Анжело Алекс. Сандарская академия магии. Carpe Diem читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Анжело Алекс » Сандарская академия магии. Carpe Diem.





Читать онлайн Сандарская академия магии. Carpe Diem. Анжело Алекс.

Алекс Анжело

САНДАРСКАЯ АКАДЕМИЯ МАГИИ. CARPE DIEM

 Сделать закладку на этом месте книги

Пролог

 Сделать закладку на этом месте книги

Ночь бывает разной. Но именно в этот день она представлялась зловещей, как никогда. Луна светящаяся на небе, имела кроваво-красный оттенок. Будто заранее было предрешены ужасные события, которые скоро произойдут. Все произойдет из-за вероятного будущего, предсказанного артефактом времени, перед его уничтожением. Супруги не знали, что именно увидел темный властитель. Но смогли узнать только крупицы информации, которые и должны были помочь спасти их дочь. Одно знали точно, темный властитель увидел только ветвь событий, к которым она причастна.

— Мой дорогой сын, хоть ты будешь в безопасности, — вспоминала женщина своего второго ребёнка.

Она плакала над колыбелью дочурки.

Скоро придется с ней расстаться.

— Нэйтон разве нет, никакого другого выхода? Почему мы должны ее отсылать?

— Нет, Лора только так, мы можем обеспечить ей полную безопасность, — ответил мужчина своей жене.

— Но зачем надо было запечатывать ее магическую силу? А если она никогда не сможет ею воспользоваться?

— Мы отправляем её в самый непохожий на наш мир. Там её не найдут. Но со своим даром она не проживет там и дня. Из-за этого запечатать дар стало необходимым.

— Я все понимаю, но как мать принять не могу, — скорбно произнесла женщина.

— Последнюю ночь, она тут рядом с нами. А мы даже не знаем увидим ли ее снова, — продолжила она говорить.

— Скоро наступит время решающих событий. И не знаю, что предсказал артефакт времени, но возможно именно наша дочь, поможет преодолеть их. А пока мы должны обеспечить ее безопасность.

Вдруг, распахнулась дверь и в комнату вбежал управляющий.

— Господин, кто-то проник в поместье! Сработали охранные руны, — воскликнул он.

Нэйтон встрепенулся. Он ошибался, когда думал, что время еще есть.

— Лора, ты все понимаешь и без моих слов. Перемещай ее, иначе будет поздно.

— Но …, — хотела возразить женщина, прижимаясь к колыбели.

— Быстрее! — воскликнул мужчина, затем ближе подошел к жене и произнес: — Лора, там она будет в безопасности. Тут, её убьют, как бы жестоко это не звучало. Ты же понимаешь?

— Да, понимаю, — обреченно произнесла она.

— Тогда скорее. А я потяну время, — произнес мужчина, поцеловав любимую. И поспешно вышел из комнаты, закрывая за собой дверь.

Мать ребенка, начала чертить сложный рунный круг. Только бы успеть, — крутилась мысль у нее в голове. Из глубины дома послышался шум, заставив на мгновенье ее замереть. Но спустя секунду, она снова вернулась к кругу. Еще немного и он был готов.

Женщина подхватила ребенка с колыбели и положила на середину круга. Из глаз лились слезы. Как бы много она отдала, чтобы изменить, события что сейчас происходят. Но это было невозможно. Вдруг двери обратились прахом, пропуская вперед человека. Но стало уже поздно, рунный круг наполнился магией, и через мгновенья комнату озарила яркая вспышка, унося ребенка в чужой мир.

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Мир Канделар. 


Мир Канделар, часто его ещё звали миром трёх лун. Преобладающая ночь и недолгие солнечные часы. В дневное время жизнь замирала, солнце светило очень ярко и становилось невыносимо жарко. В эти часы мало кого можно было встретить на улице, все прятались по домам, лавки закрывались, и летающие земли не посещались.

В этом мире не имелось разных суверенных территорий, империя была одним целым, составляла весь мир, и не правил ей один человек, а правил совет старейшин, принимавший все решения совместно. Совет старейшин возглавлял глава старейшин, и являлся он самым уважаемым архонтом в этом мире. Но даже глава не мог единолично влиять на решения совета, но он оглашал его волю, и к его мнению больше всего прислушивались. Главу старейшин избирали, по наследству титул не переходил.

В нынешнее время совет возглавлял — Артикус Фемилиар.

Глава старейшин сидел в своём кресле и задумчиво глядел на заходящее солнце, это происходило быстро, но в такие моменты весь мир будто застывал в первозданной красоте, которой не бывает не в одно время суток. Закат сочетающий в себе столько оттенков от почти красного до ярко-жёлтого, а наблюдение за ним из летающей крепости Эльдиер, делало его еще более прекрасным.

Крепость находилась очень высоко над землей, и парила в облаках. Только три сооружения располагались еще выше Эльдиера. А выше всех парил замок совета — Архам. Никакой архонт не смог бы до него долететь, весь замок был накрыт куполообразным защитным и поддерживающим барьером, охраняющим его от яркого солнца. Архам можно было попасть только воспользовавшись специальным телепортом или по приглашению одного из члена совета.

Раса архонтов являлась главенствующей расой, проживающей в этом мире, но и она делилась на волантис и нонволантис т. е. летающие и нелетающие.

Архонтов волантисов рождалось значительно меньше примерно на одного волантиса приходиться пять нонволантисов. Также крылья являлись показателем магии, среди нонволантисов почти не встречалось сильных магов.

Обычно нелетающие занимались артефактологией, зельями и многими другими занятиями, которые не требовали сильного магического дара. Совсем без магии архонтов не рождалось, даже самый слабый архонт мог пользоваться элементарными бытовыми рунами.

У архонтов волантисов имелась одна интересная особенность, если у мужской части были большие кожистые крылья, каждое в длине больше роста обладателя, то у женского населения были крылья поменьше и покрытые белые перьями.

Словно ангелы и демоны.

Артикус Фемилиар являлся архонтом в возрасте, когда-то волосы имевшие яркий фиолетовый цвет, почти его потеряли и полностью побелели, но синяя полоса проходившая по лицу и не думала исчезать, оставалась такой же насыщено синей. Когда архонты окончательно старели и их силы подходили к концу то и полосы начинали исчезать становясь одним из показателей уходящей силы.

У каждого архонта имелась такая полоса на лице, которая показывала силу обладателя, насыщенно синяя полоса означала огромный магический дар, и чем светлее её цвет, тем меньше сила.

Солнце окончательно село и на небе воцарились три луны, освещавшие всё вокруг ровным спокойным светом.

Артикус Фемилиар будто очнулся от то сна, и слегка махнул рукой подзывая к себе одного из своих сопровождающих. У каждого члена совета было по одному сопровождающему исполнявшие одновременно роль защитников и помощников к которым можно обратиться с поручением. Каждого сопровождающего готовили к этому с детства, они становились достойной защитой от различных угроз, и как тени следовали везде за советниками. Порой в народе их так и называли тени.

— Отправь моему внуку весточку, пусть явиться ко мне, — произнёс Артикус, от долгого молчания слегка охрипшим голосом.

— Хорошо, старейшина. Будет исполнено, — произнёс человек в металлической маске, все тени на службе носили маску скрывавшую лицо.

Пора поговорить с Лилаусом, тайну сохранить не сумели и теперь как никогда над турниром нависла угроза, — напряженно думал старейшина. Мы должны быть начеку, иначе на долгое десятилетие погрузимся в смуту и войну.


* * *

Мир Эргос. 


Солнце давно зашло за горизонт, и ночь вступила в свои права. Замок погрузился в тишину, даже самые шебутные студенты уже давно спали.

Две недели назад академию сотрясли события: один студент умер, на другую студентку напали, а одна пропала. Следующие сутки после произошедшего прошли в напряжении, бал по случаю открытия турнира отменили, занятия тоже, и многие думали, что перенесут и отбор. Но нет, буквально на следующий день академия зажила своей обычной жизнью, только страх некоторое время всё равно незримо витал среди студентов.

Магистры не могли найти хотя бы малейшие подсказки ведущие к обнаружению студентки и убийцы. Убийца тщательно замёл следы.

Отбор состоялся, как и планировался. Тестировали магическую силу, состоялись командные поединки. Вроде всё прошло успешно, но имена отобранных названы до сих пор не были. Ажиотаж связанный с отбором и ожиданием оглашения победителей, вытеснил страх и напряжение по случаю нападения. Все гадали, кого же выберут?

Возможно, именно этого и добивался ректор академии с магистрами, вытеснили волнение и панику возникшую из-за скверного дела, другим важным событием.

Луна светила в окно и её свет освещал комнату с ширмами, которые окружали больничные кровати. Первые дни после случившегося все койки были заняты, но спустя несколько дней осталась только одна пациентка, которая уже две недели как спала. Хотя, первые несколько часов своего сна она была пациенткой семейного лекаря семьи Лотионов, который сохранит тайну увиденного и сияющей связи между странной девушкой и единственным сыном лорда Лотиона. Чтобы обезопасить тайну была взята клятва закрепленная рунной, при нарушении которой ждёт неминуемая смерть.

Но также в число знающих тайну вошли лорд Лотиан, ректор академии, лорд Бенали Старший, Вольграм и сам король Сандарской империи. Разглашать кому-то еще стало королевским запретом.

Первую неделю девушка спала своим непробудным сном и имела весьма болезненный вид, лекарь академии гадал, что могло вызвать такое сильнейшее истощение затронувшее не только магическую силу, но и жизненную. Во время второй недели на Василису накладывались специальные заклинания с помощью рун, не дававшие ей просыпаться до полного восстановления. Но магия и без этого восстанавливалась очень быстро и этот факт вызывал недоумение у лекаря Мёрфи.

Сейчас в эту тихую ночь помощница лекаря крепко спала в соседней комнате вместо того, чтобы наблюдать за пациенткой.

Уже вторую неделю, Деймон по просьбе Вольграма настойчиво ухаживает за девушкой, постоянно даря дорогие конфеты и напитки. Все подарки содержали слабое снотворное, чтобы ночью девушка спала крепким сном. Правда, последнюю неделю Деймону это настолько надоело, что он не забывал не раз мне об этом напоминать и говорить в каком неоплатном долгу его друг.

Осталось ещё немного, — подумал я, держа руку Василисы. Возможно завтра силу усыпляющей руны снимут, и эта ночь станет последней. Уже две недели, почти каждую ночь я проводил возле её кровати держа за руку и передавал энергию через связь.

Эти дни получились тяжелыми, ночи напролёт возле её кровати, однажды, даже крепко уснул и чуть не был пойман. Днём — занятия, и личная нянька для Мерилис, причём девушка от оборотней, прилипла и не отлипала от меня. Всюду таскалась следом, и только обещание отцу и возможность конфликта между империями сдерживали меня от того, чтобы не отвадить её от себя.

Печать на моей руке и руке Василисы стала чётче, и теперь стоило только коснуться кожи девушки, она сразу проявлялась тонкими светящимися линиями, только у меня эти линии имели красный оттенок, а у неё серебристый. И сейчас пока держал её за запястье печать тоже чуть светилась, но я скрыл наши руки под одеялом, чтобы свет в комнате не привлёк чужое внимание, ведь могли появиться нежданные гости.

В этот момент, будто кто-то прочитал мои мысли и раздался звук открываемой двери. Кто это может быть?

Я хотел отпустить руку Василисы, скрыться за ширмой, которая окружала другую кровать и пронаблюдать за действиями нежданного посетителя. Но вдруг необычное украшение в виде дракона, которое украшало ухо девушки чуть мигнуло, а следом рука девушки мёртвой хваткой вцепилась в моё запястье, не давая её покинуть. Лицо при этом оставалось на удивление таким же безмятежным. Шаги приближались, кто-то целенаправленно шёл к кровати единственной пациентки лекарского крыла. Другой рукой я поспешно стянул одеяло, чтобы лучше скрыть наши руки.

Мгновенье и край ткани окружавший кровать — отодвинули. Фигуру мужчины освещал лунный свет проникающий в комнату из окна. На лице ночного гостя промелькнуло несколько эмоций: удивление, разочарование, злость, а затем появилась маска добродушности. Магистр Ленард, окинул меня внимательным взглядом.

— Студент, что вы тут делаете? — спросил он строгим голосом, смотря на меня.

— Навещаю знакомую, — ничуть не тушуясь произнёс я.

Словно и не была глубокая ночь, и не проник сюда в тайне ото всех, будто всё происходящее являлось в порядке вещей. Даже сел поудобнее, специально демонстрируя своё спокойствие.

— Вы не находите, что сейчас совсем неподходящее время для посещения? — процедил магистр.

— А вы не находите? — холодно парировал я.

Очень не понравился его визит, и он наводил на мысли, что нашего магистра обязательно надо проверить.

— Я хотел убедиться в стабильном состоянии своей подопечной, — откликнулся магистр, поняв, что и он сам находиться тут против правил.

— Если меня не подводят мои источники, то студентку Оверворлд взял под своё крыло ректор. Ведь произошло покушение и опасность остаётся, а с Вас сняли все обязанности подобного рода.

Всё развивалось не так, как предполагалось по простой логике вещей. Ведь я студент, а он магистр. Но в нашем случае сыграла перехваченная мною инициатива. Магистр Ленард прилагал большие усилия, чтобы сохранить спокойствие, это легко читалось по гневному взгляду, которым он смотрел на меня. «Что этот щенок возомнил о себе?», — что-то подобное думал маг, глаза выдавали его мысли.

Повисла небольшая тишина, и в этом безмолвие, почувствовал, что Василиса отпустила мою руку, а затем повернулась на бок и неожиданно послышались причмокивающие звуки, будто девушка спала совсем обычным сном. Я невольно улыбнулся, в такой тишине эти звуки показались весьма громкими.

— Магистр, давайте покинем помещение. Не будем мешать выздоровлению пациентки, — вымолвил я, кивая в сторону выхода.

— Хорошо. Но можете быть уверены я подниму вопрос о Вашем наказании перед ректором, — отчеканил он недовольным голосом, поворачиваясь боком и давая мне выйти наружу из окруженного ширмой пространства.

— Поднимайте. Мне тоже есть что сказать, — ответил ему ровным голосом и остановился в центре палаты, дожидаясь пока магистр начнёт двигаться к выходу.

Магистр Ленард недовольно поджал губы, и наконец поняв мой ожидающий взгляд, стремительным шагом направился прочь из помещения. Мы вышли из палаты, закрывая за собой дверь.


* * *

Василиса. 


Поднимался ветер, настоящий ураган яростно ломавший ветки. Деревья покачивались, метались в разные стороны, листва срывалась, кружила, летела мне в лицо и слепила. Тёмные тучи устилали небо, сверкали молнии, а раскаты грома оглушали, и заставляли почувствовать себя никчёмной букашкой, нет даже не букашкой, а просто никем. Моё тело, моя личность — ничто, пустое место. Казалось, всю свою ярость, неистовый гнев, природа направила на одну меня, стремясь сломить и уничтожить, а может замучить и запугать.

«Почему я здесь? Что происходит?» — задавалась вопросами, и закрывая руками глаза, стремясь огородиться от хаоса. Словно если закрою глаза, отдалюсь от ощущений и звуков, стремившихся похитить моё сознание, эта бездна исчезнет и наступит спокойствие.

И вдруг, будто услышав мои мольбы ветер затих, на мимолётное мгновение воцарилась тишина, чтобы затем стать прерванной негромкий звуком капелек воды падающих на землю с неба. В какой степени, ветер, гром и молния пугали, с такой едва слышимый звук дождя успокаивал и тёплыми капельками ласкал лицо.

Я опасливо открыла глаза, картинка вокруг поменялась, ни леса, ни молний, но те же тяжелые тучи над головой и груда камней вокруг, лишь кое-где сохранилось основание стен, но практически всё остальное — сокрушено неведанной могущественной силой.

Сделала несколько шагов осторожно ступая среди руин держась за один из неразрушенных кусков стены. Вверх на искусственный холм, туда где груда камней высилась над всем остальным, чтобы осмотреться вокруг, понять где я, и возможно узнать, как очутилась в этом месте.

«Возможно это всё сон? Но как сновиденье может вызывать настолько реальные ощущения?» — никаких догадок, только смятение и неизвестность.

Наконец оказавшись на возвышении — огляделась вокруг: руины в центре которых оказалась, затем поля с пожелтевшими, пожухшими растениями, вдалеке город разрушенный наполовину, а оставшаяся часть с безликими грязными домами, с тёмными проёмами вместо окон и лес такой же увядающий, как и всё вокруг.

«Всё кажется таким знакомым», — вглядываясь в даль подумала я, а потом нахлынуло осознание, что развалины принадлежат замку академии.

— Нет-нет. Этого не может быть, — в смятении забормотала, приседая на корточки, обхватывая руками саму себя.

Мир вокруг закружился, небо опять помрачнело и чей-то голос проник в сознание:

«Грядущее не остановить. Скоро, очень скоро», — гремел он не переставая.

«Не остановить. Не остановить …» — словно гипнотизируя повторялись слова.

«Ты не помешаешь», — оказалось последней фразой.

Чья-то тёплая ладонь коснулась моего лба, становясь спасением от этого кошмара, тепло заменило леденящий холод. Я очнулась, открывая глаза, и тут же щурясь от яркого света, заливавшего помещение.

Лихорадочное хватая ртом воздух, холодными руками вцепившись в простынь, сжимая её.

— Тихо, тихо. Успокойся, всё хорошо. Это лишь кошмар, ты в безопасности, — успокаивающе произнёс ректор стоящий рядом, чуть наклонившись и не отнимая ладонь от моего лба.

«Всё увиденное — ложь, лишь кошмарный сон», — подумала я, пытаясь выровнять дыхание, и унять бешено стучащее сердце. Перед глазами до сих пор стояла картина разрушения, мрачности и гибели всего, что я знала в этом мире.

Я подняла взгляд на стоящего ректора, он, убедившись, что со мной всё в порядке, неспешно, под моим пристально следящим взором, опустился на стул, предварительно подвинув его ближе к кровати. Руку с моего лба убрали.

— Как себя чувствуешь? — раздался неожиданный вопрос с его стороны, немного ослабляя возникшее напряжение.

— Достаточно хорошо, если забыть про не большую слабость в теле, — откликнулась, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Прекрасно, лекарь заверил меня, что уже сегодня тебя выпишут.

— Ректор Тэриан, а что с Зепаром? И как меня отыскали? — спросила серьезным голосом, окончательно приходя в себя.

— Зепар уничтожен. Люмена, так я её зову, очень помогла тебе. Хотя, отчасти воспользовалась, и с твоей помощью осуществила своё желание. Нашел тебя я, смог отыскать по остаточному магическому следу от портала, — дал ответ мужчина.

Всё обошлось, а я была убеждена, что моя песенка спета. Даже сейчас валяясь на больничной койке, не ощущала себя жертвой нападения, совсем ничего не болело.

— А парень? Тот, что остался в лесу, — голос предательски дрогнул на середине фразы.

Лицо ректора немного помрачнело, между нами происходил малоприятный разговор.

— Он погиб, мгновенно. Уверен, парень даже не понял, что произошло, — через секунду промедления ответил ректор, а затем продолжил:

— Это ещё не конец, возможно, не следует тебе рассказывать, но ты определенно обо всём узнаешь сама, стоит только покинуть палату. Исчезла девушка, твоя бывшая соседка по комнате.

— Ада? — неверующе произнесла я.

— Да, студентка Ада Вулипия, — услышала полное имя моей соседки, которую считала сначала подругой, а оказавшаяся настоящей предательницей.

Она доставила уйму хлопот и последние моменты вспоминаемые с ней, пробуждали только негативные эмоции. Да что уж говорить, хотелось её удушить, но мысль, что вероятно она умерла, как тот парень, заставляла отойти все обиды прочь, становилось жаль девушку. Хотя, может она и не жертва, а помощница людей желающих мне смерти.

Ничего доподлинно неизвестно.

— Маг, телепортировавший тебя, скорее всего находиться в академии. Потому что лес где проводилась игра, был накрыт защитным барьером, подобно тому, которым окружена академия, а он бы не пропустил никого постороннего наподобие Зепара.

— Вы меня очень успокоили, — с сарказмом заметила я, нервно теребя руками одеяло.

— Я придерживаюсь мнения, что об опасности лучше знать и быть предупрежденной. Но на данный момент тебе ничего не угрожает, наверняка кто бы это не был, он затаился. Привлекать к себе еще больше внимания, значит попасться и стать раскрытым, — завершил свой рассказ ректор.

Совсем недавно казалось, что всё закончилось, а на самом деле нет.

«Ходи теперь и оглядывайся, Василиса», — в заключение возникла мысль.

— Тётушка Трашан переселит тебя в другую комнату, специально подготовленную с усиленной защитой, как выпишут сразу зайди к ней, — наставнически вымолвил ректор, после небольшой паузы, будто забыл и только сейчас вспомнил о такой мелочи.

— Прекрасно, и к старой то комнате привыкнуть не успела, — равнодушно откликнулась я, такая перемена волновала меньше всего.

— Какой день недели? Я успевая на отбор? — встрепенувшись спросила я, вспоминая о своей команде.

— Воскресенье, — в каком-то замешательстве ответили мне.

— Уже завтра, — задумчиво произнесла я.

Пролежала в больничном крыле около двух суток, отоспалась на неделю вперед.

— Мне же можно будет участвовать? — добавила я, боясь что мне запретят участие.

— Ты не сможешь, испытания уже прошли, — вдруг неожиданную информацию выдал ректор, разочаровывая меня.

— Как?! Их провели раньше чем, задумывали? — непонимающе спросила я.

— Нет, отбор состоялся почти две недели назад, — по-настоящему огорошил ректор.

— Две недели?! — ошеломленно воскликнула в ответ на его слова.

Боже, я проспала две недели, ещё думаю почему так хорошо себя чувствую, и голова совсем не болит, после того как артефактор устроил мне запоминающуюся встречу с каменным полом. Но столько времени, пролежать в постели и выпасть из жизни — в голове не укладывается.

— Потребовалось время для твоего восстановления, — начал он говорить с успокаивающей ноткой в голосе.

— Две недели! Всё проспала! — изумленно повторяла я.

— Скажите хотя бы, кого выбрали? — задала вопрос поникшим голосом.

— Пока неизвестно, мы ещё совещаемся.

— Надо же, так долго. Наверное, вся академия голову ломает, — первый раз за всё время улыбнулась я, но улыбка получилась не совсем весёлая.

— Может и так, но перед нами стоит важная задача. Ладно, отдыхай. Скоро придёт лекарь, сделает итоговый осмотр и скорее всего выпишет. Индивидуальные занятия возобновятся через неделю, магически ты почти полностью восстановилась, — произнёс он вставая со стула, выходя за ширму и оставляя меня в одиночестве.

Совсем скоро, как и предсказывал ректор Тэриан, меня посетил лекарь Мёрфи, пребывавший в скверном настроении, и наверное мечтавший поскорее от меня отделаться. Весь его вид, выражение лица, говорило об этом. Он поводил какой-то деревянной палочкой, затем удовлетворенно кивнул, предупредил, чтобы первую неделю магией не злоупотребляла и выписал, сказав своей помощнице принести мои вещи, которые оказались хоть и чистые, но в весьма плачевном виде. Больничная рубаха, одетая на мне, и то вызывала больше симпатий.

«Блин, Агнес дырявая голова, наверное даже не подумала о том, чтобы принести мне одежду. Я уже третий раз в лекарском крыле, и до этого вещи приносили, а сейчас забыли — просто издевательство», — сокрушалась я, вспоминая подругу добрым словом.

— Можно мне потом Вам рубаху занести? — утомленно спросила я. Одежду которая напоминала, о мрачных событиях хотелось выкинуть, убрать с глаз долой или вообще сжечь, но точно не одевать.

— Хорошо. Только не забудьте, — отозвалась она, витая где-то в облаках. Широкая улыбка украшала лицо девушки, а мысли находились далеко.

«Наверное, мне предначертано выходить с больничного крыла непонятно в чём», — подумала я вспоминая домашние тапочки с розовым помпоном.

Больничная рубаха одетая на мне, длиною ниже колен и очень широкая, наводила на мысль, что насчет размеров они не заморачивались и хранили для всех один. Однако, если вспомнить тетушку Трашан следящую за имуществом академии становилось понятно с кого мерки снимали и кто их заказывал, такое несоответствие логически объясняется.

Из аккуратной стопочки моей потрёпанной одежды, вытащила белье, а остальное без зазрения совести выкинула в мусорное ведро возле выхода, откуда она сразу же пропала, и ведро стало вновь пустое и только дно несколько раз мигнуло зеленым цветом. «Всё попрощаюсь с плохими воспоминаниями. Живём дальше», — с энтузиазмом подумала я. Затем вновь посмотрела на до сих пор широко улыбающуюся помощницу лекаря, и меня посетила мысль: «Может принимает она что-то, успокаивающее, весёлое? И мне подсунула тоже, иначе как объяснить её глупую улыбку и моё внезапно поднявшееся настроение?»

Мысленно посмеявшись над своими выводами, и наконец-то первый раз за две недели покинула больничное крыло. Слабость из тела ушла, и ничто не мешало чувствовать себя просто замечательно, даже парень повстречавший меня, который сразу отшатнулся подальше и провожал испуганным взглядом, совсем не нарушил моё душевное спокойствие. Да и щуплый он какой-то, что редкость для академии, возможно он вообще всего подряд боится.

Если бы рубаха была подлиннее, а волосы потемнее, то получилась бы девушка из фильма «Звонок», хотя еще стоило убрать с рубахи нелепые изображения тарелок наполненных едой. Интересно, какие мысли царили в голове у того, кто решил использовать именно эту ткань? Хотя, понятно какие — кушать хотели, или просто посмеялись.

Кроме пугливого студента, на пути больше никто не встретился, на то сегодня и выходной, наверняка, одна треть — гостит дома, вторая треть — гуляет в городе, а оставшиеся — во внутреннем дворике или еще что-нибудь делают, например, учебные задания в библиотеке.

Вскоре добравшись до комнаты, которую делим мы с Агнес, зашла внутрь. Передо мной предстала картина, в воздухе висели большие цветные буквы, складывавшиеся во фразу «С Выздоровлением!», что конечно меня радовало обо мне не забыли, но тут же на кровати спала Агнес, с лохматыми волосами в руках обнимая подушку явно с моего спального места.

Пока шла сюда, думала, что может она домой уехала из-за этого меня не встретила. «Ну ничего, сейчас разбудим», — пришла мне весёлая мысль. Подойдя к кровати, наморозив кусочек льда а затем приложила его к шее подруги, возможно глупо, но зато неожиданно. Но шутка моя не удалась, она словно его не почувствовала, просто перевернулась на другой бок.

«Интересно, что она делала, раз так беспробудно спит?» — недоуменно подумала я.

Чуть подумав, решила пока её не тревожить, а заняться собой, надо срочно снять с себя полёт фантазии сумасшедшего художника и портного, так я окрестила эту неповторимую рубаху, одеть что-то приличное.

Через не короткое время, почувствовав себя наконец-то собой, вышла из ванны. Агнес всё также спала, а я решила не терять времени и направилась к тетушке Трашан узнавать насчет новой комнаты, как и просил ректор, уже сегодня хотелось успеть переехать, чтобы ночью спокойно спать, а то наша комната уже давно, как проходной двор.

Подойдя, к складскому помещению, негромко постучала в дверь, на что послышался громкий голос:

— Входите!

Отворив дверь, прошла в комнату, аккуратно затворив её за собой. Тётушка Трашан сидела за своим столом, прямо напротив двери, и считала монеты, которые доставала из кожаного мешочка лежащего рядом. На другом краю стола стояла закупоренная глиняная бутылка, а рядом с ней стакан с оставшимся на самом дне напитком.

— Пришла болезненная, — подняв голову проговорила гномиха.

— Ну, уже здоровая, — осторожно возразила я.

— Хорошо, что здоровая, ведь совсем пропасть могла. Хорошие у тебя друзья, так переживали о тебе, — говорила тётушка Трашан, немного странным голосом.

Мой взгляд опять вернулся к бутылке, наверное, не один бокальчик она уже пригубить успела. Тело гномихи едва заметно покачивалось на стуле.

— Подруга, вообще ночами не спала, чтобы Ваш общий должок вернуть, — добавило она, сначала показывая на бутылку, затем беря её, откупоривая пробку и подливая содержимое в стакан.

«Ох блин, точно!» — мысленно воскликнула я.

Как же могла забыть, ведь обязаны были несколько котелков той гадости приготовить комендантше, а пока я спала и отдыхала, Агнес отдувалась одна. Бедная Агнес. Становилось жутко стыдно перед подругой, втянула её, обещала помочь, в итоге я умиротворенно посапывала лёжа в кроватке, а она бегала и мучилась с моим долгом.

— Когда она Вам принесла обещанный напиток? — поинтересовалась у гномихи, заранее предполагая какой именно ответ услышу.

— Да вот, сегодня ранним утром. Я ведь еще добрая, задержку небольшую простила, две недельки то истекли. Но что я, не с каменной же душой, сжалилась, — произнесла гномиха, довольная и гордящаяся своим великодушием.

Тетушка Трашан отодвинула монеты, и уже второй раз подлив себе в стакан, и затем махом за один раз опустошая его.

«Надо заканчивать», — пришла к выводу, с опаской поглядывая на то, как гномиха снова пош


убрать рекламу


атнулась и чуть ли не упала со стула.

— Меня ректор просил зайти к Вам, говорил, что ключ от новой комнаты дадите, — вымолвила я, переходя к основному делу.

— Знаю, знаю. Сразу догадалась зачем пришла, — чуть кося глазом, и громко икнув, мгновенно ответила она.

— Вот держи, — произнесла, положив на стол браслет и пододвигая его в мою сторону, затем продолжила:

— Он приведёт к новой комнате, соседка переезжает с тобой, на неё защиту настроили, но кого из посторонних пускать внутрь — решаешь только ты.

— Спасибо, — произнесла делая шаг вперед и беря браслет. — Ну, я пойду, — произнесла нерешительным тоном словно спрашивала разрешения.

— Иди, иди. Подружке передай, что я довольна, — покровительственно произнесла тетушка Трашан.

— До свидания, — промолвила на прощание, закрывая за собой дверь.

Уже идя по коридору, задумчиво рассматривала браслет, подняв его на уровень глаз. Браслет из крупных звеньев, достаточно увесистый и на вид совершенно обычный. Разве что, если приглядеться на одном звене находилось клеймо с узором в виде завитушки. Настолько хотелось скорее покинуть гномиху и оставить наедине с бутылкой, что и не подумала спросить, как это украшение приведёт меня к моему новому пристанищу.

«Вероятно, всё просто, и надо только одеть украшение на руку», — подумала я, сразу же исполняя задуманное.

Несколько долгих секунд ничего не происходило, после браслет вдруг уменьшился, теперь даже если захочу его снять, у меня не получиться, а потом внезапно появилась тонкая светящаяся путеводная нить. Я последовала за ней, придя к мысли, что сначала узнаю где будем жить, а потом схожу за Агнес, возможно к тому времени она уже проснётся.

«Боже мой! Да не может быть!» — мысленно восклицала, переводя взгляд с одной двери на соседнюю.

Уже как минуты две я нашла свою комнату, но до сих пор не посмотрев её изнутри стояла в коридоре, и ошалело смотрела на входную дверь.

«Вероятно это шутка. Может у них тоже есть день, когда принято всех разыгрывать и сегодня именно он?» — думала я, надеясь на это безумное предположение.

Повезло ещё, что в коридоре было совсем пусто, и никто мне не мешал: удивляться, приходить в себя и строить еще несколько различных предположений.

«Как додумались до такого, чтобы дать девушкам комнату на мужском этаже?!» — задавалась вопросом, но это не ошибка, путеводная нить указывала прямо на эту дверь.

«На мужском этаже — полбеды. Но почему, аккурат рядом находиться дверь комнаты Вольграма с Алексом?! Тут, кажется, и Деймон неподалёку обитает. Надо мной издеваются?»

Простояв так еще минуток пять, успокоившись и только глядя, как истукан на всё это безобразие, не решалась войти. В коридоре становилось оживлённее, и я не нашла ничего лучше кроме, как развернуться и уйти обратно откуда пришла. Не сильно хотелось неожиданно встретиться кое с кем. Схожу за Агнес, сообщу ей великую новость о переселении и покажу наше новое жилище. Только покажу на месте, охота, чтобы она тоже удивилась и почувствовала всю прелесть «сюрприза».

Академия вроде оставалась такой же, но возникало странное ощущение, какого-то незримого изменения, мне пока ещё непонятного. Возможно, внесли свою лепту устрашающие события, но скорее всего все пребывают в напряжении и ожидают результатов испытаний.

Вернувшись, удивилась отсутствию Агнес, надпись до сих пор висела в воздухе, но соседка отсутствовала. Не став терять времени начала собирать свои скромные пожитки. Через короткое время, когда почти справилась с этим лёгким делом, решила напоследок проверить тумбочку, которую занять ничем так и не успела. Не знаю откуда возникла эта мысль, ведь когда вселилась к Агнес уже осматривала её, решив убедиться, не оставила ли ничего бывшая владелица. Словно кто-то или что-то требовало меня заглянуть внутрь. Открыв дверцу с удивлением обнаружила цветок.

«Чёрный? Надо же».

Цветочек очень был похож на лилию, разве что почти полностью чёрного цвета, только по краям, словно крупицы серебра сияли серебристые вкрапления. Но стоило вытащить его из тумбочки на свет, он потерял всё своё очарование — стал блеклым. Положила его обратно и «чёрная лилия» начала снова завораживать.

«Цветок любит темноту» — сделала вывод я, гадая откуда же он появился.

Может, его спрятала Агнес? Ингредиент для её зельев? Но жалко уничтожать такую красоту.

За спиной открылась дверь, и раздался радостный возглас:

— Василиса! — почти взвизгнула Агнес, кидаясь мне на шею.

— Агнес, ты меня сейчас задушишь, — хрипя произнесла я, но при этом не переставая улыбаться.

— Извини, я просто очень рада! — молвила она и слегка подпрыгивала от радости на одном месте словно маленький ребёнок.

— Я тоже. Хоть для меня, и прошёл словно всего один день, — произнесла я, в ответ крепко обняв подругу.

Агнес уже была совсем нелохматая, но тёмные круги под глазами выдавали недосып.

— Извини меня, тебе пришлось одной тётушке Трашан те зелья готовить, — виновато произнесла я.

Агнес перестав меня обнимать, отстранилась, и посмотрела мне в лицо.

— Ты серьёзно?! Да забудь про это, главное, что жива здорова, — возмутилась она, затем продолжила:

— Тем более не одна была, Дайр с Адамом помогали. Ведь сварить это половина дела, а вот найти все ингредиенты — нелёгкая задача, с которой они мне помогли справиться..

— Ну всё равно теперь с меня большой должок, — не унималась я.

— Ты мне это брось. Кстати, мы опять переселяемся?

— Да, а ты откуда узнала? — удивленно спросила у неё.

— Весточка пришла, письменное уведомление, — пояснила она, вытаскивая небольшой свёрнутый кусочек бумаги, а затем возвращая его обратно в потайной кармашек платья.

— Я хотела тебя удивить, — наигранно расстроенным голосом ответила я.

Девушка на мои слова только хмыкнула, и уже во всю собирала вещи, причем пока она их просто скидывала в единую кучу на полу в центре помещения.

— Агнес, вы в испытаниях принимали участие? — задала вопрос, становилось грустно, что я одна осталась не у дел.

— Да, и даже показали высокие результаты. Жалко, что так получилось и ты всё пропустила. Хотя, знаешь если быть правдивой, то высокие результаты показали Адам с Дайром, а я чуть выше среднего, — не отворачиваясь от шкафа с одеждой ответила подруга.

— Кстати, а какие были испытания?

— Да ничего особенного: определяли уровень силы, потом несколько боёв командами, — рассказала Агнес.

— Ну всё — готова, — через несколько минут заявила она.

Когда мы покидали комнату, я внезапно вспомнила о цветке и сделала несколько шагов назад, чтобы забрать его с собой. Агнес моих действий не заметила.

Студентов в академии значительно прибавилось, но я не могла не замечать, какие порой взгляды на меня бросали и обходили десятой дорогой.

— Агнес, почему та девушка на меня так смотрит? — едва заметным кивком головы в сторону показала я.

— Эмм, некоторые особо одаренные считают, что ты виновата в пропажи Ады и смерти того парня, — немного замявшись ответила она.

— Почему? Я ведь тоже чуть не погибла, — возмущенно проговорила в ответ.

— Мы сорились с Адой, двоих нет, а ты жива и целёхонька, наверное это их единственные аргументы. Да не переживай сильно, скоро успокоятся, — махнула рукой Агнес, жестом говоря — всё ерунда.

— Да я не волнуюсь, только неприятно немного, — пожав плечами в ответ произнесла я.

— Василиса, а почему мы на мужском этаже? — недоуменно спросила Агнес.

— Это самая главная неожиданность, — усмехнувшись произнесла я.

Агнес не стала никак комментировать мои слова, и молча шла за мной. Как и в первый раз я наколдовала ледяные коробки и несла в них вещи, положив один на другой, но соседка поступила еще лучше — замотав все пожитки в простынь, сделана подобие узелка, и уменьшила их артефактом, тем, что когда-то использовала для хранения палатки. Мои вещи можно было положить тоже в этот свёрток, но они бы перемешались в общей куче, и я решила воспользоваться только своими силами.

— Та-дам! — воскликнула я, резко останавливаясь и показательно разворачиваясь к комнате на которую указала путеводная нить.

— Эта? — недоверчиво глянула Агнес.

— Ага, — кивнула в ответ.

— Ну это даже интересно и забавно, но напротив Деймон живёт. Не хотелось бы его видеть чаще чем обычно, — подметила Агнес.

— И я того же мнения, сестрёнка, — раздался весёлый голос сзади, приоткрыв дверь, опёршись на дверной косяк стоял Деймон собственной персоной, в одних штанах, босыми ногами, и голой накаченной грудью.

— Оденься для начала, — сразу же заявила Агнес.

— А я одет, — парировал он, и тут же улыбаясь словно издеваясь показательно начал играть мышцами на груди.

«Вот позёр», — мысленно посмеялась я.

— Деймон скройся, не позорь меня, — хлопая себя по лбу, будто устала и не знает, что с ним делать, произнесла Агнес.

Деймон специально словно на зло сестре начал еще сильнее кривляться. Я не выдержала и засмеялась, вроде взрослый парень, но порой такой несерьезный.

— Василиса пошли, он так вечность может, — пробурчала Агнес, хватаясь за ручку двери.

— Чтобы позлить тебя сестренка, могу сколько угодно, — ответил он, услышав слова подруги. И добавил обращаясь ко мне:

— Василиса, поздравляю с выпиской, хорошо, что всё обошлось.

— Спасибо, — растерянно ответила я.

— Пожалуйста. Но ты только следующий раз, когда решишь использовать свою стихию, как тогда в лесу, чтобы подкинуть, тщательно продумывай кого и куда отправляешь в полёт, — услышала его последние слова, перед тем, как Агнес закрыла дверь, ограждая нас от Деймона.

— Агнес, что он имел в виду? — чуть нахмурив брови недоумевая спросила я.

— Эмм, понимаешь, так получилось … — начала мямлить подруга, а потом быстро выпалила: — Деймон слегка промахнулся и зацепил дерево.

— Что правда? Блин, а мне казалось, гладенько подкид исполнила, — встревоженно произнесла я, вспоминая нападение на нашу группу.

— Гладенько? — захихикала Агнес, — Он хоть и не прямо в дерево прилетел, но стукнулся знатно, и лицо всё расцарапал, потом к лекарю ходил, убирать головную боль.

— Понятно. Если судить по твоему рассказу, промахнулась всё-таки не слегка. А он меня с выздоровлением поздравил, — произнесла я, чувствуя себя виноватой.

— Не переживай. Деймон хоть меня и раздражает, но я отлично его знаю. Он на тебя совсем не злиться, — промолвила Агнес, проходя вглубь коридора.

Да, в нашем новом жилище есть небольшой коридорчик, прям как у Вольграма с Алексом. Правда, мы не удостоились честью иметь две разные комнаты, потому как в нём присутствовала только одна дверь.

— Василиса, посмотри, она же раза в два больше, — довольным голосом произнесла Агнес, оказавшись внутри и обходя помещение по периметру, огибая мебель.

Внутри комнаты, присутствовала ещё одна дверь, видимо ведущая в ванную. Постояв немного возле стеночки, наблюдая за метаниями Агнес, направилась в сторону кровати, желая наконец-то избавиться от вещей. От их тяжести, руки заметно подустали.

— Агнес, не против, если я займу вот эту кровать? — поинтересовалась у соседки, кивая на постель у окна.

— Как хочешь, мне без разницы, — откликнулась она.

Обжившись, разложив вещи, мы направились ужинать. Свой чёрный цветочек, опять убрала в тумбочку, чтобы иногда доставать и любоваться. Я всё-таки спросила про него у Агнес, но она удивилась, сказала, что никогда не видела ничего подобного, и поинтересовалась откуда он у меня. Решив ничего не утаивать, рассказала, как всё было. Скрывать то особо нечего — пришла и увидела. Сошлись на том, что она сварит специальное зелье для проверки цветка на магию. Безопасность превыше всего — сделали мы единогласный вывод.

Звала Элехарсуса, но он мне не отвечал. Возможно, вредничал, или призыв духа, отразился и на нём, но своего места на верхушке моего уха — он не покидал.

— Агнес, а где Дайр с Адамом? — спросила я, уныло ковыряя вилкой в салате.

Кушать хотелось ровно до того момента, как заказала и увидела еду, а потом аппетит пропал, удалился в неизвестном направлении. Подруга, в противоположность мне, наоборот активно работала ложкой, и поглощала пищу, как метеор.

— Не знаю, пропали куда-то по своим делам, — прожевав ответила подруга.

Хотелось их увидеть, но раз сегодня не судьба, то ничего страшного.

— Я вернусь в комнату, аппетита совсем нет. Необходимо ещё посмотреть, какие завтра занятия, наверняка, что-то повторить, а то пропустила не мало, — произнесла отодвигая тарелку и вставая из-за стола.

— Ладушки, — откликнулась Агнес, снова возвращаясь к еде.

Кажись, из-за зелья для комендантши, на пищу подруга давно не отвлекалась.

«Что мы имеем: отбор пропустила, Ада пропала, Зепар мёртв, но его сподвижник где-то в академии — как-то всё мрачновато», — размышляла я, поднимаясь по лестнице, ничего вокруг не замечая.

Интересно, когда явиться Лилаус за проигранным мною поцелуем? Наверное, он забыл о нашем глупом споре. Так жаль, а ведь в случае моей победы, награда получалась существенной. Житель другого мира исполнит любое моё желание, кто ещё может таким похвастаться?

Внезапно, кто-то призывно помахал рукой у меня перед глазами, а затем дотронулись руки.

— Зову тебя, а ты не откликаешься, — раздался слегка недовольный голос, принадлежавший юноше стоявшему передо мной.

— Ты кто? — чуть охрипшим голосом произнесла я.

Вопрос получился совсем бестактным и невежливым, но этот парень меня ошарашил. На данный момент, он парил примерно в двадцати сантиметрах от пола, и ничуть не смущаясь внимательно меня рассматривал. Впрочем, я воспользовалась возможностью, и тоже окинула его взглядом с головы до ног.

Он выглядел младше меня, лет на пять, если бы не парил над землёй, то смотрела бы на него сверху вниз. Худой, миниатюрный, словно девушка, в простых тёмных штанах и белой рубашке с неброской вышивкой внизу, почти чёрные волосы и глаза цвета изумруда — только это делало его весьма экзотичным, выделяющимся из общей массы.

— Керилир, — невозмутимо ответил он, затем утверждающая произнёс: — Ты ледяной маг.

— Верно, но откуда ты меня знаешь? — до сих пор ничего не понимая, промолвила я.

— Все студенты знают ледяного мага, — ответил он, облетая меня по кругу.

— Ты тоже студент?! — изумилась я.

— Да, откуда такое удивление? — резко остановился Керилир передо мной, прищурив глаза.

— Пятый курс факультета земли, — окончательно ошеломил меня парень.

Этот малец и пятый курс, звучит как настоящий бред. Керилир снова стал летать вокруг меня, и неожиданно выдернул волос с моей головы.

— Ай, ты зачем это сделал? — хватаясь за голову произнесла я.

— Любопытство, — только и ответил он, близко рассматривая мой волос, уже не глядя на меня.

— А разрешения спросить? — возмущенно спросила у него.

— Брось, это всего лишь волосок, — отмахнулся он, снова уставившись на меня большими изумрудными глазами.

— Почему я тебя раньше не видела? — решила зайти, с другой стороны.

— Я тоже тебя не видел, — произнёс он крутанувшись в воздухе, — Пятый курс только пару недель назад вернулся с практики, — веселым голосом проговорил парень.

Вдруг, Керилир словно позабыл обо мне, уставился в пустоту стеклянным взглядом, а затем встрепенулся и произнёс:

— Мне пора. Ещё увидимся, — бросил он, и полетел прочь от меня.

Я осталась одна, недалеко от лестницы, провожая его изумлённым взглядом. Появился, как чёрт из табакерки, и так же исчез. Почему он парил? Разве маги земли так могут?

«Весьма странный паренёк», — в очередной раз подумала я.

Выдернутый у меня волос, выброшенный, одиноко лежал на полу. Но он изменился, его цвет перестал быть таким насыщенным и слегка потемнел. Присев на корточки, подняла его с пола, и скрутив пальцами в малюсенький шарик, положила в карман.

«Когда буду у себя, сожгу» — решила я, вставая в полный рост и продолжая свой путь.

Очутившись на мужском этаже, чуть не снесла один из доспехов, который почему-то оказался не у стены, а посреди коридора сразу же после поворота. Хм, что он тут делает? Пришлось придержать его обеими руками, чтобы он не завалился на пол со звонким громыхающим звуком. Оглянувшись, увидела неподалёку двух ухмылявшихся студентов. Вот как, значит шутки шутим.

Посмотрела на доспех задумчивым взглядом, а затем сделав небольшое движение рукой, заморозила его превратив в сплошной кусок льда, и только потом малой ледяной волной с пола отодвинула доспех обратно к стене.

Не заморозь я его, то он бы развалился или упал, а отодвигать доспех самой по старинке без магии, не имела никакого желания. Теперь пусть с глыбой льда поиграются, надеюсь не влетит мне от тётушки Трашан.

Демонстративно повернувшись, зашагала дальше по коридору. Вероятно, я им не помешала, поставят обратно и ледяные доспехи, чтобы шутит над другими или разморозят мой лёд, но зато, как-то ответила.

Так, Василиса, привыкай, теперь на этом этаже ты постоянный посетитель — внушала себе мысль пока шагала по коридору, который казался намного длиннее, чем в женском крыле.

Уже собираясь войти в свой новый «дом», как неожиданно соседняя дверь распахнулась и оттуда показалась девушка, а следом за ней Вольграм. Я невольно застыла, не отпуская дверную ручку, и оглядывая сначала девушку, и только затем посмотрев на парня.

Барышня оказалась весьма недурна собой, густые тёмно-каштановые волосы до самой талии, кукольное личико с пухлыми губами, высокая, чуть ниже Вольграма, но выше меня, одетая в кожаные брюки и в удлинённом пиджаке из мягкой ткани — одежда, не принятая среди студенток академии.

Где-то внутри, что-то рухнуло и неприятно завозился червячок ревности.

Вольгром, казалось тоже замер, не отводя от меня взгляда и совсем не мигая. В его глазах плескались искорки огня, завораживали и будто не разрешали разорвать зрительный контакт, манили и пленяли.

Воцарилась странная, напряженная тишина. Собрав волю в кулак, моргнула, вырываясь из плена его глаз. Его спутница переступила с ноги на ногу не понимая, что происходит, на её лице мелькнуло замешательство, сменившиеся недовольством.

— Привет, — вымолвила я, лишь бы нарушить тишину и прервать неловкую ситуацию.

Это слово прозвучало неимоверно глупо, никогда простое «Привет» не казалось таким нелепым.

А этот парень не нашел ничего лучше, как усмехнуться и тоже произнести:

— Привет, — снова замолчав словно рыба, и возвращая былую тишину, но при этом уже с непонятной для меня ухмылкой на его лице, которая вызвала лёгкое раздражение.

Но на этот раз затишье прервала спутница парня, которой видимо надоело стоять в сторонке и наблюдать за происходящей непонятной ситуацией.


— Вольграм, может представишь меня своей знакомой, — вежливо произнесла барышня, сдержанно улыбаясь, но выделяя последнее слово едва заметно изменившейся небрежной интонацией в голосе.

Я снова посмотрела на девушку, которая будто невзначай сделала шажок, становясь ближе к Вольграму, словно стараясь показать мне, что он её.

— Василиса, хочу представить Мерилис Лордлан, она прибыла к нам на обучение из царства оборотней. Мерилис, это Василиса Оверворлд, — лаконично проговорил парень, с не сходящей ухмылкой на лице, и от меня не укрылось, что просьба исходила от этой девицы, а обратился он сначала ко мне. Вроде бы ничего необычного, но почему тогда Мерились метнула на меня такой неприязненный взгляд.

— Ледяной маг? Надо же, как интересно. Никогда не видела подобную магию, — защебетала девушка, и ухватилась обеими руками за руку Вольграма.

Если бы Василиса, посмотрела в этот момент на парня, то заметила бы как скривилось его лицо, а глаза чуть потемнели, выдавая недовольство связанное с действиями своей спутницы.

Но нет, она этого не увидела, для неё наоборот жест девушки показался таким естественным и логичным, что настроение упало став ближе к нулю.

— Извините, но мне пора. Дел ещё много, — немного грубо оборвала я Мерилис, которая хотела еще что-то произнести, может быть спросить.

Надоела эта обычная ситуация, неприятно щекочущая нервы.

— Хорошо, хорошо. Конечно. Приятно было познакомиться, — провещала она, весёлым голосом, наверняка радуясь моему скорому уходу.

— И мне. До свидания, — проговорила я, разворачиваясь в сторону двери, но успела углядеть краем глаза, как Вольграм вытащил свою руку из захвата девицы.

— До скорой встречи, — донёсся до меня его спокойный голос.


* * *

Вольграм. 


Вольграм подошёл к двери кабинета своего отца, и негромко постучал. Хоть время и близилось к полуночи, но он всё еще находился там и что неудивительно — пребывал не один.

— Входи, — раздался спокойный голос отца, и дверь чуть приоткрылась.

— Добрый вечер, — учтиво произнёс я, оказавшись внутри и занимая одно из свободных кресел.

На моё приветствие молча кивнули провожая взглядом. В кабинете помимо отца, присутствовал ректор академии, лорд Тэриан, удобно расположившийся в точно таком же кресле что и я, только возле окна.

— Как обстановка на границе? — поинтересовался я у отца.

— Всё также, пока без изменений — затаились, но в другом мире стали происходить аналогичные события, — отозвался он, вставая из-за стола.

— Канделар? — задумчиво предположил я.

— Да, уж точно не мир фей, — вмешался ректор, затем продолжил:

— С их законами и нравами, феям нечего опасаться. Если только мы не удержим ситуацию под контролем.

— Всё настолько серьезно? — произнёс я, наблюдая за хождениями отца по комнате.

— Более чем и недавнее нападение в академии, каким-то образом связано со всем этим. Смею предположить, что тёмные маги узнали о характере Вашей связи намного раньше нас, ведь нападение спланированное, такое не организуешь за пару дней. Нет, кто-то тщательно подготовился, настолько тщательно, что мы до сих пор не можем найти никаких следов, — изрёк отец, останавливаясь и зажигая свечи под потолком.

Он очень любил естественное освещение, а не свет магических кристаллов. Свет свечей успокаивал его, и словно давал силы, так он порой говорил.

— Насчёт нападения, лорд Тэриан, что вы думаете относительно магистра Ленарда? — обратился я к ректору, вспоминая ночную встречу в лекарском крыле.

Весь день, небольшой отрывок воспоминаний крутился в голове, от начала до конца, не давая покоя и не отпускало чувство насторожённости.

— Тебе есть что рассказать, Вольграм? — с заинтересованностью спросил он.

— Можно и, так сказать. Прошлой ночью я находился в медицинском крыле, как обычно, передавал энергию, и неожиданно появился магистр Ленард, причём его интересовала именно наша пациентка. Он выглядел очень недовольным когда застал там меня. Странно, что он не сообщил Вам, ведь грозился, — проговорил я, вспоминая, как сильно изменилось лицо мага, когда он отодвинул ширму.

— Хм, мы уже проверяли всех магистров академии, но, вероятно, стоит капнуть глубже. Пока, не привлекай внимание, если он имеет, какое-то отношение к произошедшему — спугнёшь, — откликнулся ректор, прокручивая старинный перстень на пальце левой руки.

— До турнира осталось не так много времени, и необходимо успеть разобраться со всем до его начала, — проговорил отец, снова занимая кресло у рабочего стола, сцепив руки замком и положив их на деревянную поверхность.

— Если вдруг понадобиться моя помощь … — стал говорить я, но меня перебили.

— В настоящее время, ты и так обременён делами. Приглядывай за девушкой, но пока незаметно, — изрёк отец, его нередко посещала навязчивая мысль о том, что он чересчур сильно втянул сына в свои дела, ведь он ещё только учиться, а уже такая ответственность.

— Когда вы скажете ей правду? — произнёс я, посмотрев сначала на отца, затем на ректора, появилось лёгкое недовольство.

— Как только этого потребуют обстоятельства, желательно когда лазутчик будет пойман. Для неё безопаснее, ничего пока не знать, — откликнулся ректор, посмотрев в окно.

— Сомневаюсь, что Оверворлд будет такого же мнения, — подметил я, невольно выдавая свою раздраженность.

— Вольграм, для девушки это станет ещё одним потрясением, быть связанной с кем-то, видеть этого человека почти каждый свой день, не имея возможности выбрать самостоятельно — она не обрадуется, как бы тебе не симпатизировала, — оборвал отец, серьезным голосом, пристально глядя на меня, внушая спокойствие.

— А разумно было говорить об опасности? — отпарировал я, и продолжил: —«Маг помогший Зепару не пойман, а даже вероятно, ходит где-то в академии — будь осторожна». Вы так примерно сказали?

Наверное, я перешёл черту, и весь разговор напоминал уже обычный спор, но высказать свою точку зрения стало для меня необходимым.

— Вольграм! Пусть лучше знает, чем из-за неизвестности потеряет бдительность и осторожность. Ты не защитишь её от всего! — отчеканил отец, чуть повышая голос, показывая, что разговор окончен.

Да, во многом он прав, но почему тогда интуиция кричала, что это не правильно. Не просто так, враги приложили огромные усилия, чтобы добраться до одной из студенток в академии, они чего-то опасаются. Ледяная магия? Да, она необычна, но не уникальна — существуют другие ледяные стихийники. Но связь увеличивающая и без того немаленький потенциал, может стать угрозой. Научиться ей пользоваться — это станет настоящей защитой.

— Хорошо, я понял, — произнёс Вольграм, переступая через себя, — Разрешите покинуть Вас, думаю мы всё обсудили, — добавил я, решительно подымаясь с кресла, вставая в полный рост лицом к отцу.

— Иди, — откликнулся он и напоследок произнёс: — Будь осторожен.

Парень кивнув на его слова и стремительным быстрым шагом покинул кабинет, плотно закрывая за собой дверь.

В помещении разлилась тишина, только лорд Лотиан задумчиво постукивал пальцами по деревянному столу, прерывая её.

— Эх, молодость. Стремление и порывистость, даже жаль, что мы этого лишились, — нарушая покой, произнёс лорд Тэриан.

— Слишком своеволен, как бы не начались проблемы, — недовольно ответил его собеседник.

— Эрик, каким бы ты его не считал, но твой сын уже взрослый и неудивительно, что он имеет свою точку зрения, наоборот, показалось бы странным если бы она отсутствовала. Скажу больше, он даже разумнее и ответственнее тебя в его возрасте, — произнёс ректор Сандарской академии, со смешинкой в глазах, глядя на лорда Лотиана.

— Возможно и так, но я всё равно беспокоюсь, — произнёс мужчина усталым голосом, откидываясь на спинку кресла.

— Не тревожься, я пригляжу, занимайся тёмными магами. Делами академии и турниром — займусь я, — ответил Лорд Тэриан, вставая с кресла. — Мне тоже пора, засиделся, — добавил он.

Маг, воспользовавшись стационарным порталом в кабинете лорда Тэриана, перенёсся с негромким потрескиванием искр. Когда находилось время или возможность воспользоваться постоянным порталом, ректор никогда не тратил артефакты перемещения, ведь их создание тоже требовало сил и времени.


* * *

На улице нависли тучи и ожидался дождь, академия выглядела слегка непривычно из-за отсутствия яркого солнца, казалась мрачноватой, в коридорах светили почти все магические кристаллы, хотя и не на полную мощность, но обычно в дневное время суток значительная часть отключалась.

Погода словно отражала настроение Василисы, по крайней мере именно так девушка думала.

Прошло всего лишь два занятия, а заданий у меня уже выше крыши, магистры словно сговорились, сразу загрузить слишком долго отдыхавшую студентку, всей информацией по пропущенным лекциям. Магистр Тревали продвинулась дальше своего коллеги преподавателя по рунам, она пообещала подготовить персональную контрольную работу, к которой необходимо будет подготовиться, а затем сдать.

Вот так совсем не радостно я шагала в сторону столовой, утешало, что Адам с Дайром и Агнес обещали прийти на обед ко мне. Вообще, как-то неправильно, что все ходят кушать в мой общепит, легче было бы мне одной приходить в столовую старшекурсников.

Парни ещё с самого утра разузнали где мы проживаем и навестили, точнее сложно оказалось об этом не узнать, половина мужского крыла очень удивлялась новым соседям.

Первый пришел Адам, ещё до подъёма и ему не особо понравилось, что он не смог обмануть защитную магию на комнате, зато после характерного звона будящего всех в академии, в нашу дверь забарабанили так, что даже Алекс выглянул с соседней комнаты. Всё-таки теперь у нас имелся коридорчик, который слегка приглушал стук в первую дверь, из-за этого лёгкие удары мы не услышали, а Адам потеряв терпение, решил постучать громче.

С Дайром увиделись сразу после завтрака. Парни не Агнес, чтобы с визгом кидаться ко мне, но их искреннее беспокойство очень порадовало меня. Хотя, в глубине души мне хотелось, чтобы все вели себя словно ничего не случилось, и Дайр почти исполнил моё тайное желание, будто угадав его. Не расспрашивал, даже обычного «С Выздоровлением» не прозвучало, но глаза беспокойно осматривающие меня, выдали его истинные мысли.

После обеда, следовала череда занятий, вообще, заглянув вчера в своё расписание я неприятно удивилась, почти каждый день стояло минимум пять лекций или практик.

На данный момент в листочке мигало название нового предмета, которого до этого никогда не посещала: «Взаимодействие стихий». Радовало одно, что скорее всего меня не станут сразу же засыпать информацией и заданиями на дом, как сделали на других занятиях.

Мне необходимо на магическое поле, увидела пометку напротив названия.

К началу занятия, предусмотрительно переодевшись в одежду для физической подготовки, стояла недалеко от входа на полигон, который не разу не посещала, но успев увидеть его со стороны из окн


убрать рекламу


а, поняла, что он огромный. Находилась чуть в сторонке от остальных, помимо меня, прихода магистра дожидались еще две группы: водники и маги земли. С водниками первого курса у меня уже проводилось занятие, а вот эту группу земляных стихийников видела в первый раз, и они точно были старше.

— Всем добрый день, хотя для кого-то он может стать не совсем добрый, — весело провещал магистр Ирвик, стремительно приближаясь охранному полю не дававшему нам попасть на площадку.

Занятия ведёт преподаватель «приколист», интересно, он всегда такой радостный?

— Быстрее проходите, детишки, — проговорил он, снимая барьер с входа.

Угу, детишки, у меня бы язык не повернулся назвать так двухметрового водника недалеко от меня.

Кто-то толкнул меня со спины, я сразу обернулась.

— Извини, я нечаянно, — невинно проговорила Мерилис, вчерашняя девица, которую видела вместе с Вольграмом.

— Привет, — добавила она.

Как я её раньше не заметила? Может она пришла одновременно с магистром?

— Привет. Ничего страшного, — произнесла я, стремясь закончить разговор.

Девушка, вызывала у меня антипатию, не знаю, было ли это связанно только с огневиком и теперь соседом, но общаться с ней явно не хотелось. Хотя, и ругала себя за это, надо быть беспристрастной. Но это разум, а сердце считало иначе.

— Такое совпадение! Вчера только познакомились, а сегодня общее занятие, мне не будет одинокого, — активно заговорила девушка, вставая возле меня напротив магистра.

— Ага, — вежливо поддакнула я, затем ляпнула: — Мне тоже.

Мерилис тут же оживилась и стала тараторить:

— Вольграм никогда о тебе не рассказывал, хотя мы очень много времени проводим вместе, у него такие замечательные родители. Но я рада, что мы вчера столкнулись.

— Девушки, у нас тут не переговорная комната, а занятие, — прервал её болтовню магистр Ирвик, за это он сразу стал самым лучшим преподавателем, настоящий спаситель.

— Извините, — произнесла Мерилис ничуть не растерявшись, но самое главное замолчала.

Я не издала и звука, не видела повода для извинений, ведь максимум промолвила пару слов.

Пока магистр Ирвик, рассказывал о плане занятия, должны были состояться парные поединки между магами разных стихий, я краем глаза посмотрела на Мерилис. Когда барышня молчала, и была отвлечена чем-то другим она выглядела иначе, чем когда разговаривала со мной — более серьёзная.

«Врёт», — пришла к выводу. Специально ведёт себя таким образом, надо быть настороже, очень хитрая. Уже один раз обожглась, повторно обвести себя вокруг пальца, не дам.

Занятие оказалось очень интересным. Мне понравилось работать с девушкой водницей, хоть она и вымолвила всего пару слов и я даже не знала её имени, но у нас очень хорошо получалось орудовать против других, если создавать лёд из воздуха требовало некоторой концентрации и усилий, то взаимодействовать с водой, получалось легко, как дышать.

Мерились больше не докучала, а после окончания занятия, я одна из первых покинула полигон, надо было успеть переодеться и добраться до аудитории в северной башни, находящейся далековато от жилых комнат.

Когда уже переоделась и почти добралась до нужной мне аудитории, по всей академии разнёсся голос, откуда он шёл даже не предполагала, наверняка, что-то намагичили со стенами.

— Говорит ректор академии. Всем студентам, собраться на первом этаже в главном зале, — прозвучало короткое сообщение, вызвавшее общее оживление, и немедленную реакцию.

Главный зал академии располагался совсем недалеко от столовых, на первом этаже, настолько огромный, что мог вместить всех студентов, и ещё останется свободное пространство. Учащиеся спешили единым потоком, торопились, многие надеялись, что именно сегодня озвучат имена тех, кто войдёт в состав команды от академии, иначе не просили бы всех собраться.

Прошагав с одного конца академии на другой, тоже не оставалась в стороне и находилась в центре зала, вообще я хотела постоять у стеночки ближе к красивым витражным окнам, но волну студентов не интересовало моё мнение, и она отнесла меня сюда.

Я не разделяла: нетерпения, волнения и ажиотажа вокруг, ведь мне ничего не следовало ожидать, чувствовала себя обделённой в этой атмосфере предвкушения, чего-то важного. Но всё же любопытство никто не отменял и порадоваться за кого-нибудь из друзей, если они будут выбраны — тоже.

— Столько волнения из-за ничего пока не означающего избрания, — прозвучал совсем рядом безмятежный голос, выделявшийся среди общего гомона.

Оглянулась на говорившего и увидела парящего рядом Керилира, сложившего руки на груди.

— Почему ничего не означающего? — произнесла я, сразу без приветствия, ведь и он не торопился здороваться, появившись также внезапно, как и в прошлый раз.

— Сама подумай, зачем мне объяснять очевидные вещи, — откликнулся парень, подлетев ближе, и опять тронувший мои волос, правда только чуть-чуть, лёгким неуловимым движением.

— Впереди ещё много этапов? — предположила я.

— И это тоже, — кивнул Керилир и замолчал.

— Ты такой спокойный. Разве не хочешь, чтобы тебя выбрали? — поинтересовалась я, посматривая на парня.

Хоть он и появился совсем нежданно, но меня это устраивало, всё лучше, чем стоять одной. Моих друзей пока не наблюдалось, да и тяжело им будет добраться до меня через толпу студентов становившихся с каждой секундой больше.

— Нет, не хочу, но меня изберут, — невозмутимо промолвил Керилир, вытягивая за шнурок, амулет из тёмного дерева, висящий у него на груди.

Его простая фраза, меня удивила, я по-новому взглянула на парнишку парящего рядом со мной. Нет, Керилир не бахвалился и не самоуверен, он наверняка никогда и не вёл себя подобным образом. Маг словно произнёс истину.

— Почему, ты так думаешь? — промолвила я поправляя сумку на плече одолженную у Агнес, ведь мой изорванный рюкзак уже давно непригоден.

— Не веришь мне? — откликнулся он, неожиданно подлетев совсем близко, так, что его мальчишеское лицо застыло в сантиметрах пяти от моего, изумрудные глаза проницательно смотрели словно, старались, что-то разглядеть, дыхание перехватило. Совсем неприятно когда твоё личное пространство так грубо нарушали.

— Увидишь, совсем скоро, — весело добавил он, наконец отлетая подальше.

— Не делай так больше, — слегка нахмурившись серьёзно произнесла я, глядя как этот малец довольно улыбается.

— Не буду, — коротко ответил он, затем добавил: — Начинается, ты точно удивишься.

Я взглянула на небольшое возвышение в конце зала, где появилось несколько магистров во главе с ректором Тэрианом.

— Не удивлюсь, думаю тебя и правда выберут, — откликнулась я, кем бы не был этот мальчик, то ли парень, но он явно сильный маг и очень необычный.

— Я не это имел ввиду, — небрежно отмахнулся он от меня, и посмотрел, как на глупую.

Хотела ему возразить, но меня прервал голос ректора:

— Наверное, вы догадываетесь зачем, мы собрали Вас здесь, — произнёс он вступительную фразу и продолжил:

— Пару недель назад, были проведены испытания, показавшие Ваш потенциал, силу, умение работать в команде, а также другие индивидуальные качества. И теперь я могу с уверенностью сказать, что мы выбрали наших кандидатов. Да, это только начало пути, впереди ожидает множество трудностей и понадобиться ещё доказать среди всех академий мира Эргоса, своё право на участие в турнире Академий Трех Миров, но думаю мы это сможем. Сейчас магистр Тревали назовёт имя шестерых выбранных, а также троих запасных участников, которых в процессе обучения могут занять место, кого-нибудь из основных, если окажутся лучше.

— Прошу, — напоследок негромко произнёс ректор, уступая место магистру Тревали, наверное она его негласный заместитель, слишком часто с ним и выполняет основные поручения.

В помещении наступила тишина, все замерли в ожидании.

— Я называю имена, те, кого назвали, подходят и становятся сбоку от меня, — коротко, но по делу сказала магистр, и назвала первое имя:

— Вольграм Лотиан, — оглушительно разнёсся голос по залу, а затем послышались громкие стуки ногами, заменявшие в этой академии обычные хлопки в ладоши, и парень невозмутимо, но с гордой прямой осанкой прошёл к возвышению через образовавшийся коридор, расступившихся студентов.

— Ну кто бы сомневался, — тихо проговорила я, ничуть не удивлённая.

Ужасно предсказуемо, парень немного раздражал, точнее наверное злил, или это замаскированная ревность, прорывающая наружу из-за встречи с Мерилис.

— Керилир Медикрис, — прозвучало следующее имя, принадлежавшее моему недавнему собеседнику, всё-таки он оказался прав.

Керилир лениво проплыл к сцене, и выглядел так, словно занимается самым скучным делом на всём белом свете.

Далее прозвучало имя незнакомой мне девушки, которая вальяжно и с важностью приблизилась к магистру Тревали, до этого я её нигде не встречала.

— Дайр Линд, — огласили имя моего друга, и в первые за всё время я громко захлопала, именно захлопала, от привычек родного мира, отказываться не собиралась.

Дайр слегка мне улыбнулся, когда оказался на месте, рядом с магистром.

— Нанда Байр, — прозвучало очередное имя, совершенно незнакомое для меня, впрочем, как и его владелица, тонкая как тростинка, с бледной кожей, но дерзким взглядом.

— Адам Дастарли, — назвали последнего участника, и я опять захлопала, провожая взглядом фигуру водника.

По залу прошлись разочарованные шепотки, не далеко от меня кто-то из студентов задавался вопрос: Зачем тогда нас заставляли объединяться в команды?

Наверняка, они предполагали, что изберут всю команду, но зачем это академии, если можно было выбрать самых лучших.

Магистр Тревали, скорее всего услышав возмущения, сухо произнесла:

— Заставив объединиться Вас в команды, для прохождения испытаний, мы проверяли лидерские качества и умение работать в команде, про это уже упоминали, — прекращая все возмущения на корню.

— Теперь узнаем имена тех, кто пополнит состав запасных: Алекс Лассандир, — объявила преподаватель.

В помещение опять раздались приветственные постукивания, правда, не слишком активные, на что я не знаю почему, решила поддержать мага и опять громко захлопала в ладоши, привлекая взгляды студентов неподалёку от меня.

Теперь ещё один водник, хоть и запасной.

— Василиса, — негромко окликнули меня. — Еле добралась до тебя, — произнесла Агнес, пробираясь через скопление студентов и оказывающаяся рядом.

Девушка выглядела слегка потрепано, я поправила рукав её платья, который оказался сильно помятым.

— Да я вместе со всеми студентами сюда попала, никого из Вас не увидела и осталась стоять почти в центре, — откликнулась я, радуясь появлению подруги.

Затем, посмотрела снова на возвышение и увидела там нового запасного кандидата — девушку, имя которой я не разобрала из-за неожиданного появления Агнес.

— Ты видела наших выбрали? Я так рада за них, — говорила соседка, смотря на Дайра с Адамом.

Я оглядывала студентов стоящих возле магистра: все разные, индивидуальные, определенно сильные, и уверенные в себе, не зря ректор так затягивал с выбором.

Поймав взгляд Адама, улыбнулась ему, таким образом беззвучно поздравляя, на Вольграма пыталась не смотреть, старательно переводя взгляд на кого-нибудь другого из участников.

— … и Василиса Оверворлд! — пронзительно-громко произнесла магистр Тревали, имя последнего запасного.

Всё моё тело онемело, даже пошевелиться не могла, словно я оловянный солдатик, только руки от волнения и неожиданности задрожали. Воцарилась, разлилась, заполняя всё пространство вокруг, мёртвая и давящая тишина.

Что делать? Мне послышалось? На несколько секунд замолчали абсолютно все, ведь ни для кого не оказалось секретом, что никакие испытания я не проходила, а вообще выпала из жизни на долгое время.

Во рту пересохло, я смотрела большими от удивления глазами на остальных, не могла прийти в себя, и перестать быть ледяной фигурой не имеющей возможности пошевелиться.

— Оверворлд, не заставляйте нас ждать, идите сюда, — строгим голосом произнесла магистр Тревали, а её фраза стала для меня, как лекарство, вернувшее к жизни.

Шумно сглотнув я сделала первый нерешительный шаг в её сторону.

— Василиса, скорее, — тихо прошептала Агнес за моей спиной, легонько подталкивая вперёд.

Опять взглянув на магистра Тревали, начавшую терять терпение, и казалось готовую пойти и притащить меня за руку, я медленно зашагала к ней. Народ расступался образуя большой коридор, провожая пристальными взглядами и не всегда доброжелательными.

«Словно иду на эшафот», — промелькнула у меня мысль, когда уже почти оказалась на месте.

Студенты оживились и начался гул, нараставший с каждой секундой, недовольные голоса, фразы и возмущения.

Встала недалеко от остальных выбранных, только с края.

Пока приближалась к возвышению, успела мельком заметить Дайра и Адама, наблюдавших за мной, если они были удивлены, то вида совсем не подали, но вместо удивления присутствовало беспокойство. Знали бы они, насколько я волнуюсь, да хотела этого — стать избранной, но не таким немного нечестным и загадочным способом.

«Она не проходила испытания. Почему её выбрали? Это не правильно». — звучали из зала фразы, полные непонимания и несогласия.

«Ледышка всего лишь будет запасной», — услышала я пренебрежительный голос из толпы.

— Не переживай, всё хорошо. Не обращай на них внимания, — неожиданно кто-то успокаивающе произнёс совсем рядом, и чья-то рука легла мне на плечо.

Сбоку от меня появился Вольграм, теперь я не была самой крайней, и именно его рука так приятно тяжелило плечо и вправду давая спокойствие, как и его голос. Показалось, что даже шум доносящийся из зала стал тише. Парень, как скала уверенно стоял рядом, но смотрел не на меня, его взгляд был направлен в зал.

Подобно Вольграму через секунду рядом со мной оказались и Дайр с Адамом.

— Тишина! — громко и повелительно произнёс ректор Тэриан, выходя вперёд, а вместе с его голосом по помещению пронёсся ветер.

Мгновение назад стоял гвалт и шум, и только одно слово заставило всех замолчать, хотя не в слове дело, а в том, кто его произнёс и каким образом. Обычно ректор Тэриан всегда оставался спокойным, говорил сдержанно без повышенных интонаций.

— Для Василисы Оверворлд, было сделано исключение, из-за физической невозможности студентки присутствовать на испытаниях, мы тщательно изучили её успеваемость и обучаемость, также работу в команде, которая оказалась наглядно продемонстрирована во время тренировочного лагеря и именно благодаря высоким результатам она попала в запасной состав, — железным голосом отчеканил ректор, обводя помещение грозным взглядом.

— Все остальные споры и вопросы, считаю излишним. Давайте поздравим выбранных и отправимся на занятия, — добавил ректор Тэриан, не убавляя повелительного тона.

Сначала ничего не происходило, наверное учащиеся переваривали услышанную информацию, а затем большинство студентов послушалось ректора, после вялых постукиваний, и поздравлений направились к выходу, напряжение очевидно спало, и негативный настрой против меня ослаб.

Я облегченно вздохнула, а рука Вольграма пропала с моего плеча, под пристальными взглядами Адама и Дайра, он отошел встав возле Алекса. Парень действовал уверено: захотел, встал возле меня, и захотел ушел, твёрдым неспешным шагом, не проронив больше и слова.

— Жду всех у себя в кабинете, не задерживайтесь, — произнёс ректор, обращаясь к нам, а затем исчез — телепортировавшись.

— Василиса, не знаю даже, хорошо это или плохо, — произнёс серьёзным голосом Дайр, подойдя ещё ближе.

— Дайр не сгущай тьму, всё будет нормально, — заявил Адам, ободряюще улыбаясь, а затем, взял и взлохматил мне волосы движением одной руки.

— Эй, ты что делаешь! — воскликнула я, отпрыгивая от него, на голове теперь творилось хаос.

— Пытался убрать эту мину с твоего лица, кажется, у меня получилось, — отозвался Адам, ведь правда помог, а то сама на себя похожа не была.

Мы отправились к ректору, радовало, что коридоры опустели, все находились на занятиях, хоть я и приободрилась, но до конца пока не понимала, как отношусь к такому повороту событий.

— Ты почему так стушевалась. Смелей, смелей надо, а то места в основной команде тебе не видать даже во сне, — очутившись, рядом с нами произнесла одна из выбранных девушек, Нанда Байр.

Барышня оказалась моего роста, но такая тощая и бледная, что казалось будто она давно и очень тяжело болеет, только глаза смотревшие на мир с вызовом, показывали истинное состояние девушки.

— А тебе какая разница? — поинтересовалась я, поглядывая на Нанду.

Дайр с Адамом, чуть отстали и шли позади. Нанда была абсолютно права, пора полностью отказаться от сомнений и страхов, у меня почти получилось, но этот случай выбил из колеи.

— Вон видишь впереди шагающую мымру? — проговорила она, ничуть не сбавляя громкость голоса, и показывая рукой в сторону вальяжно шагавшей девушки, имя которой я не услышала.

— Да, вижу, — осторожно произнесла я.

— Так вот, надо, чтобы кто-нибудь из запасных участников занял её место. Мне с ней не ужиться, значит избавлюсь, сама уходить не собираюсь, — уверенно ничуть не сомневаясь в правильности своих суждений произнес Нанда, а затем добавила: — Хотя, Алекс кажется более подходящим, но у него вряд получиться попасть в основную команду, уже есть твой друг — водник посильнее.

Нанда отстранилась о чём-то задумавшись и беззвучно шевеля губами, кажется она просчитывала различные варианты. Я вернулась взглядом к девушке, против которой она строила козни. Интересно, откуда такая неприязнь? Ну у меня ещё будет время это узнать.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Мир Канделар. 


Академия Олорум, подобно острову парила в небе, правда, не слишком высоко над землёй. Воздушное строение, с множеством открытых площадок, не только внизу, но и на более высоких этажах.

Все учащиеся этой академии были архонтами с крыльями, и такое количество свободного пространства без потолка и стен, позволяло удобно перемещаться по академии, конечно общежитие и аудитории имели вполне привычный вид, дождей и непогоду в этом мире никто не отменял.

В коридорах учебного заведения оконные проёмы были настолько длинные и широкие, что если бы ещё чуть-чуть больше и они стали бы арками, ведущими в никуда, просто в воздух. В одном из таких окон сидел Лилаус свесив ноги вниз, в пропасть. Отсюда открывался хороший вид и окружала безмятежность: настолько тихо, насколько требовалось, чтобы уйти в себя и подумать.

Лилаус совсем недавно возвратился от деда. Когда он только узнал, что Артикус Фемилиар просит к себе, то даже не мог предположить насколько важными вещами решил поделиться близкий родственник. Обычно Артикус являясь главой совета, никогда и никого из семьи не посвящал в свои дела, и ничего не рассказывал, хранил тайны ото всех, такое поведение обязывало положение, если бы он не был архонтом с чёткими принципами, то вряд ли смог бы занять такой важный пост.

Именно сегодня, впервые за долгое время, дед нарушил свои собственные правила, рассказав Лилаусу истинную причину появления и проведения турнира среди всех трёх миров, очень схожих между собой. Если турнир прервут или он не состоится, поплатятся все, или почти все, долгий упадок или уничтожение. Однажды, давно это уже происходило и только чудом, миры предстают перед всеми такими какими являются сейчас.

«Зачем он решил посвятить в тайну именно меня?» — сам собой возникал вопрос. Артикус предпочёл промолчать, сказав, что еще не время, но и без его слов становилось понятно, ему может понадобиться помощь, ведь я будущий участник и буду ближе всего к всему происходящему. «Что ж посмотрим, как будет дальше», — напоследок подумал Лилаус, смотря вниз, где виднелись верхушки деревьев.

Академия, не парила на одном месте, а медленно летела по определенной траектории, каждый сутки, пролетая её раз за разом — неизменно.

— Лилаус! — внезапно выкрикнули его имя, парень удивленно отклонился назад и посмотрел в конец коридора, а затем усмехнулся поняв всё по лицу подруги.

Мери ю разозлила реакция парня, она плотно сжав губы стремительно зашагала к нему, махровые крылья за её спиной слегка подрагивали.

— А я то думал, когда ты узнаешь и вот так примчишься ко мне, — подметил Лилаус совершенно спокойным голосом.

Беспокойство Мери и сначала веселившее стало понемногу раздражать, но портить отношения с подругой детства не хотелось, тем более парень догадывался почему девушка вела себя именно таким образом, он не мог дать ей того, что она желает.

— Тебя ничуть не заботит собственная безопасность! Почему, я опять узнаю последней! — восклицала Мери я, и гневно сложив руки на груди.

— Берегу твои нервы, — усмехнулся парень, и добавил: — Не кричи так, тише.

— Я думала ты на это больше не пойдешь, не будешь перемещаться в тот мир. Разве одного раза было не достаточно? — спросила она, в её голосе одновременно звучали обида и волнение.

— Я не должен отчитываться о своих действиях перед тобой подруга, и перемещаться или нет решать только мне. Понимаю твоё беспокойство, но это мои дела, и прошу в дальнейшем относится к этому более спокойно, — словно отчитывая произнёс Лилаус, настала пора обозначить границы в общении с Мери ей, иначе ничего хорошего не выйдет.

С каждым моим словом взгляд подруги становился всё грустнее и обиженнее, но под конец она взяла себя в руки и произнесла:

— Зачем ты так? Это просто беспокойство, Кселандр неожиданно рассказал и я не сдержала эмоций, — примирительно проговорила Мери я, подходя ближе и садясь рядом.

— Не сомневался, что он проговориться. В делах касающихся тебя, он не надёжен, всё вытреплет, — усмехнулся Лилаус, вспоминая болтливого друга.

— Зачем ты опять перемещался? — неожиданно спросила девушка, напуская на себя равнодушный вид, но ей не удалось скрыть то, как она хочет услышать ответ.

— Решил навестить свою новую знакомую. Узнать, как дела, у меня с ней имеется определённая договорённость, — откликнулся я, смотря на небо и не видя лицо Мери и.

— Какая договорённость? — тут же заинтересованно спросила она.

— А вот это, Мери я, тебя не касается, — небрежно произнёс я, задумчиво трогая артефакт на запястье, широкий металлический браслет без вычурных деталей.

— Хорошо. Но скажи, ты хотя бы увиделся с ней? — поинтересовалась она, стремясь хоть что-то узнать.

— Нет, не застал. Элехарсус сохраняет приватность новой хозяйки, немного обманул своего брата по созданию, — откликнулся я, не переставая трогать браслет, который слегка нагрелся, словно поняв, что про него говорят.

Артефактам редко дают имена, только самым редким и могущественным, браслет на моей руке и тот, что принял форму дракончика и ушел к девушке из другого мира, были именно такими. Мой артефакт или как ещё называли — чарм, звался Салахер, создан из одного заговоренного слитка магического металла, что и Элехарсус, изготовленные одновременно, из-за этого между ними присутствовала определенная родственная связь.

Хотя, магические камушки проглоченные чармом принявшим вид дракона, немного изменили его и сделали сильнее, а связь чуть слабее, именно из-за этого я переместился в комнату, где находились вещи Василисы, но не оказалось её самой.

— Ну значит увидитесь на турнире, если конечно она там будет, — произнесла Мери я, заболтав ногами в воздухе.

— Ну вряд ли, я оставил в той комнате цветок Нитвира, — произнёс я, у меня всегда имелся запасной план.

— Тот самый цветок-маяк? — удивленно произнесла девушка.

— Ага, он самый. Привязал его к ауре девушки, на одном из моих артефактов, остался её след, после закрепления нашего соглашения. Теперь, когда она его увидит, то не оставит. У неё появиться желание, постоянно смотреть на него перед сном, так что следующий раз перемещение не получиться в пустую, — пояснил я, наблюдая, как Мери я снова поджала губы, явно несогласная с моими действиями, но всё-таки промолчала, понимая, что своими словами сделает только хуже.

Там, где встречались небо и земля, появилась полоса света, скоро взойдёт солнце — пора уходить, жара наступает мгновенно.


* * *

Мир Эргос. 

Василиса. 


— Так, наша будущая надежда и честь академии, — произнёс магистр Ирвик, вышагивая перед нами, словно о чём-то раздумывает, и через несколько секунд продолжил:

— Представляю, как вы обрадовались, узнав, что именно я Ваш куратор по подготовки к турниру.

«Ага, на седьмом небе от счастья», — с сарказмом подумала я, глядя на некоторые кислые лица в нашем ряду.

Вчера, после всех оглашений и когда мы пожаловали в кабинет ректора, нам не сообщили, чего-то совершенно нового, разве что теперь свободного времени станет ещё меньше, по крайней мере у меня точно.

Расписание кардинально перекроили, точнее выдали новые магические листочки, показывавшие не только занятия на определенный день, но и весь распорядок дня, начиная от утреннего подъёма и заканчивая тем, когда ложится спать.

Занятия на подобии медитации или физической подготовки, расположили в расписании таким образом, что мы занимались на них все вместе, а это ещё не считая новых дисциплин, проводимых специально только для будущей команды от академии.

Но первым занятием и последним обязательно являлись «Взаимодействие стихий» и «Принцип магических боёв» у магистра Ирвика, всё сделано чтобы подопечные, как можно чаще встречались со своим дорогим куратором.

Хоть вчера ректор и изрёк речь в мою защиту, но никому это не помещало смотреть на меня, как на врага народа и пытаться высказать свои претензии. «Скоро всё уляжется и забудется», — произнесла вчера Агнес, и я была с ней согласна.

— А теперь к делу, — решительно проговорил магистр Ирвик, останавливаясь на месте и поворачиваясь к нам лицом.

На данный момент, вся команда собралась на утреннее занятие «Взаимодействие стихий», проходившее на огромном магическом поле разделённым на четыре зоны в зависимости от покрытия пола: первое — твёрдое, как камень, второе — песок, напоминавший обычный пляжный, третье — покрытое водой, наверное, на полметра точно, и четвёртое — странное слегка переливающееся, с далека невозможно было понять то ли оно твёрдое, то ли мягкое.

— Я хочу сообщить просто замечательную новость, уверен вы будете в восторге, — произнёс магистр Ирвик голосом, дававшим понять, что это он будет в восторге, но явно не мы, на его лице появилась пакостная ухмылка.

— Я пришёл к решению разбить Вас на пары, так сказать подружить. В начале каждой недели пары будут меняться, — начал рассказывать куратор, а мы пока не понимали всю соль происходящего.

— Тех, кого назначу в пары, должны стать тенью друг друга, пока бодрствуете, гуляете, ходите, кушаете, всё время! Мне без разницы, как это будет достигаться! — внезапно став серьезным говорил магистр Ирвик, чеканя каждое слово.

Затем, подняв с пола шкатулку, которую он принёс с собой, открыл крышку показывая нам содержимое. Там оказалась странная пирамидка, низ которой был выполнен из кристалла, а верх из какого-то чёрного камня с вырезанными по всей поверхности мелкими рунами.

— Это специальный артефакт, каждая назначенная двойка коснётся его и получит общую руну, подсчитывающую часы вашего пребывания рядом друг с другом. В сутки около девяти часов, и также добавлю если найдутся умники, время в период сна считается по-другому, три часа, как один, — произнёс магистр обводя нас внимательным взглядом.

— Зачем всё это надо? Лишняя проблема для нас, — самая первая возмутилась Нанда.

— Дорогая студентка Нанда Байр! Мне нужна дружная команда понимающая друг друга с полуслова, а сейчас между Вами дружбой даже не пахнет. Кучка индивидуалистов, не справиться со слаженной работой противника, какими бы сильными вы не являлись, — голосом не терпящим больше никаких возражений, пояснил магистр.

Девять часов рядом с кем-то? Вроде поначалу ничего страшного, но как задумаешься об этом всерьёз, то понимаешь, что с некоторыми людьми неделя может показаться Адом или в лучшем случае получиться очень напряженной. Часа три, если повезёт можно отсидеть на занятиях, часа два это завтрак, обед и ужин, и остаётся ещё четыре — всё вечернее время.

— Насколько рядом надо быть? — спросил Дайр, стоящий рядом со мной.

— Один-два метра, руна будет видоизменяться когда расстояние превысит допустимое, а это значит время не считается, — произнёс магистр, а затем слегка топнул ногой, и из твёрдого каменного покрытия, на котором мы сейчас находились, поднялся кусок камня в форме куба высотой с метр.

— Что будет если кто-то не выполнит условие? — спросил Алекс, задумчиво глядя на артефакт.

— Вы сначала не выполните, тогда и узнаете, — откликнулся преподаватель, не дав никакого конкретного ответа, а наоборот вызывая ещё большее чувство настороженности.

Магистр Ирвик положив шкатулку на возникший постамент, опустил руку в один из своих карманов, доставая оттуда скомканную бумажку.

— Посмотрим, кто у нас тут первый? — произнёс куратор ни к кому лично не обращаясь, разворачивая бумажку.

— Василиса, как думаешь кому сильнее не повезёт с напарником тебе или мне? — спросил тихо Ад


убрать рекламу


ам, чуть наклоняясь в мою сторону.

— Наверное мне, я не особо везучая, — тут же откликнулась я.

Самый лучший расклад если мне попадётся Дайр или Адам, но на такой подарок судьбы рассчитывала меньше всего.

— Поспорим? — тут же предложил Адам, протягивая руку для рукопожатия.

Но спору не суждено было состояться…

— Адам Дастарли и Василиса Оверворлд, не знал, что вы такие общительные, — вмешался магистр Ирвик, затем продолжил весёлым голосом:

— Значит с Вас и начнём. Василиса и … — сделал затяжную паузу магистр, во время которой напряжение испытала не только я, но и все остальные.

— Керилир, — озвучил магистр не переставая улыбаться, — Прошу обоих ко мне.

Что же мне так везёт на этого мальца? Керилир равнодушно проплыл к артефакту-пирамидке, мы очутились на месте почти одновременно, оказавшись напротив друг друга.

— Чего ждём? Пальчикам касаемся артефакта, и не тормозим, — произнёс магистр не сбавляя своего радостного настроя и поторапливая нас.

Я оглянулась на остальных, Адам улыбался одним уголком губ и поймав мой взгляд ехидно подмигнул. Вот блин, посмотрю как будешь ты улыбаться, когда сам тут окажешься.

Стоило только прикоснуться к артефакту, как по руке прошла волна тепла и потерялась где-то в районе предплечья. Керилир отнял руку от артефакта, а следом и я, понимая, что всё завершилось.

— Показываем, — произнёс магистр ожидающе глядя на нас.

— Что показываем? — в недоумении спросила я.

Керилир тем временем, проплыл и показал магистру руку, а точнее ладонь, где оказался маленький узор в районе большого пальца.

— Руну девушка, берите пример с вашего сообразительного напарника, — откликнулся магистр Ирвик, когда я и так уже поняла, что от меня требуется.

Когда куратор убедился в наличие знака и у меня, нас отпустили поздравив и совсем не смешно пошутив про первых подопытных.

— Сейчас будет твоя очередь, — прошептала Адаму, возвращаясь на своё место.

Парень кивнул в ожидании глядя на магистра.

— Так, а теперь у нас весьма интересная двойка получается. Главное, чтобы на первых порах не подрались. Адам и Вольграм, — озвучил куратор, а на лице первого появилась кривая улыбка.

Вольграма я пока не видела его загораживали другие, но вот он вышел и прошел к пирамидке, со слегка недовольным лицом. Меня удивило наличие перчаток на его руках — чёрные, наверняка кожаные, плотно облегающие руку, почти без каких-либо складок. Стянув одну из перчаток он коснулся артефакта одновременно с Адамом.

— Знаешь я бы проиграла, для тебя испытания посложнее особенно если учитывать, как вы ладите с Вольграмом, — произнесла я, возвратившемуся другу.

Адам в ответ хмыкнул, а затем произнёс:

— Ну да попадись он тебе, вы бы лучше поладили.

— Вряд ли, — сухо ответила я, вспоминая неожиданную встречу с подружкой Вольграма.

Далее прошло всё тихо и вскоре почти все обзавелись напарником и самым близким человеком, в прямом смысле этого слова, до конца недели. Только девушка тоже из запасных, осталась одна, ведь нас было нечетное количество. Магистр Ирвик, поздравил её с удачей, и пояснил, что на следующей неделе, у неё обязательно появится напарник, а отдыхать будет уже кто-то другой.

После занятия, все объединённые задержались, решив переговорить и договориться между собой. Мой напарник подлетать не спешил, а значит пришлось идти мне, провалиться в первый же день не было никакого желания.

— Керилир давай до мужского крыла дойдём вместе, а потом после занятий встретимся на обеде, — предложила я переходя сразу к делу.

— Хорошо, — коротко ответили мне и полетели вперёд, а я поплелась следом совсем чуть-чуть отставая.

«Интересно, если за него ухватится и повиснуть он опуститься на землю или я стану болтаться в воздухе?» Эта мысль прочно засела в голове, и хотелось попробовать, но пока это не представлялось возможным, хоть мы и относительно часто с ним разговаривали, но парень упорно держал дистанцию в общении.

Совсем скоро мы разошлись, а затем встретились после занятия, как и договаривались.

Столовую для старшекурсников посещала хоть и второй раз, но первый помнился совсем смутно, на данный момент находиться здесь было немного непривычно.

Керилир проплыл к крайнему столику у окошка, который несмотря на достаточное количество народу, всё равно пустовал, а мне оставалось только следовать за ним.

Вообще, заметила странную вещь, с магом земли мало кто здоровался чаще всего просто вежливые кивки и большую часть времени парень находился в одиночестве.

— Керилир, у тебя есть друзья? — поинтересовалась я, решив зайти издалека, парень до этого сидевший и смотревший в окошко, перевёл взгляд на меня.

Конечно, нетактично расспрашивать его об этом, но если не спрошу сейчас, то сделаю это потом, ведь нам до конца недели находиться бок о бок.

— Да, есть, но очень мало, — спокойно ответил Керилир, слегка прищурив свои изумрудные глаза, кажется он догадывался к чему я виду.

— А просто знакомые? — постаралась произнести равнодушным голосом, словно меня это мало интересует, чтобы напарник перестал смотреть так внимательно.

— Ледяной маг, я понял, что ты имеешь в виду. Со мной дружить тяжело, как мне самому, так и другим, — почти мгновенно раскусив меня, ответил парень.

На несколько секунд замолчав, в этот момент перед нами как раз появилась еда, я произнесла немного запоздалое «Почему?».

— Очень много вопросов, ледяной маг, — произнёс он мгновенно отложив ложку, чуть приподнимаясь, а затем наклоняясь оказываясь перед моим лицом.

Нас отделяло какие-то несколько сантиметров, дыхание на мгновенье перехватило. Что за привычка у него такая? Внезапно приближаться и глядеть на человека в упор. Смутить старается?

— Ты обещал больше так не делать, — медленно произнесла я, чувствуя очень приятный запах идущий от парня.

— Да? Точно! — сделал вид Керилир, что забыл и вот только вспомнил об этом, но не возвращаясь на своё место.

Наверное, это выглядело весьма странно, и у меня в голове, смысл его поведения никак не укладывался, следующий раз у него такое не пройдёт, остановлю или увернусь ещё на подлёте.

— Василиса? — неожиданно раздался голос со стороны, на который я мгновенно обернулась и едва не стукнулась головой об голову Керилира, малец едва успел отодвинуться и вернуться на своё место.

Возле нашего столика оказались Адам, Агнес и к моему удивлению Вольграм, последний смотрел на моего напарника не совсем довольным взглядом.

— Да? — глупо произнесла я, под удивленными взглядами Адама и Агнес.

— Мы думали присоединиться к Вам за обедом, — пояснила Агнес, возникла неловкая ситуация, если бы тут не присутствовал Керилир, никто бы ничего рассказывать не стал, а просто молча сели бы рядом и всё.

Но и присутствие Вольграма тоже вносило свои коррективы, и я как-то заметно напряглась. Он здесь, а где же Мерилис? «Интересно, когда она успела пообщаться с его родителями, хотя и я стала удостоена подобной чести, но случайно, меня старательно хотели спрятать», — вспомнилась вчерашняя встреча с девушкой на занятии.

— Конечно, — откликнулась я, пододвигаясь к другому краю и освобождая место, которое заняла совсем не Агнес, а бесцеремонно уселся Вольграм опередив каким-то чудом остальных. Тело напряглось и я резко выпрямилась демонстрируя идеальную осанку, которой на самом деле похвастаться не могла.

Агнес ничего не сказав села рядом с ним, оказавшись на самом краешке, а рядом с Керилиром занял место Адам, мой напарник начисто не обращал внимания на людей составивших нам компанию.

— Нельсон опять устраивает вечеринку на выходных, ты пойдёшь? — обратилась ко мне Агнес, беря стакан с соком, который только, что появился на столе перед ней.

Наверняка, подруга произнесла это только, чтобы как-то прервать молчание воцарившиеся за столом.

— Эмм, посмотрим. До выходных ещё дожить надо, — задумчиво ответила я, немного успокаиваясь, принимая более расслабленную позу и ловя на себе взгляд Керилира, на лице которого мелькнула лёгкая улыбка.

— Подумай, он обещал кое-что интересное и необычное, — произнесла Агнес.

— Почему ты меня не зовёшь? — обратился к ней Адам, наигранно обиженным голосом.

— Адам тебя и приглашать не надо, ты сам придешь, — отпарировала Агнес.

Вольграм не произносил и звука, что было на него очень непохожим, на его руках всё-также красовались чёрные перчатки.

— Ну может и так, но из вежливости хотя бы, — хитро улыбнувшись произнёс Адам, а затем добавил:

— Вольграм, а где же твоя подружка? Вы в последнее время вместе ходили неразлучно.

— Адам, тебя это совсем не касается, — коротко ответил Вольграм, не поддаваясь на провокацию.

Для меня до сих пор оставалось загадкой, что же между ними произошло, из-за чего такая конфронтация. Неожиданно подал голос Керилир:

— Она ему не подружка, — смотря внимательно на Вольграма произнёс он, и продолжил:

— Эта девушка ему жутко надоела, а его настоящая подружка …

Не успел договорить парень, его резко прервали:

— Керилир, я с уважением отношусь к твоим способностям, но прошу не оглашать ничьи эмоции вслух, сохранять тайну, — железным голосом отчеканил Вольграм.

За столом все замолчали, я не понимала, о каких способностях говорит сидящий рядом со мной огневик, но кажется только для меня это оставалось секретом.

— Хорошо, — спустя небольшую паузу произнёс малец.

Остальная часть обеда прошла совсем скучно, а я мучилась от неизвестности, но в связи не совсем простой ситуации ничего спрашивать не стала. Единственное, в районе запястья одной из рук чувствовалось тепло, словно кто-то сильно потёр кожу и она раскраснелась и нагрелась. В тот момент когда я задрала рукав и в недоумении смотрела на свою руку, Вольграм неожиданно поднялся и ушел, сказав, что у него дела, а Адам недовольно вскочив побежал вслед за ним. Вскоре разошлись и мы, отправляясь каждый по своим аудиториям.

Вечер, да и несколько дней промелькнули, пронеслись ураганом, только не имели таких разрушительных последствий, как это стихийное бедствие — пока не имели. Всё было тихо, но напряжение в некоторых двойках росло и последнее терпение истекало капля за каплей, грозя исчезнуть совсем, а что произойдёт потом, не знал никто. Вероятно, разразится настоящая буря, и даже самые уравновешенные участники не останутся в стороне, а магистр Ирвик прекрасно понимал и видел всё происходящее, но почему-то с каждым следующим занятием улыбался всё ехиднее и лучезарнее. «С ним точно не всё в порядке», — не один раз думала я, смотря на почти всегда весёлого куратора.

С Керилиром у нас царил нейтралитет, парень выстроил преграду за пределы которой проникнуть никак не получалось, всё случилось после одного интересного разговора вечером, во внутреннем дворе академии.

Заходящее солнце раскрасило небо самыми яркими красками, но его самого было не увидеть, весь обзор закрывало высокое каменное ограждение окружавшее всю территорию академии по периметру.

Второй вечер подряд мы сидели под деревом на зеленной траве, Керилир на удивление не парил над землёй, а сидел вытянув ноги, словно самый обычный парень, его руки расположились по бокам и слегка сжимали травяной ковёр. Глаза закрыты, лицо безмятежно будто сознание и мысли покинули его тело и витают где-то далеко и высоко.

Я устроилась совсем близко, опиравшись спиною на ствол дерева и перелистывая конспекты, стремясь запомнить груду новой информации, валившейся на меня с каждым днём всё большим, нескончаемым потоком.

— Странно, ведь ты могла их погубить, — неожиданно и загадочно произнёс Керилир, не открывая глаза и почти не шелохнувшись.

— Ты это мне? — непонимающе спросила я, отвлекаясь от конспектов и оглядываясь по сторонам. Возможно, парень разговаривал сам с собой.

— Да, тебе, — ответил он, приоткрывая глаза.

— Кого я могла погубить?

— Растения, природу этого места, своими неконтролируемыми выбросами магии, — пояснил парень.

Я понимала, о чём он говорит, но одно оставалось загадкой:

— Почему странно?

— Что странно? — переспросил он, не понимая, что я имею в виду.

— Ты недавно произнёс: «Странно, ведь ты могла их погубить».

— Ааа, — протянул он, снова закрывая глаза, а затем добавил:

— Странно, что растения тянутся к тебе, не боятся, обволакивают своей энергией, — произнёс он странные вещи, заставив меня слегка нахмурится и уставится вниз на траву, в попытке что-то разглядеть.

— Ничего ты там не увидишь, я это ощущаю, — промолвил он, не открывая глаз.

Как он узнал, куда я смотрю? Рентгеновское зрение или …

— Керилир, на какие способности намекал Вольграм, вчера за обедом? — спросила я, пользуясь хорошим настроением и разговорчивостью парня в данный момент.

Он резко открыл глаза, и опять, как часто бывало, проницательно посмотрел на меня и только потом ответил:

— Я наполовину фей, — бросил он слова, будто эта короткая фраза могла объяснить всё.

В моём воображении сразу возникли малюсенькие сказочные существа, с красочными и слегка прозрачными крыльями за спиною, в Керилире хоть и присутствовала некая сказочность, но до фей из моих фантазий ему было далеко. Однако, ассоциациям из моего сознания верить нельзя, всё это влияние современных мультфильмов и книг со сказками.

Наверняка, все мысли и непонимание отразилось на лице, парень кинул на меня ещё один проницательный взгляд.

— Хорошо, я тебе расскажу. Проведу краткую лекцию, — сверкнув глазами, произнёс он.

Расслабленная поза пропала, он перестал касаться земли и завис в воздухе.

— Феи живут в другом мире, зовущимся Иратус, главная особенность отличающая его от Эргоса — население одна единственная раса, никакой другой, — словно продиктовал заученную информацию Керилир, после замолчал на несколько секунд.

Возникало ощущение, что ему не совсем легко рассказывать, казалось скоро прозвучит очень важная вещь.

— Феи, как и мы, одарены стихийной магией. Единственное, стихийники огня встречаются очень редко. Вдобавок раса одарена ментальными способностями, чувствуют эмоции друг друга: злость, радость, любовь, нетерпение и всё остальное, — растолковал он, внимательно смотря на меня и ожидая моей реакции.

— Значит, ты тоже всё это время чувствовал мои эмоции, и я была словно открытая книга? — напряженно спросила я, откладывая конспекты в сторону.

Он ведь очень долго находился рядом, ощущал, видел мои чувства, наверняка, теперь понимает, знает меня как облупленную — очень неприятное открытие. Меня накрыло смятение, как много он узнал обо мне? Наверняка, он замечал лёгкое раздражение или недовольство, охватывавшее иногда рядом с ним, из-за его необычного поведения, мою трусость порой возникавшую перед выходом на боевое поле и очень много всего.

Керилир кивнул, молча отвечая на мой вопрос. В очередной раз он вытащил артефакт на шнурке висящий у него на шее и крутил в руках, словно для успокоения.

— Почему ты сразу мне не сказал? — неестественно спокойным голосом, произнесла я.

— Думал, тебе сообщат твои друзья, но видимо они решили не лезть и дать нам самим разобраться. Хотя, узнала бы ты с самой первой встречи, то всё равно ничего изменить бы не смогла, — голос Керилира прозвучал немного странно, словно с ноткой сожаления о сказанном, а сам парень повернулся ко мне спиной, и снова опустился на землю.

Внезапно, накрыло чувство невыносимой грусти и я по-новому взглянула на фея.

— Керилир, почему ты живёшь не в Иратусе? — озвучила я, мгновенье назад возникший в моей голове вопрос.

— Мне нельзя. Только феи, я таковой лишь на половину, значит не подхожу, — печаль зависла в воздухе, у меня тоскливо защемило в груди, накрыло осознание и всей сути одиночества Керилира, по сравнению с этим, какое-то чтение эмоций отходило на второй план.

Чужой везде, не принимают среди своих, и сторонятся другие.

— Керилир, а тебе нравится в Эргосе?

Спустя миг, всё-таки чуть-чуть повернувшись в мою сторону, он откликнулся негромким голосом:

— Да, тут хорошо. Человеческой половине по душе.

— Разве не существует способов скрыть от тебя чувства других? — осторожно произнесла я, понимая, что именно это сыграло главную роль в его одиночестве.

— Нет, не в моём случае. От чистокровных фей можно, но не от меня. Ничего не помогает, эмоции не спрятать! — обрубил он, чутка повысив голос впервые за всё время нашего знакомства.

— Я полетел, наше время уже засчитано, — произнёс Керилир, глянув на внутреннею сторону ладони, где линии руны приобрели голубой цвет.

— Подожди, — произнесла я, вскакивая на ноги в стремлении остановить парня.

— Василиса, мне пора, — коротко произнёс он, неожиданно, впервые назвав меня по имени и тут же полетел прочь, оставляя одну.


* * *

«Я опаздываю. Опаздываю. Мне точно влетит …» — мысленно повторяла словно мантру, носясь по комнате и переодеваясь.

Одежда для тренировок снималась и в хаотичном порядке улетала в разные углы комнаты, затем заскочив в ванную и пробыв там от силы минуту, принялась одевать свежие и чистые вещи.

Магистр Эгр, будь он неладен, задержал только меня и заставил бежать два штрафных круга, а всё из-за чего? Наверное, моей неуклюжести, точно она виновата! Причём почему-то именно сегодня проблема с координацией побивала все рекорды. Я даже подозревала причину этого явления — бодрящие зелья Агнес, они виноваты!

Уже после первого дня жизни по новому расписанию, я жутко не выспалась, Агнес заметив моё состояние, предложила одно из своих зелий и просила не злоупотреблять, но кажется норму всё-таки превысила, неспроста задеваю все встречные углы.

В подтверждении моих мыслей меня слегка повело и я больно ударилась об край кровати.

— Ай! — воскликнула, хватаясь за ушибленную коленку и скача на одной ноге по комнате.

Керилир бросил меня, не став дожидаться пока отбегу положенное наказание, тем более следующее занятие у нас проходило раздельно, а сейчас я безумно опаздывала на предмет магистра Нэшвилла.

Наверное, он до сих пор помнил взрыв произошедший из-за руны, которую я слегка переполнила магической силой, и теперь постоянно цеплялся ко мне, норовя подкинуть лишнее здание на самостоятельное изучение.

Подхватив сумку с пола слегка похрамывая, выбежала из комнаты, прикрывая первую дверь, оказываясь в маленьком коридорчике, а затем не глядя прямо распахивая главную дверь и летя вперёд, безумно замахав руками в разные стороны, споткнувшись о порог.

Перед глазами пролетели несколько моментов из жизни и наверное это весьма странно, когда моей жизни угрожала реальная опасность и даже смерть подобралась совсем близко, воспоминания и не думали проноситься в голове словно состав товарного поезда. Стоило просто перепить зелья, устать и падать лицом вниз, рискуя больно ушибиться, и они не заставили себя ждать. Началось с лиц родителей, по которым я начинала очень скучать, хотя уехав учиться в другой город, привыкла редко их видеть, а закончилось почему-то моей собакой Снежком, породы самоед, с белоснежной шерстью, наклонённой на бок мордой, и смотревшая на меня укоризненным взглядом. По крайней мере мне показалось, что взгляд был именно таким.

Успев в последнее мгновенье выставить вперёд руки и тем самым смягчив своё падение, застыла в паре десятков сантиметров от каменного покрытия, разглядывая пол с мелкими песчинками, принесёнными обувью студентов с улицы.

Внезапно меня подхватили резко ставя на ноги. Голова закружилась от резкого подъёма и я еще некоторое время стояла глупо моргая и пытаясь сфокусировать зрение.

— С тобой всё в порядке? — прозвучал мужской голос, заставивший повернуться в его сторону.

Рядом оказался Алекс, всё еще придерживая меня, сбоку от него стояли Вольграм с Мерилис.

— Да, да. Всё хорошо, — пробормотала я, когда зрение пришло в порядок.

— Точно? — произнёс Вольграм, проницательно глядя на меня. В его голосе слышались сомнения, ведь он видел, как на физической подготовке я нечаянно протаранила Нанду и едва не вспыхнула потасовка.

— Точно, — бросила я и затем добавила:

— Извините очень опаздываю. Алекс, спасибо ещё раз.

Помчалась на встречу наказанию, ведь у меня оставалась всего минута, а бежать чуть ли не в другой конец академии. Мерилис всё также крутилась рядом с Вольграмом и уже открыто бросала в мою сторону неприязненные взгляды, но я оказалась настолько загружена и завалена учёбой, тренировкой команды, что уже почти никак не реагировало, словно чувствам приходилось добираться через огромный слой ваты и часть в ней застревала, и только малая толика достигала меня.

Сидя уже после всех занятий вместе с Керилиром и Агнес, я читала учебник по рунам, неизменно делая записи в тетради.

— Агнес, разве это нормально? — сокрушалась я, единственный парень в нашей компании напоминал статую с закрытыми глазами и сложенными на груди руками.

— То, что он всё равно задал тебе доклад? — осведомилась Агнес, приподнимая одну бровь.

Девушка и сама сидела и писала в тетради по предмету магистра Графуса, но этот преподаватель не любил и не переваривал всех студентов, а магистр Нэшвилл только меня.

— Да! Ведь он сам опоздал и пришел позже меня, но нет у него в аудитории присутствует следящая руна и магистр Нэшвилл всё равно меня наказал. Где справедливость? — произнесла я, стукая по столу карандашом, за что удостоилась недовольного взгляда смотрительницы, который пробуравил мне спину.

Ассистант библиотеки не работал, и знак на руках всех учащихся побледнел, но не исчез. Я поглядывала на книгу архива тревожным взглядом, умудрилась даже подобраться к ней и прикоснуться, пока смотрительница бродила среди полок и помогала очередным студентам, но ничего не произошло, тишина, никакой реакции, только слегка шершавые пустые страницы.

Элехарсус тоже молчал и я начинала сильно беспокоится, что же произошло с духом?

— Он очень горделивый, — бросил фразу Керилир, отмерев на мгновение.

— Хм, да в магистре Нэшвилле это есть, — подтвердила Агнес кивая головой и добавила:

— Ты же выставила его в слегка глупом свете, когда неправильно активировала руну, потом по всей академии слушок ходил и смеялись, правда, с Вас обоих, — ехидно подметила она.

— Мне теперь все годы учёбы с ним мучится? — ни к кому лично не обращаясь, просто в слух произнесла я, перелистывая страницу тетради.

Буквы перед глазами слегка поплыли и меня опять шатнуло.

— Василиса, что с тобой? — обеспокоенно спросила Агнес, заметив мою потерю координации.

— Да нет, всё хорошо, — упрямо произнесла я, массируя руками виски.

— Её с самого утра шатает, — вновь произнёс Керилир, последние двое суток он молчал, как рыба иногда выдавая короткие фразы.

Я пришла к решению его не доставать, ведь он всё чувствует и наверняка ощущает, как к нему отношусь без капли обиды и неприятия. Его способность, неотъемлемая часть Керилира, она никуда не пропадёт, а я просто не могу про него забыть, моё сознание не принимало такой исход. Да он странный, да видит насквозь, но одновременно не делает ничего дурного и только иногда может сболтнуть что-то лишнее.

— Ты перепила зелья, — произнесла Агнес с лёгким упрёком, откладывая тетрадь.

— Какое зелье? — спросил Керилир.

— Я достала ей бодрящее зелье, но предупреждала слишком много не пить, — пояснила она, затем обратилась ко мне:

— Сколько жидкости осталось в бутылочке?

Я прекрасно осознавала, что сейчас станут ругать, но мне было необходимо подготовится к контрольной у магистра Тревали, а голова никак не хотела работать, говоря твёрдое «нет», и сознание то и дело норовило уплыть в царство Морфея.

— Одна треть, — вымолвила я.

— Одна треть?! — тихо воскликнула Агнес.

— На донышке, — проговорила я, под проницательным взглядом подруги.

— Значит на донышке, — протянула девушка, заправляя мешавшую прядь волос за ухо.

— Ты что хочешь, где-то в коридоре заснуть? — укоризненно произнесла Агнес.

— Нет, не хочу, это стало необходимостью — зелье очень помогло, — твёрдым голосом произнесла я.

— Сегодня высплюсь, — уверенно добавила я.

Агнес только покачала головой, но спорить не стала.

— У нас на сегодня еще четыре совместных часа, — подметил Керилир, взглянув на общую руну.

— Знаю, из-за этого хотела тебя кое о чём попросить, — произнесла я, не надеясь на положительный ответ, но попробовать всё же стоило.

— Ледяной маг, что ты хочешь? — после этого вопроса, я ещё меньше стала надеяться на успех.

Не думала, что сама предложу фею такую альтернативу, но других вариантов просто не видела, я и правда отчаянно нуждалась в полноценном сне и желательно больше восьми часов.

— Можешь сегодня переночевать у нас? Даже уступлю свою кровать, посплю на полу, — поспешно произнесла я, надеясь на нежданное чудо в виде согласия напарника.

— Нет, сегодня не могу, — покачал головой Керилир, закрывая глаза и показывая, что разговор закончен.

«Значит пораньше лечь не получиться», — пришла к выводу я, ещё немного посмотрев на Керилира.

— Мне пора идти. Василиса, решай что-нибудь, тебе необходим полноценный нормальный сон, — проговорила Агнес, вставая с диванчика и покидая нас.

Ещё примерно полчаса мне потребовалось для того, чтобы закончить задание магистра Нэшвилла, но стоило только отложить карандаш и захлопнуть книгу, напарник внезапно произнёс:

— Я не могу пойти к тебе, но ты можешь отправится со мной, — проговорил он, вызывая своими словами невольное воодушевление.

Немного подумав и посмотрев на напарника, я всё-таки согласно кивнула. Это был шанс не только выспаться, но и наладить общение, которое в последние дни не очень то клеилось.

— Ничего себе! — только и смогла выговорить я, оглядываясь вокруг.

Когда Керилир завёл меня в один из потайных ходов и мы начали спускаться, я и предположить не могла, что увижу такое.

Магические осветительные кристаллы словно гирлянды свисали с потолка, опутанные растениями, покрывавшими потолок и стены. Цветы на стенах и на полу комнаты, источали тонкий цветочный аромат. Хотя полом это можно было назвать с натяжкой, даже поле, на котором расположился наш лагерь во время тренировочного похода, не выглядело таким прекрасным. Тут обнаружилось даже деревце, имевшее слегка странный вид, по форме и пропорциям оно выглядело, как взрослое дерево, но в отличие от обычного представителя фауны, его размер и высота, оказались очень маленькими, верхние ветки едва касались высокого потолка.

Именно дерево являлось своеобразным спальным местом, боковые толстые ветви росли таким образом, что создавали малый участок ровной поверхности опутанный вьющимися растениями создающими подобие травяного «матраса».

— Керилир ты сам это сделал? — в восхищение произнесла я, снимая обувь и босиком ступая в живое великолепие.

Парень находился уже внутри, и отодвигал стебли растений недалеко от входа, за которыми оказалась спрятана дверь, ведущая вполне в обычную ванную комнату.

— Да, пришлось потратить некоторые усилия, — отозвался он.

— Не сомневаюсь. Ты устроил настоящую оранжерею в стенах академии! — моему восторгу не было предела.

Фей словно не услышал мои слова, но уверена ему нравилась моя реакция, на его лице я успела заметить довольную полуулыбку.

— Сильно тут не ходи, перетопчешь всё, — лишь изрёк он, летая по помещению, в поисках чего-то.


* * *

Вольграм. 


Наступил поздний вечер, Вольграм задумчиво стянул одну из перчаток, они надоели ему до безумия, и запрет на разглашение тайны казался до невозможности глупым. Надоело ходить, и вести себя сдержанно словно чужой человек с девушкой теперь живущей по соседству. Может, снять эти перчатки и вовсе не одевать? Будь, что будет, стоит только прикоснутся к коже Василисы и печать проявится, засияв, полностью выдавая фамаллирную связь.

— Вольграм? — произнёс женский голос, и рука Мерилис коснулась моего плеча, заставив выплыть из омута своих мыслей.

— Да? — слишком резко произнёс я.

— О чём думаешь? — ничуть не смутившись спросила девушка.

— Думаю, что тебе пора к себе, — ответил он, вставая с кровати и отходя подальше от стоявшей перед ним девушки.

— Почему? Я бы хотела остаться тут, и желательно на всю ночь, — пошла в активное наступление Мерилис, распахивая кофту на завязках и демонстрируя стройное девичье тело с высокой грудью и тонкой талией.

Девушка, не раз делала намёки на что-то большее, но никогда не предлагала себя так открыто, наверное потеряла терпение, ведь он каждый раз пропускал всё мимо ушей, не обращая внимания не на одну её уловку.

— Прикройся, — бросил я, отворачиваясь, становясь спиною к девушке.

— Но, почему? — игриво проговорила Мерилис, обнимая парня со спины.

— Потому, — коротко ответил Вольграм, затем добавил:

— Ты окончательно перешла черту. Думаю, за несколько недель ты успела освоиться в академии, теперь держись от меня на расстоянии, — твёрдо без каких-либо сомнений произнёс огневик, отцепляя от себя руки барышни.

Пора заканчивать с этим фарсом, я исполнил то о чём меня просили, и дальше играть эту роль не оставалось никакого желания.

— Я ведь ничего от тебя не требую, нам обоим будет хорошо, — не унималась стихийница.

— Мерилис! Оделась и на выход, — отчеканил я, властным голосом, заставив девушку отшатнутся от меня.

Барышня наконец-то запахнула кофту, её лицо стало одновременно печальным и злым.

— Это ведь из-за неё, безродной девки с необычной магией? Зачем она тебе? Она ничего тебе не даст, — словно выплёвывая каждое слово, произнесла Мерилис.

— Моя жизнь и мои решения, не твоё дело. Уходи, — более спокойным голосом изрёк я.

— Я уйду, но вряд ли м


убрать рекламу


оей родне понравится, как обошлись с их единственной дочкой, — зло проговорила она, опускаясь до угроз и намекая на невыполнения мною всех обязательств.

— Твоё право, но мне скрывать нечего, если понадобится, воспользуюсь артефактом истины и тогда не моя честь запятнается, — пожимая плечами произнёс Вольграм, вновь натягивая на руку чёрную перчатку.

В глазах Мерилис пронёсся страх, завязав верёвочки на кофте она решительно направилась к выходу.

— Мерилис! — негромко окрикнул Вольграм, почти закрывшую за собой дверь девушку.

Стихийница нерешительно замерла ожидая дальнейших слов парня.

— Не вздумай мешать или как-то цепляться к Василисе. Произошедшее касается только нас двоих, если узнаю, что ты не вняла моим словам, не ожидай ничего хорошего, — невозмутимо промолвил огневик, стремясь предупредить необдуманные поступки оборотницы.

Мерилис, не произнеся и слова, яростно хлопнула дверью, наконец-то навсегда покидая его комнату и исчезая из его жизни, перестав быть досадным мелким препятствием.


* * *

Василиса. 


Утренний приём пищи оказался пропущенным, звук предназначенный для побудки любящих поспать студентов, в комнате Керилира оказался почти неслышен. Разбудили меня весьма оригинально, напарник не тронул и пальцем, а лишь настроил осветительные кристаллы на максимальную мощность, всё стало залито белым светом, сразу же ослепившим стоило только открыть глаза.

Вчера после непродолжительных сопротивлений, я заняла спальное место Керилира, когда сам фей разлёгся внизу среди растений и чувствовал себя вполне комфортно.

Заснула почти сразу, хотя намеревалась помучить напарника разговорами, закрепить успех и окончательно наладить контакт, но не получилось лёгкий цветочный аромат окутывал и погружал в сон.

«Керилир, хочу такую же комнату. Спасибо за помощь», — пытаясь подавить зевок произнесла я в тот момент, и почти мгновенно уснула.

Оказались на магическом тренировочном поле, самые последние, магистр Ирвик уже обрадовал студентов своим приходом и проверял общие руны, смотря, все ли вчера пробыли вместе положенное время — это была стандартная утренняя процедура, пока нарушителей не находилось.

Я шагала позади Керилира, полетевшего в конец шеренги, впервые за долгое время собрала свои волосы в высокий хвост, не став прятать до сих пор молчавший Элехарсус, близкие друзья уже давно заметили наличие у меня необычного украшения. Агнес и Дайр, как-то спрашивали: откуда у меня странный металлический дракончик, на что услышали продуманный ответ о покупке понравившейся вещицы в столице империи.

— КерВас, шагайте сразу сюда на проверку руны, — произнёс Ирвик, пребывая ещё в более поднятом настроении чем обычно.

У куратора появилась раздражающий многих привычка, соединять первые буквы имени выбранных, находящихся в одной двойке и так к ним обращаться. Таким образом, появились различные сильно смешащие магистра прозвища, для меня запомнилось название двойки «ДаНа», наверняка, не сложно догадаться, кого именно оно касалось. Дайр относился спокойно, словно выше всего этого, а вот Нанда с взрывным характерам очень злилась и пару раз мне показалось, что я услышала тихий скрип зубов.

Приблизившись к магистру, не ожидая никакого подвоха, я вытянула руку показывая ему ладонь. Ирвик глянув на мою ладонь слегка усмехнулся, а затем осмотрев и руну Керилира произнёс:

— Ещё немного и могли бы провалиться, буквально минута в минуту успели, — промолвил он негромко, а затем, словно специально добавил громким голосом, чтобы услышали все:

— Не забывайте, если решаете провести совместную ночь: время в период сна, засчитывается медленнее! КерВас из-за этого факта, только чудом избежали провала задания.

Я покраснела до кончиков ушей, будь неладен этот Ирвик, с его двусмысленными фразами и глупыми шутками. Повезло, что никто не принял слова магистра всерьёз, кажется, это оказалась первая шутка куратора заценённая нашей командой.

Даже у Керилира, несмотря на всю его безмятежную позу и спокойное лицо, дёргался кончик уха, вроде обычно такое действо происходит с глазом, но нет у фея всё происходило по-своему и оригинально.

Единственный маг, на лице которого отсутствовал какой-либо намёк на улыбку, оказался Вольграм, смотревший на меня слегка недовольным взглядом.

Когда проверка была завершена и смех затих, магистр Ирвик предвкушающие потирая ладони рук, озвучил очередную новость:

— Сегодня я всех снимаю с занятий и мы идём в подвал!

— Зачем в подвал? — тихо слегка пугливо спросила Рэт, единственная участница команда, которая осталась без напарника на неделю.

Девушка оказалась очень тихой, пару раз даже ловила себя на мысли, что не могу вспомнить посещала ли она очередное совместное занятие или отсутствовала.

— Проведём там интересную тренировку, ходы очень запутанные и в некоторых из них я приготовил интересные ловушки, а также подсказки ведущие к выходу, — пояснил магистр, глянув на Рэт и доставая из кармана какой-то старый ключ, потрясая им в воздухе.

Как выяснилось через некоторое время, этот ключ отпирал высокую и крепкую дверь, ведущую в подземелье. Сама собой возникала мысль: «Раз сегодня отменили все занятия, то магистр ожидает, что мы провозимся в подземелье достаточно долго, в лучшем случае несколько часов». Но даже если это затянется до ночи, я не сильно удивлюсь, с магистра Ирвика станется.

Оказавшись за дверью, перед нами предстала небольшая комната, в которой обнаружилось пять входов в различные коридоры, ведущих куда-то вглубь.

— Теперь слушаем меня и запоминаем, все подробности, — произнёс магистр, привлекая к себе наши внимательные взгляды.

— Коридоров хоть и пять, но мы воспользуемся только двумя. Сейчас разделим Вас, на две команды. «ВольгАд» вместе с «КерВас» и к ним ещё присоединиться Рэт, ну и соответственно «ДаНа» с «АлКат».

Магистра опять одарили недовольными взглядами, без труда можно было догадаться, что некоторым двойкам их название пришлось совсем не по душе, уверена, в особенности это касалось, тех, кто оказался сегодня вместе со мной и Керилиром.

— Насчёт подсказок и ловушек — всё просто. Видите, светящийся предмет и решаете прикасаться к нему и нет, это может оказаться, как и ловушка так и подсказка. Если попали в ловушку придётся посидеть и подумать, как из неё выбраться. И ещё, стены зачарованы, телепортироваться нельзя, проломить тоже весьма проблематично, я очень постарался, чтобы исключить возможные лёгкие пути к выходу. Задача одна, выбраться к свету, — закончил краткий инструктаж магистр, поворачиваясь лицом к двум ближним коридорам.

— Прошу, — произнёс он, сразу стремясь загнать нас внутрь.

Куратор специально не предупреждал не о чём заранее, чтобы никто не успел подготовиться, взять какие-нибудь необходимые вещи, ходил несколько дней и только гаденько улыбался.

Стоило зайти внутрь, как путь назад пропал, каменная плита отрезала дорогу к отступлению, и мы погрузились в полную темноту без единого источника света. Рядом со мной зажегся огонь, Вольграм стоял совсем близко.

— Страшно, — тихо произнесла Рэт, боязно оглядываясь вокруг, но на её слова никто не обратил внимания.

— Надо продумать план действий, — решительно произнёс Вольграм.

Адам звучно хмыкнул, и они с огневиком обменялись неприязненными взглядами.

— Керилир всё правда зачарованно? — тихо спросила я, кивая на стены, ведь фей среди нас единственный маг земли.

— Да, я ничего не чувствую, за пределом этих стен. Причём заколдованы не нашим магистрам, этой магии не один десяток лет, — ответил Керилир, дотрагиваясь рукой до каменной поверхности.

Никого эта информация особо не удивила, только Рэт задрожала словно осенний лист.

— Тогда пойдёмте просто вперёд, — пожимая плечами произнесла я, надо сдвинуться с мёртвой точки.

— Согласен с Васькой, — кивнул Адам, развернулся лицом к проходу, спиною к нам, и неторопливо зашагал вглубь коридора.

Васька? Нахлынуло чувство ностальгии, давно меня так не называли.

Не знаю, сколько времени прошло: может час, может полчаса или всего лишь минут десять. Минуты в этом подземелье очень странно тянулись. Коридор становился то узким, то наоборот расширялся до размера, что три человека могли идти бок о бок и быть ничуть не стеснёнными в движениях. Темный камень, из которого выполнены стены, на ощупь оказался слегка влажным.

На данный момент, мы первый раз остановились за всё время от начала пути, и гадали куда идти? Мы достигли развилки, и вариантов оказалось несколько, перед нами предстало целых три разных коридора.

— Куда пойдём? — произнёс Адам.

— Давайте проголосуем, — неожиданно произнесла Рэт, тихим голосом.

— Хм, а что? Неплохая идея, ведь других предложений нет? — промолвил Адам.

— Нет, — подтвердила я, оглядывая коридоры.

Все три были идентичны между собой, даже не представляла по какому признаку можно отдавать предпочтение тому или иному проходу. Керилир задумчиво облетел каждый из входов, а затем остановился возле самого крайнего и произнёс:

— Голосую за этот, там воздух кажется свежее.

— Тогда я тоже, — сразу же откликнулась, и приблизилась к напарнику.

Вольграм с Адамом тоже обошли каждый из входов и в итоге согласились с Керилиром. Мы зашагали по выбранному пути. Этот ход оказался намного уже, чем предыдущий, приходилось идти друг за другом, а иногда и нагибать голову, чтобы не касаться потолка.

— Василиса, — неожиданно произнёс Вольграм.

— Да?

— Иди рядом со мной, — проговорил он, а я искренне удивилась.

— Зачем?

— Так безопасней, — просто ответил он.

Возможно, ожидала услышать, что-то другое или совсем не вовремя в памяти всплыла картинка, как Мерилис держит огневика за руку, или просто сыграла моё упрямство, и я произнесла:

— Я могу о себе позаботиться, и у меня есть напарник, — холодно ответила ему, и стала догонять летевшего впереди Керилира, благо коридор стал значительно шире.

Внезапно, во главе нашей процессии остановились, и я врезалась в Рэт, только чудом не сбивая её с ног.

— Что там? — раздалось позади.

— Шкатулка посреди пола, — откликнулся Керилир, а я обогнув Рэт, подошла ближе.

На полу и правда оказалась деревянная шкатулка со светящимся в центре узором, очень похожим на общую руну, красовавшуюся у каждого участника команды на ладони.

— Вот и наша подсказка или ловушка, — произнёс за моей спиною Адам.

— Ага, — откликнулась я.

— Сейчас узнаем, — вмешался Керилир, и не спрашивая у нас, быстро открыл верхнюю крышку загадочного предмета.

Сзади послышался испуганный писк Рэт, а я на мгновенье зажмурилась и пригнулась, словно боясь, что сейчас прогремит взрыв. Но ничего не произошло и я облегчённо выдохнула, а Керилир уже нагнулся и достал изнутри цветастый камень.

— Ты зачем это сделал? — накинулся на него Адам.

— Вы бы всё равно его открыли, лишь из простого любопытства, ведь невозможно понять: где подсказка, а где ловушка, — отмахнулся фей, вертя в руках непонятный предмет.

Камень в руках напарника, по форме напоминал гальку, только намного большего размера и сверкал разными цветами: вспыхивая красным, затем голубым, белым, или каким-то грязным слегка болотным окрасом. Порой целых два ярких цвета загорались одновременно словно деля предмет пополам.

— И это подсказка? — удивленно произнесла я.

— Похоже да, — раздался задумчивый голос Вольграма подошедшего ближе к Керилиру и затем попросившего у того камень-подсказку.

— Может попытаться его сломать? — раздался робкий голос Рэт.

— Нет, бессмысленно. Он не зря так светится, — откликнулся Вольграм.

— Дай, кое-что попробую, — вмешался Адам, хватая камень из рук огневика.

Адам окружил камень водой, заставив его зависнуть в воздухе, но ничего не произошло.

— Что ты делаешь? — раздраженно спросил Вольграм.

— Предположил, что надо воздействовать на него стихией и когда полыхнёт цветом моей стихии — голубым, это к чему-нибудь приведёт, — пожимая плечами ответил Адам, не обращая внимания на раздражительный тон огневика.

Адам даже не представлял, насколько близко подобрался к сути загадки, и если бы мы постояли ещё немного и подумали, то вполне возможно догадались, но нет наша группа решила двигаться дальше, а камень кочевал из рук в руки. Каждый участник задумчиво вертел его в руке и пытался разгадать сокрытый секрет.

Прошло долгое время перед тем, как настала и моя очередь, задуматься и озадачится смотря на необычный предмет, но одновременно с этим мы наткнулись на ещё один идентичный ларец.

— На этот раз точно ловушка, — произнесла я, в двойную удачу верилось совсем слабо.

Последовала долгая дискуссия на тему: что делать? Но Керилир, оказался прав, мы и правда не могли пройти мимо, хотелось уже выбраться отсюда поскорее. В итоге пришли к следующему решению: один открывает, добровольцем вызвался Вольграм, а остальные отходят на приличное расстояние и окружают себя магическими щитами.

В тот момент, когда рука огневика потянулась к крышке я заволновалась: вдруг случиться что-то плохое? Успокаивала одна мысль: испытание от магистра, соответственно вряд ли нас намерены убивать, хотя в тренировочном лагере, всё начиналось тоже вполне невинно.

Как только крышка ларца приоткрылась от него мгновенно последовала магическая волна проходящая сквозь нас, я недоуменно заморгала, не понимая произошедшего.

Зато Вольграм весьма громко, досадно выразился, и стремительно зашагал вперёд по коридору пока не наткнулся на невидимую преграду, а с моей стороны Керилир исполнил те же манипуляции. И тут все поняли, мы заперты! Проход закрыт с обеих сторон, вот и нежеланная ловушка!

— Нам этот барьер не сломать, сам ректор колдовал, узнаю его магию, — произнёс Вольграм, водя рукой по магической преграде.

Все замолчали, а я посмотрела на камень в руках.

— Значит остаётся разгадать секрет, — негромко произнесла я, нарушая тишину.

Потянулись долгие минуты, наверное, прошел уже час, а мы всё перепробовали и идей оставалось меньше и меньше. Адам пытался разбить стену, но у него ничего не получалось, Керилир сразу же заявил, что это пустая трата времени.

Я сидела на полу облокотившись спиною на стену и напряженно думала, надеясь на внезапное озарение.

— Интересно, как там первая команда? — произнесла Рэт, присаживаясь рядом.

Весь наш поход, она держалась вблизи меня, вероятно, потому что я тоже девушка. Рэт, казалась, очень робкой и тихой, словно мышка.

— Возможно выбрались, или также застряли в ловушке, как и мы.

— Будет неприятно, если мы самые последние выполним задание, — подметила девушка, а затем размышляя добавила:

— Логически, у нас равные шансы. Ведь и у них, и у нас есть маги: земли, воды, огня, воздуха. Только с нами еще и ледяной маг.

В момент когда она произносила эти слова, я смотрела на камень с секретом, и когда он опять полыхнул двойным цветом в голове словно что-то щелкнуло, выдавая вероятную разгадку, лежавшую совсем на поверхности.

— Рэт, ты умница! — громко воскликнула я, вскакивая на ноги. — И Адам тоже!

Меня накрыло волнение.

— Василиса, ты что-то придумала? — спросил Адам, услышав своё имя.

— Да! Ты оказался почти прав!

Я взахлёб стал рассказывать свою идею, которая оказалась совсем простой. Камень мигал разными цветами намекая на нашу магию, а совмещенные оттенки говорили о том, что колдовать надо одновременно!

— Ведь правда, логически верно. Куратор же что-то болтал про командную работу, — промолвил Адам, а затем с энтузиазмом добавил:

— Давайте на потолке зарисуем стихийную руну земли — воронку, получится просто слегка наоборот, не вниз, а вверх, и одновременно наполним её магией.

— Это не безопасно! — откликнулся Вольграм, а Керилир согласно закивал.

— У тебя есть другое предложение, как использовать в одном колдовстве, все пять стихий? Себя окружим щитами, а в руну направим совсем чуть-чуть магии.

После долгих споров, и размышлений, пришли к выводу: что мы уже вышли за пределы территории, которую занимали стены замка и ущерба строению не нанесём — с большим сомнением решили осуществить идею Адама.

Я всё вспоминала взорванную мною световую руну, и слегка побаивалась.

— Совсем капельку, — произнёс последнее наставление Вольграм, перед началом нашей авантюры.

Щиты, окружавшие нас, получились невероятно мощные, в них была направлена почти вся магическая сила.

И вот на счёт три случилось это! Взрыв, щиты затрещали, земля словно искры от салюта полетела верх вырываясь на поверхность, грохот стоял невообразимый. Меня даже слегка оглушило, да и не только меня. Яркий свет осветил нас, попадая с поверхности, и я осторожно распрямилась, понимая — всё закончилось.

Первый на поверхность выбрался Керилир, громко чихнул, и невозмутимо стал отряхивать одежду. Стоило только мне попасть наверх, то сразу заметила спешащего к нам куратора с пунцовым лицом, а вслед за ним и магистра Тревали.

За следующий час мы услышали о себе много чего нового, оказывается необходимо было соединить только две стихии, которые показывал камень и сразу же бы появилась путеводная нить ведущая из подземелья.

А мы бездари, всё разгромили, и взорвали поле для физических тренировок, устроив огромный переполох. Зато, глупых шуток от магистра Ирвика мы в течение часа не услышали, а это уже достижение.


* * *

Я вышла из ванной комнаты вытирая полотенцем мокрые волосы, радуясь, что мы относительно быстро выбрались с того подземелья, хотя и в весьма запачканном виде.

— О, Агнес ты уже тут, — добродушно произнесла я, радуясь соседке, которая видимо совсем недавно вернулась с последнего занятия.

— Ага, нас отпустили, правда перед этим несколько человек с моего курса отправили заделывать дыру в середине поля. Просили сделать так, чтобы разрыть её снова, стало тяжёлой задачей, — произнесла подруга, намекая на беспорядок, что мы устроили.

— Получилось? — невинно поинтересовалась я.

— Вроде, да. Магистр Тревали осталась довольна, — откликнулась она.

— Как ночёвка у Керилира? — спросила Агнес вываливая всё содержимое своей сумки на кровать.

— Хорошо, тихо, спокойно. Я почти выспалась, — откликнулась, вспоминая чудную цветочную комнату.

— Вы вроде неплохо общаетесь, — подметила Агнес, открывая одну из своих тетрадей с записями.

— Кажется, да, — произнесла я, снова собирая в хвост влажные волосы.

Затем улеглась на кровать: наконец-то могу себе позволить просто полежать и ничего не делать, как же приятно бездельничать!

— Василиса, мне тут рассказали парочку любопытных вещей, — произнесла Агнес, я повернулась на бок и посмотрела в лицо девушки, возникало ощущение, что она боролась с собой не зная говорить мне или нет.

— Каких? — заинтересованно спросила у неё.

— Это касается Вольграма, — пояснила она, а я приподнялась с кровати.

— Расскажи.

— Вчера видели Мерилис, выбежавшую с его комнаты, она была очень злая и яростно хлопнула входной дверью. Кажется, они очень сильно разошлись во мнениях, — сообщила она, внимательно смотря на меня.

— Понятно, — чуть поникшим голосом произнесла я.

Ну выбежала, ну злая, это не говорило ни о чём, между ними могло произойти всё что угодно. Сердце наполнилось ревностью, ведь Мерилис не один раз бывала в комнате у парня.

— Это ещё не всё, — поспешила произнести Агнес, и добавила:

— Вообще, мне всё рассказал Деймон, словно специально, чтобы я передала тебе, из-за этого сомневалась говорить или промолчать, — затем вздохнула и стала быстро рассказывать, она всегда так делала когда волновалась:

— Мерилис присутствовала в важной для нашей империи делегации от царства оборотней, в период их визита прозвучала просьба зачислить девушку в нашу академию, а приглядеть за ней настоятельно попросили именно нашего соседа огневика, и у него не осталась другого выхода, как согласится.

Слушала её внимательно и начинала успокаиваться, нет ревность не пропала полностью, но поступки Вольграма становились понятными. Находясь за стенами академии я порой забываю какой мир за её пределами, и к какой семье принадлежит огневик, не все его поступки и решения зависят только от него, иногда обстоятельства складываются совсем не так, как хочет того сам человек. Вспомнились мимолётные встречи, когда он находился в компании девушки-оборотницы, и то как она цеплялась за него каждый раз, а еще слова Керилира: «Эта девушка ему жутко надоела…»

Настроение поднималось всё выше и выше, возникло безумное желание увидеть парня и просто хотя бы посмотреть на него прямо, не отводя глаза, чтобы сердце застучало как сумасшедшее, недомолвки и напускная безразличность вытянули столько сил, вызывая каждый раз сильную моральную опустошённость.

— Василиса, вернись ко мне. Есть ещё одна важная вещь, — раздался голос Агнес, подруга заметила, что я её уже совсем не слышала.

— Да, да. Слушаю, — растерянно отозвалась я.

— Всё что я рассказала, думаю правда. И последнее, помнишь ты лежала в больничном крыле две недели?

— Конечно, помню. Я то, буквально дней пять назад, только вышла оттуда, как о таком забыть, — непонимающе произнесла я.

— Так вот, как раз в этот период Деймон крутил роман с помощницей лекаря, об этом все знают, они особо не скрывались. Но, внезапно, стоило тебе только очнуться всё прекратилось, брат теперь и носа в больничное крыло не суёт, а девушка пребывает в весьма скверном настроении, все студенты огненного потока не решаются туда ходить.

— Может совпадение? — неуверенно произнесла я, вставая с кровати.

— Поначалу тоже так подумала, пока Деймон мне кое-что не рассказал. Брат заявил, что это Вольграм попросил его приударить за той девушкой, дарить: конфеты, цветочки, вино, но подарки то не простые оказались, везде кроме цветов — сонное зелье.

— Зачем? — изумленно спросил я, шагая по комнате из стороны в сторону.

Агнес давно отложила все свои вещи, сидела на кровати и мяла руками покрывало.

— Чтобы помощница лекаря спала ночью, а не следила за палатой и тобой, — подвела итог всего сказанного Агнес и продолжила:

— Всё это было сделано, чтобы Вольграм без препятствий ночами навещал тебя, не понимаю, почему этого не делалось открыто днём. Но, каждую ночь по утверждениям братца, он проводил рядом с твоей кроватью. Сейчас раз за разом обдумывая его слова, вспоминаю ведь огневик, правда, выглядел неважно, в первую неделю, вообще, ходил с синяками под глазами и сильно бледным лицом. И пару раз цветы возле твоей кровати находили, никто не понимал откуда они, — рассуждала вслух Агнес.

Меня охватило оцепенение, сердце стучало, последних слов уже не слышала, охватила странная эйфория, настроение взлетело до небывалых высот.

— Василис, — звала меня Агнес.

— Василисааа, — протянула она, пытаясь достучатся до меня.

— Минут двадцать назад я видела Вольграма во внутреннем дворике, — как бы между прочим произнесла подруга.

— Спасибо, — бросила я, выбегая из комнаты, действовала очень спонтанно и даже не понимала, как поступлю когда увижу его.

Не замечая ничего вокруг, торопилась, шла вперёд к своей цели, в голове почти не осталось мыслей, эмоции застилали всё.

Стоило только достигнуть цели, я в нерешительности замерла на ступеньках ведущих вниз к каменной дорожке. Во внутреннем дворике присутствовало больше десятка студентов, и находился он, стоял и разговаривал с Катэль, девушкой из выбранных, именно её не выносила Нанда, а я поначалу окрестила «вальяжной девицей».

Но в следующее мгновенье я быстро зашагала вперёд, боясь остановится и передумать, ведь собиралась совершить самый безумный и необдуманный поступок в моей жизни, для моей скромной натуры это казался настолько смелый шаг, что голова шла кругом. Ладошки вспотели, а я не останавливалась.

За пару секунд произошло следующее: на лице Катэль, заметившей моё приближение, появилась маска удивления, Вольграм стоявший ко мне спиной стал разворачиваться, а я оказалась прямо перед ним и привстав на носочки, под изумленные взгляды окружающих, поцеловала огневика, легонько касаясь его губ, невесомым поцелуем.

Губы парня оказались горячие, намного теплее моих. На миг, показавшийся для меня вечностью, он застыл ничего не делая, но стояло мне начать отстраняться, как раздался тихий рычащий звук и меня прижали к себе одной рукой обняв талию, а другую положив на затылок, углубляя сладкий поцелуй.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Алекс. 


Команда, в которой состоял я, и противоположная, справились с заданием магистра Ирвика почти одновременно, единственное отличие, мы воспользовались способом, который задумывал куратор и не разгромили какую-то часть территории академии.

Избавившись намного раньше чем обычно от Катэль, Алекс наслаждался долгожданным одиночеством. Общество девушки успело порядком надоесть, а постоянно завтракать с её щебечущими подружками требовало огромной выдержки.

Усевшись в удобное кресло стоящее у стены, совсем рядом с низким столиком и наклонившись к нему, парень стал разглядывать раскрытый на гладкой деревянной поверхности, пергамент.

Неработающий асистант библиотеки оставил сокровищницу знаний без должной защиты, Алексу представилась возможность открыть те книги и пергаменты, которые раньше находились под строжайшим запретом, и даже вынести кое-какой материал.

Такое с лёгкостью можно назвать воровством, но Алекс, как и определенная категория людей, считал, что просто одолжил интересующую его вещь и собирался всё вернуть в скором времени. Главное успеть до восстановления книги-артефакта, иначе будет пойман.

«Хм, интересно», — подумал я, вглядываясь в линии, нанесенными пунктиром, поверх остальной картинки. На пергаменте была изображена академия, точнее её план, а пунктирные линии — секретные ходы. Хватало мимолётного взгляда, чтобы на глаза сразу попалось несколько неизведанных коридоров, ведущих в самые разные места и даже секретные помещения. Обязательно надо наведаться, вдруг попадётся что-то любопытное.

Одна сторона пергамента была придавлена не менее древним фолиантом, тоже принесённым из библиотеки академии, в нём имелась информация про Турнир к которому их так усердно готовили, но я его пока не открывал и не читал, план замка вызывал больший интерес.

Неожиданно, кто-то тихо постучал в дверь, я настороженно выпрямился, а затем стремительно поднявшись с кресла стал убирать объект своего недавнего пристального интереса. Вольграм обычно стучал сильно, громко сообщая о своём визите и за дверью долго не оставался, значит явился посторонний.

К тому моменту, как стук повторился, я успел спрятать книгу с пергаментом, в небольшое углубление в стене, находящиеся за невысокой тумбочкой, стоящей кровати.

За дверью меня ожидал лорд Лотиан, я искренне удивился, но вида не подал. Отец Вольграма имел странное выражение лица и весь его образ говорил об накопившейся усталости.

— Добрый день, Алекс, — произнёс он негромким голосом.

— Здравствуйте, — откликнулся я, широко раскрывая дверь. Затем добавил:

— Проходите.

Лорд Лотиан несмотря на всю усталость, шагал твёрдо, уверенно, с прямой осанкой. Он не остановился в середине комнаты, а подошёл к окну и задумчиво посмотрел наружу.

Возникло тревожное чувство, отец Вольграма не бросил бы все дела и не явился ко мне сам, если бы на то не имелись веские причины.

— Вы хотели о чём-то поговорить? — произнёс я, с самого детства всегда обращался к родителям Вольграма на «Вы» им это сильно не нравилось, но себя пересилить не мог.

— Да. Произошло кое-что важное, ты должен знать, — тяжело вздохнув произнёс он, разворачиваясь лицом ко мне и доставая из кармана круглый металлический предмет.

К тому моменту, когда он протянул его мне, я узнал этот артефакт. Это он, никаких сомнений! Когда погибли родители, я был ещё ребенком, а потом, став старше, решил, что он затерялся и пропал. Предмет напоминавший медальон на защелке, внутри которого принято что-то прятать, но это совсем не такая побрякушка, слишком большого размера. Металл серебристого цвета, а посереди на верхней крышке мерцает белый драгоценный камень. Родовой артефакт показывающий силу рода, чем ярче сияет белый камень, тем сильнее семья Лассандир.

— Он всё время был у Вас? — спросил я, осторожно и бережно забирая артефакт из рук лорда Лотиана.

Отец Вольграма кивнул, внимательно наблюдая за моей реакцией, а затем добавил:

— Я хотел вернуть его, когда ты закончишь академию, — твёрдым голосом произнёс он.

— Но обстоятельства распорядились по-другому, — устало добавил он, присаживаясь в кресло, которое совсем недавно занимал Алекс.

— Расскажите мне всё, — напряженным голосом спросил я, родовой артефакт пробудил плохие воспоминания, лицо матери и отца, которых помнил совсем смутно, и только их портреты, висящие в нашем старом поместье освежали память и не давали забыть.

Всё тело напряглось и хорошее настроение улетучилось без следа, оставляя вместо себя горечь утраты.

— Родовой артефакт жизни вашей семьи, хранился в специальном хорошо защищенном месте, вместе с регалиями нашей семьи. Совсем не давно посетив то хранилище я с удивлением заметил, что главный камень стал сиять намного ярче, — поведал он, а затем решительно добавил: — Думаю, ты понимаешь, что это может означать.

Руки слегка задрожали — да, я понимал. Шумно сглотнув смотрел на важную вещицу и сверкавший магический камень. Появился лучик надежды, но настолько слабый


убрать рекламу


и призрачный, ведь стоит открыть верхнюю крышку и меня могло постигнуть глубокое разочарование.

— Только ты, можешь его открыть. Никому другому, в ком не течёт кровь рода Лассандир это не под силу, именно поэтому я пришёл к тебе, хотя до сих пор не уверен, что мои предположения верны, — проговорил лорд Лотиан, напряженно глядя на артефакт в моих руках, ожидая моих действий.

Дыхание перехватило, но мне хватило секунды для того чтобы решиться и быстрым движением руки распахнуть крышку артефакта, а затем шумно выдохнуть и замереть, оцепенеть от увиденного. Внутри в самом центре ярко светились два кристалла, один белого, а другой слегка голубого оттенка.

Лорд Лотиан увидев, что оказалось внутри, медленно встал и сделал пару шагов к парню ставшему почти родным сыном, затем положив руку на плечо Алекса произнёс:

— Алекс, ты теперь не один. У тебя есть близкий родственник и вероятней всего сестра, — прозвучал проникновенный голос.

Слова лорда Лотиана звучали приглушенно словно через толстый кусок ваты, я завороженно смотрел на мерцание кристаллов и не мог до конца поверить в правдивость увиденного, ведь столько лет быть убежденным, что ты один, и узнать обратное, когда надежда на это давно покинула тебя.


* * *

Василиса. 


Показалось, что время замедлилось, меня страстно целовали, а я плавилась в словно мороженое от ощущения его тепла. Тонкий слой ткани оказался слабой преградой и не мешал прекрасно чувствовать горячее тело огневика. Именно сейчас в безумстве чувств и ощущений, возникла мысль: жар и холод — идеальное сочетание.

Даже когда рука Вольграма опустилась намного ниже талии, я не придала этому особого значения, просто не заметила, всё происходящее казалось настолько естественным и правильным, сознание накрыло, а здравые мысли улетучились радостно помахав ручкой на прощание.

Даже не представляю сколько бы продолжался этот поцелуй, если бы нехватка воздуха не накрыла меня.

С трудом разрывая поцелуй и лихорадочно дыша, пытаясь восстановить дыхание, я взглянула на Вольграма, который даже не думал меня отпускать, а наоборот ещё сильнее прижимая к себе. Он тоже пристально смотрел на меня, но его взгляд казался слегка мутным.

Внезапно, внимание привлекла моя рука, которой держалась за плечо огневика. Возглас застрял в горле, я испугалась, от локтя и до самого запястья, руку покрывали странные узоры, подобно которым никогда не видела.

Вольграм заметив, как напряглось моё тело, а в глазах плескалось непонимание и страх, мгновенно заменивший все приятные чувства от поцелуя, не переставая обнимать, чуть наклонив голову тихо прошептал:

— Тише, тише. Лиса, всё хорошо, — произнёс неожиданно ласково, поглаживая рукой мою спину.

Стало определённо спокойнее, но вокруг начал нарастать гул. Чёрт! Настолько забылась во всех своих чувствах и этой сказочной атмосфере, что совсем забыла в каком месте мы находимся и кто нас окружает. Я запуталась: с одной стороны жутко волновалась из-за узора на руке, а с другой дико засмущалась от своего поступка. Выход нашла весьма странный, как в одном из самых распространенных заблуждений, что страусы прячут голову в песок, я уткнулась носом в его ключицу, скрываясь от всех взоров.

Вольграм негромко засмеялся, а я стала немного злится оправляясь от смущения, никогда не любила смеха над собой, даже если ничего плохого ввиду не имели.

— Прошу прощения, концерт окончен, — громко и чётко произнёс огневик, и следом полыхнула вспышка, слегка ослепившая меня.

Стало не так светло и я сделала попытку отстранится от Вольграма, но получилось совсем чуть-чуть несколько сантиметров, его руки находились на моей талии сцепленные сзади и заключали меня в кольцо.

«Хм, опять его комната» — узнала помещение, но внутренне радуясь, что больше не нахожусь на обозрении у всех.

— Отпусти, — произнесла негромко я, пытаясь вырваться из его плена.

Даже не целуя его, дыхание не желало прийти в норму и было быстрым, частым, а по телу словно бродили искорки тока, особенно в том месте где его руки касались моей одежды.

— Теперь отпусти? Ты определись в своих желаниях Лиса, — соблазнительно произнёс он, а в его глазах словно опять был огонь.

Отрывая от него взгляд, смотря в сторону не заметила, как стала нервно покусывать нижнюю губу. Недавний рисунок на руке почти пропал, но беспокойство связанное с ним осталось.

— Что было с моей рукой? — спросила я также несмотря на него, вообще глядя в сторону и почему-то получилось так, что в том направлении, как раз расположилась большая, широкая кровать.

— С чего ты решила, что я знаю? — раздался его бархатный голос от которого пошли мурашки по всему телу.

— Ты успокаивал меня и вёл себя так, что я теперь точно уверена, ты знаешь, — произнесла я слегка охрипшим голосом.

— Поцелуешь меня скажу, — ехидно ответили мне.

Я резко повернулась в его сторону, намереваясь, произнести что-то возмущенное, но посмотрев на лицо Вольграма, сразу передумала. Парень хоть и ехидничал, но его улыбка и блеск в глазах выдавали искрению радость этого человека, если это не так, то я совсем ничего не мыслю в людях. Сердце словно перестроилось на другой радостный ритм.

«Что ж, поиграем по твоим правилам» — слегка прищурив глаза, подумала я.

— Как-нибудь поцелую, только точно не сейчас, — с вызовом произнесла, с такой же ехидной улыбкой и прямым взглядом.

Огневик побуждал во мне несвойственное для меня поведение и соответственно действия, даже на недавний поцелуй во дворе, прежняя Василиса никогда бы не осмелилась.

— Дааа? — протянул он, ехидная улыбка пропала, уступив место лёгкому сарказму, он не отнесся к моим словам серьезно, в его голосе явно слышалось сомнение в том, что я смогу исполнить сказанное.

— Ты правда так считаешь? — соблазнительно произнёс он, притягивая меня к себе и чуть наклоняя лицо, оказавшись совсем близко обдавая горячим дыханием.

— Да, — уже не так уверенно произнесла я, но готовая стоять до конца.

Парень усмехнулся одним уголком рта, его взгляд пронизывал, казалось вот-вот и он поцелует снова, или я сама не выдержу и сделаю это. Он отвёл голову чуть в бок и наклонившись чуть ниже стал покрывать кожу шеи легкими поцелуями.

Из груди вышел весь воздух, а тело словно перестало меня слушаться. Голова невольно откинулась на бок предоставляя больше пространства для поцелуев, а каждое прикосновение его губ к моей коже вызывало волну непонятной дрожи. Никогда бы не подумала, что буду так реагировать на обычные поцелуи.

На руке снова появился тот рисунок и мигал, становясь ярче каждый момент лёгкого прикосновения, именно он отрезвил меня и вывел с невменяемого состояния.

— Вольграм, прекрати, — прилагая большие усилия произнесла я, упираясь руками в грудь парня.

— Расскажи мне про рисунок на руке. Почему он появляется стоит тебе меня коснуться, — смогла договорить я, прежде чем он снова бы меня поцеловал.

Парень остановился, его взгляд стал задумчивым и он нехотя отпустил меня. Он хотел, что-то сказать, но внезапно дверь в комнату распахнулась, я резко развернулась испугавшись неожиданного звука.

— Отец? — удивленно произнёс Вольграм, не ожидавший появления своего родителя.

Если он не рассчитывал на подобный поворот событий, то что говорить обо мне, благо, что он не зашёл минуту раннее. «Одного пикантного момента с моим участием было и так достаточно», — подумала я, вспоминая внезапную встречу в родовом замке семьи Вольграма.

Лорд Лотиан выглядел немного уставшим, контраст между тем, как он выглядел в первую встречу и как сейчас — был заметен невооруженным глазом.

— Мне надо было срочно поговорить с Алексом, пришлось воспользоваться порталом в твоей комнате, — не здороваясь произнёс лорд, кивая на рунный круг нарисованный на полу. Затем продолжил:

— Кажется, я вовремя тут оказался. Леди, добрый вечер, — учтиво кивнул мне Лотиан Старший, а я тоже произнесла что-то наподобие приветствия.

— Она увидела печать, — кратко произнёс Вольграм, глядя на отца.

— Так и предположил. Я тороплюсь, а вы к ректору, — недовольно глядя на сына произнёс лорд Лотиан, а Вольграм отвечал прямым, упрямым взглядом без капли сомнений.

Ко мне пришло осознание, что они знали, что-то важное и специально скрывали это от меня, а печать это рисунок на руке. Я нахмурилась, возникло негодование и ощущение словно я игрушка в их руках.

Когда мы уже шагали в направлении башни ректора, я спросила у парня:

— Вольграм, что означается эта печать? — мой голос звучал твёрдо.

— Потерпи немного, расскажу всё в кабинете ректора, — услышала я в ответ, после парень негромко добавил:

— Или лорд Тэриан расскажет.

Огневик держал меня крепко за руку, но я чувствовала только гладкую поверхность перчатки, которая снова красовалась на руке парня.

— Как долго ты знал? — резко остановившись, задала Вольграму вопрос.

Он окинул меня взглядом, затем поняв, что я не сдвинусь пока не услышу ответа, произнёс:

— Около трёх недель назад, в то время когда проводился тренировочный лагерь, перед отбором.

— Прошла почти неделя с того момента как я очнулась, мог бы мне рассказать, — произнесла недовольно.

— Василиса не всё зависит от меня. Поверь, если бы не я, ты бы ещё долго ходила и ни о чём не подозревала.

Вольграм вглядывался в моё лицо, каждый раз оценивая мою реакцию на его слова.

— Хорошо, — ответила я, не придавая значения подтексту в его словах.

— Пошли. Хочу скорее во всём разобраться, — решительно проговорила я, сдвигаясь с места и стремительно направляясь вперёд.

Хоть и выглядела более чем уверенно, но внутри притаился страх, не сильный, лишь отголосок, но и его стало достаточно, чтобы начать переживать.

Уже через несколько минут я как ребенок, который получил новую игрушку дотрагивалась до руки Вольграма, касаясь оголенной кожи на несколько секунд, а затем убирая руку, прерывая контакт.

Огневик закатал рукав кофты на своей правой руке и теперь стало видно, что при каждом прикосновении у него появлялся подобный рисунок, что и у меня.

— Почему именно мы? Вы говорите схожая духовная сила, но в мире столько людей, что обязательно найдётся не одна пара магов совместимых между собой — произнесла я вслух, этот вопрос возник сам собой.

— Наверное, это не объяснит никто. Пока, мы нашли совсем мало источников, в которых есть хоть какое-то объяснение о фамаллирной связи и везде информация очень тумана, нет никаких чётких данных, — ответил ректор на мой вопрос.

Мы находились у него в кабинете, на наше с Вольграмом внезапное появление он отреагировал вполне спокойно, словно ожидал нашего прихода.

Обмен энергиями, усиленная магия и необходимость находиться рядом с огневиком — всё это вызывало смятение. Может и чувства поселившиеся в моём сердце ненастоящие, а только влияние этой загадочной связи?

— Вы из-за этого выбрали меня в команду и поселили на мужском этаже? — спросила я, полностью разворачиваясь к ректору, огневик находился за моей спиной и пока сохранял молчание.

— Отчасти. Очень много обстоятельств подтолкнули именно к такому решению, — пояснил он, ставя роспись на одной из бумаг лежащих у него на столе, а затем подняв её одной рукой, произнёс:

— Вот это, соглашение с Южной Сандарской академией, совсем скоро вся команда выбранных отправится туда и станет проходить обучение вместе с местной командой, в течение месяца. Таков обычай, было бы весьма странно если бы ты отправилась вместе с ними, не состоя при этом в команде, — чётно произнёс он.

Я немного поникла, ведь мне уже показалось, что во мне правда увидели какой-то потенциал. Руки непроизвольно сжались в кулаки, ненавидела когда меня недооценивали.

— Но у меня всё равно есть шанс попасть в основную команду? — решительно произнесла я.

— Хм, возможно. Но точно не с тем уровнем знаний и умений, каким располагаешь сейчас, — слова ректора Тэриана прозвучали жестко.

— Думаю, мы можем идти? — подал голос Вольграм.

— Василиса да, а ты останься, — откликнулся ректор, и добавил:

— Прошу сохранять наличие связи в тайне, хоть некоторые студенты и видели печать, но они не поймут её смысла, да и их мысли станет занимать совсем другое событие.

Развернувшись и напоследок глянув на Вольграма, стремительно выскочила из кабинета, наверное, оно и к лучшему, что меня отпустили одну. Во время недавнего поцелуя меня накрыло осознание, что все мои чувства к Вольграму не просто симпатия или влечение, а нечто намного большее, но эта загадочная связь внесла свои коррективы.

Мне необходимо было побыть наедине с собой, привести мысли в порядок, как говориться переварить произошедшее и услышанное.

— Вы же специально это сказали — скорее утверждая, чем спрашивая промолвил Вольграм, оставаясь наедине с ректором.

— О том, что она совсем не годится в команду? — осведомился он, Вольграм ничего не отвечая просто кивнул.

— Да, это заставит её стараться. Сильный маг, это защищенный маг, — спокойно ответил ректор Тэриан, а затем внезапно добавил:

— А ты Вольграм хитрец.

— Что вы хотите этим сказать? — удивленно произнёс парень, не сдвигаясь с места, всё также находясь недалеко от двери ведущей в приёмную.

— Ты меня не обманешь. Уверен не без твоей помощи она узнала правду, ты не рассказал напрямую, но намекнуть всегда можно. Оверворлд, девушка не глупая, — прямо ответил ректор.

— От меня лично не прозвучало ничего, что могло подвергнуть тайну раскрытию, — невозмутимо ответил огневик.

Ректор проницательно глядя на парня, явно не верил в его непричастность.

— Хорошо, что сделано, то сделано, может и к лучшему. Но теперь приглядывай за ней ещё тщательнее, особенно, когда отправитесь в Южную академию, там тоже будет присутствовать определенная защита, но меня там не окажется, — серьезно произнес ректор Тэриан, а Вольграм снова ничего не сказал, а просто быстро кивнул, прекрасно понимая всю ответственность.


* * *

Агнес, сразу развернулась в мою сторону, стоило мне только забежать в комнату.

— Что-то случилось? Ты выглядишь встревоженной. Нашла Вольграма? — посыпалось сразу несколько вопросов.

— Да, нашла, — коротко ответила я, садясь на кровать и беря с полки первую попавшуюся тетрадь, открыв её, сделала вид, что сильно увлечена чтением.

Агнес звучно хмыкнула, а затем произнесла:

— Ни капли не правдоподобно. Тетрадь переверни, а то к верх ногами, думаю, не совсем удобно читать.

Только после её слов я заметила свою оплошность и перевернула предмет в своих руках.

— Наверное, произошло что-то примечательное, — озвучила она свои мысли.

— Агнес, давай об этом немного потом, мне надо привести мысли в порядок, — честно призналась я, наконец убирая конспект, понимая, что всё бесполезно.

— Хорошо, — вмиг согласилась подруга, и продолжила возиться в шкафу, одну из полок которого приспособила для своих ингредиентов наиболее часто используемых в зельях.

Воспользовавшись тишиной я удобнее села на кровати, сгибая в коленях свои ноги, обнимая их руками и смотрела в окно, где медленно летели облака, успокаивающие меня своим движением.

Мысли возвращались к печати и связи. Немного пугала мысль, о том, что связь нельзя разорвать, мне привыкшей держать всё под контролем и самой принимать решения, хотя в последнее время это удавалось всё реже, тревожила перспектива будущего, вдруг мы рассоримся с Вольграмом или поймём, что совсем не подходим друг другу: что тогда будем делать? Ведь наши отношения, напоминали качели склоняющиеся, то в одну сторону, то в другую.

«Наверное, слишком много беспокоюсь о том, что будет потом», — в итоге подумала я, понимая, что вероятно это самая умная мысль за последние несколько минут.

— Василиса, пойдёшь со мной к Нельсону? — внезапно спросила Агнес.

— Зачем? — искренне удивившись спросила я, не раз слышала про этого парня от Агнес, который был главным организатором различных тайных вечеринок, и местным торгашом у которого можно было достать разные необходимые вещи.

— Просто, за компанию, развеешься.

— Наверное, нет, — произнесла я, и в этот момент донёсся стук во входную дверь.

Агнес начала вставать, но я резко вскочила.

— Это скорее всего ко мне, — и стремительно выскочила в коридорчик, затем остановилась придавая себе независимый вид и распахнула дверь.

Я не ошиблась, за дверью оказался огневик собственной персоной. Между нами осталась недосказанность и наверное, он хотел быстрее со всем разобраться.

— Думаю, нам стоит поговорить, — медленно прожигая меня взглядом произнёс он.

— Зачем? — ответила я, решив немного поиздеваться над парнем.

— Ты прекрасно знаешь, ведь, как выяснилось я вызываю в тебе весьма сильные чувства, — откликнулся он, совсем не смутившись.

Я слегка покраснела, вообще начинало раздражать, что при каждом слове и провокации от огневика, следовала такая бурная реакция, выдававшая меня с потрохами.

— Ну насчёт сильных, ты преувеличиваешь, — соврала, не собираясь первой признаваться в этом.

— Ага, ты наверное всех целуешь и я один из многих? — улыбаясь произнёс он, совсем не поверив в мои слова.

Сложив руки на груди, Вольграм смотрел на меня насмешливым взглядом.

— Может и так, — упрямо ответила я, нервно прикусывая губу.

— Не сомневайся, я бы об этом узнал, — уверенно и нагло заявили мне.

— Как? Следить за мной будешь? — промолвила с вызовом.

— Нет. Поверь, есть другие способы.

— Какие же?

— Как-нибудь узнаешь, — загадочно ответили мне.

Теперь и я смотрела на него не отводя взгляда и не замечая ничего вокруг, а парень подошёл ко мне ближе, постепенно сокращая дистанцию.

— Так, как насчёт поговорить, — снова произнёс Вольграм, не сомневаясь в моём согласии.

— Мы и сейчас разговариваем, — откликнулась я.

— В твоих же интересах, чтобы разговор состоялся без лишних глаз, — с определенным намёком парировал он.

— Где же ты предлагаешь поговорить? — с интересом в голосе осведомилась я.

— Можно у меня в комнате, — сразу промолвил огневик.

— Нет, только не на твоей территории, — отказалась я, хватит с меня мужских комнат, и тем более его.

— Можно в аудитории для медитаций, — с хитростью в голове предложил он.

— Нет, у нас уже имелся опыт общения в том помещение. Мне тогда пришлось срочно убегать, — вспомнила я события того вечера.

Между нами витало напряжение, и словесная перепалка стала приносить своего рода удовольствие.

— Кстати, сделала весьма глупый поступок, — тут же поддел он меня.

— Не глупый, — возмущенно откликнулась я.

— Очень и очень глупый, — медленно повторил Вольграм, наклоняясь в мою сторону и становясь еще ближе.

Внезапно, нас прервали. Рука Агнес легла на мою спину, привлекая к себе внимание. Глаза девушки словно улыбались, но лицо оставалось невозмутимым.

— Можете поговорить у нас, я всё равно ухожу, — бросила она, огибая меня и выходя в коридор.

— Оставайся, — мгновенно откликнулась я.

— Нет, мне надо до Нельсона. Он меня ждёт, — отказалась она и ушла прочь, оставляя нас двоих.

Возникла уверенность, что подруга сделала это специально, да она собиралась до своего знакомого, но это было не срочное дело и только из-за визита нашего соседа, она так стремительно покинула комнату.

Повернувшись снова к Вольграму, сдавшись произнесла:

— Хорошо, давай у меня. Ты прав, нам и правда требуется поговорить.

Детское ребячество и спор осталось позади, ведь я сама начала всё это, пора заканчивать и понять, что из этого выйдет.

Оказавшись в нашей с Агнес комнате, мне стало неловко, я не знала с чего начать. Вольграм же не торопился и неспешно осматривал обстановку в помещении.

— У Вас уютная комната, лучше прежней, — нарушая тишину произнёс огневик.

— Ага. Ну теперь я понимаю благодаря кому, — откликнулась я, и мы одновременно посмотрели друг на друга.

На лице Вольграма не оказалось и тени улыбки, он сделал несколько шагов ко мне, а я наоборот невольно отступила к окну. Стала опять нервничать, и теребить браслет, являющийся ключом к защите моей комнаты.

— Ты чего-то боишься Лиса? — произнёс он оказываясь совсем рядом.

Его вопрос попал прям в точку, я и правда боялась, страх возник из-за этой чёртовой связи. Вдруг у них ничего не получится, а отношения, даже такие какие они сейчас, будут навсегда испорчены. Вроде хотела об этом не думать, но эта мысль прочно обосновалась в моей голове.

— Н-нет, — неуверенно произнесла я, не желая признаваться в своих сомнениях.

— Ты совсем не умеешь врать, — ответил он подходя почти в плотную, а я сделала последний шажок назад, упираясь в стол, который стоял прям возле окна.

— В твоих глазах сомнение, — произнёс он, словно видел меня на сквозь.

Вольграм ждал от меня объяснения и я решилась, выдохнув произнесла:

— Вдруг ничего не получится, возможно, эти чувства появились из-за фамаллирной связи.

Его глаза удивленно блеснули, а затем он улыбнулся уголком губ и ответил:

— Василиса, магия никак не может влиять на чувства, она не всесильна. Ты слишком много думаешь и беспокоишься.

Он на мгновенье замолчал, а затем его глаза хитро блеснули и огневик произнёс:

— Значит ты всё-таки признаёшь, что весьма неравнодушна ко мне?

Я посмотрела на него возмущенно. Всё перевернёт в свою пользу!

— А ты? — парировала я, не собираясь отвечать и признаваться.

Ожидала, что снова развернётся словесная борьба, как всего несколько минут назад и наш разговор станет словно напоминать цирк, но Вольграм меня удивил.

— Очень, — коротко произнёс он, резко наклоняясь ко мне и упираясь руками в стол позади меня, отрезая все пути к отступлению, хотя я глупая, если думала, что могла убежать до этого момента.

— Очень? — переспросила я, желая услышать продолжение и облизнув пересохшие губы.

— Ага. Хотя, неравнодушен это слегка неверное определение. Ты даже не представляешь, какие мысли возникают у меня в голове, когда ты невинно прикусываешь нижнюю губу, — произнёс он бархатным голосом.

Парень возвышался надо мной, чувствовалась разница в росте, от его слов по телу прошли мурашки и стало жарко, словно в комнате работал мощный обогреватель, который с каждой секундой делал воздух всё горячее.

Неожиданно, Вольграм оторвал свои ладони от деревянной поверхности позади, но очень на короткое время, чтобы приподнять меня за талию и усадить на стол, а руки вернулись на прежнее место, оказавшись рядом с моими бёдрами.

Вольграм смотрел на меня гипнотизирующим взглядом, прекрасно понимая какую реакцию вызывает. Мой взгляд остановился на его губах.

— Если я сейчас поцелую и ты ответишь, то станешь моей. Согласна с такими условиями? — произнёс он негромко, наверное, специально выбрав правильный момент.

Его слова и условия звучали очень жарко. Здравый смысл покинул мой разум в тот момент, когда он приблизился так близко. Вообще это происходило каждый раз, и становилось моей слабостью. В любой другой момент я бы возмутилась, а сейчас просто промолчала ничего не говоря.

Вольграм расценил моё молчание, как согласие и стал осторожно, неторопливо сокращать расстояние, видимо давая последний шанс, передумать.

Вся осторожность пропала, стоило его губам коснуться моих, поцелуй стал страстным, властным последние крупицы здравого смысла покинули моё сознание, и я ответила прильнув к нему еще ближе, а его руки сжали мои бёдра.

Не знаю, сколько времени длилось это безумство, но когда мы оторвались друг от друга, мне показалось словно, пробежала кругов двадцать на тренировочном поле, сердце громыхало в груди, бешено стуча. Огневик тоже находился, определенно, не в безмятежном состоянии, его дыхание сбилось, но это не помешало ему прошептать тихо мне на ухо:

— Попалась, — и через мгновенье снова начать целовать.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Спала очень беспокойно, постоянно просыпаясь и всю ночь переворачиваясь с одного боку на другой, словно разгорячённая кровь совсем не хотела успокаиваться. Хотя и я этому способствовала, постоянно вспоминая события очень насыщенного дня.

Под утро взволновала еще одна вещь, мне показалось, что всего на секунду Элехарсус пришёл в движение, я сразу же стала ощупывать артефакт, но не обнаружив никакого изменения — успокоилась.

Вчера, очередной глубокий поцелуй прервал предупреждающий стук в дверь, вернувшейся Агнес. Кажется, она очень быстро возвратилась, но наверное это к лучшему, слишком бурное начало, слишком всё быстро.

Вольграм покинул нас, находясь в очень хорошем настроение, почти сразу после прихода подруги. Фраза «До завтра», вылетевшая с его уст, прозвучала очень многообещающе или моё сознание было слегка одурманено и я не правильно всё поняла.

Агнес проводив взглядом фигуру Вольграма и как только за ним закрылась дверь, кинулась ко мне с расспросами. Ей успели рассказать про инцидент во внутреннем дворе и она была очень удивлена от моего смелого поступка.

На утро, встретилась с Керилиром возле входа на полигон. В последние несколько дней мы часто приходили одновременно на тренировку магистра Ирвика, словно подстроились друг под друга.

Я слегка волновалась, предстояло снова увидеть Вольграма, и от одного воспоминания о нём мысли начинали путаться.

На магическом поле, пока собралась только часть команды, присутствовали: я, Керилир, Нанда, Алекс и Катэль.

Фей снова отдалился и парил с независимым видом, он молчал и кроме сухого «Привет» при встрече, не произнёс мне больше и слова.

Катэль, стоило мне появиться, сразу глянула уничтожающим взглядом, хотя раньше совсем не обращала на меня внимание, я для неё была словно пустое место. Нанда же заметив реакцию стихийницы земли, заметно оживилась.

С начала наших тренировок она не предпринимала попыток изжить Катэль, но судя по её ненавистным взглядам в сторону девушки, своё решение не поменяла.

— Ты наверное всегда вешаешься на парней, чтобы они тебя заметили? — не сдержавшись колко произнесла Катэль, казалось её прям распирало высказать мне своё недовольство.

Её колкость мне совсем не понравилась, пристально посмотрев на девушку, ответила:

— Я не на кого не вешаюсь и тебя это не касается, — голос прозвучал твёрдо и даже дерзко, но что барышня презрительно сощурилась и продолжила:

— Конечно. Потом ещё и телепортировались, наверное с определенными целями, — сделала она грязный намёк, мои руки непроизвольно сжались в кулаки.

Внезапно, вмешалась Нанда:

— Катэль, а твоё самолюбие уязвили. Так и плюешься ядом, — проговорила она, приближаясь к нам, парни оставались в стороне.

— Нанда не твоё дело. Ты у нас вообще бесполое существо, — процедила стихийница земли, оглядывая небрежным взглядом фигуру девушки, намекая на её излишнюю худобу.

На лице Нанды появилась злая угрожающая улыбка.

— Повтори, что ты сказала, — медленно произнесла Нанда, её глаза гневно сверкали.

«Только драки нам не хватало», — взволнованно подумала я, переставая злиться, и кумекая, как разрядить обстановку.

В следующее мгновение вмешался Керилир, как всегда, в своей манере, сразу привлекая к своей персоне внимания, двумя негромкими фразами:

— Стихийница земли очень сильно тебе завидует, — произнёс он кивая на меня, и затем продолжил показывая на Нанду:

— А тебя боится, но старательно пытается это скрыть.

«Боится? Зачем тогда провоцирует?» — удивленно подумала я, оглядывая, как теперь уже Катэль пришла в ярость, а Нанда, наоборот, заулыбалась довольная услышанной информацией.

В следующее мгновение Катэль совершила большую ошибку, уже после я думала: всё ли в порядке у девушки с инстинктом самосохранения.

— Следи за тем, что болтаешь коротышка, — негромко проговорила она, но услышали все.

Керилир ненавидел пренебрежения к своей персоне, кончик его уха стал дёргаться, наступила тревожная пауза, но он лишь коротко бросил:

— Совсем безмозглая, — и отвернулся, показывая всем, что разговор закончен.

— Вот, ещё один маг, заметивший данный факт. А я всем твержу никто меня не слушает, — язвительно и громко произнесла Нанда.

Катэль стояла в гневе и громко дышала.

Наверняка, перепалка бы продолжилась, если бы в этот момент не пришёл магистр, и оглядев нас выразительным взглядом, который заставил Катэль промолчать и отойти в сторону.

Стихийница земли нажила себе ещё нескольких врагов, помимо Нанды, меня мало волновало, что она думала обо мне, больше задело, то как она назвала Керилира. Он стал для меня другом, а за своих друзей я была горой. Хотя возможно сам фей не относился ко мне так же, он очень редко проявлял какие-либо эмоции.

Всё утро, во время занятия с куратором, ловила на себе взгляды Вольграма, и это был как бальзам на душу. Ведь раньше я демонстративно избегала смотреть на него, да и он вниманием меня не баловал, постоянно находясь рядом с этой Мерилис, и не приближался ко мне, стремясь сохранить связь в тайне.

После утренней тренировки, я и Керилир остались вдвоём. Вольграм сразу же куда-то пропал, стоило магистру объявить, что занятие закончено. У всех студентов суббота был выходной день, а вот выбранных в команду ждала ещё вечерняя встреча с куратором, и обязательные девять часов с напарником.

— Керилир, а как высоко ты можешь взлететь? — внезапно спросила я, ни разу не видела, чтобы фей взлетал слишком высоко.

— Хм, около метра, может полтора, не выше, — откликнулся он, а затем полностью развернувшись


убрать рекламу


ко мне произнёс:

— Ты что-то скрываешь и огневик тоже, а ещё ректор, постоянно ловлю эту эмоцию стоит им взглянуть на тебя, — огорошил он меня.

— Нет ничего не скрываем, — откликнулась сразу, и только потом понимая, что фея не обмануть он сразу различает ложь.

— Керилир, я пока не могу рассказать, — добавила я, осознавая, что так будет лучше.

— Хорошо. Лучше говори прямо, врать не надо, — деловито произнёс он и развернувшись поплыл дальше.

Мы направлялись ко мне в комнату, чтобы захватить несколько тетрадей и в очередной раз отправиться в библиотеку.

Вдруг, совсем недалеко от своей комнаты, резко остановилась, нахлынуло странное чувство и я не сразу поняла его, повернувшись и оказавшись прямо перед входной дверью в жилище Вольграма.

«Мне требуется попасть внутрь» — вертелась в голове навязчивая мысль.

Керилир заметив перемену во мне, удивленно наблюдал, и первый раз его взгляд выражал непонимание.

— Василиса, с тобой всё в порядке? — спросил он, подлетая ближе.

— Вроде, да. Мне надо оказаться внутри, — словно под гипнозом произнесла я, и стремительно сделав шаг вперёд, громко стала барабанить по деревянной поверхность.

Дракончик на ухе завозился и я стала догадываться откуда пришла эта острая необходимость и странное поведение.

Наконец-то дверь распахнулась и показался удивленный Алекс.

— Что произошло? — задал он вопрос, а я не ожидая от себя самой прошмыгнула мимо него в глубь помещения, и пройдя чуть вперёд схватилась за ручку двери, которая располагалась напротив входа в комнату Вольграма.

До меня донесся возмущенный голос Алекса, но я не обращая внимания просто двинулась вперёд оказываясь внутри его жилища, и только потом остановилась.

Меня резко дёрнули за плечо, разворачивая к себе.

— Ты что творишь? — раздраженно произнёс парень, за его спиной маячил Керилир.

— Алекс ты зачем украл имущество библиотеки? — не обращая внимание на недовольство парня, с досадой спросила я.

Древний фолиант лежащий на кровати, видимо Алекс читал его до моего вторжения, и развёрнутый пергамент на столе, подсвечивался для меня лёгким красным светом. В библиотеке нужные книги всегда светились или зеленым, или голубым, и только если ты собирался взять недоступное, оно горело красным.

— Это моё, — с нажимом ответил парень.

— Не ври. Дух артефакта архива очень недоволен, — покачав головой проговорила я, и затем показывала на ассистант библиотеки на руке.

— Видишь, он почти перестал быть бледным, еще немного и полностью восстановит свой цвет. Ты понимаешь, что это означает.

Алекс отпустил моё плечо и взъерошил рукой свои волосы:

— Блин, думал, что успею их вернуть, — проговорил он, а затем прошагал вглубь помещения.

— У артефакта библиотеки есть дух? — между тем заинтересованно спросил Керилир, тоже залетая внутрь и заинтересовано подлетая к столу и заглядывая в развёрнутый пергамент.

— Да есть. Я как-то наткнулся на информацию про это в одной из книг, — немного подавленно ответил Алекс, беря в руки древний фолиант с кровати.

— Зачем ты вообще их взял? — спросила я у него.

— Вон тот свиток, содержит подробный план всей академии вплоть до всех секретных ходов, и поверь, студенты знают от силы половину, — откликнулся он показывая на стол.

— А в книге информация про турнир, я только начал переводить её, там всё на древнем языке.

— Про Турнир Академий Трёх Миров? — уточнила я, смотря на увесистый фолиант.

— Да про него. Мне показалось очень странным, что обычному турниру посвятили сотни страниц, — подтвердил Алекс.

Парень был абсолютно прав, меня тоже удивил этот факт, что-то тут нечисто. Почти все мои друзья втянуты в это событие и я сама, надо обязательно в этом разобраться.

Я закрыла глаза, а пальцами одной руки дотронулась до ассистанта на руке, действовала инстинктивно, надеясь, что у меня получится. Ничего сверхъестественного и умного не делала, просто обратившись напрямую попросила оставить на время нам вещи спёртые Алексом с библиотеки. Кажется, я выглядела глупо, да и никто мне не отвечал, совсем.

Неожиданно со стороны входа послышался знакомый голос:

— Что тут происходит?

Я мгновенно оглянулась, позади меня сложив руки на груди стоял Вольграм, оглядывая всех присутствующих в комнате, а затем остановив взгляд на мне произнёс:

— Василиса, ты перепутала комнаты? — одна его бровь вопросительно поднялась, а я смутилась.

— Или может решила зайти ко мне в гости? — продолжал он, возникло ощущение, что ему очень нравилось меня смущать.

Алекс немного удивленно посмотрел на наши переглядывания, наверное, он оказался единственным человеком не знавшим о нашем представлении во дворе, каким-то образом это прошло мимо него.

— Вольграм они пришли ко мне, — произнёс Алекс имея в виду меня и Керилира, который не отрывался от пергамента и даже полностью опустился ногами к полу, приняв для себя самую удобную позу.

А я с удивлением обнаружила, что ни фолиант, ни свиток на столе, не светились больше красным, свечение пропало, наверное меня всё-таки услышали и дали разрешение.

— Подойдите сюда, — произнёс Керилир, обращаясь ко всем.

— И дверь закройте, — добавил он.

Алекс сразу же сделал несколько шагов к фею, и выглядел заинтересовано, впрочем, как и я. Лишь Вольграм пока не понимая, по какому поводу данное собрание, выполнил просьбу Керилира и не спешно приблизился к нам, остановившись сбоку от меня.

— Вот этот ход, очень хорошо защищен и не имеет больше никаких ответвлений, а помещение к которому он ведёт, большое. Почти уверен, там находится, что-то любопытное, — негромко произнёс Керилир, показывая на пунктирные линии.

Ход начинался в коридоре, недалеко от южной башни, там бывало мало студентов, я лишь один единственный раз ходила там, в первую неделю своего обучения, когда гуляла по замку, стремясь запомнить все его коридоры и этажи.

— Предлагаешь проверить? — заинтересовано произнесла я.

— Возможно, — уклончиво произнёс Керилир.

— Лучше всего отправиться ночью. Мы не знаем сколько там пробудем, и днём может быть сложно проникнуть в ход незамеченными, — произнёс Алекс.

— Там мало кто ходит. Думаю, и днём можно, — тихо отозвалась я.

— Кому можно, а кому нет, — возразил Алекс и продолжил: — Мне надо провести с Катэль положенное время, а Вольграму с Адамом.

— Извини, я и забыла про это. Да, Катэль это проблема, — произнесла я вспоминая небольшую утреннюю ссору. — Но вот Адама можно с собой взять.

— Нет, думаю не можно, и так слишком много народу, — мгновенно отозвался Вольграм, и заправил мою прядь волос за ухо, которая выбилась из собранного резинкой пучка.

От этого действия я на мгновение замерла, а от легкого и быстрого прикосновения его пальцев к моей коже, по телу прошла волна мурашек. Если я буду постоянно так реагировать на такие невинные действия с его стороны, то потихоньку начну сходить с ума.

Я несколько раз моргнула словно приходя в себя и вернулась к созерцанию плана на пергаменте, стараясь не обращать внимания на огневика.

— Тогда ночью, — подвёл итог Алекс.

— После полуночи.

На том и решили, когда уже уходила, напоследок сказала Алексу, что может пока не возвращать фолиант и свиток в библиотеку, дух дала согласие. Правда, он выглядел удивленным, и наверняка его интересовало, каким образом я причастно к артефакту архива.

Поздно ночью, мы встретились, как и договорились, я боролась со сном и уже после одиннадцати желание куда-то идти напрочь пропало, хотелось лечь и уснуть, но останавливало то, что я могла пропустить самое интересное. Агнес отправилась на выходные домой, если бы не этот факт, то количество участников нашей вылазки стало бы точно на одного человека больше.

В коридоры академии были пусты, но передвигались всё равно очень осторожно, риск наткнуться на кого-то оставался довольно высок. Свиток с планом взяли с собой, на всякий случай, да и боялись забыть руну, которая открывала вход.

Прибыв на место, в котором судя по карте располагался вход, мы стали озадаченно оглядываться. Коридор оказался абсолютно пуст, без каких-либо предметов интерьера: голые каменные стены, пол и потолок.

Куда именно наносить руну? Везде же не будешь её рисовать.

— Нет никаких подсказок, — произнёс Алекс, заново просматривая план.

— Может и хода не существует, кто-то пошутил или ошибся? — проговорила я, глядя на пустые стены.

— Это вряд ли, — отозвался Вольграм, затем просто нарисовал нужную руну прямо в воздухе своей огненной стихией.

Магический знак на какое-то время завис в воздухе, а после плавно поплыл чуть вперёд и исчез коснувшись каменной поверхности.

Кусок стены пошел рябью став полупрозрачным.

Внутри хода оказалась лестница без перил с очень высокими ступеньками, круто ведущая вниз. Идти можно было только по одному, если в самом начале пути, воздух был сухой, то когда мы спустились ниже, появился запах затхлости и сырости, а на стенах возник налёт влажной грязи.

Становилось холодней.

В какой-то момент, я едва не упала, запутавшись в собственных ногах. «Наверное специально делали такие крутые ступени, чтобы незваные гости спотыкались и падая вниз, ломали себе шеи. Глупая и жалкая смерть», — посетила мою голову мрачная мысль.

Если бы Вольграм ни схватил и не придержал меня сзади за талию, такая участь могла бы ожидать и меня.

Помня о словах ректора, я молчала про нашу связь и теперь предусмотрительно стала одевать кофты с длинными рукавами и старалась противиться привычке постоянно их заворачивать.

Сон, как рукой сняло, спать больше не хотелось, казалось мы спустились уже на несколько метров в глубь и до сих пор продолжали движение. Мало верилось, что мы можем найти внизу что-либо хорошее, ценные вещи не прячут так глубоко, и в таких неблагоприятных условиях.

— Кажется, мы пришли, — неожиданно раздался голос Керилира, фигура фея секунду назад скрылась за поворотом.

Лестница закончилась, приведя к недлинному коридорчику, с противоположной стороны которого виднелся тёмный проход. Стены украшали выдолбленные в камне линии, но из-за грязи, изображение не складывалось в общую картину, некоторые борозды были полностью забиты землёй, что сравнились с остальной поверхностью.

Я достала пару световых кристаллов из сумки, предусмотрительно взятых с собой. Огонь Вольграма тоже освещал и даже больше: согревал холодный воздух подземелья, но свет магических камней был ярче и давал возможность лучше рассмотреть стены.

— Надо почистить поверхность, хочу разглядеть рисунок. Керилир, поможешь? — обратилась я к фею, ведь он маг земли, для него это должно быть не сложно.

— Хорошо, — согласился Керилир.

— Огневик подсуши поверхность, боюсь убрать лишнее и всё испортить.

Вольграм покрыл камень тонким слоем огня, словно сама стена стала огненной, уже через несколько секунд огонь потух, а высушенная грязь на стенах пошла трещинами.

Затем Керилир прикоснулся к высушенной поверхности, и слой земли осыпался со стены, поднимаясь клубами пыли.

Я закашляла, крупицы земли проникали и в нос и в рот, раздражали глаза.

— Немного не подумал, — признал фей свою ошибку, когда пыль почти осела.

— Ага. Мы теперь почти идеально замаскированы, сливаемся с окружающим фоном, — подметила я, стряхивая с волос землю, хотя почти сразу же поняла, что занятие абсолютно бесполезное.

На стене четко проступило изображение, шести фигур нарисованных в ряд, от начала и до конца коридора, две женских и четыре мужских. Черты лица у всех были прорисованы практически одинаково, только женские силуэты были тоньше и меньше. На груди у каждого нарисован знак, принадлежности к той или иной стихии.

— Пойдёмте дальше, посмотрим, что внутри, — предложил Вольграм, показывая в сторону прохода.

Осторожно двинулись вперёд, один из своих кристаллов я отдала Алексу, чтобы освещение шло с двух сторон.

Впереди нас ожидал ещё больший сюрприз.

— Почему захоронение под академией? — ошеломленно произнесла я, оглядывая кости на каменных постаментах.

— Замок очень древний и не такое можно встретить, — отозвался Вольграм, беря меня за руку.

— Ничего не касайся, это опасно, — проговорил он, чуть сильнее сжимая мою руку.

Мы прошли вглубь помещения.

Я насчитала шесть скелетов, кто бы ни были эти люди, но умерли они давно и фигуры нарисованные на входе изображали именно их.

«Кто они? Кем были? И почему похоронены тут?», — вопросы возникали один за другим, и оставались без ответов.

Среди костей лежало искусно сделанное оружие разных видов: несколько мечей, кинжал, топор и длинная коса с широким лезвием.

Металл блестел и переливался, манил подойти ближе.

— Наверняка были сильными магами и возможно умерли в бою, — произнёс Алекс наклоняясь над одним из клинков, которых был покрыт узорами. Свои руки парень держал за спиной, словно специально их пряча, чтобы случайно не дотронуться до металлической поверхности.

Я его прекрасно понимала, прекрасная работа, заставляла любоваться холодным оружием, как предметом искусства.

— Помни, ничего не касайся, — наставнически произнёс Вольграм отпуская меня.

Я кивнула оставаясь на месте, а Вольграм присел перед каменным постаментом, внизу которого находились надписи.

Чуть постояв на месте, всё-таки нерешительно приблизилась к косе, больше всего привлекавшей моё внимание.

Интересно, как таким можно сражаться? Как оружие, коса казалась бесполезной. Слишком длинное и толстое древко, слишком широкое лезвие. Наверное, она принадлежала магу мужчине.

На металле сверкали блики света, словно призывали его коснуться, очередной световой отблеск оказался слишком ярким, ослепив меня. Кажется, я выпала из реальности на несколько секунд, очнулась от крика, всего мгновенье чувствовала, как металл холодил кончики пальцев и по всему телу прошла ледяная волна, а потом меня резко потянули назад.

Мы завалились назад, я лежала сверху на Вольграме, его сердце громко и сильно стучало. Меня резко развернули и внимательно оглядели, лицо парня выглядело испуганным.

— Ты зачем это сделала?! Я же предупреждал не трогать, — затрясли меня, как тряпичную игрушку.

— Я не знаю, оно само получилось, — испуганно произнесла я.

— Почему ты вечно попадаешь в опасные ситуации? — переставая трясти, сильно прижав к себе и погладив по волосам произнёс Вольграм.

— Это ведь древнее и сильное оружие артефакт оно могло убить тебя.

Я сглотнула только теперь, стала осознавать, что мне и вправду очень повезло.

— Кхм, вроде всё в порядке, может перестанете валяться на полу? — произнесли сверху, рядом с нами стоял Алекс.

Керилир же в этот момент наклонился и поднял меня, поставил на ноги. Причем показалось, что для него я была, как пушинка. Вот тебе и малец.

— Спасибо, — тихо проговорила я.

— Следующий раз не прикасайся к чему попало, — буркнул фей, казалось он тоже злится на мою глупость.

Чувствовала себя полной дурой. Зачем я прикоснулась к этой косе? Меня пугало то, что я не помнила, как это произошло. Может из-за яркой вспышки, поддалась вперёд и нечаянно задела? Нет, такого не может быть, ведь держала руки за спиной, взяв пример с Алекса.

После происшествия мы сразу поспешили убраться с этого страшного места, испуг почти исчез, но стоило снова вспомнить жуткий блеск металла и тело снова пробирал озноб.

Как только группка студентов покинуло странное захоронение, помещение погрузилось в темноту, казалось тут снова царил покой и тишина, только коса внезапно покрылась льдом, а затем бесшумно растворилась в воздухе.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Большой особняк расположился прямо в лесу, окруженный защитным барьером делающим его невидимым для чужих глаз.

Возле входной двери появился мужчина, он не стал стучать и сообщать о своём появление, отворил дверь и зашел внутрь. Сразу, в длинном тёмном коридоре стоял парнишка, и ждал приказаний. Мужчина снял с шеи медальон, который обычно всегда прятал под одеждой и не показывал почти никому, затем протянул его парню и приказал:

— Полностью зарядить, потом принести сразу мне. Я ненадолго.

— Будет исполнено, лорд Рэвис, — почтительно кивнул парнишка и трепетно взяв медальон из рук мужчины, поспешно покинул его, оставляя одного.

Лорд направился к лестнице, его походка перестала быть такой уверенной, он боролся со страхом, который последние несколько недель терзал его, стоило только подумать о господине. Он ошибся, испортил такой прекрасный шанс, надо было убить девчонку сразу же, как только представилась возможность, но нет он решил поживиться силой и приказал Зепару выкачать с неё всю магию до капли, убедил мага, что так велел господин. Теперь же девчонка жива, связь установлена, Зепар пропал, а он, лорд Рэвис, на грани раскрытия и в немилости у властелина.

Дверь в кабинет господина оказалась распахнута настежь, а сам сильнейший тёмный маг сидел за письменным столом, разбирая кипу бумажек, когда он исполнял свою роль приближенного к королевской власти, то казалось его невозможно было даже заподозрить во всех тёмных происшествиях случавшимся по всему миру Эргосу. Лорд Рэвис знал, каким жутким на самом деле может быть его господин, без жалости и сожалений наказывал он своих подчиненных за малейшие ошибки, а врагов не задумываясь убивал, всех, кто мешал его планам направленных на обретение величайшей силы.

— Что на этот раз хочешь сообщить мне? — прозвучал ледяной голос.

— Связь, она появилась. Теперь я точно уверен, — испуганным голосом сообщил мужчина.

— Я и раньше в этом не сомневался. С чего бы еще сынок Лотиана торчал ночами рядом с девкой, — процедил господин, а затем подняв голову произнёс:

— Под тебя капают, Рэвис. Причём очень тщательно и вскоре поймут, что магистра Ленарда никогда не существовало. Всю биографию невозможно перекроить. У тебя последний шанс.

— Но что именно мне делать? — скрывая страх спросил лорд Рэвис.

— Как и раньше, убить. Только теперь не важно кого, хоть мальчишку, хоть девку. Хотя с парнем будет справиться намного сложнее. Времени мало. Ты знаешь, что с тобой случится если не справишься и посмеешь сбежать, — угрожающе проговорил мужчина за столом, звук его голоса пробирал до самых костей.

— Я всё исполню, больше ошибок не будет, — залепетал лорд Рэвис.

— Поверю на слово и заряжай артефакт маскирующий ауру чаще, чем больше поглощенной силы магов, тем сильнее это отражается на магическом фоне.


* * *

Комната встретила меня тишиной и темнотой, стало страшно. В любую другую ночь, я бы даже обрадовалась своему одиночеству и единоличным пользованием жилого пространства, но после посещения тайного захоронения и странного случая, волосы на голове становились дыбом, а каждый шорох пугал. Отсутствие соседки стало восприниматься, как наказание.

Настроив световые кристаллы на полную мощность, осторожно прокралась в ванную, чтобы умыться и смыть с себя грязь подземелья.

Вернувшись еще раз прошлась по комнате осматривая её словно боясь, что где-нибудь притаился враг: за шкафом или под кроватью. Конечно глупо, но воображение испуганного человека способно и не на такое.

«Перестань метаться по сторонам, всё чисто, я слежу» — раздался раздраженный голос в голове.

Сначала я испугалась и даже подпрыгнула от неожиданности на месте, а затем радостно воскликнула:

— Элехарсус! Ты вернулся!

«Я и не уходил, просто был ослаблен», — сразу же возразил голос.

— Почему? Дух библиотеки теперь тоже в порядке? — снова вслух произнесла я, если бы кто-нибудь увидел меня со стороны, то подумали, что слегка чокнулась и разговариваю сама с собой.

«Я пользуюсь и накапливаю твою магическую энергию, тот артефакт забрал большое количество, а потом ещё и та, кого ты называешь духом библиотеки забрала последние крупицы. Правда ей пришлось воспользоваться и своими возможностями, твоей то магии оставалось совсем мало, из-за этого и она пострадала», — ворчливо пояснил дракончик.

Сразу вспомнились тяжелые металлические браслеты, которые оказались на моих руках, когда похитил Зепар, именно они оставили меня без магии. Радует, что смогла собственноручно один раз хорошенько его ими ударить.

— Я очень рада, что с тобой всё в порядке, — искренне произнесла я, хоть артефакт постоянно ворчал, но почти всегда помогал, да и очень привыкла к нему. Элехарсус в моём сознании не воспринимался, как какая-то вещь, он был словно живым существом.

На моё признание ничего не ответили, только металл артефакта слегка потеплел.

Появление дракончика, успокоило и убрало неприятный осадок оставшийся от посещения подземелья, спать ложилась уже в более спокойном состоянии. Только когда засыпала, почувствовала, что Элехарсус стал двигаться, но напряженная неделя и ночные гулянья совсем вымотали, и я почти сразу крепко уснула, даже внезапная активность артефакта не помешала.


* * *

Единственный мой выходной, назывался днём отдыха только на словах. Да, тренировок с магистром Ирвиком не было, даже общая руна с руки исчезла, что означало отмену нахождения в двойках, хотя я и привыкла к постоянному пребыванию рядом с Керилиром.

Утренняя пробежка, затем завтрак, потом библиотека, к вечеру снова пробежка и намерение почитать книжку.

Наверное, решила себя загонять, я не забыла слова ректора, а наоборот постоянно вспоминая их подгоняла себя, таким образом добавляла решимости.

— Значит у меня не хватает знаний и умений? Значит считают, что я слабая? — недовольно бурчала себе под нос на тренировочном поле.

Погода царила чудная, солнце клонилось к горизонту, дул лёгкий тёплый ветерок и самое главное было свежо, никакой духоты.

— Я еще на магическое поле попаду для самостоятельной тренировки, — бормотала, пробегая только второй круг.

— Василиса! — окликнули меня, я сразу обернулась на звук, а в следующий момент, лодыжку на правой ноге, пронзила резкая боль.

— Ааа, — вскрикнула падая вниз, видя удивленное лицо Дайра.

Земля встретила твёрдой поверхностью и клубами пыли. Упала совсем не больно, да, замаралась, но это ерунда. Зато лодыжка продолжала приносить очень неприятные ощущения. Пролежала на песочке совсем не долго, уже через миг моё тело приподнялось и зависло в воздухе. Весьма необычное чувство, сейчас я прям, как Керилир, только с болью в ноге.

— Извини, ты из-за меня упала. Я совсем не ожидал, даже остановить падение не успел, — немного растерянно проговорил Дайр, подбежавший ко мне.

— Ничего, сама виновата, — отозвалась я, стараясь сохранить лицо и не показывать, что мне больно. Хотя неприятные ощущения уже перестали быть такими сильными.

Дайр оказался одет в одежду для полевой подготовки, белые длинные волосы были, как всегда, собраны серебряными обручами, и как обычно вызывали зависть. Мне бы такую красоту.

Он сделал движение рукой и я подлетела выше, так, что моё тело оказалось на уровне его глаз. Вверх поднялась настолько стремительно, что несколько секунд мне казалось, будто мои внутренности остались где-то внизу.

Его пальцы осторожно коснулись пострадавшего места, а затем слегка надавили, последовала резкая волна боль и я выдернула ногу из его рук.

— Не делай так! Это совсем не приятно, — мгновенно отозвалась я, сгибая ногу в колене.

— Просто проверял. У тебя растяжение, — спокойно произнёс он, после добавил:

— Давай присядем на скамейку, — развернувшись направился к краю поля и моё тело поплыло следом, догоняя его.

Боль уже почти отступила, но я была уверенна, как только ступлю на твёрдую поверхность, она вернётся снова.

— Дайр, да отпусти. Я сама до академии дойду, а то времени столько твоего отнимаю, ты позаниматься не успеешь, — попросила воздушника я.

Хотя висеть в воздухе, что уж скрывать, мне очень нравилось.

— Ничего страшного, — отозвался парень.

Вот мы оказались рядом со скамейкой на которую меня осторожно опустили. На улице уже настали сумерки, и ещё немного и окончательно стемнеет, стоило поскорее вернуться в замок.

— Можно? — спросил Дайр, держа одной рукой низ тренировочных лосин.

— Да, только не дави больше, — немного переживая ответила я.

Парень кивнул и осторожно закатал ткань вверх, оголяя пострадавшую лодыжку, которая уже успела опухнуть.

Я не была кисейной барышней и не первый раз подворачивала ногу, хотя в этот раз казалось сильнее всех прочих, но будь одна, то поднялась и всё равно доковыляла бы до академии. От такой ерунды ещё никто не умирал. Но если предлагают помощь, причем особо не спрашивают, нуждаешься ли ты в ней, то глупо отказываться.

— Тут поможет обычная лечебная мазь, — произнёс воздушник, легонька касаясь оголенной кожи.

— Сейчас, немного сниму боль, — проговорил он, и стал легонько водить пальцами, а кожу словно закололи мелкие иголочки. Это было совсем не больно, а даже приятно и немного неудобно.

— Что именно ты делаешь? — удивленно произнесла я, чувствуя, что боль почти совсем пропала.

— Хм, так, особая техника, — отозвался он.

— И опять секретная? — с иронией спросила я, у воздушника было припрятано много необычных способов в управлении своей стихией, которыми он делиться совсем не спешил.

— Почти, — с улыбкой отозвался он.

Дайр улыбался редко, но если делал это, то сразу по-особому перевоплощался. Неудивительно, что он понравился Агнес, хотя она и сказала об этом всего один раз и то под действием зелья, но я же видела, как порой немного мечтательно смотрела она на воздушника.

— Как прошла эта неделя? Мы хоть и часто виделись, но толком даже не разговаривали, — произнесла я, стремясь продолжить разговор.

— Ну так, хорошо. Очень плодотворно, — кратко ответил Дайр.

— Понравилось с Нандой в паре?

— Да, она хорошая стихийница. Только над контролем поработать, позволяет своей стихии влиять на себя.

Я согласно кивнула, вспоминаю взрывной характер девушки.

Пальцы воздушника невесомо скользили по лодыжке, боль окончательно прошла.

— Лучше? — спросил Дайр, оглядывая меня.

— Да, значительно, — отозвалась я.

На улице полностью стемнело, но луна светила, как всегда, ярко, из-за этого видимость была довольно хорошая.

— Что тут происходит? — прерывая тишину, раздался стальной голос Вольграма, застывшего неподалёку и затем быстро зашагавшего к нам.

Руки воздушника стразу же пропали с моей ноги.

Огневик выглядел очень недовольно, а я напряглась, вспоминая неприятные события и слегка покалеченного Дайра.

— Ничего не происходит. Я упала, а Дайр мне помогал, — твёрдо произнесла я, желая убрать возникшее напряжение.

Воздушник хоть и убрал руки, но сидел вполне уверенно, не сдвигаясь со своего места, лицо оставалось абсолютно безмятежным.

Вольграм слегка замешкался, а потом уже спокойно произнёс:

— Сильно упала? — приседая рядом на корточки, Дайр удостоился приветственного кивка.

— Да, нет. Просто слегка навернулась, — отозвалась я, чувствуя облегчение, словно камень с души упал.

Я очень боялась повторения той бесконтрольной ярости, как тогда, когда пострадал Дайр, ведь это могло стать настоящей проблемой. Мои друзья неотъемлемая часть жизни, от которой отказываться не собиралась. Вольграм же приятно удивил, заставив переживания по этому поводу, отойти на второй план.

— У неё растяжение лодыжки, — вмешался Дайр, показывая на ногу.

— Спасибо, — произнёс Вольграм, а затем подхватил меня на руки.

— Пойдём в академию, будем лечить твоё растяжение. Пока, Дайр.

Меня накрыло возмущение: сделал вид, будто спокойно отнёсся, и поспешил быстрее меня забрать. Даже не успела нормально попрощаться!

— Вольграм, поставь меня на землю. Хватит меня носить, я и сама ходить могу, — недовольно произнесла я, хлопая ладошкой по его груди.

— Дайр тебя тоже на руках нёс? — игнорируя мою просьбу, осведомился огневик, вопросительно приподнимая одну бровь.

— А вот не отвечу, пока на землю меня не поставишь, — мгновенно отозвалась, не собираясь ему поддаваться.

Вольграм остановился, словно задумался, а затем произнёс:

— Хорошо, — его глаза хитро блеснули, и я оказалась наконец-то на своих двоих, правая нога сразу же отозвалась болью.

— Теперь говори, — потребовал он, складывая руки на груди.

Не ожидая подвоха я неохотно произнесла:

— Не поднимал он меня на руки, просто воспользовавшись стихией перенёс на лавку.

Вольграма мой ответ порадовал, он удовлетворенно кивнул, а затем усмехнувшись, снова подхватил меня, и я оказалась прижата к его груди.

— Эй, отпусти! Ты же обещал! — возмущенно воскликнула, ударяя рукой по его плечу.

— Я ничего не обещал. Ты просила отпустить, тогда ответишь, а насчёт дальнейших действий никакого разговора не было, — тут же откликнулся огневик, мы уже покинули тренировочное поле и приближались к входу в академию.

— Подловил меня? Теперь доволен? — прищурившись, недовольным голосом спросила я.

— Ну не совсем. Всё-таки не совсем приятно видеть, как кто-то другой щупает ногу моей девушки, хотя даже я сам, ещё этого не делал, — сразу же отозвался он, заставив своими словами моё сердце биться чаще.

— Значит твоей девушки? — с сарказмом из вредности произнесла я.

— Да. Думаю, мы в этом уже разобрались, — уверенно произнёс он, и его рука каким-то образом изогнувшись коснулась моей пятой точки.

— Когда же? — мгновенно отозвалась я, ворочаясь в его руках пытаясь переместить его руку в более безобидное место.

— Ва


убрать рекламу


силиса, мы находимся в академии. Но если ты так хочешь, то я могу снова и уже при всех, напомнить тебе и повторить весь наш «разговор» заново, — спокойно проговорил он, намекая на то, что происходило пару дней назад в моей комнате. Уж что-что, а разговор это напоминало меньше всего. У меня до сих пор мурашки по всему телу, от воспоминаний.

— Хорошо, я все поняла, не требуется ничего повторять, но раз мы в академии, отодвинь свою руку. Не надо прилюдно меня лапать, — отозвалась я, осознавая, что в этой маленькой перепалке победа за огневиком.

— Значит наедине можно? — сразу же спросил парень, улыбаясь.

Мы уже поднялись по лестнице и свернули в сторону наших комнат. Дыхание Вольграма совсем не сбилось, словно и не нёс он ношу, которая весит не менее пятидесяти килограмм.

— Нет, нельзя, — отозвалась я, а в голове мгновенно возникли картинки, заставившие покраснеть, и стать похожей на помидор.

Вольграм сразу же заметил мою реакцию, и соблазнительно улыбнулся.

— Лиса, может поведаешь мне, какие неприличные мысли посетили твоё сознание? — поинтересовался он, а затем добавил: — Настолько сильно ты ещё не краснела.

— Не придумывай, ни о чём таком я не думала, — пробурчала я, мысленно ругаясь на своё слишком живое воображение.

Мы приблизились к моей комнате и только тогда меня поставили на ноги.

— Сама зайти сможешь? — спросил он, проницательно глядя на меня.

— Да, смогу. Болит не сильно и то, только когда наступаешь, — ответила я, прислушиваясь к своим внутренним ощущением.

— Хорошо. Я тогда за мазью, приду через минут двадцать, успеешь переодеться? А то когда нанесу лечащее средство ты не сможешь этого сделать, — произнёс он, приседая на корточки и аккуратно расправляя завёрнутую ткань на моей ноге, закрывая оголённую лодыжку.

— Да, успею. Спасибо, — поблагодарила я, не зная, как реагировать на его действия. Кажется, никогда к этому не привыкну.

Вольграм распрямился, а затем произнёс:

— Давай, я совсем скоро приду, — легонько подтолкнул меня к двери.

Уже через полчаса я сидела на кровати и мою щиколотку обильно покрывали мазью болотного цвета, пахла она не совсем приятно. Зато опухоль почти сразу стала менее заметна.

— Теперь ближайшие пару часов не смывать, — произнёс огневик, закрывая баночку с густой мазью, израсходованную не меньше чем на половину.

Агнес до сих пор отсутствовала и мы находились в комнате свершено одни, но мне было не до волнений, усталость накрывала волнами, казалось, стоит на секунду прикрыть глаза и я усну.

— Что это? — внезапно спросил Вольграм, вытаскивая из моей тумбочки чёрный цветок, который, наверняка, привлек его внимание своим свечением в полутьме деревянных стенок мебели.

Растение оказавшись на свету померкло, чем больше заинтересовало парня.

— Обычный цветок. Я его нашла, — откликнулась, вставая с кровати и пытаясь забрать предмет с его рук.

Вольграма ответ не удовлетворил, да и как-то слишком подозрительно осматривал он мою находку, к которой я успела весьма привязаться.

— Нашла цветок из другого мира? — его бровь поднялась, а взгляд стал ироничным.

— Из другого мира? — остановилась я, сильно удивившись и переставая отбирать растение из его рук.

В этот момент, Вольграм проницательно смотрел на меня, видимо оценивая реакцию на сказанное, его волосы в приглушенном свете, красиво серебрились, точь-в-точь, как вкрапления на лепестках растения.

— Да, предположительно Канделар. Любопытная реакция на освещение, наводит на это предположение, — пояснил он, дотронувшись одного из лепестков.

— Так откуда он у тебя на самом деле? — почти мгновенно последовал вопрос, а мой взгляд остановился на растении, которое словно манило и призывало забрать его из мужских рук, будто там ему не место.

Осознание факта, что если Вольграм услышит правду, то вряд ли оставит мне «чёрную лилию», заставило соврать:

— Мне его подарила Агнес, — произнесла первое, что пришло на ум.

Вольграм мне не поверил, совсем. Хоть не произнёс и слова, но его лицо выражало искреннее сомнение в правдивости сказанного. Он сделал шаг назад, увеличивая расстояние между нами, а я как зверёк, который не отрывает взгляда от угощения, смотрела на растение. В какой-то момент, меня испугала внезапно нахлынувшая зависимость от моей находки, но испуг отошёл на второй план, осталась только навязчивая мысль:

«Забрать. Надо отобрать. Цветок мой».

— Василиса, я знаю, что даже Агнес не смогла бы достать этот предмет, — раздался гипнотизирующий голос огневика, который на несколько секунд слегка прояснил сознание, но ещё один сделанный шаг назад, увеличивший расстояние и одержимость захватила меня с новой силой.

— Ну и ладно. Вольграм, отдай мне растение. Это моя вещь! — произнесла я стальным голосом, делая уверенный шаг вперёд, совсем не обращая внимание на лёгкую боль в лодыжке.

Усталости не осталось, вместо неё сознание накрывала странная ярость. В воздухе затрещали кристаллики льда, создавая возле меня кокон, напоминающий белую дымку, всего чего он касался тут же замерзало.

Вольграм, что-то говорил, но ни слова не дошло до моего сознания. Мысли и виденье сузилось до одной маленькой вещи в его руках.

Огневик не применял магию, а только пятился назад и каждый его шаг воспринимался ещё более негативно и отказ подчинятся моим словам.

— Лучше отдай по-хорошему, — прозвучал мой голос, словно чужой: холодный, властный, обещающий покарать за неповиновение.

Раздражительность, злость, ярость, всё смешалось в один коктейль.

Лёд затрещал сильнее, а я наслаждалась этим звуком, словно самой великолепной музыкой, показывающей и обозначавшей моё величие и власть. Что может быть прекрасней льда? Сильнее льда? Ничего. Насколько он прекрасен, настолько и ужасен, опасен. Холодная, величественная магия, которая может поработить всё вокруг.

Всё тело покрылось холодной коркой, волосы парили в разные стороны, словно забыв, что такое притяжение.

Наглец, что посмел противиться моей воле, пожалеет о своём решении! В руках появились сгустки льда, похожие на живой огонь.


* * *

Вольграм. 


Воцарился настоящий хаос, а Василиса потеряла себя, дала своей стихии власть, слившись с ней. Бледная кожа едва просматривалась сквозь ледяную корку, глаза сияли холодным голубым цветом, на лице застыло выражение властности, величественности. Кто бы сейчас перед ней не находился, её ничто не остановит. Она знает, помнит меня, но ничего не чувствует, кроме ярости и желания подчинить.

«Но всё равно, в образе девушки присутствует неуловимая красота», — промелькнула мысль, заставившая иронично улыбнуться, ситуация складывалась чертовски опасная, а я всё равно обращал внимание на такие мелочи.

Цветок оставался в моих руках, я почувствовал в нём постороннюю магию, из-за этого даже и не думал возвращать, но не предполагал, что всё может повернуться таким образом.

В нынешнем состоянии, она толком и не задумается перед тем, как напасть.

Осторожно, не делая резких движений, двигался к двери. У меня было два варианта, либо вступить в серьёзный бой, либо сбежать, как назло артефакта телепорта со мной не оказалось. Хотя, существовал ещё и третий, самый простой выход, но не особо привлекательный — отдать этот злополучный цветок и получить наказание. В том, что оно будет я не сомневался, стихия не милосердное существо, готовое к всепрощению.

Я застыл возле двери, желая усыпить бдительность, совсем не двигаясь. Василиса приближалась не спеша, уверенная в своей силе, непобедимости и в руках сверкала ледяная магия, двигаясь словно живой огонь. Стоит мне резко двинутся и энергетические сгустки в её руках полетят вперёд, выбрав меня своей целью.

Сделал глубокий вздох, словно приготавливаясь к действиям.

«Раз …», — начал я мысленный отсчёт, неотрывно смотря на приближающуюся ледяную фигуру.

«Два…»

«Три!», — мгновенно обращая дверь в прах, рванул прочь из комнаты во внутренний коридорчик.

Позади раздался громкий треск, один из ледяных сгустков попал в стену, возле которой, я совсем недавно стоял. Снова почувствовав энергетическую волну, вовремя пригнулся и над головой пролетел еще один магический шар, который врезался во входную дверь, покрывая её огромной твёрдой коркой, а деревянная поверхность не выдержав давления силы, треснула в нескольких местах — это сыграло мне на руку. Не останавливаясь, просто со всей скорости врезаясь в преграду плечом, окончательно ломая её, оказался в главном коридоре.

Маленькая капелька крови стекла по щеке и упала вниз, оставляя на каменном полу красную кляксу. Еще один порез, немного глубже, оказался на плече: тонкий, точный словно сделанный идеально заточенным ножом. Рубашка пропиталась кровью.

Лёд ранил, как клинок, наверное, плохая была идея выбираться напролом. Из комнат повыскакивало несколько любопытных студентов, наверняка, услышавших странный шум, который мы создали, когда были ещё внутри.

Моя драгоценная опять атаковала ледяным сгустком, от которого снова успел увернуться, и он полетел в дверь комнаты Деймона, точно также ломая её, как совсем недавно другую деревянную преграду.

В груди запекло, стихия требовала выхода. Она совсем не понимала, почему я медлил и сдерживался при открытом нападении.

Деймон вышел наружу, удивленно оглядывая: заледенелые куски сломанной двери, Василису, охваченную стихией, и меня уворачивающегося от её магии, а затем брякнул:

— Семейные разборки?

— Деймон я очень ценю твой юмор, но приведи бегом сюда Алекса с Адамом, или кого-нибудь ещё из сильных водников!

Пол под ногами заледенел. Василиса теряла терпение и рушила абсолютно всё, даже многовековой камень под ногами давал трещины и грозился обрушиться вниз.

Ещё немного и могут пострадать другие.

«Извини, милая», — подумал я, закрывая на мгновенье глаза, а затем открывая и позволяя пламени охватить себя.

— Чёрт! — выругался, видя, как пепел от цветка медленно осыпался вниз, просачиваясь сквозь пальцы. Совсем про него забыл! Вся моя одежда, всегда шилась из специальной ткани и зачаровывалась от огня, но растение не имело никакой защиты и сразу же сгорело в пламени.

Позволил огню себя захватить, но в отличие от Василисы держал контроль над сознанием. Маги в ком очень много стихийной силы, находились в доле риска, быть вот так поглощёнными и не отдавать отчёта своим действиям. Именно из-за этого контролю и медитациям посвящали очень много времени, обычно, как и до начала обучения, так и в академии. Лиса же, была лишена такой возможности, и поэтому лёгкое колдовство привязанности на цветке, спровоцировало и вылилось во всё происходящее.

Если я от потери цветка, просто выругался, то моя девушка пришла в неистовство, корка покрывавшая кожу стала толще, волосы взметнулись выше, а ледяная магия хлынула мощной магической волной.

Времени на раздумья не оставалось совсем, только решительные действия могли помочь. Горячее, жгучее пламя взметнулось под потолок, создавая преграду движущийся морозной стене. Ни пламя, ни лёд не победило, они поглотили друг друга, распространяя от себя мощную, но безопасную энергетическую волну.

Все любопытные давно скрылись у себя в комнатах, смекнув, что происходящее находиться слишком далеко за пределами понятия безопасности, а мне требовалось сдерживать натиск девушки при этом не поранив её и дождаться возвращения Деймона с подмогой.

Лиса стала решительно двигаться в мою сторону. Ей не понравилось, что я смог, да и вообще посмел остановить её магию. Высокомерный взгляд, отражал эмоции внушенные стихией: пренебрежение, а ещё ненависть к использованию, противоположной льду, силы огня.

Чувствовал своё пламя, которое точно также стремилось покорить холодную стихию, подчинить себе, его желания были похожи на мои. Единственное отличие, я стремился только покорить девушку, а подчинение не принесёт ничего хорошего, наоборот, лишь разочарует.

Я двинулся ей навстречу, размораживая всё вокруг себя. Две могучие силы соприкоснулись, поначалу лёд стал поглощать огонь, всё из-за моей осторожности и страха навредить, но когда перестал сдерживаться, в точке соприкосновения магия стихий стала исчезать, полностью нейтрализуя друг друга. Абсолютный баланс сил, только так объяснялось исчезновение холода и пламени при соприкосновении.

Чем ближе становились, тем сильнее шла энергетическая отдача, от места встречи магии.

За спиной у Лисы, увидел Алекса и ещё одну девушку, тоже водницу, они стояли на расстоянии не решаясь подойти ближе. В голове сразу возникла идея: больше не дать атаковать, а приблизиться очень близко, чтобы нейтрализовать магию, сразу возле тела Лисы. Тогда водники смогут приблизиться и усыпить её.

Свет от соприкосновения энергии слепил, стены рассекали трещины, казалось ещё немного потолок, пол, всё вокруг рухнет. Мой шаг стал твёрже, а движение быстрее, стремительно сокращая расстояние я двинулся вперёд, крепко обхватив девушку прижав к себе. Лёд бесновался, но не выходил за пределы прикосновения наших тел, и жалил меня холодом. Василиса стала вырываться, но в следующее мгновение две пары рук коснулось её головы, секунды сопротивления и она обмякла — борьба прекратилась.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Голова болела и раскалывалась словно по ней ударили чем-то тяжелым. Не открывая глаз, осторожно потрогала рукой макушку, проверяя её на наличие шишки, но ничего не нащупала. Под собой ощущала что-то мягкое, но точно не кровать. Решив больше не гадать, распахнула глаза.

Полутёмное помещение, слабо освещенное магическими кристаллами, показалось очень знакомым. Осторожно приподнявшись с дивана и посмотрев в бок, я наткнулась на ректора, который, как обычно, сидел за столом. Казалось лорд Тэриан круглосуточно на своём посту занимается делами академии, и даже ночь для этого не помеха.

— Студентка Оверворлд, ну и погром же вы устроили, — негромко произнёс ректор, не поднимая на меня взгляда.

Погром? В голове творилась жуткая неразбериха. Воспоминания о событиях вечера были как в тумане, словно прикрыты тонкой искажающей мысли завесой, а слова ректора помогли проникнуть через неё.

Я в ужасе прикрыла губы ладошкой. Лёд, везде лёд. Да я же могла убить Вольграма, или кого-то покалечить! В тот момент, мои мысли были словно чужими, ведь я отчетливо помню поглощающее чувство всевластие, уверенности и желания навредить, покарать. Одновременно и я, и не я. Отняв руку от лица я с недоверием посмотрела на ладонь, в которой совсем казалось бы недавно, сияло смертельное ледяное пламя.

— Меня исключат? — дрожащим голосом спросила я, взглянув вновь на ректора.

Ректор наконец-то оторвал глаза от какого-то свитка и с интересом посмотрел на меня.

— Нет, не исключат. Мы выгоняем из академии за неуспеваемость и недостаточные магические способности. Хотя потеря контроля тоже опасная вещь, но Вас оправдывает происхождение и отсутствие начального обучения, — ответил ректор Тэриан.

Его слова вызвали облегчение, но в душе оставалось странное необъяснимое чувство — точно не страха или паники, с одной стороны раскаяния в случившимся, а с другой некой спокойности и уверенности в своих силах. Раньше бы чувство вины съедало меня изнутри, а ещё, возможно, боязнь своей силы, но сейчас ничего этого не было, будто та чужая сущность оставила кусочек себя внутри меня.

— Почему мне кажется, что все разрушения совершила не я, словно мной кто-то управлял?

— Потому что стихия проникла в ваш разум. Погружаться в стихию можно, но отдавать контроль над сознанием — никогда. Она в большинстве своём беспощадна, и многие чувства и морали людского мира, для стихий остаются загадкой, — ответил ректор, а затем продолжил:

— На данный момент меня интересует совсем другая вещь. Откуда у студентки моей академии могущественный артефакт происхождением из Канделара? — взгляд ректора стал изучающим и твёрдым, без намёка на улыбку, на меня словно начало что-то давить, требуя рассказать правду.

Элехарсус слегка нагрелся, словно почувствовав, что говорят именно о нём, а я просто молчала, и не отводила взгляд, стараясь выдержать давление.

Конечно, теперь догадывалась кому принадлежал цветок и что Лилаус неплохо подставил меня, хотя возможно непреднамеренно. Оставалась ещё неприятная мысль, что это мог быть не мой иномирный знакомый, но о таком варианте думать хотелось меньше всего, врагов притаившихся за спиной и так имелось вполне достаточно.

— Не хотите рассказывать? — перестав сверлить меня взглядом, произнёс ректор.

Я согласно кивнула.

— Почему? — сразу же с интересом осведомился он.

— Я обещала сохранить это в тайне, — произнесла решительным голосом, а сама подумала: «Со мной явно, что-то не в порядке. Решила молчать и не выдавать мало знакомого парня, даже не зная, как это может отразиться на мне самой».

Ректора мой ответ удивил, наверное ожидал услышать более внятное объяснение.

— Странное решение. Знаете, ваше украшение привлекло моё внимание уже довольно давно, хотя артефакт прекрасно маскирует свой магический фон, что довольно редко. Описание вещиц такой силы обязательно вносится в архив, но упоминания об вашем там не оказалось, — проговорил он, сложив руки на столе.

Я сидела на своём месте и спокойно слушала, гадая чем для меня обернётся вся эта ситуация. Он говорит, что Элехарсус сильный, но за всё время я пока так и не разобралась в чём эта сила. При таком раскладе, возникал вопрос: Почему Лилаус так легко с ним расстался?

— Рассказ же Вольграма об цветке из Канделара, натолкнул на мысль, что я совсем не там искал, — медленно проговорил он, а затем добавил:

— Но к сожалению, информация подобного рода пока для меня не доступна и данный артефакт остаётся загадкой. Сохранять молчание Ваше право, но и ответственность за последствия тоже, — ректор замолчал, давая понять, что тема закрыта, а мне не верилось, что не последует больше никаких расспросов, ведь была убеждена: меня разными способами будут вынуждать всё рассказать.

— Как быть с контролем над стихией? — осторожно спросила я.

— В вашем расписании появится больше индивидуальных медитаций, контроль достигается только при полном узнавании своей магии и стихии. Кстати, можете идти, двери в комнате обновлены, ну а остальной порядок наведёте сами, — проговорил ректор намекая, что мне пора.

В душе было неприятное предчувствие словно не всё так просто, искала подвоха в словах ректора, но пока не находила. Встав с дивана направилась к выходу, головная боль не прекратилась, но стала более терпимая. Уже на выходе меня догнал голос ректора:

— Студентка Оверворлд, помните о последствиях своего выбора, — фраза прозвучала тихо, но в груди, что-то неприятно ухнуло вниз.

Теперь я была убеждена, что не ошибалась и ситуация не простая, подвох будет обязательно. Поначалу замерев, снова зашагала вперёд.

Думать обо всём буду завтра, сейчас бы только спокойно добраться до своей кровати.

На утро всё не казалось таким критичным, я почти выспалась и была готова к новому дню. Агнес почему-то до сих пор отсутствовала, но как только она появится, то обязательно потребует подробного рассказа обо всём произошедшем, хотя я и сама всё помню не особо хорошо.

Когда возвращалась ночью к себе, коридор на мужском этаже выглядел вполне прилично, на стене, полу и потолке остались едва видимые тонкие полосы, убрать трещины без каких-либо следов видимо не получилось.

Хотелось увидеть Вольграма, и я переживала, не изменится ли его отношение ко мне, ведь нападала на него вполне серьезно. Хотя он не тот человек, который мог бы этого испугаться.

На утренней тренировки у магистра Ирвика, меня ожидал сюрприз. Специально подгадав, я появилась на магическом поле буквально за минуту до начала, когда все уже присутствовали и куратор начинал выдавать задания на сегодня.

— Оверворлд, остановись, — произнёс Ирвик, сразу же не успела я подойти.

— Вы отстраненны от занятий по подготовке к турниру, по личному распоряжению ректора, — огорошил он меня.

— Но почему?! — воскликнула я.

— Все вопросы к ректору. Прошу на выход, — безапелляционно ответил куратор.

Однако, и без ответа догадалась почему, не зря чувствовала подвох в словах лорда Тэриана. Все остальные присутствующие выглядели немного удивленно, хотя наверное подумали, что это из-за вчерашнего погрома. Вольграма среди них на магическом поле отсутствовал. Керилир же пристально смотрел на меня с задумчивым видом, словно хотел что-то сказать.

Резко развернувшись я стремительно зашагала к выходу, напрямую к ректору, решив не откладывать на потом. Ситуация складывалась странная, с одной стороны я сама была виновата, но распоряжение ректора, принуждающее всё рассказать, всё равно вызывало негативные эмоции.

Оказавшись в приёмной, предупреждающе постучала в дверь и услышав заветное:

— Входите, — решительно прошла внутрь и остановилась, в помещение находился не только ректор, но и Вольграм, стоящий недалеко от окна.

— Хм, почему-то так и думал, что вы совсем скоро нас посетите, — произнёс ректор.

— Почему меня отстранили от занятий по подготовке к турниру? — спросила я, желая услышать истинную причину напрямую от ректора.

Когда озвучила свой вопрос, Вольграм слегка нахмурился, видимо он ещё не знал об этом.

— Оверворлд я не могу быть уверен, что ваше пребывание рядом с остальными участниками турнира безопасно для них. Всё-таки у нас соперничество, вдруг через вас осуществят какие-нибудь действия, которые помешают нам выиграть? — произнёс ректор.

Сказанное звучало, как чушь, предлог, который использовался лишь бы вынудить меня рассказать про происхождение артефакта.

— Лорд Тэриан, это был лишь цветок, который могли просто подложить, — вмешался Вольграм, думая, что его рассказ послужил причиной. Хотя, косвенно так и было.

— Вольграм помимо цветка, у Василисы имеется еще и сильный артефакт с Канделара. Причём она об этом прекрасно знает.

— Артефакт? — огневик вопросительно на меня оглянулся.

Присутствие Вольграма лишило всей моей решимости, я растерялась. Он выглядел хорошо, и не присутствовало никаких намёков, что вчера я на него напала. Не зная, как он поведёт себя после произошедшего, становилось немного страшно рассказывать про Лилауса. Как это прозвучит? «У меня есть знакомый, который подарил мне этот артефакт. А ещё у меня с ним заключено очень любопытное пари …» Абсурд.

В голове возникло простое решения. Ведь про пари можно пока промолчать, потом выберу момент и обязательно расскажу, но не сейчас. У Лилауса я знаю только его имя, ректор же не будет перемещаться в Канделар, чтобы лично во всём разобраться.

— Артефакт мне подарили, — окончательно решившись произнесла я.

Лорд Тэриан удовлетворенно кивнул и мгновенно задал вопрос:

— Просто подарили? — от меня ждали подробностей.

— Нет, не совсем подарили, дракончик просто ушёл ко мне. Архонт сказал, что он меня выбрал, — пояснила я, специально не произнося имени Лилауса.

Невольно глянула на Вольграма, его лицо стало словно маска, по которому сложно было понять, о чём на самом деле думает огневик.

— Где ты встретила того архонта? — последовал ещё один вопрос от ректора.

Он слушал внимательно и словно анализировал каждое моё слово.

— В академии, — спокойно произнесла я, на лице невольно возникла лёгкая улыбка, ведь правила не нарушала, а то что на их территории могут появляться и разгуливать посторонние субъекты, не моя забота.

Ректор молчал, удивления не показывал, но и никак не высказывался по поводу моего ответа. Вольграм же немного расслабился его лицо перестала быть маской, неожиданно он сделал несколько неспешных шагов в мою сторону и произнёс:

— Расскажи всё в подробностях. Как встретила? Что он говорил? Понимаешь, защита академии стоит таким образом, что посторонние или те, у кого нет личного разрешения ректора, не могут проникнуть на её территорию, но если опираться на твои слова, то способ есть и наши враги или те, кто на тебя напали тоже могут о нём догадаться и воспользоваться, — его голос прозвучал немного беспокойно, а моя совесть дала о себе знать: я скрываю про Лилауса, который наверняка подсунул тот злополучный цветок, от тех, кто пытается защитить меня.

— Хорошо. Я расскажу, — произнесла я, сопровождая свои слова кивком головы.

— Встретила его несколько недель назад, когда решила прогуляться ночью по академии. Проходила мимо внутреннего дворика и увидела там свечение от портала, тогда конечно не сразу поняла, какого рода был свет, из-за этого подошла ближе проверить, — проговорила медленно, вспоминая ту ночь, которая казалось, была вечность тому назад.

Огневик посмотрел на меня осуждающим взглядом, словно спрашивая где здравые мысли в моей голове. Ну да вместо того, чтобы уйти, или спрятаться, я как самая смелая пошла проверять. Сейчас понимаю глупость поступка, а в тот момент о безопасности я явно совсем не подумала.

— Затем оттуда появился архонт, с фиолетовыми волосами, крыльями за спиной. Он сказал, что просто из любопытства перенёсся к нам, посмотреть академию. Затем его артефакт ушёл ко мне, и он переместился обратно. Единственное, мы договорились встретиться на турнире, он тоже участвует, — закончила краткий пересказ событий.

Можно было не говорить про договорённость, но мне показалась, что чем больше подробностей поведаю сама, тем меньше вопросов мне зададут.

Атмосфера стало более разряженной, ректор перестал выглядеть словно дознаватель, а я себя чувствовать злостной нарушительницей. Надеюсь теперь спокойно смогу вернуться к тренировкам.

— Архонт с крыльями, и если готовится к турниру, значит обучается в академии, — тихо промолвил ректор, будто отвечая на мысли в своей голове.

— Вы сможете перекрыть этот способ проникновения в академию? — между тем произнёс огневик.

— Он оставил цветок с привязкой, наверняка не просто так.

— Это мог быть не он, — возразила я, и привлекая к себе внимание.

— Я нашла это растения у себя в комнате, когда вернулась из медпункта. Лично, мне его никто не передавал.

— Это ещё лучше, — голос Вольграма прозвучал с сарказмом.

— Значит тот архонт, телепортировался в нашу академию не один раз, и почему-то именно к тебе или это был кто-то из врагов, которые хотели навредить, — казалось у Вольграма осталось лишь половина его былого спокойного состояния.

— Вольграм выйди, — прозвучал спокойный голос ректора, и ожидающий взгляд остановился на парне.

Повисло молчания, огневик явно не хотел покидать помещение, но и противиться воли ректора, сильнейшего мага, пока не мог. Ректор победил на его стороне было положение, сила и опыт накопленный годами.

— Я буду за дверью, — произнёс огневик, обращаясь ко мне и покинул помещение.

Оставшись наедине с ректором испытала одновременно и облегчение и напряжение, даже несколько секунд ожидания причины, по которой осталась тут одна, выматывали, а мои руки от волнения похолодели и стали как ледышки.

— Не переживай и присядь уже на диван, — бросил ректор обращаясь ко мне на «ты», до этого я стояла в середине комнаты, и с того момента, как пришла ни разу не покидала этого места.

Подчинившись словам ректора, я направилась к дивану, на котором очнулась совсем недавно после захвата контроля, стихией.

— Как звали того архонта. Ты старательно избегала произносить его имя. Не переживай, да проникновение на нашу территорию против правил, но это не критично, с Канделаром мы в хороших отношениях. Лучше было тебе с самого начала ничего не скрывать.

— Его имя Лилаус, — чуть поколебавшись произнесла я.

Ректор, как-то странно отреагировал на прозвучавшее имя, он словно что-то вспоминал и смотрел сквозь меня.

— Что-то не так? — спросила у него.

— Нет, всё хорошо. Можешь идти, запрет на тренировки сниму, — проговорил лорд Тэриан.

— Несмотря, на всю сложность ситуации, Вас сопровождает невообразимое везенье, — внезапно прозвучал его голос.

— Вы считаете нападение и нахождение на грани смерти, везением? — мгновенно произнесла я, ведь не один раз мне снился тот подвал и то как Зепар медленно убивает меня, и в моих снах это происходило каждый раз по-разному. Предпочитала молчать об этом, стремясь избавиться о любом напоминании об неприятном случае, в обычной жизни.

— Нет, но я считаю таковым, что вы до сих пор находитесь в моём кабинете, и в этой академии, ведь всё могло быть совсем не так, — жестко прозвучали его слова, и да он был прав, но настанет момент, когда удача покинет меня и тогда придётся рассчитывать только на себя, именно этот факт больше всего пугал и заставлял нервничать.


* * *

Мир Канделар.

Царил самый разгар учебной ночи, большая аудитория академии Олорум была заполнена студентами лишь на половину. Четвёртый курс, у которого тут проходило занятие, записывали лекцию под диктовку. Магистр говорил быстро не утруждая себя делать остановки и повторять информацию заново. Единственный способ успевать за ним, это мгновенно обдумывать сказанное, выделяя самое важное и записывать своими словами.

У меня это не вызывало никаких проблем, порой решив, что в произнесённой магистром информации нет ничего важного, я переставал писать и только внимательно слушал.

Поначалу, такое поведение воспринималось преподавателем, как неуважение, бездельничество, и тогда он останавливался, засыпал меня вопросами, а после того как я успешно давал на всё ответы, возвращался к лекции, но со временем ему это надоело и он просто не обращал на


убрать рекламу


меня внимание.

— Лилаус, назовите самое подходящее время для нанесения рун на артефакты? — видно решив вспомнить старые времена спросил магистр.

Невозмутимо приподнявшись с места я ответил:

— Во период заката или рассвета. Считается, что именно в этот момент, магическая вещь лучше всего принимает новые характеристики и вмешательство.

— Продолжаем, — проговорил он, напрочь забыв про меня и снова продолжая тараторить свою лекцию.

Я вернулся на своё место, продолжая слушать, но совсем не конспектируя.

— Лилаус, как тебе это удаётся. Ещё ни один вопрос магистра не остался без ответа, — восхищенно проговорила девушка сидящая рядом со мной, волосы тёмного цвета едва достигали её плеч, это была стандартная длина у барышень академии. Длинная шевелюра мало сочеталась с крыльями и постоянными полётами, принося только неудобство.

Вежливо и одновременно сдержанно улыбнулся на её фразу.

— Мне очень везёт, даже не знаю с чем это связанно, — откликнулся я, пожимая плечами и принимая искренний вид.

Сокурсница смотрела на меня с благоговением и трепетом:

— Ты такой скромный. Учишься лучше всех, многое знаешь, но никогда этим не хвастаешься, — продолжала она говорить.

«Скромный? Ага, думаю, как раз таки скромностью я всегда был обделён» — пронеслась ироническая мысль в голове, а на лице всё также царила вежливая улыбка и внимательный взгляд.

Внезапно, по всему телу прошла волна жара, заставшая меня врасплох. Закрыв глаза, отдалившись от всего вокруг, прислушался к себе, пытаясь понять, что же произошло. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы всё понять — маяк исчез, точнее уничтожен, из-за прямой привязки меня достигла отдача. Хм, интересно, кто-то понял, что перед ним не просто цветок? И кто же это может быть? Точно не Василиса.

Больше всего на свете не люблю, когда портят мои вещи.

— Лилаус, Лилаус, — звали меня шёпотом, и я открыл глаза.

Сокурсница смотрела на меня обеспокоенно.

— С тобой всё хорошо? Ты так резко переменился в лице.

— Не беспокойся, всё просто замечательно, — проговорил я, на лице играла ироничная улыбка, а девушка отодвинулась, одарив меня непонимающим взглядом, в котором мелькнула искорка страха.


* * *

Василиса. 


Оказавшись в приёмной сразу же наткнулась на Вольграма, он, как и говорил, остался там и никуда не ушел.

Нерешительно остановилась, а затем произнесла:

— Всё в порядке? — даже я до конца не понимала весь смысл, который вкладывала в эту фразу.

Нелепый вопрос, словно завис в воздухе, а огневик молчал.

— Ты злишься из-за того, что я на тебя вчера напала? — предположила, озвучивая первую догадку, поглядывая на лицо парня.

Хоть оно ничего не выражало, но он определенно злился, я это чувствовала. Вольграм неспешно приблизился ко мне вплотную, волосы на его голове были взлохмачены. В голове сразу возникла картинка того, как его рука поднимается и проводит по волосам, поднимая их вверх и наводя беспорядок в его прическе.

— Вчерашний случай меньше всего беспокоит меня, это было даже весело, но какой-то студент с Канделара и его артефакт на тебе, вот что вызывает беспокойство и злость, — негромко проговорил он, склонившись ко мне. Мою щеку обдало горячее дыхание.

Его рука приподняла прядь моих волос, под которыми всё также зацепившись за ухо находился Элехарсус.

— И как я мог это не заметить? — проговорил он, а я стояла совсем не шелохнувшись, словно стала живой статуей.

В какой-то момент мне показалось, что он хочет коснуться артефакта, но нет Вольграм опустил мои волосы и как бы невзначай лёгким движением коснулся шеи, от чего по всему телу прошла волна мурашек. Затем, огневик шумно втянул носом воздух, словно что-то проверяя и только потом сделал шаг назад делая расстояние между нами чуть больше.

— Теперь прошу, о всех найденных тобой подозрительных предметах сразу рассказывать мне.

— Хорошо, — спокойно произнесла я, испытав облегчение от того, что всё разрешилось мирно.

Напряжение спало и мне очень захотелось обнять огневика.

— И о разных подозрительных субъектах, особенно о канделарце если он всё-таки найдёт способ с тобой связаться.

Я ничего не ответила, а просто приняла покорный вид, мысленно подумав, что буду исходить из обстоятельств. Всё-таки подвергнуть всю свою жизнь контролю со стороны огневика, казалось не очень хорошей идеей, всё внутри меня противилось этому.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Ректор сдержал своё слово и я опять смогла посещать занятия по подготовке к турниру. На удивление, никто не задавал вопросы: почему меня не допустили, а затем так поспешно снова вернули. Отношение студентов тоже особо не поменялось, я уже привыкла, что общаться со мной, мало кто горел желанием, значительное большинство считало меня выскочкой.

Вот так одиноко сидя на занятии магистра Ленарда, я торопливо записывала каждое слово его лекции. Точнее насчет одиноко, это не совсем верно, студентов в аудитории находилось много: первые курсы воды и воздуха.

Волосы собрала в хвостик, дракончик находился на виду, ведь ректор правильно сказал, что он маскирует свой магический фон и очень сложно заподозрить в нём сильный артефакт. После разговора с лордом Тэрианом прошло уже два дня, и в тот же день я узнала, почему Элехарсус почти всегда молчит и крайне редко проявляет себя. Оказывается, каждый раз когда он со мной разговаривает, происходит энергетический всплеск, который может выдать настоящую сущность артефакта. Элехарсус сам сообщил об этом, когда поблизости никого не наблюдалось.

Голос магистра звучал чётко размеренно, информация преподносилась доступным языком и легко воспринималась и запоминалась.

Я сидела почти в самом конце аудитории, всегда любила садиться на задние места, магистр Ленард неторопливо шагал по помещению при этом продолжая говорить и активно жестикулируя руками, это была его манера обучения. Ни одного листочка в руке, всё на память. Надо отдать должное, любой магистр академии в действительности знал свой предмет на отлично, и требовал того же от студентов. Сразу вспомнился мой родной университет, в котором к сожалению, не весь преподавательский состав мог похвастаться таким уровнем знаний.

Неожиданно, тетрадь под моей рукой дёрнулась в бок, и вместо того, чтобы написать очередное слово, грифель карандаша прочертил жирную тёмную полосу поверх уже сделанных записей. Оглядываясь по сторонам попыталась вычислить виновного, ведь тетрадь дернулась не сама же, но в аудитории находилось столько студентов, что как бы не осматривалась вокруг, это не дало никаких результатов.

Бросив безуспешное занятие снова вернулась к записям, успела написать на листе лишь одно слово, как тетрадь снова двинулась, пролетела вперёд и с громким звуком плюхнулась на пол. Хлопок разнёсся по всей аудитории, рядом послышались приглушенные смешки, магистр остановился переставая читать лекцию.

— У Вас что-то случилось? — спросил он, видимо замечая всё происходящее.

— Нет, ничего не случилось, — спокойно ответила, и спустя секунду негромко добавила:

— Просто тетрадь почему-то упала. Наверное, я ей чем-то не угодила.

Конечно, мне было неприятно происходящее, да и очень раздражал тот факт, что не могла вычислить чьих это рук дело, точнее магии. Все воздушники сидящие по близости ничем себя не выдавали, некоторые открыто посмеивались, остальные не обращали внимания.

Встав с места, сохраняя спокойствие и уверенность в себе, пробралась через рядом сидящих студентов к проходу, затем обойдя стол, подняла свою тетрадь и также молча вернулась, демонстративно не став просить ни у кого помощи.

Магистр продолжил читать лекцию, все быстро записывали, а я со злостью смотрела на свой конспект, все листы оказались мокрые и вот-вот грозили расползтись. Кто-то из водников решил тоже не оставаться в стороне и присоединиться к шутке надо мной, хотя шутку это совсем не напоминало, а больше походило на травлю.

До конца занятия меня больше никак не донимали, видно удовлетворившись достигнутым, внутри всё клокотало, пребывало в ярости, но я знала, что мои истинные чувства принесут виновным только больше радости, и покажут мою слабость, из-за этого вела себя словно всё в порядке.

— Занятие окончено, — наконец-то объявил магистр Ленард, всех отпуская.

Студенты повставали убирая свои принадлежности в сумки, а я думала, как же вычислить тех, кто сегодня издевался надо мной испортив все мои записи, не только по лекции, но и с самостоятельного обучения.

Конечно, самый лёгкий способ, это сказать Вольграму, но мне хотелось во всём разобраться самой. В голове возникла мысль про Керилира, будь он в аудитории, то мгновенно понял кто за всем стоит, с его способностями чувствовать эмоции окружающих, подобная мелочь не составила бы и труда.

Зашагала к выходу из аудитории почти самая последняя, пропустив остальных вперёд. Магистр Ленард стоял недалеко от двери, и выглядел слегка уставшим, лицо казалось немного бледнее, чем обычно, а под глазами залегли тёмные круги. С моего места во время лекции это было едва заметно, из-за большого расстояния, и только проходя мимо, обратила внимание на это явление.

— Оверворлд, пожалуйста задержитесь, — негромко произнёс он, видимо поджидая у входа именно меня.

Слова магистра заставили удивленно замереть и гадать над тем, что же ему могло понадобиться, занятие прошло мягко говоря гадко, и мне не терпелось остаться наедине, чтобы подумать над тем, как вычислить обидчиков.

Стоило последнему студенту покинуть аудиторию и лорд Ленард закрыл дверь, оставляя меня наедине с собой.

Именно это невинное действие, заставило меня насторожиться, а затем чувство тревоги накрыло с головой, на мгновенье взгляд помутился, я не понимала откуда такая реакция, хотелось скорее покинуть это помещение, и оказаться в людном месте.

Магистр неторопливо подошел к своему столу доставая из-под него маленькую коробочку, легко умещающуюся в его ладони.

— Не волнуйся, я просто хотел узнать, как у тебя дела, ведь поначалу именно я за тобой приглядывал, — произнёс лорд Ленард, на его лице появилась добродушная улыбка, словно он правда обо мне переживал.

Его улыбка и слова должны были меня обезоружить, заставить успокоиться, но последовала обратная реакция, я готова была прям сейчас сбежать от сюда, или приготовится защищаться. Волосы на теле встали дыбом, казалось моя психика дала сбой, ведь когда-нибудь это должно было случиться. Почему бы не сейчас?

— У меня всё хорошо. Извините, я тороплюсь на следующее занятие, — произнесла я, отступая к двери.

— Не переживай, скажешь, что я тебя задержал, — отмахнулся он, словно понимая, что это лишь отговорка.

— Ещё кое-что хотел спросить, ты ведь до сих пор пользуешься моим асистантом часов?

— Да, — сухо ответила я, вспоминая, что именно к магистру Ленарду обратилось в самые первые дни за помощью, когда элементарно не знала, как ориентироваться во времени. Ведь он мне правда помог, но почему же сейчас его присутствие вызывает такие негативные чувства и эмоции.

Мужчина удовлетворенно кивнул, а затем протянул мне коробочку.

— Старый асистант начинает давать сбои, из-за этого я подумал, что его необходимо заменить, проговорил он, открывая крышку коробочки, в котором оказался циферблат с рунами.

— Просто прикоснись к нему, и он заменит старый знак на новый, — проговорил магистр, слишком рьяно протягивая мне предмет, при этом не притрагиваясь к самому артефакту.

Может именно это насторожило меня ещё больше, или слишком неожиданное внимание и беспокойство со стороны магистра, но я почти мгновенно отказалась, сказав, что мне не удобно и я воспользуюсь артефактом соседки.

— Вы боитесь? — неожиданно спросил он, изумленно смотря на меня, пытаясь поставить в неудобное положение.

— Нет, конечно нет. Просто Вы и так однажды мне помогли, не хочу злоупотреблять, тем более по-хорошему мне пора купить свой часовой артефакт, — произнесла я, стараясь сохранить спокойствие и убедить в своей правоте преподавателя.

На лице магистра отразилось нетерпение, и в этот момент я твёрдо для себя решила, что бы мужчина не произнёс, какие бы аргументы не выдвинул, но моя рука никогда не коснётся этой вещицы в маленькой коробочке.

Слишком большую настойчивость он проявлял. Слишком пристальным взглядом смотрел. Казалось, скоро он насильно схватит меня за руку и заставит отступиться от своего решения.

— Зачем лишние хлопоты, когда уже обо всём позаботились? — проговорил он, приближаясь ко мне, от былого добродушия почти ничего не осталось, он уговаривал или пытался заставить, уже нельзя было точно определить.

Я отступала к двери, в какой-то момент в глазах магистра блеснул опасный огонёк, словно он хотел напасть на меня.

Вдруг, дверь за моей спиной распахнулась, чудом не задевая меня, проносясь в нескольких сантиметрах от спины. Порыв воздуха приятно коснулся кожи.

— Магистр Ленард, студентку Оверворлд ждут на занятии. Меня послали за ней, — раздался за спиной безмятежный голос, первый раз в жизни я так обрадовалась Керилиру и его бестактное поведение воспринималось, как дар божий.

Магистр Ленард, мгновенно закрыл коробку с артефактом и убрал её в карман. Я успела заметить, как настороженно посмотрел он на Керилира, который также внимательно глядел на него.

— Хорошо, идите, — поспешно произнёс преподаватель, мгновенно уходя вглубь аудитории.

Меня не надо было просить дважды, быстро покинув помещение, обогнув фея и облегченно вздохнула оказавшись в общем коридоре. Керилир вылетел вслед за мной, не закрывая за собой дверь и не говоря ничего друг другу мы двинулись прочь от кабинета.

— Что там произошло? — первое что спросил маг земли стоило нам отойти на приличное расстояние от магистра.

Керилир уже не выглядел так безмятежно, как пару минут назад, его лицо казалось очень сосредоточенным и серьёзным.

— Если честно, сама не поняла. Он уговаривал меня коснуться часового артефакта, мне в какой-то момент показалось, что он готов был применить силу, но потом появился ты, — негромко произнесла я, вспоминая странное поведение преподавателя.

— Тебе не показалось, — внезапно проговорил фей.

— Он терял терпение и злился, а увидев меня испугался.

— Терял терпение и злился, — медленно повторила я за парнем.

Мне не почудилось и беспричинный испуг, на самом деле таковым не был, возможно благодаря своей осторожности я только что спасла себя, в это верить не хотелось, вдруг преувеличиваю.

— Керилир, меня ведь не искали на занятии?

Фей парил совсем рядом, держа руки в карманах своих простых брюк, простота в одежде невероятно ему шла, а светлая рубаха создавала приятный контраст с почти чёрными волосами и его необычными изумрудными глазами.

— Нет, не искали, — согласился он.

— Тогда, как ты оказался рядом?

— Приглядывал, да и искал момент поговорить, — откликнулся фей с неохотой.

— Потом уловил мои эмоции и магистра?

Фей кивнул, соглашаясь с моими словами. Мы продолжали двигаться вперёд, занятие магистра Эгра давно началось, и нас наверняка ждало наказание за опоздание, но это на данный момент волновало меньше всего.

— Ты же заметил, как сразу он отошел подальше и спрятал циферблат? Словно забоялся, что ты всё почувствуешь, — произнесла вслух свою догадку.

— Да, я это понял. Он постоянно старался держаться подальше от меня, хотя так многие поступают, но магистр Ленард слишком уж старательно всегда это делал.

— Вдруг, он и есть тот, кто на меня напал в тренировочном лагере? Ведь он был одним из ответственных, — тихо проговорила я, так чтобы меня услышал только Керилир, хоть в коридоре и было пусто, но излишняя осторожность не помешает.

— Вполне вероятно, — откликнулся фей, опять пребывая в флегматичном состоянии.

Я уставилась на парня, поведение которого снова немного возмущало, и уже совсем не стеснялась, того что он прекрасно чувствует моё к нему отношение.

— Мне не всё равно, — внезапно спокойно отозвался он.

— Разве то, что я пришёл тебе на помощь не достаточное доказательство? — спросил Керилир, с прищуром оглядываясь на меня.

Он смотрел укоризненно, а я почувствовала себя неблагодарной, фей был полностью прав.

— Извини, — виновато отозвалась, устало проводя рукой по лицу, возможно сначала поведение студентов потом магистра, слегка помешали нормально думать.

— Простительно, порой человеческая раса сильно эмоциональна и склонна к поверхностным суждениям, — снисходительно произнёс фей, и чуть быстрее полетел вперёд.

— Керилир, ты то сам наполовину человек, думаю однажды поймешь, что эмоции и для тебя не чужды, — проговорила я, прибавляя шаг и догоняя его.

Парень резко остановился и развернулся ко мне всем телом, хотел приблизиться вплотную, как поступал в первые дни нашего знакомства, но я проворно отступила в бок и фей промахнулся, на моих губах появилась улыбка.

— Я и так это понял, оказывается от человека во мне намного больше, чем предполагал раньше, — не смутившись, отозвался Керилир.

Он смотрел на меня, слишком сосредоточенным взглядом, изумрудные глаза, потемнели, став почти тёмно-зелёными, цветочный аромат усилился, слегка кружа голову.

— Встретимся на поле, — бросил он и полетел прочь, я и не заметила, как мы оказались на мужском этаже, требовалось заскочить в комнату, чтобы переодеться в одежду для тренировок.

Я немного пораженно смотрела в след улетающему фею, совсем внезапно пришла мысль: «Сколько на самом деле лет Керилиру? Может я всегда ошибалась, считая его младше?».

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

— В конце недели мы отправляемся в Южную Сандарскую академию, — громко заявил магистр Ирвик, в начале вечернего занятия.

— Пробудем там ровно месяц, — выдержав недолгую паузу добавил он.

Сбоку от меня недовольно зашептались, мало кто горел желанием покидать привычное место, да ещё и так скоро, ведь в конце недели это означало всего через пару или тройку дней.

— Зачем и почему так неожиданно? — раздраженно проговорила Катэль, поправляя локон своих волос, выбившийся из незамысловатой, но красивой прически с использованием несколько косичек.

— Во-первых, это старый обычай направленный на поддержание духа соперничества и обмен знаниями. Во-вторых, неожиданно, это если бы мы прям сегодня отправлялись, но для тебя, Катэль, могу сделать исключение, хоть сейчас телепортирую, — проговорил магистр Ирвик, по лицу которого невозможно было понять, шутит ли он, или реально может исполнить свою угрозу.

Катэль отрицательно мотнула головой, делая шаг назад. Все уже давно поняли, хоть куратор и выглядел весельчаком, но если надо мог поступить весьма жестко, чем заслужил среди команды определенный авторитет и уважение.

— Кстати, со следующей недели мы снова вернёмся к делению на пары и отдых для Вас закончится, наслаждайтесь последними деньками, — промолвил он, смеясь и потирая руки, при этом очень напоминая великовозрастного ребенка, радующегося тому, что сделал очередную пакость.

Я невольно вздохнула, чем угодно, но отдыхом текущую неделю не назовёшь, и видимо со мной были согласны и все остальные, имевшие весьма кислый вид, после последних слов магистра.

После дневного происшествия с магистром Ленардом, я так и не нашла момента рассказать об этом Вольграму, но определенно намеревалась это сделать сегодня после тренировки.

«Лишь бы не Катэль в напарницы», — промелькнула в моей голове единственная мысль. Казалось, я могла поладить с кем угодно кроме неё, постоянно говорящей вслух свои ядовитые замечания и различные гадости в мой адрес. Причем девушка специально выбирала моменты когда поблизости находились только её подружки, мне даже почудилось, что они специально порой меня караулили.

Для сохранения хладнокровия требовалось много сил, ведь именно такое поведение посоветовал мне однажды Вольграм, не начнёшь же выяснять отношения со всеми подряд, пытаясь что-то доказать. Конечно, огневик предлагал и свою помощь хотя мало представляла, в чём она может заключаться, это же девушки, а не парни, и я решительно отказалась, желая быть более самостоятельной.

Началась обычная тренировка. Уже несколько дней мы усиленно практиковались во взаимодействии стихий, сражаясь двумя командами, которые за какой-то час могли несколько раз поменять свой состав. Выглядело всё таким образом: вот мы сражаемся и в следующий миг, куратор останавливает нас, и перекидывает, кого-нибудь в противоположную команду.

— Оверворлд в первую команду, твоя персональная цель Адам, — очередной раз громко крикнул магистр Ирвик.

Ничего не говоря, молча перешла на другую сторону, Адам же игриво подмигнул мне, стоило только на него посмотреть. Если он моя цель — значит автоматически я становлюсь его, посмотрим, что из этого выйдет. Водник не мог управлять моим льдом, это уже проверялось, а вот мне влиять на его стихию вполне удавалось, в чём и заключалось моё преимущество, но Адам был старше, и прекрасно знаком со своей магией, намного дольше чем месяц, если сравнивать со мной.

— Начали! — воскликнул куратор, сопровождая слова громким хлопком своих ладоней.

Снова настал хаос, в меня мгновенно полетела водная плеть, сбившая с ног, рука опустила на пол и огромные куски льда направились в сторону водника, как огромная волна двигаясь по полу.

Каменный пол под моими ногами сдвинулся, и только что успев встать, едва не упала снова — вмешательство Катэль оказалось совсем не кстати. Адам, уклонившись от волны льда, опять атаковал, поступив хитро, собрав большой пузырь воды над моей головой и обрушив его вниз, но вода не достигнув меня испарилась до последней капли, поднимаясь паром вверх, почувствовала только жар коснувшийся моей кожи. Помощь Нанды оказалась неожиданной, ведь именно она была сейчас моим союзником, огневик сражался на другой половине.

Обувь Адама примёрзла к полу, и лёд пополз вверх сковывая его ноги почти до колен. Парень же снова схитрил, окружая почти всё моё тело слоем воды, объём которой становился больше с каждым мгновением. Водная стихия тормозила движения, заставляя стать медленнее, но основная фишка заключалась абсолютно в другом, водный барьер нёс меня на вражескую половину, оказаться там — равносильно проигрышу.

Быстро сообразив, заморозила воду, делая из самой себя ледяную статую, превращая стихию Адама в свою, и застыв на пол пути к команде соперников. Водник же тоже почти покрылся льдом, вокруг царило сражение, а мы как две скульптуры, наблюдали за всем.

Конечно я могла себя разморозить, но тогда Адам снова воспользуется водой и потащит меня к себе. Могла заставить лёд осыпаться, но жидкая стихия промочила одежду насквозь и затем только замёрзла, я банально могу остаться в чём мать родила. Мои умения в управлении еще не достигли такого уровня, чтобы заставить свою стихию покинуть все ниточки ткани. Да я знала, что уже покрывала свою кожу твёрдой морозной коркой, но это происходило спонтанно при потере контроля и не затрагивало одежду, осуществить подобное сейчас представлялось невозможным.

Как же мне поступить?

Решать требовалось, как можно скорее, пока кто-нибудь другой не воспользовался случаем и не вывел меня из игры.

— Стоп! — магистр снова остановил бой.

— Это что за убожество! Дастарли и Оверворлд, отдохнуть решили? Остальные, где ваша реакция? Увидели, что один из соперников в тяжелом положении, сразу устраняйте пока есть возможность. Лотиан, почему вы жалеете, у Вас возникало несколько шансов, чтобы выбить Оверворлд из игры. Мы не в шутки играем, — громко вещал магистр, отчитывая всех.

Я разморозила лёд на своём теле, и мокрая одежда прилипла к телу, вызывая сильный дискомфорт. Об Адаме тоже позаботилась, освобождая его от оков своей стихии.

— Значит так, Вольграм и Василиса на одну половину, — яростно проговорил куратор давая указания.

— Рэт, Катэль, Нанда, Керилир, на другую. Бой без каких-либо ограничений, хоть в пол друг друга замуруйте, главное не убейте. Проигравшие ночуют на этом поле, причём не спят, а именно тренируются, буду проверять.

После сказанного, понимала одно, пощады ждать не стоило, а вдвоём против четырёх, казалось шансы были настолько мизерны, что и не стоило начинать сражение.

Катэль предвкушающее улыбалась, словно девушке преподнесли великолепный подарок, никогда бы не подумала, что шанс побить мою скромную персону, может приносить столько радости. Вольграм же не разочаровал, держался невозмутимо и только обводил соперников взглядом, казалось меня в расчёт он не брал, и собирался разобраться со всем самостоятельно.

— Василиса, если почувствуешь, что не справляешься, отходи в сторону, — негромко проговорил он, если бы парень посмотрел в этот момент на меня, то определенно сразу бы догадался о моих мыслях по поводу его слов.

Самодовольный огневик! Да я не лучший напарник, но и не полностью бесполезна, не понимаю или он недооценивает меня или переоценивает себя. Одно из двух, но с таким мнением мириться не собираюсь, сразу вспомнились обидные слова ректора: мне не попасть в команду с нынешним уровнем умений.

Не надо постоянно меня жалеть! Не надо делать из меня жертву! Самое главное я тоже сильный маг. Угроза со стороны, случаи нападения, такие происшествия заслуживали помощи, но обычный учебный процесс и подготовка, нет уж, это через чур.


* * *

Родовой замок, семьи Вольграма был великолепен. Хоть он и не мог потягаться с королевским, но для небольшой семьи этого и не требовалось, самое главное — безопасность и неприкосновенность, обеспечиваемые этим древним строением.

— Лорд Бенали, не ожидал Вас увидеть. Обычно вы не покидаете своего поместья, — произнёс лорд Лотиан, встречая мужчину во дворе у главных дверей.

— В последнее время, поместье, стало самым малопосещаемым мною местом, приходится путешествовать, — отозвался бывший учитель Вольграма.

Лорд Лотиан с ожиданием смотрел на мужчину в возрасте.

— Вам удалось найти что-то любопытное?

— Можно и, так сказать. Давайте пройдёмся, времени у меня мало, хотелось бы решить всё как можно скорее, — проговорил лорд Бенали, показывая в сторону небольшого сада, начинающегося сразу же возле замка.

Лорд Лотиан кивнул, соглашаясь с нежданным гостем. Учитель Вольграма был особенным человеком, его совсем не волновали деньги, у рода Бенали их было достаточно, не говоря уже об определенном влиянии. Мужчина сам выбирал кого выбрать в ученики, отказывал самым важным людям, даже королевского отпрыска отказался взять в обучение, не по боясь гнева короля. Благо, мой брат, король Сандарской империи был мудрым человеком и принял отказ, не прибегнув к другим методам, ведь обычно королям не отказывают.

Никто не понимал по какому принципу отбирал маг своих учеников, но если ребенок был выбран, то никто из родителей не отказывался от такого обучение для своего чада, ведь лучшего не существовало.

Они отошли на большое расстояние углубившись в заросли растений, конечно они находились в саду при замке, но это был дикий сад, поддерживаемый родовой магией этого места и слегка отличавшийся от обычных ухоженных цветников, которые устраивают в своих семейных гнездышках богатые люди.

— До меня дошли последние новости о том, что девушка в курсе фамаллирной связи, — вымолвил лорд Бенали, начиная разговор издалека.

— Да, это так. Мы пытались этого не допустить, но они весьма близко контактируют с Вольграмом, достаточно было одного неосторожного прикосновения, — ответил лорд Лотиан, вспоминая слова сына об неосторожном падении девушки.

Хотя это мало напоминало правду, уже тогда отец Вольграма подумал, что связь раскрылась явно не при таких нелепых обстоятельствах о которых ему поведали.

— Ладно, всё равно, почти с самого начала занятие было весьма бесполезное, — отозвался лорд Бенали, затем продолжил:

— Я знаю, что их отправят в Южную академию.

— Согласно старинным обычаям, — кивнул лорд Лотиан.

— Да, этого следовало ожидать. Поэтому я хочу заняться их обучением, — негромко проговорил учитель Вольграма.

Лорд Лотиан остановился, стоило ему услышать последние слова своего собеседника.

— Их уже обучают, — возразил он.

— Их готовят к турниру, обучая наравне с другими. Необходимо совсем другое. Ведь не думаете вы, что связь настолько примитивна и заключается лишь в обычном обмене энергией и привязки друг к другу? — убедительно проговорил лорд Бенали, он словно знал какую-то информацию, которой не владели остальные.

— Вы сумели отыскать важные сведенья? — задал соответствующий вопрос отец Вольграма.

— Не совсем сведения, скорее намёки. Везде лишь короткие упоминания, а конкретные данные почти не встречаются, только скудные крупицы, — ответил лорд Бенали в его голосе сквозило недовольство, мужчина не понимал почему так мало сумел найти, настолько мало ценных источников, а ведь он проделал колоссальную работу, находясь почти месяц в постоянных поисках.

— Вы не задумывались почему печать проявляется только при соприкосновении вашего сына и девушки? Ведь такое не в порядке вещей, если существует какой-то магический символ, то он не покидает тела своего носителя.

Отец Вольграма молчал. Конечно он думал о связи, но почему-то его совсем не смутил этот факт. Магия связавшая его сына с девушкой из другого мира


убрать рекламу


, настолько таинственная и древняя, что такие причуды и странности воспринимались, как данность и не притягивали к себе внимания.

Лорд Бенали, хватило одного взгляда на своего собеседника, чтобы понять все мысли мужчины и догадаться об ответе на свой вопрос.

— А я задумался об этом с самого начала, а потом нашел один интересный свиток, в которым был дан лишь намёк, но настолько явный, что стоит только задуматься и он превращается в важную информацию, — произнёс лорд Бенали подбираясь к самому важному.

Вокруг повисла тишина, благодаря особой магии этого места, их никто не мог подслушать, еще далёкий предок, который принадлежал к расе драконов, создавал эту защиту, а с веками она стала только мощней, превратив замок в настоящее убежище и укрытие, для своих владельцев.

Лорд Бенали продолжил:

— Да магический потенциал увеличен, он уже не тот, что даровался при рождении, но это не предел. Предполагаю, стоит им только взяться за руки и прибегнуть к своим стихиям, то последствия могут стать катастрофическими.

Лорд Лотиан переваривал услышанную информацию, пытаясь докопаться до сути.

— Вы имеете в виду, что они будут ещё сильнее? — хмурясь спросил он.

— Сильнее не совсем точное определение, даже грубое. Думаю, стихии каким-то образом объединяться, — озвучил свои предположения лорд Бенали.

— Вы уверены? Как может объединиться огонь и лёд? Это же противоестественно! — не сдержавшись, повысил голос отец Вольграма.

— Возможно противоестественно, — согласился лорд Бенали, его голос звучал твёрдо, он был уверен в своих предположениях, даже если они были сродни невозможному.

— Но для стихий нет ничего, невероятного. Мы давно стали воспринимать их лишь, как инструмент в своих желаниях и стремлениях. Словно, что-то неодушевленное. Совсем забыв, что именно стихии стоят в основе Эргоса, Канделара и Иратуса.

— Вы верите в такие вещи, которые не укладываются в моей голове, — пробормотал отец Вольграма.

— Каждый сам выбирает то, во что ему верить, но это останется убежденностью лишь одного человека, под которое мироздание никогда не станет подстраиваться.

Лорд Лотиан замолчал, он одновременно слушал своего собеседника и размышлял: «Как так получилось, что именно его сын оказался в центре всего происходящего?»

Дар, имевший в себе множество загадок и турнир, который обещает быть самым опасным за последние века.

— Вы говорили, что фамаллиры появляются в преддверии опасных времён, предназначены для защиты, — озвучил свои масли отец Вольграма.

— Да, это верно.

— Вы тоже считаете, будто турнир тому причина?

— Определенно. Вы знаете, что именно это событие обеспечивает обмен энергий между мирами и обеспечивает десятилетие благополучия. Сейчас же, особую магию возникающую при обмене хотят украсть, она может подарить могущество и бессмертие одному, но остальных ввергнуть в хаос, разруху, погубить большую часть населения.

Положение дел царило ужасное. Да, делалось всё возможное, чтобы найти людей нёсших угрозу, но организация тёмных магов, стала подобно культу, который разрастался пару десятилетий наращивая свою мощь и влияние, сейчас казалось невероятным то, как долго они скрывались и оставались в тени.

— Хорошо. Вы можете приступить к обучению, но только на территории Южной академии, сами понимаете, что у остальных должно возникнуть, как можно меньше вопросов, — наконец-то произнёс лорд Лотиан, другого выхода совсем не оставалось, отказ был бы глупым решением.

— Об этом можно было не упоминать, я обо всём позабочусь, — произнёс учитель Вольграма, он не сомневался в положительном ответе, и уже давно уладил все формальности.


* * *

Я и Вольграм пребывали в очень плачевном положении, чего стоил один Керилир, из-за которого их пара лишилась ровного пола под ногами. Благо, что моя стихия была тоже твёрдой материей и могла противостоять нападкам фея. Вольграм зря меня недооценил, решив полагаться только на себя.

На уровне силы, они вполне могли сдержать и даже победить своих противников, но это было далеко не главное. Я банально не успевала, силы много, а проворности и сообразительности недостаточно. Нет, я не глупая, но для использования своей стихией, всё-таки фантазия требуется, которой похвастаться пока не могла.

Нас атаковали со всех сторон. Только что я закрывалась от плети огня, а с другой стороны уже нёсся мощный поток воздуха, и я лишь благодаря чуду успела закрыться. Огонь же окружал со всех сторон, щит давно слетел, нам надо было победить, а не находится в обороне. Защитный барьер, который мог сдержать нападки сразу четырёх магов должен быть очень мощный и быть единственным заклинанием находящимся во внимании человека, который будет его держать.

Керилир парил выше чем обычно, его руки не переставали делать резкие движения, и каждое такое движение означала очередную атаку. Куски камня вырывались из пола, и летели к нам, место боя, благодаря таким действиям, выглядело, как после бомбёжки. Катэль, тоже была магом земли и выбрала для себя другую задачу, её главная цель заключалась в том, чтобы помешать нам двигаться, по-простому это означало замуровать нас в камне, точно также, как совсем недавно я превратила Адама в статую.

Вольграм резко дёрнул меня на себя, а на месте где я только что стояла, образовался маленький торнадо, который начинал увеличиваться в размере. Всё закружилось куски камня, летали и норовили проломить тебе голову, о безопасности на тренировках заботились, но не сказать, что прям рьяно. На всякий случай у магистра Ирвика имелся артефакт телепорта напрямик в лекарское крыло, впрочем, меня не сильно утешала такая забота и готовность помочь.

— Василиса, окружи себя льдом! — воскликнул огневик, перекрикивая свист и шум, создаваемые потоком ветра.

В первое мгновение хотела спросить: зачем? Затем, почти сразу передумала, представив, сколько драгоценного времени это займёт и как глупо будет выглядеть. Доверившись, я исполнила просьбу Вольграма, полностью закрывая себя щитом.

Стоило мне это сделать, как снаружи за ледяными стенками, всё окрасилось в оранжево-жёлтые цвета.

«Чёрт! Он сумасшедший!», — в первую секунду подумала я, беспокоясь за остальных. Парень направил огромный поток огня напрямик в магический торнадо Рэт, и стихия с огромным ускорением закружилась и теперь несла опасность не нам, а противоположной команде. Вольграму, собственный огонь не повредит, у меня надёжная защита, а остальные предупреждены не были.

По близости появилась мужская фигура, которая выглядела слегка расплывчато из моего укрытия. Долго не думая и не переставая держать ледяной барьер протянула руку, желая затянуть огневика к себе, действовала интуитивно, казалось огня и так уже было достаточно.

В присутствии посторонних мы всегда избегали, прикосновения друг к другу. Одежда бы скрыла печать, но меры предосторожности надо соблюдать, да и я совсем не стремилась ещё сильнее афишировать наши близкие отношения.

В тот момент, когда я прикоснулась к его руке, почувствовав теплоту его ладони, моя стихия вышла из-под контроля, ледяной защитный барьер стал исчезать, с огнём Вольграма тоже стало происходить, что-то невообразимое. Вокруг одновременно и жар и холод, не причинявший нам вреда, но стихия рвалась наружу я не могла её сдержать успокоить, запястье с печатью пекло.

— Останови это! — в ужасе прокричала я, казалось меня сейчас разорвёт.

Это словно сдерживать волны океана, которые норовят обрушиться на сушу. «Контакт! Дело в прикосновении», — осознала я, видимо одновременно с огневиком, который вырвал свою руку из моей.

Всё безумство пропало, я упала на пол, отходя от былого напряжения. Вольграм же опустился на одно колено, и держал голову опущенной. Мне показалось, что произошедшее длилось вечность, а на самом деле от силы пять секунд.

Мы проиграли.

Силы на борьбу оставались, но желания продолжать абсолютно никакого.

Удивляло, что почти никто ничего не заметил. Магистр Ирвик ругать не стал, но и наказания не отменил, лишь задумчиво произнёс:

«Внезапно огромный магический всплеск, а потом ничего, абсолютная пустота. Что произошло? Почему вы остановились?»

Внятного ответа он не получил, мы и сами ничего не понимали, уж я то точно. Находилась в абсолютном смятении, в итоге мы остались с огневиком на магическом поле одни, получив от куратора обычные деревянные палки и задание отрабатывать физические удары с использованием своей стихии. Мне такая тренировка была полезна, а вот чему научиться может Вольграм, я не представляла.

— Зачем ты полез к тому торнадо? — задала вопрос делая шаг вперёд и проводя слабую атаку.

— У нас происходило сражение. А зачем ты пыталась мне помешать? — произнёс он, вопросительно приподнимая одну бровь и с лёгкостью отражая мой выпад.

Это были первые слова, которые мы сказали друг другу за последние пол часа.

— Да ты мог их поджарить! — воскликнула я, пытаясь сделать подсечку и сбить огневика с ног.

— Ох уж, Лиса, — произнёс он покачивая головой и делая быстрый шаг назад. Пока нападала только я, а он лишь уклонялся.

— Ничего бы не случилось. Все, с кем ты тут занимаешься не беспомощные младенцы. Как ты собираешься участвовать в турнире, если переживаешь, как бы кого не покалечить, — насмешливо произнёс он, шутливо касаясь палкой моих ног и сразу отводя её, показывая насколько ему может быть легко опрокинуть меня на землю.

На магическом поле было слабое освещение, мы словно сражались в сумерках. Магистр Ирвик покинул нас, обещая ещё прийти и проверить.

«Мне сложно привыкнуть к такому», — подумала я, но вслух ничего не сказала, снова делая выпад. Начинало злить, то с какой необычной лёгкостью Вольграм уворачивался от любого моего движения, хотя скорее всего истинной причиной являлась насмешливая улыбка не покидавшая губ парня.

— Не хмурься, тебе не идёт, — проговорил он, в очередной раз уклоняясь, хватая меня за запястье и притягивая к себе.

Моя спина оказалась прижата к его груди, горячее дыхание приятно защекотало шею.

Сердце снова пустилось в пляс, а дыхание участилось, как бы порой не злилась на парня, как бы не раздражал он меня, реакция на его близость оставалась одна: учащенный пульс, вмиг розовевшие щеки, жар охватывавший всё тело, и я не понимала или это из-за горячего тела огневика, или моя собственная реакция. Если же пробыть в такой близости чуть больше минуты, то и со своими мыслями можно было попрощаться, они улетучатся радостно помахав ручкой, оставив меня полностью на волю огневика.

Сумев сохранить остатки разума, я постаралась достать Вольграма свободной рукой, но у меня снова ничего не вышло. Парень выпустил из своих объятий, делая быстрый широкий шаг назад.

— Не делай так, вдруг магистр Ирвик нагрянет, — возмущенно прошептала я.

Огневик только покачал головой, совсем не принимая мои слова всерьёз.

— Ты ведь почувствовал, ту энергию, во время сражения? — проговорила я, желая перевести разговор в другое русло.

— Да, определенно. Надо будет с этим разобраться.

— Надеюсь ты не станешь от меня ничего скрывать, — язвительно проговорила я.

— Постараюсь, — откликнулся огневик.

— Постараешься? — возмущенно произнесла, проводя сложную атаку, которой меня в своё время обучил Дайр. Необходимо было сделать ложный выпад, и сразу атаковать в другое место, целясь в солнечное сплетение.

— Ага, — прозвучало в ответ.

— Лиса, я и так стараюсь, ведь только благодаря мне ты узнала о нашей связи, — безмятежно проговорил он.

Мгновенье и я замерла, а потом прищурившись глянула на огневика.

— Что значит благодаря тебе? — с угрозой в голосе проговорила я.

Со стороны Вольграма послышалось тихое ругательство. Потихоньку до меня дошло, стоило немного подумать. Моё тело яростно и стремительно направилось в сторону парня.

— Ты! Ты всё подстроил! — воскликнула гневным голосом, чувствуя себя куклой, а огневика кукловодом.

— Именно с твоей подачи Деймон рассказал всё Агнес! — продолжала я, стремительно нанося атаки, и поражаясь, почему же сразу не догадалась, ведь это элементарно.

— Ты манипулировал мной! Знал, что сразу отправлюсь к тебе и … — недоговорила я, вспоминая свой смелый порыв.

Огневик сохранял спокойствие, а затем возразил:

— Я думал, что мы просто поговорим, но ты оказалась крайне непредсказуема. Просто изумительна, — с оттенком мечтательности проговорил он.

— Ты что, совсем не раскаиваешься? — возмутилась я.

— Честно, нет, — мгновенно откликнулся он, выхватывая из моих рук палку и отбрасывая вместе со своей, их прочь.

Я стала совсем беззащитна.

— Постоянно отдалялась, делала вид, что между нами ничего не происходит.

— Так это я виновата? Ты совсем забыл про Мерилис? Да, она не отлипала от тебя, постоянно находясь рядом не только в коридорах академии, но и в твоей спальне!

— Мерилис была простым поручением, — тихо проговорил он, приближаясь ко мне.

— Но я же не знала, — сокрушенно произнесла в ответ.

— Лиса, ты намного сильнее испытывала меня. У тебя всего лишь одна подруга, а все остальные, друзья противоположного пола, их возле тебя куча. Они постоянно рядом. Каждый раз словно проверяешь меня на прочность, — негромко, но проникновенно проговорил Вольграм, гипнотизируя меня взглядом.

— Ты же ничего больше не нашел, как побить одного из них? — проговорила я, вспоминая Дайра.

Губы Вольграма сжались в тонкую линию.

— Это была ошибка, — коротко ответил он.

— Если бы я не бросилась за тобой, как дурочка, это могло стать не просто ошибкой, — первый раз высказала ему насчёт того происшествия и вообще всего. Я не хотела ссориться, но и молчание не лучший выход, всё недовольство накопилось внутри меня и требовало выхода.

Воздух вокруг меня слегка блестел. В нём летали маленькие заледенелые частицы.

— Лиса, в тот момент я повёл себя … — стал говорить он, а затем остановился, видно договорить было тяжело, чувство гордости давало о себе знать.

— Повёл себя … — повторила за ним, с интонацией показывающей, то как я хочу услышать продолжение фразы.

Застревать в прошлом совсем не хотелось, мне было важно знать о том, что Вольграм признаёт, что был не прав и я забуду обо всём.

Огневик громко выдохнул и делая усилие над собой произнёс:

— … как идиот, — услышала я заветные слова.

Вообще было очень непривычно, парень возвышающийся надо мной, такой уверенный, сильный и самолюбивый, наверное, первый раз в жизни называл сам себя идиотом — это многого стоило. Кажется, с момента нашей встречи он изменился, и в лучшую сторону.

— Хорошо, забыли, — произнесла, не желая продолжать эту тему дальше. Мне не нужны были извинения, главное, что он понял, остальное неважно.

Вольграм кивнул соглашаясь со мной.

Вдруг, его глаза хитро блеснули и он медленными шагами, вплотную приблизился ко мне.

— Ты что делаешь? — немного испуганным голосом произнесла я, отступая, дыхание перехватывало.

Огневик переключился мгновенно, совсем уже не заморачиваясь о недавнем конфликте.

Внезапно, этот зараза сделал мне подсечку, а я не ожидая такого поступка с негромким криком полетела вниз. Он словил меня в нескольких сантиметрах от пола.

— Ты, ты … — гневно стала говорить я, дыхание сбивалось и элементарно не могла договорить, или у меня просто не находилось слов.

— Я? — пакостно произнёс он, чуть приподнимая меня, но держа в наклонённом состоянии.

— Зараза, — смело выговорила я, произнося единственное верное слово.

На его лице отразилось искреннее удивление, затем появилась полуулыбка не предвещавшая ничего хорошего.

— Что тут у Вас происходит? — неожиданно раздался голос магистра Ирвика.

— Сладкая парочка. Ну-ка разошлись. Оставить уже нельзя. Палки взяли.

Вольграм поставил меня на ноги, а я смущенно отошла от него, и направилась за своим оружием.

«Всё мы попали», — осознала я, спустя несколько минут.

Мы отрабатывали удары, а куратор громко рассуждал на тему, что бы он увидел заявись чуть позже. Предположения были самые разные, но от каждого варианта меня передёргивало, и краска заливала моё лицо. Магистр Ирвик выбрал изощрённое наказание, уверена завтра подобная пытка продолжится, но ещё и при свидетелях.

Куратор нас отпустил только под утро, ладно ему нас не жалко, так он и себя не пожалел. Нормальные люди, вообще-то спят ночью. Хотя, магистр Ирвик и нормальный человек — совсем разные понятия.

Солнце едва показалось из-за горизонта, на сон оставалось от силы пару часов, уже представляла картину, как выпрашиваю у Агнес, то бодрящее зелье, которое она у меня конфисковала, стоило мне слегка переборщить с дозировкой.

Хоть на улице было уже довольно светло, в коридорах до сих пор царила темнота. На мужской этаж естественное освещение вообще не попадало, а световые кристаллы были потушены, что немного насторожило, обычно, хоть и на малой мощности, но они всегда работали.

Вольграм шёл вместе со мной и тоже выглядел уставшим, но совсем слегка, я же чувствовала себя выжатой, как лимон, готова была рухнуть прям на месте. Без разницы, что пол холодный и каменный, каждая клеточка тела молила об отдыхе.

Внезапно огневик остановился, и преградил мне путь, вытянутой рукой. Его тело замерло в напряжении.

— Что с тобой? — с беспокойством и непониманием спросила я.

Парень мотнул головой, показывая вперёд, ни издав при этом и звука. Я проследила за его взглядом, и сразу увидела причину странного поведения огневика.

Впереди, аккурат возле двери в мою комнату, что-то лежало, очень непонимающее по форме человека. Неподвижное тело, полностью в одежде из чёрной ткани, с надвинутым на голову капюшоном.

Сон как рукой сняла.

Вольграм приложил палец к губам призывая к молчания, я напряженно кивнула, не отрывая взгляда от лежащей в темноте фигуры. Парень неспешно, осторожными шагами двинулся к ней. Его приближение, было бесшумно.

Я стояла на месте, боясь помешать своими неосторожными движениями.

Вольграм приблизился, затем также не издавая и звука присел на корточки перед телом. Время замерло, рука огневика двигалась словно в замедленной съёмке: вот он настороженно протягивает свою руку, касается капюшона скрывающего полностью лицо лежащего человека, а затем медленно отодвигает его.

Мне хватило мгновенья, чтобы узнать ту, чье лицо скрывалось под тёмной тканью.

— Агнес! — воскликнула я, кидаясь вперёд к телу подруги.

В голове пронеслись самые разные мысли, начиная от жуткий и пугающий, которые так и хотели поселиться в моём сознании, и до простых нелепых объяснений. Например, то что девушка могла снова надышаться парами своего очередного зелья.

— Она жива, — произнёс Вольграм натянутым голосом, из моей груди вырвался вздох облегчения.

— Что с ней? — прошептала я, касаясь лица девушки.

— На неё напали, магический резерв наполовину пусть, словно кто-то начал выпивать её, а потом понял, что ошибся, и бросил, — негромко сказал он, и осторожно подхватил мою соседку на руки.

— Пошли, — бросил он, стремительно направившись вперёд, наверняка, в лекарское крыло.

Я поспешила за ним, вглядываясь в бледное лицо Агнес.

— Скажи, что с ней всё будет в порядке, — мне необходимо было услышать именно эти слова.

— Она должна быть в порядке. Я честно, не вижу в её состоянии ничего опасного для жизни, но лекарь скажет лучше, — проговорил Вольграм.

«Надеюсь, его слова окажутся истиной», — с беспокойством подумала я.

— Вольграм, ты только, что произнёс, словно нападавший ошибся, — проговорила я, а затем продолжила, озвучивая свою пугающую догадку:

— Ты думаешь хотели напасть на меня? — произнесла изумлённо.

Меня больше пугало не то, что я могла пострадать, а тот факт, что на Агнес напали из-за меня.

Мы не останавливались, уже давно покинув мужской этаж и спустились по лестнице, до лекарского крыла было рукой падать.

— Возможно, — уклончиво ответил он, но я в миг догадался, что Вольграм на самом деле был уверен в озвученном мною предположении.

Мы ворвались в лекарское крыло, испугав дежурившую там помощницу лекаря, уже через пару минут, в больничной палате появился и сам лекарь, воспользовавшись экстренным порталом. Потребовал краткого пересказа того, как мы нашли Агнес, а затем сразу же выставил нас за двери.

Мы оказались в небольшом коридорчике, предшествующему входу в лекарское крыло.

— С ней всё будет хорошо. Тебе надо поспать, — произнёс огневик, спустя короткое время, пока мы пребывали вдвоём, но лекарь наверняка сообщит, кому-нибудь из магистров или ректору. Кто-то должен был прийти, чтобы разобраться в случившемся.

— Я не смогу спать, когда произошло такое. Мне надо узнать о её состоянии, — мгновенно откликнулась, отрицательно замотав головой и уставилась в одну точку.

Парень стоял совсем рядом, не отходя далеко. Мысли вяло текли, заменяя одна другую.

— Вольграм! — чуть-ли не подскакивая на месте произнесла я.

— Что такое?

— Это магистр Ленард! Он напал на Агнес перепутав со мной, — снизив громкость голоса проговорила я.

Вольграм нахмурился и с беспокойством поглядел на меня.

— Почему ты так подумала? — напряженно проговорил он.

За какие-то десять-пятнадцать секунд, я поведала то, что не смогла рассказать за весь день. Говорила сбивчиво, путаясь в словах, но огневик молча слушал не перебивал.

— Лиса, — его голос отдавал сталью. — Ты должна была сразу же, рассказать мне. Плевать на все занятия и тренировки, подойти и сказать!

— Я понимаю.

В этот момент, полыхнула вспышка телепорта и в комнате перед лекарским крылом, появился ректор академии, прерывая огневика на полуслове.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Магистр скрылся, сбежал, смылся, удрал — слов можно было подобрать целую кучу, и каждое из них означало одно, мы его упустили. Причём у нас не было и шансов, он покинул академию сразу же после того, как совершил нападение. Об этом говорили поспешные, но тщательные сборы в его жилище, после которых практически не оставалось никаких следов или улик указывающих на то, где его можно было найти.

Может показаться, что на душе должно стать спокойнее, ведь никто не допустит, чтобы магистр снова проник в академию, но не тут то было.

В-первых, этот человек так долго скрывался под самым нашим носом, а раз смог он, то думаю и для других, это не составит проблемы. Не понимала почему кто-то так сильно жаждет меня уничтожить. Вольграм же пока молчал, но я точно не отступлюсь и выведаю правду.

Во-вторых, пострадала Агнес, которую только сегодня утром выписали из лекарского крыла, но эта безумная, рада что её перепутали со мной! Именно, рада! Обычный человек, а тем более девушка, испугается, и вообще станет держаться от меня подальше, ведь я как магнит для неприятностей. Но эта барышня была довольная тем, что я осталась в сохранности, ведь попадись Ленарду под руку та, кого он искал, то этот маг явно сделал бы всё, чтобы довести дело до конца.

В-третьих, прямо сейчас мы покидали нашу родную академию, прощались с ней на целый месяц. Для меня, это было безумно волнительно, я еще не покидала стен этого замка, на такой долгий срок.

Мы стояли небольшой группкой в середине огромного зала, телепортировали публично, и многие из студентов пришли посмотреть. Хотя по моему мнению, в происходящем было минимум интересного.

На плече у меня висела обычная сумка. Агнес, стоило ей выписаться из больничного крыла, вплотную занялась моей персоной: напрочь перерыла все мои вещи, которые я собиралась взять с собой, и добавила кое-что от себя, даже вернула бодрящее зелье, при этом несколько раз напомнила, чтобы больше им не злоупотребляла. Затем всю кипу моих пожитков, девушка уменьшила с помощью специально артефакта, который когда-то использовала для компактного хранения палатки, во время тренировочного лагеря.

Подруга у меня оказалась, чистое золото, хотя я и раньше в этом не сомневалась.

Перемещаться предстояло по одному, наверное потому что расстояние между двумя академиями оказалось не маленьким. Заведения находились на разных концах Сандарской империи. Телепорт строил сам ректор, а магистр Ирвик переместился ещё ранним утром, и ожидал нас на месте.

— Твоё волнение можно почувствовать ещё в коридоре, — проговорил Керилир, с невозмутимым видом.

Фей тоже оказался налегке, у него даже не было обычной сумки, её заменял небольшой холщовый мешок, который он небрежно держал в руке.

— Преувеличиваешь, — откликнулась я.

Уж я то знала, что на расстоянии больше восьми — десяти метров, Керилир ничего не может почувствовать, его способности не всесильны.

— Возможно, — бросил он, замолкая.

Еще немного и перемещение начнётся, я в задумчивости оглядела неподалёку стоящую Катэль, её одежда выглядела несколько иначе, чем обычно. Ткань, из которой она оказалась выполнена, имела лёгкий бежевый оттенок, и была очень тонкая и лёгкая.

Мне говорили, что там куда мы отправляемся, климат значительно жарче, но как-то приготовится к этому, времени совсем не оказалось. Сейчас же смотря на девушку, понимала, что весь мой небольшой гардероб, скорее всего совсем не подойдёт.

Огневик стоял неподалёку разговаривая о чём-то с Алексом, с которым я тоже хотела перекинутся парой слов, ведь книга о турнире до сих пор находилась у него. Наверняка, он занимается её переводом, с которым возможно могу помочь, очень уж интересовала та информация, которую можно было узнать из того древнего фолианта.

— Готово, — произнёс ректор, обращая всё наше внимания на себя. Хоть и перемещение происходило публично, зато без лишней официальности.

— Подходим по одному, со всеми своими вещами, — добавил он.

Первой шагнула Нанда, пару секунд и она пропала, исчезая яркой вспышкой, которая на миг озарила помещение.

Я направилась к телепорту пятая или шестая, точно не считала, просто поняла, что явно не хочу перемещаться самой последней. Попрощавшись с Агнес, которая была единственным близким человеком остававшийся в этой академии, шагнула в рунный круг.

Всё произошло очень быстро, мгновенье назад я находилась в помещении, а затем оказалась на свежем воздухе. Хотя, на самом деле свежо не было, наоборот очень душно, солнце пекло нещадно.

— Оверворлд, иди сюда, — громко позвал меня магистр Ирвик.

Он, и уже переместившиеся участники нашей команды, стояли совсем неподалёку. Рядом с куратором присутствовал ещё один мужчина, наверняка из академии, здание которой виднелось неподалёку, но до него требовалось идти минут пять.

— Почему точка перемещения так далеко от академии? — спросила у Адама, удивляясь такому явлению.

Полыхнула ещё одна вспышка, и на том месте, где только что стояла я, появилась Рэт.

— Слышал в этой академии запрещены любые телепортации, даже артефакты предназначенные для этого, не работают, — отозвался водник, смотря на строение.

Посмотреть было на что, с первого взгляда бросалась разница между академиями. Наш замок был отстроен из тёмного камня, с огромными выделявшимися, громоздкими башнями и сам по себе был высокий, и компактный. Постройка же перед нами, оказалась полной противоположностью. Не высокая, из светлого камня, раскинувшееся на большой территории, утопающая в зелени, не только трава и цветочки, а полноценные высокие деревья.

Пока я вглядывалась вперёд, оставшиеся участники нашей команды переместились.

— Все здесь, — произнёс магистр Ирвик, он тоже выглядел иначе, в белом халате расшитым золотыми нитями, и с широким поясом.

Глядя на одеяние куратора, вспомнился парень, знакомый Вольграма, которого мы встретили в столице, ведь на нём были очень похожие по стилю вещи, кажется он учится в этой академии.

— Перед Вами ректор Южной Сандарской академии, лорд Далавар, — проговорил магистр Ирвик, показывая на своего спутника.

Лорд Далавар, был моложе нашего ректора, но примерный возраст я бы никогда не решилась назвать, тут надо быть пророком, я совсем не ориентировалась в этом. Маги в Эргосе жили чертовски долго, на Земле о таком и не мечтали. Прямая осанка, одеяние похожее на одежду нашего магистра, только чёрное. Ректора видно совсем не смущало, что этот цвет притягивал тепло. Темно-каштановые волосы показывали, что перед нами маг земли. Глаза же были светло-серого или светло-голубого цвета, на расстоянии точно не поймёшь, на их оттенок я обратила внимания, только из-за возникавшего контраста с волосами.

«Не удивлюсь, если некоторые студентки вздыхают по ректору», — подумала, во время кратковременного изучения внешности мужчины.

— Приветствую Вас в нашей академии, — прозвучал бархатный голос.

Я с самого начала заметила то, как Катэль смотрит на лорда Далавар, а после того, как он заговорил, девушка инстинктивно подалась вперёд.

Моя догадка оказалась верна, ректор только что похитил девичье сердце этой фурии, именно так я её называла в своих мыслях. Возможно, теперь стану недостойна её пристального внимания, это бы очень обрадовало.

К ректору я отнеслась спокойно, дело было даже не в Вольграме, а всё потому, что мне никогда не нравились те, кто значительно старше, никакая красивая внешность не поменяет моих предпочтений.

— Сегодня Вас распределят по комнатам, занятия начнутся завтра. Расписания вручат чуть попозже. Надеюсь, Вам у нас понравиться, — продолжил он, его присутствие, наверное, было лишь формальностью и данью уважения к нашей академии.

Ректор, что-то негромко сказал магистру Ирвику, который в ответ кивнул и лорд Далавар, направился в сторону академии. Не


убрать рекламу


привычно было видеть, что ректор ходит пешком, лорд Тэриан постоянно телепортировался.

— Что стоим? Кого ждём? Или хотите на природе жить? Могу устроить, — возвратился к своему обычному поведению куратор, и снова на его лице была улыбка до ушей.

— Ох чувствую, гадость нам готовит, — шёпотом произнесла я.

— От него другого и не ожидаешь, — усмехнулся Адам.

Если раньше было жарко, когда просто стояли, то стоило начать двигаться, и наступил настоящий ад. Мне кажется моё лицо, цветом напоминало помидор, даже тем, кто совсем легко оделся, мало это помогло.

— Как они тут живут? — послышался голос Алекса.

Комфортно себя чувствовали только огневики и Рэт, с магами огня было всё ясно, а вот с воздушницей не совсем. Девушка бодро шагала вперёд, немного отставая от всех, но лишь потому, что была очень стеснительна и не хотела выделяться даже в такой мелочи.

— Василиса, ты почему такая красная? Тебе плохо? — раздался беспокойный голос Вольграма, а я посмотрела на него, сомневаясь в адекватности парня. Он что совсем не чувствует эту духоту царящую вокруг?

— Мне не плохо, но возможно скоро станет, из-за такой жары.

Теперь уже я удостоилась такого же взгляда, каким посмотрела на огневика несколько секунд назад.

— Лиса, кто из нас маг льда, я или ты?

Почувствовала себя идиоткой.

— Я думал, что она сама сообразит, — вмешался рядом летящий Керилир.

Наша процессия уже почти приблизилась к замку и на пути стали попадаться студенты.

— Всё, ничего не говорите. Я поняла, что сглупила, — проговорила, и в следующий момент исправила плачевное положение.

Воздух, вокруг, мгновенно стал прохладнее, даря комфорт и спасение от изматывающей жары. Возможно и менять гардероб не понадобится.

Студентов вокруг оказалось значительно меньше, чем ожидалось, но если проводить параллель с нашей академией, то многие просто отправились на выходные домой.

Верхние этажи строения, купались в солнечный лучах, внизу же был тенёк создаваемый высокими деревьями с густой листвой — хоть какое-то спасение от жары царящей вокруг.

Нас поселили очень компактно, общежитие для студентов в этой академии располагалось в отдельном строении, построенного из точно такого же светлого камня.

Нам выделили пять комнат находящихся рядом друг с другом в конце коридора на третьем этаже. Внутри, общежитие не представляло ничего особенного: обычные коридоры, весь интерьер заключался в красном ковре на полу, прям красная дорожка для звезд.

Меня удивило одно, совсем недавно я изумлялась, почему меня, девушку, поселили на мужском этаже, но в этом месте разницы вообще не существовало.

«Этаж для девушек, этаж дня парней? Зачем? Пусть будет как попало — смешано», — предположила я мысли администрации этого учебного заведения.

Нет, я не ханжа. Мне без разницы, кто будет жить напротив, но просто такое отношение немного вводило в ступор.

Комната оказалась чуть побольше той, что дожидалась моего возвращения в родной академии. Единственное, приятно удивила ванная комната, стены которой были отделаны маленькими голубыми камушками, и при ярком освещении, они сверкали словно драгоценные камни.

Теперь, о моей соседке. Это оказалась отдельная история. Такую ситуацию нельзя назвать везением, но и неудачей она не являлась — относительно нейтральный вариант. С Нандой мы сильно не общались, но раз Дайр нашел с ней общий язык, может получится и у меня? Бедной Рэт с её скромностью, уверена придется не легко, Катэль не подарок.

— Так, Василиса. Очень хорошо, что нас поселили вместе, — произнесла Нанда, прежде чем прыгнуть на кровать.

— Почему хорошо? — немного бестактно спросила я, возможно какая-то другая девушка обиделась, но эта бестия совсем не обратила внимания.

— Поселили бы меня с Катэль и наутро непременно бы кто-нибудь нашел её хладный трупик в коридоре, — с блеском в глазах произнесла девица, потирая руки.

Нанда блефовала, это я знала точно, она много чего плохого могла сказать и пообещать сделать в отношении Катэль, но по сути была добрым человеком и не притворила не одну из своих угроз в жизнь.

— Что между Вами произошло? — спросила я, раскладывая свои вещи.

Моё запястье покинул браслет, который давал доступ к защите оставленной комнаты, я передала его Агнес, ведь тут он мне без надобности.

— Ничего особенного, но она сыграла со мной очень злую шутку, — отмахнулась Нанда, всем своим видом стараясь показаться безразличность, за которой она скрывала грусть.

Я промолчала, не став лезть девушке в душу, хотя присутствовала и другая причина. Нанда такой человек, который может буквально секунду назад сидеть и грустить, а в следующий момент может взорваться словно вулкан с эмоциями, вмиг забывая, о том что печалило её совсем недавно. Пока, я не знала, как относится к таким перепадам настроения.

Примерно через час, мы стояли недалеко от входа в общежитие, должен был прийти куратор и вручить нам расписание. Магистр Ирвик опаздывал, а я решила чуть отойти осмотреться вокруг, но оставаться в поле зрения остальных.

Чуть впереди, находилось высокое раскидистое дерево, именно к нему я и направилась. Не знаю почему зашагала именно к нему, возможно оно показалось самым примечательным из того, что находилось поблизости.

Недалеко от этого гиганта, начинались очень густые кусты, высотою с метр или чуть больше. Когда оказалась рядом, именно они привлекли моё внимание. От них исходило какое-то шуршание. Я как искренне наивный человек, подкралась к ним, надеясь увидеть, какую-нибудь неведомую зверушку, ведь всё вокруг напоминало симбиоз между парком и лесом.

Уведенное мною, точно находилось далеко от понятия «неведомая зверушка», за кустами оказалось небольшое свободное пространство, которое с остальных сторон тоже было окружено зеленью, создавая тем самым укромный уголок. На земле лежала девушка, с задранной юбкой и приспущенным сверху платьем, а над ней навис парень. Одна рука служила опорой, а второй он беззастенчиво шарил по телу барышни, и они явно близились к тому, чтобы пойти дальше.

«Ох, ты ж блин!», — в небольшой панике подумала я.

«Блин! Блин! Блин!», — сделала осторожный шаг назад.

Девушка стала издавать томные вздохи. Нет, они ещё не приступили к самому главному, но наверное барышня, очень ждала этого. Почему нельзя было начать вздыхать раньше? Да я бы тогда не сунулась сюда. Меньше всего хотелось быть застигнутой за подглядыванием.

— Хм, понятно, что привлекло твоё внимание, — раздался сбоку голос Керилира, который совсем без смущения посмотрел на то, что происходило в кустах.

Он появился внезапно, так что я аж вздрогнула и испуганно пискнула. Фей совсем не заботился о том, чтобы остаться незамеченным.

Парень в кустах мгновенно оторвался от своей спутницы и посмотрел на нас. Его взгляд оказался тяжелым, а лицо красивым и надменным.

— Бегом отсюда, — шепнула я, хватая руку Керилира и чуть ли не в припрыжку ринулась к остальным, не решаясь оглянуться назад.

Наше быстрое возвращение обратно, и то как я тащила на буксире Керилира, привлекло внимание моей команды. Стоит отметить, тянуть фея за собой оказалось легко, возможно, дело в том, что он не сопротивлялся.

— Что Вы там такого увидели? — спросил у меня Вольграм, глядя туда, откуда мы пришли.

Я наконец-то оглянулась, а затем спокойно вздохнула, поняв, что с этого ракурса кустов почти не видно, их полностью закрывал широкий ствол дерева.

— Василиса застала … — начал говорить фей, он то точно не постеснялся и выдал бы то, чем занималась та парочка в кустах.

— Керилир, пожалуйста, — оборвала на полуслове, выразительно взглянув на него.

Фей кивнул и замолчал. Он был хороший, но совсем не принимал такие понятия как корректность или личное пространство, точнее он скорее не понимал.

— Я потом расскажу, — тихо произнесла, смотря, как магистр Ирвик стремительно приближался к нам.

Куратор вручил расписание подобно тому, что было у нас раньше и ушёл. Наверняка, искать столовую нам предстояло самим, а завтра ещё и аудитории в которых будут проходить занятия. Помнится, что когда я оказалась в академии, мне также пришлось самой всё узнавать и ориентироваться, что ж вспомним былое.

Столовую мы нашли быстро, оказалось, что хоть академия и чужая, у некоторых имелись в ней свои знакомые. Под некоторыми я подразумевала Вольграма, ведь именно у него откуда-то оказался подробный план академии, в котором бы любой смог разобраться.

— Так, ты расскажешь, что там увидела? — спрашивал уже Адам, пока мы шли по коридору.

По словам Вольграма, столовая была уже рядом.

— Ничего интересного.

— От ничего интересного, ты бы не сбегала на всех порах, — не унимался водник.

Насколько я его знала, он не отстанет пока не услышит правду.

— Хорошо. Там в кустах … — начала говорить я, и замолчала, как бы поделикатнее назвать, то чему свидетелем стала.

— Там в кустах, короче парень с девушкой …

Адам захохотал.

— Я понял, можешь не продолжать, — проговорил он.

Вольграм тоже услышал мои нелепые попытки объяснения. Но почему-то только у Адама, они вызвали такой сильный смех.

— Василиса, ты как маленькая, — добавил водник.

— Ничего не маленькая, просто для меня не нормально натыкаться в кустах на такое, — возмущенно произнесла я.

— Привыкай, — откликнулся Адам.

— Здесь это можно встретить часто, южане же, — добавил он, выделяя последнее слово.

— Ты хочешь сказать, что тут студенты более раскрепощённее, чем у нас?

— В какой-то степени, да, — откликнулся водник.

«Хм, понятно», — подумала я, переваривая полученную информацию. Нам пробыть тут только месяц, а потом прощай юг, и снова здравствуй север, с нормальной погодой и привычным местом.

Мы зашли в помещение столовой, которое было просто огромно, а помимо пространства внутри имелся выход наружу, где находилось, что-то наподобие веранды. Таким образом можно было выбрать: покушать в относительной прохладе в помещении или на свежем воздухе, но в духоте. Хотя нам было без разницы, я и снаружи могла обеспечить комфортные условия.

Мы выбрали место на веранде, никогда ещё наша команда не ужинала все вместе. Пока мы пересекали помещение, направляясь к выбранному столику, Рэт жалась ближе ко мне, её смущали разглядывающие нас взгляды и ещё она словно чего-то боялась.

Я расслабилась, с любопытством рассматривала всё вокруг и кушала. Возможно, в этой академии всё-таки нормально, хотя судить ещё рано, ближайшая неделя всё расставит по местам. Кажется, мы должны будем тренироваться с их местной командой, интересно какие они?

Погрузилась в свои мысли, и не замечая, как в поле моего зрения, появилась компания, возглавляемая, одним очень примечательным субъектом.

«Какие-то знакомые руки», — подумала рассеянно, не поднимая взгляда на лицо того, кому они принадлежали.

Но так продолжалась не долго, полностью оглядев невнимательным взглядом компанию, я уже смотрела в другую сторону и отпила сок, который имел слегка кисловатый вкус, а затем резко вернувшись к одному из парней, и поняла почему именно его руки показались знакомыми.

Я подавилась, причем конкретно так: закашляла, глаза заслезились, и меня кто-то «заботливо», не стесняясь своей силы, ударил по спине.

Парень между тем, стремительно направился к нам, отделяясь от своего окружения.

Определенно огневик, быстрые шаги, высокий, на лице усмешка, волосы торчком, но не как попало, а словно их специально так уложили, в прическе присутствовала некая аккуратность.

Алекс хотел опять ударить меня по спине.

— Хватит, иначе ты мне точно позвоночник или пару рёбер сломаешь, — сдавленно проговорила я.

— Ой, извини не рассчитал, — отозвался водник.

— Всё хорошо? — спросил Вольграм, наклоняясь ко мне, и отодвигая подальше стакан с соком.

Я в ответ лишь кивнула.

— Сейчас будет долгожданное приветствие, — негромко проговорил Вольграм, смотря на меня, на его губах появилась полуулыбка.

В недоумении посмотрела на огневика.

— Вольграм Лотиан! — в следующее мгновение раздался громкий, язвительный голос, принадлежавший тому самому парню из кустов.

Оказывается, явились не по мою душу, но меня определенно узнали, это стало понятно, когда его взгляд на несколько секунд остановился на мне.

— Элар Ардуа, — медленно произнёс Вольграм, сохраняя спокойствие, полностью разворачиваясь к говорившему.

Воцарилась гнетущая атмосфера.

Два взгляда, словно схлестнулись в битве, прожигая друг друга.

— Давно не виделись, — прерывая молчание, произнёс Вольграм.

— Да, очень давно. Адам! — переключил он своё внимание на водника.

— Элар, — отозвался водник, кивая в сторону незваного гостя.

— Адам, никогда бы не подумал, что ты, будешь сидеть с нашим общим другом за одним столом, — язвительный голос, а сарказм пропитал каждое слово.

— У нас временное перемирие, — отозвался Адам, не сводя взгляда с Элара.

Казалось, скоро может завязаться потасовка. Компания этого агрессора, стояла за его спиной, но пока не вмешивалась.

Керилир, словно вообще ничего не происходит, неторопливо ел булочку, и прежде чем следующий раз куснуть сдобу, подозрительно её осматривал, словно раздумывая, есть дальше или нет.

Рэт вжала голову в плечи, стараясь стать, как можно незаметней.

Нанда же с вызовом смотрела на группку студентов стоящих позади Элара, уверена, если конфликт всё-таки станет серьёзней, моя временная соседка первая ринется вперёд, с намерением накостылять парням. На её лице застыла предвкушающая улыбка.

— Элар, тебе пора, — негромко, но угрожающе проговорил Вольграм.

Незваный гость, сделав вид, что не услышал слова огневика, вдруг обратился ко мне:

— Любительница подглядывать, и ты тоже тут. Возможно, я и для тебя найду время, сможешь не только посмотреть, — чуть подходя вперёд проговорил он, делая грязный намёк.

В следующее миг произошло следующее: из-за того, что мои руки лежали на столе, он заледенел первый, затем и пол, от которого выросли огромные, ледяные глыбы, а одновременно с активностью моей стихии, в воздухе мелькнула сталь. Непонятно откуда в руках огневика, появился длинный чёрный меч, кончик которого замер у горла недавно говорившего гадости парня.

Снова тишина.

— Уходи, — сквозь зубы произнёс Вольграм, а затем меч исчез, также внезапно, как и появился.

— Как, интересно, — произнёс негромко Элар, без усмешки оглядывая меня, а затем вернувшись к Вольграму.

— Ты прав, пока закончим, но скоро непременно встретимся, — проговорил он, разворачиваясь к нам спиной и уходя.

— Обязательно, — угрожающе пообещал Вольграм.

Я злилась, ладони сжатые в кулаки лежали на столе.

— Кто это был? — негромко произнесла, сверля взглядом полным ненависти, удаляющуюся фигуру.

Это же надо было, столкнутся с этим …

Этим …

Я никак не могла подобрать слова, которым можно было охарактеризовать этого типа.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

— Вы вычислили где появится площадка? — спросил стальной голос.

— Да, но не точно. Мы ещё сомневаемся, — ответил низким ростом мужчина.

— Когда узнаете точно? — осведомился собеседник.

Наступила пауза, а затем мужчина тихо, со страхом в голосе произнёс:

— Не знаю. Господин Селвер, стали происходить какие-то сбои в энергетических потоках.

Селвер нахмурился, всё начиналось с маленьких отклонений, теперь же важная часть задуманного, шла не по плану. На его лице заходили желваки.

— Даю Вам ещё немного времени, в следующий свой визит, я хочу получить важную для себя информацию, — железным тоном произнёс лорд Селвер.

Низкий человечек облегчённо вздохнул.

— Да, мы приложим все силы. Спасибо господин, — залепетал он, сгорбившись и словно став ещё ниже.

Лорд Селвер, ни слова не произнёс, а развернулся и направился к лестнице, ведущей наверх. Группа отобранная им лично, для того, чтобы вычислить будущее расположение площадки, не справлялась с такой простой вещью. Место где проходит турнир, постоянно дрейфует. Оно символизирует собой сосредоточение магической силы, и в день, когда должен случиться обмен, площадка появиться в одном из трёх миров.

— Ленард не справился со своей задачей и вздумал сбежать. Теперь ещё и его отлавливать, такое не должно сойти с рук, — пробормотал мужчина, рассуждая вслух, он был крайне недоволен, слишком многое шло не по плану.

Селвер зашёл в свой кабинет, перед этим дав указание мальчишке-прислужнику.

Через минут десять в дверь тихо постучали.

— Входите, — произнёс Селвер, внешне выглядя расслабленно, но на самом деле напряженно обдумывая ситуацию.

— Мне передали, что вы хотели меня видеть, — произнёс девичий голосок.

— Да, проходи. Скоро для тебя будет задание. Ленард не справился, — проговорил он.

Девушка кивнула, внутренне она радовалась, что скоро сможет выбраться из этого особняка в глухом лесу. Последние несколько дней ей стало невыносимо скучно, но её ждало маленькое разочарование.

— Пока, мы подготовим тебе правдоподобную легенду, это займёт некоторое время. Вернёшься в академию только через пару недель. Надо всё продумать, больше ошибок не должно быть. За тобой станут следить, проверять. Ты никаким образом не должна себя выдать, — проговорил Селвер.

— Ты понимаешь, Ада? — в завершение вкрадчиво произнёс Селвер, внимательно посмотрев на девицу перед собой.

— Да, господин. Я всё ради Вас сделаю. Но можно задать вопрос? — девушка преданным взглядом смотрела на мужчину.

— Почему вы так хотите их убрать? Я совсем недавно с Вами и мне не положено задавать такие вопросы … — стала говорить Ада, на её перебил твёрдый голос.

— Да, не положено, но я отвечу, — благосклонно проговорил мужчина.

Он ещё до конца не понял, сможет ли принести эта барышня настоящей пользы. С существами слабой воли, всё просто — стоит им хоть раз попробовать тёмную магию, дать испить новой силы, и они чтят меня, поклоняются. Так произошло и с этой студенткой, очень жаль, что не удалось завербовать её раньше, тогда бы дочка Лассандиров давно перестала быть помехой.

— Она может нам помешать. Почти двадцать лет назад, когда мы только стали идти к поставленной цели, я собственноручно уничтожил артефакт времени, которым могла пользоваться только королевская семья. Этим артефактом, каждый новый король империи мог воспользоваться только один раз, но зато узнать при этом будущее и предотвратить нежелательные события, — проговорил Сервер, вспоминая маленькую стеклянную шкатулку, полностью прозрачную и пустую на вид.

— Нам такой расклад, не подходил. При уничтожении, артефакт времени сделал последнее предсказание, показав мне, что именно девочка из семьи Лассандиров помешает и не даст осуществиться нашему плану.

На лице Ады появилось недоверие.

— Она слабая, как это недоразумение может помешать.

Взгляд Сервера ожесточился, черты лица заострились. Девушка, стоящая перед ним, испуганно сжалась.

— Извините, меня это не касается. Я исполню всё что вы скажете, — тихо проговорила она.

— Иди, я скоро опять тебя позову, — проговорил Сервер, кивая в сторону двери.

Мужчину и самого дико раздражал тот факт, что он опасался какой-то сопливой девчонки, но фамалирная связь сама по себе была опасностью, её надо разрушить. Артефакт времени никогда не ошибался и вряд ли ошибся в своём самом последнем предсказании.


* * *

Для меня стало открытием, что в общежитие никто кроме студентов и не бывает. Ни магистров, ни служащих в академии, фактически учащиеся творят в его стенах всё что хотят. За один вечер, я не заметила никакой активности в связи с этим, но если у них всё так, как рассказал Адам, то она непременно есть. Раз додумались до того, чтобы в кустах обжиматься.

Утро принесло новый учебный день, в совсем не знакомом месте. Первое занятие, вообще проходило в одиночестве, я же ледяной маг, и если бы не турнир, вряд ли бы вкусила все прелести учёбы. Ведь когда ты учишься в дружной группе, то и проводите вместе весело время, а моего факультета совсем не давно даже не существовало.

Второе занятие ознаменовалось тем, что мы должны были первый раз встретиться с командой Южной академии, познакомиться, возможно пожать руки или просто сделать вид, что не замечаем друг друга. Я не представляла, как всё произойдёт.

— Лиса, на всякий случай будь аккуратнее, — задумчиво проговорил Вольграм, когда мы подходили к аудитории.

Первое общее занятие, было лекционным и посвящалось Канделару. Мы начинали изучать основные расы миров, с командами которых нам придётся столкнуться. В листочке с расписанием имелись краткие приписки, с планами занятий. Наверняка, они рассчитывались на то, что студент перед началом, сам почитает и узнает какую-нибудь информацию, касаемо будущей темы.

— В последнее время я всегда аккуратна. Почему ты сказал это именно сейчас? — в недоумении спросила у него.

Вместо ответа, меня неожиданно притянули к себе, обняв. Горячие руки парня обвили мою талию, и хоть я контролировала температуру вокруг себя и мне больше не бывало жарко, его прикосновение всё равно вызвало реакцию, словно вокруг наступило настоящее пекло.

— Вольграм, осторожно, вдруг печать, — негромко проговорила я, намекая на то, что рисунок на руке может проявится.

— Не беспокойся, слежу за этим, — проговорили совсем рядом, парень шумно вдохнул воздух.

В последнее время, замечала, что он слишком часто так делает. Причём сразу после этой манипуляции, становился более спокойным.

— Лотиан, ты оказывается себе девушку завёл.

Ненужный и внезапный комментарий, сразу разрушил всю возникшую атмосферу. Несложно, догадаться, кому он принадлежал. Элар Ардуа, грязный, пакостный тип! Да, я не придумала, как назвать его одним словом, но несколько прилагательных вполне решили возникшую проблему.

Совсем недавно, Адам, всеми силами задевал огневика, и у них была негласная война, вот этот тип из той же оперы. Только если судить по тому, что сказал Адам, и немного обмолвился Вольграм, субъект под именем Элар Ардуа, мог создать крупные проблемы.

Бывает же люди не переваривают одного вида друг друга, вот как я поняла это про Вольграма и Элара, только тот же Деймон с Алексом, оказались на стороне моего огневика, а Адам с самого начала принадлежал компании Элара.

Мои руки снова непроизвольно сжались в кулаки.

— Оу, а у ледяной магини весьма пылкий нрав, — произнёс Элар со слабой иронией в голосе, а затем более спокойно добавил:

— Расслабься чаровница, я всего лишь иду на занятие.

Мои губы сжались в тонкую линию, его слова вызвали обратную реакцию. Чувствовала себя на подобии кошки. Они выгибают спину и яростно кричат в сторону своего врага. Конечно, спину я не выгибала, и вся схожесть заключалась в напряжении и недовольном взгляде, которым смотрела Элара.

— Вот и иди, — проговорил Вольграм, не выдавая своих эмоций.

Элар пожал плечами, сделал несколько шагов вперёд, чтобы остановится рядом и произнести:

— Лотиан, не забывай ты в МОЕЙ академии, я тут царь и король.

— Смотри не потеряй корону, — нахально улыбнувшись проговорил огневик, словно став отражением Элара, или наоборот Ардуа был отражением, или возможно они были равнозначны.

Мне стало не по себе, а ведь Вольграм в самом начале нашего общения был практически такой же, и жутко меня раздражал. Чувство не комфортности усилилось.

— Моя корона останется при мне, а вот тебе бы стоило позаботиться о другом. Я нашел твоё слабое место, — предвкушающим голосом ответил Элар.

Лицо Вольграма мгновенно ожесточилось, улыбки не стало совсем. В глазах горел огонь.

— Элар, не пересекай черты, ты знаешь, что может последовать, — стальным голосом проговорил он.

Ардуа ушёл, просто зашагал дальше по коридору. Было не понятно внял ли он предупреждению, или его совсем оно не беспокоило.

Когда Вольграм и Элар, стояли рядом, а я осторожно отошла к стеночке, меня почти с самого начала выпустили из объятий, с удивлением отметила, что даже рост у стихийников был практически идентичен. Оба высокие, и возле каждого в самый напряженный момент, появились едва заметные всполохи огня.

— Лиса, пойдём, нам тоже пора, — проговорил Вольграм, оборачиваясь ко мне.

О своих наблюдениях, огневику ничего говорить не стала, ведь его явно не приведёт в восторг, что я считаю их похожими. Мне просто показалось, возможно это ничего не значащее наваждение, на свете множество людей похожих друг на друга.

В аудитории уже находились почти все наши, причем появилось некое разделение, одну половину помещения занимала наша команда, а другую — соперники.

На первый взгляд команда южной академии показалась не менее пёстрая, чем наша. Только нормально рассмотреть, у меня не получилось. Не удобно было глядеть на кого-то в упор, но одну личность я заметила точно. Элар тоже находился тут, до последнего надеялась, что он направлялся не в эту аудиторию.

Керилир снова сидел немного на расстоянии от остальных, почему-то он сам любил побыть в одиночестве, которое я видимо ему сейчас испорчу. Мне тоже захотелось временно побыть подальше от эпицентра всех событий.

— Я туда, — быстро проговорила Вольграму, сворачивая в сторону Керилира.

Огневику если это и не понравилось, то виду он не понял.

С облегчённым вздохом села рядом с феем, с ним было спокойнее. Возможно потому что у него не имелось кучи знакомых, и мало кто решался лезть к нему с претензиями и его постоянное состояние умиротворённости, словно заражало собой.

Керилир, развернулся в мою сторону, слегка прищурив глаза.

— Что? — пожимая плечами спросила я, вытаскивая из сумки тетрадь.

Фей молчал, но продолжал смотреть.

— Просто решила составить тебе компанию, — проговорила я.

— Хм. Слабое объяснение, — раздалось в ответ.

Керилир притворялся, что сидел на стуле, а вместо этого висел в нужном положение, совсем не касаясь деревянной поверхности сиденья. Я не знала, как точно работала его левитация, но мне показалось его положение жутко неудобным.

— Уж какое есть, — улыбнулась я.

— Почему тебе бы просто не сесть на стул? — спросила у фея, копаясь в сумке в поиске карандаша.

Именно когда находишься в поиске чего-то, этот вещевой мешок становился словно бездонным, а вероятно и правда Агнес что-то намудрила, вполне в её духе.

— Это не комфортно, — проговорил он.

Неожиданно рука Керилира коснулась моего уха с артефактом и провела по нему, одновременно касаясь, и Элехарсуса, и моей кожи.

У меня последовала странная реакция: сначала застыла, склонившись над сумкой, которая лежала на столе, обе моих руки находились внутри неё, и всё так же не шевелясь я скосила взгляд в сторону фея. Артефакт стал нагреваться и обжигать.

— Керилир, убери руку, — прозвучал мой голос словно чужой, прям чувствовала, как не нравилось дракончику чужое прикосновение.

Подобное ощущение уже возникало, в тот момент когда огневик близко рассматривал артефакт, но в отличие от фея, он его не касался.

Видимо, я произнесла очень громко, хотя сама этого не заметила. В нашу сторону оглянулось несколько человек. Керилир выполнил просьбу и я словно очнулась, а артефакт перестал греться.

— Лучше больше так не делай, — прошептала ему.

Мне показалось, что ещё немного и Элехарсус мог себя проявить, причем не самым лучшим образом.

Керилир же совсем меня не слушал, он заинтересованно разглядывал собственную руку, которой только что касался моей кожи и дракончика.

— У артефакта странный всплеск силы, словно реакция на что-то, — проговорил он.

— Керилир, ты прям капитан очевидность. Только что, сам потянул руку, куда не надо.

— Нет, это не из-за меня, — задумчиво произнёс он.

Ответить ничего не успела, в аудитории зашли магистры, а мне захотелось себя ущипнуть. Может галлюцинации начались?

— Керилир, ты тоже это видишь? — ошарашено прошептала я.

Среди остальных студентов, прошла волна оживления.

— Что вижу? — Керилир снова отличался от всех остальных.

— Вот это! Он раздвоился, — проговорила указывая на мужчин.

Один из них определенно являлся магистром Ирвиком, а второй точная копия, только волосы слегка по длиннее, даже цвет одеяния одинаковый.

— Приветствую всех, — проговорила копия куратора, магистр Ирвик же смотрел на остальных весёлым взглядом.

Почему-то у копии был более серьезный вид и взгляд.

— В преддверии всех вопросов, магистр Ирвик, куратор команды наших гостей, мой брат. Теперь начинаем наше занятие.

Хм, первое удивление ушло, и появилось облегчение, что брат магистра Ирвика, не имел привычки также непонятно шутить, как его родственник. По крайней мере, он казался более собранным.

— Начнём с общей информации, — проговорил более серьёзный брат.

Началась лекция, а я просто сидела и совсем ничего не записывала. Нет, это не потому что была самонадеянна и позволяла себе обойтись без новых знаний.

Совсем не поэтому.

Архонты имеют крылья? Так, я это знаю.

Полоса на лице показывающая уровень силы? Тоже не секрет.

Всё о чём рассказывал магистр, уже хранилось в моей голове. Разве можно было встретиться с Лилаусом и в последующей не прочитать множество книг о его мире и основном укладе. Банальное любопытство одержало вверх, и наверное благоразумие, ведь новый знакомый мог таить в себе очень много сюрпризов.

Пока, все записывали и внимательно слушали магистра Риша, именно так к нему обратился один из студентов, я наконец-то смогла огл


убрать рекламу


ядеться и более подробно разглядеть наших оппонентов, занявшие все места на левой стороне аудитории.

Две девушки и семеро парней, шесть основных и три запасных участника. У нас тоже в команде был перевес мужской половины, но всё-таки не такой значительный. Парни все в халатах, а девушки в лёгкой светлой одежде, и не обязательно платье, как принято носить на севере. Конечно, я со своим свитером, словно белая ворона — в обеих академиях.

Внутри зарождалась решительность, за этот месяц я должна стать сильнее, ведь из-за того, что моя стихия весьма редка, у меня преимущество и я почувствую себя слабачкой если с таким потенциалом не проявлю себя.

— Оверворлд! — рявкнул куратор, кажется перед этим меня уже звали несколько раз, а я задумалась и попросту не услышала.

Два магистра смотрели на меня, а я слегка тряхнула головой словно прогоняя наваждение, нет всё-таки два куратора это перебор.

— Да? — вместо извинения, вопросительно произнесла я.

— Василиса, ты у нас всё знаешь? — спросил магистр Ирвик, его тон не предвещал ничего хорошего.

— Нет, не всё, — отозвалась я.

Керилир, тихо стучал карандашом об стол, отстукивая определенный ритм, но это делалось настолько тихо, что даже я, не слышала всех звуков, вот карандаш опускается, касается твёрдой поверхности, но ничего не раздаётся, глухая тишина. Словно гипноз.

— Тогда почему не слушаем лекцию? — громкий голос магистра заставил снова сфокусировать всё своё внимание, на середине помещения, там, где стояли преподаватели.

Дракончик слегка нагрелся. Странное поведение артефакта стало настораживать.

— Я слушаю, — прозвучал мой ответ.

— Плохо слушаешь, и ничего не записываешь. Надеешься на свою память? — стал отчитывать магистр Ирвик.

— Я не знаю всего, но информацией про Канделар владею. По крайней мере, той, которую рассказывал магистр Риш, — прозвучало с моей стороны наверное слишком самоуверенно, но ведь говорила чистую правду.

Многие ждали, чем всё закончиться.

— Умница, Оверворлд, — неожиданно произнёс Ирвик.

Я удивленно моргнула, не понимая, что именно имел в виду куратор, но он не стал ничего объяснять и под немного изумленными взглядами остальных отошёл подальше, снова уступая место магистру Ришу.

Лекция продолжалась.

В южной академии занятия длились почти на полчаса дольше, но по количеству проводимых в неделю соответственно было меньше. Лишние минуты, вызывали неприятие, на подсознании ты ждёшь окончания, а на самом деле до перерыва ещё относительно далеко.

Преподаватель закончил основную лекцию и отвечал на вопросы, казалось он просто тянул время в ожидание чего-то или кого-то, а возможно просто решил продержать нас до самого конца.

Неожиданно, раздался легкий стук, а затем дверь в аудитории отворилась.

Магистр Риш оживился.

— Вы как раз вовремя! — воскликнул он, кидаясь в сторону ректора Далавара, который пока не спешил заходить внутрь, а за его спиной ещё кто-то стоял.

Катэль встрепенулась, приосанилась, и не только она. В стане противников, одна из девушек, стала поспешно заплетать свои волосы, которые до этого свободно ниспадали на плечи.

Ректор кивнул на слова магистра. Затем, обернулся назад, видимо что-то говоря своему спутнику, а затем уступил место, пропуская вперёд человека за своей спиной, хотя на самом деле это оказался совсем не человек.

Карандаш выпал из моей руки, в наступившей тишине этот звук прозвучал весьма громко, но затем этот предмет предательски покатился вниз и послышался ещё более звонкий звук от его столкновения с полом.

Совсем не давно я беззаботно рисовала завитушки и снежинки на листках своей тетради, и уж точно меньше всего на свете ожидала увидеть его в этом месте. Наверное, даже если бы мне сообщили об этом заранее, я бы не поверила и моя реакция оказалась бы абсолютно такая же, что и в данный момент.

— Ты его знаешь? — совсем тихо спросил фей.

Я же не отводя взгляда от того, кто полностью завладел моим вниманием, также тихо и чуть с промедлением произнесла:

— Определенно, — казалось остальные отреагировали совсем спокойно, лишь не стесняясь рассматривали нежданного гостя, и словно только я была сильно шокирована, таким внезапным появлением.

Архонт с большими кожистыми крыльями за спиной, остановился возле нашего магистра, синяя полоса, яркие фиолетовые волосы и украшения-артефакты, выглядели очень броско при ярком дневном свете, проникающим из окон. Лишь одежда была простая и однотонная, и именно за счёт возникавшего контраста, она необыкновенно подходила его образу.

Лилаус обвёл взглядом всех присутствующих и заметив меня, сдержанно, но довольно улыбнулся, а затем просто помахал рукой, его улыбка адресованная мне стала шире и добродушнее.

Если до этого всем вниманием единолично владел архонт, то теперь взгляды окружающих перебегали от нас с Керилиром к нему, не все поняли кому именно помахал архонт.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Пару дней назад. 

Мир Канделар. 


Дед исподлобья глядел на меня, давя своей аурой и авторитетом. Его молчание затянулось, но это было самым явным показателем недовольства. Сопровождающий Артикуса стоял за спиной, маска скрывало его лицо, как впрочем и всегда, не зря их называют тенями, за всё время я не услышал и слова из уст прикреплённого к деду защитника.

— Ты знаешь, как повезло, что обратились напрямую ко мне? — проговорил дед, его руки были сцеплены в замок.

— Предполагаю, — проговорил я, слегка поморщившись, обычно мои поступки редко становятся известны другим, но это был особый случай.

— Скандал, — железным тоном проговорил Артикус.

— Лилаус, ты мой внук и должен понимать, что любые поступки могут отразиться на мне.

Молча слушать, вот какова была моя задача. Всё равно я не соглашусь со многим из того, что будет сказано. Сидеть на месте, учиться быть паинькой сыном и внуком? Внешне, пусть так и будет. Они всегда от меня это требовали, ты должен быть примером, первым во всём. Из-за этого постоянно приходилось соответствовать.

Невообразимая скука.

— Не ожидал от тебя такого поступка. Додуматься же надо, сунуться в Эргос! — продолжал Артикус.

— Дедушка, я пробыл там не больше пятнадцати минут, — проговорил я, опустив голову.

Он должен был поверить в моё раскаяние.

— Зато два раза, — тут же произнёс Артикус.

— В первый раз допустил то, что могущественный артефакт, нашел владельца не только не из нашей семьи, а вообще с другого мира. Во второй, по словам сообщившего, ты оставил там какой-то цветок, что вызвал странную реакцию у той девушки, — проговорил он.

Хм, странную реакцию? Это уже интересно, такого не должно было произойти.

— При всём уважении, артефакт мой. Именно мне, вручили его и остальные, при распределении. Я сам решаю их судьбу. Тем более, забрать чарм обратно, означало убить нынешнего владельца, — первый раз за всё время возразил деду.

Артикус продолжал смотреть тяжелым взглядом. Он понимал, что я прав. Отданный чарм, давал абсолютную защиту, правда для этого его надо зарядить лунным светом.

Учитывая, насколько коротка в соседнем мире ночь и тот факт, что на небе присутствовало только одно ночное светило, а ещё в нужное время суток в Эргосе обычно спали, почти уверен, что девушка так и не поняла главного свойства артефакта.

— Дело не в этом. Да артефакты твои, но факт перемещения остаётся, — отозвался дед, его голос звучал сухо, и уже без эмоций, это означало, что скоро он озвучит моё наказание.

— Ты ведь помнишь, о чём мы говорили совсем недавно?

— Да, о турнире я всё помню, — ответил, вспоминая тайну поведанную мне.

— Весь корень проблем идёт с Эргоса, а потом уже проникает в Канделар. Сложилась такая ситуация, что именно твоя знакомая очень интересует мятежников, — проговорил Артикус, озвучивая новую информацию.

— Что требуется от меня? — облегчил ему задачу, хотелось перейти к сути дела.

— Я дал согласие на то, чтобы ты посетил местную академию. Они как раз изучают Канделар.

Сказать, что дед меня удивил, это не сказать ничего.

— Значит, ты хочешь, чтобы я побыл научным образцом для изучения? — спросил выделяя голосом каждое слово, такая перспектива совсем не радовала, своеобразное унижение.

— Да, именно так, — спокойно подтвердил дед.

— Мы пришли к решению, работать с Эргосом сообща.

— Не вижу ничего общего, между работать сообща и сделать из меня подопытного, — подметил я.

— Данная просьба, в наших интересах. Я хочу понять почему именно твоя знакомая заинтересовала тёмных. Это будет твоей основной задачей.

Мотивы деда, были вполне понятны, но противоположной стороны, не совсем. Ладно посмотрят на меня местные студенты академии, и это единственная цель? Слабо верится.

Об этом я и спросил Артикуса.

На лице деда мелькнула странная улыбка.

— С тобой хочет поговорить ректор академии, в которую ты проникал.

— Зачем? — с лёгким удивлением спросил я.

— Ты каким-то образом попал на их территорию, обойдя всю защиту и остался почти незамеченным. Они до сих пор не могут разобраться, как именно ты смог это сделать. Обычные порталы, их защита с успехом блокирует, — в голосе родственника звучала нотка гордости.

— Ах, это, — проговорил в ответ, мой портал и правда был особым, немного другой, очень сложный в построении, но невероятно эффективный.

— Ладно, помогу.

Все оставались в плюсе. Дедушка, местные маги, и даже я. Не понадобиться ломать голову, чтобы разобраться, каким образом попасть в Эргос, и узнать кто посмел уничтожить мою вещь. Ещё захотелось понять, как именно и почему, цветок-маяк, оказал сильное влияние на девушку, про которое упомянул Артикус.


* * *

Оставшееся время до окончания занятия тянулось словно жвачка, будто прошло несколько часов. Лилаус больше мне не махал, и никак внимания к нашему знакомству не привлекал, архонт отвечал на вопросы и время от времени, расправлял крылья за спиной. Шутил, улыбался и вообще казался ангелом во плоти, только то, что за его спиной были чёрные кожистые крылья, а не махровые, сбивало с этой ассоциации, и сознание невольно само собой подсовывала предположение, что возможно он не такой каким хочет казаться.

Во время этих долгих минут, ситуация накалилась до предела. Никто так и не понял кому именно, помахал Лилаус, а я для пущей убедительности приняла самый независимый вид, став вторым Керилиром. Ну не в объятья же я должна бросаться к архонту? Да, неожиданно. Да, в какой-то степени рада и хотелось так же прояснить некоторые моменты, но это будет чуть попозже.

Хотя насчёт никто не понял, немного соврала. Соответственно, знал Керилир, который смотрел на архонта слегка прищурившись, внимательно и пристально, как следователь смотрит на предположительного виновного, но пока молчал и ничего не говорил. Догадался ещё один человек. В тот момент когда Лилаус мне помахал, Вольграм обернулся в мою сторону, а затем перевёл напряженный взгляд на архонта. Было бы глупо надеяться, на то что огневик не сопоставит простые факты.

Такое стечение обстоятельств нервировало, ладошки вспотели от волнения, и пейзаж за окном вызывал сильный интерес. Деревья с кривыми стволами извивавшимися словно змеи, и густая листва скрывавшая земную поверхность от прямого солнечного света. «Эх, мне бы туда», — тоскливо подумала я, перед тем как отвести взгляд.

— Лилаус ты также можешь задать несколько вопросов, — прозвучал вкрадчивый голос Ректора Далавара, слышимый словно через кусок ваты. Будто в моих ушах находились беруши, шорохи и шепоты оставались не слышны, а вот громкие, четкие голоса пробирались сквозь преграду, которой на самом деле попросту не существовало.

— Хм, спасибо. Это кстати, — ответил архонт, словно только и ждал этого момента.

Браслеты на его руках, издали звенящий звук, одно крыло снова расправилось на несколько секунд, а потом вернулось на место.

Затем из его уст прозвучало:

— Василиса, давно не виделись. Как твои дела? — тон его голоса был такой словно вопрос самый прозаичный, хотя фраза на самом деле обычная, если не учитывать контекста обстановки.

Я простая студентка, прибывшая на новое место, на данном моменте сидевшая на обычном занятии. Внезапно, приходит архонт, который даже в этом магическом мире, являлся редчайшей редкостью. Сплошная тавтология, но зато смысл передаётся невероятно точно. И нет чтобы, как-то по-тихому после занятий, а он вот так с ходу несколькими словами, выдал наше знакомство.

Громкий звук удара об стол и треск дерева.

Вольграм в ярости.

Лилаус не обращавший внимания на остальных и смотрящий на меня.

В моей же голове:

«Чёрт! Чёрт! Блин. Это полный трындец».


* * *

На обеде сидела и прокручивала вереницу событий. После неожиданно накалившейся ситуации, совсем непредвиденно всё разрулил магистр Ирвик. Он как волшебник, лишь несколькими словами сотворил чудо.

Ляпнул глупость, про везде поспевающую меня, Лилауса виртуозно закидал вопросами, а Вольграма похвалил за применение силушки его богатырской.

Магистр начинал мне нравится, за его шутками и неуместными словами, скрывался весьма неглупый человек. Сейчас наверное в этом пекле снег пойдёт, от того, что я так положительно подумала об кураторе.

Вопреки моим опасениям, Лилаус вместе с ректором Далаваром сразу же ушли. Одновременно с определённым облегчением, пришло и разочарование. Какой смысл был у его показушничества? Очень странно, поговорить всё-таки с ним хотелось.

— Он пробудет в Эргосе еще пару дней, — проговорил Вольграм, присаживаясь напротив меня. До его прихода, со мной находилась лишь Рэт, так получилось, что последующее занятие только у нас с ней проходило вместе, и отпустили нас пораньше.

— Эмм, понятно, — ответила я, слегка нервничая.

— Узнай у него про артефакт, — неожиданно произнёс Вольграм, проводя рукой по волосам. Он был сильно напряжён, ему претили собственные слова. Если бы яркие волосы, одежду, да и вообще цвет кожи, поменять сделать серым, однотонным, огневика бы с лёгкостью можно было принять за статую. За очень хмурую и недовольную статую.

Я удивленно на него посмотрела, с трудом верилось, что это предлагал сам огневик.

— Ты ведь до сих пор не знаешь всех свойств артефакта? — уточнил он, внимательно глядя на меня.

Я кивнула, ведь Вольграм прав. Все подсказки, которые давал мне артефакт, всё это было влиянием камней полученных мной от духа архива. Любой умный человек, подумал бы спросить об этом напрямую у Элехарсуса. Но, не всё так просто.

Когда про мой неожиданный подарок, говорили, что он своенравный, то ничуть не преувеличивали, а даже наоборот, преуменьшали. Если бы он работал так, как я задумывала с самого начала, то наверняка не прозябала бы вечерами в сокровищнице знаний.

Поэтому, он мне ничего не скажет. Почему я в этом так уверена? Да потому, что сейчас артефакт нагло молчит и игнорирует меня, вместо того, чтобы облегчить нашу задачу.

— Спроси у архонта, как только появится возможность. Думаю, это важно, — подытожил Вольграм, как раз вовремя, к нам направлялись остальные участники команды.

Рэт сидела с самого краю, и нас отделяло несколько стульев, даже если она и слышала слова огневика, то определенно ничего не поняла, вся суть разговора оставалась сокрыта.

Ожидала, чего угодно, но только не такого поведения. В голове несколько раз прокручивались вариации событий, и в каждом из них огневик находился в ярости, хотя и сейчас он был далеко не спокоен, но он сам хочет, чтобы я поговорила с Лилаусом, а это многое значит.

Определенное доверие и защита с его стороны. Он несомненно изменился, уже не тот парень, который был при первой нашей встречи и тот что так безжалостно накинулся на Дайра, лишь из-за одного грязного и лживого намёка.

Следующим была тренировка, на которой снова случилось распределение в двойки. «ВасАл» — именно так назвал магистр Ирвик, моё объединение с Алексом. В этот раз куратор продолжая свою невероятную по его мнению шутку, произносил название двойки, а мы должны были сами догадаться и выйти для получения общей руны.

Стоит заметить, что и в этот раз мне очень повезло. Алекс был мне нужен. Книга о турнире не давала покоя, интуиция подсказывала, что информация хранимая в ней, может оказаться важной. Хотя не исключен вариант, что это окажется пустой тратой времени.

Вольграм оказался в паре с Рэт. Внутри, что-то неприятно кольнуло, совсем чуть-чуть, но и этого оказалась достаточно, чтобы я подумала:

«Кажется, я становлюсь собственницей. Это же Рэт, скромная девушка, а Вольграм любит меня».

Наверное, именно так чувствует себя огневик, когда видит меня с кем-то из моих друзей.

Дайр оказался в паре с Керилиром, почти уверена у этих двоих проблем не возникнет. Они оба спокойные и вдумчивые. Нанда была с Адамом, но кажется водник не сильно обрадовался такому выбору. Катэль же повезло, она осталась без пары и очень довольно улыбалась по этому поводу.

Тренировка прошла успешно, кажется мы начинали срабатываться и успешно действовать вместе, а я на удивление остальных и самой себя, в одном из поединков победила Алекса.

Магистр Ирвик, остался доволен, и даже сделал послабление сказав, что время проведенное в двойках, начнёт считать с завтрашнего дня, ведь для того, чтобы сегодня набрать требуемых девять часов вместе, потребовалось бы стать совсем неразлучными.

— Алекс! — окликнула я напарника, улучив момент после тренировки.

Парень остановился на лестнице общежития дожидаясь пока я его догоню.

— Что-то случилось? — спокойно поинтересовался он.

— Да, я хотела спросить насчёт той книги про турнир. Ты её переводил?

— Нет, никак не могу найти время, но я взял её с собой, — негромко проговорил он, полностью развернувшись ко мне.

— Давай начнём на этой неделе. Возможно, я смогу помочь.

Алекс на миг задумался.

— Давай. Можно начать завтра, после занятий у меня в комнате. Думаю Вольграму мы не помешаем, — в итоге согласился он.

— Это будет отлично, — произнесла довольным голосом.

— Да, и мне помощь окажется не лишней. Я тебе всё объясню и перевод быстрее пойдёт.

— Хорошо.

Парень улыбнулся, и протянул руку, а я пожала её скрепляя наше соглашение. Это действие оказалось очень естественным, разум еще не сообразил, что именно хотел Алекс, а рука уже тянулась вперёд.

Мы вместе дошли да наших комнат, и потом только разошлись.

Ближе к вечеру, я как примерная студентка готовилась к занятиям, надо было успеть многое сделать, чтобы освободить всё завтрашнее время после учёбы, для общего дела с Алексом. Дело невероятной важности, по крайней мере именно так я думала, про перевод интересуемой меня книги. Чем я могу помочь совсем не представляла, но вот Алекс знал и обещал объяснить.

Нанда в комнате отсутствовала, и я сидела совершенно одна.

Внезапно, в дверь постучали. Быстрый стук, а потом тишина. Отложив карандаш, вышла из-за стола, подошла к двери и приоткрыла её.

Хм, никого. Коридор вообще оказался полностью пуст, ни одной живой души, вплоть до самой лестницы. Кто тогда стучал? Зашла обратно внутрь и только потом заметила, прям возле двери, на полу, сложенный пополам листок. Видимо, кто-то просунул его под дверью, а затем постучал, чтобы привлечь внимания.

Может Лилаус? Наверное.

Но, зачем сбегать? Не похоже на него.

Хотя я не могу точно знать, что на него похоже, а что нет.

Подняв листок, не спешила разворачивать, а задумчиво повертела его в руке, медленно возвращаясь к столу. Плотная слегка шершавая бумага, точно не листок вырванный с тетради. Возникало ощущение, что этот сложенный квадратик, специально был создан, для вот таких секретных посланий, больше ни для чего другого.

Мгновение и я раскрыла его, подцепив один из сложенный краёв. В центре прям на сгибе, было выведено красивым почерком: «В полночь, на первом этаже под лестницей. Приходи одна.».

Заглавные буквы словно выводил мастер в каллиграфии: красивые, изящные линии.

«У меня бы точно так не получилось», — с долей зависти подумала я. Мой почерк без преувеличения был кривым. Если медленно, аккуратно выводить букву за буковкой, то посторонний человек, разобрал бы написанное, но во всех остальных случаях — не уверена.

Так, и от кого же это? Надеюсь и правда Лилаус. Хотя полной уверенности в этом не было. Почему он не подписался?

Вопросов из-за этого анонимного послания, оказалась много, а ответов никаких.

Идти или нет?

Тетрадь с наполовину выполненной домашней работой, была успешно забыта. На размышление и принятия решения оставалось менее пяти часов.

Вроде простая надпись, простой выбор, но не совсем. Надо не забывать про осторожность.

К тетради и домашнему заданию, я всё-таки вернулась, но не переставала думать об записке, которую убрала подальше в сумку, чтобы никто случайно не увидел. «Приходи одна.» — казалось написано не зря.

Наступило время, когда до полуночи оставалось менее получаса, я же лежала на кровати и смотрела в потолок. Огневица Нанда уже давно спала, причём уснула она мгновенно. Эта девушка вообще меня удивляла, могла что-то возбужденно рассказывать, пребывать в ярости, а потом, только её голова касалась подушки, спала беспробудным сном.

Написавший записку знал, что делал, ведь только из-за любопытства её невозможно было проигнорировать. Самый последний аргумент, стал решаемым: я же не выйду за пределы общежития, всего лишь спущусь на первый этаж.

Осторожно встала с кровати, стараясь сделать это беззвучно и не допустить скрипа. Одежду предусмотрительно не снимала, а лежала прямо в ней. Открыла дверь и вышла в тёмный коридор. Вокруг была почти непроглядная тьма, идти пришлось медленно, вглядываясь вперёд и следить за тем, чтобы не врезаться в стену или в чью-нибудь дверь.

На лестнице оказалось чуть светлее. Спускаться почти в темноте с третьего этажа на первый оказалось малоприятным занятием, я думала окажусь на месте раньше и затаюсь, но не тут то было.

Под лестницей на первом этаже оказался закуток, который не просматривался ни с главного входа, ни с самой лестницы, ни с коридора, укромное местечко, с длинной лавкой прислоненной к стене.

Огляделась и поняла, что я пока тут одна, а затем решила сесть на лавку. Ну не стоять же, согнувшись. Распрямиться в полный рост было нельзя, голова упиралась в лестницу.

До полуночи ещё пару минут.

Может это всё-таки ошибка? Надо было остаться в комнате.

Раздались тихие шаги, кто-то направлялся прямо ко мне. Человек приблизился, в первый же миг я поняла, что это был не архонт, а потом когда незнакомец заговорил, то безумно разозлилась.

— Солнышко, не сомневался, что ты придёшь, — произнёс Элар, пригибая голову и приближаясь ко мне.

— Ты! — яростно прошептала я, вскакивая с лавки, совсем забыв про низкий потолок и больно стукнувшись об него.

— Ай, — морщась от боли, проговорила я.

Элар с интересом наблюдал за мной, затем произнёс:

— Может тебе помочь? — приближаясь ещё ближе.

— Нет, стой там, где стоишь, — вскинув руку вперёд, проговорила я.

Кончики пальцев слегка светились, ледяная стихия была со мной.

— Тише, тише, — примирительно проговорил Элар, и присел на лавку, оставаясь примерно на расстоянии метра от меня.

— Зачем, ты подсунул эту записку? — задала вопрос, не отрывая от него взгляда.

Элар просто сидел, выглядел расслабленно.

— Может ты мне понравилась, — выдал он.

— Ты отличаешься от других, не зря огневик, обратил внимание именно на тебя. Да и тот канделарец тоже, — тихо прошептал он, совсем не заметно медленно приблизившись ко мне на сантиметров десять.

— Ты лжешь, — уже более спокойно проговорила я.

— Нет. Просто решил проявить смекалку и обратить твоё внимание на себя, — бархатистый соблазняющий голос, словно гипнотизировал.

Элар стал ещё ближе. Я медленно снова присела на лавку, не разрывая с ним зрительного контакта.

— Твой взгляд, и сама ты выглядела так невинно и смешно, при первой нашей встрече, — продолжал он говорить.

— Как же та девушка? — вспомнила я, его партнёршу, которая горела от страсти в руках Элара.

— Мы давно расстались, а прошлый раз был прощальным, — проговорил он, слегка небрежно, стараясь увести тему разговора в другое русло.

— В кустах? Это очень романтично, — немного с сарказмом произнесла я.

— Василиса, я не святой. Но ты, заставляешь меня по-другому относится к девушкам. Я готов меняться, — уже почти шептал он, нас отделяла меньше полуметра.

В окружающей темноте его слова звучали весьма волнующе, и он не делал резких движениях, а ещё его слова звучали убедительно.

— Я тебе правда настолько нравлюсь? — промолвила тихо и покорно, мои руки лежали на коленях.

— Да, ты первая, кто запал мне в душу, — прошептал он, расстояние между нами почти исчезло.

— Дай мне лишь шанс, — вымолвил он, словно прося.

Элар склонился ко мне, совсем близко. Его рука осторожно коснулась моей щеки, и он стал приближаться с намерением поцеловать.

Ночь, укромный уголок, соблазнительный красивый парень, что может быть более волнительным?

Нас отделяло буквально около десяти сантиметров, когда я произнесла:

— Руку свою убери и на метр от меня. Иначе тебя потом никто не разморозит, — твёрдый стальной голос с угрожающими нотками.

Элар удивленно моргнул и замер.

— Я совсем не шучу.

Мои губы сжались в тонкую линию, я и правда ничуть не блефовала. Наверное Элар это почувствовал и наконец отдалился.

— Зачем ты так. Я же со всей душой, — попытался он снова.

— Элар я не дурочка, перестань со мной играть, — вымолвила в ответ.

Видимо осознав, что все последующие попытки обречены, Элар вдруг хитро улыбнулся, выпрямился и самоуверенно облокотился на стену, позади себя.

— Когда ты поняла? — как-то пренебрежительно произнёс он.

— С самого начала. Ты не придумал ничего нового, и решил воспользоваться самым глупым способом, — отозвалась я, слегка поморщившись. Видимо этот парень считал меня совсем дурочкой, раз пошёл таким путём.

— Каким?

— Соблазнить меня, тем самым насолить Вольграму, а потом наверняка кинуть. У тебя совсем совести нет? — немного возмущенно спросила я, вставая с лавочки.

— Совесть понятие относительное. Да и я уверен тебе бы понравилось, знаешь фраза «невероятно хорош в постели», это про меня, — нахально проговорил он.

— Фу, ну и самомнение, — отозвалась я, выбираясь из-под лестницы.

Элар не стал оставаться на лавке и уже спешил за мной.

— Не самомнение, а реальная оценка. Уверен, никто из твоих бывших любовников, со мной не сравниться, — проговорил он, почти нагоняя меня, а я от его слов споткнулась об ковёр и едва не упала.

Затем шумно сглотнув произнесла:

— Думай, как хочешь, — наверное моя нервозность передалась и голосу.

Я поспешила вверх по лестнице не оглядываясь назад.

— Подождите-ка, — услышала тихое, но весело произнесённое слово.

Элар буквально за секунды преодолел десяток ступенек, оказываясь впереди меня и преграждая путь.

— Девочка, а у тебя вообще кто-нибудь когда-нибудь был?

Из его уст слово девочка, прозвучало как-то похабно с издёвкой, словно вместо него он произнёс «детка».

Порадовавшись, что вокруг темнота, и не видно, как я покраснела. Ничего поделать с собой не могла, моё лицо было словно запрограммировано краснеть в любых ситуациях, даже самых безобидных.

— Отстань. Не твоё дело, — буркнула я, обогнув его, и не встречая больше преграды, ещё быстрее стала подниматься, стремясь как можно скорее оказаться у себя в комнате.

Элар больше не пытался меня догнать, единственное что я услышала это тихое и едва различимое:

— Надо же, — но оглядываться не стала, меня не волновало мнение этого парня.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Один долгий день закончился и начался другой, но второй учебный день прошел уже на половину, и пока ничего выходящего за рамки нормального не случилось.

Ночная встреча с Эларом вызывала лишь досаду, из-за этого ненормального я не выспалась, оно совсем не стоило потраченного мною времени.

После обеда в расписании значилось занятие под названием «Контроль магической силы», его предстояло посетить первый раз. Возможно, это была специальная дисциплина Южной академии. Контроль, достигается медитациями, именно так говорил ректор Тэриан. Медитации в новом расписании тоже стояли, в весьма большом количестве, именно по этой причине новое занятие казалось странным. Ещё одна необычность заключалась в том, что оно проводилось на магическом поле.

Возле входа на полигон, оказался Вольграм. Сегодня мы почти не виделись, приходилось проводить очень много времени со своими напарниками, вплоть до того, что провожать друг друга к аудиториям если разные занятия.

— Порадуй меня и скажи, что у тебя следующий предмет тоже должен пройти здесь, — проговорил огневик, невероятно мило улыбаясь.

— Ну если в расписании нет ошибки, то да, — довольно произнесла я.

— Хм, я начинаю любить это место, — отозвался Вольграм, делая шаг ко мне.

Мы относительно давно не находились наедине, и сейчас глядя на парня, безумно хотелось его поцеловать, но я больше не собиралась делать этого на людях. Х


убрать рекламу


отелось почувствовать его руки на своей талии, не так невинно, как он порой обнимал меня, совсем по-другому, так что бы аж забывать себя. Я жаждала этого чувства, но одновременно невероятно боялась. Довериться кому-то настолько, чтобы покориться, казалось самой опасной вещью на свете.

Почему-то именно в этот момент, когда такие мысли заполонили моё сознание, в него проник и Элар, одно воспоминание о нём и его насмешка, заставила забыть всё хорошее о чём я думала, даже находясь на расстоянии он умудрялся портить мне настроение.

Вольграм уставился на что-то позади меня, на его лице промелькнуло удивление.

— Учитель? — немного неуверенно проговорил он.

Я оглянулась, к нам приближался мужчина. Высокий, излучавший спокойствие и не замечавший студентов вокруг. Он смотрел прямо на нас.

— Приветствую Вас. Давайте пройдём на магическое поле и я всё вам объясню, — быстро произнёс он, пресекая все вопросы, видимо он не хотел привлекать внимания остальных.

Я вообще ничего не понимала. Почему Вольграм удивился?

Когда мы оказались внутри мужчина представился:

— Меня зовут лорд Бенали Старший. Вольграм хорошо меня знает, я был его учителем почти с самого детства. А вы Василиса Оверворлд? — обратился он ко мне.

— Да — откликнулась я, начиная обо всём догадываться.

Лорд кивнул и продолжил:

— Не знаю говорил Вольграм или нет, но я знаю о вашей связи и буду проводить с Вами двумя индивидуальные занятия.

— Учитель, обычно вы не покидаете пределы своего поместья, — проговорил Вольграм.

С появлением лорда Бенали, огневик стал выглядеть немного иначе, ещё более собран и серьёзен, а в его взгляде скользило глубочайшее уважение к мужчине.

— Твой отец сказал то же самое, но предполагаю сейчас особый случай. Думаю, вы догадываетесь, на что именно будут направленны наши занятия, — лорд посмотрел на меня, видимо желая всё-таки услышать предположение.

— Развитие нашей связи? — неуверенно произнесла я, чувствуя себя немного не в своей тарелке.

— Да, верно, — подтвердил он, а затем продолжил:

— Моя задача научить Вас справляться с этой силой. Возможно в процессе обучения мы будем совершать ошибки, ведь я так же, как и вы, тоже первый раз столкнулся с такой магией. Сегодня начнём с парной медитации. Есть вопросы?

Лорд Бенали говорил чётко, по делу, спокойно и убедительно, он производил впечатление очень умного человека. Хотя это и не удивительно, огневик бы не выказывал столько уважения, тому, кто этого не заслуживал.

— Парная медитация на магическом поле для боёв? — поинтересовался Вольграм.

Лорд Бенали удовлетворенно кивнул, наверное именно такого вопроса он ожидал от своего ученика.

— Молодец, ты стал ещё более проницательным. Никакие вещи не совершаются просто так, почти всё имеет объяснение, — проговорил Лорд Бенали, он словно специально произнёс это вслух для меня, чтобы я запомнила эти слова и сделала выводы.

— Проводить наши занятия на магическом поле будет безопаснее. Предполагаю, что совместная медитация может пройти немного по-другому, чем у других стихийников. Сначала начнём с обычной, а затем с углублением в свою стихию.

Учитель Вольграма осторожничал и провёл нас прямо в центр магического поля.

Я успокоилась, совсем перестала переживать, ведь это обычное погружение, правда вместе с Вольграмом первый раз. Удобно устроившись на полу, друг напротив друга. Закатала рукав, об этом попросил лорд Бенали, он хотел видеть печать во время медитации.

Лёгкое прикосновение и печати проявились, рисунок уходил глубже под кофту, кажется он стал немного больше.

Закрыла глаза, всё, как всегда, это всего лишь медитация.

Обычная темнота, которая стала сгущаться, а я словно застыла в абсолютной пустоте. Возможно душа отделилась от тела, ведь стало невероятно легко. Руки Вольграма, единственное, что я чувствовала, ощущение возвращавшее к реальности и напоминавшее об материальном мире.

Внезапно я полетела вниз, словно сиганула с небоскрёба, порыв воздуха трепал одежду и волосы, беззвучный крик застрял в горле. Темнота стала рассеиваться, а я набрав скорость всё так же падала вниз.

По-настоящему испугалась только когда, увидела, что внизу горело пламя: яростное, с красными всполохами, а в самой глубине будто текла лава. Я на несколько секунд забыла, что это всё происходит в моём сознании, была уверенность, что как только его достигну, то сгорю заживо, от меня абсолютно ничего не останется.

Дикий ужас. За миг до столкновения в страхе зажмурила глаза, но ничего не произошло, боли не последовало, лишь обдало теплом, родным теплом. Именно родным и ласковым. Пламя стало частью меня.

Перестав бояться открыла глаза, но пламя уже осталось позади, а внизу меня ожидали лёд и снег, но самое поразительное оказалось совсем другое. Впереди, словно очерчивая линию горизонта, огонь и лёд встречались, образуя в центре насыщенно синюю полосу. Вид завораживал, невозможно было оторвать взгляда, самое прекрасное, что я когда-либо видела.

Снег и лёд, я также пролетела насквозь, почувствовала лишь свежесть, ни холода, ни удара об твёрдую стихию.

«Где Вольграм? Кажется, я его больше не чувствую», — нервничая подумала я, продолжая падать.

После моей родной стихии, меня ожидала другая. Я совсем не ожидала увидеть внизу океан, а вдалеке стеною, занимая весь горизонт, огромными мощными потоками текла вода, образуя огромный водопад.

Столкновение с водой оказалось жестким, весь воздух вышибло из лёгких, даже находясь в медитации, мне казалось, что он был необходим.

Вот теперь я по-настоящему запаниковала.

Активно действуя руками, пыталась выплыть на поверхность, а потом поняла, что это слишком далеко, не успеваю и скоро задохнусь.

Однажды я уже тонула, когда была совсем маленькой, правда почти не испугалась, а просто непонимающе опускалась вниз ко дну. Повезло меня вовремя вытащили, но став старше часто вспоминала этот случай с тайным страхом и опасением.

Непонятно откуда, появился огневик, мгновенье назад его не было, а потом он возник прямо передо мной и словил мои руки, которыми я до сих пор пыталась грести и выбраться на поверхность.

— Спокойно. Всё хорошо, — услышала отчётливый голос, заставивший неподвижно замереть.

Вольграм закрыл глаза, а затем и я. Безмятежность, полное доверие.

Очнулась, возвратившись к реальности.

Перед тем как снова оказаться на магическом поле, почувствовала весь огромный океан, поняла, что потребность в воздухе исчезла, что вместе мы сможем сделать с ним всё что угодно. Он наш, в нашей власти, мы его создали.

Лежала на полу в самой настоящей луже, вода была повсюду, промочила насквозь одежду, стекала по волосам. Стены влажно блестели.

Вольграм находился рядом, сидел на полу, такой же мокрый, как и я.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Да. А ты?

— Со мной всё хорошо.

— Хм, ожидал немного иного, но увиденное поразило, — проговорил лорд Бенали Старший, привлекая к себе внимание.

В отличие от нас, он ничуть не промок, и находился в воздушной сфере, которая позволяла ему не касаться ногами воды на полу.


* * *

Лилаус. 


Эргос выматывал, постоянное солнце вызывало слабость, оно не такое, жаркое и яркое как в Канделаре, значительно слабее, но и этой силы было достаточно, чтобы вызвать лёгкое недомогание.

Объяснение того, как действует портал заняло определенное время, и один день был потрачен на разбор рун, некоторые из них вообще не использовались в Эргосе. Потом, мне же пришлось помогать ректору Тэриану, усовершенствовать защиту его академии. Он решил так, раз портал мой, то и как блок для него я придумаю быстрее, и более эффективный.

Ректор Тэриан, тот самый человек, который связался с моим дедом, оказался хитрым и умным магом. Времени в этом убедиться оказалось достаточно. Первый день мы разбирали руны используемые в построении портала, на второй, как и обещал Артикус, меня отправили на занятие к студентам, где я и встретил девушку, к которой ушёл мой артефакт. Потом потребовалось снова вернутся к лорду Тэриану, чтобы закончить работу над защитой.

Оказавшись на территории Южной академии, с самой первой секунды понял, что Василиса находиться именно здесь, а значит выполняет условия нашего спора. Родственный артефакт грелся, чувствуя присутствие своего брата. Уверен, Элехарсус тоже реагирует на моё присутствие.

Для меня стало неожиданностью, то как она хотела скрыть наше знакомство, а потом, когда один из сидящих студентов разломал напрочь стол всего одним ударом, стало понятно, что на девушку имеют в виды, и вероятно именно этот парень уничтожил цветок, оставленный в комнате Василисы.

«В такой ситуации главное спокойствие и непонимание, постараться убедить всех в своей безучастности и абсолютной добродетельности», — думал я спустя день, поднимаясь по лестнице, а затем шагая по коридору.

Тук-тук.

Шорох внутри комнаты. Шаги. Открытая дверь.

Высокий светловолосый парень, оглядывает меня с ног до головы, сохраняя самообладание.

— Приветствую. Можно Василису? — вежливо улыбнувшись произнёс я.

Уже ночью, вернусь в Канделар и сегодня последняя возможность. За мной следили, без этого никак, я и не надеялся, что мне дадут свободно разгуливать одному.

Парень долго смотрел на меня, испытывающим взглядом, а затем произнёс:

— Василиса — это к тебе.

В ответ я благодарно кивнул.

Девушка выглянула из-за спины светловолосого и удивлённо проговорила:

— Лилаус?

— Привет. Думаю, нам надо поговорить, — складывая руки на груди произнёс я.

Василиса решительно вышла вперёд, обогнув своего друга.

— Ты прав. Давай выйдем на улицу, — ответила она.

— Алекс думаю я ненадолго. Скоро приду.

Василиса выглядела несколько иначе, чем в первую нашу встречу. Я прекрасно видел в темноте, но всё-таки при солнечном свете, многое кажется другим. Волосы словно горели красным, кожа белоснежная, светлые большие глаза. Всё казалось ярче.

Мы вышли из здания. Тесные пространства напрягали, пришлось сильно складывать и прижимать к себе крылья, а при такой температуре быстро становилось жарко.

— Ты вроде справляешься, — проговорил я, имея в виду отбор к турниру.

— Пока получается, но не уверена, что в этом моя заслуга, — откликнулась она, ведя себя скованно.

Мы отошли чуть подальше от входа, завернув за здание.

— Мой вопрос первый. Чёрный цветок, это твоих рук дело? — решительно проговорила она, остановившись и прямо посмотрев на меня.

— Что именно произошло?

— Этот цветок странно повлиял на меня, я готова была навредить остальным из-за него, — недовольно и обвинительно произнесла она.

— Цветок мой, но он не должен был спровоцировать такую реакцию.

У меня было несколько дней, чтобы обдумать всё, и вынести несколько предположений о причине случившегося.

— Какую же должен был? Зачем ты вообще его оставил? Мы договорились встретиться на турнире, но ты оставил этот цветок и именно он стал причиной того, что остальные узнали о твоём перемещении, — говорила она, вышагивая передо мной, почему-то на месте ей совсем не стоялось.

— Стоп, стоп. Ты считаешь меня виноватым? — наигранно удивленно спросил я.

— Определенно. Я хотела навредить человеку и чуть ли не разрушила весь жилой этаж из-за твоего растения.

— Хм, а ты настолько сильна? — спросил я, чуть смутив её.

Я помнил её академию, каждый камень заколдован и несёт в себе магию, чтобы его повредить нужна недюжинная сила.

— Скажи, для чего был тот цветок?

— Он бы помог мне с тобой встретиться, — туманно ответил я и расправил крылья за спиной, её взгляд мгновенно переключился на них.

— Какое-то заклинание?

— Почти.

— Ты что-то недоговариваешь, — уверенно проговорила она, останавливаясь и переставая наматывать круги вокруг.

— Я всего лишь отвечаю на твои вопросы. Ответь теперь на парочку моих, и тогда возможно ситуация прояснится.

Василиса немного недоверчиво глянула на меня. Хм, её сложно за это винить. Она стала более осмотрительной, но как только девушка довериться мне, то станет прежней. Это определенно произойдёт, мне всегда удавалось вызвать симпатию у посторонних.

— В каких обстоятельствах ты заметила цветок?

— Вернулась в комнату и увидела в тумбочке цветок. Правда сколько он пролежал там до моего прихода — не знаю. Около двух недель я пролежала в больничном крыле, — задумчиво ответила она.

— Почему ты оказалась в больничном крыле? — нахмурившись спросил я, немного удивляясь самому себе.

Не думал, что меня будут волновать чужие проблемы. Да, снова встретиться я хотел, но это казалось просто желанием, как протест тому, что все вокруг считали меня примером для подражания и гордости. На самом же деле поступал так, как хотел.

Мне нравилось опровергать мнение окружающих, да и вообще удивлять, как совсем недавно на занятии Василисы, всего лишь пару фраз, и все вокруг повержены. Это было так, хоть многие старались и не выдать свой интерес.

— На меня напали. Кажется, я только чудом осталась жива, — с неохотой произнесла Василиса.

— По какой именно причине, ты пролежала столь долго в больничном крыле? Физические повреждения лечатся быстрее.

— Вроде как, мой магический резерв был абсолютно опустошён. Фактически эти две недели выпали из моей жизни. Я просто их проспала.

Будь Элехарсус заряжен, такого бы не произошло. Девушка стояла сложив руки на груди, и о чём-то думала, смотрев в сторону, ни на чём не акцентируя внимания, её больше интересовали свои мысли.

— Цветок был непростым, и мог усилить заклинание привязки, ведь ты нашла его не сразу, это первое, а второе — магический резерв восстанавливается долго, из-за того что ты была ослаблена, магия воздействовала сильнее и проникла глубже, — озвучил свои предположения.

— Зачем понадобилась эта привязка? — спросила она, слегка прищурившись посмотрев на меня.

Кажется, именно в этот момент, она решала, как именно ко мне относится. Словно на суде признать виновным или оправдать.

— Ты бы носила его с собой, а я бы переместился к нему. Бродить по вашей академии, не было ни малейшего желания, — слегка улыбнувшись ответил я.

— Ну да, проще было меня заколдовать и одурманить.

— Кстати, парень, что разнёс стол в щепки, это же он его уничтожил? — решил немного перевести тему.

— Да, он. И это ему я чуть ли не навредила.

«Ничего страшного, оклемался бы», — подумал я, но вслух произнёс совсем другое:

— Извини, мне очень жаль. Я не думал, что так получится.

Постарался, чтобы мои слова прозвучали искренне. Взгляд Василисы смягчился.

— Каким образом ты оказался в Эргосе, да ещё умудрился попасть к нам на занятие?

— Хм, это моё наказание. Ваш ректор связался с моим дедом, и они нашли общий язык.

— Интересно. Знаешь, это мало похоже на наказание. А кто твой дед?

— Ну, он имеет большое влияние только из всего. На самом деле, обычный архонт, — немного хитря ответил я.

Василиса, никак не прокомментировала, лишь кивнула на мой ответ.

— Как Элехарсус?

— Неплохо. Я хотела кое-что спросить о нём.

— Он, абсолютная защита. Когда надо поставит щит, спасёт в самой безвыходной ситуации, если понадобиться телепортирует оттуда откуда невозможно, но только при настоящей опасности грозящей жизни. Одно действие и он разряжен, — предугадывая её вопрос проговорил я, мне требовалась заслужить доверие.

— Его надо заряжать? — удивленно проговорила Василиса.

— Да, лунным светом. При вашем ночном светиле, может потребоваться несколько ночей.

— Как именно это сделать?

— Ничего хитрого, собери волосы, чтобы чарм не находился в тени, и на улицу.

— Ты не сказал мне этого в первый раз. Почему же так просто рассказал сейчас? — проговорила она, ища в моих действиях подвох.

— Считай, что я решил загладить свою вину.

Она несколько секунд смотрела на меня, а затем произнесла:

— Спасибо, но больше не поступай так, как с этим цветком. Он сильно на меня повлиял и я доставила проблемы остальным.

— Договорились.

— Почему тебя хотели убить? — пора исполнить просьбу деда, конечно я и не ожидал, что мне преподнесут всё на блюдечке. Ректор Тэриан этого не допустит, но Василиса может дать нам подсказку.

Девушка всего на секунду замешкалась.

— Не знаю, пострадала не только я. Умер парень, и еще одна девушка пропала. Возможно, мне просто не повезло. Думала об этом, но ответа не нахожу. Главное, что сейчас со мной всё хорошо.

Если бы не заминка в самом начале, возможно, я бы даже поверил.

Следящий за мной, начинал терять терпения и уже совсем не скрывался. Надо было заканчивать разговор. Остался последний вопрос:

— Твоя стихия — лёд?

— Да, — согласно кивнула она.

— Повезло, — проговорил я, ничуть не лукавя.

Приставленный ко мне маг, неотрывно смотрел в нашу сторону.

— Ладно мне пора.

— Мне тоже. Смотри, ты мне обещал больше никаких неуправляемых цветков, вещей и вообще всего подобного.

— Хорошо, — проговорил я.

Мы медленно направлялись к входу в общежитие.

— Рада была с тобой встретиться, — неожиданно проговорила она.

На моём лице появилась улыбка.

— Да, я тоже. Обязательно заряди чарм.

— Непременно, как можно скорее этим займусь. Пока, — проговорила она, собираясь зайти в общежитие.

— Василиса! — окликнул я её, вокруг стояли студенты и внимательно нас слушали. Уверен, после того, что я сейчас произнесу, у них появиться тема для обсуждения.

— Кажется, я хочу, чтобы ты проиграла наш спор, — громко и отчётливо произнёс я.

Всего миг и лицо девушки стало пунцовым, не дожидаясь ответа развернулся и пошел прочь от академии. Требовалось отойти на расстояние, чтобы телепортироваться.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Мне казалось, что южная академия находится в непроходимой глуши, и рядом нет ничего, но я оказалась не права. Мы телепортировались с западной стороны, а вот на восточной, стоило чуть пройти расположилась небольшая деревня. Наверное, определение небольшая, можно дать только с моей точки зрения, человека, который вырос в большом городе, с множеством домов, магазинов, одним словом в самом настоящем муравейнике. На самом же деле, в этом поселении имелось около пяти длинных улочек, и одна центральная с несколькими приличными магазинами. По меркам Эргоса, это почти маленький городишко.

С момента встречи с Лилаусом прошло несколько дней, спокойных дней, наполненных тренировками, учёбой, а всё свободное время тратилось на перевод книги с Алексом. Пока, мы перевели лишь начало, в котором перечислялись правила турнира. Работы оказалось много, и в основном нудная, каждую неизвестную буковку или знак приходилось искать в другой книге, у нас имелось около четырёх больших, толстых справочников.

Зарядка Элехарсуса была запланирована на выходные, но перед этим мы собрались посетить праздник проводимый в деревне. Именно в это поселение, сегодня, пятничным вечером, направлялась вся академия. Праздник Света, как бы парадоксально не было, начинался с наступлением темноты.

Торжество жизни и магии, именно так его называли. Когда-то, весь мир лишился магической энергии, в Эргосе настали тяжелые времена, многие погибли, ночи были темнее тёмного, даже свет луны словно померк. Представить только, как мир в котором вся жизнь была построена на стихиях и их силе, лишился этого, и всё замерло, настала паника. Почему именно это произошло? Простой люд считал, что стихиям перестали выказывать должное уважение, именно по этой причине возник праздник света, который оказался одним из четырёх торжеств посвященных стихиям, и проводимым с интервалом в три месяца.

Нанда носилась по комнате, словно энерджайзер, вещи летели в разные стороны, а девушка теряла терпение.

— Что же мне одеть? — напряженно шептала она, а я слегка ошалело наблюдала за её действиями.

В этот момент Нанда выглядела, как самая обычная девушка, может я не правильно выразилась, просто чаще всего её поведение было очень далеко от понятия обычности.

Я сидела за столом, переписав с книги про турнир целый абзац, и корпела над его переводом.

— Это или это? — неожиданно проговорила огневица обращаясь ко мне. В её руках было два лёгких, но нарядных платьица. Первое оказалось голубым, а второе — тёмно-бордовым.

— Тёмно-бордовое, — после секунды размышлений ответила я, голубое оказалось ничуть не хуже, но Нанду в нём я не представляла, оно совсем не подходило её типажу.

Я вновь вернулась к своему важному делу. Одно из предложений было почти переведено, осталось правильно сформулировать.

Магия, юные участники… Последнее слово вызывало недоумение, никак не могла найти перевод, наверное оставлю, а потом покажу Алексу. Этот парень просто кладезь знаний и сообразительности.

За время нашего сотрудничества и пребывания в паре, он определенно несколько раз покидал академию. Вольграм, сказал, что они кое-что ищут вместе с лордом Лотианом. Допытываться до истины я не стала, огневик ясно дал понять, что это очень личное для Алекса.

Порой напарник был рассеян, задумчив, а после очередного возвращения в академию — расстроен.

— Почему ты не готовишься? — накинулась на меня Нанда.

— Ну выбирать мне не из чего. И ещё хочу закончить кое-что.

— Скучная ты, — проговорила девушка, уже красуясь перед зеркалом в бордовом платье.

Я не ошиблась оно невероятно ей шло, даже сильно бледная кожа, не стала помехой этому платью.

— Василиса, — внезапно произнесла Нанда, её голос прозвучал чересчур невинно и тихо.

Я снова оторвалась от своего дела и посмотрела на огневицу.

— Хочу кое-что у тебя спросить, — тихо начала она, а потом громко и с угрозой выпалила:

— Но если ты кому-то расскажешь, я не знаю, что сделаю. Ты станешь моим врагом, ты жить здесь не сможешь! — с порывом проговорила она.

Хоть она угрожала, но выглядела при этом смешно.

— Эмм, может тогда ты не будешь спрашивать? — спросила у неё, едва сдерживая улыбку.

— Нет, мне необходимо мнение со стороны, — отрицательно мотнув головой, мгновенно откликнулась Нанда.

Мда… Выбора мне не оставляет, зато заранее угрожает. Такого со мной ещё не было.

— Ну, спрашивай тогда.

Девушка снова замялась, сразу потеряв свою решительность.

— Как думаешь, это платье понравиться Керилиру?

Вот теперь, Нанда всецело завладело моим вниманием.

— Понравится платье, или ты в нём? — задала дурацкий вопрос.

Конечно, она имела в виду себя в платье, но просто до конца не могла в это поверить. Хотя, если посмотреть, внешне Керилир и Нанда, очень даже подходили друг другу, но на этом всё. Взрывная барышня и вечно спокойный, бестактный фей, казались несовместимы. Просто адская смесь.

— Конечно, я в платье, — раздраженно проговорила она и уставилась на меня ожидая ответа.

— Эмм, ты многим можешь понравиться. Конкретно, насчет Керилира не могу сказать, он немного непредсказуем, — подбирая слова, ответила я.

— Да, да. Насчёт непредсказуемости ты права, — согласно закивала Нанда, снова вернувшись к зеркалу и придирчиво себя оглядывая.

— Нанда, ты ведь помнишь, что Керилир — фей?

— Да. К чему ты?

— Ну ты ведь знаешь у него определенные способности и если он обо всём быстро догадается, ты же не будешь винить меня?

«Если уже не понял», — между тем, про себя подумала я.

Надо сразу обговорить этот момент, а то огневица не разобравшись запишет меня во враги.

Нанда замерла и слегка покраснела.

— Да, ты права. Я буду держаться от него на расстоянии, но оставаться на виду, — быстро нашла решение девушка, и потеряв ко мне интерес стала заплетать волосы.

Нанда хоть и имела взрывной характер, порой не думала, а сразу действовала, но была во всём этом, какая-то искренность. Никаких поступков исподтишка, и прямое высказывание своих мыслей. Такое поведение намного лучше лицемерия.

В дверь нашей комнаты постучали. Громкий и быстрый стук.

Нанда словно его не услышала продолжая заниматься своим делом. Идти смотреть, кто нас потревожил, пришлось мне.

За дверью оказался мальчонка, которого я уже видела в академии. Кажется, его мама работала завхозом, а он ей помогал. В руках мальчик держал небольшой свёрток, перевязанный золотой лентой.

— Василиса Оверворлд? — спросил он, важно выпячивая грудь. Он явно гордился собой, и тем чем занимался.

— Да, это я, — слегка улыбнувшись проговорила я.

— Вам доставка из столицы, — с официальностью в голосе проговорил он.

— От кого? — удивившись спросила я, совсем не представляла, что кто-то мог мне что-то прислать.

— Отправитель не указан. Держите. — важно ответил мальчик протягивая мне свёрток.

Стоило мне взять посылку в руки, как мальчик развернулся и зашагал к лестнице, но пройдя несколько метров, перешёл на бег, при этом умудряясь радостно подпрыгивать.

Задумчиво посмотрев на свёрток, я вышла в коридор и постучала в дверь, напротив.

Теперь осторожность во всех действиях. Каждое занятие лорд Бенали Старший не только обучал нас магии, но ещё постоянно говорил поучительные вещи, часто обращаясь именно ко мне. Пока мы только медитировали, и старались при этом сразу брать контроль и не затапливать всё вокруг, в самую первую медитации, мы едва не разрушили полигон для занятий.

— Василиса? — открыв дверь, спросил Вольграм.

Он оглядел меня и заметив свёрток, слегка улыбнулся.

— Мне тут доставили, я подумала, что его надо проверить. Мне не от кого получать посылки, — проговорила, указывая на предмет в своих руках.

— Это от меня, — огорошил огневик.

— От тебя? А что там? — изумленно спросила я.

Вольграм покачал головой.

— Откроешь и посмотришь. Мы через час собираемся возле входа в общежитие, пойдём на праздник все вместе, не задерживайся, — произнёс он и сразу закрыл передо мной дверь, оставив одну в коридоре.

«Хитрец, мог бы лично отдать», — подумала я, возвращаясь к себе.

Положив свёрток на стол, потянула за край ленты, и узел легко развязался. Убрав ленту я стала разворачивать бумагу. Громкий шуршащий звук привлёк Нанду.

— Что это у тебя? — с интересом проговорила она, подходя ближе.

— Доставка из столицы, — туманно ответила ей.

«Сколько тут слоёв?» — подумала я, убрав уже третий слой обёртки.

Вскоре, я наконец-то добралась до содержимого. Мерцающая серебристая ткань. Осторожно вытянула вещь наружу, и развернула её.

— Ого! — раздался голос позади.

Нанда, выразила все мои эмоции, одним словом. Только так можно было реагировать на вещ в моих руках.

Никакой пышной юбки, без вычурных деталей. Вся красота этого платья заключалась в прекрасной ткани и идеальном покрое. Вырез, наверняка открывавший ключицы, длинные рукава и юбка до щиколотки.

Также в свёртке обнаружилась обувь под цвет платья. Без каблука, вверх из ткани и мягкая тонкая подошва.

Некоторое время я раздумывала надеть ли эту красоту. По сути, выбор у меня отсутствовал, да и всё вроде бы правильно, но чувство неловкости меня не отпускало.

Платье пришлось в пору, причём настолько, что казалось будто его шили точно на меня. На самом деле весь секрет состоял в том, что когда я его одела оно чуть изменилось, подстраиваясь под мою фигуру. Заколдованная ткань, полезная штука.

— Хм, у кого-то очень хороший вкус, — проговорила Нанда, бросив на меня мимолётный взгляд и возвращаясь к своим волосам, которые видимо никак не желали укладываться в необходимую для неё причёску.

В нужное время мы вышли из комнаты и направились к выходу. Впервые мне предстояло посетить местный праздник.

Перед тем, как выйти наружу, остановилась на несколько секунд ещё раз оглядев себя.

«Совсем недавно я даже не думала, как-то наряжаться. Зато теперь волнуюсь о том, хорошо ли выгляжу. Сплошные противоречия», — возникла в моей голове мысль.

На улице почти стемнело, вокруг по всей территории академии горели факелы, настоящий огонь, никаких магических кристаллов.

Чуть сбоку от входа отыскались все остальные участники нашей команды. Именно в этот момент, нашу группку можно было принять за постоянных студентов Южной академии. Одежда полностью соответствовала канонам этих мест. Лишь Керилир остался верен себе, что, впрочем, неудивительно.

Вольграма отыскала сразу, как можно не заметить того, кто прямо прожигает тебя взглядом? Черный длинный халат оказался расшит блестящими, серебряными и красными нитями. Достаточно широкие плечи, высокий и почему-то в этот момент сильно сосредоточенный, словно одновременно делал два дела: первое — пристально смотрел на меня, а второе — размышлял о чём-то серьёзном.

Поборов неловкость, быстрым шагом направилась к остальным. Все участники команды стали очень часто собираться вместе, и даже разногласия царившие среди нас начали отходить на второй план.

— Тебе очень идёт, — наклонившись ко мне, совсем тихо проговорил огневик.

— Спасибо за подарок, — прошептала я в ответ.

Стоило только чуть отойти от академии, и выйти на ровное пространство без высоких деревьях, сразу стали видны яркие огни поселения. Исходящий свет был разных цветов, а главная улица казалась похожа на яркую цветную гирлянду, сверкавшую в темноте.

Огромное количество людей, а вокруг факела, яркие огни, и цветы горевшие всеми цветами радуги. Моё же платье словно вобрало в себя весь окружающий свет, переливалось, и даже бросало отблески, будто став ещё одним украшением праздника.

Студенты затерялись ср


убрать рекламу


еди местных жителей, играла весёлая музыка, в центре главной улицы оказалась широкая площадка, на которой и проходило всё празднество.

Вокруг, лишь невысокие дома, в которых находились магазины и различные лавки, но все они были закрыты, а их витрины украшены прекрасными цветочными композициями. Словно взамен магазинов, на улице расположились мелкие торговцы предлагавшие разные сувениры, украшения и амулеты.

Мне запомнился один из торговцев, у которого в ассортименте имелись украшения, и каждое оказалось произведением искусства, но и стоили они соответственно.

Торжество наполненное смехом и радостью. На лице невольно появилась улыбка.

Все стали разбредаться, девушки спешили вперёд, туда, где виднелись танцующие пары.

— Тебе нравится? — проговорил огневик.

— Да, тут прекрасно, — ничуть не соврала я.

Вольграм взял меня за руку.

— Никуда от меня не отходи, — произнёс он.

Хоть на празднике и присутствовали магистры, я и огневик всё равно пришли к выводу, что осторожность не будет лишней.

Мы лишь гуляли, а я в восхищении оглядывалась вокруг. Разговаривать почему-то совсем не хотелось, просто наслаждаться тем, что мы рядом друг с другом. Тренировки, учёба — всё не то, время проводимое вместе именно сейчас, воспринималось совсем по-другому.

Оглянуться не успели, когда прошёл уже час, а праздник находился в самом разгаре.

— Керилир, присмотришь за Василисой, я отлучусь ненадолго, — внезапно попросил огневик фея, которого мы встретили недалеко от круга танцующих людей.

— Хорошо, — сразу же откликнулся фей, между этими двумя присутствовало определенное уважение друг к другу.

— Ты куда? — удивленно спросила я.

— Я на минуту, кое-что спрошу у Алекса, — загадочно проговорил огневик, и растворился в толпе.

Мне ничего не оставалось, как остаться с феем. Хотя стоит отметить, мне почти всегда приходилась по душе его компания.

— Передай своей соседке, чтобы она перестала меня преследовать, — произнёс Керилир, глядя вперёд.

— С чего ты взял, что она тебя преследует? — быстро он раскрыл Нанду.

Керилир устало глянул в мою сторону.

— Я же чувствую, что ты осведомлена о её намерениях, — терпеливо проговорил он, его руки были сложены на груди и вообще он единственный, кто хмуро смотрел на торжество вокруг.

— Ну, только ей об этом не скажи. Пожалуйста, — попросила я фея.

— Кажется, ты ей правда нравишься, — добавила следом.

— Меня мало это волнует. Феи не влюбляются, лишь договариваются.

— Не будь так однозначен. Люди напротив, могут ко многим испытывать симпатию, — откликнулась я намекая на его вторую половину.

Фей лишь поморщился на моё замечание. Похоже Нанда зря старается, ей не пробиться через стену безразличия, выстроенной этим парнем.

— Ты какой-то очень недовольный, — улыбнувшись проговорила я, Вольграм уже должен был вернуться.

— Они испортили цветы, — тихо проговорил он, указывая на украшения вокруг.

— Сорвали их, большую половину намазюкали светящимся порошком, а завтра наверняка выкинут за ненадобность, — добавил фей, становясь ещё более хмурым.

После сказанного, я ещё раз оглянулась вокруг. Некоторые растения уже почти затоптанные лежали на брусчатке, окрасив её в разнообразные цвета.

— Тебе не приятно тут находиться? — немного грустно спросила я.

— Да нет, также как в академии, — отозвался он.

Мой взгляд наткнулся на Элара, бодро шагающего в нашу сторону, на его губах играла веселая улыбка. Похоже он решил потрепать мне нервы.

— Привет. Потанцуем? — громко проговорил он, оказываясь рядом.

Ответить я не успела.

— Она не танцует, — сохраняя бесстрастность в голове произнёс Керилир.

Элар окинул моего друга насмешливым взглядом.

— Странно, что фея интересует, кто-то помимо себя. Вы же совсем бесчувственны, — его слова прозвучали оскорбительно.

Керилир не изменился в лице, будто слова Элара его совсем не волновали, но я то заметила, что расстояние от его ног и до земли увеличилось. Один из признаков, что оскорбление достигло цели.

Музыка вокруг заиграла громче, заглушая голоса людей, а цвета стали ярче, кажется, что-то происходило. В душе появилось тревожное чувство.

— Элар, уйди. Я никогда не стану с тобой танцевать и не смей оскорблять моего друга, — решительно проговорила я, морщась от внезапно начавшейся головной боли.

Она накатывала волнами, каждая волна приносила ещё большую порцию неприятного чувства.

Элар что-то ответил, но я ничего не поняла, боль стала нестерпимой. Рука Керилира дотронулась до моего плеча, крепко его сжав.

Внезапно боль отступила, а все огни вокруг несколько раз мигнули, а затем окончательно погасли. Сначала тишина, а потом крики и суматоха.

Цветы не горели, никаких ярких вспышек, лишь тусклый свет факелов и сотни людей бегущих в разные стороны кричащие чьи-то имена, зовущие своих родных и знакомых.

Кто-то толкнул меня в спину и я полетела в сторону Элара. Он схватил меня и поставил на место.

— Твориться что-то странное, — проговорил он, а я пораженно уставилась на парня, его волосы, которые мгновенье назад имели почти такой же ярко-красный оттенок, как и у меня, поменяли свой цвет став черными.

— Магическая энергия пропала, — раздался тихий голос Керилира, который я каким-то чудом услышала в этом шуме.

Фей не парил в воздухе, стоял на земле и отряхивал колени, кажется он упал и только что поднялся.

Некоторые люди хватали факелы, чтобы осветить себе путь домой, из-за этого на площади становилось всё темнее и темнее. Паника нарастала.

— Надо как можно скорее вернуться в академию, — проговорила я, затем схватила за руку Керилира, а еще зачем-то Элара и потянула их вперёд к переулку.

Надо было уйти с главной улицы, тут могут просто затоптать.

Где Вольграм? Думаю, он сможет сам добраться обратно, самое опасное будет кинуться в эту толпу на его поиски.

Керилир старался принять свой обычный независимый вид, но куда там, с непривычки хождения по твёрдой земле, его ноги путались и он несколько раз едва не падал на ровном месте. Спасала моя рука державшая его, благо что парень был лёгкий, если бы начал падать Элар, то мы бы ничем не смогли ему помочь. Скорее всего я упала бы вслед за ним.

Пробравшись вперёд, расталкивая толпу, завернула в переулок. Он оказался весьма небольшим, тёмные стены возвышались по бокам, возникла шальная мысль, что сейчас они начнут сдвигаться и нам придётся бежать вперёд, чтобы не погибнуть.

Впереди так же шагали люди.

«Сейчас будет поворот, заверни туда», — раздался в голове голос.

Кивнула и вопросов задавать не стала, Элехарсус их не любит.

Мёртвой хваткой вцепилась в ладони своих спутников, двигаясь вперёд и не видя их лица, главное, что ощущала их рядом.

Я бы обязательно пропустила нужный переулок, в этой темноте он сливался со стеной, становился невидимым, приобретая самый лучший на свете камуфляж, но в необходимый момент он подсветился, как светятся нужные книги в библиотеке.

Соображать приходилось мгновенно, иначе люди протолкали бы нас вперёд, а назад бы вернуться не дали. Испуганная толпа почти такая же опасная вещь, как и оружие.

Резко и быстро свернув в нужное место. Почувствовала, что Элар пошаркал плечом стену. Этот переулок или ход, оказался ещё меньше. Замедлила шаг кажется за нами никто не шёл.

— Куда ведёт этот ход? — спросила вслух обращаясь к Элехарсусу.

«К выходу из города, необходимо будет ещё несколько раз свернуть», — чётко по делу ответил он.

— Не знаю, ты же сюда свернула, — между тем ответил Керилир, думая, что я спрашиваю у него.

Оглянулась. За нами, как ни странно никто не шёл, мы были единственными кто забрёл в этот узкий проход. Элар выглядел странно, он двигался вяло, и если бы я не тащила его за собой, он бы наверняка, где-то потерялся.

— Элар? Что с тобой? — нервничая спросила я, такое поведение было не свойственно для парня.

— Всё нормально, — сухо ответили мне.

— Он переживает насчёт магии, — ответил за него Керилир.

На удивление фей держался намного лучше Элара, хоть Керилир был значительно сильнее зависим от магической силы.

— Ничего. Я почти всю жизнь без магии прожила, — сухо проговорила я, надо было скорее выбираться отсюда.

Вышли из одного узкого переулка и нырнули в другой, такой же пустой. Мы словно бродили по секретным ходам, а с далека доносились шаги и голоса людей.

Последний проулок вывел нас к окраине, вдалеке виднелись огромные тени деревьев, скрывавшие здание академии. Впереди нас, чуть сбоку ближе к дороге, виднелось несколько бегущих в темноте фигур.

«Элехарсус, можно один вопрос?» — мысленно спросила я, в голове возникла догадка.

«Можно».

«Ты когда-то говорил, что зависим от моей магии. Значит у меня она не исчезла?» — спросила я, хотела узнать всё до того, как мы направимся к академии.

«Нет, у тебя она осталась».

«Почему?»

«Не знаю. Возможно, причина в связи».

— Пойдём. Надо идти в ту сторону, — потеряв терпение произнёс Керилир, показывая туда, где была академия.

Если магия у меня осталась, то это должно остаться в секрете от других. Это может их испугать.

— Да, пошли, — откликнулась я, до сих пор не выпуская их руки.

Моё платье на данный момент оказалось весьма некстати, свет луны заставлял ткань слегка серебриться, делая нас в общей темноте слишком заметными.

Приближаясь к академии всё дальше отдалялись от города. Мы вышли с другой стороны от дороги и приходилось прокладывать путь прямо по полю, где трава оказалась выше колен.

— Ты очень быстро сориентировалась, и протащила нас через толпу, — проговорил Элар, кажется он начал приходить в себя.

— Это да. Опыт, — слегка усмехнулась я, затем добавила:

— Я просто с бабушкой в супермаркет за сахаром ходила, — нахлынула ностальгия, очень захотелось увидеть родных.

Никогда бы не подумала, что навык приобретенный от таких походов, когда-нибудь так сильно пригодится.

Поняв, что меня никто не понял, пояснила:

— Супермаркет, это большой магазин. Иногда там продают товары по цене ниже, чем обычно. В такие моменты приходит много людей, чтобы купить данный товар. Ну и вот, в такие дни толпа ещё больше чем сегодня, а я несколько лет подряд, умудрялась покупать больше пяти пачек и пробиваться первой к кассе, пока бабушка ждала меня возле выхода. Зато в награду мне потом готовили торт с заварным кремом, — с какой-то потайной гордостью проговорила я.

Разговоры успокаивали, время текло быстрее, пока я рассказывала мы преодолели одну треть пути.

— Половину не понял, но кажется тебе это нравилось, — откликнулся Элар.

— Эмм, не совсем, — это сейчас я вспоминала с ностальгией, а тогда не могу сказать, что была в восторге от того действа, даже наоборот.

Прям над самым ухом, что-то просвистело.

— Ложись! — крикнул Элар, валя нас с Керилиром на землю. В воздухе опять, что-то промчалось, блеснув в темноте.

— Лезвие? — тихо прошептала я.

— Кажется. Возможно кинжалы, — произнёс Элар, он сосредоточенно глядел вперёд, пытаясь увидеть нападавшего не высовываясь при этом из укрытия.

Послышалось тихий шелест травы, шагов почти не было слышно, но определенно к нам кто-то приближался.

— Мы не можем призвать оружие, — проговорил Керилир.

Элар между тем прополз чуть вперёд, и вытянул из травы сухую палку, хоть какое-то оружие. Стоило палке всего на несколько секунд вылезти из травы, как послышался ещё один свист и в её край вонзился маленький кинжал с широким лезвием, но тонкой ручкой. Края лезвия зловеще блестели.

— Чёрт. Стоит нам только подняться и нас пригвоздят. Останемся на месте и случится то же самое, — прошептал Элар, притягивая палку к себе и выдёргивая из неё кинжал.

«Кажется, меня снова хотят убить», — подумала я, оставаясь в странном спокойствии. Наверное, начинаю привыкать.

Керилир достал из-под рубашки свой деревянный амулет, и потёр его рукой, закрыв глаза, но ничего не произошло, и фей с разочарованием отпустил его.

Мы втроём в обнимку лежали на земле, радуясь, что трава оказалась высокой, хотя в самом начале нашего пути этот факт не особо радовал. Одежда была давно убита, край моего платья порвался, делая разрез выше колен, зато двигаться было удобно.

Шелест раздался где-то совсем рядом.

— Я встаю и отвлекаю нападавшего, а вы скорее бегите к деревьям. Если повезёт, то успеете, там можно затеряться, — произнёс Элар, его лицо стало решительным, кажется он уже готов был пожертвовать собой.

— Не получится расстояние слишком большое, для такого меткого метальщика, не составит труда устранить сначала тебя, а потом заняться нами, — не теряя самообладания ответил Керилир.

Разговоры парней были впустую, в этой ситуации выход имелся только один и я прекрасно знала какой. Не зря же меня обучали, уж против обычных кинжалов смогу выстоять.

— Остаюсь я, а вы бегите к деревьям, — тихо произнесла я.

С моей стороны прозвучало самонадеянно, но ведь они не знали главного.

— Доверьтесь мне, — проговорила я.

Под моей рукой, которая лежала на земле, появился кусок льда, а по земле разошлись мелкие трещинки. Я облегченно вздохнула, до последнего боялась, что ледяная стихия не откликнется.

— Откуда? — тихо и изумленно произнёс Элар.

Керилир лишь усмехнулся, он кажется догадывался раньше, ведь мой цвет волос остался прежним, когда Элар полностью потерял красный оттенок, а фей почти стал блондином.

Шорох раздался совсем близко, времени на принятие решения оставалось всё меньше. Появился лёгкий ветерок, который начал тревожить траву и теперь стало почти невозможно услышать приближение врага. Он мог к нам подкрасться, а мы и не заметим.

— Насчёт три, вы направляетесь к деревьям.

— Нет, мы остаёмся и прикрываем тебя, — твёрдым голосом проговорил Элар.

— Хорошо, — откликнулась я, спорить в такой момент было хуже всего.

— Раз…, — начала отсчёт, но закончить не успела.

Услышала ещё один свист, точнее отзвук, мне могло просто показаться, но я перестала осторожничать и за мгновенье успела выстроить ледяной заслон, точно в центре над нами, прикрывавший головы и туловища.

Резкий неприятный звук, напоминавший скрежет и кинжал торчал во льду, в точности над моей переносицей. Если бы не лёд, он скорее всего попал бы мне в лоб. Перед глазами, пугающе предстала картинка, я лежащая на земле с кинжалом в голове, с кровью собравшейся возле лезвия, пустые безжизненные глаза смотрящие вверх — настоящая жуть. Следующие за мной оказались бы Керилир и Элар, свидетелей непременно бы захотели убрать.

«Убью, убью первой!», — заняла всё сознание кровожадная мысль.

«Хватит на меня охотится!»

Ледяной щит пошёл трещинами, и куски льда полетели вверх в разные стороны. Мгновенно вскочила на ноги, ещё один свист и кинжал врезается в сталь и покрывается белой коркой льда, железо заскрежетало словно насмехаясь над безуспешной попыткой.

Передо мной в воздухе парила коса, подсвечиваясь белым светом и от неё исходила белая дымка, появившиеся из-за разницы температур, то самое оружие из подземелья. Оно двигалось, как я того хотела, словно было частью моей стихии.

Нападавший оказался маленькой комплекции: низкий рост, тонкая фигура. Словно нападал ребенок или … Девушка. Враг был полностью скрыт плащом. Черная маска из твёрдого материала, закрывала лицо.

Коса завертелась в воздухе, угрожающе скосив траву по собой. Человек в чёрном плаще метнул ещё один кинжал и кинулся прочь, а я за ним. Коса полетела впереди меня, оружие сделало замах, коснувшись слегка земли, а затем волна льда вырастая из поверхности стала надвигаться прямо на врага, который лишь в самый последний момент отклонился, отпрыгнув в сторону.

Я бы обязательно нагнала напавшего на нас, но внезапно лёгкое землетрясение и резкая головная боль, прямо как тогда, когда магия исчезла. Склонилась вниз, опираясь на одно колено, схватилась за голову. Послышался глухой звук упавшего предмета.

Всё прекратилось, деревня с далека снова засветилась всеми огнями. Нападавший же успел скрыться, стоило только появиться магии, и поле озарила вспышка от телепортации.

Я встала с колен, оглядываясь вокруг в поисках возможных врагов, но вблизи никого не наблюдалось.

— Василиса с тобой всё хорошо? — мгновенно оказываясь рядом спросил Керилир, он снова парил над землёй.

— Да, всё нормально. Просто головная боль, так же было перед тем когда магия исчезла, — проговорила я.

— Ещё бы немного и ты бы её поймала, — произнёс Элар, в руках он держал кинжал, который едва не убил меня.

— Почему у тебя одной осталась магия? — проговорил он, подозрительно смотря на меня.

— Не знаю, — ответила я, прямо смотря на Элара и выдерживая его тяжелый взгляд.

— Надо скорее вернуться. Пока ещё кто-нибудь не появился, — произнесла я, пройдя немного в противоположную сторону от академии.

В траве, как и предполагала лежала коса, она больше не светилась и выглядела бы вполне обычно если бы не узоры во всему древку и весьма угрожающий вид. Почему она появилась и каким образом, даже не предполагала, но бросать её здесь было нельзя. В первый раз она оставила меня в живых, а во второй пришла на помощь. Возможно она стала моей? Как оружие Вольграма, меч который появлялся из неоткуда.

Оторвав кусок ткани от изорванного подола, обернув древко косы и потащила оружие за собой, оно оказалось весьма тяжелым и длиною почти с мой рост. Коса издала скрежет, словно обидевшись, что её не взяли напрямую в руку.

— Это та из подземелья? — спросил Керилир кивая в сторону предмета, который я еле тащила в руках.

— Да, она, — подтвердила я, её сложно было не узнать.

Когда мы приблизились к академии, к горящим факелам прибавились магические кристаллы, было очень светло. Много людей находилось на улице. Слышались крики магистров, которые загоняли студентов в общежития, и пытались унять воцарившуюся панику.

Наша троица имела примечательный вид, окончательно я это поняла когда мы зашли на территорию учебного заведения. Полностью перемазанные, порванная одежда, у меня вообще ноги были открыты, одна из сторон платья едва прикрывала бёдра. Волосы Керилира хоть и стали снова чёрные, но все были покрыты светлым песком, будто он так и остался блондином. Моя причёска уверена была ничем не лучше. Элар нёс в руке кинжал, подкидывая его в руке. Я же тащила косу, на весу пронесла всего пару метров, а потом кинув одной стороной на землю, просто волокла её за собой лезвием вверх.

От тяжести оружия на земле оставалась борозда несколько сантиметров в глубину. При том количестве света, что освещало академию, лезвие играло всеми гранями, отбрасывая отблески в разные стороны.

На удивление, почти не чувствовала усталости, наверное, из-за того что нас чуть ли не прикончили у меня случился выброс адреналина.

— Все разойдитесь по своим комнатам! — произнёс ректор Далавар, голосом усиленным магией.

Многие были испуганны, хоть магия и вернулась, но теперь все боялись, что она исчезнет снова.

На глаза попался Алекс, узнала его со спины, он стоял рядом с каким-то студентом. Я решительно направилась к нему, это не составило труда, студенты расступались, почувствовала себя кораблём рассекавшим волну.

— Алекс, — проговорила я, теребя водника за плечо. Парень обернулся и его глаза в удивлении расширились.

— Где Вольграм? — спросила у него, водник был в полном порядке.

— Что с тобой произошло?! — ошеломленно проговорил он, замечая еще и оружие за моей спиной.

— Со мной всё хорошо. Где огневик? Последний раз когда я его видела, всё ещё было спокойно и он ушёл искать тебя, хотел что-то спросить, — проговорила я, пока сохраняя спокойствие.

Водник нахмурился:

— Я его видел, но он не со мной разговаривал, а с Рэт. Потом куда-то ушёл.

— С Рэт? — удивленно проговорила я.

— Да, с ней, — снова подтвердил он.

Я не знала, как реагировать: волноваться, что с ним могло что-то случится или думать почему он мне соврал. Хотя если у него магия так же не исчезала, то с ним точно ничего плохого не произошло.

— Алекс, если увидишь Вольграма, передай, что я его искала, — попросила поворачиваясь к нему спиной.

Керилир и Элар, оказывается, последовали за мной и терпеливо ждали пока я поговорю с водником.

— Ты куда? — спросил Алекс.

— К ректору. Я потом всё расскажу.

Следующий час, прошёл весьма прозаично. Стоило нам подойти к ректору и нас мгновенно увели с глаз долой. Последовал допрос, в котором участвовал ректор и лорд Бенали Старший.

— Я правильно понимаю, что твоя магия не исчезла? — спросил у меня ректор.

— Да, не знаю почему, — ответила я, как бы не хотела оставить это в секрете, но не получилось. Лишь присутствие лорда Бенали успокаивало. Надеюсь, он всё уладит.

— Элар, можешь передать мне кинжал, — попросил лорд Бенали.

— Да, возьмите, — кивнул Элар, отдавая оружие.

У Керилира спросили, почувствовал ли он хоть какие-то эмоции нападавшего.

— Ничего. Моя способность магического характера, — пожимая плечами проговорил Керилир.

— По моим наблюдениям, это была девушка, — произнёс Элар.

— Да, мне тоже так показалось. Девушка или ребенок, — тут же откликнулась я.

Мужчины слушали нас внимательно, а лорд Бенали с интересом поглядывал на косу, которая аккуратно стояла в углу, прислонённая к стене.

— На сегодня можете вернуться в комнаты. О случившемся прошу молчать и особенно про магию студентки Оверворлд. В Сандарской империи введено «критическое положение», желательно не выходить из общежития, если только в столовую, — проговорил ректор Далавар.

— Вы хотите сказать, что магия исчезла во всей империи? — перебивая спросил Элар, парень был сам на себя не похож. Обычно он был сосредоточением язвительности и различной пакости, но наверное в экстренной ситуации, все плохие качества, на время покинули своего носителя.

— Да, и не только. Это произошло по всему Эргосу, — откликнулся ректор.

— Всё идите, у меня ещё очень много дел. Я позову Вас позже.

— Простите, а что мне делать с ней? — проговорила я, указывая на косу в углу.

Все оглянулись на высокое оружие, будь оно на метр выше, то касалось лезвием потолка.

— Забрать с собой. Это оружие — артефакт. Потом будешь учиться, делать так, чтобы оно исчезало и появлялось, когда тебе надо. Сейчас, не до этого, — ответил ректор.

— Может мне её пока Вам оставить? — спросила я, коса была невероятно тяжелой и тащить её обратно очень не хотелось, а помочь никто не хотел, побаивались ответной реакции артефакта.

— Нет, бери с собой и можешь держать её без тряпки. Она не причинит тебе вреда, раз уже позволила собой управлять, — отмахнулся ректор Далавар, указывая нам на дверь.

Парни направились к выходу, а я за косой в углу.

— Лорд Бенали, вы не знаете где Вольграм? — повернувшись спросила у учителя.

— Он отбыл в столицу, его срочно вызвали. Думаю, когда вернётся, он сам расскажет, — откликнулся лорд Бенали.

Я же очень сильно удивилась, и пока абсолютно ничего не понимала. Почему, он оставил меня одну и ничего не сказал?

Стоило мне коснуться артефакта, как узоры на древке засветились, а коса покрылась тонким слоем льда, зловеще заскрежетала и неожиданно стала лёгкой. Я смогла, совсем не напрягаясь, поднять её одной рукой.

Вышла из аудитории, аккуратно протаскивая оружие за собой, чтобы не задеть ничего вокруг.

На территории академии не осталось ни одного студента, лишь магистры ходили по периметру следя за порядком.

— Я многое видал, но эта вещь в твоих руках немного пугает, — неожиданно проговорил Элар.

— Поверь, меня тоже, — откликнулась я.

Элар отделился от нас на втором этаже, но обещал попозже найти и поговорить, кажется эта ситуация заставила его воспринимать нас с Керилиром по-другому — более дружественно. Мне сразу вспомнилось, как этот, на вид заносчивый парень, хотел принять удар на себя и спасти нас, такое говорило о многом.

Мы с Керилиром поднялись на третий этаж, многие студенты сновали по коридору, но нас словно не замечали. Люди перебежками передвигались в разные комнаты. Собираясь у кого-то одного компаниями и наверняка обсуждали случившееся сегодня.

— Ты не испугался? Когда магия исчезла, — поинтересовалась я у Керилира, напоследок.

— Немного, — честно откликнулся Керилир, прежде чем мы разошлись.

Оказавшись в своей комнате, я наткнулась на Нанду спокойно спящую в своей постели. Эта девушка, как всегда, вела себя непредсказуемо, когда остальные нервничали и переживали она спокойно видела сны, и даже такое происшествие не спровоцировало у неё бессонницу.

Остановилась в центре помещения и задумчиво стала оглядывать комнату.

— Куда же тебя деть? — вслух прошептала я, глядя на оружие.

Я не жила в огромных покоях с несколькими комнатами, где много разных предметов и спрятать какую-то вещь не составит труда. Мы ютились в обычной комнате для студентов с минимальным количеством мебели и пространства необходимых для двух человек. В шкаф не поставишь, да и вряд ли поместиться, просто прислонить к стеночке, как в аудитории тоже не подходит. Она упадёт или огневицу напугает. Остаётся только одно проверенное место — под кровать.

На полу под кроватью оказалось пыльно. Спать мне не хотелось, значит займём себя уборкой. Следующий час я сначала вымыла пол, на месте будущего секретного хранения внезапно свалившейся на меня вещицы, привела себя в порядок, заменила платье, подол которого стал очень уж коротким, и аккуратно завернула косу в покрывало, прежде чем убрать её на отведенное месте. Лезвие несколько раз заскрежетало, и я обернулась боясь, что Нанда могла проснуться.

Периодически издаваемый оружием скрежет немного пугал, но я привыкну.

В дверь комнаты раздался тихий стук. Медленно подошла к двери, оставаясь настороже, чувство безопасности совсем покинуло меня. Теперь во всём стоило ожидать подвох.

— Кто это? — тихо произнесла я, не спеша открывать дверь.

— Василиса, это Алекс, — донёсся знакомый мужской голос.

Облегченно выдохнув, я открыла дверь. В коридоре, стоял Алекс совершенно один, одетый в привычную одежду для севера Сандарской империи, на его плече висела сумка.

— Ты куда-то собрался? — удивленно проговорила я, смотря на сумку.

— Да, — кивнул Алекс, его лицо было сосредоточенным и немного расстроенным. Он не спешил озвучивать причину своего прихода.

— Что-то произошло? — нервно спросила я, наверняка что-то касается огневика.

Я до сих пор сильно беспокоилась и думала о причине его пропажи, Вольграм бы не оставил меня одну просто так.

— Да, поэтому я зашел к тебе перед уходом. На отца Вольграма, лорда Лотиана, совершенно покушение он чудом остался жив, сейчас он находится в лекарском крыле королевского дворца, — произнёс Алекс, его голос звучал сухо.

— С ним всё будет хорошо? — задала я самый главный вопрос, хоть и видела этого человека всего один раз, но всё равно сильно расстроилась и переживала.

— Я точно не знаю. Покушение произошло до сбоя с магией из-за этого Вольграм так внезапно исчез, — ответил водник.

— Да, я это поняла, — тихим голосом откликнулась я.

— Алекс, сделай мне одолжение. Если Вольграм будет, что-то про меня спрашивать, скажи, что мы с Керилиром спокойно вернулись в академию и я в полном порядке.

Не хватало, чтобы огневик начал волноваться ещё и обо мне, отцу он нужнее.

— Хорошо, а что на самом деле произошло? — поинтересовался водник.

— Потом, тебе надо идти. Я всё равно уже обо всём рассказала ректору и лорду Бенали. Всё в порядке.

— Ладно, успеем поговорить. Я скорее всего завтра уже вернусь, — согласился Алекс и попрощавшись со мной, ушел.

Водник мне нравился тем, что имел терпение, и если я говорила потом или не хотела, во что-то его посвящать, то он успокаивался и больше не задавал вопросов.

Надеюсь, с лордом Лотианам всё будет в порядке и он вскоре пойдёт на поправку.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Королевский дворец Сандарской империи был гигантский. Он словно огромный исполин возвышался над всей столицей империи — Алтирией. Строение из почти белоснежного камня, с несколькими башнями разного размера. Дворец негласно делился на две половины, первая — официальная, королевская с богатым убранством, множеством покоев, огромным бальным залом и помещением с троном где принимали по официальным делам, вторая — хозяйственная, где не было показательной и кричащей роскоши, там находилось лекарское крыло, исследовательские лаборатории при дворе, и особо охраняемая королевская сокровищница.

— Как мой брат? — спросил король Тилад Лотиан, мужчина высоко роста, волосы которого уже тронула седина.

— Самый опасный момент прошёл, мы вовремя отыскали противоядие, но рану придётся заживлять без магии, естественным путём. Думаю, дело в клинке, которым его ранили, — проговорил главный лекарь королевства.

— Когда он придёт в себя?

— Точно сказать не могу. Может неделя, может и две.

— Хорошо, полагаюсь на тебя, Тавр, — произнёс король, собираясь покинуть лекарское крыло.

Лекарь королевства занимал эту должность очень давно, был знаком с королем несколько десятилетий и являлся близким другом. Именно поэтому наедине ему позволялось обращаться к королю без формальностей.

— Тилад, стало известно почему пропала магия? — спросил главный лекарь у короля.

— Да, смещение магических потоков. Такое происходит первый раз, учёные ничего не понимают, но


убрать рекламу


они предполагают, что турнир придётся провести раньше. Сам знаешь, эта информация не подлежит разглашению, — усталым голосом произнёс король.

— Это останется в секрете. Магия опять может пропасть?

— Не исключено. Ситуация очень нестабильная. Мы не одни с этой проблемой, Канделар и Иратус, так же ввели критическое положение.

— Ладно. Сделай всё возможное, но вылечи моего брата. Я пойду, Селвер наверное уже заждался со своими отчётами, — проговорил король покидая больничное крыло.


* * *

На следующий день я проснулась очень рано, проспала всего пару часов и открыла глаза, затем пролежав час в безуспешных попытках уснуть я встала и села за письменный стол. Нанда тихо сопела. Солнце едва поднялось из-за горизонта, всё было мирно и безмятежно, даже не вериться, что вчера творился хаос.

На деревянной поверхности стола лежали брошенные мною листки бумаги, вчера я так и не закончила перевод. Осилила всего предложение. Справочник лежал на краю стола, на его обложке была зелёная печать. В библиотеке Южной Сандарской академии, все книги отмечались вот такой печатью, в центре которой был изображен свиток. Таким образом, фолианты охранялись от кражи, рисунок стереть было нельзя.

Вздохнув я продолжила начатое вчера дело, чтобы хоть как-то отвлечься и убить время.

«Ничего не понимаю…» — бормотала я вслух, спустя пару часов сильно увлёкшись делом.

Не все слова нашлись в справочнике, ещё в парочке я сомневалась, в их верном значении, не хватало еще двух книг оставленных в комнате у Алекса. Надо было сравнить, какой в них предлагается перевод, информация в фолиантах немного разнилась.

Бой юных стихийников, а следом шло предложение говорившее о сборе магической энергии в самом центре арены. Как это связанно? Для чего она собиралась? Вопросов возникало ещё больше. Чтобы докопаться до смысла, приходилось разными способами переиначивать слова. Если верить тому, что у меня получалось:

«Турнир всего лишь прикрытие?», — пробормотала я нахмурившись, я не была уверена в этом, но мой перевод наталкивал на такую мысль. Мне срочно требовалось продолжение, но книга, как и справочники, осталась в комнате водника.

Надеюсь, Алекс и правда вернётся сегодня, иначе я превращусь в домушника и проберусь в его комнату. Там не должно оказаться сильной защиты, а моя подруга Агнес порой была гениальна, всего лишь нарисовать комбинацию несколько рун на двери.

— Ты чего там бубнишь под нос с самого утра? — сердито проговорила Нанда, откидывая прочь одеяло.

— Не выспалась нормально. То страницами шелестишь, то обложкой своей книги об стол хлопаешь. Ты между прочим не одна живёшь, — сокрушалась она, заправляя кровать, затем шагая в сторону ванной.

Я мгновенно собрала все исписанные листочки, вложив их в одну из растерзанных тетрадей, подальше от чужих глаз.

— Извини, погрузилась в чтение и не заметила, что была слишком громкой, — проговорила я, отклоняясь на спинку стула.

— Не заметила она, — продолжила ворчать огневица, и хлопнув за собой дверью скрылась в ванной комнате.

Вздохнув, я вытряхнула всё лишнее из сумки, и положила туда справочник с тетрадью, куда вложила свои записи.

Покосившись на косу в одеяле слегка задумалась, не хотелось оставлять её тут пока меня нет, но тащить с собой тоже не выход. В ванной шумела вода, обычно Нанда тратила на умывание не менее пятнадцати минут. Выдвинув свёрток из-под кровати развернула покрывало, при дневном свете сталь блестела не менее зловеще, чем ночью.

— Так или ты исчезаешь, уменьшаешься, или остаешься в покрывале под кроватью, — выдвинула я условия, словно разговаривая с артефактом.

Сталь опять издала скрежет, но соответственно мне никто не ответил и ничего не произошло. Шум воды за дверью прекратился. Я быстро завернула оружие снова в одеяло и задвинула под кровать. Край покрывала, которым была заправлена кровать, стянула чуть ниже, полностью прикрывая им проём между полом и матрасом.

Нанда вышла из ванной подозрительно на меня поглядела, но промолчала.

Я же выскользнула в коридор вместе с сумкой, близился завтрак, и желудок требовательно урчал прося еды.

В столовой оказалось почти пусто, но мне невероятно повезло, фей находился здесь. Наверняка, он тоже решил поесть пока нет студентов. К Керилиру у меня было дело, из всех, кто остался на территории академии я больше всего доверяла именно ему.

— Добрый утро, — слишком бодро поздоровалась я.

Керилир поднял на меня взгляд.

— Ты что-то хочешь, — утвердительно проговорил он, не здороваясь.

— У меня просьба, — кивнула я.

— Что-то важное?

— Определенно.

— Рассказывай, — промолвил Керилир, откладывая ложку.

Передо мной появился стакан с водой, сразу опустошив его наполовину, я произнесла:

— Можешь провести следующую ночь со мной на крыше общежития? — пора заряжать Элехарсус, чем скорее тем лучше, иначе я не смогу больше нормально спать.

Как только вернулась магия, артефакт-дракончик замолчал. Наверняка, скрывая свою суть от остальных. Ведь любая его активность, может выдать сильный артефакт, а он мой козырь, надо только зарядить чарм лунным светом, как и говорил Лилаус.

Керилир внимательно уставился на меня.

— Хорошо, раз это для тебя так важно, я помогу, — наконец-то произнёс он.

Мне не пришлось объяснять для чего, фей просто почувствовал, что я не отступлю. Не согласился бы он, непременно начала бы искать другой выход.

— Керилир спасибо. Ты столько раз меня выручал, я твоя должница, — не кривя душой произнесла я.

Быстро перекусив я покинула столовую, моё терпение давало трещину, сегодня предстояло провести весь день в общежитие.

У меня оказалось два выхода: мирно вернуться к себе в комнату и просто сидеть, ничего не делать или пока общежитие почти пустое и большинство студентов в столовой, всё-таки вломиться в комнату к Алексу и забрать древний фолиант, а также недостающие справочники.

Со слов Алекса, лорд Лотиан в тяжелом состоянии, что бы ни сказал водник мне казалось, что в академии сегодня он не появится. Вольграм, наверняка возле кровати отца или поддерживает мать. Хоть бы всё наладилось. Чувствовала себя странно, хотелось поддержать огневика, но самое лучшее, что я могу сделать, это зарядить Элехарсус и самой разобраться в возникающих проблемах.

Застыла напротив входной двери в комнату Вольграма и Алекса, затем воровато оглядевшись по сторонам, убедившись, что пусто и никого нет, кинулась к деревянной поверхности, поспешно достав из сумки карандаш, стала вырисовывать руны вокруг дверной ручки.

Я ещё не знала, сработает ли способ Агнес, всё-таки в этой академии на личных комнатах студентов защита могла оказаться сильнее. Закончив рисовать, убрала карандаш и затаив дыхание наполнила руны магией.

Долгих несколько секунд, я уже успела подумать, что ничего не получилось, но внезапно нарисованные мною руны исчезли и дверь едва приоткрылась.

«Получилось!», — воскликнула про себя, беззвучно подпрыгивая на месте, а затем скрылась внутри, пока в коридоре никто не появился.

В комнате, возле одной из стен находилась небольшая, узкая книжная полка, я сразу же направилась к ней, завидев знакомый корешок книги. Комната без своих хозяев, воспринималась немного по-другому, словно я проникаю в чью-то тайну. Вообще, Василиса, ты совершаешь преступление, на Земле за такое и посадить могут. Совесть давала о себе знать, и чувство стыда только усилилось.

Найдя фолиант с древним текстом, стала выискивать справочники, они стояли на разных полках.

Аккуратно положив все книги в сумку, я хотела уже уходить, как моё внимание привлёк корешок книжки, он отличался от остальных. Слишком новая кожа, без надписей, этот фолиант казался лишним, словно ему не место в этом книжном шкафу.

Вытащила её наружу.

«Хм, даже заголовка нет».

«Это муляж! Первый раз в живую вижу книгу-тайник», — удивилась я, когда открыла заинтересовавший меня предмет.

Внутри, прямо в центре страниц был вырезан овал, в котором оказался спрятан металлический круглый предмет, напоминавший большой медальон, камень на украшении ярко горел белым светом. Медальон состоял из двух половин, скрепленных между собой. Кажется, он открывается.

Надо вернуть на место, словно я и не трогала эту книжку. Взять необходимый предмет — это одно, а вот копаться в чужих вещах было совсем паршиво и стыдно.

Внезапно послышались чьи-то шаги, кто-то стоял прям за дверью, которая в следующее мгновение начала открываться. Испугавшись, выронила медальон, но опомнившись поймала его налету, а две половинки распахнулись, показывая своё содержимое в моих руках. Внутри ярко светились два маленьких кристаллика.

Алекс застыл в проходе, его лицо словно превратилось в камень. Он неотрывно смотрел на медальон в моих руках, его сумка с грохотом упала на пол, в следующий момент водник резко захлопнул дверь за собой, отсекая путь к выходу.

Кажется, он жутко разозлился.

— Извини. Я пришла за книгами, хотела заняться переводом, пока тебя нет. Я не копалась в твоих вещах, совсем нечаянно нашла этот предмет, — залепетала я, держа в руках раскрытый медальон.

Реакция парня меня пугала.

Что мне делать? Я и не думала, что такая ситуация может настолько его разозлить. Алекс молчал. Атмосфера нагнеталась.

Взгляд парня менялся, становясь другим. Он смотрел на меня, затем на медальон и словно не верил в то, что видел, будто заметил перед собой невозможное.

У меня по всему телу пробежали мурашки.

— Алекс, с тобой всё хорошо? Что-то случилось с отцом Вольграма? — спросила у него, видя, что водник не в себе.

Внутри всё похолодело. Может и правда, в состоянии лорда Лотиана есть ухудшения. Я с тревогой посмотрела на парня, ожидая ответа.

Несколько раз моргнув словно отгоняя от себя какое-то наваждение водник ответил:

— Нет, с ним всё хорошо. Он идёт на поправку, — его взгляд начал становиться чуть более осознанным. Но всё равно, Алекс продолжал меня пугать, его поведение было далеко за гранью понятия «нормальное». Водник всегда очень спокойный, обдумывающий ситуации, на данный момент стал словно другим человеком.

— Алекс, мне правда жаль. Я не думала, что тебя это так разозлит и расстроит. Всего лишь хотела забрать книгу, чтобы не терять время, — вымолвила я, наблюдая за тем, как парень двинулся в мою сторону, преодолевая половину расстояния между нами.

— Василиса, ты родилась на Эргосе? — внезапно спросил он, полностью сбив меня с толка.

— Что? Эргос? Нет, конечно. Я родилась на Земле, — Алекс спрашивал несусветную чушь.

По телу продолжали гулять мурашки. Интересно, водник понимает какие чувства вызывает своим поведением. Он словно сканировал меня взглядом, внимательно наблюдая за реакцией на свой вопрос.

— С тобой что-то произошло? Почему ты задаешь такие странные вопросы? — нервничая проговорила я.

Хоть водник и пугал, вызывал настороженность, но интуиция молчала, я не чувствовала никакой возможной опасности.

Алекс стоял возле столика, который располагался почти в центре комнаты, лишь он создавал преграду между нами.

— Ты уверена в этом? — проигнорировав вопросы, произнёс Алекс.

Медальон до сих пор находился у меня, и главный камень украшавший его в самом центре на одной из половинок, словно увеличился в размере.

— Естественно, — ответила ему, ничуть не сомневаясь.

Как можно сомневаться в таких вещах?

Я уже жалела, что вообще вломилась к нему в комнату, обошлась бы без этих книг. Его поведение и расспрос морально истощали, появилось сильное желание покинуть помещение, оставить Алекса одного.

— Родители, которые остались в том мире без магии, родные тебе? — этот вопрос оказался последней каплей в моём терпении, нервы были словно натянутая струна.

«Я не обязана отвечать», — дала себе мысленную установку.

— Алекс, скажу откровенно, ты меня пугаешь. Я больше не буду отвечать на твои вопросы, — твёрдым, полным решимости голосом произнесла я.

Мой выпад, словно привёл парня в чувство, по крайней мере мне так показалось.

— Мне правда очень стыдно за свой поступок. Такого больше не повториться, — чуть помедлив, добавила я.

— Вот, — положила на стол книгу, в которой был спрятан медальон, а затем и само украшение на деревянную поверхность, предварительно его закрыв.

Притянув свою сумку поближе к себе, направилась быстрым шагов к двери. На мгновенье мне показалось, что Алекс хотел остановить меня, а потом словно передумал, а я оказавшись снаружи облегченно вздохнула.

«Почему Алекс себя так повёл?», — думала я, возвращаясь к себе.

Возможно он соврал, что ничего не произошло или у него имелась какая-то цель, за всеми его вопросами.

«Ладно потом, всё потом. Сейчас он был не в себе», — словно успокаивая себя, решила я.

Сумка приятно тяжелила плечо, впереди меня ждало несколько часов муторной работы с переводом, но внутри затаилось предвкушение и ожидание. Я искренне верила, что могу узнать интересные факты, а уже переведённая часть, только укрепляла мою веру.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

В семье Лотионов имелось несколько родовых артефактов, в случае опасности использовались кольца-артефакты. Когда носителю угрожала смерть, металл грелся, а чёрный камень менял цвет, становясь кроваво-красным.

Существовало четыре кольца, связанных между собой. Одно у Эрика Лотиана, ещё один экземпляр у короля, третье у Вольграма, а четвёртое хранилось в сокровищнице и пока никому не принадлежало, но со временем владельцем последнего артефакта предназначалось стать сыну короля.

Именно этот артефакт заставил Вольграма поспешно исчезнуть в самом разгаре праздника.

Лорд Эрик Лотиан лежал без сознания уже сутки. Оружие, которым его ранили содержало на своём лезвии яд. Если бы не родовые артефакты, и мгновенная реакция остальных, мужчина, наверняка бы умер.

Люди короля подоспели раньше Вольграма. Лорд Лотиан лежал в одной из подворотен, самого удаленного уголка столицы. Никто не понимал, почему он оказался там один? Какие цели преследовал? Почему никому ничего не сообщил?

— Он куда-то спешил, — произнесла мать Вольграма, сидя в лекарском крыле у кровати мужа.

— Я зашла к нему в кабинет, хотела просто поговорить. В последние дни он был так занят, выглядел таким уставшим, — женщина очень переживала, и даже уверения лекаря в том, что лорд Лотиан шёл на поправку не успокаивали её.

Вольграм за последние сутки не первый раз слышал от матери эти слова.

— Я ведь почувствовала тревогу. Почему не остановила его, — в который раз говорила она.

— Всё будет хорошо. Главное он жив, когда он очнётся мы сможем во всём разобраться, — произнёс Вольграм, пытаясь успокоить свою маму, леди Надин Лотиан.

— Тебе ведь надо возвращаться в академию? — шмыгая носом произнесла женщина.

— Король попросил побыть ещё несколько дней, и я не могу уйти, когда ты так себя винишь. Отец обязательно поправится, — проговорил парень ободряюще сжимая плечи матери.

— Алекс побудет в академии вместо меня, если что-то вдруг случится, он мне обязательно сообщит, — проговорил Вольграм, смотря на бледное лицо отца.

Парень злился: на себя, на отца, который отправился куда-то в одиночку, и на врагов, которые постоянно скрываются где-то рядом и ранят дорогих ему людей.


* * *

Обед я пропустила.

Весь день я ожидала, что меня, Керилира и Элара, снова вызовут к ректору и что-нибудь сообщат о нападении. Кинжал казался достойной зацепкой. Проходили часы, и ничего не происходило, никаких новостей нам не сообщали. Оставалось только сидеть и ждать. Вообще, день получался откровенно бестолковым.

Какого-то существенного продвижения с переводом, пока достигнуто не было. Дело шло медленно, и поведение Алекса немного спутало планы. Ведь я собиралась показать ему итоги своей работы, а ещё высказать возникшие у меня догадки. Думала, он мне поможет.

Наверное, состояние лорда Лотиана сказалось на нём сильнее, чем водник хотел показать. Ему надо время, чтобы пережить эту ситуацию.

Другого логичного объяснения я не находила.

С чего он начал спрашивать про мою семью? Этот вопрос, родные ли они мне, очень сильно настораживал. Мне хотелось скрыть любую личную информацию от посторонних.

На столовую я совершила настоящий набег, который назвать ужином было никак нельзя. Пришла, набрала бутербродов, пирожков, булочек, а затем не задерживаясь покинула помещение.

Сумка просто ломилась от еды. Я всё продумала! Не факт, что ночью мы с Керилиром сможем поспать, а это значит, обязательно захотим кушать. Возможно, потом я пропущу завтрак и обед, так что мой запас был рассчитан минимум на сутки.

Вернувшись в комнату, я решила потихоньку собрать всё необходимое.

Еда, книги, зелье бодрости, одеяло — всё это могло понадобиться, я словно собиралась в самый настоящий поход. Возможно, слоило взять с собой косу, но она привлечёт не нужное внимание и передвигаться с длинным свёртком в руках, через все проходы и тихо пробраться на крышу, казалось невозможным.

Уже почти сутки, несколько магистров патрулировали территорию академии, меняясь время от времени.

Всё было крайне серьёзно. У меня появилось сомнение, получится ли вообще осуществить мой план.

Пропажа магии всполошила и волновала абсолютно всех, кроме меня. Ну моя сила не терялась, и меня больше волновало кто скрывался под маской и плащом. Я долго думала, прежде чем уснуть прошлой ночью и пришла к выводу, что скорее всего нападал тот, кого знаю в обычной жизни.

Почему пришла к такому выводу? Всё просто.

Плащ надёжно скрывал силуэт, маска — лицо, капюшон давал дополнительную защиту. Обычно, если знаешь человека в жизни, то ты без труда сможешь его узнать лишь по фигуре, даже не видя лица и не слыша голоса. Именно поэтому, возможно, нападавший решил подстраховаться. В правоте моих суждений я не была уверена даже на половину, но это оказалось единственной зацепкой и ещё одной причиной смотреть в оба.

Если нападавший это девушка, которую я хорошо знаю, то круг подозреваемых сужался до нескольких человек, которых можно пересчитать по пальцам одной руки: Катэль, Рэт, Нанда, но огневицу скорее сразу можно было записать в невиновные. Вот сомневаюсь, что она бы ждала неделю имея почти каждую ночь возможность меня прикончить.

Оставались девушки с родной Северной академии, но мне так же казалось маловероятным, что кто-то заранее знал об исчезновении магии. Всё выглядело так, словно когда случился сбой, кто-то решил просто воспользоваться возможностью и не планировал нападение с самого начала, или планировал, но немного по-другому.

Единственное, не стоило забывать ещё об одной личности — Ада, до сих пор я не знала, что с ней случилось. Хотя простая подстава и убийство, это совершенно разные вещи.

Если же убрать из виду, что это знакомый человек, то круга подозреваемых толком не существовало, это мог быть кто угодно, кроме Керилира и Элара. Возможно, даже местные жители.

Именно такие мысли крутились в моей голове пока я медленно собиралась. На улице начинало темнеть. Мы, с Керилиром, договорились встретиться на самом верхнем этаже общежития, в одиннадцать вечера. Конечно, вряд ли в это время, студенты будут уже спать, но терять драгоценное время совсем не хотелось. Постараемся пробраться незамеченными. Шанс остаться незамеченными был очень высок.

По сути, какое остальным дело, до наших передвижений, ведь формально мы не нарушали правил.

Ничего не говоря Нанде, я молча покинула комнату в назначенное время. Сумка за счёт артефакта Агнес, выглядела лёгкой, словно она была пустой. На самом деле же, там находились почти все мои вещи, не считая одежды.

Добралась до места встречи без приключений, никого не встретив. Только один раз, мне показалось, что на меня кто-то смотрел, но когда оглянулась, за моей спиной никого не оказалось. Пустая лестница, лишь чьи-то голоса доносились с первого этажа.

— Ты опоздала, — тихо проговорил Керилир, выплывая из тени.

— Лишь на две минуты, — отмахнулась я.

Фей ничего не ответил.

На последнем этаже общежития, находилась лестница на чердак, но она была заперта, я надеялась на руны с помощью которых взломала комнату Алекса.

Когда мы окажемся на чердаке, там есть окошко и мы сможем вылезти на крышу.

Я поднялась по лестнице и второй раз за сутки нарисовала карандашом руны для взлома защиты. Руны засветились, но не исчезли и люк оставался запертым.

Чёрт! Ну, как и ожидалось мне не могло настолько везти.

Керилир парил рядом, сложив руки на груди. Наблюдая за моим провалом.

— Дай, я попробую, — в итоге проговорил он.

— Ладно, — спустилась вниз, освобождая место для фея.

Прошло несколько минут. Руны вспыхивали одна за одной и не действовали. Удивительно, что на чердаке поставили такую охранку. Хотя, возможно, сделали это специально лишая студентов укромного уголка. Так у них комнаты имелись.

Мы задерживались, таким темпом, нас могли поймать или увидеть посторонние. Как только я об этом подумала, у фея получилось. Внутри люка раздался тихий щелчок и Керилир откинул его назад.

— Простой замок, никакой магической защиты. Поэтому у тебя и не вышло, — с досадой проговорил парень, ведь он тоже провозился с этим люком, некоторое время.

Легкая улыбка появилась на моём лице, кажется я тоже становлюсь зависима от магии. Ведь даже не подумала, что там обычный механический замок и на люке не имелось никаких охранок, которые помешали бы его сломать.

Самая надёжная защита у запертых дверей и вещей — комбинация магии и обычных механизмов зачарованных от взлома.

На чердаке оказался завал, в прямом смысле слова. Старые кровати, пыльные матрасы, почти развалившиеся тумбы, это место использовали, как склад барахла, вместо того, чтобы сразу избавляться от ненужных вещей.

Маленькая узкая тропинка через весь этот мусор вела в глубину помещения. Керилир парил всего лишь в сантиметре от пола, а мне приходилось слегка пригибать голову, чтобы случайно не стукнутся об деревянную балку.

Наклон крыши оказался небольшим, в этом нам повезло, наверху не будет опасно. Пробравшись к одному из окошек, я выглянула наружу: луна светила очень ярко, но прямой свет не попадал в помещение, а прямо внизу, возле общежития, бродил кто-то из магистров.

С этого окна, пробраться на крышу было проблематично, стоит человеку внизу поднять голову верх, и наш план накроется медным тазом. Так, теперь проверим следующее окно, оно выходило на заднюю сторону общежития и если смотреть снизу, то его полностью скрывала зелень деревьев. Поэтому, когда мы направлялись сюда, я точно не знала сколько окошек на чердаке.

Керилир же осматривал вещи. Чем могло его привлечь это барахло?

Фей даже пару раз разворошил несколько куч с какими-то тряпками.

Ко второму окну пришлось пробираться прямо через завалы, при этом сдерживая себя, чтобы не чихнуть. Никакой дорожки оставлено не было, а вещи валялись как попало.

Костюм для полевой подготовки, который буквально минуту назад был чистым и полностью чёрным, оказался замаран. В нескольких местах пыль собранная мною с барахла, дала ткани серый оттенок.

Из этого проёма оказалось ни только землю не видно, но и всё что впереди. Полностью закрывало обзор — высокое, ветвистое дерево, росшее совсем рядом со зданием общежития.

Это окно нам определенно подходило, теперь осталось только аккуратно пробраться наверх.

За моей спиной раздался тихий шум.

Я резко оглянулась. Керилир парил чуть выше, чем в самом начале, а сверху над его головой, в крыше появилась дыра.

— Ты её сломал?

— Нет просто заставил исчезнуть, будем уходить починим, — невозмутимо проговорил Фей.

Хм, хороший вариант и на стену лезть не надо. Пока я добралась до дырки, Керилир уже исчез в проёме.

Подставила первую попавшую тумбочку и забралась на неё. Под моим весом, мебель настораживающе заскрипела, а моя голова оказалась поверх настила, и я в упор разглядела ноги Керилира, парень парил прямо передо мной.

«У него такие маленькие ступни, и лодыжки совсем тонюсенькие», — подумала я, а сверху тихо произнесли:

— Давай руки.

Подчинившись своеобразной команде, я вытянула руки вверх, хвататься за края настила было немного опасно, он мог обломаться.

Запястья сжали мёртвой хваткой, и затем меня резко подняли верх.

На твёрдую поверхность меня поставили аккуратно, подальше от проёма, и я тут же легла на спину. Стоять в полный рост, казалось не лучшей идеей, потому что нас могли заметить. Так же из-за того, что поверхность крыши была под наклоном, стоять оказалось тяжело, и я побоялась просто упасть вниз.

— Так и зачем мы тут? — тихо поинтересовался Керилир, присаживаясь рядом со мной.

— Мне надо зарядить лунным светом артефакт, — скрывать смысла не было, все и так станет сейчас ясно.

— Тот, что у тебя на ухе? — скорее утверждая, чем спрашивая произнёс Керилир.

— Да, — подтвердила я.

Мы с феем неделю были неразлучны, и неудивительно, что он его заметил, как бы дракончик не скрывался.

По-честному, я мало представляла, как именно будет происходить зарядка. Собрав волосы в хвостик, достала покрывало из сумки, чтобы положить под голову, а затем просто легла на бок, подставляя артефакт к лунному свету.

Поначалу ничего не происходило, я расслабилась и мне становилось скучно.

«Мало», — внезапно раздался в моей голове ворчливый голос и дракончик зашевелился.

Цепляясь за кожу, пополз по шее вниз, за то время пока артефакт находился со мной впервые он менял своё место расположения.

Я его не видела, но чувствовала. Кажется, чарм увеличился в размере. Дракончик остановился в районе шеи, а затем обернул её, неожиданно удлинившимся хвостом — замер, становясь похожим на специфическое ожерелье.

Артефакт однозначно увеличился, его туловище располагалось в районе моих ключиц.

Я перевернулась на спину.

Дракончик замолчал, лишь легкий свет отражался от металла.

Кстати, луна была полная, на небе ни облачка и у меня теплилась надежда, что возможно хватит одной ночи.

— Этот артефакт дал тебе тот канделарец? — внезапно спросил фей, глядя вверх на небо.

— Да. Как ты понял?

— Предположил. На Канделаре артефакты, которые черпают лунный свет, не редкость.

— Не удивительно, ведь на Канделаре почти всегда ночь. Но почему тогда у нас не используют солнечный свет? — тихо спросила я, вопрос возникал сам собой.

Керилир посмотрел на меня, а затем проговорил:

— Ты не правильно понимаешь взаимодействие. Причина не в самом лунном свете как таковом, а в металле из которого выполнен артефакт. На Канделаре изготавливают металл, который реагирует на лунный свет, усиливая все руны, заклинания, ритуалы и заговоры. Любые магические манипуляции, которые накладывали на артефакт, становятся сильнее. Насколько мощным будет изменение, зависит от качества и чистоты используемого металла. В Эргосе ничего подобного или похожего на этот материал нет, — закончил лекцию фей.

— Хм, у меня даже мысли об этом не было, — откликнулась я, то как работал Элехарсус стало для меня более понятней.

Мы замолчали. Керилир лежал закрыв глаза. Наверное, спал.

Прошёл один час, затем второй, третий, четвёртый. Скоро будет рассвет. Окружающая тишина и темнота убаюкивали лучше любой колыбельной, и я держалась из последний сил.

Дракончик на шее нагрелся, и приятно согревал кожу. Хоть какой-то показатель того, что дело движется.

Безмятежность. Всегда любила ночь.

Интересно, что меня ожидает в будущем? Оно не представлялось радужным. Я вообще удивлялась, своему относительному спокойствию. Наверное, любой человек давно бы стал параноиком, если бы знал, что его кто-то очень настойчиво хочет устранить. Порой мне казалось, что дело в моей ледяной стихии, она влияет на меня и делает более хладнокровной.

Неожиданно в небе прям в центре над территорией академии, появился маленький огонёк, он завис в воздухе привлекая моё внимание.

Я дёрнула Керилира за плечо.

— Что это? — произнесла указывая в сторону, происходящее выглядело подозрительно.

— Где? — непонимающе спросил фей.

— Вон в небе, огонёк висит, — пояснила я поворачивая голову Керилира в нужном направлении.

Пару секунд, фей глядел на странное явление в небе, затем на миг закрыл глаза.

— Нам срочно надо уходить, — вскоре быстро проговорил он, серьёзным голосом.

— Быстрее, — шикнул на меня фей, а в этот момент небо озарила вспышка и огонёк разросся, закрыв тонкой огненной стеною небо. Преграда продолжала расти, накрывая всю территорию академии огненным куполом.

Послышался шум, крики, вспышки стихийной магии. Раздался звон разбитого стекла, словно кто-то выбил окно из своей комнаты.

Купол накрыл полностью всю академию, не давая никому покинут её пределы, телепортироваться же было нельзя.

Мы находились в ловушке.

Сознание накрывала тьма, которая давила, запугивала, уничтожала. Грязная сила, превосходящая обычную магию. Тьма и разруха. Страшный сон, увиденный когда-то, снова предстал передо мной в ярчайших красках: разрушенный город, академия, погибающая природа.

— Оверворлд, ну очнись же ты! — кто-то крикнул мне прям в ухо, и затряс словно тряпичную куклу.

Видение, потревоженное чужим вмешательством, стало уходить и я увидела перед собой лицо Элара.

— Что ты тут делаешь? — сфокусировав взгляд, немного охрипшим голосом спросила у парня.

Мы с феем всё ещё находились на крыше здания.

— Я проследил


убрать рекламу


за тобой вечером. Надо уходить, как можно скорее. Тёмные маги напали на академию. Они давят тёмной силой, меня тоже поначалу оглушило так же, как вас, — быстро произнёс огневик, хватая мою сумку с крыши.

Керилир был бледен, даже красно-жёлтый свет исходящий от огромного купола, не скрывал этого.

Элар, подталкивал меня к дырке в крыше, через которую мы выбрались наружу.

— Как же остальные? — беспокойно спросила я.

Вся моя команда, да и вообще все студенты находились в огромной опасности.

— В этой ситуации, каждый сам за себя, иначе никто не спасётся. Я же возвращаю должок, — безапелляционно ответил Элар.

— Стой! — остановила я его, не давая опустить меня вниз.

Элар был прав не время играть в благородство, когда ты одна из главных мишеней. Наоборот лучше уйти, как можно скорее и попытаться пробиться через купол.

— Керилир, если я схвачусь за тебя и мы спрыгнем прямо с крыши, у земли замедлим падение? — опасно снова возвращаться в здание и это замедлит наш побег.

— Да, расшибиться не должны, — кивнул фей.

— Если с Эларом?

— Слишком тяжело, стукнемся, — отрицательно покачал головой Керилир.

На всю округу послышался крик, который мгновенно привлёк моё внимания. Возле основного здания, там, где обзор не был прикрыт деревьями, происходила самая настоящая битва. Магистр, который сражался с врагом, проиграл. Мощным потоком воздуха, человек был отброшен назад, его тело пролетело несколько метров, словно лёгкая тряпичная кукла, и упало на землю. Никаких движений, он потерял сознание или умер.

Сердце застучало, как бешенное. Страх прокрался внутрь, леденя кровь.

Победивший маг, внезапно посмотрел в нашу сторону. Я поняла это по движению его головы, а ещё усилившегося давления тёмной магии.

Враги окружали академию, отовсюду были слышны звуки коротких битв. Маг же заметивший нас, быстрым шагом направился к зданию общежития.

— Василиса, хватайся за Керилира, а я попробую спуститься по дереву, — решительно проговорил Элар, увидев то же, что и я.

— Я подстрахую с земли, на поверхности моя магия сильнее, — произнёс фей.

Керилир обхватил меня чуть выше талии, и повернулся к краю крыши, готовый спрыгнуть вниз. Напоследок я снова посмотрела на мага внизу, с ним вновь кто-то сражался.

Тёмный маг же опять выигрывал.

В следующий миг, мы стремительно полетели вниз, тонкие ветки несколько раз зацепили одежду, больно поцарапав кожу под ней.

Быстрое ускорение, а затем замедление, но мы всё равно не удержались при столкновении с твердой поверхностью и рухнули на землю. Прыгать с высоты пяти этажей — рискованное занятие.

Раздался громкий звук листьев, сопровождаемый глухим хлопком. Кажется, Элар прыгал прямо с крыши на дерево. Можно было воспользоваться стихией, но это привлечёт слишком много внимания, нам надо было скорее уходить и сберечь силы на пролом купола.

Поднявшись на ноги, я вглядывалась вверх и ждала когда же появится Элар, мы не могли его бросить. Время слово застыло, и страх того, что нас настигнут тёмные маги только усиливался.

Ветки зашелестели сильнее и показался Элар, торопливо спускающийся вниз.

— Скорее! — прошептала я, но моих слов не требовалось, он и так стремительно двигался вниз. Когда до земли оставалось около полутора метра парень спрыгнул, уверенно приземлившись.

На земле давление тёмной магии оказалось ещё сильнее, она теснила, пыталась склонить к земле и будто мешала быстрым движениям.

— Бежим, — скомандовал Элар.

Совсем рядом произошла вспышка сильной стихийной магии. За нами шли, подбирались совсем близко.

Как же там остальные? Где же Вольграм, когда он так нужен?

Последние пару суток выдались невероятно напряженными. Я крепилась, собирала последние силы и до сих пор намеревалась сражаться до последнего, приложить все силы и выжить, но одновременно с этим в горле стоял комок, хотелось, чтобы всё скорее закончилось.

Мне требовался кто-то близкий. Все эти испытания, сложные ситуации сыплющиеся на меня будто из рога изобилия, морально истощали и ослабляли. Если бы не несколько друзей, которых я приобрела в Эргосе, то не знаю, как бы сейчас держалась.

Я просто нуждалась в близких людях, по-настоящему близких, готовых поддержать в любой момент, так, как не смогут другие. Почему-то такую простую и ясную, как день истину, я осознала только сейчас, возможно потому что устала, вымоталась. Нападение, потом две почти бессонные ночи, а теперь ещё одна опасная ситуация.

Мы бежали к барьеру, который возможно не сможем преодолеть, а по пятам следовали враги, грозя настигнуть нас в любой момент.

— Он очень близко. Тёмный маг идёт за нами, и он очень сильный, — слова Керилира звучали будто приговор.

В руках Элара блестел меч, мы продирались через кусты, не обходя, даже не стараясь найти дорогу. Купол находился уже совсем близко, чем ближе мы подбирались к нему тем сильнее были красные и оранжевые всполохи вокруг.

Свет луны словно не достигал земли, повсюду зловещие оттенки красного и оранжевого.

— Василиса, ты нас выдаёшь. Становится всё сложнее заметать за тобой следы, — недовольным голосом произнёс Элар, а я оглянулась не понимая, что именно он имел в виду.

Ох, чёрт! Моя сила снова вышла из-под контроля. За каждым шагом оставался ледяной след, который почти сразу же исчезал подтапливаемый огненной магией Элара.

Только не сейчас, почему в такой не подходящий момент!

За спиной горели деревья, воздух взметал ветки, земля тряслась, казалось, что все тёмные маги отправились вслед за нами.

Стена купола заставила сомневаться в том сможем ли мы его преодолеть, или вообще успеем ли. Красная стена, а внутри живой огонь. Керилир наклонился к земле и начал рисовать руны прямо возле начала барьера.

— Василиса, если будем не справляться, то убегай. Преследователи очень сильные, они забрали силу не у одного мага, — негромко произнёс Керилир.

Руны не помогали, барьер непоколебимо держался.

— Нет, это не поможет. Сбегать надо Вам. Они пришли за мной, я почти уверенна в этом, — покачав головой вымолвила я.

Элар сделал размах, меч блестел в огненном свете, металл коснулся стенки купола, и сталь покрылась огнём, а от удара посыпались искры.

У огневика из груди вырвался вскрик. Оружие из его рук рухнуло на землю, там, где он касался рукоятки, появился сильнейший ожог. Элар замахал руками пытаясь остудить и убрать жжение.

Огненный маг обжёгся своей же стихией.

— Его не пробить. Только не нам троим. Барьер создавало несколько тёмных магов, а они поглощали силу нескольких стихийников. Слишком сильная магия, — сокрушённо произнёс Керилир.

— Малец, прав, — раздался мужской голос, и высокий человек вышел из-за деревьев.

Маг с белоснежными волосами, которые даже в этом красном свете от купола, оставались белые и без труда можно было понять их цвет. Они словно серебрились изнутри.

— Не пришлось даже торопиться. Ведь Вам некуда деться, — продолжал он, неспешно, двигаясь к нам.

Мужчина чувствовал себя хозяином положения, его ничуть не побеспокоила боевая стойка Элара, и я готовая сражаться до последнего. Керилир пока стоял и не предпринимал никакой защиты.

— Кто вы? Зачем напали на академию? — мой голос дрожал против воли.

— Кто я? — маг негромко засмеялся, а затем похлопал в ладоши.

— Я — Настас Эрайом, — прозвучавшее имя показалось смутно знакомым, я его где-то слышала.

Рука Керилира легла мне на плечо.

— Не думал, что ты продержишься так долго. Заслуживает уважения, — и он снова захлопал в ладоши.

— Ты же и сама понимаешь, почему всё это происходит. Бедные студенты, магистры и всё из-за тебя маленькой девочки, которая никак не хочет смириться. Господин же не отступается от своих решений, — продолжал он, моё сердце сжималось от горечи.

— Зачем это Вам? Почему именно я? Зачем Вам иномирянка? — за мной начали охотиться ещё до проявления связи с Вольграмом, и я правда не понимала, почему с самого начала меня избрали жертвой.

Из уст мага вырвался смешок. Мой взгляд метался в разные стороны, выход должен быть, мы просто обязаны его отыскать. Я невероятно жалела, что оставила косу в комнате, как же она могла помочь. Сейчас не чувствовала бы себя настолько беззащитной.

Вспышки магии отдалились, словно мужчина стоящий перед нами подал знак, что разберется тут один, ведь я была почти уверена, что за нами следовало несколько человек.

— Почему Вам смешно? — спросила у него. Настас что-то знал.

— Ты до сих пор веришь, что иномирянка? Глупости. Никогда бы в не магическом мире не родилось бы настолько сильного мага. Ты принадлежишь древнему роду Эргоса, который когда-то был сильнейшим, хотя вскоре он будет полностью уничтожен, — словно издеваясь говорил он, наверняка стремясь меня запугать.

Мужчина смотрел прямо, сложив руки на груди, во всех его движениях сквозила ленивая неторопливость.

— Вы наверное шутите, — покачала головой.

Элехарсус не успел зарядиться, но всё равно украшение грелось, словно готовясь к битве. Дракончик молчал.

— Я тут не для того, чтобы убеждать в чём-то глупую девчонку. Кстати, ты кажется совсем не запомнила моего имени, а когда-то сама искала со мной встречи, — произнёс мужчина хрустнув костяшками пальцев.

— Впрочем, пора заканчивать. Я решил развлечься и хочу предложить тебе выбор, — мгновенно добавил он, его глаза предвкушающе заблестели.

Я громко сглотнула. Сердце тяжелое, как камень, ухало в груди.

— Точнее для твоих друзей. Вы можете прямо сейчас уйти, я Вас отпускаю. Оставляете мне свою подругу и идите! — взмахнул он рукой в сторону, словно делал великодушное предложение.

Элар было дернулся вперёд, а затем остановился и через несколько секунд промедления произнёс:

— Извини, солнышко. Наверное, я воспользуюсь предложением. Умирать в мои планы не входило, — парень опустил свой меч, который совсем недавно поспешно поднял с земли, стоило появиться тёмному магу.

В груди предательски защемило. Я его прекрасно понимала, он пытался помочь и не получилось, зачем губить свою жизнь. Мы с ним едва знакомы, однако всё равно на душе стало паршиво от его решения.

— Иди, — кивнул Настас показывая в сторону.

Элар пошёл прочь, возле края барьера, не приближаясь к черному магу.

— Пока, — сухо произнесла я на прощание.

Парень не оборачиваясь, быстрым шагом скрылся среди деревьев.

— Хм, фей решил поиграть в благородство? — обратился Настас к Керилиру, маг не улыбался, его чёрные глаза были словно зловещей бездной.

— Керилир, уходи, — он не должен был пострадать из-за меня.

Моя магия морозила всё на метр от нас, ледяные кристаллики в воздухе, и низкая температура наверняка опустилась ниже нуля. Стихия реагировала на моё состояние.

— Тебе этого никогда не понять, — ответил Керилир тёмному магу, проигнорировав мои слова, а затем стремительно дотронулся до своего деревянного амулета висящего на шее, и в Настаса полетела стрела выпущенная из лука, возникшего в руках фея.

Я кинулась в сторону, не убегать, а чтобы уйти с открытого пространства. Ничего не вышло мои ноги примёрзли к земле, а Керилир боролся со льдом своей магией земли, но силы противника на самом деле были колоссальными. Мы по сравнению с ним были словно малые дети.

Моя стихия?

— Вы ледяной маг?! — воскликнула я, никак не могла вырваться из оков, эта сила была сильнее моей, намного мощнее, как маленький кусочек льда, против айсберга.

— Деточка, ты же сама меня искала. Хотела наверное чему-то научиться, — проговорил он, делая пас рукой.

Настас Эрайом ледяной маг с очень знакомым именем.

Это он! Это его мы с Вольграмом искали в столице, хотели с ним поговорить.

Фея снесла огромная ледяная волна и он ударился об огненную преграду, от столкновения с куполом пошли маленькие искорки, и Керилир упал на землю потеряв сознание.


* * *

Вольграм. 


Печать засияла, за несколько секунд до тревоги, которая разнеслась громким звоном по всему королевскому дворцу.

Безрассудность — вот как назывались мои действия. Мне было плевать на опасность, печать горела и сердце стучало.

Лёгкая нервозность присутствовала давно и не отпускала меня. Просьба короля, обязанности свалившиеся на меня, казались чушью. Было плевать абсолютно на всё, меня тянуло обратно. Даже то, что Алекс по моей просьбе вернулся в академию и обещал присмотреть за Лисой, ничуть не успокаивало.

Мне надо было самому находиться там. Каждый раз сохраняя трезвость ума, я оставался там, где был обязан быть. Отец шёл на поправку, ему ничего уже не угрожало, но в сознание он не приходил.

Когда же зазвучало тревога, оковы сдерживающие меня и все доводы стали пустышками, абсолютно нелепыми. Первый, не дожидаясь остальных, я строил портал, чтобы телепортироваться. В моей голове будто шёл отсчёт и была уверенность, что как только он закончится, станет поздно усилия будут напрасны.

Воспользовавшись телепортом, я оказался посреди поля. Впереди мерцал огненный купол, который озарял светом всё вокруг, красное зарево распространялось от него.

Все мышцы напряглись, магия вышла из-под контроля сжигая все растения возле меня.

Стихий было очень много, сила захлёстывала это место, тёмная энергия словно плотный туман окутала территорию.

Печать горела сильнее, я прислушался к своим ощущением, связь должна подсказать куда мне идти.

Всё поле стало освещаться резкими вспышками телепортов. Большая часть магов на службе королевства собиралась здесь, беспрецедентный случай нападения на академию.

Наконец почувствовав то, что я искал, побежал к стене купола. Василиса находилась очень близко, чем ближе становился тем сильнее её отчаяние достигало меня. Словно эти ощущения были мои собственные.

Чувство было странными. Тяжело сдерживаемым. Даже прошлый раз когда Василиса была ослабленной и находилась в тяжелом состоянии от потери магии, я не испытывал такого. Каждая эмоция была потрясением, стало плевать на себя. Стремление уничтожить любого, кто встанет на пути, абсолютно всех. Ярость смешалась со всем, но одновременно с этим захлёстывало бессилие, будто находился в безвыходной ситуации.

Я увидел раньше, чем почувствовал.

Через барьер, который искажал происходящее на другой половине, заметил несколько фигур. Короткий бой и одно тело отброшено в сторону.

— Лиса! Отпусти её! — даже не заметил, как воскликнул вслух. Будто это были просто мои мысли. Огонь охватил всё тело, поднимаясь столбом вверх.

Мужчина — ледяной колдун, выигрывал. Лиса была беззащитна.

— Ааа! — в захлестнувшем меня безумстве и стремлении уничтожить всё, кинулся на щит, ударяя в него мечом.

Меч раскалился, но я раз за разом наносил удар за ударом. Купол был непробиваем.

Снова безрассудство и боль в груди. Раньше бы никогда не подумал, что способен на такие чувства. Держать всё под контролем, было главной задачей, но в последнее время столько раз сталкивался с тем, что я не могу решить сам, то на что не хватает моих способностей.

Я спасу её! Стану сильнее, больше никуда не уйду. Лишь бы только пробить эту преграду.

Меч раз за разом опускался на барьер, искры летели от каждого соприкосновения. Всю силу в каждый удар.


* * *

Василиса. 


Ярость полностью охватила моё сознание. Фей не шевелился, в моих руках появилась и заскрежетала коса, возникшая прямо из воздуха.

— О кто-то разозлился, но тебе это не поможет, — спокойно проговорил мужчина, делая несколько шагов по направлению ко мне.

Коса выскользнула из рук и завертелась в воздухе. В тёмного мага полетели куски льда, так быстро, что они выглядели, как яркие серебряные молнии.

В мгновенье ока, перед Настасом возникла высокая и толстая стена, защитившая его от нападения, а за моей спиной возникла другая ледяная преграда, которую я заметила слишком поздно. Тело прилипло и лёд словно двигаясь мягкий и живой, обездвижил сковав руки и ноги.

Лёд двигался дальше. Чувствовала себя загнанной в угол, Керилир до сих пор лежал без сознания.

— Ну всё, пора и в правду заканчивать, — сухо проговорил Настас, и в его руках появился острый кусок льда.

Я всё ещё могла управлять своим оружием, один взмах, второй. Оно разрубало лёд, как масло.

— Хм, занятная железка, сильная. Но её самый большой минус, в том что она напрямую зависит от твоей магии, а ты слабее, — раздраженным голосом произнёс Настас, и коса оказалась в огромной кубе из-за льда. Никаких возможностей для манёвров, я лишилась последней защиты.

— Вот и конец, — проговорил Настас, находящийся совсем близко. Маг завёл руку назад, ту в которой находился острый кусок льда.

— Нееет, остановись! — раздался приглушенный крик.

Лёд сковавший мою руку, на которой находилась невидимая печать фамалирной связи, начала таять, но тёмный маг этого не видел и процесс шёл медленно.

— О, а тебя очень быстро пришли спасать, — остановившись, немного удивленным голосом произнёс Настас.

Сердце учащенно и с надеждой застучало, я не видела того, что происходило за моей спиной, но была абсолютно уверенна, Вольграм находился там за барьером.

Барьер трещал, его пытались пробить. Неяркие вспышки света, озаряли местность вокруг.

— Не смей! Ты горько пожалеешь, — угрожающе звучали слова, а треск увеличился, но барьер никак не пробивался.

— Хм, какой темпераментный парень, — проговорил маг, не опуская заведённую назад для удара руку.

Настас возвышался надо мной, а я пыталась вырваться из оков. Рука с печатью почти освободилась ото льда. Только бы успеть вырваться.

— Твоя надежда напрасна, за барьер ему не пробиться, — произнёс он, возвращаясь ко мне взглядом.

Маг неотрывно смотрел на меня, звуки вокруг стихли стали ещё более приглушенными.

«Вот и всё», — промелькнула в моей голове мысль, пока рука мага, как в замедленной съёмке, опускалась в мою сторону. Лёд, который оказался подобно клинку, был направлен точно в сердце.

Элехарсус раскалился, металл приносил сильнейшую боль, обжигая кожу, на шее.

За миг до того, как ледяное острие коснулось бы меня, Настас замер. Его глаза заметались в разные стороны, до моей кожи оставались какие-то миллиметры, а затем его неведомой силой отбросило назад. Оковы спали, и я упала на землю. Ожерелье, в которое превратился Элехарсус, остыло, а в голове прозвучал голос:

«На большее не способен, энергии недостаточно».

Артефакт спас от неминуемой смерти, или только отсрочил её, Настас пошевелился. Тёмного мага ударило об дерево и он лежал на земле.

— Лиса! — послышался голос за моей спиной.

Я кинулась к барьеру, от которого сыпались искры. Все линии печати на руке ярко горели, сияние было настолько мощным, что пробивалось через плотную ткань кофты.

За стенкой огненного купола находился Вольграм, а возле него ещё несколько человек, но преграда была не пробиваема.

— Убегай, пока он не пришёл в сознание! — крикнул он.

Я не могла бросить Керилира, он жив и оказался в опасности только потому, что хотел спасти меня. Настас начинал вставать, и всё что я бы ни пробовала, не спасёт от него.

Странное спокойствие внутри. Против тёмных магов не поможет обычная сила. Они слишком сильны. Как можно справиться с тем, кто забрал силу у нескольких стихийников?

— Отойди от барьера, — проговорил охрипшим голосом тёмный маг.

Полностью проигнорировав его слова, моя рука легла на огненный барьер. Горячо, очень горячо, на грани терпимости.

— За непослушание. Я убью тебя, его, и твоего друга за куполом. Думай об этом перед смертью, — тёмный маг указал сначала на меня, потом на Керилира, а затем и Вольграма.

Голос Настаса звучал зло и яростно, он прихрамывая двинулся в мою сторону.

Внезапно, жар от стенки купола отступил, и кожа на ладони перестала пылать и я почувствовала чужую руку, которая коснулась меня.

Моя ладонь и Вольграма соприкасались, а щит медленно таял, печати сияли, как маленькие звёзды.

Настас замер.

— Что? Это невозможно, — теряя самообладание проговорил тёмный маг.

Уверенность, спокойность, мощь, безудержную радость и нежность, все эти чувства, эмоции смешались в неведомом коктейле и наполняли меня.

Барьер пропал полностью, купола не стало.

Мир изменился — засиял. Тьма отступала. Наши с Вольграмом руки сплелись воедино. Я чувствовала его по-новому. Каждый пальчик, который касался его кожи, будто пронзали мелкие разряды.

Магия, чистая, невинная, несущая спасенье захлёстывала меня. Казалось мы тонули в этих ощущениях. Наверное, я никогда не смогу снова описать эти чувства, которые казалось достигли самой потайной части моей души.

Происходящее, что-то намного большее, чем любовь. В эти секунды показавшиеся вечностью я чувствовала его, как саму себя.

Единение нашей магии, которая становилась сильнее пока не выплеснулась наружу. Мы отдавали эту силу миру, просто не могли её удержать, она рвалась наружу, стремилась вернуться на своё место. Покинуть подлых обманщиков, воров, которые посмели так надругаться над стихийной магией.

Теперь всё будет хорошо.

Никто не сможет нас уничтожить пока мы едины.

Им это не под силу. Все тёмные, те, кто хочет нам помешать, казались пылинками, просто досадными помехами.

Они познают бессилие. Теперь, когда мы всё поняли, и не отпустим никогда друг друга, они поплатятся.

— Лиса, я бы не выдержал, — раздался тихий шепот.

Почему-то я слышала только его, больше никого, только голос Вольграма в уютной тишине. Мы будто находились в коконе, отделяющим нас от всего, а возможно это так и было. Неимоверно глупо, застыть не смотреть за спину, забыть о врагах. Но магия пронзала каждую клеточку моего тела, я чувствовала всё на расстоянии нескольких километров и понимала опасность, миновала, нам ничего не угрожает. Тёмные повержены, украденная ими магия вернулась миру, и даже родные стихии покинули их, тех, кто надругался над самой сутью магии.

— Извини, меня извини. Я оставил тебя одну, такого больше никогда не случиться, — шептал он, прижимая меня к себе.

Его губы коснулись моей кожи, лёгкий и одновременно жадный поцелуй с оттенком былого отчаяния.

Он словно боялся, что я исчезну, растворюсь в его руках. Никакой былой уверенности, спокойствия, словно спасённый человек, который каким-то чудом избежал мучительной пытки, а затем неминуемой гибели.

Наверное, с моей стороны он чувствовал то же самое, ведь мои чувства и ощущения, так были похожи на его. Радость смешалась с горечью. Когда человек находился на грани, готов был сорваться с самого края, упасть в тёмную бездну, а затем внезапно спасся и почувствовал радость, эти эмоции опьяняли.

Мы оба чувствовали наш океан, тот который мы создавали.

Огонь и Лёд, превращались во что-то невозможное и невероятное.

Сердца стучали в унисон, успокаивали, и постепенно приводили нас в чувство.

— Нет! — пробился до моего сознания истошный вопль.

— Моя сила, я собирал её годами! — с трудом вырвавшись из транса, и нашего единения, повернула голову в сторону крика.

Кричал Настас, придавленный к земле, воздушным барьером, который принадлежал неизвестному магу, возвышавшемуся над ним. Лицо Тёмного исказилось, оно словно принадлежало безумцу.

Вздох облегчения вырвался с груди, когда я увидела, что фей живой, почти в полном порядке сидел на земле.

Вольграм ещё сильнее прижал меня к себе.

Вокруг было ещё несколько человек, и все одетые в одинаковую форму. Только один человек, стоял в свободной одежде. Мужчина, зорким и внимательным взглядом смотрел на трепыхающегося Настаса.

— Все тёмные маги, потеряли силу. Они совсем беспомощны, — отрапортовал один из людей в форме мужчине.

— Хорошо. Всех собрать, заковать. Отправить в темницу Калсар, приготовить к допросу. Помочь лекарям, перенести всех раненых в медпункт, — командным голосом, отдавал поручения мужчина.

Вольграм попытался разнять наши руки, но я сжала свои пальцы, ни за что не готовая его отпускать. Страх, такая глупая боязнь того, что если я его отпущу, всё вернётся обратно. Безопасность, которая наступали в моём сердце, умчится, пропадёт, словно никогда не наступала.

— Нет, пожалуйста, — прося вымолвила я.

Вольграм замер, а затем негромко произнёс:

— Мы уходим. Нам будет лучше уйти, — обращаясь к мужчине, который командовал всем.

— Хорошо. Все уже обезврежены, вашей помощи не понадобиться, — одобрительно проговорил мужчина.

Вольграм повернулся в сторону фея.

— Керилир ты в норме? — спросил он, зная, что для меня это важно.

— Да, всё в порядке. Идите, я же всё чувствую, — немного загадочно проговорил фей.

Я начинала успокаиваться, и делая над собой усилия ослабила хватку, отпуская руки Вольграма. Невероятная слабость нахлынула на меня. Слишком много событий переживаний и две бессонные ночи, брали своё. Я буквально валилась с ног.

Меня подхватили на руки, прижали к себе и я отключилась, заснула. Последнее, что запомнилось это тепло и лёгкие едва ощутимые поглаживания пальцами, а ещё запах, приятный аромат витавший повсюду.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Тело немного ломило. Мягкая кровать и простыни ласкающие кожу. Никогда не замечала, такую особенность за моим спальным местом. Приятный запах вокруг, находясь в полусне была на грани того, чтобы снова крепко уснуть. Уплыть в такие гостеприимные объятия Морфея.

Но внезапно нахлынувшие воспоминания событий накануне, мгновенно прогнали остатки сна и я стремительно открыла глаза, уставившись на плотную штору закрывавшую окно, которое находилось недалеко от кровати.

Плотная ткань с красивой вышивкой.

Я не в лекарском крыле и не в своей комнате. Лежала на огромной кровати, на которой с лёгкостью бы разместилось три-четыре человека, а я спала тут одна.

В большой комнате с красивой резной мебелью, и приятной бежево-золотистой отделкой, кроме меня никого не наблюдалось.

Резко вскочила откидывая прочь одеяло. Уже в следующую секунду поняв, что зря это сделала. Входная дверь начала открываться, а я пугливо пискнув натянула одеяло до подбородка, пытаясь прикрыть стыдобу на себе.

Короткая полупрозрачная ночнушка едва прикрывала все самые сокровенные участки.

Кто посмел меня переодеть? Да, ещё и в такое. Стыдно-то как.

В комнату вошел Вольграм, и закрыв за собой дверь обеспокоенно на меня посмотрел.

— Лиса, что-то случилось? Испугалась? — вымолвил он, стремительно ко мне приближаясь.

Я до сих пор прижимала одеяло к себе и не отпускала, пытаясь глазами отыскать свою одежду, но комната была идеально чистая никаких лишних предметов, только красивая отделка, с мебелью и несколькими деталями интерьера.

— Нет, не испугалась, — откликнулась я.

Вольграм приблизился и сел на край кровати, продавливая матрас своим весом.

— Тогда, что с тобой? Переживаешь? — не отступал Вольграм, и каким-то незаметным для меня образом стал ещё ближе.

Его рука потянулась ко мне, а я отодвинулась дальше, решив, что он хочет убрать моё одеяло.

— Стоп! Это ты меня переодел? — немного возмущенно проговорила ему.

— Что? Переодел? — замерев переспросил он, мои слова сбили его с толку.

— Ааа, нет. Мне конечно хотелось сделать это самому, но зная тебя, я поручил это дело служанкам, — немного улыбнувшись произнёс он.

У Вольграма под глазами залегли тёмные тени, но он всё равно выглядел до странного почти счастливым.

Смотря на парня, я расслабилась и так же улыбнулась в ответ. Хотя готова поспорить моя улыбка, совсем не была похожа на его. Что уж говорить, если оценивать наши улыбки на обворожительность по десятибалльной шкале, то я бы, наверняка, получила слабенькую шестёрку и это ещё с натяжкой, а вот Вольграм заслужил бы твёрдую десятку, и это без сомнений.

— Почему ты спрашиваешь, дай посмотрю, — внезапно нагло проговорил он и уже на самом деле потянулся к моему одеялу.

— Нет! Тебе не надо смотреть, — мгновенно отреагировала я, мёртвой хваткой вцепляясь в одеяло.

— Почему? — лукаво спросил парень.

Мы были только вдвоём, и эта ночнушка лишала меня уверенности, а стеснительность брала своё.

— Тебе пока нельзя видеть меня в ЭТОМ, — ответила я, делая акцент на последнем слове.

Парень приподняв вопросительно бровь, произнёс:

— После твоих слов мне ещё сильнее захотелось посмотреть, — откликнулся он, и улёгся на кровати напротив меня, гипнотизируя взглядом.

— Что? — спросила я, в ответ на его пристальный взор.

Вместо ответа меня резко потянули к себе, прям с одеялом, с которым я никак не желала расставаться, пьянящий аромат окружил снова, на миг заставляя закрыть глаза и насладиться им.

Но это продлилось недолго, я протестующе забарахталась в одеяле когда почувствовала, как рука Вольграма проникла под моё укрытие.

— Эй, ты что делаешь?! — воскликнула я, извиваясь во все стороны, пытаясь вырваться из захвата.

— Соскучился, — безапелляционно ответили мне, не убирая свою наглую руку.

— Я тоже, но я же не пытаюсь пощупать тебя во всех местах, — парень остановился, а затем с издёвкой заявил:

— Щупай, я не против.

— Ты издеваешься? — прищурившись спросила я, с ноткой угрозы в голосе.

— Я серьёзен, как никогда. Покажи, — требовательно проговорил он.

— Нет, и не подумаю, — уже из чистого упрямства ответила я.

Меня поцеловали властно, жадно, нависли сверху. Всего на несколько секунд, я не отвечала, замешкалась. Всё происходящее казалось каким


убрать рекламу


-то неправильным, я ничего не знала. Сколько пострадавших? Что стало с тёмными магами? Не желала чувствовать себя слепым котёнком без крупиц информации.

Об этом я и думала в первое мгновение.

А потом…

«Чёрт, я же тоже соскучилась и хотя бы несколько минут перерыва и недолгой, но такой пьянящей, лишающей здравого смысла беззаботности, думаю, заслужила», — последняя мысль в моей голове перед тем, как я поцеловала в ответ, обнимая огневика за шею.

Почувствовав ответ с моей стороны, Вольграм перестал осторожничать.

Поцелуй перестал быть просто жадным, он перерос во что-то большее настоящее сумасшествие.

«Ты моя!», — словно говорили все его движения, а за основным смыслом, скрывалось ещё несколько: тайных, непонятных, которые можно почувствовать не сразу, но как только я их распознала, все преграды, которые остались и сдерживали меня, обрушились, пропали, и наверное — навсегда.

«Я никогда тебя не отпущу… Не уйду… Не оставлю…» — означало тайное и сокрытое.

Его и моё дыхание, участилось, стало невероятном быстрым. Сердца пустились в дикую пляску, безрассудную, каждый раз делая непредсказуемые кульбиты, но каким-то невероятным чудом, словно сговорившись, достигли синхронности.

Мир разбивался на сотни осколков.

Дорожка из мелких поцелуев от краешка губ, и вниз по шее.

Внутри загорелся азарт.

Перестав его обнимать, стремительно и уверенно, притянула его лицо снова к себе и дерзко поцеловала прикусывая нижнюю губу, чувствуя слабый металлический привкус во рту.

В ответ послышался тихий, но ничуть не безобидный рык, и Вольграм оторвал мои руки от себя, прижал их кровати.

Мгновенно возвращая инициативу, заставляя следовать за собой и подчиняться.

Мне это нравилось… Дышать им… Чувствовать его поцелуи… Наши поцелуи.

Сгорать в них… Полностью…

«Люблю», — стали говорить мои движения и осознав это я замерла.

Сознание прояснилось.

Не так, не здесь, не при таких обстоятельствах. Ещё немного и мы просто не остановимся. Слишком безумные и всепоглощающие ощущения…

Одеяло съехало и прикрывало только ноги, а тонкая ночнушка, хоть и справлялась со своей задачей скрыть от чужих глаз моё тело, но казалось, что основная цель этого одеяния была совсем другой.

Вольграм почувствовав мою реакцию, не без труда остановился, перестав целовать. Пристально посмотрев на меня, немного замутнённым взглядом, он всё понял.

Слов не потребовалось.

На миг закрывая глаза, приходя в себя.

— Не так, — тихо прошептала я.

Тишина вокруг. Звук сердец, которые никак не хотели успокаиваться, и замедлять ритм.

— Ты права, — в ответ прошептал Вольграм.

Громко выдохнув, словно для успокоения. Лёгонько, совсем безвинно поцеловал в щеку и отстранился, увеличив расстояние между нами.

Взгляд Вольграма, заинтересованно пробежался, по-моему, едва прикрытому телу, а затем, удовлетворенно хмыкнул, явно довольный увиденным.

Я снова неосознанно покраснела и хотела уже снова натянуть одеяло, но этого не потребовалось.

Вольграм сделал это сам, накрывая меня чуть ли не до самого носа, так, что я почти вся была сокрыта одеялом.

В этот момент в дверь раздался громкий быстрый стук, который был чисто формальностью, потому что почти сразу же, не дождавшись никакого ответа в комнату вошёл Алекс.

Его взору предстала относительно безобидная картина, я в одеяле и рядом со мной лежащий Вольграм. Зашёл бы он хотя бы на пол минуты раньше и застал бы то, что видеть не следовало.

Не комната, а проходной двор.

Парень остановился, затем последовала очень странная реакция.

Его тело напряглось, а по лицу парня заходили желваки. Всем своим видом он выражал недовольство.

— Вольграм, можно тебя на минуточку, — сквозь зубы проговорил Алекс, его руки были сложены на груди.

Почему он так злился? Снова не объяснимое поведение.

Вольграм внимательно посмотрел на друга. Немного удивленно. Понимая, что с ним, что-то не так.

— Я ненадолго. Вещи в шкафу, — проговорил он, наклоняясь и целуя меня в лоб, словно я дитё малое.

Все действия огневика сопровождались настороженным, пристальным взглядом Алекса.

Вскоре они скрылись за дверью, а я кинулась к шкафу, чтобы скорее переодеться до того, как они вернуться. На данный момент, это было главной целью.


* * *

Вольграм. 


Я и в правду потерял голову. Забылся… Тонул в этих головокружительных ощущениях.

Соскучился. Испугался. Страх потерять её навсегда становился только сильнее, кажется, что он увеличивается с каждым мгновением. Во всём происходящем, она казалась единственным ярким лучиком света.

Хрупкая и сильная одновременно.

Хорошо, что она меня остановила, не уверен, что я смог бы это сделать.

Еще это ночнушка, хоть и была весьма ничего, но явно не подходила в данной ситуации, не удивительно, что она до последнего не отпускала одеяло.

В будущем надо будет приобрести, что-то подобное.

Взъерошив рукой свои волосы, я вышел вслед за Алексом. Кто бы знал, как мне не хотелось уходить, покидать её даже на минуту. События накануне, стали для меня хорошим уроком.

В коридоре было пусто, даже слуг не наблюдалось. Совсем скоро этой пустоты не станет, прибудет много гостей. Осталось каких-то жалких два дня. Потом королевский дворец наполниться суматохой и никакого спокойствия.

Алекс стоял сложив руки на груди и выглядел весьма нервно, это было очень несвойственно для него.

— Ты о чём-то хотел поговорить? — я сразу перешёл к делу.

Друг решительно кивнул. Куда же делось его былое спокойствие.

— Что между Вами происходит? Насколько ты к ней серьёзен? — озадачил он меня.

Сначала мне показалось, что Алекс решил пошутить или просто передумал и перевёл разговор в другое русло, но нет его и в правду очень сильно интересовали мои ответы на его вопросы.

Не помню того, чтобы его когда-то настолько волновали мои дела.

Возникло очень нехорошее подозрение. В последнюю неделю Алекс очень часто контактировал с Лисой.

Неужели… Самый худший расклад. Даже предполагать такое не хотелось.

Даже самому лучшему другу, почти брату, не будет никаких поблажек, никаких возможностей.

Моё тело напряглось, намёк на улыбку и обеспокоенность за друга пропала. Одна мысль о подобном, вызвала у меня такую реакцию.

Взгляд ожесточился.

— Почему тебя это волнует? — напряженно спросил я, а затем продолжил:

— Алекс если у тебя появились какие-то чувства, намерения к ней. Лучше забудь об этом сейчас и отпусти. Я не хочу портить наши с тобой отношения.

Он немного удивленно посмотрел на меня, а затем расслабился и облегченно выдохнул.

— Твоя реакция, говорит красноречивее всех слов, — откликнулся он, ложа руку мне на плечо.

— Алекс, выкладывай, — теряя терпения проговорил я.

Друг замялся, немного растерялся, не знал, как начать.

— Пошли, — махнул я рукой, направляясь к двери, напротив.

Эта комната была официально выделена для меня, там мы могли поговорить и быть при этом уверенными в том, что никто не подслушает.

Точно такая же, как у Василисы. Вообще за мной всегда были закреплены другие покои, но в этот раз я от них отказался.

Алекс остановился в центре комнаты.

— Ты же знаешь, когда на академию напали я отсутствовал, — начал издалека Алекс.

— Да, — кивнул я.

Самый лёгкий путь винить Алекса в том, что он оставил Лису одну, когда я просил за ней приглядеть, но я и сам был хорош, тоже покинул академию при первой потребности. Мне ничего не стоило вернуться и забрать её, почти сразу же, но соблюдение условностей и мнимое ощущение, что там безопасно.

— Я посещал своё старое поместье, — Алекс стал расхаживать по комнате, он волновался.

— То самое.

— Там же остались одни руины, почти всё сгорело, — проговорил я, вспоминая жуткие куски здания, почти ни осталось не обрушенных стен.

Постройку рушили, намерено уничтожали. Именно, в этом доме погибла вся семья Алекса.

— Да, но не совсем. Мой отец тоже любил скрытничать, как и твой. У меня сохранилось воспоминание из самого детства. Как папа исчезает в темноте, спускаясь вниз, — остановившись на месте проговорил Алекс, он словно видел перед глазами ту картину, которую описывал.

Я внимательно слушал, Алекс бы не стал просто так возвращаться на то место, оно причиняло ему боль, напоминало о счастливых воспоминаниях. Моя семья постаралась восполнить потерю, как могла, но родных людей, ничто не сможет заменить.

— Одно время, мне даже казалось, что это просто один из снов. Но я смог отыскать это помещение, внизу под обломками, комната под землёй. Артефакт рода, оказался ключом, — поспешно проговорил Алекс, доставая небольшой круглый предмет из кармана, завёрнутый в небольшой кусочек ткани.

Под тканью оказался артефакт силы рода.

— Откуда? Он же пропал, — с изумлением проговорил я, всматриваясь в главный камень.

— У твоего отца. Он всё это время, хранил его у себя. Собирался отдать, когда я окончу академию.

— Очень на него похоже, — немного недовольно проговорил я.

Я определенно считал, что о нахождении таких личных вещей, надо сообщать, а не хранить тайну до последнего.

Отец стремительно шёл на поправку, и лекарь пообещал, что он скоро придёт в себя. В лекарском крыле круглые сутки присутствовала охрана, лично подобранная королём, чтобы исключить любую возможность повторного нападения.

— Смотри, — более уверенным тоном проговорил Алекс, открывая свой артефакт.

— Два? Откуда два кристалла? — мгновенно увидел странную вещь.

— Девушка в соседней комнате, не Василиса Оверворлд с другого мира. Она моя сестра Вилана Лассандир, — с лёгкой улыбкой, но сохраняя полную серьёзность произнёс Алекс.

— Что?! Как? С чего ты решил? — я невольно снова взлохматил и сделал несколько шагов по комнате, утрясая в голове услышанную информацию.

Да, я удивился. Чёрт возьми, ещё как удивился.

Нет, это конечно намного лучше, чем-то, о чём я подумал в самом начале. Даже в тысячу раз лучше, настоящий повод для радости, но всё равно в голове никак не укладывалось. Звучало слишком абсурдно.

В мире, в котором Лиса жила прежде, у неё осталась семья и она упоминала, что как только закончит учёбу очень хочет её навестить. Сейчас с её уровнем контроля и знаний, то место за несколько секунд отвергнет её и переместит куда угодно лишь бы избавиться. Уверен кто-то более сильный уже посетил её родственников, сделал магическое воздействие, чтобы они не искали девушку.

— Она смогла открыть, артефакт силы рода. Ты ведь прекрасно знаешь, что это означает, — проговорил друг.

Да, это о многом говорило, без сомнений.

— Я не сразу поверил, как и ты. Потом телепортировался и нашел ту комнату, а там тетрадь с записями отца. Помнишь ты говорил, что у Василисы стоял блок на магии? В самом начале, когда она только появилась.

— Да, помню.

Алекс кивнул, он перестал волноваться, но выглядел взбудораженным. Впрочем, это не удивительно.

— Это родители поставили тот блок, чтобы спрятать её. Срок двадцать лет, а потом он должен был истончиться, исчезнуть. Вилана же переместиться обратно, — рассказывал Алекс, излагая прочитанное из тетради.

— Она должна была появиться только после предполагаемого турнира. Василиса оказалась тут раньше, чем они ожидали, — перебил я друга.

Наверняка, блок пропал из-за возрастающей с возрастом магической силы. Истончился и пропустил выброс, который спровоцировал перемещение, но это лишь мои предположения, следовало всё проверить.

— Причем тут турнир? — с непониманием в голосе произнёс Алекс.

— Пока, точно не ясно. Алекс там было написано, почему твои родители так поступили? Их что-то подтолкнуло поступить именно так, — всё очень было похоже на правду, имелись прямые доказательства.

— Не совсем. О какой-то опасности в будущем. Один из тех, кто шпионил у тёмных, сообщил им, что за их дочерью придут и родители решили её отослать, решив, что самый надежный вариант, — с ненавистью вымолвил Алекс.

«Что если они знали о нашей будущей связи, ещё до её возникновения?» — возникло у меня предположение. Если это так, то тёмные постоянно были на шаг впереди нас. Мы скрывали, делали тайну, решив таким образом защитить. Что если все усилия с самого начала были напрасны и бесполезны?

— Алекс, не говори пока ей. Хватит с Лисы потрясений. Потерпи всего два дня. Надо проверить почерк, удостовериться, что тетрадь не подделка, в кабинете моего отца хранятся старые письма. Хоть, вероятность невероятно высока, но на всякий случай. Ничему уже не доверяю, — проговорил я, подходя ближе к другу.

Алекс молчал и я прекрасно его понимал. Ожидание давалось с трудом. Возможно, поступал эгоистично, но больше такой возможности не предвидится. Через два дня прибудут группы возможных участников, со всех стран, со своими представителями, станет не продохнуть. Все понимают серьёзность положения и приходится торопиться.

— Как только проверим последний раз, то сразу отправимся к древу родов империи и тогда она официально получит своё имя и узнает о брате, — добавил я, зная, что именно такой расклад устроит друга.

— Ты сможешь добиться этого так быстро? — проницательно спросил Алекс.

К артефакту древа родов, не так просто получить доступ, и любые взаимодействия происходят под надзором всего совета.

— Да, постараюсь. Сам понимаешь, случай далеко не обычный, — напряженно кивнул я.

«Вилана Лассандир», — ей подходило это имя.

Лиса будет на меня зла, определенно. Представляю её реакцию. Но я не мог просто так рассказать ей настолько невероятную новость и так произошло достаточно, сделаем короткую передышку.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

— Мразь, думал меня так легко предать?! — в голосе Селвера, сквозило нескрываемое отвращение.

— Вы и так не оставите меня в живых, — откликнулся человек тихим и охрипшим голосом.

Тёмная комната без окон, с единственной дверью ведущей к выходу. Никакой мебели, совсем ничего, лишь пол усыпанный мокрой землей, казалось кроме земли под низом ничего нет и если пленник умрёт, его закапают прямо здесь, в этом холодном и жутком подвале.

— После твоей неудачной попытки ты будешь умирать медленно и мучительно. Я об этом позабочусь, — с ненавистью проговорил мужчина.

— Рэвис, ты полное разочарование! С другой стороны, благодаря тебе мы на время вывели Лотиана из игры, а то он уже наступал нам на пятки, — с долей торжества в голове произнёс Селвер.

Рэвис засмеялся, как сумасшедший, его глаза безумно сверкали в темноте. Надежда оставила этого человека.

— Я погиб уже давно, но мысль о том, что ты отправишься в след за мной, позволит спокойно уйти, — прекратив смеяться вымолвил Рэвис.

Селвер с ещё большим отвращением и пренебрежением глянул на узника, но далеко в самой глубине его глаз, мелькнула искорка страха.

— Я слышал о чём шепчутся твои «верные» подчинённые. Они боятся! Нападение не удалось, академия не разрушена, а самые сильные пойманы и вот-вот заговорят, — безумный смех снова зазвучал на всё помещение.

Селвер тёмной тенью метнулся к заключенному, послышался хруст, Рэвис обмяк и упал замертво.

— Отродье, вывел меня из себя, — недовольно проговорил мужчина, его ноздри яростно расширялись во время каждого вдоха.

Бросив ещё один взгляд на худое тело в лохмотьях, он широкими шагами покинул помещение.


* * *

Василиса. 


Второй день я гостила в королевском замке. Строение оказалось красивым, с богатой, помпезной и обстановкой внутри, роскошь проявлялась абсолютно во всем. Показное величие, чтобы все, кто гостил и посещал замок, понимали всю власть империи.

Возможно, странно, но мне эта роскошь совсем не нравилась. Приходилось одевать платья, хоть и красивые, но совсем неудобные, длинные и тяжелые. Это место доставляло дискомфорт, и один раз покинув комнату, чтобы осмотреться, я очень обрадовалась, когда вернулась обратно. Люди постоянно живущие в этой шкатулке с драгоценностями, именно такая ассоциация возникла в моей голове, сами становились её частью и ещё одним украшением. Чувствовала их взгляды, которыми они провожали меня и Вольграма, одна же девушка совсем не скрываясь смотрела прямо на огневика, полностью игнорируя меня.

Нападение тёмных магов, до сих пор вызывало ужас.

Среди студентов погибших не было, только несколько пострадавших, которых почти уже вылечили опытные королевские лекари, а вот среди магистров не всё оказалось так радужно. Преподаватели первые приняли на себя удар, защищали учебное заведение и некоторые погибли. Я не знала их, возможно видела, но имена умерших мне ни о чём не говорили. Мучила мысль, что это я виновата во всём.

Тёмных, участвующих в нападении, поймали и допрашивали, но пока все молчали. Магии у них совсем не осталось, ни единой крупицы — она исчезла. Даже самые слабые бытовые руны, стали для этих людей недоступными. Всё это поведал мне Вольграм, и я понимала, это мы наказали этих людей, точнее освободили всю магию. Я чувствовала всплеск стихий, которые вырвались одновременно, в одно мгновенье.

Академии закрыли, всех студентов отправили по домам. Даже в соседних империях поступили аналогично, боялись собирать такое количество юных магов в одном месте.

Зато турнир никто не отменял, а даже наоборот усиленно готовились к мероприятию, и собирали нас слишком рано. Завтра в столицу прибывали возможные участники, с самого утра слуги бегали туда-сюда, наводили идеальный порядок во всём замке и приводили комнаты в надлежащий вид. Сколько именно прибудет магов, я и не предполагала, знала, что очень много, ведь решили собрать юных стихийников со всего Эргоса.

Вместе со студентами прибудут их представители и важные персоны от гномов, оборотней и эльфов, возможно появятся даже драконы. От надвигающейся суматохи становилось немного не по себе.

— Василиса, ты очень задумчива. Твоя очередь, — голос Алекса вернул меня к реальности.

Передо мной на столе крутились мелкие торнадо, создавая почти настоящую песчаную бурю.

Игра в карты немного отвлекала, мы сидели в глубине королевской библиотеки, подальше от посторонних и любопытных глаз.

Помещение оказалось большим, но малопосещаемым. Другая же приятная мелочь заключалась в отсутствии смотрителя. Можно было ходить, брать всё что захочешь, никто не станет следить за тобой зорким взглядом и даже излишний шум не возбранялся.

— А если вот так, — с наигранным азартом произнесла я, кидая на стол карту с десятью звёздами, на ней было изображение жутко улыбающейся маски, на разноцветном фоне, который переливался и постоянно менял оттенки.

До этого на поле играла карта с семью звёздами.

Алекс присвистнул.

— Выбирай, — проговорил парень. Сегодня водник вёл себя вполне нормально, даже слишком, с самого утра я прибывала в его компании. Впрочем, нам было даже комфортно, а порою весело. Вольграм отправился в родовой замок, по каким-то своим делам.

— Хозяин стихии, — добавил парень.

Передо мною, прямо в воздухе, появилось ещё четыре карты. На каждой мужчина в одежде под цвет одной из основных стихий и всё та же, до странности жутковатая маска.

— Хозяин стихии? Первый раз слышу о такой карте, — немного озадаченно проговорила я, короткая прядь волос выбилась из прически и настырно лезла в лицо.

— Это самая сильная карта, фактически её нет в колоде. Она в хаотичном порядке появляется во время игры, заменяю одну из постоянных, — мы сидели напротив друг друга, за небольшим столом, вокруг лишь книжные полки.

«Попробуем водного», — решила я, касаясь нужной карты. Любопытство брало своё, игра затягивала.

Игральная область побледнела, раздался тихий гром, журчание воды, напоминающее горную речку, которая стремительно преодолевая преграды несётся вниз, с громким оглушительным звуком. Торнадо не исчезли, но чуть сместились освобождая середину игрального поля. В центре возникла огромная чёрная дыра и оттуда на водном троне появился тот самый человек в маске.

— Слушаю, — произнесло существо, словно было по-настоящему живое.

— Приказывай ему, — подсказал Алекс, с интересом смотря на игральное поле.

Немного помедлив, я произнесла:

— Убери торнадо, — слова прозвучали странно.

Игральное поле захлестнуло водой, одно бедствие пропало, мгновенно заменившись другим, а существо бесцветным голосом произнесло:

— Одно пожелание исполнено, осталось ещё два, — и водный трон уплыл к краю игрального поля, освобождая место, для хода Алекса.

— Нечестно, ты уже победила. Хоть какую карту положи, она проиграет, — задумчиво глядя на существо, зависшее над столом, произнёс Алекс.

Водник прав, этот хозяин стихий — настоящее читерство. Обход основных правил.

— Новичкам везёт, — философски откликнулась я.

— Это точно. Я лишь пару раз видел, то как выпадала такая карта, — согласно кивнул Алекс.

Со стороны входа раздались девичьи голоса, лёгкий смех. Мы с Алексом замолчали, решив, не выдавать своё присутствие. Игра тоже проходила в тишине, звуки пропали, вообще из-за появления у меня такой козырной карты, интерес потихоньку сошел на нет. Я побеждала, как и предсказывал водник.

Не любила подслушивать, но в этот раз выбор у нас отсутствовал.

— Давно не было такого ажиотажа, — произнесла одна из девушек, её голос прозвучал немного пискляво, и передавал весь восторг своей хозяйки.

— Ой, я жду не дождусь. Возможно, кто-нибудь развеет скуку, а то одни и те же лица немного надоели, — разговор был бессмысленным и немного глупым.

Для меня, такие беседы, порочили это помещение. Несколько девиц, обсуждали невероятно скучные вещи, среди трудов и наследия самых умных магов и учёных.

— Меня это не интересует, вы же знаете, я уже давно занята, — самодовольно и уверенно произнесла одна из девушек, её голос привлёк моё внимание.

— Биана, в этот раз он прибыл с девушкой и одна из служанок мне доложила, что он почти весь день находиться в покоях этой красноволосой. Думаю, в этот раз ты ему не понадобишься, — прозвучал в ответ такой же уверенный голос с примесью ехидства, а я слушала дальше.

Ведь и дураку стало бы понятно о ком они разговаривают. Алекс недовольно нахмурился, но выдавать нашего присутствия не стал.

— Ерунда, вы видели её? Бледная и болезненная. Готова заверить, там ничего серьёзного. Вы бы видели, каким взглядом он на меня смотрел, пока рядом было это недоразумение. Девочки, уверяю, скоро он меня позовёт, — не поддавшись на провокацию, с чувством превосходства произнесла девица.

Вот нахалка самоуверенная! Столько нелицеприятных эпитетов в мою сторону за один раз. Я решительно встала из-за стола, игра всё равно закончилась.

— Посмотрим, — негромко произнесла провокаторша, своей собеседнице.

Алекс подскочил вслед за мной и поймал меня за локоток, покачав при этом головой. Беззвучно мне говоря: «Не обращай внимания».

Нет уж, надоело. Лучше ответить один раз, чем постоянно не обращать внимания. Уже не первый раз, какая-то бывшая девица Вольграма, пыталась меня унизить. Где он столько откопал? Это невероятно злило.

Подобрав тяжелую юбку, которая приносила тот ещё дискомфорт я направилась в сторону выхода, где и сидел весь этот курятник.

Парень тяжело выдохнув направился вслед за мной.

Моё внезапное появление, вызвало несколько удивленных и испуганных гримас. Черноволосая нахалка, та самая, которую я видела вчера, почти мгновенно пришла в себя и смерила меня высокомерным взглядом.

Этикета я не знала, как полагалось разговаривать тоже, но излишняя вежливость и не требовалась.

— Приветствую дамы, — поздоровалась я, фраза прозвучала немного по-мужски, да и голос тоже.

Бывает у меня от долгого молчания, внезапные странные изменения в тембре и проявляется необычный мужской баритон. В последующем всё мгновенно приходило в норму, и обычно друзья всегда смеялись над такими казусами, но в этот раз реакция последовала совершенно другая. Несколько девушек испуганно ойкнули, прикрыв ладошкой рот. Всего насчитывалось восемь молодых барышень.

У меня за спиной раздался тихий смешок, именно эта слегка чуть комичная ситуация поубавила злость и немного остудила.

— Извините, что потревожила. Подумала, что невежливо подслушивать чужие разговоры, но мы уже уходим. Вы можете не стесняясь продолжить, вашу увлекательную беседу, — на последней фразе, я прямо не отводя взгляд посмотрела на нахалку, которая оскорбляла меня, ясно давая понять, что всё слышала и знаю кто именно сквернословил.

Не дожидаясь ответа, решительно повернулась к выходу, но запутавшись в этой чёртовой юбке, которая так затрудняла движения, едва удержалась на ногах, каким-то чудом не упав.

— Не смеем задерживать, — послышался насмешливый голос нахалки, злость накатила новой волной, но я не поворачиваясь направилась к выходу, лишь сделала маленькую пакость напоследок.

Туфли девицы намертво примёрзли к полу, даже если она не упадёт, то точно отправиться в свои покои босиком, сомневаюсь, что кто-нибудь из её общества решит помочь своей «подружке».

В коридоре громко зазвучали звуки моих шагов, Алекс догнал меня почти мгновенно.

— Здесь постоянно так, не злись, — вымолвил он, водник был до странного заботлив.

— Они всегда о ком-то болтают, — добавил парень.

Почему-то эти слова ещё сильнее вывели меня из себя, наверное, потому что поняла главную причину своей злости.

— Алекс, меня задели не их разговоры, совсем другое, — коротко процедила я.

До моих покоев добралась невероятно быстро, наверное, из-за того, что всю дорогу обдумывала ситуацию и ещё больше себя накручивала.

Распахнув дверь, я стремительно зашла в помещение и мгновенно наткнулась на Вольграма, который, что-то читал из маленького блокнотика. Огневик сразу поднял на меня глаза, сначала улыбаясь, а потом на его лице отразилось не понимание.

— У Вас что-то случилось? — спросил Вольграм, поднимаясь с диванчика у окна.

— Ну, я пойду. Попозже загляну, — проговорил за моей спиной Алекс и входная дверь в комнату закрылась.

Мы остались наедине. В первое мгновенье захотелось смолчать, но я чувствовала, что недовольство бурлило во мне и надолго меня не хватит, надо было всё выяснить.

— Лиса, тебя чем-то расстроил Алекс? — осторожно спросил Вольграм.

— Алекс?! Нет. Ты! — чётко отделяя каждое слова яростно произнесла я, стоило только начать и не могла себя больше остановить.

— Нам встретилась девушка, кажется, зовут Биана. Знаешь такую?

— Что она сказала? — недовольно спросил парень.

Я направилась к зеркалу, хотелось повытаскивать все эти заколки с волос, и поскорее выглядеть обычно, а не подобно тем девушкам в библиотеке.

— Ничего, конкретного. Лишь то, что ждёт, когда ты позовёшь её к себе. Думаю, понимаешь зачем, — более спокойно произнесла я.

— Такого не произойдёт, — голос прозвучал жестко.

— Сколько? — неожиданно для себя спросила у Вольграма, хоть и не уверена была, что хочу это знать.

— Сколько всего их было? — за меня говорили эмоции и в большей степени ревность.

Огневик молчал, наверняка, даже не помнил. От его молчания стало лишь хуже.

Волосы рассыпались по плечам, я наконец-то убрала все заколки.

— Мне надоело с ними сталкиваться. Это странно, и неприятно. Это нечестно! — знала, что далее произнесу настоящую глупость и никогда так не поступлю, но всё равно продолжала.

— Может мне тоже сначала погулять, а потом мы сойдёмся? Вокруг много парней. Далеко ходить не придётся. Адам, Дайр, Лилаус… — договорить мне не дали.

Вольграм схватил меня за руку и жестко развернул к себе. Он был в ярости, моя недавняя злость казалось ничем, пустышкой, которая в один момент испарилась.

Меня грубо прижали к ближайшей стене, навалившись всем телом, не давая и малейшей возможности для побега. По лицу Вольграма ходили желваки, он гневно смотрел на меня.

— Никогда… — пылко со злостью процедил он, а затем продолжил:

— Никогда такое не произноси. Ты моя! Только моя! Никто из них и пальцем не коснётся твоего тела, — моё сердце гулко стучало, ускоряя свой темп после каждого произнесённого им слова.

Взгляд полный ярости и его губы жадно накрыли мои, прижимая ещё сильнее к стене, поцеловал требуя ответа. В сознании словно звучало эхо его голоса, повторяющего: «Моя, моя, моя …».

Я не отвечала, не могла дать слабину и подчиниться. Чувствовала в горле комок, мне казалось, что ещё немного и заплачу, против своей воли.

Вольграм почувствовав, что я не откликаюсь, чуть отстранился. Лишь один взгляд на меня, секунда промедления и его лицо кардинально изменилось, он отшатнулся, кажется, приходя в себя.

На душе было паршиво.

Я осела на пол, пышная юбка платья создавала своеобразную подушку, которая смягчала твёрдую поверхность пола.

— Лиса, извини. Я просто редчайший идиот. Как представил … — Вольграм замолчал, осторожно подошёл ко мне ближе, присев, напротив.

— Это не оправдание, — тихо откликнулась я, смотря в сторону.

Губы чуть припухли, и горели словно после ожога.

— Знаю. Лиса посмотри на меня, — так же негромко произнёс огневик.

Я отрицательно помахала головой, боялась заплакать или ещё хуже — сразу простить.

— Прости меня. Ничего не могу поделать с прошлым. Ты ведь заметила, я изменился. Все они для меня ничто, есть только ты. Одна единственная, — его рука коснулась моего лица, лёгкое прикосновение к щеке — нежное и бережное.

Тишина становилась осязаемой, я


убрать рекламу


понимала, что и сама сглупила. Нелепые слова и призрачные угрозы вызывали стыд, но я не жалела, совсем, ни капли.

Ревность бы подъедала изнутри, заставляла бы беспокоиться, а услышанные слова — успокаивали. Ведь впервые он произносил что-то подобное, мне важно было получить словесное доказательство, не просто чувствовать и предполагать.

— Раньше я и не думал, что вообще могу так влюбиться, — он улыбнулся, тепло и радостно, чувствовала это по его голосу.

Искренние слова пробирали до самого сердца, прогоняли тоску и грусть, освещали изнутри. Настроение менялось с невообразимой скоростью, как качели, поднимаясь от минусовой отметки, высоко вверх.

Наконец-то я решилась и посмотрела на Вольграма.

— Если ты внезапно оставишь меня, даже не знаю, как буду жить дальше, — тихо, но так же искренне произнёс огневик.

Его волосы торчали в разные стороны, он опять проводил по ним рукой, всегда так делает, когда волнуется или о чём-то переживает. Сейчас эта привычка показалась невероятно милой, мне тоже захотелось дотронуться до его волос.

На моём лице появилась счастливая улыбка. Не радостная или довольная, а именно счастливая. Потянулась вперёд, поддалась порыву, рука прикоснулась к его волосам, взъерошив, сделав прическу парня ещё более беспорядочной.

Меня притянули к себе и крепко обняли, нежно поглаживая спину. По всему телу прошла волна мурашек, вызванные этими прикосновениями, словно преграды в виде платья не существовало и огневик дотрагивался прямо до обнаженной кожи.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Суматоха наступила с самого утра, чужие громкие голоса и топот, разбудили меня. Осторожно выглянула из комнаты, не открывая при этом широко дверь, стараясь быть незаметной, наткнулась на большую группу приземистых существ.

«Гномы», — почти мгновенно догадалась я.

Раннее утро, а они уже здесь. Сегодня должна была прибыть и оставшаяся часть моей команды. Мои вещи, которые остались в комнате общежития поспешно покинутой академии, тоже должны были доставить именно в этот день. Надеюсь, коса и сумка с книгами тоже окажутся среди них.

Время шло, остальные гости прибывали, а я сидела на диванчике и в полусонном состоянии читала книжку взятую из библиотеки.

Почему чуть ли не засыпала?

Потому что мы с Вольграмом не спали всю ночь.

Элехарсус оставался на моей шее в виде украшения, но после этой ночи он приятно грел шею и приобрёл едва заметный зелёный блеск, словно был настоящим маленьким существом случайно оказавшимся у меня на теле.

Зарядка потребовала всю ночь пребывания в королевском саду. Алекс, кстати, чуть позже присоединился к нам, и мы всю ночь разговаривали и смотрели на звезды.

Об воспоминаниях о былой ночи на губах появилась лёгкая улыбка. Мне понравилось — спокойно и весело.

Спустя ещё какое-то время, в дверь постучали, за которой оказался невысокий худенький мужчина в смешной цветастой шапке, почти как у шута. По крайней мере именно такая ассоциация будет возникать у меня в голове, при вспоминании о нём.

Рядом с мужчиной лежало две деревянных коробки, одна в форме квадрата и небольшая, вторая — прямоугольник, размер короба был значительно больше.

— Приветствую. Ваши вещи доставлены. На каждой коробке поставлена печать королевской службы — это означает, что всё содержимое подверглось тщательной проверке, — очень официальным тоном проговорил мужчина, серьёзность в каждом движении, а вот шапка, ну никак не вписывалась, и рушила всё впечатление.

Спросив у меня, куда поставить посылки, он с помощью стихии воздуха переместил их, не заходя при этом в комнату и поспешно попрощавшись — ушёл.

Доставили абсолютно все вещи. Даже брошенная в лесу сумка, лежала в квадратном ящике, и сохранила всё своё содержимое. В прямоугольном коробе лежала коса, обмотанная в несколько слоёв упаковки. Кто-то очень постарался. Сначала несколько слоёв бумаги, разной плотности, а потом длинный кусок ткани, намотанный несколько раз.

Коса, оказавшись на свету, приветственно сверкнула и издала зловещий скрежет. Хотя, она перестала казаться мне такой жуткой — я к ней привыкла. Главное, что она моя!

Ближе к вечеру, я наконец-то встретилась со своей командой. Все были в полном порядке, а фей вообще выглядел, как новенький, словно и не произошло никакого нападения. Я очень ему обрадовалась и впервые за несколько дней покинула Вольграма с Алексом, стояла рядом с Керилиром и обменивалась ничего не значимыми фразами. Главное общество друг друга.

Народ прибыл разношёрстный. Оборотни почти не отличались от обычных людей, только лишь слегка мускулистее, а вот гнома никогда не спутаешь ни с кем. Даже с одного конца коридора, увидев фигуру издалека сразу узнаешь к какой расе принадлежит существо. Также разговаривали и смеялись гномы значительно громче, смех парней, как раскаты грома, от которого с непривычки можно было испугаться.

Несколько эльфов держались особняком, лишь однажды я мельком увидела их, и то только потому что их поселили недалеко от меня.

Важных персон и сопровождающих, размещали в другом месте, отдельно ото всех.

Кстати, видела мельком Элара, но почти сразу отвернулась. Я не таила злобу, но и разговаривать с ним не имела никакого желания.

По коридору время от времени проходил один мрачный и неразговорчивый маг, только потом я поняла, что он — наша охрана. Дворец защищали хорошо, но сегодня боевых магов стало ещё больше.

Официальное приветствие прошло на удивление скучно, но несмотря на все мои надежды на то, что раз прибыло так много остальных студентов, я смогу носить свою обычную одежду, но не тут то было. Платье пришлось всё равно одевать, ведь стоило наступить вечеру и все спустились на ужин в огромный зал, в соответствующей одежде, словно в замке за один день количество придворных увеличилось в несколько раз.

Вечером я вернулась в комнату уставшая, ничего конкретного сказано не было. Кажется, они ещё точно не решили свои дальнейшие действия, и впереди ждало совещание. Представители прибывшие вместе со своими командами, явно не были обычными магистрами, определенно они приближенные к своим правителям.

В мои покои ворвались без стука.

Вольграм, единственный кто мог так делать, остальных не пропустит магическая защита. Это вызывало противоречивые чувства, с одной стороны безопасность, а с другой — волнение, в животе словно начинали порхать бабочки.

— Вольграм, что-то произошло? — хоть огневик и мог врываться без стука, но очень редко так поступал.

Парень приблизился, уже более неторопливым шагом. Его одежда не поменялась с самого ужина, а лицо не выражало никаких эмоций, но я знала он о чём-то волновался. Просто знала это и чувствовала.

— Да, нас позвал к себе король. Тебя, меня и Алекса, — произнёс Вольграм, заправляя прядь волос мне за ухо.

— Что? Зачем? — изумленно спросила я.

Словно меня разыгрывают, идти к королю, хоть он и дядя Вольграма совсем не хотелось. Ладошки вспотели, волнение охватило и меня.

— Я не успею всё рассказать. Такую информацию, просто так не говорят. Да и не имею я на это права, только Алекс. Но к королю надо сходить именно сейчас, он должен поверить, — он взял меня за руки и смотрел прямо в глаза стараясь убедить.

Мысли спутались. Кажется, мне собиралась сообщить что-то важное. В голове даже не возникало предположений. «Ты сначала сходи, а потом узнаешь», — вот о чём меня просили. Почему может сообщить только Алекс? Этот вопрос вызывал ещё больше недоумения.

Недолгое молчание и тишина, позволили привести мысли в порядок и обрести хладнокровие.

— Хорошо. Я пойду и не буду задавать вопросов, но потом хочу услышать правду. Всю правду. Включая то, как долго вы не рассказывали мне то, что хотите поведать сейчас, — мысль, что от меня снова что-то скрыли, вызывала злость и неприятие.

Ведь казалось мы стали, как никогда близки с Вольграмом, и мысль о том, что от меня что-то долго держали в тайне расстраивала.

Вольграм кивнул.

— Всё узнаешь, без утайки, — голос прозвучал твёрдо с ноткой обещания.

— Договорились, — и мы быстрым шагом покинули мои покои.

Не то чтобы волноваться я совсем перестала, но голову занимали другие мысли и вопросы, так что встреча с королём больше не казалось такой уж страшной.

Мы направились не к огромному тронному залу, а в совсем противоположную сторону. Постепенно роскошь комнат и коридоров, перестала быть такой кричащей, исчезли бесполезные элементы интерьера, становилось более уютно. Кажется, мы ушли в противоположную часть дворца.

Вольграм крепко держал мою руку, время от времени сжимая её чуть крепче.

Мы прошли уже столько коридоров, столько поворотов, что если бы я осталась сейчас одна, то самостоятельно вернуться в свои покои стало бы для меня настоящей проблемой.

Преодолели еще одну преграду и внезапно наткнулись на Алекса нетерпеливо стоящего возле ещё одной двери. Парень расхаживал из стороны в сторону, вертя в руках тот самый медальон, который я когда-то случайно обнаружила.

Заметив нас, Алекс остановился, убрал медальон в карман, и стал выглядеть совершенно спокойно, скрыв своё волнение.

— Он ждёт, сказал сразу заходить, — произнёс водник.

Алекс почему-то избегал смотреть на меня, старательно отводя взгляд.

Я нахмурилась, такое поведение ещё больше настораживало и выводило из себя. Словно все вокруг знали какую-то великую тайну, и скрывали её от меня.

Вольграм кивнул, сохранив молчание. Быстрый громкий стук, скорее предупреждающий, чем спрашивающий разрешение, а затем распахнув дверь мы вошли внутрь. Сначала Алекс, потом я и Вольграм.

Впереди за огромным письменным столом сидел король, выглядевший совсем иначе, чем я видела сегодня издалека, в обычной одежде, и внешне очень напоминал отца Вольграма и самого огневика.

Сбоку горел камин, паленья весело трещали, но вокруг самого камина мерцали руны, которые видимо сдерживали или убирали жар от огня, так как в комнате было прохладно. Вообще, он вызывал лишь недоумение, ведь за окном царило тёплое лето.

— Подойдите, — произнёс король спокойным голосом. Его взгляд остановился на мне. Тяжелый, пронизывающий и проверяющий.

Становилось не по себе, но я сохранила лицо, стараясь не выдать своего беспокойства. Лишь чувство недовольства значительно увеличилось.

Мы приблизились к столу. Алекс зачем-то снова достал тот самый медальон из кармана.

— Василиса, попробуй снова открыть артефакт, — негромко попросил Вольграм.

«Так это артефакт?», — удивленно подумала я, беря протянутый мне Алексом предмет. Во что ты вляпалась Василиса?

Перед тем, как открыть медальон, я снова его осмотрела. Только камень в центре мог выдать в этой вещице артефакт.

— Не может? — раздался голос короля. Моё промедление не правильно поняли.

— Могу, — почти мгновенно откликнулась я, опередив Вольграма.

В следующую секунду две половинки легко раскрылись. Кажется, я едва к ним притронулась, словно артефакт почувствовав мои намерения, сделал всё сам. Как и в первый раз, внутри светились два кристаллика.

Взгляд короля перестал быть таким проницательным, потеплел. Реакцию остальных я не увидела.

Пожав плечами, я вернула артефакт владельцу.

— Вы можете идти. Вольграм, останься, — внезапно произнёс мужчина.

И это всё? Только из-за этого меня позвали? Столько переживаний, из-за пары минут пребывания в одной комнате с венценосной персоной.

Покинули мы помещение вместе с Алексом, остановились возле двери намереваясь дождаться огневика.

— Теперь, я хочу знать правду! — решительно произнесла я, сложив руки на груди и смотря прямым взглядом на Алекса.

Водник держал в руке раскрытый медальон, и на его лице была довольная улыбка. Он искренне радовался.

Всё становилось ещё более запутанно.

— Не думаю, что ты поверишь, в то что услышишь, — начал издалека Алекс, он ответил мне таким же прямым взглядом.

В какой-то миг я отвлеклась на его глаза, они показались невероятно знакомыми, даже не так, в них было что-то родное.

Серые или голубые?

Наверное, всё-таки серые.

Тряхнула головой, прогоняя наваждение.

— Давай проверим, — решительно произнесла я.

Я не намеревалась отступать.

Алекс опять улыбнулся. Мне казалось, он снова начнёт юлить или вообще решит промолчать, и тогда мне придётся выпытывать правду, но парень внезапно произнёс:

— Ты моя сестра.


* * *

Вольграм. 


Василиса и Алекс вышли, а я остался, как и попросил дядя.

— Ты ведь понимаешь я не мог поверить сразу, надо было убедиться, — проговорил король откидываясь на спинку кресла.

— Да, понимаю. Теперь ей можно будет отправиться к древу родов? — проговорил я.

Алекс будет рад, если это случиться, как можно скорее. А Василиса… Даже не знаю. Я считал, что поступил правильно, и до сих пор так думаю, но реакция Лисы и возможная сора, совсем не радовала. Мне не хотелось с ней ругаться, я многое желал с ней сделать, но только не это.

Дядя Тилад покачал головой.

— Нет, сейчас это невозможно, — проговорил он твёрдым голосом.

— Почему? — мгновенно спросил я.

Король тяжело вздохнул.

— Это опасно. Я уверен, что в королевском совете — предатель, а может и не один. Провести ритуал сейчас, значит спровоцировать их на действия. Конечно, нам было бы выгодно, попробовать их выманить. Но риск слишком велик, если наша судьба в какой-то степени зависит от Вас двоих, то это того не стоит, — с деловой ноткой в голосе проговорил король.

— Проведём обряд после обмена энергиями. Когда во всех мирах настанет равновесие, — добавил дядя после секунды размышлений.

Предатель в совете. Всё куда хуже, чем я думал. Под подозрением шестнадцать человек, вроде бы мало, но нет. Если столько времени, тёмный был под самым нашим носом, то он великолепно скрывается и отыскать будет очень непросто.

— Есть конкретные подозреваемые? — спросил я, сжимая руки в кулаки.

— Пока, нет. Мы надеемся, что Эрик скоро очнётся и сможет сообщить нам что-нибудь важное, — ответил дядя.

— До турнира ещё очень много времени, — проговорил я.

Ситуация накалена до предела, и когда всё решиться не знал никто.

— Нет, Вольграм. Он наоборот очень скоро, — внезапно произнёс король, его локти лежали на столе, а пальцы рук переплетены между собой.

— Почему? Ведь мы не можем провести его раньше.

— Мы не можем решать сами, когда это произойдёт, но миры словно чувствуют угрозу и ускоряют потоки. Пропажа магии, была одним из сдвигов. Площадка появиться совсем скоро, но ученые маги уверены, исчезновение энергии произойдёт ещё раз. Поэтому, нам очень важно, определиться, как можно скорее, — проговорил мужчина.

Услышанная информация, заставляла задуматься. Вся ситуация настораживала.

— Времени, чтобы найти и наказать тёмных остаётся меньше, но и враги в точно такой же ситуации, — задумчиво произнёс я.

— Да, именно так, — надеюсь, эта ситуация сыграет на руку нам.

— Как же те пленные, которые напали на академию? — ведь они реальная зацепка.

Лицо дяди изменилось, стало недовольным.

— Большая часть ничего не знает, они лишь воровали магию и исполняли приказы. Оставшуюся часть связывает смертельная клятва, и вера в своё дело.

Тёмные всё продумали, но даже самый великолепный план имеет слабые места.


* * *

Василиса. 


Сначала оцепенение, а потом неверие, надо мной решили пошутить.

— Сестра? Алекс, это не очень правдоподобная шутка, я хочу услышать правду!

Совсем не кстати вспомнились слова тёмного мага Настаса, ведь он утверждал, что я родилась здесь, на Эргосе. Но это невозможно, а сейчас меня пытаются лишь запутать.

— Я и сказал чистую правду. Вот это артефакт силы рода, кроме членов моей семьи его никто не может открыть. Для посторонних это просто невозможно! — парень показал на медальон.

— В мире нет ничего не возможного, — произнесла я старую фразу, которую любила повторять раньше.

— Так вот почему ты начал задавать те странные вопросы о моей семье, — осознала я, наверное в тот самый момент он и решил, что я его сестра.

Вольграм тоже в это верит, раз не стал мне говорить, но у меня подобное просто в голове не укладывалось.

— Да. Два кристалла, значит два человека. Всю нашу семью убили, остались только я и ты, — проговорил он, тихим голосом. У Алекса ведь было несколько дней, чтобы подготовиться к этому разговору.

— Мать с отцом поставили на твоей магии блок, отправили в мир в котором тебя не найдут и не смогут причинить зла, — продолжал водник.

«Он говорит правду», — словно отдалённое эхо, прозвучал в моей голове тихий голос Элехарсуса. Мне даже показалось, что это плод моего воображение, и никакого голоса не было, это лишь моя фантазия.

— Нет, нет. У меня же есть мама и папа, там в моём родном городе, — в каком-то отчаянии произнесла я.

Да, стоило появиться на свет моей сестре, они стали более прохладно ко мне относиться, вся любовь была направленна на младшую дочку, но я была уже взрослая, самостоятельная. Это естественно, по крайней мере мне так казалось.

— Я нашел дневник отца. Сомнений быть не может, ты моя сестра, — всё так же не отступал Алекс.

— И как же, по-твоему, меня зовут? — на лице появилась кривая улыбка, всё во что я верила раньше — рушилось.

Даже такой привычный кусочек моей биографии, который связывал со спокойной, обычной жизнью, мог оказаться ложью, в которой я жила все эти годы.

— Вилана. Тебя зовут Вилана Лассандир, — проговорил Алекс, он видел мою реакцию. Возможно, он ожидал совсем другого поведения. Но у меня внутри царил настоящий хаос, с которым я ничего не могла поделать. Всё перемешалось, охватило смятение.

Как мне к такому относиться?

Поверить?

Радоваться?

Смириться, что вся моя прошлая жизнь построена на лжи?

Или отрицать?

Неожиданно, дверь распахнулась и в помещение почти беззвучно зашёл Вольграм. Он остановился и с беспокойством посмотрел на меня, не решаясь подойти.

— Ты тоже в это веришь? — словно это была последняя надежда, услышать, что всё сказанное не правда.

Несколько секунд молчания. Огневик наконец-то ответил:

— Да, Лиса, я в это верю. Мы не говорили тебе, пока полностью всё не проверили, — твёрдым голосом произнёс Вольграм.

Миг, и всё внутри улеглось, хаос исчез, но казалось, это было только затишье перед бурей.

— Мне надо побыть одной и подумать, — бесцветным голосом тихо вымолвила я.

Путь обратно к моим покоям прошёл в тишине. Никто, не произнёс ни звука. Я бы с удовольствием отправилась бы обратно одна, но мы ушли слишком далеко, блуждать одной по коридорам не хотелось, да и было опасно.

Даже в такой ситуации я сохранила благоразумие.

Ночью я совсем не спала, лежала на так и не расстеленной постели, поверх одеяла.

Мысли скакали из крайности в крайность.

Я не плакала, совсем нет. Слёзы не помогут.

Вдруг это всё-таки ложь?

В самом начале, эта мысль казалась спасением и самой благоразумной.

К середине ночи, я хотела ничего не знать. Оставаться в неведенье и верить в то, что верила. Но через некоторое время поняла — это глупо.

К утру пришло успокоение и принятие. Постепенно начали посещать совсем другие мысли.

Почему я так расстроилась?

Если это правда, то Алекс мой брат. Это не так уж и плохо, даже очень хорошо. Мама и папа, которые возможно не родные, просто оберегали меня, скрывали правду, которая могла сильно ранить.

Разве главное родные и не родные?

Главное они меня очень любили.

Родители Алекса, точнее наши мама и папа, пожертвовали ради меня своими жизнями. С каждой минутой, я все больше верила в это. Будто всё внутри меня знало, что это не обман и лишь поддавшись эмоциям я отрицала очевидное.

Моя интуиция словно говорила «Верь, это правда».

Я уснула, с тоской в душе. Запоздалой грустью по погибшим когда-то родным.

Спала и чувствовала лёгкие, успокаивающие поцелуи, по щекам, шее, губам. Уверяющие всё будет хорошо, убеждающие не переживать.

Наверное, это всё-таки мне снилось.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Меня разбудил настойчивый стук в дверь. Кто-то в коридоре потерял терпение и уже не стесняясь барабанил со всей силы.

Поднявшись, я направилась прямиком к ней — открывать. Спросонья не задумалась над тем, чтобы умыться или хотя бы глянуть в зеркало, главное одежда на мне и ладно.

Я совсем чуть-чуть приоткрыла дверь, точнее только взялась за ручку и слегка потянула, как с противоположной стороны деревянную поверхность снова ударили и она с большой скоростью направилась в мою сторону и ударила по лбу.

— Ай, — произнесла я согнувшись пополам держась руками за ушибленное место, перед глазами, почти как в мультике, замелькали маленькие искорки, словно звездочки.

— Извини. Ты слишком долго не открывала. Сильно больно? — раздался голос Керилира, он стоял на пороге и не мог подойти. Защита комнаты не пускала.

— Можешь зайти внутрь, — проигнорировав вопрос вымолвила я, давая разрешение на вход, чтобы защита пропустила.

Я же, сидела на корточках и до сих пор держалась за голову, которая нещадно трещала. Переживания, недосып, а потом удар сделали своё дело.

— Покажи, — раздался голос совсем рядом.

— Да всё уже ничего, — произнесла я, вставая в полный рост, боль почти прошла, но то место куда пришёлся удар, будто онемело.

Керилир, внимательно на меня посмотрел, затем нахмурился.

«Со мной, что-то не так», — мгновенно поняла я.

Чтобы фей хмурился и вообще выражал какие-то эмоции, должно произойти что-то необычное.

— Меня попросили позвать тебя. Всех кандидатов на участие в турнире, собирают в бальном зале на первом этаже. Форма одежды свободная, — проговорил Керилир.

— Ты только сначала приведи себя в порядок, — добавил он совсем тихо.

— Кто попросил передать? — спросила я, направляясь к зеркалу, которое скрывалось за шторкой.

Когда я только осматривала комнату в первый раз, меня удивило, то что в покоях зеркальная поверхность была завешена плотной тканью.

— Вольграм. Сказал, что пока не хочет тревожить сам, — откликнулся Керилир, облетая мою комнату по периметру и останавливаясь возле короба с косой.

— Хм, понятно, — откликнулась я, почему-то так и думала.

Отодвинула шторку закрывающую зеркало.

— О, боже, — негромко произнесла я, глядя на своё отражение.

Ладно то, что волосы торчали в разные стороны, и были все спутанные не сильно удивительно. Всё-таки, я их ещё не расчесывала и не заплетала на ночь в косичку. Тёмные круги под глазами, хоть и не делали из меня красавицу, но и не сильно уродовали, а вот красное пятно посередине лба, оставшееся от удара, явно было лишним.

— Василиса, поторопись у нас времени мало и так будил тебя долго, — проговорил Керилир, совсем не обращая внимания на мои слова.

— Ага, и потом мне дверью прилетело. Как это можно убрать, — откликнулась я, наклонившись к зеркалу и осторожно потрогав пальцами красное пятно.

Вроде не больно, думаю скоро само пройдёт.

— Потом к лекарю за мазью сходим, сейчас некогда, — всё также невозмутимо отозвался фей.

Я глянула в его сторону. Фея совсем не смутила ситуация, хотя это в его репертуаре.

«Ничего не поделаешь», — подумала я напоследок, и направилась в ванную умываться и приводить себя в порядок.

На все манипуляции и процедуры, чтобы выглядеть нормально, потратила не более десяти минут. Красное пятно побледнело и перестала быть таким ярким.

Мы покинули комнату и по словам Керилира — сильно опаздывали. Фей летел быстро, опережая меня. Когда расстояние между нами становилось слишком большим, приходилось переходить на бег, чтобы догнать друга.

Всё-таки замок был огромным, больше нашей академии в несколько раз. Мы спускались, поворачивали и стали двигаться медленнее только когда впереди, в самом конце коридора, показались высокие, громадные двери, распахнутые настежь.

Внутри огромного помещения собрались все участники. Мы остановились возле самых дверей. Перед нами стояла группка эльфов, которые смотрели вперёд и наблюдали за происходящем.

Кажется, мы с Керилиром пропустили вступление и всё уже началось. Впереди стоял стол, накрытый тканью, за которым сидело несколько человек, почти всех из них я уже видела. Это были представители, своих команд, прибывшие вместе с ними, а вот одного мага я встретила первый раз.

Белые волосы зачёсанные назад, едва достигали плеч, брови густые, кустистые и такие же белые, с лёгким голубым оттенком, а глаза чёрные, как бездна.

Мне стало не по себе, словно моё сердце сжали ледяной рукой и грозили раздавить. Человек, с кем-то разговаривал и даже улыбался. Вроде обычная улыбка, ничего подозрительного, но фальшивая настолько, что я не понимала, как этого не видели остальные. Моя интуиция была невероятна и я ей доверяла, надо держаться от этого мужчина, как можно дальше.

Человек словно почувствовал мой взгляд и посмотрел прямо на меня, не в бок, не на кого-то рядом, или просто на толпу, именно на меня. Сердце в груди испуганно застучало, а я резко отвела взгляд.

— Почему ты испугалась? — спросил в этот момент Керилир, схватив меня за руку.

— Тот человек, в середине стола, с белыми волосами. Он мне не нравиться, — тихо прошептала я, так чтобы никто другой не услышал. Врать фею было бесполезно.

— Понятно. Но я ничего от него не чувствую. Кроме, как эмоцию заинтересованности чем-то, — откликнулся Керилир, через пару секунд.

Я промолчала, стараясь выкинуть странную реакцию из головы. Впереди происходило интересное действо. Участники по очереди выходили вперёд, называли своё имя человеку, который стоял и записывал всё на длинном пергаменте. Затем проходили к столу представителей, на котором почти в самом центре лежал камень, бежевого оттенка, с идеально ровным диагональным срезом, на поверхности которого был нарисован рунный круг.

Стоило прикоснуться к камню, то он начинал мерцать, становясь почти прозрачным, а сверху над ним загорались огоньки. Цвет зависел от стихии того, кто прикасался.

— Привет, — раздалось рядом, негромкое и родное.

Я тут же развернулась на голос, совсем рядом с нами стояли Вольграм и Алекс. Водник изучающе на меня глядел, немного настороженно и нерешительно.

Я застыла глядя на Алекса. Мне стало неловко, не знала, как вести себя. Да, я верила в то, что он мой брат, но не свыклась. У меня никогда не было брата. Как разговаривать с человеком, который только вчера был просто другом любимого, а уже сегодня стал самым близким родственником?

— Что у тебя на лбу? — разрушая неловкость произнёс Вольграм, дотрагиваясь до ушибленного месте. Краснота до сих пор не прошла.

— Да ничего, ударилась просто. Всё в порядке, — мгновенно откликнулась я, убирая его руку и чувствуя смущение.

— Что мы пропустили? — как ни в чём не бывало спросила я.

— Они проверяют уровень силы, хотят отсеять самых слабых. Теперь не имеет значения кто в какой команде, в этой проверке каждый сам за себя, — произнёс Алекс, подходя к нам ближе.

— Немного странно. Зачем же нас тогда тренировали в команде? — задумчиво проговорила я, смотря вперёд.

До камня дотронулся один из эльфов. Высокий, худой парень, с почти рыжими, длинными волосами, собранными в хвост.

— Видимо, у них изменились планы, — предположил водник, напряжение стало менее ощутимым, а Алекс выглядел более расслабленно.

Над столом загорелись десять огоньков, которые пульсировали и слегка дрожали.

— Ого, — тихо произнесла я, до этого момента, количество огоньков у других участников достигало максимум восьми.

— Сильный, очень сильный земляной маг. Керилир, у тебя появился соперник, — проговорил Вольграм, внимательно глядя вперёд на эльфа.

Фей промолчал и так же неотрывно посмотрел вперёд, а затем отвёл взгляд, снова приняв безмятежный вид.

Время шло, участников становилось всё меньше, кто-то оставался, чтобы посмотреть на результаты остальных, но большинство покидало помещение. Десяти огоньков больше ни у кого не загоралось, пару раз их возникало девять. Самое распространённое количество — восемь и семь.

Наступила очередь нашей команды. Кроме нас в помещении оставалась группа оборотней из девяти человек и эльфы.

Эльфы уже прошли проверку, но остались наблюдать за остальными, никто не разошёлся.

У Алекса, Адама, Нанды — загорелось восемь огоньков, у Катэль — семь, но очень ярких.

Потеряв терпения я твёрдым шагом направилась вперёд опережая остальных. Надоело стоять и пытаться оттянуть неизбежное.

За длинным столом пять человек. С самого краю сидел оборотень с красными, огненными волосами, бородой, со шрамом на шее и горбатым носом. Рядом с ним расположилась эльфийка, в белоснежных одеждах, фарфоровой кожей и чёрными волосами. В середине располагался тот, кого я опасалась, затем сидела гномиха, а рядом с ней мужчина, в тёмной накидке поверх одежды, его глаза были закрыты, он ни на кого не смотрел.

С самого начала этот мужчина в накидке казался тенью, он стремился стать незаметным и я не разу ни видела, чтобы он открывал глаза. Не спал, внимательно слушал и каким-то образом наблюдал, но не спал.

— Василиса Оверворлд, — проговорила я, человеку записывающему имен


убрать рекламу


а.

Раздался тихий стук пальцев, рука мужчины в накидке тяжело опускалась на стол, отстукивая медленный ритм, напоминавший настоящую мелодию.

Я стараясь не обращать внимание на звуки подошла к камню.

— Лорд Селвер, не знала, что среди Ваших участников есть иномирянка, — совсем бестактно вдруг произнесла эльфийка, обращаясь к беловолосому.

— Главное талант, леди Линаэль, — ответил он.

Эти люди разговаривали между собой так, словно меня не было.

— Положите руку в центр руны, — подсказал беловолосый.

Я и так это знала, просто замешкалась.

Стараясь не смотреть ни на кого, сосредоточиться лишь на проверке. Наверное, это самое лёгкое испытание, следующие будут сложнее.

Рука коснулась твёрдой каменной поверхности, которая мгновенно запульсировала, обдавая теплом кожу. По телу прошла волна приятной прохлады, которая не исчезла полностью, а оставила после себя остаточный след, затем в груди запекло словно внутри разгорелся самый настоящий огонь, а в нос ударил запах моря, слегка солоноватый и свежий.

Над камнем горело десять огоньков: восемь было серебристого оттенка, яркие и искрящие, один — оранжево-красный, а последний, словно пузырь с водой светящийся изнутри.

— Восьмой уровень с высокой концентрацией, — деловито проговорил человек записывающий имена.

«Восьмой?! У меня же десять огоньков. Они не видят огненный и водяной?» — изумленно подумала я.

Беловолосый, с лицом не выражавшем каких-либо эмоций, глядел на пульсирующие точки, а в глазах его можно было различить едва заметное недовольство и досаду.

— Восьмой уровень, это восемь светящийся точек, а у меня … — обратилась я к человеку, желая исправить ошибку, но меня перебили.

— Да, именно так. Вам лучше скорее уйти и освободить место для остальных, — голос донёсся с края, от человека с накидкой. Но теперь, я не была уверена, что он человек, мужчина смотрел прямо на меня, открыв наконец-то глаза, с вертикальными зрачками.

Он — дракон.

Стоило только посмотреть ему в глаза и в голове раздался тихий с хрипотцой голос:

«Уходи… Лучше им не знать. Оставь этот секрет для себя».

— Вы хотели, что-то сказать? — между тем спросил у меня беловолосый лорд Селвер, глядя испытующим взглядом и не обращая внимания на реплику дракона.

Пару секунд раздумий, в горле пересохло, а затем я ответила:

— Нет, ничего. Извините, — убрав руку с камня, направилась прочь от представителей, туда где стояли Вольграм и остальные.

Следующий к камню направился Дайр.

Хватит ли мне восьмого уровня, чтобы пройти дальше?

Девятый огонёк, это стихия Вольграма, порой я чувствовала её влияние и видела проявление в своей магии, десятый — наша совместная сила. Зная о нашей магии и связи, это не остаётся загадкой.

Я возвращалась глядя прямо на Вольграма, беззвучно спрашивая:

«Ты видел?»

Парень перевёл взгляд на представителей, любой, кто бы посмотрел на него сейчас, подумал, что он просто наблюдает за проверкой Дайра, но едва заметный кивок головы, предназначенный для меня, говорил об обратном.

У всей нашей команды оказался восьмой уровень, кроме Керилира у которого был девятый с высокой концентрацией.

Даже Вольграму присудили восьмой и он промолчал, так же как и я. Девятый — белоснежно-серебристый и десятый — водяной, никто не увидел.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Селверу, казалось, он что-то упускал. Не может быть у этих двоих восьмой уровень.

Слишком слабые.

Но даже с восьмым уровнем высокой концентрации, они попадают в двадцатку сильнейших.

Возможно, дракон, что-то сделал с камнем, ведь это их артефакт. Чёртовы ящеры, вмешиваются в самый неподходящий момент. Сидели бы дальше у себя на островах.

Девчонка оказалась пугливая, ничего особенного. Рэвис с самого начала был слабаком, раз не смог справиться с такой простой задачей. Парень же казался более опасным, Лотиан растил хорошего приемника, хотя для меня они всё равно оставались слабаками.

Селвер взглянул на кольцо, одетое на палец правой руки. Обычное, широкое из тяжёлого металла. Эту безделушку можно было с лёгкостью спутать с телепортационным артефактом, впрочем, именно так и задумывалось. На самом деле эта вещь тщательно скрывала тёмную ауру, не давала раскрыть его настоящую силу.

За окном царила ночь. Почти непроглядная тьма, всё небо заволокло плотными облаками, закрывшими луну и звёзды. Лишь неяркий и рассеянный свет пробивался сквозь преграду.

Селвер поднялся с широкого кресла, с очень высокой спинкой. В комоде, возле самой стены, лежала шкатулка. Вполне обычная, деревянная, покрытая тёмной краской.

Мужчина достал небольшой красный камушек из кармашка и положил на дно шкатулки, затем закрыл крышку. Секунда промедления и он открыл её вновь, камушек пропал, а Селвер удовлетворенно кивнул.

Приказ отдан. Пора набирать еще больше силы, но про осторожность надо не забывать. Я останусь в тени до самого конца. Они беспомощны пока я в курсе всех их планов. Даже подозрения короля и осторожность, совсем не преграда.

На лице мужчины появилась улыбка предвкушения. Чувство превосходство, наполняло его.

Стоит им сделать один шаг, я уже вижу на десять шагов вперёд. Всё бесполезно. Скоро, совсем скоро… Осталось чуть-чуть, а потом бессмертие и вечная власть.


* * *

Василиса. 


— Девушки, предназначены совсем для другого, — покачав головой, с пренебрежением произнёс мускулистый парень-оборотень, стоило мне только войти в круг.

Я по сравнению с ним выглядела ребенком. Рост, физическая сила — уступала по всем не магическим показателям.

— И для чего же? — прищурившись спросила я.

Пренебрежение, я ненавидела всей душой. Сразу желала доказать обратно.

Оголенный торс и обычные тёмные штаны. Именно так выглядел костюм для боёв у всех оборотней, мужского пола. У них в команде присутствовала только одна девушка, но и она выглядела очень мужеподобно.

— Такие худые и слабые, как ты. Наверное, только для постели, — не тушуясь откликнулся противник.

«Вот, урод. Я покажу ему, какая я слабая», — с холодной яростью подумала я.

Никто, за пределами круга не слышал о чём мы разговаривали. Защитный купол не пропускал звуков. Наверное, оно и к лучшему.

Вольграм, внимательно смотрел на меня.

Я перевела свой взгляд снова на оборотня, нельзя упускать его из виду. Он мог напасть в любой момент.

— Но фигурка у тебя ничего. После сегодняшнего проигрыша, можешь прийти ко мне за утешительным призом, — оскалился этот полудурок.

— А если проиграешь ты? — мгновенно отозвалась я.

— Это, невозможно, — безапелляционно ответил он, самоуверенно улыбаясь.

— Но, всё же, — с вызовом произнесла я.

Оборотень посмотрел на меня с большим интересом, его взгляд противно мазнул по фигуре.

— Хм, кажется, ты с характером. Люблю таких, — вымолвил он, задумавшись.

— Если заключим магический спор, то можешь просить, всё что хочешь. Своё желания я озвучил, — похабно вымолвил парень.

Я лишь покачала головой — отказываясь. Слишком высока ставка, даже при высокой вероятности моей победы никогда бы, не решилась спорить на такое.

Мне будет достаточно, победы. Я просто не могу проиграть такому противному типу.

Раздался громкий звон, означавший начало схватки. Звук ещё не успел затихнуть, а на меня уже внезапно напали.

Большой кусок земли полетел в мою сторону, а я еле успела отпрыгнуть. Оборотень чувствовал себя хозяином положения.

Вторая, третья атака. Он нападал, а я уклонялась и была в защите.

Его атаки оказались однообразными.

Фей с которым у меня часто проходили тренировки, был намного изобретательнее и опаснее.

Глаза оборотня блестели, ему нравилось заставлять меня бегать по полю и уклонятся. Он был уверен в своей победе.

Внезапно земля ушла из-под ног, и я провалилась в глубокую яму. Стоило только на секунду потерять бдительность.

— Вот видишь. Я был прав, — снова с пренебрежением проговорил оборотень смотря на меня сверху вниз.

— Сомневаюсь, — фыркнула в ответ.

— До сих пор. Я лишь уклонялась.

Почему я сразу не начала поединок используя всю силу? Наверное, потому что хотела посмотреть, какое лицо будет у оборотня, когда он проиграет, в шаге от победы.

Индивидуальные тренировки с лордом Бенали, сделали сильнее. Наверное, только сейчас я наконец-то осознавала разницу в магической силе с остальными. Да я была значительно слабее тёмных магов, это без сомнений, но с обычными стихийниками, не привыкшие к моей особой силе — справиться могла.

Огромный столб льда, молниеносно рос вверх, поднимая меня из ямы. В воздухе появились кристаллики льда. Стихия пела, радуясь высвобождению. Температура под куполом опустилась значительно ниже нуля, но я совсем не чувствовала холода.

Оборотень ошарашенный таким неожиданным преображением, стал нападать с удвоенным рвением, стремясь приблизиться и использовать физическую силу.

Движение рукой и вся площадка под ногами стала покрываться льдом, я поднималась вместе с ним, а вот оборотень нет. Сначала он оказался скованным по пояс, на этой стадии парень ещё пытался бороться и вырваться, но затем уровень льда стал подниматься ещё выше.

Секунда и всё прекратилось. Оборотень оказался в ледяной ловушке, лишь шея и голова остались свободны.

Я была наверху, а он внизу под моими ногами.

Хлопок и защитный купол лопнул, давая свободу, выпуская меня.

Бой закончился — моей победой.

После первого отбора, прошло несколько дней. Определили двадцать сильнейших, а затем начались бои между оставшимися участниками, по выявлению сильнейших.

Из всей нашей команды ко второму этапу было допущено меньше половины — Вольграм, я, Керилир и Адам.

— Победитель Василиса Оверворлд, — раздался негромкий голос.

Все поединки происходили на территории дворца. Лицевая часть дворца, с главными воротами, смотрела на город, а вот противоположная на огромное поле за которым вдалеке начинался лес.

Всё поле и часть леса охранялось и относилось к дворцовой территории.

За поединками могли наблюдать все, кто проживал во дворце, остальных не пропускали.

На отдаленных территориях империи стали пропадать маги, ходили нехорошие слухи. Несмотря на всю охрану и усилившуюся безопасность повсюду, враги действовали и очень активно. Крали магическую силу у других стихийников.

Даже драконы решили вмешаться и официально появиться на материковых землях впервые за несколько столетий. Этой расе доверяли, считали мудрыми и бесхитростными.

Провожаемая взглядами я направилась к своим. В последние пару дней, проходили тренировки, закрепление изученного, проработка ошибок. К каждому участнику приставили своего учителя.

— Хм, Василиса ты растёшь. Вроде бы совсем недавно я с лёгкостью укладывал тебя на лопатки, — немного удивленно проговорил Адам.

Оборотня до сих пытались выковырять из-за льда.

— Звучит, как комплимент, — довольно улыбнулась я, и глянула в сторону площадки, приказывая льду таять.

Оборотень в ледяных тисках бросал в мою сторону гневные взгляды, его лицо покраснело от злости.

«Будет знать, прежде чем оскорблять других людей», — чувство победы опьяняло.

— О чём вы разговаривали? — неожиданно спросил Вольграм.

Огневик в последние дни был так же очень занят, мы виделись друг с другом, мельком и всегда рядом находился Алекс.

Чувство неловкости между мной и Алексом потихоньку отступало, и у меня всё чаще возникало желание расспросить водника о родителях, которых я совсем не помнила.

— Он просто решил представиться, — немного замешкавшись соврала я, пожимая плечами.

Развернувшись спиною к огневику, стала наблюдать за следующим поединком. Чувствуя, как его взгляд прожигает мой затылок.

Следующий бой проходил между сильным рыжим эльфом и гномом.

Всё происходило на большой каменной площадке, с очерченным кругом в центре. Никаких сидений для тех, кто просто смотрел, лишь у самого основания, возвышалась огромная статуя птицы, где и располагались судьи и запускали защитный купол стоило соперникам оказаться на боевом поле.

Я смотрела вперёд, но напряжение разлилось по всему телу.

Неожиданно прикосновение, настолько, что я растерялась и замерла, а по коже словно заскользили мелкие электрические заряды. Лёгкий поцелуй в шею и тихий голос прошептавший:

— Врушка, — он лишил меня самообладания.

Когда я развернулась к огневику, он уже отстранился и направился медленными уверенными шагами в сторону эльфов.

Остановившись возле них, Вольграм заговорил с какой-то очаровательной светловолосой эльфийкой, которая тепло ему улыбалась. Кажется, они уже были знакомы.

От наблюдения за улыбающейся парочкой, меня вывел собственный скрип зубов, не думала, что обычный разговор огневика с девушкой, может вызвать во мне столько ревности.

Он играет со мной. Определенно, прилагая все силы, стремясь добиться своего. Я расслабилась и совсем забыла, что он не мягкий и пушистый. Сейчас он превратился в самого хитрого, провоцирующего и отчасти эгоистичного человека.

Кажется, он пошел в наступление. Что ж, я тоже начну играть, как и ты. Главное не переступить черту.

Моё испытание закончилось, и я попросив Алекса меня проводить покинула площадку, направляясь к своим покоям. Не хотела провоцировать саму себя, наблюдая за огневиком.

Всё началось вечером после первого испытания. Ни что не предвещало беды, я даже и подумать не могла, что подобное может взбрести в голову Вольграму.

Ведь правда, всё слишком быстро.

Вечером, когда уже стемнело. Вольграм, неожиданно зашёл ко мне в покои.

Я сидела на кровати дочитывая книжку, взятую из королевской библиотеки. Мне посоветовал её Алекс, наша безумная любовь к чтению объединяла нас и помогала наладить контакт.

Огневик подошел и сел рядом, спросил про книжку, про нашу магию, а затем внезапно достал маленькую шкатулку сделанную из чёрного камня, слегка переливающегося при свете магических кристаллов.

Затем открыл крышку.

— Что это? — немного в панике спросила я в тот момент, глядя на два кольца на тёмном бархате.

— Кольца, — невозмутимо откликнулся огневик.

— Для чего? — хотя я догадывалась, но всё равно спросила.

Вольграм внимательно на меня глядел, и моё ошарашенное и слегка испуганное состояние ему определенно не нравилось.

— Это кольца для помолвки. Метаморфозные. Стоит проносить их год и они превратятся в свадебные и будут означать свершение ритуала, — проговорил он.

— Неужели, ты хочешь, чтобы мы их одели? — не веря произнесла я.

— А ты нет? У тебя ещё есть сомнения? — негромко проговорил он, смотря на меня проницательным и внимательным взглядом.

Я растерялась. Вольграм всерьёз предлагал за него замуж? Да, я очень сильно его люблю, но ещё рано. Хоть и будет целый год, чтобы передумать, но почему-то внутри возникала точная уверенность, что стоит мне одеть кольцо и я больше его не сниму. Нет, меня не будут принуждать, но сделают всё, чтобы оно осталось на моём пальчике.

В такой момент проснулась Василиса-прагматик. Я никогда не была девочкой, которая мечтала о свадьбе, наоборот считала, что с этим надо повременить и не торопится.

— У меня нет сомнений, — громко сглотнув ответила я, параллельно выстраивая предложения в своей голове, правильно подбирая слова.

— Просто, понимаешь. Зачем нам торопиться? Если вся эта ситуация с турниром закончится благополучно у нас впереди ещё будет учёба, у тебя два года, у меня — четыре. Потом, я бы хотела попутешествовать, попробовать пожить самой в этом мире, проверить себя. Мы всё успеем, ведь маги живут очень долго, — наверное, мои слова звучали очень странно, но я не была готова, так легко отказаться от своих взглядов.

Мгновенно передумать и принять другое решение.

Именно поэтому, меня так напугало внезапное предложение огневика.

С каждым сказанным мною словом, лицо Вольграма изменялось. Одна бровь удивленно выгнулась, и его взгляд не предвещали ничего хорошего.

— Ты думаешь я помешаю? — обманчиво тихо спросил он.

— Нет, конечно, нет. Просто, я буду чувствовать себя более свободной, если у меня не будет этого кольца, — мгновенно ответила я, совсем не подумав.

Произнесённое мною слово «свободной», совсем не подходило и сработало, как красная тряпка.

Вольграм нехорошо прищурился.

— Лиса, а ты не подумала, что и сама не сможешь меня надолго отпустить и наша связь не будет тому причиной. Ведь я вижу твои глаза, знаю какую реакцию у тебя вызываю. Стоит мне к тебя прикоснуться… — уверенно и с долей сарказма произнёс он, притрагиваясь большим пальцем к моей щеке и еле касаясь кожи провёл им к губам.

— Ты краснеешь и забываешь обо всём, — бархатистым, соблазнительным голосом проговорил он, в котором звучал оттенок опасности.

Чёрт! Он оказался прав, из моей головы в миг пропали все мысли. Кажется, я на несколько секунд утонула в этих ощущениях, а очнулась лишь когда он тихо рассмеялся. Вольграм, был удовлетворён моей реакцией. Его глаза опасно блестели.

Коробочка с кольцами громко захлопнулась.

— Лиса, ты подумаешь и согласишься. Я в этом помогу, — это были его последние слова перед уходом.

Он принял мой отказ, как вызов и стремился добиться от меня согласия. Два дня затишья, никакого видимого проявления внимания, лишь следящий за мной взгляд, заботящийся о моей безопасности.

Эти дни я хоть и была в смятении, но из-за тяжелых тренировок, времени совсем не оставалось.

Наконец дойдя до своих покоев, я тут же направилась в ванную, стремясь смыть с себя всю пыль. Когда упала в яму этого оборотня, очень сильно запачкалась.

Вообще эту комнату я называла ванной лишь по привычке, на самом деле она больше напоминала купальню с маленьким бассейном.

Каменное углубление через пару минут полностью заполнилось тёплой водой и я скинув одежду с удовольствием погрузилась в неё.

Вода расслабляла, и успокаивала мысли.

Спустя какое-то время, я направилась в библиотеку. Несколько часов свободного времени воспринимались, как награда за победу.

«Поединки, наверное, уже закончились», — подумала я, тихо шагая по коридору.

Библиотека располагалась рядом, а коридор неизменно патрулировал боевой маг.

Прошёл, наверное, час с того момента, как я оказалась среди книжных полок. Выбрав несколько фолиантов, понесла с собой к дальнему столику к тому самому, за которым мы с Алексом играли в карты.

Мельком пролистав первые страницы, я отложила сначала первую книжку, затем — вторую, а третья завлекла меня в свой мир. Обычные сказки, ничего полезного, но иногда так охото погрузиться в светлые и прекрасные истории, которые лечат душу, оставляют внутри чувство лёгкой радости.

Нежданно раздался шум, и девичьи голоса зазвучали на всё помещение.

«Снова они. Почему именно это место?», — раздраженно подумала я, узнавая голос Бианы.

Несколько раз я снова пыталась сосредоточиться на книге и забыть про присутствие посторонних, но раз за разом чей-то звонкий смех, сбивал меня и мешал снова погрузиться в повествование.

Наконец потеряв терпения, подумав, что девушки тут надолго. Я взяла все книги, кроме выбранной, и направилась к стеллажам, намереваясь расставить их по местам, а понравившийся фолиант забрать в свои покои.

Расставив по своим местам почти все предметы, я ничего не подозревая направилась к последней из полок.

Завернув за один из шкафов, неожиданно наткнулась на Вольграма, смотревшего на меня насмешливым взглядом. Парень лениво опирался на стену, словно знал, что я рано или поздно поверну в эту сторону, и он просто дожидался меня.

Когда он успел тут оказаться?

Как прошёл незаметно мимо девиц?

Только если не появился тут раньше них.

Состроив невозмутимое лицо и подавив изумление, я прошла чуть вперёд и поставила один из предметов в своих руках, на его законное место. Молча развернулась и пошла прочь от огневика, ведь я решила тоже вступить в игру.

Сделала лишь несколько шагов вперёд, как меня резко потянули назад, хватая одной рукой за талию, а другой прикрывая рот, чтобы не создала шум.

Сердце бухало в груди, в каких-то несколько метров от нас, находились ничего не подозревающие девушки.

Вольграм убрал руку, которая мешала мне говорить.

— Ты что делаешь? — возмутилась я едва слышно, шёпотом.

— Соскучился, — прошептал парень, его руки бесстыдно заскользили по моему телу.

Затем, развернув меня к себе лицом.

«Соберись Василиса. Он же специально, знает, как ты смущаешься», — дала наставление самой себе стараясь не думать, о посторонних, находящихся совсем рядом.

— Ты передумал? — спросила я, желая отвлечь парня.

— Неа, ничуть. Но, за два дня и в правду очень соскучился, — не повёлся он на мою уловку.

— Как же эльфийка? Совсем не давно тебе было интересно её общество, — по новой попыталась я, невольно передавая в голосе свою ревность.

Вольграм снова хитро улыбнулся совсем меня не слушая. Его запах окружал меня. Звук его сердца стучавшее ничуть не медленнее моего, замутнил сознание.

Да, я тоже соскучилась.

И поддавшись соблазну, поцеловала его, беря инициативу в свои руки.

Несколько секунд жаркого поцелуя, и неожиданно Вольграм отстранился и покачав головой отошел от меня, а затем нагло не сказав и слова, просто ушёл, оставляя меня одну.

Внутри меня бушевала буря возмущения, а ещё некого разочарования.

Волосы торчали, помятая рубашка, покрасневшие щеки и опухшие губы, выдавали меня с головой.

Восстановив дыхание, я напряженно прислушалась к воцарившейся тишине. Кажется, пока мы целовались, девушки успели уйти.

Собравшись с мыслями я быстренько покинула закуток, совсем забыв про книгу, которую хотела почитать, фолиант так и остался на столике в дальнем уголке библиотеки.

Вольграм с самого начала собирался так сделать. Остановить меня, показать, что я нуждаюсь в нём. Меня перехитрили и обыграли.

До самой ночи, я так и просидела у себя в покоях обдумывая план мести.

Уже поздно ночью легла на кровать и погрузилась в сон, который принёс новую встречу с прежней знакомой.

— Здравствуйте, — тихо произнесла я, более уверенно, чем в первый раз, шагая к центру библиотеки.

Обстановка изменилась: диван пропал, вместе с маленьким столиком, вместо них появились ещё пара книжных шкафов, а чуть сбоку появился огромный круглый стол, почти весь заставленный высокими стопками книг.

Какую высоту имела самая высокая баррикада из фолиантов? Метр? Два метра? Сколько ни смотрела с каждой секундой она казалась всё ближе к потолку. В реальности, все эти стопки давно бы обрушились вниз, засыпав весь пол.

Среди них, возле маленького островка свободного пространства на столе, сидела на высоком стуле, дух артефакта архива или как её назвал магистр Тэриан — Люмена.

— Подходи ближе, — подозвала она меня, один взмах руки и откуда-то из глубины помещения, вылетел стул и остановился возле духа.

— Мы с Вами, кажется целую вечность не виделись, — вымолвила я, подходя к духу и садясь рядом.

Люмена звонко рассмеялась.

— Время относительно, для меня это словно несколько секунд. Хотя восстановление оказалось не самым приятным.

— Почему тут столько книг? — проговорила я, кивая на эти стопки.

Могла задать множество вопросов, но это надоело. Люмена сама скажет то, зачем позвала, всему своё время.

— Навёрстываю упущенное. Столько пропустила, столько появилось интересного, — с восторгом проговорила она, показывая на стопки перед собой, словно это было настоящее сокровище.

Слова духа принесли воодушевление, радость передавалась и мне.

— Спасибо, что разрешили оставить те книги и за то, что спасли меня, — произнесла испытывая искреннюю благодарность.

Люмена отложила книгу.

— Я не хочу, чтобы кого-то другого постигла такая же участь, как меня, — восторг исчез, осталась только нескончаемая грусть.

Глаза без зрачков — потемнели.

Настроение духа резко переменилось.

— Грустно, это очень грустно, — зашептала она, вставая со стула. Её тело стало немного прозрачным и бесцветным.

— Ты ведь видишь? История повторяется, но конец будет совсем другим, теперь сила на нашей стороне, — прошептала она.

Люмена говорила загадками.

— Я Вас совсем не понимаю, — охрипшим голосом произнесла я, в горле пересохло.

Поведение Люмены не пугало, но настораживало. Она опять знала, что-то невероятное важное.

— Расскажите мне всё, не скрывайте как тогда. Я готова услышать правду, — решительно вымолвила, тоже вставая со стула.

Дух смотрела на меня долгих несколько секунд, словно заглядывала в самую душу, сомневалась, а потом наконец-то поверила моим словам.

— Оружие, которое ты нашла в подземелье — моё. Когда-то очень давно, я была такой же юной и участвовала в обмене энергиями миров. В тот раз мы проиграли. Я осталась на земле, не пожелала уходить. Потом согласилась стать хранителем библиотеки, ведь даже при жизни, так любила читать.

Люмена снова становилась обычной, менее прозрачной.

— Сильная, смелая — с самого детства я готовилась, желала стать одним из проводников для обмена, ведь это великая честь. Ты можешь загадать желание и если оно искреннее, на самом деле важное, то оно исполниться. Сейчас мало кто верит, но это на самом деле так, — с мечтательной улыбкой рассказывала хранительница.

Помещение менялось словно подстраиваясь под настроение свой хозяйки. Становилось то светлее, то темнее. Свободное пространство увеличивалось, а потом уменьшалось.

Я молчала, внимательно слушала, боялась если произнесу хоть слово, то всё испорчу, разрушу атмосферу и дух не закончит свою историю.

— Но обмен не состоялся. Точнее его прервали, потоки нарушились. Мы смогли победить Иркита, но и сами отправились вслед за ним, а мир побледнел, покрылся густым туманом. Мои родные, друзья — почти все погибли. Мало кто пережил тот период, а я бродила по земле, оставаясь незримой для них и просто наблюдая, — у меня по всему телу прошли мурашки.

Даже сквозь сон, я чувствовала, как участилось моё дыхание.

Чувства одиночества, скорби словно стали осязаемыми, неприятно липкими, будто цеплялись к новой жертве.

— Ты скоро проснёшься, — резко подняв взгляд на меня проговорила Люмена.

— Меня кто-то будит.

Я и не заметила, что плачу. По моим щекам текли тёплые, солёные слёзы. В горле стоял комок, казалось ещё немного и по-настоящему разрыдаюсь. Эмоции и чувства хранительницы передавались мне, и я не выдерживала, внутри всё разрывалось.

Будто я умирала. Столько боли, отчаяния и мук. Руки тряслись. Тьма холод, пробирающий до костей.

Голова нещадно болела. Все вокруг стало размытым, а фигура духа словно совсем исчезла.

— Ты уже знаешь в чём Ваша сила, но не знаешь против кого применять. Спутаем ему планы. Интуиция — это я. Всегда верь мне. Тёмный, сильный, желающий убить, притаился совсем рядом, — затихающим шёпотом звучали слова.

Меня будто разрывало на части, не все слова, что прозвучали, я запоминала и вообще понимала, но последнее слово Люмены, будто горело красным пламенем, оставляя в моей памяти ожог.

Я услышала и поняла.

— Лиса! — кричали и с невероятной силой трясли моё тело, которое болталось в разные стороны, словно тряпичная кукла.

С трудом распахнув глаза, будто вырвалась из чьего-то плена, посмотрела перед собой, но вокруг оказалась лишь темнота. Расфокусированное зрение, и ни одного источника света, лишь чьи-то руки на моих плечах.

— Наконец-то очнулась!

— Вольграм? — узнала я знакомый голос.

— Я ничего не вижу, — мой голос прозвучал жалобно и испуганно, а щеки были мокрые от слёз.

Плакала не только во сне, но и наяву.

Мгновение, зажглась огненная сфера совсем рядом и осветила пространство вокруг. Вольграм сидел на кровати прямо передо мной.

— Почему световые кристаллы не включаются? — дрожащим голосом спросила я.

— Магия снова пропала, — ответил Вольграм, аккуратно прикасаясь рукой к мокрой щеке.

— Пропала? — растерянно произнесла я, а затем, как ужаленная вскочила с постели, отбрасывая одеяло прочь. Так получилось, что оно полетело в сторону Вольграма, а огневик не ожидавший неожиданной атаки, спалил полностью всё одеяло, которое осыпалось пеплом вниз.

Запахло палёным.

Ошарашенно хлопая глазами, я на несколько секунд смотрела на появившуюся горстку пепла.

— Что с тобой? — между этим удивленно спросил Вольграм.

— Нам надо скорее… Скорее схватить его! Пока магия не вернулась! — очнувшись воскликнула я, метаясь по комнате.

— Кого? Что произошло? — подошел ко мне огневик, схватил за руку, заставляя остановится.

— Лорда Селвера! Он один из тёмных! Кажется, самый главный.

— Что? С чего ты решила?

— Вольграм, просто поверь мне! У нас совсем чуть-чуть времени, пока не вернулась магия, — с отголоском отчаяния в голосе вымолвила я.

Огневик посмотрел на меня внимательным взглядом, а потом стал очень серьёзным.

— Хорошо. Верю. Ты остаёшься здесь, а я сам всё сделаю, — твёрдо проговорил он.

— Нет! — мгновенно возразила я.

— Ты остаёшься здесь, только так! — в миг отреагировал он.

— Нет, вдруг произойдёт что-то непредвиденное?! У меня же тоже есть магия! — показательно показала я лёд в руке.

— Вместе мы сильнее, — добавила я.

Вольграм боролся с собой, но последний мой довод оказался решающим, взлохматив свои волосы, он на миг закрыл глаза, а когда уже открыл в них сло


убрать рекламу


вно горел огонь.

— Хорошо. Скорее, только одень что-нибудь. Но если я скажу уходить ты уйдёшь! — железным тоном, с долей ярости проговорил он.

Парень словно злился сам на себя, из-за того, что я отправлялась вместе с ним. Времени на переодевание не было, но мой спальный костюм — футболка и короткие шортики — нуждался в том, чтобы его прикрыли.

Мой взгляд пробежался по комнате и наткнулся на белый халат. Вот! Это подойдёт идеально. В первые дни пребывания во дворце я не отказалась от возможности заказать несколько привычных для меня вещей у портных. Пришлось долго объяснять, что именно хочу, и видеть непонимание и удивление во взгляде, но в итоге я получила желаемое.

Надев белый длиннющий халат, завязала пояс, а затем метнулась к прямоугольному коробу, до сих пор находящемуся посреди комнаты и вытащила с него косу.

Металл засеребрился, узоры запылали белым пламенем.

На все действия у меня ушло не более пятнадцати секунд. Вольграм увидев косу, одобрительно кивнул.

Мы выбежали из комнаты. Вольграм собранный, в опрятной одежде, лишь волосы беспорядочно торчали и я, выбившимися волосами из косички, длинном халате, с косой наперевес.

Одна рука была занята оружием, а вторую сжимала ладонь Вольграма.

— Сначала идём к королю. У меня нет ничего запирающего магию. Затем общими силами ищем Селвера, — тихо проговорил Вольграм, переходя на бег.

— Только если поторопимся наш план увенчается успехом.

— Король, нам поверит? — с сомнением произнесла я, ведь лорд Селвер очень важная персона.

— Не знаю, скорее всего нет, — откликнулся огневик.

Зачем, тогда мы идём к нему? Бесполезная трата времени.

— Но он всё равно решит его задержать. Лучше перестраховаться и потом проверить, чем упустить момент и ошибиться, — добавил Вольграм, очень хорошо зная своего дядю.

Мы поднялись вверх на несколько этажей, и попали в крыло с ещё более богатым убранством.

Неожиданно из тени вышел человек, в его руках блестел меч.

— Дальше проход закрыт. Повышенная безопасность, — откликнулся мужчина холодным голосом.

— Мне срочно надо переговорить с дядей, — откликнулся Вольграм, подчеркивая своё родство.

— Нельзя, насчёт Вас указаний не поступало, — чопорно произнёс мужчина, он напоминал мне робота, с определенной заданной программой.

Вольграм нехорошо посмотрел на охранника, а затем произнёс:

— Так мы только время потеряем, — движение рукой и мужчину откинуло к стене и окружило огненным щитом, тот не успел даже взмахнуть клинком.

— Иногда, хорошо, когда магия осталась только у нас, — иронично произнесла я, глядя на мужчину.

— Это да, скорее пошли. По-другому нас бы не пустили, — откликнулся огневик.

Мы направились прямиков в покои короля, наверное, за такое и казнить могли. Хотя, не знаю есть ли в Сандарской империи смертная казнь. Больше не тратя времени на разговоры, просто оттесняя стражу к стене, мы прошли прямиком внутрь.

— Вольграм? Что ты делаешь? — первые слова короля, когда он нас увидел.

Настороженный и подозрительный взгляд, наверное, в первые секунды он предположил не самый лучший расклад. Ведь, раскидать всю стражу и проникнуть в покои в самое тревожное время, больше похоже на поступки врагов.

Вольграм не став церемониться, парой фраз рассказал про Селвера.

— Ты веришь девчонке? — с подозрением проговорил он.

— Как самому себе, — мгновенно откликнулся Вольграм, без капли сомнений в голосе с полной уверенностью.

Мне кажется от этих слов на задворках моего сознания заиграла романтическая музыка, а я глядела на огневика, глупым и пораженным взглядом. Слова парня звучали настолько искренне, что пробирались в самую душу и что-то изменяли внутри.

Кое-как справившись с наваждением, произнесла:

— Поверьте и вы мне. Я всё обязательно расскажу, просто на данный момент источник информации вызовет еще больше вопросов. Надо сделать всё сейчас, пока есть возможность, — сбивчиво произнесла я.

Король на миг замешкался, но не зря именно он был правителем, этот человек умел мгновенно принимать решения.

— Он совсем недавно был у меня. Должен быть в своих покоях. У стражи есть браслеты блокирующие магию. Освободите их, — последние слова прозвучали, как приказ.

Стража получила свободу, и по приказу короля несколько человек отправились вместе с нами, в том числе и тот мужчина с клинком, который встретился на нашем пути самым первым.

Кажется, с отключения прошло минут десять, может больше и с каждой секундой драгоценное время утекало, и мы могли лишиться отличной возможности. Да, мы с Вольграмом могли попытаться забрать магию лорда Селвера, но не было уверенности, что мы точно это сможем. Слишком спонтанны оказались наши действия в тот момент, и механизм работы нашей магии оставался не полностью понятен, риск оставался. Лучше сделать это сейчас, при минимальной опасности и с превосходящей силой.

Мы спускались вниз по лестнице, бежали по очередному коридору. Внутри меня, разливалась тревога, не верилось, что нам настолько повезёт и мы его схватим.

Это казалось невозможным.

Слишком легко.

В жизни так не бывает!

Впереди шёл мужчина с клинком ведя нас в нужном направлении, затем мы с Вольграмом, всё также держась за руки, а самыми последними оставшиеся два стражника.

— Браслеты у меня. Как только его видим, вы блокируете его движения, я одеваю браслеты, — произнёс впереди идущий мужчина деловым голосом, посмотрев на нас с недовольством.

Кажется, он был опытным воином и сейчас его злило и вызывало досаду, что какой-то молодой мальчишка вырубил его и всю стражу. Пусть даже он и племенник короля.

Нас же такой расклад ничуть не напрягал, мы имели свою цель. Хотелось скорее со всем закончить, я чувствовала напряжение и сосред