Название книги в оригинале: Эйдельман Давид Яковлевич. SOS

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Эйдельман Давид Яковлевич » SOS.



убрать рекламу



Читать онлайн SOS. Эйдельман Давид Яковлевич.

Д.Я.Эйдельман

SOS

Рассказы о кораблекрушениях 

 Сделать закладку на этом месте книги

Издание 2-е, переработанное и дополненное 





Издательство «Судостроение» • Ленинград • 1972 

SOS! ЧТО ЭТО ТАКОЕ? Вместо предисловия

 Сделать закладку на этом месте книги

Три точки — три тире — три точки… SOS! SOS! SOS! В них отчаяние, надежда, мольба о спасении. Этот международный призыв о помощи — закон для моряков. Где бы он ни раздался — каждый обязан ответить и немедленно спешить на помощь.

На протяжении всей истории мореплавания человек ведет упорную борьбу за живучесть судна, стремится предотвратить аварии и кораблекрушения. Однако морские трагедии не прекращаются. Терпят бедствие новые корабли, только что начавшие свою морскую жизнь, попадают в аварии и суда-ветераны, многие годы бороздившие океанские просторы. Гибнут малые и большие суда, одиночками и группами, а иногда и целыми флотилиями.

Многообразны причины кораблекрушений. Авария может явиться следствием ошибки проектировщиков, результатом низкого качества работ или дефектов конструкций, допущенных при строительстве судна, монтаже систем и устройств, установке механизмов и оборудования. Иногда виновники аварий — сами моряки. Наконец, причиной катастрофы могут стать непреодолимые силы природы — штормы, ураганы, туманы, льды и т. п. Корабли терпят аварии и гибнут от пожаров и взрывов, столкновений и навалов, посадок на мели, рифы и другие подводные препятствия. При этом страдают и гибнут находящиеся на судах люди.

Неисправность судна, даже если она своевременно обнаружена, уже само по себе явление опасное. Порой требуются немалые затраты труда, времени и средств, чтобы устранить повреждения. Но неизмеримо больший ущерб приносят неожиданные аварии, застигающие моряков врасплох.




Шторм.


Большинство аварий внезапны, но это не означает, что всякое происшествие возникает мгновенно. Зачастую аварийная обстановка назревает постепенно, хотя порой и скрытно, и, как правило, имеются время и средства для того, чтобы предупредить аварию. Существуют и разрабатываются различные электронные системы обнаружения неисправностей. Особенно успешно такие системы применяются для контроля и предотвращения аварий энергетической установки судна. Звуковая и световая сигнализация о неполадках в механизмах, расположенная на контрольном щите, указывает место и причину неисправности.

Одним из источников выявления причин аварий и действенным средством их предотвращения является разбор и тщательное изучение аварийных случаев, происшедших с судами. Важные выводы дает и анализ аварийной статистики. Сведения о причинах аварий и гибели судов помогают избегать ошибок при проектировании новых и эксплуатации плавающих судов.

Известны аварии морских судов, которые по своим тяжким последствиям превосходили многие несчастья, сопровождавшие аварии других инженерных сооружений. Вот несколько примеров.

Шторм 31 июля 1588 г. разгромил «непобедимую армаду», состоявшую из 130 больших парусных кораблей и многих гребных судов. От удара об айсберг в апреле 1912 г. затонул океанский лайнер Титаник.  При этом погибло 1513 человек. В феврале 1942 г. огонь уничтожил шедевр корабельной архитектуры того времени — лайнер Лафайет  (бывшую Нормандию ). В сентябре 1954 г. только у берегов Японии тайфун похоронил 876 судов. На одном из них — морском железнодорожном пароме — погибло 1172 человека. В том же 1954 г. от тайфунов потерпели аварии 4544 японских рыболовных судна; ущерб превысил 1 млрд. йен. Пострадали главным образом малые суда водоизмещением до 20 т .


Лайнер Титаник. 


В 1956 г. мир был потрясен известием о катастрофе в Атлантическом океане. Недалеко от Нью-Йорка столкнулись два пассажирских судна: шведский теплоход Стокгольм  и итальянский лайнер Андреа Дориа.  Погибло 46 человек, пучина поглотила роскошный итальянский лайнер. После гибели Титаника  это была крупнейшая морская трагедия.

В канун 1964 г. в Атлантике сгорел греческий пассажирский лайнер Лакония.  125 человек стали жертвами океана. В ноябре 1965 г. в Карибском море затонуло американское пассажирское судно Ярмут Касл  (бывшая Евангелина ). При катастрофе погибли 94 человека. В апреле 1966 г. во время сильного шторма у берегов Западной Явы затонул индонезийский теплоход, на борту которого находились 200 пассажиров. Удалось спасти лишь 32 человека. В октябре 1965 г. 10 японских рыболовных судов, находившихся в районе Марианских островов, попали в зону тайфуна. Семь судов погибли. Жертвами океана стали 209 человек.

Катастрофой шестидесятых годов назвала пресса гибель 8 декабря 1966 г. в Эгейском море греческого автомобильно-пассажирского парома Гераклион.  При кораблекрушении погибло 244 человека.




Море одолело.


Неписанные законы хорошей морской практики требуют, чтобы при возникновении опасности для жизни людей без промедления подавался сигнал SOS. Вероятно, капитан Гераклиона  недооценил трагичности обстановки, в которой оказался паром. Сигнал бедствия был послан в эфир с большим опозданием, поэтому суда, находившиеся недалеко от места катастрофы, вовремя не смогли прийти на помощь и принять участие в спасении людей. Специальная комиссия, которая по поручению греческого министерства торгового флота производила расследование обстоятельств катастрофы, в своем докладе отметила, что задержка в подаче сигнала SOS явилась одной из основных причин столь большого числа жертв.

В 1967 и 1968 гг. на морях и океанах погибло 663 судна тоннажем[1] 100 и более брутто-регистровых тонн (брт ).

Декабрь 1969 г. отмечен как месяц кораблекрушений гигантов. В результате взрыва погибло самое большое судно из когда-либо потерпевших кораблекрушение — гигантский танкер Марпесса.  Два других супертанкера Мактра  и Конг Хаакон VII  получили огромные разрушения.




Под ударами стихии.


По данным Ливерпульской ассоциации страховщиков за пять лет (1966–1970 гг.) на морях и океанах погибло 777 судов тоннажем 500 и более брт  каждое. Кроме того, за этот период произошло 41 287 аварий, при которых суда получили повреждения корпуса, механизмов и оборудования, но остались на плаву.

В отдельные годы число кораблекрушений и аварийных повреждений крупнотоннажных судов характеризовались следующими цифрами:







Последние минуты Андреа Дориа. 


В летописи морских катастроф пожар на греческом пассажирском пароме Хелеанна  в августе 1971 г. несомненно будет отражен не только как трагедия. Это одно из наиболее позорных происшествий на море за последние годы. Вопреки традиции капитан судна, его офицеры и члены команды первыми оставили горящий паром, бросив пассажиров на произвол судьбы. События на Хелеанне  становятся понятными в свете появившегося после катастрофы сообщения в прессе о квалификации некоторых моряков, плавающих на судах греческого флота. Оказывается, капитаном в Греции можно стать за 300 драхм (9 руб.). Такова цена диплома любого ранга — от капитана до кока, выдаваемого «Бюро по морским делам» в порту Пирей. Директор бюро Морантис брал за морской диплом и меньше, если у абитуриента не было необходимой суммы денег.

По данным Регистра Судоходства Ллойда общая сумма исков по морским авариям составляет в год около 170 млн. фунтов стерлингов. Некоторые специалисты полагают, что только улучшение средств и методов навигации позволит уменьшить примерно на 5 % выплату страховых премий.

Убытки от аварий распределяются между судовладельцами в виде потерь доходов и страховых взносов. Общество расплачивается за них человеческими жертвами, загрязнением среды, повреждением и потерей имущества и т. д. Катастрофа супертанкера Торри Кэньон  показала, сколь серьезными могут оказаться последствия таких аварий для общества.




Сесть в шлюпку — еще не значит спастись.


Давно уже ушли в область предания утлые парусные суденышки, деревянные и колесные пароходы, которые в бесчисленном количестве гибли на морских путях. На смену им пришли современные металлические суда с мощной энергетической установкой, оборудованные новейшими приборами и снабженные всем необходимым для предотвращения аварий. Казалось бы, степень надежности судна уже достигла того уровня, при котором предотвратить аварию несложно. Однако факты свидетельствуют, что это далеко не так. И сейчас, когда судно оказывается в тяжелом положении и жизни людей грозит опасность, в эфире звучит сигнал SOS.

Известный путешественник, врач Ален Бомбар, утверждает, что ежегодно при кораблекрушениях погибает около двухсот тысяч человек. Пятьдесят тысяч гибнут в первые часы и дни после катастрофы, находясь на шлюпках или плотах. Бомбар считает, что в этом случае причиной гибели являются не столько голод и жажда, сколько страх и неумение бороться за жизнь в чрезвычайных условиях.

«…Для меня стало совершенно очевидным, — пишет Ален Бомбар, — что множество потерпевших кораблекрушение гибнет задолго до того, как физические и физиологические условия, в которых они оказываются, становятся действительно смертельными».

Возможно, статистика Бомбара не совсем точна и приводимые им цифры завышены, но несомненно одно — спасение человека в море зависит не только от мужества, желания выстоять, но и от своевременной подачи в эфир сигнала SOS и быстрого оказания помощи.

В Англии издана книга, в которой содержатся рекомендации для потерпевших кораблекрушение. Вот некоторые из них. Перед тем как покинуть на спасательных шлюпках или плотах гибнущее в море судно, необходимо одеть на себя как можно больше теплой одежды и выпить возможно больше воды. Чем теплее будет вода, тем лучше. Но вот вы находитесь в спасательной шлюпке или на плоту. Ни при каких обстоятельствах не поддавайтесь отчаянию и страху.

Установлено, что злость и нервозность уменьшают силу воли, понижают шансы на «выживание в море». Необходимо всеми способами отвлечь внимание потерпевших кораблекрушение от тяжелой обстановки и трагичности пережитого. Опытные руководители спасательных операций иногда умышленно разыгрывают между собой «остросюжетные сценки». Это отвлекает других от тяжелых мыслей, страха и отчаяния.

Важным фактором, улучшающим психическое состояние человека, является вовлечение его в разговор. Молчание угнетает. Старший на спасательной шлюпке должен уметь не только организовать беседу, но и сделать ее увлекательной и остроумной. Если у потерпевших кораблекрушение исчерпаны запасы продуктов и пресной воды, следует обратить внимание на обрастание бортов шлюпки и свисающих с нее тросов. Продукты обрастания несъедобны, но при смачивании ими полости рта и губ жаждущие получают облегчение.

Чтобы оказать действенную помощь судну, терпящему бедствие, надо не только принять сигнал SOS, но и получить минимум сведений о самом судне — его названии и координатах.

…SOS! SOS! SOS! Как часто можно услышать этот сигнал в эфире? Еще в конце прошлого века число кораблекрушений ежегодно превышало тысячу (например, в 1894 г. их было 1242). В наши дни количество морских катастроф составляет весьма незначительный процент от числа и тоннажа судов мирового флота. Согласно данным статистики, по состоянию на 1 июля 1971 г. на морях и океанах плавало 55 041 судно (сюда вошли суда тоннажем 100 и более брт ). Общий тоннаж этой флотилии составляет 247 202 634 брт,  а дедвейт[2] 376 212 695 т.  По сравнению с предыдущим 1970 г. тоннаж мирового торгового флота увеличился почти на 20 млн. брт,  что равно тоннажу судов таких морских держав, как ФРГ, Франция и Италия вместе взятые.




Спасение.


Тоннаж нефтеналивных судов на 1 июля 1971 г, составлял 96,1 млн. брт.  За год он увеличился на 10 млн, брт.  В составе этого флота 164 супертанкера дедвейтом свыше 200 000 т  каждый.

Современный флот достаточно молод. Возрастной ценз 59 % судов не превышает десяти лет. А в самом молодом — японском торговом флоте — такой возрастной ценз имеет 82 % судов.

Двадцать восемь государств мира располагают торговым флотом тоннажем более 1 млн. брт.  Здесь лидерство принадлежит Либерии. Тоннаж ее флота достиг 38,5 млн. брт.  Естественно, что такая малая страна, как Либерия, лишь номинально владеет таким огромным флотом. Под либерийским флагом плавают суда многих иностранных компаний, пользующихся «дешевым» флагом этой страны. Фактически же первое место занимает флот Японии — 30,5 млн. брт.  На втором месте, согласно статистике, торговый флот Великобритании — 27,3 млн. брт,  на третьем — флот Норвегии — 21,7, на четвертом — флот США — 16,3 и на пятом — флот СССР — 16,2 млн. брт.  По количеству судов наша страна вышла на второе место в мире, а рыбопромысловый флот занимает лидирующее положение.

Согласно данным английского классификационного общества — Регистра судоходства Ллойда — в 1966 г. погибло 312 судов тоннажем 100 и более брт  каждое. Общий тоннаж погибших судов превысил 820 000 брт.  И хотя 1966 г. явился рекордным за послевоенный период, эти потери составили только 0,72 % всех плавающих судов и 0,48 % их тоннажа.

В 1970 г. погибло 352 судна. Это — новый рекорд. Суммарный тоннаж потерь составил 612 619 брт.  Средний тоннаж одного погибшего судна был немногим больше 1700 брт.  Это свидетельствует о том, что авариям подвергаются в основном малотоннажные суда.

Статистикой Ллойда не учитываются десятки тысяч судов тоннажем менее 100 брт.  Между тем рыболовные флотилии таких малотоннажных судов выходят далеко в океан. Многочисленные торговые суда малого водоизмещения, совершающие каботажные рейсы в прибрежных водах, плавают порой и по самым бурным морям. В мире насчитывается свыше 20 млн. туристских и прогулочных судов, парусных яхт, моторных катеров и ботов, среди которых отмечается более высокая аварийность.

Вместе с тем, если принять во внимание общее количество плавающих судов и отнести потери мирового судоходства ко всему числу благополучно совершенных рейсов, то окажется, что из всех видов транспорта морской является одним из наиболее безопасных. Подтверждением этому служит мрачная статистика по другим видам транспорта. Как свидетельствуют данные федерального управления железных дорог США, за первые пять месяцев 1969 г. на железных дорогах страны произошло 3635 крушений. Другими словами, каждый час — катастрофа. В результате погибло 937 и было ранено 9529 человек. Трагическую статистику автомобильных аварий в Японии опубликовали газеты страны в 1972 г.: за послевоенный период в автомобильных катастрофах погибло 300 000 японцев.

Особый вред безопасности мореплавания наносит стремление ряда судовых компаний скрыть истинные причины аварий принадлежащих им судов.

А чего, например, стоит эксплуатация судов типа Либерти ! Построенные скоростными методами на американских верфях в годы второй мировой войны без соблюдения надлежащей технологии, эти суда давно подлежат списанию на слом. Однако к началу 1971 г. в мировом торговом флоте еще находилось в эксплуатации 156 судов типа Либерти.  (В 1969 г. их было 201, в 1966 году — 646).

По данным английских страховых компаний, каждое третье судно возвращается после длительного рейса в порт с повреждениями корпуса, механизмов, оборудования или потерей груза.

Несмотря на высокую техническую оснащенность современных морских судов и снабжение их новыми спасательными средствами, а также на наличие разветвленной сети спасательных станций, патрульных кораблей и судов-спасателей ежегодно в результате кораблекрушений только крупнотоннажных судов в море погибает более 2000 человек. И вполне понятно, что рано или поздно каждому капитану предстоит выдержать экзамен на готовность его судна и экипажа к оказанию помощи в море.

В эфире сигнал бедствия: «SOS… SOS… SOS..! Всем! Всем! Всем, кто слышит меня!.» Где-то в море судно терпит бедствие. Его SOS принимают другие суда. Следует команда изменить курс, идти на помощь. Победу над морской стихией никогда нельзя считать полной. Моряк всегда должен быть бдительным, отважным и находчивым.

Регистр судоходства Ллойда следующим образом классифицирует 352 случая гибели судов в 1970 г.

В результате воздействия гидрометеорологических факторов затонуло 140 судов общим тоннажем 234 948 брт.  Рекордная цифра: она на 82 846 брт  превысила соответствующие потери в 1969 г. Крупнейшим судном, погибшим в штормовом море, был японский рудовоз Калифорния Мару  тоннажем 34 001 брт,  построенный в 1965 г.

В результате пожаров и взрывов погибло 63 судна — наибольшее число потерь из когда-либо зарегистрированных. Однако по тоннажу потери являются самыми низкими, начиная с 1964 г. Крупнейшим судном, погибшим в результате пожара, был норвежский лайнер Фульвия  тоннажем 16 923 брт.  За 1970 г. в результате пожаров и взрывов погибли 4 танкера и один газовоз, 27 судов сгорели в портах.

Потери тоннажа в результате столкновений судов в 1970 г. уменьшились по сравнению с 1969 г. с 91 414 до 48 432 брт.  Это самая низкая цифра потерь, начиная с 1965 г. Число столкнувшихся и погибших в результате этого судов также уменьшилось на пять единиц по сравнению с 1969 г. Крупнейшим из погибших при столкновениях судов было итальянское сухогрузное судно Кастелломаре  тоннажем 11 190 брт. 

Потери тоннажа вследствие посадки судов на мели, выброса их на скалы, ударов о подводные препятствия и тому подобное в 1970 г. увеличились по сравнению с 1969 г. на 8174 брт.  Крупнейшим среди них был английский танкер Эннердел  тоннажем 29 189 брт.  Под эту рубрику попал и теплоход тоннажем 180 брт,  построенный в 1890 г. Он являлся самым старым судном, погибшим в 1970 г.

Потери тоннажа по другим причинам, в том числе по неустановленным, в 1970 г. находились в пределах 2746 брт.  Всего погибло 16 судов тоннажем менее 500 брт  каждое.

В 1970 году погибли 21 танкер н 77 рыболовных судов.

Ливерпульская ассоциация страховщиков в 1971 г. зафиксировала около 6000 аварий морских судов крупного тоннажа (500 и более брт ). Из них 175 судов погибли. Большинство аварийных судов нуждалось в помощи. Многие послали в эфир сигнал SOS, получили своевременную помощь и благодаря этому остались на плаву.

О количестве сигналов бедствия, поступающих в эфир, можно судить по их числу, зафиксированному в отдельных районах Мирового океана. Так, в Северной Атлантике радиостанции на базирующихся здесь судах и морских спасателях в течение 1962 г. приняли 44 сигнала SOS с самолетов и 578 с судов.

С марта 1965 по март 1966 г. у английских берегов подали сигнал SOS 85 морских судов. Еще 171 судно сигнализировало об угрожающей им опасности и просило оказать безотлагательную помощь. За это же время 190 судов прибрежного плавания радиотелеграфировали о своем бедственном положении или подавали SOS. За год 12 радиостанций почтового управления Англии приняли в общей сложности 301 сигнал бедствия.

Береговая охрана США за 1968 г. 39 000 раз оказывала помощь судам и самолетам, осуществила 18 000 буксировок и спасла в море 2400 человек. Подсчитано, что стоимость спасенных судов и самолетов составляет не менее 3,6 млрд. долларов, что более чем в шесть раз превышает годовые расходы на содержание этой службы.

В 1970 г. только в проливе Ла-Манш и в Северном море сигнал SOS раздавался более 800 раз. И не всегда спасатели успевали вовремя на место происшествия, чтобы оказать действенную помощь. Легко представить, во сколько раз возрастут эти цифры, если учесть все другие районы Мирового океана.

Чаще всего SOS раздается в каналах, проливах, узкостях и на подходах к морским портам. Грозными районами для моряков являются прибрежные воды некоторых островов, проливы, усеянные подводными препятствиями.

Суровы пустынные берега о. Тасмания, расположенного у юго-восточного побережья Австралии. Океанские волны разбиваются о неприступные скалы. Нередко идут проливные дожди, и их потоки, смешиваясь с мириадами брызг океанского прибоя, на многие дни, а иногда и недели закрывают берега непроницаемой мглой. В течение года в прибрежных водах о. Тасмания в среднем наблюдается 120 штормовых и туманных дней. Временами туман густой пеленой окутывает море и побережье. Среди моряков этот остров приобрел печальную славу. Немало кораблей нашли здесь свой конец. По архивным материалам установлено, что с 1797 по 1950 г., т. е. за полтора века, у побережья о. Тасмания и прилегающих к нему небольших островков погибло 603 судна. Одно из них является затонувшим кладом. Это английское трехмачтовое парусное судно Уотер Уинч,  погибшее 13 августа 1855 г. у прибрежных скал о. Кинг. В момент гибели на борту находилось большое количество золота.

Проливом смерти или «кладбищем кораблей» называют мореплаватели Торресов пролив, отделяющий северную оконечность Австралии от Новой Гвинеи. Этот проход шириной в 95 миль буквально усеян подводными рифами. Они-то и делают судоходство через пролив необычайно опасным. Для сотен кораблей намерение преодолеть узкости Торресова пролива заканчивались трагедией. Особенно фатальным оказался путь через Торресов пролив для судов, носящих название Эндоувер.  С 1853 по 1888 г. в результате ударов о подводные препятствия на дно пролива легло 30 таких судов.

В 1968 г. австралийское гидрографическое судно Морсби  приступило к систематическим исследованиям малоизученных вод пролива. Цель исследований — определить возможность его углубления. Наиболее подходящими для этого являются проход Ганнет и пролив Эндоувер у юго-западного входа в Торресов пролив. Пролив Эндоувер не подвергался гидрографической съемке в течение сорока лет.

Не менее опасен пролив Ла-Манш и особенно самое узкое место между европейским континентом и Британскими островами — пролив Па де Кале, или Дуврский пролив, как его называют англичане. Это район наиболее интенсивного в мире судоходства, и, к тому же, господствующая здесь погода далеко не лучшая.

В 1971 г. Национальной физической лабораторией департамента торговли и промышленности Англии исследовался поток транспортных морских судов на английской стороне Дуврского пролива. Дважды велось наблюдение с помощью радиолокационной системы. Первый раз оно продолжалось 72 часа (с 12 ч  по Гринвичу 26 февраля до 12 ч  1 марта) в районе мыса Данджнесс. Второй раз — 24 часа (с 12 ч  13 марта до 12 ч  14 марта) в самой узкой части пролива в районе Фолкстона. Было установлено, что ежедневный транспортный поток в проливе включает от 800 до 1000 судов. Важной представляется информация о почасовом транспортном потоке, который колеблется в очень больших пределах в «пиковые» и «свободные» часы. Поток паромных судов через пролив составил около 50 в сутки, включая суда на воздушной подушке (СВП). В летний период он увеличивается до 150 судов. За год паромный поток достигает 30 000 судов.

В 1971 г. была предпринята первая серьезная попытка очистить пролив Па де Кале от обломков потерпевших крушение судов. Управление лоцманской службы объявило, в частности, об очистке дна пролива от судов Техасо Карибиан, Бранденбург  и Ники.  Однако представитель службы подчеркнул, что опасность для мореплавания в этом районе все еще остается угрожающей и рекомендовал мореплавателям не пренебрегать плавучими маяками и буями, установленными на месте гибели судов.

Очистка дна от затонувших судов производилась с помощью взрывчатых веществ. Естественно, что при подрывах этих судов и дроблении их на обломки не удалось избежать загрязнения вод пролива нефтью.

Известны и другие районы интенсивного судоходства. Так, в различных проливах Внутреннего моря Японии поток судов в сутки составляет от 650 до 1300. В 1936–1938 гг. в потоке судов, входящих в порт Роттердама и покидающих его, была зарегистрирована одна авария на каждые 900 судов. В период 1957–1958 гг., после установки береговой радиолокационной станции, одна авария приходилась уже на 4000 судов.

К категории опасных относятся залив Святого Лаврентия вместе с прибрежными водами Атлантики, Мексиканский залив, в котором наблюдается интенсивное движение судов, и Североатлантическая трасса в период массового дрейфа айсбергов.

Очень опасны для судоходства берега о. Сейбл в Атлантическом океане. В морской истории это место отмечено как «кладбище погибших кораблей». Пустынные берега о. Сейбл покрыты песчаными дюнами. Очертания и размеры острова постоянно меняются. В 1633 г. голландский моряк Иоганнес Долит отметил на карте: «Сейбл имеет 40 миль в длину». В настоящее время его ширина около 1,5 км,  длина 32 км.  Под действием ветра и волн, высота которых достигает 16 м,  песок непрерывно перемещается. В районе острова часто наблюдаются густые туманы. С тех пор как в 1497 г. Джон Кабот открыл этот остров, у его берегов, по неполным данным, потерпели катастрофу более 500 судов и погибло около 10 000 человек. Последними жертвами Сейбла были траулер Гейл,  потерпевший крушение у этого острова в 1945 г. и панамский грузовой пароход Мэнхассет,  который 4 июля 1947 г. в тумане натолкнулся на южную отмель Сейбла. До сих пор из воды торчат его мачты.

Теперь на острове установлены маяки и имеются спасательные станции. Здесь живут 13 человек — метеорологи и смотрители маяков. Но и они не всегда в состоянии предотвратить кораблекрушения у этого зловещего острова. Вот почему радиомаяк о. Сейбл постоянно передает в эфир тревожную фразу: «Вы проходите вблизи острова Сейбл — кладбища кораблей Северной Атлантики». Сейчас островом заинтересовалась нефтяная компания Мобил Ойл Канада Лимитед. Она приобрела право на изыскание в прибрежных районах острова нефти и природного газа. Оказалось, что под дном, «застланным» погибшими кораблями, находятся огромные запасы нефти.

«Гнилым» местом называют моряки известную мель Гудвин-Сандс, расположенную в шести милях от юго-восточной оконечности Англии. «Сэр Гудвин — пожиратель кораблей» — так нарекли это место Атлантики. Здесь нашли свою могилу сотни морских судов. По данным страховой компании Ллойда, стоимость погибших за 200 лет судов оценивается в 560 млн. долларов. Жертвами «сэра Гудвина» стали 50 000 человек.

Дурной славой среди моряков пользуется Бискайский залив, знаменитый своими жестокими штормами. Опасны для судоходства Магелланов и Баб-эль-Мандебский проливы, свободное течение вод которых нарушается множеством рифов и мелей. Не случайно в переводе с арабского Баб-эль-Мандеб означает «Ворота скорби».

Много тревог приносят морякам туманные скалистые берега Аляски, пролив Лаперуза, проливы Курильских островов. Не радуют моряков и берега Новой Шотландии. По подсчетам канадского писателя Эдварда Сноу, с момента развития судоходства и до наших дней в этом районе погибло 1700 крупных судов. Небезопасны для судов берега полуострова Новая Шотландия. Не случайно на его картах можно увидеть мыс Смерти, мыс Дьявола, мыс Страдания, мыс Ошибки, мыс Мучения, скалу Мертвого Моряка, риф Смерти, залив Отчаяния, залив Обманутой Надежды.

В Атлантическом океане между Флоридой, Бермудскими островами и островами Вьерж находится область, которую метеорологи и моряки называют дьявольским треугольником. С 1881 г. там, вместе с кораблями и самолетами, не оставив никакого следа, ни малейшего осколка, ни разу не подав SOS, пропало 2000 человек. В 1945 г. в этом районе исчезла эскадра из пяти американских морских охотников. На ее поиски вылетела гигантская летающая лодка и тоже «канула в воду». Еще более трагическим было исчезновение в 1918 г. судна с 309 пассажирами на борту. В течение пяти лет американское исследовательское судно проводило метеорологические и магнитные исследования в этом районе. В результате было установлено, что эта зона является одним из двух мест в мире, где стрелки компасов показывают вместо магнитного полюса географический. Другое такое место — точный антипод дьявольского треуг


убрать рекламу




убрать рекламу



ольника — Море Дьявола (расположено между Японией, островом Гуам и северной частью Филиппинских островов). Ученые считают, что именно в этом дьявольском треугольнике зарождаются бури и мертвая зыбь.

Самый большой остров в Средиземном море Сицилия отделен от материковой Италии Мессинским проливом. Выход из него замыкают две скалы — Сцилла и Харибда. Бурное морское течение, частые ветры, дующие в проливе, были настолько трудно преодолимы для мореплавателей древности, что выражение «оказаться между Сциллой и Харибдой» сохранилось до наших дней как синоним страшной опасности. Писатели древности красочно описывали ужасы, подстерегавшие морских путешественников при проходе через Мессинский пролив между Сциллой и Харибдой. Особенно пугал моряков страшный шум, создаваемый морскими водоворотами во время бури.

С тех пор как в феврале 1783 г. бо́льшая часть скал Сциллы ушла под воду, судоходство стало безопаснее. Итальянские ученые, исследовав морские течения в Мессинском проливе, разгадали тайну Сциллы и Харибды. Дело в том, что Мессинский пролив соединяет холодное Ионическое море со значительно более теплыми водами Тирренского моря. Ширина Мессинского пролива в самом узком месте — там, где находятся Сцилла и Харибда, — составляет почти четыре километра при средней глубине около 80 м.  Дно пролива понижается к югу и северо-востоку. Что касается приливов и отливов, создающих разницу в уровне воды от 10 до 20 см,  то время их действия прямо противоположно: если в Ионическом море прилив, то в Тирренском — отлив. В результате этого в самом узком месте пролива возникают приливно-отливные течения огромной мощности, захватывающие всю глубину пролива. Тяжелая холодная вода Ионического моря теснит более теплую и легкую воду Тирренского моря, а так как течения верхних и нижних слоев воды различны, возникают водовороты, набегающие волны и буруны.

У западных берегов Ирландии находится поселок Карракрос, раскинувшийся на небольшом скалистом островке. Все его дома и другие сооружения построены из обломков кораблей, выброшенных на побережье острова. Разбитые где-то суда попадали в мощное течение Гольфстрима, и их выносило к берегам западной Ирландии. Первый дом поселка был сооружен из корпуса английского фрегата, потерпевшего крушение у острова в 1740 г. Полтораста лет жители подбирали и пускали в дело деревянные корпуса судов. Вот почему дома Карракроса построены из редких пород дерева: дуба, орегонской сосны, ливанского кедра и тикового дерева.


*   *

*

Когда-то о последних минутах судна, потерпевшего крушение, узнавали только из рассказов спасшихся либо из записок, найденных в закупоренных бутылках. Обычно «бутылочная» почта попадала в руки человека спустя десятки лет. Пытались применять и голубиную почту. О приближающейся опасности на море возвещали сирены и морские колокола. Иногда на палубе аварийного судна для привлечения внимания разжигали костры. Широко пользовались специальными флагами и шарами. С появлением огнестрельного оружия в качестве призыва о помощи стал служить пушечный залп или сигнальные ракеты.

Революцию в этой области произвело радио: появился радиотелеграфный сигнал SOS. Каждый час в течение шести минут (от пятнадцатой до восемнадцатой и от сорок пятой до сорок восьмой) на частоте 500 кгц,  называемой «частотой бедствия», в эфире наступает тишина. 48 раз в сутки должен соблюдаться «период молчания». Напряженно слушают эфир радисты: не раздадутся ли тревожные «точки» и «тире»? Услышав SOS, все судовые радиостанции прекращают передачи, чтобы не заглушать призыв тех, кто нуждается в немедленной помощи.

Принятию SOS в качестве международного сигнала предшествовала длительная и упорная борьба.

Международно-правовое регулирование радиосвязи между береговыми и судовыми радиостанциями ведет начало от радиотелеграфной конференции, состоявшейся в 1903 г. в Берлине. На конференцию Германия пригласила семь стран: Австро-Венгрию, Испанию, Францию, Великобританию, Италию, Россию и США. В числе русских делегатов был Александр Степанович Попов, которому человечество обязано одним из величайших достижений цивилизации — радио.

Радио А. С. Попова очень скоро нашло практическое применение. Осенью 1899 г. во время шторма в Балтийском море броненосец Генерал-адмирал Апраксин  оказался на каменной гряде у о. Гогланд. Для организации спасательной операции была нужна быстрая и надежная связь корабля с берегом. Ее обеспечили А. С. Попов и его помощник П. Н. Рыбкин. Последний обосновался на острове и оттуда передавал телеграммы в финский порт Котка, где их принимал А. С. Попов.[3]

Примерно в это же время случилось еще одно происшествие. Во время шторма в открытое море унесло льдину с пятьюдесятью рыбаками. О случившемся немедленно сообщили по радио ледоколу Ермак,  который стоял у Гогланда. Ледокол снялся с якоря и вскоре обнаружил льдину с рыбаками. Операция была выполнена блестяще. Все 50 человек были спасены. Это был первый случай в истории, когда обреченные на гибель люди оказались спасенными благодаря радио.

Но вернемся к конференции 1903 г. Она должна была установить такие правила радиосвязи, которые позволили бы применять на судах все системы радиотелеграфа. Однако между участниками конференции возникли резкие разногласия. Германия, представлявшая интересы фирмы Телефункен, отстаивала свои «отечественные» системы радиотелеграфа. Итальянская компания Маркони нашла себе ярых защитников в лице делегатов Великобритании, так как между компанией Маркони и английским Ллойдом существовало соглашение, по которому последний обязался внедрять на судах радиотелеграфы только итальянской системы. При этом капитанам запрещалось поддерживать связь с судами, имеющими аппараты других систем. Тем не менее, большинство делегатов высказалось в пользу обязательности радиообмена независимо от системы радиотелеграфа.

На конференции была сделана также попытка установить специальный радиотелеграфный сигнал для судов, терпящих бедствие в море. Предлагалось сочетание букв SSSDDD, что в передаче азбукой Морзе звучало так: ··· ··· ··· ─ ·· — ·· — ··. Принятию этого сигнала снова воспротивились представители Великобритании. Англичане упорно добивались своей цели — принять радиотелеграф системы Маркони в качестве единственного, международного. А по этой системе сигнал бедствия состоял из букв CQD, что в передаче азбукой Морзе звучит как —·—· ——·— —··. Для расшифровки сигнала подобрали фразу: «Come Quick, Danger» («Идите быстрее, опасность»). Однако международным этот сигнал не стал.

Споры были долгими и упорными. Делегации Великобритании и Италии не подписали заключительный протокол и приложили к нему особые декларации.

Инициаторами новой международной конференции были берлинский почтамт и почтовые ведомства некоторых европейских стран. Она открылась 3 октября 1906 г. в Берлине. В ее работе приняли участие 105 делегатов от 29 государств.

И на этот раз яблоком раздора стали притязания компании Маркони на осуществление международного радиообмена только на аппаратах ее системы. Как и ранее, проводником интересов Маркони вновь стала делегация Великобритании.

Важнейшей целью конференции было принятие соглашения о радиотелеграфном обмене независимо от системы радиотелеграфа и утверждение единого международного сигнала бедствия. Только такие соглашения открывали путь к международному регулированию связи по радиотелеграфу между береговыми и судовыми станциями и к повышению безопасности мореплавания.

Приводилось много доводов о необходимости безотлагательно решить эти вопросы. Один из делегатов напомнил, какое «неприятное впечатление» произвел во всем мире случай с трансатлантическим пароходом Фатерланд.  А дело было так. Американский корабль Лебанон  получил приказ найти в океане обломки судна, представлявшие опасность для судоходства. Встретив Фатерланд,  американцы попытались связаться с ним по радио. Однако капитан Фатерланда  отказался отвечать на все вопросы Лебанона,  сославшись на приказ, запрещавший ему устанавливать радиосвязь с судами, не пользующимися радиотелеграфом системы Маркони.

Принятие единого международного сигнала бедствия также проходило в обстановке острой конкурентной борьбы и споров между представителями различных фирм и компаний.

Предложений о едином сигнале бедствия было более чем достаточно. Американцы предлагали сигнал NG, что соответствует флажному сигналу: «Терплю бедствие, нужна немедленная помощь». Немцы настаивали на принятии сигнала SOE (··· ——— ·), который, по их мнению, удобен для всех. В ходе дискуссии один из участников конференции предложил заменить E на S. Утверждают, что это был музыкант, который счел такое сочетание букв наиболее благозвучным. Для консультации позвали психологов, физиков и музыкантов. Они-то и подтвердили, что сигнал SOS является наиболее приемлемым.

В конечном счете британский делегат был вынужден признать обязательность радиообмена между судовыми станциями различных систем, но лишь в случае необходимости оказания помощи.

Многие ошибочно считают, что SOS — это первые буквы английской фразы «Save Our Souls» (Спасите наши души) или «Save Our Ship» (Спасите наше судно). В действительности SOS — это короткий, ритмичный радиотелеграфный сигнал, не имеющий ничего общего со всеми этими фразами. Он понятен и без расшифровки. Его можно легко и быстро передать и принять. Передается он слитно, без пауз между буквами. Радиостанции всех кораблей и стран обязаны принимать этот сигнал вне всякой очереди.

3 ноября 1906 г. 27 участников конференции из 30 подписали от имени своих правительств Международную радиотелеграфную конвенцию. В качестве международного сигнала бедствия был принят сигнал SOS. В статье 9-й Конвенции указывалось, что радиотелеграфные станции обязаны в первую очередь принимать сигналы бедствия, посылаемые с морских судов, отвечать на эти сигналы и принимать необходимые меры.

Международная радиотелеграфная конференция, состоявшаяся в 1927 г., установила единую международную частоту для передачи сигналов бедствия на море — 500 килогерц. Чтобы обеспечить их прием без помех, все передачи на этой частоте, не являющиеся сигналами бедствия или безопасности, были запрещены. На этой же конференции был установлен радиотелефонный сигнал бедствия, который состоит из слова MAYDAY, сказанного три раза и слова «ici» (здесь).

На частоте бедствия, кроме SOS, разрешается передавать сведения о плавающих минах, брошенных и затонувших судах, дрейфующих буях, банках, мелях, скалах, вулканических образованиях. Эту частоту можно также использовать для сообщения об обмелении каналов и фарватеров, о препятствиях, не показанных на картах; о неисправностях навигационного оборудования, изменении режима работы маяков, огней, радиотехнических средств. Таким образом, в комплекс передач на частоте бедствия входит все, что связано с непосредственной угрозой безопасности плавания.

Конструкторы разработали много оригинальных способов подачи сигнала бедствия и обнаружения людей, потерпевших кораблекрушение. Предлагается, например, снабжать моторные катера и спасательные шлюпки баллоном с гелием. Воздушный шар, наполненный этим газом, парит высоко над морем, удерживаемый тросом. При этом, как утверждают, место катастрофы легко обнаруживается самолетами и кораблями-спасателями.

Для подачи сигналов бедствия малые суда снабжаются переносными комплектами приемо-передающих радиоустановок, смонтированных в водонепроницаемом плавучем корпусе. Дальность действия таких установок достигает 150 миль. Широкое распространение получили световые и дымовые сигнальные устройства. Разработан автоматический плавучий дымовой сигнальный прибор. Имеются комбинированные — световые и дымовые — сигнальные приборы, которые подают дымовые сигналы в течение 20 минут, а световые — в течение двух часов.

В морской практике нашли применение миниатюрные сигнальные буи, вкладываемые в карманы спасательных костюмов или нагрудников. Такой буй весит не более килограмма. Он имеет автоматически развертывающуюся антенну и может посылать радиосигналы SOS кораблям на расстояние до 80 миль и самолетам, пролетающим на высоте до трех километров. Имеются и более мощные образцы, обеспечивающие прием сигнала SOS в радиусе до 200 миль и на высоте до 10 километров.

Фирма Нэйшнл Энджиниринг Сайенс разработала сигнальную ракету, которая на высоте 700 м  над уровнем моря создает особое облако, хорошо отражающее сигналы радиолокаторов и указывающее тем самым местонахождение терпящих бедствие. Облако держится в воздухе около 60 мин.  Дальность его обнаружения радиолокатором достигает 160 миль.

В водах Атлантики предполагают установить цепь плавучих телекоммуникационных станций. Три-четыре таких станции обеспечат безопасность плавания в Северной Атлантике. Они также будут нести метеорологическую службу. Станции спроектированы в виде вертикальных поплавков трубчатой формы диаметром 5 и длиной около 120 м.  Наверху расположена обитаемая надстройка, на ней — площадка для вертолетов. Станция будет стоять на якорях на глубине до 4500 м.  Обслуживающий персонал станции — 12 человек.

Широкий круг исследований проводится с целью предотвращения стихийных бедствий на море. Так, ученые США намерены провести эксперимент по уменьшению разрушительной силы тайфунов в Тихом океане. Идея заключается в особом воздействии на облака, что должно привести к уменьшению силы ветра. Если, как подсчитали исследователи, удастся снизить скорость ветра мощного тайфуна на 15 %, то вызываемые им бедствия уменьшатся вдвое.

Интересны новые конструкции и типы спасательных средств для высадки людей с судна, терпящего бедствие. Одна японская компания разработала для экстренной высадки оригинальный спасательный рукав. Он изготовлен из армированного синтетического волокна и состоит из двух частей: вертикальной, по которой совершается зигзагообразный спуск человека, и «гамака», обеспечивающего соскальзывание спасающегося на плот или в шлюпку. При аварии рукав подвешивается к борту судна и плотно крепится к нему. Длина его 8 м.  Даже в условиях штормовой погоды с помощью рукава за полчаса можно высадить в спасательные шлюпки или на плоты 100 человек.




Усовершенствованное спасательное оборудование для подъема на борт.


Ленинградские инженеры А. Маранцев и П. Никольский изобрели «спасательную змею». В самых сложных метеорологических условиях с ее помощью в считанные минуты можно собрать и поднять на борт судна людей, разбросанных на большом водном пространстве. Для этого с кормы спасателя, подоспевшего к тонущему судну, спускают в воду прочный стальной трос с пристегнутыми к нему продолговатыми пенопластовыми поплавками. На конце троса — несколько надувных плотов и плавучий якорь. К «змее» привязана капроновая сеть, которая в воде встает вертикально. Благодаря этому даже при самом сильном шторме плавающие в воде люди не проскочат мимо троса. Маневрируя, спасатель опоясывает место катастрофы. Диаметр охватываемой площади постепенно сужается. Люди хватаются за поплавки, залезают на плоты. Наконец, включена лебедка, и «спасательная змея» поднимает людей на борт корабля.

На международной ярмарке в Ганновере демонстрировался искусственный «остров», предназначенный для спасения людей, потерпевших кораблекрушение в открытом море. Похожий на большой ковер, он моментально надувается при соприкосновении с водой, образуя укрытие для двадцати человек. Внутри укрытия температура быстро поднимается до 24 °C.

Итальянский инженер Бадовичи предложил заменить 10–20 спасательных шлюпок, устанавливаемых на палубах судна, одной, размещенной в носу лайнера. При обычных рейсах эта шлюпка используется как помещение для команды. Подходами к ней служат огнезащитные коридоры, ведущие из пассажирских помещений. При необходимости оставить судно пассажиры и команда проходят по этим коридорам прямо в шлюпку.

В Японии выпущен пневматический спасательный плот, предназначенный для танкеров, перевозящих нефть и жидкий газ. Плот не воспламеняется, устойчив против воздействия нефти и минеральных масел, на нем не скапливаются электростатические заряды. По сравнению с традиционными спасательными шлюпками плоты имеют много преимуществ: занимают меньше места, обладают непотопляемостью и имеют меньший вес. До сих пор спасательные плоты изготовлялись из воспламеняющихся материалов, а их главным недостатком было скопление электростатических зарядов. Спасательным плотом можно пользоваться при температуре до -30 °C. Он снабжен радиопередатчиком. Вес плота 180 кг,  длина 4,9 м;  на нем свободно размещается 20 человек.

Весьма практичное спасательное средство для людей, потерпевших кораблекрушение, создано в США. Это — плот, изготовленный из специальной ткани. Внешняя сторона его оболочки покрыта светящейся краской, что облегчает обнаружение его в море в ночное время. Плот имеет небольшие размеры и весит всего 4 кг.  Он наполняется газом автоматически в течение 16 сек  с момента сбрасывания на воду. Над плотом устанавливается закрытый шатер, внутри которого находятся запасы продовольствия и пресной воды, а также электрический фонарь.

Одна из бельгийских фирм выпускает спасательные жилеты из металлизированной синтетической ткани. Металлическая прослойка отражает сигналы радиолокатора, что позволяет разыскать человека в море и, конечно, ускоряет его спасение.




Спасательный бот отправляется в бушующее море.


В журнале «Safety of Sea» приводится описание спасательного костюма для людей, терпящих бедствие в открытом море. Костюм выполнен водонепроницаемым до воротника и снабжен капюшоном. Специальная теплоизоляция предохраняет потерпевшего от переохлаждения в течение длительного времени. Надувные резервуары плавучести выполнены в виде спасательного круга, находящегося несколько выше талии, и прикрепленных к нему секций, поддерживающих голову человека над водой. В костюме размещаются запасы пищи и фонарь.

Розыск потерпевших бедствие на море облегчается благодаря плавающим светильникам, автоматически загорающимся в воде. Источником питания является гальванический элемент, состоящий из цоколя лампочки и специального электрода, обтянутого вокруг цоколя. Электролитом служит морская вода. Плавающие на поверхности моря лампочки могут светить в течение часа.

В Англии разработан новый тип сигнальной ракеты. Она выбрасывает в воздух 300 000 микроскопических нейлоновых иголок с посеребренными головками. На высоте около 300 м  иголки образуют облако, которое заметно с судов на расстоянии 20 км,  а с самолетов — на расстоянии 50 км. 

Созданы осветительные сигнальные ракеты большой мощности. Они поднимаются на высоту в несколько сот метров и освещают значительные площади акватории. Ракета легко запускается одной рукой, что очень важно в условиях шторма и качки.

В комплект судовых спасательных средств входят легкие радиопередатчики, действующие автоматически и облегчающие обнаружение людей в море. Ряд спасательных кораблей оборудуют радиостанциями для пеленгования сигналов бедствия в море.

Недавно у берегов о. Леван на средства Центра по изучению Средиземного моря установлен буй, который по радио будет постоянно передавать на расстояние до 200 км  данные о скорости и направлении ветра, о высоте волн. Несколько таких буев предполагается установить в Адриатическом море. Новый радиобуй весит 8,5 т,  имеет длину 28,5 м.  Он получает питание от химических батарей со сроком службы шесть месяцев. На мачте радиобуя установлены радиолокационный отражатель и маяк, загорающийся с наступлением темноты.

В порту Брисбэйн (Австралия) для целей навигации недавно применен лазер. Ночью в порт вошло судно, курс которому прокладывал лазерный луч. Новая система судовождения оказалась весьма эффективной и экономичной. Она обеспечивает значительно бо́льшие радиус действия и точность, чем все другие оптические сигналы, подаваемые светящимися буями или плавучими маяками.

В мае 1971 г. на мысе Дэнджер на границе между австралийскими штатами Квинслэнд и Новый Южный Уэлс начал действовать первый лазерный маяк. Установленный на 50-метровой высоте, он выгодно отличается от всех обычных маяков. Вес установки около 100 кг.  Источником света служит гелиево-неоновая лазерная трубка, питающаяся от генератора мощностью 300 вт,  вес которого не превышает 8 кг. Между тем, обычные маяки потребляют мощность до 5 квт,  а вес их генераторов доходит до 1 т.  Лазерный маяк может быть установлен на площадке, равной 1 м 2. Срок его работы без замены деталей — до 5 лет, а с заменой — до 10 лет. Цвет огня маяка красный, что дает возможность пользоваться им и в дневное время. Дальность видимости днем составляет 10 миль, ночью — до 40 миль. Укажем для сравнения, что дальность видимости крупнейших обычных маяков днем не превышает 2 миль, ночью — 30 миль. Характерная особенность лазерного маяка — наличие резкой границы между видимой и невидимой частями спектра, чего нельзя было добиться даже в лучших образцах обычных маяков. В тумане, при дожде и других неудовлетворительных погодных условиях свет лазерного маяка в 10 раз эффективнее света обычных маяков.




Повреждения огромны, но еще не потеряна надежда на спасение.


В настоящее время австралийские морские организации изучают опыт использования маяка. Если его проектные характеристики подтвердятся практикой, будет открыт путь к экономичной и весьма эффективной системе маячного оборудования.

На судах все шире внедряются электронные вычислительные машины. Эру суперавтоматизации, как писала в 1970 г. японская пресса, открыл супертанкер Сейко Мару  дедвейтом 138 000 т.  С помощью специального радиолокатора танкер распознает любой объект, находящийся на его курсе. Сочетание ЭВМ и радиолокатора полностью исключает опасность столкновения судна в море. Установленная на Сейко Мару  электронная вычислительная машина TOSBAS-300 выполняет почти все основные функции управления. Она прокладывает курс судна и определяет его положение с точностью до 200 м, информирует о курсе не менее чем десяти судов, находящихся поблизости; накапливает данные о грузе, сообщает капитану о состоянии различных систем судна и т. д. Определение местоположения судна в океане осуществляется ЭВМ и четырьмя орбитальными спутниками Земли. Кроме того, запрограммирован контроль за работой главных и вспомогательных двигателей. ЭВМ сигнализирует о любой неисправности, выясняет причины и выдает рекомендации по их устранению.

Хотя стоимость танкера, оцениваемая в 600 млн. йен, после установки ЭВМ возросла почти в два раза, судовладелец полагает, что судно будет рентабельным. Экипаж Сейко Мару  сразу же был сокращен с 36 до 15 человек. Но главное — ЭВМ обеспечивает абсолютную безопасность судна.

Со времени запуска первого искусственного спутника Земли (ИСЗ), произведенного в Советском Союзе, достигнуты значительные успехи в развитии космических систем различного назначения. Летающие космические лаборатории — метеорологические спутники «Метеор» — позволяют синоптикам прогнозировать погоду. Они многократно обнаруживали и регистрировали в момент их зарождения сотни штормов и тайфунов. С их помощью капитаны судов, находящихся в зоне прохождения циклона, оповещались о надвигающемся стихийном бедствии. Спутниковая метеорологическая система «Метеор» успешно действует уже несколько лет.

Искусственные спутники Земли позволили создать принципиально новые системы навигации, отличающиеся коренным образом от всех известных до сих пор навигационных систем. Качественное отличие этих систем состоит в том, что в них используются быстро движущиеся ориентиры — ИСЗ. Спутниковые системы глобальны. Один спутник, запущенный на полярную орбиту на высоту 600-1000 км,  позволяет судоводителям определять местоположение судна в любой точке Земли, по крайней мере, два раза в сутки. Четыре спутника обеспечат вполне достаточную для целей судовождения частоту определений места.

В последние годы в ряде стран предприняты попытки создать надежную систему непрерывной ориентации судов по ИСЗ. Получает распространение система, основанная на использовании так называемого эффекта Допплера.

Исследования показывают, что через ИСЗ можно передавать любую информацию на огромные расстояния при самых высоких качественных показателях.

Определение координат судна с помощью ИСЗ — одно из наиболее перспективных направлений морской навигации. Трудоемкая штурманская работа при этом полностью автоматизируется. Правда, в ряде случаев при расстоянии между спутником и судном порядка 40 000 км  на объектах связи необходимо устанавливать мощные передатчики и чувствительные приемники. При испытаниях в 1970 г. шведского контейнеровоза Атлантик Каусевай  связь осуществлялась при помощи ИСЗ с высотой орбиты 22 000 миль (около 35 000 км ).




Схема ориентации судна по искусственному спутнику Земли, выведенному на полярную орбиту высотой около 1000 миль.

1  — ведущая наземная станция принимает сигналы спутника и измеряет допплеровский эффект; 2  — ЭВМ ведущей станции вычисляет параметры траектории движения спутника; 3  — информация о движении спутника передается в его бортовой блок памяти; 4  — спутник непрерывно передает информацию о своих координатах на судно; 5  — судовая аппаратура принимает информацию со спутника и автоматически определяет положение судна.


На американском океанографическом судне Вема  установлено оборудование, позволяющее осуществлять управление кораблем при помощи ИСЗ. Таким оборудованием снабжен и пассажирский лайнер Куин Элизабет 2.  Оно же было использовано на танкере Манхэттен  при его плавании в 1969 г. в Арктике вдоль северных берегов Канады.

Новый английский лайнер Куин Элизабет 2  — первое пассажирское судно, где для целей навигации используются ИСЗ. Навигационная система судна рассчитана на совместную работу с американскими спутниками, запускаемыми на полярную орбиту. Как утверждают специалисты, местонахождение лайнера в океане определяется с точностью до 0,1 мили. Навигационная система, определяющая местоположение судна в океане с такой же точностью, установлена на контейнеровозе Маргарет Джонсон,  работающем на линии Европа — Лос-Анджелес. Аналогичная система имеется на сухогрузном теплоходе Прометес,  принадлежащем английской компании Блу Факел.

Комитет по безопасности на море Межправительственной морской консультативной организации (ИМКО) рассмотрел вопрос об использовании для судоходства спутников связи ввиду начавшейся подготовки к Всемирной конференции по созданию международной системы радиосвязи с помощью ИСЗ. Было решено поручить ИМКО совместно с Международным союзом электросвязи обеспечить использование (уже в начальный период) системы ИСЗ для морской радиосвязи и навигации, включая пеленгование, передачу сигналов бедствия, и обеспечения безопасности мореплавания. В этом случае автоматические устройства определения координат могут получить широкое применение на торговых судах и дать ощутимый экономический эффект в результате снижения аварийности флота.

В ШТОРМ

 Сделать закладку на этом месте книги

«Шалости» моря

 Сделать закладку на этом месте книги

Море обладает каким-то особым очарованием. Оно влечет человека красотой необъятных просторов и страшит его бурной стихией. Со времен глубокой древности идет наступление человека на море. И хотя человек становится все сильнее, море еще наносит ему ощутимые удары. Особенно достается прибрежным районам и кораблям, попавшим во власть ураганов. Море атакует все, что построили люди на его берегах, и все, что плавает на его просторах.

Летопись морских происшествий и катастроф отмечает немало подобных случаев.

В 1872 г. в шотландском порту Уик гигантские волны оторвали от фундамента и выбросили на берег железобетонный массив волнолома весом около 1300 т.  Двумя годами позднее этот рекорд был побит: во время жестокого шторма гигантские волны снесли новую набережную из бетонных плит весом 2600 т  каждая.

В 1696 г. английский фрегат был переброшен морской волной через крыши домов и колокольню Порт-Ройяла (о. Ямайка). В 1746 г. в Кальяло четыре корабля оказались выброшенными на сушу за два километра от берега. В 1867 г. у берегов острова Томас во время урагана погибло 50 судов, в том числе британские почтовые пароходы Роне  и Вил.  Море поглотило около тысячи человеческих жизней.




Пароход Дрезден  водоизмещением 17 000 


убрать рекламу




убрать рекламу



т
  на скалах Бергенских шхер.


В 1930 г. авария парохода Реклаймер  также явилась следствием непреодолимости сил морской стихии. Пароход оказался на берегу, его корма застряла на скалах, а нос повис в воздухе. Судьба команды неизвестна, но можно с уверенностью сказать, что она была трагичной.

Ежегодно наблюдаются ураганы огромной разрушительной силы. Во многих случаях они приносят тяжелые испытания судам и морякам.

Дважды выбрасывало ураганом на берег английский пароход Плесси.  При входе в залив Голуэй (западное побережье Ирландии) во время сильного шторма в апреле 1960 г. пароход был выброшен на береговую отмель. Получив пробоину, судно стало быстро наполняться водой. Команда в количестве 11 человек пересела в шлюпку, но затем возвратилась на судно, так как заметила, что оно сошло с мели и ветром его стало сносить в море. Вскоре, однако, Плесси,  потерявший управление, был вторично выброшен — теперь уже на скалистый берег. Команду с большим трудом снял с парохода пришедший на помощь спасательный катер.

В ночь на 31-е октября 1960 г. в Бенгальском заливе бушевали огромные волны. Прибрежные районы были опустошены ураганом невероятной силы. Анемометры метеорологической станции в порту Читтагонг сломались после того, как была зарегистрирована наибольшая за последние 70 лет скорость ветра в этом районе — 60 м/сек.  Вместе с бурей на побережье обрушилась приливная волна, высота которой достигала десяти метров. Смерть и разрушение оставляла она на своем пути. Циклон затопил множество судов как в портах, так и на рейдах в прибрежных водах. Необычайные приключения во время этой ужасной бури пережил экипаж английского океанского парохода Клан Алпайн. 




Пароход Реклаймер. 


Построенное в 1942 г. судно грузоподъемностью 10 000 т  совершало свой последний рейс. Оно было куплено пакистанским торговцем металлоломом и после выгрузки в Читтагонге должно было направиться в Японию, где его предполагали сдать на слом. Однако пароходу была уготована другая судьба. Приближающийся циклон застал Клан Алпайн  стоящим на якоре в устье реки Карпангуле. Судно ожидало места у причала, но так его и не дождалось. Подхваченное волной, с 8000 т  груза в трюмах, оно было на несколько километров перенесено за береговую черту на болотистое поле. Уровень воды во время прилива не превышал 120 см,  и возможность стянуть такое большое судно на глубокую воду полностью исключалась. В этой ситуации команда все же не опустила руки. Она приняла меры для пуска и поддержания в действии важнейших устройств и механизмов судна.

Прежде всего обеспечили питание судовых механизмов и котлов водой. Для этой цели перегородили русло находившегося поблизости ручейка. Во время прилива образовалось небольшое искусственное озеро, от которого к борту судна прокопали канал. С помощью балластного насоса по шлангам начали подавать воду в конденсатор паровой машины и для нужд команды. По другому каналу в это же озеро с судна сливалась отработавшая вода. Жизнь на судне протекала почти нормально. Вскоре удалось благополучно выгрузить 2500 т  груза. Через некоторое время к судну была проложена дорога. Первым по ней прошел трактор с прицепом, доставивший на Клан Алпайн  3000 л  питьевой воды, запасы которой начали уже иссякать.




Выброшен штормом.


Убедившись, что на стаскивание Клан Алпайна  в море потребуются большие затраты, судовладелец продал судно на месте. Однако и в этих условиях разборка и транспортировка отдельных тяжелых частей и деталей механизмов представляла сложную и дорогостоящую операцию.

Нечто подобное произошло и с американским кораблем Береговой охраны США Генерал Грене.  Ураганный шторм бушевал у атлантических берегов Америки. Многие суда оказались в тяжелом положении. Не могла справиться с разбушевавшейся стихией и команда Генерала Грене.  Как щепку подхватили его волны и выбросили далеко на берег. Несмотря на многократные усилия, стянуть корабль на воду не удалось. Так и остался он «отдыхать» на песчаном берегу.

Своеобразно закончил свою жизнь шведский пароход Силона  тоннажем 2260 брт.  Последняя радиограмма с этого судна гласила: «Мы приземлились». Что скрывалось за этим необычным сообщением? Спасаясь от бушевавшего в Северном море шторма, Силона  укрылась в устье Эльбы. Были отданы оба якоря, однако они не смогли удержать судно на месте. Ураган сорвал его с якорей и со всей командой перебросил на расстояние 600 м  от воды на прибрежный луг. Счастливая случайность помогла судну во время этого «путешествия» избежать столкновения с другими судами.




Клан Алпайн  приземлился.


Судовладелец решил не тратиться на рытье канала от берега Эльбы к судну: эта работа стоила бы гораздо больше, чем само судно. Пароход разрезали и продали на слом.

В ночь на 31 января 1962 г. танкер Б. П. Драйвер  грузоподъемностью 300 т,  совершая рейс в балласте из Англии в Швецию, был застигнут в море ураганом с дождем. Судно потеряло управление и оказалось выброшенным на берег у мыса Наш (Южный Уэльс). Однако этим не закончились беды танкера и его экипажа. Б. П. Драйвер  подвергся двойной аварии. Совершив «посадку» на камни, судно потеряло остойчивость и опрокинулось.

Несмотря на столь катастрофическое положение танкера его экипаж благополучно выбрался из опрокинутого судна. Танкер остался лежать на борту у отвесной скалы. Конечно, ни о каком спасении его не могло быть и речи. Танкер зачислили в список потерянных судов.

На мелях, скалах и рифах

 Сделать закладку на этом месте книги

Пароход Сифарер  тоннажем 8100 брт,  принадлежащий южноафриканской судоходной компании Саут Эфрикен Мерин Корпорейшн Лимитед, с грузом и пассажирами на борту заканчивал рейс Глазго — Кейптаун. Утром 30 июня 1966 г. пароход находился примерно в 80 милях от порта назначения. Капитан рассчитывал еще до наступления темноты ошвартоваться у причала и обещал пассажирам, что этой ночью они будут спать у себя дома. Когда судно уже было почти у цели, его настиг ураган. В заливе Тейбл-Бей северо-западный ветер поднял огромные волны. Хлынул ливень. Потоки воды и наступившая темнота скрыли берега. Все вокруг почернело. Дождевая завеса обволокла Сифарер.  Высоко вздымались океанские волны, и белая пена, срываемая шквалистым ветром, разлеталась по воздуху. Десятки тонн воды, подобно ударам огромного молота, обрушивались на палубу судна. С трудом преодолевая шторм, Сифарер  в ночь на 1 июля достиг рейда порта Кейптаун и запросил разрешения на вход в гавань. Однако служба капитана порта ответила, что в связи с неблагоприятной погодой ввести пароход в воды закрытого бассейна не удастся раньше следующего дня. Сифареру  не оставалось ничего другого, как уйти в открытое море. Но, опасаясь урагана, капитан решил дождаться утра, став на якоря в водах залива. Как оказалось, у скалистых берегов залива это было довольно рискованно. Якоря не держали, и судно начало сносить к берегу. Сифарер  стал двигаться галсами между берегом и островом Роббен, расположенным примерно в шести милях от африканского материка. Места эти известны своими подводными опасностями. Особенно грозны скалы у мыса Грин-Пойнт в заливе Тейбл-Бей. Вероятно, капитан Сифарера  все же полагал, что ему удастся избежать опасности быть выброшенным на подводные камни. Оставаясь в водах залива, он старался держаться на почтительном расстоянии от коварных скал.




Каменное ложе Б. П. Драйвера. 


Шторм усиливался. Чтобы противостоять ветру, судовым машинам приходилось работать на полную мощность, но все равно судно плохо слушалось руля.




На железнодорожных путях.


Примерно около трех часов ночи запоздавший автомобилист ехал по приморской автостраде. Вдруг он увидел у приморского шоссе ярко освещенное судно. Остановив машину, он направился к берегу. Внезапно огни на судне погасли, и в небо взлетела красная ракета — сигнал бедствия. Неподалеку от шоссе у входа в порт находился маяк. Вспышки маячных огней дали возможность автомобилисту разглядеть название судна. Это был Сифарер.  Как судно оказалось в такой близости от берега выяснилось позднее, из рассказов очевидцев.

Спустя полчаса на место происшествия прибыли спасательные команды порта и расположенного поблизости морского училища. Сильный шторм и подводные камни мешали спасателям близко подойти к аварийному судну и подать на него буксирный конец. Сделал это экипаж вертолета, прилетевшего в район аварии. При первой же попытке стянуть судно с мели буксирный трос лопнул.




Конец.


Обстановка тем временем осложнялась. Нос судна прочно сидел на скалах, машинное отделение было затоплено, на плаву оставалась только корма. Огромные волны обрушивались на судно, перекатывались через палубу. Пассажиры и члены экипажа в ожидании помощи собрались в самом верхнем помещении на палубе средней надстройки. Прошло примерно еще около часа. Положение стало критическим. Под ударами волн корма перемещалась то влево, то вправо, наконец, она обломилась и затонула. Вместе с ней море поглотило находившийся в кормовом трюме груз — ящики с шотландским виски.

Теперь Сифарер  стал разрушаться значительно быстрее. Нужно было срочно спасать пассажиров и экипаж. Всего на пароходе было 76 человек. Ни один из спасательных кораблей не решился снять их с аварийного судна. Тогда эвакуацией занялись вертолеты. В чрезвычайно сложных условиях, примерно за два с половиной часа экипажи трех вертолетов эвакуировали всех людей, в том числе шестимесячного ребенка. Когда последний член экипажа — капитан Сифарера  — оставлял судно, оно переломилось. На отвалившейся части вспыхнул пожар. Вскоре горящий обломок затонул. Оставшаяся на мели носовая часть еще некоторое время подвергалась разрушительным ударам волн. С нее далеко на берег выбросило часть палубного груза, а вместе с ним мертвых крабов, омаров, медуз и других обитателей моря. Они были отравлены химикатами, которые вылились из бутылей, стоявших в контейнерах на палубе. Но самый опасный груз размещался во втором трюме, где находились бочки с тетраэтилом свинца, который при соединении с разлившейся нефтью мог образовать отравляющий газ. Полиция и войска оцепили прилегающую территорию. Несколько бочек выбросило на берег. К счастью, ни одна из них не разбилась. В конце концов остатки погибшего судна разметали волны. Опасный груз затонул вместе с обломками парохода.




Остатки парохода Гиндлей. 


Что же привело к катастрофе пароход Сифарер  в бурную ночь 1 июля 1966 года?

Преодолевая штормовой ветер, судно некоторое время совершало короткие галсы, оставаясь в прибрежных водах. Внезапно отказала машина. И сразу же судно понесло на скалы. Попытки задержаться на якорях оказались тщетными. Море уже решило судьбу парохода. Вскоре он оказался на прибрежных скалах недалеко от автострады, где и погиб под ударами волн.




Перелом на мели.


Подобные катастрофы не единичны. Судну, выброшенному штормом на мель или посаженному на скалы либо подводные рифы, грозит не только опасность получить пробоину, с которой иногда еще можно справиться, но и быть полностью разрушенным.

В большинстве подобных ситуаций разрушительное действие шторма приводит к гибели судов. Характерной в этом отношении является авария американского грузового парохода Норд Истерн Виктори.  Это судно тоннажем 7600 брт  оказалось на мели Гудвин-Сандс и через день переломилось на две части. Капитан парохода, боясь ответственности, застрелился.

За один только 1966 г. такая участь постигла еще семь крупнотоннажных судов. В январе, во время шторма, переломился норвежский теплоход Тиррана.  Совершая рейс Мурманск — Росток с грузом концентрата, судно село на мель к востоку от Тромсё (Норвегия). Беспомощный теплоход оказался во власти волн. После нескольких особенно мощных ударов оторвалась корма. Она сползла по покатому дну и затонула. Затем разрушилась остальная часть теплохода. Еще относительно не старое судно (постройки 1952 г.) было уничтожено в течение нескольких часов.

Шестнадцатого сентября, во время рейса Калькутта — Иокогама, в условиях жестокого шторма был выброшен на риф у острова Пратас английский пароход Огест Мун  с грузом железной руды на борту. Разрушение судна происходило весьма быстро. Команду пришлось срочно эвакуировать вертолетом. Это успели сделать еще до того, как судно переломилось. Погибший Огест Мун  был построен в 1943 г. и принадлежал гонконгской судоходной компании.

Две катастрофы произошли в том же году во время ноябрьских штормов. 3 ноября переломился пополам либерийский пароход Марихора.  4 ноября такая же участь постигла панамское судно Прогресс.  Оба парохода попали в зону урагана и погибли примерно в одном и том же месте — на мели южнее мадрасской бухты.

Марихора  — судно-ветеран постройки 1940 г. Оно было выброшено на мель при ветре, скорость которого достигала 30 м/сек.  Под ударами волн пароход переломился. Обе части затонули почти мгновенно.

Пароход Прогресс,  построенный в 1943 г., совершал рейс Калькутта — Мадрас. Застигнутый ураганом, пароход, несмотря на отданные якоря и работавшую машину, дрейфовал, пока не оказался на мели. Менее полусуток потребовалось волнам, чтобы разрушить судно. Команде парохода не удалось спустить на воду ни одной спасательной шлюпки; ей пришлось оставаться на разламывающемся судне до тех пор, пока не подоспели спасатели. При этой катастрофе погибло 17 человек.

Следует отметить, что и Марихора  и Прогресс  свои последние рейсы совершали в балласте. Оба эти судна проплавали четверть века. Несомненно, они имели значительный износ корпуса, и, конечно, у них было мало шансов противостоять действию разбушевавшейся стихии.

В ноябре погибло еще одно судно — панамский пароход Ипапанти,  которое с грузом кокса совершало рейс Тайн — Лиссабон. После посадки на мель в 15 милях от английских берегов пароход был оставлен командой. Последняя благополучно добралась до берега на спасательных шлюпках. Под сокрушающими ударами штормовых волн Ипапанти  разломился.

Особенно часто подобные аварии происходят с греческими судами, отличающимися своим «почтенным» возрастом. Под бело-голубым греческим флагом плавает много судов постройки военных лет, в том числе суда типа Либерти,  приобретенные Грецией из резервного флота США. В конце 1965 г. в греческом флоте было около 860 таких судов общим тоннажем более 5 млн. брт.  Характерно, что значительная часть судов хотя и принадлежит греческим судовладельцам, но зарегистрирована в странах «дешевого флага»: Либерии, Панаме, Гондурасе. Замена этих судов новыми производится медленно, и обычно они плавают до первой серьезной аварии. Насколько опасна эксплуатация таких судов, свидетельствуют две катастрофы, происшедшие в течение ноября 1966 г.




После рокового удара.


Пароход Элени  был построен в 1943 г. Хотя судно принадлежало греческой компании Элени Шиппинг Компани Инкорпорейшн, оно плавало под флагом Панамы. В начале месяца при выходе из порта Тевенард с грузом зерна в количестве 8000 т,  предназначенного для Порт-Линкольна, судно в условиях штормовой погоды село на мель и вскоре переломилось. Команде парохода удалось спастись. Сразу же после аварии представитель судовладельцев заявил, что спасать Элени  он не намерен.

Другой греческий параход — Тиген,  застигнутый штормом на подходе к канадскому порту Галифакс, оказался на скалах Систер-Рокс в двух милях к востоку от банки Самбро. Почти все трюмы были затоплены, руль сорван и потерян. Вскоре пароход разломился. Суда Береговой охраны сняли с Тигена  его команду.

Пароход Тиген  также был построен в 1943 г. Он принадлежал компании Санта Каллиопи и, как Элени,  эксплуатировался греческим судовладельцем под панамским флагом.

Посадки на мель в большинстве случаев происходят в условиях плохой видимости. Разбор такого вида аварий в морских судебных инстанциях показал, что они являются следствием ошибок и небрежности, допускаемых судоводителями, или их неумения правильно пользоваться навигационным оборудованием.

Чрезвычайно важное значение приобретает своевременное оповещение мореплавателей об изменении погоды, надвигающихся циклонах, ураганах и штормах. Международной конференцией, посвященной вопросам охраны человеческой жизни на море, которая происходила в Лондоне в 1960 г., была принята новая Конвенция, содержащая рекомендацию о передаче радиосводок погоды с судов береговым станциям и наоборот. Конференция рекомендовала также специально выделенным для этой цели радиотелеграфным береговым станциям оповещать суда о циклонах и путях их движения.

Особое значение имеют четкое и своевременное прогнозирование силы и направления ветра, высоты волн и изучение поведения судов в штормовых условиях. Исследования в этой области в широких масштабах осуществляются в СССР, США, Англии, Японии и других странах. Крупные научно-исследовательские центры заняты разработкой метеорологических прогнозов, методов составления карт волнения на многие сутки вперед; они изучают потери скорости на волнении у судов различных классов. На электронных вычислительных машинах решаются задачи по выбору оптимального и наиболее экономичного маршрута судов с учетом прогноза погоды, вероятности встречи с циклонами, ураганами и штормами. Известно, что скорости судов, оказавшихся в сфере действия штормов, значительно уменьшаются. Поэтому прогнозирование погоды, определение оптимальных маршрутов судов, обеспечение безопасности мореплавания наряду с всемерной охраной человеческой жизни на море, принесут большой эффект, будут способствовать резкому снижению количества аварий и катастроф на морских дорогах.

«Мамонты» океанов

 Сделать закладку на этом месте книги

«На нашем супертанкере можно разместить несколько тысяч мамонтов» — извещает красочный проспект голландской судостроительной фирмы в Амстердаме. Фирма рекламирует новую продукцию — гигантские танкеры грузоподъемностью 200 000 т. 




Нефть вытекает из пробоины в корпусе танкера.


В период второй мировой войны «гигантскими» считались стандартные танкеры типа Т-2 грузоподъемностью 16 000 т,  развивавшие скорость до 15 узл.  Более пятисот таких судов было построено в США. По сравнению с современными супертанкерами в 300 000 т  эти «гиганты» выглядят карликами. Судьба американских «гигантов» оказалась весьма печальной. Несколько танкеров из-за недостаточной прочности переломились на верфях, как только были спущены на воду; 25 танкеров погибли в море, унеся с собой немало человеческих жизней.

В течение первого послевоенного десятилетия заметного увеличения размеров строящихся танкеров не наблюдалось. В то время одним из самых больших в мире танкеров был Уорлд Конкорд  грузоподъемностью около 32 000 т.  Судно вступило в строй в 1952 г. Оно считалось совершенно надежным и имело высший класс Регистра судоходства Ллойда. Однако, проплавав менее двух лет, 27 ноября 1954 г. во время шторма в Ирландском море танкер переломился пополам.

Ажиотаж в отношении крупнотоннажных судов начался в шестидесятых годах нашего столетия. «Мамонты» океанов, как часто называют сверхбольшие корабли, особенно интенсивно пополняют нефтеналивной флот. Из района Персидского залива и портов Нигерии они везут «черное золото» в страны Западной Европы, США и Японии.

Что же собой представляет современный сверхбольшой корабль? Ознакомимся для этого с танкером Идэмицу Мару.  Еще недавно это судно было самым большим в мировом торговом флоте. Танкер был построен в Японии всего за 8 месяцев. Его водоизмещение 290 000 т,  в его танках можно разместить 210 000 т  нефти. Это грузоподъемность целой флотилии из 13 танкеров типа Т-2. Длина Идэмицу Мару  342 м,  ширина 50 м,  что равно примерно трем футбольным полям. Если судно поставить вертикально, то оно окажется на 200 с лишним метров выше Исаакиевского собора в Ленинграде и будет почти вровень с нью-йоркским небоскребом Эмпайр Стейт Билдинг.

На фоне гигантских конструкций оборудования и механизмов с трудом можно различить немногочисленные фигурки людей. Современные средства автоматизации позволяют сократить команду судна до 10 человек. Однако судовладелец не решается доверить танкер стоимостью в 15 млн. долларов столь малочисленному экипажу. Службу на судне несут 32 моряка.

Однако вскоре Идэмицу Мару  лишился пальмы первенства среди океанских мамонтов. На судостроительных фирмах Японии и Европы приступили к постройке еще бо́льших судов. Шесть таких супертанкеров серии Юниверс  уже вступили в эксплуатацию. Первый из них, Юниверс Айрланд,  доставил немало хлопот фоторепортерам: из-за своих огромных размеров он не умещался ни в какие объективы. Снять его удалось только с вертолета.

Корпус строился по частям. К моменту спуска на воду он был закончен только на 70 %. Эти океанские гиганты вмещают в свои грузовые танки 312 000 т  нефтепродуктов.

Гигантомания в танкеростроении охватила не только Японию, хотя именно эта страна достигла наибольших успехов в данной области. Заказы на танкеры в 200 000, 300 000 и 400 000 т  размещаются на верфях Англии, Франции, ФРГ, Швеции и других стран. На европейских верфях готовятся к закладке судов в 500 000 т.  Но, оказывается, и «пятисоттысячники» еще не предел. В стадии проектных разработок — океанские суда в 700 000, 800 000 и даже в один миллион тонн. О реальности постройки «миллионеров» говорят норвежские и японские судостроители.

Однако у этих сверхгигантских кораблей есть немало и теневых сторон. Эксплуатация их сопряжена с рядом трудностей навигационного и технического характера. «Мамонты» далеко не безопасны в эксплуатации. Об этом свидетельствуют многочисленные аварии и катастрофы танкерного флота. За 1966 и 1967 г. на морях и океанах погибло 35 нефтеналивных судов. В их числе — американский супертанкер Торри Кэньон.  Он вошел в историю как символ грозной опасности, которую таит в себе авария гигантского танкера. Сейчас подведены некоторые итоги, подсчитан ущерб, нанесенный этой катастрофой мореплаванию, морской фауне и флоре. Никогда еще материальные потери, вызванные кораблекрушением, не были столь велики.




Две половины Торри Кэньона. 


Торри Кэньон  принадлежал американской компании, хотя плавал под так называемым «дешевым флагом» Либерии. Танкер направлялся в порт Милфорд-Хейвен с грузом 117 000 т  сырой нефти из Кувейта. Утром 18 марта 1967 г. танкер, шедший со скоростью 17 узл,  наскочил на рифы у английских берегов. Оказались поврежденными многие танки, из них хлынула нефть. Затем под ударами волн судно переломилось и затонуло. Ветер погнал «нефтяное покрывало» к побережью Корнуэлла, курортного центра Южной Англии. Прибрежная полоса на огромном протяжении была загрязнена. Черной густой массой покрылись золотые пески пляжей. Такая же участь постигла и значительный район побережья Франции. Пострадали расположенные здесь плантации по разведению устриц.

К еще более тяжелым последствиям может привести взрыв на танкере.

Потенциальная опасность подобной катастрофы, произойди она не в море, а, например, в порту, не поддается точной оценке. Взрыв на танкере, груженном десятками тысяч тонн нефти, приведет к уничтожению не только порта и стоящих в нем судов, но и вызовет огромные человеческие жертвы.




Горит нефть Торри Кэньона. 


Хотя со времени известной катастрофы Торри Кэньона  прошло пять лет, проблема безопасности супертанкеров остается нерешенной. Авария танкера открыла новую страницу в истории морских происшествий. Судостроительная и морская печать всего мира по-прежнему уделяет этому вопросу большое внимание. Каждая новая авария супертанкеров, сопровождающаяся повреждением корпуса и разливом нефти по морской поверхности, становится предметом специального анализа, экспертизы, научного исследования.

И еще одна новая проблема возникает при аварии супертанкеров. Кто должен возмещать ущерб, нанесенный третьей стороне (не судо- и грузовладельцу) в результате загрязнения моря и прибрежных районов? В случае, например, с Торри Кэньоном  этой третьей стороной были рыбаки, владельцы устричных плантаций, материально пострадавшие от загрязнения нефтью вод Северного моря, берегов Корнуэлла и Бретани.

В настоящее время существует так называемый план TOVALOP — добровольное соглашение владельцев танкеров о возмещении убытков третьим лицам, пострадавшим от кораблекрушений, при которых нефть вытекает из корпуса судна. Однако сам факт добровольности этого соглашения говорит о том, что оно является вынужденным компромиссом, не решающим многих вопросов. Следует также добавить, что немало судовладельцев противится такой постановке вопроса, при которой они, и только они несут ответственность за загрязнение моря нефтью. Как правило, груз нефти является собственностью компании, арендующей танкер. В таких случаях, утверждают судовладельцы, владелец груза также должен нести солидарную с ними ответственность за ущерб, нанесенный третьим лицам. Все это свидетельствует о том, что проблема ответственности за ущерб при загрязнении моря нефтью остается нерешенной.

Столкновение в октябре 1970 г. у о. Уайт двух супертанкеров Аллегро и Пацифик Глори,  плававших под либерийским флагом, придало новую остроту дискуссии о проблеме безопасности плавания супертанкеров. Хотя при этой аварии ущерб вследствие загрязнения моря нефтью оказался относительно небольшим, столкновение супертанкеров показало, что забота о безопасности плавания становится повседневной и усугубляется по мере дальнейшего увеличения размеров и количества эксплуатируемых супертанкеров.

Какие же причины лежат в основе подверженности супертанкеров авариям? Укажем наиболее характерные из них.

Прежде всего — это сложность маневрирования супертанкеров. Маневренные качества любого судна в упрощенном виде являются величиной, зависящей от мощности двигателей и водоизмещения судна. В этом отношении интересные данные содержатся в докладе французской делегации на XXIII Международном судоходном конгрессе, который состоялся в Париже в 1969 г. Как следует из доклада, с увеличением размеров судна существенно уменьшается мощность двигателей, приходящаяся на одну тонну водоизмещения. Так, для лайнера Франс  отношение мощности к водоизмещению составляет 2,8 л. с./т.  Для сухогрузного судна дедвейтом около 9600 т  при мощности двигателя 9000 л. с.  это отношение уменьшается до 0,6 л. с./т.  У судна для навалочных грузов дедвейтом 22 600 т  и мощностью двигателей 10 400 л. с.  это отношение будет равно 0,33 л. с./т,  а для танкера дедвейтом 50 000 т  с энергетической установкой мощностью 22 500 л. с.  оно понизится до 0,336 л. с./т.  Что же касается танкера дедвейтом 210 000 т,  то паровая турбина мощностью 28 500 л. с.  обеспечивает такому судну отношение мощности к водоизмещению всего 0,116 л. с./т,  т. е. в 24 раза меньше, чем у лайнера Франс,  водоизмещение которого в несколько раз меньше водоизмещения танкера.




Этот супертанкер строили по частям. Когда его вывели из сухого дока, он был еще без носа и отсеков левого борта.


Столь значительная диспропорция между мощностью двигателей и тоннажем судна весьма существенно влия


убрать рекламу




убрать рекламу



ет на маневренные качества супертанкеров.

Особенно важным фактором становится длина пути торможения, который проходит судно от момента подачи команды «Стоп» или «Полный назад» до момента остановки. Безопасность супертанкера, как показывает разбор аварий и аварийных ситуаций, прежде всего зависит от длины пути, который он проходит по инерции. Так, танкер дедвейтом порядка 80 000 т,  движущийся со скоростью 16 узл,  после остановки машины проходит расстояние около трех километров. Для танкера дедвейтом 125 000 т  это расстояние увеличивается до 4 км,  а для танкера дедвейтом 209 000 т  — до 5 км. 

Как видно из приведенных данных, маневренные качества судна ухудшаются по мере увеличения его размеров. В этом смысле заслуживает внимания заявление бывшего капитана лайнера Франс  М. Ропарса, который утверждает, что для полной остановки его лайнера необходимо 4,5 мин,  за которые он проходит путь в 2,1 км.  По его мнению, аналогичные цифры для Торри Кэньона  возрастают до 20 мин  и 10 км. 

С целью повышения безопасности плавания супертанкеров Японская судостроительная компании Мицубиси провела серию опытов по остановке движущегося судна с помощью подводных парашютов. Они предназначены для торможения и полной остановки судна при возникновении опасной ситуации, например, угрозы посадки на мель или столкновения, а также при плавании в узкостях, на подходах к портам и в районах интенсивного судоходства. Тормозные парашюты были испытаны на рудовозе Санта Изабелла Мару  дедвейтом 50 000 т.  Судно, идущее со скоростью 10,5 узл,  останавливалось за 4 мин  17 сек.  Для торможения применялись четыре парашюта. Без парашютов при аварийной ситуации рудовоз останавливался через 6 мин  40 сек,  пройдя 1372 м.  После раскрытия парашютов Санта Изабелла Мару  проходил путь в 640 м.  Специалисты утверждают, что супертанкер водоизмещением в 200 000 т,  снабженный подводными парашютами, движущийся со скоростью 16 узл,  остановится, пройдя путь не более 2750 м. 

В свете указанных фактов проблема обеспечения безопасности гигантских судов становится первостепенной. Проектируемое в настоящее время в Англии судно грузоподъемностью в один миллион тонн будет иметь энергетическую установку мощностью 95 000–130 000 л. с.,  которая должна обеспечить ему скорость в 16 узл.  Однако и при верхней границе мощности двигателя, т. е. 130 000 л. с.,  управляемость этого сверхгиганта не улучшится по сравнению с современными супертанкерами. Принимая во внимание размеры «миллионера», прежде всего его длину, ширину и осадку, можно заключить, что безопасность этого судна не будет на должной высоте.

Другой важный фактор, играющий большое значение при авариях супертанкеров, связан с их технологическими и конструктивными особенностями. В связи с этим необходимо указать на ряд взрывов на супертанкерах при плавании их в балласте. Такие аварии были отмечены и в 1969, и 1970, и в 1971 гг. Из наиболее тяжелых аварий следует отметить гибель двух супертанкеров грузоподъемностью свыше 100 000 и 209 000 т,  а также большие повреждения двух других супертанкеров.




Серийный «трехсоттысячник» типа Юниверс  на испытаниях.


Взрывы газов на супертанкерах вызвали огромное беспокойство в морских и судостроительных кругах всего мира. Специальные научно-исследовательские организации занялись поиском путей и методов решения этой проблемы. Однако, как свидетельствует аварийная статистика 1971 г., опасность катастроф в результате взрыва все еще не исключена, что несет серьезную угрозу морскому судоходству при перевозках нефти на супертанкерах.




Схема расположения серийного «трехсоттысячника» типа Юниверс. 

I  — платформа кладовых и танков; II  — отделение рулевой машины; III  — палуба полуюта; IV  — нижняя палуба надстройки; V  — верхняя палуба надстройки; VI  — палуба капитанского мостика; VII  — палуба ходового мостика; VIII  — палуба полубака; 1  — палуба полуюта; 2  — нижняя палуба надстройки; 3  — верхняя палуба надстройки; 4  — палуба капитанского мостика; 5  — палуба ходового мостика; 6  — верхняя палуба; 7  — машинное отделение; 8  — грузовой танк; 9  — форпик; 10  — такелажная кладовая; 11  — люк машинного отделения; 12  — отсек поста управления грузовыми клапанами; 13  — дымовые трубы; 14  — отсек кондиционирования воздуха; 15  — радиорубка; 16  — штурманская рубка; 17  — рулевая рубка.


Одним из путей, который по мнению специалистов может в какой-то мере предотвратить подобные аварии супертанкеров, является уменьшение размеров грузовых танков и, следовательно, увеличение их числа. Однако при этом потребуются дополнительные расходы материалов и денежных средств на постройку супертанкеров, что, естественно, затронет интересы судовладельцев.




Лидер мирового торгового флота 1972 г. — супертанкер Ниссеки Мару  (дедвейт 372 400 т ; длина — 347 м,  ширина — 54,6 м,  высота борта — 35 м ).


Наконец, третьей, не менее важной проблемой является необходимость иметь на супертанкерах экипажи высокой квалификации. Проблема эта приобретает особое значение, если учесть, что многие из судов плавают под так называемым «дешевым флагом». Многочисленные случаи аварий судов под либерийским флагом свидетельствуют, что опыт и квалификация моряков, обслуживающих такие супертанкеры, далеко не отвечают тем требованиям, которые предъявляют к экипажам современная техника судостроения и судовождения.

Они не вернулись в порт

 Сделать закладку на этом месте книги

На шотландском побережье Северного моря, где раскинулись рыбацкие поселки, день 14 октября 1881 г. обещал быть на редкость погожим. В безоблачном небе сияло солнце. Рыбаки поселка Эймут готовились к выходу в море. Настораживал только барометр: давление резко падало. Однако нашлись смельчаки, которые не хотели ждать. Быстро собрав необходимые снасти, они вышли в море. Пример оказался заразительным. За первыми рыбаками последовали и все остальные. 45 парусных рыболовных судов с 279 рыбаками на борту вышли в море.

Флотилия Эймута выглядела весьма живописной. Те, кто остался на берегу, с надеждой и радостью наблюдали красочную картину похода. Только один старый рыбак не разделял общего веселья. «Уходят вместе, вместе ли вернутся», — тихо сказал он.

В полдень на море наступила зловещая тишина. Большинство рыболовных судов в это время находилось примерно в восьми милях от берега. Внезапно небо потемнело, солнце закрыли тяжелые черные тучи. Разразилась гроза. Еще через минуту на суда обрушился ураганный ветер. Море закипело. Судовые шлюпки сорвало со своих штатных мест и выбросило в море. Ураган ломал корабельные мачты, превращал в лохмотья паруса. За короткий промежуток времени большая часть судов, залитых волнами, пошла ко дну. Некоторым судам удалось приблизиться к берегу. Они были выброшены на скалы и разбились на глазах у потрясенных людей, беспомощно столпившихся на берегу.

Только немногим судам чудом удалось возвратиться в порт. Несколько судов, отнесенных далеко на юг, нашли убежище в других гаванях. Рыболовное судно Уайт Стар  после сорока четырех часов, проведенных в штормовом море, вошло в порт Норт-Шилдс, расположенный в пятидесяти милях от места, где его застал ураган. Своим спасением команда была обязана шкиперу судна. Благодаря огромному самообладанию и мастерству ему удалось ввести судно в укрытие. Стоя у штурвала, он руководил людьми и вовремя сказанным словом поддерживал в них бодрость духа. Впоследствии этот шкипер ходил по поселкам и деревням, собирая пожертвования для семей своих погибших товарищей, а их было немало.

На кладбище рыбацкого поселка Эймут стоит скромный каменный обелиск. На его плите высечена надпись: «В память 189 рыбаков восточного побережья и среди них 129 из Эймута, которые погибли в море 14 октября 1881 года».

Труд моряка всегда был и будет связан с опасностью и риском. Море — могучая стихия, подчас непреодолимая. Рассказанная нами трагедия — одна из тысяч ей подобных в древней истории борьбы человека с морем. Но если в старину он был поистине беззащитен перед его мощью, то теперь благодаря техническим достижениям двадцатого века человек выходит победителем там, где всего сто лет назад был обречен на неминуемую гибель. Теперь становится все меньше таких аварий и катастроф, которые можно было бы отнести за счет неодолимых сил морской стихии. Ошибки проектировщиков, дефекты конструкций, механизмов и оборудования, просчет судоводителя — вот основные причины драматических событий на море.

Но есть еще одна — страшная причина гибели людей — безответственность судовладельческих компаний, которые в погоне за прибылью не выполняют самых элементарных правил безопасности по охране человеческой жизни на море. Именно по этой причине в 1968 г. только за неполные три недели в Северной Атлантике затонули три английских рыболовных траулера. Погибли 59 человек.

10 января 1968 г. от пристани города Гулля вышел на промысел к берегам Норвегии траулер Сэнт Романус,  и больше о нем ничего не было слышно. Другой траулер — тоже из Гулля — Перидот  находился у берегов Исландии. Последний сигнал с него был получен 27 января. На каждом траулере было 20 моряков. 4 февраля власти сообщили о прекращении поисков этих траулеров…

Председатель ассоциации владельцев траулеров хладнокровно заявил: «На море всегда были и будут несчастные случаи».

Это разъяснение не удовлетворило английскую общественность. Она потребовала расследования причин гибели траулеров и тех условий, в которых работают моряки. Выяснилось, что в Гулле, откуда выходят в море многие траулеры, господствуют порядки, существовавшие 100 и 200 лет назад. Компании, владеющие судами, безжалостно эксплуатируют рыбаков. Рыбаки идут на любой риск и опасности, лишь бы заработать деньги на содержание семьи.

Траулеры, как правило, настолько стары, что их опасно выпускать в море. На кораблях отсутствуют какие-либо средства, обеспечивающие безопасность труда.

На борту Сэнт Романуса  не было радиста, и поэтому рыбаки не могли воспользоваться последней надеждой терпящих бедствие — послать сигнал SOS.

Компания Хэмлингс, которой принадлежал траулер, решила сэкономить на одном человеке, послав 20 моряков на гибель. Год назад та же компания направила в море траулер Сэнт Финбар  без электрика. Судно загорелось, погибло 12 человек.

Компания Хэмлингс и другая — Хельер Бразерс, которой принадлежал траулер Перидот,  приспустили флаги на своих конторах в Гулле в знак траура.

«40 человек погибли, — сказал представитель профсоюза транспортных и неквалифицированных рабочих Мик Нив, — и вот все, что сделали судовладельцы: приспущенный флаг».

Однако гнев против владельцев траулеров нарастал. 300 женщин портового района Гулля устроили бурную демонстрацию на пристани и собрали 3 тысячи подписей под петицией с требованием расследования. Они настаивали на пересмотре системы оплаты труда моряков, требовали регулярного технического осмотра траулеров, необходимых запасных частей для починки судна в море и обязательного наличия на борту радиста.

…Прошел еще один день, и радио оповестило, что у берегов Исландии погиб еще один траулер — Росс Кливленд,  также вышедший из порта Гулля. В составе его команды было 19 человек. С тонущего траулера успели передать последнюю радиограмму: «Мы гибнем. Судно опрокидывается. Передайте нашу любовь женам и семьям…».

Морское счастье

 Сделать закладку на этом месте книги

Морские волны обладают огромной энергией. В 1967 г. группа ученых измерила силу ударов волн на некоторых участках бельгийского побережья. Специальные приборы показали, что в некоторых пунктах сила ударов волн достигла 60 т  на квадратный метр суши. Такие волны имеют огромную разрушительную силу. Об этом знают каждый моряк и житель прибрежных районов.

Однако иногда волны спасают корабли.

В 1890 г. во время шторма в Коралловом море английское судно Ланкашир Ласс  было выброшено на коралловые рифы. В следующее мгновение огромная волна подхватила судно и, как перышко, перенесла через эти рифы. Ланкашир Ласс  был спасен, а его экипаж остался цел и невредим.

Другой счастливый случай произошел с западногерманским рыболовным сейнером в Северной Атлантике. В результате аварии двигателя сейнер оказался во власти волн. Опасность усугублялась множеством айсбергов. Внезапно огромная волна, подхватив дрейфующее судно, выбросила его на ледяную гору. Однако сейнер не разбился. Он совершил «мягкую посадку» и оказался как бы в плавучем доке. Прошло полчаса. Другая волна, подхватив судно, увлекла его с айсберга. На помощь рыбакам подошел спасательный корабль и отвел «счастливчика» в безопасное место.

А вот еще одна история. Ночью на океанском рыболовном сейнере Америкэн Бой  бодрствовали только вахтенные: Мануэль Джордж, матрос и рыбак, находился в рулевой рубке у штурвала, негр Сантана Ромеро — старший механик — в машинном отделении у двигателя.

Сейнер закончил промысел у берегов Мексики и теперь возвращался в порт Сан-Диего. Улов был удачный. Двести семьдесят пять тонн рыбы, главным образом тунца, заполняли трюмы. Ящики и огромные плетеные корзины с рыбой стояли в судовых помещениях. Часть улова разместили на палубе. Здесь же, на палубе, находились 15-тонный кошельковый невод, часть рыбопромыслового оборудования и снабжения. Особенно берегли невод — ведь он стоил 50 000 долларов. Перегруженный сейнер глубоко ушел в воду. Океан был спокоен. Мерно работал двигатель. Утомленный тяжелой работой, экипаж Америкэн Бой  спал.

Когда до берега оставалось примерно 180 миль, на судно внезапно обрушился ураган. Первый удар большой волны положил сейнер на борт. Отброшенный в сторону вахтенный матрос все же успел повиснуть на штурвале и переложить руль до предела вправо. Ему с трудом удалось также поставить телеграф на «полный вперед». Судно вздрогнуло, вышло носом на волну, но не выпрямилось. Тонны воды устремились на его палубу. В несколько секунд затопило помещение камбуза. Однако внутрь корпуса вода не проникла. Ромеро быстро задраил двери машинного отделения. Путь воде был прегражден. Волны неистово бились об эту преграду и скатывались обратно в океан.

Но теперь сам старший механик оказался закупоренным в машинном отделении. Если сейнер опрокинется, ему уже не выбраться на поверхность. Беда не приходит в одиночку. С перебоями стал работать двигатель. Судно продолжало лежать на борту, а двигатель то сбавлял, то снова увеличивал обороты. Люди на сейнере со страхом и надеждой прислушивались к работе мотора. Они понимали, что если механик не устранит неполадки в двигателе и не сможет обеспечить его работу на полную мощность, сейнер развернется бортом к волне и гибель станет неминуемой.

Капитан Джо Льюис проснулся, как только судно накренилось. По внутреннему трапу он пробрался в рулевую рубку, попытался помочь вахтенному. «Я думал, что судно наверняка погибнет. Мы повисли в рулевой рубке, держась за штормовые поручни и ожидали опрокидывания. Я никогда не был так близко к смерти», — рассказывал Джо Льюис впоследствии.

Спасение принесли… волны. Они постепенно смывали с палубы недостаточно закрепленные предметы. Сначала это были корзины и ящики с рыбой, потом наступила очередь больших палубных грузов. Вот огромная волна сорвала с креплений невод. Мгновение — и он оказался в море. Другая набежавшая волна расправилась с судовой шлюпкой. Еще несколько исполинских волн — и палуба очистилась от 20 тонн груза.

По мере того как волны очищали палубу Америкэн Бой,  судно выпрямлялось. Примерно через полчаса Америкэн Бой  стал на ровный киль. В то же время механику Ромеро, наконец, удалось устранить неполадки в двигателе. И не было для людей более приятных звуков, чем ритм нормально работающей машины. Наступило спасение.

СТОЛКНОВЕНИЯ В МОРЕ

 Сделать закладку на этом месте книги

Толчея на морских дорогах

 Сделать закладку на этом месте книги

Тесно становится на морских и океанских путях. С каждым годом увеличивается количество судов торгового и рыбопромыслового флотов. На вооружение военно-морских флотов поступают новые корабли и подводные лодки. Растут скорости кораблей и гражданских судов, появляется все больше быстроходных судов на подводных крыльях и воздушной подушке. Возникают новые проблемы по обеспечению безопасности движения и предупреждению столкновений судов в море.

Столкновение судов в море — очень серьезная авария, сопровождающаяся большими разрушениями, а иногда гибелью судна и человеческими жертвами.

Особенно тяжелыми последствиями чреваты столкновения военных кораблей или столкновения военного корабля с гражданским судном. К трагедии может привести столкновение с атомной подводной лодкой или с надводным кораблем, на котором имеется атомное оружие или ядерная энергетическая установка. Столкновение танкеров может вызвать пожар и привести к взрыву. Вероятность «двойной» аварии на танкерах гораздо бо́льшая, чем на других типах судов торгового флота.

На безопасность плавания серьезное влияние оказывает еще один фактор — пиратские рейды военных кораблей США к чужим берегам. После задержания в январе 1968 г. американского разведывательного судна Пуэбло  в территориальных водах КНДР военное командование США перебросило в Японское море три американских авианосца и большое число других боевых кораблей. Эти перемещения создали трудности для японских рыбаков, находящихся на промысле в этом районе. Опасность столкновений, помехи, создаваемые в эфире, дезорганизовали лов. Иногда американские боевые корабли окружали рыболовные суда, мешая им заниматься ловом.

Такие действия американцев вызвали законный протест японской общественности. Ассоциация рыбаков префектуры Хиого направила председателям обеих палат японского парламента петицию с требованием обеспечить безопасность лова и жизни рыбаков, ведущих промысел в Японском море.

О количестве происшествий, имеющих место из-за столкновений судов в море, красноречиво говорит аварийная статистика. По данным Ливерпульской ассоциации страховщиков, в 1964 г. в результате столкновений затонуло 18 судов, а 1735 судов получили аварийные повреждения. В 1965 г. эти цифры были соответственно 14 и 1945, причем статистикой учитывались только крупные суда тоннажем более 500 брт. 

Как уже отмечалось выше, одной из главных причин столкновений судов является теснота на морских дорогах. Об интенсивности судоходства в отдельных районах можно судить по движению судов в проливах Ла-Манш и Па-де-Кале. Подсчитано, что в проливах в среднем одновременно находится около 40 судов, 20 из которых движутся в сторону Англии и Балтийского моря и 20 в западном направлении, т. е. существует 20 возможностей столкнуться. При этом 90 % всех судов движутся в полосе шириной пять миль, поскольку эта полоса лучше оснащена средствами навигационной обстановки. А вот другой пример. На экране радиолокатора одного судна было отмечено 12 судов, догоняющих его, 25 — пересекающих курс, и 129 судов, шедших встречным курсом.

Что касается столкновений в море, сопровождающихся крупными повреждениями судов и большими человеческими жертвами, то согласно той же статистике число их ежегодно колеблется в пределах от 200 до 400. При этом отмечается, что врагами № 1 для судоводителей являются туман и плохая видимость.

Казалось бы, что с установкой на морских судах радиолокаторов и особенно со времени распространения их в торговом судоходстве аварий из-за столкновений при плавании в условиях ограниченной видимости больше не будет или во всяком случае они значительно сократятся. Однако на практике этого не произошло.

Зарубежные специалисты объясняют такое положение недостаточной подготовленностью судоводителей к правильному и четкому использованию радиолокатора. Достаточно отметить, что из 360 столкновений, зафиксированных за последнее время в Северном море, в 250 случаях на судах имелись радиолокаторы. Не менее опасна и переоценка его значения. Как показывает анализ аварий, происшедших из-за столкновений, одной из причин катастроф было неправильное представление о том, что радиолокатор может полностью заменить необходимость визуального наблюдения и соблюдения законов хорошей морской практики.

Наиболее частыми ошибками, которые совершают судоводители, являются: неправильная оценка курса встречного судна, чрезмерная скорость, непонимание или даже полное пренебрежение сигналами, установленными Правилами при плавании в тумане; замедленная отдача команды об остановке двигателя, выполнение маневров исходя из данных, неправильно снятых с экрана локатора, и т. д.

Тяжелая катастрофа в результате этих ошибок произошла во время столкновения английского теплохода Нисето де Ларринга  с французским танкером Ситала.  Авария произошла ночью в густом тумане у Нормандских островов. Рудовоз Нисето де Ларринга,  принадлежащий пароходной компании Ларринга в Ливерпуле, получил большие повреждения носовой части и только с помощью буксиров смог добраться до военно-морской базы в Портленде. О силе удара, которую воспринял корпус теплохода при столкновении, можно судить по видимым на фотографии разрушениям.

Другой случай произошел в Ла-Манше, где столкнулись шведский теплоход Бритта  и итальянский танкер Мирелла де Амико.  Шведское судно получило огромную пробоину в носовой части и с помощью буксиров было доставлено в порт.




Пробоина в борту шведского теплохода Бритта. 




Носовая оконечность Нисето де Ларринга  после столкновения.


Но столкновения происходят не только в тумане. Следуя каналом Спитхед около английского порта Портсмут при хорошей видимости норвежский танкер Горм  столкнулся с американским грузовым пароходом Санта Алисия.  В результате столкновения оба судна получили большие пробоины, а их носовые части глубоко врезались друг в друга. Чтобы разъединить корабли, к месту происшествия были направлены четыре буксира. В течение нескольких часов они безуспешно пытались оторвать танкер от парохода. Работа осложнялась тем, что танкер был гружен керосином, а вызываемое тягой буксиров искрение металла создавало угрозу взрыва. Лишь после продолжительных усилий буксирам удалось оторвать норвежский танкер от американского парохода.




Столкновение Е. Керби Смита  и Нуланда. 


Изучение причин столкновений кораблей и судов позволяет сделать вывод, что в большинстве случаев можно было бы избежать происшествий или значительно уменьшить вызываемые ими жертвы и материальный ущерб, если бы соблюдались Международные правила по предупреждению столкновений судов в море (ППСС). На практике в капиталистическом судоходстве, где главное — получение наибольшей прибыли, эти Правила часто не выполняются. В ряде капиталистических государств, особенно среди владельцев танкеров, широко распространен принцип «убыток покрывается страхованием».

Проиллюстрируем на нескольких характерных примерах, при каких обстоятельствах происходят столкновения судов в море, чем они вызваны и каковы их последствия.




Американский пароход Гарден Стейт  и японский теплоход Аляска Мару. 


Между двумя происшествиями — столкновениями шведского судна Нуланд  с американским судном Е. Керби Смит  и американского судна Гарден Стейт  с японским судном Аляска Мару  — прошло восемь лет. Но обе аварии похожи, как близнецы.

Столкновение парохода Нуланд  тоннажем 4000 брт  с пароходом Е. Керби Смит  тоннажем 7200 брт  произошло ранним мартовским утром 1956 г., недалеко от порта Норфолк (штат Виргиния). Шведское грузовое судно своим форштевнем почти пополам разрезало Е. Керби Смит,  который стоял на якоре. Нос Нуланда  глубоко вошел в середину корпуса американского парохода, разорвал его бортовую обшивку, днище и палубу, вызвав почти полное разрушение парохода. Американское судно было обречено на гибель.

Аналогичный случай имел место в январе 1964 г. Американский пароход Гарден Стейт  тоннажем 7600 брт,  двигаясь в тумане с недозволенной скоростью, врезался в среднюю часть японского теплохода Аляска Мару  тоннажем 8300 брт.  Японское грузовое судно, которое стояло на якоре в 10 милях от входа в залив Тампа, было разрезано почти пополам. При столкновении оба судна так крепко сцепились друг с другом, что корабли-спасатели Береговой охраны США в течение 20 часов не могли их разъединить. Только счастливые обстоятельства и наличие вблизи катастрофы спасательных судов позволили избежать при этой аварии человеческих жертв.




Буксиры ведут к причалу сцепившиеся суда.


В ночь с 5 на 6 марта 1964 г. при следовании каналом из Амстердама в Северное море столкнулись два парохода: панамский Александра К  и голландский Авердейк.  Суда сцепились. Все движение по каналу было приостановлено почти на сутки. Попытка разъединить суда оказалась безуспешной. Это не удалось сделать и после того, как с панамского парохода сняли часть груза. Одиннадцать буксиров доставили на верфь оба судна в сцепленном состоянии. Их разъединили только после того, как с помощью автогена вырезали часть борта у судна Александра К. 

Нечто подобное произошло 23 ноября 1965 г. У острова Хог при прохождении судоходного канала столкнулись американский крупнотоннажный грузовой пароход Америка Пайлот  и небольшой танкер Мэйумек сан.  Оба судна шли с грузом. На танкере находилось около 1500 т  нефтепродуктов. При столкновении Америка Пайлот  своей носовой частью вклинился в левый борт танкера и застрял в нем. В таком положении они были обнаружены прибывшими на место катастрофы спасательными судами. Мэйумек сан  имел огромную пробоину.




Пожар после столкновения.


Не было сомнения, что судно утонет, как только от него отведут пароход. Нос парохода, подобно хорошо пригнанному клину, закрывал пробитое им отверстие, и вода почти не поступала в поврежденный корпус. Спасатели при помощи тросов скрепили суда друг с другом и в таком положении повели в порт. Буксировка окончилась благополучно. Тогда произвели заключительный этап спасательной операции — танкер разгрузили и Мэйумек сан  всплыл. Часть его поврежденного борта вышла из воды. Теперь опасность затопления танкера значительно уменьшилась. Когда суда разъединили, Мэйумек сан  отбуксировали на мелкое место, заделали пробоину пластырем и отвели на верфь для ремонта.




Благодаря спасателям две половины танкера были приведены в порт.


Приведенные случаи морских происшествий и катастроф еще раз показывают, с какими неожиданными ситуациями иногда сталкиваются спасатели. При подобных исключительных обстоятельствах требуется особый подход к проведению спасательных операций. Поэтому не всегда при столкновении и сцеплении судов либо при навале их на подводные препятствия и стационарные плавучие объекты лучшим способом спасения является немедленное разъединение или освобождение аварийного судна от заклинившегося в нем другого объекта.

«Танкер может столкнуть


убрать рекламу




убрать рекламу



ся только один раз» — гласит поговорка, широко распространенная среди экипажей нефтеналивных судов. Такое утверждение имеет основания. При серьезном столкновении нет спасения ни судну, ни членам его экипажа. Плавание на танкере должно быть особенно осторожным, а маневрирование судна четким и безошибочным.




Ремонт судна был выполнен за один месяц.


При столкновении корабля или грузового судна с танкером, а еще чаще при столкновении танкеров авария сопровождается взрывом и пожаром. В этих случаях через образовавшуюся пробоину из корпуса танкера выливается горящая нефть, бензин или керосин. На море вокруг судна образуется завеса огня, и тогда спасение людей вплавь, на шлюпках или оказание помощи морякам кораблями-спасателями становится невозможным.




На сей раз все закончилось относительно удачно.


Вот один из таких трагических примеров. Тяжелая катастрофа при столкновении в Босфоре двух танкеров — югославского Петр Зоранник  и греческого Уорлд Хармони  — произошла в обстановке плохой видимости и в районе довольно интенсивного движения морских судов. Оба танкера были оборудованы современными навигационными средствами и механизмами. Петр Зоранник  совершал рейс из Черного моря в Гамбург с грузом, состоящим из 12 000 т  высокооктанового бензина и нефти. Уорлд Хармони  двигался ему навстречу в балласте. Столкновение произошло ночью. Оно сопровождалось огромными взрывами и пожаром. В результате катастрофы на Петре Зораннике  была сорвана палуба, а непрекращавшийся в течение нескольких дней пожар превратил его корпус в груду обгоревшего металла. В дальнейшем на югославском танкере время от времени вновь происходили взрывы и вспыхивал пожар. О силе этих взрывов и пожара можно судить по столбу пламени, который был виден с проходящих судов на расстоянии свыше 13 миль. Судно в полуразрушенном состоянии осталось в проливе.

Уорлд Хармони  также получил значительные повреждения, потерял управление, и его снесло в бухту Бейкоз-лиманы. С большим трудом на нем удалось погасить пожар и поставить судно на бочку. Катастрофа разрослась в результате еще одного обстоятельства. Ветром и течением огненное море несло к берегу, к месту якорной стоянки турецкого пассажирского парохода Тартус.  На нем также вспыхнул пожар, который через несколько часов оставил от судна один остов.




Горит Петр Зоранник. 


Спасательные корабли из-за сильного ветра в течение нескольких часов не могли приблизиться к охваченным пламенем танкерам. Операция по спасению осложнялась «пожаром моря»: горела разлившаяся по проливу нефть. Люди прыгали за борт, пытаясь добраться до берега. Многие получили при этом сильные ожоги и ранения. Во время катастрофы погибло 50 человек.

К большим человеческим жертвам и огромным убыткам, понесенным в результате катастрофы, следует добавить потери в судоходстве за то время, когда пролив был закрыт для прохода судов.

После столкновения французского танкера Фернанд Жильбер  (тоннаж 10 715 брт ) с либерийским танкером Мелика  (тоннаж 20 551 брт ) команда Фернанда Жильбера  покинула судно, так как вспыхнувший на нем пожар принял такие угрожающие размеры, что возникла опасность гибели не только самого судна, но и его экипажа. Второй танкер получил серьезные повреждения в результате взрывов и пожара. В дальнейшем он оказался годным только для продажи на слом. Несмотря на активные спасательные действия, в которых принимали участие несколько судов и вертолеты, при катастрофе погибли 22 моряка.

При столкновении в устье Шельды английского танкера Абадеса  (тоннаж 13 571 брт ) и панамского танкера Мирафлорес  (тоннаж 20 776 брт ) окружающая танкеры поверхность воды сплошь покрылась горящей нефтью, а суда пылали от носа до кормы. Английский танкер с развороченной пробоиной в носу судам-буксировщикам удалось привести в Антверпен. Панамский танкер выбросился на мель, а его корпус полностью сгорел. На танкере Абадеса  погибли 9 моряков.




После столкновения.


А вот еще один трагический случай. Было солнечно и по-весеннему тепло. 26 марта 1959 г. собравшимся на причале нью-йоркского порта предстала удивительная картина. Буксирные суда вводили в гавань пассажирский лайнер Санта Роза,  на носу которого возвышалось необычное украшение: труба и два огромных вентиляционных раструба машинного отделения. Оказалось, что этот «трофей» лайнер захватил при столкновении с американским танкером Валчем.  Авария произошла вблизи порта Атлантик-Сити (США), когда лайнер Санта Роза  с 265 пассажирами на борту совершал очередной рейс из Кюрасао в Нью-Йорк, а танкер Валчем  шел в балласте ему навстречу, направляясь в Бейтаун (штат Техас). При ударе нос лайнера глубоко проник в корпус танкера. В районе машинного отделения он перерезал Валчем  почти на две части. Машинное отделение было затоплено, судовые котлы полностью разрушены, и энергетическая установка выведена из строя. Не обошлось без жертв. Пять человек из экипажа танкера получили тяжелые ранения. Трое из них впоследствии умерли. Один моряк погиб при столкновении.




«Трофей» лайнера Санта Роза. 


Лайнер Санта Роза  получил глубокую вмятину в носовой оконечности. Она простиралась от ватерлинии вдоль форштевня вверх. Сквозь разорванные листы бортовой обшивки были видны стрингеры и шпангоуты. Столкновение вызвало на лайнере пожар. Огнем были охвачены помещения, расположенные в носу. Пожар начал распространяться по палубе, но, к счастью, с огнем удалось справиться. Однако судно лишилось собственного хода и оставалось во власти океана, пока к нему не подошли спасательные корабли. Повреждения на Санта Розе  оказались весьма серьезными. Судно почти месяц простояло в ремонте в сухом доке на верфи в Бруклине. Что касается танкера Валчем,  то разрушения на нем были столь велики, что судовладелец — компания Херон Стимшип — счел нецелесообразным тратить средства на восстановление судна и оно было продано на слом.




Пароход Лейсестер  (типа Либерти ) дал опасный крен.


Выдвигалось несколько версий о причинах катастрофы. Компания Грас Лайн, которой принадлежал лайнер, обвиняла судоводителей танкера в слишком позднем изменении курса. Ее представители доказывали, что на море стоял небольшой туман и с лайнера на расстоянии пяти миль визуально наблюдали за маневрами танкера. Капитан Валчема  утверждал, что туман был густой и что не он, а капитан Санта Розы  неправильно изменил курс. Разбором обстоятельств столкновения занимались эксперты Береговой охраны США.

Скандальная история

 Сделать закладку на этом месте книги

Этот сигнал SOS прозвучал в 4 часа 23 минуты 26 ноября 1964 г. В Атлантике столкнулись два крупнотоннажных судна — израильский трансатлантический пассажирский лайнер Шалом  и норвежский танкер Столт Дагали.  Кораблекрушение произошло примерно в 20 милях от американского побережья. Лайнер шел вдоль берегов штата Нью-Джерси. На судне находились шестьсот пассажиров. Танкер с грузом жира и масла направлялся из Филадельфии в порт на Гудзоне. Море было неспокойно. Шел дождь, а воды Атлантики окутал густой туман.

Форштевень Шалома  врезался в корпус Столт Дагали  и рассек танкер на две части. Кормовая часть, в которой располагалось машинное отделение, затонула через несколько минут, а носовая — длиной почти 100 м  — осталась на плаву. В свою очередь лайнер также получил значительные повреждения носовой оконечности. При столкновении 33 норвежских моряка были выброшены в море. Погибли 14 человек, находившихся в кормовой части танкера, пять человек пропали без вести. В спасательной операции принимали участие пять судов и вертолеты. Потерпевших кораблекрушение вылавливали из воды.




В штормовом океане.


После аварии мировая пресса долго еще была полна описаниями этой трагедии. Это понятно, если учесть, что причины столкновения до сего времени остаются неясными. Ведь и лайнер, и танкер представляли собой вполне современные суда. Столт Дагали  был построен в 1955 г. Его грузоподъемность 19 150 т,  длина 178 м,  осадка 9,4 м.  Судно было снабжено полным комплектом электрорадионавигационных приборов. Шалом  вступил в эксплуатацию в сентябре 1964 г. Длина судна 169 м,  ширина 24,8 м,  осадка 8,1 м.  Тоннаж лайнера 25 300 брт,  экипаж 469 человек. Судно снабжено новейшими электрорадионавигационными приборами и оборудованием. На нем установлены радиолокаторы новейших моделей, учитывающие истинное и относительное движение судна.

Судну был присвоен класс двух классификационных обществ — Регистра судоходства Ллойда и Бюро Веритас.

Для специалистов морского дела столкновение Шалома  и Столт Дагали  послужило еще одним поводом обсудить проблему столкновений судов в море. На страницах морской печати, на многочисленных совещаниях и конференциях, среди судоводителей и судовладельцев вновь разгорелся спор о причинах подобных аварий и ответственности за них. Виноват ли капитан, допустивший ошибку при пользовании радиолокатором, или причина всему — несовершенство современного радиолокационного оборудования? Задавались вопросы, чем является радиолокатор в плохую погоду — маяком или проклятием?

Представители фирм — поставщиков корабельных радиолокаторов — утверждали, что при хорошей подготовке и наличии у судоводителя необходимого опыта современный радиолокатор позволяет преодолевать все трудности плавания в тумане. При этом, как правило, они ссылались на данные статистики. Однако при расследовании аварий за двухлетний период (1963–1964 гг.) американские органы контроля за безопасностью мореплавания установили, что из 44 случаев столкновений морских судов, имевших серьезные последствия, 25 произошло в условиях плохой видимости. Характерно, что при этих столкновениях на обоих или по крайней мере на одном из судов имелся радиолокатор.

Официальные представители Береговой охраны США, отказываясь комментировать обстоятельства и причины столкновения судов, вместе с тем указывали, что, как правило, значительную роль в совершении аварии сыграли ошибки, допущенные судоводительским составом. Они также признавали влияние некоторых метеорологических факторов на эффективность работы радиолокационного оборудования, но тут же добавляли, что умелая интерпретация радиолокационных сигналов даже в плохую погоду позволяет до некоторой степени не считаться с этими ограничениями.

В свою очередь многие судоводители считают, что неблагоприятные метеорологические условия (бурное море, ураганный ветер, перепады атмосферного давления) могут сделать радиолокатор почти бесполезным, особенно при обнаружении встречного судна на близком расстоянии. Радиолокационные сигналы, отражаясь от облаков и волн, дают отметки на экране локатора, которые могут ввести в заблуждение даже опытных судоводителей. Чтобы избежать столкновений в тумане, — говорят судоводители, — надо снабдить суда таким радиолокационным оборудованием, которое могло бы вести судно автоматически, без вмешательства человека. Однако связанные с этим технические трудности не позволяют пока создать автоматическую систему предотвращения столкновений судов в море.




Уцелевшая часть танкера Столт Дагали. 


Большинство судоводителей предпочитают наблюдать за обстановкой в море, пользуясь индикаторами относительных перемещений. При этом картина на экране радиолокатора похожа на ту, которая обычно наблюдается с корабля визуально.

На Столт Дагали  (капитан которого, кстати, воздержался от утверждения, что его радиолокатор работал во время катастрофы) был установлен радиолокатор с системой индикации относительных перемещений (максимальная дальность обнаружения — 40 миль, минимальная — около 45 м ). Капитан Шалома  заявил, что на его судне радиолокатор работал. Как же могла случиться катастрофа? Может быть радиолокатор лайнера был недостаточно надежен? Это маловероятно. Кроме того, радиолокатор Шалома  выдавал информацию об истинном перемещении судна и работал на пяти режимах. Однако, как следует из заявлений офицеров судна, пользоваться установкой очень трудно. Возможно, что именно это и явилось причиной столкновения.

Вероятно, интерес к столкновению Шалома  и Столт Дагали  ограничился бы анализом технических причин аварии и не вызвал столь большого резонанса в мире, если бы не одно загадочное происшествие, связанное с катастрофой.

Вскоре после столкновения между израильской судоходной компанией ЗИМ, владельцем лайнера Шалом,  и норвежскими судовладельцами, которым принадлежал танкер Столт Дагали,  начался спор о виновниках катастрофы. Как всегда в таких случаях, ответственность за аварию возлагали на противную сторону. Владельцы Столт Дагали  требовали от компании ЗИМ возмещения убытков в сумме 5 миллионов долларов.

Капитан норвежского танкера обвинял своего израильского коллегу в том, что он вел судно в тумане со скоростью, превышающей установленную Международными правилами предупреждения столкновений судов в море. К тому же, в соответствии с правилами Международной конвенции по охране человеческой жизни на море, судоводители должны включать в условиях тумана устройство для подачи звуковых сигналов. Между тем, капитан Шалома  гудков не давал, считая, что они отрицательно действуют на психику пассажиров. Но главным доводом норвежцев была запись, сделанная капитаном Столт Дагали  в судовом журнале, согласно которой в момент столкновения танкер Столт Дагали  не имел хода. Этот аргумент является весьма серьезным при установлении действительного виновника аварии.

Однако компания ЗИМ утверждала, что во время столкновения танкер имел ход. Для подкрепления своих позиций, в связи с предстоящим рассмотрением дела в морском суде, компания решила снять показания контрольных приборов танкера. С этой целью нужно было провести водолазное обследование затонувшей части Столт Дагали,  лежащей на глубине 80 м.  В район аварии была направлена водолазная экспедиция, в задачу которой входило проникнуть в машинное отделение судна и в помещения его надстроек. Здесь, по показаниям машинного телеграфа, счетчика оборотов и других контрольных приборов надлежало убедиться, имел ли танкер ход.

Однако ни в машинном отделении, ни в рулевой рубке водолазы не обнаружили приборов, фиксирующих ход судна и число оборотов машины. Не оказалось их и при повторном обследовании помещений всей кормовой части танкера. Отсутствовала также судовая радиоустановка. Остались только явные следы демонтажа приборов и радиооборудования. Стало ясным, что кто-то уже побывал на затонувшем судне и снял с него этих беспристрастных свидетелей. Таинственное исчезновение части судового оборудования с затопленного корабля уже сам по себе случай беспрецедентный, а при обстоятельствах, когда это оборудование должно было помочь следствию, просто скандальный. Все это, несомненно, повлияло на дальнейшее развитие событий и сказалось на результатах объективного расследования. Настоящие виновники катастрофы так и не были найдены.




Кормовую оконечность К. Т. Гогстада  (на переднем плане) сращивают с носовой оконечностью Столт Дагали. 


Весьма сомнительно, что похитители, таинственно проникшие в затонувшую часть танкера, будут найдены и что это мошенничество будет раскрыто. Однако при всех обстоятельствах дерзкий подводный грабеж проливает свет на методы, применяемые некоторыми судовладельцами с целью уйти от ответственности.

Интересны и другие последствия этой катастрофы: авария привела к рождению нового танкера.

Носовую часть Столт Дагали  удалось сохранить на плаву. Ее отбуксировали в Нью-Йорк, а затем в Швецию на верфь фирмы Эриксбергс в Гетеборге. Здесь ее соединили с кормовой частью судна К. Т. Гогстад,  которое также стало жертвой морской катастрофы. Во время рейса у шведских берегов судно село на мель, и корпус К. Т. Гогстада  получил значительные повреждения, но только в носовой части. Корма К. Т. Гогстада  оказалась вполне пригодной для дальнейшего использования. Постройка нового танкера, которому присвоили название Столт Леди,  продолжалась шесть месяцев.




Танкер Столт Лэди  вышел на ходовые испытания.


Во время операции стыкования и постройки нового крупнотоннажного танкера израсходовали только 300 т  металла, который понадобился в основном на постройку секции, установленной в месте стыка носовой части Столт Дагали  и кормовой части К. Т. Гогстада. 

При работах по сращиванию двух отличающихся по конструкции частей судов, в разное время потерпевших аварии, возникли серьезные трудности. Достаточно сказать, что ширина К. Т. Гогстада  была на 40 см,  а высота борта на 14 см  больше соответствующих размеров Столт Дагали,  который в свою очередь имел бо́льшую осадку. Однако специалисты верфи преодолели эти трудности, и норвежский судовладелец — компания Скибс А/С Лали, по заказу которой осуществлялась эта операция, — остался удовлетворен их работой. Новый танкер сделали на несколько метров длиннее каждого из первоначальных судов.

Что касается дальнейшей карьеры Шалома,  то после ремонта он в течение двух лет плавал под флагом Израиля, однако почти все рейсы судно совершало с недогрузом. Пассажиров явно не привлекало судно, которое уже в начале своей жизни оказалось участником трагического столкновения. Компания ЗИМ решила продать лайнер, и в начале 1967 г. Шалом  был приобретен западногерманской судоходной компанией Дойч Атлантик Лайн (Гамбург). Судно получило новое имя — Ганзеатик. 

Эта катастрофа в Атлантике имела большой резонанс. В 1965 г. одна из крупнейших в мире страховых компаний Регистр судоходства Ллойда обратилась ко всем судовладельцам с предупреждением усилить теоретическое и практическое обучение находящихся у них на службе моряков. Теперь мало осталось на торговых судах «старых морских волков», говорилось в обращении Ллойда. Многие навигаторы молоды и недостаточно подготовлены для управления крупным судном. «Учитесь! — призывали страховщики Ллойда, — учитесь, если не хотите лежать на морском дне!» И действительно, как показывает практика, в ряде случаев виновником кораблекрушения или аварии является весьма опасный «субъект» — техническое невежество.

Нефтяной потоп

 Сделать закладку на этом месте книги

В центре Сан-Франциско возвышается построенное из стекла и бетона огромное административное здание. Это главная контора американского нефтяного концерна Стандарт ойл оф Калифорния. Обычно фасад здания выглядит весьма парадно. На площади перед зданием находится великолепный фонтан. Но как здесь все изменилось в конце января 1971 г.! Вплоть до третьего этажа фасад залеплен сплошным черным месивом из грязи и мазута. На фонтане развешены мертвые птицы и рыбы с вздутыми животами. Воздух пропитан смрадом. Окна пришлось закрыть. Все это — дело рук молодых калифорнийцев. Так они отомстили заправилам концерна.

Два его танкера Орегон Стандарт  и Аризона Стандарт  водоизмещением свыше 18 000 т  каждый столкнулись в гавани Сан-Франциско. Авария произошла утром, когда на тихоокеанское побережье США опустился густой туман. В момент столкновения суда находились под пролетами гигантского моста «Золотые ворота», соединяющего берега залива Сан-Франциско. Один из танкеров в результате столкновения получил пробоину в корпусе, и в воды залива хлынули потоки нефти. Они растекались по поверхности, образуя сплошное черное покрывало. Всего в море вылилось до 1,9 миллиона галлонов нефти (американский галлон равен 3,78 л ). Господствующее здесь течение предотвратило катастрофическое нашествие мазута на Калифорнию. Бо́льшую часть нефтяного поля унесло в Тихий океан. Однако даже того количества, которое достигло берегов, хватило, чтобы загрязнить стокилометровую полосу прибрежного района. Калифорнийские пляжи покрылись огромными маслянистыми пятнами. Погибло множество птиц и морских животных. Под угрозой гибели оказались птицы в заповедниках, питавшиеся отравленной мазутом рыбой. На перья пернатых налипла нефть. Их чистили, мыли, однако многих птиц не удалось спасти. Агентство Юнайтед Пресс Интернэйшнл после этой аварии опубликовало серию снимков. На одном из них запечатлены тюлени, которые взобрались на морской буй, чтобы спастись от нефтяной пленки.

Концерн израсходовал миллион долларов на работы по устранению последствий нефтяного потопа. Еще миллион долларов пошел на уплату штрафа за загрязнение берегов и прибрежных вод. Однако при огромных барышах концерна такие расходы — все равно, что капля в море. Ведь Стандарт ойл оф Калифорния входит в число семи крупнейших нефтяных корпораций капиталистического мира.

Эта позорная история весьма обычна для американской действительности. Виновник установлен, он уплатил доллары за совершенное зло. Нашлись добрые люди, пожалевшие бедных птиц. Газеты пожурили первых, воздали хвалу вторым, … и на этом все кончилось.

В открытом море плавают около 50 000 судов, энергетические установки которых работают на жидком топливе. В составе этого флота более 5000 танкеров. За последние пять лет ежегодные перевозки только сырой нефти составили в среднем 600 млн. т.  На судах существует несколько источников загрязнения моря нефтью: чистка грузовых танков в открытом море при подготовке к приему очередного груза нефти, мойка балластных и топливных танков на пассажирских и грузовых судах, откачка воды из льял машинного отделения. Оснащение судов современными техническими средствами позволит, вероятно, в ближайшее время устранить или во всяком случае значительно уменьшить загрязнение моря, связанное с этими причинами. Но остается неустранимым главный источник нефтяного потопа, справиться с которым пока что не могут. Это — аварии танкеров, в результате которых происходит повреждение корпуса судна и нефть вытекает в море.

В последнее время сообщения о танкерах, потерпевших аварии и выливших из своего чрева тысячи тонн нефти, стали обычным «украшением» первых страниц западной прессы. У острова Уайт столкнулись крупнотоннажные танкеры Пасифик Глори  и Аллегро.  Около Сицилии затонул танкер Марлена,  предварительно выбросив в море 14 000 т  нефти. В Атлантическом океане переломились танкеры Рагни  и Хрисси.  В проливе Ла-Манш затонул супертанкер Техасо Карибеан. 




Смерть Пацифик Глори. 


Кажется непостижимым, что технические средства, которыми в наше время располагает торговый флот, не могут обеспечить безопасность судоходства. Но факт остается фактом. За неполных три месяца 1971 г. произошла серия катастроф, привлекшая внимание мировой общественности. Вот трагическая хроника только десяти дней января.

4 января в Средиземном море неизвестное грузовое судно таранило парусник Жан-Себастьян.  Парусник нес все необходимые огни и сигналы для плавания в любых условиях. Чудом уцелевший экипаж заявил, что таранившее их судно скрылось, не оказав помощи. Вслед за этой катастрофой в районе о. Мустик в Карибском море натолкнулся на риф, не указанный на навигационных картах, один из лучших французских лайнеров Антиллы ; 650 пассажиров и экипаж были спасены подоспевшими судами. Сам же лайнер превратился в груду металлолома в результате возникшего на борту пожара. 10 января в проливе Ла-Манш столкнулись мексиканский танкер и грузовое судно, принадлежащее Перу. На танкере произошел сильный взрыв, решивший его судьбу. К счастью, грузовые отсеки были пусты. 13 января, опять-таки в Ла-Манше, столкнувшись с неизвестным предметом, возможно с обломками мексиканского танкера, затонуло западногерманское судно Бранденбург. 

О тяжелых катастрофах на море сообщалось в феврале и в марте. Утром 2 марта в проливе Ла-Манш произошла новая трагедия — затонул крупнотоннажный танкер Тринити Навигейтор.  Судно плавало под либерийским флагом. Танкер совершал рейс в полном грузу. При аварии из его-корпуса вытекли десятки тысяч тонн нефти. Ветер и волны погнали нефтяные поля в открытое море. В эти дни газеты по обеим сторонам пролива писали, что Тринити Навигейтор  — это четвертая жертва Ла-Манша за последние шесть недель. В результате многочасовых поисков с помощью вертолетов и самолетов английским властям удалось обнаружить десять трупов моряков с танкера. Во время трех, предыдущих кораблекрушений погибли 33 моряка.




Техасе Карибеан  после столкновения и взрыва затонул.


Анализируя причины морских катастроф, марсельская газета «Провансаль» вынуждена была констатировать: «В силу закона рентабельности и экономии, а также того, что страховые компании в любом случае возместят убытки, некоторые судовладельцы нанимают разношерстные, малоквалифицированные и поэтому низкооплачиваемые экипажи. Такова обычная практика компаний, регистрирующих свои суда под чужим флагом. Бывает, что, организуя прогулочные круизы, судовладельцы не удосуживаются оснащать свои лайнеры навигационной техникой. Они предпочитают снабжать их развлекательным инвентарем и оборудовать суда в угоду богатой клиентуре. Создавшееся положение в судоходстве более не может быть терпимо. Необходимо, чтобы международные организации заставили ретивых „бизнесменов от моря“ строго выполнять правила безопасности. Море само по себе является причиной достаточного количества жертв, чтобы проходить мимо преступной беспечности судовладельцев».

Но вернемся к катастрофам, при которых происходит заливание моря нефтью. Когда в марте 1967 г. американский супертанкер Торри Кэньон  застрял на рифах «Семь камней», из его корпуса вытекло 110 000 т  нефти. Реактивные бомбардировщики королевских военно-воздушных сил подвергли танкер напалмовой атаке. Они стремились сжечь возможно большее количество нефти. Пытались устранить черное покрывало и другими средствами, однако, как известно, удалось сделать очень немногое.

Со времени катастрофы Торри Кэньона  широко вошло в практику удалять нефть с поверхности моря при помощи химических средств. Прошло три года, и вот ученые все настойчивее стали предупреждать: химические вещества еще более опасны, чем нефть. Некоторые из них смертельны для всего живого, обитающего на поверхности моря и в его глубинах. Оседая, черное месиво вызывает гибель всех живых существ, без которых жизнь моря невозможна. Пройдут столетия, прежде чем она возродится в районах, подвергшихся загрязнению нефтью и последующей химической обработке.

Загрязнение моря нефтью происходит и по другой причине — недосмотру нефтедобывающих компаний, в результате чего из скважин на морском дне нефть выливается в океан. Бедствие, обрушившееся на Калифорнию, — лучшее тому свидетельство. В начале 1969 г. в результате выброса нефти из подводной скважины прибрежные воды этого американского штата покрылись сплошной черной пленкой. В 1970 г. американские журналы поместили фотографии нефтяного гейзера над буровой площадкой у берегов Луизианы. Утечка нефти в море произошла после пожара, с которым не могли справиться в течение месяца.

Следует подчеркнуть, что особенно опасно по своим катастрофическим последствиям загрязнение так называемых закрытых морей. Ученые уже не раз указывали, что в глубинных водах Балтийского моря в результате загрязнения возникли биологические пустыни, лишенные рыбы, планктона и растительности. Исследования, проведенные учеными ГДР, Польши и Швеции, показали, что весь кислород начиная с глубины 125 м  полностью израсходован. Не нужно большого воображения, чтобы представить себе


убрать рекламу




убрать рекламу



последствия катастрофы в Балтийском море, например танкера типа Торри Кэньон.  Такая катастрофа сделала бы мелководное и небольшое Балтийское море мертвым на долгие годы.

Не менее трагичны последствия загрязнения нефтью арктических морей. На десятилетия, а возможно, и на столетия нефть оставляет здесь свои следы.

Статистика не приводит достаточно надежных данных о количестве нефти, вытекающей в море. Называют цифры от трех до десяти миллионов тонн в год. При этом только два миллиона тонн нефти попадает в море при очистке танкеров от остатков мазута.

О гибельном для морской фауны и флоры процессе говорил Тур Хейердал после завершения плавания на папирусном судне Ра-2.  «Везде нефть, и я вынужден был запретить экипажу купаться в море». Действительно, временами судно двигалось в настоящем нефтяном море. «На всех морях и океанах можно встретиться с нефтяными полями», — утверждает известный французский исследователь морских глубин Жак Ив Кусто.

Возрастающее беспокойство в связи с увеличением риска столкновения судов и особенно аварий танкеров заставило Ассамблею Межправительственной морской консультативной организации (ИМКО) при ООН принять в 1970 г. специальные рекомендации для капитанов. На больших судах и судах, перевозящих химические вещества, должен вестись специальный журнал маневренных качеств судна. По мнению Комитета безопасности плавания ИМКО, это поможет капитану избежать аварии.

Интенсивные исследования с целью поиска эффективных средств борьбы с загрязнением Мирового океана ведутся во всем мире. Группа ученых флоридского университета предложила для этой цели специальное средство. Они назвали его «нефтепожирающие бактерии». Известно, что в морской воде имеется свыше 100 разновидностей бактерий, треть из которых окисляет нефть. На один литр морской воды приходится до 1000–2000 бактерий. Попадая в нефть, они размножаются с огромной быстротой: за один день бактерия может дать потомство в один миллион особей. Способность их уничтожать нефть — важное средство борьбы с загрязнением. По заявлению ученых, их бактерии «пожирают» нефть на загрязненной акватории, не причиняя вреда живым организмам. Утверждают, что вскоре можно будет приступить к промышленному выпуску «нефтепожирающих бактерий». Время покажет, насколько эффективно это средство, а пока опасность нефтяного потопа зловеще нависла над породившим его человечеством.

Обсуждая последствия кораблекрушений, связанные с загрязнением морей, английская газета «Гардиан» писала: «Все объясняется конъюнктурой в судоходстве, и в особенности в нефтеперевозках». Действительно, в течение 10 лет, начиная с 1950 г., было спущено на воду 1500 танкеров общим тоннажем свыше 45 миллионов брт.  Средняя грузоподъемность одного такого судна составляет 30 000 т.  В течение последующих девяти лет было передано в эксплуатацию 1100 танкеров. Это были суда значительно бо́льших размеров. Общий тоннаж новой нефтеналивной армады достиг 90 млн. брт.  Крупнотоннажные танкеры завоевывают моря и океаны, а их хозяева-миллиардеры получают все бо́льшие прибыли.

Возьмем к примеру греческого магната А. Онассиса. Его финансовые щупальцы захватили богатства во многих странах капиталистического мира. Флот Онассиса насчитывает около 100 судов общим тоннажем примерно в 5 миллионов брт.  По количеству принадлежащих ему танкеров он находится на третьем месте в мире, уступая только флоту концернов Стандарт ойл оф Нью Джерси и Ройял Датч Шелл. Согласно данным еженедельника «Экономискос Тахидромос», только за последние три года Онассис заказал на верфях Японии и Западной Европы 20 супертанкеров дедвейтом свыше 200 000 тонн каждый. Эти заказы удвоят флот мультимиллионера. Рвется Онассис и к месторождениям нефти на Аляске за Полярным кругом. Он полагает заказать и построить на судоверфях США целую флотилию новых судов для перевозки этой нефти. Источник огромного состояния Онассиса — это нещадная эксплуатация моряков, коммерческие аферы и махинации, льготы, предоставляемые военным режимом греческих «черных полковников».

Как уже говорилось выше, одной из причин аварий танкеров является недостаточная квалификация экипажа. Имеются все основания для беспокойства. Для своих гигантов судовладельцы многих стран все в большей мере используют дешевый либерийский флаг. Уже сейчас этот флаг несут 711 танкеров американских, западногерманских и английских нефтяных компаний. По тоннажу нефтеналивных судов Либерия заняла первое место в мире. Под ее флагом плавает больше танкеров, чем под флагами США, СССР и Японии вместе взятых. Недавно стало известно, что на более чем 700 строящихся но заказу концернов танкерах также будет развеваться либерийский флаг. Моряки на этих судах получают самую низкую зарплату. Дешевый флаг облагается минимальными налогами, а сами суда и их экипажи почти не контролируются морскими административными властями. Инспектор по проверке технического состояния — редкий гость на либерийском судне. Естественно, что все это дает возможность судовладельцам в ряде случаев не выполнять требования Международной конвенции по охране человеческой жизни на море. Наконец, на судах «дешевого флага» никто не следит за соблюдением правил по безопасности плавания, являющихся законом на море.

Далеко не всегда на этих судах плавают офицеры и экипаж, имеющие соответствующие диплом и квалификацию. Как сообщает английская морская пресса, на многих гигантских танкерах экипаж вообще полностью не комплектуется. Обычно в штате всего три офицера, работающих с огромной перегрузкой. Например, при разборе дела в суде выяснилось, что капитан Торри Кэньона  несколько лет не имел отпуска. В либерийском флоте переводы офицеров с судна на судно — обычное дело. Иногда такой офицер вынужден принимать вахту, даже не ознакомившись с новым танкером.

Бум в морских нефтеперевозках толкнул судовладельцев еще на один пагубный шаг. Старые, отжившие свой век танкеры, годные только на слом, вновь вводятся в эксплуатацию. Некоторые из этих ржавых корыт постройки военных лет числились в резервном флоте США. Теперь и они включились в нефтеперевозки, пополняя нехватку танкерного флота.

Английская газета «Гардиан» утверждает, что на море создалась опасная ситуация. Наполненные смертоносным грузом огромные танкеры, зачастую управляемые офицерами-недоучками, взрываются, сталкиваются, оказываются на скалах, рифах и мелях. Что касается нефтеналивных «стариков», то они при первом же хорошем шторме разламываются на части. Газета, однако, умалчивает о главном — каждая такая катастрофа сопровождается человеческими жертвами.

Известный исследователь моря Жак Пикар считает, что в настоящее время Мировой океан настолько загрязнен, что в нем уже произошли устойчивые биологические изменения. Свои выводы ученый подтверждает данными многолетних наблюдений. Изменились условия жизни в морских глубинах. Причем эти изменения произошли не только у берегов, но и далеко в океане.

«Океан в опасности», — таково было первое заявление Жака Ива Кусто, когда в сентябре 1970 г., после длительного плавания на исследовательском судне Калипсо,  ученый вернулся в Монако. Он рассказал журналистам о страшных последствиях загрязнения, которому подвергается Мировой океан. За последние 20 лет жизнь под водой сократилась на 40 %. Сотни видов рыб и многие другие обитатели морских глубин исчезли навсегда.

В этом немалая вина нефтяных концернов и судовладельцев, в первую очередь тех, чьи суда плавают под подставным «дешевым» флагом. Пока хозяева супертанкеров — основные виновники нефтяного потопа — остаются безнаказанными. Однако возмущенная мировая общественность несомненно вскоре найдет действенное средство и призовет к ответу отравителей Мирового океана.

ПОЖАР НА БОРТУ

 Сделать закладку на этом месте книги

Факелы в океане

 Сделать закладку на этом месте книги

Два мощных взрыва почти одновременно потрясли корпус танкера Станвак Джапан.  Его средняя надстройка (вместе с ходовым мостиком и жилыми помещениями командного состава) общим весом около 400 т  силой взрыва была поднята в воздух и отброшена на расстояние полумили от судна. Над поверхностью воды, подобно игрушечному домику, надстройка перевернулась и погрузилась в пучину океана.

Взрывами были убиты капитан, девять человек командного состава и десять матросов, занимавшихся мойкой грузового танка. В средней надстройке в живых остался только второй помощник капитана.

18 октября 1958 г. нефтеналивное судно Станвак Джапан,  принадлежащее английской компании Стандарт Вакуум, вышло из Бомбея и направилось в Персидский залив. В Бомбее из танкера было выгружено 26 000 т  сырой нефти. Предполагалось, что подготовка грузовых отсеков танкера к приему очередного груза, мойка и запрессовка забортной водой будут произведены во время перехода. Решение ограничиться только мойкой танков вместо более надежной их очистки путем дегазации пропариванием объяснялось тем, что Станвак Джапан,  как и в предыдущем рейсе, должен был принять сырую нефть того же сорта.

Мойка танков производилась с помощью моечных аппаратов «Баттервортс», но горячую воду заменили холодной. Как заявил на суде адвокат судовладельцев, такая мойка хотя и не соответствовала инструкции, однако широко применялась на практике. Известно, что при наличии протекторной защиты на стальных поверхностях танка образуются осадки из труднорастворимых солей кальция и магния. Горячая вода с температурой 70–80° могла растворить их, а это повлияло бы на эффективность протекторной защиты, чего, вероятно, и опасались на судне.

С момента выхода из Бомбея прошло около полутора суток. Команда продолжала мойку танков. Утром 19 октября начали мыть танки, расположенные впереди средней надстройки, затем — под средней надстройкой и позади нее. Было два часа пополудни, когда старший помощник капитана приказал отключить насосы, предполагая сделать перерыв на обед. Едва успели выполнить эту команду, как на танкере раздались взрывы. Последствия катастрофы были ужасными. Она унесла двадцать человеческих жизней, грузовые отсеки от № 2 до № 8 были полностью разрушены, повалены поперечные и продольные переборки в средней части танкера. Почти на всей длине Станвак Джапан  была сорвана палуба. В бортах образовались вмятины, а в днище — разрыв длиною более 15 м,  через который в корпус хлынула вода. Катастрофа усугубилась пожаром остатков нефти. Несмотря на огромные разрушения Станвак Джапан  остался на плаву. В конце концов огонь на нем погас, а сильно поврежденный и частично выгоревший корпус удалось взять на буксир и отвести в Бомбей. Этому способствовала штилевая погода.

Специалисты утверждают, что взрыв на Станвак Джапан  был одним из самых мощных среди тех, которые когда-либо происходили на танкерах и который все же не привел к затоплению судна.

Каковы же причины, вызвавшие катастрофу на танкере?




Схема танкера Станвак Джапан. 


Станвак Джапан,  построенный в 1953 г. в Нагасаки японской судостроительной фирмой Мицубиси, плавал под флагом Великобритании. Согласно данным Регистра судоходства Ллойда, главные размерения и характеристики танкера были следующими: длина наибольшая 191 м,  ширина 25 м,  осадка 9,8 м,  тоннаж 17 400 брт. 




После взрыва.


Чтобы защитить металлический корпус танкера от коррозии, в грузовых отсеках Станвак Джапан  за несколько лет до аварии установили протекторы из магниевых сплавов. Вес каждого из них составлял около 33 кг.  При рассмотрении дела об аварии в суде было установлено, что один из этих протекторов и явился причиной гибели танкера. Суд пришел к единодушному мнению, что искра, внесенная во взрывоопасную концентрацию газа, возникла при падении изношенного магниевого анода (протектора). Как установлено следствием, за восемь месяцев до катастрофы на Станвак Джапан  уже был случай падения в одном из танков износившегося протектора. В своих рекомендациях суд указал на необходимость производить на танкерах регулярное проветривание грузовых отсеков после слива сырой нефти, а также отметил ту опасность, которая возникает при плохом креплении и неудачном расположении протекторов, что в конечном счете приводит к их падению. Суд рекомендовал обеспечивать правильное расположение и надежное крепление протекторов, проводить тщательные осмотры всей протекторной защиты, особенно магниевых анодов.

Дальнейшая судьба Станвак Джапан  была не совсем обычной. Поврежденный танкер продали норвежскому судовладельцу, который решил переоборудовать его для перевозки массовых грузов. Носовая часть танкера осталась неповрежденной, главные турбины, редуктор и котлы также были в полной сохранности. Норвежская верфь Танген Верф сделала ремонт наружной обшивки, бортового набора и переборок, удалила продольные и поперечные переборки в районе бортовых танков, настлала второе дно, установила комингсы и палубы между люками. Судно получило новое имя — Эскапе.  При тех же главных размерениях, но за счет увеличения высоты борта дедвейт судна достиг 29 000 т. 




Взрыв грузовых танков.


Катастрофы, подобные происшедшей на Станвак Джапан,  не единичны.

Вот краткий перечень взрывов на танкерах за 1960 г.

В апреле голландский танкер Пайндрехт  следовал в балласте из Бремена в Неаполь. Когда судно находилось в 11 милях от Гибралтара, в машинном отделении произошел взрыв. Пять человек было убито, трое получили серьезные ранения. В результате этой катастрофы судно вышло из строя и было поставлено на ремонт.

Тогда же пострадал и другой голландский танкер Астрид Наесс,  на котором также произошел взрыв в машинном отделении. Он следовал из Ла-Салина в Нью-Йорк, имея в танках 24 000 т  бензина. После взрыва судно лишилось хода, а экипаж вынужден был обратиться за помощью. Во время ликвидации пожара семь человек получили серьезные ожоги.

В мае во время рейса из Роттердама в Банияс произошел взрыв и вспыхнул пожар на либерийском танкере Баклоил.  Корпус судна получил большие разрушения. При катастрофе два человека погибли, один пропал без вести.

В конце июня произошел взрыв на американском танкере Георг Мак-Дональд,  следовавшем в Нью-Йорк с грузом топлива. Взрыв, как предполагают, произошел в главном конденсаторе турбины, что вызвало огромные разрушения и в конечном счете гибель судна. Большинство экипажа покинуло танкер еще в начале аварии.




Пожар в носовом отсеке.


9 августа в Омманском заливе произошел взрыв на либерийском танкере Уолрд Скай.  Эта авария унесла 30 жизней. Танкер получил огромные разрушения.

21 октября в Персидском заливе возле островов Бахрейн произошел взрыв и пожар на норвежском танкере Полиана,  вызвавшие огромные разрушения и гибель 24 членов экипажа.

6 декабря в 300 милях от берегов Бразилии потерпел катастрофу американский танкер-рудовоз Синклер Петролор,  окончившуюся гибелью судна. По материальному ущербу это была, вероятно, самая большая катастрофа среди танкеров в 1960 г. Следует сказать, что Синклер Петролор,  хотя и принадлежал американским судовладельцам, эксплуатировался под флагом Либерии. В этом же месяце во время рейса из Адена в Дакар на норвежском танкере Хавлайд  возник пожар в машинном отделении. Танкер, следовавший в грузу, лишился хода и был оставлен экипажем.




Диана  горела в течение 12 часов.


Эти примеры можно было бы продолжить. Однако и приведенных фактов достаточно, чтобы составить представление о тех жертвах и материальных потерях, которые вызывают пожары и взрывы на танкерах. Причем из числа танкеров, потерпевших аварии в 1960 г., здесь названы только те, дедвейт которых превышал 15 000 т.  Если же принять во внимание катастрофы танкеров дедвейтом менее 15 000 т,  то потери значительно возрастут. А ведь именно эти суда в те годы являлись основными судами нефтеналивного флота. Так, убытки при аварии западногерманского танкера Иоганн Хальтерман  дедвейтом 2719 т  оценивались в сумме 250 000 марок.

Следует отметить, что большинство из перечисленных танкеров построено после 1950 г. Следовательно, их техническое оборудование и противопожарные средства должны соответствовать правилам Международной конвенции по охране человеческой жизни на море. Однако, как показывает анализ аварий, требования этой Конвенции, особенно в отношении средств борьбы с пожарами, на некоторых танкерах оказались невыполненными. Судовладельцы ряда стран, заказывая новые нефтеналивные суда, преследуют одну цель — получить как можно больше прибыли. Увеличивая средства на постройку крупнотоннажных танкеров, они не проявляют должной заботы о мерах противопожарной защиты на этих судах.

За такую «техническую политику» расплачиваются моряки. Только в 1967 г., по далеко не полным данным, при авариях на танкерах погибли или пропали без вести более 50 человек и около 30 получили ранения и ожоги.

В связи с катастрофами на нефтеналивных судах в западной печати появились отдельные высказывания, цель которых — завуалировать истинные причины взрывов и пожаров на танкерах. В изданной в Штутгарте (ФРГ) книге «Курс — Персидский залив» утверждается, что «…пожары на танкерах происходят столь редко, что надо долго перелистывать статистические данные, чтобы найти в них что-либо на эту тему».

Вероятно, политика замалчивания фактического положения отвечает интересам нефтяных монополий и судовладельцев. В действительности же положение выглядит не так благополучно. Об этом наглядно говорят изложенные выше факты.

В то же время не следует придерживаться и другой крайности — преувеличивать опасность плавания на нефтеналивных судах. Необходимо учитывать, что для 6000 танкеров, находившихся в эксплуатации в 1967 г., количество зарегистрированных взрывов и пожаров не так уж велико. Но от случая к случаю катастрофы такого рода приводят к трагической развязке и напоминают нам о том, что средства предупреждения и борьбы с пожарами и взрывами на танкерах должны всегда находиться в полной готовности.

Горит Эссо Портсмут 

 Сделать закладку на этом месте книги

Ничто, казалось, не предвещало катастрофы. На рассвете 9 июля 1960 г. английский танкер Эссо Портсмут  ошвартовался у нефтяного пирса порта Милфорд-Хейвен (Англия). Здесь, примерно в полутора милях от входа в порт, находился нефтеперегонный завод, в береговые емкости которого и предполагалось слить груз сырой нефти.

Танкер Эссо Портсмут  был построен в 1959 г. на верфи фирмы Виккерс — Армстронг и принадлежал компании Эссо Петролеум. Эссо Портсмут  был одним из крупных танкеров компании. Его длина составляла 210,3 м,  ширина — 27,5 м,  осадка — 10,7 м.  Судно могло принять 36 000 т  груза. Для размещения жидкого груза корпус танкера был разделен на одиннадцать грузовых отсеков, а каждый из них двумя продольными переборками разбивался на три грузовых танка. Всего на Эссо Портсмуте  было 33 танка. Четыре насоса общей производительностью 4350 т/час  могли разгрузить танкер в течение девяти часов. Современными были также палубные системы и устройства, навигационное оборудование и шлюпочное устройство. Все каюты были одноместными с кондиционированным воздухом, имелся плавательный бассейн. Танкеру был присвоен высший класс Регистра судоходства Ллойда.

После дальних рейсов возвращение на родину — всегда радостное событие, и моряки с нетерпением ожидали, когда кончатся все формальности и начнется слив груза. И вот густая, темная нефтяная масса потекла в береговые резервуары. Слив нефти осуществлялся сразу по четырем огромным трубопроводам.

Было 6 ч  20 мин,  когда раздались тревожные сигналы пожарных сирен. Горели танкер Эссо Портсмут  и расплескавшаяся вокруг судна нефть. Пожар бушевал также на берегу, угрожая перекинуться на нефтеперегонный завод. Вслед за пожаром последовали взрывы в танках. Все это вызвало большие повреждения причальных сооружений и танкера. При катастрофе погиб один человек и несколько получили серьезные ожоги и ранения.

Вот что удалось установить по материалам следствия, рассказам очевидцев и заключениям экспертов, разбиравших обстоятельства аварии в суде.

Причал, у которого ошвартовался Эссо Портсмут,  был построен нефтяной компанией в 1960 г. Богато иллюстрированный проспект, выпущенный в связи с вводом в эксплуатацию этого причала, рекламировал преимущества его оборудования, оригинальность и эффективность устройств, предназначенных для выполнения грузовых операций.

В качестве нового и весьма эффективного средства, сокращающего время стоянки танкеров под грузовыми операциями, компания рекламировала шарнирные цельнометаллические рукава. Их использовали как промежуточный трубопровод, соединяющий причал с танкером. В описании были приведены некоторые сведения об этом трубопроводе. Во-первых, все гибкие шланги, которые обычно устанавливаются между судном и береговым трубопроводом, исключались и заменялись конструкцией, состоящей из двух стальных труб, шарнирно соединенных между собой и не имеющих промежуточных опор. Один свободный конец трубы присоединялся к приемному грузовому клинкету на палубе танкера, другой — к фланцу приемного клинкета грузового трубопровода береговой емкости. Во-вторых, устройство в ходе производства грузовых операций могло автоматически перемещаться вместе с танкером.




Горит Эссо Портсмут. 


Следует, однако, отметить одно обстоятельство. Шарнирные цельнометаллические рукава рассчитывались в основном для слива нефтепродуктов из береговых емкостей в отсеки танкера, а не наоборот, как это было в данном случае.

За правильной эксплуатацией береговых устройств и соблюдением технологического процесса выполнения грузовых операций в порту Милфорд-Хейвен должны были следить инспекторы компании Эссо Петролеум, несущей полную ответственность за эксплуатацию этого оборудования.

Совершенно ясно, что оба процесса (слив из танкера или налив в него) по-разному влияли на прочность всего устройства и особенно фланцевого соединения той части рукава, которая обращена к берегу.

При наливе, по мере заполнения грузовых отсеков, судно погружается, а присоединенный к нему рукав опускается и в местах креплений чрезмерных усилий не возникает. Другое дело, когда происходит слив нефти из танкера. По мере освобождения танков от груза судно всплывает и в узлах соединения, особенно у фланца берегового трубопровода, могут возникнуть предельно допускаемые усилия и привести к разрушению фланцевого соединения. Именно это и случилось.

Из пяти рукавов на разгрузке Эссо Портсмута  работали четыре. Внезапно, когда танкер был уже на одну треть разгружен, рукав № 4 разорвался, трубопровод рухнул вниз на рукав № 5 и сломал его. Прежде чем успели остановить два грузовых насоса, огромное количество нефти вылилось на берег, в воду и на палубу танкера. Создались благоприятные условия для возникновения пожара.

Искра, вызвавшая пожар, возникла, вероятно, от электродуги в воздухоподогревателе, который работал на причале вместо вышедшего из строя парового воздухоподогревателя. От момента падения рукава до момента вспышки прошло менее одной минуты.

В начале аварии старший помощник капитана, который в это время находился на вахте, выключил электросистему управления грузовыми насосами танкера, и, как утверждают, через 40 сек  насосы остановились. Для большей гарантии, на тот случай, если система не сработает, он приказал вахтенному механику осуществить механическое выключение насосов, что также было исполнено. Затем было приказано закрыть все клапаны в трубопроводе. Осталось невыясненным, была ли эта команда выполнена точно. Во всяком случае, быстрые и умелые действия командного состава танкера, по мнению экспертов и состоявшегося впоследствии суда, достойны всяческой похвалы. Однако эти действия вахтенной службы не дали большого эффекта. Огонь распространился почти по всему танкеру, и вскоре после возникновения пожара произошел взрыв в одном из танков по левому борту.

После катастрофы были произведены расчеты и испытания шарнирных цельнометаллических рукавов, показавшие, что в соединениях рукавов возникали усилия, значительно превышающие те, на которые эти рукава были рассчитаны. Было рекомендовано реконструировать все устройство, заменить шарнирные цельнометаллические рукава короткими участками труб и гибкими шлангами и установить на жестких участках труб дополнительные компенсаторы, предохраняющие их от поломки в условиях работы, не предусмотренных практикой эксплуатации.

Было признано также целесообразным снабдить трубопроводы на пирсе невозвратными клапанами, так как в ходе расследования аварии установили, что большое количество нефти вылилось из находящегося под естественным давлением берегового трубопровода.

И, наконец, еще один практический вывод. Он содержится в заключении суда. Приведем его полностью.

«По мнению суда, желательно, чтобы главная пожарная магистраль у всех танкеров в период их стоянки, во время погрузки или разгрузки была всегда под давлением. Это позволяет практически мгновенно включить систему водотушения в общий комплекс средств, предназначенных для борьбы с пожаром на судне. Однако, как указывалось в отчете по расследованию аварии, скорость распространения огня на танкерах весьма высокая и даже при быстром вводе в действие судовых средств пожаротушения борьба с огнем силами одного танкера не эффективна. Поэтому при сливе из большегрузных танкеров и наливе в них пожарная безопасность должна в большей мере обеспечиваться средствами морского порта».

Катастрофа на танкере принесла ущерб в один миллион фунтов стерлингов. Она могла бы вызвать еще большие потери, если бы район пожара не удалось локализировать. Под угрозой полного уничтожения находились нефтеперегонный завод, нефтехранилища и танкеры, стоящие в порту, а возможно, и сам морской порт.

Какие выводы следуют из этой аварии? За катастрофу в Милфорд-Хейвене несет ответственность компания Эссо Петролеум. Именно она планирует грузовые операции в порту, устанавливает грузовые устройства для перекачки нефти и обслуживает суда, находящиеся в порту. В управлении компании имеются два отдела, один из которых разрабатывал технологический процесс разгрузки Эссо Портсмута,  а другой был обязан проследить за установкой и надежностью шарнирных цельнометаллических рукавов и других устройств, проконтролировать их техническое состояние и работоспособность.

Кораблекрушения гигантов

 Сделать закладку на этом месте книги

Сообщение телеграфного агентства гласило: «14 декабря 1969 г., около полуночи гринвичского времени, в Атлантическом океане, примерно в 170 милях северо-западнее порта Дакар (Сенегал), затонул танкер Марпесса » Гибель судна произошла в результате взрыва и пожара.




Гигантский танкер Марпесса  погружается в океан.


Катастрофа не вызвала бы, вероятно, такого резонанса, если бы не одно обстоятельство. Марпесса  — новейший гигантский супертанкер грузоподъемностью около 207 000 т,  принадлежавший нефтяному концерну Шелл. Судно было приписано к порту Роттердам, на его борту развевался голландский флаг. Построенный в Японии на верфи судостроительной компании Ишикавадзима Харима, танкер вступил в эксплуатацию 15 октября 1969 г. Таким образом, судно проплавало менее двух месяцев — редкий случай столь короткой жизни корабля!

Обстоятельства катастрофы Марпессы  все еще расследуются. Поскольку установление причины аварий связано с назначением и выплатой судовладельцу страховой премии, экспертиза иногда затягивается на годы. Концерн Шелл, если удастся доказать, что катастрофа произошла не по его вине, получит при оценочной стоимости танкера 6,5 млн. фунтов стерлингов страховую премию в 4,5 млн. фунтов, т. е. почти все убытки будут возмещены страховым обществом. Фактически же за катастрофу обычно ра


убрать рекламу




убрать рекламу



сплачиваются рядовые держатели акций.




Типичное повреждение супертанкера после взрыва.


Перед катастрофой танкер совершил всего одно плавание, доставив из Персидского залива и портов Нигерии в Роттердам около 200 000 т  сырой нефти. Ввиду закрытия Суэцкого канала рейс в Западную Европу совершался вокруг Африки. После слива груза в портовые емкости танкер вновь был направлен за нефтью в Персидский залив. Чтобы обеспечить судну лучшие мореходные качества, в грузовые танки приняли балласт — морскую воду. Корабль осел, уменьшилась парусность его надводной части, улучшилась управляемость. Балластировка танкеров — обычное дело в морской практике. Предстояло также очистить и промыть грузовые танки. В процессе этой работы может возникнуть опасная ситуация, когда воздушногазовая смесь, образующаяся при выделении летучих веществ из остатков нефтепродуктов, начнет замещаться в танке балластной морской водой. Если не соблюдать всех правил предосторожности, может произойти взрыв, что и случилось на Марпессе. 

12 декабря 1969 г., когда на судне завершали мойку и дегазацию грузовых танков, внезапно раздался сильный взрыв. Взрывная волна разрушила палубные трубопроводы, в результате чего экипаж лишился возможности подавать воду для тушения возникшего пожара, который бушевал в течение 12 часов.




Супертанкер Мактра  в начале восстановительных работ.




Ремонт Мактры  близится к завершению.


Взрыв и огонь причинили огромные повреждения. Через, пробоины в бортах и днище хлынула вода. Были затоплены машинное и насосное отделения, а также грузовой танк № 5. Судно начало медленно погружаться кормой в океан. Около полуночи 14 декабря танкер затонул.




Разрушения супертанкера Конг Хаакон VII. 


Декабрь 1969 г. оказался весьма печальным для гигантских танкеров. Через 15 дней примерно при тех же обстоятельствах, что и на Марпессе,  произошел взрыв на супертанкере Мактра,  грузоподъемностью 209 000 т,  а еще через день, 30 декабря, — взрыв и пожар на супертанкере Конг Хаакон VII  грузоподъемностью 222 000 т.  Танкер Мактра  также принадлежал концерну Шелл. Конг Хаакон VII  плавает под флагом Норвегии. С огромным трудом удалось сохранить эти суда на плаву. Ремонт их стоил многие миллионы долларов.

Серия тяжелых аварий гигантских танкеров вызвала среди судоводителей и кораблестроителей растерянность, замешательство. В торговом флоте капиталистического мира к началу 1970 г. находилось в эксплуатации 75 суперкораблей грузоподъемностью более 200 000 т  каждый. Еще 300 таких судов находились в постройке или числились в портфеле заказов на верфях Европы и Японии. Как обезопасить моряков от тяжких последствий взрывов и пожаров на гигантских кораблях? Решить эту задачу настоятельно требует вся морская общественность.

Проблемы, возникшие в связи с серией взрывов и пожаров на супертанкерах, были освещены в интервью директора Норвежского Веритас Абрахамсена сотруднику журнала «Shipbuilding and Shipping Record». Вот краткое изложение этого интервью.

Вопрос.  Можно ли считать, что вероятность взрывов на гигантских танкерах больше, чем на танкерах малого и среднего тоннажа?

Ответ.  Число взрывов на танкерах не является постоянной величиной. За последние 15 лет эта цифра колебалась от 13 до 26 в год. В настоящее время не наблюдается тенденции к дальнейшему увеличению аварий, вызванных взрывом. Однако потери тоннажа и материальный ущерб от этих аварий неуклонно возрастают. Причина — увеличение размеров танкеров. Именно этим объясняется тот факт, что взрывами стали больше интересоваться и больше о них писать. Расширяются исследования по выявлению причин взрывов и по разработке мер, исключающих подобные катастрофы в будущем.

Вопрос.  Какова, по Вашему мнению, наиболее вероятная причина последних взрывов на супертанкерах?

Ответ.  Вопрос этот сейчас изучается многими организациями и экспертами. Пока нет возможности с полной уверенностью назвать причины катастроф. Норвежский Веритас считает, что одной из наиболее вероятных причин является образование в танках статического электричества. Применяемая на танкерах система очистки от остатков нефтепродуктов с применением больших количеств распыляемой воды способствует возникновению в танках «грозовых туч». Они-то и могут стать причиной катастрофы. Если при этом в танках образуется взрывоопасная газовоздушная смесь, то взрыв от малейшей искры становится неизбежным.

Вопрос.  Что можно сделать, чтобы не допустить взрывов на танкерах?

Ответ.  В Норвежском Веритас сейчас ведутся соответствующие работы и исследования. При современных методах очистки танков исключить полностью возникновение статического электричества весьма трудно. На супертанкерах при огромных размерах их грузовых отсеков сделать это особенно сложно. Со всей тщательностью предстоит изучить процесс образования на танкерах взрывоопасных смесей. В настоящее время одно из возможных решений мы видим в снабжении супертанкеров установками для производства инертных газов. Заполнение грузового танка такими газами предотвращает образование в нем взрывоопасной смеси. Обслуживание установок по выработке инертных газов следует поручать только специально обученным ответственным лицам, которые не допустят создания обстановки ложной безопасности. И еще одно обстоятельство. Установки для производства инертных газов пока дорогие. Однако применение инертных газов на супертанкерах должно полностью себя оправдать даже в экономическом отношении. Страховое обеспечение танкеров, оборудованных такой установкой, значительно выше.

Аварии супертанкеров заставили японских специалистов по-новому подойти к решению проблемы надежности и высокой степени безопасности при постройке и эксплуатации гигантского танкера дедвейтом 477 000 т.  Этот танкер, который будет самым большим судном мирового торгового флота, строит японская фирма Ишикавадзима Харима Хэви Индастриз. Новый гигант предназначен для эксплуатации на линии Персидский залив — Япония.

Основные мероприятия по обеспечению безопасности, выработанные японским министерством транспорта, заключаются в следующем.

Устанавливается тщательный контроль за качеством материалов, предназначенных для постройки судна. Предъявляются повышенные требования к делению корпуса судна переборками на водонепроницаемые отсеки. Обращается особое внимание на всхожесть судна на волну и исключение опасной вибрации оконечностей. Объем швартовных и ходовых испытаний судна увеличивается. Это особенно относится к испытаниям средств управления.

Во время эксплуатации танкера компания Токио Танкер должна будет систематически информировать министерство транспорта о всех неполадках. Особое внимание обращается на надежность средств ручного управления танкером в узкостях и при подходах к портам.

Специалисты японского министерства транспорта считают, что требования, предъявляемые к гигантскому танкеру, должны быть не меньше тех, которые выполняются при постройке и эксплуатации атомных судов.

Укажем еще на одну проблему гигантских судов. Как известно, рост провозоспособности морского судна можно достигнуть двумя способами: путем увеличения его размеров или повышения скорости хода. Однако если тоннаж крупнейших судов увеличился в несколько раз по сравнению с тоннажем судов, построенных 10–15 лет назад, то прирост скорости происходит гораздо медленнее.

Дело в том, что затраты на топливо, расходуемое для повышения мощности двигателя, растут в несоизмеримо бо́льших размерах, чем эффект, получаемый от увеличения скорости судна. Судовой двигатель большой мощности при определенных условиях становится нерентабельным. Именно с учетом этих факторов и выбирается мощность энергетической установки. Поэтому нет необходимости увеличивать мощность двигателей пропорционально размерам судна. Практически получается, что чем больше танкер, тем меньше мощности его двигателей приходится на тонну грузоподъемности. Эта тенденция особенно присуща супертанкерам. Между тем, в конкретных навигационных условиях такая тенденция может привести к весьма пагубным последствиям, о чем мы уже рассказывали выше (см. «Мамонты океанов»).

Джутовые зарева

 Сделать закладку на этом месте книги

Что такое джут? И почему в сочетании с ним в морской практике так часто встречается слово «пожар»?

Как известно, джут — это волокно, добываемое из стеблей травянистых тропических растений семейства липовых. Из него изготовляют канаты, брезент, мешки, декоративные ткани и т. п. Джут в огромных количествах экспортируется Пакистаном, Индией и другими южными странами. Цены на него довольно высоки.

Моряки давно знакомы с коварным свойством этого ценного волокна: достаточно небольшого масляного пятна или незначительной влажности, достаточно одной влажной кипы джута, чтобы через несколько недель в герметически закрытом или невентилируемом трюме корабля произошло самовозгорание груза. Предотвратить же увлажнение кип не так просто: джут может поглощать влагу из воздуха (до 25 % собственного веса), оставаясь на ощупь сухим. Между тем влага способствует активизации в джуте микробиологических процессов, разрушающих волокно и сопровождающихся выделением большого количества тепла.

По данным Межправительственной морской консультативной организации при ООН (ИМКО) за пять лет (1957–1961 гг.) в результате джутовых пожаров в море и портах потерпело бедствие 21 крупное морское судно. В последующие годы, когда грузопоток джута в морских перевозках увеличился, число пожаров на судах значительно возросло.

Один из таких джутовых пожаров произошел на польском грузовом теплоходе Пекин  грузоподъемностью 10 000 т.  Вот как это было.

Пекин  совершал свой десятый рейс. В Бангкоке на палубу судна приняли 130 буйволов. Живой груз нельзя было спрятать в трюм. Буйволов разместили в специальных выгородках на палубе. Это были беспокойные пассажиры, и, когда 8 октября 1964 г. Пекин,  наконец, вошел в гонконгский порт, команда вздохнула с облегчением. Портовые буксиры подвели к борту теплохода баржи и перегнали на них буйволов. Еще последнее животное не успело покинуть борт судна, а матросы уже начали готовиться к выгрузке джута.

Капитан судна Владимир Пашкевич обедал, когда услышал необычный шум на палубе, топот бегущих людей и крики «Пожар!». Выскочив на палубу и увидев клубы дыма, капитан приказал дать сигнал пожарной тревоги.

Около открытого четвертого трюма, расположенного в кормовой части судна, столпились портовые рабочие и грузчики. Они беспомощно смотрели на огонь. Не растерялись только польские моряки. Они сразу приступили к тушению пожара. Несколько матросов уже тянули пожарные рукава. А в трюме бушевал огонь. Здесь, заполнив все пространство от днища до уровня твиндечной (промежуточной) палубы, лежало несколько тысяч кип пакистанского джута. Трюм № 4, где вспыхнул пожар, расположен по соседству с машинным отделением. Одна из его переборок является также переборкой машинного отделения.

Когда начали гореть кипы джута? Насколько повысилась температура внутри трюма, до какой степени нагрелся металл переборки, за которой располагались цистерны с топливом для двигателя? Как скоро все это может взорваться? Все эти мысли пронеслись в голове капитана. Но главное — можно ли оставаться на горящем судне? Не грозит ли бушующий в трюме пожар смертельной опасностью людям. Быть может, экипажу следует оставить Пекин  и перебраться на берег, предоставив заботу о судне портовым пожарным? Капитан решил бороться с огнем.

По пожарной тревоге команда Пекина  заняла свои посты. Растянули рукава, вооружились кислородными масками, приготовили огнетушители. Все силы экипажа, вся мощь судовых противопожарных средств были мобилизованы на борьбу с огнем. Потоки воды обрушились на горящий груз. Второй помощник капитана с несколькими матросами по трапу спустились на твиндечную палубу. Однако находиться там долго было невозможно. Жара, дым и пар от поливаемых водой джутовых кип заставили людей подняться наверх.

Капитан Пашкевич видел, что с помощью одной только воды пожар не потушить. Он приказал включить углекислотную станцию. Трюм быстро закрыли. В палубные вентиляторы поставили пробки, заткнули щели, законопатили все отверстия. Трюм превратился в герметически замкнутый отсек.

Заработала корабельная станция углекислотного пожаротушения. В горящий трюм под давлением начал поступать углекислый газ. Смежный трюм и машинное отделение взяли под контроль, тщательно следили за нагревом металлических конструкций. О повышении температуры докладывали капитану.

К этому времени на судно прибыла портовая пожарная команда. Пожар длился уже несколько часов. После полудня начальник портовой команды решил открыть трюм. И, как только это сделали, пламя вырвалось наружу. Пожар забушевал с новой силой.

У пожарных Гонконга новая техника не в почете. При тушении пожаров они полагаются главным образом на воду. И на Пекине  началась водяная баталия. К счастью, они скоро убедились в своем бессилии. Трюм вновь закрыли. Опять в действие была пущена углекислотная система.

Пошел второй день пожара. На палубу горящего судна прибыли высшие пожарные чины Гонконга. От них экипаж узнал о надвигающемся тайфуне. Пожарное начальство снова приказало открыть трюм. Джут продолжал гореть. И снова в трюм полилась вода.

В довершение несчастья на вышке здания, где размещается управление капитана гонконгского порта, подняли тайфунный сигнал № 3, означавший, что всем малым судам следует покинуть акваторию порта. Запрещалось также движение в порту. Тайфун по имени Доротея уже находился на подступах к Гонконгу.

Пожарные покинули судно, ушли в укрытие пожарные катера. Экипаж Пекина  остался один на один с огнем. Каждый матрос знал, что если экипаж покинет судно, то пламя выйдет из-под контроля, докрасна накалятся переборки и борта и уже ничто не спасет их корабль. Ни на секунду нельзя было оставлять без наблюдения корпус Пекина.  Его непрерывно поливали водой.

Прошли еще сутки. Каждые полчаса замеряли температуру. Утром моряки услышали выстрел из пушки. Это был тайфунный сигнал № 10. Он означал, что слышавшие этот сигнал находятся во власти тайфуна.

С неба обрушились сотни тонн воды. Неистовствовал ветер. Волны перекатывались через палубу горящего судна. Вода проникала в самые малые отверстия, в вентиляционные раструбы, в щели, просачивалась сквозь иллюминаторы. Ветер и дождь срывали с бортов Пекина  обгоревшую краску. Ничего не было видно сквозь стену дождя. Стрелка на шкале анемометра достигла 45-метровой отметки. Это означало, что сила ветра перевалила за 12 баллов по шкале Бофорта. Корабельные якоря перестали удерживать Пекин,  и он начал дрейфовать. А это предвещало гибель. Был запущен главный судовой двигатель. Он работал на полную мощность, с трудом помогая судну удерживаться против ветра. Так прошло еще двое ужасных суток. Пожар продолжался. Ураганный ветер выдул из трюма углекислый газ, пламя и дым вновь стали вырываться наружу. Однако судьба Пекина  была не самой трагичной. Тайфун сорвал с якорей несколько судов, выбросил панамское судно Севилла  на берег, потопил сотни джонок и рыбацких сампанов. Улицы Гонконга были залиты водой. Волны подтачивали фундаменты зданий. Росло число жертв.

Когда Доротея миновала Гонконг, на судно вернулись пожарные. Наступил шестой день пожара. Запасы углекислоты давно кончились. И хотя вода тоже не помогала, пожарные лили ее с удивительным упорством. В конце концов они решили затопить трюм. Капитан Пашкевич безуспешно доказывал, что это может привести к посадке судна на грунт, либо к перелому корпуса. Одолеть пожар на Пекине  можно было только с помощью пенотушения. Но на судне было лишь небольшое количество пенообразователя.

Через горловину пожарные стали пробираться внутрь трюма. Сначала нужно было отбросить мешки с орехами, которые лежали на кипах джута. Прошло немного времени, и пожарные отказались от этого: работа в горящем трюме — дело нелегкое.

Польские моряки сами взялись за дело. В кислородных масках они спустились в трюм. Вскоре там был наведен порядок. Тогда к матросам присоединились пожарные. Вместе с моряками они стали поливать джутовые кипы пенным раствором. На протяжении второй половины дня, весь вечер и всю ночь продолжалась эта тяжелая борьба в плотно закрытом, наполненном дымом и газом трюме. Только в среду, в полдень, решились открыть трюм и начали вытаскивать наверх обгоревшие кипы джута.

Еще несколько раз вспыхивало над Пекином  зарево, но это были уже отдельные очаги. Битва с огнем была выиграна. Вечером к работе приступили портовые грузчики. Под надзором пожарных они перегрузили оставшиеся джутовые кипы на подошедшие к Пекину  баржи.

Так закончилась огненная неделя на польском судне. Шеф пожарной команды Гонконга сказал польским морякам: «Впервые вижу такое. Обычно экипаж, как только начинается пожар, оставляет судно, устраивается в гостинице на берегу и преспокойно ожидает там, когда пожарные справятся с огнем…»

Капитан Пашкевич отказался назвать репортерам имена особо отличавшихся моряков. «Кого бы я ни назвал, — ответил Пашкевич, — обидел бы остальных. Я дам господам репортерам судовую роль. Можете выписать из нее все фамилии. Все члены экипажа Пекина  отстаивали честь польского флага…»

Джутовые пожары, вспыхивающие во время стоянки корабля в порту, еще не самые опасные. Каким бы грозным ни был пожар, участие в борьбе с огнем береговых и портовых пожарных команд помогает экипажу победить огненную стихию. Иногда удается сохранить и часть груза. При пожаре у причала проще организовать спасение людей, эвакуацию на берег раненых и обожженных.

Иначе складывается обстановка, когда джутовое зарево вспыхивает на судне, находящемся в тысячах или сотнях миль от берега. Вся тяжесть катастрофы ложится на плечи моряков. Экипаж остается один на один с огнем.

Хотя джутовые пожары на судах в период плавания возникают гораздо реже, чем в портах, последствия их бывают трагическими.

Вот, например, что произошло на океанском пароходе Бермуда.  Приняв в один из своих трюмов груз джута, а в смежные трюмы бакалейные и галантерейные товары, пароход отправился в дальнее плавание. Никто не обратил внимания на то, что погрузка судна в порту прошла с нарушением элементарных правил. Наступали праздничные дни, и судовладелец и портовая администрация старались как можно скорее «вытолкнуть» судно в море. Занятые своими личными делами, не проследили за погрузкой Бермуды  ни ее капитан, ни вахтенные помощники. Вместо тщательной укладки кипы джута были в беспорядке свалены в трюм.

Уже в начале рейса пароход попал в зону жестоких штормов. Огромные волны обрушились на корабль. Они вызвали сильную бортовую качку.

На четвертый день после выхода из порта на судне заметили густой дым, выходящий из вентиляторов трюма с джутом. В действие была приведена система паротушения. Однако это не помогло. Открыть грузовой люк на Бермуде  не решались, опасаясь усиления пожара. Тем временем от раскалившихся стальных переборок вспыхнули грузы в смежных трюмах.

Две стихии угрожали Бермуде : пожар, бушующий в трюмах, и жестокий шторм, обрушившийся на судно. Гибель парохода и его экипажа казалась неминуемой.

Но здесь произошло неожиданное — огонь и вода вступили в единоборство друг с другом. Под воздействием высокой температуры люковые крышки грузовых трюмов разрушились, и волны, заливавшие палубу парохода, проникли внутрь металлического корпуса. Вода в трюмах все прибывала. Чем сильнее неистовствовал огонь, тем быстрее разрушались водонепроницаемые закрытия и тем больше воды попадало в трюмы. Бушующий океан принес на судно такое количество воды, что горящий груз был залит. Огонь был побежден волнами.

Но спасти пароход не удалось. Справившись с пожаром, океан не оставил в покое Бермуду.  Носовая часть потеряла плавучесть, и судно стало погружаться в морскую пучину. Моряки покинули гибнущий корабль. Пароход затонул.

При расследовании обстоятельств гибели Бермуды  было установлено, что груза было меньше, чем вмещал трюм. Неплотно уложенные кипы джута во время шторма и качки пришли в движение и вызвали искрение, приведшее к катастрофе.

Случай с океанским пароходом Бермуда  поучителен во многих отношениях. Он показывает, что потенциальная опасность катастрофы на судне с грузом джута возникает еще в порту, во время погрузочно-разгрузочных работ.

Что же надо делать? На этот вопрос мировая практика еще не дала сколько-нибудь четкого ответа и не предложила надежного средства. Большую роль в обеспечении пожарной безопасности корабля в море при перевозке на нем хлопка, зерна насыпью и в таре и т. д. играет вентиляция грузовых помещений. Трюмы, заполненные грузом, должны обслуживаться преимущественно вытяжной вентиляцией. Чехлы с вентиляторов рекомендуется снимать через два часа после восхода и надевать за один час до захода солнца. В ясную солнечную погоду можно открывать грузовые, трюмы, снимая с люков по нескольку лючин. В дождливые дни, во время снегопада, тумана и сплошной облачности вентиляторы должны быть закрыты чехлами.

Противопожарная защита морских судов, перевозящих джут, заключается главным образом в разработке способов упаковки, устранении причин возникновения в трюмах взрывоопасных пылевоздушных смесей, а также в улучшении конструктивного устройства трюмов и противопожарного оборудования.

В соответствии с рекомендациями Международной конференции по охране человеческой жизни на море Межправительственная морская консультативная организация при ООН (ИМКО) создала комиссию, которая составила перечень опасных грузов с указанием способов их перевозки на морских линиях. Наличие перечня облегчит создание единых правил перевозки опасных грузов.

«Классические» аварии

 Сделать закладку на этом месте книги

Известно, что опрокидывание горящих кораблей в портах, во время стоянки у причалов, случается гораздо чаще, чем в море. И, как правило, виновниками таких аварий являются сами пожарные. Причина здесь одна. Борясь с огнем, особенно на пассажирских судах, совершенно забывают о количестве воды, которое может принять горящее судно, не теряя важнейшего своего мореходного качества — остойчивости.

Опрокидывание канадского лайнера Эмпресс оф Канада  можно считать классической аварией такого рода. Она произошла 25 января 1953 г. в доке Ливерпульского порта и является одной из крупнейших морских катастроф после второй мировой войны.

Лайнер Эмпресс оф Канада  находился в ремонте. Это было судно длиной 183 и шириной 23 м.  Построенное в 1928 г., оно отличалось особой комфортабельностью. На нем преобладали каюты «люкс».

Противопожарное оборудование лайнера состояло из семи электронасосов. Система сигнализации состояла из 11 миниатюрных термоизвещателей, установленных в багажных и грузовых кладовых. Вся сигнализация подключалась к колоколам громкого боя и индикаторам на мостике и в машинном отделении. Кроме того, на мостике при пожаре автоматически должна была включаться сирена.

Четырнадцать огнезащитных переборок делили судно на противопожарные отсеки. Эвакуация людей в случае пожара предполагалась по трем широким трапам, которые не имели огнезащитных ограждений, и огонь с верхней палубы мог свободно распространяться в нос, в корму, вверх и вниз, в помещения команды и пассажиров. Таким образом, трапы сводили на нет эффективность всех огнезащитных переборок.

За день до пожара Эмпресс оф Канада  вывели из сухого дока. На нем была часть команды, в том числе штурман, два механика и электрик. Пожарный патруль состоял из пяти человек. Патрулирование велось с интервалом в полтора часа. Главная пожарная магистраль на лайнере еще не работала. Она также не была подключена к пожарной системе на берегу. Правда, два шланга свешивались с борта на причал. В дальнейшем оказалось, что на судно по этой системе можно было подать примерно 200 т  воды в час.




Конец Эмпресс оф Канада. 


В ходе следствия было установлено, что еще в 15 ч  45 мин  двое рабочих на шлюпочной палубе заметили дым, поднимавшийся из корпуса судна. Они решили, что это дымок от электросварки. Через полчаса огонь обнаружил котельный мастер. Очаг пожара был в амбулатории. Мастер разбил стекло и нажал кнопку сигнала тревоги. Одновременно он послал человека на берег вызвать пожарных. Однако на мостике о пожаре никто не знал. Сигналы тревоги не донеслись и до машинного отделения. Поэтому судовые пожарные насосы не были приведены в действие.

Береговая пожарная охрана получила вызов в 16 ч  15 мин.  В док пожарные прибыли через две минуты. В их распоряжении были четыре насоса и один тендер (вспомогательное судно) с мощным насосом. Огонь уже охватил две палубы. Пожарные подключили два шланга к береговым гидрантам и начали заливать огонь водой. Густой дым заставил их надеть маски.

Убедившись, что малыми средствами огонь не погасить, командир пожарной команды распорядился включить еще четыре насоса. Через 15 минут число насосов было доведено до 12, а вскоре до 20. К 18 ч  на судно обрушились мощные струи воды уже из 30 насосов.

Концентрация дыма на лайнере становилась опасной. Это затрудняло передвижение спасателей. Доступ к посту управления на мостике оказался отрезанным. Температура в междупалубных помещениях повышалась. Плохая видимость усложняла задачу пожарных. Через каждые 10 мин  они вынуждены были покидать охваченные дымом помещения, чтобы подышать свежим воздухом.




Опрокидывание лайнера Париж. 


На борту лайнера находились баллоны с кислородом и ацетиленом, оставленные сварщиками. Они взрывались теперь, как снаряды, дезорганизуя борьбу с огнем. Пожарные проявили большую смелость и мастерство: многие баллоны были вынесены из отсеков и выброшены за борт.

Уже в начале борьбы с пожаром на Эмпресс оф Канада  возник вопрос о сохранении остойчивости судна. Во время ремонта судно было разгружено, и остойчивость его стала минимальной. Большая группа специалистов, прибывшая на пожар, обратила на это внимание командира пожарной команды.




Крен лайнера Жорж Филиппар,  вызванный избытком воды при тушении пожара, затруднил спуск шлюпок.


Впервые крен лайнера заметили в 17 ч.  Он составлял всего один градус. В это время работало 12 пожарных стволов. Когда же число стволов увеличилось до 40, крен достиг 10,5°. Спасатели приняли меры к уменьшению крена. Мощными насосами пожарного катера пытались закачать воду внутрь машинного отделения. Со стороны накрененного борта вырезали отверстия и через них пытались откачать воду, скопившуюся в верхних помещениях судна. Однако крен продолжал увеличиваться и к 20 ч  30 мин  достиг 17°. Положение стало критическим. На совещании было решено прекратить тушение пожара. Надеялись, что скопившаяся в надстройках вода сама стечет в нижние помещения.

Между тем пожар начал разрастаться. К ночи он охватил все палубы. Что же касается крена, то он не только не уменьшился, но продолжал медленно нарастать. Когда судовые креномеры показали 30°, стало ясно, что судно обречено на гибель. В 1 ч  46 мин  26 января лайнер Эмпресс оф Канада  опрокинулся.

Следствие по делу о гибели Эмпресс оф Канада  проводилось дважды: с 7 по 22 декабря 1953 г. и с 5 по 8 января 1954 г. В нем участвовало несколько ведомств и большое число экспертов. Следствие установило, что причиной пожара была непогашенная папироса в одной из кают. На вопрос о том, что содействовало трагедии, эксперты ответили так: слишком поздно огонь был обнаружен и поздно подан сигнал тревоги. Один из руководителей следствия заявил: «Несомненно, пожары на лайнерах — результат наличия большого количества легких деревянных конструкций и декоративных изделий в каютах, салонах и других помещениях. Можно было бы задержать огонь, если бы в каютах была смонтирована спринклерная система. Там, где ее нет, в период ремонта надо устанавливать временные спринклеры».[4] Это замечание можно отнести ко всем судам.

Из других причин, усугубивших аварию Эмпресс оф Канада,  отмечались недостаточно частое патрулирование, отсутствие прям


убрать рекламу




убрать рекламу



ой телефонной связи с пожарной командой, бездействие главной судовой пожарной системы. Кроме того, двери в огнезащитных и водонепроницаемых переборках не были закрыты. Не должны были оставаться на судне баллоны с кислородом и ацетиленом.

Прямые и косвенные убытки в результате гибели лайнера Эмпресс оф Канада  и выхода из строя причала, у которого он затонул, составили 5 млн. фунтов стерлингов. Подъем лайнера занял 17 месяцев и стоил примерно 400 000 фунтов стерлингов. Эмпресс оф Канада  отбуксировали из Ливерпуля и продали на металлолом.

Интересно, что через 11 лет в этом же порту произошла аналогичная авария с английским пароходом Пирргус.  В его трюмах находилось несколько тысяч тонн различных грузов, в основном каучука. Едва началась выгрузка, как вспыхнул пожар. Основной очаг пожара находился в трюме № 3. Отсюда огонь перебросился в сторону носа и кормы. В других трюмах также возникли очаги пожара. Еще не прозвучал сигнал тревоги, а весь корпус и надстройки были в огне. Пожарные Ливерпуля, прибывшие на место аварии, главной своей задачей считали локализацию пожара и предупреждение распространения огня на береговые объекты. Делалось это весьма своеобразно: 300 пожарных, находясь на причале, на борту судна и крышах прилегающих к причалу пакгаузов, заливали пароход водой. Потоки ее заполняли надстройки, помещения на палубах и трюмы. Вскоре заметили, что судно начало крениться на борт в сторону причала. Крен нарастал. Пять, десять градусов… Когда на борту стало трудно передвигаться, пожарным приказали оставить судно.




Огонь быстро охватил американский лайнер Морро Касл. 


Возникла реальная угроза опрокидывания Пирргуса  в результате потери остойчивости. Среди лиц портовой администрации Ливерпуля и пожарных были специалисты, помнившие катастрофу Эмпресс оф Канада.  Урок 11-летней давности не прошел даром. Чтобы избежать опрокидывания, в борту Пирргуса  несколько выше ватерлинии прорезали отверстия, полагая, что через них удастся удалить воду, скопившуюся в верхних помещениях судна. Однако этого не случилось. Остойчивость судна катастрофически уменьшалась. Крен продолжал увеличиваться. Так как пожар уже был на исходе, то от подачи воды решили отказаться, но огонь на Пирргусе  вновь начал разрастаться. Тогда было применено пенотушение. Пирргус  стал медленно возвращаться в прямое положение. Судно было спасено.

Этот случай еще раз убеждает в целесообразности применения пены для тушения пожаров на судах.

Гибель Лафайета 

 Сделать закладку на этом месте книги

В 1935 г. гигантский пассажирский лайнер Нормандия  принял первых своих пассажиров. Его размеры, красота линий и изящество внутренней отделки вызывали восхищение всего мира. В первый же трансатлантический рейс лайнер завоевал знаменитый приз скорости «Голубая лента Атлантики», совершив путь из Европы в Америку за четверо суток и три часа четырнадцать минут. В последующие годы лайнер проходил это расстояние еще быстрее: его средняя скорость составляла 31,2 узла.




Лайнер Лафайет  в огне.


Нормандия по праву считается гордостью французского судостроения 30-х годов, хотя следует упомянуть, что корпус судна строился по проекту русского эмигранта, инженера-кораблестроителя Юркевича, двигатели — по системе инженера Аршаулова, а винты — по системе инженера Харковича.




Общая планировка лайнера Нормандия. 


Главные размерения турбоэлектрохода: длина 313,75 м,  ширина 35,9 м,  средняя осадка — 11,16 м.  На его одиннадцати палубах могло разместиться 1972 пассажира и 1285 человек команды. Трюмы судна вмещали 11 800 т  груза. На судне имелись теннисные корты, бассейн, настоящий сад с птицами, площадь, на которой размещался универсальный магазин, и даже католическая церковь.

В начале второй мировой войны лайнер нашел убежище в нью-йоркском порту. В декабре 1941 г. Нормандия  была передана правительству США. После трагедии в Пирл-Харборе командование ВМФ очень нуждалось в больших транспортах для перевозки войск. Нормандию  решили переделать в военное транспортное судно. Заодно изменили и имя корабля — теперь он назывался Лафайет. 

В феврале 1942 г. работы по переоборудованию лайнера вступили в завершающую фазу. 15 февраля судно должно было выйти в море.

9 февраля на борт принимали судовое снабжение. В 14 ч  30 мин  на главной палубе раздался крик «Пожар!». Огонь возник в огромном центральном салоне, где устанавливали койки для американских солдат. Здесь же находились сваленные в беспорядке капковые спасательные пояса. Истинная причина пожара осталась невыясненной. Возможно, пожар возник от искры при резке одной из колонн салона. Некоторые факты дают основание предполагать диверсию немецких агентов.

Пламя, раздуваемое сильным северо-западным ветром, распространялось очень быстро. Менее чем за час лайнер превратился в гигантский костер. На борту находилось более 3000 человек, в том числе 500 моряков из состава команды. Эти люди не были знакомы с внутренним расположением судна и не имели определенных обязанностей на случай аварии. Появились обожженные и раненые. Вереница носилок с пострадавшими потянулась от причала к санитарным машинам. Дым застлал небо.

Какие средства противопожарной защиты имел лайнер? Что было сделано для спасения судна?

На лайнере существовала полностью автоматизированная система пожарной сигнализации. Она состояла из 1000 индикаторных головок-извещателей. Центральная пожарная станция располагалась на палубе В.  Это был командный пост противопожарной защиты судна. Здесь велось постоянное дежурство. Со станции осуществлялся контроль за патрулированием всех помещений. Вручную сигнал пожарной тревоги мог быть подан из 224 пунктов. Любой из этих сигналов принимался на центральной станции. Управление всей предупредительной звуковой сигнализацией осуществлялось с мостика. В трюмы и другие труднодоступные отсеки была подведена система звуковой дымосигнализации. Около 2268 кг  углекислоты имелось на лайнере для тушения пожаров в трюмах. Главная магистраль водотушения обслуживалась тремя насосами производительностью 4500 л/мин  каждый. Вода подавалась в противопожарную систему под давлением 10 кгс/см 2. На судне имелись 504 гидранта. Большинство из них были двойными. Они размещались в шкафах, рядом хранились рукава и стволы.

Патрульная пожарная служба на лайнере находилась в подчинении Береговой охраны США. Она состояла из четырех младших офицеров и 36 пожарных. Одновременно дежурили 9 человек. Учебные занятия по борьбе с пожарами проводились только с личным составом патрульной службы. Остальные лица, находившиеся на борту лайнера, не прошли даже специального инструктажа, поэтому в момент возникновения пожара экипаж и рабочие оказались совершенно беспомощными.

Специалисты компании, отвечавшие за переоборудование противопожарной системы в соответствии с американскими стандартами, демонтировали систему, и к моменту пожара далеко не все французские гидранты и шланговые соединения были заменены американскими.

По условиям контракта, заключенного с фирмой, подрядчик отвечал за пожарную безопасность лайнера. Для несения пожарной вахты фирма выделила 50 человек, однако ни один из них не являлся специалистом. Они просто формально отбывали вахту.

Когда начался пожар, выяснилось, что многие системы связи, в том числе большинство телефонов, отключены. Оказалась бездействующей и часть системы пожарной сигнализации. Главная система сигнализации, управляемая с мостика, также была отсоединена. Пожарный патруль временно размещался в помещении на палубе А.  Телефонной связи с центральной пожарной станцией здесь не было. Вся связь в начале пожара осуществлялась с помощью посыльных людей, поэтому пожарные прибыли в центральный салон, когда он и смежные с ним помещения уже были заполнены дымом. Работать в этих условиях было нелегко. К тому же кто-то выключил свет. Как выяснилось в процессе следствия, это сделали с «целью предотвращения короткого замыкания».

Замена французских гидрантов американскими в этой части судна еще не была закончена. Огромных трудностей стоило присоединить к ним шланги.

Но главная беда заключалась не в этом. Борьба с пожаром на судне — это настоящее сражение, а сражения требуют единого командования. Судно было обречено, потому что не было единого руководства борьбой с пожаром.

Военно-морской инспектор полагал, что его функции ограничиваются установлением связи с фирмой-подрядчиком. Он не командовал, а только советовал. Командир лайнера считал, что коль скоро судно еще не передано из ремонта и он официально не вступил в командование лайнером, ему не следует брать на себя ответственность в такой драматический момент. Районный офицер по снабжению, хотя и являлся опытным специалистом и морским инженером, заявил, что его голос является совещательным. Он может отдавать распоряжения только подчиненным ему лицам. Капитан-лейтенант пожарной части Береговой охраны США, находившейся на судне, подчинялся только приказам капитана порта Нью-Йорка, который в свою очередь считал, что всем должно распоряжаться военно-морское командование, в чье подчинение передан лайнер.

Прошло около четверти часа после начала пожара, прежде чем пожарный патруль на судне позвонил в Управление пожарной охраны Нью-Йорка. Этот вызов был получен в 14 ч  49 мин.  Первые городские пожарные машины прибыли на причал через полторы минуты.

Характерная особенность пожара на лайнере — быстрое проникновение дыма с верхней палубы в машинное отделение. По этой причине персонал Береговой охраны уже через 45 мин  после начала пожара был вынужден покинуть машинное отделение.

Урок, который следует извлечь из этого факта, очевиден. Все люки и другие отверстия в шахтах машинных и котельных отделений должны закрываться сразу же после возникновения пожара на верхней палубе. Должны быть также немедленно остановлены все вдувные вентиляторы, подающие воздух в машинно-котельные отсеки.

К тому времени, когда огонь бушевал уже на трех палубах, мощь сосредоточенных у лайнера водопожарных средств достигла своей максимальной величины. Огромное количество воды безостановочно заливало судно. Только с трех пожарных катеров, стоявших у борта, на судно было подано 4000 т  воды.

Крен судна на левый борт был обнаружен через 45 мин  после прибытия пожарных машин. По мере закачки воды крен судна увеличивался. Для удаления воды следовало применить эжекторные насосы. Но их не оказалось. Воспользовались обычными осушительными насосами, но плавающие обломки быстро забили приемные сетки, и насосы вышли из строя. Между тем все увеличивающееся скопление воды в верхней части лайнера стало грозить судну опрокидыванием.

В 21 ч  30 мин  крен достиг 17°, к полуночи он увеличился до 35°. Через 30 мин  люди покинули судно.

Все это время возле лайнера находился его создатель Юркевич. Он раньше всех понял грозящую судну опасность и даже назвал американцам время — 2 ч  45 мин,  когда корабль опрокинется, если они не перестанут безрассудно заливать его водой. Однако представители американских властей не пожелали прислушаться к его советам. В бессильном отчаянии наблюдал старый русский инженер гибель своего творения. Как и предсказал Юркевич, в 2 часа 45 минут ночи лайнер резко накренился и лег на левый борт. Правый борт, поднявшийся выше уровня воды, продолжал гореть. Обгоревший корпус Лафайета  закрыл подход к двум огромным пирсам порта. Пришлось поднимать затонувший корабль, на что ушло более пяти месяцев и девять миллионов долларов. Но уже никакие деньги не могли вернуть кораблю жизнь. В ноябре 1946 г. Лафайет  был продан на слом.

Последний рейс Лаконии 

 Сделать закладку на этом месте книги

В холодный мглистый день 19 декабря 1963 г. еще пахнущий краской трехпалубный теплоход Лакония  вышел из английского порта Саутгемптон в туристский рейс на юг. Предстоящий круиз широко рекламировался туристской компанией еще в тот период, когда лайнер стоял на ремонте. Реклама оказалась действенной, так как рейс совпал с рождественскими каникулами. На борту лайнера находилось 1028 человек, из них 651 пассажир, в том числе 38 детей. Предвкушая отдых и тепло щедрых лучей африканского солнца, они с радостью оставляли туманные берега Англии. Уже на следующий день повысилась температура воздуха и воды. Океан был спокоен. Палубы лайнера оживились. Пассажиры наслаждались теплой тихой погодой.

К концу четвертых суток плавания, вечером 22 декабря, на судне устроили костюмированный бал. Большинство пассажиров находилось в салонах. Играли два оркестра, публика танцевала. В одном из салонов был объявлен конкурс на лучший костюм. В кинозале демонстрировался очередной американский боевик.

В 23 часа стюард заметил дым, валивший из парикмахерской. Он доложил об этом вахтенному офицеру. Через 15 мин  запахло гарью в танцевальном зале. Центральный салон был объят дымом, когда прозвучал сигнал пожарной тревоги. Багровые языки пламени расползались по судну, поднимались над палубами и надстройками. Густой черный дым заполнил внутренние помещения. На судне воцарились хаос и смятение. Борьба с пожаром не была организована. С самого начала были совершены серьезные ошибки. Место пожара не изолировали, а, наоборот, выломали в парикмахерской дверь, способствуя тем самым свободному распространению огня по судну. Большое число пожарных гидрантов, введенных сразу в действие, привело к снижению давления воды в противопожарной магистрали, что уменьшило ее эффективность.

Первый SOS Лаконии  прозвучал в эфире в 23 ч  36 мин.  К тому времени огонь уже достиг района, где размещались спасательные шлюпки левого борта. Столпившиеся возле них пассажиры бросились прочь. Далеко не все люди придерживались предназначенных для них шлюпок: одни шлюпки оказались переполненными, в других были свободные места. Пассажиры не были ознакомлены с правилами пользования спасательными жилетами. Это привело к гибели людей, вынужденных прыгать за борт.

В 2 ч  10 мин  23 декабря мощный взрыв потряс среднюю часть судна: взорвались кислородные баллоны, склад которых устроили у дымовой трубы. К полуночи металлические конструкции надстроек и рубок сильно накалились. В рубке, где была установлена аварийная радиостанция, из-за жары и дыма больше нельзя было находиться. С Лаконии  послали последний сигнал SOS. На этом связь с лайнером прекратилась.

Откликнувшись на сигнал, в район аварии вначале пришли 6 судов. Позднее к спасательной операции подключились самолеты и вертолеты американских и британских военно-воздушных сил. Они сбрасывали надувные спасательные плоты и мощные осветительные ракеты.

К 13 часам на месте катастрофы уже находились 18 судов различных флагов, но ни одно из них не приблизилось к Лаконии,  опасаясь взрыва цистерн, содержащих около 500 т  жидкого топлива. Они не оказали должной помощи и в спасении людей.




Пожар на Лаконии. 


Вечером того же дня в океане был виден пылающий лайнер. Никаких признаков жизни на нем не было. Это был неуправляемый, но еще держащийся на воде плавучий факел.

На шестой день трагедии, почти в канун 1964 г., недалеко от марокканского побережья объятое пламенем судно накренилось и начало тонуть. На спасательных кораблях, буксировавших Лаконию  в Гибралтар, обрубили концы. Лайнер, медленно погружаясь носом, ушел на дно Атлантики. Так окончилась 33-летняя служба Лаконии  на море.

Расследование обстоятельств катастрофы, стоившей 125 жизней, продолжалось два года. В конце 1965 г. в Афинах был опубликован доклад специальной комиссии, которая выдвинула ряд версий о причинах пожара: непогашенная папироса, оставленная в парикмахерской; короткое замыкание в фене, самовозгорание косметических лаков, хранящихся в парикмахерской. Последнее наиболее правдоподобно, так как в помещении была относительно высокая температура.

Огонь повредил систему сигнализации, и уже в начальный период пожара она оказалась бездействующей. В докладе комиссии не названы истинные виновники трагедии, тем не менее комиссия признала, что подготовка команды и обучение ее борьбе с пожарами были не на высоте. Комиссия отметила халатность, проявленную капитаном и командным составом судна, ответственными за противопожарную безопасность.

Что касается владельца судна — компании Грик Лайн, то ее ответственность выразилась в возмещении ущерба, причиненного потерпевшим пассажирам, в сумме 400 тысяч фунтов стерлингов. Как ни странно, комиссия не нашла ничего предосудительного в действиях хозяев судна.

Мировая пресса широко откликнулась на трагедию Лаконии.  Из уст спасшихся пассажиров звучали тяжкие обвинения в адрес судовладельца, командования и экипажа судна. Стало известно, что команда судна была наскоро укомплектована моряками разных стран; греческие, немецкие и английские моряки не были в достаточной мере подготовлены к слаженным действиям, тем более в условиях аварии. Судно вышло в рейс с недоделками; уже на ходу заканчивался ремонт отдельных узлов и механизмов. Спасательные устройства не находились в надлежащей готовности. В адрес команды выдвигались обвинения в том, что отдельные моряки не только не оказывали помощи пассажирам, но первыми занимали места в спасательных шлюпках.

В свою очередь экипаж Лаконии  обвинял экипажи судов, пришедших на помощь, в том, что они по существу оказались наблюдателями трагедии, остановившись в нескольких милях от горящего лайнера, и не оказали должной помощи. Анализ всех обстоятельств катастрофы приводит к выводу, что трагедия Лаконии  явилась результатом пренебрежения правилами пожарной безопасности и хорошей морской практики.

Трагедия, скандал, преступление!

 Сделать закладку на этом месте книги

В субботу, 28 августа 1971 г., военная радиостанция в Сан-Георгио приняла передаваемый на английском языке сигнал бедствия и немедленно продублировала его текст, в котором содержались позывные и точные координаты судна Хелеанна  и просьба оказать немедленную помощь.

Терпящее бедствие греческое пассажирское судно-паром Хелеанна  находилось в Адриатическом море между греческим портом Патрас и итальянским — Анкона, недалеко от Бриндизи. Вот как разыгрывались события.

Время  5:30. На камбузе Хелеанны  взорвался баллон с газом. За несколько секунд все помещение оказалось в огне. Пожар распространяется очень быстро. Команда в панике. Выскочив из кают в одних пижамах, экипаж судна бесцельно бегает по палубе. Никто не будит пассажиров.




Горит Хелеанна. 


Время  6.20. Огонь перекинулся на пассажирские палубы. Ни капитан Деметриос Антипас, ни офицеры судна ничего не предпринимают для того, чтобы прекратить панику и начать спасение пассажиров. С момента возникновения пожара не было сделано ни малейшей попытки локализовать распространение огня. Капитан приказывает подать сигнал SOS.

Время  7.15. Вся средняя часть судна охвачена огнем. На судне разыгрываются потрясающие сцены. Задыхающиеся в густом дыму люди ищут спасения от огня в море. Матери зовут своих детей; дети, потерявшие родителей, мечутся по палубе. Со всех сторон слышны стоны, плач и крики о помощи. Пассажиры, которые еще сохранили самообладание, начинают спускать на воду спасательные шлюпки и в сумятице пытаются найти спасательные жилеты… Впоследствии пассажиры рассказывали: «Многие из нас вынуждены были прыгать за борт, прихватив все, что могло держаться на воде…».

Время  8.30. Только теперь капитан решает дать приказ об оставлении горящего судна. Подошедшие к Хелеанне  суда и вертолеты начинают вылавливать из воды тонущих людей и тела тех, кто уже мертв.

«…Убийцы, убийцы» — бормотал в полуобморочном состоянии подобранный из воды итальянец Альдо Росселини. Вместе с женой Флориндой он бросился в море и поддерживал ее на воде несколько часов. Они совершали свадебное путешествие….

Трагический баланс катастрофы: из 1187 пассажиров (весьма знаменательно, что капитан не знал, сколько человек находится на судне) 36 погибли, сотни людей получили ранения. Материальные потери составили 2,5 млн. долларов, не считая стоимости уничтоженного огнем парома.

Катастрофа Хелеанны  произошла в районе интенсивного судоходства, что способствовало проведению спасательной операции. Всего в ней участвовало более 400 судов — от крупных лайнеров до мелких рыбацких катеров. Одним из первых на помощь Хелеанне  поспешил советский теплоход Свобода.  Наши моряки самоотверженно вели поиск людей. Затем большую группу спасенных судно доставило в Бари.

Хелеанна  была переоборудована в пассажирский паром из танкера. Судно принадлежало греческой судоходной компании Эфтимиадис Лайн оф Пирей. Широко разрекламированное как «самый большой паром в мире», оно имело длину 156 м,  ширину 20,2 м,  тоннаж 11 232 брт.  Мощность двигателя парома составляла 6750 л. с.  Паром мог принять на борт до 300 автомашин.

В хронике морских катастроф гибель Хелеанны  записана не только как трагедия, но и как преступление.

Читатель помнит события, описанные в предыдущем рассказе «Последний рейс Лаконии ». В них много общего, но есть и различия. Прежде всего это относится к действиям экипажей обоих судов во время пожара. Хотя на Лаконии  команда была недостаточно обучена борьбе с огнем, а в аварийной ситуации отрицательную роль сыграл ее многонациональный состав, так как немцы не понимали англичан, а последние греков, — все же среди экипажа, кроме нескольких малодушных, были люди, которые действовали умело, и даже проявляли самоотверженность при спасении пассажиров. Как и полагается, капитан Лаконии  Зарбис последним оставил горящее судно. Он прыгнул в море и ухватился за спасательный плот, сброшенный с самолета.

Иначе вел себя капитан Хелеанны  Деметриос Антипас. Он не только не сделал того, что можно было сделать и что, несомненно, ограничило бы размеры катастрофы, но вопреки всем морским традициям и законам прежде всего позаботился о своем спасении, когда на пароме еще находились сотни пассажиров. Подобным же образом поступили и офицеры Хелеанны,  а также другие члены экипажа.

Капитан Хелеанны  и в дальнейшем остался верен себе. Итальянская полиция арестовала Антипаса в момент, когда он тайком хотел покинуть Бриндизи на другом греческом пароме. Распоряжение прокурора города об аресте, подписанное 31 августа, гласило, что 33-летний Деметриос Антипас обвиняется в непредумышленном убийстве. Капитан обвинялся также в том, что он допустил перегрузку судна, приняв в два раза больше пассажиров, чем ему разрешалось судовыми документами, и не обеспечив их достаточным количеством спасательных средств. Вместе со своей женой он одним из первых покинул аварийное судно, не организовав спасения людей.

При аресте у Антипаса был изъят портфель. В нем среди других документов оказалось судовое свидетельство о годности плавания Хелеанны.  Оно было датировано 27 мая 1971 г. Свидетельство выдали власти морской администрации порта Пирей. В этом важнейшем документе о безопасности плавания указывалось, что максимальное количество людей, которое разрешается перевозить на Хелеанне,  не должно превышать 620 человек, включая членов экипажа парома. А ведь в момент катастрофы на пароме было почти вдвое больше людей! Какое значение имеют правила, нормы, предписания, если над всем этим довлеет бизнес! Прибыль любой ценой — вот одна из основных причин гибели Хелеанны. 

Важнейшее значение для безопасности плавания пассажирского парома имеет обеспечение его спасательными шлюпками. На Хелеанне  их было только 12. В случае аварии на них могли разместиться 620 человек. Однако на воду удалось спустить только четыре шлюпки. Одна из них опрокинулась, едва коснувшись воды. Все другие шлюпки из-за ржавчины, которая разъела металлические блоки для тросов, вообще не удалось сдвинуть с места. При этом следует учесть, что и количество спасательных жилетов также было ограничено. Их не хватило на всех пассажиров. Но и те, которые имелись, в ряде случаев были непригодны для использования. Оказавшись за бортом, часть людей могла рассчитывать только на свои силы и умение плавать.

О преступной беспечности капитана Антипаса свидетельствует еще один факт. Он разрешил погрузить на верхнюю палубу 31 автомашину. Это было сурово наказуемое нарушение правил безопасности, связанных с обеспечением мореходных качеств парома. И наконец, судно вышло в рейс, не имея на борту полного комплекта противопожарных средств и оборудования.

Последние минуты Хелеанны  наблюдали советские моряки с танкера Лихославль.  Капитан танкера Кузьмин впоследствии рассказал об этом в печати. Оказавшись в пределах видимости гибнущего парома, моряки наблюдали взрыв, происшедший в машинном отделении Хелеанны.  Обгоревший борт местами раскалился докрасна. На вспученной верхней палубе валялись груды искореженного металла, сваленные взрывом мачты, деформированные тали, не спущенные на воду шлюпки, разрушенный капитанский мостик. Судно медленно погружалось носовой частью в море…

Пассажирский паром Хелеанна,  как это было установлено после катастрофы, вообще не должен был выходить в море: он подлежал постановке на капитальный ремонт. Однако эксплуатация парома продолжалась, а его владелец наживался на опасном бизнесе.

Гибель Хелеанны  послужила новым толчком к дискуссии, развернувшейся на страницах мировой прессы по ряду аспектов безопасности плавания пассажирских судов. Катастрофа возбудила также важный вопрос о возмещении убытков.

Судовладелец Хелеанны  Эфтимиадис, застраховавший свой паром, не несет ответственности ни за жизнь, ни за имущество пассажиров. Более того, при страховании было оговорено, что судовладелец не отвечает за «поломку судна, столкновение, посадку на мель, пожар как в мирное время, так и в случае войны», даже если авария произошла по вине капитана судна. Таким образом, Эфтимиадис, который нажил себе капитал на переоборудовании старых танкеров в пассажирские паромы, даже и слышать не хочет о возмещении каких-либо убытков. Правда, его компания была вынуждена под давлением общественности вывести из эксплуатации два из шестнадцати устаревших судов. Но на тему о возмещении убытков представители администрации компании даже не заикаются.

Мировая пресса отмечает, что пассажир лайнера, в случае несчастья, оказывается в полной зависимости от судовладельца. Последний сам решает, возместит он понесенные пассажиром убытки или нет. «Солидные» компании проявляют заботу о потерпевших бедствие людях по своим собственным расценкам: за потерянный багаж — 100 долларов, за погибшего в море человека — от 500 до 2500 долларов. Такова цена человеческой жизни в «свободном мире».

Катастрофа Хелеанны  послужила новым толчком для возрождения вопроса о страховании пассажира. Давно разработана конвенция, согласно которой возмещение, выплачиваемое родным и близким в случае гибели пассажира во время кораблекрушения, устанавливается в сумме 35 000 долларов. Однако и до сего времени эта конвенция не принята. Вот уже 12 лет действует и является обязательной для всех Международная конвенция по охране человеческой жизни на море, принятая в Лондоне в 1960 г. Выполнять Правила этой конвенции обязалась и Греция. Трагедия, граничащая с преступлением, которая разыгралась на Хелеанне,  заставляет усомниться в этом.

БЫВАЕТ И ТАК

 Сделать закладку на этом месте книги

Тонуть тоже не просто

 Сделать закладку на этом месте книги

Морские суда иногда подобны живым существ


убрать рекламу




убрать рекламу



ам. Одни погибают быстро при совсем незначительных авариях. Другие, наоборот, с огромными повреждениями долго остаются на плаву, хотя и обречены на гибель. Проходят дни, недели, а порой и месяцы, прежде чем такие смертельно раненные суда отправляются на морское дно. Бывает и так, что авария на борту судна вызывает панику. Экипаж оставляет корабль, не исчерпав всех возможностей для его спасения. И плавают такие суда, подобно «Летучему голландцу», по воле ветра и волн, преодолевая грозную морскую стихию. В отдельных случаях полузатопленные, с креном или опрокинутые вверх килем суда оказываются невероятно живучими. К современным «голландцам» можно несомненно причислить нефтерудовоз Якоб Верольм,  танкеры Дайнафьюэл, Оклахома  и ряд других.

В эпоху парусного флота и деревянного судостроения живучесть аварийного корабля увеличивалась за счет плавучести материала его корпуса. Деревянное судно могло долго оставаться на плаву, даже если оно имело многометровую пробоину. «Долгожительством» после аварии отличаются лесовозы (часто за счет дополнительной плавучести груза). Высокую степень живучести имеют крупнотоннажные танкеры. Если к тому же некоторые отсеки у них окажутся пустыми, то можно ожидать, что и при серьезной аварии судно затонет не сразу. Долго могут продержаться на воде аварийные суда с большим запасом плавучести или избыточным надводным бортом.

Дрейфуя по морям и океанам, такие корабли или их обломки представляют грозную опасность для встречных судов. Волны и течения выносят их на морские пути, в районы интенсивного судоходства. Берегись тогда столкновения. Ночью, в условиях плохой видимости, в пургу или в густом тумане оно часто оказывается смертельным. При шторме «голландец» может нанести удар, которого не выдержит даже стальная обшивка крупнотоннажного судна. Еще совсем недавно подобные столкновения являлись причиной многих катастроф. Об этом свидетельствуют цифры, взятые из официальных донесений капитанов судов. В течение двух лет (1892 и 1893 гг.) было зафиксировано 1628 встреч с дрейфующими, частично затопленными кораблями. В 1912 г. было 200 таких случаев. В 1932 г. корабли спасательной службы Береговой охраны США выловили или уничтожили 267 дрейфующих обломков и частично затопленных судов. Любой из них мог стать причиной нового кораблекрушения.




Дрейфующий обломок танкера Серс. 


А вот один из недавних случаев.

В мае 1967 г. либерийский танкер-теплоход Серс  в результате взрыва разломился на три части. Катастрофа произошла во время рейса из порта Сет (Франция) в Неаполь. Две части танкера остались на плаву. Утром 23 мая носовой и кормовой обломки Серса  были обнаружены в открытом море на траверзе Йерских островов кораблями военно-морского флота Франции. Оба обломка находились на плаву на расстоянии семи миль друг от друга. Корма танкера, в которой расположены жилые помещения и машинное отделение, держалась на воде, имея крен в 20° на левый борт, причем ходовой мостик был отброшен назад и полностью сгорел. Нос, обломившийся в районе грузовых стрел, плавал с креном 45–50°. Средняя часть танкера отсутствовала. Спасательные команды, высадившиеся на обломках, установили, что они необитаемы.

Район катастрофы был обследован вертолетами. Поиск производился в ясную погоду, но при сильном ветре и волнении. К концу дня на расстоянии 13 миль от кормовой части танкера были обнаружены перевернутая шлюпка и матрос в тяжелом шоковом состоянии. По показаниям спасенного, 22 мая около 20 ч  на танкере произошел взрыв, в результате которого судно разломилось. Ходовой мостик и радиорубка сгорели, а все шлюпки, кроме одной, были разбиты. В оставшейся шлюпке разместилось 30 человек экипажа (всего на судне было 39 человек, 9 человек вероятно погибли при взрыве). Опасаясь нового взрыва, моряки на шлюпке сразу же отошли от танкера; ночью во время сильного шторма шлюпка опрокинулась. Поиск жертв кораблекрушения продолжался два дня и был безрезультатным.

Что касается обломков, то, несмотря на разбушевавшееся море, они упорно не тонули. Поскольку обе плавающие части судна представляли опасность для судоходства, французские военно-морские власти распорядились отбуксировать их в ближайший порт. Удалось это сделать только частично. После долгих усилий корму Серса  привели в Марсель. Ее поставили вне пределов порта, так как в танках еще содержался газ во взрывоопасной концентрации. Нос танкера так и не могли взять на буксир — его с трудом затопили в море, подвергнув артиллерийскому обстрелу.

Находясь в аварийном состоянии, долго не хотел тонуть и голландский крупнотоннажный нефтерудовоз Якоб Верольм.  22 января 1967 г. во время рейса из бразильского порта Виттория (штат Пернамбуку) в голландский порт Эймёйден на судне взорвался котел. Как впоследствии свидетельствовали члены команды, буквально через несколько секунд раздался еще один мощный взрыв. Капитан судна полагал, что в этот момент произошел взрыв цистерны с топливом. Огромный язык пламени взметнулся над палубой. Был убит один моряк. Несколько человек получили ранения и ожоги. Корпус судна оказался пробитым в нескольких местах. Вода стала быстро заполнять трюм и машинное отделение. Особенно много ее поступило в машинный отсек. Когда вода залила его до уровня ватерлинии, пожар на судне прекратился. Якоб Верольм  получил крен, но остался на плаву.

Океан был на редкость спокоен. Тем не менее капитан Крюгер принял решение оставить судно. Он приказал передать в эфир сигнал бедствия, и все четыре судовые шлюпки, на которых разместился 41 человек экипажа, благополучно отошли от аварийного парохода, но оставались вблизи места катастрофы, ожидая, пока прибудет помощь. Нефтерудовоз продолжал плавать. Крен его заметно увеличился, однако палуба все еще была над водой.

SOS с Якоба Верольма  был принят американской базой на Азорских островах. В район аварии прилетел самолет. С него в море опустились два парашютиста-аквалангиста. В пакетах у них находились бинты и медикаменты для оказания первой помощи раненым. Парашютистов подобрали в шлюпки.

Призыв о помощи был принят также польским лайнером Баторий.  Лайнер совершал туристский рейс на Тринидад, но капитан польского лайнера немедленно изменил курс, и судно полным ходом пошло на помощь терпящим бедствие. Обстановка в районе катастрофы почти не изменилась. Стоял штиль. Нефтерудовоз дрейфовал в океане. Капитан Крюгер уже подумывал, не возвратиться ли команде на судно, когда внезапно крен Якоба Верольма  резко увеличился. Как считают, в этот момент большая масса руды в трюмах пересыпалась на один борт. Судно палубой черпнуло воду. Еще через мгновенье нефтерудовоз опрокинулся вверх килем. Это произошло примерно в 80 милях западнее Канарских островов.

Когда польский лайнер прибыл на место катастрофы, в океане плавали опрокинутое килем вверх судно и четыре шлюпки с людьми. Спасательная операция проводилась весьма организованно и продолжалась три часа. Шлюпки по очереди подходили к борту лайнера, и на него сначала приняли людей, а затем подняли все шлюпки. Польские моряки спасли всю команду и двух американских парашютистов. Была оказана немедленная помощь раненым. Доставив спасенных в Лас-Пальмас, Баторий  продолжал свой рейс.

Голландский пароход оказался живучим. Шли дни, а судно не тонуло. Вскоре его вынесло в район основной атлантической судоходной трассы Европа — Америка. Судоходство здесь весьма интенсивное, суда движутся днем и ночью, и надо было срочно решить, что делать с дрейфующим нефтерудовозом.

Пароход Якоб Верольм,  построенный в 1957 г., был крупнотоннажным судном. Его главные размерения: длина 193 м,  ширина более 25 м,  осадка 9,2 м.  Паротурбинная установка мощностью 13 750 л. с.  обеспечивала судну скорость 16 узл. 

Владелец нефтерудовоза, голландская компания Нидерландше Эрст Танкерс Маатсхапай (Роттердам), решил спасти судно. Пароход намеревались отвести в безопасное место и поставить на ровный киль. Полагали, что в случае больших повреждений и нецелесообразности ремонта судно можно будет продать на слом. Ближайший порт, куда решили отбуксировать опрокинутый нефтерудовоз, находился на Канарских островах, примерно в 100 милях от района, где в это время дрейфовал Якоб Верольм. 

В начале буксировочную операцию намеревались осуществить западногерманские спасатели. С буксирного судна Фальк  в течение многих часов они пытались подать и закрепить буксирный трос на днище нефтерудовоза. Однако их усилия оказались тщетными. В конце концов они отказались от выполнения работ и покинули район операции. Тогда к спасению приступил экипаж мощного голландского буксира Зварте Зее.  Голландцам удалось «заарканить» опрокинутый нефтерудовоз и благополучно отбуксировать его на мелководье. Судно подверглось детальному осмотру. Были установлены огромные повреждения корпуса, большие разрушения в машинном отделении. Был также потерян почти весь груз — руда, которая высыпалась в океан.

Заключение специалистов оказалось кратким: ремонт Якоба Верольма  нецелесообразен. Не окупались также затраты, связанные с буксировкой судна на базу, где имелось специальное предприятие по разделке судов на металлолом. Нефтерудовоз решили затопить. Как это ни парадоксально, погребение судна было поручено произвести тем же спасателям. Якоб Верольм  вновь повели в океан. Шли дни, а опрокинутый пароход не тонул. Судно упорно боролось за жизнь. Надвигался шторм. Чтобы покончить с «голландцем», его решили взорвать с помощью тротиловых шашек. Якоб Верольм  был погребен в Атлантике на тридцатые сутки после своего опрокидывания.

Мировая статистика свидетельствует, что при перевозке навалочных грузов (руд и рудных концентратов, угля, кокса и т. п.) суда терпят бедствия чаще, чем при перевозках других видов груза. Только за 10 лет, с 1955 по 1965 г., погибло около 150 крупнотоннажных судов, перевозящих навалочные грузы. Но, пожалуй, ни одно из них не проявило столько упорства и нежелания тонуть, как Якоб Верольм. 

Подобно голландскому нефтерудовозу, плавал в опрокинутом состоянии американский танкер Дайнафьюэл.  Правда, судно держалось на воде не так долго. Во многом его затоплению способствовали ошибочные действия спасателей.

Катастрофа произошла в ноябре 1963 г. В заливе Баззардс у полуострова Кейп-Код американский танкер Дайнафьюэл  столкнулся с норвежским грузовым теплоходом Фернвью.  При столкновении суда сцепились. На танкере вспыхнул пожар. Вскоре огонь перекинулся на теплоход. Спасатели локализировали пожар и, не оценив размеров пробоины в корпусе танкера, разъединили аварийные суда. Это была роковая ошибка. Во время буксировки танкера в порт в корпус Дайнафьюэла  через пробоину стала поступать вода. Танкер начал крениться и опрокинулся вверх килем. Судно осталось на плаву, но спасти его уже не смогли. Вновь взять судно на буксир не удалось. Дайнафьюэл  затонул на глубине 15 м  недалеко от побережья штата Массачусетс (США).




Танкер Дайнафьюэл  упорно не тонул.


Иногда происходит настоящее сражение с плавающими и угрожающими судоходству обломками судов.

Танкер Оклахома  шел в балласте с пустыми грузовыми отсеками. При столкновении в море с другим судном он был разрезан пополам. Команде удалось спастись. Кормовая оконечность Оклахомы  затонула почти мгновенно. Носовая часть со средней надстройкой и мостиком осталась на плаву.

Обломок Оклахомы  не смог одолеть и разыгравшийся шторм. Когда кончился ураган, его вновь увидели на поверхности успокоившегося моря. Теперь он изменил свою окраску и силуэт: вместо шарового борта и белых надстроек над водой возвышалась окрашенная в зеленый цвет подводная часть. Шторм опрокинул обломок, и теперь он плавал вверх днищем.

Командир корабля Береговой охраны, в задачу которого входила очистка акватории от опасных предметов, плавающих на путях движения торговых судов, решил затопить оставшуюся часть Оклахомы,  подорвав ее минами. Несколько черных шаров установили вокруг обломка. Произвели взрыв. Обломок Оклахомы  сильно встряхнуло, он погрузился в океан и … вновь появился на поверхности. Теперь он еще больше выступал из воды.

Взрыв решили повторить, увеличив число мин. И вновь обломок не затонул. Еще дважды пытались потопить танкер, но безуспешно. Израсходовав весь минный запас, командир корабля приказал расстрелять обломок из крупнокалиберной пушки. При первом же попадании 120-миллиметрового снаряда обломок перевернулся, вновь стал на ровный киль, и все увидели его борта, палубу, надстройки и мостик. Правда, теперь они были искорежены взрывами.

Минули сутки, прежде чем обломок наконец затонул. Без посторонних усилий он медленно оседал, заливаемый волнами океана. Но что удивительно: погружавшийся обломок все время оставался на ровном киле. Так гордо он и ушел в пучину.

Иногда, казалось бы, безвозвратно потерянные в результате кораблекрушения обломки и суда удается спасти. В 1961 г. в Индийском океане во время шторма переломился шведский теплоход Христиан Сален.  Его носовая часть затонула. Средняя часть вместе с кормовой оконечностью, где располагалось машинное отделение, осталась на плаву. Обломок теплохода своим ходом дошел до японского порта Иокогама. Здесь ему пристроили временный нос, и судно совершило благополучный переход в Швецию.

В июне 1967 г. на западногерманском танкере Эссбергер Кемист,  во время рейса из Роттердама в Нью-Йорк, когда судно находилось в районе Азорских островов, произошел взрыв. Судно разломилось на две части. Оба обломка остались на плаву. Весь экипаж в составе 40 человек был спасен. Прибывший в район катастрофы спасательный корабль Нисос Закинтос  взял на буксир и привел в Понта-Делгада (о. Сан-Мигел, Азорские острова) кормовую часть танкера. Затем он вернулся за носовой частью, в танках которой находилось 600 т  ацетона. Буксировка ее также окончилась благополучно.

В феврале 1967 г. потерпело аварию другое западногерманское судно — теплоход Ильза Зуир.  Во время шторма произошло смещение груза леса. Образовался крен, временами достигавший 40°. С судна запросили помощь. Вскоре команда оставила борт теплохода. Спасательные корабли еще не достигли района аварии, когда судно опрокинулось вверх килем. Но оно не затонуло. Шведский буксир Ахиллес  взял опрокинувшийся теплоход на буксир и в таком состоянии благополучно привел его в порт.

Необычайное спасение судна, которое долго не хотело тонуть, было проведено в 1956 г. в Тихом океане. В один из туманных мартовских дней в Японском море американское грузовое судно вклинилось носом в кормовую оконечность японского танкера. Американское судно лишилось носа, однако самостоятельно добралось до порта, имея на борту спасенных японских моряков. Танкер затонул, но… не полностью. Из воды чуть выступала его носовая оконечность. За нее спасатели и закрепили буксирный трос. В таком почти затопленном состоянии судно привели в мелководный район. При помощи понтонов корму аварийного судна удалось несколько приподнять. Дальнейшая буксировка судна на верфь уже не представляла трудностей.

«Без спасения нет вознаграждения»

 Сделать закладку на этом месте книги

Эта старинная формулировка морского права выражает основное условие проведения спасательных операций на море. Иногда это приводит к возникновению довольно любопытных положений. Вот одна поучительная история, которая заслуживает того, чтобы напомнить о ней.

«Простой матрос проявил стойкость!» «Один из всего экипажа на опрокинутом судне!» «Капитан и офицеры бросили парусник на произвол судьбы!» Под такими кричащими заголовками газеты сообщили о необычайном 13-дневном плавании матроса Дени и многодневном судебном разбирательстве его дела.

26 октября 1902 г. в Валенсийском заливе трехмачтовый парусник Турни  французской компании Дор попал в зону мощного шквала. Порыв ветра так резко накренил его, что груз в трюмах сместился, и судно легло на борт. Палуба Турни  наполовину оказалась в воде. Однако водонепроницаемость люковых закрытий не нарушилась, и вода не поступала внутрь корпуса.

Проходившее поблизости пассажирское судно сняло с Турни  экипаж. Когда подсчитали спасенных, выяснилось что одного матроса по имени Дени — нет. Решили, что его смыло волной и он утонул. На пассажирском судне сделали «проэллу» — небольшой восковой крест, который кладут в гроб вместо тела погибшего в море, и полным ходом покинули место аварии. Капитан, связанный жестким расписанием, отказался даже совершить обычную в таких случаях циркуляцию вокруг гибнущего судна. Нужно было наверстывать упущенное время! К тому же капитан был убежден, что Турни  вот-вот затонет. «Без сомнения, — заявил он, — судьба парусника решена. Скоро он окажется на морском дне».

Однако Турни  не погиб. Крен оставленного на произвол судьбы судна еще некоторое время увеличивался, но когда море успокоилось, прекратилось и увеличение крена. Судно, лежа на борту, слегка покачивалось на небольшой волне…

Пять дней спустя, в ночь на 1 ноября, с шедшего под военным флагом транспорта Изер  заметили дрейфующее в неестественном положении судно. Это был Турни.  Ветер свежел, начался шторм, но командир Изера  приказал взять брошенный парусник на буксир. Делалось это отнюдь не для спасения Турни : просто следовало удалить полузатопленный объект, представляющий опасность для судоходства. Конечно, проще было бы взорвать аварийное судно, но на Изере  не оказалось взрывчатки.

Подойти вплотную к Турни,  чтобы завести буксир, было нелегко. Мешали волны и необычное положение аварийного судна. И вот во время одного из маневров с Изера  заметили на паруснике человека. Знаками он показывал, что остался на судне один. Изер  снова приблизился, и с его борта закричали: «Ближе подойти не можем. Бросайтесь в воду, мы вас вытащим!» Ответ всех поразил. Человек на паруснике — а это был матрос Дени — заявил, что он просит не о спасении, а требует лишь подать буксирный конец. Он наотрез отказался покинуть Турни.  Тон его голоса и жесты показывали, что одинокий моряк безусловно отдает себе отчет в совершаемых действиях.

Снять Дени силой было нельзя, поскольку командир транспорта так и не рискнул подойти к паруснику ближе. Еще некоторое время он уговаривал Дени, затем, убедившись в тщетности своих усилий, приказал оставить место аварии. В ближайшем порту он сообщил властям координаты дрейфующего Турни.  В тот момент парусник находился в 140 милях к северо-западу от Орана.

Штормило. Никто так и не вышел на помощь. Правда, пока Турни  еще сохранял плавучесть, было заманчиво его спасти: парусник представлял немалую ценность. Однако буксировать аварийное судно в такую погоду не представлялось возможным. Дени по-прежнему оставался один в бушующем море…

Прошло еще семь дней. 8 ноября, т. е. через 13 суток после катастрофы, английский пароход Сириэн Принс  вновь обнаружил (и опять совершенно случайно!) лежащий на борту парусник Турни.  На этот раз Дени выставил непременное условие: «Согласен на буксировку, рассматривая ваши действия только в качестве услуг». Тем самым он отвергал возможность истолковывать факт буксировки как «спасение в связи с подачей сигнала бедствия». Это не только лишало спасателей права претендовать в дальнейшем на парусник как на брошенное экипажем судно, подобранное в море, но и существенно ухудшало позиции спасателей при решении вопроса о сумме вознаграждения. И поскольку буксировка Турни  уже не могла рассматриваться как спасение, из-под носа спасателей ускользала значительная сумма.

Дени плохо говорил по-английски. Его одежда и манеры свидетельствовали о том, что перед англичанами находился простой матрос. Однако он проявил твердость духа и сообразительность, присущие самым опытным капитанам. На Сириэн Принсе  только пожимали плечами, выслушивая его доводы, но в конце концов согласились. Дени самостоятельно подал матросам парохода буксирный трос, а затем стал за руль. Отметим, что с точки зрения морского права эти факты очень важны!

Когда караван достиг Алжира, капитан Сириэн Принса  обратился в суд, требуя вознаграждения в виде суммы, равной третьей части стоимости парусника. Однако суд пришел к выводу, что рассматриваемая операция не была спасением, и ему выплатили лишь незначительную сумму как за обычную буксировку. Потерял свои права на судно и бывший капитан Турни,  который являлся одновременно его хозяином. По решению суда во владение судном вступил матрос Дени. Он получил Турни,  выиграв тяжелое единоборство со стихией.

Как же это произошло? Почему он не покинул судно вместе со всеми? Был ли его поступок обдуманным? Дени отказался отвечать на эти вопросы, но многие считают, что он остался на Турни  сознательно. Он мог заметить, что судно перестало крениться и не тонет и, конечно, знал, что съестными припасами и пресной водой будет обеспечен в изобилии. Но понимал ли он при этом, какой опасности подвергает себя, — сказать трудно. Во всяком случае Дени проявил огромное самообладание, которое и было вознаграждено.

Гонимый ветром

 Сделать закладку на этом месте книги

В марте 1826 г. американское парусное судно Френсис Мери,  груженное лесом, шло в Ливерпуль. Пройдя половину пути, судно попало в жестокий шторм. Удары волн сильно повредили корпус парусника — внутрь стала поступать вода. Отчаянные попытки команды справиться с аварией не увенчались успехом. Океан продолжал штормить. Опасность гибели судна увеличивалась, но капитан Френсис Мери  медлил со спуском шлюпок. Вероятно, он полагал, что в условиях бушующего моря и на огромном расстоянии от берегов люди в шлюпках будут обречены на гибель. К тому же капитан рассчитывал, что парусник благодаря грузу леса продержится на воде, пока не появится какой-либо встречный корабль.




Ветер пригнал парусник на скалы мыса Лизард.


В какой-то мере капитан был прав. Хотя с поступлением воды в судовые помещения Френсис Мери  постепенно погружался, не было признаков того, что парусник затонет. Даже когда затопило трюм и судно осело до уровня верхней палубы, оно продолжало двигаться. Наконец из-под ног людей ушел последний клочок твердой опоры — палуба надстройки, оставалось еще одно средство спасения — мачты. Люди вскарабкались на них как можно выше.

С этого момента парусник больше не погружался. Гонимый ветром и волнами, он дрейфовал в океане. Над поверхностью воды торчали высокие мачты, и на них — люди. При помощи корабельных снастей моряки как-то обезопасили себя от падения с мачт, но они оказались почти полностью лишенными запасов продовольствия и пресной воды. Теперь вся надежда была на чью-либо помощь. Однако дни проходили, а горизонт был по-прежнему пуст.

В конце девятых суток дрейфа трое из команды, совсем обессиленные, сорвались с мачт и погибли. Оставшиеся 14 человек, хотя и находились в критическом состоянии, продолжали держаться. Неимоверным страданиям, казалось, не будет конца. Жажда и голод, страх ожидаемой гибели туманили рассудок.

Когда на Френсис Мери  осталось шесть человек, на горизонте появилось судно. Это был английский фрегат Блонд,  совершавший рейс к берегам Южной Америки. Шторм заставил командира корабля отклониться от курса, что и привело к случайной встрече его с дрейфующим парусником. Несмотря на огромные волны, рискуя жизнью, матросы фрегата спустили на воду шлюпку и с большими усилиями спасли уцелевших четырех мужчин и двух женщин.

Четвероногие спасители

 Сделать закладку на этом месте книги

Двое суток прошло с того момента, когда польский рыболовный бот Леб-47  покинул порт и вышел на промысел в Балтийское море. Поздним вечером 10 декабря 1963 г. после утомительной работы экипаж бота, состоявший из шкипера Стржеговского — владельца судна, рыбаков Глиновского и Стахевича, собирался на отдых. Отдали якорь. Перед тем как спуститься в кубрик, подготовили на следующий день снаряжение и орудия лова.

Наконец, рыбаки покинули палубу. Наверху оставался только шкипер, занятый починкой сетей. Внезапно он увидел, как из темноты вынырнул нос большого судна. На нем, вероятно, также заметили бот. Видно было, как на судне делались отчаянные попытки избежать столкновения. Однако маневры оказались тщетными. Преодолеть силу инерции было уже невозможно. Своим форштевнем неизвестное судно навалилось на корму бота. Он сразу же начал тонуть. Команде не оставалось другого выхода, как спасаться вплавь. Времени для этого было в обрез. Захватив в кубрике спасательные жилеты, все трое прыгнули за борт в ледяную воду.

Опасаясь быть втянутыми в воронку, которая образуется, когда судно идет ко дну, Стржеговский и Стахевич отплыли от бота на безопасное расстояние. У места катастрофы остался только Глиновский. Ледяная вода вызвала судорогу у этого уже немолодого человека. Гибель казалась неминуемой. Помощь пришла неожиданно. Ее оказал пес Муки. Выращенная экипажем собака многие дни проводила с людьми в море, охраняла бот на берегу. Теперь, когда его хозяин оказался в воде, пес был рядом. Держась за собаку, рыбак вскоре подплыл к своим товарищам. Тем временем неизвестное судно остановилось. Лучи его прожектора осветили море. На помощь рыбакам послали спасательную шлюпку. Их подобрали и доставили на судно. В дальнейшем выяснилось, что рыболовный бот был потоплен датским грузовым теплоходом Сирпс Дан.  Катастрофа произошла примерно в 38 милях к северу от маяка Чолпино. Об этом случае помощи, оказанной рыбаку собакой в минуту опасности, сообщили многие береговые радиостанции Балтики.

Известны и другие случаи, когда четвероногие обитатели на судах в минуту опасности оказывали морякам неоценимую помощь.

Обоняние у некоторых животных, в частности у собак, развито гораздо сильнее, чем у человека. Это позволяет им обнаруживать опасность намного раньше, чем ее замечают люди. Собаки, например, способны ощущать малейший запах гари или газа, что не раз подтверждалось при возникновении на судах опасной ситуации. Один из таких случаев произошел в 1965 г. Собака спасла от пожара западногерманское рефрижераторное судно Генри Хорн.  Ночью, когда рефрижератор находился в открытом море, раздался громкий лай корабельного пса. Капитан послал вахтенного матроса узнать, в чем дело. Собака бросилась в машинное отделение, туда, где у переборки размещались электромеханизмы. Здесь пахло дымом и находился очаг пожара. Как выяснилось, горела обмотка одного из электромоторов. По пожарной тревоге была поднята команда судна. Пламя удалось погасить. «Благодаря собаке мы остались живы», — заявил капитан. В награду за спасение он приказал выдавать псу дополнительную порцию колбасы.

Землетрясение под килем

 Сделать закладку на этом месте книги

Бывает, что и море «трясет». Имеются, например, достоверные сведения об обстоятельствах землетрясения, происшедшего в 1889 г. в Северной Атлантике. Находившееся в районе землетрясения судно Донна Эвелина,  по рассказам экипажа, «трясло в течение получаса». Когда судно прибыло в порт назначения, его вынуждены были поставить на ремонт.

Годом ранее в результате подводного землетрясения в океане были разорваны три телеграфных кабеля, соединяющие Австралию с другими континентами. Подобный случай имел место и в 1929 г. От землетрясения в океане масса донного грунта сорвалась со склонов подводных возвышенностей и с огромной скоростью понеслась по подводным долинам. В районе Ньюфаундленда был поврежден трансатлантический кабель. Связь между Европой и Америкой была прервана. При этих землетрясениях потерпели аварии несколько судов.

Весной 1959 г. произошло землетрясение под килем советского парохода Кулу.  На борту судна находилась 800 пассажиров и груз. Примерно в 30 милях от мыса Шикунского (Камчатка), пароход внезапно стало трясти. При каждом ударе в днище судно содрогалось от носа до кормы. На поверхности моря вздымались фонтаны. Все вокруг покрылось кипящей пеной. Сквозь трехкилометровую толщу воды судно ощутило грозное «дыхание» Земли. На Кулу  вышло из строя рулевое управление, отказал радиолокатор, магнитные компасы вылетели из нактоузов.

Подво


убрать рекламу




убрать рекламу



дное землетрясение испытал на себе в 1964 г. пассажирский теплоход М. Урицкий.  Очевидцы так рассказывают об этом происшествии. Судно шло с острова Шикотан в Южно-Курильск. Море было спокойно. Вдруг корпус судна затрясло. Особенно сильные толчки ощущались в машинном отделении. Казалось, что двигатель вот-вот разнесет. В этот момент судовая радиостанция приняла сообщение о сильном землетрясении в районе Курильских островов. После сверки координат судна выяснилось, что теплоход находится недалеко от эпицентра подводного землетрясения.

Несколько раньше происшествия с теплоходом М. Урицкий  с борта китобазы Дальний Восток  передали по радио на сейсмологическую станцию, что вблизи Алеутских островов судно испытало сильнейший толчок. Морякам показалось, будто судно ударилось о подводную скалу. Однако никаких повреждений на китобазе обнаружено не было.

Последствия землетрясения на Аляске в 1964 г. испытал на себе экипаж спасательного корабля Решительный.  Эпицентр землетрясения находился в заливе Принс Вильям. В это время Решительный  был в открытом море, примерно в 250 милях от города Анкоридж, наиболее пострадавшего при этом землетрясении. Резкие содрогания корпуса продолжались в течение пяти минут. Особенно сильным был третий удар. Создалось впечатление, что судно на полном ходу село на мель. Вода вокруг судна вспенилась, море покрылось рябью и волнами.

Аляскинская катастрофа была одной из самых трагических. Материальный ущерб составил четверть миллиарда долларов. По подсчетам ученых, за 10 минут, в течение которых продолжалось землетрясение, высвободилась энергия, в миллион раз превышающая энергию взрыва атомной бомбы, уничтожившей Хиросиму. Катастрофа усугубилась огромными волнами — цунами, вызванными подвижкой морского дна. Стоявшие в гавани города Кадьяк суда были выброшены морскими волнами на центральную улицу.

Подземные толчки, передающиеся с морского дна на поверхность океана, особенно ощутимы в районе эпицентра землетрясения. При силе 5–6 баллов они могут разрушить корпус, сорвать с фундаментов котлы и машины, вызвав тем самым кораблекрушение.

Особо следует рассказать о мощных океанских волнах цунами.

Цунами (так назвали их в Японии) возникают при подводных землетрясениях и извержениях вулканов, когда приходят в движение большие массы воды, образуя очень длинные, почти незаметные в открытом океане волны. С огромной скоростью — до 800 км/час  (скорость реактивного воздушного лайнера) — они разбегаются во все стороны от места своего возникновения. У берегов скорость и длина волн резко уменьшаются, однако высота увеличивается во много раз. Но и этой уменьшенной скорости достаточно, чтобы вызвать массу бед. Цунами — грозное явление природы, они уносят тысячи человеческих жизней и причиняют огромный ущерб прибрежным районам. Тяжело страдает от цунами и судоходство.

Так, в 1737 г. в Бенгальском заливе погибо 20 тысяч парусных судов и лодок и около 300 тысяч человек. Здесь не было войны. Была волна высотой 30 метров. Она-то и потопила целую армаду кораблей, унесла столько человеческих жизней.

В ноябре 1755 г. португальская столица Лиссабон была почти полностью разрушена цунами. Сначала Атлантический океан отступил от берегов. На обнаженном дне акватории лиссабонской гавани, во многих случаях опрокинутыми на борт, оказались 300 больших военных кораблей и торговых судов. Внезапно со стороны океана донесся гул. Он быстро нарастал. Через минуту в бухту ворвалась гигантская волна, уничтожая все на своем пути. Суда и корабли, подхваченные цунами, подобно спичечным коробкам, были выброшены далеко на берег.

Наиболее крупные цунами возникают при землетрясениях в Тихом океане. Тридцать восемь раз гигантские волны опустошали Гавайи, четырнадцать раз совершали набеги на Курилы и Камчатку. Летом 1780 г. при землетрясении в районе северной части Курильских островов и южной Камчатки судно Святая Наталия  было сорвано с якорей и выброшено на остров Итуруп на расстояние 350 м  от берега.




На центральной улице города Кадьяк.


В 1889 г. во время извержения вулкана Кракатау в Зондском проливе Индонезийского архипелага гигантская цунами высотой 35 м  обрушилась на берег и погубила десятки тысяч человек. А сколько было разбито судов! Датскую канонерку волны подняли на десятиметровую высоту и отбросили на расстояние четырех километров от берега.

Через несколько лет после этого грозного события в Мексиканском заливе цунами был выброшен на остров Чандлер большой корабль Эбенгер.  Он простоял на суше 12 лет. Новая цунами сняла корабль с острова и вернула его в море.

Пожалуй, больше всего «отличились» цунами в мае 1960 г. во время чилийского землетрясения. Катастрофа вызвала огромные человеческие жертвы, а материальный ущерб оценивается в миллиард долларов. Характерная черта чилийских цунами — их широкое продвижение в Тихом океане с сохранением большой разрушительной силы. Расстояние до Петропавловска — свыше 16 000 км  они прошли за 20 часов 30 минут со средней скоростью 750–800 км/час. 

По высоте волн, достигавшей 25 м,  и протяженности береговой полосы, подвергшейся опустошению, чилийские цунами являются особенно памятными. Газеты в те дни пестрели заголовками: «Тысячи погибших», «Мертвые города и поселки», «Множество уничтоженных кораблей».




Разрушительное действие чилийских цунами.


Первым проявлением цунами было отступление моря. Вот как описывается это явление в чилийских газетах:

«В следующее мгновенье внезапно заметили, что вода начала уходить от берегов, оставляя дно океана открытым более чем при самом большом отливе… После небольшого промежутка времени — от 15 до 30 минут — море вернулось, надвигаясь на берег гигантской волной…»

По сведениям газеты «Либерасьон», цунами, затопившая город Корраль, сорвала с якорей два крупнотоннажных судна: Сант-Яго  и Карл Гавербек  и понесла по улицам города. Первое из них достигло гавани Вальпараисо. Только случайностью можно объяснить тот факт, что во время этого «рейса» судно не разбилось. Что касается Карла Гавербека,  то его судьба оказалась печальной: оно вскоре затонуло.

Цунами, ворвавшаяся в австралийский порт Сидней, образовала водоворот, причинивший большие повреждения стоявшим в гавани судам. Особенно пострадали небольшие корабли. Водовороты в бухтах, аварии и кораблекрушения были вызваны чилийским цунами также в портах Мексики и на калифорнийском побережье США. Десятки морских судов нашли здесь свою могилу.

У побережья Новой Зеландии волной были опрокинуты несколько крупнотоннажных пароходов и в их числе большой пассажирский паром, стоявший в гавани Окленда.

Япония — одна из наиболее страдающих от цунами стран. Сказались на ней и отголоски чилийского землетрясения. Чилийские цунами опустошили значительную часть острова Хоккайдо к югу от Кусиро и северное побережье острова Хонсю. Особенно пострадал остров Окинава — это было тяжелейшее из бедствий подобного рода за его историю. В местности Шогама на севере Японии все побережье было усеяно остатками судов, барж, лодок и рыбачьих парусников.

Цунами наблюдались и в последующие годы: в октябре 1963 г. они захватили район Курильских островов. Тогда к берегу подошла трехметровая волна. Жители были предупреждены и укрылись на возвышенных местах, суда снялись с якорей и ушли в открытое море, где цунами уже не представляет для них серьезной опасности.

В июне 1964 г. сильное землетрясение и вызванные им волны нанесли огромный ущерб японскому городу Ниигата. На берег были выброшены стоявшие в гавани корабли.

В октябре 1966 г. мощные океанские волны, возникшие в южном полушарии в результате землетрясения у перуанских берегов, снова пересекли весь Тихий океан, перешли в северное полушарие и в ночь на 13 октября достигли Курильских островов. И снова рушились дома, гибли морские суда.

Что касается вулканической активности под толщей океанских вод, то она относится к довольно частым явлениям природы. Как известно, бо́льшая часть вулканов находится на морском дне. Некоторые ныне «сухопутные» вулканы также начинали свою деятельность под водой, например сицилийский вулкан Этна, знаменитый Везувий и многие другие.

Трагическими оказались последствия извержения в океане вулкана Медзин-сё в 1952 г. Первое его извержение было зафиксировано 17 сентября. Вулкан находился примерно в 270 милях южнее Токио. Для изучения вулканической деятельности Медзин-сё и установления его точного местонахождения в море вышло несколько экспедиций. Первым в район извержения прибыл корабль департамента морской безопасности Японии. В океане обнаружили новый остров. Он имел почти круглую форму и в диаметре не превышал 150 м.  Над уровнем океана этот кусочек земли возвышался почти на 30 м.  Вулкан действовал в полную силу, выбрасывая на поверхность раскаленную лаву, огромные камни и пепел. Извержения следовали одно за другим с интервалами в несколько секунд. Со временем промежутки между извержениями увеличились, но при этом нарастала их интенсивность.

Прошло несколько дней, как вдруг в ночь на 22 сентября вулканический остров исчез. Но во все последующие дни сентября Медзин-сё продолжал бурно проявлять себя. Дважды, а то и трижды в сутки происходили извержения лавы.

Вулкан еще активно действовал, когда в этот район прибыли два японских судна. С учебного судна Синио Мару  Токийского института рыболовства успели произвести фотографирование, замерить силу извержений, происшедших 22 и 23 сентября, а также выполнить ряд других наблюдений. Все это время судно держалось на значительном расстоянии от Медзин-сё. Были приняты и другие меры предосторожности.

Второе судно, Кайо Мару 5,  японского гидрографического управления прибыло в район извержения 24 сентября. К этому времени с поверхности океана уже исчезли все следы вулканического острова. По-видимому, судно подошло слишком близко к вулкану и стало жертвой очередного извержения. Кайо Мару 5  и его экипаж в составе двадцати двух моряков и семи ученых бесследно исчезли. О том, что судно погибло в результате вулканического извержения, говорят многие факты. В частности, доподлинно установлено, что в день катастрофы в 12 ч  30 мин  произошел один из самых мощных выбросов лавы.

Интенсивные поиски судна, предпринятые властями, вначале не дали результатов. Однако позднее были найдены обломки Кайо Мару 5,  облепленные кусками пемзы, сходной по составу с той, которую выбрасывал Медзин-сё.

Особое место в летописи морских приключений занимает история, происшедшая в 1962 г. в водах Антарктики с двумя южноафриканскими судами. Для одного из них, снабженческого корабля РСА,  огненная вспышка под антарктическим льдом явилась спасительной, для второго — гибельной. В течение 10 дней РСА  находился в ледяных клещах. Опасность оказаться раздавленным льдами нарастала. Экипаж собирался покинуть судно и высадиться на лед. Внезапно произошел взрыв. Со дна океана поднялась огненная лава. Ледяное поле раскололось. Подводный вулкан разрушил льды, и РСА  оказался на чистой воде. Выброшенные вулканом на морскую поверхность куски пемзы забили пробоины в корпусе. Никаких других бед корабль не испытал. Ни один из членов его экипажа не пострадал.

Второй южноафриканский корабль, который в это время пробивался на помощь к РСА,  тоже оказался в зоне вулканической деятельности, почти у очага извержения и потерпел бедствие. Его экипаж должен был спасаться на шлюпках.

Еще одна опасность возникает при вулканических извержениях. Речь идет о вулканическом пепле, который, подобно густому туману, затрудняет судовождение.

Два таких случая произошли в 1963 г.

Советский теплоход Грузия  возвращался из Индонезии к родным берегам. 17 мая судно шло Яванским морем, когда на острове Ява произошло извержение вулкана. На море стала интенсивно выпадать коричневая пемзовая пыль. Видимость резко ухудшилась. Ничего нельзя было разглядеть на расстоянии более 100 м.  Как только моряки выходили на палубу, пыль забивала носоглотку, слепила глаза. Чтобы пыль не проникла внутрь помещений, пришлось задраить двери и иллюминаторы, отключить вентиляцию. К полудню наступила полная темнота. Капитан вынужден был сбавить ход и идти вперед с помощью радиолокатора. Вулканические осадки выпадали целый день. Слой пыли в некоторых местах палубы достигал 20 мм. 

В другом случае вулканический пепел вулкана Крымского на Камчатке был перенесен ветром на 300 км  и выпал над Тихим океаном. Пепловая туча пронеслась над Петропавловском-Камчатским. На один квадратный метр выпало около 200 г  пепла. Позднее с пепловым облаком встретился теплоход Норильск.  Это произошло в районе мыса Пираткова. Солнце скрылось, видимость резко уменьшилась. На судно стала оседать сладковатая серая пыль. За короткое время она покрыла надстройки и палубу теплохода. В пепловом облаке Норильск  шел около часа.

Бизнес на авариях

 Сделать закладку на этом месте книги

Авария английского грузопассажирского парохода Калпин Стар  произошла при весьма загадочных обстоятельствах. В июле 1960 г. в условиях благоприятной погоды, следуя судоходным каналом, ведущим в крупнейший морской порт — Монтевидео (Уругвай), судно внезапно село на мель. И поныне еще у входа маячит полузатопленный корпус парохода. Он лежит как раз у того места, где более двух десятков лет назад закончил свою пиратскую карьеру гитлеровский рейдер Граф Шпее. 

Как очутился на мели Калпин Стар ? Уругвайские морские власти сразу же после аварии заявили, что команда судна не справилась с управлением и при ошибочном маневре посадила его на бровку канала. Вместе с тем не лишены оснований утверждения (в том числе и объективных экспертов), что судно было умышленно потоплено по распоряжению судовладельцев. Перед аварией хозяева застраховали Калпин Стар  на крупную сумму. Судовладельцы уже не раз отправляли пароход в рейс, зная, что он находится в весьма плачевном техническом состоянии. Команда называла Калпин Стар  не иначе, как «старая калоша» и «плавучий гроб». И действительно, судно, построенное еще в 1929 г., давно требовало серьезного ремонта. Его изношенные механизмы часто отказывались работать, из-за чего судно не раз находилось на грани катастрофы.




Вот он — Калпин Стар. 


Вот почему для экипажа Калпин Стар  финал плавания — авария в канале — явился лучшим, чем можно было ожидать, исходом. До берега — рукой подать, опасность полного затопления судна исключалась.

Возможно, авария Калпин Стар  не привлекла бы к себе широкого внимания, если бы не одно обстоятельство. На судне находился не совсем обычный груз: трюмы судна были заполнены бочками с ворванью и разделанными тушами китов. Нетрудно себе представить, какой «аромат» распространился по всей акватории вскоре после аварии. Прибрежные воды начали загрязняться разложившимися трупами животных.

В спешном порядке решался вопрос о подъеме судна. Попытки стянуть пароход с мели оказались безуспешными. Оставалась одна возможность — перегрузить разлагающийся груз в баржи и вывезти его далеко в океан. Выполнить эту работу оказалось не так-то просто. В трюмах и на палубе можно было находиться только в противогазах.

«Внимание, опасность!» Такими надписями ограждаются места, опасные для мореплавателей. На подходах к месту аварии Калпин Стар  долго маячил необычный для моря сигнал: «Внимание, зараженное место!»

Спор о виновниках аварии рассматривался в нескольких инстанциях. В конечном счете, адвокатам удалось «доказать», что судовладельцы здесь «ни при чем», всю вину взвалили на капитана. Судовладельцы предъявили страховой компании иск на возмещение «убытков» и получили крупную сумму страховой премии.

Подобные истории не единичны. Бизнес на авариях морских судов, мошенничестве и других аферах занимает далеко не последнее место в ряде капиталистических стран.

В 1963 г. в Италии была раскрыта афера крупных судовладельцев, по приказам которых были затоплены 13 принадлежащих им судов, застрахованных на значительную сумму. За десять лет авантюристы на ловко организованных катастрофах заработали 350 млн. лир.

Бизнес на страховой премии удобнее всего делать, используя старые годные только на слом суда с изношенным корпусом. В таких случаях прибегают к умышленному поджогу или преднамеренному затоплению судов. Следов преступления при этом вообще не остается.

История с греческим судном Сюзанна  лучшее тому свидетельство.

Этот небольшой теплоход часто навещал одесский порт. Его здесь хорошо знали. И вот однажды, ранним утром 2 апреля 1963 г., с борта Сюзанны  была принята радиограмма: «Терпим бедствие, нуждаемся в срочной помощи. Капитан Фантулис Николас». К месту аварии немедленно вышел спасатель Горделивый.  В сорока милях от Одессы, недалеко от Ильичевска, советские моряки обнаружили сидящий на мели греческий теплоход.

Экипаж Горделивого  приготовился к спасательной операции, но капитан Фантулис вдруг категорически от нее отказался. «Будем спасать судно своими силами», — заявил он. Это выглядело по меньшей мере странным, если учесть положение, в котором находилась Сюзанна.  Правда, в районе аварии оказалось другое греческое судно Румелия.  Команда Сюзанны,  за исключением капитана, старшего механика, боцмана и одного матроса, перебралась на Румелию.  Между тем капитан Румелии  отказался участвовать в спасении Сюзанны.  Реальную помощь аварийному теплоходу могли оказать только советские спасатели, но Фантулис не спешил. Он весьма равнодушно принял предложение наших моряков, согласившись в конце концов начать спасательные работы утром следующего дня.

Ночью на Сюзанне  вспыхнул пожар. К горящему судну немедленно направились буксиры Штамповщик  и Медник,  подошел спасатель Горделивый.  На судно высадились советские моряки. С помощью мощных противопожарных средств им удалось быстро потушить огонь, спасти судно и груз. Весьма примечательно, что греческие моряки и их капитан не приняли участия в тушении пожара. Более того — их вообще не оказалось на Сюзанне. 

Погасив огонь и откачав из корпуса судна воду, спасатели, к своему удивлению, не обнаружили на Сюзанне  ни одной пробоины. А ведь еще до пожара Фантулис утверждал, что судно все равно погибло, так как при посадке на мель получило пробоины в трюмах и в машинном отделении.

Вторичный осмотр судна позволил установить советским спасателям источники течи. Одним из них было заклепочное отверстие. Свежие следы от зубила свидетельствовали, что головка заклепки срезана, сорвана умышленно. В другом месте зияли отверстия, просверленные в обшивке совсем недавно. Вода в судно больше не поступала.

Удивляло еще одно обстоятельство: на расходных топливных цистернах краны были открыты, и горючее вытекло прямо на плиты машинного отделения. Это была отличная пища для огня! И, наконец, сам пожар. Он мог возникнуть либо в результате неосторожности оставшихся на борту людей, либо преднамеренных действий. Последнее казалось более достоверным. Фантулис под разными предлогами уклонился от показаний по поводу случившегося. Он был явно обескуражен, узнав, что его судно полностью не сгорело, снято с мели и будет доставлено в одесский порт. 6 апреля Сюзанну  ошвартовали у причала.

Во всей этой истории явно проглядывает умысел. Ведь «старушка» Сюзанна  дедвейтом 1178 т  была застрахована. Видимо, капитан Фантулис хотел представить гибель судна как результат стихийного бедствия. В этом случае владелец Сюзанны  положил бы в карман кругленькую сумму. Так впоследствии оно и оказалось.

А вот окончательное заключение аварийной комиссии: на 102 листах представлены свидетельства греческих моряков, акты обследований водолазов и инженеров-механиков, выводы капитанов-наставников.

Черное море встретило Сюзанну  не по-весеннему сурово. Штормило, низко стелился густой туман. Морская практика учит: в такую погоду нужна особая осторожность. Но странное дело — чем ближе подходил греческий пароход к берегу, тем беспечнее становился Фантулис. Даже когда было потеряно счисление, капитан не сделал попытки определить глубину лотом. Он не приспустил в море якорь на одну-две смычки якорной цепи, как это рекомендуется наставлениями. И вот в результате теплоход оказался на мели.

Однако тайная надежда капитана не оправдалась: Сюзанна,  несмотря на «пожилой» возраст, оказалась прочной. «От посадки на мель подводная часть водотечности и видимых повреждений не получила», — говорится в выводах аварийной комиссии. — «Дейдвудное устройство также не нарушено…».

Каким же образом в трюмы и в машинное отделение проникла вода, которую спасателям пришлось откачивать за борт? «Частичное затопление трюмов произошло от выбитой заклепки в трюме № 2 с правого борта. Попадание забортной воды в машинное отделение имело место через три отверстия диаметром 10 мм  каждое, которые были обнаружены в машинном отделении с правого борта». По мнению специалистов заклепка была выбита с внутренней стороны трюма вручную с помощью зубила, а отверстия сделаны сверлом.

Что же касается пожара, то капитан Фантулис пытался представить его как результат воспламенения от мангала, у которого грелись оставшиеся на борту моряки, или от керосиновой лампы. Но зачем было четырем греческим морякам, из которых трое, по их же словам, спали, разжигать в разных местах судна мангал и керосиновые лампы и оставлять их без присмотра? Куда более правдиво звучит свидетельство очевидцев, которые незадолго до пожара заметили на борту Сюзанны  человека с банкой на шесте. В тех местах, где он проходил, возникали языки пламени. Вскоре после возникновения пожара от борта отошла шлюпка с людьми и направилась к стоящему недалеко греческому теплоходу Ромелия. 

Могут спросить: а что обо всем этом сказано в судовом и машинном вахтенных журналах? Ведь именно они самые авторитетные регистраторы событий. Эти документы комиссии не были представлены. По заявлению Фантулиса Николаса они якобы сгорели. Капитан попытался их подменить черновым судовым журналом, в котором многие страницы были вырваны, а в последующих заново сделаны одной рукой записи о плавании теплохода с 30 марта по 3 апреля 1963 г.

В погоне за страховой премией судовладельцы не останавливаются даже перед возможностью гибели людей. Такую историю со всеми подробностями могут рассказать моряки советского танкера Иваново.  Именно они спасли в Средиземном море команду парохода Марисио,  плававшего под панамским флагом. Этот дряхлый пароход не выдержал средиземноморской волны и пошел ко дну.

От спасенных моряки танкера Иваново  узнали одну любопытную подробность. Перед выходом Марисио  в рейс капитан Антонио Солжемини, встревоженный состоянием парохода, напомнил судовладельцу, что Марисио  четыре года не был в доке и плавать на нем стало опасно. На это хозяин ответил, что профессия моряка всегда связана с опасностями. А когда капитан начал было говорить о существовании определенных норм безопасности, судовладелец нетерпеливо прервав капитана, сказал, что, если Солжемини боится выходить в море, то он может сидеть дома — судно поведет другой.

Капитан Солжемини вывел Марисио  в море, и пароход затонул.

Ну, а что же судовладелец, которому было невыгодно ставить Марисио  в док? Пострадал ли он? Наказан ли? Нет, он добился того, чего хотел: старый, но хорошо застрахованный пароход погиб.

Нравы «свободного» мира

 Сделать закладку на этом месте книги

Какие только преступления не совершаются в «свободном» мире!

О том, что творится «в городах и весях» газеты сообщают более или менее регулярно. Дополним список сухопутных преступлений деяниями морских гангстеров.

Столица Уругвая Монтевидео — город с миллионным населением, крупный железнодорожный центр, международный аэропорт и известный в Латинской Америке курорт — расположен в заливе Ла-Плата. Капитаны судов обычно ориентировались на маяк, стоящий на его берегу. И вот однажды прожектор маяка… украли.

В 1967 г. канадский моряк Моор похитил в Галифаксе оставленный без надлежащего присмотра траулер водоизмещением 190 т.  Береговой службе вскоре удалось поймать преступника. Владелец траулера пришел в восхищение от сноровки Моора. Ведь он один заменил весь экипаж!

В 1969 г. был похищен паром водоизмещением 50 т,  соединяющий норвежские города с островами фиорда Ставангер. Разыскать преступников не удалось.

В 1971 г. под покровом темноты неизвестные лица похитили пароход Штеглиц,  совершавший пассажирские рейсы по озеру Ванзее. После долгих поисков полиция обнаружила судно на мели на реке Гафель. Вероятно, похитители были недостаточно опытными судоводителями, что и привело к аварии Штеглица.  Газеты писали, что пароход Штеглиц  — самое «невезучее» судно городской западноберлинской флотилии. На протяжении последних трех лет его трижды выкрадывали.

Как заявила в 1971 г. комиссия портового надзора Нью-Йорка и Нью-Джерси, контейнеризация ценных грузов привлекла внимание профессиональных преступников, которые, несмотря на многочисленную охрану в портах, организуют систематические хищения контейнеров. Зарегистрирован 131 случай хищения полностью или частично загруженных контейнеров, в том числе контейнеров с шотландским виски, сигаретами и японскими телевизорами. В конце февраля 1970 г. были похищены контейнеры с электронным оборудованием на сумму 1 млн. долларов и контейнеры с сигаретами на сумму 100 000 долларов. В начале июня того же года с причала средь белого дня были похищены и вывезены из порта два 40-футовых алюминиевых контейнера с электрическими пишущими машинками из ФРГ на сумму 300 000 долларов.

Охрана причалов Нью-Йорка и Нью-Джерси, насчитывающая 1554 человека, прошедших специальную подготовку, считается недостаточной и неэффективной. За последние пять лет за участие в хищении грузов в порту было арестовано 1127 человек, в том числе 50 человек из охраны за соучастие в 24 хищениях.

А вот еще одна история, которая почти на протяжении столетия хранилась в тайне.

Весной 1881 г. в одном из номеров шотландской «Ивнинг Ситизен», под рубрикой, где обычно помещаются объявления о потерянных вещах, появился набранный крупным шрифтом заголовок: — «Погиб, украден или пропал без вести?» Это было короткое сообщение об исчезновении парохода Феррит  водоизмещением 211 т,  хорошо известного не только в морских кругах, но и большинству местных жителей. Дело в том, что это одновинтовое судно, построенное в 1871 г. здесь же, в Глазго, в течение десяти лет служило паромом для перевозки пассажиров через залив Ферт-оф-Форт. Что же произошло с этим пароходом?

Загадочные события начались с того, что в январе 1881 г. на борту Феррита  появился американский бизнесмен, полковник в отставке мистер Уокер (он же Гендерсон, он же Шмидт). Отрекомендовавшись в данном случае Гендерсоном и предъявив великолепные рекомендации, в том числе от своего недавно умершего родственника — первого лорда Британского адмиралтейства, американец зафрахтовал Феррит  на полгода: ему срочно понадобилось судно в связи с тем, что больной жене врачи предписали морскую прогулку по Средиземному морю.

Производя необходимое переоборудование парохода, закупая в кредит уголь и продовольствие, Гендерсон щедро подписывал векселя на Лондонский банк. О нем сложилось мнение как об исключительно предусмотрительном и запасливом человеке. Еще бы, ведь на борт Феррита  погрузили запасов больше, чем это требовалось для кругосветного путешествия! Приняв небольшую партию попутного груза и поспешно набрав новую команду, Гендерсон немедленно вышел в море из Кардиффа и… исчез вместе с пароходом.

Напрасно поставщики пытались реализовать векселя, а судовладельцы ожидали оплаты фрахта. Выяснилось, что Гендерсон (равно как и Уокер) никогда не имел счета в Лондонском банке. Рекомендательные письма, разумеется, оказались поддельными. Много дней о судьбе Феррита  не было никаких сведений. Именно тогда и появилось объявление о том, что пароход пропал без вести. Однако вскоре из Гибралтара сообщили, что Феррит  только что прошел пролив и взял курс на Мальту. Портовые власти не ошиблись: действительно, это был Феррит,  но ни на Мальту, ни в какой-либо другой порт Средиземного моря он так и не пришел.

Впоследствии выяснилось, что как только миновали Гибралтар, Гендерсон собрал команду и объявил


убрать рекламу




убрать рекламу



, что он — Джек Уокер, полковник американской армии, осужденный на основании ложных обвинений. Теперь он решил имитировать морскую катастрофу с гибелью всего экипажа, чтобы вернуться в общество под другим именем и начать новую жизнь. Всем членам экипажа он обещал выплатить вознаграждение после продажи судна, разумеется, под каким-нибудь вымышленным названием и подальше от Британских берегов.

Команда Феррита  была довольно пестрой: англичане, немцы, датчане, голландцы, списанные за разные провинности с других судов. За деньги они были готовы на все. Тех же немногих, которые отказались участвовать в преступлении, запугали настолько, что они сочли за благо молчать. Подчинился и капитан парохода.

Хитроумный план Уокера начали приводить в действие. За борт Феррита  полетели шлюпки, спасательные круги, обломки мебели, — все, что могло плавать и свидетельствовать о принадлежности к якобы потерпевшему кораблекрушение судну. Затем последовал приказ лечь на обратный курс, и ночью, с погашенными огнями, Феррит  незамеченным проскочил Гибралтар и снова вышел в Атлантику.

Затея удалась. Потеряв следы Феррита,  английские морские власти объявили о розыске парохода и, как и следовало ожидать, получили только одно сообщение — с Мальты. В нем говорилось, что в море были выловлены разбитая шлюпка и некоторые другие предметы, принадлежавшие Ферриту,  а само судно, очевидно, потерпело крушение и погибло. Поскольку никаких сведений о судьбе экипажа в течение установленного законом срока не поступило, был сделан вывод, что пароход затонул вместе с командой.

А тем временем Феррит  пересекал океан. Уокер вскрыл одно из судовых помещений, в котором оказались… ручной печатный станок, набор шрифтов и большой запас красок. Работа закипела. Были отпечатаны новые судовые документы, желтые трубы парохода стали черными, оставшиеся на борту черные шлюпки — белыми. На носу и корме судна название Феррит  было заменено на Бентан.  (Настоящий Бентан  был построен одновременно с Ферритом  и по виду мало от него отличался.)

После длительного плавания мнимый Бентан  прибыл в бразильский порт Сантос. Судовые документы не вызвали у портовых властей ни малейшего подозрения. Из бумаг следовало, что Бентан  совершает кругосветный рейс и теперь направляется в европейские порты. Сразу же нашелся и груз: на пароход погрузили кофе, давно ожидавшее отправки в Марсель. Через два дня судно покинуло порт.

В открытом море началось новое преображение парохода. Перестроили капитанский мостик. Усиленно работая кистями, перекрасили все судно — теперь уже в шаровый цвет. Тщательно вывели новое название: Индия,  отпечатали новые документы, подделали накладную на груз, указав в ней, что кофе предназначается для Кейптауна. В одном южноафриканском порту Уокер надеялся выгодно продать судно, однако быстро найти покупателя не удалось (зато повезло с реализацией груза). Пришлось направиться через Индийский океан к берегам Австралии, где продать пароход можно было и быстрее и выгоднее. Встали на якорь на мельбурнском рейде. Уокер широко оповестил о продаже Индии.  Чтобы ускорить дело, он поселился в отеле, но приказал держать пар в котлах на случай, если придется срочно уходить.

Вероятно, выгодной продажей чужого парохода и закончилась бы эта афера Уокера, если бы не помешало одно обстоятельство. Номер «Ивнинг Ситизен» с объявлением о пропаже Феррита  дошел до далекого Мельбурна, причем, чуть ли не единственным читателем этой газеты был офицер полиции Дэвидсон, которому был подведомствен как раз тот район порта, где стояла Индия.  Дэвидсона уже давно удивило, что это судно, предназначенное для продажи, почему-то стоит под парами, а команда ни разу не сошла на берег. Когда же Дэвидсон случайно наткнулся на оповещение о пропаже Феррита,  он обратил внимание на его поразительное сходство с Индией,  и у него зародилось более определенное подозрение. Портовая администрация сочла сомнения Дэвидсона необоснованными, поскольку все бумаги Индии  были в полном порядке. Тогда офицер решил действовать на собственный страх и риск. Он договорился с таможенными властями и отправился на судно. Экипаж был в сборе (отсутствовал только Уокер), но никто не захотел что-либо добавить к сказанному в судовых документах. Тщательный осмотр судна также не дал каких-либо компрометирующих результатов. И когда таможенники уже было собрались покинуть борт парохода, один из них случайно нашел смятый обрывок бланка с надписью Феррит… 

Судно арестовали. Уокер, почуяв неладное, успел скрыться, но вскоре угодил в руки полиции, попавшись на какой-то мелкой афере. В июле того же 1881 г. суд в Мельбурне приговорил Уокера и его ближайшего помощника по кличке «Казначей» к семи годам, а капитана судна — к трем с половиной годам тюрьмы.

О проделках с пароходом Феррит  «на досуге» подробно рассказал сам отставной полковник, но только спустя восемьдесят с лишним лет его рассказ был опубликован. В бюллетене Ассоциации морских страховщиков, которых, разумеется, заинтересовали подробности, афера Уокера названа «выдающейся жульнической операцией на море».

Суда-смертники и морские катафалки

 Сделать закладку на этом месте книги

Пароход Исаак Ван Занд  доживал свой век на приколе. Более двадцати лет он был «безработным», числясь в составе так называемого резервного флота США. На нем давно демонтировали судовые механизмы, сняли часть палубного оборудования. Вскоре судно должны были разрезать на металлолом. Однако Занд  ожидала другая участь.

За несколько месяцев до списания на слом на пароходе побывал штабной офицер военно-морского флота США. Быстро осмотрев судно, он записал в перечне против названия Исаак Ван Занд  только одно слово — «годен». Офицер отбирал суда для выполнения особых операций, которые американские власти начали осуществлять с конца пятидесятых годов. Старый Занд  стал одним из них. Взяв на борт 7000 т  военного снаряжения, он вышел в свой последний рейс. Судно было затоплено в Тихом океане в сорока милях от калифорнийского побережья.

В арсеналах и на военных складах Пентагона скопилось огромное количество бомб, снарядов, отравляющих и взрывчатых веществ. Согласно появившимся в печати данным, еще в начале 1967 г. американское военное командование в Юго-Восточной Азии накопило в своих арсеналах более 200 000 т  одних только авиационных бомб.

Когда срок хранения смертоносных запасов истекает, возникает опасность самопроизвольного взрыва. Некоторое время уничтожением таких запасов занимались частные американские компании. За вывоз тонны взрывчатки власти платили им 60 долларов. Но вскоре такого рода бизнес перешел в руки Пентагона. Там подсчитали, что на одном «похоронном рейсе» можно сэкономить 500 тысяч долларов.

Работу выполняют так называемые суда-катафалки и суда-смертники. Первые вывозят смертоносный груз и сбрасывают его «где-то в океане», вторые — затапливаются вместе с ним.

В 1969 г. общественность решительно протестовала против намерений Пентагона вывезти и затопить в Атлантическом океане 27 000 т  высокотоксичных газов, оставшихся со времен второй мировой войны. Воды Мирового океана подвергались страшной опасности. Газеты писали, что контейнеры с отравляющими веществами будут доставлены с военных складов в штатах Колорадо, Арканзас и Мэриленд на склад в Иэрл (штат Нью-Джерси), погружены на старые корабли, вывезены на расстояние в 250 миль от берега и затоплены вместе с ними. Газета «Крисчен сайенс монитор» указывала, что производство смертоносных веществ в США продолжается в весьма широких масштабах. В Паин-Блафф (штат Арканзас) насчитывается 250 подземных холодильников, многие из которых используются для хранения бактериологического оружия.

К чему приводит устройство в океане бомбовых свалок — говорят факты. В феврале 1970 г. небольшое японское судно занималось траловым ловом каракатицы у берегов полуострова Босо. Однажды его сети вместе с каракатицами подняли на палубу обросший ракушками и водорослями бочонок в метр высотой. Увидев его, капитан, не один десяток лет проработавший в этом месте, побледнел: «Иприт!». Стенки бочонка дали трещину, и ядовитый газ обжег лица и руки пятерых моряков. Оказалось, что в этом районе после войны были затоплены принадлежавшие японской императорской армии запасы иприта. «С неводом за… бомбами», — под таким заголовком в прессе сообщалось, что отныне рыбакам префектуры Тиба предстоит заниматься не традиционным промыслом — рыбной ловлей, а поисками бомб, начиненных ипритом.

72 000 т  боеприпасов затоплено неподалеку от порта Тёсю. И рыбаки нередко возвращаются домой с изодранными в клочья сетями. А подчас из тралов на палубу вываливаются и бомбы. В последнее время подобные «уловы» участились. И вот из Тёсю в море отправилась внушительная — из полсотни судов — флотилия, единственной задачей которой было поднять на поверхность все упрятанное в море более четверти века назад. Хотя в составе флотилии были два тральщика и пять сторожевых судов японского военно-морского флота, основная тяжесть опасной путины ложилась на рыбаков: именно им предстояло обшаривать своими сетями морское дно.

А вот еще одна история. У английских берегов, в устье реки Темзы, с августа 1944 г. лежит выброшенный штормом на отмель американский пароход Ричард Монтгомери  (типа Либерти ). В его трюмах находится около 4000 авиационных бомб.

Авария судна произошла из-за необъяснимой халатности капитана. Пароход стоял под разгрузкой, когда капитан получил штормовое предупреждение. У него было достаточно времени, чтобы подготовить судно к встрече со штормом, но он этого не сделал. Когда начался шторм, все, кто был на борту, получили приказ оставить корабль. Характерно, что при этом не позаботились даже закрыть трюм. Ричард Монтгомери  оказался брошенным на произвол судьбы, был залит волнами и вскоре затонул.

Жители Ширнесса — городка, расположенного в двух милях от места затопления судна, не раз обращались к властям с просьбой убрать опасного соседа, однако до сих пор никто не внял их требованиям.

Владельцем парохода является военное министерство США. После очередного протеста возмущенных англичан из США последовал ответ, что еще в 1948 г. пароход Ричард Монтгомери  был продан компании Филлипс Крафт энд Фишер на слом. Однако и поныне судно лежит на мели. Его мачты можно легко разглядеть в бинокль с балкона городской гостиницы Ширнесса. Жителей Ширнесса убеждают в том, что со временем пески засосут пароход и опасность будет ликвидирована. Но кто может гарантировать именно такой исход?

Морские суда-смертники используются в США и для других целей — производства различного рода экспериментальных подводных взрывов. К чему это приводит — можно судить хотя бы по двум фактам.

19 июня 1965 г. в 90 милях от побережья штата Виргиния, был взорван корабль Береговой охраны США Коуст Маринер.  Предварительно корабль с 4000 т  груза взрывчатки на борту был затоплен на глубине 300 м.  При взрыве массы воды и обломков взлетели на высоту 180 м.  Случай этот вызвал бурю негодования и протестов рыбаков. Власти оправдывали свои действия необходимостью «испытания сейсмической аппаратуры».

А бывает, что дешевая операция с судами-смертниками оборачивается возникновением опасной ситуации для мореплавания. В августе 1967 г. американский транспорт Роберт Стивенсон  (судно типа Либерти ), вышел в море. В его трюмах находилось около 200 т  старых мин, торпед, снарядов и гранат. Транспорт предполагали затопить, а затем взорвать на глубине. Намечался эксперимент по американской программе усовершенствования средств обнаружения подводных ядерных взрывов. Но этому плану не суждено было осуществиться. В море на транспорте открыли кингстоны, полагая, что Стивенсон  быстро пойдет на дно. Однако этого не случилось. Судно еще не потеряло плавучести и держалось на воде, когда на море опустился густой туман. «Смертник» был потерян из виду. Как выяснилось впоследствии, отнесенный течением к берегу транспорт все же затонул, но на меньшей глубине, в результате чего не сработали взрыватели и взрыва не произошло.

Тогда транспорт попытались взорвать бомбовым ударом с воздуха самолеты морской авиации. Однако попытка оказалась безуспешной. Так и лежит эта чудовищная бомба на дне океана, где-то в районе Алеутской островной гряды, угрожая проходящим мимо судам.

20 августа 1970 г. около 5000 т  ракет взорвались в трюмах судна Хьюз,  затопленного в 118 милях от побережья штата Нью-Джерси. Взрыв произошел в момент удара судна о дно Атлантического океана на глубине двух километров. Согласно первоначальным планам Хьюз  предполагалось затопить в 88 милях от побережья штата, в непосредственной близости от подводного «кладбища» контейнеров с горчичным газом, захороненных Пентагоном на дне океана три года назад. Повреждение контейнеров со смертоносным газом в результате взрыва ракет могло привести к отравлению огромных масс воды. Лишь решительные протесты общественности заставили американское военно-морское командование в последний момент изменить место затопления ракет. Хьюз  стал двадцатым кораблем, затопленным в соответствии с планом так называемой операции «Погоня», которая предусматривает избавление от контейнеров с отравляющими веществами и взрывчаткой.

Особую опасность представляют корабли-смертники с нервно-паралитическим газом. Буквально за два дня до погребения Хьюза,  в 282 милях к востоку от Флориды, в 19 часов по Гринвичу, пошел на дно в международных водах Атлантики один из таких кораблей-смертников Рассел Бриггс.  В его трюмах 418 «бетонных гробов». Наблюдателями было отмечено, что в то самое время когда транспорт по расчетам должен был коснуться дна океана, послышались звуки, похожие на взрывы. Высказывались мнения, что это взорвались контейнеры с газом, не выдержавшие давления воды на глубине 5000 м.  По заявлению представителя военно-морского командования, Бриггс  затонул слишком быстро. Через несколько минут он уже был вне досягаемости контрольной аппаратуры, поэтому нет уверенности, что корабль лежит именно там, где он должен был лежать.

Иным способом уничтожается взрывчатка и устаревшее вооружение в Австралии. Опасный груз в ящиках и контейнерах вывозят в океан и сбрасывают с корабля в воду. Иногда такие операции заканчиваются весьма печально.

Транспорт Вумера  вышел из Сиднея, имея на борту около 600 т  взрывчатки, снарядов и бомб. Смертоносный груз надлежало захоронить в глубинах океана далеко от берега. Едва за горизонтом скрылись очертания портовых сооружений, как на транспорте завыли сирены пожарной тревоги. Через мгновение произошел взрыв. Корабль лег на борт и вскоре затонул. Из экипажа Вумер  спаслись 23 моряка. Они плавали среди обломков, надеясь на помощь. Недалеко от места катастрофы находились английские корабли — охотник за подводными лодками Кавендиш  и фрегат Куикматх.  Но раньше чем подоспели спасатели, морякам пришлось выдержать еще одно испытание: на них устремились альбатросы…

Известно, что альбатросы — миролюбивые птицы, однако временами они становятся агрессивными и тогда встреча с ними в океане может закончиться трагически. Это испытали на себе моряки транспорта Вумера.  Альбатросы, пикируя с высоты, стали клевать их в головы, плечи, руки. Обессилевшие моряки с трудом отбивались обломками досок. Многие были тяжело ранены. (В настоящее время агрессивность птиц учитывается при создании новых спасательных средств на море. Индивидуальные спасательные нагрудники снабжаются специальным прозрачным капюшоном, защищающим голову человека от пернатых хищников.)

Иногда бомбовые захоронения на морском дне обнаруживаются по чистой случайности. В один из весенних дней по центральной улице американского города Атланта мчались полицейская машина и грузовой автомобиль с военными саперами. К удивлению прохожих эта кавалькада остановилась у дома, где помещался ресторан. Выскочив из машин, полицейские чины и саперы устремились на кухню. Собравшаяся на улице толпа решила, что в ресторане подложена бомба. Однако дело было не в бомбе. Виновницей тревоги оказалась… устрица.

Приготовляя закуски, ресторанный повар обнаружил в раковине одной из устриц… взрыватель от артиллерийского снаряда. Он немедленно вызвал полицию и саперов. Начиненная взрывателем устрица была обезврежена. Однако на этом история со взрывоопасной устрицей не кончилась. В район, где ее выловили, были посланы водолазы. Обследовав морское дно, они обнаружили затопленный груз боеприпасов.

В других случаях дело принимало более серьезный оборот. В 1967 г. неподалеку от берегов Испании в Атлантическом океане были затоплены контейнеры, содержащие 1 т  радиоактивных отходов, собранных в Англии, Голландии, Франции, Бельгии и ФРГ. К месту затопления этот «утиль» был доставлен пароходом. Как известно, хранение радиоактивных отходов — сложная проблема. Можно ли поручиться за то, что применяемый сейчас метод — самый безопасный? Выдержат ли контейнеры огромное давление воды, достигающее, например, на глубине 5000 м  500 кгс/см 2? А коррозия? А сейсмические явления? На эти вопросы пока нет удовлетворительного ответа.

В апреле 1968 г. после шести дней работы у побережья Мексики американским военным специалистам удалось извлечь контейнер, обнаруженный в водах Тихого океана в районе пограничного с США мексиканского города Тихуана. Несмотря на заявление американских военных о том, что предмет, извлеченный со дна океана, не содержит радиоактивных отходов, а является судовым баком для горючего, беспокойство общественности не рассеялось. Как известно, горючее перевозится в танкерах, а не в контейнерах. Предположить же, что какой-то корабль потерял собственный топливный бак, можно только обладая пылким воображением американских военных. Это была всего лишь неуклюжая попытка избежать скандала, который возникает всякий раз, когда создается угроза заражения вод морей и океанов.

В январе 1972 г. угрозе химического заражения подверглись золотые пляжи полуострова Корнуэлл. Морские волны выбросили на песок несколько десятков металлических контейнеров, содержащих токсические вещества. Часть контейнеров была вынесена морем на ирландское побережье. Несколько жителей приморского селения Коверак, близко подошедших к контейнерам, заболели какой-то неизвестной болезнью. Испарения из некоторых контейнеров вызвали раздражение кожи. Осталось тайной, откуда приплыли к английским берегам окрашенные в желтый цвет цилиндрические емкости. Предполагают, что это груз с испанского судна Германия,  которое несколькими месяцами раньше затонуло в этом районе.

В том же месяце была объявлена тревога на побережье штата Массачусетс (США). В море, недалеко от Бостона, были утеряны 150 емкостей со взрывоопасным и легковоспламеняющимся сильнодействующим отравляющим веществом. И хотя емкости были утеряны с судна еще в середине декабря 1971 г., объявлено об этом было лишь 18 января 1972 г. Радио и телевидение города Бостона предупредило жителей о грозящей им опасности.

Серьезная опасность для морских коммуникаций и судов, занимающихся рыбной ловлей, а также для флоры и фауны морей и океанов создается в результате падения в океан бомб с ядерными боеголовками, которые иногда теряют американские самолеты.

Наконец, немалую опасность представляет и транспортировка напалма, бомб, снарядов, ракет, отравляющих газов и другого снаряжения, которое в огромных количествах направляется Пентагоном во Вьетнам. К июлю 1966 г. для обеспечения снабжения американских войск во Вьетнаме из резервного флота США было введено в строй 142 торговых судна. В августе 1966 г. было принято решение о расконсервации еще 21 торгового судна типа Виктори  для военных перевозок в Юго-Восточную Азию. Плавание этих устаревших судов чревато тяжелыми последствиями. Печальных примеров накоплено уже немало. Так, 6 марта 1964 г. взорвался и затонул на глубине 72 м  военный транспорт Бункер Хил.  В 1968 г. только случай предотвратил катастрофу американского транспорта с ядерным оружием и боеприпасами.

Американский транспорт Баджер Стейт  с грузом бомб и амуниции для войск Южного Вьетнама в конце 1969 г. был оставлен командой в открытом море. Во время шторма в трюмах судна началось смещение смертоносного груза. Американские моряки в панике покинули корабль. В результате 26 моряков и 40 человек команды утонули. Брошенный транспорт вскоре начали разыскивать спасательные корабли и самолеты. Поиск оказался безуспешным. Решили, что судно затонуло. Однако в начале 1970 г. Баджер Стейт  обнаружили плавающим в океане северо-западнее Гавайских островов. Дрейфующую пороховницу следовало немедленно затопить. Выполнить эту задачу поручили американской канонерке. Однако расстреливать корабль из пушек не пришлось. После нескольких взрывов на судне Баджер Стейт  затонул.

Во вторую Хиросиму мог превратиться и порт Тэнган, на о. Окинава, когда в январе 1971 г. здесь шла загрузка отравляющими веществами крупнотоннажного транспорта Пентагона.

Во всем мире ширится протест против преступных действий Пентагона на море. Нет сомнения, что прогрессивные силы земли сумеют обуздать пентагоновских «стратегов» и их натовских союзников.

Идут на таран

 Сделать закладку на этом месте книги

Стояла полночь. Американская атомная подводная лодка Сидрэгон  совершала свое первое морское плавание. Шли ходовые испытания, после которых лодка должна была вступить в строй действующих кораблей. На борту лодки, кроме экипажа, находилась сдаточная команда верфи и группа ученых. Была отработана бо́льшая часть программы испытаний. Корабль шел в надводном положении, но на нем уже готовились к погружению. Ночная темнота исключала возможность визуального наблюдения, и командиру оставалось полагаться только на приборы.

Мощность судового реактора была увеличена до предельной, когда внезапный удар потряс корабль от носа до кормы. У находившихся на мостике офицеров промелькнула мысль: катастрофа. И действительно, Сидрэгон  попал в беду, не успев пробыть в море и суток. Левый гребной винт вышел из строя, в надстройке по левому борту образовалась вмятина. Когда на палубе в носовой части обнаружили полосы ворвани с серо-черной кожей, то поняли, что атомная подводная лодка столкнулась с китом. Пришлось застопорить один из двигателей. Корабль потерял ход. В аварийном состоянии лодка вернулась в гавань.

Вскоре после этого происшествия в американской прессе можно было прочесть сенсационные сообщения: «Новая атомная подводная лодка Сидрэгон  во время своих первых ходовых испытаний налетела на кита. Ни один из электронных приборов, установленных на борту, не смог вовремя предупредить корабль и помешать столкновению с морским исполином. Радиолокатор не обнаруживает китов. Гидролокатор бесполезен, когда лодка движется в надводном положении с большой скоростью».

Столкновения китов с морскими судами и даже нападения китов на суда случаются почти ежегодно. В марте 1963 г. в Тихом океане три кита атаковали советский дизель-электроход Ярославль.  Сначала киты шли параллельно курсу судна, затем внезапно ринулись на него и нанесли ряд ударов в кормовую часть. О силе этих ударов можно было судить по счетчику лага, показавшему увеличение скорости с 15 до 16 узлов.

Хроникой морских происшествий зафиксирован ряд аварий, вызванных столкновениями китов с судами. Одна из них произошла летом 1965 г. с американским пассажирским лайнером Марипоза.  Во время рейса, недалеко от Новой Зеландии, лайнер был атакован китом. Удары пришлись в кормовую оконечность судна. Из-за серьезных повреждений пера руля рулевое устройство вышло из строя. Лайнер лишился управляемости, и капитан был вынужден обратиться за помощью к спасателям.

Известны случаи, когда киты таранили суда. Они пробивали обшивку корпуса, что создавало аварийную обстановку и иногда приводило к гибели судна и его экипажа.

Осенью 1965 г. вблизи атлантического побережья Канады французский торпедный катер на полном ходу столкнулся с китом. От удара в обшивке корпуса разошлись швы. Вода начала поступать в отсеки корабля, и он стал тонуть. Нуждаясь в немедленной помощи, командир послал SOS. Кит, по-видимому, серьезно не пострадал. После таранного удара, развив огромную скорость, он ушел в океан.

В декабре 1957 г. в Антарктике раненый кашалот протаранил китобойное судно, в результате чего оно лишилось управления и хода. Подобный случай произошел в октябре 1965 г. с китобойным судном Циклон,  который в составе китобойной флотилии вел промысел в северной части Тихого океана. Обнаружив крупного кита, Циклон  пошел на сближение. Прогремел выстрел гарпунной пушки. И тут разъяренный гигант длиной около 12 м  сделал разворот и бросился на корабль. Сильный удар массивной головы пришелся в борт. Циклон  лег на борт, и его палуба оказалась в воде. Таран был настолько мощный, что из строя вышли двигатели. Судно на буксире привели во Владивосток.

В августе 1963 г. недалеко от норвежского острова Вейдхольмен загарпуненный кит пошел в атаку на китобойное судно Дюрэй  и потопил его. Китобоям с трудом удалось покинуть тонущий корабль.

Подобные случаи имели место и в других районах Атлантики в период китобойных сезонов, причем большей опасности, как правило, подвергались суда малых и средних размеров.

Конечно, и для китов столкновения с судами иногда оказывались роковыми.

В 1964 г. было зарегистрировано столкновение крупнотоннажного (длиной 218 м ) судна с 10-метровым китом. «Противником» морского исполина оказался английский пассажирский двухвинтовой лайнер Ибериа.  Встреча с китом произошла в океане в 180 милях северо-западнее порта Фримантл (Австралия). Пароход совершал свой обычный рейс и шел на полной скорости. Удар кита о корпус Иберии  был весьма ощутим. Все судно затряслось. Создалось впечатление, что оно налетело на риф или скалу. Перепуганные пассажиры, столпившись на палубе, увидели на волнах, почти у самого борта, истекающего кровью кита. Для него это столкновение оказалось смертельным.

А вот другой пример. В январе 1965 г. в Атлантике советский танкер Акшат  встретился с китами. Вначале киты шли параллельно курсу танкера. Затем, как по команде, они развернулись и один за другим стали нырять под судно. Судно вздрагивало каждый раз, когда исполинские животные наталкивались на его металлическую обшивку. Киты резвились до тех пор, пока один из них не налетел на гребной винт. Сильный удар буквально распорол веретенообразное тело кита. Этот роковой удар был сразу воспринят стаей как предостережение. Киты мгновенно ушли в океан.

Интересная встреча произошла у экипажа экспедиционного судна Калипсо,  которым командовал известный французский океанолог Жак Ив Кусто. Об этом рассказывает его спутник Джемс Даген.

«… Неожиданно один из китов пересек наш курс. Сильнейший толчок. Калипсо  наскочило на 50-тонную тушу. Лязгнул металл, разбилось вдребезги стекло двери штурманской рубки. Удар явно потряс кита. Он больше не нырял и не мог поспевать за стадом. Два кита приотстали и с двух сторон подпирали раненого, помогая ему плыть. Надев наушники гидролокатора, Кусто услышал тоненький мышиный писк — голос могучего животного. В толще воды раздался сигнал бедствия. И со всех концов морского царства на выручку устремились киты.

Уже 27 великанов окружили раненого. Среди них неуклюже сновали два малыша — ни дать, ни взять дети, которые только что научились ходить. Один из них поплыл в сторону судна. Произошло новое столкновение. Второй механик Рене Робино доложил: „Левый двигатель вышел из строя!“.

Вода позади судна окрасилась в красный цвет. Острые лопасти винта рассекли спину маленького кита. Напрягая все силы, детеныш догнал стадо. Некоторое время ему удавалось не отставать от старших. А в направлении Калипсо  шел огромный самец, вожак стада. Возле самого борта он поднялся над водой на две трети своей длины. Казалось, кит встал на хвост. Вот блеснул его глаз, рассматривающий судно. Наконец, кит упал обратно в воду, подняв такую волну, что судно закачалось. Морской исполин пересек курс судна, ловко увернулся от удара и стал быстро удаляться. За ним пошли остальные, развив огромную скорость. Видимо, вожак решил, что детеныша все равно не спасти и велел всему стаду уходить, пока не случилось новой беды».

Встречи и столкновения морских судов с китами и наблюдения за их поведением в подобных ситуациях опасны для судов, но они представляют научный и практический интерес.

Английские гидрографы, работавшие в 1962 г. у побережья Земли Грейама, настолько часто подвергались опасности быть атакованными китами, что стали изыскивать способ отпугивания китов, плавающих в опасной близости от экспедиционного моторно


убрать рекламу




убрать рекламу



го бота. Выяснилось, что киты не выносят высокочастотных звуков в пределах 15 000-60 000 гц,  а это как раз те частоты, на которых может работать обычный судовой эхолот. Как только включали эхолот, вокруг бота не оставалось ни одного кита.

Известно, что природа наделила китов весьма совершенным аппаратом — эхолокатором. Он помогает киту находить пищу (скопления планктона), ориентироваться в полной темноте подводного царства. Послав звуковой сигнал, киты по отраженной от объекта волне определяют характер лежащих на их пути препятствий. Так киты «узнают» скалы, косяки рыб, густые скопления мелких ракообразных. Неизвестно, однако, обнаруживает ли эхолокатор кита металлический корпус встречного корабля.

Некоторые особенности поведения китов, и, в частности, их «шалости» со встречными кораблями, еще не разгаданы. Почему киты нападают на корабли? Что это — игра или агрессия? Ученые ищут ответа. Пытаясь оценить силу удара кита, Р. Гаун из Британского адмиралтейства произвел ряд экспериментов. Его выводы заставляют подумать о той опасности, которая угрожает судам, подвергающимся атакам китов. Гаун установил, что синий кит длиной 33 м  и весом 120 т  при плавании со скоростью 20 узлов должен развивать мощность не менее 320 л. с.  Коэффициент полезного действия работы мускулов кита очень высок. Благодаря форме своего тела кит затрачивает очень мало энергии на преодоление сопротивления воды. Однако энергия удара при столкновении у него поистине колоссальна.

Но не только киты могут привести судно к катастрофе. Иногда суда гибли в результате атаки морских животных меньших размеров. В ноябре 1962 г. японская шхуна, занимавшаяся промыслом тунца в районе Маршалловых островов, была потоплена крупной меч-рыбой. Попав в сети рыбаков и пытаясь вырваться на свободу, рыба пробила обшивку 39-тонной шхуны. Усилия экипажа спасти судно оказались тщетными. Вода поступала в корпус быстрее, чем ее удавалось откачивать. Когда стало ясно, что шхуна может затонуть, в эфир был послан сигнал бедствия.

Среди обитателей океана меч-рыба славится чрезвычайной агрессивностью. Она часто атакует суда. В морском музее Англии большой зал отведен уникальным экспонатам: здесь можно увидеть шпангоуты и дощатую обшивку бортов до 50 см  толщиной с торчащими в них остатками мечей.

Нападения меч-рыбы опасны и для современных судов с металлическим корпусом. Танкер Барбара  имел стальную обшивку, и все же меч-рыба пробила ее. Подобной атаке «живой торпеды» подвергся у берегов Англии военный корабль Леопольд,  получивший несколько пробоин. Насосы не смогли откачать воду. Командиру пришлось послать в эфир SOS.

Такое же происшествие случилось и с американским минным заградителем во время патрульной службы. Внезапно корабль был атакован меч-рыбой, которая нанесла удар в борт деревянного корпуса с такой силой, что пробила обшивку насквозь. Образовалась большая пробоина. Вода поступила так быстро, что возникла опасность затопления. Корабль был вынужден немедленно возвратиться на базу для ремонта.

Как поднимали Аль-Кувейт 

 Сделать закладку на этом месте книги

Необычайно любопытна история одного из последних изобретений в области подъема затонувших кораблей. Автор этого изобретения, уже испытанного на практике, — датский инженер Карл Кройер. Однако эта весьма оригинальная идея подъема судов впервые зародилась не у Кройера, а у знаменитого актера и режиссера мультипликационных фильмов Уолта Диснея. Герой одного из его фильмов поднимал затонувший корабль. Делал он это весьма забавным способом. Набрав в рот пластмассовые шарики для настольного тенниса, он нырял в море и, проникнув внутрь затонувшего корабля, оставлял там свою ношу. Через некоторое время корабль, заполненный теннисными шариками, всплывал на поверхность.

Этот фильм видел Карл Кройер. Сценка с теннисными шариками заинтересовала изобретателя. Конечно, не могло быть и речи о заполнении настоящих кораблей, покоящихся на морском дне, теннисными шариками. Кройер решил прибегнуть к помощи химии. Тщательно и кропотливо он изучал, отбирал и испытывал различные синтетические материалы. Наконец, из множества полимеров изобретатель выбрал полистирол. Это вещество, будучи погруженным в воду, подогретую до определенной температуры, образует пенистую массу — стиропор, объем которой увеличивается в сорок раз по сравнению с первоначальной массой полистирола. После ряда опытов Кройер пришел к выводу, что определенное количество полистирола, закачанное в корпус затопленного корабля, увеличит его плавучесть до такой степени, что он не только оторвется от грунта, но и всплывет на поверхность.

Идея Кройера была слишком оригинальна и поэтому не нашла сторонников среди специалистов. Отвергли предложение Кройера и руководители страховых компаний, а также владельцы судоподъемных и спасательных фирм, назвавших предложение изобретателя «детской забавой».

Так продолжалось до тех пор, пока не случилась очередная морская катастрофа.




Мультипликация Диснея.


В сентябре 1964 г. в Персидском заливе, недалеко от входа в порт Кувейт, затонуло грузовое судно Аль-Кувейт.  Оно лежало на глубине 10 м  на песчаном дне залива с креном в 87°.

Эта катастрофа очень взволновала местные власти. Речь шла не об ущербе, понесенном судовладельцем, частично покрытом страховой премией. В Кувейте поднялась настоящая паника, когда узнали о грузе, находящемся на судне: он состоял из 6000 овец! Так как город Кувейт снабжается опресненной водой по трубопроводу из залива, то 6000 овец, оказавшихся на его дне, стали грозной опасностью для сотен тысяч жителей большого города и его окрестностей. Разложение овечьих туш в теплых водах залива вблизи портовой акватории и береговых пляжей грозило отравить воду и воздух, принести заразу в город. Нависла опасность эпидемии.

Кувейтские власти срочно направили судовладельцу в Копенгаген строгое предупреждение. Они требовали принять немедленные меры, поднять судно и отвести его на безопасное от города расстояние.

Владелец Аль-Кувейта  обратился к нескольким судоподъемным фирмам с предложением заключить контракт на подъем судна, но ни одна из фирм не гарантировала выполнения работ в таких сложных условиях.




Аль-Кувейт  всплывает.


В большинстве случаев подъем затонувших кораблей ведется традиционным способом. Под корпусом лежащего на дне моря судна водолазы промывают тоннели. В них заводят толстые тросы или стальные полосы («полотенца»). С обоих бортов судна затапливаются судоподъемные понтоны, к которым крепятся стропы. Затем мощные компрессоры продувают понтоны, и они всплывают, увлекая за собой судно. Иногда, кроме понтонов, воздух нагнетается в соответствующим образом подготовленные помещения судна. Так поднимали и поднимают сотни судов, от маленьких катеров до пассажирских лайнеров и огромных бронированных корпусов линкоров.

Для подъема Аль-Кувейта  можно было бы воспользоваться и другими способами. Например, взорвать судно под водой и затем плавучим краном вытащить отдельные его части на берег. Можно было бы разгрузить судно с помощью водолазов. Но все эти работы сложны, небезопасны, требуют огромных затрат и главное — много времени. Подобные судоподъемные операции иногда длятся более года. В случае с Аль-Кувейтом  все они были неприемлемы.

Тогда-то Кройер и предложил проверить силу полистиролового порошка.

Реактивный воздушный лайнер доставил изобретателя в Кувейт. Самолетами и морским путем к месту катастрофы подвезли необходимое оборудование. Предприятия компании «Бадише анилин энд сода фабрик» срочно изготовили 200 т  полистиролового порошка.

Предварительно рассчитали, что для отрыва Аль-Кувейта  от песчаного дна и придания ему положительной плавучести потребуется 150 т  вспененной полистироловой массы — стиропора. Однако фактически для всей операции потребовалось 70 т. 

Вот как поднимали судно. С помощью мощного насоса через металлическую трубу диаметром 100 мм  в корпус судна закачали подготовленную массу, которая быстро заполнила его трюмы и помещения. Действие стиропора не заставило себя долго ждать. Сначала корабль оторвался от своего ложа, затем над водой появился его правый борт. Дальнейшее было уже проще. Крен уменьшили, загрузив противоположный борт мешками с песком. Затем судно отбуксировали в безопасное место и разгрузили.

Теперь уже все признали простоту и эффективность нового метода судоподъема. И нет сомнения, что еще не раз полистироловые крупинки помогут человеку вернуть из морских глубин корабли.

Винтокрылые над океаном. Операция спасения «воздух — море»

 Сделать закладку на этом месте книги

Разнообразные и сложные задачи поручают сейчас вертолетам. Мы знаем вертолеты-строители, вертолеты-грузчики. Они перевозят людей, помогают геологам в экспедициях, работают в Арктике и Антарктике, ведут исследования атмосферы и облегчают труд моряков торгового и рыбопромыслового флотов.

Важнейшие качества вертолета — большая маневренность и способность неподвижно зависать в воздухе — часто делают его единственным средством ведения поисково-спасательных операций при различных авариях, особенно при спасении людей, терпящих бедствие на море. Вообще с появлением вертолета создались несоизмеримо большие возможности для проведения спасательных операций «воздух — море». Они обеспечивают такой размах спасательных операций, который ранее был немыслим при любой комбинации авиационных спасательных средств или при взаимодействии самолетов с кораблями.




Спасенный человек в сачке под вертолетом.


В настоящее время вертолеты очень широко используются спасательными службами СССР, Англии, США, Японии и других стран.

Сейчас определились два направления в использовании вертолетов: участие в комбинированных операциях, когда вертолеты действуют совместно с кораблями и самолетами, и самостоятельный поиск и спасение людей в море, а также ценных грузов с судов, потерпевших аварию.

О размерах спасательных операций, осуществляемых с участием вертолетов, можно судить по данным, опубликованным в Англии. Так, в период с 1942 по 1962 г. спасательными судами и вертолетами при совместных действиях было спасено в море около 10 тысяч человек. В 1963 г. за небольшой отрезок времени — с мая по сентябрь — за 447 выходов в море было спасено 200 человеческих жизней. Напомним, что количество людей, спасенных к концу второй мировой войны союзными отрядами поисков и спасения, составило 13 269 человек, в том числе 8604 члена экипажей самолетов. Что касается самостоятельной работы английских вертолетов в море, то цифры спасенных ими людей и количество проведенных операций растут из года в год. Так, в 1960 г. вертолеты совершили 117 вылетов по требованиям о помощи. В 1961 г. число вылетов на спасательные операции увеличилось до 223, а за первые 9 месяцев 1962 г. вертолеты совершили 338 вылетов и, кроме того, 20 раз направлялись в море по ложным тревогам. При всех этих операциях оказывалась помощь судам, самолетам, а также отдельным лицам, которые находились в бедственном положении в прибрежной зоне. За 9 месяцев 1962 г. английскими вертолетами было спасено 177 человек, а 90 человек получили различного рода помощь.

В 1961 г. вертолетами был спасен экипаж английского военного корабля, терпевшего бедствие во время урагана у Йоркширского побережья, а в 1962 г. вертолеты участвовали в спасении людей при аварийной посадке на море американского воздушного лайнера «Супер Констеллейшн», причем ими было спасено 17 человек.

Англия одна из первых стала использовать вертолеты при проведении спасательных операций и добилась при этом определенных успехов, которые обусловливались использованием новых типов вертолетов, в частности вертолетов-гидропланов, и совершенствованием их спасательного снаряжения. Начиная с 1954 г. в Англии регулярно проводятся совместные тренировки моряков-спасателей и пилотов вертолетов по выполнению специальных операций и отработке функций команд спасательных ботов и экипажей вертолетов.

Следует указать, что национальная служба спасательных ботов и морские вертолеты-спасатели широко популяризуются в Англии, им посвящена даже специальная почтовая марка с изображением вертолета, парящего над спасательным ботом.

Наряду с внедрением вертолетов-спасателей развивается и совершенствуется их материальная часть, особенно спасательное оборудование и снаряжение. Несложно подать с вертолета конец или спустить трос жертве морской катастрофы, но не всегда человек, находящийся в воде или на аварийном судне, может им воспользоваться.

В течение многих лет почти единственным средством подъема спасаемых людей на вертолет являлся строп. В этом случае один из членов команды вертолета спускался на тросе на воду, закреплял вокруг талии спасаемого строп, после чего с помощью лебедки их втягивали в вертолет. Совершенно ясно, что подъем человека на стропе, посреди океана, после часов, а возможно и суток, проведенных в ожидании смерти, — очень тяжелое испытание.

Совсем недавно у вертолетов появилось новое спасательное снаряжение — «сачок», состоящий из сетки, прикрепленной к трубчатой металлической раме. Сачок опускается в море на тросе при помощи лебедки, установленной на вертолете. Выбирание сачка со спасенным моряком не представляет особого труда. Проведенные в Англии испытания показали высокую надежность и эффективность сачка, который, как полагают, найдет широкое применение не только на вертолетах, но и на других видах спасателей при «вылавливании» из воды жертв морских катастроф.




Сачок для захвата человека с поверхности моря.


На некоторых вертолетах нашли применение специально сконструированные носилки для подъема людей. Эти носилки легко поднимаются и устанавливаются внутри фюзеляжа. В особо тяжелых случаях с вертолета может спуститься врач для оказания первой помощи и руководства эвакуацией раненых.

Подъем спасаемого на вертолет значительно усложняется, если он ранен или обессилен длительным пребыванием в воде. Случай эвакуации с судна матроса, получившего тяжелые ожоги, имел место на либерийском танкере Уорлд Сплендер.  В результате взрыва и пожара судно получило серьезные повреждения. Команда покидала горящий танкер на спасательных шлюпках и катерах, спущенных на воду с подошедших на помощь судов. Однако некоторые члены экипажа были ранены и не могли передвигаться самостоятельно. К тому же, в результате затопления носовых отсеков, расположенных главным образом по одному борту, образовался значительный крен и дифферент на нос, что затрудняло передвижение по танкеру даже здоровых людей. И здесь неоценимой оказалась помощь вертолета. Он принимал обожженных прямо с палубы танкера.




Спасение раненого моряка.


О том, как выполняются спасательные операции «воздух — море», можно судить по нескольким примерам.

Этот случай произошел вблизи японского порта Наха (о. Окинава). 17 августа 1963 г. морской паром Мидори Мару  с 270 пассажирами на борту опрокинулся во время шторма. Вместе с судами активное участие в спасении людей принимали и вертолеты. До наступления ночи ими был спасен 141 человек.

В январе 1962 г. английский грузовой теплоход Гладония  оказался в весьма затруднительном положении. Совершая каботажное плавание у побережья Голландии, он сел на мель недалеко от берега. Истинная причина аварии не сообщалась. Судовладельцы обычно запрещают капитанам судов говорить правду об обстоятельствах аварии, надеясь получить от страхового общества наибольшее вознаграждение.




У борта вертолета.


Вначале на судне пытались сняться с мели собственными силами, однако это не удалось. Теплоход Гладония  все больше заносило илом. Когда запасы питьевой воды и продовольствия оказались на исходе, запрошенный по радио судовладелец разрешил экипажу оставить судно. Но теперь это было уже невозможно.

Разыгравшаяся морская стихия не позволяла спустить с теплохода спасательную шлюпку или снять экипаж при помощи судов-спасателей. Тогда были вызваны вертолеты. Они успешно справились с поставленной задачей.

В мае 1962 г. в результате комбинированных действий спасательных судов и вертолетов были сняты не только люди, но и наиболее ценные грузы с парохода Чикасан,  водоизмещением 10 000 т.  Штормом этот пароход был выброшен на скалы у острова Санта-Роза, близ порта Санта-Барбара (Калифорния). Спасательные суда и баржи не могли подойти к Чикасану,  так как им также грозила посадка на мель. Тогда в операцию включились вертолеты, которые сняли с гибнущего судна людей, грузы, ценное оборудование и переправили на спасательные суда и баржи. В этой операции были использованы вертолеты, снабженные поплавками для посадки на воду.




Спасение команды траулера Жанна Кужи. 


В ноябре 1962 г. в тяжелом положении оказался французский траулер Жанна Кужи  водоизмещением 275 т.  Застигнутый жестоким штормом у берегов полуострова Корнуэлл, траулер потерял управление и был выброшен на прибрежные скалы. Сигналы SOS, посланные в эфир моряками, достигли береговых станций. И сразу же к месту катастрофы на морских судах, самолетах и вертолетах устремились спасательные команды. Однако подход к траулеру со стороны моря оказался опасным не только для судов-спасателей, но даже для шлюпок, так как район гибели Жанны Кужи,  расположенной вблизи юго-западного побережья Англии, отличается подводными препятствиями, мелководьем и скалами. Положение осложнялось жестоким штормом, и судам грозила опасность разделить участь Жанны Кужи.  Не могли оказать помощь и гидросамолеты, которые, пролетев над местом крушения, сбросили морякам пакеты с продовольствием и медикаментами, но не смогли совершить посадку на воду вблизи Жанны Кужи.  Только вертолетам было под силу спасти моряков с траулера. Над Жанной Кужи  повис вертолет. С помощью спущенных тросов и специальных сетчатых «люлек» на него удалось поднять оставшихся в живых людей.

В январе 1963 г. западногерманский грузовой теплоход Орион II  во время рейса получил повреждения корпуса и был вынесен льдами Балтийского моря на мель. Вода проникла через поврежденный корпус и затопила трюмы. Гибель Ориона II  стала неминуемой. Теперь жизнь экипажа зависела от быстрой и эффективной помощи береговых спасательных команд, оказать которую было очень сложно, так как корабли и спасательные боты должны были пробиваться к аварийному теплоходу через ледяные заторы и плавучие льды. По сигналу SOS на помощь команде Ориона II  направились вертолеты. Они быстро обнаружили судно и сразу же приступили к спасению экипажа. Прежде чем теплоход затонул, вертолетам удалось снять с него всех моряков.

29 января 1963 г. вблизи входа в Босфор оказался на скалах турецкий пароход Тан,  шедший с грузом угля в Стамбул. Погода мало благоприятствовала плаванию, а к концу рейса совсем испортилась. Черное море штормило. Когда судно потерпело аварию, капитан понял, что оно обречено на гибель. Пароход был построен более сорока лет назад, и его сильно изношенный корпус не мог выдержать предстоящей борьбы со стихией. По сигналу SOS к аварийному пароходу направился спасательный буксир Имроз II.  Однако из-за огромных волн буксир не смог подойти к гибнущему судну. Между тем пароход Тан  все больше погружался в воду с 26 членами команды на борту. Когда капитан спасательного буксира Имроз II  убедился, что ему не удастся снять экипаж гибнущего парохода, по радио были вызваны вертолеты. Они подали на его палубу спасательные беседки, сняли экипаж и благополучно доставили на берег.

15 марта 1963 г. либерийский пароход Сильвер Валлей  на пути из Риеки в Льянес с грузом удобрений на борту во время шторма сел на мель и через некоторое время начал разламываться. Катастрофа произошла на внешнем рейде города Опорто. Шторм не позволил команде спустить на воду спасательные шлюпки. Не было надежды и на то, что к Сильверу Валлею  смогут подойти спасательные суда или боты. Море около судна изобиловало подводными опасностями. Экипаж парохода оказался в трагическом положении. Спасение людей зависело только от быстрых и эффективных действий вертолетов-спасателей. Операция по снятию экипажа Сильвера Валлея  была проведена успешно: все 29 человек были спасены. Почти сразу же после снятия экипажа Сильвер Валлей  разломился на две части. Кормовая часть была унесена волнами, а носовая так и осталась на месте аварии.

Ночью 23 октября 1963 г. потерпел аварию испанский грузовой теплоход Хуан Феррер,  совершавший прибрежный рейс у полуострова Корнуэлл. Капитан теплохода Рунз сообщил, что судно село на скалы и находится в тяжелом положении. После этого связь с Хуаном Феррером  прервалась. Наряду со спасательными судами активное участие в операции приняли вертолеты. Они доставили спасательную партию, а затем эвакуировали ее с труднодоступных мест на скалах. Ими же были подобраны и перевезены в безопасное место спасенные моряки. Капитан Рунз, который во время кораблекрушения получил ранение, сразу был доставлен в госпиталь.

В декабре 1963 г. вертолеты сняли команду с турецкого парохода Абдуллах,  севшего на мель у порта Констанца.

3 апреля 1965 г. панамский пароход Нан Ан  подходил к цели своего плавания Гонконгу. Внезапно Нан Ан  ударился форштевнем о препятствие, и через мгновение его носовая часть оказалась на скалах. Вначале казалось, что операция по снятию парохода со скал не вызовет особых трудностей, однако все попытки спасательных судов стащить судно на воду оказались тщетными. Судьбу парохода решил начавшийся шторм. Под ударами волн судно начало раскачиваться. Временами казалось, что оно вот-вот опрокинется. Тросы, заведенные на судно со спасательного буксира, лопнули. Спасение команды с гибнущего судна чрезвычайно усложнилось: высокие волны и крен судна не позволяли спустить с борта спасательные шлюпки, а скалы и многочисленные подводные препятствия не давали возможности подойти к Нан Ану  спасательным судам. Тогда были вызваны вертолеты, которые успешно справились со своей задачей.

Несомненно, что успешное действие вертолетов-спасателей, выполняющих самую ответственную задачу — спасение людей, терпящих бедствие на море, — обеспечивает винтокрылой авиации самое широкое применение в будущем.

ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда корабль тонет, человеку кажется, что вместе с его кораблем идет ко дну весь мир… И даже если он найдет в этот миг спасательную шлюпку, он еще не спасен. Потому что он замирает в ней без движения, сраженный обрушившимся на него несчастием. Потому что он уже больше не живет. Окутанный ночной тьмой, влекомый течением и ветром, трепещущий перед бездной, боящийся и шума и тишины, он за каких-нибудь три дня окончательно превращается в мертвеца. 

Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха. 

Аллен Бомбар.  За бортом по своей воле.

Лицом к лицу с океаном

 Сделать закладку на этом месте книги

Человек упал за борт. Во время жестокого шторма его смыло волной, и он оказался в открытом море. Хватит ли сил продержаться до прибытия спасателей? А если берег близок, сможет ли доплыть до него? Не оставит ли его мужество, столь необходимое в такой ситуации?

Случаи падения людей за борт не редки. По данным американской службы Береговой охраны США, в результате падения за борт только с мелких прогулочных судов и катеров ежегодно погибает от 250 до 300 человек.

На крик: «Человек за бортом!» в море летят спасательные круги и нагрудники, судно останавливается для поиска потерпевшего и над ним взвивается желто-красный флаг «O» («Человек за бортом!») международного свода сигналов. Однако, даже в условиях спокойного моря, чтобы остановить судовые двигатели и спустить на воду спасательную шлюпку, требуется определенное время. Кроме того, потерпевший может оказаться потерянным из виду.

Поиск человека в штормовых условиях иногда бывает безрезультатным, а в ряде случаев помощь приходит слишком поздно, так как судьба человека в море решается в относительно короткое время.

Бывают и такие ситуации, когда падение человека за борт остается незамеченным. В этих случаях его гибель, как правило, предрешена. Даже отличный пловец не сумеет долго продержаться на поверхности моря, особенно если оно неспокойно или его воды имеют низкую температуру. Как видно из статистических данных, смерть человека, попавшего в воду с температурой менее 10 °C наступает в течение одного часа. Однако та же статистика приводит и немалое число исключений, объясняемых индивидуальными особенностями человеческого организма и прежде всего — его психики.

Известны случаи спасения людей, которые находились в море многие часы и могли рассчитывать только на свои силы. Физическая выносливость и непоколебимая сила духа позволили им победить там, где ничто, казалось, не могло отвратить рокового конца.

Мужество

 Сделать закладку на этом месте книги

Несмотря на свое название, Тихий океан отличается далеко не спокойным нравом. В тот день его поверхность буквально вздыбилась. Холодные волны обрушивались на судно, перекатывались через палубу.

Пароход Пятый краболов  — судно дальневосточных рыбаков — находился в районе промысла, когда прозвучал тревожный сигнал: «Человек за бортом!» Большая волна обрушилась на небольшой носовой участок палубы. Матрос-лебедчик Владимир Самбура не успел укрыться. Скатываясь, волна увлекла его за собой. А видевший это рыбак Юрий Микрюков, сорвав одежду, бросился в океан. В первый момент вода обожгла тело. Он вынырнул на поверхность. Увидев совсем близко Самбуру, Юрий поплыл к нему. «Как долго Владимир продержится на воде? А что если при падении он получил травму?» — думал отважный рыбак. Нужно, чтобы он знал: рядом друг. Но как сделать, чтобы тебя заметили? Его голос заглушался грохотом волн. Он подымал руки. Все тщетно. Товарищ его не видел.

Юрий Микрюков слыл хорошим пловцом. Он получил отличную подготовку во время службы в Военно-морском флоте. Ему были присвоены спортивные разряды по боксу и плаванию. Юрий принадлежал к тем людям, которые уверены в своих силах. Рывок — и он рядом с Самбурой. Тот уже был без сознания. Одной рукой обхватив товарища, а другой продолжая усиленно работать, Юрий поплыл к судну.

Тем временем с Пятого краболова  спустили моторный бот, и вскоре оба рыбака были доставлены на судно. Самбуру долго приводили в чувство. Его спасителя — Юрия Микрюкова горячо поздравляли. За проявленное мужество он был награжден золотыми именными часами.

Редкий случай произошел в июле 1969 г. Семь с половиной часов пробыл в море матрос теплохода Зея  Александр Кочавенко. Выйдя во втором часу ночи на палубу он оступился и упал за борт. В это время судно находилось в Южно-Китайском море, держа курс на Хайфон.

Отсутствие матроса на борту обнаружили примерно в 5 часов утра. Осмотрели все судовые помещения. Кочавенко на судне не было. Оставалось одно — искать его в море. Капитан В. Холод распорядился лечь на обратный курс. По радио обратились ко всем находящимся поблизости судам, сообщив координаты района, где мог оказаться Кочавенко. Просили вести наблюдение за морем и организовать поиск.

А. Кочавенко обнаружили в 8.40. С салинга фок-мачты его заметили матросы Н. Ходонович и Б. Клюков. Человек в море тоже, вероятно, увидел судно. Он поплыл ему навстречу. Когда они сблизились, в море полетели спасательные круги. С судна спустили шлюпку. И вот матрос уже в безопасности. Он самостоятельно подымается на судно по парадному трапу, спе


убрать рекламу




убрать рекламу



циально спущенному в честь такого радостного события.

Кочавенко выглядел достаточно бодро, хотя и был смущен происшедшим. Вот что он рассказал. «Когда я понял, что случилось, то первой мелькнула мысль, как бы не попасть под винт. Оттолкнулся от борта. Кричал. Но теплоход продолжал удаляться, и я решил экономить силы. Лег на спину. Был уверен, что утром меня хватятся, начнут искать. Вы пришли даже раньше времени. Я рассчитывал, что придется держаться по меньшей мере часов десять».

Что же помогло Александру Кочавенко выдержать столь трудное испытание? Его спортивная закалка, полученная во время службы в Советской Армии, его духовная сила, воспитанная комсомолом, вера в то, что товарищи никогда не оставят в беде.

Зимой 1966 г. ледяную «ванну» принял матрос Семен Лепнев. Латвийская экспедиционная флотилия рыболовных судов находилась в Норвежском море. Штормило. Средний рыболовный траулер СРТ-4287 Брива Кайя  вел промысел вблизи острова Ян-Майен. С усилением шторма началось обледенение судна. Был объявлен аврал. На сколку льда вышли все свободные от вахты члены экипажа.

На траулере натянули штормовые леера, а когда к судну приближалась особенно большая волна, стоявший на вахте второй помощник капитана Владимир Мизюлин подавал сигнал и моряки прятались в укрытие.

Вдруг на судно одна за другой обрушились три громадные волны. Успели укрыться все, кроме матроса Семена Лепнева, который, скалывая лед с промысловых механизмов, замешкался. Он бросился к сететрясной машине в надежде ухватиться за нее, но опоздал. Водяной вал смыл моряка в штормовое море. Над Брива Кайя  пронеслось: «Человек за бортом!»

Стараясь удержаться на поверхности воды, Лепнев энергично заработал руками. Промокшая ватная одежда тянула вниз, ледяной холод сковывал движения, волны били в лицо. Но моряк не сдавался.

Не растерялись и на судне. Капитан Николай Гусев действовал умело и быстро. Его приказания четко выполнялись командой. Вот судно уже недалеко от Лепнева. В воду летят спасательные круги. Один, второй, третий… Лепневу удается ухватиться за круг и пролезть внутрь. Теперь его надо подтянуть ближе. Лепневу бросают капроновые и пеньковые концы. Но моряк уже теряет последние силы. Руки онемели от холода.

Три захода совершило судно, прежде чем удалось прикрыть моряка от волн. Расчет капитана был точен. Матрос оказался у траулера. В следующее мгновенье Лепнева начало затягивать под кормовой подзор, где находился гребной винт. Лепнев нашел в себе силы оттолкнуться ногами от корпуса и проплыть вдоль борта траулера. В этот момент боцман Генрих Буманис ловко зацепил «кошкой» спасательный круг, а еще через мгновенье матросы вытащили Лепнева на палубу.

Известны случаи, когда люди, оказавшиеся за бортом, в немалой степени были обязаны своим спасением морским птицам. Например, «скитальцы морей» — альбатросы, обнаружив в воде человека, начинают кружить над ним, а затем садятся на воду, либо на плечи человека. Вот одно из таких происшествий.

Теплоход Урал  совершал рейс в Бразилию. До места назначения оставалось менее суток хода. Океан был спокоен. С безоблачного неба падали косые лучи солнца. Моряки занимались обычными при подходе к порту работами: убирали на палубе, красили надстройки.

Внезапно раздался крик. Матрос, работавший на корме, сорвался с подвески и упал в воду. Его падение заметили на мостике. Немедленно прозвучал сигнал: «Человек за бортом!» В этот момент скорость теплохода превышала 10 узл,  поэтому на то чтобы развернуться, лечь на обратный курс и подойти к месту происшествия, потребовалось не менее четверти часа. Матрос оказался потерянным из виду, хотя утонуть он не мог, так как хорошо плавал и к тому же на нем был спасательный жилет.

С Урала  спустили моторную шлюпку и приступили к поиску товарища. Шло время, и у людей уже начало закрадываться сомнение в успехе, когда старший помощник капитана заметил вдали парящих над водой альбатросов. Вот один из них круто устремился вниз, на какое-то время скрылся из виду, а затем вновь появился на гребне волны.

Старпом приказал держать на альбатроса: если птица опустилась на воду, то, вероятно, она что-то там нашла. Когда подошли ближе, альбатрос взлетел и моряки увидели своего товарища, который был уже без сознания. Вскоре он, однако, пришел в себя и стал горячо благодарить своих друзей. Старпом сказал: «Благодари альбатроса, ему ты обязан своим спасением…».

Свершилось чудо!

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Таки подняли на борт, он смог только промолвить: «Свершилось чудо. Я спасен». «Чудотворцами» в данном случае оказались советский траулер Петр Овчинников  да чайки, предупредившие о беде.

Зимой 1970 г. японское рыболовное судно Акивано Мару  вело промысел в Беринговом море. Погода не баловала рыбаков. Порывы ветра достигали 8 баллов. Усилилось волнение. Временами падал снег. В сумерки, когда ставили трал, находящегося на палубе Таки тросом сбросило за борт. Падение осталось незамеченным. Моряк кричал, звал на помощь. Но его не слышали. Судно удалялось, оставляя Таки на верную гибель в ледяной воде. Мысленно он уже прощался со своими родными, которые будут тщетно ждать его возвращения…

На мостике траулера Петр Овчинников  в это время стоял на вахте старший помощник капитана Владимир Ворганик. Его внимание привлекли крики чаек, которые вели себя как-то необычно. Взяв в руки бинокль, старпом начал осматривать горизонт. Что это? Недалеко от траулера плывет человек. Немедленно последовало: «Человек за бортом! Полный вперед!». Когда подошли ближе и уменьшили ход, в море полетели спасательные круги. Таки ухватился за один из них. Его подтянули к борту и, подхватив из воды, подняли на палубу.




В помощь человеку за бортом.


Моряк пробыл в ледяной воде около получаса. Юрий Щеглов — судовой врач, оказал японскому рыбаку медицинскую помощь. Таки окружили вниманием и заботой. Уже совершенно выздоровевшего, его передали на борт Акивано Мару.  Прощаясь, Таки горячо благодарил советских моряков.

В мае 1970 г. два дня боролся с разъяренной стихией шведский яхтсмен Ааке Мэттсон. Его смыло за борт яхты, когда во время сильного волнения у берегов Бразилии, работая без страховочного пояса, он пытался поставить поваленную ветром мачту. Поначалу Мэттсон надеялся догнать яхту, однако это ему не удалось, так как яхта, гонимая ветром и волнами, уплывала все дальше и дальше…

Так, оставшись один в океане, даже без спасательного жилета, Ааке Мэттсон решил плыть в сторону берега, который находился на расстоянии около ста километров. Два дня и две ночи, ориентируясь по Солнцу и звездам, продолжал он свой тяжелый путь. Неизвестно, чем бы это все кончилось, если бы отважного яхтсмена не спасли бразильские моряки.

В августе 1970 г. под броскими заголовками «Один шанс из миллиона» газеты и радио сообщили об удивительном мужестве 28-летнего англичанина Уильяма Хонивилла, упавшего ночью за борт пассажирского лайнера Ваал  в сотне миль к северу от Канарских островов.

… В четвертом часу ночи Уильям вышел на корму. Закурив, он устроился на бухте манильского тросса и просидел здесь немногим более часа. Когда часы показывали 4.30 утра, он поднялся и шагнул… за борт. О происшедшем Хонивилл потом рассказал следующее.

— Я не помню, как летел вниз с высоты двадцати метров. И это к лучшему — иначе я сразу ударился бы в панику и мог захлебнуться. Первой реакцией после падения в море было — скорей догнать корабль. Но Ваал,  влекомый турбинами мощностью в 44 000 л. с.,  был уже далеко. Я продолжал мерно плыть брассом. Море было спокойно и может быть, чуть холоднее, чем нужно. Ориентироваться мне было не почему. Я решил плыть в сторону ушедшего теплохода — конечно, не с целью догнать его, а просто чтобы не стоять на месте.

Я стал шарить по карманам в поисках чего-нибудь съестного. Но там нашлись лишь две кредитки по пять фунтов и пилка для ногтей — и то и другое, вряд ли, могло мне сейчас пригодиться. «Ничего не поделаешь», — решил я, — «придется продолжать водную процедуру на голодный желудок…».

Все так же тихонько гребя, я стал прикидывать, что происходит сейчас на борту. Соседи по каюте вряд ли хватятся моего отсутствия. Значит, только в девять, когда стюард постучит в дверь, приглашая к завтраку, они могут заметить, что меня нет. Если не заметят, — моя песенка спета.

Чтобы отвлечься от грустных мыслей, я стал думать о насущных делах — неоплаченных счетах, сделанных заказах. Должно быть, а рассуждал вслух, потому что услышал голоса. Хорошо помню, что я стал твердить: «Умереть надо достойно, без истерик, без глупых сцен».

Немного позже в мою голову закралась мысль об акулах. Это уже было действительно неприятно. Я стал двигать руками быстрее. Мне вспомнился рассказ одного школьного приятеля. Ему пришлось однажды плыть около четырех часов, борясь с волнами, и он спасся только благодаря своему упрямству. Надо сказать, по характеру я тоже не самый сговорчивый человек, а коль скоро мне втемяшилось в голову остаться жить, я решил, что буду сопротивляться, пока хватит сил.

Ровно в полдень (по моим часам) примерно в миле от себя я увидел пароход. Он на всех парах шел мимо. Я начал махать рукой и кричать изо всех сил. Но это было равносильно тому, как если бы я «голосовал» междугородному автобусу, находясь от него за две улицы.

Я не воспринял это как катастрофу: пароходы я не принимал в расчет, ожидая, что меня будут искать с воздуха. Кроме того, появление судна было добрым знаком — значит, я по-прежнему нахожусь на оживленной магистрали…

К двум часам дня я начал ощущать усталость. Только тут я обратил внимание, что плыву в туфлях. Подумав, я решил остаться в них — какой смысл раздеваться? Эта фраза сложилась у меня в голове, словно припев песенки, которую я стал напевать в такт движениям. «Какой смысл раздеваться?» — мурлыкал я. Но силы явно уменьшались. Тогда я стал стыдить себя: «Как тебе не стыдно распускать нюни? Ты ведь поднимал мешки с цементом! Ты же здоровый парень, Уилли!». Это подействовало … но ненадолго.

К четырем часам я почти перестал грести, но все же оставался на плаву.

Когда я увидел приближающийся ко мне теплоход, я вначале принял его за галлюцинацию. И действительно, пароход на всех парах мчался мимо, всего в ста метрах от меня. Ни одного человека на палубе… Ну, конечно, «файв-о-клок» — священный пятичасовой чай! Только тут подлинное отчаяние охватило меня…

На лайнере о пропаже пассажира хватились только через четыре с половиной часа. Судно легло на обратный курс. Начался поиск. Его вели на площади более 300 км 2. Хонивилла обнаружили в океане через одиннадцать с половиной часов. С лайнера выслали спасательную шлюпку.

— Добрый день, чудесная вода сегодня! — произнес сведенными губами Уильям, когда его подняли на борт, и без сознания рухнул на палубу. Приключения за бортом оказались нелегким испытанием даже для человека с силой воли Хонивилла. Капитан Ваала  Ален Фир заявил корреспондентам, что ему «не известно ни одного подобного случая…».

Сильнее стихии

 Сделать закладку на этом месте книги

Сквозь воду, стекающую со стекол рулевой рубки, видна палуба, которую время от времени омывают волны. На носу они подымаются высокой пенистой стеной, падают на закрытые брезентом лодки. С трудом пробиваясь сквозь шторм, польский теплоход Жеромский  возвращался из Южной Америки в родной порт Гдыня.

Утром 15 января 1968 г. сила ветра достигла 9 баллов по шкале Бофорта, к полудню она увеличилась до 12 баллов. Ветер гнал на судно десятиметровые волны. Они поднимали теплоход вверх, чтобы в следующий момент бросить его вниз. Когда волны приподымали корму, из воды выходил гребной винт. Он беспомощно вращался в воздухе. В такую минуту судно перестает слушаться руля и делается игрушкой волн. Но вот корма погружается, винт захватывает воду, и судно снова поворачивается носом к волне.

На мостике появляется судовой радист. Он подает капитану только что принятую радиограмму. В ней призыв о помощи судна, терпящего бедствие в Северном море. Сегодня это уже четвертый SOS, принятый на Жеромском.  «Какие суда откликнулись?» — спрашивает капитан. Оказывается ближе всех находятся датский теплоход и норвежский спасательный корабль. Они уже давно изменили курс и идут на помощь судну. Жеромский  может продолжать свой путь.

Через некоторое время огромная волна обрушилась на теплоход. Десятки тонн пенящейся воды покатились по палубе. Они сорвали и унесли в море брезент, покрывавший люк грузового трюма. А это уже опасно, так как волны могут разрушить закрытия люка и вода хлынет в трюм.

Капитан посмотрел на старшего помощника — хозяина палубы. Тот, не произнеся ни слова, отправился в помещение команды. Вскоре на палубу вышли пять матросов во главе с боцманом. Среди них Владимир Высоцкий — студент факультета психологии Познанского университета. Он был стипендиатом морского пароходства «Польские океанские линии». В качестве матроса Высоцкий проходил практику на теплоходе Жеромский. 

Цепляясь за натянутые вдоль судна штормовые леера, люди начали осторожно передвигаться в сторону трюма. Временами они останавливаются, пережидая, пока очередная волна не скатится за борт. Их задача — натянуть на грузовой люк новый брезент, установить поверх него металлические шины, заклинить. А судно то подымается вверх, то проваливается в пучину. Трудно устоять на ногах. Малейшая неосторожность — и волна смоет тебя за борт.

В этот момент на палубу обрушивается огромный водяной вал. Он срывает с креплений плот, служащий для окраски корпуса. Плот катится по палубе в сторону кормы, задевает Высоцкого, и отливная волна увлекает в море и плот и практиканта. В последнюю минуту Высоцкий успевает ухватиться за плот. На Жеромском  раздался сигнал тревоги: «Человек за бортом!»

Закон моря требует от капитана принять все меры для спасения человека. Спустить на воду шлюпку невозможно — волны разобьют ее о борт теплохода. Остается одно — идти на сближение.

Тем временем плот, гонимый ветром, удалялся все дальше и дальше. На Жеромском  следует команда: «Средний ход, руль на борт!» Судно начинает разворот. Оно подставляет свой борт набегающим волнам — очень опасный маневр! Теплоход кренится все больше и больше. Стрелки кренометров на мостике и в машинном отделении показывают 30°. Кажется, еще немного и Жеромский  опрокинется. Но все обошлось. Судно выпрямляется. Подается команда «Полный вперед!»

Десятки глаз всматриваются в плот. Кто-то кричит, что человека не видно. Но это не так: он держится, уцепившись за плот, хотя временами вместе с ним исчезает из виду. Судно уже близко. На теплоходе готовятся к совершению нового маневра. У всех одна мысль: «Только бы Высоцкий не отпустил плот». Прошло уже 20 минут с того момента, когда его смыло с палубы. Двадцать минут в ледяной январской воде! Сколько еще он может выдержать?

Наконец, Жеромский  и плот рядом. «Стоп машина!» Через борт спускают сеть. Еще минута. Люди, обвязавшись канатами, перегнулись через фальшборт. Их заливает холодная вода. Плот баграми подтягивают к сетке, кричат Высоцкому, чтобы он бросил плот и ловил сеть. Но он либо не слышит, либо не может этого сделать. Кто-то из моряков спускается в сеть, хватает практиканта, тянет его вверх. Другие ему помогают. И вот Высоцкий на палубе. Очередная волна едва не смывает в море спасателей и спасенного. Но все кончается благополучно. Раздаются звонки машинного телеграфа, судно делает разворот и берет курс на Гдыню.

Капитан за бортом!

 Сделать закладку на этом месте книги

Норвежское китобойное судно Сеттер IX  шло в Кейптаун. До порта оставалось несколько дней пути. В Атлантике бушевал жестокий осенний шторм.

В 20 часов капитан Рон Хансен вышел на палубу. Едва он сделал несколько шагов, как на судно обрушился очередной гигантский вал. Через мгновенье, подхваченный волной, капитан был унесен в океан. Холодная вода обожгла тело, сковала мышцы. Не хватало воздуха. Казалось, что это конец.

Отчаянным усилием Хансену удалось вынырнуть на поверхность. Энергично работая руками и ногами, он старался удерживаться на гребнях волн, но порой это ему не удавалось. Когда волны накрывали Хансена, он закрывал глаза и рот, а вынырнув на поверхность, жадно вдыхал воздух. Иногда правую ногу сводила судорога, немела левая рука, но Хансен продолжал плыть. Отяжелевшая от воды одежда влекла Хансена на дно. Тогда он сбросил с себя плащ, свитер, рубашку, сапоги. Это принесло некоторое облегчение.




Это устройство позволяет плыть быстрее.


До ближайшего берега — не менее 300 миль. Хансен был отличным пловцом, но он отдавал себе отчет, что одолеть такое расстояние невозможно. Однако на карту была поставлена жизнь, и он всеми силами боролся за нее.

… В 22 часа на китобойце приняли срочную радиограмму для капитана. Вахтенный матрос долго стучал в капитанскую каюту. Не дождавшись ответа, он возвратился на мостик и доложил старшему помощнику, что капитан, вероятно, спит. Помощник сам отправился к капитану. Постучав и не получив ответа, он открыл дверь и окликнул Хансена. Ответа не последовало. Обеспокоенный офицер вошел в каюту. В каюте капитана не оказалось. Его не было также и в ванной. Помощник заглянул даже в шкаф. Все тщетно. Капитан исчез!

Старший помощник капитана, приняв на себя командование судном, решил начать поиск в океане. Он распорядился повернуть судно на обратный курс, включить прожекторы и радиолокационную установку. Всему экипажу было приказано вести наблюдение. В это время судно находилось примерно в 14 милях от места, где волна смыла Хансена за борт. Мощные лучи прожекторов прорезали ночную мглу. Чтобы «прочесать» возможно более широкую полосу водной поверхности, старший помощник вел китобоец зигзагами.

Однако пока поиск был безрезультатным, хотя продолжался уже около шести часов. Казалось, что дальнейший поиск бесполезен. Вряд ли Хансен сможет продержаться столько времени в бушующем океане. Только старший помощник не терял веру в своего капитана. Он давно знал Хансена — моряка, закаленного суровыми испытаниями долгих плаваний.

— Выполним свой долг до конца, поищем еще — сказал он.

Перед рассветом ветер ослаб. Начали стихать волны. Хансен держался в океане уже восемь часов. Ныло все тело. Резкая боль отдавалась в голову при каждом его движении. От соленой воды распухли веки. Временами приходила мысль, что его борьба бесполезна. Хансен отгонял эту мысль. Он верил, что его ищут….

Внезапно луч прожектора скользнул по Хансену, ударил ему в лицо. Китобоец находился менее чем в полумиле от своего капитана. С судна его заметили. В воду полетел спасательный пояс. Капитан продолжал плыть. Он плыл, пока не коснулся борта застопорившего машину китобойца. Сильные руки моряков подхватили Хансена из воды и быстро перенесли в каюту.

Судовые часы показывали 4 ч  45 мин.  Капитан Рон Хансен находился в океане более трети суток….

Марафоны поневоле

 Сделать закладку на этом месте книги

В первых числах декабря 1955 г. в Средиземном море, недалеко от ливанского порта Бейрут, в течение нескольких минут в результате аварии затонул итальянский грузовой пароход Патриций.  К счастью, недалеко от места катастрофы находилось американское судно, которое спасло команду Патриция.  Однако через несколько часов обнаружилось, что среди спасенных нет одного из членов экипажа итальянского судна — матроса Бруно Рота. Предприняли срочные поиски, но моряка не нашли. Его сочли погибшим.

Пароход Лидица  совершал очередной рейс в Средиземном море. Вдруг с мостика судна увидели плывущую по воде небольшую балку и державшегося за нее человека. Его подобрали. Это был Бруно Рота — моряк с парохода Патриций.  Матросу оказали немедленную помощь.

Рота подобрали из воды в 80 милях северо-восточнее Александрии. Волнами и течением его отнесло на расстояние около 200 миль. В течение этого необычного дрейфа Бруно Рота не оставлял спасительной балки. Обессиленного, с многочисленными ранами, моряка срочно доставили в Стамбул и поместили в госпиталь для длительного лечения.

Другой случай произошел в 1956 г. Английское грузовое судно Бритиш Монак  совершало рейс в Японию. Судно находилось в северной части Тихого океана. Ночью второй помощник капитана Дуглас Уодроп решил проверить работу лага — прибора, указывающего скорость и пройденный судном путь. Дуглас Уодроп записал его показания, а затем, просунув голову между поручнями леерного ограждения, взял в руки лаг-линь. Неожиданно он потерял равновесие и свалился за борт. В последнее мгновение он успел схватиться за вертушку лага.

Его крики о помощи заглушались работающим гребным винтом. Уодропа с большой скоростью тащило за судном. Долго он не смог так держаться. Трос выскользнул из ослабевших рук, а еще через минуту Уодроп был уже далеко за кормой.

Оставалось только одно — плыть. И он плыл, стараясь следовать за судном. Вскоре Бритиш Монак  потерялся из виду. В течение еще некоторого времени, периодически отдыхая на спине, Уодроп плыл, придерживаясь предполагаемого курса судна….

Появились акулы, которые становились все более агрессивными. Криками и ударами ног о воду Уодроп отгонял их от себя. После полудня у Уодропа начались галлюцинации. Ему казалось, что он видит идущее навстречу судно. Временами он терял ощущение реальности, затем снова приходил в себя и продолжал плыть на запад.

Отсутствие на судне второго помощника обнаружили через четыре часа. В 8 ч  30 мин Бритиш Монак  лег на обратный курс. Вся команда находилась на палубе, следя за морем. Капитан решил, что будет продолжать поиск в течение пяти часов…

Стрелка судовых часов приближалась к 13.30. Отведенное на поиски время было уже на исходе, когда раздался крик: «Видим!». Быстро спустили шлюпку и подняли Уодропа из воды. Девять часов боролся моряк с морем, одиночеством и акулами!

На судне Уодропа радостно приветствовала команда. Капитан предложил ему стакан рома — универсального в таких случаях лекарства. Моряк смог еще промолвить: «Неплохо держался! Правда, капитан?» — и потерял сознание.

Через двое суток, проведенных в судовом лазарете, второй помощник капитана Дуглас М. Уодроп вновь заступил на вахту….

Еще более удивительный случай произошел с 29-летним моряком Джеймсом Вильямом Инглишом в одну из весенних ночей 1965 г.

Танкер Эссо Дурхэм,  на котором Инглиш служил матросом, находился в 30 милях от берегов Сицилии. Джеймс заканчивал работу на палубе. Внезапно он поскользнулся и полетел в воду. Призыва о помощи никто на судне не услышал. Танкер быстро удалялся в западном направлении. Отсутствие матроса обнаружили через несколько часов и сочли его погибшим.

Когда танкер исчез из виду, Инглиш понял, что он должен надеяться только на свои силы. Стащив с себя одежду, ориентируясь по Полярной звезде, матрос поплыл к ближайшему берегу — Сицилии. Мимо него прошло несколько судов. Некоторые находились совсем близко, однако ни с одного из них не заметили плывущего в море человека. Волны захлестывали моряка. Плыть было трудно, но он держался. Когда уставали мышцы, он ложился на спину, отдаваясь на волю волн и течения.

Наступил день. Теперь моряк ориентировался по Солнцу. Он старался не думать о нависшей над ним угрозе и упорно плыл в направлении Сицилии. Его умение ориентироваться оказалось блестящим. Замерзший, окончательно выбившийся из сил, через 20 часов после падения в море он достиг спасительных берегов, преодолев марафонскую дистанцию в 30 миль.

Нечто подобное случилось с матросом небольшого грузового судна Манос.  Судно вышло из Пирея, держа курс на о. Родос. В полночь, когда судно удалилось от берега на 15 миль, боцман обнаружил пропажу одного члена команды. В эфир полетела тревожная радиограмма. А на следующий день, около полудня на берег в Глифаде, пригородном пляже Афин, вышел из воды смертельно усталый, окоченевший молодой матрос. У него были воспалены глаза, он тяжело дышал и не мог говорить. Матросу оказали медицинскую помощь, и он заснул.

Когда моряк проснулся, он рассказал следующее. Во время смены он ступил ногой на пролитое кем-то масло, поскользнулся и упал в море. Его крики никто не услышал, и ему пришлось добираться вплавь до ближайшего берега. Моряк пробыл в море 12 часов.

Поединок с акулой

 Сделать закладку на этом месте книги

Произошло то, чего Тэд Сиркс, моряк и яхтсмен, больше всего опасался. Невдалеке появились акулы. Обнаружив их присутствие, Тэд забыл о всех других опасностях, угрожавших ему в его положении. Повадки акул были ему хорошо известны. Моряку предстояла жестокая борьба. Три хищницы плыли за Сирксом, образуя своего рода авангард. Хотя акулы держались на почтительном расстоянии, каждую минуту можно было ожидать их атаки.

К поясу яхтсмена был привязан нож. В океанских парусных гонках Тэд никогда с ним не расставался. Теперь, когда он оказался за бортом яхты, среди акул, этому ножу не было цены. Все внимание Сиркса сосредоточилось на акулах, он приготовился к борьбе. Но что это? Два хищника внезапно отвернули в стороны. Вскоре они исчезли из поля зрения. Третья акула поплыла быстрее. Она обогнала моряка и затем начала кружить вокруг медленно плывущего Сиркса. Так продолжалось около часа. Постепенно круг сужался. Хищница явно готовилась к нападению. Все это время Тэд ни на секунду не терял акулы из вида. Он понимал, что приближается момент решительной схватки. И все же атака хищницы оказалась внезапной. Накатившаяся волна на какую-то долю минуты скрыла от него акулу, а еще через мгновенье они встретились. Стремительный удар ножом оказался смертельным для акулы. Вода на месте боя окрасилась кровью. Тэд быстро поплыл в сторону. Запах крови мог привлечь других акул…

Тэд Сиркс был членом экипажа парусной яхты-шлюпа Апаш.  Утром 11 июля 1951 г., когда яхта находилась в Тихом океане, работавший на палубе бака яхтсмен поскользнулся и упал за борт. Сиркс успел ухватиться за линь механического лага, но через две минуты линь оборвался. Падение человека за борт было замечено вахтенным. Ему успели бросить два спасательных круга. За один из них Тэд ухватился, однако из-за своих широких плеч не смог пролезть в отверстие. Он лег на него грудью.

Была свежая погода, и яхта шла под всеми парусами. На то, чтобы убрать часть парусов для совершения поворота оверштаг и привести яхту длиной больше 20 метров к месту происшествия, затратили не менее получаса. Но Сиркса там не обнаружили. Нашли только спасательный круг. Видимость была плохая, и Апаш,  не надеясь на собственные силы в проведении поиска, послал в эфир радиограмму с просьбой о помощи. В операцию по спасению яхтсмена включились патрульные и спасательные корабли Береговой охраны США. Правда, сообщая координаты парусника, радист ошибся на 80 миль. Только к вечеру спасатели оказались в районе происшествия и начали поиск. Он продолжался около 18 часов, на исходе которых один из спасательных кораблей заметил Сиркса. Он пробыл в водах Тихого океана 30 часов.

Впоследствии, рассказывая о своем приключении, моряк заметил, что дважды спасательные корабли проходили мимо него на близком расстоянии, но в обоих случаях он остался незамеченным. Однако мужество и вера в спасение не покидали его до конца.

На льдине

 Сделать закладку на этом месте книги

Армас Толса, финский охотник за тюленями, не был моряком. Ему не приходилось бороться за свою жизнь в бушующем океане, спасаться от акул и т. п. Однако то, что выпало на долю Толса, можно вполне приравнять к испытаниям «человека за бортом»….

Ежегодно, когда на морях Северного Ледовитого океана начинается охотничий сезон, Армас Толса со своими сыновьями отправляется на моторной лодке к кромке ледового поля. На льду охотники сооружают временное жилье и отсюда каждый день совершают походы, обследуя районы, удаленные от кромки льда на десятки километров. Во время одного из таких походов Толса заблудился в тумане. Следуя по компасу к месту стоянки, он услышал характерные звуки трескающихся льдин. Толса ускорил шаг, но было уже поздно: льдина, на которой он находился, оторвалась от ле


убрать рекламу




убрать рекламу



дового поля и начала медленно дрейфовать на север в открытое море…

Прошли сутки. Толса ни минуты не оставался без движения. Он ходил от одного края льдины к другому. Боясь уснуть, отдыхал стоя, обхватив голову руками. На второй день Толса начал мучить голод. Ему удалось подстрелить утку, и он съел ее в сыром виде. На третий день, при морозе в несколько градусов, он упал в воду. С трудом ему удалось взобраться на другую льдину. Сбросив с себя одежду, которая промерзла и превратилась в ледяной панцирь, он стал бегать по льдине.

Один раз Толса увидел на горизонте судно. Стал кричать, звать на помощь, прыгать, чтобы обратить на себя внимание, но безрезультатно….

Сыновья охотника, обеспокоенные долгим отсутствием отца, сообщили о случившемся властям. В море был послан ледокол Оден.  В спасательную операцию включились самолеты. Вскоре с одного из них заметили человека на дрейфующей льдине. К этому времени льдина удалилась от ледяного поля на расстояние 200 км.  Армас Толса пробыл на ней свыше пяти суток, из них более 10 часов совершенно голым.

Толса был доставлен на вертолете в госпиталь, где пробыл в течение трех суток. Почти все это время он спал. Выйдя на четвертые сутки из госпиталя, он вновь отправился, на охоту…

Серьезные курьезы

 Сделать закладку на этом месте книги

По числу падений за борт матрос английского рыболовного траулера Джон Куинси, вероятно, установил своеобразный рекорд. Он побывал за бортом пять раз и после каждого падения утверждал, что он просто фатальный неудачник. Однако его товарищи полагают иначе. Они считают, что Джон — необычайный счастливчик, так как для очень многих рыбаков первое же падение за борт оказывалось роковым.

А вот однажды упавший за борт моряк вынужден был вскарабкаться… на кита.

Это произошло с Сергеем Лисечко, гарпунером китобойной флотилии Юрий Долгорукий.  Когда к борту китобойца подтягивали раненого морского великана, судно на большой волне накренилось и гарпунер очутился в море. Лисечко не растерялся и сумел взобраться на спину кита. Но удержаться на нем было далеко не просто. Волны смыли моряка обратно в холодную воду. Однако он вновь взобрался на великана. Наконец, Лисечко удалось поймать спасательный круг, и вскоре он был поднят на палубу.

О необычайном случае спасения человека, оказавшегося за бортом, рассказала своим читателям газета «Юманите».

Перегнувшись через борт своей лодки Фред Лэмер потерял равновесие и упал в воду. Это произошло в Мексиканском заливе, вблизи Фрипорта (Техас). Он, конечно, не растерялся — мало ли в каких ситуациях может оказаться моряк! Фред вынырнул и поплыл к лодке. В следующую минуту его окружила стая касаток. И вот тут-то моряк испугался, да и было отчего. Всем известно — с касатками шутки плохи.

Одна из касаток подплыла к Фреду и сильно толкнула его в бок. Затем подскочила другая и тоже толкнула его, потом третья, четвертая, и вся стая погнала ошарашенного Фреда к берегу. Так они забавлялись все четыре мили, пока, наконец не вытолкнули Лэмера на песок.

«Живой спасательный круг» — так назвала польская газета «Штандар млодых» свою корреспонденцию о 27-летнем матросе, корейце Чуг Нам Киме. Случилось это недалеко от берегов Никарагуа.

Во время шторма моряка смыло с палубы либерийского судна Федерал Нигер.  Его исчезновения никто не заметил, и судно продолжало идти прежним курсом. Помощи ждать было неоткуда. Ким мог рассчитывать только на свои силы. 12 часов боролся Ким со штормовым океаном. Вдруг поблизости от него показался какой-то предмет овальной формы. Это была гигантская морская черепаха длиной более метра. Недолго думая, Ким ухватился за нее. Черепаха не оттолкнула человека, даже не пыталась нырять. В течение двух часов она выполняла роль «спасательного круга». Потом их заметили с борта шведского танкера Цитадель. 

«… Мы шли в 113 милях от Никарагуа, когда вдалеке над водой показалась голова, — рассказывает капитан судна. — Через несколько минут можно было различить плечи, а затем и всю верхнюю часть туловища человека, который сидел … верхом на огромной морской черепахе. Его с трудом удалось снять — так судорожно он вцепился в края панциря…»

Через несколько часов Кима высадили в калифорнийском порту Сан Педро.

В связи со спасением людей на море нельзя не вспомнить о замечательных существах — дельфинах.

Факты спасения дельфинами тонущих людей столь многочисленны, что об этом написаны специальные книги (так же как и о самих дельфинах). Поэтому здесь мы приведем только один малоизвестный случай, происшедший в Суэцком заливе.

Инженер Махмуд Вали вышел на моторной лодке в море. Штормило. Вдруг заглох мотор. Лодку начало бросать из стороны в сторону. Махмуд ухватился за спасательный матрац. Вскоре огромная волна сбила его с ног и унесла в море.

Суэцкий залив окутали сумерки. Махмуд, прижимаясь головой к мокрому матрацу, чувствовал, как содрогается его тело под ударами волн. «Только бы продержаться до утра…» К счастью, шторм начал стихать. Неожиданно он увидел в волнах темный предмет. Акула! Махмуд стал бить руками по воде, стараясь отогнать хищницу. Вдруг прямо перед ним в свете луны заблестела круглая голова дельфина. Их была целая стая. Они окружили инженера кольцом и стали надежной защитой от акул. Махмуд почувствовал, как один из дельфинов толкает головой матрац; толчки следовали один за другим.

Так прошла ночь. Медно-красный диск солнца поднялся над горизонтом. Его палящие лучи жгли спину Махмуда. В этих мучительных условиях он провел целый день. Инженер едва мог шевелиться от боли в обожженной спине, которую разъела морская вода. И все это время дельфины не покидали его. Они подталкивали матрац к далекому берегу.

Уже вечерело, когда люди на берегу заметили стаю кувыркающихся дельфинов. В бинокль было видно, что стая крутится вокруг какого-то продолговатого предмета. Через несколько минут обессилевшего человека подняли на борт катера.

Один шанс из миллиона

 Сделать закладку на этом месте книги

Это произошло в Индийском океане. Японский рыболовный траулер Котохиса Мару № 5  вел лов рыбы недалеко от о. Бали (Индонезия). Внезапно на судне вспыхнул пожар. Пламя быстро распространилось по палубе, охватило надстройки. В огне погиб судовой радист, который не успел подать сигнала SOS. Никто из оставшихся на Котохиса Мару  не знал, как пользоваться радиоаппаратурой. Судно было оставлено рыбаками на единственном уцелевшем от огня надувном спасательном плоту.

Подгоняемый ветром и волнами плот с двадцатью рыбаками и дрейфующее невдалеке горящее судно несло в открытый океан. Над людьми нависла угроза долгого скитания и голодной смерти. В этом районе океана, вдали от морских путей, только счастливый случай мог помочь жертвам кораблекрушения.

И этот случай произошел. На значительном расстоянии от места аварии, отклонившись от своей обычной трассы, шел танкер Коллекс Брисбан.  Капитан Франк Р. Гиббенс вышел на мостик. Вахтенный обратил внимание капитана на чуть видный дымок вдали. Гиббенс приказал изменить курс. Через час хода с танкера увидели дрейфующий в океане факел: это горел траулер Котохиса Мару.  Все судно было охвачено огнем. Людей на нем не было. Продолжая поиск, Коллекс Брисбан  вскоре обнаружил плот с рыбаками. Людей подняли на борт танкера и доставили в австралийский порт Фримантл.

В рапорте, представленном морским властям, капитан Гиббенс отметил, что в этом редко посещаемом судами уголке океана жертвы кораблекрушения, не пославшие в эфир сигнала SOS, имеют на спасение один шанс из миллиона.

Выжить в море

 Сделать закладку на этом месте книги

Для человека, оказавшегося за бортом не по своей воле, главную опасность представляет переохлаждение организма. Именно оно явилось причиной смерти многих людей при катастрофе Титаника  и при гибели судов во время второй мировой войны. Тем людям с торпедированных кораблей, которым пришлось подолгу находиться в ледяной воде, оказанная помощь не приносила спасения. Извлеченные из воды, они умирали от переохлаждения. Так, из 1840 человек экипажа потопленного кораблями союзников немецкого линкора Шарнхорст  удалось сохранить жизнь только 36 морякам. Большинство спасенных погибло от переохлаждения.

Трагической оказалась судьба экипажа западногерманского траулера-рыбозавода Мюнхен.  25 июня 1963 г. это новое, самое большое в рыболовном флоте ФРГ судно затонуло у западного побережья Гренландии. Погибло 27 человек.

Траулер опрокинулся в течение трех минут. Обстоятельства аварии, хотя и разбирались морским судом, остались до конца не выясненными. Однако многое свидетельствует о том, что судно во время 6-балльного шторма было выброшено на скалистую отмель и пропороло днище на всем протяжении. Температура воды, в которую бросались с борта судна моряки, не превышала 2 °C. Поэтому те, кому сразу не удалось достичь спасательных плотов и шлюпок, погибли в течение нескольких минут в ледяной воде. 11 членов экипажа умерли позднее на подобравших их судах. Медицинское заключение констатировало, что смерть наступила в результате переохлаждения организма.

Как долго человек может находиться в воде без защитной одежды? Вот средние данные исследований:





До последних лет считалось, что человека, подвергшегося переохлаждению, надо отогревать медленно. Однако такое отогревание часто приводило к трагическому концу. В настоящее время применяют противоположный метод — быстрое отогревание людей в горячих ваннах. Как свидетельствуют статистические данные, при использовании этого метода смертность людей, перенесших чрезмерное охлаждение, значительно уменьшилась.




График выживаемости.

1  — зона потери сознания; 2  — зона наступления смерти.


Когда человека, перенесшего сильное охлаждение, начинают отогревать медленно, у него прежде всего расширяются подкожные кровеносные сосуды. Вследствие этого большая масса холодной крови из этих сосудов начинает поступать внутрь организма. Происходит дальнейшее понижение температуры внутренних областей тела, и когда она падает ниже критической, составляющей около 30 °C, наступает смерть. Если же человека отогревать в горячей ванне с температурой около 40 °C, то кровь в подкожных сосудах согревается быстро и внутрь тела будет поступать уже теплой.

Нет нужды говорить, что одновременно проводится лекарственная терапия.

Комплексное исследование влияния на организм человека продолжительного пребывания его в воде осуществили польские ученые на основании данных, полученных во время марафонских заплывов в Балтийском море.

Соревнования по плаванию на дальние дистанции организуются в Польше ежегодно, начиная с 1963 г.

В 1969 г. результаты исследований были опубликованы в морском журнале «Пшегляд морски». Авторы публикации, д-р медицинских наук проф. А. Долатковски, корабельные врачи — научные сотрудники К. Дега, А. Садкевич и С. Зброжински принимали непосредственное участие в организации и проведении экспериментов. И хотя исследованиям подвергались специально отобранные, физически подготовленные люди, результаты экспериментов дали ответ на широкий круг вопросов, связанных с проблемой выживания человека в море.

Всего в марафонских заплывах принимали участие 36 пловцов в возрасте от 22 до 38 лет. Трассы заплывов в основном проходили между косой Хель и Гданьским побережьем, а в 1968 г. соревнования проводились в Пуцком заливе на трассе Пуцк — Кузница — Пуцк, где течения и температура воды оказались наиболее постоянными. Общая протяженность трассы составляла 21,3 км.  Температура воды в Пуцком заливе в период состязаний колебалась в пределах 18–20 °C. Волнение моря — от 1 до 3 баллов по Бофорту. На этот раз в марафоне участвовали 14 человек, из которых трое сошли с трассы.




Спасательная каска.


После прибытия на базу, а также на финише марафона участники соревнования подверглись тщательному психофизиологическому обследованию.

Медиков интересовали следующие данные: рост и вес пловца, толщина подкожного жирового слоя, температура тела, частота пульса, артериальное давление крови и ее состав, электрокардиограмма работы сердца и т. д.

Все участники заплыва, за исключением трех, были высокого роста, хорошо сложены и упитаны. Вес пловцов колебался от 70 до 80 кг.  У пяти пловцов он превышал 80 кг.  Наблюдения показали, что при хорошем общем физическом развитии пловцов обильная жировая прослойка в конечном счете является положительным фактором. Пловцы, достигшие финиша, потеряли в весе в среднем 0,7 кг. 

Важной задачей исследований было установление количества утрачиваемого организмом тепла. Известно, что у обнаженного человека начинается озноб, когда температура кожи понижается до 20–26 °C. Тепловой баланс при этом значительно уменьшается. Во время марафона 1968 г. температура тела измерялась у пловцов в паху, на лбу, под языком и на бедрах. В паху температура составляла 27–28 °C, т. е. была на 8–9° ниже нормальной. На других участках тела температура понижалась от 3 до 8°. У тех пловцов, которые закаляли себя купанием в холодной воде, отклонения были значительно меньшими.




Ей только два с половиной года, а она уже учится плавать.


Об усталости пловцов свидетельствовала динамометрическая проверка силы рук. На финише показания составляли три четверти и даже половину значений, замеренных на старте. Те, кто плыл с равномерной затратой сил, достигли финиша в хорошем состоянии.

Исследования, проведенные польскими учеными, подтвердили, что длительное пребывание человека в морской воде, даже в условиях специально организованных марафонских заплывов, влечет за собой значительное переохлаждение организма. Температура при этом понижается до критической, которая составляет около 30 °C. Борьба за сохранение необходимого организму тепла является делом первостепенной важности, и здесь большая роль отводится самому человеку. Терморегуляцию тела он может осуществлять с большим успехом, правильно распределяя энергичное движение в воде с отдыхом.

Немаловажное значение для выживания человека после длительного пребывания в море имеет правильно разработанные процессы обогрева, отдыха и рационального питания пострадавшего.

Проблемами выживания человека в море занимаются различные научно-исследовательские организации во многих странах мира. Однако и сейчас, не ожидая их авторитетных рекомендаций, автор берет на себя смелость дать один бесспорный совет читателю этой книги. Собираетесь вы стать моряком, путешественником или нет — все равно: закаляйте свой организм, тренируйте волю и тело, учитесь плавать! Ибо, как пишет Ален Бомбар, «… Множество потерпевших кораблекрушение гибнет задолго до того, как физические или физиологические условия, в которых они оказываются, становятся действительно смертельными. Боритесь с отчаянием, которое убивает вернее и быстрее любых физических лишений!».

АВАРИИ, КОТОРЫХ МОГЛО НЕ БЫТЬ

 Сделать закладку на этом месте книги

«Судно, какого еще не бывало…»

 Сделать закладку на этом месте книги

Однажды весенним утром 1905 г. между главой судоходной компании Ллойд Итальяно сенатором Эразмо Пьяджо и его сыном Рокко, который за две недели до этого получил диплом инженера-кораблестроителя, состоялся продолжительный деловой разговор. Речь шла о строительстве нового пассажирского судна. Подробности беседы остались неизвестными, но вскоре в прессе появилось заявление сенатора о том, что его сын разрабатывает проект «судна, какого еще не бывало».

В начале девятисотых годов итальянский торговый флот не имел судов, которые по скорости и комфортабельности могли бы соперничать с американскими и английскими лайнерами. Кроме того, путешествие на старых и плохо оборудованных итальянских судах по неспокойной Атлантике было далеко не безопасным. Поэтому те итальянцы, которые могли заплатить за проезд бо́льшую сумму денег, предпочитали совершать рейсы на иностранных судах.

Честолюбивый сенатор решил покончить с таким положением, тем более, что речь шла не только о национальном престиже, но и о чрезвычайно выгодном предприятии. Ежегодно сотни тысяч итальянцев покидали родину, которая не могла дать им ничего, кроме нищеты. Для перевозки такого количества эмигрантов через океан требовалось много судов. Компания сенатора Эразмо Пьяджо Ллойд Итальяно была одной из трех судоходных компаний, занимавшихся этим прибыльным делом.

Она заказала одновременно восемь пассажирских судов. Шесть из них предназначались для перевозки эмигрантов, два судна — Принцесса Иоланта  и Принцесса Мафальда  — сенатор решил построить по последнему слову судостроительной техники, быстроходными и комфортабельными лайнерами, способными конкурировать с лучшими судами англо-американских компаний.

Все помыслы и надежды сенатора были сосредоточены на постройке двух «принцесс». Планы их оборудования и снабжения держались в строгом секрете. Готовилась сенсация, и она произошла…

Осенью 1907 г. постройка Принцессы Иоланты  была почти полностью закончена. На стапеле верфи Бачини возвышался огромный корпус лайнера со всеми надстройками. В машинном отделении установили котлы и двигатели. Собрали почти все механизмы, большинство устройств и палубного оборудования. Даже мачты и трубы были поставлены на свои места. Фешенебельный пароход водоизмещением 12 000 т,  рассчитанный на перевозку 1500 пассажиров, украшенный флагами расцвечивания, был готов к спуску на воду.

День спуска — 22 сентября — выдался теплым и солнечным. Множество людей собралось на верфи, чтобы полюбоваться зрелищем первой встречи корабля с морем. Когда часы пробили двенадцать, приступили к церемонии спуска. По старинной традиции о форштевень лайнера разбили бутылку шампанского. Вот из-под корпуса судна выбиты последние опоры. Под звуки оркестра, аплодисменты и приветственные возгласы толпы лайнер тронулся с места и, набирая скорость, двинулся по спусковым дорожкам. Но едва его корма всплыла, как стал заметен крен судна на левый борт. На берегу замерли. Вода, поступавшая через открытые иллюминаторы и окна, заливала судно. Через двадцать минут лайнер лег бортом на грунт. Это была пятая по счету, начиная с 1898 г., катастрофа при спуске судов на верфи Рио-Тригоса. Опрокидывание Принцессы Иоланты  явилось трагическим следствием просчетов, допущенных проектировщиками при оценке остойчивости лайнера. Поднять судно так и не удалось. Часть механизмов и оборудования демонтировали на месте, а корпус судна разрезали и продали как металлолом.




Опрокидывание Принцессы Иоланты. 


Верфь закрыли. Рабочих уволили. В течение пяти месяцев в Рио-Тригоса продолжались «черные времена». Трагически закончилась и судьба главного строителя лайнера. После катастрофы он покончил жизнь самоубийством.

«Тихие» катастрофы

 Сделать закладку на этом месте книги

Лайнер Принцесса Иоланта  далеко не единственное судно, потерпевшее аварию во время спуска.

В 1949 г. только случай предотвратил опрокидывание английского лайнера Чусан.  Перед самым порогом стапеля разрушились носовые копылья правого борта, которые остались на спусковой дорожке. Судно сильно накренилось, но в этот момент оно уже прошло порог, всплыло и быстро выпрямилось. Корпус лайнера не получил повреждений.

В 1958 г. в Италии спускали на воду двухвинтовое пассажирское судно, оборудованное почти всеми механизмами, устройствами и предметами снабжения. Хотя было известно, что остойчивость судна при такой загрузке становится опасно малой, из-за необъяснимой безответственности судно решили спустить. Более того, не были приняты элементарные меры, обеспечивающие безопасность при спуске. Перемещающиеся грузы надежно не закрепили, бортовые отверстия в корпусе и монтажные вырезы в водонепроницаемых переборках оставили незакрытыми. Как только судно сошло со стапеля, из-за неправильного размещения грузов образовался незначительный крен, вследствие чего незакрепленные предметы сместились на один борт и крен резко увеличился. Вода хлынула в бортовые отверстия и сразу же распространилась по всему корпусу. Участь судна была решена. Оно затонуло на мелководье, и его подъем потребовал огромных затрат.

Спуск теплохода Меранке  тоннажем 1100 брт,  построенного на итальянской верфи Марина де Каррара, готовились провести особенно торжественно, так как корабль строился по заказу иностранной фирмы. Все приготовления были окончены, гости разместились на почетных местах, спусковая команда поднялась на теплоход. Наконец, по радио объявили о начале спуска. Заиграл оркестр, и судно под аплодисменты зрителей, набирая скорость, устремилось к воде.

Вдруг раздался треск, и все стоящие на берегу услышали скрежет металла о дерево. На глазах изумленных людей корабль начал валиться на борт, а затем опрокинулся почти у самого уреза стапеля. Меранке  лег правым бортом на грунт, возвышаясь другим своим бортом почти на два метра над уровнем воды.

Катастрофа не обошлась без человеческих жертв. Четверо рабочих получили тяжелые ранения.

Что же явилось причиной аварии? Официально было объявлено, что при спуске Меранке  разрушились конечные части спусковых дорожек. Так ли это в действительности, — сказать трудно. Истинные причины аварий судостроительные компании обычно не оглашают. Во всяком случае причины подобных катастроф заключаются в неправильной подготовке операции спуска. Возможно, что итальянские конструкторы вообще не производили расчетов остойчивости при спуске.




Спуск английского лайнера Чусан. 


Случаи подобных катастроф в практике судостроения не так уж часты, но они показывают, к чему может привести недооценка или просчеты при подготовке судна к спуску со стапеля — самого ответственного этапа в его строительстве. В спешке, за парадностью спуска иногда упускается главное — техническая обеспеченность этой важной операции.

Более полувека разделяют катастрофу лайнера Принцесса Иоланта  и грузового судна Меранке.  Но как они похожи! Поистине катастрофы-близнецы.

К числу «тихих» катастроф, происходящих в условиях спокойных портовых вод, можно отнести аварии судов при постановке в док и выводе их из дока. В 1960 г. грузовое судно Мормакпенн  вместимостью 7500 т  устанавливали на кильблоки в сухом доке Балтиморского порта. В ходе этой операции Мормакпенн  соскользнул с кильблоков и лег под углом в 45°. К счастью, авария не вызвала человеческих жертв. Незначительные повреждения получил корпус, более серьезный ущерб был нанесен доку.




Так опрокидывался теплоход Меранке. 


Подобная же авария имела место в конце ноября 1963 г. в сухом доке в Торонто (Италия). Во время ввода парома Пола  в док обвалилась одна из распорок. Судно резко накренилось на правый борт. При аварии пострадало несколько человек из рабочих верфи и команды. Капитан, получивший тяжелое увечье, впоследствии умер.

В июне 1964 г. опрокинулся при выводе из дока на верфи Ховальдтс-верке рефрижератор-банановоз Брунсвик  тоннажем 3000 брт,  принадлежащий гамбургской компании В. Брунс. Два буксира повели Брунсвик  к пирсу. Внезапно судно начало крениться на правый борт. Через 10 минут оно опрокинулось и легло на дно бухты. Все находившиеся на борту судна люди, за исключением одного стюарда, прыгнули в воду и были спасены. В истории порта это второе судно, опрокинувшееся при выводе из дока. В июне 1922 г. здесь опрокинулось грузо-пассажирское судно Аваре,  и 39 человек из состава экипажа погибли.

Причиной катастрофы Брунсвика,  как было установлено в дальнейшем, явилось поступление воды в корпус рефрижератора через неприваренные листы наружной обшивки.

Опрокидывание судов при спуске со стапелей, постановке в док или выводе из него отличается одной характерной особенностью. Потерпевшее аварию судно, как правило, оказывается затонувшим на небольшой глубине. Подъем судов с малых глубин с целью дальнейшего восстановления весьма затруднителен, поэтому такие суда обычно продают на слом.

У причала и в море

 Сделать закладку на этом месте книги

В нашем представлении угроза опрокидывания всегда связывается с бушующим морем и ураганом, когда под ударами волн судно наклоняется то на один, то на другой борт. Однако не меньшие опасности ожидают суда в порту и у причала, если их экипажи проявляют беспечность или нарушают элементарные правила безопасности.

В одну из ноябрьских ночей 1964 г. в глубине узкой бухты, у самого входа в шведский порт, стоял морской паром Альфа  грузоподъемностью 600 т.  Обычно он перевозил грузовые автомобили, совершая рейсы между финским портом Эккере и различными портами Швеции. И сейчас на борту судна находились пять большегрузных машин, и водители уже готовились завести моторы, чтобы съехать с палубы парома на берег.




Паром Альфа  лежит на борту у причала.


Когда началась разгрузка парома, стояла глубокая ночь. Однако луна достаточно хорошо освещала берег и судно. Очевидцы рассказывают, что судно начало крениться, как только первый грузовик оказался на берегу. Из-за возникшего крена другой грузовик, готовившийся съехать на берег, сдвинулся со своего места и по мокрой, скользкой палубе покатился в сторону накрененного борта, где находились остальные машины. В результате этого крен парома увеличился настолько, что дальнейшая разгрузка автомашин стала невозможной. Тогда капитан попросил шофера грузовика, который был уже на берегу, снова поставить машину на паром. Он надеялся таким маневром устранить крен или хотя бы уменьшить его. Однако это было грубой ошибкой капитана.

Устранять в создавшихся условиях крен судна с помощью так называемого «приема груза», да еще на палубу — чрезвычайно рискованная мера, тем более что «принимаемый груз» был грузовиком на колесах, т. е. «катящимся грузом». И действительно, при въезде на паром шофер не справился с управлением, и его машина покатилась по грузовой палубе на накрененный борт к планширю леерного ограждения. Паром опрокинулся. 50 человек пассажиров и команды, а также грузы на палубе оказались в воде. 25 человек, пострадавших при катастрофе, были отправлены в госпиталь.




Теплоход Биерум  у пирса.


Следует отметить еще одно обстоятельство. Судно не имело свидетельства какого-либо классификационного общества о безопасности плавания, а между тем паром перевозил не только грузовые машины, но и людей.

При совсем других обстоятельствах произошло опрокидывание в голландском порту Харлинген теплохода Биерум.  Судно за свою более чем десятилетнюю службу сменило несколько хозяев. В момент аварии на теплоходе развевался флаг Нидерландов. Теплоход имел размерения: длина — 50,0 м,  ширина — 8,4 м,  осадка — 3,22 м ; тоннаж 400 брт.  Судну был присвоен класс английского классификационного общества — Регистра судоходства Ллойда.

В день аварии команда оставила судно в порту пришвартованным к берегу, а сама отправилась по домам. В порту Харлинген наблюдаются периодические приливы, которые значительно повышают уровень воды (до 1,6 м). В таких случаях следует обращать особое внимание на швартовку. Однако Биерум 


убрать рекламу




убрать рекламу



был оставлен без всякого надзора. На нем не было даже вахтенных. Такая беспечность и явилась основной причиной катастрофы.

Во время очередного прилива, по мере подъема уровня воды у причала, швартовы, которыми Биерум  крепился к пристани, натянулись как струны, что привело к созданию опасного крена на левый борт. В какой-то момент на накрененном судне произошло смещение незакрепленных грузов и топлива. Это усугубило аварийное состояние теплохода. Биерум  потерял остойчивость и лег на борт. Так и застала его команда лежащим на борту у причала. При аварии теплохода погиб матрос, пытавшийся отдать швартовы.

Характерный случай опрокидывания судна у причала произошел в гамбургском порту. При погрузке опрокинулся западногерманский теплоход Сондит.  Разбором обстоятельств аварии занимались многие специалисты ФРГ, а также морской суд.

Грузовой теплоход Сондит  был построен в 1952 г. и имел следующие главные размерения: длина — 43,4 м,  ширина — 7,65 м,  высота борта — 3,15 м.  Теплоход Сондит  считался достаточно остойчивым и удовлетворял требованиям, предъявляемым в ФРГ к судам подобного типа. В момент аварии судно имело 300 т  груза в трюме и 57 т  рыбной муки на палубе. По данным расчетов остойчивости этот случай нагрузки являлся для судна неопасным. В инструкции об остойчивости немецкими конструкторами был приведен расчет более тяжелого случая нагрузки судна (наличие 238 т  груза в трюме и 77,5 т  на палубе). Однако и при таких условиях остойчивость теплохода признавалась достаточной.

В ходе расследования при осмотре места стоянки судна в нижней части наклонной стенки причала обнаружили сваи. По-видимому, Сондит  был пришвартован к причалу вплотную. В день аварии около 5 ч  15 мин  судно стояло пришвартованным правым бортом к стенке причала. В 5 ч  34 мин,  во время прилива, уровень воды у причала составил 2,83 м,  и верхняя кромка свай была скрыта под водой на 2,53 м.  Осадка судна не замерялась. Это обстоятельство объяснили тем, что погрузка еще не окончилась.

Учитывая количество груза, можно считать, что осадка судна составляла примерно 2,64 м.  Не вызывает сомнения, что Сондит  сел на одну из свай. При этом возникла пара сил, стремящаяся опрокинуть судно в сторону свободного борта, но от этого его удерживали швартовы. Поэтому при обрыве швартовых и соскальзывании судна со сваи оно получило крен в сторону причала. Опрокидывание произошло в 6 ч  10 мин,  когда уровень воды упал на 19 см. 

Пожалуй, наиболее трагический случай опрокидывания судна у причала произошел в 1915 г. в чикагском порту.




Трагедия Истленда. 


Утром 24 июля многие жители Чикаго устремились за город. Ожидался знойный день. Желающих путешествовать по воде оказалось особенно много. Служащие компании Вестерн Электрик устраивали пикник на пароходе Истленд.  Этот американский пароход мог взять на борт 1000 пассажиров, однако и он оказался не в состоянии вместить всех желающих, несмотря на то, что на этот рейс билетов было продано в два с половиной раза больше. Судовладелец делал бизнес. Мало кого беспокоила опасность такой перегрузки судна. Не насторожило это и капитана Истленда,  которому должна быть хорошо известна опасность, связанная с перегрузкой судна.

Когда на Истленд  погрузилось 2400 пассажиров, решили отходить от причала. Еще при посадке людей пароход стал заметно крениться. Но этому не придали значения. Крен объяснили скоплением пассажиров на одном борту. И действительно, когда пассажиры, многие целыми семьями, с детьми стали устраиваться в помещениях и их поток устремился на нижние палубы, крен несколько уменьшился. Однако перед отходом, когда многие пассажиры поднялись на верхнюю палубу, чтобы попрощаться с провожающими на берегу, крен снова увеличился. Он продолжал заметно расти, пока отдавали трапы и заводили трос с подошедшего буксира, который должен был вывести пароход из реки. Еще не отдали все швартовы на берегу, как вдруг Истленд  повалился на причал. Паника охватила пассажиров. Люди стали прыгать с судна на берег. Однако большинство бросилось к противоположному борту. В какой-то момент крен прекратился, судно начало выпрямляться, стало на ровный киль, а затем неожиданно, несмотря на удерживавшие его береговые швартовы, рухнуло в сторону от причала. Правым бортом Истленд  зарылся в грязь речного дна.

Нетрудно представить себе разыгравшуюся трагедию. Гибнущие люди выламывали двери помещений, стремясь выбраться наружу. Для большинства это оказалось невозможным. Женщины и дети, оказавшиеся на нижних палубах, составили большинство из 800 жертв этой катастрофы.

Прошло более суток, прежде чем спасателям удалось поднять опрокинутый Истленд.  Несколько дней водолазы вылавливали трупы пассажиров.

Опрокидывание Истленда,  явившееся следствием преступной халатности капитана, вызвало бурю негодования и было предметом специального разбирательства в суде.

Прошло более 50 лет со дня трагической катастрофы американского парохода Истленд,  но и сейчас еще случается, что в погоне за прибылью суда перегружают больше, чем это позволяет запас их остойчивости.

Суда Сондит, Биерум  и паром Альфа  относятся к так называемым малым судам, на которые не распространяются требования Международной конвенции по охране человеческой жизни на море. Контроль за их безопасностью осуществляют местные власти портовой администрации. Во всех случаях, как видно, контроль этот был недостаточным.

Значительно чаще, чем у причала, опрокидывание судов из-за потери остойчивости случается вблизи берегов. Больше всего подвержены этой опасности портовые суда, разъездные пассажирские катера, буксиры и другие плавучие средства небольших размеров.

В одних случаях такие катастрофы являются результатом перегрузки судов, паники среди пассажиров, или недопустимо большого скопления людей на одном борту при подходе к пристаням и морским вокзалам. В других случаях опрокидывание судов и гибель находящихся на них людей происходят из-за несоблюдения правил хорошей морской практики. Наличие открытых иллюминаторов или других забортных отверстий, близко расположенных к уровню воды, при отсутствии контроля за состоянием моря часто приводит к затоплению подпалубных помещений, а при наличии даже небольшого крена — к опрокидыванию судна.

Во всех случаях повышение центра тяжести судна вследствие приема дополнительного груза должно служить предметом особого внимания, так как оно может привести к опасному крену и потере остойчивости.

К еще более трагическим последствиям приводит опрокидывание в море. Вот несколько историй.

Через три дня после выхода из Бундаберга (Куинсленд) австралийское грузовое судно Верао  (бывшее Рансдорф ), следовавшее в Окленд, было покинуто командой и затонуло. Обстоятельства, приведшие к гибели судна, стали предметом специального расследования и представляют несомненный интерес.

Теплоход Верао  был построен в 1934 г. для плавания между Австралией, Новой Зеландией и островами Фиджи. Его размерения — длина 47 м,  ширина 8,15 м,  осадка 3,4 м.  Судно предназначалось для перевозки жидких грузов в десяти цилиндрических баках-цистернах, установленных в его единственном трюме. Обычно Верао  использовали для перевозки серной кислоты. В свой последний рейс 15 марта 1961 г. судно отправилось с грузом патоки.

В пути теплоход был застигнут шквальным юго-западным ветром. Временами его скорость достигала 18 м/сек.  Волны высотой до 2,5 м  обрушивались на судно. Большие массы воды стали поступать на палубу. На Верао  образовался постоянный крен. Между тем количество воды на судне все увеличивалось. Когда волны выбили в надстройках несколько дверей и иллюминаторов, вода хлынула в жилые помещения, расположенные на главной палубе, и затопила их. Из этих помещений через различные отверстия она стала поступать в отсеки, расположенные под главной палубой. Клапаны в забортных отверстиях при крене не выдержали напора волн и стали также пропускать воду.

По мнению комиссии экспертов, причиной гибели Верао  явилось ненадежное закрытие вентиляционных труб: при крене теплохода входные отверстия воздушных трубок продолжительное время заливались волнами, а затем вообще ушли под воду, которая по ним устремилась в междудонное пространство. Вода поступала в корпус судна и через другие каналы. Все пути затопления подпалубных отсеков Верао  установить не удалось. Однако даже те факты, которые признаны бесспорно достоверными, дают основание сделать вывод, что одной из причин гибели теплохода явилось нарушение водонепроницаемости закрытий.

Когда создалась аварийная обстановка, капитан распорядился выкачать за борт груз из трех носовых цистерн. Из-за появления в цистернах свободных уровней жидкости остойчивость судна еще больше уменьшилась. Возрос крен, увеличился дифферент, что сразу же привело к поступлению в корму больших масс воды. Неправильные действия капитана в аварийной обстановке явились одной из причин гибели судна.

На основании опроса спасшихся и установленных фактов можно заключить, что на теплоходе не знали характеристик остойчивости и неправильно боролись за живучесть судна.

Верао  был покинут экипажем в 4 ч  45 мин  утра, а в 8 ч  25 мин  судно затонуло. Таким образом оно оставалось на плаву почти четыре часа. Надо полагать, что времени для сохранения судна и оказания ему помощи было достаточно. Однако реальных мер в этом направлении не принималось.

В октябре 1959 г. в заливе Спенсер (Южная Австралия) погибло вместе с экипажем парусно-моторное судно Мильфорд Крауч.  Это был новый небольшой плавучий маяк, построенный в 1957 г. Мильфорд Крауч  имел длину 30,9 м,  ширину 5,9 м  и осадку 1,2 м.  Если судить по данным технической документации, то его мореходные качества, в частности остойчивость, вполне удовлетворяли тем условиям, с которыми судно могло встретиться в прибрежных водах — в районе своего основного базирования. Правда, инженер, выполнявший расчеты, при опытном определении центра тяжести судна не присутствовал. Некоторые данные были переданы ему судовладельцем по… телефону. Однако они послужили основанием для выдачи судну «Инструкции об остойчивости», в которой судно характеризовалось как вполне остойчивое. Как выяснилось в дальнейшем, фактическая остойчивость судна была далека от требуемой. При плавании под парусами судно могло выдерживать меньшее давление ветра, чем указывалось в инструкции и, следовательно, для безопасности должно было ходить с уменьшенной парусностью. И не удивительно, что, попав в циклон, где скорость ветра достигала 40 м/сек,  судно опрокинулось. Этот случай показывает, насколько важно иметь на судне тщательно подготовленную техническую документацию.

Небольшое судно Ян Крауч,  построенное в 1958 г. для австралийских судовладельцев, вышло из Гонконга на ходовые сдаточные испытания и бесследно исчезло. Вместе с судном пропал весь экипаж.

Расследованием трагедии занимался морской суд в Гонконге. И хотя экспертам не удалось выяснить истинных причин катастрофы, заслуживает внимания тот факт, что судно было отправлено в море без достаточной подготовки. Было объявлено, что рейсу сопутствует благоприятная погода, между тем морские власти знали, что надвигается тропический ливень.

Ян Крауч  имел длину 41,47 м,  ширину 8,99 м  и осадку 3,28 м.  Особенностью судна являлось значительное парусное вооружение, которое, однако, рассматривалось как вспомогательное. К моменту выхода судна в море на нем полностью не был уложен предусмотренный проектом балласт.

Остойчивость судна и его мореходные качества оценивались по условиям плавания как для самоходной шхуны с паровым двигателем. Ото обстоятельство дает основание предполагать, что одной из вероятных причин гибели судна явилось плавание под парусами. Как показала проверка, при парусном вооружении Ян Крауч  мог легко опрокинуться из-за потери остойчивости во время налетевшего шквала.

Эксперты выяснили, что постоянный балласт на судне крепился в спешке. Смещение балласта на один борт могла быть также одной из причин опрокидывания.

Гибель судна показывает, что при любых выходах в море необходимо тщательно проверять расчетом мореходные качества и всегда принимать во внимание прогноз погоды.

Осталось также неясным, почему с Яна Крауча  не последовало сигнала о помощи. Возможно, судовая радиостанция вышла из строя, или опрокидывание судна произошло мгновенно.

Столкновения с… мостами

 Сделать закладку на этом месте книги

Необычное столкновение произошло во французском порту Сет на Средиземном море. Итальянский танкер Умбрина  столкнулся с… мостом. После слива груза в береговые емкости танкер Умбрина  покидал порт, направляясь в открытое море. Проходя под мостом, в результате неправильного маневра судно рыскнуло в сторону от судоходного пролета моста и ударилось об одну из его опор. Произошел взрыв и вспыхнул пожар. Огненные языки пламени быстро распространились по всему судну. В условиях пожара эвакуация судового экипажа на берег происходила с большими трудностями. Двое из команды погибли, двое получили серьезные ранения, танкер затонул. Была разбита и затонула находившаяся поблизости от моста английская яхта. Убытки от аварии выразились в крупной сумме, состоящей из стоимости танкера, яхты и разрушенной части моста.

Подобный же случай имел место в феврале 1963 г. Индийский теплоход Дриалабухита  ударился о мост, соединяющий остров Плеже с материком возле города Порт-Артура (США). Судно врезалось в мост и разрушило его на значительном участке. При этом теплоход получил большие повреждения, в результате чего был вынужден зайти в Порт-Артур и стать на длительный ремонт.

Еще одно столкновение судна с мостом произошло в апреле 1964 г. Венесуэльский танкер Эссо Маракаибо  грузоподъемностью 36 000 т  совершал очередной рейс из Ла-Салина на остров Аруба (Малые Антильские острова). Когда судно подходило к восьмикилометровому мосту, соединяющему противоположные берега озера Маракаибо, произошло короткое замыкание в судовой электросети. В ответственный момент прохода под мостом на Эссо Маракаибо  остановились судовые генераторы, электропривод рулевой машины вышел из строя, и судно стало неуправляемым в условиях полной темноты. В этот момент огромный корпус танкера ударился о мост и разрушил его на участке почти в 225 м.  В озеро обрушились часть моста и проезжавшие по нему автомобили. Погибло 23 человека. Носовая часть судна оказалась заваленной обломками моста. Только случайно никто из команды не пострадал. Убытки от повреждения танкера и разрушения части моста исчислялись в 5 млн. долларов. Огромные убытки были нанесены в результате нарушения судоходства и прекращения движения по мосту.

Тремя месяцами раньше либерийский танкер Уорлд Си  грузоподъемностью 20 200 т  получил большую пробоину в борту, ударившись о железнодорожный мост через реку Раритан (США). К счастью, во время катастрофы на мосту не было поездов.

Американский танкер турбоэлектроход Луизиана Бримстоун  31 октября 1966 г. разрезал на две части железнодорожный мост на реке Саванна, свалив при этом в воду многотонные стальные конструкции моста. К счастью, жертв не было, но судно получило тяжелые повреждения. Была разрушена носовая оконечность танкера. Рваная пробоина простиралась по всему правому борту. Буксир отвел танкер к расположенному вблизи пирсу, где его поставили на ремонт. В результате аварии судоходство на реке Саванна было приостановлено на несколько дней. Только счастливым стечением обстоятельств можно объяснить, что эти столкновения танкеров с мостами не сопровождались взрывами и пожарами.




Таранил мост.


Известен ряд случаев повреждений на судах дымовых труб, вентиляционных раструбов, навигационных средств и другого оборудования, установленного на палубах рубок и ходовых мостиках. В большинстве случаев такие аварии являются следствием ошибок судоводителей при проходе под судоходным пролетом моста. Особенно часто суда задевают мостовые конструкции своими мачтами.

В 1961 г. американский пароход Лембулус  потерпел аварию при ударе о не полностью раскрывшийся мост Линкольна на реке Хокенсак вблизи Нью-Йорка. При этом на судне были сбиты носовая и кормовая мачты. Морской суд, который рассматривал обстоятельства столкновения, признал капитана парохода виновным в нарушении правил сигнализации при проходе под мостом.

Серьезный ущерб причинил навал на лондонский мост Ричмонд Бридж трех счаленных речных прогулочных катеров. 16 марта 1964 г. эти суда, стоявшие у причала на Темзе, из-за большого прилива, вызванного ливнем и тающим снегом, были сорваны со швартовов. Быстрое течение понесло их вниз по реке в сторону моста. Удар пришелся в опоры центрального пролета. Суда застряли между опорами и заблокировали водный путь на Темзе. Возникли опасения, что повреждена также одна из опор моста, и власти закрыли по нему движение транспорта. На ликвидацию этой аварии потребовалось несколько дней.

Позорный случай произошел с одним из крупнейших в мире пассажирских судов, английским лайнером Канберра.  В январе 1965 г. днем при хорошей видимости, проходя под одним из мостов в гавани Сиднея (Австралия), капитан лайнера отклонился от оси судоходного канала и задел мостовой пролет. Изящная мачта Канберры  была согнута на длине более трех метров.

Происшествия курьезные, но серьезные

 Сделать закладку на этом месте книги

Ряд весьма курьезных столкновений произошел в портах и в открытом море в 1960–1966 гг.

Известно, например, несколько случаев столкновений морских судов с портовыми береговыми кранами. Одно из них произошло в феврале 1960 г. в польском порту Гданьск. Крупнотоннажный теплоход Теодор Корнер  ударился носом о береговой кран, стоящий на пирсе. В результате столкновения одна опора крана была смещена с рельсового пути, другая погнута. Серьезно была повреждена одна из ферм крана. Морской суд решил, что виновником аварии был капитан теплохода. Во время швартовки он неправильно маневрировал. При наличии течения, ветра и напора льда судно приобрело слишком большую инерцию, что и явилось причиной столкновения.

В августе 1960 г. при швартовке в порту Галифакс (Канада) американский авианосец Эссекс  углом носовой части полетной палубы врезался в здание на пирсе и частично разрушил его. Причиной аварии был просчет командира корабля при швартовке.

Опасное столкновение при необычных обстоятельствах произошло в августе 1963 г. на озере Онтарио. Устроители канадской национальной выставки проводили гонки буксирных судов. Победители получали солидный приз. Почти у финиша рулевой небольшого буксира Терри С  не справился с управлением и, чтобы избежать удара о поворотный буй, резко переложил руль вправо. В это время Терри С  нагонял более крупный буксир Аргью Мартин.  Мгновенье, и произошло столкновение: нос догоняющего буксира ударил в корму Терри С.  Повреждения на нем оказались весьма серьезными. Таранивший его соперник отвел аварийный буксир в порт для ремонта.




Финал гонок.


В 1964 г. совершенно невероятное происшествие случилось в аргентинском порту Байя-Бланка. Рыболовное судно столкнулось с… поездом. Локомотив с тремя вагонами впереди маневрировал у самой набережной. Машинист слишком поздно начал тормозить, и состав покатился на стоящее у причала судно. Машинист успел дать задний ход, но все же последний вагон ударился в борт судна. Оно затонуло настолько быстро, что трое находившихся на нем рыбаков не успели спастись.

А иногда случаются и такие истории.

Буксир медленно выводил испанское грузовое судно Нотомар  из акватории порта Норфолк (США). Выведя пароход в открытое море, буксир ушел. Только что отремонтированное судно должно было следовать своим ходом. С высоты ходового мостика капитан Нотомара  осмотрел горизонт. По носу открывались широкие морские просторы. За кормой невдалеке виднелся темный силуэт военного корабля. Это был эскадренный миноносец Фаругар.  Убедившись в безопасности обстановки, капитан перевел ручки машинного телеграфа на «малый вперед». Зашумел гребной винт, и Нотомар  послушно двинулся… назад. Через минуту пароход ударился о борт эсминца. К счастью, столкновение не вызвало больших повреждений и никто из экипажей судов не пострадал.

Фаругар  ушел в море и вскоре скрылся за горизонтом. Механики на Нотомаре  пытались установить причину столь загадочного поведения судна, однако дефектов не обнаружили. Вновь дали передний ход, и вновь судно пошло назад. Никакими мерами не удавалось исправить положение. Убедившись, что судно нельзя заставить двигаться вперед, капитан призвал на помощь буксир. Нотомар  снова поставили у причальной стенки.

Долго искали причину каверзного поведения судна. Наконец, секрет был раскрыт. На Нотомаре  вместо гребного винта правого вращения ошибочно установили винт левого вращения.

Курьезное и вместе с тем весьма трагическое столкновение произошло в 1965 г. на гамбургской верфи Стуелкен. Находившаяся на стапеле секция средней части корпуса и предназначенная для удлинения судна Эмма Иоганна,  сама сошла на воду. Она ударилась о стоящий поблизости пароход Геррес  и сильно повредила его. При этом погиб один рабочий верфи, двое рабочих получили тяжелые, девять — легкие ранения.

Когда решают секунды

 Сделать закладку на этом месте книги

Из всех видов морских аварий опрокидывание судов в неповрежденном состоянии в результате потери важнейшего мореходного качества — остойчивости, является наиболее трагичным. Процесс опрокидывания судна весьма быстротечен. В большинстве случаев он продолжается от 1 до 5 минут, иногда происходит мгновенно. Именно этим обстоятельством объясняется столь большое количество жертв при подобных катастрофах. Спастись удается только отдельным морякам. Многие суда, считающиеся пропавшими без вести, оказались на морском дне в результате потери остойчивости, а краткость времени, в течение которого происходила катастрофа, не позволила радисту передать в эфир сигнал бедствия. Во многих случаях исключается возможность принять действенные меры для спасения людей. Спуск шлюпок за борт практически становится невозможным.

Каждый случай морской аварии из-за потери остойчивости является предметом специального изучения и глубокого анализа. Расследование проводят опытные моряки и высококвалифицированные судостроители.

Каковы причины, вызывающие подобные катастрофы? Они весьма разнообразны. В одном случае причиной опрокидывания является действие неодолимых сил морской стихии: обледенение или намокание палубного груза, вызывающее повышение центра тяжести судна и, как следствие, опасное уменьшение его остойчивости; в другом — малый запас остойчивости, т. е. неспособность судна противостоять опрокидыванию, сопротивляться действию внешних кренящих сил, что в свою очередь объясняется недостатками проекта и ошибками, допущенными при расчетах. Однако подавляющее число катастроф такого рода происходит из-за несоблюдения правил эксплуатации или требований хорошей морской практики.

Современный уровень инженерных знаний и накопленный веками опыт, казалось бы, должны исключить такие аварии на море, но статистика, например, за последнее десятилетие показывает, что опрокидывание судов продолжается.

Расскажем о некоторых из них, а также об обстоятельствах, при которых они произошли (в тех случаях, когда их удалось установить).

В 1872 г. парусный фрегат английского военно-морского флота Эвридик  возвращался из дальнего плавания. Пристань была заполнена встречающими. С каждой минутой силуэт корабля делался более отчетливым. Когда до пристани оставалось менее двух миль, налетел шквал. Внезапно усилившийся ветер резко изменил направление, сбивал с ног находившихся на пристани людей. Все скрылось в пелене мокрого снега. Море закипело, по нему покатились огромные волны. Все это продолжалось не более пяти минут. Шквал так же внезапно стих, как и возник. Прекратился снег, небо прояснилось. Всматриваясь в даль, люди тщетно искали знакомый силуэт фрегата. Корабля не было. Через несколько дней водолазы обнаружили фрегат у входа в бухту. Английский корабль попал в ураган, который двигался узкой полосой шириной примерно в две мили. Под действием ветра и ударов волн Эвридик  накренился, потерял остойчивость и опрокинулся. Весь экипаж корабля погиб.

Трагической оказалась судьба японского крупнотоннажного парохода Райфуку Мару.  Судно потеряло остойчивость и затонуло со всей командой в составе 38 человек в Атлантическом океане, в 400 милях от Бостона. Сигнал SOS приняли на лайнере Гомерик,  который быстро подошел к бедствующему судну, но из-за сильного шторма не смог оказать помощь. Один из пассажиров Гомерика  успел сфотографировать сильно накрененный пароход. На накрененном борту шлюпка упала в воду, а на противоположном она осталась недосягаемой для людей. При создавшемся крене спустить шлюпку с этого борта уже не было никакой возможности. Можно предположить, что причиной опрокидывания Райфуку Мару  было смещение груза в трюмах на один борт.




Райфуку Мару  перед опрокидыванием.


В декабре 1944 г. в 300 милях восточнее о. Лусон военные корабли третьего флота США попали в район действия тайфуна. Из-за сильного ветра они шли с постоянным креном. Через вентиляционные шахты и другие отверстия в подпалубные помещения кораблей стала поступать вода. В трюмах машинных отделений и кубриках уровень воды быстро превысил полуметровую высоту. Особенно много воды было принято эскадренными миноносцами Спенс, Холл  и Монаген.  Их крен увеличился до 50–80°. Корабли буквально легли на борт, а затем один за другим опрокинулись вверх килем. Некоторое время они оставались на плаву, а затем затонули.

Из 75 американских тунцеловных судов, потерпевших кораблекрушение в море за период 1957–1960 гг., большая часть погибла вследствие недостаточной остойчивости. При взволнованном море палуба тунцеловов входила в воду, даже когда крен был небольшой. В шторм суда подвергались интенсивному заливанию, что в конечном счете приводило к потере остойчивости и опрокидыванию.

Следует особо остановиться на проблеме остойчивости лесовозов, так как среди некоторых моряков и судостроителей существует мнение, что груз леса является самым безопасным для судна. Это не соответствует действительности. Об опасности, которую представляет груз леса во время шторма, могли бы рассказать капитан и экипаж западногерманского лесовоза Зеефогель.  В 1960 г. это судно во время шторма в Балтийском море, в результате смещения груза на палубе, получило значительный крен и затонуло.




Авария лесовоза.


Не менее опасны сыпучие грузы (руда, уголь, зерно). Вот несколько аварий, случившихся в короткий период времени с 8 по 21 января 1966 г.

В результате потери остойчивости, в Японском море затонул японский теплоход Кашо Мару  с грузом угля. Последнее сообщение с судна было получено 8 января, после чего связь с теплоходом прервалась. Никаких следов Кашо Мару  и его экипажа не обнаружили.

Во время рейса Норфолк — Ванкувер — Испания 10 января в условиях тяжелого шторма на испанском теплоходе Монте Паломарес  сместился груз зерна. Судно получило крен в 30°. Авария произошла примерно в 840 милях восточнее Бермудских островов. Примерно через три часа после передачи в эфир первого сообщения о возникновении опасного крена капитан приказал оставить судно. Прошло еще около часа, прежде чем в район аварии прилетели самолеты Береговой охраны США. Однако ни судна, ни его экипажа обнаружить не удалось. Только прибывшие спасательные суда в результате обширных поисков обнаружили и подобрали 6 человек из 38 членов экипажа Монте Паломареса.  По их сл


убрать рекламу




убрать рекламу



овам, судно затонуло вскоре после оставления его командой. Теплоход Монте Паломарес  был построен в 1961 г., его тоннаж 6000 брт.  14 января у Готска-Санде во время тяжелого шторма затонул финский теплоход Куутсало.  Причиной аварии явилось смещение груза (кирпича). Семнадцать человек команды судна были подобраны в море, а капитан и старший помощник, оставшиеся на борту Куутсало,  погибли во время опрокидывания судна. Теплоход Куутсало  был построен в 1955 г. Его вместимость 1250 брт. 




Опрокидывание парохода Вестрие  от смещения груза.


19 января во время рейса у побережья острова Корнуэлл попал в жестокий шторм западногерманский теплоход Кремзертор.  Из-за резкой качки через вентиляторы трюма стала поступать вода. Затем теплоход лег на правый борт и некоторое время находился в таком состоянии. Его команда, состоявшая из 33 человек, с помощью вертолетов английского ВМФ была снята с судна и доставлена на западногерманский буксир Атлантик.  Попытки буксира подать на Кремзертор  буксирный трос в условиях зыби оказались безуспешными. В конечном счете теплоход потерял остойчивость, опрокинулся и затонул. Судно совершало рейс из Черного моря в Браке с грузом железной руды. Теплоход Кремзертор  был построен в 1962 г., его тоннаж 12 900 брт. 

Норвежский теплоход Иоселин  затонул 21 января 1966 г. в Балтийском море между островами Готланд и Эланд. Причина аварии заключалась в смещении на борт 1850 т  груза — известняка. В результате этого судно потеряло остойчивость и опрокинулось. Экипаж теплохода успел спустить шлюпки на воду и благополучно добрался до острова Эланд. Теплоход Иоселин  был построен в 1961 г. Его тоннаж 500 брт. 

Итак, нет судов, совершенно безопасных с точки зрения опрокидывания. Любое судно, построенное с достаточной остойчивостью, при неблагоприятных условиях и несоблюдении элементарных правил морской практики, может опрокинуться.

В ловушке

 Сделать закладку на этом месте книги

Спасение человека на море во многом зависит от его мужества, находчивости и умения преодолеть страх. Эту мысль подтверждает случай, происшедший тихой сентябрьской ночью 1964 г. У австралийских берегов, в бухте Мортон, производил дноуглубительные работы датский морской земснаряд Капитан Нильсен.  Построенный в 1961 г. и оснащенный современной техникой, этот земснаряд был одним из крупных морских судов, входящих в состав технического флота датской компании Данск Энтерпренорсел Каб. Команда земснаряда в основном состояла из датчан, прибывших в Австралию на заработки.

Жизнь на судне шла ритмично. Дни, похожие один на другой, проходили в работе. Когда илистый грунт, выбираемый с морского дна, наполнял трюм земснаряда, Капитан Нильсен  шел к месту свалки. Открывались дверцы в днище, и илистая масса вываливалась из корпуса. Потом судно вновь возвращалось на участок, и дноуглубление продолжалось.

В ту трагическую ночь большинство из 24 человек команды земснаряда спало. Внезапно судно начало валиться на правый борт, а через мгновение оказалось опрокинутым вверх килем. Трудно установить истинную причину катастрофы. Утверждают, что разорвались цепи, удерживающие дверцы днища: они раскрылись и тысяча тонн груза вывалилась с левого борта. Создался опасный крен на противоположный борт, земснаряд потерял остойчивость и опрокинулся.

Однако Капитан Нильсен  не затонул. Судно держалось на воздушной подушке, образовавшейся внутри корпуса. К тому же мачты земснаряда, глубоко зарывшись в дно моря, в какой-то мере также удерживали судно на поверхности.

Два человека из судовой команды при опрокидывании были выброшены за борт, однако им удалось подплыть к судну и уцепиться за его киль. Судьба остальных моряков была более трагичной. Они оказались внутри опрокинувшегося судна. Возможно, не очень трудно было бы выбраться из западни, но пытаться ночью добраться до берега через залив, кишащий акулами, значило рисковать не меньше, чем ожидать спасения, оставаясь в опрокинутом судне.

И все же Эрик Паулсен, отличный пловец, решил выбраться на поверхность. Это ему удалось. Ему также посчастливилось преодолеть опасную зону и избежать встречи с акулами. Добравшись до берега, Паулсен поднял по тревоге спасателей и привел их на место катастрофы.

Море оставалось относительно спокойным. Когда флотилия спасательных судов подошла к земснаряду, он слегка покачивался на волнах. Стук изнутри, примерно в районе жилых помещений, говорил о том, что люди еще живы. Тогда в спасательную операцию включились аквалангисты. Пробравшись внутрь судна, они обнаружили людей. Некоторые уже теряли сознание. С помощью масок и специальных воздушных баллонов аквалангистам удалось вынести из опрокинувшегося судна 12 моряков. Всего было спасено 15 человек. Восемь моряков погибло, а одного так и не удалось обнаружить. Его отнесли к пропавшим без вести.

Так мужество одного человека помогло спасти жизнь многих.

Другой случай трагического опрокидывания земснаряда от внезапного вываливания груза через днищевые дверцы трюма произошел в 1965 г.

Португальский земснаряд Финалмарина  работал в Акабском заливе. 28 февраля он занимался транспортировкой песка. В один из рейсов, приняв в оба грузовых трюма песок, судно направилось на выгрузку. У северной оконечности головного волнолома, в момент поворота, в борт земснаряда ударила огромная волна. Земснаряд накренился на левый борт. Под ударом следующей мощной волны дверцы трюма раскрылись. Почему произошло самопроизвольное раскрытие дверец, имевших электроприводное устройство, объяснить трудно. Во всяком случае маловероятно, что причиной этого был только удар волны.

Через открывшиеся дверцы песок вывалился из трюма. Судно легло на левый борт. Иллюминаторы были открыты, вода хлынула в корпус судна, и оно сразу же опрокинулось. Погибло два моряка, 12 человек были подобраны находившимися поблизости судами. Судно затонуло на мелководье, поэтому его подъем оказался весьма затруднительным.

Какой вывод следует сделать из этих и подобных им аварий судов технического флота? В чем причина опрокидывания земснарядов?

Опрокидывание земснарядов Капитан Нильсен  и Финалмарина  произошел в прибрежных водах при спокойном море в условиях обычной работы судна. Если принять официальные версии этих катастроф — обрыв цепей, управляющих раскрытием днищевых дверец, а в случае с земснарядом Финалмарина  самопроизвольное открывание дверец, — то причины опрокидывания земснарядов следует искать либо в конструктивных недостатках приводов этих устройств, либо в малой прочности цепей. Последнее почти исключается, так как установленные цепи имели большой запас прочности.

В то же время отсутствие должного контроля за техническим состоянием дверцеподъемного устройства и его ответственных узлов могло привести к аварии. Самопроизвольное раскрытие дверец может быть вызвано неправильной установкой стопоров. Обычно цепи имеют два рода стопоров, которые действуют одновременно. Зажим цепи в стопоре осуществляется заклиниванием. Утеря клина или оплошность, допущенная при его установке, может вызвать аварию. Вероятность аварии и самопроизвольного раскрытия дверец возрастает при повышенных нагрузках на днище трюма, когда он заполнен грунтом.

В хорошую тихую погоду для вентиляции бортовых воздушных отсеков на земснарядах открывают горловины этих отсеков. При небольшом покачивании и заполненном трюме жидкий грунт через открытые горловины может перелиться в бортовые воздушные отсеки. При таком положении возникает опасный крен на один борт. Открытые иллюминаторы и другие низкорасположенные отверстия оказываются в воде. Затопление внутренних отсеков может привести к образованию дополнительного кренящего момента и, в конечном счете, к потере судном остойчивости. Предотвратить опрокидывание при этом можно только в том случае, если мгновенно открыть днищевые дверцы с противоположного борта.

Отличительная особенность земснарядов — наличие высокорасположенных надпалубных тяжелых конструкций, вес которых иногда достигает нескольких десятков тонн. Верхние строения значительно уменьшают остойчивость, и если ее запас недостаточен, то незначительное повышение центра тяжести создает критическое положение и, в конечном счете, вызывает опрокидывание.

Описанные случаи аварий земснарядов еще раз показывают, к каким трагическим последствиям может привести потеря бдительности и отсутствие контроля над судами прибрежного плавания, особенно когда морская администрация страны не проявляет должного надзора за безопасностью их плавания.

Пайн Ридж  и другие

 Сделать закладку на этом месте книги

Каждый раз, когда американский турбоэлектроход Пайн Ридж  выходил в море, экипаж полагал, что рейс будет последним. Оснований для таких опасений имелось достаточно. Танкер давно отслужил свой срок и был пригоден лишь на слом. Особое беспокойство вызывал стальной корпус судна. Построенный еще в 1943 г. корпус танкера длиной около 160 м  имел значительный износ и даже трещины. Установленные в некоторых местах стальной обшивки цементные ящики уже не могли защитить судно от поступления забортной воды.

Рассчитанный для перевозок грузов в военное время Пайн Ридж  принадлежал к серии американских судов типа Т-2, многие из которых не обладали достаточным запасом прочности. Известно, что некоторые из них разламывались при спуске на воду. К Пайн Риджу  и его команде судьба была благосклонна. Избежав атак немецких подводных лодок, танкер проплавал до конца 1945 г. Но одно дело — война, когда риск в какой-то мере оправдывался, другое — мирное время. Эксплуатация аварийного судна была чревата большими опасностями для экипажа. Однако судовладельцы нашли, что из Пайн Риджа  выжато еще не все и оставили его в эксплуатации. Правда, на судне установили дополнительное навигационное оборудование и пополнили снабжение. Судовладелец добился присвоения судну высшего класса Американского бюро судоходства. Не было сделано только главного: корпус Пайн Риджа  не получил подкреплений и с каждым годом изнашивался все больше.




Обломок Пайн Риджа. 


В декабрьское утро 1960 г. Пайн Ридж  вновь отправился в рейс. Трагедия произошла в океане, в 100 милях восточнее мыса Гаттерас. Сначала раздался скрежет металла, а затем разорвались листы обшивки и балки набора. Судно переломилось пополам. Кормовая часть танкера оставалась еще на плаву, а носовая сразу же опрокинулась и затонула. Во время катастрофы погибли семь человек, в том числе капитан танкера. С большими трудностями, при помощи спасательных судов и вертолетов, удалось спасти остальных 28 человек команды.

Следствие не коснулось истинных причин катастрофы. Одни эксперты видели причину в неправильном размещении жидкого балласта, другие во всем винили морскую стихию. Но все эксперты вынуждены были признать, что «частичную роль сыграла недостаточная прочность корпуса». Газеты США писали, что Пайн Ридж  — одиннадцатый танкер типа Т-2, который переломился пополам. В действительности вину за катастрофу должны были нести хозяева танкера — компания Кейстон Шиппинг, продолжавшая вопреки техническим правилам эксплуатировать аварийное судно без подкрепления его корпуса.

Почему сейчас мы рассказываем об этой трагедии? Потому что она была не случайной, а скорее закономерной. Дело в том, что это судно относится к тем трем тысячам сварных сухогрузных судов типа Либерти  и танкеров типа Т-2, которые были построены на американских верфях во время второй мировой войны и в течение нескольких послевоенных лет. Некоторые из этих судов эксплуатируются и сейчас. Частично модернизированные и получившие дополнительные подкрепления они плавают главным образом под так называемым «дешевым флагом».

Такую крупносерийную постройку удалось осуществить благодаря развитому кооперированию, поточному изготовлению узлов, деталей систем и оборудования, а также механизмов. На верфях широко внедрялись методы предварительной заготовки и сборки. Это позволило довести цикл постройки некоторых судов типа Либерти  до 25–27 дней. Таким образом многие верфи получили возможность ежемесячно поставлять флоту по одному судну водоизмещением 14 300 т  с паровой поршневой машиной мощностью 2500 л. с.,  обеспечивавшей скорость до 12 узл.  Сварка, заменившая клепку, явилась тем важнейшим фактором, который обеспечил выполнение корпусных работ в столь короткое время. Вместе с тем этот огромный флот, сыгравший важную роль в осуществлении поставок снаряжения и продовольствия армиям союзников в Европе и Африке, за сравнительно короткий срок плавания принес и немало бед. Моряки, служившие на этих судах, погибали не только от бомб и торпед гитлеровских пиратов, но и в результате аварий собственных судов. Вот о чем говорят цифры.

По данным журнала «Маритайм Ньюс», из 2993 цельносварных судов, построенных до апреля 1944 г., у 432 были обнаружены 574 трещины. В 95 случаях повреждения носили столь серьезный характер, что эти суда, даже в то напряженное время, были признаны опасными для плавания. 20 судов имели перелом от борта до борта и 6 судов переломились на две части. При этом 2 судна переломились еще на верфи.

22 августа 1942 г. танкер Эссо Мантхэттэн  покинул верфь Сан Шипбилдинг, а 29 марта 1943 г. судно переломилось на две части. Авария произошла в условиях небольшой зыби, при ветре силой 2 балла и температуре воздуха -3 °C. Танкер шел в балласте с полной скоростью.

8 июля 1943 г. на верфи Орегон Шипбилдинг Компани закончили постройку парохода Джон Кэнс,  а уже 24 ноября 1943 г., т. е. через 4 месяца, во время рейса у берегов Аляски судно переломилось на две части. Катастрофа произошла в условиях зыби при ветре 6 баллов и температуре воздуха +5 °C. Пароход шел в балласте со скоростью 9 узлов и имел незначительное количество груза в трюмах.




Шенектеди  переломился.


В канун 1943 г. на верфи Кайзер в Портленде закончили постройку танкера Шенектеди,  а через две недели на тихой воде, у стенки завода, перед выходом на ходовые испытания танкер переломился.

Обследование 4696 различных сварных судов, проведенное американскими специалистами по состоянию на 1 апреля 1946 г., показало, что аварии из-за крупных дефектов не прекращаются. На 970 судах из числа осмотренных произошли 1442 аварии, причем общее количество повреждений конструкций достигло 4720. Серьезные повреждения палубы были зафиксированы в 127 случаях. В одном случае произошло значительное повреждение днища. Из 218 крупных аварий восемь окончились переломом судов на две части и их гибелью. В четырех случаях суда разломились на две части, но были спасены. При этом в двух случаях имелись человеческие жертвы. На одном судне погибли 11, а на другом — 15 моряков. Шесть судов разломились в 1943 г., три — в 1944 г. и три — в 1948 г. Рекордным оказался март 1944 г., когда произошло 133 аварии.

Анализ аварий этого периода позволил установить, что они явились следствием недостаточной квалификации сварщиков, неудовлетворительного контроля за сварочными работами и неудачной конструкции отдельных узлов.

Тогда же комиссия экспертов наметила мероприятия по устранению обнаруженных дефектов, и в США приступили к выполнению предложенных специалистами рекомендаций. Казалось, что с авариями будет покончено. Но вот 9 декабря 1947 г. переломился танкер Поногансет.  Это был турбоэлектроход грузоподъемностью 10 000 т.  Судно было построено в 1944 г. и имело цельносварной корпус. Танкер находился в составе вспомогательных кораблей ВМФ США.

Японский специалист в области прочности судов Накаи Цунэо, изучавший в 1965 г. случаи повреждения сварных корпусов судов, указывает, что к апрелю 1946 г. разрушения наблюдались более чем у 1000 судов, построенных в США. 25 судов имели значительные разрушения палубы и наружной обшивки. Причиной разрушения Накаи Цунэо считает порочную технологию сварки.

Согласно данным, собранным американским специалистом Ховардом, за 10 лет (с 1943 по 1953 г.) на судах длиной более ста метров наблюдалось 1450 случаев разрывов корпуса или переломов. Далее он указывает, что 231 аварию следует рассматривать как серьезную, когда имелась опасность перелома судна на две части. В девятнадцати случаях перелом действительно произошел.

Проблема обеспечения безопасности плавания цельносварных судов американского производства остается актуальной и в настоящее время.

Что касается танкеров, то случаи переломов все еще продолжаются.

В 1962 г. погибли, разломившись в океане, три танкера. Турбоэлектроход Станвак Суматра,  плававший под флагом Панамы, разломился в Южно-Китайском море, причем носовая часть его затонула, а кормовая была взята на буксир и с большими трудностями доставлена в порт. При катастрофе не обошлось без человеческих жертв. Танкер Бриджвотер,  плававший под либерийским флагом, разломился в Индийском океане в 210 милях от побережья Западной Австралии. Сначала обе части судна находились на плаву, но затем носовая часть затонула. Наконец, танкер Джем,  также плававший под флагом Либерии, переломился в июле 1962 г. на пути в Балтимору. Обе части танкера остались на плаву, их отбуксировали в Джексонвилл. В дальнейшем из-за полной непригодности танкер был продан на слом.

В приводимой ниже таблице даны краткие характеристики разломившихся танкеров американской постройки:





Как видно из таблицы, возраст погибших судов изменяется в пределах от 13 до 31 года, причем наиболее старое судно в то же время является самым малым. Танкер Бриджвотер  старше Пайн Риджа  на 12 лет, Джем  — только на 5 лет, а Станвак Суматра  — на 6 лет моложе. Два последних танкера имели клепаные корпуса.

В отличие от Пайн Риджа,  авария которого имела место при плавании в балласте, танкер Станвак Суматра  шел с грузом бензина, керосина и дизельного топлива; Бриджвотер  был загружен тяжелым топливом, а теплоход Джем  имел груз черной патоки.

Характерно, что при всех этих катастрофах на отломившихся частях находились люди, и только то счастливое обстоятельство, что авария не сопровождалась пожарами, дало возможность оставшимся в живых членам экипажа воспользоваться надувными плотами.

Одна из трагедий произошла в апреле 1966 г., когда во время шторма в Тихом океане развалился на две части американский танкер водоизмещением 17 500 т.  Японские рыбаки, оказавшиеся в районе катастрофы, спасли 33 человека из 43 членов экипажа танкера.

Катастрофы судов типа Либерти,  Т-2 и других цельносварных судов продолжаются. Один за другим в разных частях океана раздаются сигналы SOS с разломившихся судов, взывающих о помощи.

ПРОПАВШИЕ БЕЗ ВЕСТИ

 Сделать закладку на этом месте книги

Немного статистики

 Сделать закладку на этом месте книги

По подсчетам американских океанографов Рехнитцера и Терри, в настоящее время на дне океана покоится не менее одного миллиона судов. Согласно этим же данным, начиная с 1902 г. на морях и океанах в среднем ежегодно погибало 398 судов. В минувшем веке среднегодовые потери были почти в восемь раз больше и составляли 3000 судов. Ученые полагают, что в действительности подводное кладбище кораблей гораздо многочисленнее. Считают, что на каждую жертву кораблекрушения приходится только 2,5 км 2 морского дна.

Обстоятельства и причины многих кораблекрушений, особенно XX века, хорошо известны. И все же, по сведениям газеты «Вашингтон пост», с 1900 по 1964 г. более 1200 судов были объявлены пропавшими без вести.

Вероятно, никогда не удастся учесть количество всех бесследно исчезнувших судов. Правда, утверждают, что в архивах одного нью-йоркского страхового общества имеется полный список несчастных случаев, происшедших когда-либо на морях и океанах. Один шутник попросил общество дать ему сведения о гибели Ноева ковчега. К его большому удивлению вскоре пришел такой ответ: «Ноев ковчег построен в 2488 году до нашей эры, деревянный, снаружи пропитан смолой. Длина — 300 локтей,[5] ширина — 50. Грузовое судно, предназначенное для транспортировки скота. Владелец — Ной и его сын. Последние сведения: наскочил на гору Арарат».

В настоящее время бесследное исчезновение судна — относительно редкое явление. Но еще в прошлом веке немало кораблей, скрывшись за горизонтом, никогда не возвращались к родным берегам. Что случилось с этими кораблями и их экипажами? Это навсегда останется загадкой. Люди довольствовались сообщением, что корабль стал жертвой морской стихии. О некоторых кораблях создавались легенды. Ходили рассказы о таинственных силах или морских чудовищах, погубивших судно и его экипаж; о кораблях-призраках, подобных «Летучему голландцу», встреча с которым, как гласит поверье, приносит кораблям несчастье.




Исчезнувший углевоз Циклоп. 


Теперь каждая катастрофа подвергается тщательному анализу. Проводятся обширные поиски пропавшего судна. Наряду со спасательными судами в поисках участвуют вертолеты и самолеты, значительно облегчающие и ускоряющие поиск пропавших судов.

Рубрика «Суда, пропавшие без вести» в статистике английского классификационного общества — Регистра судоходства Ллойда — никогда не пустует. Так, в 14-й «Красной книге Ллойда», куда занесены суда, пропавшие без вести в период с 1929 по 1954 г., записано 222 судна. Сейчас ведется 15-я книга. Количество записанных в ней судов уже перевалило за сотню.

Статистические данные о судах, пропавших без вести за последнее время, довольно устойчивы: ежегодно в море исчезает 8-12 судов. В списках кораблей, пропавших без вести за последние десять лет, числятся самые различные суда, старые и новые — те, что много лет бороздили моря и океаны, и те, что только начали свою морскую жизнь. На многих из них плавали опытные, знающие судоводители, которые четко несли службу. И все же они погибли при таинственных обстоятельствах. Вот несколько таких историй.

Американский танкер Марин Сольфер Куин  грузоподъемностью 16 300 т  (длина судна 162 м,  ширина 20,8 м,  осадка 9,24 м ) имел судовую радиостанцию, работающую на коротких и длинных волнах, аварийный радиопередатчик, радионавигационную систему «Декка», радиолокатор, эхолот, гирокомпас, радиопеленгатор и другое навигационное оборудование, необходимое для обеспечения живучести корабля и подачи сигналов бедствия.




Линкор Сан-Пауло  пропал без вести.


Энергетическая установка Марин Сольфер Куин,  состоящая из турбогенераторов и паровых котлов, работающих на жидком топливе, была своевременно освидетельствована и найдена в хорошем состоянии.

2 февраля 1963 г. судно вышло из порта Бомонт (Техас) и направилось в Норфолк. На этот раз его танки вместо обычных нефтепродуктов были заполнены расплавленной серой. Последнее сообщение с танкера было получено 3 февраля. В нем указывалось местонахождение танкера — 26°40′ северной широты и 88° западной долготы. Больше радиостанция Марин Сольфер Куин  на позывные береговых станций не отвечала. В порт своей первой выгрузки судно не прибыло. Марин Сольфер Куин  буквально «канул в воду».

Розыски пропавшего танкера проводились в широком масштабе с привлечением самолетов дальнего радиуса действия. Наконец, в 200 милях от Джексонвилла спасательные команды обнаружили предметы оборудования танкера, но установить их принадлежность было невозможно. Турбоэлектроход занесли в список судов, пропавших без вести. Вместе с судном пропало и 39 человек экипажа.

Через полтора года следственные органы Береговой охраны США закончили «дело» об исчезновении Марин Сольфер Куин.  Причину гибели судна установить не удалось.

Однако из этой катастрофы можно сделать некоторые практические выводы. Прежде всего на судах, перевозящих взрывоопасные и жидкие грузы наливом, необходимо устанавливать специальную аппаратуру для контроля температуры и состава газов, испаряющихся со свободных поверхностей. Экипаж следует тщательно проинструктировать в отношении правил безопасности при транспортировке подобных грузов. Американские эксперты указывали на необходимость установки на судах, перевозящих расплавленную серу, специальных радиомаяков, автоматически сигнализирующих о нахождении судна на море. Они считают, что аварийный радиопередатчик должен устанавливаться вблизи кормовых спасательных шлюпок, а надувные плоты — в районе носовой и кормовой рубок. Эти рекомендации весьма полезны.

В 1967 г. бесследно исчезли в океане два судна с грузом железной руды: чилийский пароход Санта Фе  тоннажем 8340 брт  и английский теплоход Денни Роуз  тоннажем 6660 брт. 

Связь с Санта Фе  оборвалась 13 августа. В это время судно находилось в Тихом океане примерно в 30 милях к северу от Гаумблин. Радист сообщил, что пароход попал в жесткий шторм. 16 августа судно должно было прибыть в аргентинский порт Сан-Николас. Но прошло более десяти дней, а вестей о судне не поступило. Все усилия обнаружить следы катастрофы или кого-либо из членов экипажа оказались тщетными. Пароход Санта Фе  исчез в океане.

Английский теплоход Денни Роуз  совершал рейс из порта Толедо (Филиппины) в японский порт Чиба. Последнее сообщение с теплохода было получено 13 сентября. В этот день судно находилось в нескольких сотнях миль южнее японских берегов. Как позже выяснилось, здесь проходил тайфун «Опал».




Лайнер Уарата  исчез в океане.


Поиски английского теплохода, предпринятые японскими патрульными кораблями и самолетами, были безрезультатными; кроме масляных пятен на воде в месте предполагаемой аварии, ничего не обнаружили. Судно и его экипаж, состоящий из 44 человек, пропали без вести.

Что могло быть причиной этих двух катастроф? Опрокидывание судна из-за внезапного смещения груза руды на один борт во время резкого усиления шторма? Преклонный возраст судов? Ведь Денни Роуз  был построен в 1946 г., а Санта Фе  на три года раньше, и их корпуса были значительно разъедены коррозией. Кроме того, незадолго до выхода в море Денни Роуз  сел на мель, и в стальном настиле палубы образовались гофры. Быть может в штормовом море в условиях сильного волнения судно попало на вершину волны и деформированный корпус переломился?

Поражен молнией?

 Сделать закладку на этом месте книги

В конце декабря 1962 г. в шести милях от о. Лонгшипс (вблизи Англии) были обнаружены опрокинутая килем вверх неизвестная судовая шлюпка и частично надутый спасательный плот.

Несколько позднее, 4 января 1963 г., у о. Сент-Мартинс (из группы островов Силли) была найдена поврежденная моторная спасательная шлюпка. Надпись указывала на принадлежность шлюпки английскому грузовому теплоходу Ардгарри,  который в конце декабря 1962 г. исчез в море. А на следующий день еще один предмет, на этот раз весельная деревянная спасательная шлюпка с поврежденным днищем, но с сохранившейся надписью Ардгарри  была найдена в Сеннене на полуострове Корнуэлл. Это было все, что осталось от английского грузового судна.

Гибель теплохода Ардгарри  со всей командой в проливе Ла-Манш произошла при весьма загадочных обстоятельствах. Сведения, которые удалось собрать, были столь противоречивы и недостоверны, что попытки двух инстанций — морского суда и группы морских экспертов по вопросам аварий — установить причину катастрофы остались тщетными.

Расследование обстоятельств гибели теплохода Ардгарри  специалистами-экспертами происходило в порту Суонси, откуда теплоход отправился в с


убрать рекламу




убрать рекламу



вой последний рейс. Оно было начато после проведения формального разбирательства дела в суде и должно было установить главным образом технические причины гибели Ардгарри  или хотя бы дать примерную картину обстоятельств, при которых произошла катастрофа. В частности, перед экспертами стоял вопрос — возможно ли поражение теплохода молнией?

Следственная комиссия заслушала многих специалистов, рассмотрела показания заинтересованных лиц и представителей судовладельческой компании, которой принадлежало судно. Однако итог работы был весьма скромен. Председатель комиссии, комиссар по вопросам аварий Вальдо Порджес, выступая в Лондоне 2 октября 1963 г., мог лишь сказать, что «… происшедшая в Ла-Манше в декабре 1962 г. гибель теплохода Ардгарри,  приписанного к порту Гринок, пропавшего без вести со всей командой в составе 12 человек, не является результатом какого-либо злого умысла или ошибок отдельных лиц…»

Вальдо Порджес не решился опровергнуть сообщения, появившиеся в английской печати, что Ардгарри  был поражен молнией. Он заявил также, что в момент выхода из Суонси в свой последний рейс судно было по всем данным вполне мореходным. Осадка теплохода не превышала допустимой. Все спасательное оборудование и снабжение Ардгарри  отвечало нормам и находилось в полном порядке. Командовал теплоходом Ардгарри  опытный судоводитель капитан Купер. Судно совершало свой обычный рейс из Суонси в Руан с грузом угля и камня-булыжника.

Необычную историю о последних часах Ардгарри  рассказал экспертам капитан Дирк Баак с нидерландского каботажного судна Голландия,  которое в это время находилось в районе катастрофы.

«Мы шли в Дублин с грузом серебристого песка. Когда Голландия  была на траверзе мыса Лизард, я увидел нагоняющее нас судно. Погода была дождливой. Восточный ветер достигал временами силы 10–11 баллов. Зыбь с одиночными высокими бурунами значительно усложняла плавание. Однако видимость была достаточно хорошей. Мы четко видели огни другого судна. В 8 ч  50 мин  вечера эта судно находилось на 3–4 румба справа по носу Голландии  на расстоянии трех четвертей мили. Оно приблизилось, и тогда легко было установить, что это теплоход Ардгарри.  В течение двух часов, когда теплоход догонял нас, он не подавал никаких сигналов о том, что терпит какое-либо бедствие».

Далее из рассказа капитана Голландии  следовало, что некоторый отрезок пути оба судна шли параллельными курсами, затем расстояние между ними начало увеличиваться и Ардгарри  был потерян из виду.

Потом моряки с Голландии  вновь увидели Ардгарри.  Теперь судно появилось на курсе, измененном на 90° влево, и оказалось прямо на пересечении курса Голландии.  В этот момент с него был принят сигнал, переданный лампой большой мощности. Капитан Баак считал, что это была лампа дневной сигнализации с узким лучом. И сразу же топовые огни Ардгарри  оказались у воды с правого борта Голландии.  Две секунды спустя он увидел луч сигнальной лампы. А еще через мгновенье все было кончено. Английский грузовой теплоход Ардгарри  навсегда исчез в водах Атлантики.

Капитан Баак изменил курс судна на 20° вправо, но волнение помешало ему сразу же подойти к месту катастрофы. Затем он несколько раз прошел над местом вероятной гибели Ардгарри,  однако никаких признаков судна или хотя бы его следов не было обнаружено.

Если исходить из рассказа капитана Голландии,  то, по мнению экспертов, гибель Ардгарри  могла произойти по одной из трех причин: либо на судне внезапно вышло из строя рулевое управление, либо произошла авария с главным двигателем, или же в результате удара о какой-то затопленный предмет был утерян гребной винт.

При этом судно могло рыскнуть по ветру, потерять управление и от мощного удара прибойной океанской волны или серии таких ударов повернуться к ветру бортом. Это привело к моментальному опрокидыванию Ардгарри  и его затоплению. Опрокидыванию могло способствовать также и то обстоятельство, что в трюмах английского судна находились сыпучие грузы: антрацит и камень-булыжник, которые сместились на один борт. В этом случае процесс опрокидывания неотвратим.




Генерал Сан-Мартин  перед последним рейсом.


Такова одна версия обстоятельств гибели Ардгарри.  Но имеется и другая. Ее выдвинул свидетель, радиолюбитель Дэвис. Он представил свой радиожурнал, в котором содержалась запись радиотелефонного сигнала Mayday, принятого 29 декабря 1962 г. в 19 ч  30 мин.  Текст этой записи гласил: «Вызов Mayday с судна Ардгарри.  Сообщаю о поражении молнией и о поиске укрытия от огромных и тяжелых волн, обрушившихся на судно».

Однако когда сообщение Дэвиса начали проверять, то оказалось, что ни одна из береговых радиостанций, установленных на мысе Лендс-Энд, южной оконечности полуострова Корнуэлл, не подтвердила получения сигнала Mayday, который по времени и месту мог быть связан с показаниями свидетеля.

Сопоставляя все обстоятельства, специалисты пришли к заключению о малой вероятности того, что на Лендс-Энде пропустили сигнал Mayday, в то время как он был принят радиолюбителем.

Судебное разбирательство катастрофы Ардгарри  состоялось в присутствии судебных экспертов по мореплаванию. Решение суда было оглашено в июле 1963 г. В нем констатируется, что Ардгарри  сообщил свои позывные по требованию Береговой охраны, когда 29 декабря был замечен с их станции, расположенной у мыса Лизард.

В тот день на море был шторм в 7–8 баллов с направлением ост-норд-ост и был отлив с востока, продолжавшийся уже 5 часов. К вечеру погода ухудшилась. Сила шторма достигла 9-11 баллов, а направление ветра изменилось и стало восточным. Суд установил как неоспоримый факт, что Ардгарри  тщетно пытался связаться по радио с радиостанцией Лендс-Энда.

В суде было высказано также предположение, что на теплоходе произошел взрыв. Некоторые специалисты допускали, что взрыв мог явиться или следствием воспламенения паров метана, скопившихся в трюмах, загруженных углем, либо результатом столкновения с миной.

Однако возможность взрыва метана была отклонена экспертами, как явление невероятное. За тот короткий период времени, прошедший с момента погрузки угля в трюмы Ардгарри  до потопления судна, количество метана в трюме было слишком малым, чтобы привести к взрыву такой силы, которая вызвала бы повреждения корпуса или вырвала стальные крышки люковых закрытий.

Маловероятно также, что судно погибло, натолкнувшись на плавучую мину. Начиная с 1960 г., не было ни одного случая гибели судов из-за подрыва на минах. Район предполагаемой гибели Ардгарри  является участком довольно интенсивного движения судов, и возможность появления здесь плавучей мины совершенно исключена.

Таким образом, случай гибели английского теплохода Ардгарри  еще раз показал, что наличия некоторых вещественных доказательств и свидетельских показаний, если эти сведения не исходят от людей, находившихся в момент катастрофы на самом судне, еще не достаточно, чтобы раскрыть загадку пропавшего без вести судна.

Дело об английском пароходе

 Сделать закладку на этом месте книги

Два обстоятельства были выяснены на основании показаний свидетелей. Во-первых, пароход затонул от внезапного поступления воды в носовые отсеки и, во-вторых, катастрофа произошла почти сразу же после того, как судно было замечено с проходящего мимо норвежского пассажирского лайнера Леда.  По существу, только эти два факта были неоспоримыми в официальном отчете морского судна, расследовавшего обстоятельства и причины гибели английского грузового парохода Нарва.  Все остальные сведения, содержащиеся в отчете, являлись плодом размышлений, догадок и различных предположений, зачастую довольно фантастических, о возможных причинах гибели судна.

Но сначала расскажем о самом пароходе Нарва  и загадочных обстоятельствах его гибели со всем экипажем 22 декабря 1957 г.

Грузовое однопалубное судно Нарва  было построено в Швеции и вступило в эксплуатацию в начале 1944 г. Его грузоподъемность 3000 т,  главные размерения: длина 81,5 м,  ширина 12,5 м,  осадка — 5,7 м. 

До 1945 г. пароход назывался Алетта Ноот,  затем он был приобретен другим хозяином и переименован в Эмпайр Конференц.  Под этим названием судно проплавало до 1947 г. Нарвой  пароход назвали позднее, когда он перешел в собственность компании Скоттиш Навигэйшн Компании. Непрерывная смена владельцев не могла не сказаться на техническом состоянии парохода. Сроки ремонта судна все время переносились, а качество наблюдения за правильностью его эксплуатации было далеко не на высоте. В конечном счете пароход оказался в плачевном состоянии, однако он продолжал плавать и даже имел класс Регистра судоходства Ллойда.

В свой последний рейс пароход вышел из Гевле (Швеция), направляясь в английский порт Абердин. Судно было загружено лесоматериалами: высушенной древесной массой в кипах, предназначенной для химической промышленности; досками и пиломатериалами из тяжелых пород дерева. Всего в трюмах Нарвы  находилось около 3000 т  грузов.

Что же случилось с Нарвой ? Об этом весьма кратко повествует капитан лайнера Леда  — последнего судна, встретившего Нарву,  и капитан английского теплохода Босуорт,  который обращался за помощью к капитану Нарвы. 

22 декабря 1958 г. в 2 часа ночи с лайнера Леда  заметили в море световые сигналы. Кроме названия судна, из подаваемых сигналов капитан Леды  разобрать ничего не смог и потребовал их повторения. Однако новых сигналов не последовало. Нарва  не отвечала и на повторные запросы. Через некоторое время радиостанция Леды  приняла с Нарвы,  находящейся на расстоянии видимости, радиотелеграфный сигнал бедствия SOS.

В момент катастрофы в районе аварии было облачно, и только временами наступало прояснение. Дул юго-западный ветер. На море наблюдалось умеренное волнение. Когда с Нарвы  поступил сигнал бедствия, норвежский лайнер остановился и спустил мотобот. Для уменьшения волнения с Леды  откачали в море масло. Мотобот подошел к Нарве  на близкое расстояние. Люди с мотобота предлагали экипажу Нарвы  бросаться в воду, но, вероятно, они не решились на это. Нарва  тонула с дифферентом на нос. Гребной винт вышел из воды, волны перекатывались через носовую часть палубы. В 4 ч  40 мин  раздался грохот, который можно было принять за взрыв. Вслед за этим судно пошло ко дну. И хотя ясно, что такое затопление могло быть вызвано только попаданием больших масс воды в трюм, расположенный в носовой части парохода, эксперты и суд не смогли установить, каким образом вода попала в этот трюм.

Суд оказался также не в состоянии установить, почему ни одно из спасательных средств Нарвы  не было использовано и почему команда не воспользовалась надувными спасательными плотами. Почему, наконец, не был спасен ни один из членов экипажа парохода, в то время как спасательный мотобот с Леды  кружил вокруг тонущего судна до момента его затопления, а затем в течение некоторого времени после гибели судна оставался в районе катастрофы, производя поиск людей.

Старший помощник Леды  заявил, что он видел оборванные лопари одной из пропавших без вести спасательных шлюпок Нарвы,  а боцман с того же судна утверждал, что за Нарвой  волочились оборванные лопари обеих шлюпок.

Трагедия с Нарвой,  как мы уже упоминали, связана с другим событием, случившимся в эту же ночь. Речь идет о помощи, которую капитан Нарвы  Реджинальд Перри пытался оказать терпевшему бедствие английскому теплоходу Босуорт. 

Незадолго до гибели на Нарве  приняли сигнал бедствия SOS, переданный по радиотелеграфу с английского грузового теплохода Босуорт.  Пароход Нарва  откликнулся на призыв и, изменив курс, пошел на помощь Босуорту.  Однако вскоре с Босуорта  сообщили, что аварийные повреждения устранены собственными силами и в помощи судно больше не нуждается.

Такова ирония судьбы. Пароход Нарва  с максимальной скоростью пошел на помощь терпевшему бедствие судну и вскоре после этого погиб со всем экипажем. В то же время теплоход Босуорт,  который одно время нуждался в помощи, «остался в живых».

Между тем в стремительном броске Нарвы  к находившемуся в опасности судну и в том обстоятельстве, что судно до предела увеличило скорость в условиях встречной волны и штормовой погоды, эксперты видели одну из возможных причин гибели парохода и его команды.

Следует остановиться также на гипотезе одного из экспертов — старшего корабельного инженера Терри. Предположение, которое высказал Терри, основывалось на проведенном им эксперименте.

Кипы высушенной и химически обработанной древесной массы, аналогичной той, которой были заполнены трюмы Нарвы,  погружали в воду. Они разбухли очень быстро и настолько увеличились в объеме, что металлический контейнер через некоторое время разорвало. Отсюда Терри пришел к выводу, что носовой трюм Нарвы,  заполненный таким грузом, вполне мог быть разорван подобно испытываемой емкости, как только в него попала вода. Достаточно точных объяснений причин попадания воды в трюм установить не удалось. Но как только вода оказалась в трюме, дальнейшие события зависели от скорости разбухания древесной массы и прочности корпусной конструкции судна.

Позднее, в 1963 г. гипотезу Терри подтвердил случай гибели в Босфоре греческого парохода Спартия,  груженого кукурузой. Пароход Спартия,  построенный в 1930 г., сел на мель, вода проникла в трюм, и разбухшие зерна кукурузы разорвали палубу судна, довершив его гибель.

Что касается парохода Нарва,  то было ли судно разорвано разбухшими от воды кипами древесной массы, разбилось ли от удара о встречное препятствие или погибло, идя на помощь другому судну, — этого мы никогда не узнаем. Но одно обстоятельство несомненно: пароход был в таком техническом состоянии, что любая из причин, вызвавшая дополнительную нагрузку на корпус Нарвы,  могла стать гибельной.

Опять айсберг

 Сделать закладку на этом месте книги

7 января 1959 г. теплоход Ханс Хедтофт  водоизмещением около 3000 т  вышел в свой первый рейс в Гренландию. Это зимнее плавание не обещало быть легким. Курс судна был проложен через районы, известные частыми штормами и повышенной ледовой опасностью. Однако судно было прочным: оно имело увеличенную вдвое толщину наружной обшивки, двойное дно, семь водонепроницаемых переборок, специальные подкрепления корпуса и усиленную носовую оконечность. Все это обеспечивало судну возможность плавания во льдах.

Своим силуэтом Ханс Хедтофт  походил одновременно и на танкер и на пассажирский лайнер. В длинной кормовой надстройке и в квартердеке размещались жилые помещения. В носовой части располагался грузовой трюм.

Радиолокатор и электрорадионавигационное оборудование новейшего образца должны были гарантировать судно от любых неожиданностей в море. Спасательные шлюпки, надувные плоты и другие предметы аварийно-спасательного снабжения соответствовали установленным правилам.

Всем своим видом Ханс Хедтофт,  носящий имя датского героя, внушал уверенность и спокойствие. Немаловажную роль в этом играло и то обстоятельство, что командовал новым теплоходом опытный моряк Раус Рассмусен — один из лучших датских судоводителей. Это был 58-летний капитан дальнего плавания. Вот уже тридцать лет он плавал в полярных морях. На торжествах по случаю принятия командования судном капитан Рассмусен заявил, что вступление в строй такого теплохода как Ханс Хедтофт,  «революционизирует плавание в Арктике» и что он абсолютно уверен в безопасности людей, которые будут путешествовать на Хансе Хедтофте. 

Еще до своего рождения теплоход стал объектом острых дебатов в датском парламенте. Представители министерства по делам Гренландии, которое являлось заказчиком теплохода, доказывали, что новое судно позволит поддерживать круглосуточную связь острова с датской столицей. Однако некоторые парламентарии возражали. Наиболее упорным был депутат от Гренландии Ауго Линг. Он говорил, что население Гренландии составляет 17 000 человек, в большинстве это эскимосы, мало пользующиеся морским транспортом. Линг напоминал, что судно во время рейса будет находиться гораздо севернее трасс, контролируемых службой ледового патруля и что, несмотря на современное оборудование и высокую прочность, эксплуатация его в зимних условиях всегда будет связана с риском.

Словно предвидя события, Линг подчеркнул, что в случае аварии «не будет никакой возможности спастись».

Но решение было принято, в 1957 г. началась постройка судна, и менее чем через два года оно вступило в строй.

Первый рейс Ханса Хедтофта  прошел успешно. Пассажиры и грузы благополучно прибыли в столицу Гренландии город Готхоб, расположенный на западном побережье страны.

В последний четверг января 1959 года Ханс Хедтофт  поднял якоря и направился в обратный путь. Ни у кого из тех, кто стоял на пристани Юлианехоб, не было и мысли, что этот современный теплоход, повторив судьбу Титаника,  никогда не прибудет в порт назначения.

На борту судна, кроме 40 человек команды, было 55 пассажиров, среди них 19 женщин и 6 детей, старшему из которых исполнилось 11 лет. По иронии судьбы на судне находился и Ауго Линг. Стояла полярная ночь. Путь теплохода на юг пролегал вдоль суровых обрывистых берегов Фредериксхоба. Пройдя через забитый льдами пролив Дэвиса, судно вышло в Северную Атлантику. Океан был суров. Показания барометра не предвещали ничего хорошего.




Среди айсбергов.


Под мрачные завывания все усиливающегося ветра теплоход продолжал двигаться во льдах. Отдельные обломки ледяных полей достигали сотен квадратных метров. Из воды возвышались покрытые снегом айсберги. Капитан Рассмусен приказал снизить обороты двигателя. Скорость теплохода упала до 12 узлов. Шторм усиливался. Скорость ветра уже достигла ураганной. Около 2 часов ночи примерно в 120 милях восточнее мыса Фарвель теплоход столкнулся с айсбергом.

В этот момент корабль Береговой охраны США Кэмбелл,  несший патрульную службу, принял радиограмму с борта Ханса Хедтофта : «Столкнулись с айсбергом. Положение 59,5 северной, 43,0 западной». С Кэмбелла  это сообщение передали в координационный центр Береговой охраны США в Нью-Йорк. Оттуда последовал приказ Кэмбеллу  идти на помощь аварийному судну, находящемуся от него в 300 милях. Погода и ледовые условия не позволяли надеяться, что Кэмбеллу  удастся прийти на место катастрофы ранее, чем через сутки.

Драма на Хансе Хедтофте  развивалась гораздо быстрее. В 2 ч  22 мин  с борта теплохода радировали: «Машинное отделение заполняется водой». В 3 ч  22 мин  радист передал: «Приняли много воды в машинное отделение», а через два часа поступило последнее сообщение: «Тонем, нуждаемся в немедленной помощи…» Затем в эфире наступила тишина.

Береговая охрана США еще при получении первого сообщения об аварии установила контакт с немецким траулером Иоганнес Круес,  который ближе всех находился от места аварии. Это судно также направилось к терпящему бедствие теплоходу. Примерно в 5 ч  30 мин  с траулера радировали, что судно прибыло на место катастрофы, что «объект виден на локаторе» и что «начали розыск».

Однако к вечеру траулер сам подвергся опасности. Вот что сообщил его капитан: «Ничего не найдено и не видно ни огней, ни шлюпок, ни судна. Много льда, движущегося с северо-запада. Это опасно для траулера, и мы не можем здесь больше находиться». Из дальнейших радиограмм следовало, что траулер подвергся обледенению.

В субботу туман в районе предполагаемой гибели Ханса Хедтофта  рассеялся. Стих ветер, успокоилось море. В розыск пропавшего теплохода включились самолеты США. Смог начать более эффективный поиск и Иоганнес Круес.  В полдень в район катастрофы пришел Кэмбелл.  Начался совместный поиск. Но никаких следов судна обнаружить не удалось. Кругом плавали айсберги, что препятствовало эффективному использованию радиолокаторов. В сумерки командир Кэмбелла  решил идти на юг. Ушел из опасного района и немецкий траулер. Поиск погибшего судна оказался безрезультатным.

Только пилот транспортного самолета С-54, приземлившегося этой ночью на базе в Лабрадоре, заявил, что видел «черный полосатый предмет, напоминающий перевернутую шлюпку». Однако королевская судоходная компания — владелец судна — заявила, что этот предмет не мог принадлежать погибшему судну, так как оно было снабжено алюминиевыми и деревянными шлюпками, плотами и другими спасательными средствами, ни одно из которых не было окрашено полосами.

Наступило воскресенье — 1 февраля 1959 года. Вновь усилился ветер. Глубокой ночью радиостанция Кэмбелла  дважды принимала сигналы, которые, однако не удалось расшифровать. Появилась надежна на спасение людей. Полагали, что человек, подававший сигналы, находится в спасательной шлюпке, но незнаком с радиотелеграфным кодом и техникой радиопередач. Однако сигналы больше не повторились. В понедельник вечером экипаж патрульного бомбардировщика сообщил, что видел «слабый мерцающий свет на воде». Впередсмотрящий матрос Кэмбелла  утверждал, что он видел огненные вспышки. Однако когда район поиска еще раз обследовали с помощью радиолокатора, ничего не обнаружили.

К концу недели стало ясно, что надежды на спасение людей уже нет.

Вскоре поиск был прекращен. Пораженный айсбергом Ханс Хедтофт  со всеми находившимися на его борту людьми бесследно исчез.

Почему же не удалось спасти людей?

Несомненно, спасательные операции были затруднены, так как в районе катастрофы стоял густой туман и бушевал шторм.

Немецкое рыболовное судно Иоганнес Круес,  которое первым подошло к месту аварии, сообщило, что оно не обнаружило никаких следов катастрофы.

Однако если учесть время, прошедшее с момента первого сигнала бедствия до последней радиограммы, то судно должно было оставаться на плаву более четырех часов. Казалось, времени было достаточно, чтобы спустить с аварийного теплохода спасательные шлюпки или воспользоваться другими средствами. Этого, вероятно, не было сделано. Можно предположить, что капитан Рассмусен, уверенный в непотопляемости Ханса Хедтофта,  считал, что ему удастся продержаться на плаву до подхода спасателей. Поэтому он медлил с отдачей команды о спуске на воду плотов и шлюпок, а потом шторм или другие обстоятельства привели к тому, что уже не было возможности спустить шлюпки и воспользоваться спасательными средствами.

В коротких радиосообщениях, принятых с Ханса Хедтофта  на траулере Иоганнес Круес,  не было ни слова о подготовке к эвакуации людей.

Переоценил ли капитан Рассмусен запасы плавучести своего судна? Или другие обстоятельства помешали спасти людей? Ответить на этот вопрос никогда не удастся.


*   *

*

Следует сказать, что айсберги Северной Атлантики являются одной из самых серьезных навигационных проблем судоходства. Они двигаются по морским путям между Европой и Северной Америкой, угрожая тараном каждому встречному судну.




Путь айсбергов.


В Антарктике можно наблюдать, как от материковых льдов отрываются гигантские айсберги. Отдельные великаны возвышаются над водой на 50–70 м,  а их протяженность достигает 100 и более километров. Вес такого исполина в тоннах порой выражается десятизначными цифрами. Айсберг-великан, сидящий на мели, был обнаружен советской антарктической экспедицией в 1966 г. в море Космонавтов вблизи станции Молодежная. Отцом этого феномена, как полагают, был гигантский кусок льда, отколовшийся от ледника Эймэри и приплывший в море Космонавтов. С наступлением осени штормы и океанская зыбь сдвинули ледяную гору с места. От нее откололись оставшиеся на мели мелкие айсберги, а сам айсберг стал медленно дрейфовать в юго-западном направлении и уплыл в море Содружества. В пути айсберг раскололся на несколько обломков. Площадь айсберга, которую удалось рассмотреть с самолета, составляла свыше 7000 км 2. Воздушная разведка определила и его приблизительные размеры: длина — 150 и ширина 40 км. 

Размеры арктических айсбергов значительно меньше. Однако именно они, дрейфуя в районах интенсивного судоходства, создают опасную ситуацию.

Остановимся несколько подробнее на природе образования арктических айсбергов, трассах их дрейфа, а также на методах и средствах борьбы с ними, осуществляемой Международной службой ледовой разведки.

Родиной североатлантических айсбергов является Гренландия. Здесь ежегодно образуется более 7000 ледяных гор. Часто они имеют солидные размеры и вес, выражающиеся в сотнях метров и в миллионах тонн. Под действием штормовых волн большинство этих великанов разрушается и тает. Только 400–500 айсбергов достигают широты Ньюфаундленда. Они появляются здесь в марте — июне, причем наибольшее их количество приходится на май.

Как известно, над водой выступает только одна восьмая часть айсберга, что соответствует разнице удельного веса воды и льда. Но именно невидимая подводная часть айсберга представляет главную опасность для кораблей.

Судьба айсбергов различна. Одни уже вскоре после начала дрейфа оказываются на прибрежных мелях, другие в течение многих месяцев совершают зачастую весьма замысловатые переходы. Подгоняемые западногренландскими ветрами, они движутся на север, достигают залива Мелвилл, и там зимуют. Затем лабрадорское течение уносит айсберги в обратном направлении на юг. Пройдя вдоль восточных берегов Баффиновой земли и миновав Ньюфаундленд, они достигают районов рыболовных промыслов Большой ньюфаундлендской банки. Этот путь длиной примерно в две тысячи миль айсберг проходит в течение двух лет.

Наибольшую опасность для судоходства представляют айсберги в том районе, где холодное Лабрадорское течение встречается с теплым Гольфстримом. А именно здесь проходит морской путь из Европы в Северную Америку.

Установлено, что айсберги иногда проникают далеко на юг. Айсберги можно встретить у берегов Великобритании, у Азорских островов, и даже в водах Бермуд. Однако наибольшая опасность столкновения с ними существует на Большой Ньюфаундлендской банке и в прилегающих к ней акваториях.

Жертвой плавучих ледяных гор был не только Титаник.  Подобные катастрофы, сопровождавшиеся гибелью большого числа людей, происходили и раньше. Так, в 1833 г. в результате столкновения с дрейфующим айсбергом затонуло английское судно Лэди оф Лейк.  Погибло 215 человек. 70 человек погибло, когда айсберг таранил американское судно Вильям Браун. 

После трагической гибели Титаника  была создана международная служба ледовой разведки, и в 1913 г. патрульные корабли приступили к контролю за ледовой обстановкой в районах интенсивного судоходства. Ежегодно эти корабли фиксировали в среднем 378 айсбергов. В отдельные годы число их достигало 1000.

На фоне этой статистики весьма примечательным оказался сезон с 1 марта по 6 июня 1965 г. Патрульные корабли отметили всего 78 айсбергов. Такое явление специалисты объясняют двумя причинами: во-первых, значительно большей, чем обычно, концентрацией ледяных полей в заливе Мелвилл в Гренландии, которые заблокировали выходы в Северную Атлантику; во-вторых — ранним и необычно продолжительным периодом теплой погоды, в результате чего уже в марте наступила оттепель вдоль всего побережья Лабрадора и Ньюфаундленда. Эти обстоятельства, а также ветры, которые упорно дули в направлении берега, преградили путь айсбергам.

Присутствие айсбергов на океанских путях можно обнаружить по ряду факторов: падению температуры морской воды, появлению обломков льда по курсу судна и т. п. В некоторых случаях предупредительным сигналом могут служить звуки, напоминающие пушечные выстрелы. Такими звуками сопровождается разрушение айсбергов.

Более полувека ведется наблюдение за состоянием льдов в Северной Атлантике. Днем и ночью, особенно в период ледового сезона, вдоль судоходной трассы несут патрульную службу корабли и самолеты ледовой разведки. Они наблюдают и изучают ледовую


убрать рекламу




убрать рекламу



обстановку, передают информацию на проходящие суда. Если какой-либо из них окажется в бедственном положении, патрульные корабли обязаны немедленно прийти ему на помощь.

Однако, несмотря на систематическое развитие методов ледовой разведки и расширение оперативной информации о движении айсбергов, опасность для судоходства в этом районе еще не устранена. Смертельные столкновения морских судов с дрейфующими айсбергами или затопление судов, раздавленных льдами, почти ежегодно отмечаются статистикой морских катастроф. Как правило, такие катастрофы сопровождаются гибелью людей — пассажиров и экипажей судов.

Эти обстоятельства заставили Службу ледовой разведки начать в 1965 г. генеральное сражение с айсбергами.

Надо отметить, что все применяемые до сего времени методы уничтожения айсбергов не принесли должного эффекта. Мало что дает, например, бомбардировка айсбергов с самолетов или обстрел крупнокалиберными снарядами из корабельных орудий. Неэффективным оказалось и посыпание ледовых поверхностей угольной пылью для ускорения их таяния.

В 1966 г. специалисты Береговой охраны США предложили прибор для обнаружения айсбергов. Он получил название «радиометрический детектор айсбергов». Благодаря небольшим размерам прибор можно устанавливать на борту самолетов ледовой разведки. Преимущество этого прибора по сравнению с радиолокационными и инфракрасными приборами в том, что он дает точные показания в любых метеорологических условиях. Принцип работы нового прибора основан на улавливании электромагнитных импульсов, излучаемых любым телом. Определяя разницу между тепловой энергией различных тел, прибор устанавливает, является ли исследуемый предмет айсбергом или другим плавающим телом.

В 1965 г. ученые приступили к изучению айсбергов с помощью… лука и стрел. С палубы патрульного корабля в дрейфующие ледяные горы летят стрелы со стеклянными наконечниками в форме капсулы. В этом баллончике содержится жидкий краситель большой интенсивности. При ударе о ледяную гору капсула разбивается, и на белой поверхности айсберга образуется пятно диаметром в три метра. Испробованы зеленые, красные и голубые с черными оттенками красители. В 1965 г. таким способом были обработаны 25 айсбергов, дрейфующих вблизи берегов. Ученые полагают, что окраска ледяных гор в различные цвета поможет не только проследить путь следования «меченых» айсбергов, но и даст возможность определить скорость их разрушения под воздействием различных факторов (течений, солнечных лучей и т. п.).

В свою очередь, руководство Службы ледовой разведки ожидает, что окраска айсбергов позволит следить за дальнейшим их дрейфом и изменением формы ледяной горы. Таким путем можно будет установить слабые места в структуре айсберга, что в конечном счете даст возможность разработать эффективные методы по их уничтожению.

Следует отметить, что обнаружение айсбергов с помощью радиолокаторов довольно затруднительно. Их крайне неровная поверхность дает на экране размытое изображение.

Исследования, проведенные Службой ледовой разведки, а также некоторыми фирмами, производящими электронное оборудование, дали крайне неутешительные результаты. Оказалось, например, что айсберг отражает радиолокационный импульс в 60 раз слабее, чем соразмеримое ему судно. Радиолокатор обнаруживает айсберги на расстоянии 4-15 миль. Невысокие айсберги массой в 5000 т  за пределами четырехмильной зоны не обнаруживаются. Довольно крупные льдины не обнаруживались даже при сравнительно умеренном волнении. «Волновая засветка» на экране радиолокатора заглушала сигналы от льдин, так как вода является гораздо лучшим отражателем волн, чем лед. Полученные выводы еще раз подтверждают необходимость хорошо организованного наблюдения за ледовой обстановкой.

Весной 1969 г., когда в водах Северной Атлантики дрейфовало особенно много айсбергов, встал вопрос о том, как следить за айсбергами в ночное время. Для этой цели патрулирующие в районе интенсивного судоходства корабли были снабжены прожекторами с цветными рефлекторами. Освещенный таким прожектором айсберг начинает искриться всеми цветами радуги.

РАЗЯЩИЕ СТРЕЛЫ МОЛНИЙ

 Сделать закладку на этом месте книги

Грозовая молния — одно из интереснейших явлений природы, во все время поражавшее воображение людей своим грандиозным великолепием и красотой, таящими смертельную опасность для человека.

Пока человек не изобрел громоотвода, молнии приносили ему огромный ущерб и вызывали немало жертв. Однако и в настоящее время они наносят значительный вред хозяйственной деятельности человека. Об этом свидетельствуют летописи стихийных бедствий и катастроф. По данным Национального комитета страховых агентств США, молния занимает шестое место в ряду причин, вызывающих пожары, а ежегодные потери, вызванные грозовыми молниями, составляют 100 млн. долларов. Удары молний обрушиваются на города, поражают средства связи, линии электропередач, телевизионные мачты, высокие трубы промышленных предприятий, дома людей и их самих.

Наиболее уязвимыми для молний являются возвышающиеся объекты: вершины холмов и высокие здания. С высотой объекта растет число ударов в него молний. Известно, например, что в кафедральный собор в Питсбурге высотой 180 м  молния ударяет в среднем два раза в год. В небоскреб Эмпайр Стейт Билдинг, высота которого равна 380 м,  за три года молния попадала 68 раз.

Ежегодно на каждые 2,5 км 2 площади земной поверхности приходится примерно десять ударов молний. Ученые подсчитали, что на нашей планете каждый год бушует 16 000 000 гроз. Это означает, что каждый час происходит 1800 гроз и каждую секунду вспыхивает 100 огненных стрел. Помимо этого, в облаках остается еще огромный запас неизрасходованного электричества.




Молния в океане.


Самое «грозовое» место на нашей планете — остров Ява. Здесь молнии сверкают 322 дня в году. На материках гроз бывает значительно больше, чем на морях. Исключение составляет часть Атлантики, омывающая берега Южной Америки. Следует отметить, что этот район совпадает с местоположением крупной геомагнитной аномалии. Количество гроз убывает от экватора к полюсам.

Грозовой разряд излучает радиоволны широкого диапазона, что позволяет вести наблюдения за грозой на больших расстояниях. О грандиозной мощности молнии можно судить хотя бы по таким цифрам. Скорость движения огненной стрелы близка к 150 км/сек.  (Для сравнения напомним, что для преодоления земного тяготения необходима скорость в 11 км/сек ). Динамическое давление ударной волны непосредственно перед головным концом искры достигает 100 кгс/см 2. Бывают молнии длиной в несколько километров, в то время как толщина этой гигантской искры составляет всего от 2 до 15 см.  Сила тока молнии иногда достигает 100 000 а,  а напряжение — 1 000 000 в,  что эквивалентно мощности двигателей более чем двух миллионов автомашин. Один электрический разряд молнии мог бы питать в течение часа несколько тысяч телевизоров. Почти три четверти всей этой чудовищной энергии выделяется за доли секунды, превращаясь в тепло. И понятно, что такой мощный электрический разряд может сбить огромный самолет, поразить космическую ракету, вывести из строя самый совершенный аппарат на земле.

Пораженные корабли

 Сделать закладку на этом месте книги

Молния всегда считалась опаснейшим врагом деревянных судов. Главным объектом грозовых разрядов служили корабельные мачты. В эпоху парусного флота, до установки на судах громоотводов, поражение кораблей молнией было нередким явлением.

В начале XIX в. англичанин Вильям Сноу Гаррис, основываясь на записях в судовых журналах, составил интересную сводку данных о поражении кораблей молниями за период с 1799 по 1815 г. За 16 лет молнии причинили ущерб 150 кораблям английского военно-морского флота. Полностью было уничтожено около 100 мачт на линейных кораблях и фрегатах. При этом на каждом восьмом корабле удар молнии вызвал пожар и гибель части оснастки парусов. Около 70 моряков было убито и 130 получили серьезные ранения. В десяти случаях корабли были полностью выведены из строя и вынуждены были покинуть свои позиции в самые критические моменты морской блокады, осуществляемой Англией в период наполеоновских войн. Убыток от поражения кораблей молниями исчислялся весьма внушительной по тем временам цифрой — 100 000 фунтов стерлингов.

В 1829 г. Гаррис предложил использовать в качестве громоотвода медные полосы, которые должны были крепиться вдоль мачт и соединяться с килем или другими металлическими частями корпуса, находящимися ниже ватерлинии. Система Гарриса была уже фактически принята в России, однако в Великобритании Гаррису долго не удавалось преодолеть сопротивление своих соотечественников. Пока лорды Британского адмиралтейства раздумывали, молнии поражали все новые и новые корабли. Только между 1829 и 1834 гг. в результате попадания молний 47 кораблям был нанесен значительный ущерб.

Известны ряд кораблекрушений и гибель кораблей со всем экипажем, пораженных огненными стрелами молний.

При попадании молнии 44-пушечный корабль Резистенс  взорвался и взлетел на воздух. Погибли все находившиеся на нем люди.

Военный корабль английского королевского флота Суринам  находился в море, когда внезапно в него ударила молния. Корабль получил серьезные разрушения. Одно время казалось, что он уже не дойдет до берега. Сохранилась запись, сделанная в корабельном журнале. В ней, в частности, говорится: «…В 11 час. 30 мин. грот-мачта в щепки разбита молнией. Молния пробила палубу. Убиты два и ранены четыре человека. Молнией расколоты две помпы. В 12.00 сигнализировали о бедствии, пускали ракеты голубого огня и жгли фальшфейеры. Подавали сигналы выстрелами из пушек. Поставили малые паруса на корме, чтобы держать корабль к ветру и помешать ему дрейфовать к опасным местам скалистого берега».

В январе 1786 г. фрегат Тизба,  следуя из Лиссабона в Англию, недалеко от о. Силли (Юго-Западная Англия) попал в сильную грозу. От удара молнии в грот-мачту загорелись паруса и оснастка, была также повреждена фок-мачта. Чтобы расчистить палубу, капитан приказал рубить ванты. Внезапным шквалом сломало бизань. Ее сбросили за борт. Фрегат потерял все парусное вооружение, от него остался только один остов.




Пораженный молнией.


В 1813 г. капитан фрегата Клоринда  Бригз, находясь у берегов Цейлона, записал в судовом журнале: «В три часа пополудни мы увидели грозовую тучу, приближающуюся к нам с наветренной стороны. Я приказал убрать марсели. Примерно час спустя в судно ударила молния. Грот-мачта разлетелась на мелкие куски, остался только ее обломок. Три матроса убиты и многие ранены».

А вот запись капитана Гейдона: «Увидев, что на нас движется шквал, я поставил всех убирать марсели. Пока команда выполняла приказание, верхушку мачты поразил огненный шар, убивший двух и ранивший многих матросов. Более двадцати пострадавших пришлось отправить в кубрик».

В 1835 г. фрегат Родней,  не имевший громоотводов, был поражен молнией вблизи о. Мальта. При этом были убиты два матроса, а два других получили сильные ожоги. Загорелся корабельный рангоут. Пожар вызвал на Роднее  серьезные повреждения, устранение которых почти на месяц задержало выход корабля в море.

В январе 1850 г. молния ударила в фок-мачту английского корабля Гангес.  Ослепляющий пучок света распространился до половины ее высоты. Однако корабль не пострадал. Его защитили врезанные в рангоут громоотводы.

Упомянем еще о воздействии молний на судовые компасы. В июле 1681 г. в корабль Квин,  находившийся в ста милях от мыса Род, ударила молния. Она причинила кораблю значительные повреждения: мачты были разбиты в щепки, оснастка и парусное вооружение почти полностью уничтожены. Когда наступила ночь, обнаружилась еще одна неприятность: сравнив показания корабельных компасов с положением звезд на небе, установили, что два компаса вместо севера указывают на юг, третий компас — на запад.

Наблюдаемые в море молнии иногда подобны светящемуся смерчу. В июне 1961 г. один из туристов сфотографировал такой смерч с борта лайнера Алексей Толстой. 




С парохода Алексей Толстой  увидели светящийся смерч? Нет, это обычная молния.


Когда в 1969 г. экспедиционное судно Института океанологии Академии наук СССР Витязь  совершало свой 46-й рейс в Тихом океане, его сопровождали сильные грозы. Однако Витязь  счастливо избежал попадания молнии. А если бы это и случилось, его защитили бы специальные устройства, предохраняющие корабль от грозовых разрядов.

Отметим еще один редкий случай — встречу корабля с шаровой молнией.

В 1970 г. экспедиционное судно гидрометеорологической обсерватории Вестник  шло Татарским проливом на север. К вечеру погода испортилась, усилился ветер, над морем нависли грозовые облака. Около двух часов ночи над судном ударил сильный грозовой разряд. Старпом А. Игнатенко и матрос А. Маслов увидели над палубой ослепительно яркий шар красновато-белого цвета. Это была шаровая молния. Через три-четыре минуты разряд повторился, но на этот раз уже на значительном расстоянии от корабля. Шаровые молнии — редкое и малоизученное явление природы. Случаи же наблюдения их на море вообще уникальны, поэтому подробное описание происшествия с указанием точного времени, координат корабля, его курса и метеоусловий было отправлено в Академию наук СССР.

Может ли молния вызвать гибель современного корабля? Казалось бы, со всей уверенностью можно дать только отрицательный ответ. Однако такую возможность не решился отвергнуть морской суд, рассматривавший обстоятельства гибели английского грузового судна Ардгарри.  Американский профессор Л. Леб, автор книги «Статическая электризация», считает, что с этой точки зрения современные морские суда, особенно танкеры, только «относительно безопасны».

Данные мировой аварийной статистики, публикуемые Ливерпульской ассоциацией страховщиков, как и статистические таблицы морских аварий, выпускаемые английским Ллойдом, не содержат сведений о поражении судов молниями. Судить о количестве прямых попаданий молний можно только по далеко не полным данным, собранным отдельными исследователями. Так, А. В. Попов и Н. Н. Соловьев в статье «Грозовые разряды над бассейнами с пресной водой и грозозащита судов внутреннего плавания», помещенной в 34-м выпуске Трудов Горьковского института инженеров водного транспорта за 1961 г., указывают, что с 1915 по 1958 г. было зафиксировано десять попаданий молний в речные суда.

С развитием стального судостроения опасность поражения судов молнией значительно уменьшилась, однако необходимость в грозозащитном устройстве на судах с деревянными мачтами или стеньгами не отпала.

Поэтому классификационные организации и общества, осуществляющие контроль за техническим состоянием морских судов, не оставляют вопрос грозозащиты без внимания, предъявляя специальные требования к молниеотводным устройствам судов.

Светящиеся султаны

 Сделать закладку на этом месте книги

Еще моряки древности во время грозы наблюдали на мачтах своих судов голубоватое или красноватое свечение, сопровождавшееся слабым потрескиванием. Древние греки видели в появлении таких огней доброе предзнаменование. Это поверье пережило языческий мир, — изменилось лишь название этих огней. Огни Кастора и Поллукса превратились в «огни святого Эльма». Согласно христианской легенде, однажды молодого матроса сильным порывом ветра сбросило в море с марсовой площадки фок-мачты. И тогда матрос обратился к святому Эльму с мольбой о спасении. Тот не замедлил явиться и перенес матроса на корабль, успевший к тому времени удалиться на значительное расстояние.

Существует предание о том, как Христофор Колумб вернул бодрость павшим духом матросам, указав им на «святые огни».

«…Казалось, что буря никогда не утихнет. Измученные тяжелой работой, напуганные сверкающими молниями и свирепым океаном, матросы начали роптать. Во всем винили Колумба, затеявшего это опасное плавание, которому не видно конца. И тогда великий мореплаватель приказал всем подняться на палубу и посмотреть на мачты. На их верхушках горели синеватые огоньки. Матросы обрадовались, посчитав рассыпавшиеся на мачтах огни вестником милости к ним святого Эльма».

А один из спутников Магеллана, рыцарь Пигафетта, сделал в своем дневнике такую запись: «…Во время бурь мы часто видели свечение, которое называют огнями святого Эльма. Как-то в темную ночь оно явилось нам подобием доброго светоча. Огни оставались на верхушке грот-мачты в течение двух часов. В разгар свирепой бури это было для нас большим утешением. Перед тем как исчезнуть, огонь вспыхнул так ярко, что мы были ошеломлены. Все считали, что сейчас наступит гибель. Однако в то же мгновение ветер стих…»

Действительно, когда над головой бушует гроза и зажигаются огни Эльма, пусть шторм еще силен, — самое худшее уже позади.

Известны случаи массового появления огней Эльма. Так, в 1622 г. после непогоды все галеры, стоявшие в гавани о. Мальта, вдруг осветились этими огнями. Они как бы перепрыгивали с мачты на мачту, приветствуемые троекратным свистом боцманов и возгласами матросов.

11 июня 1686 г. французский военный корабль попал в бурю в 400 милях восточнее Мадагаскара. Находящийся на борту корабля аббат Шаузи записал: «Дул страшный ветер, лил дождь, сверкали молнии, все море было в огне. Вдруг я увидел на всех наших мачтах огни святого Эльма, которые спускались на палубу. Они были величиной с кулак, сверкали, прыгали и вовсе не обжигали. Все почувствовали запах серы, но грома не было. Блуждающие огоньки вели себя на корабле как у себя дома. Это продолжалось до рассвета».

В 1969 г. во время грозы у Балеарских островов огни Эльма наблюдал капитан английского парусника. Вот что он писал впоследствии: «Опасаясь бури, я приказал спустить все паруса. И тут мы увидели в разных местах корабли больше тридцати огней Эльма. Огонь, который находился на флюгере мачты, имел более полутора футов[6] в длину. Я послал матроса снять его. Поднявшись наверх, матрос крикнул нам, что огонь шипит, как ракета из сырого пороха. Ему было приказано снять его вместе с флюгером и спуститься вниз. Но как только он это сделал, огонь перескочил на конец мачты. Оттуда снять его уже было невозможно. Огонь оставался там некоторое время, потом стал гаснуть и постепенно исчез».

30 декабря 1902 г. пароход Моравия  находился вблизи Зеленого Мыса. Вся команда была свидетельницей необычного явления. Вот запись в судовом журнале, сделанная капитаном А. Симпсоном: «В течение целого часа в море полыхали молнии. Стальные канаты, верхушки мачт, нок-реи, ноки грузовых стрел — все светилось. Казалось, что на всех штангах через каждые четыре фута повесили зажженные лампы, а на концах мачт и нок-рей засветили яркие огни». Свечение сопровождалось шумом: «…как будто мириады цикад поселились в оснастке или с треском горели валежник и сухая трава», — писал капитан.

Наблюдались огни Эльма во время песчаных бурь.

На море чаще всего огни Эльма наблюдаются в тропических широтах.

Однако не следует думать, что они «посещают» только корабли. Огни Эльма можно наблюдать на куполах и шпилях церквей, верхушках башен, остроконечных скалах высоко в горах, на вершинах деревьев, во время песчаных бурь, на крыльях летящего самолета и даже на штыке винтовки часового. Ведь огни Эльма — это видимые разряды атмосферного электричества, стекающие с остриев предметов, возвышающихся над поверхностью Земли.

Как известно, во время грозы, а иногда задолго до нее напряженность электрического поля атмосферы увеличивается в сотни и даже тысячи раз. На остриях предметов электрический потенциал может достигнуть такого критического значения, при котором наступает электрический «пробой» воздуха, сопровождающийся стеканием электрических зарядов, «зажигающих» огни Эльма.

Разряды с острия создают помехи и затрудняют радиосвязь. «Святые огни» безопасны, но их появление должно настораживать, так как они указывают на места повышенной концентрации атмосферного электричества.

ЗАГАДКИ ОКЕАНА

 Сделать закладку на этом месте книги

За многовековую историю борьбы человека с морем накопилось немало загадочных событий. Мы знаем много кораблей, которые, покинув порт, не вернулись к родным берегам. Морские историки и писатели пытались выяснить судьбу этих судов, но за редким исключением их труд оказывался безрезультатным. Расскажем о судьбе некоторых кораблей, трагическая гибель которых, вероятно, навсегда останется тайной.

Морская птица

 Сделать закладку на этом месте книги

Удивительная история связана с большим парусным кораблем Морская птица.  Ранним солнечным утром 1850 г. судно появилось у побережья американского штата Род-Айленд близ города Ньюпорт. Люди, собравшиеся на берегу, видели, что корабль идет под всеми парусами к рифам. С берега прозвучало несколько предупреждающих выстрелов, но судно продолжало идти вперед, как бы пренебрегая угрожавшей ему опасностью. Люди замерли в ожидании катастрофы. Но произошло неожиданное: когда до рифов оставалось несколько метров, огромная волна подняла парусник и перенесла его на сушу. При этом судно не получило никаких повреждений.

Добравшиеся до корабля жители ближайших поселков были поражены: на судне не было ни одной живой души! Только маленький пес приветствовал гостей веселым лаем. В камбузе они увидели на плите кипящий чайник, в кубрике еще стоял табачный дым. Из судового журнала стало известно, что парусник шел из Гондураса в Ньюпорт с грузом кофе и редких пород дерева. Командовал судном капитан Джон Дарем. Все его вещи находились в каюте в полной сохранности.

Рыбаки, вернувшиеся в тот день после промысла, рассказали, что рано утром они видели парусник в море и капитан Дарем даже их приветствовал.

Со временем парусник разгрузили, пытаясь стянуть его с прибрежной отмели. Но ничего не вышло: корабль постепенно зарывался в песок. Казалось, что Морская птица  нашла здесь свою вечную стоянку. Но вот однажды ночью разразился шторм. Бурная Атлантика обрушила огромные волны на берег. Когда океан успокоился, пришедшие к месту катастрофы не обнаружили ни судна, ни его обломков. Корабль так же таинственно исчез, как раньше пропал весь его экипаж.

Исчезнувший экипаж

 Сделать закладку на этом месте книги

Парусный корабль Джеймс Честер  дрейфовал в Северной Атлантике. 28 февраля 1855 г. его случайно обнаружили моряки судна Маратом.  Когда оба парусника сблизились, капитан Маратона,  несмотря на бурное море, приказал спустить шлюпку и сам отправился на покинутый корабль.

На палубе царил хаос, но ничто не говорило о том, что здесь происходила борьба. Команда и капитан исчезли. Отсутствовали также компас и судовой журнал. Между тем все спасательные шлюпки остались на местах. В кладовых и на камбузе находились достаточные запасы продовольствия и пресной воды. Груз оказался в сохранности. Парусное вооружение было в хорошем состоянии.

Капитан Маратона  написал подробный рапорт о столь необычайной находке в океане. Вначале полагали, что на Джеймсе Честер е имелась еще одна спасательная шлюпка, на которой экипаж и оставил корабль. Однако судоходная компания — владелец парусника — опровергла это предположение.

В течение нескольких месяцев в портах ожидали сообщений о судьбе команды или появления кого-либо из экипажа Джеймса Честера.  Этого не произошло. Какие события заставили команду, состоявшую из опытных моряков, покинуть совершенно исправный корабль? Как они это сделали? Это осталось тайной.

Безымянный

 Сделать закладку на этом месте книги

На рейде порта Корк, что расположен на южном побережье Ирландии, появилось большое судно. Под всеми парусами оно вышло на отмель и остановилось. Парусник был цел и невредим, но … без экипажа. Все на борту говорило о том, что судно совершало дальнее плавание. Трюмы были загружены ценными породами красного дерева. Груз, вероятно, приняли где-то во Флориде. Тщательный осмотр всех помещений не пролил света на обстоятельства столь необычного появления судна в ирландских водах. Никаких признаков борьбы или следов драмы на борту парусника не было. Не удалось найти ни одного судового документа, и ни один предмет на паруснике не давал возможности установить его владельца или хотя бы национальную принадлежность. Помимо всего этого судно оказалось безымянным. На корпусе, там, где обычно накрашивается или выжигается название судна, не оказалось никаких знаков.




Новая загадка моря.


Таинственного пришельца взяли на буксир, завели в порт и поставили у причала. Долго наводили справки, разыскивали хозяина судна. Все поиски оказались тщетными. Судовладелец не объявлялся. Парусник остался безымянным.

Почему экипаж бросил судно? Кто и для чего лишил судно имени? Никто так и не установил этого.

Мертвецы под парусами

 Сделать закладку на этом месте книги

В октябре 1913 г. у берегов Огненной Земли, вблизи Пунта-Аренас, с английского парохода Джонсон  заметили дрейфующий под зарифленными парусами барк. Капитану показалось странным, что на судне не видно людей. Он приказал приблизиться к неизвестному. Когда до парусника оставалось менее трех кабельтовых, на Джонсоне  застопорили машину и спустили шлюпку. Несколько взмахов веслами, и английские моряки прочитали полустертые слова: Мальборо,  Глазго.

Один из матросов, ухватившись за свисающий канат, взобрался на палубу и подал в шлюпку штормтрап. Поднявшись наверх, англичане с любопытством огляделись. Паруса и мачты были покрыты зеленоватой плесенью, палуба прогнила до того, что каждый шаг грозил риском провалиться в трюм. Пробуя доску за доской, моряки медленно двинулись вперед. Прислонившись к переборке, полулежал скелет, прикрытый истлевшими лохмотьями одежды. Лучше других вещей сохранились широкий кожаный пояс с позеленевшей медной пряжкой и заплесневевшие матросские башмаки.

Оправившись от первого потрясения, моряки с Джонсона  продолжали осмотр парусника. На мостике и в каютах было обнаружено 20 останков людей. Попытки найти разгадку трагедии в судовых документах не увенчались успехом. Вахтенный журнал был покрыт плесенью, и записи в нем прочесть не удалось. Другие бумаги также оказались испорченными. Характер груза не поддавался определению. Дотронуться до него не рискнул ни один из моряков. Тем не менее удалось установить, что ни корпус судна, ни его рангоут и такелаж не имели серьезных повреждений, которые могли бы объяснить причину гибели судна. Теряясь в догадках, моряки вернулись на борт своего судна. Капитан отметил на карте место встречи с загадочным парусником, сделал соответствующую запись в вахтенном журнале и приказал ложиться на прежний курс. Условия погоды не позволили взять судно-призрак на буксир. Однако сразу же по приходе в порт назначения капитан Джонсона  сообщил о Мальборо  соответствующим властям. Все, что было изложено в его рапорте, под присягой подтвердили свидетели этой встречи.

Произведенное расследование выяснило, что злополучный барк в январе 1890 г. вышел из Литлтона в Новой Зеландии с грузом шерсти и мороженой баранины. Командовал экипажем, состоящим из 23 человек, капитан Хид. Он слыл знающим и опытным моряком. Кроме команды, на судне находилось несколько пассажиров, в том числе одна женщина. Последний раз парусник видели 1 апреля этого же года в Тихом океане вблизи Огненной Земли. Как известно, этот район между входом в Магелланов пролив и мысом Горн пользуется у моряков недоброй с


убрать рекламу




убрать рекламу



лавой.

В этих зловещих местах около 300 дней в году свирепствуют штормы. Ветру и волнам помогает течение, которое увлекает к берегу обреченные корабли. Затем все следы Мальборо  были потеряны. Обеспокоенный длительным отсутствием сведений о судне, его хозяин предпринял в мае того же года розыски, которые не дали никаких результатов.

Как обычно в таких случаях, морские власти провели формальное расследование. Оно также не пролило света на судьбу парусника. Мальборо  был причислен к судам, пропавшим без вести. Его сочли жертвой роковых скал мыса Горн.

Со времени исчезновения судна и до момента его обнаружения Джонсоном  прошло более 23 лет.

Как объяснить тот факт, что в столь суровых морских условиях судно не оказалось разбитым? Где находился парусник все это долгое время?

Мальборо  оказался невредимым. Паруса, оснастка и такелаж — все было на своих местах. Даже экипаж находился там, где положено быть морякам на движущемся паруснике. Один — у штурвала, три — на палубе у люка, десять на вахте у своих постов и шесть в кают-компании. Казалось, люди были сражены внезапной смертью.

Что же могло произойти на паруснике Мальборо ?

Выяснилось, что на борту парусника находились останки только части экипажа. Что случилось с остальными? Умерли ли они раньше? Высадились ли на берег? Может быть их смыло волнами с палубы уже после смерти или сорвало ветром с мачт в момент трагического происшествия? Как всегда в таких случаях, выдвигалась версия об эпидемии или отравлении ядом. Но это только предположения. Истина осталась неизвестной.

«Летучие голландцы»

 Сделать закладку на этом месте книги

С незапамятных времен с морем связано бесчисленное множество легенд, преданий и поверий. И в этом нет ничего удивительного. Суровая морская стихия, трудности плавания на парусных судах, новые земли, страны, народы и обычаи, столь непохожие на те, которые видели и знали мореплаватели у себя дома — все это давало богатую пищу для воображения, где вымысел переплетался с былью, точные исторические сведения с фантастическими описаниями. Вспомним рассказ Одиссея о его морских злоключениях или бесчисленные хроники эпохи великих географических открытий. А рассказы очевидцев о страшных морских чудовищах, злых духах, увлекающих корабли в пучину, о таинственных судах-призраках, вечно блуждающих по морям и океанам!




Таким когда-то представлялся воображению моряков «Летучий голландец».


Встреча с такими судами приносит морякам несчастье. Горе тому, кто увидит корабль-призрак! Поманит он за собой встречный корабль, привяжет невидимым канатом, заставит идти на гибельные скалы, на верную смерть…

Из морских легенд такого рода, пожалуй, наиболее живучей оказалась легенда о «Летучем голландце» — таинственном корабле, внезапно появляющемся и исчезающем в океане.

Пока не установлено, какое реальное событие или действительно существовавшее судно легло в основу этой легенды. Одни морские историки считают, что это был пиратский корабль и даже называют его имя — Флиссингер,  под командованием знаменитого голландского корсара Николаса Яарри. Другие предполагают, что на судне было совершено убийство и команда, опасаясь законной кары, боялась заходить в порты. Наконец, третьи утверждают, что причиной всему была вспыхнувшая на корабле эпидемия и поэтому ни один порт не захотел дать пристанище экипажу. Сторонники этой версии приводят в качестве доказательства реальные факты, когда действительно зараженные парусники не впускались ни в один порт и погибали в море вместе со своей командой, причем почти всегда это были голландские суда. Так, в конце 1770 г. одно из таких судов зашло на о. Мальта. На судне умерли капитан и четырнадцать матросов. Когда об этом доложили Великому магистру Мальтийского ордена, он приказал отбуксировать судно из порта вместе с оставшимися в живых 23 членами экипажа. Несчастное судно направилось в Тунис. Местный бей оказался уже предупрежденным и запретил кораблю входить в порт. Команда повела парусник в Неаполь. Но и там его не приняли. Вдоль всего побережья Италии объявили тревогу, во все порты были направлены гонцы с приказом морским властям не допустить высадку экипажа «заразного» корабля на берег.

Отказали в убежище несчастному судну и французские власти. В памяти еще не изгладились страшные бедствия, когда полвека назад в результате эпидемии вымерла почти половина населения Марселя. В Англии также подготовились к встрече с отверженным кораблем и приняли меры на случай, если команда попытается высадиться на берег. В конце концов блуждающий парусник пропал без вести. Возможно, он долго скитался по океанским просторам с мертвой командой, послужив еще одним источником легенды о «Летучем голландце».

Что же касается «вечно блуждающих» по морям и океанам кораблей, то и здесь в основе легенды лежат реальные факты. Такими скитальцами морей являются потерпевшие аварии суда, покинутые своими командами. Под действием ветров и течений они долгое время дрейфуют по океанским просторам, пока их не поглотит пучина.

Причудливый путь плавания таких кораблей во многих случаях остался неизвестным, но конечные пункты этих необычайных рейсов подтверждены документальными свидетельствами. И тогда становится очевидным, что эти неуправляемые суда прошли тысячи миль.

Французский писатель-маринист Жан Маран в своей книге «Морские драмы» приводит историю кораблекрушения судна Ада Иредаль.  «… Охваченное огнем и покинутое экипажем, оно еще восемь месяцев продолжало держаться на воде. Все это время со встречных судов могли наблюдать дрейфующий в море огненный факел. Конечно, пожар в заливаемом волнами судне временами прекращался, а затем вспыхивал вновь. Но сам факт столь продолжительного плавания свидетельствует о большой живучести, которой обладают морские суда, даже если они находятся в аварийном состоянии».

Необычайное плавание совершил немецкий парусный корабль Траве.  Собственно говоря, в океане дрейфовал не целый корабль, а две его половины. Столкнувшись в море с пассажирским судном, корабль был разрезан пополам. Носовая часть парусника «взяла курс на север» к берегам Новой Англии и достигла крайней северо-восточной части США. Кормовая часть судна направилась на юг. В последний раз ее видели у берегов штата Каролина.

Парусник Фанни Э.Уолсон  потерпел аварию вскоре после того, как покинул американский порт Чарлстон, расположенный севернее Флориды. Команда оставила судно. Через год парусник обнаружили у Азорских островов. Спустя некоторое время, вопреки господствующим в этих районах ветрам и Гольфстриму, судно вернулось почти на то же место, где произошла авария. Потом его видели вблизи мыса Гатерас. Теперь парусник дрейфовал в северном направлении. В последний раз корабль наблюдали тонущим в Атлантическом океане.

Совершенно необычайный по продолжительности дрейф совершил английский океанский парусник, зажатый во льдах.

Во время промысла в водах Антарктики китобойное судно Надежда  наткнулось на обледеневший парусный корабль. Людей на его палубе не было видно. С китобойца спустили шлюпку, и капитан с тремя матросами направился на корабль. С трудом взобравшись на палубу, китобои обнаружили в помещении замерзших людей.

О происшедшей на паруснике трагедии свидетельствовала обнаруженная в одной из кают запись: «Январь 17, 1823 года. Пошел семьдесят третий день с тех пор, как мы оказались во льдах. Вчера погас огонь. Все попытки зажечь его оказались безуспешными. Надежды на спасение нет…»

Впоследствии по судовому журналу и материалам, сохранившимся у судовладельца в Англии, установили, что парусный корабль назывался Дженни.  С того дня, когда была сделана последняя запись, парусник в течение 17 лет дрейфовал вместе с антарктическими льдами. Обстоятельства, приведшие к катастрофе и гибели судна и его экипажа, остались невыясненными.

В 1848 г. парусник Силикос,  находившийся в Тихом океане в зоне действия мощного тайфуна, получил значительные повреждения. Опасаясь, что судно вскоре затонет, команда оставила его. Однако Силикос  сохранил плавучесть. Шли годы, а судно продолжало дрейфовать в океане. Каждый раз на встречных кораблях суеверные моряки в страхе бросались к шлюпкам, опасаясь, что их корабль будет протаранен «призраком». Так и скитался Силикос,  пока однажды не оказался на пути американского парохода. Произошло столкновение. Парусник был разрезан надвое и затонул.

Много говорили о дрейфе, совершенном судном Далгонар.  После кораблекрушения оно получило крен и легло на борт. Тяжелой и полной драматизма была операция по спасению пассажиров и экипажа Далгонара.  Сам же корабль в полуопрокинутом состоянии продолжал плавать в Тихом океане, совершив в общей сложности дрейф протяженностью более 500 миль.




Плавающий обломок Анны Хорн. 


Рассказ капитана парусного фрегата Уайэр Г.Сарджент  может показаться неправдоподобным, если бы его не подтверждали ряд заслуживающих доверия источников. В результате вспыхнувшего на фрегате пожара капитан и команда вынуждены были оставить судно в Атлантическом океане. Через 18 месяцев после катастрофы капитан, будучи уже на другом судне, вновь встретил фрегат в Средиземном море, примерно в 6000 миль от места, где он покинул парусник. Помимо протяженности, дрейф корабля примечателен еще и тем, что это было, пожалуй, единственное в истории мореплавания судно, которое без экипажа прошло через Гибралтарский пролив.

В 1888 г. недалеко от побережья Атлантического океана команда американской шхуны Леон Уайт  покинула аварийное судно. Факт гибели судна и место, где оно якобы затонуло — залив Делавэр — подтвердили капитан и все члены экипажа парусника. Однако вскоре после этого в Английский Ллойд, где шхуна Леон Уайт  была зарегистрирована как потерпевшая кораблекрушение, стали поступать сообщения о встречах с кораблем. За короткий срок шхуну видели в различных районах Атлантического океана более пятидесяти раз. В полузатопленном состоянии судно совершило дрейф к побережью Ирландии. Потом, повторив свой путь через Атлантику, оно вернулось к месту происшествия. Далее Леон Уайт  последовал к Гебридским островам. Его видели к северу от Шотландии. Блуждая по океану в течение десяти месяцев, шхуна прошла не менее 8000 миль, превысив в этом отношении все известные рекорды дрейфа судов. Прошло несколько лет. Однажды после большого шторма шхуну обнаружили на берегу небольшого острова к западу от Шотландии. Парусник осмотрели и установили его точную принадлежность.




Покинутый парусник.


Пароход Данмор  был покинут экипажем во время жестокого шторма, когда судно находилось посредине Атлантики. Более года судно плавало в океане, представляя немалую опасность для встречных судов. Эскадра кораблей британского военно-морского флота получила приказ найти и потопить «бродягу». Однако Данмор  не был обнаружен. Решили, что судно затонуло. Но вот однажды его вновь увидели с проходящего мимо лайнера. Попытались взять скитальца на буксир, но неудачно. В другой раз его взяли на буксир, но по пути следования потеряли. Сообщения о встречах с дрейфующим пароходом вновь стали поступать в британское адмиралтейство. В некоторых из них говорилось, что Данмор  видели сидящим на рифах. Другие были готовы под присягой засвидетельствовать, что видели, как пароход погиб. Однако, хотя авария Данмора  произошла в 1906 г., судьба парохода так и осталась невыясненной.

Случай в Гудзоновом заливе

 Сделать закладку на этом месте книги

Уже в течение нескольких сезонов китобоец Жорж Анри  и вспомогательное судно-база Рескю  всегда находились рядом. Китобоец с относительно новым корпусом шел впереди, прокладывая путь во льдах следовавшему за ним в кильватере Рескю.  На промыслах они работали в «паре»: Жорж Анри  охотился за китами, Рескю  являлся своего рода цехом для разделки туш и складом готовой продукции. Когда-то Рескю  тоже добывал китов. Он даже имел специальные подкрепления для плавания во льдах. Но шли годы, корпус судна значительно износился, и теперь судно выполняло только вспомогательные функции. Плавать на Рескю,  даже в битом льду, было небезопасно. Если ожидался шторм, Рескю  оставляли на якоре, а команда перебиралась на китобоец. Потом совместное плавание возобновлялось.

В 1860 г. оба судна вели промысел в Гудзоновом заливе у северо-восточных берегов Канады. Этот район изобиловал плавучими льдами, иногда на пути встречались сплошные ледяные поля. К тому же часто штормило. Однако плавание протекало благополучно. Экипаж Рескю  еще ни разу не покидал судна.

Но вот однажды опытный капитан Рескю,  предвидя особенно жестокий шторм, решил не рисковать и приказал команде перебраться на борт китобойца. Рескю  недалеко от берега оставили на якорях. Опасность на этот раз действительно оказалась реальной. Волны и ветер безжалостно разделались со старым Рескю.  Сначала под ударами трех огромных волн, обрушившихся на палубу, сломались мачты. Затем судно сорвало с якорей и понесло к берегу. Полуразрушенный корабль оказался выброшенным на мель.

Когда шторм несколько утих, Жорж Анри,  перенесший шторм вдали от берегов, возвратился к месту, где был оставлен Рескю.  Судно находилось в таком состоянии, что спасти его было невозможно. Рескю  пришлось оставить.




После долгого дрейфа.


Прошел год. В конце мая 1861 г. китобоец Жорж Анри  вновь оказался в тех местах, и изумленный экипаж увидел плавающий Рескю.  Многим казалось, что судно не дрейфует, а движется словно по заданному курсу, следуя за китобойцем. Поднявшийся шторм и дрейфующие льдины настолько сблизили суда, что в какой-то момент они едва не столкнулись. Быстрым маневром капитану Жоржа Анри  удалось избежать опасности. Потом Рескю  исчез из виду, однако ненадолго. Через сутки ночью у борта китобойца вновь заметили Рескю.  Судно находилось примерно на расстоянии одного кабельтова. Зажатый во льдах, Жорж Анри  не имел хода, в то время как Рескю,  казалось, свободно маневрировал. Он прошел у самой кормы китобойца и удалился в направлении берега. Наконец, Рескю  вновь оказался в том месте, где его оставили после аварии.

Эти встречи подействовали на воображение суеверных моряков. Они видели в Рескю  преследующий их призрак, отказывались работать и требовали возвращения домой. Капитану Жоржа Анри,  который предполагал зимовать в этих районах, не оставалось ничего другого, как для спокойствия экипажа самому потопить Рескю.  Сделал он это весьма просто. Взобравшись на борт «призрака», он открыл один из днищевых кингстонов, и на глазах у всей команды судно навсегда скрылось подо льдами.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Тоннаж — объем помещений судна как сооружения в целом, служащий для расчета сборов в портах и статистического учета флота.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Дедвейт — предельная грузоподъемность судна, при которой его осадка соответствует установленной грузовой марке.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

В 1970 г. по инициативе финских властей в парке города Котка был установлен памятник А. С. Попову.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Спринклеры — автоматические огнетушительные клапаны, устанавливаемые в потолке помещения на определенном расстоянии друг от друга.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Локоть — древняя мера длины, равная примерно 455–475 мм. 

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Один фут равен 30,48 см. 


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Эйдельман Давид Яковлевич » SOS.