на поясе и короткое копьё за спиной.

***

В самом конце поезда их ждал благовидный толстяк с короткой стрижкой, обливающийся потом. Он открыл двери последнего вагона, оказавшегося рестораном, и поспешил закрыть за собой двери пропуская Ди и Орсино вперёд. Проводник нервничал, у него тряслись руки, и он постоянно вытирал пот со лба. Орсино улыбнулся, смакуя нервозность Алексиса Кугиаса, как гласил его криво приколотый бейджик. Орсино медленно достал пухлую пачку денег и протянул ему. Проводник тут-же бросился пересчитывать их. Как только он закончил считать, быстро спрятал деньги в карман. — Идите за мной. — Впервые заговорил он немного писклявым голосом.

— Постой. — Сделав пару шагов окликнул Алексиса Орсино, тот испуганно оглянулся. — Это ведь вагон ресторан? Дай мне десять порций мороженного.

Проводник растерялся, ему потребовалась пара мгновений чтобы прийти в себя, но Орсино не торопился. Толстяк громко вздохнул и поспешил к закрытому холодильнику возле барной стойки. Алексис стал складывать упакованный шоколадный пломбир на металлической столешнице.

— А есть лимонное? — Спросил Орсино, толстяк недовольно глянул на великана и стал выкладывать лимонное.

— Три драхмы за штуку. — По привычке сказал цену толстяк, но тут-же осёкся и с испугом посмотрел на Орсино.

Капо сжал желваки и с угрожающим видом сказал. — Считай это дополнительной услугой входящей в цену билета. — Проводник тут-же испуганно закивал. Орсино одним движением смел мороженное со стойки и пошёл в след за толстяком. Он отвёл их в кладовую вагона ресторана, за перегородкой рядом с кухней. Там открыл незаметный люк в полу, под люком была полость которой хватало максимум для одного человека. Диармайд под присмотром Орсино полез внутрь. Прежде чем за ним закрыли люк, великан бросил ему одно мороженное.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Женский крик вырвал Диармайда из кошмара. Голова трещала так, словно он осилил сразу три раздела алгебры за восьмой класс. Такое однажды было, голова болела точно также. Образы кошмара ещё крутились в голове взывая к нему, с каждым таким сном, приходить в себя становилось всё тяжелее. Виски саднило от боли до зубного скрежета.

Потребовалось время чтобы прийти в себя. Ди попытался открыть люк, но он не поддавался. Металлическая дверь была закрыта на хлипкий, но плотный замок. Парень потянулся к пистолету, но быстро отдёрнул руку, люк металлический из чёрт знает какого материала. А у него девятый калибр, и рикошет в маленьком закрытом помещении — это очень неприятная штука.

Тогда Диармайд попытался выбить люк ногами, язычок замка очень медленно гнулся пока не треснул, дверь звучно грохнулась о металлический пол поезда. Выбравшись, он оглянулся, вокруг было ни души.

Внимание Диармайда привлек человек валявшийся по среди вагон-ресторана. Это был тот самый проводник Алексис, которому Орсино давал взятку за проезд. Брюшная полость была разорвана, а внутренности, валялись рядом заливая кровью пол. Шея бедняги была свёрнута с такой силой, что голова отделилась от позвоночника и его обрубок натянул так и не лопнувшую кожу. На глазах лежали монеты, а рядом с трупом обёртки от лимонного мороженного и тридцать драхм.

Он проснулся от женского крика, значит труп уже видели. Нужно как можно скорее убираться отсюда, а уже потом подумать, что делать дальше. Не повезло, выход из вагона был закрыт. Ди чертыхнулся и побежал к проходу в следующий вагон. Когда прозрачная пластиковая дверь перед ним автоматически открылась, парень с облегчением выдохнул. Он бежал вдоль пустых купе проверяя каждую дверь ведущую на улицу, но все они были закрыты. Неожиданно он наткнулся на девушку — невысокая блондинка была одета в униформу проводницы. Дверь поезда, разделявшая их, автоматически открылась.

— Как ты сюда попал? Поезд сейчас на обслуживании, посадка ещё не началась! — смерила Диармайда суровым взглядом проводница.

Действовать нужно было быстро. Проводница не ожидала что парень обхватит её шею и начнёт душить, закрыв одной рукой рот чтобы она не кричала. Она попробовала укусить, но Ди плотно закрыл рот ладонью, и проводница только водила зубами по бумажно-белой коже. Девушка всё не отключалась и Диармайд выругался. Он неправильно передавил артерию. Когда парень исправился, трепыхания блондинки становились более вялыми, пока девушка не обмякла в его хватке.

Ди аккуратно положил ее в ближайшем купе. Но, прежде чем уйти, обыскал. К сожалению, никаких денег при себе у неё не было. Только связка ключей в нагрудном кармане блузки. Прежде чем уйти, парень вытер правую руку, испачканную в ярко-красной помаде о блузку проводницы.

Найти подходящий ключ от массивной металлической двери было несложно, там был только один длинный круглый ключ подходивший под замочную скважину. Щёлкнул замок, он наконец выбрался из поезда. Как-раз вовремя, Ди услышал, как открылась дверь ведущая в соседний вагон.

Выбравшись наружу, он оказался в конце перрона. Шёл сильный ливень с шквальным ветром. Над перроном был небольшой навес, но Ди не стал забегать под него. Он бежал так близко к поезду как это было возможно, чтобы его не могли заметить через окна. За высоким забором, изукрашенным многочисленными граффити, были видны пятиэтажные дома.

Сердце бешено стучало. Ди ожидал с минуты на минуту услышать позади крик и топот. Но слышал только шум ливня, мотор машин и голоса людей, в направлении в котором он бежал.

Диармайд боялся, что на бегущего человека обратят ненужное внимание. Потому, когда вокруг появлялось всё больше людей сбавил тем. Но кто удивиться спешащему человеку на вокзале?

Внутри здания было значительно больше людей. Вокруг царил хаос присущий только странствующим людям. Туристов окружали многочисленные дешёвые фастфуды и сувенирные лавки с яркими вывесками.

Разумнее всего было убраться отсюда, но в карманах не было ни драхмы. Ди позволил себе улыбку, к такой ситуации его жизнь подготовила. Парень сел на пластиковый синий стул рядом с толстой бабушкой и сделал вид что читает статью на телефоне. А тем временем незаметно стал выбирать цель. Как говорил Джек — «Выбор цели это девяносто процентов успеха?». Целью Ди стал мужчина за сорок с дряблым подбородком, он засунул в карман пиджака пухлый бумажник. Как неосмотрительно!

Когда он отошёл от кассы, где покупал воду, Ди случайно столкнулся с ним, мужчина со злостью заговорил на французском и оттолкнул парня. Диармайд поспешил выйти из залы ожидания. В кошельке было семь с небольшим тысяч франков, а в застёгнутом отделении две тысячи драхм. Франки были зелёного оттенка чем-то напоминая синие драхмы, Диармайд выбросил пустой бумажник в урну и на всякий случай обчистил ещё пару карманов.

Спустя десять минут, Ди купил чёрный зонт за сотню франков у едва понявшего его продавца. Хорошо, что почти каждый хоть немного да понимает греческий, и пошёл под разбушевавшийся летний ливень. Нужно было убираться отсюда поскорее, для этого прекрасно подходили многочисленные темно-желтые такси, припаркованные на стоянке рядом с вокзалом. Диармайд думал другая страна будет разительно отличаться от Греции. Но вокруг были всё те-же люди, только менее загорелые и говорящие на другом, более приятном языке. Вокруг были пяти-шестиэтажные дома, такие-же, как и те, что были на окраине Афин.

Ди поспешил к машине, прикрываясь зонтом от разбушевавшейся стихии. Он опасался, что тонкие спицы вот-вот погнуться под непрекращающейся бомбардировкой капель дождя. Парень подбежал к ближайшему такси и не смог открыть дверь. Таксист негодующе стал ругаться на французском и натужно вздохнув потянулся чтобы открыть заднюю дверь, под его немалым весом жалобно заскрипело сидение.

— Нотр-дам-де-Пари. — Выпалил единственное название, которое запомнил Диармайд и слишком громко захлопнул за собой дверь. Таксист недовольно сморщился, словно ему кое-что прижали этими самыми дверьми. Когда машина отъехала от вокзала, Диармайд откинулся на сидение смакуя момент уходящего стресса.

— Турристи? — спросил водитель, скрутив радио.

— Да.

— А-а-а, Грек. Добро пожаловать в Париж. — на очень плохом, картавом греческом сказал водитель.

Хоть Афины Диармайд почти не видел, недавняя поездка по окраинам города не считается, Салоники он хорошо запомнил. Это был первый большой город, который он видел после побега. Если сначала, казалось, что Париж и Салоники похожи, то, чем дальше такси отъезжало от вокзала, тем сильнее Диармайд понимал, как он ошибался.

Париж был красивым, но он был другим… Более суровым и вместе с тем изысканным. Высокие шпили старых готических зданий, многочисленные маленькие кафешки, битком набитые посетителями, пережидающими непогоду. Площади украшали статуи полководцев и королей прошлого. Но главным символом Парижа, да и вообще всей Франции, конечно-же, был Нотр-дам-де-Пари. Громада собора поражала и восхищала.

— Триста пятьдесят франков. — вымучил таксист. Диармайд отсчитал нужную сумму из объемной пачки денег и громко закрыл двери. Он не заметил, как таксист сморщился и тихо матерясь уехал.

Подул сильный порыв ветра и зонтик вывернуло наизнанку, теперь его можно было только выбросить. Даже несмотря на непогоду, площадь перед собором не была пустой. Диармайд перебежал через дорогу, машины стояли в недвижимой пробке. Это было самое сердце туристического Парижа, потому на первых этажах находилось обилие кафе, ресторанов и бутиков.

Прозвучал оглушительный свист, парень обернулся в поисках источника и увидел, как в двух метрах над дорогой с большой скоростью пронесся чёрный, блестящий аппарат. Очень впечатляющая конструкция, хищный изогнутый капот, тонированные непрозрачные стёкла, овал корпуса и большое сопло, выпускающее мощный поток воздуха. Высоту аппарат регулировал воздушными потоками под днищем. Диармайд видел подобное из окна его конуры в Афинах, но это чудо пролетело с такой скоростью что он подумал это галлюцинации.

Волей случая ближайшая дверь вела в магазин одежды фирмы «Дионис», брэнда с мировым именем. За прилавком была пара молодых людей чуть за двадцать. Все одеты с иголочки, идеальные причёски и умело вымученные профессиональные улыбки.

— Здравствуйте. — ответил на их бонжур Диармайд.

— Чем я могу вам помочь? — заговорила на неплохом греческом девушка, а её напарник утратил к посетителю всякий интерес.

— Эм… я хотел бы купить одежду. — собственно, а что ещё посетитель бутика хотел бы сделать?

— Подростковый отдел там, вам помочь?

— Буду признателен, я плохо понимаю моду. — решил уточнить Ди.

— Эту ситуацию мы сейчас исправим. — оценив внешний вид парня сказала девушка.

— Всё настолько плохо? — ответил на её изучающий взгляд Ди.

— Ненадолго. Ваш бюджет? — Девушка подошла к шкафу с ровным рядом костюмов и начала быстро их перебирать.

— Две тысячи Драхм, достаточно? — Насколько Диармайд помнил драхмы самая стойкая валюта в мире и этой сумы хватило бы чтобы прожить в Афинах месяц, не отказывая себе в еде и снимая приличное жилье. Во всяком случая так когда-то сказал Сандро, а причин не верить доброму близнецу у Ди не было.

— Это сильно сократит выбор, но думаю я смогу подобрать подходящую одежду. — и подобрала, так подобрала что увидев своё отражение в зеркале Диармайд застыл. Хотя, подобная реакция была скорее не от одежды, а от осознания, он впервые в жизни сам купил себе вещи на честно… на те деньги, которые он украл. В ростовом зеркале отражался парень с мёртвыми серыми глазами, загорелым лицом с острыми чертами, чёрные непослушные волосы были зачесаны назад. Он был худым, но очень жилистым, одетым в белую приталенную рубашку, синие, почти чёрны брюки, и остроносые туфли с загнутым вверх носком. Казалось, руки были продолжением рубашки, потому что кожа на них была настолько бледная, что сливалась с тканью рубашки.

— Вам очень идёт. — сделала комплимент девушка. Она подошла ближе, чем требовалось и расстегнула последнюю пуговицу рубашки. — Вот, так гораздо лучше. — ухо Диармайда обдало горячим дыханием. Девушка кокетливо улыбнулась, махнула волосами при развороте и вернулась к кассе, хихикая.

— А зонтики у вас не продаются? — протянув деньги спросил Ди.

— Тут как-раз хватит на зонт. — Помахала бумажками девушка и отправила их в кассу. — Вам что ни будь ещё подсказать?

— Разве что хорошую гостиницу. — ответил парень.

— Тут недалеко, можно ваш телефон, я проложу маршрут.

***

— Ну и лох. — Сказал парень едва за Диармайдом закрылась дверь. — Сколько на самом деле стояли шмотки?

— Тысячу пятьсот франков. — довольно улыбнулась консультантка. — А зонт пятьсот. Как я и сказала тут как раз хватит улыбнулась девушка и достала с кассы драхмы. Кто виноват, что он не подумал, что ценники на одежде в франках, а не в драхмах. Глупые надменные Греки.

— Если босс узнает, у тебя будут очень большие проблемы. — предупредил ее парень.

— О-о-о, это так мило, ты волнуешься за меня Пьер? — Умилительно протянула девушка.

— Я не хочу попасть под раздачу вместе с тобой. — урезонил её парень.

— Не волнуйся мой дорогой Пьер, — девушка сочные фиолетовые губы в улыбке, — я умею убеждать мужчин. И когда буду говорить с Полем и о тебе не забуду, обещаю, премию получишь и ты. — Пьер только осуждающе вздохнул.

— Слышала, как он говорил, словно на приёме в Роял Пелес. Ещё один мажор, приехавший покорять Париж. Грекам что мёдом тут намазано?

— Ты сегодня в плохом настроении? — Сладко потянулась девушка, встав на цыпочки.

— Зато ты в хорошем. Это же совсем пацан, нужно было тебе к нему клеится? — с укором сказал он.

— Ха, он так смешно засмущался, это нужно было видеть.

— А куда ты его отправила?

— «Отель господина Жака» — с ехидной улыбкой сказала она.

***

Указанная гостиница находилась в дворах. И, прежде чем её найти, Диармайду пришлось немало поплутать в узких проулках. Но надо отдать Должное парижанам, в отличии от проулков Салоник, они были очень уютными. Везде стояли вазоны с устойчивыми к тени растениями и лавочки, каждый третий дом был обвит зелёным плющом. И, разумеется, ни одного здания младше восемнадцатого века. С центра Парижа даже не было видно уродливых небоскрёбов, которые разрешалось строить только на окраине города, чтобы не портить вид. «Отель Господина Жака» удалось найти только благодаря телефону и помощи сухой старушки, любезно объяснившей что та большая дубовая дверь, в которую Диармайд пялится уже минут пять и есть искомое место. О чём, собственно, и гласит надпись на синей табличке. Надпись естественно была на французском.

Господин Жак оказался внушительных пропорций старичком, со свойственным многим французам носом с горбинкой и жиденькими усиками.

— Здравствуйте. — поздоровался первым Ди, прежде чем хозяин заговорил. — Мне посоветовали ваше заведение.

— Грек? Добро пожаловать в Париж! Может Афины и красивый город, но истинная столица мира — Париж. — Едва различимо сказал он.

— Я слышал, что столица мира Рим. — нужно было видеть, как менялось лицо Жака.

— Это зависит от того что ты ищешь. — с неприязнью сказал француз.

— Потому я и здесь. — благорасположение Жака вернулось также быстро, как и ушло.

— У месье есть конкретные пожелания? — решил перейти к делам Жак.

— Мне бы комнату подешевле и, если у вас есть кухня просто замечательно.

— У Жака нет плохих комнат! — с наигранной обидой возразил хозяин. — Тысячу франков за ночь, и я пришлю горничную взять заказ. Располагаться можете во внутреннем дворе, а ваши вещи принесёт консьерж.

Еду принесла горничная в чёрно-белой униформе, с очень большим вырезом и слишком короткой юбкой. Диармайд сидел за столиком во внутреннем дворе, высокую стену без окон полностью покрывал вьюнок, а светящийся бледным цветом мох был вместо газона, отчётливо чувствовался запах влаги и леса.

— Я прошёл твоё испытание? — спросил Диармайд, когда Орсино сел к нему за стол.

— Едва. — Орсино стал загибать пальцы. — Ты оставил деньги на теле проводника, не обыскал его, вместо того чтобы убить свидетельницу вырубил её, и то сделал это очень топорно, слишком долго задержался на вокзале воруя, тебя облапошил таксист и продавщица. И это только то, что лежит на поверхности, — довольно сказал капо.

Теперь пришла очередь Диармайда загибать пальцы. — Первое признаю, — хотя на самом деле нет, просто указать на жадность Орсино очень глупый способ попросить себя избить, он бы ни за что не оставил деньги.

— Вырубать людей ты меня не учил, я вообще удивлён что у меня получилось. — И Диармайд на самом деле был удивлён. — Насчёт убийства я… я не знаю, что сказать. — виновато опустил голову парень. Диармайду не хотелось убивать девушку только из-за того, что она случайно его увидела.

— Ходить я тебя тоже не учил, но, если бы ты упал, я бы посчитал это как ошибку. — Не согласился Орсино, про убийство к добру или к худу он не сказал ничего.

— То, что меня таксист облапошил — ерунда. Я просто хотел как можно скорее удалится от вокзала.

— Это и есть ошибка. — опять не согласился Орсино. — Ты должен всегда оставаться хладнокровным, спешащие люди всегда в той или иной мере привлекают внимание.

— А что касается бутика. — Диармайд достал из кармана зажим для денег. — Мне сделали очень большую скидку. Золотой прищепкой было зажато две тысячи сто драхм.

Горничная опять подошла к столу и, прежде чем заказать бургундский вишнёвый пирог и лимонный ликёр, Орсино откровенно пялился на неё, но девушку его похотливый взгляд ничуть не смущал.

***

После еды Орсино заявил, что хочет показать Диармайду одно место. Они поехали на машине за пределы Парижа. Стоять в вечерних пробках одно из сомнительных развлечений любой столицы, пробки нагоняли сон, тоску и злость. Орсино мёртвой хваткой вцепился в руль и с завистью посматривал на очень редкие аэромобили пролетающие над почти недвижимым траффиком столицы.

Три часа у них ушло на то, чтобы преодолеть многочисленные заторы. Пока проехав пригородные коттеджи, они не добрались до четырёхметровой каменной стены с бойницами и огороженной колючей проволокой аллеей из деревьев, чьи ядовито-фиолетовые с зелёным оттенком лианы изгибались как змеи.

— Нравится декорация? — спросил Орсино наблюдая за реакцией Диармайда на странные растения.

— Что это? — Диармайд прищурился чтобы увидеть чьи силуэты мелькают за узкими бойницами, но часовой прошёл дальше и кроны деревьев заслонили его.

— Это место называется «колдовской погост», тут паладины Ватикана охраняют социально неадаптивных магов. Тех чьи услуги ещё нужны и казнить их нельзя, но поведение или убеждения признаны опасными церковью.

— Что делают с теми чьи услуги не нужны? — спросил Диармайд уже прекрасно понимая какой ответ он получит.

— В Маре, это квартал Тамплиеров, стоит большой деревянный эшафот, построенный ещё века два назад. Всех, кто переходит установленную Папой условную границу, разделяющую людей и магов, казнят там.

— Всех приговорённых свозят сюда?

— Нет, конечно, нет, таких эшафотов очень много. На том что в Маре казнят только тех, кто живет в Иль-де-Франс, это область, в которой находится Париж. — довольный произведённым эффектом ответил Орсино.

— Что за странные растения? — указал Диармайд на извивающиеся щупальца.

— Без понятия, знаю только, что их высадили дабы труднее было пробраться внутрь.

— Зачем кому-то лезть туда добровольно? Разве не для того, чтобы пресечь вероятность побега? — удивился парень.

— Не-е-т, — протянул Орсино, — гарант исключающий фактор побега — это паладины, магов такая мелочь как эти кустики не остановят. А чтобы не отвлекаться на обычных людей от отчаяния пытающихся спасти любимых. Ди, пришло время возвращаться, — Орсино похлопал по плечу задумавшегося парня. — Завтра нас ждёт ещё одна очень интересная экскурсия, обещаю, она будет не менее увлекательна чем эта.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Утренний душ просто непередаваемым образом поднял настроение Диармайду. Его не смогла ухудшить ни уже вошедшая в привычку утренняя мигрень, ни неприятные отголоски снов. Парень пол часа просто простоял под холодными струями воды блаженствуя. Вчера вечером, когда Ди ложился спать, в комнату постучалась горничная в откровенном наряде. Она спросила не желает ли господин дополнительных услуг за отдельную плату. Диармайд не желал и под удивлённый взгляд красавицы закрыл у неё перед носом дверь.

Отель господина Жака оказался борделем. Теперь осудительный взгляд старушки вчера, когда она услышала какой отель парень ищет, был понятен. В коридоре, с номера напротив послышался крик, громко хлопнули дверью. Ди поспешил выглянуть, потому что именно там жил Орсино.

От его номера уходила девушка с большим синяком на шее. Под глазами были видны потёки туши, а одежда местами порвана и потрёпана. Она скользнула по Диармайду ненавидящим взглядом и поспешила быстрее скрыться за углом коридора, где находилась деревянная лакированная лестница ведущая на первый этаж.

— Хорошо, ты проснулся. Нам уже нужно выезжать, не хочу опять простоять в пробке несколько часов. — Орсино выглядел до безобразия довольным.

Когда они спустились вниз и заказали завтрак, к Орсино подбежал толстяк Жак и его усики гневно трепетали. Они с капо отошли в сторону, непонятно зачем, француз начал во всю кричать гневно краснея. Орсино протянул ему стопку купюр и великое негодование, тотчас сменилось вежливой улыбкой. Диармайд заметил, как девушки, ставшие свидетелями данной сцены, презрительно косились в их сторону.

***

Было воскресенье, семь утра и дороги уже были оживлёнными. Теперь Диармайд понимал почему Орсино с такой завистью смотрел на летающий аппарат. Иметь возможность просто пролететь над пробками в таком большом городе просто бесценно. Нет, чушь. Цена у неё, конечно, есть и она очень значительна. Именно поэтому даже капо мафиозного клана мог только пускать на неё слюни из машины, застрявшей в пробке.

Париж в квартале Маре был другим, вот совсем другим. Нет, не архитектурой, она тут была такой-же — трех-пятиэтажные дома с многочисленными кафешками и магазинами на первом этаже и просторными парками с идеальным газоном. Тут было много церквей, и туристы курсировали от одного возвышающегося над остальными домами храма к другому в сопровождении гида. Для мага этот квартал был чужим и неприветливым. Диармайд чувствовал это кожей — к примеру, когда по нему скользнул взглядом парень в джинсах, футболке с длинными рукавами с изображённым на ней красным крестом и мечом на поясе — так выглядел современный тамплиер. Ну и ещё запомнились тяжёлые перстни на руке и золотая цепь с крестом, вписанным в круг. «Интересно, а трусы и носки у них тоже с рисунками креста?» — подумал Диармайд, когда мимо него прошёл парень с серьгами в виде крестов в ушах. Орсино завёл Ди в узкий проулок. Он расставил руки в стороны, напрягся и всё окружающее их пространство затянула тень, люди перестали бросать в эту сторону взгляды, а парень который собирался свернуть сюда в след за Орсино сменил направление и пошёл в другую сторону так, словно вспомнил что у него было какое-то важное дело.

— Тень сокрытия, сейчас день и она долго не продержится, не тормози, иди сюда парень. — прошипел на Диармайд Орсино. Он достал из кармана небольшой толстый металлический крюк и поддел им крышку люка канализации. — Пошёл! — скомандовал он Ди и тот слез вниз по ржавым металлическим прутьям, вбитым в каменную стену. Орсино закрыл за собой люк и спрыгнул вниз с пятиметровой высоты. Ди ничего не видел, потому достал телефон и включил фонарик.

В канализации было значительно прохладнее. О тишине не могло быть и речи, постоянно слышались какие-то хлюпанья, шум падающих капель, свистел сквозняк и были слышны непонятные звуки на грани слышимости. Потолок был высоким, у Орсино при его двух метрах оставалось большое расстояние до потолка.

— Когда-то тут было болото. Но ещё в двенадцатом веке тамплиеры высушили его и построили сверху квартал, который в последствии стал весьма респектабельным. Под кварталом они выкопали тоннели и проложили их аж до старых римских катакомб. — Диармайд удивился тому что обычно молчаливый Орсино вдруг начал рассказывать куда они попали.

Фонарик выхватывал из мрака серый камень, которым выложили тоннель, здесь было очень влажно и прохладно, потому везде росла плесень и мох, копошились жуки и крысы.

— Катакомбы очень глубоки и обширны, а имея над собой источник пищи, который иногда сам любезно спускается вниз в поисках давно утерянных сокровищ, непременно обязаны появится изменённые. Не счесть сколько людей в поисках счастья или приключений сгинули в этих недрах. В 1817 году король Людовик 18 поручил зачистку и охрану катакомб великому магистру Даниелю Жиссе за что получил очень строгую критику от тогдашнего Папы… не помню, как его звали, но помню, что в последствии он весьма ловко повлиял на смену короля, когда появилась такая возможность. Жиссе согласился на это и с тех пор канализации под Парижем являются собственностью и ответственностью тамплиеров. Они тренируют в этих катакомбах свой молодняк, крайне опасный метод тренировки должен сказать. Здесь оставили свои жизни, даже опытные и прожжённые войной с изменёнными рыцари. К слову, сам Жиссе и умер в этих тоннелях. Ну не в этих, а в старой части. По преданию у него тогда была одна из святых реликвий ордена, меч Дюрандаль который очень хорошо проводил ману и разрезал барьеры из магии, да и вообще всё.

— За мечом как я понимаю они не возвращались? — Спросил Диармайд, он тогда немного засмотрелся вперед и вступил в чей-то помёт, запах был просто ужасным, пахло чем-то средним между протухшей рыбой и о-о-очень старым сыром.

— Почему? Возвращались, и не раз, и умерло из-за этого очень много молодых и амбициозных неофитов ну и не очень молодых тоже. Тому, кто вернёт меч пожалуют пост магистра, а это просто огромные деньги и влияние. Хотя не факт, что этот меч вообще существовал, ведь по преданиям первому магистру Гуго де Пейну его вручил ангел.

— Ангелов ведь не существует? — решил спросить на всякий случай Ди.

— Ну, те, кто утверждают, что видели ангелов, очень часто попадают в психбольницы. — ответил Орсино.

Когда свет телефона осветил это существо Диармайд потратил просто невероятные усилия чтобы не впасть в ужас. Оно было человекоподобным, покрытым чёрной блестящей чешуёй, с ярко-жёлтыми зрачками светящимися в темноте, когтями на руках и ногах, а в чуть вытянутой пасти маленькие зубы похожие на акульи.

Оно зарычало, Диармайд со всей силы пнул существо в грудь, но оно почти не пошатнулось, только чуть-чуть проехалось по каменной кладке высекая острыми когтями искры. Ди был слишком близко и не успевал отпрыгнуть, монстр занес когтистую руку для удара и непременно бы достал парня если б не Орсино. Капо вытянул правую руку и с усилием сжал её, монстра окружила тьма и заточила в кокон. Послышался хруст костей и жалобные визги, Орсино стоял неподвижно до тех пор, пока тварь не утихла, он разжал кулак и кокон исчез. Вместо монстра теперь лежало спрессованное тело, так словно на него давил просто колоссальный вес сразу со всех сторон.

Орсино подошёл к телу и не


убрать рекламу






долго поковырявшись в нём вытащил крохотный серый кристалл. — Третий ранг, элемент — тень, весьма слабый изменённый снаружи, но в здешних условиях он способен запросто победить противника выше себя на ранг. — Орсино показал кристалл Диармайду отошедшему от шока. — Этот крохотный кристалл и есть источник магической энергии в теле любого живого существа, кроме растений, конечно-же, за очень редким исключением. Его отсутствие и делает тебя калекой. — улыбнулся Орсино.

— Я ничего не смог сделать. — Диармайд смотрел на Орсино исподлобья, страх сменили гнев и обида. Капо не понравился его взгляд, и он отвесил парню очень сильный подзатыльник из-за чего его голова мотнулась вперёд опасно хрустнув.

— Не удивительно, ты сейчас почти ничем не отличаешься от человека, разве-что более сильными иммунитетом к ядам и болезням. Чтобы стать хотя-бы адептом тебе нужно пройти инициацию. — объяснил Орсино толкнув Диармайда в плечо, нужно было идти дальше.

— И когда я её пройду? — эта тема очень взволновала Ди, он уже давно ждал возможности наконец получить хотя-бы крохи силы.

— Когда я решу, что ты достаточно предан мне и прилежно исполняешь мои приказы. Просто так давать тебе силу я не собираюсь.

Шли они долго, Орсино не использовал ни карту, ни телефон, связь так глубоко под землёй разумеется отсутствовала. Идти было страшно, Диармайд ожидал появления нового чудовища, но, к счастью, никто так и не появился.

Спустя часа полтора блужданий по извивистому маршруту обстановка вокруг поменялась, это была более старая, нет не так, вернее будет сказать более древняя часть тоннелей. — Хорошо, что нам больше не встретились изменённые. — Ди нервничал и когда ему уже осточертела тишина сказал первое что пришло ему на ум.

— Я перестал скрывать свою силу, слабаки вроде той ящерицы что мы встретили раньше не рискнут нападать на нас. — Это была блин просто потрясающая новость, получается, что вот тот челокрокодил был слабым? Или нет? Вот как узнать это была лож чтобы повысить градус страха у Ди или правда?

Они вышли к винтовой лестнице, она была большая, в один ряд по ней могли спустится три человека и не чувствовать дискомфорта. Хотя Диармайд сомневался, что найдётся аж три психа рискнувших дойти до этого места. Парень с ложной надеждой попытался пройти дальше по тоннелю мимо лестницы, но Орсино толкнул его в плечо. — Спускайся вниз. — Сказал капо и его слова прозвучали как приговор. Диармайд всё ожидал, когда Орсино заведя его неизвестно куда просто исчезнет, устроив для парня ещё один тест. Поэтому он часто оглядывался назад, проверяя идёт ли за ним двухметровый верзила в похоронном костюме и каждый раз с облегчением выдыхал.

Тоннели внизу отличались, тут тоже дул вездесущий сквозняк, но воздух был тяжелый и не просто пах плесенью и влагой, тут был концентрат этих запахов. Кладка стен была хуже той, что осталась наверху, но не из-за халатности мастеров, просто камень поддался влиянию времени.

По центру просторного тоннеля тёк поток прозрачной, на вид чистой воды. А по бокам от подземного ручейка, рос мох и диковинные растения. Диармайд таких никогда не видел — зелёным был только мох и потёки плесени, а те растения, которые были побольше имели бледно-зелёный и белый цвета листьев. Если выключить фонарик и всмотреться вдаль, становились заметными зелёные искорки, поблёскивающие то тут, то там.

— Ди. — когда Орсино заговорил парень вздрогнул, человеческий голос казался неестественным в этом светом забытом месте. Диармайд остановился и обернулся к капо.

— Это патроны с сердечником из кристалла первого ранга, вставь их в обойму. — Орсино протянул Ди обойму, верхняя пуля в патроннике светилась бледно-белым. Парень тут-же послушно сменил обоймы. Орсино был сейчас предельно серьёзным и сосредоточенным и это настораживало.

— Стой. — Скомандовал Орсино где-то через час напряжённой ходьбы по катакомбам. Больше всего Диармайда насторожил тоннель, куда с Опаской косился Орсино когда они проходили мимо него. Он казался особенно старым, над проходом были выбиты аккуратные буквы SPQR, а по бокам от прохода были вырезаны статуи Орлов из камня. Что там Ди спросить не решился.

Вскоре они вышли к толстой решётке, металлические прутья были толщиной сантиметров в двадцать, по средине не менее массивная дверь. Орсино достал из кармана старый ключ и открыл её. Скорее всего цель их экскурсии по этой в прямом и переносном смысле клоаке приближается.

***

Тоннель за решёткой ничем не отличался. — Стой, мы пришли. — Нашёл неведомо какой ориентир капо и положил руку на камень, он ничем не отличался от тех, что лежали в кладке рядом. Но стена тоннеля отреагировала на Орсино и стала разъезжаться в сторону со звуком трущегося друг о друга камня. Капо достал из кобуры за пиджаком пистолет и снял его с предохранителя, Диармайд последовал его примеру. Из открывшегося прохода подул сквозняк и оттуда отчётливо повеяло запахом сырости гнили и разложения. Ничего хорошего это не предвещало.

Когда Ди и Орсино зашли внутрь, тоннель позади сразу-же закрылся и теперь они находились в конце тупика. Здесь было светло, на стенах потолке и полу синим цветом светилась флуоресцентная плесень. В стенах были вырезаны ниши, где покоились очень старые кости. Впереди слышались стоны, шёпот и людские голоса. Коридор вывел их в просторную комнату.

У стен и по среди комнаты на полу сидели люди, кто-то метался в горячке, кто-то лежал и стонал. Вены большинства людей были чёрными, на коже гноились язвы, они лысели и покрывались струпьями. В дальней стороне комнаты валялись трупы, если приглядеться можно было различить следы укусов острых зубов.

Когда Диармайд и Орсино вошли в комнату к ним направился лысый мужчина, его кожа была чистой и бледной, а вены очень походили на те, что были у Нико. Внезапно он оскалился зубатым ртом и бросился на Орсино, но капо был готов и тотчас же выстрелил ему прямо в лоб. Мужчина упал, но ещё подавал признаки жизни, его тело скрутило в конвульсиях.

— Иногда с улиц Парижа пропадают люди. Многие неофиты, вступившие в орден тамплиеров, чья преданность вызывают сомнения тоже оказываются здесь. Их семьям сообщают что они не выдержали крещения тьмой. Орден тестирует на людях свои зелья, артефакты, методы лечения. К ним стекаются паломники со всего мира в поисках исцеления, иногда орден помогает. Но не желая рисковать репутацией великий магистр Гюго Клозе в 1927 решил, чтобы не терять лицо перед обществом, сперва проводить эксперименты над теми, до кого нет дела общественности. Эта традиция как видишь очень хорошо прижилась в ордене, я думаю именно из-за неё тамплиеры знамениты своими алхимическими и целебными познаниями. — Здесь были мужчины, женщины, старики и дети, ужасное, душераздирающее зрелище.

Орсино пришёл к единственной зале вход в которую преграждали старые деревянные двери, он постучал и только дождавшись сказанного паточно-ласковым женским голосом «Входи» открыл дверь.

Просторная зала была залита оранжевым светом, она была квадратной и в каждом углу стоял вазон с кустом бархатной розы, пылающей пламенем, именно они были источником света. Обстановка была аскетичной, редкая очень старая мебель, везде валялись стопки книг, картины на стенах, все до единой, изображали солнечные пейзажи.

К ним подошла девушка с очень запоминающейся внешностью, мертвенно бледная кожа, красные глаза с вертикальной радужкой. Она была высокой, с чёрными идеально ровными волосами до лопаток, одетая в тугой кружевной корсет, стягивающий объемную грудь и оголяющий плоский живот, и обтягивающие штаны. Подойдя к Орсино, девушка улыбнулась, обнажив кончики жемчужно-белых острых клыков. Диармайд мало времени просто лазил посети, он в основном учился, но даже ему были известны рассказы о вампирах. — Что ты мне принёс?

Орсино потёр перстень на левом мизинце и в его руках оказалась стопка книг и глянцевых журналов моды, он положил их на тумбу рядом со входом. Девушка стояла и ждала чего-то ещё и с каждым мгновением её улыбка увядала, а взгляд становился требовательным. — Этот мальчик тоже мой подарок? — Спросила она и Ди прошиб страх, он отступил на шаг назад с ужасном ожидая следующую фразу Орсино.

— Нет, это мой ученик. — Ответил капо и под насмешливыми взгляды Ди с облегчением выдохнул.

— Книги и журналы — это прекрасно, но помогая тебе я ожидала иного результата. Если бы мне нужен был курьер беллетристики я бы его давно себе нашла. Ты забыл наш уговор Орсино? — Сузив глаза спросил девушка, ее зрачки опасно блеснули красным цветом.

— Найти лекарство оказалось очень трудно, но я не отказываюсь от сделки. — Девушка фыркнула, услышав это.

— Как будто ты можешь от неё отказаться. — Буравя капо взглядом сказала она. — Не думай, что солнечный свет спасёт тебя Орсино, не ты первый заключаешь со мной сделку и ещё никто не ушёл безнаказанно, нарушив условия договора.

— Я же сказал, я не отказываюсь от сделки, — раздражённо рыкнул Орсино. — Мне нужно больше времени!

— Меня забавляет тот факт, что в твоём крошечном мозгу вообще могла появиться мысль об отказе. Не забывай о моей силе мальчик, ты выжил тогда, потому что я тебе это позволила, ты уйдешь сейчас — потому что я это позволю, и ты будешь жить дальше, потому что я это позволю. Тебе нужно время? Я дам тебе его, у меня достаточно времени и терпения чтобы ждать. Я могу прождать всю твою никчёмную жизнь если потребуется, но учти так долго я терпеть не собираюсь. Поспеши, кто знает когда я решу взыскать долг, я твою жизнь тебе подарила, а её и отниму если ты не исполнишь условия нашей сделки.

— Я знаю, — скрипнул зубами Орсино.

— Ты можешь идти, — милостиво махнула рукой девушка. — Я дарю тебе ещё пять лет. Когда время истечёт… ну ты знаешь, что я делаю со своими должниками. — Орсино кивнул и собирался уходить. Но его окликнули. — Эй, Орсино. Знаешь, этот мальчик слишком хорош чтобы быть твоим учеником. Ты зароешь его потенциал, лучше передай ему кому ни будь другому, или просто отпусти. Сам он сможет добиться куда большего чем под твоим руководством. Или ты можешь отдать его мне, нет, не в уплату долга. — заметив блеск в глазах капо сказала вампирша.

— Нет. — бросил Орсино.

— Знаешь, есть люди, которые становятся лидерами эпохи, навсегда занося своё имя на страницы книг. Но есть люди, которые эти эпохи создают и их имя произносят шёпотом, стараясь забыть, что такие вообще существовали. Ты не сможешь его обучить Орсино, очень скоро малыш станет сильнее тебя. Разве не поэтому ты откладываешь инициацию? Все твои инстинкты кричат что он опасен. Послушайся их или убей малыша, или отпусти, ни до чего хорошего это тебя не доведёт.

— Он просто обычным маг — калека. — сказал Орсино, прежде чем развернуться и уйти. Девушка на прощание помахала Диармайду рукой одарив его зубастой улыбкой.

— Почему-же ты тогда откладываешь инициацию? — спросила у пустоты девушка.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Она вампир? — спросил Диармайд когда они шли мимо корчащихся от боли людей. Ему было жалко их, постоянные стоны и всхлипы напомнили изоляционный лагерь откуда Ди сбежал.

Орсино презрительно хмыкнул. — Ты почти ничего не знаешь о мире. А вместо учёбы потратил время на чтение бесполезной херни в интернете. Нет, она не вампир, она маг крови. Клыки у них вырастают, когда маг крови достигает предела пятого ранга. Клыки и очень прочные, острые ногти. У магов воздуха волосы становятся прозрачными, а у магов тени, например сереет кожа. Но есть и негативные эффекты, редкие, но случаются. Например, чем сильнее становилась Лиза, тем сильнее была ее порфирия. Очень сильная аллергия на ультрафиолет, под солнечными лучами она сгорит заживо, — объяснил Орсино заметив непонимание на лице парня.

Когда они свернули в коридор ведущий к выходу, капо остановился, схватил Диармайда за шею и прижал к стене подняв на несколько сантиметров над полом. — Не слушай эту древнюю суку, ты никакой не особенный, ты просто кусок говна, из которого я решил сделать полезный инструмент, не более. Я доходчиво объяснил? — С отвращением спросил Орсино приблизившись к лицу парня и не мигая смотря ему в глаза своими чёрными провалами без зрачков.

— Да. — сипло прохрипел Диармайд, в нём не было ни страха, ни мольбы. Он наслаждался унижениями Орсино, смакуя каждый его миг. А ещё, с тех пор как он сбежал из скотобойни, его настроение никогда не было на таком взлёте как сейчас. Могущественный маг, которую боится Орсино, а он её боится, сказала, что у Диармайда огромный потенциал, невзирая на его неполноценность. Это было просто непередаваемое чувство радости, облегчения и ликования. Хотя он и не понимал почему она сказала это, ведь никакой особой силой Ди не обладал. Орсино отпустил парня и открыл проход положив руку на стену.

— Я хотел спросить, а почему люди оттуда… не пытаются сбежать? — Тихо закончил свой вопрос Ди оглядываясь по сторонам, Орсино нигде не было, а проход позади него уже закрылся.

— Серьёзно!? Ты решил устроить проверку прямо сейчас? — Прокричал в пустоту Диармайд. — У меня нет ни воды, ни еды, как я, по-твоему, выживу здесь? У телефона заряд 20 %! — ответа, конечно-же, не последовало.

Ди попробовал опять открыть дверь и попросить помощи у той девушки, Лизы. Несмотря на свой грозный вид, оставившей очень приятное впечатление, он даже не учитывал кучу умирающих людей у порога её жилища. Разуметься вызывающая, откровенная внешность очень этому способствовали. Но что бы он не пробовал — стена оставалась недвижимым монолитом, ничего не помогало.

Было страшно, руки дрожали. Казалось, из темноты на него вот-вот наброситься монстр. Время шло, никто так и не появился, ни Орсино, ни монстры. Успокоившись и справившись с приступом паники Диармайд подумал — глупо было бы вложить в него столько усилий и оставить умирать в катакомбах. Нет, Орсино как раз мог такое устроить, к примеру из-за того, что парень стал свидетелем последнего разговора. Вот, например, что ему стоило не брать Ди с собой, а оставить за дверьми, пока капо сам бы не обсудил все нужные вещи с Лизой?

Выбора не было, Ди или мог остаться здесь и умереть, или понадеяться на себя и слепую удачу. Если повезёт, это и в правду проверка и Орсино не даст ему погибнуть в сражении с непосильным противником. Прежде чем уйти, Диармайд в последний раз попытался открыть проход в стене, безуспешно. Нельзя было больше тратить заряд телефона на эти бесплодные попытки, нужно было выбираться отсюда.

Диармайд остановился и задумался, закрывал Орсино решётку на ключ или оставил открытой? Точно закрывал! Ди помнил, как дверь со скрипом захлопнулась и Орсино трижды провернул ключ. Значит направо тупик, это точно, пока они шли ответвлений в тоннеле не было.

Бредя в темноте, Диармайд клял себя из-за мелочей, вспоминал что он первым включил фонарик на телефоне, хотя Орсино его об этом не просил. Кто знает может у него с собой были средства освещения получше, ну или банально капо использовал бы свой телефон. Приходилось экономить, Ди использовал свет только чтобы оглядеться, молясь, чтобы рядом оказалась лестница на верх, где можно найти подъём на улицы Парижа. Парень готов был поспорить с самой смертью, как только он выберется из чёртовой канализации Орсино тотчас же появится.

Размышления Ди прервал неожиданный раздражитель — свет. Когда он осознал, что видит впереди сердце ёкнуло. Диармайд снял пистолет с предохранителя и максимально тихо стал подкрадываться. У него было преимущество, свет бесспорно был незаменим и помогал ориентироваться в темноте, но также и делал цель видимой из далека.

Чем ближе Диармайд приближался, тем отчётливее слышал шипение, он не мог понять — что это, пока не подкрался достаточно близко. На него смотрела крыса, объятая красным огнём, тлеющие угли глаз отреагировали на движение и подрагивающая, трясущаяся крыса бросилась на парня. Она стояла по среди потока воды и испаряясь влага издавала то самое шипение.

Реакция Ди была незамедлительной, как только ему удалось прицелится он выстрелил, крыса размером с кошку пронзительно запищала. Чтобы не оглохнуть парень открыл рот морщась от неприятного визга, уши заложило, немного, но ничего критического. Он попал в тельце перебив хребет, изменённая крыса была ещё живой, но уже не опасной, она могла двигать только передними лапами и жалобно пищать. Ди выстрелил ещё раз, в голову. Писк прекратился, было слышно только шипение испаряемой воды.

Диармайд откинул тело ногой подальше от воды, кожа на туфле задымилась, труп крысы был слишком горячим чтобы нести его в руках. Это была ярчайшая иллюстрация выражения «танталовы муки», столь необходимый источник света лежал буквально под ногами, но использовать его Диармайд не мог.

Свист сквозняка подтолкнул Ди включить фонарик и оглядеться, метрах в десяти впереди был тоннель, копия того, что он проходил вместе с Орсино совсем недавно. Статуи орлов расправившие свои крылья и выбитые аккуратные четыре буквы SPQR. Оттуда веяло опасностью, страхом и смертью, это невозможно объяснить, но когда подходишь к этому проходу то нутром чувствуешь — ничего хорошего там тебя не ждёт. Только вот радости Ди не было предела, и причиной этого было ровно две вещи — массивная металлическая дверь, которая была вырвана с петель и валяясь в нескольких метрах от решётки и металлическая жаровня, подвешенная на трёх цепях рядом со статуей орла.

Метал был ржавым, но прочным. Будь у Ди обычные пули он бы не стал пытаться отстрелить большое металлическое кольцо, за которое были подвешены цепи, но эти пули были совсем иными. Чего уж тут говорить, один выстрел — тысяча драхм. Диармайд прицелился, выдохнул, выстрелил, промазал. Он опасался рикошета от камня или металла, но пуля вошла в каменную стену как в землю, оставив после себя только круглое отверстие, покрытое маленькими трещинами. Ди подошёл ближе, почти в притык, опять выдох, выстрел, подвеска затряслась и зазвенела, в кованном кольце появилась прореха. Сняв жаровню, парень поспешил обратно к крысе, проблема с светом решена.

Проходить мимо странного тоннеля опять было волнительно, Диармайд с опаской косился на него чувствуя, как от липкого страха тело покрывает гусиная кожа.

Крыса стала прекрасным источником света, импровизированный крысиный фонарь давал значительно меньше света чем телефон, но он был постоянным и экономить на батарее больше не было нужды. Это придало парню сил и смелости — только теперь, вместо того чтобы просто идти прямо, он постоянно оглядывался по сторонам в поисках врагов, затормозив движение. О тишине не могло быть и речи, если это прекрасно чувствовалось, когда он только спустился под землю то сейчас, звуки окружения казались оглушающими.

Диармайд понадеялся, что эта часть тоннеля является зеркальной копией того по которому он пришёл. Если это так, то вскоре он дойдёт до винтовой лестницы ведущей на верхний ярус катакомб, или это уже не катакомбы а канализация?

Идти постоянно прямо было несложно, только вот усталость, голод и жажда оставляли свой отпечаток и с течением времени Ди двигался всё медленнее. У него было много времени чтобы обдумать всё. Могли ли слухи о которых рассказывал Орсино оказаться лживыми и в тоннелях было не так много монстров? Или он и в правду следит за Ди и отгоняет своей «Аурой» изменённых. Вот попробуй пойми, что значит эта аура? Диармайд знал это понятие, но не понимал, он не видел, не чувствовал ее, только читал в сети и слышал от Орсино.

Когда рядом показались ступеньки ведущие наверх, Ди шумно с облегчением выдохнул. Ступеньки были широкими, запыленными, местами выщербленными, и потрескавшимися, но они всё-ещё были крепкими и с каждым шагом приближали Диармайда к выходу из этого проглоченного тьмой ада. Обвал враз смёл всю радость — проход был завален неустойчивой грудой камней. От отчаяния и бессилия Ди уронил жаровню — хотелось кричать, только вот было нельзя, он стиснул челюсть и взял себя в руки. Можно было бы попробовать расчистить завал, но парень не знал какой он толщины, да и камни могли рухнуть на него если бы была нарушена целостность конструкции.

Ничего не оставалось, Ди поднял с пола жаровню, закинул внутрь крысу, скатившуюся на несколько ступенек вниз, когда он её уронил. Труп до сих пор был горячим и Диармайд обжёгся, сморщился, поудобнее перехватил цепи и пошёл дальше по тоннелю еле переставляя ноги.

Телефон показывал четыре часа дня, когда тоннель начал понемногу меняться. Ровный пол по ступеньке начал подниматься вверх, на стенах появились пустые держатели для факелов. Это принесло облегчение и силы идти дальше, слизь на стене мимо которой прошёл Диармайд забулькала и отлипла от камня. Парень заметил это уголком глаз, и когда та резко набросилась — успел отскочить в сторону. Из тени Ди выпрыгнул Орсино на ходу вынимая пистолет из кобуры. Прозвучали выстрелы, камень на который упала слизь оплавился от огня, окутывающего пули, но слизи на него было плевать. Капо спрятал пистолет в кобуру и встал в боевую стойку, его кожа побелела и над ней появился едва различимый чёрный пар, мышцы вздулись и ткань костюма опасно затрещала. Его удар был настолько силён, что казалось вызвал землетрясение, слизь захлюпала и растеклась из её тела поднимался чёрный пар.

— Бургундская плотоядная слизь, третий ранг. Это одно из немногих растений которое имеет кристалл, хотя если говорить по-честному, то растением его назвать нельзя. Это колония бактерий, действующих как единый организм. Самая неприятная её особенность — способность полностью скрывать своё присутствие, я в своё время чуть не умер от этой заразы. Но есть фермы, которые её разводят, эта слизь используется в очень сильном и быстродействующем яде. Но её самое важное свойство — способность уничтожать раковые клетки, благодаря этой мерзости маги способны полностью исцелить человека от этой болезни.

Орсино оценивающе посмотрел на тяжело дышащего парня и сплюнул от досады. — Я ожидал от тебя большего, и снова ты меня разочаровал. Истерика, паника, я тебе даже крысу оставил, чтобы ты не остался в полной темноте. Но тебе и это не помогло. Не заслужил ты пока инициации, хреновый из тебя ученик.

— Я не добровольно стал твоим учеником, вдруг ты забыл, но это была только твоя инициатива.

— Ладно, хорошо признаю. Но позволь задать тебе вопрос, что бы ты делал дальше если бы я тебя не взял? А? — Диармайду не было что ему ответить.

— Нужно убираться отсюда поскорее, тут рядом лаборатория Тамплиеров, где они ставят опыты. Бросай эту хрень, нужно спешить. — Орсино достал из кармана пиджака фонарик. Сейчас этот монстр не был похож на себя, только в такие редкие моменты Ди понимал почему его назначили капо в семье Фальконе.

Выбрались из канализации они только спустя два часа. Диармайд выглядел ужасно, чумазое лицо, от белой рубашки остались одни воспоминания, правая штанина порвана до колена, а носок туфли, которым Ди пнул крысу обгорел. Орсино-же выглядел так словно только что вышел из дорогого ресторана, на нем не было ни пылинки.

— Скажи, а почему та вампирша, ну Лиза, — поправился Ди, когда заметил косой взгляд капо, — живёт рядом с лабораторией Тамплиеров.

Орсино издал смешок пристально изучая лицо парня. — У этой старухи очень долгая история, связанная с этим орденом, не забивай себе голову, скорее всего больше ты её никогда не увидишь.

***

Через месяц Диармайд готовился совершить своё первое заказное убийство. Август клонился к концу и летнее солнце на прощание нещадно жарило улицы столицы Франции. Ди под присмотром Орсино корпел над учебниками и планом ресторана, где всё свершится.

Орсино уже устроил его официантом в престижный ресторан на окраине города, где он во время позднего ужина должен убить человека. В фотографии врученной капо уже не было надобности, Диармайд запомнил лицо своей цели до малейших деталей, как и планы ресторана и карту района в котором всё будет происходить.

Было несильное волнение, но Ди справился с собой и готовился как можно тщательнее. Днём учился, пока Осино спал, вечером и ночью тренировался под его присмотром. Злой близнец вёл ночной образ жизни, а если просыпался днём — непременно задёргивал шторы в маленькой двухкомнатной квартирке, в которой они жили.

Было 28 августа, Диармайд уже неделю работал в ресторане Citronelle, одном из самых дорогих в городе. Ресторан был в переделанном просторном амбаре позапрошлого века, там было много стекла, света и красок. Просторная парковка соседствовала с полем, где шеф-повар и его помощники сами выращивали продукты для меню. Вокруг здания была высажена бузина, из которой шеф делал свое знаменитое на весь Париж варенье. Гламурные посетители непременно делали селфи перед входом, демонстрируя свой статус и глубину кошелька, ведь позволить себе поесть в этом заведении могли очень немногие.

Диармайду пришлось пройти очень строгую проверку прежде, чем его взяли на работу и то, если бы не выдающаяся смазливая внешность его не взяли бы даже мыть посуду, даже несмотря на все усилия, которые приложил Орсино. О чём, собственно, ему и сказал владелец и шеф ресторана, лично проводивший интервью, высокий, чуть полноватый дядька чьи руки были покрыты татуировками цветочных узоров.

Была пятница, вечер. Диармайд нёс на веранду второго этажа невероятно вкусно пахнущий стейк под клюквенным соусом, а в руке, под полотенцем у него была взведена его верная Беретта.

Когда мужчина средних лет заметил официанта с его заказом довольно улыбнулся. Его охранник смерил Ди дежурным скучающим взглядом. Ди действовал быстро, в едином движении он бросил поднос с стейком и навёл пистолет на охранника. Плечо обожгло болью, невысокий сверхбдительный телохранитель выстрелил в момент, но Ди отошёл чуть в сторону, и пуля его не убила, он выстрелил в ответ, его выстрел попал человеку в нос. Цель закричала, но Диармайд прошил мужчине голову не мешкая. Боль была адская, пуля угодила прямо в кость поломав её, нужно было спешить. Если шеф поднимется и увидит, что его бесценное блюдо уронили на пол Диармайду точно не жить.

Терпя боль, он спрыгнул на задний двор ресторана, прямо на бесценные баклажаны и не щадя редчайшие овощи побежал по полю к месту эвакуации.

***

Помощь Диармайд получал в ветеринарной клинике, в живой очереди, сначала док делал кастрацию овчарке, потом латал ножевую рану толстячку из гетто, потом лечил раздробленную пулей кость у Ди. Боль была просто неимоверная. Едва добежав до машины, где его ждал Орсино парень отключился.

— Неплохо, — впервые за долгое время его похвалил наставник. — Ты убил адепта первого ранга на пике силы и цель, достойно. — Только вот эта похвала не была приятной, совсем. Диармайд не желал служить Орсино, он мог только выжидать удобного момента, чтобы избавиться от него.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Год спустя, Афины, марсово поле. Было очень влажно, ночной ливень щедро пролился на иссохшую землю и полуденное солнце высушивало остатки влаги. Редкие тучи на небе медленно скользили по небосклону, время от времени затмевая жаркое солнце.

— А, я ему говорю — хочешь получить непередаваемые ощущения? И выстрелил ублюдку в колено! Каким-же нужно быть кретином чтобы приставать к моей девушке, — пьяно икнул Паоло. Они с Адамом шли по парковой дорожке, гравий шумно хрустел под подошвой. Был полдень воскресенья и лавочки были пустыми, хотя, обычно в парке в центре Афин было людно. Солнце вышло из-за туч и высокие кипарисы бросали длинные остроконечные тени на гравийную дорожку.

— Паоло, ты можешь мне не рассказывать, я видел всё своими глазами, — устало ответил Адам. Он время от времени поправлял Паоло дёргая за локоть, когда его слишком сильно заносило влево или вправо.

— Я Паоло мать его Фальконе, как можно вообще меня не знать? — Пьяно закричал консильери с яростью в глазах ища наглеца дерзнувшего не узнать его. Такого, разумеется, не нашлось, в парке вообще не было ни души. Адам устало вздохнул, потянул Паоло за локоть чтобы тот не ударился коленом о лавочку, поздно. Он зазевался и ударился коленной чашечкой точно в угол деревянной перекладины от лавочки. В состязании что крепче колено или деревянный брусок, победило колено. Древесина звучно треснула и на конце бруска осталась различимая вмятина с ёжиком из не отлетевших щепок. Паоло с пьяной досадой икнул и пнул металлическую ножку многострадальной лавочки, та погнулась.

— А ты красавчик, Зою закадрил, — похлопал по плечу Адама Паоло. — Охренительная тёлка, на неё половина клана облизывается, моя школа. — Высказал свое одобрение Паоло. — Только хорошенько оттрахай её, не тяни, бабы может и притворяются такими из себя правильными, но, если будешь тянуть она от тебя свалит. — Адам закатил глаза предпочитая оставить своё мнение при себе. Паоло, по-своему расценив выражение сопровождающего, заржал.

Адам знал Паоло практически всю свою жизнь, они и в правду были хорошими друзьями и тот нередко сопровождал консильери на непрекращающихся тусовках и пьяных загулах, щедро сдобренных наркотиками. Многие посчитали бы такой образ жизни естественным для отпрыска мафиозной семьи, с раннего детства чувствующего свою полную свободу и безнаказанность. Только вот Адам знал — Паоло уходил в разнос только когда ссорился с отцом или разочаровывал его, а делал он это часто. Особенно плохо было когда Артуро сравнивал сына с умершим братом, тогда Паоло вообще был сам не свой.

— Мне нужно в туалет, — Адам остановил Паоло и указал на общественную уборную. — Подожди меня здесь.


убрать рекламу






 — Крикнул парень и побежал.

Паоло расфокусированным, пьяным взглядом смотрел как Адам добежал до приземистого здания сортира и продолжил идти. Его мысли путались и перескакивали с одной на другую пока не зацепились за девушку на лавочке в конце аллеи читающую книгу. Переставляя деревянные ноги Паоло пошёл к ней.

Девушка была красавицей — острые выразительные скулы, большие зеленые глаза, фарфоровая кожа. Она была очень худой и хрупкой, одетая в летнее воздушное платье с неглубоким вырезом и почти без косметики красавица вызывала иррациональный порыв защищать её.

Паоло сел в пол оборота рядом с ней, закинув руку за спинку лавочки и стал коситься на немалых объемов грудь, вздымающуюся в такт её дыхания. — Привет. — Поздоровался он когда пауза затянулась, девушка не поднимала от книги глаз. — Я сказал привет! — с нажимом повторил консильери положив ей руку на бедро, Паоло с ухмылкой наблюдал как меняется выражение ее лица, когда он стал поднимать руку вверх.

Хрясь, девушка заехала корешком книги парню в нос, из него тут-же начала течь кровь. Девушка подскочила, достала телефон и набрала номер, вокруг неё задрожал воздух образуя небольшой смерч с полупрозрачным видимым барьером.

— Тварь, сука, как ты вообще смогла это сделать! Ты хоть представляешь кого ты злишь? — Крикнул Паоло схватившись за нос, кровь текла ручьём, щедро заливая его синюю рубашку. Он был зол, глаза блеснули ярким жёлтым цветом, они слепили, но девушка не зажмурилась, внимательно наблюдая за оппонентом.

— Какая встреча господин Фальконе. — Ласковым, угрожающим голосом пропела она. — Как ваши летние каникулы? — С огоньком раздражения в глазах сказала девушка.

— Николь? — Растерявшись спросил Паоло, он прищурился внимательно осматривая её, до этого его волновало только красивое тело и он почти не обратил внимания на лицо, ну и наркотики в купе с алкоголем делали его крайне невнимательным.

— Отходишь от вечернего турпохода по местным шлюхам? — С презрением спросила девушка. — Не нужно путать меня с одной из них, я лучше с циклопом поцелуюсь чем с тобой.

Паоло был зол, в его пьяном мозгу проклёвывалось понимание глубины помойной ямы, в которую он сейчас угодил. Он судорожно перебирал варианты. Как он вообще мог не узнать девушку из параллельного класса, они ведь вместе учатся в университете Медеи Колхидской. Ситуация была… очень плохой.

Послышался хруст гравия, к ним приближалось несколько парней среди которых был Адам. — Ну ты брат сегодня дал! Уже опять готов кадрить девок? Да ты в ударе Паоло, ещё и такую красавицу выцепил, ух я, конечно, не всегда одобряю твой вкус, но сегодня ты прям в ударе. — Заговорил высокий брюнет с короткой, аккуратной сделанной по последней моде стрижкой, в джинсах и белой рубашке, застёгнутой на половину пуговиц. На его пальцах блестели перстни, а в ушах гвоздики серьги с драгоценными камнями.

— Чёрт. — Только и сказал Адам рассмотрев лицо девушки.

— Парни не дайте ей уйти, эта сука сломала мне нос. Сидонис, можешь использовать ствол она маг! — брюнет тут-же достал из-за пояса пистолет и щёлкнул предохранителем.

— У-у-у-у, — протянули парни, обступая девушку со всех сторон. Несмотря на ситуацию она оставалась предельно спокойной, с полуулыбкой наблюдая за происходящим.

Адам с натужным лицом матерился и думал, как разрешить происходящее, Паоло сейчас был не в себе и только усугублял и без того ужасную ситуацию.

Всё разрешилось быстро, к ним подбежала пара ребят с пистолетами наготове и. — Госпожа, с вами всё в порядке? — С одышкой спросил один из них.

— Всё хорошо Рокко. — Улыбнулась Николь, её щит из вихря дрогнул и пошёл на убыль растворяясь в воздухе.

— Ваши приказы госпожа? — Склонив голову спросил охранник.

— Мы уходим, — Николь скользнула взглядом по застывшему в ступоре Паоло. — У тебя ведь нет возражений? — Паоло не ответил ничего.

— Надеюсь у тебя хватит ума забыть о случившемся недоразумении? — Прикрывая кровоточащий нос спросил Паоло.

— Всего доброго господин Фальконе, это была незабываемая встреча. — Николь развернулась и ушла в сопровождении охранников, они кровожадно посматривали на Паоло и компанию, но возражать не стали.

— Что за дела? Ты же не хотел её отпускать? — спросил Сидонис с нотками веселья в голосе.

— Заткнись Сидонис, это были элитные солдаты клана Виванни, мы с Адамом не справились бы с ними, а про вас и говорить не стоило, вы для них просто мясо. — Паоло схватился руками за затылок и сгорбился на лавочке, с кончика его носа капала кровь в нависшей тишине прозвучало веское: — Блядь! — Когда парень начал осознавать, что только что произошло.

***

Артуро зажмурился и потёр переносицу, экран телефона еще не успел погаснуть после звонка, как в дверь постучали. — Войдите. — Крикнул хозяин кабинета.

Зашёл Паоло. — Отец, я пришёл чтобы рассказать, что случилось недавно, понимаешь…

— Не стоит. — Перебил сына Артуро, его глаза налились желтым светом. — Мне уже всё рассказали. — Паоло указал на телефон. — Ты хоть понимаешь, что натворил? Постой, не перебивай. Сын, я у тебя серьезно спрашиваю, ты понимаешь, что ты сделал?

— Ну не узнал я её, что я всех баб помнить в лицо должен? — Раздражённо сказал Паоло, его слова ничуть не уменьшили злость, раздражение и разочарование во взгляде отца.

— Как ты вообще мог ее не узнать? — Закричал Артуро. — Это же дочь Марко! Как ты чёрт подери мог не знать, что дочь Марко Виванни учиться в параллельной группе и как она выглядит? Как!? Ты понимаешь, что ты натворил? — Артуро и бросил графин с скотчем в стену рядом с сыном.

Паоло отпрыгнул в сторону и упал, он растерялся и не знал, что делать. — Ну а что такого, мы и так в войне с Виванни, какого хера ты злишься?

— Конфликт? Ты знаешь, что такое настоящая война кланов недоумок? То, что сейчас происходит это вообще ничто, мы устраняем их неудобных подчиненных и предателей, они наших, и никто за спиной босса не шепчется что я убиваю своих. Вот какие у нас сейчас отношения, а что сделал ты? Домогался старшей, любимой дочери этого старого волка? Как тебе вообще ума хватило приставать к девушке в центре города, где кучи камер, где свидетели за каждым углом, тебе что идиоту шлюх с которыми ты почти каждый вечер проводишь стало мало, а?

— Пап ну откуда я мог знать? — Жалобно простонал Паоло.

Артуро поднялся и подошёл к сыну, он приподнял его над землей за грудки. — Слушай меня внимательно, все, я еще раз повторю для тебя, все кто сейчас умрет из-за тебя будут только на твоей совести. — Мне звонил Марко, и сказал — просто так он это не оставит. — Артуро опустил Паоло на землю, и ухватил парня за подбородок чтобы повернуть его лицо к себе и посмотреть в растерянные глаза сына. — Ты даже не представляешь какие последствия будут у всего одного твоего проступка. С этого дня, никаких вечеринок, я забираю у тебя машину и запрещаю покидать поместье без моего ведома, ты под домашним арестом пока я не решу иначе. Всё что тебе позволено это тренировки с Сандро, университет и сон и то в университет ты будешь ездить под присмотром. Тебя будут отвозить и забирать и не дай бог ты хотя бы один раз попробуешь, Паоло, только попробуешь улизнуть. Я найду тебя и выпорю на глазах у всего долбаного клана, как малолетнего имбецила которым ты и являешься.

— Что про меня подумает семья, я же консильери! — Возмущенно запротестовал Паоло.

— Великовозрастный придурок ты, а не консильери. Я думал ты возмужаешь, будешь набираться опыта смотря на капо и меня, но ты только кутил и бедокурил, все с меня довольно.

— Но пап? — Расстроенно посмотрел на отца парень.

Артуро разозлился и дал сыну громкую пощечину, от которой Паоло оступился и опять упал на землю. — Пошёл прочь, чтобы я тебя не видел пока не позову.

***

Кёнигсберг, Пруссия, опять прохладный подвал, опять человек прикованный к стулу. Только в этот раз он примотан изолентой к перилам и спинке, кляп во рту. Мужчина за сорок извивался и мычал со страхом косясь на двухметрового лысого гиганта.

— Повтори все опять. — Сказал Орсино смерив Диармайда внимательным взглядом.

Ди вздохнул, положил свёрток ткани на пол и развернул его, там поблёскивали металлические инструменты, вставленные в петельки. — Сначала зубочистки под ногти, потом выдирать ногти плоскогубцами, потом ломать молотком фаланги пальцев, потом тоже-самое проделать с ногами, потом отрезать пальцы, потом снять кожу, к примеру с бедер, и перейти к гениталиям. — Устало повторил Диармайд. Мужчина задёргался, смотря в пустые, мёртвые глаза мальчика, описывающего пытки. Они с Орсино только что убили всю его охрану, обчистили сейф с важными документами и принялись за допрос оттащив в собственный подвал.

Зазвонил телефон, Орсино выругался и отошёл в сторону. Диармайд тут-же покосился на стопку документов, лежащих в стороне. Сверху, на стопке листов лежала старая книга в кожаном переплёте. Надпись на обложке была сделана на гаэльском, мёртвом языке коренных ирландцев и гласила — Жиль де Ре. Ему очень хотелось прочесть её, но он сдерживал себя только изредка бросая на ветхий том жадный взгляд. Орсино своё желание прочесть её он конечно-же не озвучил.

Орсино вернулся багровеющим от ярости, он достал пистолет из кобуры и выстрелил примотанному мужчине точно промеж глаз. — Консильери недоделанный, малолетний придурок с членом вместо мозгов.

— Собирайся, мы возвращаемся в Афины. — выпалил Орсино, подхватил с пола документы вместе с книгой и пошёл на выход с подвала. Диармайд с сожалением вздохнул, ему хотелось хотя-бы пару страниц книги посмотреть.

Делать было нечего, прижимая к себе левую руку с перебитыми, опухшими пальцами парень свернул ткань с инструментами, подхватил её и поспешил за Орсино. Таким злым он не видел его уже давно.

Орсино уже ждал Диармайда в машине с заведённым мотором, выехали тихо. Капо никогда не включал музыку во время езды, всегда с прищуром наблюдая за дорогой. Он не нарушал правил, ни разу за два года которые Диармайд провёл рядом с ним. Орсино вообще был сверхбдительным и подмечал малейшие детали. Собственно, это он пытался вбить и в Ди, и вполне успешно, хотя парень и так рассеянностью не отличался.

Они ехали через богатый район Кёнигсберга, тут располагались как раз те каноничные дома, о которых думаешь в первую очередь вспоминая Германию или Пруссию — выступающие из белого фасада толстые деревянные переборки и крытая черепицей крыша. Аккуратные ухоженные садики с ровным газоном были настолько похожи, что сливались в один и казалось что район построен среди старого, очень ухоженного леса с идеально ровной дорогой между домов.

— Что случилось? — все-же спросил Ди.

— Наш консильери случился. Малолетний придурок напился и попытался подкатить свою трахалку к принцессе Виванни. Артуро звонил, говорил, что возможна война между кланами, нужно возвращаться в Афины.

— Из-за того, что Паоло к девушке приставал? — Диармайд удивился, не то, чтобы войны между мафией редкость, но в основном это слабые поедают сильных. А проблема Виванни и Фальконе была в том, что кланы хоть и были соперниками, но силы их были примерно равны и случись война потери с обоих сторон были бы просто колоссальными. Так-то они устраивали мелкие конфликты, потасовки и перестрелки пощипывая друг друга. Но ничего серьёзного.

— Неужели из-за обычного домогательства начнётся война, — высказал свои сомнения Диармайд.

— Нет, конечно, — мотнул головой Орсино. — Тут в любом случае есть что-то более важное, но по телефону Артуро больше ничего не сказал. Думаю, я всё узнаю, когда приедем.

Диармайд вздохнул, он уже больше года не возвращался в Грецию, с тех самых пор как они приехали в Париж, потом была Валахия, теперь вот Пруссия. Ди уже гадал какой будет его следующая страна, он и не предполагал, что опять вернётся в Афины.

Инициацию Орсино так и не провёл, жёстко пресекая все просьбы и вопросы по этой теме. За какой-то год Диармайд убил восемнадцать человек, все они так или иначе были связанны с кланом Фальконе или подпольным миром мафии, раскинувшим свои сети во всем известном мире. В любом городе можно было найти бар, где собираются сливки подпольного общества. Диармайд набирал в нём вес, ему даже кличку дали — мальчик с мёртвыми глазами. Он долго простоял смотря на себя в зеркало, но так и не понял почему ему дали именно такую кличку.

Восемнадцать человек… Поначалу было неприятно жать на курок, но с каждым разом становилось всё легче, пока не стало вообще безразлично. Диармайда уже даже пытки не задевали… почти.

Снова поезд, люк в полу, скрип металла и мерный стук колёс по рельсам. Тук-тук, тук-тук. Афины, город прошлого приближался всё ближе. Вместе с тем в жизни Диармайда открывалась новая глава, он это нутром чувствовал и чем дальше он уезжал от Пруссии, тем увереннее был.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Говорят поездки на поезде очень умиротворяют. Наверное, это правда, но Диармайд этого не знал. Всё что он видел через крохотную щель в металлической перегородке — вереницу рельс, текущих под колёсами поезда как быстрая река.

Афины встретили Диармайда той же жарой которой и провожали. В тесном пространстве и невероятной духоте находиться было очень тяжело, последние сутки в дороге были настоящим адом. В этот раз поезд останавливался по среди ночи и Диармайд слышал очереди выстрелов, наверняка было нападение изменённых.

Проводник открыл крышку люка и выпустил его, когда началось техническое облуживание поезда, парень был невероятно измождён, хотел пить, есть и сходить в туалет. В общем приятного в таком виде путешествия было очень мало, точнее вообще не было. Отходя от поезда, Ди заметил следы когтей и зубов на вагоне, выпускники спартанской военной академии выглядели уставшими. Наверное… Сложно понять по их каменным, суровым лицам.

Орсино, впрочем, как всегда, выглядел безупречно. Ни жара, ни холод практически не беспокоили его. Потому Ди приходилось мириться с холодом зимой и с жарой летом. Такая роскошь как гостиничный номер с кондиционером или обогревом даже не обговаривались.

На парковке вокзала стояла старая потрёпанная машина, за рулём сидел Адам.

Адам сразу узнал Ди и Орсино, они не виделись два с лишним года, хоть парень и изменился, внешне был очень похож на себя прежнего. Орсино же не изменился ни капли, когда-то это был его капореджиме. Уж себе можно было признаться, он был невероятно рад сменить Орсино на Сандро, хоть и чувствовал вину за это перед Ди.

Когда Ди и Орсино подошли к машине Адам бросил сигарету и пожал руки сначала бывшему наставнику, потом другу, судя по выражению Ди возможно тоже бывшему.

Поведение Ди было другим, раньше он был запуганным, нервным, молчаливым. Не изменилась только его привычка молчать, он с присущей Орсино тщательностью изучал мир вокруг подмечая детали, просверливая саму суть простым мимолётным взглядом, пустым, холодным.

— Каково это вернуться в Афины Ди? — Нарушил тишину Адам, они ехали от вокзала по набережной, это был кратчайший путь к поместью Фальконе. Сандро строго наказал везти их без промедления, похоже, из-за глупого проступка Паоло у них сейчас были большие неприятности.

— Навевает воспоминания, — ответил Диармайд изучая свою посиневшую левую руку. Опухшие пальцы наверняка жутко болели, но он с пустым выражением внимательно осмотрел их и потом словно потеряв интерес стал изучать город через окно, очевидно не желая продолжать разговор. Неловкая пауза затянулась.

— Орсино, а ты вернулся по какой-то конкретной причине?

— Езжай молча Адам, — смерил его Орсино суровым взглядом и достал телефон из кармана.

Сейчас они проезжали мимо афинского порта, большие суда как небоскрёбы возвышались над пристанью закрывая тенью большую её часть.

— Ты говорил из-за изменённых выходить в море очень опасно, зачем тогда столько судов? — К удивлению Адама, заговорил Ди.

— Потому что ты слушать не умеешь. Я говорил, что океан после мирового поветрия не пересёк ни один корабль. Да про это прямым текстом в книге написано было. Средиземное море находится под контролем людей, а если точнее греков. Благодаря греческому флоту путешествовать по морю относительно безопасно. Почти также, как и по суше. Суда регулярно патрулируют проливы, соединяющие море с океаном, и вступают в сражения с монстрами, заплывающими сюда. Если мы потеряем море — значительная часть мировой торговли застопориться. Потому на борьбу с морскими чудовищами тратятся очень значительные ресурсы, как денежные, так и человеческие.

— Вот как. — Хмыкнул Диармайд и вернулся к прежнему занятию — пялился в окно.

— Греция была и остается в первую очередь морским государством, это одна из тех вещей которые не изменились за последние четыре тысячи лет, — сказал Орсино, как и Диармайд посмотрев на громадную верфь.

Адам был поражён. Одной этой фразы хватило чтобы запутать его, он знал Орсино с семи лет и с его стороны почти лишённые презрения и надменности фразы были практически комплиментом. Как Ди смог добиться этого за каких-то два года? Чёрт, да его поведение и само стало практически калькой повадок Орсино. Такой-же спокойный, собранный, внимательный взгляд, только без присущих Орсино презрения и надменности. Вместо них безразличие и мертвецкий холод.

— Как твоё обучение Ди? — Решил не сдаваться Адам.

Они как раз сворачивали в пригород. Тут сады были попросторнее, а дома пониже, в таком районе могли себе позволить жилье только зажиточные граждане. Средиземноморские сады пестрели красками и приятными запахами, проникающими в машину через открытое окно. Диармайд закрыл глаза и с наслаждением вдыхал этот аромат, голос Адама вернул его из полудрёмы. — Больно… но эффективно, — ответил он. Орсино с переднего сидения довольно хмыкнул.

***

За пригородом — просторные поля, засеянные злаками, оливковые сады с гнущимися от чёрных бусинок плодов ветвями. За ними пара отдалённых посёлков и наконец, съезжая с скоростного шоссе с перелатанным покрытием, поворот к особняку Фальконе. Посёлок поблизости естественно принадлежал клану, образно говоря, ещё пару лет назад он был собственностью какой-то греческой группировки. Но когда из Сорренто прилетели соколы они быстро подмяли под себя и их бизнес и территории.

Всё те же кованные ворота в растительной стилистике послушно разъехались перед машиной. Территорию патрулировала охрана с автоматами, тут вообще было оживлённо. В особняке в мирное время жило больше трёхсот человек вместе с обитателями общежития, находящегося за основным зданием. А сейчас, во время намечающихся неприятностей… тут было людно.

— Ничего не изменилось, — тихо сказал Диармайд, — а казалось, это было в прошлой жизни.

— Это привилегия молодости, медленно текущее время, — отозвался Орсино. — Чем старше ты будешь становиться, тем быстрее оно будет течь. — Такие глубокие высказывания были нетипичны для него, Диармайд отметил странность и запомнил красивую фразу. Он волновался перед приездом, ожидал… непонятно чего он ожидал. Если бы у Орсино были причины наказать его, он бы непременно это сделал. И чего-чего, а жалости от него точно ждать не стоило. Просто был мандраж и волнение от возвращения в это место. Место, где была разрушена его мечта. Кто знает, может однажды здесь она опять возобновиться?

Ди говорили — он калека, вылечить его нельзя. Но непонятно откуда взвявшееся маниакальное желание обладать магией не пропадало. Изначально ею он хотел овладеть потому, что она помогла бы ему отомстить. Но позже, обладание этой таинственной и запретной силой становилось сильнее даже желания мести. А после того, как он узнал, что это невозможно, желание обладать ею стало ещё сильнее, превратившись в некое подобие фанатичной тяги.

Диармайд собирал у себя в голове любые крохи знаний о магии, пока он не сдавался, надежда ещё жила.

К центральному входу в поместье вели две полукруглых мраморных лестницы зеркально отражающие друг друга, между ними звенел фонтан стилизованный под цветочную чашу. Орсино махнул чтобы парни шли за ним, он сжимал в руке стопку бумаг и старую книгу на которую Ди украдкой бросал жадный взгляд. Он так хотел её прочесть, что готов был на луну выть от отчаяния, но выдавать своё знание языка не стоило. Это было опасно, парень не знал почему, но нутром чувствовал, это было опасно.

— Адам, Нико в поместье? — Спросил Орсино.

— Да, он пьянствует постоянно, — тут-же отозвался Адам.

— Отведи Ди к нему, пускай подлечит. А я пойду встречусь с Доном. — Больше ребята не волновали Орсино, он в миг исчез сопровождаемый звучным хлопком воздуха.

Адам тронул Диармайда за левую руку и тот протяжно зашипел, сморщившись от боли. — Прости, — тут же понял свою ошибку он. — Кто тебя так?

— Орсино. — Адам неопределённо хмыкнул и повёл Диармайда к Нико. Особняк был оживлённым, похожим больше на какое-то учреждение или отель для бизнесменов чем на жилой дом. По коридорам постоянно ходили обитатели и прислуга, шум никогда не затихал.

Адам отвёл Диармайда на второй этаж, искомая комната была предпоследней, он постучал, реакции не было. Потом постучал ещё раз и ещё пока с другой стороны двери громко не застонали.

Едва Нико открыл дверь, повеяло сильным перегаром, его опухшее лицо с прищуром смотрело на парней отлично демонстрируя нежелание видеть их, или кого-либо ещё в этот конкретный момент.

— Орсино отправил Ди к тебе на лечение, — поспешил объяснить причину своего визита Адам. Ему хоть и не нравился Нико, но он был сильнейшим магом клана и шутить с этим странным и очень переменчивым человеком с неестественными фиолетовыми волосами не стоило.

Нико с интересом осмотрел Диармайда с ног до головы, заостряя внимание только на ему понятных деталях, он громко выдохнул и отступил в сторону пропуская Ди в свою комнату. Едва он зашёл Нико закрыл дверь прямо перед носом Адама.

Комната была очень красивой и уютной… когда-то. Неряшливость хозяина всё портила. Разбросанные вещи валялись повсюду, чего стоила только люстра с подвешенными на ней трусами. Бутылки от коньяка валялись везде, а запах сигаретного дыма и перегара настолько въелся в стены, что его мог устранить только ремонт. — Сделай лицо попроще, это ты пришёл ко мне за лечением, — подметив выражение Диармайда сказал Нико, он смахнул пустые упаковки от апельсинового сока со стула и поставил его перед Ди.

— Что тебя беспокоит? — Когда Диармайд сел на стул Нико стал нарезать вокруг него круги.

— Больше всего — переломанные пальцы на руке. — Нико потянулся к руке парня, но у него закружилась голова и он чуть не упал. Он выругался, выпрямился как струна и напрягся, по его телу забегали разряды электричества, тоненькие, едва различимые синие нити затрещали, от тела исходил пар. Нико сделал глубокий вдох и выдохнул густую струю дыма, его состояние улучшилось вмиг, вернув цепкий взгляд и весёлое выражение лица. Он поправил свою фиолетовую чёлку, упавшую на глаз, и вернулся к рукам Диармайда.

Опять раздался треск электричества, синие извивающиеся разряды с приятным покалыванием проникли в изувеченную руку Ди, подсвечивая её изнутри, были видны кости и вены. Рука онемела, треск электричества заглушил хруст костей и хрящей. Диармайд не чувствовал боли, но чувствовал, как его кости встают на место и трещины в них заростают. Спустя каких-то пять минут рука была полностью здорова. Диармайд согнул пальцы, они очень плохо слушались, но облегчение, которое принесло отсутствие боли было непередаваемым. — Онемение пройдёт минут через двадцать. Что ещё тебя беспокоит?

— Ушибы и плохо сросшиеся переломы ты тоже лечишь? — Спросил Диармайд.

— Сними рубашку, мне нужна большая плоскость воздействия. — Диармайд снял свою рубашку, его тугое, очень жилистое тело было покрыто синяками различной степени давности, а на спине белели длинные полоски шрамов. Нико положил руки ему на спину растопырив пальцы, послышался треск, руки окутали синие извивающиеся нити и тут-же исчезли.

Диармайд почувствовал толику облегчения и новое трудно передаваемое чувство насыщения, словно ему немного дали поесть после очень длительной голодовки. Нико хмыкнул и опять пустил ток через руки, в этот раз больше и сильнее. Диармайд вздохнул от неожиданности, это было больно, но это была приятная боль, благодаря которой его тело начало исправлять накопившиеся за годы изъяны.

Нико быстро закончил. — Уходи, мне нужно зайти к Артуро. — Диармайд, довольный тем, что вся боль из него ушла за каких-то двадцать минут подскочил со стула и понёсся к дверям.

— Постой, — окрикнул его Нико, Диармайд затормозил у самой двери. — Прежде чем уйдёшь сделай милость, сбрей эту богомерзкую мочалку у себя под носом. Если захочешь отрастить себе усы, отращивай, только избавься от этого недоразумения. Я лучше промолчу и не буду говорить на что это похоже, чтобы не травмировать твою детскую психику, но поверь, лучше тебе от своих детских усиков избавиться и чем быстрее, тем лучше.

***

Когда Нико зашёл в кабинет к дону тут уже сидели Сандро и Орсино. Последний положил перед Артуро стопку чуть помятых бумаг и ветхую книгу, заметив Нико босс кивнул на стул и стал изучать бумаги.

— Это всё что было в сейфе? — Спросил Артуро бегло просматривая документы.

— Да, понятия не имею из-за чего такая секретность. — Отозвался Орсино.

— Может всё дело в книге? — Предположил Сандро.

— Даже будь она ценнейшей книгой, написанной до мирового поветрия, она бесполезна пока мы не можем её прочесть. — Отозвался Артуро и протянул книгу Нико уже успевшего налить себе полный до краёв стакан бренди из его графина и приложиться к нему.

Нико принялся листать её, присматриваясь к редким рисункам, схематические, неумелые изображения зверств, проводимых над людьми, вызывали у него только интерес. — Это гаэльский, старый язык шотландцев и ирландцев, почти мёртвый. Его носителей остались единицы, книга без сомнения старая, судя по состоянию кожи ей около трёхсот лет. Изображенные здесь процедуры далеки от понятия гуманности, а это делает её содержимое ещё более ценным. Но, как сказал босс, пока мы не знаем, что здесь написано от неё нет толку. — Нико бросил книгу обратно Артуро. — И последнее, страницы книги сделаны из выдубленной человеческой кожи.

Артуро присмотрелся к пожелтевшему еле гнущемуся листу заполненному крючковатыми письменами и хмыкнул. — Как мальчик? — Спросил у Нико дон.

— Я вылечил все его травмы. Только… он до сих пор не инициирован. — Сделал большой глоток из стакана Нико.

Орсино устало вздохнул, похоже эта тема уже поднималась. — Он ещё недостаточно дисциплинирован для того, чтобы проходить инициацию, я в своё время…

— Он никогда и не будет так выдрессирован как ты. Заметил, нет? Мальчик день ото дня становится всё сильнее и твёрже характером, вспомни его пару лет назад. Ты можешь представить, чтобы он сейчас побежал рыдать к себе в комнату? Мне хватило пары минут чтобы понять это. — Перебил Орсино Нико. — За сколько он выучил школьную программу, за два года? — Орсино нехотя кивнул.

— Мне напомнить какой из Орсино учитель? Заслуги этого принадлежат исключительно уму парнишки и учебникам, что делает его ещё более значимым.

— Довольно Нико, это ученик Орсино, пускай он сам решает, как его обучать. — Артуро прервал монолог Нико.

Нико допил бренди в один глоток. — Он никогда не будет таким-же послушным, как и ты когда обучался на тень, парень уже выдержал жернова скотобойни.

Орсино заскрежетал зубами, но быстро взял себя в руки и решил сменить тему. — Зачем ты попросил меня так внезапно вернуться? Война с Виванни и вправду будет? Ни за что не поверю, что Марко начнёт войну из-за того, что у твоего засранца зачесался корешок в штанах от его дочери, иначе ему пришлось бы потом ещё и половину мужиков в Афинах под нож пустить. Насколько я понял принцессе Виванни вреда не причинили?

Артуро потёр переносицу зажмурившись. — Нет, это просто был камушек из-за которого обрушилась лавина. Ну да, война и в правду началась, вчера в доках всплыли наши информаторы из окружения Виванни. Марко шутить не будет их клан старее и, по его мнению, более достоин власти. Солдат у них больше, если бы не Нико… — Артуро горько вздохнул и махнул рукой. — Марко уже давно глаза мозолит наш успех с подпольными игорными домами. — Повисла тишина.

— Орсино, — Артуро достал из верхнего ящика стола папки. — Тут люди которых нужно убить, быстро и незаметно так, чтобы их не могли привязать к нам. Ты поедешь немедленно и поедешь один, мальчик останется здесь. Пускай немного отдохнёт и тебе мешать не будет. — Орсино тут-же склонил голову в уважительном поклоне под насмешливый хмык Нико.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

В коридоре Диармайда ждала девушка из прислуги, она отвела его в комнату на этом же этаже. Уютная обстановка: деревянная лакированная мебель, белые простыни, безликие картины пейзажей на стенах — всё в ней говорило о том, что это комната отеля. Должно быть такой когда-то и была комната Нико, пока он не захламил её, оставив отпечатки своих пагубных привычек. Ди позвонил Орсино, хотел узнать о их дальнейших планах, но капо не отвечал на звонок. Тогда парень сел за ноутбук, стоявший на письменном столе возле окна, и принялся шерстить интернет вчитываясь только в заголовки статей. Он уже давно утратил надежду найти там искомое, продолжая делать это больше из упрямства.

В дверь постучали, Диармайд потёр глаза и


убрать рекламу






удивился, увидев за окном красный свет закатного солнца. У порога стоял Адам, он немного нервничал и переминался с ноги на ногу.

— Голоден? — спросил он едва Ди открыл дверь.

— Безмерно, но сейчас уже девять вечера, мы не опоздали на ужин? — Диармайд проверил время на телефоне.

— Это в общежитии нужно ходить по графику из-за прибамбасов комендантши, здесь всё по другому. — Адам отвёл Диармайда в обеденную залу, столовой, это помещение, язык никак не поворачивался назвать. Комната была громадной — почти весь зал занимал большой деревянный стол, вокруг которого были размещены антикварные стулья с мягкой обивкой. Панорамные окна выходили в сад и давали очень много света, на стенах висели натюрморты изображающие изысканные яства и подстёгивали аппетит. — Тут главное запомнить, что садиться нельзя во главе стола и рядом с ним, это места дона и капореджиме.

Как-только они сели, подошла девушка и спросила, что бы они хотели заказать. — Стейк и овощной салат. — Ответил на выжидающий взгляд девушки Ди, вспомнив название блюда, закравшегося в его память за время путешествия с Орсино.

— Так из-за чего вы вернулись? — спросил Адам.

— Не думаю, что это тайна, Орсино позвонили, сказали наш консильери… — запнулся Диармайд, думая как правильно подобрать слова. — что-то натворил и в тот-же миг мы уехали на вокзал. Думаю, если бы не этот прокол, мы бы не скоро увиделись. Ты знаешь, что вообще случилось?

Адам горько вздохнул, — не было там ничего сверх серьёзного. Паоло просто был пьян и пристал не к той девушке, всё обошлось без напрягов, но похоже, отец девушки не пожелал спустить всё на тормозах. К сожалению, отец девушки — это Марко Виванни, и свои вопросы он решает очень радикально.

— Не достаточно этого чтобы начать войну кланов. Тут наверняка есть что-то ещё, — негромко сказал Диармайд призадумавшись.

— Раз вам ничего не сказали, значит знать вам об этом не стоит. — Грубый бас прервал размышление Ди.

— Здравствуй Сандро, — кивнул великану Ди.

— Не путаешь больше меня с братом? — улыбнулся Сандро и толкнул Диармайду пухлый конверт.

— Теперь я вижу разницу. — с кислой улыбкой ответил Ди раскрывая конверт.

— Там по две тысячи драхм за каждый месяц обучения и твой паспорт. — пояснил Сандро.

— Но у меня уже есть несколько…

— Этот настоящий. — Диармайд стал внимательно осматривать удостоверение, на верхней обложке теснение лазоревого щита с лавровым венком вокруг него, на первой странице его фото. Место рождения — прочерк, родители — прочерк, шестнадцать лет место вручения Афинский паспортный стол номер три. А Диармайд всё гадал, зачем Орсино понадобилось его фото.

— Орсино уехал по делам клана, когда вернётся — не знаю, ты пока что предоставлен сам себе. Можешь отдохнуть и восстановиться, а если захочешь, можешь наведаться в спортзал и надрать Адаму задницу, а то он уже начал задаваться. — Телефон Сандро зазвонил, он кивнул прощаясь, и поспешил по своим делам.

На смену Сандро к ним подошла невысокая, милая брюнетка, она обняла Адама за шею и поцеловала его. — Привет, а я всё гадала куда ты подевался. — Девушка поставила телефон на стол. — Ты опять забыл телефон, балда.

— Я ездил забирать Ди с Орсино из вокзала, меня Сандро прямо из спортзала отправил. Помнишь Ди?

— Конечно, — улыбнулась Девушка Диармайду. — Как я могу забыть человека, спасшего мне жизнь?

— Ди, что с тобой, ты в облаках витаешь? Это Зоя, ты её спас на нашей первой миссии, на складе, помнишь?

— Теперь вспомнил. Просто… это было так давно, с тех пор случилось очень много… всякого.

Адам издал смешок. — Могу себе представить.

— Адам, скажи, а я могу заказать алкоголь с доставкой сюда? Не для себя, это подарок. — сразу добавил Диармайд и Адам сдержал почти сорвавшийся с его языка упрёк.

— Можешь, но ты несовершеннолетний. — Адам покосился на Зою до сих пор обнимавшей его за шею.

— Ладно-ладно, не надо так на меня смотреть, сделаю я заказ для своего спасителя. Что ты хочешь?

— Французский пятизвёздочный коньяк, бутылок десять. — Адам поперхнулся соком услышав это.

***

Внезапно получивший относительную свободу Диармайд просто не знал, что ему делать. Организм уже по выработанной привычке был готов к физическим нагрузкам к вечеру. И сон которого, как всегда, с опаской ожидал парень всё не шёл.

Ди оделся в спортивный костюм и направился в спортзал, была почти полночь, но тут все равно было людно. Ещё подходя к высокому одноэтажному зданию, освещающему ночь жёлтым светом из окон, Диармайд услышал крики людей.

Воздух внутри был спёртым и пропитанным потом, в центре — боксёрский ринг, а вокруг него собралась небольшая толпа. Люди махали руками и подбадривали бойцов, мутузивших друг друга на ринге.

Диармайд сразу узнал Адама, он уверенно теснил противника нанося тяжёлые, мощные удары. — Ха! — Выкрикнул парень и апперкотом отправил противника в полёт. Удар тела о пол был хорошо слышен в напряжённой тишине, спустя миг зал взорвался поздравляющими выкриками. Пара ребят залезла на ринг чтобы вынести нокаутированного человека.

Адам опёрся о канаты с довольной улыбкой и заметил Диармайда наблюдающего за ним в стороне от толпы.

— Ты всё-таки пришёл надрать мне задницу, как и просил Сандро? — громко сказал Адам и взгляды всех тут-же повернулись к сидевшему на тренажёре парню.

— Адам, ты инициирован а Ди нет, какой спарринг? — Сандро поставил на стойку гигантскую штангу с кучей блинов которую поднимал одной рукой и подошёл к рингу.

— Я не знаю правил и не умею их соблюдать, лучше не стоит, ничем хорошим это не закончиться. — Диармайд поднялся с тренажёра.

— Это всего лишь спарринг Сандро, я же не собираюсь его калечить. И у меня только первый ранг, что скажешь Ди, готов показать, насколько круче ты стал? — С издёвкой сказал Адам.

— Я ещё раз повторюсь, я не знаю правил и не умею им следовать.

— И не надо! — перебил его Адам. — Дерись как тебе удобно. Не мнись, давай разомнёмся как в старые добрые.

— Сандро, останови меня, как только посчитаешь нужным, я не хочу его калечить. — повернулся к капо Диармайд. — У-у-у-у-у, — зал отреагировал на фразу Ди. Такое пренебрежение вызывало приступ злости у Адама.

Диармайд залез на ринг, ему протянули перчатки, но он отказался. Парни разошлись в разные стороны ринга. Прозвучал гонг, никто не порол горячку и не делал опрометчивых действий. Адам несмотря на раздражение не думал недооценивать Ди, он ещё слишком хорошо помнил их прошлые поединки.

Всё случилось, когда они сошлись в центре, в какой-то миг расслабленный и не собранный Диармайд как струна напрягся и нанёс удар в колено. Адам не ожидал такого, он отмахнулся рукой, но Ди отвёл тяжелый удар в сторону и ответил мощным тычком в изгиб локтя, Адаму было очень больно.

Адам был сильнее и быстрее, но каким-то чудом его удары попросту не достигали цели. Ди отводил все их в сторону, отвечая очень болезненными и опасными контратаками. В его ударах не было ни системы, ни связок, Диармайд просто бил в болевые точки, очень больно и умело бил. И когда он смог подойти к сверх близкой дистанции на Адама посыпался град ударов. Ди редко просто бил кулаком, чаще всего он бил костяшками пальцев или складывая пальцы в лодочки наносил точечные сконцентрированные удары.

Всё закончилось очень быстро, Адам не выдержал ещё одного удара в колено и упал, а Диармайд уже занес руку и целился костяшками в висок, его обдало потоком воздуха, Сандро схватил Ди за руку не дав ударить.

— Спасибо. — кивнул Диармайд Сандро и протянул руку Адаму, помогая ему подняться. Адам был адептом первого ранга, в два раза сильнее обычного человека, к тому-же у него была невероятная выносливость и не последний талант в боксе. Проигрывать было обидно, тем более проигрывать Ди. Он думал, что сможет победить старого соперника, которого удалось обойти в силе. Только Адам ошибался, за весь поединок ни один его удар так и не достиг цели, Ди был медленнее, но всегда вовремя отводил его кулак в сторону, полностью нивелируя его силу и открывая бреши в защите.

Адам схватился за руку и встал, он жадно глотал воздух пытаясь отдышаться. Диармайд же напротив стоял спокойно, дыша размеренно так, словно и не было никакого поединка.

— Хотя я и хотел остановиться, похоже, что уроки Орсино слишком глубоко въелись в мои инстинкты. Извини Адам, я и правда не хотел наносить тот последний удар. — Адам на слова Ди просто махнул рукой опёршись о колени сплюнул кровь на ринг.

— Пустяк, я сам вызвал тебя на бой.

— Думаю на сегодня с меня упражнений хватит. — Диармайд спрыгнул с ринга и направился в свою комнату. На полпути его догнал Адам.

— Мог бы и меня подождать, Зоя просила вернуться сегодня пораньше. — С одышкой от бега сказал Адам.

— Не злишься? Я видел твое лицо, когда попросил остановить меня Сандро.

— Ну, я думал ты меня за слабака держишь, но я убедился, это не так. Ты сильный и не хотел меня покалечить, ничего плохого в этом не вижу. А что касается надменности, так она всегда в тебе была, если бы такое меня беспокоило мы бы не общались вовсе.

— Тогда у меня к тебе ещё одна просьба, когда будете покупать алкоголь купите мне ещё и бритву. — Адам услышав просьбу не удержался и засмеялся.

— Это да, это правильно. Кстати, Ди, а как у тебя подписана страничка в «Populus»?

— Адам, какие соцсети, я убиваю людей для мафии, про моё существование вообще знать должно как можно меньше людей.

— Значит про аккаунт в «Ma vie» спрашивать вообще не стоит?

— Я даже не знаю, что это такое.

— Ну, ты там выкладываешь фотки своей жизни и… — Адам замолчал, когда увидел, как Диармайд развёл руки в стороны мол, а что ты ожидаешь услышать.

— Мда… Лучше бы и не спрашивал. — Парни рассмеялись.

***

В обед следующего дня Адам передал Диармайду пакеты с коньяком и бритву, прокомментировав что это, наверное, самое странное сочетание товаров, которые они заказывали.

Спустя тридцать минут Ди уже барабанил в дверь Нико.

Он открыл не сразу, сфокусировав плывущий взгляд на лице парня, Нико сказал: — и почему я не удивлён? — он все-же отступил в сторону пропуская Диармайда внутрь.

— В этот раз я не с пустыми руками. — парень протянул коньяк Нико, дорогая вещь, триста драхм за бутылку, но, если это позволит расспросить об интересующих Ди вещах сильнейшего мага клана оно того стоит.

— Хорошая вещь? — нахмурившись спросил Нико.

— Сам я не пил, но Лимонному ликёру Орсино изменял только с этим коньяком. — Диармайд убрал со стула пустую тарелку с крошками и сел.

— Никогда не понимал одержимость этого парня лимоном, он вообще похоже готов его просто так есть. — Нико разглядывал этикетку.

— Иногда он так и делал. — Диармайд улыбнулся, вспомнив как однажды Орсино купил килограмма два лимонов и просто ел их прямо с кожурой наблюдая за тем, как тренируется Ди.

— Как твоё путешествие по Европе? — Нико отвинтил пробку и приложился к бутылке в один присест осушив грамм двести.

— Ну, я боялся покидать Грецию. Но к моему удивлению, заграницей были такие-же люди. Они работали, тратили деньги и жили обычной жизнью, такой-же как здесь. Я только мельком замечал влияние церкви на общество, там люди с радостью ходят на исповеди, хоть это и не обязательно, но поощряется. Ну пожалуй из негативного больше всего врезался в память парижский эшафот в квартале Маре.

Нико шумно выдохнул воздух. — Классная вещь, как-то руки не доходили до французского коньяка. — Нико отшвырнул в сторону коробку из-под пиццы и сел на кресло напротив Диармайда. — Да уж, многие и рады не замечать очевидного. Вот, к примеру Артуро, это один из умнейших людей которых я знаю. Но когда я ему рассказывал про Персию, Вавилон, Египет он просто отказывался верить в то, что ими управляют маги, а обычные люди и рады. Вот что делает с обществом несколько поколений пропаганды и давления идеологии. Эх, знали бы они кто ими руководит сильно удивились бы.

Нико встал с кресла и достал из холодильника сушёного угря. — Эй, не морщись, ты просто не представляешь какая это классная штука. — прокомментировал выражение Диармайда Нико. — Далеко за примером ходить не надо, верхушка ордена тамплиеров, который с благословения Папы управляет самым крупным банком в Европе, сплошь состоит из могущественных сильных магов. И люди знают об этом, но они хорошие, потому что так сказала церковь, она врать не станет. А когда в прошлом году какой-то магистр напился и квартал в Париже разнёс, так это ерунда. В интернете тогда было поразительно мало информации об инциденте и его очень быстро замяли.

— Малыш, ты не представляешь, насколько велик мир. Вопреки всеобщему мнению, за нашими благословлёнными Папой землями, не дикий мир, а вполне себе обитаемая территория и живут там не варвары и язычники, а очень даже развитое общество.

— Я всё-ещё пытаюсь переварить то, что страной, находящейся совсем рядом с нами управляют маги. — Нико улыбнулся и отсалютовал Диармайду бутылкой коньяка.

— Но ты пришёл говорить не о политике, не так ли?

— Меня беспокоит инициация, как она вообще проходит, могу я как-то сам её пройти?

— Без риска для собственной жизни — нет. Безопаснее всего будет если инициацию проведёт маг. Орсино для этого вполне подходит, просто его злит что ты получишь практически за даром то, чего он добился с такими жертвами

Диармайд не то, чтобы очень уж был удивлён услышать это. Нико продолжил. — Видишь ли, его готовили как полноценную тень, с блоком эмоций и отсутствием собственных желаний и амбиций. Смыслом его жизни были приказы и тренировки. Не знаю как он выбрался из этой ситуации, точно не с помощью клана, но сам себя, свои желания и стремления он обрёл совсем недавно. Орсино, по сути, похож на ребёнка огромного, очень сильного и жестокого ребёнка который просто забирает то, чего хочет и когда этого хочет. Я думаю, ты это уже давно заметил? — Диармайд кивнул.

— А мой кристалл он… — Нико громко вздохнул.

— Я знал, что ты до этого дойдёшь. — сказал Нико. — Твой кристалл… его просто нет, у тебя другая нервная система отличная от человека, у тебя есть нервный мешочек в центральном пучке ниже мечевидного отростка грудины, только он пуст. Организм пожертвовал его развитием, чтобы твое тело могло полноценно расти. Тебе не стать магом, или по крайней мере я не знаю как.

— Ты очень много знаешь, как для двадцатилетнего. — решил сменить невесёлую тему Диармайд.

— Двадцатилетнего? Ха! Малыш, мне семьдесят три года. Когда маги переходят пятый ранг, вместе с некоторой мутацией тела их старение практически останавливается.

Повисла тишина, Диармайд решился задать вопрос. — А ты можешь провести инициацию?

— Я-то? Могу, конечно, но не стану, у меня на это свои причины, прости уж, но, если я полезу к чужим солдатам проблем потом у меня будет много.

— Меня мучает ещё один вопрос, почему маги не бегут отсюда, думаю в соседних странах ситуация для них лучше, чем здесь.

— Кто-то пытается, — кивнул Нико, — но это трудно сделать. Ватикан ещё лет пятьдесят назад разместил контингент паладинов на границе с Персией, якобы для защиты земель праведников от язычников. Только это, разумеется, ложь, там заседают могущественные паладины, не позволяющие пересечь границу. Уж от этих монстров не смог бы убежать даже я.

Нико допил коньяк. — Как тебе наша сегодняшняя беседа?

Диармайд встрепенулся, он погрузился в раздумья. — Понравилась настолько, что я с радостью её повторю, у меня найдется ещё несколько таких бутылок.

— Я через два дня отправляюсь на охоту за изменённым зверем. Мне скоро прорываться на седьмой ранг и кристалл молнии будет очень кстати, так как Сандро стребовал с меня долг и заставил взять с собой своих солдат, ты не хотел бы тоже присоединиться? Насколько я знаю Орсино ещё не скоро вернётся.

На лице Диармайда впервые за весь разговор проявились такие яркие эмоции. — Конечно!

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Наверное, все знают каково это дожидаться праздника или очень важного, долгожданного события. Таким событием для Диармайда стала грядущая охота. Когда следующим утром он проснулся и потянулся к телефону посмотреть время, со стоном рухнул на кровать, увидев на экране было ровно девять утра. Его организму не требовался будильник, по привычках Ди вполне можно было сверять часы, и даже желая он поспать больше — не смог бы. Иногда это бесило, очень.

Было третье сентября, понедельник и поместье заметно опустело. Утром из ворот выехал целый караван машин направившихся в сторону Афин. Многие вернуться только в пятницу, на время особняк опустел. Адам тоже отправился в университет. Ди заметил, как он, консильери и Сандро садились в побитую машину и уехали вслед за всеми.

В обеденной зале было несколько незнакомых парней из солдат, громко обсуждающих свою последнюю поездку в бордель. Во главе сидел Артуро и степенно пил чай, Нико рядом лениво ковырялся в каком-то красном не аппетитном месиве.

— Чего? — спросил маг, заметив, что Диармайд косится в его тарелку. — хочешь попробовать?

— Нет, спасибо. — поспешил ответить Ди. — Я… я просто задумался почему твоя еда похожа на кошачью блевотину. — Те, кто услышал Ди, покатились со смеху, Артуро спрятал улыбку за кружкой чая.

— Что бы вы понимали! Это кимчи!

— Знаешь Нико, Ди не мог унюхать оттуда запах, но я отлично его чую и вынужден согласиться с парнем, это было очень точное сравнение. — За столом опять покатилась волна смешков. Нико махнул на всех рукой, взял палочками большую порцию этого… блюда и отправил в рот. Тогда, наверное, все за столом наблюдали за этим, на миг воцарилась несвойственная такому количеству людей тишина.

— Ди, Нико сказал ты вызвался добровольцем на охоту? — Артуро поднял глаза с газеты, сложив ее пополам.

— Меня очень интересует процесс, я видел изменённых только в подземельях Парижа и мне хотелось бы посмотреть, как охотятся клановые охотники.

Артуро кивнул. — Любопытство — это похвально, но не рискуй зря, ты слишком ценный ресурс для нашего клана. Будь осторожен.

Диармайд кивнул, стараясь никак не проявить разбушевавшуюся ярость, ему не нравилось, когда его назвали ресурсом. Это бесило, напоминало дни в изоляционном лагере, где он был просто куском мяса, ресурсом которым надзиратели пользовались как захотят. Но вместо раздражения Диармайд на миг улыбнулся и кивнул. Нико наблюдая эту сцену хмыкнул и пробормотал что-то себе под нос.

Ди не знал можно ли ему вообще покидать поместье, потому он вернулся в свою комнату, и за неимением более полезной альтернативы — погрузился в чтение анатомического практикума для медицинского колледжа. Тут очень подробно и тщательно описывались особенности операций, опасные моменты и их последствия. Разве для убийцы магов, коим являлась тень, может быть более подходящий учебник? Так вещь, которую создавали чтобы научить студентов как спасать жизни, прекрасно подходила для убийц и палачей.

Чтиво было нудным, с кучей заумных терминов, для объяснения которых не редко приходилось пользоваться сетью. Повезло ещё что термины были на латыни, которую Диармайд прекрасно знал. Так вычленяя для себя самое полезное, Диармайд уверенно продвигался к концу довольно толстой книжки. Когда от практикума Ди перешёл к пособию по акупунктуре наступило утро среды. Диармайд проснулся в пять, на целый час раньше назначенного Нико срока. Он тщательно проверил заранее подготовленные вещи в походном рюкзаке, ещё раз по-быстрому разобрал и почистил пистолет сменив обойму с обычными пулями на пули с сердечником из кристалла первого ранга. Такие пули способны пробивать защиту магов, очень дорогое удовольствие. Но кто считает деньги, когда на тебя, к примеру несется бык, объятый пламенем, а ты его даже поцарапать из обычного пистолета неспособен.

В пол шестого он уже был на пустой парковке, только стрёкот насекомых и пение утренних птиц тревожило слух. Утреннее солнце ещё не успело как следует прожарить землю и на улице было прохладно, видимость немного закрывал жидкий туман.

Всё ожило в один миг, из пристроек начали расходиться слуги в свойственной им суете, принимаясь за обыденные дела, время от времени на Диармайда косились и перешёптывались. Но достаточно громко для того, чтобы Ди их услышал — не решался заговорить никто.

Первым примечательным солдатом из особняка спустился парень, которого Диармайд не видел ни разу. По нему сразу было заметно что он воин, массивного телосложения высокий с ёжиком коротких рыжих волос и пышными очень аккуратно подстриженными усами он кивнул Ди и с утренней ленцой достал сигарету, зажмурив от удовольствия глаза сделал первый затяг.

— Ты тот шибанутый доброволец про которого говорил Нико? — заговорил он, неожиданно проникновенным, бархатным голосом, совсем не подходящим его грозному внешнему виду.

— Тот самый. — голос Ди был хриплым с утра.

— Оскар, — представился он и протянул Ди руку. — рукопожатие было очень крепким, до хруста.

— Знакомимся? Я Луиджи! Можно просто Лу. — к ним подбежал худой брюнет, щёголь, с волосами стянутыми на затылке в хвост. Парень выглядел как женственный пижон, с первого впечатления казался несерьезным и, если честно, немного глуповатым.

— Ди. — Луиджи сжал руку Ди своими цепкими длинными пальцами и быстро затряс. — Это тот долбанутый доброволец про которого говорил Нико?

— Тот самый. — в один голос ответили Диармайд и Оскар.

Луиджи долго выжидающе смотрел на Оскара, пока тот не вздохнул и не протянул пачку сигарет. — Вот так бы сразу! — победно заявил Луиджи.

Тем временем к ним подошла девушка. Её было очень трудно назвать красивой, слишком накачанное мускулистое, жилистое тело, тонкие всегда кажущиеся сердитыми губы и кривой, горбатый нос. — Этот тот придурок, про которого говорил Нико? — спросила она, кивнув на Диармайда.

— Тот самый, — в три голоса ответили ей парни. Она немного опешила от такого синхронного ответа, да и сами парни поразились их слаженности.

Ребята принялись бодро обсуждать грядущую охоту, Ди с интересом слушал их, но не вмешивался в беседу.

Следующим к ним подошёл парень — альбинос, седые густые волосы, бледная болезненная кожа с россыпью веснушек, бегающие зелёные глаза. Он подошёл к ребятам и неуверенно протянул. — А ты… ну этот про которого говорил босс, да?

— Да, это я. — ответил Диармайд, компания ребят давилась смехом, отчаянно пытаясь сдерживать себя.

— Я Кир. — кивнул парень, так и не вынувший руки из кармана слишком тёплой для средиземноморской погоды толстовки. Он постоянно подрагивал, сначала Ди подумал от страха, но приглядевшись к тёплой одежде пришёл к выводу что парень дрожит от холода, и это, наверное, единственный человек в Афинах который носил теплые перчатки.

— Наши уже все здесь, где блин солдаты Сандро? Босс будет зол. — Луиджи сверился с часами, показывавшими без пятнадцати шесть, и стал поглядывать на вход.

— Вас так мало? Я думал у Нико больше солдат. — Диармайд точно знал — у Сандро целое подразделение из сотни человек, и те, что сейчас едут на эту охоту, это относительно новички, с которыми он ходил ещё на свою первую миссию, так-то у него в подчинении пятьдесят четыре человека. И все весьма профессиональные бойцы.

— Мы отряд охотников. В этом деле важнее личная сила и умения, а не количество. У Нико только четыре солдата, но самый слабый из нас Кир, — кивнул головой на него Оскар, — четвертый ранг.

Шумно скрипнула дверь поместья, громко споря вышли Макс и Ипполит.

— Опа, а вот и ребята Сандро, только не все. — Луиджи подпрыгнул чтобы рассмотреть кто вышел из поместья, ему преграждал обзор выстриженный в форме квадрата высокий куст.

— Бу! — Рядом с Диармайдом появился Нико и громко крикнул, Кир от внезапности отшатнулся и сделал пару шагов назад.

Ди спокойно повернулся и посмотрел на Нико. — Слишком близко, ты нарушаешь мое личное пространство. — ответил парень, от Нико разило сильным перегаром, но похоже, для него это нормально.

— Так не интересно. — обиженно и как-то по-детски сказал Нико.

— Где ещё двое? — мгновенно сменил модель поведения Нико, как только Макс и Ипполит подошли к ним.

— Я им уже пять раз звонил, — сказал Ипполит, — на звонки никто не отвечает.

— Звони ещё раз. — Скомандовал явный лидер — Макс, Ипполит со злостью глянул на него, но все-же достал телефон и набрал номер подергивая себя за острую козлиную бородку. Из-за двери послышалась жутко попсовая песня, вызвавшая у некоторых присутствующих снисходительную ухмылку. Дверь жалобно скрипнула и с силой ударилась о стену, Адам и Зоя очень быстро бежали к стоянке.

— Я, конечно, всё понимаю у вас как у долбаных кроликов начался сезон спаривания. — заговорил Нико, когда ребята подбежали. — Но блин у всего же есть грёбаный предел! — перешёл он на крик. — Вы хотя бы понимаете, как важна мне эта охота? Если бы не чёртова услуга, которую я задолжал Сандро хрена с два я бы взял вас, так вы блядь ещё и опаздывать себе позволяете. — Нико посмотрел на ребят уставившихся в пол, как нашкодившие ученики младших классов. Капо тяжело вздохнул. — Хрена с два вы что-то понимаете, я смотрю в ваши пустые как у коровы глаза и вижу пропасть, пустую ничем не заполненную пропасть.

— Сандро сказал — чтобы вы доехали до точки назначения, за руль должна сесть Зоя. Координаты у вас есть, место отмечено на карте в машине. Встречаемся там.

— Ди, ты едешь со мной. — повернулся к Диармайду Нико, — жди здесь, я выгоню маголёт из гаража.

Ребята быстро расселись по машинам и выехали на шоссе. К Диармайду по воздуху подплыл маголёт очень похожий на тот, что он видел в Париже. Сейчас он медленно, почти беззвучно левитировал к парню, зависнув сантиметрах в двадцати над асфальтом парковки.

Нико открыл дверь, — бросай сумку на заднее сидение.

Как только Диармайд сел, Нико дёрнул рычаг и аппарат взлетел метра на три над землёй. — Как тебе моё золотце? — спросил Нико.

— Потрясающий аппарат. — ничуть не покривил душой Диармайд. — Нико кивнул полностью довольный реакцией парня, он и в правду очень дорожил маголётом. Такой даже имея деньги очень трудно достать.

Зашумело сопло, выпуская мощный поток воздуха, аппарат сорвался с места вмиг перелетев забор и оказавшись на шоссе. Они быстро догнали машины ребят, и с такой-же скоростью оставили их далеко позади. Ход маголёта был ровный, ни о каких ямах на дороге не могло быть и речи. Аппарат летел очень плавно и быстро, пейзаж сливался в сплошную разноцветную кляксу. Диармайд не представлял как на такой скорости вообще можно разобрать куда лететь. Но Нико очень умело и грамотно им управлял, плавно вписываясь в повороты. Диармайд знал о сверх быстрой реакции магов и адептов, должно быть для управления на таких скоростях без нее никак не обойтись.

— А почему эта охота так важна? — Спросил Диармайд вспомнив оброненную во время крика Нико фразу.

— М? — Нико давил на переключатель на магнитоле ища песню. — А, ну, потому что я скоро буду делать прорыв на следующий ранг. Чем выше ранг — тем сложнее на него прорваться, как бы это описать… О, представь, что ты сделал очень глубокий вдох и больше не можешь втянуть ни капли воздуха, а кристалл поможет прорвать этот предел и перейти на следующий ранг. После перехода объемы энергии в организме значительно увеличиваються, практически в двое. Но без кристалла, как источника дополнительной энергии это сделать очень сложно. Есть, конечно, те кто способен прорваться без него, но я не из их числа. Я уже семнадцать лет застрял на шестом ранге и не хочу рисковать.

— Зачем тогда брать балласт в виде неподготовленных солдат? — задал напрашивающийся вопрос Ди.

— Потому что помешать вы мне никак не можете, а долг Сандро очень хочется вернуть поскорее. Как бы ему в голову чего позаковыристее не пришло, уж он то может крайне неприятно удивить.

— Охота будет на какого-то особенного зверя? Насколько я знаю изменённых просто огромное количество, раз охота для тебя так важна — значит это не простой монстр. — высказал свои мысли Диармайд.

— Тут ты прав. Проблема в моем кристалле, элемент молнии очень редкий, как среди людей, так и среди изменённых. Я уже долго ищу высокорангового монстра с родным элементом, чтобы с большей уверенностью прорваться на следующий ранг и только недавно Каллисто — это капо, отвечающий за разведку в клане, нашла для меня такого волка.

— Почему-бы не использовать кристалл другого элемента, раз твой такой редкий?

— Я что похож на бочку, в которую можно сливать всё подряд? Из кристалла маг может поглощать только энергию того-же элемента, что и его родная. А нейтральная энергия есть только в окружающей среде, её, собственно, и поглощают адепты не способные сами генерировать ману. Тело мага хоть неосознанно и тянет энергию из окружающей среды, но сам кристалл создаёт её куда больше. Именно тут и кроется главное отличие мага от Адепта, даже научись он управлять маной в его теле, что возможно на самых высоких рангах мастерства, его силы были бы просто смехотворными, даже маг второго ранга смог бы одолеть адепта восьмёрку, ну не в прямом столкновении конечно, а по объёмам энергии в организме. Так-то адепты далеко не слабые, и не редки случаи, когда они убивают магов. Собственно, для этого и существуют тени, являющиеся исключительно адептами. — Нико наконец нашёл на магнитоле искомую песню, теперь из динамиков играл монгольский тяжёлый рок, а капо начал кивать головой в такт мелодии.

— Раз твой кристалл такая редкость, почему бы тогда не использовать молнию как источник энергии? Или просто не засунуть пальцы в розетку? — спросил


убрать рекламу






Диармайд перекрикивая музыку, Нико вздохнул и скрутил звук.

— Я объясню тебе на более понятном примере. Ты ведь знаешь, что есть маги земли так? — спросил Нико и дождавшись кивка Ди продолжил. — Земля — это ведь не энергия, но маги могут ейю управлять. Они не могут накапливать ману поедая глину. Значит магия и то, чем она управляет — разные вещи.

До места назначения добрались не быстро, десять часов на маголёте это много. С шоссе Нико свернул на просёлочную грунтовую дорогу ведущую к глухой деревушке, оттуда аппарат полетел к подножью гор. Это было на границе с Валахией в южном карпатском предгорье. Несмотря на раннюю осень, некоторые листья на деревьях уже были тронуты желтизной. Веял холодный северный ветер, моросил мелкий дождь. Нико припарковал свой маголёт под высокой сосной, из днища выехали массивные стойки и на половину увязли в вязком, влажном грунте.

Диармайд вдохнул полной грудью приятный лесной воздух. Нико пропустил через себя заряд и выдохнул облако белого пара избавляясь от остатков алкоголя в организме.

— Пули у тебя какие? — потянувшись спросил маг.

— Мне Орсино вручил обойму первого ранга. — ответил Ди, он отошёл в кусты переодеться, разница в климате была слишком уж большой, или это погода так подкачала?

— А элемент?

— Эти пустые. Ну, ядра без элемента. — Орсино говорил, что пустые кристаллы у людей бывают крайне редко, а у животных наоборот. Потому пустые кристаллы и стоили значительно дешевле, около семи ста драхм за штуку. Но это чистый кристалл, пули ещё изготовить надо, так что пули стоили тысячу, с элементом, к слову, доходили до полторы тысяч, тут уж от фирмы зависело. Парабеллум была одной из самых дорогих и надёжных марок, но даже жадный Орсино всегда говорил — экономить на оружии последнее дело.

— Ди, я знаю, что такое пустые кристаллы. — чуть раздражённым тоном сказал Нико.

Когда Диармайд выбрался из кустов, Нико вручил ему обойму со светящимися мягким белым светом пулями. — Это второй ранг, элемент ветра, будет нужда — стреляй не жалей. И чтобы от меня далеко не отходил, понял? — Ди только и оставалось что кивнуть.

Прозвучал оглушающий раскат грома, с севера надвигалась грозовая туча, поблескивая время от времени росчерками молний. Диармайд выругался и достал из сумки дождевик. Нико, когда услышал гром растянулся в довольной улыбке.

Остальные машины подъехали только спустя три часа, за окном маголёта уже во всю бушевала буря. Холодные, тяжелые капли дождя барабанили по крыше. Штормовой ветер пригибал тонкие деревья к земле заставляя тех жалобно трещать.

Все собрались под сосной, где был припаркован маголёт. Перекрикивая шум грозы Нико сказал: — делимся на группы по двое, один мой солдат и солдат Сандро. В бой ни в коем случае не вступать, как только заметите следы изменённого тут-же доложить мне по рации. Ди, ты пойдёшь со мной.

Долгожданная, опаснейшая охота началась.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Выходить на охоту в сумерках казалось очень сомнительным решением, пока Нико не выдал Диармайду линзы. Когда он их надел, весь мир окрасился в чёрно-белые цвета. Можно было отчётливо разглядеть каждую травинку, только сильный ливень заграждал обзор, капли дождя сливались в сплошную белую стену и дальше четырех метров было невозможно разглядеть ничего. Нико шёл рядом, его глаза в обрамлении нитей разрядов сияли синим цветом, это Диармайд увидел ещё до того, как надел линзы.

Когда они зашли под кроны леса, видимость значительно увеличилась. Шли молча, только иногда под капо случайно хрустели ветки. Чем дольше шли, тем чаще маг присматривался к Диармайду, парень не понимал причины возникшего интереса.

Нико перепрыгнул через ручеёк, бегущий вниз по плавному склону леса, и остановился. — Ди, я хочу, чтобы ты выследил для меня волка. — Прошло уже минут сорок с тех пор, как они вошли в лес и это были первые слова, сказанные Нико за всё время.

— Я не знаю привычек и повадок изменённых животных. — сразу-же нашёл весомое оправдание Диармайд.

— Их повадки не значительно отличаются от обычных волков, они умнее, быстрее и значительно агрессивнее, ещё им нужно еды раза в три больше. Ареал обитания, охотничьи привычки и воспитание потомства очень схожи с неизменёнными волками.

Диармайд плутал по лесу выискивая проплешины и водоёмы. С ограниченным обзором сделать это было не просто, и на звериную тропу ему ещё не повезло выйти. Он ожидал услышать от Нико упрёк и насмешку над его навыками, но маг молчал и следовал за Ди.

Белая вспышка ослепила Диармайда, глаза заболели от оглушительного грохота заложило уши. Ди зажмурил глаза, но белый свет не исчез даже после этого, боль и слепота начали пропадать только спустя минут десять. Нико стоял рядом и наблюдал за парнем. Совсем рядом дымилась высокая сосна, в её ствол ударила молния и то тут то там были видны красные угли на выгоревшей древесине. Опять прозвучал грохот грома и без того жуткий ливень с новой силой пролился на лес, теперь, казалось, даже густые кроны неспособны защитить от дождя.

Диармайду понадобилось время чтобы прийти в себя, в пользу Нико говорило то, что он не торопил парня. Когда слепота с глаз отступила окончательно, они продолжили путь.

Неприятным препятствием стала высокогорная речка, из-за сильных продолжительных дождей она была полноводной. Узкое русло, всего метра три в ширину, до краёв было заполнено тёмной, пенящейся, быстротечной водой, время от времени из тощи вод выныривали сломанные ветки и брёвна.

Нико подошёл к высокой стройной сосне и одним быстрым, плавным движением перерубил ствол своим китайским мечом, болтающимся у него на поясе. Диармайд даже не увидел, как маг вынул меч из ножен, одно смазанное, очень быстрое движение и меч продолжил болтаться на поясе потряхивая красной кисточкой приделанной к навершию. Сосна съехала по идеально гладкому срезу, только упала криво, наискосок, её верхние, тоненькие ветви едва-едва коснулись противоположного берега. Нико выругался, подошёл к ещё одному высокому дереву, в этот раз тщательно прицелился, незаметный взмах клинком и в этот раз толстое старое дерево упало аккурат поперек реки образовав мост. Маг совсем чуть-чуть согнул колени и высоким прыжком оказался на противоположной стороне. Диармайду ничего не оставалось как перелезать в след за ним.

Кора была влажной и скользкой. Диармайд на четвереньках, неспеша перебирался над бурлящей речкой по стволу. Сейчас он жалел, что не снял линзы, уж лучше не видеть эту неспокойную воду повиснув на скрипящем бревне в полуметре над рекой. Ствол не полностью упал на землю, он зацепился ветвями за другие деревья и Диармайду приходилось карабкаться вверх по стволу, руки и одежда покрывались липкой, неприятной на ощупь смолой.

Ствол повис метрах в двух над землёй, Диармайд с облегчением спрыгнул, поскользнулся и упал на влажную траву, в волосы попали хвойные иглы и мелкие ветки. Ди сделал глубокий вдох, успокаивая своё раздражение и поднялся. Само собой к этому моменту на нем уже не осталось ни одного сухого места, но им нужно было продолжать поиски следов животных.

Ди побрёл вниз вдоль ручья в поисках водопоя, сейчас он подумал, что стоило это сделать, не перебираясь на другой берег. Но Нико тогда с такой уверенностью стал рубить деревья создавая мост, что Ди не стал поднимать эту тему.

Водопой нашёлся не сразу. Крутой берег был вымыт горным потоком и в погожую погоду русло реки метра на три погружалось в извивистую рытвину, петляющую между каменистых откосов. Спуститься животные к воде не имели никакой возможности.

В полукилометре ниже по течению, между больших каменных блоков, вывернутых древним землетрясением, петляла звериная тропка. Следы можно было различить даже на размытой дождём глине, то тут то там виднелись клоки шерсти, ещё свежие.

Диармайд прошёл вверх по тропе, по очень крутому склону. Идти приходилось медленно и аккуратно, хватаясь время от времени за кусты на особо крутых местах. Нико передвигался прыжками, тщательно прицеливаясь к месту посадки, один раз он промазал и проехался вниз по склону на спине. Приятного было мало, повезло что тело мага значительно крепче человеческого, Ди там бы точно шею свернул.

На склоне скалы была просторная поляна, окружённая высокими буками. Часть деревьев была обугленной, отметины на стволах очень напоминали дерево, в которое ударила молния. Диармайд присел у вмятины в земле, это был волчий след просто громадных размеров. Эта тварь была очень опасной, осознав риски по коже Ди прошла дрожь.

— Неплохо. — прокомментировал след Нико. Ди точно выразился бы по-другому, и определённо нецензурно. Парень крепче сжал родную Беретту.

— Веди дальше. — окликнул застывшего возле следа Диармайда Нико, уже направившийся в сторону скал. Ди точно знал расселины и густые рощи — места обитания волков, там они выращивают свой молодняк и отдыхают после охоты. Будучи, по сути, обычным человеком Диармайд очень нервничал, но проклятое любопытство подстёгивало его идти дальше.

Запах глины, прелой листвы и влаги перебил резкий тошнотворный смрад гниения, он был настолько сильный, что моментально начала кружиться голова. Диармайд был весьма стойким, но ему пришлось остановиться и усилием воли подавить естественные инстинкты, Нико конечно же всё было нипочём. Рядом, в вырытой яме валялась куча изорванных тел разной степени свежести. Они все были настолько изувечены, что сливались в один кишащий личинками ком. Нико смотрел на это всё с радостным лицом.

— Ранг пятый, не меньше. — высказался маг. — Только их разум достаточно развит чтобы творить такое, изменённые убивают не только ради еды или защиты, они этим наслаждаются. Похоже Каллисто снова оказалась права, откуда она вообще берёт эти сведения? — Нико пригладил свои растрепавшиеся фиолетовые волосы, как кот зажмурив от удовольствия глаза.

Из кустов рядом с Диармайдом зарычали, реакция была мгновенной, Ди отскочил в сторону и сделал пару выстрелов ориентируясь на звук, только волк был уже рядом с ним. Он ничем не отличался от обычного, ни по размеру, ни по иным параметрам, только редкие синие всполохи говорили, что это изменённый магией зверь. Волк попытался укусить Ди за левую руку, но парень с трудом сумел увернуться, только это не помогло, с закрытой пасти вырвался шальной разряд и поразил руку. Мышцы начали неконтролируемо сокращаться, руку по плечо обожгло болью. Застигнутый врасплох Ди чуть не выронил пистолет.

Волк припал к земле готовясь к прыжку, но рядом с ним с треском электричества появился Нико и срубил зверю голову.

— Это детёныш, выводок этого года. — Диармайд посмотрел на отрубленную голову, глаза моргнули и сфокусировались на нём. Было очень жутко, даже после того, как ему срубили голову, жизнь ещё не покидала тело.

— Ди, ты ведь сражался с Адамом и победил, верно? — Диармайд кивнул не сводя глаз с отрубленной головы. — Ты прекрасно уклонился от его физических атак, но магия застала тебя врасплох и из-за этого ты проиграл. Этот изменённый первого ранга, слабый, но он маг и силы в нём куда больше, чем в пустом или адепте, магия элемента подпитывает тело делая и без того крепкое тело ещё крепче.

Грохот грома раздался совсем рядом, Нико повернулся в сторону звука и вынул меч из ножен, по лезвию тут-же заскользили синие разряды сопровождаемые характерным трещащим звуком. — Ди, спрячься в расселину и не показывайся пока я тебя не позову, сними линзы, если на сетчатку попадёт слишком яркий свет от всполохов молний — ослепнешь.

В скальной породе была узкая щель, по ней с горы стекали струи дождевой воды. Диармайд благодаря своей естественной худобе без труда пролез в расщелину, казалось, что скалы вот-вот сдвинуться и раздавят парня, в таком тесном пространстве было очень некомфортно. Ди снял линзы и глаза начали гореть и слезиться.

Он сделал это очень вовремя, белая вспышка осветила ночной лес, стало ясно и отчётливо видно всё вокруг. Непрерывный град молний посыпался с небес. Рокот грома был настолько объёмный, что казалось он доносится со всех сторон. Утробный, пробирающий рёв заглушил гром, от него вибрировали скалы, между которыми был зажат Ди. Яркий росчерк молнии ударил в дерево прямо перед расселиной, ветки с треском посыпались на землю, раскуроченный ствол дымился. От грохота заложило уши, от беспрерывного блеска молний слепило глаза, яркий белый свет залил всё вокруг.

От далёких отзвуков битвы дрожало всё нутро. Вертикальный луч молнии ударил параллельно земле расщепляясь к концу. Многочисленные деревья загорелись почти одновременно. Мощный пронзительный вой с отзвуками ярости и отчаянья сотряс землю и всё стихло.

Горящие деревья шипели и поднимали в воздух облака пара, наконец молнии перестали глушить звуки ливня, Диармайд смог с облегчением выдохнуть, когда рядом со входом появился Нико.

Он был потрёпанным, на плече и груди блестели сильные ожоги, одежда была порвана в лоскуты, на правой ноге кровоточила рваная рана. Ди поспешил выбраться из своего укрытия. От букового леса на склоне горы остались тлеющие остатки, всё вокруг было покрыто красными всполохами огня, над деревьями поднимались тучи испаряемой воды.

Но не это привлекло больше всего внимание Диармайда, он не мог отвести взгляда от левой руки Нико. На его мизинце поблескивало бледным светом кольцо-печатка, до этого он видел мир в чёрно-белом свете и перстень не казался примечательным. Ди встречался с магом не раз, до этого Нико ни разу не надевал кольцо при нём. Капо проследил за взглядом Ди и в миг напрягся, он прижал его к скале и неотрывно смотря в глаза спросил, — Где ты видел это кольцо?

— Нигде, просто оно примечательное. — прохрипел Диармайд испуганный такой внезапной сменой поведения капо.

— Не ври, я видел твоё лицо, где ты его видел, говори!? — закричал Нико. Он был зол и готов к сражению, в его глазах плескалась сила молнии.

— Отец… мой отец носил такое же. — Нико застыл, по-новому, словно впервые оглядел Диармайда, он неспешно отпустил шею парня.

— Что было выгравировано на его кольце? — отступил на шаг Нико и заговорил спокойным тоном, как ни в чём не бывало.

— Я не помню, отца убил паладин, когда мне было семь лет. У него была татуировка меча, стилизованного под папский крест и шрам на правом глазу.

— За твоим отцом послали Людовика, одного из пяти мастеров паладинов? Как тебя зовут. — требовательно спросил Нико.

— Ди. — мгновенно выпалил парень.

— Не смей врать мне! Имя! Назови своё имя! — закричал Нико.

Это было так давно… Ди помнил, как родители запретили ему называть кому-либо своё имя. Когда его забрали фанатики, из него вырвалось только две буквы Ди, которые в последствии и стали его именем на девять долгих лет. Сейчас, когда маг требовал назвать своё имя, Диармайду казалось — он стоит над пропастью, ещё шаг и он полетит вниз. Можно просто соврать, но…

— Диармайд О’Дуйвне. — Быстро, тихо выпалил Ди впервые за последние девять лет произнеся своё имя вслух. Иногда, перед сном парень повторял собственное имя в уме, отчаянно пытаясь сохранить последнее что досталось ему от родителей. Он уже стал забывать их лица, они начали растворяться во времени. Оставались только тёплые чувства, которые мальчик питал к ним в детстве и имя. Имя, которое ему было запрещено говорить кому-либо.

Глаза Нико вспыхнули синим, по венам пробежала яркая синяя волна света, он расслабился и начал смеяться, все громче и громче пока не перешёл на хохот.

— Это всё объясняет. Теперь мне всё понятно. Скажи мальчик, хочешь ли ты стать моим учеником? Не каким-то там солдатом, а полноценным учеником.

— А с инициацией ты медлить как Орсино не будешь? — расслабился Ди заметив, как изменилось поведение Нико.

— Если согласишься, я проведу его поздней осенью, когда мы вместе с моими ребятами отправимся в горы на охоту. — Диармайд сразу же кивнул, не задумавшись ни на секунду.

— Тогда слушай мой первый и самый важный приказ как твоего учителя, никогда, никому не говори своё имя до тех пор, пока не достигнешь шестого ранга. Тебе просто невероятно повезло что своё имя ты назвал именно мне. — Диармайд тут-же кивнул соглашаясь. — Никому, больше не говори, ни мне, никому-либо из клана, никому! Кто-то уже знает твоё имя?

— Нет, ты первый кому я вообще его сказал. — предупреждения высказанные Нико только усилили доверие питаемое Диармайдом к странному, эксцентричному магу.

— Пускай так и остаётся, если даже я у тебя его спрошу — это будет или проверка, или это буду не я. Понял?

— Что в этом имени такого, почему оно так опасно? — Теперь Диармайд наконец узнает эту тайну.

— Я расскажу тебе всё и про кольцо, и про имя, но только когда придёт время, ты ещё не готов. Не спорь! Я лучше знаю! — Прикрикнул на него Нико заметив немой протест на лице парня.

Диармайд последовал за магом к месту сражения. Земля вокруг была вспаханной и выгоревшей, метровые борозды и рытвины покрывали всю поляну, дождь уже успел потушить деревья и плотные клубы дыма поднимались ввысь.

Волк, лежавший в глубокой, свежей яме был невероятных размеров. Его туловище было метра три в длину, из пасти торчали кинжалы острейших клыков, шерсть на шкуре походила на иголки и топорщилась во все стороны, редкие всполохи электричества возникали с треском и гудением, монстр достигал метров двух в холке. Валяющееся рядом сердце до сих пор билось, его лапы подрагивали, а мышцы сокращались. Нико подошёл к телу и срубил голову.

— Вырежи кристалл. — повернулся к Диармайду Нико. Он достал клинок из ножен на голени и протянул ему парню.

На навершии рукояти был кристалл цвета молнии, внутри него извивались разряды, по кривому, изогнутому лезвию тоже бегали тонкие синие нити электричества. Когда Диармайд взял нож, руку приятно кольнуло, он почувствовал прилив бодрости и сил. — Это изменённый пятого ранга, на пике своей силы, ещё пара лет и он перешагнул бы на следующий ранг. Тогда я бы с ним не справился. Прорезать шкуру такого способна только магия, или очень ценный артефакт.

Готов? — Дождавшись кивка Ди Нико продолжил. — Нащупай конец ребер на животе, сделай надрез там, где они сходятся.

Кожа была очень плотной, Диармайд навалился весом тела на нож, шкура поддалась не сразу, кинжал начал медленно погружаться в плоть, вязкую и плотную как свинец. — Теперь расширь надрез вдоль грудной полости. — Диармайд схватился обеими руками за лезвие и упёршись ногами в землю с усилием потащил его в сторону. — Ты читал медицинские учебники?

Ди кивнул. — Тогда должен знать где находится мечевидный отросток грудины, он заканчивается хрящом, ниже него будет большой нервный узел, в центре которого и будет располагаться кристалл в нервном мешочке.

Диармайд далеко не сразу нашёл искомое, одно дело найти надпись на схематическом изображении в книге и совсем другое в истекающем кровью, ещё теплом теле волка размером с лошадь. Искомый нервный узел походил на спутавшийся клубок очень толстых нитей в центре которых была склизкая, светящаяся полупрозрачная мембрана. Диармайд потянул её с тела, а когда жилы, вены и нервы до предела натянулись обрезал их ножом. Это было не просто, они были очень эластичными и поддавались невероятной остроте ножа только когда натянулись до предела.

Когда Ди закончил, был с ног до головы покрыт брызгами крови. Он протянул Нико склизкий комок и нож.

— Нож оставь себе, считай это наградой за сегодняшний день. — Нико аккуратно надрезал ножом мембрану, достал оттуда кристалл размером с ноготь большого пальца, спрятал клинок в ножны и отдал Диармайду.

— Иди вырежи кристалл у мелкого, а я свяжусь с ребятами по рации пускай принесут контейнеры для органов, алхимики Артуро будут в восторге.

Ди побежал к обезглавленному щенку, здесь все было куда проще, нож прорезал плоть почти не чувствуя сопротивления, Ди достал мешочек с крохотным, с рисовое зёрнышко кристаллом и уже собирался бежать обратно, когда заметил серую шкуру ниже по склону.

Диармайд испугался и сразу крикнул, призывая внимание Нико. Маг в мгновение оказался рядом, они спустились к уже начавшему гнить трупу. Вокруг мёртвого волка были выложены почти не тронутые тела животных. Грудную клетку, ничуть не уступавшего по размерам гиганту, убитому сегодня магом, вырвали вместе с костями, края раны были оплавлены кислотой.

— Кто мог такое сделать? — не смог промолчать Диармайд оценив какие увечья были вызваны едкой субстанцией.

— Разве это не очевидно? — спросил маг. — Другой монстр.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Ди сидел на корне под одним из немногих уцелевших деревьев и вместе с Нико ждал остальных.

— Ты с самого начала знал где находится изменённый, да? — нарушил устоявшуюся тишину Диармайд, он устал постоянно проматывать в голове события последних часов, придя к выводу что всё сложилось пока что наилучшим образом. Но кто знает как всё это обернётся для парня в будущем?

— Угу, это всё из-за особенности моей стихии. Я могу чувствовать мельчайшие электрические импульсы, проходящие по телу живого существа и безошибочно определять его месторасположения в области контроля. Область контроля, — пояснил Нико, — это территория на которой маг способен колдовать. Есть ещё пространство контроля — область вокруг мага, полностью находящаяся под его контролем. — Вокруг Нико образовалась пульсирующая сфера из переплётшихся межу собой электрических разрядов. — Это моё пространство контроля, всё что находится в его границе подвластно мне. Когда сталкиваются два пространства — они реагируют друг на друга как магниты с одинаковыми полюсами.

— Не понимаю, зачем тогда ты просил меня выследить волка?

— А ты не замечал, как передвигаешься по лесу? Плавно, почти бесшумно, парень за всё время что мы шли, под тобой ни одна ветка не хрустнула. Я только сейчас понял, делаешь ты это неосознанно. Ну и прятки в тенях у тебя получаются на загляденье, но это думаю заслуга Орсино?

— Его школа, — кивнул Диармайд. — Я даже не знаю сколько раз получал за то, что тень меняла форму пока я подкрадывался к цели под присмотром Орсино.

Беседу прервал свист сопла, маголёт Нико взлетел по крутому спуску и сел рядом с ними, за рулём был Оскар, рядом сидел Адам.

— Босс, приказы? — бархатным голосом спросил Оскар.

— Кромсай тушку, бери только самые ценные части. Тут рядом ещё щенок валяется, а ниже по склону ещё один волк, он гниёт уже, там половину внутренностей выгрызли, но проверь на всякий случай, вдруг есть что-то ценное.

— А кто второго волка завалил? — спросил Оскар, доставая с заднего сидения металлические контейнеры с гравировками на древнегреческом.

— Судя по кислоте оставшейся на краях раны — какая-то рептилия, на ранг, а то и два выше, получается где-то шестой-седьмой. Не уверен, посмотри мы взяли стекло Ковенье? Думаю, любой другой материал кислота разъест.

Оскар откинул заднее сиденье вперёд и стал с шумом ворочать плотно загруженный багажник Нико. — Тут есть только две маленькие колбы. — Крикнул, не поднимая головы Оскар.

— А ты думал у меня будет сервизный набор из него? Это стекло стоит как новая почка, тащи колбы и собери слизь с краёв раны. Только смотри аккуратно — она всё еще опасна, хотья и потеряла за время свои свойства. — Нико достал с переднего сиденья полотенце и бросил его Ди. — Вытри хотя бы лицо, выглядишь как оголодавший Орсино после трапезы.

Адам хихикнул, впервые подав признаки жизни, парень до этого поражённо таращился на волка. — Ди, ты как? Выглядишь не важно.

— А чувствую себя ещё хуже. — Тщательно вытирая лицо ответил Диармайд. — Всё нормально Адам, тут такое творилось, что моё состояние можно описать очень подходящей фразой — легко отделался.

— Могу себе представить. — окинул взглядом поляну Адам. — Мы петляли по лесу в полнейшей темноте, меня только фонарик на телефоне спас. Я уже думал, что не скоро наткнёмся на следы волка, как раздался гром, от которого у меня уши заложило. Никогда не видел такой яркой ночи. Как ты это пережил?

— Забился в щель между скал и молился чтобы следующим кого я увижу был Нико. — Ди смог оттереть только небольшое количество крови, часть её уже засохла и въелась в верхние слои кожи.

***

Загрузив заднее сиденье маголёта Нико до предела, выехали обратно к поместью. Нико постоянно вертел в руках кристалл молнии, соприкасаясь с кожей мага он тихо потрескивал.

На рассвете, когда за далёкими холмами показался верхний краешек солнца, Нико остановил машину и вышел покурить. Несмотря на полнейшее пренебрежение к своей комнате, Нико с поразительным вниманием и бережностью относился к своему аппарату, о курении в салоне не могло быть и речи. Остановились возле заросшего съезда ведущего к брошенной деревне. Над скелетами домов возвышались одичавшие фруктовые деревья, в окнах были пустые проёмы, только изредка поблёскивали осколки стекла оставшиеся в раме, крыши частично обрушились и заросли травой.

Нико выпустил из лёгких струю дыма. — Это последствия увеличения численности изменённых животных. Деревенька была простой, аграрной, государство неспособно обеспечить охраной из адептов все населённые пункты. Вот те в которых не заинтересованы ни страна, ни подпольные кланы бросают. Судя по состоянию домов, её именно бросили, а ведь бывают случаи, когда изменённые просто выкашивают всё население. Есть те, от которых не спасёт даже охрана из адептов.

— Когда смотрю на такое, задаюсь вопросом, почему Ватикан отправил могущественных паладинов патрулировать границы, а не уничтожать монстров? — Диармайд с грустью смотрел на проигранные природе земли, когда-то это была очень живописная деревенька.

Нико издал смешок. — Тут дело в приоритетах. Нынешний Папа Франциск семнадцатый носящий титул благодетель, боится появления сильного мага куда больше, чем монстров в далёкой Греции. Сейчас, когда маги и адепты всё чаще рождаются, такое — весьма вероятно. А позволить такому обозлённому на угнетателей индивиду, сбежать в «варварские земли», где он сможет относительно спокойно становиться сильнее, Франциск никак не может позволить.

— Ему давно мозолят глаза кланы мафии с большим количеством адептов и магов, но ткнуть в этот улей будет плохой идеей. Сейчас тевтонский орден показывает клыки и старается отделится от влияния церкви, персы тоже копошатся рядом с границей. Пока мир в такой шаткой ситуации мы в безопасности, но, когда эти конфликты будут улажены, уверен, кланы будут ликвидированы в кратчайшие строки. Может после этого церковь и возьмётся за изменённых.

— И что нам делать? — Ди уже давно думал над возможностью побега из Греции.

— Бежать, конечно. Это будет очень опасно и рискованно, но это единственный вариант, в котором я вижу благоприятный исход. Спешить и пороть горячку не стоит, нынешнее положение дел в мире может продлиться не один год, но и медлить не стоит. Нужно будет или подыскать корабль, на котором можно будет пересечь границу. Только это почти не реально, там досмотры в разы тщательнее чем у поездов и делают их при помощи сильных артефактов и умелых магов. Пока Греция сохраняет остатки свободы мы можем искать выход, но как только Ватикан введёт военный контингент, будет уже поздно.

Всю обратную дорогу Диармайд думал над словами Нико. Ему очень хотелось увидеть какие на самом деле земли свободные от церкви. В сети были только изображения бескрайних пустынь, засушливых равнин и крохотных деревень, больше походивших на трущобы. Пускай в зависимости от страны фото и информация были немного разными, суть всегда была одной и той-же и Диармайд в неё не верил.

***

Полдень, в кабинете Артуро как обычно были плотно закрыты занавески, люстра освещала всё ярким, жёлтым светом, Орсино докладывал Артуро о проделанной работе.

В комнату вошёл бодрый Сандро и сел рядом. Орсино не нравилось, что старший брат так сильно опекает его, но ничего поделать с этим не мог. Сандро душил его своим назойливым вниманием и Орсино приходилось это терпеть.

Артуро глянул на вошедшего капо и вздохнул. — Сколько раз мне тебе повторять, одеваться в соответствии со своим статусом Сандро? Что это? Ты хоть подумал, как смотришься со стороны?

Сандро глянул на свои туфли, они были ярко-зелёного, кислотного цвета с острыми загнутыми в верх носками. — А что не так? Это из последней коллекции Абруццо, в Милане недавно был крупный показ мод, знал бы ты сколько они стоили.

— А когда этот идиот на своих моделей шторы или обивки от кресел натянет ты это тоже наденешь? Стой! Не отвечай, позволь мне сохранить хотя бы кроху веры в твою адекватность. — Сандро картинно вздохнул и сел рядом с братом.

Когда Орсино уже собирался продолжить доклад дверь с грохотом распахнулась и в кабинет ворвался Нико. Он с противным скрипом подсунул стул поближе к столу, безжалостно издеваясь над лакированным паркетом и закинул ноги на резной стол с тяжёлой дубовой столешницей. Его поведение ничуть не задело Артуро, он уже давно привык к тому, что его капо весьма… эксцентричны. — Как прошла Охота? — дон сделал большой глоток скотча.

— Я хочу парня себе! — Заявил Нико, повисла тишина.

— Какого парня? — Вот теперь Артуро был удивлён, он редко слышал требования от сильнейшего мага клана, и никогда они не были простыми. Если бы не его сила, Артуро не стал бы с подобным мириться.

— Ди, я хочу его себе, он будет моим учеником. — огорошил всех Нико.

Орсино скрипнул зубами, его глаза затянула чернота, он бросил неприязненный взгляд на колл


убрать рекламу






егу. Орсино и так ненавидел Нико за его частые насмешки, а теперь у него ещё и ученика забирают. Не бывать такому! — Иди и дальше спи в собственной блевотине таракан доморощенный, это мой ученик, я его тренировал и отдавать не собираюсь!

Нико наблюдая реакцию Орсино только ещё шире улыбнулся. — Мы всё знаем, в конечном итоге я получу то, чего хочу. Я всегда получаю и сейчас будет также. Орсино будет от злости портить свою зубную эмаль, что он уже делает. Ты Артуро будешь сердиться за то, что я попираю твой авторитет, что ты несомненно тоже уже делаешь, а я всё равно получу то, чего хочу. Давайте не будем долго спорить, я устал, грязный и по какой-то необъяснимой причине в обед ещё трезв. Просто отдай мне парня, с ним я уже всё обговорил, он сразу же согласился.

Артуро в очередной раз тяжело вздохнул, он часто так делал, когда общался со своими капо. — Забирай, раз он тебе так нужен, но объясни хотя бы причину.

— Дон! — воскликнул Орсино. — Это не честно я…

— Помолчи. Парень у тебя уже два года, а инициацию ты до сих пор не провёл. На кой чёрт мне неинициированный маг калека?

— Да я хоть сейчас её проведу. — пробурчал Орсино.

— Уже поздно, давай Нико, объясни. Если я услышу вескую причину — мальчишка твой.

— Легко! — Нико слишком сильно качнул головой, и его шляпа-котелок упала на землю. Он попытался его поднять, но тот слишком далеко откатился, тогда Нико напряг пальцы и шляпа взлетела к нему в руку. Во время этой сцены, все присутствующие в абсолютной тишине наблюдали за ним. — Видели бы вы как парень по лесу ходит — песня. Я, по сравнению с ним дилетант, он следы читает не хуже Оскара, а того обучали как егеря едва не с пелёнок. Ну и неплохой потенциал как адепта гарантирует изменённое тело, пускай он и калека, но всё же маг.

— А раньше ты этого не знал, когда парня в первый раз проверял?

— Про его навыки не знал, вместе с ними он мне просто идеально подходит.

— И ты берёшь его не как солдата, а как личного ученика, почему? — недоверчиво спросил Артуро. Это было очень странно, раньше Нико никогда не брал себе учеников, неважно сколько раз дон просил об этом. Он в своё время надеялся, что Нико сможет обучить Паоло, но тот наотрез отказался.

— Хочу передать ему весь свой опыт и навыки как своему прямому наследнику. — С серьезным лицом сказал Нико, а потом рассмеялся. — Видели бы вы свои лица, да шучу я. Мне нужен помощник, а после правильной дрессировки Ди подойдёт идеально. — Нико пригладил свои фиолетовые растрепавшиеся волосы и одел шляпу.

— Ты то с инициацией тянуть не будешь? — Артуро допил скотч и налил ещё стакан.

— Проведу, как только мы выедем на осеннюю охоту, или ты из-за войны собираешься её откладывать?

Артуро не спешил с ответом, он вертел на столе стакан и думал. — Лучше, конечно, чтобы ты остался, но у алхимиков уже нет реагентов, наши аптеки пустеют. Готовься и езжай как можно скорее. Пацан твой. — В этот момент Орсино с такой силой сжал челюсть что без проблем перекусил бы металлический стержень.

***

Диармайд стоял под душем и долго пытался оттереть кровь, ничего не помогало, тёмно-красные пятна казались чем-то вроде татуировки. Рядом с треском появился Нико, он уже был пьян и пошатывался.

— Нико! — Крикнул Ди.

— Хватит вести себя как девка, я принёс очиститель Брахмана, он поможет тебе смыть кровь. — Нико кинул Диармайду хрустальный пузырёк, закупоренный корковой пробкой, внутри болталась вязкая чёрная субстанция. — Его нужно совсем немного — каплю, растирай её пока кровь не исчезнет. Потом помойся с мылом и всё будет в порядке. Только, не приведи духи, очиститель попадёт тебе в глаза — со зрением можешь попрощаться, и никакая регенерация не поможет. Только полная замена глазного яблока.

Нико уже собирался разворачиваться и уходить, как вспомнил и хлопнул ладонью себе по лбу. — Чуть не забыл, теперь ты мой ученик. Я забрал тебя у Орсино, видел бы ты его морду, только ради этого стоило провернуть такой фокус… Короче, — одёрнул себя Нико, — теперь твоя тушка принадлежит мне, инициацию мы проведём месяца через два, когда поедем в Карпаты на охоту. Пока что у тебя будут незначительные поручения. Бывай. — Нико исчез, оставив после себя только порыв ветра и хлопок воздуха, сопровождаемый электрическим треском.

***

Отключился Диармайд быстро, снова погрузившись в беспокойный кошмар. Проснулся утром и что необычно не сам, а от звонка. Это было ещё до рассвета, звонил неизвестный номер. Кляня всё на свете Ди ответил.

— Быстро одевайся, жду тебя через десять минут на парковке. — Это был голос Нико.

Диармайд собрался так быстро, как только мог, гадая зачем он понадобился в такую рань. Он Оскар и Кир стояли на парковке, рядом валялись длинные тубусы. — А ты быстро. — одобрительно кивнул Нико. — Надеюсь, когда я попрошу тебя сгонять за закуской скорость не упадёт.

Нико поднял с земли два тубуса и кинул их Диармайду. — Нести поклажу своего учителя обязанность ученика.

— Стоп, босс — это не шутка, он и в правду ваш ученик? — Кир, как всегда, одетый в очень тёплую одежду, немного подрагивал.

— Правда-правда, — небрежно махнул рукой Нико.

Ди было жутко любопытно куда они идут в такую рань? Что-то длинное и не особо тяжёлое билось о стенки тубуса.

— Нико, как думаешь, солдаты Сандро просекли что мы водили их кругами по лесу пока ты сразу-же направился к изменённому? Их лица вчера нужно было видеть — глаза как блюдца, а когда послышались первые раскаты грома Адам упал на землю и закрыл голову руками. — Оскар поправил постоянно сползающий тубус на плече.

— Да мне без разницы, я сказал Сандро что возьму его ребят на охоту, я и взял их, то что они видели всё издалека и петляли по лесу — это их проблемы. Я свою часть договора сделал.

— Господин Нико, может это ошибка? Ну не стоит злить другого капо, вам то ничего не будет, а если господин Сандро решит на нас отыграться мы ничего ему сделать не сможем. — тихо сказал Кир.

— Ой да не трясись ты так Кир, задолбал уже. — Закатил глаза Оскар. — Вечно ноешь из-за ерунды, ничего Сандро нам не сделает, не такой он человек. То, что Нико не поведёт полнейших новичков на высокорангового монстра и так было понятно.

— Но его то господин Нико взял! — ткнул пальцев в Диармайда Кир.

— А это вас вообще не касается. — Нико прервал уже готовившегося спорить с Киром Оскара. — У меня были свои причины, он, — капо кивнул на молчаливо плетущегося за ними Диармайда, — мой ученик, потому что потенциала в нем больше, чем в некоторых магах, рождённых с полноценным кристаллом.

— И этот кристалл никак нельзя восстановить? — подал голос Диармайд, когда тема скатилась к интересующему его моменту. Может теперь, когда Ди стал учеником Нико, он наконец возьмётся исправлять ситуацию?

— Ещё раз десять повтори этот грёбаный вопрос, ответ не изменится, но я разозлюсь и пришибу тебя наконец, чтоб ты не мучился. — раздражённо сказал Нико. — Нельзя это исправить, не знаю я как, понимаешь? От того что ты постоянно меня этим вопросом задалблевать будешь, ничего не поменяется. Нельзя вырастить то, что даётся с первым вздохом. Радуйся, что у тебя вообще есть солнечный нервный узел с нервным мешочком, благодаря им ты значительно быстрее будешь поглощать ману, а значит будешь быстрее расти как адепт.

— А нельзя просто взять и пересадить кристалл? — не унимался Диармайд, он уже был готов услышать новую тираду, но Нико одобрительно кивнул.

— Думаешь ты, конечно, в правильном направлении, но не считай себя самым умным. Это очень скверная привычка, приводящая к очень трагическим последствиям. Пересаженные кристаллы отторгаются и вызывают незамедлительную смерть. Их пробовали пересаживать по тем самым принципам что и органы, чем, по сути, он и является, но ничего не вышло, итог был один — смерть.

Они шли вдоль шоссе к небольшому городку под названием Дасос. Не доходя до посёлка с тесной застройкой, свернули на протоптанную тропку, петляющую между деревьями. Они пришли к небольшому водоёму с мутной зеленоватой водой, на поверхности плавали кувшинки и ряска, испуганный аист взлетел, унося в клюве жабу. Нико забрал у Диармайда тубус и сел рядом с парнями на влажную от росы траву.

Того что в тубусе окажутся удочки Ди не ожидал, он делал просто невероятные предположения: от начиная от охоты на слабого изменённого и заканчивая какой-то мутной сделкой в посёлке, но того, что маг и два адепта направились на рыбалку, не всплывало ни разу.

— А ты думал мы что делать будем? — спросил Нико насаживая червя на крючок.

— Лучше я промолчу. — ответил Диармайд. Он сел рядом с ними и стал собирать удочку. Длинная, но прочная она была без катушки с леской, специально для рыбалки в мелких водоёмах. Со стороны послышался гул мотора, деревня понемногу оживала. Отсюда было видно последние этажи деревенских домов с широкими, просторными балконами. Их плоские крыши были увенчаны множеством спутниковых тарелок, иногда на некоторых были небольшие сады.

Занятие было умиротворяющим, всплыла только проблема с нанизыванием червя на крючок. Ди хоть и делал много неприятных вещей, но, когда дело дошло до того, чтобы взять это существо в руку он столкнулся со странным вывертом своего сознания. Оскар смотрел какое-то время пантомиму Диармайда, когда ему надоело отобрал у него банку и сам насадил червя.

— Ты без каких-либо вопросов вскрыл волка, но не смог даже прикоснуться к червю? Вчера неплохо перенёс даже трупный склад и теперь это. — прокомментировал Нико. На что Диармайд просто пожал плечами? Ну а что тут скажешь, он и сам от себя не ожидал такого. Рыбу в Салониках он ловил с острогой, никогда не прибегая к помощи удочки.

Привыкший читать в такие моменты Ди достал телефон, связь показывала среднее качество мобильной сети, доступа к сети не было. Затянулась тишина, все парни сосредоточено смотрели на поплавки, размышляя каждый о своём. Диармайд вспомнил своих сокамерников, с которыми он бежал из изоляционного лагеря. Это был червь вины, никак не покидающий его сознание. Укор и неприязнь к самому себе за тот поступок возвращалась время от времени. Что случилось с ребятами после побега? Где сейчас та странная медсестра — паладин, позволившая ему сбежать, не пожалела ли она о своём поступке? Все эти вопросы без ответа возникали снова и снова.

— Ди, — заговорил Нико. — Скоро будет рейд на цех по производству наркотиков, принадлежащий Виванни. Я хочу, чтобы ты пошёл на него. Это будет полезный для тебя опыт, но заставлять я не буду.

— Я пойду, — ответил Диармайд с радостью цепляясь за возможность отвлечься от неприятных мыслей. — В конце концов — это одна из тех вещей к которым меня так старательно готовил Орсино.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Библиотека клана Фальконе занимала два этажа — значительную часть третьего и чердак. Стеллажи с книгами высились до самого потолка, чтобы достать книгу с верхних полок приходилось взбираться по очень крутым передвижным лестницам. Тут пахло бумагой, кожей и пылью. Через разноцветное витражное стекло с изображением сцены соколиной охоты пробивались лучи закатного солнца, из-за обилия пыли в воздухе они были отчётливо видны.

— Как ты думаешь оно живое? — спросил Адам подходя к Диармайду спящему за читательским столом в укромном уголке, он улёгся спать прямо на книгу и тихо сопел.

— Не знаю, но пахнет оно как мёртвое. — сморщился Луиджи подойдя к парню поближе.

Адам легонько тронул Ди за плечо и не понял, как его правая рука была вывернута из сустава, а горло сжали твёрдой рукой. — Ди, отпусти. — прохрипел Адам.

Сонный Диармайд с заметными мешками под глазами перевёл рассеянный взгляд с Луиджи на хрипящего Адама, потом с недоумением посмотрел на собственную руку, сжимающую шею парня в области кадыка. Он неспеша разжал пальцы и потёр глаза, от усталости тело шатало и Ди не мог ясно мыслить.

— Буду знать, кха-кха, будить тебя опасно для жизни. — прохрипел Адам. Луиджи никак не отреагировал на эти события.

— Кажется мне, если бы мы тебя не разбудили — ты бы так и проспал до завтрашнего утра, круги под глазами у тебя на синяки похожи. — высказал своё наблюдение Лу.

— Я не смог заставить себя уйти. — признался Диармайд. В библиотеке были книги о том, чего невозможно найти в интернете: перечни изменённой флоры и фауны, трактаты о алхимии, фольклор про магов, запрещённый церковью. Всё это так увлекало, что он попросту игнорировал голод и сонливость. Читал до тех пор, пока не засыпал прямо на книге, просыпался и снова читал до отключки. Горничная приносила раз в день еду, девушка сказала, что это был приказ Нико.

— Иди искупайся, поешь, отоспись, к двум часам ночи ты должен быть готов к действию. Я за тебя отвечаю, Нико в строгом порядке приказал притащить тебя обратно живым и желательно одним куском. — В этот раз Луиджи был предельно серьезен, таким Диармайд его ещё не видел.

***

В два часа ночи на парковке поместья было необычно оживлённо. Десятки людей переговаривались, курили и готовились к рейду. В воздухе чувствовалось нервное напряжение, предшествующее волнующим событиям и это понятно — некоторые из присутствующих не вернуться домой. Но члены клана Фальконе привыкли к такому риску, они были из мафии. Жители подпольного мира себе уже и не представляли жизни как обычные законопослушные граждане. Мир криминала легко принимает и очень неохотно отпускает. Секс, наркотики, деньги, оружие и короткая насыщенная жизнь — вот что такое мафия.

— Лу, мать твою, ты какого хера здесь забыл? Тут должны быть только солдаты Сандро и мои! — Внимание Диармайда привлек хриплый, прокуренный женский вскрик.

— Каллисто, валькирия моя, не делай вид что не рада меня видеть! — это уже был выкрик Луиджи.

— Он охраняет новобранца Нико. Они пойдут с моими младшими солдатами. — в голосе Сандро слышались весёлые нотки, его явно забавляла эта ситуация.

— Это что за недоразумение? — указала на подошедшего Диармайда женщина. Ей было немного за тридцать, брюнетка, стройная, одета очень вызывающе — в короткие джинсовые шорты и чёрную майку с глубоким вырезом, поверх неё она нацепила две кобуры. Её красивое лицо было расчерчено тремя полосками шрамов, от левой брови по средину щеки. Но они ничуть не портили её внешность — наоборот подчёркивали хищный и агрессивный характер.

— Моё сегодняшнее бремя: знакомься — Ди, наш новобранец. — Луиджи казался единственным из окружающих чья улыбка не выглядела натянутой.

— Похоже у китайца стандарты становятся ещё ниже. А мне, казалось, такое невозможно. Сначала он взял тебя — дебила, теперь вот это вот. Даже слабый ветерок сдует паренька прямо в лодку к Харону. — Обошла она Диармайда разглядывая его как музейный экспонат.

— Вот ты какой? А я думала ты комплекции с Сандро будешь, раз за тебя так капо грызутся. Хотя чего это я, просто Нико нашёл ещё один способ нагадить Орсино. Я Каллисто — капореджиме, отвечающий за разведку в клане. Постарайся не умереть на моём рейде, будь добр, не хочу портить статистику. — Сказала она, уходя вслед за Сандро.

Луиджи был рядом с уже знакомыми Диармайду солдатами Сандро. Зоя шарила в телефоне опёршись спиной на Адама, тот обнимал её за талию и поглядывал что она делает, Макс хмуро посматривал на копошение солдат вокруг, время от времени здороваясь с подходящими к нему людьми, Ипполит сонно пощипывал свою бородку.

— Снова мы вместе будем работать, надеюсь на твою помощь Ди. — Кивнул Макс. Диармайд подошёл к Луиджи. Тот, как всегда, был бодр, Диармайд ещё никогда не видел его сонным или в плохом настроении.

Сандро привлёк внимание криком и запрыгнул на прицеп пикапа. — Недавно клан Виванни нанёс нам сильный урон, уничтожив завод в Микенах. Мы Фальконе, и мы не святые, мы не можем подставить другую щёку. — отовсюду послышались смешки. — Это не грабёж, и не захват территории, мы должны показать, что бывает, когда крыса пытается обокрасть сокола. Покажите миру демонов, скрывающихся у вас внутри! Вперёд мои верные солдаты! — под одобрительный гул люди стали рассаживаться по автобусам.

— Я заходил сегодня к Нико, его не было в комнате, ты не знаешь где он? — Диармайд спросил у Луиджи, он с кем-то увлечённо переписывался по телефону пока они ехали.

— А? Нико отвлекает Гюнтера, это сильнейший маг Виванни. Если бы он появился на заводе — это была бы катастрофа, а так без него мы справимся относительно малой кровью.

Поездка была не долгой — час четыре автобуса, набитых до отказа людьми в одинаковых, чёрных костюмах мчались по трассе на бешенной скорости. Редкие машины сигналили горе-водителям.

Остановились не доезжая до завода. В этот раз Каллисто запрыгнула на кузов пикапа и вещала: — слушайтесь своих командиров, ни в коем случае не действуйте самостоятельно, только установленными группами.

— А кто наш командир? — спросил Диармайд у Луиджи.

Он ухмыльнулся. — Если бы тебя оставили на произвол судьбы ты тупо припёрся бы на парковку и вообще нихрена не понимал, что делать, да?

— Сколько раз за это меня наказывал Орсино, — вздохнул Диармайд, — ничего не могу с собой поделать, когда увлекаюсь теряю связь с реальностью.

— Наш командир Макс, мы просто как придаток. Как они были совсем недавно на охоте. Ты в таких рейдах ещё не бывал ведь, так? — дождавшись утвердительного кивка Луиджи продолжил. — Ну вот и наблюдай, запоминай, учись, в нашей профессии никогда не знаешь, что пригодится.

— В какой профессии? — Диармайд выглядывал Макса с ребятами, когда заметил пошёл к ним.

— А хер его знает. — пожал плечами Луиджи.

***

Завод оказался высоким промышленным зданием, расположенном на холме, в трёх километрах от Афин. С возвышенности можно было разглядеть многочисленные огни города. Он был окружён забором из колючей проволоки по периметру и охранными башнями.

К отряду Макса приставили сапёра из солдат Каллисто. Он должен был пойти с ними в здание и заминировать его. Это был невысокий лысый мужичок с небольшим брюхом и спокойным сосредоточенным лицом. Когда он подошёл к их компании не проронив ни слова, только кивнул и стал ждать отмашки Каллисто.

Начало операции сигнализировали взрывы охранных башен, в тот же миг спокойную звёздную ночь наполнили звуки выстрелов и крики. Сапёр достал небольшие кусачки из рюкзака и прорезал им проход в ограде.

Диармайд и Луиджи замыкали группу. Адам то и дело бросал взгляды на спокойного, сосредоточенного Диармайда, пока Зоя не дёрнула его за руку и не цыкнула на него.

Передовая группа уже устранила внешнюю охрану, потому до здания добрались без происшествий. Внутри было светло, бетонный пол был выкрашен в бледно-зелёный цвет, кирпичные стены отдавали холодом и сыростью, а в воздухе витал неприятный медицинский запах.

Из-за поворота появилась пара охранников и тут же начали стрелять, Луиджи просто стоял позади и наблюдал. Быстрее всех отреагировал Диармайд, он всадил по пуле в лоб нападающим. Ди подбежал к повороту и когда оттуда появилась рука с стволом вывернул её и всадил нож, подаренный Нико, в шею противнику, без усилий отделив череп от позвоночника. Прозвучали автоматные очереди, Ди присел и когда выстрелы стихли на миг выглянул из-за поворота выстрелив два раза, наступила тишина.

— Что? — спросил он, обнаружив на себе удивленные взгляды коллег.

— Я иногда забываю, что ты не нормальный подросток. — Единственный кто ответил был Луиджи. — Даже знать не хочу как тебя обучал Орсино.

Шли насторожено, время от времени слышались крики и взрывы, но они были далеко. Просторные комнаты, расположенные по обе стороны коридора, были лабораториями. Там стояло дорогое оборудование, а на простых металлических стеллажах химия в пластиковой таре. Дверь в конце коридора отличалась, она была металлической и единственной закрытой на замок. Ребята уже хотели поворачивать направо и продолжить путь, когда Луиджи достал из кармана набор отмычек и с завидной ловкостью открыл дверь.

Внутри было холодное просторное помещение, с отчётливым запахом крови. Было темно, Диармайд включил фонарик, прикреплённый к стволу пистолета. В центре комнаты был металлический стол с прочными крепежами для рук, ног и шеи. В противоположной от входа части комнаты, на стене, висели тела людей, подвешенные за крюки к потолку. Тут были мужчины, женщины, взрослые, дети и у всех были одинаковые разрезы ниже ребер, на лицах всех застыли гримасы отчаяния и невероятной боли. Пол был под наклоном и потёки крови вели к отверстию канализации, кто-то смывал кровь водой, но делал это не тщательно. На точно таком-же металлическом стеллаже, что и в предыдущих лабораториях, стояли колбы с нервными мешочками магов и коробочки от украшений на бархатных подушечках которых лежали кристаллы.

Слов чтобы описать увиденное не хватило никому. Луиджи подошёл ближе к стеллажу осмотреть коробочки. — Не думаю, что Виванни знают о том, что творилось на этом заводе. — заговорил он. — Торговля кристаллами людей, конечно, прибыльное дело. Но для клана это принесёт куда больше проблем чем пользы. Слишком суровые контрмеры у государства, смертная казнь без возможности обжалования всем участникам. Но вот вопрос, как кому-то удалось устроить операционную в одном из важнейших заводов не самого слабого клана? — ответить на этот вопрос не мог никто. Луиджи достал телефон и начал фотографировать помещение.

— Лу, пошли, нам нужно поскорее оставить бомбу и свалить. — Макс окликнул Луиджи увлекшегося фотосессией.

— Не спеши, мы только что нашли способ остановить войну на наших условиях, или если потребуется уничтожить Виванни чужими руками. — Лу прекратил фотографировать и позвонил. — Привет солнышко. Как дела? Чем занимаешься?

Из трубки раздался крик такой силы, что даже Диармайд стоявший в паре метрах от Луиджи услышал его. — Не кричи ты так, теперь серьезно, я нашёл очень интересную комнату Каллисто, немедленно останови подрывников, у нас появился очень весомый компромат. Постарайтесь взять в плен охранников и рабочих.

В центре завода располагался громадный аквариум, с толстым почти непрозрачным стеклом. Внутри плавал соответствующий аквариуму силуэт со щупальцами. — Что это? — спросил Диармайд у Луиджи.

— Похотливая каракатица, изменённый с элементом разума, её чернила используют для изготовления стимуляторов интимного характера. Один из ценнейших активов Виванни. — Пояснил Лу. Перед аквариумом в защитных костюмах сидели на коленях работники лаборатории, они были под прицелами солдат Фальконе и держали руки за головами пока Каллисто расхаживала с одного конца просторного помещения в другое. На полу валялось немало трупов.

***

Артуро просматривал фотографии, присланные ему посреди рейда и радовался. У него появился просто огромный рычаг давления на Марко. Теперь, если на то будет его воля, война закончится в момент. Но решать такое ему уже давно было нельзя, потому его улыбка поблекла. Артуро достал телефон и набрал никак не подписанный номер.

— Здравствуйте господин, прошу прощения за поздний звонок, но вы должны это увидеть.

Каллисто и Сандро закончили доклад, великан вышел, а девушка перебралась через стол и уселась на колени Артуро. Он выглядел помолодевшим на десяток лет, и необычно расслабленным.

— Повезло, то несчастье сопровождал Лу. Если бы не он — солдафоны Сандро взорвали к чертям завод вместе с твоими уликами. — промурлыкала она, осыпая лицо Артуро поцелуями. Артуро разорвал её футболку и сбросил со стола документы.

— О, так у Луиджи есть твой номер? — Навис над девушкой Артуро.

— Ты ревнуешь меня к этому идиоту? Как это мило, но быстрее ад замёрзнет чем я стану трахаться с этим придурком. — Артуро удовлетворил ответ, и он начал ласкать груди Каллисто попутно расстегивая её шорты.

— Как ты поступишь с Виванни? — Каллисто развела ноги в стороны.

— Мы заключили мир, как только я предоставил им доказательства. — Артуро стал спускаться ниже, прокладывая путь поцелуями.

Девушка схватила Артуро за подбородок и подняла его чтобы посмотреть в глаза. — Я думала — ты их уничтожишь.

— Так будет лучше для клана. — процедил Артуро а его глаза на миг загорелись белым светом.

***

Адам стоял и смотрел на звёзды через открытое окно, он долго не мог уснуть. Внезапно тонкие руки обхватили его сзади и к спине прижалась женская грудь. — Что тебя беспокоит? — тихим голосом просила Зоя. Она всегда была в игривом настроении после задания, когда она уснула Адам долго размышлял над беспокоившими его мыслями.

— Ди. На него с первого дня обращали внимание и капо, и босс. Сейчас внимание всех к нему растёт ещё больше, хотя он ещё даже не инициирован. Да чего тут говорить, он смог побить меня, а я адепт на пике первого ранга. Я за весь бой его даже ударить не смог, это так… обидно. — Адам замолчал обернулся и обнял девушку. Он уже здорово вымахал, теперь миниатюрная Зоя доставала ему макушкой только до подбородка. — Он пойдёт вперёд быстрее меня, я не смогу за ним угнаться.

— Ш-ш-ш. — Зоя поцеловала Адама в плечо. — Ди это Ди, ты это ты. У вас разные пути, да он сильнее, не хмурься. Мальчик прошёл через ад чтобы получить эту силу, не стоит завидовать ей. Я полюбила тебя не за силу, а за доброту. Даже в нашем сумасшедшем мире ты умудряешься оставаться добрым и светлым несмотря ни на что. Я не хочу, чтобы ты был сильным Адам, я хочу, чтобы ты как можно дольше оставался таким же добрым, как и сейчас.

***

Двадцать восьмое ноября, библиотека семьи Фальконе. Диармайд как обычно читал книги. Нико со словами — «Зачем мне его заставлять что-то делать когда он и сам работает до изнеможения» попросту стал дальше пьянствовать и ссылаясь на то, что начнёт его обучение после начала охоты, ушёл в глубокий запой в честь празднования окончания войны. Но повод он нашёл бы в любом случае в этом не сомневался никто. Рядом спал на кушетке Лу. Ди в общем то был не против его компании, Луиджи очень весёлый человек. Пока он не устраивал свои детские розыгрыши например — налить уксус в воду, или связать ему шнурки, когда парень отключался над книгой и всё в таком духе.

— Ну пожалуйста.

— Нет.

— Ди ну пожалуйста-пожалуйста. — жалобно попросил Адам.

— Нет.

— Ди умоляю, я не хочу идти просить об этом солдат Сандро.

— Адам, ты и сам солдат Сандро. — Напомнил ему Диармайд.

Луиджи снял ботинок и бросил его точно в лоб Адаму. — Чего он хочет? Сонно спросил он.

— Чтобы я поехал вместе с ним и Паоло на какую-то встречу в роли охраны.

— Мы согласны, нужно вытащить тебя на дневной свет, иначе ты скоро забудешь, как выглядит небо. — Лу потащил Диармайда к выходу из библиотеки, можно было, конечно, по сопротивляться, но будучи неинициированным Ди ничего не смог бы противопоставить адепту шестого ранга, одному из самых высоких в клане.

***

К обеду на парковке Ди уже ждали Паоло, Адам и Лу. — Консильери я, а ждём мы тебя. Что за наглость, так ты пытаешься произвести впечатление? — Паоло выглядел как обычно, Диармайд был знаком с ним только косвенно, но не редко видел из далека. Высокий блондин метра под два ростом, с таким-же как у отца острым клювообразным носом и отличными от отца темно-жёлтыми, янтарными глазами был как всегда одет броско и по последней моде.

— А мне нужно было производить впечатление? — Паоло завис, не ожидая такой наглости от обычного солдата. А Диармайд был зол из-за того, что его выковыряли из библиотеки и огрызнулся не подумав. Задним умом он понимал — злить консильери плохая идея, но что уже поделаешь?

— Дерзкий пацан. — резюмировал Паоло. — Мы спешим, быстро в машину, потом с тобой разберусь.

Поехали в город на той-же разбитой машине, на которой катал Адам. Подъезжая к КПП у въезда в Афины, все зашарили по карманам в поисках паспортов, без них в пределы города официально попасть было нельзя. Так-то можно прошмыгнуть незаметно, но это делается не сразу и не на машине. Взятки адепты, охраняющие вход, не брали совсем. У них и так зарплата огромная, так ещё и система видеонаблюдения установлена.

Орсино пытался научить Ди взламывать такие штуки, но с компьютерами парень не дружил от слова совсем, они у него то и дело постоянно зависали и ломались. Впрочем, как и вся техника. Хотя, когда он купил себе телефон подороже, тот прослужил до сих пор и эту удивляло, за два месяца в Афинах он уже умудрился трижды сломать ноутбук.

— Что? — спросил Диармайд, когда взгляды всех в машине скрестились на нём.

— Где твой паспорт? — процедил Паоло. Ди достал его из заднего кармана и все с облегчением выдохнули. Проверка была рутинной и очень быстрой, адепты — выпускники спартанского военного училища, как и те что охраняют поезда, мельком взглянули на паспорта и провели над ними каким-то сканирующим прибором. Когда тот показал удовлетворительный результат — открыли символический шлагбаум и не проронив ни слова пропустили в город. Символический, потому что он тут вообще не нужен был, спартанцы голыми руками какую хочешь машину остановят.

Ресторан находился на набережной рядом с афинским филиалом «Royal Hotel», на парковке заведения стояли только машины премиум класса, их старая, побитая развалюха резко контрастировала с окружением. Когда от входа к ним начал идти швейцар в ливрее, чтобы объяснить в агрессивно-вежливой форме что им тут не место, заметив публику вышедшую из машины он остановился на полдороге и застыл не представляя что делать дальше. Это позабавило Луиджи, и он начал хихикать, за что словил неодобрительный взгляд от Паоло, но ему было плевать. Лу отобрал ключи у Адама и бросил их швейцару вместе с двумя пятисот драхмовыми купюрами со словами: — Отмойте нашу красавицу, чтоб, когда мы возвращались она б


убрать рекламу






ыла в лучшем виде. — То, что за эти деньги можно купить две машины в лучшем состоянии ввергло бедного швейцара в небольшой шок. Но он был хорошо вышколен, потому быстро поклонился и провёл господ ко входу с поклоном открыв перед ними дверь.

Ресторан имел две звезды, и не простых которые на вывеску может нацепить любое заведение, где научились правильно готовить еду. А звёзды Ришелье, снисходящие от мастеров кухни известных по всей Европе, чья похвала является статусом сродни победе в Олимпийских Играх. Внутри не было нарочитой пафосности вроде фресок из золота и картин стоимостью в дом, но он был элегантен. Стены обшиты деревом, всегда вежливая и внимательная обслуга, чуть прохладный воздух, пахнущий весенними травами, небольшое количество изменённых цветов и неизменный атрибут — живая, тихая, мелодичная классическая музыка на фоне. Достаточно громкая чтобы скрасить досуг, и достаточно тихая чтобы вести приватную беседу.

У входа, вежливая девушка в гардеробе попросила сдать верхнюю одежду и оружие. Подобное предложение вогнало Диармайда в небольшой шок, но он с ним быстро справился. Затем Паоло сказал короткую фразу официанту, и он отвёл их на второй этаж ресторана в приватную комнату.

Там их ждала пара парней чуть за двадцать и их охранники, немыми скалами стоявшие за спинами у нанимателей.

— Надо же, Паоло! Полгода тебя не видел, думал отец тебя не отпустит даже на эту встречу. — Заговорил брюнет с очень аккуратной стрижкой и кучей украшений.

— Сидонис, — кивнул брюнету Паоло. — И что хотел господин Пачелли обсудить на этой встрече лично? — спросил консильери Фальконе у чуть пухлого здоровяка с толстой шеей, внушительным, мужественным подбородком и кучерявыми каштановыми волосами, состриженными так чтобы пара прядей падала на лоб. Он разительно отличался от Сидониса, его костюм был строгим серым, без каких-либо украшений, только внушительный перстень-печатка.

— Мы решили, что будем закупать сырьё по более низкой цене, скажем… — здоровяк сделал вид что задумался, — двадцать процентов.

Паоло сел напротив него а ребята встали позади, имитируя поведение двух громил напротив.

— Это не смешно. — Паоло взял меню и сделал вид что читает, но Ди видел как его руки крепко сжали кожаную обложку меню.

— Или так, или мы обратимся к Виванни, или к Адамиди, выбирай сам. Зачем нам платить больше, если другие продадут тот же товар гораздо дешевле?

Паоло вздохнул. — Джованни, мы все прекрасно знаем, товар, который они продадут будет более низкого качества. Можешь эту тему задвигать тому лоху, который тебя на это надоумил. Но если ты хочешь мы прекратим торговлю, это твой выбор. Наши семьи вместе сбежали из Италии, когда Франциск взялся серьёзно за оргпреступность, потому мы давали вам некоторые преференции, не заставляй меня отменять их. — повисла напряжённая тишина.

— Пятнадцать процентов. Сейчас приходится давать большие откаты чинушам, они сейчас совсем зажрались.

— Десять процентов и ни на один меньше. Сделаю вам послабление, раз уж вы столкнулись с таким беспределом. — лучезарно улыбнулся Паоло и его глаза зажглись светом.

Глаза Джованни в ответ блеснули бурым и тот выдержав паузу кивнул.

— Раз уж с делами покончено что там с войной Паоло? Почему так быстро закончилась и когда ты вернёшься к прежней жизни, мы тебя только в универе и видим. — сразу-же встрял Сидонис, как только торги завершились.

Паоло горько вздохнул. — Эх, знай я что так закончится, ни за что не дал бы той суке уйти. Она бы из нашего поместья на карачках еле выползла, после того как весь клан обслужила. Хотел бы я увидеть тогда лицо Марко. — Зло скрипнул зубами Паоло, Диармайд смерил его презрительным взглядом, он испытывал отвращение к насильникам ещё со времён скотобойни. Убийство это одно, но подобные вещи парень презирал искренне и всей душой.

— Ух хороша девка, — мечтательно задумался Сидонис, — на неё уже весь универ облизывается. Готов поспорить не сдрейфь ты тогда был бы первым кому удалось залезть к ней под юбку! Так что там за история, Виванни вроде были настроены серьёзно. — не унимался Сидонис.

— Это дела семьи, не лезь. — Осадил его Паоло.

***

Ужин затянулся до вечера, Диармайд уже успел трижды проклясть тот момент, когда позволил увести себя из библиотеки. Уж лучше он сражался бы за своё время на смерть с Лу, чем смотреть как три парня едят крошечные порции еды обсуждая всё подряд от моды до подруг. Под конец, Сидонису принесли ломтики сырого, настолько тонко нарезанного что оно было прозрачным, мяса с долькой лимона, как только он доел, медленно смакуя каждый кусочек они вышли на улицу. Был вечер. Джованни уехал как только его водитель подогнал ко входу массивный внедорожник.

— Э, нет, дружище, ты так легко от меня не отделаешься. Мы идём в «Танталовы Муки». — Сидонис похлопал Паоло по плечу, когда тот уже направился к своей машине.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Танталовы Муки — один из самых престижных клубов в Афинах, но знали про это только избранные. В центре Афин, там, где небоскрёбы закрывали затянувшие тучами небеса, свернув в подворотню парни вышли к металлической тяжелой двери.

Паоло нажал на звонок и мгновенно шёокнула задвижка и открылось маленькое окошко, пара глаз уставилась на посетителей. — Пароль?

— Сидонис какой сегодня пароль?

— Ну ты брат совсем от жизни отстал, сразу заметны полгода монашеской жизни. — Сидонис подошёл к двери так, чтобы его можно было рассмотреть через узкую прореху. — Вик, открой это я. Я и сам пароль не знаю. — подмигнул Сидонис Паоло.

Дверь тут-же с противным визгом открылась. Виком оказался невысокий, крепко сбитый парень в чёрных джинсах и рубашке. Он обхватил своей ручищей запястье Сидониса и похлопал другой по спине здороваясь.

В конце залитого насыщенным темно-красным цветом коридора была ещё одна дверь. Паоло приотстал от Сидониса и потянул за рукав Лу, он шепнул ему пару слов. Как только открылась вторая дверь, загремела музыка. Зал был просторным, в полумраке по танцполу бегали лазеры, а с потолка мигали яркие вспышки света. Тут было людно, но не слишком. Все одетые в вычурные дорогие наряды. Паоло и компания в чёрных костюмах выделялась на их фоне и на них не редко обращали внимание.

Сидонис повёл их в ВИП зал и ушёл, через пару минут он вернулся с официанткой, девушка расставила на столе шоты. Тут было тише, чем в основном зале и можно было поговорить.

— Сидонис, — Лу привлёк внимание парня. — О чём сейчас говорит столица, мы в последнее время с нашего городка редко выезжаем, поделись сплетнями.

— Все до сих пор не могут забыть момент, когда в доках начали всплывать труппы. Зевс! Да я сам не могу выкинуть это из головы, не могу поверить вообще, что «Отцы Ночи» никак на это не отреагировали. — Сидонис не заметил, как Паоло насыпал в его стопку щепотку синего порошка, мгновенно растворившегося в жидкости.

— Выпьем! — Все кроме Диармайда как по команде опрокинули шоты.

— Эй, пацан, — но заметив, что отозвался Адам, Сидонис уточнил. — Новенький, ты какого хера не выпил?

— Я не пью. — отчеканил Диармайд.

— Паоло, что это за носок штопанный и откуда он взялся? Научи пацана уму разуму.

— Он не пьёт. — ответил Паоло и подсунул Сидонису невыпитый шот, подзывая жестом официантку. Пантомима рыбы, открывающей и закрывающей рот без звука, у него получилась очень натуральной. Спустя каких-то пять минут парень уже вовсю голосил так, что на него начали обращать внимание с соседних столов.

— Блядь, похоже я переборщил с лазурной пылью. — Тихо, чтобы его слышали только за столом, сказал Паоло. — Потащили его в подсобку.

— Сегодня двадцать девятое ноября! — Закричал Сидонис проходящей мимо девушки, когда Луиджи и Адам взяли его под руки. — Ноября! Бря! — кричал во весь голос он.

В дальней части зала, за барной стойкой был коридор ведущий в туалеты, тут-же и была подсобка, в ней хранились инструменты и химия для уборки. Паоло щёлкнул выключателем, спрятанным за стеллажом, и закрыл за собой дверь на защёлку. Диармайда удивило, зачем нужна защёлка изнутри для подсобки?

Луиджи толкнул Сидониса на большое мягкое кресло, стоявшее в дальней части комнаты.

— Сидонис! — Паоло влепил ему пощёчину приводя в чувство, у него был расфокусированный плавающий взгляд и бледное лицо. — Эй-эй, посмотри на меня, — консильери пощёлкал перед глазами Сидониса привлекая его внимание. — Сид, ты слышишь меня, понимаешь, что я говорю?

Обратив внимание на лицо Паоло тот расплылся в улыбке. — Э-э-э-й, это же мой братан от другой маман, как дела дружище, давно не виделись! Я так по тебе соскучился. — обнял Паоло Сидонис.

— Скажи мне, кто инициатор понижения цен на сырьё со стороны Пачелли? — Сидонис внезапно зарыдал.

— Я-я не х-хочу говорить, ты будешь на меня злиться. — жалобно сказал он. — а ещё я не хочу говорить потому, что они могут меня убить, и ни ты ни твой клан не станет меня защищать. Адамиди прикажут, и вы сами меня убьёте.

— Сука! — крикнул Лу. — Какого чёрта им от нас надо?

— Это кто? — Диармайд заметил, как посерьёзнели все в комнате.

Паоло толкнул Сидониса и тот почти мгновенно обмяк в кресле. — Это греческий клан из младших иерархий отцов. Самая большая проблема, что они под защитой клана Парсас, хотя они и без него могут нас укатать в гробы. Чёрт мы сбежали в Грецию из Сорренто потому, что нас начала теснить как каморра, так и церковь. Теперь что опять всё повторяется? — Паоло начал массировать свои виски, — так пошли отсюда.

— Может убить его? — кивнул на Сидониса Диармайд.

— Честно? Я сам не раз про это думал, во время всех моих самых глупых поступков он всегда был рядом и или подталкивал меня, или усугублял и без того плачевное положение. Но Сидонис слишком ценный источник информации чтобы просто убить его. Да и не решит это ничего. Запомни пацан, нельзя просто убивать всех, кто тебе не нравится, их нужно использовать. — эта фраза так разительно отличалась от того, что ожидал услышать от Паоло Диармайд. Сказанное просто не клеилось с уже составленным мнением о нём

Как раз, когда парни выходили из подсобки, из женского туалета вышла стройная брюнетка в шелковом вечернем платье.

— И что должна подумать девушка, когда четверо одетых в костюмы парней с хмурыми лицами выходят из подсобки, где уединяются парочки, которым уже невтерпёж? — Низким голосом с хрипотцой спросила она, уперев руки в бока.

— Паоло, я больше так не смогу! Оставь меня в покое на часик и можем продолжить! — прокричал из подсобки Сидонис путая буквы в словах, повисла пауза, девушка едва сдерживала смех.

— Ты поэтому Аню три месяца игнорировал? Решил поиграть за другую команду? — прикрывая улыбку ладошкой спросила она, на её щеках показались очаровательные ямочки.

— Сидонис переборщил с выпивкой. — Ответил Паоло.

— Тогда может навестишь её, она на втором этаже. Уже все уши прожужжала как по тебе скучает.

Паоло какое-то время смотрел в глаза девушки, потом вздохнул словно сдаваясь и пошёл вслед за ней на второй этаж. Когда они поднялись по широкой подсвеченной неоном лестнице, свернули в проход к балкону.

В уши ударил ультразвук. Девушка с разбегу прыгнула на Паоло, Диармайд вытащил пистолет и снял его с предохранителя растерявшись из-за ситуации. Повезло, это заметил только Лу и похихикивая встал так, чтобы никому не было заметно пистолет в руке Ди.

— Я так скучала! Я так долго ждала! — покрывая лицо консильери поцелуями говорила девушка, обхватив его талию стройными ногами. Бледная блондинка с яркими красными губами и выразительными серыми глазами потащила Паоло за руку на балкон. Там вокруг стола располагались мягкие диваны. Диармайд спрятал пистолет в кобуру под пиджаком и пошёл следом.

Девушка, покопавшись в сумке достала оттуда портсигар, раскрыла его и взяла маленькую розовую таблетку с непонятным теснением на верху. Она положила её на язык и слилась с Паоло в длительном поцелуе. Он, не стесняясь присутствующих шарил руками по её телу.

— Лир, подбери нам напитки. — Позвала официантку брюнетка.

— София, мелкому сок без алкоголя он не пьёт. — Лу сразу-же предупредил её.

— О? С каких это пор клан Фальконе соблюдает законы. — удивилась девушка.

— Я просто не пью. — ответил Диармайд. — Совсем.

— Тогда ты, наверное, единственный трезвый несовершеннолетний в клубе.

— Лу, ты куда пропал? Тебя тоже посадили под домашний арест? — Ухмыльнулась девушка, она время от времени бросала взгляд на Паоло и Анну, но у них была своя атмосфера. — Ты вообще в последние пару лет почти не появляешься в городе, что с тобой случилось? Влюбился?

Лу как-то грустно хмыкнул. — Нет, куда мне. Просто босс работой загрузил. Вот за мелким поручил присматривать. — кивнул на Диармайда Луиджи.

— Ха! Скажи мне кто года два назад что Луиджи будет приглядывать за подростком я бы рассмеялась ему в лицо.

— Время течёт — всё меняется. — пожал плечами Лу. — как говорит мой наставник — тридцать лет река течет на запад, тридцать на восток — не смей судить меня, потому что я бедный.

— Странная пословица. — резюмировала девушка.

— Да мой наставник и сам по себе странный. — Адам и Диармайд засмеялись, подтверждая слова Лу.

Вечер проходил плавно и весело. К ним присоединялись и уходили люди, почти никто из них не был в трезвом состоянии. В три ночи все собрались у выхода, Паоло натурально плыл под давлением алкоголя и наркотиков, все остальные были немного в хмелю. Диармайд собранный и внимательный жалел о выпитом количестве апельсинового сока.

Покурив все решили, что уже слишком поздно чтобы возвращаться в особняк. Потому они продолжат вечеринку в доме Паоло, в Афинах. Парковка была полупустой, луна отбрасывала длинные тени.

Диармайд заметил, как на миг тень немного дрогнула, поменяв свою форму и тут-же напрягся прислушиваясь.

— Засада! — Крикнул Диармайд и тут-же начались выстрелы. Целились в основном в Паоло, он был настолько не в себе что не понимал, что происходит. Но пульсирующий кокон света, возникший вокруг него, отбивал пули в стороны сверкая в местах попадания искрами.

Луиджи отреагировал быстрее всех. Ди и не заметил, как он оказался рядом со стрелками. Лу достал из ножен на поясе кинжалы и крутился вокруг оси сражаясь сразу четырьмя. Он подбрасывал клинки в воздух, пока сражался, наносил удары теми, что были в руках. А когда подброшенные падали примерно на уровень рук подкидывал те, которыми сражался и так попеременно. Было это всё проделано на бешенной скорости и уследить за ним было практически нереально.

Диармайд оттолкнул Софию в сторону, она упала на асфальт и проехалась по нему ногой порвав колготки и содрав кожу. Выстрел оплавил дыру диаметром в метр в том месте, где миг назад стояла девушка. Ди зигзагами стал бежать в сторону стрелков, прятаться не было смысла от пуль с сердечником такого высокого ранга укрытие не спасёт. Два выстрела, в плечо и голову свалили мужчину в чёрном костюме. Потом ещё один точный в лоб. Адам положил троих прицельно стреляя с колена. Повисла тишина.

— В машину, быстро! Если жандармы нас схватят — нам крышка быстро сваливаем. Ди, ты не пил садись за руль! — Лу взял ситуацию под свой контроль наблюдая за растерянным Паоло.

— Я не умею водить.

— Мать твою, Адам давай ключи! — крикнул Лу.

Все залезли в непритязательную машину, еле вместились вшестером. Лу повернул ключ, машина потарахтела и заглохла. — Блин, нет-нет-нет, ну давай, заводись! — стукнул по рулю Луиджи, Адам протиснулся между сидениями на перёд вызвав недовольное шипение сзади и медленно провернул ключ. Мотор сразу же завёлся. И они рванули прочь с тёмной парковки. Когда сворачивали за поворот, с другого конца улицы послышался вой сирен, но парни уже успели пропасть с поля видимости. Только теперь все выдохнули с облегчением.

Афинский дом Паоло был небольшим, с уютным садиком и высокой оградой, оплетённой остролистом. Внутри всё было двух цветов — белым или чёрным. Мебель из стекла и металла, на стенах висели картины с изображением разнообразных ярких цветастых пятен.

Три девушки Паоло, Адам и Лу расположились в гостиной. Диармайд поднялся на второй этаж и вышел на балкон подышать свежим воздухом. По венам текло ещё слишком много адреналина, и он попросту не мог сидеть.

— Вот где прячется мой спаситель. — София опёрлась рядом с ним на перила. — Я ведь и вправду умерла там, если бы ты не оттолкнул меня. Ты так и не представился за всё время, меня зовут София. — Девушка протянула руку.

— Ди, — угадав следующий вопрос Диармайд сразу добавил. — Просто Ди, больше о своём имени я ничего не знаю. — он пожал ее руку, тонкие пальцы девушки были длинными и холодными, кожа была очень гладкой и приятной на ощупь, она немного подрагивала.

— Значит вот как зовут моего загадочного героя? — улыбнулась она блеснув ямками на щеках. У девушки была очень хитрая, зловещая улыбка, делающая её похожей на лису.

— Из меня не получится герой. — ответил Диармайд не отпуская руку девушки.

— Получится-получится. Герои ведь спасают жизни красавицам, так? — София убрала руку и ткнула в себя указательным пальцем. — Я красавица, ты меня спас.

Диармайд хотел что-то возразить, но только открыл и закрыл рот.

Девушка звонко рассмеялась. — Кажется мне, ты только-что чуть не сморозил какую-то глупость?

— Это я могу сделать, тут я мастер. — вернул ей улыбку Диармайд.

София подошла к парню вплотную, от нее пахло дымом. Она была немного выше, положила руку ему на плечо и прикоснулась губами к губам Диармайда. Вначале неуверенно он отвечал ей всё чувственней и чувственней, поцелуй был с привкусом табака, алкоголя и фруктов, но это был приятный, незабываемый поцелуй.

— Нет, не так. — София взяла Диармайда за руку и потянула его в дом, она свернула в первую-же дверь возле балкона. Ещё один поцелуй, она толкнула Диармайда на кровать. Ди сел и смотрел как девушка оттянула в стороны бретельки своего платья, шелковая ткань как вода стекла вниз по бледной коже обнажив тощую фигуру с маленькой грудью, София осталась в нижнем белье и порванных колготках. Она сняла чёрный бюстгальтер и бросила его в сторону, красные бусинки сосков набухли от возбуждения. Сделала шаг вперёд из тени и лунный свет очертил её силуэт. Ещё одно движение и девушка осталась только в колготках, ссадина на ноге немного кровоточила.

— Больно? — спросил Диармайд чувствуя небольшой укол вины за то, что нанёс урон этой несравненно красивой девушке. Сейчас ему казалось, что прекраснее её он ещё не видел.

— Могло быть и хуже, — мимолётная улыбка не отдавала привычной хитрецой, она была теплой и ласковой. София села Диармайду на колени и прошептала: — вот так красавицы благодарят своих героев.

***

— Ди! — Лу каким-то непостижимым образом умудрился шепнуть громко, но тихо. — просыпайся. Нам нужно уезжать.

Диармайд приподнял голову и глянул на Луиджи.

— Звонил Нико, мы сегодня вечером выезжаем на охоту, он приказал вернуть тебя как можно быстрее в поместье. — всю сонливость как рукой сняло, вот он, момент которого он так долго ждал!

— Я оденусь и выхожу. — Луиджи лукаво ухмыльнулся показал большой палец и поспешил закрыть за собой дверь.

София спала, прикрывшись покрывалом по пояс, ровное тихое дыхание было ритмичным и тепло щекотало плечо Диармайда. Ди аккуратно убрал руку, которой девушка обняла его и встал с кровати.

Парень старался как можно тише и побыстрее натянуть вещи, не только потому что спешил отправиться на охоту. Ему было неловко и Диармайд просто не знал, что сказать.

Если бы он обернулся, заметил бы как София приподнялась и наблюдала за ним. Она хотела уже окликнуть его, но глаза зацепились на длинные полоски шрамов на спине, ночью она не обратила на них внимания. В ярком утреннем свете шрамы были слишком отчётливо видны.

— Доброе утро. — все-же поздоровалась она.

— Доброе. — Ди мгновенно напрягся, услышав её хрипловатый голос.

София откинула простынь в сторону и ничуть не смущаясь своей наготы легла на живот подперев руками острый подбородок, она без слов наблюдала за тем, как Диармайд спешно одевается.

— Подойди. — окликнула она когда парень уже оделся и проверил обойму в пистолете. — не бойся, я не укушу, если не попросишь.

София приподнялась, селя на колени и обхватила руками Ди за шею. Они слились в продолжительном поцелуе, страстном и ласковом пока девушка не отстранилась и не застыла прямо напротив лица Диармайда всматриваясь в его серо-синие глаза. Тёплая улыбка озарила её лицо, она чмокнула Ди ещё раз, на прощание и сказала. — Вот теперь можешь идти.

***

Когда проезжали мимо клуба, увидели оградительную ленту на парковке и несколько нарядов жандармов. — Штопаный носок! — хлопнул по рулю Паоло. — Теперь проблемы с Отцами Ночи гарантированы. Если это вообще не они послали тех парней.

— Нет. — ответил Лу. — Если бы нас захотели убить они, мы бы все уже были мертвы, как и все в поместье. И не спас бы нас маг шестого ранга. Да чего уж там, нас бы даже десятый ранг не спас.

Всю дорогу на Диармайда посматривали с улыбкой, но его лицо кирпичом что в купе с мёртвыми глазами давало просто повальный эффект.

На парковке их ждал Оскар.

— Босс здесь? — Лу первым делом подбежал к нему.

— Не, он уехал за бухлом. Сказал, чтобы Ди собрал все необходимые вещи, как-только он приедет они с пацаном отправляются. Мы выедем утром, переночуем у Агафона и двинемся к тому-же месту что и в прошлом году.

— Понял Ди, беги собирай шмотки, сам слышал — только самое необходимое.

— Эй Лу, ты куда. — окликнул его Оскар, когда парень поспешил в дом, но ответа не дождался.

Диармайд очень быстро собрал вещи, но Нико приехал только к сумеркам. Парень всё время просидел на крыльце дома ожидая его.

— Какой энтузиазм. Завидный ученик! Грузись, мы наконец уезжаем. Заинтригован? — На Нико не было его привычной жилетки и котелка. Он был одет в просторные тканевые штаны и серую рубаху, мягкие чёрные сапоги доходили до средины голени. Дул сильный ветер и ему приходилось часто поправлять свои фиолетовые волосы.

— Сгораю от нетерпения, — признался Диармайд.

Для Диармайда поездка была короткой, он рассказал Нико как они съездили в Афины, упустив какие-либо упоминания о Софии и уснул. Когда приехали, был уже рассвет. Нико ехал по грунтовой дороге в одну полосу и вокруг всё было засыпано белейшим снегом. Сопло маголёта поднимало в воздух белые хлопья оставляя за собой отчётливый след. Было заметно что по дороге никто не ездил, нетронутое белое покрывало было монолитным.

Маголёт довёз их до бревенчатого сруба, построенного среди лиственного леса. Плетёная ограда окружала небольшую территорию вокруг дома. Собака залаяла, как только Нико вышел из аппарата. На веранде тут же появился сухой старик с длинной, кучерявой спутанной бородой и абсолютно лысой, покрытой старческими пятнами головой.

— В этом году позже чем обычно. — скрипучим голосом сказал старик.

— Непредвиденные обстоятельства. — Нико стал выкладывать из маголёта большие сумки с едой. — это тебе Агафон, приглядишь за машиной?

— Шесть лет ты у меня её оставляешь, а всё еще спрашиваешь? — подул в усы старик.

— Вчера снегу намело жуть, идти будет тяжко, а ты такого мальца с собой тащишь. Не жалко? — смерил он суровым взглядом Диармайда.

— Не жалко, ты попробуй заставь этого маго-маньяка остаться. — старик только хмыкнул и скрылся в доме. Вернулся он с кольцами прокопченной колбасы, замечательный аромат был таким сильным, что Диармайд унюхал его как только старик дверь открыл.

— Возьми. — Агафон протянул Нико колбасу. — Откорми мальца хоть немного, он на ходячее умертвие похож.

— У меня тут джин лондонский, тебе не надо? — спросил Нико запихивая бутылки с синей мутноватой жидкостью.

— Сам пей эту мерзость! — скривился дед. — я лучше буду отвары с травками пить, чем вернусь к пьянству. Еле вылез из этой ямы и тебе не советую залезать в неё ещё глубже. Лучше вылей и оставь бутылки у меня, я тебе такой ягодный отвар сделаю что тебе больше ничего не нужно будет.

— Ой, Агафон, знаю я твои отвары с грибочками, от них плющит так что никакой алкоголь не сравнится. — дед сплюнул под ноги. — Какие грибочки? Не наговаривай!

— Ди переоденься в одежду потеплее и пойдём, пока метель новая не началась.

— Не будет никакой метели. — в один голос сказали Агафон и Диармайд.

— Нас метель стороной обойдёт, ветер её в другую сторону от гор погонит. — добавил Ди а дед окинул его заинтересованным взглядом.

— Правильно говоришь отрок. Идите смело, погода в ближайшие дни будет хорошей.

***

Лучи засветили на лицо Луиджи, и он проснулся. Первым делом Лу потянулся к телефону проверить время. Семь утра. Лу застонал в подушку.

Каллисто толкнула его. — Иди давай уже, если Артуро увидит, как ты из моей комнаты выходишь он тебе прямо на месте голову оторвёт.

— Полгода можешь не переживать, я уезжаю на охоту и раньше лета не вернусь. — Каллисто вздохнула и спихнула Лу с кровати зная как долго он может оттягивать момент под названием «ещё пять минуточек».

Перед уходом Лу сел рядом с девушкой и гладил её щеку прежде чем уйти, Каллисто и не думала его отгонять, в этот момент она особенно отчётливо походила на кошку дремлющую на весеннем солнце.

***

Нико шёл с баулом за спиной и двумя забитыми до отказа сумками в руках, оттуда доносились звуки постукивающего стекла. Маг был одет в те же тоненькие штаны и рубаху, и всё ему было нипочём — он словно гулял по набережной Афин. А Диармайд был одет в самую тёплую куртку и штаны с подштанниками, купленными по совету Лу. Он вспотел от ходьбы и продрог так, словно голый по снегу шёл.

Нико бросил взгляд на Ди и сжалился над пареньком сделав привал. Маг достал из сумки серебреный кол с рубиновым навершием и какими-то витиеватыми письменами, воткнул его в промёрзлую почву по рукоять, но не отпускал. Послышался треск электричества и круг диаметром в три метра накрыл красный прозрачный купол, а снег тут начал таять и испаряться.

— Жезл Фурье — незаменимая вещь в зимних походах. — пояснил Нико зная как сильно Диармайда интересуют любые вещи, связанные с магией.

— Разденься по пояс, в пределах купола температура будет держаться двадцати градусов и скроет нас от чутья изменённых, одна беда с ним — он статический и под ним нельзя двигаться.

— Окей, теперь садись ко мне спиной — будем проводить твою инициацию.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Нико положил руки на лопатки Диармайда, кожу под ними обожгло болью. — Не двигайся, терпи. Сейчас мне нужно будет напитать твой солнечный узел энергией чтобы запустить процесс поглощения её из окружающей среды. Выдохни воздух.

Диармайд выдохнул максимально возможное количество воздуха из лёгких. Боль распространилась по венам горячей волной постепенно разогревая тело пока тепло не заполнило все клеточки. Резь в области под рёбрами была невероятной. Это походило на фантомную боль, словно оттуда вырезали часть тела и сшили.

Ди больше не мог терпеть, боль, словно от ожога стала нестерпимо сильной, и он закричал со всей мочи. Стаи ворон взлетели с присыпанных снегом деревьев оглушив возмущённым карканьем. Весь мир на миг замер как поставленный на паузу фильм. Уши заложило, а сердце горело с такой силой, что казалось оно сейчас взорвётся. И вот, когда боль достигла пика, весь мир отмер, удар сердца словно снял паузу и запустил мир вокруг. Боль начала утихать, но не исчезала совсем, оставаясь чем-то похожим на последствия изнуряющей тренировки.

Мир не изменился, но он казался другим. Засвистел ветер, прозрачный красный купол исказил его, превратив в тёплое дуновение. Когда воздух обдул кожу — по телу прошла дрожь. Ощущения мира были совсем иные, более яркие, насыщенные. Ди прикоснулся к земле, чуть тёплая рассыпчата почва из хвойных игл и камней была невероятно приятна на ощупь, запахи казались сильнее и отчётливее. Его переполняла непередаваемая эйфория, помутнившая сознание, казалось, сейчас Диармайд был способен совершить всё что пожелает. Он сжал руку в кулак и поднял её над головой, представляя как теплый ветерок поднимает его тело в воздух, и он парит. Ничего само-собой не произошло, а Нико оценив лицо парня откровенно ржал, но Ди было плевать. Он никогда в жизни не испытывал такой лёгкости и свободы.

— Боль утихла? — Нико сел на землю и наблюдал за тем, как Диармайд прыгает на месте.

— Немного, — Ди успокоился, подошёл к куполу и высунул руку наружу — её обжёг мороз, от внезапной смены температуры кожа покраснела.

— А что будет если влить такое количество энергии в человека? — Диармайд положил руку на сердце, чувствуя, как быстро оно бьётся.

— От того места через которое будет проникать поток маны начнётся некроз и быстро распространиться по тканям. Смерть будет очень быстрой, но невероятно мучительной. Некоторые люди, у которых есть врождённое сопротивление — смогут прожить подольше, постепенно сгнивая заживо, но такая участь ещё хуже.

— Нико! Пойдём! Пойдём-пойдём! — Диармайд схватил Нико за руку и попытался поднять его с земли. — Нужно быстрее идти, сейчас мы в момент доберёмся до места стоянки. Пока я такой, нужно идти быстрее я за секунду окажусь там. — Диармайд начал глубоко и жадно дышать, с каждым вздохом в лёгкие попадало тепло, оно медленно перетекало


убрать рекламу






в солнечный узел под рёбрами, а уже оттуда распространяясь по всему телу.

— Никуда мы сейчас не пойдём. Тебе нужно успокоиться и прийти в себя. Помутнение рассудка скоро пройдёт, сейчас ты упадёшь в обморок и когда проснёшься будешь в норме.

Диармайд упал на землю, он дышал всё чаще и чаще, Нико положил руки ему на плечи и опять передал часть своей маны. Пришло облегчение, разгорающаяся боль пошла на убыль, сознание постепенно покинул Ди. Нико расстелил спальник и уложил поверх него парня, время от времени он вливал в его тело свою силу ускоряя процесс мутации и стабилизируя его.

Проснулся Диармайд только через сутки, болело всё. Боль не была такой значительной как при первом переливании силы, но она была постоянной, ноющей. Чувства как были очень острыми и яркими, так и остались. Только рассудок пришёл в норму и сейчас отчётливо помня каждый миг вчерашнего дня — Ди чувствовал себя дураком.

Нико заметил, что парень проснулся. Он отрезал кусок колбасы и бросил его парню. Вкус был невероятно насыщенным и приятным, Ди не говоря ни слова с жадность вгрызся в неё.

Было утро, сильный ветер поднимал в воздух рассыпчатый белый снег, вдалеке с гор стекала незамерзшая река с поблёскивающими на солнце кусками льда на поверхности. День был очень погожим, но холодным, зимнее небо радовало приятным голубым цветом.

— Как ты себя чувствуешь. — когда Ди впихнул в себя последний кусок спросил Нико.

— Очень много энергии, легкость в каждом движении, все чувства обострены, а тело просто невероятно болит. Долго мне это терпеть?

— Несколько дней, всё зависит от силы твоего тела, чем дольше оно будет меняться, тем сильнее и быстрее будет твой рост. — Нико начал собирать вещи. — Боль — это не самое худшее. Когда она утихнет, начнётся зуд, вот он будет по настоящему ужасающим.

— Как зуд может быть хуже этой боли? Мне хочется выть и кричать!

Нико ухмыльнулся, погрузившись в воспоминания. — Ты поймешь, от зуда тебе не будет хотеться кричать, ты будешь выть не в силах себя сдержать. Это цена, которую придётся заплатить за силу.

— Теперь я адепт? — Диармайд собрал вещи и оделся, непривычная лёгкость и сила сделали этот процесс весьма трудным. Ди поломал застёжку ремня на рюкзаке просто сдавив её чуть сильнее, контролировать новообретённую силу было проблемно. Раньше он делал всё не задумываясь, а сейчас приходилось следить и контролировать силу каждого движения.

— Нет, ты мутируешь в адепта. Сила со временем будет увеличиваться, мутация прекратиться, когда пройдёт зуд. После этого, такие болезненные ощущения будут только во время перехода на новый ранг.

— Почему нельзя было сделать всё в поместье? — Диармайд прикрыл глаза, солнце казалось слишком ярким, хоть смотреть на него было не больно свет только слепил.

— Физические нагрузки сделают переход более плавным и мягким, они помогут тебя отвлечься от чувства дискомфорта и боли. Жаль, что с зудом это не поможет. Ты будешь не способен что-либо сделать, ты вообще будешь в полубезумном состоянии. Не редки случаи, когда маги без присмотра наносили себе серьёзные увечья или совершали суицид не в силах вынести чесотку. Она длиться примерно столько-же времени что и период активной мутации. Это когда твои клетки быстро меняются, превращаясь в более сильные и крепкие, способные проводить ману, от этого ты и чувствуешь эту обжигающую боль.

Теперь идти было легче, Ди без труда следовал за Нико. Слой снега доходил до пояса, но он почти не замедлял их ход. Нико, как таран, шёл впереди прокладывая путь, Диармайд следовал за ним по уже проторенной дорожке. Было холодно, но после начала мутации чувство холода даже стало приятным и желанным, оно помогало отвлечься.

Через шесть дней неспешного хода они добрались до места стоянки — это была просторная поляна в долине, окружённая со всех сторон горами. Вокруг рос старый хвойный лес, в нескольких сотнях метров от стоянки озерцо, скованное льдом. Когда они пришли во всю свирепствовала вьюга.

Худшее началось через два дня. Поначалу боль, ставшая постоянным спутником Диармайда, стала постепенно утихать сходя на нет, но на смену ей пришёл зуд. Он был очень похож на чувства, которые испытываешь, когда рана заживает. Поначалу это принесло облегчение, боль, мучавшая парня чуть больше недели — ушла. Но облегчение продлилось не долго. Легкий зуд сменился сильным желанием почесаться, и потом это чувство только усиливалось. Чесалось всё зубы, ногти и даже волосы. Диармайд до крови раздирал кожу в безумном желании облегчения, но легче не становилось. Он кричал, рыдал, звал на помощь, умолял Нико убить его, но маг только наблюдал и сдерживал порывы Диармайда. Он не давал парню прикасаться к глазам, но никак не препятствовал, когда тот ногтями раздирал собственную кожу.

Этот ад продлился одиннадцать дней. Он не спал всё это время, очнулся от этого безумия Ди тогда, когда, однажды утром проснувшись в спальнике обнаружил что чувствует себя хорошо. Осталась только боль от разодранной кожи, но по сравнению с тем, что он перенёс — это было ничто.

Над головой был натянут тент, рядом на поляне было несколько палаток под навесами из плотной, водонепроницаемой ткани.

— Наконец ты очнулся. — Нико лежал на натянутом между двух кольев гамаке и читал книгу. — Судя по тому, что я вижу — ты примерно на пике первого ранга. Поздравляю Ди, ты теперь адепт. — услышанное выбило из Диармайда дух, он адепт? Неужели наконец исполнилась мечта так долго ускользающая от него? — Как ты себя чувствуешь?

— По сравнению с прошлой неделей — просто прекрасно, болит расчесанная кожа, но это такая ерунда. — Диармайд был покрыт кровавыми струпьями заживающих ран.

— Твоя регенерация теперь значительно быстрее, раны заживут за две-три сутки. — Нико поднялся и бросил Ди железное ведро. — В озере есть прорубь, иди набери воды, тебе нужно срочно помыться, спальник мы сожжём, я специально для этого взял запасной.

Было холодно, каждый выдох обращался в облако пара, Диармайд шёл по хрустящему снегу, дорожка к озеру была протоптана но ночью шёл небольшой снег и присыпал её.

Озерцо было метров пятьдесят в ширину, его надёжно укрыли лёд и снег. На крутом берегу к воде клонились ивы, их тонкие ветви были покрыты искрящимся от солнца инеем.

Протоптанная тропка привела Ди к успевшему покрыться коркой льда прорубу. Диармайд с лёгкостью проломил тонкий лёд кулаком. Он только сейчас обратил внимание что холод уже не цепляет его так сильно, мороз отлично чувствовался, но он не приносил дискомфорт. Холодная вода была очень приятной и бодрящей.

Если поначалу окунуться в проруб на морозе казалось очень плохой идеей, но, когда Диармайд поддался прихоти и окунул руку, понял как он ошибался. Холодная вода была чудесной. Держась за лёд Ди нырнул, лучи света проникая в толщу воды через прорубленное отверстие преломлялись и под углом уходили в глубь. Видимость была просто замечательная, голубая вода была настолько чистой что можно было разглядеть водоросли на дне. Многочисленные рыбы плавали у илистого дна неспешно и сонно.

Когда Диармайд вернулся, солдаты Нико собравшиеся у костра, стали посмеиваться. Вода в его волосах промерзла пока он шёл, и они заледенели, превратившись в длинные чёрные сосульки. Когда он шёл они сталкивались и звенели.

— Думаю лучше объяснить тебе твои новые возможности. — Нико отложил в сторону книгу. — Сядь у костра, отмёрзни. — Луиджи помешивавший варево в казанке протянул Ди густой наваристый бульон.

— Нико сказал, что твёрдую пищу тебе пока нельзя, придётся восстанавливать пищеварение постепенно. — Диармайд с благодарностью принял аппетитно пахнущую жидкость.

— Не думай, что тебе теперь любая температура нипочём. Сильный маг воды, способный понижать ее температуру, сможет без проблем тебя заморозить, а его лёд надёжно тебя скуёт. На полярном круге без одежды я бы гулять не рекомендовал, если тебе охота жить, конечно. Вначале всё будет нормально, но тело для поддержания жизнеспособности будет тратить ману и когда она закончиться ты умрёшь. У тебя градусов до десяти мороза магические силы тратиться не будут вовсе. Но если температура будет опускаться ниже начнёт тратиться мана и чем холоднее, тем быстрее будет тратиться энергия. С теплом почти тоже самое, только там предел тридцать пять градусов. И не думай, что сможешь пройтись по лаве, секунды три продержишься и сгоришь.

Нико взял миску у Лу и пока всё ели повисла тишина. — Теперь про медитацию. — отставил в сторону миску наставник. — минимум пятнадцать минут в день. Потом, чем больше, тем лучше, но эффект воздействия будет падать прямо пропорционально времени, потраченному на медитацию. Я покажу тебе как это делать.

После еды Диармайд сел в позу лотоса и расслабился, следуя указам Нико он стал медленно глубоко дышать и направлять силу в её средоточие. Тем временем все солдаты отправились на охоту. Как только Диармайд после медитации поставил палатку мгновенно уснул.

***

В Ватикане была тёплая погода свойственная этой части Италии зимой. Верные служители войска христова все как один склоняли голову перед его преосвященством Папой Франциском семнадцатым. Лысый старик с круглым добрым лицом, покрытым старческими пятнами, в идеально чистой белой рясе — доброжелательно улыбнулся склонившимся перед ним и неспеша поковылял в своё поместье, переходящее от одного Папы к другому вместе с должностью. Внутренний дворик был оплетён со всех сторон виноградом, полные гроздья плодов светились мягким жёлтым светом освещая сад, окружённый со всех сторон стенами папской резиденции. За мраморным столиком вырезанным искусным итальянским резчиком сидел гладко выбритый мужчина за сорок с горбатым носом и впалыми щеками. Его серые вечно скучающие глаза буравили экран смартфона с знаком золотого креста на задней крышке.

— Ваше преосвященство. — Тут же поднялся и поклонился мужчина, как только увидел Франциска.

— Будет тебе Иннокентий, сколько раз мне говорить относиться ко мне по проще. — С отеческой улыбкой сказал Папа.

— Ещё как минимум один раз ваше преосвященство. — Чуть ниже поклонился так и не разогнувшийся Иннокентий.

— Садись дитя. Поведай мне свои тревоги. — Франциск сел напротив него за стол и обоими руками обхватил чашку с горячим травяным чаем.

— Операция в Греции идёт как вы и планировали. Деньги не потрачены зря, уже совсем скоро мы получим первые всходы. В оплоте грешником мы нашли разумных людей, внемлющих слову праведному, они также ратуют за наши цели и делают всё чтобы приблизить час торжества. — Не выражая ни одной эмоции неспеша сказал Иннокентий.

— Значит, мы скоро получим запрос на помощь церкви от Греции? — С удовольствием отпил отвара Франциск.

— Скоро они будут молить нас избавить их от засилья магов. — С торжествующей улыбкой произнёс Иннокентий

Папа кивнул. — Можете влить больше денег в еретика Фальконе, нам нельзя медлить. И ещё одно. Иннокентий, мальчик мой, я хочу, чтобы ты возглавил операцию. Мы слишком много поставили на кон и не можем здесь проиграть. — Иннокентий ничего не ответил, только смиренно поклонился с присущим ему благоговением.

***

Следующим утром Диармайд проснулся от того, что его за ногу вытащили на снег. Оглядевшись, он еще пару мгновений пытался сообразить, что происходит и почему он оказался в лесу зимой.

— Время тренировки. — Зловеще улыбнулся Нико разминаясь.

Диармайд недовольно заворчал, встал и потянулся зевнув, солнце только-только поднялось над заснеженными макушками гор предзнаменуя солнечный погожий день.

Нико заложил руки за голову ухмыльнулся. — Ну, нападай ученичок.

Парень рванул на противника, его скорость бега была непривычно быстрой, Нико просто отступил в сторону и Диармайд пробежав по инерции еще несколько метров со всей скорости врезался в ствол ели и упал, на него сверху рухнул прилипший к ветвям снег

Нико и не думал насмехаться над Диармайдом, это было ему не свойственно, он подошёл к парню и помог подняться. — Чёртова инерция. Если бы не она — сражаться было бы куда проще. Тебе нужно научиться тормозить при высокой скорости и рассчитывать, как и куда ты бежишь. Иначе опытный противник отрубит тебе голову используя твою собственную скорость. Просто выставит перед тобой меч, и ты сам себе её снесешь.

— Сражения магов и сильных адептов проходят на очень больших скоростях, умение правильно использовать эту самую скорость и есть залог победы. Почти всегда сражение ведётся холодным оружием, чем выше ранг тем меньше становится польза от огнестрела. Тебе нужно будет приступить к тренировке с холодным оружием, ну я этим сам займусь. Я, к примеру сражаюсь длинным китайским мечом. Но ты сам выберешь что тебе подходит, позже, когда освоишь основы.

— Так ты китаец? — Спросил Ди стряхивая с себя снег.

— Нет, я кореец, просто меня с детства учили китайским боевым искусствам. — Пояснил маг.

— Я ведь не могу сейчас противостоять огнестрельному оружию. Зачем спешить? — Спросил Диармайд.

Нико засмеялся. — А ты думаешь это скоро, обучить человека сражаться холодным оружием ещё и на сверхбыстрых скоростях? Этому магов учат практически с рождения.

— У тебя была тяжёлая инициация, она подняла тебя на пик первого ранга, примерно, точно не скажу у меня нет Машины Максвелла. Ты быстро взлетишь, ты ведь не адепт, а маг и пускай ядра которое само бы генерировало магическую энергию у тебя нет, твое тело куда более жадно поглощает ману из вне, что само собой делает твой рост куда быстрее чем у адептов. Ладно, хватит болтать, нападай.

Следующие часа три Нико уворачивался от атак Диармайда ставя при этом ему подножки, или швырял его как резиновый мячик по всей поляне. Закончилась тренировка тем, что Нико бросил Ди в костёр, парню ничего не было, но он ударился головой об казан и тот улетел в лес. А значит, чтобы выпить чаю, пришлось идти в лес с гудящей после удара головой и искать казан, который, к слову, погнулся от удара.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Чувство полёта и вправду незабываемое, оно потрясает и делает тебя… беспомощным. Это Диармайд прочувствовал на собственной шкуре, когда, пролетев шесть метров врезался спиной в древесный ствол. Удар выбил из него дух и сбил с толку нарушив координацию. Тренировки с Орсино были тяжёлыми и болезненными? Трижды ха! Нико — вот настоящий дьявол. Не то чтобы Ди очень возражал, новые возможности, подаренные его телу инициацией, были просто невероятны. Такая сила и скорость, такая мощь, она пьянила.

— Чему ты его учишь, летать? Так он адепт, а не маг воздуха. — Оскар наблюдал за тренировкой и с отвращением попивал растворимый кофе, другого они в поездку не взяли. Каждый глоток он делал с таким лицом словно это были помои. Ди даже не почувствовал разницы, по словам Лу он в свой кофе бросал столько сахара, что от напитка оставался только запах.

— И этому тоже. — Нико появился рядом с Диармайдом и пинком подбросил того на метр в воздух. — Умение быстро сориентироваться после падения тоже полезный навык. — Нико появился рядом с ним опять и попытался ударить, но Ди схватился за его ногу и держась за неё как за опору ударил подошвой прямо в нос. — Неплохо. — Не сдвинувшись с места после удара прокомментировал Нико. ОН даже не пошатнулся, казалось, Диармайд ударил монолитный бетонный столб, боль в пятке почувствовалась не сразу.

— Так, мы идём с парнем на охоту, или ты передумал и я сегодня просто отдыхаю в лагере? Если тренировка продолжится — пацан опять получит сильную травму.

Нико осуждающе закивал головой. — Как ты можешь так бездушно говорить про травмы моего ученика? — посмотрел на Оскара он, — но чему я удивляюсь, ты же рыжий — у тебя нет души.

Оскар закатил глаза, эта глупая шутка стала ему настолько привычной, что даже ему иногда казалась смешной. Нико и Лу, который за долгое время пребывания под его влиянием перенял часть привычек наставника, не редко грешили настолько глупыми розыгрышами и шутками, что из-за своей тупости они казались смешными. Это был не тот случай.

Диармайд одним прыжком поднялся на ноги. Он был бодрым и собранным, и что больше всего удивило Оскара — пацан начал улыбаться и проявлять эмоции. Подметив это Луиджи сказал: — «словно живой труп ожил и захохотал». И он был полностью согласен со сравнением. Только глаза мальчика все-равно оставались пустыми, он нередко уходил в себя, возвращая уже столь привычное отрешённое выражение.

— Нико, я правда хочу поохотится. Уже неделя прошла, а я от лагеря не отходил дальше двухсот метров. И то это было тогда, когда ты моей головой казан в полёт отправил и послал меня же его искать. У меня такое чувство, словно я в квартире заперт, а не нахожусь в лагере посреди гор. — Диармайд поскрёб прилипшую к рукам сосновую смолу.

— Иди одевайся, я отдохну от вас хоть немного. Столько джина с собой притащил, а выпил только бутылку. Я словно в нормального человека превращаюсь. — Нико исчез и появился на гамаке с книгой и уже открытым джином.

— Что? — Нико опустил книгу и посмотрел на Оскара. Он молчал, очень тщательно подбирая слова.

— Ты слышал, что говорил про пацана Лу? Ну, про то, что он ожил? — неуверенно, что для Оскара было необычно, спросил он.

— А, ты про его эмоции? Ну из-за этого мы и проводили инициацию не в поместье, а здесь. — Нико поднял книгу и вернулся к чтению, но Оскар не уходил, а раздумывал над своим следующим вопросом.

— Тебе не кажется, что он похож на Орсино? — Нико загнул страницу книги, поняв, что сейчас почитать ему не дадут и положил её на пень рядом с гамаком служившим ему столом.

— Их ситуации и вправду похожи, но не совсем. Видишь ли… как бы это лучше тебе объяснить? — Нико зачесал назад волосы рукой, как всегда делал, когда размышлял над чем-то. — Представь, что личность человека состоит из мозаики. У Ди из-за его состояния сложены не все фрагменты, часть отсутствовала из-за непройденной инициации, часть из-за отсутствия кристалла. Когда я провёл её — часть фрагментов встала на место и его личность стала более целостной, полноценной, яркой. Тени работают по этому же принципу, именно потому их и называют инструментами, а не исполнителями. Они делают что им скажут, и живут как им скажут. Чем больше я задумываюсь над этим фактором, тем поразительнее мне кажется мальчик. Его сила воли и личности настолько сильна — что он преодолел свои недостатки и благодаря сильным желаниям шёл вперёд. Представь каков он будет если каким-то чудом станет завершённым?

— Я не понимаю, ну сильная у парня воля, и что? В чем тут потенциал? Почему все с ним так возятся? Ты, Орсино, Артуро, Сандро?

— Такие люди особенно опасны Оскар. — лицо Нико исказила зловещая улыбка. — Они не боятся силы своих врагов, они готовы пойти на любые жертвы лишь бы получить желаемое. Они одержимы, живут ярко и очень быстро сгорают. Вот каков Ди. Вот чего от него хочу я, чтобы он горел! Я хочу увидеть — как этот малыш прогнёт реальность под свои нужды или сгорит так ярко, что осветит эту скучную эпоху. Думаю, это замечают многие. Просто пока что абсурдным это не кажется только мне. Ты увидишь, если он выживет — мир запомнит его имя.

— Я ничего не понял. — вздохнул Оскар. Нико только распевал дифирамбы пареньку, едва ставшему адептом с таким лицом — как будто он говорил про какого-то мессию. Это звучало настолько бредово что… Ну просто это выглядело очень глупо со стороны. Этим объяснением Нико только сильнее запутал Оскара.

Диармайд уже вылез из своей палатки и был полностью собран для охоты. Одежда не была такой неудобной как та, которую приходилось одевать Ди до инициации. Теперь холод был просто побочным фактором, не столь значительным, чтобы замедлять из-за него свои движения. Поэтому он был одет в белую камуфляжную форму, не слишком холодную чтобы не замёрзнуть, но и не мешающую быстро передвигаться.

Оскар уже был собран. Они направились в сторону гор. Неважно как быстро старался бежать Диармайд, он едва успевал нагнать Оскара. Как только казалось, что он его нагоняет, Оскар ускорялся и Диармайду приходилось прилагать ещё больше усилий.

Привал сделали только спустя час интенсивного бега. Ди жадно глотал холодный воздух, стараясь как можно скорее восстановить силы. Оскар стоял рядом и поглядывал по сторонам изучая окружение. Они были в зимнем высокогорном лесу, склон горы был крутым. На скалистой местности, цепляясь корнями за камни, рос старый нетронутый лес. Рядом с лагерем искать изменённых не стоило, Нико распугал всех перспективных своим присутствием, но Оскар все-равно время от времени останавливался и оглядывал следы выискивая аномалии. Он иногда косился на Диармайда, парень просто стоял столбом и наблюдал за его действиями, он был сосредоточен и собран.

— Оскар, ты адепт какого ранга? — спросил Диармайд отдышавшись.

— Четвёртый. — Оскар снял маленький клочок шерсти с древа и принюхался.

— Можешь показать мне свою максимальную скорость? — Диармайд выпрямился и достал из-под куртки флягу с водой.

— Могу. Почему нет? — Оскар скинул рюкзак на снег и рванул с места, его скорость была потрясающей. Он расплывчатым, но хорошо различимым силуэтом скользил между деревьев подкидывая в воздух снежные комья.

— Раньше я не мог различить такую скорость. — сказал Диармайд, когда Оскар прибежал обратно. У него небылиони одышки, ни каких-либо других признаков усталости. Это означало, что такую скорость он мог поддерживать длительное время.

— Твоё тело меняется, первый ранг это как преддверье. Тебе позволили краем глаза взглянуть в мир магов, наблюдать со стороны и быть его участником — это абсолютно разные вещи, ты скоро это поймёшь.

— А ты можешь различить движения Нико? — для Диармайда передвижения мага казались нереальными, он словно телепортировался из одной точки в другую.

— Нет, Нико перешёл на шестой ранг. Я его едва мог разглядеть на пятом, но сейчас, он просто невероятно быстр. И ещё его элемент, он не просто так считается одним из сильнейших. Молния дает магу невероятную силу, скорость и способности обнаружения. От таких не скрыться, это один из немногих классов способных сражаться с представителями других стихий на несколько рангов выше. Скорость Нико просто на запредельном для меня уровне.

Оскар надел рюкзак. — Ди, ранга до третьего прогресс значительный, но его можно нивелировать опытом или умом, как ты сделал в спарринге с Адамом. Только после, чем выше маг и адепт будет подниматься, тем значительнее будет разница в объемах маны в их телах. Каждый прорыв увеличивает силу вдвое, только вот выше четвертого ранга поднимаются единицы. Не думай, что Нико самый сильный. Он талантлив, без сомнения, но есть очень много монстров куда талантливее его, но и их он побеждал, тех, кто обладал большим чем его собственный объём энергии. Знаешь почему?

— Навыки, знания, разрушительная сила молнии? — раз его элемент даёт владельцу большие преимущества, значит факторы личных качеств могут склонить чашу весов в свою сторону.

Оскар одобрительно кивнул. — Все верно, вместе его умения складываются в очень опасное сочетание. Мой тебе совет, если тебе предстоит сражаться с магом молнии — или убей его хитростью, или беги. Эти гады слишком сильны, хорошо, что их мало.

— Как ты смотришь на то, чтобы мы разделились? Нико говорил — ты хороший следопыт. Обойдём эту гору с двух сторон, так осмотрим большую местность, может найдём кого наш капо ещё не запугал?

— Идёт.

Гора была не маленькой. Её крутые скалистые склоны в многих местах были труднопроходимыми, особенно зимой. Приходилось планировать свой маршрут наперёд. К вечеру небо стянули белые тучи и посыпал мелкий сухой снег, становилось прохладнее, поднялся ветер.

Диармайд шёл с легкостью. Набитый рюкзак был для него таким лёгким, что казался пустым. Нико был прав — к силе и другим бонусам инициации Ди привык очень быстро.

Никаких следов изменённых животных Диармайд пока не обнаружил, искать следовало следы с необычными отметинами. Их целью были звери третьего-четвёртого ранга, у таких были заметные проявления элемента. К примеру — если бы был огненный зверь, снег вокруг его тропы оплавился бы и остыв превратился в лёд. Но это самый простой случай, описанный в книге.

Было только пять вечера, начало смеркаться. Мало того что была зима, так ещё и солнечный диск закрыла собой соседняя гора и темнеть стало раньше времени.

Диармайд пробирался через молодые еловые заросли, с каждым его шагом становилось всё холоднее. Пройдя метров двадцать и выбравшись на каменную проплешину потеплело. Разница была столь значительной, что парень из любопытства вернулся, выискивая источник холода. Чем ближе Ди подходил к источнику холода — тем меньше растительности ему встречалось, пока не остались чахлые, едва живые молодые ростки. В центре неестественно ровного круга, на промёрзлой земле росла полынь. Диармайд узнал растение только по характерному запаху. Его цвет был синевато-зелёным, а от листков поднимался густой белый пар. Холод рядом с растением был просто невероятным, Диармайд промёрз до костей. Парень остановился, подходить ближе было опасно.

Рядом захрустел снег и к нему подбежал Оскар, он обогнул гору значительно быстрее и поспешил к Ди.

— Хорошо что ты не стал подходить ближе, это растение очень опасно.

— Льдистая полынь, так? — спросил Диармайд не сводя взгляда с синеватых цветков которые у обычной полыни жёлтого цвета, белый пар над ними казался особенно густым.

— Похоже ты не зря столько времени проторчал в библиотеке. Жаль только это не наш профиль, растения ранга пятого не меньше, смотри какие температурные искажения над цветами. Пар поднимается из-за сверхнизкой температуры. Сейчас, зимой, как раз период цветения. Именно её используют для изготовления популярного наркотика «лазурная пыль», а ещё как сильное обезболивающее и галлюциноген.

— Я видел эффект от неё, не понимаю зачем принимать что-то настолько сильно туманящее сознание. — Диармайд вспомнил как Паоло подсыпал порошок в стопку Сидониса.

Оскар пожал плечами. — Кто-то хочет забыться и уйти от проблем, кто-то хочет отдохнуть и изменить сознание, лазурная пыль славиться тем — что принявший её очень часто и резко меняет настроение. Но я с тобой согласен, сам бы тоже никогда не стал принимать эту дрянь. Распространением порошка в Афинах занимается клан Венизелос. У нас с кланами под патронажем Отцов Ночи натянутые отношения, потому срезать его будет пустой тратой ресурсов. Просто так это растение не сорвать, тут нужна подготовка и специальные инструменты. Из присутствующих только Нико может сорвать его без вреда для здоровья.

— Это будет бессмысленная трата моих сил. — послышался голос мага откуда-то сверху. — У меня уйдёт слишком много энергии чтобы защититься от обморожения, а как сказал Оскар, рынок её сбыта контролируют Отцы Ночи.

Диармайд не сразу разглядел Нико, он висел вниз головой, обхватив ногами ветку бука и курил сигарету. — Что? — заметив пристальный взгляд Диармайда и Оскара спросил он, выдохнув дым.

Ещё немного посмотрев на льдистую полынь, они втроём продолжили путь, пока с Нико по рации не связалась Констанция. Она сообщила что нашла вепря четвертого ранга. Попрощавшись Нико исчез, его путь можно было чётко рассмотреть из-за снега поднятого в воздух сильным порывом ветра.

У них с Оскаром дела шли неважно, удалось убить только синицу третьего ранга. Она была размером с голубя и вокруг неё крутились маленькие смерчи, они захватывали падающие снежинки и кружили их вокруг птицы. Оскар положил тело целиком в металлический контейнер для хранения. Даже Диармайд нес несколько таких, они могли сохранять ингредиенты сроком до семи месяцев без дополнительной подпитки энергии. Чем собственно и руководствовался Нико, определяя длительность охоты.

Повезло Диармайду только спустя два дня, они с Оскаром опять обходили гору с двух сторон, когда он наткнулся на странный лисий след. Он был больше обычного, что характерно для изменённого животного, а вокруг него в снегу были проделаны многочисленные маленькие рытвины. Диармайд тут-же достал рацию и вызвал Оскара. Он примчался спустя два с небольшим часа, прибежал с одышкой. Оскар осмотрел след и сразу схватился за рацию, пришло время вызывать Нико.

— Босс, приём, Ди нашёл след лисы, судя по снегу это минимум четвёртый ранг, элемент воды. На снегу отчётливо видны следы ледяных кинжалов.

***

Артуро сидел у себя в кабинете. Он вообще в последнее время редко из него выходил. Дон чувствовал надвигающуюся бурю и старался сделать всё, чтобы клан Фальконе в ней уцелел, но что он мог сделать? Опасность грозила ему со всех сторон и иногда Артуро удивлялся как их ещё не уничтожили, ведь у многих для этого было не мало поводов.

Сейчас он складывал кристаллы в кейс со специально подготовленными для этого ячейками. Каждый камушек, отливал соответствующим стихии цветом и искрился. Каждый стоил минимум пять миллионов драхм. Огромная сумма для слабеющего клана. Единственным их спасением сейчас был Нико и вот такие вот подачки сильнейшим. Сколько он ещё сможет продержаться? Сколько он ещё будет нужен?

Вложив камушек светящийся тёмным, насыщенным, ультрамариновым светом в последнюю свободную ячейку Артуро со вздохом закрыл кейс. На парковке его уже ждал Сандро возле собственного роллс-ройса. Сандро открыл перед Доном дверь и сел за руль. Ехали в город в абсолютной тишине, Сандро вначале включил музыку, но почувствовав на себе взгляд босса быстро выключил её.

КПП остановило их только на миг, мельком взглянув на документы, спартанцы уважительно кивнули и пропустили машину. Загруженный чёртовыми пробками мегаполис был живым, яркие вывески с кричащими названиями привлекали клиент


убрать рекламу






ов, весёлые крики заглушали даже шум машин. Ночь была пасмурной, как и настроение Артуро.

Их путь лежал к самой шикарной гостинице Афин — «Ночной эдельвейс». Для обычных людей это роскошнейшее заведение — место для избранных, где проводят свои встречи самые влиятельные люди Греции. Для тех, кто живет в мире мафии — это место встречи с Отцами Ночи, совета из тринадцати криминальных семей, контролирующих подпольный мир Греции.

Тут у особого лифта стоит швейцар, могущественный маг смерти двенадцатого ранга. Он кивнул Артуро и отошёл в сторону пропуская Дона в лифт. Быстрый подъем и двери открылись в коридоре с античными колоннами, подпирающими облицованный чёрным мрамором потолок, он поблёскивал как звёздное небо.

Артуро сделал глубокий вдох и открыл массивные дубовые двери с изображением девяти кругов ада из поэмы «Божественная комедия» в конце коридора. Кабинет за дверьми был полон предметов искусства, полумрак разгоняли только горящие синим огнём цветущие эдельвейсы. На массивном кресле, больше походившем на трон, сидел сухой, высокий старик. Он был настолько худым — что, казалось, бледную кожу натянули на человеческий скелет. Внимательные, живые глаза были властными и суровыми. Старик был одет в серую бесформенную хламиду и пил из пиалы кипячёную воду с лепестком жасмина. Его голова была абсолютно лысой и исписанной древнегреческими надписями, на лбу было вытатуировано две фигуры скелетов протянувшими свои мечи к носу мужчины. Он был стар, очень стар, но могущество этого человека было неоспоримым, это чувствовалось даже в воздухе.

Артуро низко поклонился. Перед такими людьми спина гнулась у многих инстинктивно, тут не было ничего постыдного, ведь Дон знал силу этого человека. Артуро поставил кейс на стол.

— Присядь. — властно указал хозяин кабинета, его голос был потусторонним, от мощи стакан на столе задребезжал как во время землетрясения. Артуро не смел заговорить пока ему не зададут вопрос. — Шесть лет назад, ты бежал из Италии и молил меня сидя в этом самом кабинете о милости, которую я тебе и предоставил, в обмен на реликвию вашего клана. Единственное условие, поставленное тебе — соблюдать наши законы. Один из главных законов — разделение мира кланов и обычных людей. Ты можешь творить всё что угодно до тех пор, пока это заметно не влияет на их мир. Как, по-твоему, три десятка трупов, всплывших в доке, сочетаются с этим правилом?

— Аид, этот вопрос вы должны задать Виванни, это они убили моих людей… — поспешил оправдаться Артуро.

— Я задаю этот вопрос тебе! — Аид повысил голос и казалось, что весь мир замер в ожидании. — Виванни откупили свой долг, но ты тоже к этому причастен. Что ты мне на это ответишь? — Зрачки старика загорелись жёлтым цветом, а его белок был абсолютно чёрным и когда ты смотрел в его глаза, казалось, что они пожирают душу.

— Я… я не знаю, что сказать. — Дрожащим голосом ответил Артуро.

— Артуро, ты можешь идти. — Успокоившись сказал Аид. — Это твоя последняя ошибка, ещё один проступок и…

— Я благодарю вас. — Артуро поднялся с кресла и низко склонился. — Подобное больше не повторится. — Аид небрежно махнул рукой и Артуро поспешил удалиться из кабинета как можно быстрее.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

После разговора с Нико по рации Оскар казался обеспокоенным. Диармайд отправился на поиски ужина, пока Оскар пошёл разведать след чуть дальше, а затем обустроить им место ночлега.

Скорость передвижения Диармайда не то чтобы стала намного быстрее, больше всего выросла выносливость позволяющая передвигаться в самом быстром темпе длительное время. Увеличилась острота зрения и чувствительность запахов, но вопреки ожиданиям резкие запахи не вызывали отвращения.

Первым ему попалась олениха, только вот её мяса было слишком много для двоих, поэтому ненадолго задержавшись и полюбовавшись зверем Ди отправился дальше. Требовалось что-то небольшое и калорийное, типа пары зайцев, птица тоже подошла бы, но зайцы были предпочтительнее.

Серое пятно замерло на миг, заметив Ди и дало дёру, передвигаясь короткими быстрыми прыжками. Заяц был шустрым, но Диармайд шустрее. Он нагнал зверька и вонзил ему нож в основание шеи. Потом ещё один нашёлся на проплешине лиственного леса рядом с замерзшим водопадом горного ручейка. Пришло время возвращаться.

По пути назад Ди наткнулся на удивительную картину. Посреди зимы, рядом с яблоней, зеленела трава. Листья молодого деревца были красными, тонкие ветви клонились к земле под тяжестью плодов. Красные, чуть тёплые яблоки были с неровной текстурой, причудливые бугристые завихрения покрывали всю кожуру. Сильный, сладкий аромат пробуждал аппетит. Диармайд захрустел твёрдым сочным кисло-сладким яблоком, это было просто невероятно вкусно. Он нарвал полдюжины яблок и вернулся к месту, где они с Оскаром разделились. Прошёл вдоль следа лисы с километр, потом свернул в сторону, куда вели следы человека.

— Нико говорил правду, ты хорошо читаешь следы. — Оскар уже заканчивал подготовку лагеря, натягивая над спальниками водонепроницаемое полотно.

— Не то, чтобы зимой было сложно пройти по чёткому следу. — Ответил Ди сложив рядом с костром яблоки и пару зайцев

— Пламенная яблоня? Неплохо, нам бы хватило и яблок, за зайцами охотится было не обязательно. — Оскар поднял плод и с наслаждением откусил кусок. — Из плодов первого ранга делают элитный сидр, стоит просто невероятных денег, но его вкус — это просто нечто.

Диармайд пожал плечами. — Я читал про него в справочнике Эдельштейна. Знаю, что плоды первого ранга безопасны для обычных людей и не вызывают никаких негативных последствий, но второй ранг и выше безопасно могут употреблять в пищу только маги и адепты. Он незначительно стимулирует рост магической энергии. Те, что превышают пятый — в пищу слабым магам не годятся, они сгорят изнутри, если вообще умудряться хотя-бы раз укусить раскалённый до невероятной температуры плод.

— Насколько я знаю стимуляция роста маны настолько незначительна, что про неё даже не упоминают. — Кивнул Оскар, проглотив кочан яблока вместе с черенком.

Яблоки были настолько сытными, что несмотря на то, что это был первый приём пищи за день, зайцев они доедали через силу. Сон пришёл не сразу, в сумерках началась метель, свист ветра долго мешал уснуть. Вой волков, звуки ночных птиц и другие непонятные шумы будоражили воображение.

Нико пришёл только под утро, он хромал, штанина правой ноги была окрашена в красный цвет. Лицо бледное и уставшее, Диармайд впервые увидел его вспотевшим.

— Утро доброе, мой юный ученик. Как тебе охота? — вымучил улыбку Нико.

Диармайд подскочил и подбежал к нему. — Что случилось?

— О-о-о, ты волнуешься за меня? Это так ми-и-и-ло. Но парень, тебе ещё лет пятьдесят тренироваться, чтобы ты мог позволить себе такое. Это царапина. — небрежно отмахнулся маг.

— Быстро собирайте лагерь, я хочу покончить с этим зверьком побыстрее и отдохнуть, сейчас мне нельзя медлить. — Оскар и Диармайд засуетились собирая снаряжение. Десять минут и они уже направились вдоль присыпанного снегом следа.

Их вёл Диармайд. Парень шёл и время от времени разрывал пушистый свежий снег, нападавший ночью поверх отметин оставленных лисой. Убедившись в том, что они идут в правильном направлении, шёл дальше. Они передвигались на максимально доступной Ди скорости, несмотря на свою рану Нико не отставал.

Погода была неплохой, небо затянули белые облака, но ни снега, ни ветра не было. Лиса петляла по лесу в поисках пищи и их путь не был прямым, животное они нагнали только после обеда, когда время уже клонилось к вечеру. Это случилось в просторной долине, где деревья не закрывали обзор, из-за особенностей изменённого его было легко разглядеть издалека.

— Чтоб мне в водах Лето искупаться! — выругался Оскар. — Пятый ранг!

Не заметить природную аномалию вокруг животного было сложно, купол из беснующихся снежинок и ледяных осколков вихрём кружился вокруг зверька. Саму лису увидеть было невозможно, только её влияние на окружающую среду.

Нико с горечью вздохнул и достал из кармана вырезанный из нефрита пузырёк с жидкостью, он был необычным, зелёный отполированный камень пронизывали тёмно-синие жилы. Нико откупорил зубами пробку и закатил штанину. Из бутылки пахло спиртом и лекарственными растениями. Маг сделал глубокий вдох, как ныряльщик, прыгающий в водоём из большой высоты и вылил зелёную жидкость на глубокую рваную рану на бедре. Поначалу ничего не происходило, но спустя минуту жидкость в ране начала закипать, шипеть и дымиться. Нико сжал желваки и схватился за дерево. От силы его хватки древесина треснула и в его ладонях обратилась в прессованную труху. Когда рана перестала дымиться, Нико положил сверху ладонь, она загудела и покрылась электричеством, когда он её убрал — на месте раны уже была молодая кожа.

— Не повезло с вепрем. — ответил он, заметив обеспокоенный взгляд Диармайда. — У него был элемент земли с паразитическим эффектом воздействия. Когда кабан меня ранил, его мана проникла в тело и стала блокировать течение энергии в моём организме и сделала невозможным заживление раны. Если бы это был четвёртый ранг, я бы справился с ним и с вашей помощью, используя только физическую силу. Но против пятого пойду только я. Лекарство полностью извлекло чужеродную энергию и я смог залечить травму, но восстановление после его использования очень неприятное, потому я и оттягивал применение его до конца. Ди, Оскар, ждите здесь, со зверем разберусь я сам. — Нико согнул колени и взмыл высоко в воздух, оставив вмятины на промёрзлой земле.

Нико приземлился рядом со снежным куполом, он окутал себя пульсирующей мембраной из молний, получилось удержать эффект только со второго раза, первый щит продержался всего секунду. Он направил большую часть подконтрольной ему маны в ноги и промчался через купол. Ледяные осколки норовили пробить его щит, но он выдержал, промчавшись через купол Нико нашёл Лису. Зверь был прекрасен, абсолютно белая лиса размером была с овчарку, её шерсть искрилась как снег под солнцем, а голубые глаза сияли тёмно-аквамариновым цветом. Зверь не дал выпрыгнуть Нико из своего пространства контроля, непрерывный град острых ледяных осколков обрушился на него и пробил щит, часть вонзилась в левую руку.

Нико обнажил свой меч, длинное, прямое, узкое лезвие окутали кривые нити синих разрядов. Нико метнулся на всей доступной ему сейчас скорости к изменённому и постарался вонзить меч в шею, но лиса была быстра и отскочила всторону, клинок ранил только ногу. Лиса взвыла и укусила Нико в ответ, прямо в то место, где он был ранен кабаном. Она отгрызла добрый кусок плоти, место укуса мгновенно заледенело. Нико отскочил в сторону на несколько метров, лиса прыгнула на него, маг влил почти всю энергию в меч и метнул его.

Раздался громкий визг, меч перерубил хребет и приколол животное к камню пробив шею. Монстр ещё извивался и пронзительно визжал, жизнь покидала его тело, капала ярко-красная кровь, от неё исходил густой, белый пар. Нико обессиленный рухнул на снег прямо там, где стоял.

Диармайд и Оскар подбежали к нему, как только купол метели развеялся. Нико был в ужасном состоянии, его дыхание было тихим и прерывистым.

— Нико, ты как? — подбежал к наставнику Диармайд и присел рядом с ним.

— Не подумай, что я такой слабый. — тихо сказал он. — просто зелье «объятие чистоты» избавило меня от чужеродной энергии в организме, но дестабилизировало мой поток маны. Повезло что вообще щит сработал.

— Оскар! Подставь контейнер под лису чтобы кровь стекала туда. Только следи чтобы она на тебя не попала! — Нико не хватало сил даже чтобы повернуть голову.

— Уже сделал босс. — Оскар сделал это в первую очередь подойдя к месту схватки.

— Почему у крови волка, которого ты мне позволил вскрыть, не было подобных эффектов? — Диармайд смотрел на густые клубы пара растекающихся по земле как вода.

— Потому что я поглотил его силы, это особенность магов молнии, только мы можем поглощать энергию нашей стихии становясь сильнее. Это было рискованно и глупо, но я слишком сильно хотел продвинуться на следующий ранг и решился. — Нико попытался подняться, но тело не слушалось его, и он обречённо рухнул на землю.

— Не понимаю, зачем ты так рисковал. Почему не подождал пока не поправишься?

— Потому что это слишком большая сумма денег, чтобы допустить хотя бы возможность её упустить. Не думай, что у меня не осталось козырей в рукаве. Она бы меня не убила, а полтора миллиона драхм стоили небольшого риска.

И многие согласились бы со словами Нико, полтора миллиона это огромные деньги! Для обычного человека такой суммы хватит не на один год сытой, расслабленной жизни.

Когда Нико стало чуть лучше, он выпил ещё одно зелье, в точно таком-же нефритовом пузырьке, восстановившее часть его сил и аккуратно разделал тушу лисы сложив все органы по контейнерам.

Как-то вечером, когда все солдаты кроме Ди были на охоте, сидя у костра, Нико спросил. — Какое твоё оружие?

— Беретта. Ну ещё я использую твой кинжал, когда перехожу в ближний бой. — растерялся Диармайд.

— Не юли! Назови мне оружие, которым ты умеешь сражаться! — разозлился Нико.

Диармайд ответил не сразу, затянулась тишина, прежде чем он переборол себя и ответил. — Два копья, одно длинное, два с половиной метра, другое короткое, примерно метр пятьдесят в длину.

Нико смерил Диармайда странным взглядом. — Я не вру! — тут-же ответил Ди.

— Я это понял, просто это весьма… необычный выбор оружия, больше ничем не умеешь сражаться?

— Ещё мечи, средней длинны. — вздохнул Ди, — но они больше как вспомогательное оружие.

— У меня есть гладиус, меч образца римской империи. С завтрашнего дня ты приступишь к тренировкам с холодным оружием. Маги и адепты в первую очередь убивают друг друга им. Меч который я тебе дам, конечно не высшего качества, но ранга до четвёртого тебе его хватит.

Следующие дни пока Нико поправлялся, Диармайд до крови стирал руки махая коротким мечом, лезвие было длиной сантиметров пятьдесят. Меч был лёгким, удобным в управлении, но спустя часов пять тренировки ударов по деревьях, под непрерывной бомбардировкой из шишек — его вес казался весом целого мира. Кровавые мозоли болели ужасно, но Нико был непреклонен, тренировки продолжались.

Когда маг поправился и сам взялся за тренировки Ди, парень понял, насколько велики его навыки фехтования. Хотя Диармайд очень старался умереть, напоровшись на меч Нико. Маг каким-то чудом успевал убрать лезвие и после такого финта Ди часто получал навершием по голове или по рёбрам. Чистые, плавные, завораживающие движения длинного меча были восхитительны. Нико сохранял преимущество даже когда Диармайд подбирался к нему вплотную и по идее его более короткий меч имел бы большую свободу действий.

Когда Ди проснулся утром после тяжелой тренировки, руки болели просто невероятно, даже его значительно улучшенная регенерация не справлялась с повреждениями, стёртая кожа и плоть зудели и болели одновременно. Но после инициации подобные мелочи мало его беспокоили.

Все вернулись с охоты и у костра в центре лагеря было шумно. Диармайд потянулся и направился к ним. У входа под навес валялся сильно избитый Луиджи.

— Что случилось? — спросил Диармайд.

— Лу подбросил мясо в кашу Констанции. — Ответил Оскар, помешивая варево в котелке. Девушка гордо отвернулась и скрестила руки на груди.

— Оно там живое? — спросил Нико как обычно читающий книгу в гамаке.

Констанция пнула Лу и тот застонал. — Вроде шевелится. — Ответила она.

Диармайд помог Лу подняться и усадил его на пень.

— Честное слово Лу, иногда я очень сомневаюсь в твоих умственных способностях. Вот нахрена ты злишь Констанцию? Ты мазохист? Или может ещё не повзрослел достаточно и не знаешь как выразить симпатию к девушке?

— Зато было весело. — распухшими губами с трудом ответил Лу.

— Ты ведь сильнее всех нас кроме Нико, мог бы и посопротивляться хотя-бы ради приличия. Как ты в таком состоянии на охоту пойдёшь? — Спросил Оскар.

Лу ничего не ответил, просто пожал плечами и всё.

— Как идут твои тренировки? — спросил Лу у Диармайда, в ответ парень показал стёртые до крови ладони. — Неплохо! Босс знает толк в извращениях, ты с ним не пропадёшь. — Оскар вздохнул и осуждающе покачал головой, Кир укутанный в несколько одеял и трясущийся от холода впервые подал голос хихикнув.

— А в чём проблема? Мясо было испорченное или что? — не понял причину конфликта Диармайд.

— Я вегетарианка, — ответила девушка, — не хочу есть плоть других животных, мне их жалко.

— Эм, ты ведь охотишься на них. — удивился Ди.

— Парень не ищи логику в женских принципах, там ты её точно не найдёшь. — хохотнул Нико.

Констанция стрельнула в него недовольным взглядом. — Может ты тоже хочешь нормальной еды? — спросила она у Диармайда.

Ди заметил, как все притихли и наблюдали за ситуацией, казалось, даже Кир перестал труситься.

— Нет, спасибо. — решил Диармайд, подметив как Лу едва заметно закивал головой.

— Очень правильное решение. — подал голос Оскар. — Мы, адепты, выносливые, но не думаю что её стряпню не сможет пережить даже Нико. — повисла тишина, потом внезапно всех словно прорвало от хохота, Констанция тоже не смогла сдержать смех.

Следующим утром за тренировкой Диармайда наблюдали все. Нико безжалостно гонял парня, жестоко карая его за любую ошибку.

— Запомни, манёвренность всегда будет важнее скорости. Лучше сражаться медленнее своего предела, но иметь возможность вовремя отреагировать и отразить атаку, чем бросить все силы в один удар. Это срабатывает только с теми, кто атакует неожиданно. Твоё фехтование приходит в норму, ты и вправду достоин называть меч своим побочным оружием. Хотел бы я увидеть на что ты способен с копьём, только ничего такого у меня нету. Сейчас это один из наименее популярных видов холодного оружия. Таким разве что спартанцы пользуются, да и то это скорее дань старой традиции.

— Я могу показать. — Диармайд отошёл в сторону и срубил мечом два ровных молодых деревца орешника, быстро обтесал их подогнув под нужный размер, засунул меч в ножны болтающиеся на поясе и встал в странную боевую стойку напротив Нико. Длинное копьё в левой руке он выставил вперёд, а то, что покороче, отвёл в сторону.

— Нет, стоп, так будет не интересно. Кир, дуй сюда, ты будешь противником Ди. — Альбинос надулся и недовольно глянул на Нико, но пошёл к навесу и сгрузил на стул одеяла, в которые вечно кутался.

Он не использовал никакое оружие, был расслабленным и спокойным. Диармайд подходил не спеша, внимательно наблюдая за противником. Кир попёр на него в лоб, но Диармайду удалось оттеснить его, используя длинное копьё. Он целил в голову и наносил быстрые точные удары. Кир с улыбкой, без проблем отводил деревяшку в сторону, просто отмахиваясь от неё руками, пока ему точно в центр лба не прилетела вторая более короткая имитация копья. Диармайд заставил Кира сосредоточиться на одном своём оружии и нанес удар вторым тогда, когда противник меньше всего ожидал.

Кир схватился рукой за копьё и дёрнул его на себя вырвав из цепких рук Ди, на древесине остались кровавые следы. Кир быстро приблизился и вырубил Диармайда точным, сильным ударом в темя, парень отключился.

— Это что было? — нарушил абсолютную тишину Оскар.

— Это называется недооценить противника. — ответил Нико.

— Да это палка обычная была. Будь это настоящий бой, я бы его за секунду вырубил как сейчас. — Кир подбежал к остальным.

— Кир, он сражался не копьями, а палками без какого-либо баланса и сделал тебя чисто навыком владения оружием. — Блеснул на миг загоревшимися глазами Нико.

На следующий день Диармайд проснулся от боли во всем теле. Солнечный нерв горел, волны тепла и спазмы боли растекались по всему телу. Диармайд сел в позу лотоса, Нико предупреждал что он скоро перейдёт на следующий ранг. Но не думал, что это случится так быстро.

Глубокий вздох Ди сделал через силу, преодолевая нарастающее чувство боли. Теплота с лёгких перетекла в солнечный нерв и боль немного утихла. Каждый новый вздох приносил кратковременное облегчение. Боль чуть выше живота дошла до пика, казалось, что внутри его тела был раскалённый метал. Всё тело покрыл пот. Уши заложило, а в глазах помутилось и мир вокруг потерял свою чёткость и… взрыв! Облегчение пришло мгновенно, боль пропала, а по телу прошла волна тепла. Диармайд перешёл на второй ранг.

***

В лесу во всю бушевала весна, снега только недавно растаяли а зелёная поросль уже во всю захватывала главенство. Почки на деревьях уже зеленели проклюнувшимися молодыми листьями, первые цветы радовали глаз яркими красками, птицы распевали оды теплому ветерку.

Диармайд на полной скорости несся по лесу, мир смазывался. Ди сконцентрировав взгляд вспомнил слова учителя: — Нико говорил — ранге на пятом восприятие усилится настолько, что он будет видеть мир чётко даже на такой скорости. Приятную пробежку портил только тяжёлый рюкзак на спине.

Он остановился возле высокой ярко пылающей оранжевым огнём ольхи, это приметное дерево было прекрасным ориентиром, деревья пятого ранга встречались крайне редко, а по заметности огненный элемент превосходил большинство.

Где-то в этом месте обитал медведь третьего ранга, которого Диармайд приметил во время прошлых вылазок. Ди уже и сам перешёл на третий ранг и решился попробовать себя в бою с этим монстром, используя в качестве оружия только свой клинок. На всякий случай его пистолет был заряжен пулями с сердечником из кристалла, собственная жизнь бесценна.

Диармайд уже подготовил клинок к бою, сердце, как всегда, при охоте на сильного зверя начинало быстро колотиться. Местность заросла густой растительностью, казалось что здесь был разгар лета. Буйное разнотравьяе укрывало с головой, путь вперед приходилось прорубать мечом.

Передвигаться быстро было попросту невозможно, слишком густая трава крепко цеплялась к одежде. Диармайд не обращал внимания, пока она не начала двигаться и не стала оплетать тело пытаясь задушить нарушителя.

Диармайд стал обрезать зелень, тянувшуюся к его горлу. Следующая атака была снизу, молодая поросль, проросла сквозь одежду за считанные секунды и вонзилась в ступни. Диармайд закричал, он вырвался из цепкого хвата растений, высоко подпрыгнул и ухватился за ветку.

Трава под ним начала расти, пытаясь достать Ди, но он забрался выше на дерево убегая от ухватистых стеблей, уже цеплявшихся за нижние ветви. Пришлось перепрыгивать на соседнее, более высокое дерево, чтобы было время оглядеться.

Медведь сливался с окружением, его выдала только примятая растительность, шкура была такого-же зелёного цвета, а глаза горели бледно-зелёным пламенем. Диармайд оттолкнулся от ветки окровавленными ногами и используя вес своего тела и гравитацию прорезал левый бок. Зверь заревел потусторонним, грудным рёвом и попытался пришибить парня лапой, но Диармайд ухватился за шерсть и забрался медведю на спину, он встал на задние лапы. Ди начал со всей силы вонзать свой гладиус в шею изменённого, пока тот не завалился на спину и не забился в конвульсиях, растительность на поляне вместе с ним начала извиваться, пока прямо на глазах не усохла.

— Неплохо, только не рассчитал, что твой противник уже успел перерасти на следующий ранг пока ты готовился и поплатился за это изрезанными ступнями и сильным истощением.

Диармайд тяжело дышал, хватаясь за шерсть чтобы не упасть. — Разделаешь? — Выдавил из себя Ди, Нико хмыкнул, но ничего не ответил, просто достал свой нож и приступил к делу.

Ди же стал вытаскивать стебли травы из ран, обрабатывать такие мелкие уколы не было бы смысла, они затянулись бы за сутки если бы не одно но, в этот раз изменённый напитал растения силой и если ее не удалить семена травы прорастут в теле. Парень поморщился и достал из сумки нефритовый пузырёк с очищающим зельем, он на неделю выбывал из охоты, пока организм не стабилизирует поток маны в теле.

Нико заметил, как Диармайд поливает раны зельем. — Природный элемент крайне коварный противник, он хоть и не такой разрушительный или быстрый как другие, но все атаки изменённого выше третьего ранга заряжены маной, и она довольно живучая и еще, плюс ко всему, все растения подконтрольные магу природы покрыты маленькими семенами. Продлись твой бой немного дольше — и трава в твоем теле уже проросла бы. Тебе повезло, ты быстро справился. И повезло, что ты не сражался на открытой местности без высоких деревьев.

Диармайд смотрел как пышно-зелёная лесная поляна усыхала на глазах лишившись подпитки от ее хозяина. — Я так привык жить здесь. — Заговорил Диармайд разлёгшись на земле, пока Нико чекрыжил тушу. — Не хочу возвращаться в Афины.

— Я оттягиваю наше возвращение насколько это возможно, думаю ты догадался что делаю это из-за тебя?

— Чтобы я стал сильнее? — Спросил Ди.

Нико вздохнул. — Тебе не повезло попасть в область интересов Паоло, раньше ты был недостаточно силён чтобы справиться с проблемами которые его сопровождают. Лучше бы ты, как большинство солдат, держаться от него подальше.

Когда Нико закончил с разделкой медведя, маг подошёл к Ди и пнул его ногой. — Спать ещё не время. Я хочу ещё что-то тебе показать.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

Нико ушёл, не дожидаясь пока Диармайд кряхтя поднимется на ноги. Он уже скрылся за подлеском, отгораживающим поляну от чащи словно стена. Склон горы был пологим, толстые старые деревья казались какими-то слишком большими. Диармайд с одышкой догнал мага, он уже и забыл каково это уставать от бега, чувствовать слабость от недостатка маны и было очень неприятно. Как адепт он и так не мог управлять собственной энергией, потому потеря возможности управлять ею из-за использования зелья была несущественна, но истощение из-за слишком больших нагрузок во время боя наложило свой отпечаток на силы.

Меняться все начало постепенно, незаметно. Слишком большие папоротники, аномально толстые просто гигантские деревья, бабочка, оставляющая после себя искрящийся радужный шлейф. Но больше всего дискомфорт приносил сам воздух, он был тяжелым, плотным. Каждый вдох болью отзывался в легких, а шаги становились всё мельче, тело начало трусить. Нико появился рядом и положил руку ему на плечо, все неприятные симптомы исчезли, вся тяжесть и тревога удалилась.

— Чувствуешь, как много тут магической энергии? — спросил Нико подтолкнув Диармайда чтобы он шёл вперёд. Если раньше деревья казались огромными, то эти исполины были просто монстрами — чтобы обхватить ствол ближайшего дуба нужно было человек тридцать не меньше.

— Её концентрация была настолько сильной, что я не мог дышать. — признался Диармайд.

— И ещё ты не мог её поглощать, она просто раздавила бы тебя как комара если б я не вмешался. Тут очень плотная концентрация силы, но поглощать эту магию не может никто. Она просто отравляет тело и убивает всякого кто сюда приблизится. Если хватит силы, маг может только на время защитить своё тело от её пагубного влияния. Только некоторым животным удается выживать здесь, все обитающее здесь — и флора и фауна переполнены маной, вот энергию из них мы уже можем усваивать, живущие здесь организмы — это своеобразный фильтр. Но это последнее место куда маги пойдут за ингредиентами. Слишком много собирателей тут полегло, деньги деньгами, а своя жизнь ценнее. Только государства и сильные ордены посылают в такие места смертников для сбора ресурсов.

— Зачем тогда мы сюда идём. — Диармайду не нравилось это место, даже его одержимость магией не могла подавить инстинктивный порыв бежать отсюда.

— Тебе понравится, обещаю. — подмигнул Нико ещё сильнее раззадоривая интерес. Он любил так измываться, никакие уговоры рассказать, что это за место не помогут. Потому Диармайду пришлось унять своё любопытство и просто следовать в указанном направлении.

Весь обзор закрывали аномально громадные лопухи, под одним таким без проблем могла укрыться группа из пяти человек во время дождя, это растение больше походило на деревце чем на траву. Лопух как завеса театра скрывал за собой главную действующую сцену, когда Диармайд отодвинул плотный толстый лист, оказавшийся на удивление гибким, он просто замер не в силах никак прокомментировать увиденное.

Зелёное разнотравье качалось от весенних ветров, как на памятной поляне, где был убит медведь. Некоторые приметные экземпляры флоры слишком неестественно двигались и списать на ветер это было невозможно. Казалось, они очутились на морском дне и радужные переливы, время от времени возникающие в пространстве, это отсветы с поверхности. Нагромождение руин были громадны, тесанный камень был практически бесшовно подогнан друг к другу. Уцелевшие здания поражали своей красотой и величественностью, вдалеке высокие башни вздымались в высь, пронзая своими пиками белые облака. Над вершинами камня вдалеке пролетела стая змей с кожаными крыльями.

— Сейчас период затишья, когда вихри энергии успокаиваются и появляется возможность ненадолго подобраться к руинам. Почти никому не удавалось добраться сюда, слишком сильно давление маны. Я уберу руку на секунду, хочу, чтобы ты почувствовал, насколько тут опасно. — как только Нико убрал руку Диармайду стало невозможно сделать хотя-бы один вдох, он отчаянно пытался, но словно оказался в вакууме — где воздуха нет. Ноги подкосились, тело прижало к земле, кожу начало обжигать, мелкие капилляры начали лопаться, в глазах


убрать рекламу






потемнело. Диармайд чувствовал, как его покидает жизнь.

Диармайд очнулся от приятного покалывания в плече, Нико влил в него ману и получив энергию организм мгновенно пустил её на своё восстановление. — Это было сильно. — Диармайд закашлял и выплюнул сгусток крови. — Я думал мне конец.

— Сейчас здесь значительно безопаснее чем обычно. Ты испытал только процентов двадцать от того, что случилось с тобой приди ты завтра.

— Что это за место? — Нико помог Диармайду подняться.

— Никто не знает, таких мест несколько, все они имеют руины чем-то отдалённо похожие друг на друга, но каждое имеет свои особенности. И все они были ещё до мирового поветрия, самое старое упоминание в римском путеводителе в пятьдесят седьмом году до нашей эры. В попытках узнать, что это за место погибло не мало людей и магов. Насколько я знаю, ближе трехсот метров к линии зданий ещё никто не подходил, но думаю если бы это случилось — никто афишировать свой успех не стал бы, слишком много полезного сулит раскрытие тайны этих земель.

Они ещё какое-то время постояли, наблюдая за просто невероятным пейзажем, километрах в трёх от них находились эти самые руины, разглядеть детально их было нельзя, но и с такого расстояния местность поражала воображение. Кто мог построить подобное? Почему тут такая концентрация маны? Нико встряхнул Диармайда. — Пора уходить, слишком долго находиться здесь опасно, я начинаю слабеть, а твари обитающие здесь очень опасны.

После экскурсии к руинам Диармайд часто мысленно возвращался туда, стараясь надёжно закрепить каждый миг, проведённый в том месте.

***

Диармайд, Нико, Лу, Констанция и Кир отправились на охоту в долину за перевалом. Оскар остался приглядывать за лагерем. Двигались как обычно на максимально доступной Диармайду скорости, Нико на полном ходу умудрялся допивать вторую бутылку джина, когда они добрались до высокогорного луга, заросшего густой, сочной травой. Небольшой привал и на закате они уже смотрели с высоты на просторную долину с живописным озерцом в центре.

Решили не рисковать и укрылись под жезлами Фурье переждать ночь и на следующее утро отправиться на охоту. Это была редкость, когда они шли таким скопом, но Нико уже давно интересовала эта долина и так-как о ней он ничего не знал — шли большой группой.

Развели два костерка, на одном готовили общий казан похлёбки, на другом поменьше Констанция варила свое ведьмино варево. Было очень тихо, обычно весна разительно отличалась от зимы звуками. Если зимняя пора дарила тишину и покой, то весенняя убаюкивала стрёкотом насекомых и вскриками птиц. Но не сегодня, ночной воздух казался тихим, мёртвым.

— Может давай лучше я сварю? — Лу подошёл к девушке и с жалостью посмотрел на неё.

— А не пошёл бы ты… — Констанция не успела договорить, из мрака ночи над ней нависла гигантская оленья голова и откусила половину её туловища. Олень издал потусторонний грудной рёв и уставился на всех своими красными вертикальными зрачками. В его пасти плотно друг к другу росли зубы-иглы, массивные рога были увенчаны чёрным огнём и на их разветвлениях располагались точно такие-же красные глаза полные жажды крови. Его абсолютно чёрная шкура лоснилась под светом луны, а копыта оставляли горящий чёрным огнём след.

Нико отреагировал мгновенно, он направил в него сконцентрированный удар молнии, в воздухе запахло озоном, но удар не нанёс монстру никакого урона. Изменённый взвыл ещё раз, от его крика задрожал воздух, стало тяжело дышать, сильный запах разложения заглушил все остальные запахи. Воздух стал тяжёлым, точно как в тех руинах которые Диармайд навещал вместе с Нико.

Маг поднял руки в верх, напряг и опустил — синхронно с руками с неба опустилась молния и попала точно в основание шеи оленя, но тому опять не нанесли никакого урона. Нико схватил Лу за воротник и исчез появившись рядом с Диармайдом, он взял парня под мышку свободной рукой и на всей скорости понёсся прочь, бросив на землю какую-то склянку, взорвавшуюся белыми с синими отсветами языками пламени. Зверь взвыл, но Нико уже далеко унёс парней. Ещё один пронзительный визг обрушился на округу. Нико нёсся со всей доступной ему скоростью, воздух как лезвие безжалостно хлестал лицо Диармайда. Они двигались слишком быстро, ему едва удавалось дышать.

Ди смог нормализировать дыхание и перестал чувствовать запах гниения только когда они вышли из области контроля изменённого, километра три не меньше. Но Нико не остановился, он продолжал на всех парах нестись вперёд.

Лу что-то кричал, но свист ветра был слишком громким и Диармайд не мог разобрать его криков. Они остановились только на рассвете. Не передать то облегчение, которое испытал Диармайд, когда Нико остановился и сгрузил их с Лу на землю. Страх мёртвой хваткой вцепился в парня, когда появился изменённый — он застыл не в силах что-либо сделать. Он пытался пошевелиться, но всё что мог — это смотреть в полные голода глаза зверя и дрожать от страха. Лу рядом рыдал. Он свернулся на траве в клубок и всхлипывал.

Нико присел рядом с ним. — Лу, я не смог бы забрать всех.

— Я знаю. — давясь слезами ответил Луиджи. Это был первый раз, когда Диармайд видел, как он плачет. — Я просто не могу… я не могу… — пытался выдавить из себя слова сожаления Лу, но его всхлипы делали невозможным понять, что он хочет сказать. Нико вздохнул, похлопал парня по спине и поднялся. Он расставил руки в стороны и пропустил через себя разряд электричества, от него во все стороны разлетелся импульс синей энергии. Нико простоял так секунд десять с закрытыми глазами, после чего с облегчением выдохнул.

— Мы уже два года не теряли никого из команды. Похоже сегодня наша полоса удач закончилась. — горько вздохнул Нико.

— Что это было? — в первую очередь спросил Ди, когда к нему вернулась речь.

— Кошмар. Я уж точно не ожидал наткнуться на нечто подобное. Я про таких только читал, впервые за свои годы встречаю нечто подобное. — Нико рухнул на землю. — Его стихия — смерть. Одна из сильнейших в мире, она не даёт каких-либо особенных способностей как молния, но зато даёт сокрушительную мощь несравнимую по силе ни с каким другим элементом. Тебя парализовало от страха? — Диармайд неохотно кивнул. — Тут нечего стесняться, это один из побочных эффектов дурного глаза, видел его вертикальные зрачки — это их эффект, тело жертвы, особенно если она слабее изменённого или мага, цепенеет от ужаса. Обычно этого времени достаточно чтобы убить. Сегодня мы чудом спаслись.

Отдохнув Нико опять схватил парней под руки, как рулоны ткани и на высокой скорости понёсся к их лагерю. Мир на такой скорости смывался в разноцветную кляксу, как вид из окна маголёта. Только смотреть на такую скорость долго было невозможно, из-за ударной волны воздуха глаза слезились и болели. Вся кожа, не покрытая тканью, обветрилась и потрескалась.

Добрались обратно в основной лагерь быстро, всего полторы сутки таких мучений вместо недели, которую они добирались до долины с кошмаром на максимальной скорости. Оскар ворошил палкой угли в костре, когда они появились на поляне. Нико бросил Диармайда и Лу на землю и опять разведал область вокруг импульсом энергии. Луиджи лежал также как упал с красными от ветра и слёз глазами. К ним подбежал Оскар.

— Что случилось? — он был обеспокоен, поглядывал вдаль, ожидая что его товарищи скоро появятся из-за границы леса, но никто так и не пришёл.

— Мы наткнулись на кошмара, девятый ранг. Он убил Констанцию, тогда я схватил Ди и Луиджи и помчался прочь. — Нико с облегчением выдохнул, когда никого не обнаружил.

— А Кир?

— Пришлось его бросить. — ответил Нико. — Он послужил отвлекающим манёвром для кошмара.

Оскар молчал.

Все вещи, которые у них были, остались в лагере. Повезло, что Диармайд никогда не разоружался на охоте. Но контейнеры, артефакты и оборудование осталось там. Нико пошёл к навесу, где они складировали припасы и добычу и порывшись в рюкзаке с техникой достал новую рацию.

— О, Нико, ты словно мысли мои читаешь. Я как-раз собиралась с тобой связываться, помнишь ты просил меня найти одного коллекционера, угадай кто достал его адрес? — весёлым тоном спросила Каллисто.

— Не сейчас. — прервал её Нико. — Я запрашиваю эвакуацию, у нас двое мёртвых. Мы наткнулись на кошмара — Кир и Констанция мертвы.

Затянулась тишина, рация зашипела и послышался посерьёзневший голос Каллисто. — принято, за вами гонятся?

— Нет, я проверял всё время по пути к лагерю — погони не обнаружил. — Нико откупорил бутылку джина, одну из последних и жадно приложился к ней.

— Принято, высылаем подкрепление, будем через три дня. Каллисто конец связи.

— Зачем нам подкрепление? — спросил Диармайд.

— А вещи эти ты сам до дороги дотащишь? — Нико кивнул на нагромождение металлических ящиков, они их за один раз точно не унесут.

Диармайд помог подняться аморфному Лу и усадил его на пень. Он был потухшим.

Ди тренировался с гладиусом, когда к нему подошёл Нико. Он и сам выглядел унылым, не было привычных глупых шуток и странного поведения. — С Лу всё будет в порядке? — спросил Диармайд, вставляя меч в ножны.

— Он придёт в себя. Ему просто нужно время, Луиджи вырос с Киром, Констанцией и Оскаром, они для него как семья. Ему просто нужно время, чтобы принять их смерть. — повисла тишина.

Следующие три дня были очень тихими. Нико пьянствовал, Лу молча пялился на костёр, Оскар готовил еду и приглядывал за огнём. Все были очень хмурые и молчаливы. Диармайд забылся в тяжёлых тренировках. Через три дня, когда чуть за полдень в лагерь прибыл Сандро со своими солдатами, они перекинулись парой слов с Нико и стали разбирать завалы контейнеров с добычей.

***

Скрежет автоматических ворот поместья вызвал у Диармайда неприятную дрожь, такая бывает, когда режут пенопласт. Он поёжился. Когда Нико выехал на автостраду, казалось, что на его шею надели ошейник и чем ближе они подъезжали к Афинам, тем сильнее он сжимался — далеко не самое приятное чувство. И вот они вернулись домой — если, конечно, это место можно назвать домом. Ди, наверное, не мог. Каждый раз, когда он сюда возвращался, с нетерпением ждал момента, когда снова его покинет.

Когда приехали, прислуга сразу стала разгружать багаж, парни разошлись по комнатам. Комната Ди была идеально чистой, на лакированной дорогой мебели не было ни пылинки, свежее пахнущее цветами постельное бельё лежало в углу кровати. Диармайд поставил свой походный рюкзак и посмотрел в окно на цветущий сад, декоративные лимоны цвели во всю, их белые цветы-звёздочки колыхались под дуновением теплого ветра. Рядом, прямо в центре сада, раскинула свои чудные ветви глициния, затеняющая большую часть двора. Диармайд открыл окно и впустил в прохладную комнату теплый воздух, наполненный ароматами цветов, и почувствовал умиротворение.

В дверь постучали. — Открыто! — крикнул Диармайд, не поворачиваясь к двери.

— Завтра я иду на одну сделку, хочу, чтобы ты присутствовал. — Нико переоделся в привычный ему вид — брюки, белую рубашку и серую жилетку, ну и конечно же неизменный атрибут шляпа-цилиндр.

— Что от меня нужно будет?

— Ничего, позже поговорим, думаю предмет моей покупки тебя не разочарует, не просто так я же отдаю за него целых двадцать миллионов драхм.

***

Встреча была назначена в трущобах. Был первый день июня, ночью прошёл небольшой дождь и к обеду сильно парило. Нико ворвался в комнату Диармайда с самого утра. Он беспардонно разбудил его и в приказном порядке наказал одеваться. Ехали на такси, чтобы не привлекать внимание маголётом. Таксист ещё по телефону предупредил, что за то, что ему придётся выехать за город, он возьмёт тройную ставку, но разве человека, отдающего за какую-то покупку двадцать миллионов, волнуют такие мелочи как оплата такси?

Таки да, волнуют, потому что Диармайд со вздохом рассчитался с таксистом, когда по приезду Нико застыл на заднем сидении и выжидающе смотрел на Ди.

Бар образца прошлого века только готовился к открытию. Усатый мужик средних лет в шортах и футболке вылил грязную воду на тротуар как раз, когда Нико и Диармайд подходили к бару под названием «Пивной кабан», вывеска изображала дикую свинью с кубком пива, в общем ничего оригинального.

— Нико. — кивнул магу бармен и пропустил посетителей внутрь. — Будешь что?

— Что бы ты мне предложил такого, чтобы я не отравился? — Нико сел за барную стойку, пускай она и была старая, но от чистоты блестела как и всё в заведении было не новым, но чистым и ухоженным.

Бармен осуждающе покачал головой и налил Нико кружку пива до краёв.

— Пацан, тебе газировки или сока? Я алкоголь детям не продаю. Вздумаешь выпендриваться — вылетишь из бара, Нико не даст соврать.

Нико отхлебнул глоток и хохотнул. — Зря ты так Алекс, пацан вообще не пьёт.

— Газировки будет достаточно. — Сел рядом Ди. — Долго нам ждать?

— Не, Перс не любит опаздывать и не терпит, когда опаздывают другие. — улыбнулся Нико погрузившись в воспоминания.

— И правильно что не люблю, ты сам меня этому учил. — в бар зашёл пухлый старик. Острая бородка, густые брови, черные волосы с проседью чуть смуглая кожа. Он был одет в деловой костюм и носил с собой трость. Из всех присутствующих, пожалуй, только бармен был одет в нормальную одежду по меркам этого района.

— Как ты постарел. — Глянул на толстяка Нико. — сколько лет прошло — десять, пятнадцать?

— Семь. Ничего не надо, спасибо Алекс. — Кивнул бармену Перс.

— Зато ты с моего детства не изменился ни капли, седой старик с внешностью подростка. — вздохнул он. — Решил тренировать новое поколение?

— Пока-что нет, пока мне некого тренировать. Но твоя книжечка поможет всё исправить. По миру ходят слухи, что у тебя завалялся лабораторный дневник Жиля де Ре. Это так? — вся весёлость с Нико исчезла, он смотрел на Перса пронзительным внимательным взглядом. — Мне она нужна.

Повисла тишина, толстяк ответил не сразу. — Знал бы ты, каких трудов мне стоило её заполучить. Зачем она тебе? Ты тоже в букинисты подался? Очень подходящее хобби для старого деда, вроде тебя. — попытался свести разговор в более мягкое русло мужчина, не получилось Нико и дальше препарировал его взглядом.

— Мальчик, ты всегда умел договариваться и видел к чему идёт сделка. Я заметил это ещё когда ты был шантрапой из этих улиц и пары слов без мата связать не мог, так что не юли. Мне нужна книга, чтобы исправить кое-что.

— Книга стоит не меньше пятнадцати миллионов. — обречённо вздохнул толстяк. — Коллекционеры с радостью купят её за такую сумму. Ты сам знаешь, книги про магию, даже если там незначительное количество информации, стоят очень дорого, особенно написанные до чумы.

— Я дам двадцать миллионов драхм, Перс. — толстяк прокашлялся и не верящими глазами посмотрел на Нико.

— Зачем она тебе? — выдавил из себя он.

— Она поможет вылечить моего ученика.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

Фраза Нико была оглушительной. Поначалу Диармайду казалось, что он ослышался. Вылечить ученика? А кто его ученик? Я? Но ведь он говорил это невозможно… Нико лгал?

Нико достал свёрток плотной ткани. — Этого должно хватить, — он удостоил потрясённого Ди только мимолётным взглядом.

В свёртке был кусок очищенной от шлака руды, до боли знакомой Диармайду. Увидев её, он инстинктивно посмотрел на свои невероятно бледные от воздействия едкой кислоты руки. Хотя золотая с тёмными отсветами руда находилась под солнечными лучами, вокруг неё сгущалась темнота.

Бармен поставил на стол кухонные весы. — Двести семнадцать грамм, — Констатировал Алекс, взвесив её под пристальным взглядом Перса, — тут даже немного больше.

— Забирай весь кусок мальчик, я ещё должен тебе за прошлую услугу. — Перс кивнул, аккуратно упаковал камень и положил его в кейс стоящий под барной стойкой. Перс достал тоненькую книжечку с мягкой кожаной обложкой, точную копию той, которую Диармайд нашёл в Пруссии вместе с Орсино и положил ему на стол. Нико присмотрелся к заглавной надписи. — Идёт, это именно то, что мне нужно. — Нико пролистал пару страниц чуть зависнув на одной и кивнул, пряча книгу в карман.

— Ты проделал долгий путь от оборванца без родителей до торгаша с клиентурой из высших слоёв мафии. Я даже чувствую лёгкую гордость за то, что приложил к этому руку. — Отсалютовал Нико пивом.

Перс заметно расслабился и не выпускал из рук кейс цепко ухватившись за него пухлыми пальцами-сардельками. — Охрана из двух адептов пятого ранга, у тебя проблемы? — Нико в два глотка осушил бокал и стукнул им о барную стойку, Диармайд заметил, как недовольно сморщился от этого Алекс.

— Это естественно для продавца моего уровня. — Перс поглаживал свою бородку и задумчиво смотрел на ровные ряды бутылок на полке за баром, застыл так на короткое время, а потом со вздохом отвернулся.

Нико хмыкнул, — глядя на тебя я никогда даже не задумаюсь над тем, чтобы бросить пить. Знаешь, ты с таким грустным взглядом смотрел на бутылки — словно влюбленный на бросающую его девушку. Сколько ты уже не пьёшь мальчик?

Перс засмеялся с горечью. — Я бросил пить как раз после того, как вылез из жопы, в которую ты меня затянул семь лет назад на Крите. С тех пор я не брал ни капли в рот. И знаешь что? Вспоминая прошлое — всякое желание пить у меня отпадает. Ты вспомни насколько близко ты был к смерти. Ах! — махнул рукой Перс. — Что было на Крите, остаётся на Крите. Зря я заговорил вообще об этом. — Перс сполз с табуретки у стойки и направился к выходу. — Скорее всего когда мы увидимся в следующий раз, я уже буду глубоким стариком, для вас магов время течёт совсем по-другому. Раньше я этого не понимал, но сейчас я очень тебе завидую. Когда-то я был стройным и проблем с женщинами у меня не было, сейчас за их внимание мне приходится платить. Когда ты в последний раз платил за секс Нико?

— Мальчик, я никогда за него не платил. А что касается времени, тут ты прав, магам его отведено больше. Но ты забываешь о том, что умирают они не в своих постелях. — Зазвенел колокольчик на двери, Перс ушёл, а в след за ним испарились парни пьющие кофе в кафе напротив.

***

Диармайд не мог дождаться, чтобы разъяснить все многочисленные вопросы, но не рискнул задавать их прямо в такси. Только обратно в особняк Фальконе они не поехали. Нико назвал адрес и чёрно-жёлтая компактная машина запетляла по узеньким улочкам города остановившись у особнячка с уютным садиком у входа, втиснувшегося межу двух пятиэтажных жилых домов прошлого века. Кованая ограда была непроглядна из-за листьев, только чёрные острия прутьев выглядывали из-под виноградных лоз. Калитка у входа в садик противно пискнула.

Фасад дома был выдержан в старинном духе улицы и сохранил изначальные черты, задуманные первым архитектором, только штукатурка была новой. Пошарив в кармане, Нико достал ключ и открыл скрипящую дверь. Внутри несмотря на летний зной было прохладно, зашторенные окна создавали полумрак, занавески не полностью отсекали дневной свет. Старая мебель была в отличном состоянии, в просторном коридоре с лестницей ведущей на второй этаж стояли доспехи с алебардами в латных рукавицах. Античные батальные сцены на картинах казались живыми. Но несмотря на ярко выраженный индивидуальный стиль — дом создавал впечатление покинутого, толстые слои пыли на мебели и прочее. Не было в нём отпечатков суеты, которую вносят в окружение жильцы. — Добро пожаловать в мой дом. — обвёл руками помещение Нико представляя его. — Молчи! — быстро цыкнул он на Диармайда уже собиравшегося выкатить на мага все вопросы. — Иди за мной.

Нико открыл чулан под лестницей на второй этаж, его рука засветилась и затрещала, покрывшись электричеством, он коснулся незаметного металлического штыря похожего на вешалку и стена отъехала в сторону.

В тайной комнате всё было иначе — ни пылинки, самые новые компьютеры и куча дорогого оборудования, название которого Диармайд не знал.

Нико сел на кушетку в углу комнаты, рядом с компьютером и стал ждать момента, когда парень перестанет рассматривать помещение и выльет на него ушат вопросов.

— Ты же говорил, что восстановить мой кристалл невозможно. — Первым делом сказал Диармайд придя в себя.

— Говорил. — кивнул Нико. — По правде говоря, я и сейчас не знаю как это сделать. — Нико поставил на стол книгу. — Но я знаю, что ты можешь её прочесть и знаю, что на страницах вот этого вот ветхого томика находится информация про то — как тебя вылечить, если такое вообще возможно. — Ты ведь видел уже подобную книгу? — спросил Нико прикурив сигарету.

— Видел. — кивнул Диармайд, узнав имя автора Жиль де Ре, он никогда не забудет это имя и тот момент, когда впервые увидел книгу ещё в Пруссии. О, как же ему хотелось её прочитать.

— Откуда ты знал, что мне нужна именно эта книга, а не та, которую мы с Орсино привезли Артуро? — Диармайд изучал плохо гнущиеся жёлтые листы кожи, на которых аккуратным почерком были выведены слова его родного языка.

— Это не твоё дело. Скажем так, Артуро не единственный влиятельный человек, с которым я знаком. А откуда я узнал, тебя не касается, хочешь вылечится — я помогу. Но есть вещи, в которые совать нос тебе категорически нельзя. Я доступно тебе объяснил?

Подобный ответ был не свойственен Нико, Ди удивился, но быстро закивал, заметив его выжидающий взгляд. — Читай в слух. — И Диармайд зачитал — процедуры, записанные в дневнике, вызывали отвращение даже у Нико. Жиль де Ре был извергом, он пытался добиться максимального усиления магии любыми способами. Например — в перспективных экспериментах был отмечен процесс поедания магом плоти другого мага, прирост очень незначительный. В конце пометка, что возможен прирост силы благодаря правильному подбору рациона. Различные пытки магов, попытки контроля их тела и сил при помощи хирургического и магического вмешательства.

Одним из последних был эксперимент по пересадке кристалла в тело другого мага. Изначально Жиль пробовал имплантировать кристаллы зверей, но они вызывали отторжение и почти мгновенную смерть. Потом он пробовал пересаживать кристаллы от одного человека другому, но такой процесс тоже вызывал менее скорую, но все же смерть. Было очень много различных попыток, но успешной была только одна — когда Жиль нашёл двух братьев, у одного он вырезал кристалл и убил. У выжившего брата он брал кровь и настаивал в ней кристалл, подливая в камень магическую энергию. Так продолжалось полгода, после чего он вырезал кристалл у подопытного и имплантировал кристалл его брата. Пациент прожил чуть больше двух лет и мог успешно пользоваться магией, пускай и весьма не умело, кристалл неохотно слушался своего нового хозяина. Наблюдение закончилось когда пациент сошёл с ума и убил себя.

Диармайд молчал. Он просто не мог поверит тому, что было написано на этих страницах. Он получил ответ на вопрос, который так долго его мучил. Он получил его! Энтузиазм парня можно было заметить по взгляду, его не отпугнули ни методы, ни риски. Ди слишком долго мечтал о подобной силе и теперь, когда он вкусил всего лишь малую часть став адептом он хотел большего. Он хотел истинной силы, которую способна предоставить только магия.

— Хм, это было весьма любопытно. Думаю, ключевым фактором являются родственные связи, как думаешь почему? — Нико первым заговорил, Ди всё ещё вчитывался в заметки.

— Одинаковая группа крови, думаю при пересадке кристалла действуют те-же правила что и при пересадке обычных органов. — Ди быстро нашёл ответ, какое-то время он изучал пособия для врачей, но не найдя там искомых ответов забросил.

— Верно. Но одним из самых важных факторов является настаивание кристалла на крови и соответствие стихии. Как я понимаю какая у тебя стихия ты не знаешь, так?

Ди кивнул. Он думал, что подобное может быть только в записях изоляционного лагеря и по спине пробежал холодок, когда он только подумал, что придётся вернуться в это место.

— Есть только один известный мне способ узнать подобное, — Нико указал на кресло больше подходящее для пыточной чем для лаборатории. — Для того, чтобы узнать природу твоего дара, нужно будет использовать сильный, опасный наркотик. Чтобы ты не навредил себе — мне придется тебя привязать и это ещё не всё, нужно будет ещё и кляп в рот вставить, чтобы ты не откусил себе язык.

— Это вообще безопасно? — Спросил Ди, косясь на Нико.

— Даже не близко, — с насмешкой ответил он. — но это единственный известный мне способ узнать магическую природу у пациента без кристалла. Сам думай, ты рискнёшь, или просто уйдёшь? — Ди застыл, но быстро решился и сел на кресло, он хотел этого слишком сильно и слишком долго чтобы просто взять и отказаться.

Сначала Нико застегнул ремни из кожи изменённого оленя, достаточно крепкими, чтобы выдержать силу адепта пятого ранга, чего уж говорить о третьем. Затем, он натянул резиновые перчатки и достал сморщенный сухофрукт с глянцевой шкуркой. — Это слива дьявола, она вызывает сильнейшую эйфорию и галлюцинации, но нас интересует побочный эффект, когда ты ее проглотишь, в теле случится энергетический выплеск и твой элемент проявится. Из негативных эффектов самой опасный возможность сжечь свою нервную систему и умереть, или остаться навсегда парализованным. Я ещё раз спрашиваю, ты хочешь этого? Учти, это только твоё решение и в случае неудачи обвинять тебе будет некого. — Диармайд не спешил отвечать, он задумался, но прислушавшись к себе решил — если отступит здесь, то будет жалеть всю оставшуюся жизнь.

Он кивнул и Нико улыбнувшись краем губ положил сливу в рот мальчику, а когда тот прожевал — вставил ему кляп. По началу ничего не происходило, а потом его разум помутился. Комната размылась, взгляд стал пустым. Ди стал истерически хохотать, кричать, плакать. Кулер, стоящий у входа, взорвался и вода струёй потянулась к нему образовав вокруг хоровод капель, труба по которой текла вода к крану лопнула и к каплям потянулась еще струя, делающая из капель водяной вихрь, в центре которого, был Диармайд.

Нико вытирал пол шваброй, когда заметил, как парень пришёл в себя. Он поспешил снять кляп, в тот-же миг Диармайда стошнило прямо себе на рубашку.

— Моя стихия вода? — Первым делом спросил Диармайд осмотревшись.

— Ты сам догадался или подсказал кто? — Спросил Нико, отстёгивая ремни.

— Теперь осталось дело за малым, найти подходящего мага со стихией воды, вырезать кристалл и вставить тебе. Сними рубашку, ее нужно сжечь, слива дьявола очень токсична. А ещё тебе придётся промыть желудок и ротовую полость.

***

— Ты выглядишь разочарованным. — Нико заваривал чай на кухне и кажется делал это здесь впервые за долгое время. Он отодвинул красные занавески, подняв этим самым облако пыли в комнате и в кухню пролился мягкий закатный красный свет.

— Я знаю, не мне жаловаться на силу, которой у меня вообще пока нет. Просто я видел тебя, кошмара, какого-то парня на пляже в Салониках — у всех у них были опасные элементы, а вода мне кажется… слабой. — Признался Диармайд.

— Глупости! — заявил Нико промывая чайник от пыли, когда он открутил кран с водой и казался удивлённым, когда она оттуда пошла. — Стихии решают многое и вода — это очень специфический элемент. При грамотном управлении своими будущими силами ты станешь весьма опасным. Главное подобрать правильный ключ к своей силе. — Нико поставил чайник на плиту, газ тоже зажегся пускай и не с первого раза.

— Слушай, у каждого мага индивидуальный подход к заклинаниям, ведь кристалл воплощает стремление, желание, а они у всех разные. Потому, к примеру, когда маг хочет защитится — у одного мага воды перед собой вырастет ледяная стена, если ему хватит умений её сделать, а вокруг другого, например, закрутится водяная струя защищая его. Тут нет универсального ответа и правила. Чем больше ты тренируешься, чем больше уделяешь времени чтобы улучшить и разработать новые приёмы — тем сильнее ты будешь становиться. Сила решает очень многое, но она не решает всё.

Нико заварил чай из апельсиновых и гранатовых засушенных шкурок. Очень ароматный и приятный напиток, горечь которого перебивалась сахаром. Диармайд с сомнением посматривал на кружку, в которую Нико бросал засушенные ошмётки фруктов, но результат был очень приятным.

— Теперь нужно будет взять у тебя несколько анализов, провести тесты и потом можно будет приступать к выбору донора. — Нико тоже попивал этот напиток и при каждом глотке щурился от удовольствия. — Жить мы будем пока что здесь. Я уже уведомил обо всём Артуро. Твоя комната наверху, первая справа. Завтра приедет кто-то из семьи и передаст твои вещи. Анализы я возьму завтра, ничего не ешь и не пей с утра. А пока можешь быть свободен.

Диармайд в один глоток допил почти кипящий чай. — Я хочу прогуляться, у меня ещё не было возможности побродить по Афинам.

***

Сумерки были прохладными, тучи стянули небо и ветер сдул дневную жару за час, стало зябко, шёл мелкий дождик. Но Диармайд, разумеется, не чувствовал никакого дискомфорта. Он протянул руку и на неё упали мелкие капли дождя стёкшиеся в центр ладони. Это его будущая сила?

А ведь он не колебался ни секунды, когда узнал, что ради обретения силы придётся убить другого мага. При принятии этого решения Ди в первую очередь заботили собственная жизнь и поставленные цели. Цена в чужую жизнь была для него настолько незначительной, что этот факт практически никак не повлиял на его решение.

Зазвонил телефон. — Привет, угадаешь кто? — это был ласковый женский голос.

— София? — сразу-же узнал голос Диармайд.

— Я тут наткнулась на пьяного Лу и узнала твой номер, может приедешь, заберёшь его. Он совсем плох.

Ди тут-же вызвал такси к клубу, в котором они впервые встретились с Софией. Девушка


убрать рекламу






ждала у входа. Она подошла к Ди, быстро поцеловала его, взяла за руку и потянула к открытой двери. У входа стоял тот-же невысокий коренастый охранник.

— Он пришёл часа два назад и не отходил от барной стойки. Когда я появилась, Лу уже почти не мог говорить. Сейчас он только мычит и показывает жесты руками и все-ещё продолжает пить. — София говорила очень быстро и сбивчиво.

Лу нашёлся за стойкой, он с трудом проглатывал полный шот шнапса, рядом валялось три парня в отключке, один из них был охранником. Когда Лу увидел Ди, он улыбнулся и что-то радостно промычал. — Лу, ты как, что с тобой? — Ди сел рядом с ним. — Луиджи опять неразборчиво ответил и потянулся к ещё одной стопке, но его повело в сторону и он опрокинул её. — Лу, нам нужно уходить, давай, пошли. — Он недовольно застонал, но не сопротивлялся, когда Диармайд придерживая его за плечо вывел из зала.

— Может лучше отвезти его ко мне? — София вышла наружу вместе с ними, она была одета в откровенное красное платье, с запястий свисали тяжелые золотые браслеты, а на шее красовалось рубиновое колье, очень выгодно подчёркивающее её ключицу.

Выбора у Диармайда не было, возвращаться в поместье не вариант, к Нико тоже, потому предложение Софии был просто невероятно вовремя. Таксист появился почти мгновенно, он был очень вежлив и обходителен, явно рассчитывающий получить большие чаевые.

Дом Софии был на холме, в темноте было не рассмотреть район в деталях, но выше трехэтажных домов здесь не было. Просторные сады были полны жизни, скрежет сверчков смог заглушить весь иной шум. Даже блюющий в подворотне Луиджи не смог испортить атмосферы этой ночи.

Девушка жила на последнем этаже, большие окна давали много света даже ночью и будучи хорошо тренированным в передвижениях в полумраке Диармайд чувствовал себя здесь комфортно даже без света. София помогла уложить Лу на диване и потянула Диармайда за руку в спальню.

— И вот мы снова встретились. — София обняла Ди за шею и прошептала ему на ухо.

Диармайд положил руки ей на ягодицы, София вздрогнула, но только ближе подступила к нему. Они поцеловались. Отчётливый вкус табака и алкоголя все-ещё не портил её поцелуи. Томное дыхание и мягкость тела были столь притягательны что Диармайд и не опомнился как они оказались голыми на кровати. В этот раз он был смелее и без стеснения ласкал её тело. Мир закружился в бесчисленных поцелуях и ласковых прикосновениях.

Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

Проснулся Диармайд потому, что ему очень хотелось чихнуть, волосы девушки щекотали нос. Он всё-таки чихнул и отодвинул Софию чуть в сторону, она что-то невнятное проговорила во сне и свернулась клубочком на своей половине двуспальной кровати.

Диармайд оделся и вышел в гостиную, комната была залита рассветным алым светом, проникшим через большие панорамные окна. С них открывался прекраснейший вид на город. Так как дом находился на верху склона — отсюда можно было рассмотреть даже море.

Лу спал на диване, от него за километр разило перегаром. Ди пошёл на кухню и взял из холодильника минералку. Когда он поставил бутылку на пол, Луиджи сразу-же проснулся. Он стал осматривать помещение, пытаясь понять, где он и как здесь очутился, но, когда увидел Диармайда — с облегчением выдохнул.

— Где я Ди? — Лу сразу потянулся к минералке.

— У Софии дома, она вчера ночью позвонила мне, сказала — что нашла тебя в баре. Когда я пришёл ты даже пару слов связать вместе не мог, только мычал и продолжал пить. Я не знал куда тебя везти, потому, когда она предложила свою квартиру — согласился. — Лу со стоном поднялся с дивана и схватился за голову, его пошатывало из стороны в сторону.

— Мне нужно идти. — Луиджи поднялся на подгибающиеся ноги. — Я и так уже опоздал, ещё и тебе проблем доставил. Хотя, судя по тому, что ты вышел из комнаты, в которой София спит голой, это ты должен меня благодарить.

— Лу, постой, куда ты так спешишь? Приди в себя, ты до сих пор пьян. — Диармайд попытался усадить Лу обратно на диван, но не смог. Луиджи оттолкнул руку Диармайда в сторону, зацепив кожаный ремень прикрывающий штрихкод. Диармайд сморщился, он почувствовал боль и сразу отдёрнул руку.

— Ди, я ценю твою заботу, но мне нужно идти, а ты оставайся здесь. Некрасиво получится, если София проснётся — а в квартире уже никого не будет, я же здесь лишний. — Лу шатающейся походкой направился к двери. — Ещё раз спасибо Ди и передай мою искреннюю благодарность Софии, скажи — за мной должок. — Лу махнув на прощание рукой, закрыл за собой дверь.

Диармайд вздохнул и стал у окна, наблюдая как над морской линией горизонта поднимается солнечный диск. Зазвонил его телефон, в свете последних событий Ди умудрился позабыть о договорённости с Нико. Он ведь вчера вышел на прогулку и не вернулся, странно что Нико вообще звонит только сейчас.

— Да? — Диармайд готовился услышать суровую нравоучительную лекцию.

— Не думал, что ты опоздаешь на процедуры. Учитывая твою одержимость обретением магических сил я полагал, что наплевательское поведение — это последнее чего стоит ожидать. И вот, смотри-ка, сейчас утро, а ты как ушёл под ночь, так и не вернулся. Что ты на это скажешь?

— Лу напился, мне позвонили и сказали где он, я приехал помочь ему. — ответил Диармайд, он ведь и сам не думал, что так поступит.

— И то, что ты остановился у этой шлюхи вместе с ним, это просто совпадение?

— А куда мне было его везти? В особняк Фальконе? — с сарказмом спросил Ди. Он ни капли не удивился тому, что Нико знает где он, капо может и странный, но точно не глупый.

— Может лучше было отвезти его ко мне домой? Этот вариант ты не разглядывал? — раздражённо спросил Нико.

— Я не хотел, чтобы об этом кто-либо знал, Лу и так сейчас плохо.

— И тем не менее, когда я предъявил тебе претензию ты первым делом выдал его.

— А какой смысл мне покрывать Лу себе во вред?

— … - затянулась пауза, Нико громко вздохнул в трубку. — Можешь сегодня отдыхать, процедуры проведём завтра утром, не разочаровывай меня больше парень. — Нико повесил трубку.

София обнаружила его в гостиной любующегося видом из окна. Диармайд неподвижно стоял и смотрел на город. — Мог хотя-бы телевизор включить. — София подкралась и обняла Ди, парень сделал вид, что не заметил её. — Доброе утро. — Поцеловала она парня в шею.

— Доброе. — Ответил Диармайд.

— Где Лу? — София умостила голову на плече у Ди.

— У него были дела, он ушёл, как только проснулся. Просил передать спасибо и за ним теперь должок. — Ди повернулся и поцеловал Софию в щёку.

Девушка фыркнула. — Если бы ещё от этих долгов был бы толк. Ты давно уже тут стоишь?

— Не знаю, наверно давно, когда я тут стал солнце только взошло.

Девушка отстранилась и укусила Диармайда за плечо. — Ты весьма… эксцентричен.

— Как грубо. — Съехидничал парень.

— Зато честно. — София была непреклонна. — Сегодня такой прекрасный день, давай прогуляемся? Ди, у тебя идёт кровь!

Диармайд опустил взгляд, из-под его кожаного браслета текла кровь. Похоже рана, которую он недавно себе нанёс открылась, когда его оттолкнул Лу. Ди так привык к боли в этом месте, что она вообще его не беспокоила.

— Покажи мне руку. — София потянулась к раненой руке.

— Нет! — Крикнул Диармайд и спрятал руку за спину, девушка растерялась она не ожидала такой эмоциональной реакции от всегда спокойного парня. Прошло несколько минут, молчание затянулось.

Диармайд сделал затяжной выдох и перестал прятать руку за спиной. — Ладно, ты все-равно узнала бы рано или поздно. — Ди стянул браслет с руки и показал рану Софии.

Девушка обхватила кровоточащую руку своими холодными ладонями — внутренняя часть запястья была исполосована порезами и ожогами, текстура кожи была бугристой и неровной, но штрихкод поверх всех шрамов был отлично различим. — Я сбежал три года назад и по воле случая оказался в семье Фальконе. — сказал первое что пришло на ум Ди.

София поспешила в ванную, взяла аптечку и взялась обрабатывать глубокий порез, она так спешила что не оделась, девушка ничуть не смущалась своей наготы.

Обработав и перебинтовав руку, София засмотрелась на красивое, хищное лицо Диармайда, острый подбородок, широкие скулы, впалые щёки и непослушные чёрные волосы. Она привыкла что люди, обладающие настолько привлекательной внешностью, ведут себя уверенно, иногда нагловато, но он был другим и теперь София знала почему. Без трёх лет смертник только сейчас начал познавать мир.

— Одевайся, мы идем гулять! — Агрессивно, в ультимативной форме заявила девушка.

Трамвай отвёз их к набережной, время близилось к полудню и многочисленные рестораны готовились к открытию. София повела Диармайда к лавочке повёрнутой в сторону моря. Сегодня оно было неспокойным — высокие волны с пеной у изголовья разбивались о каменные валуны разбросанные у подножья высокой каменной набережной.

— Зачем мы здесь?

Поначалу София не отвечала, всматриваясь в горизонт. — Я не знаю. — Наконец ответила она. — Это место для меня особенное, ты первый кого я сюда привела. Мама любила ходить сюда со мной, это было наше особенное место. Мы всегда смеялись. У неё был потрясающий талант веселить людей и за это она была любима многими. Сейчас я прихожу сюда одна и никогда не смеюсь. — София сейчас была другой, исчезла нарочитая пошлость и весёлость, сейчас она казалась настоящей.

Они просидели молча почти час, размышляя каждый о своём, пока девушка сладко не потянулась. — Мы погрустили, теперь пришло время веселиться! — Весь последующий день обратился в сгусток тёплых, позитивных эмоций, пока всё не прервал звонок. Ещё смеясь после рассказанной шутки, София, не глядя ответила на звонок и в миг её веселость улетучилась, сменившись серьёзностью. — Да, я поняла, скоро буду.

— Прости, мне нужно спешить. — С сожалением сказала девушка, чмокнула Диармайда в губы и убежала.

Ди казалось, кто-то силой выдернул его из грёз. Растерянный взгляд блуждал вокруг, пока не зацепился за вывеску с анонсом открытия арт-галереи.

— Вход пятьдесят драхм сер. — Уведомил его кассир в чёрном деловом костюме, как только Диармайд вошёл внутрь.

Галерея была просторной, её посетители степенно ходили от одной картины к другой тихо общаясь. Эхо в зале многократно усиливало шёпотки и казалось, сам воздух вещает тебе тайны искусств. Посетители галереи были одеты в вечерние наряды. Диармайд одетый в уже привычную для него униформу Фальконе, ничуть не выделялся, он только спрятал платок с вышитым соколом в карман, не желая неприятных конфузов.

Здесь были собраны очень разнообразные картины — от поп-арта и постмодернизма, до классических пейзажей и сцен охоты. Цены начинались от десяти тысяч драхм.

Диармайд подражал посетителям, ходил от одной картины к другой останавливаясь у каждой буквально на несколько минут, пытаясь понять, что так волнительно обсуждают посетители галереи. От мастерски нарисованного пейзажа, до изображения разноцветной кляксы на белом фоне. Поведение парня у некоторых посетителей вызывало снисходительную улыбку, но он не обращал на них внимания.

Диармайд подошёл к простоватому пейзажу города. Картина отражала город осенью в умеренных широтах, правда на нем не было объема или большого количества деталей. Казалось, художник просто раскрасил набросок и решил — больше не тратить на свое творенье времени. Подошла девушка в униформе с глубоким вырезом, на грани приличия. Заметив, что Ди стоит возле картины уже не мало времени, она спросила томным голосом: — Господина заинтересовало это полотно?

— Нет. — Ответил Диармайд пытаясь вспомнить видел ли он этот город, когда разъезжал по Европе вместе с Орсино, очертания были знакомы. Услышав ответ, девушка поспешила к мужчине, проявившему интерес к другой картине, совсем рядом.

— Ты первый кто так долго задержался перед ней.

— Этот город кажется знакомым. — Ответил Диармайд не видя собеседницу.

— Это Кёнигсберг, столица Пруссии. — Девушка стала рядом с Ди. Она была одета в потёртые джинсы и белую водолазку, плотно обтягивающую её худое тело, рукава были очень широкими и настолько длинными что скрывали за собой костяшки пальцев. Девушка была красивой, белая кожа почти такая-же бледная как у Ди, бледно-золотистые почти платиновые волосы до плеч и ядовито зелёные глаза.

— Понравилась картина? — Спросила она.

— Нет, она слишком… простая. — Подобрал нужное слово Ди. — Но я понимаю, акцент сделан на соборе.

— Этот стиль называется Фавизм — упрощение рисунка, сведение форм к простым очертаниям. — Пояснила она.

— Мне больше нравятся детальные изображения природы. — Признался Диармайд.

— Пейзажи.

— Я плохо разбираюсь в искусстве, но не настолько. — позволил себе лёгкую улыбку он.

Девушка улыбнулась в ответ кивнула, но на ее лице не было и толики насмешки. — Я советую прочесть «историю искусства» издательства Амстердамской Академии Искусств. Я должна признаться, наверное, среди всех, кто пришёл сюда — ты первый, кто признался в слух в том, что не разбираешься в искусстве. — С лёгкой полуулыбкой сказала она.

— Всего доброго. — Попрощался Ди, когда пауза слишком затянулась.

— Пока. — Кивнула ему девушка.

Диармайд ещё побродил немного по галерее, а когда вышел — на улице уже смеркалось. Сегодня не стоило задерживаться надолго, за ним был уже один просчёт и второго допустить Ди больше не мог. Потому подошёл к первому-же попавшемуся на глаза такси и поехал в особняк Нико.

Тихий квартал встречал его редким лаем дворняг, почти безлюдные улочки, пара уютных кафешек, небольшие магазинчики с продуктами и товарами первой необходимости. Диармайд отдал таксисту тридцать четыре драхмы и аккуратно закрыл дверь. Калитка противно визгнула, фонтан в углу сада приятно звенел, звуки капающей воды зачаровывали. Диармайд только сейчас задумался над тем, что вода всегда очаровывала его и придавала сил. Быть может виной этому его близость со стихией? Пускай пока полноценным магом воды он так и не стал. Он подошёл к фонтанчику и намочил руки наблюдая как прозрачные капельки стекают по кончиках пальцев. Вода всегда манила его, это было похожим на странное поведение котов любящих прятаться в тесных ящиках, просто рядом с ней ему было комфортно, спокойно без какой-либо причины.

Он подошёл к двери и увидел рядом ключ, потрескивающий от синих разрядов. Нико наверняка оставил его для Ди, на случай если он вернётся, а Нико не будет дома. Когда Диармайд поднял серебристый ключ, почувствовал приятное покалывание, но оно быстро исчезло.

Внутри было тихо, очень тихо, только лакированный дубовый паркет немного скрипел под ногами нарушая естественную для этого дома тишину. Диармайд проверил первым делом чулан под лестницей, дверь была закрыта, открыть её никак не получилось. Диармайд прошёл в гостиную, прекрасный персидский ковёр был настолько сильно покрыт пылью, что узор только угадывался, старинные шварцвальдские часы отсчитывали секунды монотонными тиками, черно-белый телевизор был таким старым, что был больше декорацией, чем техникой, исполняющей свои функции.

— Ты все-же решил вернуться. — голос Нико был нежданным, но Диармайд спокойно перевёл на наставника взгляд.

— Железные нервы — это конечно хорошо, но мог бы хоть сделать вид, что испугался, не знаю вздрогнуть там или пискнуть. — нарочито обижено сказал Нико.

Затянулась тишина. Нико вздохнул. — Ну что я могу с тобой поделать? Ладно парень иди спи, завтра с утра первым делом возьмём у тебя анализы, пока ты опять не упорхнул к своей шлюшке. — Диармайду было непонятно презрительное отношение Нико к Софии, но эту тему он решил не поднимать. Он ведь даже не задумывался о том, чтобы опять встретиться с ней. Но когда об этом упомянул Нико, Ди подумал, что был бы рад вновь увидеть её.

В просторной комнате на втором этаже, как и ожидалось, давно никто не убирался. Диармайду пришлось протереть полы от пыли и вручную постирать постельное белье, спать в эту ночь предстояло на голом матрасе без подушки.

Следующим утром, едва продрав глаза после сна Ди направился вниз, Нико точил бутерброды запивая их джином. Когда он зашёл на кухню, Нико подсунул парню миску с едой и кипящий чай из засушенных листьев розы.

— Утро. — кивнул наставнику Диармайд, Нико махнул рукой запихивая в себя ещё один бутер.

— Нико, я всё хотел тебя спросить про кольцо отца. Ты обещал мне рассказать о нём, когда придёт время. Когда оно настанет? — Диармайду потребовалась решимость чтобы задать этот вопрос. Он уже долгое время размышлял об этом.

— Ты ещё не готов, я расскажу тебе, обещаю. Но позже, наверное, после того, как ты станешь магом. — Чего-то подобного Диармайд и ожидал.

Как только Ди потянулся к бутерброду Нико убрал миску, не позволив взять хотя-бы один. — Забыл уже, я тебе сказал ничего не есть с утра, какая невнимательность. Плохо господин О’Дуйвне. — осуждающе закачал головой Нико с улыбкой наблюдая за недовольным парнем. — Пей свой чай без сахара и пошли в лабораторию.

Первым делом Нико взял анализы крови из вены. Ди даже не вздрогнул, когда чуть светящаяся белым цветом игла вошла в кожу. — Было много практики? — Спросил Нико наблюдая как парень начал сжимать и разжимать кулак чтобы побыстрее текла кровь.

— Ежемесячная квота крови в скотобойне.

Нико звучно хлопнул себя по лбу. — Совсем про это забыл. — Потом Нико взял образцы кожи, ногтей, волос, длинной иглой взял образец костного мозга, потом ею же образец крови из солнечного нервного узла.

— Скажи Нико, а ты знаешь, что было в записях Жиля, которые мы привезли с Кёнигсберга? — решил полюбопытствовать Ди, пока в стеклянную ёмкость стекала его красная кровь.

— Угу. Артуро заплатил огромные деньги за её перевод. Там ничего сверх полезного, пара мерзких процедур в духе тех про которые ты читал. Из перспективного — разве что способ лечение отклонений у магов, но тебе оно без надобности. — Нико вынул иглу из вены. — Всё, дня на три ты мне больше не нужен, когда вновь понадобятся образцы — я с тобой свяжусь, а пока петляй на все четыре стороны и не мешай мне, я занят. — С этими словами Нико полностью сосредоточился на анализе образцов, вообще не обращая на Диармайда никакого внимания. Ди поначалу наблюдал за метаниями мага по лаборатории. Но ему это быстро надоело и он позвонил Лу, тот не поднял трубку, Диармайд набрал его ещё несколько раз, но звонки постоянно сбрасывали. Потом он набрал Софию. Девушка ответила на звонок почти моментально.

— Привет, не думала, что ты первым мне позвонишь, ещё и так быстро. — довольным голосом сказала она.

— Привет, у меня появилось свободное время.

— Отлично! — прервала Ди она. — Я задолжала тебе из-за того, что так быстро ушла, что ты думаешь о длительной прогулке, которая закончится у меня дома?

В дом к Нико Диармайд не вернулся ни этой ночью, ни следующей. Когда через день он сдал ещё порцию крови опять вернулся к Софии. Девушка была только рада. Спустя неделю позвонил наставник.

— Привет, я закончил тесты и нашёл идеального донора для тебя. Ещё не передумал становиться полноценным магом?

***

От невероятной жары — в Афинах спасали только кондиционеры и ловушки ветра, но их мало кто мог себе позволить. Диодор Врахмос — глава департамента контроля магических способностей сидел в прохладном офисе и смотрел на обливающегося потом подчинённого, тот вздрагивал от любого движения босса во время доклада.

— Я ещё раз повторяю, сколько вы смогли накопать на этих грёбаных итальяшек? — Диодор ударил рукой по столу и ряд карандашей, выложенных согласно размеру, покатились по столу, он вздохнул и принялся расставлять их в надлежащем порядке. Он был очень педантичен и аккуратен и не находящиеся на своем месте письменные принадлежности доставляли ему острое чувство беспокойства, а Диодор очень не любил это чувство.

— Я, я сожалею господин, это все что удалось на них достать. — Дрожащим голосом ему ответил мужчина средних лет. — Но ведь сейчас их клан заляг на дно.

— Вот как? Ну тогда ладно, позволим этой итальянской швали и дальше творить что им вздумается, невинные граждане ведь от этого почти не страдают. — Елейным голосом заговорил Диодор, его подчинённый вжался в стул. — Если потребуется — задействуй отряды адептов быстрого реагирования, или теней, но это дело не должно уйти дальше нашего департамента, я ясно выражаюсь!? — Закричал господин Врахмос.

— И чтобы никаких несанкционированных арестов. — Предупредил Диодор уже поднимающегося со стула подчинённого. — Сенат и так внимательно следит за нами, а я не хочу, чтобы они получили возможность провести здесь аудит. — Мужчина кивнул и поспешил удалиться из кабинета босса.

Диодор отпил из кружки кофе и поморщился, кофе был холодный; в двери постучали. — Войдите.

Эффектная девушка вошла и села на стул напротив хозяина кабинета.

— А ты чем будешь меня радовать? — Прохрипел Диодор и прочистил горло.

Девушка положила на стол папку. — Тут всё что мне удалось узнать, информации меньше, чем мы рассчитывали. Из-за проступков Паоло Фальконе стал мало участвовать в активности клана и стал куда ответственнее, но возможно мне удалось получить доступ к новому источнику информации. Его телефон на прослушке, вот расшифровка звонков, это личный ученик Нико, сильнейшего мага клана.

— Знаю я как ты получаешь эти доступы София. — Смерил девушку взглядом Диодор.

— Ревнуете? — Весело улыбнулась она. Диодор тяжело вздохнул, оставляя её реплику без комментария, он прекрасно знал, что она всегда найдет что ответить, а продолжать язвить окажется себе дороже.

София внимательно наблюдала за начальником. — Вы такой напряжённый, не стоит копить всё в себе. — Девушка встала со стула и села на стол перед, Диодором положив ногу ему на пах. — А я очень хорошо знаю как нужно справляться со стрессом. — Наклонившись прошептала ему на ухо София.


Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Нико подъехал к дому Софии на старой потрёпанной машине, местами с неё слезала краска, правая фара была разбита, а тормоза противно визжали, когда их использовали.

— Опять маскировка? — спросил Диармайд сев рядом на переднем протёртом сидении без подголовника. Повезло что адептов не беспокоят такие мелочи как жара, кондиционер в этой машине точно не работал.

— Если бы поехали на моём маголёте, то могли бы заодно ещё и объявление на телевидение сделать, эффект был бы не хуже. — Нико с хрустом пережевывал леденцы бросая их в рот целыми горстями.

Чёртовы пробки… это просто невероятно бесящая вещь, тот путь, который можно было бы проделать за полчаса, растягивался на целых два. Час пик в многомиллионном городе — это пытка, и так считал Диармайд, которому доводилось пытать людей!

Когда загруженный траффиком участок Афин остался позади, Нико вжал педаль газа в пол и машина помчала на предельной скорости. Ди со страхом слушал визг тормозов и придерживал рукой дверь опасаясь, что она попросту оторвётся.

Диармайд без труда мог различить все детали за окном после того, как он перешёл на третий ранг — чёткость зрения улучшилась. Особенно сильно это было заметно на больших скоростях или на объектах, передвигающихся с большой скоростью. Что для обычного человека будет смазанным пятном — для Ди будет плавным хорошо различимым объектом.

Пригород Афин остался позади, КПП они прошли без проблем сверкнув документами. В таких случаях приходилось использовать подлинные, подделки способны обмануть только поверхностную проверку без спец приборов.

В магнитоле играл громкий рок на монгольском языке и Нико полностью отдавшись музыке кивал в такт мелодии, старательно тряся своей фиолетовой чёлкой. Маг ненадолго скосил взгляд на Ди и скрутил громкость музыки.

— Как там София, у вас всё хорошо? — это был первый раз, когда Нико заговорил о девушке. Было заметно, что он не одобрял их отношения, но сам в них не лез, позволяя Диармайду принимать собственные решения. Он знал, София далеко не ангел, но Ди ведь и сам был убийцей. Есть ли у него право жаловаться на чьё-либо поведение или привычки?

— У нас всё хорошо. — Этот вопрос застал Диармайда врасплох, потому он выпалил первое что пришло на ум.

— У нас да? — с победной улыбкой спросил Нико. — Скоро она залетит и ты придёшь ко мне с новостью, что оставляешь путь силы и решил стать прилежным семьянином?

И что Диармайд должен был на это ответить? Ну вот что? Да, ему нравилось проводить время с красавицей, чего уж там говорить — секс тоже был приятным, но… куда больше ему нравился её взгляд. Добрый и ласковый — он был непохож на любой другой, которым на него смотрели окружающие. Это было приятным разнообразием. Готов ли Ди оставить выбранный путь и стать простым человеком? Месяц назад он сказал бы, что нет ещё и рассмеялся в лицо спросившему. А сейчас… сейчас ему нравилось, что был человек, которому не наплевать, вернётся он домой или нет. Ещё таким человеком, наверное, можно назвать Нико. Диармайд очень сильно привязался к нему, маг стал для него больше, чем наставником. Ди видел в нем отголоски отца или старшего брата, который своеобразно присматривает за ним и помогает идти вперёд.

— Нет. — кривя душой ответил Ди. Он не готов произнести свои сомнения в слух. Не сейчас. Нико хмыкнул, пристально наблюдая за лицом парня в зеркальце, но ничего не сказал.

Нико отвёз их в небольшую деревню возле леса, здешние жители промышляли сбором низко ранговых лечебных растений. Ничего особенного для магов, но в самый раз для обычных людей не способных вынести большую концентрацию маны в продукции. На холме, в отдалении от деревушки, стояла хижина. Нико свернул на обочину, не доезжая до деревни и спрятал машину в кустах.

Их целью была хижина на отшибе. Когда Диармайд с Нико подкрались к ней, маг раздражённо цыкнул. — Там есть кто-то новый, тут должно быть всего три человека. — Нико постоял с закрытыми глазами изучая местность при помощи особенности его элемента, только импульс в этот раз не использовал, Ди даже не знал, что так можно было. — Лучше будет подождать пока лишний человек уйдёт, или по крайней мере дождаться темноты.

Диармайд нервничал, время текло ужасно медленно. Каждый раз, когда он доставал телефон чтобы проверить время, незначительно менялся только счётчик минут. Парень ничего не мог с собой поделать, ведь сейчас были финальные шаги к обретению сил, о которых так долго мечтал. И более того, значительную часть времени считал, что они для него не достижимы.

Наконец начало темнеть, рожок молодого месяца взошёл над крышей, прояснились и засияли яркие звёзды. Диармайд проверил пистолет, меч на поясе и ножны с ножом на голени. Всё было идеально, мешкать больше не было смысла, было двенадцать ночи, лишний человек не уходил.

Диармайд надел линзы ночного зрения и достал из кобуры пистолет с пулями первого ранга. Усадьба была обнесена высоким забором из бревен больше похожего на частокол. Мощные ворота были закрыты на металлический засов. Но для них с Нико это не было проблемой. Они в один прыжок перебрались во двор. Собака на привязи зарычала, но Диармайд срубил ей голову ещё до того, как она успела залаять.

Просторная некрытая веранда была залита светом с кухни, из окон слышался смех и музыка. Диармайд встал на границе света и заглянул в дом, он смог различить через занавески только три силуэта людей. Нико застыл, Диармайд двинулся к двери, но маг его остановил и указал на укрытие. На веранду вышло двое мужчин посмеиваясь.

— Чёрт, пустая. Одолжи мне пожалуйста. — Мужчина чуть поплотнее толкнул другого в плечо.

— Ты всегда приезжаешь ко мне в гости и всегда стреляешь у меня сигареты, что за дурацкие манеры. Это ты у нас в городе живешь и ты должен мне их привозить. — с укором сказал чуть тронутый сединой мужчина, он протянул мятую белую пачку другу.

Нико дал отмашку, это были обычные люди и Диармайд сделал все быстро. Он вышел из тени столба и перерубил мечом горло седеющему мужику, в одном плавном движении сместился чуть в сторону и проткнул сердце растерянного горожанина так и не успевшего прикурить.

— А я говорил — курить вредно. — тихо сказал Нико выходя из-за деревянной балки.

Диармайд покачал головой. — Слишком очевидная шутка. — также тихо ответил он.

Пол был из лакированного дерева, передвигались вторженцы так, чтобы ни одна доска не скрипнула. Из кухни слышался детский смех и весёлый голос женщины. Нико приостановил Диармайда рукой. — Тут я сам, она маг третьего ранга.

Нико вышел на свет, поначалу обитатели дома ничего не поняли. Диармайд видел, как начала блекнуть улыбка на красивом чуть полном лице женщины. Она не успела даже вскрикнуть, Нико с треском электричества исчез и появился рядом с ней, к её руке ринулись капли воды из-под крана, но маг перерубил ей позвоночник и они упали на землю, так и не долетев до неё.

Мальчик лет девяти закричал и ринулся на Диармайда с кулаками, но он отвесил ему звонкую пощечину, от которой тот отлетел в стену. Парень ударился и смотрел на Ди непонимающими глазами, а потом его словно прорвало, и он начал во весь голос рыдать.

Диармайд вытащил нож и пошёл к умирающей хозяйке дома, её глаза ещё двигались, а дыхание было едва заметным, через пробитую гортань вырывался тихий хрип а из раны вытекала кровавая пена. — Вырезать кристалл сейчас? — спросил он у Нико.

Нико отрицательно закивал. — Не она, её кристалл слишком сильно сроднился с телом. Тебе нужен кристалл пацана, рос


убрать рекламу






т силы будет медленнее — но ты полностью сможешь контролировать свои силы. — указал на мальчика пальцем Нико.

Диармайд повернулся к рыдающему ребёнку, он только поднимался с земли смотря на эту сцену растерянным взглядом. Ди оказался рядом с ним, один точный росчерк меча и брызги крови начали стекать по дощатой стене. Наступила тишина, только тихая музыка продолжала наигрывать весёлую джазовую мелодию так, словно в доме ничего не произошло. Диармайд наклонился над телом мальчика, перевернул его на живот. Он подавил силой подавил ростки вины, пробившиеся в его совести. Уже было слишком поздно, чтобы чувствовать вину за подобное. Диармайд разрезал футболку и вырезал кристалл. Очень маленькое аквамариновое зерно, не больше рисового, светилось тёмно-синим цветом. В кристалле были видны прожилки, словно это и не кристалл был — а орган. Диармайд достал специальный контейнер с его собственной кровью и опустил туда зерно. Дело сделано.

— Погоди, прежде чем уходить я хочу кое-что сделать. Жди здесь. — Диармайд в шоковом состоянии наблюдал за тем, что творил Нико, это было за гранью человечности и вызывало отвращение. Но он смотрел и за всё время не проронил ни слова. Когда Нико закончил свою кровавую инсталляцию пришло время возвращаться в Афины.

Обратно ехали молча, Нико даже не включил музыку, всю дорогу их сопровождал только шум кряхтящего мотора и визг тормозов. Они поехали в дом мага. Там, в подвале уже был подготовлен резервуар с бурлящей кровью Диармайда. Вылил свою кровь в резервуар на поверхности которого плавали синие люминесцентные кувшинки, кристалл подсветил дно стеклянного аквариума. Было красиво.

— А зачем ты вставил воздушный насос в резервуар и что это за растения? — Диармайд их раньше не видел.

— А, это для красоты, круто выглядит правда? — Нико подъехал к нему на компьютерном кресле обняв руками колени.

— Диармайд осуждающе закивал головой. — Ты самая странная личность из тех, что я встречал. — Нико ничего не ответил, только пожал плечами и вернулся к работе за компьютером. Ди какое-то время смотрел на резервуар, на душе было очень гадко, хотелось кричать, плакать, материться. Он ведь сам пережил нечто подобное в детстве, когда псы Ватикана пришли за ним. Но ему нужна эта сила. Это единственное оправдание, которое приходило в голову, пока что было достаточно и его.

Было два часа ночи, Ди вызвал такси и поехал домой, к Софии. Девушка уже спала как обычно свернувшись калачиком на своей стороне кровати, было жарко, бисеринки пота проступали на её коже. Она сбросила с себя во сне покрывало и что-то неразборчиво заворчала, Ди улыбнулся.

Он лёг рядом и попытался уснуть, но сон не шёл. Постоянно в памяти всплывало худое лицо мальчика с весёлыми глазами его матери. Его плач, не серьёзная перебранка отца с другом на крыльце, уют дома на опушке леса и весёлая джазовая мелодия, играющая на залитой кровью кухне. Было тошно от собственного поступка. Ещё недавно работающее оправдание о необходимости этого поступка, казалось смехотворным. Но исправить уже ничего нельзя. Чувствовали ли те, кто убил его родителей потом угрызения совести? Или для них это была рутина?

На глазах проступили слёзы, Диармайд смахнул их большим пальцем и уставился на потолок. София перевернулась на другую сторону и положила руку ему на грудь, она была прохладной несмотря на жару и чуть влажной от пота.

***

Диармайд проснулся один. С кухни шёл приятный запах, София слушала какую-то глупую песню, где текст больше походил на хаотичный набор подходящих по рифме слов.

Ди пошёл в кухню, опёрся о косяк двери и смотрел как девушка, пританцовывая готовит еду. Тушеные овощи для себя и стейк для Ди. София была убеждённой вегетарианкой, но, когда переубедить Диармайда перейти на овощную диету не удалось, она сдалась и даже сама стала готовить ему мясо.

— Ты сегодня очень хмурый. — не оборачиваясь сказала она, приглушив музыку. — работа?

— Работа. — кивнул Диармайд хотя она не могла этого видеть.

— Не хочешь об этом поговорить?

— Не хочу. — вздохнул Ди. — Я сделал ужасную вещь гоняясь за своей целью и не хочу её обсуждать.

— Так бывает, иногда хорошие люди делают плохие вещи, пытаясь выжить или выбраться из ситуации, в которой они оказались.

— Не думаю, что после вчерашнего меня можно назвать хорошим человеком.

— Знаешь, я столько натворила, что меня, пожалуй, тоже нельзя назвать хорошим человеком. И мало какими моими поступками стоит гордится, но ты не унывай. В конечном итоге ты найдешь свой путь. — София обернулась и сверкнула своей фирменной улыбкой с ямочками на щеках.

— Откуда в тебе столько жизни. — Диармайд сел за стол, а девушка начала накладывать еду в тарелки.

София звонко засмеялась. — Говоришь как старик.

— Ты слышал, что в университете Медеи Колхидской собираются открыть ещё несколько новых классов. Магов и адептов стало появляться слишком много, нынешние аудитории уже не способны вместить всех.

— Нет, я в последнее время редко читаю новости, только просматриваю заголовки. — Диармайд пытался с усилием разрезать стейк тупым ножом. Он переусердствовал, тарелка треснула, а нож погнулся. София покачала головой и дала ему новую тарелку и нож поострее.

— Политика Ватикана становится шаткой. Легко было утверждать, что маги — это зло и они должны расплачиваться за грехи предков, когда их было мало. Но сейчас, когда всё больше обычных людей становятся связанными родственными или дружескими узами, эта политика начинает давать трещины. Ещё и такие гиганты как Тевтонский орден стараются отстранится, предпочитая действовать согласно своим интересам, а не по чужой указке.

София отложила приборы в сторону и отхлебнула чернейший кофе без сахара. — Такое впечатление, что мы сейчас стоим над пропастью и вот-вот сорвёмся.

— Не думал, что ты так внимательно следишь за политикой.

— Ха! Держу пари ты ещё очень многого обо мне не знаешь. Но это ерунда, такие мелочи мы быстро наверстаем. А что касается политики — просто такие новости затронут даже тех, кому на неё плевать. Это не просто политика — это судьба мира, в котором мы живём. Случись что, какой-то раскол, или нечто в этом роде и на нас, к примеру, могут напасть персы. Или того хуже, после того как на нас нападут персы, изменённые животные, почуяв еду раздербанят мир и человечество попросту исчезнет с лица земли. Ведь количество измененных монстров куда выше, чем число магов и адептов. Может мы и сильнее, но их больше.

— Ди, когда у тебя день рожденья? — сменила тему девушка.

— Это не важно, нет правда не возражай. Для меня есть куда более важный день — тринадцатое июня. Это день, когда я сбежал из изоляционного лагеря три года назад.

София сверкнула сердитым взглядом. — Это же было на прошлой неделе. И почему ты мне ничего не сказал! — угрожающим тоном сказала она.

— Просто пойми, я не привык праздновать такие штуки. Это просто даты в календаре, не более. — София, оценив настороженное лицо Ди не удержалась и рассмеялась, прикрывая лицо руками.

— Прости-прости. Ты бы видел сейчас своё лицо. Давай так — сегодня мы красиво оденемся, посетим несколько картинных галерей которые тебе так нравятся, а вечером я организую нам столик в отличном ресторане. Мы весело и приятно проведём этот день празднуя третий год твоей свободы. Что скажешь?

Разве Диармайд мог отказать её искренней счастливой улыбке? Он бы согласился, даже если бы и не хотел, а он хотел. Уж себе-то можно в этом признаться.

***

Был вечер. Артуро спал, уронив лицо на кипу документов. Рядом валялись пустые бутылки от бренди, которое он так любил, на лакированном дубовом столе были видны следы полос лазурной пыли. Артуро уже давно не было так плохо. Дела шли всё хуже и хуже с каждым днём. Если бы не поддержка из Ватикана их клан бы уже давно загнулся. Они не выдерживали давления со стороны других семей и местные кланы мафии начинали показывать клыки. Похоже не всех устроило то, что Аид не наказал их. Приходилось терпеть, потому что огрызнувшись, их бы смяли за один день, но лучше ли это медленного увядания?

Только вот Артуро не мог просто взять и бросить всё. Если он предаст доверие Ватикана, сохранившего остатки его клана только ради достижения собственных целей, их уничтожат просто из принципа. Зазвонил телефон, номер был неизвестным, но Артуро даже в помутнённом сознании быстро сообразил кто это.

— Да? Как прикажите. Мы выследим их и будем готовы ударить, как только вы дадите команду. Да господин. Я всё сделаю. — Артуро закончил разговор и вздохнул. Похоже пришла пора действовать.


Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

Первым делом когда Диармайд проснулся, он потянулся к телефону просмотреть местные новости, шумиха в Афинах после зверского убийства мага воды и её семьи до сих пор не утихала. Оставленные на стенах надписи религиозных фанатиков и сильно изувеченные тела даже спустя три месяца вспоминались общественностью, виновный так и не был найден. Нико строго наказал никому даже не заикаться о том, что случилось в том доме.

Периодически Ди приходилось приезжать к Нико и сдавать кровь, почти те-же квоты что и на скотобойне, только сейчас он делал все охотно и с готовностью, ведь в этот раз его кровь послужит собственным целям.

Солнечный луч из окна осветил лицо девушки, София заморгала и проснулась. — Доброе утро. — Улыбнулась она, заметив, что Диармайд смотрит на неё.

— С днём рождения. — Наклонился и поцеловал её Ди.

— Какое сказочное утро. — Улыбнулась София. — Столик заказан на два, времени у нас ещё много. — Озорно улыбнулась она.

— Мне нужно идти, я приду уже в ресторан. — Остановил её руки Диармайд. — Встретимся там. — Девушка с сожалением вздохнула, и наблюдала как Ди одевался, он ещё раз поцеловал её и ушёл.

Зазвонил телефон, София застонала в подушку и потянулась к телефону. — Что? Нет. Так послушай, мне сейчас не до тебя. Нет я сказала! Так, ладно, поговорим вечером, сегодня днём я занята. Не истери я сказала! — Приподнятое настроение именинницы было окончательно испорчено.

***

Диармайд встретился с Луиджи в кафе, на одной из пешеходных улиц в центре города, здесь было множеством бутиков с мировым именем и дорогущих заведений. Это было местом, где обеспеченные туристы тратят баснословные деньги. Над высокими зданиями эпохи ренессанса был воздвигнут стеклянный навес, чтобы даже в дождливый день покупатели могли без каких-либо неудобств опустошать свои карманы. Данная улица была сделана по примеру похожей в Милане, там она называлась Галерея Витторио-Эммануэле II, в Афинах же она именовалась Перекрёстком Гермеса и Диармайд, ни за что не выбрал бы эту улицу для места встречи. Но как только в телефонном разговоре он упомянул что ему нужна помощь в подборе подарка для Софии, Лу заявил — женщина которая его терпит заслуживает лучшего, что может предложит Перекрёсток Гермеса.

Время шло к полудню, сентябрьское солнце напоследок измывалось над людьми, синоптики обещали прохладный октябрь с частыми осадками. Только на Перекрёстке Гермеса погода никогда не была проблемой. Множество ловушек ветра, установленных здесь магами, создавали прохладные потоки воздуха. В более холодную погоду, артефакторы по сменам работающие в пункте управления магическими приборами, меняли прохладный ветер на тёплый.

— Я знал, ничем хорошим для меня это не кончиться. — Сказал Диармайд садясь за столик напротив Луиджи.

— Раз пришёл, значит согласился с моими условиями. — Победоносно улыбнулся Лу.

— Может я о тебе волновался. С тех пор как мы вернулись в Афины я с тобой только несколько раз созванивался, ну и тот случай в «Танталовых муках».

При упоминании клуба Лу сморщился. — Ничего себе, ты способен волноваться за других? Не ожидал от тебя такого… человеческого поведения. Я изначально думал, что ты просто маньяк помешанный на магии, но гляди-ка девушку себе завёл и даже человеческие повадки у тебя время от времени проклёвываются.

— Ну, моя одержимость магией никуда не делась, просто скажем так, я познал не менее увлекательные вещи. — Ухмыльнулся Диармайд. — Как ты Лу? — Отбросил шутливы тон Ди.

Прежде чем заговорить Луиджи тяжело вздохнул, его лицо было уставшим, под глазами виднелись синяки, а кожа была чересчур бледной. — Я ведь знал их уже не один год. — Заговорил наконец Лу. — Мы лет с пятнадцати были солдатами Нико и всегда были вместе. Как семья, которой, собственно, у меня никогда и не было. И вот я потерял их всех за один грёбаный день, только Оскар остался, но он перешёл в отряд Сандро, мы сейчас редко общаемся. Как ты думаешь, каково мне? — Луиджи вытянул из кармана буклет, с символическим изображением желтого полукруга солнца, надпись над рисунком гласила «рассветная жизнь» и бросил его Диармайду. Там описывалось как люди, помогают нуждающимся, как ведут тех, кто заблудился в собственной жизни к свету. А на второй страничке тонкого буклета изображение презентабельного старичка в хорошем деловом костюме с загорелой кожей и ёжиком абсолютно белых волос. — Раньше думал, что это чушь собачья, а когда пошёл к ним — стало куда легче. Я наконец перестал мучаться от кошмаров и стал приходить в себя. Эй, не смейся, мне это помогает.

— Прости. — Подавил улыбку Диармайд. — Просто представил как бы на это отреагировал Нико. — Услышав это Луиджи и сам издал смешок.

— Только не говори ему! — В спешке добавил Лу, когда они отсмеялись.

— Ни в коем случае. — Смахнул слезу Диармайд.

— Ди, Нико не говорил тебе зачем сейчас эти странные задания с выслеживанием богатеньких детишек? Артуро какую-то странную хрень творит, и никто не может разобраться в этом. Даже Каллисто ничего не знает, а она лучшая в вытягивании информации.

Диармайд развёл руками. — Как ты знаешь после того, как Нико и я переехали в Афины — мы мало контактируем с кланом. Я знаю про дела в клане ещё меньше тебя и вообще первый раз слышу про эти странные задания.

Лу хлопнул ладонями по столу. — Такс, эта девушка и в правду для тебя настолько важна, что ты позвал меня подобрать ей подарок? Это довольно неожиданный с твоей стороны поступок.

— Да Лу, она и в правду важна. — вымучил из себя признание Диармайд.

Луиджи очень долго водил Диармайда по Перекрёстку Гермеса, от одного бутика со странным названием к другому, от одной ювелирной мастерской к другой. Везде заоблачные цены, за которые и квартиру можно на год снять, а то и на полтора. Остановился Диармайд на подвеске с крупным зёрнышком сапфира. Как только он её увидел, сразу понял — она идеально подходит Софии.

— А у тебя есть вкус, — подметил Луиджи, — и недурной. Теперь осталось подобрать ещё один подарок, подешевле, но побольше.

— Ещё один? — Переспросил Ди.

— Ц-ц-ц. — Помахал указательным пальцем перед лицом Диармайда Лу. — Запомни мои слова мой юный ученик, никогда не иди к девушке с одним подарком, тем более если он маленький и цена подарка не имеет никакого значения.

— Благодарю за наставления учитель. — С улыбкой поклонился Диармайд. Шоппинг продолжился, пока взгляд Ди не зацепился за вывеску Прусской сидроварни с изображением жгучих яблок на антикварной деревянной вывеске. — Лу, давай за мной. — Ди потянул за шиворот уже направившегося в магазин нижнего белья Луиджи, из-за чего тот чуть не упал.

— Эй! — Возмутился Лу, но Диармайд уже зашёл в сидроварню. Внутри всё было таким-же винтажным, как и вывеска — небольшие круглые деревянные столы, резные табуреты. В глубине зала, в полумраке, располагалась громадная барная стойка. За ней бармен, одетый в белую рубашку и чёрный жилет с модной стрижкой, протирал бокал. Все столы были заняты респектабельной публикой. В зале без музыки слышен тихий гомон, сама обстановка располагала к тишине, воздух отдавал приятным запахом старины и свежих яблок.

— Здравствуйте, я бы хотел купить литровую бутылку сидра. — Вежливо поздоровался с барменом Диармайд.

— Две тысячи драхм. — Кивнул ему в ответ бармен.

От неожиданности Ди кашлянул. — Сколько?

— А ты чего хотел, это же жгучий сидр. Ты представляешь как сложно его выращивать и обрабатывать? Учти ещё, что он растет только в дикой природе и не поддаётся культивированию, потому собирателям приходится делать лагеря в лесах для сбора плодов и ухода за деревьями.

Диармайд отсчитал нужную сумму, бармен протянул Ди упакованную в лакированный в деревянный ящик с резьбой сидр. — Хорошего вам дня. — С тенью улыбки попрощался с клиентами бармен и вернулся к протиранию бокала. Уходя, Диармайд подумал, что бокалы парень протирает не от сильной нужды, а для усиления атмосферы, потому как он уже был идеально чистым.

Луиджи остановился возле выхода и достал с кармана пачку сигарет. — Ди, мне уже пора на встречу с наставником из «рассветной жизни», наша прогулка затянулась чуть дольше чем я ожидал.

Внутри Диармайда оборвалась тонкая струна, ему было жаль прощаться с другом. Лу всегда мог приподнять ему настроение своими идиотскими поступками и шутками, правда сейчас они казались немного вымученными, но причина была очевидна.

— Лу, если что-то случиться, ты всегда можешь обратиться ко мне.

— Договорились. — Крепко пожал руку Луиджи.

***

Празднование проходило во дворе уютного ресторанчика, расположенного рядом с марсовым полем. Вежливая официантка проводила Диармайда к столику за которым сидело три человека.

София выглядела великолепно, чёрное обтягивающее платье, дорогая бижутерия в тон к нему, высокая причёска и неизменная улыбка. Она была неподдельно счастливой и жизнерадостной.

— Надеюсь, я не сильно опоздал, с днём рождения ещё раз. — Ди вручил подарок. София завизжала и страстно поцеловала его.

— Ди, знакомься, это моя лучшая подруга Римма. — Представила красивую шатенку София. — И её брат, тоже мой хороший друг Мелетий. — Жилистый парень спортивного телосложения кивнул.

— Ого, а я думала ты плод её извращенского воображения. — Сказала Римма, смерив Диармайда взглядом.

— Римма! — Чуть повышенным тоном сказала София.

Ди ответил на крепкое, до хруста рукопожатие Мелетия и сел рядом с Софией, поцеловав её руку. — Я думал будет больше людей.

— У меня очень много знакомых, но мой день рождения мы всегда праздновали только втроём. — Ответила именинница.

— Ди, что будешь пить? — Спросил Мелетий.

— Сок.

— Это же день рождения, выпей хотя-бы бокал шампанского. — Лукаво ухмыльнулся Мелетий.

— Я не пью алкоголь, совсем. — Диармайд был непреклонен.

— Ну, тебе бы его и не продали здесь, наверное, сколько тебе лет? — Спросил Мелетий.

— Семнадцать. — Мелетий насмешливо фыркнул, но быстро взял себя в руки.

— И так, загадочный парень, уже третий месяц, живущий с моей подругой, скажи мне, чем ты занимаешься? — Вмешалась в разговор Римма.

— Я охотник. — Диармайд принялся листать меню.

— В семнадцать лет и уже охотник? Ты какой универ закончил? — Заинтересованно изучала парня Римма.

— Никакой, меня обучили в семье Фальконе. — Римма и Мелетий тут-же выпучили на парня глаза, переводя взгляд с него на Софию. Диармайд делал вид что читает меню, София только пожала плечами на их немой вопрос.

София прокашлялась, привлекая внимание. — Как прошёл турнир Мел.

Парень пришёл в Себя и широко улыбнулся. — Перед тобой чемпион Греции по панкратиону. А через год, я приму участие в олимпийских играх. Тренер сказал — моя кандидатура уже одобрена. — Гордо ответил он.

— Соф, тебе в уборную не нужно? — Спросила Римма, получив утвердительный кивок в ответ девушки удалились, молчание за столом затянулось.

— Ди, что ты думаешь по поводу ситуации в Испании? — Наконец нарушил затянувшуюся тишину Мелетий.

— Король отправил половину своего флота на западный материк, чтобы самоутвердится. Он идиот и поступок это глупый, с тех пор как поветрие убило большинство магов, на другие материки доступ нам закрыт. Думаю, способ перемещения по морю покоился во многих сожжённых инквизиций библиотеках, но теперь безвозвратно утерян.

Мелетий хмыкнул, по-новому, посмотрев на Диармайда. — Стоит ли обвинять людей в том, что они хотели избавится от всего напоминающего им о их рабовладельцах? Или ты разделяешь взгляды магов на то, что место людей в рабстве? — С прищуром спросил он.

— Я считаю, что глупые крестьяне сожгли бесценные источники информации, это был плебейский, идиотский поступок и теперь весь мир за это расплачивается.

— Не зазнавайся, люди ничем не хуже магов.

— Я могу одной рукой сломать тебе шею. — От кровожадной улыбки Диармайда по спине Мелетия прошёл холодок, и он запнулся так и не сказав, что хотел.

***

— Извращенка! — Выкрикнула Римма, едва за девушками закрылась дверь в уборную.

София в ответ показала подруге средний палец. — Иди целуйся с сатирами. — И тут их прорвало на смех, девушка, вышедшая с кабинки, косилась на двух натурально ржущих подруг пока мыла руки и поспешила уйти.

— Соф, что за дела, за тобой пол универа ползает, а ты начала встречаться с несовершеннолетним мальчиком? — Отсмеявшись спросила подруга.

— Так получилось. — Как бы извиняясь ответила София. — Ну нравится он мне и что дальше?

— А то, что он из семьи отморозков и убийц, тебя это не беспокоит?

— Так, Ри, отвали а? Я тебя не доставала, когда ты к Амфитриону клеилась, так какого ты сейчас ко мне докапываешься?

— Угу Соф и как закончились с ним мои отношения, ты тоже помнишь? — София всем своим видом показывала, что отвечать на этот вопрос не собирается.

Римма вздохнула. — Ты помнишь, как меня отговаривала, когда я с Амфитрионом начала встречаться? Ты понимаешь, что сейчас ты в такой-же ситуации. — Но заметив, что ее слова не возымели на подругу никакого эффекта, сказала. — Ладно, пошли, пока мальчики из-за тебя не передрались.

Когда девушки вернулись за столом было неестественно тихо, Ди читал что-то на телефоне, Мелетий смотрел по сторонам. В ресторане просидели до вечера, девушки хихикали и сплетничали, а парни же притихли и вели себя тихо.

Посиделки закончили поздно вечером, на улице шёл ливень, и компания застыла под навесом ресторана. София и Мелетий закурили. София опёрлась о плечо Диармайда и тот обнял ее за талию.

— Ди, мне нужно будет сейчас отлучиться, — заметив удивлённый взгляд парня поспешила добавить, — это важно.

Диармайд кивнул. — Иди, мне все-равно нужно будет зайти к учителю.

— Не смог отпроситься даже на мой день рождения? — Приподняла бровь София, из всех людей с которыми успел познакомиться Ди только она умела так красноречиво и умело выгибать бровь, сразу становилось ясно — это была ирония, шутка или вызов, сейчас было раздражения, не сильное.

— Работа есть работа. — Пожал плечами Ди.

София вздохнула. — Поверь, это я понимаю, самой сейчас нужно по делам съездить, когда вернёшься поедим суши?

Теперь пришла очередь Ди вздыхать. — Я давно не тренировался.

София топнула ногой забыв о том, что надела туфли с высокой шпилькой, она скрипнула и отлетела. — Блин ну вот. — Если бы Диармайд не придержал Софию, она бы упала из-за неожиданной утраты опоры. — Теперь ещё и домой ехать переодеваться. Так, — повернулась и грозно посмотрела на кавалера девушка. — Ты что не можешь посвятить мне вечер на мой праздник? — Угрожающе спросила она, после чего Ди не оставалось ничего иного как сдаться. Докурив, София вызвала такси и попрощавшись со всеми упорхнула. Ди бросил на прощание «Пока» пошёл пешком к Нико, не обращая абсолютно никакого внимания на дождь.

***

Такси Софии притормозило возле кафешки, расположенной рядом с центральным корпусом УМК, она оплатила проезд и поспешила внутрь, ливень до сих пор щедро окроплял иссохшую от зноя землю, уже успевшую покрыться трещинами от затянувшейся засухи.

Внутри кафе сидела Анна, та самая, которая беззастенчиво вешалась к Паоло на шею. София села напротив находившейся в прострации девушки.

— Соф, я так больше не могу. Я не хочу больше встречаться с Паоло. Он становиться грубым, жестоким и уже почти не делится со мной информацией. Я не хочу! — На грани истерики заявила ей Анна.

София приподняла бровь, и Анна быстро стушевалась и опустила взгляд. — Нет дорогая моя, мы так не договаривались. — София взяла Анну за руку и впилась ногтями в ее кожу, девушка взвизгнула и со страхом смотрела на собеседницу. — Я не для того тебя вытаскивала из той дыры, где ты гнила чтобы услышать, что парень тебе не нравиться и ты больше не хочешь этим заниматься. Ты будешь исполнять все капризы Паоло и докладывать мне о каждом его шаге до тех пор, пока я не прикажу прекратить. — Немигающим взглядом смотрела в испуганные телячьи глаза София. — Меня не заботят твои желания, ты сама захотела пойти этой дорогой, а я тебя предупреждала как это будет. — Девушка виновато опустила глаза. — Или ты думала, что я столько усилий приложила чтобы ты нюхала дороги в клубах и трахалась с мажором?

***

Еразм Спанидис возвращался с званного ужина, он немного захмелел. Не больше, чем нужно чтобы показывать видимость беззаботности и веселья, но недостаточно чтобы забыть о собственных проблемах и словесном фильтре. В молодости Еразм не редко выбалтывал чужие секреты после того, как много выпивал. Когда он стал сенатором, высшей руководящей должностью в Греции, приходилось внимательно следить с кем и сколько пьешь. Это удручало любящего повеселиться старика.

Еразм был уже не молод, когда-то атлетическое телосложение одряхлело и заплыло жиром, теперь дабы провести ночь с девушкой, ему приходилось платить. А когда-то он с завидной лёгкостью находил знакомства на одну ночь. Радовало, что сенат контролировал любую информацию, попадающую в сеть, иначе у влиятельных мира сего прибавилось бы много грехов, а пока эти самые грехи не стали достоянием общественности, означало что их и вовсе нет.

Старик задержался у зеркала, похлопал себя по объемному брюху с толикой тоски вспоминая о молодости и направился в рабочий кабинет. К сожалению, отдыхать ему сейчас было некогда. Сегодня ночью озверевшие маги, убили шестерых детей высокопоставленных чиновников, ещё четыре атаки провалилось. Сейчас Еразм, как борец за греческую независимость, столкнулся с массой проблем. Ему предстояло разобраться — кто стоял за этими событиями и как урегулировать назревающий из-за трагедии конфликт в сенате. Часть и так уже голосует за то, чтобы впустить твёрдую руку Ватикана на манер большинства европейских держав в свои границы, полноценно отдав им поводья большой политики. А теперь разъярённые родители только охотнее проголосуют за полноценное вступление в лоно церкви, где маги на коротком поводке.

Поднимаясь по лестнице, старик пожалел о размере своего дома, раньше казалось отличной идеей заиметь прекраснейший особняк рядом с марсовым полем, где недвижимость достигала заоблачных цен. Но сейчас, когда он устаёт поднявшись на второй этаж собственного дома, эта идея уже не казалась столь прекрасной.

Едва он вошёл в кабинет, дверь за ним тут-же закрылась, включился свет. За его столом сидел коллега сенатор Ламбр Аквильский, Еразм сглотнул, и почувствовал, как по спине пробежал холодок. — Присаживайся, — Ламбр указал на кресло для гостей. Еразм обернулся, за его спиной стояла хрупкая девушка, прелестница с запоминающейся красивой внешностью, обладательница пронзительных красных глаз, она изучающе смерила его взглядом, как мясник тушу которую собирался разделать.

Рядом с предложенным стулом стоял моложавый мужчина лет сорока, пока он не проронил ни слова, только внимательно следил за каждым движением хозяина кабинета.

— Будьте добры господин Еразм скажите, сколько Артуро Фальконе платил вам за то, чтоб вы закрывали глаза на его активность? — С хищной улыбкой спросил Ламбр, как только сенатор под пристальным взглядом неизвестного сел на предложенный стул.

— Мне платит деньги только греческий народ то, в чём вы меня обвиняете — смехотворно. — Заорал Еразм.

— Вы можете сопротивляться сколько угодно, но мои гости без труда выбьют из вас нужное признание. — Закачал головой Ламбр.

— Чего ты хочешь? — Тут-же отбросил вежливость Еразм.

— Я хочу, чтобы союзное государство поддержало нас в эти тяжёлые времена. Я хочу, чтобы те — кто ратует за человеческий род, помогли взять под контроль чуму, расползающуюся по Греции. Я хочу, чтобы вы приняли нашу сторону.

Еразм сплюнул. — И почём нынче стоит Греция Ламбр?

— Дорого стоит. — Улыбнулся Сенатор. — Нам на всех хватит. — Сказал Ламбр выходя из кабинета.

— Лина, подойди ближе, ты должна внимательно наблюдать. — Заговорил Иннокентий низким скрипучим голосом. — Девушка подбежала и затянула длинные бархатистые волосы в хвост и достала из сумки кожаный пенал с пыточными инструментами.

***

— Ну что готов стать магом? — первое что сказал Нико, когда Диармайд спустился по лестнице в подвал. Парень застыл, он ничего не ответил, только таращился блюдцами глаз на учителя. — А я ожидал более оживлённой реакции. Кристалл готов, больше тянуть не стоит.

— Я готов! — дрожащим голосом сказал Ди. Его живот скрутило от волнения, а волосы на всём теле встали дыбом. Нико указал на стол для пыток к которому он привязывал Диармайда, когда тот принимал сливу дьявола. — Что прямо сейчас? — растерялся он.

— А когда? — Нико чуть повернул голову в бок, как делают совы и немигающим взглядом смотрел на Ди. Он ничего не ответил, снял рубашку и лёг на холодный металлический стол, вспотевшая кожа сразу прилипла к металлу, Диармайд немного подрагивал.

Нико проводил операцию без анестезии. Он напитал скальпель своей манной и сделал небольшой разрез в верху живота. Движения Нико были плавными, вымеренными и чёт


убрать рекламу






кими, разрез ткани, вскрытие нервного мешочка, его расширение пинцетом чтобы можно было положить туда кристалл. Так как нервный мешочек Ди был слипшийся из-за отсутствия там объекта — приходилось постараться и не порвать нежную ткань. Боль была настолько невыносимой, что даже Диармайд не выдержал и потерял сознание, Нико стало проще работать.

Когда он поместил в тело парня кристалл, Ди перестал дышать, маг был спокоен. Сердце пациента остановилось, кристалл издал импульс энергии, тонкими синими и чёрными нитями расползшийся по телу Диармайда. Сердце забилось и после жадного глубокого вдоха Ди открыл глаза, загоревшиеся ультрамариновым светом.

— Поздравляю, теперь ты маг.

Что-то пошло не так, Диармайд закрыл глаза и изо всей силы закричал, металлические трубы в подвале разорвались, вода неконтролируемым потоком хлынула в лабораторию. Рядом с Нико появился старик в старом сером костюме с тростью и острой козлиной бородой, его седые волосы были уложены в аккуратную старомодную прическу, а усы были воском закручены к верху.

— Так это и есть мальчик? — бодро спросил он, наблюдая за корчившимся от боли Диармайдом.

— Да. — Нико склонил голову перед стариком. — Теперь он ваш, как и договаривались.

Диармайд раскрыл глаза и с отвращением и ненавистью посмотрел на своего уже бывшего наставника. Он попытался вырваться, но стяжки на руках и ногах были слишком крепкими, Диармайд только до крови сдирал кожу. Он глянул на незнакомого старика и Нико светящимися синим глазами с вертикальным зрачком, как у змеи и они застыли в изумлении.

— Что за чёрт, каким образом у мага воды пробудился дурной глаз? — поражённо спросил старик, облизывая свои обветренные губы.

— Понятия не имею. — скучающим голосом сказал Нико, но его глаза на миг загорелись синим. — Теперь это ваша забота.

Старик ничего не ответил, он взмахнул рукой и сознание покинуло Диармайда.





убрать рекламу












На главную » Зиненко Сергей » Рукотворное зло.

Close