Название книги в оригинале: Рикардс Джеймс. Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Рикардс Джеймс » Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?.



убрать рекламу



Читать онлайн Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?. Рикардс Джеймс.

Джеймс Рикардс

Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?

 Сделать закладку на этом месте книги

James Rickards

THE NEW CASE FOR GOLD

Copyright © James Rickards, 2016

All rights reserved including the right of reproduction in whole or in part in any form. This edition published by arrangement with Portfolio, an imprint of Penguin Publishing Group, a division of Penguin Random House LLC


© Перевод. Л. Буравчикова, В. Соков, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «ЛГБТ», 2017


* * *

Вступительное слово от партнера издания

 Сделать закладку на этом месте книги

Уважаемые дамы и господа!

С древнейших времен золото было одной из важных составляющих человеческой жизни, оно играло роль показателя достатка и власти. Даже сегодня, когда валютные войны разделили мир на множество кусочков, золото является универсальной валютой везде.

Книга всемирно известного экономиста и международного эксперта Джеймса Рикардса «Золотой запас» поднимает вопросы о золоте на новый уровень, приносит свежий взгляд на спорные моменты, касающиеся золота, как валютного стандарта, так и средства сохранения богатства. В этом смелом манифесте Рикардс делает шаг вперед, чтобы развеять популярные мифы о золоте. На вопрос о том, что же является международной валютой XXI века, Рикардс однозначно отвечает: золото.

В год своего 25-летия, ФОРА-БАНК предлагает вашему вниманию книгу Джеймса Рикардса «Золотой запас» в России. Каждый прочитавший сможет оценить труд автора, почерпнуть новые идеи и усилить способности к принятию финансовых решений.

Председатель Правления АКБ «ФОРА-БАНК» (АО) Сергей Балакин 

Посвящается моей матери, 

Салли Рикардс, 

научившей меня кое-чему более ценному, нежели золото, – любви. 

«А двенадцать ворот – двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины.

Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло».

«Откровение Иоанна Богослова»,глава 21 стих 21.

Введение

 Сделать закладку на этом месте книги

«Золото – это варварский пережиток». Как много раз вы слышали нечто подобное? Возможно, как и я, вы писали, публично говорили или слышали о золоте тысячи раз. Подобная точка зрения является частью хорошо отрепетированного мнения тех, кто полностью верит в бумажные деньги и не верит в золото. Как только кто-нибудь промолвит доброе слово в его защиту, сразу найдется автоматический ответ противников-оппонентов.

Рефлекс противников золота кроется в конфликте поколений. Представители старшего поколения, в большинстве своем доктора философии наподобие Милтона Фридмана, проявили себя яростными критиками золотого стандарта. К таким же относятся Пол Кругман, Барри Айхенгрин, Нуриэль Рубини, Мартин Фельдштейн и им подобные, охватывающие «правый» спектр экономической идеологии. Фактически теоретический взгляд Фридмана на этот вопрос устарел в своей основе: из его мнения справедливо следует, что плавающие курсы не оптимальны, а скорость денежного обращения не стабильна, но про золото он не обмолвился ни словом.

К этим гигантам, противникам золота, присоединилось и молодое поколение, безосновательно считающее, что золоту нет места в монетарной системе. В эту группу входят известные блогеры и комментаторы: Барри Ритольц, Мэтт О’Брайен, Даген Макдауэлл и Джо Визенталь. Большинство из перечисленных даже еще не родились в то время, когда мир придерживался золотого стандарта, однако они не умерили своей уверенности в том, что золото является варварским пережитком.

Противников золота не волнует то, что вы носите золотые кольца или часы, они смотрят на вас с жалостным снисхождением, словно вы являетесь владельцем золотых слитков, а лишь при одном упоминании о золотом стандарте показывают клыки. По их мнению, это выходит за рамки приличия, они разглядывают вас будто через прицел армейского карабина и готовы выпалить массу аргументов о том, что золото не работает и никогда не будет работать, что это удел неудачников. При этом с должной мерой вежливости будут употребляться эпитеты «допотопность» и «неандерталец».

Книга «Новое слово о золоте» аргументирует, что золото – это деньги, что денежные стандарты основаны именно на золоте и являются предпочтительными, несмотря на официальное отсутствие какого-либо стандарта, что люди, покупая золото, должны перейти на своеобразный «личный золотой стандарт» с целью сохранения своих сбережений.

Прежде чем непосредственно перейти к «делу о золоте», в первую очередь следует привести мысли в порядок, чтобы избежать рефлекторных ответов и руководствоваться фактами, а не штампами.

Итак, что вы можете сказать против? Ответы вы знаете наизусть. Уверен, что в «обвинительном заключении» будет присутствовать следующее:

1. Золото – «варварский пережиток» (со слов Мейнарда Кейнса[1]).

2. Количества золота не хватает для финансового оборота и коммерческой деятельности.

3. Золотые поставки отстают от потребностей мирового экономического роста.

4. Золото стало причиной Великой депрессии.

5. У золота нет доходности.

6. Золото не обладает имманентным свойством[2].

Каждое из этих утверждений является устарелым, неправильным либо подтверждает некомпетентность критика. Они не находятся в противоречии с идеологией бумажных денег и не отвергают веры в бумагу. Давайте разберем каждое из этих утверждений по отдельности, чтобы не быть голословными.

По мнению Мейнарда Кейнса, золото – «варварский пережиток»

 Сделать закладку на этом месте книги

Это легко опровергнуть, поскольку сам Кейнс никогда подобного не говорил. То, что он сказал, было более интересным. В своей книге о денежном реформировании Кейнс дословно писал: «По правде говоря, золотой стандарт – это уже варварский пережиток»[3].

В этой работе Кейнс вообще не обсуждал золото. Он лишь контекстно касался негативного влияния золотого стандарта в конкретной экономической ситуации своего времени и был, безусловно, прав. Сомнительные финансовые операции с золотом, проводившиеся в различных формах в период с 1922 по 1939 год, по своей сути так и не дали положительного результата и умерли неестественной смертью с началом Второй мировой войны.

Прежде всего Кейнс был прагматиком. Он убедительно показал, что до начала Первой мировой в июле 1914 года использование классического золотого стандарта, царившего в рыночной экономике с 1870-го, было верным и обоснованным. Однако большинство стран, вступивших в войну, от стандарта отказались, с одной стороны, финансируя военные действия, с другой – сохраняя свой золотовалютный резерв. Министерство финансов Великобритании вкупе с Банком Англии также сочли необходимым сохранение золотого запаса.

Кейнс убедительно доказывал, что количество золота в денежной форме конечно, однако система кредитования обладает эластичностью. Следовательно, оставаясь в рамках золотой стандартизации, Лондон, как центр мирового финансирования, мог рассчитывать на льготные кредиты и заимствовать деньги для финансирования войны. Именно так и произошло: Американский Банк Моргана в Нью-Йорке организовал массированное кредитование Великобритании, но отказал в нем Германии и Австрии. Подобное действие произвело положительный эффект, и сами США, вступив в войну в 1917-м, уже на следующий год одержали победу.

Будучи канцлером казначейства в 1925 году, Уинстон Черчилль предполагал возвращение Великобритании к золотому стандарту, основанному на довоенном паритете. Кейнс предупреждал Черчилля о неизбежности дефляционной катастрофы и пагубности золотого стандарта в рамках существующих цен на золото, рекомендуя молодому канцлеру[4] переоценку его стоимости в большую сторону. Черчилль пренебрег рекомендациями Кейнса, и это привело к массовой дефляции и депрессии сначала в Великобритании, а затем и во всей мировой экономике.

Под конец жизни, в июле 1944-го, на Бреттон-Вудской конференции[5] Кейнс предложил новую форму мировых денег – «Банкор», предшественницу сегодняшних SDR[6], которая подкрепляется корзиной сырьевых товаров, в том числе и золота.

Это нельзя было назвать предложением формального золотого стандарта, но оно дало бы золоту важное место в монетарной системе. Оно было отвергнуто в пользу денежного расчета по системе «доллар – золото», предложенного Гарри Декстером Уайтом[7]. Эта форма просуществовала с 1944 по 1971 год.

Итак, в начале своей карьеры Кейнс, будучи крайне проницательным макроэкономистом, выступал сторонником золотого стандарта, в середине был не против, при условии повышения стоимости золота, а в конце жизни снова выступил за его сущность, пусть и не в явной форме. Он правильно охарактеризовал ущербность золотовалютной стандартизации через долларовый эквивалент, тонко предвидя, что подобный ход рано или поздно обернется «варварским реликтом» в виде прилетевшего обратно кирпича.

Количества золота не хватает для финансового оборота и коммерческой деятельности

 Сделать закладку на этом месте книги

Рассмотрим этот посыл как глубокое заблуждение, причем одно из самых распространенных среди поклонников бумажных денег. Дело в том, что количество физического золота в мире фиксируемо, и его добыча увеличивается. На текущий момент в мире насчитывается около 180 000 кубометров сырья, из которых центральные банки, министерства финансов и суверенные фонды только 35 000 кубометров признают официальными. Таким образом, это золото может поддерживать любое количество мирового финансирования и торговли в рамках установленной золотой цены. А сама цена за товар определяется путем простого расчета через коэффициент отношения физической стоимости золота к денежной массе.

Теперь хотелось бы провести некоторые расчеты. Но в какой валюте должен определяться золотой стандарт, какая денежная масса должна использоваться для этой цели, какое количество бумаги и какие денежные агрегаты (М0, М1 и т. д.)[8] следует учитывать, какое соотношение бумаги с золотом будет являться оптимальным?

С 1815 по 1914 год Банк Англии успешно провел около 20 % операций, основанных на золотом стандарте, обеспеченном необходимой денежной массой. В период 1913–1965 годов Федеральная резервная система (ФРС, Федеральный резерв) США обладала золотыми активами, обеспечивающими не менее 40 % бумажных денег, находящихся в обороте. В общем смысле, рост уверенности участников рынка в финансовых возможностях центробанка требовал меньшего количества реального золота, необходимого для поддержки стабильности.

Пользуясь этими данными как руководством, можно вычислить предполагаемую стоимость золота для каждой финансовой операции. Гипотетически предположим, что США, Европа и Китай согласились на золотой стандарт, используя агрегат М1 при золотом обеспечении 40 %, при этом стоимость золота составила 10 долларов за унцию[9]. При использовании М1 и М2 с золотым обеспечением в 100 % стоимость золота возросла бы до 50 долларов. Если бы в этой ситуации золотой стандарт «стартовал» на уровне всего 11 долларов, произошла бы чудовищная дефляция и возникла крайняя экономическая нестабильность, поскольку потребители бросились бы скупать государственное золото «по дешевке».

Краткий ответ на критику недостатка металла заключается в том, что золота, обеспечивающего золотой стандарт, всегда достаточно при соблюдении его стабильной (не дефляционной) стоимости. И когда некоторые критики говорят, что «золота недостаточно», они подразумевают то, что его недостаточно в текущих ценах. Но это не является возражением против золотого стандарта. Это возражение против откровенной конфронтации между реальной стоимостью бумажных денег и физического металла. Их противостояние заключается в подорванном доверии к бумаге, а использование золотого стандарта является способом восстановления доверия к экономической системе.

Золотые поставки отстают от потребностей мирового экономического роста

 Сделать закладку на этом месте книги

Это следующая «утка», свидетельствующая об отсутствии понимания работы золотого стандарта в экономике. Критик золота, продвигающий подобную аргументацию, не видит разницы между официальным золотым курсом и золотом вообще. Официальным золотовалютным резервом владеет правительство страны, и оно регулирует поддержку предложения денежной массы. Общее же количество золота исчисляется тем металлом, который хранится и в частном порядке, – будь оно в слитках, в ювелирном или в другом декоративном виде.

Если правительство страны хочет увеличить свой официальный золотовалютный резерв с целью поддержки денежно-кредитной экспансии, оно будет вынуждено печатать деньги и покупать на них золото на открытом рынке. Процесс добычи полезных ископаемых не имеет с этим ничего общего. Официальный золотой запас страны по необходимости может увеличиться вдвое, но это почти не окажет никакого влияния на общемировой золотой резерв. (Официальный мировой золотовалютный резерв составляет лишь около 20 % от общего резерва, что дает правительствам достаточную возможность для приобретения золота.)

Печатание денег с целью покупки золота в рамках золотого стандарта по своей сути является еще одной формой рыночной операции. Оно ничем не отличается от печатания бумажных денег для покупки облигаций, чем ФРС США и занимается. Безусловно, это оказывает влияние на мировой рынок, дискредитирует всю денежно-кредитную политику и приводит к макроэкономическим ошибкам. Но подобное утверждение справедливо как при опоре на золотой стандарт, так и без таковой. В конечном счете, сама добыча золота не имеет ничего общего со способностью центральных правительственных банков к повышению золотых кредитований.


Рассмотрим среднегодовые темпы мирового экономического роста в период 2009–2015 годов:

Мировой ВВП 3,5 %;

Прирост населения 1,5 %;

Добыча золота 1,5 %;

Общемировой федеральный резерв 100 %.

Какой из этого можно сделать вывод? Да, мировой ВВП растет быстрее золотодобычи. Если бы подобное было единственным фактором, то это ничуть бы не препятствовало реальному экономическому росту. Другими словами, мировая экономика могла бы развиваться до максимума даже с учетом немонетарных структурных препятствий при незначительных дефляционных процессах. Умеренная дефляция допустима и для потребителей, и для вкладчиков.

Нет никаких причин, которые бы запрещали сочетать золотой стандарт и денежно-кредитную политику. Подобное сочетание золота и денег имело место и являлось нормой в период с 1815 по 1971 год (за исключением мировых войн). Государственные центробанки выступали в качестве кредиторов последней инстанции и увеличивали или сокращали объем денежной массы по своему усмотрению, невзирая на золотой стандарт. Фактически золото играло роль своеобразного сигнализатора, диктующего денежно-кредитную политику, ориентированную на приток или отток физических слитков метала.

Когда критики заявляют, что добыча золота не поддерживает рост мировой экономики, они подразумевают лишь то, что золотодобыча не поддерживает рост инфляции. И это утверждение верно, поскольку инфляционные процессы подразумевают передачу богатств от богатых бедным, от вкладчиков должникам, от граждан государству. Инфляцию предпочитают «прогрессивные социалисты» – апологеты перераспределения доходов и повышения налогообложения. Поэтому замечания подобного рода позволяют сделать вывод о том, что золото нисколько не стоит на пути экономического роста, а стоит на пути воровства.

Золото стало причиной Великой депрессии

 Сделать закладку на этом месте книги

Настоящей причиной Великой депрессии стала некомпетентная финансово-кредитная политика, проводимая Федеральной резервной системой США в 1927–1931 годах, что документально подтверждает большая группа ученых-экономистов, в том числе Анна Шварц, Милтон Фридман и, совсем недавно, Бен Бернанке.

Продолжительная Великая депрессия была следствием экспериментального политического вмешательства в финансовую систему страны, проводимого президентами Гербертом Гувером и Франклином Рузвельтом. Эти эксперименты породили настоящего крупного ученого-экономиста Чарльза Киндлбергера, который ввел понятие «неопределенности финансового режима», подразумевающего то, что крупные корпорации и просто богатые люди отказались от выделения средств из-за собственной неуверенности в действующее трудовое и налоговое законодательство. Таким образом, капиталы находились без дела и не работали на экономический рост.

Во времена Великой депрессии денежная масса не ограничивала золотые поставки, и закон позволял Федеральной резервной системе США печатать деньги в размерах до 250 % от золотого резерва, хотя фактическая стоимость денег никогда не превышала 100 % стоимости золота. В исследованиях Бернанке этот факт задокументирован и означает, что денежная масса во времена Великой депрессии более чем в два раза превышала золотой запас и не могла обеспечить его реальную стоимость. Проблема увеличения количества бумажных денег без их золотого обеспечения привело к нежеланию потребителей брать кредиты, с одной стороны, и нежеланию банков выдавать кредиты – с другой. Можно сказать, что эта проблема имела корни в обоюдном недоверии участников рынка, а не в количестве золота.

Рассматривая международный рынок, ученый-экономист Барри Айхенгрин отметил, что страны, которые девальвировали свои валюты по отношению к золоту (Франция в 1925-м, Великобритания в 1931-м, США в 1933 году, а затем еще раз Великобритания и Франция в 1936-м), получили от этого немедленную экономическую выгоду. И это действительно так, однако ее получили лишь страны-девальваторы, но не мировая экономика в целом. Выгода французской экономики 1925 года перекочевала в Великобританию, британская выгода 1931 года – в США, а выгода США в 1933-м снова ушла на счета Французского и Британского банков.

Блестящая научная теория Айхенгрина страдает от того, что Кейнс назвал «ошибочностью композиции». Другими словами, это означает то, что благо одного отдельного индивидуума не является благом для всего общества. Так, зритель, стоящий на стуле на многолюдном рок-концерте, получит лучшее представление о том, что происходит на сцене, однако если это сделают и все остальные, то никто не сможет разглядеть шоу.

Последовательная девальвация бумажных денег по отношению к золоту в период 1925–1936 годов велась в форме динамичной валютной войны по пресловутому принципу «разори соседа». Проблема возникла, когда в 1925 году Великобритания приняла решение вернуться к довоенной цене золота, то есть к 4,75 фунта стерлингов за унцию. Поскольку в период 1914–1925 годов Великобритания удвоила свою денежную массу, в основном идущую на финансирование военных действий в Первой мировой, возвращение к старому паритету фактически означало то, что количество бумажных денег следует сократить вдвое. Подобные действия привели экономику страны к дефляции, что дало Франции торговые преимущества в 1925–1931 годах. Девальвация национальной валюты позволила Великобритании иметь преимущества, особенно перед США, до 1933 года, пока и сами США не возвратились к своей старой цене на золото.

Таким образом, причиной Великой депрессии было не само золото, а его расчетная стоимость, проводимая бездарной финансово-кредитной политикой.

Если вы хотите получить функциональную золотую стандартизацию экономики, следует помнить, что золото не может быть слишком дорогим (как это произошло в 1925 году в Великобритании) или слишком дешевым (как это происходит в мире сегодня). Золотой стандарт может нормально работать лишь тогда, когда правительство страны не диктует цену на золото с политических позиций, а основывается на аналитической основе.

У золота нет доходности

 Сделать закладку на этом месте книги

Это верное утверждение. Оно является одним из самых сильных аргументов в защиту золота. У него нет доходности, поскольку так и должно быть на самом деле. Ведь золото – это те же деньги, но находящиеся вне зоны риска. Деньги могут выступать в роли средства обмена, средства сохранения или быть расчетной единицей, но не являться при этом рисковым активом.

Для наглядной иллюстрации этого простого, но неуловимого момента выньте из своего кошелька доллар и подержите его перед собой. Разве это деньги? Да. Имеет ли он доходность? Нет.

Доходность вы можете легко получить, положив эту купюру в банк. Но это не деньги, а всего лишь банковский депозит, определенный ФРС в рамках существующей денежной массы, поскольку сама система вынуждена поддерживать в бизнесе «денежную иллюзию».

Банковский депозит не является деньгами, он выступает только в роли необеспеченного банковского обязательства. Крупнейшие банки США могли рухнуть еще в 2008 году, если бы не финансовая помощь правительства, выражавшаяся в расширенном страховании вкладов, наличии гарантийных фондов, нулевых процентных ставках, так называемом «количественном послаблении», своп-линиях иностранных банков и другие финансовые процедуры. А вот вкладчики на Кипре (в 2013 году) и в Греции (в 2015 году) получили весьма болезненный опыт на разнице между деньгами и депозитом. Банки указанных стран оказались попросту лопнувшими, банкоматы закрытыми, а сами бумажные деньги – дефицитом. Так на Кипре некоторые депозиты были преобразованы в банковские акции, а в Греции перестали обслуживаться местные кредитные карты, что привело к появлению так называемой «квазибартерной» экономики.

Безусловно, вы можете получить доход, приобретя акции, облигации или какие-либо другие монетарные активы, но следует учитывать, что при этом вы берете на себя определенный риск. Пусть многие инвесторы полагают, что ценные бумаги являются деньгами, однако эти активы рисковые. К ним относится и банковский депозит.

Отсюда мы делаем вывод, что деньги сегодня существуют в трех формах: в виде золотой монеты, в виде бумажной купюры и в виде электронной системы расчетов, так называемой «биткоин». Первая форма есть металл, вторая – бумага, третья – виртуальное цифровое воплощение, но ни одна из этих форм не обладает доходностью. Чего и быть не должно, поскольку все перечисленные формы это просто деньги.

Золото не обладает имманентным свойством

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда журналист или блогер делает нападки на золото, утверждая, что оно не «обладает самооценкой», вы должны лишь только похвалить его за столь твердое понимание марксовской экономической теории.

Идея «самооценки» является продолжением теории трудовой стоимости, впервые введенной Давидом Рикардо еще в 1811 году.

Позже ее отстаивал и сам Карл Маркс – в «Манифесте коммунистической партии» (1848), в «Капитале» (1867, 1885, 1894 годы) и в других своих сочинениях. Суть этого экономического взгляда заключается в том, что стоимость любого товара определяется грамотным сочетанием труда и капитала, затраченного на его производство. Большее количество труда, вложенного в производство чего-либо, определяет и его большую стоимость.

Главный аргумент критики капитализма по Марксу заключался в том, что «буржуи-капиталисты» контролировали средства производства и не оплачивали вложенного труда, присваивая себе добавленную стоимость. Маркс пришел к выводу, что в конечном итоге эта ситуация приведет к чрезмерному неравенству распределения доходов, возрастанию классовой сознательности пролетариата и закончится восстанием, свержением капиталистической системы и ее замены на социалистическую формацию. Подобное предположение аналитически покоилось на фундаменте внутренней золотой стоимости.

Проблема этого критицизма заключается в том, что рассмотренная экономическая теория с 1871 года не воспринималась всерьез. Именно в этом году Карл Менгер[10] ввел представление о «субъективной ценности», положившей начало всей Австрийской экономической школе. Понятие базируется на том, что любое физическое лицо адекватно оценивает свое собственное сочетание желаний и потребностей. Подобный параметр абсолютно не зависит от внутренней самооценки личности и определяется только факторами рыночного производства, поскольку реальная цена золота не покрывает экономических затрат на его добычу.

На практике золото почти не имеет промышленного применения. Оно полезно в качестве денежного эквивалента, но не годится для других целей. Его ювелирное использование может быть визуально привлекательным для носителя изделия и доставлять ему удовольствие, но это лишь носимый атрибут, не являющийся ни денежной формой, ни средством сохранения капитала. С точки зрения теории субъективной ценности, стоимость золота варьируется в зависимости от его полезности для потребителя.

Любая экономика, основанная на принципе обмена и продвинувшаяся дальше потребностей Робинзона Крузо, который ограничивался простым производством и натуральным хозяйствованием, испытывает денежную потребность. Существует много видов денег, включая золото, доллары, евро, электронные банковские карты, в некоторых местах и исторических периодах в их качестве выступали перья, ракушки и бусинки. Стоимость каждого вида денег зависит от субъективных желаний и потребностей каждого индивидуума, участвующего в экономическом процессе. В какое-то время может случиться так, что бумажный доллар окажется полезнее, чем его металлический эквивалент, а значит, и долларовая цена на золото упадет на основе этой субъективной оценки. В другом случае уверенность в долларе может понизиться, и стоимость металла резко поползет вверх.

Таким образом, «ценность золота» является бессмысленным понятием, как и показал Менгер 145 лет назад, а критики золотой стандартизации неразрывно связаны с использованием устаревшей марксистской экономики.

Итак, из всех шести рассмотренных самых известных аргументов против использования золота в качестве денег пять – неверны эмпирически, аналитически и исторически, а одно из них (у золота нет доходности) – правильно. Это даже не критическое замечание, а прописная истина, согласующаяся с тем мнением, что золото – это деньги.

Вышесказанное вовсе не означает, что использование золота в качестве денег не имеет никакой проблематики. Например, создание нового золотого стандарта потребует большой технической работы по вопросам его согласования с другими видами валют и поддержания установленного соотношения. Подобная работа будет напоминать аналитические исследования по вопросам перехода нескольких европейских валют на евро, которые длились восемь лет с начала заключения Маастрихтского договора[11] в 1991 году до официального запуска единого евро в 1999 году.

Критикам золота следовало бы выдвигать реальные возражения, а не использовать вышеперечисленные заурядные и избитые банальности. Теперь, когда мы опровергли упомянутые доводы, рассмотрим в этой книге золото более подробно. К сожалению, некоторые из самых распространенных доводов в пользу золота также устарели или бездоказательны (впрочем, как и аргументы его противников). Например, некоторые крупные золотовладельцы не имеют на хранении золота в Форт-Ноксе[12]. И что из этого следует? Фактически основной золотой резерв США действительно хранится в Форт-Ноксе в целости и сохранности, но физическое количество металла там значительно меньше, чем в Монетном дворе Денвера или в Федеральном резервном банке Нью-Йорка. Хранящееся в них золото может быть сдано в аренду другим банкам через Банк международных расчетов[13] в ш


убрать рекламу




убрать рекламу



вейцарском Базеле. Но это вовсе не значит, что национальное золото заключено в своеобразную тюрьму: лизинг золота, по сути, является документальной сделкой, не требующей физического перемещения металла.

Некоторые экономисты приводят факт, что США не осуществляют точный количественный учет золотозапаса и, следовательно, его как бы и не существует. На деле это доказывает совершенно обратное. Американское правительство в крайней степени заинтересовано в том, чтобы важность золота была преуменьшена, чтобы граждане забыли о его существовании, несмотря на то, что на хранении находятся около 8000 тонн. Таким образом, аудит золота практически находится в замороженном состоянии и, отказываясь проводить экономическую ревизию этого важного актива, правительство словно подчеркивает его тривиальность. Но аудит это не только экономическая процедура, но и своеобразная дань уважения к золотой ценности, чего правительство страны желает в самую последнюю очередь.

Цель книги заключается не в повторении старых аргументов, а в обсуждении золота в контексте двадцать первого века. Нас интересует его роль в киберфинансовой войне; важность при применении экономических санкций против отдельных стран, например Ирана; его будущее как конкурента остальных денежных форм при проведении безналичных расчетов с помощью SDR через Международный валютный фонд.

Итак, давайте отставим в сторону критику золота наиболее тенденциозных макроэкономистов и отправимся исследовать значение золота в нашем гиперактивном цифровом мире. И это будет интересное путешествие.

«Безработица, жизненная неуверенность, разочарования, неоправдавшиеся надежды, внезапная потеря сбережений, чрезмерная доходность физических лиц, занимающихся спекулятивной деятельностью, – все это протекает в значительной мере из-за нестабильности ценовых стандартов».

Джон Мейнард Кейнс,«Трактат о денежной реформе» (1924)

1. Золото и Федеральная резервная система

 Сделать закладку на этом месте книги

Является ли Федеральная резервная система США банкротом? ФРС представляет собой консолидированную систему, состоящую из 12 отдельных региональных федеральных резервных банков и около трех тысяч коммерческих, так называемых банков-членов. Говоря о банкротстве, мы подразумеваем коммерческую несостоятельность ФРС, то есть превышение ее пассивов над активами и, как следствие, отрицательный баланс.

Отставим это определение в сторону, не закрывая вопроса о банкротстве.

У меня была возможность обсудить это с членами Совета управляющих ФРС, с региональными президентами федеральных резервных банков, с кандидатами в президенты, а также с другими высокопоставленными сотрудниками ФРС. Вот все ответы, которые я получил: «да», «нет», «может быть», «неважно».

В каждом из ответов кроется нечто настораживающее и ставящее под сомнение целесообразность существования ФРС как таковой. Давайте в свою очередь рассмотрим эти ответы и поймем, что же имели в виду эти люди на самом деле.

При первом поверхностном взгляде ФРС не кажется неплатежеспособной. На момент написания этой книги ее совокупные активы равнялись около 4,49 триллиона долларов, а общая сумма обязательств – около 4,43 триллиона. Таким образом, совокупный капитал ФРС (активы минус пассивы) составляет примерно 60 миллиардов долларов. Не следует забывать, что ФРС активно использует заемные средства в приблизительной пропорции 75:1, и это кредитное плечо значительно усиливает влияние прибылей или потерь на совокупный капитал.

Потеря активов ФРС на 1,3 % будет означать ее полный финансовый крах, в нормальных же рыночных условиях падение стоимости акций и облигаций на 1,3 % происходит все время и не является критическим обстоятельством. Таким образом, положительный баланс ФРС, обладающей высокой долей заемных средств, висит на волоске, но сама система не хочет это признавать.

Здесь мы подходим к концептуальному понятию «переоценки капитала по рыночной стоимости». Как видно из самого названия, этот процесс означает переоценку каждого актива по текущей рыночной цене на основе наиболее достоверной и доступной информации. Хедж-фонды и брокеры проделывают это каждый день, но аналитические результаты сообщают лишь периодически. Банки также переоценивают часть своих балансов, ориентируясь на рыночные цены, но делают это лишь частично, в зависимости от того, предназначены ли активы для торговли либо планируются на долгосрочные инвестиции.

ФРС упорно не учитывает рыночной стоимости. Что произойдет, если бы был осуществлен такой перерасчет? Стала ли бы система банкротом?

Для ответа на этот вопрос следует более глубоко погрузиться в детали ее баланса.

Краткосрочные экономические инструменты (в частности, 90-дневные казначейские векселя) практически не отличаются между собой по цене и недостаточно гибко реагируют на колебания рынка, для того чтобы оказывать существенное влияние на платежеспособность ФРС даже при рыночном перерасчете активов.

Сказанное не относится к 10-летним и 30-летним облигациям, но и они являются крайне неустойчивыми инструментами.

Их волатильность растет при понижении уровня процентных ставок. И, конечно же, эти ставки постоянно уменьшались на протяжении последних шести лет, делая долгосрочные ценные бумаги особенно подверженными рыночным колебаниям.

Сведя ценные бумаги Казначейства США в единую категорию по их номиналу, на момент написания этой книги мы получим результат, показывающий, что общий баланс ФРС составляет приблизительно 2,4 триллиона долларов, из которых 1,48 триллиона находятся на балансе Федерального резервного банка Нью-Йорка. Дело заключается в том, что этот банк выполняет финансовые операции на открытом рынке для всей ФРС и является главным скупщиком казначейских долговых обязательств в рамках различных программ «количественного смягчения» (так называемых «QE»)[14].

В свою очередь банк предоставляет детализированный список всех имеющихся у него казначейских ценных бумаг на открытом рынке через SOMA[15].

Анализируя детализированную информацию Федерального резервного банка Нью-Йорка на ежедневных тикерах[16], можно заметить, что ФРС осуществляла массовые закупки нестабильных 10-летних векселей при действии программ количественного смягчения QE2 и QE3 (ноябрь 2010 года – июнь 2011 года, сентябрь 2012 года – октябрь 2014 года соответственно).

Основываясь только на этих данных, можно сделать вывод о фактической неплатежеспособности ФРС на рыночной основе в период с июня по декабрь 2013 года. В этот период 10-летние облигации имели доходность при погашении около 3 %, но большинство покупок этих бумаг ФРС осуществляла в пределах доходности 1,5–2,5 %. При переоценке активов по текущей рыночной цене потери ФРС в этой части составили от 1,5 до 3 %. Этого более чем достаточно, чтобы уничтожить тонкий положительный зазор капитала в 60 миллиардов.

В конце января 2013 года, когда доходность ценных бумаг начала повышаться, я ужинал в доме своего друга в Вейне (Колорадо). К нам присоединился один из членов Совета управляющих ФРС, который недавно подал в отставку. Находясь на своей должности, он застал и QE1, и QE2, и начало QE3. Я не сторонник того, чтобы обходить щекотливые темы, поэтому после какого-то отвлеченного дружеского разговора обратился к бывшему чиновнику со словами: «Похоже, ФРС является несостоятельной структурой». Казалось, он немного опешил, но ответил возражением. Я ему объяснил, что, возможно, это и не так, но при пересчете активов на их рыночную стоимость несостоятельность ФРС лежит на поверхности. Бывший член Совета снова возразил, сказав, что «никто еще не проводил подобных математических исследований». «Это сделал я, – был мой ответ, – и полагаю, что и не только я один».

Я посмотрел ему прямо в глаза и заметил, как тот вздрогнул. «Ну, возможно, – нехотя произнес советник и добавил после паузы: – если ФРС и несостоятельна, это неважно. Центробанкам не нужен капитал, многие центральные банки по всему миру вообще его не имеют». «Согласен с вашей точкой зрения, – ответил я, – технически центробанки в капитале не нуждаются. Думаю, это станет большим сюрпризом для американского народа, и есть веские основания полагать, что подобная ситуация станет проблемой на президентских выборах 2016 года».

Наш ужин находился в разгаре, хозяин, мягко говоря, начал проявлять признаки беспокойства, и беседа перешла на темы более душевные – на обсуждение вина и катания на лыжах.

Моя же личная точка зрения не увязла в рассуждениях о различных методах технического подсчета и теории центробанка. Она продолжала держаться на том утверждении, что отношение как к ФРС, так и к доллару должно базироваться на доверии.

Пока еще это доверие сохраняется, но ведь печатание денег может и прекратиться. Как только доверие пропадет, никакой вброс необеспеченной бумажной массы вас уже не спасет. Меня беспокоит, что среди числа сотрудников ФРС превалирует такое количество квантиативных аналитиков, взрощенных в стенах Массачусетского технологического института, и докторов философии, что политики путаются в предлагаемых экономических моделях и упускают из вида темперамент американского народа и его недоверие к американской экономической системе в целом.

В начале 2015 года мне довелось ужинать в частном порядке в центре Манхэттена с другим чиновником ФРС. На этот раз это был не управляющий, а ученый-специалист, подобранный Беном Бернанке[17] и Джанет Йеллен[18] для разработки политики ФРС по связям с общественностью. Профессионалом в этой области он не был, да и вообще плотно не сталкивался с какой-либо общественной деятельностью. По существу, он был инсайдером с офисом, расположенным напротив офиса Бернанке и Йеллен в штаб-квартире ФРС на Конститьюшн-Авеню в Вашингтоне. Этот факт мне подтвердил лично сам Бернанке в беседе, которая состоялась несколько позже.

Я снова поднял тему о несостоятельности ФРС при ее переходе на рыночную основу. Как раз в это время доходность долгосрочных 10-летних ценных бумаг упала ниже 2 %. Приобретенные в период 2010–2013 годов, они обладали меньшей нестабильностью, поскольку срок погашения наступал только через 5–7 лет. 10-летний вексель с погашением через 5 лет можно рассматривать как 5-летний с точки зрения стабильности и волатильности. Представляется вероятным, что в этой ситуации ФРС уже смогла компенсировать свои потери и на момент нашей дискуссии была платежеспособна. Кроме этого, мне хотелось развивать данную тему еще и потому, что процентные ставки могли бы снова подрасти, порождая новые рыночные потери. И еще я был заинтересован вопросом сохранения доверия.

На этот раз реакция моего визави оказалась менее двусмысленной и более категоричной по сравнению с позицией вейнского собеседника. «Мы не являемся неплатежеспособной структурой и никогда таковой не были, – заявил он. – Все средства находятся на положительном балансе. Посмотрим, что будет дальше». Делая это заявление, он упомянул, в частности, и про повышение процентных ставок в середине 2013 года. Похоже, это его не беспокоило. «Мы никогда не были несостоятельными». Вот и все. Вопрос исчерпан, дело закрыто.

Переведя рыночную математику на совокупный портфель ценных бумаг, признаюсь, я был заинтригован. Быть может, я что-то пропустил? Разве ФРС обладает какими-нибудь скрытыми активами, компенсирующими потери? Было очевидно, что мой друг, ведя разговор в таком ключе, просто не хочет говорить однозначно. Взглянув на структуру баланса ФРС, я сразу обнаружил то, что искал. Практически в первой его строке значился «счет золотых сертификатов»[19]. На время написания книги на этом счету находилось 11 миллиардов долларов, исчисляемых по обычным принципам бухгалтерского учета ФРС, то есть по исторической стоимости. Но что будет, если рассчитать их по текущей рыночной стоимости облигаций?

Для лучшего понимания термина «счет золотых сертификатов» нам следует переместиться во времени в 1913 год и вернуться обратно, сделав по дороге остановку в 1934-м. После создания ФРС банки-члены в каждом регионе должны были перевести свое золото в соответствующий федеральный резервный банк. Это стало первым шагом в передаче физического золота в меньшее количество рук. В 1934 году правительство США фактически захватило все золото из Федерального резерва и передало его в ведение Государственного казначейства. Форт-Нокс, построенный в 1937 году, отчасти предназначался для хранения золотозапаса федеральных резервных банков и отчасти для хранения других золотых активов, практически конфискованных у американского народа в 1933-м.

В соответствии с Законом о золотом резерве 1934 года Государственным казначейством были выпущены золотые сертификаты, призванные, во-первых, заткнуть дыру в государственном балансе и, во-вторых, преодолеть противоречия с Конституцией страны, произошедшие на основе 5-й поправки и дающей право на использование частной собственности без справедливого возмещения. Таким образом, Министерство финансов страны отобрало себе золото ФРС, выдав «справедливую компенсацию» в виде золотых сертификатов.

В последний раз они были рассчитаны по рыночной стоимости в 1971 году по цене 42,222 доллара за унцию. Используя это значение и имеющуюся информацию о балансе ФРС, можно рассчитать, что размер ее золотого резерва составляет около 261,4 миллиона унций, или чуть больше 8000 тонн. При современной рыночной оценке по текущему курсу в 1200 долларов его общая стоимость будет составлять примерно 315 миллиардов, но непривязанный к рынку баланс составляет лишь 11 миллиардов, что и позволяет ФРС обладать скрытыми активами в размере более чем 300 миллиардов. В этой ситуации кредитное плечо 75:1 снижается к гораздо более респектабельному значению – 12:1, и скрытого актива окажется более чем достаточно для компенсации убытков по портфелю ценных бумаг в случае, если такие убытки возникнут.

Интересно также отметить, что количество золота, хранящегося в Государственной казне, – около 8000 тонн – примерно равно тому же количеству золота, которое, по утверждению ФРС, находится на ее балансе. Это еще 8000 тонн. Общее уменьшение правительственного золота в США на 12 000 тонн – с почти 20 000 тонн в 1950 году до примерно 8000 тонн в 1980-м – происходило в 2 этапа. Около 11 000 тонн было затрачено на долларовые выкупы у иностранных торговых партнеров в период 1951–1971 годов, а еще 1000 тонн была выброшена на рынок с целью сдерживания роста цен с 1971 по 1980 год. Неожиданно такая схема подавления ценового роста была оставлена, и с 1980 года США практически не проводили никаких официальных продаж золота. Означает ли это, что Министерство финансов просто опасалось продолжать уменьшение его количества ниже минимального уровня, который теоретически объявила ФРС на своем балансе? Если это так, то взаимоотношения между Минфином и ФРС приобретают весьма существенный характер, поскольку это означает, что правительство США не может больше выбрасывать на рынок физического золота. Оно лишь способно призывать сделать это правительства других стран (например, Великобританию), для того чтобы снизить их золотовалютный запас или начать манипулировать с «бумажным» золотом, проводя лизинговые операции. Таким образом, Государственное казначейство вышло из игры в качестве золотого источника.

С чисто технической точки зрения золотые сертификаты не дают ФРС права потребовать их обеспечения физическим золотом из Государственной казны.

Однако они подразумевают моральные обязательства, что в случае коллапса доверия к бумажным деньгам, напечатанным ФРС, Казначейство станет использовать свои золотые запасы для их поддержки. Вот мы и вернулись к золотому стандарту.

Мой друг-инсайдер был прав. Кратковременная несостоятельность ФРС в 2013 году с точки зрения рыночных цен на золото заключалась лишь в необеспеченности портфеля ценных бумаг. Однако ФРС никогда не была несостоятельной с учетом скрытых золотых активов. Уверенность всей мировой финансовой системы привязана к доллару США, доверие к самому доллару базируется на платежеспособном балансе ФРС, а платежеспособность держится за тонкую «золотую соломинку». Этот факт ФРС не хочет ни признавать, ни обсуждать публично. Даже упомянутое вскользь замечание о влиянии золота на платежеспособность ФРС может вызвать дискуссию на предмет коэффициентного соотношения золота к бумажным деньгам и на другие родственные темы, которые не обсуждаются ФРС с 70-х годов прошлого века. Тем не менее, золото по-прежнему играет важную роль в международной валютной системе. Именно поэтому центральные банки и правительства обеспеченных стран держат золото в своих хранилищах, несмотря на публичное принижение его значения.

Люди очарованы золотом не за то, что оно блестит, а за то, что оно является деньгами, и понимание этого факта является отправной точкой в исследовании золота. Безусловно, в мире существует множество денежных форм, и они соревнуются между собой за роль ведущей мировой резервной валюты. На сегодняшний день эти формы представлены в виде доллара, евро и цифрового биткоина. Но существует еще и золото.

2. Золото – это деньги

 Сделать закладку на этом месте книги

Что такое деньги?

 Сделать закладку на этом месте книги

Классическое функциональное определение денег состоит из трех частей: они являются средством обмена, мерилом стоимости товаров и услуг, а также расчетной единицей. Вы можете считать себя владельцем какого-то рода денег при соблюдении всех трех вышеперечисленных критериев. Если вы спросите, что такое деньги у экономистов, они дадут рефлекторный ответ, что это бумажная валюта, напечатанная центробанком, и впадут в технические дискуссии в узком или широком смысле о денежных агрегатах М3, М2, М1, М0 и об их отличии.

В более узком смысле М0, состоящий из банковских резервов и валюты, иногда называют «денежной базой», и это определение хорошо известно специалистам в области экономики. Я же называю золото денежным агрегатом «М-минус», потому что, даже если его и не признают экономисты, оно является реальной «денежной базой», поддерживающей бумажную денежную массу.

Почему золото?

 Сделать закладку на этом месте книги

Критиканы золота часто называют его «блестящим металлом» или «грудой камней», как бы подчеркивая этим, что у золота нет особых достоинств, позволяющих ему быть денежной формой. Даже искушенные экономисты, например бывший глава Федеральной резервной системы Бен Бернанке, отзываются о долгосрочном содержании золота в хранилищах США как о «дани традиции», намекая при этом на якобы бесполезность металла. Фактически же использование золота в качестве денег (и не только у древних) имело в высшей степени практический смысл.

Недавно корреспондент Би-би-си Джастин Роулетт брал интервью у Андреа Селла, профессора химии Университетского колледжа Лондона, в котором тот дал обстоятельный обзор периодической таблицы элементов и объяснил, почему среди всех известных атомных структур золото обладает уникальными свойствами и идеально подходит для роли денег в физическом мире.

Все мы помним периодическую таблицу элементов из программы по химии в средней школе. Она похожа на матрицу неправильной формы, состоящую из квадратов, в которой каждому присвоен свой элемент. В каждый квадрат вписано условное обозначение химического элемента, состоящее из одной или двух букв, а также информация о его порядковом номере, относительной атомной массе и послойном распределении электронов.

В общей сложности в таблице представлены 103 элемента[20] от водорода (атомный номер 1) до лоуренсия (атомный номер 103). Для наших целей важен тот момент, что в известной Вселенной не существует ни одного вещества, которое бы не состояло из одного из этих отдельных элементов или из их молекулярных комбинаций. Если вы ищете деньги, то найдете их только здесь.

Селла легко проводит читателя через всю таблицу и показывает, что большая часть материи во Вселенной совершенно непригодна для денег, затем определяет лишь небольшую горстку элементов, которые могут выполнять денежную функцию, и среди них выделяет один, почти идеальный для этих целей – золото. Профессор сразу же отметает десять элементов в правой стороне таблицы, включая аргон, неон и гелий. Причина очевидна, перечисленные элементы – инертные газы – обладают летучестью при комнатной температуре и для роли денег явно не подходят.

Кроме газов Селла убирает из списка ртуть и бром, которые при комнатной температуре находятся в жидком состоянии. Другие элементы отвергаются потому, что ядовиты (мышьяк и некоторые другие).

Теперь профессор обращается к левой стороне таблицы. Там расположены 12 щелочных элементов (в том числе магний, кальций и натрий). Они тоже не могут претендовать на выполнение денежных функций, поскольку растворяются или взрываются при контакте с водой. Копить деньги на черный день – хорошая идея, но только если они не исчезнут при первом дожде.

Следующая группа элементов (уран, плутоний, торий) отвергается по причине радиоактивности. Вряд ли кто-нибудь согласится носить с собой деньги, вызывающие онкологические заболевания. В эту же группу входит 30 радиоактивных элементов, существующих только в лабораторных условиях и распадающихся сразу после создания (например, эйншейниум).

Большинство других элементов не подходят для денег вследствие особых свойств. Так, например, железо, медь или свинец активно подвержены коррозии. Конечно, плохо, когда центробанк девальвирует принадлежащие вам деньги, но уж никто не захочет иметь сбережения, которые физически девальвируются сами по себе.

Роулетт и Селла продолжают путешествие по периодической таблице. Для использования в качестве монет алюминий слишком непрочен и хрупок, титан – тугоплавок, и древние цивилизации не могли справиться с ним на примитивном оборудовании.

После окончательного «отсева» остаются лишь восемь «кандидатов», расположенных в середине таблицы и подходящих для роли денег. Это так называемые «благородные металлы»: иридий, осмий, рутений, платина, палладий, родий, серебро и золото. Все они редкие, но лишь золото и серебро доступны в количестве, способном поддерживать практический денежный оборот. Остальные шесть не просто редки, а слишком редки и, кроме того, обладают очень высокой точкой плавления.

Этот обзор Роулетт завершает так:

«Исследование оставляет только два элемента – серебро и золото. Каждый их них редок, но с определенной долей относительности. Также относительна и низкая температура плавления этих металлов, следовательно, из них легко делать монеты, слитки и ювелирные изделия. Но серебро имеет свойство тускнеть, вступая в реакцию с серой, содержащейся в воздухе в очень незначительном количестве. Вот почему именно золоту придается особое значение».

У золота есть еще один положительный аспект – оно, да простят меня за тавтологию – золотого цвета. Все остальные металлы имеют серебристый оттенок за исключением меди, которая быстро зеленеет на воздухе. Конечно, красота не является необходимым атрибутом для платежного средства, но в сочетании с другими свойствами не будет лишней и эстетическая привлекательность.

Наши предки использовали золото не только из-за его красоты и блеска, как предполагают некоторые современные критики.

Это единственный элемент, обладающий сочетанием всех необходимых свойств: дефицитностью, ковкостью, инертностью, прочностью и стабильностью, – которые делают его средством практичного и надежного сохранения стоимости. Исторические общества, быть может, были мудрее современного и знали в этом толк.

Конечно, все перечисленные достоинства не означают, что золото должно быть деньгами. В сегодняшних условиях деньги в основном существуют в электронном виде, и электроны, хранящие цифровую информацию, явно не заржавеют, и их всегда будет в достатке.

Само понятие «электронные деньги» вовсе не означает, что они не являются реалией физического мира с одной стороны, но и из периодической таблицы элементов убежать невозможно. Грубо говоря, электронная информация – это всего лишь набор заряженных частиц субатомарного уровня, расположенных на кремниевых чипах, подверженный несанкционированному взлому и удалению. Атомы золота с этой точки зрения стабильны и не могут быть уничтожены китайскими или российскими хакерами. Даже в кибернетическую эпоху золото по-прежнему выступает как денежное совершенство.

Золото – не средство инвестирования

 Сделать закладку на этом месте книги

Золото не является средством инвестирования по двум причинам: оно не обладает рисковостью и возвратностью. Известный критик золота Уоррен Баффет как раз и упирал на свойство невозвратности, поскольку золотовладелец не имеет никаких шансов увеличивать богатство. Он прав. У золота нет доходности, но ее и быть не должно, так как отсутствует риск. Если вы покупаете унцию золота и храните ее десяток лет, то, в конечном счете, с ней и останетесь – ни больше, ни меньше. Конечно, долларовая цена унции за эти годы может кардинально измениться, но эта проблема доллара, а отнюдь не золота.

Отдача от инвестиций предусматривает наличие риска. Но золото ничем не рискует, потому что оно – просто золото, которое «не дозреет» через пять лет до другой массы. У золота нет эмитентного риска, поскольку никто не выпускает его в обращение как деньги или ценные бумаги. Если вы владелец золота, то вы и есть его владелец и никто больше, причем не перекладывающий ответственность на чьи-либо плечи и не подвергающийся рыночному риску. Если вы закупаете, например, кукурузу, то будете обеспокоены вопросом, насколько она качественна, и даже одной только нефти в мире производится около 75 сортов. А золото – химический элемент с атомным номером 79 – всегда только золото.

Золото – не товар

 Сделать закладку на этом месте книги

У золота почти нет промышленного применения, и оно не является товаром, потому что не выступает в качестве исходного материала в каких-либо производственных процессах за очень редкими исключениями. Например, медь широко применяется при изготовлении кабелей и труб, много промышленного применения есть и у серебра, несмотря на то, что оно относится к ценным металлам. Множество и других полезных ископаемых используются в качестве производственного сырья, но это не относится к золоту. Безусловно, и оно применяется в некоторых отраслях, например в электронной промышленности для покрытия и соединения контактов и т. п., но с количественной точки зрения потребность в нем мизерна.

Мы знаем, что золотом торгуют на товарных биржах. Его котировки вы можете найти в разделе «Товары» на любом полюбившемся веб-сайте, а задыхающиеся репортеры ведут комментарии о ценах на золото словно из боевых окопов. Но все равно это не делает золото товаром. Такая информация волнует лишь инвесторов, поскольку существует целый комплекс разных событий, которые влияют на цену того или иного товара, но никак не на золото.

Рассмотрим ситуацию, относящуюся к временам Великой депрессии, когда одной из самых непростых экономических проблем стала дефляция, при которой резко упали цены как на сами товары, так и на их промышленное производство. Однако в период 1929–1933 годов цена на золото так и оставалась фиксированной и составляла 20,7 доллара за унцию, поскольку золото выполняло не товарную, а денежную роль.

В течение нескольких месяцев, начиная с апреля 1933 года, правительство США повысило цену с 20,67 до 35,00 с целью искусственного стимулирования инфляционных процессов.

Поскольку государство отчаянно стремилось уйти от дефляции, это повышение было проведено правительственным указом. Как следствие, сразу произошла реакция со стороны стоимости товаров и ценных бумаг. Но само золото не работало как товар, оно работало как деньги. В наши дни правительства разных стран, опасаясь дефляции и бремени государственных долгов, снова готовы стимулировать инфляционные процессы, и только золото может сыграть роль их катализатора, поскольку сами центробанки не в состоянии это сделать.

Другой пример нетоварных функций золота может быть рассмотрен в его корреляции с Индексом постоянных товаров (CCI) в 2014 году. Этот показатель состоит из 16 компонентов, включая золото, железную руду, медь, алюминий и некоторые сельскохозяйственные товары. С января по ноябрь 2014 года CCI продемонстрировал высокую степень корреляции с золотом, как и следовало ожидать. Но в ноябре индекс упал, и стоимость золота в долларовом исчислении резко под


убрать рекламу




убрать рекламу



скочила. Это совпало с падением цен на энергоресурсы, цветные металлы, а также с возрастанием спроса на золото со стороны России и Китая. В этой ситуации золото сразу перестало позиционироваться в качестве товара, и им начали торговать как деньгами. И именно такое поведение демонстрирует настоящую суть вещей.

Золото – не бумага

 Сделать закладку на этом месте книги

Спонсоры с Уолл-стрит, банки США и другие члены Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов (LBMA) создали ненормально огромный объем так называемого «золотого продукта», не являющегося золотом. По сути, эти «продукты» – лишь бумажные контракты.

Они включают в себя биржевые фонды ETF (Exchange Traded Fund), причем наиболее крупные торги проходят под золотым тикерным символом GLD. Фраза «тикерный символ» подчеркивает, что продается не золото, как продукт, а акции ETF.

Оно есть где-то в структуре фонда, но, купив акцию, вы не будете владельцем золота, а станете лишь совладельцем фонда в той или иной доле. Но даже и эта доля не обладает физической сущностью, она – цифровая, ее можно легко взломать или уничтожить.

С юридической точки зрения за спиной такого криптозолота стоят трастовые компании, а доверенное юридическое лицо обладает некоторым количеством физического золота. Обычно это касается золота ETF, хранящегося в Лондоне. С контрактами GLD на фондовом рынке работают множество уполномоченных участников, как правило, это крупнейшие инвестиционные банки, члены LBMA (например, Goldman Sachs, JPMorgan и им подобные).

Большая часть деятельности этих участников заключается в биржевой игре, основанной на проведении аналитической оценки разницы между рынком физического золота и рынком контрактов GLD. Если наблюдается давление со стороны продавцов контрактов GLD, уполномоченный участник может приступить к их скупке в роли маркет-мейкера и продавать физическое золото на короткий период. Играющий брокер может передать полученные акции трастовой компании в обмен на физическое золото, получив тем самым прибыль, заключающуюся в разнице стоимости между ценой доли и цене физического металла. Подобный механизм похож на брокерскую деятельность на основе так называемых «золотых точек»[21], существовавшую до 1914 года между Нью-Йорком и Лондоном с той лишь разницей, что теперь для получения прибыли нет необходимости перемещать физическое золото через всю Северную Атлантику. В настоящее время оно так и остается в хранилищах LBMA.

Инвесторы в золотые ETF принимают на себя и другие экономические риски, не связанные с тем, что они не обладают физическим золотом и могут стать объектами хакерских цифровых взломов. Например, официальное закрытие Нью-Йоркской фондовой биржи приостановило акционерную торговлю, хотя говорилось, что биржа не может быть закрыта ни при каких условиях. Но именно так и произошло из-за программного сбоя 8 июля 2015 года во время урагана Сэнди, а также после известных событий 11 сентября. Известнейший факт, что биржа закрылась на целых четыре месяца в связи с началом Первой мировой войны. Проблемы, связанные с энергообеспечением и компьютерными сбоями, могут закрыть любую биржу в любой момент. Таким образом, при работе с биржевыми фондами вы становитесь запертыми внутри цифровой системы в режиме реального времени.

Кроме того, LBMA торгует золотом посредством заключения сделок, которые совершаются на внебиржевом «нерегулируемом» рынке. Основная часть золота, торгуемого на лондонском внебиржевом рынке, является «обезличенным». Это означает, что покупатель не может претендовать на конкретные слитки золота, поскольку даже продавец может не удовлетворить потенциальные потребности желающих приобрести «обезличенное» золото. Говоря упрощенно, банки могут продать обезличенного золота на 10 долларов или больше, хотя имеют на хранении всего лишь на 1 доллар. Вся надежда на то, что владельцы не появятся одновременно. Если же это произойдет, они не смогут получить свои деньги сразу.

Инвесторы под эти контракты должны заранее уведомить банк о своем желании конвертировать остаток на «обезличенном» счете в то золото, которое реально находится в банковском хранилище. Срок действия уведомления дает банку время на поиск физического металла для выполнения обязательств по сделке.

Если клиентов окажется слишком много, банк оставляет за собой право расторгнуть договор и предложить контрагенту денежные средства по внутрибанковской продажной стоимости на день расторжения договора. И это в лучшем случае. В худшем – банк может лопнуть, и золотой инвестор вообще не получит ничего.

Таким образом, несмотря на то, что бумажные контракты предлагают золото по рыночной стоимости, до настоящего металлического эквивалента им очень далеко. При шоковом или ажиотажном спросе цена, вне всяких сомнений, стремительно возрастет, и контракты перестанут работать, поскольку у банка не хватит физического золота для удовлетворения всех требований. Только реальное физическое золото, хранящееся под охраной в банке, является настоящим.

Золото – не цифра

 Сделать закладку на этом месте книги

Золото – это валюта, но не цифровая, а физическая. Физическая сущность страхует валюту от рисков, которым подвержено ее электронное воплощение.

По большей части, доллар является цифровой валютой. У нас есть несколько бумажных долларов в кармане, но их совсем не много для удовлетворения потребностей. Если я иду в продуктовый магазин, то могу вытащить двадцатидолларовую купюру, но предпочту воспользоваться дебетовой картой; получение заработной платы, вероятно, означает прямой депозит на ваш счет со стороны работодателя; оплату счетов вы скорее всего проведете через онлайн-банкинг; поход в универмаг предусматривает снятие средств с дебетовой или кредитной карты. Мы видим, что общая сумма наличных денег очень мала по сравнению с объемом каждодневных бытовых транзакций.

Крупнейшие мировые рынки ценных бумаг и Государственное казначейство США ушли от бумаги с начала 80-х годов прошлого века. Если там и найдется несколько старых бумажек, то скорее всего они плавают в луже на каком-нибудь чердаке. На сегодняшний день рынок ценных бумаг полностью оцифрован, впрочем, как и вся платежная система. Мы уже живем в цифровом безналичном обществе. Некоторые наблюдатели этого процесса озабочены так называемой «войной с наличными». Не волнуйтесь: эта война уже закончена, причем победу в ней одержало государство.

С практической точки зрения, честный обыватель не имеет доступа к большим объемам наличных денег, иначе он сразу будет заподозрен в распространении наркотиков, терроризме или в уклонении от уплаты налогов. Причем эти подозрения будут исходить со стороны органов государственного надзора. Таким образом, гражданам, не имеющим золота, ничего не остается, кроме как вместе идти в общество тотальной оцифровки своих сбережений.

Цифровое богатство подвержено отключению энергии и других инфраструктур, биржевым крахам, хакерским атакам и онлайновым кражам. Что хорошего, пусть даже в миллиардном портфеле, если он может быть в одночасье стерт с лица земли? А если правительство закроет банки и перепрограммирует банкоматы так, что вы будете иметь лишь мизерный дневной лимит, которого еле хватит на приобретение продуктов и бензина? И тот факт, что на вашем личном банковском счете лежит 100 000 долларов, не будет иметь к этому никакого отношения.

Предположим, система государственного регулирования может лимитировать ваши расходы, например 300 долларов в день до следующего уведомления, полагая, что этой суммы вполне хватит на приобретение еды и топлива. Этот сценарий уже имел место в Евросоюзе и на Кипре в 2013 году и в Греции в 2015-м. И только физическое золото страхует вкладчика от подобного развития событий при замораживании банковских средств.

История денежного краха и конец золотого стандарта

 Сделать закладку на этом месте книги

Золото – это деньги, но такой статус постоянно унижал и правительства разных стран, и экономистов, особенно после того, как в 1971 году рухнула вся международная валютно-финансовая система и доллар перестал конвертироваться в золото. Валютный крах 1971 года был, как ни удивительно, предсказуем. В XX веке это происходило три раза – в 1914, в 1939 и в 1971 годах, а в опасной близости от него валютно-финансовая система находилась в 1998 и в 2008-м.

В современном мире международная монетарная система в значительной степени основана на долларе США. Новый крах будет вызван потерей доверия к американской национальной валюте как к средству сохранения стоимости. Может быть удивительно, но подобные валютные обвалы случаются приблизительно через каждые 30 лет. На основе денежной истории прошлого века можно прогнозировать, что мы скорее всего находимся в конце срока существования нынешней валютно-финансовой системы и быстрыми темпами приближаемся к новой.

Крушения предыдущих систем вовсе не предзнаменовали конец света, люди не разбежались по пещерам и не перешли на консервы. Эти кризисы означали то, что главные финансовые и торговые державы одновременно сели за круглый стол и переписали то, что называется «правилами игры», предназначенными для функционирования международной монетарной системы и названными так с легкой руки стенографистов.

Например, после краха 1914 года на Генуэзской конференции в 1922-м уполномоченные представители стран-участниц переписали уже упомянутые «правила игры» и попытались вновь ввести золотой стандарт. После очередного распада МВФС в 1939-м, на конференции в Бреттон-Вуде, прошедшей в 1944 году, правила были переписаны вновь и сориентированы на стандарт «доллар – золото». Затем, после краха 1971-го, когда Никсон приостановил конвертируемость доллара в золото, снова был проведен ряд встреч и конференций. Наиболее известными из них стали три встречи. Первая прошла в декабре 1971 года в Вашингтоне (подписано Смитсоновское соглашение), вторая в Нью-Йорке в сентябре 1985 года (соглашение «Плаза») и третья в Париже в феврале 1987-го (Луврское соглашение).

Период 1971–1980 годов характеризовался временным экономическим хаосом, из которого США удалось выкарабкаться с переходом на плавающий валютный курс. С точки зрения американских экономических показателей, этот период был ужасен. Только с 1973 по 1981 год случились три рецессии: цена за унцию золота возросла с 35 до 800 долларов, произошел небывалый взлет инфляции, стоимость доллара упала более чем на 50 %. Национальная валюта была спасена усилиями Пола Волкера[22] и Рональда Рейгана в 1981 году, когда мир перешел на новый долларовый стандарт, известный под названием «Кинг Доллар».

По сути, США поведали миру, что даже в отсутствие золотого стандарта доллар будет надежным средством сохранения стоимости. Это означало прекращение долларовой инфляции и сделало США привлекательной страной для долларовых инвестиций. Монетарная политика Волкера в сочетании с налоговой и регуляторной политиками, проводимой Рейганом, достигли своей цели. Другими словами, торговые партнеры США сказали, что могли бы привязаться к долларовой валюте. Словосочетание «долларовый стандарт» слыло символом экономического успеха с 1981 по 2010 год, а указанный период характеризовался устойчивым ростом вплоть до 2007 года в сочетании с длительными долларовыми экспансиями на мировом рынке в 1980–1990 годы прошлого века.

Итак, с 1870 по 1971 год международная монетарная система использовала золотой стандарт в различных вариациях (с перерывами на мировые войны), в течение тридцати лет (1980–2010) применялся долларовый. Сейчас в валютно-финансовой системе нет ни стандартов, ни каких-либо иных экономических ориентиров. Неудивительно, что стандарт должен вернуться, потому что с 2007 года мы живем запутанными, изменчивыми и неоптимальными взглядами на рынки и экономику в целом.

После того как наступит следующий экономический крах, придет время очередных международных встреч по примеру Генуэзской в 1922 году или Бреттон-Вудской в 1944-м. Сегодняшние инвесторы должны смотреть вперед, задаваясь вопросом: «Какими будут новые правила игры?» Исходя из прогнозируемых ответов, они уже сегодня могут планировать выстраивание своих портфелей ценных бумаг с целью выработки стратегии защиты активов перед неизбежным грядущим хаосом.

Золото никогда не уходило

 Сделать закладку на этом месте книги

Считается, что 15 августа 1971 года президент Никсон закрыл «золотое окно» и в США до сих пор не работает золотой стандарт. Двум поколениям студентов стараниями политиков и профессоров от экономики были промыты мозги насчет того, что золото не играет никакой роли в международной валютно-финансовой системе.

По правде говоря, золото никогда из нее и не уходило. Властные элиты перестали о нем говорить публично, но зачем-то держали его под рукой на хранении. Если золото настолько никчемно, то зачем США свыше 8000 тонн бесполезного металла? Почему Германия и МВФ держат у себя по 3000 тонн? Для чего Китай втихомолку приобретает тысячи тонн в год, а Россия более сотни? Из каких соображений ведется такая борьба за золото, якобы не играющего никакой роли в экономической системе?

Ответ прост: ведущим центробанкам весьма выгодно убедить людей, что деньги никак не связаны с золотом, и это дает им повод печатать новые деньги. Бену Бернанке, Алану Гринспену[23] и им подобным, пренебрежительно отзывающимся о бесполезности золота в экономической системе, нужна власть над деньгами, вместе с которой приходит и власть, позволяющая контролировать поведение политиков. Но золото по-прежнему остается единственной основой функционирования Международного валютного фонда, причем основой реальной, а не напечатанной на бумаге.

Золото и международная валютно-финансовая система

 Сделать закладку на этом месте книги

В мировую валютную систему возвращается золото. Если вы реально оцениваете происходящее в мире, то есть отличаете фактические события от радостных вещаний телекомментаторов, вам должно быть понятно, что мир уже стоит на пороге золотого стандарта, который возвращается обратно в его формальном виде, возвращая золоту денежный статус. Мы уже видим это по всем признакам и не основываемся на предположениях чего-то такого, что может произойти когда-то в будущем. Движение золота «в обратную сторону», то есть к центру, происходит по ряду причин, и доказательство лежит на поверхности.

МВФ – третий по величине держатель мирового золота (на первом месте США, на втором – Германия).

Вполне вероятно, что второе место может занимать Китай, но данные об объеме золота, которым эта страна фактически владеет, нигде не опубликованы, и подтвердить их ничем невозможно.

МВФ играет ключевую роль в глобальной монетарной системе и обладает гораздо большими силой и влиянием, чем это можно было бы предположить, исходя из манеры поведения руководства МВФ (как технократического, так и бюрократического). МВФ любит позиционировать себя в виде доброго друга малых развивающихся стран, однако в действительности он больше похож на большую жадную корпорацию, делающую благотворительные пожертвования сегодня, чтобы напомнить завтра, насколько она была щедрой вчера.

Как известно, фонд был создан в 1944 году на Бреттон-Вудской конференции, но реально его деятельность началась на рубеже 40–50-х годов и заключалась в своеобразных денежных «качелях», то есть в кредитовании состоятельных стран, испытывающих краткосрочные балансные дефициты.

Рассмотрим теперь страну, имеющую такой дефицит из года в год. Одним из способов его устранения является удешевление национальной валюты с целью повышения конкурентоспособности экспорта. Однако удешевление не допускалось Бреттон-Вудским соглашением, предусматривающим фиксирование валютных курсов. Вместо этого МВФ оказывал кредитную поддержку, чтобы страна держалась на плаву на время проведения структурных реформ собственной экономики.

Предполагалось, что реформы должны быть направлены на снижение трудовых затрат, повышение производительности труда или на улучшение инвестиционного климата. Бюджетный профицит, полученный в результате принятых мер, давал возможность погашения кредита.

В крайнем случае, МВФ разрешал девальвацию, но только при условии, что все другие способы решения проблемы, как монетарного, так и структурного свойства, были исчерпаны.

«Качели» сломались на рубеже 60–70-х годов, когда произошла резкая девальвация курса фунта стерлингов по отношению к доллару, США приостановили конвертируемость золота, и вся система фиксированного обменного курса скончалась. С тех пор мы стали жить с плавающим валютным курсом.

С 80-х годов МВФ почти двадцать лет блуждал по пустыне, не имея ясного предназначения. В 80-х и начале 90-х он выступал в качестве кредитора развивающихся рынков без каких-либо определенных собственных творческих миссий по стабилизации обменных курсов в рамках Бреттон-Вудского соглашения.

Репутация МВФ сильно пострадала во время азиатского финансового кризиса 1997–1998 годов, когда по улицам текла кровь, причем не в фигуральном смысле – в Джакарте и Сеуле гибли люди. И по сей день многие видные ученые, в том числе и самый известный из них Джозеф Стиглиц[24], считают, что этот кризис явился следствием неправильных советов МВФ.

К 2000 году МВФ напоминал кита, выброшенного штормом на морской берег и не способного вернуться назад. Никто точно не знал, чем именно и каким образом занимается это учреждение, поэтому к 2006 году зазвучали призывы о его роспуске.

На фоне разговоров о целесообразности существования Международного валютного фонда произошла курьезная вещь: фонд снова неожиданно оказался в игре во время мирового финансового кризиса 2008 года, де-факто войдя в состав секретариата «Большой двадцатки» (G20). Получалось, что G20 действует от лица Совета директоров МВФ как от представителей своего собственного штаба и имеет свой собственный Совет управляющих, выполняющих указания руководства МВФ, то есть самих себя. То, что стран – членов «Большой двадцатки» – 20, а членов исполнительного комитета МВФ – 24, не оказывает здесь по большому счету принципиальной разницы.

Таким образом, G20 – это клуб правительств и глав центральных банков государств с наиболее развитой и развивающейся экономикой, который не имеет сотрудников, в то время как МВФ обладает в нем вполне укомплектованным персоналом.

Начиная с 2009 года саммиты G20 проходили под завуалированным жестким контролем со стороны МВФ, используя его технические, кадровые и аналитические ресурсы. Кредитование обрело новые возможности, перейдя из экономики в политическую плоскость, что и наблюдается по опыту Украины и Греции.

Все дело заключается в том, что в состав МВФ всегда входили представители стран с богатейшей экономикой. Для проведения каких-либо существенных изменений в руководящих документах или для одобрения крупного кредитования требуется не менее 85 % голосов, распределенных по квотам. США обладает квотой более 16 %, и это означает, что, если все члены МВФ проголосуют «за», а США – «против», решение не пройдет, поскольку голосов окажется недостаточно. Ничто не происходит случайно, на протяжении всей истории МВФ всегда обладала крупнейшей голосовой квотой, и сама штаб-квартира фонда находится в Вашингтоне.

Один из важнейших вопросов мирового финансового управления заключается в изменении механизма голосования. Если рассмотреть процент ВВП страны-участницы по отношению к общемировому ВВП и сравнить его с процентной «взвешенностью» при голосовании, легко заметить, что имеется явный «перекос» в сторону богатых стран. Это хорошо видно на примере Китая. Его ВВП составляет 14 % от мирового, в то время как голос на МВФ составляет только 5 %. Закон, который позволил бы увеличить «вес» Китая при голосовании, висит в Конгрессе США с 2010 года. Таким образом, признание законного места Китая в иерархии МВФ находится в руках американского правительства, делая эту страну заложницей в обмен на «хорошее» поведение при манипуляциях юаня против доллара.

Вернувшись к первоначальной миссии кредитования относительно развитых в экономическом отношении стран, МВФ теперь «спасает» Европу, куда направляет подавляющую часть кредитований. Кредитной помощи не видят ни Ботсвана, ни Мали, ни Ямайка, зато она поступает в Польшу, Грецию, Португалию, Ирландию и – по политическим мотивам – на Украину.

Этот новый кредитный бум требует новых источников финансирования для самого МВФ. Если вы планируете одолжить деньги, где вы их сами возьмете? Банки могут принимать средства на депозит, закладывать свои активы центральным банкам или, в крайнем случае, делать их из воздуха.

У МВФ таких возможностей нет, но фонд, не открывая депозитных счетов, выдает кредиты записями на банковских счетах, то есть посредством SDR. На момент написания книги действовало соотношение 1 SDR=1,40 доллара.

Что же все-таки такое «Специальные права заимствования» (SDR)? Хорошо, пусть это будут деньги в виде безналичного искусственного платежного средства. Но вы не сможете положить их в карман или снять пачку SDR в банкомате. Тем не менее, SDR играют все более важную роль в мировых финансах, поскольку могущество доллара катится по наклонной плоскости. Вот простой пример того, как работает SDR. В 2009 году МВФ выдал 182,7 миллиарда SDR, что эквивалентно приблизительно 255 миллиардам долларов по текущему курсу. Выдача SDR осуществляется в соответствии с квотами, установленными для каждой страны-участницы. Предположим, что я обладаю 5-процентной квотой и МВФ выдает по ней SDR на 100 миллиардов. Теперь я могу получить еще 5 миллиардов, как 5 % от общей суммы. Многие страны, входящие в МВФ, имеют такие квоты, но не нуждаются в SDR, предпочитая другие твердые валюты.

Показательным примером здесь выступает Венгрия. Еще в начале 2000-х местные банки предложили своим клиентам ипотечное кредитование в двух валютах на выбор – в национальных форинтах либо в швейцарских франках, предоставленных европейскими банками в Вене и Цюрихе. Процентная ставка на ипотечное кредитование во франках составляла 2 %, а в форинтах – 9 %. Естественно, большинство заемщиков предпочли швейцарскую валюту, предполагая, что обменный курс останется фиксированным. Но случилось непредвиденное: форинт рухнул и сумма ипотечного долга относительно местных доходов в национальной валюте взлетела до поднебесных значений.

Представьте себе, что вы – Венгрия, которой МФВ выделяет некоторый кредит в SDR, поскольку вы убедили фонд, что действительно нуждаетесь в швейцарских франках для того, чтобы ваш центральный банк помог местным банкам погасить внутренние межбанковские кредиты. Теперь вы идете на торговую площадку фонда и говорите: «За мои SDR я хочу получить доллары». В ответ на площадку вызывают представителей Китая: «Не хотели бы вы получить кредит SDR?» Китайцы соглашаются на это предложение, отдают в МВФ доллары и получают в обмен SDR, в то время как вы (то есть Венгрия) получаете китайские доллары и продаете их на месте, чтобы приобрести швейцарские франки для оказания помощи своим банкам. Вот вам простой способ превратить ваши SDR в другую валюту в случае необходимости.

МВФ приступает к расчетам через SDR только в случае кризисов ликвидности. Когда этот кризис приобретет глобальные масштабы, размеры SDR превысят емкость Федеральной резервной системы и других центробанков. Опыт предыдущих кризисов показал, что ФРС готова исчерпывать свой положительный баланс до сухого остатка при неспособности выйти на положительное сальдо еще лет десять. То же относится и к другим центробанкам, поскольку они не в состоянии и дальше печатать деньги, не подрывая к ним доверия. Определенная юридическая возможность для включения печатного станка, конечно, существует, но центральный банк и так находится на пределе возможностей. Именно в ситуации нового кризиса ликвидности мировая экономика обращается к МВФ, чтобы периодически «размачивать» упомянутый «сухой остаток» через SDR.

Этот процесс может протекать и без потери общественного доверия, поскольку мало тех, кто понимает его пагубность.

Когда массовая эмиссия SDR приведет к гиперинфляции в долларовом выражении, то вашингтонским политикам будет достаточно ткнуть пальцем в сторону МВФ и сослаться на его безответственные действия.

Одним из следствий массового выпуска SDR станет препятствие в формировании капитала ввиду уничтожения реальной стоимости долларовых активов. Только твердые активы, включая золото, станут единственным укрытием в этом финансовом шторме. Проницательные инвесторы уже сейчас перепозиционируют свои портфели в сторону крупных держав, каковыми являются Россия и Китай.

Что будет, если люди потеряют доверие к МВФ и к политике «разбавления» твердых активов посредством SDR? Кто его сможет спасти? Сейчас таких нет. Обращение к МВФ не есть его скрытое подталкивание вниз под уклон. Скорее наоборот. В грядущей ситуации это напоминает пинание фонда вверх по лестнице от частного долга к суверенному в ореоле долговых обязательств. Говоря аналогиями, МВФ и так сейчас находится в пентхаусе и подтолкнуть его еще выше невозможно. И единственное, что стоит на его защите, – 3000 тонн золота, принадлежащего американским и европейским членам фонда.

Вот почему я продолжаю возвращаться к теме золота. Вот почему я продолжаю считать коэффициенты отношения золота к деньгам, золота к ВВП, а так же разрабатываю экономические прогнозы для ситуации, когда стоимость золота будет составлять 10 000 долларов за унцию, а возможно, и выше. Что будет, если уверенность в национальные бумажные деньги будет полностью утрачена? Что может случиться, когда экономическую систему пытаются спасти с помощью ценных бумаг, а особенно через специальные права заимствования? Если это и работает, то только по двум причинам. Первая – никто или почти никто не понимает негативного характера происходящего, вторая – никто из нас не имеет SDR в собственных карманах. Это расчетное средство между странами, а не между людьми. SDR никогда не будут прозрачными. Являясь причиной гиперинфляционных процессов, они останутся невидимыми, поскольку представляют из себя самую абстрактную расчетную форму из придуманных ранее.

Расчеты SDR функционируют только потому, что слишком мало людей понимают их сущность. Но понявшие сразу теряют в них уверенность и удостоверяются, что только золото является единственным выходом.

Призрак золотого стандарта

 Сделать закладку на этом месте книги

Страны с развитой экономикой предпочитают приобретать золото ускоренными темпами с целью диверсификации своих резервов. Эта тенденция в сочетании с огромными совместными резервами США, стран Евросоюза и МВФ порождает призрак золотого стандарта.

Самым лучшим способом определить наличие такого призрака в различных странах заключается в вычислении отношения внутреннего золотого запаса к ВВП. Это отношение легко получить, используя официальные данные, а затем можно сравнить полученные результаты по странам, чтобы увидеть, где реальная власть принадлежит золоту.

В числе лидеров полученного списка мы получим 19 стран, входящих в Евросоюз (отношение составляет 4 %) и США (2,7 %). Интересен факт, что такой же коэффициент 2,7 % и у России, хотя ее золотой запас в 8 раз меньше, чем у США. Поскольку российский ВВП приблизительно в 8 раз меньше американского, полученный результат вполне сопоставим. Тем не менее, Россия является одной из стран, которая добывает золота больше и, казалось бы, должна обогнать США и выйти на параметры, сопоставимые со странами Евросоюза. У лидеров же мировой экономики – Японии и Великобритании – отношение золотозапаса к ВВП составляет всего лишь 0,7 %.

Еще интереснее ситуация с Китаем. Официальный золотой резерв этой страны по состоянию на июль 2015 года – 1658 тонн. Но из достоверных источников известно (в том числе с учетом китайской золотодобычи и статистики золотого импорта), что фактическая цифра приближается к 4000 тоннам. Беседы с аналитиками, с представителями некоторых надежных фирм, занимающихся логистикой, с людьми, которые имеют доступ к информации, дополняющей официальные источники, внесли значительные коррективы в мои оценки. В целом, есть основания предполагать, что эти данные достаточно правдивы. Из них следует, что золотой резерв Китая намного превышает 4000 тонн.

Китай, как и Россия, обладает таким золотым резервом, что отношение золота к ВВП находится приблизительно на том же уровне, как у США и Европы, и оно будет играть решающую роль, когда мировая денежная система рухнет и послужит независимой основой игры по «новым правилам».

Как я уже писал, монетарная перезагрузка начнется со встреч


убрать рекламу




убрать рекламу



и стран за круглым столом и будет напоминать покер, где в начале игры каждый участник захочет иметь как можно больше фишек. В этом контексте в качестве фишек будет выступать золотой запас.

Это вовсе не означает, что мир автоматически переходит на золотой стандарт, но «вес» каждого голоса за этим столом будет зависеть от внутреннего золотозапаса игрока в физическом металле.

Официальный мировой запас золота составляет 35 000 тонн. Слово «официальный» подразумевает золото, принадлежащее центробанкам, министерствам финансов и суверенным фондам. В это число не входят золотые ювелирные и прочие изделия, а также золото, хранящееся в частном порядке. Это означает, что золото в количестве, превышающем 3000 тонн, приобретенное Китаем за последние семь лет, составляет примерно 10 % официального мирового запаса.

Во многом этим и объясняется экономическая непрозрачность Китая. Рынок золота текуч и очень чувствителен. Если бы намерения Китая были полностью раскрыты, цены на золото, вероятно, резко пошли бы вверх. Эта страна напоминает огромного слона, заглянувшего в фарфоровую лавку, и, безусловно, Китай заинтересован в сохранении низких цен на золото до завершения своей программы приобретения.

Когда наступит глобальный кризис и страны сядут за стол экономического покера, Китай захочет занять выгодное место, поэтому и пытается получить достаточное количество золота. Между тем Канада, Австралия и Великобритания со своим невеликим значением отношения золотого запаса к ВВП вообще будут сидеть подальше от стола вдоль стены, выполняя роль зрителей и наблюдая, как США, Евросоюз, Россия и Китай будут разрабатывать мировую валютную систему. При этом Германия выступит в качестве главного игрока от Европы, поскольку новая система будет базироваться на «американо-немецко-российско-китайском» валютном кондоминиуме, администрируемом МВФ. Перечисленные крупные «золотые» державы уже готовятся к результатам грядущей встречи. Именно это я имею в виду, говоря о «призраке» золотого стандарта.

Заключение

 Сделать закладку на этом месте книги

Итак, золото – это деньги. Невзирая на принижение его роли со стороны политиков и экономистов, оно остается преимущественным средством хранения богатства и продолжает иметь важнейшее значение в мировой валютной системе. В частности, мы можем только поблагодарить Францию за ее прозорливость, которая еще в 1975 году настаивала на роли золота в качестве официального резерва в рамках МВФ, несмотря на то, что оно в то время уже не являлось средством международных расчетов.

Ученых-экономистов золото не волнует. В большинстве случаев оно ими игнорируется и не воспринимается в денежном контексте.

Тем не менее, золото никогда полностью не уходило с рынка валютных отношений, словно находясь за кулисами, и по-прежнему учитывается в рамках международной валютно-финансовой системы. В ближайшие годы его значение будет только расти.

Понимание золота как такового подводит нас к пониманию будущего всей международной валютной системы. В следующих главах мы поговорим о том, как дальновидные инвесторы вкладываются в физическое золото, защищая себя от негативного воздействия сложных экономических процессов и нестабильности, с которыми мы сталкиваемся в XXI веке.

Золото не является сложным многоступенчатым имущественным комплексом и представляет собой единственный актив, которым должен обладать инвестор в непростом мире экономики.

3. Золото – это страховка

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы выяснили в предыдущей главе, что золото – не средство инвестирования, не товар, не бумажный контракт и не цифровая запись. Это, в отличие от других простых и составных химических соединений, всего лишь элемент периодической таблицы с атомным номером 79. Он устойчив к мировым валютным коллапсам и не зависит от финансовых рыночных сложностей. Владение золотом надежно страхует от текущей экономической ситуации и нестабильности монетарной системы.

Золото не является сложным многоступенчатым имущественным комплексом и представляет собой единственный актив, которым должен обладать инвестор в непростом мире экономики. Взглянем на то, что я имею в виду под понятием «комплексность», и рассмотрим способы, которыми золото может страховать нас от воздействия системных рыночных рисков.

Комплексные модели и системы

 Сделать закладку на этом месте книги

Анализируя состояние мировой экономики и потенциал ее краха, я использую комплексную модель. Строго говоря, «комплексность», а точнее «теория сложности» – это отрасль математического анализа, исследующая поведение рекурсивных функций в плотно взаимодействующих сетях. Более простым языком, это наука о связях и взаимодействиях каких-либо объектов или процессов. Взаимодействия вызывают переменное (или адаптивное) поведение, приводящее порой к совершенно неожиданным результатам. Однако Федеральная резервная система использует равновесные модели, не дающие полноценного представления о процессах, происходящих в реальном мире.

Иногда эти термины кажутся немного сложными, однако они не так уж трудны для понимания. Итак, что же такое «равновесная модель» в нашем случае?

Хорошим примером для инвесторов может послужить самолет. Он сделан из многих тонн алюминия, стали и других, физически еще более тяжелых материалов, и, тем не менее, умудряется летать на больших высотах. Каким образом это происходит? Ответ заключается в том, что он имеет аэродинамическую форму и спроектирован определенным образом. Плоское снизу и выгнутое сверху крыло предполагает, что количество воздуха, проходящее сверху и снизу неодинаково, и порождает подъемную силу.

Каким образом заставить воздух двигаться поперек плоскости крыла? Для этого существуют двигатели, с помощью которых придается направленное движение воздушной массе. Но теперь диспетчер дает указание, что нужно изменить высоту. Что происходит дальше? Используется руль. Например, чтобы опуститься ниже, пилот выпускает заслонки, изменяющие форму нижней части крыла. И так далее.

А теперь представьте себе председателя Совета управляющих ФРС в качестве пилота, в руках которого находится штурвал. Он может использовать закрылки, изменяющие форму крыла, может прибавить газ для изменения тяги, может повернуть самолет в сторону по мере надобности (скажем, для того, чтобы обойти турбулентность). Пилот считает, что следует подняться немного повыше для обеспечения плавного полета пассажиров. Если самолет теряет высоту, пилот прибавляет тяги и снова выходит на нужный эшелон.

Итак, председатель Совета, сидящий в зале заседаний ФРС в Вашингтоне, размышляет об экономике как о самолете. Достаточно ли быстро и высоко он летит? Не дать ли немного больше тяги в виде денежной эмиссии, довернуть руль в виде выработки рекомендаций и, возможно, немного приподнять экономику программой количественного смягчения? Вот это и есть мышление равновесной моделью.

Но у этой модели присутствует один недостаток. Экономика не находится в равновесном состоянии, она более сложна. Что это такое? Представьте себе, что наш самолет превратился в бабочку, вот вам пример комплексности.

Комплексность всегда предусматривает фактор неожиданности, то есть с научной точки зрения обладает свойством эмергентности. Как правило, приход этого фактора незаметен. Можно сказать, что ФРС пытается лететь на самолете, используя все инструменты монетарной политики, но риск заключается в том, что самолет ведет себя совершенно непредсказуемым образом.

Возьмем, к примеру, банковскую систему. Банки никогда не возмещали убытки, вызванные кризисом 2008 года, и не изменяли причин, которые в первую очередь и привели к экономическому коллапсу. Вы услышите массу комментариев и замечаний в пользу улучшения банковских балансов и повышения соотношения банковского капитала. До некоторой степени это верно, но риски при этом ничуть не уменьшились, а система по-прежнему нестабильна.

В настоящее время пять крупнейших банков США существенно расширили свою деятельность, по сравнению с 2008 годом они имеют больший процент от общего объема банковских активов, и количество деривативов значительно увеличилось. Другими словами, весь громоздкий набор, который привел к коллапсу в 2008-м, в наше время стал только больше и опаснее.

Имея концентрацию активов в небольшом числе банков, ведущих между собой бизнес по большей части в деривативной форме, увеличивается плотность капитала. Это означает, что при возникновении небольшой проблемы в одной точке возмущение начнет быстро расходиться по всей системе, напоминая собой распространение инфекции. ФРС нашел для этого процесса новое название – «побочный эффект», но от перемены названия суть не переменилась. Назовете ли вы внутрисетевую саморазвивающуюся финансовую проблему «заразой» или «побочным эффектом», она сработает в банковской системе по «принципу домино» вне зависимости от названия.

Еще большая сложность комплексных систем заключается в том, что подавляющее большинство экономических коллапсов случаются внезапно и очень быстро, буквально в минуты, поэтому воспринять и оценить изменения в начальных условиях функционирования системы практически невозможно. Не следует думать, что лишь только большие причины приводят к большим последствиям. Тривиальное событие, например неожиданная ошибка никому не известного брокера на краю света, может привести к системному коллапсу в зависимости от расположения финансовых связей Сети на момент незначительной оплошности.

Рассмотрим следующую метафору. Имеется гора с крутыми склонами, начиная с самого верха. В течение нескольких недель валил сильный снегопад, и слежавшийся снег стал таить в себе лавинную опасность. Специалисты уже оценили нестабильность снежного покрова на открытых всем ветрам участках, и всем ясно, что в какое-то пока неопределенное время произойдет сход лавины.

И действительно, в течение какого-то периода снежный покров остается на месте, возможно, наиболее смелые лыжники уже рвутся на гору по разным причинам: кому-то нравится вид, кто-то хочет продемонстрировать собственную смелость. В один прекрасный момент одинокая снежинка ударяет о склон, сдвигая при этом несколько соседних. Небольшой сдвиг превращается в нарастающий ком, который набирает обороты и захватывает другие снежинки. Внезапно становится ясно, что весь склон уже дестабилизирован, и весь снег обрушивается, погребая под собой лыжников и заодно похоронив деревню внизу.

Вернемся теперь обратно и вынесем посмертный вердикт – кого мы обвиняем? Виновата снежинка или нестабильное состояние снега? Безусловно, второе, ибо если даже одна снежинка способна вызвать лавину, то, рано или поздно, катастрофа бы произошла в любом случае. Речь идет не об одной конкретной снежинке, а о той, которая могла бы упасть до или после. Снежный горный покров и был комплексной системой, которую ожидал крах.

Вот еще один пример. Скажем, вы находитесь в театре вместе с сотней таких же зрителей, как и вы. Неожиданно два человека вскакивают и выбегают из зала. Что вы при этом делаете? Что делают остальные присутствующие? Скорее всего ничего. Вы только можете задаться вопросом о причинах, побудивших этих людей внезапно изменить свое поведение. Например, они могли получить смс или вспомнить, что куда-то опаздывают. Независимо от этого вы все равно продолжите смотреть спектакль.

Теперь предположим, что из зала внезапно выбежали не два человека, а шестьдесят. Что бы вы сделали в такой ситуации? А другие? Осмелюсь предположить, что вы кинетесь следом, поскольку подумаете, что выбегающие люди знают то, о чем не знаете вы. Быть может, начался пожар или возникла угроза взрыва, но вы не хотите быть последним и бежите вместе со всеми.

Вот вам пример адаптивного поведения, основанного на так называемом «критическом пороге», то есть некоторой точке, в которой поведение окружающих влияет на ваше собственное. В приведенном случае значение вашего критического порога (обозначим его Т) больше двух и меньше шестидесяти, то есть 2<T<60.

Каждый из находящихся в театре имеет собственный критический порог, причем его величина часто меняется в зависимости от внешних условий, например от настроения или от чего-либо другого. Зрители могут спокойно оставаться на своих местах и дальше, пока из зала выбежали только несколько человек, но по мере нарастания числа выбегающих ситуация переходит во всеобщую панику, и понять, когда же наступает переломный момент, достаточно сложно.

Чтобы оценить сложность процессов, происходящих на экономическом рынке, перенесите этот простой пример с сотни театральных зрителей на сто миллионов инвесторов во всем мире, ежедневно заключающих валютные, товарные, акционерные и прочие рыночные сделки.

Если, будучи инвестором фондового рынка, вы видите, что индекс начал немного снижаться, то вы можете предположить, что это хорошая возможность для совершения покупки; при его дальнейшем сползании вы приходите к выводу, что потенциальная ценность возросла еще больше, но чем дальше продолжается этот процесс, тем больше вы теряете денег. В какой момент вы «выбросите полотенце» и запаникуете? Когда вы скажете: «Знаете что, я выбираюсь из этого и выставляю акции на продажу»? Ваши продажи погонят индекс вниз еще дальше и массово увеличат число других продаж. Вот вам пример того, как небольшое изменение начальных условий может стать катализатором глобального результата.

Для этого не требуется сильного толчка. Маленькая снежинка (в данном случае вы или несколько ваших коллег) меняет сознание следующих, а те, в свою очередь, воздействуют на остальных. Маленький импульс заканчивается «театральной паникой», то есть обрушением рынка. Большинство людей и не представляют, как это происходит. Знание теории сложности и сложных динамических систем по крайней мере поможет вам понять, откуда ждать потенциальную опасность. Лучший подход заключается в том, чтобы не сосредотачиваться на «отдельных снежинках», а уметь оценивать нестабильность системы в целом. Имея хорошее представление о комплексности, вы можете предвидеть развал, даже не видя «первой снежинки».

Пока Федеральная резервная система придерживается равновесной модели, не используя теорию сложности, она будет постоянно допускать ошибки и недооценивать системные риски, что уже неоднократно подтверждалось на протяжении последних тридцати лет. Наличие высокого интеллекта и степени доктора экономических наук не может подменить собой правильное моделирование процессов, а применение неправильной модели каждый раз будет приводить к неправильному прогнозу.

Международные сети

 Сделать закладку на этом месте книги

Сегодня теория сложности представляет собой наиболее важный новый инструмент не только для понимания денежно-кредитной политики США, но и для всего глобального рынка капитала. Мы уже выяснили, что эти рынки представляют собой комплексные, а не равновесные системы, следовательно, каждая макромодель каждого центробанка и каждого влиятельного лица в нашем мире является устаревшей. Тогда совершенно не удивительно, что мы продолжаем жить, перескакивая из кризиса в кризис.

Такая ситуация сложилась относительно недавно. Ее начало положил 1987 год, когда фондовый рынок упал на 22 % в течение одного дня, что соответствует приблизительно 4000 пунктам индекса Доу-Джонса от сегодняшнего уровня. Если бы фондовый рынок упал в наше время хотя бы на 400 пунктов, это событие стало бы доминирующей темой мировых СМИ и общественных обсуждений. А теперь представьте, что случилось бы при падении на 4000 пунктов. А ведь именно такое, по сути, и случилось в 1987 году.

Азиатский кризис в 1997-м, крах хеджевого фонда Long-Term Capital 1998-го, лопнувший «пузырь» доткомов в 2000-м, обвал ипотек в 2007-м и, наконец, прямая финансовая паника в 2008-м… Почему же происходят эти кризисы? Причина достаточно тривиальна. ФРС, сидящая в «пилотской кабине», пытается управлять самолетом, который на самом деле самолетом не является, это нечто более сложное.

Пытаясь проводить политику в комплексной системе с помощью равновесной модели, вы каждый раз придете к негативному результату. Поэтому очень важно каждому из нас уяснить, что такое «сложность», и приложить это понятие к рынкам капитала. Такие усилия принесут больше пользы, нежели выслушивание посткризисных дебатов чиновников ФРС.

Будьте уверены, что нельзя не учитывать связи, взаимоотношения и побочные эффекты, ибо такова природа Сети. Если применить теорию графов и сетей к финансовым узлам, вывод будет неизбежен. В реальной жизни достаточно трудно увидеть проблему связей, но я приведу конкретный пример.

Мне пришлось быть в Токио в сентябре 2007 года, когда ипотечный рынок США стоял на краю обвала. Напомню, что пик паники пришелся на 2008 год, когда рухнули Lehman Brothers[25] и AIG[26], но сам кризис начался летом 2007-го. В то же время в Токио происходило падение фондового рынка, однако мои японские коллеги не смогли изначально увидеть в этих процессах никакой взаимосвязи. Да, они осознавали, что в США существуют серьезные проблемы по ипотеке, но не понимали, как они могут повлиять на японские рынки.

Я объяснил им, что, находясь в затруднительном финансовом положении, следует продавать то, что вы можете, а не то, что хочется. В случае данного конкретного кризиса хедж-фонды и другие инвесторы в США рассчитывали на свою маржу при плохом ипотечном кредитовании. Они были бы счастливы продать свои ипотечные акции, но на рынке в то время вообще отсутствовал спрос на ценные бумаги США. Тогда они принялись освобождаться от ликвидных, а следовательно, и легко продаваемых японских акций, чтобы удовлетворить маржевые требования на других позициях. Несмотря на то что эти рынки, как правило, между собой не пересекаются, терпящие бедствие ипотеки в США потянули за собой и японский фондовый рынок. Мой бывший коллега, нобелевский лауреат Майрон Шоулз[27], назвал такое положение вещей «условной корреляцией». Под этим он подразумевал несуществующую, как правило, взаимосвязь двух рынков, которая возникает при появлении определенных условий. Условные корреляции являются прекрасным примером того, что физик бы назвал эмергентным свойством сложной системы.

Вот еще один пример. США являются мировым лидером в области спутниковых технологий не только для связи и научных исследований, но и для военных и разведывательных целей. Boeing, будучи одной из крупнейших мировых корпораций по производству авиационной, космической и военной техники, производит спутники в США, но их запуски осуществляет с территории России. В 2014 году отношения между США и Россией заметно обострились, в первую очередь из-за ситуации на Украине.

Если допустить, что это обострение зайдет слишком далеко и торгово-экономические отношения между нашими странами начнут сворачиваться, вы поймете, что не сможете больше осуществлять запуски спутников с территории России. Но ведь тогда это ослабит позиции США по сбору разведданных из космоса. Таким образом, названное ослабление имеет скрытую связь между усилением геополитической напряженности между США и Россией с участием Украины. В начале эскалации напряженности связь не была очевидна, но она проявилась как следствие комплексной динамики.

Проблема этой части аналитики заключается в том, что в массовом сознании значение слова «комплекс» воспринимается обывательски. Многие используют его в жаргонном контексте или путают со словом «сложность». В действительности «комплексность» и «сложность» подразумевают два разных понятия.

Предположим, вы разбираете швейцарские часы. Что вы видите внутри? В них есть шестеренки, колесики, пружинки, камни и другие компоненты. Уверяю, что перед вами сложная, а не комплексная система. Опытный часовщик исследует ее, заменит или прочистит какую-нибудь шестеренку, и часы снова начинают работать исправно. «Сложная система» закрывается крышкой, и дело сделано – часы выглядят как новые.

Взглянем на эти же часы с другой стороны. Перед вашими глазами тот же механизм, но в виде металлического расплава. Как теперь менять шестеренку? В этом гипотетическом примере часовой механизм претерпел фазовый переход из твердого состояния в жидкое, и часовщик уже не поможет. Старые модели не работают. Это напоминает кастрюлю с водой, стоящую на плите. Вода нагревается, но в течение некоторого времени по-прежнему спокойна. Закипев, вода начинает превращаться в пар. Он содержит те же молекулы Н2О, прошедшие через переходный этап, – из жидкого состояния в пар.

По собственному опыту вы знаете, что перед тем, как превратиться в пар, вода начинает бурлить. Теперь попытайтесь «очеловечить» психологию молекулы воды на этом этапе. Она словно «не знает», оставаться ей водой или превратиться в пар, и раздумывает над своим агрегатным состоянием. В какой-то момент турбулентность прорывается, и молекула отрывается от поверхности воды, став паром, но если в это же время вы выключите огонь, она снова вернется назад и станет водой. Таким образом, кипящая поверхность представляет собой субстанцию, на которой каждая молекула в любой момент может перейти из одного состояния в другое и обратно.

Это неплохая метафора для описания экономики в сегодняшнем мире. Мы находимся в старом состоянии, существовавшем до 2007 года, но еще не перешли в новое, находясь на бурлящей поверхности. Это смущает многих.

Финансиализация экономики

 Сделать закладку на этом месте книги

За последние тридцать лет мы были свидетелями предельной финансиализации экономики. Этот термин означает тенденцию генерировать доход от финансовых операций, а не от промышленности, строительства, сельского хозяйства и других форм производства. Финансы традиционно способствовали развитию торговли, производства товаров, коммерции, поддерживали другие виды деятельности, но не являлись конечной самоцелью.

Денег было относительно немного. В виде аналогии их можно сравнивать с маслом на шестеренке в виде необходимого ингредиента для двигателя, но не самого движущего агрегата. Однако за последние двадцать лет финансы превратились в некоего вида метастазу: они паразитируют на общественной продуктивной деятельности.

Во время кризиса 2008 года финансовый сектор экономики США составлял около 17 % капитализации фондового рынка и 17 % от всего государственного ВВП. Для содействия развитию производства это чудовищная доля. Рассудите сами – для чего 17 % ВВП содержать в банковском секторе? Возможно, этот показатель должен составлять около 5 %, что исторически всегда было ближе к истине. Но финансирование стало самоцелью, базирующейся на жадности и на способности банкиров разрабатывать фантастические способы извлечения богатства из сложного социума. Проблема заключается в том, что банковская деятельность является способом получения прибыли без создания добавленной стоимости, и пагубность финансиализации экономики в такой доле доказал глобальный кризис 2008 года.

Учтем, что при этом золотодобыча увеличивается достаточно стабильными темпами. Раньше случались нечастые открытия крупных природных месторождений, но за историю последних ста лет таковых не было. В основном эти открытия приходятся на период 1845–1898 годов. С тех пор увеличение золотодобычи в мире медленно, но верно увеличивается приблизительно на 1,5 % в год.

Интересно, что золотодобыча растет приблизительно такими же темпами, как и мировой прирост населения, поэтому, образно говоря, мы все имеем «деньги, падающие с небес», и если это соотношение будет сохраняться, все деньги, которые мы имеем, будут «честными».

Но, обладая «честными» деньгами, вы не можете вкладываться в финансиализацию экономики, поскольку финансы не растут быстрее производства товаров и дополнительных инноваций. Для выхода из этой ситуации финансовая индустрия предусматривает некоторые кредитные инструменты в виде деривативов, свопов, фьючерсов, опционов, акций и других ценных бумаг. Это все то, что я называю «псевдоденьгами», термином, который я употребил в своей первой книге «Валютные войны»[28].

Финансы не создают материальных ценностей, они лишь извлекают доход из других секторов экономики, используя внутреннюю информацию вкупе с государственными субсидиями. Эта деятельность носит паразитарный характер, она похожа, по сути, на «деятельность» рантье. Огромная индустрия содержится на чужих плечах, и рано или поздно она придет к очередному кризису, сопровождающемуся крахом крупных банковских систем, запретом большинства деривативов и ограничением денежной массы.

Роль Федерального резерва

 Сделать закладку на этом месте книги

При всей своей важности, Федеральная резервная система представляет собой один из самых непонятных институтов американского общества, система сложна по структуре и имеет много уровней. Наибольшее внимание, как правило, уделяется Совету управляющих в Вашингтоне. Он состоит из семи членов, но в последнее время у этих должностей постоянно наблюдается ряд вакансий, поэтому чаще всего Совет состоит из трех, иногда четырех человек.

Совету управляющих подчинены 12 региональных отделений ФРС, называемых федеральными резервными банками. К ним относятся федеральные резервные банки Нью-Йорка, Бостона, Филадельфии, Сан-Франциско, Далласа и другие региональные отделения, расположенные по всей стране. Хотя в управлении ФРС определяющую роль играет правительство США, форма собственности капитала является частной в каждом регионе, и формально она не принадлежит государству. Например, банки Citibank и JP Morgan Chase располагаются в Нью-Йорке, и, следовательно, их капитал принадлежит Федеральному резервному банку Нью-Йорка. Этот принцип распространяется на всю страну.

Когда возникают дискуссии о принадлежности собственности ФРС, многие позиционируют эту принадлежность как глубокую и темную тайну заговорщиков, существующую со времени самого создания ФРС, то есть с 1913 года. Однако никакого секрета тут нет.

Федеральные резервные банки владеют своим капиталом на региональных уровнях, но управляются Советом управляющих, члены которого назначаются президентом США и утверждаются Сенатом. Таким образом, вся Федеральная резервная система представляет собой необычный гибрид частной собственности и государственного управления.

Инструменты ФРС для осуществления своей политики

 Сделать закладку на этом месте книги

ФРС имеет право на прямое регулирование того, что она сама называет «политическими процентными ставками» или ставками по федеральным фондам, проводя операции на открытом рынке. Эти операции заключаются в покупке и продаже казначейских ценных бумаг в сети банков, именуемых «первичными дилерами». Приобретая эти бумаги у «первичного дилера», ФРС расплачивается деньгами, созданными из воздуха. При продаже «первичный дилер» платит «активами», созданными из того же «материала». Все очень просто.

ФРС занимается этим на протяжении десятилетий, видя в подобной деятельности одну из главных своих миссий. Операции на открытом рынке проводятся через Федеральный резервный банк Нью-Йорка, что отводит ему уникальную роль в общей банковской системе.

Для ужесточения финансовой политики Федеральный резервный банк Нью-Йорка может прибегать к покупкам краткосрочных ценных бумаг с целью поднятия цен или, наоборот, начать продавать их для смягчения. Это тоже обычная банковская операция на открытом рынке, проводимая с помощью краткосрочных ценных бумаг для контроля «короткого конца» кривой доходности.

А теперь я хочу задать вопрос руководству ФРС, который интересует меня несколько последних лет: «Каким образом вы контролируете процентные ставки по долгосрочным бумагам, если ставки рефинансирования ФРС равны нулю? Или вы собираетесь переместить ее в область отрицательных значений, говоря о средних и длительных сроках?»

Рассмотрим два подхода к решению этой проблемы. Первый из них заключается в обыкновенной закупке среднесрочных и долгосрочных казначейских облигаций. Она и осуществлялась по уже упомянутой выше программе «количественного смягчения» (QE), что стало экспериментом в денежно-кредитной политике, проведенным бывшим Председателем Совета ФРС Беном Бернанке. Смысл этой идеи заключался в следующем. Если долгосрочные процентные ставки будут низкими, потенциальные инвесторы начнут искать более высокую доходность долгосрочных бумаг в других местах, набивая этим цену на акции и недвижимость. Эти цены воспроизведут «эффект богатства», то ест


убрать рекламу




убрать рекламу



ь просто дадут инвесторам чувствовать себя богаче. Основываясь на указанном «эффекте», они станут тратить больше денег, чем стимулируют экономику. Вся эта теоретическая затея по своей сути носит бредовый характер, и в недалеком времени эксперимент Бернанке будет рассматриваться как глобальная ошибка, однако, начиная с 2008 года, ФРС ведет именно такую политику.

Суть следующего подхода, направленного на понижение процентных ставок на среднесрочные и долгосрочные ценные бумаги, состоит в так называемой системе «заявления о намерениях» (forward guidance). Она заключается в том, что ФРС объявляет на рынке о своих планируемых ставках на краткосрочные бумаги. Инвесторам прекрасно известно, что доходность краткосрочных приобретений будет равна нулю и сегодня, и завтра. ФРС как бы «сигнализирует» рынку, каковы будут процентные ставки на краткосрочные бумаги в следующем году, а возможно, и через год. Для описания своей финансовой политики используются красивые термины «расширенный период» и «терпеливость».

Каким же образом это влияет на сегодняшние долгосрочные ставки?

Когда дилеры принимают решение о покупке на 10-летний срок с точки зрения сегодняшнего дня, они понимают, что нынешнее приобретение не находится в рамках единого процентного монолита за весь период, и мысленно разбивают его на более-менее узкие временные отрезки. По сути, они объединяют ожидания доходности относительно текущей годовой процентной ставки на два года, затем на три и так далее. Поэтому, когда ФРС, заявляя о новых намерениях, говорит, что нулевая процентная ставка будет работать не только сегодня и завтра, но и в ближайшие год-два, она невольно обращает внимание дилеров на более длительные вложения по текущему курсу, поскольку в их власти изменить способ расчета этого показателя.

Теоретически политика «заявления о намерениях» имеет воздействие как на ценообразование долгосрочных бумаг и объем их продаж, с одной стороны, так и на процентные ставки – с другой. Таким образом, это позволяет снижать процентные ставки, которые в теории должны стать причиной увеличения стоимости долгосрочных вложений. Описанный процесс манипулятивен, запутан и ведет к ослаблению экономического развития. ФРС использует свои заявления в приложении к долгосрочным ценным бумагам лишь для того, чтобы заставить людей тратить больше денег.

Из слов руководства следует, что, заявляя о процентных ставках на краткосрочные вложения, оно лишь дает вам четкие ориентиры на будущее. Но откуда вы знаете, что они говорят правду? Есть ли у вас уверенность, что они не передумают? Насколько достоверны их рекомендации? Проблематика этой политики кроется в том, что ФРС рассчитывает на уменьшение степени волатильности в отношении будущих процентных ставок, но все, что ФРС делает, это, по сути, всего лишь замена одной формы неопределенности на другую.

Политика заявления о намерениях действенна только тогда, когда в эти намерения действительно верит сам покупатель. Учитывая факт, что ФРС, начиная с 2008 года, меняла уже 15 стратегий, достаточно трудно понять, чему теперь верить. В период 2007–2008 годов произошло многоступенчатое снижение ставок до нуля, затем пошли программы количественного смягчения QE1, QE2, QE3 и операция Twist[29]. В декабре 2012 года ФРС определила целевые показатели по безработице и инфляции, а потом сама же от них и отказалась, как от бесполезных. ФРС заявляла о своей номинальной направленности на увеличение ВВП, и при этом целых пять раз – в 2011, 2012, 2013, 2014 и 2015 годах – продлевала политику «заявления о намерениях», упоминая отмеченный выше «расширенный период».

Создается впечатление, что ФРС, меняя 15 стратегий за семь лет, проводит какой-то маловразумительный эксперимент, что явно свидетельствует о склонности к импровизации. Должны ли тогда инвесторы верить ФРС на слово? Вряд ли. И главная причина заключается в том, что ни прогнозы, ни политика Федеральной резервной системы в целом не удались и никакого доверия к ней не осталось.

Интересное соотношение: номинал против реальности

 Сделать закладку на этом месте книги

Самое мощное влияние на стоимость золота в долларовом исчислении оказывают реальные процентные ставки на долговых рынках. Однако те процентные ставки, о которых вы слышите и читаете каждый день, не реальны, а номинальны. Разница этих показателей заключается в учете инфляции или дефляции. Эта концепция достаточно проста, но повсеместно игнорируется или неправильно истолковывается.

Под номинальной ставкой следует понимать лишь ту стоимость, которую вы заплатили при приобретении ценной бумаги. Предположим, что вы купили новую 10-летнюю казначейскую облигацию с 2-процентным купоном. Номинальная процентная ставка тоже будет составлять 2 %, но она может измениться в зависимости от рыночных факторов и новых выпусков. В этом случае, ваша 10-летняя ценная бумага изменится и в цене. При повышении процентной ставки цена акции снизится и, наоборот, при снижении ставки возрастет. После этого изменения цена облигации будет включать в себя ваш бонус или дисконт в случае досрочной реализации. Сочетание оригинального купона плюс (или минус) бонус с учетом дисконта дают «доходность от погашения», которая также выражается номинально. Вне зависимости от того, сосредоточите ли вы внимание на купоне или на доходности от погашения, вы все равно придете к номинальной доходности.

Реальная процентная ставка – это номинальная ставка минус инфляция. Так, если номинальная процентная ставка составляет 5 %, а инфляция 2 %, то реальная процентная ставка составит 3 % (5−2=3). Эта математика менее удобна, когда речь идет о дефляции. Ее можно рассматривать как «отрицательную инфляцию». Из школы мы помним, что при вычитании отрицательного числа его абсолютное значение плюсуется. Тогда при номинальной процентной ставке 5 % и дефляции 2 % реальная процентная ставка составит 7 % (5 − (−2) = 7). Сложнее дела обстоят в случае, когда сами значения номинальных процентных ставок находятся в области отрицательных чисел (как в Швейцарии и Евросоюзе) при условии дефляции и появляется математика «тройного минуса». Например, при номинальной процентной ставке −1 % и дефляции 2 % реальная процентная ставка составит 1 % (−1 − (−2) =1). Я привел этот пример не ради проведения урока по элементарной арифметике, а лишь для иллюстрации разницы между номинальной и реальной процентными ставками, а также показа неочевидности этого различия при использовании отрицательных величин.

Теперь обратим внимание, насколько это важно для золотых инвесторов. Дело в том, что реальные процентные ставки выступают альтернативой золоту. Поскольку золото не имеет доходности (примем за истину) и если вы хотели бы получить реальную доходность при малой степени риска (примем за сомнительную истину), то реальная доля прибыли составит альтернативу издержкам на владение физическим золотом. Безусловно, есть и другие издержки – собственно хранение, доставка, страховка, комиссионные, но реальная процентная ставка должна доминировать над всем перечисленным.

Таким образом, взаимосвязь между процентными ставками и золотом очень проста. Высокие реальные процентные ставки оказывают плохое влияние на доллар в привязке к доллару. Справедливо и обратное утверждение, что низкие или отрицательные реальные процентные ставки «утяжеляют» долларовую позицию. Где мы находимся в настоящее время? Любопытно наблюдать, как золотые инвесторы и ФРС играют в одни ворота. И тем, и другим были бы выгодны отрицательные реальные процентные ставки (хотя и по разным причинам). Проблема обеих сторон заключается в том, что реальные процентные ставки всегда были относительно высокими. Но, как пел Мик Джаггер: «Ты не всегда можешь получить то, что хочешь».

Почему же ФРС так хотелось бы отрицательного значения реальной процентной ставки? Ответ прост – это мощный стимул для того, чтобы занимать деньги. Ставки со знаком «минус» лучше нулевых, поскольку в этой ситуации вы можете отдать меньше, чем позаимствовали в реальном исчислении ввиду обесценивания денег вследствие инфляционного процесса. В мире отрицательных ставок почти в каждом финансовом проекте «присутствует животный дух», который так возбуждает предпринимателей. Другими словами, беря деньги в долг под 2,5 % при инфляции 3,5 %, реальная процентная ставка будет –1 %, то есть вы отдадите банковский долг «уцененными» долларами. В этом и заключается сила отрицательных процентных ставок.

При отрицательных процентных ставках на самом деле можно получить положительную доходность по золоту. Если вы вынимаете деньги с целью его последующего приобретения, а стоимость денег отрицательна, нулевая доходность золота приносит прибыли больше, чем отрицательная ставка (например, 0 %>–1 %). Отрицательная ставка, царившая на рынке на протяжении большей части 70-х годов прошлого века, очень позитивно отразилась на золоте. Менее чем за десять лет его цена подросла с 35 долларов за унцию до 800.

Каким же образом ФРС добиться отрицательных ставок? В какой-то мере она может манипулировать номинальными ставками, используя операции на открытом рынке, описанные выше, однако ключевым моментом перехода к реальным отрицательным ставкам является инфляция. Чтобы спровоцировать ее рост, ФРС перепробовала уже почти все методы в виде снижения номинальных ставок, программ количественного смягчения, валютных войн, политики «заявлений о намерениях», введения номинальных показателей безработицы и другие меры. Все они провалились. Это происходит потому, что по своей сущности инфляция есть фундаментальная функция скорости денежного обращения (или наоборот), а также она зависит от человеческого фактора в виде психологического и поведенческого проявлений. ФРС не удалось изменить дефляционную психологию вкладчиков и инвесторов, она изо всех сил пытается сделать все возможное, чтобы добраться до отрицательных значений реальных процентных ставок. Проблема ФРС в том, что все ее ухищрения никогда не срабатывали.

Инфляция и дефляция

 Сделать закладку на этом месте книги

Для большинства инвесторов эти понятия содержат в себе некую интуитивную составляющую. Когда уровень цен взлетает вверх, ожидания вкладчиков начинают быстро претерпевать изменения. Позиционирование взглядов на жилье, золото, землю и другие виды имущества, которые защищены от инфляции, начинают кормить себя сами, а инвесторы начинают использовать кредитное плечо, отправляя цены на еще более высокий уровень.

Интуитивная компонента дефляции гораздо меньше, чем кажется с первого взгляда… Начиная с 1930-х годов дефляция не входила в число серьезных экономических проблем США, инвесторы и вкладчики не знали, что это такое на практике, и поэтому не осознавали опасности, которую скрывают в себе дефляционные процессы.

Сегодня дефляция определяется рядом факторов: демографической ситуацией, технологическим развитием, объемом займов, долговой нагрузкой и т. п. Реальная стоимость долговых обязательств подталкивает дефляцию к росту, что автоматически вызывает потери по ссудам, то есть те самые потери, которые берут на себя банки. Поскольку поддержка банков входит в число главных задач ФРС, она должна делать все возможное для сдерживания дефляции. Кроме того, дефляция отрицательно влияет на государственные налоговые сборы, и это не позволяет работникам получать прибавки по заработной плате ввиду отсутствия добавочного налогового дохода. (Собственно, работники могут повышать уровень жизни в дефляцию и без повышения заработной платы, поскольку сама стоимость жизни снижается. Но государство пока еще не придумало, как понизить уровень прожиточного минимума.)

Можно сказать, что дефляция подкармливает сама себя. Если вы полагаете, что стоимость того или иного нужного товара в скорое время снизится, у вас всегда есть возможность подождать. Понижение спроса в краткосрочной перспективе ведет к дальнейшему снижению цены. Результатом уменьшения совокупного спроса в целом может привести к массовым увольнениям, банкротствам и общей экономической депрессии. Дефляция представляет собой серьезную угрозу для государственных финансов, поэтому правительство всегда будет делать все возможное, чтобы ее избежать.

Происходящее сегодня в экономике напоминает перетягивание каната между инфляцией и дефляцией.

Дефляция стала следствием той эйфории, которую испытывали покупатели недвижимости и держатели кредитных карт в 2002–2007 годах. Крушение кредитной пирамиды привело экономику к панике 2008 года. С того времени, по сути являющимся депрессивным, дефляция была ожидаема и усиливалась бы за счет заемных средств, продажи активов, сокращения балансов и других факторов.

Инфляции способствовала политика центрального банка США, заключающаяся по большей части в печатании денег, а катализатором стали перемены в общественном сознании, ведущие к увеличению оборотной массы как по объему, так и по скорости.

Фактически же индексы цен указывают, что отрицательных изменений произошло не так уж много, всего около 1 % в год. Это происходит потому, что силы инфляции и дефляции, противоборствующие между собой, в какой-то мере компенсируют друг друга.

Уходя от дефляционных процессов, политика ФРС так или иначе поддерживает инфляцию, поэтому разорение США не грозит. Государственный долг страны на момент написания книги составляет 18 триллионов долларов. Само собой, он не может и не должен быть погашен в полном объеме единовременно, но его уровень должен быть стабилизирован…

Гарантией этой устойчивости являются темпы роста экономических показателей в номинальном выражении, превышающие сам долг и заинтересованность государства. Конечно, реальный рост экономики является позитивным фактором, но этого недостаточно. Для поддержания долга в устойчивом состоянии необходим рост номинальный, состоящий из реального роста плюс инфляции. Поскольку реальный рост труднодостижим и ради этого США продолжают влезать в новые долги из года в год, искусственная инфляция является для страны единственным выходом. Не вызывает сомнений, что инфляция – это плохо, и, прежде всего, для пенсионеров и вкладчиков, поскольку их доход имеет фиксированный характер, их банковские счета начинают терять в весе. Но в государственных масштабах для великих стран-должников, в частности для США, она играет ключевую положительную роль, потому что долги начинают «весить» меньше и задача их погашения упрощается.

Экономические проблемы, связанные с государственной задолженностью, регулируются законами и контрактами по номиналу. Если я займу у вас 1 доллар, то мой долг и составит 1 доллар. Через некоторое время его реальная стоимость может быть и 1,5 доллара, и 50 центов в пересчете на покупательную способность, в зависимости от того, произошла ли инфляция или дефляция, но к моменту отдачи долга я должен вернуть все тот же доллар.

США задолжали миру 18 триллионов, и для того, чтобы расплатиться, нужен номинальный рост определенной величины. Содействует ли политика ФРС реальному экономическому росту? Безусловно – да. Но будет ли ФРС учитывать при этом большую инфляционную составляющую, то есть вести речь не о реальном, а о номинальном росте? Будет, поскольку это лучшее, что в ее силах, но только при наличии роста реального. В противном случае тотальная инфляция и полный дефолт неизбежны. В любом случае долларовая цена на золото поднимется, потому что только оно является реальными деньгами.

В период 2013–2015 годов дефицит государственного бюджета США уменьшился с 1,4 триллиона до приблизительно 500 миллиардов долларов. Это огромное снижение в известном смысле имеет положительный характер, если так можно говорить о дефиците. Но и здесь есть свой подводный камень.

Отношение внешнего долга страны к ее ВВП по-прежнему продолжает увеличиваться, поскольку номинального экономического роста в условиях бюджетного дефицита не хватает для понижения указанного коэффициента. США пока еще находятся на том же пути, на котором находятся Греция или Япония, хотя надо признать положительную тенденцию к замедлению роста отношения дефицита бюджета к ВВП.

В конце концов инфляция все-таки собирается выиграть в «перетягивании каната», поскольку толерантность ФРС к дефляции находится на слишком низком уровне и Система будет делать «все возможное» (по словам Марио Драги[30]) для того, чтобы инфляция взяла вверх. Победа инфляции займет некоторое время, увеличит количество включений печатного станка, но рано или поздно это произойдет, что откроет дорогу отрицательным реальным процентным ставкам и приведет к значительному повышению цен на золото.

Страхование от инфляции и дефляции

 Сделать закладку на этом месте книги

Для золотых инвесторов очень важно понимание разницы между реальным и номинальным исчислениями, которые мы использовали при описании процентных ставок и политики ФРС. В 2014 и 2015 годах долларовые цены на золото несколько поползли вниз, что весьма встревожило инвесторов. Несмотря на то что снижение происходило на фоне кризиса в Греции, ситуаций на Украине и в Сирии, падения фондовых рынков в Китае, золото всегда считалось «тихой гаванью» среди активов в стрессовые периоды. Почему цена наоборот не пошла вверх?

Лучше было бы спросить, почему она не взлетела еще выше ожидаемого. С июня 2014 по январь 2015 года долларовая цена нефти упала более чем на 50 %, а цена золота практически осталась прежней (несмотря на некоторую нестабильность). Фактически золото очень хорошо выдержало удар по сравнению со скачком цен на другие ведущие сырьевые ресурсы.

Дефляция может выходить из-под контроля, и, если это происходит, совсем неудивительно, что долларовая цена на золото начинает падать в номинальном исчислении. Например, предположим, что в начале года цена на золото составляет 1200 долларов за унцию при годовой дефляции 5 %. Предположим далее, что на конец года она составляет 1180 долларов. В этом случае получается, что номинальная цена на золото упала на 1,7 % (с 1200 до 1180), но реальная выросла примерно на 3,3 %, поскольку с точки зрения покупательной способности 1180 долларов в начале года равны 1240 долларов в конце.

Если бы долларовая цена золота упала резче, то с высокой долей вероятности это означало бы обвал цен и на другие важные ресурсы и индексы. Это вполне типично для коллапсной или высокодефляционной среды. Следует заметить, что в условиях дефляции номинальное снижение цены на золото означает, что снижение цен на все остальное окажется еще более высоким, и только золото призвано по-прежнему сохранять богатство в реальном исчислении.

Золото может вести себя непредсказуемо, только когда его цена измеряется номинальными долларами. Но тогда речь идет не о ценности золота, а о стоимости самого доллара. Исторически оно всегда одерживало победу и при инфляции, и при дефляции, поскольку представляет собой реальную ценность.

Большинству золотых инвесторов иногда бывает немного сложно уяснить, чем же золото так хорошо в условиях инфляции. Но как золото может себя проявить в дефляционный период? Прежде всего, как обсуждалось выше, суть заключается в том, что центробанк и ФРС никогда не допустят дефляции и сделают все возможное для создания и поддержки инфляции. Если все принятые меры потерпят неудачу, они просто создадут ее из воздуха, используя для этого золото, зафиксировав его долларовую цену на гораздо более высоком уровне, чем сейчас. Все остальные цены «подтянутся» следом. Повышение долларовой цены будет на самом деле означать, что не золото выросло в цене, а что стоимость доллара снизилась относительно определенного золотого веса. Говоря проще, для покупки того же веса золота потребуется больше долларов. В снижении стоимости доллара и проявляется инфляция. Правительство может зафиксировать цену золота на определенном уровне, инфляция будет достигнута, и никакими другими средствами этого достигнуть нельзя.

Именно это сделали США в 1933 году и Великобритания в 1931-м, отказавшись от золотого стандарта. Решение правительства США поднять цену золота с 20,67 до 35 долларов за унцию не было продиктовано реальным повышением спроса, просто в то время рынок находился в жестких тисках дефляции. Повышение цены на золото потащило за собой повышение цен на другую промышленную продукцию – хлопок, нефть, сталь, пшеницу и т. д. Таким образом, за счет удешевления доллара против золота дефляцию удалось победить.

В наше время, в период экстремальной дефляции правительство могло бы в одностороннем порядке поднять цену на золото до 3000–4000 долларов за унцию, а может быть, и выше. Это не подтолкнуло бы золотых инвесторов к покупкам (хотя, как сказать), но вызвало бы общую единовременную гиперинфляцию. В мире, где золото будет стоить 4000 долларов за унцию, цена нефти составит 400 за баррель, 500 за унцию серебра и 7 за галлон бензина на заправках. Рост цен на эту продукцию изменит инфляционные ожидания и переломят дефляционный хребет.

Когда национальная валюта терпит девальвацию по отношению к золоту, она начинает работать потому, что у золота нет возможности оказывать сопротивление. Если США попытаются девальвировать доллар по отношению к евро, Евросоюз со своей стороны просто удешевит евро в ответ. Но вот если США сделают то же самое по отношению к доллару (путем повышения цен на золото), то дело будет сделано. Вы не в состоянии мистическим образом создать дополнительный металл в избытке, позволяющем понизить цену на него обратно. Золото – вне валютных войн.

Итак, у нас есть два пути для повышения цен на золото – инфляционный и дефляционный. Трудно понять, какой из них выигрышный, поскольку существуют веские предпосылки для обоих направлений. Золото хорошо тем, что оно сохраняет богатство в обеих экономических средах. При инфляции цена на золото шла вверх, что мы и наблюдали в 1970-х годах прошлого века, при дефляции цена золота также повышалась, но не сама по себе, а на уровне правительственных решений, как происходило в 1930-х. Для золота найдется место в портфеле каждого инвестора, поскольку это единственный актив, работающий как при инфляционных, так и при дефляционных процессах.

Комплексность и политика

 Сделать закладку на этом месте книги

А теперь хорошая новость, которая заключается в том, что существует много политических инструментов, позволяющих снизить риск на сложных рынках капитала. Есть и плохая. Политики не предпринимают никаких конструктивных шагов в этом направлении. Комплексные системы рушатся потому, что при достижении определенного размера или широты деятельности снижается их устойчивость. Это связано либо с чрезмерным увеличением энергозатрат на поддержание системы в работоспособном состоянии, либо со слишком большим числом внутренних взаимосвязей, чтобы оставаться стабильными, либо и с тем, и другим сразу. В любом случае, для продолжения функционирования комплексной системы на устойчивом уровне необходимо средство для ее перемасштабирования еще до возникновения коллапса.

Что делает служба спасения горнолыжного курорта Аспен, когда видит явную лавинную опасность? Ранним утром, еще до появления первых лыжников, они поднимаются по гребню и подрывают динамитные шашки. Таким образом они заставляют снег безопасно спуститься в нужном направлении прежде, чем он спонтанно рухнет вниз, неся гибель катающимся. Чем занимается Лесная служба США, видя угрозу массового лесного пожара? Они начинают малый пожар, который легко контролировать, и ликвидируют сухостой, чтобы случайный удар молнии или непотушенный костер не стал причиной обострения неустойчивой обстановки, способной нанести большой ущерб.

Количество сухой древесины в лесу или снега на склоне, готового сорваться в пропасть, и есть показатели масштабирования комплексных систем. На рынках капитала в виде таких показателей выступают общий размер деривативов, концентрация активов в банковской системе и их совокупность в крупнейших банках. Это и есть финансовые эквиваленты неустойчивого снежного покрова в горах или сухостоя в лесу. Как патрульные спасательные службы или лесничие производят перерасчет в системах, которыми они управляют, так и компетентные структуры должны проводить перемасштабирование всей банковской системы.

Нужно разбить крупные банки на более мелкие блоки, превратив их в инструментарий, исполняющий объем полезных функций и получающий за это свой доход, но не более того. Отказ от системы крупных банков вовсе не означает, что они ведут неправильную политику, они просто терпят ряд неудач. И дело заключается не в устранении этих неудач, а в ликвидации глобального катастрофического обвала, который может возникнуть вследствие их краха. Кроме того, нужно ограничить деривативный беспредел и возвратиться в рамки закона Гласса – Стиголла[31], запрещающего заниматься банкам коммерческой деятельностью, оберегая их от рисков на рынке ценных бумаг.

Противники банковской децентрализации настаивают на том, что укрупнение банков ведет к росту их эффективности и в целом снижает стоимость банковских услуг для клиентов. Но ведь это – эффективность так называемого первого порядка, мало что значащего перед более общесистемной задачей – ухода от катастрофического краха экономики.

Другими словами, банковские лобби рекламируют преимущества крупных банков с точки зрения масштабности и глобальной конкурентоспособности, полностью забывая о расходах, которые несет все общество в целом. Речь прежде всего идет о доходах от долгосрочных вкладов, которые перевешивают краткосрочные издержки, связанные с децентрализацией банковской системы. Политики способны провести анализ выгоды от этого шага, но, к сожалению, они его не проводят ввиду непонимания динамичности комплексной системы в играх подобного рода.

Пока я не вижу никаких признаков того, чтобы политики и банкиры по-настоящему понимали теорию комплексности. Они понимают другое: грядет системный коллапс экономики. США должны выплатить громадный долг, не имея экономического роста. Происходит накопление деривативов, банки контролируют правительственные структуры в Вашингтоне, и финансовая система находится на грани краха. И в такой ситуации только золото является единственной надежной страховкой.

Когда говорят, что цена на золото «выросла» или «упала», это неправильная точка зрения. Рассматривайте золото в качестве постоянной единицы измерения, которую экономисты и математики называют numéraire, или расчетная единица. Исходя из этого, колеблется курс валют, а не золота. Если цена золотой долларовой монеты поднялась, скажем, от 1200 до 1300 долларов за унцию, большинство людей скажет, что цена на золото «выросла». На мой взгляд, цена на золото не выросла, упал доллар. Ранее унция золота стоила мне 1200 долларов, теперь мне нужно 1300, чтобы купить унцию золота. Я получаю меньше золота за мои деньги, таким образом, это означает, что доллар упал.

4. Золото вечно

 Сделать закладку на этом месте книги

Цена золота

 Сделать закладку на этом месте книги

Если вы прогнозируете, что доллар будет укрепляться, вам не захочется приобретать столько золота. Однако если вы считаете, что доллар ослабнет, чего я со временем ожидаю, тогда вы, безусловно, задумаетесь о покупке золота.

Вам не надо переводить золото во что бы то ни было. Просто думайте о золоте как о деньгах. Долларовая цена золота – это всего лишь инверсия доллара. Если вы думаете о золоте как об антидолларе, вы на верном пути. Если доллар укрепляется, это означает падение цены на золото. Если курс доллара низкий, это означает более высокую цену на золото. Если вы беспокоитесь за доллар – а есть веские причины для беспокойства, – то имеет смысл владеть золотом.

Я живу в США, где я зарабатываю и трачу доллары. Если я приобретаю золото, я использую доллары, чтобы его купить. Если вы живете в Японии, зарабатываете иены и собираетесь тратить иены, это другое уравнение. Золото может работать лучше в иенах, чем в долларах, так как курс иены падает относительно доллара. Таким образом, если курс золота падает на 10 % по отношению к доллару, а курс иены падает на 20 %, тогда, если вы имеете вложения в иенах, фактически курс золота растет.

Чтобы получить глобальное представление о золоте, вам необходимо проанализировать не только цены на золото в долларах, но и кросс-курсы всех валют. Такая проблема была в Индии пару лет назад. Индийская рупия обрушилась по отношению к доллару, и продажи индийского золота замедлились. Это произошло не потому, что индийцы потеряли интерес к золоту. Если вы платили в рупиях, в то время как курс золота в долларах падал, фактически курс золота в рупиях возрастал. Это объясняет, почему замедлились некоторые индийские закупки. Это сложный мир, но вы должны решить, какова в


убрать рекламу




убрать рекламу



аша базовая валюта, а затем думать о курсе золота в этой валюте, а не только в долларах.

При этом мой совет инвесторам: если у вас есть золото, вы должны думать о количестве золота, руководствуясь его весом, а не его ценой в долларах, и тем, как оно вписывается в ваш портфель. Не стоит слишком зацикливаться на цене доллара, потому что доллар может быстро рухнуть, а затем цена в долларах не будет иметь значения. Что действительно будет иметь значение, это то, сколько у вас есть физического золота.

Тем не менее, на практике каждый день вы видите цену золота в долларах. Это довольно изменчивая величина. Это причина держать около 10 % ваших ликвидных активов в виде золотых счетов ответственного хранения. Золото является привлекательной частью портфеля, тем не менее, всегда разумно будет его разнообразить.

Рынок бумажного золота против рынка физического золота

 Сделать закладку на этом месте книги

Еще одна головоломка в этой истории. Инвесторы предполагают, что цены на товары изменяются в соответствии с законами спроса и предложения. При взгляде на мировой рынок физического золота кажется, что имеет место значительное увеличение спроса и нет особенного увеличения предложения. Почему же цена на золото не отвечает этому несоответствию?

Инвесторы должны понимать, что существует рынок физического золота и рынок бумажного золота. Рынок бумажного золота состоит из множества контрактов: фьючерсов COMEX, золотых свопов, лизингов, форвардных контрактов и так называемого обезличенного золота, выпускаемого банками, входящими в Лондонскую ассоциацию участников рынка драгоценных металлов. Эти фьючерсы, свопы, лизинги, форвардные контракты и обезличенное золото формируют рынок бумажного золота.

Рынок бумажного золота легко может быть в 100 раз больше, чем рынок физического золота. Это означает, что из каждой сотни людей, которые считают, что обладают золотом, 99 будут неправы. Только один из них сможет получить физическое золото, когда начнется паника.

Такого рода финансовый рычаг хорош до тех пор, пока существует двусторонний рынок. До тех пор, пока ценовой маневр не беспорядочен, до тех пор, пока люди готовы пролонгировать контракты, и до тех пор, пока люди не настаивают на физической поставке, система бумажных займов работает довольно хорошо. Проблема в том, что многие из этих предположений, даже первоначально правдивых, могут исчезнуть в одночасье. Все больше инвесторов требуют реальной поставки. Центробанки по всему миру также требуют реальной поставки со счетов в Банке Англии или Федерального резервного банка Нью-Йорка. Мы видели, как Венесуэла возвращает свое золото в Каракас, Германия возвращает свое золото во Франкфурт, и мы видим более мелких игроков, таких как Азербайджан, который возвращает свое золото обратно в Баку.

Рынок ценных бумаг ориентирован на определенные депозитарии в Нью-Йорке и Лондоне и банки-посредники, которые являются членами Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов. Если вы берете физическое золото в Нью-Йорке и переводите его во Франкфурт, это уменьшит количество свободно обращающихся на рынке ценных бумаг, доступных для лизинга в Нью-Йорке. Во Франкфурте нет хорошо развитого рынка лизинга. Результатом перемещения золота из Нью-Йорка во Франкфурт будет уменьшение золота, доступного, чтобы закрыть короткие позиции в Нью-Йорке. Это либо увеличит системное кредитное плечо, либо потребует игры на понижение, чтобы обеспечить покрытие в другом месте физического рынка.

Что касается чистого физического рынка, здесь происходит множество показательных сделок. Если вы покупаете физическое золото, то обнаружите необходимость приобретать его напрямую от аффинажных заводов, что означает отсутствие продавцов на вторичном рынке. На нормальном здоровом рынке если я являюсь покупателем, а кто-то другой – продавцом, брокер найдет нас обоих, купит у одного, доставит мне товар, а сам заработает комиссию. Что происходит сейчас – на рынке есть покупатели, но продавцов не много, поэтому для брокера единственный способ получить золото – это напрямую от аффинажных заводов. Заказы от аффинажных заводов идут до покупателя примерно пять или шесть недель. Вот насколько тяжело обстоит ситуация с физическими поставками.

Китай, Россия, Иран и другие центральные банки накапливают физическое золото так быстро, как могут. Китай не делает этот процесс прозрачным. В июле 2015 года они обновили официальные данные о своих золотых резервах, впервые с 2009 года, показав объем в 1658 тонн, увеличившийся по сравнению с предыдущим резервом объемом в 1054 тонны. Но обе эти цифры обманчивы и занижены, потому как Китай имеет огромные золотые резервы, возможно, дополнительно 3000 тонн или больше хранятся в агентстве под названием Государственное управление по валютному регулированию, или SAFE. Золото находится под охраной Народно-освободительной армии. С Россией все более прозрачно. Центральный Банк России ежемесячно обновляет данные о своем золотом резерве. Резерв России составляет примерно 1200 тонн.

Россия может покупать золото отечественного горного производства, таким образом, ей не нужно выходить на рынок. Китаю нужно так много золота и так быстро, что, даже будучи самым крупным золотодобытчиком в мире, ему не хватает золота, поэтому он покупает золото на мировом рынке. Он делает это втихомолку, используя секретные операции и военные активы, чтобы избежать колебания цен закупок на прозрачном рынке.

Ускоряются международные закупки золота такими странами, как Россия, Китай, Иран, Турция, Иордания и др. Это закладывает основу для массового «короткого сжатия» золота. Однако это может случиться не завтра: не надо недооценивать возможности центробанков и главных международных банков, которые будут продолжать поддерживать ход игры дольше, чем ожидается. Если сохранится спрос на золото в натуральном выражении (а я ожидаю, что он сохранится), в конечном итоге контракты с бумажным золотом потерпят крах. В то время как, вне всяких сомнений, мы видим подавление цен на рынке бумажного золота.

В 2013 году в Швейцарии я встретился с топ-менеджером одного из крупнейших золотых аффинажных заводов в мире. Его завод работает изо всех сил, в три смены, 24 часа в сутки. Он продает все золото, что может произвести, – около 20 тонн в неделю, десять из которых отправляется в Китай каждую неделю. В общей сложности около 500 тонн в год идут в Китай с одного-единственного аффинажного завода. Китайцы хотят больше, но он не будет продавать им больше, так как должен заботиться о других клиентах, таких как Rolex, и постоянных клиентах, нуждающихся в золоте для ведения своего бизнеса. Его продукция распродана на год вперед, и в настоящее время он испытывает сложности со снабжением золотом.

Аффинажный завод получает золото из различных источников, часто расплавляет старые слитки в 400 унций, повторно очищает его от 99,90 % до 99,99 % доли чистого золота, отливает их в 1-килограммовые слитки и доставляет своим клиентам, преимущественно в Китай.

Некоторые склады полностью опустошены. Периодически сотни тонн золота вывозятся из хранилища золотого ETF; уровень запасов на складах COMEX приблизился к своему историческому минимуму.

В Швейцарии я также встретился с операторами золотых хранилищ, с людьми из безопасной логистики, которые фактически занимаются перемещением и хранением золота. Они рассказали, что не успевают расширять свои хранилища достаточно быстро. В настоящее время они ведут переговоры с Армией Швейцарии об использовании Альпийских гор, полых внутри, ранее использовавшихся в качестве военных баз. Внутри них находятся тоннели и камеры, приспособленные для хранения расходных материалов, боеприпасов и оружия. Швейцарская армия отказывается от некоторых из них и предлагает их операторам в качестве хранилищ для золота. Фирмы безопасной логистики обеспечивают надзор за вывозом золота из таких банков, как UBS, Credit Suisse и Deutsche Bank, и передачу его на частное хранение в Brinks, Loomis и другим операторам хранилищ.

Имеют место задержки в доставке физического золота, поскольку хранилища и аффинажные заводы не в состоянии идти в ногу со спросом, как на хранение, так и на вновь аффинированное золото. Если физическое золото находится в таком дефиците, почему цена на золото сдерживалась в последние годы? Дело в том, что массовое сокращение позиций по фьючерсам и массовые продажи без покрытия обезличенного золота продолжают удерживать низкие цены. Цена на золото – это борьба сродни перетягиванию каната между физическими и бумажными транзакциями.

Когда идет перетягивание каната, цена может изменяться. У вас есть две мощные команды, тянущие канат каждая на себя. У вас есть центральные банки, банки по операциям с драгоценными металлами и хедж-фонды с одной стороны каната, и крупные покупатели и индивидуальные инвесторы с другой стороны. Рано или поздно одна из команд сдастся, или канат порвется. Любой неожиданный сбой в доставке физического золота может спровоцировать паническую скупку с резким повышением цен. Такой сбой может быть вызван срывом доставки золота в оговоренный срок, золотовалютным дефолтом или самоубийством известного финансиста. Все эти вещи и многое другое участвуют в игре.

Увеличение цены на золото

 Сделать закладку на этом месте книги

В 2014 году, во время поездки в Австралию, я встретился с одним из крупнейших в стране биржевых брокеров по операциям с золотыми слитками. Этот человек рассказал, что их лучшими месяцами продаж были те, когда цена на золото внезапно падала. При падении доллара мелкие инвесторы спешат выгодно приобрести золото. Австралийский брокер поведал, что, когда долларовая цена на золото резко падает, их клиенты выстраиваются в очередь у дверей и вокруг здания с целью купить золото.

Я последовательно рекомендовал инвесторам размещать около 10 % их инвестиционных активов в золоте. Это подразумевается как долгосрочная стратегия «покупать и держать», разработанная для сохранения богатства в случае внезапного финансового шока и паники. Те, кто придерживается этой стратегии, не будут зацикливаться на ежедневной активности цены – она такая, какая есть. Целью является отнюдь не получение быстрой прибыли при помощи длительного поддержания позиции. Цель состоит в том, чтобы сохранить богатство в долгосрочной перспективе. При этом очевидно лучше покупать, когда цена падает, чем гнаться за резкими скачками. Обнаружение хорошей точки входа – это всего лишь вопрос здравого смысла.

Продолжительное снижение цен на золото в период с 2011 по 2016 год обескуражило многих инвесторов. Тем не менее, недавнее снижение цен предоставило возможность покупки тем, у кого еще не было полных 10 % аллокации.

Вот простое объяснение снижения цен с верхней точки 2011 года. Начиная с 2013 года доллар беспрестанно усиливался, основываясь на воспринимаемом и фактическом ужесточении кредитной политики ФРС. Это включает в себя начало «разговора о спаде» в мае 2013 года, ослабление напечатанных ФРС денег, начавшееся в декабре 2013 года, и постоянные разговоры об увеличении процентных ставок в 2015 году.

В течение этого периода евро ослабел с 1,40 до 1,05 доллара и японская иена также упала примерно с 90 до 125 иен за доллар. Более пятидесяти центральных банков по всему миру сократили процентные ставки в 2015 году, чтобы снизить цену на их валюту по отношению к доллару.

Цены на всевозможные товары, от нефти до сахара и кофе, обрушивались с конца 2014 года до конца 2015 года. Дефляционные и дезинфляционные силы взяли верх.

Итак, вы будете ожидать падение долларовой цены на золото при сильном долларе. Вопрос, который должны задать инвесторы, – продолжится ли это и дальше? Является ли это новым состоянием мира? Ответ – точно нет. Причина в том, что Соединенные Штаты позволили доллару вырасти и позволили другим валютам упасть, потому что эти страны отчаянно нуждались в помощи. Экономика Японии отчаянно стремилась к инфляции. Европейская экономика страдала от второй волны глобального экономического спада, начавшегося в 2007 году. США позволили доллару вырасти, позволили иене и евро упасть, тем самым бросая им спасательный круг смягчения монетарной политики в виде более дешевой валюты.

Промах ФРС заключался в том, что экономика США не была сама по себе достаточно сильной, чтобы нести расходы сильного доллара. ФРС ослабла. Это дезинфляционное ослабление начало проявляться в данных конца 2014 года.

Когда вы обеспокоены дефляцией и вы сократили процентные ставки до нуля, напечатали триллионы долларов и сделали все возможное, остался единственный способ получить инфляцию в вашу экономику (чего и хотела ФРС) – это удешевить валюту.

Что касается того угла, в который Федеральная резервная система сама себя загнала, я ожидаю, что ФРС должна будет изменить курс и снова заняться снятием денежных ограничений или в виде увеличения денежной массы, или удешевления валюты. Оба пути являются тенденцией к повышению стоимости золота в долларах.

Манипуляция

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы никогда заранее не узнаем время и место, но когда мы видим резкое падение курса золота, мы можем быть уверены, что рынок золота подвергся манипуляции. Есть статистические данные, неофициальные данные и судебные доказательства, подтверждающие этот факт. В этом нет ничего нового. Вспомним Золотой пул[32] 1960-х годов и сброс большого количества золота США в 1970-х. Есть более свежие свидетельства, включая тот факт, что Международный валютный фонд продал 400 тонн золота в 2010 году, что показывает подавление цен. Свидетельство манипуляции отражено в некоторых академических исследованиях, что я видел. Вне всяких сомнений, здесь имеет место манипуляция.


Если ваша цель как центрального банка – удерживать цены на золото от беспорядочного движения, вам остается только манипулировать рынком при росте курса золота. Если это происходит по более фундаментальным причинам, таким как дефляция, тогда (если вы – центральный банк, который хочет дешевое золото) вы получаете то, что хотите, и никаких дополнительных манипуляций не нужно. Действительно сильному манипулятивному воздействию рынок подвергается при сильных позициях золота, когда похоже, что его курс вырывается вверх. Мы увидели это в августе 2011 года, когда оно быстро приближалось к цене в 2000 долларов. Это был важный психологический барьер, курс золота мог пойти вверх намного выше, поэтому центральные банки на самом деле должны были приложить чрезвычайные усилия, чтобы снизить цену.

Давайте рассмотрим подробно техники манипуляции.

Демпинг физического золота

 Сделать закладку на этом месте книги

Самая простая техника сдерживания долларовой цены на золото и самая очевидная – это демпинг физического золота. Если вы центральный банк – продавайте золото. Это происходило десятилетиями, начиная с Лондонского Золотого пула в 1960-х, когда члены Бреттон-Вудской системы, включая Восточную Германию, США и Великобританию, по очереди демпинговали золото на лондонском золотом рынке, чтобы сдерживать цену.

Попытки продолжились в 1970-х после того, как Никсон отменил золотой стандарт. То десятилетие началось с цены 35 долларов за унцию золота. После того как Никсон закрыл золотое окно, цена пошла вверх приблизительно до 42 за унцию. К январю 1980 года цена достигла 800 долларов. На пути от 42 до 800 Соединенные Штаты отчаянно пытались скрытно сдерживать цену на золото при помощи его продажи. Все это детально описано в Главе 9 и 11 моей книги «Смерть Денег».

Соединенные Штаты продали примерно тысячу тонн и упросили МВФ продать 700 тонн, таким образом, вместе США и МВФ демпинговали 1700 тонн физического золота, то есть примерно 5 % всего официального золота в мире. Попытка провалилась. Долларовая цена на золото взлетела до 800 за унцию к январю 1980 года, несмотря на демпинг физического золота на рынке. Таким образом, к концу дня США просто сдались и позволили цене на золото идти туда, куда она шла.

Я нашел секретную частную переписку (с тех пор рассекреченную) середины 1970-х между Артуром Бернсом, председателем ФРС того времени, президентом США Джеральдом Фордом и канцлером Германии, описывающую все манипуляции с физическим золотом.

Еще больше манипуляций было проведено в 1990-х годах, включая печально известную «Ошибку Брауна». Министр финансов Великобритании Гордон Браун продал примерно две трети золота Англии на рынке в 1999 году, практически по самой низкой цене за последние тридцать пять лет.

Швейцария также была главным продавцом золота в начале 2000-х. Итак, долгое время главным способом, при помощи которого финансовые силы манипулировали ценой, была продажа физического золота. Проблема заключается в том, что в конечном итоге золото у вас закончится. У Великобритании уже осталось немного. У Швейцарии еще есть изрядное количество, но намного меньше, чем было раньше. США решили, что больше не хотят продавать золото, но были рады, что это делают другие. Продажа физического золота остановилась, потому что люди осознали, что это не работает. Люди были готовы покупать, но у манипуляторов кончились запасы золота, поэтому им пришлось прибегнуть к манипуляции с бумагами. Давайте поговорим о том, как это работает.

Манипуляция с бумагами

 Сделать закладку на этом месте книги

Самый простой путь показать манипуляцию с бумагами – сделать это с помощью фьючерсов COMEX. Манипулятивный рынок фьючерсов – это детская игра. Вы просто ждете практически до закрытия и ставите их в массовый приказ на продажу. Делая это, вы запугиваете другую сторону рынка, заставляя снижать цену спроса. Они отступают. Эта сниженная цена затем возвещается по всему миру как «цена» на золото, обескураживая инвесторов и подавляя настроения. То же самое можно сказать о хедж-фондах, которые продают больше золота, когда они достигают лимитов максимальных потерь на своих позициях. Возникает самореализующаяся инерция, когда продажи порождают еще больше продаж, а цена движется по спирали вниз без особой причины за исключением той, что кто-то захотел, чтоб было так. В конце концов, устанавливается минимальная цена, и в игру вступают покупатели, но к тому времени ущерб уже нанесен.

Фьючерсы имеют огромное кредитное плечо, которое с легкостью может достичь ставки 20 к 1. Для получения денежной маржи в 10 млн долларов я могу продать бумажного золота на 200 млн долларов. Мы знаем, кто такие брокеры, работающие в биржевом зале, и кто такие клиринговые брокеры. Но рынок по-прежнему непрозрачен, потому как мы до сих пор не знаем, кем на самом деле являются игроки – то есть те, кто осуществляет покупку и продажу через брокеров. Мы не знаем, кем является конечный потребитель. Это знают только брокеры, таким образом, анонимность через брокера сочетается с высоким кредитным плечом.

Манипуляции с бумагами также могут быть представлены через биржевые индексные фонды (ETF), в особенности через те, которые торгуют под символом GLD. Манипуляции на рынке при помощи GLD более сложны. GLD ETF-фонды – это фактически пакет акций. Акция находится в трасте, который берет ваши деньги, покупает золото и передает его в хранилище. Если вам не нравится золото или ценовой маневр, все, что вы можете сделать, – это продать свою долю.

Вполне возможно, с одной стороны, вести торговлю физическим золотом и торговать акциями ETF-фонда – с другой, тем самым открывая «спред» между двумя ценами. Цены должны быть тесно связаны, но такой ценовой спред или арбитраж время от времени действительно имеет место.

Вот что происходит. Если я – один из крупных банков, официальных участников рынка GLD, я ищу арбитраж. Я вижу цену на физическое золото с премией к акциям (доля приравнивается к определенному количеству золота). Я открываю короткую позицию на физическое золото и одновременно покупаю акции у кого-то на рынке, кто был напуган этим. Теперь я беру акции у доверенного лица и обналичиваю их, чтобы получить физическое золото. Я поставляю физическое золото, чтобы закрыть мою физическую короткую позицию, и я получаю разницу в цене. Это нечто вроде почти безрискового арбитража.

Одним из следствий подобной деятельности является изъятие золота со склада ETF-фонда, уменьшающее повседневное предложение. Повседневное предложение – это золото, доступное для торговли, обеспечивающее бумажное золото. Если золото находится в банке по операциям с драгоценными металлами или фонда GLD, или на складе COMEX, оно является частью повседневного предложения и доступно для обеспечения торговли бумагами. Если оно продается в Китай и идет в хранилище в Шанхае или в хранилище Loomis в Швейцарии, оно больше не является частью повседневного предложения. Оно является частью общего запаса, но оно недоступно для торговли или других операций, таких как лизинг и форвардные продажи.

Важно, что золото в Форт-Ноксе, или в Федеральном резервном банке Нью-Йорка, или в COMEX может быть сдано в аренду или использоваться в качестве кредитного плеча, но оно не продается напрямую. Золото, купленное китайцами, не увидит белого света еще неопределенное количество времени, потому как они помещают его в глубокие хранилища. Если оно попадает в Китай, оно уже не вернется назад. Китайцы – не однодневные трейдеры или флипперы. Они покупают громадное количество золота и складывают его в хранилище, где оно и останется.

Из всего вышесказанного вытекает, что все больше и больше торговля бумажным золотом обеспечена все меньшим и меньшим количеством физического золота. Перевернутая пирамида из бумажных золотых контрактов покоится на небольшом основании из физического золота, и это основание продолжает уменьшаться, по мере того как русские и китайцы накапливают золото.

Манипуляции хедж-фондов

 Сделать закладку на этом месте книги

Многие большие хедж-фонды теперь являются крупными игроками на золотом рынке. Раньше в истории такого не было. Схему распределения владельцев золота можно было представить в виде штанги. С одной стороны находились мелкие собственники, которым всегда было комфортнее с несколькими золотыми монетами или слитками в кармане. С другой стороны были крупнейшие собственники, государственные инвестиционные фонды и центробанки. Между ними, в сущности, было не видно организаций, сильно вовлеченных в процесс с той или другой стороны. Сегодня это не совсем так. Хедж-фонды начинают заполнять средний сектор золотых инвесторов между розничными покупателями и правительством.

Для хедж-фондов золото – интересный инструмент рынка, на котором можно опробовать свой стиль торговли, но само по себе золото не является для них чем-то особенным. Это просто еще один коммерческий товар. Для хедж-фондов товаром с таким же успехом могли бы стать кофейные или соевые бобы, казначейские облигации или что-то еще.

Хедж-фонды используют то, что мы называем «лимитами допустимого убытка». Когда они открывают торговую позицию, то говорят, что устанавливают некую максимальную сумму, которую они готовы потерять, прежде чем выйдут из игры. Как только эта сумма достигнута, они автоматически продают позицию, несмотря на ее долгосрочную перспективу как металла. Возможно, у них нет долгосрочной перспективы, только перспектива краткосрочной торговли.

Если определенный хедж-фонд хочет повлиять на рынок золота с «короткой» стороны, все, что ему надо сделать, – это вбросить крупный приказ на продажу, снизить цену на золото до определенной цены, и как только оно достигнет этой цены, эти приостановки платежей действуют как спусковой крючок для фондов, которые покупают золото. Как только хедж-фонд достигает цены допустимого убытка, он автоматически продает. Это еще больше снижает цену. Следующий хедж-фонд достигает своего допустимого убытка. Затем они также продают, снова снижая цену. Создается цепная реакция, и следующее, что вы видите: все продают.

В конечном итоге цена снова может начать двигаться вверх, больше фондов начнет закупать золото, и затем играющие на понижение спекулянты должны начать игру заново, раз за разом снижая цену. В отсутствие государственного антиманипулятивного контроля держатели золота должны ожидать продолжения этих игр, пока фундаментальное развитие не загонит цену на стабильно высокий уровень.

Лизинг золота и обезличенные форварды

 Сделать закладку на этом месте книги

Другой способ управления ценой – это лизинг золота и обезличенных форвардов. «Неаллокированный»[33] – это одно их модных словечек на золотом рынке. Когда большинство крупных покупателей золота хотят купить физическое золото, они звонят в JPMorgan, HSBC, Citibank или одному из крупных золотых брокеров. Они делают заказ на золото стоимостью, скажем, в 5 миллионов долларов, что составляет около 5000 унций по рыночной цене на сегодняшний момент.

Банк соглашается, предлагает прислать им деньги за золото и дает стандартную форму письменного контракта. Но если вы прочтете контракт, в нем будет сказано, что вы владеете золотом на обезличенной основе. Это значит, у вас нет определенных слитков. Нет группы золотых слитков, на которых написано ваше имя, или специального оформленного на вас серийного кода. На практике это позволяет банку продавать одно и то же физическое золото десятки раз более чем десяти различным покупателям.

Это ничем не отличается от любого другого фракционного банковского резерва. У банков никогда нет столько наличных денежных средств, сколько они делают депозитов. Каждый вкладчик в банке думает, что он может пойти и получить наличные деньги, когда только захочет, но каждый банкир знает, что у них нет столько наличности. Банк выдает кредиты или покупает ценные бумаги; они являются учреждениями с высокой долей заемных средств. Если все неожиданно явятся за наличными, банк никоим образом не сможет выплатить их. Вот почему ваш кредитор для крайнего случая, Федеральная резервная система, попросту может напечатать деньги, если это потребуется. Эта ситуация ничем не отличается от рынка физического золота, за исключением того, что золотого кредитора для крайнего случая не существует.

Банки продают больше золота, чем у них есть. Если все владельцы обезличенного золота разом явятся и скажут: «Пожалуйста, дайте мне мое золото», на всех его не хватит. Но по большей части людям не нужно физическое золото. Существуют возможные риски, расходы на хранение, транспортировку, страховку. Они счастливы оставить его в банке. Что они, возможно, не осознают – это то, что у банка его на самом деле тоже нет.

Центральный банк может сдавать в аренду золото одному из банков – членов Лондонской ассоциации рынка драгоценных металлов, которая включает таких крупных игроков, как Goldman Sachs, Citibank, JPMorgan и HSBC. Такая деятельность по аренде золота часто осуществляется через неподотчетного посредника под названием Банк международных расчетов (BIS). Исторически сложилось так, что BIS использовался как основной канал влияния на рынок золота и для проведения продаж золота между центробанками и коммерческими банками.

BIS может взять золото, которое он уже сдал в аренду из Федерального резерва, и сдать в аренду коммерческим банкам, которые являются членами LBMA. В таком случае коммерческие банки затем имеют право на определенное количество физического золота. И тогда они продают в десять раз больше на рынок на обезличенной основе. Таким образом, здесь вы можете видеть финансовый рычаг в действии. Они могут продавать столько золота, сколько захотят, и им не нужно иметь никакого физического золота, а только документ, подтверждающий право владения в рамках договора аренды.

Все это не предположения. Вы можете взять годовой отчет BIS и посмотреть в сносках, где они раскрывают информацию о существовании договоров аренды с центральными банками и коммерческими банками. Они не упоминают имен банков, но сама их деятельность раскрывается четко. Мы знаем, что это за коммерческие банки, потому что они должны быть членами LBMA, и мы знаем, кто является арендодателем центрального банка, так что нет никакой необходимости строить предположения по поводу того, что происходит.

У Банка международных расчетов, расположенного в швейцарском Базеле, очень интересная и немного неоднозначная история. Он был основан в 1930 году как результат усилий, предпринятых в 1920-х Банком Англии. Его можно рассматривать как швейцарский домик на дереве, где дети веселятся без присмотра или контроля, за исключением того, что вместо детей у вас центробанки, действующие без надзора или контроля.

Ежемесячно руков


убрать рекламу




убрать рекламу



одители центральных банков мира собираются в Базеле, разделившись на группы. Есть более крупная группа из 50 членов BIS и внутренняя группа из относительно малого количества представителей центробанков, примерно 7–10.

Большая группа собирается на определенные встречи, а внутренняя группа уединяется за закрытыми дверями и заключает свои собственные сделки. Это одно из самых непрозрачных учреждений в мире. Даже спецслужбы, такие как ЦРУ, страдают от случайных утечек информации, а для BIS такие утечки неслыханны. Информации на их веб-сайте немного. Вы можете получить доступ к множеству проведенных ими технических исследований, и там действительно есть прошедшие аудит финансовые отчетности, но они не говорят вам об их работе. Там не раскрыто ни минуты того, что происходит за закрытыми дверями, и нет ни одной пресс-конференции после встречи руководителей центральных банков. Это идеальное место, где центральные банки могут манипулировать глобальными финансовыми рынками, в том числе золотым, в атмосфере полной непрозрачности.

Комбинированные манипуляции

 Сделать закладку на этом месте книги

Вы можете объединять манипуляции. Давайте начнем с брокеров банков LBMA. Брокер видит, что в Китае есть спрос на физическое золото и есть золото в хранилище ETF GLD в Лондоне. Вот что они могут сделать. Сначала пойти на рынок фьючерсов и «схлопнуть» цену на золото. Это пугает простых людей, которые начинают продавать свои бумаги фонда GLD, снижая цены акций. В то же время умное капиталовложение видит хорошую точку входа. Обычные люди продают свои активы фонда GLD по заниженной цене, в то время как крупные игроки покупают физическое золото. Это открывает спред между физическим золотом и бумаги фонда GLD.

Тогда брокер LBMA продает физическое золото без покрытия в Китай. Затем брокер покупает акции у напуганных до смерти обычных людей. Брокер выкупает акции, получает физическое золото, доставляет его в Китай, а также получает разницу себе в карман. Так что брокер может создать свой собственный источник, создать свой собственный арбитраж, а затем получить прибыль от разницы. Этот тип манипулирования арбитражем имел место в 2013 году, когда склад GLD изверг 500 тонн золота, как только цены на золото снизились впервые за двенадцать лет. В ходе этих манипуляций сократилось повседневное предложение, а в Китае осело больше физического золота.

Кто стоит за манипуляциями?

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы рассмотрели, как работает манипуляция, как она осуществлялась ранее на физическом рынке и как она осуществляется сейчас при помощи COMEX, ETF-фондов, хедж-фондов, лизинга и сделок по обезличенным металлическим счетам.

Следующие вопросы таковы: «Зачем?» и «Кто стоит за манипуляциями?» Банки LMBA ждут арбитража и доходов от финансовых операций, а хедж-фонды ждут моментальной прибыли. Но вовлечены ли в это большие политические интересы? Существуют два игрока в мире с сильной мотивацией сдерживать цены на золото, по крайней мере в краткосрочной перспективе: один – это Соединенные Штаты, а другой – Китай.

Исследования многих обозревателей интересов ФРС в этом вопросе наивны и, на мой взгляд, ошибочны. Обозреватели предполагают, что ФРС хочет сжать цену на золото, чтобы создать видимость сильного доллара. В действительности ФРС нужен слабый доллар, так как она остро нуждается в инфляции. Они не хотят отказываться от доллара или краха доллара, но более дешевый доллар вызовет удорожание импорта, что поможет ФРС достичь своих целей по инфляции. Более слабый доллар должен означать более высокую цену на золото в долларах. Тем не менее, существует два ограничения для этой гипотезы слабого доллара / сильного золота. Первое ограничение состоит в том, что ФРС не получит слабый доллар автоматически, просто захотев этого. Есть противодействующие силы, включая естественные тенденции к дефляции, вызванные демографией, технологией, задолженностью и снижением доли заемных средств. Другая противодействующая сила – это тот факт, что другие страны также хотят ослабить свою валюту, чтобы помочь их собственной экономике. Это причина, по которой происходят валютные войны. Так как две валюты не могут девальвироваться по отношению друг к другу в одно и то же время, потребность в слабой иене или евро, чтобы помочь Японии или Европе, неизбежно предполагает более сильный доллар (и более слабое золото), даже если ФРС хочет противоположное. Однако важно иметь в виду, что в долгосрочной перспективе ФРС не возражает против политики ослабления доллара / усиления золота.

В этой политике долгосрочной перспективы повышения цен на золото существует условие. В перспективе ФРС повышение цен должно быть упорядочено, а не бесконтрольно. Медленный и стабильный рост долларовых цен на золото для ФРС не проблема. Чего боится ФРС – это громадных неконтролируемых скачков в 100 долларов за унцию в день, которые, похоже, будут наращивать темпы роста. Когда это случится, ФРС немедленно предпримет шаги, чтобы приструнить темпы роста цен. Будут ли эти шаги удачными или нет, покажет время. Хороший пример был в июле, августе и сентябре 2011 года. В это время цена на золото стремительно росла. Она увеличилась от 1700 до 1900 долларов за унцию очень быстро и явно в какой-то момент двигалась к отметке в 2000. Как только вы получите стоимость в 2000 за унцию, дальше динамика развивается сама по себе, обусловленная психологически. Следующей отметкой может стать 3000 долларов; очевидно – неконтролируемый процесс.

Движение цены на золото вышло из-под контроля. ФРС манипулировала снижением цены не потому, что она в конечном счете хотела более низкой цены, а потому, что она была обеспокоена неконтролируемым ростом цен. Федеральная резервная система прекрасно себя чувствует при упорядоченном росте, пока он не продолжается слишком долго или слишком быстро и не изменяет инфляционным ожиданиям. ФРС объявится и будет влиять на рынок, когда сочтет это необходимым.

Теперь давайте рассмотрим другого главного игрока – Китай. Китаю определенно нужна более низкая цена, так как он покупает. Это звучит как парадокс – у Китая много золота; почему он хочет уменьшения цены? Причина в том, что они еще не закончили покупать. Возможно, Китаю нужно на несколько тысяч тонн золота больше, прежде чем он догонит Соединенные Штаты. Именно потому, что он все еще покупает, он хочет, чтобы цена оставалась на низком уровне. Это мотивирует Китай влиять на цены на золото.

Любопытна точка пересечения интересов США и Китая. Казначейство США в некоторой степени обязано учитывать интересы Китая, потому как Китай владеет несколькими триллионами долларов казначейских билетов США. Пока ФРС и Казначейство хотят инфляции, которая поможет США справиться с долговой нагрузкой, Китай боится, что эта инфляция подорвет стоимость активов Казначейства.

Если разразится инфляция, это побудит Китай продать по заниженным ценам казначейские ценные бумаги, что поднимет процентные ставки в США и утопит фондовый рынок и жилищный рынок США.

Компромисс между желанием ФРС вызвать инфляцию и желанием Китая защитить свой резервный фонд – это купить Китаю дешевое золото. В этом случае, если уровень инфляции низкий, китайское золото не пойдет сильно вверх, но стоимость их резерва из ценных бумаг в Казначействе будет защищена. Если США получит желаемую инфляцию, китайские активы Казначейства будут стоить меньше, но их золото будет стоить намного больше. Обладание активами Казначейства и золотом – это страховка, защищающая богатство Китая, даже когда Казначейство пытается уничтожить благосостояние бережливых американцев при помощи инфляции. Выход для бережливых американцев – делать то же, что делает Китай: покупать золото.

В противоположность множеству спекуляций Китай покупает золото не для того, чтобы выпускать обеспеченную золотом валюту, по крайней мере не в краткосрочной перспективе, но для того, чтобы застраховать от рисков положение своих ценных бумаг в Казначействе.

Остается странное совмещение интересов, где Казначейство и Китай вступили в договоренность, что Китаю нужно больше золота, а цена не может быть слишком высокой, в противном случае Китай не сможет с легкостью позволить себе столько, сколько нужно. Это кое-что из того, что я обсуждал со старшими руководителями МВФ и ФРС, и они подтвердили мое видение, что эта глобальная перебалансировка золота с запада на восток должна осуществляться упорядоченно.

США позволяют Китаю влиять на рынок, так что он может покупать золото дешевле. ФРС время от времени манипулирует рынком, таким образом, любое повышение цены контролируется. Когда наступит конец этому манипулированию? Как выдержать шторм индивидуальным инвесторам?

Победить манипуляцию

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда мы слышим о громадных силах, влияющих на цену золота – США с одной стороны и Китай с другой, – как может инвестор противостоять этим силам?

Хочется сказать: «Я не могу выиграть у таких игроков, поэтому не стоит рисковать, оставаясь на этом рынке». В краткосрочной перспективе это верно, что вы не можете победить их, но в долгосрочной перспективе вы всегда сможете, потому как эти манипуляторы не вечны. В конце концов у манипуляторов закончится золото или изменение инфляционных ожиданий приведет к такому скачку цен, который не смогут контролировать даже правительства. Это конец игры.

История показывает, что манипуляторы могут просуществовать долго, но в конце концов они всегда проигрывают. Так случилось с Лондонским Золотым пулом в 1960-х, с демпингом в США в конце 1970-х и демпингом центрального банка в 1990-х и в начале 2000-х. В 1968 году цена на золото неумолимо двигалась выше отметки в 35 долларов за унцию, когда Лондонский Золотой пул обанкротился, в 2011 году золото стоило 1900 долларов, достигло исторического максимума. Сейчас происходят манипуляции в новых формах, но в конечном итоге они всегда терпят неудачу. Долларовая цена на золото снова пойдет вверх.

Другое слабое место в этих схемах манипуляции появляется при использовании бумажного золота в виде лизинга, хедж-фондов и обезличенных золотых форвардов. Это мощные техники, но любая манипуляция требует какого-то количества физического золота. Возможно, небольшого, менее 10 процентов от всех бумажных транзакций, но какое-то количество физического золота все же необходимо. Физическое золото тоже быстро исчезает, так как его скупает все больше стран. Это ограничивает предельное количество транзакций бумажного золота, которые могут быть реализованы.

К примеру, манипуляция, проведенная в 2013 году, когда из хранилища GLD вышло 500 тонн золота, не могла повториться, потому что к 2014 году в GLD оставалось всего 800 тонн золота. Если GLD собрался бы извергнуть еще 500 тонн золота, в нем не осталось бы достаточно золота, чтобы сделать ETF-фонды финансово жизнеспособными для поручителя. Приходит время, когда количество оставшегося золота так невелико, что управленческий гонорар не покрывает расходы на страхование, хранение, администрирование и прочие издержки.

В-третьих, надо принять во внимание, что наступит конец игры, когда у Китая станет достаточно золота, таким образом, их соотношение золота к ВВП превысит то же соотношение в США. Пока что этого не произошло, но как только это случится, политической причины покупать больше не будет. Китаю будет обеспечено равное право голоса за столом на следующей конференции вроде Бреттон-Вудской, которая будет необходима для восстановления доверия в международной валютной системе.

Как только у Китая будет достаточно золота, США и Китай вместе смогут позволить цене на золото двигаться как угодно под их контролем. Инфляция может выйти из-под контроля, а Китай ничего не потеряет. Если инфляция начнется прямо сейчас и цена на золото резко взлетит, Китай останется далеко позади. У него недостаточно золота, чтобы застраховать портфель в холдингах Казначейства от потерь. С возрастающей ценой на золото и с экономикой, которая развивается быстрее, чем в США, им никогда бы не достичь своей цели соотношения золота к ВВП.

Китай покупает так много золота, как только может, но пока они пытаются достичь соотношения золота к ВВП и имеют самую крупную быстрорастущую экономику в мире, это движущаяся цель. Цена должна сдерживаться, пока у Китая не станет достаточно золота. Когда они закончат покупать, достигнув примерно 8000 тонн, США и Китай могут пожать руки и сказать, что они защищены. С этого момента может начаться девальвация доллара из-за роста долларовой цены на золото.

Мой совет инвесторам: важно понять динамику, которая стоит за ценами на золото. Вы должны понимать, как работает манипуляция, что такое конец игры и как выглядит картина физический запас – спрос. Понимание этой динамики дает более четкую картину конца игры и разумное объяснение, почему надо обладать некоторым количеством золота, даже если на коротком промежутке движение цены неблагоприятно.

Мы живем в мире, очень подверженном дефляции. Цена на золото восстанавливалась после падения множество раз и показала большую относительную силу.

Это хороший знак, чтобы идти вперед.

5. Золото устойчиво

 Сделать закладку на этом месте книги

Цена на золото снижалась с 1150 до 1050 долларов семь раз в период с 2011 по 2016 год. Однако каждый раз она снова восстанавливалась.

Стоимость золота показала устойчивость в крайне неблагоприятных условиях. Многие инвесторы разочарованы тем, что цена на золото не пошла выше, хотя надо было скорее воодушевиться, что она не стала снижаться, принимая во внимание то, что произошло с ценами на сырьевые товары в целом и ростом реальных процентных ставок, когда уровень инфляции снизился.

Мы живем в мире, очень подверженном дефляции. Цена на золото восстанавливалась после падения множество раз и показала большую относительную силу. Это хороший знак, чтобы идти вперед.

Золото сохранило свою устойчивость во время денежных обвалов в прошлом и сохранит ее в будущем. Это будет особенно верно в условиях новой мощной угрозы – киберфинансовых войн.

Мы живем в мире, очень подверженном дефляции. Цена на золото восстанавливалась после падения множество раз и показала большую относительную силу. Это хороший знак, чтобы идти вперед.

Киберфинансовые войны

 Сделать закладку на этом месте книги

22 августа 2013 года NASDAQ[34] был закрыт на полдня. Инвесторам так и не дали четкого объяснения, что произошло. Если бы было разумное техническое объяснение, NASDAQ к настоящему времени уже сказал бы нам об этом. Они могли сказать, что это была ошибка в коде, или инженер не справился при обновлении какого-то программного обеспечения, или обновление пошло не так. NASDAQ никогда не говорил ничего существенного, кроме нескольких расплывчатых фраз, ссылаясь на «проблемы с интерфейсом».

Почему он этого не говорит? Сам NASDAQ должен это знать. Единственный вероятный ответ в том, что причина закрытия была скверной, и она была, вероятно, вызвана преступными действиями хакеров или, что еще хуже, кибервоинами китайской или российской армии. У инвесторов не должно быть ни одной тени сомнения о возможностях множества иностранных кибервоенных подразделений закрыть или подорвать деятельность основных фондовых бирж в США или где-то еще.

В 2014 году журнал Bloomberg Business Week выпустил историю под названием «Хакерская атака на NASDAQ». Инцидент, о котором упоминается в статье, произошел ранее, в 2010 году. Но только в конце июля 2014 года СМИ смогли сообщить подробности: при помощи ФБР, Управления по национальной безопасности и Министерства внутренней безопасности NASDAQ фактически нашел ошибку в своих операционных системах, выследил ее источник и определил, что это была вирусная атака. Это сделала не банда преступников; вирус был занесен российскими спецслужбами.

Истории такого типа часто подаются репортерам из официальных источников на повестке дня. Почему эта конкретная статья появилась спустя четыре года после инцидента? С точки зрения журналистики, в этом нет ничего неправильного, но почему источник информации ждал четыре года? Есть догадка, что некто из администрации хотел выявить масштабы российского вторжения на финансовые биржи США как способ предупреждения инвесторов о возможности приближающегося обвала. Это был сигнал тревоги.

Аналитики хором отвечают, что наши хакеры должны быть так же хороши, как и те; мы могли бы закрыть Московскую фондовую биржу, если бы российские хакеры могли закрыть Нью-Йоркскую фондовую биржу. Да, конечно мы могли бы. Фактически в этом США сильнее, чем любая другая мировая держава, но подумайте, как это можно было бы разыграть.

Если Россия закроет Нью-Йоркскую фондовую биржу, а мы закроем фондовую биржу в Москве, кто проиграет? Мы проиграем, так как наши рынки более важны и намного крупнее. Гораздо больше материальных ценностей вовлечено с нашей стороны и имеют место большие побочные эффекты. Россия находится в таком положении, в котором особо нечего терять. Одна из причин избегать ответного удара и увеличения масштабов кибервойны – это то, что она заканчивается плохо для Соединенных Штатов. Российский президент Владимир Путин тоже это знает, и это одна из причин, по которой он уверенно вторгся в Крым в 2014 году, прекрасно зная, что Соединенные Штаты не пойдут на обострение в финансовом пространстве, потому что в конечном итоге нам есть что терять, в отличие от России.

Для тех, кто не знаком с холодной войной, там тоже присутствовала обостряющаяся динамика. У США было достаточно ракет, чтобы полностью уничтожить Россию (тогда Советский Союз). У России было достаточно ракет, чтобы полностью уничтожить Соединенные Штаты. Это была очень нестабильная ситуация, потому как возникало огромное искушение запустить ракеты первыми. Если нанести удар первым и уничтожить противника, ты выиграл. В ответ на эту нестабильность строилось больше ракет. При наличии достаточного количества ракет вы могли бы выдержать первый удар, и все еще осталось бы достаточно, чтобы нанести второй удар. Второй удар разгромит силы участника, который начал войну первым. Именно возможность второго удара мешает другому участнику запустить свои ракеты первым.

Сегодня та же самая схема не работает, частично потому, что все еще нет ясного понимания, и также потому, что оружие может быть одинаковым, а потери – нет. На сегодняшний день у США есть больше того, что можно потерять.

Другая опасность – это случайное начало киберфинансовой войны. Если вы попросите своих хакеров изобрести возможность закрыть Нью-Йоркскую фондовую биржу, они будут вынуждены практиковать это. Они должны будут запустить зонды.

Например, ситуация может усугубиться, если российские хакеры, не собираясь начинать финансовую панику, проводили разведку и случайно спровоцировали финансовую панику или закрытие систем обмена. Это гораздо более тревожный сценарий, потому как он не требует иррациональности. Он только требует случая, и конечно, случайности происходят все время.

Отказ от доллара

 Сделать закладку на этом месте книги

Несмотря на то что это выглядит как экстраординарная политика, с 2010 года Соединенные Штаты фактически отказываются от доллара. В январе этого года США закончили долларовую политику, которую они вели с 1980 года. Началась международная политика удешевления доллара для поощрения инфляции и номинального роста. Политика была разработана на саммите лидеров G20 в Питтсбурге, проведенном в сентябре 2009 года. Перспектива была такова, что поскольку Соединенные Штаты обладали крупнейшей в мире экономикой, если бы рост в США потерпел бы крах, то они потянули бы весь мир вниз за собой. Ключом к росту был дешевый доллар, поэтому надежный доллар был запрещен.

Это было началом валютной войны, которая разыгрывается по сей день. Одна из проблем валютных войн в том, что они не имеют никакого логического завершения. В случае с долларом по всему миру предпринято множество мероприятий, чтобы уменьшить роль доллара как мировой резервной валюты.

Слишком много наших торговых партнеров и партнеров по финансовым инвестициям потеряли доверие к доллару и возмущены тем, как США используют статус доллара для сведения бюджета с дефицитом и покрытия разницы.

К примеру, в 2014 году во Франции разразился огромный скандал, когда США изъяли почти 9 миллиардов долларов из банка BNP Paribas, одного из самых крупных французских банков, за нарушение экономических санкций США. Действия, повлекшие нарушения, имели место во Франции, Швейцарии и Иране – полностью за пределами юрисдикции США – и были совершены французскими банками и иранскими контрагентами. Но поскольку сделки совершались в долларах и эти доллары должны были проходить через систему расчетов, контролируемую Федеральной резервной системой и Министерством финансов США, они стали предметом юрисдикции США, несмотря на то, что в самих сделках не было ничего, чтобы отнести их к законодательству США.

Вы можете возразить по существу таких обвинений в обоих направлениях. Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что торговые партнеры, в том числе союзники Соединенных Штатов, сыты по горло глобальной долларовой системой отчасти из-за преследований, таких как это. В результате иностранные банки уходят от долларовой системы так быстро, как только могут.

Гегемония доллара

 Сделать закладку на этом месте книги

Финансирование торговли между двумя суверенными странами – это лишь вопрос ведения счета. К примеру, если я отправляю вам товары и вы должны мне в одной валюте, а вы отправляете товары мне, и я должен вам в другой валюте, баланс двух иностранных валют может быть связан сетью, установленной в любой валюте на наш выбор. Это торговый баланс, и он периодически полностью рассчитывается. Вы можете посчитать это в долларах, бейсбольных картах или в крышках от бутылок. Может быть использована любая денежная или расчетная единица – соглашения сторон достаточно для этой цели. Это означает, что широкий спектр валют может быть использован в качестве торговой валюты. Китайский юань, безусловно, имеет на это право. Между торговой валютой и резервной валютой есть разница. Резервная валюта используется не просто для урегулирования торгового баланса. Это то, как вы инвестируете свои излишки. Чтобы играть роль резервной валюты, необходимо иметь глубокие общие пулы ликвидных инвестируемых активов. Вот почему китайский юань далек от реального статуса резервной валюты – у него просто нет пула инвестируемых активов.

Ни один рынок в мире не приблизился к рынку Казначейства США как к месту, которое может вобрать потоки капиталов, возникающие как результат мировой торговли и инвестиций. Когда вы считаете резервные позиции Японии, Китая, Тайваня и некоторых других, количество исчисляется в триллионах долларов. В краткосрочной перспективе некуда идти, кроме как за долларом США.

Говоря это, нет сомнений, что Россия, Китай и другие хотели бы избавиться от этой гегемонии доллара. Они хотели бы систему, которая базируется не на долларе, но на этом пути существуют трудности.

Китай боится, так как имеет долг в 3 триллиона деноминированных долларов США из их 4 триллионов резервных позиций (остальное в золоте, евро и других активах), и они беспокоятся, что США собираются вызвать инфляцию валюты.

Россия хочет отвернуться от доллара, потому что мы выступили против их амбиций в Восточной Европе и Центральной Азии в 2015 году и ввели санкции на основе доллара и евро.

Саудовская Аравия, возможно, хочет отвернуться от доллара, потому что она чувствует себя преданной Соединенными Штатами. В декабре 2013 года президент Обама назначил Иран в качестве региональной господствующей силы в Персидском заливе, позволив Ирану иметь свой ядерный реактор и свою программу по добыче урана. Это было равнозначным признать Иран лидирующей силой в регионе. Саудовская Аравия посчитала это ударом в спину, в частности, из-за секретного соглашения с США, которое было заключено десятки лет назад.

В 1970-х, во время правления Никсона и Форда, США и Саудовская Аравия заключили нефтедолларовую сделку. Соединенные Штаты гарантировали Саудовской Аравии национальную безопасность, а взамен от Саудовской Аравии требовалось продавать нефть в долларах. Поскольку нефть оценена в долларах, всему миру понадобятся доллары, поскольку всем нужна нефть. Это соглашение создало очень прочную основу для поддержания доллара в качестве мировой резервной валюты.

Теперь Китай, Россия и Саудовская Аравия, все мощные державы – экспортеры нефти, природного газа и промышленных товаров имеют общий интерес прекратить гегемонию доллара в международной валютной системе.

В 2009 году я был одним из дизайнеров и организаторов первой в мире игры в финансовую войну, организованную Пентагоном, кое-что о ней я писал в своей первой книге «Валютные Войны» (2011 год). Я играл на стороне китайской команды, а мой коллега – на стороне российской. Вместе мы изобрели план, в котором Россия и Китай объединят свои золотые резервы, положат их в швейцарское хранилище и выпустят новую валюту из Банка Лондона, обеспеченную этим золотом. Затем Китай и Россия объявят о том, что впредь, если вы захотите купить русскую энергию или китайские промышленные товары, они больше не будут принимать доллары. Они будут принимать только эту новую валюту. Если вы хотите сколько-то этой валюты, вы можете заработать, занять или внести ваше золото в качестве залога, оно ляжет бок о бок с русским и китайским золотом, и вы сможете получить сколько-то новой валюты из лондонского банка. Банк выпустит ее, конечно же, золотообеспеченной.

Так, внезапно вы получили новый золотой стандарт, новую валюту, проспонсированную Россией и Китаем и другими странами, приглашенными к участию, а также срочную необходимость использовать ее, так как вам придется ее использовать для получения российских и китайских экспортных товаров.

Мы знали, что этот сценарий не будет развиваться сей же час. Весь смысл военной игры в нестандартном мышлении и чтобы помочь Пентагону заглянуть далеко в будущее – за линию горизонта.

Тогда мы были осмеяны некоторыми нашими коллегами-участниками, глубокоуважаемыми экономистами. Так называемые гуру настаивали на том, что наши предположения нелепы и что золото не является частью международной денежной системы. Нас обвинили в трате всеобщего времени.

«Это ничего, – думали мы, – мы стойко это перенесем и просто посмотрим, как будут развиваться события». Но с тех пор, как мы разыграли этот сценарий в 2009 году, Россия увеличила свои золотые резервы на 100 процентов, а Китай увеличил свои золотые резервы на несколько сотен процентов. Другими словами, Китай и Россия ведут себя именно так, как мы предсказывали еще в 2009 году. Они могут видеть приближение краха международной денежной системы. Они готовятся к этому, приобретая золото. Инвесторы должны делать то же самое примерно с 10 % их инвестиционных активов.

Это не означает, что завтра мы проснемся, а рубль стал обеспеченной золотом международной резервной валютой. Я совсем не рассчитываю на это. В России существует множество проблем с коррупцией, российским законом и отсутствием российского значительного рынка облигаций. В ближайшее время мы не увидим рубль в качестве всемирной резервной валюты. Но, тем не менее, Россия и Китай отдаляются от доллара в сторону золота.

Доказательство мы увидели в июле 2014 года с объявлением китайско-российского многолетнего мультимиллиардного долларового контракта по торговле природным газом и нефтью и контрактов на продолжение такого сценария. Затем Россия объявила о похожей, несколько меньшей, но все же довольно крупной сделке с Ираном. И Иран и Россия находятся под экономическими санкциями США. Фактически Иран на какое-то время был вышвырнут из долларовой платежной системы. С Россией пока что этого не случилось, но США временами грозят ей этим. Иран и Россия также объединились, чтобы выбраться из долларовой ловушки при помощи новых соглашений, включающих в себя оружие, ядерные реакторы, золото и продукты питания.

Любопытно, что Россия согласилась покупать иранскую нефть. Это странно, потому что Россия – одна из крупнейших экспортеров нефти в мире. С чего вдруг России импортировать нефть из Ирана, если она сама по себе является главным экспортером? Ответ в том, что до недавнего времени иранцы не могли свободно продавать свою нефть на открытом рынке из-за санкций США. Если Иран продает нефть в Россию, она может быть реэкспортирована русскими (некоторо


убрать рекламу




убрать рекламу



е количество нефти может быть заменено) в Китай и другие страны. Россия, уже находящаяся под санкциями США, может действовать как посредник в торговле нефтью между Китаем и Ираном (также находящимся под санкциями США), а репутация Китая при этом останется чиста.

В последнее время Китай произвел валютный своп со Швейцарией, поэтому у Китая есть доступ к швейцарским франкам в обмен на юани. Теперь мы можем начать соединять точки. Китай имеет доступ к швейцарским франкам, крайне желательной твердой валюте. Иран продает России нефть, которую Россия может перепродать Китаю. Китай может платить России в швейцарских франках, которые они могут получить через новый банк БРИКС. Что пропущено в этой цепочке? Пропущен доллар – он не участвует.

Все эти страны вели закулисную деятельность, чтобы положить конец гегемонии доллара, пока США, казалось, потеряли бдительность.

В один прекрасный день инвесторы проснутся и увидят, что доллар находится в свободном падении, и они не знают почему. Но вы уже можете увидеть, что грядут большие перемены. Если из-за недостатка доверия доллар обрушится, вся международная денежная система тоже обрушится.

Роль развивающихся рынков

 Сделать закладку на этом месте книги

Сегодняшняя денежная политика США пагубно влияет на развивающиеся рынки, и эти рынки бессильны преодолеть это влияние при помощи движения процентных ставок вверх или вниз, или ведением контроля за движением капитала. Вот так происходят события в «мире без якоря».

ФРС пыталась умыть руки от развивающихся рынков. Должностные лица Федерального резерва, включая Бена Бернанке и Джанет Йеллен, неоднократно заявляли, что их работа заключается в том, чтобы сфокусироваться на эффективности экономики США. Они говорят, что ФРС не обязана заботиться о развивающихся рынках. С точки зрения ФРС, развивающиеся рынки – это побочный эффект от валютных войн. ФРС в своем отношении похожа на пьяного водителя, который едет по тротуару, а затем обвиняет пешеходов в том, что они оказались на его пути.

К примеру, Федеральный резерв как бы говорит Южной Африке: «Если вы считаете свою валюту слишком слабой, в таком случае повышайте процентные ставки». Что ж, как Южная Африка может повысить процентные ставки, не усугубляя свои серьезные проблемы с безработицей? Такие головоломки существуют во всем мире. ФРС ведет себя лицемерно, игнорируя влияние денежной политики США на остальной мир.

Доллар все еще является доминирующей мировой резервной валютой, по крайней мере до поры до времени. Эти развивающиеся рынки, БРИКС, хранят большую часть своих резервов в долларах. Долларовые рынки капиталов по-прежнему огромны в сравнении с этими развивающимися рынками. В результате развивающиеся рынки очень зависимы от горячих притоков и оттоков капиталов.

Притоки и оттоки в эти развивающиеся рынки в результате манипуляций рынка ФРС могут разорить их. Деньги устремляются потоком в развивающиеся рынки, когда ФРС поддерживает рискованные методы. Тот же самый капитал может выливаться так же быстро, когда ФРС критикует процентные ставки и мир придерживается стратегии снижения рисков. Со стороны развивающихся рынков это – практически приглашение установить контроль капитала. Многие центральные банки в этих развивающихся рынках, включая Иорданию, Малайзию, Филиппины и Вьетнам, в последние годы увеличивают свои золотые запасы в качестве страховки от этой нестабильности доллара.

Одна из опасностей, с которой сталкивается Федеральный резерв, – провоцирование кризиса на развивающихся рынках. Развивающиеся рынки не знают, что им делать, потому что они зависимы от доллара. ФРС манипулирует долларом при помощи политики процентных ставок, это означает, что они манипулируют всеми рынками в мире.

Поскольку эти развивающиеся рынки столь уязвимы, меня не удивит, если я увижу, что некоторые из них установят контроль за капиталом. За последние двадцать лет мы только и говорили о глобализации и стирающей границы интеграции рынков капитала. Конечно же, эти рынки связаны. Глобализация на пути вверх означает и глобализацию на пути вниз. Серьезный платежный баланс или кризис резерва на любом из ведущих развивающихся рынков быстро выйдет из-под контроля.

Это и случилось в 1997 и 1998 годах, и это почти разрушило рынки капиталов по всему миру. Конкретный обвал начался в Таиланде, распространился до Индонезии и Южной Кореи, а затем в конце концов дошел до России. В результате российский дефолт привел к краху хедж-фонда Long-Term Capital Management. Я тогда работал в LTCM, поэтому я был в первом ряду этого представления. Ситуация была близка к краху всех фондовых бирж и рынков облигаций в мире, пока не вмешались ФРС и МВФ.

Хаос и коллапс

 Сделать закладку на этом месте книги

Инвесторы, равно как и простые граждане, могут сказать, что с нашей мировой денежной системой что-то не так. Я слышал такое мнение от людей по всему миру. Тем не менее, те, кто находится в центрах власти, таких как ФРС, Казначейство США и МВФ, не спешат признавать явные проблемы этой системы. Мировая денежная система подошла к самому краю пропасти, однако в политических кругах трудно найти понимание этой проблемы или какое-то желание искать выход из нее.

Мы подходим все ближе к крушению международной денежной системы. Необязательно, что это случится завтра, но это случится скорее раньше, чем позже. Это не прогноз на десять лет. Может ли это случиться через пять лет? Возможно. Может ли это случиться через год? Да.

Мы никогда не узнаем, когда именно наступит коллапс, но это случится где-то в среднесрочных временных рамках и достаточно скоро, чтобы начать принимать меры сегодня. Международный финансовый кризис не означает, что вы автоматически придете к золотому стандарту, но это один из возможных исходов, который может стать необходимым для восстановления доверия.

Если вы возвращаетесь к золотому стандарту, вы должны определить, какой будет стоимость золота в долларах. Один их величайших экономических просчетов XX века – и возможно за всю историю – когда страны вернулись к золотому стандарту в 1920-х годах, определив неправильную цену. Они напечатали так много денег для финансирования Первой мировой войны, что возвращение к золотому стандарту по довоенной цене стало губительно дефляционным. В Великобритании пришлось сокращать денежную массу для восстановления старого золотого паритета.

Великобритании просто пришлось признать тот факт, что они напечатали деньги и повторно запустили золото с гораздо более высокой ценой за унцию.

Если бы вы возвращались к золотому стандарту сегодня, решающим моментом было бы избежать грубой ошибки 1920-х годов. Математика проста. Чтобы посчитать сегодняшний золотой стандарт, который был бы недефляционным, унция золота должна была бы стоить между 10 000 и 45 000 долларов, в зависимости от того, какими предположениями вы руководствуетесь при выборе денежной массы, от процента золотого покрытия и специфических стран, которые были бы включены в новую систему. Я не прогнозирую и не ожидаю, что золото будет стоить 45 000 долларов, но я ожидаю, что золото будет стоить 10 000 за унцию, основываясь на возврате некоего золотого стандарта.

Если бы правительства по всему миру предпринимали шаги, чтобы избежать денежного коллапса, я бы изменил свой прогноз и сделал заключение, что мы уходим от катастрофы, потому как мы проводим мудрую политику. Но фактически я вижу противоположное. Я не вижу мудрой политики – я вижу приближающийся коллапс, ведущий к гораздо более высокой цене на золото для восстановления мирового доверия. Я не придумываю эти цифры для провокации или для красивых заголовков. Это обычный анализ, основанный на легкодоступных данных.

Исходя из этого, золото действительно нестабильно. Это не очень-то весело, если вы – золотой инвестор, наблюдающий, как долларовая цена падает; никому этого не хочется. Что касается меня лично, я не испытываю особой эйфории, когда долларовая цена растет, и я не слишком впадаю в депрессию, когда долларовая цена падает. Безусловно, я не продаю золото. Время от времени я покупаю еще, если мне нравится цена, и я думаю, что это хорошая точка входа.

Наиболее вероятный результат падения доллара – это хаос или некий коллапс, возникший из-за сложности мировой финансовой системы. Никто не желает этого. Я не думаю, что здесь существует какая-то команда, поощряющая хаос и коллапс.

Но это случится из-за динамичной нестабильности системы, неспособности здраво оценить риски, принятия желаемого за действительное, отрицания, отлагательства и применения неверных техник экономистами.

Многие из этих аналитических недостатков возникают из определенных когнитивных признаков, которые являются частью человеческой природы. Коллапс не хочет никто, но это то, что мы вполне можем получить, потому как люди, которые действительно могут принять политические меры или изменить систему, такие как руководители центробанков, министры финансов, должностные лица МВФ, главы государств и лидеры G20, не понимают риски и не предпринимают никаких шагов, чтобы изменить систему. Поэтому я вижу хаос как наиболее вероятный исход.

Если вы – инвестор, управляющий портфелем, или просто пытаетесь извлечь смысл из всего этого, я не думаю, что кому-то пойдет на пользу делать категорические прогнозы относительно сроков и что послужит катализатором обвала. Что я хочу сделать вместо этого, это определить так называемые индикаторы и предупреждающие признаки (мы делаем это в анализе разведывательных данных).

В качестве иллюстрации к упражнению для решения проблемы представим, что от места, где я нахожусь в настоящее время, расходятся четыре дороги. Я отправляюсь в путешествие. Я не знаю, на какой дороге я нахожусь, хотя могу построить предположение, основываясь на имеющихся обрывочных данных. Тем не менее, по пути встречаются знаки. Когда я интерпретирую знаки, это помогает мне понять, на какой дороге мы находимся. Например, я живу в районе Нью-Йорка. По дороге в Бостон находятся придорожные рестораны McDonald’s, а по дороге в Филадельфию находятся придорожные рестораны Burger King. Если я вижу Burger King, я знаю, что я не на пути в Бостон, поэтому я исключаю такую возможность. Если вы можете сделать первое обоснованное предположение и правильно прочитать знаки, это послужит мощным инструментом для определения вашего направления. Та же самая техника может быть применена для политики процентных ставок и других аспектов экономики. Будь это золото, SDR, или различные резервные валюты, или какой-то коллапс, мощные аналитические инструменты смогут помочь в предсказательной аналитике и в решении проблемы.

Однако когда произойдет коллапс, вы увидите ответную политику, состоящую из драконовских правительственных постановлений и замораживания счетов. Замораживание коснется не только банковских счетов, но будет включать и взаимные фонды, биржевые индексные фонды и другие популярные инвестиционные продукты.

После коллапса все, возможно, завершится установлением золотого стандарта или какого-то модифицированного, обеспеченного золотом SDR. Золото или SDR являются двумя наиболее вероятными исходами, и, возможно, обеспеченное золотом SDR – наилучшее из всех возможных решений. Есть два способа прийти к этому: прекрасный и ужасный.

Прекрасный способ прийти к обеспеченному золотом SDR – это действовать очень рационально и серьезно обдумывать проблему.

Вы создаете рабочие группы, комитеты и группы технических исследований, чтобы прийти к консенсусу, и вы работаете в каждой стране, чтобы достичь политических изменений, необходимых для этого. Это версия того, что сегодня переживает Еврозона в отношении структурных реформ в Греции и Еврозоне.

Ужасный путь – это просто игнорировать то, что происходит, позволить коллапсу произойти, а затем выходить из кризиса путем указов и правительственных постановлений. Это намного более грязный и дорогостоящий способ, и вы можете прийти к тому же результату. Если люди потеряют доверие к существующей бумажно-валютной системе, вам придется восстанавливать доверие. Это будет либо новая валюта – SDR, либо старейшая форма денег – золото. Большинство инвесторов и держателей сбережений потеряют деньги, когда финансовые учреждения обанкротятся, что является хорошей причиной иметь немного золота сегодня. Золото – это физическая форма вне банковской системы, обладающая иммунитетом. Я бы не стал оставлять все свои деньги в банке или в торговых позициях, таких как акции и облигации. Вам нужно какое-то количество денег в банке в качестве оборотного капитала, но я бы имел некоторое количество физического золота вне банковской системы. Банковские счета вкладчиков перейдут в собственность банка и будут заморожены во время следующего кризиса.

Возможности «bail-in»

 Сделать закладку на этом месте книги

«Bail-in» – это жаргонное словечко для ситуации, когда банковские вкладчики не получают все свои деньги обратно в случае банкротства банка. Возможно, какая-то часть банковских депозитов застрахована и небольшое количество будет возвращено, но большее количество сверх страховки будет переведено в банковский капитал или полностью испарится.

То же самое происходит с владельцами долговых обязательств и держателями облигаций банка. Такая ситуация возникает, когда банк является неплатежеспособным, когда у него нет капитала, а также его обязательства в форме депозитов и векселей превышают его активы. В этой ситуации денег недостаточно для обходных маневров, и банк урезает бюджет за счет кредиторов и вкладчиков.

Тем клиентам банка, чьи векселя и депозиты принудительно конвертировали в собственный капитал банка, остается надеяться на то, что в какой-то момент в будущем банк восстановит свое здоровье и акционерный капитал банка будет иметь некую стоимость. Это не то, на что рассчитывали кредиторы, вкладчики и держатели облигаций банка, но это лучше, чем ничего. Это и есть bail-in. Кредитор вы или вкладчик, вас превратят в держателя акций собственного капитала банка против вашей воли.

Многие люди удивлены, услышав это, но такая схема bail-in всегда была законной в США, начиная с 1933 года. До 1933 года не существовало никакой подстраховки для вкладчиков, и если банк обанкротился, вы могли потерять все свои деньги.

Федеральная корпорация страхования депозитов (ФКСД) начала свою деятельность в 1934 году и продолжает сегодня, но для страховой суммы всегда существовал предел. Этот предел с годами увеличивался и на данный момент составляет 250 000 долларов. Это значительная сумма, которая, несомненно, охватывает мелких вкладчиков, но для крупных вкладчиков, которыми могут быть богатые люди, пенсионеры с большим количеством сбережений, корпоративные клиенты, предприятия или учреждения, эта сумма может быть гораздо меньше, чем они, возможно, держат на своем счету в банке. Если вы продаете дом за 2 миллиона долларов, вы можете получить чек на 2 миллиона, который осядет на вашем счету в банке в день продажи. Несмотря на то что банковский депозит, возможно, не останется в банке надолго, пока что вы подвергаетесь опасности. Это всегда было так, суммы, превышающие страховую, подвергаются риску, даже если большинство людей не осознают этого или считают, что банковская безопасность – дело само собой разумеющееся.

Волна банковских банкротств, начавшаяся в 2008 году, шла несколько лет и могла бы быть намного хуже без вмешательства правительства. Будут ли банки действовать по схеме bail-in, когда начнется следующая паника? У нас в США есть множество регулятивных органов с правом голоса в любом из таких решений: ФКСД, Федеральная резервная система, Департамент Казначейства и Служба финансового контролера (ОСС). Вкладчики неоднократно были предупреждены о возможности bail-in в случае будущего коллапса. Либо банковский коллапс вызовет коллапс рынка, либо, наоборот, коллапс рынка может вызвать коллапс банков, если снизится стоимость активов. Коллапс распространяется как инфекция. Это не всегда прямая линия.

До 1930-х годов в банковской системе не было такой серьезной нестабильности. В 1980-х годах в США было закрыто много ссудно-сберегательных ассоциаций, но по большому счету вкладчикам вернули все накопления, очень немногие потеряли деньги. Большинство этих потерь выпало на держателей облигаций и акций. В 1980-х годах кризис был не настолько серьезным, чтобы ФКСД пришлось вмешаться в накопления вкладчиков. До основания ФКСД потери вкладчиков были обычным делом. Банковские паники случались на протяжении всей истории США. Дело в том, что bail-in и потери вкладчиков не станут новостью для истории банков США только потому, что в последнее время их не было.

Что есть нового в истории банков США, так это осведомленность вкладчиков и регулятивных органов, возможно из-за финансового кризиса на Кипре в 2013 году и в Греции в 2015 году. После Кипра множество регулирующих органов, включая европейские и США, сказали, что bail-in теперь является шаблонной схемой, которая будет использована в случае паники в будущем. Обратите внимание, что этот шаблонный подход был ратифицирован на саммите лидеров G20 в австралийском Брисбене в 2014 году. Когда ударит следующая волна паники и будут массово применяться схемы bail-in, вкладчики банка не смогут сказать, что не знали о такой схеме. Предусмотрительные люди изымут свои вклады и заранее купят немного золота. Эта часть их сбережений будет в сохранности.

Конфискация и налог на сверхприбыль

 Сделать закладку на этом месте книги

В случае крупномасштабного кризиса денежной системы правительство США располагает полномочиями прибегнуть к конфискации золота или применению налога на сверхприбыль от золота, оцененную в долларах, или и к тому и к другому.

Если вы не гражданин США, юрисдикция США ограничена, хотя США может конфисковать все, что лежит в хранилищах на территории США или в банках США.

В Федеральном резервном банке Нью-Йорка на улице Liberty в Нижнем Манхэттене находится примерно 6000 тонн золота. Это золото не принадлежит Соединенным Штатам, оно принадлежит другим странам и МВФ, но оно с легкостью может быть конфисковано Казначейством США, чтобы справиться с чрезвычайной экономической ситуацией. Рядом с аэропортом JFK хранится еще примерно 3000 тонн, а на 39-й улице и Пятой Авеню в Нью-Йорке находятся несколько других крупных хранилищ, включая хранилище HSBC.

США, возможно, действительно могут конфисковать все золото, перевести его в собственность правительства США, выдать бывшим владельцам квитанцию и сказать, что они могут выкупить свое золото, соблюдая в дальнейшем новые правила международной валютной системы под руководством США.

В то время как конфисковать иностранное золото из депозитов Федерального резерва и других крупных хранилищ будет просто, золото физических лиц будет конфисковать сложнее. В 1933 году, когда Ф. Д. Рузвельт конфисковал золото американцев, имело место огромное доверие к правительству, страх за экономику и вера в то, что президент лучше знает, что делать. Многие американцы полагали, что, если президент сказал им сдать золото, они просто должны его сдать. Сегодня условия изменились. Существует дефицит доверия к правительству и мнение, что политики не знают, как лучше.

Возможно, имеет место много случаев гражданского неповиновения, когда дело дойдет до сдачи частного золота в физической форме, поэтому правительство не будет даже пытаться это сделать.

Тем не менее, что может сделать правительство США – это ввести налог на сверхприбыль при помощи банков и брокеров с обязательными требованиями отчетности. Правительство может обязать золотых брокеров подавать отчетности о заключенных сделках, кассовые отчеты, формы 1099 и создавать другие источники информации, включая требования о федеральном лицензировании. Используя эту информацию, правительство может ввести 90-процентный налог на сверхприбыль от фактических продаж или даже от вмененной бумажной прибыли (что может заставить многих продавать золото для того, чтобы заплатить налоги).

Проницательные золотые инвесторы могут увидеть приближение такой ситуации. Налог на сверхприбыль на золото – это не то, что можно легко ввести правительственным распоряжением из-за контроля Конгресса над налогообложением. Такого вида налог требует принятия соответствующего закона, а законодательный процесс происходит медленно. Владельцы золота заранее будут знать о происходящем, и у них будет время, чтобы подготовиться. Этого может не случиться вовсе, потому как мнения нескольких членов Сената будет достаточно, чтобы остановить принятие такого законодательства.

Более серьезной угрозой, чем конфискация золота, является замораживание 401 (к)[35] и взаимных фондов. Существует опасность того, что правительство США может у всех конфисковать 401 (к) в обмен на поддерживаемый правительством аннуитет. Это попросту преобразует всю плановую систему пенсий с фиксированным взносом в расширение социального обеспечения. Во время кризиса ничто не может быть аннулировано. Это может включать конфискацию, bail-in, замораживание активов, пошлины, налоги на сверхприбыль или обменные операции с акциями для аннуитетов. В случае худшего, чем в 2008 году, кризиса будут применены все техники конфискации, которые только можно представить.

Когда дела станут совсем плохи, наше мировое правительство ничего не предпримет.

Слишком многие аналитики действовали от лица свободного рынка, в то время как они должны были примерить на себя роль правительства и рассуждать как отъявленные бюрократы. В сознании правительственных чиновников первое место занимает преемственность государственной власти, а личное благосостояние граждан переходит на задний план.

Аналитики используют знания, полученные в бизнес-школе или в экономическом классе, и анализируют политику с точки зрения рациональных рынков и гипотезы эффективных рынков. Правительство рассуждает не так. Правительства не существуют без борьбы. Если экономика находится в бедственном положении, из-за денег вспыхивают бунты, люди требуют вернуть свои деньги, и ситуация с социальной нестабильностью лишь ухудшается. Нельзя ничего исключать.

Война против наличных

 Сделать закладку на этом месте книги

В дополнение к валютным и финансовым войнам в США также существует война против наличных. Такое посягательство на право свободного использования наличных денег является еще одной причиной рассмотреть вопрос об аллокации физического золота в период экономической нестабильности.

Есть множество хороших, законных оснований держать наличные деньги. Возможно, у вас бизнес, связанный с наличными. Если вы живете там же, где и я, на Восточном побережье, вы можете подвергнуться ураганам и норд-остам, которые бушуют целыми днями и неделями (как было с ураганом Сэнди). Когда ураган стихает, банкоматы и устройства считывания информации с карточек не работают. Хорошо иметь немного наличных денег на случай вроде этого.

Несмотря на это, мы являемся очевидцами ускоряющегося перехода к электронным деньгам, или так называемому «безналичному обществу». Люди говорят: «Ну и что? Это вроде бы действительно удобно перейти на электронные деньги». Я согласен. Я использую кредитные и дебетовые карты, PayPal и Apple Pay так же, как десятки миллионов американцев. Но тенденция к переходу на электронные деньги имеет некий важный подтекст.

Всеобъемлющая электронная система настроит экономику на отрицательные процентные ставки. Правительство может попытаться заставить людей тратить деньги, конфискуя часть всего, что осталось на банковском счету под видом «отрицательных» процентных ставок. Банк вместо того, чтобы выплатить ваши проценты, изымает их с ваших счетов. Наличные деньги – это простой способ победить отрицательные процентные ставки. Все, кто хранит наличные деньги, будут иметь то же количество в конце каждого периода времени, и деньги не будут подвергаться отрицательным ставкам. Уничтожение наличных денег и принуждение всех к всеобъемлющей электронной системе – это первый шаг к отрицательным процентным ставкам. Выдающиеся экономисты Ларри Саммерс и Кеннет Рогофф пропагандируют такие шаги.

Война с наличными деньгами была начата якобы ради борьбы с наркоторговцами и террористами. Правительственные структуры всегда скажут: «На самом деле, мы не против добропорядочных граждан. Мы всего лишь пытаемся добраться до этих плохих наркоторговцев и этих плохих террористов, неплательщиков и прочих. Вот почему мы не позволяем людям иметь наличные деньги». Война против наличных денег – это больше чем прелюдия к отрицательным процентным ставкам. С уничтожением наличных денег легче принуждать к bail-in, конфискации и замораживанию счетов. Чтобы заблокировать деньги вкладчиков, удобно согнать всех в один из нескольких мегабанков (Citi, Wells Fargo, Chase, Bank of America и некоторые другие, исполняющие приказы правительства). Тогда можно приступать.

Это напоминает о том, что случилось с золотом в начале двадцатого века, в период с 1900 по 1914 год. В Соединенных Штатах, скажем, в 1901 году, когда вы покупали что-то, вы могли залезть в карман и вытащить золотую двадцатидолларовую монету или серебряный доллар. Я помню, что, когда я был ребенком, четвертак или десять центов все еще были из чистого серебра. Лишь в 1960-е годы правительство испортило его, добавив медь, цинк и некоторые другие сплавы.

Как правительство заставило людей отказаться от своих золотых монет? Банки медленно изымали монеты из обращения (так же, как наличные деньги выходят из обращения сегодня), расплавляли их и переделывали в 400-унцевые слитки. Никто не будет разгуливать с 400-унцевым слитком в кармане. Затем они, по сути, сказали людям: «Хорошо. Вы можете владеть золотом, но оно больше не будет в виде монет. Оно теперь будет в виде этих слитков. Кстати, эти слитки очень дорогие». Это значит, вам нужно много денег, чтобы иметь хотя бы один слиток, и вы в любом случае не возьмете его себе. Вы оставите его в хранилище в банке.

Это был постепенный процесс, и люди, казалось, не заметили замену золотых монет на бумажные деньги, потому что бумага казалась более удобной (так же, как электронные деньги кажутся более удобными сегодня). Банки создали эти 400-унцевые золотые слитки и избавились от золотых монет. К 1933 году, когда золото было признано нелегальным, в обороте уже было не много золота. Конфисковать золотые слитки из банковских хранилищ, используя правительственное постановление, было относительно легко.

Тот же самый процесс происходит сегодня. Люди принимают электронные заменители денег, потому что это более удобно. Только позднее, когда бумажные деньги полностью выйдут из оборота, правительство начнет изымать электронные накопления. Спасительного средства в виде наличных денег в этот момент не будет. Люди ничего не заметят, пока не станет слишком поздно.

Весь процесс перехода от золотых монет к обеспеченной золотом бумажной валюте, затем к неразменным бумажным деньгам, а затем к электронным деньгам занял примерно сотню лет. Каждый шаг в этом процессе все более упрощал для государства конфискацию вашего богатства.

Мы прошли что-то наподобие полного цикла. Я описал войну против золота в первой половине двадцатого века. Теперь в двадцать первом веке идет война против наличных денег. Забавно, что выход из войны против наличных денег – это вернуться к золоту, так как теперь золото снова легально. С 1933 по 1975 год владение золотом было незаконным в Америке (и до сих пор таковым является во многих других странах). Но теперь золото – законная форма денежной собственности. Если хотите, вы можете купить большие 400-унцевые слитки. Вы можете купить 1-килограммовые слитки, гораздо более удобные, чем 400-унцевые слитки, и вы также можете купить золотые монеты. Монетный двор США продает монеты «Американский золотой орел» и «Американский буффало» весом в одну унцию. Оба вида монет содержат 1 унцию чистого золота, но в «Орел» также добавляют немного примесей для прочности.

Возможно, было бы предусмотрительно добавить к золоту немного наличных денег, но это стало сложнее сделать. Вы можете начать с того, чтобы пойти в свой банк и попросить 5000 долларов наличными. В этом нет ничего незаконного, но с вас потребуют показать удостоверение личности, подписать некоторые бланки, ответить на вопросы и иметь отчеты, предоставляемые правительством, – возможно, форму SAR, для отчетности о подозрительной деятельности. Сумма в 10 000 долларов и более требует отчет об операции с денежными средствами, форму CTR. Вокруг этого существует целая отчетная сеть. Сигнал тревоги отсылается в Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями, расположенную в Северной Вирджинии, рядом с разведывательным управлением США. Вы можете не быть наркоторговцем, но с вами будут обращаться именно так в вашем банке.

Возможно, уже слишком поздно, чтобы получить много наличных денег. Война против наличных практически закончена, и пр


убрать рекламу




убрать рекламу



авительство выиграло. Но еще не слишком поздно получить немного золота, которое сохраняет свою ценность как физический запас богатства и не подвержено переводу в электронную или другую форму денег.

Восстановление

 Сделать закладку на этом месте книги

Еще одна причина доверять способности золота к восстановлению, даже после значительного снижения цен в 2011–2015 годах, – это классическая модель торговли сырьевыми товарами, называемая «Восстановление».

Зимой 2015 года я провел пару дней в Доминиканской Республике с Джимом Роджерсом, знаменитым инвестором, торговцем сырьевыми товарами и вторым основателем Quantum Fund, партнером Джорджа Сороса.

Не многие инвесторы видели так много циклов «быков и медведей» на стольких рынках, как видел Джим. Когда мы встретились, золото стоило примерно 1200 долларов за унцию; позднее оно упало до уровня 1050. Джим рассказал мне, что он старается сохранить то золото, которым уже владеет, но не покупает больше по цене 1200 долларов. Он ждал того, что он назвал «50-процентным восстановлением», и сообщил, что это будет сигналом к тому, что можно покупать еще. Этот методический подход к торговле не менял нашу общую фундаментальную точку зрения, что цена на золото в конечном счете поднимется намного выше – возможно, до 10 000 долларов за унцию или больше. Идея восстановления должна быть использована в возможностях краткосрочной торговли и определения точек входа для новых инвесторов, а не как фундаментальное положение золота.

Например, если золото стоило 200 долларов за унцию, как было в 1990-х годах, а затем взлетело до 1900 долларов, как случилось в августе 2011 года, согласно 50-процентному восстановлению цена снизится до 1050 долларов за унцию, что является средней точкой между 200 и 1900. Джим сказал мне, что никогда не видел роста цен на товары с низкой цены до супервысокой без 50-процентного восстановления на этом пути. Нижней чертой для Джима Роджерса было продолжать накапливать золото в свой портфель при цене 1050 долларов.

Такой вид ценового поведения, или изменчивости, не является чем-то необычным, но долгосрочный прогноз не изменился, поскольку основы экономики, и валютной системы, и денежная математика – это одно и то же. Конец игры для золота в мире, потерявшем доверие к бумажным деньгам, это по крайней мере 10 000 долларов за унцию, возможно, намного выше, потому как более высокая цена необходима, чтобы восстановить доверие во время паники, не прибегая к дефляции. Если вы думаете, что паника в будущем маловероятна или что доверие к бумажным деньгам будет продолжаться до бесконечности, тогда, возможно, золото для вас не является предпочтительным видом денег. История показывает, что паника и потеря доверия всего лишь вопрос времени. В этих обстоятельствах золото – самое надежное средство сбережения.

Несмотря на обеспокоенность инвесторов восстановлением, которое не является такой уж неожиданностью, золото по-прежнему является рекордсменом в долгосрочном периоде, если измерять в долларах (к моменту написания этого текста подорожав на 450 % с 1999 года и на 3000 % с 1971 года).

Одной из опасностей для мелких инвесторов является то, что мы подходим все ближе к точке, когда золото резко пойдет вверх, физическое золото может стать все труднее и труднее получить. Я не сомневаюсь, что центральные банки, государственные инвестиционные фонды и крупные хедж-фонды смогут получить некоторое количество физического золота по высокой цене. Однако можно предвидеть времена, когда монетные дворы собираются остановить выпуск золота, у мелких брокеров будут задолженности по заказам, а вы не сможете получить золото в тех количествах, в каких захотите, независимо от цены. Это еще один аргумент для приобретения аллокированного золота сейчас, так вы не останетесь за бортом, когда цена начнет бесконтрольный и беспорядочный рывок вверх.

Заключение

 Сделать закладку на этом месте книги

Как инвестор двадцать первого века, я не хочу держать все свои накопления в электронном виде. Я хочу видеть часть своих накоплений в осязаемом виде, таком, как золото. Золото нельзя взломать, удалить или стереть как цифровую информацию, его нельзя заразить компьютерным вирусом, потому что оно имеет физическую форму.

С учетом турбулентности, поражающей сегодня международную валютную систему через валютные войны, киберфинансовые войны и войны с наличными деньгами, мой прогноз на золото остается таким, что оно движется к гораздо более высокой долларовой цене в ближайшем будущем. Золото неоднократно доказывало свою способность к восстановлению в периоды потрясений.

Рынок золота необычен по сравнению с другими рынками акций, облигаций или товаров. С одной стороны, он очень ликвидный – инвестор с легкостью может посчитать количество своего аллокированного золота среди ликвидных активов. Ликвидность означает, что можно продать или купить золото относительно просто и с минимальными рыночными издержками.

6. Как накапливать золото

 Сделать закладку на этом месте книги

Золотой рынок

 Сделать закладку на этом месте книги

Ваша сделка не будет простаивать на рынке, и вам не составит труда найти покупателя или продавца для вашей сделки.

С другой стороны, рынок золота очень вялый. Вялая конъюнктура рынка означает, что объем торговли золотом по отношению к общему объему золота довольно мал. Что необычно, вялые рынки, как правило, не такие ликвидные. В случае с золотом найден небольшой рынок, но ликвидный с точки зрения его участников, охотно совершающих сделки. Это необычная комбинация.

Я никогда не видел ситуации, в которой вы хотели бы продать золото, но не нашелся покупатель или где вы захотели бы купить золото, но не смогли. Но физического, свободно обращающегося золота в действительности не так много по отношению к общему мировому золотому запасу. Эта вялость золотого рынка определяется тем фактом, что большинство владельцев золота, будь это центробанки или невесты из Индии, это долгосрочные владельцы, которые не надеются на быстрые финансовые сделки, как многие из тех, кто инвестирует в акции и валюту.

Это означает, что ликвидность, которую мы видим сегодня, может с легкостью иссякнуть во время панической скупки. Миллионы людей внезапно ринутся покупать золото, но долгосрочные владельцы откажутся продавать, даже по взлетевшей вверх цене. Обычно высокие цены побуждают продавцов сделать шаг вперед для восстановления равновесия. Это основной закон спроса и предложения, который все мы раньше изучали на курсах экономики. Но где «завышенные цены» отражают разрушенное доверие к валюте, любого количества бумажных денег будет недостаточно, чтобы вырвать золото из сильных рук. Более высокие цены могут сделать его скорее менее желанным для покупки, чем более желанным для продажи, потому как владельцы увидят завершающую фазу полного коллапса. К этому моменту только массовые продажи государственного золота или новая фиксированная цена на золото будут достаточным условием, чтобы остановить «паническую скупку».

Что может вызвать такую паническую скупку в реальности?

 Сделать закладку на этом месте книги

У нас может случиться кредитный кризис и наплыв требований о возвращении кредитов в банках Китая. Мы уже видели признаки этого, когда случился обвал цен на фондовой бирже, начавшийся в середине 2015 года. Китай по-прежнему имеет в большей степени закрытый счет капитала, который так мал, что китайские инвесторы не могут инвестировать свои средства за рубежом. Среднестатистический китайский инвестор уже потерял свои деньги на акциях и недвижимости, а их банки не предлагают ничего значительного для их накоплений. Поэтому, что еще остается китайскому инвестору? Купить золото.

В Гонконге я встретился с главным брокером товарно-сырьевой биржи из одного из крупнейших банков и одним из крупнейших золотых дилеров в мире. Он пророчит потребительский шок, пришедший из Китая, который может перейти в паническую скупку. Другой сценарий – это срыв золотыми дилерами поставок по контракту крупному клиенту. Когда просочится информация о таком срыве (а это происходит всегда), люди могут перестать доверять бумажному золоту, и, как следствие, может начаться сумасшедшая борьба за обращение бумажных золотых контрактов в физическое золото в виде требования поставок от фьючерских складов и банковских хранилищ. Это может повлечь новые срывы поставок, потому как физического золота просто не будет хватать для всех. Контролеры хранения и биржи сошлются на форс-мажорные обстоятельства в своих контрактах, чтобы отменить свои обязательства по контракту, и рассчитаются наличными, но это только усугубит панику, так как инвесторы поймут, что никогда не увидят свое золото, и обратятся к другому поставщику, чтобы взамен купить больше физического золота. Ситуация быстро выйдет из-под контроля и выльется в следующую паническую скупку.

На краткосрочной технической основе я полагаю, что цена на золото будет постепенно расти, но затем цена возрастет, как в гиперболической функции, став супервысокой – этот момент мы называем «панической скупкой». Проблема в том, что многие люди захотят впрыгнуть в последний вагон уходящего поезда, но в этой точке вы, возможно, будете уже не в состоянии получить золото. Может наступить время, когда физические поставки будут настолько малы, что вы не сможете купить его даже по очень высокой цене. В результате некоторые инвесторы спрашивают: «Как долго мне покупать золото, прежде чем оно закончится?»

Вопрос уже содержит ответ. Если вы спрашиваете, сколько у вас времени, я скажу: «Чего вы ждете?» Вы должны приобрести некое количество физического золота сейчас и успокоиться. Не пытайтесь определить время панической скупки, к тому времени, как она станет очевидной, будет слишком поздно, мелкий инвестор не сможет получить физическое золото. Это будет не вопрос цены. Вы не сможете его найти. Благоразумно было бы купить сейчас, положить его в надежное место, и когда начнется паническая скупка, у вас все будет в порядке.

Как накапливать золото

 Сделать закладку на этом месте книги

Хранилище

Решение, где хранить ваше физическое золото, зависит от количества, которым вы обладаете. Говорим мы о пяти одноунцевых золотых монетах или 100 миллионах долларов в 1-килограммовых золотых слитках? Когда вы оперируете такими большими объемами, вам, возможно, понадобится охрана сторонней организации, если вы не хотите тратиться на домашнее хранилище и множество периметров безопасности.

Мой совет по выбору охранной сторонней организации: пользоваться услугами частных золотых хранилищ, а не банковскими хранилищами.

Причина в том, что банки находятся под жестким контролем, и государство с легкостью может конфисковать золото, хранимое там. Я полагаю, что во время финансовой паники начнется заморозка активов и конфискация, поэтому, если вы не храните сбережения в банке, у вас больше шансов сохранить их.

Существует несколько очень авторитетных фирм. Убедитесь в их надежности, получив отзыв от других клиентов, и проверьте страховой сертификат оператора хранилища. Убедитесь, что страховые ограничения достаточно высоки, а андеррайтером страхования является солидная компания. Примите во внимание, как долго существует хранилище в этом бизнесе.

Любой достойный уважения оператор хранилища позволит вам посетить свои объекты и изучить предпринятые к ним меры безопасности. К примеру, внутренняя погрузочная платформа должна располагаться под прямым углом к входным дверям, таким образом, чтобы транспортное средство нельзя было использовать в качестве тарана, для выбивания обеих дверей.

Совет, который я даю при выборе частного хранилища, – это тот же самый совет, который я даю практически для любого типа делового решения. Ищите хранилище с хорошей репутацией, ищите людей с длинным послужным списком и ищите людей с рекомендациями, со страховкой и с оформленной материальной ответственностью. Не имейте дела с хранилищами-однодневками, которые только что открылись. Возможно, с ними все в порядке, но как вам знать наверняка? Пользуйтесь только авторитетными хранилищами. Brinks, Loomis и Dunbar – это все авторитетные имена в США, но есть много других фирм поменьше с хорошей репутацией и оборудованием. И Neptune Global и Anglo-Far East предлагают услуги по приобретению и хранению, где вы напрямую владеете золотом, а они берут на себя детали.

Другой способ обладать физическим золотом, не храня его у себя, – это инвестировать в золотой фонд, который предлагает безопасную логистику и немедленную выплату в наличных или в золоте. Технически вы владеете фондовой долей, а не золотом как таковым. Но эти фонды не похожи на ETF-фонды, фьючерсы или остатки на обезличенных металлических счетах LBMA. Вид фондов, который я рекомендую, только владеет полностью аллокированным золотом в слитках и доставит его вам на следующий день в качестве выплаты за вашу долю по запросу. И Physical Gold и Sprott можно рекомендовать для этих целей.

Поскольку дело касается юрисдикций, у вас есть некий компромисс. Многие инвесторы спорят об относительных преимуществах Швейцарии, Сингапура, Дубая и нескольких других привилегированных юрисдикций. Большинство отказываются от США, так как видят в ней страну, которая вероятнее всего конфискует золото (они уже делали это раньше).

Проблема в том, что в то время, когда вы больше всего будете нуждаться в золоте, социальные условия будут ухудшаться наиболее быстро. Могут случиться массовые беспорядки и отключение электросетей. Если вы живете в США, как вы доберетесь до Швейцарии, чтобы забрать свое золото? Мои богатые друзья говорят, что они полетят на своих частных самолетах, но это игнорирует тот факт, что вы не можете заправиться, когда энергосистема выйдет из строя и не будут работать газовые насосы.

Юрисдикция Швейцарии может быть безопасной в краткосрочной перспективе (и так и есть), но не может быть наиболее практичной в долгосрочной перспективе, если транспортная сеть выйдет из строя вместе с гражданским обществом.

Составление плана на случай катастрофы – это сложная задача. Вы не можете рассмотреть только два нежелательных исхода событий; вы должны рассмотреть их все, чтобы понять, где вы находитесь.

Разумным подходом для крупных владельцев золота будет положить некое его количество на депозит в небанковские хранилища в Швейцарии (для защиты от конфискации США), а некоторое количество хранить ближе к дому (чтобы обеспечить запасной резерв на случай, если Швейцария станет недоступной). Если ваши запасы золота более скромные, лучшим вариантом является небанковское хранилище рядом с вашим домом. Безопаснее всего, в первую очередь, просто держать в секрете тот факт, что у вас есть золото.

В штате Техас строится слитковое хранилище вне банковской системы. Техас будет полагаться на государственный суверенитет и десятую поправку к Конституции США, чтобы противостоять любым усилиям федерального правительства конфисковать золото. Этот вариант, безусловно, стоит рассмотреть. Это всего лишь один или два дня езды на автомобиле от большинства мест континентальной части США. В экстремальной ситуации вы должны иметь возможность поехать в Техас, забрать свое золото и уехать домой до того, как закроют автомобильные дороги. Если будут сильные пробки, использовать мотоцикл.

Если не принимать во внимание планирование материально-технического снабжения на случай катастрофы, моей любимой юрисдикцией в мире для хранения золота является Швейцария. Граждане США не должны даже думать об открытии банковских счетов в Швейцарии. Даже если вы полностью добропорядочный гражданин и выполняете обязательства по предоставлению отчетов, это все равно навлечет на вас огромное подозрение и поставит вас под правительственный контроль. Кроме того, швейцарские банкиры на самом деле не хотят с вами связываться по той же причине. Но счета в небанковских хранилищах физического золота – это не счета в банке, они не приносят доход, поэтому не облагаются налогом на прибыль. Эти счета в хранилищах должны быть доступными для граждан США.

Граждане США, возможно, хотят что-то поближе к дому. Все зависит от того, сколько золота у вас есть. Если у вас двадцать одноунцевых монет – это золото стоимостью порядка 25 000 долларов, – вам необязательно использовать швейцарское хранилище. Если вы ищете, где хранить большое количество золота, такое, как 400-унцевые слитки или 1-килограммовые слитки, я бы, конечно, рассмотрел Швейцарию. Это хорошее правовое государство, где есть политическая стабильность, нейтралитет, хорошая инфраструктура, хорошо обученные военнослужащие и которое благополучно избегало вторжения последние 500 лет.

Сингапур имеет много преимуществ, как и Швейцария, в плане верховенства права и политической стабильности, но он окружен худшими соседями. Он находится рядом с политически нестабильными Таиландом и Малайзией и в неудобном соседстве с коммунистическим Китаем. Еще один хороший вариант – это Австралия, но она, конечно, находится далеко от всех. (Хранить золото в Австралии хорошо, если вы живете в Австралии.)

В 2013 году я посетил хранилища, в которых на самом деле хранит свое золото Physical Gold Fund. Я путешествовал с представителями фонда в компании двух партнеров из аудиторской компании фонда Ernst & Young. Мы пришли туда для проведения осмотра и проверки отчетности хранения золота в фонде в интересах инвесторов.

Оператор хранилища привез золото в паллетах на грузоподъемнике и поставил его на пьедестал, чтобы мы могли его осмотреть. Представители персонала распечатали деревянный ящик с золотом и сняли крышку. Внутри мы увидели золотые слитки с серийными номерами, датами, штампами аффинажных заводов, пробами и цифрами, указывающими вес и чистоту. Аудиторы сравнили их распечатанные регистры бухгалтерского учета с реальными слитками и подтвердили, что все они на месте и отражены в учете. Наблюдение за процессом очаровывало. Жаль, что политика правительства США не столь прозрачна относительно золотых запасов, как в этом частном фонде.

Некоторые особенности хранилища, кажется, взяты прямо из шпионского романа. Например, есть внешние гаражные двери, которые открываются, чтобы пропустить в хранилище броневики. Вы можете подумать, почему бы просто не взять таран, взломать эту дверь и ворваться в хранилище? Что ж, с другой стороны этой двери есть еще одна дверь. Первая дверь позади вас опускается, и открывается вторая дверь. Вы въезжаете во второй грузовой отсек с армированными сталью железобетонными барьерами прямо перед вами, так что если бы вы пробовали протаранить хранилище, далеко вы бы не уехали. Они разгружают золото с грузовика под углом 90 градусов, так что любое транспортное средство, которое пытается пойти на таран, быстро попадет в тупик.

И даже в этот момент вы только в начале пути, чтобы попасть в хранилище. Существуют специальные порталы, где золото кладут с одной стороны, стальная дверь закрывается, а кто-то берет его с другой стороны. Есть также камеры наблюдения, датчики движения и очень острое проволочное заграждение по всему периметру объекта, не говоря уже о пуленепробиваемом стекле Кевлар, вооруженной охране, а также множестве периметров безопасности. Трудно себе представить что-то более надежное.

Мы встретились с официальными лицами и провели откровенные дискуссии. Они видят постоянный приток из банковского хранилища в частное хранилище. Теоретически банковские хранилища столь же безопасны, но дело не в этом. Дело в том, что банки строго контролируются мировыми правительствами, а золото, хранящееся там, может быть арестовано этими правительствами, или, по крайней мере, его будет легче конфисковать, когда придет время.

Банки могут разориться, и любое золото, на которое вы претендуете, может быть заморожено на время судебного разбирательства. Также ваше золото может перейти в собственность банка, как это случилось на Кипре, или ваше золото может быть рассмотрено как необеспеченные активы и использоваться для рекапитализации банка. Вместо своего изначального золота вы можете получить просто бесполезные банковские акции. В частном хранилище у вас нет таких проблем. Из-за этих опасений частные операторы хранилищ не успевают строить новые помещения достаточно быстро.

Мы спустились в помещение одного из крупнейших аффинажных заводов в Швейцарии и увидели там то же самое. Мы смогли посмотреть работу изнутри, а также провели очень конструктивные и довольно длительные беседы с руководством. На данном этапе процесс очистки в значительной степени автоматизирован, и они работают на пределе своих возможностей круглые сутки. Несмотря на эти усилия, они все же не могут удовлетворить максимальный спрос.

Где же все эти аффинажные заводы, производящие все это золото, берут золото для переработки? Есть три основных источника. Одним из них является полупереработанное золото, так называемый сплав Доре, который состоит примерно из 90 процентов чистого золота, добываемый шахтерами; есть так называемый лом, состоящий из ювелирных изделий, ожерелий, браслетов, часов и разных других вещей; и, кроме того, есть слитки, которые переплавляются в более мелкие слитки. Эта «хорошая поставка» 400-унцевых слитков Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов превращается в 1-килограммовые слитки согласно китайским спецификациям.

Большую часть своей деятельности аффинажные заводы посвящают расплавлению старых 400-унцевых слитков и превращению их в новые 1-килограммовые слитки. Также переработчики улучшают чистоту золота, скажем, с 99,5 % до 99,99 %. Эта чистота известна в торговле как «четыре девятки» и является эталоном производства золота, предпочтительным для китайцев.

Фактически Китай отворачивается от Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов и переопределяет «хорошую поставку» на мировом рынке. И он делает это несколькими способами. Он делает это при помощи Шанхайской золотой биржи, золотого контракта на фьючерсной бирже Шанхая, своих собственных аффинажных заводов, своих собственных штампов и своих собственных спецификаций. Шанхай становится центром мирового рынка золота, оставляя Лондон позади.


Акции золотодобывающей промышленности

Мы сосредоточились на физическом золоте и его бумажных производных финансовых инструментах, таких как ETF-фонды и фьючерсные контракты. Но золото представлено на фондовом рынке также в виде акций золотодобывающих компаний.

Я исследовал золото, писал и говорил много о золоте, но мое участие почти всегда было связано с физическим металлом, его производными финансовыми инструментами и использованием золота в качестве денежного актива. Я не считаю себя экспертом по золотодобыче; я не финансовый аналитик.

На самом деле, я не инвестиционный аналитик в традиционном понимании; я глобальный макроаналитик. Я думаю о золоте в финансовом контексте. Кроме того, на сегодняшний день рынки капиталов настолько взаимосвязаны, что макро влияет на микро больше, чем когда-либо. Основываясь на этом, предлагаю вам некоторые свои идеи об акциях золотодобывающих компаний.

Акции золотодобывающих компаний в значительной степени ведут себя как золото, но они более неустойчивые. Традиционно акции золотодобывающих компаний характеризовались как ставка на физический металл с большой долей заемных средств. Для этого есть технические причины, связанные с разницей между постоянными издержками и переменными затратами, но по существу, когда золото идет вверх, акции золотодобывающей промышленности растут еще больше. Когда золото падает, акции золотодобывающей промышленности могут показывать очень низкие результаты и падать быстрее, чем сам металл. Акции золотодобывающих компаний – это как золото на стероидах.

Золото и так является достаточно неустойчивым. Большинство инвесторов не пожелают добавлять предполагаемый финансовый рычаг к золоту, перейдя в золотодобывающий сектор. Если хотите эффективно использовать вашу позицию по золоту, вы можете получить множество финансовых рычагов, используя золотые фьючерсы COMEX или купив ETF с маржой. Это одна из точек зрения о том, что значит покупка акции золотодобывающих компаний.

Конечно, что отличает акции золотодобывающих компаний как класс активов, это их совершенная уникальность. Другими словами, золотодобытчиков никогда нельзя обобщить, как фьючерсы или индексы. У каждой золотодобывающей компании будут уникальные характеристики, связанные с качеством руды, с компетенцией управления, корпоративными финансами и другими единственными в своем роде факторами.

Одной из проблем с инвестированием в золотодобывающие компании является то, что многие инвесторы не рассматривают эти компании как уникальные; они рассматривают их в общей массе, говоря: «О, ну, я инвестирую в акции золотодобывающих компаний», как будто они все одинаковые. Это не так.

Некоторые золотоискатели – это хорошо организованные компании, признанные и солидно капитализированные. Они существовали в течение долгого времени, и можно ожидать, что они просуществуют еще некоторое время. Другие организации являются весьма сомнительными. Некоторые из них – мошенники.

Как инвестор, как вы отделите мошенников от хорошо организованных компаний? Вы можете это сделать, но нужно будет изрядно потрудиться. Вам, вероятно, придется встретиться с руководством, съездить к шахтам, прочитать финансовую отчетность (в том числе сноски), сходить на собрания инвесторов и прослушать, как происходит управление и обработка вызовов клиентов. В принципе, вы должны стать инвестиционным аналитиком.

У меня достаточно знаний, чтобы сделать это, но я не провожу такого рода анализ, потому что это не мой предмет экспертизы.

Есть некоторые люди, проводящие серьезные исследования золотодобывающих компаний, такие как Джон Хэтуэй и его коллеги из Tocqueville Gold Fund, Даг Кейси и сотрудники Casey Research.

Я предпочитаю сам физический металл. Если вы хотите быть инвестором в золотодобывающей отрасли, я рекомендую придерживаться золотодобывающих компаний с большой капитализацией и отдельных компаний со средней капитализацией. Вот почему. Золотодобывающие компании с малой капитализацией или недавно созданные в большинстве своем находятся в плохой форме. Мы все знаем, как могут быть сбиты цены на акции. Многие из этих акций упали на 95 % от своих максимумов. Люди говорят, что, если они достаточно упали в цене, не хорошее ли это время, чтобы покупать? Что ж, есть лучшее время, чтобы покупать, это время после того, как они обанкротятся. Квалифицированные товарищества с ограниченной ответственностью, фирмы, консолидирующие раздробленный рынок, и более крупные фирмы, ищущие выгодные сделки, как сливки будут снимать лучшие активы компаний, которые находятся в бедственном положении.

Банки и крупные золотодобывающие компании не собираются делать маленьким компаниям одолжений. Инвесторы склонны думать, что вы можете «купить дешево» и заработать на подъеме. Иногда вы можете. Но самые предприимчивые инвесторы – крупные золотодобывающие компании и такие акулы, как Goldman Sachs, предпочли бы видеть небольшие золотодобывающие компании банкротами, а их активы выставленными на аукцион по продаже имущества предприятия-должника. В ответ на ваше предварительное ходатайство акционера обанкротившейся золотодобывающей компании с внешним финансированием вы не получите ничего.

Отсутствие взаимосвязи между золотом и рынком ценных бумаг

 Сделать закладку на этом месте книги

Многие инвесторы думают об акциях и золоте как о компромиссе. Их мнение таково, что, когда все хорошо – имея в виду высокие темпы экономического роста, низкий уровень безработицы и ценовую стабильность, – они предпочитают акции золоту. Но когда ситуация неустойчива, инфляция выходит из-под контроля или экономика весьма изменчива, они предпочитают сбрасывать акции и иметь надежную гавань, такую как золото.

Некоторые инвесторы даже предлагали, что я позвоню им за день до обвала акций, чтобы они могли продать свои акции и в последний момент купить золото.

Конечно же, так это не работает; я не буду знать день. У меня действительно есть некоторое представление о масштабах грядущего коллапса и его последствиях. Коллапс, вероятно, наступит скорее раньше, чем позже, возможно, через несколько месяцев или через год или два. Вряд ли ближайшие пять лет обойдутся без серьезной финансовой паники. Независимо от конкретной даты коллапса, время, когда начать готовиться к нему, – это сейчас. Я


убрать рекламу




убрать рекламу



не узнаю дату раньше, чем вы, но я делаю все возможное, чтобы подготовиться.

До тех пор пока не начнется паника, не существует определенной взаимосвязи между золотом и акциями. Иногда акции и золото идут вместе (что скорее всего происходит на ранних стадиях инфляции), а иногда золото идет вверх, когда акции идут вниз (во время паники или на поздних стадиях инфляции). В других случаях золото идет вниз, а акции идут вверх (в случае сильной экономики с положительными реальными процентными ставками). Наконец, золото и акции могут вместе пойти вниз (в случае дефляции). Короче говоря, золото и акции движутся в разных направлениях в зависимости от меняющихся условий без какой-либо долгосрочной взаимосвязи между ними.

Можно увидеть, например, как экономика становится сильнее в номинальных условиях с наращивающей темпы инфляцией. При таком сценарии акции и золото растут вместе, потому что фондовые инвесторы будут видеть более высокие доходы из-за инфляции, а золотые инвесторы будут использовать золото как защиту, ожидая ухудшения инфляции.

С другой стороны, если инфляция выйдет из-под контроля и ФРС будет отставать от развития событий, инфляция начнет уничтожать накопление капитала и большинство форм материальных ценностей. Это может привести к стагфляции, где нет реального роста, но есть инфляция. Это было бы похоже на 1975–1979 годы. В этом случае мы увидим рост цен на золото по очень хорошим основным причинам.

Так что я не вижу взаимосвязи между акциями и золотом. И для того и для другого есть место в тщательно подобранном портфеле. Например, я рекомендую некоторые хедж-фонды и альтернативные инвестиции, имеющие акции в своих портфелях. Эти фонды включают играющие на повышение и понижение акционерные фонды и всемирные макрофонды, которые делают направленные ставки в нескольких секторах.

Также нет ничего плохого в акциях, имеющих физические базовые активы. Хорошим примером является Уоррен Баффет, покупающий активы железной дороги, нефти и природного газа. Уоррен Баффет – это классический фондовый инвестор, но он покупает компании, которые имеют физические активы, такие как энергетика, транспорт, и их земли, и эти акции должны расти просто отлично в инфляционной среде. Правильным портфелем является тот, в котором присутствует хорошее сочетание активов с золотом, причем золото составляет примерно десять процентов этого сочетания.

Золото в хорошо сбалансированном портфеле

 Сделать закладку на этом месте книги

Мой промежуточный прогноз цены на золото не изменился, несмотря на его непостоянство и восстановление номинальной стоимости в долларах. Золото в конце концов дойдет до отметки 10 000 долларов за унцию. Это произойдет либо потому, что центральным банкам удастся вызвать инфляцию, либо их затея провалится и они в конечном итоге придут к золоту как к инфляционной денежной единице для крайнего случая (как это сделал Ф. Д. Рузвельт в 1933 году). В любом случае, центробанки в итоге получат инфляцию, необходимую, чтобы сделать уровни долга устойчивыми. Этот процесс бывший управляющий ФРС Рик Мишкин назвал «финансовым господством».

Новый золотой стандарт или, по крайней мере, обеспеченная золотом валютная система могут стать необходимыми в мире инфляции и финансового господства, где центральные банки обратились к золоту, либо чтобы спровоцировать инфляцию, либо чтобы восстановить доверие после того, как инфляция вышла из-под контроля.

Анализ предполагаемой цены прост. Это соотношение бумажных денег к официальному физическому золоту в мире. Известны цифры и для официального количества золотых запасов, и для официального количества денежной массы (за некоторым исключением, таким как скрытые запасы Китая).

Необходимы некоторые предположения. Например, какие страны будут вовлечены в этот новый золотой стандарт? Каким будет правильное определение денежной массы (например, М0, М1, М2 и т. д.)? Какое соотношение золота к деньгам будет необходимо для поддержания доверия в новой, основанной на золоте, системе (например, 20 %, 40 % и т. д.)? При условии, что данные собраны, а предположения сделаны, математика проста. Ориентировочная недефляционная цена 10 000 долларов вытекает из предположения, что США, Еврозона и Китай – все будут вовлечены, а правильным количеством денежной массы и золота будет М1 с 40 % золотого обеспечения. Различные предположения дадут различные результаты – некоторые такие высокие, как 50 000 долларов за унцию, если использовать денежную массу М2 со 100 % золотого обеспечения. Пока что с нами этого не случилось – это может произойти даже через несколько лет, – но я вижу, что к этому идет. Тем не менее, этот путь может стать довольно извилистым.

В то же время золотые инвесторы должны следовать нескольким простым правилам. Золото непостоянно, если измеряется в долларах, поэтому я рекомендую не использовать финансовые рычаги в золотом инвестировании. Когда вы используете заемные деньги, маржу или идете во фьючерсы или на опционный рынок, вы используете финансовые рычаги, которые будут усиливать основную изменчивость. Золото достаточно изменчиво, настолько, что не требует дополнительной изменчивости сверх того.

Во-вторых, я неизменно рекомендовал умеренную размещение части средств в золото – 10 % от ваших инвестиционных активов для большинства инвесторов, или от 15 % до 20 % от ваших инвестиционных активов, если вы немного более агрессивны. Я никогда не говорил, и я не буду говорить сейчас, что вы должны продать все и покупать золото. Я не верю во вложение всех 100 % во что бы то ни было.

Для сравнения аллокации золота учреждений во всем мире составляют лишь около 1,5 %. Даже если вы возьмете мою консервативную рекомендацию в 10 процентов и уменьшите ее в два раза до 5 процентов, это по-прежнему будет более чем в три раза больше количества золота институциональных участников рынка.

Аллокация 10 процентов предназначена для ваших инвестиционных активов – ликвидной части вашего портфеля. Вы должны исключить стоимость недвижимости по вашему основному месту проживания и любую долю собственного капитала в вашем бизнесе от инвестиционного пула активов. Возможно, у вас есть ресторан, химчистка или пиццерия или вы автодилер, врач или стоматолог. Любой капитал, связанный с тем, чем вы зарабатываете на жизнь, должен быть исключен из инвестиционного пула активов. То же правило относится и к стоимости недвижимости.

Все, что осталось после того, как были отделены бизнес и дом, – это ваши инвестиционные активы. Я рекомендую перевести 10 % от этой суммы в золото.

Если 10 % вашего портфеля находится в золоте, а цена на него снижается на 20 %, вы теряете только 2 % от вашего портфеля. Это вряд ли можно назвать полным провалом. Но если цена идет вверх на 500 %, чего я ожидаю, то вы очень хорошо подниметесь на этих 10 % аллокации. Это 50 % прирост вашего портфеля от одной-единственной инвестиции. Я рекомендую 10 % аллокацию из-за асимметрии потенциального роста по сравнению с потенциальным падением. С учетом соблюдения этих трех правил – помнить, что золото изменчиво, избегать использовать кредиты для биржевой игры и держать 10 % в аллокированном золоте – вы готовы выдержать шторм.

Еще один важный совет – это сосредоточиться на долгосрочной перспективе и не отвлекаться на ежедневные взлеты и падения в долларовой цене на золото. Мы уже знаем, что оно изменчиво. Что еще более важно, сам доллар является активом, который находится под угрозой, а не золото. Тот факт, что долларовая цена на золото пошла «вверх» или «вниз» в какой-то день, перестанет считаться существенным, как только доверие к доллару испарится. Тогда никого не будет заботить доллар – все будут хотеть только физическое золото.

Заключение

 Сделать закладку на этом месте книги

Мои модели системного риска на рынках капитала указывают на ужасные события, в том числе на крах международной валютной системы в недалеком будущем. Тем не менее, мы не беспомощны. Нам необязательно быть жертвами. Мы можем увидеть приближение коллапса и заранее принять меры, чтобы сохранить богатство.

Инвесторам всегда есть что предпринять, и есть конкретные классы активов, в особенности золото, которые устойчивы к экстремальным ситуациям. Могут быть использованы определенные инвестиционные стратегии, в первую очередь, чтобы сохранить богатство, и даже чтобы преуспевать и богатеть во время хаоса. Такие инвесторы, как Уоррен Баффет, и другие делали это на протяжении нескольких десятилетий, а китайцы делают это сейчас, приобретая золото.

Я рассматриваю риск через призму теории сложности и оцениваю события, используя математические модели, основанные на обращенной вероятности. Самая важная метрика теории сложности – это масштаб. Что такое масштаб системы? Масштаб – это технический термин для определения соответствия размера системы и ее плотности распределения вероятности, или степени связанности с учетом размера.

Самым крайним случаем, который может произойти в каком-либо критическом состоянии комплексной системы, является экспоненциальная функция в масштабе. Это означает, что, если вы удвоите масштаб системы, риск увеличится более чем в два раза. Риск может увеличиваться во много раз с увеличением масштаба.

С 2008 года банки значительно увеличили масштаб финансовой системы, а регулятивные органы закрывали на это глаза. «Слишком крупные, чтобы обанкротиться» банки 2008 года теперь еще больше, и их финансовых документов от производных финансовых инструментов гораздо больше, чем было в 2008 году. Это все равно, что отправить Инженерный корпус вооруженных сил для увеличения разлома Сан-Андреас. Мы знаем, что разлом Сан-Андреас является сейсмоопасной областью и могут произойти чрезвычайные землетрясения. Мы не знаем, когда произойдет следующее крупное землетрясение, но никто не считает хорошей идеей увеличить линию разлома. Это то, что мы делаем в финансовом секторе, – увеличиваем линию разлома, позволяя банкам расти, позволяя производным финансовым инструментам расти и позволяя большому количеству финансовых активов сконцентрироваться в руках нескольких избранных людей.

Используя эти простые исходные данные о масштабе и плотности комплексной системы, легко увидеть, что следующий финансовый коллапс также будет экспоненциально больше, чем паника 2008 года, так как чрезвычайно увеличилась система, в которой он произойдет. Регулятивные органы просто не понимают статистических свойств риска в финансовых системах, которые они регулируют. Они используют устаревшие, несовершенные модели равновесия, которые обычно включают распределенный риск (для которых не существует никаких практических примеров). Инструменты регулятивных органов для управления рисками устарели.

Мой совет для инвесторов: просто приобрести некоторое количество золота, но не слишком много. Если я ошибаюсь, то вы не пострадаете от небольшого количества аллокаций. Если я прав, то ваше богатство будет в сохранности.

Почему бы вам не пойти ва-банк? Почему бы вам не перевести 50 или 100 процентов своего портфеля в золото? Ответ: идти ва-банк или использовать только один класс активов – это всегда плохая идея. Золото изменчиво, так что вы захотите иметь некоторые другие инструменты в вашем портфеле, такие как наличные деньги, чтобы компенсировать эту изменчивость. Кроме того, есть и другие активы, которые сохранят богатство так же, как золото, например изобразительное искусство и земля, но все-таки портфель надо разнообразить.

Если учреждения, которые держат сейчас около 1,5 % в золоте, просто увеличат аллокации до 5 %, что меньше той цифры, которую рекомендую я, по текущим ценам, в мире не хватит золота, чтобы даже приблизиться к выполнению такого спроса. Вот пример того, насколько система является хрупкой и как мало нужно, чтобы спровоцировать стремительный рост цен на золото.

Вам не нужен конец света, чтобы это произошло. Вам лишь нужны сравнительно небольшие изменения в поведении и восприятии потенциальных покупателей, чтобы цена на золото взлетела. После этого придет в движение обратная связь, и неистовая скупка золота начнет жить собственной жизнью.

Я не предсказываю цену золота на завтрашний день. Она может вырасти или упасть. Я смотрю на несколько лет вперед, чтобы оценить, как будет разыгрываться следующая паника. Я знаю, что, когда придет кризис, крупные игроки будут скупать все доступное золото. Учреждения, центральные банки, хедж-фонды и привилегированные клиенты аффинажных заводов – это те, кто собирается получить все золото. Мелкие инвесторы обнаружат, что не могут получить даже сколько-нибудь.

У вашего местного брокера все будет продано, а заказы будут отложены на неопределенный срок. Монетные дворы прекратят принимать заказы. Тем временем, что произойдет с ценой? Она будет расти более чем на 100 долларов за унцию в день, более 1000 долларов за унцию в неделю. Золото будет убегать от вас. Вы захотите, но вы не сможете купить его. Это и есть то, как выглядит паническая скупка.

Это вероятный исход игры на сегодня. Мой лучший совет – это приобретать золото сейчас, пока вы все еще можете это сделать. Затем просто оставаться на месте и ждать и не беспокоиться об этом. Переведите 10 процентов ваших ликвидных активов в аллокированное золото, положите его в безопасное место, а затем расслабьтесь и наблюдайте представление. Смотреть на это будет не особо приятно, но по крайней мере ваше богатство останется нетронутым.

Выражение признательности

 Сделать закладку на этом месте книги

Эта книга задумывалась не как книга, а как серия аудиоинтервью в прямом эфире, которые затем были расшифрованы, отредактированы, переписаны и, наконец, сформировались в то, что вы читаете. Я безмерно благодарен спонсору интервью, The Physical Gold Fund, и его руководителям и коллегам – Алексу Станчику, Саймону Хипсу, Нестору Кастэлло и Филиппу Джаджу, без чьей поддержки эта книга не увидела бы свет.

Для интервью нужен собеседник, и для моих интервью Physical Gold Fund я не мог ожидать лучшего интеллектуального спарринг-партнера, чем Джон Уорд. Не все интервью были одинаковыми. По моему опыту, на лучшие вопросы находятся лучшие ответы, а вопросы Джона были тщательно оформлены и хорошо продуманы. У нас не было бы материала для серии интервью, не говоря уже о книге, без его искусных вопросов.

Как всегда, я обязан моему суперагенту Мелиссе Флешман и моему издателю Эдриану Закхайму, которые поддерживали меня, прежде чем я написал первую книгу, и поддерживают до сих пор. Они являются постоянными источниками уверенности и вдохновения, чтобы продолжать писать.

Команда Эдриана из Portfolio/Penguin Random House является такой же частью этой книги, как и я. Мой редактор Ники Пападопулос достойна высокого звания музы, поскольку она подбадривала, веселила и задабривала меня после бесконечных раундов редакционных решений и дедлайнов, которые делают публикацию книги гораздо большим, чем просто написание. Кроме всего вышесказанного, она также помогла мне стать лучшим писателем, задавая в правильном месте краткие и точные вопросы. Поддержку остальных членов команды Portfolio – Лии Траубост, Стефани Розенблум, Уилла Уайзера, Тары Гилбрайд и Келси Одорчук – я также высоко ценю.

Внештатные редакторы бесценны, потому что они были сосредоточены исключительно на содержании и делали свое дело, не отвлекаясь на работу на издателя. Эта книга получила большое преимущество благодаря этим двоим, они лучшие. Зак Гаевский взял сырые стенограммы и сделал из них первый черновик. Уилл Рикардс превратил поздние черновики в хорошую книгу. Зак и Уилл словно настоящие бегуны, пробежавшие всю эстафету от начала и до финиша. Трудно выразить всю мою благодарность за их внимание к деталям и сосредоточенность на качестве.

Некоторые авторы могут работать в уединении, но я не один из них. Меня окружают семья и друзья, и жизнь от этого становится настолько лучше. Постоянные взаимодействия, дискуссии и обмен мнениями обогатили мой творческий процесс. Любовь семьи – это как страховочная сеть для писателя, идущего по натянутой проволоке. Спасибо вам, Энн, Скотт, Доминик, Али, Уилл, Эбби, Томас, Сэм, Джеймс (и клыкастой команде, собакам Олли и Риз). Я всех вас люблю.

Сноски

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Джон Мейнард Кейнс (1883–1946) – английский экономист, основатель кейнсианского направления в теории экономики, считается одним из основателей макроэкономики как самостоятельной науки (здесь и далее примечания переводчика). 

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Имманентное свойство – неотъемлемое свойство предмета; свойство, присущее ему по самой его природе.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

John Maynard Keynes.  A Tract on Monetary Reform. London, 1923.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

В 1924 году Черчилль получил вторую должность в государстве – канцлер казначейства в правительстве Стэнли Болдуина.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Бреттон-Вудская конференция – валютно-финансовая конференция Объединенных Наций (1944, Нью-Гэмпшир, США), принявшая международную систему организации денежных отношений и торговых расчетов, просуществовавшую до 1971 года.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

SDR (Special Drawing Rights) – специальные права заимствования, искусственное резервное и платежное средство, эмитируемое Международным валютным фондом (МВФ). Имеет только безналичную форму в виде записей на банковских счетах, банкноты не выпускались.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Гарри Декстер Уайт (1892–1948) – американский экономист, представитель министерства финансов США на Бреттон-Вудской конференции.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Денежный агрегат – показатель количества денег или финансовых активов, классифицируемых как денежная масса.

М0 – наличные деньги в обращении (монеты и банкноты);

М1 – чеки, вклады до востребования, остатки средств в национальной валюте на расчетных счетах организаций, текущих и иных счетах до востребования населения, нефинансовых и финансовых (кроме кредитных) организаций;

М2 – срочные вклады;

М3 – сберегательные вклады, сертификаты и государственные облигации.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Здесь и далее речь идет именно о тройской унции, применяемой в банковском и ювелирном деле для измерения веса драгоценных металлов. Вес 1 тройской унции равен 31,1034768 грамм.

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Карл Менгер (1841–1921) – австрийский экономист, основатель австрийской школы макроэкономики.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Маастрихтский договор (официальное название – «Договор о Европейском союзе») – договор, подписанный 7 февраля 1992 года в городе Маастрихт (Нидерланды), положивший начало Европейскому союзу и завершивший дело предыдущих лет по урегулированию денежной и политической систем европейских стран.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Форт-Нокс – хранилище слитков золота в Соединенных Штатах (в штате Кентукки). Название Fort Knox происходит от находящейся рядом военной базы.

13

 Сделать закладку на этом месте книги

Банк международных расчетов (Bank for International Settlements) – международная финансовая организация, в функции которой входит содействие сотрудничеству между центральными банками и облегчение международных финансовых расчетов; кроме того, это центр экономических и денежно-кредитных исследований.

14

 Сделать закладку на этом месте книги

Количественное смягчение (Quantitative easing, QE) – монетарная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик, когда традиционные монетарные политики в связи с рядом факторов являются неэффективными или недостаточно эффективными. При количественном смягчении центральный банк покупает или берет в обеспечение финансовые активы для впрыска определенного количества денег в экономику, тогда как при традиционной монетарной политике центробанк покупает или продает государственные облигации для сохранения рыночных ставок процента на определенном целевом уровне.

15

 Сделать закладку на этом месте книги

SOMA (System Open Market Account) – счет операций на открытом рынке, предназначенный для отражения финансовой активности ФРС и хранения правительственных ценных бумаг, приобретенных в результате этих операций. Открытый рынок – совокупность деятельности центробанка по приобретению и продаже государственных ценных бумаг с целью увеличения или сокращения денежной массы, находящейся в обращении, один из инструментов денежно-кредитной политики.

16

 Сделать закладку на этом месте книги

Ти́кер – краткое название в биржевой информации котируемых инструментов (акций, облигаций и индексов). Является уникальным идентификатором в рамках одной биржи или информационной системы. Используется для того, чтобы постоянно не печатать в сводках полное наименование ценных бумаг или других объектов торговли.

17

 Сделать закладку на этом месте книги

Бен Бернанке (род. 1953) – председатель Совета экономических консультантов при Белом доме (2005–2006), председатель Совета управляющих ФРС США (2006–2014).

18

 Сделать закладку на этом месте книги

Джанет Йеллен (род. 1946) – американская экономистка, глава ФРС США с 2014 года (первая женщина на этом посту), занимала пост заместителя председателя Совета управляющих ФРС (2010–2014).

19

 Сделать закладку на этом месте книги

Счет золотых сертификатов – золотые сертификаты на руках, которые подлежат оплате из средств министерства финансов. Такие сертификаты на 100 % обеспечены золотом, принадлежащим правительству Соединенных Штатов. Они признаются законными резервами, минимальный уровень которых для резервных банков определен в 25 % от совокупной стоимости выпущенных этими банками банкнот и их обязательств по депозитам.

20

 Сделать закладку на этом месте книги

Периодическая система элементов Д.И. Менделеева является открытой. На момент публикации книги в ней представлены 118 элементов.

21

 Сделать закладку на этом месте книги

Золотая точка – уровень валютного курса, при котором происходит международное перемещение золота (в условиях действия системы золотого стандарта).

22

 Сделать закладку на этом месте книги

Пол Адольф Волкер (род. 1927) – американский экономист, председатель правления ФРС (1979–1987), известен своей антиинфляционной политикой. Последствия уменьшения инфляции сказались на безработице, которая выросла по разным оценкам в 5 раз.

23

 Сделать закладку на этом месте книги

Алан Гринспен (род. 1926) – американский экономист, председатель Совета управляющих ФРС в 1987–2006 годах.

24

 Сделать закладку на этом месте книги

Джозеф Юджин Стиглиц (род. 1943) – американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике 2001 года «за анализ рынков с несимметричной информацией».

25

 Сделать закладку на этом месте книги

Lehman Brothers Holdings, Inc. – американский инвестиционный банк, ранее один из ведущих в мире финансовых конгломератов.

26

 Сделать закладку на этом месте книги

American International Group, Inc. (AIG) – американская страховая корпорация.

27

 Сделать закладку на этом месте книги

Майрон Сэмюэл Шоулз (род. 1941) – американский экономист канадского происхождения, лауреат Нобелевской премии 1997 года «За новый


убрать рекламу




убрать рекламу



метод определения стоимости производных ценных бумаг».

28

 Сделать закладку на этом месте книги

Рикардс, Джеймс. Валютные войны. – Москва: ЛГБТ, 2015.

29

 Сделать закладку на этом месте книги

Операция Twist – разновидность монетарного стимулирования экономики, один из инструментов центробанка, направленный на снижение процентных ставок по долгосрочным долговым бумагам. Для этих целей центральный банк продает бумаги с коротким сроком погашения из своего портфеля и покупает облигации с более длительным сроком погашения, что приводит к выравниванию ставок по коротким и длинным кредитам.

30

 Сделать закладку на этом месте книги

Марио Драги (род. 1947) – итальянский экономист, председатель Европейского центрального банка с 2011 года.

31

 Сделать закладку на этом месте книги

Банковский закон Гласса – Стиголла 1933 года – федеральный законодательный акт, подписанный Президентом США 16 июня 1933 года и вплоть до конца XX века определивший облик американской банковской системы, запретив коммерческим банкам заниматься инвестиционной деятельностью, существенно ограничив право банков на операции с ценными бумагами и введя обязательное страхование банковских вкладов.

32

 Сделать закладку на этом месте книги

Золотой пул (Gold Pool) – неофициальное объединение (с 1961 года) между США и семью основными промышленно развитыми странами Западной Европы (Бельгия, Франция, ФРГ, Италия, Нидерланды, Швейцария и Великобритания), предусматривавшее, что центробанки указанных стран будут участвовать в определенных размерах в интервенции на Лондонском рынке золота с целью сдерживания колебаний цен золота в разумных пределах.

33

 Сделать закладку на этом месте книги

Unallocated в данном контексте на русский язык переводится как «обезличенный» – прим. ред. 

34

 Сделать закладку на этом месте книги

NASDAQ (National Association of Securities Dealers Automated Quotation) – американская биржа, специализирующаяся на акциях высокотехнологичных компаний (производство электроники, программного обеспечения и т. п.). Одна из трех основных фондовых бирж США (наряду с NYSE и AMEX).

35

 Сделать закладку на этом месте книги

Раздел Кодекса внутренних доходов США, по номеру которого назван пенсионный план (накопительный пенсионный счет), основанный на изложенной в разделе налоговой схеме.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Рикардс Джеймс » Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?.