Название книги в оригинале: Кавеева Ольга Талгатовна. XXII век, утро

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Кавеева Ольга Талгатовна » XXII век, утро.





Читать онлайн XXII век, утро. Кавеева Ольга Талгатовна.

Ольга Кавеева

XXII ВЕК, УТРО

 Сделать закладку на этом месте книги

Утреннее солнце наконец проникло в ущелье, осветив скалы за рекой. Воины оживились, начали болтать. Старый Сайрус догнал принца Эда, ехавшего на лошади, и спросил не пора ли им перекусить.

— Из Хала-то мы давненько вышли.

— Воину в походе не до еды, — буркнул Эд. — Предки на войне корнями обходились да тем, что у врага отбирали.

— Конечно, — согласился Сайрус. — Так скоро станция, я пошлю, чтобы картошку варить начали.

— Пошли.

Они шли железной дорогой, вилявшей по правому берегу речонки.

— А почему дорогу зовут железной? — приставал паж принца Фро к Сайрусу. Фро был потешный мальчишка и приставал часто, а когда не приставал с вопросами, то мечтал. За оба эти занятия его и ругали, и били, но он продолжал. Сайрус, впрочем, на расспросы не сердился.

— А в них раньше железо клали, прямо сверху. Я в молодости на север за железом ходил, богато было, да все богатство подбиралам досталось, теперь в дорогах ничего нету, а дураки все равно копают, железо ищут. Ты смотри, не попадись.

— Да я так просто спросил, — хихикнул Фро. Действительно, дороги его не сильно занимали, по-настоящему его интересовало только то, что упоминалось в Книге, а про железные дороги там ничего не было.

Сайрус же продолжал рассуждать, что здесь, где места людные, власть крепкая, есть и дорожные бароны, присматривающие за дорогами, а в других местах они то заросли, то их перекопали. Эд слышал их бормотание, но ему было не до того, он пребывал в мрачном настроении. Он почему-то надеялся, что на границе его встретит Исса, но его, наоборот, ждало дядино письмо. Послание было отправлено дней семь назад и сообщало, что если Эд появится в ближайшие десять дней, то он должен немедленно ехать в Мюн.

Дядя-король был верен себе — много требований и полный туман насчет причин. Впрочем, Эд был рад поспешить в столицу. А о причинах спешки он надеялся узнать в Зальце у его хозяина, дорожного барона Дакки, если, конечно, тот не в отъезде. Там же, в Зальце разойдутся по домам его солдаты, а тех, кому некуда идти, он предложит в дорожную стражу.

Дакки действительно оказался не где-то далеко, а в своих высоких стенах прямо у железной дороги. Большой зал служил для сбора всей общины, а в малом, находившемся выше большого и имевшем крышу, Дакки принимал знатных гостей. В этот вечер Эд оказался единственным гостем.

— Так что там его величество с меня хочет, ты знаешь, наверное?

— Эд! Не может быть! Неужели ты забыл про конференцию?!

Эд действительно забыл.

— Как, она все-таки состоялась? Ее столько раз назначали и отменяли…

— Она не состоялась, она только началась. Вчера, кажется. А затянется, так и вообще вроде как к началу приедешь. В самом-то начале уж очень много хлопот.

— Да уж! Бедный дядя! — Эд подмигнул, но тут же, не дожидаясь возможных ответных шуток, спросил, кто приехал.

— Да все. Я-то узнаю от прохожих, а идут сейчас оттуда только простые, они не сильно разбираются. Но вчера ехал Мэт, знаешь, из горных лордов, так он говорил, что даже с Острова приехали. Ну конечно все горные лорды, король Лу, причем с тремя дочерьми, император кого-то прислал, сам вроде как не может. Он действительно не может?

— А, обстановка как всегда. Орки ждут осени, чтобы было что грабить, но конечно сейчас налетов тоже полно. А с другой стороны, не думаю, что там что-то зависит от императора. Если бы не мы, он давно бы уже сбежал.

— Может быть боится, что если сюда приедет, там кто-нибудь захватит власть?

— Может быть. Я там хоть и воевал уже в третий раз, но политики тамошней так и не понял. Да и люди там сильно мешанные, хотя орков все равно не любят. Кто приехал на конференцию с прародины?

— Много кто, но Мет говорил, что главный Оливе Занг. Не знаю титулов. Ты о нем слышал?

— Еще бы. Координатор Запада и Востока — вот какой у него титул. Он умеет ладить со всеми королями.

— А он воевал?

— Он не воин. То есть где-то когда-то он, кажется, воевал, но сейчас он политик.

Дакки поморщился, хорошенько глотнул пива и сообщил, что он, лично, не любит чистых политиков. Разговор перешел в болтовню о том, о сем, почти как на базаре. Потом спустились в большой зал поплясать с простыми. Тут уже вообще стало не до мыслей.


* * *

От Зальца железная дорога была расчищена, с обжитыми станциями. Ехали быстро, поскольку Дакки дал лошадей для Фро и двух воинов, что Эд взял в столицу — хоть дорога и считалась безопасной, а отвык он действовать без прикрытия. С другой стороны ему как принцу было и просто неприлично ездить в одиночку. Племянник короля всегда заметен, даже если этих племянников и племянниц у Роже человек десять.

У переправы через Инн раскинули свой лагерь подбиралы, один из них стал просить покровительства принца. Эд был не против попутчиков, но для порядка решил выяснить, кто на этот раз собрался под флагом с шестиугольной фигурой, посредине дырка.

— Эй, Фро, узнай имена и откуда они.

Мальчишка, как всегда, о чем-то мечтал, но все-таки приказание услышал, побежал к троим, расспросил и доложил:

— Эммер из Пари, собирает цветное стекло; Готтен, сам из Мюна, с двумя помощниками; Джек, говорит, что ходит по Реке, собирает, что попало.

Джек, а именно он пришел проситься к принцу в попутчики, закивал, вроде как радостно улыбаясь. Эд его, как и многих подбирал, немного знал. Про Реку он, конечно, врал, до чего Фро не местный, и то сразу понял. Готтена Эд знал хорошо, а что до Эммера, то из Пари сюда добираются разве что шпионы. Эд разрешил подбиралам следовать за собой на некотором отдалении, а Готтену ехать рядом с собой.

— За чем ты ездишь сейчас? — начал Эд разговор, стараясь придать своему голосу равнодушие.

— Металл, принц, что же еще. Мы должны обеспечить наши заводы и приходится забираться все дальше. Сейчас я разведал несколько мест, все лето будем копать и возить.

Он достал пластиковую калебасу и спросил, позволит ли принц предложить ему, принцу, кой-какое питье.

— Эк ты стал выражаться. Ну предложи.

Эд кликнул Фро, велел дать кружку, и в нее потекла прозрачная струя не пива, но вина. Эд удивился — прозрачные вина привозили иногда из Марса и только. Попробовал — было вкусно — и кисло, и сладко одновременно.

— Где ты взял это?

— Вчера выменял у одного имперца, он здесь проезжал, но говорил, что вино из Каринти.

— Чудеса, в Каринти давно орки.

— Так им вроде нельзя, — удивился Готтен.

— Ладно, расскажи, что нового в Мюне. Я уехал осенью. Император придумал зимнюю войну.

— Зима была не очень холодной, голода не было. К королю Роже приезжали послы с прародины и из Марса. Он посылал в Пари, те сильно важничают, но было нападение орков на их восточные окраины — те прошли по Реке, так что Пари тоже призадумался. Все равно их король велел сшить себе весь костюм будто из леопарда — в нем и ходит.

— Посмотрим на него на конференции. Я хотел услышать о новостях в самом Мюне.

Готтен принялся аккуратно перечислять, с кем из знатных в Мюне что произошло. Эд теперь слушал внимательно, делая для себя выводы, как изменилась расстановка сил между кланами, что нового у ближайших соседей: в горных княжествах, Умбаре и в мелких владениях, все еще встречающихся среди диких земель.

— А где ты сейчас ездил?

— В разных местах. До северного моря не доехал, больше по горам.

— Уж не в Карпы ли заезжал?

— И там был.

— Я в Империи встречал тамошних князей. Они жаловались, что и туда орки добрались — это правда?

— По Реке конечно, а в леса орки не суются. Только князья там вовсе не князья, это тамошние подбиралы себя князьями зовут. Охота там неплохая.

— А верно, что там совсем близко до Лихолесья? — задавая этот вопрос Эд опять подставил кружку под вино, поскольку дядя его всегда учил делать что-нибудь отвлекающее, когда говоришь, и особенно спрашиваешь, о важном.

— Все говорят, что близко, но я никого доходившего до самого Лихолесья не встречал. Но вещи якобы оттуда мне показывали, и они выглядели новыми.

— А что за вещи?

— Легкую посуду, говорящие таблетки, еду не похожую на человечью.

— И орочью? — предпочел уточнить принц. Торговец подтвердил.


* * *

— Ты мне был нужен еще на ту луну!

— Война.

— Там всегда война. Все равно это решается здесь.

Король Роже уселся в кресло, цыкнул на полезшую поправлять леопардовую накидку девчонку-пажа и указал Эду на стул.

— Ну так что там?

— Не хватает оружия. Имперцы не могут делать хорошие самострелы. У орков огневого оружия больше, а, главное, их самих больше. Смешно, но они лучше используют нашу же местность, горы особенно. Потом, имперское командование. Вы хотели послать туда кого-нибудь в штаб.

— А ты сам не мог что ли?

Эд вздохнул:

— Я платил Серджо, но его отравили. Не думаю, что из-за меня.

— Эд! А если тебе наследовать мне придется — ты так и будешь по горам за орками гоняться?

— У вас трое сыновей, а я лучше воином буду.

— Три оболтуса. Старший пристает, вторую жену хочет, с одной справиться не может. Кстати, ты там не женился?

— Я не спешу.

— Ну и молодец.

Король подставил свою кружку, Эд чуть замешкался, но быстро сообразил, что ни пажей, ни слуг при их разговоре не предвидится, налил сам.

— Устал я, принц.

— С гостями?

— Вообще устал. Но на отдых почему-то не хочется. А тебе?

— У них какие предложения?

Еще года два назад Роже стал советоваться с племянником не только по военным делам.

— Эд, раньше это были предложения, а теперь это требования. Если отбросить все красивости, то Империя ликвидируется, из ее остатков, нас и всей этой мелкоты создается горное королевство, которое постоянными набегами в тыл орков должно не давать им нападать на Марс и Пари и поддерживать Умбар. Тогда они гарантируют снабжение оружием. Оружие им дадут заморцы. Вроде бы.

— Умбар уязвим больше, чем мы, во всяком случае с моря. Потом, что, в Заморье кончилась война?

— Они договорились с южным Заморьем.

— Но заморцы…

— О, это наши лучшие друзья, и как я могу в этом сомневаться, и мы им совершенно не нужны, то есть наобоорот — нужны, но в другом смысле, и так далее…

— А их кровь? Я не раз слышал, что у них кровь эльфов.

Роже при последних словах племянника аж передернуло:

— Клянусь Субботой[1], и ты туда же! Эльфы — выдумка старух.

Эд пожал плечами. Что эльфы — это выдумка старух, он помнил, но когда-то и про орков так говорили, а однако сейчас именно с ними и приходилось иметь дело.

— Эльфы! — фыркнул король. — Нет никаких эльфов. А что, многие в эльфов верят?

— Я не спрашивал. Многие.

— Ладно, пока побудь на конференции, знакомься, болтай, волочись, но в любое время будь готов к отъезду. Я хотел тебя послать до конференции, теперь наверно поедешь после, но если затянется, то и прямо сейчас.

— А куда? Зачем?

— Может быть на Остров, может еще куда.

На Остров — это было странно. Остров был далеко, за Пари и северной мелкотой. Там всегда шли дожди и что-то такое об Острове рассказывали. В общем Эд не стал ломать себе голову и пошел в свой крааль.

Крааль этот выбрал еще его отец, которого он плохо помнил. Несколько стен и большой кусок земли между главной дорогой и рекой. От королевских стен недалеко, но и не так, чтобы тамошний шум слышать. Своего хватало. В его отсутствие слуги жили припеваючи, запасы почти кончились. Он выгнал всех, кого не сам взял на службу, и велел приехавшему с ним Сайрусу брать его хозяйство в руки, а Мишу — ему помогать. Попытки подбиралы Эммера устроиться у него жить тоже что-то означали, но он и его выставил, дав себе слово, что скажет про подозрительного шпиону Джо.

Это было вчера, а сегодня, вернувшись из королевских стен, он с удовольствием увидел, что и добыча, и принесенные после его возвращения налоги, надежно уложены; перекусил, выслушал доклад Фро, что Иссы в казармах нет и никто не знает, где она, и, в ухудшившимся из-за этого настроении, стал собираться на конференцию.


* * *

Короля уговаривали проводить конференцию за городом, в шатрах, но Роже знал, что нужно ему, а что лентяям-придворным. В результате огромные стены, высившиеся между полузаброшенным центром и правительственной зоной, были выметены, дырки замазаны, завешены, циновки постелены, уцелевшие трубы прочищены. В верхних этажах правда все равно гулял ветер и кричали птицы, но по нижним толкались приехавшие на конференцию. Они заполнили лестницы и переходы, а особенно три зала — два больших и один огромный, похожий на половинку скорлупы ореха.

Все это были важные гости и их свиты, а зеваки из местных толпились вокруг здания. Здесь же раскинули свои палатки подбиралы, предлагая заезжим все, что удалось раздобыть на пространстве от пролива, за которым Остров, до Империи и от дальнего моря до ближнего.

Эду дорогу в толпе прокладывала пара королевских гвардеек, позади шел Фро. Они поднялись по широкой лестнице, единственной широкой лестнице в этих стенах, в главный зал. Заседание еще не началось. Дядя представил Эда самому Оливе Зангу, который оказался худым, еще не старым и очень улыбчивым. Он сказал, что слышал о подвигах принца Эда на северном фронте. Эд не сразу понял, что северным фронтом на прародине зовут восточный. По двум-трем вопросам Занга стало ясно, что если и не о подвигах принца, то об обстановке на фронте дипломат имеет представление. Но он был слишком занят, так что представив Эду молодого принца Н¢Кори, Занг прошествовал к своему креслу на сцене. От почетного табурета, Эд это уже знал, координатор Запада и Востока отказался, ссылаясь на скромность своего положения и происхождения в сравнении с владыками Севера.

— Я никого здесь не знаю, — заявил Н¢Кори сразу, — а мне интересно.

— Я думаю, глав государств вы знаете…

— Они у меня все перепутались. Вот, например, та женщина не похожа на секретаршу.

Он указал на крупную даму в просторном кожаном платье с пуговицей из крупного бриллианта.

— Это госпожа Клер, посол, то есть жена посла Империи. Он сам… наверно занят и послал жену поприсутствовать.

— А, собственно, зачем? Здесь же должна быть сестра их императора.

— Да, она здесь. Вон, видите в ложе?

Н¢Кори некоторое время добросовестно пытался разглядеть сестру императора, но та отвернулась, вероятно с кем-то разговаривала, да и двое придворных, обмахивавших ее опахалами, мешали. Тогда юнец с прародины сообщил, что у него дома женщины четко знают свое предназначение: поле и дом, и никакой политики.

— А Табуа Янг?

— Война относится к категории поля, — объяснил гость.

Эд не стал спорить, интереснее было рассматривать Н¢Кори: длинные шпильки в волосах, пояс из леопарда, в прорезях рубахи видна роспись под традиционную татуировку, на груди покоится малахитовый крокодил. Наверное, точный образчик моды, где еще увидишь.

Тем временем на табурет посреди сцены уселся король Пари Лу и заговорил насчет того, что надо объединиться перед лицом общего врага, что если интеллектуальные ресурсы Пари объединить с научными достижениями Мюна да прибавить благородную воинственность Империи, да имея в тылу Спану…

Ему аплодировали, в том числе и Занг. Зато король Марса Жан прикидываться сильно не стал и, поводив немного руками в воздухе, скрестил их на широкой груди, прикрытой королевской рубахой — пестрой, с золотыми нашивками по плечам.

— А как вам его выступление? — спросил подошедший мужчина, обращаясь и к Н¢Кори, и к Эду. Был он высок, почти как Эд, с татуировкой на одной щеке, в однотонной рубахе и длинных шортах.

— Я что-то не понял, чего он хочет, — признался Н¢Кори.

— Он хочет, чтобы все оставалось для него по-прежнему, — прокомментировал Эд. — Им там в Пари довольно неплохо живется: с юга их прикрывают Марс и Спана, с востока мы. Иногда с севера или с океана какие-нибудь шальные орки забредут и все. А как об обороне речь, так их и нет.

— Сколько я понимаю, это официальная точка короля Роже? — поинтересовался все еще не представленный мужчина.

— Нет, только моя, — на всякий случай ответил Эд.

— Принц только что приехал с фронта, — пояснил Н¢Кори.

— О, тогда конечно. Я Эрибис, советник посла Нижнего Запада и принадлежу к сообществу «гендальф».

— У нас не принято распространяться о сообществах, — усмехнулся Эд. — Я вообще-то «боромир», но про Книгу не со всеми стоит разговаривать.

Пока они таким образом «принюхивались» друг к другу, начал выступать президент Умбара Лючи. Эд поднятием пальца предложил послушать его, ожидая, как отреагируют приезжие на умбарский обычай длинно и страстно рассуждать о чем угодно. Долго они не выдержали.

— Вы не могли бы перевести мне его речь на человеческий язык? — капризно попросил Н¢Кори.

Эд усмехнулся и пояснил:

— У Лючи пока нет никакого мнения, а может есть, но он не торопится его высказывать.

— Он не пользуется большим уважением?

— Почему? Он, между прочим, вполне успешно держит орков на юге, да еще зажигалки делает.

В подтверждение Эдовых слов Лючи сошел с трибуны под одобрительные возгласы и, раскланиваясь со всеми, прошел в свою ложу.

— Все равно видно, что эта земля вас не приняла, — заявил Н¢Кори. Эд не первый раз слышал такие заявления «предков» (так он для краткости звал важных гостей с прародины).

— Вы должны были за это время найти подход к этой земле, а вы не знаете как с ней управляться.

Конечно юнец повторял чьи-то слова. Причем делал это с важностью. Эд не хотел с ним связываться, потому что опасался, что дело кончится мордобоем. К счастью, рядом был улыбчивый Эрибис, и можно было переключиться на него:

— Вы тоже так считаете? — обратился он к дипломату с Нижнего Запада.

— Я не специалист по вашим делам, я советник по мировым проблемам.

— С удовольствием поговорил бы с вами, где что делается, а то до нас слухи в основном доходят.

— Конечно, я расскажу вам все, что знаю.

Наверное, новый знакомый имел какие-то обязанности кроме сопровождения Н¢Кори, потому что, поглядывая в сторону, он заторопился уйти. А Эд вспомнил, что дядя что-то говорил про дочек короля Лу и повел Н¢Кори с ними знакомиться.


* * *

Ночью в королевском краале собирался небольшой штаб — не по проведению конференции — тот собирался по утрам — а совсем маленький — по сути.

Эд был позван и застал там, кроме дяди, одного из горных вождей Хараля, дядиного канцлера Томбу, главного шпиона Джо и жену имперского посла Клер — в том же кожаном платье с бриллиантовой пуговицей.

Эд рассказал о делах в Империи, то и дело извиняясь перед Клер за резкость своих суждений, но она лишь отмахивалась. Клер приходилась Роже родственницей и имперской сторонницей так и не стала. Внимательней всех принца, естественно, слушал шпион Джо, остальные хотели обсуждать ситуацию на конференции и чем все это может кончиться.

— Если бы «предки» воевали с орками, а не друг с другом, то была бы помощь, — сказал Хароль.

— Наверное, друг с другом легче, — вздохнул Томба.

Это был старый разговор, король только поморщился от бесполезности и обратился к племяннику:

— Эд, я видел, что ты, вместо того, чтобы морочить головы хорошеньким принцессам, болтал с Эрибисом. Ну так порасспроси его о заморских делах, он вроде в них разбирается.

— Им с нас вещи были нужны, — продолжал размышления вслух Хароль, — а как вещи кончились, так мы сразу обуза.

— Ну кой что еще есть, — возразил Джо.

— А раньше-то! — напомнила Клер. Она точно была здесь старше всех, и золотые времена пришлись на ее детство. Ну, может, молодость.

Эд подумывал, как бы отсюда смыться, но дядя его желание учуял и посмотрел строго.

«К чертям белым, — подумал Эд. — Завтра же Иссу поищу. Кто-то же знает, куда она делась».

Важные деятели между тем обсуждали положение. Хароль говорил, что хорошо бы создать все-таки центр в горах, где делали бы оружие, и через который перебрасывали бы войска из Мюна на юг, а при необходимости, из империи в Марс и наоборот. Это может было бы и неплохо, но Эд помнил, что этот план обсуждался еще в его детстве, даже название придумали — Импмаунт — Горная Империя, но дальше названия дело не пошло. Да и повоевавши, поездивши по горным дорогам, даже и на конях, он представлял концы.


* * *

Утром, до конференции Эд еще раз заглянул в казармы гвардии, но Исса там не появлялась. Командирша опять заявила, что Исса хоть и гвардейка, но разведчик, сидеть в казарме не обязана. Эд хотел ей сказать, что она-то как командир все равно обязана знать, где ее, пусть и разведчик…, но покосился на лоснящуюся физиономию и пошел своей дорогой.

На полпути посетила его мысль повидать главного «боромира». К счастью, президент их сообщества был на месте, то есть в баре, который сейчас, по случаю конференции, был переполнен. Он-то про Иссу знать был не обязан, но, подумав, сказал неожиданную вещь:

— А знаешь, видел я твою Иссу, точно видел. Дай памяти, три четверти луны как видел. Заходила сюда. Тепло уже было, а она одета, будто мерзнет, сказала, что в Нюр едет. Зачем, не сказала, только говорит, что мол кто попало спросит — не отвечай. Но я так думаю, ты ведь не кто попало.

— Ой, не знаю, — настроение Эда сразу улучшилось, — дай пива, держи никель.

Он сунул тому спанскую кругляшку из серебра, выпил тепловатое пиво. Бармен-«боромир» смотрел, как он хлебает отнюдь не первосортный напиток, потом вдруг сказал:

— Она в Нюр наверно в разведку. Старый Охотник опять с твоим дядей-королем разругался, ко мне недавно секретарь Томбы заходил, говорил, чуть не воевать Старый Охотник собрался. Не слышал?

— Откуда? Я только приехал из Империи.

— Да, там-то война ой-ой.

— Ладно, я пошел.

По дороге он думал про странности окружающих людей. Например, старающийся все всегда знать бармен, так и не знал, что Исса даже наоборот — дочь Старого Охотника. Правда, детей у последнего было столько, что он вряд ли сам их всех знал. А может, и знал — от Старого Охотника всего можно было ожидать.


* * *

К полудню он успел выпить с Эрибисом достаточно пива и услышал вполне интересные вещи. Он узнал, что война на севере Заморья вроде как кончилась, но соваться туда никто не решается. Только сами северяне возят на большую ярмарку в Мекс металл, стекло, всякие штучки. Жители южного Заморья живут сытно и весело. По танцам не уступят нам самим. Тут Эрибиса куда-то позвали, а на сцену вышел глашатай в маске и объявил о колдовстве на крыше большого зала с вечера до полуночи. К обряду требовалось подготовиться, и присутствующие стали расползаться. Эд неожиданно увидел поблизости шпиона Джо.

— Ты на моленье? — удивился Эд.

— Дело святое, — кивнул тот, — иди-ка к королю, он сейчас в здешнем кабинете.

Эд прислушался к собственным ощущениям и решил, что пива выпил достаточно, кликнул мечтавшего Фро, велел предупредить Эрибиса, если сюда вернется, что, мол, принц вызван по делам, и пошел к дяде. Шел и морщился, предполагая, что разговор пойдет опять о конференции.

У Роже была страсть к большим комнатам. Он даже как-то объяснял племяннику, что чем больше кабинет, тем сложнее организовать покушение. Здесь он себе под кабинет выбрал тоже не малую комнату. На стене висела одна из любимых карт, на пол бросили циновку (Роже любил ковры, но ковры раздражали «предков»), несколько кресел и стульев да пара ящиков дополняли обстановку. Увидев племянника, Роже бросил ходить, сел в кресло, Эду указал на другое.

— Что-то случилось? — спросил принц.

— Ничего неожиданного. Просто посоветоваться хочу. Ты ведь иной раз такое скажешь, до чего мудрый не додумается. Ночью ко мне приходил Занг. Предлагает королевство на юге. Там как раз король бездетный, родственников куча, но он меня усыновит.

— Так у Лючи двое сыновей. Или он тебе Спану предлагает? — засмеялся Эд.

Но король не улыбнулся:

— Речь о самом крайнем юге.

Эду потребовалось усилие, чтобы сообразить, что речь идет о юге прародины.

— Послушай, племянник, а правда, что нас здесь держит?

— Королевство на юге предлагают только тебе или императору и Лючи, и еще кому?

— Не знаю. Может быть да, может быть нет.

— Просто именно мы держим всю оборону, мы ее главное укрепление! А может они просто продались оркам, наши благородные «предки»?!

— Подожди Эд. Ответь, что нас здесь держит. Почему мы тут живем, терпим холод. В конце концов, ведь могли бы с тобой, с теми же умбарцами отправиться куда-нибудь поближе крайнего юга прародины, свергнуть одного из этих придурков, что числят себя большими политиками, и править. Еды бы хватило, войн тоже. Но мы сидим здесь, хотя тут все хуже растет, воевать приходится с орками, а не с дураками-соседями. И даже предлагают мне не где-нибудь, а именно на крайнем юге. А?

Эд, пока король говорил длинно, сообразил:

— Здесь много железа, а главное города, стены.

— Да, ты прав, память нас держит. Хотя тоже…

Он махнул рукой. Эд не понял, что это значит. Посмотрел вопросительно. В это время кто-то громко поскребся у входа.

— Подождите там! — крикнул король. — В общем, поедешь за второе море. Но тайно, никому об этом ни слова. Это дело я никому поручить не могу, только тебе, поскольку ты моего рода и серьезный. Ты тут недавно об эльфах рассуждал. Были, не были. Не было! Никаких эльфов, как в Книге, не было. Все придумано. Не перебивай. Знаю, что скажешь — железные дороги, города, лики. Все равно не было. Придумано все это. Но хорошо придумано. Я и сам их эльфами про себя зову. На самом деле они люди, смертные. Да, они сделали дороги, города и массу вещей, из которых мы добываем железо, а там полно всякого такого, с чем не знаем, что делать. И оружие у них было — никакие гномы не сделают. Потом они ушли, а мы остались.

Ветер играл перьями короны, которую Роже снял, чтобы не мешала.

— По-твоему, что нужно, чтобы орков сюда не пустить?

— Оружие. Людей в конце концов найдем. С Империи сюда прибегут, да и бездельников в городах собрать можно, половину перебьют — остальные станут воевать. Оружия не хватает. У нас стрелы, у них гранаты.

— Скажи спасибо, что автоматов им не дают.

— А что это такое?

— Было такое оружие. Я видел. Ладно. Так вот, Эд, заморцы нам все равно настоящего оружия не дадут. Они сговорились, и будут ждать, когда мы перебьем друг друга. Старые Земли им не нужны, они их сердца не скребут. Спана может только, да и то не очень. А вот бывшие жильцы, пожалуй, хотят сюда вернуться. Есть признаки.

— Эльфы что ли? — не понял Эд.

— Опять ты… — поморщился Роже. — Лучше уж белыми дьяволами их зови. В общем неважно. Видели их. а это не спроста. Вот и надо разобраться, что да почему, — но тут он прервал себя. — Ладно, еще поговорим. Начинай собираться.

Он снял с руки и вручил Эду золотой браслет, на котором был вырезан леопард и какие-то знаки из тех, что попадались на старых вещах, но объяснить их смысл по-настоящему никто не мог, хотя толкований он слышал предостаточно. Такой браслет заменял все королевские файлы и указы.

Эд постарался не показывать радость. Спросил, держа браслет, но не надевая:

— Хенка и Ваджо дадите?

Король подумал:

— Хенка. И больше никого не проси.

— А лошадей?

— Лошадей возьмешь, но не увлекайся. Проводника ищи сам, у Джо никого туда нет. И не торгуйся, а то другого пошлю.

Эд усмехнулся такой угрозе и надел браслет.


* * *

В казарме гвардеек было пусто — все девушки были заняты на конференции. Дежурная девчушка отрицательно покачала головой раньше, чем он спросил об Иссе. Эд кивнул и пошел прочь. Шагая по улице, он задумался, куда идти — в королевский дворец посоветоваться с Хенком о дороге, если он там; в бар к «боромирам» или вернуться на конференцию. Он никак не мог решить и, пожалуй бы уже кидал никель, потому что расстояние что до бара, что до королевского дворца было одинаково, но тут как раз на него налетел Эрибис.

— Принц Эд! Как хорошо, что я вас встретил.

Эрибис был явно встревожен, да и сопровождавшие его телохранительницы были серьезны.

— Что случилось?

— Н¢Кори пропал. Вчера вечером пошел развлекаться в Голые Стены и не вернулся.

— Один пошел?

— С какими-то девками…

— Но-но… Простые девушки в Большие Стены не допускаются. Принцессы, гвардейки, в крайнем случае, секретарши, а в них почти сплошь дочки министров. Что за девушки?

— Да я их не видел!

Одна из телохранительниц вмешалась в разговор:

— Обе небольшие, молоденькие, одинаково заплетены и завернуты в голубое.

— А как заплетены?

— Одна косичка справа, а в ней белое перышко.

Эд нахмурился — девушки с белыми перышками были тоже из какого-то сообщества, но более тайного, чем мужские. Он поднял руку с леопардовым браслетом и сразу шедшая мимо гвардейка подскочила к нему.

— Ну-ка, девушка, сбегай в Белую Ногу и спроси принцессу Мату. Если она дома, пусть бежит ко мне, если нет — ты прибежишь и доложишь. Мы идем в Голые Стены.

— Н¢Кори не просто молодой человек из делегации, — напомнил зачем-то Эрибис.

— Поэтому мы сейчас пойдем и поищем, — повторил Эд.

— Он хотел осмотреть весь город Мюн.

— А что в Голых Стенах смотреть, — пожал плечами Эд и зашагал в нужном направлении. Идти было далеко.

Когда-то это был,


убрать рекламу







как говорили, центр Мюна, но слишком много здесь было очень высоких стен, а они часто падают, и центр стал опасен, жители перебрались или к королевским заводам, где работали, или к королевскому дворцу. То и то было далеко от старого центра, который, после того как рухнуло большинство высоких стен, превратился в каменоломни. А название «Голые Стены» означало, что там почти ничего не растет. Искать кого-нибудь в этом месте было бы трудно, если бы не жившие там каменщики.

Так что придя на месте Эд свистнул их, роздал по лепешке (были взяты по дороге по браслету), пообещал мясо нашедшему и стал ждать вестей.

— Вы думаете, они его найдут? — усомнился Эрибис.

— Если он тут был — найдут.

— А кто они такие?

— Сложный вопрос. Они себя числят подбиралами, но те их не признают и свой знак с дыркой носить не разрешают. В королевские работники они не хотят, добывают камень, продают тем, кто строится. Кому повезет, тот что-нибудь найдет для подбирал. Когда сильно солдат не хватает, то и их ловят и отправляют воевать.

Но раньше каменщиков вернулась посланная гвардейка.

— Ну что, девушка?

— Принцесса Мата дома не ночевала, — доложила она браво.

— А сейчас она где?

— А никто не знает.

Мата приходилась Эду какой-то родственницей, чтобы не путаться, он звал ее сестрой.

— И что это значит?

— Как отнесутся родители Н¢Кори, если он здесь женится на принцессе, племяннице короля?

Эрибис вытаращил глаза.


* * *

Эд с трудом оторвался от Иссы, от ее губ, от жестких маленьких рук, от… Но оторвался. Вздохнул, накинул на нее покрывало и сел на табурет напротив. Исса засмеялась:

— Я тоже о тебе думала. И сколько у тебя подружек на войне.

— Спасибо, что думала. Ты ведь у отца была? Как он там?

— Как? — она помолчала. — Он изменился.

— Постарел?

— Не. Бегает как козел. Не потолстел. Но другой. Не знаю.

Эд понял, что это тот случай, у нее не редкий, когда все увидела, а объяснить не может. Королю такое нравилось, ему, Эду, не очень.

— Так он правда с нами воевать собирается?

— Кто?

— Ну твой отец?

— С чего ты взял?

— Да говорят некоторые…

— Ну чушь. Ничего он не собирается. Меня не за этим посылали, а совсем из-за другого. Кто тебе сказал?

Только допроса ему не хватало!

— Фро! Я тебе подарок привез. Фро!

Мальчишка откинул дверную занавесь.

— Фро, неси красную коробку.

Фро сбегал, принес, поставил на пол у постели. Эд откинул легонькую крышку и одним движением выхватил красное платье, расшитое там и сям золотом. Исса подхватила, расправила и присвистнула.

— У орков взял?

— Выменял на одного орка. Нравится?

Исса пощупала блестящую нежную ткань, посмотрела вышивку.

— Нравится. Только как ее одевать не знаю. По-моему, это не орочья одежда.

— Говорят, с края света. Хотя меня учили, что Земля круглая и края у нее нет.

— Да мне тоже так говорили… — рассеянно сказала она, крутясь перед большим и почти целым зеркалом.


* * *

— Ты гляди, повеселел. Вот что значит хорошая девка.

Эд на королевские подначки внимания не обращал. А может Роже вообще завидует.

— Ну ладно, что тебе Исса рассказывала-то?

— Про отца немного.

— А зачем ездила не говорила?

Эд удивился — а действительно, о том, о сем поболтали, а зачем ездила-то не сказала. Да впрочем, много ли ночью времени?

— Не-а.

Роже хмыкнул:

— Нет, все-таки до чего дети Охотника на него похожи. Вроде и из дома гонит едва подрастут, а все как один — дело так дело, пьянка так пьянка. Ты за море собираешься?

— Собираюсь. Лошадей присмотрел и кого из людей брать. С Хенком говорил.

— Молодец. Но поедешь в другую сторону. Про дальние земли рассказывают, а редко кто бывал. Я и послал разведчиков в некоторые места, где по разумению можно до этих, ну ладно, будем для краткости эльфами звать, хотя вовсе не эльфы, добраться. Иссе твоей был весь след к батюшке ее съездить. Не думал я, что там толк будет, а с другой стороны, уж если что у него в окрестностях заведется — не упустит. Она тебе что рассказывала?

— Что у отца была говорила, а зачем — нет.

Король покрутил головой, усмехнулся:

— Серьезная девка. В общем вроде как у Охотника поблизости видели эльфов. Так я думаю, надо к нему съездить. И поскорей. День на сборы, а послезавтра утром выезжай. Да много с собой людей не бери — ты, Исса и пара воинов, не больше. Никому, конечно, не говори, зачем едешь. Может на охоту. Ночью придешь — поговорим.

Эд не любил сборы в походы и предпочитал их кому-нибудь поручать. Раньше у него был такой человек, Ганнер звали. Хоть не скоро собирался, но основательно, ничего не забывал, но во время последнего похода в Империю он пропал, скорее всего был украден орками и, если не убит, то стал у них рабом. Кому только в отряде он не поручал эти хлопоты — все было не то. Даже Сайрус плохо справлялся. Может специально. Сейчас, впрочем, было проще — он приказал Иссе собрать все необходимое, включая недостающих лошадей и двух мулов. Исса покосилась на браслет и пошла выполнять приказ.


* * *

Впереди ехал сам принц Эд на собственной лошади. Чуть сзади гвардейка Исса, подальше двое воинов: Миш, отоспавшийся и отъевшийся в краале у Эда так, что лоснился, и Хенк, из тайных королевских охотников, маленький и с виду слабый, однако Эд видывал его в деле и знал, что разведчик он хитрый, а боец опаснейший. С собой он таскал ворону по кличке Карла, про которую говорил всегда, что умнее ее в Мюне лишь король Роже. Замыкали маленький отряд два мула, груженые припасами, за мулами приглядывал Фро, тоже на муле, лошадь ему Исса добывать не захотела.

На Фро никто не обращал внимания, а он был счастлив с тех пор, как кое-что услышал, лежа за дверным пологом принцевой комнаты. Собственно, немного, но главное — эльфы!

Фро размечтался об эльфах с того времени, когда от бабки своей услышал о Книге и что в ней написано. С тех пор, едва у старухи выдавалось подходящее настроение, он приставал к ней с вопросами. Затем вопросы посыпались на забредавших к ним в деревню сказителей Книги, пока один из них не сказал ему, что если перебраться через северное море, то как раз попадешь в Средиземье, и, хотя эльфы ушли оттуда в свой Валинор, но следы их видны там повсюду.

Вскоре как раз умерла бабушка, а мать отнюдь не поощряла его расспросов и беганий по сказителям, а гнала то в поле, то на огород, покрикивая, что из слушающих сказки он уже вырос, а до охотников не дорос. Однако Фро продолжал бредить Книгой, а потому был рад, когда новый материн муж дядюшка Хью отдал его в услужение шедшему на север торговцу за хороший топор. Потом с ним много чего случилось, и наконец он был взят в пажи принцем Эдом во время его, принца, предыдущего похода на орочью границу и привезен в город Мюн, который Фро по временам считал за Минас-Тирит.

При королевском дворе Фро пришелся к месту — мальчишек для поручений здесь хватало, но исполнительностью и веселостью он превосходил всех, не жаловался, если били, охотно плясал, когда велели, то есть обладал многими достоинствами. Следы эльфов и вообще третьей эпохи встречались действительно на каждом шагу, орков он сам навидался сколько угодно, когда попал в плен к пиратам и потом на войне, но теперь он от разных людей слышал, что и эльфы, видно, не совсем покинули Средиземье.

Говорили, что лесные как жили, так и живут в лесах, но это очень далеко и почти наверняка нарвешься по пути на орков; говорили, что совсем на севере, за вторым морем тоже живут эльфы, но туда тоже нельзя добраться; говорили, что они иногда приплывают на Остров, что на западе. Фро уже стал подумывать, не отправиться ли ему туда, но услышал роковое слово «эльфы» от самого Эда и понял, что мечта его приближается.


* * *

Принц Эд тоже думал об эльфах. вернее, перебирал в голове разговоры с Роже перед отъездом.

— Они хотят сюда вернуться, на этом их и подловим. Ты им предложишь обмен: нам оружие — им возвращение. Сначала на Остров, а там посмотрим.

— А кто сейчас на Острове?

— Людей там мало, на юге только.

Потом, когда было выпито уже много пива, Роже объяснял заветное:

— Их время вышло. Это не первый раз, до них были другие эльфы. Суть в том, что те, чье время кончается, должны новых всему научить. А они сбежали, то есть долг свой не исполнили, поэтому у нас то не работает, се не действует. Ты им так и скажешь — в этом ваш долг.

— А куда они ушли или сбежали там?

— Не знаю. В Лихолесье, наверное.

— Так туда же пройти нельзя, там стена невидимая!

— Это нам нельзя, а их стена пропускает. В общем, добьешься встречи с их королями и скажешь про возвращение.

— А если не поверят?

— Ну, почему не поверят. Я договор на золотом листе напишу. И честно тебе говорю: будут хорошо нам помогать, я им Остров отдам.

— А тамошний король?

— Не, — отмахнулся Роже, — нету там короля, прибили. Кто от них на конференцию приехал, говорит, что они теперь без короля. В общем, Остров можешь обещать. Пари, кстати, согласился.


* * *

Их отряд был снаряжен для похода в дикие земли, хотя и старался не показать этого. Но пока они ехали по обжитым местам и опять железной дорогой. Вдоль нее стояли пустые города, по которым бродил ветер да стаи кошек, а из людей лишь добытчики камня из ближайших деревень. Впрочем, редко за день не видали они флага с шестиугольной фигурой, то есть здесь все еще что-то находили. За городами виднелись деревни, окруженные полями картошки, проса, ячменя; там и сям вился хмель. Если где с дороги открывался дальний вид, то можно было заметить даже свиней и коз. В лесах наверняка собирали орехи и охотились.

Но по мере приближения к Великой Реке деревни сменялись укрепленными краалями со стенами из старых камней. Полей здесь почти не обрабатывали, предпочитая разводить скот, который можно спрятать в лесу. Потом вообще пошли безлюдные места, ночевать приходилось в тех стенах, где сохранились верхние этажи. А одна ночь оказалась в чистом поле, можно сказать.

Вернее, в редком лесу и рядом река, но тоже мелковата. Долго спорили, как ночевать, но пришлось поступить, как Хенк предложил — перебрались на островок, натащили хвороста сколько смогли и назначили сторожей на ночь. Первым сторожить вызвался сам Хенк, а Фро ему помогал. Самострел Хенка был из лучших в Мюне, когда заполночь несколько волков попытались на них напасть, он не стал никого будить, а отбивался водиночку. По крайней мере один раз он попал — слышался визг. Под утро Фро уснул, а волки опять полезли, но уже проснулась Исса и помогла Хенку. Одного волка, белого с черными мелкими пятнами, гвардейка специально подпустила близко, чтобы не лезть за ним в воду — ей понравилась шкура. Волк был крупный, так что мяса хватило на всех.

Наконец они вышли к Великой Реке. За ней начинались владения Старого Охотника.

— Смотри-ка, — Исса показала на дорогу, и Эд тоже увидел, что им навстречу летит Хенкова ворона. Подлетевши, она уселась на холку Иссиного коня, на лапе ее была привязана береста. На бересте оказались выцарапанные значки, Исса стала их разбирать, Эд ждал — он, приученный с детства к грамоте, так и не научился читать значки разведчиков. Гвардейка сказала, что надо ехать быстро, сильно не шуметь, впереди орки, но сам Хенк пока в безопасности. Эд отдал распоряжения Мишу и Фро, и маленький (не слишком ли!) отряд прибавил ходу.

Дорога, по которой они ехали, с обеих сторон имела кусты и деревья, так что видеть их посторонний не мог, а вот засаду орки могли им устроить запросто. Но они благополучно доскакали до последнего перед Великой Рекой дерева, где их ждал Хенк.

— Что?

— Видел орка на мосту и по-моему что-то горит на том берегу. Пусть мальчик слазает на дерево.

— Эй, Фро, быстро вверх и доложишь.

— Возьми веревку, — прибавила Исса, — спустишься быстрее.

Фро бы и так спустился, но ослушаться разведчицу он не решился и, под нетерпеливыми взглядами принца да и всех остальных, долго доставал запутавшуюся веревку из сумы. Наконец он справился и полез на то дерево, что указал Хенк — не самое крайнее, но самое высокое из ближайших.

У Фро было хорошее зрение, так что он разглядел, что небольшая ватага орков осаждает сторожевую башню моста. Этот мост оставался единственным через Реку на многие мили вверх и вниз. Конечно, можно было переправляться лодками, но мостом было удобнее. Зато он и привлекал орков. Зато и Охотник держал у моста специальную стражу.

Фро хотел уже слезать, когда увидел, что двое орков потащили своего раненного куда-то в сторону. Приглядевшись, он различил, что недалеко на берегу сидят десятка два людей. Вот двоих из них подняли и повели к сторожевой башне. Орки дали им по ведру и велели — было ясно по жестам — бежать к башне с этими ведрами. Веревку снизу задергали, желая поскорей услышать его доклад, и он заскользил по ней вниз. Что в ведрах нефть, он догадывался и не глядя.

Выслушав его рассказ Эд, Исса и Хенк стали совещаться. Ясно было, что с орками придется воевать, но их было многовато.

— Надо дать знак тем на берегу, чтобы они напали на орков, — решил Эд, но Хенк, не споря с принцем, предложил, что лучше бы переползти по мосту и с него обстрелять орков из луков, да зажигалками забросать. Эду очень не хотелось ползти чуть ли не милю, но переправляться на ту сторону надо было все равно, лодки у них не было, а делать плот — долго и заметно.

В результате, Фро, к его огорчению, был оставлен с лошадьми на этой стороне, а четверо воинов где перебежками, где ползком отправились на ту сторону. Эд чертыхался, Миш вздыхал так, словно накликивал ураган, но на ту сторону они добрались.

Нефть догорала, но защитники башни были живы. Орки спорили, не подлить ли еще, но, похоже, им было жалко топлива, хотя плыли они вниз по Реке, но все равно их капитан доказывал, что и вниз топливо нужно. Спорили громко, так что все было слышно, Эд аж задумался, кто прав, потом спохватился, огляделся и увидел, что все только ждут его команды.

— Огонь! — негромко, но энергично крикнул он и выстрелил из своего умбарского самострела целясь в командира орков — его легко было узнать по большой шапке на голове. Но орку повезло — стрела вонзилась в другого орка, подсунувшегося куда не надо.

Зато две зажигалки, выпущенные из пращи Иссой, наделали шуму, да и стрелы Хенка не пролетели мимо, чего нельзя было сказать о стрелах Миша. Но оставшиеся в живых орки не растерялись, а спрятались под мост, теперь надо было смотреть в оба, дожидаться, где покажется орочья морда и стрелять без промаха. Это могло затянуться надолго, а солнце садилось. Эд выглянул за парапет моста и увидел, что люди, собранные на берегу, на чью помощь он рассчитывал, сидят и глазеют.

— Эй вы, я принц Эд, со мной большой отряд! Мы убили много орков, помогайте нам!

Слова ли его напугали орков, или зажигалка, запущенная Иссой под мост (он никогда не мог понять, как ей удаются такие фокусы), но орки попрыгали из-под моста на мелководье и бросились к своему кораблю. Хенк подстрелил одного, но остальные взобрались на корабль и, быстро отчалив, поплыли по течению, выбираясь на середину.

— А сколько добра у них на корабле, — вздохнул Миш. И пошел вместе с Хенком обирать убитых. Ворону Карлу Хенк послал за Фро с лошадьми, а сам Эд пошел к башне, из которой уже выбежали трое стражников. Они были счастливы и, перебивая друг друга, рассказывали, как напали орки.

Когда первые, самые простые, рассказы были поведаны, а лошадей все еще не привели, Эд увидел, что Исса идет впереди тех, кто сидел на берегу, а Хенк гонит раненного орка.

— Хенк, зачем он тебе?

— Так допросить.

Эд поморщился. Допрашивать одиночного, случайно пойманного орка дело нудное и бесполезное — по их физиономиям он никогда не мог понять врут они или говорят правду. На фронте Эд придерживался правила пленных не брать. Тем более, что орки как раз обожали брать в плен и как можно побольше. И обращали в рабство.

— Исса, допроси.

— А потом нам можно будет его убить? — спросил старший из парнишек, оборонявших башню.

— Хенк, подаришь им? — спросил Эд, досадуя, что приходится просить подчиненного. Будь это не Хенк, он бы приказал.

— Скорее возьму в долю, — ответил следопыт.

Эд хотел заняться осмотром добычи, но Исса, кивнув на толпу освобожденных людей, сообщила:

— Я сказала, что они пойдут с нами к Охотнику, а он решит, где их поселить.

— Зачем? Пусть в свою деревню идут. Или что?

Исса поморщилась, помолчала, потом очень тихо, чтобы никто не слышал, сказала:

— Похоже, что они сами ушли с орками.

— В рабство? — не поверил Эд.

— Они думали, что будут сытыми.

Принц замолк от изумления, потом стал соображать. Будут ли сыты или нет, сказать трудно. Куда попадут. Не это казалось ему важным. С древних времен, с легендарного рабства каждый человек отличался страстной любовью к свободе. Это слово повторяли как молитву и как проклятие тем, кто столетиями держал в рабстве их предков. Ради свободы он сражался в Империи и не хотел оставлять проклятый континент. Все ради свободы. И все. Король и крестьянин. Для всех свобода была как лепешка и как вода. И вдруг люди уходят в рабство к оркам. И, судя по тому, как хмурится и не хочет объяснять Исса, то все так и было — сами ушли в рабство. Подданные Старого Охотника, самого свободного человека из всех, кого он знал.


* * *

Наутро они покинули спасенную башню, украшенную теперь головами орков. За рекой опять потянулась пустая земля. Запасы их истощились к радости мулов, а купить было не у кого. Похоже, Нюр сильно обезлюдел, а когда-то Старый Охотник чуть не в короли собирался.

Поближе к городу Нюру стало повеселей — заселенные деревни, краали, много свиней, люди улыбались. Так приехали они в город. Собственно, старый Нюр-то лежал подальше. Охотник не хотел селиться там, а велел настоящий Нюр разобрать и строить свой крааль на большом и почти пустынном холме. Себе дворец он построил из блестящего железа и хороших камней, да не просто камней, а таких, на которых было вырезано что-нибудь. Обычно это были изображения людей, но он так их подобрал, что головы оказались внизу, а ноги, иногда руки, вверху. Со временем низ постройки зарос травой, ну и мусором, конечно, так что дворец Охотника стали звать Руки-ноги. Иногда и весь Нюр так называли.

Встретили их хорошо, свиней закололи, пива натащили, полночи плясали. Эд тоже был не прочь поплясать, но Старый Охотник позвал на крышу своего дворца, сверху поглядеть. Так они там и сидели, а Исса подносила жареную свинину, пиво, орехи — изображала послушную дочку своего папаши. Тот игру оценил.

— Хорошая девка. Ты на ней жениться не хочешь?

— Может быть. То есть я должен сначала жениться на какой-нибудь принцессе, а потом могу на ком угодно. Если Исса согласится, то я готов взять ее второй женой.

— А по-моему нынче насчет согласия не спрашивают?

— Это простых. А девушки из гвардии держатся старых обычаев.


* * *

Проснулся Эд на другой день, когда солнце уже высоко стояло. Хотел Фро выругать, что раньше не разбудил, да увидел улыбающегося Охотника, а улыбка у него была как у лесного кота оскал, и забыл о ленивом мальчишке. Сказал:

— Давай о деле говорить.

— А есть не хочешь?

— Вчера же пир был.

— Так то вчера, — Охотник оглянулся на кого-то, и сразу хорошая толстая тетка принесла еду.

Эд с удовольствием накинулся на овощи и пиво, но при этом сказал:

— Где проводник-то?

— Приведут, не беспокойся.

— Ты его в тюрьму что ли посадил?

— А куда еще? Не беспокойся — сытый он и не битый. Горит желаньем довести вас к эльфам.

Последнее слово трудно ему далось, аж передернуло.

— Это не моя затея, Охотник, а короля. Король хочет выгоду с эльфов иметь.

— Выгоду? Какую?

— Ну, например, оружие против орков.

— Что, дела-то в Империи не блестящи?

Эд возмутился:

— Слушай, старый, ты что как предок с прародины рассуждаешь? Это они ничего в наших делах не понимают, но ты-то!

Говорили они опять на крыше Охотникова дворца и были только вдвоем, внизу шла обычная жизнь: женщины готовили еду или болтали, это те, что в поле не ушли; мужчины постарше что-нибудь мастерили, а молодые учились воевать.

— Милый мой принц, я тут, на этой земле, родился еще когда они здесь жили. Я имею право знать, что твой хитрый дядюшка затеял. А то знаю я все эти мудрости, от которых им всегда выгода, а нам убыток.

Эд пожал плечами:

— Ничего плохого я в дядиной затее не вижу. Если эльфы помогут нам против орков, то это хорошо. Почему тебе не нравится?

Охотник помолчал, потом сказал негромко:

— Я был куда моложе тебя, совсем мальчишка, когда убил первого… Вы зовете их эльфами — это выдумка, они вовсе не бессмертные. В те времена бывало, что кто-нибудь из нас делался таким же, как они — жил среди стеклянных стен, водил машины, но большинство нас им не нравилось…

Он задохнулся, и Эд поразился, сколь крепка в нем ненависть и лишний раз подумал, что, если такой человек как Охотник, ненавидит эльфов, то есть за что. И ему захотелось побольше узнать о тех давних временах, откуда все тянулось, но Охотник замолчал.

— А ведь я и не знаю, как ты и другие с эльфами воевали и почему. У нас, «боромиров», хранится знание, что ты прогонял эльфов…

— Глупости. Я их убивал, но они сумели нас обмануть — ушли. И заучи себе навсегда — никакие они не эльфы. Это из проклятой книжки только. Хорошо, что твой дед ее запретил.

— Ха! Он-то запретил, а все равно все пересказывают. И на прародине нет такой старухи, чтобы не пересказывала. Из-за этого сплошная путаница. Если они не эльфы, то кто они такие?

— Кто? — удивился его вопросу старик. — Здешние хозяева. Когда-то. Они жили здесь, потом им стало тесно, они полезли к нам. Это было давно, наверно при деде моего деда, мы их прогнали и гнали их аж до сюда. Я уже не застал, но знаю, что еще при моем отце здесь все было богато. Мы пришли сюда, но они не хотели нас. Сначала было ничего, им было некуда деваться и они были готовы служить нам. Этого в Книге не прочтешь, что они нам служили. Потом сбежали…

Старик замолчал внезапно. И Эду показалось, что тот просто устал. И тут ему в голову пришел вопрос, который еще в детстве в ней вертелся, да все не было случая спросить, а вот и случай:

— А у тебя не было жен-эльфиек?

— Жен?! Детей у меня от них не было, это точно!


* * *

Пока Эд беседовал, Исса собирала еду на дальнейшую дорогу и хотя отдавали из налогов, однако девушка не забывала и о подарках — кому бусы, кому и нож хороший не пожалела — люди ее хвалили.

Наконец привели проводника их будущего по имени Билс. Эд почему-то ожидал мальчишку, ну постарше Фро, но молодого, а Билс был уже далеко не молод. С первого взгляда он понравиться не мог — что-то в чертах лица было орочье, правда глаза открытые, карие, с голубоватыми белками.

Эд стал расспрашивать его о встрече с эльфами. Билс объяснял, что сам он подбирала с востока, в Нюр зашел случайно.

— Подбиралы к нам приходят с юга с запада, — заметил Охотник. Он сидел в стороне, прикрыв глаза, и прикидывался, что его тут нет. Билс на его слова поклонился почтительно и продолжал рассказывать, будто кто-то в Карпах сказал ему про маленький город в лесу, почти не заросший. Когда добрался, то увидел, что там кто-то уже копает, решил узнать кто, спрятался…

— С самострелом, — вставил Охотник. Билс засмеялся.

— Я думал, другие подбиралы добрались или просто кто. Самострел у меня конечно есть, но уж со своими-то договоримся…

— А что-то я у тебя знака вашего не вижу, — спросил Эд.

— Есть, есть, — и Билс вытащил из-под рваной рубахи шестисторонник с дыркой, но только деревянный. — Так я спрятался, а потом смотрю, что это эльфы.

— Сколько их было, как они выглядели? — спросил Эд.

— Пятеро. А выглядели… Как эльфы выглядят обычно.

— А ты раньше эльфов встречал? — поинтересовался Охотник.

— Давно! В детстве, — Билс поторопился ответить. Охотник кивнул и опять прикрыл глаза, но когда Билс повернулся к Эду и Охотника видеть не мог, тот принцу подмигнул. Из дальнейшего рассказа вытекало, что Билс проследил, куда эльфы ушли, видел их прозрачный дом, пришел в Нюр, попался на продаже новых вещей, признался, что видел эльфов, едва не был посажен в яму, игравшую у Старого Охотника роль тюрьмы, но, поскольку в это время как раз приехала Исса с поручением от короля поискать эльфов, то бедолагу помиловали. Зная Охотника, Эд сообразил, что не только королевский запрос, а и собственные причины побудили его к милости, а то бы запросто он этого Билса прикончил. То есть не только королю мысль про эльфов в голову пришла, но и Охотнику, при всех его клятвах в ненависти.


* * *

Исса сказала, что можно отправляться дальше. Перед самым уходом Эд вздумал еще раз поговорить с Охотником. Но тот морщился и о серьезном говорить не хотел, только советовал прощупать Билса:

— Расспроси его как-нибудь попросту. При мне он не скажет, а чую, что водится эльфами.

Провожали их не так торжественно, как встречали. Опять же они говорили всем, что едут по королевскому делу, но в Нюр еще вернутся. Едва они проехали последнюю из нюрских ферм, и скрылась она из глаз, как Эд скомандовал:

— Все ко мне!

И маленький отряд собрался вокруг своего вождя, и принц объяснил им предстоящее с подобающей важностью. Затем велел ехать дальше.

Некоторое время все ехали молча, переваривая новость. Собственно, полной новостью это было только для Хенка и Миша. Да и тем стало казаться, что они обо всем догадывались. Фро поразмышлял, не стоит ли ему громко поудивляться, но на него, как всегда, никто не обращал внимания, так что стараться прикидываться смысла не было.


* * *

Ехали они опять по старой железной дороге, но здесь, где леса было больше, а людей меньше, дорога сильно заросла. Впрочем, тропа поверху сохранялась и гуськом проехать было можно. Билс объяснял, что дорогой пользуются те, кто живут в лесах, где, конечно, потяжелее, чем в окрестностях Нюра, но уж сюда совсем не добираются орки.

— А я в Империи от Карпских князей слышал, что даже к ним орки добираются.

— Ну, если знают куда идти, то и доберутся, — согласился Билс.

Эд помнил о сомнениях Охотника насчет Билса и, попросив Иссу держаться рядом, сказал проводнику, что не выдаст его, но пусть расскажет правду, а то он, принц, виды видавший, не сомневается, что Билс куда опытней насчет эльфов, чем старается выглядеть. Билс принялся отнекиваться, но видно интерес принца ему льстил, а равнодушие дочери Охотника успокаивало, и он стал рассказывать.

— Сам я родом как раз с границ Лихолесья, что действительно недалеко от Карпов. Мальчишкой служил я подбирале по имени Джер. Он был одним из тех, кто ходил на самую границу Лихолесья и менял здешние вещи на эльфийские…

— Что же на что он менял? — прервала его гвардейка.

— У эльфов он получал украшения, красивую посуду, некоторые инструменты, ну и что-нибудь забавное, вроде говорящих таблеток, лекарства, иногда еду. За это он должен был приносить то, что они хотели. Обычно это были вещи из их старых городов, но не всякие вещи. Они говорили, что им надо. А иногда какие-нибудь наши штуки или траву. Чаще же всего они хотели просто поговорить. Мы рассказывали новости, они слушали. Я был тогда мальчишкой. Джеру многие завидовали. Однажды на нас напали, Джера убили сразу, меня стукнули. Все наши вещи и лошадей забрали, а нас бросили в лесу. И я бы там пропал, звери бы съели, да оказалось, что у того эльфа, с которым Джер дружил, было правило — следить, как мы из леса выйдем. А когда вышли не мы, а с нашими лошадьми другие, он сильно забеспокоился и стал нас искать и меня нашел. У эльфов есть закон, называется инстинкт, если они раненого видят, то должны ему помочь, даже если он их враг. Вот меня и вылечили сразу.

— А скажи-ка мне, — Эд едва дождался конца рассказа, — тот эльф убил бандитов, которые убили твоего хозяина, этого самого Джера?

— Нет. Они не любят убивать, это у них свойство такое. Но только тут надо быть осторожным, потому что свойство это не инстинкт, его они могут и нарушить. Так говорят.

— Кто? — спросила Исса.

— Подбиралы. Мы же их вещи ищем, конечно, и про эльфов кой что знаем.

— А про орков?

— А про орков кто не знает? — отмахнулся Билс. — Они все на виду.

Эд отпустил его, и, приобнявши Иссу, задумался. Но гвардейка не дала ему помечтать.

— Что-то не нравится мне его история, — сказала она.

— Почему?

— Что эльфы могли помочь раненному человеку, я слышала не раз. Но говорили, что они такого человека, особенно если малый, с собой брали и делали из него человека для себя. Может, все так и с этим Билсом было, но он скрывает.

— Слушай, женщина, а что ты сама об эльфах думаешь?

— Ничего, — она выразительно пожала плечами.

— А почему ты ничего не думаешь? — он подергал ее за ухо.

— А не хочу. Они ушли и ушли. Или их не было. Зря Роже больше не велит бить плетьми за болтовню про эльфов.

И чтобы прекратить разговор она подставила ему свой рот для поцелуя.


* * *

Лес все густел, деревья здесь были выше, непроходимых зарослей больше. Эд хотел сориентироваться по карте. Король Роже был, как и его отец король Джим, большим любителем карт. Даже следил за тем, чтобы шпион Джо постоянно вносил в них изменения, о которых становилось известно. Сам Эд картам не доверял, считая, что на них изображаются крупные места, которые королям только и интересны, а воинам ближе речки да высотки, на картах пропускаемые. Поэтому Эд не стал к Джо и заходить, да Джо сам


убрать рекламу







ему карту принес. Но когда принц потребовал, чтобы Билс показал на карте то место, где эльфы, оказалось, что тот совсем карту не понимает, смотрит как на картинку. Исса тоже глядеть не хотела, повторяя его собственные слова, что самое важное на карте не увидишь.

— Да доведу я вас, будьте уверены, — сказал Билс.

— Завидую, — недобро усмехнулась гвардейка, — один раз случайно забрел, а по такому лесу, можно сказать, заблудился, а ведешь и не сбиваешься.

— Я приметы помню всегда. Вы зря меня подозреваете, я, может, больше вас хочу, чтобы вы эльфов встретили и с ними договорились.

— Ты с ними торгуешь? — спросил Эд.

Билс колебался. Он поглядывал на принца, на гвардейку, которая опять приняла такой вид, будто ее тут нет.

— Я только подбирала. Как все. А было бы здорово торговать. Я вам рассказывал, как в детстве мне эльфы помогли. Тогда они встречались довольно часто, а потом пропали. И граница Лихолесья стала закрытой. Один раз только я потом встречал эльфов. И вот теперь. Но я не удивился, потому что многие подбиралы последний год их видят, разговаривают с ними. Но они другие.

— Это как? — спросил Эд.

— Они не хотят разговаривать. Спросишь — ответят, а сами не хотят. Они говорят. что уходят из этого мира.

— Они давно ушли, — перебила его Исса.

— А, кстати, куда? — вдруг задал вопрос Эд. Больше себе, чем Билсу, но тот ответил:

— Подбиралы всегда говорили, что в Лихолесье и за второе море, но вообще-то никто точно не знает…

— Ты что тут крутишься?! — Исса поймала за ухо Фро.

— Кушать готово! — завопил тот от боли, и был отшвырнут подальше.

— А я слышала от одного в Марсе, — сказала гвардейка, — будто они ушли куда-то очень далеко. И отец что-то похожее говорил.

— Ладно, пошли есть. Потом еще поговорим, — Эд чувствовал себя очень озабоченным.


* * *

Им все везло с погодой, но потом два дня шел дождь. Однако Эд не соглашался переждать, и все очень устали. Наконец они выехали из дождя, и тут Билс сказал:

— Мы пришли. За двумя холмами то место, где они роются, а еще за одним холмом — где живут. Кого вы со мной пошлете?

Эд колебался — ему не хотелось Билса посылать, лучше Хенка, но все-таки местность знал только Билс. И он хотел пойти сам. Но идти втроем, если не ожидаешь боя, тоже смешно.

— Я сам с тобой иду. Исса, ждете нас здесь.

— Если впереди два холма, то мы можем не узнать, что с вами случится, — сказала гвардейка.

— Ты остаешься с Хенком и Мишем, Фро идет с нами, потом смотрит и, если что, бежит за тобой.

— Ты не ожидаешь нападения? — уточнила она у Билса.

— Эльфы не нападают.

Хенк фыркнул на слова Билса и велел Мишу привязывать лошадок. Эд, Билс и Фро пошли вперед. Эд больше не размышлял что, как и зачем сейчас произойдет, а просто шел, замечая все, что вокруг. Например, что в этом лесу несколько лет назад прошла большая буря, вывалив деревья, которые теперь гнили, а через них тянулись молодые деревца. Было ли это похоже на то, как люди пришли на смену эльфам?

Они стали спускаться со второго холма и сразу увидели двоих. Те стояли перед стенами, расчищенными от зарослей, и смотрели на шедших к ним людей.

— Они нас заметили, — сказал Эд.

— Вы хотели подойти тайно? Это почти невозможно. У них есть такие штуки…

— Если бы я хотел подойти тайно, я бы тайно и подошел. Ты им скажешь, кто я такой и что приехал сюда не случайно и не один.

Наконец два человека и два эльфа сблизились настолько, что могли разглядеть друг друга. Издали они показались Эду похожими на орков, но подойдя ближе, он понял, что они совсем другие, кроме белой кожи сходства нет. Один из них был старше, другой моложе, глаза старшего были голубые как небо на рассвете, волосы светлые, но, пожалуй, и с сединой, а у молодого глаза были черные, как небо ночью и волосы темные, да и лицо потемнее. Старший улыбался, но в улыбке не было ни почтения, ни ласки, а тот, что моложе, и не улыбался.

Билс приветствовал эльфов на всеобщем, объяснил, кто такой Эд. Принц кивнул и сообщил, что король Роже узнал о появлении здесь эльфов и захотел, чтобы он, принц Эд, выяснил, что они тут делают. При этом король Роже совсем не против, что они ходят по его королевству.

— Ну что ж, вы себя назвали, — сказал старший эльф. — Мое имя слишком длинное, можете звать меня Алек, а этого молодого человека родители назвали Марцием, — он говорил на всеобщем, но Эд понимал не совсем. Как-то по-другому все звучало.

— Так вас сюда привело просто желание с нами познакомиться? — спросил Марций.

— Меня привела воля короля, — он поднял руку, показывая браслет с леопардом. — Король желает вести переговоры с вашими королями. Вы должны это организовать.

Эльфы переглянулись.

— Мы ведем здесь работы, — Алек обвел рукой окрестности, и это было первое размашистое движение. — Если вы устроите свой лагерь поблизости, то мы скоро познакомимся и разберемся, кто чего хочет. Вон там, например, есть здание с крышей, там можно хорошо вам всем устроиться.

— А вы знаете, сколько нас? — спросил Эд.

— Шесть или семь, — ответил Алек.

— Ладно, я посмотрю место для лагеря, а ты, Билс, позови остальных. Иди, иди.

Эльфы кивнули и отошли к расчищенным стенам. Эд пошел бродить, дожидаясь остальных. Конечно, он поглядывал в сторону эльфов. Младший ушел внутрь стен ушел младший, а старший сидел снаружи — Эд не сомневался, что они за ним наблюдают, но чувствовал, что они ему не опасны. Сейчас, во всяком случае.

Наконец все люди пришли и стали устраиваться. Эд выбрал, конечно, не то место, где сказали эльфы, а совсем другие стены, поближе к речушке. Устройство лагеря было поручено Иссе, а вот Фро послали знакомиться с эльфами. Вроде как сам побежал. Тот был счастлив, понесся вприпрыжку, а когда добежал, то не сел, а плюхнулся перед Алеком и сразу выпалил:

— Я очень давно хочу поговорить с вами!

Эльф улыбнулся и спросил, как его зовут.

— Фро. Меня зовут Фро. Я паж принца. Мне надо много спросить вас.

— Спрашивай, — сказал старший. Был он не такой уж высокий, непонятно красивый или нет, но эльф — в этом сомнений не было.

— Скажи мне, почему вы, эльфы, ушли отсюда. И куда вы ушли, то есть я знаю, что в Валинор, но он где, там или там? — он руками показал в какой, по его понятию, стороне могла располагаться волшебная страна.

— Ты сам придумал, что мы эльфы или так считают многие?

— Все так считают, король раньше приказывал, что вас нет, а теперь не скрывает. Хотя Книгу все еще читать нельзя.

— А ты, значит, ее читал?

— Я не умею читать, только знаки понимаю. Но всю Книгу мне рассказывали много раз.

— Вот было бы интересно послушать, — сказал младший (он оказывается вышел из стен) и, обращаясь к старшему добавил: — Не оспаривай его мнения…

— Ни в коем случае, — рассмеялся тот, Фро вспомнил, что принц называл его Алеком, — вдруг они правы.

И стал объяснять:

— Ты спрашиваешь, куда ушли те, кто жили здесь. Кто куда. Многие выбрали, — он искал слово, пощелкивая пальцами совсем как человек, — выбрали небо. Возможно, что мы все уйдем туда.

— А как же там жить? — удивился Фро, — там же пусто.


* * *

Когда солнце скрылось за горами, но было еще светло, человечий лагерь был готов. Над крепкими стенами с проходами в разные стороны, натянули полотнище, оставив дырку для дыма, снаружи поставили лошадей, привязав их на длинные веревки — на первое время травы им хватит. Эти стены Эд выбрал не только из-за близости к речке, что всегда полезно, но и потому, что в них сохранилась лестница, по которой будет удобно подняться повыше и наблюдать за эльфами. А те, поплескавшись в речке, поднялись к ним.

— Давайте продолжим знакомиться, — сказал опять улыбаясь Алек, — принца Эда и путешественника Билса мы уже знаем, а остальных нет.

— Ну-ка подбирала, — скомандовал Эд, — представь нас своим знакомым, а то сложно про себя говорить.

Билс представил, напирая на доблесть Иссы, шустрость Фро, большой опыт Хенка и так и не названные достоинства Миша. Он рассказывал, как долго все они искали эльфов, пока не встретили его, Билса, а он решился их сюда привести именно учитывая их достоинства.

— А где вы встретились друг с другом? — спросил Алек.

Вопрос был простой, но Билс, кажется, забыл, где они встретились.

— В Нюре, — сказал Эд.

— А, у Дикого Охотника, — как-то странно усмехнулся Марций. Алек продолжил:

— Так чего вы сейчас хотите от нас?

Эд смотрел на эльфов не сильно вслушиваясь, но пытаясь понять: разговаривать с этими или пусть проводят к своим королям. Билс объяснял, что эльфам не обязательно далеко идти, могут и так связаться. Тем лучше. Но, все-таки, можно начать переговоры с этих двоих.

— Вы хотите жить среди нас? — спросил он резко.

— То есть? — спросил Алек.

— Приезжать в наши города, открыто покупать вещи у подбирал.

— Нет, — сказал Марций.

Эд удивился ответу, посмотрел на Алека. Тот трогал белым пальцем розовые губы и улыбался только глазами. Опять улыбался!

— Вы хотите каких-то отношений? — спросил он.

— Мы хотим, чтобы вы не отсиживались в своем Лихолесье, а вместе с нами сражались против орков. Но если вы не можете набраться храбрости, то хотя бы вы должны давать нам оружие, потому что мы воюем с орками, которые и вам враги!

Эд даже удивился, что произнес такую складную речь. Хенк с Билсом, не говоря уж о Мише, смотрели на него с уважением. И эльф Алек смотрел, с интересом, а Марций, бывший до сих пор молчаливым и даже мрачным, громко засмеялся, так что покачнулся, а потом сказал что-то на непонятном языке.

— Что он сказал? — потребовал объяснить Эд.

— Он потрясен вашим щедрым предложением. Надо понимать, что это то самое, что ваш король собирается сказать нашим правителям?

— Да. Ну король бы это сказал по-другому, но я воин, а не политик. Я знаю, — он показал глазами на Билса, — вы можете сделать так, что я отсюда буду говорить с вашими королями.

Эльфы переглянулись, но не успели ничего сказать: возник новый звук. Эльфы подняли головы к небу, все еще светлому, но уже готовому темнеть, и верно — оттуда падала большая блестящая капля. Скоро она превратилась в полупрозрачный шар, вставший на короткие ножки. Потом стенка шара отскочила и из него выпрыгнула женщина-эльф. Эд, Фро и Миш не отводили от нее глаз.

Она была одета в узкую светлую одежду, закрывавшую почти ее всю, тем ни менее сразу было понятно, что это женщина. Ее шар продолжал урчать, а она подошла к Алеку и встала напротив Эда.

— Принцесса, — прошептал Фро, хотя скорее она смахивала на королеву эльфов, как Эд их представлял — не очень-то молода, худая, высокая, настороженная. Но длинные светлые волосы были кудрявыми, как у людей.

— Знакомьтесь, это принц Эд, а это Гала. Между вами то общее, что вы оба воины.


* * *

Утром Эд позволил себе поспать подольше. Уже солнце взошло, уже все в лагере проснулись и Миш варил похлебку, а Эд все не выходил из своего угла, отгороженного циновкой. На самом деле он не спал, а слушал разговоры.

Исса хотела организовать наблюдение, но Билс клялся, что это бесполезно, потому что везде, где появляются эльфы, у них сразу сотни глаз, и, если за ними следить, то это их только раздосадует.

А поближе к занавеске Хенк негромко говорил Мишу, что все это ему, Мишу, не нравится.

— Ну это же король затеял, — рассудительно возражал Миш.

— Они похожи на орков, — заметил Хенк, — только одеты по-другому.

— Одеты как мы — штаны, рубахи. Обувка крепкая.

— У них дырок нет нигде, — пояснил Хенк.

Эд, слушая их разговор, удивился, припомнил, как выглядели эльфы и понял, что Хенк, не зря следопыт, прав: на этих, как их ни назови — эльфы или белые дьяволы — была совершенно целая одежда. И не было видно оружия. Или они его хорошо спрятали.

После позднего завтрака Хенк сообщил принцу, что ночью ходил в разведку и теперь точно знает, где лагерь эльфов. Билс выругался и посмотрел на Хенка со злостью, но следопыту было не до взглядов подбиралы.

— И что они ночью делали?

— Спали, наверно, я их не видел. Но там белые шарики есть, к ним подходишь — они светятся. Я думал опасно, но Карла села — ничего.

— Эх ты, такой вороной рисковал!

— Она сама села.

Эд поискал глазами ручную птицу и, кажется, спросил бы ее совета, но она куда-то уже улетела.

— Может сходим? — предложил Хенк.

Эд посмотрел на Алека, сидевшего на виду. Марций был в стенах, которые они звали развалинами. Где Гала?

— Нет, Хенк, ты мне нужен здесь. Объясни, куда надо идти, Иссе. А ты, гвардейка, можешь за ними следить, а можешь и впрямую заявиться. Поболтай с женщиной!

Исса кивнула и скоро ушла в лес, в сторону, противоположную нужной. Она покрутилась по лесу, примечая, нет ли где чего интересного, и подошла к поляне с эльфийским лагерем.

Он был устроен вне брошенного города, на пологом склоне, из-под которого бил источник. Дом эльфов походил на сплюснутую круглую тыкву, однако стены ее были из стекла. В них отражались деревья, маскируя его.

В стороне висела та «капля», на которой вчера прилетела эльфийская женщина. Саму ее видно не было. Исса долго пыталась понять, есть ли у них какая-то охрана, но так и не поняла. Прутья с белыми шариками она заметила и даже бросила в них несколько веток — ничего не случилось. Она подумала, подумала и решила подойти к эльфийскому дому поближе.

Без помех прогулялась она по поляне, поражаясь тому, что увидела. А увидела она удивительно яркую и будто расчесанную траву, цепочки плоских светлых камней, в нескольких направлениях пересекавших поляну, такие же камни обрамляли источник, ни один сучок или упавшее дерево не валялись посреди травы и нигде не было костровища.

— Зачем вы так? — спросила она выглянувшую наконец Галу, обводя рукой переделанную поляну.

— А тебе не нравится? — поняла та. — Разве некрасиво?

— Глупости. В лесу не бывает таких полян, а бывает чаща, тропинки, гарь, все что угодно.

— Я передам Алеку, — улыбнулась Гала, — это его произведение. Ничего, когда мы уйдем, лес сделает с этим, что захочет.

Исса кивнула, чувствуя, что вспышка раздражения прошла.


* * *

Потративши немало времени на совещание и просто размышления, дав задачи Билсу и Хенку, Эд незаметно для себя оказался около эльфов. Фро конечно потащился за ним, впрочем, и правильно — не годится принцу ходить одному.

— Хотите посмотреть, что мы делаем? — спросил их Алек, улыбаясь. Сегодня его улыбка уже не казалась Эду насмешкой, но все равно не нравилась.

— Да.

— Зайдите и по лестнице вниз, Марций там. Идите вдоль светящейся полосы.

Они зашли в стены и сразу увидели полоску на полу, которая, чем темнее становилось, тем ярче светила. И Эд, и Фро наклонились, пощупали — ничего там не было, просто каменный пол, с которого убрали мусор, но в темноте светится. Эльфийское колдовство. Следуя за полоской, они спустились в большую комнату, которую не смог заполнить даже валявшийся повсюду хлам. Светящиеся полоски и круги разгоняли темноту.

Посреди хлама сидел Марций, перед ним на тонких ножках стоял ящичек со светящимся окошечком и тихо гудел. Марций не отрывался от окошечка, но одновременно вроде как кивнул людям.

— Что ты делаешь? — громко спросил Эд, чувствуя враждебность к светящимся полоскам, тонким ножкам и равнодушному к людям эльфу.

— Проверяю эти штуки, — он показал несколько кругликов, затем вставил один из них в щелочку своего ящика и поморщился — видно полосы и значки, похожие на червяков, что замелькали в окошке ящика, ему не понравились.

— Эти штуки подбиралы очень ценят, — сообщил Фро.

— И что вы с ними делаете? — заинтересовался Марций.

— Если на нитку одеть, то украшение неплохое, а то можно клеить на что-нибудь.

Марций молча кивнул.

— Так ты не сказал, — напомнил Эд, — что тут делаете.

— Здесь когда-то жил один ученый, — стал объяснять эльф. — Нам известно, что он добился некоторых результатов, но передать их никому не успел. Его убили. Теперь мы ищем — может быть, что-то осталось.

— Ищете или нашли? — решил уточнить Эд.

— Кое-что нашли, но многое…

— А что делал этот ученый? Оружие?

— Нет. Растения выращивал, — Марций уже не смотрел в свое окошечко, а старался объяснить Эду. — Прошло много лет, но, видно, до некоторых вещей могут додуматься только определенные люди, хотя всегда считалось наоборот.

Эд подумал, что можно спросить, кто убил того мудреца и что именно они нашли, но мысли его в сущности были о другом, и он сказал:

— А такие штуки, — он указал на окошко на тонких ножках, — есть у некоторых орков, только тайно.

— Возможно. Я у них не бывал, не знаю.

— Вы совсем не воюете с орками?

— Мы от них отгородились.

— Вы не умеете воевать? — спросил Эд осторожно. Вне зависимости от того, нравились ему эльфы или нет, он пока не хотел их обижать.

Марций задумался, но ответить не успел, что-то пискнуло, а потом послышался чужой голос. Марций сказал Эду, что им надо вернуться наверх, а то их спутники беспокоятся.

— Какие спутники? — не понял Эд.

— Наверно, Исса, — сказал Фро серьезно.

Эд поспешил наверх, но это была не Исса, а вовсе Хенк с Мишем. Они так обрадовались появлению принца, что у Эда не хватило духу их выругать. Он им стал выговаривать. Но они сказали, что Иссы нет, Билс какой-то странный, а тут еще и Эд вдруг пропал — они не то что перепугались, но… — сказал Хенк.

— Это ты не испугался, а я просто очень испугался, — сообщил Миш. Врал, конечно. А может и нет.

Они вернулись к себе. Эд еще раз похвалил себя за выбранное для лагеря место — и реку видно, и комаров нет, и эльфы перед глазами.

— Эй, Билс, ты что такой унылый?

Проводник действительно сидел на корточках и ковырялся в земле.

— Да все то же, принц. Не хочу я, чтобы они уходили.

— Ты так и не объяснил, куда они вроде как уходят.

В лице Билса мелькнуло что-то нехорошее — злость или обида, он окликнул Фро:

— Эй, парень, куда в конце концов уходят эльфы?

— В Валинор, — ответил тот.

Эд отвесил мальчишке подзатыльник, на Билса прикрикнул:

— Ты-то что эту чушь повторяешь.

— Они говорят, — вздохнул Билс, — что на небо уходят, а сейчас перышки чистят, как птицы перед перелетом. Это они так говорят, я сам-то не знаю чистят птицы перья или нет.

Эд услышал шаги, скосил глаза — так и есть, Исса вернулась, послушала последние слова Билса, заметила:

— Мне как-то один полукровка в Марсе говорил, что где-то там есть другая земля и эльфы могут туда уйти…

— Ну, как их лагерь?

— Лучше тебе самому увидеть, чем слушать мой рассказ. Можно сейчас пойти. Я думаю, тебя тоже не остановят.

— Пойдемте все! — предложил Фро.

Эд не стал дарить ему очередной подзатыльник, а сел на ствол, приспособленный ими под общее сиденье. Он думал, поглаживая пальцем леопарда, что на браслете. Его при этом охватило мистическое чувство: этот древний браслет был его связью с предками. Не с теми, кто сейчас на прародине живет, а с истинными, кто когда-то оттуда пришел сюда.

Потом он подозвал Билса и велел пойти к Алеку и сказать, что принц Эд решил обсудить ситуацию с эльфами сегодня в их доме. Билс помедлил немного, глядя на принца, но потом пошел, и Эд видел, что Алек выслушал Билса и кивнул утвердительно.


* * *

Хотя Исса и Хенк говорили, как выглядит лагерь эльфов, но, увидав полупрозрачный дом, камни и приглаженную траву, остальные были все равно поражены. Все прошли по плоским камням, зачерпнули воды из источника — она оказалась самой обычной — поиграли с белыми шариками на стебельках — эльфы объяснили, что шарики для наблюдения, но, как действуют, не объяснили, а позвали в дом. Рассмотреть, что внутри, люди не успели, их сразу повели наверх на открытую площадку, с которой хорошо было видно всю поляну и даже те стены, что поближе.

Здесь стояли стулья, столики, лежали циновки и подушки. На столиках непривычная еда. Все покосились на Билса, тот стал брать, что попало из корзинок, с тарелок, наливал из калебас — остальные за ним уже смело, только Исса не стала есть, а пристроилась у края площадки. Нашла место в прозрачном ограждении, где можно было свесить ноги, одну просунула, другую в коленке согнула, голову на нее положила.

— Я сообщил о вашем желании поговорить нашему руководству, — начал разговор Алек. — Что ж, они готовы послушать и поговорить с вами. Для этого надо вам прийти сюда же завтра после полудня. Техника простая: вы сидите перед специальным окном и видите нашего человека, который на самом деле далеко, а он в таком же окне видит вас. И разговариваете.

Эд кивнул. Он был рад, и так же понял дело Билс:

— Если ваши правители хотят разговаривать, значит будет толк!

— Они просто хотят вас выслушать и, может быть, у них действительно есть какие-то предложения или сведения. Но не рассчитывайте на оружие, — сказал Алек.

— Мы никому не даем оружия, потому что много раз убеждались, что ни к чему хорошему это не приводит, — вздохнула Гала. Она стояла у перил рядом с Иссой и поглядывала по сторонам.

— Вы давали оружие на севере нашей прародины, когда вам нужно было отвлечь орков от себя, — сказал Билс, сощуриваясь, и оттого сам становясь похожим на орка.

— Человек, сделавший это, впоследствии сильно раскаивался, — усмехнулся Алек.

— И вам все равно, кто победит? — спросил Эд недоверчиво.

— Совершенно все равно, — ответил Марций. Его темные глаза в последних лучах зашедшего солнца казались угольками затухающего костра. Эду его слова не понравились, а тут еще Алек добавил:

— Нет никаких орков, они такие же люди, как вы и мы.

Эд резко поднялся с табурета и, стукнув кулаком по ограждению площадки, сказал:

— А может, вы воевать не умеете?

Алек засмеялся, повернул голову к Марцию:

— Скажи, Марек, мы умеем воевать или нет, что ответишь?

— Этот вопрос надо было задавать нашим дедам, даже прадедам, — Марций говорил медленно, подбирая слова так, чтобы Эд понял, а не обычной скороговоркой. — Это они создали прекрасный мир, с которым не смогли справиться, в результате нам даже воевать не за что.

— Почему вы думаете, что воевать мы будем на вашей стороне? — прибавила Гала.

Эд изумился и даже не знал, что сказать.

— Утро вечера мудренее, — улыбнулся Алек и предложил подсветить дорогу людям до их лагеря, поскольку стало уже совсем темно.


* * *

Отправляясь на переговоры с эльфийскими королями Эд взял с собой Иссу, а Хенка оставил в лагере за главного. Другим ничего не приказывал, однако за ним сразу пошли Фро и Билс, Фро поближе, Билс подальше, готовый, что его прогонят, но Эд был слищком занят.

Когда Эд с Иссой зашли в стеклянный дом эльфов, Фро и Билс благоразумно остались снаружи. Тем более эльфы поставили здесь несколько стульев. К ним вышла эльфийка Гала с корзинкой, предложила угоститься вкусными палочками. Они угостились, и Фро спросил, откуда у нее такая человечья корзинка. Гала усмехнулась, сказала, что корзинку сделал эльф Мате и прибавила, что Билс его знает. Тот кивнул и спросил, куда Мате делся.

— Улетел.

— Совсем? — спросил Билс, помрачнев.

Гала усмехнулась:

— Если ты имеешь в виду — с Земли, то нет. Пока только на базу.

— Я не хочу, чтобы вы уходили отсюда, — сказал Билс.

— А кто хочет? — ответила Гала, глядя не на людей, а на лес.

— Но вы же говорите, что уйдете на небо, — настаивал подбирала.

— Некоторые уже ушли, другие уйдут. Правда, многие считают, что смогут остаться. На востоке, во всяком случае. Другие же уверены, что здесь мы не сможем сохранить нашу культуру.

— А там она изменится и, может быть, сильнее, чем изменилась бы здесь, — совсем уже непонятно сказал Алек сверху и позвал Галу к себе.

Эльфийка не прощаясь ушла в дом. Алек же остался на верхней площадке, и Билс спросил его, уходит ли он, Алек. Фро был почему-то уверен, что Алек остается, но тот сказал:

— Обязательно.

И тут не выдержал Фро, вскочив на бревно, наверное, чтобы быть поближе к Алеку, он сказал:

— А я от одного сказителя книги слышал, что эльфы должны вовсе не уходить, а служить людям, в этом их назначение.

— Правильная идея, — вздохнул Алек. — Но человек так странно устроен, что правильные идеи… — он развел руками. — Еще один человек может правильную идею исполнить, а много людей с ней точно не справятся.

— Так вы уходите или нет?! — прикрикнул Билс. Алек пожал плечами:

— Скорее всего, на твой век торговли хватит.

— А на мой? — спросил Фро, но Алек уже ушел в дом.


* * *

— Мы им безразличны! Белые дьяволы! Орки им тоже безразличны. Они не хотят, чтобы кого-то убивали их оружием. Какая разница?! Ну ничего! Ничего. Они собираются покинуть землю. На небо улететь. А я думаю, не надо дожидаться, наоборот, мы должны захватить Лихолесье и заставить эльфов служить нам. А для начала захватить этих эльфов и выпытать у них все ходы туда. Затем пошлем еще экспедицию на север, захватим других эльфов, пусть нам служат!

Все молчали. Хенк глядел на Эда с уважением, Билс думал, Исса стояла в стороне, и по лицу ее было ничего не понять. Но Эда такое ее молчание не устраивало. Он кивком позвал ее отойти:

— Что ты скажешь?

— Это Роже предлагал, если договориться не получится?

— Нет. Это мне сейчас в голову пришло. Ты против?

— Я вообще против них, ты же знаешь. Мне они чужие, так же как орки. Они хотят отсюда уйти и это хорошо.

— Так я же хочу их использовать!

— Эд, милый, прежде всего не получится захватить Лихолесье. У нас мало сил, едва хватает отбиваться, и послать сюда, тем более в Лихолесье, большой отряд король не сможет.

— Но что же делать?!

Исса тяжело вздохнула. Когда-то она решила стать воином, стала, да еще из лучших. И хотела быть воином, слитым с мачете и арбалетом, а не ломать голову. Но чтобы голову не ломать — не получалось.

— Проще бы было орков сорганизовать, чтобы они на Лихолесье напали.

— Отличная мысль! Но сейчас мы захватываем этих. Я уже не обсуждаю, я приказываю!

Хенк и Фро были посланы наблюдать за эльфами, Эд, Билс и Исса разрабатывали план, Миш улегся поспать, раз ночью предстояла боевая операция.

Но под вечер прибежал Фро и сказал, что эльфы исчезли. Эд не поверил, бросился к ним, быстро-быстро перемахнул через разделявший город и лагерь эльфов холм и увидел, что действительно поляна пуста, нет эльфов, нет летающей капли, нет самого дома, где вчера они сидели на верхней площадке, только камни в траве и вокруг источника остались на месте. Хенк спал там, где они сторожили, и разбудить его сразу не получилось.

Принц Эд был возмущен коварством эльфов, еще сильнее сердился Хенк, когда проснулся. В отличии от них Исса была не слишком огорчена.

— Зато ты узнал эльфов, — говорила она Эду. — В другой раз поймаешь.

Фро схлопотал под горячую руку несколько затрещин, но оставался все равно в блаженном состоянии: после того, как внезапно заснул Хенк, и перед тем, как заснул он сам, к нему подошел Алек и подарил ему не очень большую вещь, в которой, как он объяснил, вся Книга была нарисована, так что и нечитающий мог понять. Потом он рассмотрел ее, убедился, что Алек не обманул, и хорошо спрятал.

1999 год.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Барон Суббота  — персонаж фольклора негров о-ва Гаити.


убрать рекламу













На главную » Кавеева Ольга Талгатовна » XXII век, утро.