Живой Алексей. Племя равных читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Живой Алексей » Племя равных .





Читать онлайн Племя равных [litres]. Живой Алексей.



Алексей Живой

Спартанец: Племя равных

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава первая

Вторжение

 Сделать закладку на этом месте книги

Сгустившийся туман надежно скрывал от посторонних взглядов парус и хищный остов триеры, рассекавшей волны у знакомых берегов. Кифанта, город периеков, который был почти неразличим на фоне ночного неба, располагалась у подножия огромного мыса. Не прошло и года с тех пор, как Гисандр побывал в этом городе вместе со своим отцом-геронтом. Тогда они прибыли из столицы посуху, на повозке, как и подобает чиновникам. А море увидели, лишь спустившись с холма на пирс. В то время Гисандр тайно искал мастеров для изготовления секретного оружия. И вот теперь он плывет с этим оружием к знакомым берегам, неся смерть спящему городу.

Гисандр бросил взгляд на новехонькие баллисты[1], стоявшие у бортов триеры. Затем посмотрел на прислугу, готовую открыть огонь по его команде. Даже зажигательными горшками, если понадобится, благо Темпей заготовил их в большом количестве. Но Тарас, как его звали в прошлой жизни, предпочитал сделать все по-тихому. Лишний шум, да еще пожар во время ночного нападения были ни к чему. К счастью, как он узнал после первого посещения этих мест, горючий белый лен хранился в приземистом здании складов, построенных из камня, которому был не страшен даже пожар. Амфоры с маслом, вероятно, хранились там же.

Впрочем, все это интересовало спартанского наварха во вторую очередь. Обстреливать город и порт он не собирался. Сначала следовало быстро уничтожить охрану порта и захватить арсенал, где хранились мечи и копья. Боеспособных частей в городе не много, да и были это в основном периеки[2]. А эти, сколько ни переодевай в одежду спартанцев и ни учи владеть мечом, со спартанцами не сравнятся. Хотя бывали и среди них исключения.

Главным достоинством периеков была их многочисленность. Среди повстанцев, которые уже готовы были воевать на стороне Леонида, было немало периеков. А оружие, которое собирался захватить наварх, как раз и понадобится для тех, кто примкнет к ним, едва начнется мясорубка.

«В любом случае на роль “пушечного мяса”, как говорили в прошлой жизни, – подумал Тарас, – периеки сгодятся. Спасут немало спартанских жизней».

Осмотрев баллисты и затаившихся на корме морских пехотинцев в полном боевом облачении, которых здесь было несколько десятков, спартанский наварх остался доволен. Его корабль и команда были готовы к нападению.

Он шел первым. А там, позади, совершенно неразличимые во мгле, крались еще два десятка триер с морпехами. Кифанта, не имевшая оборонительных стен, как любой спартанский город[3], была обречена.

Очередная волна неожиданно тряхнула корабль, обдав брызгами наварха и всех, кто стоял рядом с ним на палубе. Корабль, шедший под парусами, заскрипел всем своим корпусом.

«Только бы на мель не налететь, – едва не высказал вслух свои опасения Гисандр, вернувшись к созерцанию береговой линии, почти сливавшейся с темным небом, – тогда всем планам неожиданного нападения конец».

Но Аполлон хранил их. Ночь – время спартанцев. И Гисандр решил, что все должно пройти тихо и быстро. Иначе царь Леонид, двадцать триер которого сейчас точно так же подбирались со стороны ночного моря к побережью Тироса, стоявшего гораздо севернее, его не похвалит.

Вскоре туман начал редеть.

– Убрать парус и перейти на весла! – приказал Гисандр капитану, находившемуся в двух шагах. Едва тот исполнил приказание и парус с шелестом опустился на палубу, как передовая триера выскочила из укрывавшего их облака на открытую воду. Некоторое время они продолжали по инерции нестись к берегу на полном ходу, словно чудовище, вынырнувшее из морских глубин.

Гисандр посмотрел вперед и вдруг ясно увидел один из пирсов Кифанты, уже так близко, что можно было разглядеть привязанные рыбацкие лодки. До него оставалось не больше двух стадий[4]. Но и спартанцы теперь стали заметны с берега, на котором уже были различимы темные громады складов и арсенала, расположившиеся неподалеку друг от друга. Пока что все было тихо. Кифанта казалась спящей, а на пирсе никого не было видно.

– Сбавить ход, – приказал Гисандр, кладя ладонь на рукоять меча, и, обернувшись к капитану, добавил: – Правь прямо к пирсу, с той стороны, где нет лодок. И швартуйся, пока нас не заметили.

Но когда триера, выбросив весла по бокам, усилиями гребцов сбавила ход и, качнув хищным носом, стала медленно подбираться к пустынному пирсу, Гисандр сначала услышал топот сандалий, а потом и увидел небольшой отряд из вооруженных копьями бойцов, спешивший к ним навстречу.

– Поздно, – недобро усмехнулся наварх, поправляя ремешок шлема, пока триера со скрежетом притиралась к деревянному настилу широкого пирса, предназначенного больше для погрузки торговых кораблей. – Этокл и Бриант, приготовьте гастрафеты[5]. Я их отвлеку, начну сам, а потом вы вступите со своими инструментами. Постарайтесь без шума.

Оценив расстояние до приближавшихся солдат, которых было на первый взгляд не больше десятка, Гисандр посмотрел на морпехов и приказал их командиру – рослому спартанцу по имени Архон:

– Готовимся к высадке. А пока всем пригнуться и сесть на палубу, чтобы вас было не видно хотя бы в первые мгновения. Ждем моего сигнала.

Архон кивнул, сделал неуловимое движение рукой, и морпехи почти распластались на палубе триеры, опустив оружие и слившись со снастями.

– Тебя тоже касается, – толкнул Гисандр в бок своего инженера-алхимика, который продолжал как ни в чем не бывало наблюдать за приближавшимися гоплитами, – а то еще зацепят случайно.

Темпей кивнул и тоже рухнул на палубу вслед за морпехами. Рассвет еще не начался, луны на небе не было, и в такой тьме у самого борта триеры можно было различить лишь силуэт Гисандра, капитана и еще нескольких моряков, спускавших сходни на пирс. Этокл и Бриант присели за баллистами, также оставаясь невидимыми для охранников.

Едва Гисандр спустился на широкий пирс и остановился, в ожидании скрестив руки, как послышались торопливые шаги. Вскоре у триеры появилось несколько бойцов из охраны порта, бежавших быстрее остальных. Окинув их взглядом, наварх убедился в своих догадках. Это были периеки, рекрутированные на охранную службу, чтобы не утруждать ею настоящих спартанцев. Одеты и вооружены, как обычные спартанские гоплиты, – доспехи, меч на поясе, щит и копье в руках, – но наметанный глаз Гисандра было не обмануть.

– Кто такие? – без должного уважения поинтересовался тот, что остановился ближе всех, широкоплечий крепыш с бородой, вооруженный только мечом и щитом. – Почему пристали ночью и без разрешения от властей Спарты?

Остальные сгрудились у него за спиной, сжимая копья и с удивлением посматривая на триеру, с которой больше никто не сходил. Из темноты позади них появилось еще несколько человек. «Десять, – пересчитал зыбкие силуэты Гисандр, – похоже, пока все. Интересно, сколько вас на берегу?»

– Ты что, ослеп? – возвысил голос наварх, перехватывая инициативу и давая понять охранникам, что они разговаривают не с простым спартанцем, а с важной птицей. – Спартанцы здесь хозяева. И с каких пор спартанцы должны спрашивать разрешения, прибывая к себе домой, периек? Я могу пришвартоваться на своем корабле когда угодно и где угодно. Даже ночью, ведь спартанцы передвигаются и по ночам. Ты должен это знать.

Но крепыша было не так просто убедить.

– У Спарты нет флота, – заявил он, подозрительно глядя то на Гисандра, то на триеру, чуть приподнимая меч и делая шаг навстречу. – И нас никто не предупреждал о прибытии военного корабля этой ночью. Здесь останавливаются на разгрузку только торговые суда.

Сделав еще шаг, он тоже возвысил голос и приказал:

– Назови себя и скажи, зачем прибыл! А не то я вас всех арестую и посажу в яму, пока не выясним, кто вы и откуда.

Гисандр едва не потерял дар речи. Еще ни один периек с ним так не разговаривал. Кровь бросилась ему в лицо, и в приступе ярости спартанец чуть было не схватился за меч, чтобы немедленно убить своего обидчика. Но усилием воли справился с собою, решив еще немного потянуть время. Однако в это мгновение сама судьба вмешалась в затянувшийся разговор.

– Смотрите! – воскликнул вдруг другой периек, указывая куда-то за спину Гисандра. – Еще корабли!

Гисандр обернулся и увидел, как из тумана показалось сразу шесть парусов, это достиг берега второй эшелон его триер. В свете появившейся из-за облаков луны даже отсюда стали видны выстроившиеся вдоль бортов солдаты со щитами и мечами.

– Это нападение! – заорал главный периек, вскидывая меч. – Убить их!

Но сам все медлил. И копейщики за его спиной тоже замерли в нерешительности. Похоже, вид гоплита, одетого в такие же, как и у них, доспехи, сбивал с толку. Да и держался тот как-то слишком уверенно и спокойно, никуда не бежал.

«Сразу видно, что не спартанцы. Те сначала убили бы всех, а потом стали разбираться, кто перед ними. Ну, все, – решил утомленный разговором наварх, – пора заканчивать этот театр».

– Я помогу тебе. Ты хотел знать, как меня зовут? – спросил он, делая шаг вперед и вставая вполоборота к своему противнику, так что между ними осталось не более трех шагов. – Меня зовут Гисандр, я наварх первого спартанского флота.

Он чуть помедлил, незаметным движением вытаскивая узкое лезвие из ножен на поясе.

– И еще, твой друг прав. Это – нападение.

Резко брошенный нож незаметно вылетел из руки наварха, и командир охранников, схватившись за горло, рухнул на влажные доски пирса. Харкнув кровью, он мгновенно затих. Зато остальные сразу бросились на Гисандра, выкинув вперед копья. К счастью, в первом ряду было всего трое нападавших.

Увернувшись от первого копья, наварх шагнул в сторону, выхватил свой меч и отбил второе, одновременно пнув носком сандалии в пах нападавшего периека. Тот взвыл от боли, согнувшись, на мгновение забыв обо всем. Третье копье заставило Гисандра присесть, пропуская его над собой. В этот момент он оказался так близко к борту триеры, что копье периека, звякнув по шлему, вонзилось в обшивку и застряло в ней.

– Вот это подарок, – обрадовался наварх и нанес обезоруженному противнику удар клинком в живот снизу-вверх. Вспоров кожаный панцирь, меч спартанца рассек кишки периека. Дикий вопль был тому подтверждением.

– Заткнись! – прикрикнул на него Гисандр, распрямляясь и ударом ноги отправляя истекающего кровью бойца в воду. – Умри молча, как мужчина.

Еще не затих громкий всплеск от падения тела в воду, как новый удар копья, а после еще один и еще, заставили Гисандра, яростно вращая мечом в полутьме, податься назад. На него вновь наступали трое. Но, к счастью, Этокл и Бриант решили больше не ждать. В следующее мгновение две короткие стрелы, выпущенные из гастрафетов с высокого борта триеры, отбросили крайних нападавших назад, прошив доспехи на груди как папирус.

Оставшийся воин продолжал наступать. Он так увлекся, решив, что уже загнал противника в угол пирса, за которым виднелась только темная гладь воды, что допустил ошибку. Периек раскрылся, слишком далеко выбросив руку с копьем и отведя в сторону щит, за что был тут же наказан. Тарас всегда успевал ловко уворачиваться от ударов копья, хоть и дрался без щита. Сказывалась длительная подготовка. В этот момент, вновь увернувшись, разъяренный спартанец хлестким движением рубанул по руке противника. Одним ударом наварх отсек нападавшему кисть. Окровавленная пятерня упала вместе с копьем на доски. Раздался душераздирающий вопль бойца, который тут же упал на колени и выронил щит из другой руки, схватившись ею за окровавленную культю.

Не раздумывая, Гисандр шагнул к нему и нанес хлесткий удар по оголенной шее, которую шлем уже не мог защитить. Отделившись от тела, голова периека прокатилась по мокрым доскам, запачкав их кровью, и упала в темную воду, издав громкий всплеск.

– Лучше потерять руку, чем голову, – назидательно произнес Гисандр, стоя над обезглавленным мертвецом и глядя, как морпехи, один за другим, выбегают на палубу или прыгают через борт на доски пирса.

Морпехи сразу же бросались в атаку на обескураженных охранников, число которых за время схватки с Гисандром удвоилось. Этот бой оказался быстротечным. Пятеро из солдат Кифанты умерли на месте буквально за мгновение под ударами морпехов, еще двоих сняли гастрафетчики с палубы. Остальные, неожиданно увидев перед собой лавину атакующих спартанцев, покидали в воду оружие и бросились бежать в сторону берега.

– Периеки, – процедил сквозь зубы Гисандр и даже сплюнул от презрения. А заметив пробегавшего мимо Архона, крикнул тому вслед: – Догнать всех! Никто не должен добраться с побережья до города, пока мы не захватим арсенал и склады.

В этот раз наварх не устремился в бой за своими морпехами, предоставив команду Архону, а задержался у триеры. Обернувшись, он всматривался в прибывающие корабли. Шесть триер при ярком лунном свете шли уже не таясь под парусом и лишь у самого берега, как и корабль Гисандра, перешли на весла.

Две из них причалили рядом с местом швартовки наварха, остальные взяли правее, заметив еще один пирс. С едва причаливших кораблей на мокрые доски посыпались морпехи – новые подразделения, которых в Спарте до сих пор еще не видели, впрочем, как и собственного флота. Большая часть этих солдат были спартанцами, некоторые даже афинскими гоплитами, перешедшими на службу к царю Леониду после падения Афин. Но морпехи из экипажей трех кораблей, участвовавших в нападении на Кифанту, были собраны из бывших пиратов и разношерстных бандитов, кое-как обученных воевать в строю. В морском бою им просто не было равных. Этих отчаянных вояк Гисандр привез прямо с Итаки, места, где тайно зародился первый флот Лакедемона. Размахивая мечами, словно шли на абордаж, бывшие пираты бежали в сторону складов и арсенала Кифанты, у которых уже разгорелся нешуточный бой.

А Гисандр, как завороженный, все смотрел и смотрел на море. Там, из черного ночного воздуха и редеющего тумана возникали все новые корабли спартанцев. Вскоре им перестало хватать места на пирсах, и новая линия из семи кораблей осторожно подошла на веслах к самому берегу, а морпехи стали спрыгивать прямо в воду.

Ради внезапности нападение было задумано ночью. Несмотря на то что многие капитаны были неопытными и не знали этих вод, – ведь почти никто из них никогда не бывал в Спарте. Даже афиняне. Риск разбить корабли был велик, но оправдан. Однако спартанцам удалось приблизиться и даже высадиться незамеченными, как и рассчитывал царь Леонид, поскольку их никто не ждал здесь. Гисандр вообще был удивлен, как гладко пока проходило вторжение. Но, едва он об этом подумал, как начались несчастья. Один из кораблей в темноте все же налетел на прибрежные скалы, получил пробоину в борту и завалился на бок. Вся команда вместе с морпехами оказалась в воде. Рядом с ним вскоре и другая триера села на мель.

– Баллисты спасайте! – крикнул наварх морякам с перевернувшегося корабля. – Утонет хоть одна – всех казню!

Он не был уверен, что его услышали, но моряки и солдаты действительно бросились спасать оружие, вскоре вытащив все баллисты на берег. Наконец, последние корабли появилась из тумана и высадили оставшихся солдат на берег. Все пирсы и воды местной бухты, освещенной пока только лунным светом, запрудили спартанские триеры. От этого зрелища первый наварх Спарты пришел в неописуемый восторг.

– Вторжение началось, – констатировал вслух Гисандр, закончив созерцать морскую часть операции, – пора заняться делом на суше, пока не рассвело.

Заметив высунувшегося из-за баллисты Темпея, добавил:

– А ты пока на корабле посиди.

Тщедушный Темпей кивнул. Врачеватель и алхимик по совместительству явно не горел желанием померяться силами с местными гоплитами. Не его это было дело.

Между тем Гисандр, подозвав жестом своих гастрафетчиков, что служили ему личной охраной, направился к местному арсеналу – каменному зданию, расположенному недалеко от берега. Он бывал в нем уже раньше вместе с отцом-геронтом и нашел здесь тех самых мастеров, что изготовили ему баллисты. К счастью, сейчас все они были далеко и находились в безопасности. Гисандр, командовавший вторжением в Кифанту, мог не беспокоиться, что по случайности его воины убьют лучших мастеров, которых он так ценил. Еще на суше он отдал приказ солдатам – ни при каких обстоятельствах не убивать местных мастеров-оружейников, если они не окажут сопротивления. А если окажут, – все равно не убивать. Только обезоружить, связать и ждать дальнейших распоряжений. Кто-то должен был ему строить новые баллисты в будущем. А их понадобится очень много, когда все препятствия для производства будут сняты.

Приблизившись к арсеналу в сопровождении охраны, Гисандр узрел у единственного входа в здание несколько десятков мертвецов, валявшихся на песке. Все они были одеты как спартанцы, так что наварх не смог понять, кто из них принадлежит к охране арсенала, а кто к его людям. К счастью, неподалеку наварха ждал Архон со своими морпехами, готовый все объяснить.

– Потери у нас есть? – поинтересовался наварх, осматривая убитых, которые в большинстве своем были зарублены мечами.

– Еще не всех посчитали, но, думаю, не больше пятерых бойцов с нашего корабля, – ответил Архон и, кивнув на команды с остальных триер, добавил: – На других кораблях потерь больше. А здесь было всего человек двадцать охранников.

– Отлично, значит, нас действительно никто не ждал, – остался доволен услышанным Гисандр. – Как мы и планировали. А теперь пойдем внутрь, посмотрим, что удалось захватить.

Наварх бросил взгляд на морпехов с других кораблей, которые уже подавили все очаги сопротивления на берегу и ждали его команды, собравшись чуть в стороне у складов. Перешагнув через двух мертвых периеков, валявшихся в луже собственной крови прямо на лестнице, Гисандр взял в руки чадивший факел, выдернув его из специальной подставки на стене, и спустился вниз по широким ступеням.

Впереди него шли морпехи с корабля, а позади воины с гастрафетами. Повсюду виднелись следы борьбы и лежали мертвые воины в красных плащах и спартанских одеждах. «Надо бы знаки различия придумать для солдат армии Леонида, – неожиданно пришла в голову наварха простая и ясная мысль, – повязки на руку надевать, что ли. А то в пылу сражения не отличим своих от чужих. Все на одно лицо. Не с персами ведь воюем».

– Мы застали их врасплох, – пояснил Архон, – закололи охрану снаружи, открыли дверь и ворвались внутрь, быстро перебив всех, кто тут был.

Дойдя до нижнего широкого помещения, где некогда работали теперь его личные мастера Поликрат и Еврон, Гисандр с удивлением остановился у одной из десятка имевшихся здесь печей. Нигде сейчас не горел огонь, печи были холодные. Оглядываясь вокруг, наварх поинтересовался:

– А что, разве мастеров с подмастерьями и чернорабочих здесь не было?

Архон отрицательно замотал головой.

Гисандр, подняв факел повыше, молча осмотрел выстроенные вдоль стены копья и мечи. На первый взгляд копий здесь было не меньше двух сотен, а мечей почти пятьсот, можно было вооружить целую мору[6]. Это была завидная и легкая добыча.

– Странно, – пробормотал Гисандр, припоминая свои встречи с мастерами-оружейниками, – обычно они даже по ночам работают. А сейчас пусто. Может, сбежали до вашего прихода или праздник какой?

Он еще раз пристально обвел взглядом помещение в мятущемся племени факела и не заметил никаких признаков поспешного бегства.

Архон в ответ лишь демонстративно пожал плечами.

– Ладно, – закончил осмотр трофеев наварх, – идем назад. Все это собрать и пока погрузить на корабли.

Оказавшись снаружи, Гисандр заметил первые лучи солнца на ночном небосводе. Вдоль всего побережья над морем протянулись розовые полосы, отчего силуэты скопившихся в гавани триер стали еще отчетливее.

– Порт наш, – произнес наварх и, посмотрев в сторону скопления домов у подножия недалекого холма, добавил: – Пора захватить этот спящий город, пока он не проснулся.

Гисандр отдал приказ построить всех солдат, оказавшихся на берегу. А когда перед ним, блестя щитами и копьями, вытянулся строй армии вторжения, в которой насчитывалось больше тысячи человек, довольно улыбнулся.

«С такими силами Кифанта к полудню будет моей», – подумал наварх, но вслух коротко приказал:

– Выступаем. Никого не щадить.

Глава вторая

Новый закон

 Сделать закладку на этом месте книги

Как ни пугал неопытных мореходов гнев Посейдона, но отплытие ударного флота из Афин по совету своего первого наварха царь Леонид назначил на ночное время. И вскоре четыре десятка триер, оставив за кормой сначала остров Саламин, затем скалистую Эгину и Калаврию, тайно вышли в море. Уже на рассвете следующего дня корабли первого спартанского флота миновали побережье Арголиды, едва напомнившее о себе тонкой изломанной линией на горизонте. И, под прикрытием дымки из облаков, устремились в направлении берегов Лаконии.

Царь Леонид специально приказал выйти так далеко в море, чтобы никто не сообщил в Спарту о приближении его тайного флота до тех пор, пока они сами не достигнут ее берегов. А потом уже будет поздно.

– Любой встречный корабль, Гисандр, должен быть захвачен, а команда перебита, – приказал царь, когда, несколькими днями ранее, они обсуждали на тайном совете с навархом и командующим сухопутными силами план нападения на Лакедемон[7], находившийся сейчас во власти эфоров[8]. – Никто в Спарте не должен узнать о нашем приближении раньше, чем я нанесу свой удар. Я уже принес жертвы богам, и они приняли их. Значит, наш поход будет успешным. Однако и плата за победу будет высокой.

– Конечно, мой царь, – кивнул Гисандр, ничуть не испугавшись, – любой спартанец всегда готов умереть. Тем более я. А ради освобождения своей родины от власти эфоров – я готов умереть даже дважды, если бы боги даровали мне две жизни.

Говоря так красноречиво, что было непохоже на обычные спартанские речи, Гисандр ничуть не кривил душой. Но Леонид простил ему излишнее многословие, столь неприличное для спартанцев, потому что отлично знал – Гисандр ненавидит эфоров не меньше, чем он сам. И доказал это уже не раз своей верной службой.

Гисандр действительно ненавидел эфоров ничуть не меньше самого царя Леонида, но совсем по другой причине. Хотя, если разобраться, причина была все-таки схожей. Эфоры стояли на страже древних законов Ликурга[9], много столетий сильно ограничивающих власть царей. А также не позволявших Спарте иметь собственный флот, создавать иное оружие, кроме меча и копья, а также развивать любые ремесла, торговлю, а тем более наслаждаться искусством. Именно из-за этих традиций, был уверен создатель баллист и первый наварх флота, Спарта не имела и половины той власти в греческом мире, которую могла бы иметь. И это несмотря на самую сильную сухопутную армию.

У Спарты была великолепная, самая лучшая в Греции армия из закаленных бойцов, каждый из которых стоил не меньше семерых[10] воинов врага. Но передвигаться она могла только посуху и пешком. Использовать корабли и коней спартанцам настрого запрещалось. Биться в строю за свою родину могли только граждане Спарты, никаких других сословий или наемников. Войско было сильным, но довольно малочисленным, что заметно ограничивало его возможности. Впрочем, частые потери граждан в войнах, которые Спарта вела почти непрерывно, все же привели к некоторым послаблениям: с недавних пор в армию набирались периеки. Но пока только на роль вспомогательных частей. Да и сравниться в воинской подготовке вчерашние ремесленники со спартиатами, отдававшими этому делу всю жизнь, конечно, не могли.

Созданное Гисандром и уже успешно опробованное в битве с персами новое оружие, называвшееся баллистой, вообще могла постичь участь кифары Тимофея из Милета[11]. Как и все изобретения в Спарте, создателей которых почти всегда казнили. Ведь все новое запрещалось, а жизнь и смерть должны были идти своим чередом, как и сотни лет назад. Законы Ликурга были написаны на века и до сих пор оставались незыблемы. На страже этих законов и стояли эфоры, возвысившиеся даже над царями. А значит, по неумолимой логике, для того чтобы изменить судьбу Спарты, нужно было бросить вызов самими эфорам. И сделать это мог только тот, кто решился рискнуть своей жизнью и пойти до конца.

Смерть спартанцев не страшила. Они всегда готовы были умереть за родину. Но начать войну со своими соплеменниками для того, чтобы потрясти Спарту, а затем и весь греческий мир отменой заветов Ликурга, – на это были способны не многие из храбрецов. А лишь те, что отважились заглянуть в будущее. И еще те, кто просто любил своего царя и верил ему во всем.

Во главе возникшей буквально за последний год, не без участия Гисандра, тайной силы, стремившейся захватить власть в Спарте, находились только трое – сам царь Леонид, полководец Эвривиад и наварх Гисандр. Точнее, здесь, в Афинах, заметны были только трое, а сколько еще тайных советников, не считая пифия Клеандра, и доброжелателей находилось вокруг царя в войске и в самой Спарте, не знал даже сам Гисандр. Впрочем, как и количество его недоброжелателей, а также противников отмены древних традиций. Одно было ясно, их будет едва ли меньше, чем половина Спарты. Ни Леотихид, ни тем более эфоры, просто так власть не отдадут. А значит, все придется решать силой оружия. Но это не пугало мятежного царя. Ведь Леонид уже давно втайне создавал с помощью Гисандра то самое новое оружие, которое и решил теперь направить против тех, кто был так слеп и не хотел верить в его силу.

Однако недовольство эфорами и двоевластием, несмотря на видимость порядка, росло уже очень давно, и дело было не только в личности самого царя. За Леонидом и его помощниками, готовившими заговор, пошла почти половина армии Лакедемона, бившаяся с ним у Фермопил, при Дельфах и захватившая в итоге Афины. Стоило лишь ему озвучить свою цель. Для многих приверженцев рода Агиадов отдать жизнь за царя было равносильно смерти за Спарту, пусть даже и в борьбе с ее же сыновьями. Эти воины шли за своим царем туда, куда он скажет, и готовы были повернуть свое оружие против его врагов. Или тех, кого он назовет своими врагами. И хотя дом Евприпонтидов был менее популярен в народе, на первом этапе Леонид открыл свои планы лишь части полемархов, в которых был уверен, обозначив дату нападения. Остальные же пока оставались в неведении относительно планов царя.

Часть этой армии, шесть мор под предводительством верных царю полемархов[12], еще два дня назад также тайно вышла посуху из захваченных Афин в направлении Спарты через узкий перешеек под названием Истм. Сейчас она должна была достичь границ нейтральной Аркадии и вступить в нее, с тем чтобы еще через несколько дней быть на северной границе Спарты одновременно с тайным флотом царя, который подойдет к ее берегам с моря. Войско из трех тысяч спартанцев, по замыслу Леонида, было резервом и отвлекающим маневром одновременно. Основной удар по эфорам и стоявшему за них царю Леотихиду[13] из дома Еврипонтидов Леонид задумал, впервые в истории Лакедемона, нанести именно с моря и взял его подготовку на себя.

– Времени у нас мало, – сообщил Гисандру на том же совете Леонид, где кроме них присутствовал только Эвривиад, некогда командовавший объединенным флотом союзников в битве против персов, а теперь вновь вернувшийся по решению царя к командованию наземными силами, – персы под командой Мардония удалились от Афин и зализывают раны, но не ушли из Греции. Они ослаблены, однако еще не оставили попыток пробиться сквозь дельфийские проходы. Через Геллеспонт к ним постоянно подходят подкрепления. И война вскоре продолжится с новой силой. А потому наш удар в сердце Спарты должен быть неожиданным, очень быстрым и смертельным для наших врагов. Второго шанса у нас не будет.

Царь ненадолго замолчал, подошел к выходу из шатра и откинул полог, бросив взгляд на море и видневшийся внизу под холмом полуразрушенный порт Пирей. Главный порт Афин еще кое-где дымился после битвы с персами и недавних пожаров, но уже быстро возвращался к жизни усилиями того же Гисандра. Спартанский наварх разместил здесь почти сотню своих кораблей, из числа захваченных у афинян, а также их команды, которые также были заняты на работах. Шатер царя Леонида располагался на одном из холмов, окаймлявших самую большую гавань. Всего же Пирей, находившийся на обширном полуострове, имел как минимум три гавани. Главной был сам Пирей с несколькими бухтами, которые дополняли гавани Мунихии и Зеи. Две последние служили в основном стоянками для военных кораблей. В центральной же, то есть большой гавани, могли стоять не только военные триеры, но и торговые суда.

«


убрать рекламу


Место выбрано неплохо, – мысленно похвалил Гисандр завершивших не так давно это грандиозное строительство афинян, – отсюда удобно и торговать, и воевать. Нам такой порт пригодится».

Между тем Леонид, посмотрев, как рабы восстанавливали поврежденную пристань для триер, скользнул взглядом по мощенной булыжником дороге, уходившей в сторону Афин, и, развернувшись, шагнул обратно к центру шатра. Гисандр не без удовольствия заметил, что, имея теперь в своем распоряжении все общественные здания и шикарные особняки захваченных Афин, Леонид все же предпочитал спартанский образ жизни роскоши местных правителей и тем более не стал уподобляться Ксерксу, царю царей, просто тонувшему в роскоши. Хотя имел к тому все возможности.

«Все-таки спартанцы есть спартанцы, – ухмыльнулся Гисандр, отворачиваясь в сторону, чтобы Леонид не счел это за насмешку, – в чем-то наш предок Ликург был прав, когда вводил законы против роскоши. И в новой жизни мы это, как исключение, возможно, оставим. Но время его остальных замшелых законов ушло. Пора вводить новые».

– Ты отплываешь вместе со мной, Гисандр, – вывел его из задумчивости властный голос царя, обратившего взор к карте Афин и прилегавших морских просторов, искусно выжженной на куске тонкой кожи. Эта карта лежала сейчас на небольшом белом столике с золочеными ножками. Единственном атрибуте роскоши, который Леонид позволил себе иметь в своей походной обстановке, да и то только потому, что ни одного другого стола поблизости не нашлось. Вся остальная мебель сгорела, а этот столик чудом уцелел.

– Мы возьмем с собой сорок кораблей, незаметно покинем Афины, обогнем Арголиду… – палец царя уверенно чертил невидимую линию морского пути, который им предстояло преодолеть за пару дней. – …Затем ночью разделимся в море на два отряда и нападем сразу на два города вот здесь.

Гисандр проследил за указующим перстом Леонида и увидел, как тот отчетливо ткнул в точки под названием Тирос и Кифанта.

– Я атакую Тирос, на рассвете захвачу его и казню всех, кто не подчинится. Затем, соединившись с армией из периеков, собранной доверенными людьми, которая будет ждать сигнала в моем темене…

«Так вот почему именно Тирос, – поймал себя на мысли Гисандр, – точно, ведь у царя там обширные владения. В них можно, не возбуждая подозрений, без труда спрятать большой отряд или даже небольшую армию до нужного срока. А оттуда до Тироса пара шагов. Ловко придумано».

– …быстрым маршем двинусь…

– На Спарту? – позволил себе перебить царя Гисандр.

– Нет, – простил ему дерзость Леонид, списав ее на обычную горячность спартанцев, с которой они бросались в любую схватку, – в Спарте нас будет ждать ожесточенное сопротивление, ведь Леотихид вскоре узнает о нашем приближении. Как бы мы ни старались скрыть его, после нападения на побережье, не пройдет и дня, как он узнает о нас. Поэтому сначала нужно обеспечить себе надежный тыл и захватить большую часть побережья, куда при необходимости можно подтянуть подкрепления из Афин.

Царь встретился взглядом с навархом, помолчал мгновение, затем продолжил объяснять свой план нападения.

– Поэтому, захватив Тирос, я двинусь в сторону Прасий, к которым ты подойдешь вскоре с другой стороны, захватив прежде Кифанту.

– Значит, я должен атаковать Кифанту? – не то удивился, не то обрадовался Гисандр, хорошо знавший эти края. Ведь именно в этом городе с помощью отца-геронта он нашел некогда мастеров, которые создали знаменитые баллисты. Сейчас ими были вооружены уже многие корабли спартанцев. В Кифанте также имелся арсенал с оружием и склады белого льна[14], из которого местные мастера-периеки искусно плели канаты, научившись у финикийцев. «Лучшего места для будущей стоянки флота и не найти», – почему-то сразу решил наварх, хотя вдоль побережья Спарты имелись и другие гавани.

– Да, если мы захватим Тирос, Прасии и Кифанту, это будет довольно внушительный кусок побережья с тремя городами, которого вполне достаточно для того, чтобы закрепиться и обеспечить себе тыл, на случай если нападение все же затянется.

Леонид слегка нахмурился, скрестив руки на груди. Его доспехи тускло поблескивали отраженным светом, едва пробивавшимся сквозь плотную ткань шатра.

– Но оно не должно затянуться, – проговорил он после недолгого молчания. – Жребий брошен. Если мы атакуем решительно, то удача будет на нашей стороне. Я уже разослал послания во все концы Лакедемона. Заговор растет. Верные мне люди уже ведут разговоры с теми, кто еще колеблется в Апелле и Герусии[15], а также в городах на побережье и в глубине Спарты. К нам может примкнуть много людей, после того как мы вступим на берег и объявим свою волю. Не только граждан, но и периеков, которым я пообещаю больше свободы после нашей победы.

Леонид обернулся в сторону молчавшего до сей поры Эвривиада.

– Эфоры ждут тебя с последними новостями?

– Да, мой царь, – кивнул рослый бородатый боец с громоподобным голосом.

– Возьми самый быстрый корабль и отправляйся немедля, Эвривиад, – царь положил ему руку на плечо. – Успокой их. А сам заверши подготовку мятежа в столице, который ты начал давно, как мы с тобой и обсуждали. Ты возглавишь его лично. К нашему прибытию все должно быть готово.

– Уже все готово, мой царь, – заявил Эвривиад, самодовольно усмехнувшись и скользнув взглядом по стенам шатра. – Две моры гоплитов, в лагере у Амикл, только и ждут приказа, чтобы войти в Спарту, схватить эфоров и тех геронтов, что не примкнут к нам. Мне осталось лишь прибыть в город, убедить эфоров в наших успехах на землях Аттики и ждать твоей высадки на побережье, чтобы лично возглавить мятеж в самом сердце Спарты. Мы поразим их одним ударом.

– Не забудь, – напомнил царь, слегка понизив голос, – что перед началом восстания в Спарте ты должен под любым предлогом вывести мою жену в условленное место, где она будет ждать развязки.

– Не беспокойся, мой царь, – кивнул спартанский полемарх, слегка наклонив голову, – Горго никогда не станет заложницей Леотихида.

Царь и Эвривиад вновь встретились глазами.

– Леотихид тоже неглуп, – вдруг произнес царь, в голосе которого неожиданно послышалось сомнение, заставившее Гисандра оторваться от созерцания побережья у Кифанты, которую ему предстояло захватить. – В Эпидавр-Лимерах, Гелосе и Селлассиях стоят гарнизоны, которые преданы ему больше, чем мне. Если они вступят в сражение на стороне Леотихида и будут у Спарты раньше, чем я…

– Зато на северной границе, в Белмине и Пеллане, гарнизоны почти полностью на нашей стороне, – попытался успокоить его Эвривиад. – Кроме того, оттуда через Аркадию подойдет еще одна армия.

– Я бы не был так уверен насчет Пелланы, – вставил слово Гисандр, услышав знакомое название и вспомнив о Деметрии и его покровителях, – я сам служил на северной границе в Пеллане, там много людей, преданных Евприпонтидам. Хотя большую часть, включая меня, уже давно оттуда отправили воевать в Дельфы…

– Вот именно, – кивнул Эвривиад – а за оставшихся я ручаюсь головой. Полемарх Леонт, который уже вернулся в Лакедемон с частью своей моры, – твой верный слуга. А кроме того, опасаться стоит только гарнизона в Селласиях, поскольку он ближе всех к Спарте и находится на полпути между ней и побережьем. Но если мы решим быстро дело в самой Спарте, а вам будет сопутствовать успех в нападении на прибрежные города, то мы сами нападем на Селласии с двух сторон и уничтожим весь гарнизон. Или же вы придете к нам на помощь. Гелос находится дальше от столицы, чем Селлассии, а Эпидавр-Лимеры на побережье, вообще в шести днях пути.

– Но не так уж далеко от Кифанты, около двух-трех дней, – в задумчивости произнес царь, вновь глядя на карту. В случае непредвиденных осложнений постепенно вырисовывалась масштабная операция сразу на нескольких фронтах, чего Леонид очень хотел избежать. – И если гарнизон Эпидавр-Лимеры выступит на стороне Леотихида, то сможет вмешаться в осаду Кифанты даже быстрее, чем прибыть в Спарту. Впрочем, я уверен, этого не произойдет. А Гисандр выполнит свою задачу быстро, как и все мы, не оставив врагу и единого шанса на успех. Иного пути у нас нет.

Гисандр уверенно кивнул в подтверждение слов царя. В то же время, слушая уверения Эвривиада в верности Леонта, командира той самой моры, в которой ему довелось начать службу, он испытывал сильные сомнения. Насколько помнил Гисандр, полемарх Леонт был спартанцем старой закалки и не очень одобрял его затею с баллистами в битве у Теплых Врат[16]. А ссоры с Деметрием пресекал только потому, что был вынужден действовать в присутствии Леонида не только как воин, но и как политик. По рангу полагалось. Ведь сам царь откровенно покровительствовал работам Гисандра, что же ему оставалось делать. Но что случится, когда начнется гражданская война и все будут вынуждены делать свой выбор?

В том, что умудренный опытом полемарх Леонт, прошедший множество сражений, оставшийся в живых и до сих пор воевавший плечом к плечу с Леонидом, поддержит именно его, замахнувшегося на смену старого строя, у наварха были большие сомнения. Ведь Леонид был бесстрашным первопроходцем и любил все новое, шел против воли эфоров и традиций, был готов даже погибнуть за это. В случае победы восстания мятежного царя, Спарту и, может быть, даже весь греческий мир ждали большие изменения, если не сказать потрясения. И все это означало смерть того, что так любил полемарх Леонт – вековых традиций и законов Ликурга. Неизменности течения жизни и смерти в Спарте.

«Вряд ли он встанет на сторону восставшего царя, – думал Гисандр, рассеянно слушая разговор Эвривиада с Леонидом, обсуждавших детали мятежа в самой Спарте и ее окрестностях, – скорее, стоит ждать его предательства. Леонт вполне может переметнуться к Леотихиду, который для него олицетворяет древние традиции Спарты. Главное, не пропустить этот момент и не дать ему воткнуть нам нож в спину. Мятеж – дело тонкое. Если в нужный момент чаша весов качнется не в ту сторону, можно и проиграть. Впрочем, надо гнать от себя такие мысли, иначе и правда проиграем. А это нам не нужно. Только вперед, обратного пути нет. А про полемарха я шепну пару слов Леониду. Потом, когда выйдем в море. Чтобы этот красноречивый демагог Эвривиад не мешал мне своими речами».

– Как только мы захватим Спарту, наши враги сдадутся, – пылко уверял Эвривиад.

– Да, если захватить ее, дело будет решено, – согласился царь, – даже если кто-то уцелеет или сбежит от нас на окраины спартанских земель, он уже не сможет помешать мне.

– Позволь спросить, мой царь, – вдруг, неожиданно для себя, вновь вступил в разговор Гисандр. – А что ты сделаешь с эфорами после победы? Отправишь в ссылку или казнишь?

Леонид, немного удивленный таким дерзким вопросом, все же простил его своему любимцу.

– Законы Ликурга отжили свое, Гисандр, – произнес он, вперив в собеседника тяжелый взгляд, не предвещавший ничего хорошего тем, о ком шла речь, – и эфоры тоже. Спарте нужна новая власть и новые законы. Я дам ей все это.

Глава третья

Кифанта

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда первый отряд личной армии Гисандра вступил на дорогу, что, петляя меж холмов, вела в близкую Кифанту, солнце уже показалось над морем. Предрассветные сумерки, до того еще как-то скрывавшие передвижения посланцев Леонида, закончились.

– Шевелитесь, лентяи! – подгонял своих солдат наварх, передвигавшийся во главе колонны со щитом и копьем в руках. – Мы должны взять этот город спящим.

«Если, конечно, успеем, – подумал он про себя, пристально всматриваясь в изгибы дороги, поросшие невысокими деревцами и кустарником, но вслух делиться с солдатами сомнениями не стал. – Мы довольно быстро управились на побережье, но сейчас не заметить наши корабли может только слепой. Наверняка уже кто-нибудь донес старейшинам. И, если они первыми не сбежали из Кифанты, получив такое известие, стоит ожидать сопротивления».

Гисандр поднял голову в надвинутом на лоб шлеме с красным гребнем и скользнул взглядом по окрестным холмам, казавшимся пустынными в этот рассветный час. Затем его взгляд поднялся на самую вершину холма, тонувшую в тени от кипарисов.

«Хотя это город периеков, – подумал наварх, переставляя ноги в кожаных сандалиях по каменистой дороге, – а они не так быстры. Так что шанс еще есть».

Свою армию Тарас разделил на три части. Почти половину, шесть сотен бойцов, взял с собой на штурм города. Благо расстояние от порта до центральных городских кварталов, где находились общественные здания и собирались старейшины, было невелико. Несколько домов с портиками и колоннами, в окружении кипарисов, были видны даже отсюда. Нападавшим нужно было лишь подняться на высокий холм, венчавший оконечность протяженного мыса. Дорога некоторое время петляла по равнине меж зарослей, а затем начинался короткий и резкий подъем. Кифанта занимала всю верхнюю часть холма, а кое-где дома горожан, облепившие склоны, даже спускались к самой воде. На окраинах по большей части теснились амбары и склады, вперемешку с лужайками, где сейчас мирно паслись козы. Потревоженные животные с испугом взирали на людей, проходивших мимо в такую рань.

Среди шести сотен солдат из атакующей фаланги было почти двести бойцов, еще недавно воевавших на стороне Афин. После захвата их города Леонидом и убийства Фемистокла, те, кто остался в живых, либо разбежались, либо присягнули спартанцам на верность. Выбор у них был небольшой. Разве что еще переметнуться к персам, но там их не ждало ничего хорошего. Ведь Ксеркс пришел мстить именно афинянам за поражение своего отца при Марафоне. Гисандр не очень доверял своим новым солдатам, а потому взял их с собой, чтобы проверить в деле, первыми отправив в бой. Однако перед самым началом атаки передумал и переместил их в конец своей колонны.

Позади них, между портом и Кифантой, на всякий случай поставил заслон – еще триста человек. Но уже своих, проверенных бойцов, которые могли отразить внезапное нападение противника на корабли, если такое случится. Командовать заслоном и обороной порта он поручил Эгору, одному из своих верных боевых товарищей, с которым прошел уже много сражений, начиная еще с тех времен, когда сам был молодым спартанским волчонком.

В порту, присмотреть за триерами, наварх решил оставить полторы сотни морпехов из бывших пиратов с Итаки, под командой того же Эгора. Все-таки ровный строй на суше эти вояки держали с большим трудом, как и соблюдали спартанскую дисциплину. От них было гораздо больше толка на море, в родной стихии.

И, наконец, еще две сотни спартанцев из самых проворных командир армии вторжения направил вдоль берегов в обход Кифанты. С приказом обойти город с двух сторон, соединиться и отрезать дорогу, что вела из него в глубь материка. Чтобы никто не узнал о том, что здесь происходит, пока все не будет закончено. Мало ли что. Конечно, о нападении все равно узнают. Но царь Леонид приказал до последнего стараться держать все в тайне. Именно внезапность гарантировала успех в самом начале его вторжения в Лакедемон.

Командовал этим отрядом разведчиков другой старый друг Гисандра по имени Архелон. Едва узнав о предстоящем вторжении, наварх запросил у царя Леонида побольше толковых командиров, которым он лично мог бы доверять. В таком предприятии один надежный друг стоил сотни незнакомых бойцов. И царь разрешил Гисандру взять с собой двух своих товарищей, которые также разделяли его взгляды на будущее Спарты.


– Стой! – взмахнул рукой Гисандр, едва они беспрепятственно достигли последнего поворота перед подъемом дороги, вдоль которого тянулись хлипкие заборы предместий, и прислушался. В этот час уже вполне можно было встретить на дороге одинокую скрипучую повозку, спешившую с грузом спозаранку в порт, или илотов из числа тех, что трудились там на разгрузке. Не говоря уже о мастерах и подмастерьях из арсенала. Из-за жары жители по всей Греции вставали рано. Но сейчас вокруг было удивительно тихо. Никто не спешил в порт. Лишь острый слух Гисандра, несмотря на приглушенный шум от сотен обутых в кожаные сандалии ног спартанских гоплитов, уловил впереди какие-то звуки, насторожившие его.

Голова колонны спартанцев уже показалась из-за кустарника, внезапно замерев на открытом месте по приказу наварха. Тишина нависла над дорогой. Лишь поднятая сандалиями пыль клубилась сейчас вокруг, оседая на траву. Впереди дорога резко шла вверх на холм. Это был абсолютно прямой участок длиною примерно в две стадии. Слева вдоль нее тянулась изгородь, за которой можно было разглядеть несколько землянок бедноты, на крышах которых мирно пощипывали траву козы. Справа, в четверти стадии от дороги, склон порос высоким кустарником, почти полностью перекрывавшим видимость в этом направлении. Хотя если присмотреться, то сквозь редкие разрывы этой зеленой стены можно было разглядеть вдалеке дома зажиточных периеков. Где-то там, чуть повыше, и находился центр города.

В напряженной тишине Гисандр вдруг услышал стук падающего камешка, который скатился по склону из-под чьей-то подошвы.

– Засада, – крикнул Гисандр, – поднять щиты!

Едва он это сказал, как сразу несколько десятков копий взметнулось в небо из-за кустарника, росшего справа по ходу движения спартиатов. Пущены они были вполне профессионально и, долетев до шеренги остановившихся спартанцев, поразили многих. Несмотря на предупреждение, не все солдаты успели выполнить команду. За спиной наварха послышались стоны. А когда за первой волной копий прилетели вторая и третья, забарабанив по щитам и поразив-таки еще с десяток воинов, Гисандр не стал больше ждать. Стоять на месте означало верную смерть.

Вскинув копье, он прокричал:

– Спартанцы, за мной! За царя Леонида! В атаку!

И первым начал карабкаться вверх по склону в направлении кустарников. Остальные воины устремились за ним, стараясь держать строй и прикрывать друг друга щитами с изображением огромной буквы «Л»[17]. Когда третья волна дротиков забарабанила по щитам, Гисандр, отбивший один из них на лету, был уже почти у подножия зеленой линии кустов и невысоких деревьев. В этот момент обстрел прекратился и прямо на него из «зеленки» выскочило несколько гоплитов в полном боевом облачении, как две капли воды походивших на него самого. Вслед за ними навстречу атакующим посыпались еще десятки таких же солдат, с копьями и щитами, украшенными все той же буквой «Л». Две лавины в красных плащах должны были вот-вот схлестнуться.

«Спартанцы, – окинув взглядом несшихся прямо на него воинов, сразу понял Гисандр. – На этот раз бой будет трудным. Да еще все в одинаковых доспехах. Как бы своих не перебить».

Но рассуждать уже было поздно, и потому он вступил в бой, успев только крикнуть своим:

– Держать строй!

Шеренга за ним сомкнулась, ощетинившись копьями, и приняла на себя первый удар гоплитов Кифанты, насадив на свои острия не менее тридцати человек за один раз. С обеих сторон раздался треск ломаемых копий, и в ход пошли мечи. Но удар нападавших был настолько мощным, что развалил строй морпехов Гисандра сразу в нескольких местах. Бой на склоне, особенно в первых рядах, сразу же превратился из позиционного наступления в дикую мясорубку. Вокруг наварха начался дикий танец смерти, слетавший с клинков и копий сражавшихся друг с другом спартанцев. Сколько всего бойцов контратаковало их из укрытия, было не ясно, однако они продолжали прибывать. Здесь уже сражалось не меньше пары сотен воинов Кифанты, как показалось наварху, ожесточенно работавшему копьем.

– Ну, пошла свистопляска, – сплюнул Гисандр, когда рядом с ним упало замертво несколько бойцов царя Леонида, а сам он резким выпадом сломал свое копье о панцирь ринувшегося на него гоплита Кифанты. Копье Гисандра с треском пробило доспех, отправив защитника Кифанты на встречу с богами, но затем переломилось, и наконечник остался в теле убитого. Наварх хотел отбросить ненужное древко, мгновенно превратившееся в палку, и выхватить клинок, но не успел. Совсем рядом оказался другой воин, вознамерившийся убить его взмахом меча. Гисандр понял, что не успеет выхватить свой меч, и потому просто ткнул обрубком копья в лицо нападавшему. И его удар достиг цели – обломок палки вошел в рот гоплита и вышел из разорванной щеки вместе с фонтаном крови. С диким воплем тот выронил меч, отшатнувшись. Этого мгновения наварху хватило, чтобы выхватить свой меч и добить раненого бойца, избавив от мучений.

Отбивая следующий удар, Гисандр уже находился во всеоружии. На этот раз на него набросилось сразу два гоплита из Кифанты, хотя с виду их было никак не отличить от своих собственных воинов. Сейчас действовал один-единственный закон битвы – кто нападает, тот и враг. Но, бешено вращая клинком, Гисандр вновь подумал о том, что в этой гражданской войне по случайности может погибнуть масса сторонников царя Леонида, если не придумать для них какой-то отличительный знак, по которому можно будет различать в ближнем бою, «свой» это спартанец или «чужой». Впрочем, двое нападавших гоплитов «Кифанты» не давали ему спокойно додумать эту мысль до конца.

Первый из нападавших еще был вооружен копьем и находился на несколько шагов выше по склону, пытаясь поразить очередным метким выпадом своего противника в шею, грудь или голову. Но Гисандр до сих пор ловко отбивал его копье, сначала щитом, а затем и клинком, уводя острие в сторону от своей головы. Лишь единожды копье гоплита все же смогло задеть край его шлема и даже срезать часть плюмажа, когда Гисандр отвлекся на выпады второго нападавшего.

Тот стоял ближе и орудовал мечом, в свою очередь стараясь умертвить наварха метким ударом в грудь или живот. Оба нападавших гоплита были со щитами. И оба, это было видно сразу, свое дело знали хорошо. Не чета периекам. За спиной наварха шла жаркая драка, отступать было некуда. Любой другой спартанец на месте Гисандра был бы обречен. Но наварх, кроме спартанских приемов боя, был обучен и другим, которым в Спарте не учили.

– Пора с вами кончать, – пробормотал себе под нос Гисандр, начиная уставать от бесконечных ударов, – что-то задержался я тут.

Сначала требовалось достать того, что был ближе, так как его выпады все же были опаснее. Противник как раз решил перейти к активным действиям, что совпало с планами Гисандра. Гоплит из Кифанты шагнул вперед, выставив колено, и нанес мощный удар в грудь наварха. Отведя этот удар меча в сторону своим клинком, Гисандр в ответ не стал рубить его, а ударил противника подошвой сандалии сверху по коленке, в которой что-то громко хрустнуло. Гоплит застонал от боли, покачнувшись, однако пока стоял на ногах, лишь отвел чуть в сторону руку со щитом, прикрывавшим тело. Этого хватило, чтобы Гисандр нанес другой ногой с размаха удар в пах, надолго выключивший этого воина из боя. Гоплит выронил щит и рухнул под ноги Гисандру. Он все еще сжимал в руке меч, но задыхался от боли, уже не обращая внимания на противника. Гисандру оставалось только добить распластавшегося перед ним врага, но сделать это сразу наварху не удалось.

Удар копья едва не лишил его жизни. К счастью, Гисандр ждал его каждое мгновение и потому был готов. Он присел, пропуская копье над собой. Острие второй раз царапнуло по шлему, вновь вырывая клок из плюмажа.

– Ах ты, сволочь, – не выдержал Гисандр, резко распрямляясь, – как же ты мне надоел. Опять шлем подпортил.

Как ни быстро его противник орудовал копьем, а в этот раз он не успел его убрать назад. Разъяренный спартанский наварх рубанул мечом и отсек острие от древка, превратив его в обычную палку.

Затем, пока обезоруженный гоплит отбрасывал ненужное теперь древко и вытаскивал меч, сам бросился в атаку. Не теряя ни мгновения, он рубанул стоявшего выше на склоне противника по ногам, и его удар достиг цели. Несмотря на поножи, Гисандру удалось поранить ему правую ногу, едва не разрубив пополам. Кровь заструилась по лодыжке и рассеченным завязкам кожаных сандалий защитника Кифанты на траву. А раненый гоплит, вложив всю силу в удар сверху вниз, попытался отомстить своему обидчику, отрубив ему левую руку или хотя бы разворотив доспех на плече. Но Гисандр был готов. Он прыгнул вперед, приняв удар на щит, а сам молниеносно вонзил клинок в грудь гоплита, раскрывшегося во время мощного, но не достигшего цели удара. Острие с треском вспороло кожаный доспех, а Гисандр, оказавшись лицом к лицу со своим врагом, успел заметить, как потух последний огонек жизни в его глазах.

– Отправляйся в царство Аида, – напутствовал его наварх, выдергивая меч из груди.

Мертвый гоплит Кифанты рухнул на траву, оказавшись рядом с первым противником наварха. Тот уже немного пришел в себя и даже пытался встать, опираясь на колено здоровой ноги. Но не успел.

– А ты куда собрался? – издевательски поинтересовался наварх, делая шаг вниз по склону и мгновенно отводя руку назад для нового удара. – Тебе тоже пора вслед за своим товарищем. В царство Аида.

Гоплит успел все же поднять голову и посмотреть в лицо Гисандру. На мгновение, пока летел клинок, их взгляды встретились. Это был довольно молодой бородатый спартанец, смело смотревший в лицо своей смерти. Он даже успел усмехнуться, когда Гисандр хлестким движением с разворота вспорол ему горло. Но в этот момент он уже не улыбался. Он харкнул кровью, которая со свистящим звуком брызнула сквозь отверстие в шее, и рухнул под ноги наварху. Мойры[18] оборвали нить его жизни.

Расправившись, наконец, с двумя гоплитами Кифанты, Гисандр едва успел перевести дух в самой гуще сражения, бушевавшего по всему склону. Но не успел еще толком осмотреться, как перед ним вырос следующий противник. Это был рослый гоплит с копьем руке, но уже без щита. Видно, потерял его в предыдущей схватке. Он сделал резкий выпад и с первого раза смог задеть доспех на плече наварха, вспоров его. К счастью, этот удар копья лишь оцарапал кожу Гисандра. Но этого оказалось достаточно, чтобы новая вспышка ярости охватила командира спартанцев.

Гисандр отбросил свой щит и железными пальцами схватился за древко копья, не давая тому вернуться на исходную позицию. Резким ударом клинка он повторил свой прием, обрубив древко посередине. А затем вновь схватил обрубок, чуть подтащил к себе противника и новым ударом отсек пальцы, сжимавшие это древко на другом конце. Обломок копья и несколько отрубленных пальцев под сдавленные стоны – Гисандр должен был признать, что этот спартанец оказался терпимее к боли, чем предыдущие, – упали на траву. Но Гисандр еще не утолил свою ярость. Он наступил на отрубленные пальцы и ударом сверху вниз рассек безоружному спартанцу бедро и промежность, а затем уже коротким прямым ударом в незащищенное горло отправил на встречу с богами.

Мертвый копейщик еще не успел упасть, как перед Гисандром слева вырос еще один воин с мечом. Наварх едва увернулся от разящего удара, который окончательно сорвал его наплечник, и, не затягивая схватку, вонзил клинок ответным ударом в пах гоплиту Кифанты. Сила удара была столь велика, что клинок пробил прикрывавший живот доспех и проник в тело, рассекая кишки. Гримаса мучительной боли исказила его лицо. Гоплит согнулся и рухнул под ноги наварху, который уже не обращал на него внимания, поскольку ему в лицо летел новый удар. Гисандр едва отбил его, увернулся от другого и нанес свой, прыгнув вверх по склону. Вокруг шла настоящая свистопляска, бой был таким жарким, что Гисандр порой не успевал следить, со сколькими противниками он бьется одновременно, отбивая и возвращая удары без счета.

Наконец, перескочив через груду мертвых тел, он увидел впереди просвет. Закричав: «За мной, спартанцы!», наварх первым бросился туда, увлекая бойцов, что были рядом. Пробежав несколько шагов, Гисандр вновь оказался в самой гуще сражения. Он бился отчаянно, заметив, что уже почти достиг вершины холма, поросшей кустами, на котором воины Кифанты устроили засаду. По пути он успел сразиться еще с пятерыми, щедро награждая их хлесткими ударами. Наварх без устали, почти непрерывно, размахивал мечом и убивал всех, кто только пытался приблизиться к нему. И откуда только силы взялись. Наконец, вокруг него на мгновение образовалось пустое пространство, обрамленное мертвецами, которых он только что отправил в царство Аида. Гисандр даже позволил себе опустить меч, чтобы передохнуть. Но почти сразу вслед за этим из-за куста выскочил воин с мечом в руке и шагнул к наварху.

Гисандр отреагировал мгновенно, вскинув руку, и поразил того одним смертельным ударом в лицо. Пока его меч летел, выброшенный рукой, словно пружиной, Гисандра на мгновение охватило странное чувство, похожее на сожаление, которое он не мог себе объяснить. Раньше с ним такого не бывало. Ему показалось странным, что гоплит не защищался от его удара. Даже наоборот, шагнул навстречу, словно хотел не убить, а что-то сказать. И когда тот рухнул замертво, с изуродованным лицом, прямо под ноги наварху, позади него раздался голос.

– Гисандр, – крикнул ему кто-то из пентекостеров, оказавшихся рядом, – это был гоплит из моего отряда.

– О боги! – понял свою ошибку наварх.

Он испытал горькое сожаление, но быстро пришел в себя. Расслабляться было еще рано, а впадать в истерику от вида смерти, пусть и случайной, спартанцы не привыкли.

– Что встали? – приказал он оказавшимся рядом бойцам, которые с удивлением взирали на мертвого товарища. – Очистить холм от неприятеля!

Пропустив на этот раз вперед человек тридцать бойцов, устремившихся сквозь проходы в кустах на вершину холма, Гисандр остался на месте. Покончив со своими противниками, наварх, наконец, осмотрелся и перевел дух. Отсюда было видно почти все: и вершина холма, на которой он стоял, и склон, и дорога, что вела на


убрать рекламу


верх в Кифанту.

Жаркий бой на склоне холма стихал. Почти все нападавшие были уничтожены, а новых подкреплений из Кифанты не подходило. «Линия фронта» спрямилась. Основной удар неприятеля, заставивший еще недавно прогнуться внутрь строй бойцов Гисандра, был отбит. И гоплиты царя Леонида перешли в наступление.

Очень скоро вся вершина холма была зачищена, и к наварху вернулся с докладом командир пентекостерии. Оказалось, что никаких войск здесь больше нет. Десятку бойцов противника удалось избежать неминуемой смерти, разбежавшись по заросшему кустарником склону. Сейчас они карабкались по нему вверх, более не помышляя о нападении. Никто уже не атаковал отряды спартанского наварха.

– Мы победили, – закончил доклад довольный собой пентекостер, решив, что принес наварху счастливую весть.

Но задумчивый и невеселый вид Гисандра заставил его замолчать.

– Никого больше? – переспросил тот, едва услышав доклад. А затем умолк, размышляя о чем-то.

«Похоже, это был удар отчаяния, – решил Гисандр, осматривая поле боя, оставшееся за ним, – или отвлекающий маневр, заранее обрекавший малочисленный отряд солдат Кифанты на смерть. Их здесь было человек двести, не более. Возможно, остальные войска, если в этом городке вообще еще кто-то остался, сейчас пытаются пробить себе выход на дорогу, чтобы покинуть город вместе с мудрыми старейшинами. Они-то сразу поняли, рассмотрев на рассвете наш флот, что иметь дело с такими силами, не важно кто они и откуда, будет себе дороже. И решили сбежать, пока есть возможность – это же периеки».

Наварх еще раз попытался осмотреть склоны большого холма, чтобы увидеть, что происходит на его вершине, но растительность вокруг не давала это сделать в полной мере.

Тогда он приказал своим гоплитам:

– Беглецов не преследовать. Пусть несут весь о своем поражении и сеют панику. Возвращаемся на дорогу и продолжаем путь наверх. Город почти наш.

А про себя подумал: «Если мои предположения верны, надеюсь, Архелону хватит сил, чтобы закупорить это бутылочное горло и продержаться до моего подхода».

Глава четвертая

Подарок судьбы

 Сделать закладку на этом месте книги

Спустившись с вершины холма, зачищенной от солдат противника, воины Гисандра вновь построились на дороге в походную колонну. Прежде чем двинуться в гору, чтобы довершить разгром противника, Гисандр снял шлем, вытер пот со лба и выслушал доклады командиров четырех лохов[19]. Он хотел уточнить потери. По всему было видно, что сражались они не с периеками. А напавшие на них спартанские гоплиты Кифанты дорого отдали свои жизни. В первой схватке посланец царя Леонида потерял убитыми чуть больше полусотни бойцов, при том что противник потерял почти две сотни, как он и предполагал. И все равно это были ощутимые потери для его малочисленной армии вторжения, где каждый солдат был на счету. Во всяком случае, пока восстание Леонида не охватило всю страну и в его армии не стали вливаться тысячи добровольцев. Но даже в этом случае десять периеков не заменят жизни одного обученного спартанца, прошедшего за много лет через систему воспитания «Агогэ», ковавшую железных воинов.

– Мертвых сложить под холмом, после битвы похоронить, – приказал наварх, выслушав доклады, и снова быстрым взглядом окинул поле боя. – Раненых отправить в порт.

– Раненых нет, – в один голос ответили ему все лохаги.

Теперь Гисандр также пристально всмотрелся в напряженные потные лица командиров, но уточнять не стал. Он знал спартанские нравы. Ни один спартанец не признает себя раненым, даже если он весь исколот копьями и иссечен клинками, но еще дышит, может стоять и держать в руках оружие. Он будет продолжать бой до тех пор, пока не истечет кровью от ран или не победит.

– Что же, – кивнул Гисандр, надевая на голову шлем с поврежденным гребнем, в который уже не единожды попадало вражеское копье, – тем лучше. Тогда идем дальше. Пора привести к покорности этот город, который осмелился огрызаться. И утопить в крови, если он отважится снова нам перечить.

Подхватив у одного из мертвецов копье и щит, наварх легким бегом направился вверх по свободной дороге, увлекая армию за собой. После первой схватки, в которой бывшие афинские гоплиты не принимали участия – до них просто не дошло, – Гисандр рискнул поставить их сразу за своей спиной.

На этот раз спартанцы беспрепятственно достигли вершины холма, за которым дорога становилась почти пологой и вела уже к ближайшим зданиям, похожим на небольшие амбары. До них оставалось не более двух стадий. Похоже, здесь все еще тянулись предместья. Но чуть дальше по дороге, справа и слева от нее, уже были видны те самые дома с портиками и колоннами, в окружении кипарисов, которые Гисандр разглядел от самого порта. Где-то среди них был и дом одного из местных периекских чиновников, обязанных оказывать гостеприимство, где они с отцом-геронтом останавливались в прошлый раз, прибыв сюда с инспекцией. Из него они тогда вдвоем и направились в местный арсенал по той самой дороге, по которой он сейчас шагал вместе со своей небольшой армией в обратном направлении.

«Интересная штука жизнь, – пронеслась в мозгу наварха неуместная мысль, – никогда не знаешь, как все повернется и чем закончится. Будет весело сейчас встретить того самого чиновника. Вот удивится».

Отогнав ненужные мысли, Гисандр чуть замедлил движение, покрепче перехватив копье и щит. Он внимательно осмотрел дорогу и прилегавшее к ней пространство. Зная приемы ведения войны и обороны в Лаконии, первый наварх Спарты почти не верил, что здесь их будет ждать новая фаланга из гоплитов. Слишком мал этот городок, чтобы содержать в нем столь внушительный гарнизон. Гисандр не без оснований полагал, что большую часть этого гарнизона, если не весь, он уже разбил. Даже такое количество нападавших, да еще чистокровных спартиатов, его удивило. Если и осталась здесь сотня солдат, то они либо спешат со старейшинами убраться отсюда подальше, либо это будут периеки. Второе более вероятно, так как спартанский комендант города скорее умрет в битве со своим малочисленным гарнизоном, чем отступит вместе с чиновниками, рискуя навлечь позор. Вполне возможно, что он уже умер в недавней схватке, и даже от руки самого Гисандра.

В любом случае вход в город на открытом, но не очень широком пространстве, где еще можно было выстроить последнюю оборонительную линию из солдат, им никто не преграждал. Более того, где-то в глубине, под сводами кипарисов, слышались отдаленные крики и метались неясные тени. Внимательно впитывавший все Гисандр уловил запах паники, уже охвативший город.

– Отлично, – проговорил он вслух, даже ухмыльнувшись, – мы не зря отпустили тех бойцов. Город уже наш.

И жестом приказал вступить в город. Впрочем, контратака еще была возможна. Сами воины Лакедемона часто практиковали ложные отступления. Поэтому колонна спартанцев вошла на главную улицу Кифанты стройными рядами, готовая к внезапному нападению. Город же, казалось, будто вымер или еще не просыпался в этот рассветный час. В последнее было невозможно поверить.

Гисандр вел своих солдат по пустынной улице к центральной площади Кифанты, на которой стоял лишь небольшой памятник Аполлону, а также еще несколько примечательных домов и сооружений, как водится, в строгом спартанском стиле, не терпевшем излишеств. Вокруг площади, у которой сходились все улицы небольшого городка, теснились дома местных чиновников, казарма для воинов, а также здание для ежедневных сесситий спартанцев. Пройдя быстрым шагом половину города, спартанский наварх увидел лишь десяток простолюдинов, с испугом взиравших на прибывшую армию из своих землянок, – этим бежать было некуда, – да множество разбросанных вещей прямо на дороге и у домов. Похоже, бегство более зажиточных периеков, которым разрешалось заниматься торговлей вместо спартиатов, почитавших это дело низким занятием, проходило очень быстро. Он еще слышал отдаленные крики в конце города. Гисандр был уверен, что все накопленное периеками имущество стоит нетронутым в домах, а запасы лежат в амбарах, и все это станет его военной добычей. А те, кто пытался сбежать из города, смогли унести с собой только свои жалкие жизни. Однако когда он первым свернул на площадь, то остановился в удивлении. Перегородив все пространство между казармой и зданием для сесситий, его ожидала еще одна фаланга гоплитов.

«Человек пятьдесят, – решил наварх, останавливаясь и чуть приподнимая щит, – и все – опять спартанцы. Куда же подевались периеки из этого города?»

Воины фаланги, завидев приближавшихся солдат, сомкнули щиты, выставив копья вперед.

– Стой, где стоишь! – раздался голос их предводителя, явно привыкший повелевать. – И назови себя, если ты спартанец!

– Меня зовут Гисандр, – спокойно ответил наварх, слегка возвысив голос, сделав знак своим воинам остановиться, – возможно, ты слышал обо мне. Сейчас я наварх спартанского флота и посланец царя Леонида. А кто ты?

Сотни бойцов замерли за спиной Гисандра, изготовившись к атаке этой кучки воинов, преградивших путь целой армии.

– Я Линос, гармост Кифанты, на которую ты осмелился напасть, – ответил ему невысокий коренастый боец с копьем и щитом, стоявший возле самого здания сесситий на правом фланге шеренги. – У Спарты, волей Ликурга, никогда не было флота. А царь Леонид сейчас в Афинах и нашел бы другой способ сообщить о своем прибытии в Лакедемон. Что тебе нужно в моем городе и зачем ты атаковал его как враг Спарты?

– Видишь ли, Линос, – снизошел до разговора с этим наглым спартанским командиром наварх, умевший ценить доблесть, – за прошедшие дни в судьбе Спарты кое-что изменилось. И, боюсь, бесповоротно. Отныне у нее есть флот. И теперь в ней более не действуют законы Ликурга и не отдают приказы эфоры. А Леонид будет единственным царем.

Гисандр замолчал ненадолго, давая командиру остатков гарнизона Кифанты осознать услышанное. Не каждый день в одно мгновение рушится привычный тебе мир.

– Так что это уже не твой город, – продолжил он, прервав короткое молчание, – и сейчас тебе придется сделать выбор, кому ты служишь: Леониду, который даст тебе новую жизнь, или царю Леотихиду с эфорами. Выбирай, но прежде крепко подумай. Кровопролития можно избежать, если принять нужную сторону. Если ты согласен воевать за Леонида, я приму тебя с распростертыми объятиями. Если нет, ты умрешь. В конце концов, это город периеков. Так стоит ли за них умирать?

Молчание длилось не долго.

– Мой царь Леотихид. А законы Ликурга незыблемы. И Аполлон тому свидетель.

– Что ж, – кивнул Гисандр, – ты сделал свой выбор.

И, размахнувшись, метнул копье в командира гарнизона Кифанты. Тот успел среагировать и выставил щит, но бросок наварха был столь мощным и метким, что копье пробило щит и поразило Линоса в грудь повыше сердца. Спартанец отбросил ненужный щит, и стало видно, как из его груди, сквозь поврежденный доспех, толчками вытекает кровь. Рана была глубокой и смертельной. Понял это и сам Линос, а потому, перехватив покрепче копье, метнул его в Гисандра. Но рана дала о себе знать, ответный бросок вышел слабым. Наварх легко отбил летящее копье в сторону. Тогда Линос выхватил меч и без щита бросился в свою последнюю атаку на врага, увлекая за собой горстку воинов.

– Так умирают настоящие спартанцы, – пробормотал Гисандр, и сам бросился навстречу Линосу с мечом в руке.

Они схлестнулись первыми, и схватка вышла короткой. Гисандр принял на щит мощный удар Линоса и нанес ответный скользящий, распоров доспехи на ребрах. Кровь заструилась еще сильнее. Эта боль и отчаяние придали сил умирающему Линосу. Он вскинул свой меч, чтобы обрушить его на голову наварха, но не успел опустить. Гисандр резким движением вонзил свой клинок в брешь на груди Линоса, проделанную чуть раньше в доспехах его же копьем, и вторым нажатием расширил ее. Острие меча вошло в тело спартанца, как в масло, с одной стороны и вышло из спины. Тот замер, выронил клинок и завалился назад. Под ним сразу же образовалась лужа крови.

– Добить остальных! – приказал наварх бывшим афинским гоплитам, стоявшим за его спиной. И те бросились вперед на оставшихся защитников Кифанты. Завязалась неравная кровавая схватка, которая стоила наварху еще почти трех десятков воинов. Спартиаты, стоявшие за эфоров и Леотихида, дрались отчаянно. Впрочем, как рассудил Гисандр, это кровопускание было даже полезно. С одной стороны, афиняне прошли боевое крещение под его началом и показали себя хорошими бойцами, которые выполняют все его приказы. С другой, все погибшие с его стороны тоже были из бывшего афинского отряда, а значит, он сохранил спартанские жизни и ему легче будет держать ответ перед царем.

Когда короткое сражение на центральной площади Кифанты закончилось, вся она была усеяна мертвыми телами в красных плащах. Взирая на все это, даже Гисандр, давно привыкший к виду крови и запаху смерти, ловил себя на странном ощущении дикости происходящего. На его глазах спартанцы дрались на смерть не с персами, а с такими же спартанцами, как они сами. Перед глазами вдруг всплыло лицо того молодого спартиата, которого он убил совсем недавно по ошибке. Тело его даже еще не остыло. Какой-то ком подкатил к горлу закаленного в боях наварха. И Гисандр впервые в жизни ощутил, что такое гражданская война. Она показалась ему вдруг нелепой и страшной. Эта война несла раскол в древнее общество, жившее по патриархальным законам. А ведь она только началась, и многим еще предстояло умереть. Брат на брата. Сын против отца. Спарта скоро утонет в крови ради благих целей. Но пути назад уже не было.

– Аполлон получил достойную жертву, – проговорил наварх, подняв глаза на статую жестокого бога спартанцев, молча взиравшего на сражение, – а нам пора двигаться дальше.

Затем он отогнал от себя назойливые мысли и подозвал одного из лохагов.

– Актеон, возьми людей, обыщи все окрестные дома и приведи мне всех чиновников, кого найдешь. Если они еще здесь остались.

Командир первого лоха кивнул и отправился выполнять приказание.

– А ты, – подозвал он к себе командира второго, – возьми сотню и пройдись по окраинам. Сгони сюда на площадь всех людей, которые еще не сбежали. Пора сообщить им, что настала новая жизнь.

Остальным двум лохагам Гисандр приказал дожидаться новых приказов, перекрыв все близлежащие улицы и стоя в боевом порядке. Небольшой части воинов под командой пентекостера велел прибраться на площади, оттащив с нее в сторону трупы защитников Кифанты, а также тела своих солдат, и организовать их доставку в порт. Сам же, в сопровождении лишь пары воинов, зашел в здание сесситий.

Здесь было пусто и царил полумрак. Под низким потолком виднелись длинные столы, предназначенные для совместного приема спартиатами скудной пищи, состоявшей из знаменитой черной похлебки, лепешек, овощей и прочей немудреной снеди. На столах еще остались следы вчерашнего дня: хлебные крошки, несколько плошек и разбитая чаша для вина из глины, задетая кем-то в спешке. Посуду жители Лаконии тоже предпочитали простую.

Глядя на пустые чаши, Гисандр поневоле припомнил, как еще юнцом сам впервые получил разрешение участвовать в таких сесситиях, едва закончив обучение в рядах своей агелы. Он выдержал праздничную порку у алтаря Артемиды и стал, наконец, полноправным гражданином. Теперь ему разрешалось носить оружие и пить вино. Но, в отличие от прошлой жизни, это не означало немедленного разгула и пьянства среди подростков. Вина спартанцы пили мало, так как почитали пьянство за великий грех. Гисандр вспомнил, как педономы и старейшины часто заставляли напиваться илотов и показывали их в таком состоянии своим ученикам, как явное свидетельство того, что пьянство быстро превращает даже настоящего спартиата в скотину.

В этот момент снаружи донесся какой-то отдаленный шум. Отогнав воспоминания, наварх вернулся на площадь. Здесь все было тихо, похоронная команда продолжала убирать мертвецов, а солдаты ждали команды в боевом построении.

– Гисандр, – шагнул к нему навстречу Актеон, за которым виднелось несколько воинов, тащивших изо всех сил упиравшегося человека в сером гиматии, довольно тучного для спартанца, – мы осмотрели все ближайшие дома, но нашли лишь его.

– А что это за шум? – уточнил наварх, не обращая внимания на пленника, походившего на периекского чиновника средней руки.

– На дальнем конце города идет бой, – доложил Актеон, – похоже, небольшой отряд периеков пытался пробиться из Кифанты. По словам моих наблюдателей – они разбиты и отступают обратно к центру города.

– Отступают? – довольно усмехнулся наварх. – Отлично. Значит, Архелон не подвел. Ожидайте их здесь. Гонцов не было?

Лохаг отрицательно замотал головой.

– Ничего, скоро все прояснится. Всех пленных, особенно чиновников, сразу ко мне. А сейчас давай твоего сюда.

Солдаты толкнули человека в гиматии, и он упал на камни мостовой прямо перед навархом.

– Что это за жирный боров? – усмехнулся Гисандр, осматривая его слегка обвисшие совсем не по-спартански бока. – Похоже, его давно не били палками за лишний вес.

В ответ на слова наварха раздался дружный хохот спартанских гоплитов. Услышав насмешки, незнакомец вдруг поднялся, отряхнулся и распрямил плечи. Его лицо наполнилось гордостью, а глаза метали молнии. Он преобразился буквально за мгновение.

– Да как ты смеешь так со мной обращаться? – возопил пленник. – Ты знаешь, кто я такой?

Гисандр был заинтригован.

– Нет, но горю желанием узнать, – кивнул он, скрестив руки на груди, – только поторопись. А то скоро может опять начаться бой, и мне будет не до тебя.

– Я Плиник, – заявил человек в гиматии.

– И? – уточнил наварх, чуть наклонившись вперед. – Я должен почему-то знать тебя, достопочтенный Плиник? Прости, но я долгое время пребывал за пределами Спарты и не знаю последних новостей. Возможно, ты прославился неуемным поеданием кур?

Не увидев должной реакции со стороны Гисандра и вздрогнув от новой волны насмешек спартанских гоплитов, пленник, брызжа слюной, выпалил:

– Уже почти месяц, как я выбран эфором Спарты!

Смех почти стих за спиной пленника при этих словах, а сам Гисандр даже присвистнул.

– Вот это удача! Прости, я принял тебя за мелкого чиновника, ведь в Спарте действуют законы против роскоши и давно не отличить важной птицы от простого гражданина.

– И я спрашиваю тебя, как ты смел приказать своим людям так обращаться со мной? – не слушая слов Гисандра, продолжал пленник. – Со мной, тем, кого должны слушаться даже сами цари! Да кто ты вообще такой и как смел появиться здесь с воинами безо всякого уведомления?

– Кто я? – плотоядно усмехнулся Гисандр, до сих пор не веривший своей редкой удаче – к нему в руки в первом же бою попал один из эфоров. – Я Гисандр, победитель Гимнопедий и герой сражения у Фермопил. Возможно, ты слышал обо мне. А еще я верный пес своего царя Леонида.

– Гисандр? – попытался напрячь память Плиник. – Нет, что-то я тебя не припомню.

– Меня знают почти все жители Спарты. А уж эфоры-то наверняка. У них ко мне накопилось, как я слышал, множество вопросов. Наверное, – еще ниже наклонился к нему наварх, – жир затуманил тебе разум. Ты слишком много ешь, для спартанца, достопочтенный Плиник.

– Да как ты смеешь… – опять начал возмущаться эфор, но неожиданно получил удар ногой в грудь, сваливший его на камни. Он упал навзничь, слегка ударившись затылком о камни.

– Ты не ушибся? – поинтересовался наварх, наступая ему на грудь подошвой. – Просто мне надоело тратить время на разговоры с таким напыщенным болтуном. Прежние эфоры были менее красноречивы, но зато соображали быстрее. Ты еще не понял, что произошло?

Плиник ошарашенно смотрел на своего мучителя, боясь вымолвить слово.

– Я помогу тебе, – подбодрил его Гисандр, убирая ногу с груди. – Время эфоров кончилось. Гармост Кифанты тебя не защитил. Теперь здесь правит только царь Леонид, а я, как ты уже слышал, его верный пес.

При этих словах Гисандр выхватил меч и поднес острие к лицу задрожавшего эфора, до которого, наконец, стал доходить смысл происходящего.

– Я бы и сам тебя казнил. Но, думаю, такой подарок доставит больше удовольствие царю Леониду.

И, отступая на шаг, добавил:

– Зря ты не попытался сбежать с остальными старейшинами.

А обернувшись к Актеону, добавил:

– Свяжите его и отведите на мой корабль. Да передайте Эгору, чтобы следил за ним в оба глаза. Это сейчас самый ценный трофей на нашей войне. Пока он не окажется в порту, ты лично отвечаешь за него.

– Я все выполню в точности, Гисандр, – кивнул лохаг.

Он знаком подозвал к себе воинов. Двое гоплитов подхватили перепуганного насмерть эфора, который потерял дар речи, подняли его и быстро смотали руки кожаным ремешком. А затем уволокли в дальний конец площади. Только там он немного пришел в себя и стал вопить на всю Кифанту, что гнев богов обязательно покарает такого нечестивца, как Гисандр, и всех, кто пришел с ним. Но, получив пару болезненных тычков по ребрам от конвоиров, сбавил тон. Вскоре он пропал на дороге, ведущей в порт, и его вопли стихли. Да и Гисандру было уже не до него, – шум на дальнем конце города усилился.

Вскоре из-за поворота показался ломаный строй гоплитов, не более трех рядов в глубину, которые пятились под натиском атаковавшего противника. Даже со своего места наварх мог разглядеть их спины и сверкавшие клинки нападавших, которые то и дело обрушивались на щиты первой линии. Отступавших было около сотни. А нападали воины Архелона, числом не сильно превосходившие их. Но на этот раз они дрались, похоже, с воинами-периеками, а не спартанским гарнизоном. Вся эта масса тел медленно, но верно приближалась к площади.

Только сейчас Гисандр вдруг заметил позади сражавшихся пять или шесть мятущихся фигур в гиматиях. Они сбились в стайку в окружении десятка телохранителей, но бежать им было некуда. Впереди и по бокам враг. А то, что было у них за спиной, они еще не смогли разобрать, лишь изредка кидая затравленные взгляды назад и не желая себе признаться в том, что это конец. Судя по всему, это были периекские чиновники или старейшины города, решившие сбежать из него при первых признаках опасности. Ни один спартанский гармост так бы не поступил, и судьба Линоса была тому примером. Честно говоря, наварх вообще не мог понять, как они решились сбежать из города. Ни Линос, ни Плиник, оставшиеся на месте, им этого не могли разрешить. И периекские чиновники сами отлично знали обычаи своих хозяев.

«Значит, они решились на это без дозволения начальства, – подумал Гисандр и не удержался от капельки самодовольства, – но чуть-чуть не хватило везения. Я и это предусмотрел».

В целом задача Архелона уже была выполнена. Его обходной маневр удался и действительно был оправдан. Старейшины города не смогли покинуть его, как ни старались. Даже при помощи сотни вооруженных периеков, которые, надо сказать, сражались стойко. Однако новый хозяин Кифанты не мог больше ждать, пока Архелон довершит дело своими силами, и решил ускорить развязку.

– Адонис, – подозвал он командира второго лоха, – возьми своих людей и атакуй периеков с тыла. Всех чиновников, что останутся в живых, ко мне.

Адонис кивнул, забрал своих людей, и спартанцы легким бегом, со щитами и копьями наперевес, устремились в атаку. Увидев колонну приближавшихся гоплитов, периекские чиновники пришли в ужас, который наварх ощутил даже отсюда. Страх пахнет очень сильно. Но их защитники продолжали сражаться. Часть солдат периеков, уменьшив плотность фаланги, переметнулась назад и выстроилась в ряд, прикрывая тылы.

Однако все было тщетно. Первым же ударом спартанцы Адониса смяли этот заслон, заколов почти всех, кто осмелился встать у них на пути. Как показалось наварху со своего наблюдательного поста на площади у статуи Аполлона, в пылу схватки они также убили пару чиновников, попавшихся на пути. Остальных старейшин все же захватили и уволокли от эпицентра сражения назад, оставив под прикрытием десятка бойцов. А затем ударили в спину сражавшимся периекам, быстро разорвав их последние построения. Превосходство спартанцев стало почти трехкратным, и дело быстро закончилось. Как ни отважно сражались периеки, до спартанской слаженности им было далеко. Каждый удар копейщиков Адониса валил на землю периеков целыми рядами, а работавшие мечами воины Архелона косили остальных, как траву. Прошло совсем немного времени, как был убит последний воин-периек, одетый как спартанец, а трупы в красных плащах усеяли всю дорогу из города. И опять у Гисандра возникло неприятное чувство, но на этот раз он быстро от него избавился. Только вперед.

– Вот пленные, Гисандр, – сообщил Адонис, когда его воины приволокли упиравшихся чиновников и бросили к ногам наварха, как мешки с навозом. Всего их было четверо. – Прости, еще двоих мои воины в суматохе боя закололи, приняв за гоплитов-периеков.

– Так вот они, бывшие хозяева Кифанты, – усмехнулся наварх, глядя на перекошенные от страха лица чиновников, – не пойму, Адонис, как твои люди могли спутать их с воинами. Это же просто стадо баранов.

Наварх молча прошелся взад-вперед перед сидевшими на камнях пленниками.

– Как же вы посмели бросить свой город без разрешения гармоста? – спросил он, наконец. – Да еще в присутствии эфора, который был у вас в гостях. Так-то вы сохраняете город, вверенный вам властями Спарты.

Старейшины долго молчали, не в силах открыть рот от страха. Молчал и наварх, размышляя о том, что с ними делать. Вскоре ему надлежало двигаться дальше, а управлять захваченным городом кто-то должен. Конечно, предавший однажды предаст снова. Эти пленники были не столь важными птицами, чтобы везти их к Леониду. Но и казнить их всех было бы неразумно. Других чиновников под рукой у Гисандра не было. Военный комендант для управления хозяйством не годился. Он мог лишь служить источником непрерывного страха. А страх смерти вполне может быть гарантом верности. Хотя бы на первых порах.

Наконец, один из чиновников набрался смелости.

– Никогда еще в нашей гавани не появлялось столько военных кораблей. Мы решили, что на город напал неизвестный нам враг. Персы или афиняне.

– И вы решили сбежать?

– Кораблей было слишком много, а в городе всего несколько сотен солдат. Гармост нас бы не никогда не отпустил.

– Значит, вы должны были умереть вместе с ним.

Чиновник похолодел, но все же выдавил из себя, слегка поправив порванный во время захвата гиматий:

– Мы не спартанцы. Жизнь для нас дороже обычаев. Мы можем и отступить. Ведь мы не знаем, зачем вы пришли.

– Это верно, – кивнул наварх, – вы не спартанцы.

Он присмотрелся к исцарапанному и запыленному лицу чиновника и вдруг узнал в нем того самого, который оказывал им гостеприимство с отцом-геронтом почти год назад.

Гисандр вновь чуть наклонился вперед и спросил:

– Ты не узнаешь меня?

Чиновник чуть отпрянул, но все же присмотрелся к наварху. На его лице отразилось гримаса испуга и непонимания. Чуть помедлив, он отрицательно замотал головой.

– А так?

Наварх снял шлем и тряхнул длинными[20] волосами. На этот раз чиновник вспомнил.

– Вы – сын геронта Поликарха. Вы оба были у меня в прошлом году.

– Все верно. Я вижу, ты узнал меня. Это хорошо. Мое имя – Гисандр. А твое?

Наварх вновь надел шлем на голову.

– Дайонизос, господин Гисандр.

– Так вот, мой друг Дайонизос, – решил наварх, – тебе очень повезло. И твоим спутникам тоже. В честь гостеприимства, оказанного тобою некогда мне и моему отцу, я не казню вас всех прямо сейчас…

Гисандр обернулся, выдержал паузу и, посмотрев на стоявших рядом солдат, добавил:

– Но я могу сделать это в любой момент.

Он подождал еще немного, явно наслаждаясь моментом, пока все старейшины находились между жизнью и смертью. А затем решил просветить чиновников.

– Я прибыл сюда по приказу царя Леонида. Отныне он единственный властитель Спарты и этого города. И ваш единственный господин. Над вами больше нет власти ни эфоров, ни другого царя.

Наварх вновь умолк, давая время на осмысление сказанного. Судя по лицам пленных периеков, эта новость была для них как гром среди ясного неба. Они все еще не понимали, что происходит, но ждать дальше Гисандр не мог.

– Однако война только началась. И до полной победы над нашими врагами, которая скоро наступит, я вынужден покинуть город. Я оставлю здесь гармостом своего помощника Эгора. Но управлять хозяйством спартанцам не с руки. Поэтому я подарю вам жизнь, пока, в обмен на верную службу царю Леониду. Вы согласны служить только ему?

Все чиновники, как один, закивали в знак согласия.

– Отлично, – ухмыльнулся наварх, распрямляя плечи, – будем считать это клятвой верности единственному царю Спарты. Тем более что в случае ослушания, Эгор сможет казнить любого из вас от моего имени.

– А ты, мой друг Дайонизос, – обернулся Гисандр к чиновнику, некогда оказавшему ему гостеприимство, – с сегодняшнего дня, волею пославшего меня царя Леонида, будешь главным чиновником в Кифанте и раздашь все остальные должности своим друзьям, как пожелаешь.

Дайонизос кивнул, сглотнув слюну.

– Эгор будет охранять и защищать вас, – добавил Гисандр, пристально посмотрев на Дайонизоса. – Но если что-то пойдет не так, ты умрешь первым.

– Благодарю вас, господин Гисандр, – пробормотал вознесенный на вершину городской власти периек, не знавший, радоваться ему неожиданному спасению или уже молить богов о пощаде. Ибо его жизнь по-прежнему висела на волоске, который в любой момент мог обрубить спартанский меч.

Наварх едва успел определиться с новыми назначениями, как к площади приблизился еще один отряд спарт


убрать рекламу


анцев, во главе которого шел Архелон. Спартанцы выглядели немного потрепанными после схватки, но, как всегда, непобежденными. Их предводитель бодро вышагивал впереди, придерживая ножны меча, словно возвращался с увеселительной прогулки, а не размахивал совсем недавно клинком, срубая головы периеков.

– Молодец, Архелон, – похвалил его наварх, едва только его друг подошел ближе, – ты вовремя успел закрыть все выходы.

– Мы едва успели перехватить их уже по пути из Кифанты, – скромно заметил Архелон, кивнув на пленных чиновников, все еще не смевших подняться с камней. – К счастью, мы двигались быстрее. Иначе, еще немного, и пришлось бы пускаться в погоню. Они вполне могли уйти.

– Но ведь ты успел, – махнул рукой наварх, – значит, беспокоиться больше не о чем, дело сделано. Сколько людей мы потеряли в этом бою?

– У периеков было около двух сотен человек. Мы потеряли убитыми не больше трех десятков. Периеки совершенно не умеют воевать.

– Да, но это были жизни спартанцев, – нахмурился Гисандр. – На войне не обойтись без потерь, как ни старайся. И все же ты молодец. Главное, ты не дал им уйти, и пока никто не знает, что мы здесь. А значит, надо развивать успех. Время работает против нас. Поэтому мы с тобой немедленно отправимся обратно в порт и дальше на встречу с царем.

Но едва наварх направился к выходу с площади, как заметил, что к ней со всех сторон направляются простолюдины, одетые в лохмотья или вообще нагишом. Таких, на первый взгляд, набиралось несколько сотен. Позади них Гисандр разглядел солдат из второго лоха, которые подбадривали горожан уколами копий и пинками.

– Придется ненадолго задержаться, – бросил он Архелону, – я должен сообщить им, зачем мы здесь.

Архелон кивнул, останавливаясь чуть в стороне. Вместе с ним остановились и его люди. Все остальные спартанские воины расступились, выстроившись почти вокруг всей площади на соседних улицах и давая возможность горожанам пройти к статуе Аполлона. Земледельцы, пастухи, мастера-оружейники, ремесленники, мелкие торговцы и просто илоты вскоре запрудили всю главную площадь Кифанты. Дайонизос и остальные чиновники осторожно встали рядом с навархом.

– Жители Кифанты! – обратился к ним наварх, возвысив голос. – Меня зовут Гисандр. Я прибыл сюда из-за моря вместе с армией на кораблях нового спартанского флота по приказу царя Леонида. Но вы не должны нас бояться. Отныне ваша жизнь изменится. Над вами больше нет ни власти эфоров, ни царского дома Еврипонтидов. Все они скоро будут уничтожены. Одного из эфоров мы уже захватили в вашем городе и скоро казним, как и тех, кто попытается сбежать или переметнуться на службу к нашим врагам. Отныне – только царь Леонид, победитель Афин и персов, единственный властитель всей Спарты и города Кифанта. Ваш единственный господин.

На площади воцарилась гробовая тишина. Наварх обвел взглядом толпу, а потом указал на чиновника-периека.

– Я вынужден покинуть город. Но именем царя Леонида я назначаю Дайонизоса верховным правителем Кифанты. Остальных старейшин Дайонизос представит вам лично. А гармостом при нем останется доблестный спартанец Эгор. Вы должны усердно трудиться и выполнять все их приказы. Новая власть несет вам мир, процветание и такие свободы, которых вы еще не знали.

Глава пятая

Божественный луч

 Сделать закладку на этом месте книги

Корабль сильно качнуло. Налетевшая волна перекатилась через всю палубу, едва не смыв нескольких морпехов и баллисту за борт. Соленая вода обдала брызгами наварха, капитана триеры и командира морпехов, крепыша по имени Архон, заставив всех ощутить переменчивый нрав Посейдона. Корабль, шедший вдоль побережья Спарты под парусами, скрипел по всем швам. Разгулявшийся порывистый ветер то и дело резко кренил триеру на левый борт, рискуя перевернуть. Усилившееся под вечер волнение грозило перейти к ночи в настоящий шторм.

– Ищи гавань, – приказал Гисандр сквозь свист ветра капитану, оглянувшись на шедший за ним флот, который болтало по волнам так же, как и флагманскую триеру. – Хватит испытывать судьбу. Нужно пристать и вытащить корабли на берег, пока не стемнело и мы на налетели на скалы.

– Все верно, дальше тянуть нельзя. Будет сделано, господин Гисандр, – кивнул капитан и добавил с нескрываемым удивлением, огладив бороду: – Не знал, что спартанцы такие хорошие мореходы.

– Спартанцы в этом деле новички, – не купился на лесть новоиспеченный наварх, – просто мне уже приходилось несколько раз попадать в шторм. Спартанцы ничего не боятся на земле. Но не стоит рисковать их жизнями там, где властвует Посейдон.

Сказав это, он замолчал и вновь вперил свой взгляд в свинцовые волны и серый небосвод, почти смыкавшийся с ними впереди. Там, где должны были показаться Прасии. Но не раньше, чем завтра. И не раньше, чем спартанский флот будет готов нанести новый удар.

Еще с утра все выглядело безмятежным. Весь первый день плавания навстречу царю Леониду прошел без приключений. Наварх забрал с собой большую часть боеспособного флота из двенадцати триер, включая «пиратские» экипажи, оставив в Кифанте всего шесть кораблей. А также приказ – починить севшую на мель триеру. В крайнем случае снять с нее, а также со второго разбитого корабля, все ценное. Все остальные корабли наварх был вынужден оставить в удобной гавани Кифанты по двум причинам. Первой была бессмысленность использования боевых кораблей в новой операции по захвату Прасий без десантных частей, то есть морпехов. Поскольку почти пять сотен бойцов он «списал на берег». Вернее, поставил им новую боевую задачу.

После недолгих размышлений Гисандр решился разделить силы своей ударной армии. Двести верных Леониду спартиатов оставались с Эгором охранять порт Кифанты и сам город. Такого количества солдат было достаточно, чтобы держать город в повиновении и даже отбиться от неожиданного нападения не слишком больших сил противника, если они появятся. Гисандр рассчитывал, что вопрос с Прасиями решится раньше, чем возникнет такая необходимость. Хотя и не исключал этого. Все-таки в нескольких днях пути на юг находился Заракс, и дальше, за ним, Эпидавр-Лимеры. Гарнизоны этих портов, по словам Леонида, после начала вторжения могли склониться в сторону дома Еврипонтидов. И тогда нападение на Кифанту становилось вполне вероятным.

Впрочем, и там находились шпионы царя Леонида, которые вели агитацию среди солдат и населения. Так что еще оставался шанс, что гарнизоны этих городов все же перейдут на его сторону или, по крайней мере, сохранят нейтралитет. «Даже если на колебания у них уйдет пара дней, с тех пор как они узнают о начале войны, – размышлял Гисандр, сидя накануне вечером на пирсе Кифанты и глядя на суету моряков, пополнявших запасы, – мы сможем выиграть время и захватить Прасии. А потом, при необходимости, вернуться сюда по морю и выбить всех врагов Леонида из города. У них ведь нет флота, и передвигаться воины Леотихида смогут лишь посуху».

Вообще, за последние месяцы войны с персами недавний спартанский пехотинец, а теперь первый в истории Спарты наварх, уже привык больше полагаться на флот. Ему нравилось передвигаться на кораблях, покрывая значительные расстояния и, неожиданно для врагов, перемещаться с одного театра военных действий на другой. Но судьба Спарты решалась сейчас на суше. Именно необходимость знать, что происходит в окрестностях атакованных городов и на дорогах, ведущих в столицу, заставила наварха отправить еще три сотни гоплитов под командой Архелона пешим путем на север, в сторону Прасий. Этот отряд должен был прибыть туда не позднее чем через три дня. А если спартиаты смогут передвигаться еще и ночью, чего не могли сделать без большого риска корабли флота, то и за два. Архелон имел приказ найти армию Леонида, которая уже могла к тому времени штурмовать город с суши, а может, и с моря, и присоединиться к ней. Или же, в том случае, если штурм еще не начался и армию царя отыскать не удастся, ждать прибытия кораблей Гисандра на берегу. Вступать в бой с ходу Архелону запрещалось. Только по приказу царя или совместно с флотом наварха.

Вторая причина, которую Гисандр не озвучивал никому, выглядела не очень по-спартански, но вписывалась в его тайную стратегию. Опять же из-за отсутствия флота у врагов Леонида, шесть триер в гавани Кифанты в самом безнадежном случае можно было использовать для бегства, а официально «для переброски осажденного гарнизона в любое место побережья». В этом случае маневр можно было приравнять к ложному отступлению, которое спартанцы практиковали на суше. Но в глубине души Гисандр надеялся, что ему не придется прибегать к этому маневру. Поскольку в глазах еще не привыкших к морской войне спартанцев все это очень походило бы на бегство, а это было неприемлемо для гордых спартиатов.

– Ох уж эти мне традиции, – сплюнул наварх на мокрые доски пирса, глядя, как матросы закатывают последнюю бочку по сходням, – сколько народа из-за них полегло.

Но, решив так, Гисандр более не колебался, и двенадцать триер с рассветом вышли в море, казавшееся тогда вполне спокойным. В то же самое время, даже раньше, триста спартанцев со щитами и копьями во главе с Архелоном уже шагали по дороге на север, покидая протяженный мыс, на котором располагался первый форпост нового спартанского государства.

– Да поможет вам Аполлон, – напутствовал накануне Архелона Гисандр.

– А к вам пусть будет милостив сам Посейдон, – ответил на это его друг, – и не грозит спартанским кораблям своим трезубцем.

– Встретимся у Прасий, – успокоил его наварх, – боги на нашей стороне.

Однако к вечеру погода испортилась настолько, что Гисандр уже всерьез переживал за свой флот, который мог просто пойти на дно со всеми солдатами и баллистами раньше, чем достигнет нужного места. Слушая завывания ветра и глядя на высокие волны, грозившие разбить триеру о рифы, которыми были полны прибрежные воды, наварх уже начал сомневаться, что Посейдон будет к ним благосклонен.

– Если подходящая бухта не появится в ближайшее время, – пробормотал наварх, стоявший рядом с капитаном у скрипевшей изо всех сил мачты, с которой только что, наконец, сняли паруса, – стемнеет окончательно. И тогда мы точно увидимся с Посейдоном, но уже отправившись на корм рыбам.

Не успел Гисандр договорить, как флагманская триера миновала скалистый мыс, загибавшийся полукругом и далеко выдававшийся в море. Сразу за ним моряки увидели глубокую, защищенную от ветра бухту. Берега для Спарты выглядели не совсем привычно. Высокие, скалистые, изрезанные трещинами и мрачноватые. А в центре имелся большой разлом, в глубине которого угадывался вход во вторую, скрытую от глаз бухту. «Просто Норвегия какая-то со своими фьордами, – вспомнил пейзажи из прошлой жизни Гисандр, – но выбирать не приходится. Бухта на вид большая, места для всех кораблей хватит, а в глубине разлома даже пологие берега виднеются. И жилья никакого вокруг нет, что нам только на руку. Ведь эта ночевка уже на земле врага».

Обогнув мыс, флагманская триера подала остальным сигнал «следуй за мной», которому спартанцев научили афинские моряки, и первой вошла в гавань, укрывшись от ветра. Остальные последовали за ней. Течения в бухте почти не было, и триера, давно шедшая на веслах, просто полетела вперед.

– Правь прямо к разлому. Ночевать будем там, но будь осторожен, – напомнил наварх капитану, когда они поравнялись с высокими, поросшими мелким кустарником краями расходившихся в стороны скал, – здесь, наверное, много опасных отмелей.

Опытный капитан лишь покосился на своего спартанского командира, но промолчал. Перечить спартанцам было себе дороже.

– До сих пор Посейдон щадил нас, – не выдержал он все же спустя мгновение, – надеюсь, и сейчас мы достигнем спокойной воды.

Похоже, боги услышали его слова. Бухта прямо на глазах расширялась, а затем стала изгибаться влево. Гребцы сделали еще несколько взмахов весел, и, когда море уже скрылось из вида, наварх разглядел вдалеке зыбкую дымку, висевшую над пологим пустынным берегом.

– Здесь может укрыться три таких флота, как наш, – оценил размеры бухты, скрытой от всех ветров, наварх. Подняв голову, он разглядывал верхушки скал.

– Широкая бухта, – кивнул капитан, – нам повезло найти ее в последний момент, господин Гисандр. Ведь ночь уже вступает в свои права.

За исключением прибрежной полосы, повсюду виднелись лишь отвесные скалы без каких бы то ни было признаков перевалов или проходов наверх. Ни узких, ни широких. Лишь черные птицы вились стайками в небесах. Отсюда было не выбраться, на первый взгляд. Да и вообще мокрым и замерзшим на ветру морякам это место показалось абсолютно глухим, даже пустынным. Когда справа по борту триеры вода внезапно забурлила, а потом на мгновение в зыбком сумеречном свечении из глубины показалась и исчезла чья-то огромная черная спина, наварху подумалось, что в здешних водах вполне могли водиться морские чудовища. Мало ли у Посейдона слуг. Но он быстро усмирил разыгравшееся воображение. Не к лицу спартанцам бояться каких-то чудовищ. Тем более что ни капитан, ни командир морских пехотинцев вообще не заметили этого.

«Наверное, кит, – решил Гисандр, вспоминая свое видение, – хотя к ночи должен быть отлив, если здесь мелко, откуда здесь взяться китам? Не скандинавские фьорды все-таки, где атомная подлодка может пройти незамеченной».

По мере приближения к берегу вокруг действительно стали появляться признаки мелководья, – то тут, то там из воды поднимались едва заметные скальные выступы. Лавируя между ними, триера вскоре достигла узкой прибрежной полосы, уткнувшись в каменное, но, к счастью, пологое дно. Расстояние между обнажившимися берегом и отвесными скалами, уходившими в темное небо, как раз хватало на то, чтобы люди могли втащить нос корабля на сушу и выйти на берег сами, разбив лагерь.

Едва киль триеры, заскрипев по камням, остановился, наварх первым спрыгнул на берег. Несмотря на то что прыгал он с высоты борта, его сандалии лишь слегка вдавились в песок, под которым обнаружился голый камень.

– Вытаскивайте корабль, пока не стемнело, – приказал он, осматривая пустынный берег и глядя, как остальные триеры заходят в эту уединенную бухту.

«Отличное местечко, – подумал Гисандр, делая несколько шагов по мокрому песку, который был явно нанесен сюда морскими волнами, – надо будет оборудовать здесь настоящую гавань, когда захватим всю Спарту и начнем строить флот по-настоящему. Спарта еще будет владычицей морей».

Сделав следующий шаг, Гисандр засмотрелся на отвесные скалы, хранившие моряков от чужих взглядов, и чуть не упал, поскользнувшись на чем-то мягком. Поглядев вниз, он с удивлением увидел средних размеров рыбу, трепыхавшуюся в небольшой луже. Чуть поодаль били хвостами еще несколько штук. А за ними еще. Гисандр прошелся вдоль берега и насчитал не один десяток вытянутых чешуйчатых тел, там и сям поблескивавших в тине и песке. Вся эта морская фауна еще трепыхалась, а значит, была абсолютно свежей. Попадались и довольно крупные экземпляры. Кроме рыбы тут полно было устриц, медуз и другой скользкой живности, которую отлив застал врасплох.

– А вот и свежий ужин! – повеселел наварх. – Да тут рыбы хватит накормить все команды, если не рассчитывать на пир. По спартанским меркам вполне достаточно. Сэкономим запасы. Главное, что ее можно есть, даже не разжигая костров, что сейчас очень кстати.

Сделав еще шаг, наварх наклонился, чтобы рассмотреть очередной блестящий предмет, но с удивлением заметил, что это не рыбья чешуя. В полумраке тускло блеснул какой-то отполированный самой природой полупрозрачный камешек. По форме он был похож на почти идеально круглую линзу от подзорной трубы, знакомую Гисандру по прошлой жизни.

– Интересная вещица, – пробормотал наварх и, сам не зная зачем, засунул плоский камешек за кожаный нагрудник, – возьмем с собой. Может, еще пригодится.

Пройдя до самого конца бухты, Гисандр не нашел никаких троп или проходов наверх. И посмотрев еще раз на край отвесной скалы, подумал о том, что может находиться там, наверху. Если там неприступные места, – это хорошо. А если к обрыву вела какая-то дорога или тропа, то для лучников они были как на ладони. Их могли беспрепятственно расстрелять сверху или забросать горшками с горючей смесью корабли. Судя по пройденному расстоянию, они уже были на подходах к Прасиям, а здесь вполне могли появиться разведчики неприятеля.

«Впрочем, о чем это я, – поймал себя на странной мысли наварх, уже давно живший в состоянии войны, – для жителей Прасии, как и для Кифанты еще пару дней назад, нет никакой войны и течет мирное время. Если Леонид еще не напал на них, то они пока не понимают, что живут в прошлом. А Леонид и я для них – это будущее. Суровое, но неотвратимое, с которым лучше смириться. Так что будем надеяться, что эта ночь пройдет для нас спокойно».

По дороге назад он уже едва мог различить край берега, к которому приставали одна за другой спартанские триеры. Морпехи сыпались на песок десятками, многие тут же падали, поскальзываясь на морских гадах, как и сам Гисандр некоторое время назад.

– Быстрее! Вытаскиваем корабли на сушу, пока не стемнело, – приказывал, проходя мимо, наварх спартанского флота командирам морпехов и капитанам триер. – Костров не зажигать! Выставить дозоры.

– А как же мы будем готовить пищу? – осмелился уточнить у него один из капитанов.

– Мы не будем ее готовить, – отрезал Гисандр и указал рукой на блестевшую повсюду чешую рыб в свете луны, показавшейся в это мгновение из-за облаков, – соберите в корзины рыбу и ешьте ее сырой. Тут достаточно свежих морских даров, чтобы не использовать запасы сухого мяса, что есть на кораблях.

Судя по выражению лица, капитан, происходивший не из спартанцев, не привык часто есть сырую рыбу. Но спорить со спартанским навархом, желудок которого мог выносить даже черную похлебку[21], не стал.

– Прикажете поставить палатки для воинов на берегу, господин Гисандр? – уточнил возникший из темноты прямо перед ним Архон, когда наварх поравнялся со своей триерой, нос которой уже был вытащен на песок. Гисандр посмотрел на корабль с огромным нарисованным глазом над самым тараном, словно взиравшим сейчас на окрестные скалы, до которых было не более половины стадии, вспомнил о рыбе и водорослях, разбросанных по всей прибрежной полосе.

– Нет, спать все будем на кораблях. Здешний прибой, похоже, очень силен. На берегу нас просто затопит к рассвету.

Он еще раз скользнул взглядом по берегу, на котором копошились многочисленные тени, словно посланцы, вернувшиеся из царства Аида. Кто-то собирал рыбу, кто-то втаскивал триеры на берег и готовился к ночлегу. Огней не было.

– Нужно выставить лишь дозорных, чтобы следили за скалами, пока это будет возможно. И за приливом. Ночь будет ясная. А с рассветом пусть возвращаются на корабли. Передай мой приказ всем.

– Будет исполнено, – поклонился Архон, растворяясь во мраке, как бестелесный дух.

Убедившись, что до наступления полной темноты все корабли благополучно вошли в гавань и были вытащены на песок, а его приказы – выставить дозоры, не разводить костров и питаться лишь свежей рыбой – выполнены беспрекословно, Гисандр отправился спать на свою триеру. Там, на корме, рядом с одной из баллист, ему была приготовлена лежанка из заранее заготовленного тростника, прямо под открытым небом. Это было роскошное ложе для спартанского наварха, от которого он не смог отказаться. Остальные морпехи спали вповалку на мокрой палубе, укрывшись плащами. К счастью, небольшой дождь, что застал их в море, к вечеру прекратился, и все спартанцы, и моряки, измученные штормом за день, получили шанс хорошо отдохнуть и набраться сил. Больше всего повезло гребцам, которые спали на своих скамьях в трюме.

Несмотря на усталость, Гисандр, перекусивший свежей рыбой с коркой хлеба, заснул не сразу. Едва он лег на хрустящую солому и с наслаждением потянулся, давая отдых своему телу, как взошла полная луна. Она светила так ярко и была видна так отчетливо, что наварх поневоле залюбовался ночным светилом и небесным сводом, окружавшим его.

Как-то сами собой всплыли воспоминания из прошлой жизни о первых ученых-астрономах. Имена их еще никто не знал, но в будущем они должны были перевернуть представления о том мире, который еще только складывался на глазах Гисандра.

Наварх вспомнил Галилея – ему предстояло родиться только в шестнадцатом веке. Галилей собственноручно собрал первый телескоп и догадался направить свой взгляд не вдоль линии горизонта, как смотрели все люди до этого, а поднял его вверх, в бездонное небо. И то, что он там увидел, многие годы спустя еще называли наваждением, отказываясь поверить. Галилей первым увидел горы на Луне, а непрерывный Млечный Путь, так любимый греками, вскоре распался на отдельные звёзды.

«Надо будет подкинуть Темпею идею поработать со стекляшками, может придумает телескоп на тысячу лет раньше», – усмехнулся наварх, скосив глаза на врачевателя-алхимика и создателя огненных горшков, который дрых без задних ног с другой стороны баллисты. Темпей вообще плохо переносил морские путешествия. «Или хотя бы подзорную трубу мне соорудит. В море будет незаменимая вещь. Да и на суше пригодится».

Вспомнился новоиспеченному наварху Джорда́но Бру́но, итальянский монах-доминиканец, написавший множество трактатов о вселенной, не одобренных церковью. Учение Бруно о бесконечной вселенной и множестве миров стало главным обвинением против него. Бруно считал, что Бог и вселенная суть одно и то же бытие, а вселенная бесконечна в пространстве и времени. Она совершенна, так как в ней пребывает Бог. И все бы ничего, может и простили б, если бы Джордано Бруно не выступил против системы Аристотеля, предпочтя ей систему Коперника, и не заявил немыслимое, что звёзды – это далёкие солнца, а центр мира находится вовсе не на Земле. Ну, а уж сомнения относительно непорочного зачатия Девы Марии монаху вообще не могли простить.

Джордано покинул орден доминиканцев, долго скитался по Европе, изучая астрономию. Вернувшись в Италию, был арестован инквизицией, отказался отречься от своих учений, много лет провел в тюрьме, а затем был сожжён на костре как еретик.

«Крепкий мужик, – подумал Гисандр, разглядывая мерцавшие звезды, – предпочел умереть за свою идею. Настоящий спартанец».

По небосводу над измученным бессонницей навархом были рассыпаны миллиарды звезд. Гисандр как-то поневоле стал вспоминать их названия, придуманные греками, и даже пытаться понять, что навело их на мысль назвать два обычных ковшика разных размеров Большой и Малой Медведицей. Но так и не понял.

Тогда ему вспомнился Коперник, первым из людей осознавший, что не Земля, а Солнце было неподвижным центром Вселенной. И на этом основании просто объяснивший людям всю запутанность движения планет. Из-за Коперника ведь все и началось. «Ох, и накрыло меня», – подумал Гисандр, отгоняя воспоминания.

Впрочем, всем этим гениям еще только предстояло родиться и сделать свои открытия. Но и грекам, среди которых пребывал Гисандр, было чем гордиться. Чего стоил один только антикитерский механизм – первый в мире греческий компьютер. Тоже, впрочем, еще не возникший. До него оставалось еще примерно четыреста лет.

Этот механизм, похожий на часы и собранный из многочисленных шестеренок неизвестным мастером на Крите или в Сиракузах, показывал положение Солнца и Луны, определял затмения, а также рассчитывал даты важнейших греческих игр и празднеств. Среди которых были: олимпиады, Пифийские, Немейские даже Истмийские игры, проводившиеся на хорошо знакомом Гисандру перешейке Истм в честь самого Посейдона.

«Мне бы такой механизм, – подумал Гисандр, по привычке приспосабливая научные изобретения на военный лад, – да самого мастера. И мои баллисты вскоре стали бы посылать заряды с берегов Эврота до самых Афин, а может, и еще дальше. Мы бы персов отогнали не то что за Гелеспонт, а до самой Индии».

Еще некоторое время Гисандр смотрел в ночное небо под мерный плеск волн. Представляя, как крохотный шар Земли несется сквозь бесконечное море звезд вместе со всеми людьми, помышляющими лишь о сиюминутных делах и обидах. А потом как-то незаметно отошел в объятия Морфея.


– Господин Гисандр! – услышал он сквозь зыбкий сон голос капитана триеры, который осторожно коснулся его плеча. – Прилив начался. Что прикажете делать?

Гисандр быстро открыл глаза и сел на своей подстилке. Некоторое время он смотрел на склонившегося над ним капитана, а потом резко встал. Потянулся, взмахнул руками, сделав несколько гимнастических упражнений, чтобы размять затекшие во время сна руки и ноги. И лишь затем шагнул к борту, чтобы осмотреться.

Над бухтой висел плотный туман. Но первые лучи солнца, встававшего где-то там, за невидимым сейчас горизонтом, уже проникали и сюда. На самое дно этого природного колодца. Начинало понемногу светлеть. Но пока что наварх с трудом видел даже борт соседнего корабля, за которым передвигались неясные тени.

Тогда он перегнулся чрез борт собственной триеры и посмотрел вниз, на камни, увидев, что они уже скрылись под водой. Массивный корпус корабля начинало слегка потряхивать на волнах. Но он все еще цеплялся килем за скалистое дно, оставаясь на месте.

– Недавно начался? – спросил наварх у капитана.

Тот кивнул.

– Да, вода начала подниматься перед самым рассветом. А сейчас весь берег, где мы вчера собирали рыбу, уже почти затопило.

Гисандр посмотрел в указанном направлении. До отвесных скал было недалеко, и даже сквозь еще не рассеявшийся туман можно было заметить, что там, где он вчера вечером еще спокойно прогуливался, сейчас уже плескались волны. Правда, пока небольшие.

Из-за спины возник Архон.

– Все дозорные вернулись? – уточнил наварх.

– Да, едва вода начала подниматься, они вернулись на свои триеры, – подтвердил командир морпехов. – Мне доложили со всех кораблей.

– Хорошо, – удовлетворенно кивнул Гисандр, опершись руками о деревянный борт, – ночь прошла спокойно, никто нас не обнаружил и не напал. Подождем еще немного. Пока туман не рассеется.

– Может, приказать солдатам спрыгнуть в воду и подтолкнуть корабль? – предложил Архон. – Быстрее отплывем.

– Не надо, – отмахнулся наварх. – Скоро вода должна подняться достаточно высоко, чтобы сдернуть корабли с места стоянки и перенести через прибрежные скалы. Раз Посейдон пощадил нас вчера, то и сегодня не оставит. Торопиться не будем. Пусть луна делает свое дело.

– Кто делает? – вытаращился на него капитан.

– Не важно, – перевел разговор на другую тему спартанский наварх, опять вспомнивший свои ночные грезы, – займись проверкой снастей. Они скоро нам понадобятся. За ночь море почти успокоилось. Как только покинем гавань, нужно будет развить большую скорость. Поставим парус. Царь давно ждет нас.

Капитан, уже привыкший иметь дело со спартанским навархом, не стал ничего уточнять. Едва заслышав металлические нотки в голосе Гисандра, он почел за благо удалиться на другой конец триеры и там начал подгонять матросов. Так было гораздо безопаснее.

Командир морпехов тоже отправился проверять своих подчиненных, выстроив их на палубе и заставив проверять амуницию. Сам же Гисандр, пользуясь затишьем, подошел к Темпею. Алхимик, лежавший на мешковине между бортом и баллистой, уже давно проснулся от громкого голоса своего хозяина, но предпочел делать вид, что спит.

– Эй, врачеватель, – наварх мягко пнул «спящего» Темпея в бок носком сандалии, – просыпайся. Разговор есть.

Темпей открыл глаза, изобразив удивление, но тут же сел, привалившись спиной к массивной балке, на которой было собрано метательное орудие.

– О чем вы хотели со мной поговорить, господин Гисандр? – пробубнил Темпей, сладко потянувшись. – В такую рань добрым людям еще следует спать.

– Тот, кто слишком много спит, рискует быть убитым во сне, – назидательно произнес Гисандр, опускаясь на мешковину рядом с Темпеем и точно так же прислоняясь спиной к балке, – нам, спартанцам, нужно уметь чутко спать. Верно, Темпей?

Алхимик вздрогнул от такого вопроса и поневоле кивнул.

– Но поговорить я пришел с тобой не о царстве Морфея, – начал он и осмотрелся вокруг, словно не хотел, чтобы их кто-нибудь увидел вместе или услышал. Казалось, поначалу он был удовлетворен результатами увиденного. Так как висевший над палубой туман делал очертания любого человека, даже стоявшего в нескольких метрах, слегка расплывчатыми. Но взглянув на солнце, скрытое от его глаз тем же туманом, слегка погрустнел.

– Скажи мне, Темпей, – медленно произнес наварх, доставая из-за пазухи небольшой, отполированный водой полупрозрачный камешек и подбрасывая его на ладони. – Ты ведь у меня смышленый малый. Снадобья знаешь. Придумал рецепт горючей смеси для горшков. А тебе не приходило в голову, что поджигать что-то можно не только с помощью огня?

– О чем вы говорите, господин Гисандр? – не понял Темпей, но его взгляд не отрывался от полупрозрачного камня, который подпрыгивал на ладони наварха, то и дело поблескивая.

Гисандр поднял голову и увидел, что туман стал быстро рассеиваться, а в его разрывах прямо над кораблем показалось молодое солнце.

– Я говорю о нем, – наварх поднял палец вверх, указав на светило, – ты ведь наверняка догадался, солнце обладает такой мощью, что сможет своими лучами разжечь огонь такой силы, о которой смертный человек может только мечтать.

– Да, я не раз видел пожары, возникавшие сами по себе, от жаркого солнца, – кивнул Темпей, все еще не понимавший, к чему клонит хозяин, – но я не умею укрощать силу солнца. Смертным это не под силу.

– Это не так уж сложно, – удивил его Гисандр, – если знать, как. Дай-ка мне свою ладонь.

Темпей с интересом протя


убрать рекламу


нул свою руку и разжал пальцы.

– Смотри, – приказал наварх и поднял над ладонью врачевателя полупрозрачный камешек, очень похожий на лупу из его прошлой жизни.

Солнце в это время уже светило ярко. Камешек был мутноват, но Гисандру удалось поймать в него солнечный луч и направить на ладонь заинтригованного алхимика. Он держал его так до тех пор, пока не раздался сдавленный крик и Темпей не отдернул руку.

– Ой, – простонал он, убирая резко ладонь, – просите, господин Гисандр, но я больше не мог терпеть эту боль.

– Что ты почувствовал? – спокойно уточнил наварх, не обращая внимания на стоны алхимика, который тер свою покрасневшую ладонь.

– Боль и жжение, – ответил Темпей.

– Вот видишь, – просиял Гисандр, – жжение! Солнечные лучи, которые наше светило рассылает во все стороны, можно собирать в один мощный луч с помощью этой линзы. Я собрал на твоей ладони лишь несколько лучей, и ты уже почувствовал жжение.

Гисандр понизил голос, нагнулся вперед и перешел почти на шепот:

– И это еще почти непрозрачная и очень маленькая линза. А теперь представь, если она будет полностью прозрачной и шириной с бочку?

Заинтригованный Темпей молчал в предвкушении, ожидая, когда хозяин продолжит.

– Эта линза лучом прожжет твою руку и дно нашей триеры. И вообще сможет на расстоянии поджигать другие корабли!

Темпей просиял, словно перед ним раскрыли тайны вселенной.

– А что значит «линза» и «прозрачной», хозяин?

«Эх, я и забыл, что здесь еще не знают ни оптики, ни даже стекла», – расстроился Гисандр.

– Представь стенку горшка, сквозь которую можно смотреть, как сквозь обычный воздух или воду, – попытался объяснить он, вновь демонстрируя Темпею свою блеснувшую на солнце находку. – Только твердая. Вот это и значит «прозрачная». А линза – это вот такая круглая и выпуклая штука, как эта, только опять же «прозрачная».

Темпей помолчал, абсолютно сбитый с толку новыми откровениями. А потом задал вопрос, от которого у Гисандра стало на душе очень весело. Почти так же, как когда он обсуждал с Темпеем необходимость придумать зажигательные горшки для баллисты, которых еще никто в мире не делал. Они тогда были первооткрывателями, поймавшими кураж.

– Но ведь такого материала в природе не существует.

– Вот именно, друг мой, – похвалил его Гисандр, рассмеявшись, и даже хлопнул по плечу, – вот именно. Ты его и придумаешь. Держи!

И он вложил полупрозрачный камешек в ладонь мгновенно потерявшего интерес ко всему окружающему Темпея.

«Ну все, теперь не будет спать и есть, – подумал довольный собой Гисандр, вставая и поправляя кожаный доспех, – до тех пор, пока не найдет способ создать прозрачную линзу».

– Я слышал, что их выплавляют из песка, – подбросил задумавшемуся алхимику направление мысли наварх, – правда, чтобы его расплавить, жар нужен очень большой.

Он помолчал еще мгновение, но не выдержал и проговорился:

– А еще – если смотреть через нее не на солнце, чтобы не сжечь глаза, а вдоль горизонта, то можно увидеть дальние берега. Подумай еще и об этом.

Он сделал несколько шагов по направлению к мачте, у которой стоял капитан триеры, как за спиной у него раздался вопрос.

– А откуда вы все это знаете, господин Гисандр?

Наварх застыл на месте, но не задержался с ответом. В этом мире только один ответ мог устроить всех. И он поднял палец вверх, указав на небо.

– Боги открыли мне тайну, – проговорил наварх, вновь бросив быстрый взгляд по сторонам. – Но ты не должен никому говорить об этом. Иначе мы оба погибнем.

Темпей быстро замотал головой.

– Я лучше умру, но не расскажу, – выдавил он из себя, добавив уже еле слышно: – Господин Гисандр.

– Вот и отлично, – снова подбодрил его Гисандр, – умереть мы всегда успеем.

Глава шестая

Тайный посланник

 Сделать закладку на этом месте книги

Едва туман рассеялся, а вода поднялась над острыми краями скал настолько, чтобы днища спартанских кораблей ощутили свободу, как в бухте началось движение. Гребцы налегли на весла, и вся эскадра из двенадцати триер потихоньку стала выгребать к выходу из каменного мешка, служившего им пристанищем этой ночью. Первой в скальный проход вошла флагманская триера Гисандра. Сам наварх стоял на носу, рядом с капитаном, и с нетерпением вглядывался вперед, словно ожидая увидеть там что-то, кроме бескрайнего моря, пустынного в этих, почти свободных от судоходства местах. Ведь они были первыми и единственными спартанскими мореплавателями, не считая торговые корабли периеков, изредка бороздившие здешние воды.

Когда корабль, движимый вперед ритмичными взмахами весел, осторожно выбирался из скального прохода, в котором кое-где вровень с бортом триеры еще висел туман, Гисандру вновь показалось, что вода рядом с левым бортом вспенилась сильнее обычного, и на миг на поверхности показалась черная блестящая спина морского чудовища, скрывшаяся вслед за этим в пучине.

– Ты видел? – не выдержал на этот раз Гисандр, толкнув под локоть капитана, и указал в сторону уже сомкнувшихся волн, плескавшихся у самого подножья уходящей высоко вверх каменной стены.

– О чем вы, господин Гисандр? – повернулся к нему бородатый капитан и добавил, как бы прося прощения: – У меня зоркий глаз, но я ничего не видел, кроме волн и тумана.

– Оставь, – немного помедлив, махнул рукой Гисандр, – пустое, наверное. Согласившись с капитаном, еще какое-то время он все же обшаривал взглядом пустынные темные волны.

«Мне одному, что ли, примерещилось, – подумал напряженно спартанский наварх, которому не с кем было обсудить свои галлюцинации, искоса с подозрением поглядывая на капитана. – Странная бухта. Второй день подряд что-то мерещится. Не ровен час, здесь и правда какое-то чудовище водится, а капитан об этом знает, но молчит… Или какие-то зловонные испарения есть, как в храме у Дельфийского оракула, что так на меня действуют».

Он с надеждой окинул взглядом морпехов, стоявших поодаль на палубе, и нескольких моряков, возившихся со снастями. Посмотрел даже на Темпея, что внимательно изучал «лупу», сидя у баллисты. Но по их лицам не было заметно никакого благоговейного ужаса перед морскими чудовищами. Все были заняты своими делами. Озадаченный наварх, так и не получивший ответа на вопрос, решил пока отогнать подальше навязчивые мысли о неизвестных ему чудовищах. Он хоть и был не робкого десятка, но все же несказанно обрадовался тому, что туман вскоре рассеялся, а скальный проход, наконец, закончился. Триера выскочила из каменного мешка на открытую воду и полетела навстречу свежему ветру и морским просторам.

Вслед за ней потянулись остальные корабли, оставляя за собой изрезанные трещинами скалистые, мрачноватые берега, обрамлявшие вход в их ночной приют. Пока триера удалялась от нависавших позади скал, все еще обеспокоенный своими видениями наварх некоторое время рассматривал просторы внешней гавани. Ее укрывал от сильного ветра протяженный каменистый мыс, который тянулся справа по борту, выдаваясь далеко в море. Однако все это сейчас проплывало мимо как будто в тумане. Недавние воспоминания не отпускали его, и наварх настолько задумался, что только внезапный окрик капитана быстро вернул ему привычное состояние воина.

– Смотрите! – указал бородач. – Вон там, сразу за окончанием мыса!

Гисандр посмотрел в указанном направлении и увидел корабль. Одинокую триеру, как-то неуклюже переваливавшуюся с волны на волну. Корабль шел под парусом, но не слишком быстро, держа курс вдоль берега в том же направлении, что и эскадра Гисандра, то есть к Прасиям. Когда их пути внезапно пересеклись, неизвестные мореплаватели опережали спартанцев буквально на пару стадий.

– Ночевали где-то на открытом побережье, – поделился наблюдениями капитан, перехвативший крепкими пальцами перила ограждения, – похоже, попали во вчерашний шторм, как и мы, но не знали о здешней гавани. Вот и провели ночь на этих скалах. У них явно что-то случилось с мачтой. Слишком сильно болтается, хотя они по-прежнему не снимают парус.

– Кто это? – пытался разглядеть хоть какие-то опознавательные знаки наварх, но корабль был повернут к ним кормой. – Кто еще настолько потеряет страх, что рискнет плавать в этих водах?

– Это аргивцы, – не задержался с ответом капитан и охотно пояснил, увидев удивление в глазах наварха: – Не спартанские торговцы точно. Тем более что это триера, военный корабль, а не круглобокий торговец без весел, приспособленный только для перевозки зерна в трюмах.

Он помолчал немного и добавил:

– Я успел заметить волка на парусе[22], когда они делали последний поворот.

– Аргивцы? – Гисандр недолго переваривал эту новость. Тем более что на чужом корабле их уже заметили, и там поднялась суматоха. – Догнать! Ни один корабль Аргоса не смеет приставать к побережью Спарты.

Помощь попавшим в беду морякам вражеского государства, как и гостеприимство вообще, никогда не входило в число пороков спартанцев. Ведь это именно они ввели в обиход греков ксенофобию[23]. Гисандр собирался атаковать наглых аргивцев, которые посмели провести ночь на побережье Лакедемона, даже несмотря на то, что сам был когда-то назначен проксеном[24] царем Леонидом. Но это было еще в той, прошлой жизни, которая протекала до начала войны. Тем более что эти «гости» прибыли в Спарту вообще без разрешения властей. Такого спартанцы спустить не могли.

Капитан не стал оспаривать приказание и даже спустился в трюм, чтобы лично подгонять гребцов. Триера стала набирать ход. Расстояние между потрепанным кораблем Аргоса и головной триерой спартанской эскадры быстро сокращалось. Парус на болтавшейся мачте уже не спасал беглецов.

– Приготовиться к атаке! – приказал Гисандр Архону, возникшему рядом по едва уловимому жесту наварха. – Перед нами триера врага.

– Всех уничтожить? – осведомился командир морпехов, не спешивший пока выхватывать меч из ножен. Делал он это молниеносно.

– Нет, только сломить сопротивление солдат. Всех остальных, капитана и его спутников, если такие будут, взять в плен. Я хочу с ними поговорить.

Архон кивнул. В этот момент мачта пытавшегося уйти от преследования корабля аргивцев с треском рухнула в воду, и он совсем потерял ход. До беглецов оставалось не более стадии.

– Это будет легкая добыча, – усмехнулся Архон, устремляясь к своим солдатам, которые уже выстроились вдоль бортов в полном вооружении.

Тем временем спартанский корабль обогнул мыс и уже вышел за пределы внешней бухты на открытую воду. Наварх осмотрел море в поисках других кораблей, но ни одного не увидел. Ни аргивских триер, ни спартанских «торговцев». А других здесь вообще быть не могло. Разве что царь Леонид послал кого-то к нему навстречу. Но это явно был корабль давних врагов Спарты, с которыми они постоянно спорили из-за приграничной Кинурии. Теперь и сам Гисандр заметил изображение волка с ощеренной пастью на парусе, что плавал вместе с отломившейся мачтой неподалеку от замедлившей ход триеры. Похоже, одинокий корабль из Аргоса действительно прибило штормом к побережью неподалеку от Прасии. Возможно, он был не один, но все остальные корабли, если и были, скорее всего, утонули во вчерашнем шторме.

Внезапно у наварха промелькнула очевидная мысль, что, атакуя корабль Аргоса, он начинает новую войну с этим сильным государством – чего стоит одна Битва чемпионов[25], – без дозволения на то самого Леонида. А новая война с внешним врагом, когда еще не покончено с внутренним, сейчас была не нужна. Это Гисандр, как военачальник и стратег, отчетливо понимал и сам, без совета с царем. Однако простить такой дерзости давним врагам его родины он просто не смог. Чем бы это ни закончилось. Дух спартанца, бросавшегося в бой без особых рассуждений, на этот раз возобладал.

«В конце концов, если ничего ценного там не окажется, можно просто пустить их на дно и сказать, что никогда не встречали этот корабль, – быстро нашел выход наварх из затруднительной ситуации. – К счастью, они здесь одни и свидетелей нет. Бог морей избрал их себе в жертву, а с Посейдоном не поспоришь. Чем не объяснение».

Укрепившись в своих намерениях атаковать корабль из Аргоса, наварх заметил, что капитан аргивцев решил не сдаваться на милость победителя, – из открывшихся портов показались длинные весла, и обездвиженная было потерей мачты триера сдвинулась с места. Корабль вздрогнул, вновь набирая ход.

– Это тебе не поможет, – процедил сквозь зубы Гисандр и решил использовать свое тайное оружие. Ему уже давно не терпелось это сделать.

– Эй, на баллистах, – обернулся он назад, – а ну, дать пару залпов по носу корабля.

– Зажигательными горшками? – поинтересовался подоспевший Темпей, отвечавший за боевой запас на корабле.

– Аргивцы не стоят такой чести, – отмахнулся Гисандр, глядя, как на палубе обреченного корабля в ожидании неотвратимой атаки выстраиваются солдаты со щитами, на которых можно было разглядеть силуэт такой же волчьей головы, что и на парусе. – Да я и не собирался их сжигать. Мне нужны пленники с этой триеры. Так что хватит обычных каменных ядер.

И, вновь обернувшись к ближайшему расчету баллисты, добавил:

– Покажите-ка мне свое умение. Обломайте им весла, чтобы даже не надеялись уйти от меня.

Обслуга завозилась у орудия, натягивая торсионы и прицеливаясь на ходу, насколько это было возможно. Спартанский корабль шел под углом к борту аргивской триеры и был уже от нее на небольшом расстоянии. Наконец, они закончили приготовления к выстрелу. Изогнутая балка подалась вперед и, распрямившись, вышвырнула ядро в направлении уже такого близкого корабля. Триера аргивцев едва успела набрать ход, сдвинувшись с места, как первый же каменный снаряд поразил ее, угодив в самую гущу выстроенных на палубе солдат. Ядро размозжило кости сразу нескольким воинам Аргоса, разорвав и повалив их безжизненные тела, несмотря на доспехи, прямо на палубу. Кровь брызнула во все стороны. Крики и стоны, раздавшиеся из этого кровавого месива, донеслись даже сюда.

– Вот это выстрел! – похвалил наварх удачливых артиллеристов. – Молодцы! С первого раза в цель.

Вдохновленные удачей, те зарядили баллисту вновь и выпустили второй снаряд. Он угодил чуть дальше и раскрошил носовые ограждения, предварительно унеся жизни трех солдат, оказавшихся на пути ядра. Их оторванные руки и головы в блестящих шлемах разлетелись по всей палубе. На триере началась паника. Враг не понимал, что за оружие уносит их жизни, хотя спартанцы еще даже не приблизились к ним на расстояние броска копьем. Гисандр видел, как командир аргивских воинов лично умертвил двоих солдат, бросивших оружие и попытавшихся покинуть строй. Так ему удалось на некоторое время восстановить дисциплину, и остальные гоплиты остались на месте, ожидая неминуемого тарана висевшей на хвосте флагманской триеры спартанцев.

«Вот удивляется, наверное, их капитан, – злорадно усмехнулся первый спартанский наварх, заметив странного человека в расшитом золотом гиматии за спинами солдат, прятавшегося за обломком мачты, – думает, кто же напал на них в этих водах, ведь у Спарты нет военного флота. Именно поэтому он и рискнул переночевать здесь. А вот на тебе! Возмездие Лакедемона теперь настигнет любого, кто нарушит ее границы, даже на море».

Между тем обстрел вызвал панику и суматоху на палубе, но не задержал триеру из Аргоса. Гребцы, подгоняемые истошными воплями надсмотрщиков, сделали несколько мощных взмахов, и она вновь чуть отдалилась от корабля Гисандра.

– Весла! – прикрикнул наварх в ярости на обслугу баллист, глядя, как добыча опять пытается ускользнуть от него. – Обломайте им весла или убейте гребцов! А не то я сам вас пущу на корм рыбам.

Угрозы подействовали мгновенно, и обслуга баллисты, сменив прицел, стала выпускать снаряды ниже линии борта. А затем к ней подключилось еще две баллисты. Следующее ядро ударило в самый край вытянутого носа триеры, на котором был нарисован яркий глаз, но не пробило его. Выломав лишь несколько досок, ядро отскочило в воду. Новый выстрел, наконец, угодил куда следует. С ювелирной точностью каменный снаряд снес лопасти сразу двух весел в носовой части корабля, разбросав по воде мокрые щепки. Прилетевшее следом ядро не попало по веслам, но зато угодило прямо в открытый порт. Дикие вопли, раздавшиеся изнутри, были подтверждением тому, что и этот выстрел оказался удачным. Очередное ядро вновь срезало сразу пару весел, переломив их пополам. Количество прямых попаданий и кучность заметно увеличились после угрозы Гисандра. Страх действовал лучше похвалы. Во всяком случае, так считали спартанцы. Скорость триеры аргивцев заметно упала, и хищный нос триеры спартанского наварха уже нацелился в подбрюшье израненного корабля противника, чтобы добить его.

– Прекратить обстрел, – скомандовал Гисандр, решив больше не тратить драгоценные ядра, которые могли вскоре пригодиться при осаде Прасий. – Архон, приготовься атаковать, как только мы протараним этот корабль.

Командир морпехов кивнул.

– Мне уже не терпится изрубить этих проклятых аргивцев на куски.

– Скоро твое желание сбудется, – ответил наварх, выхватывая меч из ножен и покрепче хватаясь за ограждение.

Спустя мгновение они настигли беглецов. Капитан спартанской триеры совершил резкий разворот, и ее таран врубился в борт триеры из Аргоса чуть ближе к корме, ломая оставшиеся весла. Два корабля столкнулись. Раздался страшный треск ломаемого дерева, таран спартанцев пробил обшивку и проник внутрь, а вместе с ним туда хлынула и вода.

– В атаку, спартанцы! – крикнул наварх и, выхватив клинок, махнул рукой в направлении строя аргивских пехотинцев, которые едва устояли на ногах во время тарана и уже приготовились подороже продать свои жизни.

Морпехи Спарты под командой Архона лавиной хлынули на палубу триеры Аргоса, врубившись в центр и левый край построения. Завязалась жестокая драка. «Волки Аргоса», надо было признать, в ближнем бою почти не уступали спартанцам. Прикрываясь щитами, они ловко отражали удары и сами активно поражали противника. Несколько морпехов упали замертво, истекая кровью. На мгновение аргивцы даже отбросили спартанцев от левого борта. Увидев это, предводитель морпехов сам бросился туда и повел за собой остальных. Смелый воин обрушивал мощные удары своего клинка на щиты и головы аргивцев до тех пор, пока лично не сразил нескольких пехотинцев и не пробил брешь в обороне. За ним вслед устремились остальные спартанцы. Левый фланг попятился под натиском нападавших, тогда как правый все еще стоял недвижимо.

Массивная фигура Архона, развивавшего наступление, мелькала у левого борта в самой гуще сражения, за которым наварх наблюдал, не сходя со своего места на носу корабля. Глядя на жестокую схватку, в которой гибли солдаты с обеих сторон, Гисандра тянуло принять в ней участие, и он еле сдерживал свой порыв. Когда же аргивцы, увидев, что их строй у левого борта почти прорван, сами ударили вдоль правого, стремясь зайти в тыл спартанцам, нервы у Гисандра не выдержали.

Увлекая за собой десяток остававшихся рядом морпехов, он спрыгнул на палубу аргивской триеры, легко перемахнув носовое ограждение, и с клинком в руке, даже без щита, бросился на ближайшего гоплита из Аргоса. Им оказался сам командир аргивцев – широкоплечий бородач в раззолоченных доспехах и шлеме. С его меча уже стекала кровь умерщвленных спартанцев. Приблизившись, Гисандр заметил, что через все лицо аргивца, искаженное яростью, наискось проходит глубокий шрам, который полностью не закрывала даже густая борода.

Перед тем как нанести свой удар, на мгновение Гисандр остановился. Он заметил, что противник уже взбешен, и решил еще больше разозлить его, чтобы заставить ошибиться.

– Я вижу, боги не пощадили тебя, – усмехнулся он, мягко переступая с ноги на ногу и перехватывая меч покрепче. – Клинок врага уже пометил твое лицо. И ты устал. Силы покидают тебя.

– Тебя это не спасет, спартанец, – тяжело выдохнул бородач, перед тем действительно уже сразившийся с несколькими бойцами, – сил у меня еще хватит надолго. И тебя я тоже убью, как и твоих солдат. Во славу непобедимого Аргоса.

В доказательство он продемонстрировал окровавленный меч, в свою очередь пытаясь вывести из себя командира спартанцев. Но на Гисандра это не произвело никакого впечатления. Ярость только бросала его в бой. Однако, оказавшись в гуще схватки, он никогда не терял хладнокровия. Почти никогда.

– Я вижу, хвастаться ты умеешь, как и все жалкие аргивцы, не умеющие держать в руках оружие, – спокойно продолжал издеваться наварх, предоставив возможность предводителю пехотинцев Аргоса показать свое умение первым, – а что касается вашей непобедимости, оглянись – почти все твои воины уже мертвы. Осталась горстка.

Вокруг действительно шла настоящая мясорубка, но сражение на палубе уже почти закончилось. Спартанцы разорвали строй пехотинцев Аргоса на несколько частей и теперь добивали оставшихся.

– Скоро и ты отправишься на встречу с богами, – спокойно закончил Гисандр, усмехнувшись. – Так что, благодари меня за то, что я даю тебе возможность умереть достойно. От руки настоящего воина. Это – славная смерть.

Произнося последние слова, Гисандр заметил, как налились кровью глаза предводителя пехотинцев Аргоса. Тот не выдержал издевательств и первым нанес удар клинком в плечо Гисандра. Насмешки наварха все же достигли своей цели, удар вышел мощным, но неточным. Да и сам Гисандр не дремал. Подставив лезвие, он легко отвел удар в сторону. Силы нападавшего хватило лишь на то, чтобы слегка оцарапать кожу наплечника доспехов наварха.

В ярости аргивец бросился вперёд. Гисандр отступил на шаг и, с трудом отразив направленный в грудь клинок, нанес ответный удар. Но угодил в щит. В отличие от предводителя спартанцев, командир пехотинцев Аргоса был со щитом. И это давало ему преимущество, которым тот сразу же воспользовался. Отбив выпад, он снова попытался пронзить Гисандра. Но наварх ловко увернулся и нанес хлесткий удар, зацепив руку аргивца повыше щита. При этом он разрубил доспех. Его противник взвыл от ярости, по плечу потекла кровь. Однако он все еще держал щит.

Тогда спартанец, не дожидаясь нового выпада, перешел в атаку и молниеносно нанес сразу три коротких удара. Два из которых пришлись по ногам противника и вспороли ему бедра, а третьим он вновь умудрился поразить аргивца в то же плечо. Но на этот раз лезвие клинка пробило руку изнутри, чуть ниже плеча. Щит с волчьей головой со звоном рухнул на палубу. Израненная левая рука командира пехотинцев Аргоса больше не могла его удержать. Кровь струилась по ней, капая на щит. Прямо в пасть волка, словно он только что кого-то укусил. Да и сам аргивец уже еле стоял на подрубленных ногах, из последних сил стараясь удержать равновесие, но все еще крепко сжимая в руке свой клинок.

– Ну вот, – удовлетворенно заметил на это Гисандр, выпрямляясь и медленно проходя перед своим противником. Его шлем поблескивал на солнце отполированными боками. – Я лишь слегка размялся. А у тебя уже почти нет одной руки. Ты по-прежнему считаешь себя самым сильным воином?

Битва вокруг закончилась. Краем глаза Гисандр заметил, как Архон обезглавил кого-то из последних аргивских солдат, перед тем лишив его щита, меча и правой руки. А затем, не дав упасть обезглавленному телу на палубу, ударом ноги отправил его за борт. На корм рыбам.

Еще несколько бойцов Спарты расправились со своими противниками, и звуки сражения вскоре стихли вокруг Гисандра и командира пехотинцев Аргоса. Тот заметил эту зловещую тишину. Обернулся, обводя взглядом хищные лица спартиатов, окруживших его, но не нападавших. Он был добычей их командира.

– Вы победили, – сплюнул кровавой слюной аргивец со шрамом на лице, – но я не отдам тебе свою жизнь так просто.

– Мне не нужна твоя жалкая жизнь, – ответил наварх, вновь усмехнувшись, – ты можешь оставить ее себе, если сдашься. Или перейдешь ко мне на службу. Боец ты не из лучших, но довольно упрямый. Такие могут пригодиться. В крайнем случае будешь моим рабом.

– Что-о-о? – взревел командир пехотинцев Аргоса. – Служить спартанцам? Рабом?!

И, как раненый бык, бросился на Гисандра, вложив всю свою силу в последний удар. Предводитель спартанцев ждал этого броска, но не рассчитал его силы. Он едва успел отвести клинок от своей груди и выбить его, как аргивец налетел на Гисандра, сбив с ног, повалил на палубу. Забыв про оружие, командир пехотинцев Аргоса намертво прижал своей тушей – а весил он немало – правую руку наварха с клинком к палубе и здоровой рукой вцепился Гисандру в горло, стараясь задушить своего обидчика.

«С рабом я немного переборщил», – подумал наварх, силясь сбросить с себя разъяренного аргивца. А когда у него помутнело в глазах, решил, что пора с этим кончать.

Гисандр бросил попытки оторвать руку командира пехотинцев Аргоса от своего горла, а вместо этого, изловчившись, собрал все силы и нанес резкий удар левой снизу по кадыку противника. Удар достиг цели, но оказался настолько сильным – Гисандр и сам был уже в ярости, – что сломал кость в горле аргивца, вместо того чтобы только оглушить его и заставить разжать пальцы. Что-то хрустнуло в шее гоплита, когда ее достиг кулак наварха. Командир пехотинцев Аргоса обмяк и рухнул на Гисандра, придавив его всей своей тяжестью. Изуродованное лицо оказалось так близко с лицом нарваха, что Гисандр даже успел ощутить последний вздох аргивца.

Поднатужившись, Гисандр сбросил с себя мертвое тело, быстро поднялся на ноги, крепко сжимая клинок, о котором уже успел позабыть. Глядя на поверженного врага, он вдруг с омерзением провел по щеке, словно испугавшись, что предсмертное дыхание аргивца могло обдать его ядом. В этот момент командир пехотинцев Аргоса вдруг опять пошевелился, схватившись за свое распухшее и посиневшее горло, из которого неестественно выпирали в стороны обломки костей. Наварх резко взмахнул клинком и рассек это горло. Фонтан крови брызнул во все стороны. Аргивец захрипел и затих. В этот раз уже навсегда.

«Так надежнее», – успокоил себя Гисандр.

Стоявшие полукругом спартанцы расступились, и рядом оказалась мощная фигура Архона.

– Надеюсь, ты убил не всех? – спросил наварх, медленно переводя взгляд с мертвеца на командира своих морпехов.

– Солдат мы уничтожили, ведь они бились до последнего вздоха, – признал Архон. – И корабль теперь наш, но на нем еще остались живые люди. И среди них пара пленников, кажется, как раз из тех, с кем вы хотели поговорить.

– Что ж, это хорошие новости, – кивнул наварх, – покажи их мне.

– От страха они попрятались в трюм, когда мы атаковали корабль, – ответил Архон, – пытались укрыться за какими-то статуями. Они и сейчас там, под охраной моих солдат. Пойдемте за мной, я покажу их вам.

– Статуями? – удивился Гисандр. – Этот корабль перевозил статуи?

– Да, – кивнул Архон, направляясь сквозь вновь расступившихся солдат ко входу в трюм, который находился в центре палубы, – похоже на то. Я и сам не думал, что военные корабли Аргоса занимаются перевозкой статуй.

– Странно, – пробормотал вконец озадаченный наварх, убирая клинок в ножны, – пойдем, взглянем, что мы такое захватили сегодня.

Проходя по палубе захваченного корабля, сплошь усеянной трупами, Гисандр заметил среди них немало спартанцев.

– Сколько людей мы потеряли, Архон? – поинтересовался он.

– Двенадцать бойцов, – нехотя ответил тот, не замедляя шага, – и еще четверо раненых.

– Двенадцать спартанцев, – пробормотал себе под нос наварх, спускаясь по мокрым ступеням под палубу. – Слишком дорого мне обошелся захват этого корабля. И я не знаю, что здесь найдется такого ценного, чтобы я сохранил жизни остальным его обитателям.

Внизу царил полумрак и стояла гробовая тишина, если не считать шума воды, хлеставшей через пробоину у кормы. Отчего подбитая триера уже накренилась на левый борт, но еще держалась на плаву. Скользнув взглядом по испуганным лицам гребцов на веслах, спартанский наварх действительно заметил несколько статуй в человеческий рост, размещенных в середине палубы, неподалеку от лестницы. Это были высеченные из камня изваяния разных богов. Ближайшее изваяние очень напоминало Зевса.

Следом взгляд наварха уткнулся в дрожавшего от страха обладателя раззолоченного гиматия, которого он заприметил на палубе триеры аргивцев еще задолго до самого тарана. Сейчас тот безуспешно пытался укрыться от глаз спартанцев за статуями. Чуть поодаль находился второй пленник – невысокий седовласый грек в более простых одеждах, спокойно сидевший на скамье рядом с гребцом. Этот выглядел абсолютно спокойным или смирившимся со своей судьбой человеком.

По виду первый испуганный пленник в расшитом золотой нитью гиматии походил на чиновника из Аргоса и заинтересовал наварха больше, чем происхождение статуй на военном корабле. Поэтому Гисандр решил начать допрос именно с него, оставив культурные изыскания на потом. Если в них вообще был какой-то смысл, поскольку он заранее собирался пустить эту триеру на дно вместе со всем содержимым.

Подозвав жестом первого аргивца, Гисандр спросил, упершись руками в бока, когда тот предстал перед ним, покачиваясь на ватных от страха ногах.

– Скажи мне, кто ты, откуда плывешь и как оказался здесь?

– Я Кадмос, – не стал запираться знатный аргивец, на груди которого только сейчас наварх заметил золотую цепь и золотой же медальон с изображением буквы Альфа, – посланник Аргоса.

То и дело пленник исподлобья поглядывал на грозную фигуру Архона, своими руками умертвившего десятки солдат на его глазах, который высился позади наварха. Гисандр между тем удовлетворенно кивн


убрать рекламу


ул – пленник был изрядно напуган и для спасения жизни был готов на все, в отличие от командира своей охраны. С первого взгляда на него стало ясно – разговор не затянется надолго.

– Скажи мне, Кадмос, – продолжал наварх, слушая, как шумит прибывающая вода, – как посмели вы остановиться на ночлег на земле спартанцев, не спросив на то разрешения?

– Наш корабль попал в шторм, и ночью мы не могли разобрать, где мы, – пробормотал Кадмос заплетающимся языком. – Мы сбились с пути, но полагали, что уже добрались до берегов Аргоса. Вот я и приказал пристать здесь, чтобы избежать гибели от гнева Посейдона. Прошлой ночью он разбушевался не на шутку. Я и подумать не мог, что это все еще земля Спарты. Если бы знал, то, конечно, приказал бы плыть дальше.

– Ты выбрал не лучшее место для ночлега, Кадмос из Аргоса, – покачал головой спартанский наварх, на мгновение вновь отвлекшись на созерцание статуй, – и уж точно не лучшее место для того, чтобы избежать гибели. Посейдон – великий бог, но его гнев – ничто, по сравнению с гневом спартанцев, которых ты посмел обидеть своей дерзостью.

Услышав такие смелые речи про богов, Кадмос немного осмелел от неожиданности, прямо взглянув в глаза наварху. Даже стоявший за плечом Архон поперхнулся при этих словах своего командира. Все-таки они находились в море, владениях Посейдона, и слова бесстрашного наварха могли вновь вызвать гнев, которого они едва избежали прошлой ночью. Но Гисандра это ничуть не обеспокоило. Он вдруг умолк на мгновение, словно припоминал что-то.

– Мне казалось, ты назвал себя посланником? – вдруг быстро спросил он, вперив не предвещавший ничего хорошего взгляд в своего собеседника. – Так куда ты направлялся, прежде чем оказался здесь?

– Мы плыли из Афин, – нехотя признался знатный аргивец.

– Афин? – не поверил своим ушам наварх. – Но там стоят спартанцы. Я сам приплыл оттуда буквально несколько дней назад. И я не слышал, чтобы мы водили большую дружбу с аргивцами. И более того, ожидали оттуда посольства. Что ты делал в Афинах, друг мой Кадмос?

– Мы были не в самом городе, – пробормотал Кадмос, опустив глаза, словно не хотел ничего говорить далее.

– Не трать мое время, Кадмос, – в голосе наварха зазвучал металл, – твоя триера вот-вот пойдет на дно. И если не хочешь пойти на дно вместе с ней, на корм рыбам, то подбирай слова побыстрее.

– Я… – Кадмос запнулся и вдруг выпалил: – Совет старейшин Аргоса отправил меня с тайным посланием к Царю царей.

– Ты видел Ксеркса? – от неожиданности наварх даже подался вперед. – Плавал на переговоры с персами?

– Я не… – вновь замешкался с ответом посланник Аргоса, но не успел он закончить выдох, как у его горла оказалось острие клинка Гисандра.

Ощутив кожей леденящую сталь меча, тот заговорил быстрее.

– Я не нашел Ксеркса, – выпалил он, – мы обошли морем вокруг владения Афин и пристали в том месте, где обнаружили лагерь персидского войска, которое еще стоит там.

– Да, в Аттике еще остались сухопутные войска персов, но это ненадолго, – наварх чуть поднажал на клинок, так что на горле посланника выступили капельки крови. – И ты узнал об этом, предатель. Что случилось дальше?

– Нас принял Мардоний, которому я обещал от имени Аргоса землю и воду[26]. А он пообещал нам поддержку против войск Спарты, если мы вступим в войну на стороне персов.

– Значит, Аргос вступил в тайный союз с персами? – Гисандр убрал клинок от шеи пленника и даже отступил на шаг. – Вот это новость ты принес для нашего царя. Пожалуй, сегодня я тебя не убью. Ты вымолил свое прощение, Кадмос. Теперь твою судьбу решит сам царь, когда ты все это повторишь ему лично.

Вложив клинок в ножны, Гисандр добавил:

– Впрочем, я не уверен, что он дарует тебе долгую жизнь. Но еще один день ты проживешь.

Кадмос глубоко вдохнул, схватившись двумя руками за свое горло, словно все еще не верил, что оно не перерезано. И вдруг заявил:

– Но меня ждут с ответом в Аргосе. Я должен прибыть туда не позднее завтрашнего дня.

– То есть в Аргосе еще не знают о согласии персов поддержать предателей Греции? – пробормотал наварх в задумчивости и удовлетворенно кивнул. – Это хорошо.

Затем Гисандр вдруг шагнул вперед и положил ладонь на плечо пленника, который вздрогнул при этом всем телом.

– Поверь, друг мой Кадмос, – ласково произнес Гисандр, отчего внутри пленника все похолодело, – для Аргоса и всех его жителей ты уже умер, несмотря на то что ты еще дышишь. Ты больше туда не вернешься. Как и твой корабль. Теперь тебе осталось лишь молиться всем богам, чтобы царь Леонид сохранил твою жизнь.

И, обернувшись к Архону, приказал:

– Уведите его на нашу триеру, свяжите и бросьте в трюм.

С этой минуты Гисандр мгновенно потерял интерес к пленнику, сообщившему важную новость, с которой было не стыдно показаться на глаза царю. А пленник, утратив последнюю волю к сопротивлению, молча подчинился, когда двое гоплитов подхватили его под руки и пинками погнали к лестнице. Едва тот встал на первую ступеньку, как триера со скрипом вдруг резко накренилась, и одна из статуй рухнула на палубу, расколовшись на несколько частей. После удара у нее отвалились голова и руки.

Сидевший до этого безучастно второй пленник вдруг вскочил и, не обращая внимания на стоявших рядом охранников, подбежал к ней. Он схватил обломки и попытался приставить назад, словно хотел так восстановить разрушенную красоту. Но у него ничего не вышло, и тогда он зарыдал. Увидев это, один из спартанцев хотел ударом ноги вернуть его на место, но Гисандр сделал знак остановиться.

– Ты создал эти статуи? – спросил он, приблизившись к опечаленному пленнику. – Ты скульптор?

– Да, – кивнул тот, не поднимаясь с колен и все еще держа в своих руках каменные обломки. – Я Агелад из Аргоса[27]. Почти год своей жизни я потратил, чтобы создать эту скульптуру, которая должна была украсить главную площадь города.

– Что же, Агелад, теперь ее не вернешь, – даже посочувствовал скульптору спартанский наварх, – встань и скажи мне, как ты оказался на этом корабле и что ты слышал о переговорах Кадмоса с персами?

Грек нехотя поднялся, оставив лежать обломки статуи на палубе, которая все сильнее кренилась с каждым мгновением.

– Я ничего не знаю об этом, – спокойно, даже с некоторой обреченностью приговоренного к смерти, ответил он, глядя Гисандру прямо в глаза. – Меня, вместе с моими статуями, корабль забрал из городка Эритреи, что на острове Эфбея, где я долго творил, находясь в изгнании. И собрался в путь сразу, лишь получил с родины известие о прощении, которое привез мне Кадмос[28].

Наварах молчал, изучая морщинистое лицо пленника.

– Ты можешь мне не верить, но я ничего не знал о его встрече с персами до сегодняшнего дня, – проговорил Агелад, голос которого вдруг окреп и даже зазвенел. – Я оказался на этом корабле, когда он направлялся уже обратно в Аргос. Все, что я видел, это несколько египетских судов, которые почему-то не тронули нас, позволив беспрепятственно уйти назад. Теперь я знаю, почему, и не больше твоего рад услышанному. Я не знал, что наш царь решил предать Элладу. Я создал для него много прекрасных статуй, несмотря на то что он отправил меня в изгнание за ничтожную провинность. И не держал на него зла. Ибо цари приходят лишь на время, а искусство вечно. Но теперь даже рад, что все это скоро окажется на морском дне.

Скульптор вздохнул, вновь посмотрев на обломки статуи.

– Мне не по нраву дружба с персами, осквернившими нашу землю, пусть даже и ради того, чтобы победить давнего врага.

Слова Агелада, несмотря на их дерзость, пришлись по душе спартанскому наварху.

– Судя по тому, что я вижу, ты хороший скульптор, Агелад, – произнес он, уже приняв решение, – а кроме того, любишь Грецию, как и я. Если тебе больше не по душе служить своему царю, я предлагаю тебе обрести новую родину – Спарту.

А увидев, как вздрогнул от неожиданности Агелад, уже готовившийся ко встрече с богами, добавил:

– Да, мы – спартанцы, не очень уважаем искусства. Но скульптуры богов нам по нраву. Особенно Аполлона. Они украшают все наши города. А городов у нас много, и скоро станет еще больше. Каждый из них нужно будет украсить новыми скульптурами в честь победы царя Леонида. И уж поверь, наш царь не таков, как другие цари. Он не водит дружбы с персами и умеет ценить талант даже в ксенах.

– У меня есть выбор? – произнес пожилой Агелад, внезапно оказавшийся на распутье.

– Выбор всегда есть, – ответил наварх, прислушиваясь к скрипам остова медленно погружавшейся триеры, от обшивки которой то и дело с треском отваливались целые куски, – сейчас он прост и ясен. Либо пойти на дно вместе со своими скульптурами и кораблем, либо выбрать новый путь. И, может быть, даже спасти одно из своих творений. Решай немедленно. Времени больше нет.

Услышав последние слова наварха, седовласый грек принял решение.

– Что же, – не стал больше думать Агелад, – я принимаю покровительство Спарты, чего бы мне это ни стоило.

– Тогда поспеши на мой корабль, – поторопил его Гисандр и, когда тот неуверенным шагом, озираясь, направился вверх по лестнице, обернувшись к Архону, добавил: – Пусть несколько крепких бойцов прихватят вот эту статую Зевса и отнесут ее на нашу триеру. Остальные оставьте здесь. Только поторопитесь.

– Будет исполнено, – с некоторым удивлением подтвердил Архон, никогда ранее не замечавший в навархе большой любви к искусству.

– И еще, – добавил наварх, когда скульптор был уже на палубе, – прикажи заколоть всех гребцов. На всякий случай. Нам не нужны живые свидетели, кроме тех двоих. Этой триеры из Аргоса мы никогда не встречали на своем пути.

Архон хмуро кивнул, недобро осклабившись от предстоящего удовольствия, и подозвал с десяток спартанских гоплитов. Четверо из них подхватили массивную статую Зевса и осторожно потащили ее вверх по раскачивавшимся ступеням. Гисандр направился вслед за ними.

Оказавшись на палубе, он вновь увидел скульптора, в нерешительности топтавшегося у борта. В этот момент за спиной Гисандра из-под палубы раздались крики умирающих гребцов. Спартанцы убивали их быстро и методично, одного за другим. Очень быстро эти крики стихли. Наварх хотел быть уверенным, что никто не покинул обреченный корабль живым без его воли.

– Иди, иди, – слегка подтолкнул он побледневшего Агелада, – здесь тебя больше ничто не задерживает. И запомни, кто спас твою жизнь.

А когда спартанская триера отошла на веслах чуть назад, высвободив таран из чрева полуразрушенного корабля аргивцев, Гисандр приказал капитану:

– Выловите из воды их парус и уничтожьте, чтобы никто не смог отыскать следов.

Пока триера маневрировала, приблизившись к плававшему на поверхности обломку мачты с «волчьим» парусом, и несколько матросов крюками втаскивали его на палубу, спартанский наварх наблюдал, как медленно уходит под воду корабль из Аргоса. А когда, наконец, волны сомкнулись над ним, оставив на поверхности лишь несколько деревянных обломков, Гисандр тихо произнес:

– Как будто ничего и не было.

Глава седьмая

У прасии

 Сделать закладку на этом месте книги

Легкий ветерок со стороны суши доносил запахи трав и цветов, дополняя идиллическую картину, которая предстала глазам наварха. Огромный зеленый холм, усеянный приземистыми домами со всех сторон, а на вершине несколько величественных зданий с портиками и колоннами. Позади начиналась долина, врезавшаяся в высокий горный хребет. У подножия холма, спускавшегося до самой воды, была отчетливо видна длинная пристань с несколькими пирсами, где пришвартовалось с десяток круглых «зерновозов». Еще одна пристань виднелась левее, в большой полукруглой гавани, мимо которой сейчас проходили развернутым строем спартанские корабли.

Посейдон оказался милостив к ним, даже несмотря на дерзкие высказывания Гисандра. Погода стояла хорошая, солнечная. Весь день ветер дул вдоль берега, благодаря чему флот спартанцев просто летел под парусами и добрался до места назначения на полдня раньше, чем рассчитывал наварх. Но этот день уже клонился к вечеру. И теперь перед Гисандром стояла дилемма – искать укромное место для ночлега кораблей вблизи от вражеского города или атаковать его прямо с ходу. Не раздумывая долго, он принял решение атаковать.

«Судя по тому, что Прасии выглядят сонными и вокруг мирно бродят стада коз, царь почему-то еще не напал на город, – с удивлением раздумывал Гисандр, пока его корабли, один за другим, выходили из-за длинного мыса и выстраивались в линию для атаки. – Ни пожаров, ни следов сражения пока не наблюдаю. Значит, придется начинать дело самому. Уже вечереет. Не прятаться же в окрестностях до рассвета. Гавани здесь есть только у самого города, они удобные, но довольно открытые. Прятаться негде, зато для атаки это хорошо».

– Похоже, нас тут не ждут, но зато и мы видны сейчас как на ладони. Ударим, как и в Кифанте, прямо в центральную гавань. Уверен, сил для захвата города у нас хватит, даже если царь Леонид прибудет позже, – поставил Гисандр задачу капитану корабля и командиру морпехов. – Главное внезапность. После того, как все начнется, нас поддержат ударом с суши. Архелон должен быть уже здесь. Он все поймет сразу, едва увидев наше приближение.

– Сначала захватим арсенал и склады? – уточнил Архон, указывая на приземистые здания невдалеке от пирса, расположенные почти так же, как и в Кифанте.

– Конечно, нужно лишить их запасов продовольствия и оружия, – кивнул наварх, – хотя на долгую осаду я не рассчитываю. А затем уже уничтожить тех, у кого оружие окажется в руках. Надеюсь, таких здесь найдется не слишком много.

С капитанами кораблей он оговорил все маневры заранее, каждый знал, что нужно делать, когда получит приказ атаковать город. Поэтому, не тратя времени на лишние переговоры, едва спартанские триеры обогнули оконечность мыса и на высоком холме показались Прассии, Гисандр приказал с ходу направить свой корабль в сторону пирса. Остальные триеры, выстроившись в протяженную линию, устремились за ним.

В этот момент наварх заметил какое-то движение слева по борту, во второй гавани. Несколько торговых кораблей, отделившись от пирса, направились в открытое море, надеясь проскользнуть незамеченными вдоль берега. Нацеленная на главную гавань эскадра Гисандра набирала ход и скоро оставила бы эти корабли за кормой. Но наварх не мог позволить себе отпустить живым ни одного свидетеля, пока город не окажется в его власти.

– Перехватить и уничтожить! – коротко приказал Гисандр.

Две крайние триеры, получив сигнал, совершили резкий разворот и устремились в погоню, в то время как остальные спартанские корабли продолжили атаку. Теперь ветер дул уже с берега и, опустив паруса, триеры перешли на весла, с каждым взмахом которых Прасии становились все ближе. К тому моменту как половина расстояния до побережья была пройдена, а Гисандр жадно вглядывался сквозь быстро темнеющий воздух в прибрежные силуэты, стараясь заметить там малейшие передвижения неприятеля, две крайние триеры настигли «торговцев». Они догнали их почти у самого выхода из бухты, где уже виднелось спасительное открытое море. И хотя торговцы шли под парусами, небольшие «круглые» корабли, предназначенные для доставки зерна и других товаров, были тихоходными. У них почти не имелось шансов против более массивных, но вытянутых и остроносых триер. Быстроходных кораблей, построенных специально для битвы на море.

Набравшие ход спартанские триеры набросились на торговые суденышки, как акулы на стаю тюленей. Одна из них с ходу протаранила «торговца», рассекая крепким тараном хрупкий корпус на части и подмяв под себя обломки вместе с несколькими членами команды. Не останавливаясь она устремилась в погоню за следующей жертвой, которая находилась буквально на расстоянии трех корпусов от первой. Другому торговому кораблю «повезло» чуть больше. Удар триеры пришелся в корму, отсекая ее словно мечом, но кораблик из Прасий оказался довольно крепким. Он не развалился сразу, а просто стал тонуть, задрав нос. Моряки с него сиганули в воду, пытаясь уплыть от надвигавшейся смерти, но им это не удалось. С борта подошедшей триеры их быстро добили из луков и гастрафетов.

Вторая триера, к удивлению наварха, даже пустила в ход баллисты. Легко расправившись с первой и второй жертвой, спартанцы немного отпустили от себя последний корабль, который почти вышел из гавани в открытое море. Выстрелив этому кораблю вслед, спартанцы угодили в носовую часть, проделав в нем огромную дыру. А затем срубили точным попаданием мачту, обездвижив суденышко. «Торговцы» не имели весел и теперь, потеряв ход, им оставалось только ждать своей судьбы. Гисандр знал, что на этой триере находился бывший пиратский экипаж, которому не было равных в морском сражении. Развязка должна была наступить просто молниеносно. Но капитан триеры, к удивлению наварха, решил поглумиться над своей обездвиженной жертвой, раздавив «торговца» не сразу.

Спартанская триера неожиданно сбавила ход. И теперь медленно, но неотвратимо приближалась к обреченному кораблю. Хищная триера не торопясь описала рядом со своей обездвиженной жертвой полный круг, словно в каком-то ритуальном танце. Моряки на торговом судне еще могли бы попытаться вернуться к спасительному берегу вплавь, но все вдруг оцепенели, словно посмотрели в глаза медузы Горгоны. Они молча ждали свою смерть, которая неотвратимо приближалась к ним на веслах спартанской триеры. Наконец, насладившись страхом своей жертвы, капитан триеры направил на нее таран и расколол утлый кораблик, как гнилой орех. А тех, кто умудрился выжить после тарана, тут же добили лучники.

И хотя Гисандр не одобрял затягивания расправы над жертвой, дело было сделано. Беглецов догнали и уничтожили. Две освободившиеся триеры направились в сторону берега, догонять основной строй, который уже почти достиг побережья.

Успокоившись насчет беглецов, которые теперь находились на дне моря, наварх вновь обратил свой взор к Прасиям. К счастью, этот город, хоть и был почти вдвое крупнее Кифанты, оборонительных стен тоже не имел, как и все спартанские поселения. Однако, заметив вскоре какие-то мерцавшие в лучах заходящего солнца ручейки, быстро стекавшие с вершины холма по улицам и дорогам к побережью, Гисандр, к своему удивлению, разглядел в них сотни спартанских гоплитов, стремившихся к ним навстречу.

– На этот раз нам, похоже, решили подготовить теплый прием, – негромко пробормотал он, усмехнувшись себе под нос. Невооруженным глазом уже можно было разглядеть первые шеренги хорошо обученных пехотинцев со щитами и копьями, выстраивавшиеся вдоль пирса.

– Спартанцы! – воскликнул с удивлением Гисандр. – Впрочем, чего я ждал. Нас было заметно издалека. А у здешних берегов ни один подобный флот еще никогда не приставал. Особенно с добрыми намерениями. Тем более – военный флот.

Спартанцев на берегу все прибывало. Они уже выстроились на пирсе в несколько шеренг.

– Эй, на баллистах, – крикнул наварх, решив навести ужас на противника еще задолго до своего появления, – зарядить орудия! Ваша цель – пехотинцы врага. Проредите-ка мне этот частокол.

Пока обслуга баллист натягивала торсионы и вкладывала ядра, весь берег уже оказался усыпанным солдатами противника. На вид это были такие же спартиаты, как и те, кто находился на кораблях. Как ни пытался наварх убедить себя, что ошибся и перед ним просто периеки в спартанских доспехах и плащах, но их отточенные движения даже издалека выдавали в них закаленных бойцов. Шеренга, выстроившаяся вдоль пирса в ожидании кораблей неизвестного противника, насчитывала человек сто пятьдесят. Еще сотни две, не меньше, выстроились в фалангу из нескольких рядов чуть выше по склону, на выходе из порта, перегородив единственный путь в город.

– Эта битва будет жаркой, – сказал Гисандр, пересчитав солдат неприятеля и поймав взгляд Архона. – С ходу в город не пробиться и арсенал уже не захватить так легко, как в Кифанте. Когда мы взяли их полусонными. Только в порту человек триста закаленных спартанцев. Остается надеяться, что в городе их почти не осталось. Иначе нам придется туго.

На всех кораблях у наварха насчитывалось не более шестисот бойцов. Гисандр надеялся, что Архелон со своими воинами в бой еще не вступал, себя не обнаружил и находится где-то неподалеку с тремя сотнями гоплитов. Это войско было хорошим подкреплением на случай, если царь Леонид задержится, а в самом городе обнаружится еще несколько сотен спартанцев, верных эфорам и Леотихиду.

– Скоро стемнеет, – не то напомнил, не то выразил опасение командир морпехов.

– Да, стемнеет, – кивнул в задумчивости наварх, словно от него ускользала какая-то мысль.

В этот момент триеры подошли на расстояние выстрела, и первые ядра со свистом унеслись в сторону берега. О попаданиях наварх узнал очень быстро. Стоявших в полном облачении гоплитов, с копьями и щитами, украшенными изображением лямбды, по несколько человек сразу стало просто сметать с пирса, превращая в кровавую кашу. Стоны и предсмертные хрипы еще не доносились до его слуха, но нанесенный урон был очевиден. Пара залпов с двенадцати триер, только из носовых орудий, превратила в кашу почти четверть солдат противника, а остальных привела в недоумение. Они гибли от невидимого оружия, еще не вступив в бой. Впору уже было задуматься о гневе богов. Но спартанцы не были бы спартанцами, если бы побежали, даже если перед ними возник сам Аполлон со сверкающим мечом в руке. Они умирали, не сходя с места, что вполне устраивало наварха. И тут Гисандр, наконец, осознал, что хотел сделать.

– Темпей, – подозвал он алхимика-врачевателя, – а ну-ка тащи зажигательные горшки. Устроим настоящее зарево. Внезапным нападение не получилось, так что пусть оно будет заметным и как можно дальше отсюда. Придется положиться на наше секретное оружие.

Гисандр решил поджечь порт и тем самым подать знак наблюдателям Леонида, которых здесь просто не могло не быть, о своем прибытии. А заодно и наблюдателям Архелона. Не говоря уже о том, что в порту было множество хибар и складов. Загоревшись, они могли разжечь такой пожар, в котором сгорели бы если не все спартанцы, то половина гарнизона, защищавшего сейчас порт.

После нового залпа каменными ядрами, скосившего еще человек двадцать, в сторону складов с триеры наварха полетел первый горшок. Прочертив огненную дугу, он врезался в скопление гоплитов и раскололся, обдав их огненным дождем. На берегу мгновенно заполыхал факел, поджарив с десяток солдат. Строй в этом месте рассыпался, гоплиты в ужасе отбегали от огня, летевшего на них прямо с небес. Теперь триера находилась уже буквально в половине стадии от берега, и дикие крики доносились до наварха вполне отчетливо.

– Цель выше, по крышам амбаров, а не прямо в гоплитов! – приказал наварх своим стрелкам. – Мне нужен пожар.

Наводчик внял приказу наварха, и следующий горшок угодил прямиком в крытую соломой крышу длинного амбара, в котором хранились лодки и всякие рыбацкие приспособления. Огненная лава расплескалась по сухой соломе, просачиваясь внутрь, и крыша мгновенно занялась. В этой части гавани стало светло как днем, хотя за время боя сумерки уже успели довольно сильно сгуститься.

С других триер также выпустили несколько горшков по сгрудившимся на пирсе спартанцам. Два из них поразили арсенал и еще один амбар, из которого потянулся едкий черный дым. Третий ушел в перелет и рухнул на фалангу гоплитов, охранявшую выход в город. Там тут же заметались тени в дикой пляске, а воздух вновь огласился душераздирающими воплями.

– Вот это уже похоже на внезапное нападение, – довольно ухмыльнулся наварх, глядя, как закаленные в боях гоплиты отступают и разбегаются под натиском всепожирающего огня, который уже начал перекидываться с крыши на крышу.

– Теперь нам можно и на берег сойти, – наварх подозвал ближе Архона. – Приготовиться к наступлению. Твоя цель – пробить выход в город.

– Я пробью его, – кивнул атлет, – не сомневайтесь. Сколько бы воинов ни встало на моем пути.

– Благодаря метким залпам наших баллист теперь тебя встречает гораздо меньше гоплитов, – кивнул на это наварх, – не меньше сотни мы уже сожгли или превратили в кровавые мешки с костями. Иди и добей остальных.

В этот момент триера, заторможенная опущенными в воду веслами, мягко притерлась к пирсу правым бортом. Вниз тотчас посыпались морские пехотинцы под командой Архона, атаковавшие разрозненные группы спартанцев из Прасий, все еще находившихся на пирсе. Бойцам Архона удалось довольно быстро пробить брешь между горевшими амбарами, в которую устремились остальные морпехи. Вскоре еще четыре корабля нападавших оказались у берега, и количество морпехов стало расти на глазах. Весь первый эшелон защитников города был смят и уничтожен превосходящими силами. Наступление стало развиваться стремительно. Бои шли уже за арсенал и выход с территории объятого пламенем порта.

Здесь завязалась жестокая драка, в которой защитники поначалу отчаянно сражались, не двигаясь с места, несмотря на мощный натиск солдат Гисандра. Морпехи стали нести ощутимые потери. Наварху даже пришлось применить гастрафеты, которыми с бортов кораблей были уничтожены несколько десятков солдат у выхода из порта. Но и это помогло лишь отчасти. Оборонявшиеся чуть попятились, но все еще держали строй и не выпускали морпехов Гисандра на дорогу, ведущую в город. А других путей наверх к городу не было. Во всяком случае, в сумерках уже было не разглядеть обходные пути вокруг холма, даже если они имелись.

Неожиданно прогоревшая крыша амбара рухнула на головы сражавшихся под ней солдат, погребая под собой всех, кто там был – и нападавших и гоплитов из Прасий. Лодки под ней давно уже горели, а теперь обрушилась крыша вместе с остатками ветхих стен. Истошные вопли умирающих быстро потонули в криках атакующих. Но это не были крики морпехов под командой Архона. Внезапно сверху на помощь к осажденным, которых оставалось в живых не больше сотни, подошло подкрепление, еще человек сто гоплитов, которые с ходу вступили в бой. Блестя щитами, на которых играли языки пламени, колонна свежих спартиатов перешла в контратаку и отбросила морпехов в зону огня у самого пирса.

– Просто новые Фермопилы, – криво усмехнулся Гисандр, видя, как затянулось сражение за выход в город, – чувствую себя Ксерксом. Сотня спартанцев удерживает узкий проход против нескольких сотен атакующих… персов.

– У меня еще остались зажигательные горшки, – подал голос Темпей.

– Значит, готовь их, – кивнул наварх, кладя руку на рукоять меча, – придется пожертвовать последними, чтобы сжечь этих непокорных бойцов. Я слишком здесь задержался. Неизвестно, что там творится в городе и отчего нас встретили так жестко. Похоже, в Прасии уже просочились сведения о начале гражданской войны.

Темпей позвал на помощь нескольких человек из прислуги баллист – триера сейчас стреляла всем правым бортом, на котором было установлено сразу три метательных орудия – и скрылся в трюме. А наварх, сжимая рукоять меча, наблюдал за боем, который перестал походить на наступление. Сражение шло опять в непосредственной близости от кораблей. Среди полыхавших строений с обеих сторон насмерть дрались спартанцы.

К счастью, к берегу подошли еще три корабля и высадили морпехов. Их баллисты также добавили суматохи, усилив обстрел фаланги у выхода в город. Но наварх понимал, что нужны более решительные действия.

«Где же царь? И почему он до сих пор не напал на этот город, хотя находился поблизости? – размышлял Гисандр, у которого не было пока никаких вестей от Леонида. – Похоже, что-то уже происходит на других театрах военных действий, просто это мне пока неизвестно. Ладно, чего гадать. Сначала надо захватить этот город, пусть даже и в одиночку, а уже потом искать встречи с царем Леонидом. Тем более что у меня для него новости точно есть».

– Этокл и Бриант! – подозвал он своих верных гастрафетчиков. – Готовьте отряд. Сейчас пойдем на прорыв. Только…

Он увидел Темпея с горшками, который вынырнул из трюма, как демон огня из преисподней.

– Только дадим пару залпов для острастки по этим несгибаемым бойцам.

Вскоре за спиной наварха выстроился десяток воинов с гастрафетами и человек двадцать морпехов, из тех, кто оставался на корабле по его приказу. Тем временем баллисты успели зарядить огненными горшками и дать первый залп в сторону изрядно поредевшей фаланги гоплитов противника, которая все еще удерживала единственный выход из порта. Три огненные линии прочертили небо и достигли цели. Зарево полыхнуло под ногами спартиатов сразу в нескольких местах, заставив их плясать дикие танцы. Обгоревшие бойцы бросали копья и щиты, катались по земле, несколько человек добежали до пирса, чтобы броситься в воду и потушить пожиравшее их пламя, но были убиты по дороге из гастрафетов. Получив по стреле в грудь, они рухнули замертво на доски, нелепо раскинув руки. Их мертвые тела все еще продолжали гореть.

С других кораблей прилетело еще несколько горшков, добавив жара в общий костер. Строй фаланги защитников города был почти разрушен, но спартанцы могли отступить назад и перегруппироваться, вновь заблокировав проход, а этого нельзя было допустить. Гисандр заметил, как к берегу подошли еще две триеры, на которых морпехами служили недавние пираты. Они тотчас посыпались вниз, даже не дожидаясь, пока триера полностью пристанет к пирсу.

– Вот теперь пора, – решил Гисандр и, выхватив меч, прокричал, перекрывая шум сражения: – За мной, за Спарту, за царя Леонида!

И повел своих гастрафетчиков и морпехов в бой, а следом за ним устремились воины «пиратских» экипажей. По приказу наварха гаст


убрать рекламу


рафетчики, передвигавшиеся сразу за командиром, дали залп по преградившим путь еще на краю пирса спартанцам из Прасий, уложив наповал не меньше десятка. В образовавшуюся брешь прорвался сам наварх и еще пятеро морпехов. Яростно работая клинками, они отправили на встречу с богами еще нескольких спартиатов, воевавших на стороне эфоров, расширив проход, куда устремились подоспевшие «пираты». В пылу сражения Гисандр все же успел заметить рослую фигуру Архона, клинок которого сверкал у входа в арсенал, где до сих пор шла жестокая драка.

«Ладно, – решил наварх, отбивая направленное в грудь копье, – в бою бывает всякое. Сам пробью проход в город. Арсенал тоже нужно взять».

Выбравшись с пирса, где они уничтожили большую группу гоплитов, атакующие порядки Гисандра вскоре приблизились к остаткам сожженной фаланги. Защитники успели немного прийти в себя, отступить выше по склону и вновь выстроить подобие ровной шеренги, хотя там оставалось не более четырех десятков воинов.

Прикрывшись щитом, наварх обернулся назад. За его спиной шло около сотни бойцов. Остальные добивали очаги сопротивления в полыхавшей гавани. К пирсу приставали последние корабли, высаживая десант.

«Мы у цели, – усмехнулся Гисандр, мгновенно посчитав соотношение сил, – горшки и ядра сделали свое дело. Остался последний удар».

– Гастрафетчики, дать новый залп! – приказал наварх, прежде чем ринуться на прорыв.

Оставаясь невидимыми за спинами пехотинцев, гастрафетчики зарядили свое оружие и быстро прицелились в недвижимо стоявших гоплитов, которые не спешили идти в контратаку. Увидев в последний момент целившихся в них из странных луков воинов, защитники дороги тут же присели на одно колено, прикрывшись щитами. То же самое попытался сделать и второй ряд фаланги. Но не успел. Короткие мощные стрелы с тяжелыми наконечниками били с такой скоростью и силой, что пробивали даже спартанские щиты, но застревали в них. А доспехи для них вообще не были преградой. Залп поразил в грудь, шею и голову сразу семерых спартиатов. Еще двоим стрелы угодили в бедро, лишив их возможности быстро передвигаться. Раздалось несколько сдавленных криков, после которых мертвые воины, отбросив щиты и копья, скатились почти к ногам Гисандра.

– За Спарту, за царя Леонида! – вновь выкрикнул боевой клич Гисандр, первым бросившись вверх по дороге. Добежав до того места, где только что была брешь, он заметил, что на место убитого спартанца встал другой, который попытался сразить его копьем. Удар был точным, но наварх успел увернуться, и копье лишь скользнуло по краю щита. Сам Гисандр оказался точнее. Он пригнулся и рубанул противника по ногам, которые не спасли даже медные поножи. Хлесткий удар рассек икру на правой ноге. Воин взвыл от боли, покачнулся и отвел в сторону щит, одновременно ударив наварха копьем еще раз. Гисандру этого хватило. Отразив отчаянный, но не точный удар копьем, наварх сделал лишь один быстрый выпад в раскрывшуюся грудь и проколол сердце. Воин охнул, выронив оружие, и упал на колени. Гисандр не стал ждать, пока тот уткнется лицом в землю, и бросился вперед, оттолкнув мертвое тело с пути.

Сделав новый шаг вверх, он всадил в открытый бок другому воину свой клинок. Этот спартанец был занят схваткой с морпехом и не успел среагировать. Через три прыжка Гисандр вдруг оказался на открытом месте, бегло осмотрелся и понял, что прорвался за спины оборонявшихся. Рядом с ним возник кто-то из морпехов его команды. Брешь в обороне защитников Прасий, которых оставалось уже не больше двух десятков, быстро расширялась. В открытый проход проникло еще несколько морпехов, и строй оборонявшихся окончательно разделился на две части, а затем и вовсе рассыпался. Распался на отдельные схватки. Подоспевшие снизу «пираты» довершили разгром.

Пока они добивали последние очаги сопротивления, наварх осмотрел порт со своего места, которое находилось сейчас выше всех по склону. Амбары догорали. Судя по тому, что Архон спешил к нему с сотней морпехов, арсенал тоже был взят. Все корабли благополучно причалили к берегу и высадили десант.

– Оставь здесь пятьдесят воинов рядом с кораблями, – приказал Гисандр, когда Архон приблизился к нему с докладом о захвате арсенала, – остальные пойдут с нами наверх. Одним богам известно, что нас ждет там.

– Похоже, мы перебили здесь не меньше трех сотен спартанцев Леотихида, – поделился соображениями Архон, устало вытирая пот со лба.

– А сколько потеряли? – спросил наварх, осматривая поле боя, усеянное трупами сплошь спартиатов в алых плащах. Среди них было много сгоревших заживо и убитых по ошибке своими. Выглядело это все еще странно даже для привыкшего к смерти наварха. Он вновь задумался о том, что нужно обязательно ввести отличительные знаки для спартанцев Леонида.

– Точно еще не знаю, но не меньше сотни, – ответил Архон, – а может, и больше.

– Сил вполне достаточно. Идем дальше, – кивнул Гисандр, сжимая меч покрепче, – наступает ночь. Но не позднее утра этот город должен быть нашим.

А осмотрев изгибы свободной дороги, исчезавшей среди растительности холма, добавил:

– Надо бы отыскать людей Архелона. Хотя, уверен, они сами уже ищут с нами встречи. Вперед.

Построившись и сомкнув ряды, с поднятыми щитам, армия вторжения, в которой насчитывалось после схватки чуть больше четырех сотен бойцов, не считая оставшихся в порту, начала втягиваться на дорогу, ведущую к вершине холма. Туда, где уже не различимый во мраке раскинулся город Прасии.

Передвигались они почти в кромешной темноте, и чем выше поднимались, тем темнее становилось вокруг, поскольку свет от пожарища оставался далеко внизу, а дорога петляла меж поросших лесом отрогов холма. На всякий случай Гисандр выслал на разведку несколько воинов, среди которых была пара гастрафетчиков. Мало ли какие засады могли их поджидать впереди. Оставшимися людьми Гисандр не хотел рисковать без особой необходимости.

То и дело по бокам возникали какие-то белесые пятна, оказавшиеся после приближения домами или амбарами. Но никаких признаков жизни в них не было, скорее наоборот – открытые настежь двери и калитки походили на следы поспешного бегства. Пока что марш в сторону города проходил беспрепятственно, однако Гисандр не торопился расслабляться. Они вполне могли перемолоть там внизу весь гарнизон, но кого-то же он защищал. Где-то должны были прятаться жители, не говоря уже о чиновниках и старейшинах. Слишком упорным было сопротивление. А это могло означать, что впереди их также могли ждать засады или новые силы противника.

Осторожно ступавшего со щитом и мечом впереди строя наварха, чьи глаза уже давно привыкли к темноте, не преставала мучить мысль, откуда здесь столько настоящих спартанцев и куда подевались все периеки. Прасии были почти вдвое больше захваченной Кифанты, а значит, и людей здесь должно было находиться значительно больше. Однако пока что они не встретили ни одного периека, пусть и переодетого в спартанские доспехи. Разница между первым нападением и вторым была также в том, что стояли Прасии не на полуострове, а на холме, за которым возвышались уже настоящие горы. Там впереди, за городом, тонула сейчас во тьме самая высокая часть отрогов хребта Парнон.

Вскоре потянулись первые городские кварталы, состоявшие из хибар и все тех же амбаров. У изгороди ближайшего дома их поджидал не таясь один из гастрафетчиков, отправленных в разведку. Разглядев знакомый силуэт, Гисандр сделал знак остановиться всем, кто шел позади него. Но сам с места не двинулся.

– На две стадии впереди никаких солдат нет, – доложил разведчик, приблизившись, после того как вся армия замерла по приказу наварха.

– А где остальные? – шепотом спросил Гисандр.

– Ушли вперед, – сообщил боец, – за поворотом уже начинаются первые улицы. Мне приказали дожидаться вас.

– Ладно, – кивнул Гисандр, озираясь по сторонам, – идем.

Отряд двинулся дальше. Идти стало легче, поскольку они уже преодолели самую крутую часть подъема в гору, а здесь холм выполаживался. Кустарник раздвинулся, начались небольшие поля, на которых мирно дремали козы. Отсюда вновь стало видно гавань, вернее, зарево в гавани у самой кромки воды. Оно уже не казалось таким ярким, но все же еще было заметно. С этой точки Гисандр даже смог разглядеть пару своих кораблей, стоявших у самого края причала. Остальных было не видно из-за разросшихся по склону холма деревьев.

Вскоре они уже вступили в город, и зарево опять пропало. Домов по мере продвижения колонны спартанцев становилось все больше, хотя людей не прибавилось. Гисандр был почти уверен, что они вовсе не спят мирно на своих подстилках, а удирают что есть мочи от его армии.

«Кто же их предупредил? – озадаченно подумал наварх, рассматривая многочисленные, но безжизненные дома и землянки. – Впрочем, бой шел довольно долго. Трудно не заметить приближающуюся грозу даже ночью».

Когда спартанцы преодолели еще две стадии, то на перекрестке двух улиц увидели сразу несколько фигур с оружием – это были остальные разведчики.

– Что нашли? – коротко спросил наварх, останавливая свое воинство.

– В этой части город пуст, – доложил командир разведчиков, – солдат нет. Но дальше, вглубь, мы не рискнули заходить.

– Ладно, подступы прошли, на засаду не нарвались, – похвалил их наварх, – возвращайтесь в строй, дальше пойдете вместе с нами.

Затем он подозвал Архона и дал тому новый приказ.

– Возьмешь один лох гоплитов и осмотришь центр города. Перевернешь тут все вверх дном, а потом прошерстишь окраины. Кого найдешь – не убивай, бери в плен. Даже периеков. Потом потолкую с ними. Не нравится мне эта тишина.

Архон кивнул.

Наварх сплюнул засевший на зубах песок и протер рукой запылившееся от долгой ходьбы лицо – здешняя дорога не была вымощена камнем.

– А мы двинемся дальше сквозь город на его дальнюю окраину. По дороге, которая ведет в горы. Если никого не обнаружим в городе, то, думаю, там мы кого-нибудь обязательно найдем. Не могли они все уйти так далеко.

Гисандр помедлил еще мгновение, вновь пытаясь высмотреть в темноте хоть какое-то движение.

– Если никого не найдешь, следуй за мной.

Архон кивнул, приподнимая щит. На том и расстались.

Глава восьмая

На отрогах парнона[29]

 Сделать закладку на этом месте книги

Архон со своими людьми повернул направо и легким бегом направился в сторону центральных кварталов, где виднелись общественные здания с колоннами. А Гисандр повел остальную армию по широкой улице, которая вела сквозь весь город по направлению к отрогам Парнона. Если жители и старейшины не сбежали раньше вдоль побережья, что было почти невозможно, то сейчас у них оставался лишь один путь – в горы.

Он не ошибся. Пройдя центральные кварталы, казавшиеся вымершими, отряд спартанцев вновь оказался на окраине Прасий, но уже с той стороны, которая примыкала к предгорьям. Дорога здесь проходила сквозь небольшое поле, окаймленное холмами, и затем забирала круто вверх, уходя к далекому перевалу. Луна еще не взошла, но Гисандр, привыкший видеть в темноте не хуже кошки, как и все спартиаты, сразу же заметил, что вдалеке по этой дороге перемещаются белые точки. Они находились уже довольно далеко, примерно в десяти или больше стадиях, точнее было не определить во мраке. Но по их скоплению было ясно, что там находилось если не все население города, то большая его часть.

– Решили сбежать от нас ночью в горы? – усмехнулся наварх, не скрывая радости охотника, настигшего свою добычу. – Это вас не спасет. Ночь – время спартанцев, и я настигну вас даже в горах.

В этот момент он опустил глаза чуть ниже и обнаружил то, что не сразу было заметно во мраке. Буквально в паре стадий, там, где пыльная дорога начинала забирать круто вверх, в ложбине между двумя холмами тускло поблескивали шлемы и наконечники копий. Дорогу перегородил еще один отряд воинов. Кто это был, спартанцы или на этот раз периеки, было невозможно разобрать. Как и посчитать количество бойцов. Но Гисандра это не слишком огорчило. В ближнем бою станет понятно, с кем имеешь дело. Радовало другое – если наварх уже разглядел вдали беглецов, то это мог быть только последний отряд, отделявший Гисандра от окончательной победы. Разбив его, он уничтожит единственное препятствие на пути. Сам город уже был в его власти, в этом наварх не сомневался, но Гисандру нужны были высокопоставленные пленники. А все они сейчас находились, и он готов был поклясться чем угодно, там, на склонах горы. Бежали в страхе от него.

Драться предстояло в темноте. Это затрудняло маневр, да еще попробуй разбери, где свой, а где чужой, если днем это было сделать не так просто. Но Гисандр решил положиться на судьбу.

– К бою, – вполголоса приказал наварх.

Колонна позади него сомкнула щиты и приподняла копья. Но прежде чем атаковать фалангу противника в лоб, он вызвал одного из лохагов по имени Актеон. И приказал ему попытаться со своими людьми скрытно пробраться по краю холма, а затем атаковать колонну неприятеля с правого фланга.

– Этокл и Бриант! – едва Актеон скрылся во тьме, наварх подозвал своих гастрафетчиков, с помощью которых уже один раз удалось сегодня прорвать оборону противника. – Сколько у вас осталось людей?

– Все живы, господин Гисандр. Десять.

– Великолепно. Значит, десять гастрафетов у нас есть. Вы, со своими людьми, сейчас проползете по ложбине вдоль дороги к левому флангу противника как можно ближе. И, едва мы приблизимся, откроете стрельбу на поражение. Ваша задача – вывести из строя побольше гоплитов из первого ряда. Баллист у нас нет, так что вся надежда на вас.

Этокл и Бриант кивнули.

– Но как только мы приблизимся, обстрел прекратить. И дальше действовать по ходу сражения. Главное, в темноте не перебейте своих. Можете хоть вообще вернуться назад и ждать исхода боя здесь. Дальше мы справимся сами. Все, вперед.

Выждав некоторое время, пока его посланцы незаметно растворились во тьме, Гисандр подал команду и, подняв щит, медленным шагом направился вперед прямо по дороге. Почти три с половиной сотни бойцов пришли в движение и осторожно переставляли свои сандалии позади него. По этим звукам невозможно было сказать, сколько людей в отряде – двадцать или двести. Сказывалась выучка. И даже бывшие «пираты» понемногу втягивались в ритм жизни спартанцев.

Приблизившись на одну стадию к тем, кто оборонял проход, Гисандр вновь остановился. Он не был уверен, что его лазутчики уже добрались до места, и решил потянуть время, нарочно привлекая внимание. Все равно те, кто охранял проход, давно заметили приближение его основного отряда. Для меткого броска копья было еще далеко, а гастрафетов у его противников точно не было, поэтому наварх вышел вперед и крикнул:

– Я Гисандр, посланец царя Леонида! Кто смеет встать у меня на пути?

Молчание на холме длилось не долго.

– Мое имя Ксантос, – раздался в ответ хриплый голос, – я гармост Прасий и командир гарнизона. Зачем ты напал на наш город?

– Отныне здесь все принадлежит царю Леониду. Я просто пришел забрать свое по его приказу. Я не хотел крови, но твои воины оказали сопротивление.

– В Спарте всем управляют эфоры. И чужой флот не может войти в гавань Прасий без их позволения, а они его не давали и велели мне остановить тебя.

Наварх даже усмехнулся, услышав это.

– Значит, кто-то из них сейчас за твоей спиной? Это хорошая новость, Ксантос. Я и не ждал, что мне повезет два раза подряд.

В этот момент краем глаза он заметил едва уловимое движение на холме слева. Совсем близко от первого ряда гоплитов из Прасий.

«Этокл и Бриант отчаянные ребята, – поймал себя на мысли Гисандр, – подобрались, пожалуй, слишком близко. Их могут заметить. Но тогда они должны слышать все, что мы говорим. И поймут, когда стоит начать».

– Ты видел, что я сделал с теми, кто попытался остановить меня? – Гисандр решил немного позлить командира гарнизона. – Я просто сжег их божественным огнем.

– Но сейчас его с тобой нет, верно? – услышал он ответную насмешку. – И нам он не страшен.

– А ты догадлив, Ксантос, – не мог не отдать должное его сообразительности наварх, – но боги дали мне много разного оружия, о котором тебе даже неведомо. Одно из них бесшумно поражает в ночи на очень далеком расстоянии. И, если ты не перестанешь сопротивляться и не отдашь мне эфоров, то очень скоро испытаешь его на себе.

Гисандр умолк ненадолго, но стрелки пока не уловили сигнала к атаке.

– Власть эфоров в Спарте закончилась, – продолжил наварх, выждав мгновение. – И я предлагаю тебе перейти на службу к единственному царю – Леониду.

– Леонид предал Спарту, – раздалось в ответ, – и мне он больше не царь.

– Тогда ты умрешь, – закончил переговоры Гисандр и крикнул громче обычного: – Пора!

На этот раз гастрафетчики его поняли верно. В наступившей тишине послышался легкий шелест, и не меньше пяти гоплитов рухнули на землю. Затем, спустя короткое время, еще столько же упали замертво, получив по стреле в шею или грудь. В ответ несколько копий, блеснув в свете молодой луны, только что показавшейся из-за облаков, улетело в сторону позиции гастрафетчиков. И тотчас оттуда послышался громкий стон.

– Похоже, нам опять попались спартанцы, – решил Гисандр, оценив точность броска и перехватывая свой клинок покрепче. – Пора вступить в бой, пока всех гастрафетчиков не перебили.

А обернувшись назад, крикнул:

– За мной, воины, во славу Спарты! За Леонида!

И побежал вверх по склону, увлекая за собой солдат. Пока они приближались к вершине холма, гастрафетчики успели скосить еще не меньше десятка гоплитов, которые не могли покинуть свои позиции и отделывались лишь редкими бросками копий в темноту, пытаясь уничтожить очередное «оружие богов», которое им только что продемонстрировали.

Первым добежав до шеренги гоплитов, которая насчитывала в глубину не меньше трех рядов, Гисандр едва увернулся от копья, пущенного ему навстречу с близкого расстояния. В последнее мгновение успел заметить блеснувший в лунном свете наконечник. Если бы не щит, который он успел выставить вперед, его бы убило на месте. Бросок оказался не только метким, но и мощным. Острие пробило щит, намертво застряв в нем.

Но Гисандр не выбросил щит, повисший сейчас на нем тяжелым бременем и мгновенно сковавший движения. Впереди находился строй гоплитов с длинными копьями, которыми они умели великолепно пользоваться в бою. И вступать в схватку с ними, не имея щита, даже для такого опытного воина было самоубийством. Поэтому наварх резким движением рубанул по древку, желая обрубить его. Но древко оказалось прочным и не поддалось с первого раза. Лишь третий удар привел к результату.

А пока Гисандр, замешкавшись, топтался на месте, он представлял собой хорошую мишень, и в него тотчас бросили новое копье. На этот раз он успел увернуться. Однако, просвистев буквально в двух пальцах от его шлема, копье все же нашло свою цель. Бежавший позади него воин был сражен прямым попаданием в грудь. Острие с треском пробило доспехи насквозь, выйдя из спины. Воин споткнулся, выронил свой щит и рухнул на колени, а потом завалился на бок, издав предсмертный хрип. Все это произошло в мгновение ока и лишь разъярило Гисандра, который и сам уже дважды едва не расстался с жизнью, толком не вступив в бой.

Избавившись от древка, он снова прикрылся щитом и в два прыжка оказался у первой линии фаланги, которая уже заметно поредела. Гастрафетчики поработали на славу: не меньше десятка гоплитов валялось на земле. Остальные отступили на несколько шагов, оставив мертвецов валяться в пыли, как небольшой заслон на дороге. Но этот заслон уже не мог остановить Гисандра, который почувствовал вкус крови.

Перепрыгнув через нескольких мертвецов, наварх в ярости обрушил свой меч на первого попавшегося гоплита, отбив его выпад копьем. Клинок наварха сразу достиг цели, вспоров доспехи спартанца на боку, из которого потекла кровь. Однако гоплит не обратил на рану никакого внимания и, как подобает истинному спартиату, продолжил биться, нанося новые удары копьем своему противнику.

Рядом, справа и слева от наварха, началась настоящая свалка, – сошлись два строя гоплитов. Гастрафеты умолкли, чтобы не поразить своих в такой сутолоке, которая лишь усугублялась ночной темнотой. Драка шла почти в полном молчании, лишь изредка тут и там раздавались стоны раненых. Молодая луна взирала на это с небес, то и дело пропадая за редкими облаками.

Отразив очередной выпад своего противника, который был уже не столь точным, как первые, Гисандр начал понимать – воин слабеет. Рана давала о себе знать. Отведя щитом не слишком сильный удар копья в сторону, наварх сделал молниеносный выпад и колющим движением поразил гоплита в руку, державшую это копье. Тот поневоле вскрикнул, выронив древко. Его рука, из которой заструилась кровь, обвисла как плеть. Но воин остался на месте, прикрываясь щитом.

Наварх тотчас перешел в наступление и нанес несколько мощных ударов по щиту и в голову, заставив противника пошатнуться и отступить на шаг, выставив ногу. В это мгновение Гисандр нанес по ней хлесткий удар, подрезая сухожилие. Воин взвыл, рухнув под ноги наступавшим солдатам, но добить его наварх не успел, лавина тел затоптала его быстрее. А образовавшуюся брешь в прогибавшемся строе закрыло сразу два новых гоплита, появившихся из темноты.

Начав схватку с одним из них, наварх попытался рассмотреть, сколько же всего воинов ему противостоит на этот раз. В ширину строй защитников дороги к перевалу едва ли насчитывал больше двадцати человек. Но зато в глубину даже в неровном лунном свете он смог различить длинный хвост из тускло мерцавших шлемов, щитов и наконечников копий, поднимавшийся по дороге вверх и пропадавший во тьме где-то на расстоянии половины стадии.

«Значит, здесь собралось не меньше сотни гоплитов, – решил наварх, поражая точным ударом в горло своего противника и переключаясь на следующего воина, – а может, и больше. В поле мы могли бы легко разбить их, но в этой теснине мы будем долго прорубать себе дорогу, несмотря на численный перевес. Пока перемелем всех, эфоры или кто там от меня бежит, смогут, не ровен час, уйти в горы. Нужен быстрый удар в тыл, который решит дело в нашу пользу. Надеюсь, Актеон со своим лохом смог подобраться незамеченным. Этокл и Бриант ведь смогли».

Решив раззадорить своих бойцов, Гисандр несколькими ударами разделался со своим противником. А потом очень быстро еще с двумя, и тогда вокруг него ненадолго образовалось свободное пространство. Вступив на его середину, Гисандр вскинул вверх свой клинок, чтобы его было лучше видно.

– Ксантос, где ты, трусливый пес?!! – закричал наварх, жаждавший лично разделаться с командиром гарнизона.

Долгое время ему никто не отвечал. Лишь шум битвы, ломаемых копий и стук мечей о щиты вокруг был ему ответом. Гисандр вновь вступил в схватку с ближним гоплитом и, убив его, опять громко закричал, призывая Ксантоса. За это время атакующие смогли почти на половину стадии потеснить защитников дороги. Наконец, сомкнутые ряды гоплитов из Прасий пришли в движение, и навстречу Гисандру вышел высокий широкоплечий воин со щитом и копьем. Битва вокруг них, казалось, стихла.

– Ты меня ищешь? – заявил воин, поигрывая копьем.

– Если ты тот самый Ксантос, трусливый пес, то да, – ответил Гисандр, перехватывая покрепче свой клинок и щит.

– Я Ксантос, – ответил воин, глаза которого блеснули дикой яростью, – а за трусливого пса ты ответишь мне прямо сейчас. Когда я отрублю тебе обе руки, а затем отрежу твой поганый язык, предатель! И голову, которую принесу эфорам.

– О, да ты грозен, Ксантос, – усмехнулся наварх, – я запомнил твои слова. Только копьем тебе будет неловко отрезать мне язык.

Ксантос не раздумывая отбросил копье и выхватил длинный клинок, блеснувший в свете луны, которая вновь показалась из-за облаков, освещая окрестности.

– Уравняем шансы, – сплюнул Ксантос, – я владею мечом не хуже, чем копьем. И убью тебя им, если ты так хочешь. Только давай сделаем это быстрее.

В этот миг Гисандр отчетливо увидел хвост колонны неприятеля, до которого оставалось не так уж много. А также краем глаза он заметил тусклый блеск на вершине холма справа. «Это должны быть воины Актеона. Значит, им таки удалось подобраться незамеченными».

– Ты прав, трусливый Ксантос, – кивнул наварх, не переставая злить своего противника, который лишь внешне казался спокойным, но Гисандр чувствовал, что тот готов просто взорваться от ярости, – медлить больше незачем.

И нанес первый удар противнику, который тот довольно ловко отразил щитом. А затем сделал еще два не слишком удачных выпада, едва не оступившись о мертвеца под ногами.

– И это все, на что ты способен? – усмехнулся на этот раз Ксантос, решив, что перед ним слабый противник. – Не понимаю, как Леонид доверил такому слабаку свое войско. Значит, он обречен на поражение в этой войне.

– Посмотрим, на что ты способен, – проговорил Гисандр, переступая с ноги на ногу. – Пока что я захватил Прасии, а ты со своими эфорами бежишь от меня, как трусливый пес.

– Я никогда ни от кого не убегал! – взорвался Ксантос и бросился в атаку, яростно размахивая мечом.

Он успел нанести лишь два мощных удара по щиту своего противника, едва не проломив его, – он и правда был силен, – прежде чем Гисандр поймал его на обманном движении и всадил клинок в бок. Пораженный Ксантос отступил на шаг, еще не осознав, что ранен первым же выпадом. Превозмогая боль, он вновь бросился в атаку, и на этот раз его удары были точнее. Клинок гармоста Прасий молотил по щиту и сверкал над головой наварха. Он окончательно срубил поврежденный в бою наплечник и даже со звоном зацепил навершие шлема, срубив еще несколько перьев из гребня. Но в остальном спартанский наварх оставался цел и невредим, чего нельзя было сказать о его противнике, который начал истекать кровью.

Решив, что достаточно потешил свое самолюбие, наварх приступил к завершению схватки. Следующим обманным движением он отступил на шаг, как бы приглашая Ксантоса нанести удар. И тот нанес его в ярости, очень сильно, но ловкого наварха уже не было в том месте. Зато он сам успел изловчиться и нанес хлесткий удар по руке, державшей меч, отсекая ее одним ударом.

– Это ты хотел сделать со мной для начала? – уточнил наварх, когда окровавленная кисть командира гарнизона уже валялась где-то в пыли, а сам он стонал от боли.

Ксантос отбросил щит и левой рукой подхватил с земли первый попавшийся меч.

– Я убью тебя и одной рукой! – прохрипел он, бросаясь в атаку.

– Что же, попробуй, – не стал долго спорить Гисандр.

Вместо этого отразил хлесткий удар своего противника, который и в самом деле неплохо владел мечом левой рукой, и мгновенно, таким же отточенным движением отсек ему вторую кисть. Ошеломленный Ксантос, потерявший обе руки, вскинул окровавленные обрубки к небу, словно проклинал богов, лишивших его победы. А затем опустил их и молча воззрился на своего победителя, понимая, что пришел его смертный час.

– Ты только что грозился отрубить мне обе руки, – спокойно заметил Гисандр, останавливаясь в двух шагах от своего противника, – а теперь сам оказался без них. Теперь ты понимаешь, на чьей стороне боги?

– Боги покинули нас, – прохрипел Ксантос.

– Это верно, – кивнул Гисандр, сжимая покрепче клинок, – перед боем я предлагал тебе принять сторону единственного царя в Спарте. Ты отказался. Так что не обессудь за то, что мойры решили оборвать сегодня нить твоей судьбы.

– Делай быстрее свое дело, – прохрипел Ксантос, раскачиваясь на подгибавшихся ногах, – я исполнил свой долг. Я не могу убить тебя сам, но от этого ненавижу еще больше, предатель. Я верю, что тебя убьет кто-нибудь из моих воинов.

– Для мертвеца ты слишком много говоришь, – ответил Гисандр. – Твой язык мне не нужен, но твои речи уже утомили меня. Отправляйся на встречу с богами.

И резким взмахом клинка он рассек Ксантосу горло. Харкнув кровью, командир гарнизона Прасий рухнул ему под ноги, забрызгав своей кровью. Брезгливо оттолкнув подошвой сандалии от себя мертвеца, Гисандр приготовился к новой схватке, поскольку сражение еще не закончилось.

Но в этот момент с вершины холма, возвышавшегося справа над дорогой, раздались крики. Это воины из лоха Актеона, осыпав копьями правый фланг, бросились в атаку. Очень быстро они добежали до него и врубились в образовавшуюся брешь, расширяя ее своими мечами. Почти в то же время на левом фланге снова стали падать гоплиты, сраженные неизвестной силой. Их никто не атаковал с копьем и мечом в руках, но они продолжали то и дело вскрикивать, хвататься за шею или грудь и падать замертво. «Похоже, Этокл и Бриант не оттянулись назад, а пошли дальше, – радостно подумал наварх и мысленно похвалил их: – Молодцы, это нам поможет разорвать оборону быстрее».

Каково же было его удивление, когда вскоре он услышал шум в конце долины. Какой-то неизвестный отряд атаковал защитников с тыла. Там сразу же завязалась жестокая схватка, отголоски которой были слышны даже здесь. Лишившись своего командира и подвергшись атаке сразу с трех сторон, фаланга дрогнула. И наварх понял, что пришел час решающего удара.

– Вперед, спартанцы! За царя Леонида! – закричал он, вновь вскинул свой клинок и бросился в гущу схватки, увлекая за собой атакующих морпехов. Яростно работая клинком, он лично отправил на встречу с богами еще пятерых воинов, расчистив дорогу остальным морпехам в центре построений врага. И лишь затем заметил поблизости Актеона со своими людьми, который почти сломил сопротивление противника на правом фланге, заставив смешаться в этом месте порядки защитников горного прохода.

– Хорошо воюешь, Актеон! – поприветствова


убрать рекламу


л наварх своего лохага, зарубив еще двоих и, наконец, оказавшись рядом. Спартанцы, атаковавшие порядки защитников Прасии в лоб и с правого фланга, здесь соединились вновь, отбросив врага еще дальше.

– Это было не сложно, – отмахнулся Актеон, закрываясь щитом от прилетевшего копья, которое вонзилось в землю, отскочив от него, – вы так мощно атаковали их, что в мою сторону уже никто не смотрел.

Он прервался и отбил еще одно копье, прилетевшее из глубины строя защитников, уже почти потерявшего свои ровные формы.

– А когда вы вызвали на поединок их предводителя, я вообще почти смог застать их врасплох.

– И все-таки ты молодец, – подвел итог наварх, – при случае я сообщу о тебе царю Леониду. Но сейчас мы должны довершить разгром оставшихся сил противника. Настал лучший момент для решающего удара.

– Вы видели, что их атаковал какой-то отряд в самом тылу? – спросил лохаг, отбивая удар копьем, на сей раз нанесенный рукой оказавшегося поблизости гоплита.

– Видел, – ответил Гисандр, резким выпадом поражая напавшего на Актеона воина в бедро, после чего сам лохаг уже добил его точным ударом в грудь, пробив доспехи.

– Может быть, это воины царя Леонида?

– Быть может, – кивнул Гисандр, отражая удар меча следующего гоплита, выросшего из мрака перед ним. Обменявшись ударами с навархом, гоплит вдруг вновь отступил, исчезая во мраке.

«Но я думаю, что это, скорее всего, Архелон со своими людьми», – рассуждал наварх уже сам с собою, глядя, как быстро стали отступать, освобождая дорогу, шеренги противника, помятые атакой Актеона, обстрелом из гастрафетов и его собственными усилиями в центре. Было похоже, что отрезанные от гор спартиаты собирают оставшиеся силы в один кулак, чтобы дать последний бой. Но бой этот обещал быть недолгим. В ночной схватке они потеряли уже больше половины своих воинов и сейчас силы, противостоящие армии вторжения, уже едва ли насчитывали больше полусотни воинов, вынужденных теперь сражаться на два фронта. И тем не менее они сражались, как настоящие спартанцы. Гисандр даже не собирался предлагать им сдаться, зная, что для спартиатов это неприемлемо. Пусть к отступлению им тоже был отрезан. Но это не имело решающего значения. Спартанцы никогда не отступают. Спартанцы либо побеждают, либо умирают. С кем бы ни воевали. Иного пути у них нет.

Гисандр вскинул вверх свой острый меч и с воплем «За царя Леонида!» вновь бросился в атаку, увлекая за собой морпехов. Оставшиеся защитники, немного отойдя, вновь выстроились в фалангу, точнее, это был уже квадрат, в котором находилось не более сорока воинов, приготовившихся подороже продать свои жизни. Их лица, скрытые полумасками шлемов, были полны мрачной решимости умереть за Спарту. Свою Спарту, которую они не хотели делить с царем Леонидом. И Гисандр решил предоставить им такую почесть напоследок, вновь первым врубившись в строй гоплитов из Прасий. Почти одновременно с ним началась новая атака со стороны гор. Остатки гоплитов из Прасий попали между молотом и наковальней. Почти триста морпехов с одной стороны и неизвестно сколько с другой ударили одновременно и смяли этот последний заслон, отделявший их от пути в горы.

Схватившись напоследок с одним из ловких копейщиков, наварх несколько раз вновь оказывался на волосок от гибели. Копье его противника дважды оцарапало шлем и бок нагрудника. Но боги хранили Гисандра, он оказался точнее. Улучив момент, наварх отбил копье в сторону и нанес точный удар в горло, одним выпадом решив схватку. Харкнув кровью, гоплит рухнул ему под ноги. Почти тут же рядом с ним рухнул другой, пораженный клинком в грудь, да с такой силой, что острие меча вышло из спины. Гисандр приподнял щит, ожидая нового нападения, но вместо этого из темноты возникла знакомая фигура.

– Где ты был так долго? – спросил Гисандр.

– Ты же сам запретил мне атаковать до твоего появления, – усмехнулся Архелон, поигрывая мечом, – я следил с гор за тем, как они отступают, и не мог предпринять ничего, связанный приказом.

– Но ты все же здесь, – удовлетворенно заметил наварх, глядя, как остатки защитников Прасий гибнут, перемолотые двумя слившимися потоками морпехов. Не прошло и мгновения, как последний из гоплитов врага пал от руки морпехов и путь в горы стал свободным.

– Я решил вмешаться, когда понял, что без меня ты тут надолго застрянешь, – подтвердил Архелон, усмехнувшись.

– Да уж, – усмехнулся в ответ Гисандр, – без тебя я бы точно не справился.

Бой закончился. Но нужно было двигаться дальше. Мертвых считать никто не стал, но на первый взгляд отряд Гисандра потерял не меньше полутора сотен человек. Схватка была жаркой. А противостояло им от двух до трех сотен гоплитов.

– И откуда здесь столько спартанцев? Еще одна такая победа, – произнес Гисандр знаменитую фразу, которой еще только предстояло родиться, – и я останусь без армии. Сколько погибло в твоем отряде?

Потери Архелона были гораздо меньше, около четырех десятков бойцов.

– Ладно, – кивнул военачальник, подсчитав свои потери и разрешив воинам немного отдохнуть перед очередным броском в горы, – это, конечно, спартиаты, но цель оправдывает средства. Расскажи, что ты видел?

Оказалось, что Архелон, прибывший сюда еще вчера утром, оставил отряд вдалеке от назойливых взглядов, но повсюду на отрогах разместил своих наблюдателей. И успел заметить, как в город, из которого буквально разбегались жители, накануне прибытия флота вошел отряд спартанцев.

– Они спустились по этой дороге с гор, и было их не меньше моры, – рассказал Архелон. – Я понимал, что они схлестнутся с тобой, но не мог атаковать их без приказа.

– Ты все верно сделал, Архелон, – поддержал друга Гисандр, – их было вдвое больше, чем людей в твоем отряде. Ты бы просто погиб зря. Они попортили мне немало крови, но, хвала богам, с помощью горшков Темпея и баллист мы уничтожили всех.

Он помолчал немного, присев на камень у дороги.

– Значит, ты говоришь, что жители стали покидать город еще до того, как я прибыл со своими кораблями?

– Да, видимо, кто-то их предупредил о твоем прибытии.

– Возможно, – кивнул наварх, – а может быть, не о моем. Просто совпало. Я думаю, что боялись и ждали они вовсе не меня. Скажи, ты видел царя Леонида или слышал о нем?

Архелон отрицательно замотал головой.

– Никаких гонцов и никаких вестей. Такое впечатление, что Леонида здесь не было вообще. Поэтому я несказанно обрадовался, увидев, что ты сам напал на город, не дожидаясь вестей от царя. Мне так надоело сидеть в бездействии.

– Этот город тоже наш, – подтвердил наварх, – но хотелось бы понимать, где сейчас царь и что происходит за пределами этой долины. Кто знает, может быть, уже столица захвачена, или царь решил изменить свои планы и двинулся туда раньше, не дожидаясь меня. В любом случае наше нападение больше не секрет, раз здесь появилась целая мора спартанцев Леотихида.

– Может, спросим об этом у старейшин, которые пытаются скрыться от нас в горах? – предложил Архелон, указав рукой на едва различимые во мраке белые пятна, которые медленно перемещались на большой высоте по петлявшей между отрогов узкой дороге в сторону перевала. – Теперь их никто не защитит. И мы легко настигнем их до рассвета, а может, и раньше.

– Я затем и пришел сюда, – кивнул наварх. – Ты больше ничего не видел?

– Нет, – ответил его друг, проводя пыльной ладонью по вспотевшему лбу, – но слышал от своих лазутчиков, что несколько отрядов периеков покинуло Прасии незадолго до моего прибытия в эти места. Но куда они ушли, никто не знает. Наверное, той же дорогой в горы.

– Ушли? – не поверил своим ушам Гисандр, даже покачав головой в сомнении. – Периеки оставили город без охраны? Странно. Чует мое сердце, что это не просто так. Здесь попахивает заговором не без участия нашего царя.

– Может, они к нему и ушли? Ты ведь говорил, что Леонид неподалеку собирает армию из периеков, – предположил Архелон.

– Собирает, – кивнул наварх, – но зачем оставлять город спартанцам, если периеки уже перешли на нашу сторону?

– Их было всего человек триста, может чуть больше. Ты же знаешь, в Прасиях не было большого гарнизона. Прибывшие спартанцы Леотихида перебили бы их как слепых котят.

– Тоже верно, но все равно слишком много неясного, – поделился сомнениями наварх. – Ладно, в главном ты прав, пора поговорить со старейшинами. А если верить командиру спартанского гарнизона, которого я только что убил лично, то где-то там, среди них, есть как минимум один из эфоров. Я очень хочу с ним побеседовать наедине.

– Тогда вперед? – спросил Архелон, поднимаясь.

– Да, выступаем. Всем построиться для броска, – отдал приказ наварх. – Твои люди пойдут в голове колонны. Ты ведь, кажется, засиделся без дела?

– Благодарю, Гисандр, – даже поклонился Архелон и, в предвкушении новой схватки, отправился строить свои людей.

Однако, перед тем как выступать, наварх отдал еще несколько распоряжений. В том числе отправил гонца назад в город к Архону.

– Скажи ему, – напутствовал он гонца, – чтобы позаботился о раненых и оставался в городе вплоть до получения новых известий от меня. Скорее всего, они будут на рассвете. В случае непредвиденного нападения я разрешаю ему использовать корабли по своему усмотрению. Архон отвечает за них головой. Все ясно?

Гонец кивнул.

– Тогда отправляйся.

Разобравшись с захваченным городом и ранеными, Гисандр осмотрел построенный отряд. После схватки и слияния с бойцами Архелона он вновь насчитывал четыре с половиной сотни отборных морпехов. Это была грозная сила. Даже слишком грозная для того, чтобы преследовать безоружных жителей, пусть даже среди них окажется сотня периеков с оружием. Подумав, наварх приказал двум сотням отделиться. Одну он отправил в город на усиление Архона. А второй приказал остаться на месте, перекрыть дорогу и сторожить ее в обоих направлениях. Неизвестно откуда мог появиться враг, хотя сам наварх в это почти не верил. Но все же подробной разведки обходных путей не было проведено, а береженого бог бережет, как говаривали во все времена. Оставшиеся две сотни были бойцами из отряда Архелона, к которым наварх добавил еще пятьдесят бойцов из «пиратского экипажа».

– Вот теперь выступаем, – отдал приказ Гисандр и, встав во главе отряда вместе с Архелоном, легким бегом направился по дороге в сторону перевала.

Глава девятая

Перевал

 Сделать закладку на этом месте книги

На этот раз они двигались без разведки, стремясь как можно быстрее настичь беглецов. Нападения нельзя было исключать полностью, но, обдумав все полученные от Архелона сведения, Гисандр решил, что с эфором и старейшинами не могло остаться много солдат. Разве только с той стороны перевала к ним не подойдет подмога и защита.

Отправляясь в погоню, Гисандр уже чуял страх тех, за кем он гнался и почти настиг, перемолов по дороге целую мору Леотихида. И первое время он думал лишь о погоне. Но по мере того, как обутые в сандалии ноги, цепляясь за острые камни едва заметной в темноте дороги, все ближе возносили его к перевалу, в голову увлеченного погоней наварха стали приходить и другие мысли.

В пылу схватки он совершенно забыл о том, что удаляется от захваченного побережья все дальше, а там, за хребтом Парнона, уже находится главная плодородная долина Лаконии. Та самая, в центре которой, на берегах бурного Эврота, расположена Спарта. А между ней и отрогами, буквально в одном дне пути от самого высокого перевала в этих местах, расположились Селласии. Гарнизон этого военного города – по сути, поселения для гоплитов – был довольно внушительным по спартанским меркам и, судя по данным разведки, целиком предан Леотихиду.

«Не оттуда ли так внезапно пришла помощь в Прасии, – подумал наварх, перепрыгивая с камня на камень с клинком в руке и пытаясь хоть что-то рассмотреть в кромешной тьме – и не туда ли спешат беглецы? Если так, тогда, похоже, в Селласиях уже давно знают о прибытии Леонида. Ведь у царя Леотихида тоже везде свои люди. Вопрос в том, знают ли они обо мне? Если о моих кораблях они еще не проведали, тогда есть шанс выиграть время, чтобы разыскать царя и соединить силы. Главное, чтобы беглецы не успели преодолеть перевал до рассвета».

Понимая, что его будущее, а возможно, и будущее всего вторжения сейчас находится на подходе к перевалу, Гисандр, несмотря на усталость – все-таки уже полдня и полночи длилось непрерывное сражение с погоней, – старался передвигаться как можно быстрее и вместе с тем не делать лишнего шума.

Дорога, поначалу круто забиравшая вверх, теперь сузилась, почти превратившись в тропинку, и стала петлять вдоль склона, повторяя изгибы скал. Отряд морпехов сильно растянулся по дороге. Теперь они шли по двое или даже по одному, дыша друг другу в затылок. Сражаться не то что фалангой, но хоть каким-то развернутым строем здесь было уже невозможно. А значит, и опасаться стоило разве что обстрела из луков, которые спартанцы не очень жаловали. К счастью, Гисандр прихватил с собой своих стрелков с гастрафетами и у него было бы преимущество в этом случае или хотя бы шанс пробиться. Впрочем, спартанцы – мастера оборонять узкие проходы, и здесь морпехов могло задержать буквально несколько человек.

– Похоже, именно здесь мы видели беглецов, когда сражение только началось, – проговорил Гисандр, останавливаясь на мгновение, чтобы перевести дух и осмотреться.

– И когда закончилось, здесь еще кто-то был, – подтвердил его друг, – я сам видел движение.

Архелон замер в двух шагах, прислонившись к скале. Справа начинались почти отвесные скалы, сорвавшись с этой стороны можно было переломать себе все кости. Слева скалы стояли вертикальной стеной, не оставляя никакой возможности для маневра. Идти можно было только вперед или назад, и даже двое уже могли не разойтись. Тропа, а теперь это была именно тропа, была едва заметна, поскольку луна вновь скрылась за облаками.

– Куда же они все подевались? – пробормотал озадаченный наварх себе под нос, разглядывая скалы впереди, где намечалось какое-то расширение. – Перевал уже близко, не могли же старейшины передвигаться быстрее нас и уже пройти его.

– Возможно, они так хотели жить, – криво усмехнулся Архелон, сжимая клинок, – что нашли в себе силы. Твоя слава летит быстрее тебя, Гисандр.

– Ладно, скоро мы это узнаем, – решил наварх и первым двинулся дальше.

Тропа шла прямо шагов двадцать, а затем забирала круто вверх и влево. Сделав еще несколько шагов, Гисандр вдруг остановился. Перед ним открылось небольшое плато, обрамленное скалами. Здесь спокойно могли разместиться уже человек сто, если бы решили встать на ночлег. Дальше начинался предперевальный взлет, но он уже был довольно пологим. Основные кручи остались позади. В этот момент луна вновь показалась из-за облаков, и наварх увидел узкую щель перевала примерно в пяти стадиях от этого места. И вереницу людей, как раз не меньше сотни, которая уже подходила к перевалу.

– Смотри, Гисандр, вот они! – почти одновременно с ним заметил беглецов Архелон, вскидывая руку.

– Вижу, – кивнул наварх озадаченно, разглядывая светлые пятна хитонов, – что-то маловато для населения целого города. Надеюсь, там есть хотя бы те, кто мне нужен. Придется побегать.

Затем он обернулся к Архелону и ближним воинам, показавшимся за его спиной на плато.

– Приближаемся как можно тише и отрезаем от перевала. Никого не убивать без команды, если не окажут сопротивления. Просто обезоружить и согнать всех вместе. Сначала я их допрошу.

И первым бросился в погоню, осторожно перепрыгивая по камням и сжав покрепче свой меч. Остальные спартиаты также бесшумно устремились за ним, рассредоточившись по всему плато и стараясь обойти беглецов с двух сторон. Расстояние между преследователями и беглецами быстро сокращалось. К счастью, ночка выдалась темной и облака то и дело закрывали луну. Хотя рассвет был близок, долгое время их не замечали. Гисандр, бежавший первым, уже мог различить группу людей из нескольких фигур, двигавшихся медленнее остальных. Судя по тому, что их окружала охрана, около десятка вооруженных воинов, это были старейшины. И они были уже почти на перевале. Завидев их, Гисандр удвоил свою прыть. Первые из беглецов уже взошли на перевал. До цели оставалось не более ста шагов. Но в этот момент их заметили.

Командир охранников резко обернулся в сторону приближавшихся спартанцев и сделал знак остальным перегородить основную часть тропы, которая здесь вновь расширялась до размеров дороги. Десять человек с копьями наперевес встали на пути Гисандра. Старейшины изо всех сил, почти бегом, устремились к спасительному перевалу, до которого оставалось совсем немного. Остальные, завидев погоню, бросились туда, обгоняя старейшин. Началась паника.

«Поздно, – злорадно подумал Гисандр, предчувствуя легкую добычу, – вам уже не уйти».

А посмотрев на заслон из десятка воинов, даже усмехнулся. За его спиной находилось пара сотен бойцов, которые полукольцом охватили весь предперевальный взлет и по флангам уже обошли тропу, почти достигнув перевала. Вот-вот они должны были замкнуть кольцо. И тогда никто не уйдет через этот перевал в другую долину.

Гисандр первым оказался перед охранением и вступил с ним в бой, взяв на себя командира. Тот сначала метнул в наварха копье, но промахнулся и быстро выдернул из ножен свой меч. Обменявшись с командиром парой ударов, Гисандр понял, с кем имеет дело. Перед ним был периек, одетый в доспехи спартанцев. Немного покружив на месте, наварх сделал ложный выпад и легко поймал на это противника, разрубив ему колено. Когда воин, взвыв от боли, упал на камни, Гисандр выбил у него щит и одним ударом вогнал свой клинок в сердце. Остальных охранников уже разобрали между собой подоспевшие спартанцы, почти мгновенно изрубив на куски.

За время короткой схватки спартиаты быстро захватили перевал, отрезав путь беглецам, и сейчас пинками сгоняли их обратно на плато, где находился Гисандр. На первый взгляд это были простые ремесленники или слуги, перепуганные до смерти появлением погони.

Старейшины, немного не добежав до перевала, стояли одной группой в окружении спартанцев, застывшие, как соляные столбы. Их было пятеро. И они боялись даже посмотреть в глаза Гисандру.

– С такой охраной нельзя отправляться в дальний путь, полный опасностей, – проговорил он назидательно, приближаясь, – мало ли что может случиться.

Ответа не последовало. Старейшины лишь осмелились посмотреть ему в глаза затравленным взглядом.

– Больше никого нет, – доложил подошедший Архелон, который командовал захватом перевала, и указал на группу пленных, которых согнали вместе и заставили сесть на камни неподалеку.

– Хорошо, пусть подождут, пока я побеседую со старейшинами, – кивнул Гисандр, – а ты пока прикажи тем временем проверить перевал до самого спуска в долину. Осмотрись там и оставь наблюдателей. Скоро рассвет.

Архелон кивнул, исчезая во мраке.

– Меня зовут Гисандр, – представился наварх старейшинам, – я посланец царя Леонида. А кто вы?

Ответом ему было молчание. Старейшины только переглянулись. Гисандр выждал мгновение и медленно произнес, стараясь отчетливо проговаривать все слова:

– Я слишком долго гнался за вами, чтобы тратить время на уговоры. Я устал, но у меня много вопросов. И мне нужны быстрые ответы. Сейчас я буду задавать их, и если никто из вас не откроет рта, – тут же умолкнет навеки.

В назидание Гисандр вновь обнажил свой окровавленный клинок, продемонстрировав его пленникам в гиматиях, потрепанных от долгого пути меж острых скал. Увидев блеснувшую в лунном свете сталь, они задрожали всем телом. Все, кроме одного, невысокого коренастого мужчины в годах, который выглядел суровым, но не потерявшим самообладания. Он просто выжидал, дав Гисандру время показать себя. «Похоже, это и есть тот самый эфор, – подумал наблюдательный наварх, – если, конечно, правда, что он здесь».

– Итак, – продолжил Гисандр, посмотрев на луну, которая уже начинала тускнеть, а небо вокруг нее, напротив, становилось светлее, – я слышал, среди вас есть представители нашего славного совета эфоров. Это так? Если да, покажите мне его.

Четверо человек одновременно бросили затравленные взгляды на коренастого мужа, невольно сделав шаг в сторону и оставив его в одиночестве. Никто так и не проронил ни слова, но наварху этого было достаточно. «Значит, я не ошибся», – ухмыльнулся он.

– Ты и есть эфор? – поинтересовался Гисандр, делая шаг к нему.

– Да, я эфор, – поднял голову мужчина, и его голос вдруг зазвучал очень властно. Было видно, что он привык повелевать и никак не мог поверить в то, что какой-то солдат смеет ему приказывать. – А кто ты? Как посмел остановить и даже захватить нас в плен?

– Назови свое имя, – вместо ответа уточнил наварх, резко приставив клинок к его горлу.

– Я Андроникос из Спарты, – быстро ответил эфор, сглотнув от неожиданности.

Спеси в его тоне мгновенно поубавилось.

– Я же представился, уважаемый Андроникос, – нехотя повторил наварх, – меня зовут Гисандр, я прибыл по приказу царя Леонида.

– Царь ничего не может делать без нашего разрешения, – захлебываясь слюной, прохрипел эфор. – Как ты посме…

Гисандр чуть нажал на клинок, который на треть пальца погрузился в горло эфора, на самом конце острия появилась капелька крови. Тот мгновенно затих.

– Не хочется терять время, – проговорил наварх, поглядывая на предрассветное небо, – но тебе я все же объясню. Кое-что изменилось с тех пор, как ты последний раз покинул пределы столицы. Вашей власти пришел конец, вы больше не управляете Спартой. Эта страна уже несколько дней принадлежит одному царю, и его имя – Леонид. Это – будущее. А ты все еще живешь в прошлом, пытаясь его защитить. Но, похоже, кое-что об этом ты уже прослышал, раз здесь появилась мора настоящих спартанцев, а не этих переодетых слабаков.

Гисандр кивнул в сторону десятка мертвых периеков.

– И я хочу знать, что именно? – наварх чуть ослабил нажим клинка, и это оказало нужный эффект.

– Я находился в Селласии, когда три дня назад царь Леотихид прислал мне гонца с тайным сообщением о том, что Леонид поднял мятеж против эфората, напав с моря на Тирос и Кифанту. Он велел мне прибыть сюда и организовать сопротивление в городе, вооружив даже всех периеков. Но…

– Что но? – поторопил его Гисандр, опять поднажав на клинок.

– Но, прибыв в Прасии с сотней гоплитов, – быстро продолжил Андроникос, – я обнаружил, что опоздал. Местные периеки предали нас и почти все жители уже покинули город.

– Покинули? А куда же делось все население? – изумился Гисандр.

– Разбежалось. Я не знаю точно. Однако еще два дня назад многие ушли в сторону Тироса. Наверное, к царю Леониду. По слухам, он собирает там армию из периеков.

– Ты хорошо осведомлен, Андроникос, – ухмыльнулся наварх, – продолжай.

– Точных данных об армии царя Леонида нет. Говорят, она еще не очень велика. Но, оказавшись перед лицом нападения с суши, я вызвал подкрепление – мору гоплитов из Селласии под командой Ксантоса, которого назначил гармостом. Поскольку прежний гармост был убит бежавшими периеками.

– Они сами убили своего гармоста? – не поверил своим ушам наварх, даже опуская клинок. – Значит, дело зашло уже далеко. А почему тогда вы остались в живых? Разве вас не считали местной властью, помогавшей править спартанцам.

Последний вопрос был обращен к старейшинам.

– Пока его и нескольких гоплитов терзала толпа, мы успели спрятаться. Разбежались кто куда. Я просидел в выгребной яме до темноты, пока толпа в ярости громила все присутственные места, – выпалил, не таясь, один из них, худосочный бородатый грек высокого роста, – а выбравшись, решил бежать в Спарту, сообщить о произошедшем. Но тут в город вошли солдаты Андроникоса. И это меня спасло.

– Как тебя зовут, храбрец? – поинтересовался наварх.

– Мое имя Дайомедес, я отвечаю за ремесла в Прасиях.

– С тобой мы поговорим позже, Дайомедес, а сейчас позволь закончить нашему эфору. Время не ждет.

Дайомедес вздрогнул при этих словах, даже отступил на шаг назад, словно попытавшись спрятаться за спины других старейшин, не выказывая особого желания продолжать этот разговор. А Гисандр тем временем вновь обернулся к эфору.

– Ты можешь быть доволен своим новым гармостом. Ксантос хорошо выполнил твой приказ и прикрыл ваше бегство. Но он тоже убит. Умер, вот от этого самого меча.

Гисандр переместил лезвие меча поближе к лицу эфора.

– Но сначала я отрубил ему обе руки, а затем вскрыл горло. И все же это не такая позорная смерть, как быть растерзанным толпой периеков.

Андроникос невольно сглотнул, дотронувшись до кадыка.

– Продолжай, – приказал наварх, – если ты отвечаешь за эти территории, то почему ты бежал? Или ты не спартанец? Твой гармост погиб на дороге, как настоящий воин.

– Потому что нападения с моря никто не ждал, – выдавил из себя Андроникос. – А когда стало ясно, что на нас напали большие силы, да еще с неизвестным оружием, которое сжигает целые кварталы, я почел за благо покинуть город и доложить об увиденном совету эфоров. Тем более что мы ожидали нападения с суши от армии царя Леонида.

– Почел за благо? – усмехнулся наварх. – Ну, конечно. Ты у нас тоже храбрец, не пожелавший умереть во славу Спарты.

Вдоволь насладившись унижением эфора, словно в его лице хотел отомстить всем тем эфорам, которые стояли на пути прогресса и гнобили его лично, а также все изобретения, предназначенные для процветания Спарты, Гисандр немного успокоился. Он узнал почти все, что хотел. Его беспокоил теперь только один вопрос.

– Что тебе известно о нашем нападении на побережье? – спросил он, пристально взглянув в глаза эфора.

Уже начинало светать, и фигура Андроникоса в простом сером гиматии – одежда эфора выглядела даже проще, чем у старейшин периеков – в зыбких предрассветных сумерках все больше напоминала соляной столп.

– Я же только что все рассказал, – пробормотал Андроникос, словно не понимая, что от него хотят.

– Ты рассказал о нападении на Прасии. Тебе известно что-нибудь еще?

– А что, – напрягся эфор, – были и другие? Мне доносили только о том, что в Эпидавр-Лимерах и Зараксе в последнее время появилось много людей, которые подстрекали народ на бунт против эфоров. Больше я ничего не знаю. Мы ждали волнений на суше, но морское вторжение в Прасии было первым открытым столкновением с силами царя Леонида.

Гисандр усмехнулся. Если Андроникос не лгал, это означало, что наступление развивалось так стремительно, как они и задумали. Если, конечно, не лгал.

– Знаком ли тебе эфор по имени Плиник?

Услышав это имя, Андроникос вздрогнул.

– Конечно, знаком. Это достойный гражданин Спарты, которого выбрали на должность эфора совсем недавно, как и меня. Его отправили с проверкой в прибрежные города, сейчас он как раз должен был находиться в Кифанте.

Андроникос помолчал немного, но все же осмелился на вопрос.

– А почему вы о нем спрашиваете?

– Все верно, – кивнул вместо ответа наварх, – он там и находился. Скоро у тебя будет возможность увидеться с этим достойным гражданином Спарты. И обсудить свое незавидное будущее.

– Он здесь? – расширил глаза Андроникос. – Но как он сюда попал?

– На моем корабле. Я захватил его с собой из Кифанты, после штурма города, в качестве трофея. Чтобы преподнести в подарок царю Леониду. Впрочем, как и тебя. Ты же знаешь, как царь Леонид любит эфоров.

Осознав, что Кифанта тоже захвачена, Андроникос побледнел так, что это стало заметно даже в сумерках. Дернувшись, эфор невольно провел рукой по своему горлу.

– Вот именно, – усмехнулся Гисандр, заметив этот жест отчаяния, – ты все верно понял. Ты все же умный человек, Андроникос. Но разговор с тобой меня немного утомил. Мне пора возвращаться к своему царю. Скажи мне только, не затевают ли что-нибудь гоплиты в Селласиях в ближайшие дни?

– Там ждут от меня гонца не позже чем послезавтра.

– Это полезные сведения, – похвалил наварх, – поэтому ты поживешь еще немного. Пока я не передам тебя Леониду. Уверен, ему будет о чем с тобой побеседовать.

Андроникос испустил такой тяжкий вздох, что наварху даже показалось, что тот уже умер. Но нет, эфор по-прежнему стоял среди камней, лишь взгляд его остекленел после слов Гисандра. Убедившись, что тот все еще жив, наварх потерял к нему интерес и обратился к старейшинам:

– Скажите мне, кто вы и чем занимались?

Старейшины наперебой стали рассказывать о том, как служили спартанцам, поддерживая арсенал, мастерские, портовые сооружения и пашни в окрестностях Прасий в порядке. Они рады будут послужить теперь лишь царю Леониду.

– А не боитесь, что завтра придет Леотихид с войском, – усмехнулся Гисандр, видя, как старейшины пытаются спасти свои шкуры, – и отрежет вам за это головы?

Но старейшины, косо поглядывая на стоявшего чуть поодаль Андроникоса, были готовы на все, лишь бы выжить сегодня. Возможный приход армии второго царя был лишь эфемерной угрозой, а посланцы первого уже были здесь и вполне могли лишить их жизни еще до восхода солнца, первые лучи которого показались над горизонтом.

– Ладно, – смилостивился наварх, – сегодня я вас не убью. Посмотрим, как вы сможете послужить новой власти. Я не буду вас защищать, если ваши прегрешения перед общиной были слишком велики. Ведь, скажу по секрету, у царя насчет будущего периеков есть новые мысли. Так что народ вас может растерзать раньше, чем постигнет царская кара. Но вы уже выбрали свое будущее.

Гисандр повернулся в сторону нескольких десятков пленных, согнанных в кучу чуть поодаль.

– А теперь скажите мне, что за люди?

– Это периеки, наши слуги и носильщики, 


убрать рекламу


– пояснил Дайомедес, – но большинство из них прислуживало эфору и пришло с ним из Селласий.

– Теперь все ясно, – кивнул наварх, подзывая только что вернувшегося с перевала Архелона, и, указав на периеков, приказал: – Этих казнить, пленные слуги нам не нужны. А этих…

Он обернулся к старейшинам и эфору, которые даже отшатнулись от него.

– Этих… связать по рукам. Возьму их с собой вниз. Я возвращаюсь немедленно, возьму с собой пятьдесят человек. Царь должен скоро появиться в окрестностях Прасий. А ты с двумя сотнями останешься здесь охранять перевал на случай непредвиденных гостей. Будешь стоять здесь, пока не прикажу уйти, и слать мне гонцов дважды в день. На той стороне в дне пути Селласии, да ты и сам знаешь. Там большой гарнизон, от которого можно ждать всего. Как только встречусь с царем – дам тебе знать, что делать дальше.

– Можешь не беспокоиться, – кивнул Архелон, – пока я здесь, никто не пройдет ни туда, ни оттуда. Это, конечно, не Фермопилы, но двести человек удержат этот перевал.


Когда солнце полностью показалось над морем и залило своим светом склоны горы, на которой раскинулись Прасии, пятьдесят спартанцев из «пиратского» экипажа, во главе с навархом, были уже в долине. В самом начале спуска, на кручах, пленные и связанные по рукам старейшины сильно задерживали быстрое продвижение отряда. Они постоянно спотыкались, боясь оступиться и упасть в пропасть. Или пытались присесть без приказа, чтобы отдохнуть, забывая, что еще совсем недавно их жизнь висела на волоске. За это время Гисандр не раз пожалел, что сохранил им жизнь. Однако вскоре его терпение лопнуло. Едва сдержавшись, чтобы лично не заколоть всех старейшин, он разрешил своим воинам то и дело подбадривать пленников пинками и уколами копий. Так дело пошло гораздо быстрее, и, наконец, они спустились в долину, где тропа вновь стала походить на проезжую дорогу.

Здесь Гисандр нашел целый лох своих воинов, оставленных ночью для той же цели, что и солдаты Архелона на перевале. Воины перегородили дорогу, исправно выполняя приказ наварха. Но, поскольку теперь в этом не было собой необходимости и новых угроз со стороны отрогов Парнона не появилось, Гисандр приказал командиру морпехов следовать за ним в город. Уже на подходе к Прасиям, наварх заметил еще одну дорогу, которую не разглядел ночью в пылу погони. Она змейкой огибала вершину горы, на которой разместился не самый маленький по меркам Лакедемона город, и уходила вдоль отрогов Парнона вниз, спускаясь обратно к побережью где-то очень далеко. Гораздо дальше, чем находился порт.

«Значит, еще один путь вдоль побережья здесь все-таки есть, – подумал наварх, останавливаясь на перекрестке дорог, мимо которого проскочил ночью, – надо бы его осмотреть. Причем прямо сейчас». Заметив знакомое лицо, он подозвал к себе Актеона и приказал:

– Возьмешь весь свой лох и доставишь пленников к Архону в город. Передашь ему, что он головой отвечает за них, до моего прибытия. Пусть посадит их под замок и стережет покрепче. Особенно этого.

Гисандр указал на эфора. Замученный быстрым спуском Андроникос еле стоял на ногах и тяжело дышал.

Актеон молча кивнул.

– А до тех пор головой за них отвечаешь ты. Я возьму остальных воинов, осмотрю окружную дорогу и скоро вернусь. Так и передай.

Лохаг вновь кивнул и отправился выполнять приказание. Не знавшие, что именно наварх приказал Актеону, старейшины смотрели на уходящего по другой дороге Гисандра так, словно он передумал и отдал приказ немедленно казнить их. И наварх не стал их разубеждать.

Между тем дорога довольно долго шла вдоль городских построек, огибая скалистые отроги, на склонах которых паслись одинокие козы, брошенные в спешке хозяевами. Они монотонно жевали чахлую траву и лениво взирали на проходивших мимо спартанцев в алых плащах. Наконец, дорога стал забирать вправо, сворачивая в сторону моря, и Гисандр вдруг услышал звук, похожий на шум падающей воды. Он даже остановился и прислушался. Да, впереди явно шумела река.

Пройдя еще половину стадии, он вышел на высокий обрывистый берег и, едва ступив на него, увидел перед собой потрясающий вид. Перед ним лежал широкий и глубокий каньон, прорезанный рождавшейся где-то в верховьях Парнона горной рекой. Далеко внизу по дну этого каньона стремила свои воды к морю река такой силы, что даже здесь был слышен грохот камней, которые она ворочала своим течением. Чуть выше река низвергалась со скал огромным водопадом, шум которого и привлек наварха. Ниже по течению она делала несколько изгибов, чуть замедляясь, и впадала в море еще одним водопадом. В этом узком месте был устроен крепкий деревянный мост, и вновь появлялась та самая дорога, на которой стоял сейчас Гисандр.

Едва переместив свой взгляд дальше за мост, наварх невольно вздрогнул. С той стороны к Прасиям, не таясь, приближалась огромная армия одетых в красные плащи воинов. Они шли бесконечным потоком, заполнив собой всю долину. Конца и края не было этой красной реке, которая не заканчивались даже на дальнем перевале. Молодое солнце играло на медных боках шлемов, щитах с изображением лямбды и наконечниках копий спартанских воинов. Но Гисандра было не обмануть – перед ним предстала армия периеков.

Впереди армии шагал коренастый гоплит, которого Гисандр легко узнал бы из тысячи других. Приблизившись к мосту, он поднял голову и заметил стоявшего на краю обрыва наварха. Им хватило мгновения, чтобы узнать друг друга. Воин остановился и вдруг вскинул в приветственном жесте свое копье вверх, издав боевой клич спартанцев – «Лакедемон!». И вся армия, вскинув копья, тоже приветствовала Гисандра, повторив его. Эхо прокатилось по долине, отразившись от скал, вспугнуло множество птиц с окрестных гор. Казалось, этот звук мог раскалывать камни.

Глава десятая

Разговор с царем

 Сделать закладку на этом месте книги

Первыми перевал меж отрогов Парнона прошли разведчики. Легковооруженные, они передвигались быстрее и почти неслышно. Проверив дорогу, они вернулись с сообщением, что путь свободен до самой равнины.

– Значит, нам пора, – проговорил Гисандр, рассматривая тонувшую во тьме долину. Он надел шлем с новым ярко-красным гребнем, который до этого держал в руке, и, повернувшись к другу, спросил: – Ты готов, Архелон?

Стоявший рядом спартанец с копьем в руке молча кивнул. За его спиной, занимая весь перевал с двух сторон, выстроилось пятьсот человек первой моры объединенного войска царя Леонида. Первым ударным соединением было поручено командовать Гисандру. Сзади подходили все новые части, уже под командой самого царя. Предстояла большая битва за Селласии. Первый шаг на пути к сердцу Лакедемона.

Сделав несколько шагов по камням вниз, Гисандр вскоре оставил перевал позади. И хотя война шла уже много дней, в долину Эврота, где он провел всю свою юность, где стояла Спарта и жила его семья, как завоеватель Гисандр входил впервые. Ему невольно вспомнился вчерашний разговор с царем.


– Благодарю за щедрые подарки, Гисандр, – сказал ему Леонид, после того как наварх передал ему пленников, – я в тебе не ошибся. Ты принес мне даже больше новостей, чем я тебе. Сядь ближе к костру, отдохни, ты, верно, устал. Отведай мяса и вина, пока есть время. Спартанцу редко выдается возможность спокойно поесть такой пищи.

Гисандр спорить не стал, присев к костру. Что правда, то правда. С момента внезапного нападения на Прасии он действительно не мог найти времени даже немного перекусить, не то что хорошо отдохнуть или вдоволь поесть. Впрочем, еда – это последнее и не самое важное удовольствие для спартанца, согласно древнему обычаю обязанного питаться только на совместных сесситиях вместе со своими боевыми товарищами. В силу того, что в последнее время статус Гисандра сильно изменился, он периодически нарушал эти традиции, питаясь то на корабле, то в своей палатке. Но при этом обязательно присутствовал кто-нибудь из его боевых соратников. Иногда, правда, этим соратником оказывался только Темпей.

Разговор проходил у палатки царя вечером того же дня. После прибытия его армии в Прасии вокруг вырос целый палаточный город, в котором разместилась основная часть воинов. Несколько сотен царь все же отправил в город на помощь Архону и в порт, по просьбе Гисандра. Везде нужен был глаз да глаз, поскольку вместе с царем и армией вернулось почти все население города.

Сам же Леонид, осмотрев захваченные навархом Прасии и потрепанные пожаром причалы со складами, предпочел встать на постой в своей палатке вблизи горных отрогов, одарив холодным презрением периеков-чиновников, каждый из которых предлагал ему ночевать в своем доме. Получив отказ, они еще долго и нервно посматривали на Гисандра, но так и не дождавшись от него сообщения о казни, отправились восвояси.

Выслушав рассказ наварха о захвате Кифанты и Прасий, а также о том, что поведал ему Андроникос, томившийся сейчас в выгребной яме под присмотром десятка гоплитов, царь объявил всей армии, что этот день они проведут в покое.

– Но в Селласиях ждут гонца от Андроникоса сегодня. Разве нам не следует немедленно напасть на них, пока они не узнали о нашем соединении и сами не пришли сюда? – осмелился поторопить царя Гисандр, сидевший вместе с ним у костра.

– Нам нужен отдых, – ответил Леонид, пропустив его дерзость мимо ушей.

Шатер царя стоял на удалении от других. Всех слуг, после приготовления пищи, Леонид отпустил, позволив разливать вино наварху. Тот наполовину разбавил его водой и затем наполнил кубки – спартанцы никогда не пьют много. Царь лично порезал на ломти бедро жертвенного быка, лежавшее на медном блюде, протянув кусок мяса собеседнику. Недавно закончилось жертвоприношение – хороший повод угостить спартанцев свежим мясом, ведь они редко едят такое лакомство в походе. Леонид раздал все своим воинам, оставив себе лишь часть туши.

Кроме царя и наварха в этот вечерний час у костра никого было. Разговор предстоял не для чужих ушей.

– Ты хорошо воевал и многое сделал для победы, Гисандр. Три города и большая часть побережья Лаконии уже в нашей власти. Я знаю, ты силен и вынослив. Но сегодня ты должен отдохнуть, – приказал ему Леонид. – Главные победы еще впереди.

– Что же, мой царь, – кивнул Гисандр, подчиняясь, но заявив с привычным спартанцам гонором: – Я могу хоть сейчас отправляться в бой. Но если ты мне приказываешь, я, пожалуй, поем и затем немного посплю. Это не помешает.

– Приказываю, – ухмыльнулся Леонид, отпивая вина из кубка, – очень скоро мне понадобятся и твой ясный ум, и твоя сила.

Они посидели немного молча, прожевав по куску мяса и запивая его вином. Гисандр был просто счастлив, такого пира у него не было давно. Но гораздо больше он был рад поступившему приказу отдохнуть. Наварх хоть и не подавал вида, но на самом деле просто валился с ног от усталости. Да и остальным его воинам, тут царь все верно подметил, хотя бы короткий отдых был просто необходим. После непрерывного боя нужно было зализать раны, привести в порядок амуницию и просто выспаться. Не говоря уже о еде. И все это мудрый Леонид приказал сделать именно сейчас, хотя Гисандр ожидал от него других действий.

– Ты сам и твои люди, и даже моя новая армия в этом нуждается, – подтвердил свой приказ Леонид, словно прочитав мысли наварха. – Один день сейчас это много, конечно. И все же он ничего не решит. Напротив, мы должны его провести, не двигаясь с места.

Дожевав кусок мяса, Гисандр поднял удивленные глаза на царя, словно ждал немедленного продолжения. Оказывается, отдых длиною в целый день в самом разгаре наступления был не просто заботой о людях, а имел под собой какой-то стратегический замысел, о котором наварху только предстояло узнать. И Леонид действительно не стал тянуть с объяснениями.

– Еще вчера, когда я заканчивал сбор армии из периеков в захваченном Тиросе, ко мне прибыл гонец от полемарха нашей второй армии, – поведал, не таясь, Леонид, отпивая глоток вина из простого медного кубка. – Той самой, что, как ты помнишь, вышла сюда днем раньше нашего отплытия из Афин. Они прошли через Истм и достигли нейтральной Аркадии, сквозь которую прошли, не вызывая подозрений. Они миновали Орхомен, Мантинею и Тегею так быстро, что никто из лазутчиков Леотихида даже не успел подать сигнал. Все приняли за чистую монету – возвращение наших войск из похода. И в тот день, когда мы одновременно и тайно обрушились на побережье, они уже были на границе. А в Спарте о них никто еще не подозревал.

Гисандр молчал, не перебивая царя. Сам же Леонид не торопился. Он осушил свой кубок и протянул его наварху, который исполнял на этом ужине обязанности виночерпия. Отпив из наполненного кубка, царь продолжил свой рассказ.

– Ты, наверное, потерял меня. Не знал, что и думать, третий день не имея известий от своего царя? – усмехнулся он. – Полагал, что мы уже проиграли?

– Напротив, – вскинул голову Гисандр, – я полагал, что вы уже напали на Спарту, не дождавшись меня. И боялся, что мне не достанется славы.

Царь с пониманием кивнул. Каждый спартанец мечтает только об одном – покрыть себя славой на поле брани.

– Так могло случиться. Но, к счастью для тебя, не случилось. И тебе еще представится случай показать свою доблесть, – продолжил свой рассказ Леонид. – Я задержался лишь потому, что собрал вдвое большую армию периеков, чем ожидал. Мои тайные усилия в подстрекательстве недовольных властью эфоров дали свои плоды. Зерна упали в благодатную почву. Очень многие из общины периеков – ремесленники, оружейники, торговцы, землепашцы – давно ждали лишь небольшого толчка. И когда я появился в окрестностях Тироса, а ты высадился в Кифанте, они получили этот толчок.

Теперь царь смотрел наварху прямо в глаза.

– Мне удалось тайно собрать и вооружить в своем темене почти четыре тысячи периеков, которые ждали меня, чтобы выступить в поход по первому сигналу. Но после атаки Тироса с моря, буквально на следующий день, периеки начали стекаться ко мне целыми деревнями, умоляя принять их на службу. А затем пришло время Прасий. Но мне пришлось задержаться, ведь шесть тысяч вооружить гораздо тяжелее, чем четыре.

– Шесть? – не поверил своим ушам наварх. – Я видел, что пришло много воинов, но шесть тысяч…

– Да, без малого, – подтвердил царь, – буквально за несколько дней набралось столько народа, желавшего принять участие в войне против эфоров. Я собрал все запасы, которые тайно сделали оружейники под твоим руководством, но этого едва хватило, чтобы вооружить еще тысячу бойцов. Остальные пока что безоружны.

– Я знаю, как помочь этому, мой царь, – заявил Гисандр, допивая вино. – В этом городе мы захватили весь арсенал. Там достаточно копий, щитов и мечей, чтобы вооружить еще тысячу гоплитов. Мы также собрали оружие мертвых спартанцев, что воевали с нами вчера ночью. Многое повреждено и обгорело, но, думаю, оставшегося хватит на целую мору.

Леонид одобрительно закивал.

– Да, это поможет делу. Немедленно распорядись, чтобы оружие было доставлено в лагерь. Вон туда, к самым отрогам.

Гисандр кивнул, проследив за указующим жестом своего хозяина.

– А еще есть арсенал Кифанты, – напомнил окрыленный похвалой наварх. – Он далеко, но тоже в нашем распоряжении. Я могу послать туда корабль немедленно.

– Это лишнее, – подумав, ответил царь, – оружие из Кифанты мы, конечно, заберем. Но используем для других целей. Война только началась. Его не стоит перевозить сюда. Мы позже отправим за ним воинов.

Гисандр с удивлением посмотрел на царя Леонида, который начал изъясняться загадками. Но на этот раз царь только отмахнулся, не став ничего объяснять.

– Об этом после, – все же снизошел он, – вести о нашей второй армии для тебя важнее. Только подлей-ка мне сначала вина, Гисандр. Мой кубок быстро опустел.

Виночерпий Гисандр выполнил приказ царя, а заодно налил и себе. Вино хоть и было слабым, но измученный походом организм был ему настолько благодарен, что наварх уже ощущал легкое головокружение. Он откусил еще кусок мяса, которое коптилось на костре, и приготовился слушать дальше.

– Так вот, – продолжил царь, сделав большой глоток и посмотрев на огонь костра, – гонец сообщил мне, что армия прошла границу с Аркадией и остановилась у истоков Эврота в ожидании моих приказов.

– Остановилась? – не выдержал наварх. – Но зачем? Почему она не атаковала Спарту с ходу, не оставив эфорам и Леотихиду времени на раздумья? Они ведь могли заподозрить неладное.

– Ты слишком нетерпелив, Гисандр, – пожурил его царь, – так и было задумано. Трех тысяч гоплитов мало, чтобы атаковать Спарту, в которой укрепился Леотихид, в лоб. Но вполне достаточно, чтобы уничтожить все преграды на пути к ней.

Гисандру не нужно было долго думать, чтобы понять – единственной большой преградой на пути этой армии к столице Лаконии в долине Эврота, что находилась по ту сторону хребта, был гарнизон города Селласии. Его нельзя было просто оставить за спиной. Все остальные возможные преграды были гораздо дальше.

– Так вот, – подтвердил догадку наварха Леонид, – я отправил этой армии приказ быть послезавтра на рассвете у стен Селласии.

– Мы атакуем гарнизон этого города? – спросил наварх.

– Именно, – кивнул царь. – По моим сведениям, у наших врагов там не более тысячи человек. Вторая армия подойдет с севера. А мы преодолеем хребет и спустимся сверху, с восточной стороны гор. Быстро окружим город, заблокировав все возможные пути. У меня сейчас сил более чем достаточно, для того чтобы перемолоть этот гарнизон за одну или две атаки. Тем более, со мной теперь много периеков, которые рвутся в бой. Я предоставлю им такую возможность.

– А когда мы возьмем Селласии… – осмелился раньше царя продолжить наварх.

– Путь на Спарту будет открыт, и мы ударим в самое сердце, – глаза Леонида загорелись. – Конечно, Леотихид не так глуп. Он постарается собрать как можно больше верных ему частей и дать главное сражение. По моим сведениям, в самой Спарте и ближайших окрестностях – Терапне, Геронтрее и даже Гелосе, за него стоит около пяти тысяч спартанцев и почти столько же обученных периеков. Пока мы бьемся здесь, он стянет всех к столице.

– А как же Кифанта? – уточнил наварх. – Нам не придется в тылу воевать с гарнизонами Заракса и Эпидавр?

– Гарнизоны в Зараксе и Эпидавр-Лимерах колеблются. Если победа на основном направлении будет быстрой, а боги на нашей стороне, их выбор будет очевиден. Я думаю, они не тронутся с места в ближайшие дни и Кифанте ничего не угрожает. Хотя подкрепление из периеков мы туда все же отправим. Тем более что оружие у тебя для них найдется.

– Найдется, – кивнул наварх, – и немало. Можно добрых полторы тысячи солдат вооружить.

– Примерно столько я тут и хотел отправить туда, – подтвердил царь, – морем.

– Но есть еще Белмина и Пеллана, – напомнил Гисандр, невольно вспомнив о своей семье, которую не успел вывезти из Пелланы и даже толком предупредить, прежде чем началась война, – наша вторая армия почти рядом, но завтра уже уйдет оттуда. Что будет, если города по северной границе поддержат Леотихида?

В глубине души Гисандр надеялся на быстрый конец войны и сражения только в ее центральной части. Что северные границы она не затронет и о его семье в глуши никто не вспомнит. Но одним богам было ведомо, как все обернется. И это его очень волновало. В Пеллане было много сторонников второго царя.

– Наша главная цель, Гисандр, – оставил вопрос без ответа царь Леонид, – быстро устранить все преграды на пути к столице и одним мощным ударом захватить ее. Проиграв главное сражение, Леотихид, даже если сможет ускользнуть, будет уже не так опасен. А устранив его, мы легко подавим все остальные очаги сопротивления по окраинам Лаконии. Если они, конечно, найдутся.

– И еще, – царь даже наклонился вперед, словно боялся, что их кто-нибудь услышит, хотя никого не было рядом почти на пятьдесят шагов, – чтобы гарнизонам в отдаленных областях лучше думалось, ведь скоро до всех дойдет весть о моем появлении, я решил провести демонстрацию силы и отправить флот из десяти триер прямо в Спарту.

– А это возможно? – удивился и даже слегка обиделся на себя наварх, которому такая идея не пришла в голову. – Разве Эврот судоходен для триер?

– Вполне, – огорошил его царь, – по моему приказу были сделаны тайные замеры. До Спарты триеры смогут подняться совершенно свободно. Ближе к Пеллане русло становится чуть уже, а течение быстрее. Но и там глубины позволят подойти к самому берегу даже такому кораблю.

– Отчего же мы сразу не напали на столицу? – еще больше удивился наварх. – Ведь даже сорок кораблей – это большая сила.

– Мне нужен не просто главный город, – отмахнулся Леонид, – мне нужен весь Лакедемон, поэтому прежде нам нужна победа на суше. А поход наших триер – лишь демонстрация силы тем, кто еще колеблется, не зная, чью сторону принять.

– Это снова будет ночной поход?

– Нет, – даже рассмеялся Леонид, – как раз напротив. Наши корабли пойдут днем, мимо всех портов, что попадутся на пути. Они пройдут на глазах гарнизонов в Зараксе и Эпидавр-Лимерах, обогнут мыс и минуют Асопос на другой стороне полуострова. Зайдут в устье Эврота с моря. Их увидят из Гитейона. Возможно, часть сил даже атакует Гелос, стоящий у входа в устье, если гарнизон откажется перейти на нашу сторону. Тогда он увязнет в сражении и не сможет помочь Спарте. А остальные корабли пойдут вверх до Амикл и далее в Спарту, поддержав наше наступление. В том случае, если битва у столицы затянется, это будет настоящий удар в тыл нашим противникам.

Увидев, как загорелись глаза наварха, царь помолчал некоторое время и добавил:

– Но командовать этим походом будешь не ты, Гисандр. Ты нужен мне здесь.

Услышав о новой военно-морской операции, в которой ему на этот раз не придется принять участие, Гисандр немного опешил. Он уже видел, как врывается под огнем своих баллист в самое сердце Лакедемона, круша армию эфоров. Но наварх в его душе опять спорил с полемархом, которого тянуло побыстрее освободить Пеллану, даже больше, чем Спарту.

– Для тебя у меня будет иное задание, – заявил царь.

– Какое? – не выдержал Гисандр.

– Всему свое время, – туманно намекнул Леонид, – сначала возьмем Селласии, а потом ты все узнаешь.

– Вы уже казнили пленных эфоров? – перевел разговор на другую тему против воли расстроенный Гисандр, вновь подливая вина царю и себе.

Леонид отрицательно замотал головой.

– О нет. Ты преподнес мне шикарный подарок, пленив сразу двоих. Однако они пока буду жить.

– Но зачем? – не понял наварх. – Разве они рассказали не все, что знали о Селласиях и остальном?

– Дело не в этом, – отмахнулся царь.

– Я думал, царь захочет казнить эфоров, – осмелился все же предположить Гисандр.

– Плиник и Андроникос – будут казнены, это я тебе обещаю, но чуть позже, – нехотя проговорил Леонид. Он помедлил с ответом, посмотрев в высокое ночное небо, а затем пристально в глаза наварху, словно сомневался, можно ли ему доверять. Но все же произнес: – Я хочу захватить всех эфоров и устроить показательную казнь в самом центре Спарты. Их следует сжечь у памятника Аполлону на глазах у толпы, перед этим вырезав сердца. Люди должны понимать, что время эфоров ушло навсегда и никогда не вернется. Ничто больше не ограничивает царскую власть.

Услышав такой ответ, Гисандр больше не задавал вопросов о будущем эфоров. План царя был ясен. А наварх лишний раз убедился, что присутствует при историческом событии. В случае победы Леонида в этой войне Лакедемон действительно сменит курс, и заветы Ликурга во многом останутся в прошлом. Этот человек пойдет до конца.

Но у наварха оставались еще другие вопросы.

– О мой царь, позволь спросить, – начал он издалека, – если мы послезавтра нападем на Селласии, полководец Эвривиад уже начнет свое восстание в сердце Спарты?

– Не раньше, чем мы возьмем Селласии, – объявил он и добавил: – Сначала устраним последнее препятствие, а затем я отправлю к нему тайного гонца. Эвривиад будет ждать этого сигнала и поднимет восстание в Спарте, как только мы подойдем к ней ближе. Он должен постараться захватить оставшихся эфоров и, если повезет, самого Леотихида. Надеюсь, боги будут на нашей стороне, и ничто не помешает нашим планам. А дальний рейд кораблей по Эвроту только поможет ему в случае осложнений.

«Представляю, какого масштаба будет казнь в центре Спарты, если все это ему удастся», – подумал про себя наварх, но вслух озвучивать не стал, царь мог посчитать это за издевку. Он и так был раздражен вопросами Гисандра на неудобные темы.

Они уже давно сидели у костра. Оба наелись и немного захмелели. И тут Гисандру пришло на ум нечто такое, о чем он совершенно позабыл за последние дни. Это могло осложнить ему жизнь или даже вообще лишить ее. Все зависело от того, как примет известие Леонид.

Гисандр осторожно посмотрел на царя, тот выглядел слегка разомлевшим. Но его задумчивый взгляд ясно говорил, что царь сейчас не здесь, а где-то далеко, на полях Спарты. Поколебавшись немного, Гисандр решился все рассказать, поскольку утаить такое было для него невозможным.

– Мой царь, – осмелился он оторвать Леонида от хмельных размышлений, – прости. Я совсем забыл поведать тебе еще одно важное известие.

Леонид оторвал свой взгляд от звезд, уже показавшихся на небосводе, и вопросительно посмотрел на собеседника. Лицо наварха, на котором играли отсветы костра, показалось ему озадаченным.

– Говори, – приказал он, – я вижу, что-то тебя тревожит.

– Ближе к ночи, на пути между Кифантой и Прасиями мои триеры попали в шторм, – начал свой рассказ Гисандр, не представляя, чем он может для него закончиться, – и, чтобы избежать гнева Посейдона, я решил заночевать в укромной бухте, которую милостивые боги послали нам для спасения. Шторм бушевал всю ночь, но мы спаслись. А наутро…

Гисандр бросил короткий взгляд на царя, но все же продолжил:

– Наутро, выйдя из бухты, я обнаружил прямо перед собой корабль со сломанной мачтой и решил захватить его. Так как никто, кроме нас, не имеет права даже приближаться к побережью Лакедемона без дозволения.

– Да, ты прав, не имеет. И что это был за корабль, Гисандр? – ухмыльнулся царь. – Ты напустил столько тумана, что я опять начинаю трезветь.

– Это была триера из Аргоса, на которой находился посланник, – выпалил наварх, – я захватил его в плен, а триеру пустил на дно.

– Ты захватил посланника Аргоса? – Казалось, царь мгновенно протрезвел, даже подался вперед. Глаза его метали молнии, словно изваяние Зевса. – Ты что, сам решил начать вторую войну? Именно сейчас, когда мы еще не победили наших врагов? Ты в своем уме, Гисандр?

– Да, мой царь, – признался наварх, – я захватил корабль, осмелившийся бороздить наши воды. И на нем оказался посланник Аргоса по имени Кадмос. Узнав о том, что он сделал, я счел возможным захватить его, а корабль пустил на дно.

Царь даже вскочил со своего места, сделав несколько шагов вдоль костра и обратно. Сейчас он походил на Зевса-громовержца как никогда. И его разящие молнии готовы были обрушиться на голову несчастного наварха.

– И что же он такого сделал? – процедил сквозь зубы разъяренный царь, наконец, остановившись напротив Гисандра.

– Совет старейшин Аргоса отправил его с тайным посланием к Царю царей, но самого Ксеркса он не нашел, поскольку тот бежал от твоих побед из Аттики в Фессалию.

Гисандр прервался на мгновение, бросив короткий взгляд на собеседника. Гнев на лице Леонида впервые сменился интересом к тому, о чем рассказывал наварх. «Хороший знак, – решил Гисандр, – возможно, поживу еще немного».

– Но его принял Мардоний, которого Кадмос отыскал в дальней части Аттики, миновав Афины. На этой встрече Кадмос обещал от имени Аргоса персам землю и воду. А Мардоний заверил, что поддержит Аргос против войск Спарты, если тот вступит в войну на стороне персов.

– О боги! – взревел Леонид, сжав кулаки. – Значит, Аргос предал Грецию, за моей спиной вступил в союз с персами и готов развязать войну со Спартой? Клянусь, проклятые аргивцы поплатятся за это. Аргос падет первым, после того как я покончу с Леотихидом и эфорами.

– И еще, мой царь, – поспешил добавить Гисандр, увидев, что грозовые тучи теперь уходят в другом направлении, – этот корабль с посланником попался мне на обратном пути в Аргос, почти в самом конце своего пути. Ему не хватило буквально одного дня, чтобы достичь родных берегов.

– То есть, – мгновенно догадался царь, – ты хочешь сказать, что в самом Аргосе еще не знают о результатах переговоров?

– Корабль на дне. Свидетелей нет, кроме самого Кадмоса и скульптора Агелада, – подтвердил наварх. – Так что об этом никто не узнает. И ты можешь казнить меня за это, если пожелаешь.

– Какого еще скульптора? – уцепился царь за слова наварха. – Что ты еще мне не рассказал?

– Только то, что корабль с посланником на обратном пути из Аттики взял на борт скульптора Агелада с несколькими статуями, который долгие годы находился в изгнании на острове Эфбея. Агелад ничего не знал о переговорах и оказался не в восторге от того, что его старейшины предали Грецию. Я предложил ему защиту Спарты.

– Лучше бы ты убил его на месте, – заметил царь, к которому уже стало возвращаться самообладание, после того как он узнал о предательстве Аргоса, – одним свидетелем стало бы меньше. Никто не должен узнать о том, что ты мне поведал, до тех пор, пока я не разгромлю своих врагов здесь и не подготовлюсь к новой войне. Аргос – противник не из легких.

Он помолчал немного.

– Постой, – вдруг поднял голову царь. – Агелад… я слышал это имя. Говорят, он украсил Аргос не одним изваянием богов и героев. Известный скульптор, имеет много прославленных учеников. Неужел


убрать рекламу


и тот самый?

– Я тоже слышал, что его знают во всей Греции, – поддержал эту мысль Гисандр, хотя на самом деле ничего подобного не слышал никогда, – на корабле везли несколько статуй. Одна из них – изваяние самого Зевса. Я сохранил его. Оно прекрасно и сможет украсить собой даже царский дворец. Хотя мы и не любим искусства и роскошь, но у нас есть те, кого стоит увековечить в камне.

Царь немного помолчал, раздумывая, что делать с судьбой внезапно возникшего скульптора.

– Ну что же, Гисандр, ты принес мне важные вести. И действовал верно. Я не сержусь больше на тебя. Зато мы знаем теперь о планах врага, а они не знают об этом. Надеюсь, боги дадут мне достаточно времени подготовить им хорошую месть за предательство.

Царь вздохнул, вновь сел на скамью и, упершись руками в колени, озвучил свое решение:

– А скульптор… Если он так хорош, как ты говоришь, я поставлю статую Зевса в центре Спарты и закажу ему еще. После победы у нас хватит героев, которых следует увековечить в камне. Только помни, если он сбежит от тебя и раскроет рот до нужного срока, я казню тебя, позабыв про былые заслуги.

– Я буду следить за ним, мой царь, – пообещал наварх, – и если замечу, что он хочет сбежать, Агелад умрет от моей руки прежде, чем расскажет кому-то хоть слово.

– Хорошо, – кивнул царь, успокоенный такой гарантией, – теперь пора поговорить о завтрашнем наступлении.

За этим разговором они доели мясо и допили вино. Пришла пора прощаться. Но тут наварх вспомнил про частую гибель воинов от случайных ударов своих же соплеменников в гуще схватки. И решил предложить царю кое-что новое.

– В драке часто не разберешь, где свой, а где чужой, – постарался объяснить свою идею наварх, – а в этой войне спартанцы сражаются с такими же спартанцами. Даже периеки выглядят в строю точно так же, не отличить.

– Что ты предлагаешь? – не понял его Леонид. – Сменить цвет наших одежд? Красный цвет – священный для всех спартанцев уже сотни лет. Тебе ли не знать.

– Я предлагаю всего лишь надеть перед самой битвой всем нашим воинам черные повязки на левую руку. У противника таких не будет. И они смогут узнавать друг друга хотя бы в дневной битве, а не станут убивать своих по ошибке. Мы сохраним больше спартиатов для новых сражений.

– Что же, – подумав, кивнул царь, – это разумно. Мы действительно воюем не с персами, которых легко отличить по доспехам. Прикажи местным старейшинам найти материал и как можно больше изготовить таких повязок. Чтобы хватило и на мою армию, включая периеков, и на твоих пехотинцев. К завтрашнему дню все должно быть готово.

– Я позабочусь об этом, – подтвердил Гисандр, представляя, какой сейчас переполох начнется в городе.

– И еще, Гисандр, – неожиданно обернулся царь, который был уже готов скрыться в своем шатре на ночлег, – несколько баллист надо снять с кораблей. Возьмем их с собой в поход на Спарту. У тебя остались зажигательные горшки?

– Почти все израсходовал при штурме Прасий, – начал оправдываться Гисандр, застигнутый этим вопросом врасплох, – но Темпей что-нибудь придумает.

– Пусть твой ловкий врачеватель постарается, – кивнул царь напоследок. – Для большой битвы за Спарту лишний способ устрашить врага нам не помешает.

Глава одиннадцатая

Последнее препятствие

 Сделать закладку на этом месте книги

Шеренга блестящих щитов перегородила проход между домами, по которому проходила одна из главных улиц городка. Ощетинившиеся копьями гоплиты стояли насмерть, отразив уже шесть атак, в которых Леонид потерял гораздо больше людей, чем рассчитывал. Но, не пробившись сквозь этот заслон, внутрь было не проникнуть.

Все остальные улицы Селласий точно так же были превращены в непроходимые барьеры. Изобразив ложное отступление, которое было очень похоже на настоящее, остатки разбитых мор вернулись в город, запечатали все входы и выходы, приготовившись умереть во славу Спарты и царя Леотихида. Попытки уговорить этих гоплитов перейти на сторону другого царя ни к чему не привели, кроме оскорблений в его адрес.

Оценив ситуацию, Леонид подозвал Гисандра.

– Ты захватил баллисты, как я приказывал?

– Да, мой царь, – подтвердил наварх, – четыре штуки.

– Собери немедленно хотя бы две и начини обстреливать оставшихся воинов Леотихида, – проговорил он, оглянувшись на недалекий холм, усеянный трупами воинов с черными повязками на рукаве, – я и так потерял здесь много своих людей. Почти три сотни верных мне спартиатов полегло. Селласии уже обошлись мне слишком дорого, и я не хочу терять еще больше.

– Можем пустить в дело периеков, – предложил наварх, – они спасут немало жизней настоящих спартиатов.

Царь некоторое время молчал, сжимая в руке копье, которым успел отправить на встречу с богами почти десяток врагов. Он внимательно осматривал поле боя. Город стоял на возвышении, дома и амбары расползлись по склонам гор. Еще на рассвете две армии Леонида отрезали его от остального мира, но не застали врасплох. Гоплиты Леотихида вышли из города и, спустившись вниз, дали сражение на равнине. Они заняли единственный холм перед городом и долго сдерживали, отбивая все атаки. Как выяснилось, гарнизон Селласий действительно насчитывал не меньше тысячи двухсот отборных гоплитов, которые великолепно умели обращаться с оружием. Царь бросил на них войско, пришедшее из Аркадии, под командой полемарха Теламона, в расчете на быструю победу. Однако битва продолжалась уже целый день. Защитники Селласий упорно сопротивлялись и даже несколько раз переходили в контратаку. В одном из таких наступлений Теламон, лично командовавший сражением, был убит.

Разъяренный Леонид приказал немедленно уничтожить остатки войск врага. И сам повел гоплитов в новую атаку, которая выбила их с холма, обратив в бегство. Но едва отступившие спартанцы достигли города, как наступление захлебнулось. Люди Леотихида превратили каждую улицу в непроходимый рубеж и бились насмерть. Отступать им было уже некуда, да и спартанская честь не позволяла.

Между тем Леонид злился все больше. Он рассчитывал к полудню одним мощным ударом овладеть этим опорным пунктом и продолжить движение к Спарте, но вместо этого застрял здесь на целый день.

– Я оставлю тебе три тысячи периеков, – решился, наконец, царь, – ты соберешь баллисты и превратишь наших врагов в кровавое месиво. А затем догонишь меня по дороге в Спарту. Главное, это нужно успеть до наступления темноты. Город, конечно, окружен. Но их полемарх великолепно знает все горные тропы и может отправить гонца в обход за помощью, сообщив о том, что здесь происходит. Ночью у него это может получиться.

Леонид вскинул руку, указав на видневшиеся невдалеке потрепанные, но еще не побежденные отряды воинов врага.

– Поэтому никто из них не должен дожить до ночи. Все ясно?

– Да, мой царь, – кивнул Гисандр, – я сровняю с землей этот город или сожгу. До темноты все будет решено.

– Вся слава достанется тебе, Гисандр, – сообщил ему царь Леонид. – А мне пора двигаться дальше, как можно быстрее следует захватить дорогу, ведущую в Спарту. Найдешь меня утром, примерно в пятидесяти стадиях отсюда.

– А я не опоздаю к главному сражению? – усмехнулся наварх.

– Уверен, Леотихид еще в Спарте, – ответил царь. – Если наш друг Эвривиад сделал все, как мы планировали, то ему оттуда будет просто не выбраться. Сейчас там уже начался пожар. Но… если что-то пошло не так, то ты найдешь меня по звону оружия. Иди туда, где сражаются.

И, развернувшись, царь направился в сторону дороги, забрав с собой две тысячи спартанцев Теламона и армию периеков, не считая трех тысяч, что остались в оцеплении с Гисандром. В распоряжении наварха также было почти восемьсот спартанцев.

– Хватит, чтобы уничтожить оставшихся в городе, – пробормотал себе под нос Гисандр и немедленно приказал периекам провести еще несколько затяжных атак на город с разных сторон.

«Чтобы не расслаблялись, – подумал он, – и не вздумали приободриться, увидев отход основных сил. А заодно у Темпея будет время собрать орудия».

Нападавшим так и не удалось проникнуть в город. Все их атаки были отбиты, но с большими потерями для оборонявшихся гоплитов. Наварх, внимательно следивший за ходом битвы с вершины отвоеванного днем холма, подметил, что силы их на исходе. По всей видимости, в городе осталось не больше трех сотен изможденных и раненых бойцов. Но и от них можно было ожидать всего, даже раненые спартанцы – это грозная сила.

Впрочем, ни одной вылазки пока не случилось. Гисандр приказал на всякий случай увеличить оцепление между городом и скалистыми отрогами гор. При ближайшем рассмотрении, Селласии трудно было назвать полноценным городом даже в спартанском понимании. Каменных домов здесь почти не было, разве что одно большое здание в центре с колоннами, похожее на место для собраний старейшин. Все остальные дома были деревянными и походили скорее на казармы или амбары. Не говоря уже о землянках для илотов. В общем, это был слегка благоустроенный военный лагерь. Обычная вещь для Спарты.

– Ну, что там, собрал? – уточнил наварх, закончив наблюдать за очередной отбитой атакой своих периеков.

Чуть ниже за холмом, укрывшись от глаз неприятеля, Темпей с помощниками – а все расчеты баллист тоже были временно списаны на берег вместе со своим оружием – заканчивал сборку двух орудий.

– Еще немного, – попросил алхимик, – вторая плохо скручивается.

– Долго возитесь, – разозлился Гисандр, – скорее, темнеет уже. Сколько у тебя с собой зажигательных горшков?

– Всего десять, господин Гисандр, – ответил запыхавшийся Темпей, – и на корабле еще столько же.

– Что? – взревел наварх. – А почему ты все с собой не взял? Я же приказывал!

– Ну, я подумал, если еще куда поплывем, пригодится, – развел руками врачеватель-алхимик. – Не так-то просто найти нужные травы для зажигательной смеси в этих местах.

– Твоя задача была делать, а не думать! – рявкнул наварх, выхватывая меч и двинувшись вниз по склону. – Вот я тебе сейчас голову отрежу, может, тогда научишься думать?

Побледневший Темпей спрятался за баллисту, решив, что пришла его смерть. А Гисандр, еле совладав с собой, выругался и убрал меч в ножны. Все-таки Темпей был еще нужен, да и опыты с линзой он только начал проводить.

– Ладно, ты у меня тогда ночью пешком пойдешь обратно через перевал за остальными горшками, умник! Понял? – снова рявкнул наварх. – Чтобы следующий раз меньше думал, когда не просят.

Темпей кивнул. А куда было деваться.

– Готово, наконец? – опять уточнил наварх спустя короткое время, едва успокоившись.

– Да, господин Гисандр, можем стрелять, – промямлил Темпей.

– Подтащите вперед и поставьте перед холмом, – приказал наварх уже обслуге. – Заряжайте быстро каменными ядрами. И цельтесь вон в тот проход. Сделайте мне из этих упорных воинов кровавое месиво.

Морпехи, давно отвыкшие таскать тяжеленные баллисты на своем горбу, со стонами подхватили массивные конструкции. И донесли их почти до самых городских заборов. После чего стали натягивать торсионы.

Конечно, это было рискованно. Одна удачная контратака загнанных в угол спартанцев могла лишить наварха сразу двух орудий. Зато это было убийственное расстояние. С этой точки баллисты могли простреливать весь городок в глубину, а тех, кто находился в первых рядах обороны, вообще уничтожать прямой наводкой. Кроме того, Гисандр рассчитывал на эффект внезапности. Он был уверен, что никто из оборонявшихся гоплитов еще никогда в жизни не видел баллист. Ведь никто из тех, кто был отправлен в Прасии и увидел их в действии, сюда уже не вернулся. Но на всякий случай наварх приказал поставить целый лох периеков рядом с орудиями для отражения возможных контратак. Спартанцы были выстроены на холме за его спиной, а также на правом фланге. Остальное пространство было перекрыто периеками.

– Начинай, – приказал он, когда все было готово.

Первые ядра со свистом унеслись в сторону города, однако не задев никого из гоплитов, обрушили несколько построек на дальней стороне. После второго залпа один каменный шар вообще вылетел за пределы города, ударившись о каменистую землю буквально в десятке шагов от того места, где стояло оцепление из периеков.

– Как бы своих не зацепить, – пробормотал наварх, а наводчикам приказал: – Бери ниже. Бей прямо в гоплитов.

Третий залп вышел что надо. Оба ядра, выброшенные вперед мощными торсионами, угодили в самый центр шеренги защитников Селласий. Смяв щиты, как тонкие жестянки, они пронеслись дальше. Благодаря меткому попаданию ядра убили сразу несколько воинов, разорвав доспехи и переломав солдатам Леотихида все кости. Ошеломленные спартиаты не сразу, но все же закрыли образовавшуюся брешь другими людьми. Однако новый залп смел еще несколько человек, мгновенно превратив их в мешки с окровавленными костями. На этот раз воплей было больше, а оторванные руки и ноги валялись уже повсюду.

– Ну, – удовлетворенно произнес наварх, глядя на первые результаты стрельбы, – пошло дело. Еще несколько залпов, и защищать этот проход будет уже некому. Вот она, сила нового оружия.

После трех удачных залпов были убиты не меньше двух десятков гоплитов и разрушена часть забора. Вскоре Гисандр стал замечать, что в глубине обороны началось какое-то перемещение. Спартанцы, защищавшие город, начали отовсюду подтягиваться к той улице, на которой продолжалось избиение их боевых товарищей. Но на других участках обороны их оставалось все меньше. Гисандр сразу понял, что сейчас произойдет, и подозвал Архелона.

– Видишь восточный вход? – указал он на едва заметный проем между амбарами на правом фланге.

Архелон присмотрелся и кивнул.

– Как только начнется контратака на баллисты, ты со своими людьми атакуешь именно там. Баллисты сделали свою работу отлично и теперь в этом месте почти никого из защитников не осталось. Тебя никто не сможет остановить.

Получив приказ, Архелон удалился назад. Оттуда с парой сотен воинов он начал движение на правый фланг за спинами основной части выстроенных на холме спартанцев Леонида. Почти тотчас послышались вопли «За Спарту! За Леотихида!» И разъяренные обстрелом воины из Селлассий бросились на периеков, защищавших баллисты. Этот удар был настолько яростным, что они успели перемолоть половину периеков и почти добраться до одной из баллист. Но вовремя высланное подкрепление из полусотни спартиатов остановило атаку. Баллисты остались целыми, правда, пока перестали стрелять из-за всеобщей свалки перед ними.

Пока напротив холма происходила эта мясорубка, двести воинов под командой Архелона обошли город и ударили там, где им приказывал наварх. Расчет Гисандра оказался верен. Гоплиты Архелона, как оточенное острие кинжала вспороли тонкую оборону у восточного входа, на этот раз легко проникнув внутрь. Подавляющий численный перевес сыграл решающую роль. Мгновенно изрубив на куски два десятка воинов, осмелившихся встать у них на пути, гоплиты Архелона проникли внутрь и растеклись по опустевшим улицам Селласий, добивая оставшихся защитников. Основная их часть, почти сотня, заняв центральную улицу, тотчас устремилась по ней в тыл воинам, недавно атаковавшим баллисты. Те из них, кто уцелел после внезапной, но бесплодной контратаки, успели вернуться назад и вновь закупорить проход. Но теперь оказались между молотом и наковальней. Архелон лично умертвил пятерых, а последнему, попавшемуся на пути – всадил клинок в горло, когда тот закричал «За царя Леотихида!». Его крик оборвался, а храбрый спартиат рухнул под ноги Архелону, захлебнувшись собственной кровью.

Переступив через мертвеца, Архелон, собрав своих людей, вышел из захваченного города в сторону холма с баллистами. В то же время периеки атаковали снаружи все остававшиеся в руках защитников входы и выходы из Селласий, быстро овладев ими. Прошло совсем немного времени, пока город перешел под полный контроль солдат Гисандра.

– Ну вот, – с облегчением выдохнул наварх, наблюдая со своего места за тем, как в его сторону направляется Архелон со своими воинами, – а я уже думал, что скоро придется поджечь Селласии. Слишком уж упорно бойцы Леотихида здесь сопротивлялись. Но, к счастью, боги на нашей стороне. Да, Темпей?

И, удовлетворенный исходом затянувшейся битвы, наварх обернулся к своему верному помощнику, который обретался неподалеку.

– Конечно, – поддакнул незадачливый Темпей, который был рад случаю восстановить хорошее расположение хозяина, – быстро управились, и зажигательные горшки не пригодились. Еще даже не стемнело.

– Тебя это не спасет, – усмехнулся Гисандр, – бери людей и отправляйся немедленно за оставшимися горшками в Прасии. Чтобы до рассвета был здесь. А не то я тебе так укорочу ноги, что прокрустово ложе покажется тебе лучшей постелью на свете.

– Слушаюсь, господин Гисандр, – воздохнул Темпей и пошел собирать помощников для доставки горшков.

– Подожди, – вдруг передумал наварх. – Это не всё. Передашь капитанам кораблей, что я велел забрать еще четыре баллисты. Разберешь их и доставишь сюда.

– Но, простите, господин Гисандр, тогда я точно не успею к рассвету… – пробормотал ошарашенный Темпей.

– Можешь задержаться, – смилостивился Гисандр, – но ненадолго. Я буду ждать тебя здесь с обозом.

Осмотрев вместе с Архелоном захваченный город и не найдя там ничего примечательного, наварх решил здесь дольше не задерживаться, несмотря на сгущавшиеся сумерки. Царь велел, одержав победу, немедля двигаться в сторону столицы Лакедемона, где назревала главная битва.

Опросив командиров периекских отрядов, Гисандр убедился в том, что полемарху гоплитов, охранявших Селласий, – окровавленный труп которого он обнаружил на западной оконечности города, – так и не удалось отправить за помощью ни одного гонца.

– Что, не было даже попыток прорыва? – уточнил наварх у одного из периекских командиров, которых он велел собрать вокруг себя, когда осматривал захваченный город. В ожидании ответа Гисандр провел взглядом по изломанной линии скал, казавшихся такими близкими к Селласиям с этой стороны. Из-за наступавших сумерек точное расстояние между крайними постройками и предгорьями особенно трудно было определить.

– Нет, – с уверенностью заявил бородатый крепыш, чье лицо покрывал слой пыли, а левую щеку пересекал свежий шрам с едва запекшейся кровью, – наше оцепление было плотным, несколько рядов, никто бы не проскользнул.

– А когда вы пошли в атаку и рассредоточились по городу, никто не мог прорваться незамеченным сквозь ваши порядки?

– Это было невозможно, – повторил бородач, – даже в это время почти два ряда гоплитов оставались на своих местах, перекрывая все пути из города в сторону гор.

– Хорошо, – кивнул удовлетворенный Гисандр, отпуская периеков.

Про себя же от природы недоверчивый наварх подумал, что здесь вполне мог быть подземный ход. Но быстро отогнал эту мысль. Спартанцы, хоть и слыли хитрыми и порою были вероломными, но мастерами рыть землю, да еще такую каменистую, их точно нельзя было назвать. Не говоря уже о том, что здешние города даже стенами не были защищены. Оставалось поверить очевидному – окружение войсками царя Леонида действительно было плотным и выполнило свою задачу. И в стане другого царя еще никто не догадывался о падении форпоста на краю долины Эврота. Дорогу на Спарту с этой стороны более ничего не защищало.

– Пока не стемнело окончательно, – заявил наварх Архелону, следовавшему за ним словно тень, – надо снять черные повязки с мертвецов и похоронить их тела. А собранные повязки взять с собой, для наших новых воинов, что придут с пополнениями, – мы потратили на них всю материю, что нашли в Прасиях, так что ими не стоит разбрасываться. Но главное – сохранить тайну. Никто не должен узнать о нашем отличительном знаке до начала решающей битвы.

Архелон кивнул.

– Но этим займусь я сам. А сейчас, – приказал, немного подумав Гисандр, – мы вновь разделимся. Ты немедленно, еще до наступления ночи, отправишься с основным войском догонять царя Леонида. Я дам тебе две тысячи периеков и две сотни спартанцев. Найдешь царя на дороге в Спарту и передашь ему, что мы выполнили приказ. Селласии в его власти. Теперь он сможет послать…

Поняв, что едва не рассказал главный секрет о начале восстания своему другу, Гисандр на полуслове прикусил язык. Архелон, конечно, был его давним боевым товарищем и другом, но все же царь доверил этот секрет только ему.

– А ты? – слегка нахмурился Архелон, сообразив, что наварх что-то недоговаривает. Однако Архелон был неглуп и не стал допытываться.

– Я дождусь Темпея, которого отправил в Прасии за горшками и новыми баллистами. Уже днем с остальными воинами и обозом я присоединюсь к вам. Уверен, что баллисты с зажигательными горшками нам еще пригодятся в осаде Спарты.

У Гисандра в подчинении осталось пятьсот спартиатов и почти полторы тысячи периеков. Вполне достаточно, чтобы отразить нападение армии средних размеров.

– Если ты найдешь Леонида раньше и царь что-то захочет приказать мне еще до рассвета, – ты знаешь, где меня найти, – добавил наварх, поразмыслив.

На этом друзья расстались. Гисандр отправился отдавать распоряжения о сборе черных повязок и похоронах сотен погибших. Архелон же выстроил свой отряд на холме. Еще до наступления полной темноты его отряд уже вышагивал по дороге в направлении столицы Лакедемона, блестя наконечниками копий.

Глава двенадцатая

Долина эврота

 Сделать закладку на этом месте книги

С левого, низкого берега Эврота позиции войск армии эфоров, расположившихся на возвышении, выглядели более удачными, чем занятые гоплитами Леонида. Не говоря уже о самой Спарте, раскинувшейся на другом берегу на несколько десятков стадий вверх и вниз по течению. На холмистом берегу Гисандр со своего места мог невооруженным глазом разглядеть скопление каменных домов. Среди них выделялись размерами буквально несколько массивных зданий – усеянные по периметру колоннами вытянутые прямоугольники и квадраты, увенчанные куполами. Все это были общественные здания, которые некогда эфеб и будущий победитель Гимнопедий впервые увидел много лет назад, так внезапно появившись в этом мире. И сейчас, стоя с копьем в руке у ворот своего родного города, первый наварх в истории Лакедемона испытывал смешанные чувства, вновь пытаясь отыскать центр города, которого у Спарты никогда не было. Было лишь его подобие: Хорос, Скиас, многочисленные белые колонны, портики и галереи, причудливым узором расползавшиеся во все стороны от широкой площади.

Основная масса домов, как в любом городе Лаконии, была плоской и едва виднелась над землей. На таких крышах часто паслись козы, не делавшие различий между крышей и соседней лужайкой. Повсюду виднелись рощи.

Приглядевшись, Гисандр увидел круглое здание с колоннами, рядом с Хоросом, сразу опознав в нем храм Зевса и Афродиты Олимпийских по исполинской статуе самого Зевса с зажатой в руке молнией. Где-то там, перед самым входом на стадион, на котором он стал победителем Гимнопедий и прославился на всю Спарту, в самом центре Хороса, скрывались еще три статуи – Аполлона-Пифея, Артемиды и Латоны.

Одной стороной главный город Лаконии примыкал к бурному Эвроту, а другой – упирался в отроги горного хребта под названием Тайгет. Чем ближе к горам, тем выше находились здания. Где-то там, у подножия этих отрогов располагался район, вернее целая деревня, под названием Питаны, в котором издревле обитал род Агиадов. Царь Леотихид со своей семьей жил ближе к Эвроту, в Лимнах. Обширном районе, через который проходила мощеная дорога к единственному мосту через бурные воды реки.

Если идти по ней со стороны Спарты, то, миновав узкий бревенчатый мост, по которому могла проехать лишь одна повозка или пройти рядом три гоплита в полном вооружении, можно было оказаться на другом берегу. Здесь дорога продолжалась и, проходя через поле и рощу, терялась на равнине, а спустя несколько дней, если двигаться неторопливо, вновь приводила в горы, но уже к отрогам другого хребта под названием Парнон. Именно там и стояли Селласии. Единственный мост, по которому с этого берега можно было беспрепятственно пройти в главный город спартанцев, был, к удивлению наварха, цел и невредим.

– Отчего Леотихид не разрушил его? – вслух удивился Гисандр.

Стоя рядом с царем на небольшом холме, едва возвышавшемся над болотистой равниной, он рассматривал подступы к столице.

– Хочет показать всем и прежде всего своим солдатам, что не боится меня, – спокойно ответил царь, – однако он не так глуп. Я уверен, что мост уже подпилен и рухнет сразу же, едва на нем окажется больше десяти человек одновременно.

– Но ведь тогда и его солдаты утонут в реке, если вздумают отступить в город, – предположил Гисандр и тут же осознал глупость своих слов – спартанцы из армии эфоров не могли отступить. Они должны были победить солдат Леонида или умереть, все до одного. И подпиленный мост – а Гисандр уже не сомневался, что он действительно подпилен – только усиливал этот однозначный вывод.

– Как же тогда мы войдем в город? – все же озадачился наварх. Глядя на бурное течение, с глухим шумом ворочавшее камни на дне Эврота, он уже не впервые за последние дни с тоскою вспоминал свои корабли. Часть из них оставалась в Прасиях, а другая часть ушла со вновь завербованными периеками в Кифанту, на усиление гарнизона Эгора. Его друг готовился к возможному отражению атаки враждебного Заркса, который все же переметнулся на сторону Леотихида. В Эпидавр-Лимерах все еще шла внутренняя борьба, и пока сохранялся шаткий нейтралитет.

Впрочем, царь, занятый наблюдениями, не удостоил наварха ответом. Похоже, перспектива потери единственного на всю округу моста его не слишком беспокоила. Вместо этого он с живейшим интересом рассматривал огромную фалангу из нескольких тысяч гоплитов, блестевшую в лучах утреннего солнца щитами. Эта фаланга составляла цвет армии эфоров, их последнюю надежду разгромить его по-спартански, в открытом бою. Единственная дорога в город, что привела мятежного царя сюда, упиралась сейчас в эту армию, пропадала под сандалиями ее гоплитов, и вновь становилась видимой уже лишь на мосту.

«Если верить словам царя, – припомнил наварх, пытаясь определить, сколько солдат стоит между ними и Спартой, – то Леотихид собрал здесь около пяти тысяч спартанцев и еще столько же периеков. Мощный кулак. На первый взгляд здесь выстроилось тысяч шесть, может семь воинов. Не больше. Уверен, основная часть из них – настоящие спартанцы. Значит, в городе осталось еще две или три тысячи воинов. За Леонида сейчас те же пять тысяч спартанских гоплитов, но периеков у нас значительно больше, почти вдвое. Потери с обеих сторон не считаем. А у нас еще флот и баллисты. Нелегко будет, но шансы есть».

– Как думаешь, Гисандр, достанут твои баллисты до другого берега? – словно услышав его мысли, поинтересовался царь, разглядывая воинов врага, которые открыто перемещались небольшими группами по другому берегу реки. Столица Лаконии с двух сторон была защищена полноводной рекой и горами, с которых по двум оставшимся сторонам стекало еще две бурные реки размером чуть поменьше Эврота. Такое расположение города было выбрано не случайно. Если разрушить мост – обойти ее или даже зайти с флангов было почти невозможно. Сначала требовалось преодолеть воды священного и довольно глубокого в этих местах Эврота, ставшего естественным рубежом обороны в отсутствие крепостных стен, а затем одной из двух рек помельче, но тоже бурных. А лишних мостов здесь явно не любили строить.

Впрочем, по изначальному замыслу мятежного царя, неожиданный удар в спину войсками эфоров должен был нанести Эвривиад, которому полагалось начать этот мятеж в Амиклах, располагавшихся на том же берегу неподалеку от столицы. Одновременно пожар восстания должен был вспыхнуть и в самой Спарте, где тот же Эвривиад намеревался захватить в плен оставшихся эфоров и даже самого Леотихида, ускорив быстрый конец гражданской войны.

Но, судя по хмурому лицу царя Леонида, который на этот раз не посвятил своего первого наварха в детали, все прошло не так гладко, как задумывалось. Леотихид пока оставался на свободе, командовал своими войсками и собирался оборонять Спарту, которая была в его полной власти. И, подстрекаемый оставшимися эфорами, хотел дать Леониду главное сражение, которое должно было окончательно определить, какой порядок закрепится в стране, новый или старый, и кто будет править в Лакедемоне дальше.

Битва шла уже третий день. Точнее, это была череда яростных стычек. Они начались еще далеко на подступах, между Селласиями и Спартой, когда на шествовавших походным маршем солдат Леонида из засады у леса внезапно напали передовые отряды армии эфоров. В первом сражении, жестоком, но коротком, армии царей обменялись лишь несколькими сотнями убитых. Это было предупреждение и разведка боем для эфоров. В тот день Гисандр со своим обозом из баллист подоспел уже к самому концу сражения и участия в нем не принимал.

Можно сказать, что гоплиты Леонида одержали верх, поскольку продолжили движение к столице. До нее оставалось не больше двух дней пути. Но общее продвижение вдруг замедлилось. Они встали лагерем и простояли целый день на месте, подвергаясь опасности быть атакованными на равнине. Гисандр недоумевал, но не рискнул расспрашивать царя о его замыслах. Леонид, до этого дня так рвавшийся к столице, теперь сам не торопил события, словно выжидая чего-то.

Конечно, нападения можно было ждать в любое мгновение, но Гисандр готов был поклясться, что не это их останавли


убрать рекламу


вало. Леонид не боялся драки, он наверняка ждал вестей от Никодемоса – своего помощника и второго наварха флота, еще семь дней назад отправленного вместо Гисандра в обход протяженного побережья Лакедемона и медленно, но верно приближавшегося к самой столице. Узнав о том, что царь скрыл даже от него столь раннюю отправку флота, первый наварх Спарты некоторое время пребывал в недоумении, хотя и знал, что не ему руководить этой операцией. Выходило, что уже во время штурма Селласий флот тайно отчалил из бухты Тироса, захваченного царем, и уже давно находился в море. Такое недоверие покоробило Гисандра, но затем он решил, что царь на все имел свои причины, и не ему судить того, кто определяет большую политику. Его дело лишь служить тому, чью сторону он выбрал сердцем. А служить Леотихиду и эфорам, хранителям отживших традиций, Гисандр не желал.

Последние вести от Никодемоса приходили три дня назад, когда секретный флот из десяти триер миновал Асопос, приблизился к дельте реки Эврот и высадил там гонца, которому удалось затем пробраться в лагерь и разыскать царя у самой Спарты.

Согласно сведениями трехдневной давности, часть флота сошла на берег и вознамерилась атаковать Гелос, расположенный у самой дельты, чтобы связать своими действиями его гарнизон, верный эфорам, и тем самым лишить его возможности помочь осажденной Спарте. Другие корабли, как и задумывалось, двинулись вверх по реке. Но пока что ни один из них не приблизился к столице. Леонид, как стратег, отлично понимал, что в дело могли вмешаться разные силы, и велика была вероятность решить вопрос с генеральным сражением без флота. Это, судя по всему, и беспокоило царя, который втайне все же ждал прибытия флота и рассчитывал на внезапное появление кораблей в тылу противника еще до генерального сражения. Впрочем, Леонид всегда говорил, что этот морской поход – лишь демонстрация силы. И был готов захватить столицу Лаконии только сухопутным войском, тем более что перевес в численности периеков был на его стороне.

Вторая схватка состоялась через день на подступах к столице, буквально в одном дне пути, возле кипарисовой рощи, между передовыми частями Леонида и армии эфоров. И тоже носила, к удивлению Гисандра, осторожный характер. Оба спартанских войска явно дрались не в полную силу, словно оттягивали развязку или чего-то ждали, что было совсем не похоже на обычную тактику свирепых воинов Лакедемона. Царь Леонид тянул время, это было ясно. Но вот почему Леотихид не предпринимал отчаянных попыток отбросить своего врага, стоявшего уже буквально возле самых стен столицы, Гисандру было непонятно.

«Вряд ли он испугался поражения. Леотихид не таков. Жребий давно брошен. На карту поставлено все. Может быть, он тоже ожидает подкрепления? Или задумал какую-то стратегическую комбинацию? – пришла неожиданная мысль в голову наварха, отдыхавшего в своем шатре после второго сражения, в котором он лично отправил на встречу с богами не меньше двух десятков гоплитов. – А если вдруг Леотихид тайно вступил в союз с внешними врагами Спарты и сюда идет еще одно войско?»

Эта мысль так поразила наварха, что он рискнул поделиться ею с царем тем же вечером.

– Мне неизвестны тайные мысли эфоров и Леотихида, – лишь покачал головой в ответ на эти высказывания Леонид, когда они вкушали остатки жертвенного быка у костра, – и никаких войск в ближайших окрестностях Спарты, по моим сведениям, пока нет, кроме наших. Но если ты прав, Гисандр, и царь Леотихид вступил в сговор с врагами, предав Спарту, то горе ему. Впрочем, кто бы ни рискнул помочь эфорам, их дни сочтены. Завтра на рассвете мы проведем генеральное сражение и окончательно решим, кто будет править этой страной.

– Позволь спросить, мой царь, – Гисандр осмелился, наконец, задать давно мучивший его вопрос. – Мы уже у ворот Спарты. Что слышно от Эвривиада? Я ожидал увидеть его уже давно.

Во взгляде Леонида, до сих пор расслабленно пившего вино, сверкнули молнии. Видимо, вопрос наварха не доставил ему удовольствия. Но царь, допив вино, все же нехотя вымолвил:

– От нашего друга уже два дня нет вестей.

– Он ведь должен был поднять восстание в Амиклах и Спарте, – продолжал Гисандр, решивший пойти до конца, – пленить эфоров и встретить нас в столице.

– Эвривиад поднял восстание в Амиклах и двинулся на Спарту, но его предали, – сообщил, наконец, царь, – на подступах произошло сражение, к которому Леотихид был готов. Эвривиад не пробился в столицу, большинство его людей погибло, а он с остатками закрепился в Амиклах. С тех пор от него нет вестей.

– А как же… – наварх хотел продолжить свои расспросы о судьбе царицы Горго, остававшейся в Спарте, но встретившись с тяжелым взглядом Леонида, не стал этого делать. О судьбе Горго ему знать не полагалось. Во всяком случае, до тех пор, пока царь сам не решит его посвятить в свои семейные дела.

– Позволь мне покинуть тебя, – произнес Гисандр, вставая, – завтра на рассвете битва, а мне нужно еще проверить позиции для баллист.

Леонид, отлично знавший, что все позиции уже были давно подготовлены, баллисты расставлены и надежно замаскированы от случайных взглядов противника, кивнул. На сей раз он оценил скромность наварха, которому было поручено командовать в предстоящем сражении левым флангом.

– Иди, – напутствовал его царь. – Я принес жертвы Аполлону, и он их принял. Завтрашний день будет для нас решающим.


Когда первые лучи солнца осветили верхушки кипарисов, Гисандр и Леонид уже стояли на небольшом холме, едва возвышавшемся над болотистой равниной, с которого можно было рассмотреть подступы к столице. Армия Леонида выстроилась в низине между неглубоким болотом, что примыкало к левому флангу, и холмами, начинавшимися невдалеке за дорогой. В них упирался правый фланг, которым командовал сам царь.

После вчерашнего осмотра местности для предстоящей битвы было решено поставить баллисты числом восемь штук – Темпей успел справиться со своей задачей и доставил их вовремя – на левом фланге. Этот фланг всегда был слабее правого, согласно обычному построению спартанцев. Но сейчас Леонид пошел на хитрость. Он спрятал баллисты за спинами гоплитов, которые до поры должны были укрывать их от взглядов противника. А в нужный момент расступиться, предоставив артиллеристам возможность бить прямой наводкой. Поскольку других сведений не было, царь считал, что Леотихиду неизвестно о том, что он захватил с собой в поход новое оружие, запрещенное некогда эфорами. И надеялся на внезапность его применения в главном сражении.

Командовать левым флангом было поручено Гисандру, как опытному полководцу и артиллеристу, доказавшему еще у Фермопил силу нового оружия. Сам царь командовал центром и правым флангом – с которыми намеревался нанести главный удар по фаланге Леотихида. Как они попадут в случае победы на другой берег, если рухнет мост, Леонид так и не объяснил. Оставалось надеяться, что у него все же был какой-то план. Впрочем, сначала следовало выиграть сражение, что представлялось не таким простым делом, поскольку на пути стояла почти вся армия эфров. Последняя армия. И отступать ей было некуда.

Часть воинов, около двух тысяч спартанцев и три тысячи периеков, царь оставил в резерве, спрятав их в дальней кипарисовой роще. Оставаясь там, они одновременно прикрывали тыл и готовы были подойти на помощь в случае прорыва на любом из флангов.

«Интересно, кто будет командовать армией эфоров? – подумал Гисандр, уже собираясь покинуть наблюдательный пункт и отправиться к баллистам на левый фланг. – Сам Леотихид или кто-то из его полемархов?»

В этот момент по фаланге противника прокатилась волна приветственных криков. И перед строем появился высокий худощавый воин с бородой и длинными волосами. Он вскинул вверх свое копье, и гоплиты тотчас повторили его жест.

– Леотихид, – пробормотал наварх, сразу узнав второго властителя Спарты из рода Еврипонтидов. Гисандр быстро бросил короткий взгляд на своего царя, словно пытаясь проверить, узнал тот воина или нет. Но Леонид уже не отрывал взгляда от смертельного врага, впившись в него взглядом.

Повернувшись спиной к Леониду и его воинам, Леотихид что-то прокричал своим гоплитам, начав их раззадоривать перед сражением.

«Самое время и нашему царю выступить, – пронеслось в мозгу наварха, – а то обскачет нас Леотихид, да еще гляди, первым в атаку пойдет. Кто их разберет, этих Еврипонтидов».

– Гисандр, – приказал царь Леонид, сжав копье, – отправляйся на свой фланг. Мы начинаем битву.

И начал быстро спускаться вниз с холма. Наварх последовал его примеру, – развернувшись позади выстроенных в центре фаланги гоплитов с черными повязками на руке, Гисандр быстрым шагом направился на левый фланг. Точно такая же повязка виднелась и на его руке. Наварх еще не успел дойти до места, как загремели слова царя Леонида, которые дувший с берегов Эврота ветер разносил над равниной.

– Братья! – возвестил царь, который расхаживал с копьем в руке и потрясал им, словно Зевс-громовержец молнией, перед своими солдатами. – Мы с вами – община равных! Но долгие годы нас душила власть эфоров. И сегодня мы здесь, чтобы наконец свергнуть их и вдохнуть полной грудью!

Вскинув копье, воины испустили ответный боевой клич. Гисандр, достигший расположения баллист, вдруг заметил, что фаланга армии эфоров сдвинулась со своего места и, сомкнув щиты, уже вышагивала вниз с холма по направлению к войскам противника. Вот-вот она могла перейти на легкий бег. Расстояние между фалангами противников стремительно сокращалось.

Но Леонид, даже не смотревший на то, что происходит в строю врагов, еще не закончил. Он сделал несколько шагов вдоль первой шеренги гоплитов, вглядываясь в их лица. Казалось, он мог назвать каждого солдата, что пришел с ним в Спарту, по имени.

– Царь Леотихид хочет сохранить этот дряхлый мир и старые законы, – обернулся он, наконец, указав на фалангу врагов, в которой заметил какое-то движение, и прокричал: – Но сегодня этот мир умрет вместе с ним! А мы будем строить новый! Лучший мир, без эфоров и оков! Для нас и наших детей! Чтобы Спарта стала самой великой страной во всей Греции!

Он задержал дыхание на мгновение и выкрикнул:

– Вы готовы пойти со мной на смерть ради этого мира?

– Да!!! – фаланга вздрогнула в едином порыве, вскинув копья. Крики заглушили ненадолго голос царя, который вдруг шагнул к одному из воинов.

– Хезиод, – вперил он свой взгляд в широкоплечего гоплита, лицо которого было покрыто шрамами, – я знаю тебя много лет как храбреца. Ты готов сейчас умереть со мной?

– Да, мой царь! – воскликнул Хезиод, едва не заплакав от счастья.

– А ты, Юклид? – вопросил он другого воина.

– Я почту за честь сражаться и умереть за тебя! – был ответ.

– А ты, Аминтас?

– Я ждал этого дня, мой царь, всю жизнь, – ответил бородатый крепыш, – и боги услышали меня!

Царь быстро отступил на несколько шагов назад, вскинул руку с копьем вверх и вновь прокричал:

– Так идите за мной, бейтесь со мной и умрите со мной во славу новой Спарты!

Он поднял повыше щит и, развернувшись, побежал навстречу воинам Леотихида, до которых оставалось не более стадии. Тысячи воинов в едином порыве устремились за своим царем, с места переходя на легкий бег. Ощетинившись копьями, две лавины гоплитов, одетых в одинаковые красные одежды, неслись навстречу друг другу по всему фронту, поднимая пыль своими сандалиями.

Глава тринадцатая

Битва за спарту

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ну, вот и дождались последней битвы, – выдохнул Гисандр, которому полагалось стоять на месте со своим левым флангом, дожидаясь подходящего момента для того, чтобы пустить в ход баллисты. – Темпей, заряжай!

Пока Темпей раздавал каменные ядра артиллеристам, сам наварх неотрывно следил за сближением двух лавин гоплитов, лишний раз убедившись,что черная повязка на рукаве поможет избежать случайных потерь среди своих. А потерь и так предполагалось немало.

После общей сшибки в драке могли случиться разные повороты. Например, неожиданная атака Леотихида на его левый фланг с целью прорваться в тыл и совершить окружение. Именно в этом случае разработанная вместе с царем тактика боя предполагала впервые пустить в ход баллисты. Самому ходить в атаку, без приказа царя, Гисандру на этот раз запрещалось. И наварх нехотя подчинился. Стратегом в этом бою был все-таки царь, а не он сам.

Второй вариант использования баллист предполагался в конце битвы в случае победы. Если потребуется превратить в кровавое месиво оставшиеся отряды врага, не пожелавшие ни сдаться, ни умереть от копья, по-прежнему перекрывавшие движение Леонида к Спарте.

Строго говоря, левый фланг был самым слабым. Он состоял всего лишь из трех рядов гоплитов и прикрывавшего их аркадского лоха – отряда скриритов с легким вооружением. По сути, сейчас все эти воины сами служили лишь прикрытием для главной ударной силы «слабого» левого фланга, которая пока оставалась в тайне, – для баллист. Но ни царь, ни тем более Гисандр не обмолвились об этом. Все эти гоплиты считали, что их цель в жизни – погибнуть в бою с копьем в руке за Спарту. И про баллисты никто из них сейчас даже не вспоминал. Все горели желанием ринуться в бой. Как, впрочем, и сам наварх, привыкший работать мечом не реже, чем думать головой. Но сейчас он тоже был вынужден оставаться на месте и следить за развитием событий. А посмотреть было на что.

За мгновение, перед тем как с грохотом щитов и треском ломаемых копий сомкнулись два ряда гоплитов в красных плащах, наварх успел увидеть, как сошлись в смертельном поединке два предводителя, два царя. Высокий худощавый Леотихид и коренастый, чуть ниже ростом, но шире в плечах – Леонид. Они едва успели обменяться ударами копий, как тут же оба исчезли в облаке пыли, окутавшем место сражения.

Это столкнулись тысячи лучших воинов вокруг них в яростном желании выяснить, кто же из них готов быстрее умереть за родную Спарту. Только каждый видел для нее свое будущее.

«Пусть боги хранят нашего Леонида, – подумал Гисандр, глядя, как облако пыли быстро заслонило берега Эврота, – только бы не погиб он в этой мясорубке. А то без него весь поход потеряет смысл».

Вспомнился отчего-то вдруг еще не родившийся Александр Македонский, который одним из последних полководцев – вот так же сам водил войска в бой, рискуя своей жизнью ради воинской славы. И плевать ему было, что станется с его империей после его смерти. Кураж был важнее. После него полководцы изменились. Стали больше ценить свою жизнь, часто избегая личного участия в бою. Чего одни татарские ханы стоили, взиравшие на сражение из шатра на высоком холме.

«А вдруг Леотихид победит нашего царя и убьет его? – холодок сомнения на мгновение вновь заполз в душу наварха, поколебав его уверенность в себе. Но вскоре исчез, изгнанный светлой яростью воина. – Нет, боги не допустят. Мы же хотим, чтобы Спарта стала самой могущественной в Греции, значит, боги за нас».

Рука вновь была тверда, а глаз остр. И этот глаз увидел, как началась великая битва. Тысячи лучших воинов Спарты кололи и рубили сейчас друг друга по всему фронту. Треск ломаемых копий доносился даже сюда, на левый фланг армии, что стоял недвижимо в нескольких стадиях за спинами сражавшихся. Присмотревшись, Гисандр смог увидеть со своего места, что и левый фланг армии эфоров оставался на своем месте. Это было легко заметить, ведь он стоял на холме. Холмистый берег реки находился чуть выше уровня поля, на котором происходило сражение. А дорога, что вела к мосту, сейчас оказалась в самом центре этой жестокой драки.

Левый фланг Леотихида служил ему также резервом, ведь позади армии была река, и спрятать другой резерв было попросту негде. Разве что перебросить по мосту в случае необходимости. Но если догадка царя Леонида была верна, это было невозможно. И пути назад армии эфоров были отрезаны заранее. Значит, Леотихиду приходилось сразу показать противнику все свои силы, включая резерв. В этом случае кипарисовая роща за спиной воинов Леонида была преимуществом, хотя они и находились в низине.

Так прошло довольно долгое время. Приближался полдень. Гисандр даже заскучал, но ярость схватки не утихала. Поначалу атака воинов Леонида заставила попятиться и даже прогнуться фалангу Леотихида под натиском в самом центре. Так, что почти удалось прорвать ее. Гисандр уже предвкушал, как гоплиты мятежного царя – который, как он надеялся, был еще жив – вскоре окажутся на берегу и сбросят в Эврот своих противников. Но этот же маневр ослабил давление на флангах и позволил, в свою очередь, мощному правому флангу армии эфоров усилить удар. Приверженцы эфората вскоре потеснили гоплитов Леонида к центру и едва не замкнули окружение, неожиданно показав Гисандру свои спины.

Вместо прорыва Леонид мог оказаться в окружении. Такого плана в стратегии главного сражения не было, и момент наступил решающий. Если не вмешаться, то неизвестно, как пойдет битва дальше и чем закончится. Гисандру пришлось принимать решение самостоятельно.

– А ну, расступись, – приказал он своим гоплитам, решившись.

И те, уже не раз повторявшие эти странные движения перед машинами, изрыгавшими камни и огонь на большие расстояния, сделали все безукоризненно. Легковооруженных скиритов вообще как ветром сдуло. Вскоре перед восемью баллистами образовались широкие проходы, сквозь которые можно было вести прицельный огонь.

– Внимание, – предупредил наварх расчеты баллист, проходя быстрым шагом мимо каждой из них, – вы должны остановить атаку гоплитов Леотихида. Цельтесь только в тех, у кого нет черных повязок. Открыть стрельбу по готовности и прекратить, как только заметите своих.

На этом он закончил отдавать приказания, перепоручив исход стрельбы в руки богов и артиллеристов. Ситуация на поле менялась с каждым мгновением, и можно было вообще упустить момент для применения баллист.

Но сейчас он еще оставался. Артиллеристы Леонида, происходившие из морпехов, получили возможность бить врагов прямо в спину. Увлеченные атакой гоплиты армии эфоров, уже предвкушавшие скорое окружение и пленение самого Леонида, не подозревали о грозящей опасности, ведь до позиций левого фланга было не меньше стадии. А зря.

Первые же ядра угодили точно в цель. Ударив в спину одного из воинов на глазах Гисандра, каменный гостинец размозжил гоплиту позвоночник, уже мертвого отбросил вперед на своих товарищей и снес с места еще троих, переломав им кости. Точно такие же просеки прорубили остальные ядра, превратив в мешки с костями десятки солдат Леотихида.

– Заряжай! – рявкнул обрадованный первыми результатами стрельбы наварх. – Огонь!

Торсионы раскрутились и выбросили свои снаряды в сторону моря из красных плащей, в котором не было видно черных повязок. Еще восемь ядер ударило по тылам правого атакующего крыла армии эфоров, ломая ноги, руки и даже отрывая головы. Гисандр сам увидел, как каменный шар обезглавил воина, оторвав голову в шлеме с красным гребнем от плеч. Гоплит без головы в пылу атаки сделал еще пару шагов, затем опустил руки, выронил щит с копьем и рухнул под ноги сражавшихся. Дикие стоны и крики попавших под обстрел вскоре заглушили даже вопли тех, кто умирал рядом от ударов копья или меча.

Третий залп окончательно остановил атаку, сметя целый ряд гоплитов эфората. Натиск ослаб, и воины Леонида быстро отбросили оставшихся врагов от центра своих порядков. Но тот же самый залп заставил командиров атакующих гоплитов противника обратить внимание на невиданный ранее источник опасности. Гисандр знал, что этот момент когда-нибудь настанет. Он слабо надеялся, что баллисты сочтут оружием богов и побоятся атаковать, особенно те, кто их никогда не видел. Не сочли. Напротив, позабыв про окружение мятежного царя, оставшиеся в живых гоплиты Леотихида бесстрашно рванулись к позициям артиллеристов, глядя в лицо своей смерти.

– Храбрые ребята, – сплюнул Гисандр, вновь принимая командование на себя. – Заряжай! Один залп мы еще успеем дать.

Пока прислуга в спешке натягивала торсионы, он жестом подозвал к себе Этолкла и Брианта.

– Заряжай гастрафеты, – приказал он Этоклу, – выстраивай своих за баллистами, шестерых на правом краю, остальных на левом. Как только поймете, что сможете достать, открывайте стрельбу. Пока не сомкнем ряды, коси, кого сможешь!

Верные слуги кивнули одновременно и, вытащив из заплечных мешков гастрафеты, отправились выполнять приказание. Тем временем баллисты успели зарядить.

– Залп! – махнул рукой наварх, видя, как быстро сокращается расстояние между позицией и рвущимися к ней гоплитами Леотихида. А их было много, гораздо больше, чем защитников, и они были в ярости.

Ядра со свистом сорвались со своих мест и роем улетели навстречу бегущим воинам. Места попаданий в ряды гоплитов было легко различить. Воинов, даже прикрывавшихся щитами, просто сметало, проделывая в строю настоящие просеки, как в лесу. Несколько штук ушло в перелет и обрушилось на задние ряды атаковавших, которые перемещались слишком быстро. Не замечавшие ядер на подлете гоплиты умирали на ходу: кому-то размозжило голову, кому-то оторвало руку, кому-то просто смяло всю грудь. Брызги крови при этом летели во все стороны, и доспехи не спасали от секретного оружия Леонида. До позиций добежала едва ли половина тех, кто вознамерился их атаковать.

Еще на подходе их встретила волна стрел – заработали мощные гастрафеты, от попадания которых доспехи также помогали слабо. Этокл и Бриант с помощниками успели сделать пару залпов и скосить по меньшей мере два десятка солдат. Но и гастрафеты нужно было перезаряжать какое-то время. А его уже не осталось.

– Прекратить огонь! Гоплиты, сомкнуть ряды! – приказал наварх, выхватывая клинок. – За новую Спарту! За царя Леонида!

Гоплиты едва успели выстроить заграждение в три ряда из собственных тел перед баллистами, сомкнуть щиты и выставить копья, как на них обрушилась вся ярость атакующих. Теперь преимущества дальнего боя уже не было и оставалось надеяться только на свою силу и ловкость в ближнем бою. Но спартанцы для этого и рождались.

Воины охранения сопротивлялись отчаянно, принимая удары копий и мечей на свои щиты. Отвечали отточенными ударами копий, разя противника. И почти остановили атаку врага. Но, несмотря на значительный урон, нанесенный баллистами и гастрафетами, нападавших было еще слишком много. И они жаждали уничтожить тех, кто их так методично расстреливал, превращая в окровавленные мешки с костями.

«Артиллеристы» были обречены, если бы они прорвались. Сами баллисты в этом случае было уже не спасти. Гисандр лихорадочно размышлял, не стоит ли тогда спасти хотя бы прислугу орудий, позволив или даже приказав ей бежать. Ведь готовые баллисты можно снять потом с кораблей или новые построить, а прислугу придется обучать долго. Но решил, что это будет не по-спартански. Умирать, так всем вместе. Тем более что вся прислуга баллист происходила из морпехов, а кое-кто даже из бывших пиратов. Эти ребята умели за себя постоять и с клинком в руке. Что они и собрались сейчас сделать, выстроившись за своими орудиями вместе с гастрафетчиками.

Вскоре, на глазах Гисандра, оборона левого фланга была прорвана в самом центре. Несколько гоплитов Леотихида, уже изрядно потрепанных, но еще полных сил и ярости, выскочили прямо на наварха и сразу устремились к баллистам. Гисандр встал у них на пути. Первый тут же набросился на него с копьем, но промахнулся и получил в ответ точный удар в горло, – излюбленный прием Гисандра. Выронив копье, гоплит сделал еще несколько шагов вперед, протянул руку и рухнул на баллисту, измазав ее деревянную балку своей кровью.

– Только так ты и сможешь до нее дотронуться, – усмехнулся наварх, проводив его взглядом, но сразу обернулся, поджидая второго. – Ну, кто следующий хочет увидеть оружие богов?

Сразу двое гоплитов со щитами и мечами рванулись в его сторону, но один вдруг вздрогнул, схватившись за шею, и, нелепо выгнув руки, рухнул в пыль. Из его шеи торчала стрела гастрафета.

– Благодарю, Этокл! – успел крикнуть наварх, заметив, кто стрелял. – А с этим я и сам быстро управлюсь.

Но противник оказался не так прост. Он мастерски владел мечом и заставил наварха попрыгать вокруг баллисты и прятаться за ней, несколько раз оцарапав доспехи на боку. В пылу схватки гоплит отогнал наварха глубоко в тыл, за позиции баллист, полный решимости убить его во что бы то ни стало. При этом ярость ослепила воина, и он совершенно не замечал, что вокруг него уже находились только люди с черными повязками на руках. Его уже несколько раз мог убить любой из солдат Леонида, но наварх делал знак, чтобы тот не вмешивался, и решил закончить дело сам. Наконец они так отдалились от баллист, постоянно скрещивая клинки, что оказались на краю кипарисовой рощи вдвоем. Только здесь гоплит Леотихида вдруг заметил, что рядом нет никого из его боевых товарищей.

– Ты немного увлекся, – усмехнулся запыхавшийся наварх, – но мне все равно, я убью тебя здесь, если хочешь. В тени кипариса.

– Что же ты не сделал этого раньше, если мог? – не остался в долгу гоплит, останавливаясь и переводя дух. Он поправил шлем, вытер запыленное лицо ладонью, сплюнул и вдруг отбросил в сторону измочаленный щит.

– Ты хорошо владеешь мечом, – отдал должное Гисандр, тоже отбросив свой щит, – но я владею лучше. Поэтому уравняем шансы.

– Ты всего лишь самонадеянный глупец, – усмехнулся гоплит, – а я лучший боец в своей море. И убил бы тебя, будь ты даже со щитом.

– Значит, мы оба неплохие бойцы, – кивнул наварх, – осталось узнать, кто из нас действительно лучший. Скажи перед смертью, как твое имя?

– Что же, ты должен узнать, кто отправит тебя на встречу с богами, поэтому я скажу. Мое имя Аристодемос, я один из личных телохранителей царя Леотихида.

– В самом деле? Что же ты делаешь здесь, Аристодемос, когда твоему царю нужна защита? – усмехнулся Гисандр, поигрывая мечом. – Ведь без тебя он может проиграть битву. Он слишком слабый.

– Мой царь лучший боец во всей Греции, – огрызнулся гоплит, делая шаг вперед, – и сейчас он убивает твоего царя.

– А вот это вряд ли, – почти рассмеялся в лицо сопернику Гисандр, – моего царя любят боги. Сам Аполлон стоит за его спиной. А за твоим царем стоят лишь жалкие эфоры. Очень скоро мы возьмем Спарту и казним их всех. Я думаю, что твой царь уже мертв или скоро станет таким. И это, поверь, лучшая участь для него, – не пережить сегодняшний день. Иначе он умрет позорной смертью. А для спартанца, согласись, это худшая из смертей.

– Назови свое имя! – проревел Аристодемос, вновь впадая в ярость. Глаза его налились кровью, как у быка.

Гисандр, который именно этого и добивался, тем временем бросил взгляд поверх плеча гоплита на позиции с баллистами. Бой там явно подходил к концу, но кто победил, отсюда было не видно. Драка еще шла жестокая. Гисандру даже показалось, что к ним на помощь спешат воины Леонида из центра фаланги. Там наметилось какое-то движение.

– Ты тоже имеешь право узнать имя того, кто отправит тебя на встречу с богами, – ответил он, немного помедлив. – Меня зовут Гисандр. И хотя я когда-то выиграл Гимнопедии, я уже порядком устал бегать. Пора нам с тобой заканчивать. Меня ждут и другие дела.

– Гисандр? – вдруг задержал на мгновение движение своей руки с мечом гоплит. – Я слышал о тебе. Деметрий как-то рассказывал на сесситиях, как вспорол тебе бок, когда еще был эфебом и старшим агелы. И что ты скулил, как жалкий илот. Ты же ведь тогда отказался убивать илотов? Тогда ты сам – жалкий слизняк, недостойный называться спартанцем.

На этот раз Гисандр был задет за живое.

– Так ты друг Деметрия, – проговорил он с плохо скрываемым раздражением, мгновенно припоминая все, что случилось тогда, когда он впервые появился в этом мире, – значит, у тебя еще больше причин умереть. Ведь Деметрий не достоин даже того, чтобы сидеть с ним рядом на сесситиях.

Гисандром вдруг овладело ледяное спокойствие и желание побыстрее заткнуть этот фонтан красноречия, так некстати пробившийся наружу. Поэтому наварх умолк и, сделав пару шагов навстречу, нанес противнику хлесткий удар в область головы. Аристодемос легко отразил этот выпад и сам бросился в атаку, яростно нанося колющие и рубящие удары. Он действительно был неплохим бойцом, но уже сильно устал.

Спровоцировав противника, Гисандр вновь перешел в оборону и стал пятиться в сторону кипариса, уклоняясь от части ударов, а другие отбивая. С каждым новым выпадом удары Аристодемоса становились все более размашистыми и неточными. Наконец, уже у самого дерева наварх резко присел, пропуская хлесткий удар с плеча над головой, и, опершись спиной о дерево, выставил клинок вперед. Аристодемос же споткнулся о корень, подался вперед и напоролся на острие меча, которое вышло у него из спины. Гоплит навалился всем телом на наварха, так что его лицо оказалось напротив лица Гисандра. Они были так близко, что наварх, глядя в глаза, смог уловить мгновение, когда мойры оборвали нить жизни Аристодемоса. С трудом оттолкнув от себя обмякшее мертвое тело, наварх поднялся и, отдышавшись, огляделся по сторонам.

Никто не бежал на помощь левому флагу из кипарисовой рощи. Значит, прорыв не был глубоким, а разгром позиции полным. Подняв глаза к солнцу, наварх заметил, что оно уже начинало клониться к вечеру, а битва все еще продолжалась.

– До захода солнца мы будем в Спарте! – пообещал он самому себе и, сжав покрепче клинок, побежал в сторону баллист. Поравнявшись с местом, где он обменивался любезностями с Аристодемосом, наварх вновь подхватил свой щит. Тот еще мог пригодиться.

Когда до баллист оставалось не больше тридцати шагов, наварх заметил, что часть из них перевернута и почти разрублена на куски, а земля вокруг усыпа


убрать рекламу


на мертвыми телами гоплитов с черными повязками. Ярость солдат Леотихида нашла выход. Впрочем, их потери были гораздо больше. Судя по холмам из мертвецов, заваливших все подступы к позиции баллист, они здесь потеряли почти весь правый фланг. Точнее, то, что от него осталось после столкновения с центром фаланги Леонида и обстрела из метательных орудий наварха.

Бой уже прекратился. Выжившие гоплиты Леонида, а их было не больше сотни, бродили между баллистами и добивали раненых солдат врага, а своим пытались оказать помощь. Гисандр, в пылу боя оставивший ненадолго свои позиции, с ужасом подумал, что совершенно забыл о судьбе Темпея и не успел отправить его в тыл во время атаки. Если алхимик-врачеватель убит, то будущее военного производства новой Спарты под угрозой.

Приблизившись, он разглядел группу воинов с гастрафетами у перевернутой баллисты, среди них узнал Этокла.

– Ты жив? – радостно воскликнул наварх.

– Да, господин Гисандр, – устало кивнул тот, указывая на стоявших рядом. – Хвала богам, нам с Бриантом опять удалось выжить. Мы даже не ранены.

– А что сталось с Темпеем? Ты не знаешь, где он?

– Ему немного досталось, – начал Этокл.

– Не тяни, он жив?

Этокл обошел баллисту и указал на прислонившегося к ней с другой стороны человека. Тот сидел, держась за окровавленную голову.

– Ему перепало рукоятью меча по голове, но он жив.

– Темпей! – позвал раненого наварх. – Как ты?

– Я плохо соображаю, господин Гисандр, – пробормотал тот, едва открывая глаза, – но я, кажется, жив. Только очень болит голова. Этот проклятый гоплит так саданул меня своим мечом, что я потерял сознание, а когда пришел в себя, все было уже кончено.

– Тебе повезло, – ухмыльнулся Гисандр, приседая рядом, осмотривая рану, – что тебя сразу не проткнули копьем или мечом, а просто ударили рукоятью. Видно, гоплит не счел тебя достойным противником. В этом твое счастье. Да и мое тоже. Череп не проломлен, хвала богам. Значит, будешь жить.

Немного успокоившись, наварх встал.

– Этокл, возьми пару человек и присмотри за ним. Отведи назад в кипарисовую рощу. Достань ему все, что скажет, для лечения. Пусть поправляет свою голову. Она еще пригодится Спарте.

Этокл кивнул.

– Я все сделаю, господин Гисандр.

– А ты, Бриант, собери оставшихся гастрафетчиков и пойдешь со мной. Сколько осталось людей?

– Они все здесь, перед вами, господин Гисандр, – ответил Бриант, на лице которого запеклась чья-то кровь, но сам он ранен не был, – остальные мертвы.

Наварх пересчитал гастрафетчиков и вздохнул.

– Значит, четверо, вместе с тобой.

Бриант в ответ лишь молча развел руками.

– Ясно, – кивнул наварх, – тогда собери все гастрафеты и отдай лишние Этоклу. Чтобы ни один не пропал.

– Уже сделано, – указал сообразительный Бриант на мешки, что стояли рядом с баллистой.

– Молодец, – похвалил Гисандр и сделал знак следовать за ним.

Пересчитав баллисты, наварх узнал, что пять из восьми полностью уничтожены. У них были перерублены все торсионы, и даже крепкие деревянные балки носили на себе следы ударов мечом. Такую ярость вызвало это оружие у бойцов Леотихида.

Три оставшиеся баллисты чудом уцелели. Балки также были порублены, но торсионы работали вполне исправно. Наварх с удивлением обнаружил, что еще осталось целых пять ядер. То есть каждая могла сделать по одному, а то и по два выстрела. Только почти вся прислуга была убита. Выжило лишь четверо артиллеристов.

«Значит, две баллисты еще смогут показать себя, – подвел итог своим наблюдениям наварх, посчитав людей и боеприпасы, – что же, боги любят нас. Я думал, будет хуже. Но мы все еще живы и можем воевать!» Он приказал выжившим привести все в порядок на позиции и зарядить три оставшиеся баллисты. Битва вдали еще продолжалась, и от воинов Леотихида можно было ожидать чего угодно, от обходного маневра через болото до новой контратаки. Терять им было уже нечего.

После этого наварх построил оставшихся гоплитов, которых оставалось числом действительно чуть меньше сотни. Все они выглядели уставшими, изможденными, многие были ранены. Но они победили в этой схватке и готовы были снова идти в бой.

– Вы храбро бились во славу Спарты! – объявил им наварх, желая подбодрить. – Многие пали, но ценой своей жизни остановили атаку и спасли баллисты. Царь будет гордиться вами.

Гисандр облизал пересохшие губы, посмотрев на сражение, которое переместилось ближе к мосту и холмам.

– Пока мы остаемся здесь, – заявил он, – но если царь прикажет, то снова пойдем в бой. Ведь битва еще не окончена.

Глава четырнадцатая

Единственный мост

 Сделать закладку на этом месте книги

Не успел он окончить свою краткую речь и дать оставшимся в живых людям немного отдохнуть, выставив охрану, как появился знак того, что боги услышали его слова. Со стороны сражения появился гонец. Разыскав Гисандра, он передал приказ:

– Царь требует, чтобы вы переместили все баллисты как можно ближе к холмам, на которых идет сражение.

– Царь жив?! – скорее воскликнул, чем спросил обрадованный наварх.

– Хвала богам, царь Леонид жив и сражается, – подтвердил гонец.

– Но куда я должен стрелять? – уточнил наварх, глядя на всеобщую мясорубку, в которой было не отделить с такого расстояния своих от чужих. Повязки спасали только в ближнем бою.

– Вы должны уничтожить резерв на холме, если не поступит другого приказа, – ответил гонец, поклонился и убежал обратно к месту сражения.

– Уничтожить резерв? – проговорил в недоумении наварх, оставшись один. – Легко сказать, когда у тебя не восемь баллист, а всего две… и ядра почти закончились. Царь, похоже, не знает, что осталось от нашего секретного оружия.

Но раздумывать было особенно некогда, царь отдал приказ, значит, его нужно выполнять с тем, что есть. А там – как боги решат.

Гисандр вновь собрал всех гоплитов и объявил им волю царя, заодно рассказав о тактике предстоящего боя.

– Леонид требует от нас уничтожить всех, кто стоит вон на том холме. Это приблизит нашу победу. Мы переместим баллисты на правый фланг и там оборудуем новую позицию. Почти на самой дороге, напротив моста.

Сюда баллисты были доставлены в разобранном виде на повозках, которые тащили ослы. Но сейчас некогда было думать о таком способе перемещения. Поэтому гоплиты разрядили баллисты и собрались в группы человек по десять. Подхватив массивные метательные машины, они поволокли их в указанном направлении. Сначала вдоль линии фронта на правый фланг, а затем вдоль дороги к месту сражения. Четверо выживших артиллеристов собрали все ядра и тащили их в специальных корзинах на своем горбу.

Разыскав Темпея, который еще не успел уйти далеко, Гисандр выяснил, что, кроме небольшого остатка каменных ядер, в запасе также сохранились все горшки с зажигательной смесью.

– Все? – даже удивился наварх.

– Да, господин Гисандр, – пробормотал Темпей, которого под руки вели к кипарисовой роще, – мы же не собирались в этом поле ничего поджигать. Поэтому я оставил их в обозе.

– Так они все там, в повозке, за кипарисовой рощей? – обрадовался наварх. – И каменные ядра тоже?

Раненый алхимик устало кивнул, его мутило.

– Это очень хорошая новость, Темпей, – произнес наварх. – Значит, мы еще повоюем даже с двумя балластами. Точнее, с тремя. Ты можешь отдыхать. А ты, Бриант, бери своих людей и бегом в сторону рощи. Разыщешь обоз и принесешь шесть зажигательных горшков и корзину с каменными ядрами. Мы как раз успеем расставить баллисты.

Бриант кивнул, исчезая в указанном направлении. Когда он появился с горшками на новой позиции, там действительно было все готово. Гоплиты Гисандра из последних сил приволокли тяжеленные орудия к новому месту стрельбы и установили их между двух небольших холмов. Как раз на таком расстоянии, чтобы можно было поразить солдат из резерва Леотихида, его левого фланга. Этот резерв стоял на холмистом берегу и перекрывал путь на мост. То была последняя линия обороны Спарты с этой стороны Эврота. Если забыть о том, что прямо под холмом продолжали убивать друг друга несколько тысяч воинов с той и другой стороны.

Как ни старался разглядеть царя среди них, Гисандр пока так и не смог этого сделать. Правый фланг и центр его фаланги, почти потерявшей за день ровные очертания, то и дело все же принимали исходную форму. И тогда изумленный наварх мог заметить, что людей в этой фаланге оставалось не больше половины из тех, кто вышел утром на поле. Леонид атаковал и теснил своего противника. Битва переместилась за день ближе к берегам Эврота, но это далось большой ценой. Все пространство позади сражавшихся было усеяно мертвыми гоплитами.

– Нелегко дается новая жизнь, – пробормотал еле слышно наварх. А громче добавил: – Заряжай ядрами!

Три баллисты, а сюда перетащили все оставшиеся механизмы, были направлены на холм с резервными силами Леотихида. Гисандр решил, что четыре человека вполне смогут обслуживать все три орудия по очереди. Зато выстрелов будет больше, и урона противнику тоже.

Гисандр, конечно, выставил всех оставшихся гоплитов как охранение перед баллистами на случай атаки, но отчетливо понимал, что с такими силами новой атаки им было не пережить. В этот раз они находились слишком близко от врага. Оставалось надеяться только на воинов царя Леонида, да на помощь богов.

– С такого расстояния придется бить навесом, над головами, – размышлял вслух наварх, пока четверо солдат, перебегая между баллистами, заряжали все три метательные машины каменными ядрами, – целься так, чтоб не угодить в самую гущу.

Солдаты постарались выполнить приказ, наводя на холм. Торсионы со скрипом натянулись.

– Давай! – махнул рукой Гисандр.

Два первых ядра унеслись в сторону холма, но никаких воплей или плавающих в собственной крови воинов Леотихида он там не заметил. Сколько ни вглядывался.

– Похоже, оба ушли в перелет, – решил наварх, – упали в реку. Значит, расстояние подходящее. Легко достанем. Одна радость, своих не задели.

А обернувшись к обслуге баллист, добавил:

– Ниже бери, но… не слишком. Ядра беречь надо. Чтобы в следующий раз – точное попадание!

Перенацелив третью баллисту под новым углом, дали одиночный залп для пристрелки. На этот раз Гисандр сразу заметил, как троих гоплитов смело с холма в реку, а их массивные щиты разлетелись в стороны, как листы невесомого папируса, поранив других солдат.

– Вот это я понимаю, – обрадовался наварх, – царь будет доволен. Остальные так и клади.

Две баллисты выпустили ядра под тем же углом почти одновременно. Оба угодили точно в цель и почти рядом. В шеренге запасного отряда образовалось сразу две внушительные бреши, как раз там, где находилась дорога к единственному мосту. Даже ненадолго стало видно реку. На этот раз были все атрибуты точного попадания – брызги крови и оторванные руки. На прибрежном холме начались нервные передвижения. Люди Леотихида осознали, что их по-прежнему истребляет то самое оружие богов, что убило уже половину воинов правого фланга.

– Ага, – обрадовался наварх, – засуетились. Скоро вам придет конец, да поможет нам Аполлон! Заряжай!

Еще два ядра, а потом и третье, унеслись в сторону берега, рассекая воздух над головами сражавшихся гоплитов. Все ударили точно в цель. Люди разлетались в стороны как деревяшки, выбитые в игре палкой. Криков Гисандр не слышал с такого расстояния, шум схватки перекрывал его, но в том, что воплей, стонов и проклятий на берегу раздавалось сейчас предостаточно, сомнений не было. Еще три ядра вынесли с холма почти десяток гоплитов, а следующие три добавили ужаса и вызвали новые крики бессильного отчаяния. Почти треть отряда на холме была уже перемолота. Леотихид на глазах лишался своего единственного резерва.

«А жив ли он еще? – спросил сам себя Гисандр. – Ведь цари схлестнулись еще на рассвете. Если Леонид жив, то его поединщик должен быть уже давно мертв. Если только не случилось чего-то непредвиденного».

И тут наварх вновь заметил движение на холме, но уже не беспорядочное и паническое, с целью избежать попадания летящих камней. На этот раз колонна гоплитов спускалась с него с явным намерением атаковать. И во что бы то ни стало уничтожить оружие, которое десятками превращало их в мертвецов, не дав даже пустить в ход копье или меч. Этот удар неожиданно всколыхнул левый фланг сражения, на котором все могло быстро измениться. На холме оставалось уже не больше трети солдат запасного отряда, и все они сосредоточились напротив моста.

– Заряжай! Быстро! Цель чуть пониже, – приказал наварх в надежде накрыть ядрами наступавший отряд.

А про себя подумал: «Что это они возле моста держат оборону, неужели Леонид ошибся и мост рабочий? Тогда это меняет дело. Надо его захватить – и мы, считай, на том берегу. Нам бы только переправиться, а там уже ни эфоры, ни Леотихид от нас не уйдут!»

Три ядра унеслись вперед. Они прошли так низко, что Гисандр на мгновение подумал, что случился недолет и он сейчас убьет кого-нибудь из своих. Но ему повезло. Морпехи пристрелялись, и все ядра обрушились на голову наступающей колонны, которая еще не полностью успела спуститься на равнину.

Постоянно подгоняемая навархом обслуга баллист дала еще три быстрых залпа, почти уничтожив половину отряда, который так и не смог с ходу начать атаку. Бурление на левом краю сражения почти прекратилось. Весь прибрежный холм был усыпан окровавленными телами. А те, кто еще оставался на нем, пришли в ужас. И только гордость спартанцев и приказ своего царя не позволяли им покинуть холм.

Эти попадания заметили не только воины Леотихида, несшие потери, но и гоплиты царя Леонида. Его воины приободрились еще больше, видя, как гибнет их враг. Издав боевой клич, они ударили сильнее и оттеснили противника почти на половину стадии к берегу. В этот момент наварху показалось, что где-то там, на острие атаки мелькнул знакомый коренастый силуэт Леонида.

– Молодцы! – похвалил стрелков Гисандр. – Еще пара таких залпов, и вместо отряда на холме останется одна кровавая каша. Аид соберет хорошую жатву. А наш царь будет доволен!

– У нас закончились ядра, – сообщил ему в ответ один из морпехов, вытирая тыльной стороной ладони запыленное лицо.

– Вот это поворот, – озадачился наварх, – значит, нам нечем добить противника.

В этот момент он заметил сквозь темнеющий воздух – уже наступали сумерки – что вверх по склону в направлении моста четверо гоплитов на растянутом алом плаще тащат одного раненого воина. Вокруг них синхронно двигались человек двадцать охранников, со всех сторон закрывая раненого щитами. С учетом сотен окровавленных гоплитов, усеявших своими телами весь склон, такое внимание могло иметь только одно объяснение. Это был царь Леотихид. Он был ранен, и его пытались спасти, унося с поля боя. Решение пришло само собой.

– У нас ведь остались зажигательные горшки? – скорее заявил, чем спросил наварх.

– Да, – кивнул морпех, – еще ни одного не использовали.

– Отлично, – просиял Гисандр и вдруг заорал на морпеха: – Быстро заряжай все три баллисты горшками! И цель вон туда. Видишь, тащат раненого? Бей туда, накрой их. Бей с недолетом, даже с перелетом. Зажги там все вокруг. Пусть у них земля горит под ногами! Главное, чтобы его не донесли до моста. Понял?! От вас сейчас зависит судьба сражения.

Ошарашенный такой задачей морпех кивнул и метнулся выполнять приказание. Таким разъяренным он давно не видел своего наварха. Гисандр был сейчас для него страшнее любого гоплита врагов.

Три горшка мгновенно установили на ложе и подожгли фитили.

– Давай! – в нетерпении рявкнул наварх.

Три огненных протуберанца прочертили быстро темнеющее небо над Спартой. Один горшок рухнул точно позади отряда, дотащившего раненого царя – а Гисандр почти не сомневался, что там именно Леотихид – до середины склона. Огненная лава выплеснулась прямо на плащи охранников, передвигавшихся в конце колонны. Трое из них, объятые пламенем, побросали копья и стали кататься по земле. Их крики, казалось, были слышны даже здесь.

Второй горшок, почти одновременно, упал на землю чуть левее. Но тоже попал удачно. Он раскололся о землю в самой гуще воинов резервного отряда. Там тоже началась паника, когда у них под ногами загорелась земля, а на самих гоплитах стали дымиться плащи и доспехи.

Третий горшок ушел немного в перелет, просвистел над головами охранников Леотихида и рухнул где-то на берегу, немного не дотянув до реки. Это стало ясно, когда путь воинов, тащивших раненого царя, вдруг осветился впереди ярким светом от языков пламени, вспыхнувшего сразу за холмом. В этом пламени стало видно мост, который находился вдалеке чуть правее. Туда и потащили немного замешкавшиеся охранники своего царя, изменив направление.

– А ну, заряжай быстрее, – крикнул Гисандр, подгоняя морпехов, – не то уйдет! Темнеет уже. Видишь, как забегали по склону. Зарядил? Давай!

Еще два горшка стремительно улетели в том же направлении. Первый достиг земли прямо на вершине холма и, разбившись, снова расплескал огонь на пути охранников Леотихида. Это задержало их продвижение к мосту и заставило двигаться почти вдоль склона, чтобы обойти бушующее пламя.

Второй не долетел и раскололся прямо в воздухе, над головами сражавшихся воинов. Правда, почти у самого холма. Огненный дождь с небес пролился на гоплитов. Гисандр понимал, что мог задеть и своих. Но сейчас приходилось идти на жертвы. Цель была слишком важна и оправдывала любые средства.

В том месте, где упал горшок, заполыхал гигантский костер. Попавшие под огненный дождь, а также сражавшиеся вокруг гоплиты в отсветах языков пламени походили сейчас на демонов из подземного царства Аида, исполнявших какие-то ритуальные танцы. Особенно на фоне наступавших сумерек.

Картина боя стала стремительно меняться. Гоплиты Леонида, явно одерживавшие верх, после бомбардировок огненными горшками еще больше усилили натиск. Бившиеся рядом с местом падения горшка на поле воины Леотихида поневоле расступились. Этим воспользовались атакующие и быстро оттеснили их с левого фланга, почти очистив его. Буквально на глазах Гисандра между ним и береговыми холмами образовалось свободное пространство. Бой все больше стал смещаться от дороги к холмам, на правый фланг, именно там продолжалась схватка армии эфоров и воинов царя Леонида.

Но не всех. От общей массы вдруг отделился отряд гоплитов, человек двести, который стремительным ударом опрокинул последний заслон и прорвался к берегу. Было видно, что этот отряд стремится к мосту. Гоплиты бегом стали подниматься по склону холма. Впереди отряда передвигался едва различимый в сумерках воин с копьем, но наметанный глаз наварха сразу узнал в нем царя Спарты.

«Он хочет захватить мост, – пронеслось сразу в мозгу наварха, наблюдавшего за этим рывком, – хотя нет, скорее, царь хочет захватить самого Леотихида. Он видел, как его унесли с поля боя».

Пока Гисандр размышлял, остатки резервного отряда Леотихида, изрядно потрепанные баллистами, наконец получили возможность исполнить свою роль. Гоплиты, до сих пор оборонявшие позицию напротив моста и прикрывавшие направление возможного удара с левой стороны от него, теперь переместились на противоположный фланг. Туда, откуда к ним стремительно приближался отряд царя Леонида.

– Эх, может не успеть, – проговорил вслух наварх, глядя, как резервное охранение Леотихида, хоть и потрепанное, но почти втрое превосходившее отряд атакующих, перекрыло ему дорогу к мосту. А за их спинами оставшиеся охранники, часть которых обгорела в огне, тащили к вершине холма почти бесчувственное тело царя Леотихида, пытаясь обойти бушевавший на пути огонь.

– Сколько у тебя еще горшков осталось? – спросил наварх ближнего морпеха, крутившегося у баллисты.

– Всего два, – осторожно ответил тот, боясь навлечь на себя гнев наварха.

– Заряжай и стреляй по отряду у моста! Подожги их. Только в царя не угоди, там Леонид, – приказал он и, не обращая внимания на растерянное выражение лица морпеха, вынужденного самостоятельно решать такую задачу, крикнул остальным: – Бриант, гоплиты, – все за мной!

И, выхватив меч, бросился бегом через опустевшее поле сражения прямиком к холму. Без малого сотня гоплитов и несколько гастрафетчиков устремились за ним. Гисандр бежал сквозь сгущающийся сумрак, не чуя под собой ног. Ориентиром ему служило зарево, полыхавшее на склонах холма у моста. То и дело наварху приходилось перепрыгивать через мертвецов, чьими телами было усеяно все поле вокруг него, и уворачиваться от торчащих обломков копий. Его воины молчаливыми тенями неотступно следовали за командиром, и наварх затылком чуял, как они рады вновь пустить в дело свои клинки.

Наконец, Гисандр беспрепятственно преодолел поле и, пригнувшись, никем пока не замеченный, стал взбираться вверх по холму почти напротив моста. Дорога проходила буквально в трех десятках шагов. Чуть правее уже началась схватка между охранением Леотихида и гоплитами царя Леонида, стремившимися пробиться к мосту.

– А с этой стороны путь открыт, – похвалил себя за находчивость наварх, на быстрый рейд которого сквозь уже погружавшееся в сумрак поле недавней битвы враги пока не обратили внимания. Все его воины тоже достигли подножия холма и поднимались вслед за ним. Рядом, буквально в десяти шагах, крались гастрафетчики.

«Где же охранники Леотихида, – лихорадочно соображал наварх, всматриваясь в склоны холма, – неужели донесли уже своего царя до моста или переправили на ту сторону? Нет, не могли успеть еще. Надо поторопиться». И он еще быстрее запрыгал по каменистому холму вверх.

Вдруг небо прочертил огненный протуберанец. Горшок пересек все поле битвы и рухнул точнехонько на задние шеренги охранения, расплескав языки пламени на десяток гоплитов. Холм огласился такими дикими криками, которые не перекрывал даже звон оружия. Самого царя Леонида этот горшок не должен был задеть, и его гоплитов тоже.

– Молодцы, артиллеристы! – похвалил Гисандр, невольно залюбовавшись точностью попадания. – Моя школа.

Ради этого он даже остановился и почти выпрямился. А зря. Костер разгорелся нешуточный и осветил ближайшие окрестности. Их тут же заметили на склоне холма и разгадали маневр. От основной части охранения отделилось несколько десятков гоплитов, устремившись наперерез.

– Твою мать, – выругался Гисандр на некогда родном языке и замахал своим бойцам. – Быстрее!

Он еще надеялся перемахнуть на ту сторону холма и оказаться у моста раньше, чем там будут гоплиты Леотихида. Бежать им все же было чуть дальше.

Но не успел он сделать и десяти прыжков вверх, как следующий горшок прочертил небосвод гораздо выше предыдущего и улетел в темноту Эврота.

«Перелет», – раздосадованно подумал наварх.

Каково же было его удивление, когда через мгновение раздался взрыв, и Гисандр увидел горящий в центре мост. А также фигурки людей буквально у самого берега. Четверо охранников тащили плащ с раненым. Замыкало колонну еще пятеро.

– Вот это да! – выдохнул наварх, не удержавшись от похвальбы. – Долетел почти до середины реки. Хорошие баллисты я создал.

Он успел пробежать еще половину стадии, когда понял, что несколько самых шустрых гоплитов Леотихида все же успеют преградить ему дорогу на вершине холма. Остальные отстали. Битва на дальнем склоне с Леонидом все еще продолжалась, хотя огненный горшок и уход части солдат должны были помочь ему быстрее прорваться сквозь превосходящие силы противника

– Бриант! – крикнул наварх и указал на цель. Тот кивнул, все поняв.

Гисандр был уже на вершине, когда двое ближних гоплитов бросились ему наперерез, но тут же оба рухнули под ноги. У каждого из груди торчало по стреле. К счастью, полыхавший неподалеку костер в этот раз сослужил добрую службу: гастрафетчики отлично видели свою цель.

Третьего воина наварх убил сам. Увернувшись от удара копья, он на ходу рубанул противника снизу-вверх и рассек доспех до самых ребер. Четвертый вновь был убит метким выстрелом Брианта, который держался буквально в десяти шагах за своим хозяином.

Не обращая внимания на других преследователей, что отстали от передовой группы шагов на пятьдесят, Гисандр перемахнул гребень холма и, оказавшись на выложенной камнем дороге, устремился по ней вниз к мосту. Теперь путь ему освещал сам горевший мост. Позади дышали в затылок Бриант и еще один гастрафетчик, а также трое самых быстрых гоплитов. Пути остальных бойцов Гисандра пересеклись на гребне холма с охранением Леотихида, где тут же завязалась жестокая драка.

«Четверо тащат царя, еще пятеро прикрывают, – соображал на ходу наварх, присматриваясь к маячившим на мосту теням. – Обратный путь им перекрыт. Холм наш. Нормально, легко справимся».

Вбегая на бревенчатый настил моста, который не имел ограждения, Гисандр уже решил для себя, что первым из воинов царя Леонида достигнет другого берега Эврота. Мост, похоже, цел. Значит, царь ошибся. И первым ворвется в Спарту. А еще захватит в плен самого Леотихида. Вот это будет слава! Погоня захватила его целиком, а добыча была уже близко. Это он загнал ее сюда и уже чуял ее страх.

Пробежав сотню шагов, Гисандр почти нагнал беглецов на середине моста. К своей радости, он увидел, как четверо воинов протащили сквозь огонь раненого царя – а куда им было деваться, когда наседает погоня, – и плащи их загорелись. А что самое главное – заполыхал плащ, на котором они несли Леотихида. Загорелись его одежды. Охранники положили раненого царя на бревенчатый настил, чтобы потушить их. Налетевший порыв ветра раздул огонь и даже донес до Гисандра стоны.

– Вот это да, – удивился такому повороту судьбы наварх, видя, что добыча уже в руках, – только бы не сгорел до того, как я его возьму в плен.

И вдруг он увидел, как пятеро гоплитов из личной охраны Леотихида вдруг остановились и стали прыгать на мосту, словно стараясь его раскачать.

– Что это вы задумали? – насторожился Гисандр, ускоряя бег. Холодок неприятного предчувствия кольнул его.

– Эй, Бриант, – крикнул он своему слуге, – убей их.

Оба гастрафетчика присели на колено и выпустили по стреле в сторону хорошо различимых на фоне огня силуэтов. Двое гоплитов, раскинув руки, рухнули с моста в черную воду, мгновенно пропав из вида. Но одновременно с ними раздался страшный треск, и середина моста обвалилась, разрушившись. Огромный кусок настила, длиною примерно в пятьдесят шагов, пропал из вида, буквально слизанный бурными водами Эврота. Течение подхватило его и тут же раздробило о камни, превратив в щепки.

– Твою мать, – только и вымолвил Гисандр, глядя, как добыча ускользает из рук, – мост действительно был подпилен.

Оставшиеся трое гоплитов, оказавшись в недосягаемости, позабыли про страх и даже стали насмехаться над своими преследователями. Но шум горной реки заглушил их проклятия. Впрочем, раздосадованному наварху и этого хватило.

– Раз нельзя захватить, – пробормотал он, остановившись на краю бурлящей бездны, – значит, надо убить. Бриант, убейте всех. И раненого тоже.

Бриант вышел на край моста, присел на одно колено и выпустил стрелу по изрыгавшим проклятия гоплитам. Один из них тут же исчез в водах бурной реки. Остальные двое мгновенно потеряли желание насмехаться и, прикрывшись щитами, стали пятиться сквозь горящий мост, закрывая от стрел лежащего на досках царя. Что-то очень знакомое показалось наварху в повадках одного из них, как чуть ранее послышалось в голосе, хотя он и не разобрал слов.

«Уж не Деметрий ли это? – подумал с досадой Гисандр, сжимая рукоять меча. – Вот я бы с ним встретился сейчас один на один и с таким удовольствием вспорол бы ему глотку. Жаль, не судьба».

Пробравшись сквозь огонь, два гоплита потушили свои начавшие заниматься плащи и присоединились к остальным. Под непрерывным обстрелом гастрафетчиков, которым удалось убить еще одного охранника и ранить другого, они все же уложили Леотихида на уцелевшую накидку. И, прикрывая его щитами, оттащили в темноту. А оттуда уже двинулись к берегу, полностью растворившись во мраке.

Гисандр еще некоторое время стоял и смотрел на горящий огонь. Словно надеялся, что боги явят чудо и рухнувший мост восстановится сам собой, чтобы он смог продолжить погоню за добычей, которая была уже почти у него в руках. Вместо этого раздался скрежет и обвалился еще один прогоревший участок моста, расширив пропасть между берегами Эврота еще на тридцать шагов. Тьма накрыла оставшуюся часть моста, и Гисандр, подавив свое отчаяние, направился назад к левому берегу. Туда, где еще шло сражение и полыхал огонь на склонах холма.

Глава пятнадцатая

Неожиданное задание

 Сделать закладку на этом месте книги

Поднявшись на холм, Гисандр успел к окончанию схватки между своими гоплитами и охранением Леотихида, которая все еще продолжалась. В ярости он набросился на ближнего воина и отсек ему кисть руки, а затем вонзил меч в грудь, едва ли не по самую рукоять. Лишь после этого немного успокоился.

Вскоре на холме все закончилось. Отряд Гисандра победил, очистив гребень холма от врагов. Почти одновременно там, где догорало зарево от разбившегося горшка, тоже все стихло, а к холму стремительно приближался новый отряд. Всмотревшись, наварх опустил меч. Впереди всех вышагивал царь Леонид со щитом и копьем. Его силуэт был хорошо различим на фоне горевшего позади огня.

– О боги! – воскликнул он, увидев своего наварха с мечом в руке. – Так ты не только с баллистами смог управиться, подсветив мне направление удара, но и успел


убрать рекламу


пустить в ход меч. Да еще оказался здесь раньше меня. Гисандр, ты поистине вездесущий.

– Я очень старался помочь тебе, мой царь, – ответил наварх, а когда Леонид подошел ближе, так что их уже почти не слышали окружившие холм воины, добавил вполголоса: – Но боги отвернулись от меня. Леотихид ушел от возмездия.

– Так вот куда ты так торопился, – ухмыльнулся царь, посмотрев в темноту, накрывшую бурные воды Эврота.

– Мост действительно был подпилен и обрушился на моих глазах, – рассказал Гисандр, умолчав о метком попадании горшка, лишь довершившем катастрофу, – прямого пути туда теперь нет. Мы настигли их и перебили почти всю охрану из гастрафетов, но остальные все же оттащили раненого Леотихида на тот берег. Спарта сегодня осталась недосягаемой. Прости меня, мой царь.

– Я говорил тебе, что мост подпилен, – лишь кивнул на это Леонид, – рано или поздно он должен был рухнуть. Иного я и не ждал от Леотихида. Я и сам поступил бы так же, случись мне оборонять Спарту. Так что, благодари богов, что он рухнул не под тобой или нашими воинами.

Помолчав немного, Леонид добавил:

– А путь в Спарту мы найдем, Гисандр. И очень скоро. Ведь я и не собирался идти по мосту.

Гисандр с удивлением взглянул на Леонида. А царь опустил копье вниз и осмотрелся, переводя дух. Только сейчас стало ясно, как он смертельно устал, но не подавал вида. На первый взгляд, Леонид не был ранен, хотя в сумраке об этом нельзя было судить наверняка.

– Ты хорошо дрался сегодня, Гисандр, – похвалил его царь, отдышавшись, – и со своими баллистами уничтожил много воинов, а остальным нашим врагам внушил ужас перед новым оружием.

– Особенно был хорош огонь с небес на закате, – усмехнулся царь, обернувшись в сторону еще горевшего склона. – Они надолго это запомнят. Те, кому боги позволят пережить сегодняшний день. Запомни и ты этот день, о нем еще сложат легенды. И о тебе тоже.

– А что случилось с Леотихидом? – не удержался от вопроса наварх, которого сейчас больше волновал этот вопрос, чем собственное прославление.

– Я ранил его в грудь ударом копья, – ответил царь, добавив с раздражением: – Но подскочившие гоплиты не дали мне его добить. До этого дня еще никто из спартанцев не осмеливался вмешаться в поединок двух царей. Его оттащили с поля боя, а когда оказалось, что подняться он уже не сможет, чтобы возглавить войско, его попытались унести в город. Похоже, Леотихид предвидел такой исход. До тех пор мост и оставался в рабочем состоянии. Остальное ты видел не хуже меня.

– Наверняка это эфоры дали такой приказ, – предположил наварх, вновь бросив взгляд сквозь темное небо над Эвротом в сторону города. – Они боятся, что, оставшись совсем без царя, пусть и раненого, армия не будет воевать за них. А может быть, просто перейдет на твою сторону.

– Да, они готовы на все, чтобы помешать мне, – кивнул Леонид, – но у них это уже не выйдет. Леотихид ранен. Кто знает, возможно, смертельно.

«Возможно, – мысленно подтвердил Гисандр, – он ведь еще и ожоги получил от моего горшка. Надеюсь, Аид заберет его к себе этой ночью».

– Побережье почти наше, – продолжил Леонид, подводя итог разговору. – Но остатки главной армии еще здесь. И прежде чем думать о штурме города, мне нужно расправиться с ними. Я должен отогнать их за холмы и перебить всех. А потом займемся остальными делами.

Царь вскинул щит и копье, давая понять, что этот разговор окончен.

– Ты славно бился. Отправляйся к своим баллистам, Гисандр. Приведи их в порядок. Отдохни немного, и дай отдых своим людям. До рассвета ты мне не понадобишься.

– За мной, воины! – вскинул копье Леонид, вновь направляясь вниз по склону холма, туда, где во мраке еще был слышен отдаленный звон оружия. – Враг еще не уничтожен. И мы должны добить его до рассвета.

Бросив еще один взгляд на останки моста, который своим обрушением подпортил вкус сегодняшней победы, и тонувший во мраке противоположный берег, Гисандр приказал воинам возвращаться к баллистам. После схватки на холме с охранением Леотихида их осталось меньше полусотни.

«Да, – с грустью подумал наварх, направляясь сквозь сумрак в обратный путь, – в сегодняшней битве полегло много воинов. Возможно, Леонид прав, и ее действительно воспоют в песнях. Хотя я бы предпочел пленить Леотихида, решив все разом. Но, видно, боги уготовили мне иную судьбу».

Добравшись до баллист, Гисандр вновь увидел озадаченные лица артиллеристов. Они явно не знали, чего ждать от своего наварха: похвалы или брани. Но Гисандр не стал их томить.

– Как тебя зовут? – просил он у воина, что наводил баллисты.

– Офелос, – ответил тот.

– Это был великолепный выстрел, Офелос! – похвалил Гисандр наводчика. – Ты угодил в самую гущу врагов. Даже царь, которого я только что видел, похвалил нас.

Офелос просиял, да и остальные морпехи, что стояли позади него, тоже.

– Только скажи, почему ты выжидал так долго? – поинтересовался наварх. – Я думал, ты начнешь стрелять, как только мы побежим к холмам.

– У меня было лишь два горшка, – объяснил довольный собой Офелос, – и я не мог промахнуться. Потому долго целился. Кроме того, вам ведь нужно было пробраться на холм незамеченными. А значит, я должен был атаковать врага только тогда, когда вы будете уже рядом. Чтобы быстро проскочить мимо.

– Да ты просто стратег, Офелос, – еще раз похвалил его наварх, удивленный услышанными доводами, – твой горшок действительно прилетел в самое нужное время, и нам почти удалось проскочить. Хотя враг и заметил нас в последний момент, но твоей вины в том нет.

– И еще я старался выполнить ваш другой приказ, – произнес Офелос.

– О чем ты? – не понял Гисандр. – Больше я тебе ничего не приказывал.

– Не попасть в царя Леонида, – напомнил морпех.

– Ах, это, – усмехнулся Гисандр. – Да, ты прав. В Леонида, к счастью, ты не попал. Его спасло слишком большое количество врагов вокруг, которые защитили его своими телами от огня. Зато чуть не сжег второго царя.

– Я? – Офелос округлил глаза от удивления.

– Да, ты, – кивнул Гисандр, – твой второй горшок перелетел холм и разбился точно на мосту. Буквально в десяти шагах впереди отряда, который нес раненого Леотихида. И ему немного досталось, но…

– Я отчего-то решил закрутить торсионы сильнее обычного, – признался удивленный морпех.

– Шагов на десять поближе, и мы сожгли бы царя наших врагов, – разочарованно вздохнув, похлопал его по плечу Гисандр. – Ну, да ладно. Это тоже был отличный выстрел. Ты хорошо воевал.

Гисандр обвел взглядом остальных морпехов и гоплитов, находившихся неподалеку.

– Вы все отлично воевали сегодня, – похвалил он своих солдат. – Выставить охрану рядом с баллистами, и можете отдыхать до утра, зализывать раны. С рассветом придут новые вести.

Шум далекой битвы переместился за холмы и почти затих. Выполнив приказ, все воины, кроме десятка охранников, повалились прямо на землю и уснули, изможденные за день сражением. Кто-то прикрылся плащом, остальные прямо в гиматии, не обращая внимания на ночную прохладу. Артиллеристы спали, привалившись к своим метательным орудиям, как и полагалось артиллеристам.

Ночью с реки поднялся туман, окутав берега. Несмотря на усталость, сам Гисандр долгое время не мог заснуть, туман казался ему источником опасности. Мало ли что могли задумать эфоры – спартанцы привыкли воевать по ночам. Но когда подошли резервы из-за кипарисовой рощи, которым было приказано выдвинуться к самой воде и взять под охрану побережье, охрана баллист была усилена. Только тогда Гисандр позволил себе приткнуться к одной из них рядом с морпехами и сомкнуть глаза до рассвета.

Сон его был тяжелым и недолгим, но все же позволил отчасти восстановить силы. Впрочем, самому наварху показалось, что он только закрыл и сразу же открыл глаза, поскольку рассвет еще только забрезжил над изломанной линией берега.

– Гонец от царя Леонида, – услышал он осторожный голос охранника, который вынужден был его разбудить по такому случаю.

– Пропусти, – приказал наварх. Тряхнув головой, чтобы отогнать сон, Гисандр поднялся во весь рост и успел даже слегка потянуться, пока рослый воин приближался к нему. В еще не растаявшем сумраке он передвигался как едва заметная тень.

– Царь требует вас к себе, – просто изложил суть дела гонец, оказавшись рядом.

– Где он? – утончил наварх, надевая шлем.

Если он понадобился царю так быстро, еще до рассвета, значит, что-то произошло.

– На берегу. Я покажу, – добавил гонец, – идите за мной.

– Веди, – согласился наварх.

Взяв копье и щит, Гисандр сделал знак следовать за собой лишь двум верным слугам с гастрафетами, Этоклу и Брианту. Остальным охранникам было приказано оставаться на месте.

Пройдя в предрассветной мгле сквозь поле, усеянное мертвецами, они оказались на берегу. Это было чуть выше по течению, за разрушенным мостом, который еще тонул в туманной дымке, как и дальний берег Эврота. Шума схватки Гисандр по дороге не услышал, значит, битва либо закончилась, либо значительно отдалилась от моста и дороги. В этом месте довольно плоское побережье переходило в изрезанную холмистую местность. Между двух небольших холмов у самой воды, скрытый от посторонних взглядов, его и ждал царь Леонид в компании неизвестного воина.

«Хвала богам, живой», – подумал Гисандр, ступая по влажному от росы травянистому склону вслед за гонцом. Охранники царя, которых было не более десятка, пропустили наварха беспрепятственно. Этокл с Бриантом остались дожидаться своего хозяина за кольцом охранения, шагах в тридцати от места встречи.

– Ты звал меня, мой царь, – поприветствовал Леонида наварх, останавливаясь напротив, – и я здесь.

Леонид в ответ лишь хмуро кивнул, что только подтвердило догадки Гисандр: что-то явно произошло. Причем новости были не из самых приятных для царя и, скорее всего, были как-то связаны с воином, которого наварх видел впервые.

– Да, я звал тебя, Гисандр, – нарушил молчание царь, переходя сразу к делу. – Только что я получил известия, что мятеж Эвривиада не удался так, как мы задумали. Его предали. Он отброшен от Спарты, почти разгромлен и заперт в Амиклах превосходящими силами. Это известие только что принес мне его посланник Мназон, пробравшийся сюда тайно на лодке.

Царь кивнул в сторону воина, сидевшего на бревне чуть поодаль.

– К Леотихиду прибыли подкрепления из Гитейона, – добавил Мназон, словно оправдываясь, – они за ночь преодолели расстояние до Спарты и ударили нам в тыл, в тот момент, когда мы уже намеревались войти в город и захватить всех эфоров.

«Чего-то подобного я и ожидал, – подумал наварх, – уж слишком был самоуверен этот Эвривиад и думал, что все пройдет гладко. А Леотихид не так глуп и тоже своих шпионов имеет, как выяснилось. Что-то там на севере сейчас творится, в окрестностях Белмины и Пелланы. За нас эти гарнизоны или уже нет?»

– Но он принес не только это известие, – продолжил Леонид, на мгновение замолчав, словно не знал, мог ли до конца доверять Гисандру. И это молчание вдруг больно задело наварха, который готов был отдать жизнь за своего царя и не раз уже это доказывал. С самого начал похода ему казалось, что царь что-то от него скрывает, не посвящая во все планы. Конечно, все тонкости высокой политики его могли и не касаться, но Гисандр в глубине души был уверен, что заслужил большего доверия от Леонида, решив принять его сторону в этой гражданской войне. Царь словно услышал этот крик души и заговорил быстрее, ничего не скрывая.

– Моя жена Горго с сыном, предупрежденная Эвривиадом, смогла тайно покинуть Спарту. С помощью его верных людей она сбежала из города и сейчас находится в укромном месте.

Леонид посмотрел прямо в глаза Гисандру и добавил, ясно дав понять, что доверяет ему:

– В деревушке, на отрогах Тайгета, между Спартой и Пелланой. Всего в дне пути отсюда. С ней не более десятка воинов.

Услышав это, Гисандр даже выпрямился.

– Значит, царице Горго угрожает опасность?

– Ее жизнь и жизнь моего малолетнего сына Плистарха, моего наследника, висит на волоске. Из-за предательства Эвривиад не смог перевезти ее в условленное место, там, где она была бы в полной безопасности до нашей победы. Шпионы Леотихида сейчас повсюду ищут ее и скоро найдут. А в верности гарнизонов Пелланы и Белмины у меня нет уверенности. Полемарх Леонт не отвечает на мои послания.

По спине Гисандра пробежал холодок. В окрестностях Пелланы находилась и его семья.

– Я еще не полностью победил Леотихида, его войско рассеяно, но не добито окончательно, – подвел итог своему рассказу царь. – В самом городе находится по меньшей мере две тысячи воинов. Он не окружен, и в столицу, как доносят мне лазутчики, еще могут подойти подкрепления. В том числе из гарнизонов Мессении, что сразу за хребтом. Время не ждет. Скоро подойдут наши корабли, и тогда новый штурм Спарты уничтожит наших противников, но до тех пор я не могу покинуть свою армию. Кроме того, Заракс все же напал на Кифанту в нашем тылу. Я жду вестей со всех фронтов. Поэтому… спасти царицу я поручаю тебе, Гисандр.

Наварх не мигая продолжал смотреть в глаза своему царю, словно до него не сразу дошел смысл сказанного. Ему приказывали спасти семью самого царя, что могло быть большим знаком доверия. Все мелкие обиды и подозрения остались в прошлом, он снова был готов умереть за Леонида.

– Что я должен сделать? – выдавил из себя наварх, наконец.

– Ты выдвигаешься прямо сейчас, – приказал царь, положив руку ему на плечо. – На лодках, которые ждут вас у берега, вы преодолеете Эврот. Дальше Мназон покажет тебе путь, – он будет твоим проводником. Возьми с собой только самых быстрых и сильных. Десяток бойцов. Не больше.

Гисандр молчал, не перебивая царя.

– Избегай сражений. Убивай только тех, кто встанет у тебя на пути. Твой отряд должен пройти скрытно по тылам противника, – продолжал напутствие Леонид, – и, вместе с царицей и моим сыном, также скрытно вернуться к берегам Эврота. Если к тому моменту я еще не захвачу Спарту, то вам придется переправиться вновь на этот берег. Если получишь вести, что я уже в Спарте, то двинешься туда. Но со всей осторожностью. Не двигайся с места, пока не убедишься, что опасности нет. Днем позже или днем раньше, не имеет значения. Главное для тебя, Гисандр, спасти мою семью. Боги будут хранить вас.

– Я понял тебя, мой царь, – кивнул вдохновленный таким заданием наварх, – я спасу ее. Через день, самое позднее два, царица Горго и твой сын будут в безопасности.

Глава шестнадцатая

Царица горго

 Сделать закладку на этом месте книги

Не успел еще утренний туман рассеяться, как три узкие лодки, в которых сидело пятнадцать бойцов, включая проводника – Гисандр все же решил взять чуть больше, чем советовал царь, – приблизились к другому берегу в пустынном месте на несколько стадий выше Спарты. Там, где виднелись высокие камыши. Среди тех, кого наварх решил взять с собой, были четверо гастрафетчиков: Этокл, Бриант и еще два метких стрелка, их ученики, не уступавшие в мастерстве своим учителям.

Баллисты были оставлены под надежной охраной. А раненный в голову Темпей остался присматривать за ними в лагере за кипарисовой рощей, а заодно залечивать свои раны при помощи нескольких илотов. И хотя у Темпея были некоторые запасы снадобий, чтобы самому заняться своей головой, Гисандр все же решил предоставить ему илотов в услужение. На всякий случай, чтобы Темпею было кого послать за лекарственными травами, пока он сам не мог активно передвигаться.

– Не скучай, я быстро, – успокоил его Гисандр в ответ на вопросительный взгляд раненого алхимика, с некоторой озабоченностью взиравшего на приготовления спешно вооружавшихся гоплитов, – надо кое-куда отлучиться по срочному делу.

И, забрав с собой бойцов, исчез в направлении береговой линии.


– Пристанем здесь, – предложил Мназон, когда в камышах, усеявших всю прибрежную линию, наметился разрыв, – здесь можно подойти к самому берегу незаметно.

– Нет, – почему-то не послушал проводника Гисандр, хотя место действительно было подходящим, – пройдем чуть дальше вверх по течению вдоль камышей.

– Скоро туман рассеется совсем, и мы будем видны как на ладони, – предупредил его Мназон.

– Мы успеем проскочить, – ответил на это наварх, – ведь нужная нам деревня находится еще выше по течению, так?

– Так, – кивнул Мназон.

– Значит, чем дальше мы проплывем по воде, тем ближе окажемся к ней? – вновь уточнил наварх, внимательно оглядывая побережье в поисках удобной заводи.

– Это так, – кивнул Мназон, сидевший чуть впереди наварха, – но осмелюсь напомнить, что грести против течения в такой бурной воде тяжело. Мы зря потеряем много сил, а они нам ещё пригодятся. Деревня в горах. Кроме того, на открытом месте нас легко могут заметить воины неприятеля.

– Ты умен, Мназон, – кивнул Гисандр, удивленный прозорливостью своего проводника. – Но все же пройдем дальше. И… больше не спрашивай, почему.

Мназон нехотя умолк, подчинившись. Как мог судить наварх, его проводник был не просто гоплитом, а одним из приближенных Эвривиада, занимавшего высокие посты в иерархии спартанской армии еще до этой войны. А Эвривиад был не таков, чтобы даже в отчаянной ситуации поручать секретное дело первому попавшемуся гоплиту. Судя по всему, Мназон сам был командиром и не стеснялся высказывать свое мнение даже при высших военачальниках Спарты, включая царя. И те, похоже, к нему прислушивались. Но сейчас он был представлен Гисандру только как проводник.

«Надо будет присмотреться к этому проводнику, – решил он, поглядывая на блестящий шлем гоплита сзади, – и держать ухо востро. Леонид ему, конечно, поверил, но сейчас любой может стать предателем. Ставки слишком велики. Надеюсь, он приведет нас куда надо. Иначе придется его убить при первом же подозрении».

Впрочем, насчет гребли против течения Мназон был абсолютно прав. Бурный Эврот несколько раз едва не перевернул их утлые лодчонки, пытаясь разбить о камни на середине реки, когда они переплывали стремнину в утреннем тумане. Эта борьба с речными духами стоила гребцам немалых усилий, и хотя здесь, у самых камышей, течение было уже не таким быстрым, оно все же было. Гребцам приходилось постоянно бороться с бурными водами, чтобы их не сносило вниз, к остаткам рухнувшего моста. И все же Гисандр решил пройти вверх, повинуясь своему чутью.

Во-первых, за время преодоления реки их снесло чуть ниже, чем они рассчитывали пристать. И во-вторых, хотя место здесь было действительно закрытое, позволявшее пристать незамеченными за лесом из камышей, но глубоких заводей, врезавшихся в берег, пока не было. А наварх искал хотя бы небольшую заводь, где можно будет спрятать лодки. Ведь обратный путь вполне мог лежать через Эврот на другой берег. И он не хотел оказаться вместе с царицей и ее сыном вновь на берегу, в окружении врагов, но уже без лодок.

Наконец, когда над водой рассеялись последние клочки тумана, хоть как-то скрывавшие их продвижение от посторонних глаз, удача улыбнулась посланцам царя Леонида. Наварх, изучавший малейшие изгибы заросшего тростником берега и пытавшийся впитывать все звуки, вдруг услышал новый шум. И он готов был поклясться, несмотря на грохот Эврота, что это журчала река или большой ручей. Буквально в то же мгновение за изгибом берега показалась заводь, не слишком широкая, но далеко вдававшаяся в камыши и вполне способная укрыть три лодки. Впрочем, Гисандр и здесь не стал приставать к берегу.

– Ручей достаточно широкий и глубокий, – решил он, когда его лодка пробиралась среди камышей, – похож на небольшую речку. Пройдем по нему чуть выше, до тех пор, пока позволит глубина.

Мназон на этот раз лишь пожал плечами. Похоже, он быстро усвоил урок.

Одна за другой лодки осторожно двигались вверх по узкому руслу ручья, который мог брать свое начало только на отрогах Тайгета. А Гисандру со спутниками именно туда и нужно было пробраться. К счастью, тростник, росший по берегам, по-прежнему скрывал их от ненужных взглядов. Здесь «спецназовцы» уже вполне могли наткнуться на большие отряды врага. Не так уж сильно они удалились от города. А Спарту хорошо охраняли со всех сторон, откуда можно было ждать нападения. Кроме разве что отрогов Тайгета, видневшихся даже отсюда на горизонте.

– Пристанем здесь, – решил наварх, убедившись, что дальше вверх по течению ручей становился значительно мельче и уже, – лодки вытащить на берег, закрепить и забросать тростником.

Получив приказ, порядком уставшие гребцы сразу же направили лодки к берегу, находившемуся буквально в десяти шагах. Со своего места Гисандр внимательно вглядывался в прибрежные заросли и одновременно следил за носом своей лодки. Продавив тростник, тот бесшумно вошел в мягкую глину, уткнулся килем в невидимое препятствие и замер. Забросив щиты за спины, все воины осторожно покинули лодки. Дно оказалось мягким. Проваливаясь в коричневую жижу, они ухватились за борта и слаженными движениями вытащили суденышки из воды. Сам наварх тоже перелез через борт, провалился почти по колено и, с трудом выдирая сандалии, направился к берегу. Оказавшись на сухом месте, он раздвинул ладонями тростник и осмотрелся.

Вдоль ручья от реки почти до самых гор тянулся небольшой лесок, что было очень кстати. Он был довольно редкий. Но это было лучше, чем идти через бескрайнее поле, которых было немало в окрестностях Спарты, рискуя попасть на глаза дозорам Леотихида.

Обернувшись на треск ломаемого тростника, Гисандр увидел, как воины выполняют его приказ, добросовестно забрасывая лодки стеблями и листьями. Вскоре суденышки стало почти не видно на фоне серо-коричневого пейзажа.

«Сразу не найдут, – решил Гисандр, – и то ладно. А в остальном понадеемся на богов».

Глядя, как ломают тростник, умудренный опытом наварх вдруг вспомнил наказание, которому его подвергли педономы за драку с Деметрием. Это случилось еще в бытность Гисандра молодым волчонком из агелы, а не полноправным гражданином Спарты. Тогда его тоже заставили голыми руками несколько дней ломать этот тростник, сбивая руки в кровь, и на ночь делать из него постель. Ничего другого ему не полагалось. Он выдержал это наказание. Более того, с тех пор для спартанца постель из стеблей тростника под открытом небом казалась лучшей на свете.

«И ведь было это где-то тут… – припомнилось наварху, давно не бывавшему в родном городе, опутанном сетью лагерей для подготовки молодых волчат к воинской жизни, – только с другой стороны».

Отогнав нахлынувшие воспоминания, Гисандр приказал выдвигаться. Время работало против посланцев царя. Леонид был уверен, что Горго искали не только они. Если шпионы Леотихида найдут ее раньше, то в руках эфоров окажется такой заложник, обладание которым могло сильно повлиять на исход войны. Гисандр даже не мог представить себе, перед каким выбором окажется Леонид, если боги отвернутся от них сейчас.

– Вот теперь веди нас, проводник, – приказал наварх, пропуская Мназона вперёд, – твоя очередь. Показывай, куда дальше.

Посланец Эвривиада быстро осмотрелся и, указав рукой в сторону гор, первым направился туда через лес. Перемазанные глиной воины, которым пришлось даже испачкать алые плащи, вытаскивая лодки, устремились за Мназоном.

Так отряд преодолел несколько стадий по редколесью, продвигаясь вдоль русла ручья. Присутствие воды можно было легко заметить по линии тростниковых зарослей, которые становились все мельче, а вскоре и совсем пропали. Присмотревшись, Гисандр заметил, что ручей уходит вправо, пропадая среди невысоких холмов, за которыми угадывался овраг.

Никаких соединений врага им пока не повстречалось. Но лес, и без того редкий, неожиданно закончился. Дальше за ним начиналось обширное поле, изрезанное по правому краю оврагами, а по левому кустарником. Спрятавшись за деревом, в нескольких стадиях впереди наварх увидел дорогу. Ту самую, вымощенную камнем дорогу, по которой он не раз проходил из Пелланы в Спарту и обратно. И лишь пару раз преодолевал ее на повозке. Настоящие спартанцы всегда ходят пешком и коней не признают. Сейчас дорога казалась абсолютно пустынной.

– Ну, – подозвал он ближе Мназона, – куда дальше?

– Надо взять правее, на пару стадий, – сказал, осмотревшись, проводник и вытянул руку, – нам нужен вон тот, желтый отрог, густо покрытый деревьями. За ним начинается едва заметная тропа, по которой мы попадем в горную деревню. Там сейчас и скрывается царица.

Присмотревшись к плотным зарослям, которыми были покрыты все предгорья вдалеке, наварх перевел взгляд поближе и решил:

– Тогда идем к оврагу. Похоже, овраг глубокий и тянется до самой дороги. По нему можно пройти в полный рост и остаться незамеченными… Если нам повезет, конечно.

– Боги на нашей стороне, – заявил Мназон.

– Тогда не будем терять время, – кивнул наварх, отделяясь от дерева, – солнце уже высоко.

Но едва воины, шедшие первыми, сделали несколько шагов и почти покинули пределы рощи, как на дороге обнаружилось движение.

– Стоять! – прохрипел приглушенным шепотом наварх, вновь исчезая за деревом, – назад! Всем в укрытие!

Присев, гоплиты попятились и быстро растворились среди желто-коричневых деревьев. Их измазанные грязью плащи сейчас служили неплохой защитой.

На дороге показался отряд, примерно в две сотни гоплитов, который продвигался быстрым шагом со стороны Пелланы к столице. Гоплиты бодро маршировали, явно не ожидая нападения. Черных повязок на них Гисандр не разглядел, но и так было видно, что это воины из армии эфоров. Других здесь просто не могло быть.

«Узнать бы, жив ли еще Леотихид, – подумал вдруг наварх, глядя, как за поворотом дороги исчезает последняя шеренга алых плащей, – он ведь ранен в грудь, да еще обгорел. Если бы ещё до рассвета его забрали посланцы Аида, то это был бы отличный исход для нас. Без царя во главе армии эфоры долго не продержатся. Их дни будут сочтены».

– Вперед! – скомандовал он, едва отряд гоплитов исчез из вида за поворотом, – бегом к оврагу!

Первый солдат Гисандра за несколько прыжков преодолел расстояние от рощи до оврага и буквально нырнул в него. То же сделал и второй, за ним третий, потом Мназон и остальные. Последним в овраге оказался сам Гисандр. Кромка земли теперь возвышалась над его головой на таком уровне, что можно было даже не снимать шлема. Приятно удивленный глубиной оврага, который был еще и сухим – никаких ручьев здесь не текло, – наварх приказал всем быстро выдвигаться к дороге. Первым опять пошел проводник Мназон, за ним трое. И уже в середине колонны – наварх с четверкой гастрафетчиков, которым он приказал зарядить свое оружие для боя.

– Мало ли кто может объявиться на дороге в самый неподходящий момент, – заявил он и добавил, помолчав мгновение: – Никто из тех, кто случайно повстречается нам, не должен уйти живым.

Этокл и Бриант согласно кивнули.

Наварх надеялся, что им повезет преодолеть дорогу незамеченными. Но злые духи словно решили посмеяться над ним. Когда Мназон, первым оказавшись у мощеного полотна, выглянул из оврага – дорога была пустынной. Он беспрепятственно пересек ее и спрятался в кустах с другой стороны, дожидаясь остальных. Словно тени, бойцы быстро переметнулись через дорогу и оказались в зеленых зарослях. Без происшествий преодолел дорогу и сам наварх вместе со своими гастрафетчиками, для которых в этот момент не оказалось работы. Но едва стоило отряду, собравшись вместе, двинуться дальше вдоль дороги к желтому отрогу, как навстречу им из кустов вышло два путника.

Судя по одежде, это были простые пастухи-илоты, спустившиеся с гор. Увидев перед собой неожиданно целый отряд вооруженных спартанцев, они замерли как вкопанные, от страха не зная, что делать.

В другое время Гисандр не обратил бы на них никакого внимания и отпустил с миром. Но сейчас слишком многое зависело от того, как поздно их обнаружат. А живые илоты расскажут все первому встречному спартанцу, который приставит клинок к их горлу.

Ему не пришлось даже подавать знак, он лишь повернул голову в сторону гастрафетчиков. И стрелы с чавканьем вонзились в грудь пастухов. Все произошло так быстро, что оба рухнули под ноги Гисандру, не успев даже вскрикнуть.

– Оттащите их тела подальше от дороги в заросли, – приказал он, скользнув взглядом по лицам мертвецов, – и забросайте ветками, чтобы не сразу нашли. Да выньте стрелы. Такие здесь редко встречаются. Не будем привлекать к себе внимание раньше времени. Пусть считают, что их порвал клыками кабан.

Пока Этокл, Бриант и несколько бойцов выполняли его приказание, сам наварх нервно осматривал окрестности. Осторожно раздвинув кусты, он убедился, что дорога между Спартой и Пелланой была свободна и никто из неприятельской армии к ним не приближается. Прибытие «спецназа» с противоположного берега Эврота в этот район пока что оставалось тайной для солдат Леотихида и, конечно, эфоров.

«Впрочем, кроме солдат, у Леотихида достаточно шпионов из мирных жителей, – припомнил он слова своего царя, глядя, как его воины забросали мертвые тела пастухов ветками, – так что от илотов стоило избавиться в любом случае, хотя бы из этих соображений. Пастухи – отличная легенда для шпиона. Ходит где хочет, не вызывая подозрений».

Хотя, так это или нет, на самом деле ему было все равно. Даже если пришлось убить невинных пастухов, цена ошибки была слишком высока, а пастухов в Спарте хватало.

– Пора двигаться дальше, – проговорил Гисандр, когда мертвецов было уже не видно под грудой зеленых веток. – Мназон, веди нас. Время не ждет.

Мназон, стоявший чуть поодаль, обменялся взглядами с Гисандром и молча двинулся в лес, росший по склону холма. Шел он довольно уверенно и вскоре вывел отряд на едва заметную извилистую т


убрать рекламу


ропу, что петляла у подножия отрогов. Это была узкая дорожка, которой, судя по всему, пользовались редко. Во всяком случае, сейчас на ней не было ни одной живой души. И лучше бы ей было не появляться, иначе она сразу отправилась бы на встречу с богами. Передвигаться по этой тропе можно было не слишком быстро, но зато с дороги их было не разглядеть и не услышать, если только они сами не будут привлекать к себе внимание громкими криками. А в планы наварха это совершенно не входило.

Так, в молчании, они пробирались некоторое время, пока Мназон не вывел их, наконец, к подножию желтого скалистого отрога, где тропа раздваивалась. Одна шла дальше вдоль отрога, огибая его и пропадая в полях. А вторая круто забирала вверх по скалам ярко-желтого оттенка, густо поросшим лесом. «Похоже, наш проводник не врет и действительно бывал здесь, – решил Гисандр, все это время буравивший его спину своим подозрительным взглядом. – Впрочем, это еще не повод доверять ему полностью. Кто знает, что ждет нас в лагере. Царица или воины Леотихида».

– Здесь мы повернем и пойдем наверх, – сообщил проводник Гисандру, немного отдышавшись, – и, ближе к вечеру, должны быть на месте. В лагере, где сейчас находится царица с наследником. Тропа идет по довольно крутому склону, пробираться трудно.

– Ничего, – кивнул наварх, облизывая пересохшие от жары губы, – спартанцу пробежка по горным отрогам только в радость. А кроме того, если нам идти будет трудно, то и вражеским солдатам нелегко. Из лагеря есть другой путь к Эвроту?

– Местные пастухи говорили, что есть. Но он кружный и занимает почти два дня. Я не проверял. Не было времени. Этот путь должен быть гораздо короче.

– А что сталось с пастухами? – уточнил наварх, напрягшись при мысли, что не только они знали об этом убежище царицы.

– Не беспокойся, Гисандр. Они лежат на дне глубокого ущелья, под накидкой из желтых камней, – успокоил его проводник, криво усмехнувшись, – так же, как и те, что повстречались нам недавно.

– Если так пойдет дальше, скоро в окрестных деревнях совсем не останется пастухов, – усмехнулся в ответ наварх. – Лучше бы им больше не попадаться у нас на пути. Веди нас дальше, Мназон. Еще до заката мы должны убедиться, что Горго и Плистарх живы и здоровы.

Проводник не обманул. Тропа действительно круто пошла вверх, петляя меж валунов и деревьев. Следов на ней было немного, но попадались даже козьи. Из чего наварх с удивлением заключил, что по ней, несмотря на крутизну, даже перегоняли скот. Пару раз его сандалии, измазанные глиной из ручья, чуть не соскользнули с крутого склона. В последний момент наварх успел ухватиться за ближайшую сосну свободной рукой и, подтянувшись, вновь вернуться на тропу.

«Однако эта тропа действительно не для увеселительных прогулок, – поймал он себя на мысли, – как же здесь карабкалась царица, да еще с младенцем?»

Впрочем, Горго, как и все спартанки, была сильной и спортивной. Гисандр вдруг явственно увидел своим внутренним взором, какой она была, когда он впервые увидел жену царя Леонида. Это была молодая женщина, невысокая, со спортивной фигурой и длинными, завитыми в локоны, волосами. А ее приятные выпуклости не скрывал даже просторный гиматий. За ее большие томные глаза Горго с детства называли Волоокой. Жена спартанского царя была красива, что ни говори.

А случилось это на открытии Гимнопедий, в которых ему посчастливилось победить и обрести славу. Тогда Горго громко призывала весь стадион поприветствовать победителей Гимнопедий в борьбе, удостоив коротким взглядом его самого, а затем обнаженных дев, которые пришли прославить Аполлона и достойных эфебов. Гисандр был тогда среди них, а Елена, его будущая жена, среди хора дев. Царица Горго, как выяснилось в тот же день чуть позже, активно «болела» за дев, боровшихся между собой обнаженными подобно эфебам. И Гисандр тогда решил, что она сама в недалекой молодости также боролась на гипнопедиях обнаженной, как и полагалось всем участникам состязаний. В Спарте такая одежда на стадионе считалась нормой.

«Эх, жаль, я этого не видел своими глазами», – мечтательно подумал наварх, быстро оглянувшись по сторонам, словно кто-то мог подслушать его фривольные мысли и донести царю. Но сразу за ним перепрыгивали с камня на камень верные слуги – Этокл и Бриант. Отогнав назойливые мысли, наварх стал карабкаться дальше вверх по склону. С тех пор много воды утекло. Гисандр женился, у него родился сын. А пока царь Леонид и Гисандр бились с персами у Теплых врат, долгожданный сын родился и у царицы Горго. Во многом благодаря затеям Гисандра с баллистами и кораблями война с персами затянулась. Сыну царя Леонида между тем не исполнилось и двух лет.

«Почти младенец еще, сиську сосет, – подумал наварх, преодолевая очередной опасный поворот тропы, – а уже наследник, жизни которого угрожает смертельная опасность».

Выбравшись на ровную площадку, Гисандр ненадолго остановился здесь, переводя дух и разглядывая небольшой участок дороги, видневшийся между кронами деревьев. Как ни старался наварх разглядеть там погоню – никого не увидел. Дорога была пустынной, все тихо. «Как-то легко пока все идет, – подумал от природы подозрительный Гисандр, – слишком легко». Но двинулся дальше в провал между двумя скалами, где только что исчезла широкая спина Мназона.

Вскоре тропа, набрав нужную высоту, выровнялась, и почти весь дальнейший путь они проделали, петляя между скал и деревьев, но больше не поднимаясь вверх.

– Кто же это построил деревню на такой высоте? – удивился наварх, когда догнал на очередной остановке Мназона. – Для постоянной жизни не скажешь, что удобное место.

– Козлопасы, – спокойно ответил Мназон, – они здесь живут только тогда, когда перегоняют стада на ту сторону Тайгета, в Мессению. Остальное время деревня пустует, как сейчас, поэтому о ней мало кто знает.

– Так отсюда есть короткий путь в Мессению? – уточнил наварх. – Ты же говорил только про вторую тропу, что ведет в обход отрога и обратно.

– Так и есть, – кивнул Мназон, тяжело дыша. До этой остановки он сам прыгал по отрогам не хуже горного козла и теперь восстанавливал силы, пока остальные гоплиты подтягивались снизу.

– Второй путь идет обратно к дороге, но у самой деревни есть еще одна развилка, оттуда тропа ведет уже на вершину самого хребта и дальше в Мессению, до порта Фарай. Это место мне посоветовал Эвривиад.

– Козлопасы, говоришь? – засомневался наварх. – По такой тропе гонять даже стада коз небезопасно, не то что людей.

Но дальше расспрашивать не стал, вместо этого посмотрев назад, на последних гоплитов, только что присоединившихся к основной группе. Дав им немного времени на отдых, Гисандр продолжил свои размышления.

«Хотя эта странная деревня – удобный перевалочный пункт, – подумал наварх, – можно прятать и контрабанду, и воинов, при необходимости. Или беглых преступников. От столицы недалеко, а если что – можно уйти за хребет в Мессению. Хотя кому это нужно? Деревня же далеко от любой границы находится, разве что спрятаться от посторонних глаз. И откуда, интересно, о ней знает Эвривиад?»

– Далеко еще? – уточнил, прервав молчание, Гисандр у проводника.

– Почти пришли, – ответил тот, покосившись на солнце, которое уже прошло зенит и начало свой путь по небосводу вниз, – еще пять сотен шагов по тропе, и мы на месте.

Дождавшись, когда все немного перевели дух, наварх скомандовал:

– Вперед, Мназон. Указывай путь. Этокл и Бриант, теперь вы пойдете первыми.

– Только когда приблизимся к деревне, – предупредил Мназон, – я должен войти туда первым.

– Почему? – удивился наварх.

– Таков уговор. Я должен подать условленный знак, – ответил он, переходя на шепот, чтобы никто из гоплитов его не услышал. – Иначе воины начнут защищать царицу. А сама Горго, решив, что на нее напали солдаты Леотихида, может лишить жизни себя и младенца.

– С чего ты взял? – еще сильнее удивился наварх.

– Она сама так сказала мне при прощании, – еле слышно проговорил Мназон, – и добавила, что никогда не станет заложницей эфоров.

«А она ведь сможет, – подумал Гисандр, – убить себя и наследника, чтобы избежать позора и не стать разменной монетой в грязной игре эфоров. Вот чертова баба».

– Ладно, – кивнул наварх, – иди вперед.

Когда они прошли положенное расстояние и тропа вывела их на небольшую поляну, густо заросшую деревьями, сквозь которые все же можно было разглядеть в глубине несколько хижин, Мназон остановился. Наметанный глаз спартанского военачальника, который шел следом, уловил движение за деревьями.

– Царь Леонид шлет вам добрые вести с берегов Эврота, – громко возвестил Мназон, сделав пару шагов вперед и приложив левую руку к груди, а правую, в которой он держал копье, опуская вниз.

«Какой длинный пароль, – подумал наварх, не спуская глаз с ближайших деревьев, откуда могло вылететь копье, – и довольно витиеватый для спартанцев. Кто же его придумал? Не сама ли царица? Говорят, ее тетка-воспитательница смогла привить Горго любовь к поэзии, хоть это и не поощряется в Спарте».

Некоторое время длилось молчание. Наконец, ветви сосен шелохнулись, из-за них показалось сразу два рослых гоплита, преградив путь. «Без повязок», – сразу отметил Гисандр, невольно напрягаясь. Но все же решил подождать ответных действий: в войсках Эвривиада еще могли не знать про повязки.

– Мы видим, боги хранили тебя, Мназон, – ответил, наконец, один из воинов, бывший здесь, похоже, за старшего, – и рады услышать твои вести с берегов Эврота. А это кто с тобой?

У Гисандра появилось ощущение, что он находится скорее на какой-то театральной постановке в Афинах, чем в двух шагах от столицы Лакедемона, где красноречие было не в чести. Так выспренно спартанцы никогда не выражались. Обычно разговор был гораздо короче. Но, несмотря на это, наварх все же признал в них своих и, обменявшись короткими взглядами с проводником, сделал шаг вперед.

– Я Гисандр, посланец царя Леонида, – заявил он тоном привыкшего повелевать, – прибыл за царицей Горго и наследником. Препроводите меня к царице немедленно.

Два охранника переглянулись, но возражать не стали. Видимо, обмен тайными знаками с Мназоном закончился.

Раздвинув ветви, они открыли дорогу к деревне. Опустив копье, со щитом за плечами, Гисандр вошел на поляну первым. За ним Этокл и Бриант с гастрафетами наперевес, следом шел Мназон и несколько гоплитов. Остальным наварх приказал стеречь единственную короткую тропу к дороге.

Почти сразу он увидел Горго. Невысокая, с крепким станом, укрытым лишь коротким серым хитоном. Напряженная и вместе с тем гибкая, как хищная кошка. Длинные черные волосы были стянуты сзади, чтобы не мешать движениям. Большие томные глаза смотрели на Гисандра пристально, без страха, ожидая чего угодно.

«Хороша, – невольно подумал наварх, – даже после нескольких дней скитаний».

Царица не пряталась. Напротив, она стояла перед хижиной с мечом в руке, готовая исполнить свое обещание. А в шаге от нее другая девушка, кормилица или просто служанка, держала за руку малолетнего мальчика. Будущий царь Спарты смотрел на прибывших солдат с нескрываемым любопытством и безо всякого страха.

Вокруг Горго стояло еще с десяток воинов.

– Я прибыл по приказу царя Леонида, – повторил наварх, приблизившись и опустившись на одно колено с поклоном, – он приказал мне спасти тебя, царица, и наследника, доставив к нему.

– Хвала богам, – произнесла в ответ Горго, опуская меч, – я уже думала, что нас отыскали люди эфоров.

– Еще нет, – кивнул наварх, оставаясь все так же коленопреклоненным, – но они рыщут вокруг и рано или поздно обнаружат это место. Поэтому царь и приказал мне доставить вас скрытно на берега Эврота как можно быстрее.

– Леонид еще не взял Спарту? – поинтересовалась Горго, вкладывая меч в ножны и приблизившись.

– Он в одном шаге от этого, царица, – произнес наварх, глядя на нее теперь снизу-вверх и стараясь изо всех сил не рассматривать стан царицы, который казался с такого расстояния еще более привлекательным, – армия Леотихида разбита в сражении на левом берегу, а сам он ранен, но смог бежать. Город еще в руках эфоров. Однако очень скоро мы возьмем его. А пока нужно уходить отсюда.

– Встань, посланник, – приказала Горго, а когда наварх распрямился перед ней во весь рост, добавила, присмотревшись: – Я помню тебя. Это ведь ты несколько лет назад победил на Гимнопедиях, а потом спас жизнь моему мужу на войне… Гисандр.

– Да, это я, царица, – вновь поклонился наварх, на этот раз не преклоняя колен и даже позволив себе слегка улыбнуться. – Царь приказал мне немедленно увести вас отсюда к Эвроту. Но…

– Мы готовы, – заявила царица, тряхнув волосами, – мы и так задержались здесь слишком долго.

– Но… – продолжил наварх, посмотрев на малолетнего царя и служанку, а затем оглянувшись на тропу, где уже начинали сгущаться сумерки, – путь к дороге по этой тропе слишком опасен, чтобы идти ночью. А я обещал царю сберечь ваши жизни. Поэтому мы пойдем утром, царица, на рассвете.

Сначала Горго вновь недовольно тряхнула своей гривой стянутых в хвост волос, но затем также посмотрела на сына и служанку. Подумала мгновение и решила:

– Хорошо, выступаем на рассвете. А сейчас поешь и отдохни. Дальняя хижина для тебя.

– Благодарю, царица, – ответил Гисандр, вновь невольно залюбовавшись буйной красотой Горго. – Я прекрасно отдохну под открытым небом на этой поляне, накрывшись свои плащом. Для спартанца это лучший отдых.

На этот раз Горго чуть дольше положенного задержалась взглядом на лице наварха, но затем кивнула и отправилась спать в хижину. Туда же за ней увела и малолетнего Плистарха служанка.

Гисандр пересчитал своих воинов, которых теперь было почти тридцать человек, вместе с охраной царицы. Расставил дозоры на всех тропах и лег спать на теплые камни. Но долго не мог сомкнуть глаз, не выходил из головы томный взгляд царицы и ее гибкий стан. Отогнав, наконец, от себя эти запретные мысли, Гисандр заснул.

Глава семнадцатая

Путь назад

 Сделать закладку на этом месте книги

Вышли они еще затемно, когда едва наметилась полоска света над горами. Впереди десяток воинов с Мназоном. В середине колонны Гисандр, Горго с наследником и служанкой, под охраной гастрафетчиков. Остальные воины замыкали отряд. Двигались очень медленно и осторожно, со скоростью малолетнего царя Спарты. В походе Горго сама вела своего сына, одновременно обучая юнца, который едва ходил, тому, как надо передвигаться по таким тропам. И хотя он еще не мог идти как взрослые воины, но уже старался, проявляя характер. И все же это было слишком медленно.

– Царица, – осмелился приблизиться к ней наварх, после недолгих размышлений, – нам нужно двигаться быстрее. Если мы пойдем дальше так же, то будем у дороги слишком поздно, и нас смогут легко настичь. Позволь одному из воинов понести твоего сына на себе. Если хочешь, это сделаю я.

– Я сама понесу его, – ответила Горго, неожиданно легко согласившись.

С помощью служанки она закинула сына себе за спину и привязала за пояс и ноги плащом, устроив подвесное сиденье. Теперь Плистарх был надежно закреплен, но случись Горго сорваться – они погибли бы оба. Поймав удивленный взгляд наварха, который впервые узрел такое приспособление для переноски детей, Горго лишь усмехнулась:

– А как, ты думаешь, мы сюда поднялись? Нам пришлось бежать так быстро, что мы оставили все необходимое в Спарте.

Когда первые лучи солнца осветили поросшие лесом верхушки отрога из желтого камня, отряд беглецов был уже у дороги. К счастью, добрались без приключений. Никто не сорвался и не погиб. Оставив Горго с сыном отдыхать на некотором удалении от дороги – дальше предстояло передвигаться по ровной и открытой местности гораздо быстрее, – Гисандр с Этоклом и Бриантом лично отправился к дороге, осмотреться.

Высунувшись из придорожных кустов, наварх цепким взглядом исследовал всю видимую часть дороги. А также овраг и поле, что примыкало к желанному лесу, сквозь который они пробирались от спрятанных в тростнике лодок сюда. По нему же намеревались и вернуться обратно. Ни на дороге, ни в поле в этот ранний час не было заметно никакого движения.

Гисандр попытался рассмотреть, что творится в Спарте, но отсюда это было невозможно. Кусты закрывали видимость. Прислушался – никакого шума битвы не доносилось оттуда. Запаха гари и дыма, поднимавшегося от пожара, тоже. Ничто не говорило о том, что царь Леонид пошел на решающий штурм.

– Ладно, тогда не будем терять время, – решил наварх, – идем к лодкам. А там посмотрим.

Он вернулся к месту отдыха Горго. А приблизившись, вдруг увидел, как царица, сидя на поваленном дереве и приспустив хитон с плечей, спокойно кормит грудью своего сына, ничуть не стесняясь присутствием воинов. Воспользовавшись случаем, и Гисандр позволил себе немного полюбоваться на упругие груди царицы Спарты. Нагота здесь никого не смущала, хотя в прошлой жизни, о которой наварх уже почти забыл, такая картина его могла бы смутить. Да и женщины вели себя иначе.

Увидев рослую фигуру наварха, Горго поняла, зачем он вернулся. Она прекратила кормить, оторвала сына от груди и передала служанке. Малолетний Плистарх был недоволен и едва не расплакался, крикнув что-то своей матери. Но та не обратила на это никакого внимания и поднялась, вернув хитон на прежнее место. При этом царица слегка усмехнулась, заметив сожаление во взгляде, с которым молодой наварх проводил это движение. Поправив хитон, Горго встала.

– Надо идти? – спросила она, смело взглянув ему в глаза.

– Да, моя царица, – все же отвел взгляд в сторону Гисандр, – пока дорога свободна, нужно перебраться на ту сторону. За ней глубокий овраг, по которому мы пришли сюда. Тем же путем и пойдем назад. Он доведет нас до леса, где мы будем уже не так заметны. Если боги помогут нам, то вскоре мы достигнем берега ручья, на котором спрятаны наши лодки, и переправимся на другую сторону Эврота. В лагерь царя Леонида.

– Тогда идем.

И она вновь усадила Плистарха к себе на спину, прикрепив его накидкой, как и в первый раз.

– Быть может, Плистарха понесет служанка или один из воинов? – все же спросил наварх. – Спуск с горы утомил вас.

– До Эврота недалеко, – отмахнулась Горго, – я справлюсь сама.

Гисандр больше не стал спорить и кивнул, развернувшись к воинам.

– Десять человек во главе с Мназоном идут первыми и ждут нас с той стороны, осматривая дорогу. За ними идет царица с сыном, я и гастрафетчики. Затем остальные.

Наварх уже развернулся, чтобы идти к дороге, как вперёд выступил тот самый воин, что обменивался тайными знаками с проводником.

– Прости, Гисандр, – заявил он немного растерянно, – но Мназона нет. Он исчез.

– Как это исчез? – резко обернулся наварх.

– Едва мы оказались здесь, он был среди нас, но сейчас его уже нет, – пожал плечами воин, – нигде. И довольно давно.

– Может, отошел… по нужде? – не терял надежды Гисандр. Хотя прежние подозрения, о которых он успел позабыть, вдруг вспыхнули с новой силой.

– Я Пейон, командир охраны царицы Горго, – пояснил гоплит и глухо повторил: – Мы проверили все окрестные кусты и деревья. Его нет.

– Значит, сбежал, – отчего-то вдруг успокоился Гисандр, словно услышал хорошую новость, – тогда нам следует поторопиться. Если Мназон – предатель, очень скоро здесь будут люди Леотихида. И… он знает, где спрятаны наши лодки.

Его взгляд встретился со взглядом царицы, в котором сверкнул холодный огонек ярости. Она невольно положила ладонь на рукоять меча.

– Теперь я знаю, кто предал Эвривиада, – процедила сквозь зубы Горго, – и клянусь, я отомщу ему.

– Надо торопиться, моя царица, – напомнил Гисандр, – теперь ваши жизни зависят только от скорости передвижения отряда. Возможно, Мназон еще не успел достичь своих. Тогда, если мы сможем быть у лодок раньше, чем они, – вы спасены.

Сказав это, он вновь обернулся к воинам.

– Переходим дорогу, как я и приказывал, только… без Мназона. Вперед!

Закинув щиты за спину, первые воины быстро перебежали дорогу и спрыгнули в овраг. Выждав мгновение, Гисандр, Горго с Плистархом и ее служанка, под прикрытием гастрафетчиков, тоже благополучно спустились в овраг. Преодолевая открытое место, наварх продолжал цепким взглядом осматривать окрестности, но ничего подозрительного не заметил. Первый десяток воинов уже шел по дну оврага, скрывавшего их с головой, в направлении спасительного леса.

– Пора идти, – напомнил наварх царице, которая присела на камень и с помощью служанки поправила перевязь, которой был примотан к ней сын. Плистарх, едва началось движение, умолк. Сейчас он озирался по сторонам из-за спины матери безо всякого страха, скорее даже с любопытством.

«Будет хорошим воином, – подумал Гисандр, но не осмелился сказать это вслух, – взгляд уже как у самого Леонида».

Вставая, Горго слегка оступилась, покачнувшись. И наварх поддержал ее, схватив под локоть. Царица посмотрела на него без особого одобрения, но руку отдернула не сразу. Лишь сказала, тряхнув своей «конской гривой», которую едва сдерживал обруч:

– Я справлюсь. Да, я женщина, но я не какая-то неженка из Афин. Не забывай об этом, Гисандр.

И зашагала вслед за гоплитами по оврагу.

Наварх молча последовал за ней. Оглянувшись, он вскоре увидел, как в овраг посыпались остальные гоплиты из охраны царицы. Погони пока не было.

– Все в порядке, – проговорил наварх в спину Горго, сжимая копье, – если доберёмся до леса незамеченными, то можно считать, что успели.

– Боги на нашей стороне, – ответила царица, не оборачиваясь и не останавливаясь.

«Хотелось бы верить», – вдруг пронеслась мысль в голове наварха, которого терзали смутные подозрения. Он предчувствовал, что так просто им уйти не удастся. Слишком неожиданно пропал Мназон. Это могло означать, что точку побега он наметил себе заранее. А еще это могло означать, что необходимый для погони отряд должен находиться неподалеку. Единственное, что вселяло надежду в Гисандра, так это его предусмотрительность и привычка стоять на своем. Мназон хотел причалить гораздо ближе к Спарте, и теперь выходило, что неспроста. Видимо, где-то там, на побережье, и поджидал его отряд воинов Леотихида, предназначенный для пленения царицы. Но тогда их бы все равно пропустили, а захватили на обратном пути. Ведь лодки они оставили бы там же, на берегу Эврота.

Замысел предателя постепенно вырисовывался перед навархом. Не измени тогда он маршрут, вместе с царицей и наследником они сами пришли бы в руки эфоров. А сейчас у них еще оставался призрачный шанс. Если Гисандр прав, то, даже несмотря на то что Мназон знает, где находятся лодки, возможности сообщить своим об изменении маршрута у него не было. И у них есть выигрыш во времени, пусть и небольшой. Сейчас Мназон сломя голову бежит туда, где его ждут солдаты. А это гораздо дальше, чем он рассчитывал изначально. И все же опасность оставалась реальной. Отряд Гисандра двигался медленно. Хотя Горго и старалась изо всех сил, с сыном за плечами она все же ступала осторожнее, чем шла бы одна.

Наконец, они добрались до конца оврага.

– Поднимаемся и быстро бежим в лес, – сказал Гисандр, – в том же порядке.

Но едва первые гоплиты показались на поле, как послышались крики.

– Погоня!

Когда Гисандр выбрался наверх, обгоняя Горго, то сразу же увидел невдалеке отряд гоплитов, блестевших на солнце доспехами. Они только что показались из дальнего леса и бежали через поле, наперерез беглецам. С первого взгляда наварх определил, что в отряде не меньше сотни человек, а впереди всех с копьем и щитом бежал его проводник. Тот самый Мназон, что еще вчера изображал из себя верного слугу дома Агиадов.

– Всё, – объявил наварх царице Горго, только что поднявшейся со служанкой из оврага и во все глаза смотревшей на приближавшихся гоплитов врага, – прятаться больше нет смысла. Мназон ведет их к нашим лодкам, и они могут перехватить нас на полпути. Придется бежать изо всех сил, госпожа.

– Тогда чего мы стоим? – вскрикнула Горго в нетерпении. – Куда надо бежать?

– Вон туда, вдоль тростника, – указал рукой наварх, – лес теперь послужит нашей последней защитой. Сейчас мы разделимся. Я с двумя десятками гоплитов побегу с той стороны леса навстречу Мназону. Мы задержим их. А вы с этой устремитесь прямо к лодкам. Я оставлю вам еще десять человек и того, кто знает, где спрятаны лодки. Вы должны успеть к ним и отплыть, что бы ни случилось. Нас не ждите.

– Нет! – вдруг решительно заявила Горго. – Ты пойдешь со мной. А командовать заградительным отрядом я приказываю Пейону.

– Слушаюсь, моя царица, – выступил из-за спины наварха рослый воин.

– И я повинуюсь, – проговорил удивленный наварх, но спорить с царицей не стал.

– Пусть боги помогут тебе, Пейон, – добавил он, обернувшись к командиру охраны Горго, – бери всех своих людей и еще пятерых моих воинов. Среди них будут двое воинов с дальнобойными луками, которых ты еще не видел, это поможет задержать врагов. Сдерживай их сколько сможешь, а потом постарайся добраться до лодок или спастись в лесах.

Наварх сделал знак двум «молодым» гастрафетчикам следовать за новым командиром. Этокл и Бриант остались на месте.

– Благодарю, Гисандр, – ответил Пейон, – пусть боги хранят и вас. Спаси нашу царицу.

И перехватив покрепче копье, он убежал во главе отряда из двух десятков воинов наперерез отряду из сотни гоплитов Леотихида. В этот момент наварх заметил еще один отряд, показавшийся из дальнего леса. В нем было также не меньше сотни бойцов. «Вот теперь Пейону и нам помогут только боги», – пронеслось в голове наварха.

И махнув рукой остальным, он устремился к лодкам. Вскоре они скрылись за редким лесом от глаз неприятеля. Гисандр бежал рядом с Горго, которая хоть и выглядела немного усталой, двигалась довольно быстро, желая спасти сына. За ней бежала служанка, которая тоже не хотела попасть в лапы к врагам. Восемь оставшихся гоплитов наварх выстроил в линию. Прикрывшись щитом, с копьем в руке, они бежали друг за другом справа, отделяя царицу от леса. На тот случай, если охранение Пейона будет быстро сломлено и враги покажутся уже здесь. Этокл бежал впереди всех, а Бриант, наоборот, замыкал колонну. Оба держали в руках по заряженному гастрафету. Такое построение могло дать им несколько нужных мгновений в случае прорыва.

Преодолев почти три стадии, Гисандр услышал звон оружия совсем близко. С той стороны «лесополосы» уже началась драка.

– Надо поторопиться, царица! – крикнул он Горго. – Лодки уже близко.

Но та и сама услышала звон оружия. Этот звук был знаком ей с детства. Когда, миновав еще стадию, они оказались у ручья в том самом месте, где были спрятаны лодки, со стороны леса послышались крики разъяренных преследователей. Гисандр обернулся и увидел, как сразу с десяток гоплитов выскочили из леса и остановились на мгновение, озираясь по сторонам. Они высматривали беглецов – и вскоре увидели. Развернувшись, воины Леотихида со всех ног устремились к ним.

– Этокл, Бриант и вы двое, – приказал Гисандр, – усадите в лодку царицу с наследником и служанкой, садитесь сами и отчаливайте от берега. Что бы ни случилось, вы должны добраться до другого берега!

На этот раз Горго, встретившись взглядом с Гисандром, ничего не сказала. Она поняла, что это бесполезно.

Получившие приказ гоплиты, отбросив копья, стали освобождать ближайшую лодку от тростника. А Этокл и Бриант, подняв гастрафеты, молча встали рядом с царицей и ждали приближения врагов.

Сам наварх между тем отошел на три десятка шагов и выстроил оставшуюся горстку воинов вдоль берега.

– Держать строй! – приказал он, приподняв щит и вскинув копье. – Настало наше время умереть за Спарту.

Спокойно рассматривая сквозь прорезь шлема быстро приближавшихся воинов Леотихида, среди которых он узрел Мназона, наварх подумал, что их не больше пятнадцати человек против девяти. И на первой сшибке шансы почти равны. Вот с остальными гоплитами, выбегавшими лавиной из леса на большом удалении от первых, уже будет не так просто справиться. Тех было уже человек пятьдесят.

«Видно, подлый Мназон пообещал Леотихиду, что приведет к нему Горго с наследником, – усмехнулся Гисандр, – вот и поторопился, оторвавшись от основных сил. Это дает нам шанс».

И глядя, как Мназон спешит навстречу своей смерти, подумал: «А он совсем не трус, хоть и предатель».

Быстро обернувшись назад, наварх увидел, как Горго опустила в лодку своего сына и собралась запрыгнуть сама. Этокл уже стоял в лодке с гастрафетом наперевес. Остальные, считая молодую служанку, выталкивали лодку из глинистой жижи на открытую воду.

В этот момент воины Леотихида налетели на последних защитников царицы.

– Коли! – приказал наварх, отражая удар первого гоплита, и сделал выпад копьем.

Острие его копья сразу нашло свою цель. С чавканьем оно вонзилось в бок воину, который вложил всю силу в первый удар и чуть раскрылся, поскользнувшись на траве. Гисандру этого было достаточно. Шесть из восьми копий воинов наварха одновременно нанесли точный удар, шесть мертвецов рухнули наземь. Двоим не повезло, их убили воины Леотихида. Схватка продолжалась дальше почти на равных.

Убив первого, Гисандр уже сразился со вторым, выискивая глазами Мназона. Тот яростно дрался со своим противником чуть левее и вскоре поразил его в шею отточенным ударом. Теперь путь к лодкам был для проводника свободным. Наварх почти в то же мгновение свалил своего противника, но так глубоко вогнал копье в грудь, что оно там увязло и сломалось.

Не раздумывая, Гисандр бросил копье, выхватил меч и встал на пути у Мназона.

– Ну, вот мы и встретились, предател


убрать рекламу


ь, – процедил сквозь зубы наварх.

– Предатель – это ты и твой царь, – спокойно ответил Мназон, глядя куда-то поверх плеча наварха, – вы отступились от веры наших предков и законов Ликурга. За это вы все умрете. Никто из вас не вернется на тот берег. Даже царица с наследником.

В ту же секунду он хлестким движением метнул копье в сторону лодки.

За спиной наварха раздался сдавленный женский крик. Гисандр с ужасом обернулся, ожидая увидеть мертвую Горго. Но с облегчением узрел, как пронзенная копьем служанка, которая забиралась в это мгновение в лодку, покачнувшись, рухнула в мутную жижу у берега. Ее жизнь только что спасла царицу. А сама Горго стояла сейчас во весь рост в лодке, едва отчалившей от берега, и буравила полным ненависти взглядом Мназона. Из-за борта выглядывал перепуганный Плистарх.

– Жаль, промахнулся, – раздосадованно произнес Мназон, вынимая меч, – ну, ничего. Ручей длинный. Сейчас я убью тебя и затем догоню ее. Никуда не денется.

Оставшиеся воины дрались в нескольких шагах, но Гисандра ослепила ярость. Он больше не следил за тем, что происходит вокруг. Не видел, на каком расстоянии находились остальные преследователи. Все, что он хотел сейчас, – это убить предателя, посягнувшего на жизнь царицы.

Их клинки скрестились, вышибая искры. Но проведя в атаке несколько яростных и мощных ударов, наварх едва увернулся от ответных, чуть не лишивших его жизни. Клинок Мназона полоснул его по обоим бокам, срубил левый наплечник и едва не рассек горло. Гисандр быстро понял, что перед ним очень серьезный противник, и привычное хладнокровие стало брать верх. Обменявшись еще парой ударов, он заметил, что Мназон гораздо чаще рубит сверху, чем наносит нижние удары или колет. Чтобы проверить свои наблюдения, ему пришлось отразить ещё три удара и отступить к берегу, где он начал чувствовать под собой мягкую глину.

Как далеко от берега находится лодка с Горго, он посмотреть не мог, Мназон не давал ему ни единого шанса расслабиться. Каждое лишнее движение грозило стать последним. И все же наварх был не самым плохим воином в Спарте. Выждав момент, он резким выпадом вспорол доспехи на левой руке проводника, поранив кисть, и продолжением удара рассек тому щеку.

Кровь заструилась по лицу Мназона, который в свою очередь пришел в ярость. Неожиданным обманным движением он ушел в сторону, избежав свистящего клинка Гисандра, и резким ударом под коленку сбил того с ног. Наварх потерял равновесие, поскользнулся, сделал пару шагов назад и упал спиной в грязь, выронив щит. Но самым неожиданным оказалось, что при этом нелепом падении Гисандр выпустил из руки меч, отлетевший в сторону. Оставшись абсолютно безоружным, наварх лихорадочно пытался встать, но жидкая глина не давала ему этого сделать. И он лишь отползал все ближе к воде.

Мназон шагнул вслед за ним. Отбросив свой щит и схватив меч двумя руками, предатель рода Агиадов вознамерился вогнать его в грудь Гисандру по самую рукоять. Мназон уже занес клинок над головой, а Гисандр приготовился ко встрече с богами, как вдруг раздался свист летящего копья. Затем послышался треск разрываемых на груди доспехов, и Мназон рухнул навзничь. Из груди предателя торчало его же собственное копье.

Ошеломленный наварх повернул голову набок и с удивлением увидел в десяти шагах от себя по колено в воде разъяренную царицу Горго.

– Я поклялась, что отомщу, – проговорила она, тряхнув волосами.

Гисандр некоторое время смотрел на нее не отрываясь. Он еще не спас жизнь царицы, но она уже спасла его жизнь. И вдруг он увидел, как Горго направилась к нему, с трудом вытаскивая ноги из глины. «Еще не хватало, чтобы она помогла мне подняться, – с ужасом подумал наварх, вскакивая, – такого позора я не переживу».

Он схватил свой меч, весь измазанный глиной, как и он сам. Но едва хотел поднять щит, как увидел гоплитов Леотихида буквально в тридцати шагах. Они перекрыли все подходы к лодкам, еще немного, и будут на берегу. Наварх увидел, как почти одновременно двое его бойцов, еще остававшихся в живых, сразили своих врагов. Из того отряда Леотихида, что привел с собой Мназон, на берегу больше никого не осталось.

– Назад! – закричал он им изо всех сил. – Царица спасена! Уходим!

И хотя это была лишь полуправда, гоплиты услышали его крик, а потом увидели Горго и предпочли послушаться приказа своего командира. Увидев, что его люди рванулись ко второй, почти очищенной от тростника лодке, сам наварх бросился навстречу царице, которая оказалась уже в двух шагах от него.

– Быстро в лодку! – крикнул он ей, не тратя время на объяснения.

А когда Горго попыталась возмутиться, просто подхватил ее на руки, дотащил до лодки и бросил на дно, всю измазанную глиной. Рядом с испуганным сыном.

– Гребите! – крикнул он двум гоплитам, уже сидевшим на веслах. А затем сам подтянулся и перевалился через борт, плюхнувшись, как измазанный глиной мешок, рядом с царицей. Вернее, он так хотел. Но места в лодке было очень мало, и в итоге он упал спиной прямо на Горго. Поняв, что случилось, Гисандр неловко развернулся и попытался подняться, упершись ладонью во что-то мягкое. Когда он понял, что держит в ладони грудь царицы, то едва не выпрыгнул обратно за борт. Горго при этом ничего не сказала, не закричала, не отругала его, не обещала казнить за дерзость. Казалось, она сама была в изумлении, и лишь посмотрела на него странным взглядом. Этот взгляд даже сейчас, в пылу погони, из-за красивых глаз волоокой царицы показался наварху томным.

Тогда, кое-как отодвинувшись от нее, он пробормотал сам:

– Потом ты можешь казнить меня, царица, за мою дерзость, но сейчас позволь мне спасти твою жизнь.

– Делай, что должен, – сказала Горго, перемещаясь ближе к сыну, чтобы закрыть его своим телом в случае атаки, – остальное сейчас забудь.

Взяв себя в руки, смущенный наварх – давно с ним такого не было – быстро осмотрелся. Двое гоплитов гребли изо всех сил. Перегруженная людьми лодка уже отошла от места стоянки, но двигалась слишком медленно, и опасность оставалась. Гастрафетчики тоже могли грести, однако наварх все же сделал им знак еще какое-то время быть настороже. До тех пор, пока они не выйдут в широкую реку, Этокл и Бриант могли пустить в ход свое дальнобойное оружие. Ведь разъяренные преследователи, от которых ускользала добыча, могли догнать их по берегу и забросать копьями.

Кроме того, ручей был глубоким лишь на середине, а там, где рос тростник, гоплиты Леотихида вполне могли по колено в глине выбраться почти на середину и также пустить в ход свои копья. Впрочем, на середине и течение было быстрее, поэтому лодка с царицей чуть ускорилась. Другая, с двумя гоплитами, которые успели столкнуть ее в воду, тоже вышла на середину ручья и уже почти догнала их. По сравнению с лодкой царицы их лодка была почти пустой.

«Надо бы пересадить туда одного или двух бойцов, – подумал про себя Гисандр, – обе быстрее пойдут. Только когда?»

В этот момент крики преследователей послышались у самого берега, и все предположения Гисандра начали сбываться буквально на глазах. Сначала разъяренные гоплиты, увидев, что лодки с беглецами все же успели отплыть, с ходу бросились в ручей. Но, увязнув по колено в глиняной жиже, попытались забросать их копьями.

Несколько штук угодило во вторую лодку, которая представляла собой лучшую мишень, чем лодка царицы, почти скрывшаяся за изгибом ручья. Один из воинов Гисандра успел прикрыться щитом, что лежал перед ним, и копье со звоном отскочило в воду. А второй не успел. Летящее копье пробило ему грудь. Схватившись за древко обеими руками, гоплит завалился на бок и рухнул в воду, едва не перевернув лодку. Его товарищу ничего не оставалось, как отбросить свой щит и грести дальше, вновь схватившись за весла. Пока он выгребал, еще трое преследователей оказались почти на середине ручья и метнули свои копья. Но на этот раз все трое из последних сил попытались поразить лодку царицы Горго.

– Этокл, Бриант! – выкрикнул наварх. – Свалите их!

И встал, заслонив собой царицу с сыном, – щита у него не было.

Гастрафетчики выпустили свои стрелы, поразив двоих, но и копейщики успели метнуть копья. Все три копья долетели до лодки с царицей. Первое, чиркнув по плечу наварха, вонзилось в грудь гоплита, сидевшего на веслах позади него. Свой щит тот держал на дне лодки. Харкнув кровью, гоплит завалился на спину. А копье, торчавшее из груди, свесилось за борт, замедляя движение.

Второе было пущено навесом, перелетело всю лодку и ударило в носовую часть, вонзившись в днище. Третье копье едва не убило Плистарха, но Этокл успел отбить его, подхватив щит мертвого гоплита. Отскочив от щита, копье вонзилось в лавку рядом с Горго, пробив наконечником доску насквозь, отчего даже смелая царица вздрогнула. Но, к счастью, на этот раз острие не достало до дна лодки.

Лишившись гребца, лодка стала забирать вправо. Назад к берегу, на котором находилось множество врагов. К счастью, высокий тростник не давал им возможности разглядеть беглецов. Однако второе копье теперь торчало почти вертикально, как мачта, выдавая их передвижения. Их тотчас заметили. Из-за тростников прилетело еще три копья, но все ушли в перелет, упав в воду.

– Добейте остальных сзади! – рявкнул наварх.

И, пока его слуги перезаряжали и прицеливались, он, поднатужившись, сбросил мертвое тело гоплита за борт вместе с торчавшим копьем. Затем рывком выдернул второе копье из скамейки, отбросил его в воду. И, сев на место убитого гребца, взялся за весло.

– Поднажали! – приказал он второму гоплиту.

Едва они успели сделать несколько взмахов веслами, проплыв расстояние в десять шагов, как из-за камышей послышались новые крики и прилетело еще несколько копий. Все они ушли в воду точнехонько там, где только что стояла лодка. Горго с благодарностью взглянула на наварха, который сейчас боролся за ее спасение.

– Еще немного, – усмехнулся Гисандр, – и нас бы пригвоздили к лодке.

Он поглядел на второе суденышко и единственного воина, который греб изо всех сил, снова почти догнав их. По нему тоже выпустили несколько копий. Гоплит опять схватился за щит и отбил два, а третье ушло в перелет, скрывшись в тростнике. Швырнув щит на дно, боец принялся яростно грести.

– Да убейте их всех, наконец! – рявкнул Гисандр на своих слуг, примостившихся один на корме, а другой на носу лодки с гастрафетами.

Но те и без приказа выцеливали стоявших по пояс в жиже копейщиков Леотихида, которых становилось все больше. Дважды взвизгнула тетива. И двое самых смелых, забравшихся едва ли не на середину ручья, получив по стреле в грудь, опустились на дно в самую грязь. Остальные ненадолго присмирели, и этого мгновения хватило, чтобы лодка ушла за поворот, скрывшись в тростниках. Преследователи исчезли из вида. А вскоре показалась и вторая лодка с единственным гребцом. Течение становилось все быстрее, они прошли уже несколько изгибов ручья и приближались к выходу в Эврот.

Неожиданно из-за прибрежного тростника вновь прилетело три копья. Пущенные довольно метко, к счастью, они все же пролетели мимо.

– Как они нас нашли? – удивился наварх, продолжая грести.

– Господин Гисандр, – осмелился подать голос Этокл, – у нас течь.

Только тут наварх, обернувшись, заметил третье копье, торчавшее из носовой части лодки хоть и под углом, но довольно высоко. А на том месте, где оно вонзилось в днище, уже натекла приличная лужа. Вода быстро поступала в лодку из пробоины.

– Сядь на весла, – приказал он Этоклу.

А сам встал и выдернул копье, выбросив его подальше. Теперь они снова слились с тростниками, однако вода продолжала прибывать. Вычерпывать ее было нечем, а пойти на дно посередине бурного Эврота, да еще вместе с царской семьей, ему совсем не хотелось. Наварх встретился глазами с молчаливой царицей Горго и Плистархом, сразу поняв, что они оба не выплывут. Нужно было что-то срочно придумать. Гисандр присел на носу и некоторое время размышлял. Лодка рывками продвигалась по извилистому устью ручья, преследователи поотстали, а шум Эврота становился все отчетливее.

В этот момент из-за поворота показалась вторая лодка. Наварх подал знак гребцам остановиться.

– Эй, воин! – позвал он бойца громким шепотом, чтобы не выдать себя, хотя Эврот шумел все сильнее. – Греби быстрее сюда!

Услышав голос командира, тот подналёг на весла. Вскоре обе лодки поравнялись. Но не успел Гисандр объяснить всем, что нужно делать, как из-за камышей вновь прилетело два копья. Оба броска оказались точными, словно невидимая рука Аида направляла их. Первым копьем был убит гоплит на лодке царицы, которая невольно вскрикнула, когда мертвец уткнулся ей в колени своим лицом. Копье вонзилось ему в плечо сверху, пробив насквозь защитный доспех и все тело. А вторым был поражен единственный гребец на другой лодке. Ожидая приказа, тот развернулся к наварху лицом и получил копье в грудь. Теперь он мертвый лежал на дне лодки, заливая ее кровью.

– О боги, – возопил Гисандр, – когда же у них закончатся копья!

Но время было терять нельзя, их уже выносило в Эврот, который шумел за последним поворотом ручья. Заросшие тростником берега теперь стремительно проносились мимо. Вторая лодка начала отходить от них в сторону, и Гисандр, испугавшись, что упустит еще не поврежденное судно, быстро перепрыгнул в нее под изумленным взглядом Горго. «Надеюсь, она не подумала, что я решил ее бросить», – пронеслась в мозгу наварха обидная мысль.

Оказавшись в лодке, Гисандр уже привычным движением вновь сбросил за борт мертвеца и, взявшись за весла, притер лодки бортами. Этокл и Бриант тотчас схватились за них.

– Царица, – быстро проговорил наварх, с опаской поглядывая на камыши, – ваша лодка тонет, нужно немедленно перебраться на эту.

Горго все поняла и не заставила себя ждать. Перепрыгнув в другую лодку сама, она приняла из рук Брианта испуганного Плистарха, устроившись ближе к корме. На ее боку все так же висел меч, с которым она не расставалась. Затем гастрафетчики перебросили в лодку два щита, которые могли еще пригодиться. И перебрались сами, крепко держа в руках свое оружие. Уступив им место гребцов, наварх сел на корме рядом с Горго. Он взял один из щитов и, подняв повыше, прикрыл им царскую семью.

– Слишком часто здесь пролетают копья, – пошутил он, решив подбодрить бледную Горго, которая больше переживала за сына, уже несколько раз чуть не убитого брошенным копьем.

Царица оценила шутку, слегка усмехнувшись.

Теперь их было только пятеро в лодке, четверо взрослых и ребенок. Течение ускорилось, лодка пошла заметно быстрее. Глядя на проносившиеся мимо берега, Гисандр молил богов только об одном, чтобы пущенные вражеской рукой копья, если такие случатся, не повредили лодку.

Наконец, они благополучно вышли в Эврот и стали выгребать на середину реки, к самым водоворотам. Отдалялись они не слишком быстро, поскольку гребли только двое. Наварх, держа щит над Горго и ее сыном, продолжал пристально вглядываться в изломанную линию поросшего тростником берега. И вдруг заметил лодку, полную гоплитов. Это была их третья лодка, захваченная воинами Леотихида, устремившимися в погоню по воде. Четверо из них гребли, а кроме них в лодке было еще трое. И хотя их суденышко было переполнено, они все же стали нагонять беглецов.

– Как же они хотят меня схватить, – усмехнулась царица, заметив погоню, – даже интересно, что им посулил за меня Леотихид.

– Не беспокойся, царица, – проговорил наварх, опуская щит, – я не позволю им этого. Эй, Бриант. Дай-ка мне твой гастрафет.

Бриант, не выпуская весла из рук, перегнулся через скамейку и подал хозяину заряженное оружие. А заодно и гастрафет Этокла, с мешочком стрел.

«Как же мне надоели эти упорные ребята, – подумал наварх, глядя, как сокращается расстояние между ними и преследователями. – Все никак не отцепятся. Я и сам уже хочу знать, что же такого пообещал им Леотихид за голову царицы с младенцем?»

Взяв в руки гастрафет, наварх прицелился и выстрелил. Один из гребцов схватился за грудь, рухнув в бурные воды Эврота. Отбросив пустой гастрафет, Гисандр тотчас подхватил второй и так же быстро спустил курок. На этот раз с кормы лодки преследователей исчез гоплит с копьем, готовившийся к броску. Но на его место тут же встал во весь рост другой и быстро метнул копье. Наученный горьким опытом Гисандр уже держал в руках щит, прикрыв им и своим телом царицу с ребенком. Копье, пущенное с качающейся лодки, пролетело буквально на расстоянии вытянутой руки и ушло в воду по правому борту, не причинив вреда.

– Хороший бросок для таких условий, – похвалил наварх, – очень хороший.

Они уже отдалились от берега почти на целую стадию, и вскоре попутное течение стало сносить их прямо к Спарте, к остаткам сгоревшего моста. Пятеро оставшихся гоплитов, прикрывшись после обстрела из гастрафетов щитами, продолжали преследование, не отставая.

– Они что, за нами до самого лагеря Леонида поплывут? – сплюнул наварх, видя, что лодка царицы уже достигла середины реки. – А ну, поднажми, ребята! А то течение пронесет нас мимо и разобьет об остатки моста.

Этокл и Бриант, измученные неравной борьбой с течением, пытались грести почти поперек него. Утлую лодку отчаянно швыряло по волнам, царица сидела на дне лодки, вцепившись одной рукой в борт, через который то и дело заливалась вода, а другой прижав к себе плачущего от страха Плистарха.

– Ну, я сейчас вас научу жизни, – проговорил наварх, раздраженный упорством преследователей.

Он вновь зарядил оба гастрафета и прицелился. Это было сложнее, чем раньше. Лодка прыгала с волны на волну, и дно плясало под ногами наварха, но он все же выстрелил. И увидел, как стрела отскочила от щита на носу вражеской лодки. Скрипнув зубами, наварх поднял второй гастрафет, прицелился, задержал дыхание и спустил курок между двумя ударами сердца.

Каково же было его изумление, когда лодка с треском разлетелась в щепки, а все пять гоплитов в тяжелых доспехах камнем пошли на дно, так неожиданно окончив затянувшуюся погоню.

– Из чего ты делаешь свои стрелы, Бриант? – пробормотал ничего не понимающий наварх, разглядывая щепки, еще мелькавшие на волнах.

Но услышав какой-то странный шум и повернув голову в сторону разрушенного моста, он изумился еще больше. Две новехонькие триеры синхронно разворачивались посередине Эврота, нацеливаясь острыми носами на берег Леотихида. Артиллеристы на палубе одного из кораблей прыгали от радости и махали руками, приветствуя всех, находившихся в лодке. Вдалеке, за полуразрушенным мостом, виднелись еще корабли.

– Так вот в чем дело, – широко улыбнулся Гисандр, с облегчением опуская гастрафет, – прибыл наш флот. Вот теперь повоюем.

И посмотрев на измученную плаванием Горго, которая явно не выносила морских путешествий, добавил:

– Ты спасена, царица. А Леотихиду пришел конец.

Глава восемнадцатая

Последний штурм

 Сделать закладку на этом месте книги

Первое ядро со свистом пролетело половину стадии и с грохотом опустилось на щиты воинов Леотихида, проделав в них кровавую просеку. Кому-то оторвало руку, кому-то снесло голову. Смятение среди защитников города, выстроившихся на пологом берегу, нарастало. Еще ни один враг не ступил на этот берег, а они уже несли большие потери.

– Молодцы! – похвалил наварх артиллеристов корабля, немедленно начавших приводить торсионы в боевое положение для следующего выстрела. – Еще пара таких попаданий, и встречать нас будет некому.

Расстреливать гоплитов Леотихида, вознамерившихся защищать столицу до конца, с борта медленно приближавшейся к берегу на веслах триеры было сплошным удовольствием. И хотя сегодня на борту этой триеры Гисандр был только высокопоставленным гостем – командовал всеми кораблями в водах Эврота второй наварх Никодемос, – ему все равно было весело.

Корабль был перегружен солдатами, нес почти восемьдесят морпехов, не считая команды и гребцов. А что оставалось делать? Леонид приказал начать штурм немедленно, не дожидаясь ночи. Снабженные баллистами триеры Никодемоса, из эскадры которого до столицы Лакедемона смогли добраться только пять кораблей, должны были служить не только ударной силой, но и средством доставки армии на другой берег. Годных для этого мостов поблизости не было, а уводить армию далеко на север, где имелись броды, Леонид не захотел. По его мнению, сейчас враг был почти сломлен, и его следовало добить одним мощным ударом.

План царя был дерзок, прост и ясен. Захватить плацдарм на другом берегу и развивать наступление. Конечно, одна триера не могла перевезти сразу всю армию. Даже пять триер не могли это сделать быстро, а потому им было предназначено курсировать множество раз между двумя берегами. Ситуация осложнялась полным отсутствием пирсов на этой стороне, но для такой цели сгодился остаток моста, который Гисандр не успел сжечь. Триера вполне могла подойти к нему и пришвартоваться, для погрузки людей. Но только одна. Остальные просто приближались к берегу как можно ближе и вставали на якорь. Морпехам приходилось добираться до ее борта по пояс в воде и подниматься по сброшенным веревкам. Но их это ничуть не пугало, на то они и были морпехами. Всех солдат армии Леонида охватил единый порыв – они шли в бой, который должен был окончательно сокрушить врага.

Решено было нанести сразу три удара. Первый – чуть выше разрушенного моста, за которым начиналась мощеная дорога, проходившая сквозь всю столицу Лакедемона. Ближайшим к Эвроту обширным городским районом, через который вела эта дорога, были Лимны. Именно там жил царь Леотихид с царицей Евридамой. Весь этот район считался его владениями.

– Этот удар нанесу я сам, – сверкнув глазами, заявил Леонид на коротком совете перед штурмом. – Если он еще жив, я найду Леотихида и покончу с ним и эфорами навсегда.

Это произошло в тот же день, когда Гисандр привез спасенную царицу с наследником. Кроме двух навархов, на совете присутствовали еще несколько военачальников, каждому из которых царь отводил свою роль. Но Гисандр в этом походе был вторым после царя. Сразу после возвращения из короткого, но судьбоносного броска по тылам Леотихида, он был назначен еще и полемархом с задачей освободить половину Спарты. Царь отдал ему под командование шесть мор, и в этом сражении его роль не сводилась только к использованию артиллерии. Впрочем, все свои баллисты, как и всех своих людей – коих после недавнего сражения оставалось здесь не много, – он мог взять с собой.

– Второй удар нанесешь ты, Гисандр, – возвестил царь, – это будет ниже моста, в самом широком течении Эврота. Высадившись на берег, ты пробьешь оборону и начнешь атаку в направлении Хороса. Это будет удар в подбрюшье, в самый центр обороны города. Твой путь длиннее моего, но боги на нашей стороне. Когда ты захватишь храм Зевса и Афродиты Олимпийских, а также площадь перед стадионом, я уже должен ждать тебя там. Наши войска соединятся в самом центре Хороса и займутся зачисткой города. Если же ты не найдешь меня там – иди в Питаны, значит, я пошел туда. Или действуй по обстановке. Главное – уничтожить до рассвета любое сопротивление войск Леотихида, не позволив им покинуть город.

Гисандр опустил голову, в знак понимания важности поставленной задачи.

– Третий удар нанесет Никодемос со своими людьми, – сообщил Леонид, обводя собравшихся напряженным взглядом, – когда перевозка основных сил будет закончена и наступление начнет развиваться, триеры спустятся вниз по течению до самой дальней оконечности города. Там они обогнут остров с платановой рощей и атакуют мосты через Тиазу, правый приток Эврота. Тиаза гораздо уже Эврота, и мостов там больше. Два главных моста следует сжечь. А затем подняться по реке и высадить солдат у храма Диоскура на берег, чтобы захватить там еще два коротких моста. Этим Никодемос поддержит наступление, которое начнет в тот момент Эвривиад с юга. Весть о начале штурма ему уже отправлена.

Низкорослый и широкоплечий бородач Никодемос также кивнул в знак понимания.

– И главное. Ни один солдат Леотихида, а тем более сам царь или эфоры, не должны покинуть пределов Спарты, – закончил короткое совещание царь, – я принес в жертву Аполлону быка, и он принял ее. Начинаем штурм немедленно.


Незадолго до совета Гисандр и Леонид встретились наедине в его походном шатре.

– То, что ты сделал для меня, достойно гораздо больших почестей, – заявил Леонид, даже приобняв своего наварха, – и я воздам их тебе, но после того, как мы освободим сердце нашей родины от власти эфоров.

От таких нежностей, непривычных для спартанцев и особенно для царя, Гисандр слегка озадачился.

– Ты спас мою жену и наследника Спарты, – продолжал между тем Леонид, не обращая внимания на недоумение, появившееся на лице своего верного военачальника, – что может быть важнее? И хотя все спартиаты – братья, отныне ты мне – кровный брат. И я этого не забуду. А сейчас иди, готовься к последней битве. После ее окончания поговорим о твоем будущем.

Гисандр поклонился, вспомнил волоокие глаза царицы Горго и вышел, продолжая пребывать в недоумении. Хотя вскоре он успокоился. Столь нежное проявление чувств всегда жесткого царя можно было оправдать – восстание пошло не по плану, и еще вчера жизнь царицы и единственного сына висела на волоске. А он стал тем, кто спас родных царя, вернул ему счастье в жизни. Горго, похоже, ни о чем другом царю не рассказала, раз он все еще жив и обласкан. И это открывало перед навархом новые возможности в будущей Спарте. Воспоминания о волоокой царице все же немного смущали, но Гисандр постарался отогнать их. Такие мысли до добра не доведут. Нужно просто держаться от нее подальше.

– Делай что должен, – напомнил сам себе Гисандр, надевая шлем с красным гребнем, – и будь что будет.

Он примирился с судьбой, махнул рукой и отправился к остаткам моста, проследить за погрузкой морпехов на корабль. Погрузка еще не началась, выделенные ему солдаты были еще на подходе. И Гисандр, отдав приказания помощникам, пользуясь случаем, направился в лагерь неподалеку от берега, где находился выздоровевший Темпей.

Прибыв в лагерь, он застал врачевателя за интересным занятием. Тот сидел на повозке, держа в руках какую-то стекляшку, и пытался сфокусировать луч света на пучке сухой травы. Рядом с ним на повозке лежала гора не то одежды, не то горшков, прикрытая холстиной. Чуть в стороне, шагах в двадцати, было расставлено еще несколько повозок с припасами. В них были каменные ядра, специально выточенные балки на замену изношенным, запасные канаты для торсионов, оружие и еще много всякой всячины, нужной в военном походе. Половина этого хозяйства принадлежала Темпею. В лагере сейчас оставались только те, кто был приписан к баллистам. Гоплитов, нужных для сражения в строю, здесь не было. Все они находились на берегу.

– Я смотрю, ты пришел в себя после удара по голове, – поприветствовал его наварх, приблизившись.

– Благодарю, господин Гисандр, – поднял глаза Темпей, оторвавшись на мгновение от своего занятия, – ваши слуги помогли мне изготовить нужное зелье, и я уже в полном порядке. Голова еще немного болит, но это не страшно.

– Рад, что ты выжил, – кивнул наварх, усаживаясь рядом на повозку, – твоя голова мне еще пригодится. Чем это ты занят?

– Я нашел на берегу подходящий камень. И уже отшлифовал из него собственную линзу, чтобы проверить идею, которую вы мне подсказали, – с гордостью возвестил алхимик. – Мне даже удалось достичь большой прозрачности, чем у того камня, что дали мне вы. Смотрите сами, вот сейчас я наверняка смогу поймать луч и поджечь этот пучок травы.

– Ну, давай посмотрим, – согласился наварх, – только поторопись, времени у меня мало. Скоро начнется штурм.

Темпей поворошил горку сухой травы на дне повозки и направил на нее свою линзу. Гисандр собственными глазами увидел, как солнечный свет, проходя сквозь отшлифованный почти до прозрачности камень, сжался в один луч, и солома вскоре начала потрескивать. Затем появился легкий дымок, а спустя недолгое время на дне повозки вспыхнуло небольшое пламя. Вернее, огонек, который быстро стал пожирать солому и сухие листья.

– Вот! – возопил счастливый Темпей. – Вы видели! Боги даровали мне силу солнца, о которой вы говорили! Вы же видите, господин Гисандр?

Впечатленный наварх смотрел на разгоравшийся огонек и вдруг заметил, что дыма стало заметно больше. Он присмотрелся и увидел, что алхимик рассыпал свою сухую траву для эксперимента прямо на какие-то длинные скрученные стебли, очень похожие на им же изобретенные запалы для горшков со взрывчатой смесью. И один из них, пропитанный смолистой жидкостью, занялся. Более того, столбик дыма уже пополз под холстину.

– Вижу, – ответил он, наконец, – а что это у тебя за стебли? Это, случайно, не запалы для горшков?

Темпей мельком посмотрел на дно телеги и кивнул, как ни в чем не бывало:

– Да, они. Но вы только подумайте, господин Гисандр, – боги даровали мне силу солнца!!! Это же чудо.

Подозрения Гисандра между тем окрепли настолько, что он сдернул холстину и увидел под ней несколько горшков. Это были именно они, горшки со взрывчатой смесью, подготовленные для атаки на Спарту. И подведенный к одному из них запал уже почти прогорел. До взрыва оставалось буквально мгновение.

Ничего не объясняя, наварх сбросил Темпея с телеги, пинком отправив подальше. А сам схватил горшок, отбежал на несколько шагов и с размаху выбросил его за пределы лагеря. Туда, где начиналось небольшое болото. А сам едва успел упасть на землю перед телегой, крикнув остальным:

– Ложись! – как раздался мощный взрыв.

В небо взметнулись тучи грязи, испачкав все, что находилось на расстоянии тридцати шагов от места взрыва. По шлему забарабанили куски земли.


убрать рекламу


Разлетевшиеся осколки горшка превратили в кучу обломков телегу с оружием, что оказалась ближе других к месту взрыва. К счастью, никто не пострадал. Едва улеглась туча пыли, Гисандр вскочил и, вернувшись обратно к телеге с горшками, проверил все остальные запалы. Вырвал и потушил еще один. А горевшую траву забросал кусками земли, благо их теперь в телеге имелось предостаточно.

– Все в порядке! – крикнул он ошеломленным воинам, что находились поблизости. – Наш Темпей немного ошибся в расчетах с горючей смесью. Соберите оружие из разбитой телеги и наведите порядок.

Успокоенные его уверенным поведением, артиллеристы осторожно вернулись к своим делам. Они уже давно понимали, что имеют дело с огнем Аида, а с ним лучше не шутить. Темпей пошутил, и тут же был наказан.

На самом деле алхимик еще даже не сообразил, что произошло. Он просто лежал в пыли и отплевывался. Гисандр подхватил его за гиматий, встряхнул и прислонил спиной к телеге. Еле сдержавшись, чтобы не надавать пинков нерадивому гению, он отдышался и, медленно подбирая слова, произнёс:

– Сколько у нас было горшков со взрывчатой смесью?

– Оставалось всего пять штук, – пробормотал бледный Темпей.

– И все они были в этой телеге? – догадался наварх. – Так вот, мой друг врачеватель. Если бы ты сейчас уничтожил все запасы для нашей атаки, то даже я не смог бы тебя спасти от гнева Леонида. Тебе отрубили бы голову.

Темпей сидел ни жив ни мертв от страха. От недавней радости открытия не осталось и следа.

Впрочем, говорил наварх все это больше для острастки, чтобы припугнуть алхимика, слишком увлекшегося опытами с солнечной энергией. После недавнего спасения царской семьи наварх был уверен, что мог рассчитывать на снисхождение к своему инженеру. Тем более, создавшему для Леонида оружие победы.

На берегу послышался шум, погрузка солдат на корабль началась. Немного успокоившись, Гисандр сменил гнев на милость и добавил:

– Да, боги даровали тебе талант. Но это еще только начало. Вот когда ты изготовишь линзу гораздо больших размеров, которая сможет поджигать города или корабли на расстоянии, – вот это будет настоящая победа! Но ты и так молодец. Большое начинается с малого. Ладно, забудь про горшок. Продолжай свои опыты!

Гисандр распрямился и направился обратно к берегу. Но, сделав пару шагов, вдруг обернулся.

– Только прежде, Темпей, собери все взрывчатые и зажигательные горшки. И потом доставь их на мой корабль. Быстро!

Темпей проворно закивал головой. С его лица опять не сходила глупая улыбка счастливого человека, которому разрешили заниматься любимым делом и вернули все игрушки.


Шедшая на веслах триера сбавила ход и немного приняла влево, где виднелась небольшая отмель, чтобы высадить морпехов.

«Оказавшись в воде, им придется атаковать снизу-вверх выстроившихся на берегу солдат Леотихида, – размышлял наварх, стоя у мачты и оглядывая позиции врага. – Берег здесь, конечно, пологий. Ниже, чем левый. Но все равно удовольствия мало карабкаться из воды. Надо бы им помочь. А что это там позади строя, амбары? Отлично».

– Эй, Офелос, – крикнул он командиру обслуги ближайшей баллисты, – возьми-ка вон из того мешка горшок с зажигательной смесью и постарайся попасть в амбары, надо запалить их хорошенько.

А когда морпех подскочил к мешку, добавил:

– Только не промахнитесь. Мало у нас этих горшков. Еще пригодятся.

Офелос кивнул. Мол, все сделаем как надо, вы же знаете, господин Гисандр, как мы умеем.

И наварх поверил – эти смогут. Он специально обговорил с Никодемосом, что заменит на время штурма обслугу пары баллист на своих людей. И Никодемос, восхищавшийся талантами первого наварха и во многом из-за него решивший идти тем же, хоть и новым для Спарты, путем, – согласился. Но в итоге Гисандр набрал людей только на одну баллисту, во главе с Офелосом, который спалил единственный мост через Эврот. Решил, что этого хватит.

– А вы, – приказал наварх обслуге остальных баллист правого борта, – прочешите каменными ядрами весь берег, чтобы нашим морпехам веселее воевать было!

Пока триера медленно разворачивалась, Офелос выпустил пару каменных ядер, превратив в кровавую кашу десяток солдат противника. Пристрелялся и наконец-то зарядил зажигательный снаряд. Триера еще не закончила поворот, а горшок со свистом пролетел над головами удивленных гоплитов Леотихида. Ударившись о крытую соломой крышу амбара, пробил в ней дыру и упал внутрь, пропав из вида.

– Разбился он или нет? – напряжённо спросил у Офелоса наварх, не спускавший глаз с амбара, где пока не было видно никаких языков пламени.

Раздосадованный Офелос развел руками и пробормотал:

– Должен был.

В этот момент три остальные баллисты произвели почти одновременно залп, и внушительный кусок берега – шагов тридцать – ненадолго очистился от воинов врага. Их словно сдуло. Окровавленные руки, ноги и головы виднелись уже повсюду.

– Вот это работа! – похвалил артиллеристов Гисандр, отвлекшись от амбаров и словно не замечая Офелоса, которого эти слова ранили в самое сердце.

Он быстро зарядил каменное ядро и выпустил по береговой линии, угодив в самую гущу гоплитов так, что несколько щитов, попавшихся на пути ядра, разлетелись в стороны, как медные тазы.

– Дать еще залп, – приказал наварх.

Теперь сразу четыре ядра ударили по строю вражеских гоплитов, перемолов немало солдат. Командиры армии эфоров пытались залатать возникшие бреши, но людей им явно не хватало. Всего три линии гоплитов, из которых почти половину они уже изувечили ядрами. Позади защитников поле, потом амбары, и только за ними начинаются первые дома с земляными крышами. Первые улицы, ведущие к Хоросу и окружавшим его эпохальным зданиям. Приглядевшись, Гисандр с удивлением узрел буквально в нескольких стадиях храм Зевса и Афродиты Олимпийских. Его было просто невозможно не узнать – исполинская статуя Зевса с зажатой в руке молнией отсюда была видна гораздо лучше, чем с того берега. Даже стадион со скамьями уже можно было разглядеть с палубы корабля.

«Да мы в двух шагах от победы», – решил Гисандр, уверенность которого росла с каждым мгновением.

И все же защитников было здесь в несколько раз больше, чем несла солдат одна триера на борту. К счастью, у наварха были баллисты. А позади шла вторая триера, с таким же числом десантников и баллист, уже поливавших берег своими ядрами. «Ничего, – решил Гисандр, – отбросим от берега, продержимся немного. А потом подойдут подкрепления. До другого берега недалеко. Конечно, пожар и суматоха не помешали бы. Придется израсходовать еще горшок. Экономить их больше незачем. Настал решающий момент».

Новый залп унес жизни десятков защитников, еще больше проредив их шеренги. Стоны и крики доносились отовсюду.

– Вот теперь можно наступать, – решил Гисандр, удовлетворенный царившим хаосом в порядках противника. – Вперёд, бойцы!

Дойдя до отмели, триера мягко воткнулась в нее носом, и морпехи посыпались вниз. Пока они бежали к берегу по колено в воде, в них полетели копья. Атакующие стали нести первые потери.

– Еще залп! – приказал наварх, остававшийся на корабле. – Не жалеть ядер!

Добежав до берега, морпехи с ходу взобрались на него в тех местах, где защитников уже почти не было. Следующая волна еще расширила бреши в обороне гоплитов Леотихида. Но вскоре противник, испытавший на себе мощь тайного оружия Леонида, перестроился и остановил продвижение морпехов, навязав им схватку на берегу.

Стрелять больше было нельзя без риска уничтожить своих. Но в этот момент наварх заметил дым, поднимавшийся со стороны амбаров, и мощные языки пламени, вырывавшиеся наружу через окна, двери и дыры в крыше. Буквально в мгновение ока огонь съел всю соломенную крышу и стал лизать бревенчатые стены. Первый амбар полыхал уже вовсю, и пламя грозило перекинуться на остальные, пристроенные к нему сооружения. Поднявшийся столб дыма ясно дал понять всем участникам сражения сразу многое. Одним – где начался прорыв, другим – куда надо наступать и развивать наступление, и третьим – где затрещала по швам их оборона.

Командиры Леотихида, конечно, вскоре заметили пожар за своей спиной, и это не добавило им боевого духа.

– Великолепно, – усмехнулся наварх, глядя, как ветер раздувает пожар на фоне медленно темнеющего воздуха, сумерки были уже близко, – это как раз то, что нам нужно.

И обернувшись к обслуге баллисты, наконец, похвалил их командира:

– А ведь ты все-таки попал, Офелос. Меткий выстрел.

Офелос просиял от счастья.


Удача сопутствовала им на этот раз во всем, а от эфоров боги, похоже, отвернулись. С первой попытки Гисандру с сотней морпехов удалось захватить участок берега и держать его до подхода основных сил. Когда триеры поддержки шестой раз проделали путь с левого на правый берег Эврота, сопротивление у воды было полностью сломлено, а под командой наварха уже находилась без малого тысяча бойцов. Он не стал дожидаться, пока перевезут остальных, и начал развивать наступление. Две триеры все же оставались под его командой до тех пор, пока он не разрешит передать их Никодемосу. Корабли продолжали перевозить морпехов на этот берег, даже когда Гисандр уже начал наступать. Наварх, впрочем, понимал важность слаженного удара и оставил приказ отправить одну триеру второму наварху. Но только после того, как на плацдарме скопится хотя бы полторы тысячи человек из отданных ему Леонидом.

Это случилось только тогда, когда сумерки начали опускаться на столицу Лакедемона. Но все понимали – этой ночью ее обитателям будет не до сна. Решалась судьба Спарты. Пожар, который зажег Гисандр, быстро распространился на все амбары, перекинулся на несколько домов с близлежащих улиц – и к вечеру полыхало едва ли не все побережье в этом районе, освещая окрестности.

Отбросив гоплитов Леотихида от берега и рассеяв остатки, наварх начал наступление к Хоросу, то и дело вступая в короткие схватки с малочисленными отрядами на перекрестках улиц. Он продвигался довольно быстро, и вскоре уже его солдаты маршировали возле храма Зевса.

– У меня такое чувство, что вся армия Леотихида осталась лежать на берегу, – проговорил он себе под нос и добавил: – Или в Лимнах, защищает своего царя.

Последние слова пришли к нему после того, как он заметил с вершины небольшого холма – а весь город стоял на холмистой местности – пожар не меньшего, если не большего масштаба, который разгорался как раз на улицах царских владений Леотихида. Там, где нанес свой удар сам царь Леонид.

– Похоже, наш верховный жрец тоже любит гром и молнии, – ухмыльнулся наварх, подмигнув исполинской статуе Зевса с зажатой в руке молнией, после того как услышал грохот, а затем увидел два взрыва, разметавшие какие-то постройки в Лимнах.

Зевс ничего не ответил. А отряды Гисандра, не встречая сопротивления, спокойно прошагали мимо белых колонн галереи Скиаса со следами бегства старейшин и добрались до ворот стадиона, на котором он когда-то выиграл свой самый большой титул и привлек внимание Елены.

Местных жителей они встречали редко. Те либо прятались по домам, либо падали ниц, увидев марширующих гоплитов Леонида с черными повязками на рукаве. Большинство, едва началась осада, разбежались из города. Гисандр приказывал разъяснять всем встречным, что им ничего не грозит от новой власти. Но до окончания битвы лучше все же оставаться в своих домах. Здесь, в районе Хороса, еще ничего не горело, и потому было уже довольно темно, хотя сумерки еще не полностью сгустились над Спартой. Приказав оцепить Хорос и стадион, наварх решил подняться с несколькими воинами на самые верхние ряды стадиона, где стояли высеченные из камня скамьи для зрителей, чтобы осмотреться. Отсюда ему стали видны южные районы и прилегавшие к Тиазу мосты.

Два из них уже были разрушены, а один даже горел. В его зыбком свете наварх смог разглядеть мачты кораблей, стоявших вдоль берега Тиазы, и даже стройные ряды гоплитов, переходивших по мосту с правого на левый берег, где кипело ожесточенное сражение.

– Сюда идут, – сообщил своим командирам Гисандр. – Значит, второе наступление Эвривиада с юга в этот раз удалось.

А про себя подумал: «Молодец все же этот Никодемос, неплохо провел операцию. Почти как я сам. И, похоже, Леонид был прав – мой удар пришелся в самое подбрюшье. Все оставшиеся силы Леотихид сосредоточил на севере и на юге. А с этой стороны Спарта оказалась менее всего защищена. Ну, что же, пора помочь царю поставить точку в этой войне».

Наварх обернулся на запад, туда, где чернели отроги такого близкого Тайгета. Не сходя со своего места, Гисандр попытался рассмотреть, что творится в Питанах, деревне, где обитал род Агиадов. Постройки в этом районе примыкали к горам и находились довольно высоко, по сравнению с остальными. Кроме того, это был самый отдаленный от пожаров район и там сейчас царил полный мрак. Сколько ни напрягал свое зрение наварх, ему так и не удалось заметить никакого движения. Питаны казались полностью вымершими или спящими. Но во второе поверить было сейчас невозможно. Глядя на них, Гисандр поймал себя на мысли, что там вполне можно спрятать достаточное по численности войско, которое может нанести неожиданный удар в последний момент.

– Надо бы проверить этот район, – сказал он вслух, озадачив своих командиров. А про себя подумал: «Береженого бог бережет».

Зато когда наварх скользнул взглядом по северным районам города, то заметил во мраке какое-то шевеление. Как раз в той части города, где находилась мощеная дорога, через единственный мост ведущая в Пеллану и далее, в северные районы Лаконии. Гисандру показалось, что кто-то под покровом темноты входил или выходил из города. Это могли быть как воины, так и простые беженцы от новой жизни, покидавшие обреченный, по их мнению, город по единственной дороге, пока остававшейся свободной. Со всех остальных сторон выходы из Спарты были отрезаны. Наварх хотел было направиться туда, но Питаны находились ближе, и он решил проверить сначала свои опасения насчет царского обиталища. Тем более что сам царь сейчас был занят войной во владениях Леотихида и на встречу опаздывал.

– Идем в Питаны, – приказал Гисандр своим командирам, закончив наблюдения на местности. Он бросил последний взгляд на тонувшее в сумерках поле для состязаний, где когда-то юнцом боролся с другими эфебами и пел бодрые марши со всем стадионом. Незаметно вздохнул, отогнал воспоминания юности и направился вниз.

Спустившись на площадь перед стадионом, Гисандр заметил, что мимо колонн Скиаса к ним движется большой отряд гоплитов. И уже хотел дать приказ к бою, но в последний момент разглядел черные повязки на рукавах. Это прибыли подкрепления с захваченной части берега. Воины, недавно перевезенные триерой.

– Как набралось пятьсот человек, я привел их сюда, – доложил командовавший отрядом гоплит, – согласно вашему приказу.

– Ты верно выполнил мой приказ, – кивнул наварх, – а сейчас принимай под охрану стадион и Хорос. И жди здесь царя Леонида. Когда он появится, передашь, что я ушел в Питаны.

Забрав свой первый отряд, в котором после сражений оставалось около шести сотен гоплитов, наварх сжал покрепче копье со щитом и отправился по дороге в Питаны. Покинув центральные районы Спарты, где находились величественные сооружения с колоннами и большое количество статуй всевозможным богам, они вновь оказались среди полей и деревьев. По мере приближения к Питанам дорога становилась все круче. Гисандр все явственнее слышал шум горных ручьев, стекавших по отрогам где-то в темноте. Несколько раз ему пришлось преодолевать небольшие мостки через ручьи, протекавшие по оврагам. Попадались и глубокие сухие овраги. Когда, наконец, миновав несколько холмов, голова колонны достигла очередного моста через большой овраг с ручьем, наварх увидел за ним первые дома с плоскими крышами. Никак иначе в этот район, очень похожий на естественную крепость, войти было невозможно.

«Просто идеальное место для засады, – подумал Гисандр, осматривая тонувшие во мраке улицы, – наш царь умеет выбирать место для жительства».

И сделав знак гоплитам, скомандовал:

– Вперед.

Не успела колонна из двух десятков бойцов преодолеть мост, как со всех окрестных крыш в них полетели копья. Многие погибли на месте. Гоплиты продвигались дальше, прикрываясь щитами, а ночную темноту то и дело оглашали стоны и крики.

– Ночь – время спартанцев, – усмехнулся Гисандр, предчувствия которого сбылись очень быстро.

Он оглянулся назад, туда, где вдали полыхали огни. Вскинул повыше копье, поднял щит и побежал в гущу сражения.

– За мной! За новую Спарту, за царя Леонида!


К рассвету все было кончено. На узких улочках родного селения царя Леонида пряталось не меньше пяти сотен отборных гоплитов, которые дали спартанцам Гисандра жестокий отпор. Бой был настолько страшный, что в какой-то момент наварху показалось, что он проиграл. Пришлось посылать за подкреплением, которое, к счастью, подоспело быстро. К рассвету в Питанах кровь стекала по камням мостовых и повсюду валялись мертвые тела гоплитов с отрубленными руками, ногами, вспоротым горлом и обломками копий в груди. Трупы свешивались даже с плоских крыш, коих в Питанах было великое множество. Буквально все было здесь залито кровью. Она была везде: на земле, на камнях, на стенах домов.

Глядя с плоской крыши самого высокого каменного дома в Питанах на всю эту жатву смерти, которую за ночь собрал Аид, Гисандр долго молчал. А когда, наконец, решился что-то сказать, то произнес это почти шепотом, чтобы его не слышали другие воины, стоявшие чуть поодаль:

– Вот она, цена свободы.

А ощутив на своем лице первые лучи солнца, добавил:

– И первое утро новой жизни.

Сам наварх получил скользящий удар в лицо, от которого его уберег шлем. И несколько хороших ударов копьем в грудь, бок и бедро, но, к счастью, доспехи спасли его, обошлось без глубоких ран.

«Видно, Аполлон присматривает за мной, – усмехнулся наварх, стирая пот, грязь и чужую кровь с лица, – зачем-то я ему еще нужен. Однако пора узнать, что теперь творится в остальных частях города. И где, наконец, наш царь?»

Еще раз усмехнувшись своим мыслям – даже нервный смех после такой битвы хоть как-то помогал ему прийти в себя, – Гисандр собрал уцелевших людей. Построив изможденных воинов в колонну, он вновь отправился к Хоросу, но не нашел там царя. Однако вскоре к нему прибыл гонец, который сообщил, что битва закончена и Леонид ожидает его в Лимнах.

Удивленный наварх последовал приказу. С десятком гоплитов он направился за гонцом, указавшим ему нужный дом. Это был дом Леотихида, как и следовало ожидать. По дороге Гисандр увидел картину страшных разрушений и улицы, усеянные трупами. Кое-где еще дымились постройки, то и дело раздавался грохот обрушавшихся стен. Но увиденное было похоже на то, что он уже наблюдал этой ночью в Питанах, и вовсе не взволновало его. Спартанец привычен к виду крови и страданий. Хотя сегодня в сердце наварха творилось что-то особенное. И он не мог понять, что с ним происходит.

Пройдя внутрь сквозь охрану, окружавшую дом, наварх оказался в широком зале. Здесь за длинным столом для сесситий, с остатками черной похлебки в плошках, сидел уставший Леонид. Похоже, эта ночь тоже не прошла для него даром. А за спиной царя у окна наварх увидел Горго в длинном хитоне. Когда Гисандр вошел, сняв шлем, царь встал ему навстречу. Но ничего не спросил, а просто посмотрел в глаза.

Гисандр поведал царю обо всем, что случилось, начав с пожара на берегу и закончив резней в Питанах. Несмотря на проснувшееся не к месту красноречие, с которым наварх описал, какой бой разыгрался в его родном гнезде, Леонид остался равнодушен. И наблюдательный Гисандр понял: произошло нечто, о чем Леонид и Горго молчат. Но молчат так звонко, что скоро это прорвется наружу. И тогда он сам задал вопрос, который должен был все прояснить:

– Мой царь, ведь мы победили?

Услышав вопрос, Леонид вздрогнул, а Горго резко отвернулась от окна и посмотрела на наварха. Ее волоокие глаза пылали гневом.

– Да, – выдавил из себя, наконец, Леонид, – город в нашей власти. Но моя радость не может быть полной.

Наварх промолчал, хотя вопрос рвался из его груди.

– Этой ночью Леотихиду удалось сбежать из города вместе с царицей Евридамой и отрядом примерно в двести человек, – вскоре продолжил Леонид, – он ранен, но все еще жив, как донесли мне лазутчики. Вместе с ним ушли двое из трех оставшихся эфоров. Лишь одного мне удалось пленить.

Леонид облизал пересохшие губы и посмотрел на жену.

– Сегодня, в честь нашей победы, я собирался устроить показательную казнь надо всеми эфорами. Но теперь ее придется отложить. У меня есть только три пленных эфора, а должны быть все пятеро. Я должен публично прервать эту проклятую традицию властвовать над царями. Кроме того, Леотихид все еще жив.

– Куда они ушли, мой царь? – шагнул вперед Гисандр, сжав забрызганный кровью шлем в правой руке.

– На север, в сторону Пелланы, – ответил Леонид.

«Значит, вчера на дороге были они», – промелькнуло в голове наварха досадное воспоминание.

– Леотихид ушел, оставив здесь отряд из почти тысячи воинов, которые дрались как львы. Они сражались так храбро, что я решил – они защищают своего царя, который не желает покидать Спарту и отдать ее мне. А они лишь прикрывали его отход.

– Возможно, он просто не сказал им и ушел тайно, – предположил наварх, – бросил, спасая свою жизнь и жизнь эфоров. А они думали, что защищают царя и Спарту. Тот отряд, с которым схлестнулись мои воины, тоже стоял насмерть.

Леонид помолчал, ничего не ответив.

– Но почему же мы не преследуем беглецов? – удивился Гисандр. – Ведь мы победили?

– Эта битва почти обескровила мою армию, – признался царь, – я едва наберу сейчас тысячу человек на весь город.

– А Эвривиад? – вспомнил наварх события вчерашнего вечера. – У него ведь есть люди?

– Эвривиад убит в бою, – сообщил царь, – а его армия почти вся уничтожена, как и моя. Гелос и Гитейон еще не пали. Мне донесли, что они вновь выслали часть гарнизонов на помощь Леотихиду. Но еще не знают, что я захватил город, а их царь сбежал. Когда узнают, я могу не удержать город. Кроме того, Заракс, как ты помнишь, напал на Кифанту. Твой друг, Эгор, отбил все атаки, но они еще могут повториться. Сторонники эфоров сопротивляются упорнее, чем я ожидал. И мне срочно нужны подкрепления, которые еще надо собрать.

Царь прошелся по залу для сесситий, где еще недавно пировал Леотихид.

– Я уже отправил гонцов за подкреплением в Тирос и Прасии, а также в Афины. Часть твоих кораблей тоже скоро будут здесь, но до тех пор мне нужно укрепить Спарту. Сейчас неожиданное вмешательство со стороны может склонить чашу весов в любую сторону. Есть опасения, что Аргос может воспользоваться ситуацией и напасть на нас, тем более что мы уже знаем об их предательстве.

– Но нельзя же дать ему просто уйти? – возопил ошеломленный наварх, потеряв терпение. Он впервые видел царя в таком подавленном состоянии.

– Именно поэтому ты здесь, – поразил его царь своим ответом, подавшись вперед. – Возьми всех своих людей и немедленно отправляйся в погоню.

– Моих людей? – переспросил изумленный наварх. – У меня их осталось не больше сотни.

– Я слышал, что ты не успел перевезти на этот берег всех воинов, – обескуражил его Леонид, впервые усмехнувшись, – и они не смогли принять участие в последнем бою. Дай им шанс отличиться в этой погоне.

– Но, мой царь, – возразил наварх, – там осталась почти половина моего войска, я справился здесь малыми силами. Ты был прав.

– Половина? – теперь настала очередь царя удивляться. – То есть ты хочешь сказать, что на левом берегу скучает сейчас почти полторы тысячи гоплитов?

Гисандр кивнул. А Леонид, получив подтверждение своей догадке, даже просиял.

– Тогда бери только пять сотен, этого хватит с лихвой. А остальных я оставлю здесь. Они мне пригодятся до подхода подкреплений.

– Позволь мне взять на время корабли Никодемоса, – вдруг попросил наварх, – все корабли. На них я смогу быстро перебросить своих воинов в верховья Эврота и, если боги помогут, смогу успеть отрезать Леотихиду путь в Пеллану. Как только триеры высадят солдат, я отправлю их обратно.

– Бери, – согласился царь, – один день я продержусь без них. Только учти, полемарх Леонт ненадёжен. Как доносят мне с севера лазутчики, он, вероятнее всего, примкнет к Леотихиду. У Леонта под началом сейчас также пять сотен воинов.

– Значит, Эвривиад ошибся в его верности, – кивнул наварх.

– Северные районы с Белминой пока колеблются, – продолжал Леонид, не обратив внимания на слова наварха, – но больше людей я тебе дать не смогу.

– Мне хватит, – заявил Гисандр, – а если я захвачу Леотихида с эфорами, никто уже не сможет к ним примкнуть.

– Иди. И привези Леотихида обратно в Спарту, – напутствовал его царь, – живого или мертвого. И царицу Евридаму тоже.

Наварх уже развернулся, чтобы покинуть дом, но в этот момент его окликнула Горго:

– Гисандр, – звонко произнесла царица, привычно тряхнув гривой черных волос, – привези нам их головы!

– Обещаю, царица, – с поклоном ответил наварх и вышел.

Глава девятнадцатая

Заветы ликурга

 Сделать закладку на этом месте книги

Четыре триеры рассекали воды бурливого Эврота уже целый день. Никодемос был не слишком рад, отдавая триеры Гисандру, но приказы царя оспаривать не мог.

– Не грусти, – усмехнулся первый наварх на прощанье. – Еще успеешь повоевать. В твоем распоряжении останется пока одна триера. Этого достаточно, чтобы навести страху на внезапных гостей, а завтра я верну тебе весь твой флот в целости. Он мне нужен только для переброски людей.

– Пусть боги хранят вас, – напутствовал их Никодемос, усмирив свою зависть. В этот раз царь отправлял в поход не его.

Погрузив на корабли с большим трудом пять сотен морпехов, которых пришлось буквально распихивать по всем палубам, и наказав Темпею не проводить сегодня никаких опытов, первый наварх отчалил от обломков сожженного моста. Едва это случилось, Гисандр назначил смотрящих за дорогой и приказал капитану флагманской триеры идти вверх по Эвроту до Пелланы, а до тех пор не будить его под страхом смерти. Ослушаться можно было только в том случае, если на дороге, которая иногда была видна с борта корабля, заметят отряд воинов Леотихида. Отдав такие приказания, смертельно уставший за ночь Гисандр сел на палубу в тени баллисты, прислонился к ней спиной и мгновенно провалился в объятия Гипноса[30]. Идти предстояло весь день, и он надеялся хоть немного восстановить свои силы. В отличие от своих солдат, которые пропустили главную битву и смогли отдохнуть, хоть и поневоле, он все это время свои силы тратил. А что их ждало впереди – короткая погоня или изматывающее преследование – не знал никто.

День выдался жаркий. Во сне наварх снова сражался и как будто грезил наяву. Вся прошедшая ночь промелькнула перед глазами. А затем он увидел, как крепкосбитый седовласый мужчина в длинном гиматии, которому было не меньше шестидесяти лет, вел за руку подростка в сером хитоне вниз по дороге, обрамленной желто-коричневыми полями. Гисандр словно видел сейчас мир глазами этого мальчика. Справа золотились колосья, слева темнела распаханная земля, ждавшая своего часа. А прямо перед ним раскинулось уходящее вниз желтое поле, обрамленное молодой кипарисовой рощей.

Вдали, между верхушками деревьев, вдруг засверкала излучина Эврота. А чуть левее, на горизонте, он разглядел скопление каменных домов, усыпавших несколько холмов сразу. Всего три или четыре из них были похожи на массивные квадраты, обрамленные колоннами и увенчанные куполом. Все остальные дома были плоскими, едва возвышавшимися над землей. И повсюду в этом городе, до которого было не меньше пятидесяти стадий, виднелись кипарисовые рощи.

Старик с курчавой бородой повернулся к мальчику.

– Я прожил достойную жизнь, сын мой, – сказал мужчина, – много воевал и сражался во славу Спарты. Но я рад, что, постарев, провел остаток лет среди этой красоты. Боги даровали мне долгую жизнь, но теперь мне пора уходить.

Мальчик посмотрел в глаза старику.

– Не уходи, отец, – проговорил он.

Старик улыбнулся, остановившись.

– Благодарю тебя за то, что ты проводил меня по этой дороге. Ты возмужал, стал красивым и сильным, прославил Спарту и мое имя. Теперь у тебя самого есть семья и растет сын. Позаботься о них.

Он обернулся назад и указал на молодую светловолосую женщину с зелеными глазами, которая шла в десяти шагах позади. Она вела за руку совсем маленького мальчика, которому было не более четырех лет от роду.

– Когда я вижу вас вместе, большего счастья мне и не пожелать, – сказал старик, – прощай, сын мой.

На шее старика вдруг появилась красная полоса, из которой большими каплями заструилась кровь. Подросток в ужасе закричал, отвернулся и бросился бежать вниз по дороге. Земля под его ногами задрожала, неожиданно пошла змеистыми трещинами, которые все расширялись. Он все бежал, перепрыгивая через них, но в конце концов провалился в одну из них, и мрак окутал его.

– О боги! – вскрикнул наварх, просыпаясь в холодном поту. Он сел, резко открыв глаза, и пробормотал шепотом: – Что-то случилось с моей семьей.

И только сейчас осознал, что кто-то уже давно трясет его за плечо. Немного придя в себя после глубокого сна в жару, наварх сообразил, что это был один из смотрящих.

– Что случилось? – спросил Гисандр, вставая.

– Мы подходим к Пеллане, – гоплит указал на город, видневшийся на холме.

– Пеллане? – с удивлением переспросил наварх. – Значит,


убрать рекламу


я проспал весь день.

– А кроме того, недавно мы увидели большой отряд на дороге, – продолжал докладывать смотрящий. – Увидев нас, они тотчас скрылись вон за той кипарисовой рощей. Похоже, это те, кого мы ищем.

Наварх шагнул к ограждению и впился орлиным взором в береговую линию. Дорога здесь действительно подходила довольно близко к берегу реки. Но в то же время часто петляла, то уходя в простиравшиеся за ней поля, то теряясь среди кипарисовых рощ.

Еще не полностью проснувшемуся Гисандру место показалось очень знакомым, словно он бывал здесь в прошлой жизни. Наварх присмотрелся к городу, возникшему впереди на далёком холме. В центре города виднелись несколько массивных зданий с колоннами и куполом. А слева по борту, на другом холме, посреди полей было заметно живописное имение из пяти строений, в которые упиралась узкая проселочная дорога. Позади всего этого великолепия тонули в легкой дымке отроги Тайгета, поросшие лесом. Горный хребет, понижаясь к северу, постепенно сходил на нет.

И вдруг наварх все осознал. Не в прошлой жизни он здесь бывал.

– Это же мое имение, – пробормотал Гисандр, совершенно позабывший о том, что смотрящий говорил ему недавно про Пеллану, рядом с которым оно и находилось всю жизнь, – а в нем мой отец и Елена с сыном. О боги!

Он не знал, радоваться скорой встрече или бояться за них. И вдруг наварх увидел солдат, которые показались на дороге со стороны Спарты. Они шли колонной по четыре человека и несли носилки, накрытые красным плащом. Можно сказать, брели. Вид у них был изможденный, как у людей, которые шли всю ночь и весь день без сна, уходя от погони. И, наконец, поверили в то, что оторвались. Отряд как раз поравнялся с развилкой дорог, одна из которых вела к его дому.

– Леотихид, – прошипел наварх, – ну, наконец-то ты мне попался.

А про себя подумал: «Этих мы возьмем быстро. Их мало, все измождены. Долгого боя не выдержат».

И, обернувшись к капитану, крикнул:

– Немедленно к берегу! Приготовиться к бою!

В верховьях Эврот уже не был таким широким и полноводным. То тут, то там попадались отмели. А за Белминой вообще начинались пороги. Получив сигнал, две головные триеры заложили крутой поворот и почти что воткнулись в мягкий берег, у которого имелась песчаная отмель. На нее тут же посыпались морпехи. Остальные триеры приближались, готовые повторить манёвр.

Гисандр бежал впереди, сжимая в руке клинок. Быстро вскарабкавшись на берег, гоплиты перешли на легкий бег и вскоре выскочили на дорогу в Пеллану невдалеке от развилки, перегородив ее. Правда, самой развилки отсюда было не разглядеть, ее закрывала кипарисовая роща. Вдали виднелся лишь холм с полями, увенчанный имением Гисандра.

Построив своих людей, наварх окинул взглядом дорогу со стороны Спарты и приготовился к тому, что воины Леотихида скоро появятся на ней и будут прорываться. Если шпионы Леонида и его собственные подозрения не беспочвенны, то Пеллана за спиной вполне могла находиться в руках врага, и Леотихид с эфорами надеялся найти там убежище. Но события разворачивались так стремительно, что Гисандр собирался управиться задолго до того, как в Пеллане примут решение и посмеют вмешаться. Если вообще на это готовы.

Сейчас с ним было всего полторы сотни человек. Остальные еще только приближались к берегу на триерах. У Леотихида гоплитов даже больше, но наварх знал, что его бойцы свежи, а люди беглого царя измождены. Да и сам царь, похоже, так и не покидает носилок после памятного удара Леонида. Значит, один воин наварха стоил сейчас двух.

– Держать строй, – приказал наварх, услышав топот сандалий по дороге.

И вскоре они появились. Из-за поворота выбежали человек пятьдесят воинов без черных повязок на руке, с копьями наперевес и сразу бросились в атаку. Не сбавляя темпа, они ударили по фаланге наварха и даже едва не рассекли ее. Выпады копейщиков были ужасающе точны, и люди Гисандра падали один за другим. Сами морпехи были опытными воинами, прошедшими не одно сражение, но сейчас их воинское мастерство проигрывало холодной ярости атакующих. Пока они успевали убить одного воина Леотихида, в их рядах падало замертво двое.

«Не ожидал такой прыти от изможденных людей, – думал наварх, отбив удар копья, нацеленный ему в живот, и нанося ответный удар клинком, который не достиг цели. – Так они нас быстро перебьют. И откуда у них только силы берутся! Воюют, как будто уже мертвы».

Последняя мысль пронеслась у него в голове, когда он заметил выражение глаз своего противника. Оно было холодным и отрешенным. Этих бойцов не волновало, выживут они или нет. Они шли на верную смерть. Такое соображение озадачило наварха, бешено вращавшего клинком и, наконец, заколовшего первого гоплита. Любой спартанец всегда готов к смерти, но когда он идет в бой, то хочет победить. Это было заметно, даже если внешне лицо воина оставалось непроницаемым. Но воины Леотихида сражались как околдованные. Скрестив с ними свой клинок, наварх вдруг осознал – они не хотели победить. Их задачей было просто умереть, и они это знали.

«Камикадзе чертовы, – сплюнул наварх, отбивая новый удар и с наслаждением всаживая клинок в бок своему противнику, – как же Леотихид вас заставил? Неужели вы умираете только ради древних традиций…»

На мгновение наварх остался без противника. И, перед тем как на него налетел новый, успел вспомнить, как яростно сражались гоплиты армии эфоров в Питанах и Лимнах. Было в этом что-то неестественное даже для привычных к смерти спартанцев.

«Может, эфоры напоили их каким-то зельем? – снова подумал наварх, пытаясь разгадать тайну отчаянной смелости этих гоплитов. – Или они уже поняли, что их мир рухнул навсегда?» Но точного ответа он не знал.

Вскоре морпехи стали брать верх. Они изрубили почти всех нападавших, даже несмотря на то, что к тем пришло на помощь еще человек двадцать из-за кипарисовой рощи. К морпехам тоже прибыло подкрепление с причалившей триеры. Теперь их насчитывалось чуть меньше трех сотен. Схватка быстро подходила к концу. И вдруг Гисандр увидел, как по дороге к его имению движется отряд гоплитов Леотихида, шлемы и копья которых проплывали над колосьями. Они были уже почти на вершине холма. Но даже отсюда было заметно, что люди устали, а кроме того, их задерживают носилки с раненым царем. А ведь там должна была находиться и царица Евридама.

– Так вот зачем вы тут умирали, – разъярился наварх, набрасываясь на нового противника, – вам нужно было не пробиться и не просто умереть, а потянуть время ценой своей жизни. И вам это удалось. Но таких гостей я не ждал. Придется вас выпроводить отсюда.

Отбив удар копья, едва не лишивший его глаза, Гисандр хлестким движением обрубил кисть своему противнику и затем со всей силы воткнул клинок ему в горло. Харкнув кровью, гоплит рухнул ему под ноги.

Морпехи добивали последних солдат из числа нападавших, лишь тонкая линия воинов врага отделяла Гисандра от дороги к своему имению. И он был готов сейчас же бежать туда даже через поля, лишь бы успеть раньше воинов Леотихида. Но в это мгновение позади них послышался топот бегущих по дороге людей и крики.

Обернувшись, наварх не поверил своим глазам – из-за поворота дороги к ним стремительно приближался гарнизон Пелланы. А во главе отряда из нескольких сотен копейщиков бежал не кто иной, как его старый учитель воинского искусства, – полемарх Леонт. Несколько мгновений Гисандр еще колебался в надежде, что он ошибся и Леонт спешит к нему на помощь. Но когда солдаты Пелланы запели боевой гимн во славу Аполлона и, сомкнув щиты, перехватили копья в боевую позицию, все сомнения отпали.

– Ты выбрал свою сторону, учитель, – проговорил вполголоса Гисандр и крикнул своим бойцам: – Развернуться! Держать строй!

Морпехи, мгновенно добив тех, кто пришел со стороны Спарты, развернулись и сомкнули щиты, поджидая гарнизон Пелланы. Глядя, как приближаются воины нового противника, наварх все ещё смотрел в сторону своего имения. Солдаты Леотихида уже почти вошли в него, и наварх готов был продать душу посланцам Аида за то, чтобы переместиться туда на крыльях и встать у них на пути. «Может быть, они не знают, чье это имение, и никого не тронут, – лихорадочно думал над путями спасения свой семьи наварх, стоя на этот раз позади своих воинов, – или просто пройдут мимо? Они ведь бегут, а значит, им незачем останавливаться».

В этот момент солдаты Леонта атаковали его фалангу, и началась мясорубка. Первые шеренги отряда из Пелланы уже дрались, а последние еще даже не показались из-за поворота. «Наверное, он привел сюда весь гарнизон, – решил наварх, – терять ему теперь нечего. Жребий брошен».

Правда, и в сторону Гисандра бежало еще сотни полторы морпехов, только что высадившихся с кораблей. И вскоре они заняли свое место в строю. Пока что силы выглядели равными. И Гисандр решился бежать в имение. В конце концов, Леотихид был там.

Он уже назначил командира вместо себя. Прихватил сотню бойцов, а также верных Этокла и Брианта с гастрафетами, и ринулся к развилке, когда увидел, что из-за холма прямо в поле показался еще один отряд из Пелланы. Леонт просчитал все и точно знал, что делал. Этот отряд, примерно в полторы сотни гоплитов, быстро перекрыл наварху прямой путь к имению. И, схлестнувшись с ними прямо на поле, Гисандр надолго увяз в этой драке.

«Если с ними хоть что-то случится, я разорву Леонта на части голыми руками», – поклялся он, в ярости раздавая удары направо и налево. И его ярости хватило на этот раз, чтобы, уничтожив половину отряда, прорваться к имению. За ним последовало не больше двух десятков бойцов, остальные продолжали рубиться с гоплитами Пелланы, но Гисандра это уже не волновало.

Выскочив на пыльную дорогу – ту самую, что он увидел во сне, – наварх закинул щит за спину и побежал что было сил. Вскоре он уже был у родного дома.

Прямоугольное строение небольшого размера с двускатной крышей. Серые стены расписаны затейливой вязью, похожей на волны. Под самой крышей виднелись небольшие проемы вместо окон. Навес над входом, опиравшийся на две колонны – единственная «роскошь» спартанского образа жизни. Он же – балкон, куда можно было выйти со второго этажа.

За домом несколько хозяйственных построек из камня, а еще дальше – жилища илотов. Нескольких из своих рабов он заметил на дальнем конце поля. Они в страхе разбежались. Больше Гисандр никого не увидел поблизости. Ни солдат, ни своих людей.

«Неужели, – промелькнуло в его мозгу, – все же прошли мимо?» Наметанным глазом осмотрел землю вокруг дома. Много следов. Несколько перевернутых деревянных ведер, одно разломано. Разбитый кувшин в пыли. И рядом детская игрушка – деревянный конь, которого он лично вырезал для сына, отправляясь на битву с персами. Гисандр поднял его и спрятал под панцирем. Нет, они все-таки были здесь.

Перехватив меч, наварх решительно вошел внутрь. Никого. Повсюду в доме геронта царил разгром. Все скамьи перевернуты, простая и крепкая мебель поломана. Следы борьбы. Во второй комнате, служившей спальней жене и ребенку, он нашел обрывок гиматия с узором, который любила его жена. Липкий холод стал растекаться по спине наварха. И вдруг он услышал стон. Бросился дальше и у стены в последней комнате обнаружил человека. Это был избитый до полусмерти управляющий Панорм из периеков. Его живот был вспорот, из разверзшейся раны вываливались окровавленные кишки.

– Господин… Гисандр, – прошептал тот еле слышно, увидев вошедшего, и улыбнулся через боль, терзавшую его, – вы здесь?

– Не шевелись, – попросил наварх, вставая рядом на колени, – я скоро приведу лекаря.

Панорм ничего не ответил. Но было видно, и он это знал, – его не спасти.

– Что… что здесь случилось? – набрался смелости, чтобы спросить Гисандр.

– Они увели вашего отца… – проговорил управляющий.

– А жена и сын?

– И… госпожу Елену с сыном… тоже… – прошептал он.

Гисандр чуть не расплакался.

– Прости меня, Панорм, – попросил наварх, обнимая верного слугу.

Было видно, что силы вот-вот оставят периека.

– За что? – усмехнулся тот. – Вы всегда были добры ко мне… Пусть боги хранят вас…

Сказав это, Панорм испустил дух. Поняв, что мойры оборвали нить его судьбы, Гисандр закрыл глаза слуге и вышел из дома.

У входа его дожидались гоплиты. Один из них указал в сторону ближайшей рощи.

– Я говорил с рабами. Они видели, как солдаты Леотихида уводили хозяев этого имения вон в ту рощу.

Гисандр обернулся в указанном направлении. Между рощей и домом находилось довольно обширное поле, но никого в нем было не видно. Беглецы уже скрылись в лесу, примыкавшем к предгорьям. Однако он не бросился бежать сразу в том направлении. Вместо этого наварх посмотрел обратно на дорогу, где все еще шла битва. К своей радости, он увидел, как в хвосте и без того поредевшей колонны Леонта вдруг стали появляться широкие красные борозды. Дикие крики долетали даже сюда. Похоже, кто-то из капитанов кораблей заметил разрывы в прибрежных зарослях и пустил в ход баллисты.

– Леотихид не уйдет, – ледяным тоном заявил своим людям наварх, – сейчас мы вернёмся на дорогу и закончим с гарнизоном Пелланы.

Драка в поле у имения уже прекратилась. Когда наварх вернулся к развилке, бой был закончен и здесь. Вся дорога и близлежащие поля были усеяны трупами.

– Молодцы! – похвалил Гисандр своих гоплитов, потерявших больше половины людей в этой схватке. – Вы победили противника, который почти вдвое превосходил вас числом. Вы герои, достойные почестей, победившие врагов, и Спарта обязательно отблагодарит вас! Но нам осталось поймать главного врага, царя Леотихида, который все еще на свободе и скрылся вон в том лесу. До заката он должен быть пленен!

Наварх разрешил воинам отдохнуть перед решающим броском. А сам обошел всех мертвых и раненых в поисках Леонта. И нашел его еще живым. Полемарх был ранен в грудь, бедро и ногу. Он лежал среди мертвецов в луже собственной крови, тяжело дыша. Увидев Гисандра, полемарх рассмеялся.

– Ну что, Гисандр, предатель древних традиций, – спросил он с ненавистью, харкая кровью. – Ты нашел свою семью? Я знал, что ты попытаешься их спасти. И специально направил второй отряд через поле к тебе навстречу, чтобы задержать.

– Ты знал, что я приду сюда? – удивился наварх.

– Нет, – ответил полемарх, – но когда я увидел корабли на реке, то понял, никто кроме тебя не смог бы привести их сюда. И мне стало ясно – мой истинный царь поблизости, и я нужен ему.

– Ты мог ошибиться, – покачал головой первый наварх Спарты, – у нас уже есть воины, кроме меня, способные управлять флотом.

– Но не ошибся, – вновь харкнул кровью Леонт, – а ведь когда-то именно я учил тебя воевать… уважать наши традиции.

– Это ты подсказал Леотихиду, где их искать? – перебил его Гисандр, видя, что время, отпущенное Леонту, истекает.

– Нет, – пробормотал полемарх, силы которого были на исходе, – с ним сейчас мой лучший ученик – Деметрий. Он прекрасно знает, где ты живешь. И без меня покажет дорогу к твоему дому. Он давно хотел отомстить тебе за все обиды.

– Деметрий? – Кровь прилила к лицу Гисандра при звуках этого имени. – Значит, их захватил этот трус Деметрий?

– Да, – расхохотался Леонт, в глазах которого пылала лютая злоба, – и теперь твоя жена и сын в его власти. Он наверняка взял их в заложники и казнит при первой необходимости. А может, еще успеет потешиться с твоей женой и сыном. Он ведь любит и мальчиков… ты не знал?

– Леонид думал, что ты верен ему, – холодно ответил Гисандр, – прощай, учитель.

Он взял копье у стоявшего рядом гоплита, размахнулся и вогнал в грудь полемарха с такой силой, что острие пробило сердце, войдя землю. Леонт дернулся и затих навсегда.

«Собаке – собачья смерть», – как-то отстраненно подумал наварх.

– Нам пора, – возвестил он своим бойцам.

Но прежде, чем возобновить преследование, наварх велел полусотне морпехов вернуться на корабли, оставив себе лишь три сотни гоплитов. И приказал командирам кораблей:

– Прочешите город, убейте всех оставшихся воинов. Их не должно быть много. Расстреляйте из баллист зажигательными горшками постройки. Сожгите Пеллану и потом возвращайтесь назад в Спарту к Никодемосу. Ваша задача выполнена, об остальном позабочусь я.


Половину дня он бежал не останавливаясь, но не смог отыскать следы беглецов. Каким-то непостижимым образом раненому царю, которого несли на носилках, и его жене с эфорами удавалось уходить от погони. Наконец, на закате, наварху улыбнулась удача. На отрогах Тайгета он заметил воинов, карабкавшихся по крутой тропе вверх. Перед ними уже виднелся перевал, за которым начинался спуск в соседнюю плодородную долину, что когда-то была свободной страной под названием Мессения.

– Вот они! – вскинул руку наварх, указывая на них своим воинам. – До заката солнца они должны быть схвачены!

И первым бросился по тропе вверх. Он лез и лез, сдирая в кровь руки и ноги, но не чувствовал боли. Остальные гоплиты не отставали от своего командира. Когда начался закат, отряд преследователей взобрался на перевал и уже на спуске настиг солдат Леотихида. В короткой и яростной схватке все они были изрублены на куски, но ни самого царя, ни его жены, ни пленников здесь не оказалось. Да и весь отряд едва насчитывал человек тридцать. Когда Гисандр понял, что его провели, он потерял самообладание и в ярости отрубил головы трем пленным гоплитам, которых собирался допросить. Его дикий, полный отчаяния крик разнесся над перевалом.

Затем Гисандр сел на камень, отбросив в сторону меч, и надолго замолчал. Воины, никогда не видевшие своего наварха в таком состоянии, решили, что он сошел с ума. Они столпились вокруг него, не зная, что предпринять дальше. А наварх не мог понять, почему все так происходит. Ему казалось, будто бы все боги отвернулись от него и помогают сейчас Леотихиду и эфорам уйти от погони, а Деметрию, захватившему в плен его семью, от возмездия.

И вдруг один из командиров эномотии осторожно приблизился к нему.

– Мы только что нашли еще двух пленников, – сообщил гоплит, – они прятались в скалах. Не похожи на воинов. Что с ними делать?

– Каких пленников? – нехотя поднял голову наварх, но потом все же взял себя в руки и приказал: – Ведите сюда.

Гоплиты подтолкнули к нему двух высоких и худых мужчин в строгих серых гиматиях. Оба были в летах, оба имели седые бороды. Пленники тяжело дышали от долгой спешки.

– Вот они, Гисандр, – добавил командир эномотии, отступая на шаг.

Услышав имя наварха, оба пленника задрожали от страха, и это не укрылось от самого Гисандра.

– Что с вами? – усмехнулся он. – Неужели вам знакомо мое имя? Вижу, знакомо.

А едва окинув пленников взглядом, наварх просиял, вскочив со своего места. Он мгновенно понял, кто перед ним. В этот час и в этих обстоятельствах на перевале не мог быть кто-то другой. И все же Гисандр, подняв свой меч, решил послушать, что скажут ему сами пленники.

– Назовите ваши имена, – потребовал он для начала.

Оба, однако, молчали. Постепенно они поняли, что лучше не выдавать себя, и еще надеялись на помощь богов, но было уже поздно.

– Хорошо, – кивнул наварх, поднимая меч правой рукой, – я очень тороплюсь, поэтому поговорим иначе.

Он шагнул к одному из старцев, схватил за жидкие волосы, приложил меч к виску и вдруг быстрым движением отрезал ему ухо, которое упало под ноги пленнику. Раздался душераздирающий крик, и кровь полилась по плечу, испачкав гиматий.

– Меня зовут Адрастос, – завопил тот, пытаясь рукой прикрыть рану, из которой хлестала кровь.

– Отлично, – похвалил наварх, – вижу, ты умный муж. Только имя тебе дали неверное[31].

И посмотрел на второго.

– А я Эребос! – в ужасе воскликнул тот, отшатнувшись. Но наткнулся спиной на копье гоплита и вернулся назад.

– Вы ведь эфоры? – решил ускорить знакомство наварх. – Последние эфоры Спарты.

Оба кивнули, не став отрицать.

– И вы бежали вместе с Леотихидом?

Оба старика опять закивали головами.

– По пути сегодня вы захватили пленников: геронта Поликарха, вы ведь должны его знать, – продолжал наварх, – а также женщину и ребенка?

– Мы не хотели брать пленников, – пробормотал Эребос, невольно прикрыв свое ухо, – но один из военачальников Леотихида настоял.

– Знаю, его зовут Деметрий, – кивнул наварх, опуская меч. – Итак, пленники сейчас у него. А теперь скажите мне, где он сам? Куда направился Леотихид, если вы пошли другой дорогой? И почему без вас? Только не советую долго размышлять, вы ведь уже поняли, что у меня мало времени.

При этом он назидательно помахал мечом. Эфоры переглянулись, и наварх увидел неподдельный ужас в их глазах. Эффект отрезанного уха все еще длился.

– Он направился в Мессению, – заскулил раненый, тщетно пытаясь остановить кровь.

– Это я уже понял, – отмахнулся Гисандр, – точнее.

– В порт Фарай, – перебил первого эфора Эребос, – там его ждет корабль, подготовленный заранее, чтобы увезти его за море в случае поражения в войне. Он ушел через другой перевал.

– Корабль? – удивился Гисандр, к которому быстро возвращались силы. – То есть царь Спарты не пожелал за нее умереть, как должны делать все достойные спартиаты. Он решил просто сбежать. Не к персам случайно собрался, как некогда его родственник Демарат? И вы с ним, наследники традиций?

– Нам он приказал пробираться этим путем туда же. Нужно было разделиться, чтобы спасти наши жизни, жизни эфоров, если вы настигнете отряд, – пробормотал ошеломленный догадкой Адрастос, даже позабыв про боль. – Мы договорились уплыть без него в Элиду, если он не придет к полудню в условленное место.

– Все ясно, – презрительно усмехнулся наварх, – как же он вас провел, наивные глупые старики. Леотихид скормил вас мне, как мясо голодному льву. И выиграл время. Потому что свою жизнь ценит больше и уже не верит в вас. Как вам такой итог жизни?

Эфоры вновь посмотрели друг на друга. От былой гордости не осталось и следа.

– Вы нас убьете? – выдавил из себя Эребос.

– О нет, – проговорил Гисандр, – вы слишком ценные трофеи, чтобы вас лишил жизни простой наварх. Вы будете удостоены чести. Вас казнит сам царь Леонид при большом скоплении жителей. А мне вы больше не интересны.

И отвернувшись от пленников, он подозвал командира эномотии, который их привел.

– Вот что, Тэрон. Возьмешь пятьдесят бойцов… нет, бери сто воинов. И завтра утром отведешь этих пленников к царю Леониду в Спарту. За их жизнь отвечаешь своей. Они должны умереть не раньше, чем того пожелает наш царь.

– Я доставлю их, чего бы мне это ни стоило, – поклялся Тэрон.

– Хорошо, – кивнул Гисандр, сразу забыв о существовании пленников, и подумал вслух: – Фарай всего в полудне пути. Значит, нужно отправляться немедленно. Я смогу еще успеть их перехватить, даже если этой ночью они не встанут на ночлег.

И обернувшись к воинам, крикнул:

– Все за мной, бегом!


Всю ночь Гисандр и его двести спартанцев спускались с горного перевала, а затем, достигнув долины, бежали по тропе вниз. С рассветом они уже были в нескольких стадиях от мессенского порта Фарай. Гисандр знал, что при спартанских обычаях даже в таких портах, где периекам разрешена торговля, кораблей много быть не может. А потому надеялся быстро отыскать нужный. Так и произошло.

Едва приблизившись к городу, который располагался на некотором удалении от бухты, наварх разыскал глазами порт. Это было несложно. Порт представлял собой всего лишь несколько амбаров и две вытянутые в море от обрывистого берега пристани, к которым тянулась обычная дорога. Место было огорожено хлипким забором. У одной из пристаней пришвартовались три круглых торговых зерновоза, а у другой стоял единственный корабль – триера. Паруса еще были спущены, но вокруг нее была видна суета. Там явно готовились к отплытию.

Времени на подготовку захвата не было, и Гисандр бросился прямиком в порт по единственной дороге, которая упиралась в ворота. Уже подбегая, наварх заметил гоплитов, выстроившихся у триеры. Их оказалось гораздо меньше, чем он рассчитывал увидеть: человек тридцать, не более. «Видимо, мы всех убили вчера, – промелькнуло в мозгу бежавшего из последних сил Гисандра, – а у Леотихида совсем не осталось верных людей». Но и эти могли задержать наварха.

Вскоре их заметили. На триере засуетились. Наварх увидел, как гоплит, очень схожий с Деметрием осанкой, быстро затолкал по сходням на палубу упиравшихся пленников, руки которых были связаны. Сначала изможденного геронта, которого толкнул, а затем ударил в спину так сильно, что отец Гисандра упал на палубу. А затем и Елену с сыном, приказав им сесть у борта.

У мачты за спиной Деметрия, а это был он – теперь Гисандр в этом не сомневался, – наварх заметил носилки с раненым Леотихидом. Рядом с ними сидела женщина с пышными волосами, одетая в белый хитон: царица Евридама. И ее он видел на памятных Гимнопедиях, когда мог еще подружиться с этим царским домом. Только тогда судьба распорядилась иначе, сведя его с домом Агиадов и сделав врагами Еврипонтидам. Увидев погоню, женщина нервно вскочила, что-то крикнув Деметрию.

– Все здесь, – зло усмехнулся наварх, чувствуя неотвратимость возмездия.

Выхватив клинок, он ворвался на территорию порта и с ходу обрушился на первого гоплита, пронзив его панцирь в районе сердца отточенным движением. Второго наварх убил ударом в пах, третьему просто отрубил руку. Разъяренный Гисандр крутился как волчок, отсекая конечности и пробивая доспехи. Он справился бы и один, но ему помогли гоплиты, а также Этокл и Бриант, бежавшие следом. За мгновение до того, как все было кончено, он услышал грохот отброшенных сходен и увидел, что триера отошла от пирса.

Из бортов показались весла, корабль начал набирать ход. Часть гоплитов успела заскочить на корабль и теперь стояла вдоль борта с поднятыми щитами и копьями, ожидая, что предпримет наварх. Он метнулся вдоль пирса к воде, собираясь прыгнуть за ней, но тут раздался окрик Деметрия.

– Стой, где стоишь, Гисандр! – приказал он. – Ты проиграл. Дай нам отплыть, иначе твой отец умрет.

Наварх замер на месте, увидев, что Деметрий прикрылся его отцом и приставил нож к горлу геронта. Увидев сына, избитый Поликарх все же нашел силы громко прокричать:

– Не слушай его, Гисандр! Я прожил свою жизнь. Убей эту мразь и спаси Елену с сыном. Проща…

Последний звук превратился в хрип, и наварх увидел, как на горле отца появилась алая полоса, а затем заструилась кровь.

– Я предупреждал тебя! – крикнул Деметрий, расхохотавшись, и столкнул тело мертвого геронта в воду. – А сейчас я возьмусь за твою жену, а потом и за сына, если не уймешься.

Триера удалялась. Столпившиеся на пирсе гоплиты Леонида уже ничего не могли поделать. Тогда наварх взвыл от бессильной ярости и, выхватив у Этокла гастрафет, выстрелил в Деметрия. Тот пригнулся, стрела пролетела над плечом и с чавканьем вонзилась в грудь стоявшей позади женщины. На белом хитоне расплылось алое пятно, и царица Евридама замертво упала возле носилок мужа. Вслед за этим Гисандр услышал мужской крик – это был вопль отчаяния Леотихида, потерявшего разом не только власть, но и верную жену.

То, что произошло следом, не мог предугадать никто. Деметрий остолбенел, уставившись на погибшую из-за него царицу. Гоплиты тоже смотрели на нее. И вдруг Елена, воспользовавшись всеобщим замешательством, подхватила сына и выбросила его за борт. Как можно дальше от разогнавшейся триеры. А затем спрыгнула сама.

Теперь уже пришла очередь Деметрия рычать от ярости. Он выхватил копье у стоявшего рядом воина и размахнулся, чтобы метнуть его в Елену, барахтавшуюся с сыном в воде. Но не успел. Гисандр выстрелил раньше из второго гастрафета. На этот раз он не промахнулся. Стрела пробила правое плечо, и окровавленный Деметрий, выронив копье, рухнул на палубу. Больше никто из гоплитов не рискнул метать копья. Поражённые дальнобойностью неизвестного оружия, прикрывшись щитами, все они молча смотрели на берег. Моряки на триере подняли парус, и корабль стал стремительно удаляться в открытое море.

Не теряя времени, Гисандр с разбега бросился в воду. В несколько гребков он доплыл до места, где барахталась из последних сил Елена со связанными руками, стараясь поддержать на поверхности сына, который уже начал захлебываться. Помог добраться до пирса. А там их уже подхватили сильные руки гоплитов и вытащили из воды, освободив от пут.

Убедившись, что жена и ребенок спасены, наварх выбрался сам и сел рядом, обняв их. Жена молча плакала, держа на руках затихшего сына. Чуть позже воины вытащили из воды на пирс тело мертвого геронта, положив его в стороне. А наварх долго провожал взглядом триеру, на которой к неизвестным берегам уплывали его кровные враги.

– Куда бы вы ни спрятались, – тихо пообещал Гисандр, – я вас найду и убью.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Торсионные орудия  (катапульты, баллисты) были изобретены лишь около 350–300 гг. до н. э.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Периеки  – дословно «окрестные жители» – свободное, но бесправное население Лаконии, не входившее в состав гражданского коллектива Спарты. Периеки, согла


убрать рекламу


сно традиции, жили своими общинами, сформировавшимися из остатков ахейского населения Лаконии после завоевания ее дорийцами, занимались торговлей и ремеслами. То есть тем, чем гражданам Спарты было заниматься категорически воспрещено. В городах и общинах периеков было сохранено местное самоуправление, но никакого права голоса в общественной жизни Спарты они не имели. Кроме того, в случае объявления войны они обязаны были исполнять воинскую повинность.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Спартанцы специально не возводили крепостных стен вокруг своих городов, считая, что так их солдаты будут биться с врагом насмерть. Спартанская тактика ведения боя вообще не предполагала отступления (не считая ложных отступлений во время боя, для того чтобы заманить врага в ловушку). Спартанцы могли либо победить, либо умереть.

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Стадия  (греческая) – мера расстояния, равная 178 метрам.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Гастрафет  (усиленный лук, предтеча арбалета) – впервые появился в Сиракузах около 400 года до н. э.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Мора  – крупное подразделение спартанской армии, насчитывала около 500 воинов.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Государство спартанцев на полуострове Пелопоннес в древности именовалось Лакедемон, а Спартой назывались лишь несколько поселений на правом берегу реки Эврот. Впоследствии название этого политического центра в области Лакония перешло на все принадлежащие государству (как исконные, так и завоеванные) земли.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Эфор  – от греческого «надзирающий» – высшая судебная должность в Спарте. В первые годы появления должности, предположительно, эфоры назначались царем для его замещения во время военных походов. В обязанности эфора (всего их было пять) изначально входили только судебные функции в гражданских делах. Но постепенно эфорат расширил свои полномочия, выйдя из-под контроля царей. А вскоре сам поставил под контроль общины царскую власть. Эфоры выбирались на один год. Переизбрание на второй год запрещалось.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Ликург  – полулегендарная личность, которой приписывается введение новых суровых законов, с которого началось отмежевание Спарты от стиля жизни остальных греков. К 676 году до н. э. относится «Большая Ретра» – самый ранний документ архаической Греции, условно содержащий запись Законов Ликурга. До этого времени Спарта не сильно отличалась от остальных греческих полисов, но уже к V–IV векам до н. э. она превратилась в «военный лагерь».

Согласно Плутарху, Ликург изменил не просто отдельные законы, а преобразовал все государственное устройство и внедрил в общество совершенно иной образ жизни. Он осуществил передел земли, чтобы добиться всеобщего равенства граждан (не зря спартанцев называли гомеями, т. е. равными), и наделил каждого из них равным участком земли, чтобы изгнать зависть, злобу и роскошь, а также богатство и бедность. Ликург «изгнал» деньги. Он вывел из употребления всю золотую и серебряную монеты, запретил «бесполезные» ремесла и торговлю. С его именем связана и система спартанского воспитания. Воспитательный процесс был непрерывным и продолжался даже в зрелые годы.

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Обычно любая греческая армия, рискнувшая биться со спартанцами, выставляла фалангу на шесть рядов в глубину, превосходившую построение бойцов Лакедемона. Именно в такой пропорции противники оценивали силы своих и спартанских бойцов.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Кифаред Тимофей из Милета настолько хотел сладкозвучия, что к семи прежним струнам натянул еще несколько новых на своем инструменте. За эту дерзость эфоры его наказали. Они отобрали инструмент и устроили ему показательную казнь: прибили кифару к стене в назидание другим. Самого кифареда, к счастью, не казнили, хотя могли. За нарушение традиций Спарты и законов Ликурга смертная казнь применялась часто.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Спартанское войско управлялось царями и полемархами («военными предводителями»), составлявшими штаб войска при царе. Каждый из полемархов командовал морой. Спартанское войско

13

 Сделать закладку на этом месте книги

составляли шесть мор. Мора насчитывала около 500 воинов, делилась на четыре лоха, лох – на 2 пентекостерии, а те в свою очередь на 2 эномотии.

Лохаг – командир лоха. Пентекостер, соответственно, командир пентекостерии.

Эномотия это самое мелкое подразделение, в которое входили от 25 до 36 воинов, связанных взаимной клятвой. Предполагалось, что воины, связанные, кроме общей клятвы верности отечеству, еще и клятвой внутри эномотии, с момента ее принесения считались «кровными братьями» и обязаны были помогать друг другу в любой ситуации.

В Спартанской системе власти был не один царь, а сразу два равноправных царских рода, управлявших вместе с эфорами государством, Агиады и Еврипонтиды. Царь Леонид принадлежал к роду Агиадов, царь Леотихид к роду Еврипонтидов. В городе Спарта цари жили не в одном месте, а в разных районах (деревнях) – Агиады в Питане, а Еврипонтиды в Лимнах. Во время военных походов только один царь мог управлять войском, второй должен был оставаться на территории Спарты.

14

 Сделать закладку на этом месте книги

Белый лен  – так греки называли волокно произраставшего в Испании растения под названием спартия (Spatium junceum), т. е. коноплю, из которой плели канаты карфагеняне.

15

 Сделать закладку на этом месте книги

Герусия  – в Древней Греции совет старейшин. Рассматривал важные государственные дела, подлежавшие затем обсуждению в народном собрании (Апелле). В Спарте Герусия состояла из 30 человек (28 геронтов и 2 царей), избиравшихся пожизненно. Геронтом мог стать уважаемый гражданин Спарты в возрасте не моложе 60 лет.

16

 Сделать закладку на этом месте книги

Фермопилы  – по-гречески означает «Теплые врата». Это связано с обилием горячих серных источников, бьющих в окрестностях скального прохода.

17

 Сделать закладку на этом месте книги

Символом Спарты, изображаемым на щитах ее воинов, была греческая буква – «Л» (Лямбда), – которая означала первую букву исконного названия страны Лакодемон (Лаконика).

18

 Сделать закладку на этом месте книги

Мойры  – богини человеческой судьбы. Слово «мойра» по-гречески обозначает «доля», «часть», что символизирует участь, которую при рождении получает человек. Греки изображали их в виде трех старух – Клото, Лахесис, Атропос, – прядущих нити судьбы.

19

 Сделать закладку на этом месте книги

Лох  – подразделение спартанской армии, насчитывал около 125 человек. (Мора – более крупное соединение – насчитывала около 500, иногда 600 воинов. Делилась на четыре лоха). Сам лох также подразделялся на более мелкие соединения – 2 пентекостерии. А те, в свою очередь, на 2 эномотии.

20

 Сделать закладку на этом месте книги

Юношам, достигшим совершеннолетия, позволялось носить длинные волосы. Считалось, что это делает их более высокими и устрашающими. Спартанцы также считали длинные волосы признаком благородства, свободных людей. Так как рабам было невозможно выполнять свои обязанности, имея длинные волосы.

21

 Сделать закладку на этом месте книги

Уксус с кровью.

22

 Сделать закладку на этом месте книги

Волк  – один из двух главных символов Аргоса. Согласно легенде, волк победил быка и помог Данаю, мифическому царю Аргоса, получить власть. За это царь построил храм в честь Аполлона Ликийского (Волчьего). Этот храм существовал в Аргосе с давних времен. Аргос сохранял символику – волка и букву альфа – неизменной почти пять веков.

23

 Сделать закладку на этом месте книги

Ксенофобия  – с тех пор как Спарта, восприняв новые законы Ликурга, превратилась в военный лагерь, вокруг нее возник «железный занавес». Власти Спарты культивировали в своем народе ксенофобию (ксены  – иностранцы (греч .)). Уничтожив почти все ремесла, кроме самых необходимых, и торговлю, они изгоняли из страны всех пришлых иностранцев, не желая, чтоб те своими речами смущали спартиатов. На протяжении нескольких сотен лет спартанцы практически никого к себе не впускали, сами, однако, регулярно вмешиваясь во внутренние дела соседних греческих полисов. Редкий грек мог сказать, что побывал в Спарте и вернулся оттуда домой. Гражданам страны также запрещалось покидать ее пределы. Это право имели только цари и эфоры. А простые граждане могли выйти за пределы Спарты только в составе армии, отправлявшейся в поход.

24

 Сделать закладку на этом месте книги

Проксен  – гражданин Спарты, который по поручению властей должен был оказывать гостеприимство всем прибывающим в страну гражданам иностранного государства и защищать их интересы.

25

 Сделать закладку на этом месте книги

Так называемая Битва чемпионов произошла в 546 году до н. э. между Спартой и Аргосом из-за Фирей, города в Кинурии, области Арголиды, захваченной спартанцами. Прибывшие к месту предстоящего сражения войска договорились о том, что спор решится схваткой между лучшими воинами. С обеих сторон в битве принимали участие по 300 человек. Сражение шло весь день и закончилось лишь к вечеру. Из воинов Аргоса выжили двое, из спартанцев – один воин по имени Офриад. Аргивцы посчитали себя победителями и возвратились в Аргос. А Офриад снял доспехи с убитых спартанцев, отнес их в лагерь, и сам вернулся на поле боя, как бы удерживая его за собой. Когда на следующий день войска вернулись, то спор разгорелся с новой силой. Никто не желал признавать свое поражение. В новой схватке с участием уже всего войска победили спартанцы.

26

 Сделать закладку на этом месте книги

Это означало – подчиниться власти персидского царя Ксеркса.

27

 Сделать закладку на этом месте книги

Агелад из Аргоса. Реальное лицо. Греческий скульптор, который работал ок. 520–480 до н. э. Учитель Фидия, Поликлета и Мирона. К работам его руки приписывают статую Зевса и бронзовую статую Посейдона, найденную в Эгейском море, неподалеку от мыса Артемисий на острове Эвбея.

28

 Сделать закладку на этом месте книги

Это обстоятельство выдумано автором.

29

 Сделать закладку на этом месте книги

Территорию Лакедемона разделяют на три части два параллельных горных хребта – Парнон и Тайгет. Они образуют центральную долину, где протекает река Эврот и стоит город Спарта.

30

 Сделать закладку на этом месте книги

Гипнос  – сон (греч .).

31

 Сделать закладку на этом месте книги

Адрастос  – храбрый (греч .).


убрать рекламу








На главную » Живой Алексей » Племя равных .