Название книги в оригинале: Уайт Александр. Дом разнообразия

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Уайт Александр » Дом разнообразия.





Читать онлайн Дом разнообразия. Уайт Александр.

пролог

Распахнув глаза, Ванда по привычке шлепнула рукой по второй половине кровати, где обычно спал Мэл. Ладонь приземлилась на мягкую постель, и девушка невольно поморщилась. Вечно просыпаться одной, Ванде порядком поднадоело, но она любила своего мужа и готова была терпеть от него что угодно. Да и разве обижаются на близких? «Но мог хотя бы этот месяц никуда не ходить», – мрачно подумала она. Несколько дней назад ее сбил велосипедист из-за чего она сломала ногу, и ковылять  с дочерью в школу самой ей сейчас совсем не улыбалось.

Но делать нечего, муж на работе, я на хозяйстве, солнце над деревьями: пора вставать, – подбадривала она себя, – прочь тоска, этот день будет моим! Но все же странно, обычно Мэл возвращается еще до рассвета. Заложив костыли подмышкой и уперевшись на них, девушка поднялась с кровати. По дороге на кухню Ванда бросила короткий взгляд на часы, которые показывали восемь, и решила, что даст дочери еще поспать, а сейчас кофе. «Через час нужно быть в школе, но мы успеем, – думала она, – тут недалеко».

Ванда зашла на кухню, пожарила яичницу, сварила черную рассыпчатую массу в кастрюльке, сделала глоток, а остальное выплеснула в раковину. Фу! Ну и мерзость, – скривилась она. Но все же этот глоток ее разбудил.

На утренний туалет Ванда потратила гораздо больше времени, чем рассчитывала, поэтому покончив с вечным женским проклятьем она поспешила разбудить дочь.

Постучав в дверь, Ванда ласково позвала.

– Милая просыпайся, пора в школу.

Девушка толкнула дверь, и та с легким скрипом медленно отворилась. Окно на распашку, в кровати никого не было.

Ванду охватил ужас.

испытание первое

1

– Доброй ночи родная.

Пожелал муж жене, поцеловал спящую дочь в детский наивный лоб, и вышел за порог. Мэл всегда проделывал эту процедуру именно в начале второго ночи, так как считал, что полиция с этого часа начинает испытывать отвращение от своего труда и становится медлительней. Что сказать…необъяснимое явление. Но проверенная закономерность и собственный опыт парня, как и тот факт, что Мэл до сих пор был на свободе, железобетонно являлись доказательством сему.

Оказавшись на улице, Мэл достал мобильный телефон и набрал своему приятелю, который ответил с первого же гудка. Мэл любил его за это. В динамик телефона ворвался жуткий шум в сопровождении громкой музыки и если бы мужчина вовремя не отвел мобильник от уха, то возможно бы оглох на неприличное время, что человек его профессии позволить себе просто не мог.

– Ну что! – крикнул он наигранным бодрым голосом. Смотрю, ты уже проснулся. Ты готов?

На другом конце линии музыка смолкла, но стало слышно странное двойное чавканье и что-то в этом звуке Мэлу показалось знакомым.

– Не-а, я не спал, – ответил мужской голос. Он явно что-то ел, – я только из клуба, вот еду к тебе.

Разобравшись с одним звуком, Мэл прислушался ко второму, что-то булькало и хлюпало. Он улыбнулся. – Ты не один я так понял?

Повисло недолгое молчание. Потом протяжное мычание.

– Ммммммда!

Опять молчание. – Извини, что ты сказал?

Мэл улыбнулся ещё шире. – Да ничего. Сколько лет знаю тебя чувак, ты нисколько не меняешься.

Раздался легкий удовлетворённый смешок, и следом женский голос, Мэлу показалось что-то требующий.

– Ладно, я через десять минут у тебя, – отрезал Гиб. Походи пока вокруг дома покури, обдумай все. В этот раз мы идём на рисковое дело, это будет вила одного моего богатого знакомого. Он вдруг резко замолчал. – Ладно, жди меня.

Прохладный ночной ветерок обдавал лицо Мэла почти с полчаса, пока не приехал его друг, Гибсон. Сладкий ментоловый запах гуляющий по салону автомобиля веял с примесью табака и недавнего секса, о чем Гиб не замедлил похвастать, как только дверь машины отворилась

– Вот это штучка! – сказал он, как всегда неудачно парадируя кавказский акцент. Э–э, че–е, – передразнил его Мэл садясь в машину. Когда ты уже возьмёшься за голову?

Привычку так произносить слова Мэл перенял у Гибсона за долгие года дружбы, но после того как жена сделала ему тонкое замечание сказав: бедненький может тебя врачу показать; в присутствии семьи он перестал так выражаться. Но рядом с другом это было сделать сложнее.

Оставалось лишь покончить с куревом, и, Мэл надеялся, что это будет их последнее дело, на которое они идут.

– Зачем мне браться за голову? – спросил Гибсон, намеренно поставив ударение на «е», что бы получилось «э!». Ведь для этого есть шкуры…

Порядком подустав слушать этот похотливый бред Мэл его перебил, – ну, что, куда мы? – спросил он.

– Ооо, братуха! – протянул Гиб. Он думал, что этой фразой можно зарядить любую ситуацию подходящим и правильным настроем. Будь то важная встреча или будь то, как вчера у него дома: О, братуха! Мэл сидел в кресле, когда в комнату вошел Гибсон и сказал это. Сидевший напряг все свое внимание готовясь к чему-то важному, когда услышал – братуха, наконец я посрал! Гибсон умел играть на нервах так же искусно, как Бартоломео Кристофори умел играть на пианино.

Но теперь ситуация была более волнительной и Гибсон с важным видом поднял палец вверх:

– Прежде чем мы поедем на дело, нам нужно кое– куда заехать, кое–что взять, это недолго.

(НЭдолго!) Мэл еле сдержался, чтобы не повторить.

Кое–куда оказался макдаком, а кое–что вылезло через окошко на протянутой руке в пакете.

– НАМ нужно?! Раздраженно прыснул Мэл, и пока Гибсон ел, второй пытался вразумить товарища, что если он не хочет, чтобы его друг остался дегенератом всего с сотней слов словарного запаса, то лучше называть вещи своими именами. Вот это Макдональдс, – учил Мэл Гибсона указывая пальцем на здание с большой буквой М, – а это биг–тейсти, – он кивнул в сторону булки, наполовину торчавшую из лица друга. – Да ты же ел недавно!

– Знаю, – вынужден был признаться Гибсон, – но ночь длинная. Тебе тоже бы не мешало, – сказал Гиб все больше размазывая сырный соус по усам и подбородку.

– Спасибо я не ем свинью, – отмахнулся Мэл.

– Это не свинушка, это корова!

Еще раз жадно откусив от булки и почувствовав прилив счастья Гиба понесло на стихи.

– По горам по полям он ходил, гулял, но пришёл человек и отрезал башка на хер! На такую тупость Мэл лишь вздохнул, а Гибсон явно ловил удовольствие от своего остроумия. Он ел, продолжая улыбаться и даже не поморщился, когда перданул.

Мэл выскочил из машины. – Чувак! Что ты ел?!

– Вот, – жуя бургер Гибсон протянул через окно карту города и Мэл отойдя в сторону развернул ее на капоте, проклиная ночь, друга, и желтую светящуюся «М» над головой.

На одном из районов красным маркером стоял крестик, который любой адекватный ходивший в школу человек назвал бы ромбом. Но для Гибсона не было разницы между кругом и квадратом, – все крестик. «Деньги творят чудеса, – восхищался Мэл, – иначе как бы ему вручили диплом об окончании школы», – думал он про своего друга.

Маркер на карте находился за городом.

– Ехать минут сорок, – задумчиво проговорил Мэл поеживаясь. В том районе где они находились недалеко протекала река и несмотря на лето оттуда резко потянуло холодным ночным ветром. Но возвращаться в машину было еще опасно и Мэл глянул на небо. Ни облачка.

– Давай, доедай уже Гиб.

– Да сейчас, пять минут.

По дороге медленно проехала полицейская машина. Затем остановилась, дала задний ход, свернула на стоянку, где стоял «Камаро» Гибсона и не спеша направилась к ним. «Самая незаметная машина, чтобы скрываться от погони», – Мэл думал об этом всегда сокрушаясь, а Гибсон лишь отмахивался, – «девушкам, мол, нравится красный цвет».

Патрульный автомобиль ехал прямиком к мужчинам.

По образованию Мэл был юрист. И хоть он не практиковал свои навыки на поприще, тем не менее, чтобы полицейскому беспричинно докопаться до него, тому нужно было иметь звание не ниже Майора и нехилые познания в законах на уровне судьи. А если это и был майор, то Гибсон, еще тот лис, с легкостью заводил с законником дружбу. Поэтому два друга не особо и заинтересовались обыкновенной патрульной машиной, подъезжающей к ним.

В розыске Мэл и Гибсон не были, (что они оба считали чудом), да и никто не знал, чем они промышляют. Жена Мэла догадывалась, но, тем не менее не задавала лишних вопросов. Надо кормить дочь. Они оба это понимали.

Пока Гибсон с волчьим блаженством запихивал в себя остатки фастфуда патрульные проехали мимо в сторону кассы. Видимо поздний ужин их интересовал больше чем два подозрительных типа на парковке ночью.

Мэл свернул карту и с несокрушимой решительностью вернулся в машину. К его облегчению больше не воняло.

Наконец они выехали с парковки и меньше чем через час уже колесили по проселочной дороге. Спустя полчаса машина свернула в лес, и ехали они так до тех пор, пока не остановились в полумиле к границе, где лес заканчивался.

– Ближе подъезжать опасно, не хочу светить машину, – сказал Гиб. – Отсюда двинем своим ходом.

Забрав из багажника, рюкзак, лом, отмычки, пистолет, баночку хлороформа, в общем полный набор грабителя, и помешкавшись Гибсон бросил в рюкзак так же пачку сухарей, они отправились в путь через плотную стену дубовых деревьев.

Небо было затянуто кронами листвы. Запах дождя и грибов навеивал на Мэла детские воспоминания, в которые он полностью ударился, и даже не заметил, как они вышли к подножию утеса.

– Там наверху, – Гибсон вытянул палец, – вила моего товарища.

– Товарища? – удивился Мэл. Надеюсь, когда я разбогатею, ты или твои дети, не придут ко мне так же ночью ограбить меня.

– Надейся, надейся, – усмехнулся тот, затем хитро улыбнулся, – после этого дела мы оба разбогатеем. Как и договаривались семьдесят на тридцать.

– Да ладно, Гиб, – отмахнулся Мэл, – я дам тебе все тридцать пять процентов.

Оба посмеялись, обменялись друг с другом комбо из ударов в плече, и затем два силуэта в ночи заскользили вдоль утеса. Через минуту они остановились.

– Вот тут, – прошептал Гибсон, – есть проход. И действительно, если бы он не показал, то Мэл бы и не заметил. В громадной горе было узкое углубление с высеченными в нем ступенями, тянувшимися до самого верха. Сам проход был замаскирован высокими пышными кустами, так что и при свете дня его было бы сложно распознать.

– Восемьдесят шесть, – сказал Гиб, когда его нога коснулась последней ступеньки наверху. – Ровно восемьдесят шесть ступеней.

Перед ними предстал дом, огороженный забором. Стены дома были выложены из белого камня, и Мэл вспомнил, где он уже такой видел. Когда–то с женой они ездили в Иерусалим и там все дома были вымощены сплошь из этого камня. Его добывают лишь в пустынях Израиля. Там же он узнал, что есть даже закон, запрещающий строить дома из какого–либо другого материала. Да будет дизайн города един…– говорилось в законе.

– Твой друг фанат старины? – спросил Мэл Гиба.

– Тип того, – усмехнулся тот.

Перелезть через забор оказалось легче легкого. Даже чересчур. Казалось забор был сделан специально для того чтобы через него лазили. Его неровная поверхность была в сплошь выступах и углублениях. Не сработала сигнализация, не повыскакивали собаки, когда они перебрались на территорию. Свет в доме не горел. Казалось здесь вообще никого нет. Все было слишком подозрительно легко, и Мэл еще раз в этом убедился, когда Гиб шумно капаясь в замочной скважине, рассердился и неожиданно для ночной тишины стукнул по двери ногой. Раздался громкий брякающий шум…но никто на этот шум не вышел.

Мэл напрягся, словно кот перед броском и вслушался. – Что-то здесь не так, – прошептал он. – Как–то все подозрительно. Давай, пока не поздно свалим.

– Да ты чего! – взъерепенился Гибсон. Ты знаешь, сколько там бабла? Да не бойся дома никого, – Гиб не особо спешил успокоить своего друга, раз сказал об этом только сейчас.

– Откуда ты знаешь?

– Я же говорил, что хозяина дома мой знакомый. Так вот, мы познакомились с ним на какой–то научной выставке. Он вроде крутой знаменитый ученый. После этого я решил последить за ним. И оказалось не зря. Он очень богат!

– Ого, не знал, что тебя интересуют такие места.

Гиб отреагировал улыбкой. – Я выяснил, что он свалил на собственный остров. Мэл присвистнул, а Гибсон продолжал капаться в замке и рассказывать, – взяв туда с собой охрану и всю прислугу. Систему безопасности, кстати, я взломал еще вчера, чтобы сегодня не тратить на это время.

Что-то в замке щелкнуло и Гиб выпрямился. Из рюкзака он достал круглый металлический предмет и покрутил его перед носом друга.

– Что это?

– Полторы тысячи долларов…

– То есть? – не понял Мэл.

– То есть это магниторезонансная бомба, – сказал он с гордостью, затем показал на кнопку сверху. Круглая штуковина напомнила Мэлу покемонский шар, какой он подарил своей дочери на пятый день рождения, которому она не особо то и обрадовалась.

– Нажимаешь на эту кнопку и через минуту вся электроника в радиусе километра сдыхает, – продолжал Гибсон. – Так что если в момент действия импульса в кармане был мобильник, то после этого придется с ним навсегда распрощаться. Он тяжело вздохнул – Да и с членом тоже. Перед тем, как электронике сдохнуть, она выпускает мощнейший радиоимпульс, сравнимый с сотней работающих микроволновок. Поэтому находиться рядом не безопасно. Чет я проголодался, – добавил он под конец, и Мэл облегченно вздохнул. Он подумал, что его друга подменили, уж слишком тот четко и ясно излагается.

Гиб надавил на дверь. Она поддалась и распахнулась. Внутри было до жути темно.

– Пока не включай фонарик – предупредил Гибсон. Хоть никого дома и нет, а камеры больше не работают, будем действовать тихо.

Мэл про себя усмехнулся. Ага, как же, тихо…

2

Ровно в 9 часов Ванда сидела в полиции и писала заявление о пропажи дочери. За Мэла она переживала меньше, потому как доверяла ему и его придурковатому другу, с которым они уехали. Да и не могла она так подставить Мэла, ведь это означало подставиться самой.

Ванда со слезами на глазах и с явным выражением боли на лице сидела на стуле, когда начальник отдела пытался успокоить ее, зачем–то приводя статистику пропавших без вести несовершеннолетних за последний год. – Двадцать шесть тысяч! – гневно воскликнул упитанный офицер. – Большинство все–таки находят. Живыми. Он счёл своим долгом последнее слово выделить, сказав его специально громче, с расстановкой, словно говорил с дурочкой.

После потраченного зря времени, о чем Ванда поняла лишь, выйдя на улицу, она вспомнила, что мужу и его другу удается довольно долгое время скрываться от полиции и хорошо она делает, что не платит налоги. Но ей следовала сразу обратиться в более компетентную организацию. Проклятье!

С дрожащими руками девушка нашла в интернете ближайшее детективное агентство и уже через 17–20 минут стояла у кабинета с табличкой на двери: «Частный детектив Грэй С.»

Молодой человек внимательно выслушал Ванду, но затем задал вопрос, который ошарашил девушку.

– А вы не думаете, что вашу дочь похитил ваш муж? – спросил детектив.

– Что за чушь! – вспылила Ванда и впилась в детектива уничтожающим взглядом.

– Я просто предполагаю, – сказав это он почесал шею, и девушка разглядела под воротником пиджака на коже красные круглые пятна.

– А, не обращайте внимания, – отмахнулся детектив, заметив, куда смотрит Ванда. – Ладно, я берусь за это дело! Но не стоит отрицать хоть и самые невозможные варианты. Нам главное найти вашу дочь, вы согласны?

– Да, – тихо ответила несчастная.

Детектив налил Ванде чаю и продолжил, – то есть телефон вашего мужа выключен, и вы не можете ему дозвониться?

– Совершенно верно, – всхлипывая, сказала девушка и отпила из стакана.

– Хорошо! – сказав это, он резко встал, – к вечеру я найду и вашу дочь, и вашего мужа! А теперь ступайте домой и переживайте лишь за неоплаченные штрафы, если у вас таковы имеются. Я верну вам вашу семью, обещаю!

3

Ступив во тьму и сделав несколько шагов, за спинами друзей послышался жуткий натянутый скрип. Этот нежданный звук холодными ладонями обхватил сердца мужчин, и они оба замерли. Теперь не до шуток, их лица источали серьезность и, если надо, они будут бороться за свою жизнь, за свою свободу. Гибсон знал, что значит сидеть в тюрьме и, несмотря на всю свою беспечность, ни за чтобы не позволил схватить Мэла и отправить друга за решетку. Резким движением Гиб вытащил пистолет и направил его к дверям. Мэл тоже обернулся. Пусто. Никого не было.

– Всего лишь ветер, – выдохнул Гибсон.

Они развернулись и на ощупь долго шли вперед. Гибсон шел первым, а Мэл следом за ним. Внезапно послышался глухой удар.

– Ай!

– Что это?

– Я стукнулся обо что-то башкой, – прокомментировал свое положение Гиб. На вытянутой руке Мэл подошел к нему и нащупал что-то металлическое. Пошарив рукой, его воображение нарисовало трубу, торчащую из сплошной стальной стены. Он пригнулся, обошёл преграду и пошел вдоль стены надеясь найти выключатель. Но стена никак не заканчивалась, а изогнулась и вела обратно к двери.

Вдруг что-то загудело, дом задребезжал.

– Бежим! – крикнул Гибсон, но было поздно. Автоматические стальные двери захлопнулись, сорвав с петель деревянные. Это было похоже на коренной зуб, который резко вырос, вытолкнув собой молочный.

– Что происходит??

На потолке в углу комнаты вспыхнул небольшой экран. Комната немного осветилась и мужчины заметили, что она по всему периметру обшита металлическими листами. На экране появилось изображение.

– Приветствую вас, господа!

В телевизоре появился мужчина. Он был одет в пляжную красную рубашку, наполовину расстёгнутую и в белом врачебном халате поверх.

– Проклятье, это он! – сказал Гибсон. – Хозяин дома.

– Ты же выключил всю электронику, что случилось? – спросил Мэл.

Раздался резкий стариковский смех.

– Ну ты даешь Гибсон! Ты ведь не думал, что я не знаю кто вы такие. Я вас ждал. И вы не могли не заметить из чего построен дом. Если в состав камня примешать свинца и немного золота, то он не будет пропускать никакие радиоимпульсы, кроме придуманных мной ультра–частот, благодаря которым я вам и звоню. Это ж детский сад!

Гибсон принялся метаться по комнате, а Мэл подбежал к дверям, пытаясь их выбить.

– Это бесполезно, – сказал голос. Толщина этих стен двадцать сантиметров, а двери все тридцать. Такие даже в банках не устанавливают.

Гиб достал из портфеля ломик и принялся долбить им пол, высекая из удара искры. Пол тоже оказался из металла.

– Кстати говоря, – продолжал старик, – я как учёный, не могу позволить себе отпустить вас просто так. Вас ждут испытания.

Мужчины переглянулись. – Какие нахрен испытания?

– Ах, да! Испытания! Было видно, что пожилой мужчина получал удовольствие от каждого своего слова.

– Я решил переустроить свой дом, поделив его на комнаты, отличающиеся друг от друга своим…он вдруг замолчал, – в общем, вы сами все увидите. Старикан прокашлялся и торжественно объявил:

– Итак! Условия следующие: для выполнения одного задания вам дается час, по истечении которого последует три гудка. На третьем сигнале, если вы не переходите в следующую комнату, автоматически посылается сообщение в полицию о том, что в данный момент в этом доме находятся грабители. За вами приезжают, садятся вам на спину, одаривая браслетами, а через день амбалы в камере рвут вам задницы. Ощущения не из приятных, скажу я вам.

– А если кому-то не привыкать – подмигнув, добавил он, – все же не советую пренебрегать советом, мое влияние распространяется даже на толщину их половых органов, и, если я захочу, вас будут драть там каждый чертов день.

Джонатан Хелз, увековечив своё имя на страницах учебников по винерологии, рассказывал, что в тюрьмах в 43 раза больше мужчин заражены СПИДом, чем обычные гомосексуалисты, которые, к слову говоря, верят в случайность своих заболеваний…

Почему-то так подумалось сейчас Мэлу и он удивился почему?

Старик, словно позволил Гибу и Мэлу переварить эту информацию, выдержав паузу.

– Та-да-дам! Ваше первое испытание! – продолжил он.

Где-то в стене отъехала потайная дверца, за которой было маленькое помещение похожее на печь.

– Это печь, – сказал пожилой мужчина.

Вспыхнул небольшой огонек, словно из газовой горелки.

– Пока я совершенно серьезно размышлял о том, не пересечься ли вам путями с каким-нибудь мчащимся на скорости автомобилем, мне на ум пришла замечательная идея, – сказал старик. –Ну…нет. Вы все узнаете походу дела. Ваша задача поднять в камине уровень жара до трехста градусов. Мебели в этой комнате нет, так что вам придется решить, кто из вас прыгнет в огонь.

Вслед молчанию последовал хохот. – Шутка! Надрываясь, сказал старик.

Гибсона порядком стал раздражать дурацкий смех старика.

В нескольких местах так же отъехали двери, на этот раз они были гораздо больше, и из них стали проявляться очертания медленно выползающих существ. Послышалось рычание.

Неожиданно Мэл вскрикнул.

– О, Б-же! Ты это видишь? – обратился он к другу.

– Огромных собак с человеческими лицами?

– Это все твой биг-мак!

– А он то тут при чем?! – не понял Гибсон.

– Парни не ругайтесь, – сказал пожилой мужчина с такой теплотой в голосе, с какой отец наставляет своих сыновей перед свадьбой. – После операции они стали медлительней, чем раньше, но не расслабляйтесь, вспрыснутый в них гормон роста сделал их свирепей. Ну все, хватит болтовни, звякну через часик.

Экран потух, а на потолке зажглась небольшая лампа, осветив жутких тварей. Огромные псины выползали из своих укрытий и медленно крались в направлении мужчин. Оба друга с ужасом смотрели на их обезображенные морды. Швы проходили от уха до уха, глаза горели красным, а изо рта сочилась белая густая слюна. Они рычали так, словно в комнате был съезд крутых тачек, где каждый владелец, хвастаясь своей вдавливал педаль газа в пол.

– Мы вас сожрем, – сказала одна псина и сердце Мэла на секунду остановилось.

– Да ну, – парировал Гибсон и направил пистолет на ту, что заговорила. Долго не думая он выстрелил ей прямо в голову. Собака пошатнулась и рухнула на пол.

– Вот и топливо, – сказал Гибсон, и к огромному удивлению друга принялся дырявить мерзких созданий одну за другой.

Мэл с ужасом смотрел на всю на эту картину. Кровь и мозги брызгали по всей комнате, а Гибу, казалось, это дико нравилось. Мэл знал, что Гибсон необычный заоблачный человек, которого не пугает никакая грозящая опасность, потому время от времени он от скуки учавствовал в боях без правил – место, где требуется некая жестокость, то качество, которое в данной ситуации было спасительным, и сейчас Гибсон в свое удовольствие полностью стирал понятия монотонности дня.

– Стреляй только в голову! – крикнул Мэл.

Гибсон рассмеялся. – Чувак, это же не зомби.

– Все равно мочи их! Убей их всех! – истерично вопил второй.

Наконец из шести существ осталась одна. Она испуганно вжалась в стену и гавкала на мужчин человеческим басом. Гав! гав!

Как же страшно…и необычно, но наконец, Мэлу удалось взять над собой контроль.

В одной руке Гибсон держал пистолет, в другую взял нож. Он потихоньку ступал к человекоподобному животному и когда приблизился, Мэл наконец осознал размеры собаки. Она была раза в два больше лошади, а из человеческого рта выпирали акульи зубы. Мэл отметил, что ни на одной из собак не было шерсти.

– Какого хрена вам от нас нужно? – сказал Гибсон продолжая напирать.

Загнанная в угл собака бросилась на мужчину и сразу рухнула замертво. Из дула пистолета пошел дымок.

– Ты не голодный? – смеясь, обратился Гибсон к Мэлу словно ничего не произошло. Тот покачал головой, – я щас блевану.

– Я тоже нет. Гибсон бросил товарищу нож. – Полностью они в ту печь не поместятся, придется расчленить. Займись пока этим, а я попробую найти выход. Может нам удастся отсюда выбраться.

Он достал телефон и направил на одну псину, затем постучал аппаратом об колено и навел еще раз. – Черт! Не работает. Можешь сфоткать?

Мэл достал телефон и сообщил, что его тоже отрубился, а затем прибавил, – странно, ведь перед выходом я его полностью зарядил.

– Ну ладно, – расстроился Гиб, – тогда за дело.

Мэл стоял, держа в руках нож, и смотрел на окровавленное существо. Он подошел к одной из них и принялся отрезать ей лапу. Вдруг она задергалась и от испуга Мэл раз двадцать всадил ей лезвие в живот. Парень поднялся тяжело дыша. Больше тварь не двигалась. Мэл посмотрел на друга надеясь на его поддержку, но тот был занят тем, что ощупывал стены в местах, где сходились швы металлических листов и пытался их сковырнуть. Мэл перевел взгляд обратно на лицо собаки.

– Господи, да разве такое возможно?

Все, включая брови, было человеческим. Даже модная бородка, которую, казалось, недавно тщательно подстригли, выглядела так, будто предназначалась для обольщения легкомысленных девиц, и уж точно не того чтобы красоваться с дырой во лбу от пули.

Мэл вздрогнул. Но поймав тонкую нить решительности он ухватился за нее и невзирая на ужас, который бушевал в его сердце, последним резким движением отрезал псу лапу и закинул ее в печь. Рядом с топкой был приделан термометр и стрелка его показывала 110 градусов.

Затем, не без отвращения, Мэл проделал тоже самое с тремя оставшимися лапами животного. Огонь нехотя разгорался, свежая кровь не давала ему быстро расправляться с плотью.

Затем Мэл принялся за голову, но, когда вогнал нож в шею его наконец вырвало. Гибсон бросил короткий взгляд на товарища и попросил его поторапливаться, так как осталось у них не более получаса.

– Слушай, может ты? – промямлил молодой человек, вытирая рукавом губы.

Гибсон подошел к Мэлу, встал на колени, забрал нож и принялся пилить верхнюю конечность существа.

– Может попробовать еще раз твою бомбу?

– Нет. – сухо ответил Гибсон. – Мне ещё нужен мой дружок.

Со знанием дела он продолжал пилить голову. Мэл поистине восхищался им. В отличии от Мэла, Гиб, оказался готов к тому с чем они столкнулись. Так хладнокровно отреагировать на все произошедшее, мог только его друг, Гиб. Отделив голову от туловища, он зашвырнул ее в печь.

– Ну и толстая же у них шея! Сколько там? – спросил Гибсон, подходя к другому животному.

– 130.

– Надо чем-то поддуть, что бы быстрее разгорелось.

Мэл снял с себя пальто, которое захватил лишь из-за высокого ворота как у дракулы (так он прятал лицо от камер) и начал махать им на огонь. Вроде бы сработало. Печка стала разгораться. Но что странно, чем больше разрасталось пламя, тем холоднее становилось в комнате.

– Отлично! Теперь дело пойдет быстрее, – сказал Гиб.

Закинув еще несколько конечностей в топку, мужчины сели недалеко от огня и стали наблюдать за термометром, стрелка которого медленно ползла вверх.

– Ты знал, что в некоторых странах поедание собачатины считается неуместным и оскорбительным? – вдруг сказал Гибсон. Несмотря на разгар лета из его рта выходил пар.

Мэл пожал плечами. – А разве где-то это считается нормальным?

– Ну я бы попробовал…– задумчиво произнес Гиб, и почесал правое плечо в которое прилетел кулак Мэла.

– Да ладно тебе, – возмутился он, – вон корейцам нормально. Не вижу здесь ничего предосудительного.

– Ну так поешь, раз хочется. Вон та сверху уже покрылась золотистой корочкой.

– Даааа, – протянул Гиб, – слюнки так и текут. И пока он рассказывал о своих странных кулинарных пристрастиях стрелка термометра медленно, но верно дошла до 250. Пальцы от холода уже прилипали к полу и Гибсон поднялся на ноги.

– Это очень странно, – сказал он, подходя ближе к огню. Молодой парень протянул руку, и сразу отшатнулся. – Уау! – воскликнул Гиб, – да он же холодный!

– Не может быть, – сказал Мэл, подошел к огню и так же отшатнулся. – И правда!

Оба заворожено смотрели на огонь. Гибсон напевал что-то про ржавчину на бриллиантах. Через несколько минут стрелка достигла трехста, и приятели попадали на пол. Все здание начало трястись и шататься.

– Что происходит? – вскричал Мэл.

– А я почем знаю? Мы с тобой в одинаковой заднице. Кстати ты ел когда–нибудь жопу быка? Изумительно вкусно!

– Заткнись уже Гиб!

Мэл знал, что его друг пытается просто разрядить обстановку. Гибсон не настолько был туп, что бы шутить в такой момент. Здание наконец перестало беспорядочно трястись, и теперь оно плавно качалось из стороны в сторону словно маятник, в доказательство чему тела животных скользили по полу от стены к стене.

– Что-то с полом, – сообщил Гибсон.

– Да неужели?!

Свет лампы на потолке потух, загорелся экран.

– Я вас поздравляю! Вы прошли первое испытание! Но, не радуйтесь, следующее будет во много раз сложнее.

– Ты ублюдок! – вскричал Мэл. Мы доберемся до тебя и прикончим, мерзкий ты психопат!

– Да, да. Конечно. Если вы выберетесь отсюда живыми, я вам окажу такую честь. Но вас ждет следующая комната.

Где-то в стене прорезалась полоска света, которая расширялась, пока не стала размерами с дверь.

– Прошу вас, пройдите.

Делать было нечего, мужчины повиновались. Войдя туда, они увидели просторную светлую комнату с большим панорамным окном. Мэл и Гибсон разом ахнули.

– Вода?!

– Совершенно верно! А если точнее Атлантический Океан.

Старик мерзко рассмеялся.

– Вас должно быть обескураживает масса вопросов почему огонь был холодным, и каким образом вы уже посреди Океана, но я вас заверяю, вы скоро все узнаете…если конечно захотите сотрудничать, – добавил он.

– Отлично! – воскликнул Гиб и выстрелил пару раз в окно. Ничего не произошло, пули отрикошетили. – Чего


убрать рекламу






и стоило ожидать, – сквозь зубы процедил стрелявший.

Мэл хотел было спросить зачем нужно было стрелять, раз знал о пуленепробиваемом окне, но решил, что не стоит нервировать человека, который единственный на кого здесь можно положиться.

Как там Ванда? Пронеслось у Мэла в голове.

4

Ловить мужей на изменах, шантажировать бизнесменов – все это действовало на детектива удручающе. А последнее дело так вообще пристрастило Грэя к стакану. У одного миллионера был глупый сын, который постоянно злил своего отца, но при этом всегда обращался к нему с просьбами. И в очередной раз вытаскивая паренька из тюрьмы пьяный детектив решил наконец то объясниться с ним кулаками. Поскольку миллионер с Грэем были давними друзьями, закончилось всё лишь резким упадком клиентов в агентстве. Но в одно солнечное утро, когда детектив уже собирался пройтись, в дверь агентства ворвалась девушка на костылях и вся слезах. Грею уже давно нечем было платить секретарю и потому чай девушке и записывать рассказ ему пришлось самому. «Хорошо что я до этого открыл окна проветрить», – подумал он. Если бы детектив был более дальновидным и менее эгоистичным, его компания не осталась бы маленьким сыскным агентством, а разрослось в нечто большее. И наградой за все труды стало бы доброе имя…Но увы, престиж и авторитет агентства, которые Грэй так долго наращивал, канули в одночасье.

Но девушку видимо это совсем не заботило.

Пропала дочь! Грей все понял. Это дело должно будет прогреметь по всем каналам, ведь позже, наведя справки по оставшимся каналам (с помощью местных пьянчужек, которые обмениваются максимум десятком слов, пять, из которых «блядь», а другие пять «сука») детектив узнал, что муж Ванды на самом деле не так-то прост, как кажется. Возможно, удастся его разоблачить, ведь Грэй склонялся больше в сторону, что девочку похитил именно отец. Мэл Скарлоу.

Выразить свои добрые чувства сердца, мужчине практически удалось, так как девушка поверив Грэю немного успокоилась и поковыляла домой ожидать новостей.

Вчерашний похмел ещё держал мужчину, возможно, он то и мешал привести больше доводов, почему под окнами маленькой девочки Скарлоу так много собачьих следов, и ни одного человеческого. Может она подкармливала бездомных собак? По следам Грэй вычислил породу и выяснил, что из нескольких приютов меньше недели назад были взяты щенки этих самых пород. По описаниям сотрудников тот, кто забрал животных был мужчина сорока лет в странной белой шляпе с полупрозрачной занавеской скрывающее лицо. Не сходилось только одно – следы на земле были не щенячьи, а взрослых собак.

Следовало бы разобраться в этом, но время поджимало. Вломившись в квартиру к подозреваемому Грэй нашел его уже мёртвым в своей постели. Рядом скулила и бегала обрадовавшаяся живому человеку овчарка. Смерть произошла несколько дней назад и собака выжила лишь потому, что частично обглодала лицо своего хозяина.

«Вроде они так редко делают», – подумал детектив.

Прошло два часа, как Ванда покинула агентство, а Грэй все ещё был в тупике.

Детектив не знал, кого ему больше жалеть, свою душу или тело. Напиться? Или прилечь поспать? А может быть и то и другое. У детектива не было никого из родных кто бы нуждался в его защите, заботе и ответственности. Его жена не стала бы вдовой, а его ребёнок не стал бы сиротой, но эта война против своих осаждающих его привычек не на шутку поднимала температуру мужчины. Поэтому Грэй, несмотря на возраст, уже давно сдался своим врагам. Почему Грэй не видел большую пользу от своих молитв? Возможно, сперва стоило просто начать молиться, ведь то, что ждало мужчину впереди требовало большой веры и самообладания.

Но когда мужчина выпивал все его враги становились союзниками, и опустошив пол бутылки, Грэй нашёл в себе силы и разум начать поиски самого мужа. Там-то он и найдёт дочь. В этом Грэй был уверен.

испытание второе

1

– Ваше второе испытание! – провозгласил старик.

Отворился скрытый люк, и из железного настила поднялся массивный прямоугольный ящик с двумя стульями по бокам. Это было некое подобие стола, и он ломился от всевозможных лакомств и напитков. Такой еды не было даже на свадьбе Мэла. Пышные мясные блюда, завораживающие взгляд пирожные и десерты, аперитивы и вина. Казалось, над такой трапезой трудились целый полк поваров и дизайнеров. На столе стояло несколько подсвечников с зажженными свечами. Окно закрылось металлической шторой и тьму осветили огни свечей. Несмотря на столь опасное место, создавалось впечатление тепла и уюта.

– Ты нам решил устроить свидание? – усмехнулся Гибсон.

– Да, силы нам понадобятся надрать тебе жопу. –добавил Мэл. – За это спасибо!

Комната наполнилась скрипучим смехом.

– Насчёт сил ты чертовски прав! Более того, каждое блюдо здесь обладает уникальным свойством наделять человека той или иной способностью. Или же… он помолчал…лишать человека врожденных физических качеств. Например, кое-что на этом столе способно отобрать у человека зрение, а другое блюдо наделить нечеловеческой силой. Правда, эффект будет длиться лишь час, но вам понравится.

Мужчины уставились на безумца в экране.

– Я долго размышлял, как сделать это испытание наиболее честным: встроить по всей комнате весы, которые бы показывали общий вес, но это было бы сомнительно, да и слишком просто. Думал поставить импульсные датчики, которые считывали бы показания вашего обмена веществ, которое меняется при употреблении пищи. Но в итоге я решил сам понаблюдать за вами. Это испытание обещает быть захватывающим.

– И еще, – продолжал мужчина в рубашке. – Эта еда отнимет или наделит вас дополнительной эмоциональной составляющей, например, получив невероятную физическую силу, в ваше сердце поступит мощный феромон, из-за которого вы ожесточитесь и станете злобными как те псины. Или наоборот, вы можете стать слабыми нерешительными ссыкунами, коими я вас и считаю. Каждое блюдо влияет на что-то одно, разумеется, вы должны выяснить сами на что именно. Каждый должен съесть по три вида еды. Время пошло.

Гибсон с интересом разглядывал стол.

– А что, если мы не будем вообще ничего есть? – спросил Мэл.

Мужчина в телевизоре задумчиво почесал подбородок. – Тогда полиция, тюрьма, затем лишение девственности.

– А если мы съедим больше трёх? – спросил Гиб.

– Ваш организм не выдержит таких изменений, и вы умрете. Хотя этот вариант меня тоже устраивает, но тогда будет не интересно. Вы вообще знаете, как тяжело веселится таким людям как я? Не лишайте меня удовольствия, ведь в конце концов вас ждёт неплохой приз. Жизнь, свобода, и возможность работать на меня, если захотите.

Гибсон уже накладывал себе в тарелку бараньи рёбра.

– Чувак ты правда собираешься это есть? – засомневался Мэл, – вдруг это все-таки ловушка и еда отравлена!

– Кхе-Кхе. Раздалось из экрана. – Не забывайте, что я мог запустить в комнату газ, и вы давно бы корчились в ужасных муках. Да и ты прав, в этом доме все ловушка.

– А это можно? Гибсон словно и не слышал их, он указывал на бутылку белого вина.

– Пить можете сколько хотите. – заверил его старик.

– Ясно.

Гибсон доложил себе говяжьих сосисок, и лазанью, приготовленную из фарша кролика, как сказал ублюдок с экрана.

Мэл долго колебался, но в итоге остановил свой выбор на запечённом карпе, огурцах и каких-то котлетах. Ванда никогда не обижалась, если Мэл заливал ее еду кетчупом – лишь бы только ему нравилось. Терзаемый мыслями о жене Мэл отправил в рот кусок дымящегося мяса.

– Чувствуйте себя как дома. Приятного аппетита. – сказал учёный, когда Гибсон уже доедал рёбра и поглядывал на сосиски.

Профессор ехидно хихикал.

– Кушайте, кушайте. Не бойтесь, вы почувствуете изменения, когда перейдёте в следующую комнату.

Когда с навязанной трапезой было покончено стол со стульями вновь утонули в полу.

– Теперь удачи!

Неожиданно пол пошатнулся и исчез. Мужчины рухнули вниз все глубже проваливаясь в пустоту. Летели они достаточно долго. Затем оба друзей наконец столкнулись со дном, которое к счастью оказалось водой.

– Ты цел? – вынырнув спросил Гиб Мэла.

– Вроде да. Где мы?

Оглянувшись мужчины обнаружили огромную, наполовину затопленную комнату, где вода все продолжала прибывать из огромных труб высоко в потолке. Вместо стен было толстое стекло, в чей прочности они ещё раз убедились после очередного выстрела из пистолета.

– Зря ты ничего не выпил, – с разочарованием в голосе сказал профессор через динамик, обращаясь видимо к Мэлу, так как Гибсон замочил целую бутылку вина. – Теперь ты вряд ли сможешь дышать под водой.

Вдруг Гибсон стал задыхаться и тонуть. Мэл рванул к нему, нырнул и увидел под водой как Гиб выпустил из легких большой пузырь воздуха. Казалось, он захлебнулся. Но неожиданно он повернул голову к Мэлу и улыбнулся. Мэл вынырнул, а следом за ним и Гибсон.

– Чувак! Да это чудо! Я могу дышать под водой! Смотри!

На этом он снова нырнул и Мэл заметил на поверхности воды большое количество пузырьков, какие бывают в кипящей кастрюле.

– Черт, кто бы этот псих не был, он гений! – сообщил Гибсон талахтаясь в воде.

Но внезапно он поперхнулся и раздался диким криком. Мэл смотрел как его шея, на которой шлепали жабры, стала распухать и сильно вздулись вены на ней. Все мышцы на теле росли в геометрической прогрессии и Мэл заметил, как глаза друга закатились, став белыми, а затем налились кровью.

– Ох как интересно! – раздался голос из динамиков.– Я так и знал! Твой друг становится свирепым сильным существом, которое умеет дышать под водой. Идеально для данного испытания! И если я не ошибаюсь у него не работает правая рука и он ослеп.

Неожиданно тело Мэла стало ватным, а руки начали слабеть. Он принялся звать Гиба на помощь, но голосовые связки изменили ему и он услышал женский голос. Он посмотрел на свои руки на которых опали волосы, а затем перевёл взгляд на грудь. Какой же ужас его охватил, когда он увидел две женские налитые спелостью груди. Мэл посмотрел на друга и заорал ему.

Гибсон продолжал кричать и как тюлень шлепал по воде мощными, как брёвна руками создавая взрывы, но Мэл ничего этого уже не слышал. Он поковырялся в ухе. Не помогло. Он оглох.

– Слепой однорукий монстр и глухая беременная женщина! Профессор явно был восхищён.

Хоть Мэл уже не слышал, о чем тот говорил, о своём вздутом животе он узнал по дикой боли в районе паха, а когда схватился за него, то нащупал мягкий телесный шар. Но о том, что он беременный он понял по тому, как что-то пиналось в его животе. Он хорошо знал и помнил такие толчки. От этой мысли у Мэла помутнело в глазах. Он иступлено оглядывался по сторонам в надежде найти хоть какой-нибудь выступ за что бы ухватиться, так как появившаяся тяжесть в животе тянула его на дно. Руки забились и скрутились судорогой, он отчаянно кричал, зазывая друга на помощь. И тот услышал. Одним рывком он схватил его за шею. Продолжая держаться на воде, помогая себе ногами и подтягивая изменившееся тело друга к своему лицу он начал к нему принюхиваться.

Видимо то, что он учуял ему понравилось. Он стал шумно дышать и издавать ртом блаженные звуки. Самец нашёл самку.

– Гибсон! – крикнул профессор, – ты должен спасти даму своего жестокого сердца.

Неожиданно хватка у горла Мэла ослабла и Гиб прижал к себе тело товарища. Словно обнимая его и одновременно давая понять, что тот в безопасности – Гиб его не тронет. Одной рукой он поднял Мэла и положил его себе на спину, а тот в свою очередь обхватил толстенную шею.

– Потрясающе! Великолепно! – вопил профессор через динамик. – Какие братские узы!

То, что было раньше Гибсоном зарычало на этот голос.

Скрипучий бас профессора тронула нотка сожаления и он продолжал говорить уже не так восторженно. – Интересные же вы парни. Такую дружбу и вправду не испортить никакой химией. Нужно было все–таки вам помочь. Но на этом, к сожалению мы с вами распрощаемся.

Через динамик послышалось капающийся шум, затем связь оборвалась.

– Грррр, брррр, фррак!

Если бы Мэл слышал Гибсона, то по интонации этих звуков понял, что его друг пожелал старому кретину сдохнуть и оправиться ко всем чертям. Гибсон поднял лапу показывая, что необходимо нырнуть, и Мэл должен разглядеть под водой выход. В такой ситуации сложно было сразу сообразить, что если вода не уходит, а только пребывает, то и никакого отверстия внизу не должно быть, но действовать необходимо было быстро. Мэл крепче прижался к спине товарища.

– Грр? Голова в два раза больше человеческой обернулась к другу и от такого удивленного отрешенного взгляда и приподнятой брови Мэлу захотелось сдохнуть.

– Да, это сиськи. Ныряй уже.

– Хархархар.

Мэл стукнул Гиба по голове.

– Мне тоже интересно посмотреть – беззвучно для себя проговорил Мэл. – так что потом.

Если бы на слова друга Гибсон не кивал головой, то Мэлу бы казалось, что он только открывает рот. Но Гибсон его слышал, и это очень успокаивало.

Мэл задержал дыхание и похлопал товарища по плечу. Тот занырнул и быстро рванул на самое дно. Мэл рисовал пальцем на голове монстра в какую сторону следует плыть и тот послушно следовал приказаниям. Мэл видел, как за прозрачными стенами плавали рыбы и моллюски, и каждые тридцать секунд он стучал Гиба по шевелюре, и они выныривали. Так повторялось несколько раз, пока Мэл не выбился из сил.

– Ничего нет. Сплошное стекло. Отсюда можно выбраться только через трубы откуда поступает вода. Он поднял голову к потолку. – Придется дождаться, когда комнату полностью затопит.

Гибсон кивнул.

Мэл направил их прямиком к одной из этих труб, и они остановились прямо у стены воды, водопадом падающей вниз.

Оба друга думали о разных вещах. Мэл ужасался от одной лишь мысли, на каком он месяце, и придется ли ему рожать если эффект от еды все-таки не пройдет. И что это за чертовщина вообще у него в животе?!

А Гиб лишь жалел, что он ничего не видит. В остальном его улыбка говорила о том, что ему все нравилось.

Неожиданно Мэл закричал, что бы Гиб ушел в сторону, при чем очень быстро. Молниеносно Гибсон махнул рукой, и так сильно, что они разом отплыли на три метра.

– Др, дарр? – Что там? Пытался вопрошать Гибсон, но Мэл уже кричал:

– На нас падают огромные черви!

И действительно. Из отверстия в потолке стали падать скользкие и продолговатые существа. Но когда одна из них шлепнулась об воду, из груди Мэла вырвался воздух, который дошел до ушей Гиба как два слова – электрические угри!

«Вот таким будет наш конец», – подумал беременный. Он жалел и себя и друга, но больше всего он жалел жену с дочерью.

Лишиться кормилица семьи, любящего отца, было ужасно, и от этой мысли Мэл заплакал. Но так и чувствуют себя девушки, а ведь ученый говорил, что та еда контролирует эмоции, поэтому усилием воли Мэл все же взял себя в руки и приказал Гибу быстро плыть к стене. Возможно, там их не заметят.

Трехметровые змеевидные твари пачками валили с потолка и скрывались под покровом воды. Тело сильно удлиненное, округлое в передней части, слегка приплюснутая голова, кожа без чешуи оливко–коричневого цвета, и единственное чем они отличались от обычных угрей это были их размеры. Мэл с ужасом разглядывал этих существ и уже успел решить для себя, что их погибель лишь вопрос времени.

Неожиданно Гибсон затрясся. Отпустить его шею было равносильно самоубийству, поэтому Мэл прижался еще сильнее и не ошибся в своем выборе. Гиб резко дернулся в сторону падающих угрей. Выпрыгнув из воды словно дельфин, но издавая совершенно не умиляющие вопли, он подлетел к падающей твари и ударил ее кулаком. Мэл не поверил своим глазам. Гигантская змея словно мячик отлетела от удара и впечаталась в стену. Оно упала обратно в воду и Мэл заметил на стекле трещину. Вот это да! Если Гиб ударит по стеклу оно разобьется?! – эта мысль осветила Мэла лучом надежды. Если пули не брали эту стену, но треснули лишь от непрямого удара Гибсона, то насколько же он стал силен!

– О, как! – эхом раздалось из динамика.

Гибсон зарычал и видимо перестал уже контролировать себя. Он не обращал внимание на пинки по голове, и на голос, который орал плыть и бить стену, а не этих существ. Но твари все отлетали, все больше рисуя в стекле узор трещин.

«Ладно, и так сойдет», – подумал Мэл и перестал дубасить друга.

– Чувак да ты супермен! Не останавливайся! Подбадривал он Гиба. – Мочи их!

– Эй, эй! – вскричал профессор. Остановись монстр!

Но Гибсон не останавливался, он продолжал выпрыгивать из воды и бить чудовищ. Раздался громкий треск, а затем вода из труб перестала поступать. Мэл заметил, что и уровень воды в комнате стал спадать. Да, он открыл слив!

Наконец Гибсон остановился перевести дух. Его тело качалось на воде, сам он тяжело дышал. Кто знает, что происходило с его телом, ведь даже сам профессор не ожидал такого эффекта. «Пускай Гиб и съел много того мяса, но тем не менее нам удалось сорвать планы этого ублюдка, – пронеслось в голове у Мэла. – Держись дружище!»

Прошло десять минут. Было видно, что Гибсон уже на пределе.

– Держись! – кричал Мэл.

В центре комнаты образовался водоворот, и вода стала уходить быстрее. Появились спины угрей. Они метались вокруг Гиба не рискуя к нему приблизиться. Черт! Как же хорошо, что Гиб такой психопат, иначе нам была бы крышка! Мэл только пропитался к другу самыми глубоким чувствами, как тот стал тонуть. Вернее, тонуть стал Мэл, а Гибсон лишь погрузился под воду и как ни в чем не бывало уселся на пол. Он жадно втягивал воду через жабры, а затем выпускал мощные потоки пузырей через нос. Казалось у него дикая отдышка. Затем он смахнул друга со спины и стал разминать плечи. Мэл излишне удивившись, заглотнул темной воды, и в попытках спастись оттолкнулся ногой от головы друга в надежде вынырнуть, что у него получилось с великим трудом. Имея слабые женские руки и груз в районе живота это оказалось неимоверно тяжело. Вынырнув Мэл не знал от чего он больше мокрый от воды, от пота или от слез.

Уровень воды в комнате стремительно продолжал убывать, что Мэла с одной стороны порадовало, а с другой стороны из-за отсутствия опоры его стало уносить течением в центр воронки.

Он махал руками, орал, вся его сущность молила о пощаде. Под покровом мрачной воды вспыхивали молнии, на мгновения освещая своих скользких хозяев. Вот мне и крышка пронеслось в голове Мэла и прежде, чем отключиться он почувствовал широкую лапищу, схватившую его за плечо.

2

– Я не закончил, но уже близок к тому, что бы вернуть вам вашу дочь, – соврал детектив в трубку и немного погодя добавил, – и вашего мужа…

Своей суетой люди досаждали Грэю – не самое лучшее качество для детектива, но в этой девушке было что-то такое, что мужчина себе не мог объяснить. Что-то в ней было ярким и мощным, словно бездонная батарея, заряжая всех остальных своей энергией.

– Не тратьте время на Мэла! Я уверена с ним все в порядке, – быстро проговорила Ванда. – Главное найдите мою Лору и поскорее! Я знаю о вашей репутации, поэтому я и пришла к вам. Вы добиваетесь результатов любыми способами и сейчас, они, как нельзя, подходят наилучше всего. И изменив тон, девушка добавила, – даже если кому-то придётся пострадать. Надеюсь, вы меня поняли.

Детектив осознавал, что женское сердце, находящееся на пороге того что бы разбиться становится жестким, и если бы его даже сварить и пожарить, то никакими зубами его все равно не прокусить. Но в одном Ванда была права. Грэй добивался результатов не всегда законным способом, и детективу показалась странным, что девушка вообще об этом знает. А все ли она знает?

Тем не менее, ностальгическая минутка родила в мужчине новые силы. Выпрямившись, он пожелал девушке, чтобы она не переживала. Он все понял. Когда преступник будет найден (что произойдет уже в скором времени) полиция ни о чем не узнаёт. А гонорар, который девушка следом озвучила по телефону показался детективу, каким-то нереальным. Грэй повесил трубку и почесал шею. – Хотя, учитывая кто ее муж…

«…даже если кому-то придётся пострадать». Эти слова прозвучали словно пророчество, так как через пару часов и несколько разбитых лиц Грэй напал на след, а ещё через полчаса он уже стоял в лесу около красного Шевроле Камаро. Ванде он решил не звонить. Ведь девушка никак не верила в виновность мужа. Грэй не мог себе объяснить, почему он сам так решил. Шестое чувство и ненависть к преступникам подсказывали, что он прав. Хоть никакая логика не доказывала его предположение, и даже несмотря на то, что около Машины не было никаких детских следов, детектив все же понимал, одолей его грустные и ненужные мысли, все сразу пойдёт на смарку. Но день выдался хорошим и мужчина решил уцепиться за этот неожиданный прилив сил и найти пропавших, доверившись полностью своему инстинкту.

Около машины Грэй видел лишь два следа. Один сорок второго размера ноги, другой сорок четвёртого. Девочка, должно быть, лежит в мешке, мешок на спине.

Тот след, что был больше, принадлежал человеку явно килограмм на 20 тяжелее, чем первому. Он был глубже вдавлен и резче в районе носка. Этот ее и нёс, – заключил детектив. – Тем более отступ ног друг от друга…толстый человек не смог бы так широко ходить.

Отпив от бутылки детектив похвалил себя, – ну ты и Шерлок, – сказал он вслух, а затем тихо с горечью добавил. – Грэй, как же ты так скатился.

Поднимаясь по горе, парень размышлял, как он раньше поднимал бурю, лишь бы увидеть мир у своих ног. Как шумел в обществе, достигал богатства и признания, как все развлечения, о которых мечтал разом становились для него доступны.

Единственное, о чем Грэй не мог вспомнить это с какого момента это всё ему приелось. Стало обычным, дотошным? Когда это он убедился в бессмысленности своих занятий, беспорядочных связей, сомнительной «помощи» богатым людям – от чего он и запил ещё больше, от чего он и подрался с сыном клиента.

Со временем все желания у Грэя исчезли, а потеряв авторитет сыщика, у него не было сил даже горевать об этом, он тихо плыл по течению.

Но когда в его дверь ворвалась Ванда, он словно вдохнул полной грудью, и с этой поры решил, что будет хотя бы пытаться вернуть себе прежнюю жизнь, и на этот раз без шлюх и выпивки. Поднявшись на гору Грэй решил, что все таки погорячился с выпивкой, этот вопрос пока останется на будущее. Детектив увидел перед собой забор, за которым он ожидал увидеть дом, но на его месте лишь торчал круглой формы утёс. Грэй ещё раз открыл Гугл Мэпс. Действительно, на этом месте обозначена усадьба. Детектив подошёл к краю обрыва и уставился вниз.

– Если бы скала обрушилась вместе с домом, избавив меня, кстати говоря, от грязной работы, – стал вслух размышлять сыщик, – то где же обломки?

На высоте тридцати метров Грэй мог бы с легкостью разглядеть деревянные доски, стёкла или кирпичи, но внизу лишь спокойные волны, мягко ударяясь об берег, поднимали приятный бриз.

Детектив написал Ванде сообщение, что ее дочь держат на корабле и он сейчас направляется за ними. Абсолютно сумасшедшая идея, но другой у трезвеющего парня попросту не было. Дом уплыл – и это единственный здравый вывод.

Грэй спустился с горы и решил не тратить время на тщательное обследование оставленного автомобиля, а вместо этого нашёл ближайший порт, арендовал небольшую яхту и запасся достаточным количеством бензина на предстоящее путешествие. Оставалось узнать куда плыть. Алкоголь подошёл к концу, прежде, чем день приблизился к полудню, поэтому Грэй сошёл с яхты и направился в ближайший магазинчик запастись Джеком Дэниелсом. Хотя бы одной бутылкой.

На обратном пути детектив услышал разгоряченный спор двух латинцев, которые причалили к порту и выгружали рыболовные сети. Грэй расслышал слово «дом». Он подошёл к ним и попросил повторить ещё раз на английском. Смуглый невысокий парень на ломанном языке начал объяснять Грэю, что будучи в океане они видели плывущий по волнам дом.

– Он видел, – усмехнулся второй, тыкая в него загоревшим пальцем, – именно в тот момент, когда я спал.

Детектив не поверил своим ушам. Он смачно поцеловал квадратное холодное стекло прятавшегося виски, затем схватил парня за плечи и начал трясти, – куда он направился?! – прокричал Грэй.

– Да ему показалось, – проговорил второй. А я говорил ему, что месяц в море двум парням это слишком. Объелся отравленных ежей, теперь ловит глюки.

Первый, поняв посыл товарища, зарядил ему подзатыльник, затем снова обратился к Грэю.

– Дом, – парень горизонтально поднял ладонь и начал ее извивать. – Я видеть.

Он поднял палец и указал в сторону, где обычно встаёт Солнце. – Плыть там. Остров.

Грэй перевёл взгляд на второго. Тот крутил пальцем у виска, поэтому сыщик снова обратился к первому. – Не хочешь подзаработать деньжат дружище?

Тот скорчил лицо. – Снова туда? Нет! Дом. Кровь. Я видеть. Вода, меня уже тошнить.

Детектив непонимающе уставился на его друга, который уже закончил вытаскивать все принадлежности. – Он говорил, что видел красный кровавый хвост, тянувшийся за домом, – разъяснил он.

– А ты сам его не видел?

Тот пожал плечами. – Не–а, я же говорю, что спал.

– Когда это было? – быстро проговорил детектив, поглядывая на яхту и желая уже закончить этот разговор.

– Часа два назад.

Грэй, не тратя время на элементарные любезности типа «спасибо», «до скорого» запрыгнул на арендованный корабль и где то примерно через час разглядывал в воде пену и кровавые ошмётки разорванных рыб. Видимо на этот самый след, о котором говорил парень сбегались акулы, но не найдя добычи, жажда заставила их нападать на своих же. «А значит, – решил детектив, – я уже близко, лишь бы я не ошибся».

испытание третье

1

Мэл распахнул глаза одновременно с вырвавшимся фонтаном воды из глотки. Прокашлявшись, он сел. Огромная пустая комната, если не считать бьющихся брюхом об пол угрей, стеклянные треснутые стены – Мэл надеялся, что это был сон, но, увы. Он перевел взгляд на свое тело. Женской груди не было, живота тоже. Руки хоть и остались гладкими и без волос, но теперь казались помускулистее. Прежней мужской крепости в них не ощущалось, но Мэл чуть не захлебнулся, поэтому списал этот временный недостаток на усталость.

– Чувак ты пришел в себя?

Да. Это Мэл услышал. Он обернулся.

– Вроде того…– пролепетал он. – Ты как?

– Нормально. Гиб помолчал словно чувствуя стыд. – Прости, из-за меня ты чуть не погиб, но я ничего не мог с собой поделать. Я словно не чувствовал власти над собой, над своим телом, я с трудом мог контролировать мысли…в общем прости меня чел.

– Забудь, – ответил Мэл и хотел еще раз оглядеться, но Гибсон вдруг сказал:

– Кстати поздравляю, ты снова папа.

Мэл решил, что он шутит, но вспомнив о своем животе его охватил ужас.

– Что? – процедил он сквозь зубы, – что ты сказал?

– Да вон, сам смотри.

Мэл медленно поворачивал голову, куда Гибсон указывал пальцем.

– Он уже сдох, – продолжал друг, – но это вышло из тебя…не спрашивай, как, иначе больше не уснешь.

Наконец взгляд Мэла упал на угря, который теперь был больше похож на обычное существо, которое изначально задумывалось природой не больше метра в длину.

– Я не спец, – растеряно произнес Гиб, – но возможно он еще был жив в тебе, только так я могу объяснить почему ты не умер от электричества тех штуковин.

Мэла начало тошнить и необъяснимо трясти. Хотелось вскочить, закричать!… Но что это даст?

– А почему ты…как ты пережил электричество? – спросил он Гиба.

– Ну…– протянул тот оглядываясь, – судя по тому, что эти твари шарахаются от меня, похоже, я им тут устроил веселую жизнь, – он непринужденно улыбнулся. – Да и посмотри на стены.

Мэл еще раз огляделся. В нескольких местах из стен наполовину торчали угри. Гибсон объяснил, что пока Мэл был в отключке, он использовал этих рыбин как затычки, что бы вода не зашла и не затопила комнату.

– И что ты хочешь этим сказать? Спросил Мэл.

– Не знаю каким образом тот ублюдок это провернул, но весь дом держится на плаву только благодаря этой комнате. Как например корабли благодаря водоизмещению. Эта комната словно поплавок, благодаря которому дом не тонет. Потому он не стал ее затапливать полностью, иначе он давно бы уже нас прикончил. Отсюда следует, что он с нами на просто играется и полиция никуда не приедет. Ты сам посуди. Мутанты собаки, огромные угри…понимаешь к чему я? Если полиция найдёт это место, то проблемы вряд ли будут у нас. Да и тем более мы посреди океана брат, откуда здесь взяться легавым.

Мэл задумался. А ведь действительно. Прошло довольно приличное время для того, что бы теперь их смогли схватить. Возможно, даже все удастся обставить так, что это их похитили и держат здесь в заточении. И Мэл понадеялся, что так и произойдет, когда они причалят. А здесь, если повезет, их просто съедят. От этой мысли Мэл приободрился.

– Значит, нам повезло, что стекло не лопнуло, – задумчиво сказал Мэл.

– Да, – произнес Гибсон, исказившись в не менее задумчивой гримасе. – Кстати, у тебя тоже прошли побочки?

Мэл для спокойствия еще раз провел ладонями по груди. – Да прошли, – сказал он так, будто большего облегчения в этой жизни не существует.

– Ну ладно…

Мэла немного напрягло, что в нотках голоса друга есть несколько сожаления. Но все же этот голос, Мэл был рад его слышать.

– В голове не укладывается, во что мы ввязались, – произнес Гибсон. Мэл посмотрел на друга.

«Похоже, теперь и он начал удивляться».

2

Ванда сидела на кресле, и смотрела на ногти, когда откуда-то с улицы раздался вой полицейской машины.

– Лора? Нет. Машина промчалась дальше, и сирена исчезла, словно затихающее эхо в колодце.

Размышляя, не тратит ли она своё время в ущерб чему-то более важному, Ван


убрать рекламу






да попросила Вики принести ей кофе. Девушка пришла проведать и поддержать сестру, и если надо, помочь, чем сможет. Солнце, совсем недавно хорошенько отжарило ее кожу, она была красной и ещё не облезла. Из-за обжигающих болей, из гостиной в кухню и обратно, Вики передвигалась походкой франкинштейна, который только что вылез из тренажерного зала, держа руки растопыренными, подальше от тела.

– И не надоело тебе, что он постоянно где-то пропадает? – возмутилась Вики, передавая чашку Ванде. Эта фраза была сказана излишне резко, но верно. Ванда состроила такое выражение лица, будто намеревалась всерьёз ответить на вопрос приятно ли есть дерьмо.

– Он работает…

– Но можно хотя бы трубку брать! Зачем выключать телефон? А если что-то случилось? Не понимаю тебя, Ванда, как ты его терпишь. Мы с мамой всегда были против ваших отношений, но ты же нас никогда не слушаешь.

Ванда глядела в окно. Глаза ее были заплаканы, выглядела она очень уставшей.

–…ты ещё молодая найдёшь себе кого-нибудь!

– А? Ванда обернулась к Вики встревоженная тем, что из-за своих раздумий упустила что-то важное.

– Что ты сказала?

– Я говорю, что тебе давно уже пора найти нормального мужика, который будет больше времени уделять тебе и дочери. А он лишь постоянно шляется где-то с этим…этим…девушка запнулась ненароком вспомнив свой пьяный секс с Гибсоном…– с этим уродом.

– Он работает, – повторилась Ванда.

– Да он только о деньгах и думает! – вспылила Вики. – Переживает, что если вы не будете шиковать, то это разрушит ваш брак. Загоревшую девушку трясло. Казалось она слишком близко все воспринимала к сердцу, будто все это произошло с ней, а не с Вандой.

– Сколько ещё времени ты должна выносить тревоги и страхи, выводящие твоего Мэла из строя? Разве можно каждый день пребывать с таким депрессивным человеком под одной крышей?

Их брак дал трещину уже давно, но Ванда боялась признаваться себе в этом. Тот, кто опривычен делать ошибки, со временем теряет нить истины, и его границы размыты. И каждый шаг на пути примирения с правдой, словно первый. Когда-то она была хорошенькой, живой, умной девушкой, которой не хватило ума вовремя остановиться пить мартини, а затем последствия той ночи «вылившись в ее нутро» через 40 недель получило имя Лора Скарлоу, по фамилии Мэла. Беда сближает людей, но так вышло, что дочь оказалась самым большим счастьем для восемнадцатилетней девушки, и между Вандой и Мэлом все так же оставалась, невидимая стена. В тот момент они не задумывались о создании домашнего очага. Просто так вышло. Что ещё, кроме ребёнка может быть общего у людей с разницей в двенадцать лет. Маленький мячик, раздуваемый домыслами сестры до размеров планеты давил на Ванду все больше и больше, и она попросила сестру помолчать. Все эти вопросы сбивали ее с толку, сводили с ума. Лицо Вики было красным, но уже от злости. Жизнь ожесточила эту даму и ей уже просто претил несчастный вид своей сестры. Нахрен Мэла.

– Трудно относиться серьезно к несерьезным людям, – вздохнула Вики – придётся все сделать за тебя.

– И что ты собралась делать? – поинтересовалась Ванда.

– Я…я. Я не знаю. Когда Вики уходила от ответа, то всегда закидывала прядь волос за ухо и с требовательным выражением лица задавала встречный вопрос.

– Этот детектив уже нашёл Лору?

– Обещал сегодня ее найти. Не знаю почему, но я ему верю. Сломанная нога, обязала Ванду подчиниться распорядку включавшему диван, телевизор и ожидание доставщика пиццы. Так как кроме неё в этом доме никто не готовил, Вики порой приносила ей то, что готовила сама. Но в этот раз она тоже была не против плавленого сыра, теста и оливок.

– Аы оуоитэ уг угу, – промычала Вики, пережевывая слишком большой кусок. Ванда имела некий ментальный внутренний переводчик, который встроен в каждого понимать лишь своих родных.

– Не неси чепухи, – сказала Ванда. – Мы подходим друг другу? Ты его даже не видела.

– Иела. Вики наконец сглотнула. – По новостям. Он раскрыл какое–то громкое дело, связанное с его отцом несколько лет назад. Тот был то ли шаман, то ли каким-то колдуном…

Голос Вики прервала звук прилетевшей смс Ванде на телефон.

«Вашу дочь держат на корабле, преследую их».

испытание четвертое

1

В продолжении сей необычной ночи, (а может быть уже утра), мужчины не знали, который сейчас точно час, но по тому как вода за стенами все более становилась голубой, можно было догодаться, что уже светает. Только Гибсон поделился этим с другом как вспыхнул экран в углу потолка.

– Господа! – сурово пробормотал старик. Было заметно, что он больше обращался к Гибсону. – Как ты посмел обидеть моих питомцев?

За проклятиями последовал копошащийся шум и связь оборвалась.

Мэл посмотрел на друга, тот на Мэла. – Мы сожгли его собак, – сказал он и покрутил пальцем у виска. Мэл не совсем понял к кому именно сейчас относился этот жест.

Снова раздался голос старика, но на этот раз экран не загорелся. – Вас ждет еще испытание. И только попробуйте умереть, теперь вы мне должны, поняли? Гибсон в это время подошел к толстой стеклянной стене и наблюдая сквозь нее посвистывал, выражая полную незаинтересованность. Но Мэл не смог сдержать нарастающую злость.

– Долбаный садист! – завопил он. – Верни нас домой! Меня ждет семья!

– Семья? По звукам на том конце линии старик что-то поедал. Он громко и словно наиграно чавкал, и представив эту картину Мэлу показалось, что вся еда у того вываливалась из-за рта. «Богатый старикан – возможно у него еще остались свои зубы», – ни к чему не обязывая себя этой мыслью, подумал мужчина. Нет, – опомнился Мэл, – я выбью их ему! Гибсон прогуливался вдоль стен и хихикал.

– Из тебя я сделаю мутанта, – сквозь хлюпанье и чавканье сказал старик, ни к кому конкретно не обращаясь. Казалось, он напросто забыл выключить микрофон и говорил сам с собой.

– А он будет моей игрушкой… Да! Этот! С сиськами! Старик расхохотался, а затем резко замолчал и на другом конце провода кого-то сильно вырвало. Словно кто-то разделал тушу и внутренности вываливал на пол.

– Гостья уже здесь? – спросил старик пустоту, рассмеялся, и связь окончательно оборвалась.

– Гостья? Мэл уставился на Гиба. Спортивный друг водил пальцем по трещинам на стекле. Затем развернулся.

– Не обращай внимания, видно же что он ку-ку. А знаешь, – подумав, сказал он и заиграл мускулами на груди – кажется, мутантом он хотел сделать тебя. Мэл уже привык к периодическим проявлениям самолюбия у Гибсона, поэтому отреагировал как всегда глубоким вздохом.

– Гостья? – задумчиво пробормотал Мэл. – Похоже это и будет то испытание. – сказал он уже погромче, чтобы Гиб его услышал и дал этому свою оценку.

– С чего ты взял? – спросил тот.

– А тебе не показалось, что когда мы тонули, слышался звук вертолета?

Лицо Гибсона вдруг сделалось каменным. Отрешённым взглядом он глядел в океан.

– Ты правда думаешь прожить остаток своих дней счастливой жизнью? – неожиданно спросил он. Мэл не помнил, чтобы, будучи не подвыпившим Гиба несло на такие разговоры. Но ведь за последние несколько часов они столько прошли. Неудивительно, если его друг после всего этого изменится. Мэл понадеялся, что к лучшему, но увидев такую резкую перемену в лице друга Мэлу стало не по себе. Ибо если Гиб падет духом им обоим конец. Мэл поспешил ободрить его.

– Если под счастьем ты подразумеваешь стать вдруг папой и мамой неведомого мерзкого, скользкого, мокрого… вспомнив об угре Мэл вздрогнул всем телом, – электрического зверька то да… я очень счастлив.

К облегчению Мэла эти слова утешили Гиба. Он улыбнулся своей привычной улыбкой. Высокий, широкоплечий брюнет с шумом вздохнул, раскинув руки в стороны, и громко сказал: «Не бойся. Я не дам нас в обиду». Но в следующий момент опустил руки. Немного так постояв, он пристально разглядывал рыб, затем повернулся и виновато улыбнулся.

– Только я не знаю, как нам спастись от шторма. – Шторма? Мэл подошел к другу. – С чего ты взял, что будет шторм?

– Смотри. Гибсон указал на рыб, которые быстро плыли в ту же сторону, куда и дом. – Они все плывут в одном направлении. Это значит, они плывут подальше от берега в океан. Акул и китов не видать, хотя тут есть чем поживиться. Эти угри, торчащие с той стороны стекла выглядят аппетитно. А это значит, что хищники ушли на дно. Они всегда так делают перед бурей.

По лицу товарища Гибсон понял, что нужно объяснять.

– В детстве родители отдали меня в кружок океанаведения. Не то чтобы я все помнил, – Гиб положил мощную руку себе на затылок, – а название всех рыб вообще свихнуться можно. Но то, что я запомнил: рыбы лучше кого бы то ни было реагирует на изменения в погоде. В них встроена такая штука… эм, не помню, типа датчик такой. Давление атмосферы, ветер, температура, вообщем все это дерьмо они прекрасно чувствуют. Мэл похлопал Гиба по плечу. – Молодец! Эта информация мне пригодится перед смертью. Расскажу дьяволу в Аду, посмеемся.

– А может это старик сделал? – спросил Гиб.  – Он же что-то говорил про ещё одно испытание.

– Не думаю, что он способен влиять на природу…Мэл запнулся, – или может?

– В любом случае, – заключил Гиб оглядываясь, – нам нужно поскорее выбираться.

–Так может, останемся здесь? – воскликнул Мэл. – А когда подойдём ближе к берегу, мы найдём способ отсюда свалить. Скорее всего, эта комната стукнется об остров, и под давлением волн дом наклонится набок, и мы просто взберёмся по стене…

Не успел Мэл договорить, как на потолке открылся люк, откуда спустилась канатная лестница.

– Не думаю, что он даст нам просто здесь отсидеться – сказал Гибсон и ухватился за верёвку, – пошли.

Забравшись наверх, обратно в ту комнату, в которой два друга трапезничали, и из которой открывался потрясающий вид на океан, по тому, как тень от дома падала на воду, Мэл прикинул, что сейчас примерно 11, и через два часа Ванде придётся самой забирать дочку. Проклятье! Он ведь ей обещал.

– Знаешь, – произнёс Гибсон, глядя в окно, – здесь красиво. Пожалуй, я не хочу сейчас умирать. Ещё так много надо успеть.

– Например, посрать – истерично вырвалось у Мэла, и, помолчав добавил, – надеюсь, что из меня в этом доме больше ничего не выйдет.

Гибсон расхохотался.

– Да дружище, и я надеюсь, и я.

Пробыв ещё некоторое время в комнате, Мэл разглядел в стене небольшое углубление, которое оказалось не закрытой дверью. Проникнув в неё, мужчины оказались в невысоком тёмном коридоре, который вывел их в просторную и хорошо обставленную комнату. Элитная красивая мебель, шикарные обои. Золотые подсвечники, книжные полки из красного узорчатого дерева. Окон в комнате не было, но в избытке хватало освещения, встроенного в стену по последнему слову техники. Размещённые необычным образом лампочки создавали впечатление движущиеся и постоянно меняющейся картины. Множество разноцветных лампочек рисовали то американский флаг, то вид земли из космоса, затем галактику с миллионом мерцающих звёзд. Следом это завораживающее полотно захватывало всю вселенную с множеством галактик. Мэл заметил, что всему этому интерьеру вопиюще не подходила перегородка, огораживающая один из углов комнаты, к которому был придвинут белый стол. На столе лежали две пары очков странной формы, напоминающие 3D очки, только с некими утеплёнными ушками и козырьком как у кепки. От ушек к козырьку тянулись провода. Подняв их, Мэл увидел записку, нацарапанную от руки.

«Господа! Если вы читаете это письмо, то вы успешно прошли предыдущие испытания и вам хватило ума не разбить мой аквариум. Тем не менее, я очень рад, что вы здесь. Следующее, что предстоит сделать, вам нужно оценить мой гений. Наденьте эти очки и сядьте напротив светящейся стены. Я покажу вам кое-что, после чего задам три вопроса. Ответите вы на них или нет, не имеет значения. Главное получите удовольствие от просмотра».

Мэл закончил читать и посмотрел на друга.  – Ну что, готов?

– Всегда готов.

Два товарища уселись напротив стены, и надели очки.

– Должно быть, это их включает? – сказал Гибсон и нажал на кнопку, после чего его тело окаменело, и он перестал реагировать на какие-либо вопросы Мэла. Мэл увидел, как тонкая струйка крови потекла из уха друга. Он пощупал его пульс.

– Ладно, – вздохнул Мэл. Он надел очки, нажал кнопку, и в это мгновение почувствовал, как два холодных металлических стержня впились ему в уши, и как ему показалось, проткнули перепонки. По стержням прошелся электрический разряд. Мэл потерял сознание.

2

Единственное, что Грэя утешало, так это последние слова матери: «Знай, что Б-г любит тебя. Ты не пропадёшь. Ведь у тебя вечная душа…»

Если так, то Грэй надеялся, что его бессмертная душа попадёт в Ад, где вне всякого сомнения задницей на колу сидит его отец. И он Грэй сможет вечно мстить ему за смерть своей матери. Такой неожиданной для себя мыслью детектив встретил вдруг похолодевший встречный ветер.

«Будет шторм», – встряхнув головой, подумал парень.

– Ну какого черта об этом нигде не говорилось? Грэй осекся. Он вспомнил, что уже давно никуда не ходил и просто не мог знать ни о каких новостях. Но странно, что и те двое на берегу ничего не сказали.

Детектив посмотрел в бинокль и увидел грозовые тучи двигающиеся, что странно, от берега, а не наоборот. Под чёрно-серой массой детектив разглядел колыхающееся на волнах двухэтажное здание.

Он бы ещё успел вернуться на берег, но рука сама давила на рычаг, подавая ходу. «Вот чего мне не хватало, – преисполнившись решимости, подумал сыщик, – возможно, на пороге смерти я встрепенусь и очнусь от рабства уныния и запоя». Раз этому выдался быстрый путь, то лучше всего будет прыгнуть в пекло, где все нечистоты прошлый жизни сгорят, открыв что-то новое и свежее. Ничто не позволяет так быстро очнуться от сна, как давление обстоятельств.

Шажок, ещё шажок… Грей понял, чего он боится. Медленного пути. Он боялся, что сил на его преодоление он не найдёт. Он знает. Не раз пытался. Но все кончалось куривом еще забойней и шлюхами все дороже. И поэтому лишая себя выбора Грэй до отказа надавил на рычаг газа. Кровавый след от дома исчез. Через минут 30 Грэй настиг его.

Почему собственная жизнь должна быть ценнее и значимей, чем жизнь маленькой девочки, которой сейчас, должно быть, страшно до усрачки. Этой мыслью Грэй отогнал мимолётный страх, который окончательно рассеялся, когда парень сделал несколько хороших глотков, а бутылку выбросил в океан. Посмотрев ей вслед, Грэй произнёс, – теперь все. Ты была последней. Взбираясь на дом, он думал о том, какой будет дальше его жизнь.

мэл

Молить о милосердии, за всю жизнь мужчина мог, лишь, когда Ванда с дочерью нападали на него и щекотали. Но здесь, оказавшись в этой комнате, точнее в неком бирюзовом пространстве, мужчина не знал, что ему предпринять. В какую переделку он попал, и что его к этому привело, Мэл знал наверняка. Его эгоизм. Устройся он на любую работу, получал бы свои жалкие копейки, зато был бы семьёй, а не здесь. Если человек проявляет милосердие к людям, то и мир проявляет милосердие к нему. Он же заставлял своих родных переживать за него, беспокоиться, тем не менее, всякий раз идя ему навстречу. Ванда даже сломала ногу по его милости. Сходи в магазин он, а не она, все бы обошлось. Он их не достоин. Мужчина обхватил руками голову и сел на что-то белое, похожее на облако, только твёрдое. Мэл огляделся. Вот и все…я умер…пронеслось у него в голове. Хотя нет. Похоже мы в коме или что-то вроде того. Может это место просто давит на мозг странными мыслями? Но ведь они очень даже правильные. Все же где я? Если это место создано открывать сердца людей, то отдаю должное – очень крутое изобретение. Ванда, Лора…Зов естества, зов разума – Мэл услышал их с такой ясностью, что едва не заплакал. Почему я здесь? Почему я не с ними?

Неожиданно напротив мужчины появился Гибсон и заговорил с ним.

– И ты готов спокойно принять свою бедность, свою нищету? Ты готов всю жизнь тяжело трудиться и чувствовать, что это больше не ты?

Почему то Мэла задели слова друга. Раньше он на Гибсона так не раздражался.  – Замолчи! Ты не знаешь, что значит семья, что значит дом.

– Дом? – удивился Гибсон. – Вот наш дом. Он развёл руками и поклонился, словно приглашая Мэла пройти в невидимую дверь. Пространство вокруг них стало преображаться. Из голубоватого явились другие цвета, и слившись воедино они создали картину пятилетней давности.

– Ты помнишь? – спросил Гибсон.

На пересечении седьмой авеню стоял желтый субару. Мэл с Гибсоном угнали их первую тачку. Сколько воспоминаний.

– Но в итоге нам пришлось её бросить в овраг, – сплюнул Мэл, глядя со стороны, как они садятся в машину и уезжают. – После этого мы неделю прятались по подвалам. Я пропустил день рождение дочери.

– Это издержки профессии, – насмешливым тоном молвил Гиб. – Везде нужны жертвы.

– По твоему мнению мне необходима жертва?! – закричал Мэл. Следом он подумал о том, что должны быть это и не Гиб вовсе.

Они вдруг оказались перед деревянной дверью, которую Мэл прекрасно помнил. Зелёная, вмонтированная в белокаменный фасад знакомого дома, она была такой же как тогда, четыре года назад.

– Нет… – прошептал ошарашенный мужчина. Только не это. Гиб не надо.

Дверь открылась, и что-то силой втолкнуло его внутрь. Он оказался в спальне. На полу лежало тело женщины.

– Нет…– шептал Мэл, – ведь она сама…сама…

– Да, да я помню, – скучающе проговорил Гиб.  – Она схватила нож побежала на нас, затем споткнулась…Но тебя ведь беспокоит не это.

Мэл закрыл глаза и застонал, – только не показывай мне это, прошу тебя. Гиб его не слушал.

– Мы оставили там много отпечатков, помнишь? И нам пришлось сжечь этот дом. Но потом…

– Нет, прошу тебя.

–…потом мы узнали, что на втором этаже спали две её дочери близняшки. А мы тогда и не подумали, что в доме может быть ещё кто-то. Гиб положил руку на плечо Мэла. – Ты помнишь, когда это было? Четыре года назад, чувак. Признайся уже. Если бы дело было действительно только в деньгах, ты бы сразу все это бросил. Но ты продолжал. Значит дело в чем-то другом.

Мэл боялся, что Гиб это скажет. – Значит, тебе всё это нравится.

Что именно было заключено в этих словах? То, что самые желанные вещи больше всего наносят ущерб? Мэл сильно зажмурился и крепко сжал кулаки. «Но разве не я сам сделал их для себя такими?», – с горечью подумал мужчина.

– Вряд ли это верно друг, – сказал Гиб, – не сравнивай удовольствие от вредных до задницы холестериновых чипсов на ночь, и наши с тобой приключения. Это совершенно другой уровень. И ты делал это ради семьи. Прекращай уже жалеть себя.

– Прочь! – закричал Мэл.

Пол под ногами стал проваливаться и уноситься на много миль от этого места, пока мужчина не оказался один посреди снежных хребтов. Солнце светило во всем своём великолепии освещая белые блестящие вершины колоссальных безмолвных гор. Неподалёку пробежала медведица с медвежонком, и Мэл подумал вот бы Ванда и Лора это увидели. Но та женщина и ее дочери больше ничего не увидят…и во всем виноват он.

Мэл страдал. Однако понял, что легче предотвратить несчастье, пока оно ещё не пришло, чем избавиться от него, когда уже случилось.

Здесь он все решил. Он не сможет так просто вернуться и никогда больше не прикасаться к запретным плодам быстрой и легкой наживы. Кого он обманывает? Ведь все это время он нарушал закон ради себя. Ему нравилось рассекать с Гибсоном ночной воздух и ощущать адреналин от взламывания квартир. Несмотря на то, что от этого страдали люди, даже умирали. Беспокойная, измученная неопределённостью душа, а Ванда была измучена жизнью с Мэлом. Пора было что-то решать. Мэл услышал какой–то шум и огляделся. Издалека по замерзшему озеру ,в его сторону шёл человек. Мэл бросился убегать, но когда оглядывался, человек становился ближе. Он бежал и бежал пока обессиленный не рухнул в снег. Тяжело дыша, он перевернулся на спину. Человек стоял прямо над ним. Это был он сам.

– Нет, – прошептал лежащий мужчина.

– Твой дух стеснён, и ты должен смерить своё сердце. Останься со мной.

Понемногу человек стал растворяться в воздухе, и прежде, чем полностью исчезнуть Мэл услышал от него, – если ты вернёшься домой, порок снова поглотит тебя.

Мэла захлестнуло чувство обиды и безнадёжности.

«Он прав», – сокрушаясь, подумал мужчина. Ради них я исправлюсь, но мне нужно время. Я останусь здесь в этом мире грёз, пока не очищу свой разум. Пусть это место станет моей тюрьмой.

– Ты сам веришь в то, что говоришь? Послышался сзади голос друга. Покосившись Мэл увидел сидящего на корточках Гибсона.

– Да.

– Хорошо. Оставайся здесь. С тебя хватит и одного вопроса. Чтобы ты не умер, я подключу тебя к искусственному жизнеобеспечению.

Гиб исчез, а Мэл остался один. Мужчина понял, кто это был, и в чем заключалось данное испытание.

Летели дни, недели, месяца. Мужчина брел среди снежных песков не чувствуя ни голод ни холод, но ощущая всепоглощающий стыд. Он уже отчаялся выбраться отсюда, не таким он представлял себе это место.

Он бросил родных. Оставил их на произвол судьбы. Но это все ради них! Справедливо осуждая себя, и попирая свои поступки, Мэл каждое утро смотрелся в отражение воды там, где она ещё не замёрзла, надеясь увидеть, когда-нибудь другого человека. Он наблюдал, как его лицо менялось и старело. Сколько лет уже прошло, он не знал.

Он стал отшельником. Истёрлось из памяти все, что когда–то его угнетало, утешало и радовало. Стёрлись ошибки, молодость, надежды. «Лора, – подумал он однажды, глядя со скалы вниз, – должно быть ты уже большая». О дочери он думал уже не с такими горячими и взрывными чувствами. Мэл глядел в бездну и думал, что прыгни он снова вниз, то опять ничего не произойдёт. Здесь невозможно умереть.

– Ванда, моя милая Ванда. Я любил тебя больше жизни. Так он говорил, во всяком случае, так ему иногда казалось.

Но любовь здесь ничего не стоит, как и он сам. Этот мир был создан для него, и иногда Мэлу казалось, что он даже родился здесь. Но бывали дни, когда память прояснялась и мужчина начинал неистово молиться, чтобы в реальной жизни потомки того старого психа наконец–то его прикончили. Но он жил и жил.

Периодически всплывали воспоминания о старинном друге, и тёплое чувство окутывало его сердце. Однажды ночью, перед тем как уснуть, Мэл лежал на снегу и смотрел в звездное небо. С его губ тихо слетало знакомое и далекое как те звёзды имя: Гиб, Гиб, Гиб…

гибсон

– Сейчас ты у меня получишь! – прокричал Гибсон и с разворота влетел прыгающему сопернику в челюсть. Бой окончен. Одиннадцатый раз подряд на ринг выходит мулатка в бикини. В одиннадцатый раз она вешает на него чемпионский пояс, а следом вешается на него сама.

Гибу это надоело.

– Эй! – крикнул он вверх, отталкивая девушку.

– Давай уже что-то другое. Он ещё раз отстранил назойливую девушку и сел в угол.

Когда-то Гибсон видел как у сына одного его друга в игре менялись локации, и сейчас он ожидал примерно того же. «Разве это не игра?», – думал мужчина. Но ничего подобного не произошло. Прозвенел гонг. На ринг выскочил очередной попрыгун с прижатыми к лицу руками. Размахивая ими, он кричал, – давай! давай! Зал шумел, подбадривая спортсмена, рефери объявлял боевые заслуги, но Гибу уже осточертело. В двенадцатый раз одно и то же… Мужчина встал, перелез через клетку и направился к выходу. Недовольные зрители свистели и бросали в уходящего обувь. Поймав ботинок Гиб сморщил лицо. – Черт, ну и несёт! Даже запахи реалистичны, вот психопат.

Несмотря на ситуацию, в которой оказался, Гибу было весело, легко, он чувствовал себя непринуждённо, естественно. Пританцовывая, он вышел на улицу одетый совсем не замысловато: шорты, перчатки, эластичные бинты на лодыжках.

Когда он вот так предстал перед солнечным светом, и пот на его теле заблестел, увидя пляж, море, и полуголых на все готовых женщин, Гиб понял, что он в Майами. Эх–х, как он давно здесь не был. Он проследил глазами за тремя девушками в купальниках. Они прошли через дорогу все время оглядываясь на него и улыбаясь. Гибсон оглядел всех девушек в округе, и оказалось, что все они смотрели только на него.

– Долбаный извращенец! – крикнул он в воздух. – Ни за что не поверю, что такой старпер способен запомнить каждый сантиметр тех цыпочек, что бы воссоздать их в моей голове. Какой-то навязанный сон, чтоб его, – выругался Гибсон и ущипнул себя. Больно. Даже как-то слишком.

– Наверняка здесь какой-то подвох. Сказал себе мысленно атлет, и сам себе ответил, – мне что предстоит избить и перетрахать здесь всех? Но, кажется чокнутый решил нас поощрить за наше продвижение. Он что-то говорил про работу на него. Крутя эти мысли, Гибсон подошел к морю, затем по пояс вошёл в воду. С непривычки она оказалась холодной. – Проклятье! Взвизгнул Гиб оттянув шорты. Как же все натурально!

Так он и стоял, разглядывая свои причиндалы.

– Я же совсем забыл! Мэл!

Гибсон выскочил из воды и побежал по пляжу, выкрикивая имя друга. Девушки смотрели на него и хихикали.

Вернувшись обратно на дорогу Гиб свернул к жилому району. Широкий канал, словно шоссе, разделял постройки. Роскошные дома, шикарные лодки, приятная свежая погода. Да… Гибсон бы жил здесь.

Оказавшись в районе «маленькая Гавана» Гиб увидел самую известную в городе пекарную. У него заурчало в животе и потекли слюнки.

– Нет, – возразил себе мужчина. – Нужно найти Мэла. Уходя все дальше от пляжа, Гибу попадались разрисованные дома и кафешки в стиле стрит–Арт. Это было так красиво, что даже эти самые глухие закутки города выглядели очень даже ничего. В воздухе разливался аромат бифштексов, который у Гиба ассоциировался скорее с сексом, чем с едой, так как после сношений он взял себе за правило обязательно перекусывать.

Вскоре, мужчина наткнулся на стоянку электроскутеров и взял один не заплатив. Полиция лишь стояла и смотрела на него. «Какое странное, но прикольное место, – думал Гиб, – я словно в ГТА».

Специально отведённая велосипедная дорожка, для удобства тянулась вокруг всего города, но Гибсон колесил посреди проезжей части. Кто-то недовольный ему посигналил. У Гибсона отвисла челюсть, когда он увидел кто. Шикарная блондинка, на красном Ламбо. Он узнал в девушке известную актрису Льюси Роз, а в Ламборджини – машину своей мечты.

Гиб так пялился на неё, что чуть не забыл о фикции этого мира. Вспомнив об этом важном аспекте, он подрезал ей дорогу и подошёл к водительскому окну. Нужно кое-что проверить – решил Гиб.

– Привет цыпа, – сказал он томно, когда девушка опустила окно. Она улыбнулась. – Привет Аполлон. Не спрашивая разрешения, мужчина открыл дверь и предложил девушке руку. Та взяла и Гибсон нежно вынул ее из машины. Сев за руль он сказал, что она может поехать с ним, если не будет мешаться. Роз обошла машину, и сев на пассажирское сидение прильнула к голому торсу Гиба, проведя пальцем по накаченной груди.

– Вези меня, куда пожелаешь мой герой.

Гиба немного возмутила та простота, с которой все произошло, но надавив на газ, улыбнулся как ребёнок, которому подарили паровоз. Рев двигателя покорно отзывался на нажатия педали, и не выдержав Гиб снял тормоз и помчался по улицам.

– Мэ-э-эл! Да от этого звука хрен кто услышит мой голос, – нервно сказал он.

– Я что-то расслышала про хрен? – девушка потянула руку к его шортам.

Гибсон понял, что это была плохая идея. Он остановил машину и подарил себе долгий и горячий поцелуй с Рози.

– Хоть ты и не настоящая, – произнёс он расстроенно, – я твой фанат. Прощай. Он вышел из машины и бежал пока из-за угла не показался сквер, в котором он остановился все обдумать.

«Нужно успокоиться, – проснулся вдруг разум, – очутись здесь Мэл, куда бы он пошёл?». Гиб несколько раз огляделся. Уже смеркалось. Огни города просыпались, из баров доносилась зажигательная музыка.  Ритмы басов отдавались в сердце, а оно трепетая начинало уже приказывать телу. Но лишь только потому что Гиб вышел из клуба несколько часов назад, мозг его был сейчас сильнее крови.

Но он ему совсем не помогал. Здоровый и сильный мужчина чувствовал себя уязвимым, понимая, что идей у него нет. Это словно быть предпринимателем без денег, в Техасе без машины, а то ещё хуже на Аляске без вертолёта.

– Лучше бить в лоб. Решил он наконец, – этот способ меня ещё не подводил. Гибсон увидел идущего по парку пожилого мужчину и увязался за ним. Одетый в странную зелёную рубашку с двумя рядами карманов, красные брюки, трость и кубинская сигара в зубах, Гибу он показался прямо таки главой местной мафии. Золотая цепь на шее и кулон в виде тапочка отливали желтизной, как и его зубы. Гибсон пригрозил ему, что он лишится их, если сейчас же не расскажет, где Мэл.

– Валяй, – простодушно ответил тот. Гибсон исполнил угрозу.

Выплюнув сигару, кровь и несколько зубов, мужик упал на траву и больше не шевелился.

Подошёл полицейский.

– Ты хочешь увидеть своего друга? Спокойно спросил он.

Но Гибсон развернулся слишком быстро. Привычка так реагировать на полицейских подкрадывающихся сзади зародилась у него ещё в подростковые годы. Патрульный получил хлесткий жесткий удар по лицу и тоже упал.

Мимо пробегала девушка с собачкой, и быстро дыша, она тоже заговорила с ним – все, что вокруг тебя, я дам тебе в реальном мире, – сказав это, она пробежала дальше, а собачонка остановилась и уставилась на Гибсона. Она открыла пасть и вместо тявканья раздались английские слова: – ты только скажи, и ты будешь богат. Псина убежала за хозяйкой. Полицейский поднялся, сплевывая кровь. – Но ты должен забыть о своём друге. Он только будет тебе мешать работать. Не сдержавшись, Гибсон ещё раз влепил представителю закона. Уже просто так. Потому что мог. Старик, лежавший на земле, перевернулся на с


убрать рекламу






пину. – Я отпущу его. Но ты мне должен поверить и никогда больше не вспоминать о нем.

Гибсон сел на корточки рядом с мужчиной и пока тот говорил Гиб с восхищением тыкал ему пальцем в лицо, недоумевая почему здесь все так реально.

– Я буду платить тебе пятьдесят штук в месяц, – сказал старик, – а ты будешь выполнять для меня небольшую работу.

– Какую работу? Больше от любопытства, чем от злости Гиб решил потрогать глазное яблоко старика, но тот даже не моргнул, когда его вынули и принялись катать в ладонях.

– Ты должен будешь похищать людей для моих исследований, – сказал он.

Гибсон выбросил глаз в траву, поднялся и побрел прочь. Но куда идти? Тут все принадлежит старику. Мимо проходившие люди договаривали отдельные фразы, которые не успел произнести лежачий.

– Пятьдесят тысяч, – повторил торопившийся мужчина с портфелем.

– Ты будешь жалеть, если откажешь, – раздался голос с детской площадки. К Гибу подлетел ребёнок лет пяти. Он держал в руках мороженное и с вызовом смотрел на гиганта, – не переживай – сказал он своим детским, ещё не сломанным голосом. – Они все законченные люди, о них никто и не вспомнит.

Мужчина отпихнул ребёнка. – Зачем тебе я?

– Я же вижу, что тебе это все нравится. И нет лучшего сотрудника, чем тот, кто любит своё дело. Мэла я проверил, и он не подошёл. Он хочет вернуться к своей семье.

На этих словах подошла мамаша паренька, взяла его за руку, и быстро увела его прочь, словно Гибсон сам приставал к ребёнку.

– А если я откажу? – крикнул он им вслед.

– Тогда ты останешься здесь навеки.

На этот раз Гиб не успел среагировать. Подбежавший мужчина в форме прижал к голой спине Гибсона электрошокер. Раздался стрекочущий звук. Мышцы спортсмена пронзило миллион иголок, и мозг перестал отдавать приказы телу. Мужчина свалился на траву.

грэй

Взять с собой пистолет было хорошей идеей, но не взять фонарик… «Да откуда я знал?», – разозлился на себя детектив. «Хватит уже, отвали», – таким ответом, на удивление себе, он быстро покончил внутреннюю вражду. Чего и требовалось доказать. Млея от удовольствия Грэй улыбался как идиот. За те двадцать минут, что детектив находился в доме, адреналин в его крови не спадающе зашкаливал. Радостное чувство, с которым он вновь окунулся в настоящее дело, не поддавалось точному измерению.

Но веселое настроение вмиг уступило настороженности, когда Грэй услышал, как впереди в нескольких метрах от него что-то упало. Сыщик напряг слух. Он стоял в кромешной темноте, тщетно пытаясь разглядеть хоть что-то. Но как он ни вглядывался, глаз не мог привыкнуть к мраку. Грэй подождал. Подозрительных, внезапных звуков поблизости больше не было, и детектив на ощупь двинулся дальше.

Из каменных холодных стен сочилась вода, и звук был такой, словно где-то вдалеке шумел водопад. Дом покачивался, но не так сильно как парень ожидал, несмотря на усиливающийся снаружи шторм. Что было удивительно, темное грозовое облако нависало лишь над домом. Но и незначительных толчков хватало что бы биться о вырастающие  в темноте предметы: камни, торчащие из стен, стулья, а один раз даже круглый металлический шар привинченный к полу, поздоровался с его коленкой.

Достаточным ли это являлось основанием, что бы разнести здесь все к чертям? Возможно. Но шуметь было нельзя. Время шло, а он все ещё ничего не нашёл, кроме синяков и ссадин.

– Настоящий ищейка давно бы уже раскрыл дело, – вменял он себе, и, не делая паузы, сам себе злобно ответил, – а ну цыц! Муж крадет дочь и увозит ее в дом, который плавает и не тонет! Да кому такое по зубам вообще? И почему в эти сраные окна не проникает свет?

Но внутренний голос решил проигнорировать второе неестественное явление за день, зная, что на этот вопрос он ответа явно не найдёт, поэтому задал другой.

– А ты уверен, что дочь все-таки украл муж? Сердце грея сжалось. – Уверен, – произнёс он про себя нерешительно.

«Посуди сам, – продолжал трезвеющий разум, – зачем ему красть собственного ребёнка? Жена красотка, долгов нет, живут шикарно, хотя и не работают – понятно, откуда у них деньги». – Жена подрабатывает в интернете, – парировал голос, который был ещё пьян.

Грэй побил себя ладонью по щеке. – Алкоголь зло, алкоголь зло, – заговаривал он себя.

Несмотря на противоречивость мыслей, детектив старался быть сконцентрированным и не упускать из виду никакой шум. В такой темноте ничего больше не оставалось. Чем дальше он продвигался в глубь дома, тем отчетливее до него доносились какие-то шуршащие звуки. Детектив крепче сжал пистолет. – Я должен действовать! Парень рванул вперёд. Через несколько прыжков он увидел слабую полоску света под стеной. «Вход!», – подумал Грэй. – Куда? – спросил он же. – Не важно!

Встав напротив неё и приготовившись он вышиб ногой дверь и вбежал внутрь выставив перед собой оружие.


Холодный пот прошиб его. На секунду Грэй пожалел, что не выпил больше, но тут же осекся.

– Это точно не списать на пьяное податливое воображение или галлюцинацию. Я это вижу. И оно настоящее.

Над верхним дверным косяком висела лампочка, но ее яркости хватало освятить лишь часть комнаты, так что о ее реальных размерах сказать было сложно. Но ни до стен, ни до потолка свет не достигал, и Грэй видел лишь пол, по которому бегали тараканы. Они ловили крыс и поедали их. Некоторые дрались, прыгали, летали. Чёрные, коричневые – Грэю было абсолютно неважно. А что действительно имело значение так это их размеры. Молодой, крепкий и окончательно протрезвевший парень не на шутку испугался. Один такой мог бы спокойно его съесть. Будь Грэй на десят лет старше, то уже познал бы, что значит сердечная болезнь, но в свои двадцать восемь Грэй видел реальную опасность – дверь он выбил, теперь ее не закрыть. Аккуратно, сделав назад шаг, затем ещё один, детектив, медленно попятившись, вышел из комнаты, кое-как прикрыв за собой повисшую на петлях дверь. Он побежал по коридору, полностью игнорируя предостережения разума, что в этой темноте лучше так не нестись. Через какое-то время Грэй остановился отдышаться. Звуков погони за ним не было. И только сейчас парень сообразил. Когда он подплывал, дом не казался таким огромным. Так почему мать его он так долго идёт? Если плавающий особняк ещё можно как-то объяснить, но гигантских тараканов и бесконечный темный коридор…

На мгновение Грэю показалось, что он просто напился и на самом деле лежит в лодке пуская слюни.

Он ущипнул себя. Затем понюхал дуло пистолета. Холодный кислый металл коснулся кончика носа. Больно. Холодно, – ни один из двух поверий о сне не сработал, значит, он не спит.

– Грэй, во что ты вляпался? – спросил он себя вслух. Он ждал хоть какого-нибудь ответа, но никто не отвечал. Разум отрицал то, что увидел, сердце было занято тем, что бешено колотилось. Нужно было принимать решение.

«Вся сила Дьявола – застилать человеку глаза… Если в нем остаётся трепет перед наказанием, то мы с твердостью можем сказать, что он не лишён человеческой сущности, и заслуживает называться человеком. А с человеком мы не можем обойтись подобным образом…». Неожиданно Грэю вспомнились слова одного адвокатишки защищавшего педофила. Возможно, все бы обошлось пятнадцатью годами, но преступник выбрал не тот штат, не тот город. Его приговорили к электрическому стулу, но до него он не дошёл. Осуждённого застрелили прямо на выходе из здания суда. Стрелявшего не нашли. Грэй тогда единственный раз восхитился правосудием своей страны, правда, во всем остальном был разочарован. Поэтому он ушёл из полиции, открыл своё дело, и теперь он здесь в этом месте…

– Черт! – закричал детектив, пытаясь к страху прибавить ярости. – Я должен спасти девочку! Неважно сколько придётся идти и на что наткнуться.

Прошло не менее получаса, прежде чем детектив набрел на ещё одну подобную дверь, из-под которой просачивался свет. Попытки нарисовать в голове карту местности он бросил практически сразу. После пятого поворота мозг стал отказываться воображать такую геометрическую прямую, по которой он шёл. Грэю казалось, что формой коридор напоминал высохшую ветку дерева. Но вот она. Дверь. Куда она приведёт? Что его ждёт за ней? Вопросов было много. Пистолет был один. Была ни была – решил детектив и вместо того что бы вышибить ее с ноги как первую, аккуратно повернул ручку и толкнул. Дверь поддалась.

Грэй бесшумно вошел в комнату. На первый взгляд ничего не представляло угрозы. Однотонного цвета стены, кровать, стол, девочка сидящая за ним… кровь хлынула в лицо.

«А может зря я так бросил пить?», – Снова подумал парень.

Девочка была одета в красное платьице под цвет обоев. Вот почему он ее сразу не заметил. Она сидела и не шевелилась, просто смотрела в стену.

У девочки на фото, что дала Ванда, волосы были соломенного цвета, а у этой чёрные. Да и кожа у этой светлее. И уродливого красного шрама вдоль всей шеи у дочери Ванды не было. Грэй почесал свои синяки на шее и прикусил губу. Шрам выглядит очень свежим, но разглядеть было сложно. Со спины на вид девочке было лет десять.

– Здравству… не успел он договорить, девочка резко обернулась и Грэй похолодел. У девочки было лицо, нет, вся голова была головой старухи. Она медленно встала и пошла на детектива.

– Убей меня! – сказала она холодным хрипом.

Грэй попятился. Ее выпученные красные глаза нагоняли на него страху больше, чем тараканы. Девочка наступала на него. Она схватила себя за волосы и резко дернула, сорвав парик. Теперь ничего не мешало Грэю разглядеть пришитую старческую голову к юному телу.

– Убей меня! – завопила она.

– Должен ли я верить в то, что вижу? Спрашивал себя ошеломлённый парень. – Должен ли я сделать то, что она просит?

– Сбереги меня… – шептали губы, и Грэй не сразу понял, что молится. Это было совсем не в его духе. За службу, что он прошёл, Грэй не верил, что в этом мире есть ещё кто–то неведомый и скрытый кроме сатаны. Хотя даже он не был так жесток и опасен как человек.

– Уб-е-е-е-е-й!

Рука дрогнула. Грэй нажал на курок.

Он старался больше не смотреть на неё, чтобы не запомнить. Но не мог. Иногда они приходили  к нему, все кого он убил, и мучили его. А что делать, работа в полиции иногда требует решительных мер. Но если он не будет больше пить, возможно, эти сны пройдут.

Грэй уже понял, что это не болезнь обвисшей кожи, когда люди кажутся старыми, когда им на самом деле тринадцать лет, или того меньше. Шов на шее свидетельствовал о том, что голову пришили к телу, и совсем недавно. Когда пуля пробила лоб, голова дернулась, рана на шее открылась. Оттуда текла кровь.

Детектив уже решил, что того кто это сделал он точно не отдаст в полицию. Неординарное дело замнут, преступника закутают в белый удобный хлопок и сделают овощем. А кто-то обязан ответить за то, что Грэй пристрелил ребёнка. Хотя Грэй и не понимал к кому больше ее причислять.

Дом резко качнулся. Не было плавного нарастающего перехода, в одно мгновение здание начало сильно колотить из стороны в сторону. Грэй схватился за кровать, маленькое тело скользнуло по полу и стукнулось ему об ноги. Детектив не посмел ее оттолкнуть. Качаясь и пытаясь удержать баланс, Грэй выбрался из комнаты. От удивления он раскрыл рот. В коридоре все было ровно как прежде. Ничего не колебалось, хотя по правилам физики должно было. Грэй обернулся. Комната ходила ходуном и крутилась. Но там где он стоял, помещение оставалось статичным и неподвижным.

Грэй до последнего пытался приписать все увиденное науке и физике, но нервы начинали сдавать.

– Кажется, только я во всем доме не услышал выстрел. Грэй маниакально улыбнулся, и представил, как наказывает злоумышленника. Именно это и вернуло детектива на землю.

Он брел дальше по коридору. Ещё одна дверь. На этот раз свет ярко бил из-под расщелины. Детектив вытащил обойму. Семь патронов в магазине, один в пистолете. Если ему не хватит, что-ж, придётся пустить в ход руки и ноги. Но детектив понимал, что если тараканы разбегутся по всему дому, то даже на одного такого красавца ему не хватит одной обоймы.

Понадеясь, что за дверью его ждёт долгожданная развязка, он вошёл в комнату.

Здесь все оказалось спокойно. Ничего подозрительного. Ему показалась, что здесь даже можно жить. И скорее всего так оно и есть. Грэй прошёл дальше. Слева от него стоял длинный обеденный стол с подсвечниками, справа светящаяся стена и напротив два высоких кресла. Что-то детективу показалось в них подозрительным. Начав их обходить, он увидел с одного из кресел свисающую руку. Он направил на кресло пистолет. Обойдя их, он увидел двух мужчин. На них были надеты нелепые очки, из ушей шла кровь а из рта сочилась белая пена. В одном из них Грэй узнал Мэла. Его дергало и трясло. «Значит, жив», – подумал детектив.

– Сейчас мы все и узнаем, – решил Грэй и снял с него очки.

испытание пятое

1

Мужчина разлепил глаза и сразу же избавился от содержимого желудка. Череп сжимали беспощадные тиски, в глазах все плыло. От пяток до темени волнами накатывала невыносимая боль. Неужели прыгнув в логово медведям, им удалось, наконец, его убить? Возможно ли, что молитва дошла и я теперь там, где мне самое место, – думал мужчина. – «Я умер и попал в чистилище».

Подняв голову, Мэл увидел перед собой дуло пистолета.

– Не дергайся, – предупредил незнакомый голос.

Мэл уже давно позабыл, как звучит его, свой собственный, и ему показалось, что губы, по старой памяти шевельнувшись, издали какой-то звук. Он попытался повторить, открыл рот, напрягся, но из груди вырвался лишь сдавленный хрип. Во рту было сухо, жутко хотелось пить.

– Думаю ты знаешь как работает эта штука, – продолжал незнакомец тыкая в мужчину оружием. – Лучше сиди спокойно, и не дергайся.

– Кт… кто ты? Надломленным голосом, наконец, выдавил из себя Мэл. – Ты ангел? Мужчина медленно крутил головой, всякий раз, обессилено роняя ее на грудь.

«Кажется ему очень паршиво», – подумал Грэй.

Взгляд Мэла упал на окровавленные очки, лежавшие на полу.

– Какой сейчас год? – спросил он еле слышно.

Грэй, скрипя сердцем, но поверил, что это не очередной трюк странного дома, и что этот жалкий человек не представляет абсолютно никакой опасности для него самого. Но вот для общества…

Он подошёл поближе опустил пистолет, но, тем не менее, не спрятал, оставив держать его в руках.

– Две тысячи двадцатый, – сказал сыщик.

Мэл пялился на очки, его губы дрожали. Память бунтовала.

– Значит… – проскрипел он, – это все неправда? Неправда…

Мужчина ещё не до конца осознал, что белоснежная холодная пустыня, в которой он прожил вечность, была лишь плодом его воображения, которое было запечатано в потустороннем мире, созданном руками человека. Которое беспомощно теперь лежало на полу, издавая тихое равномерное жужжание.

Мэл попытался подняться на ноги, но они его не слушались.

– Гиб! Вдруг опомнился он. – Пожалуйста! – обратился он к детективу. – Сними с него эти очки.

Грэй оглядел мужчину источавшего своим телом силу.

– Ты его знаешь?

– Д…да. Это мой друг. Мы попали сюда. Н… нас взяли в плен.

Так много слов за раз дались мужчине с огромным трудом. Голова крутанулась и сознание начало опять проваливаться.

– То есть ты не знаешь где твоя дочь?

Этот вопрос не сразу ошарашил. Частью мозга Мэл до сих пор погибал среди гор, снега и медведей. Он не совсем понимал, что пора бы уже воскреснуть и если не ходить по воде, то хотя бы просто начать ходить. Очертания давно забытой комнаты то вспыхивали, то гасли перед его впавшими красными глазами. Всё казалось сном, который вновь снился после того, как сходишь ночью посать.

– Дочь? – вяло переспросил он. От этого слова Мэл испытал ощущение предшествующее рвоте. Сколько раз с ее именем на устах он бросался в бездну… сколько раз его плоть терзали на куски. И лишь когда высшее, некое, вне этого мира желание, хотело его излечить, он появлялся в отдалении живой и целый, наблюдая, как звери доедают его останки.

– Лора… Но она ведь уже взрослая девушка.

Туман в голове никак не хотел рассеиваться, но оттенки цветов начинали приобретать естественность. Вот красный ковёр на полу, вот то желтоватое бархатное кресло, светящаяся стена…

– Лора…Лора. Что с ней?

– Думал на этот вопрос ты мне ответишь, – холодно ответил детектив, подходя к Гибсону.

– Меня зовут Грэй. Я детектив. Лору похитили и твоя жена наняла меня, что бы я нашёл её.

Грэй смотрел на измученного Мэла. Видок был ещё тот. Бледный, дикий, обеспокоенный. Любой сквозняк, казалось, мог бы вогнать мужчину в могилу.

– Он что, побывал на бойне?

Сбывались самые худшие предположения детектива. Лору похитил не Мэл.

Грэй зря приплыл сюда.

«Но если выбирать, то лучше же спасти мужа? Они ведь ещё наделают детей?», – Подумал бывший полицейский, понимая, что эта мысль всего лишь преткновение мозгу, оправдание на его дикую ошибку. Ведь по Мэлу плачет тюрьма, и Ванда вряд ли его дождётся.

Грэй с раздражением разглядывал мужчину. На вид лет сорок, по сути ещё молод. Засохшая пена у рта Мэла имела свою долю брезгливости, но выражение лица Грэя, ненавидящее, порицающее, говорило другое: ненавижу вас!

Язвительный голосок нашептывал ему, почему такая красотка вышла за жалкого типа, тяготеющего к жизни грабителя. Хотя она лишь на два года старше Грэя, они бы могли…

– Что ты сказал про мою дочь? Некая твердость уже улавливалась в голосе Мэла.

– Только не говори, что ты не знаешь.

Если вся прожитая жизнь была обманом, Мэл должен был СЕГОДНЯ забрать Лору из школы.

– Который сейчас час? – спросил он у детектива.

– Полвторого.

Мужчина подскочил и рванул к двери, нашёл лодку, доплыл до школы, забрал дочь и вместе со всей семьей они сели обедать, позабыв весь этот кошмар. Но до того, Мэл потерял сознание, которое и побежало это исполнять, здесь же на кресле он лишь слабо шевельнул рукой. Слишком долго он был в плену реальных иллюзий.

– Вот даёт, – прыснул Грэй. – Отключился.

Разбужу пока второго. Может от него будет больше толку. Грэй аккуратно снял с мужчины очки. Металлические стержни, с каждой стороны, входившие в уши сантиметра на три гудели, как оголенные провода.

И чего им дома не сиделось? Бесился сыщик.

Разбой, насилие – все это он ненавидел каждым эритроцитом своей крови. Живи Грэй в эпоху пиратства, то с развязанными руками, по воле своей и закона, он пытал, а затем с песнями и танцами вешал бы всех преступников на десятиметровой виселице, которую постоянно носил бы с собой.

Грэй не понимал почему государства воют между собой, когда абсолютно известное зло, не прячась свершается прямо у всех на глазах. Сама суть справедливости призывала, наконец, бросить вражду, и все силы беспощадно обрушить на преступность и беззаконность. Вот против кого нужно воевать! Он ненавидел бездействующую власть, и ненавидел тех, кто путём насилия шёл против неё.

Грабители, похитители детей, слабаки, которым не хватает хребта, что бы зарычать на свою беспомощность и честно заработать на хлеб.

Грэй с отвращением смотрел на Гиба.

– Этот ещё ладно, накаченный, и выглядит как мой ровесник, но ты то папаша. Как ты собираешься выжить в тюрьме?

Он тяжело вздохнул. – Вот и пожинай теперь, плоды своих рук.

Успокоить бурлящую ярость Грэй не смог. Он схватит Гиба за плечи.

– Вставай!

Грэй сильно начал трясти его и через секунду пожалел об этом. Гибсон вскочил, схватил его за шею и упал с ним на пол, делая удушающий.

– Сдохни!

Первым выстрелил Грэй. Пуля отрикошетила от стены и впечаталась в кресло.

– Я те дам падла, – прорычал Гибсон. – Я те трахну шокером тупой ты кусок…

– Гиб!

Гибсон покосился на кресло. Огляделся. Улыбнулся. Перевёл взгляд на синеющее лицо Грэя.

– Это ты, Мэл?

– Послушай, – продолжал очнувшийся. Кажется, он нас спас.

Гибсон нехотя, но отпустил Грэя, предварительно лишив парня оружия.

– Он говорит, что Лору похитили.

– Чувак… хотел возразил Гибсон, но Мэл сделав движение головой дал понять, что нужно остановиться.

– Дружище, – сказал он. Я так рад тебя видеть.

Почему-то Мэл понимал, что нужно так сказать, но совершенно этого не чувствовал. Слишком долго он лелеял надежды увидеть близких, слишком долго он по ним страдал. Слишком чёрной и твёрдой сделалась его душа. Он даже не помнил, зачем он здесь, чего ищет. И если бы не эти двое, то возможно, он нашел бы окно и сбросился в океан. Но внутренний, какой-то теперь незнакомый голос тянул Мэла спасти свою дочь.

Грэй откашлялся и встал. Гиб не видел в парне угрозы, поэтому спрятал пистолет за спину! Грэя это даже немного обидело.

– Отдай, – проговорил он протянув руку.

– Что?! – прогремел Гиб своим мощным голосом.

– Не думаю, что он шпион, – почти прошептал Мэл. – Он бы убил нас, но похоже у него другие мотивы. Отдай ему пистолет.

На этот раз Гиб с ним не согласился.

– Нет. Лучше–ка дай свой телефон, – обратился он к Грэю.

Тот достал кнопочный мобильник и швырнул его в Гибсона. Гибсон передал телефон Мэлу, и тот нашёл в себе силы чудом поднять руку, и вслух прочитать последнее сообщение:

«Вашу дочь держат на корабле. Преследую их».

И было ещё одно входящее.

«Очень на вас надеюсь. Очень жду ответ. Я места себе не нахожу, надеюсь вы ее найдёте…» и ещё несколько десятков предложений ярко описывающих крепкие узы матери и ребёнка, и о том, что делать с яйцами того, кто посмел похитить ее дочь. Ванда, полагая, что детективу это должно добавить мотивации не скупилась на самые резкие словечки.

Гибсон рассмеялся.

– Да, это точно твоя жена. Не будь мы лучшими друзьями меня бы ждало то же самое.

Лучшими? Друзьями? Мэл прокручивал в голове, почему он так больше не считает.

– Да, это Ванда, – согласился Мэл и повертел телефоном в воздухе. Сеть не ловит.

Они оба посмотрели на Грэя.

– Про пистолет забудь, – сказал Гиб и плюнул сыщику под ноги.

– Вы не понимаете, что здесь происходит, – запротестовала Грэй.

– Мы не понимаем? Гибсон подошёл к сыщику вплотную. – Щенок да ты знаешь, где я сейчас был?

– Если он прав – сказал Мэл – и моя дочь здесь, то неважно кто где был. Нужно найти ее.

Грэй вспомнил старую девочку и в его сердце вкрались сомнения. Да нет, – говорил он себе, – это не могла быть она. Во всяком случае теперь.

Гибсон помог Мэлу подняться. Облокотившись на его плечо, Мэл, Гибсон и Грэй вышли из комнаты в объятый мраком коридор.

«Вот она, – подумал Мэл с наслаждением, – пустота. Как же долго я мечтал о ней». Сырой, холодный коридор действовал на мужчину успокаивающе, тепло.

– Лучше держи оружие на готове, – предупредил детектив. Тут всякое может быть.

Мэл отстранился от товарища, подав знак, что способен идти сам.

По дороге Грэй вкраце пересказал как он попал сюда и на что наткнулся. Про девочку умолчал. Потом задал вопрос на который и сам знал ответ. – Почему они здесь.

В ответе Гибсона улавливалась нотка безразличия и жестокости. – Заткнись и шагай.

– Почему я должен идти первым? – возмутился сыщик, больше для вида. Он понимал, что лучше идти впереди. Если сзади подкрадутся и нападут те твари из первой комнаты, шансов сбежать у него будет больше.

Заданием было вернуть только девочку, а на этих двоих, по большому счету, ему было плевать.

Мэл медленно, и много чего упуская, пересказал сыщику про старика и что он для них устроил. Значит весь дом ловушка? – риторически спросил детектив. – Но получается вы уже прошли все задания?

Гибсон обронил лишь едкое слово по поводу компетентности Грэя и остальную дорогу молчал, опустив голову.

За очередным бесконечным поворотом в конце коридора показался свет, что собственно, немного удивило мужчин – он ни капли не освещал коридор, а

через некоторое время ещё одно открытие поразило их, они шли ни капли не приблизившись к этому загадочному свету.

В широко открытые глаза Мэла все чаще проникали картины ужаса, которые, должно быть, переживает сейчас его дочь, но ноги не могли его нести быстрее. Он просто не хотел. Он давно уже потерял свою дочь и жену. Нет! Как я могу такое думать?!

Он вырвался вперёд.

– Постой дружище, не рвись ты так. Гибсон догнал Мэла, и они пошли поровень.

Грэй плёлся позади. Он взял себе на заметку ещё один пунктик – «ненавижу качков». Это был ещё один, третий, или двадцать третий, парень не знал точно который из них. Но когда Грэй сталкивался с этим, в голове щёлкало и он вспоминал – «О! Вот оно. А я и забыл, что ненавижу это…»

Первый, как и второй, как и все остальные пунктики у Грэя были связаны с ненавистью, поэтому он то и пытался вернуть свою прежнюю жизнь, исправить ее, убрать все отрицательное, очерняющее его светлое будущее. Психологам он не особо доверял, да и не считал себя ущербным. Мир вокруг – вот что было здесь лишним, а Грэй лишь залетел сюда по вопиющей случайности.

Гибсон достал пистолет и выстрелил вперёд. Грэй напал на него сзади и сильно стукнул по затылку. Тот пошатнулся. В узком мокром проходе началась перепалка, но Гиб уже сидел на парне скрутив ему руки.

– Ты тупая гора мышц! – прокричал Грэй. – А если там стоит Лора? Ты же мог попасть в неё. Слезь с меня придурок!

– Он может тебя убить, – меланхолично проговорил Мэл.

– А можно? – спросил Гибсон.

– Давай убей меня. – попросил Грэй. – Лучше сдохнуть, чем спасать ваши задницы.

Гибсон причмокнул языком.

– Отдаю тебе должное за твою храбрость, и, кстати говоря, спасибо, что нас спас.

– Я пришёл не за вами! – крикнул Грэй. Он чувствовал, как под давлением громилы немеют запястья.

– Пока вы два дибила играли в игрушки и катались на крутой машинке, бедная Ванда выплакала себе все глаза, а маленькая Лора… Б-же, я даже боюсь представить, что она переживает сейчас. Мы даже не знаем где она! Грэй сделал попытку вырваться, но высвободил лишь одну руку.

– Такие как вы ублюдки и делаете наш мир убогим, – продолжал он, – вы думаете, тот психопат всю жизнь был таким? Нет, ошибаетесь. Несколько десятков лет назад он так же катался на крутой тачке и делал безобидные вещи как вы. Но ему было мало и мало, и с каждым днём его больной рассудок придумывал самые изощренные способы, что бы развеселить себя. И вас ждёт тоже самое.

Грэй вложил в мышцы все свои силы, напрягся и сбросил с себя Гиба.

– Я пришёл сюда, что бы девочка вернулась домой! А вы пошли на хер, и не мешайте мне.

Детектив пошёл вперёд, чувствуя ярость и обиду, почему этих двоих нельзя здесь пристрелить как собак.

– Мы даже не знаем, здесь ли она! – сказал он, уходя все дальше вперёд. Сдохните здесь, доставьте миру оргазм, – слышался его удаляющийся голос, и вскоре он совсем пропал.

– Где он? – спросил с удивлением Гибсон.

– Его поглотил дом, – многозначительно, и в то же время безразлично произнёс Мэл.

Гибсон уставился в темноту, где предположительно находился его друг.

– С тобой все хорошо брат? Ты ещё не отошёл?

Брат? Мы родственники? Мэл не помнил.

– Да. Со мной все в порядке. Пойдём.

– Грэй! – крикнул Гиб. Не уходи далеко, нам нужно держаться вместе.

В ответ шумела вода.

– Да где же он? Только что же был здесь?

Неожиданно на мужчин дохнуло свежим воздухом.

– Кажется там выход, – не веря в свои же слова, проговорил Гибсон. – Я чувствую морской ветер. Пойдём. Только осторожнее, возможно ищейка провалился куда-то вниз, прижмись к стене как я.

Мужчины медленно пробирались к выходу, навстречу усиливающемуся ветру. Неожиданно напротив них в стене образовалось небольшое окно, такое что можно было разглядеть что там происходит. Свет оттуда слегка осветил коридор, и Гиб понял почему все время было так темно. Сами стены были чёрные словно уголь.

За окошком находилась больничная палата. Врачи сновали туда–сюда, проводя какую-то кровавую операцию. Один принёс ремни затянуть жертву, другой пилу. Что-то на кушетке извивалось и корчилось в судорогах, одного врача хлестнуло хвостом и он отлетел в стену.

Гибсон подскочил к окну и принялся колотить его, но тщетно. Они не слышали и не видели его. Он не слышал их. Он даже не слышал собственных ударов по стеклу.

«Звуконепроницаемое», – подумал мужчина. Мэл подталкивал его в плечо, что бы он двигался дальше. Через несколько метров они наткнулись в стене на ещё одно. Окно было такого же размера как предыдущее.

– Мужик, да это же ты! Воскликнул Гиб.

На детской площадке мужчина в сером пальто катал милую маленькую девочку на качелях. Красные щёчки, яркие голубые глаза, янтарные волосы, короткое синее платьице и чёрные дубовые колготки. Лето медленно перетекало в осень, но погода ещё позволяла одеваться легко.

– Это же Лора! Гибсон не понимал что происходит.

С лицом не выражающим никаких эмоций Мэл смотрел на происходящее.

Подошла Ванда и что-то начала объяснять. Как всегда спокойно, лишний раз не прибегая к жестикуляциям, в отличии от Мэла который любил поговорить размахивая руками.

– Она спрашивает, почему я забыл забрать ее машину из сервиса, – сказал Мэл. – И ей пришлось добираться домой в душном набитом людьми автобусе.

Память, как и тест на беременность, порой, преподносит неожиданные сюрпризы. Мэлу почему-то отчётливо вспомнился весь тот разговор, будто все это произошло только вчера. Но в то же время и десятки лет назад. Как иногда играет с людьми подсознание.

Да, – тихо проговорил мужчина, приближаясь к другому окну, – она терпеть не могла столпотворения.

Дальше было ещё одно. Гибсону пятнадцать, он избивал продавца в магазине.

– Этой мой отец, – проговорил спортсмен. Он избил тогда мать, а затем как ни в чем небывало ушёл на работу. Поддонок. – В голосе мужчины слышались не оправдания, а ско


убрать рекламу






рее злость. – Он всегда ее бил, когда напивался. Трезвым он с нами даже не разговаривал. Я не мог этого больше выдерживать, и задал ему по первое число. Мне казалось, что он сильный, всегда рассказывал мне, как он занимался карате или чём–то подобным, но я только потом понял, что он напросто запугивал меня. Оказалось он ещё тот слабак, – прыснул Гиб. – Но тогда я действительно боялся до усрачки и думал, что когда он вечером вернется, убьёт меня. Но он не вернулся. Ни этим вечером, ни на следующий день.

Мать искала его. На работе он больше не появлялся, этот хрыч просто исчез.

Мама тогда плакала даже больше, чем когда он бил ее, и винила меня во всем, – Гиб не весело усмехнулся. – Я сбежал из дома, а дальше ты знаешь. Мы с тобой встретились  в том клубе, и затеяли отменную драку с местными. Помню, как ты заехал тому парню стулом по спине. Вот мы и напились тогда.

Гиб хлопнул Мэла по плечу и рассмеялся смакуя приятные воспоминания прошлого. Мэл этого не помнил. Они двинулись дальше.

Все больше освещая путь вспыхивали окошки. В них отражались не только вырезки из жизней мужчин, но и жуткие, странные вещи.

На кресле сидел пожилой мужчина одетый в домашнее и смотрел в одну точку. Рядом с ним стояла переносная капельница, с чем-то зелёным внутри. Жидкость стекала по трубке в вену и прямо на глазах лицо мужчины менялось. Через несколько секунд перед ними уже сидел молодой парень лет двадцати.

– Ты это видел? – прошептал поражённый Гибсон.

– Да, – сухо ответил Мэл. Двигай дальше. Это всего лишь телевизор.

В следующем окне на мужчин пялились животные. В одной клетке находились тигры, обезьяны, змеи. Все они смотрели в окно прямо на мужчин и это не могло не захватывать дух. Одна обезьяна встал и направилась прямиком к ним. В дюйме от окна она остановилась. Их разделяло лишь толстое стекло. Она смотрела на них глазами, в которых читались боль и невыносимый голод. Белая слюна стекала с ее пасти. Она стукнула по стеклу и комната с животными погасла.

Ветер задувал в помещение все больше, и мужчины уже слышали крики чаек. – Пойдём, – сказал Гиб. Нам нужно выбираться. – Мы должны позвонить в полицию, – продолжал он. Не думаю что Лора здесь. Мэл тоже так не думал, вернее, он вообще ни о чем не думал. Его веки тяжелели, ему хотелось уснуть и больше никогда не просыпаться. Неожиданно он во что то врезался. Это оказалась спина друга.

Мэл перевёл взгляд куда смотрел Гибсон.

В новоявившемся окне, детектив, который так неожиданно исчез, подошёл к его заплаканной дочери и улыбаясь принялся что-то ей объяснять. Она уткнулась в углу комнаты, с опухшими и красными от слез глазами, и по ее движением было видно, что она всхлипывала. Грэй сидел на корточках и что-то говорил ей. Кажется, он пытался ее утешить. Затем она кивнула ему, взяла его за руку и свет в комнате погас.

Впереди уже было различимы звуки волн ударяющихся о здание. После шторма всегда так свежо, пахло как от травы после дождя.

– Ладно, мы все равно должны проверить здесь все, – озвучил Гибсон. – Ванда должна была заявить в полицию, и Лору уже ищут. Я уверен. Осталось понять, как найти их.

Гибсон ощупывал стены. Мэл стоял, опустив голову.

Оба не испытывали радости от того, что раньше приносило наслаждение. Приключения с переизбытком адреналина, а возможно и в принципе все приключения подходи к концу и Гиб понимал это. Что происходило в голове друга оставалось лишь догадываться, но в одном Гибсон был уверен точно, надо было покончить со всем, когда у Мэла только родилась дочь.

«Самый крепкий поводок – длинный»

Вспомнились ему свои же слова, когда Ванда не отпускала Мэла на всю ночь, и он по дурости сказанул ей это прямо в лицо.

– Если ты животное, тебе не поможет никакой поводок, – был ответ.

– Ты не веришь своему мужу? – запротестовал Гибсон.

– А разве мухи перестают садиться на людей? Сказав это она пошла на кухню и Гиб понял, что эта женщина ему не по зубам.

Это была не та девушка с первичными признаками интеллекта, которых Гиб привык трахать. Она была умной, начитанной, образованной своевольной леди. И более того, женой лучшего друга.

Но как-то они умудрились уйти на всю ночь, катаясь за городом и обирая дома богатеньких толстосумов, они подняли неплохо денег.

В качестве извинений они заехали в магазин «Мэгги’Ко» и Мэл купил Ванде вечернее платье.

«Я даже не знаю, как мне теперь наслаждаться закатом, после того как я увидел тебя в нем». Мэл знал эрогенные зоны мозга своей жены, и эти слова, растопили, как-никак, женское сердце.

– Все же я ни имел права.

Мрачный сырой коридор действовал на Гибсона удручающе. С самого начала единственной и главной целью были не деньги, а скорее само времяпрепровождение. И как теперь признаться в этом самому себе? Но ведь он терпеть не мог рутину и работать на кого–либо. А это верный и быстрый способ заработать хороших деньжат.

Гибсон стал похож на выросшего школьника перед глазами, которого проносилась вся жизнь, и который думал, что было бы, если бы он не тратил деньги на выпивку и девок. Что было бы, если бы он не бросил школу и учился каждый день, познавая языки, например. Гибсон бы знал уже как минимум три: Испанский, Немецкий, Русский. Там говорят самые горячие девушки.

Гибсон про себя усмехнулся. Это противоречило мыслям об экономии.

Гиб мог бы податься в высшую лигу боев без правил, получать по морде и грести деньги лопатой. Мэл был бы его менеджером, и жили бы они ничуть не хуже чем сейчас. Как бы он хотел что бы так и было, вот бы вернуть то время назад.

«Нет, я не жалею за свою прожитую жизнь, – решительно подумал он, – мне жаль Мэла».

Когда вернёмся, я обязательно все исправлю.

– Ты здесь? – спросил Гиб в темноту и прежде чем Мэл ответил, сзади послышались шорохи.

– Мэ-эл? – прошептал Гиб. – Ты это слышишь?

Звуки становились отчётливей, что-то к ним быстро приближалось. Гибсон не дожидаясь ответа, нащупал друга, схватил его за руку и рванул к выходу. Не останавливаясь, они спрыгнули в синее пространство горько-соленой свободы. Вынырнув, Гибсон увидел торчащие из двери щупальца и длинные как прутья усы.

– Это что ещё за чертовщина? Тараканы?

Мэл безмятежно раздвигал воду руками и безжизненно смотрел на существ.

– Почему они не выходят к нам? – спросил Гиб, и сам же ответил. Похоже, они не привыкли видеть солнечный свет.

Мерзкие конечности скрылись в темноте.

Сквозь высокие слои небес на голову падали горячие лучи послеполуденного солнца. Прохладная океанская вода сжимала яйца, и отчасти, мозг понимал, где Мэл находится, но снежные горы и белые медведи накрепко засели в голове мужчины никак не желая покидать годами насиженное место. Если Мэл и привык мыслить категорически, то это ни капли не помогало.

Гибсон развернулся к другу и увидел за его спиной яхту, привязанную к перилам крыльца дома.

– А вот и наш билет отсюда, – проговорил он. – На нем мы и свалим.

– Посмотри назад, – произнёс Мэл.

За спиной атлета из океана возвышался вулкан. Он находился примерно в полукилометре от них.

Неожиданно с вулкана прогремел динамический знакомый голос:

– Господа! Вы доплыли до меня и на шаг стали ближе к богатой и беззаботной жизни. На самом деле это все, но так вышло, что нам помешали. Пришлось принять меры. Если кто-то из вас что-то потерял, то найдёт это здесь на вершине вулкана. Как вы успели понять это моя лаборатория, – продолжал голос.

– Раз в несколько недель трубы и подземные скопившиеся газы прочищаются воздухом. Иногда это происходит само собой под воздействием небесных тел и интересных излучений, про которые я вам пока не скажу…

– Но в любом случае лучше в вулкане в это время не находиться. И кто знает, может сегодня и есть такой день. Но, конечно же, вы можете уплыть отсюда на той лодке.

– Папа! Голос донёсся с вулкана.

Сердце Мэла сжалось. Гибсон уже сидел на яхте.

– Черт! – вскричал он. Тут сранный сенсорный замок. Ненавижу. Их взламывать дольше всего.

– Папа! Передразнил девочку старческий голос. Дуйте сюда. У вас ровно час.

– Я так и знал, что тот гад не за нас! – крикнул Гибсон. Придётся плыть до вулкана своими силами.

Мэл уже плыл к вулкану. Гибсон спрыгнул и быстро догнал его. Выйдя на чёрный покатистый берег, который практически сразу начинал круто подниматься вверх, мужчины нашли его тёплым в отличии от воды.

– Кажется, у нас не так много времени – сказал Гибсон. – Давай поскорее найдём Лору и свалим уже отсюда. Затем помолчав добавил… – прости меня, не нужно было сюда приезжать.

Мэл посмотрел на него глазами понимания и Гибсону стало спокойней.

Мужчины пошли вокруг вулкана и Гибсон заметил, что из камня выступая на метр торчит тропинка, спиралью тянувшись к самому верху.

Ближе к середине было ощутимо, что вулкан немного потряхивало. Дальше тропинка начала ссужаться и мужчины шли, чуть ли не прижимаясь спиной к камням. Один неверный шаг и прощай жизнь. Ещё минуту назад Мэл был бы этому рад, но…

…(Папа)

но теперь он прижался к стене.

Чем выше они продвигались, тем уже становилась тропа. Вскоре она и вовсе закончилась, а до верха ещё оставалось значительное расстояние.

– Мы сюда точно не заберёмся, – сказал Гиб.

Вулкан начало трясти и в месте где они находились образовалась пещера.

– Кажется, нас приглашают в гости. Пойдём. Надерем им задницу и спасём твою дочь.

Мужчины зашли в пещеру.

Через несколько метров гладкие торчащие камни, составляющие стены стали ровными, белыми, а на потолке повспыхивали лампы. В конце коридора была одна единственная дверь. Та самая. Зелёная, с ярко красным отпечатком.

Мэл в ступоре остановился.

– Откуда он знает? – прошептал мужчина.

– Нечему удивляться, – сказал Гиб и встал в стойку. Он уже побывал в нашей голове.

Крепкая нога Гибсона не встретила препятствия со стороны двери, он выбил ее с одного удара.

Глянув с порога, они увидели лестницу, ведущую вниз и скрывающуюся за толстым слоем, нечто напоминавшего туман.

Гибсон снял футболку и обвязал вокруг лица, прокомментировав сие действие, что происхождение сероватого пара под их ногами неизвестно, и лучше перестраховаться.

Мэл последовал примеру друга.

Привычку носить футболку поверх майки Мэл взял с того случая когда пытаясь поднять женщину и проверить жива ли она. Он заляпался в ее крови и ту майку пришлось сжечь вместе с домом. Тогда же он и оставил случайно кровавый отпечаток своей ладони на двери. С оголенным торсом Мэл бежал к машине Гибсона. Часто оглядываясь, он видел свой след. И если отпечаток на двери стерся пламенем, то след в его голове не мог уничтожиться огнём этого мира.

Спускаясь к холодному пару Мэл окончательно пришёл в себя и прежде чем ступить в неизвестное, словно обезумевший схватил Гиба за плече.

– Прошу тебя помоги! Помоги мне найти дочь!

Гибсон положил свою ладонь на голову друга.

В этой руке чувствовались все пятнадцать лет полупрофессионального спорта. Эта рука не могла не внушать доверия.

– Мы найдём ее, – сказал Гиб, сделал глубокий вдох и стал спускаться в туман.

решение

1

Он сильно стукнулся головой, но все же оставался в сознании. Сплошная темнота тяжело наваливалась на способность ориентироваться в пространстве и Грэй несколько раз крикнул, что бы с помощью эха осознать размеры комнаты. Нет, – пожалел сыщик, – голова раскалывается. Нужно просто подумать. «Раз я упал, значит, я где то внизу», – такая простая мысль не сильно утруждала сотрясенный мозг, и Грэй попробовал что-то посложнее. «Так, ты помнишь как тебя зовут? – спросил он себя. – Да. Грэй Стоун». Это оказалось легко. «Что ты здесь делаешь? Спасаю маленькую Лору Скарлоу». – Раз я помню ее фамилию, – решил Грэй, – значит мозг на месте. Прилетело мне сильно, но вроде ничего серьезного.

Он попытался встать, но почувствовал, что не может. Руки и ноги не двигались. – Я связан? – удивился детектив. Сделав ещё несколько попыток шевельнуться, сыщик с ужасом обнаружил, что это действительно так. Он был привязан к стулу, и почему то, кроме головы не чувствовал своего тела. Внезапно в комнату ворвался яркий свет и Грэй от неожиданности зажмурил глаза.

– Грэй Стоун! – услышал он своё имя. – Частный детектив. Знаю, знаю. Наслышан.

Грэй щурясь, понемногу разлеплял веки, различая перед собой темный силуэт, который в конечном счете предстал его взору, как невысокого роста старик в белом халате. Он улыбался своими белоснежными зубами, без всякой злобы разглядывая парня. Красная рубашка была полурастегнута и Грэй заметил, что седина даже коснулась волос на его не к месту накаченной груди. Его тело выглядело не таким уж и хилым по сравнению с морщинистым лицом, повидавшим, казалось, не одну войну. Края глаз были опущены к щекам, но широкая улыбка затмевала печальный многозначительный взгляд. «Опять Качек»! Пронеслось в голове у Грэя.

– У меня есть к тебе предложение мальчик, – перебил старик ход его мыслей. – Твоя интересная и до безумия насыщенная жизнь произвела на меня огромное впечатление, я бы даже сказал «влияние». Он причмокнул языком и облизнул губы. – А то, что ты сказал Гибсону…

– То есть? Грэй уже понял, кто был этот мужчина, стоявший перед ним. Тот самых псих про, которого нехотя рассказывал муж Ванды. Пожилой мужчина скривил гримасу, немного расстроившись, что его перебили.

– Я понял, что делаю неправильно – продолжал атлетичный пожилой человек. – Ах, да! Позволь представиться, меня зовут Омэт и это мой дом.

– Значит, это ты наделал шуму с теми двумя? Грэй встряхнул головой и что-то в районе шеи хрустнуло. – Значит, это ты похитил девочку?!

– Постой, – мягко перебил старик. – Я признаюсь в своих ошибках, но никогда не поздно раскаяться. После твоих слов…вообщем я понял, что мои исследования можно проводить другим способом. Более продуктивным, гуманным, и в конце концов приятным для тебя. У меня к тебе предложение, Грэй. – Я верну Лору. Не переживай с ней обходились хорошо. Он глянул на пол и сузил глаза, словно увидел там что-то маленькое, – даже очень хорошо. Разумеется, она не ела, и я ее понимаю. Ох уж эти детские слёзы. Мужчина поднял голову к потолку, и Грэю показалось, что его глаза заблестели от проступившей влаги. – Я дал ей небольшое успокоительное, и она сейчас спит. Я верну ее и вы уйдёте отсюда. Но у меня есть одно условие.

– Какое? – недоверчиво спросил Грэй. – Те двое. Он на пару секунд замолчал. – Забудь про них.

– О’кей.

Старик покосился на Грэя. Слишком быстро тот ответил.

– Вернее у меня два условие.

– Выкладывай уже.

Тот улыбнулся, обнажив свои сверкающие зубы. – Согласен ли ты ловить для меня преступников и приводить их ко мне? Грэй с глупым выражением лица смотрел на старика.

– Не понимаешь? Улыбаясь, спросил Омэт. – Я даю тебе возможность избавляться от гнилья этого мира, как ты и хотел. Ты только представь! Он подошёл ближе к Грэю. – Видел тараканов наверху?

– Так это…

– Да. Не дал договорить ему старик. Ну… не совсем. Не бери в голову, мой мальчик, и не суди меня строго. Если ты согласишься, будет просто замечательно! Ведь чего мне не хватало так это тебя.

– И ты ждал меня, что бы перестать убивать ни в чем неповинных людей?! Возмутился Грэй, не отдавая себе отчёт в том, что он пленник. Омэт отошел и облокотился о белоснежную стену.

– Я не совсем их убивал. Они не совсем мертвы.

– Ты же их превратил в тараканов! – крикнул Грэй, и попытался схватиться за раскалывающуюся голову.

– Может ты и ненавидишь меня, но вместо электрического стула, на который ты меня сейчас мыслено сажаешь, и который, не скрою, я заслужил, долгожданная с косой не так уж и далеко от меня. Мне сто тридцать пять лет, и я поддерживаю в себе силы придуманным мною лекарством. Но не уверен, что технологиями этого времени все же возможно обмануть смерть, но лет пятнадцать я ещё протяну. А потом она придёт за мной, и последствия моей долгой жизни, будут мучительней Ада. Поэтому пока я жив предлагаю тебе сотрудничать. Разумеется, я буду тебе хорошо платить. Грэй слышал его с открытым ртом. Он бы ущипнул себя, проверить снится ему это или нет, ведь это то, о чем Грэй мечтал.

– Мальчик мой! Эти опыты в дальнейшем принесут человечеству огромную пользу! Ты будешь избавлять мир от преступности, а я своими разработками буду привносить в него «мир». В медицине, в образовании, в упрощении человеческого труда, во всем куда можно применить мой талант мы сможем преуспеть.

– А тебе не занимать скромности, – Сказал Грэй.

– Ты бы знал, что вообще творится в этой голове, – ответил мужчина, постучав указательным пальцем себя по виску. Я даже создал виртуальный мир, в который выгрузил часть своего сознания и там я, только виртуальный продолжаю творить и разрабатывать. Это как клонирование только цифровое и менее затратное. Потом как-нибудь покажу. Ну что, ты согласен?

– Да. Грэй прошептал это не из-за больной головы, а потому что не мог поверить в услышанное. – Сколько ты будешь мне платить? Хотел спросить он, но следом подумал, «А какая вообще разница?». Если он будет делать то, что действительно приносило ему удовольствие. Грэй не верил, что тюрьма меняет людей. Оттуда выходили и становились убийцами еще яростней, либо убивали там, что радовало Грэя и в то же время огорчало. Статистика убийств в тюрьмах сходилась лишь на тех, кто попадал туда случайно, по нелепости судей и присяжных. Либо если человек более менее менялся, то он становился лесорубом, пил не свет не заря, а через десяток лет, если доживал, вновь срывался и совершал своё злодейство.

– И у меня будет полная свобода действий?

– Не совсем. В месяц мне нужно будет человек десять. А так да. Приводи кого хочешь.

В голове сыщика что-то завизжало. Кажется, это был его собственный внутренний голос. – Я согласен, – наконец сказал он. – Развяжи меня.

Старик достал из кармана халата раскладной ножик и перерезал веревки.

2

Девочка с любопытством разглядывала морщинистое и обвисшее лицо.

– Да ты обманываешь! – воскликнула она. – Тебе не может быть сто тридцать пять.

– Мне действительно уже очень и очень много.

«Кажется, она ничего не помнит, – подумал детектив и бросил хищный взгляд на Омэта. – Что же он с ней сделал?».

Старик уловил недоверчивый взор детектива и обратился к нему:

– Вернётесь, можешь отвести ее к врачу, – сказал он Грэю. – Но думаю, Ванда и без тебя это сделает.

– Твою маму ведь зовут Ванда? – переключился он вновь на Лору.

Девочка уже пережила тот период, когда с ужасом осознаёшь, что маму зовут не «Мама» а как то ещё. Она утвердительно кивнула.

– Ага. Ванда. Ее так назвали в честь прабабушки, а меня в честь бабушки.

Лора сидела на кресле и с аппетитом поедала мандарин, который ей почистил Омэт. Левую руку она то и дело вытирала об платье уже не первой свежести.

– А это что? – спросил Грэй, тараща глаза на красные пятна розовой пижамы валявшейся в углу.

Омэт залился краской.

– Знаешь, тут произошёл маленький инцидент.

Он подошёл к Грэю и приблизился к его уху. Детектив только сейчас почувствовал, что от того пахло немытой плотью, которую тщетно пытался перебить ментол.

– У девочки начались месячные. Видать от потрясений.

– Если ты что-то с ней сделал, я убью тебя, – Процедил сыщик сквозь зубы.

– Да не бойся ты. С ней все хорошо. С кем не бывает. Правда такие вещи лучше бы объяснять матери, я в этом вообще не дум-дум. Думаю, она плакала то больше из-за  этого.

– Ты в порядке? – обратился Омэт к девочке.

– Да, – ответила та немного растеряно. – Только не помню, как сюда попала.

– Скоро ты поедешь домой солнышко, – сказал Омэт, а затем продолжил вполголоса, что бы девочка не услышала.

– Те тараканы наверху тоже не помнят кем были. Это ведь лучше…

– Нет, – отрезал Грэй, поняв к чему он клонит. –Тех, кого я приведу, хочу чтобы они все помнили.

– Я так и думал. Старик хлопнул Грэя по спине и принялся чистить второй мандарин, а детектив ударился в дедукцию размышлять, откуда у этого психопата оказалось детское платье.

– Так сколько тебе маленькая валькирия? – спросил он у Лоры.

– Десять, – ответила девочка. Осенью пойду в пятый класс. Моя подружка на год старше говорит, что мальчики там самые вредные. Дергают за косички, даже бывало, плюют в лицо! Ненавижу мальчиков! Ненавижу школу.

– Я тебя научу одному приему, – воодушевившись, сказал старик.

– Смотри. Он описал рукой дугу в районе паха. – Если тебя кто-то будет доставать подходишь и со всей дури бьешь сюда ногой. Больше тебя мальчики задирать не будут.

Девочка покраснела.

– А они смогут после этого писять?

ПИСЯТЬ!

Грэй не слышал этого слова два десятка лет, а старик и того больше. Детектив усмехнулся и немного расслабился, решив не позволять мрачным мыслям задерживаться надолго. Опыт подсказывал, что угнетенное состояние прямо пропорционально влияет на пристрастие к спиртному.

– Смогут, смогут, – заверил ее Омэт. – Ты только бей со всей силы.

– Хорошо.

– Какая же ты хорошая.

Грэй взял старика под локоть и отвёл его в сторону.

– Что мне сказать ее матери? Девочка ведь расскажет все про тебя. Полиция будет разнюхивать, тебя найдут.

– Не переживай за это. Когда вы выйдете отсюда она про все забудет. Дай ей вот это.

Омэт покопался в кармане халата, достал что-то и протянул детективу.

– Конфета? Удивился тот.

– Не просто конфета. В ней содержится пару капель спинно-мозговой жидкости. Он почесал подбородок, приняв задумчивый вид, – и ещё пару килограмм чернил, если бы ты захотел, вдруг, расписать ими состав. Просто поверь мне конфета абсолютно безвредная. Со вкусом вишни. Дети любят такие. Дашь ей, и прежде, чем вы доберётесь до берега она забудет про все, что с ней происходило за последние сутки.

Детектив помрачнел.

– Да, знаю, знаю, – поспешил добавить старик. Когда дети говорят, что не помнят, что с ним было в плену, девочек ведут обычно к гинекологу, а мальчиков к психиатру. Но будь спокоен, они ничего не найдут. Я ее пальцем не трогал. Да и куда мне уже, ты разве забыл, сколько мне лет?

Грэй смерил старика холодным взглядом.

– Не забыл, – буркнул детектив. – Но кто тебя знает.

– И почему бы не дать конфету сейчас?

– Она мощнее той, что я дал ей в первый раз, – сказал Омэт, – и поэтому подействует быстрее. Иначе ее день снова начнётся с этого места. Долгожитель быстро окинул глазами комнату имея ввиду весь этот плывучий корабль, и продолжил.

– Скажешь, что ты нашёл в океане лодку, и кроме Лоры в ней никого не было. Скажешь своё предположение, что должно быть шторм вышвырнул бандитов за борт, а девочка спаслась лишь потому, что была привязана.

Добавь, что в яхте была пробоина, и она понемногу тонула, и ты подоспел вовремя. Видать станешь героем, может, даже медаль получишь.

«Сейчас лодка, скорее всего уже на самом дне» – так ты скажешь полиции, и тогда ее не будут искать. Сомнительная история, но все же правдоподобная. Тебе поверят.

– Ладно, – Согласился детектив. – Куда лучше плавающего дома.

Что-то в кармане у Омэта приглушенно запищало.

– О! – воскликнул он. – Пора. У меня к тебе последний вопрос.

– Какой?

– Ты сможешь жить и дальше с мыслью, что девочка останется без отца?

Детектив без колебаний ответил утвердительно.

– Хорошо. Я в тебе не сомневался. Тогда мне нужно не на долго отойти, а когда вернусь, покажу тебе, чем я здесь занимаюсь.

И на выходе из комнаты он добавил.

– Не беспокойся, я обеспечу Ванду и ее дочь деньгами, им не придётся работать.

Как он и говорил Омэт вернулся через несколько минут. Старик попросил девочку не волноваться: Они скоро вернутся и дядя детектив отвезёт ее домой.

Та, кажется и не сильно рвалась. Со спокойным видом она высыпала себе на коленки чипсы из пачки и отбирала самые большие пластины, с удовольствием кладя их в рот и облизывая после этого оставшуюся соль на пальцах.

Что бы девочка не скучала Омэт включил передачу на телевизоре, где рассказывалось про динозавров, и про то как эволюция беспощадно протекая, избавлялась от слабых мира сего.

– Если эволюция была бы действительно правдой, – сказал он детективу, когда они шли по коридору, – то почему же такой слабый вид как человеческий превзошёл  мощных и неуправляемых хищников живших миллионы лет назад?

– Не знаю, – ответил Грэй. Ему это было ни капли неинтересно, но старик продолжал.

– У меня только одно предположение, – сказал учёный, – это все чушь собачья. Никаких динозавров не существовало.

Шли они довольно долго, и старик успел рассказать детективу про собственную нехитрую теорию, касающуюся Солнца, в которую Грэй не особо-то вслушивался.

Неожиданно Омэт остановился и размашистым ударом заехал Грэю в плечо тыльной стороной ладони, – … но понятное же дело, что никакой речи о существовании остальных планет и быть не могло! – воскликнул он, вырвав детектива из раздумий. Грэй на долю секунды пожалел, что пистолет не при нем. Они двинулись дальше.

Омэт усмехнулся. – А тот способ, которым они выявляют возраст останков? Это же просто смешно! Даже на живых животных он определяет тысячи лет. Абсурд!

Они подошли к металлической двери и Омэт стал подбирать к ней ключи.

– И что? – спросил Грэй, когда старик отпер комнату.

– Ты о чем?

Грэй и сам забыл, о чем шла речь, когда он увидел черный трансформаторный шкаф посреди комнаты. Он был похож на телефонную будку, разве что без окон, и не таким приятным на вид. Воздух над ним плавился, жар сверху стоял невероятный.

Из него куда-то наверх тянулись кабеля, и прямо из «макушки» будки выходила толстенная стеклянная труба, так же скрываясь в темноте потолка.

Грэй чувствовал, как пол под его ногами дрожал.

– Что это?

– Эта цель моей, а теперь и твоей жизни, – сказал Омэт.

– Это мой апофес, моя седьмая симфония. Старик подошёл к будке и погладил тронутые ржавчиной стены.

– Я стою на пороге открытия «пороха» нашего времени! Это будет просто бомба! – усмехнулся Омэт, – вроде так сейчас говорит молодежь.

Неожиданно улыбка старика сошла на нет и Грэй впервые увидел на его лице серьезное выражение.

Омэт взялся за небольшую ручку и отодвинул в стенке бокса засов на уровне глаз. Грэй увидел маленькое окошко. Заглянув внутрь он разглядел сидящего на полу мужчину. Он был без обуви, без майки, в одних джинсах. На обоих плечах красовались татуировки в форме созвездия,  мужчина истекал кровью, его губы слабо шевелились.

Черствеющее, по долгу службы сердце ни капли не содрогнулось при виде умирающего, и принять чужую смерть Грэй мог с необычайной легкостью. Тем более преступника.

– Что это? Грэй бросил вопросительный взгляд на старика.

Омэт закрыл окошко.

– Это мой пациент.

– Пациенты обычно лежат в больницах, – сказал Грэй.

– Правильно, – согласился учёный, – подопытные. Но люди, которых я отбирал для своих исследований, становились добровольцами по своей воле. Я никого не принуждал.

Но что бы они осознавали всю важность происходящего приходилось их похищать и объяснять все плюсы такой выгодной сделки.

– Какой сделки?

– Их семьи страдали от нехватки средств к существованию, поэтому мужья в основном становились на шаткий путь насилия, сначала в семье, а потом и на улице. Так сказать потенциальные преступники. Те очки, которые ты снял с тех двоих, когда решил их спасти, помогают людям осознать свою неправоту. Они усиливают чувствительность к пониманию действительности, и те с невероятной скоростью осознают в какой заднице они на самом деле находятся.

К сожалению, это изобретение лишь показывает путь, но не даёт силы для его преодоления. Ведь, в конце концов, все зависит от человека. Довольно быстро они осознают, что домой возвращаться не имеет никакого смысла, так как теперь обладая истинным знанием «самого себя», – пойти домой, все равно, что вернуться в ад.

– Я предлагаю деньги для их семей, если те соглашаются стать моими подопытными.

Старик сощурил один глаз и клацнул языком.

– Что бы ты знал цена человеческой жизни не так уж и высока. Обычно на пяти тысячах они уже соглашаются. И это при том, что знают, домой они могут не вернуться.

Старик похлопал по железному гудящему ящику, в котором находился мужчина.

– Этот тоже не вернётся.

– А есть кто возвращался?

– Пока нет.

Пока старик копошился в груде вещей пытаясь отыскать какие-то ключи, Грэй, гуляя по комнате остановился у рабочего стола. На нем лежали молоток, пару отверток, чертежи, шурупы, склянки с кровью и какой то грязью, разводной ключ, несколько гвоздей, механический глаз, отпиленная рука, прям как настоящая подумал Грэй и поднял ее. Тут же он отшвырнул руку на пол. В ладони мертвецкой руки копошились белые черви, и часть из них разлетелось по столу и по полу.

К горлу Грэя подкатил утренний виски.

– Так что ты здесь создаёшь? – спросил детектив, сглатывая окисленный алкоголь обратно в желудок.

– Я пытаюсь поймать душу, – ответил старик. Детектив обернулся. Голос Омэта доносился из комнаты, но его самого не было видно.

– Душу? – рассмеялся детектив. – Так вот оно что. Ты думаешь, у этих отбросов есть душа?

– Как не иронично, есть, – возразил старик и вылез из под пола, улыбаясь и светясь от счастья.

– Если это даже возможно, – продолжал Грэй, – зачем тебе это?

– С ее помощью я создам лекарство. Лекарство от всех болезней. Это очень сложная система…

Разговор профессора прервал гулкий удар изнутри шкафа.

– А! Сейчас ты и сам все увидишь, – быстро проговорил старик и метнулся к монитором, которые полностью занимали одну ст


убрать рекламу






ену комнаты. Четыре из них показывали то, что происходило внутри ящика.

Мужчина, облокотившись спиной о стену, медленно стучал мягкой стороной кулака о железный лист.

– Он готов! – воскликнул Омэт. – Сейчас ты увидишь выход души.

Стеклянная труба изнутри начала равномерно пульсировать светом, набирая обороты. Омэт указал на неё пальцем.

– Вон там. По этой трубе должна будет пройти душа этого человека. Как это волнительно!

– Сейчас он ощущает присутствие всех классических ярких признаков Гриппа, – сказал старик, обернувшись к экранам, – а так же лихорадки, чесотки, и шизофрении.

Грэй вновь перевёл взгляд на монитор и увидел как мужчина словно проснувшись от страшного сна метался по камере и бился головой об стены. Он издавал истошный вопль, периодически срывающийся на мычание.

– Это нормально? – спросил Грэй немного нервничая. Его внезапно посетила мысль, что на месте этого мужчины мог оказаться он сам.

– Вполне, – ответил старик и крутанул под панелью управления рычаг. – Приходится отрезать им языки, а то в последний момент они переполняются неистовым желанием жить и умоляют их отпустить.

Мужчина в клетке схватился обеими руками за горло и стал глотать воздух, словно выброшенная на берег рыба.

– Это вакуум, – подсказал Омэт, – прежде чем запустить газ нужно выкачать воздух.

Потом вновь его запустить. Таким образом, тело сгорит словно спичка. Быстро, почти безболезненно.

– Ты то и дело говоришь об изобретениях, которые помогут людям, но в чем именно? Как ни посмотри ты только мучаешь или убиваешь.

– Это тебе не выуживание золота из реки, – раздраженно бросил профессор суетясь перед кнопками, – а ювелирная работа с самим  бессмертием. Терпение.

Старик резким движением передвинул несколько переключателей в положение вверх.

Будка затряслась, и из щелей с напором вырывался пар. На камерах видеонаблюдения было видно, как сквозь дым металось горящее существо.

Пока вытяжка справлялась с дымом, Омэт пристально смотрел на трубу, затем со злостью стукнул кулаком по панели.

– Проклятье! Ничего не получилось.

Он обернулся к детективу.

– Вот для чего мне нужны люди. Я сделаю это, чего бы это не стоило.

Омэт бормоча себе что-то под нос принялся наводить в комнате бессмысленный порядок. Он поднимал с пола предметы, пристально смотрел и разговаривал с ними, будто бы снова знакомился. Детективу это показалось чудным, и Грэй остаток всего времени, что старик перекладывал инструменты с места на место, разглядывал приспособления, граничащие с орудиями для пыток.

Уже стоя перед дверью, из-за которой доносился детский хохот, Омэт достал из кармана пачку купюр, обвязанную резинкой и ключи от автомобиля.

– Деньги завезёшь по адресу Эйгер стрит 17, отдашь Сьюзи. Не бойся, она не просыхает уже несколько лет. Твоё лицо она не запомнит.

– Хорошо.

– А это, – он протянул Грэю ключи, – возьмёшь грузовик, на открытой парковке у «Уолдера». Знаешь где это?

– Да.

– Оставь грузовик себе, пригодится.

Омэт достал из, казалось, бездонного кармана халата ещё и мобильник.

– Там вбит только один номер. Будешь звонить мне, когда наберёшь необходимое количество людей.

Грэй аккуратно держал все, что ему всунул Омэт. С идиотской улыбкой детектив предвкушал дальнейшую волшебную жизнь, что сулила ему работа на старика, и лишь периодически его глаз подергивался и встряхивалась голова – так он гнал вкрадывающиеся мысли о том правильно ли он поступает.

– Если у тебя возникнут сложности…

«Возникнут сложности!»

– Не возникнут.

Смесь удивления и гнева на лице старика стало ослабевать, но он продолжал говорить сдержанно и делая тактические паузы. Видимо, чтобы не сорваться из-за постигшей его неудачи. Или потому что его снова перебили.

… – если у тебя возникнут сложности. Сразу звони мне. Не пытайся решать их самостоятельно, доверься моему опыту.

– О’кей.

3

– Бррр, почему здесь так холодно? – стуча зубами, проговорил Мэл.

Встряхнув головой, он попытался избавиться от вновь накатывающих воспоминаний о ледяной пустыне.

– Так вулкан же, – усмехнулся Гиб.

У Мэла не было ни сил, ни желания смеяться над шутками. Где-то в недрах вулкана его ждала несчастная дочь. Шаг за шагом туман сгущался, становясь плотнее и холоднее. Предполагалась, что с такой высоты можно было бы многое разглядеть, но мужчины могли видеть не дальше следующей ступеньки.

– Мы должны идти быстрее, – сказал Мэл. Прежде чем Гибсон успел что-то ответить, со дна вулкана раздался сильный скрежет. Все вокруг затряслось, но ненадолго.

Вместо ожидаемого запаха сероводорода запахло чем-то кисло-сладким, напоминающего вишню.

– Скоро начнётся извержение, – сказал Гиб.

Мужчины продолжали спускаться по лестнице уже молча. Каждый думал о чём–то своём. Гибсон по большому счету лелеял надежду податься в большой спорт, а Мэл представлял в голове образ своей жены Ванды.

«И как я мог забыть о них?», – Думал Мэл.

(Как я мог? Как я только мог?)

Эта фраза стучала по голове, словно молоток продавшегося судьи. Мэл почувствовал тупую боль в спине, будто он снова весь день проносил Лору на руках, когда они ходили всей семьей в поход. Только этот туман… он будто сразу вылечил эту боль.

Запустив руку в волосы, что бы убрать их с лица, Мэл почувствовал, что в том месте головы, где он провёл только что рукой, стало холоднее. На это он обратил внимание лишь мимолетно, так как сразу же потерял связь с тем, о чем думал.

Когда мужчины только ступили на лестницу, ступеньки были влажными и гладкими, будто их только что отполировали, и ступая, нога периодически соскальзывала с них. Теперь же почему-то нога твёрдо цеплялась за камень, несмотря на то, что спуск стал лишь круче. И на это Мэл опустил свой мысленный взор лишь на секунду, а следующей мыслью у мужчины неожиданно стало «вот бы что-нибудь сейчас перекусить».

Пот с лица попадал на губы и Мэл нашёл его довольно вкусным. И как он раньше на это не обращал внимание?

Чем ниже они спускались, тем тяжелее казалась гравитация, и каждый шаг словно прибавлял веса телу. Но внезапно тяжесть отступила, и на ее место пришла неожиданная легкость. Шаги стали интенсивнее, быстрее, а движения какими-то порывистыми.

Вскоре лестница совсем слилась со стеной и мужчины вопреки физики шли по вертикали. Холод больше не беспокоил, и тревожные мысли куда-то улетучились.

Спустившись на дно, лишь единственный мрачный туннель приглашал их войти и изведать его тайны. Что бы пролезть в него нужно было встать на корачки, но Мэл с удивлением заметил, что он уже ползёт по нему.

Сердце билось в два раза быстрее. Оглянувшись назад, Мэл увидел, как его вещи валялись за ним, словно хлебные крошки за мальчиком, который потерялся в лесу. Гибсона не было видно, но думать о друге почему-то не хотелось.

Хотелось лишь ползти и ползти, быстрее, быстрее.

«А куда я иду?», – Думал Мэл пробираясь к мерцающему впереди свету. «Это выход? Но разве я был заперт? Почему мне так легко?»…

Вопросов становилось все меньше, пока в голове не осталось одно лишь имя – Лора.

Выбравшись на свет, Мэл подполз к берегу и увидел вдалеке уплывающую лодку.

возвращение домой

1

Мотор заработал, и девочка взошла на яхту.

– Ого-о-о-о-о! – воскликнула она обернувшись.

– Дом держится на воде! Вот это да! Расскажу родителям, они же меня упрячут в психушку.

Девочка без устали подмечала, каждые мелочи особняка; почему это окно такое, а зачем эта дверь заколочена, а как получилось, что там нет стекла…

Старик стоял на пороге дома, с улыбкой хозяина провожавшего своих гостей.

Грэй, положа руку на грудь, сквозь плоть и рёбра чувствовал, как беспокойно бьется его сердце.

– Чего это я? Успокаивал он себя. Все будет хорошо. Девочку я вернул. Задание выполнено.

Неожиданно Грэй вспомнил, что последние двое суток он вообще не спал, а ел лишь консервированные оливки, которые, по большому счету, шли ему на закуску. Если долго шастать по барам такое случается. Эта мысль его подуспокоила и на прощание он махнул старику рукой.

Тот закрыл за собой дверь, и Грэй отчалил от дома. Девочка съела предложенную детективом конфету и тут же уснула, словно внезапно выбившись из сил. Пульс прощупывался, значит все хорошо.

Не отплыв ещё достаточно далеко, Грэй увидел на своей руке ползущую тень, которая перепрыгнула на руль, а затем на нос яхты. Детектив бросил взгляд в небо, потом на дым, скрывший солнечный диск, а затем опустил глаза на появившийся из ниоткуда вулкан.

«Его здесь не было», – подумал сыщик, прибавляя газу.

У подножия вулкана Грэй увидел двух огромных тараканов, каких видел в доме у Омэта. Они метались по берегу, сталкиваясь друг с другом, никак не решаясь спрыгнуть в воду. Грэй посмотрел на сладко спящую Лору.

Ничего, – тихо сказал он, – я тоже рос без отца.

2

Ванда обцеловала дочь и крепко прижала к себе. Был уже вечер и стоя на пороге дома Скарлоу детектив Грэй легонько покачивался от слабого ветра, мечтая уже наконец-то прилечь. Он оперся об стену и посмотрел на наддверную лампу, возле которой хаотично кружились мошки.

– Боже! Я так благодарна вам! Я даже не знаю, как выразить вам нашу благодарность!

Девушка с трудом поднялась, заложив костыль подмышку, и хотела было подойти к Грэю, но тот ее остановил.

– Не стоит, – сказал он, – ваш муж, должно быть, будет не в восторге, если увидит подобное зрелище.

Ванда ему улыбнулась. – О чем вы говорите! Вы вернули Лору домой! Он все поймёт.

Только сейчас Ванда увидела ссадину на голове детектива.

– Значит все сделано?

– Да, – ответил детектив. И мне пора. День выдался тяжелый. Не утруждайте себя, расплатитесь на неделе. На вашем месте я бы показал девочку врачу, надеюсь, вы понимаете…

– Да, да, конечно!

– Лора, этот дядя спас тебя. Что в таком случае нужно сказать?

Что в таком случае нужно сказать девочка не знала, ее еще ни разу не похищали. Но раз мама говорит, «что нужно сказать?», значит нужно сказать спасибо.

– Спасибо, – кротко бросила Лора, посмотрела в глаза детектива и обняла маму за бедро отвернувшись головой в другую сторону.

– Простите ее, – растерянно сказала Ванда. – Она всегда такая с незнакомыми людьми. Не вините ее, она ещё ребёнок.

– Пусть так и остаётся, – сказал Грэй спускаясь с крыльца на тротуар, – надеюсь, все случившееся позволит ей и дальше жить жизнью ребёнка.

– Я тоже, – сказала Ванда, и ещё долго смотрела вслед Грэю, пока тот не свернул на другую улицу.

Дома девочка рассказала маме, как видела яркий красочный сон с огромными животными, которые были ей друзьями. Они гуляли с ней, и девочка каталась на их гигантских спинах. А затем они учили ее есть всякую невкусную соленую траву. Они не умели разговаривать, но Лора понимала их язык.

А потом космос разозлился и послал на них дикий дождь и все погибли.

От испуга она проснулась и увидела, как дядя вёз ее в машине домой. Больше она ничего не помнила.

После ужина Ванда уложила дочку в кровать, и та уснула на удивление быстро.

«Должно быть от усталости», – подумала Ванда. Бедная! Она столько пережила.

И где же черти его носят?! Вспомнила она про Мэла.

Ванда схватила телефон и записала мужу гневное сообщение о том, что дома его ждёт серьезный разговор.

3

На следующее утро, Грэй, не притронувшись к алкоголю (что считал своей победой) постучал в дверь дома номер 17, которую открыла затхлая и плохо пахнущая леди. Не смотря на свой стаж и пристрастие к алкоголю Грэй не помнил, что бы от него когда либо так разило.

– Кто там? – женщина выплюнула эту фразу в грудь детектива, и в попытке поднять глаза скривила лицо, словно не хотела утруждать себя этим. Ее взор так и остался на футболке парня.

– Какого черта? Что тебе нужно мужлан?

На детектива дохнуло концентрированным высокоградусным дешевым поилом. Его чуть не стошнило.

– Вот, – он показал женщине пачку купюр, убедился, что она их увидела, и бросил ей их за спину.

«Кажется, она даже не поняла, что это за деньги», – думал детектив, садясь в машину.

Грузовик он забрал ещё пару часов назад.

Прежде чем кататься на нем по городу Грэй заехал на бывшую свалку близ жилых кварталов, и провёл тщательный осмотр автомобиля.

Внешне это был утяжеленный прицеп, который буксировал пикап с неважной управляемостью и посредственным уровнем комфорта. Прицеп выглядел довольно сносно. Серый металлический цвет был протертым и выцветшим, но казался довольно прочным домом на колёсах. Вход в фургон оказался не сбоку, как было принято у шестиколёсных прицепов, а сзади как у грузовика.

Оперев двери, Грэй поднялся внутрь. Никакого комфорта дома на колёсах.

Плохо освещаемый коридор, по бокам которого друг напротив друга стояли камеры для его потенциальных заключённых. Грэй присвистнул.

– А старикан подсуетился.

Уже все готово. Камеры были наглухо закрыты, из каждого замка торчал ключ. Грэй собрал их всех и решил, что придётся пронумеровать их, иначе он будет долго возиться с открыванием. В дверях было отверстие – «видимо для еды», – подумалось Грэю. Сама камера была небольшой, около метра на метр, в самый раз для одного человека. Таких камер было всего двенадцать.

Покончив с осмотром, он приехал к своему офису и припарковался на другой стороне дороги.

«Буду выходить ночью», – подумал Грэй.

Так он и сделал.

4

Вместо звонка, Ванда сама пришла к нему в офис. Грэй и забыл уже о ней ведь как никак прошёл месяц.

В вечерней тишине он сидел за столом и перебирал какие–то бумаги.

– А! Воскликнул он, завидев ее. Если вы насчёт денег не переживайте…

Ванда прошла в комнату и села напротив Грэя, демонстративно положив ногу на ногу. Она была без гипса, в короткой юбке, и Грэй про себя невольно отметил красоту ее гладковыбритых ног.

– Я насчёт денег – молвила девушка. После того как вы ушли, на следующий день я нашла под дверью чемодан. Он до отказа был набит деньгами и сверху лежала записка.

«Люблю вас, целую, живите счастливо!»

Девушка облизала губы.

– Я десять лет потратила на этого ублюдка, а он нас кинул.

– Вы говорите про своего мужа?

– Да. Но я пришла не из-за этого. С моей стороны очень некрасиво было так задерживать с оплатой, но обстоятельства…мы продали дом и переехали. Я и Лора хотим пригласить вас в гости, надеюсь это хоть немного искупит мою вину перед вами.

Она слегка наклонилась обнажив грудь.

– Я буду очень рада если вы придёте. Завтра в 7.

Она встала открыла сумочку, достала оттуда пачку купюр и положила на стол.

– А это – она взяла ручку и нацарапала на листке адрес – наш новый дом. Приходите, очень вас просим.

– Хорошо – согласился Грэй. – почему бы и нет. А сам подумал

(эти дикие кошки, оцарапают тебя как только смогут)

Девушка ушла, а Грэй остался в кабинете один.

Детектив достал из ящика записную книжку. Открыл тридцатую страницу и стал записывать.

«(Двенадцатое августа две тысячи двадцатый год)

Парень на мотоцикле выхватил из рук женщины сумку. Нашёл его быстро в квартире, где отшивалось ещё два наркомана. Таким образом за месяц 14 человек. Кому-то в камерах пришлось потесниться.»

Грэй закрыл книжку и снова убрал в ящик стола.

Достал телефон и позвонил. Знакомый голос профессора продиктовал адрес, спросил не было ли проблем, затем сказал, что ждёт его на том же утесе, где раньше стоял дом.

Детектив сказал, что приедет ночью.

Грэй положил трубку и подошёл к мини бару, размышляя о том, что для серьезных отношений он пока не готов.

Вместо виски в холодильнике лежали жестяные баночки колы.

Взяв одну, он вернулся к столу, открыл ее и сделал пару больших глотков.

– Ах–х–х, хорошо! Прошипел Грэй.

Откинувшись в кресле, он с чистой совестью выбросил Ванду из головы.

5

1

Из газеты «Newport times», суббота, 15 августа.

ДЕВУШКУ ВЫБРОСИЛО ИЗ МАШИНЫ. ПОСТРАДАЛО ПЯТЕРО.

Как сообщалось ранее, в Ньюпорте произошло необычное происшествие. На пересечениях Клифф и 2–я Стрит из двигающейся Машины была выброшена молодая женщина. По словам шерифа Дика Уайлда, который первым прибыл на место происшествия, из автомобиля женщина выбросилась сама, в связи с чем транспортное средство потеряло управление и врезалось в мимо проезжающий автобус.

На вопрос, почему женщина так поступила, та ответила, что в ее машине оказался огромный таракан, и она жутко испугалась.

В настоящее время женщина доставлена в участок, для подтверждения наличия наркотических средств в крови».

2

Из дневника интернет блоггера.

16 августа, воскресенье.

«– Я просто в шоке! Не могу поверить, что нечто подобное разгуливает по городу. Это был огромный таракан! Когда я переходила дорогу эта штука вылезла из-под дома и просто помчалась на меня, я еле унесла ноги. И как мне теперь жить! Что посоветуете?

а) Жить дальше

б) Переехать в другой город

в) Вызвать армию дезинсекторов…

3

Из заключения дезинфекционной комиссии.

Договор на оказания услуг N372, 17 августа, 2020 год.

Приложение к договору.

«Мы провели полную обработку указанного дома, но не выявили ничего подозрительного, в особенности так называемого «мутанта таракана», о чем сообщила гражданка Лесли Снейк. Услуга оказана, работа оплачена. Претензий за ложный вызов не имеются.

Данное заявление, возможно, было сделано с целью саморекламы. Надеюсь, что власти Штата обратят внимание на растущее интернет-безумие и найдут управу на таких личностей.

Подпись: Дезинсектор Михаил.

4

Из книги-учебника по детской психологии Анжелы Порто, «Возращение домой». Стр. 22

«…всю свою жизнь я помогала родителям разрешать проблемы и трудности, возникающие на «нелегкой дороге» развития и взросления детей.

При возникновении у ребёнка отклонений психического характера, в основном у тех, кто пережил похищение, таким детям необходимо уделять больше внимания и заботы.

Одним из таких «проблемных» детей оказалась Лора Скарлоу десяти лет. О ней я и хочу поговорить.

Что бы дать психологическую характеристику «маленького» пациента необходимо было провести ряд тестов, опросов и терпеливых наблюдений.

Девочка была замкнута в себе, ни с кем не разговаривала ни кому не улыбалась. Один раз по полу моего кабинета пробежал таракан, так девочка указала на него пальцем и сказала «Папа»…

Маленькую Лору можно понять, ее похитили, затем отец бросил их семью – все это и послужило причиной поведенческих и эмоциональных сложностей возникших у ребёнка. В таком случае необходимо было много терпения. Посоветовавшись с ее матерью, мы решили все-таки не сажать девочку на таблетки, а дать ей возможность самой выкарабкаться из этого мрака.

Вместо того что бы сидеть дома, мы отправили девочку в школу, подобрали подобающие развивающие занятия, скорректировали воспитание.

Как мы и предполагали, через несколько месяцев Лора стала оживать и стала прежней, веселой, жизнерадостной девочкой…»


«В оформлении обложки использовано изображение с сайта

https://pixabay.com/


https://pixabay.com/ru/illustrations/%D0%B2%D1%83%D0%BB%D0%BA%D0%B0%D0%BD-%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D0%B5%D0%B9%D0%B7%D0%B0%D0%B6-%D1%81%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%BE-1728164/


Pixabay License

Бесплатно для коммерческого использования


Указание авторства не требуется


убрать рекламу












На главную » Уайт Александр » Дом разнообразия.

Close