Название книги в оригинале: lezvion. Fallout: Equestria - Тени Анклава

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » lezvion » Fallout: Equestria - Тени Анклава.





Читать онлайн Fallout: Equestria - Тени Анклава. lezvion.

Предисловие

 Сделать закладку на этом месте книги

...Наступила эра, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе и жадному разделу территории и природных ресурсов. Государства подняли оружие против своих соседей. Конец света настал примерно так, как мы его себе и представляли – мир оказался ввергнут в бездну магического пламени и тёмного волшебства. Подробности никому не интересны; причины, как и всегда, лишь в нас самих. Мир был едва не очищен от жизни. Великая чистка – искра магии, выбитая копытом пони, быстро вырвалась из-под контроля. Дождь пламени мегазаклинаний хлынул с небес. Целые земли, объятые огнём, бились в агонии, погружаясь на дно вскипевших океанов. Пони были почти стёрты с лица земли как вид. Их души стали частью радиационного фона, окутавшего землю своим покрывалом. На земле воцарились тьма и тишина...

Но это был не конец света, как предсказывали некоторые. На самом деле апокалипсис стал всего лишь прологом к очередной кровавой странице истории пони. В первые дни тысячи спаслись от ужасов армагеддона, укрывшись в гигантских подземных убежищах, также известных как «Стойла». Но когда они вышли наружу, их встретил лишь выжженный ад пустошей.

Каждый день новые жители уничтоженного королевства сражались за свое выживание. Сильный пожирал слабого, немногочисленные осколки цивилизации пали под натиском невежества и бессмысленной злобы. Очередной виток бесконечной войны, разгоревшейся по всей пустоши.

В стороне от хаоса и мрака, затопивших большую часть Эквестрии, стоял Западный Сектор. Мегазаклинания зебр пролетели мимо него, позволив уцелеть тысячам его жителей. Оказавшись отрезанными от остального мира, представители всех разумных видов с исступлением бросились рвать друг другу глотки. Спустя сотню лет, когда немногочисленные выжившие наконец опустили оружие, воцарился хрупкий мир. Но он оказался недолог.

Искра войны вот-вот вспыхнет вновь, чтобы затопить пожаром весь Западный Сектор, а за ним и Эквестрийскую Пустошь. Силы, погрузившие мир в пучину пламени мегазаклинаний, готовятся завершить свое черное дело. Помешать им могут лишь те немногие, кто сохранил в себе искру добра и света. Те, кто, пройдя сквозь все уготовленные им судьбой испытания, на деле докажет одну простую истину...

Война… Война никогда не меняется. Меняются пони.

Том 1 — Становление

 Сделать закладку на этом месте книги

Часть 1 — Рассвет

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1 — Бегство

 Сделать закладку на этом месте книги

Пролог, начало. 


Густой туман опустился на развалины маленького городка, скрывая в своих объятиях остовы разрушенных зданий, сиротливо смотрящих на мир выбитыми окнами. Серое полотно приглушало звуки, стирало краски и погружало окрестности в блеклый сон. Ничто не могло нарушить картину запустения и разрухи.

В руинах некогда процветающей бакалеи едва слышно передвигался радтаракан. Следуя сигналам чувствительных усиков, падальщик Пустоши искал себе еду. Обычно его добычей становились полуразложившиеся тела невезучих существ, сломленных окружающим миром. Изредка в лапы мелкого хищника попадала раненая крыса, неспособная к сопротивлению. Тогда у удачливого насекомого случался настоящий пир. Но сейчас перед ним лежало совсем другое существо, непохожее ни на кого из виденных ранее. Что-то большое, непонятное, опасное и... спящее? Недоуменно щелкнув жвалами, маленький падальщик приблизился к неизвестному созданию, пытаясь определить степень его опасности. Такая гора свежего мяса казалась чем-то небывалым для его крохотного разума. Простояв несколько минут и не дождавшись какой-либо реакции, он решил пойти на риск. Стремительный бросок – и крохотные жвала готовятся прогрызть свою жертву. Вот только вместо податливой плоти на пути насекомого встала антрацитовая броня, способная выдержать взрыв плазменной гранаты. Бессильно сползая по гладкой поверхности, насекомое решило повторить попытку, но стремительный росчерк скорпионьего жала положил конец его жалкой жизни. Серый пегас в броне Анклава стряхнул со своего хвоста склизкие останки, после чего вновь замер на полуистлевшем матраце. Он пытался уснуть, старательно игнорируя чувство голода и роящиеся в голове мысли.

«Как же здесь воняет, и шлем не оденешь, иначе шея окончательно затечет. Чем же так смердит? Ведь поблизости вообще нет никаких трупов. Интересно, эта тварь съедобна? Какое-то мясо тут явно есть... Так! Нельзя думать о голоде, надо сидеть тихо, как маленькая белая мышка. И ведь хорошо живется мышатам, они маленькие, никому нафиг ненужные, никто их не трогает. Скоро можно будет поискать чего-нибудь пожевать. Вот же Дискорд! Вроде все спланировал, успешно смылся, нашел воду, а прихватить больше стандартного пайка не сумел. Столько дней в этой дыре... Пять или шесть, лень даже поднять копыто или посмотреть на время».

— Но ведь оно того стоило. Надеюсь. — Пегас вел разговор сам с собой, чтобы не сойти с ума.

Грей Стиллнесс, ранее офицер Анклава пегасов, а ныне обыкновенный дезертир и беглец, медленно покачал головой. Сон отказывался приходить в условиях постоянного голода и стойкой вони, поэтому ему оставалось лишь все глубже погружаться в свои мрачные раздумья.

Для бывшего бойца Анклава время, проведенное по другую сторону облаков, слилось в один серый день, изредка прерываемый короткой ненадежной дремой. Унылый пейзаж за окнами первого этажа ни капли не улучшал настроения, поэтому он предпочитал отсиживаться в подвале, время от времени разговаривая с безразличными стенами.

— Удачное все же укрытие я подобрал. Поставить ловушки в дверях и на крыше, заминировать подходы – и можно не беспокоиться о внезапной атаке. Вот только компания подкачала. Три каких-то насекомых и одна крыса. Да еще и нечего жрать, — ехидно продолжил Грей.

Единственным ответом на реплику пегаса стало громкое урчание живота. Сердито цокнув копытом, разведчик погрузился в воспоминания, надеясь отвлечься от чувства голода...

Он совсем еще жеребенок, маленький пегасик, едва научившийся летать. Мягкие облака пружинят под копытами, тяжелая сумка с книгами тянет вниз. Сегодня первый день в Летной Академии, и впереди столько интересного! Он познакомится со своими учителями, одноклассниками, заведет друзей... Погрузившегося в мечты малыша быстро перехватывают три жеребенка постарше. Их маленькой банде уже два года, и им как раз нужна жертва, чтобы опробовать новую задумку. Удивление, боль, холод и чувство абсолютной беспомощности – таковы воспоминания Грея о Летной Академии. Скандал дома из-за пропущенных занятий поставил завершающий штрих в первом из худших дней. Жеребенок никому не рассказал о произошедшем, твердо решив отомстить самолично. Молча перенося издевательства хулиганов, так и не найдя друзей, он планировал свою месть...

Прошел год. По академии ходят странные слухи. Троица недоумков, прозвавших себя «убийцами грифонов», внезапно исчезла. Еще вчера раздавался визг очередного неудачника, заталкиваемого в мусорный контейнер, а сегодня они словно растворились в воздухе. Кто-то мог обратить внимание на недобрый взгляд одного из второкурсников, мороз от которого пробирал аж до самых костей. Кому-то вспомнилась странная улыбка наблюдателя Анклава да брань уборщика, обнаружившего гору пепла на заднем дворе. С тех пор у бывшей мишени для насмешек появилась внутренняя сила и уверенность в себе, пришедшая одновременно с той странной кьютимаркой, и до самого выпуска ни у кого не поднялось на него копыто...

Выпускной вечер, радостные выражения на лицах пегасов и одинокая фигура, стоящая в отдалении от всех. Расправа над бандой принесла Грею покой, но также окончательно лишила его возможности завести друзей. Его сторонились из-за слухов, разросшихся подобно сорной траве.

Зачем Грей вообще пришел на этот праздник? Ведь его создали для совсем других пони. В этом месте юный серый пегас чувствовал себя чужим. Радостные лица общающихся друг с другом пони только усиливали чувство одиночества, и крохотные искры надежды на что-то лучшее растаяли окончательно.

Тяжело вздохнув, Грей выпил еще один бокал шампанского, чувствуя облегчение, приносимое этим напитком. Он даже не сразу заметил пегаса коричневой масти с кьютимаркой в виде темного силуэта, не сводящего с него глаз. Поежившись от столь пристального внимания, Грей подошел и без долгих хождений вокруг да около поинтересовался, что ему нужно. Так состоялась его вербовка в Анклав...



***

— Вперед, полудохлые курицы! По-вашему, я хочу торчать здесь до вечера? Преодолевайте полосу! Не использовать крылья, я сказал! А ты чего замер? Особого приглашения ждешь? Твоя мамочка не придет и не заберет отсюда твою жирную задницу! Ты теперь в Анклаве, свинья! Вперед, я сказал! — звенел в ушах голос офицера.

Последующие три месяца после вербовки стали для пегаса настоящим кошмаром: отработка взятия пленных, прохождение полосы препятствий, стрельба из энергетического оружия, метание гранат, полетное мастерство, стресс-тесты на выносливость – весь этот ад, по ошибке названный тренировками, проходил под постоянные крики инструктора, буквально источающего злобу. Практически все боялись его, разве что Грею было все равно. После первой недели сил не оставалось даже на страх...

Еще один выпуск. На этот раз практически никакого торжества и помпы: им просто раздали броню и оружие и построили на огромной площади. С большим удивлением Грей узнает о назначении во внешнюю разведку. Перед отправкой на место службы дается один день на прощание с родными. Юный разведчик использовал это время для поисков пегаса, заманившего недавнего жеребца в этот ад. Принцессы оказались к нему благосклонны – объект поисков находился в этом же городе. Подкараулить его в пивнушке оказалось делом несложным. Такой же молодой жеребец с удивлением посмотрел на Грея, но все же согласился прогуляться по парку и рассказать правду. Его слова запомнились разведчику на всю жизнь:

— Обнаружить взлом склада и похищение плазменной мины оказалось плевым делом, как и установить виновного. Нас удивило мастерство применения украденной ловушки, ведь далеко не каждому удается поразить задуманную цель, к тому же множественную. Мы решили ничего не предпринимать и просто установили слежку, составив твой психологический портрет и прогнав его по тестам. В итоге ты оказался идеальным кандидатом, ну а в случае отказа всегда есть альтернатива в виде показательного изгнания под облака, — тонко улыбнулся агент, бредущий по тенистой аллее.

Первый вылет в звании рядового. Из разговора с недавним знакомцем Грей вынес одну важную вещь – скрыться от Анклава над облаками практически невозможно. Они будут следить за тобой во время занятий в академии, пьяных дебошей в баре или секса с симпатичной кобылкой. Но их можно обмануть. Нужно лишь доказать свою лояльность и соблюдать несложные правила: не делать глупостей во время разведки, не помогать обитателям поверхности, не проваливать задания, поддавшись чувствам. Удивительно, но Грей уже тогда понимал одну простую вещь – он не останется среди этого скопления лживых и наивных пони...

Сколько прошло времени? Месяц? Год? Грей давно перестал считать дни. Служба слилась в беспрерывный серый поток, состоящий из одних и тех же событий: вылет, разведка, уничтожение случайных свидетелей, охота на новых чудовищ, сбор материалов, отступление, увольнительная в бар и выход на новый круг. Активность Анклава на поверхности возросла в разы, хоть и не была заметна абсолютному большинству. Ученым требовались образцы почвы и фауны, вооружение наземников, живые существа для экспериментов. Больше всего пегасов гибло именно при поиске образцов. Грея повысили до лейтенанта после неудачной попытки захвата адской гончей, когда погибла половина их отряда. Его наградили за решение открыть огонь...

Он командует собственным отрядом – так называемым «Разведывательным Крылом». Новоиспеченный офицер Анклава может взять под командование пегасов, лишившихся командиров или же собрать команду с нуля. Грей выбрал второй вариант, стараясь подобрать выпускников, не проявивших амбиций и особой инициативы. Так можно не опасаться скорого предательства. Новые вылеты и задания. Его результаты не были чем-то сверхъестественным, но каждая вылазка заканчивалась успехом. А еще он никогда не терял своих подчиненных, раз за разом вытаскивая их из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Многие пророчили Грею большое будущее...

Серошерстый пегас лежал на кровати и едва слышно шевелил губами. Он давно уже нашел и перенастроил жучки в своей спальне, чтобы можно было не опасаться слежки хотя бы здесь. По комнате разносился тихий шепчущий голос.

— Селестия и Луна, надеюсь, вам хорошо за пределами небес, ведь на облаках уже невозможно жить. Всюду ложь, обман и страх. Большинство живет подобно куклам, слепо ведомые волей меньшинства. Неужели мир когда-то действительно был другим, и в нем царили дружба и любовь? Жаль, я родился не тогда. — Грей замолк на несколько минут, обдумывая сказанное. Все же молитвы аликорнам существовали не только в Стойлах. — Нельзя продолжать так жить, иначе я стану одним из них и потеряюсь в этом болоте. Сражаться с Анклавом глупо, одному это просто не под силу. Остается лишь уйти вниз, там никого не ищут. Надеюсь, ваши крылья все еще укрывают всех пони, пусть происходящее внизу и говорит об обратном. Если вы существуете, будьте счастливы и пожелайте мне удачи.

Составить и осуществить план оказалось неожиданно просто. Оружейные склады по-прежнему никем не охранялись. Зачем мешать преступлению, если виновного всегда можно выследить и устроить показательный суд? Правда, авторы этой идеи не учли налета пегаса, решившего стать дашитом. Выкрав со склада свою офицерскую разведывательную броню и под завязку набрав боеприпасов к любимым винтовкам, энергетических мин, гранат и прочих радостей жизни, Грей полетел к пищевым хранилищам. Но тут его ждал неприятный сюрприз в виде четырех морд суровых охранников – вечноголодные курсанты Академии слишком часто совершали продуктовые рейды, и стандартных мер безопасности не хватало для их сдерживания. Рисковать и поднимать шум не хотелось, поэтому, помянув Дискорда, Грей полетел к границе. Он был уверен в отсутствии погони – позади осталось слишком много ловушек, мин и сломанных терминалов. Охране комплекса будет банально не до него. А если все же выследят – пускай, он всегда неплохо стрелял из плазменных винтовок, а уж в метании гранат ему просто нет равных...

Резко тряхнув головой, Грей моментально вернулся в настоящее. Новая жизнь начиналась не совсем по плану. И если бороться с голодом приучили еще в Академии, то скука одолевала по всем фронтам. Звонко топнув копытом о каменный пол, пегас вскочил на ноги и направился к сваленной в углу амуниции. С помощью зубов Грей нацепил на себя спаренные энергомагические винтовки. Отсиживаться в выбранном укрытии уже не оставалось сил, даже несмотря на его надежность. От взгляда на большой контейнер, набитый коробками и мешками, тут же заныла спина. Нести металлический ящик сквозь дождь и ветер на такое расстояние оказалось гораздо тяжелее, чем он предполагал. Еще одна недоработка «гениального» плана. Местами дергающийся полет разведчика скорее напоминал падение, чем контролируемый спуск. Лишь боевые наркотики и мышечные усилители не дали пегасу рухнуть вниз. Поморщившись, жеребец приоткрыл дверь и выглянул наружу. Его встретил все тот же унылый серый пейзаж: руины красивых домов, остовы сгоревших машин, серые стены, припорошенные пеплом. Сюда не били мегазаклинания – хватило умелых действий выживших пони и зебр, выбравших это Принцессами забытое место для своего последнего сражения. Некоторых солдат не остановил даже конец света.

Из-за ядовитого облака, окончательно исчезнувшего лишь год назад, рейдеры и мародеры избегали этого места. Тротуары устилали многочисленные скелеты, по-прежнему сжимающие свое оружие в копытах или зубах. Под воздействием Эквестрийской Пустоши винтовки пришли в полнейшую негодность, но смотрелись они все так же угрожающе. Казалось, будто армия мертвых восстанет в любую секунду и продолжит свое вечное сражение. Осторожно ступая между хрупких костей и стараясь не производить шума, Грей внимательно следил за окружающим пространством с помощью датчиков шлема, напичканного всевозможными заклинаниями, облегчающими жизнь: прибор ночного видения, тепловизор, Локатор Ушки-на-Макушке и Заклятие Прицеливания Стойл-Тек, управление винтовками. В отличие от ПипБаков, созданных для выживания, разработчики шлема ориентировались исключительно на войну, чтобы облаченный в броню пегас смог первым обнаружить врага.

Проскочив открытое место, Грей оказался у относительно целого пятиэтажного жилого дома. В глаза бросилась поблекшая надпись на табличке у входа – «Добро пожаловать!» – сердце разведчика пропустило удар.

«Пони прошлого были настолько гостеприимны, даже несмотря на войну. По слухам, в то время лишь немногим удалось сохранить в себе искру дружбы и веселья. Надеюсь, они успели добраться до ближайшего Стойла».

Попытавшись войти, Грей с удивлением обнаружил запертую дверь. Его никогда не учили взламывать замки, ведь этим всегда занимался штатный взломщик, а микроскопических знаний пегаса в этой области явно не хватало для успешного проникновения. Решение пришло быстро – жеребец просто повернулся к неожиданной преграде крупом и лягнул по ней изо всех сил. От удара копытами дверь влетела вовнутрь, едва не разлетевшись на куски. Скользнув взглядом по кружащимся в танце пылинкам, Грей замер на какое-то время, изучая в коридор.

В глаза бросилась надпись на стене — «Пожалуйста, вытирайте копыта!»

Ехидно фыркнув из-за царившей повсюду грязи, Грей все же отыскал взглядом пыльный коврик и осторожно провел по нему передними ногами. Следовало уважать хотя бы усопших, раз уж выжившие этого не заслуживали.

Рейд по комнатам вышел неожиданно увлекательным. Разворот крупом, удар, дикий треск – и очередная квартира гостеприимно распахивает свою изрядно покосившуюся дверь. Хозяева покидали их в спешке, практически не прихватив с собой ничего ценного. Правда, за прошедшие годы обитатели Эквестрийской Пустоши несколько изменили свое представление о сокровищах. Грей равнодушно проводил взглядом золотой браслет и отправился на кухню. Там разведчик обнаружил банку консервированной кукурузы, которая значительно улучшила его настроение. Любовно протерев ее от пыли какой-то ветошью, он торжественно водрузил свой поздний завтрак на стол.

Столетние консерванты? Все равно. Скорпионьи хвосты не предназначены для консервных банок? Плевать! Главное, он нашел еду! Легкое движение хвостовым жалом, и крышка навсегда отделилась от банки. Откинув забрало шлема, пегас с аппетитом уплетал желтую массу, некогда бывшую кукурузным початком. Она даже сохранила вкус! Жеребец с наслаждением пережевывал каждое сладковатое зернышко, стараясь не пролить ни капли бесценного сока.

Но все когда-нибудь подходит к концу, причем хорошее быстрее плохого. С тяжелым вздохом отбросив опустевшую банку, Грей устроился на удачно подвернувшейся кровати, ни капли не смущаясь отсутствию привычной пыли. Всего одна консерва не могла утолить чувство голода пегаса, но уже хоть какая-то наполненность живота вернула ему хорошее расположение духа. Усталость и опустошенность обрушились на него подобно горной лавине, лишая всяческой воли к сопротивлению. Сладко зевнув, Грей закрыл глаза и погрузился в спокойный сон.

Глава 2 — Рейд

 Сделать закладку на этом месте книги

Страшная ошибка – уснуть в незнакомом, незащищенном месте. Как повернется судьба к разведчику, отправившемуся в свой первый самостоятельный рейд? 


Грею снился хороший сон, один из немногих, не оставляющих после себя липкий привкус неосознанного страха. Веселые беззаботные пони играли на улицах счастливого города, залитых ярким полуденным солнцем. Это место не знало войны, боли и печали. Хотелось остаться здесь навсегда. Но стоило пегасу сделать шаг вперед, как все вокруг внезапно померкло и затянулось тьмой. Разведчик несколько секунд стоял в абсолютной пустоте. По спине пробежали мурашки, а шерсть встала дыбом. Появилось неприятное ощущение, будто кто-то внимательно изучает его, глядя в самую душу. На границе слуха раздалось едва уловимое хмыканье, после чего в глаза ударил луч яркого света, и пегас вырвался из объятий сна.

Громко зевнув, Грей с большим трудом открыл глаза. Слипшиеся веки упорно не хотели раскрываться и показывать пегасу Эквестрийскую Пустошь, словно уговаривая его остаться в мире грез. Экран костюма приветливо мигнул экраном, доложив о внешних помехах на датчиках. Крылатый пони провел копытом по шлему и с недоумением уставился на парочку бутылочных крышек, все это время лежавших на визоре.

«Забавно, наверное, свалились со спинки кровати».

Не спеша покинуть постель, жеребец выкинул странный мусор и лениво потянулся, слушая похрустывание позвонков. Воздушные фильтры шлема превосходно справлялись со своей работой, очищая воздух и сжигая заряд костюма. Поврежденная месяц назад батарея доживала свои последние дни, но на один рейд ее должно было хватить.

«Нужно будет заменить аккумуляторы по возвращению, сорок процентов работоспособности не так уж много, особенно если встречу кого-нибудь. Оказывается, жить не так уж дерьмово, когда в животе не играет апокалипсис. А как я тут вообще оказался? Ах да, рейд по квартирам. Странно, все уцелело, даже пыли не так много, будто кто-то приходит сюда и делает уборку... Стоп... Это же... Какого Дискорда?!»

Дрема моментально слетела с пегаса, лишь стоило ему посмотреть на пол. Рядом с его отпечатками копыт появилась еще одна цепочка следов. Одним движением оказавшись на ногах, Грей активировал винтовки и поисковые системы костюма. Устоявшуюся тишину нарушил звук энергооружия, накапливающего заряд для единого залпа, способного за долю секунды сжечь любого пони без брони. Следя за показаниями и уведомлениями системы, выскакивающими на интерфейсе костюма, жеребец самозабвенно материл самого себя за легкомыслие.

«Грей, ты идиот! Нет, не так. Грей, ты ИДИОТ!!! Уснуть в ненадежном месте без предварительной разведки, не наметив путей отступления и даже не установив мин! Какого хрена я вообще лег спать?! Ведь не было даже намека на усталость, а тут вдруг срубило. А если бы я проснулся в рабском ошейнике или попался извращенцам?! Да об этом даже думать нельзя!!!»

Как следует тряхнув головой, пегас прогнал прочь посторонние мысли и сосредоточился на следах. Судя по показанию встроенных датчиков, в пределах нескольких сотен метров вокруг него не было врагов. На всякий случай жеребец сверился с висящим в качестве амулета на шее ПипБаком, который подтвердил его одиночество. Осторожно подойдя к выломанной двери, Грей резко выскочил наружу, приготовившись в случае необходимости залить плазмой весь этаж. Ничего не изменилось – цепочка следов тянулась от лестницы к дверному проему. Внимательно осмотрев их, пегас недоуменно фыркнул.

Получалось, что неизвестный пони просто вошел в квартиру, постоял у кровати и убрался восвояси, не причинив ему никакого вреда. Довольно странный поступок для жителя Эквестрийской Пустоши. Вернувшись назад, Грей заученными движениями установил в коридоре второго этажа энергетическую мину, не забыв спрятать её под обломками двери. Благодаря специальному сигналу костюма на него она не среагирует, зато любого другого, кто попытается войти следом, придется отскребать от потолка.

Стараясь успокоиться, Грей вернулся к дивану, пытаясь определить действия незваного гостя. Задумчивый взгляд разведчика упал на предмет у изголовья – бутылку Спаркл-Колы. Поднеся к ней ПипБак и сверившись с показаниями дозиметра, Грей откупорил и жадно осушил её, не обращая внимания на слабое потрескивание. В конце концов, какое значение имеют несколько рад, когда до тебя тут случился апокалипсис? Отлипнув от горлышка, жеребец удовлетворенно вздохнул и начал мерить комнату шагами, задумчиво бормоча под нос:

— Получается, кто-то подошел ко мне спящему и вместо того, чтобы ограбить, убить или забрать в рабство, просто оставил бутылочку Спаркл-Колы? Это, мягко говоря, очень странно, даже в наше сумасшедшее время, хотя и довольно мило. А может это маньяк, получающий удовольствие от созерцания спящих пегасов? Да уж, версия еще страннее. В любом случае нельзя быть таким беспечным, похоже, мне преподали важный у...

Замолкнув на полуслове, жеребец замер, стараясь уловить звук, потревоживший его. Спустя несколько секунд за окном послышался отчетливый стук копыт. Быстрый взгляд на экран радара подтвердил его худшие опасения – на сине-черном экране высветились красные точки.



***

Прокравшись к окну, сиротливо смотрящему на улицу выбитым стеклом, пегас осторожно выглянул наружу, стараясь не выдать себя раньше времени. Впрочем, он мог об этом и не волноваться – участникам разворачивающейся сцены было не до него. Два единорога белой масти в кожаной амуниции убегали от отряда земнопони в шипастой броне. Создавалось впечатление, будто преследователи подобрали на свалке ржавое железо, кое-как сварили из него примитивную броню и напялили на себя, не забыв при этом щедро измазаться в крови. На спинах беглецов болтались неплохие штурмовые винтовки, в то время как у бандитов виднелись лишь обрезы и револьверы.

«Странно, они ведь экипированы гораздо лучше, зачем бежать? Хотя принимать бой на открытом пространстве тактически не выгодно, тем более против превосходящих сил противника, а это значит, им нужно укрытие! И, похоже, они решили поискать его в моем доме! Да чтоб вас Дискорд забрал!»

Разведчик не ошибся. Заметив выломанную дверь, единороги тут же бросились к зданию Грея, укрываясь в темном коридоре. Глядя, как жертва добровольно загоняет себя в ловушку, рейдеры заулюлюкали и прибавили ходу. Бежавший впереди всех на миг застыл в дверном проеме, держа в зубах копье и пытаясь рассмотреть врагов в темном пространстве. Вспышки, грохот выстрелов, и зажигательные пули разорвали грудь рейдера-неудачника, игнорируя ржавую броню. Сдавлено всхрипнув, земнопони замертво рухнул на холодный пол, слегка остудив пыл товарищей.

Не рискуя выходить на линию огня, они засыпали обороняющихся потоком брани и обещаний, исходя из которых смерть казалась наиболее милосердным из возможных вариантов. Из-за громких криков рейдеров беглецы не услышали легкого стука металла о камень. Задорно подскакивая и весело звеня, к их копытам подкатилась осколочная граната. Взрыв, визг осколков, отскакивающих от каменных стен, и приглушенный стон боли со звуком упавшей винтовки воодушевили рейдеров на новую атаку.

Под аккомпанемент угроз и брани вперед бросился наиболее смелый земнопони (или попросту тупой). Новая вспышка, грохот винтовочной очереди – и рой зажигательных пуль прошивает ноги жеребца с доской, буквально скосив того на пол. Скорчившись от невыносимой боли, рейдер вышел из боя. Следующий налетчик оказался умнее. Используя тело незадачливого товарища в качестве живого щита, рейдер на секунду высунулся из укрытия и выстрелил из обреза, заставляя единорогов метнуться к лестнице, тем самым дав остальным время войти. Новый рейдер с большим удовольствием разрядил револьвер в место, где несколько секунд назад стоял один из беглецов. Короткая ответная очередь, брошенная скорее вслепую, и вовсе никого не задела, вызвав взрыв хохота.

Таща в зубах раненого товарища и левитируя обе винтовки, единорог отступил на второй этаж, где укрывался один незадачливый пегас. За время боя Грей успел придумать и отбросить несколько планов. Самым разумным казалось сбежать через окно, когда все преследователи войдут вовнутрь, вот только что-то мешало разведчику поступить так. Возможно, это было внезапно проснувшееся в нем чувство совести, требующее от жеребца немедленно помочь единорогам, попавшим в беду. Но более вероятной причиной казались двое часовых, оставленных следить за тем, чтобы добыча не ускользнула из ловушки. И вряд ли они увидят разницу между пони с рогом и пони с крыльями.

«Я угодил в круп. Конечно, можно снять этих двух неудачников, но на выстрелы наверняка выбегут остальные. И тут никто не даст гарантии на успех, все же их довольно много. Но у меня есть преимущество – элемент внезапности. Можно сбежать на этаж выше и укрыться с помощью тени, но это как-то глупо. Еще, не дай Принцессы, найдут и разграбят мой схрон! Придется их убить. Судя по крикам, Селестия и Луна не слишком огорчатся их смертям. Главное, чтобы потом никто не приперся за них мстить».

— Активация боевого режима. — Голос пегаса, охрипший от долгого молчания, прорезал тишину мертвой квартиры.

— Команда принята.

Тихо загудели спарк-батареи, встроенные в броню. Жало на хвосте


убрать рекламу







раскрылось и засветилось токсичным зеленым светом. Интерфейс шлема изменился с разведывательного на боевой, рассчитывая расстояние до ближайшей цели, а также выдавая многочисленные рекомендации и докладывая о состоянии системы. Сглотнув вставший в горле ком, Грей отвернулся от окна и пошел к выходу, готовясь принять бой. Как раз вовремя, чтобы увидеть распахнутые в изумлении голубые глаза единорожки, покрытой копотью. И ствол штурмовой винтовки, направленной прямо на него.

— Ты еще кто такой? Стоять на месте! Опусти крылья! — Уставший голос с истеричными нотками выдавал крайнюю степень утомленности говорившей, практически потерявшей над собой контроль. Иначе как можно объяснить игнорирование писка активированной мины? Всплеск энергии поднял несчастную дверь вместе с двумя единорогами, приложив их о потолок. Вниз рухнули уже бесчувственные тела.

— Да, Грей, ты определенно идиот, — иронично фыркнул пегас. — Поставил ловушку, которая никого не убила. А хорошие раньше двери строили, крепкие. Ладно, не отвлекаться.

Взрыв заполнил пылью весь коридор. Обломки долетели даже до лестницы. Ошарашенные рейдеры застыли на месте, изо всех сил стараясь осознать происходящее. Получалось у них не очень. Решив воспользоваться ситуацией, разведчик перескочил тела и бросился в пылевую завесу. Датчики шлема без труда обнаружили ближайшего рейдера, застывшего в изумлении.

— Какого хрена?! Я спрашиваю, какого хрена! Когда Кровошип задает вопрос, ему следует незамедлительно ответить! Нет, ну какого хрена?!

Ответом Грея стали звуки выстрелов. Два зеленых сгустка на полпути слились в один, ударив Кровошипа точно в морду. Энергетический заряд буквально за секунду превратил тело рейдера в ком слизи. Рядом с останками налетчика рухнул неплохой дробовик, недавно принадлежавший совсем другому пони.

Не теряя времени, разведчик бросился к лестнице, где встретил своего второго противника. Глаза угольного земнопони распахнулись в изумлении от вида пегаса в антрацитовой броне, ведь он преследовал совсем другую жертву. Стремительный удар копытом выбил изо рта рейдера маломощный пистолет, заодно лишив нескольких зубов.

— Тсы ещ-що фо с-са хехня?! — изумленно прохрипел налетчик, сплевывая кровью.

Разведчик даже не удостоил свою жертву ответом, не видя никакого смысла тратить силы на мертвеца. Свист рассекаемого воздуха – и шею налетчика пронзил скорпионий хвост. Потоки зеленой энергии моментально перетекли в податливое тело, растворяя мускулы, жилы, кости, шерсть. Превращая еще живого пони в светящуюся лужу. Дикий крик разнесся по дому, отпугивая нападавших.

— Странно, и ведь они всегда успевают кричать. — Грей тяжело вздохнул и встал на первую ступеньку.

Короткая пробежка вниз – и взгляду пегаса предстала картина разрухи первого этажа. Некогда уютный коридор встретил Грея посеченными осколками стенами, обгорелой воронкой и двумя телами, заливающими кровью пол.

«Они даже не перевязали своих раненых. Смерть от потери крови, когда твои товарищи в двух шагах... Паршиво».

На интерфейсе шлема вспыхнуло предупреждение – «Обнаружено взрывное устройство. Идентификация завершена – осколочная мина. Класс опасности – желтый».

Недоуменно посмотрев на желтый блин с красным рычажком, Грей пробурчал себе под нос:

— Это не может быть так просто.

Согнув колени, жеребец подскочил к запищавшей мине боком, выждал две секунды и точным ударом хвоста отправил её в дверной проем. Взрыв, дикие крики и поток брани вызвали на лице пегаса довольную улыбку. Красных точек на экране радара стало на одну меньше. Когда-то он был чемпионом по хвостометанию различных предметов. Его даже представили к награде.

Воспользовавшись замешательством противника, Грей выскочил на улицу, встретившись с остатками банды. В ближайшего земнопони тут же вонзилось жало. Вместо того, чтобы превратить жеребца в кучу слизи, оно раскрылось, намертво застряв в теле несчастного. Рывок – и Грей обзавелся живым щитом. Мучительный крик не остановил товарищей по банде, разрядивших в пегаса свое примитивное оружие. Флешетты прошили тело рейдера, не причинив вреда броне Анклава. Отбросив в сторону изрешечённое тело, Грей бросился к ближайшему налетчику, лишь сейчас осознавшему свою ошибку. Быстрый удар хвостом оставил пегого жеребца корчиться на земле в предсмертной агонии. Оставался последний противник.

Им оказался молодой земнопони, который даже не пытался сопротивляться. Фигура в антрацитовой броне, покрытая грязью и кровью, перебившая всю банду и медленно приближающаяся к нему, внушала настоящий ужас. Не помня себя от страха, рейдер бросил на землю охотничий карабин, рухнул на передние колени и заплакал.

— Пощади-и-и-и-и!

Грей на секунду задумался, но ему хватило одного взгляда на кьютимарку просившего – оторванную голову единорога, облитую кровью. Жало без труда пробило ржавую броню и привычно раскрылось в груди корчащегося на нем жеребца, завывавшего от боли и ужаса. Приподняв того над собой, Грей посмотрел в глаза, наполненные страданием. Поморщившись, разведчик отшвырнул рейдера прочь, оставив умирать на обгоревшей мостовой. В этот день к старым костям усопших солдат прибавятся новые жертвы Эквестрийской Пустоши.

Застыв посреди двора, пегас тяжело дышал, пытаясь справиться с тошнотой. Организм, ослабленный долгим голоданием, давал о себе знать. Горячка боя прошла, из-за чего усталость навалилась на жеребца с удвоенной силой, сковывая ноги и крылья. Так хотелось лечь, свернуться в клубок и заткнуть уши, чтобы не слышать криков и стонов умирающих пони.

— Соберись, не будь как жеребенок, ударивший копыто, ты же офицер Анклава, пусть и бывший, — едва слышно прошептал разведчик. — Нужно обыскать их, поискать еду.

От заветного слова Грей почувствовал новый прилив дурноты. На ее преодоление потребовалось собрать волю в копыто.

«Вдох-выдох, вдох-выдох, думать о хорошем. Жареное сено, сочная трава, сладкие цветы. Да, именно об этом. Не будь идиотом, ты не первый год летаешь под облака».

Разведчик подошел к ближайшему телу неровным шагом, завозившись с непривычной застежкой. Копыта никак не могли расстегнуть замок, а открывать забрало шлема и помогать себе зубами страшно не хотелось. Провозившись несколько минут, Грей повернулся боком и одним движением хвоста пропорол днище сумки. На землю упали патроны для обреза, несколько бутылочных крышек и примитивная граната. Не удостоив добычу особым вниманием, пегас направился к следующему рейдеру.

Земнопони все еще отчаянно цеплялся за свою жалкую жизнь. Взгляд, полный ненависти, словно прожигал сквозь броню. Не обращая внимания на свою жертву, Грей повторил операцию с днищем седельной сумки. Две гранаты, кучка крышек и патронов, круглая сфера с крохотной искоркой магии внутри. Разочарованно покачав головой, разведчик обратился к умирающему:

— Вы вообще не носите с собой еду?

Земнопони страшно захрипел, глядя прямо на своего убийцу. Лишь через минуту до Грея дошло, что это смех.

— Дурак-х... кх-кх... мы за ней г-х... гнались.

Ушедшая было тошнота вернулась в двойном размере, в горле встал ком. Сглотнув противную соленую слюну, Грей задал новый вопрос:

— Ублюдки, вы правда едите других пони?

Ответом стал лишь новый приступ смеха. Рейдер искренне потешался над наивным идиотом, пришедшим откуда-то извне. Ему еще предстояло познать всю прелесть Эквестрийской Пустоши, которая может сломать кого угодно. Ведь когда-то даже он, Брекер Хэймен, был таким же наивным дурачком из крохотной деревушки. Они пасли браминов, продавая мясо и молоко странствующим торговцам. Их поселение никогда не ввязывалось в ссоры, предпочитая вести спокойную мирную жизнь. И так было, пока в один не самый прекрасный день к ним в деревню не пришли рейдеры. Они забили до смерти взрослых, жестоко насиловали и пытали всех кобылок, даже самых юных, а жеребят заставили смотреть, чтобы Эквестрийская Пустошь навсегда пропитала темнотой их маленькие сердца.

Смех рейдера оборвался, сменившись бульканьем. Скорпионье жало в горле может заставить замолчать кого угодно. Спустя несколько секунд земнопони затих навсегда, а пегас отошел в сторону, стараясь отдышаться. В который раз взяв себя в копыта, Грей быстро собрал трофеи в одну кучку и запихал их в уцелевший мешок. Жертвовать инвентарем ради непригодного к использованию хлама как-то не хотелось.

Внезапно Грей хлопнул себя копытом по забралу и порысил в сторону дома. В горячке боя он совсем забыл об оставленном в одной из квартир мешке, а также двух единорогах без сознания. Добравшись рысью до нужного места, пегас ощутил острейшее дежавю, глядя в вороненый ствол штурмовой винтовки – единорожка успела прийти в себя.


Глава 3 — Встреча

 Сделать закладку на этом месте книги

Продвинутая плазменная винтовка против устаревшей штурмовой. Два пони, направивших свое оружие друг на друга. Чем закончится их встреча? 


Вороненый ствол, направленный точно в голову Грея, здорово нервировал. Броня дезертира не слишком хорошо защищала от классического огнестрельного оружия, а эта винтовка выглядела вполне подходящей, чтобы попортить разведчику шкурку. По шерстке потекла струйка холодного пота, а в голове закопошились предательские мысли.

«Долетался. Если там бронебойные пули, то от очереди в упор не поможет даже офицерская броня, тем более модифицированная против энергетического оружия. А ведь в Анклаве было не так уж и плохо. Да, там всюду царили диктатура и страх, зато никто не морил меня голодом, ну, за исключением учебы в Академии. Штурмовых винтовок, направленных мне в голову, тоже не было, исключительно плазменные или лазерные... Минутку... Не может быть!»

Пегас внимательно посмотрел на оружие единорожки, после чего громко расхохотался. Смех не позволял прицелиться как следует, равно как и сказать хоть слово! Жестом попросив подождать, Грей прислонился к стене и попытался побороть истерику. Это было его первое сражение в одиночестве, без прикрытия Крыла, и возможная смерть сломала преграду спокойствия и равнодушия, не раз выручавшую его из различных передряг. Сделав титаническое усилие, пегас перевел неудержимый смех в разряд хихиканья. Единорожка, наблюдавшая за его выступлением, ошеломленно тряхнула головой и тонко вскрикнула:

— Чего ржешь? Я тебя сейчас поджарю прямо внутри панциря! Снимай броню и седло!

Пытаясь отдышаться, Грей закашлялся, сражаясь с новым приступом смеха. Все же дезертирство тяжело далось разведчику, и внутри он переживал настоящую эмоциональную бурю. Вдоволь повеселившись, пегас фыркнул и навел свои винтовки на белую кобылку.

— У тебя магазин выпал, она не опасна, — ехидно ответил разведчик.

Удивленно посмотрев на свое оружие, единорожка отбросила ствол в сторону. Расслабившийся пегас с облегчением выдохнул и на секунду прикрыл глаза. Этого времени как раз хватило кобылке, чтобы поднять из осевшей пыли вторую винтовку и навести ее на крылатого жеребца. И в этот раз она не забыла магазин. Пули против плазмы.

Единорожка прикусила губу, невольно скосив взгляд на одно из энергетических орудий, установленных на броне пегаса. Она отчетливо понимала свое преимущество на таком расстоянии, но и буквально наяву переживала ужасный процесс превращения в горку пепла. Теперь, когда первый заряд адреналина перестал кружить голову, она все отчетливее понимала риск. Взвесив все за и против, кобылка осторожно произнесла:

— А если я предложу вариант, который устроит нас обоих?

Кроме рта и покачивающегося в ауре ее золотистой магии оружия более ничего не шевелилось. Даже расширившиеся глаза смотрели на него неподвижно.

«Она наверняка контужена, я отчетливо видел тело, врезавшееся в потолок. Если броситься в сторону, можно увернуться. Сократить дистанцию до копытопашной и пробить шею. Да, скорее всего, придется действовать именно так. Но сначала попробовать заговорить. Вдруг просто свалится от усталости».

— Я обязательно его рассмотрю, — вкрадчиво ответил Грей, немного подавшись вперед. Если приближаться к жертве постепенно, сокращая дистанцию осторожными шагами, то она сама не заметит, как окажется нанизана на боевое жало.

Кобылка недоверчиво посмотрела на жеребца, словно пытаясь разгадать его игру. Единорожку явно пошатывало, пришлось даже пошире расставить ноги, рискуя распластаться на брюхе. Ее собеседник проявил интерес к переговорам, а значит, появлялся пусть и призрачный, но все же шанс.

— Ты вырубаешь свои пушки, а я опускаю свою. Вот и все. — Кобылка сглотнула, слегка шевельнув головой. Сейчас ей было довольно тяжело удержать внимание.

Услышав слова серой пони, Грей едва не рассмеялся ей в лицо. Для постороннего, не разбирающегося в энергетическом оружии, такое предложение, может, и казалось логичным, но сведущие в данной теме стрелки сразу назовут эту идею самоубийственной. Соединение винтовок с генераторами брони позволяло обеспечить большую мощность заряда, но никак не влияло на само оружие. И если отключить дополнительное питание, они вовсе не вырубятся. Хватит одной команды, чтобы отправить плазменные заряды к цели. На то, чтобы превратить врага в горстку слизи, их мощности уже не хватит, но вот череп этой глупой кобылки они расплавят буквально за секунду.

— Деактивировать боевой режим, — отчетливо произнес пегас.

Наступила тишина, которую нарушало лишь дыхание двух пони да звон золотой ауры волшебницы. Интерфейс шлема костюма изменился на стандартный, транслируя информацию о состоянии организма и окружающей среды. Внимательный взгляд фиолетовых глаз, невидимый из-за забрала, вперился в кобылку, пытаясь определить уровень угрозы. Малейший намек на опасность для жизни, и незнакомку ожидает весьма неприятный урок по эксплуатации энергетического оружия.

Кобылка слышала команду крылатого пони и последовавшую за ней тишину. Она втянула голову в плечи, нахмуренные брови единорожки красноречиво показывали ее мнение о состоянии рассудка одного пегаса. Вот только смотреть на жеребца в этой жуткой броне со смертоносным оружием по бокам и таким же опасным хвостом сзади... Не посмеешься, она только сейчас поняла – этот пони даже без оружия не оставит ей ни единого шанса.

Конечно, кроме его слов у нее нет никаких гарантий безопасности, но происходящего для измученной, а теперь еще и побитой кобылки оказалось уже и так слишком много.

Волшебная аура рассеялась, и оружие беглянки упало на землю, не выстрелив лишь по счастливому стечению обстоятельств, а сама пони медленно осела на круп, опустив голову.

— Не могу, — едва слышно прошептала единорожка.

Грей едва заметно выдохнул с облегчением, глядя на поникшую кобылку. Осталось только решить ее судьбу, и можно было спокойно возвращаться в убежище.

«Она привела сюда рейдеров, тем самым фактически выдав мое укрытие. Да, я их всех убил, но ведь все могло сложиться совершенно иначе. Оставлять ее в живых опасно. К тому же она угрожала мне. Дважды».

Внезапно его взгляд упал на круп единорожки. Он выглядел соблазнительным даже сквозь копоть и броню. Между задних ног что-то зашевелилось. Мысли тут же потекли совсем в ином русле.

«Собственно, а зачем её убивать? Можно просто взять в плен и использовать, кхм, по прямому назначению. Оружие далеко, она ничего не успеет сделать. Решено, начну прямо сейчас!»

Уже сделав шаг по направлению к единорожке, Грей внезапно замер на одном месте. В голове мелькнула простая мысль, остудившая весь пыл пегаса.

«Она ведь ничего мне не сделала. Принцессы этого точно не одобрят. Я должен быть выше этого».

Грустно вздохнув, жеребец все же подошел к кобылке и сел рядом с ней.

— Ну вот, мы друг в друга не стреляем. — Грей старался говорить спокойно, не допуская дрожи в голосе. — А дальше?

В ответ кобылка медленно подняла голову и отодвинула с глаз грязную и растрепанную гриву. Сейчас она и вправду была не в лучшем состоянии.

— Не знаю… Это мои первые переговоры. — На мордочке единорожки появилась вымученная улыбка, а сама пони опасно накренилась набок.

Заметив плачевное состояние кобылки, Грей осторожно поддержал её копытом, стараясь не зацепить крылом с нацепленным на него клинком.

— У меня такая же ситуация, а значит, будем импровизировать. Тебе нужно подлечиться.

Единорожка, почувствовав прикосновение к копыту пегаса, тут же встрепенулась и заставила себя принять ровное положение.

— Нечем, — с грустью ответила пони. — Мы использовали все лечебные зелья, когда убегали от этих психов.

При этом единорожка невольно посмотрела в сторону своего товарища, явно поежившись. Рот ее открылся, будто она хотела что-то сказать, но передумала. Вместо этого кобылка лишь тихонько всхлипнула, плотно закрыв глаза.

Тяжело вздохнув, пегас отошел от единорожки, задумчиво осматривая коридор. Слова серой пони невольно напомнили ему о допущенной ошибке. Еще одно слабое место «гениального плана» – во время побега Грей не смог захватить лечебные зелья. У него не было даже обычного бинта, пропитанного мазью.

Конечно, можно было привести в качестве оправдания пегаса их страшный дефицит на облаках. Зелья выдавались разведчикам непосредственно перед вылетами на задания, а оставшиеся склянки отбирались по прилету, но это звучало лишь как отговорки. Посмотрев на первую наземную пони, не собиравшуюся его убивать, жеребец осторожно предложил:

— Давай обыщем квартиры. Жители покидали свой дом в большой спешке, вдруг где-то завалялось лечебное зелье.

Громкое урчание желудка оборвало речь пегаса. Сделав паузу, он задумчиво продолжил:

— К тому же мне не помешает еда.

— Ты говоришь так, словно хочешь... помочь? — Она смотрела с явным недоверием и скрытой надеждой.

Слегка разгребая передними копытами мусор, единорожка приподнялась над обломками, качнув аппетитным крупом.

Грей несколько секунд раздумывал над ответом, после чего пошел в комнату, так ничего и не сказав. Постепенно свет, льющийся из окон, становился все слабее. На Эквестрийскую Пустошь опускались сумерки. Забросив сумку за спину, жеребец направился к обломкам двери.

— Я пойду на следующий этаж. Посмотри на этом. Если будет запертая дверь – разбей замок. — Пегас с сомнением посмотрел на хрупкую кобылку. — Ну, или просто расстреляй его.

Выдав задание, жеребец порысил к лестнице. Его взгляд упал на две лужицы, оставшейся после выстрелов. Копаться в них в поисках трофеев было противно, но жизнь на Эквестрийской Пустоши быстро отучивает от брезгливости. Особенно, если ты облачен в непроницаемую для запахов броню.

Трофеи оказались небогатыми: коробка патронов с картечью, две примитивные гранаты и вырванная страница какой-то книги. Хмыкнув, жеребец все же забросил найденное в сумку, не забыв прихватить дробовик, лежащий рядом. Судя по внешнему виду, он совсем недавно побывал в копытах умелого мастера, вернувшего оружию былую мощь и славу. Брезгливо вытерев копыто об очередной коврик с жизнеутверждающей надписью, пегас стал подниматься на верхний этаж.



***

Единорожка проводила жеребца долгим взглядом и глубоко вздохнула. Когда разведчик скрылся из вида, волшебница прижала уши и уставилась на стену перед собой, погружаясь в невеселые мысли.

— И о чем я должна думать? — риторически спросила чумазая пони.

Она вздохнула, постаравшись вновь подняться на все четыре ножки. Со второй попытки ей это удалось.

— Может, убежать? Но он прав. Должна же я найти хоть что-то. — Кобылка резко замолкла. Обычно у нее не было привычки говорить самой с собой.

Издав тихий нервный смешок, она медленно побрела в ближайшую комнату, еле поднимая копытца и перебирая ими. Естественно, та оказалась закрыта. Ненадолго. Раздался глухой «Пфт!» – пони воспользовалась советом дезертира и расплавила замок.

В заброшенной жилой комнате не оказалось ничего интересного. Большинство вещей не имело практической ценности, превратившись в мусор, а немногочисленные полезные предметы слишком обветшали. Единственным трофеем оказалась коробка Сахарных Яблочных Бомбочек, приютившаяся возле подлокотника старого выцветшего кресла. Кобылка подошла поближе, глядя на упаковку, даже через сотню лет яркую и цветастую.

— Это не самая здоровая пища, но по сравнению со многим другим очень даже ничего. — Она провела ножкой над коробкой, слушая щелчки. — Даже радиоактивные они лучше, чем мясо.

Ей пришлось сосредоточиться, чтобы поднять коробочку над полом. Левитируя свой трофей, она пошла дальше, осматривая помещение и тыкаясь любопытным носиком в каждый шкаф. Ее наградой стали пустые бутылки, две Спаркл-Колы, пакет морковных чипсов и странный шар. Следуя смутным воспоминаниям, кобылка осторожно скатила его копытцем в седельную сумку, едва не упав набок от неожиданно прибавившейся нагрузки.

В той комнате она и села, прижавшись боком к ручке кресла и стараясь отдышаться.



***

Пегас быстро преодолел покрытые пылью ступеньки, не встретив никаких препятствий. Третий этаж поприветствовал разведчика стенами, разрисованными яркими красками. С нарастающим удивлением Грей открывал для себя широкие луга и зеленые поля с работающими пони. Даже сквозь толщину столетия можно было почувствовать их беззаботное счастье, когда главной проблемой становится выбор платья для пикника. В каком-то трансе пегас дотронулся до нарисованной пони, словно стремясь пересечь границу и оказаться по ту сторону. Сбросить с себя скорлупу брони Анклава, растоптать в мельчайшую пыль плазменные винтовки и жить обычной жизнью. Без войн. Без боли. Без смерти.

Нарисованная пони осыпалась под его копытом, превращаясь в расплывчатое пятно. Выругавшись, Грей потряс головой, возвращаясь в реальность. Тщательно выговаривая слова, жеребец произнес в пустоту:

— Этого больше нет. Можно сделать заново, но сейчас этого нет. Нужно действовать. Найти лекарства и еду.

Немного успокоившись, Грей приступил к свободному поиску. С пятой квартирой его действия практически дошли до автоматизма – проверить замок на двери, развернуться, лягнуть, войти, полюбоваться на пустые шкафы и столы со всевозможным хламом, развернуться, уйти. Ему попадались лишь блеклые фотографии с расплывшимися изображениями, книги, которые невозможно прочитать, облезлые перья в высохших чернильницах. У последней квартиры Грей потерял всякую надежду на нахождение чего-нибудь ценного. Проверив замок, жеребец моментально развернулся и припал на передние копыта. Удар, и задние ноги лягнули пустоту. С трудом сохранив равновесие, Грей обернулся и уставился на пустой проем. Дверь оказалась не заперта, а он даже не заметил этого.

— Нужно поспать по прилету на базу, — произнес разведчик, забыв на минуту о невозможности вернуться назад на облака.

Пройдя в гостиную, Грей уставился на стены, заклеенные фотографиями. Коридор, вторая комната, ванна – все стены и потолок усыпаны расплывшимися картинками. Несмотря на прошедшее время, некоторые из них смогли донести до пегаса запечатленные мгновения: несколько жеребят на карусели; две красивые кобылки около фонтана, машущие в объектив (ему тут же вспомнился разрушенный фонтан на центральной площади); перелетные птицы, вьющие гнездо; земнопони в военной форме, лихо вскинувший винтовку. Жители разрушенного города, живущие прежней жизнью.

Завороженно рассматривая сцены из прошлого, разведчик медленно перешел в соседнее помещение. На высохшем дне большой чугунной ванны пегас обнаружил еще большее количество снимков, на которых было совершенно невозможно что-либо разобрать.

Скользнув безразличным взглядом по обшарпанным стенам, жеребец опустил ногу в шуршащую массу потускневшей фотобумаги и осторожно поводил копытом. Первой его находкой оказалась резиновая уточка ярко-желтого цвета, которая словно не заметила прошедших десятилетий. С некоторым удивлением повертев игрушку, Грей пожал плечами и положил ее на край ванны. Брать с собой подобный трофей казалось ему верхом идиотизма.

Следующая находка оказалась гораздо более привлекательной – о металлическую поверхность бронированного копыта звякнуло стекло. Обрадовавшийся пегас извлек на свет потускневшую бутылку, надеясь отведать любимой Спаркл-Колы. Этикетка давно отвалилась, однако даже за слоем грязи и пыли можно было разглядеть отсутствие жидкости внутри.

«Интересно, в отличие от других пустых бутылок, эта все еще закрыта».

Грей несколько секунд разглядывал желтую крышку с розовой бабочкой, но так и не вспомнил, где он мог видеть подобный дизайн. Во второй раз пожав плечами, пегас отвернул пробку, перевернул бутылку и вытряхнул на пол небольшой свиток, перевязанный алой лентой.

Со все возрастающим интересом разведчик развернул белую бумажку. На ней довольно небрежными штрихами был изображен план здания, в котором он находился. В подвале обнаружилась небольшая стрелка с лаконичной надписью «копать здесь».

«Полный бред».

Удивленный весточкой из прошлого, Грей медленно затолкал бутылку с «картой» в мешок и направился к выходу. Пегас замер у дверного проема, настороженно навострив уши. Его будто толкнули в грудь, призывая задержаться чуть подольше. Это чувство очень походило на интуицию, но ощущалось гораздо отчетливее обычного.

— Какого Дискорда, — выругался разведчик, поворачиваясь на месте. — Что со мной происходит?!

Внимание жеребца привлекла желтая коробочка, прикрепленная к стене. Три розовые бабочки сохранили свои цвета, успокаивая каждого смотрящего на них. Осторожно открыв контейнер хвостом, пегас радостно вскрикнул, увидев три небольшие склянки с лечебными зельями.

Не успел он сконцентрироваться на своем странном чувстве, как оно тут же исчезло, словно его вспугнул писк, исходящий из шлема. Переведя взгляд на экран радара, Грей внутренне похолодел. Жеребца пробила нервная дрожь, сердце ухнуло в желудок, шерсть встала дыбом, зрачки в ужасе расширились. Пять стремительно приближающихся красных точек. Слишком ровно, слишком красиво, слишком быстро, чтобы быть правдивыми. Но только не для тех, кто умеет летать. Неполное разведывательное Крыло Анклава. Вспомнив Дискорда и пожелав тому множество необычных сексуальных приключений с рейдерами, Грей бросился к лестнице. Странно, но жеребец боялся не за себя. Маленькая закопченная кобылка каким-то непостижимым образом сумела утвердиться в сердце пегаса, никогда не имевшего друзей. Одни пони называли это явление подарком судьбы, другие же склонялись к ее насмешке.

Грей прекрасно знал, как поступают разведчики и элитные бойцы Анклава с наземными пони, поэтому больше всего он боялся не успеть. Он сам не раз казнил случайных свидетелей, оказавшихся на пути его Крыла. Зато он не мог знать о секретном протоколе Анклава, согласно которому в погоню за новым дашитом всегда отправляются его бывшие товарищи.

Ведь лучше всех выследить беглеца смогут те, кто знает его тактику и стратегию, привычки, ход размышлений. Кто-то вспомнил о любви командира скрываться и действовать из засады. О том, что выбранные им укрытия всегда невзрачны и редко приходят кому-то в голову. Чего только стоил случай, когда они укрылись в цистерне с радиоактивной водой! Простояв там несколько часов, каждый получил тяжелую форму радотравления, зато адские гончие так и не смогли их обнаружить.

Долгая работа с картой и методичное прочесывание руин, ни для кого не представляющих интереса, наконец дали результат. Преследователи увидели трупы грязных обитателей поверхности, убитых боевым жалом Анклава. Переглянувшись, охотники синхронно кивнули и полетели к небольшому зданию с выбитой дверью...

Глава 4 — Встреча!

 Сделать закладку на этом месте книги

Элитное подразделение Анклава отправляет своих бойцов в погоню за дезертиром. Бойцы разведки быстры, сильны и смертельно опасны. Что смогут противопоставить им голодный пегас и уставшая единорожка? 


Сумерки опускались на руины Шайвиля, ласково укрывая разрушенные здания покрывалом темноты. Немногочисленные радтараканы спешили закопаться поглубже в песок, в то время как гигантские кротокрысы покидали свои норы и выходили на ночную охоту. В этом заброшенном месте странная помесь двух грызунов стала доминирующим видом, не встречающая какой-либо конкуренции.

Десятки лет лишь ветер пустыни становился гостем покинутых зданий, постепенно засыпая их песком и разрушая каменные стены, играя пустыми черепами убитых зебр и пони. Десятки лет ничто не тревожило покой маленького городка до того дня, когда один серошерстый пегас не выбрал его своим укрытием.

Легкое, практически неуловимое хлопанье крыльев возвестило о прибытии новых участников событий во двор многострадального дома. Антрацитовая броня, зеркальные забрала шлемов и скорпионьи жала на хвостах не оставляли сомнений в принадлежности гостей. Разведчики Анклава, принявшие на себя функцию карателей. Они явно знали свое дело – часть отряда рассредоточилась и приготовилась к стрельбе, пока другая занималась исследованием местности. Брезгливо осмотрев трупы земнопони, один из пегасов подал голос:

— Это явно работа нашей цели. Трупы еще свежие, он не мог далеко уйти. — Слова жеребца вызвали молчаливое одобрение, лишь алогривая пегаска, недавняя выпускница Летной Академии, возразила:

— Ты уверен? Три трупа, всех убили хвостом. Это могло быть одно из наших Крыльев. Конечно, у нас крутой командир, но в одиночку положить столько сильных, вооруженных жеребцов...

— У нас БЫЛ крутой командир, Роза, — протестующе вскинулся третий член отряда, совсем недавно сбросивший с пе


убрать рекламу







рьев первых пух. — Дезертир не может командовать Разведывательным Крылом Анклава! Его участь решена!

— Но я всего лишь хотела сказать...

— Хватит! — гаркнул неприметный пегас, державшийся чуть в стороне и внимательно осматривавший окна. — Нет сомнений в явном почерке беглеца: максимальная экономия боеприпасов, надежные удары, мучительная смерть жертв. — Брезгливый жест в сторону изрешеченного трупа. — А вот этого использовали в качестве щита. Все уже успели забыть заварушку в Тейлинге?

— Ты прав, наша цель была здесь. Возможно, он где-то неподалеку или вообще укрылся в доме. Роза и Грин остаются снаружи, контролируйте окна, он вполне может выскочить и попытаться смыться, увидев нас. Остальные идут со мной. — Услышав команду массивного пони, пегаска и недавний жеребенок синхронно кивнули. Роза взлетела на крышу дома и приготовилась к стрельбе из двух стандартных лазерных винтовок. Грину, исполнявшему в отряде функцию снайпера, с выбором позиции пришлось сложнее. После минутных поисков жеребец устроился на водонапорной башне и направил прицел антимех-винтовки в сторону окон.

— Проверка связи, жду отчета.

— Грин на связи, вышел на позицию. Выходы из дома под контролем.

— Стрим на связи, к бою готов.

— Роза на связи, вышла на позицию, крыша под контролем.

— Тистл на связи, к бою готов.

Выслушав доклады, массивный пегас кивнул и повел оставшихся пони в дом, напряженно следя за показаниями интерфейса. Практически неразличимые для невооруженного глаза, хорошо вооруженные, идеально вымуштрованные крылатые пони были идеальным инструментом Анклава пегасов. Они способны незаметно подойти и ликвидировать любую цель, вот только командир всегда славился изворотливостью и изобретательностью в плане ловушек.

— Приступить к выполнению операции. — Несмотря на кажущееся спокойствие, Саммер, назначенный командиром Крыла вместо опального Грея, здорово нервничал. В отличие от него серый пегас был настоящим лидером, умеющим принимать правильные решения, благодаря которым отряд раз за разом выходил из многочисленных передряг сухим из воды. Не идут ли они сейчас в умело расставленную ловушку?

Цокот металлических копыт эхом отражался от каменных стен. Черная броня прекрасно скрывала силуэты разведчиков, но ничего не могла поделать со звуком. Не помогали даже учебные курсы по тихой ходьбе – Саммер страдал из-за своей комплекции, Тистл дал экзаменатору взятку, а Стрима освободили от занятий влиятельные родители.

Троица пегасов осторожно пробиралась по темному коридору. Интегрированные в шлем датчики исправно сканировали пространство, выискивая цели. Разработчики интерфейса постарались на славу, вот только стандартная броня рядового бойца не включала в себя ПНВ. Там, где Саммер спокойно обходил мусор и тела, Тистл постоянно натыкался на препятствия. Вот и сейчас, налетев на очередной труп, крылатый пони едва не рухнул рядом с ним.

— Твою мать!

— Где?!

— Что у вас происходит?! — испуганно вклинился в эфир Грин. Молодому пегасу совсем не нравилось оставаться в одиночестве.

— Командир, здесь труп, он убит не из оружия Анклава. Вся грудь прошита зажигательными пулями.

— Я вижу, — раздраженно ответил Саммер. — И что дальше?

— У них могла быть разборка между собой. Да ёбаный Дискорд! Я споткнулся о какую-то палку!

— Сохранять тишину! Мы должны провести разведку, а не устраивать тут балаган!

О следующей находке Тистл известил уже шепотом, медленно попятившись назад:

— Саммер, здесь на лестнице еще останки. Распад от энергетических зарядов, явно поработали плазменные винтовки или наш хвост. Скольких же он положил?!

— Успокойся, мы вполне можем наткнуться и на его тело, раз уж этих дикарей оказалось так много.

Несмотря на успокаивающие слова, анклавовцы поднимались еще осторожнее, стараясь в наступающей тишине разглядеть ловушку, в существовании которой были твердо убеждены. Останки рейдера, погибшего от плазменного залпа, взволновали их еще сильнее. Выругавшись, Саммер отдал приказ:

— Тистл, охраняй лестницу. Стрим, готовь свою пищалку.

Кивнув, зеленогривый пегас застыл на лестничной площадке и демонстративно активировал лазерные винтовки на максимальную мощность луча. Подобные выстрелы сильно изнашивали оружие, да и стандартных батарей хватало всего на пять залпов, зато они могли прожечь даже модифицированную офицерскую броню.

Второй солдат лишь раскрыл хвостовое жало, накапливая в нем заряд. Дождавшись готовности своих подчиненных, новый лидер отряда проверил ремни боевого седла, удерживающего миниатюрный лазерный миниган, после чего смело порысил вперед.

Зеленогривый дождался, пока его товарищи не скроются из виду, после чего снял шлем и вышел на открытое место.



***

Волшебница уже успела прийти в себя и справиться со слабостью в теле, хотя ее самочувствие не слишком-то улучшилось. Хотелось просто лечь на грязный пол, закрыть глаза и погрузиться в сладкую дрему. Или доползти таки до ближайшего кресла, свернуться в нем клубочком и вспоминать родной отсек, пока Принцесса Луна милостиво не заберет измученную пони в свое царство снов. Но нет, одно лишь воспоминание о том, кто она есть, разрушило всякую надежду на подобный отдых. Уж кому, как не ей, знать, что самые убедительные иллюзии порой могут быть разрушены всего одним мановением копыта.

Пришлось заставить себя встать на едва дрожащие ножки и пройтись из одного конца комнаты в другой, словно заново обучаясь искусству ходьбы. Как раз вовремя, чтобы выглянуть в окно и увидеть сразу несколько жутких пегасов в черной броне. Кобылка тут же невольно подалась назад, шлепнувшись крупом о пол.

— У меня что, лихорадка? — Волшебница потрогала копытцем лоб и отрицательно помотала головой. — Да нет, все в порядке. Значит, у меня не троится в глазах. Этого еще не хватало! Тут и одного жуткого пегаса более чем достаточно!

Чумазая единорожка не удержалась от еще одного любопытного взгляда на улицу.

Крылатые пони как раз разделились. Два пегаса взлетели на близлежащие крыши, а остальные медленно направились в дом, приготовив оружие.

«Попа-а-ала».

Пони вновь отдалилась от окна, плотно прижимая уши и обдумывая происходящее.

«Прошлый пегас в меня не стрелял, даже проявил дружелюбие. Но эти не кажутся такими мирными. Возьмут и превратят меня в горку пепла! Бр-р...» — Она передернула плечами. В голове словно появился второй внутренний голос, который стал ожесточенно спорить с первым.

— «Надо попробовать сбежать, пока они внутри. Выскочить через другой вход и сделать копыта».

— «Глупая пони! Куда ты побежишь? Дома давно нет, да и в таких зданиях всегда только один выход, который они к тому же стерегут. А летать ты так и не научилась!»

— «Тогда мне нужно спрятаться!»

— «Точно! Залезай под кровать, вдруг они посчитают тебя несмышленым жеребенком? По крайней мере есть шанс всего-навсего оказаться в рабстве. В ошейнике, зато живой!»

— «М-м-м-может применить мою…» — От нарастающего волнения волшебница начала запинаться в собственным мыслях.

— «А ведь это может сработать! По крайней мере точно сразу не убьют».

Сделав глубокий вдох, кобылка положила винтовку на кресло и извлекла из сумки золотую диадему. По всему ее ободку сверкали десятки разнообразных драгоценных камней, среди которых особенно выделялся огромный аметист превосходной огранки в самом центре украшения. Волшебница невольно залюбовалась на фамильную драгоценность, сияющую в золотистом облачке её магии.

Из транса кобылку вывели возня на лестнице и отчетливые шаги двух пони, приближающихся к ее убежищу. Еще раз глубоко вдохнув, волшебница прикрыла глаза, концентрируясь на необходимом образе, после чего медленно опустила диадему на взлохмаченную грязную гриву. Свет, исходящий из рога, стал сиять в несколько раз ярче, скрывая собой парящее тело маленькой пони. Магия заполнила всю комнату.

Увидев вспышку яркого света из дальней квартиры, охотники бросились к стене, направив оружие на дверной проем. Когда вернулась тьма, Стрим осторожно двинулся вперед, угрожающе покачивая хвостом. Около двери крылатый пони, прилежно следуя программе обучения, резко бросился вперед. Ворвавшись внутрь, жеребец тут же отпрыгнул в сторону, уходя от возможного огня противника и одновременно резко выбрасывая жало вперед. Вот только хвост пегаса замер на полпути к цели, глаза широко распахнулись, а челюсть устремилась куда-то к полу.

— П-п-п-принцесса Селестия! — неверяще воскликнул разведчик.

— Какого хрена, Стрим? Что еще за Принцесса?! Ответь!

Белоснежная аликорн с волшебной гривой по росту превосходила даже самого крупного земнопони, чего уж говорить про обычного пегаса в черной броне.

Лиловые глаза Солнечной Принцессы, казалось, смотрели в самую душу незваного гостя. Ее взгляд был немного отрешенным, но мягким и снисходительным. На лице белоснежной Принцессы появилась теплая улыбка, а голова слегка наклонилась в приветственном поклоне.

— О чем ты беспокоишься, мой маленький пони?

Поклонение Лунной и Солнечной Принцессам, развитое в Стойлах, а также на поверхности Эквестрийской Пустоши, существовало и над облаками. Внезапные затмения расценивались пегасами как проявления гнева богинь, приводя к массовым беспорядкам и бунтам, каждый раз жестоко подавляемым Анклавом. Именно его стальная хватка и непрекращающаяся пропаганда не давали религии развиваться. Лишь единицы действительно верили, что Луна и Селестия живут на небесах, охраняя своих подданных. В душе Стрима, увидевшего богиню во плоти, случился настоящий переворот.

— А, я... Но почему, вы же... Как?! — От удивления молодой жеребец сел на круп, широко разинув рот.

Не дождавшись четкого ответа, Саммер заковыристо выругался и побежал к своему подчиненному, краем глаза зафиксировав мертвого единорога.

Все же принцесса испытывала странное удовольствие, наблюдая за пегасом-разведчиком. На ее лице не отражалось ничего, кроме ласковой доброжелательности, но внутри она просто ликовала. Пораженный Стрим так и не смог выдать связное предложение, пораженно рассматривая Солнечную Принцессу. Решив воспользоваться замешательством охотника, Селестия грациозно направилась к выходу.

Саммер, всегда предпочитающий лететь напролом, одним прыжком ворвался в квартиру, оттолкнувшись от бетонного пола мощными задними копытами. Бронированное тело пегаса с лазерным миниганом на полном ходу врезалось в аликорна, сбивая последнюю с ног. Кубарем прокатившись по полу, Саммер на секунду потерял ориентацию в пространстве. Вдобавок это слепящее сияние раздражало чувствительные глаза, не давая как следует рассмотреть нежданное препятствие.

— Активировать режим Тени! — со злобой в голосе скомандовал жеребец.

Режим Тени являлся совместной разработкой Министерства Крутости и Министерства Стиля. Поскольку успехи волшебников М.Т.Н. со СтелсБаками оставляли желать лучшего, создатели технологии отказались от идеи полной невидимости, заменив ее долговременным камуфляжем на основе всё тех же зебринских стелс-плащей.

В результате было принято решение испытать первые прототипы на броне пегасов. Технология оказалась идеальной для проведения воздушных боев – на фоне тумана и грозовых облаков, неизменно сопровождавших все более-менее значимые сражения на территории королевства, прозрачный размытый силуэт даровал практически идеальную маскировку.

Разведчики и диверсанты по достоинству оценили свою незаметность, совершив ряд дерзких рейдов и налетов в тылу врага. Испытания были признаны удачными, и будущая броня Анклава пошла в массовое производство на небесных заводах, в то время как в Министерствах запустили проект по переносу технологии на магические матрицы брони наземников. К сожалению, удары зебринских мегазаклинаний навсегда поставили точку в этой блестящей идее.

Послушно исполняя команду, магическая матрица перестроила броню пегаса. Сложенные на крыльях клинки раскрылись, превратившись в грозное орудие воздушного боя. Резко потемневшее забрало блокировало исходящий свет. Облегченно выдохнув, Саммер наконец смог рассмотреть крылатого единорога.

— Какого хера?! Кто ты такая?!

Во время их столкновения комнату озарила еще одна вспышка света, а саму Солнечную Принцессу отбросило точно в старое кресло, от которого тут же отвалилась спинка, словно протестуя против такого неподобающего обращения с мебелью.

Когда она смогла взглянуть на пегаса вновь, то одеяние того уже сильно отличалось от используемого его сородичами. Но не это было главной проблемой. Даже в таком плачевном состоянии кобылка ответила вполне уверенно:

— Ты не узнаешь меня? — Казалось, ее совсем не смутило ни столкновение, ни странная броня Саммера, отличавшаяся от других комплектов. В ее голосе прорезались нотки горечи и сожаления. — Неужели маленькие пони успели забыть обо мне всего через сотню лет?

Ей не повезло. Саммер принадлежал к радикальному крылу пегасов, считавших Селестию и Луну не более, чем легендами и пережитком прошлого. Изображения Принцесс продавались только на черном рынке по огромным ценам, к тому же любой, кто хотел выслужиться перед Анклавом, избегал запретной религии как огня. Поэтому Саммер действительно не узнал Селестию, видя на ее месте лишь большую крылатую пони с длинным рогом.

— Шта?! Стоять на месте! Отвечать на вопросы, не то сожгу в две секунды!

Угроза жеребца, значительно превосходящего в размере свой лазерный миниган, звучала не слишком убедительно, но она не понаслышке знала, насколько опасным может быть энергомагическое оружие.

В ответ аликорн изящно качнула головой, подчеркивая необычное свойство своей гривы развеваться без всякого ветра.

— Все зовут меня Принцессой Селестией. Десять веков я направляла расу пони по пути счастья и дружбы. — Она опустила голову и прижала уши, словно скорбя. — Но с тех пор прошло целое столетие.

— Не существует никаких Принцесс. — Саммер резко мотнул головой и напряг хвост. — Сейчас ты заткнешься, прижмешь крылья к бокам и даже в страшном сне не захочешь колдовать, иначе я на тебе живого места не оставлю. Но ничего, наши ученые обрадуются новому образцу.

Аликорну пришлось подчиниться. Продолжая держать голову склоненной, она медленно шагнула вперед, словно признавая поражение.

«Как могут быть пегасы настолько не воспитаны?! Он же разговаривает с самой Принцессой Селестией во плоти! Откуда такая непочтительность?! Мне срочно нужен новый план, магии надолго не хватит».

К счастью, выход нашелся сам собой. В дверном проеме появился еще один пегас в черной броне. В отличие от предыдущих, его костюм был покрыт слоем пыли и грязи, выдавая ее недавнего знакомого.

«Надеюсь, он не с ними и сможет отвлечь их достаточно, чтобы я смылась, иначе настанет самый настоящий ПП!»

Не успела она открыть рот, как за окном раздался мощный взрыв, больно ударивший по ушам. Пол под копытами собравшихся пони дрогнул, а улицу заполнило облако пара. Решив, что лучше шанса не представится, Селестия наклонила голову еще ниже, направив рог точно на Саммера. Через секунду помещение озарила ярчайшая вспышка, благополучно ослепив всех присутствующих.



***

Грей нерешительно замер у лестничной клетки. Бросаться в лобовую атаку с поврежденной броней на пятерых свежих солдат казалось самоубийством, но и уйти просто так ему точно никто не даст.

— Провести диагностику системы и сортировку инвентаря. — Пегас надеялся услышать решение проблемы в равнодушном голосе костюма.

— Уровень заряда 29%. Внимание! Зафиксировано повреждение батареи, рекомендуется немедленная замена. Минимальные структурные повреждения. Ремонт не требуется. Боеприпасы к основному оружию израсходованы на 12%. Пополнение не требуется. Желтая степень готовности к бою.

«Странно, почему их пятеро? Должно быть, потеряли кого-то во время поиска. По протоколу снайпер и стрелок с тяжелым оружием блокируют вход, а остальные отправляются на поиски цели, то есть меня. Трое, причем у каждого может быть уникальный тип вооружения. Даже если застану их врасплох, шансы минимальны».

От размышлений его оторвал негромкий писк ПипБака. Раздраженно стукнув по клавише, Грей отключил звук в гаджете Стойл-Тек. На синем экране замерцала надпись.

«Обнаружена радиочастота, внесенная в список отслеживаемых».

— Перехватить сигнал. — Сердце пропустило удар. Возникло нехорошее предчувствие.

— Выполняю.

Из динамика в шлеме послышались голоса налетчиков. От неожиданности крылья Грея встали торчком, едва не проскрежетав по каменным стенам. Сердито топнув передними копытцами, он едва не закричал.

— За мной отправили МОЙ СОБСТВЕННЫЙ ОТРЯД? Они СОВСЕМ идиоты?! — сдавленно шипел пегас. — Я ведь лично разработал их модель поведения! Придурки! Идиоты! Куриный помет! Дискорд бы их всех побрал!

Грей всегда сторонился своего Крыла. Сближение с любым из подчиненных приводило к ненужному риску. Рядовой мог узнать о нелюбви лейтенанта к Анклаву, поклонении Принцессам или найти коллекцию запрещенных материалов. Выполнив задание, разведчики возвращались на базу, где получали увольнительные до следующего вылета. Некоторые Крылья тут же шли в ближайший бар отмечать успех или поминать павших, но Грей всегда отвечал отказом. Лишь Роза могла вытянуть пегаса из скорлупы небольшого отсека, непостижимым образом выводя его на прогулки, которые постепенно трансформировались в свидания.

Несмотря на сохраняющуюся дистанцию, лидер всегда заботился о благополучии подчиненных, раз за разом вытаскивая их из всевозможных передряг. Его Крыло считалось самым безопасным для службы, ведь процент их потерь всегда был минимален. Несколько совместных операций сблизили пегасов, хоть и не сделали друзьями. А теперь привыкшему отвечать за сохранность чужих жизней офицеру предстояло отыграть противоположную роль – палача-убийцы. И давалось это очень тяжело. Разведчик сокрушенно покачал головой, разом отрешаясь от всех эмоций. Отныне они находятся по разную сторону баррикад, а значит, следует оставить жалость позади.

— По крайней мере, теперь у меня действительно есть шанс. Активировать режим Тени.

Выполняя команду, костюм начал стремительную трансформацию. Поверхность брони, не запорошенная пылью, начала поглощать свет. Тьма перебралась даже на плазменные винтовки, надежно подсоединенные к костюму. Хвостовое жало перестало излучать энергию, моментально сложившись и потеряв грозный вид. Раскрылись крыльевые клинки. Забрало шлема сильно потемнело, в очередной раз изменив интерфейс. На экран тут же выскочило предупреждение о повышенном расходе энергии.

— Активация завершена. Расчетное время работы двадцать четыре минуты.

Внизу послышались отчетливые шаги и яростная перебранка. Грей тяжело вздохнул и на всякий случай отошел назад, чтобы не попасть под датчики вражеских шлемов.

«Саммер опять шумит как Тандерхэд. Сколько раз говорил ему стараться ходить тише. Но нет же, зачем скрываться, ведь у него есть большая пушка».

Дождавшись, пока охотники отправятся прочесывать второй этаж, разведчик осторожно выглянул вниз. От зрелища Тистла, застывшего посреди лестничной клетки, копыто его бывшего командира невольно потянулось ко лбу. Отчетливый силуэт стрелка смог бы заметить даже ослепленный самолюбием единорог, а его зеленая грива, казалось, светилась на целую милю. Грей ощутил просто чудовищное желание спуститься вниз, надавать Тистлу подзатыльников и в очередной раз напомнить, как именно нужно устраивать засады.

Грей осторожно ступил на лестницу, крадущимся шагом подбираясь к стрелку. Режим Тени отлично маскировал разведчика в условиях темного подъезда, но вот со звуками не мог поделать абсолютно ничего. Из-под копыта пегаса вылетел камешек, которого, казалось, еще секунду назад не было на ступени. Тистл моментально развернулся на звук, направив лазерные винтовки точно на своего командира.

«Как всегда использует усиленный заряд. И не жалко ему механизм».

Дезертир замер на одном месте, стараясь слиться со стеной. Его броня, определенно, выдержит даже усиленный залп лазерных винтовок, по праву считающихся слабее плазменных. Вот только если завяжется бой, он уже не сможет взять Тистла в плен, ведь придется сражаться насмерть. Грей всегда симпатизировал пегасу с зеленой гривой и желтой шерстью больше, чем остальным жеребцам. Он не мог сказать, был ли причиной более простой и общительный характер рядового или такое же происхождение, как и у него, да и это не имело особого значения.

Пока серый пегас терся о замызганную стену и молился Принцессам, Тистл медленно поднес копыто к губам, словно прося сохранять молчание, после чего поманил дезертира к себе. Грей медленно вышел на свет, настороженно подняв уши. Ему даже в голову не пришло, что это могла быть ловушка. Все же иногда Грей вел себя как настоящий жеребенок, наивно верящий в доброту окружающего мира.

Тем временем Тистл дважды поднял копыто вверх, после чего ткнул в синий цилиндрик, висящий на поясе дезертира. Грей медленно склонил в голову в согласии и отошел назад в темноту. Зеленогривый стрелок тут же закричал что-то неразборчивое и дважды выстрелил в потолок над разведчиком, оставив на нем приличный черный след. О копыто рядового тут же ударилась импульсная граната, окружившая тело пегаса энергетической сетью. Лишившись управления, Тистл неуклюже повалился на пол, громко лязгнув напоследок.

— Командир, вход охраняют Грин и Роза. Она постарается отвлечь стрелка, так что у вас есть все шансы. — Теперь, когда с системами костюма вырубилась и радиосвязь, он мог говорить свободно.

— Спасибо за заботу, — искренне поблагодарил серый пегас. — Но у меня другие планы. Если все сложится удачно, то я вернусь за тобой.

— Это глупо, — фыркнул рядовой. — В любом случае не трогайте Розу, она тоже за вас.

— Спасибо. — Грей тяжело вздохнул и бросился в сторону коридора. Он и так слишком задержался на лестнице, дорога была каждая секунда.



***

Разведчик осторожно подошел к комнате, откуда раздавался злой голос Саммера. Ответы другой пони оказались слишком тихими, чтобы разобрать слова.

«Наверняка они наткнулись на ту единорожку, а значит, мне на копыто играет элемент неожиданности».

Грей сделал несколько глубоких вдохов и осторожно вытащил импульсную гранату, способную за две секунды обездвижить любого пони в силовой броне. Игнорируя предупреждения систем, серый пегас осторожно выглянул из-за угла да так и замер с открытым ртом – Солнечная Принцесса во плоти привела дезертира в состояние полнейшего изумления.

— Обнаружено излучение артефакта высокого уровня. Идет анализ. — Система управления броней очень вовремя вывела Грея из ступора. — Подключение дополнительных фильтров. Активация боевого режима.

Комната окрасилась во все оттенки серого. Яркими мазками на холсте оставались излучение раскрытого хвоста Стрима да красный огонек в глубине лазерного минигана Саммера. Но они меркли перед Принцессой Селестией. Фигура аликорна словно состояла из яркого солнечного света, выжигающего всяческие детали.

Пол под ногами ощутимо пошатнулся, пространство за окнами заволокло паром. Ярчайшая вспышка солнечного света на секунду залила всю комнату, после чего наступила тьма. Ослепленный Стрим забился в угол, схватившись копытами за забрало шлема и беспорядочно атакуя хвостом воздух перед собой. Саммер, которого защитил режим Тени, медленно повернулся к Грею.

— Спасибо за облегчение задачи твоей ликвидации, — торжественно фыркнул крупный жеребец, маскируя страх. — Я постараюсь не слишком долго пытать тебя.

Не тратя время на теплые приветствия, Грей бросился вперед. Скрученный спиралью хвост ударил в забрало шлема массивного пегаса. Прочная поверхность с честью выдержала столкновение, зато внутренний интерфейс выдал десятки предупреждений, полностью перекрывая визор.

Множество новоиспеченных офицеров не переживало свой первый бой, поленившись разобраться в настройках выданных костюмов. После этих случаев инструкцию к ним стали писать красными чернилами, вот только читать их так никто и не стал. Идиотов в рядах разведки не жаловали, поэтому никто особо и не распространялся об особенностях офицерской брони. Если у нового командира не хватает мозгов даже прочесть инструкцию, то зачем он вообще нужен?

Саммер яростно взревел и выпустил целый сноп лазерных лучей в место, где еще секунду назад стоял Грей. С легкостью увернувшись от слепой атаки, серый пегас сократил расстояние и одним резким ударом хвостового жала пробил горло своего противника. Отличный сапер и штурмовик, Саммер всегда отличался слабостью в ближнем бою, проигрывая девять учебных схваток из десяти.

— Наконец-то мы узнаем, кто из нас лучший хвостопашник в Крыле, — раздался елейный голос.

Грей резко повернулся к своему последнему противнику. Стрим удивительно быстро оправился от вспышки света, медленно подбираясь к бывшему командиру. Признанный мастер хвостопашного боя, сиреневый пегас просто мечтал нанизать дезертира на свой хвост.

— Это вряд ли, — возразил Грей, отправив в полет импульсную гранату.

Стрим изящно отбил ее хвостом и подчеркнуто приложил копыто ко рту, словно зевая. В коридоре вспыхнул сноп ветвистых молний, не причинив никому вреда.

— Не разочаровывай меня, ты способен на большее, — со скорбью произнес Стрим. — Давай уже скрестим хвосты.

Вместо ответа Грей несколько раз выстрелил во врага, вынудив того уклоняться. Воспользовавшись шансом, дезертир подскочил к разведчику и атаковал его хвостом. Стрим успел перехватить его своим, и на секунду пегасы застыли, пытаясь повалить друг друга.

— Совсем неплохо! — воскликнул сиреневый пегас, изящно высвобождаясь из захвата. — А если так?

Стрим резко развернулся, попытавшись сбить Грея мощным ударом по ногам. В последний момент дезертир успел взлететь и контратаковать. Жало бессильно скользнуло по панцирю, зацепив врага по касательной. Около минуты пегасы обменивались стремительными ударами, так и не найдя бреши в обороне друг друга. В какой-то момент Стрим отпрыгнул к окну, тяжело дыша и угрожающе покачивая жалом.

— Грин, он здесь, сними его, если рискнет сунуться! — азартно закричал жеребец, не обращая внимания на тишину в эфире.

«Бой не может продолжаться вечно, нужно пойти на риск, пока сюда действительно не приперся Грин».

Приняв непростое решение, Грей отважно бросился вперед. Две стремительные молнии скорпионьих жал устремились навстречу друг другу. Дезертир попытался перехватить хвост противника и задержать его в воздухе, но сумел всего лишь изменить траекторию. Адская боль пронзила крыло, от которого по всему телу словно потекли потоки расплавленного металла.

— Ха! Я достал тебя! — восторженно закричал рядовой. — Теперь ты мо-хр-хр-ррр...

Слишком сосредоточившись на хвостах и крыльях, Стрим потерял из вида другую угрозу. Подскочив на расстояние удара, Грей резко поднял правую ногу и вогнал копыто с выдвижным лезвием прямо в приоткрытое горло пегаса. Как и большинство бойцов ближнего боя, Стрим предпочитал носить облегченную броню, дающую ему преимущество в скорости. В итоге он почти всегда побеждал за счет своей ловкости, но первый же пропущенный удар в слабое место стал для него последним.

Победа далась дезертиру дорогой ценой. Организм нагло игнорировал попытки жеребца остаться в сознании, из которого его выбрасывала пучина адской боли. Наконец он не выдержал и рухнул на передние ноги, чтобы следом завалиться на бок и погрузиться в милосердное забытье.



***

По прекрасно сохранившейся дороге медленно брела пони в силовой броне Стального Рейнджера. От абсолютного большинства братьев и сестер ее отличал аккуратный белый рог, торчащий из специального отверстия в шлеме. В подавляющем большинстве случаев единороги присоединялись к писцам, но Уайт оказалась исключением из правил. Пони-альбинос с кроваво-алыми глазами всегда с честью носила рыцарское звание, со временем завоевывая признание среди своих собратьев. К сожалению, орден Стальных Рейнджеров никогда не мог похвастаться единством, будучи традиционно расколотым на несколько альянсов. Обычно Старейшинами отделений становились настоящие лидеры, способные объединить враждующих пони хотя бы на короткое время. Власть их была незыблема, а авторитет достигал заоблачных высот.

Уайт остановилась посреди дорожной ленты и сердито цокнула копытцем. В последнее время единорожка набирала популярность среди молодых рыцарей и паладинов. Вместе с известностью стало возрастать и влияние кобылки, что вызвало явное недовольство сразу у нескольких группировок. Чтобы не накалять обстановку, Старейшина поспешно выслала Уайт на разведку, мол, дальние сенсоры на давным-давно заброшенной станции обнаружили подозрительную активность, и кому, как не ей, проводить полную проверку? Единорожка сердито фыркнула и продолжила рысить по направлению к городу, совсем недавно считавшемуся запретной территорией из-за облака ядовитого газа.

«Это ведь не более чем уловка, чтобы отвадить меня с Форпоста. Долбанный гадюшник, неужели так сложно следовать идеалам чести и быть порядочными пони?»

Рыцарь сама не заметила, как миновала табличку с надписью «Добро пожаловать в Шайвиль!». Опомнилась она лишь тогда, когда под копытами явно захрустели кости павших жителей.

Кобылка грустно вздохнула, обводя взглядом руины небольшого городка, неведомо как оказавшегося на линии фронта ушедшей войны. Пони и зебры рвали друг другу глотки, не замечая, как раскололся их прежний мир. Сражение в Шайвиле происходило в день падения бомб.

Отдав честь мертвым солдатам, единорожка сменила положение снайперской винтовки с походного на боевое. Не следовало забывать об осторожности, даже если ее задание было всего лишь надуманным предлогом. В конце концов, рейдеров никто не отменял, тем более в таком отда


убрать рекламу







лении от Форпоста.

Осторожно ступая меж побелевших костей, Уайт внимательно осматривала руины, время от времени сверяясь с показаниями ПипБака и датчиков шлема. Ничего интересного, как и ожидалось. Кобылка уже стала прикидывать, где бы устроиться на ночлег, как на Л.У.М. появилась красная точка.

— Вот и хорошо, — улыбнулась рейнджер. — Станет одной тварью меньше.

Вслед за первой точкой на экране возникло еще четыре. Единорожка нахмурилась, аккуратно снимая оружие с предохранителя. Это не походило на стаю диких кротокрысов, а значит, ей предстоит встреча с отрядом рейдеров или работорговцев.

«Получается они за этим домом, великолепно».

Насвистывая нехитрую мелодию, Стальной Рейнджер вошла в подъезд и осторожно поднялась на крышу. Кобылка весила очень немного, и даже тяжелая силовая броня не могла быть причиной обвала лестницы, а значит волноваться особо не о чем. Сейчас она быстренько уничтожит врагов, найдет место для ночлега и перекусит отличными консервами из личной кладовой Старейшины. На ее стороне отличная позиция, надежное оружие и первый выстрел. Да и что сможет сделать куча налетчиков рыцарю в силовой броне?

Рейнджер аккуратно подползла к парапету и установила свою винтовку на сошки. Красные точки хаотично перемещались на зеленом экране. Примитивный радар не мог указать их точного расположения, но он хотя бы давал представление об их скорости и численности. Пятеро слишком быстрых пони.

— Не может быть, — прошептала Уайт, отказываясь верить своим глазам.

Она отчетливо видела пегаса в черной броне с тонким скорпионьим хвостом, оканчивающимся хищным жалом. Он так же походил на рейдера, как сама единорожка напоминала двухголового брамина.

— Десять лет никто не мог выйти с ними на прямой контакт, и вот, пожалуйста – сразу пятеро обитателей облачной поверхности, — ехидно фыркнула белая пони. — Не хватает только блюдечка.

Зеленый пегас на водонапорной башне внезапно посмотрел прямо на укрытие Уайт, одновременно вскинув винтовку. Единорожка слишком поздно осознала, что системы обнаружения у них могут быть ничуть не хуже, чем у нее самой. Пуля пегаса ударила о парапет, выбив крошево каменных брызг.

«Я могу не хуже!»

Уайт быстро поймала силуэт противника в перекрестье прицела и плавно нажала на спусковой крючок. Вспышка выдала ее с головой, а противник одним взмахом крыльев ушел с линии огня. Еще несколько выстрелов ушли в молоко, отчего Уайт злобно выругалась и спешно сменила позицию. Зеленый пегас явно выманивал ее, заставляя высунуться из укрытия. Расстрелять залегшую единорожку на лету у него не получалось, а зависать над крышей казалось самоубийством.

«Ну вот ты и попался!»

Дождавшись, пока противник окажется именно там, где ей нужно, Уайт гордо встала во весь рост. Грин тут же завис на месте, сделав более менее удачный выстрел – пуля вскользь прошла по груди Стального Рейнджера, вызвав крик боли. Лишь огромным усилием воли (а так же благодаря боевым наркотикам, моментально поступившим в кровь из медицинского блока брони) единорожка осталась на ногах.

«У этого ублюдка антимех-винтовка! Ну держи, сука!»

Она не стала выцеливать верткого Грина из винтовки или пулемета. Гораздо более эффективным оказалось выпустить очередь из шести реактивных гранат прямо в водонапорную башню, под которой так удачно завис крылатый пони. Ударная волна выбила из многострадального дома немногочисленные уцелевшие стекла. Дождевая вода превратилась в пар, моментально скрывший всю улицу из виду. Уайт удовлетворенно констатировала исчезновение красной точки с экрана радара – незадачливого пегаса просто похоронило под грудой обломков и потоком оставшейся воды. Единорожка на всякий случай сверилась с ПипБаком, но и он показывал полное отсутствие врагов.

«Странно, их же было двое. Неужели зацепило взрывами? Верится с трудом. Получается, просто сбежала».

На всякий случай Уайт приняла еще одно лечебное зелье и дождалась, пока ремонтное заклинание полностью не восстановит броню. Убедившись в своей абсолютной целостности, рыцарь аккуратно перезарядила винтовку и поцокала вниз. Ей следовало обыскать дом, которым так заинтересовались обитатели Анклава, а также постараться прикончить остальных врагов.

Глава 5 — Знакомство

 Сделать закладку на этом месте книги

Тяжелый бой остался позади, и теперь бывший разведчик Анклава может вздохнуть свободно. Долгой ли будет эта передышка?  


Во время ожесточенного боя Лайт вернулась в образ единорожки и благополучно выскользнула из комнаты, по странному наитию побежав вверх, а не вниз. Там волшебница наткнулась на сумку Грея, неосторожно зацепив ее копытом. Лечебные зелья тут же недовольно звякнули из-под рукояти дробовика.

Лайт возбуждено подняла ушки и тут же влила в себя мерцающее содержимое пузырька, поморщившись от горького вкуса. В голове заметно посветлело, исчезла боль, и испарилось чувство тошноты. Радостно притопнув копытцами, единорожка подхватила вещи пегаса и проверила винтовку. Патронов оставалось не так уж и много, но в ее собственных сумках еще достаточно обойм, не пропадет.

«Наступила тишина, бой закончился. Уже слишком поздно пытаться сбежать, нужно посмотреть, кто победил».

На первый взгляд в квартире ничего не изменилось, только участники недавней сцены бездыханными куклами лежали на полу. Полюбовавшись трупами Стрима и Саммера, единорожка осторожно подошла к Грею и потыкала в него копытцем. В ответ пегас глухо застонал, дернув окровавленным крылом.

«Открытый перелом, придется повозиться».

Потребовалось много времени, чтобы обнаружить соединительное крепление шлема. Конструкторы надежно укрыли едва заметные замки да к тому же смазали их маслом! С непривычки копыта единорожки раз за разом скользили по гладкой поверхности. Разозлившись, Лайт применила рог. Вспышка золотого света таки смогла одолеть дискордов механизм и снять с разведчика шлем.

— Ох-х, — шумно вздохнула волшебница. Недавнее заклинание полностью истощило внутренние резервы.

«Какое-то время придется обходиться без магии, только левитация мелких предметов. А ничего у него морда, симпатичная», — промелькнуло в мыслях покрасневшей кобылки, пока она осторожно приподнимала пегасу голову, открывала ему рот и вливала целебное зелье. Жеребец скривился и закашлялся, попытавшись отбиться передними ногами. При этом из его копыт выехали угрожающего вида клинки, один из которых к тому же был окровавлен.

— С этими пони с поверхности все так сложно, даже нельзя спокойно прикоснуться!

Сглотнув разом появившийся ком в горле, чумазая единорожка поволокла бессознательного пегаса в другую комнату и с огромным трудом устроила его на каком-то диване, едва не надорвавшись от непривычного веса.

— Не мое это дело – таскать тяжелых жеребцов, — саркастично выдохнула Лайт, устраиваясь рядом. — И что же теперь с тобой делать?

«Он защищал меня. Возможно, исходя из каких-то корыстных побуждений, но защищал. Я буду плохой пони, если брошу этого пегаса».

Единорожка аккуратно устроилась возле импровизированной постели, чтобы заняться броней крылатого пони, причем безо всякой задней мысли – кобылка просто хотела осмотреть своего спасителя. Волшебница вряд ли могла чем-то помочь раненому жеребцу в своем нынешнем состоянии, зато у нее осталось лечебное зелье. Самой-то оно уже не нужно – главная проблема Лайт заключалась в огромном количестве грязи и пыли, осевших в шерстке белой пони, и это не могло исправить даже самое эффективное зелье. И, учитывая собственное истощение, эта склянка была единственным способом хоть как-то помочь крылатому пони.

В такой недолгой уютной тишине появился новый звук. Тяжелые бронированные копыта звонко цокали по каменному полу. Единорожка медленно поднесла ПипБак к глазам и шумно выдохнула – метка на мерцающем экране оказалась синей.

«Береженую пони Принцессы берегут!»

Лайт сняла с предохранителя раскрашенную в черно-белые полосы штурмовую винтовку. Приложив копыто к губам, волшебница зачем-то прошептала бессознательному пегасу что-то вроде «не шуми!», тут же затаившись рядом с ним. Ей не пришлось долго ждать – вскоре в дверном проеме показалась Уайт, которую привели сюда показания точно такого же ПипБака.

Волшебница сглотнула разом вставший в горле ком и медленно опустила оружие. Стальной Рейнджер в силовой броне пугал даже сильнее пегасов Анклава. Повисла напряженная тишина.

— А ничего вы здесь вечеринку устроили, — внезапно хмыкнула Уайт, подчеркнуто опуская оружие. — Я насчитала пять трупов.

— Да-а-а, мы старались, — нервно хихикнула Лайт. Волшебница решила не упоминать, что на ее собственном счету нет ни одного убитого. — Т-ты не будешь в меня, то есть в нас, или все же в меня… стрелять?

— Если не дашь повод, — пошутила рыцарь. — Кто вы такие?

— Я бессменная Смотрительница Стойла Сорок Четыре! — Единорожка гордо вскинула голову. — Вот уже больше века моя семья хранит покой и традиции нашего дома! — Кобылка густо покраснела и опустила уши. — Точнее хранила. Теперь это уже прошлое, меня изгнали.

— Сорок Четвертое Стойло? — с неподдельным интересом спросила альбинос. — Никогда о таком не слышала. На карте появился новый игрок, давно уже пора расшевелить этот застой!

Обе пони затихли на несколько секунд. И если Стальной Рейнджер ждала ответа, то волшебница просто пялилась непонимающим взглядом на свою собеседницу.

— Ну да, конечно, — покладисто согласилась Лайт, не разобравшая ни единого слова из речи рыцаря. — А т-ты кто?

— Ах да, где мои манеры. — Уайт сокрушенно покачала головой и медленно сняла шлем. Зрелище глаз кровавого цвета на фоне белоснежной шерсти ввело волшебницу в ступор. — Меня зовут Уайт Клирсайт, я рыцарь ордена Стальных Рейнджеров Западного Сектора Эквестрии. Не знаю, так ли уж сильны наши отличия от восточных собратьев, но мы стараемся не трогать слабых и беззащитных.

«Стараемся», — подметила Лайт.

— Еще мы находимся в теплых отношениях с северными Стойлами. — Глаза Уайт вспыхнули фанатичным огоньком. — В обмен на защиту от рейдеров и летучих отрядов работорговцев они поставляют нам еду, а молодежь с радостью идет в послушники, пополняя славные ряды рыцарей и писцов. В общем, ты можешь меня не бояться.

— Хотелось бы верить, — буркнула Лайт. — А…

Грей застонал, привлекая к себе внимание двух кобылок. Пегас беспорядочно заметался в постели, из-за чего свалился с края дивана и приземлился на поврежденное крыло. По дому разнесся громкий крик боли. Разведчик виртуозно ругал все вокруг, начиная с какой-то Гвен и заканчивая идиотом, так неудачно расположившим раненого. По телу раскаленными ручьями растекалась адская боль.

Покрасневшая до самых ушей Лайт поспешно заткнула рот пегаса последним пузырьком лечебного зелья. Он моментально высосал целительную жидкость, сильно закашлялся и распластался на животе. От сильного удара по спине Грей вздрогнул всем телом, прошептав что-то вроде: «Хватит пыток, добейте уже». Вместо ответа единорожка смогла лишь медленно сесть на место возле раненого и виновато опустить голову, одновременно прижимая ушки.

Уайт все это время пораженно переводила взгляд с пегаса на экран ПипБака, отказываясь верить свои глазам. Прибор Стойл-Тек ясно показывал лишь метку волшебницы, в то время как разведчик, которого рыцарь приняла за мертвого, оставался для него невидимым.

— Какого Дискорда?! — удивленно фыркнула Уайт, на всякий случай возвращая шлем на голову. — Почему тебя не видно на Л.У.М.е?!

Грей с большой неохотой разлепил глаза. Вид Стального Рейнджера не внушал ни капли оптимизма.

— Я не обязан отвечать на твои вопросы, — хмуро ответил пегас, пытаясь приподняться на дрожащих ногах. Получалось не очень.

— А если я добавлю к своему вопросу тяжелый пулемет? — еще более мрачно поинтересовалась рыцарь.

— Тогда узнаешь, что я не имею ни малейшего понятия. Скорее всего, твой локатор просто сломан. — При поддержке Лайт разведчик все же смог встать и теперь внимательно уставился на новую единорожку. — Кто ты?

— О Принцессы, какой банальный вопрос, — ехидно фыркнула рыцарь. — Меня зовут Уайт, и я Стальной Рейнджер. Теперь твоя очередь быть банальным.

— Грей Стиллнесс, офицер Анклава, командир малого разведывательного подразделения, иными словами, Крыла, — жеребец широко улыбнулся, словно насмехаясь над оппонентом. В отличие от Лайт он совсем не боялся увальней в тяжелой броне, ведь они все становились такими забавно беспомощными после импульсных гранат. Он может снять синий цилиндрик с крепления менее чем за секунду.

— А это, значит, твои подчиненные? — Уайт широким жестом указала на трупы Саммера и Стрима. — Какой-то хреновый из тебя лидер.

— Бывшие. — Грей поморщился, словно у него разом свело все зубы. — Когда я дезертировал, их направили за мной с целью найти и уничтожить. Пришлось делать непростой выбор.

— Дезертир, значит, — Стальной Рейнджер недобро нахмурилась. — Ты бросил своих братьев и сестер! Верно говорят – предательство у пегасов в крови!

— Да что ты знаешь! — вскинулся разведчик. — Тебя не было в этой гребаной стране, построенной на лжи!

— Ну так расскажи мне, — хитро прищурилась Уайт. До этого разговора у Стальных Рейнджеров практически не было достоверных источников о происходившем над облаками. Немногочисленные дашиты отказывались выходить на контакт, а они не очень-то и настаивали.

— Большинство не более чем стадо в розовых очках. Все верят в исключительность расы пегасов и называют наземных пони тупыми дикарями в зараженных землях, — выпалил Грей. — Никогда не переносил ложь, она отравляет разум.

— Ты выбрал не слишком удачное место, чтобы сбежать. — Уайт едва сдерживала смех. — Твои сородичи во многом правы: большинство обитателей Эквестрийской Пустоши настоящие дикари, не брезгующие пониной. А отравленных мест здесь…

— Можешь не рассказывать, — вздохнул пегас. — Работа разведчика состоит в том, чтобы забираться в самое сердце таких вот мест. Сбор образцов, Дискорд его задери. Но я бы застрял там навсегда, проведи еще хотя бы одну неделю. Правда, мне не понятно, что в этой дыре забыла ты.

— Забавно, но мы в каком-то роде коллеги, — недовольно фыркнула рыцарь. — Меня послали на разведку, проверить подозрительную активность. Обычно это не моя работа, но сейчас даже стало интересно.

Лайт, сама недавно выбравшаяся на поверхность из-под земли, навострила ушки еще в самом начале разговора. Кобылка всегда любила подслушивать, а тут такие интересные темы!

— Паршивое здесь место для жизни, — тихо вздохнула волшебница, уместив свой круп на одной из сумок. — Да и сверху не лучше, если послушать Грея. Вот то ли мое Стойло…

Единорожка помолчала несколько секунд, после чего опустила ушки и покачала головой. На ум приходили не самые хорошие воспоминания.

— Впрочем, и там далеко не сахар, — буркнула Лайт, не выдержав удивленных взглядов. Разговор потух сам собой.

Ночь окончательно вытеснила вечер, ласково окутав тьмой разрушенный город. Лайт не могла рассмотреть даже вытянутое перед носом копыто. Уайт зажгла на шлеме мощный фонарь и уставилась на Грея, увлеченно копающегося в сумках. Серый пегас очень обрадовался немногочисленной еде, найденной волшебницей. Ловко закинув ношу на спину, разведчик повернулся к чумазой единорожке.

— Ты идешь? — В голову вновь пришла мысль о пони для постельных утех, только теперь уже добровольной.

— А куда? — удивленно спросила Лайт. Единорожка явно оживилась, подняв ушки и насторожившись, не говоря уже о радостно вспыхнувших глазах.

— Неподалеку находится мое убежище. Заночуем там, а утром обсудим дальнейшие планы, — дружелюбно ответил Грей. — Конечно, если ты хочешь продолжить наше знакомство.

— Ну… Почему бы и нет! — радостно воскликнула волшебница. Предложение пегаса несло в себе возможность завести нового друга.

— Эй, крылатый, ничего не забыл? — ехидным тоном поинтересовалась Уайт.

— Например? — холодно поинтересовался жеребец.

— Мы еще не закончили разговор. Мне поручено провести полную проверку, — Стальной Рейнджер особенно выделила предпоследнее слово.

— Мне не особенно хочется здесь задерживаться. — Пегас неопределенно повел здоровым крылом.

— Значит, я иду с вами! — подчеркнуто радостным тоном заявила рыцарь. — Есть возражения?

— Как хочешь, — фыркнул разведчик. Вот уже второй раз его планы на круп волшебницы накрывались медным тазом.

— Эм, ребята, — неожиданно робко вмешалась Лайт. — А ведь мы должны его похоронить.

Копытце волшебницы указывало на мертвого единорога в броне наемника. Пули рейдеров проделали в нем несколько серьезных дыр, а мина пегаса поставила окончательную точку в нелегкой жизни жеребца.

— Он был твоим другом? — поинтересовалась Уайт, переводя луч фонаря на тело пони.

— На нем осталось что-то ценное? — в тон рейнджеру спросил разведчик.

— Эм, нет и нет, — непонимающе ответила Лайт.

— Тогда вам лучше выйти, — многозначительно хмыкнула рыцарь и направилась в коридор. — Я устрою ему достойное погребение.

Пегас и единорожка недоуменно переглянулись. Волшебница подхватила свои вещи и стремглав бросилась из комнаты, в то время как Грей немного задержался. Разведчик освободил своих бывших подчиненных от ненужных им вещей: лазерного минигана, улучшенного жала, гранат, спарк-батарей и походных пайков. Уайт наблюдала за этой картиной с некой толикой презрения – Стальные Рейнджеры предпочитали отбирать вещи у живых пони, считая унизительным копаться в чьих-то останках.

«Саммер, жирный мудак, неужели было так сложно меньше жрать?»

Второй комплект офицерской брони не подходил Грею по комплекции – в ней спокойно поместился бы еще один пегас. Носить костюм Стрима же казалось изощренной формой самоубийства.

Бросив на антрацитовые панцири взгляд, полный сожаления, разведчик поспешил покинуть комнату и отойти на безопасное расстояние, составив компанию Лайт за крупом Стального Рейнджера. Уайт не заставила себя ждать. В обломки несчастной двери ударил термический заряд. Яркая огненная вспышка моментально поглотила тело неудачливого наемника, обдав живых пони волной жара.

— Ну, вот и все! — задорно выкрикнула Уайт. — Его похоронили с королевскими почестями!

— Совсем как в древних грифоньих легендах. Только корабля не хватает, — невольно улыбнулся Грей, повернувшись к выходу. — Пойдем уже.

Лайт хотела было сказать что-то неодобрительное, но в последний момент передумала. В ее Стойле мертвецов тайно закапывали в землю, чтобы их тела служили удобрениями для сада.

— Другая земля, иные традиции, — тихонько прошептала единорожка. — Кому-то и мы покажемся варварами.

Грей ненадолго задержался у лестницы, однако обездвиженного Тистла там уже не было. Ни капли не смутившись, разведчик шустро оказался на первом этаже и замер у выхода, ожидая более медлительных кобылок.

«Наверняка Роза уже перезагрузила ему костюм. Надеюсь, они выйдут на связь прежде, чем вернутся на базу».

Грей поднял голову вверх и бросил тоскливый взгляд на угольно черное небо. Облачная завеса, созданная его собственным народом, навсегда отделила дезертира от звезд.

К пегасу медленно подошла Уайт, застыв сбоку от жеребца. Она подняла голову к затянутому тучами небу и хранила молчание. Наконец Грей не выдержал и повернулся к единорожке.

— Ты что-то хочешь сказать? Я не разбираюсь в психологии пони, но вполне способен различить, когда ко мне подходят с какой-то целью, — недовольно выдал Грей.

— Ты прав, — усмехнулась кобылка. — Скажем так, я заметила, как ты поглядываешь на этот подземный цветок. Не стоит так привыкать к шлему, который скрывает направление взгляда.

— Просто она излишне грязная, — фыркнул пегас. — Даже не понять, какой цвет шерсти.

— Да-да, особенно круп. А вот если ее отмыть… — многозначительно протянула Уайт.

Стальной Рейнджер и дезертир Анклава вместе посмотрели на волшебницу, зябко ежившуюся на пороге дома. Лайт так же устремила взгляд в небеса, задумавшись о чем-то своем.

Глава 6 — Память

 Сделать закладку на этом месте книги

Чужие воспоминания, таящиеся в пелене магического тумана. Какие события скрываются в глубине зачарованных сфер, найденных на обломках разрушенного города? 


К удивлению Грея, дорога к руинам бакалеи прошла без происшествий, если не считать короткой заминки у входа в подвал. Расставленные разведчиком ловушки остались нетронутыми. Плазменные мины, заботливо укрытые кучками мусора, надежно защищали наземные подходы. А если какому-то пегасу или грифону взбредет в голову войти внутрь через пролом в крыше, то его ожидает большой сюрприз в виде двух растяжек, крест-накрест пересекающих друг друга.

Удостоверившись в целостности системы ловушек, Грей попросил своих новых знакомых копыто в копыто следовать за ним, если только они не хотят вызвать ураган огня и визжащих осколков. На Лайт обещание скорой смерти подействовало угнетающе. Белая единорожка прижала ушки к голове и боязливо ступала за пегасом, в то время как хорошо защищенная Уайт лишь презрительно фыркнула. Жеребцу не слишком понравилось столь откровенно наплевательское отношение, но разгорающаяся боль в крыле не давала сосредоточиться, чтобы подобрать слова и осадить спесивую кобылку.

Переступив порог своего убежища, жеребец приглашающе махнул копытом в сторону подвала. Правда, он тут же замер, столкнувшись с проблемой. Интерфейс костюма заявил о критически малом уровне энергии и отрезал разведчика от ПНВ, инфракрасного детектора и прочих радостей жизни, позволяющих не спотыкаться в темноте, будто жеребенку. Оставалось разве что светить себе экраном трофейного ПипБака, имевшего автономное питание.

Замешательство Грея рассеял яркий луч белого света, появившийся из-за спины и моментально разогнавший темноту. Обернувшись, пегас наткнулся взглядом на фонарик, прикрепленный к шлему Уайт. Топорность и изящность решения проблемы удивляли. Разведчики почти не пользовались фонарями, ведь свет мог выдать их врагу. Стальные Рейнджеры же практически не попадали в ситуации, когда лишнее движение могло привести к смерти. Силовая броня и мощное оружие позволяли не скрываться от врагов, встречаясь с ними лицом к лицу.

Из-за слепящего прожектора разглядеть лицо Уайт не представлялось возможным, но Грей прямо нутром ощущал ее насмешливую улыбку. Кивнув рыцарю, разведчик повел своих гостей по стертым ступеням и направился в угол, где лежали небрежно сваленные мешки и контейнеры. Цоканье металлических копыт разгоняло тишину.

Лайт спустилась было в подвал, но неуютное помещение, стойкая вонь и недостаток освещения выгнали чумазую пони назад под сплошной покров облаков и дырявую крышу, перегороженную ловушкой. Сейчас ее целью было не подышать свежим воздухом или побыть под естественным светом, а сделать нечто гораздо более важное. Волшебница быстро обследовала уцелевшие надземные помещения постройки и к своему явному удовольствию обнаружила некое подобие ванной комнаты. Из потемневшего от времени крана даже потекла вода! От нее явно фонило, о чем прямо заявил потрескивающий ПипБак, но Лайт уже не могла находиться в таком виде: повисшие сосульки гривы наводили тоску, грязная шерсть немилосердно чесалась, а хвост будто превратился в метлу. Лайт с грустной улыбкой сбросила с себя седельные сумки и после недолгих колебаний сунула голову под струю прохладной воды.



***

Сбросив трофеи в общую кучу, Грей начал сосредоточенно рыться в контейнере с меткой в виде молнии. Стараясь игнорировать боль в раненом крыле, разведчик осторожно извлек сферу, излучавшую приглушенный зеленый свет. Дело оставалось за малым – зафиксировав копыто в неприметной нише, пегас извлек из своего костюма небольшой контейнер. Вытащить старую батарею, осторожно установить новую, вернуть ячейку на место: все движения разведчика были четкими и выверенными, отработанными десятки раз. Реакция последовала незамедлительно. По антрацитово-черной поверхности брони пробежали зеленые энергетические линии, тихо загудели батареи, и само собой раскрылось хвостовое жало.

— Реактивация системы завершена, — равнодушно доложил костюм.

— Провести диагностику. — Грей заметно расслабился и принялся изучать нагромождение полезных и не очень вещей.

Привычный прохладный женский голос послушно перечислял проблемы разведчика:

— Выполнение. Обнаружено тяжелое проникающее ранение крыла носителя. Необходимые препараты отсутствуют. Рекомендуется срочно обратиться в ближайший медицинский центр. До заживления раны полет невозможен. Обнаружен открытый перелом лучевой кости крыла носителя. Рекомендуется обратиться в ближайший реабилитационный центр в стандартном порядке очереди. Максимальный уровень заряда. Прочность орудий дальнего боя в пределах зеленой зоны. Целостность брони не нарушена. Отсутствует связь с командным центром.

Двери медицинских центров Анклава захлопнулись перед ним навсегда, а значит, придется лечиться своими силами. К счастью, среди ценных приобретений оказалось и снаряжение его бывших товарищей. Полностью зарядив собственный медицинский блок, Грей закусил губу, стараясь не закричать от нарастающей жгучей боли. Костюм ввел в тело ударную дозу препаратов, моментально принявшихся за лечение перелома и разорванных сухожилий.

«Надеюсь, к утру не сдохну».

К счастью, в следующей дозе лекарств оказалось обезболивающее. По телу распространилось блаженное онемение, пришедшее на смену боли. Облегченно выдохнув, Грей подцепил зубами мешок с трофеями и потащил к своей подстилке, чтобы разобраться с его содержимым в более удобной позе. Недолго думая, пегас просто вывалил все на пол.

— Я смотрю, ты не любишь особо заморачиваться, — иронично хмыкнула Уайт, все это время наблюдавшая за разведчиком с другого конца комнаты.

— К чему излишние сложности, — спокойно ответил Грей, — когда все можно сделать гораздо проще.

Жеребец закрепил практически выработавшую ресурс батарею под потолком рядом с такими же мерцающими шариками и принялся за разбор трофеев. Примитивные на вид осколочные гранаты не слишком впечатляли, как и скорострельный дробовик. Да, конечно, это древнее оружие обладает внушительной огневой мощью. Оно может пробить тяжелую броню и имеет отменный останавливающий эффект. Правда, Грей не мог представить себе идиота, который позволит подойти к себе на дистанцию эффективного огня, любезно подставив круп под выстрел.

Гораздо больший интерес представляли странные стеклянные сферы, заполненные клубящимся туманом. Разведчик раскопал их среди кучи хлама в подвале жилого дома, куда его привела «карта» из квартиры фотографа. Находки упорно не хотели раскрывать свой принцип действия. Катание сфер по полу только подняло в воздух кучку пыли, которую моментально поглотили фильтры. Постукивание друг о друга так же не принесло успеха. Раздраженно фыркнув, пегас поднял голову и посмотрел на Уайт

— Ты знаешь, как их включить? — недовольно поинтересовался разведчик.

— Конечно, — зевнула Уайт. — У тебя ничего не выйдет.

— Это почему? — удивился Грей.

— На голове кое-чего не хватает, — ехидно рассмеялась единорожка.

Не успел пегас придумать достаточно едкий ответ, как в подвал спустилась совершенно преобразившаяся единорожка с белой шкуркой и золотистой гривой, которые сейчас отчетливо блестели от влаги. Лайт лучилась от удовольствия, наконец приняв ванну и оказавшись в более презентабельном состоянии. Эйфорию немного портило потрескивание ПипБака во время купания, но пакетик оранжевой жидкости с очень противным вкусом решил проблему.

— Надеюсь, я ничего не пропустила? — радостно поинтересовалась волшебница.

Кобылка плавным шагом сошла с лестницы. В нос ударила знакомая вонь, от которой сильно захотелось зажать нос.

— Ну и свинарник же здесь, — поморщилась Лайт. — Нужно срочно прибраться!

На кончике засиявшего рога вспыхнула золотая сфера. На миг все окрасилось в желтые тона, после чего цвет сменился на зеленый. Хлопок – и подвал погрузился в темноту.

— Так и должно было быть? — поинтересовалась Уайт, вновь зажигая фонарь.

— Эм, нет, — смущенно ответила золотогривая пони. — Наверное, заклинание вступило в реакцию с этими странными лампочками. Зато все сработало! Запах исчез!

Самодельные фонари зажглись вновь, засияв гораздо ярче прежнего, Грей снял шлем и с удивлением констатировал правоту волшебницы – вонь исчезла вместе с разлагающимся трупом кротокрыса, гниющего в вентиляции. Жеребец полной грудью вдохнул чистый воздух с оттенком роз.

— А ты хороший маг, — удивленно констатировала Уайт, повторившая маневр разведчика. — Никогда не видела такого заклинания.

В ответ на похвалу единорожка слегка покраснела и отвела взгляд, наткнувшись на сферы у копыт жеребца.

— Ух ты, шары памяти?! — радостно спросила Лайт. — Я думала, пегасы ими не интересуются.

Грей заинтересованно посмотрел на спасенную им единорожку, вместе с тем скорчив непонимающую гримасу.

— Они из дома, где мы встретились. Вроде как там ценная информация, но я не могу понять, как их включить.

— В них всегда записывают важные воспоминания. — Глаза Лайт заблестели, а губы растянулись в предвкушающей улыбке. — Я бы не отказалась заглянуть в них. Иногда это очень… занимательный процесс.

— И как же их прочесть? — Грей заинтересованно приподнялся в постели.

В ответ волшебница с ехидной мордочкой многозначительно коснулась копы


убрать рекламу







тцем своего аккуратного рога. Пегас недоуменно смотрел на собеседницу, пока на него не снизошло озарение.

— Они только для единорогов? — недовольно произнес жеребец, подтолкнув шар в сторону кобылки. — Тогда включай.

Лайт склонила голову, подавив естественное желание подхватить шарик магией. Вместо этого она осторожно остановила его копытцем и посмотрела на жеребца в некоторой нерешительности.

— Да, он для единорогов, но я не могу просто взять и включить его. Любое прикосновение магией погрузит меня в некий сон, в котором я переживу заложенные в сферу воспоминания. — Лайт смущенно опустила ушки. — Еще это можно назвать комой, когда ты не реагируешь на внешние раздражители до самого конца воспоминания. В этот момент я буду совершенно беззащитна...

В ответ на такое заявление пегас улыбнулся и медленно облизал губы. В голову тут же вернулись прежние мысли о соблазнительном крупе кобылки, тем более чистой она казалась гораздо более привлекательной. Правда, боль в крыле и мрачная фигура Стального Рейнджера сводили на нет все игривые мысли.

— Какое-то дурацкое устройство. А если кто-то нападет? — наиграно возмутился разведчик. — В этом плане визоры гораздо удобнее и безопаснее. Можешь не бояться – периметр надежно защищен. Никто не причинит тебе вреда.

— Когда их изобрели, все было совсем по-другому. — Лайт скорчила грустную мордашку.

Волшебница слегка покатала сферу по полу, при этом скептически посмотрев на бронированных пони. Загадочный разведчик и грозный рыцарь не внушали доверия, но выбирать ей не приходилось.

«Это как прыжок веры – ты или веришь, или нет. Да и что я могу им сделать? Ни-че-го».

— То-то у тебя морда довольная такая. — С обреченным вздохом Лайт согнула все четыре ноги, предварительно чуть отступив. Кобылка поежилась от холодка, прошедшего по шерстке, сосредоточившись на стеклянной сфере. — Надеюсь, я все же проснусь.

Рог кобылки замерцал золотистым свечением, а вместе с ним и находка пегаса.

Через мгновение глаза Лайт плавно закрылись, а голова начала медленно опускаться вниз, грозя уткнуться носом в пол. К счастью, Грей успел встать под падающее тело. Случайно задетое больное крыло с готовностью отозвалось вспышкой тупой боли. Сдавленно прошипев изощренное ругательство, пегас повернулся к улыбающейся Уайт.

— Поможешь?

Стальной Рейнджер молча кивнула, быстро встав у другого бока. Вместе они перенесли бессознательную пони на ложе пегаса, не забыв прихватить с собой сферу памяти. Уложив кобылку на полусгнившую ткань, жеребец повалился рядом, переводя дух.

Уайт заинтересованно наблюдала за загадочным пегасом, пытаясь разгадать его характер. Она ни капли не верила в его простоту и добродушие – за ним тянулся слишком отчетливый кровавый след. Да и эти многоуровневые ловушки явственно намекали на расчетливый ум и отсутствие привычки щадить врагов.

«Увидеть бы его кьютимарку и можно будет построить анализ».

Решив не терять времени зря, она аристократично уселась напротив измученного пегаса.

— Итак, какие у тебя планы? — мирным тоном поинтересовалась кобылка, внимательно изучая жеребца.

Грей недоуменно поднял голову и мельком посмотрел на единорожку. Уайт предусмотрительно отключила фонарь, и теперь темноту рассеивали лишь крохотные спарк-батареи, приспособленные пегасом под светильники. В их мертвенно-зеленом свете Уайт казалась призраком, сошедшим с одного из старых плакатов Министерств. Больше всего пегасу хотелось лечь и уснуть на несколько недель, но это было слишком опасной затеей. Он тоже не доверял своим новым знакомым.

— Даже не знаю. — Пегас неопределенно повел здоровым крылом. — По идее, необходимо найти укрытие получше, эти развалины уж точно не станут мне полноценным домом. В идеале старую военную базу с уцелевшей системой слежения. В любом случае требуется информация. — Серые глаза жеребца впились в белоснежную кобылку. — Или какое-нибудь поселение, где пони не едят друг друга на завтрак. Они вообще остались?

Уайт внимательно выслушала собеседника, делая мысленные пометки. Наивность пегаса поражала – сунуться в Эквестрийскую Пустошь, не зная о ней абсолютно ничего. На что он вообще рассчитывал? Да его сожрет первая же банда рейдеров, если раньше не поймают работорговцы!

«Хотя он вполне способен постоять за себя, о чем говорят трупы в том доме. Значит, какие-то шансы у него все же есть».

— Для своего укрытия ты выбрал настоящую дыру. Здесь практически ничего нет, лишь развалины так называемых пограничных городов да кучи костей. Однако, если пройти в любую сторону, то картина меняется просто кардинально. — Мелодичный голос методично разрушал тишину. — На западе тебя встретят крупные поселения рейдеров и работорговцев, постоянно воюющих друг с другом за остатки еды. Там же находится несколько баз наемников-грифонов и какая-то странная секта. На их территорию боятся заходить даже самые последние отморозки. В маленьких городках и на железнодорожных станциях находятся поселения, основанные вокруг Стойл, открывших свои двери несколько лет назад. Каким-то чудом им удавалось выживать и даже торговать с другими. При полном отсутствии солнца, устроенном пегасами. — Глаза белоснежной единорожки сверкнули яростью. — Выращивать еду позволяют лишь установки Стойл-Тек. Недавно мощная группировка рейдеров сумела захватить и разорить несколько Стойл. Нам пришлось бросить значительные силы на защиту остальных.

Уайт на секунду задумалась, пытаясь понять, не сболтнула ли она чего лишнего. В конце концов единорожка пришла к выводу, что всегда успеет пристрелить любопытного жеребца.

— А какую группировку представляешь ты? — Грей хитро прищурился. — Ты не похожа на рейдера или выходца из Стойла.

— Я Стальной Рейнджер. — В голосе кобылки зазвенел металл. — Мы направляем свои силы на защиту других пони. Это благодаря нам открывшиеся Стойла все еще находятся в копытах прежних хозяев.

— Не сомневаюсь, что вы получаете хорошую плату за защиту. — Сарказма в голосе пегаса могло хватить на троих.

Установилась напряженная тишина. Грей прикрыл глаза, переваривая услышанную информацию. Какое-то время Уайт смотрела на его лицо, озаряемое тусклым светом, после чего раздраженно прянула ушами и резко вскочила на ноги. Единорожке не хватало настоящего света. Поднявшись на первый этаж, Стальной Рейнджер без труда отодрала от пола ветхий прилавок и отлевитировала его в подвал.

— Сможешь это разжечь? — Рыцарь с шумом бросила груду старых досок у выхода, чтобы дым уходил на поверхность.

В ответ Грей приоткрыл один глаз и мрачно посмотрел на заготовку. Тяжело вздохнув, пегас встал на копыта. Громкий щелчок – и хвостовое жало раскрылось, наливаясь зеленым светом. Сияние становилось все ярче и ярче, пока на самом кончике не затрепетала крохотная энергетическая сфера. Поднеся её к дереву, жеребец моментально вызвал огонь. Сразу стало светлее и уютнее. Исчез запах «стерилизации», вызванный заклинанием Лайт.

Пегас заворожено смотрел на весело пляшущее пламя. На облаках не разводили костров, а на земле нужно соблюдать режим секретности. Да и зачем они нужны, когда теплом обеспечивал костюм, а тьму разгонял ПНВ?

— У тебя случайно нет еды? — Грей снял с себя шлем, аккуратно положив его у стойки с оружием. — Находки Лайт больше подходят для ночных посиделок, чем для полноценного ужина.

Уайт молча кивнула и извлекла из седельных сумок несколько пакетов, один из которых плавно подлетел к носу жеребца.

— Держи. Походный рацион Стальных Рейнджеров. — Рыцарь так же сняла шлем и неожиданно улыбнулась. — Витамины, минералы, белки. К сожалению, для вкуса места не осталось.

Оценив шутку, Грей рассмеялся и разорвал зубами податливую материю. Пегас ожесточенно вгрызся в коричневый брикет, претендующий на звание сушеного винограда. Напряженность между ними начала стихать, улетучиваясь под светом костра.



***

Пустота, мрак, безысходность. После краткого забвения пришло ощущение себя. Лайт оказалась в теле молодой кобылки. Она была вполне здоровой единорожкой, еще не утратившей очарование юности. Отличия в росте, сложении и одежде не давали назвать это тело своим, но безусловно они оказались весьма схожи.

Перед взором возникла легкая рассветная дымка, окутавшая главную площадь Шайвиля. Это место отличалось от современного варианта в гораздо лучшую сторону: целехонькие здания покрывала свежая краска, по фонтану за спиной весело стекала вода, а на площади собралась целая толпа разноцветных пони. Десятки кобылок с жеребятами возмущенно гомонили, не давая вставить ни единого слова. Вскинутое копыто не производило на них никакого впечатления, надорванное горло сильно саднило, а ситуация явно выходила из-под контроля. Лайт такое положение оказалось вполне знакомым – совсем недавно в ее родном Стойле происходило ровно то же самое. И пони-носитель воспоминаний поступила так же как она. Рог окутало голубоватое свечение, пришло ощущение пробуждающейся магии.

— Всем молчать!!! — Над маленьким городком разнесся Королевский Кантерлотский Голос.

«Ого! Даже громче, чем у меня!»

Все пони тут же замолкли, и над площадью повисла звенящая тишина. Все, как один, смотрели на нее. От столь пристального внимания Лайт бы уже вовсю кусала краешки передних копыт, но сейчас она могла лишь с интересом вслушиваться в чужой голос.

— Пожалуйста, успокойтесь! Послушайте! Из соседних поселений передали об ударах мегазаклинаний по нашим крупнейшим городам! Пегасы не выходят на связь и закрыли небо! Разведчики обнаружили отряд зебринских легионеров всего в нескольких часах от Шайвиля! Мы должны эвакуироваться в Стойло, переданное нашему городу, пока солдаты удерживают периметр!

«Она действует неправильно. Излишне сообщать такие подробности, нужно лишь отдавать четкие приказы».

Лайт мысленно покачала головой. Последнее заявление носительницы тут же вызвало бурю негодования:

— Оно же не вместит всех! Мы не бросим своих! — закричал жеребенок, совсем недавно получивший кьютимарку.

— Принцесса Луна пришлет войска, нужно лишь продержаться!

«Юная кобылка, они всегда верят во все лучшее».

Возмущенных голосов становилось все больше и больше, постепенно гул достиг прежнего уровня. Верные своему городу до конца, жители не хотели покидать его.

— Тихо всем!!! — Кантерлотский Голос помог вновь навести порядок, и оратор сделала еще одну отчаянную попытку достучаться до тупых голов собравшихся пони.

— Как же вы не понимаете! Мы остались одни, понимаете, одни! Никто не выходит на связь, даже наши соседи! Разведчики доложили о приближающихся зебрах! И это будут не заблудившиеся дезертиры, а полноценный легион! Мы должны укрыться, пока еще есть время!

Ответные крики доносились со всех сторон:

— Нам пришлют помощь!

— Шайвиль не бросят, мы всегда были верными подданными принцессы Луны!

— Это наверняка какая-то зебринская уловка, связь просто глушат! Иначе нам не прислали бы того Стального Рейнджера!

От переполняющих её чувств кобылка стукнула себя копытом по лбу. Она просто не знала, что нужно сказать, но все равно раз за разом предпринимала отчаянные попытки переубедить своих слушателей.

— Помощи не будет! Если Принцесса Луна жива, то ей наверняка не до нас! Мы должны уйти и переждать!

— Ага, уйти! А потом попасть под прицел Министерства Морали! — раздался ехидный голос подростка, недостаточно взрослого, чтобы уйти на фронт. — Ну уж нет, Лилия, можешь сама валить в свое Стойло! Мы настоящие поданные Принцессы Луны и останемся здесь! Ну, кто думает как я?!

Коричневый жеребец вскочил на помост и вскинул копыто. Ответом ему стал дружный рев и настоящий лес поднятых ног.

«Они отказываются спасать себя. Свои жизни и семьи. — Лайт не могла поверить в увиденное. Вместе с этим она мрачно подметила для самой себя: — Ее звали Лилия».

Тяжело вздохнув, единорожка-носитель беспомощно покачала головой и, не говоря больше ни слова, удалилась с постамента. Чем было это противное щемящее чувство в груди? Уныние, отчаяние, страх? Вместе с ним пришло понимание одного простого факта – жители отвергли свой шанс на спасение.

Пробежав сквозь толпу, Лилия уверенно поскакала к своему дому. Казалось, всего несколько часов назад Лайт укрывалась там от рейдеров и повстречала Грея, но от нынешней реальности эти события отделяла сотня лет. Пробежавшись по лестнице, Лилия вошла в свою квартиру и грустно окинула взглядом фотографии, украшавшие стены. Лайт жадно ухватилась за образы счастливого прошлого, когда пони даже не знали слова «война». Сердце волшебницы защемило, а дышать стало значительно сложней. Лишь через несколько мгновений Лайт вспомнила, что это не совсем ее чувства.

В зеркале сбоку отразилась кьютимарка в виде объектива. До принятия должности мэра, до начала войны единорожка работала фотографом в городской газете и была по-настоящему счастлива. Когда она улыбалась в последний раз? Когда делала снимки? Камера лежала где-то в шкафу, долгие годы оставаясь невостребованной.

«Зачем? Для чего оставлены все эти воспоминания?»

Тяжело вздохнув, носитель осторожно выдвинула ящик с пустыми сферами памяти. Аккуратно вынув одну из них, кобылка встала перед зеркалом. С неудовольствием отметив растрепавшуюся сине-белую гриву, единорожка попыталась улыбнуться самой себе. У Лайт невольно промелькнула мысль, что она оказалась в симпатичной пони. От этого ей стало еще более грустно.

Где-то за окном прогремел мощный взрыв, послышались крики и звуки выстрелов. Начиналось последнее сражение жителей Шайвиля. Теперь единорожка в зеркале выглядела испуганной. Стараясь унять бешено бьющееся сердце, она глубоко вдохнула и начала быстро говорить:

— Мое имя Лилия Сандерс. Вот уже пять лет я являюсь мэром Шайвиля, собственнокопытно назначенной принцессой Луной. У нас нет связи, радиочастоты соседних городов молчат уже несколько часов. Скорее всего, мы все умрем в ближайшее время, — невесело улыбнулась единорожка. — Стойл-Тек построили для нас одно из своих знаменитых убежищ, но из-за нехватки времени оно вышло довольно маленьким, неспособным вместить даже половину окрестных пони. В связи с этим жителями города принято решение не эвакуироваться и оставить его замаскированным. Если слухи о мегазаклинаниях неверны, оно нам и не пригодится. — Кобылка явно пыталась себя приободрить, но получалось из копыт вон плохо. — Если же это правда, то оно может спасти чью-то жизнь. Сообщите о нем принцессе Луне, она знает, как именно его применить. Вход в Стойло находится на кладбище неподалеку. Безымянная могила, единственная ненастоящая.

Лицо единорожки заметно погрустнело. Она и сама успела кого-то похоронить.

— Мое имя Лилия Сандерс, когда-то я была хорошим фотографом. Война отняла у меня прошлую жизнь, мое счастье... — Кобылка опустила ушки. — Я делала плохие вещи, пусть и с благими намерениями. Прошлый мэр оказался не готов к новой жизни. Впрочем, это уже дело прошлого.

Внезапно изображение в зеркале помутнело. Наблюдательница поняла – её хозяйка плачет.

— Мы действительно могли спастись в том Стойле. Пусть и не все, но большинство. Даже если бы мы жалели об этом всю оставшуюся жизнь. Наши дети обязательно сказали бы «спасибо»... — Слёз становилось все больше. — А теперь всё потеряно, они умрут. Даже в одиночестве я все еще остаюсь Смотрительницей Стойла. Я все же постараюсь привести туда кого-нибудь и обеспечить его работоспособность на ближайшие годы. — Пони вздохнула, закрыв глаза. По щекам уже давно бежали соленые ручейки. — Я лелею надежду, что мое послание дойдет до нужных копыт. Если вы пони и хотите спастись, чтобы жить в гармонии, то запоминайте дорогу. Найдите на кладбище Шайвиля безымянную могилу, надавите на надгробие. В терминале всегда выбирайте верхнее значение.

Единорожка молчала несколько минут, после чего сморгнула слезы и решительно посмотрела в зеркало.

— Мое имя Лилия Сандерс. Пожалуйста, помните меня...

Все оборвалось.



***

— Я запомню тебя, Лилия. — Лайт не торопилась открывать глаза, стремясь не потерять остатки чувств бывшего мэра Шайвиля.

Через мгновение волшебница подняла голову. Взгляду единорожки предстали два пони, сидящих по разные стороны от импровизированного костра. Они мирно беседовали между собой, перекусывая какими-то брикетами.

Продержав эту поразительно мирную и уютную картину перед глазами около десяти секунд, кобылка наконец обратила внимание на отсутствие пола под животиком. Новое ложе в выгодную сторону отличалось от бетонного пола, но вот покрывающие его пятна...

Волшебница вздохнула и сосредоточилась на своем роге. Отдых явно пошел ей на пользу – использовать магию стало значительно проще. Очередная вспышка очистила старый матрац от пятен и грязи, вернув давно утраченную белизну. Удовлетворенно посмотрев на свой лежак, единорожка перевела внимание на нечто, старательно поедаемое этими двумя.

Кобылка тихо посмеялась и поднялась на ноги, оставив сферу памяти на месте, чтобы жалобно спросить под урчание голодного желудка:

— Можно и мне кусо-очек? А то подглядывание за чужими воспоминаниями разогревает аппетит.

— Держи. Как там? Много удовольствия? — Уайт приветливо кивнула очнувшейся кобылке и пролевитировала ей еще один пакет.

Лайт покраснела. Стальной Рейнджер явно не понаслышке знала о способах получить наслаждение с помощью таких сфер. Грей так же заинтересованно посмотрел на единорожку, ничего при этом не сказав.

— Это были последние мгновения мирного времени местных жителей. Мэр не смогла убедить их спастись, направить силы на спасение жизней своих детей. — Единорожка задумчиво посмотрела на пегаса, разбираясь с устройством пакетика, и ответила с уже набитым ртом. — А ведь у них было собственное Стойло. Тебе повезло с находкой.

Проглотив очередной кусок, Грей поморщился. Эта еда явно не шла на пользу для желудка, и остаток ночи обещал быть очень веселым.

«Лучше бы я рискнул с Засахаренными Яблочными Бомбочками».

— Там было три углубления и две сферы. Вторая лежит в моей сумке. — Он сделал небрежный жест копытом в сторону лежащего неподалеку мешка.

Лайт положила полусъеденный брикет на постель, решив разобраться с ним чуть позже. После знакомства с походным рационом Стальных Рейнджеров организм единорожки подавал сигналы, что не так уж и голоден. Волшебница никак не могла избавиться от ужасного привкуса во рту. Она словно прожевала картон.

— Я могу посмотреть? — Единорожка и вправду хотела узнать о дальнейшей судьбе Лилии и жителей её города. Или же узнать их прошлое. События, случившиеся до того злополучного собрания на площади.

— Да, конечно. — Грей смял обертку и обхватил ее хвостом. — Получается, где-то здесь есть функционирующее Стойло с дружелюбными жителями? Честно говоря, верится с трудом.

— Я не могу сказать с уверенностью. Если верить увиденному в воспоминаниях, то здесь и вправду есть Стойло, но оно может оказаться пустым. — Лайт осторожно вытащила сферу и залюбовалась клубящимся туманом. — Грубо говоря, его вообще могли не использовать.

Услышав это, Уайт не смогла скрыть удивления и восторга. Это ведь такой шанс! Если создать там базу, то больше не будет никаких переговоров с жалкими хозяевами отдельных Стойл, которые то и дело угрожают взорвать бесценные установки и талисманы, если Стальные Рейнджеры не будут соблюдать условия унизительного договора.

От Грея не ускользнула мимика на лице Уайт. В голове начала выстраиваться цепочка из домыслов и фактов. Находка заинтересовала пегаса, но в отличие от молодого рыцаря он виду не подал. Грей метко забросил сплющенный шарик упаковки в мусорную корзину и повернулся к Лайт.

— И оно не развалилось за столько времени? Сомнительно. Впрочем, на него все же стоит взглянуть. Тем более нам нужно рвать когти, пока сюда не нагрянул кто-нибудь еще. Я не слишком-то горю желанием разбираться с очередной бандой.

Аккуратно опуская сферу перед собой, Лайт, задумчиво потерла одной ногой о другую, внимательно глядя на реакцию Уайт.

— Стойла предназначены для многовековой изоляции. Если там ничего не произошло и его никто не нашел, то есть хорошие шансы… Кхм… — Единорожка сконфуженно замолкла, едва не начав читать лекцию. — В общем, можно мне начать смотреть воспоминание?

— Да пожалуйста. — Пегас неопределенно повел здоровым крылом, осторожно встал и направился к очищенному матрацу. Еда и теплый костер разморили жеребца, веки слипались, словно в них насыпали песка. Костюм должен разбудить его в случае опасности, ну а если не успеет... В конце концов, смерть во сне не самое худшее из ужасов Пустоши. Может, когда он проснется, боль окончательно уйдет.

— Завтра пойдем искать это Стойло. — Остановившись у постели, он повернулся в сторону Лайт.

Единорожка низко наклонила голову, чтобы упавшая грива скрыла глаза. На слова жеребца она медленно кивнула, тихо при этом произнеся:

— Да... Может, оно станет новым домом.

Рог кобылки замерцал золотом, а сферу перед ней окутало такое же свечение – волшебница явно спешила забыться в чужой памяти. В этот раз она тоже не легла.

Уайт подхватила заваливающуюся кобылку магией рога, осторожно уложив единорожку у костра. Склонившись над волшебницей, рыцарь тихо прошептала:

— Счастливых грез. — Не удержавшись от соблазна, Уайт медленно провела языком по нежной шерстке за белым ушком.



***

Все та же рассветная дымка, только на этот раз сцена действий перенеслась на окраину города. На высоком пограничном столбе можно прочесть надпись «Шайвиль», когда-то любовно выведенную кистью неизвестного Лайт художника. В табличке виднелось несколько пулевых отверстий. Пока Лилия убеждала гражданских пони укрыться в Стойле, остатки гарнизона Шайвиля с добровольцами из жителей города готовили последнюю линию обороны.

Теперь волшебница оказалась в теле земнопони. К вящему смущению кобылки это был жеребец. Тело ощущалось по-иному, особенно меж задних ног. А еще ее со всех сторон окружала тяжелая броня, совсем как та, которую носила Уайт.

Трудолюбивые земнопони быстро соорудили несколько укрытий из мешков с песком, которые должны были гасить пламя зебринских винтовок. Из окон домов выглядывали стволы охотничьих винтовок, бьющих на большое расстояние. Два тяжелых пулемета перекрывали дорогу, готовые в любой момент обрушить на врага свинцовый дождь. Все это казалось грозным для Лайт, оглядывающей сейчас укрепления вместе со своим носителем. Внезапно вспыхнуло понимание.

Этого мало, слишком мало. Что мог выставить город, не имеющий стратегического положения? Единственный Стальной Рейнджер, командовавший обороной, выглядел настоящей насмешкой Кантерлота. Как и тройка пегасов в броне, похожей на облачение Грея и его бывших товарищей. Два черногривых жеребца напряженно смотрели в опостылевшее волшебнице закрытое небо.

— Зебр не так уж много – две или три сотни, в основном обычные легионеры. Возможно несколько ассасинов. — Пегаска с алой гривой, являющаяся командиром разведчиков, совсем не показывала страха. — Тяжелого оружия не заметили, но они тащат какие-то странные ящики. Следует бояться диверсий.

— Понятно. — Лайт чувствовала, как скривилось лицо ее носителя. Да и судя по голосу, он был далеко не в лучшем своем настроении. — Как насчет связи? Нам пришлют помощь?

— Боюсь, её нет. Клаудсдейл и Кантерлот не выходят на связь. От Даймонд Шафта шум помех. И когда мы возвращались назад, — пегаска на миг запнулась, не зная как сказать. — Боюсь, по Дайвисшу ударило мегазаклинание. Мы остались одни.

Тяжело вздохнув, Стальной Рейнджер посмотрел на запад. Редкий лес скрывал горизонт, внушая ложное спокойствие своей беззаботностью.

Появилось ощущение вмешательства. На самой границе восприятия и чувств раздался скабрезный смех, будто кто-то радовался удачной проделке.

Они придут — остатки третьего зебринского гвардейского легиона, попавшего в мясорубку под Даймонд Шафтом. Лучшие из лучших, прошедшие сквозь огонь, воду и медные трубы. Эти зебры могли без особого труда убить пони голыми копытами. От мистического искусства спасала лишь броня Министерства Военных Технологий.

Такие мысли и сопровождающие их образы наверняка заставили бы Лайт оставить свой недавний ужин на земле. К счастью, она не имела собственного тела, а носитель не стремился этого делать.

Разработка Министерства Крутости тоже не казалась детской игрушкой. Капитан перевел взгляд на тройку пегасов. Они остались, когда небо закрыли облака. Обычные разведчики, проигнорировавшие приказ нового руководства и решившие умереть, как подобает настоящим пони. Плазменные винтовки и хвостовые жала смотрелись очень внушительно, недаром больше всего зебры боялись именно их. Будь у него хотя бы сотня таких ребят...

Вдали прогремели трубы. Ветераны невольно вздрогнули, заслышав протяжный вой, в то время как новички лишь недоуменно повели ушами. Они еще не знали рева труб Легиона Зебр, который означал для каждого пони начало тяжелого боя, из которого очень сложно выйти живым. После Литтлхорна зебры всегда сражались до конца. Лайт мысленно сжалась, уже догадываясь, свидетельницей чего сейчас станет.

Не теряя больше ни секунды, Стальной Рейнджер начал отдавать приказы:

— Стрелкам занять позиции! Защищать пулеметчиков, следить за проходами! Фейра, сюда, бегом!

— Так точно капитан! — рявкнуло со всех сторон. Зажимая в зубах и левитируя в воздухе винтовки, жеребцы и кобылки быстро зашли за импровизированные укрытия. Отдав честь, в небо взмыли пегасы. Под городским знаком остались лишь сам командующий да растрепанный единорог с гривой алого цвета. Кьютимарка в виде разноцветных взрывов красноречиво указывала на талант пиротехника.

— Докладывай. — В холодном голосе старого солдата послышались просящие нотки. Возможно, он говорил с их последней надеждой.

— Ну... — Единорог неуверенно провел копытом по гриве — Я никогда раньше не имел дело с боевой взрывчаткой, но вроде все контуры в рабочем состоянии. Только третий-то зачем? Мы же угробим самих себя.

— Ты просто не видел, что зебринские легионеры делают с пленными кобылками. Да и жеребятам достается немногим лучшая доля. Давай сюда пульт и беги скорее в Стойло. Надеюсь, твои фейерверки еще не раз украсят небо. Удачи.

Лайт вновь отметила упоминание Стойла. «Может, оно все же было заселено и функционирует?»

— Но... — Единорог на вид стал совсем уж неуверенным. — Я собирался драться. Уверен, у вас найдется какая-нибудь винтовка или...

— Парень. — В голосе рейнджера прозвучал металл. — Мы оба прекрасно знаем, где твое место. Пони, теряющий сознание от вида собственной крови, здесь долго не протянет. Так что пропуск в зубы и марш в Стойло, пока я тебя не пристрелил!

— Ну... Эм… Ладно… — Пиротехник тяжело вздохнул и бросил на собеседника тяжелый взгляд. — А удачу лучше оставьте себе, вам она больше понадобится.

Оставив после себя небольшой пульт с тремя кнопками, единорог порысил назад в город, помахав копытом на прощание. Вновь всматриваясь в лес, Стальной Рейнджер, а вместе с ним и волшебница, пожалели об отсутствии бинокля. Исход сражения зависел от точности выполнения плана и ни в коем случае нельзя было упустить момент.

— Дискордов туман!

Так ничего и не увидев, капитан зашел за одно из импровизированных укрытий. Тупорылые стволы реактивных гранатометов покачивались в такт его шагам. Единственное тяжелое оружие защитников города, не считая пулеметов.

— Иду-у-у-у-т! — Звонкий крик одного из снайперов. Рейнджер с удовлетворением отметил отсутствие страха.

— Оружие наизготовку! Беглый огонь при выходе на дистанцию атаки!

Все началось внезапно, как это обычно и происходит. Еще секунду назад пони могли видеть лишь контуры деревьев, скрытые туманом, как вдруг, словно из пустоты, возникли неясные силуэты, неторопливо приближающиеся к городу. Грохот тяжелого пулемета разорвал тишину. Кобылке захотелось зажать уши, но не она решала, как поступать. Огненные трассера расчертили воздух, перечеркнув одну из целей. Следом ударили винтовки. Многочисленные выстрелы заполнили пространство.

Следя за боем, командующий нахмурился – их враги не спешили умирать. Лишь сдвоенное попадание пулеметов сумело остановить одного из них, в то время как винтовочный огонь они попросту игнорировали.

«Неужели у них появилась такая же броня?»

Но ответ оказался гораздо проще. У самой границы города его защитники смогли рассмотреть своих врагов.

— Дроиды! Дискорд, это боевые дроиды!!! — Вот теперь послышались явные панические нотки.

Единорожка мысленно ахнула:

«Зебры тоже использовали боевые машины!»

Раскрашенные в черно-белые полосы гигантские металлические пауки по праву считались одним из главных кошмаров этой войны. Как подсказывали чувства, хуже могли быть лишь драконы.

— Не паниковать! Целиться в визоры! — Громко выкрикнул Стальной Рейнджер, стремясь задавить панику в зародыше.

Достигнув пограничного знака, первый дроид открыл ответный огонь. Пфт. Пфт. Пфт. Очередь зачарованных зебринских пуль настигла одного из стрелков. Зеленое пламя мгновенно охватило тело пони. Лайт отчаянно желала, чтобы носитель отвел глаза и заткнул уши. Смотреть на муки несчастного и слушать ужасающий крик было очень тяжело. Он даже заглушил все прочие звуки боя. Через секунду на землю упала поврежденная винтовка и фрагменты кустарной брони. От самого стрелка остался лишь пепел. Через мгновение дроид превратился в груду горящих обломков – меткая очередь реактивных гранат Стального Рейнджера не оставила ему шансов.

Вслед за первым на дистанцию атаки вышел второй. Этот паук решил не останавливаться. Игнорируя многочисленные выстрелы, дроид подошел к одному из укрытий и без труда забрался на вершину импровизированной стены. Три солдата внутри тут же вскинули свои винтовки


убрать рекламу







и дали слаженный залп, лишив паука одного из визоров. В ответ обжигающая струя пламени из встроенного огнемета оставила от защитников лишь груду обожженных костей с кусками прожаренной плоти. Зебры никогда не делали своих роботов одинаковыми, снабжая каждого уникальными дополнениями помимо стандартного комплекта вооружения. Это дезориентировало солдат, не знающих, чего ожидать от новых врагов, и Лайт была с ними полностью согласна. Эти штуки нагоняли на нее ужас.

Второго паука уничтожили пегасы. Один из жеребцов лихо сделал над ним мертвую петлю, метнув импульсную гранату. Взрыв электростатики – и дроид превратился в недвижимый памятник самому себе. Третьего разнесли пулеметчики, зато четвертый успел прикончить пятерых, прежде чем его уничтожил Стальной Рейнджер. А потом их перестали считать...

Зебринская пехота шла следом за своими механическими слугами. Десятки легионеров, одетых в разноцветную броню со смешными украшениями на шлемах и вычурными вымпелами. У большинства даже не было оружия. Увидев полосатых, командующий радостно осклабился, заставив Лайт мысленно поморщиться. Он уже успел ополовинить свой боезапас и записать на свой счет как минимум троих дроидов. Большое достижение для одного пони и капля в море общего пекла.

— Прекратить огонь, всем отойти назад! — Закричал жеребец, первым подавая пример.

Немногочисленные ветераны выполнили приказ сразу, ополченцы же замешкались, бестолково замерев на месте. К сожалению, он не мог ждать.

«Пожалуйста, не надо! Я чувствую, ты задумал что-то очень плохое!»

Дроиды успели положить половину защитников, зебринская пехота добьет оставшихся. Оставалось лишь свести сражение вничью. Полосатые воины уже сошлись в копытопашной с замешкавшимися защитниками. Раздались новые крики, полные боли. Стальной Рейнджер улыбнулся еще шире и нажал на детонатор, оставленный Фейром. Лайт попыталась закричать.

Череда мощных взрывов сотрясла пространство, из-под земли ударили столбы разноцветного огня. Многочисленные осколки засвистели в воздухе, рассекая тела зебр и пони и превращая дроидов в груду бесполезного оплавленного металлолома. Фейр не подвел, его умелые копыта превратили обычные мины в настоящую огненную смерть.

— Все, отходим на площадь! Помните, мы сражаемся за Шайвиль! Дезертировать не в ваших интересах!

«Тем более им просто некуда».

Воин Министерства Технологий вновь побежал первым, подавая пример остальным. Вновь почудился потусторонний смех и вмешательство чужих мыслей. Он боялся обернуться, боялся увидеть, сколько у него осталось солдат.

«Да-да, ты взорвал немало пони. Они будут преследовать тебя».

В любом случае он примет этот бой и будет уничтожать полосатых ублюдков, пока смерть его не настигнет. Волшебница чувствовала, как чужая ненависть заполняет ее разум.

Утренняя дымка, благодаря которой Шайвиль получил свое название, отступила под напором ветра. Раньше её рассеивали солнечные лучи, но теперь облачная пелена не давала этого сделать. Какие странные воспоминания для той, кто ни разу не видела солнца на поверхности, а до этого поднимала его лишь для жителей своего маленького мира.

Троица пони стояла над свежей могилой, стараясь не смотреть друг на друга.

Командующий гарнизоном Стальной Рейнджер обрушил на зебр ливень из огня и стали. Лайт страстно желала помочь ему, но ей оставалась лишь бесславная роль наблюдателя. Заманив легионеров на узкие улочки, он активировал второй минный контур. Взрыв посреди вражеской армии нанес полосатым огромный урон. Выжившие солдаты воспряли духом, как и сама Лайт, которая мысленно плясала вместе с ними.

К сожалению, зебры применили свой козырь, сведя сражение в ничью. Из-за искореженных остовов массивных боевых дроидов показались бесшумные спрайт-боты – десятки маленьких сфер, раскрашенных в черно-белые полосы. Разгоряченные схваткой защитники города не обращали на них внимания, позволив рассредоточиться по всему полю боя. Заняв позиции, они одновременно выпустили алхимический газ. Во всеобщей агонии капитану удалось выжить благодаря фильтрам, встроенным в шлем. В иссеченной броне, со сломанной ногой, харкающий кровью земнопони все же смог выйти на границу розового тумана, где его подобрали разведчики-пегасы. Несмотря на обильно вливаемые в кровь медикаменты и наркотики, Лайт чувствовала его боль. Ощущать себя умирающей было ужасно, даже если это была не она. Волшебнице оставалось лишь молить Селестию и Луну о скором завершении.

— По крайней мере мы забрали их с собой. — Стальной Рейнджер снял шлем и улыбнулся остатками изъеденных губ. В легких булькала кровь, мешая говорить. — Сохраните мою память для архивов Министерства.

И он угас, но воспоминание не завершилось. В душе разлились пустота и холод. Она словно продолжала наблюдать за происходящим остановившимся взглядом. Лайт видела, как пегасы встали над телом погибшего.

Они извлекли его из брони и похоронили на городском кладбище. Обычно веселая пегаска с алой гривой не могла подобрать нужных слов. Стоя в тишине, каждый думал о своем. В конце концов послышался тихий голос:

— Оставшись здесь, мы стали дезертирами. Над облаками нас уже не примут. Дороги назад нет.

Её слова отпечатались в сознании. Дороги назад нет. Они становились жителями нового мира.

Глава 7 — Поиск

 Сделать закладку на этом месте книги

Встретив рассвет, пони принимают решение отправиться к загадочному Стойлу Сто Семьдесят Четыре, вот уже сотню лет скрытого в окрестностях павшего города. Увенчается ли их поиск успехом? 


Под утро костер окончательно выгорел, отчего в подвал лежбища медленно заползала промозглая сырость. Лайт зябко поежилась и нехотя распахнула глаза, с удивлением обнаружив себя на постели Грея. Тело единорожки укрывало странное серебристое одеяло с незнакомой символикой. Кобылке очень не хотелось вылазить из тепла в зябкую сырость, но животик настойчиво не соглашался с волшебницей. Пришлось стиснуть зубы и откинуть в сторону серебристый материал.

«Никого».

Воспоминания из сфер не отпускали волшебницу. Неохотно забросив в рот остатки вчерашнего ужина, Лайт более внимательно осмотрела подвал. В дверной проем пробивался неясный утренний свет, самодельные светильники из спарк-батарей по-прежнему окрашивали окружение в зеленый цвет. В углу стоял массивный металлический контейнер с таким же символом, как и на одеяле. Рядом валялись несколько свертков и мешок, в котором Грей переносил свою добычу. Кобылка подошла и попыталась откинуть крышку, чтобы сунуть свой любопытный носик в содержимое ящика, однако та не поддавалась.

«Ничего себе! Кодовый замок!» — Лайт издала вздох, полный сожаления. — «Ну ничего, это не единственный контейнер».

Единорожка принялась рыться в уже извлеченных мешках. С каждой секундой ее глаза расширялись все больше, да и было от чего: плазменные и импульсные гранаты, энергомагические мины, усиленное хвостовое жало, запасные батареи для винтовок Анклава.

— Грей явно решил взять в дорогу самое необходимое, — иронично выговорила Лайт. — Вот только где же еда?

— Тебе никто не говорил, что копаться в чужих вещах неприлично? — От насмешливого голоса Лайт взвизгнула и подпрыгнула на месте. — А то вдруг повредишь свой любопытный носик.

Уайт медленно вошла в помещение, растянув губы в дружественной улыбке. По белоснежной гриве и шерсти стекала вода, да и сама единорожка имела явно посвежевший вид.

«А она очень красивая без своей брони».

— О… Ты… — Лайт никак не могла отойти от испуга.

— Принимала ванну, — улыбнулась альбинос. — Не ты одна любишь чистоту.

— Да-а-а… — задумчиво протянула волшебница. — А где Грей?

— Понятия не имею. — Уайт подошла к аккуратно сложенной броне и принялась облачаться, сражаясь с хитрыми креплениями. Благодаря манипуляциям копытами тело альбиноски постепенно скрывалось за толстым слоем стали, пока снаружи не осталась одна лишь голова. — Ты бы собрала вещи да привела себя в порядок. Я хочу выйти, когда он вернется.

Лайт медленно кивнула и послушно побрела вверх по лестнице. Холодная вода прояснила мысли кобылки, а отвратительный «апельсиновый» вкус антирадина окончательно привел в себя. Воспоминания из сфер отступили под напором реальности.

Вдохнув полной грудью посвежевший воздух, единорожка выглянула из бакалеи. На улицах Шайвиля собирался туман. Молочная дымка медленно поглощала почерневшие здания, укрывая в ласковых объятиях покинутые дома.

«Да тут ничего не видно дальше собственного копыта!»

Послышалось ритмичное цоканье. Из молочной белизны выступил черный силуэт пони, с каждым шагом становившийся все больше и страшней. Лайт невольно отступила, едва не бросившись звать на помощь. В чувство кобылку привел знакомый хвост с мерцающим жалом.

На антрацитовой поверхности брони Грея собирались капельки росы. Пегас нес на себе две набитых сумки, словно не ощущая их веса.

— Привет! — Лайт помахала копытцем и смущенно покраснела.

— Доброе утро. — Разведчик сбросил свою ношу на землю и потянулся, расправив крылья. Надо сказать, в офицерской броне Анклава это выглядело устрашающе. — Что было во второй сфере?

— Ну… Это сложно описать. — Лайт сделала глубокий вдох. — Это очень странное воспоминание, похожее на запись костюма Стального Рейнджера. Он командовал обороной города, когда пришли зебры.

— Какой-нибудь архивный модуль, не вижу в этом ничего странного. — Грей неопределенно повел крыльями. К утру его рана стала выглядеть гораздо лучше, не причиняя особых мучений. — Иногда нас заставляют брать на задание камеры и проводить съемку. Точнее, заставляли…

— Дело не в этом. — Лайт уловила горечь в словах собеседника. — Иногда я знала, о чем он думает. Те же эмоции и мысли. Раньше такого не случалось. Обычно ты просто сторонний зритель и тебе даны лишь чувства тела, но не разума. И еще… Где ты их нашел?

— Говорил же, в подвале дома, где мы встретились. — Грей недоуменно посмотрел на кобылку. — Шкатулка с тремя углублениями, и в двух из них оказались эти сферы.

— Первое воспоминание оборвалось в квартире пони-фотографа. — Единорожка невольно поморщилась, вспомнив толпу упрямых жителей Шайвиля. — А вот второе завершилось уже на городском кладбище. Оно довольно далеко отсюда...

— Что ты хочешь сказать? — нетерпеливо спросил разведчик. Его явно заинтересовала история кобылки.

— Весь город горел, всюду пожары, крики, ядовитый газ. — Лайт невольно вздрогнула. — Я не понимаю, зачем кому-то нужно было идти в столь опасное место, чтобы положить вторую сферу к первой. Это просто… глупо.

— Интересно… — Грей постоял минуту, после чего тяжело вздохнул и поднял свои сумки. — Поразмыслим над этим позже. Сейчас уже пора выдвигаться.

— А куда ты ходил? — поинтересовалась волшебница. — Ты сейчас похож на праздничную елку Теплого Очага – так же сверкаешь.

— Возобновил процесс, от которого нас вчера так грубо оторвали. — Посмотрев на недоуменную мордочку волшебницы, разведчик рассмеялся. — Ходил по квартирам и собирал еду. Уайт еще с нами?

— Само собой. — К говорящим подошла Стальной Рейнджер в полном облачении с переметными сумами за боевым седлом. — Вы от меня так просто не отделаетесь.

— Не слишком-то и хотелось, — буркнул Грей, направляясь в подвал. — Надеюсь, вы успели поесть. Нам пора отправляться, чтобы разминуться с ними.

— С кем? — Лайт поцокала рядом с пегасом, вспомнив о собственных вещах. — Почему такая спешка?

— Следом за первым Крылом может прилететь второе, а за ним и третье. — Грей быстро заполнял седельные сумки боеприпасами и гранатами. Лайт слегка покраснела, когда увидела серебристое одеяло, скрывшееся в сумках жеребца. — Лучше на время покинуть город. Поиск Стойла отличный вариант для убийства времени.

— А если они найдут твое убежище? — Волшебница быстро схватила свою винтовку и седельные сумки, не забыв про сферы памяти.

— Здесь несколько минных контуров плюс нестандартные ловушки. — Недобрая усмешка пегаса чувствовалась даже сквозь шлем. — Если их активируют, на мой костюм придет сигнал. Когда вернемся, уберу тела.



***

Стальной Рейнджер и бывший разведчик Анклава следовали за волшебницей, которая на их фоне смотрелась совершенно голой. Сейчас шерстку Лайт прикрывала лишь перевязь с сумками, покачивающимися в такт ходьбе.

Волшебница утверждала, будто знает дорогу, но Грея одолевали сомнения. Инстинкты разведчика буквально вопили о хождении по кругу. По крайней мере, этот обшарпанный дорожный знак они проходили уже трижды! На границе детекторов время от времени мелькала какая-то желтая точка, но она была слишком далеко и не представляла угрозы. От скуки пегас попытался поймать какую-нибудь радиоволну, однако эфир ехидно ответил шумом помех.

— Тишина на всех волнах, — задумчиво пробормотал разведчик, посмотрев на небо. Облака оставались все такими же серыми, словно в любую секунду хлынет ледяной ливень. Серый пони оставлял позади себя руины, на какое-то время дававшие ему укрытие и передышку. Сердце легонько защемило, будто пегас покидал свой дом. Так всегда происходило при смене стоянки.

«Может, не стоило оставлять там большинство припасов? Конечно, несколько линий мин и ловушек должны оградить их от мародеров. С другой стороны, любую ловушку можно обезвредить. Или завалить её телами. Девять умрут, десятый получит запасы. Отличная перспектива. Нужно было спереть с базы робота охранника. Правда, хрен бы я оттуда вообще улетел с таким грузом».

Уайт молча шагала позади своих спутников, тем самым занимая более выгодную с тактической точки зрения позицию в случае нападения врага. Рейнджер уделяла мало внимания окружающей обстановке, погруженная в невеселые мысли.

«Руины, руины, руины. Что в них вообще может быть интересного? Все давным-давно разрушено и разграблено. Как вообще могло так получиться? Почему этим полосатым выродкам так повезло? Богини, вы слишком несправедливы».

Радостный возглас Лайт оторвал пони от мрачных раздумий. Подняв голову, она увидела огромную статую, лишенную головы, хвоста и кьютимарки. Кто-то потратил много сил и времени, чтобы сделать её неузнаваемой. Сразу за изуродованным памятником виднелся вход на огороженную территорию. При желании проржавевшую изгородь можно было обрушить одним ударом, но внешне она казалась неприступной. Из-за высокой порыжевшей травы проглядывали обшарпанные каменные надгробия. Костюм послушно приблизил ближайшее, позволив прочитать полустертую надпись – «Вио..е. Ре...., верному защитнику Эквестрии. Да укроют тебя крылья Принцесс».

— И куда дальше? — Помотав головой, Грей отменил приближение и повернулся к волшебнице.

— Нам нужно найти надгробие без надписи. — Голос единорожки звучал неуверенно. На этом кладбище оказались сотни могил.

— Тогда нам нужно разделиться, но не терять друг друга из виду. Если что, кричите. — Шлем искажал голос Уайт, делая его глухим и немного грозным.



***

Стальной Рейнджер понуро опустила голову, когда они стали проходить мимо сильно потрепанных временем надгробных камней. Это место неприятно давило на рыцаря, заставляя вспомнить о том, что родных и всех тех, кто был ей дорог, уже давно нет на свете. Проходя мимо одной из могил, единорожка пробежала глазами по надписи, которую едва можно было прочесть:

«Лин Ве.... с любо....ю, мама и папа».

«Крин ...ай, любим, пом…, скорбим».

«Блю Скай, пусть Принцессы согреют тебя своими хвостами. Твои навеки верные друзья».

Бросив равнодушный взгляд на оставшиеся плиты, единорожка пожала плечами и двинулась назад. Пустого надгробия в этом ряду не обнаружилось, а значит, ей пора было переходить к следующему.

Внезапно на интерфейсе шлема Уайт раздался сигнал тревоги, заставивший рыцаря резко развернуться к источнику опасности.

— Гули, да еще и дикие, — невесело констатировала Стальной Рейнджер, активируя тяжелый пулемет.

Грохот выстрелов слился с рычанием монстров. Бронебойные пули крошили на куски надгробия и прогнившие тела. Разорванные гули взрывались гнилым фейерверком, забрызгивая ошметками своих более удачливых товарищей. Уайт медленно отступала, стараясь не подпускать врагов к себе, но их было слишком много.

По броне Стального Рейнджера проскрежетали неожиданно крепкие зубы – гуль подобрался сзади и сейчас увлеченно грыз ее круп. Рыцарь мгновенно припала на передние ноги и как следует наподдала задними. Бронированные копыта моментально снесли ему голову. Следующего она встретила прямым хуком, сминая череп вместе с прогнившим мозгом. Очередному монстру хватило пулеметной очереди, но ее окружали буквально со всех сторон.

Единорожка оказалась в эпицентре нашествия бывших жителей Шайвиля. Она еще держалась, но рано или поздно ее просто похоронят под весом навалившихся тел. Момент, когда удачливый гуль найдет лазейку в защите, становился все ближе.

«Ну ничего, сейчас вы у меня попляшите».

С креплений брони Стального Рейнджера слетело несколько осколочных гранат, окруженных серебристой аурой. Выждав, пока враги подойдут вплотную, Уайт выдернула чеки и отпустила скобы.

Несколько близких взрывов едва не оглушили единорожку, но, к счастью, вовремя активировались глушилки в шлеме. Осколки прошили прогнившие тела, противно проскрежетав по броне. Костюм получил несколько серьезных царапин, но ничего такого, с чем бы не справилось ремонтное заклинание. Добить оставшихся точными ударами копыт не составило особого труда.



***

Грей неспешно брел между могил, с интересом читая прощальные надписи.

«Скайлайн, лучшая выпускница Летной Академии. Ты навсегда останешься в наших сердцах».

«Вуден Шилду, верному защитнику Эквестрии. Да укроют тебя крылья Принцесс».

«Ми..р Кемпинг, пой на небесах».

«Стрейк Лав. Твоя улыбка освещала ночь».

«Билл. ........, верному защитнику Эквестрии. Да укроют тебя крылья Принцесс».

«...е... Пе...., верному защитнику Эквестрии. Да укроют тебя крылья Принцесс».

«Пенелопе Га...., верной защитнице Эквестрии. Да укроют тебя крылья Принцесс».

Разведчика заинтересовало такое количество повторяющихся надписей. Вглядываясь в портреты юных жеребцов и кобылок, разведчик пытался выстроить между ними связь. Юные и старые. Улыбающиеся и хмурые. Добрые и злые. Над каждым черно-белым портретом символ из золотого и серебряного крыла, соединенных вместе. Лишь дойдя до конца ряда, Грей осознал – они все солдаты, погибшие за свое королевство.

Внезапно на экране радара вспыхнули красные точки. Пронзительно запищал сигнал тревоги. Ему вторило сдавленное шипение, раздающееся отовсюду. Между могил стремительно задвигались неясные тени, приближаясь к Грею.

Лайт, которая находилась чуть дальше от пегаса, столкнулась с той же проблемой – множество врагов, появившихся из ниоткуда. Для единорожки все происходило слишком быстро. Секунду назад волшебница разглядывала обезличенные войной надгробия и радовалась, что смогла верно разыскать хотя бы это место. И вот на Л.У.М.е появляется все больше и больше алых точек.

Она испуганно отпрянула от надгробия и посмотрела вперед. Буквально в паре десятков шагов среди тусклых камней показалась фигура самого жуткого пони из всех, что ей доводилось видеть – помутневшие, горящие злым огнем глаза, облезлая шкура, сквозь которую просвечивали обнаженные кости, жидкий хвост и разбитые, торчащие острыми осколками копыта.

И таких страшилищ становилось все больше! Все они отличались друг от друга увечьями и состоянием, но объединяло их одно – голодный огонек в мертвых глазах. Он пробирал до самых костей, особенно совершенно не привычную к таким вещам волшебницу. Полюбовавшись приближающимся к ней ужасом, она с испуганным криком ринулась в сторону жеребца.

Костюм с готовностью подсветил Грею приближающихся врагов, позволив рассмотреть монстров до последнего лоскутка отваливающейся кожи. Когда-то они были пони, но теперь от прежних жителей Шайвиля остались лишь жалкие оболочки в истлевшей одежде с потускневшей и протершейся шкурой. В глазах гулей горела жажда чужой крови. С трудом подавив рвотный позыв, пегас вскочил на ноги и выкрикнул приказ:

— Тревога! Активация боевого режима!

— Выполняю.

Плазменные винтовки с готовностью засветились зеленым, накапливая энергию. Раскрылось скорпионье жало, и показались крыльевые клинки. На экране вспыхнули тактический радар и эмблема Анклава. По задумке неизвестного идиота она должна была вдохновлять солдат перед боем. При взгляде на столь ненавистный символ, разведчику захотелось убивать. Внезапный пронзительный крик отвлек Грея от опасности. Кинув взгляд вправо, он увидел бегущую к нему Лайт.

«Селестия и Луна, только этого мне не хватало!»

Шипение монстра раздалось совсем близко. Зарычав что-то откровенно неприличное, Грей вскинул винтовки. Сдвоенный энергомагический удар угодил точно в прогнившую голову. Зеленые линии пробороздили все тело гуля, на миг сделав его похожим на сияющую лампочку, после чего он растекся кучкой зловонной жижи.

«Я определенно не буду в этом копаться».

А затем ему стало не до размышлений. Выстрелить в нового врага, дождаться перезарядки, достать третьего стремительным выпадом хвостового жала. Пробив горло массивного монстра, разведчик по привычке поднял того в воздух, закрываясь от мнимых пуль. Осознав свою ошибку, Грей выругался и резким движением освободился от груза. О брошенное тело споткнулось сразу два гуля, тут же познакомившихся с плазменными зарядами.

Пока он разбирался с одним направлением, с других атаковало сразу трое. Гнилые зубы и отвердевшие копыта заскрежетали по броне, доставляя просто незабываемые ощущения. Крыльевые клинки с готовностью смахнули первому гулю голову, а винтовки растворили другого практически в упор. Третьего пришлось уничтожить ударом копыта в горло, при этом потеряв мобильность и устойчивость. Этим моментально воспользовался очередной гуль, с разбегу врезавшийся в бок жеребца и вцепившийся в больное крыло. Вспышка боли на миг ослепила Грея, потерявшего равновесие и упавшего на землю.

Лайт очень обрадовалась, когда почти все монстры, гнавшиеся за ней, переключились на куда более заметного и громкого пегаса. И все же у нее на хвосте оказалась парочка довольно-таки шустрых тварей, от которых она продолжила улепетывать, постепенно начиная нарезать первый круг вдоль ограды кладбища. Параллельно с этим она старалась сосредоточиться на своей штурмовой винтовке, прикрепленной сбоку к седельным сумкам.

«Я ведь не могу просто бегать кругами и ждать, пока он справится со всеми страшилищами в одиночку!»

Тем более сейчас шансы пегаса, погребенного под целой кучей этих ужасных созданий, казались не слишком высокими. Лайт откровенно запаниковала, и поэтому, когда винтовка все же снялась с крепления, она тут же навела ее в сторону кучи гулей и открыла беспорядочный огонь.

— Гре-е-ей! — Естественно, она не могла обойтись без крика. — Держи-ись!

Рухнув на землю, жеребец осознал себя в полном крупе. Да, его враги были относительно слабы, но это прекрасно компенсировалось их численностью и упорством. Ввязываться в ближний бой оказалось ошибкой, в такой ситуации лучшим решением было медленно отступать назад, поливая врагов частым огнем.

Сквозь яростное шипение пробились крик Лайт и грохот оружия Уайт. За всей этой какофонией тихие щелчки винтовки волшебницы были практически не слышны, поэтому пегас очень удивился, когда сразу три насевших гуля вспыхнули странным зеленым огнем. По черной броне пегаса потекли огненные ручейки – остатки пуль, угодившие в него самого.

Почувствовав слабину наседающих тварей, Грей начал активно размахивать во все стороны копытами с выдвинутыми клинками. Острые лезвия без особых проблем разрезали прогнившие тела, не делая различий между костями, сухожилиями и плотью. Вскоре пегас прорубил достаточное окно, чтобы выползти из-под груды тел и прочно встать на копыта. Освобождение ознаменовалось новой вспышкой боли в поврежденном крыле, непрерывной очередью плазменных зарядов и злорадной ухмылкой на серой морде. Ближайшие гули превратились в лужи зловонной жижи, и у Грея появилось время, чтобы перевести дух. На экране возникло сообщение о необходимости смены батарей. На тактическом радаре вспыхнули новые точки.

— Да чтоб вас всех разорвало! — недовольно прорычал разведчик. — Ускорь меня!

— Выполняю. Производится введение боевых наркотиков.

Круп жеребца словно пронзило десятками раскаленных игл. В рот прыснула струя бесцветного спрея. Пегас по опыту знал, что после нее останется мерзкий несмываемый привкус. Проглатывая Дэш, Грей зажмурился. По телу пробежали болезненная судорога и волна жара, доставляя незабываемые ощущения.

На секунду весь мир просто остановился, замер на одном месте. Враги стали неповоротливыми, смешными, безопасными. Слишком медленными, чтобы причинить какой-то вред. Хищно улыбнувшись, Грей подскочил к ближайшему гулю. Легкий взмах копытом – и из перерезанного горла потекла гнилая жижа, когда-то бывшая кровью. Так просто, так легко. Себя он защитил, следовало позаботиться о других. С легкостью увернувшись от «дружественных объятий» второго гуля, Грей поскакал на помощь к единорожке, не имевшей даже намека на нормальную броню. В скрученном хвосте медленно активировалась плазменная граната.

Когда глупый маневр с обстрелом пегаса удался, Лайт с радостью припустила дальше. Единорожка постепенно отрывалась от медлительных преследователей, при этом пытаясь вставить в винтовку новый магазин с помощью телекинеза.

В результате она и добегалась – рядом грохнули взрывы осколочных гранат. На волшебницу обрушился шквал разорванных внутренностей и визжащих осколков. Лайт вскрикнула от боли, запуталась в собственных ногах и покатилась по земле, выронив оружие.

К заживо похороненной под останками волшебнице со всех сторон бросились уцелевшие гули. Грей изощренно выругался и бросился на помощь.

— Уайт, прикрой меня! — Под действием наркотиков нормальная речь давалась с огромным трудом.

Пегас резко щелкнул хвостом, отправляя в полет плазменную гранату. Вспышка зеленой энергии обратила в зеленую слизь очередных мертвых пони. Перепрыгнув через гуля с оторванными задними копытами и наградив другого ударом острого крыла, Грей сделал шаг назад, уходя от атаки третьего, чтобы тут же нанизать его на острое хвостовое жало. Буквально прорезав себе дорогу, пегас добрался до раненой единорожки и зашипел не хуже нападавших, расправив крылья и раскрыв светящийся хвост с повисшей на нем ленточкой внутренностей.

В этот момент Лайт могла лишь сжаться в клубок под копытами пегаса, что встал на ее защиту. Рычащие монстры, готовые вот-вот наброситься на упавшую жертву, и ядовито-зеленая вспышка плазменной гранаты неподалеку совершенно не способствовали ее способности брать себя в копыта.

Загремели новые выстрелы Стального Рейнджера. Тяжелые пули без труда прошивали тела немертвых, лишенных какой бы то ни было брони. Двойной взрыв – и клинки пегаса здорово проредили ряды нападавших, лишив их единственного преимущества – численности. Смерть оставшихся оставалась лишь вопросом времени.

Уцелевшие монстры окружили пегаса. Они насаживались на клинки и жало, сковывали движения, пытались вновь повалить незадачливого защитника на землю.

Тихонько фыркнув, Уайт вскинула винтовку и активировала систему прицеливания. Скользнув в нирвану заклинания, рыцарь выделила своих жертв и выпустила целую очередь зарядов. Свистящие пули без труда пробили ноги ближайших гулей. Страшно завыв, они рухнули на землю, образовав просвет в круге шевелящейся плоти.

«Неужели гули могут чувствовать боль?» – промелькнуло в голове Уайт, делающей очередной выстрел.

Правильно оценив свои шансы в копытопашной схватке, Разведчик принял единственное (как ему показалось) верное решение. В скрученном хвосте появилась новая граната. Не было никакого эффектного щелчка и красивого полета к цели. Грей просто повторил маневр Уайт, уронив метательный снаряд рядом с собой и рухнув на Лайт, чтобы закрыть единорожку своим телом.

Мощный всплеск энергии прожигал даже сквозь броню и пелену наркотиков. В очередной раз помянув Дискорда и его богатую сексуальную жизнь, жеребец соскочил с единорожки и одним резким движением хвоста закинул кобылку себе на спину. Пегас без особого труда увернулся от выживших монстров и разорвал дистанцию. Выстрелы Уайт за спиной звучали настоящим салютом.

Забежав на небольшой холмик, Грей положил свою ношу у одинокой могилы и резко развернулся, встречая преследователей вспышками плазменных винтовок. Три выстрела – три распадающихся тела. Городское кладбище окутала тишина. Тактический радар указывал лишь на два дружественных объекта в радиусе действия детекторов. Они уничтожили всех врагов.

Грей внезапно расхохотался, обозрев округу. От смеха пегас рухнул на брюхо, уткнувшись носом в землю. Подошедшая Уайт уже собиралась отвесить жеребцу несколько оплеух, дабы погасить истерику, как Грей простонал сквозь смех:

— Да мы же тут все разнесли! Это место теперь не увидит только слепой. И посмотрите на нас – опять по уши в дерьме и кое в чем гораздо худшем!

Разведчик оказался прав. Значительный кусок кладбища превратился в перепаханное поле, равномерно усеянное кусками прогнившей плоти, старыми костями и осколками плит. Немногочисленная растительность, произрастающая на нем, оказалась уничтожена огнем, открыв взгляду черную землю. Найти среди этого хаоса безымянную могилу казалось невозможным.

— Выйти из боевого режима. Ну а как... — Повернувшись к Лайт, пегас расхохотался сильнее прежнего. Смех жеребца постепенно перех


убрать рекламу







одил в стон. Заметив грозно приближающуюся к нему Уайт, он лишь ткнул копытом в сторону надгробия, у которого они находились. Без единой строчки текста или какого-нибудь символа. Обычный серый камень, обозначающий вход в Стойло Сто Семьдесят Четыре.



***

Лайт постепенно пришла в себя, осторожно пошевелив копытцами. Единорожка пребывала в состоянии шока. Еще бы – ведь ее задело осколками от взрыва и с головой накрыло зловонными внутренностями. Да и путешествие на спине пегаса, со всех сторон окруженного гулями, не прибавило оптимизма. Да, у него была благородная цель спасения шкурки одной белой единорожки, но для психики волшебницы все это было слишком уж резко.

В ушах все еще звенело после серии взрывов. Лайт приподнялась на передних копытах, стараясь при этом не упасть вновь на взрыхленную землю.

— В-все закончилось? — Голос у единорожки явно дрожал.

Смех разведчика прекратился так же резко, как и начался – костюм наконец распознал начинающуюся истерику и ввел успокоительное. Облегченно выдохнув, Грей посмотрел на своих спутниц. Судя по всему, Уайт совсем не пострадала в битве ни физически, ни морально, а вот вечная замарашка явно переживала состояние шока, отлично знакомое командиру Разведывательного Крыла, специалисту по поведению новичков.

Ехидно улыбнувшись, пегас медленно подошел к непонимающей Лайт и последовательно наградил её несколькими легкими шлепками по щекам. Взгляд единорожки моментально стал осмысленным, с каким-то опасным огоньком в глубине глаз.

— Добро пожаловать в реальный мир. — Грей шутливо наклонил голову. — Успокоилась?

Вместо ответа Лайт медленно провела согнутой передней ногой по щеке. На копыте остался толстый слой жижи, когда-то бывшей мозговым веществом напавших монстров.

Волшебницу отчетливо передернуло, после чего недавняя трапеза покинула желудок.

— Да, спасибо. — В мрачном взгляде горел недобрый огонек, а на мордочке явно читалось отвращение к себе.

— Мы нашли его! — При взгляде на надгробие около разведчика волшебница моментально забыла о невзгодах, тут же подскочив на месте и едва не ткнувшись при этом носом в землю. — Сейчас-сейчас, я его открою!

«Это Стойло, там есть водный талисман, а значит, я могу помыться. Не все потеряно! Сейчас главное – не облизывать губы, пока на них такая дрянь».

Лайт надавила на надгробие, заставив его слегка покоситься. Следом пошли осторожные нажатия на два верхних угла, которые не принесли никакого результата, равно как и тычки по всей поверхности.

Под скептическим взглядом спутников единорожка разозлилась и развернулась к тайнику крупом, со всех сил лягнув по нему задними копытами. Верх плиты отломился ровно по центру. На изломе обнаружилась кнопка, по которой с радостным вскриком волшебница и ударила копытом.

Земля задрожала.

Всей троице пришлось опустить свои пятые точки на землю, а затем и вовсе лечь, чтобы не упасть как-нибудь неудачно для них самих.

Перепаханная за надгробием земля вспучилась, поднялась, и через мгновение в центре образовалась щель, которая стала постепенно расширяться. Даже сейчас можно было увидеть стенки металлического тоннеля. Аромат разложения и гниения с кладбища успешно перебивали вырвавшиеся из-под земли запахи тления и застоявшегося воздуха. Лайт даже порывалась зажать нос, но вовремя остановилась от того, о чем бы впоследствии сильно пожалела.

Через минуту перед пони образовался просторный тоннель, постепенно уходящий под землю. Тускло освещенные ступени вели куда-то глубоко вниз, теряясь во мраке.

Тьма трусливо отступила под ярким лучом света из фонаря Уайт. Единорожка осторожно поставила копыто на первую ступень, проверив её на прочность. Та даже не шелохнулась. Переступив на месте, Уайт начала медленно спускаться вниз. Тупорылый ствол тяжелого пулемета был готов в любую секунду обрушить на врагов шквал раскаленного свинца.

Следом ступала хмурая Лайт. В пекле плазменного взрыва винтовка кобылки пришла в полную негодность, оставив волшебницу полностью безоружной. Без боевого снаряжения она становилась легкой добычей даже для самого слабого рейдера.

Замыкал процессию помрачневший Грей. Жар, грязь и внутренности гулей превратили его броню в настоящую передвижную свалку, что очень не нравилось пегасу, который привык поддерживать свое снаряжение в идеальном состоянии. Воздушные фильтры исправно очищали поступавший воздух, ограждая разведчика от вони. Страшно представить, что испытывала Лайт.

Тоннель оказался длинным. Копавшие его пони постарались на совесть, похоронив Стойло на внушительной глубине. Вход постепенно скрывался за спинами, позволяя мраку окутать их с головой. Прибор ночного видения помогал ориентироваться в пространстве, но свет Уайт здорово слепил жеребца, заставив держаться от пары кобылок на приличном расстоянии. К тому же ему пришлось сделать несколько остановок, устанавливая плазменные мины-ловушки на полу, стенах и даже потолке. Едва заметные красные нити перекрыли тоннель, образуя непроходимый барьер. Способа закрыть вход они не нашли, поэтому следовало позаботиться о безопасности своих тылов.

Установив последнюю ловушку, Грей ускорил шаг, догоняя замерших кобылок. Луч света Уайт уперся в стену. Лишь подойдя вплотную, пегас понял, что это и есть цель их поисков – на огромной стальной бронедвери отчетливо виднелись золотые цифры. Один, семь, четыре. Стойло, принадлежавшее Шайвилю. Прежде пегас видел подобное лишь однажды, но тогда ему было не до любования видами.

Он даже сел на круп, чтобы увидеть вершину огромной бронированной плиты. Размах Стойл-Тек поражал. Ранее Грей планировал в случае просто взорвать дверь Стойла прихваченными минами, но, судя по виду, она могла выдержать удар мегазаклинания. К счастью, неподалеку приветливо мерцал терминал входа. Ничего не смыслящий в них пегас снисходительно кивнул своим спутницам:

— Ну, вот мы и пришли. Открывайте, а я пока немного посижу.

Нарочито лениво зевнув, Грей свернулся на холодной земле, переведя взгляд на тоннель позади. Боевые наркотики прекратили действовать еще по пути сюда, и сейчас у него могла начаться ломка. По крайней мере по шерсти успел пробежать нехороший холодок, и резко заныли копыта – плохой знак.

Каждый раз, когда донельзя несчастная Лайт отрывала копытце от стального пола, получался противный хлюпающий звук – видно в дугу подковы забилась какая-то дрянь. У огромной бронедвери единорожка так же задрала голову к самому потолку, любуясь творением Стойл-Тек.

— Я словно вернулась домой, — едва слышно зашептала волшебница. — Всю жизнь провела за такой же дверью, только цифры были другие.

Она перевела взгляд на терминал и медленно подошла к компьютеру, рассматривая мерцающую поверхность. Предварительно вытерев копыто о край установки, волшебница принялась увлеченно тыкать в экран.

— И интерфейс абсолютно такой же, ну посмотрим, — Тихий шепот перешел в неразборчивое бормотание. — Да; нет; я совершеннолетняя; да, прочитала; да, принимаю; а сто тринадцать; сто семьдесят четыре…

Перед последним подтверждением волшебница повернулась к своим спутникам: подозрительно притихшему пегасу и хранившей молчание единорожке.

— Вроде я ничего не перепутала… Лучше приготовьтесь.

Лайт уперла копыто в экран, нажимая «ввод».

По мрачному коридору прокатилась дрожь. На головы пони ссыпалось немного пыли. Огромная дверь в форме шестерни с выгравированным в центре золотым номером пришла в движение. Она медленно, с душераздирающим скрежетом поворачивалась вокруг своей оси и отходила внутрь. Как только гигантская шестерня углубилась на расстояние метра от стены, представляющей собой сплошную толщу магическим образом закаленной стали, она совершила новый поворот и ушла в паз.

В открывшемся проходе показался чистенький коридор, освещенный в меру ярким, холодным голубым светом потолочных ламп.

— Словно вернулась домой. — Лайт счастливо улыбнулась и ностальгически вздохнула.

Стальные Рейнджеры активно разыскивали (и по возможности разоряли) новые Стойла. Они проходили инструктажи и тренировки на наглядных примерах, поэтому для Уайт произошедшее не оказалось сюрпризом. Равнодушно фыркнув, рыцарь пошла вперед, готовая благородно принять на свою броню возможный огонь охранных турелей или роботов. В плане защиты своих детищ создатели Стойл-Тек оказались очень изобретательными.

Тишина. Отсутствие пыли наводило на мысль о функционирующей системе роботизированных уборщиков или же очень старательных в плане уборки жителей Стойла. В любом случае оно выглядело обитаемым и функционирующим – не слишком приятный факт для Стальных Рейнджеров.

«Надеюсь, там не окажется психованной Смотрительницы, которая пригрозит взорвать реактор, если мы войдем в атриум. Во второй раз это будет уже не смешно».

Открытие бронедвери стало для Грея настоящим аттракционом, позволив отвлечься от нарастающей слабости.

«А ведь за такую находку меня должны повысить в звании», — промелькнула ироничная мысль. Осторожно встав на едва дрожащие копытца, разведчик подошел к Лайт и похлопал ее по плечу.

— Прихожая впечатляет. — В хриплом голосе сквозила усталость. Применение боевых наркотиков ни для кого не проходило даром. — Давай посмотрим, как там внутри.

Взмахнув несколько раз хвостом, жеребец поцокал вслед за Стальным Рейнджером. Лайт осторожно последовала за спутниками, благоразумно держась в арьергарде.

Стоило им сделать несколько шагов, как троица пони уперлась в две небольшие двери. Из скрытых динамиков полилась веселая музыка. Вскинувшие оружие искатели приключений расслабились, лишь взглянув на экраны следящих устройств – локаторы и датчики по-прежнему не фиксировали чужих. Тем временем музыку постепенно заглушил не менее веселый и жизнерадостный голос:

— Привет-привет! Добро пожаловать в Стойло Сто Семьдесят Четыре – одно из самых лучших наших убежищ! Итак, переходим сразу к делу – перед вами две двери. Если повернете направо, то попадете на вечеринку, устроенную нашим обслуживающим персоналом специально для новых жителей Стойла! Ну а те, кто хочет поскорее приступить к усердной работе, должны повернуть налево! Оки-доки-локи, всем удачи!

Выдав напоследок мощный звук фанфар, динамик замолчал, уступив место звенящей тишине. Все пони застыли на месте, переваривая услышанное.

— Вечеринка? — В голосе пегаса явно сквозило недоверие. — Никогда на них не бывал, хочу посмотреть.

— А вот это что-то новенькое. — Лайт озадаченно подняла одно ушко и прижала другое к макушке.

Тем временем стальные двери ушли в потолок, открывая дороги. Пони свернули направо, все больше удивляясь окружающей обстановке.

Стены вокруг оказались разрисованы цветными шариками, праздничными ленточками и конфетти. Вновь зазвучала веселая беззаботная музыка. Цветные гирлянды под потолком светили всеми цветами радуги. По задумке создателей такая атмосфера должна была навевать веселые мысли и хорошее настроение, но уставшего пегаса все эти переливы оставили абсолютно равнодушным. Он лишь следил за показаниями датчиков.

Дойдя до конца коридора, они вошли в просторное помещение, по мнению Грея больше всего походившее на пункт выдачи питания. Многочисленные столы со стопками праздничных колпаков и застывший робот за стойкой. На черном экране ПипБака и интерфейсе шлема синхронно появилась цифра одиннадцать. Сделав нехитрый математический расчет, Грей начал искать оставшихся участников вечеринки. И нашел.

Открылось еще несколько дверей, и зал наполнился разноцветными роботами в праздничных колпаках. Внешне они выглядели в точности как Уайт в броне, вот только у Стального Рейнджера не было колес вместо копыт и двух манипуляторов на спине. Одни несли на себе подносы с напитками, другие нарезали разнообразные торты прямо под носом ошеломленных пони. Веселая музыка становилась все громче, и несколько стальных махин пустилось в пляс, поворачиваясь вокруг своей оси и размахивая манипуляторами.

Лайт зачарованно следила за безумным танцем, не в силах вымолвить ни слова. Уайт же нахмурилась и сделала шаг назад, поймав в прицел одного ближайшего карнавального дроида. Она без труда опознала боевые модели Министерства Военных Технологий, которые разработали как раз для защиты Стойл. Конечно, в виду отсутствия стюардов их могли переоборудовать и для обслуживания вечеринок, но в это верилось с большим трудом.

Тем временем в пляс пустились абсолютно все роботы, постепенно выстроившихся в две линии, между которыми оказались путешественники. Раздался мелодичный перезвон, и дроиды застыли, одновременно развернувшись к пони. Послышался все тот же веселый голос.

— Итак, первый тест завершен. Надеюсь, все от души повеселились напоследок своей жалкой никчемной жизни. Предпочтя бездумное веселье продуктивной работе, вы автоматически признаетесь негодными для Стойла Сто Семьдесят Четыре и, согласно первой директиве, приговариваетесь к немедленному уничтожению. Счастливой смерти!

Глава 8 — Стойло

 Сделать закладку на этом месте книги

Загадочное Стойло Сто Семьдесят Четыре распахнуло свои двери. Что ожидает путников внутри? Вкусные маффины и сладкие пироги или же шквальный огонь систем защиты? 


Повисла гробовая тишина. Пони пытались осознать произнесенные машиной слова. Ошарашенная происходящим Лайт подняла копытце вверх, словно кобылка, вставшая из-за парты и попытавшаяся привлечь внимание, чтобы ответить на вопрос учительницы.

— А можно перевыбрать? — неуверенно спросила волшебница. — А то я здесь просто так, за компанию...

Не дождавшись ответа, единорожка бросилась к ближайшему столу, отчетливо окутывая себя магией.

— Вот дернуло тебя идти на вечеринку непонятно где! — Уайт недовольно посмотрела на Грея, словно это он велел поставить здесь боевых роботов. — В нормальных Стойлах такого нет.

Увидев маневр волшебницы, дроиды наконец ожили и открыли огонь. Визгнув, кобылка отскочила назад, чудом не попав под пули. Окутав золотистой аурой ближайшие столы, единорожка повалила их на пол, создавая импровизированные щиты. В Стойл-Тек строили на века, и мебель не стала исключением. По металлической поверхности застучал частый град. Укрывшись за импровизированным укрытием, Лайт пыталась построить план действий.

За секунду до начала стрельбы на интерфейсе пегаса выскочило предупреждение о критической опасности. Нейтральные точки на тактическом радаре моментально стали красными. До скорой мучительной смерти оставалось несколько секунд.

— Да ну к Дискорду такие вечеринки! Ускорение и Режим Тени!

— Выполняю.

Силуэт пегаса растворился в воздухе. В рот брызнула новая порция оранжевой гадости, едва не застрявшая в горле. Время послушно замедлило свой бег, давая ему хоть какие-то шансы.

Загрохотали орудия дроидов, воздух наполнился свистящими зарядами. На экране вспыхнуло новое предупреждение со списком рекомендаций, но пегас его попросту проигнорировал. Настало время танца жизни и смерти. Превратившись для примитивных визоров в размытую тень, разведчик поскакал между дроидами, маневрируя и уклоняясь от пуль. Глупые машины, стремясь уничтожить нечеткую цель, задевали друг друга или же щедро полосовали стены.

«Интересно, если у них такие встречи новоприбывших, то почему помещение выглядело таким целым? Неужели ремонтируют после каждой вечеринки?»

Грей замер за крупом одного из дроидов, тем самым выиграв несколько секунд для выстрела. Спаренный энергомагический заряд ударился в бронированную спину, рассыпавшись снопом безобидных искр. Выругавшись, разведчик бросился в сторону, пытаясь вновь опередить своих врагов. Новая очередь механических стрелков – и пегас почувствовал странный толчок в грудь.

Не привыкшая к столь странным встречам Уайт здорово растерялась. Стальному Рейнджеру как-то не приходилось сражаться с роботами, разукрашенными в клоунские цвета. Рыцарь вышла из ступора, лишь когда по силовой броне застучали вражеские пули. Вскинуть любимую винтовку и соскользнуть в нирвану З.П.С. было делом двух секунд. Выстрел антимех-винтовки разнес металлическую голову на мелкие фрагменты. Орудия роботов-охранников AJ-17, рассчитанные на поражение кого-то более легкобронированного, просто не могли пробить защиту Стального Рейнджера. Для Уайт сражение протекало будто в тире – вновь скользнуть в нирвану З.П.С., даже не позаботившись о поиске укрытия, прицелиться...

Обхватив голову копытами и как можно сильнее прижавшись к полу, Лайт напряженно перебирала свой арсенал заклинаний. Ее спутники были вооружены, смертельно опасны и вполне могли позаботиться о себе сами. Ей следовало думать только о своей шкурке. На глаза попался светящийся за стойкой терминал. В голове вспыхнуло озарение.

«Это мой шанс!»

Собрав в копыто все силы, Лайт окружила себя заклинанием щита и бросилась вперед. По золотистой поверхности прокатилась рябь от чужих попаданий, рог заискрил от напряжения. Перемахнув через массивную стойку, единорожка влетела прямо в робота-барпони. Летающий шар с непонятными манипуляторами гулко врезался в стену. Золотой щит волшебницы вспыхнул на прощание и пропал, оставив ее круп абсолютно беззащитным. К счастью, дроидов гораздо больше интересовали яростно скачущий между ними разведчик и Стальной Рейнджер, методично сокращающая число врагов с помощью своей страшной винтовки. Не рискуя показаться из-за стойки, Лайт начала телекинезом стучать по клавишам, ознакамливаясь с полуденным меню и выбором напитков.

Гнилой привкус во рту сменился соленым с ноткой ржавчины. Едва поборов желание сплюнуть (в шлеме это чревато), Грей вновь начал отчаянно метаться между стальными телами, уходя из-под обстрела. Стандартная тактика боя, разработанная против живых объектов, явно пасовала в данной ситуации. Винтовки не превращали врагов в кучку слизи с первого же попадания. Жало прочертило по бронированному корпусу глубокую царапину, не нанеся серьезного вреда. Вдобавок он едва смог увернуться от ответной очереди. Сражение начинало походить на представление с акробатическими трюками и его выступлением в главной роли. Спрятавшись за очередной спиной, жеребец на секунду замер.

— Провести анализ противника, доложить о слабых местах!

Дальнейшие скачки пегаса происходили под бешеный грохот стрельбы и равнодушный голос костюма.

— Выполняю. Разработка Министерства Военных Технологий. Боевой дроид AJ-17, разработан по заказу корпорации Стойл-Тек. Основная задача – защита подземных убежищ. Вооружен двумя легкими пулеметами. Продвинутые модели оснащены ракетными установками, спаренными тяжелыми пулеметами и энергомагическим оружием.

— Переходи к слабым местам! — закричал пегас, едва успевший увернуться сразу от двух стрелков и угостивший третьего энергомагическим зарядом.

— Рекомендуется ведение стрельбы в блок питания, расположенный на спине. Рекомендуется использование импульсного оружия. Рекомендуется использование тяжелого оружия.

Едва не хлопнув себя копытом по лбу (чему весьма препятствовал шлем), Грей зашел на очередной круг и черной молнией юркнул между неповоротливыми механизмами. Оказавшись за их спинами, пегас развернулся на месте и скользнул в нирвану З.П.С.. Враги схематично перекрасились в зеленый цвет. Появились обозначения. С улыбкой выбрав два блока питания, Грей плавно нажал на спуск.

Кобылка мысленно простонала, посмотрев на огромные, просто гигантские списки блюд, дожидающихся обитателей Стойла. Десятки наименований, идущих по кругу. От абсолютно идентичного списка утилизации пищевых отходов стало еще хуже.

Все было скучно и бесполезно даже без тупых железяк, расстреливающих двух пони!

Единорожка постаралась сконцентрироваться на своей магии. После забега под ураганным обстрелом это выходило не так уж хорошо.

Наконец, она покинула списки готовых блюд и нашла кое-что полезное – информацию об охранных системах, которую кобылка тут же и велела показать. К сожалению, подробно читать было проблематично из-за риска оказаться над стойкой, а значит, и под прицелом роботов-стражей. Ей приходилось довольствоваться лишь видимым снизу текстом.

«Совсем как жеребенок».

По экрану побежали стандартные инструкции, знакомые волшебнице с детства. Описание вооружения и количества роботов, которых почему-то было в разы больше, чем в Стойле Лайт. Отдельным красным огоньком мерцала строчка всеобщего отключения. Казалось, это как раз то, что искала единорожка, вот только она была защищена паролем...

Ушки Лайт медленно опустились. Пароль – полностью логичная и абсолютно непреодолимая преграда. Являясь Смотрительницей собственного Стойла, она по умолчанию владела возможностью доступа к любой информации. Волшебница даже не могла представить способ обойти систему защиты, а ведь совсем рядом происходит ожесточенный бой. Грохот орудий, казалось, стал еще громче. От него даже заложило ушки!

Вот и чувство, которое называется безысходностью – Лайт просто не знала, как выбраться из этого крупа. Озарение пришло из собственных же воспоминаний – пароль в Стойле волшебницы не менялся все эти века, поскольку в этом просто не было необходимости. Почти все терминалы имели один и тот же чертовски универсальный мастер-ключ. Нужно всего лишь попробовать повторить тот же алгоритм.

— Готово! — Когда картинка на экране запросила подтверждения команды, Лайт вскочила с победным вскриком. Волшебница не удержалась от искушения и собственнокопытно нажала на кнопку отключения.

От хорошей порции плазмы в блок питания дроиды становились кроткими и безопасными. К сожалению, потеряв троих товарищей, они резво перестроились в полукруг, оттеснив Грея и Уайт к стене. Как ни странно, столы по-прежнему сдерживали вражеский напор. От постоянного рикошета пуль о металлическую поверхность в воздухе стоял непрекращающийся звон.

Интенсивность перестрелки нарастала. Пули сталкивались в воздухе с плазменными снарядами. От брони пони и машин то и дело отскакивали разнообразные гостинцы, высекая с их поверхности мириады искр. Улучив момент краткого затишья, Грей извлек переливающийся синим цилиндрик и ловким движением хвоста отправил его в голову ближайшего врага. Попавший в статическое поле дроид рухнул на пол бесформенной грудой железа, разбрызгивая во все стороны снопы искр и проиграв из динамиков заунывный марш.

В ответ какой-то снайпер наградил разведчика сразу тремя попаданиями в шлем. По интерфейсу пробежала цветная рябь, на секунду отрезав пегаса от тактического компьютера. Помянув Дискорда, жеребец упал на пол, прикрывая голову копытами и ожидая перезагрузки компьютера. По иронии судьбы вместе с ним на пол рухнули все уцелевшие во время схватки роботы.

— Готово! — В наступившей тишине радостный голос Лайт казался элементом сюрреализма.

Волшебница медленно опустилась на круп, вымазанный в золе поваленного робота-бармена, при этом нервно покосившись на весьма устрашающего вида циркулярную пилу на одном из его манипуляторов.

«Неужели пронесло».

— Уайт, Грей, вы в порядке? — Стоило только осознать столь радостную мысль, как Лайт вскочила на ноги и тут же побежала к своим товарищам.

Вместо того чтобы остановиться, непоследовательная кобылка буквально наскочила на разведчика, стараясь повалить его на землю.

— Ах ты глупый пегас! Из-за тебя нас всех чуть не перестреляли!

Отходящий от пережитого боя Грей неумело закрылся копытами и попытался отодвинуться от спятившей волшебницы.

— А я тут причем?! — В голосе жеребца слышалось искреннее удивление.

— Это ты захотел посмотреть на вечеринку! — В уголках глаз кобылки показались слезы. — Привел нас сюда в это место!

— Сама виновата! И твое лягнутое Стойло! — вполне обоснованно возмутился разведчик, тут же перейдя в контрнаступление. — Нельзя было предупредить об этом дискорднутом тесте, Смотрительница?!

— Но... Но… Но у нас все было совсем по-другому! — возразила опешившая единорожка.

— Да мне лягать на это! Ты...

Перебранку прервала Уайт, окутавшая двух пони серебристой аурой и оттащившая спорщиков друг от друга.

— Успокойтесь и не машите копытами после драки. — Насмешливый голос Стального Рейнджера напрочь отбивал желание драться. — Нам следует позаботиться о себе. Раз этот Дискордов динамик молчит, авторы теста явно не ожидали выживания испытуемых. Предлагаю заглянуть в соседний коридор и узнать, что ожидает выбравших работу.

— Хорошо, только давай сначала разведаем эту часть Стойла до конца. — Грей картинно протянул копыто к двери, пропуская Уайт вперед.

Быстрый осмотр столовой и смежных комнат не принес полезной информации. В техническом помещении для боевых роботов стояли огромные капсулы, поддерживавшие тех в рабочем состоянии все эти годы. Пройдясь равнодушным взглядом по многочисленным инструментам, разведчик вернулся в столовую и снял шлем, вдохнув прохладный воздух. За стойкой Грей очень удачно разжился консервированным пирожным. В условиях Стойла столетняя сладость прекрасно сохранила свои вкусовые качества, позволив насладиться своим нежным вкусом. Закончив краткую трапезу, пегас сплюнул и надел шлем назад. В плевке, растекшемся на стальном полу, виднелась кровь.

— Провести доклад о состоянии. — Под равнодушный голос костюма Грей наблюдал, как Уайт роется в останках уничтоженного робота.

«Кажется, этого разнесла она».

— Имеются некритичные повреждения целостности брони. Рекомендуется провести полноценное техническое обслуживание. Обнаружены многочисленные ранения носителя, классифицируемые как легкие и средние. Производится введение обезболивающего и средств регенерации. Рекомендуется пройти курс реабилитации после выполнения задания. Имеются неполадки в обеспечении стабильности орудий. Вероятность отказа пять процентов. Внимание, не рекомендуется проводить сражения против врагов, оснащенных огнестрельным оружием.

— Принято. Режим разведки.

Привычно пристроившись в хвосте отряда, Грей гораздо более внимательнее осматривал разукрашенные стены и потолок. Динамики оказались не такими уж и незаметными – при приближении к каждому из них на экране интерфейса появлялись едва заметные помехи.

За поворотом отряд наткнулся на две примитивные турели. Грей уже хотел было их разнести, как Уайт спокойно прошла под их стволами, констатировав отключение. Когда они вернулись ко входу в Стойло, вновь заиграла музыка и послышался знакомый веселый голос, предлагающий выбрать одну из двух дверей. Прослушав неизвестную пони до конца, пегас показал динамику неприличный жест передней ногой и мысленно пожелал ей оказаться на луне.

— Итак, каков наш план? — поинтересовался разведчик, продолжая изгаляться в сторону динамика.

— Судя по всему, здесь установлена примитивная система, реагирующая на появление чужаков и контролируемая операторами. Поскольку сейчас здесь никого нет, действуют изначальные алгоритмы встречи, иначе бы по всему Стойлу уже выли сирены. Нужно найти пульт управления и отключить систему управления. Обычно их размещают в кабинетах Смотрительниц. — Стальной Рейнджер говорила будничным тоном, но Лайт пробрало до самых костей.

— Обычно? Сколько же Стойл ты успела повидать, Уайт? — в голосе волшебницы звенело напряжение.

— Несколько, — насмешливо ответила единорожка-альбинос. — Дружественное Стойло позволило нам изучить свое устройство. Иногда в Западном Секторе встречаются нефункционирующие или поврежденные убежища, потерявшие всех своих жителей, но с по-прежнему активными системами защиты. Это знание позволило сохранить немало жизней.

— О, понятно. — Волшебница явно растерялась.

— Мы не уничтожаем жителей Стойл. Это глупо и не выгодно, так поступают Стальные Рейнджеры других отделений. — Уайт вздохнула и удрученно покачала головой. — Если мы закончили рассуждать, то пошли.

Стальные двери приветливо разошлись перед отрядом, открывая перед ними путь для пони, выбравших работу и тяжелый труд.



***

Лайт очень надеялась, что другой путь верен. Ведь не могли же пони прошлого построить Стойло, в которое даже нельзя войти? По крайней мере живыми.

Дверь приветливо открылась перед единорожками и пегасом, явив им короткий коридор и большое помещение за ним.

— Это Атриум, по сути, центральная площадь Стойла. — Волшебница издала ностальгический вздох. — В моменты отдыха здесь собираются все пони, чтобы пообщаться между собой или выслушать сообщение Смотрительницы.

Лайт слегка пригнула голову ниже, стараясь рассмотреть помещение получше. Она словно играла в игру «найди десять отличий между этим и родным Стойлом». Когда из динамиков над входом донесся торжественный голос, единорожка подпрыгнула от неожиданности.

— Добро пожаловать! Поздравляю вас, новые достойные жители нашего прекрасного Стойла. Путь к лучшему будущему лежит через множество трудов и забот, но лишь так мы сможем возродить былое величие Эквестрии, при этом не позволив покуситься на него никаким захватчикам. После получения ПипБаков пройдите в кабинет Смотрительницы за дополнительными инструкциями. Сейчас вы можете осмотреться, а так же познакомиться со своими коллегами и другими достойными пони. После получения персональных заданий приступайте к работе во имя блага пониобщества!

Голос затих, и пустой коридор вновь погрузился в тишину, нарушаемую лишь дыханием и цоканьем копыт исследователей.

Уайт, как и положено Стальному Рейнджеру, просто проигнорировала эти бредни свихнувшейся кобылы, Грей лишь усмехнулся, а вот Лайт грустно вздохнула.

— Стойло, где все работают во имя будущего пони! Мне даже в голову не приходило, что убежища могут использовать не просто для спасения жизни, но для чего-то гораздо большего! — Единорожка радостно подняла ушки,


убрать рекламу







но ее энтузиазм быстро пропал. — Только вот здесь никого нет... Они отказались идти в него.

— Как по мне, так они все правильно сделали. — Уайт внезапно сердито фыркнула и топнула бронированным копытом. — Почти все эти Стойла – настоящие дома сумасшедших. Готова поспорить, что жители города еще легко отделались, когда отказались сюда топать.

— О чем ты говоришь?! — возмутилась Лайт. — Стойла делали идеально, а все эти эксперименты можно было прервать в любой момент, стоит только Смотрительнице пожелать! Пони были вне опасности.

— Тогда почему ты не находишься в своем безопасном и уютном произведении верха гениальной мысли Стойл-Тек? — иронично поинтересовалась рыцарь.

— Там было совсем другое… — Волшебница опустила голову и прижала уши.

— Давайте потом решим, чем являются ваши Стойла. — До этого благоразумно молчавший Грей все же вклинился между единорожками. — На данный момент важнее определить, пустое ли оно.

— Наверняка, иначе бы нас уже давно встретили местные жители. — Лайт хлюпнула носом, сморгнула собравшиеся слезы и решительно поцокала вперед.

Троица довольно быстро преодолела пустой коридор и вышла к Атриуму. Огромная комната (практически маленькая площадь), в которой можно было свободно летать. В центре возвышалась статуя единорога на задних копытах с гаечным ключом в зубах. В передних копытах он держал большую колбу, одеждой ему служил медицинский халат. а на лбу красовалось отоларингологическое зеркало. В огромном помещении не было ни единого пони, отчего всем стало как-то не по себе.

Уайт ради интереса звучно топнула бронированным копытом по металлическому полу и прислушалась к разносящемуся по пустым коридорам эху. Обменявшись взглядами со своими спутниками, она вышла вперед, поглядывая по сторонам и не забывая следить за показаниями Л.У.М.а, встроенного в интерфейс шлема.

— Полная пустота. Сюда будто вообще никто не заходил.

— Тогда бы оно было полностью обесточено – Стойло активируется с момента, как Смотрительница заходит на свой пост. — Лайт покачала головой. — Давайте осмотримся получше. Мы просто обязаны кого-то найти!

— И куда же мы пойдем их искать? — Грей с сомнением посмотрел на множество коридоров и дверей, расходящихся во все стороны. — Тут прямо настоящий лабиринт. Мой внутренний радар сообщает только о пройденных помещениях.

— Здесь все как у меня дома. Словно я вернулась назад, только глубокой ночью, когда все спят. — Лайт радостно улыбнулась. — Все коридоры расположены в таком же порядке. Нам следует заглянуть в жилое крыло. Если здесь кто-то и есть, то он наверняка там. Вдруг сейчас ночь? Стойло живет по своему внутреннему расписанию. У них вполне могли сбиться часы.

Возражений не последовало. Три пони направились в один из множества проходов Атриума. Лайт хотела было выйти вперед, но Уайт тут же оттеснила единорожку в середину маленькой процессии.

Рыцарь прямо заявила, что пусть волшебница и знает устройство Стойл, с ее слабой экипировкой и полным отсутствием брони лучше не высовываться. Разведчик активно поддержал Стального Рейнджера, при этом ехидно добавив, что пока она не прикроет свой голый беззащитный круп, он готов следовать за ней, старательно прикрывая тылы.

Вот такой процессией с отчаянно краснеющей единорожкой пони и добрались до жилого крыла. Стоило им переступить невидимую черту, как безмолвие прервал все тот же позитивный голос.

— Жители Стойла! Добро пожаловать в прекрасный новый дом, где вы сможете...

— Такой промывки мозгов у нас не было! — фыркнула Лайт.

— ...отдохнуть и обдумать изученное за свои плодотворные трудовые дни. Для этого каждая комната оборудована необходимым минимумом удобств. Ничто не отвлечет вас от собственной великой цели... — все так же продолжала диктор.

Все трое дружно переглянулись, пожали плечами и просто продолжили свой путь вглубь отсека, игнорируя запись. Все равно она не несла в себе никакой полезной информации.

При осмотре первой комнаты пони обнаружили аккуратно сложенную кровать со стопкой чистого белья под слоем пластика. Лайт смотрела на нее с искренним вожделением – она явно была не против забраться в такую и поспать часов десять. Грей испытывал схожие ощущения.

— Здесь мило, но пусто. — Разведчик вышел в коридор. — Никаких следов активности. Давайте разделимся и полностью осмотрим зону.

Кобылки согласились с жеребцом и разошлись в разные стороны, не забывая проверять свои радары, в том числе и на предмет расстояния друг от друга.

Поиски по жилым помещениям обещали быть очень долгими и просто неимоверно скучными. Раз за разом пони встречали идеально прибранную кровать с бельем, ждущим хозяина, да комбинезон Стойла в полупустом шкафу. Синяя роба на мгновение заинтересовала Лайт, но в конечном итоге она отвергла возможность переодеться – единорожке совершенно не хотелось носить одежду другого Стойла.

А вот от соблазна воспользоваться душевой кабинкой в одной из комнат она не удержалась, на что потратила весьма немалое количество времени, за которое Стальной Рейнджер и бывший разведчик Анклава успели осмотреть большую часть помещений. Зато Лайт предстала перед своими спутниками с чистой белой шерсткой, а не засыхающим мозговым веществом гулей.

Осматриваемые Греем помещения также выглядели нежилыми. Небольшие постели надежно оберегал пластик. Дурацкий комбинезон с желтыми цифрами на спине и плече. Отсутствие каких-либо личных вещей. Из любопытства заглянув на верхнюю полку шкафа, разведчик с удивлением обнаружил несколько бутылочных крышек.

«Интересно, какой идиот их здесь оставил».

В следующем отсеке крышки нашлись в таком же шкафу, но на другой полке. В третьем они встретились прямо на постели. Дойдя до десятого и собрав внушительную горстку, жеребец едва удержался от удара копытом по лбу. Он никак не мог понять, зачем кому-то понадобилось разбрасывать здесь подобный хлам, бросающийся в глаза на фоне всеобщего запустения.

Жеребец недоуменно фыркнул и аккуратно содрал с постели пластиковую пленку, соорудив из одеяла импровизированный мешок. Взмахом крыла ссыпав в него свои «трофеи», разведчик обратился к интерфейсу костюма. Радар указывал на одинаковую отдаленность от обеих кобылок, а значит, он вполне мог заняться собой. Войдя в крохотную душевую кабину, Грей без особого труда активировал поливочную систему. В одном рычаге не запутается даже последний идиот.

Из стен и потолка ударили мощные струи воды, смывая с брони жеребца всю грязь, пыль и мерзость, собранные им за последние дни. Стекающая вода постоянно меняла свой цвет, становясь то черной, то красной, то вообще коричневой. Молчание ПипБака на шее красноречиво указывало на отсутствие радиации в жидкости. В последний раз Грей пил чистую воду еще на облаках, поэтому он не удержался от соблазна. Дождавшись, пока с тела не стечет вся жижа, пегас снял шлем и подставил лицо под струи воды. Холодная, чистая, в избытке. Мечты сбываются.

Очистив броню и как следует напившись, жеребец с сожалением вернул шлем на место. По шерсти под костюмом текли небольшие ручейки, производящие ободряющий эффект.

«Еще рано расслабляться».

Звякая влажными копытами по металлическому полу, разведчик быстро прошелся до конца жилого крыла, прочесав все отсеки и не забывая сгребать в мешок очередную порцию крышек. Происходящее ощущение идиотизма постепенно перешло в охотничий азарт. Вернувшись к месту сбора, пегас отметил, что чистая единорожка привлекает его гораздо больше, чем вывалявшаяся в грязи и ошметках гулей.

— Везде одна и та же картина – пустые комнаты ждут своих жителей. — Уайт проигнорировала изменившийся вид волшебницы. — В этом Стойле никто никогда не жил.

— Ни одного заселенного отсека, — подтвердил пегас. — Может, где-то здесь есть арсенал? Тебе бы не помешала броня.

Лайт заметно поежилась, вздыбливая шерстку – пустое, чистое и аккуратное Стойло заставляло вспоминать истории из книг сказок про дома с привидениями, даже несмотря на абсолютную неспособность светлых стерильных коридоров навевать такие иллюзии. Бывшей жительнице такого же места было просто не по себе.

— Та пони из воспоминаний должна была отправиться прямо сюда, — возразила Лайт, опустив голову. — И она уж точно знала, как войти внутрь и куда следует нажимать. Ну а по поводу арсенала… Хм... Я бы не хотела надевать форму Стойла, тем более чужого.

— Вспомни об этом в очередном бою, — иронично хмыкнул Грей. — Тем более, у вас разве нет брони без обозначений?

— Стойл-Тек любили размещать свои логотипы на всю продукцию. — Лайт сжала губы и приложила согнутое копытце к подбородку. — Можно порыться, но я не уверена. Честно говоря, организацией охраны занималась другая пони. В Стойле обычно не происходит ничего нового и уж тем более опасного, а значит, и защищаться особо не нужно. Мы не проводили никаких тренировок или чего-то подобного.

Грей недоуменно покачал головой, попытавшись представить себе эту утомительно однообразную жизнь в Стойлах. Вечное заточение в металлических стенах, когда каждый день видишь одни и те же помещения, одних и тех же пони, делаешь одну и ту же работу.

— И как вы тут не свихнулись, — недоуменно проговорил пегас. — Ладно, Дискорд с тобой. В этом Стойле определенно нет жителей, и оно функционирует. Какой делаем вывод?

— А они в большинстве своем и сходят с ума. — Стальной Рейнджер насмешливо посмотрела на волшебницу, давно сняв свой шлем. — Вменяемость Лайт больше исключение из правил, чем норма.

Золотогривая единорожка возмущенно вспыхнула, но быстро успокоилась, отчасти благодаря направленному в ее сторону вопросительному взгляду жеребца.

— Я все еще не уверена до конца, но пока у нас и вправду нет никаких следов жителей. — Лайт грустно вздохнула и прянула ушками. — Мы ведь не собираемся разбирать это место по винтику, поэтому нам нужно идти в ключевое место – кабинет Смотрительницы. По сути, именно там сосредоточено управление всем Стойлом. Еще мне было бы интересно заглянуть в исследовательский отсек, после того как разберемся с центральным терминалом. Это место может таить в себе много интересного!

— Тогда чего мы ждем? — Уайт согласно наклонила голову и вернула шлем на место. В голос Стального Рейнджера вернулись угрожающие нотки. — Не стоит стоять на месте, вдруг здешняя система не приветствует любителей долго посидеть в ванной.

С этими словами рыцарь направилась обратно в коридор. Следом потрусила волшебница, смущенно наморщившая носик и пытавшаяся скрыть неловкость. В особенности от двинувшегося замыкающим пегаса, эмоции которого надежно скрывал угрожающий шлем.

Путь до Атриума прошел спокойно, равно как и путешествие по коридору, ведущему в кабинет Смотрительницы Стойла. Пони шли все более уверенно, не опасаясь внезапного удара. Датчики фиксировали массовое отключение всех систем защиты.

Когда они вышли к Атриуму, Лайт вновь вышла вперед и повела своих бронированных товарищей прямо к аккуратному проходу в дальней стене. Автоматическая дверь приветливо ушла в стену, а из динамиков донесся знакомый голос неизвестной пони. На этот раз он был полон торжественности.

— Вы направляетесь в кабинет Смотрительницы. Он расположен дальше по коридору, следуйте указателям. Помните – Смотрительница более достойная пони, чем вы. Она может не разбираться в вопросах узкой специализации, зато обладает необходимыми лидерскими качествами. Непослушание грозит смертью. Не ставьте под угрозу будущее Эквестрии. — Постепенно наращивающий тональность голос резко успокоился. — За своими первыми инструкциями пройдите в кабинет Смотрительницы. Не отходите от красной линии.

Воцарилась тишина. Лайт лишилась дара речи, застыв с распахнутым ртом. Грей пренебрежительно мотнул головой и решительным шагом направился вперед, обойдя застывшую на месте волшебницу.

— Ну сейчас посмотрим на эту Смотрительницу, которая попытается дать мне задание под угрозой расстрела! — сердито выкрикнул разведчик. Кобылки поспешно двинулись следом за рассерженным жеребцом.

Тишину загадочного Стойла нарушал лишь цокот копыт пони, идущих вдоль красной линии. Иногда они заглядывали в соседние помещения: служебные склады, хранилища лабораторных реактивов, туалеты, столовую. В одном чулане обнаружился десяток сторожевых роботов, не подающих признаки жизни. Обошедшая одну из вырубленных махин Уайт пренебрежительно фыркнула и продемонстрировала спутникам отсек с отсутствующими батареями.

Служебные помещения равномерно освещались длинными лампами, изливающими на путников холодный белый свет. Датчики костюмов и ПипБаков фиксировали лишь отключенные турели и деактивированных стражей. Очень много турелей и очень много стражей. Невооруженный глаз подмечал идеальную чистоту, в которой содержалось это место. Один раз рядом с пони пронесся жужжащий робот-уборщик. Л.У.М. не идентифицировал пылесос на колесах как враждебную цель, поэтому они просто пропустили его мимо и проследовали дальше.

— Вообще интересно. Турели простреливают почти все коридоры, в служебных помещениях находится небольшая армия, причем довольно далеко от входа. — Грей немного успокоился и ударился в рассуждения. — У меня создается стойкое впечатление, что их ставили не против захватчиков. Стойл-Тек предрекали бунт после их чудесной вечеринки?

— Это Стойло совершенно неправильное! — Лайт покачала с выражением абсолютного недоумения на мордочке. — Просто-напросто не понимаю, зачем все это нужно. Нам говорили о маленьких и неопасных социальных экспериментах, призванных внести стабильность в общество, а не об этом ужасе с расстрелами! Они должны были помочь спасти Эквестрию! Такого просто не может быть!

— Это ты еще не видела по-настоящему «маленькие» эксперименты с пони внутри Стойл, — мрачно буркнула Уайт. — Известен случай, когда какая-то сумасшедшая кобыла в роли Смотрительницы заставила выживших завидовать погибшим на поверхности. Она заблокировала все двери, врубила внутреннюю связь и запускала в помещения газ. Пони умирали долгой мучительной смертью. Крики несчастных слышали остальные, дожидающиеся своей очереди. — От такого заявления волшебница замерла на месте, неверяще уставившись на Стального Рейнджера. Уайт тем временем спокойно продолжала говорить. — Сейчас мы должны радоваться, ведь все защитные системы, призванные рано или поздно истребить живущих здесь пони, просто не активировались при нашем приближении. Но все же не обольщайтесь и будьте начеку.

Уайт затихла, вновь обратив все свое внимание к происходящему вокруг. Встроенный в боевое седло пулемет был готов в любую секунду обрушить на врагов огненный шквал.

Постепенно указатели вывели троицу к новой двери. Она приветливо распахнулась при их приближении, демонстрируя пустой кабинет с видом на Атриум. Лайт заметно приободрилась и сразу же пробежала внутрь. Ей потребовалось ровно две секунды, чтобы осмотреть убранство: огромный стол, занимающий внушительную часть кабинета, черное кресло (бывшая Смотрительница по опыту знала, что благодаря откидывающейся спинке в нем можно уютно свернуться в клубочек и подремать несколько часов, приказав охране никого не пускать), несколько погасших экранов на стене. Самым главным, несомненно, был отдельный терминал, призывно мерцающий зеленым светом. Оказавшись перед экраном, пони наткнулись на новую преграду.

— Почти все как в родном Стойле. — Ушки кобылки на мгновение опустились. — Но у меня было больше домашнего уюта, еще трон стоял, а тут никто ничего не делал для обустройства. — Она подошла к терминалу и заглянула в экран. — Только оставил здесь очередной дискордов пароль!

— Трон?! — Удивленные восклицания разведчика и Стального Рейнджера слились воедино, едва не оглушив бедную поняшу.

Волшебница тут же смутилась от столь бурной реакции своих спутников.

— Ну да... Мне было положено... — Лайт тихонько застонала, спешно переводя тему. — Опять пароль стоит!

— И как его обойти? — поинтересовался пегас. Ответом ему послужило недоуменное выражение мордочки Лайт да передергивание плечами Уайт.

— Жаль, Розы сейчас нет, обычно этим занимается она. — Грей с сожалением вздохнул и подошел к терминалу. — Перестрой хвост, мне нужен шнур.

— Выполняю.

Жало на хвосте пегаса откинулось назад, открывая небольшой штекер, висевший на гибком радужном проводе. Стоило подсоединить его к терминальному гнезду, как по экрану интерфейса забегали строчки команд.

— А ты неплохо экипирован, — со странным выражением произнесла Уайт.

— Я ведь разведчик, мы считаемся элитой. — Грей неопределенно хмыкнул и повел крылом. — Ничего себе! Да тут пароль высшей сложности!

— Ну еще бы. Мне пришлось запомнить последовательность из букв, цифр и еще всяких значков. Больше двадцати символов! — Волшебница слабо улыбнулась и вновь подняла ушки. — Наверняка тут все точно так же, ведь этот пароль – ключ ко всему Стойлу!

Прошло полчаса, взлом явно затягивался. Причем по виду пегаса и его действиям было очевидно все нарастающее раздражение. Такое сильное, что единорожка предпочла пока не спрашивать о том, кто такая Роза.

За это время начавшая скучать Лайт успела полюбоваться Атриумом сквозь большое окно, забраться в кресло и даже немного задремать, вспоминая былые времена. На какую-то секунду волшебнице правда показалось, будто она вернулась домой. Но стоило только открыть глаза и посмотреть на невозмутимое изваяние Стального Рейнджера, как все воспоминания о прошлых днях испарились, а ей пришлось выпрямиться.

Прежде чем встать с кресла, Лайт решила заглянуть в один из выдвижных ящиков. Правый, в серединке. Ведь когда-то очень давно он был ее особенным ящичком! Слегка осветив столешницу с помощью мерцающего рога, Лайт наполовину выдвинула его, а затем заставила слегка опуститься, вновь повела на себя, заставила ручку подняться выше, выровняла, чуть задвинула и резко дернула на себя. Часть стола осталась висеть в магическом захвате, обнажив скрытый тайник. Радостно хихикнув, единорожка заглянула внутрь и извлекла на свет свою находку.

— Кажется, Стойл-Тек делали однотипными даже свои столы! — победно воскликнула единорожка. — Смотрите, что я нашла! Конверт с инструкциями для Смотрительницы!

— Нам это ничего не даст. — Уайт «ожила» и подошла поближе. — Наверняка их пожелания Смотрительницам были такими же, как и у тебя.

— Нет! То есть да, но не только. — Лайт активно замотала головой. — Там должен быть написан код к терминалу.

— Если ты найдешь в этих писульках пароль, то я тебя расцелую, — мрачно пообещал пегас. От попыток взломать систему у него жутко болела голова. Все же Грей был разведчиком-хвостопашником, а не хакером.

Уткнувшаяся в бумаги кобылка быстро кивнула и уже через минуту радостно воскликнула:

— Нашла! Грей! Вводи! Заклестикл... Значок в виде двух ноликов сверху и снизу и палочки между ними, вверх, дальше... Падем, три, два, сеточка, значок – вернуться... Луауст... И потом повторить все введенное еще раз.

— Найти бы идиота, поставившего такой пароль, да голову оторвать, — проворчал пегас, вводя необходимые символы. — Я бы до такого даже за сто лет не додумался. Код принят. Просто чудесно.

— Управление турелями, активация дроидов, состояние Стойла, освещение. — На интерфейсе шлема возникло терминальное меню. Грей стал перечислять длинный список возможных команд. — Хм, сады и внешние системы защиты находятся в режиме консервации. Ого! Да здесь целая армия всевозможных машин! Смотрите!

Выполняя команду пегаса, часть стены внезапно ушла в потолок, открыв единорожкам двух боевых роботов. От прошлых встреченных исследователями моделей их отличал куда более массивный корпус, а также спаренные тяжелые пулеметы в боевых седлах.

— Девятнадцатая модель. Здесь Смотрительницу охраняли гораздо лучше продовольственных складов. А вот арсенала вообще нет, вся боевая функция лежит на машинах. Хотя здесь много пустых комнат, возможно, они просто не обозначены, — Грей задумчиво бормотал себе под нос, все более погружаясь в изучение документации. — Хм, странно. Какой идиот сказал, будто это маленькое Стойло? Здесь спокойно поместится несколько сотен пони, да еще и место останется. Вот Дискорд! — Наткнувшись на новую информацию, Грей подозрительно затих.

Увидевшая выкатившихся в помещение дроидов Лайт уже успела юркнуть под стол, нервно уставившись на огромные махины.

— Пожалуйста, не надо так больше, эти штуки все же нервируют меня! — Выглядывая из-под безопасного места, Лайт задумчиво приложила копытце к подбородку. — Это странно, у нас был самый минимум роботов. Грей, что ты нашел?

Разведчик ехидно фыркнул и приказал стене вернуться на место. Минута молчания – и в сторону ушла уже другая потайная дверь, на этот раз скрытая в полу. Взглядам пони открылась небольшая лестница, уходящая куда-то вниз. Отсоединившись от терминала, Грей приглашающе махнул копытом.

— Это лучше увидеть, иначе не поверите.

Лайт вылезла из-под стола со смущенной улыбкой. Увидев новый тайник, единорожка нахмурилась.

— Какое-то очень странное Стойло, — недовольно фыркнула волшебница. — Кругом потайные ходы и куча боевых махин.

Лайт подошла к таинственному проходу, но ее обогнала Уайт, чье отношение к происходящему было сокрыто за непроницаемым шлемом. Стальной Рейнджер вновь решила идти первой.

Очередной длинный коридор и холодный белый свет. Узкие металлические стены. Очередная дверь, послушно ушедшая в стену. Перешагнув белую линию на полу, пони оказались в небольшом зале.

Капсулы полностью из металла, расположенные по три вдоль каждой из стен, кроме той, через которую пони вошли сюда. Все они выглядели одинаково, напоминая огромные стальные гробы обтекаемой формы. Укрепленные железными пластинами капсулы располагали узким окошком на уровне головы среднестатистической пони, если она зачем-то встанет вертикально. К ним подходило множество проводов и шлангов. Перед каждой располагался свой терминал.

Почти все вместилища оказались пустыми. Зеленоватым светом мерцал лишь один терминал – самый дальний. Подойдя к нему, пони с удивлением обнаружили в капсуле молоденькую единорожку с сине-белой гривой. Сквозь запотевшее стекло с трудом проглядывалась знакомая мордочка.

Лайт прикрыла рот передним левым копытцем, подавляя шумный вздох. Глаза волшебницы расширились, а сама она подалась назад.

— Грей... Это же… — неверяще зашептала единорожка. — Это же она! Та пони из сферы памяти!

В голове волшебницы промелькнули слова – «Меня зовут Лилия Сандерс»...

Глава 9 — Роза

 Сделать закладку на этом месте книги

Первые преграды загадочного Стойла Сто Семьдесят Четыре остались позади, и у пони появилась возможность перевести дыхание и как следует осмотреться. Не станет ли это решение ошибкой? 


— Итак, — произнесла Уайт после минутного молчания. — Судя по всему, это камера анабиоза, причем не пустая. Кто в ней, Лайт?

— Это Лилия Сандерс. Именно ее воспоминания привели нас сюда. — Бывшая Смотрительница все еще не могла поверить своим глазам. — Прошло больше сотни лет, как она могла уцелеть?

— Великолепно, все же у этого Стойла есть житель. Вот только состояние у него немного недееспособное, — пробормотал пегас, подключив штекер хвоста к терминалу на капсуле. — Вот Дискорд, еще один шифр! Такой же сложности, вот только универсальный пароль не подходит. — Жеребец хлопнул себя копытом по шлему. Простояв так несколько минут, он повернулся к кобылкам.

— Голова болит все сильнее, да и наше исследование явно затянулось. Предлагаю немного отдохнуть. Возражения не принимаются. — Грей не дал кобылкам даже раскрыть рот.

Отключившись от терминала, разведчик быстро повернулся крупом к действующей Смотрительнице и вышел из помещения. В последнее время ему казалось, будто на его ноги нацепили свинцовые грузы, голова соображала с превеликим трудом, а показания датчиков расплывались перед глазами. Задержавшись ненадолго у терминала Смотрительницы, Грей быстро отдал команду через интерфейс костюма. Где-то далеко, за пределами слышимости пони, огромная бронедверь Стойла Сто Семьдесят Четыре медленно встала на место и перекрыла выход, обеспечив им относительную безопасность. Удовлетворенно кивнув самому себе, Грей направился к жилому отсеку, к одной из тех уютных чистых постелей. Но дойти ему было не суждено.



***

Лайт проводила пегаса задумчивым взглядом, мысленно с ним согласившись. Сон казался здравой идеей, но ей хотелось сделать еще одну вещь.

— Да, после такого нам и вправду не помешает небольшой отдых. — Единорожка неловко поскребла копытцем пол. — Но я хочу еще немного осмотреться. Просто интересно, чем это Стойло отличается от моего бывшего.

Естественно, к моменту завершения монолога Грей уже благополучно покинул помещение. Уайт молча кивнула волшебнице и последовала за ним.

— Ну и ладно, зато я смогу все посмотреть в спокойной обстановке, — немного обиженно проговорила Лайт, возвращаясь к терминалу.

В разблокированном состоянии он оказался в полном распоряжении непоседливой волшебницы.

— Сколько воспоминаний...

Кобылка перетащила к себе кресло Смотрительницы и забралась в него, уютненько устраиваясь на мягком сидении, точно так же как делала это в своей прошлой жизни. Ей предстояла долгая работа с базами данных.

Лайт принялась переключать вкладки, смотреть отчеты автоматики, раз за разом отмечая сходства и чувствуя некий дискомфорт, когда на глаза попадались особенно явные отличия. Так, при общей схожести устройства и даже размеров, это Стойло все же было несколько более компактным в плане обитаемых и доступных пони помещений. Зато под автоматические линии и ангары роботов было отведено едва ли не вдвое большее пространство, не говоря уже о складах продовольствия. На глаза попалось уведомление о списании и замене стражей в «комнате праздника дураков».

Лайт поежилась, быстро переключившись дальше и пролистывая пустые сводки технической информации о состоянии анабиозной капсулы. Они были не столь стабильны – при быстром пролистывании глаз зацепился за краткие уведомления о выключении, отсутствии работы и новом включении капсулы. При детальном просмотре обнаружились изменения, возникающие в эти моменты в сводках общей информации.

— То есть Лилия периодически покидает свое лежбище и управляет Стойлом. Забавно… — Единорожка положила голову на передние копытца. — Нужно будет потом сказать об этом Грею и Уайт. Кстати, как они там?

Чуть подумав, волшебница перешла на систему слежения. Пони Стойла знали о камерах в общественных местах, коридорах и рабочих помещениях. Но они даже не догадывались, что за ними следят практически везде, даже в ванных. Скрытые объективы окутали Стойло одной большой сетью, практически не оставляя безопасных уголков. При должном старании Смотрительница могла следить за каким-то пони все двадцать четыре часа в сутки, но на всех ее внимания, само собой, не хватало никогда. В этом плане Стойло Сто Семьдесят Четыре ничем не отличалось от бывшего дома Лайт. И сейчас кобылка решила этим воспользоваться.

После краткой команды на экране терминала всплыл огромный список названий камер в виде «сектор плюс порядковый номер по помещению или сетке».

Конечно, Лайт не знала, в какие именно комнаты пошли ее странные спутники, но их можно было найти обыкновенным перебором. Устроившись поудобнее и обвив копытца хвостом, любопытная пони принялась за свое темное дело.

Уайт нашлась первой. Перед этим единорожке пришлось посмотреть на пустые комнаты примерно полудюжины жилых отсеков.

Лайт улыбнулась и запомнила номер помещения, уже было собравшись переключать дальше. Внезапно до волшебницы дошло, за каким именно занятием она застала Стального Рейнджера... Целая куча фрагментов брони в углу отсека оказалась весьма красноречива – Уайт раздевалась!

Лайт не смогла удержаться от того, чтобы посмотреть на эту «железную» пони без своей скорлупы.

Рог любопытной пони погас, оставив переключатель в покое, а сама она привстала на кресле, нетерпеливо перебирая копытцами и всматриваясь в экран, в центре которого постепенно разоблачалась белая кобылка. Рыцарь предстала перед волшебницей в своем настоящем виде, не скрытом прочной броней.

Она оказалась изящной красивой единорожкой, чем-то похожей на саму Лайт. В основном сходство заключалось в форме мордочки, рога и глаз, а также комплекции и длины шерсти, но грива с хвостом отличались своей абсолютной белизной. На их фоне алые глаза и кьютимарка в виде прицела смотрелись довольно жутковато. Эти красные пятна будто напоминали, что волшебница подглядывает не за своей сестрой, а за совсем другой пони.

— Странно, но в ее мрачной броне все это совершенно не бросается в глаза. — Лайт хихикнула и взмахнула копытцем. — А теперь я вижу ее шкурку. Честно говоря, она довольно милая.

Правда, помятая. Хвост и грива находились в беспорядке и несли четкие следы долгого времени пребывания в костюме Стального Рейнджера.

— Наверняка она хочет привести себя в порядок после столь долгого времени во всей этой тяжести!

Лайт улыбнулась и жадно смотрела на кобылку, которая с явным удовольствием разминалась, выгибалась и махала хвостом. Внезапно Уайт посмотрела на настенное зеркало, за которым и находилась скрытая камера. По движению губ было похоже, будто единорожка что-то напевает.

А затем кобылка-альбинос оправдала ожидания волшебницы и направилась к двери ванной.

Рыцарь скрылась из виду камеры в комнате, и Лайт быстренько переключилась на установленную в ванной. Картинка выглядела немного хуже прежней, ведь подглядывающее устройство следовало спрятать в довольно таки пустом помещении, где любой посторонний предмет тут же б


убрать рекламу







росался в глаза. Но Лайт хватило и этого.

Уайт посмотрела в большое зеркало и попыталась привести в порядок слежавшуюся под шлемом гриву. Естественно, у неё ничего не вышло, отчего волшебница ехидно фыркнула и прикоснулась к собственным волосам.

— Поэтому я и не ношу ничего серьезнее диадемы! — важно произнесла непоседливая единорожка, поворачиваясь в кресле.

Когда кобылка вновь сфокусировалась на экране, Уайт уже оставила свои попытки привести гриву в порядок обычными средствами и включила воду. Лайт даже испытала некую зависть, ведь ей самой пришлось мыться второпях. Единорожке следовало переключиться на другую камеру, чтобы поискать Грея, но волшебница не торопилась.

Она внимательно смотрела на то, как белоснежная единорожка медленно забирается под воду. Кобылка на экране явно вздохнула и зажмурилась, подставляя мордочку ласковым струям. Затем Уайт медленно легла на живот, позволив воде разбиваться о шкурку и массировать усталые мышцы. Точно так же мылась и сама волшебница, но рыцарь не стала долго лежать на одном месте, наслаждаясь чистой водой.

Уайт плавно перевернулась на спинку, развернувшись точно к зеркалу и подставив воде мягкое брюшко. Взгляд Лайт непроизвольно скользнул вниз по телу беленькой...

— Она там розовая... — Волшебница стремительно покраснела. — Такая красивая...

Через мгновение широко распахнутые глаза Лайт выхватили новое движение – передняя ножка моющейся пони уже опускалась к основанию живота, пробираясь меж двух изящных задних ног...

Встрепенувшись и сдавленно выдохнув, единорожка поспешно переключилась на пустую комнату с погашенным светом. На потемневшем экране терминала Лайт видела свою смущенную мордочку с ярко горящими щеками.

— Какая я... Плохая пони... — Волшебница сделала глубокий вдох, пытаясь унять сердцебиение. — Очень плохая. Но… это было интересно.

Кобылке потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться и вернуться к своему делу. Теперь она уже немного ерзала на кресле, с каким-то предвкушением вглядываясь в экран. Единорожка хотела поискать пегаса, но как-то сама собой нажалась кнопка возврата. На экране вновь появилась белая единорожка, выгибающаяся под струями воды. Лайт издала приглушенный вздох и невольно провела копытом меж своих задних ног.



***

Цокот металлических копыт о металлический же пол эхом разносился по пустующему Стойлу. Интерфейс костюма проецировал на экран переливающуюся стрелку, меняющую свое направление вслед за шагами пегаса. То и дело раздавался тихий равнодушный голос.

— Тридцать метров прямо, после чего поверните налево.

Функция голосового навигатора была скорее излишеством, чем настоящей необходимостью, зато Грей мог спокойно дойти до места назначения, не заплутав в многочисленных коридорах. А еще, что было очень важно, она позволяла идти с закрытыми глазами.

Весьма кстати пришлась карта Стойла, скачанная со «взломанного» терминала Смотрительницы. За прошедшие часы поисков, исследований и сражений на пегаса навалилась настоящая усталость. Хотелось просто завалиться на одну из нераспечатанных кроватей и забыться мертвым сном. Но до вожделенного отдыха следовало сделать последнее (как он очень надеялся) дело. Цель разведчика находилась едва ли не на расстоянии вытянутого копыта.

— Десять шагов прямо. Поворот направо. Пятнадцать шагов прямо. Поворот налево. Тридцать пять шагов прямо.

«Интересно, а каким образом тяжелораненый пони должен добраться до медпункта, если его запрятали в таком крупе?»

— Семь шагов прямо. Цель достигнута.

С неохотой открыв глаза, Грей уставился на изящную розовую бабочку, украшавшую огромную металлическую дверь. Стукнув копытом по боковой панели, жеребец проследил взглядом за отъезжающей створкой, после чего вошел вовнутрь. Ярко вспыхнули потолочные лампы, заливая все вокруг мертвенно-белым светом, не оставлявшим даже мельчайших теней. Бросив взгляд на роботов, застывших около операционных столов, разведчик невольно вздрогнул. Десятки механических конечностей с крюками, пилами и разнообразными манипуляторами внушали настоящий ужас.

«Судя по внешнему виду, они отлично подойдут для пыток пони, несогласных с правящим режимом».

Обойдя застывших дроидов по широкой дуге, Грей подошел к внушительному желтому шкафу. Необычный цвет делал его довольно милым. Распахнув металлические дверцы, пегас с удовлетворением кивнул, обозрев длинные ряды ампул, бинтов и пузырьков. Интерфейс тут же подсветил зеленым пробирки, подходящие для медблока его костюма. Сгрузив в сумки нужные лекарства, жеребец сладко зевнул и направился к выходу. Загрузкой костюма медикаментами и перестройкой хвоста он займется позже. После длительного, сладкого, ничем не прерываемого сна в удобной постели.

— Проложить маршрут до ближайшего спального отсека.

— Выполняю. Поворот направо. Двадцать четыре шага прямо. Поворот налево.

Вновь закрыв глаза, Грей послушно последовал за указаниями бесплотного голоса, тем самым совершив чудовищную ошибку. О ней ему сообщил звук активированных лазерных винтовок.

— Пожалуйста, замри. — До боли знакомый голос непоседливой алогривой пегаски.

Разведчик вздрогнул и застыл на месте. Она не могла быть здесь, под толщей земли, в принцессами забытом Стойле!

— Повернись, медленно. И сними шлем. — Кобылка заметно нервничала, но старалась держаться уверенно и твердо.

Грей безропотно выполнил приказ и развернулся на месте. Пони, стоявшая перед жеребцом, носила схожую броню и энергомагическое оружие. Вот только стандартная экипировка не обладала способностью поглощать плазменные заряды, а жало исполняло совсем другую функцию. Грей не понаслышке знал, что под декоративным клинком скрыты разнообразные разъемы для подключения к всевозможным терминалам и роботам. Стандартная экипировка хакера разведывательного крыла.

— Роза… — Грей поднял копыто, выказывая свое миролюбие.

— Сними шлем, — твердо повторила пегаса. — Я хочу быть уверена в своей безопасности.

«Для этого мне нужно лишить тебя связи с костюмом и винтовками», – мысленно закончил жеребец.

Грей так же безропотно подчинился новому приказу. Пегас нажал на неприметное место в броне и отсоединил шлем, вдохнув холодный воздух с легким запахом озона. В покрасневшие от лопнувших сосудов глаза ударил яркий свет. За спиной у пегаски стояли боевые роботы, выглядевшие опаснее прежних.

— Вот значит как. — Грей невесело улыбнулся. — Ты в своем репертуаре.

— Мне нужно было подстраховаться. — Смущение пегаски можно было разглядеть невооруженным взглядом. — Вдруг ты занервничаешь и выстрелишь прежде, чем мы сможем поговорить.

— Ладно, поздравляю, ты меня подловила. — Разведчик уселся крупом на пол и сладко зевнул. После разговора с Тистлом нервничать не было никакого смысла. — Что будешь делать дальше? Пристрелишь?

— Я хочу узнать, почему ты дезертировал. Бросил нас после всего случившегося. Бросил меня! — В голосе Розы слышались нотки плохо скрываемой обиды. — Это из-за нашей встречи?

— Не только. — Грей медленно покачал головой, не спуская взгляда с двух AJ-17, наставивших на него пулеметы.

«Если резко прыгнуть в сторону и успеть метнуть импульсную гранату, обездвижу всех троих».

— На самом деле я давно планировал побег, со времен, когда сам подчинялся чужим приказам. Вы все еще неопытные жеребята и не понимаете, где живете. А я уже успел насмотреться грязи на небесах и сравнить с Эквестрийской Пустошью. Можешь не верить, но здесь чище. — Пегас запнулся и немного покраснел. — А относительно нашего пикника…. После него я понял, что если не сбегу прямо сейчас, то останусь там навсегда. С тобой...

Минутная тишина, прерываемая лишь легким треском спарк-батарей одного из боевых роботов.

— Но почему ты ничего не сказал? — В голосе пегаски сквозила обида напополам с надеждой. — Я бы помогла.

— Не хотел подставлять. Не думал, что в погоню пошлют именно вас. — Грей тяжело вздохнул и неопределенно повел крыльями. — Я вообще не ждал преследования. Дашитом больше, дашитом меньше, кому какая разница.

— Если бы. — Роза невесело усмехнулась и опустила оружие. — Устроенный тобой переполох совпал с внезапной проверкой. Полетели головы. В срочном порядке мобилизовали все разведывательные крылья. Прочесывать руины предложил Саммер. Честно говоря, мы и не рассчитывали наткнуться на тебя, скорее, просто изображали деятельность. Кто же знал, что нам так не повезет...

Внезапно пегаска опустила голову и громко всхлипнула.

— Ты убил их! — Кобылка обвиняюще ткнула в него копытцем.

— Я защищался! — Возмущению Грея не было предела. Сначала Лайт незаслуженно обвиняет его в нападении роботов, после чего появляется Роза, и его опять обвиняют! — Мне нужно было смотреть, как Саммер убивает меня ради звания лейтенанта?!

— Да, но ведь… — Кобылка подняла цифровые очки и вытерла слезы согнутой ногой. — Мы через столько прошли вместе, и ты так внезапно исчез... — Пегаска всхлипнула громче прежнего и деактивировала винтовки. Разведчик заворожено следил за затухающими огоньками. Следом за пегаской оружие опустили и боевые роботы. — Грей, пожалуйста, не оставляй меня. Позволь пойти с тобой!

— Ты уверена? Ведь у тебя наверху осталась семья. — В груди пегаса разгоралась надежда, которая грозила перерасти в настоящее счастье.

— Они прекрасно проживут без меня, как и я без них. — Роза старалась казаться сильной, но бывший командир видел правду. Пегаска пережила несколько не самых приятных дней в ее жизни, прошла сквозь огонь и воду, чтобы только найти его. Бросила все, чтобы остаться вместе. Грей подошел к Розе и крепко обнял дрожащую кобылку.

— Сейчас я собираюсь поискать ближайшую кровать. Составишь мне компанию?



***

Яркий свет озарял огромную площадь, раскинувшуюся среди многочисленных строений летной академии Анклава. Глаза юной пегаски слезились от солнца, вызывая отчетливое желание включить в шлеме режим затемнения. К сожалению, это было непозволительно, а Роза не желала споткнуться, оказавшись на финишной прямой.

У начала облачной площади стояла не менее внушительная трибуна с выступом для оратора и небольшими сидячими облаками для двух десятков пегасов. Взгляд Розы неотрывно блуждал по расположившимся там пони. Ректор Академии и командиры отрядов, нуждающихся в новых бойцах.

«Спокойно-спокойно, я шла к этому несколько лет, осталось недолго».

Перед старым жеребцом (редкостным садистом), стоявшим за трибуной, выстроились ровные шеренги пегасов, облаченных в антрацитовую броню. Вскоре каждому участнику идеальной фигуры предстояло пополнить собой ряды разведчиков, пограничников и войск особого назначения. Они станут полноправными гражданами Анклава, его главной опорой. Но сейчас они все не более чем желторотые курсанты. Роза тихо фыркнула под нос.

«По крайней мере, они нас такими считают, но после всей этой муштры мы вполне можем сойти и за ветеранов!»

— Приветствую вас, выпускники! — Ректор постучал по микрофону, тем самым вызвав пронзительный звук, прокатившийся по площади. Курсанты дружно поморщились от боли в ушах.

Голос оратора разносился по всей академии, достигая самых дальних ее уголков. Строй пегасов ответил синхронным вскидыванием крыльев. Роза мысленно закатила глаза.

«Приветствует он нас, как же».

— Сегодня вы собрались здесь, чтобы получить назначения в свои первые отряды! Лучшие выпускники по своей специальности получают особую привилегию – они сами выбирают, куда им идти!

«Да будь твоя воля, ты бы разрешил это лишь своим круполизам и детям поганых дружков, а нормальных пони отправил бы на границу в роли крыловых».

— Кадеты, которых я сейчас вызову, должны подлететь к трибуне и сообщить имя командира и название отряда, в котором они намерены нести службу.

Строй курсантов ответил гробовым молчанием. Негласным уставом академии запрещалось перебивать ректора во время выступлений. Тем более за этим следовала вполне осязаемая кара. Такая, что у тех, кому не посчастливилось хотя бы просто перекинуться парой слов шепотом, месяцами болели крупы, а по остаточным ощущениям и еще больше. Собственный бок согласно заныл. Роза постаралась отвлечься от своих мыслей и сосредоточилась на именах – нельзя проворонить момент!

— Снайпер. Вингитвич.

Строй покинул субтильный жеребец, совсем недавно бывший подростком. Отличный стрелок, способный попасть в цель во время сильного ветра на расстоянии двухсот метров. Подлетев к трибуне, пегас выкрикнул неожиданно звонким голосом:

— Джет Бриз, отряд «Голубая Луна»!

По ровным рядам курсантов пробежала волна смеха. Не миновала она и самих командиров. Даже ректор позволил себе улыбку. О вольных нравах кобыл, царивших в этом пограничном отряде, знали все. Роза же совсем не была удивлена: несмотря на свои великолепные боевые качества, Вингитвич оставался подростком, у которого на уме лишь озабоченность чужими крупами.

«Надеюсь, они смогут успокоить этого малолетнего извращенца, а то уже помыться спокойно нельзя».

Подождав, пока стихнут последние смешки, оратор продолжил:

— Хвостопашный и крыльевой бой. Мунлансер.

Вторым лучшим выпускником оказался совершенно обыкновенный на вид пегас. По крайней мере, так казалось на первый взгляд. Потом любопытный пони начинал замечать два крыльевых клинка странной формы, необычное зазубренное хвостовое жало и некую плавность в движениях. Идеальная машина смерти. Окинув взглядом лидеров отрядов, он безошибочно указал копытом на своего будущего командира.

— Клаудскейт. — Ровный голос без какого-либо намека на волнение. — «Ночные тени».

На этот раз не прозвучало никаких смешков. За этим отрядом спецназа тянулся кровавый шлейф из обезглавленных мятежников и уничтоженных политиков.

«Единственный адекватный жеребец идет к самым жестоким убийцам Анклава. Ну и ладно, мое сердце он не разобьет».

— Специалист по взлому электронных систем. Розали Винтер. — Ректор совсем не обратил внимания на зловещую тишину. Единственным его желанием было поскорее закончить и уединиться с первокурсницей из последнего набора, которая ждала его в личном кабинете. Не то что бы он сомневался в прочности цепей, просто ему не терпелось попробовать новый узенький круп.

«Да это же я!»

Внезапно Роза осознала, что едва заметно дрожит от нетерпения. Пегаска глубоко вдохнула и смело покинула строй с безбашенной улыбкой на устах. Правда, она проделала это слишком быстро, поэтому кобылке пришлось компенсировать скорость, окинув взглядом своих бывших сокурсников. На их лицах виднелись как подбадривающие улыбки, так и вполне объяснимые, завистливо скривленные губы. Ничего, это все уже не важно.

Кобылка повернула голову к трибунам, сразу найдя взглядом статного серого пегаса. Да, теперь она уже не могла оторвать от него глаз.

— Грей Стиллнесс! — звонко выкрикнула кобылка. — Отряд «Крылья тишины».



***

Раскрасневшаяся и слегка растрепанная Лайт заходила уже на второй круг при просмотре жилых помещений Стойла. Пегас упорно отказывался появляться на экране, тем самым вызывая некоторое беспокойство.

— Странно, ведь Грей очень устал – это было заметно по его виду, — пробормотала единорожка. — Наверное, я просто проглядела. Проверю еще раз.

На этот раз волшебница сразу перескочила через отсек Уайт, не желая вводить себя в еще большее искушение. Да и она наверняка уже легла спать.

Но отстраненные мысли быстро завершились в тот момент, когда терминал переключился на коридор, показав волшебнице двух крылатых пони.

Лайт растерянно заморгала и на всякий случай протерла глаза согнутыми передними ножками, но наваждение не пропало. Сейчас они оба стояли там без шлемов и о чем-то разговаривали.

«Нет, у меня точно не двоится в глазах, просто у них схожая броня. Да и это ведь кобылка! Как она могла здесь оказаться?!»

От того, чтобы сразу броситься к тому коридору или направить туда боевых роботов (функция была расположена там же и так же, где и сигнал службе охраны в родном Стойле), волшебницу удержало лишь новое действие – жеребец неожиданно обнял разрыдавшуюся кобылку.

Единорожка возмущенно выдохнула и быстро включила микрофон.

— Грей! — Лайт никак не удавалось сдержать эмоции. — Не хочешь познакомить меня со своей новой подругой?!

Разведчик чуть не поперхнулся, услышав голос из динамиков. Лайт обнаружила ретрансляционную систему, и сейчас ее полный обиды голос разносился по всему Стойлу. Закатив глаза и не отпуская Розу, жеребец посмотрел в потолок. Никаких микрофонов он поблизости не увидел, поэтому просто ткнул копытом в сторону столовой.

— Хорошо, встретимся там, — отчеканила волшебница.

Нахальная морда на экране приводила кобылку в бешенство, и волшебница поспешила отключиться. Лайт отдала команду открыть двери и быстрой рысью покинула кабинет Смотрительницы, прижимая ушки. Она не понимала, откуда возникло столько раздражения.

— Пойдем знакомиться? — Тяжело вздохнув, Грей осторожно отпустил Розу и ласково улыбнулся.

— Конечно, почему бы и нет. — Пегаска хихикнула и вытерла слезы. — Я так понимаю, это кобылка без брони?

— Ну да, — согласился Грей. — Ты за нами следила?

— Издалека, — не стала отрицать Роза. — Режим Тени – полезная штука, если не подходить слишком близко.

Разведчик еще раз вздохнул и медленно одел шлем. Желанная постель отодвигалась все дальше и дальше. Следом за пегасами двинулись дроиды, сторожившие двери. К стуку копыт добавилось потрескивание спарк-батарей.

Лайт быстро добралась до столовой и сейчас расхаживала взад-вперед около окошка выдачи пищи. Механический раздатчик выжидающе пялился на нее красным окуляром, терпеливо ожидая заказа или подставленного подноса для выдачи пайка.

Единорожка здорово злилась, причем она не могла понять причины столь иррационального раздражения. К нервному ожиданию прибавились попытки разобраться в себе и докопаться до первопричины, что привело к далеко не лучшему сочетанию эмоций.

— Почему это со мной происходит?! — Кобылка бросила быстрый взгляд на входную дверь. — Да, я тоже устала, но, в конце концов, какое мне дело до еще одного страшного пегаса? Точнее… Пегаски. — Кобылка издала протяжный вздох и оперлась крупом о край стойки. — Может, мне и вправду нужно просто прийти в себя и расслабиться?

Какое-то время они просто шагали в тишине. В груди у Розы щемило странное чувство, не поддающееся описанию. Грею же просто хотелось спать. Глядя на его исцарапанную броню и подметив рану в крыле, пегаска покачала головой. В последнее время ее командиру выпало немало испытаний, из которых он умудрился выбраться живым, вдобавок отхватив хороший куш.

«Ничего не изменилось. А ведь мы можем вернуться, если сообщим координаты этого Стойла».

Внутренне кобылка уже вновь причисляла себя к отряду Грея, на чьей бы стороне он не воевал.

— Нет смысла спрашивать, как ты смогла миновать мои ловушки и обмануть детекторы. Все же звание лучшей выпускницы не дают просто так. Скажи лучше, зачем ты вернулась к предателю? — неожиданно напряженным тоном спросил разведчик. — Ведь ты могла спокойно вернуться назад вместе с Тистлом.

— Это невозможно, Грей. — тихо ответила Роза, уставившись в потолок. — С такими потерями и проваленным заданием нас в лучшем случае ждет позорное увольнение со службы. Даже представить страшно выражение лиц моих родных. Да меня запрут в далеком особняке до глубокой старости, навсегда стерев из истории! Если вообще не закопают на семейном кладбище.

Пегас нахмурился. В голосе поняши слышалась тщательно скрываемая грусть. Остановившись около нее, он осторожно обнял ее крылом и подержал в объятиях несколько секунд.

— Все хорошо. Ты больше не одна. — Слова казались разведчику слишком неестественными, но ничего другого в голову не приходило. — Мы прорвемся, как и всегда.

Простояв минуту, Роза молча кивнула и пошла впереди, негромко щелкнув хвостом. Приняв команду, дроиды застыли у входа в столовую. Сами двери были открыты, явив пегасам зрелище взбудораженной единорожки, не находившей себе места.

Лайт замерла прямо там, где стояла, внимательно рассматривая гостей. Вблизи различия в конструкции костюмов бросались гораздо сильнее.

«И где он ее только откопал? Оставила ведь всего на час!»

Выдав слабую сконфуженную улыбку, Лайт указала копытцем на ближайший столик, по бокам от которого были расположены стандартные мягкие места – некое подобие увесистых диванных подушек, на которые можно было присесть для трапезы.

— Проходите. — Волшебница скрипнула зубами.

Грей сильно удивился такой перемене в обычно позитивно настроенной Лайт. Разведчик кивнул волшебнице и устроился на ближайшей подушке, издав вздох облегчения. Большую часть суток пегас провел на ногах, что явилось не слишком приятным испытанием для летающего пони, привыкшего больше полагаться на свои крылья.

— Привет! — Пегаска дружелюбно улыбнулась, быстро подошла к Лайт и протянула копытце. — Меня зовут Роза!

Единорожка проводила Грея долгим неотрывным взглядом, поэтому столь резкая инициатива пегаски застала ее врасплох. Волшебница на автомате коснулась копытца незнакомки и, слегка клопнув по нему, качнула ножкой вверх-вниз.

— Здравствуй, Роза. — Тон единорожки стал значительно дружелюбнее. — А меня Лайт Санрайз, можно еще Ваше... То есть просто Лайт.

На мордочке волшебницы появилась смущенная улыбка. Пегаска ей определенно нравилась, по еще более непонятной причине, чем та, из-за которой Грей вызывал у нее раздражение. Но ей следовало узнать еще одну вещь.

— Как ты сюда попала? — При этом единорожка повернула мордочку к рассевшемуся жеребцу.

Грей в ответ легко улыбнулся и подмигнул волшебнице, посмотревшей на него. Сейчас он явно предпочитал отдать инициативу в копыта Розы.

— Ну... — Пегаска немного смутилась, но быстро вскинула голову и искренне улыбнулась. — В крыле разведки моей основной задачей было тихо красться мимо роботов или монстров и отключать охранные системы. А систему расположения ловушек Грея в свое время я изучила просто досконально, так что ничего особенно сложного в этом не было. А теперь хочу быть с вами. Если позволите.

— Поня-я-ятно... — задумчиво протянула Лайт. — Значит, вы были знакомы прежде.

— Хакер? Он нам совсем не помешает, учитывая, сколько мы провозились с терминалом Смотрительницы. — От голоса Уайт, зазвучавшего у дверей, обе кобылки дружно вскочили на копытца, лишь Грей спокойно помахал ей крылом. — Да, кстати, почему эти роботы не дают мне пройти?

И впрямь, AJ-17 преградили путь Стальному Рейнджеру, не предпринимая попыток атаковать, поэтому рыцарь терпеливо стояла и ждала объяснений.

— О, прости. — Пегаска картинно щелкнула хвостом, и роботы покинули позицию в проходе. — Привет! Меня зовут Роза!

Внимание волшебницы плавно перешло на Уайт, голос которой донесся от входа. Щеки единорожки стремительно наливались краской. Наверняка кобылка-альбинос ничего не знает об устроенном просмотре, но все же...

— Приятно познакомиться. — Уайт довольно официально кивнула и направилась к свободной подушке. Проходя мимо волшебницы, она невзначай заметила. — Знаешь, твое обращение к Грею разносилось на все Стойло. В первую секунду мне показалось, что поднялась тревога.

— Этих роботов я нашла в какой-то раскрашенной столовой. — Пегаска на секунду задумалась. — Вы там наверняка были, если судить по следам от пуль. Подключить и настроить эти железки заново оказалось делом двух секунд.

— Эм… Прости. — Лайт покраснела еще сильнее и опустила голову. Желание устраивать разборки исчезло окончательно. — Я немного ошиблась в выборе динамиков.

— Да ты настоящий спец, это очень хорошо. — Уайт устроилась на подушке рядом с Лайт и наклонилась к ушку волшебницы, тихонько прошептав: — Я всегда чувствую чужой взгляд. Мы еще поговорим об увиденном тобой через камеры.

Тихое обращение Уайт полностью вывело волшебницу из равновесия. Единорожка замерла с широко распахнутыми глазами и приоткрытым ртом. Наконец, волшебница отвела ушки назад и с трудом сглотнула, мысленно желая себе провалиться прямо на этом месте.

«Только не смотреть на Уайт, только не смотреть...»

Посмеявшись из-за реакции волшебницы, Стальной Рейнджер повернулась к Розе. Шлем скрывал красные глаза альбиноса, но от ее взгляда пегаске все равно стало не по себе.

— Относительно недавно я решила поверить одному пегасу. Удивительно, но это принесло свои плоды. — Она обвела бронированным копытом окружающее пространство. — Не вижу причин не доверять тебе. Добро пожаловать в нашу компашку.

— Спасибо! — Роза озадаченно переводила взгляд с покрасневшей Лайт на непонятную Уайт. — Вот только я здесь...

— Давайте лучше обсудим, что делать с обнаруженной капсулой. — Грей перебил пегаску, дабы она не ляпнула лишнего. — Я предлагаю...

Пони так и не услышали предложения разведчика. По всему Стойлу прокатился лязг смыкающихся створок, отрезавших друг от друга помещения и коридоры. Пони оказались в неожиданной изоляции. Повисшую тишину нарушил робкий голос покрасневшей волшебницы.

— Роза, это сейчас была ты? — с плохо скрываемой надеждой спросила Лайт.

Глава 10 — Откровения

 Сделать закладку на этом месте книги

Время, проведенное в Стойле Сто Семьдесят Четыре, не проходит даром. Постепенно стена недоверия между отрядом ломается, и пони начинают рассказывать о себе. 


— Нет, это уж точно не я, — только и смогла проговорить Роза, удивленная ничуть не меньше остальных. Она подошла к терминалу у двери и быстро подключилась к нему через хвостовой штекер, несколько минут изучая бегущие по экрану строки.

Лайт бросила быстрый взгляд на пегасов, после чего медленно опустила мордочку с застывшей на ней растерянностью.

— Я тоже ничего такого не делала. Правда, кабинет оставался открытым... — Волшебница принялась расхаживать кругами. — Неужели кто-то пробрался в Стойло так же, как и Роза?!

— Надеюсь, вы не собираетесь просто сидеть здесь и ничего не делать? — спокойно поинтересовалась Уайт.

— Я смотрю, Грей так и не научился ставить блокировку. Кто-то перехватил все управление Стойлом из кабинета Смотрительницы. — Роза на мгновение прервала процесс копания в терминале и иронично посмотрела на своего командира. — Всё находится под их полным контролем – роботы, турели, камеры, даже бронедверь! К счастью, та парочка дроидов осталась за мной. Кстати, именно сейчас на нас кто-то смотрит через камеры. Хорошо хоть в них нет микрофонов.

Тяжело вздохнув, пегас-разведчик отдал команду костюму. Тело на секунду пронзила вспышка боли, после чего он почувствовал себя значительное лучше. В кровь попал очередной бодрящий стимулятор. Вскочив на копыта и проверив винтовки, разведчик обратился к пегаске.

— После устроенной нам вечеринки я уже ничему не удивляюсь, — мрачно фыркнул жеребец. — Можешь вернуть управление Стойлом?

— Точно не отсюда. — Алогривая пегаска сожалеюще покачала головой. — Мне нужен один из основных терминалов. Они расположены в кабинетах Смотрительницы и начальника службы безопасности, а также в реакторном отсеке. В принципе, мне подойдет любой.

— Кабинет начальника службы безопасности находится совсем рядом, но автоматическая охрана там еще круче, чем у кабинета Смотрительницы. — Грей моментально вывел карту Стойла на интерфейс костюма. — Реактор не такой уж плохой вариант, правда, он находится на два уровня ниже нас.

— Значит, отправимся туда, как только я открою...

— К-х, к-х, к-х. — раздавшийся из динамиков искаженный голос оборвал всех пони, моментально уставившихся в потолок. От динамиков у камер слежения, установленных техниками Стойл-Тек, разносились громкие скрежещущие звуки. — К-х, к-х. Пожалуйста, оставайтесь на месте. Не пытайтесь выбраться. К-х. Иначе будет плохо. К-х, к-х.

— У него серьезные проблемы со здоровьем, слышно по голосу, — ни к кому конкретно не обращаясь, заявила Уайт.

— Не знаю, кто вы такие. — Невидимый оратор сделал над собой усилие и говорил более-менее ровно. — Честно говоря, мне плевать. Просто оставайтесь там и не пытайтесь сбежать. Боевых роботов хватит на всех, уж поверьте. Кх-кх-кх.

— Вот же наивный, — фыркнула Роза, возвращаясь к терминалу. — Сейчас поставлю ему на экран циклические изображения, открою дверь, и можем сваливать отсюда.

— Так чего же мы медлим?! — Лайт возбужденно затопала копытцем. — Если камеры нас не увидят, то мы сможем спокойно дойти до кабинета Смотрительницы!

— А как быть с установленными в коридоре? — поинтересовалась более здравомыслящая Уайт.

— Не волнуйся, они нас тоже не увидят, — успокоила рыцаря хакер. — В Лётной Академии нам привили привычку доводить взлом до конца.

Пока пегаска увлеченно клопала по кнопкам около экрана, высунув от старания язык, оставшиеся пони собрались за одним из столов, напряженно следя за входом. Услышав о боевых роботах, Грей тут же извлек импульсную гранату, а Уайт как-то нехорошо вздохнула, активируя боевое седло. Лайт же в это время готовилась в любую секунду создать свою коронную баррикаду из столов.

— Готово! — радостно воскликнула Роза, вскидывая вверх переднее копыто. — Камеры под моим контролем!

— Мне нужен ваш лидер. — Одновременно с пегаской заговорили динамики под потолком, заставив всех пони вздрогнуть от неожиданности. — Пусть придет в мой кабинет, один и без оружия. Кх-кх.

Створки боковой двери разошлись в сторону, открыв небольшую лестницу наверх. Судя по карте на интерфейсе костюма, это был технический тоннель S-32, одновременно являющийся кратчайшим путем к кабинету Смот


убрать рекламу







рительницы.

— Очень интересно, — задумчиво проговорила Лайт. — Наш таинственный голос считает себя Смотрительницей Стойла. Кто же к ней пойдет?

— Разумеется, это Грей. — Недолго думая, Уайт ткнула бронированным копытом в сторону пегаса. — Он единственный, кто может постоять за себя без винтовок. Постарайся заговорить ей зубы, пока мы идем по другому пути.

— Эм... — Ответ Стального Рейнджера явно привел жеребца в замешательство. — Ты всерьез думаешь...

— Удачи, командир! — Не отвлекаясь от терминала, Роза махнула крылом куда-то в сторону. По-видимому, это должно было означать пожелание удачного пути.

Грей тяжело вздохнул и решил не ввязываться в спор. Отсоединенные винтовки упали на металлический пол, а боевое жало частично втянулось в хвост, став на вид совершенно неопасным. Сложив крылья, разведчик молча порысил по узкой лестнице в сторону кабинета Смотрительницы.



***

Лилия с ногами забралась в кресло перед терминалом и свернулась в клубок. Смотрительница пустого, мертвого Стойла чувствовала себя самой несчастной пони на свете. Ее тело время от времени сотрясал озноб, в носу хлюпало, а в горле саднило. Незваные вооруженные до хвостов гости не прибавляли единорожке здоровья. Стоило только экстренно разбуженной Смотрительнице посмотреть отчет из старой комнаты-ловушки, как она тут же заблокировала все двери Стойла и согнала к своему кабинету десяток боевых роботов-охранников последней модели. Лучшим вариантом было послать свою маленькую армию на уничтожение нарушителей, вот только Лилия оставалась жительницей старого мира. Единорожка до сих пор верила в то, что пони не могут быть плохими.

Пару раз коснувшись копытами экрана терминала, пони перевела стражей в режим повышенной готовности и шумно закашлялась, с отвращением вытерев мордочку передним копытцем.

— Отлично выглядишь, Лилия. — Кобылка тяжело вздохнула и потянулась за ненужной бумажной заметкой, шумно прочистив нос. — Хоть сейчас на свидание зови.

Поднимаясь по узким ступеням, пегас размышлял о том, куда же его заведет нынешнее приключение. События непрерывной чередой следовали одно за другим, и он уже с большим трудом улавливал происходящее. Усталость чувствовалась даже сквозь бодрящее воздействие стимулятора. Положительной стороной было полное отсутствие страха, которое, безусловно, могло возникнуть у любого здравомыслящего пони, попавшего в подобную ситуацию.

За очередным поворотом разведчику встретились несколько улучшенных моделей сторожевых дроидов. Интерфейс костюма тут же окрестил их как «AJ-19». Судя по показаниям датчиков, они обладали повышенной огневой мощью и улучшенной броней. Грей даже засомневался в способности уничтожить подобную махину импульсной гранатой.

«По крайней мере, вторая его точно добьет», — оптимистично подумал разведчик, готовый в любую секунду выхватить синий цилиндрик из потайного отсека брони.

Постояв несколько мгновений под дулами пулеметов и не дождавшись особой реакции, пегас шагнул дальше и миновал дверь, из которой совсем недавно вышел. В принципе, с момента прошлого посещения тут практически ничего не изменилось – всё те же кресла и стол, боевые роботы. Новым элементом декора можно было назвать лишь синюю кобылку, то и дело хлюпающую носом.

«Пони из капсулы анабиоза».

— Эм, привет. — Немая сцена длилась несколько секунд, после чего пегас осторожно поздоровался, постаравшись не делать резких движений. Судя по виду, Смотрительница Стойла пребывала в худшем из своих настроений.

— Приветствую. Садись, пожалуйста. — Лилия завозилась в своем кресле и устало посмотрела на гостя. — Ты предводитель... кх-кх... весьма странной компании.

— Почему? — удивился Грей, устраиваясь в одном из кресел для посетителей и со вздохом облегчения вытягивая копыта. — Ты бы лучше подумала о нормальных вечеринках, а то торты и колпаки плохо сочетаются с пулеметами.

Лилия в свою очередь поджала передние ножки под себя. Слова Грея вогнали ее в краску.

— На счет того приема, все вопросы к Стойл... Пчх... Ки! Тек. Это они придумали устроить такую комнату для легкомысленных пони. — Единорожка жалобно шмыгнула носом. — К сожалению, я так и не нашла способа отключить их. Да и не особо искала, если честно. Им было сложно кому-то навредить по причине отсутствия посетителей. — Вздох кобылки прервал очередной приступ кашля. Смотрительнице явно было не очень просто говорить. — Вы первые гости за сотню лет.

Лилия сдавленно вздохнула и с тихим стоном опустила голову на столешницу.

— Я надеялась на благоразумие жителей Шайвиля, — едва слышно прошептала Смотрительница.

Жеребец посмотрел на расчихавшуюся кобылку с искренним сочувствием. Его самого не раз продувало на тренировках, особенно при прохождении штормовых облаков. Для Грея простуда была явлением близким, знакомым и едва ли не родным.

— Держи. — Выудив из медблока несколько ярких оранжевых капсул, пегас осторожно подкатил их прямо к лицу единорожки. — Они тебе помогут.

— Эм... Спасибо. — Пони недоверчиво посмотрела на предложенное лекарство, после чего осторожно пододвинула его к себе. Брать в рот непонятно что она не спешила. — Ладно, скажи лучше, кх-кх, зачем вы пришли сюда?

— Ты оставила шар памяти с приглашением, а нам как раз негде жить.

— Удивительно честный ответ. Кх-кх, но почему вы решили, будто в качестве дома вам подойдет, кх-кх, якобы заброшенное Стойло?

Кобылка таки не удержалась и вновь разразилась приступом жестокого кашля. Лежащие перед ней таблетки уже не казались таким уж подозрительным презентом на фоне раздиравшей грудь болезни. Грей лишь устало вздохнул. Ему приходилось отчитываться перед кобылкой, оказавшейся единственной жительницей огромного убежища. Самым дурацким был факт того, что ему пришлось бы делать то же самое, даже не окажись у нее всех этих роботов. Перед выходом из укрытия пегаса Лайт довольно четко обозначила свое отношение к законной власти, и Грею почему-то очень не хотелось ее расстраивать.

— Там ничего не говорилось о его заброшенности. Это вообще больше казалось глупой шуткой или ловушкой, но нам как раз нужно было срочно куда-нибудь свалить с прошлой стоянки. С тем же успехом мы могли обнаружить здесь радиоактивные руины. — Недоверие кобылки не на шутку задело жеребца. — Не бойся – это лекарство, а не яд. Мне вообще незачем тебя травить. Одна из нас уважает власть изначальных жителей Стойла, а ссориться с ней у меня нет никакого желания. Если скажешь, мы уйдем.

— Вот, вы нашли Стойло. С.. кх-кх... древним приданным в виде меня. — Лилия задумчиво уставилась на лекарство.

В конце концов, кобылка решилась и быстро потянулась к капсулам. Захватить губами, сглотнуть и вновь застонать, на этот раз уже от горького вкуса. В следующее мгновение пони почувствовала, как по телу стремительно разливается тепло. В носу на несколько секунд появилось жжение, которое исчезло вместе с болью в горле. Прочистив нос, Лилия с удивлением ощутила себя практически здоровой – её донимали лишь легкий озноб да слипшиеся от пота пряди гривы.

— На вид ты совсем не древняя. — Грей попытался сделать комплимент. Разведчик подождал, пока лекарство не подействует окончательно, после чего продолжил вкрадчиво говорить. — Решай сама, нужны ли мы тебе. За сотню лет Эквестрия изменилась, превратившись в Эквестрийскую Пустошь. Свет исчез… Вообще все исчезло. Остались лишь тьма, злоба и кровь. Поверь, мы далеко не худшие представители ныне живущих пони.

Лилия слабо улыбнулась на такой сомнительный комплимент, а затем крепко задумалась.

Единорожка понимала – пегас прав, мир изменился. Датчики указывали на продолжающееся загрязнение поверхности. Пегас и его компания выглядели вполне нормальными, всё же в той комнате-сюрпризе они защищались. Да и здесь вели себя вполне культурно – не разрисовывали стены и не оставляли за собой след из разрушений. Но одна мысль не давала кобылке покоя.

«Пони не могли стать слишком плохими! Наверняка зебры продолжили свою войну. Они всё еще не уничтожены до конца, поэтому мы просто вынуждены и дальше бороться за свое существование»

— У меня нет возможности проверить ваши слова. — Лилия расслабленно откинулась на спинку кресла. — Но я и вправду устала быть в одиночестве и просыпаться раз в десять лет в ожидании... сама уже не знаю, чего. — Единорожка неожиданно тепло улыбнулась. — Спасибо за лекарство! Мне уже намного лучше. Я согласна принять вас здесь, но с одним условием.

Повисла тишина, которую нарушало лишь слабое потрескивание спарк-батарей сторожевых дроидов. Смотрительница обдумывала свою просьбу и изредка шмыгала носом. Грей же заранее приготовился к чему-то трудновыполнимому, не слишком приятному и с какой-нибудь травмой в процессе исполнения. Поэтому он не сразу осознал услышанное.

— Вы отведете меня на поверхность, — твердо произнесла единорожка.

Услышав просьбу Лилии, Грей едва сдержал вздох облегчения. Если он сумел спасти одну безоружную кобылку, значит, справится и со второй.

— Зачем тебе туда? — Все же уточнение не было чем-то лишним.

— Я хочу увидеть, во что превратилась Эквестрия, какой бы она теперь не стала. — Единорожка подняла мордочку и посмотрела на потолок. Пегасу показалось, будто у нее на глазах выступили слезы. — Я больше не могу продолжать отсиживаться в Стойле, пропуская десятилетия истории своего королевства. Хватит прятаться, пора действовать.

— Это… Достойно уважения. — Пегас встал на ноги и протянул единорожке копыто. — Хорошо, я покажу тебе поверхность. Устрою короткую прогулку к Шайвилю. А ты позволишь нам остаться здесь жить.

— Договорились. — Кобылка серьезно кивнула и неожиданно сильно клопнула по вытянутому копыту. — Более того, я хочу сделать вас полноценными жителями. В конце концов, меня назначили Смотрительницей Стойла, и пора бы уже ему заработать на полную мощность.

Разведчик несколько секунд удивленно рассматривал кобылку, после чего картинно приложил копыто к шлему.

— Роза, прием.

— Да, командир? — Судя по голосу, пегаска сильно удивилась. То ли не ожидала демаскировки, то ли уже записала в список погибших.

— Возвращайтесь в столовую, нам ничего не угрожает. Мы поладили.

— Эм… Грей, ты уверен? — Розе явно хотелось повоевать. — Мы уже в…

— Это приказ, — коротко отрезал разведчик. — У нас нет необходимости развязывать еще одно сражение.

Лилия внимательно посмотрела на Грея, после чего быстро переключила внимание на терминал. Смотрительница вывела на экран показания с камеры наблюдения и некоторое время наблюдала за тем, как оставшиеся пони беспорядочно перемещаются по столовой.

— Так значит, это циклическая запись? Умно. — Смотрительница отключила терминал и насмешливо посмотрела на разведчика. — Разве я не должна сейчас злиться?

— Ты производишь впечатление разумной кобылки, которая должна радоваться мирному разрешению конфликта без лишних жертв. — Грей повернулся к собеседнице крупом и направился к дверям. — Идем – чем скорее я вас познакомлю, тем скорее смогу наконец-то поспать.

В ответ на такое заявление единорожка ехидно фыркнула и последовала вслед за пегасом. Обычно она не была такой доверчивой пони, но сейчас ей будто едва слышно нашептывал неизвестный голос, который с легкостью можно было спутать с внутренним. Он говорил, что у них всё будет хорошо.



***

По Стойлу Сто Семьдесят Четыре прокатился раскатистый грохот, проникающий даже сквозь закрытые двери многочисленных помещений. С неохотой разлепив глаза, Грей потянулся на своей кровати и сладко зевнул, лениво перевернувшись на спину. Сонно почмокав губами, пегас сделал двойной клоп передними копытами, активировав лампы дневного света отсека. Тьма отступила, обнажив немногочисленную мебель спального отсека.

«Опять Роза чудит. Уже третий день возится с этими роботами, даже поспать нормально нельзя».

Позволив себе еще один зевок, Грей откинул одеяло в сторону и с неохотой встал на копыта, отправившись в душ. Под тугими струями прохладной воды тело пегаса постепенно возвращалось к жизни. Значительно приободрившись, он подошел к столу и проглотил несколько пилюль, запив их горькой настойкой.

«И почему нельзя сделать процесс лечения немного более приятным? Неужели так сложно добавить какой-нибудь вкусовой химикат? Хотя, если вспомнить апельсиновый вкус Антирадина, то лучше уж так...»

Переждав разросшуюся в животе бурю, Грей тихо вздохнул, прихватил свою сумку и покинул спальный отсек. Разведчик не носил костюм вот уже третий день, наслаждаясь ощущением относительной свободы. Несмотря на то, что броня Анклава обеспечивала своему носителю максимально возможный комфорт, иногда было просто по-поняшьи приятно походить без надоевшего стального панциря.

Минусом подобного решения было отсутствие шлема с загруженными в него картами этого весьма странного и запутанного Стойла. Грей по-прежнему предпочитал носить собственный ПипБак на шее, категорически отказавшись от его установки на ногу, поэтому иногда дело доходило до неприятностей вроде целого дня бесцельных блужданий среди одинаковых коридоров и бесконечных лабораторий второго подземного уровня. Хорошо хоть, Лилия смогла объяснить по интеркому, куда именно нужно идти, пусть и с третьей попытки.

Жизнь в Стойле оказалась неожиданно скучной. Как следует выспавшись и отъевшись, все пони разбрелись кто куда, следуя своим интересам. Так Уайт вот уже вторые сутки не показывала носа из мастерских третьего уровня, превращая свою броню Стального Рейнджера в еще более грозное оружие смерти. Роза пришла в дикий восторг, обнаружив служебные ангары боевых роботов. Непоседливая пегаска тут же бросилась копаться в металлических головах, испытывая мастерство программистов Стойл-Тек. Лилия взяла на себя проверку функциональности Стойла. С целым отрядом роботов-ремонтников единорожка методично осматривала все технические помещения и устраняла критические неполадки, которых накопилось вполне достаточно за сотню лет простоя. В перерывах между авральным ремонтом Смотрительница занималась крылом пегаса. Новоиспеченная медсестра вправила сломанные кости и зафиксировала с помощью гипса, после чего выдала ему целую гору таблеток и три ужасно горьких зелья, велев тщательно придерживаться графика приема. По ее словам, которые подтвердили показания медицинских приборов, Грей совсем скоро вновь сможет вернуться к полетам.

Самого же Грея, впервые получившего в свои копыта столько свободного времени, одолевала скука. В основном маршрут прогулок пегаса пролегал между спальным отсеком и столовой, где он каждый раз набирал целый мешок разнообразной вкусной еды. Иногда пегас просто выходил побродить по пустым коридорам, с интересом исследуя обнаруженное ими Стойло.

Подобная размеренная жизнь вполне устраивала пегаса, вот только разведчику не давал покоя один странный факт – его преследовали. Причем это не походило на выслеживание добычи для Анклава или рейдерский забег. Все происходящее казалось нереальным сном, из которого он никак не мог выбраться. Стоило пегасу открыть любой ящик самого обычного стола или бросить взгляд на пустой стеллаж, как он неизменно находил крышки из-под бутылок Спаркл-Колы. Весь отряд мог десятки раз пройти мимо тумбочки или шкафа, ничего при этом не заметив, но стоило только ему оказаться рядом, как разведчика уже поджидал новый мусор.

Количество бутылочных крышек в личном ящике пегаса перевалило за несколько сотен, а странный приток и не думал заканчиваться. Грей до сих пор не понимал, что удерживает его от того, чтобы просто не сбросить весь бесполезный хлам в утилизатор. Это напоминало шепот на самой границе сознания, изредка сопровождаемый едва слышным ехидным смехом. В конце концов жеребец решил попытать счастья в библиотеке. Вдруг в каком-нибудь пыльном фолианте найдется описание его проблемы? Помнится, Лайт говорила, будто в книгах заключена великая мудрость.

«Хуже от этого точно не станет».

Захватив из столовой несколько бутербродов и банку ромашкового сока, Грей поцокал в сторону библиотеки Стойла – места воплощения гармонии и порядка. На длинных стеллажах стояло множество книг, на каждой из которых был наклеен уникальный идентификатор. Простейший запрос в терминале укажет на необходимый материал, остается лишь пройти в нужное место и выбрать себе чтиво по вкусу. Однако теперь в этом оплоте порядка постепенно начинал воцаряться хаос, старательно наводимый одной непоседливой златогривой единорожкой. На читательском столике громоздились несколько приключенческих книг и модных журналов. Еще большее количество лежало на полу, отложенное волшебницей «на потом».

Обычно Лайт распределяла свое время между чтением захватывающей литературы в библиотеке и отдыхом в саду под лампами солнечного света.

— Кто-то пришел? — В помещении послышался стук копыт, а следом последовал мягкий, глубокий и совершенно незнакомый голос.

Грей растеряно замер на пороге. Среди библиотечного беспорядка, который устроила одна не в меру рассеянная единорожка, струился практически забытый, несущий тепло и покой солнечный свет. Он лился из-за стеллажа, который очень неудачно закрывал чей-то чуждый силуэт. Пожалев об отсутствии костюма или хотя бы парочки гранат, пегас осторожно шагнул вперед, готовый в любой момент отпрыгнуть с линии огня.

— Грей, это ты? — В чуждом голосе появилось легкое беспокойство. — Я все никак не могу привыкнуть к отсутствию стука от твоих железок на копытах.

Незнакомка вышла к разведчику, повергнув того в состояние глупого шока. Перед пегасом стояла аликорн теплого белого цвета. Ее грива напоминала северное сияние, голову украшала диадема с множеством драгоценных камней, на груди и копытах сверкали массивные золотые украшения.

Принцесса Селестия во плоти встревоженно смотрела на своего гостя.

Сглотнув образовавшийся в горле ком, Грей медленно попятился назад. Несмотря на свою принадлежность к культу Принцесс, разведчик не спешил падать ниц перед ожившей богиней. Возможно, в голове разведчика просто не укладывалось, как перед ним могла стоять та, кого ни один пони не видел на протяжении сотни лет. Или же немалую роль сыграл тот факт, что пегас отдавал большее предпочтение Принцессе Луне.

«Никак не могу привыкнуть. Получается, она меня знает, да еще и видела раньше. Слишком уж смахивает на иллюзию».

— Кхм... Лайт? — Разведчик изо всех сил старался сохранить самообладание, но голос явно подводил, выдавая неуверенность жеребца.

Аликорн плавно двинулась с места. При ходьбе ее накопытники издавали громкий металлический звук.

Встав напротив растерянного пегаса, она наклонила голову и коснулась шеи жеребца, от чего на шерстке появилось ощущение тепла. Он будто вышел на солнечный свет.

— Сейчас я Принцесса Селестия, но ты можешь называть меня Тией. — Богиня тепло улыбнулась и непринужденно рассмеялась.

Грей замер, наслаждаясь непередаваемым ощущением, возникшим от прикосновения аликорна. Ему хотелось просто закрыть глаза и стоять так, не делая абсолютно ничего. Распахнув здоровое крыло, пегас осторожно обхватил им аликорна, заключив ее в робкие объятия.

— Как это возможно? — В голосе Грея смешались недоверие, удивление и нешуточная надежда.

Селестия нежно посмотрела на прижавшегося к ней пони.

— Когда зебры начали обстрел Кантерлота и пал наш щит, мы с сестрой покинули погибающий город. К счастью, я успела попасть в одно из Стойл незадолго до его закрытия. — Аликорн издала грустный вздох. — К сожалению, на нас слишком сильно сказалось зебринское оружие. Я практически не помню событий, предшествующих своему появлению среди моих маленьких пони в том Стойле. — В голосе Селестии чувствовались горечь и боль. — Мне так жаль. Я не могла вернуться назад в Эквестрию. Мои маленькие пони страдали без своей Принцессы, во всем этом ужасе, в который превратилось наше славное королевство.

Селестия отвернула мордочку в сторону, плотно зажмурившись в тщетной попытке скрыть выступившие на глазах слезы.

Сердце пегаса пропустило удар. В словах Солнечной Принцессы чувствовалась искренняя печаль. Грея одолевало желание уничтожить всех пони и зебр, заставивших аликорна плакать. Это походило на наваждение, где он не мог контролировать себя. Да и не очень-то и хотелось.

— Грей, она не та, за кого себя выдает! — Голос Розы, раздавшийся из-за спины, подействовал не хуже удара тяжелым мешком по голове. Резко обернувшись, разведчик увидел пегаску в броне Анклава. По очкам бегало множество цифр, передавая той зашифрованные данные, в которых даже Дискорд мог сломать ногу. Но внимание жеребца привлекли не они, а две лазерные винтовки, нацеленные на Селестию.

— Роза, о чем ты говоришь?! — Разведчика переполняли противоречивые эмоции.

— Датчики не лгут! Это не принцесса, а какая-то иллюзия высокого уровня! — Пегаска явно вознамерилась стрелять. — Уйди с прицела!

Грей всегда учил своих подчиненных доверять друг другу. Время, затраченное на раздумье, могло стоить чьей-то жизни, поэтому если кто-то отдал команду, то ее следовало выполнять, причем немедленно. Отпрыгнув в сторону и едва не сломав себе больное крыло, пегас освободил сектор обстрела, по пути смахнув с массивного стола несколько книг.

Селестия никак не пыталась помешать пегасу. Она просто застыла на месте, в растерянности смотря на Розу. Нацеленные на нее лазерные винтовки напрочь отбивали желание совершать какие-либо действия.

— Я не иллюзия! — жалобно проговорила аликорн.

— Ну да, конечно! — Голос Розы полнился ехидством. — А я на самом деле земнопони! Сними диадему, иначе мне придется проверить на тебе свою меткость!

Из глаз крылатой пони текли слезы. Псевдоаликорн сильно слепила пегаску, смотревшую на мир сквозь специальные очки. Тем временем Грей отошел немного в сторону и незаметно взял хвостом одну из книг.

— Ты не понимаешь… — Селестия медленно попятилась назад.

— А ну стоять! — На кончиках винтовок Розы начал разгораться угрожающий огонек. Послышался звук накапливания заряда. — Чего я, по-твоему, не понимаю?

— Принцесса Селестия – это я! — Аликорн подняла переднюю ногу и важно приложила ее к основанию шеи.

Пегас на этих словах лишь фыркнул. Наваждение спало, и пробудившийся разум нашел множество несоответствий в действиях псевдопринцессы. Знакомое поведение и сказанные слова не оставляли сомнений. Ни слова не говоря, разведчик повернулся боком и метнул импровизированный снаряд прямо в диадему принцессы.

Аликорн успела только повернуть голову к летящей книге. Увесистый предмет попал точно в цель. Диадема слетела с головы лже-Селестии, с мелодичным звоном покатившись по полу.

В этот же момент по телу аликорна прошла быстрая рябь. Она пошатнулась и со сдавленным вздохом упала на согнутые ноги, за одно мгновение преобразившись в обыкновенную единорожку. Лайт бессильно уронила голову, уткнувшись носиком в пол, в то время как из рога выскакивали последние искры.

Грей несколько секунд наблюдал за результатом своих действий, после чего тихо вздохнул.

— Роза, пожалуйста, опусти оружие. — Разведчик старался говорить ничего не выражающим тоном.

— Ты уверен? — Крылатая пони явно сомневалась в правильности подобного шага.

— Да, вполне. Она не представляет опасности.

Подойдя к рухнувшей кобылке, Грей нежно погладил ее по гриве и помог встать на копытца, аккуратно поддерживая сбоку. Да, конечно, он сердился на волшебницу за столь подлый обман, но злобу вытесняло сочувствие, поскольку вид у Лайт был довольно таки жалкий.

— Пойдем. — Пегас прижался к волшебнице боком и осторожно укрыл здоровым крылом.



***

Через несколько минут единорожка оказалась в столовой, которую они использовали еще и в качестве места для собраний. Лайт уселась на подушку перед столом и уткнулась носом в передние ножки, изредка всхлипывая.

Роза устроилась рядом, рассматривая Лайт все тем же недоверчивым взглядом. Пегаска с нетерпением ждала от единорожки нового подвоха, который окончательно развяжет ей копыта. По крайней мере винтовки бывшей разведчицы Анклава находились в полной боевой готовности.

Грей о чем-то переговаривался с Лилией у раздатчика пищи. Жеребец собрал целую гору разнообразных бутербродов, запаянных в пластик, и сейчас активно о чем-то просил. Смотрительница явно сомневалась в словах пегаса, но все же кивнула и извлекла из-под стойки несколько бутылок. Лилия окутала всю еду голубой аурой и отнесла ее к двум кобылкам, поставив поднос перед плачущей пони.

— По словам Грея, нам это не повредит. — Смотрительница дружелюбно улыбнулась волшебнице.

Сам же разведчик устроился около Розы. Махнув крылом вошедшей в столовую Уайт, пегас приглашающе указал на пустое место. Без брони Стальной Рейнджер выглядела не такой уж и грозной, даже несмотря на покрывающие белую шерстку пятна сажи. Заняв свободное место, она сладко зевнула и захватила ближайший бутерброд.

— Итак, по какому поводу собрание? — поинтересовалась Уайт.

Волшебница подняла голову и посмотрела на стоявшую рядом бутылку хорошо выдержанного сидра. Прежде чем вновь уткнуться мордочкой в стол, единорожка прошлась взглядом по своим спутникам. Уайт смотрела прямо на неё и ждала ответа, спокойный внешне Грей косился на поднос с едой, во взгляде Лилии читалось сочувствие. Роза же просто сидела с настороженно-мрачным видом.

— Оно из-за меня. — Приглушенный голос волшебницы был едва слышен из-за передних копыт.

За свою службу Грей успел познакомиться с несколькими нервными срывами, поэтому он просто покачал головой и пододвинул волшебнице тарелку и кружку сидра, ловко наполненную Лилией. Судя по ловкости обращения с напитком, в своей прошлой жизни Смотрительница не раз участвовала в веселых посиделках.

— Выпей и поешь, тебе станет легче. — Пегас тяжело вздохнул. — А потом расскажешь нам, к чему был тот спектакль.

Лайт приподняла мордочку ровно настолько, чтобы показались ее глаза. Единорожка подтянула к себе тарелку и после краткого колебания отпила из металлической кружки.

— Фу, ну и противный же вкус. — Единорожка поморщилась и посмотрела на своих товарищей более уверенным взглядом. — Это был не спектакль.

В ответ на такое заявление пегасы переглянулись и дружно фыркнули, да и у Лилии вид оказался весьма скептическим. Одна Уайт недоуменно подняла брови, не понимая сути происходящего.

— Тогда почему твой облик пропал вместе с диадемой? — поинтересовалась Роза, сделав маленький глоток. Столетний напиток немного улучшил настроение пшеничной пони, и она смотрела на Лайт уже более дружелюбно.

Тяжело вздохнув, волшебница выпрямилась на своем месте и плавно пролевитировала диадему на стол перед собой.

— Потому что в этом заключалась моя жизнь. В своем Стойле я находилась в чужом облике с момента передачи мне должности Смотрительницы. — Единорожка оторвала взгляд от диадемы и посмотрела на Розу. — Для своего Стойла я была Принцессой Селестией, которая спаслась от ударов мегазаклинаний. Единорожка Лайт погибла в результате несчастного случая. Такое случается… временами. И всегда можно засунуть своих бывших обидчиков чистить отхожие места. — На мордочке волшебница появилась неловкая улыбка. — Я поддерживала сложившийся тысячелетний порядок. За все эти годы образ Принцессы Селестии стал для меня практически неотличимым для реальности. Тем более мне очень нравится быть… ею.

Единорожка опустила глаза и принялась разглядывать свои копытца, смущенно ковыряя стол.

— Все артефакты так или иначе влияют на своих владельцев. Временами я слишком увлекаюсь, забывая о том, кем являюсь на самом деле.

— Стойло, где вечно правит Принцесса Селестия. Очередной безумный эксперимент Стойл-Тек. — Уайт прервала образовавшуюся после признания единорожки тишину, одним махом опрокинув в себя целый стакан крепкого яблочного сидра. — Не самый плохой вариант, если подумать.

— Это уж точно лучше, чем предложенное нам, — довольно поспешно согласилась Лилия. — Я решила изучить документы, раз уж здесь появились вы. Последующие поколения пони должны были проходить жесткий селекционный отбор. Всех негодных следовало утилизировать. Вот для чего здесь столько дроидов – чтобы подавлять вспыхнувшие бунты.

Повисла пауза. Кто-то ел, кто-то смотрел на других пони и раздумывал над мрачными экспериментами Стойл-Тек. Тишину прервал Грей, сделавший изрядный глоток.

— И какова была власть под тысячелетними традициями? — с интересом поинтересовался пегас. — В чем ее основной принцип?

Лайт выглядела немного мрачной из-за замечания Уайт. Тем не менее, она довольно резво ответила на вопрос.

— На самом деле от меня требовалось не так уж много. Всё Стойло автоматизировано, достаточно просто присматривать за техникой и производить плановые замены. В мои личные обязанности Смотрительницы входило наблюдать за пони. — В этот момент волшебница бросила неловкий взгляд в сторону Уайт. — Я следила за настроениями своих маленьких пони, при нужде старалась поддержать их, устраивала маленькие чудеса. Иногда приходилось создавать искусственную проблему, благо в Стойле находилось достаточно вещей, которые позволяли мне проявить возможности, превосходящие доступные простому единорогу. Множество волшебных предметов и специальных артефактов. И поскольку я часто заранее знала причину возникновения проблемы, в которой требовалась моя помощь, то изобразить многовековую мудрость было делом двух секунд. И самое важное, основное правило – Принцесса Селестия должна оставаться неизменной Смотрительницей Стойла. Абсолютная стабильность.

Тяжело вздохнув, волшебница сделала хороший глоток. Холодная жидкость попала не в то горло, заставив единорожку судорожно закашляться. Похлопав ее по спине, пегас дал кобылке время прийти в себя, взглядом попросив всех не вмешиваться. Когда Лайт более-менее успокоилась, Грей осторожно продолжил расспросы.

— Стабильность, кон


убрать рекламу







ечно, звучит хорошо. Но ты сейчас здесь, а не со своими поданными. — Разведчик картинно осмотрелся вокруг. — Что произошло?

Лайт помолчала несколько секунд и после краткого колебания сама плеснула себе в кружку новую порцию сидра, который тут же и выпила, при этом плотно зажмурившись. На белых щеках запылал алый румянец.

— Существует множество вещей, которые могут нарушить стабильность Стойла. Например, простой износ систем жизнеобеспечения Стойла или истощения заряда специальных артефактов. Еще у меня были инструкции по действиям против властолюбивых подданных, которые в теории могли устроить заговор с целью свержения и смены государственного строя. — Лайт уткнулась носом в свои изящные ножки и возмущенно засопела. — Психологи Стойл-Тек предусмотрели множество вариантов всего, что могло пойти не так. К каждому из них прилагалась подробная инструкция с пошаговыми действиями. Должна признать, их писал действительно умный пони. Но вот одного они предусмотреть так и не смогли – глупость самой хранительницы этой стабильности.

Все слушали откровения Лайт, затаив дыхание. Волшебница рассказывала очень искренне и эмоционально. Груз, который единорожка так долго держала в себе, постепенно переставал давить на душу.

— Глупость? — тихо поинтересовалась Роза. Взгляд пегаски более не выражал враждебности, в нем осталось место лишь сочувствию.

— Да, все-таки я излишне возгордилась. Слишком положилась на силу иллюзий, которые уже более века успешно дурили головы моих пони. По сути, для первых сомнений им просто хватило упасть на меня. — Лайт издала еще один тяжелый вздох и покачала головой. — Несколько жеребят решили полазать по карнизу перед окнами моего кабинета. Один пегасик спрыгнул сверху и сбил с меня диадему. В следующий момент они обнимали уже не крупную аликорну, а маленькую единорожку, которую все считали погибшей. Я восстановила иллюзию всего через миг, но они успели запомнить. И потом рассказали своим родителям.

Лайт задумчиво уставилась куда-то в сторону, все более погружаясь в безрадостные воспоминания. Бывшая Смотрительница заново переживала свое изгнание.

— Системы Стойла позволяли изолировать нежелательных пони в тот же самый момент. Пара команд, и мне оставалось только принести соболезнования убитым горем родителям и чудесным образом все исправить, а заодно вылечить случайных пострадавших. — Лайт с ненавистью посмотрела на свою кружку и в несколько глотков осушила ее до дна. — У меня просто не хватило духа. На следующий день все Стойло бурлило, словно… Лучше не буду уточнять. Их добрую Принцессу Селестию подменяет грязная обманщица! Тут же всплыли воспоминания обо всех неприятностях, случившихся за последние годы. От действительно серьезных событий до банальных нелепых случайностей! Они пришли ко мне. И потребовали от меня показать свой истинный облик.

Лайт неожиданно опустила ушки и тихо всхлипнула.

— Естественно, я все отрицала. Мол, это же я – их любимая Принцесса Селестия. Но они не поверили. Они потребовали снять с себя все украшения, чтобы доказать это. Мне пришлось отказаться.

Голос кобылки затих на сдавленных нотках, членораздельная речь вновь сменилась всхлипываниями.

Воцарилась очередная пауза. Роза смотрела на волшебницу с искренним сочувствием, потягивая напиток через соломинку. Лилия ободряюще гладила волшебницу по гриве, стараясь успокоить расстроенную единорожку. Грей и Уайт обменялись непонимающими взглядами.

— Неужели они подняли копыто на Принцессу? — Подобное нарушение порядка поразило Уайт до глубины души. — Как они могли?! Это как если бы я осмелилась напасть на нашу Старейшину!

— Ну, у них вполне хватило духу и не хватило совести. — Волшебница выдавила слабую улыбку и благодарно кивнула синей единорожке. — Правда, нашлись и те, кто встал на мою сторону. К сожалению, небольшая группа верных пони не смогла остановить распаляющуюся толпу.

Постепенно успокоившись, Лайт подняла голову и, посмотрев на уже далеко не первую кружку с сидром перед своей мордочкой, отодвинула ее в сторону. Движение получилось излишне размашистым, из-за чего она едва не разлила алкоголь по столу.

— Мне удалось сбежать. Пони, которые встали на мою сторону, спасли мне жизнь, задержав алчущую крови толпу. Даже когда увидели, какая я на самом деле. Я успела сбежать по секретному тоннелю Смотрительницы. Довольно долго шла под землей, пока не вышла среди каких-то развалин. — Кобылка слегка откинулась назад и пожала плечами, робко улыбнувшись. — И все, что у меня осталось в память о доме – это магическая диадема с запечатанной в ней частичкой настоящей Принцессы Селестии. Вы же не будете сильно против, если иногда я буду давать волю привычке?

Посмотрев на ряд опустевших бутылок, изрядно раскрасневшаяся Лилия хмыкнула и направилась к стойке за добавкой. Роза молча уставилась на дно своей кружки, словно надеясь отыскать там ответ на все вопросы Эквестрийской Пустоши. Грей нежно гладил единорожку по гриве. В какой-то момент его нога дернулась к крупу, но тихое покашливание Уайт остановило жеребца. Недолгая игра в гляделки привела к замене копыта на крыло, которое укрыло волшебницу, словно мягкий бархатный плед.

— Не волнуйся, мы это переживем. — Грей весело улыбнулся, прижимая кобылку к себе. — В конце концов, у каждого пони есть странные привычки.

— Это уж точно, — радостно вставила Роза. — Вот наш командир не может спокойно уснуть, пока что-нибудь не обнимет.

Все пони дружно засмеялись, уставившись на заметно смутившегося пегаса.

— Это еще что! — парировал пегас. — Я хотя бы не использую для розыгрышей грозовые облака! Тистл после твоей шутки заикался целую неделю!

Расслабившаяся Лайт с явным удовольствием устроилась под крылом пегаса, подтянув к себе ближайший бутерброд

— Но если уж вы выудили мою историю, то будет честно, если я погрею ушки, пока вы рассказываете о себе!

Признав заявление волшебницы справедливым, все одновременно посмотрели на Грея. Стушевавшись под всеобщим вниманием, пегас неловко вздохнул, но все же начал рассказывать историю своего бегства.

— Променять мирную жизнь на облаках на существование в Пустоши может только полный идиот – так вам скажет любой пегас, живущий наверху. Солнце, хорошая еда и стабильный заработок на привычной работе – вот весь предел их мечтаний. Анклав хорошо маскирует свою темную сторону, все те ужасы, внутренние войны за власть, когда под копыта отрядов специального назначения попадают ни в чем не повинные гражданские пони. Никто не говорит о постоянных пограничных стычках с грифонами за какие-то горы, богатые железом. Все обходят стороной тему разделения, — прервавшись, Грей вновь тяжело вздохнул и отхлебнул успевшего нагреться сидра.

— Разделения? — поинтересовалась Уайт, жадно впитывающая каждое слово дезертира. За информацию, которую рассказывал разведчик, Стальные Рейнджеры были готовы отдать очень многое.

«Меня наконец-то повысят до крестоносца!»

— Ну да, разделение. Анклав далеко не един, ведь по сути это несколько мелких государств со столицами в крупных городах. Каждое скопление избирает своих представителей и отправляет их на общий совет, где каким-то загадочным образом им удается договариваться и управлять остальными. Существует три вида элитных войск: пограничники, спецназ и разведчики. — Последовав примеру Лайт, Грей отодвинул кружку в сторону и принялся за бутерброды, продолжив говорить с набитым ртом. — Пограничники принимают активное участие в сражениях с грифонами. Рапторы, облачные танки – практически вся боевая техника за исключением Тандерхедов находится в их копытах. Никому ведь не нужно жертвовать призывниками и выплачивать страховки семьям погибших, поэтому они мочат пернатых гибридов из очень больших пушек. Разведчики следят за поверхностью и собирают информацию. Это довольно тяжелая работа, учитывая приказ о сохранении секретности нашего пребывания любой ценой. Впрочем, я совсем не против, ведь это повышает шансы выжить. Если речь не идет о мутантах. — Жеребец вздрогнул, вспомнив первую встречу с адской гончей. — Спецназ – это что-то вроде внутренней гвардии. Официально они подчиняются Совету Анклава, но на самом деле каждое подразделение принадлежит влиятельному дому или могущественной корпорации. Они участвуют во внутренних разборках, берут заложников, устраняют конкурентов, совершают диверсии. Туда идут довольно опасные ребята, с которыми лучше не связываться.

— Это, конечно, очень интересно, но ты сбился с темы. — Лайт укоризненно посмотрела на Грея из-под крыла. — Почему ты сбежал?

— Коррупция, постоянная злоба и наихудшее из зол – предательство. Никогда не знаешь, кто ударит тебе в спину следующим. Приходится быть в постоянном напряжении и готовиться ко всему. — Наступила очередь разведчика грустно улыбаться. — Поэтому я стал работать с молодыми выпускниками, все же они реже предают. Слишком неопытные, чтобы решиться.

Роза, слушавшая Грея с не меньшим интересом, неуверенно кивнула. Находясь в своем радужном мире, где все просто и понятно, пегаска часто не замечала тех вещей, о которых говорил командир. И уж точно она не проводила бессонные ночи, раздумывая над происходящими вокруг событиями. На заводе произошел взрыв старого спарк-генератора? Несчастный случай, бывает. И его совсем не обязательно устроил диверсант-подрывник, работающий на могущественную партию левокрылых или же очередного влиятельного пони, устранившего конкурента ради больших прибылей.

— А на Пустоши легко, нет никакой политики. Есть только ты, враг и две секунды на его уничтожение. Если выжил – значит, смог выиграть еще один день. Ну а в противном случае сможешь наконец встретиться с Принцессами, погибнув в настоящем бою. Семье на меня плевать, друзей не было. — Разведчик запнулся, смущенно посмотрев на Розу. — Спланировав операцию, решил укрыться в Шайвиле. Этот город всегда находился на приличном расстоянии от основных маршрутов разведки, а местные обходили его стороной из-за ядовитой атмосферы, которая исчезла всего-то год назад. Но стоило мне туда прийти, как там внезапно объявилась огромная компания пони, и все почему-то хотели меня убить! — Грей распахнул крылья в шутливом возмущении, от чего все улыбнулись и зацокали копытами.

— Ты наивен, если считаешь, будто на Эквестрийской Пустоши нет политики. У меня от нее уже зубы ломит. — Отсмеявшись, инициативу перехватила Уайт. Голос единорожки неожиданно стал грустным и даже немного нежным. — На сегодняшний день существует множество сил, которые пребывают в довольно хрупком балансе.

— Судя по тому, что я уже видел, здесь просто не может возникнуть какой-то организованной силы, не похожей на банду рейдеров. — Грей ехидно фыркнул и схватил крылом новую бутылку. — Неужели здесь есть нормальные города?

— Мне придется тебя разочаровать, — улыбнулась Уайт. — Для начала можно вспомнить про Союз Стойл. Представляете, конструкторы раскидали их на расстоянии каких-то нескольких миль друг от друга. Они даже планируют прорыть друг к другу подземные тоннели. Из-за сейсмических толчков жителям пришлось открыть бронедвери практически одновременно. Наткнувшись друг на друга, обитатели Стойл сумели договориться и объединить усилия для защиты внешних границ. Благодаря подземным садам и водяным талисманам всегда найдется торговец или караван, готовый обменять оружие и заряды на свежую еду. Если опустить постоянную грызню за власть в Объединенном Совете и забыть об экспериментах, то это почти идеальное место. — Пони прервалась и отхлебнула из новой бутылки. Судя по слегка расфокусированному взгляду, она перешла на стадию опьянения, когда хотелось поделиться знаниями со всем миром. — Легенда гласит, будто десятки лет назад, когда я еще даже не родилась, одинокий дашит по имени Тандерлейн наткнулся на заброшенный оружейный завод. Он странствовал уже несколько лет и успел обрести хороших друзей и надежные связи. Вместе они запустили оборудование, активировали охранный контур и восстановили стену. Качественные боеприпасы оказались очень востребованным товаром на Эквестрийской Пустоши, и очень скоро караваны Торгового Дома Тандерлейн стали ходить во все уголки Западного Сектора, здорово потеснив основных конкурентов.

— Красивая история, — Грей неопределенно повел крылом. — Но ведь есть и другие?

— Конечно! Ик… — Уайт приложила переднее копыто к губам и замолкла на несколько секунд, после чего продолжила как ни в чем не бывало. — Я могу рассказать о Стойлах, которые похожи на то, в котором мы сейчас находимся. Они стоят в отдалении от городов и друг от друга, где-нибудь в лесах, крупных деревнях или горах. В большинстве своем им довольно трудно обеспечивать свою независимость, учитывая изоляцию и отсутствие нормальной защиты. И тут на сцену выходят единственные и неповторимые Стальные Рейнджеры. — Единорожка гордо вскинула копыто. — В обмен на защиту от рейдеров и «темных» Стойл они обеспечивают нас едой, рекрутами и уникальными технологиями. Не то чтобы им это нравилось, просто у большинства не остается другого выбора.

— Темные Стойла? Это как? — одновременно спросили Лилия и Лайт. Бывшей и действующей Смотрительнице явно хотелось сравнить себя с другими.

— Мастера, — буквально выплюнула кобылка. — По эксперименту жители того Стойла делились на избранных и серую массу, которая находилась под управлением так называемых дворян. За несколько поколений служащие превратились в самых настоящих рабов, смысл существования которых в исполнении всевозможных прихотей своих хозяев. При открытии дверей из-за волны землетрясений, они обнаружили, что находятся в районе, переполненном мелкими рейдерскими группировками. Каким-то образом им удалось подчинить себе большинство из них. Рейдеры с радостью набросились на сохранившие независимость банды и ближайшие поселения. Поток новых рабов перевел темные оргии на новый уровень. Ходили слухи о многих десятках кобылок, замученных в одну ночь.

Повисла звенящая тишина. Кобылки никак не могли поверить в возможность существования подобного кошмара, в то время как Грей пытался представить себе подобную оргию. Выходило не очень.

— Почему… — Лайт нерешительно посмотрела на рассказчицу. — Почему никто не прекратит… этого?

— Все не так просто, как тебе кажется. Вокруг Стойла Мастеров построено три небольших города, поэтому они обнесли их стенами и превратили в своеобразные крепости, которые надежно защищают центральное убежище. Когда-то мы атаковали один из этих городов, уже не помню, по какой причине. Поверь, там настоящий ад – из каждого окна палит хмырь с мусорной винтовкой или оружием Стойл. Один-два еще не страшно, но не когда их пятьдесят, и вас обходят с тыла. Мастера считаются одной из сильнейших темных группировок Западного Сектора, но стоит им отойти от своих стен, как недостаток хорошего оружия и дисциплины превращает их в легкую добычу. — Уайт кровожадно улыбнулась. — Вот и сидят в своей клоаке, не смея высунуть оттуда нос. Правда, я должна признать – у Мастеров очень грамотная торговая политика. Они дают отличную цену за рабов, оружие, еду и технику. Каждому торговому каравану гарантируется неприкосновенность, и, насколько мне известно, они ее соблюдают. — Сделав новую паузу, единорожка обвела собеседников слегка затуманившимся взглядом. — Еще есть Даймонд Шафт, так называемая столица Западного Сектора. До войны это было обычное поселение, построенное вокруг шахты драгоценных камней. Теперь же это отличное прибежище для рейдеров, наемников и прочего сброда. Город поделен на районы, каждый из которых контролирует своя группировка. Иногда они воюют между собой, иногда рейдеры заключают союз и наседают на грифонов, иногда кто-то пытается выбить адских гончих из шахты. К счастью, Принцессы обделили обитателей города мозгами. Основное население состоит из рейдеров, помимо них там расположено несколько баз грифоньких кланов и резиденция одного крупного наемного отряда. Западную часть города контролирует загадочная Секта Отверженных. Чем они там занимаются, никому неизвестно, поскольку каждого, кто заходит на их территорию, никто больше и не видит. Лишь слышны по ночам страшные крики, леденящие кровь. Кусок города принадлежит Стальным Рейнджерам – на восточной границе расположена наша Цитадель.

— Настоящая гремучая смесь, — фыркнул разведчик. — Есть еще кто-то, о ком нам бы следовало знать?

— Пожалуй, стоит добавить к этому балагану Левандерский Торговый Союз – основного конкурента Дома Тандерлейн. — Уайт нахмурилась и злобно ударила копытом по столу. — В первые годы после войны остатки нашей армии собрали с павших оружие и отступили к уцелевшей крепости на востоке, попутно ограбив все армейские склады. В результате под защитой турелей М.В.Т. оказалась кучка солдат без командования, зато с огромной горой оружия, боеприпасов и вековым запасом консервов, чем они весьма активно воспользовались. Обучив новое поколение, левандерцы без труда отбили у какой-то мелкой группировки грифонов ближайшее Стойло. Получив в свое распоряжение довольно маленькую ферму, они начали торговать собранным оружием со всеми подряд, в большинстве своем обеспечивая крупные банды рейдеров и Мастеров. Качество уступает дорогу количеству, да и цены у них куда ниже. Благодаря дружбе с крупными бандами, караваны Левандерского Торгового Союза практически никто не трогает. Это позволяет им зарабатывать тысячи крышек с каждого похода.

Пегас поперхнулся и сильно закашлялся, не в силах поверить услышанному. После дружеского похлопывания по спине он все же смог набрать в легкие воздуха и выпалить:

— Крышек?! — потрясенно воскликнул Грей.

— Ну да, крышек. — Уайт подняла бровь. — Ах да, ты ведь можешь и не знать. В Эквестрийской Пустоши деньгами служат довоенные бутылочные крышки. Даже не спрашивай, почему так произошло.

— Крышки? Это же какой-то бред! Почему?! — Все пони удивленно загомонили, лишь Грей хранил ошеломленное молчание. Расстановка сил Пустошей отошла на второй план перед картиной факта, что какая-то неведомая сила забросала его сотнями крышек.

«Интересно – это вообще много?»

— Никто не знает, — зевнула Уайт. — Можно гадать до бесконечности, но так и не прийти к правильному ответу.

— Расскажи еще что-нибудь. — Глаза Лайт горели любопытством. Волшебница уже давно забыла о тоске, поглощенная рассказами рыцаря.

— Да, нам было бы очень интересно услышать твою историю, — с готовностью согласилась Роза.

— Я родилась в семье Стальных Рейнджеров, двух настоящих рыцарей, которые были преданы своему долгу и чести. По крайней мере, мне так говорили. — Уайт невесело улыбнулась. — Я была еще совсем жеребенком, когда они не вернулись с задания. Разведчики обнаружили какую-то забытую богинями энергостанцию. В надежде раздобыть новые стержни для реактора туда направили отряд. Их встретил шквальный огонь энергетического оружия, причем никто не видел стрелявших. Командир отказывался признавать поражение и предпринимал все новые попытки захватить станцию. И лишь когда ему выжгло голову, выжившие смогли отступить. Позорное сражение за какую-то энергостанцию унесло жизни семерых рыцарей, включая моих родителей. — Уайт замолчала, погрузившись в невеселые воспоминания.

Молчал и Грей, прекрасно знавший, о каком сражении шла речь. Оно входило в курс лекций об опасностях, встреченных во время миссий разведки. На той энергостанции действительно находились исправные стержни. За ними отправили три разведывательных крыла под прикрытием «Ночных теней» – элитного отряда особого назначения. Тот редкий случай, когда разведка и спецназ действовали сообща.

Обнаружив странных земнопони в тяжелой броне, командующий операцией отдал приказ перейти в режим тени и окружить вероятного противника. Рассмотрев боевые седла Стальных Рейнджеров, спецназ и разведка приняли единодушное решение открыть огонь на поражение...

Тем временем Уайт встрепенулась и продолжила прерванную историю:

— Именно тогда я решила стать рыцарем, пойти по следам своих родителей и отомстить обидчикам. Практически все единороги, которые несут у нас службу, становятся писцами или архивариусами. Почетные должности, которые приносят много пользы. — Уайт тяжело вздохнула и окинула слушателей расфокусированным взглядом. — Меня долго не хотели брать. Никому не нужна единорожка, которая едва может поднять силовую броню. Пришлось много тренироваться: стрельба, физические упражнения, медитации для усиления телекинеза. Здорово помог один из наших оружейников, переделавших шлем под мой рог. Когда открылся мой талант к стрельбе, Старейшина сдалась и сделала меня послушницей. Ну а в столкновениях с рейдерами заслужить звание рыцаря оказалось делом несложным, благо оружие у них паршивое, а я никогда не промахиваюсь.

— Ты узнала, кто убил твоих родителей на той станции? — осторожно спросила Роза, которая прочитала тот же учебник, что и Грей.

— Не-е-ет, — медленно протянула Уайт. — Слишком много тех, кто предпочитает энергетическое оружие. Наемники, адские гончие, левандерцы, несколько банд, даже пегасы из-за завесы. Там мог оказаться кто угодно. Лучше оставим эту тему. Я уже и так достаточно рассказала. Теперь очередь Лилии раскрывать свою душу.

Смотрительница заметно смутилась под пристальным взглядом Стального Рейнджера. Синие щеки стремительно заливала алая краска.

— Мне нечего раскрывать, — растерянно произнесла единорожка. — Грей упоминал шар памяти, в нем все рассказано.

— Там лишь о последних событиях. — Уайт фыркнула и размашисто помотала головой. — Сейчас мне интересно, как ты стала Смотрительницей Стойла. Пойми меня правильно, но я редко видела пони, которая подходит на эту важную должность. Вот ты больше похожа на управленца, чем на одну из этих яйцеголовых, которые не вылезают из своих библиотек и архивов.

При словах рыцаря Лайт опустила глаза, а Лилия широко улыбнулась.

— Если это вам так интересно. — Вопрос был риторический, но все собравшиеся тут же закивали головами. — Хорошо, я поведаю вам свою «очень необычную историю»!

Лилия вышла из-за стола и устроилась на другой подушке, оперевшись спиной о столешницу позади. Кобылка вытянула вперед задние ножки, положив одну на другую.

— Я не могла поверить, что Смотрительницей Стойла назначили разгильдяйку вроде меня. — Лилия хихикнула в копыто. — До своего избрания мэром Шайвиля я работала фотографом. Да-да. Мне нравилось запечатлевать самые прекрасные моменты и необязательно даже настоящие. Я любила сама подстраивать все так, чтобы получить особенно хороший кадр. Вы просто не представляете, как классно сделать снимок восходящего солнца, попавшего в каплю росы!

Единорожка даже подалась вперед, сложив ножки напротив сердца.

— Я бы не отказалась просто увидеть солнце, без всякого огня и воды, — грустно вздохнула Уайт.

Лилия с сочувствием посмотрела на Стального Рейнджера.

— Мое детство и юность складывались так, что мне вообще должна была быть заказана дорога в приличное общество. В свое время я столько всего натворила, даже вспоминать стыдно. Кажется, мне довелось сделать все сомнительные глупости, которые только были доступны тогдашним юным пони! Хорошо хоть, наркотики не пробовала. Тогда еще зебры не успели наводнить ими Эквестрию.

— Мне непонятно, почему при подобных «достижениях» мэром выбрали именно тебя? — поинтересовалась Роза.

— К счастью, я успела перебеситься раньше, чем меня посадили в свежепостроенную тюрьму. — Лилия наморщила носик, на секунду погрузившись в неприятные воспоминания. — Фотография стала моим призванием, и я получила кьютимарку. Должна заметить, что тогда я уже была довольно взрослой пони. Ну а дальше я обрела достаточную известность. — Кобылка вскинула голову и гордо улыбнулась. — По моим снимкам даже организовывали галереи.

— Но это не объясняет, как ты стала Смотрительницей, — заметила Роза.

— Да, но это предыстория. Наберитесь терпения. — Единорожка тряхнула гривой и посмотрела на потолок, словно надеясь найти там правильные слова. — В итоге я прославилась в своем городе, и мне предложили выставить свою кандидатуру на должность мэра. В тот момент я оказалась удобной фигурой для политических игр одного теневого деятеля. Выиграть выборы оказалось довольно просто, особенно если у тебя за спиной такая поддержка. Я стала главой Шайвиля без реальной власти, но все же такая должность мне очень льстила. — Единорожка весело рассмеялась. — Видели бы вы лица моих родителей, когда они узнали о моем назначении!

— Они удивились? — улыбнулся Грей.

— Не то слово. Их челюсти едва не пробили пол. А дальше события стали развиваться со скоростью метеоритного дождя. — Кобылка прижала ушки. — В Шайвиле объявились следователи Министерства Морали, которые арестовали настоящего владельца города. Кажется, его обвиняли в предательстве. Город остался без реальной власти, но это никого особо не заботило. Затем Стойл-Тек объявили о строительстве убежища на нашем кладбище, а меня назначили Смотрительницей согласно внутреннему протоколу. Думаю, это был не самое удачное решение, но проводить новые выборы во всеобщем хаосе казалось самоубийством для города. И я решила попытаться. В итоге же все вышло из-под контроля.

Единорожка вновь уставилась в потолок, время от времени отхлебывая из бутылки. Через несколько минут грустные воспоминания отпустили единорожку, и она внезапно посмотрела на пегаску.

— Моя история подошла к концу. — Лилия торжествующе улыбнулась. — Теперь твоя очередь раскрывать всем душу. Начни с того, как ты сумела так быстро взломать систему управления камерами?

В ответ Роза улыбнулась и тихо рассмеялась. Смех пегаски был звонким, чистым и сильным. Он невольно тянул за собой, губы растягивались в улыбку сами по себе, и вскоре хохотали уже все собравшиеся. Когда приступ веселья потихоньку пошел на спад, пегаска активно махнула крылом и начала говорить, время от времени прерываясь на очередной смешок.

— Вообще этому учат в Летной Академии, но по-настоящему я ощутила свое призвание гораздо раньше. Моя семья вполне обеспечена средствами, поэтому ценные вещи у нас хранятся в сейфах с кодовыми замками, а я тогда очень любила конфеты. — Роза снова захихикала, улыбаясь приятным воспоминаниям из прошлого. — Первый терминал я сломала за три ночи. Это было страшно, а еще очень интересно и возбуждающе. Мне еще никогда не было так хорошо, как тогда, когда за стальной дверью обнаружились мои любимые конфеты. Родители даже не стали меня бить, а просто взяли и отправили учиться в Летную Академию на специализацию хакера.

— То есть это было наказание? — Лайт удивленно посмотрела на Розу. — Или все же поощрение?

— Я даже и не знаю, — протянула пегаска. — С одной стороны, я не так планировала свою жизнь. Мне хотелось много вечеринок и стать кем-то вроде модельера. С другой стороны, в Летной Академии было весело. Принадлежность к богатой семье оказалась хорошей защитой от хулиганов, поэтому меня никто и не трогал.

— Не трогал? — Уайт заинтересованно уставилась на пегаску, прервав изучение золотистой гривы Лайт. — У вас тоже ненавидят новичков?

— Конечно! Если пегас не может дать сдачи, или у него нет могущественных покровителей, то его жизнь превращается в ад. Его могут спокойно зажать в углу и как следует избить или же ограбить. У него отбирают книги, всячески унижают, обливают помоями. Преподаватели смотрят на это сквозь перья, ведь таковы традиции Летной Академии. Они должны закалять характер и делать выпускников более стойкими перед предстоящими на службе трудностями. — Розу явно понесло, что совсем не нравилось Грею, который мрачнел с каждым словом. И не зря, ведь кобылка переключилась на него. — Именно так проявляются лучшие из лучших. Наш командир – живой тому пример. Среди новичков ходили слухи, будто его сильно травили на первых курсах, пока он не сжег своих обидчиков из огнемета!

— То есть, у вас это поощряется?! — Глаза волшебницы расширились от удивления.

Судя по открытому рту, бывшая Смотрительница не могла поверить в подобное варварство. Грей же тяжело вздохнул и просто сунул копыто в рот Розе, прерывая ее пламенную речь о стандартах обучения Анклава.

— Анклав считает это лучшей школой, — продолжил за подругу разведчик. — Сильный пожирает слабого. Или ты ломаешься, или побеждаешь своего обидчика. Все это отребье не более, чем фильтр, через который они ищут лучших. Ни один хулиган не смог подняться выше звания сержанта, в то время как объекты их насмешек доходили до полковников. Процедура, отработанная за десятилетия. Именно так я и попал в Анклав – уничтожив своих обидчиков. Я ведь вообще не хотел воевать, планировал стать курьером и разносить почту. Жаль, но вербовщик с этим не согласился и послал меня в разведку.

Роза тем временем что-то протестующе замычала, и Грею пришлось вынуть свое копыто. Посмотрев на командира с огромным осуждением, пегаска покачала головой и продолжила речь, предварительно отпив еще сидра:

— Моя учеба прошла быстро и даже как-то скучно. Стала лучшей выпускницей и получила привилегию выбрать место службы самой. На тот момент Грей уже успел прославиться тем, что он никогда не оставлял в беде своих подчиненных. Самая большая выживаемость среди всех отрядов, а мне совсем не хотелось умирать. Вот так я и стала разведчицей! — Пегаска гордо распахнула крылья, привстав на задних копытцах.

— Среди пони не должны существовать такие порядки. — Волшебница приложила копытце ко рту, пребывая в состоянии шока. — Я просто не могу в это поверить.

— Эквестрийская Пустошь – очень жестокое место, милая. — Уайт фыркнула и отбросила в сторону пустую бутыль. — У Стальных Рейнджеров не совсем такие порядки, но поверь, нашим послушникам приходится преодолеть великое множество трудностей на своем пути к званию рыцаря!

Конец слов Уайт ознаменовался звоном стекла. Волшебница в этот момент не удержала голову в вертикальном положении и уткнулась ей в несколько пустых бутылок перед собой, повалив их на стол. Естественно, резкий звук тут же разбудил явн


убрать рекламу







о перебравшую пони, и она испуганно встрепенулась.

— Какая я неуклюжая, — пробормотала волшебница. Белая единорожка отчаянно пыталась побороть внезапно навалившуюся сонливость

— Лайт уже явно хватит. — Роза, участвовавшая во множестве студенческих попоек, тут же констатировала опьянение на последней стадии. — И вообще, нашей «героине» не помешает хорошенько выспаться, как и всем нам.

— Я отведу ее в спальный отсек. — согласилась Уайт, осторожно стаскивая кобылку с подушки.

— Ох, Уайт, не стоит, все хорошо. — Лайт слабо улыбнулась, мотнув головой, отчего тут же плотно зажмурилась в приступе головокружения. — Просто я слишком резко поменяла положение. Говорят, от этого может закружиться голова.

— Нет, она права, тебе нужно поспать. — К Розе и Уайт присоединилась Лилия. Рыцарь встала сбоку от волшебницы, позволив прислониться к своему сильному телу. Поддерживая кобылку телекинезом, Уайт вывела Лайт из столовой. Лилия сосредоточилась на воспоминаниях о счастливом прошлом, уставившись на дно своей кружки. Роза тем временем подошла к пегасу и потерлась носом о моментально вставшее ухо.

— Ты был несколько грубоват со мной, Грей, — прошептала кобылка.

— Прости, я не хотел, — игриво тихо ответил жеребец. — Как я могу загладить свою вину?

— О, ну это очень просто. — Пегаска рассмеялась и повернулась к своему командиру спиной. — Для начала проводи меня!

Посмотрев на призывно качающийся круп уходящей кобылки, жеребец улыбнулся и отпил из оставшейся бутылки. Ближайшее будущее казалось Грею очень даже радужным, поэтому он, не теряя ни секунды, быстро поскакал следом за Розой.

Часть 2 — Полдень

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 11 — голос Пустоши

 Сделать закладку на этом месте книги

Их-х-х-ха! Приветствую вас, дети мои! Несравненный DJ Pon3 снова в эфире! Какие события произошли с нами за этот месяц? Кто уничтожен, кто восстал, а кто отрешен? Оставайтесь на моей волне, и вы узнаете самые достоверные и правдивые новости Эквестрийской Пустоши! Ведь DJ Pon3 всегда расскажет вам правду, какой бы горькой она не была. 


По часам Стойла уже наступило утро, проявившееся в мягком усилении освещения коридоров.

Привыкшие рано вставать пони в практически полном составе собрались в столовой. Все, кроме Лайт.

Вопросы о ее отсутствии и самочувствии решила необычайно бодрая Уайт.

— Вчерашнее было для нее так в новинку. — Единорожка-альбинос загадочно улыбнулась и облизала губы. — Бедняжка так вымоталась.

Успокоившись, все пони принялись за утреннюю трапезу, погрузившись в раздумья о своих первых попойках. Когда-то, еще в прошлой жизни, Грей едва ли не залпом осушил бутылку «Веселого Роджера», пытаясь заглушить боль о потерянных товарищах по отряду.

Роза в период своего обучения принимала бурное участие в ночных вечеринках обеспеченных студентов. Учителя всегда смотрели на это сквозь перья, не желая сталкиваться с их богатыми и влиятельными родственниками.

Впрочем, «достижения» обоих пегасов меркли в сравнении с пьяными дебошами, которые в далеком прошлом устраивала Лилия. До начала Великой Войны пони гораздо охотнее устраивали вечеринки на весь город, где сидр и вино лились настоящими реками.

Отсутствие же похмелья у Уайт ни у кого не вызвало удивления. Постепенно за столом полилась обычная беседа на тему предстоящих дел, правда, с вялым участием единорожки-альбиноса. Рыцарь сосредоточенно поглощала свою порцию тыквенной каши, пребывая в необычайно глубоких раздумьях.

Внезапно в зал ворвалась взволнованная и растрепанная желтогривая единорожка, сопровождаемая неясным прерывистым голосом, доносящимся из ПипБака.

— Ох… — Рассмотрев, в каком виде прибежала волшебница, Уайт тяжело вздохнула и прикрыла морду копытом.

Но взбудораженная Лайт даже не заметила этого, буквально закричав:

— Все пони! Кажется, я поймала радиопередачу! — Взволнованная Лайт вообще не замечала ничего вокруг себя. — Настоящую радиопередачу! Он говорит прямо сейчас!

Заслышав такие новости, все пони удивленно загомонили. Уайт моментально поднялась со своей подушки и направилась к Лайт, которая села на круп, высоко задрав ногу с ПипБаком. Следом со своего места подскочила Лилия, возбужденно поднявшая ушки торчком.

— И вправду! Это куда интереснее, чем та безостановочная, занудная классическая музыка в эфире. — Смотрительница поморщилась, не в силах разобрать ни единого слова. — Его почти не слышно. Давай-ка включим ретранслятор Стойла и выведем передачу на динамики столовой! Мне нужна только частота.

Синяя единорожка тут же подтянула к себе переднюю ногу смущенной волшебницы, принявшись копаться в настройках. Удовлетворившись увиденным, она шмыгнула к ближайшему терминалу. Копыта синей единорожки так и порхали над клавиатурой, вводя какие-то загадочные команды.

Когда рыцарь подошла к волшебнице, та уже успела усесться за столом, разместив свой белый круп на свободной подушке.

— Тебе стоит привести себя в порядок, — Уайт склонилась к ушку своей любовницы и теперь многозначительно шептала, — после нашей бурной ночи.

Наградой Стальному Рейнджеру стала отчетливо покрасневшая мордашка ее недавней «жертвы».

По динамикам Стойла раздался шум помех, меняющих тональность по мере настройки и поиска канала с передачей. К счастью для Лайт, никто не обращал внимания на смущенную пони с отчетливыми следами бурной ночи, вроде потеков любовных соков на шерсти или покрасневшего крупа. И это оказалось отличной возможностью прокрасться в соседнее помещение.

Проводив ироничным взглядом «свою кобылку», Уайт повернула голову к Лилии, которая как раз удовлетворенно откинулась на спинку кресла.

В этот же самый момент из динамиков по всему Стойлу раздался голос энергичного жеребца.

«Юху-у-у-у-у! Приветствую вас, дети мои! После долгого перерыва DJ Pon3 снова в эфире! У вас может возникнуть вопрос, почему голос правды Эквестрийской Пустоши затих на целый месяц, не подавая никаких признаков жизни? Ну, если опустить всю эту нехорошую брань, упорно лезущую в голову, я могу ответить на это лишь одним словом – рейдеры. Эти опустившиеся пони – одна из худших сторон нашего с вами повседневного кошмара! Аргх! Эти сраные говнюки уничтожили мой ретранслятор на башне Западного Сектора!

Мудаку Блейзу, который возглавляет отборнейший сброд, отчего-то именуемый бандой «Скорпионов», не понравились мои высказывания о нем и его жа-а-алких отродьях! Селестия мне свидетель, это же просто преступление против моды! Чем он поливает свою гриву, вызывая этот тошнотворный запах, от которого даже скунсы разбегаются в ужасе?

А его маленькие говнюки вообще не поддаются моему осмыслению! Как можно считать себя сильнейшей рейдерской бандой Западного Сектора и испугаться нескольких летающих пони?! Да-да, я говорю о загадочных пегасах, внезапно появившихся из-за пелены и обративших их в бегство без единого выстрела! Иха!

Это было действительно круто, дети мои! Впрочем, я не вижу смысла тратить эфирное время на этих отбросов. Отныне Блейз, а также весь остальной высер Эквестрийской Пустоши может взять у меня за щеку, поскольку новый ретранслятор Западного Сектора находится под защитой тамошних Стальных Рейнджеров! Ох, и дорого же они берут за свои услуги! Никогда не связывайтесь с этими стальномордыми говнюками, они высосут из вас все крышки. Да что говорить о крышках, они даже штанов вам не оставят! Но ладно, я опять захожу не туда. Давайте лучше вернемся к настоящим новостям. За мое отсутствие их набежало просто ого-го сколько!»

— А я уж подумала, кто-то смог добраться до этого отшельника. — Уайт одобрительно фыркнула и взяла в копыто кексик. — Рада, что этого не произошло.

Но на вопросительный взгляд Лилии рыцарь лишь прижала копытце к губам, давая знак слушать дальше.

«Итак, поехали! Их-х-х-х-а! Наступило горячее времечко для наемников! Теперь все отряды и одиночки ну просто нарасхват, поскольку в Даймонд Шафте вот уже две недели происходят ожесточенные столкновения между многочисленными «темными» и «светлыми» группировками.

Тамошние главари в очередной раз попытались объединиться против Стальных Рейнджеров и вновь не смогли выбрать предводителя. Какие-то идиоты не стали ждать завершения переговоров и напали на Цитадель в одиночку! Должен признать, они доставили обороняющимся массу неудобств – Стальные Рейнджеры просто задолбались убирать трупы! Однако, тамошние рыцари все же усилили охрану своих застав, ведь вероятность чуда никто не отменял – вдруг эти идиоты все же сумеют договориться? Ах да, чуть не забыл! В который раз приз за самый спокойный район получают наши неизменные сектанты, на чью территорию боятся заходить даже самые отмороженные придурки! Парни, может, вы все-таки зайдете ко мне за наградами? А то мне уже некуда складывать все эти статуэтки!

Ладненько, с крупным городом разобрались, переходим к другим новостям! Вы не поверите! Вот это финт! Оно все же пришло! Время грабить караваны! Их-х-х-ха! Мне поступило сообщение о множестве уничтоженных торговых караванов! Причем они принадлежат и Дому Тандерлейн, и Левандерскому Союзу! Неужели наши дорогие торгаши наконец-то сподобились начать войну? Признаться, меня просто достали все эти мельчайшие стычки, больше похожие на игру в каком-то дерьмовом театре.

Кстати, у нас в Башне Тенпони недавно открылся один, и ради любопытства я посетил их представление. Вот уж не думал, что такие бездарности могли получить разрешение работать в нашей замечательной башне! Знаете, дети мои, пожалуй, я открою творческий клуб! Буду разбирать на винтики все эти пьески о каких-то слащавых героях, спасающих наше королевство без Принцесс. Кхм, да, простите, я опять отвлекся. Означают ли уничтоженные караваны начало войны, или же это появление новой силы, которая не разбирается, кого нужно мочить? В любом случае будет жарко!»

Послышался звук открывающейся двери, и в столовую робко вошла Лайт, шкурка которой сейчас вся блестела от капелек воды.

Она осторожно подошла к остальным собравшимся, устроившись неподалеку и опустив глаза к полу. Хотя при продолжении передачи ее ушки определенно вздрогнули.

«Кхм. Еще у меня тут целая гора сообщений об участившейся активности крылатых пони, упоминаемых ранее. Их гребаные отряды постоянно мелькают в отдаленных районах Западного Сектора, не выходя ни с кем на контакт. Очень похоже на усиленные поиски чего-то или кого-то.

Мои друзья Стальные Рейнджеры, гребущие крышки огромными лопатами, уже давно роют копытом землю, пытаясь поймать одного из них. Нет! Не для вивисекции, хоть это и очень заманчивая мысль. Неужели нельзя просто поговорить? Держите ушки на макушке!

Кстати, со мной недавно связался странствующий торговец. Представляете, дети мои, один из этих летающих отрядов налетел прямо на ловчий отряд Мастеров! Ну и перестрелка же там случилась! Если верить его словам, почти все крылатые попали в рабские цепи. Если этих пегасов купит кто-нибудь из моих слушателей, то будь хорошим пони – расспроси их, где они шлялись последние сто лет, и передай мне.

Эх, Дискорд подери, у меня кончились сенсации! Придется перейти к чему-то более банальному, например, к прогнозу погоды. Кхм-кхм. Астрологи передают, что в ближайшее время самым верным решением будет держаться под землей, если, конечно, вы не хотите получить по башке метеоритом.

«Пон, дорогой, неужели ты сошел с ума! — спросите вы. — Какие метеориты на нашей проклятой земле?»

А вот, дети мои! Три дня назад в западной части нашего королевства с неба упал огненный шар. Поговаривают, будто он был размером с целый дом! Мне в это особо не верится, но поскольку никаких обломков летающих машин они там не обнаружили, то разгадка может быть только одна – долбанный метеорит! Если у вас есть мозги, то опасайтесь повторения сего погодного явления.

Пора бы уже заканчивать, а то у меня уже трубы горят. Переходим к другим новостям. На нашей с вами грешной земле открылось очередное Стойло, на этот раз за номером Сорок Четыре. У него довольно забавный эксперимент, который заключается в вечном правлении принцессы Селестии. Мы, единороги, все же такие мастера обмана, уж поверьте мне на слово! Лжепринцессы просто меняли друг друга, поддерживая иллюзию вечной власти. Вот только у последней чего-то не сложилось, грянула революция, и ее изгнали на поверхность, радостно распахнув следом бронедверь.

Да уж, дети мои, никогда не совершайте подобных ошибок. Зачем что-то менять, если круп находится в тепле, безопасности, и на него даже никто не посягает? Стоило им выбраться на поверхность, как произошел попеременный налет «Гадюк» и «Алых Клювов». Сломив довольно вялое сопротивление, они получили собственную базу, а Мастерам достались свеженькие рабыни с ну очень нежной шерсткой и всем остальным. И не спрашивайте меня, откуда я это знаю! Ох, кхм, я опять зашел не туда. Ладно, дети мои, мне определенно нужно сходить в какой-нибудь бар и пообщаться с новой подружкой из Стойла. Следующая трансляция будет через несколько часов, а пока вы можете послушать композицию знаменитой Свити Бель, которая поет нам о счастливом прошлом».

Под конец передачи все были явно удивлены, но настоящий шок читался на лицах троих пони. С момента объявлений о работорговцах Грей, Роза и Лайт жадно ловили каждое слово.

— Кто это такой? — заинтересованно спросила Лилия. — DJ Pon3 существовал еще при моей жизни, но это определенно не она. Не смотря на весь талант этого парня, Винил Скрэтч была кобылой.

— Он вещает на всю Эквестрийскую Пустошь, причем раздельно для каждого из секторов. — Уайт грустно улыбнулась. — По словам стариков, его голос начал раздаваться еще в первые годы после Великой Войны. Тем не менее, даже если это какой-то безумный гуль, транслирующий свои новости и музыку на всю Эквестрию, иногда он кажется последним пони, сохранившим свою добродетель.

— И ты знаешь, где он живет? — В глазах Лилии читался явный интерес.

— В Башне Тенпони, одном из немногих относительно целых кусочков старой Эквестрии. — Уайт тяжело вздохнула. — Я там никогда не была, слишком далеко и опасно. Он никому не показывается на глаза, но в эфир выходит исправно.

Уайт хотела сказать что-то еще, но так и не издала ни звука, поскольку все еще мокрая Лайт соскочила со своей подушки, забрызгав всех вокруг. В глазах единорожки поселились настоящая паника и смятение.

— Пони Сорок Четвертого Стойла. Это ведь мои! — Она на мгновение замолкла, но затем с мольбой посмотрела поочередно в глаза всем товарищам. — Глупые, глупые пони! Зачем они это сделали? Почему меня никто не слушал?! Я, то есть мы… Мы должны спасти их! Они не выдержат рабства...

Бессвязный поток фраз прервала подошедшая к волшебнице Уайт, прикрывшая ее рот своим копытцем.

— Лайт, во-первых, ты должна успокоиться. — Стальной Рейнджер старалась говорить спокойно и уверенно. — Во-вторых, не нам тягаться с Мастерами! Это большая и мощная группировка, вдобавок усиленная наемным кланом грифонов. Попавшие к ним пони остаются рабами до конца своих дней. И этот конец наступает гораздо раньше, чем хотелось бы. И, в конце концов, не эти ли рабы изгнали тебя из Стойла, где ты сама едва не оказалась на их месте?

— Они неплохие пони. Просто они были возмущены. — Желтогривая кобылка медленно опустила глаза, прижимая уши. — И все-таки я дала клятву защищать их. Неужели у нас нет никаких шансов?!

— Мы только пополним ряды их рабов, глупенькая пони. — Уайт уверенно помотала головой. — И поверь мне, для них будет весьма ценным заполучить такую рабыню, как ты. — Посмотрев в непонимающие глаза волшебницы, рыцарь вздохнула и процитировала диджея. — С ну очень нежной шерсткой и всем остальным!

Лайт закусила губу, отчетливо краснея под взглядом ухмыляющейся Уайт.

— Вообще, я советую вам никуда не высовываться из Стойла и охранять его. Не повторяйте ошибку обитателей Сорок Четвертого. — Уайт обвела всех взглядом, плавно переходя на приказной тон. — А я доложу на базу. Уж Стальные Рейнджеры смогут позаботиться об этом месте и не дадут вас в оби...

Речь альбиноса прервалась в тот самый момент, когда вокруг ее передней ноги оплелись копытца Лайт.

— Точно, Уайт, твои братья и сестры! — Волшебница вцепилась в рыцаря мертвой хваткой. — Вы ведь здесь сильнейшие! Они могут вырвать моих пони из этих грубых копыт Мастеров!

— Теоретически да, но, надеюсь, ты понимаешь, что тут нужно не просто прибить пару рейдеров. — Уайт сжала губы и изогнула шею. На ее мордочке читалась явная растерянность. — Для этого должны быть по-настоящему веские причины! Убедить в этом Старейшину практически нереально.

— Тогда я пойду с тобой! — Лайт медленно поднялась с пола, почти соприкасаясь носами с Уайт. — Я смогу ее убедить!

— Это ни к чему, — внезапно заявил Грей, все это время отрешенно слушавший других. — Ну соберете вы десяток таких железных рыцарей и пойдете атаковать в лоб. Половина там же и поляжет, и не факт, что рабов не успеют убить.

— Но мы же не можем просто так оставить их! — Волшебница повернула голову к разведчику. — Надо что-то делать!

— Есть другой способ. — Грей пожал плечами и неопределенно повел крыльями, стараясь казаться равнодушным. — Судя по передаче этого Пона, здешние группировки ничего не знают о боевом протоколе Анклава, что в принципе абсолютно логично. Наши отряды всегда старались любой ценой избегать столкновений, а если уж не выходило, уничтожали противников до последнего пони. Значит, эти Мастера не готовы к воздушному налету. Нам с Розой вполне под силу проникнуть за стены их города и добраться до рабов. Пронесем туда оружие, убьем часовых и устроим бунт. Пока его будут подавлять, уведем жителей твоего Стойла.

— Вы уверены в успехе? — После такого предложения кобылка оказалась в явной задумчивости, но глаза ее блестели надеждой.

— Думаю, получится, — уверенно ответила Роза. — Эти немытые дикари не будут ждать двух элитных разведчиков! И на это уйдет гораздо меньше времени, чем на поход к Даймонд Шафту и уговоры лидера Стальных Рейнджеров.

— Вы оба здорово ошибаетесь, — вмешалась Уайт. — У вас никогда не получится осуществить задуманное в одиночку.

— Это почему же? — насупилась Роза. — Тебе неприятно осознавать, что существуют другие решения помимо применения грубой силы?

— Мастера далеко не такие наивные дураки, как вам хотелось бы считать. — Уайт ехидно улыбнулась и подошла к терминалу. — Вы ведь слышали сообщение по радио. Их города защищают не только рейдеры, но и наемные отряды грифонов, которые действительно умеют сражаться. Они патрулируют окрестности с воздуха.

— Вот Дискорд! — Грей не сталкивался в сражениях с грифонами, но прекрасно знал, как они любят убивать пегасов. — Все становится гораздо сложнее.

— Может. — Уайт с сомнением посмотрела на собеседника. — Нам стоит работать сообща?

— О чем ты? — Грей заинтересованно посмотрел на кобылку, что не очень-то понравилось Розе.

— Вы ведь разведчики, верно? — Стальной Рейнджер дождалась подтверждающего кивка. — Соберите информацию и устройте диверсию. Когда охранники Мастеров отвлекутся от защиты стен, в игру вступят Стальные Рейнджеры. Элемент неожиданности и суматоха дадут вам достаточно времени, чтобы вывести рабов.

— А как же грифоны? — нахмурилась Роза. — Они могут настичь нас на открытом месте.

— Существует не так уж много наемников, готовых рисковать своими шкурами в бою с нами. — Уайт зловеще улыбнулась. — Преследовать отряд Стальных Рейнджеров по-настоящему самоубийственная затея. Если, конечно, он будет достаточно большим. В принципе, я могу это устроить, но Старейшине понадобятся действительно веские причины, чтобы отправить такое количество рыцарей. — Уайт пристально посмотрела на Грея. — Мне понадобится ваше согласие.

— На что? — разведчик удивленно уставился на рыцаря.

— Скажем, существует одна вещь, которую может сделать только пегас вроде тебя. Сильный, быстрый, с опытом тайных операций. — Единорожка прянула ушами и стукнула передним копытцем. — Я постараюсь обойтись без этого, но если не останется другого выбора...

— Можно поподробнее? — Грею явно не понравилась подобная неопределенность.

— Точно не знаю, — Уайт слегка покраснела, отчего все тут же поняли, что она наглым образом врет. — Просто нашей Старейшине нужна одна вещь. Она очень хорошо защищена, и достать ее может только пегас.

— Все равно не понимаю, почему этого не может сделать наземный пони? — Разведчик недоверчиво уставился на рыцаря.

— Там стоит облачный терминал, дубина, — обидно фыркнула Уайт.

— А с чего мы вообще должны рисковать своими шкурами?! — взвилась Роза. — Соглашаться на две смертельно опасные операции ради незнакомых нам пони, которые изгнали Лайт? Это же бред!

— Роза, пожалуйста, успокойся. — Пегас успокаивающе укрыл кобылку крылом.

— Нет, она вполне имеет право знать. Как и мы. — Лилия помахала копытом, привлекая к себе внимание. — Насколько я понимаю, вы все хотите остаться жить здесь?

Грей, Роза и Лайт переглянулись между собой и кивнули.

— Хорошо, но этого недостаточно. Стойлу нужны жители, иначе оно не будет выполнять свою функцию. Кто-то должен обслуживать сады и следить за камерами. — Лилия неопределенно поводила копытом, подбирая необходимые слова. — И лучше пусть это будут пони, в сердцах которых горит огонь. Мне кажется, что бывшие жители Стойла быстрее приспособятся для жизни в новом.

— Звучит, в общем-то, неплохо. — Роза с сомнением посмотрела на Лилию. — Но все равно выглядит слишком опасно.

— Я готова предоставить вам оружие и боевых роботов. Правда, я бы не стала сильно рассчитывать на арсенал Стойла. — Смотрительница беззлобно стукнула копытом о пол. — Вся наша оборона построена на системе турелей и дроидов. По сути, Стойл-Тек оставили оружие лишь для небольшого отряда, призванного защищать Смотрительницу.

— Ничего, — уверенно ответил Грей. — Нам главное устроить побольше шума. Никто не собирается вырезать весь город.

— Отлично! Получается, Грей и Роза идут в разведку и устраивают диверсию, а Уайт отправляется за главной ударной силой! Ведь так? — В голосе Лилии послышался серьезный нажим.

Несколько секунд единорожка и пегасы сверлили друг друга недоверчивыми взглядами, после чего неохотно кивнули.

— А как же я? — Волшебница в который раз опустила ушки. — С кем иду я?

— Хочу заметить, — ответил Грей. — Ты не умеешь тихо передвигаться. Оно и понятно, всю жизнь быть на виду у всех не слишком хорошая тренировка. Нам же нужно будет оставаться незамеченными как можно дольше, чтобы благополучно провести разведку и добраться до загонов или где они там держат рабов. Боюсь, мы идем туда вдвоем.

— Значит, решено. — Уайт тяжело вздохнула и тяжелым взглядом посмотрела на волшебницу. — Не нравится мне все это.

— Но… Я…. — Лайт явно была огорошена такой скоростью принятия решений.

— Не волнуйся, мы справимся. — Серошерстый пегас подошел к желтогривой единорожке и укрыл ее крылом. — Как и всегда.

— Разумеется! — Волшебница удивленно моргнула, но затем улыбнулась и обняла его в ответ. — Но вы обязательно должны и сами сберечь себя!

— Беги собирай вещи, — несколько ревниво вмешалась Уайт. — Мы выдвигаемся через час.

Сияющая единорожка кивнула и стремительно выскочила из столовой, побежав к своему отсеку. Дождавшись, пока затихнет цоканье ее шагов, рыцарь медленно повернулась к разведчику, хранящему молчание.

— Грей, я бы попросила не строить из себя героя. — Единорожка грустно улыбнулась пораженному пегасу. — Пегасы не единственные, кто имеет крылья на Эквестрийской Пустоши. Думаю, именно грифоны поймали ваш отряд. Наверняка Мастера распустили этот слух, чтобы привлечь спасательный отряд и пополнить свой запас крылатых рабов.

— Я и не собирался моментально бросаться в атаку. Разведка в Режиме Тени довольно безопасна.

— В любом случае будет достаточно, если вы просто проведете разведку. Я постараюсь уговорить Старейшину выделить отряд для налета, и, если мы будем знать о слабых местах, появятся настоящие шансы. Это ведь лучше героической и бессмысленной смерти вас двоих. Если это окажется слишком опасным, то мы просто не пойдем в атаку.

— Ты просто бросишь там этих кобылок? — Жеребец склонил голову набок, рассматривая единорожку, словно увидел ее в первый раз.

— Я… Не знаю. — Рыцарь тяжело вздохнула и направилась к выходу. — Это слишком тяжелый выбор, чтобы совершать его заранее. Желаю удачи. Уверена, она понадобится нам всем.

С этими словами Стальной Рейнджер покинула помещение, отправившись за броней и оружием. В столовой осталась лишь парочка пегасов да Смотрительница, задумчиво разглядывающая их. Образовавшуюся тишину нарушил треск помех и неясный голос, едва слышимый сквозь играющую музыку.

— Опять этот диджей? — вскочила Роза.

— Не похоже, — Грей с сомнением покачал головой. — Голос другой.

«Внимание. Через три дня в Плейнхуфе состоятся большие торги. Вход свободный для платежеспособных клиентов. На нашей территории объявляется всеобщее перемирие. Нарушивший его лишится головы, несмотря на статус или покровителя. Главный лот – рабыни из нового Стойла, не испорченные Пустошью. Плейнхув. Три дня».

— Знаете, — внезапно произнесла Лилия. — Думаю, я могу повысить ваши шансы.

Грей заинтересованно посмотрел на единорожку, словно ожидая от нее решения всех проблем.

— Там ведь будут торги. — Щеки синей единорожки залил румянец. — Помимо кобылок из Стойла там будут и другие лоты. Почему бы вам не купить нескольких наемников?

— На что? — удивилась Роза.

— Уайт ведь говорила, что теперь валютой являются крышки. В Стойле есть несколько ящиков Спаркл-Колы. Или же мы можем обменять несколько роботов.

— И ты готова дать нам все это? — Разведчик с интересом повернулся к Смотрительнице.

— Конечно! — Лилия нешуточно удивилась такому вопросу. — Мы ведь должны помочь этим несчастным пони! Проникнете туда под видом богатых покупателей. Конечно, это не самый приятный способ, но так ваши шансы возрастут. Ладно, пойду приготовлю для вас оружие и товары.

Оставшись вдвоем, пегасы переглянулись и синхронно выдохнули, позволив себе расслабиться. Наконец-то они могли говорить откровенно.

— Грей, неужели они правда того стоят? — поинтересовалась Роза. — Ведь это будет очень тяжело и смертельно опасно, причем в двойном размере!

— Все наши... — Пегас на секунду запнулся, подбирая правильное слово. — Хм... Друзья... упустили одну небольшую деталь. Помимо рабынь с нежной шерсткой работорговцы захватили разведывательное крыло Анклава.

— И мы должны их спасать? — возмущенно воскликнула пегаска, вскидывая крылья. — Нас ведь давно объявили предателями и заклеймили позором!

— Ты права. — Жеребец улыбнулся своей кобылке. — И раз их до сих пор не спасли, значит, с ними поступили точно так же. Наверняка это были кадеты, которыми легко пожертвовать.

— Оу... — Роза запнулась, слегка покраснев. — Тогда зачем?

— Нам нужны пегасы, если мы хотим восстановить свое Крыло. — На лице пегаса заиграла улыбка. — И раз мы теперь изгои, то эти курсанты практически идеальный выбор. К тому же... — Грей внезапно прервался, заметно смутившись. — Мы должны спасти и жителей того несчастного Стойла. Я не знаю, как объяснить это навязчивое чувство. Просто... М... Просто это будет правильно. Мы должны стать лучше, чем сейчас.



***

Земля дрогнула. На месте мнимой могилы появился стремительно расширяющийся проход в секретный тоннель. Из него неспешно вышла группа пони в сопровождении нескольких больших механизмов. Сведущий в роботах наблюдатель мог подметить как боевые модели, так и грузчиков, увешанных разнообразными контейнерами.

Два пегаса и два единорога застыли друг напротив друга, словно пытаясь подобрать слова. Отряд путешествовал вместе совсем недолго, но этого вполне хватило для возникновения уз, накрепко связавших их вместе, пусть они еще не подозревали об их существовании.

— Ну, скоро встретимся! — преувеличенно бодро воскликнула Лайт, ежась от холодного ветра. Единорожка взяла с собой лишь штурмовую винтовку, лишенную всяческих модификаций, да обычные седельные сумки. Она смотрелась довольно оригинально на фоне трех облаченных в броню пони.

— Да. Не забудь надеть тиару, когда мы вернемся. И будьте осторожны. — Грей говорил тихо и немного невпопад, нервно осматривая окрестности. Несколько дней в безопасном месте сильно притупили его бдительность, и сейчас разведчик пытался вернуть себе сосредоточенность.

— Удачи всем нам. — Кивнула Уайт, то и дело с опаской поглядывающая на свою спутницу. За дни, проведенные в Стойле, рыцарь модифицировала боевое седло, навесив на себя обновленный тяжелый пулемет и скорострельный реактивный гранатомет. Теперь орудиями можно было управлять без помощи шлема. Свою неизменную снайперскую винтовку Стальной Рейнджер несла на спине, готовая в случае чего моментально вскинуть ее и встретить врага огнем из трех мощных орудий.

Они постояли еще какое-то время, после чего синхронно кивнули и направились в разные стороны. За Греем и Розой следовала группа роботов, несущих многочисленные контейнеры. На вопрос об их содержимом пегас лишь многозначительно улыбнулся и покачал головой. Он решил не говорить, что идет на аукцион не в качестве налетчика, а как покупатель и разведчик. Оставшись наедине со своей подругой, Грей повернулся к бодро шагающей пегаске.

— С


убрать рекламу







начала заглянем в мое старое укрытие, после чего сразу в тот город. Плейнхув, кажется. — Разведчик внезапно запнулся и покраснел. — Времени не так уж много, а идти далеко.

— Без этих громыхающих железок мы можем долететь туда за два часа. — Роза раздраженно кивнула на эскорт и щелкнула хвостом. Приняв команду, дроиды моментально активировали свои орудия, выискивая цель. — Вот Дискорд, нужно откалибровать управление, — беззлобно ругнулась пегаска. — Так какой у нас план? Придем и купим сотню пони?

— Почти, — нехотя согласился разведчик. — Осмотримся, как придем, поищем возможные варианты. При их отсутствии покупаем самых ценных рабов и рвем оттуда крылья.

— Не слишком проработанный план, — заметила хакер. — Обычно ты рассчитываешь на несколько шагов вперед, а здесь слишком уж пахнет импровизацией.

Грей вновь пожал плечами, возвращаясь к осмотру окрестностей. Крыть было нечем.



***

Путь двух кобылок от Стойла начался в молчании. Рыцарь зорко высматривала возможную опасность, волшебница же просто размеренно шагала по остаткам дороги, ведущей из города.

— Уайт, могу я спросить? — первой тишину нарушила Лайт.

— Да? — Пони-рейнджер слегка повернула голову в сторону своей спутницы, тем не менее не прекратив что-то увлеченно выцеливать в округе.

Лайт немного помедлила, посмотрев куда-то в пустоту впереди.

— Как твои собратья отреагируют на мое появление? — единорожку явно мучил этот вопрос. — И просьбу о помощи?

— Ну как тебе сказать, — вздохнула рыцарь.

Уайт в очередной раз обвела взглядом ближайшие руины, фокусируясь на отдельных участках. Она продолжила разговор, лишь удостоверившись в их полной безопасности.

— Им не чуждо быть пони, но на Эквестрийской Пустоши волей или неволей все начинают блюсти свою выгоду, малышка. Скажем так, — Уайт невесело улыбнулась. — Если с одной стороны сделать доброе дело, а с другой столь же трудозатратное, не слишком хорошее, но с приятным бонусом в виде какой-нибудь технологии и пары сотен крышек тебе лично... Выбор очевиден.

Слова рыцаря оказались не слишком приятными для волшебницы, которая провела всю жизнь, выступая образцом для подражания других. Лайт всегда старалась соответствовать тому образу высокого духа и морали, пусть это и было лишь очередной ролью в вековом спектакле. Желтогривая единорожка понурила голову, но уже через мгновение с удивлением ее вскинула, получив весьма ощутимый толчок в бок со стороны несколько излишне жесткого металлического крупа альбиноски.

— Не беспокойся, моя дорогая, в любом случае я на твоей стороне, а это что-то да значит. — Улыбнувшись благодарной волшебнице, рыцарь аккуратно направила ее на деловой ход мыслей. — Но тебе все равно придется хорошенько подумать над своим предложением Старейшине. В моих силах лишь заставить ее выслушать тебя, но никак не принять решение. Не хотелось бы прибегать к крайним мерам и втягивать во все это пегасов.

— Хорошо, Уайт. — Лайт шагнула в сторону спутницы и потерлась своей щекой о ее. Несмотря на всю свою настороженность, рыцарь не спешила одевать шлем. — Спасибо тебе.

Постепенно, чем дольше тянулась дорога, тем все более успокаивались две кобылки на пути к своей цели. Им на глаза не попадались даже рейдеры, которые были вполне обычными для этих мест. И если Уайт почти не теряла бдительности, просто устав от постоянного напряжения, то Лайт была вполне всем довольна и бодренько цокала копытцами сразу позади бронированной пони.

При этом для волшебницы нынешнее аномальное спокойствие извращенной и негостеприимной природы руин Эквестрии казалось вполне нормальным явлением. Только вот стало попадаться слишком много скелетов пони, но если на них не обращать внимания, то вроде как и не страшно!

И все-таки желтогривая налетела на круп рейнджера, лишь стоило ей резко остановиться и вскинуть голову.

— Так и знала! Слишком уж здесь было спокойно и чисто!

Альбиноска раздраженно фыркнула, внимательно рассматривая ближайшие окрестности, тем самым заставив Лайт начать обеспокоенно озираться в поисках врагов, а заодно и обратить внимание на пустое окошко Л.У.М..

— Но Уайт, здесь ведь никого нет. — На всякий случай волшебница перешла на шепот.

Помрачневшая кобылка указала копытом на скелет, обтянутый высохшей кожей.

— У нас неприятности, Лайт. — предвосхитив вопрос непоседливой волшебницы, рыцарь продолжила. — Локатор покажет их, когда будет слишком поздно. Нам следует...

Договорить она так и не успела. Уши пони заложило от пронзительного вопля, заставляя не закаленную Эквестрийской Пустошью волшебницу нервно припасть к земле, и плотно-плотно прижать свои ушки к голове.

— Селестия помилуй! — взвизгнула кобылка. — На кого мы наткнулись?!

— Это не мы наткнулись, — Стальной Рейнджер ответила по-настоящему мрачным тоном. — Это нас дождались на обед. Бежим! Нужно скорее добраться до укрытия. Главное, не позволяй касаться себя!

Такое заявление подействовало на Лайт достаточно отрезвляюще, и уже через мгновение они вместе сорвались в галоп к ближайшему зданию. Точнее, к руинам, в которых угадывалось объемное строение какого-то склада с покосившимися стенами и погнувшейся крышей, все еще стойко переносящего ветра и дожди Эквестрийской Пустоши.

А сверху уже отчетливо слышались удары огромных крыльев по воздуху.

Уайт, развернув одно из своих орудий вверх, выстрелила длинной очередью. Она скорее пыталась отпугнуть нападающих, поскольку голова единорожки по-прежнему следила за дорогой под копытами. Споткнуться сейчас означало умереть, особенно когда шлем от брони по-прежнему оставался притороченным к боевому седлу.

С неба раздался новый вопль, полный ярости и жажды крови. С круглыми от страха глазами Лайт поддала еще скорости и почти добралась до убежища, но даже такой быстрый бег не может сравниться с полетом охотника. Между единорожкой и входом на склад приземлилась страшная тварь, отдаленно напоминающая летучую мышь, просто выросшую в несколько раз и заимевшую до жути страшную морду, злющие глаза и острые клыки, при одном взгляде на которые возникало ощущение их страстного погружения в плоть жертвы.

Издав испуганный вскрик, волшебница, уже не имея возможности затормозить, в панике зажмурилась, одновременно создавая перед собой полупрозрачную сферу, которой она и протаранила изумленную тварь. Кровокрыл получил весьма ощутимый удар, отбросивший его на дверь. Последняя после такого грубого обращения с жутким грохотом повалилась внутрь, а сама Лайт обнаружила себя на покрытой коротким жестким мехом груди твари, которая вот-вот могла прийти в себя.

Кровокрыл тут же уставился на единорожку жуткими глазами. Пасть монстра раскрылась, готовясь погрузить клыки в податливую плоть желтогривой пони. Где-то позади раздался оглушающий выстрел, и башка кровокрыла разлетелась, словно перезрелый арбуз. Бронебойный патрон снайперской винтовки Уайт не оставил монстру не единого шанса.

Пока забрызганная содержимым черепной коробки летучей мыши-переростка Лайт приходила в себя, Стальной Рейнджер активно отстреливалась от целой дюжины тварей, буквально сбривая незадачливых охотников сразу с двух стволов. Рядом с ней уже валялось не менее десятка тел, но все же бьющая крыльями, отвратительно вопящая стая не желала отставать от своей добычи, исступленно атакуя раз за разом. К счастью, Уайт успела надеть шлем, и теперь броня Стального Рейнджера с честью выдерживала все атаки.

— Уайт! Сюда! — Желтогривая пони наконец опомнилась и с помощью телекинеза оттащила тушу с прохода. — Путь открыт!

Уже после первого слова волшебница вскинула винтовку и открыла беспорядочную стрельбу по кровокрылам. Пули летели вразнобой, но все же достаточно эффективно поражали цели. Твари предпочитали держаться кучно, что делало их практически идеальными мишенями.

Уайт тут же сорвалась с места, прекратив огонь из пулемета. Зато с другого ее бока с пронзительным свистом вылетела в небо реактивная граната, оставлявшая за собой дымовой шлейф. Через мгновение ее перехватил на лету один из кровокрылов, оказавшийся прямо над Уайт. Стальной Рейнджер тут же рухнула на землю как подкошенная, закрыв голову передними копытами.

Раздался взрыв, забрызгавший все вокруг ошметками неудачливой твари и ближайших ее товарок. К облегчению волшебницы, сама рыцарь осталась невредима. Открыв глаза, Уайт обнаружила вокруг себя гаснущий магический щит.

Лайт тяжело выдохнула и прислонилась боком к дверной створке. Единорожка усиленно трясла головой, разбрызгивая вокруг искры со своего рога – создание барьера на расстоянии далось ей очень нелегко. Особенно способного прикрыть от взрыва реактивной гранаты прямой над головой.

К счастью, Уайт не потребовалось никаких указаний. Стальной Рейнджер мгновенно вскочила на ноги и ринулась ко входу, не забыв подхватить свое оружие. Желтогривая кобылка вскинула винтовку прямо в сторону скачущей Уайт.

«Неужели ее контузило?»

— Берегись, сзади! — отчаянно выкрикнула желтогривая единорожка.

Очередь из трех пуль, которая затем прервалась щелчками, пролетела чуть выше альбиноски. Через мгновение до них донесся взбешенный вой и грохот удара о землю, сменившийся звуками активной возни. Взгляд на испуганную мордочку волшебницы, лихорадочно тыкающую новым магазином в свою винтовку, вполне ясно намекал на то, что оборачиваться не стоит.

Не сбавляя скорости, рыцарь могучим ударом корпуса буквально втолкнула свою спутницу внутрь, заставив Лайт прокатиться кубарем по полу.

Через секунду в дверной проем с разгону впечаталась туша злобно клацающего зубами и истошно верещащего кровокрыла. Широкие крылья монстра не позволяли ему влететь внутрь. При этом голос твари становился все пронзительнее по мере того, как его товарищи по инерции ударялись в самого первого неудачника. Постепенно он затих, но тут дружно заверещали другие. Пулеметная очередь довершила дело, и кобылки оказались укрыты за импровизированной баррикадой из тел.

Теперь помимо скрежетания когтями снаружи и их клацанья по крыше на складе слышались лишь тихие стоны приходящей в себя Лайт.

— Неужели это было так необходимо... Между прочим, я не покрыта стальной скорлупой. — Единорожка потрясла головой и скривилась от боли. — А ты... Ох... Кажется, теперь я знаю, каково это быть сбитой поездом.

Уайт, аккуратно заполняющая магазин снайперской винтовки, подняла голову и слегка приподняла брови.

— Если это какая-то шутка по поводу моего веса, то должна сообщить, что силовая броня сама по себе весит килограмм двадцать. — Рыцарь важно подняла копыто кверху. — И вообще, если ты не забыла, я настаивала, чтобы и ты надела хоть какую-то защиту. Ты, конечно, очень красивая кобылка, но ходить по Эквестрийской Пустоши голой… Даже рейдеры защищены лучше!

Под строгим взглядом Стального Рейнджера волшебница смущенно опустила глаза.

— Просто мне казалось, — начала оправдываться пони. — Это ведь не может быть настолько плохое место!

— Т-с-с-с. — Уайт внезапно приложило копыто ко рту.

Волшебница замолкла, навострив ушки и подняв глаза к потолку, усеянному покореженными металлическими мостками, часть из которых упала прямо на большие ящики. Звуки клацанья когтей изменились. Они определенно стали куда ближе, чем раньше.

— О, Селестия, — простонала волшебница. — Они внутри!

— Ничего удивительного. Наверняка в этой развалине хватает дыр, через которые кровокрылы могут добраться до нас. — Уайт завела ленту в пулемет и подняла голову. — Напоминаю, если один из них хотя бы слегка прокусит твою нежную шкурку, мне останется лишь горевать по усыханию столь упругого крупа.

Довольная степенью пунцовости мордочки своей напарницы, Стальной Рейнджер усмехнулась и направилась вглубь здания, направив оружие по направлению ближайших красных точек на своем Л.У.М.е. Лайт пристроилась позади, обеспокоенно вертя головой из стороны в сторону да прижимая ушки. На красные точки она уже перестала надеяться – их было слишком много, они все накладываются друг на друга, да еще и не понятно, на какой высоте!

— Нам нужно где-то спрятаться, — предложила волшебница. — Вдруг они нас не найдут?

— С ними не все так просто. — Уайт вздохнула и покачала головой. — Нужно показать им свою силу. Дать понять, что они скорее обломают о нас клыки, чем напьются теплой крови. Но укрыться в какой-нибудь комнате вполне разумная идея. Так будет проще держать их перед собой.

Но спрятаться они не успели – монстры нашли их раньше. Перекрытия большей частью были в дырах, а перегородки обрушились или совершенно не внушали ощущения прочной преграды. Но первая из тварей, стоило только ее голове показаться в одной из дыр, тут же лишилась столь важной части тела.

— Думаю, их ненадолго хватит. — Уайт театрально вскинула винтовку вверх, салютуя волшебнице.

Лайт смогла лишь слабо улыбнуться и поднять винтовку, расстреливая другого кровокрыла, как раз свалившегося на первый этаж. Уайт развернулась в ту же сторону, встречая огнем все новых и новых монстров, находивших достаточно крупные щели или пробиравшихся по мосткам и ящикам сверху.

Обе пони начали отступать. И если Уайт вела огонь достаточно экономно и прицельно, то у волшебницы на каждую «мышь» уходило почти по магазину. Волшебница сильно мазала, позволяя стволу своего автоматического оружия жить своей жизнью.

— Лайт, неужели ты не пользуешься З.П.С.?! — закричала Уайт сквозь грохот оружия.

— Неа. — Ответ волшебницы был едва слышим сквозь выстрелы, но рыцарю вполне хватило.

— Ты вышла из Стойла на Эквестрийскую Пустошь, не умея толком стрелять, и даже не удосужилась разобраться с заклинанием прицеливания своего ПипБака?!!!

— Мне это просто казалось не слишком нужным. — Лайт уже вполне уверенно сменила магазин, виновато прижав ушки. — А когда припирает, то уже как-то не до разбора чужих заклинаний!

— Да, зато теперь у тебя есть отличная возможность попрактиковаться в его использовании. — Уровень сарказма в словах кобылки явно достиг критической отметки.

Не успела она договорить, как цепочка из пяти пуль угодила ближайшему кровокрылу прямо в морду.

— Вот, намного лучше! — воскликнула рыцарь. — А теперь бежим обратно к выходу!

Боевое седло Стального Рейнджера послало в скопление кровокрылов новую реактивную гранату.

Новый взрыв заставил склад покачнуться. Часть внутренних перекрытий тут же обвалилась, погребая под собой выживших после взрыва монстров, а заодно и тех, кого этот самый взрыв напрямую задеть и не мог. Все они оказались под грудами обломков. Некоторое время поводив стволом снайперской винтовки в разные стороны, Уайт с облегчением выдохнула.

— С первой волной мы покончили. — Рыцарь позволила себе немного расслабиться. — Осталось расправиться со следующей.

В этот же момент снаружи донеслись звуки стрельбы. Точнее, гулкие очереди тяжелых пулеметов и визг умирающих тварей.

— Ну надо же. — Уайт слегка подтолкнула носом к выходу уставшую и измученную Лайт. — К нам прибыло подкрепление.



***

В сопровождении патруля Стальных Рейнджеров, казавшихся далеко не такими милыми и родными, как рыцарь-альбинос, пони достигли массивных ворот. Разрушение царило всюду, но в отличие от Шайвиля Форпост Стальных Рейнджеров, расположенный на железнодорожном узле, подвергся ему совсем недавно. Волшебница видела глубокие воронки от разрывов реактивных гранат, пулевые отверстия и копоть от энергомагического оружия. А еще тела. Тела земнопони в ржавой шипованной броне попадались в самых неожиданных местах, издавая восхитительные ароматы гниения. Лайт даже замутило, и, чтобы как-то отвлечься от окружающего пейзажа, она посмотрела на сопровождающих. Истолковав ее взгляд по своему, один из Стальных Рейнджеров внезапно ответил:

— На наш Форпост недавно напала банда рейдеров. Обдолбались по самые уши наркотой и решили пробить ворота своими пустыми головами. Это те, кого не успели убрать. Или просто оставили в назидание другим.

Сглотнув внезапный ком, волшебница стала смотреть строго перед собой. Форпост Стальных Рейнджеров внушал уважение – высокие стены, сложенные из бетонных блоков и остовов огромных машин, массивные ворота из приваренных друг к другу стальных листов. Даже на вид эта конструкция весила десятки тонн. Подступы к укреплению защищали длинные проржавевшие прутья, торчавшие из земли и расположенные в случайном порядке. Тем самым они не давали атакующим перейти на галоп, увеличив время вхождения в мертвую зону стрелков. Стены Форпоста «украшали» пулеметные расчеты в странных башенках на углах. Несколько часовых, патрулировавших стены, подозрительно посмотрели на приближающихся пони, но, к большому облегчению Лайт, поднимать оружие они не спешили.

— Стой! Кто идет? — Судя по голосу, вопрошающий жеребец был совсем не против наделать в них новых дыр для лучшей вентиляции.

— Ты там совсем охренел? Своих не узнаешь? — с готовностью ответил один из сопровождающих. — Открывай, у нас делегация из нового Стойла!

— Да мне до хвоста! Вы должны вернуться через шесть часов, вот тогда и открою!

— Вирк, если ты сейчас же не впустишь меня, я вставлю в твой круп рог Лонг Шота и как следует покручу! — едкая реплика Уайт вызвала среди часовых взрыв смеха.

Вышеназванный жеребец почему-то не рискнул вступать с ней в перепалку и лишь клопнул по сенсорной панели. С противным скрежетом стальные ворота медленно разошлись в стороны на расстояние, достаточное для одного пони. Построившись в цепочку, они неспешно вошли на территорию Форпоста.



***

— Так значит, ты и есть представительница нового Стойла? Честно говоря, я ожидала кого-то... более опытного. — В голосе вопрошающей явственно звучало сомнение.

Ожидание аудиенции со Старейшиной оказалось совсем недолгим. Волшебница не успела даже толком рассмотреть внутренний быт Форпоста, как Уайт шепнула несколько слов часовому у дверей, и они предстали перед зрелой кобылой серебристого цвета. В черной гриве лидера Стальных Рейнджеров начали появляться первые седые пряди, но назвать ее старушкой попросту не поворачивался язык. Доклад разведчицы оказался удивительно кратким – на Пустоши появилось новое Стойло, которому требовалась помощь.

— Именно! — преувеличенно бодро ответила Лайт. — Меня зовут Лайт Санрайз, совсем недавно была Смотрительницей Стойла Сорок Четыре, но после некоторого инцидента...

— Подожди, — довольно грубо перебила кобылку Старейшина. — Получается, ты и есть та самая изгнанная Смотрительница, чьи жители попали в рабство?

— Да... — Ушки единорожки моментально поникли, стоило ей вспомнить о своих поданных, томящихся в заточении. — Смотрительница Стойла Сто Семьдесят Четыре любезно согласилась предоставить нам убежище и жилье. Нужно лишь освободить их, пока не стало слишком поздно.

— Сто Семьдесят Четыре? — Старейшина быстро пробежала глазами по какому-то листку, после чего произнесла с явным интересом. — Такого в наших списках нет. Значит, еще одно Стойло. В последнее время они появляются удивительно часто, даже слишком. Где оно находится?

— Это не так важно. — Волшебница покачала головой. Ей совсем не понравился интерес Старейшины к Стойлу Лилии. — Я пришла просить Стальных Рейнджеров о помощи в освобождении моих поданных.

— Почему вы не можете сделать этого сами? — Собеседница волшебницы смерила ту оценивающим взглядом. — У вас нет армии или службы охраны?

— При всем уважении, — внезапно в разговор вмешалась Уайт. — Практически все известные нам Стойла способны лишь держать оборону вокруг своих границ. Даже Мастера совершают свои налеты при помощи рейдеров и наемников. Пустить в атаку кучку неопытных пони равносильно самоубийству.

— Да, Уайт, конечно же, ты права. — На лице Старейшины промелькнула отчетливая досада. Таким образом она пыталась выведать у наивной волшебницы число вооруженных пони, но ее подчиненная явно помогала этой кобылке. Следовало поскорее закончить этот разговор и как следует допросить саму разведчицу. — Знаешь, Лайт, ты выбрала довольно неудачный момент для просьб о помощи подобного рода. Территории вокруг нашего Форпоста и Союза Стойл охвачены огнем. Сторожевые заставы подвергаются постоянным нападениям, патрули вступают в бесконечные перестрелки с неиссякаемыми бандами, и нас атакуют с удручающей регулярностью. Мне просто некого тебе дать, все находятся на боевых постах, отрабатывая по две смены. Кстати, хорошо, что ты вернулась. — Старейшина повернулась к рейнджеру-альбиносу. — Нам очень нужен снайпер. На девятой заставе объявился невидимый стрелок, который не дает даже высунуться из-за стен. У нас уже два тяжелораненых и совершенно неконтролируемая дорога...

— Так вы мне не поможете?! — Лайт, не верящая своим ушам, невежливо перебила говорящую кобылку. — Но ведь только вы можете это сделать!

— Маленькая пони, — с виду совершенно не рассердившись, Старейшина вновь посмотрела на волшебницу. — Я лишь говорю о том, что снятие нескольких десятков рыцарей и паладинов со своих постов нанесет нам внушительный ущерб. По сути, мы рискуем перестать контролировать территории вокруг Форпоста и запремся в крепостях. По их возвращению нам придется вновь методично очищать наши земли от швали, которая, я смею тебя уверить, туда обязательно набьется. И все это ради того, чтобы неизвестное мне Стойло получило нескольких рабов. Согласись – это не слишком равноценный обмен.

— Вы чего-то хотите взамен? — Внезапная догадка вспыхнула подобно взрыву ракеты в полной тьме.

— База, рекруты, еда, технологии. — Старейшина задумчиво поцокала копытом. — Обычно Стойла предоставляют нам все это в обмен на защиту, но тут явно совершенно другой случай. Ты можешь предложить мне что-то еще?

Волшебница прижала ушки и умоляюще посмотрела на рыцаря. Уайт тяжело вздохнула и негромко кашлянула, привлекая к себе внимание.

— Среди жителей Стойла Сто Семьдесят Четыре есть пегасы, — проронила рыцарь.

Старейшина перевела взгляд на рыцаря и сердито нахмурилась, раздумывая над словами единорожки.

— Те, о которых я думаю? — Внезапно лицо командующей озарила нешуточная надежда. — Они пришли из-за облаков?

— Да, — Уайт отчего-то чувствовала себя очень неуютно. — И они прекрасно обучены.

На какое-то время в комнате повисла тишина. Волшебница переводила недоуменный взгляд со Старейшины на рыцаря, Уайт хмуро рассматривала карту на стене, а командующая Стальными Рейнджерами, казалось, полностью ушла в себя.

— Тогда у меня есть предложение к нашей маленькой гостье. — Старейшина с некоторой ленцой покинула свое кресло и направилась к огромной карте, растянутой на стене. Ее копыто безошибочно указала в какую-то точку на юго-востоке Западного Сектора. Единорожке могло только показаться, но Уайт определенно вздрогнула, когда увидела, куда именно указывает Старейшина. Удивительно, но в ее голосе явственно звучали нотки сарказма.

— Солар Армс. Когда-то завод Министерства Военных Технологий, специализирующийся на производстве энергомагического оружия и боевых дроидов. По сути, все системы автоматической защиты Стойл Западного Сектора произведены здесь. Само собой, это место имело усиленную охрану. Само собой, из-за приближающейся зебринской армии они активировали всех имеющихся у них роботов. Само собой, зебры сбросили на них химическую бомбу, уничтожившую весь персонал и сбившую настройки машин. Само собой, там активировались всевозможные ловушки, минные контуры и автоматические турели. — Старейшина тяжело вздохнула. — Если я пошлю туда всех послушников, рыцарей, крестоносцев и паладинов, увешанных тяжелым оружием и боеприпасами, то они смогут пробить брешь в системе обороны, потеряв больше половины своих товарищей. В Солар Армс сила играет второстепенную роль. Даже если мои рыцари дойдут до Красной Зоны, их встретит очень неприятный сюрприз – облачные терминалы. Там, где отступает сила и мощь, должны проявить себя скрытность и ловкость. Скажи мне, маленькая пони, смогут ли твои друзья обойти системы защиты Солар Армс и принести мне объект из Красной Зоны?

Волшебнице моментально вспомнился пегас в антрацитовой броне, способный сливаться с тенями. А также его подруга – хакер, взломавшая охранную систему Стойла за несколько ударов сердца. Казалось, два разведчика их класса идеально подходили для этого задания.

— Конечно! Они справятся с этим в два счета! — радостно воскликнула Лайт, не обращая внимания на предостерегающие жесты своей спутницы. Соглашаться на такое опасное задание, не обговорив предварительно никаких условий, было довольно глупым поступком. — Они найдут необходимый вам предмет!

В наступившей тишине Старейшина довольно долго пристально рассматривала желтогривую волшебницу. Она словно спрашивала себя, говорит ли единорожка правду. В серых глазах отчетливо загоралась некая давно потухшая надежда. Возрождался давно забытый и отброшенный из-за невозможности план. Когда-то Старейшина связывала с этим объектом нешуточные надежды. Наконец, она кивнула.

— Хорошо. Я дам тебе четыре десятка тяжеловооруженных рыцарей и крестоносцев, включающих в себя двух снайперов. Вы притворитесь караваном, который идет на большой аукцион. При приближении к воротам расстреляете их к Дискорду из ракетниц и перебьете часовых. У вас будет несколько минут, чтобы освободить рабов и сделать оттуда копыта. — Лидер рейнджеров прервалась на секунду, после чего ее тон перестал быть таким официальным. — Мой совет – не берите тех, кто не сможет бежать. Полноценное сражение унесет слишком много жизней. И большинство из них будут твоими поданными. Не надо им мстить. Не надо сражаться. Просто сделайте свое дело и бегите. Мы еще не готовы к штурму цитадели Мастеров.

— Да, конечно, мэм. — Лайт прилагала чудовищные усилия, чтобы не пуститься в пляс. О таком количестве Стальных Рейнджеров, настоящих машин смерти, она могла только мечтать.

Глава 11.5 — Исполнение желаний

 Сделать закладку на этом месте книги

Что произойдет, если жеребец, который боится признаться в своих чувствах, и влюбленная в него кобылка останутся наедине? 


Попрощавшись с парочкой подруг-единорожек, пегасы направились к старому укрытию Грея, где хранились нужные ему припасы.

Роза уверенно шагала именно к нему, ни разу не сбившись с пути, чем немного удивила разведчика. Оказывается, она прекрасно знала, где расположено его убежище, но залезать в него тогда даже и не подумала.

— Зная твое умение ставить всевозможные ловушки, я предпочла не рисковать. Тем более мне удалось кое-что позаимствовать в том доме. — Пегаска фыркнула со странными нотками в голосе. — Я все еще помню ту ловушку из двух лассо! И как я висела между ними, выпятив круп.

Грей в ответ лишь иронично улыбнулся и покачал головой. К его счастью, шлем отлично скрывал вспыхнувший румянец.

Путь до намеченной цели оказался совсем недолгим – их броня даже не успела покрыться пылью. Жестом попросив спутницу подождать, разведчик быстро проверил свои метки. В целом место выглядело нетронутым и вполне безопасным. Команда, отданная через интерфейс, моментально отключила детекторы, позволив им беспрепятственно войти. Остановившись у дверного проема, разведчик картинно протянул копыто, одновременно делая легкий поклон.

— Дамы вперед.

Роза немного задержалась, звонко щелкнув хвостом. В этот же момент сопровождающие их машины пришли в движение, занимая позиции по периметру здания и приводя орудия в боевой режим.

— Если ты не против, я хотела бы немного отдохнуть перед дорогой. — Кобылка ответила смущенной улыбкой. — Нам обоим это не помешает!

Грей помедлил буквально секунду, после чего негромко фыркнул и снял шлем. В словах Розы явно чувствовался намек, который было очень сложно игнорировать. И, честно говоря, не слишком то и хотелось.

— Да, ты права. Все-таки вставать по звуку сирены, которую ты так и не удосужилась отключить, не слишком-то приятно, а внутри есть хороший матрас. Там как раз хватит места для двоих.

На мордочке пегаски на краткий миг запечатлелось явное удивление, но затем она весело улыбнулась, сверкнув золотистыми глазами.

— Ну так чего мы ждем?! — Кобылка буквально впорхнула внутрь, явно возбужденная тем, как развивались события.

Внутри оказалось не так плохо, как выглядело снаружи. Перед уходом Лайт провела в убежище генеральную уборку, каким-то загадочным заклинанием убрав всю вековую пыль и грязь. В этот раз картинный щелчок хвостом последовал со стороны Грея. Тьму в подвале разогнали самодельные светильники, собранные из энергомагических батарей. Мягкий зеленый свет создавал таинственную атмосферу, в которой оказалось неожиданно уютно находиться. Груда контейнеров, которую им предстояло разобрать, вызывала тоску, в то время как белоснежный матрац выглядел донельзя заманчивым.

Роза с удивлением осмотрелась вокруг, замерев посреди помещения:

— А здесь очень мило. Особенно для полуподвального помещения в руинах. — Внезапно пегаска повернулась к Грею, сверкнув глазами. — Зная твою рассеянность в быту, я могу с уверенностью сказать, что это чужих копыт дело. — Она шагнула к нему, соприкасаясь основаниями шеи. — Ведь пока вы были внутри, ничего не...

От такого вопрос Грей едва не поперхнулся. В вопросе Розы слышалась тщательно скрываемая ревность. А еще надежда. И тайный вопрос, на который существовал лишь один ответ. Глубоко вдохнув запах ее шерстки, пегас сделал шаг назад, заглядывая ей прямо в глаза.

— Ничего не было. — В голосе жеребца чувствовалось смущение. — Тогда было совсем не до того, и я...

Поддавшись внезапному порыву, Грей резко наклонился вперед и поцеловал кобылку.

Роза с трудом подавил


убрать рекламу







а изумленный вздох. Вместо этого она тут же подалась навстречу жеребцу, невольно расправляя крылья.

Поцелуй длился долго, но все равно он показался слишком коротким для разгорячившейся кобылки.

— Я рада это слышать... Знаешь, эта золотистая, она и вправду симпатичная, и я была бы совсем не против с ней поиграться. Но уже втроем. И лишь после того, как мы... Ну же! Снимай!

В этот раз пегаска все же сумела заставить разведчика поперхнуться от удивления. Отдышавшись, он предпочел не задавать уточняющих вопросов. По крайней мере, пока. Тем более у него нашлось гораздо более важное занятие – как можно быстрее освободиться из брони, в которой внезапно стало слишком тесно. К счастью, это не отняло у него много времени, и пони вновь слились в страстном поцелуе.

Теперь Роза обняла жеребца за шею уже обеими передними ножками, таким образом опираясь на него своим относительно немалым из-за неснятого костюма весом.

Она жадно работала губками, стараясь заманить Грея к себе, но и этот страстный эпизод закончился достаточно быстро, когда она прервалась, чтобы отдышаться и в следующий момент закусить его пушистое ушко.

— А теперь... Меня!

Он прервал поцелуй, лишь когда в легких совсем кончился кислород. Губки, захватившие в плен его ухо, вызвали целую бурю ощущений и эмоций. Жар и тяжесть в груди нарастали с каждой секундой. Жадно вдохнув, пегас кивнул и настойчиво повел кобылку к ложу.

Определенная комбинация нажатий заставляла расходиться в стороны бронепластины большинства стандартных комплектов брони Анклава, освобождая находившихся внутри пони из стальной ловушки. Подобную модификацию сделали по настойчивой (и даже слишком) рекомендации полевых медиков Министерства Мира (покореженная броня очень мешала лечению на поле боя). К счастью, в будущем об этом мало кто помнил, поскольку в большинстве отрядов вместо лечения можно было дождаться разве что добивающего выстрела.

Освободив свою партнершу, Грей аккуратно положил ее на белоснежную ткань (Лайт добилась подобной чистоты лишь с третьей попытки) и поцеловал вновь, устроившись сверху.

Раскинувшись на спине, пегаска расправила крылья, уже не сдерживая свое возбуждение. К тому же такая поза помогала удерживать удобное положение под жеребцом. При этом она не забыла игриво пошевелить задними ножками, привлекая его внимание.

— Как давно я ждала этого момента! — хихикнула кобылка. — Я чувствую себя совсем как жеребенок, оказавшийся один на один со своей долгожданной мечтой!

Грей задумчиво посмотрел на Розу, расположившуюся прямо под ним. Во взгляде его читалось желание.

— Давно? Ну-ка расскажи поподробнее об этом. — В голосе разведчика отчетливо слышались шаловливые нотки.

Не дожидаясь ответа, жеребец приник к шее кобылки, медленно спускаясь ниже и вылизывая каждый клочок нежной шерстки. Пегаска тут же откинула голову назад, выгибаясь навстречу ласкающему язычку Грея.

— А ты думаешь, почему я пошла именно к тебе в отряд? — со страстным придыханием зашептала пони. — Да я, совсем еще неоперившаяся курсантка, уже готова была бегать за тобой, закусив хвостик! И, конечно же, я делала все, чтобы ты обратил на меня внимание, а затем и вовсе гарантировала себе теплое местечко под боком у одного мужественного жеребца.

С этим словами кобылка положила передние ноги на гриву пегаса, глубоко зарываясь в нее копытцами.

Для Грея сегодняшний день был полон удивлений. Он и раньше знал, что Роза питает к нему чувства, но пегас совсем не ожидал подобного жара. Жеребец продолжал свое дело, благо этому весьма способствовала реакция самой Розы, возбуждающая все больше и больше. Спустя какое-то время серошерстый пони мягко освободился из объятий кобылки и как-то странно посмотрел на нее, словно что-то решая для себя.

— Но почему я? — В его заметно охрипшем голосе перемешались различные чувства: от недоверия до надежды. Не в этом ли заключается счастье – быть кем-то любимым? Вновь не дожидаясь ответа, он приник к кобылке, спустившись гораздо ниже и вылизывая языком пшеничное брюшко. Под нежной шерсткой чувствовались упругие мышцы – его партнерша явно следила за собой. И это возбуждало еще больше.

Во время краткой заминки Роза обеспокоенно посмотрела на Грея, но тут же расслабилась, стоило ему вернуться к столь приятному делу. Каждое прикосновение его языка заставляло слегка напрягаться в ожидании. Пегаска трепетала, желая, чтобы он сделал следующее движение еще быстрее!

— Скажи мне, а отчего пони любят друг друга, почему испытывают страсть? — Из груди вырвался вздох. — Просто ты мне нравишься! Сам ты, какой есть!

Пегас негромко фыркнул и продолжил спускаться ниже. Ноздрей коснулся шикарный аромат возбужденной кобылки, доносящийся из узкой, едва заметной щелки. Дотронувшись до нее кончиком языка, жеребец медленно провел им снизу-вверх, коснувшись крохотного бугорка на самой вершине.

Оказывается, до этого момента Роза лежала совершенно неподвижно, так как через мгновение она дернулась всем телом, словно задавшись целью как можно сильнее ткнуться в нос жеребцу своим заветным местом. А уж вид ее довольной мордочки с приоткрытым ртом стоил всех сокровищ мира.

— Да! Так лучше!

Пару раз пройдя языком по лону кобылки, Грей убедился в более чем достаточном количестве смазки. Легко улыбнувшись, пегас медленно отвел голову назад и подул на покрасневшие губки, после чего встал на копыта и вновь навис над кобылкой, глядя ей прямо в глаза.

— Знаешь, Роза, я... — Он запнулся, пребывая в неуверенности. Глядя на ее милую мордочку, он все же нашел в себе силы продолжить. — Я люблю тебя...

Роза, раскинувшись под Греем, испустила счастливый вздох, одновременно трепеща перед ним всем телом.

Пегаска чувствовала нарастающее напряжение в брюшке, готовое вырваться в любой момент. Она не могла больше ждать. Ведь все это могло развеяться как сон, не оставив и следа. Столь желанный момент становился все ближе, готовясь стать началом их отношений.

— Тогда докажи!

Пегас промедлил буквально секунду, после чего кивнул и слегка наклонился к кобылке, расставив передние копыта по бокам от ее головы. Головка его органа коснулась лона поняши, от которого исходил ощутимый жар. И запах, сводящий с ума. Устроившись поудобнее, жеребец медленно подался вперед. Половые губки разошлись в стороны, безо всякого сопротивления пропуская его вперед. Лоно тут же сжалось вокруг органа пегаса, сжимая его со всех сторон. Поняша оказалась очень узкой; внутри было тепло и влажно.

Роза с удовольствием на мгновение зажмурилась, приподнимаясь на матраце с помощью напряженных крыльев.

— Ах...

В следующее мгновение она приоткрыла один глаз, поджимая передние ножки к груди и пошире разводя задние, слегка напрягшись, судя по мелкому подрагиванию задних копыт.

— Как долго я ждала...

Решив не комментировать данное заявление, жеребец продолжил двигаться дальше, продираясь сквозь узкие стенки влагалища. От головки его органа и до кончика копыт прокатилась волна нарастающего удовольствия, на секунду помутнившая рассудок. Вдохнув поглубже, жеребец двинулся назад, почти выйдя из своей любимой, после чего подался вперед, постепенно наращивая темп соития.

Роза замолкла, судорожно вздохнув и слегка закусив губу. На мордочке читалась некая смесь сосредоточенности и удовольствия. Конечно же, она не могла так просто лежать на спине. Передние ножки пришли в движение и обвили шею жеребца, после чего сама пшеничная пони тут же к нему подтянулась, прижимаясь грудкой к основанию его шеи.

«Вот так. Ближе».

Ответив на порыв возлюбленной пони, Грей подался ей на встречу. Краткий миг – и они слились в страстном поцелуе, крепко прижавшись друг к другу. Возникло ощущение абсолютной целостности, когда две одинокие души нашли друг друга и связали свои судьбы воедино. Оба пони знали – они больше не одиноки. Они будут заботиться друг о друге, верить, поддерживать, любить. Два сердца, бьющихся в одном ритме. Сколько длился тот поцелуй? Секунду? Вечность? Время словно исчезло для двух пони в разрушенной бакалее. Наконец Роза расцепила объятия и откинулась назад на спинку, позволив Грею продолжать свое дело.

Постепенно натренированное тело кобылки под жеребцом начало все более отчетливо изгибаться, а Роза громко застонала, явно приближаясь к своему пику.

— Гре-ей... Я... Я...

— Не говори ничего... — прошептал разведчик. Его движения становились все более резкими, а стоны Розы – все громче. Окружающую тишину нарушали лишь хлюпающие звуки лона кобылки да тяжелое дыхание самого жеребца. Миг развязки наступил внезапно. Одним движением войдя до конца, пегас замер, застонав в голос. Его орган расширился, извергая потоки мутной теплой жидкости прямо в податливое лоно пегаски.

Роза вздрогнула всем телом и испустила протяжный стон, удерживаемая передними ногами Грея. По телу пегаски прошла горячая волна наслаждения и неконтролируемого сокращения, заставившая ее изгибаться в экстазе и кричать на весь город. Кобылка чувствовала, как из лона наружу потекла смесь из ее соков и семени жеребца. Но еще более отчетливо она воспринимала то, что он в ней! Он наполняет ее!

Постепенно напряжение ушло. Роза без сил раскинулась под Греем, не замедлившим свалиться сверху. Они совершенно обессилели, неспособные даже пошевелить копытом.



***

Спустя несколько минут Грей все же смог осторожно слезть с Розы и перевернуться на спину. Потрескавшийся потолок в переливах зеленой энергии выглядел не слишком интересным, поэтому он повернулся к своей пони и укрыл ее распахнутым крылом. В ответ пегаска улыбнулась и тихонько замурлыкала, не спеша выныривать из мира грез. Так они и лежали среди беспорядочно разбросанных по полу фрагментов брони и груды контейнеров с символикой Анклава, просто наслаждаясь близостью друг друга.

— Грей, — внезапно прошептала кобылка, все так же не спеша распахивать глаза. — Ты ведь меня не бросишь?

Пегас почувствовал в ее голосе страх, глубоко запрятанный в самые глубины подсознания. Ведь она не была невинной при их совокуплении, и разведчик знал множество жеребцов из «приличного общества», считающих это едва ли не преступлением. В ответ он лишь прижался к ней еще крепче и едва слышно ответил.

— Никогда.

Счастливая кобылка буквально растаяла в объятиях жеребца, прикрывая глаза и уткнувшись носом ему в гриву.

— Да... Это стоило того, чтобы мечтать и готовиться. Я бы так и лежала у тебя под крылом... Всю жизнь!

— К сожалению, мы не можем. У нас есть дела. — Грей ласково улыбнулся пегаске, слегка покачав головой.

В ответ на такое заявление Роза нахмурилась, что-то сердито пробурчав. Он тут же поспешил исправить свою оплошность.

— Но у нас есть еще несколько часов, чтобы поиграть. — Фраза, произнесенная многозначительным тоном, заставила кобылку радостно улыбнуться и открыть глаза.

— И как же мой любимый желает поигра-а-ать? — протянула пегаска, игриво взмахнув хвостом и заглядывая ему в глаза.

— Удиви меня! — Посмотрев на хитрую мордочку кобылки, Грей не выдержал и счастливо засмеялся, быстро лизнув ее в носик.

— Боюсь, это будет не так просто. Но я постараюсь! — Роза завозилась под его крылом, намереваясь выбраться из своего уютного укрытия.

Пегаска многозначительно пихнула своего жеребца в бок. Улыбнувшись еще шире, Грей приподнял крыло, позволяя кобылке выбраться наружу.

— Звучит очень интересно!

Роза тут же поднялась на ноги и уселась Грею на круп, слегка елозя своим мокрым подхвостьем, а передние копытца разместила между его крыльями, начиная массировать их основания.

— Надеюсь, тут есть место, где можно привести себя в порядок, иначе под конец мы станем, как Лайт сегодня поутру.

— М-м-м-м-м, — блаженно простонал пегас, прикрыв глаза и едва не вывалив язык от наслаждения. Ласки его кобылки приносили неожиданно много удовольствия. Легкие движения копыт разносили негу и блаженство по всему телу, заставляя едва заметно дрожать от предвкушения. Услышав вопрос поняши, он медленно ответил, не слишком-то желая отрываться от нахлынувших ощущений.

— Да, здесь есть ванна. Немного Рад-Икс – и все будет в порядке.

Роза удовлетворенно кивнула, возбужденно взмахнув хвостом и перенося вес на передние копытца.

— Ну, тогда почему бы не продолжить наши развлечения еще немного?

Роза оставила плечи жеребца и одним движением перевернула его на спину, оказавшись сверху и соприкасаясь животами. Устроившись поудобнее, кобылка принялась медленно, подстраиваясь елозить мягким брюшком.

— Посмо-о-отрим...

Чувствуя нужный ей «отклик», кобылка хитро улыбнулась, продолжая активно двигать бедрами.

— Чувствую, ты совсем не против! Но теперь я хочу показать, как буду ухаживать за тобой!

Пегаска разогнула задние ножки, задрав круп и попятившись назад. По пути она коснулась носом шерстки на шее, а затем и на груди жеребца, вдыхая мускусный запах, пока наконец не увидела кончик его фаллоса.

— Блести-и-ит! Какой же ты на вкус? — И губки кобылки тут же обхватили этот самый кончик.

— Роза, о чем ты... — начал было жеребец, но тут же громко охнул и замолк, закусив копыто. Ощущение нежных губок вокруг головки вызвало настоящую бурю удовольствия, на краткий миг лишившую рассудка. «С хвостом совсем не так», – промелькнула дурацкая мысль, тут же исчезнувшая в новой волне. Его орган моментально пришел в готовность, увеличившись прямо во рту кобылки.

— М-м… — Глаза Розы широко распахнулись, когда она почувствовала эффект от своих действий.

Но затем она все же смогла взять себя в копыта и, улыбнувшись уголками губ, поплотнее обхватила орган жеребца, начав аккуратно двигать головой туда-обратно, с любопытством проводя язычком вдоль него.

Грей едва справился с желанием протянуть передние копыта к алогривой пегаске и насадить ее до самого конца, проникая прямо в горло. Напомнив себе, что не следует обижать тех, кто делает тебе хорошо, жеребец лишь глухо застонал, широко расправив напряженные крылья.

Роза и сама понимала, что нужно стараться лучше, но до профессиональных практик она все же не доросла. Да как-то и не стремилась, поэтому кобылка просто взяла ртом как можно больше длины члена жеребца и еще немного обхватила его передними копытцами с двух сторон. Для большего эффекта она старалась посильнее напрягать губы и плотнее прижимать язык, наращивая скорость и амплитуду движений. В один миг она даже отодвинула мордочку, высунув язычок и проследив за прозрачной ниточкой, протянувшейся к органу пегаса. После краткой паузы она с новой силой принялась за него, слегка поводя головой из стороны в сторону.

Неопытность поняши в полной мере окупалась ее старанием, сопровождаясь весьма похотливым огоньком в золотистых глазах. Причмокивающие звуки и стоны удовольствия, издаваемые кобылкой, создавали ощущение, будто она облизывает вкуснейший леденец или же пробует какое-то невиданное угощение. Из-за всех этих факторов ствол жеребца буквально окаменел, а сам он потерял всякую способность контролировать себя. То ли прошептав, то ли простонав имя пегаски, он полностью погрузился в накатывающую бурю удовольствия, а в горло кобылки ударила первая струя мутного семени.

Глаза Розы в изумлении распахнулись. Она старалась быть готовой, но все же Грей застал ее врасплох.

Пегаска сначала попыталась проглотить поступающее семя, но быстро поняла тщетность своих усилий и отдернула голову назад, закашлявшись и позволяя оставшейся порции мутной жидкости забрызгать свою грудь и мордочку, а заодно и украсить гриву.

— Ну как? Кхе-кхе. — Кобылка тяжело дышала, будто только что пролетела круг по стадиону. — Я справилась?

Произошедшая разрядка практически не успокоила жеребца – орган оставался все таким же большим и напряженным, блестя от обильно покрывающей его слюны. Вернувшись в реальность Эквестрийской Пустоши, пегас несколько секунд тупо пялился в потолок с дурацкой улыбкой на лице. Подняв голову и встретившись взглядом с Розой, Грей многозначительно подмигнул и улыбнулся еще шире.

— Еще как, дорогая. А теперь моя очередь доводить до пика. Ложись на живот!

Кобылка, удивленно моргнув, послушно забралась на матрас и опустилась на брюшко.

— Неужели тебе недостаточно? — Роза оказалась приятно удивлена.

Моментально оказавшись на копытах, пегас не отказал себе в удовольствии лизнуть кьютимарку кобылки, вызвав долгий стон. Сноровисто забравшись на спинку Розы, жеребец с каким-то внутренним удовольствием отметил напряженные до предела крылья пегаски, после чего пристроился к ее заветному месту и, перед тем как начать, прошептал ей на самое ушко:

— О чем ты говоришь? Мы только начали...

— Только начали. — Роза звонко фыркнула. — О, ты меня очень радуешь!



***

Пони потребовалось немало времени, чтобы прийти в себя в объятиях друг друга. Непривычное бурное проведение совместного отдыха оказалось довольно изматывающим даже для молодых организмов, но они справились.

Первой голову из-под крыла партнера вытащила Роза, с удовольствием возясь и потягиваясь, лежа на боку.

— М-м... Как это было! Ярко, приятно, сильно! Не помню, чтобы я когда-то переживала столько оргазмов подряд. — Пегаска захихикала. — Впрочем, как и видела тоже.

Наконец кобылка откатилась в противоположную от Грея сторону и встала на ножки, скептически осматривая себя, а затем и своего любимого.

— Да, я не зря спросила про возможность помыться. Ванна нам явно не повредит.

Грей улыбнулся, вставая на ноги и игриво разглядывая Розу, в особенности ее круп и основание хвоста.

— Если не хочешь тратить Рад-Икс, я и сам могу немного помочь. В конце концов, кошки же делают это с помощью...

Копыто Розы прикрыло рот жеребца, оборвав того на полуслове.

— От твоего языка я чище не стану, — игриво фыркнула кобылка. Ее смущенная улыбка лишь подтвердила подозрение о двоякости. — Более того, если мы продолжим, то наши игры слишком затянутся. Давай лучше примем ванну вместе и отправимся в путь.

— Тогда чего же мы ждем?! — Грей был явно заинтригован такой возможностью и тут же согласился. — Пошли, она тут рядом. Удивительно, на этой земле до сих пор сохранилось водоснабжение, и действует канализация. Даже подогрев работает! Единороги прошлого поработали на славу, создавая свои талисманы.

Улыбнувшись своему пегасу, Роза пошла следом в ванную комнату. Плитка во многих местах отвалилась, а пол пронзали длинные ветвистые трещины. Сквозь разрушения все еще проглядывал красивый рисунок бежевых облаков, создавая расслабляющую атмосферу.

Обнаружив крупную полукруглую ванну, так же старательно очищенную златогривой единорожкой, Роза тут же впорхнула в нее и принялась разглядывать разные вентили.

Грей нежно отодвинул кобылку от крана и принялся подбирать температуру воды с помощью рта. Роза же, подавшись вперед, сунула переднюю ногу под воду, пробуя температуру, и удовлетворенно кивнула.

— В самый раз, залезай! Не одной же мне светиться от радиации!

Грей усмехнулся и с силой боднул пегаску под хвост, проталкивая ее в ванну. Показав язык высунувшейся из-под воды мокрой мордахе, он начал забираться следом. Только вышло несколько быстрее ожидаемого – Роза стремительно обхватила его передними ногами за шею и притянула к себе, отчего двое мокрых пони тут же заскользили внутри. Они поочередно погружались с головой под воду, отплевываясь, откашливаясь и явно задавшись целью притопить партнера на как можно большее время. Правда, выходило, что при всей этой возне позиции сверху и снизу менялись ежесекундно.

В конце концов, Роза перекинула переднюю ногу через край ванны, тем самым сумев зацепиться и удержаться на месте. Рядом показалась голова Грея.

— Так мыться нельзя! — Кобылка шумно фыркнула. — Зато мы приобрели вполне цивилизованный вид без мыла и шампуней!

— Ну да, мокрые и растрепанные, мы просто эталон цивилизованных пони. — Грей скептически посмотрел на Розу.

— Не говори, что у тебя нет полотенца и расчески. — Пегаска поджала губы.

— Я не думаю, что мы вообще помылись. Забирайся назад и не волнуйся, Стойло Сто Семьдесят Четыре обеспечило нас всем необходимым, — улыбнулся жеребец. — Уж я-то прослежу, чтобы моя любимая была нежной и шелковистой абсолютно везде!

Смущенная пегаска забралась обратно в теплую воду. Грей быстро извлек из сумки пару флакончиков и даже щетку-накопытник.

— Такое ощущение, что ты готовился. — Брови Розы поползли вверх.

— Я был лидером Крыла не просто так. — Грей самодовольно улыбнулся. — Там, где события можно предвидеть, я это делаю.

— Верится с трудом. — Пегаска улыбнулась в ответ.

— На самом деле я готовился к торгам. Нам нужно выглядеть как можно солиднее. Благо, вода есть почти везде, пусть даже и с изрядной долей радиации. — Кобылка расслабилась, а Грей забрался внутрь ванны, усаживаясь за спиной Розы. — Приступим!

И в следующее же мгновение пегаска поежилась от прохладного геля, оказавшегося на ее спине, но прикосновение копыта со щеткой тут же убрало это ощущение. Более того, оно сменилось теплом, пока жеребец ее намыливал.

— Вот так. От этого твоя шкурка будет совсем как у жеребят.

— А раньше разве не была?! — спросила Роза капризным тоном, навострив ушки.

Грей слегка запнулся, но затем просто обнял ее со спины, зарываясь носом в мокрую гриву.

— Твоя шерстка прекрасна, Роза!

— Ну хорошо-о-о! — смилостивилась кобылка. — Так и быть, поверю тебе.

Грей с сожалением отпустил пегаску, задумчиво посмотрев на свою грудь, покрытую мыльной пеной.

— Ладно, со спиной закончили. Теперь мне нужен твой животик.

Роза тут же повернулась к нему передом, игриво посмотрев, и довольно уверенно откинулась на спину, демонстрируя свое брюшко.

— Как бы ни прийти к новому купанию, — задумчиво протянула пегаска.

— Надо потерпеть. — Грей неловко улыбнулся. — Мы еще много где поиграть успеем.

— Да, причем с новыми участниками, — подмигнула Роза.

— Нам следует начать с пони, которая любит подглядывать через камеры.

— Ты даже не представляешь, как активно она ими пользуется! — Роза заговорщически улыбнулась. — Уж я-то зна... М-м-м...

Грей принялся за растирание геля в шерстку на животе и груди, нежно и аккуратно водя по ней копытом, пока под пеной полностью не скрылся ее естественный цвет. Постепенно пегас замедлил движения и поднес голову поближе.

— Понравилось?

— Да-а-а...

Жеребец взял переднюю ножку кобылки в свои копыта и начал слегка тереть.

— Ну а теперь... — заговорщицким тоном прошептал жеребец.

— М-м?

Роза ощутила, как на ее копыто одели щетку.

— Твоя очередь меня мыть!

Пегаска открыла глаза только для того, чтобы их закатить.



***

Грей насвистывал веселый мотив, спускаясь в свое личное убежище. После всех любовных игр и совместного принятия ванны он пребывал в весьма благодушном настроении, когда жизнь казалась удавшейся и счастливой. Взгляд на груду контейнеров заставил его улыбку слегка поблекнуть, но все же разведчик нашел в себе силы подойти к ним и посмотреть на содержимое.

Нужно было подобрать хорошее вооружение и защиту для пленных пегасов, вот только с этим существовали определенные проблемы – Грей в основном крал гранаты, мины и энергомагические батареи различного типа. Конечно, он взял запасные винтовки, но его не особенно тянуло отдавать надежные стволы в левые копыта. Оружие, выданное Лилией, в основном тянуло на категорию «хлам». Дробовики и пистолеты-пулеметы идеальны для ведения боя в замкнутых коридорах Стойла, но вот сражаться с ними на открытых пространствах казалось ему весьма глупой затеей. Спустя какое-то время в отдельно стоящем ящике появилось несколько предметов, признанных годными: штурмовая винтовка с пятью магазинами, охотничий карабин в идеальном состоянии, невесть как оказавшийся в арсенале Стойла, два десятка плазменных гранат, заключенных в компактные перевязи, два пистолета-пулемета, выбранных за неимением лучшего.

«Глупо, неправильно. Если там стандартное крыло кадетов, то мне нужно тяжелое вооружение. Карабин подойдет для снайпера, а пистолеты для штурмовика. Но как быть с остальными? Селестия и Луна, какой же я идиот!»

Клопнув себя по лбу, Грей бросился к другому контейнеру, бережно извлекая на свет лазерный миниган Саммера. Следом появились снайперская винтовка Грейпа и вооружение Стрима. Присовокупив трофейное оружие к имеющемуся, пегас минуту осматривал получившийся арсенал, пребывая в сомнениях. Все же Крылья различных структур заметно отличались друг от друга.

Пограничники отдавали явное предпочтение традиционному оружию. Многочисленные автоматные и пулеметные очереди отлично сбивали грифонов-нарушителей, не позволяя тем войти в ближний бой. Впрочем, уязвимость крыльев работала в обе стороны, поэтому пегасы и сами нередко страдали от пулевых ранений.

Отряды спецназа славились своим умением нанизывать противника на скорпионий хвост или отрубать голову одним взмахом крыльевого клинка. Не брезговали они и энергомагическим оружием, умело чередуя множество слабых лазерных лучей с усиленными сгустками плазмы.

Разведчики же переняли преимущества и недостатки всех трех типов вооружения, используя смешанные отряды. Обязанности каждого пегаса четко определялись его специализацией, однако она совсем не мешала двум снайперам из разных крыльев использовать принципиально разные винтовки. Их собственный стрелок предпочитал массивную винтовку с бронебойными и разрывными пулями, которые валили практически всех монстров Эквестрийской Пустоши с первого попадания, в то время как специалист по тяжелому вооружению таскал легчайший лазерный миниган, чья высокая скорострельность отлично подходила для сражений со множеством быстрых противников вроде мутировавших ос.

Угадать предпочтения пленных пегасов было практически невозможно, поэтому после недолгих раздумий Грей все же оставил оба комплекта вооружения, добавив еще и осколочные гранаты. Взявшись зубами за ручку контейнера, разведчик медленно попятился к выходу из своего убежища.

Глава 12 — Город Рабов

 Сделать закладку на этом месте книги

Город, где ценность чужой жизни измеряется в бутылочных крышках, распахнул свои врата для обитателей Пустоши. Двум бывшим разведчикам Анклава предстоит войти вовнутрь и найти своих сородичей, закованных в невольничьи цепи. Помимо работорговцев и наемников на их пути встанут таинственные и опасные создания, способные одним взглядом изменить судьбу. Хватит ли им смелости и удачи?  


Плейнхув, определенно, производил впечатление. Восточный бастион цитадели Мастеров словно насмехался над всеми, купаясь в солнечных лучах. Облачный покров заключил город в идеальный круг, заставляя жителей и рабов плавать в удушающем зное. Отголоски ужасающей вони доносились даже до холма на границе света и тени, где застыл небольшой караван роботов под предводительством двух пегасов.

Вот уже битый час Грей рассматривал простиравшийся внизу город, запоминая расположение улиц и бреши в обороне. Несмотря на грозный вид, слабых мест у Плейнхува было хоть отбавляй. Пулеметный расчет у ворот хоть и внушал уважение, но он не мог защитить всю стену. Грею сразу же отчетливо представилась картина бегущих рабов, прошиваемых длинными очередями.

Розу же гораздо больше интересовала очередь у единственных ворот. Толпа внизу собралась весьма разношерстная и состояла не только из пони. Внимательная пегаска отметила небольшие отряды грифонов, одетых в разнообразную броню и одежду. Косвенно их объединяло лишь одно – символика. Она насчитала по крайней мере три различных отряда наемников, пришедших на Аукцион в поиске нанимателей. Существовали и одиночки – мрачные пони и грифоны, стоявшие поодаль друг от друга и бросавшие подозрительные взгляды на окружающих.

Сильно выделялся огромный караван из десятка телег, влекомых крупными безоружными земнопони. Они совсем не выглядели рабами, так же как и охранявшие их собратья, все как один вооруженные охотничьими винтовками.

«Где-то три десятка стволов. В принципе, для обороны за телегами сойдет, но против серьезного обстрела не устоят. Сразу видно ополченцев».

Хватало и самих работорговцев. Чаще всего это были два-три пони, везущих телеги с решетками. Фигурки внутри клеток казались совсем крохотными, изломанными, беззащитными.

«Принцессы, почему вы допускаете такое?»

— Смотреть дальше бессмысленно. Стену они охраняют плохо, мы вполне сможем уйти по ней в режиме тени, — наконец произнес Грей, отключив разведывательный интерфейс. — Ты готова, дорогая?

— Да, конечно, — медленно кивнула Роза, внимательно наблюдавшая за перебранкой нескольких наемников. Один пони достал оружие и размахивал им из стороны в сторону, щедро раздавая угрозы. — Напомнишь легенду?

— Конечно. Мы наемники, пришли за рабами для своего хозяина. Имен и мест не называем, если запахнет жареным, действуем по обстановке. Я заметил по крайней мере три пути отхода, так что не пропадем. — Заметив состояние кобылки, пегас нежно обнял ее крылом и привлек к себе. — Не бойся, мы вместе.

— Я не только об этом беспокоюсь. Просто я смотрю на все это и понимаю... Мы ведь должны помочь этим несчастным. Понимаешь?

— Мы сделаем все, что в наших силах. — Грей вздохнул и покачал головой. — Вот только наши силы далеко не безграничны.



***

Небольшой караван, спустившийся с холмов, не привлек к себе особого внимания. Лишь парочка наемников скользнула заинтересованным взглядом по притороченным к грузовым роботам ящикам, но, оценив калибр встроенных пулем


убрать рекламу







етов, предпочла не связываться с новичками.

Грей и Роза заняли место в конце очереди, встав за небольшой группой единорогов в необычных костяных ошейниках. По сторонам от них стояли несколько вооруженных земнопони с пустыми глазами да странная фигура, полностью закутанная в плащ ослепляющего белого цвета. Из-под глубокого капюшона на секунду вспыхнули зловещие огоньки.

Не пользуйся пегасы воздушными фильтрами, они бы, несомненно, ощутили терпкий запашок, идущий от охранников очередной группы рабов, пригнанных на продажу. Он исходил от передвижных повозок с решетками, немытых тел охранников на входе, чья броня была покрыта пятнами крови и чего-то гораздо хуже, от огромной выгребной ямы неподалеку от ворот, в которую сбросили какое-то тело. Оставалось лишь благодарить неизвестных техников, оборудовавших шлемы Анклава воздушными талисманами.

Несмотря на огромное количество желающих попасть в Плейнхув, очередь двигалась довольно быстро. Большинство пони проходило безо всяких проволочек, лишь некоторые платили мзду за право попасть в город. Так лидер большого «северного» каравана минут десять препирался с грязным охранником, после чего сплюнул на землю и протянул ему туго набитый мешочек, моментально исчезнувший с его копыта. Страж что-то сказал своим собратьям, и они дружно заржали, пропуская слуг хозяев шахт драгоценных камней.

Следующим проходил отряд, состоящий из семи тяжеловооруженных грифонов с метками скрещенных белых клинков на черной броне. Им хватило одного тяжелого, презрительного взгляда, чтобы некогда массивный охранник вдруг нервно сглотнул, съежился и моментально убрался с их пути. Находясь под впечатлением, он пропустил еще пятерых, пока не опомнился и не вцепился в следующих жертв. Ими как раз оказались погонщики рабов перед караваном разведчиков Стойла. Несмотря на стоящий вокруг шум, Грей слышал их разговор достаточно отчетливо.

— А, Зекранта, давно не виделись. Очередные единороги для наших хозяев? — Голос у охранника оказался довольно сиплым, будто в его горле проделали сквозную дыру.

— Они твои хозяева, не мои. Пропус-с-с-ти, у меня ес-с-с-ть дела внутри. — От ледяного голоса Зекранты по телу разведчика пробежала нервная дрожь. Несмотря на удушающую жару, царящую в кольце солнечного света, он отчетливо почувствовал капельку холодного пота, бегущую по спине.

— Э-э-э, не так быстро! — Земнопони несколько стушевался, но быстро сумел взять себя в копыта и сейчас пытался отыграться за свой страх перед грифонами. — У тебя торговый караван, плати пошлину!

— Ты с-с-с-леп? Мы пришли покупать. Вход бес-с-с-платный.

— Не дури меня! Я видел тебя множество раз! И каждый из них ты продавала единорогов и на вырученные крышки покупала земнопони! Эти рабы не более чем товар. А значит, ты должна мне за вход в город!

— Жалкая ш-ш-ш-авка, тявкающая по приказу своего хозяина. Хорош-ш-ш-о, у меня прос-с-с-то нет времени. Можешь забрать себе одну из кобыл.

— Что? — Жеребец уставился на загадочную фигуру тупым взглядом.

— С-с-с-ам с-с-с-казал – они товар. По закону этих мест я отдаю тебе его часть. Бери кобылу и делай с ней все, что захочеш-ш-ш-ь.

— О, понятно. — В глазах жеребца вспыхнул похотливый огонек. — Отлично. Меня устраивает. Я возьму вон ту, беленькую. Круп у нее по виду отлично выдержит несколько часов с такими жеребцами, как мы! — Охранника радостно и шумно поддержали его соратники, предвкушающие скорое развлечение.

Зекранта молча повернулась к указанной жертве. В темноте капюшона вновь вспыхнул мертвенно-белый свет. Выбранная пони медленно покинула товарищей по несчастью и встала рядом с немытым стражем.

— Ты выбрал. Но учти – она предназначалас-с-с-ь Крали-с-с-с-у. И я с-с-с-с огромным удовольс-с-с-ствием расскажу ему об этом. Тебе прекрас-с-с-сно извес-с-с-стны пос-с-с-следствия.

Грей стоял за крупом Зекранты и не видел ее лица, но он отчетливо представил победную улыбку под белым капюшоном. Услышав имя загадочного Кралисса, охранники отшатнулись от своей жертвы с гримасой ужаса на мордах. Их заводила же, судя по виду, готовился провалиться прямо сквозь землю. Провожая проходящих мимо него рабов с открытым ртом и безумным взглядом, он выглядел донельзя жалким. Но Грей, немало видевший таких личностей среди младшего офицерского состава Анклава, прекрасно знал, что он вновь попробует вернуть себе чувство уверенности, жестоко отыгравшись на других. И следующими были они с Розой.

Страж долго смотрел на них тяжелым, слегка расфокусированным взглядом, словно пытаясь понять, кто же перед ним находится. С одной стороны, они походили на очередной торговый караван от какого-нибудь «темного» Стойла, решившего пополнить число рабов. Вот только ни одному из известных ему Стойл не служили пегасы, облаченные в антрацитовую броню и непроницаемые шлемы, да еще и увешанные энергомагическим оружием. От них веяло угрозой. Не так явно, как от грифонов или загадочной работорговки, но он чуял ее. И решил не рисковать, подавив в себе желание заглянуть в ящики со странной символикой. Обычно охранникам караванов очень не нравились подобные жесты. И если деревенщины из Кольт Спрингс могли стерпеть подобное обращение, то Зекранта и ей подобные спокойно разорвут его на куски. И никто не вступится за бедного стража. Эта парочка явно относилась ко второму типу покупателей.

— Кто такие? С какой целью прибыли в Плейнхув? — Страж говорил с непонятным акцентом, коверкая название города.

— Сам не видишь? Мы пришли на объявленный Аукцион, купить свежих кобылок и жеребцов, — иронично ответила Роза, выходя вперед. Грей лишь грозно смотрел на охрану сквозь забрало шлема, предоставив ведение переговоров более обаятельной кобылке.

— А крышки-то есть? Или тоже привезли сюда кучу хлама на обмен? — ехидно поинтересовался другой охранник, подходя к одному из грузовых роботов. AJ-21 моментально развернул к нему свои тяжелые пулеметы, от чего тот побледнел и поспешно сделал несколько шагов назад.

— Конечно есть! — ухмыльнулась пегаска, приподнимая шлем. Картинный щелчок хвостом – и один из роботов продемонстрировал им большой ящик, доверху набитый крышками. — Если не хватит, то у нас с собой много еды, медикаментов и оружия для обмена. Неужели наши товары считаются хламом? — В голосе кобылки послышались обиженные нотки.

— Нет, определенно нет, — неохотно согласился страж, уступая дорогу. — Проходите. Добро пожаловать в Плейнхув. Правила поведения найдете на площади Беглых Рабов.

— Спасибо. Вот вам за труды, — проворковала пегаска, сунувшая драгоценный рубин прямо в зубы опешившего жеребца.

Когда они миновали ворота и двинулись по узкой улочке, Грей с недоумением уставился на Розу.

— Не слишком ли расточительно разбрасываться драгоценными камнями? Да и вообще, откуда они у нас?

— Не волнуйся, — улыбнулась разведчица. — Я нашла его в Стойле среди останков одного из уничтоженных роботов. Один рубин не сделал бы нам погоды, а так от него хоть какая-то польза.



***

В Плейнхуве было... шумно. Из-за зданий впереди доносилась устрашающая брань, чей-то плач и стоны причудливо смешивались с пьяными песнями и цокотом сотен копыт. По улицам бродили стражники, отличавшиеся от обычных бандитов лишь однотипной униформой. Мимо Розы с Греем то и дело проходили пестрые группы пони и грифонов, спешивших на рынок. Один из них любезно сообщил им, что до основных торгов еще целые сутки, а пока рабы выставлены на обозрение в открытых клетках, чтобы потенциальные покупатели могли ознакомиться с товаром. Также всего за десять крышек он поделился с ними программкой будущих торгов, после чего бросился догонять свой собственный караван, пришедший из Стойла, пользовавшегося покровительством Стальных Рейнджеров. Немногим позже они наткнулись на будку глашатая, где эти программки раздавались совершенно бесплатно.

— Какой прохвост. — Роза восхищенно цокнула языком и за две секунды перенесла всю информацию с мятого листочка в базу данных своего костюма. По желтому экрану тут же побежали зеленые строчки. — Хм, они планируют выставить больше сотни лотов. Сегодня продадут наименее ценных рабов, а вот кобылки из Стойла начнутся завтра. Так сказать, самое сладкое напоследок. Они разделены на сорок лотов от двух до пяти пони в каждом. Цена каждого начинается от сотни крышек и до бесконечности. Грей, боюсь, мы не сможем выкупить всех.

— Этого следовало ожидать. — Разведчик сердито топнул копытом и немного ускорил шаг. — Как насчет пегасов?

— Значатся под тридцатым лотом. Продаются разом, идет наценка за «тренировку» и «особое обучение». Как-то странно это звучит. Похоже на какой-то метод подавления психики. Гребаный Дискорд! — возмущенно воскликнула хакер, замерев на месте. Жеребец тут же оказался рядом, настороженно выискивая опасность. Обтекающая пегасов толпа не обращала на них никакого внимания. Не обнаружив угрозы, разведчик вопросительно посмотрел на свою любимую.

— З-з-з-десь на-написано, — неожиданно всхлипнула кобылка, прижимаясь к жеребцу. — Они... они прострелили ему крылья!

Грей открыл рот да так и замер, не в силах найти слов. Для пегасов крылья являлись одной из самых драгоценных вещей. Их могли трогать лишь самые близкие и родные пони, кому можно было безоговорочно доверять. Ведь сломать их навсегда проще простого. Одно неверное движение – и летающий пони больше никогда не встретиться с небом. Самому Грею очень повезло вновь вернуться в небо.

В тот день, когда он не отдернул свои крылья из-под ее копыт, это означало полное доверие, возникшее между ними.

— Плохо, — наконец сказал разведчик, осторожно размыкая объятия. — Но не смертельно. В Стойле есть хорошее медицинское оборудование. Может, мы сможем восстановить их, главное оказаться в безопасности. Когда начало торгов?

— Да, ты прав. — Роза медленно кивнула, возвращаясь в грязный мир Плейнхува. — Аукцион начинается сегодня... Вот Дискорд! Их как раз записали во второстепенные лоты, которые будут продаваться на торговой площади в центре города через несколько часов. Мы едва не опоздали!

— Значит, нужно поспешить. — Разведчик в очередной раз вздохнул и шагнул вперед. — Идем.

Названия улиц и площадей Плейнхува нельзя было назвать красочными или берущими за душу. Зато они оказались донельзя лаконичны и заранее подготавливали новеньких к встрече с городскими «достопримечательностями».

Так Загоны оказались ничем иным, как длинными рядами клеток и бараков, где содержали недавно пойманных пони. Здесь покупатели могли посмотреть на товар вблизи и перекинуться с несчастными парочкой слов. Пробираясь вдоль длинных рядов по широкой тропе, Грей невольно смотрел на всех этих пони, чаще всего забившихся в угол и дрожащих от страха или же бессильно лежащих на полу. Грязные, со следами побоев на шкуре, все, как один, сломанные и бесполезные.

«О чем я думал, собираясь устроить бунт? Они просто не пойдут на сопротивление. Испугаются. Все, кто мог, остались позади, в том ужасном месте».

Парочке пегасов поневоле пришлось миновать площадь Беглых Рабов, от вида которой их едва не вырвало. В центре высоко вздымались многочисленные виселицы, на которых болтались распухшие от жары тела в окружении жирных мух. Табличка на груди каждого лаконично сообщала об одном единственном преступлении – попытке побега. Мастера неоднократно видели бунты рабов и прекрасно овладели способами устрашения и подчинения.

Впрочем, среди оставшихся в живых рабов были и другие особи. В одной из клеток невесть как оказался грифон, смотрящий на проходящую толпу как на добычу. Заметив проходящих мимо пегасов, он неожиданно хрипло рассмеялся.

— Кха-кха, ну надо же, Анклав! Разведывательное крыло! Вот уж не думал встретить вас здесь!

Грей словно врезался в невидимую стену прямо напротив темницы пернатого.

— Откуда ты нас знаешь? — удивленно спросила Роза, с интересом рассматривающая грифона.

— Ну как же, цыпа, — пленник рассмеялся собственной шутке. — Я ведь сражался с вами. Двадцать седьмой королевский пограничный полк. Много славных стычек, в которых я кромсал тела твоих сородичей.

— Ты забрался слишком далеко от своих гор, егерь. — Вмешательство Грея вызвало новую волну смеха-кашля.

— Как и ты, разведчик. Хотя Эквестрийская Пустошь для вас как раз рабочее поле. Пришли выкупать своих желторотиков? Похвально, похвально. Особенно если учесть вашу милую привычку изгонять своих за малейшие провинности.

— Хочешь сказать, что тебя бросили за крупное преступление? — От ехидного замечания жеребца улыбка грифона стала еще шире, превратившись в угрожающий оскал. — Не вижу особой разницы

— А-ха-ха! А ты забавный! И зришь в корень. Может, мы встретимся на поле брани после того, как отряд выкупит меня. А пока иди, маленький пони, мне надоела наша милая беседа.

Потеряв всякий интерес к парочке удивленных пони, грифон начал картинно чистить свои перья. Пожав крыльями, Грей и Роза двинулись дальше.

Следующее препятствие встретилось им в виде огромной горы металла, застывшей около одной из клеток. Сканирующий элемент шлема не смог идентифицировать цель, автоматически присвоив ей высокий уровень опасности.

«Кем бы он ни был, мы не можем из-за него пройти».

— Подожди здесь, я разберусь. — Грей подошел к горе металла и постучал по ней копытом. Вышло довольно звонко. Туша неизвестного существа повернулась к нему с пугающей скоростью, и на пегаса уставились два налитых кровью глаза.

— Чего-о-о?! — пророкотало существо.

?— Ты мешаешь нам пройти, — спокойно ответил жеребец, стоящий без движения. Подняв голову, монстр увидел боевых дроидов и еще одного пегаса в странной броне. Видимо оценив калибр их орудий, он лишь громко фыркнул, обдав Грея облаком пара, после чего медленно кивнул.

— Хорошо. Сейчас уйду. — Затем он столь же стремительно повернулся к прутьям. — А ты, мокрощелка, готовься. Ночь нашего знакомства станет для тебя незабываемой, не будь я сам Молот! Пойду поищу тебе подружку, а то одной всегда мало. Слишком быстро рветесь...

Последние слова он громко бурчал себе под нос, постепенно удаляясь в какие-то закоулки. Заглянув в клетку, Грей увидел довольно симпатичную земнопони, взмокшую и дрожащую от страха. При виде незнакомого пегаса она неожиданно бросилась к прутьям и яростно зашептала.

— Пожалуйста, господин, выкупите меня! Это чудовище разорвет меня на куски! Умоляю, спасите! Я умею делать очень приятно, меня обучали! Я буду полностью покорна и верна, умею очень многое, сношу все, только, пожалуйста, не дайте мне умереть под этим монстром! Умоляю!!!

Ничего не ответив, пегас медленно отошел от клетки, как бы невзначай посмотрев на ее номер.

«Двадцать седьмой лот».

— Кто там, Грей? — опасливо спросила Роза, отдавая роботам команду продолжать движение.

— Похоже, еще одна пони, которую мы должны спасти, — неопределенно ответил разведчик.

Роза задумчиво посмотрела в сторону клетки, от которой отошел жеребец. От нее не скрылся полный надежды взгляд сидящей внутри кобылки.

— Грей, эта пони не из Стойла. И не пегас.

— Да, я заметил. — Идущий и смотрящий перед собой разведчик лишь коротко кивнул.

— Грей, наши средства очень ограничены. — Кобылка встала перед жеребцом. — У нас может не хватить даже на часть пони, которых мы желаем выкупить.

— Да, ты абсолютно права. Вот только... — Он запнулся, подбирая правильные слова. — Только мы должны, понимаешь? Мы не способны помочь всем, но хоть кому-то просто обязаны.

Роза закусила губу под забралом своего шлема. Она была рада тому, что бродящие вокруг изверги не могли видеть выражения ее мордочки.

— Думаю, ты прав. Я только одного не понимаю – почему она?

— Мы не знаем судьбы остальных. Только вот этой пони. — Жеребец кивнул в сторону медленно удаляющейся горы железа. — И если ей не помочь, то этот монстр разорвет ее пополам. — Немного помолчав, жеребец внезапно улыбнулся и шутливо толкнул кобылку в бок. — К тому же, по ее словам, она готова на все, а ты как раз хотела поиграть втроем.

Пегаска весело фыркнула и пихнула жеребца в ответ. На душе немного посветлело.



***

Торговая площадь встретила парочку пегасов нескончаемым потоком бессвязного шума, в который сливались голоса и брань всех находящихся на ней существ. Среди множества крупов пони то и дело мелькали грифоны, увешанные тяжелым вооружением. Роза разглядела в собравшейся толпе недавнего знакомца, обвешанного сталью. Неизвестный монстр стоял на площади обособленно в компании двух единорогов и одного пегаса, мрачно разглядывая пустующую сцену. Большинство пони собрались в недружную толпу, но виднелись и островки, которые остальные предпочитали обходить стороной. Одним из них являлась одинокая фигура в белом плаще, стоявшая без единого движения.

«Зекранта. Похоже, ее здорово боятся».

Другим таким островком являлся давешний караван из жеребцов с двустволками, отгоняющих толпу гневными окликами и легкими тычками прикладов. Не то чтобы их особо боялись, но связываться сразу с четырьмя десятками склочных северян желающих не находилось.

От дальнейшего разглядывания Торговой площади Грея отвлек пони в форме охраны. Окинув их неприветливым взглядом, он все же выдал дежурную улыбку.

— Впервые на торгах, господа?

— Да, — односложно ответил пегас.

— В таком случае я должен объяснить вам правила. — Охранник скорчил кислую мину и принялся бубнить заученные фразы. — В случае, если у вас есть какие-либо товары, вы должны проследовать к оценщику, который укажет его точную стоимость в крышках. После этого вы получите свой уникальный торговый номер, который даст вам возможность участвовать непосредственно в аукционе. Для того чтобы сделать ставку, достаточно просто поднять табличку или высказать пожелание вслух. Для начала вам туда. — Земнопони указал на внушительную деревянную постройку, после чего порысил к следующему покупателю.

— Звучит не так уж сложно, пойдем. — Грей пошел в указанном направлении.

Оценщик, являющийся старым дряхлым единорогом, на вид ни капли не удивился их странному набору товаров: примитивное огнестрельное оружие, разнообразные патроны, несколько ящиков Спаркл-Колы, три ящика консервов с логотипом Стойл-Тек. Держа на весу очередную банку, он лишь слабо улыбнулся и неожиданно подмигнул пегаске.

— Вижу, у вас был удачный рейд. — Оценщик явно принял их за продвинутых рейдеров. — Поздравляю.

— Спасибо! — Роза тепло улыбнулась в ответ, словно не замечая сарказма в словах старика.

— В принципе, у вас тут много, качественно, хорошо. Думаю, это четырнадцать тысяч двести восемьдесят три крышки. Отличная сумма, чтобы купить целый табун рабов. На неоперившихся пегасов вам хватит наверняка.

— Пегасов? — деланно удивилась хакер.

— Именно. Я ведь далеко не первый год живу. И, несмотря на слабое зрение, вполне способен узнать броню похожую на ту, как на новых рабах. Не волнуйтесь, меня не интересует политика, моя работа лишь оценивать. Но вот вам почему-то хочется пожелать удачи.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Грей. — У меня к вам есть небольшая просьба...

Получив табличку с номером у молчаливого земнопони, их караван занял указанное место, вокруг которого тут же образовалось свободное пространство. Обитатели и гости города по достоинству оценили боевые модели роботов производства Министерства Военных Технологий. Впрочем, их одиночество длилось ненадолго. К Грею подбежал пони-подросток и радостно загомонил.

— Продам информацию, десять крышек за один вопрос, знаю многое о многих.

— А не впариваешь? — иронично поинтересовалась Роза, отодвинув пегаса легким движением крыла.

— Обижаете, миледи! — В глазах пони и впрямь промелькнула обида. — Я лучший информатор Плейнхува!

— Тогда расскажи нам, откуда здесь взялось солнце? — спросила кобылка, протягивая крышки.

— Отличный вопрос, миледи! Дабы показать свою силу, наши высокочтимые хозяева наняли три дополнительных отряда воинов-грифонов, которые расчистили небо и охраняют наши воздушные границы. Поговаривают, будто вдали видели несколько отрядов пегасов, но они так и не рискнули приблизиться к нашему городу!

«Забавно. Анклаву вполне по силам победить этих грифонов, но это неизбежные потери. По сути, Плейнхув находится далеко от важных границ, поэтому на него просто махнули копытом».

— А как насчет вот этих? — Роза, не стесняясь, указала копытом в сторону огромного каравана с винтовками.

— Это делегация из Даймонд Шафта. Им постоянно нужны новые сильные рабы, способные работать в глубине шахт и добывать драгоценные камни. Купят штук двадцать жеребцов и поведут их под конвоем назад. Бунта они не боятся, но конкурирующие банды вполне могут устроить налет.

«Грызня за власть, контроль над точками влияния. Прямо и не покидал облака».

— Хм. Расскажи нам про эту гору железа. — кобылка кивнула в сторону недавно встреченного монстра.

— О, это же сам Молот! — восторженно загомонил подросток. — Его наемный отряд считается одним из самых опасных в округе! Они могут выследить и уничтожить любую цель выбранным заказчиком способом. Обычно покупатели настаивают на том, чтобы он напрыгивал на связанную жертву всем своим весом. Говорят, хруст костей прекрасно сочетается с предсмертным криком, но за доставку к нанимателю и последующую казнь он берет дополнительную плату. Также в его копытах часто бывает ценная информация или артефакт, а вот с ловлей рабов на продажу у них не задалось.

— Почему это? — Роза внутренне скривилась, но старалась не подавать вида.

— Пони говорят, — информатор понизил голос. — Будто Молот плохо себя контролирует. Как поймает какую-нибудь кобылку, тут же начинает насиловать. Рвет бедняжку пополам, поскольку слишком большой. После нескольких удачных рейдов он и его компашка приходят в Плейнхув и покупают несколько обученных рабынь. Стараются их беречь, чтобы те по полной отработали выплаченные крышки, но все равно конец у них близкий и грустный. Правда, всегда бывает исключение... — Подросток замолк, многозначительно поглядывая на пегаску. Та протянула ему еще десяток крышек, и он продолжил в прежнем темпе.

— Один из единорогов Молота часто покупает себе рабыню. Всегда одну, когда исчезает другая. Он всегда заботится о них, даже копытом не трогает и другим не позволяет. Молот его уважает, поэтому живется ей хорошо, пока отряд в очередную заварушку не встрянет, где валят все подряд. По слухам все эти рабыни как одна преданы своему хозяину, спасшему их и давшему альтернативу долгой и мучительной смерти. От них нужно лишь одно – любить.

— Любить? — не на шутку удивилась Роза.

— Да, именно любить. — информатор опасливо поглядел по сторонам и заговорил чуть тише. — Скорее всего, он псих, понимаете, не все пони на месте в его голове. Больше ничего сказать не могу.

— А вот она? — Кобылка указала копытом на фигуру в белом плаще. — Грозная личность.

— Ну у вас и вопросы, леди. — Информатор поежился. — Это Зекранта, она из «темного» Стойла то ли на севере, то ли в южной пустыне. Каждый раз приводит единорогов-рабов, после чего скупает симпатичных земных кобылок и изредка пегасов. Никто не знает, зачем они ей. Сейчас-то ей раздолье будет, когда выставят рабынь с нежной шерсткой. — В голосе подростка послышались сальные нотки. Похоже, он мог жалеть лишь о том, что ему не по карману попробовать их лично.

— Их, кстати, трогали? — как бы невзначай поинтересовался Грей. — Не хотелось бы купить порченый товар.

— Нет, что вы, это против правил! Взяли лишь самых непокорных, чтобы остальные на их примере поняли, каково это – идти против воли хозяев. О них хорошо заботятся и ухаживают, поэтому будут продавать по завышенной цене. Не меньше пяти сотен крышек за красивую кобылку!

— Спасибо за информацию. Свободен. — Роза моментально отсчитала плату и потеряла к информатору всяческий интерес. Грей заметил, что ее колотила едва заметная дрожь. Когда сплетник оказался вне их поля зрения, разведчик наклонился к уху кобылки.

— Успокойся. Действуем по плану. Программы готовы?

— Да. — Пегаска подобралась, вскидывая голову. — Уверена, их не найдет даже продвинутый хакер. Давай возьмем чего-нибудь выпить.

— Конечно. — Достав из небольшого ящика две банки Спаркл-Колы, он протянул одну из них Розе. — Когда все это закончится, отпразднуем чем-то покрепче сидра!

— Определенно! — Кобылка благодарно улыбнулась и на секунду прижалась к жеребцу. — Кажется, где-то в Стойле был спирт.



***

— Йи-иха! Мои маленькие пони! Вот и в эфире ваш любимый DJ Pon3! И, конечно же, я пришел к вам не с порожними сумами. Хотя как пришел, ведь я всегда с вами, ха-ха! И не важно, дети мои, заслуживаете вы того или нет. Кому положено, все получат под хвост! И не важно, заткнут ли они при этом свои маленькие уши или нет. Ну а теперь мне нужно оправдать прерывание столь прекрасной музыки, которую мы все с наслаждением слушаем вот уже немногим больше века!

Хотя настоящие ценители всегда могут переключиться на вспомогательный канал, где проигрываются записи выступлений знаменитой Октавии и ее виолончели. Вдруг им промоет мозги так, что они станут еще одними Стальными Рейнджерами? Не в обиду вам, угрюмые ребятки!

Итак, начнем мы с самого главного – с так называемой столицы Западного Сектора! Если вы не страдаете ранней формой склероза, то, безусловно, должны помнить мои слова о бесконечных реках крови, льющихся в Даймонд Шафте! Брат пошел на брата, Стальной Рейнджер на банды, а говно на говнюка! К чему я это вспомнил, спросите вы? Неужели они наконец-то перебили друг друга? А вот хрен!

Просто наши дорогие Стальные Рейнджеры, и когда я говорю дорогие, я вовсе не подразумеваю их, как обладающих какими-то выдающимися личными качествами, а припоминаю цену, заломленную за охрану моих ретрансляторов. Кхм, так вот, наши Дорогие Стальные Рейнджеры внезапно заперлись в своих крепостях! Сидят, понимаешь ли, за высокими стенами и пулеметами и носа не кажут из укрытий. Местные здорово обрадовались свободным от патрулей дорогам, и резня вышла на новый уровень жестокости!

«Это какой-то тактический ход», – скажете вы. «Они ждут, пока эти твари перебьют друг друга, и плевать на постоянные пополнения с окраин!» Но вот в чем прикол, дети мои – несколько очевидцев видели огромный отряд рыцарей и паладинов, увешанных оружием даже больше обычного. И где! На выходе из Даймонд Шафта! Неужели они решили бросить свою базу и перебраться к своим союзникам из Союза Стойл? Или им надоела бесконечная резня, и они отправили отряд на переговоры со своими восточными собратьями?

Ну а пока я не нашел ответа на эти животрепещущие вопросы, ловите свежую новость – у нас появился новый герой! Ну, или же это был отряд героев, информация из третьих копыт никогда не отличалась надежностью.

Я уже чувствую, как вы хотите сказать мне: «Пон, дорогой, но что же в этом такого? Каждую неделю то тут, то там появляется очередной герой, который месяц спасает всех подряд. Это уже давно устарело и вышло из моды!»

Вы правы, дети мои, герои уже давно не оригинальны. Но здесь на первый план выходит то, чего никогда не хватало всем тем идиотам, которые уже после второй недели становились рейдерами или мародерами. Я скажу вам всего два слова – оригинальный подход!

Одну крохотную деревушку мусорщиков, чье название я уже и не вспомню, донимала не такая уж большая банда из пяти рейдеров. Видимо, им не под силу было урвать куш побольше, поэтому они просто кормились еженедельной данью с этого жалкого народа. И вот в один прекрасный день они просто исчезли!

Ошарашенные жители деревни неделю не могли поверить в свое счастье, а потом еще два дня бурно отмечали освобождение. Но все же они собрались с духом и послали разведчика к логову рейдеров. Именно он и отправил мне письмо. И да, парень, в следующий раз найди нормальную бумагу, от этой до сих пор несет блевотиной!

Кхм, так вот, я вновь отвлекся. Он нашел пропавших рейдеров в небольшой пещере около заброшенной метеостанции. Всех пятерых жестоко убили и, судя по следам, заживо распотрошили, после чего бросили умирать. Ничего не пропало из лома, который они по какому-то недоразумению называли оружием. Так же на месте остались крышки и патроны, что уже переходит самые разумные границы и фактически отметает атаку более удачливой банды. И вот тут-то, дети мои, и начинается стиль, о котором я говорю!

На теле бывшего главаря банды обнаружили записку на белой подарочной бумаге, которую так же переправили мне. Некий художник сделал маркером весьма детальный набросок чего-то, похожего на вымершую птицу, а ниже приписал «уточка не прощает». Ха! Я так и представляю, как эта самая уточка заходит в лежбище рейдеров и потрошит всех пятерых. Парень, ты определенно выбрал не тот символ! Тебе больше подойдет разъяренная мантикора или свихнувшийся гуль. В общем-то, наш выпуск новостей подходит к концу, поэтому ценители нашей вечной музыки могут вздохнуть с облегчением.

Оставайтесь на нашей волне!



***

Из динамиков вновь полилась бодрая музыка. Не успел Грей обдумать последние новости и начать гадать, куда он вообще попал, как Роза недовольно щелкнула хвостом.

— Выключи уже радио, они вот-вот начнут!

Грей коротко кивнул и отдал команду интерфейсу на переход в базовый режим. Взгляд его невольно вернулся к странному отряду, возглавляемого Молотом. К стоящей кучке пони прибавилась еще одна кобылка. От других ее отличал изящный золотой ошейник с тонкой цепочкой, тянущейся к копыту одного из единорогов. При взгляде на него на экране появились помехи.

«Ошибка. Идентификация невозможна. Ошибка. Для успешной идентификации необходимо приблизиться к объекту».

— Видимо, кобылка, которая должна любить. Ну и бред, — прошептал жеребец, удержавшись от желания постучать по шлему.

Всеобщее


убрать рекламу







внимание привлек единорог в яркой разноцветной одежде, внезапно появившийся на сцене. Золотое свечение окутало его рог, постепенно переходя на горло. По всей Торговой площади разнесся громовой голос.

— Приветствую вас на семьдесят четвертом всеобщем Аукционе! В этот день мы продаем второстепенные лоты, но они таковы лишь по названию! Высокое качество товара и полная покорность гарантированы! И, не откладывая в долгий ящик – наш первый лот!

По его команде несколько земнопони вывели на сцену трех понурых жеребят.

— Дети с одной из близлежащих ферм, единственные выжившие в семье! Два жеребчика и одна кобылка! Подумайте, вы можете обучить их чему угодно, ведь дети все схватывают на лету! Из кобылки обещает вырасти отличная постельная пони, а жеребчики станут отличными трудовыми рабами. Могут продаваться как вместе, так и по отдельности! Стартовая цена сто крышек за жеребчика и двести крышек за кобылку! Да начнутся торги!

Роза, обратившая все свое внимание на помост, мелко дрожала. Ее дрожь была заметна, даже несмотря на броню, скрадывающую движения кобылки.

Долго она не выдержала, быстро повернувшись к жеребцу.

— Грей, мы должны их спасти!

Он лишь молчаливо посмотрел на нее в ответ, словно напоминая пегаске ее же слова о стесненности в средствах.

— Теперь я понимаю... — Роза закусила губу, вновь повернув голову к сцене. — Но это же жеребята! Они не заслужили!

Два жеребенка ушли всего за двести крышек какой-то парочке грифонов, стоявших обособленно от остальных. А вот за симпатичную кобылку серого окраса развернулась настоящая баталия. И чем дольше покупатели перекрикивали друг друга, тем шире становилась улыбка у торговца живым товаром. В конце концов, право на жеребенка получил тучный земнопони, которого четверо рабов принесли на вычурных носилках с крышей. Его сальный взгляд и мерзкая ухмылочка не оставляли каких-либо сомнений в дальнейшей судьбе рабыни, тем более что рядом к паланкину уже было привязано несколько кобылок, отличавшихся своей молодостью.

«Да этот урод любит маленьких жеребят!»

Роза низко опустила голову, кусая губы. Вид у нее был очень несчастный.

— Мы должны будем постараться их найти, — тихо прошептала хакер. — Может после... Иначе они будут являться мне во снах.

Она подняла глаза на следующие пони-лоты.

Не успели жеребята скрыться из виду, как на сцену вывели обыкновенного земнопони, покрытого шрамами. Даже под коркой грязи и следами ран можно было разглядеть бугры мускулов, ходящих под шерстью. При его виде заметно оживились кобылки, похотливо разглядывающие мощную стать жеребца.

— А это Андерс – фермер, оказавший сопротивление сборщикам податей! Его семья теперь ублажает наших хозяев, а сам он выставлен на аукцион в качестве тяглового раба! Стартовая цена сто пятьдесят крышек!

— Сто пятьдесят! — Крикнул предводитель пони из Даймонд Шафта. Он по достоинству оценил физическую силу раба, отлично подходящую для темных сырых шахт столицы сектора.

— Двести! — тонко воскликнула миниатюрная кобылка, похотливо смотрящая на живой товар. Роза рассмотрела наконечник плетки, торчащий из ее седельных сумок.

— Двести пятьдесят! — в игру вступила кобылка-рейдер, чья броня состояла из множества кожаных лент, покрытых шипами.

— Триста! — лидер каравана не сдавался.

— Три пятьдесят!

— Четыреста!

— Пятьсот!

— Семьсот пятьдесят. — От нового голоса повеяло могильным холодом. Торги моментально застыли. Все пони дружно повернулись к одинокой фигуре в ослепляющем белом плаще. Кобылка-рейдер хотела было перебить ставку, но ее подруга едва ли не засунула той копыто в рот, что-то возбужденно шепча. В конце концов, та кивнула и потеряла к товару всяческий интерес. Связываться с Зекрантой не хотелось никому.

— Почему они перестали торговаться? — Роза нахмурилась и провела копытцем по земле. — Я чувствовала, они ведь хотели продолжать! А если она заинтересуется нужными нам пони?

— Не волнуйся, я ее не боюсь. — Несмотря на противное липкое чувство в глубине души, пегас говорил правду. Офицеров Анклава учили преодолевать страх довольно жестоким способом.

Рабы шли один за другим. Основную их массу составляли фермеры, на чьи земли совершили налеты банды, подконтрольные Мастерам. Избитые, сломленные, с потухшими взорами, представляющие собой лишь жалкие тени, сдавшиеся, прекратившие борьбу. Их покупали как живую силу, охрану, объекты издевательства или игрушки для секса. Молот долго сражался с парочкой грифонов и рейдершой за двух симпатичных близняшек, дочерей очередного погибшего фермера, пока конец их спорам не положил ледяной голос Зекранты, обещавшей по тысяче крышек за каждую. Выдав в воздух трехэтажную конструкцию, монстр отвернулся от сцены и потопал к лоткам с едой.

На пятнадцатом лоте (очередной тягловой пони, за пятьсот крышек ушедший в Даймонд Шафт) продавец объявил перерыв. Большинство пони и грифонов направилось к магазинам, где торговали едой, лишь караваны остались на месте, охраняя товар. Пегасы рассматривали юную кобылку в новехоньком ошейнике, которая понуро брела за паланкином своего нового хозяина, когда к ним кто-то подошел. Несмотря на зной и духоту, которые проникали даже сквозь фильтры и тепловую защиту костюмов, по их спинам пробежал предательский холодок. Грей тут же понял, кого увидит за своим хвостом. И не ошибся. В зеркальном экране шлема отразилась фигура в ослепляющем белом плаще.

Роза, обернувшаяся второй, не сдержала предательской реакции. Пегаска таки вздрогнула, мелко, скрыто, больше похоже на краткую судорогу, но не сильно подобающе для разведчицы Анклава, пусть и бывшей.

— Что вам надо посреди нашего каравана? — Пегаске явно не нравилось видеть столь активную покупательницу пони-рабов.

— У меня есть предложение, — совершенно нормальным голосом произнесла погонщица рабов.

— И с чего вы взяли, будто оно нам интересно? — Крылатая пригнула голову к земле, расставляя передние копыта:

— Уж поверь мне, маленькая пони. — Хоть лица говорившей и не было видно, пегасы буквально почувствовали ее улыбку. — У меня очень хороший слух. Я знаю ваши планы. И они меня полностью устраивают.

Роза распахнула крылья, хищно изогнув хвост. Роботы явно отреагировали на это движение, повернувшись к гостье.

— И как же наши некие «планы» могут соответствовать интересам пони, которую тут боится каждый из присутствующих на этой площади? Мне кажется, между нами слишком много различий.

— То, что кажется черным, не обязательно им является. Ты далеко не первая, кто совершает ошибку и судит по первому впечатлению. — Загадочная пони печально покачала головой. — Вы хотите купить своих товарищей, после чего устроить ночную диверсию и сбежать из города, прихватив нескольких рабынь из нового Стойла. Хороший план, но не идеален и пахнет самоубийством. Я могу помочь. Ликвидировать наиболее опасных охранников, способных вам помешать. Взамен на услугу.

— Какие интересные сведения. — Роза отвернула голову в сторону. В ее голосе сквозило пренебрежение. — Мне даже стало интересно, что может запросить такая пони, как ты.

— Вы купите двадцать девятый лот. Мы встретимся за стенами, и вы передадите ее мне.

«Еще одна пони жаждет получить особо интересного ей раба. Куда же все они на земле скатились за этот век!»

— Не считаю это возможным.

— Маленькая глупая пони. Если будем дружить, шансы на успех повысятся и у меня, и у вас. — Очередная невидимая улыбка из-под капюшона.

— Я давно вышла из возраста маленьких и глупеньких. Ты даже не представляешь, как рано это все выбивают у кадетов Анклава! — Роза не сдержалась и топнула копытцем. — Если ты хочешь, чтобы мы передали ее тебе, то потрудись объяснить, зачем она тебе нужна. Для чего тебе еще один раб?

Зекранта помолчала минуту, принимая какое-то решение. Наконец она кивнула.

— Я хочу ей помочь. Скоро произойдет множество событий, которые изменят абсолютно все. Вы должны знать лишь одно – я не причиню ей вреда. А даже если и захочу, то просто не смогу. Ведь она гораздо сильнее. — В ее голосе отчетливо послышалось уважение, смешанное со страхом. — Лучше я помогу ей сейчас, чем буду сметена потом.

Роза повернула голову к Грею в явном недоумении. Она явно ждала другого ответа. Более того, он казался честным.

— Мы...

— Почему ты не купишь ее сама? — наконец вступил в разговор жеребец.

— У меня есть враги. Они точно не знают, кто мне нужен, но будут мешать. Я помогу вам ночью. Ликвидирую грифонов. Может, прикрою от кого еще. Собью погоню со следа. Расскажу, как надо действовать. И приведу жеребят, на которых ты смотрела, будто они твои.

Роза отступила назад, опустив лицо. Это был нечестный ход.

— Это предложение… Я не могу отказаться. — Роза с трудом сдерживала чувства. — Грей?

— Хороший аргумент. Действенный, — равнодушно проговорил пегас, рассматривая небо. — Хорошо. Мы купим и приведем тебе ту пони. Но если обманываешь...

— Не бойся, крылатый, — теперь в голосе колдуньи звучала насмешка. — Можешь спросить кого угодно. Зекранта всегда держит свое слово.

— И почему мне в это не верится? — тихо пробормотала Роза.

— Мне нет резона ссориться с вами. — Зекранта громко фыркнула. — Ваше Стойло находится слишком далеко от моего. Не смотри на меня так, маленькая пони. Я знаю, откуда вы. Вам следует получше прятать свои мысли.

«Ну и бред! Не может ведь она на самом деле читать наши мысли!»

— Тогда встретимся позже, аукцион вот-вот продолжится. — Пегаске хотелось поскорее прервать беседу.

Загадочная пони кивнула на прощание и растворилась в толпе. Постепенно все вернулись на свои места, и на помосте вновь появился распорядитель торгов.

— Итак, мы продолжаем! Шестнадцатый лот, три жеребца и одна кобыла, продаются вместе, начальная ставка...

Лот номер двадцать семь оказался очень знаком двум крылатым разведчикам. Это была как раз та кобылка, которая просила помощи у Грея. Роза повернула к нему голову, слегка наклонив ее набок.

— О чем ты думаешь?

— Ты знаешь, я обещал. — Разведчик тяжело вздохнул. — Тем более, если все будет хорошо, то твои жеребята будут спасены от рабства. А эта пони обречена, если мы ее не выкупим.

Пегаска посмотрела на выставленную под всеобщее обозрение изящную кобылку. Перед торгом ее внешность явно привели в порядок. Шерстка лоснилась, а сама она старалась занять как можно более неподобающую позу, пусть и без слишком излишней откровенности. Этого хватило, чтобы привлечь жадные взгляды жеребцов. Впрочем, можно было заметить и некоторых представительниц слабого пола, похотливо взирающих на пленную кобылку. Таким образом она старалась понравиться публике и не угодить в копыта Молота.

— Отлично обученная рабыня для утех! Попала к нам после смерти лидера «Драконов» и фактического уничтожения банды. Была личной игрушкой главаря. Пони, призванная дарить наслаждение своему господину. Стоит отметить прекрасную физическую форму, к тому же ее давно не касалось копыто посторонних. Стартовая цена триста крышек!

— Четыреста! — закричал грифон в броне наемника.

— Пятьсот! — донеслось из паланкина жеребца-педофила. Видимо, он счел выставленную рабыню достаточно молодой для себя.

— Шестьсот! — донеслось от парочки грифонов.

— Восемьсот! — яростно взревел Молот, грозно выйдя вперед. Все пони и грифоны вокруг опасливо покосились на него, но противостоять не рискнули. Распорядителю это не слишком понравилось, но делать было нечего.

— Восемьсот раз, восемьсот два, восемь...

— Тысяча. — Спокойный голос, доселе не участвовавший в торгах, моментально привлек к себе всеобщее внимание. Фигура в антрацитовой броне с продвинутыми винтовками по бокам казалась достойным соперником монстру, закованному в сталь. Молот остолбенело смотрел на Грея, не в силах поверить такой наглости. Опомнился он лишь на слове «два».

— Тысяча сто!

— Тысяча двести.

— Тысяча триста!

— Четыреста.

— Пятьсот!!!

— Тысяча семьсот. — Спокойствию Грея оставалось лишь позавидовать. К Молоту подошел пони в броне с похожей символикой и что-то прошептал тому на ухо. Тот фыркнул и неожиданно взревел.

— Ни за что! Я ему не уступлю! Тысяча восемьсот.

Все затаили дыхание. Цена за подобных рабынь редко выходила за пределы тысячи, а тут соперники практически дошли до двух. К тому же нашелся кто-то, посмевший бросить вызов самому Молоту – лидеру наемного отряда, отличавшегося особой жестокостью к своим врагам. Грей задумчиво смерил своего оппонента оценивающим взглядом, после чего насмешливо произнес.

— Две тысячи.

Неизвестный единорог опять что-то настойчиво прошептал монстру, показывая на двух купленных ранее рабынь, боязливо вжимающихся в землю. Молот послушал несколько секунд, после чего проревел.

— Нет! Две тысячи двести!

— Две тысячи триста. — тут же парировал пегас.

— Две четыреста!!! — пуще прежнего взревел Молот.

— Грей, закругляйся уже, — капризно произнесла Роза. Слова пегаски разнеслись по всей площади, вызвав многочисленные смешки.

— Конечно, дорогая. Мне и самому уже надоело. — Недовольно ответил жеребец. Все подумали, будто он сдался. Распорядитель уже хотел объявить победителя, как все тот же спокойный голос разведчика прервал его.

— Три тысячи крышек.

— Продано господину Грею! — радостно воскликнул распорядитель торгов.

— Что?!!! — взревел Молот. — Я готов дать четыре!!!

— Да хоть пять, — пожал плечами единорог. — У меня тут доклад от оценщика о располагаемой вами сумме плюс вычет от предыдущих покупок. Вы исчерпали свой лимит, господин Молот, поэтому попрошу вас заткнуться.

Раздался новый взрыв смеха. Поставленный на место залетным новичком, Молот стремительно терял уважение, переходящее к пегасу в угрожающей броне.

Тем временем охранники приделали к ошейнику рабыни серебряную цепочку и подвели ее к покупателю.

— Поздравляю с покупкой, — радостно улыбнулся один из них, демонстрируя пожелтевшие зубы.

— Спасибо, парни, — ответил пегас, принимая цепь. Брань Молота красноречиво говорила о том, что у них с Розой теперь большие проблемы, но ему было плевать. Щемящее чувство восторга, разгорающееся в груди, однозначно того стоило, даже несмотря на убийственный взгляд самой пегаски. Разведчику понравилось участвовать в торгах. Тем временем на помост вывели следующий лот...

Пока выдался небольшой перерыв перед загадочным двадцать девятым номером, Роза подошла к новоприобретенной пони вплотную, критически разглядывая ее, слегка заводя голову то справа, то слева.

— Ну... добро пожаловать к нам, симпатяжка. — Пегаска вздохнула, прикрыв глаза копытцем. — Надеюсь, мы не пожалеем о помощи тебе.

Она повернула голову к помосту.

— Ведь наш «план покупок» даже толком и не открылся.

— Госпожа, спасибо. — Кобылка нервно дрожала, готовая вот-вот расплакаться. Стоило пегаске подойти к земнопони, как та бросилась целовать ей копыта. — Обещаю, вы не пожалеете. Меня обучили ублажать кобылок, и я буду очень стараться. Я готова на все, только умоляю, защитите меня.

Роза поперхнулась, слегка отступив. Такой ответ явно был совершенно неожиданным для нее.

— О... М... Да... Мы постараемся.

Она поспешила повернуться в сторону распорядителя, как раз объявляющего новый лот. Желтые щеки кобылки стремительно меняли окрас на алый.

Грей здорово повеселился от такой реакции своей любимой. Попросив свою новую рабыню никуда не отходить от боевых роботов, он наклонился к пегаске.

— Смотрю, она тебе понравилась.

Устроители аукциона разделили лоты по категориям. Сначала шли захваченные фермеры и рейдеры, впавшие в немилость Мастеров или проигравшие другим бандам. Затем настала очередь рабынь, специально обученных для ублажения своих хозяев, после чего следовали солдаты. Рабынь из Стойла, являющихся элитным товаром, отложили на десерт.

Двадцать восьмым лотом оказалась еще одна молоденькая кобылка, не такая симпатичная, как предыдущая, но все же вполне возбуждающая. За нее развернулась нешуточная борьба между пони в паланкине, двумя грифонами и единорогом из отряда Молота. Сам же предводитель сверлил Грея яростным взглядом, мысленно призывая на его голову всевозможные кары. Остановившись на тысяче крышек и сотне сверху, единорог победил. Он принял серебряную цепочку в зубы, чем немало удивил охранников. Впрочем, они привыкли не задавать вопросов.

Тем временем на помост вывели очередную жертву, попавшую в копыта Мастеров – довольно крупную и вместе с тем элегантную единорожку темного цвета с красивой синей гривой, покрытую странными татуировками. При взгляде на ее кьютимарку на ум почему-то приходило выражение «звездный взрыв».

— Грей, — прошептала Роза. — Это ее мы обещали купить Зекранте.

— Точно, спасибо, — рассеяно кивнул жеребец, все еще посматривающий на круп своего нового приобретения.

— Найденная посреди пустыни! — тем временем начал распорядитель. — Эта кобылка не говорит ни слова, но вы только посмотрите на ее тело! Упругое, сильное, молодое! Она долго прослужит своему новому хозяину! Начальная цена двести крышек!

Отовсюду тут же послышались выкрики.

— Триста!

— Четыреста!

— Пятьсот! — Похоже, работорговцы по достоинству оценили тело новой жертвы.

— Тысяча, — спокойно произнес Грей. И его услышали. Восстановилась тишина, все явно прикидывали, стоило ли связываться с богатым новичком.

— Полторы!!! — взревел Молот, выходя вперед. Грей лишь насмешливо улыбнулся.

— Мы это уже проходили. Две.

Молот недовольно фыркнул, но смолчал, напоследок одарив жеребца испепеляющим взглядом. Торговец уже собирался объявить победителя, как тишину разорвал еще один спокойный голос.

— Три тысячи.

Головы собравшихся тут же повернулись к небольшой одинокой фигуре, укрытой плащом с затейливой вязью, состоящей из никому незнакомых символов.

«А вот и проблемы», — промелькнуло в голове пегаса. — «Нужно ли связываться?» Но прежде, чем эта умная мысль успела достигнуть нужного отдела в мозге жеребца, как с его губ уже сорвалось.

— Четыре тысячи.

Тишина на площади стала воистину могильной. Даже упавшая у кого-то крышка издала оглушительный звон. Лица пони вновь повернулись к незнакомцу. Лишь Грей внимательно смотрел на оценщика. Пони украдкой повел плечами и аккуратно начертил в воздухе символ «Х», внезапно подмигнув пегасу.

— Пять. Тысяч. — Фигура в звездном плаще и не думала сдаваться.

«Десять тысяч. Весело будет, если мы потратим все до последней крышки».

Впрочем, отступать они не собирались. Пусть даже новая пони, доселе себя ничем не проявившая, вызывала внутреннюю дрожь.

— Шесть тысяч крышек.

Вновь воцарившаяся тишина затянулась. Торговец стоял с широко открытым ртом, не в силах произнести ни слова. Он даже не начал отсчитывать последнюю ставку.

Наконец неизвестный скрытый пони повернул лицо в капюшоне к парочке пегасов с их новой рабыней. Его глаза сияли холодным синим светом, пробирающим до самых внутренностей. Они смотрели прямо в душу. Но через мгновение в мерцающих огоньках промелькнуло удивление. Он опустил голову. И промолчал.

— Победителем объявляется господин Грей! — воскликнул потрясенный распорядитель. Площадь тут же накрыло волной шума и гама – всем не терпелось обсудить столь высокую цену за посредственную рабыню, пусть и покрытую вязью татуировок, а Грей подсчитывал количество оставшихся крышек. Даже по самым оптимистичным прогнозам на пегасов им не хватало, а значит, все шло по плану.

Продавец рабов, успевший побывать за кулисами и, судя по лицу, пропустивший кружечку (а то и не одну) рома для успокоения нервов, выкрикнул в толпу.

— Лот номер тридцать! Отряд пегасов-нарушителей, сцепившихся с нашими пограничниками! Обученные солдаты, сильные, здоровые, с различными специализациями и умениями! Продаются вместе! Стартовая цена полторы тысячи!

Из толпы тут же донесся какой-то усталый, уже знакомый всем голос Молота.

— Две.

Естественно, его ставка вызвала новую волну смешков. Ее перебил пони из каравана Даймонд Шафта.

— Две и сто крышек сверху!

— Три тысячи крышек. — Тут же среди торгующихся обнаружился грифон в обмундировании наемников.

Караванщик сразу скуксился. Зато в торг вступил пони, присевший в своем паланкине. Можно было слышать, как он, лишь слегка снизив голос, заявил сухонькому жеребцу внизу.

— Я хочу прекрасных пегасок-охранниц. Жеребцы тоже подойдут. Они, конечно, староваты, но чего не сделаешь ради безопасности, приносящей удовольствие. Четыре тысячи!

— Четыре тысячи двести! — Грифон не унимался.

— Извини милый, но на безопасности не экономят. Четыре пятьсот. — В ответ послышался смешок.

Роза тем временем тихо скрипела зубами, поглядывая на их с Греем «покупки».

— Жизнь пони. Судьба. Все это решается какими-то крышками от бутылок с напитком. До чего же мы докатились. Свободные пегасы, всю жизнь прожившие на облаках, оказались в рабском ошейнике. Неужели так можно жить? Смогла бы я выжить?

Она с большим трудом представляла себя в такой роли. Впрочем, как и любую пони из встреченных ей в Стойле Сто Семьдесят Четыре.

Тем временем торги продолжались.

Цена пегасов поднялась до шести с половиной тысяч.

— Может ты права, мы и вправду жили довольно свободно. Вот только... — Грей пожевал губы, следя за торгами. Время вмешиваться еще не наступило, хотя покупатели смотрели на него все чаще и чаще. — Вот только заслуживаем ли мы этой свободы? Отделившись от некогда единого королевства, чего можно ждать от брошенных на произвол судьбы пони? Каждый выживает, как может. А на счет выживаемости. — Жеребец посмотрел на кобылку. — Не знаю. Мне очень сложно представить тебя, принявшую рабство. Мы с тобой из тех пегасов, которые дерутся до конца.

— Семь тысяч! — закричал пони из паланкина.

— Семь двести! — возразили ему грифоны. Страсти накалялись, а кучку понурых пони с крыльями совсем не интересовала их собственная цена. Некогда такие разные пегасы казались копиями друг друга – в одинаковых ошейниках, с одинаково обреченным выражением лица. Лишь фиолетовая кобылка гордо смотрела на окружающих покупателей ледяным взглядом, жаждущих ее тела. Подчеркнуто высокомерно и хладнокровно, она казалась настоящей королевой среди рабов. Ровно до момента, когда ее лазурные глаза не наткнулись на сородича в броне Анклава. Кобылка едва заметно вздрогнула, до крови закусив губу. В ледяных глазах промелькнула надежда. Она что-то прошептала крупному серому пегасу, безразлично уткнувшемуся в пол. Секунда – и надежда запылала уже в четырех глазах. А еще через минуту на Грея и Розу смотрели все они.

— Девять тысяч двести! — выкрикнул грифон в рыжей броне. Пони из паланкина с ненавистью посмотрел на него, но ничего не сказал. Похоже, его перебили.

— Девять двести раз, девять двести два, — начал отсчет торговец, радостно подсчитывающий прибыль.

— Десять тысяч крышек! — выкрикнул Грей, выходя вперед. По толпе прокатился восхищенный вздох. Вот уже в третий раз этот неизвестный пегас лез на рожон.

— Прошу прощения, господин Грей, — ответил работорговец. — Но, боюсь, ваши средства не позволяют сделать такую ставку.

— Разве? — ехидно поинтересовался пегас. — В будке оценщика мне назвали цену боевой модели AJ-21 в прекрасном состоянии, а именно пять тысяч крышек за каждую.

— То есть, вы хотите расплатиться роботами?! — пораженно воскликнул аукционщик. И было от чего удивляться, ведь кто в здравом уме променяет верные и надежные боевые машины с тяжелыми пулеметами и гранатометами на кучку сломанных рабов, которых еще надо вылечить, накормить и дать им оружие?

— Именно, — спокойно ответил разведчик. — Вы принимаете такую ставку?

— Да, конечно принимаем! — радостно воскликнул продавец. — Десять тысяч раз...

— Двенадцать тысяч! — насмешливо выкрикнул грифон в рыжей броне. — Я так просто не сдамся, цыпленок.

— Крутой, значит? — весело ответила на выпад Роза. — А пятнадцать тысяч потянешь?

— Да хоть семнадцать, — в тон ей ответил наемник.

— Тогда я ставлю двадцать, — спокойно заключил пегас, указывая на четыре боевые модели позади себя.

Грифон хотел было открыть клюв, но подскочивший напарник отвесил ему звонкий подзатыльник и отвел в сторону, напоследок покачав пернатой головой. Распорядитель произнес свою считалку, перекрикивая возбужденный гомон. И ведь было от чего – таких ставок здесь еще не делали.

— Продано господину Грею за двадцать тысяч крышек!!!

Роза глубоко вздохнула, глядя на подходящих к ним пегасов в сопровождении нескольких новых пони. Главной неизвестной в их плане оставались Мастера, а точнее их программисты. Ведь если среди них найдется специалист, который сможет раскусить спрятанную команду...

Впрочем, им, похоже, повезло. Делегация работорговцев располагала лишь простыми ПипБаками. Их как раз хватало, чтобы загрузить код и передать на них управление. Роза со спокойной душой, но сердито поглядывая на разведчика да постоянно бурча про нерациональное повышение ставки, выполнила свою работу. В то время как Грей провел краткий, сдержанный разговор с пегасами, попросив их пока вести себя спокойно и сдержанно, а потом им все объяснят.

Роза проводила взглядом довольных представителей Мастеров, сопровождаемых четырьмя роботами. Теперь у них оставалось лишь две боевые модели, и кто знает, хватит ли им этого? Недовольно фыркнув, она обернулась к Грею.

— Думаю, мы можем убираться с этой площади. Каждый пони, которого я вижу на помосте, заставляет меня чувствовать вину перед ним. А еще злость...

Кобыла прикрыла глаза, скрипнув зубами.

— Это все настолько неправильно, что наше участие в этом кажется тоже чем-то несуществующим.

Жеребец молча покачал головой.

— Еще рано. У нас вполне хватает крышек, чтобы освободить еще кого-нибудь из этих несчастных. Неужели ты бы хотела, чтобы его купили настоящие торговцы рабами?

Роза посмотрела на молчаливую земнопони-для-развлечений в ошейнике, после чего на странную единорожку, покрытую татуировками. Та ответила пегаске безразличным взором, от которого веяло холодом пустоты. Крылатая вздрогнула и поспешно перевела взгляд на освобожденных сородичей, одновременно ощущая вздыбившуюся под броней шерстку.

— Все объяснения потом. Пока просто не отходите от оставшихся роботов и слушайте нас. — Разведчик обратился к купленным кадетам.

— Так точно, лейтенант! — Все та же фиолетовая пегаска вскинула крыло в приветствии, едва сдерживая улыбку. Грей только сейчас понял, что на его броне остались знаки различия Анклава.

Тем временем Роза переключила внимание на аукцион. Еще несколько пони потеряли свою свободу. Или, если быть точнее, сменили своих хозяев в неволе. Покрытые шрамами, облезлые, накачанные жеребцы с грубой шерстью не вызывали такого сочувствия, как жеребята или плененные семьи. Однако даже к таким, наверняка, не сильно приятным личностям, она чувствовала жалость.

Но, так или иначе, она все равно смотрела, пусть даже и не в роли торгующейся пони. Слушать выкрики приобретателей было по-своему любопытно, как и пытаться по их внешнему виду определить цель покупки. Пегаской неожиданно овладел интерес и даже азарт.

Настал момент, когда вывели следующий, тридцать третий лот, один из последних. На помост вывели того самого грифона.

Роза оживилась и тут же толкнула Грея носом в бок, отвлекая от курсантов.

— Смотри, наш старый знакомый!

За недолгое время разлуки грифон неожиданно успел здорово сдать. Воин выглядел плохо, с низко опущенной головой и потухшим взором, явно разочарованный в жизни.

«Похоже, до него дошли печальные вести – друзья его не купят». — промелькнула мысль в голове. И она оказалась правдивой.

— Знаменитый Арчер, лидер наемного отряда Клювов! Несколько дней назад он и его группа совершила дерзкий налет на караван Левандерского Торгового Союза, и вот вы видите плачевный результат! Его продали нам как единственного выжившего грифона! Идеально подходит для сражений на арене, да и в постели очень неплох! Стартовая цена пятьсот крышек!

Несмотря на старания торговца, грифоном никто особо не заинтересовался. Сородичи презрительно скривились и потянулись к выходу, а пони предпочитали себе подобных кобылок или жеребцов. Впрочем, цена потихоньку росла, дойдя до восьмисот. Посмотрев в программку, Грей увидел, что грифон идет последним лотом на сегодняшних торгах. Пожав плечами, он крикнул.

— Тысяча!

Торговаться с сумасшедшим пони, выкладывающим двадцать тысяч крышек за пятерых пегасов, никому не захотелось, поэтому вскоре жеребец стал обладателем еще одной серебряной цепочки.

Роза удивленно воззрилась на любимого, тут же горячо зашептав ему на ухо.

— Грей, зачем? Он же убил, наверное, не один десяток пегасов! Неужели ты думаешь, что нам вообще безопасно находиться рядом с таким, как этот?

При этом кобылка кивнула на мрачно застывшего Арчера. Тот ухмыльнулся.

— Волнуешься, крылатенькая? Знаешь, я даже догадываюсь, о чем вы сейчас говорите. Можете прибавить к списку моих «достижений» еще пару диверсий на территории Анклава, а к ним и еще несколько пегасок. Знаешь, а без брони вы такие же, как и все – обычные, теплые, мягкие пони. От ваших крупов можно получить незабываемое удовольствие...

— Хватит! — возмущенно выдохнула кобылка. — Мы же выкупили тебя у тех, кто уж точно сделает тебя рабом!

— А ты, целка, хочешь сказать, что купили меня для другого?

— Мы выпустим тебя, когда покинем город. А пока будь добр – не создавай нам проблем, — вмешался Грей. — Иначе...

— Угрожаешь, крылатик? — Заявление пегаса явно удивило грифона, но он продолжал держаться вызывающе.

— Именно так. Не будешь вести себя смирно и слушаться нас – я прострелю тебе голову, — равнодушно ответил жеребец,


убрать рекламу







успокаивая Розу поглаживанием крыла. Полюбовавшись физиономией Арчера, Грей повернулся к курсантам.

— Нам нужно найти какую-нибудь стоянку. Там мы дадим вам оружие и медикаменты.

— Грей, там стоит распорядитель, по-моему, он ждет денег, — прошептала Роза, опасливо поглядывая на одинокого пони, стоявшего посреди пустующей площади.

— Хорошо, — кивнул пегас. — Подумай пока, куда нам идти.

— Если господа позволят, — боязливо вмешалась в разговор их новая рабыня. — Недостойная знает подходящее вам место. Через две улицы будет гостиница «У зеленого плуга», в которой можно будет снять целый этаж. Цены там сильно завышены, зато есть надежные стены и чистые постели.

— Подходит, — согласился разведчик. — Идите туда, крышек у нас хватит.

Отделившись от отряда, пегас подошел к распорядителю торгов. Большинство пони и грифонов уже ушли с площади, прихватив свои покупки. Остался лишь караван из Даймонд Шафта, их лидер что-то втолковывал купленным пони, активно жестикулируя хвостом. Подойдя к ярко-раскрашенному единорогу, разведчик кивнул, ожидая начала разговора. И оно не замедлило последовать.

— Господин Грей, официально я уведомляю вас о том, что при выходе с площади вы должны рассчитаться за свои покупки, к счастью, это не доставит нам никаких проблем. На самом деле... — единорог запнулся.

— На самом деле? — подбодрил пегас.

— На самом деле я хочу вас предупредить. Молот и его приятели известны особой жестокостью по отношению к своим врагам, а также нерациональной жаждой мести. Они очень сильны и, боюсь, вы стали их целью.

— Спасибо за предупреждение, — искренне поблагодарил пегас.

«Будто мало будет проблем с городом, набитым охраной».

— Это еще не все. Та пони, с которой вы торговались за рабыню с татуировками. О ней почти нет информации. Она просто приходит на наши торги и смотрит на рабов. Сегодня был первый раз, когда она сделала ставку. Помнится, одна банда хотела зажать ее в темном переулке и вытрясти лишние крышки... Была вспышка. От них остался лишь пепел. Будьте очень осторожны, господин Грей, вы покупаете опасных рабов.

— Может, и с Арчером что-то не так? — невесело пошутил пегас.

— Вы правы, — так же невесело улыбнулся единорог. — Ему объявлена вендетта среди грифонов. Он преступник, руководивший такими же изгоями, как он сам. Для остальных грифонов он мертв, абсолютно никому не нужный. И у него есть могущественные враги.

— Спасибо. А почему вы меня предупреждаете? Вряд ли это в интересах Мастеров, — подозрительно осведомился жеребец.

— Просто вы хороший покупатель, господин. Оставили нам много крышек. Наши хозяева всегда ценят богатых клиентов и желают им долгого процветания. Удачи вам, господин. — Кивнув удивленному пегасу, единорог развернулся и порысил к выходу.

Подойдя к нужному строению, пони смогли отметить в первую очередь то, что оно и вправду неплохо сохранилось. Крыша по-прежнему оставалась на месте, а не валялась где-то сбоку среди мусора. На вид это здание было гостиницей еще до войны, причем не из последних.

Откуда-то позади донесся шепот одного из освобожденных пегасов.

— Хорошая конструкция! Выдержала сотню лет в таких тяжелых условиях. Конечно, им далеко до генераторов защиты башни Тенпони с главным офисом Министерства Тайных Наук, но уже что-то.

— Там было много талантливых единорогов. И то, все эти генераторы больше не работают. — Роза фыркнула и почти сразу же вздохнула. — Но ты прав. При виде этого места у меня даже появилась надежда на приличную постель без клопов.

Глава 13 — Цена свободы

 Сделать закладку на этом месте книги

Сколько может стоить свобода? Сотня крышек? Ящик еды? Боевой робот? А может, цена заключается всего в одном вовремя сказанном слове или правильном поступке? 


Недолгий разговор с хозяином гостиницы, большой мешок крышек – и в распоряжение отряда предоставили половину первого этажа, отделенную от общего зала массивной стеной. Оставшиеся AJ-21 послушно замерли у входа, отпугивая любопытных пони.

Пара разведчиков, нахохленный грифон и выкупленные пегасы собрались в просторном помещении, которое вполне можно было принять за гостиный зал. Впрочем, оно им когда-то и было, учитывая наличие крупного камина с порталом из облупившегося и потрескавшегося, но все еще фигурного камня.

Теперь же посередине комнаты свалили несколько десятков матрасов, явственно указывающих о современном предназначении помещения как о большой общей спальне. Но сейчас пони решили использовать это место, чтобы с удобством устроиться друг перед другом.

Расположившись на мягком сидении, Грей невольно вспомнил недавно покинутое Стойло с его подушками в обеденном зале. Неожиданно пришло чувство покоя, будто он вернулся домой. Его тут же сменило удивление.

«Неужели несколько дней спокойной жизни успели привязать меня к найденному Стойлу? Я в самом деле считаю его своим домом?»

Выкупленные пегасы окружили Грея и Розу почетным полукругом, радостно улыбаясь своим спасителям. Лишь в глазах фиолетовой кобылки с кьютимаркой в виде снайперского прицела таилось подозрение. И оно лишь усилилось, когда они покинули площадь. Рабыня для утех устроилась рядом с Розой, не привлекая к себе особого внимания. Странная единорожка встала у окна, совершенно безразличная к окружавшим ее пони и грифону. Она смотрела на улицу пустыми глазами, провожая взглядом бредущих мимо существ. Арчер устроился у самого камина, скрестив передние лапы, и насмешливо разглядывал собравшихся кобылок, уделяя особое внимание их крупам.

Роза тем временем сняла шлем и встряхнула головой, позволяя гриве слегка подняться и принять свою прежнюю форму.

— Приветствую все-по... кхм... всех. Думаю, у вас есть к нам вопросы. — Пегаска покосилась на Грея.

— У меня есть, — кивнула кобыла с холодными глазами. — Где остальное Крыло? Почему Анклав решил спасти нас таким странным образом? Я ожидала ночного налета.

— Верно подмечено. И на него есть очень простой ответ – мы не Анклав. — Роза послала пегаске свою самую радужную улыбку. — Ты ведь прекрасно знаешь, что им нет дела до тех, кто не смог уйти с земли самостоятельно в течение установленного времени.

Воцарившуюся после заявления разведчицы тишину, казалось, можно было потрогать копытом. Лицо фиолетовой кобылки перекосило, словно она проглотила незрелый лимон, у остальных же от изумления непроизвольно раскрылись рты. Даже грифон на своем насесте у камина заинтересованно посмотрел в глаза Розы. И расхохотался.

— Вот оно как! А-кха-кха. — Смех наемника постепенно перешел в кашель, растормошивший остальных.

— Но тогда кто вы такие? — непонимающе спросил массивный серый жеребец.

— Мы изгои, как и вы, — ответил Грей, переводя внимание на себя. — Или дезертиры, если быть точнее. По возвращению вас в лучшем случае ждет клеймение дашитом и изгнание назад. В худшем – расстрел.

— А я тебя знаю, — подал голос пони с забинтованными крыльями. В потухших глазах вспыхнула искра. — Ты – Грей Стиллнесс, один из самых молодых офицеров Анклава. Разведка, специализация отряда – ловля монстров. Я хотел служить под твоим началом, но у вас был полный комплект.

— Да, мне повезло. — Роза тихо фыркнула. — Туда могли проскочить только отличники.

— Раз уж вы меня «рассекретили», — улыбнулся пегас, — давайте познакомимся. Каждый сейчас назовет свое имя и специализацию. Заодно подберете себе подходящее оружие. Мы выкупали вас вслепую и не знали, кого ожидать.

Освобожденные пегасы переглянулись. Фиолетовая кобылка заметно нахмурилась, жуя губу. Судя по всему, ей совершенно не нравилось такое положение дел. Более того, она была явно напряжена, словно готовилась к чему-то неприятному. Зато в противоположность ей заговорила белая пегаска, наделенная красивой синей гривой.

— Ну, раз так, меня зовут...

— Кьюр, попридержи поней. — Фиолетовая кобылка посмотрела на Грея. — Зачем вам это? Тем более, если вы не Анклав.

— Просто мы единственные, кому не плевать на вас, — спокойно ответил Грей, взяв на примету фиолетовую пони. — Наше прежнее Крыло погибло, и мы хотим его восстановить. Скажу сразу, чтобы не было слухов – их убил я.

Еще одна новость, поразившая кадетов. Желтые глаза белой кобылки заволокло слезами, и она тихонько всхлипнула, едва удержав себя от истерики.

— Но... но... но зачем вы это сделали? — неверяще спросила Кьюр.

— Да, пегасик, мне тоже интересно, зачем ты завалил своих. — Арчер заинтересованно подался вперед.

— Их послали за мной, когда я дезертировал. — Спокойствию Грея оставалось лишь позавидовать. — Я защищал пони, которая мне доверилась. Роза – единственная, кто не подняла на меня оружие. И теперь мы вместе. — Разведчик сделал короткую паузу, давая курсантам время на осмысление его слов. — Нас с вами многое объединяет. Мы принадлежим к одному виду, прошли одну школу, и нас всех объявили вне закона. Хотите вы этого или нет, но здесь наш новый дом. Нам нужно держаться вместе, чтобы выжить. Как отряд. Как новое Крыло.

— То есть, вы приглашаете нас к себе. — Фиолетовая пегаска наклонила голову. — И, как я понимаю, у нас нет другого выбора.

— Фемида, хватит, — вмешалась Кьюр.

— Нас может убить этот проклятый грязный мир под облаками. — Пони с холодным глазами не обратила внимания на свою подругу. — Или же вы можете решить, что мы сообщим своим при первом же удобном случае.

— О чем же? — иронично поинтересовался Грей. — Ну вышлют они еще одно Крыло. Они умрут точно так же, как и предыдущие. Мы нашли хорошо защищенное место, а Анклав очень не любит нести потери. Именно поэтому они и списали вас в расход – это место охраняют много тяжеловооруженных грифонов.

— Да уж, мы заметили, — мрачно буркнул жеребец со сломанными крыльями. — Они убили нашего инструктора за секунду. Еще пять им понадобилось на то, чтобы разоружить нас. — Пегас встал на дрожащие ноги и попытался вскинуть голову с горящими восторгом глазами. — Меня зовут Харпер, и я прошу принять меня в Крыло!

— Отлично, Харпер. — Роза удовлетворенно кивнула. — А теперь давай зададим пример. Каково твое предназначение?

— Я хакер! — С радостной улыбкой пегас подтвердил худшие опасения Розы. — Специалист по настройке программного обеспечения. Моя специализация – перенастройка компьютеров в наших костюмах. Там на стандарте очень много багов и ограничений стоит. Компьютеры ломать тоже умею, но похуже. Еще могу интегрировать в систему ПипБак, появится З.П.С.. Знаете, их ведь нельзя использовать без специальной подготовки Стойл-Тек, которую не проводят в Академии. А вот с их перенастройкой дела обстоят хуже, там стоит превосходная защита.

— Хм, так мы коллеги… — Роза слабо улыбнулась. — К счастью, я абсолютно противоположна в предпочтениях. Кто следующий?

— Я... Я... Меня... зовут Кьюр Винд. — Зашевелилась уже говорившая ранее белая пегаска. — Я медик в нашем отряде. Была... Ну... С этим все понятно. Я предпочитаю использовать энергомагическое лучевое оружие. — Кобылка запнулась и отчаянно покраснела. — Вроде неплохо умею лечить...

— Меня зовут Смоук Бласт, сапер. Мины, гранаты, бомбы – это все ко мне, — довольно четко подал голос темно-серый пегас, не проронивший до этого ни единого слова. — Разбираюсь в химии, могу сделать дымовую шашку или получить слезоточивый газ, была бы нормальная лаборатория. Там же у меня отлично получается дурь. Из чего палить – глубоко плевать. Для меня главное, чтобы был бабах получше! — Он весело улыбнулся. — Кстати, братишка, у тебя не будет немного дури? А то тут такое было, душа не на месте.

— Нету, и советую отвыкать. — Грей нахмурился. — Боевые наркотики нужно применять лишь в крайних случаях. Об их использовании вне боя даже речи не идет. Тем более для «поднятия души». Все наркопони заканчивают хреново.

— Я говорила ему тоже самое! — внезапно вмешалась Кьюр, одарившая Смоука испепеляющим взглядом. — Наркотики лишь сжигают изнутри, не принося блага.

Сапер лишь презрительно фыркнул и отвернулся от остальных, явно несогласный со словами кобылки.

— Я Стоун Винг, господин Грей, — вступил в разговор массивный пегас. — Тяжелое оружие, лучше всего, если гранатометы. — Он робко улыбнулся. — Нас готовили для защиты какого-то секретного наземного объекта, поэтому я обучался уничтожать большие группы местных обитателей. С пулеметом тоже управлюсь, но гранатометы лучше. Они честнее.

— Какого объекта? — удивленно спросил Грей. О наземных объектах Анклава он слышал впервые.

— Заткнись, Стоун, — прошипела фиолетовая кобыла. — Это секретная информация.

— Когда ты наконец поймешь? — раздраженно нахмурилась Роза. — Вы больше не часть Анклава. От вас отреклись. И хранить их секреты нет никакого смысла.

— И все равно мы не можем тут же взять и начать трепаться обо всем подряд. — Фемида звучно фыркнула. — Тем более раз вы не знали об этом раньше, то вам и не положено.

— Они могут охотиться за всеми нами. — Роза закатила глаза от упрямства собеседницы. — Хорошо бы знать, откуда стоит держаться подальше.

Кьюр подняла переднюю ногу.

— Ну, держаться нам стоит просто подальше от границы ле...

— Винд, хватит!

— Но, Фемид, они хотя бы нормальные пони, — вмешался Смоук. — В то время как остальные наземные совсем свихнулись! Торгуют друг другом, убивают, насилуют, издеваются. По-твоему, мы должны остаться сами по себе, ничего не зная об этих ужасных местах? В конце концов, у них есть убежище!

Фемида сжала губы в узкую полоску, прижав уши, но промолчала. Зато вновь заговорил Харпер.

— Фемида, прекращай балаган, — вскинулся пегас со сломанными крыльями. — Они ведь пришли за нами! Хотят помочь! А ты хранишь верность тем, кто от тебя отвернулся!

Фиолетовая кобылка смерила жеребца ледяным взглядом. Лицо ее сделалось непроницаемым. Спустя несколько минут тягостного молчания она наконец разлепила губы.

— Меня зовут Фемида Темис, по специализации снайпер. Огнестрельное оружие. Прошу... — Она запнулась и нерешительно обвела взглядом группу. — Прошу принять в Крыло.

— Отлично, — с облегчением кивнул Грей. — К сожалению, у нас нет гранатометов, но в остальном мы подберем вам стволы.

— Эй, птенчик, никого не забыл? — насмешливо вклинился Арчер.

— О чем ты? — недовольно спросил Грей.

— Вы купили еще троих рабов. И по крайней мере один из них умеет обращаться с пушками. — Грифон гордо раскрыл крылья. — Мое имя Арчер. Легкое оружие, лучше всего пистолеты-пулеметы. С клинками тоже очень неплох. Дайте мне пушки, и вашим врагам не поздоровится.

— Почему мы должны тебе верить? — недоверчиво поинтересовалась Роза.

— А почему нет? — ощерился грифон. — Я такой же изгой, как и вы. Вообще некуда идти. А у вас есть безопасное укрытие, и вы собираетесь воевать с Мастерами. Да-да, я вижу, не считай меня идиотом. Отличная компания, почему бы не примкнуть? — Он сделал театральную паузу, после чего перешел на нормальный тон. — К тому же за мной должок. Не волнуйся, Арчер никогда не стрелял в спину своему нанимателю.

— У нас есть десятимиллиметровые пистолеты-пулеметы как раз для тебя. — Грей пожал плечами. — Добро пожаловать.

— Благодарю, — важно кивнул грифон. — Кстати, я знаю, как можно решить вашу проблему с оружием.

— И как же? — недоверчиво поинтересовалась Роза.

— Выкупить собственность ваших лотов! Шестьсот крышек – и вам принесут их вещи вне зависимости от цены. Таковы правила Большого Аукциона. Некоторые берут пленных именно поэтому – вдруг среди их хлама найдется что-то ценное?

— Нам об этом никто ничего не говорил. — Разведчик недоверчиво посмотрел на грифона. — Ты часом не заливаешь?

— Ну, они ведь не полные идиоты, чтобы кричать об этом на каждом углу! — рассмеялся наемник. — Об этой фишке знают постоянные покупатели, а вот залетным обычно никто не спешит сообщать. Ведь если ты не потребуешь выкупа имущества своей новой вещи, то оно останется у них!

— Это и вправду решение, — неохотно признал Грей. — Тогда я схожу к Распорядителю, а вы лечитесь и отдыхайте. Ночь у нас будет долгой.

— Почему? — тут же поинтересовался Харпер. — Разве мы не уйдем отсюда завтра на рассвете?

— Уйдем. — Грей хищно улыбнулся. — Вот только сначала устроим переполох и выведем отсюда где-то сотню гражданских пони.

В который раз наступила тишина, на этот раз изумленная. Первым опомнился Арчер, вновь состроивший насмешливую мину.

— А ты не размениваешься на мелочи, птенчик. Хочешь забрать рабынь из нового Стойла?

— Да. — Ответ разведчика оказался донельзя краток, а сам он стоял у выхода.

— Тогда нам понадобится как можно больше патронов. — Во взгляде грифона смешались изумление, восхищение и презрение к столь самоубийственной затее. — И удачи. Помолись своим Принцессам, пегас.

Грей вышел из комнаты, ничего не ответив и оставив Розу наедине с выкупленными рабами.



***

Лайт задержалась на небольшом холме, который возвышался над дорогой, аккуратно обходившей его и уходящей к городу впереди с чистым небом над своими крышами. Единорожка долго не могла отвести взгляда от вечернего свода. Глаза жадно впитывали и запоминали вид темнеющей синевы. В то же время разум волшебницы ехидно напомнил, что эта красота находится точно над логовом монстров, торгующих жизнями пони.

Наконец единорожка опомнилась и развернулась, посмотрев на аккуратную вереницу из решительных пони и перегруженные сверх всякой меры телеги.

«Они идут, поскольку мы их попросили. И обещали свою помощь взамен. Ощущая такую грозную силу за своей спиной, мне уже перестает казаться, будто позвать их было ошибкой».

Взгляд единорожки зацепился за небольшую группу рейнджеров в стороне от процессии. Среди них она тут же узнала необычную конструкцию шлема Уайт, которая единственная сохранила свою броню, не считая командующего операцией. Она представляла очередной доклад паладину, который, по сути, и командовал всей этой небольшой армией.

И Лайт знала, о чем – всю дорогу от базы стальных пони они с Уайт не сидели без дела. Им двоим поручили самое ответственное задание – проводить разведку, выявлять возможные засады и при необходимости проводить зачистки местности. Паладин Дасти Тэйл, узнав о весьма посредственных боевых навыках волшебницы, со вздохом послал ее вместе с рыцарем – пони налегке вряд ли будет сильно выдавать присутствие тяжелобронированного, но опытного рейнджера-разведчика.

Как оказалось, он жестоко ошибался. После того как Лайт с пронзительным визгом скатилась в единственный на несколько миль вокруг овраг, Уайт самолично отстранила ее от разведки.

На подходе к командирам Лайт услышала обрывки их разговора. Пони явно спорили друг с другом.

— Нужно попробовать, мы ведь ничего не теряем.

— Наш сигнал могут перехватить. Да и не было такого приказа.

— О чем речь? — дружелюбно поинтересовалась волшебница, вклиниваясь между бронированными пони. Окинув ее недовольным взглядом, командовавший операцией паладин все же соизволил ответить.

— Рыцарь Уайт предлагает выйти на связь с какими-то загадочными разведчиками внутри города.

— Грей и Роза! Как я могла забыть о них! — воскликнула единорожка. — Они ведь отправились на аукцион!

— Почему-то рыцарь Уайт категорически отказывается говорить, кем они являются. Все это кажется слишком подозрительным.

Лайт с удивлением посмотрела на Уайт, которая явно смутилась и опустила голову. Она тут же вспомнила, как на ночном привале кобылка тихо предупредила волшебницу, чтобы та никому говорила о расе их друзей. Мол, могут возникнуть проблемы.

— Чего вы боитесь, господин Тэйл? — уточнила волшебница.

— Это может оказаться ловушкой. Они отследят наш сигнал и натравят на нас грифонов.

— Я думала, Стальные Рейнджеры способны справиться с грифонами, — подколола паладина Лайт. — Иначе как вы собирались штурмовать город?

— Перебить внешнюю охрану из винтовок и снести ворота одним ударом. У нас будет время, чтобы вывести рабов. Элемент неожиданности – слишком большое преимущество, чтобы его упускать.

— И все же мы сделаем это, — холодно произнесла Уайт. В ее глазах пылала решимость.

— Под вашу ответственность перед Старейшиной, рыцарь, — холодно кивнул лидер отряда.

— Да будет так. — Уайт тяжело вздохнула и постучала копытом по массивной переносной радиостанции, переданной им одним из союзных Стойл. Серебристая аура окутала устройство, и Лайт услышала треск помех. Покрутив ручку настроек, она что-то быстро ввела, и по небольшому экрану побежали зеленые цифры. Внезапно треск помех сменился чьим-то тяжелым дыханием и звуком шагов. Из внушительного динамика донеслось тяжелое дыхание.

— Конечно, спасибо за предупреждение, но...

— Я не хочу, чтобы ты пошел кормить червей раньше времени. Просто будь внимателен и торопись. А теперь расходимся, не стоит нам задерживаться надолго вместе.

— Хорошо. — В голосе говорившего жеребца явно слышалось сомнение. Выждав еще минуту, рыцарь наконец активировала передатчик.

— Грей, прием, это Уайт.

Пегас почти не удивился, когда из динамика в его шлеме послышался голос Стального Рейнджера. Пережитое совсем недавно на время лишило его этой возможности. Зайдя в какую-то подворотню, он поднес копыто к морде, лишь в последний момент удержавшись от фейсхува.

— Уайт? Какого Дискорда?!

— Времени не так много, я подключилась к твоему костюму для согласования наших действий.

— Неужели вам удалось задуманное? — Вот теперь разведчик по-настоящему удивился. — Стальные Рейнджеры дали согласие?

— Да, мы...

— Привет, Грей! — Тут в разговор вклинилась Лайт, прижавшись к щеке единорожки-рейнджера. — Представляешь, у нас получилось!

Несколько растерянная Уайт продолжила, постаравшись отстраниться от волшебницы.

— С нами пришло четыре десятка тяжеловооруженных рыцарей и послушников. Мы можем захватить ворота и штурмовать город, но нам нужно знать, куда идти.

— Никуда, — решительно ответил жеребец. — Если вы захватите и удержите ворота, то это будет лучшим вариантом.

— Почему? — теперь настала очередь Уайт удивляться.

— Мы тоже не сидели сложа копыта. У меня восемь стволов и огромный сюрприз для Мастеров. Если вы отвлечете их своей атакой и удержите ворота, мы сможем вывести рабов.

— Грей, а если бы мы не пришли? — в голосе Уайт послышалась тревога. И пегас не имел ни малейшего понятия, откуда она взялась.

— Тогда нам бы пришлось пробиваться в одиночку. — В голосе разведчика послышалось нечто странное. — И, скорее всего, все погибли бы. Мне понадобится час или два, вас хватит настолько?

— Конечно! Мы Стальные Рейнджеры, а не жалкая кучка рейдеров!

— Мы сделаем все необходимое! — ?Лайт, не отрываясь от щеки Уайт, активно кивнула. Ее голос стал тише, а ушки чуть прижались к макушке. — Пожалуйста, сберегите их, они хорошие пони...

— Вот и договорились. Не беспокойся, Лайт. Ждем вас ровно в полночь. Отбой.

— Грей, постой... — Небольшой холм вновь огласил треск помех. Уайт пораженно уставилась на радиостанцию, не веря в подобную наглость. Этот несносный пегас даже не стал ее слушать! Дасти Тэйл лишь иронично поднял бровь.

— Значит, вы хотите послушать этого Грея и ударить в полночь? Довериться непонятно кому?

— Именно так, паладин, — спокойно ответила рыцарь, беря себя в копытца. — Именно так. Все согласно приказу Старейшины и под мою ответственность.

— Хорошо, — не стал спорить лидер. — Тогда у нас есть еще несколько часов. Советую потратить их на подготовку. Я вернусь к остальным.

Грифон-патрульный, пролетавший час назад, не придал никакого значения очередному каравану пони, идущих на Аукцион. Ему было совсем невдомек, что в телегах находятся не товары или крышки, а комплекты силовой брони и тяжелое вооружение. Несмотря на свою кажущуюся неуязвимость, Стальные Рейнджеры совсем не брезговали применять хитрость. Их атака на Плейнхув должна была стать настоящим сюрпризом.



***

Грей на мгновение прикрыл глаза, параллельно отдавая еще несколько команд интерфейсу шлема – с этого момента его не должно ничего отвлекать от предстоящих событий, ведь любая ошибка может стоить кому-то жизни, если не им всем.

Он как раз отключил прием внешних сообщений дальней связи, когда на него упала чья-то тень.

Подняв глаза, пегас увидел прямо перед собой огромную гору металла. Очень недобро улыбающуюся гору. Тихие шаги позади указали на отсутствие пути к отступлению. Из-за спины Молота вышло еще два пони – единорог, правое копыто лидера банды, и симпатичная кобылка в изящном ошейнике. Удивительно, но рабыня сжимала во рту пистолет-пулемет в идеальном состоянии и совсем не спешила применять его против своих владельцев.

Выдержав театральную паузу, Молот усмехнулся еще шире.

— Попался, птенчик. Без своей подружки, без роботов, такой беззащитный.

— Ошибаешься. — Разведчик старался оставаться хладнокровным, но ситуация, в которой он очутился, попахивала могилой. — Вам лучше убраться с моего пути, пока еще живы.

— Неужели? — деланно удивился Молот. — Один против пятерых. Улететь не сможешь – мы тебе не дадим. А начнешь сопротивляться – я найду твою подружку и разорву пополам. Но прежде, — ухмылка стала сальной. — Она познает в себе настоящего жеребца.

На анализ ситуации хватило нескольких секунд и одного поворота головы.

«Не поддаваться ярости. Пятеро: два единорога, пегас, земнопони и какая-то металлическая гора. Трое спереди, двое сзади. Дробовики и пистолеты. Молот вроде безоружный, но наверняка самый опасный. Нужно ускориться при помощи наркотиков, уйти в режим тени и проскочить между ними. Надо как-то отвлечь их...»

— Ну дафайте узэ отфывать ему кфылья! — капризно выкрикнула рабыня, сделав шаг вперед.

— Она права, начинаем. — В голосе единорога около Молота стояла скука.

Как только бандиты сделали шаг вперед, подворотню накрыло волной холода, из-за которой они застыли на месте. Пораженный Грей сделал непростительную ошибку – повернулся спиной к Молоту. К счастью, всем оказалось не до него. Позади единорога и пегаса стояла фигура, скрытая плащом. И под капюшоном сиял мертвенно-белый свет.

Единорог, который стоял поблизости от новой стороны конфликта, вдруг замер подобно истукану. Магия вокруг его рога плавно сменила свой цвет с грязно-зеленого на такой же бледный, как и у Зекранты.

— Скорч?

В следующий момент грохнул выстрел. Изумленный пегас-наемник медленно посмотрел на огромную кровавую дыру в своей груди и медленно осел наземь, заваливаясь в бок.

Миг полного оцепенения, и дальнейшее превратилось в яркий калейдоскоп хаоса, где за долю секунды одно событие сменялось другим.

Яростно взревев «предатель!», Молот одним рывком оказался около Скорча и мощным ударом головы вбил того в стену ближайшего дома. Вековые развалины не выдержали такого обращения, и гигант наполовину влетел вовнутрь. На бронированную спину обрушился поток кирпичей.

Крик Грея утонул в грохоте обломков, но интерфейсу костюма это ни капли не помешало. Пегас растворился в вечерних сумерках, сливаясь с тенями. Земнопони-рабыня искала его растерянным взглядом, не видя цели. До момента, пока скорпионье жало не пробило ее горло. Грей заученным движением вздернул тело в воздух и закрылся им от второго единорога. Впрочем, тот и не думал стрелять. Он смотрел на Зекранту испуганными глазами, загадочная пони же ответила взглядом удивленным.

— Ты не подчиняешься моей магии? — В голосе колдуньи сквозило неподдельное изумление. Крик (а скорее хрип) умирающей рабыни вывел жеребца из оцепенения.

Повернувшись на звук, он увидел, как его нынешняя любимая висит в воздухе, скорчившись от боли. Внутри что-то оборвалось, как происходило всегда, когда умирала очередная «рабыня для любви». Утробно зарычав, он ловко вскинул дробовик и нажал на спуск. Сгущающуюся тьму разорвала вспышка света. Заряд раскаленной дроби не долетел до пегаса в антрацитовой броне, врезавшись в вовремя подставленное тело земной кобылки. Дернувшись в последний раз, она замерла навсегда.

— С-с-с-с-с-с-ука!!! — Несмотря на стиснутое в зубах оружие, единорог умудрялся произносить слова.

Грей не разменивался на дешевые оскорбления. Приняв на импровизированный щит еще два заряда дроби (прошивших бока кобылки насквозь и разорвавших ухоженную шерсть на крупе), он метнул тело в странного единорога, тут же уходя в другую сторону. Приняв команду, костюм вновь растворил его среди теней.

— Где ты, тварь?!

Единорог по имени Даггер затравленно озирался по сторонам, выискивая врага. Нервы его были на пределе. Не выдержав, он сделал еще два выстрела в пустоту и едва не завыл от бессилия. Внезапно из-за ящиков у уцелевшей стены вспыхнул зеленый свет, и Даггер лишь каким-то непостижимым чудом увернулся от энергомагических зарядов. Ответный выстрел результата не принес – стрельба по шустрому, едва заметному пегасу среди кучи мусора оказалась весьма непродуктивным занятием. А значит, следовало менять тактику. Единорог в долю секунды обзавелся парой прозрачных изорванных крыльев какого-то странного насекомого, лишь в долю секунды разминувшись с новым плазменным сгустком. Тщательно прицелившись, Даггер нажал на спуск, выпустив последний заряд дроби.

Брызг искр от брони и довольно чувствительный удар заставил Грея сделать шаг назад. На экране высветилось тревожное сообщение, тут же вытесненное показаниями сканера. У его противника не осталось патронов.

Не успел Даггер порадоваться своему первому попаданию, как со спины раздалось несколько выстрелов. Одна пуля попала аккурат по копыту взлетевшего единорога, развернув ег


убрать рекламу







о и неслабо приложив об стену уцелевшего дома. Глазам изумленного жеребца предстала его рабыня, всего минуту назад лежавшая на земле в луже собственной крови. Раны земнопони никуда не исчезли, но тем не менее, она твердо стояла на копытах, зажав пистолетом-пулеметом во рту. И ее глаза горели холодным белым светом. Он увидел в них саму Смерть. И это стало последней каплей. Выронив оружие, Даггер с диким воем бросился наутек, бешено работая своими странными крыльями. Грей хотел было погнаться за ним, но тут напомнил о себе Молот. Яростно взревев, он выскочил из созданного пролома. Весь в обломках и пыли, он казался еще больше прежнего. В налитых кровью глазах читалось желание убивать.

В следующее мгновение с двух сторон на железного монстра обрушился шквал выстрелов. Пули скрежетали, рикошетили от толстой брони, но стрелявшие явно не жалели патронов.

К сожалению, такое не могло продолжаться вечно. Слева от Грея стрельба прекратилась, сменившись щелчками.

Пегас с огромной дырой в груди и холодным пламенем в глазах не успокоился. С глухим рычанием он взмыл в воздух и врезался прямо в голову Молота. Выброшенный пистолет беззвучно приземлился рядом с Греем, изумленно наблюдавшим со стороны. Мертвый пегас молотил по врагу всеми копытами, а затем и вовсе ухватился всеми четырьмя конечностями за шею и рога монстра, яростно маша крыльями в явном намерении если не оторвать голову великану, то хотя бы попытаться это сделать.

В свою очередь Молот был просто изумлен такой наглостью своего бывшего товарища. Конечно, жалкие потуги крылатого не могли причинить и толики желаемого вреда, но его брюхо перед глазами, да еще и кровь, капающая с края шлема, изрядно мешали ориентации в пространстве. Монстр яростно затрубил и с размаху впечатал наглеца в остатки ближайшей стены. Такой удар стряхнул бы любого идиота, желающего так держаться за рогатую голову монстра, но этого просто впечатало в нос Молота, причем сам обидчик даже не думал сползать наземь с переломанным позвоночником.

Разведчик смотрел на это со стороны, пребывая в состоянии глубокого шока. Вот Молот взревел пуще прежнего, выскочив на середину подворотни и изо всех сил мотая головой в попытке стряхнуть насадившегося на рога пегаса, в глазах которого до сих пор пылало белое пламя. У мертвой рабыни наконец закончились патроны. Отбросив в сторону бесполезное оружие, она поползла к монстру, оставляя за собой кровавый след.

Наконец горе железа улыбнулась удача. Очередная попытка сбросить врага увенчалась успехом. Мертвый пегас на бешеной скорости влетел в дыру, где покоился убивший его единорог. Насадившись телом на торчащий металлический прут, он наконец обрел покой. Глаза мертвеца потухли навсегда. Развернувшись к рабыне, Молот злобно оскалился, но повторять ошибки не стал. Моментально оказавшись около нее, он одним ударом довольно тонкого копыта проломил ей череп. В ее глазах уже не горел белый свет, когда она рухнула на землю.

— Грей, чего ты ждешь?! — выкрикнула Зекранта неожиданно нормальным голосом. — Магия контроля разума на него не действует! Атакуй!

«И впрямь. Бой еще не закончен, и я должен разобраться с тварью, угрожавшей Розе».

Тем временем Молот повернулся к пегасу. Если бы взглядом можно было бы убить, то Грея бы разорвало более чем тысячью самых жестоких способов, известных на Эквестрийской Пустоши. Из порванных ноздрей монстра валил пар.

— Активировать боевой режим.

Перед Молотом стоял внешне спокойный пегас в броне, поглощающей свет. На острых крыльевых клинках играли алые блики заходящего солнца. Раскрытое хвостовое жало мерцало ядовитым зеленым светом. Оно словно подрагивало от нетерпения вонзиться в плоть врага и растворить ее потоком плазмы.

— Ты уже труп, — глухо пророкотал монстр.

— Посмотрим.

Они атаковали одновременно. Яростно затрубив, Молот бросился в лобовую атаку, одним прыжком преодолев половину разделявшего их расстояния. Поддеть на рога, растоптать, уничтожить, разорвать! Насладиться хрустом костей и запахом брызнувшей крови. Ни одна броня не способна выдержать его атаки!

Пегас ответил стремительным движением хвоста. Металлический лязг – и пущенная ранее импульсная граната раскрывается, пройдясь по броне наёмника цепью разрядов-молний. Послышался резкий треск. В воздухе появился запах озона, который на несколько секунд забил вонь. Ничуть не потеряв скорости, Молот практически добрался до разведчика, но тот распахнул крылья и в последний момент взмыл в воздух, уходя из-под удара.

«Вот Дискорд! Это нереально! У него не силовая броня!»

Сделав неуклюжее сальто, пегас развернулся к своему противнику и обрушил на того град плазменных зарядов. Сгустки зеленой энергии вгрызались в броню, прожигая себе ходы. Но они оказались бессильны против стольких слоев металла, оставляя после себя лишь выжженные кратеры. Молот же ответил убийственно точным пинком обломка кирпича в зазевавшегося пегаса. Импровизированный снаряд вышиб из жеребца дух да вдобавок приложил о многострадальную стену. Потеряв ориентацию, он грохнулся на землю, слушая истеричный писк тактического компьютера.

Торжествующе взревев, Молот понесся на сбитого врага, низко наклонив голову. В этот раз Грей ушел от атаки перекатом, оказавшись носом к бронированному крупу. Не рассчитав силы, монстр пробил последнюю уцелевшую стену и вновь оказался под грудой обломков, из которой тут же начал выбираться. Стремительные движения скорпионьего хвоста – и в гору копошащегося металла полетели плазменные гранаты. Тройной всплеск зеленоватой энергии окружил гиганта. На секунду казалось, будто Молот в ней плавает. А потом сияние потухло, и наступила тишина. Пегас настороженно смотрел на застывшую тушу, поигрывая очередной гранатой. Ничего не произошло. По спине внезапно пробежал холодок. Повернувшись, пегас встретился взглядом с Зекрантой. И у него не было слов.

— Теперь мое условие изменилось – ночью я иду с вами. А иначе пропадете. Встретимся через два часа. Я приду к вам сама. — Грею даже показалось, будто колдунья устало улыбнулась. Увы, из-за капюшона разведчику оставалось лишь доверять своим инстинктам. Наблюдая за удаляющейся фигурой, пегас вот уже в третий раз слился с тенями.

«Она права. Надо идти. И, желательно, без новых встреч».



***

Роза совершала очередной круг посередине крупной комнаты в гостинице, которую отряд использовал для своих собраний. Она на пару с Харпером со всем тщанием осмотрела это и прилегающие помещения на предмет наличия приборов слежения. Обнаружилось сразу несколько штук жучков, расположенных по разным углам. Правда выглядели приборчики неважно. Судя по виду, они сохранились еще с тех древних и счастливых времен, когда мир не рухнул в пучину ада, созданного зебринскими жар-бомбами, а значит, они принадлежали почившему Министерству Морали, и их последний оператор умер более века назад. Никто не мог услышать переговоры новообразованного Крыла. В пользу этой версии говорил факт неработоспособности двух третей маленьких талисманов. Остальные приборы тут же реквизировал жеребец, который пообещал сделать из них классные жучки для подсматривания за кобылками. Внезапно порозовевшая Кьюр и возмущенный взгляд Розы его совершенно не смутили.

— Крылья мне уже все равно не оторвут, поэтому смогу в полной мере насладиться зрелищем. — Харпер хихикнул под яростным взглядом вздыбившей шерстку Фемиды. — Не кипятись, Фем, за тобой я не буду подглядывать. Скорее всего.

Со стороны фиолетовой пегаски донеслось настоящее рычание, от которого даже Арчер встрепенулся и обеспокоенно обернулся к пони.

— Только попробуй, похотливый монстр! У тебя есть еще четыре ноги, которые можно вырвать!

Роза медленно вышла из комнаты, позволив освобожденным пегасам самостоятельно выяснять отношения, и подошла к окну, обеспокоенно вглядываясь в унылый пейзаж за окном.

«Грей задерживается. Надеюсь, ничего не случилось».

К счастью, ей не пришлось долго волноваться. Для своего поселения отряд выбрал один из самых приличных и безопасных районов города – на улице даже горели фонари. И вот, в их равнодушном свете разведчица увидела фигуру в очень знакомой ей броне.

Грей шел медленно, аккуратно переставляя копыта. Огромный мешок на его спине тянул пегаса к земле, но он упорно продвигался вперед. Роза хотела было вылететь и помочь любимому, но тут к жеребцу подскочили сразу два раба в униформе гостиницы и подхватили его вещи. Выпрямившись, Грей поспешил ко входу летящей походкой. Тем временем страсти за крупом пегаски разгорались, грозя перейти к копытоприкладству. Слегка улыбнувшись, Роза поспешила в комнату собраний, дабы успокоить кадетов до момента прихода любимого.

Уши пегаски вновь стали ловить разборчивую речь.

— Ты ведь дашь мне посмотреть за тем, как моется беленькая? — В голосе Арчера чувствовался едва сдерживаемый смех. — Всегда нравились такие недотроги, как она.

Его прервал жалобный вскрик порозовевшей Кьюр.

— Хва-атит! Вы все жеребцы пошляки! Я не делаю этого в ванной! И не буду делать, особенно теперь, когда вы везде понатыкаете эти штуки. Выкиньте, выкиньте их! Немедленно!

— О, неужели ты сможешь терпеть? — хихикнул Смоук. — Может, тогда попросишь о помощи кого-то из нас?

— Уж вас-то, самцов, я точно не попрошу! — вскинулась Кьюр.

В ответ тут же донесся разноголосый смех.

— Самцов. Ну ничего, посмотреть за парой кобылок тоже неплохо!

Тут уже с трудом сдерживающая улыбку Роза звучно прокашлялась, привлекая к себе внимание.

— Кхм-кхм! Кобылки и джентелькольты... Пфр!.. — Роза с трудом подавила смешок, звучно фыркнув. — В общем, прошу настроиться на серьезный лад. Сейчас придет Грей с обещанными подарками, и мы сможем заняться вторым пунктом нашего плана.

Вскоре в зал вошел и сам разведчик в сопровождении рабов, несущих снаряжение. Отпустив их легким кивком головы, жеребец дождался, пока они выйдут, и обратился к собравшимся.

— Это была... довольно долгая прогулка. И закончилась она не так хорошо.

— Почему? — встревожено спросила Роза. Остальные пони, а также грифон, окружили пегаса полукругом, опасливо поглядывая на мешок, словно он притащил с собой чей-то труп.

— Эти гребаные аукционщики растащили все снаряжение! — Разведчик едва ли не зарычал от бешенства, вспоминая недавний разговор. — Мол, они сдались без оружия! Вооружен был только самый крупный, мы можем предложить вам этот гребаный гранатомет, который весит пятнадцать килограмм! И не забудьте о пяти комплектах брони по шесть каждая! Понятия не имею, как я это донес.

— Мог бы и не напрягаться, — сердито фыркнула Фемида. — Мы ведь кадеты, никто не стал бы давать нам нормальную броню. Защитит от слабых пуль или осколков, но не более. Никакого функционала.

— Это все же лучше, чем ничего, — парировал пегас. — Наше Крыло практически не несло потерь, поскольку мы никогда не пренебрегали осторожностью. Стоун, подтащи сюда вон тот ящик в углу.

Опасливо посмотрев на фиолетовую кобылку, массивный пегас все же выполнил указание и без особых проблем притащил на себе ящик с символикой Анклава. Спустя какое-то время на грязном дощатом полу лежало довольно разнообразное оружие: две пары лазерных винтовок, антимех-винтовка, лазерный миниган, реактивный многозарядный гранатомет, два пистолета-пулемета и охотничья винтовка. Тот же Стоун довольно быстро облачился в невзрачную броню кадета-разведчика безо всякой символики и с довольным кряхтением водрузил на себя боевое седло с гранатометом. Его примеру последовали остальные.

Малютка Кьюр неожиданно приватизировала миниган покойного Саммера. Все еще слегка покрасневшая, она считала такую чудесную вещичку подходящей как раз для нее.

Харпер и Смоук разделили между собой стандартные лазерные винтовки, не выказав особого удивления.

— О, как раз для меня, — прохрипел Арчер, вцепившись в рукоятки пистолетов-пулеметов. Нацелив дуло прямо на голову Грея, он насмешливо произнес:

— Тра-та-та-та! — Но почти тут же он замолк, пораженно скосив глаза на раскрытое жало в сантиметре от клюва.

— Сделаешь так еще раз – лишишься глаза, — насмешливо фыркнул Грей. Затем он повернулся к Фемиде, напряженно рассматривающей антимех-винтовку.

— Проблемы? — На этот раз голос у пегаса звучал озабочено. — У тебя ведь специализация в огнестрельном оружии.

— Верно, вот только я всегда стреляла из более миниатюрного и легкого оружия, а эта громадина... — В голосе кобылки звучало сомнение. — Просто собьет меня отдачей! Какого Дискорда в вашем Крыле была нужна такая? Вы валили диких роботов?

— И не только их! — вклинилась Роза. — Как мы уже говорили, нашей специализацией являлась ловля образцов для умников из лабораторий. Живые или мертвые. Адские гончие, кровокрылы, мутанты. Также приходилось заниматься уничтожением техники, будь то роботы, турели. И лучше завалить всю эту поебень с первого выстрела, чем вступить в длительный бой и понести неизбежные потери.

— Но тогда почему вы не пользовались нормальным тяжелым оружием? — удивилась Фемида. — Почему ликвидация лежала на снайпере?

— Потому что он должен успеть сделать несколько выстрелов прежде, чем нас настигнет враг. Потом два хвостопашника удерживали врагов, а остальные поливали настоящим дождем из лазерных зарядов. Это сильно деморализует и сбивает. Противник легче открывается для точного удара жалом. К сожалению, у нас все равно нет чего-то получше, прости. Сможешь попасть из нее?

— Конечно! — презрительно фыркнула кобыла. — В Академии у меня было третье место среди снайперов. Вот только не гарантирую больше одного выстрела в минуту.

— Возможно, нам хватит и его, — согласился Грей. — А теперь встать в строй.

Секундное замешательство – и перед разведчиком образовалась ровная шеренга из пятерых кадетов, неуловимо похожих друг на друга. Теперь их объединяла не только невзрачная броня или военная выправка, но и искры надежды в глазах. Вернув себе оружие и снаряжение, кадеты наконец поверили в еще один шанс для самих себя. И они были готовы вцепиться в него всеми копытами.

— Арчер, к тебе это тоже относится.

Грифон удивлено поднял бровь, но, тем не менее, встал в конце шеренги, ехидно улыбнувшись вздрогнувшему Смоуку.

— Итак, — тихо произнес Грей, тем самым заставив всех умолкнуть. Когда прилагаешь усилия, чтобы услышать голос командира, поневоле перестаешь шуметь. — Со мной вышли на связь наши союзники. Они ударят по Восточным воротам ровно в полночь, перебьют охрану и будут держать для нас точку выхода.

— Думаете, им это удастся? — несмело поинтересовалась Кьюр.

— О да, уж поверь, — кивнул разведчик. — Им это вполне по копытам. Еще вопросы есть?

— Кто они? — перед вопросом Фемида подняла крыло. — Им можно верить?

— Кто они – не слишком важно. А доверие... — Жеребец задумался, прикидывая шансы. — Думаю, можно. Правда, мне даже страшно представить, что могла пообещать одна несносная кобылка в обмен на их помощь. Но лучше я продолжу. Возражения есть? — Пегас сделал небольшую паузу. — Отлично. Мы выдвигаемся к Загонам за час до атаки и занимаем позиции. Когда кругом начнутся выстрелы, взрывы и крики, очень быстро уничтожаем охрану, ломаем замки и выводим рабов к точке выхода, по дороге уничтожая охрану. Отступать нельзя.

— Вам не кажется это самоубийством? — поинтересовался Харпер. — Пройти через город, набитый вооруженными работорговцами

— Нам на копыто будет играть элемент неожиданности. Большинству будет просто не до нас – защита стен или своего имущества от мародеров. Для оставшихся вполне хватит огневой мощи. — Грей запнулся, но все же продолжил. — К тому же на нашей стороне будет еще один могущественный союзник внутри городских стен.

— Это часом не кобылка в белом плаще, которая нагнала страх на весь город? — осклабился Арчер.

— Да, именно она, — слегка удивленно подтвердил жеребец.

— Тогда я даже поверю в успех, — рассмеялся грифон.

— Все свободны, готовьтесь. — Разведчик стукнул копытом, словно поставив точку, и развернулся к окну.

Пока все занимались проверкой своего оружия, а заодно и разбирали боеприпасы, Роза подбежала к Грею и заглянула тому в глаза, слегка подтолкнув его в бок.

— Кстати, ты ведь спросил про обещание? Лайт – хорошая пони, но я не уверена в ее способности торговаться, когда дело касается чьих-то жизней. Особенно если это ее пони.

— Не спросил, — понуро ответил жеребец. — В любом случае мы уже здесь, и следует воспользоваться подвернувшимся шансом. А с платой мы разберемся позже.

— Тогда нам пора выдвигаться. — Роза потерлась носом о шею своего пегаса. — Уже темнеет. Ждать осталось недолго. И мы сможем вернуться домой.

Кобылка отстранилась от жеребца и, полуобернувшись к нему крупом, улыбнулась.

— Я пока тоже вооружусь. И по пути ты мне хорошенько расскажешь, откуда эти царапины и вмятины на твоей броне.

— Роза, постой, — прошептал разведчик. Кобылка остановилась и с удивлением посмотрела на пегаса. Открыла было рот, чтобы задать вопрос, да так и замерла. Грей подошел к любимой и запечатал ее губы долгим нежным поцелуем. Когда они наконец оторвались друг от друга, он робко улыбнулся и порысил к залу.

Через несколько минут отряд пегасов, а также единорожка, земнопони и грифон вышли из здания отеля в сопровождении оставшихся роботов.

Они старались следовать незаметно, благо этому весьма способствовало отсутствие уличных фонарей в части города, куда они направлялись. Для освещения работорговцы жгли костры в больших металлических бочках. Неверный свет дрожащего пламени выхватывал лишь грозные силуэты, с которыми большинство просто не хотело связываться. Ночная жизнь бурлила лишь в одном районе Плейнхува – в Увеселительном квартале. Там располагались всевозможные развлекательные заведения для богатых подонков, решивших потратить награбленные крышки. Казино, бары, рестораны, бордели заливали улицы неоновым светом и принимали у себя все новых и новых посетителей. Но вот остальная часть города оказалась погружена в относительную тьму. И им вполне хватило ее, чтобы дойти до загонов, где содержали рабов.



***

Плейнхув. Юго-западные ворота. Полночь.


Одинокий жеребец коричневой масти с изрядным запашком прикуривал очередную сигарету. Ночные смены на юго-западных воротах всегда были самыми спокойными – кроме Хозяев по этой дороге не приходил никто, а свежих рабов им отправляли, как правило, днем. Никаких разборок на улицах или пьяных драк в кабаках – поэтому охрану и сделали минимальной, по сути, оставив лишь пару часовых. Стой себе на вершине стены и кури. Правда, у медали спокойной смены была и обратная сторона – скука. Спать нельзя – живо сдерут шкуру. Резаться в кости не с кем – этому мудаку Кроду он даже кусок дерьма зажмет. Послали же Хозяева напарничка. Хорошо хоть общение не входило в его обязанности. Лишь при экстренных обстоятельствах.

Маленький огонек сжег сигарету до конца, опалив губы. Поморщившись, жеребец потянулся за новой.

Сюда бы кобылку, да лучше не одну. Но опять же нельзя. Зато как смена кончится, так он обязательно сходит в бордель. Сутенеры уже вовсю торговали очередью на новых рабынь из Стойла, которыми они собирались обзавестись на Аукционе. Он даже сходит туда лично – поглазеть. У обычного охранника никогда не будет достаточно крышек, чтобы позволить себе подобную игрушку. А хотелось бы, Дискорд подери! Впрочем, если он все же согласится на предложение своего кузена, то в его карманах наконец-то появятся серьезные деньги...

Приятные размышления прервал звук шагов. Лениво обернувшись, пони с догорающей сигаретой недовольно поморщился. Перед ним стоял его напарник с непривычно серьезной мордой.

— Снитч, снаружи кто-то ходит. — Вонь второго охранника с легкостью перебила запашок первого.

— Не пизди, — лениво ответил Снитч. — Не может там никого быть. На кой хрен нам столько внешних патрулей, по-твоему?

— Зуб даю, я видел движение. Нужно спуститься и проверить. — Крод выглядел достаточно озабоченным. В груди охранника неожиданно родилось дурное предчувствие.

— Я туда не пойду. Если хочешь, то спускайся. — Снитч презрительно фыркнул, словно делал великое одолжение. — Так и быть, прикрою.

Пони недоверчиво посмотрел на своего напарника, но все же кивнул и направился вниз по незаметной в ночной тьме лесенке. Выплюнув сигарету, Снитч пролевитировал винтовку и высунулся из-за куска металла, некогда бывшим рекламным щитом. Несмотря на отсутствие облаков, звезды почему-то не спешили показываться и освещать Эквестрийскую Пустошь. Как жеребец не старался, он не мог ничего разглядеть. Тишина вокруг угнетала.

«Этот мудак Крод специально играет у меня на нервах. Хочет запугать. Одним словом, мудак!»

— Эй, отзовись! — гаркнул охранник, пытаясь развеять зарождавшийся страх. Выходило у него не слишком хорошо. Тишина стала практически осязаемой, а от пропавшего во тьме пони не было слышно ни единого звука.

— Крод, кому говорю, отзовись! Не то лично вырву тебе язык и засуну в круп! — Снитч не на шутку встревожился, тем более он по-прежнему не слышал ответа. Опасливо вглядываясь в ночную тьму, жеребец отступил на несколько шагов и достал потрепанную рацию.

— Второй пост, отзовитесь! У нас пропал охранник! Прием! — Треск помех не слишком воодушевил пони. Жеребец почувствовал, как по шерсти пробежал очень неприятный холодок. А еще возникло ощущение, будто за спиной кто-то стоял. Досчитав до пяти, Снитч медленно обернулся, левитируя за собой винтовку. Он встретился с равнодушным взглядом пони-в-звездном-плаще, которого весь Плейнхув предпочитал обходить стороной. По задней ноге побежала теплая вонючая струя.

— Они не ответят, — сказал незнакомец будничным тоном, будто сообщал время. Его глаза внезапно засияли синим огнем, и свет для Снитча померк навсегда. Равнодушно переступив через мертвое тело, пони-в-звездном-плаще спустился вниз по незаметным ступеням и едва не споткнулся об еще один труп. Крод лежал на холодной земле, уставившись в небо изумленными глазами. Кто-то перерезал охраннику горло от уха до уха. Из тьмы выступил покрытый татуировками пони. Он превратил свою гриву в огромный ирокез, а в его глазах плясало безумие.

— Мастер, мы пришли!

— Разумеется. Все пони готовы?

— Да! Мы все пришли! Приказывай!

Мастер лишь улыбнулся и отвернулся от своего собеседника. Юго-западные ворота Плейнхува, которые служат для связи города и Цитадели Мастеров. Сваренные из многочисленных металлических обломков и фрагментов, они могли выдержать залп нескольких гранатометов. Дать защитникам время до прихода подкрепления. Не самое плохое сооружение, но оно ничто перед ним. Глаза мага вспыхнули ослепительным звездным светом, плащ затрепетал на невидимом ветру. У сиреневого тела родилось ревущее пламя. Огромная сфера звездного огня кружилась вокруг мага, то поднимаясь до небес, то сжимаясь до крохотных размеров. Подобрав идеальное сочетание, он улыбнулся. Заряд ревущего магического огня врезался точно в середину юго-западных врат Плейнхува и снес их в долю секунды. Перед двумя пони зиял огромный черный проем с краями из обугленного металла, за которым лежал город, полный врагов.

— Привести ее целой и невредимой. Убивать всех, кто будет сопротивляться. Когда найдете ее, можете убить остальных. Или не трогать. Мне, в общем-то, все равно.

— Да, мастер! — в экстазе выкрикнул пони с ирокезом. Затем он обернулся ко тьме за своим крупом. — Вы все слышали! В атаку!

— Аррррр-аррррр!!! — в едином порыве выкрикнули таящиеся во тьме. Они бросились вперед. Десятки самых разных пони: молодые и старые, кобылки и жеребцы, всех рас и размеров, с копьями в зубах и пулеметами в боевых седлах. Объединяло их лишь одно – пылающее в глазах безумие.

— Убить всех!!! — Их клич разнесся по всему юго-западному району Плейнхува. Совсем скоро на землю польются реки крови, и упадут первые трупы врагов их повелителя. Дождавшись, пока последний воин не войдет в город, пони с ирокезом почтительно поклонился Мастеру, после чего подхватил штурмовую винтовку Крода и с диким кличем бросился нагонять свое воинство.



***

Плейнхув. Увеселительный квартал. Полночь.


В это же время в самом центре города в больших казино и цветастых борделях кипела жизнь. Громкая музыка, крики, в том числе и чей-то зов о помощи. Единичные отдаленные выстрелы и, естественно, непередаваемый букет ароматов грязных улиц распутного города, жители и гости которого предавались своим любимым развлечениям. На улице друг напротив друга стояли боевые роботы, которых привели прямо с Торговой площади, лишь стерев прежние эмблемы. Они оказались в превосходном состоянии, а корпусы блестели от свежей краски цветов казино и борделя, которые они и поставлены были охранять.

AJ-21 ждали сигнала от своих новых хозяев, который указал бы им цель, но пока они были не востребованы. Никого даже не смущало, что в окулярах одной из боевых машин отражается процесс изнасилования молодой земной кобылки, отбившейся от своих. Ее настигла целая группа жеребцов, которые вовсю наслаждались юным сопротивляющимся телом, невзирая на ее вопли о том, что она свободная пони.

Наверное, это была бы самая обычная ночь для этого района города работорговцев, но в какой-то момент в воздухе прошел зашифрованный сигнал. Поймай его кто-то на свой ПипБак, он увидел бы на экране лишь странный фрагмент кода. Но для машин он нес особое значение.

Внезапно орудия боевых роботов выдвинулись из корпусов, выискивая первых жертв. Благодаря зашифрованному сигналу с костюма Розы каждый вооруженный пони по умолчанию становился для них красной меткой.

Обычную какофонию звуков разорвала громогласная очередь из тяжелого пулемета. Жеребец-насильник упал прямо на свою жертву, заодно лишившись головы. Тела его друзей прошила очередь из орудий другого дроида. Вскоре все пони, имевшие несчастье оказаться около казино, лежали на потрескавшемся асфальте, заливая его своей кровью. Недавняя жертва насилия тихонько всхлипывала, не смея пошевелиться. Высокоточные дроиды пощадили ее, не сочтя достаточной угрозой. Удостоверившись в отсутствии целей, они на секунду замерли, сканируя окружающее пространство. Прямо за их металлическими крупами находятся заведения, доверху набитые врагами! Они нарушили директивы Стойла. Их следовало ликвидировать!

Роботы плавно развернулись ко входам и одновременно двинулись внутрь. Никто из находящихся внутри не обратил внимание на стрельбу снаружи. И это стало их последней ошибкой. Заляпанные грязью стекла осветились желтым огнем работающих орудий.



***

Плейнхув. Восточные ворота. Полночь.


Восточные ворота, в отличие от юго-западных, охранялись на совесть. У их подножия расположился полноценный блокпост с двойным пулеметным расчетом, выполнявший роль пропускного пункта. На стенах торчал как минимум десяток стрелков, а ночная тьма разгонялась множеством горящих факелов и несколькими прожекторами на вышках.

Немного поодаль расположился большой караван из тех неудачников, кто не успел зайти в город до наступления темноты. Странников не пустили внутрь, вежливо объяснив, мол, это для их же безопасности, ведь не дай Богини их прирежут на темных и опасных улицах прежде, чем они потратят все крышки. Но эти караванщики совсем не расстроились и вполне благодушно согласились переночевать за стенами города, разбив лагерь чуть поодаль. Видно, жадные торгаши наняли хорошую охрану, раз не боялись монстров снаружи.

В один момент пони из каравана, вроде бы до сего момента мирно спавшие в своих палатках, резко возникли из темноты прямо перед воротами. При этом силуэты совсем не походили на каких-то голодранцев или даже на удачливых наемников. Потрясенные охранники видели строгие и грозные, правильные обводы доспехов, принадлежавших проклинаемой всеми «темными» фракции – Стальным Рейнджерам.

Лайт, засевшая чуть в стороне от ворот вместе с Уайт, послушалась совета кобылы и поспешно зажала ушки.

Короткие вспышки среди нескольких рядов бронированных пони. Некоторые вырвали из темноты черные дымные шлейфы. Странные вытянутые огненные яйца по дуге устремились к воротам.

Стены города содрогнулись от множества взрывов. Оттуда донеслись первые крики, началась беспорядочная стрельба, не приносящая никакого урона бронированным пони. В одной из башен ворот обнаружился настоящий станковый пулемет, который тут же начал поливать Стальных Рейнджеров внизу градом раскаленного свинца. Уайт моментально прицелилась в нужное место и одним выстрелом прикончила пулеметчика. А бронированные стрелки все продолжали свое дело вплоть до момента, пока огромные створки с жутким скрежетом не обрушились вовнутрь, открывая путь к беззащитному городу.

Стальная волна, переключив внимание своих гранатометов и пулеметов на засевших на стенах, устремилась в город.

Лайт робко убрала копыта от ушей и посмотрела на Уайт, которая поднималась из укрытия.

— Неужели все пойдет так просто?

— Нет, моя дорогая, это только стерегущий ворота дозор. — Единорожка-рейнджер покачала головой. — По идее, их функция просто передать сигнал в штаб да стараться удержать позиции до прихода подкреплений. Только никто не рассчитывал на нашу атаку! — Единорог гордо вскинула винтовку.

Обе пони уже подбежали к городу, когда волшебница задумчиво проговорила.

— Если так, давайте займем стены и притворимся охраной.

— Идея хорошая, нам придется туго, если сюда заявятся грифоны. — Паладин, неведомо как оказавшийся за их спинами, согласно кивнул. — Ты вроде маг иллюзий? Сможешь замаскировать наших рыцарей под охрану?

— Я попробую. — Единорожка серьезно кивнула. Она пролевитировала себе изящную золотую диадему.

— Зачем она тебе? — озабоченно поинтересовалась Уайт.

— С ней мне проще накладывать иллюзии, — робко улыбнулась пони.

Драгоценный камен


убрать рекламу







ь в центре сиял все ярче, и вскоре волна солнечного света окутала всех стальных рыцарей, обратив их в едва заметные силуэты. Никто бы не понял, кто стоит перед ним, особенно если смотреть издали. И это было их преимущество.



***

Плейнхув. Гарнизон. Полночь.


Большой черный грифон застыл на крыше одного из бараков, смотря в небеса. Он, родившийся в суровых горах, прошедший через множество стычек над и под облаками, чувствовал себя неуютно. Всю жизнь Блод Фейтшера сопровождал свет звезд и луны. Для своих врагов он всегда был едва уловимой тенью, которую видишь лишь в момент перед смертью. А сейчас чернильные небеса казались огромной зияющей дырой. Ни одного светящегося уголька. Ни одного намека на серебряный диск луны. Лишь непроглядная тьма.

«Не к добру это».

За его спиной послышалось хлопанье крыльев. Блод Фейтшер остался на месте. Он и так знал, кто к нему пожаловал – его лучший друг и самый надежный напарник, Кровоклюв, с идиотским прозвищем «Стриж».

— Чего застыл здесь, как статуя? — со смехом спросил грифон с перьями красноватого отлива.

— У меня нехорошее предчувствие, друг.

— Друг?! А-ха-ха-ха! — Стриж залился каркающим смехом. — Ты не называл меня другом с тех пор, как мы угодили в засаду тех стальных недоумков. Погоди. — Он нахмурился. — Думаешь, этой ночью что-то произойдет?

— Практически уверен, друг. Посмотри на небо. Нет ни одной звезды. Это плохой знак.

— А-ха-ха! — вновь расхохотался его собеседник. — Я уж думал, произошло что-то действительно серьезное.

— Ты зря не веришь знакам. Наши предки обладали огромной мудростью.

— Которая их не уберегла, — покачал головой кровавый грифон. — Ну не верю я в эти сказки! Вот скажи, какой идиот решит атаковать город, когда нас здесь четыре звена?!

Земля вздрогнула. Со стороны юго-западных ворот донесся оглушающий грохот, вслед за которым пришла ударная волна. Немногие уцелевшие после вандалов стекла задрожали в своих рамах, готовые вот-вот выскочить из них и просыпаться на землю мелкими осколками. Стоило видеть физиономию Кровоклюва, в этот момент отражавшую истинное изумление. На их глазах по всему западному и центральному району вспыхивали пожары. Доносились звуки отчаянного сражения и крик безумцев, идущих в атаку.

— Друг, — необыкновенно серьезно начал Кровоклюв. — Какие будут приказы?

— Думаю, нам стоит... — Грифона прервал новый грохот, не такой мощный, как предыдущий, но все же весьма внушительный. И длился он много дольше. Повернувшись к восточным вратам, они увидели десятки вспышек от реактивных гранат и отчаянную пальбу из настенного пулемета, которая практически тут же смолкла. Их защитникам явно приходилось туго. Из барака выскочил охранник в приличной металлической броне. Когда-то такую использовала полиция погибшего королевства.

— На нас напали! Юго-западные врата молчат, восточные под обстрелом!

— Привет, Айпатс, — весело прокричал Кровоклюв. — Тебе срочно пора собирать всех выживших!

— Он прав, — кивнул Фейтшер. — Мы соберем свое звено и выйдем навстречу западной волне. Ты должен собрать всех, до кого достанет копыто, и отправиться на восток. Нам нужно продержаться до прихода подкрепления из Цитадели. Встретимся утром, если погибшие боги услышат наши молитвы.

Единорог лишь кивнул, согласившись с планом. У грифонов боевого опыта было гораздо больше, а сбежать они не могли из-за контракта – охранять Плейнхув в течение всего Аукциона. Хорошо хоть он еще не закончился.

Черные тени взмыли в небо и понеслись навстречу безумной толпе. Их выстрелы разорвали ночную тьму. Волна атаки не захлебнулась, но приостановилась. Грифонам ответил настоящий шквал, заставивший их спуститься на землю. Кровоклюв лихо спикировал за груду проржавевших бочек, одним ударом снеся голову какому-то идиоту с копьем в зубах. Глядя на приближающихся врагов, он злобно ощерился.

— Ну, кто на новенького?! Смелей! Меня на хватит на всех!

Полтора десятка пони в форме охраны бодрой рысью приближались к осаждаемым вратам. Каждый из них имел хорошую броню, штурмовую винтовку в идеальном состоянии и несколько гранат. Кто-то в шутку назвал их гвардией Плейнхува, лучшими из лучших, и прозвище прижилось. И сейчас им следовало это доказать.

— Вот и ворота! Глядите, наши еще на стенах! — крикнул один из пони, указывая на силуэт у пулемета. Но не успели они обрадоваться, как неизвестный вскинул оружие и сделал выстрел. Снайперская винтовка гулко рыкнула, снеся голову впереди идущему. Все тут же бросились к укрытиям. Атака захлебнулась, не успев даже начаться. Уайт лишь кровожадно улыбнулась и перевела свое верное оружие на следующую цель.



***

Плейнхув. Загоны. Полночь.


Отряд пони затаился в темном проулке, выходившем почти как раз на загоны. Конечно, до сетчатой стены оставалось довольно большое открытое пространство, но уже с такого расстояния выглядывающие пегасы могли разглядеть поднявшийся на территории переполох. Охранники почти не задерживались на месте. Из казарм выбегали целые отряды пони с зажатым в зубах оружием. В большинстве своем ничего серьезного, но мелькали и вполне приличные образцы штурмовых винтовок и дробовиков.

«Мы недооценили количество охраны».

— Они сняли даже часть наружной охраны при входах! — Грей прошептал на ухо Розе. — Даже не часть. Они собирают почти всех!

— Малышка Лайт смогла организовать настолько крупное нападение. Местные не просто мобилизуются, но еще и паникуют. — Роза улыбнулась, рассматривая солдат Мастеров. — Более того, они начали выводить охрану со своих самых ценных объектов.

Тем временем организовавшиеся группы стражи выбегали из раздвинутых ворот, рысью устремляясь кто на запад, а кто и на восток.

— Насколько я поняла структуру города, им такими путями никого не окружить. — Роза нахмурилась, повернув голову в другую сторону. — Неужели она набрала такую армию Стальных Рейнджеров, что их хватило сразу на двое ворот?!

— Не уверен. Не думаю. — Грей покачал головой. — Нам нужно взять кого-то живым, причем из первых.

— Тайные операции, захваты. Это все по твоей части. Ты и делай.

— Эй-эй! Слышите меня? — Их разговор прервался от вмешательства Харпера. — Я перехватил радиопереговоры местных!

— О чем они говорят? — Пшеничного цвета кобылка тут же оживилась.

Морда взломщика выглядела удивленной, пока он прислушивался к разговорам, наклонив голову к земле.

— Говорят, юго-западные ворота пали, вся соответствующая часть города уже захвачена какими-то сумасшедшими пони. Они всех режут и жгут все подряд. Паника из-за них все нарастает! И восточные ворота... Передают, будто их защитники разбиты и отступают. Стальные рейнджеры оккупировали всю прилегающую территорию и засели в зданиях.

Фемида поочередно посмотрела на парочку пегасов с самой мрачной мордой.

— Две армии психов. И те, и другие крушат свою часть города. Кто из них на «нашей стороне»?

— Те, которые с востока, — мрачно ответил Грей, совершенно не понимающий, откуда здесь взялась еще одна армия. — Выглядит так, будто у нас появились конкуренты. Нужно спешить. Приступаем к операции.

Услышав знакомую команду, Фемида собранно кивнула и вскинула громоздкую винтовку, нацелившись на ближайшего охранника. В ее задачу входило прикрытие Грея. Сам же разведчик активировал режим Тени и взмыл в воздух, стараясь не слишком хлопать крыльями. Бесшумному полету их обучали еще в Академии, но именно в этой дисциплине пегас никогда не мог похвастаться особенными успехами.

Раздраженный довольно грубым поднятием с теплой постели пони-охранник непрерывно костерил свое начальство и в особенности Айпатса, объявившего всеобщую тревогу. С самого детства в его голову вбивали одну непреложную истину – Цитадель Мастеров неприступна. А раз хозяева неуязвимы, то и их слугам нечего опасаться. Впрочем, где-то в глубине своей потемневшей души он радовался. Остаться сторожить рабынь из Стойла самый безопасный вариант из всех – эти безмозглые курицы способны только на слезы. Хотя к чему здесь вообще нужна охрана? На каждой из них висит особый ошейник с шокером. Хватит одного калеки, чтобы удержать их в загоне.

Ход мыслей охранника оказался прерван довольно необычной причиной – его горло прошил клинок из хвостового жала Грея. За секунду лезвие раскрылось в форме металлического цветка, отрезая всяческую возможность на крик. Довольно хмыкнув, пегас бросился к следующей жертве.

Они обнаружили его лишь на четвертом, и то помешал не слишком точный удар. В последний момент земнопони зачем-то наклонился к земле, и крыльевой клинок вместо того, чтобы тихонько перерезать жеребцу горло, всего лишь отрезал его ухо. Разумеется, он истошно закричал. Добивающий удар не помог – оказалось слишком поздно. Выжившие подняли тревогу. На сторожевой вышке зажегся прожектор, и его луч практически тут же выхватил фигуру в антрацитовой броне. К нему уже спешило сразу трое, когда в игру вступило Крыло.

Фемиде не пришлось испытывать свои конечности на прочность выстрелом из антимех-винтовки. К счастью, на ней нашлись небольшие сошки, позволившие утвердить ее на земле и вполне комфортно сделать выстрел. Бронебойная пуля пролетела сквозь прожектор, застряв в груди часового. Послышался свист реактивных гранат. Стоун щедро поделился с троицей охранников сразу шестью огненными зарядами. Их тела скрылись под вспышками пламени, а крик утонул в грохоте взрывов. Последнего, попытавшегося сбежать, снял Арчер. Он спикировал на потерявшего голову от страха единорога и одним ударом когтистой лапы разорвал тому горло. Довольно облизнув окровавленный палец, грифон радостно ощерился и поделился со стоявшей рядом Розой.

— Всегда мечтал сделать это, пока меня держали в клетке.

— Только не увлекайся, — кашлянула пегаска, отводя глаза.

— Не беспокойся, малышка. — Арчер кровожадно ухмыльнулся и одним взмахом крыльев поднялся в воздух. — Уж вас-то я с ними не перепутаю.

— Очень надеюсь, — тихо прошептала кобылка, заходя в казарму вместе с Кьюр и Смоуком.

Жеребец удивленно обернулся на пони, но та поспешно замахала крылом.

— Нет-нет. Ничего. Давайте найдем здешний терминал и отключим тревогу.

— О! Я его превосходно бамкну! — Подрывник сразу оживился.

— Смоук, чтобы отключить тревогу таким образом, нужно «бамкать» главный терминал! — Роза поспешно замахала передними копытами. — А это наверняка будет второстепенный! Он нам нужнее будучи целым.

Зап! З-зап-па-па-пап!

Роза замерла, удивленно уставившись на Кьюр, которая выпустила свой миниган. Бросив взгляд вперед, хакер увидела две горстки пепла с валяющимися возле них винтовками.

— Это было быстро, — только и смогла произнести ошарашенная пегаска.

— Они не мучились. — Белая пони грустно улыбнулась.

Роза покосилась на Смоука, который сейчас больше был раздосадован своей невнимательностью.

— Вот сено! Спасибо Кьюр! — Он поймал взгляд кобылки-хакера и ухмыльнулся. — Да-да, это наша Кьюр! Мед-пони!

Грей внимательно осмотрел периметр. Ни один из многочисленных детекторов не уловил присутствия врага, и пегас позволил себе вздохнуть с облегчением. Пока Роза в сопровождении кадетов отключала тревогу, он направился к загонам, в честь которых эти бараки и получили свое название. Разбив замок метким ударом копыта, жеребец оттянул массивные створки и заглянул вовнутрь. Вместо ожидаемого запаха разложения и смерти он почувствовал аромат духов. Перед удивленным пегасом предстало несколько десятков ухоженных чистеньких кобылок, каждая из которых невольно притягивала взгляд к своему крупу. Между задних ног почувствовалось определенное напряжение, и Грей поспешил отвести глаза. Как раз, чтобы встретиться взглядом со старым земнопони, расчесывающим гриву одной из кобыл. Увидев перед собой пегаса в броне Анклава, стилист от удивления выронил расческу из рта.

— Ты кто такой? — поражено спросил он.

— Твоя смерть, — спокойно ответил разведчик, в один момент оказавшись перед ним и ударив крылом. Полюбовавшись на перерезанное горло, жеребец поднял забрало и вновь посмотрел на собравшихся рабынь, постаравшись дружелюбно улыбнуться.

— Мы пришли спасти вас. — Ответом ему стал оглушительный визг. Ошеломленный и растерянный пегас выставил перед собой окровавленные копыта.

— Нет, серьезно, пожалуйста, не кричите! Я не причиню вам вреда! — Визг стал немного тише. Привлекательная единорожка в стальном ошейнике всхлипнула, вытирая глаз копытцем.

— С чего мы должны верить тебе, маньяк?

— Я перся в этот поганый город, участвовал в аукционе для сбора информации, собрал отряд для вашего спасения, перебил всю охрану, и вы мне не верите?! — возмутился Грей.

— Тем более нет. — Кобылка посмотрела в глаза жеребцу.

— Почему? — опешил пегас.

Его собеседница прижала ушки и затем медленно поднялась на ноги, после чего немного неуклюже направилась к плачущей маленькой кобылке, еще почти жеребенку.

— Последние события научили нас одному – никому нельзя доверять! Более того, они наглядно показали, что с нами сделают в случае попытки побега. И даже если мы сможем уйти, вряд ли вы окажетесь такими благородными и тут же отпустите нас.

— Мне кажется, он просто сам хочет стать хозяином для нас всех. — В разговор вмешалась земнопони, лежавшая на согнутых ногах. — Тут нам хотя бы обещали безопасность!

— Которая будет длиться до момента, пока вас не купят, — раздраженно фыркнул Грей. Разведчик задумался. Кобылки явно не верили в его благородство, а значит, следовало сыграть на других чувствах. — Меня наняла ваша Смотрительница. Она ждет у восточных ворот.

Пони только фыркнули на заявление о конце безопасности, хотя на их лицах и была видна некоторая неуверенность. Но вот услышав про Смотрительницу, они заметно оживились. А судя по брошенным друг на друга сердитым взглядам, среди них тлел какой-то и внутренний конфликт.

— Хорошая попытка, крылатый, — сердито заговорила единорожка. — Только нашей Смотрительнице повезло избежать пленения. Она просто сбежала от нас! И наверняка сейчас где-то лежит в этой ужасной пустыне или сама стала такой же рабыней, как и мы. — Она зажала ушки молоденькой кобылке. — Для утех в постели.

— Правильно, сбежала, — ехидно ответил жеребец. — От ваших вил. Вы хоть понимаете, что оказались здесь из-за своей тупости? Если бы вы ее не изгнали, то сидели бы за своей бронедверью и не знали ничего этого! — Он картинно обвел копытом окружающие стены. — А она вместо того, чтобы навсегда выкинуть вас из своего сердца, привела под стены этого долбаного города целую армию!

Шепоток среди кобылок стал громче и отчетливее. Похоже, многие из них скучали по своей Смотрительнице, всегда оберегающей их глупые крупы. Даже собеседница Грея замолкла, не находя слов. Она лишь как-то странно посмотрела на жеребца и ушла помогать другим кобылкам. Зато встала другая. По-видимому, она являлась лидером противоборствующей с первой фракции. Посмотрев на разведчика взглядом, полным надежды, она все же ответила твердо.

— Мы не пойдем с тобой. Мастера не зря получили такое прозвище – они мастерски наказывают непокорных. — Не успел Грей как следует отругать этих наивных кобылок, как его новая собеседница продолжила. — Но если сюда придет наша Смотрительница и скажет нам идти, мы пойдем за тобой.

— Не желают? — Когда удивленный Грей отступил назад, к нему вплотную подошла Роза.

— Я даже не знаю, чего здесь больше – глупости, страха или упертости. — Жеребец сердито фыркнул. — Они хотят сюда Лайт!

Подошедший поближе Смоук спросил с веселым фырком.

— А она симпатичная, ваша Лайт? А то... — Он как-то скис под сердитым взглядом Розы, но быстро опомнился. — Так может их того... дымовой шашкой? Сами выбегут!

— И разбегутся по городу. — Грей скептически посмотрел на шутника.

— У любого блестящего плана есть недостатки. — Кадет, сев на круп, смущенно потер передними согнутыми ногам друг о друга.

— Просто позовем Лайт. — Роза, в свою очередь, закатила глаза. — Пусть возьмет с собой пару рейнджеров, так и сразу успокоим и тех, и других, будто мы свои. Кажется неплохой идеей.

— Не успели начать операцию, как тут же начались проблемы, — недовольно фыркнул Грей. Но все же он вернул забрало на место и погрузился в привычный компьютерный интерфейс. Отдать команду на установку соединения с ПипБаком Лайт оказалось делом двух секунд.

— Лайт, твои подданные отказываются идти куда-либо, пока к ним не придет их принцесса и не прикажет прямым текстом. Знаю, в городе опасно, но другие варианты еще хуже. В общем, жду тебя по координатам, указанным в сообщении.

Тем временем Лайт, которая вместе с Уайт укрылась на месте уничтоженного пулеметного расчета, удивленно поднесла переднюю ногу к лицу, глядя на ПипБак.

— То есть, вы уже нашли их? Они в порядке? Ох, по нему же нельзя говорить. — Единорожка встрепенулась и быстро посмотрела на Уайт, которая так же прислушивалась к разговору. — Ладно, я немедленно направляюсь к ним! Кажется, это недалеко.

В голосе волшебницы слышалось сомнение. И его тут же подтвердила Уайт.

— Конечно, с твоей магией ты можешь передвигаться достаточно незаметно, но все те кварталы, по идее, контролируются врагами. Они сейчас рассеяны, но тебе опасно идти туда одной.

— Кроме того, вы все станете отлично видны здесь. — Лайт прижала уши.

— Верно, малышка. — Уайт важно кивнула, но затем улыбнулась под шлемом. — С другой стороны, мы здесь за этими пони. Пусть с тобой пойдет пара рыцарей. Они смогут защитить тебя и помогут в обеспечении прикрытия твоим пони. Я все организую.

Лайт обняла Уайт, прижавшись грудкой к гладким металлическим пластинам брони единорожки-рейнджера.

— Спасибо тебе!

— Не нужно никаких рыцарей, мисс Клирсайт. — Дасти Тэйл, как всегда, подкрался незаметно. — Нас двоих вполне хватит для сопровождения госпожи Санрайз к объекту операции.

— Вы уверены, паладин? — В голосе рыцаря слышалось явное сомнение. — Оставлять отряд без командования...

— Мой заместитель вполне справится с удержанием этой точки. Идем же, не будем терять времени.

Лайт быстро кивнула. Глаза единорожки буквально сияли. Предвкушение скорой встречи с самыми близкими существами, пусть даже слегка оступившимися когда-то, а также радость от поддержки Стальных Рейнджеров в общем и Уайт в частности образовали внутри волшебницы странную смесь восторга, радости и предвкушения. Она едва ли не парила над землей от счастья.

— Да, вы правы! Вперед!

Волшебница подняла переднюю ногу, сверившись с ПипБаком, который указывал на здание за углом. После этого она аккуратно попятилась назад и лишь затем подошла к двум Стальным Рейнджерам, внимательно следившим за окрестностями, выцеливая каждое окно. Как оказалось, тут было относительно спокойно. Внутренних сил охраны города не хватало даже на то, чтобы сдерживать нападающих по периметру, о защите более спокойных частей города в центре даже речи не шло.

— Мы почти пришли. — В ответ на вопросительные взгляды волшебница быстро кивнула. — Там и вправду какая-то тюрьма. Как их рисовали в некоторых книжках.

— Тебя что-то смущает? — Уайт заметила замешательство белой пони.

— Да. — Кобылка еще раз кивнула. — Точнее, это может смутить вас.

— А. — Уайт на мгновение нахмурилась, но затем в ее глазах появилось понимание. — Ну, мы не будем стрелять, обещаем!

— О чем ты говоришь? — Паладин удивленно воззрился на подчиненную.

— Я на вас надеюсь! — Слабо улыбнувшись, бывшая Смотрительница отошла немного в сторону, прикрывая глаза.

Она глубоко вздохнула, вновь направляя силу на диадему и формируя необходимый образ. Магия привычно и ласково текла через тело единорожки, позволяя почувствовать себя чистой и настоящей.

Дасти Тэйл невольно взвел свой реактивный гранатомет, рассматривая на приобретающий очертания какого-то крупного существа комок золотого света.

— Уайт, объяснись!

— О чем ты? Это все та же Лайт, просто слегка подросшая. — Единорожка-рейнджер весело фыркнула. — Совсем чуть-чуть, до звания Принцессы всея Эквестрии!

— Идемте, мои маленькие пони. — Лайт заговорила более звучным, глубоким мягким голосом. — Нас ждут!

Одарив изумленного паладина теплым взглядом, белоснежная аликорн открыто направилась в сторону распахнутых ворот ограды вокруг здания загонов.

Уайт тут же направилась следом, вновь возвращаясь к поиску врагов. Только нет-нет, а она поглядывала на округлый круп волшебного создания. А вот паладин слегка задержался, лишь тихо пробормотав себе под нос.

— Это просто очередная иллюзия.

Тем временем кадеты расположились по периметру. Харпер осматривал комнаты, попутно загребая все, что могло показаться ему интересным в плане электроники, в то время как Грей привычно собирал кучки крышек в выдвижных ящиках столов или под подушками кроватей. Смоук засел в какой-то небольшой лаборатории, с интересом изучая реактивы. Некоторые из них тут же отправились в седельные сумки пегаса.

Снаружи Стоун приглядывал за входом, а Кьюр укрылась возле сторожки. Белая мед-пони вывалила перед собой содержимое своих сумок, сосредоточенно сортируя препараты. Фемида расположилась прямо на верху сторожки, укрепив антимех-винтовку и оглядывая окрестности.

Она первой заметила яркую троицу странных пони. Снайпер тут же прильнула к окуляру, с удивлением переводя внимание с солнечной принцессы на двоих бронированных пони с тяжелым вооружением по бокам.

Сильно обеспокоившись, она тут же связалась со Стоуном и Кьюр.

— Внимание. К нам идут трое. Не могу идентифицировать. На вид крайне опасны!

— Сейчас проверим! — прорычал в ответ массивный жеребец.

Он тут же вскочил с места, выходя прямо на центр прохода и вскидывая свой гранатомет, поспешные протесты Фемиды потонули в грохоте взрывов его гранат.

Аликорн, увидев показавшегося в воротах крупного жеребца в знакомой пегасьей броне, приветственно вскинула крыло. И каково же было ее изумление, когда с его стороны послышалось многократное глухое и уже ставшее очень знакомым после общения со Стальными Рейнджерами завывание реактивных гранат. Она успела лишь инстинктивно сотворить щит, после чего оказалась отброшена назад первым же взрывом. К счастью, от следующих выстрелов ее прикрыл стальной бок Уайт.

Кьюр, перепуганная взрывами, буквально вывалилась из укрытия с пустыми седельными сумками, чудом не потеряв оружие. Увидев нарушителей прямо перед собой, она тут же вскинула миниган и пустила его в ход, беспорядочно поливая ярко-алыми росчерками прикрытую щитом троицу. По яркой сфере тут же пошла отчетливая рябь, а сама она приобрела алый оттенок. Фемида в своем укрытии грязно выругалась, сделав себе мысленную пометку потом помыть рот с мылом, после чего вновь прильнула к окуляру, целясь в белоснежное создание, которое сейчас трясло головой, медленно поднимаясь с земли, но вполне способное поддерживать щит.

В следующий момент реактивные гранаты отделились уже со стороны одного из бронированных пони, заглушив истошные крики с той стороны. Череда взрывов сотрясла сторожку, заставив ее стены обрушиться, а винтовку Фемиды опасно накрениться вниз. Кобылка поспешно схватила ее обоими копытами. Из-за сместившегося центра тяжести она не устояла на ногах и упала прямо на круп. Грянувший выстрел антимех-винтовки завалил пегаску на спину.

Уайт, увидев эффект от стрельбы Дасти, прислонилась к окуляру своего оружия, прицелившись в крупного жеребца, который сейчас не слишком-то хорошо и спрятался за открытой дверью.

«Через такую хлипкую преграду моя пуля его насквозь прошьет».

Но затем она заметила слегка приоткрытое крыло. Прицел в сторону сумасшедшей, палящей из лазерного минигана. Крылатая. Полюбуемся снайпером. Тоже! И одеты в похожую броню!

Увидев, как паладин приготовился сделать еще один залп, Уайт поспешно положила копыто ему на бок.

— Не стреляй, кажется, это свои!

После чего она повернулась в сторону ворот и изо всех сил выкрикнула.

— Отставить стрельбу! Немедленно вызовите сюда Грея!!!

Она закашлялась, посмотрев на растерянную морду только-только утвердившегося на ногах аликорна.

«И вправду, как настоящая».

Кадеты удивленно замерли на своих местах. Даже Кьюр выпустила свое оружие, поспешно отползая обратно в укрытие. Стоун же так и остался сидеть за своей дверью. Фемида, прижавшись к полу, удивленно выглянула из-за обломков стены.

— Наверное, нам и вправду стоит его вызвать, — неуверенно пробормотала кобылка.

— Какого сена вы тут устроили?! — Сверху раздался разгневанный голос.

Соломенного цвета пегаска зависла над полем боя, сложив передние копытца на груди и возмущенно глядя то на одну сторону конфликта, то на другую.

— Какой умник додумался начать здесь перестрелку?! Да еще и со своими?!

Уайт не замедлила указать копытом на приоткрытую дверь, жеребец за которой тут же сжался, поджав крылья к бокам.

— Сто-оун!

— Мы ждали одну маленькую белую кобылку с желтой гривой! — Стоун осторожно высунул голову из-за двери. — Ты говорила, что она очень симпатичная! И еще голая!.

— Честно, это не я им говорила. — Принцесса бросила убийственный взгляд на тихонько посмеивающуюся Розу:

— Но согласитесь. — Фемида встала во весь рост. — Я вижу тут странное создание с крыльями и рогом в сопровождении двух увешанных оружием пони-танков! Думаю, Стоун вполне обоснованно ошибся.

— Но это не оправдывает стрельбу без приказа! — Перехватив благодарный взгляд жеребца, она тут же громко топнула копытом.

Роза тяжело вздохнула и подлетела к новоприбывшим, улыбнувшись медленно успокаивающемуся жеребцу.

— Здравствуйте. Меня зовут Роза. Как я понимаю, вы вызвались сопровождать нашу... — Она посмотрела на смущенного аликорна. — Принцессу.

Паладин смог лишь удивленно кивнуть, в упор разглядывая странную пегасью броню.

— Ну а ты, Лайт, снова за свое? — Безмолвный истукан оказался не слишком интересным собеседником, и хакер повернулась к волшебнице.

— Так будет лучше. — В ответ «Селестия» приподняла одну бровь, поведя головой в бок. — По крайней мере сейчас, когда им нужно видеть именно их Смотрительницу. Их Принцессу!

— Эта шкура явно влияет на тебя не лучшим образом. — Роза тяжело вздохнула и махнула копытом. — Мы это еще обсудим. Ладно, пошли. Нам нужно торопиться. Судя по всему, у нас появились конкуренты. И у них тоже целая армия. Иначе мы бы просто засели внутри до вашего прихода.

За это время кобылки Стойла уже были условно выпущены из своих загонов и освобождены от ошейников, но все еще чего-то ждали, вводя пегаса в уныние своей твердолобостью.