Бут Карен. В шаге от соблазна читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Бут Карен » В шаге от соблазна.





Читать онлайн В шаге от соблазна. Бут Карен.

Карен Бут

В шаге от соблазна

 Сделать закладку на этом месте книги

Karen Booth

BETWEEN MARRIAGE AND MERGER


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.


Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.





Between Marriage and Merger

© 2018 by Karen Booth

«В шаге от соблазна»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке,

«Центрполиграф», 2019


* * *

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Идея брака восхищала Лили Фостер – два человека любят друг друга настолько, что обмениваются клятвами верности. Реальность, однако, разочаровывала и даже раздражала до кожного зуда: Лили присутствовала на бракосочетании в зале городской администрации Нью-Йорка – никакой органной музыки, священника или невесты в шикарном пышном платье. Кожа ее стала липкой от пота. Она не в силах была стоять спокойно. Ее инстинкты кричали: «Беги! Беги отсюда как можно быстрее и дальше!» Но она не смела. Она должна быть здесь. Она получила приглашение на импровизированное бракосочетание сестры своего босса. А для своего босса Ноя Локка Лили была готова на что угодно. Потому что, к своему стыду и ужасу, она обожала его.

Мало того, наблюдая за тем, как кто-то женится, Лили чувствовала, что словно копается в старом пыльном сундуке, хранящем грустные воспоминания о собственной мечте, которой не суждено сбыться. Если женщину бросили у алтаря, не важно по какой причине, она этого не забудет до конца своих дней. И сегодня память ее была растревожена.

– Властью, данной мне штатом Нью-Йорк, объявляю вас мужем и женой.

Едва сдерживая ревнивую зависть и сентиментальные рыдания, Лили наблюдала, как невеста, сестра Ноя, Шарлотта, и ее новоиспеченный муж, красавчик Майкл, слились в страстном поцелуе. Похоже, они в самом деле любят друг друга. Проклятые слезы все же сдержать не удалось. Шарлотта в белом платье до колен, предательски обтягивающем пятимесячный животик, приподнялась на мысочке одной ноги и подогнула вторую: ни дать ни взять картинка с обложки любовного романа, смотреть на которую у Лили больше не было сил.

Она выудила из сумочки бумажный носовой платок и бросила быстрый взгляд на Ноя. Тот стоял рядом с женихом, сунув руки в карманы, и сосредоточенно разглядывал свои ботинки, возможно, потому, что они были красивыми и дорогими, как и все в его жизни. Ной прослыл заядлым плейбоем, так что нью-йоркские таблоиды вели за ним постоянную охоту. На свадьбе он явно, как и Лили, чувствовал себя не в своей тарелке.

Неудивительно, что Ной выбрал стезю записного ловеласа. Он был чертовски хорош собой. Идеален. Высокий, подтянутый, атлетичный, но не перекачанный. Небрежно взъерошенные каштановые волосы, коротко стриженные над шеей и ушами, удлиненные на макушке; гипнотические мшисто-зеленые глаза… От него невозможно было оторвать взгляд. О нем невозможно было перестать думать. К счастью, за два года работы с ним Лили научилась игнорировать его чары, ну или хотя бы делать вид, что игнорирует. Потому что иначе нельзя: Ной был ее боссом, а работа была для нее слишком важна. И в своем деле ей не было равных. Ной и его брат Сойер это прекрасно знали.

Шарлотта повернулась к Лили и Ною, улыбка на ее лице сияла ярче, чем бриллиантовые серьги в ушах.

– Спасибо, что согласились быть свидетелями. Мы с Майклом очень ценим это. Даже не знаю, как сказать… Как-то в одночасье мы вдруг решили, что пора, день настал.

Майкл наклонился и поцеловал Шарлотту в макушку. Эта парочка была такой милой и очаровательной, что у Лили заболело в груди. Когда-то и у нее была романтическая любовь. Была и сплыла…

– Рад за вас. Поздравляю. – Ной чмокнул сестру в щеку, потом потряс руку Майкла.

Тут где-то раздался рингтон телефона Шарлотты, она встрепенулась, схватила мужа за руку и утащила за собой в зал. Наверняка звонят знакомые пожелать новобрачным счастья – у семейства Локк весьма обширные связи.

– Не хочешь выпить? Уже почти пять, в офис возвращаться смысла нет.

Приглашение Ноя прозвучало буднично, словно для Лили оно было обычным делом, словно она – один из его многочисленных приятелей. Что ж, она подозревала, что именно так он ее и воспринимал всегда. Несколько раз Ной и Лили выбирались куда-то вместе: встречи эти проходили замечательно и весело, а кроме того, вселяли в сердце Лили ложные надежды и навевали ей такие чувственные сны, что она просыпалась в четыре утра, задыхаясь и вся в поту. От таких снов не хочется возвращаться к реальности, хочется, чтобы они длились вечно.

– Мило, что ты предложил, но я, пожалуй, лучше отправлюсь домой, скину эти туфли, что-нибудь почитаю.

– Вечер пятницы. Видимо, ты собираешься отправиться в свой книжный?

Любимым местом в городе для Лили был магазинчик, специализирующийся на любовных романах.

– Все обо мне знаешь, да?

– Стараюсь. Я очень внимателен.

Сердце Лили подскочило к горлу и заколотилось там как сумасшедшее. Бум-бум! Бум-бум! Взгляд Ноя словно загипнотизировал ее, не позволяя отвести глаза от его лица. Сейчас она хотела только одного: поставить жизнь на паузу, просто стоять и смотреть на него. В перерывах между поцелуями, разумеется. Что ж, мечтать не вредно.

Ной прочистил горло.

– Спасибо, что пришла. Шарлотте непросто было справиться со всеми этими хлопотами, да еще в ее положении. Я искренне рад за нее. Хотя не хотел бы быть на ее месте. Кажется, впереди такой день, а потом вдруг раз – все кончено.

– Это точно. – Да ему и половины всего неизвестно! И говорить об этом Лили с ним вовсе не собиралась. О некоторых вещах лучше забыть. Навсегда.

– Что ж, ладно. До понедельника.

– Да. Хороших выходных. – Лили улыбнулась и пошла прочь, стараясь скрыть волнение.


Работать с Лили по понедельникам для Ноя всегда было тяжело. Несколько дней вдали от нее сводили его способность держать себя в руках практически на нет. Сегодня он не мог даже смотреть на нее.

– Ты что-то рано, – как обычно жизнерадостно, заметила она, появившись в дверях его кабинета.

– Срочная встреча по сделке с «Ханнафортс отелс». Шарлотта тоже приедет. Не знаю, сказала ли она тебе, но мы подключили ее к делу. – Ной до сих пор не поднял глаз на Лили, но периферическим зрением уловил, что на ней голубой свитер. Голубой свитер! Тот самый, который подчеркивает не только все соблазнительные изгибы ее фигуры, но и восхитительные сапфировые глаза.

– О, ясно. Я только быстренько брошу вещи, проверю почту и буду готова.

– Отлично. – И ладно бы только свитер! Воздух в кабинете наполнился легким ароматом – сладким и солнечным, как она сама. Ною пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы сосредоточиться на работе.

– Если, конечно, тебе не нужно что-то прямо сейчас, – добавила Лили, негромко постукивая пальчиками по дверному косяку.

На мгновение он представил, как ее нежные пальцы расстегивают пуговицы его рубашки и прикасаются к обнаженной коже груди. Так! Он должен немедленно прекратить об этом думать, иначе потеряет контроль.

– Все в порядке. Иди.

Лили удалилась, а Ной откинулся на спинку кресла и тяжело вздохнул. Нет, это становится просто невыносимым!

Даже после двух лет работы с Лили его двойственное отношение к ней не меняется. Он любит видеть ее ежедневно, то, как она буквально освещает офис и разруливает сложнейшие ситуации, но при всем при этом он ненавидит, как легко она превращает его в пускающего слюни идиота. Он ненавидит оказываться рядом с ней в тесных закрытых помещениях, в лифте например, где ему приходится прикладывать титанические усилия, чтобы не поцеловать ее.

В общем, если на свете и существовала идеальная, по мнению Ноя, женщина, то это была она – Лили. К тому же не сотрудник, а мечта: сообразительная, способная, все схватывающая на лету, внимательная, скрупулезная. Ценнейший работник компании «Локк и Локк», которой владели и управляли он и его брат Сойер.

Сойер не раз говорил, что Лили и умная, и красивая, и добрая, Ной же держал язык за зубами и рот на замке. Это помогало ему кое-как справляться с чувствами.

– Все. Я вернулась.

Лили грациозно вплыла в кабинет и принялась аккуратно складывать разбросанные по столу бумаги. Она прекрасно знала, как он любит порядок, хотя никогда ей об этом прямо не говорил. Она каким-то образом просто знала о его предпочтениях.

– Как выходные? Хорошо? – поинтересовался Ной, бросив на нее быстрый взгляд. Золотистые чуть вьющиеся волосы выгодно подчеркивали изящный изгиб шеи. Ему ужасно нравился ее слегка библиотекарский вид. Так и хотелось, чтобы она взглянула на него поверх очков и попросила соблюдать тишину.

– Как обычно.

– Вечер пятницы снова провела в книжном магазинчике любовных романов?

– Да. Могу там часами сидеть и зачитываться романтическими историями.

Ною и это нравилось в Лили. Он тоже любил читать, но предпочитал историческую литературу и публицистику. Он вообще не был романтиком, в отличие от Лили, возможно, именно в этом крылась для него большая часть ее привлекательности. И он был бы не прочь поделиться с ней избытком своего пессимизма относительно дел сердечных. Даже на простой гражданской церемонии бракосочетания Шарлотты Лили умудрилась пустить слезу. Ной же, безусловно, был счастлив за сестру, однако никакого душевного трепета не испытывал. Свадебные церемонии абсолютно не трогали его.

К реальности его вернул звонкий голос Шарлотты.

– Похоже, сестренка уже здесь. – Ной поднялся и вышел из-за стола, мимоходом позволив себе взглянуть на узкую черную юбку Лили, обтягивавшую ее великолепные бедра. – Доброе утро, – поприветствовал он Шарлотту.

В офисе компании она появлялась часто, особенно когда они взялись за дело с «Ханнафортс отелс», но, как правило, не раньше обеда. По утрам у нее было полно других дел – встречи с агентом по недвижимости, заботы, связанные с предстоящим материнством…

– Сойер уже рассказал тебе о видео? – поинтересовалась Шарлотта, расстегивая пальто.

– Сойер говорит по телефону с мистером Ханнафортом, – сообщила Лили. Она порхала по кабинету, успевая копировать документы и отвечать на звонки. – Он оставил мне записку – попросил его не беспокоить. Не знаю, когда он закончит.

Дверь кабинета Сойера распахнулась, и он появился на пороге. Без пиджака, рукава сорочки подвернуты – он выглядел так, словно проработал не один час. Плохой знак. Часы показывали всего десять минут десятого.

– Шарлотта, ты рассказала Ною новости? – спросил он.

– Не успела.

– Она только вошла, – встрял Ной. – Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?

– Ханнафорт уже видел. И он не в восторге, – сообщил Сойер.

– О нет! – Шарлотта решительно устремилась в кабинет Сойера.

– Ты поучаствуешь в этом? – обратился Ной к Лили. Он не был уверен, в чем именно, однако было похоже, что предстоит серьезная дискуссия.

– Да, но я почти доделала кое-какие материалы по Ханнафорту и думаю, они вам пригодятся. – Она широко улыбнулась. – Вы начинайте, а я через минутку к вам присоединюсь.

Ной тоже вошел в кабинет Сойера.

– Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? – снова поинтересовался он, усаживаясь рядом с Шарлоттой.

– Рано утром Шарлотта позвонила мне… – начал было Сойер.

– Я и тебе звонила, Ной, но попала на голосовую почту. Почему ты никогда не отвечаешь на мои звонки?

Ной ненавидел свой телефон, поэтому частенько отключал звук или просто оставлял аппарат в другой комнате. Оставаясь на связи круглые сутки, он чувствовал себя словно в ловушке, и это его бесило.

– Извини. Так что же?

Шарлотта достала свой телефон.

– Я сохранила ссылку.

Сойер протестующе поднял ладонь и развернул свой ноутбук экраном к Ною и Шарлотте.

– Не трать время. Это прислал мне Лайл Ханнафорт.

Он открыл видео, за кадром раздался женский голос, и, едва он произнес имя Ноя, у того земля буквально ушла из-под ног.

«– Известный бизнесмен Ной Локк в течение нескольких месяцев был замечен с разными женщинами…»

Таблоиды и раньше немало вещали о жизни Ноя, но в этот раз все было иначе. Руки у него похолодели, колени ослабли, все тело покрылось холодной испариной. На экране замелькали фотокадры: Ной выходит то из одного, то из другого бара, ресторана – и всякий раз под ручку с новой спутницей. Одна… вторая… третья… Остановились на пятнадцати. Ной почувствовал, как на него накатывает дурнота.

«– В то время как его брат Сойер и сестра Шарлотта остепенились, Ной, похоже, решил продолжить традиции семейства Локк. Их отец, Джеймс Локк, был четырежды женат и на протяжении многих лет связан романтическими узами с сотнями светских львиц Нью-Йорка. И средний Локк, видимо, решил идти по стопам отца».

Ной обладал талантом не обращать внимания на самые разные вещи, но не в этот раз. Сейчас он был готов рвать и метать.

– Я позвоню нашему адвокату. Это же клевета!

– В самом деле? И где тут клевета? – Сойер развернул ноутбук к себе, и Ной мысленно с облегчением вздохнул. Заключительная фраза беспрерывно пульсировала в его мозгу: «И средний Локк, видимо, решил идти по стопам отца». Это уж точно была абсолютная ложь!

– Ну? – нетерпеливо встряла Шарлотта. – Ты не ответил на вопрос.

Ной откинулся на спинку стула, лихорадочно соображая: а действительно, в чем заключается ложь?

– Э-э… нет… то есть да. Да! Я встречался со всеми этими женщинами. Но вообще-то мы живем в свободной стране, где одинокий мужчина вправе поужинать с одинокой женщиной.

– Или с пятнадцатью, – саркастически усмехнулась Шарлотта.

– Я вообще не понимаю, в чем тут проблема. Тоже мне новость дня! – Ной в ярости заиграл желваками.

– Люди любят сплетни. Особенно о богатеях, которым нравится проводить время в компании хорошеньких женщин, – заметила Шарлотта. – Тебе пора бы об этом знать.

Конечно, Ной об этом знал. Но раньше мишенью желтой прессы был Сойер. Шарлотту несколько раз арестовывали за разгул на тусовках. Но это было давно. Теперь оба обзавелись семьями, а потому все внимание переключилось на холостяка Ноя.

– Так, ладно. И что, Ханнафорт все это уже видел? Как такое могло случиться, черт побери?!

– Это же Интернет, Ной. Новости распространяются со скоростью лесного пожара. Ханнафорт не в восторге от увиденного.

Сделка, над которой они работали вместе с Лайлом Ханнафортом, основателем и генеральным директором «Ханнафорт отелс», была очень крупной. Обещала огромную прибыль.

– Он очень прямолинеен. И слов на ветер не бросает. Он и так не слишком расположен к кому бы то ни было по фамилии Локк. Нам стоило огромных трудов убедить его, что мы не похожи на нашего отца.

Лайл ненавидел Джеймса Локка, и тот отвечал ему взаимностью. Они всегда были непримиримыми соперниками. И что бы ни заставило пойти Ханнафорта на эту сделку, передумать он мог с легкостью.

– Я прекрасно знаю, как много мы работали.

– Он не уверен, что может вести дела с человеком, который относится к женщинам не так, как должно, – заметил Сойер.

Ной вскочил и негодующе стукнул кулаком по столу.

– Так-так! Минутку! Пригласить женщину на ужин – это вовсе не недостойно. Я всегда веду себя как истинный джентльмен! Всегда!

– Да уж, ты джентльмен во многих отношениях, – скептически вставила Шарлотта.

Он, конечно, мог бы напомнить ей, что в свое время она сама меняла мужчин как перчатки, но не стал – не годится вести себя так по отношению к сестре, да еще к беременной.

– Ной, я знаю, что ты хороший парень, – сказал Сойер. – И Шарлотта тоже это знает. Но Ханнафорт чтит семейные ценности. У него пять взрослых дочерей, так что, уверен, он навидался недостойного поведения со стороны мужчин. И он гордится своей… старомодностью. Он и его жена вместе еще со школы.

Эта подробность семейной жизни Ханнафорта впечатлила Ноя. Так долго быть вместе с одной-единственной женщиной! Как такое вообще возможно? У их отца было несколько браков и бог знает сколько романов. И именно в этом разница между ними. Отец, декларируя собственную моногамность, строил серьезные отношения и сам же их разрушал. А он, Ной, прекрасно осознает свои возможности. И никогда не лжет женщинам, уверяя, что его любовь будет длиться вечно.

– Так что же говорит Ханнафорт?

– Скажем так: мы танцевали парой, но сейчас он готов покинуть танцпол.

На серьезном обсуждении эта сделка находилась всего около месяца и по большому счету висела на волоске. Несколько месяцев они потратили на то, чтобы убедить Лайла пообщаться с ними, наконец вроде бы пришли к взаимопониманию, и вдруг дело оказалось на грани провала.

– Серьезно? Все так плохо?

– По его словам, он не намерен терпеть всю эту негативную шумиху, которой легко можно было избежать.

– И как я должен был ее избежать? Разве шумиху можно предвидеть? – раздраженно фыркнул Ной. А он ведь так ждал этого спокойного дня в офисе: встреч у него назначено не было, намечалось лишь несколько деловых звонков и кое-какие новые проекты он собирался обсудить с Лили.

– Думаю, он имел в виду, что такого не произошло бы, если бы ты не встречался с дюжиной разных женщин.

Ной был ужасно расстроен. Он никогда не признался бы в этом, но отчасти виной тому была Лили. Вечера и ночи, которые он проводил в одиночестве, были ужасны. Он не мог читать, не мог смотреть телевизор. Все его мысли поглощала одна лишь Лили: как она выглядела, что говорила, чем занималась… Все, что происходило с ней в течение дня, прокручивалось у него в голове, словно художественный фильм.

Но Сойер был неумолим. Лили – ценнейший сотрудник. Она идеальна. И он, Ной, не должен все испортить, разбив ее сердце. И Ною пришлось смириться с тем, что Лили – запретный плод.

– Как нам теперь убедить господина Ханна-форта, что наш Ной – порядочный человек? – задумчиво поинтересовалась Шарлотта.

Сойер хмыкнул:

– Женить его. Или хотя бы обручить.

Шарлотта недоверчиво усмехнулась.

– Но это надо сделать в самое ближайшее время. Лучше до того, как мы отправимся на свадьбу дочери Ханнафорта.

– Это было бы идеально. – Сойер задумчиво устремил взгляд в пространство.

Ной отнесся к этой идее скептически. В его жизни нет женщины, которой он готов предложить руку и сердце. Даже близко нет.

В этот момент раздался стук в дверь, и в кабинет вошла Лили с четырьмя черными папками в руках.

– У меня тут прогнозы по доходам от сделки – нашим и Ханнафорта.

– Отлично, спасибо, – кивнул Сойер.

Пока Лили раздавала презентации, Ной поднялся.

– Лили, можешь сесть на мое место.

Та приняла его предложение и, усевшись, заметила:

– Как хорошо ты нагрел для меня местечко.

В ответ он лишь хмыкнул. Боже, скоро она точно его доканает!

Потом открыл свою папку. Досконально изучать информацию времени не было, но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: если сделка выгорит, они озолотятся. А из-за него, хотя он ничего предосудительного и не сделал, все может пойти коту под хвост. И тогда уж Сойер и Шарлотта его не простят. А если и простят, то очень и очень не скоро. Семья Локк и так немало вынесла из-за их отца, и Ною вовсе не хотелось стать причиной новых неприятностей.

Сойер пролистал страницы.

– Ух ты, цифры впечатляют.

– Точно, – подтвердила Шарлотта, захлопнув папку. – Мы не можем профукать это дело.

– Не можем, – согласился Ной.

Шарлотта, прищурившись, пристально посмотрела на него и медленно перевела взгляд на Лили.

– Лили, можно тебе задать вопрос?

– Конечно.

– Не хочешь ли ты пойти вместе с нами на свадьбу. В эти выходные. Понимаю, у тебя, наверное, запланированы свои дела…

Едва она сказала это, до Ноя дошло, что именно задумала сестра. Она хочет свести его с Лили. С женщиной, о которой он мечтает и которая для него недосягаема.

– На свадьбу? Ты имеешь в виду свадьбу Энни Ханнафорт?

Шарлотта беззаботно улыбнулась – так, словно у них не было никаких проблем. Ной же приготовил с дюжину причин, по которым не собирается участвовать в задумке сестрицы. Ни под каким видом!

– Именно. И нам нужно, чтобы ты пришла с Ноем. Как будто ты его невеста.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Лили судорожно пыталась собраться с мыслями и сохранить на лице улыбку. Но удалось ей это лишь потому, что лицо словно окаменело. Тем временем мысли ее метались. Она не ослышалась? Ей предложили притвориться невестой Ноя Локка? Да еще и на свадьбе дочери самого Ханнафорта?

Самый страшный ночной кошмар Лили и самая сладкая ее мечта слились воедино.

– Ты что, серьезно?

– Знаю-знаю, звучит несколько странно, но так ты здорово поможешь нашей компании.

Ной присел на краешек стола Сойера, глядя на нее с некоторым смущением.

– Ты вовсе не обязана этого делать, – сказал он. – Это не входит в твою работу.

– Разумеется, мы тебе хорошо заплатим, – вступил в разговор Сойер. – Ты подумай как следует. Нам всем вообще стоит хорошенько все обдумать.

– Я должна притвориться невестой Ноя, – повторила Лили, чтобы окончательно убедиться в том, что правильно все понимает.

– Да. Для того чтобы свести на нет отрицательный эффект нелестного сюжета о Ное, который показали в новостях. Мистер Ханнафорт должен осознать, что все Локки благонадежны и не дают повода для досужих сплетен.

– Нелестного сюжета? – Лили представления не имела, о чем толкует Шарлотта.

– Хочешь посмотреть?

Ной протестующе заворчал.

– Не надо ей этого смотреть. Мы с Лили должны действовать сообща, и я не хочу, чтобы она плохо думала обо мне.

Шарлотта наклонилась ближе к Лили и доверительно сообщила:

– Сюжет о том, что Ной встречается сразу с несколькими женщинами.

Губы Лили непроизвольно вытянулись в тонкую линию. Она не понаслышке знала о свиданиях Ноя с разными женщинами. Некоторые приходили в офис. Все, как одна, до безобразия красивые. И она слышала, как нежно он беседовал с ними. Она, Лили, сделала бы что угодно ради того, чтобы мужчина сказал ей хотя бы десятую часть того, что говорил Ной тем красоткам. Которые на самом деле особенно его не заботили.

– Понимаю…

– Как я уже сказал, – вмешался Сойер, – мы должны хорошенько все продумать. Обещаю, тебе будет ради чего тратить на это время. Обычно я не действую подобным образом, но сложившаяся ситуация требует, скажем так, творческого подхода.

Лили лихорадочно соображала, стоит ли ввязываться в такую сомнительную авантюру. Ей очень нравилось работать в компании Локков, поэтому ответить «нет» вот так сразу она не могла, да и не хотелось ей подводить Сойера и Ноя. Но был в работе на Локков один очевидный минус – невозможность продвижения по карьерной лестнице. Ее обязанности давно уже вышли за пределы того, чем занимается обычно администратор, но она была способна на гораздо большее. Если бы игра стоила свеч. Она была очень добросовестным и трудолюбивым сотрудником, но далеко не идиоткой. Она не собиралась идти на все, что угодно, лишь потому, что они решили воспользоваться ею.

– Делать этого ради денег я не буду. Я хочу получить долю в компании. – Лили гордилась собой: она спокойно и деловито выдвинула достойное требование. Ее не волновало, как они его воспримут. – Небольшую, но долю. Я считаю, что давно доказала свою ценность компании, но я хочу большего.

Сойер медленно кивнул, как бы давая понять, что обдумывает решение. Шарлотта взглянула на свой телефон.

– Ну, это решать не мне. К тому же я опаздываю к врачу. – Она поднялась и быстро взглянула на каждого из братьев. – Не вздумайте все испортить. Лили, не дай им все испортить. – С тем она и удалилась.

– Что думаешь? – спросил Сойер у Ноя.

– Ты сам мне тысячу раз говорил, что Лили лучшая сотрудница. Незаменимая. Если она проведет со мной уик-энд и все сложится, мы дадим ей то, чего она хочет.

Сойер тихонько хихикнул, а Ной рассмеялся, отчего на душе у Лили немедленно потеплело. Ее переполняла гордость от осознания того, что, оказывается, братья настолько высокого о ней мнения. Значит, не зря два года назад она решила сосредоточиться на карьере, отодвинув на задний план свои интересы, а заодно и личную жизнь.

– Думаю, один процент будет в самый раз, – заявил Ной.

– Согласен, – быстро кивнул Сойер. – Звучит, конечно, не особенно впечатляюще, но сделка с Ханнафортом принесет немалые дивиденды и увеличит наш капитал. Так что выйдет неплохой куш за три дня работы.

Лили неплохо была знакома с цифрами, а потому понимала, что один процент фирмы «Локк и Локк», особенно с учетом успешной сделки с Ханнафортом, хорошо обеспечит ее на всю жизнь. И это всего за один рабочий уик-энд! В течение которого ей придется притворяться невестой великолепного и недостижимого Ноя Локка! Да чего тут думать!

– Я согласна.

– Отличная новость. Спасибо. – Сойер тревожно сдвинул брови. – Надеюсь, ты не думаешь, что подобные методы работы у нас в порядке вещей?

– Я здесь уже два года, а потому знаю, что вы такое не практикуете. Просто порой возникают экстраординарные ситуации, требующие экстраординарных мер.

– Именно так.

– А теперь мне пора вернуться к работе. Надо сделать кучу звонков и разобраться с почтой. – Лили поднялась, однако душу ее терзал червь сомнения. А правильно ли она поступает? Вдруг это разрушит ее рабочие взаимоотношения с Ноем? Очень не хотелось бы потом пожалеть о содеянном…

Ной посмотрел на нее, и под его взглядом она вдруг почувствовала себя обнаженной. Словно он насквозь ее видел.

– Разумеется, – сказал он.

Она молча, с улыбкой кивнула, но в тот момент думать она могла лишь о Ное Локке. О том, что он тот самый парень и этого не изменить.


Ной закрыл дверь кабинета за Лили и принялся нервно расхаживать взад-вперед.

– По-моему, это плохая идея. Вы вообще в курсе, чем занимаются обрученные влюбленные? И как они себя ведут?

– В общих чертах, – рассеянно буркнул Сойер, углубившись в изучение отчетов по фирме Ханнафорта. – Может, расскажешь поподробнее?

– Они ходят все время вместе, держатся за руки, обнимаются. Целуются!

– Звучит правдоподобно. Не сомневаюсь, все это ты умеешь. – Сойер перелистнул очередную страничку.

– Но разве я не должен держаться от Лили подальше? Сколько раз ты сам твердил мне, что она должна быть мне как сестра. «Не порти все, Ной. Прекрати придумывать причины, чтобы быть рядом с ней, Ной». – Опершись ладонями на стол Сойера, он сердито уставился на брата. – Ваша затея – самый легкий способ все испортить и потерять ценнейшего сотрудника!

– Значит, мои доводы справедливы. – Сойер отложил папку в сторону. – Ну что ж, утренний видеосюжет дал нам ясно понять, что проблем с расставанием у тебя не возникнет. Чувства твои меня не волнуют. Что касается Лили… Думаю, она справится. Она очень умная и сильная. Кроме того, она сама согласилась на это, а мы уж в долгу не останемся – вознаграждение ее ждет весьма щедрое. Я, конечно, немного волнуюсь. Но и только. Что такого непоправимого может произойти между двумя взрослыми людьми за три дня?

– Честно? Я без понятия. Никогда раньше не притворялся обрученным.

– Кстати, важный момент: не забывай, что все это фарс! И у нее, возможно, есть кто-то другой.

Ной задумался: а что он, собственно, знает о Лили? Почти ничего. Она мало о себе рассказывает. Единственное, в чем он не сомневается, – на данный момент постоянного парня у нее нет. Она никогда не сетовала на необходимость порой работать допоздна, а вечера пятницы проводила в своем любимом книжном магазинчике.

– И не забывай, Лили для тебя под запретом, – продолжал Сойер. – Я помню, как ты глаз от нее оторвать не мог, когда она пришла к нам впервые.

– Да ладно тебе, ты говоришь так, будто я безнадежный плейбой. Ты сам-то разве не заметил, что она сногсшибательна?

– Заметил. Еще как заметил. И не только я, но и большинство наших клиентов.

– Ладно. Думаю, найду в себе силы справиться с работой в паре с моей лже-невестой. А вообще, эта ваша афера – самое отчаянное безумство в моей жизни.

– Не хочу наступать тебе на мозоль, но ты сам виноват. Однако я ценю твою готовность исправить ситуацию. Мы заключим сделку с Ханнафортом, и вы с Лили спокойно разбежитесь. Сомневаюсь, что его это заинтересует. Но сейчас мы должны развеять все его сомнения.

– Развеем. – Ной взялся за ручку двери.

– Погоди. Это еще не все. Надо обнародовать вашу помолвку, и Лили должна получить кольцо. Вс


убрать рекламу


е непременно захотят на него поглазеть.

Ной раздраженно застонал.

– И как, по-твоему, мы должны обнародовать помолвку. Дать объявление в светской хронике?

– Не думаю, что успеем. Я поговорю насчет этого с Кендалл. Надо как-то невзначай слить информацию прессе.

Жена Сойера, Кендалл, успешно занималась пиаром. Она блистательно разрекламировала открытие обновленного фамильного отеля Локков «Гранд Легаси».

Ной с трудом подавил тяжелый вздох. – Дай мне знать, когда придет время.

Выйдя в холл, он увидел, что Лили за рабочим столом нет. Прошел в свой кабинет. Лили разбиралась в его шкафу. При виде ее Ной молча застыл на месте. Как обычно, пребывая в сосредоточенности, она стояла, скинув с одной ноги туфельку и балансируя на другой, босой ступней потирала голень. И так, тихонько покачиваясь взад-вперед, она будет стоять, пока не закончит дело. Это была одна из ее множества милых, необъяснимо сексуальных, по мнению Ноя, привычек.

Возможно, у этой фиктивной помолвки есть и светлая сторона? Возможно, это его шанс избавиться от одержимости Лили? Сойер ничего не говорил о том, чтобы им не держаться за руки, не обниматься и не целоваться. И если она не станет возражать, то они смогут делать все это не только на глазах у изумленной публики, но и в интимной обстановке. Возможно, даже получится заняться с ней любовью – о чем он так давно мечтает. А значит, когда представление закончится, они расстанутся полностью удовлетворенные. Идеально!

Даже слишком идеально…

Ною не давала покоя мысль, что его план очень уж смахивает на то, чем любил заниматься его отец. А он намерен сделать все возможное, чтобы доказать, что он, Ной, на отца вовсе не похож. Значит, придется вести себя максимально целомудренно, создавая при этом для окружающих иллюзию пылких чувств. И как это провернуть? Он понятия не имел…

Лили вдруг обернулась, удивленная. Она резко поставила босую ногу на пол и прижала руку к груди.

– Ты меня напугал.

– Прости, не хотел отвлекать тебя. Ты была так поглощена делом…

Лили сунула ногу в черную туфельку.

– Да?

– Точно. Ты всегда делаешь так босой ногой, когда сосредоточена на чем-то.

Щеки Лили залились нежным румянцем смущения, который тоже так нравился Ною.

– В самом деле?

Ной с трудом сглотнул. Надо было, от греха подальше, закончить этот разговор.

– Да, я недавно заметил… Прости, если что… Она протестующе помотала головой.

– Да нет, все в порядке.

В ее голосе в самом деле прозвучали игривые нотки или ему послышалось? Если да, эта их фиктивная помолвка придется весьма кстати.

– Наш договор в силе? Еще не поздно отказаться, если хочешь.

Ему, разумеется, совсем не хотелось, чтобы Лили передумала, но было важно удостовериться еще раз в серьезности ее намерений. Все-таки, когда они обсуждали это… мероприятие, в комнате было целых три Локка и только одна Лили Фостер. Не очень-то справедливый расклад.

– Не скажу, что эта идея мне целиком и полностью по душе. Я вообще-то не особенно люблю притворяться.

– Да. Я тоже.

– Но я понимаю, что порой ради выгодной сделки люди идут на подобные вещи. А ради этого дела рискнуть стоит, если у вас достанет смелости.

– Что ж, тогда нам нужно отправиться в ювелирный и выбрать тебе кольцо.

– Ух ты. Кольцо. – Лили опустила взгляд на свою руку, словно представляя, как она будет выглядеть с кольцом на пальце. – Что ж, надо так надо.

– Какая уж фальшивая помолвка без кольца, – улыбнулся Ной. – Но кольцо должно быть самым настоящим. Никакой бижутерии.

Безусловно, Лили заслуживала настоящего колечка, но Ноя беспокоил вопрос: не закрадутся ли в ее голову какие-нибудь неподходящие мысли относительно этой помолвки? Она ведь любит книги со счастливым концом.

Сам Ной иллюзий по поводу брака не питал и вставать на одно колено перед кем бы то ни было не собирался. Он даже не представлял себе, как можно так сильно полюбить одного человека, чтобы поклясться ему в вечной верности. Это всегда казалось ему странным. Обычно ему хватало семидесяти двух часов, чтобы понять, что девушка не та. Может, он вообще не способен любить по-настоящему, как это ни прискорбно.

– Приятно знать, что ты не собираешься заставить меня восторгаться цирконием. Конечно, это не особенно для меня важно, но все же, знаешь, девушки любят бриллианты.

– Безусловно. Но покупку кольца мы должны спланировать заранее. Сойер собирается попросить Кендалл слить информацию о помолвке прессе, и, если даже до Ханнафорта она дойдет не сразу, по крайней мере, заставит людей переключить внимание с плохой… рекламы на хорошую.

– Тот сюжет в новостях был действительно таким плохим?

При воспоминании о злополучном видео у Ноя скрутило живот. Ему совсем не хотелось, чтобы Лили увидела его в таком невыгодном свете. И, положа руку на сердце, откровенной лжи в сюжете не было.

– Скажем так: далеко не лучшим.

Лили ободряюще похлопала его по плечу, и ее прикосновение эхом отозвалось во всем его теле.

– Ну что ж, надеюсь, у нас все получится. Начать можно прямо завтра.

– В моем расписании есть подходящее окошко?

– Между одиннадцатью и тремя дня не запланировано встреч. Времени достаточно.

– Превосходно. Завтра в одиннадцать поедем покупать кольцо. – Ной едва мог поверить, что сказал это. Он – мужчина, поклявшийся себе, что никогда ни с кем не обручится!

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Следующим утром Лили изо всех сил старалась сосредоточиться на работе, но мысли о том, куда и зачем они поедут с Ноем уже в одиннадцать, отвлекали от дел. Она бы солгала, если б сказала, что помолвка с Ноем, пусть даже и фиктивная, не волнует ее. Не говоря уже о вполне настоящем походе в ювелирный магазин в компании красивого молодого человека.

Ной и Сойер вышли из кабинета.

– Так, значит, встреча с представителями прессы состоится после ювелирного?

– Так сказала Кендалл. Но где и с кем именно – я не знаю. Вы должны быть максимально убедительны. Эти люди способны учуять фальшь за километр. И, честно говоря, притворяться вам придется, даже когда вы будете думать, что вас никто не видит. Наблюдать за вами будут постоянно, что и доказало нам пресловутое видео.

Ной бросил взгляд на Лили, мысленно спрашивая: «А ты веришь в то, что мы делаем?» И на это она наверняка ответила бы – нет.

– Покупку тебе надо будет оплатить с личного счета, чтобы ее никак нельзя было связать с «Локк и Локк», – продолжал Сойер. – Потом придумаем, как возместить тебе расходы. Вряд ли кольцо удастся вернуть в магазин, когда дело будет сделано. Но, думаю, мы сможем продать его.

Все это звучало настолько неромантично и даже цинично, что Лили стало неприятно. Она принялась копаться в сумочке в поисках жевательной резинки, чтобы хоть как-то отвлечься от этой неудобной темы.

– Нет, Сойер! – возмутился Ной, надевая пальто, которое сидело на его подтянутой фигуре просто сногсшибательно. – Если уж я подарю Лили кольцо, оно останется у нее, несмотря на то что помолвка у нас фиктивная.

Сердце Лили пустилось галопом – ничего более романтичного, касавшегося ее, она еще не слышала. Пускай даже и со словом «фиктивная».

Сойер сунул руки в карманы.

– Ты абсолютно прав. Лили, все, что ты выберешь сегодня, останется при тебе.

– Ух ты. Спасибо. Назовем это надбавкой за вредность.

Сойер рассмеялся, Ной тоже, но его смех прозвучал несколько вымученно. Казалось, происходящее нервирует его, что было вполне объяснимо, конечно.

– Шучу. Если я захочу надбавку за вредность, я попрошу выплатить ее наличными, – улыбнулась Лили и поднялась из-за стола, мысленно сетуя, что не знает, как правильно вести себя, когда изображаешь чью-то невесту. Ей уже казалось, что она все делает не так.

– Что ж, развлекайтесь. Только постарайтесь не влипнуть в неприятности, – напутствовал их Сойер и скрылся в кабинете.

– Непременно, – пробормотал в ответ ему Ной. – А потом пообедаем где-нибудь.

– За счет компании? – поинтересовалась Лили.

– А то как же, – ухмыльнулся Ной и предложил ей руку. – Не забывай, мы должны вести себя как влюбленные. Как будто за нами постоянно наблюдают.

– Точно, – ответила Лили, просовывая руку ему под локоть.

Он тут же притянул ее к себе, и от прикосновения его тела по ее собственному разлилось приятное тепло.

Бок о бок они спустились с крыльца на улицу. Водитель Ноя уже ждал их, стоя у сверкающего черного авто. Он распахнул перед ними дверь, и Лили погрузилась в магию момента, стараясь при этом не отрываться от реальности. Казалось, в жизнь воплощаются ее самые смелые фантазии, но надо было помнить, что затеянное ими предприятие может таить в себе весьма неприятные подводные камни. Но сейчас Ной Локк вез ее выбирать обручальное кольцо, и она намерена была насладиться каждым мгновением этого события.

Они устроились на заднем сиденье.

– В салоне достаточно тепло? – поинтересовался Ной.

– Да, – довольно кивнула она.

– Отлично.

– Да. – Боже, да это самая нелепая светская беседа в ее жизни.

– Я вот все думаю… – Ной покачал головой, глядя в окно.

– Что ты думаешь?

Он повернулся и посмотрел на нее так пристально, что она чуть не утонула в его зеленых глазах.

– Что обычно делают люди после того, как купили обручальное кольцо?

«Занимаются сексом?» – мелькнула у Лили шальная мысль, которую она благоразумно решила не озвучивать.

– Не знаю… Целуются?

– Точно, – удовлетворенно и как-то слишком быстро кивнул он, словно нервничал. Вообще, за последние сутки она стала свидетельницей стольких проявлений эмоций со стороны Ноя, сколько не видела за все время знакомства с ним. И это было так мило. – А мы еще пока этого не делали. Поцелуй же наш должен выглядеть естественно, особенно если нас будут фотографировать.

Она положила ладошку на его руку.

– Да. Как и сказал Сойер.

– И все наши последующие действия.

– Наше представление должно быть убедительным. А значит, нам надо потренироваться. Хотя бы раз, – твердо заявила Лили, и воздух буквально заискрился. Она сама проявила инициативу и вывела их на следующий уровень. При его правильном содействии, естественно.

Ной понимающе улыбнулся, глаза его потемнели. За окном мелькали дома, улицы… Лили упивалась чувством свободы – свободы делать то, что было под запретом. Целоваться с Ноем было плохой идеей, которой она была одержима уже два года. И вот путь открыт! Его рука скользнула по ее волосам, шее… Лили выпрямилась, наклонилась к нему ближе. Каждый нерв в ее теле вибрировал от возбуждения. Он разбудил в ней то, чего она еще никогда не чувствовала.

Его губы слегка приоткрылись. Она наклонилась к нему еще ближе. Прядь его волос коснулась ее лица. И как же это было приятно! Миллион раз она фантазировала, как запустит пальцы в его шелковистые волосы. Ей хотелось смотреть на него вечно, наслаждаться каждым мгновением предвкушения… Она закрыла глаза. И вот наконец их губы встретились. Это был восхитительный первый поцелуй. Первый поцелуй на первом свидании. Невероятно сладостный, такой сладостный, что все ее тело буквально кричало от восторга. Она медленно открыла глаза. С момента их беседы о поцелуе прошла всего пара минут. Ной улыбнулся. Лили сглотнула ком в горле. Все произошло по-настоящему.

В следующий момент она осознала, что до сих пор все ее десять пальцев утопают в его волосах, и тихонько опустила руки ему на плечи. А он буквально впился пальцами в ее бедро, словно хотел добраться до кости. Мгновение – и вот уже они снова целуются. На этот раз дав волю языкам. Целуются страстно, горячо, так, словно последствия их не волнуют. Она – женщина, а он – самый желанный мужчина. И вот уже из искры разгорелось пламя.

Лили запустила ладонь под его так удачно расстегнутое пальто и даже сквозь рубашку и пиджак ощутила, как бешено колотится его сердце. И больше всего на свете ей сейчас хотелось коснуться его кожи. Ной тоже не бездействовал: его пальцы скользнули по ее колену и поднялись выше, под подол юбки. Лили показалось, что она вот-вот сгорит в этом неистовом пламени. А он не останавливался, поднимаясь все выше… И, лишь добравшись до края чулка и коснувшись вдруг ее кожи, Ной резко остановился и отпрянул от нее, прервав поцелуй.

– В самом деле? – с любопытством спросил он, глаза его потемнели от вожделения.

Лили кивнула и, подавшись вперед, украла еще один легкий поцелуй.

– Терпеть не могу колготки, – прошептала она прямо в уголок его рта и нежно провела языком по его нижней губе.

Он не сдержал стона.

Экран между водителем и задним сиденьем стал медленно опускаться. Лили быстро отстранилась и приняла более-менее благопристойную позу.

Водитель, не оборачиваясь, сообщил:

– Мистер Локк, мы у салона Тиффани.

Ной испытующе уставился на Лили. Не ожидал он, что она окажется столь податливой. «Лови момент, мистер Локки», – мысленно посоветовал он себе, а вслух спросил:

– Ну, ты готова?

«К чему? К тому, чтобы ты сорвал с меня одежду?» – чуть было не вырвалось у нее.

– Погоди секундочку. – Она провела рукой по его волосам. – Ты слегка растрепанный.

– Спасибо за заботу, – ответил он, внимательно оглядел ее и в свою очередь поправил прядь ее волос. – Ты тоже слегка растрепана.

И тут Лили смутилась. Кажется, она переборщила. «Держи же себя в руках!» – приказала себе мысленно. Хорошо хоть, для Ноя такая реакция на него не в новинку. Он привык, что женщины от него без ума.


Выбираясь из машины, Ной все еще был под впечатлением от произошедшего. Нижнее белье на нем словно уменьшилось на пару размеров и отнюдь не в талии. Хорошо еще, что на улице прохладно и на нем длинное пальто, под которым не видно его… сильный восторг.

Он подал руку Лили и помог ей выйти из авто. При виде румянца на ее щеках он почувствовал удовольствие и удовлетворение. Приятно, что она так пылко ответила на его инициативу. Он был сильно удивлен. В офисе она обычно была поглощена делами и никогда не проявляла к нему личного интереса, что его временами здорово огорчало. Возможно, для нее это больше, чем бизнес? Или она просто так рада, что ее финансовое будущее стало весьма радужным?

Впрочем, это не важно. Он ведь не его отец. И больше такого повториться не должно. С Лили у него чисто профессиональные отношения. А подобные поцелуи – прямая дорога к краху и хаосу.

Они вошли в ювелирный бутик, изысканно обставленный стеклянными витринами, в которых сверкали и переливались драгоценности. Лили крепче сжала его руку, как будто ища поддержки и подтверждения, что они тут вместе. Что ж, так оно и было. На несколько дней они пара, как ни крути.

Из-за прилавка к ним вышел статный пожилой джентльмен с тщательно уложенными серебристыми волосами.

– Мистер Локк? – осведомился он с сильным британским акцентом.

– Да. А вы, должно быть, мистер Рассел? – Ной повернулся к Лили: – Я предупредил, что мы приедем. Не хотел, чтобы пришлось ждать.

– Вам не пришлось бы. Я понимаю, что вы занятой человек, мистер Локк. – Он тоже повернулся к Лили, и улыбка его потеплела. – А это, без сомнения, будущая миссис Локк. – Он осторожно пожал ей руку, как будто она была из тонкого китайского фарфора.

– Да. Совсем скоро я стану Лили Локк. – Лили нервно улыбнулась Ною. Он явно тоже почувствовал себя не в своей тарелке, услышав сочетание ее имени и своей фамилии.

Вслед за мистером Расселом они прошли к витрине в середине магазина. Тот показал обшитую бархатом полку, на которой сверкала бриллиантами по крайней мере дюжина обручальных колец.

– Я взял на себя смелость подобрать для начала несколько экземпляров. Вы же предпочитаете платину, верно? И камень больше карата? И кольцо должно быть особенным, но так, чтобы не ждать?

Ной кивнул. Конечно, он предпочел бы сделать кольцо на заказ, но времени на это не было.

– Да, все правильно. Мы не хотим ждать. – Он положил ладонь на спину Лили. – Ну, что скажешь?

Она наклонилась над прилавком, глядя на кольца, но не притронулась ни к одному. Потом повернулась к Ною, в глазах ее читалась паника.

– Они все такие большие.

– Да… – Ной, похоже, несколько растерялся. – Милая. Мы ведь это уже обсуждали. Помнишь? Я хочу подарить тебе действительно красивое кольцо. Кольцо такое же восхитительное, как ты сама. – Романтичные парни же обычно говорят что-то вроде этого, верно?

– Но они немного… экстравагантные?

Он помотал головой и мягко, насколько мог, возразил:

– Нет, вовсе нет.

Мистер Рассел негромко кашлянул.

– Некоторые кольца недостаточно хорошо начищены. Я вас оставлю на несколько минут, чтобы отполировать их, а вы пока переговорите. – Вот что значит опыт! Похоже, разногласия по поводу колец у влюбленных возникают нередко. – Я скоро вернусь.

Едва мистер Рассел удалился, прихватив с собой кольца, Лили возмутилась:

– Они слишком дорогие, Ной! От компенсации сверх условленного одного процента я бы не отказалась, но я вовсе не хочу бессовестно пользоваться вашей с Сойером щедростью.

– Это очень мило, но тебе надо думать обо мне и моей семье. Люди ожидают увидеть на пальчике невесты Ноя Локка огромное дорогущее кольцо. Видела, какое Сойер подарил Кендалл?

– Как-то неестественно это выглядит – демонстрировать свою любовь посредством размера обручального кольца.

– Не любовь, а размер бумажника. По поводу любви люди сделают выводы сами. Доверься мне. Когда мы приедем на свадьбу, надо, чтобы все были ослеплены размером и роскошью кольца. Маленькое колечко вызовет подозрения насчет помолвки, а этого мы допустить не можем.

Лили длинно выдохнула через нос и оглядела магазин, качая головой.

– Знаешь, я удивлена, что у семейства Локк нет тайника, в котором они хранят фамильные драгоценности. Не может быть, чтобы Локки не передавали их от поколения к поколению. С фамильным кольцом было бы куда проще – мне ничего не стоило бы вернуть его, когда этот фарс закончится.

Ною не понравилось, что Лили говорит о его семье и ее истории в таком духе. Да, им повезло разбогатеть, но Локки пережили немало утрат и горестей.

– Нет у нас никакого тайника с драгоценностями. Есть одно кольцо с сапфиром. Его подарил мой отец моей матери. Потом оно перешло ко мне.

– Как мило.

– Оно очень красивое. Большой овальный сапфир окружен бриллиантами, – медленно, как-то с трудом проговорил Ной. Больше двадцати лет назад он потерял мать, но до сих пор скучал по ней. Да еще никак не мог забыть слова, с которыми отец передал ему кольцо: «Если встретишь ту самую женщину, отдашь ей это кольцо, когда попросишь выйти за тебя замуж. Но я не уверен, что такое случится – ты очень похож на меня». – Не думаю, что оно подходит для нашего предприятия.

Лили стушевалась и сникла.

– Да, конечно. Прости. Я об этом не подумала.

Ной тут же осознал, что слова его прозвучали не слишком приятно.

– Подожди. Я не то имел в виду.

Лили отмахнулась, не глядя на него.

– Нет. Все нормально. Я понимаю, Ной. Правда. К ним подошел мистер Рассел.

– Ну вот. Теперь все в порядке. Дискуссия на тему «Размер имеет значение» завершена? – Он подмигнул Лили, и она тихо рассмеялась.

– Да, конечно. – Склонившись над витриной, она задумчиво приложила большой палец к нижней губе. – Пожалуй, я померяю вот это…

Мистер Рассел достал кольцо и осторожно надел Лили на безымянный палец левой руки. Она чуть покрутила его и вытянула вперед руку так, чтобы Ной мог полюбоваться кольцом.

– Что скажешь?

Кольцо на ручке Лили смотрелось великолепно.

– Квадратный бриллиант чуть меньше двух с половиной карат, в платине, разумеется. И еще мелкие камни общим весом два карата, – сообщил мистер Рассел. – Я скажу точнее, если позволите взять его.

– Нет-нет, спасибо. Прекрасное кольцо. – Что ж, раз Лили выбрала его – так тому и быть. – Мы его берем.

– Уверены? Не хотите ли примерить другие? – поинтересовался мистер Рассел. – Подходит ли вам по размеру?

Лили пожала плечами.

– Да, вполне. Мне оно нравится.

– Что ж, прекрасно. Вы, без сомнения, женщина, которая знает, чего хочет. – Он одарил ее широкой улыбкой. – И это действительно так. Некоторые пары проводят здесь по нескольку часов… Что же, займусь оформлением, – объявил мистер Рассел, но уходить не спешил, словно ждал момента, свидетелем которого он был уже много раз.

Лили снова продемонстрировала Ною кольцо на руке.

– Мне оно очень нравится, дорогой. Правда. И тут Ной вспомнил об их представлении и заглянул ей в глаза. Но нет, сейчас перед ним была привычная… бизнес-Лили. И ни следа той, что совсем недавно целовалась с ним в машине.

– Отлично. Я рад. – Он наклонился и поцеловал ее. Она нежно ответила на его поцелуй, но вовсе без той страсти, что бушевала между ними всего несколько минут назад.

Мистер Рассел удовлетворенно улыбнулся и оставил их. Вскоре он вернулся с сертификатом на бриллианты, фирменной голубой коробочкой от Тиффани и счетом, который Ной оплатил кредитной картой, искренне надеясь, что выглядит и ведет себя как положено жениху.

Из магазина они вышли рука об руку. Едва уселись в машину, Ной виновато сказал:

– Извини меня за те слова о мамином кольце.

– Да ладно тебе, Ной. Я все понимаю. Наше соглашение не настоящее, и мы оба знали, на что идем. – Она вытянула руку и покрутила ею, любуясь сверкающими бриллиантами. – Вот, теперь у меня есть доказательство.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Фотографии, на которых был запечатлен поцелуй Ноя и Лили в бутике Тиффани, ждать себя не заставили. Они появились в Интернете меньше чем через час.

Они обедали в ресторане, в отдельной кабинке, когда на телефон Ноя пришло сообщение от Сойера:

«Кендалл кинула ссылку на фото, где вы выбираете кольцо. Не знаю, радоваться или печалиться, но вы уже на первых полосах».

Лили придвинулась к Ною поближе. Она уже начала привыкать быть рядом с ним, и это было так легко и приятно! Вдыхать аромат его парфюма с цитрусовыми нотками, дотрагиваться до него, когда вздумается. Ной продемонстрировал ей доказательства их широкой, хотя и сомнительной, славы. Их фото было на первых страницах всех светских интернет-сплетников. Вот они целуются в самом известном и дорогом ювелирном магазине в мире. Просто фантастика! Она, Лили Фостер, девушка из самой обычной семьи из Филадельфии, делает нечто из ряда вон выходящее.

– Ой…

– Нравится?

– Все это как-то… – Лили замялась, ей стало немного нехорошо. Не то чтобы события вышли из-под контроля. Но ей не нравилось, что ее личная жизнь в одночасье стала достоянием общественности. Что посторонние люди – вот прямо сейчас, возможно, обсуждают ее. Она вдруг осознала по-настоящему, как неприятно было Ною оказаться героем того скандального видео в Интернете.

– Как же?

– Как-то странно. Почему другим людям есть дело до наших отношений?

Выглядеть наивной ей совсем не хотелось, но при этом претила мысль о том, что взаимоотношения двоих людей вот так просто выставляются напоказ перед миллионами незнакомцев.

– Теперь понимаешь, что я почувствовал, когда вышло то видео? Сейчас мы хотя бы ждали огласки. Куда хуже, когда такое происходит внезапно.

Лили вздохнула и снова посмотрела на фото. Похоже, заработать свою крошечную долю в «Локк и Локк» будет не так-то просто, как ей казалось вначале.

– Думаешь, нам придется продолжать подкармливать желтую прессу?

Ной сделал хороший глоток коктейля «Олд фешен», который он заказал к сэндвичу со стейком и жареному картофелю.

– По идее, этого должно хватить, чтобы наша затея сработала. Нам ведь нужно, чтобы Ханна-форт узнал о нашей помолвке и поверил в нее прежде, чем мы появимся на свадьбе его дочери.

Она понимающе улыбнулась и кивнула:

– Ладно.

Выражение его лица смягчилось.

– Ты сказала «ладно»? Я не ослышался? Мне показалось, что шумиха тебе изрядно досаждает.

Лили вовсе не собиралась капризничать. Да и винить в происходящем, кроме себя самой, было некого. Но Ною ее чувства были явно небезразличны. И это грело душу.

– Не хочу выглядеть безнадежно романтичной. Но помолвка – шаг очень ответственный. И мне кажется, что мы искушаем судьбу, устроив это представление.

На лице Ноя отразилось беспокойство, и это ей совсем не понравилось. Не хотелось заставлять его лишний раз переживать.

– Подумай об этом так: наше шоу поможет тебе обеспечить свое будущее, да?

– Несомненно. И это очень важно для меня.

– Ну и прекрасно. В конце концов, есть мужчины и похуже, с которыми стоило бы фиктивно обручиться ради своего будущего.

«Не думаю, что нашла бы кандидата на фиктивного жениха лучше тебя», – подумала Лили, а вслух сказала:

– Это уж точно.

– И, кроме того, подумай только, сколько людей в мире любуются на свои нелицеприятные фото в таблоидах? А наше фото очень даже ничего. Мы здорово смотримся вместе.

Ной улыбнулся, хотя было очевидно, что он старательно пытается убедить себя, что все будет хорошо.

– Да… – Лили на секунду замялась, прикусив нижнюю губу. Потом с усилием продолжила:

– Можешь попросить Кендалл прислать мне на почту ссылку на фото. Чтобы оно у меня было.

Возможно, газетные сплетни и расстраивали ее, но этот снимок она поставит в рамку. И повесит на стену в своей спальне. Чего уж там! Поцелуй в ювелирном получился что надо. Ной тогда не только положил ладонь ей на бедро, пальцы другой его руки буквально впились в ее пальто. Он явно хотел ее. Как в машине, когда обнаружил, что на ней чулки. И как же он удивился! Она гордилась собой. Еще бы не гордиться! Шутка ли – приятно удивить и заставить желать себя такого мужчину, как Ной. Немногие женщины, наверное, произвели на него столь сильное впечатление.

У Ноя зазвонил мобильный.

– Прости. Надо ответить. Это Шарлотта. Привет. Что стряслось? – Он кивнул, сунул в рот кусочек картофеля. – Ладно. Сейчас. – Протянул телефон Лили. – Хочет поговорить с тобой.

– О чем?

– Что-то насчет похода по магазинам.

– Алло?

– Лили, привет. Это Шарлотта. Я не совсем уверена, как лучше спросить… Есть ли у тебя подходящая для предстоящей поездки одежда?

На мгновение Лили растерялась. А в самом деле? Есть ли у нее хорошая одежда? Да. Отличная одежда для работы. А есть ли у нее шикарная дорогая одежда? Нет.

– Э-э… Я не уверена. Это мы с Ноем не обсуждали.

– Неудивительно. Уверена, что об этом он не подумал. Хорошо, что я подумала. Я хочу, чтобы ты была готова на сто процентов. Ты должна чувствовать себя комфортно в мире больших денег и настоящей роскоши. Так что надо тебя приодеть. За счет Ноя, разумеется.

– А он об этом знает?

– Еще нет.

Лили усмехнулась.

– Ясно. И когда?

– Сейчас. У меня отменился клиент, а Майкл работает допоздна.

Лили бросила взгляд на Ноя. Непонятно, как можно выглядеть так соблазнительно, поедая сэндвич? Ей страшно захотелось превратиться в кубик льда в стакане, чтобы коснуться его губ…

– Ты уверена? Ты ведь вовсе не обязана со мной нянчиться.

– Ты что, шутишь? Да я живу ради таких вещей. Встретимся через полчаса в «Саксе».

– Сначала мне придется договориться с Ноем.

– Вот еще. Пусть только пикнет! Напомни ему, что мы с ним и без того не в ладах. А кроме того, если ты собираешься притворяться моей будущей невесткой, нам надо проводить вместе побольше времени, ты так не считаешь?

– Отличная мысль. – Иметь союзницу в лице Шарлотты было не только приятно, но и очень кстати. – До скорой встречи.

Она вернула Ною телефон.

– Твоя сестра хочет подобрать мне одежду для поездки на свадьбу. Но она предлагает заняться этим прямо сейчас. Вы с Сойером обойдетесь в офисе сегодня без меня?

– Выбора у меня особо нет. Когда Шарлотта решает что-то сделать, она не отступает. Тем более если дело касается нашей затеи.

– Похоже, она очень сильная личность.

– Так и есть. Она такой даже в детстве была.

– А ты каким был?

– Спокойным. Неуклюжим.

– Ты врешь.

– Нет. Я всегда был на заднем плане. А вот Сойер был звездой. Лучшим спортсменом. Девчонки по нему с ума сходили. Он отлично учился. Проблемы были только с Шарлоттой. – Ной откинулся на диване, положив руку на спинку. Они с Лили сидели совсем близко друг к другу. Она не шевелилась и смотрела на него во все глаза.

– Не могу вас такими представить.

– Все так и было. Поверь.

На телефон Ноя снова пришло сообщение.

– Вот почему я ненавижу мобильник. – Он прочел текст и недовольно помотал головой. – Я нужен Сойеру в офисе. Возьми машину, а я доберусь на такси. – Он подозвал официанта, чтобы расплатиться.

– Зачем мне машина? Магазин в нескольких кварталах отсюда.

– Хорош бы я был жених, если бы позволил тебе пешком ходить по улицам в этих туфлях.

И Лили вдруг вспомнила, как Питер позволил ей пешком идти до заправки больше трех километров, когда у нее сломалась машина. Она тогда позвонила ему и попросила помочь, но он был в спортзале и хотел сначала закончить тренировку. Так что Ной и не подозревал, как мило повел себя сейчас.

– Я все-таки прогуляюсь. Но за предложение большое спасибо.

– Ладно. Но я оплачу такси, если ты вдруг передумаешь. – Ной подписал чек, который принес официант, потом достал из кожаного бумажника кредитку и протянул Лили. – Пользуйся и ни в чем себе не отказывай.


убрать рекламу


– Ты не должен платить за меня. Деньги у меня есть.

– Тебе не пришлось бы тратиться, если бы не я.

Это уж точно. Лили не давала покоя мысль: как она будет жить потом, когда они придут со свадьбы и все будет как раньше.

Ной и Лили дошли до машины вместе.

– Вот что. Я доеду до офиса и потом пошлю моего водителя в «Сакс». Чтобы у тебя не болела голова о том, как вернуться.

Нет, ну до чего же он заботливый и милый!

– Было бы здорово. Постараюсь его не сильно задерживать.

– Уверен, что с помощью Шарлотты ты справишься быстро. Она хоть и любит шопинг, но время зря тратить не станет.

– Это хорошо. – Лили собралась было идти в сторону Пятой авеню, однако Ной удержал ее за локоть, склонился к ней и прошептал на ухо:

– На прощание я должен поцеловать тебя. Иначе мы будем выглядеть странно.

Она кивнула. А потом его губы сказали ей куда больше, чем он произнес вслух. Поцелуй был нежным и чувственным… Столько всего произошло, а ведь еще только два часа дня!

– Пока, – шепнула она.

– Пока, милая, – ответил Ной, чуть изогнув бровь, и скользнул на заднее сиденье машины.

Несколько мгновений Лили постояла, собираясь с мыслями. Потом, влившись в толпу пешеходов, пошла по тротуару в сторону «Сакса».

Воздух был колючим и холодным, но чувствовалось, что весна уже не за горами. На душе Лили стало легко и радостно. В конце концов, хотя они с Ноем заключили странное соглашение, все складывается очень даже неплохо.

Наконец она добралась до знаменитого торгового центра «Сакс» на Пятой авеню: строгий фасад серого камня, из огромных окон свешиваются американские флаги. Витрины оформлены в преддверии весны: свежие пастельные тона, яркие цветы. Едва войдя в стеклянные двери, она увидела Шарлотту.

– О, ты уже здесь.

– Не люблю опаздывать.

Лили взглянула на наручные часики: она пришла на пять минут раньше условленного времени.

– С чего начнем?

– Иди за мной.

Они прошли через обширный отдел косметики и парфюмерии, поднялись по эскалатору.

Лили еще не доводилось бывать в «Саксе»; не потому, что она предпочитала недорогую практичную одежду и не могла позволить себе большего. Просто она выросла в семье среднего достатка и привыкла выбирать бюджетные магазины.

Поднявшись на этаж выше, Шарлотта уверенно прошлась по магазину. Несмотря на седьмой месяц беременности, она была на каблуках.

– Времени, конечно, маловато. Уезжаем через три дня.

Да, уже в пятницу утром они отбывают на частном самолете Локков во Флориду. Совсем скоро она попадет в другой мир.

Лили покорно наблюдала, как с вешалок в отделах именитых дизайнеров слетает то одна, то другая вещь и передается в руки консультанта по имени Делия. Эскада. Шанель. Луи Виттон. Де-лия улыбалась, но поспевать за стремительным движением Шарлотты, да еще и с охапкой одежды в руках, ей было явно не так просто. Оказалось, Шарлотта продумала все до мелочей: платье для того, юбка и блузка для другого…

– Ты уверена, что не хочешь выбрать что-то сама? Я вовсе не собираюсь навязывать тебе не твой стиль.

– Я скажу, если увижу то, что мне понравится. Не сомневаюсь, ты знаешь, что делаешь.

– Я бывала на подобных свадьбах. Тебе понадобится несколько нарядов на каждый день. И, кроме того, не знаю, как ты, а я чувствую себя куда лучше, если у меня есть из чего выбирать.

Лили кивнула:

– Понимаю. Но не хочу переусердствовать, особенно когда плачу не сама.

Брови Шарлотты изумленно поползли вверх.

– Да ты что?! Тебе полагается хорошая компенсация, Ной учел все необходимые расходы.

– Но он же не виноват в том, что вышло это видео. Откуда ему было знать, что так случится?

– Ниоткуда. Таблоиды не предупреждают своих жертв. Но все же встречаться с половиной женщин этого города – его выбор.

– Да уж. Поблажек он себе не давал.

Лили вздохнула. Чего же искал Ной? Хотел избавиться от скуки? Если так, он преуспел. Судя по его довольному виду, ему нравилось проводить время в компании разных спутниц.

Шарлотта задумчиво оглядела магазин.

– Что-нибудь еще?

– Я доверяю тебе целиком и полностью.

У Шарлотты был классический вкус: она выбрала вещи стильные, современные, но не чересчур модные.

Лили отправилась в примерочную, а Шарлотта расположилась на диване напротив. Она болтала по телефону, пока Лили примеряла то одно, то другое и выходила на ее суд.

– Вот это смотрится на тебе великолепно, – заявила она, когда Лили вышла в струящемся васильковом платье на узких бретелях и с глубоким декольте. – Для свадьбы подойдет отлично. Определенно.

Лили покрутилась перед огромным зеркалом.

– Думаешь?

– Точно. Только будь осторожна в этом наряде рядом с Ноем.

В этом платье Лили чувствовала себя замечательно и комфортно, но напоминание о Ное заставило ее забеспокоиться.

– Считаешь, ему не понравится?

– Считаю, ему очень даже понравится, в этом и проблема.

Через полчаса Лили обзавелась пятью новыми платьями, тремя парами брюк, шестью или семью блузками и головной болью от долгих переодеваний под ярким светом люминесцентных ламп.

Делия унесла покупки на кассу.

– Что теперь? – спросила Лили.

– Туфли.

– Ты шутишь?!

– Обещаю, мы быстро.

Едва они вошли в отдел обуви, к ним подскочил горящий энтузиазмом продавец по имени Роджер. Он их явно ждал. Шарлотта расцеловала его в обе щеки и представила Лили. Похоже, она предупредила, что они придут и что им нужно, поскольку он сразу же предложил им несколько пар туфель.

– Вот эти прекрасно подойдут для поездки. С черными классическими лодочками ошибиться невозможно.

Лили и представить не могла, что станет обладательницей пары шикарных туфель от Кристиана Лабутена.

– Они великолепны.

– А вот эти сандалии прекрасно подойдут для прогулок по пляжу.

Роджер открыл следующую коробку и вытащил третью пару – небесно-голубые с серебром, сверкающие босоножки на шпильке от Джимми Чу.

– Какие роскошные!

– Правда же? Их ты сможешь надеть на свадьбу, – сказала Шарлотта. – О цене даже не спрашивай – это не вопрос. Просто скажи – нравятся они тебе?

– Очень нравятся. Все. А эти серебристые – особенно.

– Отлично. Роджер, можешь отнести все это Делии?

– Конечно.

Через пять минут настало время расплаты. Увидев итоговый счет, Лили чуть не упала.

– Я чувствую себя не в своей тарелке, – смущенно призналась она, доставая из кошелька кредитку Ноя и передавая ее продавцу.

– Перестань. Это же часть твоей работы в грядущие выходные. И ты, конечно, могла бы поехать в том, что у тебя есть, но думаю, что ты получишь больше удовольствия, если у тебя будет с собой пара-тройка новых вещиц.

– Хорошо. Спасибо, – кивнула Лили, но ее никак не отпускало чувство вины.

Они нагрузились пакетами с покупками и направились к эскалатору. Пока они спускались, Шарлотта изучающе смотрела на Лили.

– Что-то не так? – поинтересовалась Лили.

– Должна предупредить тебя, что почти наверняка мой братишка попытается кое-чего… добиться в этот уик-энд.

– Добиться?

– Да. Тебя. Когда вы останетесь наедине.

– Не волнуйся. С Ноем я справлюсь, – уверенно заявила Лили, подумав: «По крайней мере, надеюсь на это».

– Уверена, что справишься. И я не говорю, что он не будет вести себя как джентльмен. Но он мастер соблазнения. Он умеет говорить комплименты, улыбаться и делать всякие милые вещи.

– Разве не это так нравится всем женщинам?

– Вот именно. И я не думаю, что он упустит шанс добиться тебя, учитывая, что вы будете жить в одном номере. Я хочу, чтобы ты была готова к такому повороту событий.

– Все будет в порядке. Мы часто оставались одни в офисе, и он никогда не переступал границ.

Шарлотта кивнула, но, судя по выражению ее лица, настроена была скептически.

– Я понимаю, Ной – красавчик и все такое. Ничего страшного, если ты будешь не против. Но знай, что бы ни произошло между вами, долго это не продлится. Не хочу, чтобы ты страдала.

Разговор этот ужасно расстроил Лили. Был миллион причин, по которым не следовало флиртовать с Ноем. По меньшей мере, это разрушило бы их превосходные рабочие взаимоотношения, не говоря уж о том, что наверняка разбило бы ей сердце. Но Лили, натура романтическая, верила в счастливые любовные истории, хотя ее собственная и закончилась печально. В общем, заводить роман с парнем, прослывшим ловеласом, было ужасной идеей.

Но с другой стороны, Лили была очарована Ноем и его магией – от одной лишь его улыбки, когда он входил в комнату, сердце ее начинало биться чаще. И не желать большего было просто-напросто невозможно…

Да, чего тут скрывать, она хочет его, хотя холодная логика и твердит, что это безумие. Одна лишь мысль о ночи с ним была соблазнительной до мурашек. Их страстный поцелуй в машине, его рука на ее бедре… Когда речь шла о Ное, Лили забывала о приличиях и осторожности.

Вот только в конечном счете ей надо сохранить не только свою работу, но и обещанную ей долю в «Локк и Локк». Ради этого ей придется следить за собой, держать себя в руках, ситуацию – под контролем и не терять рассудок.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Рано утром в пятницу дисциплинированная Лили была готова к отъезду на полчаса раньше условленного времени. На ней было новое кораллово-розовое платье на бретелях, черные лодочки от Лабутена с фирменной красной подошвой, изящное ожерелье.

Несмотря на то что выглядела Лили сногсшибательно, чувствовала она себя крайне неуверенно. Ей предстояло разыгрывать из себя женщину под стать великолепному, красивому и богатому Ною Локку. И потому она ужасно нервничала…

После памятного разговора с Шарлоттой в «Саксе» Лили заставила себя переосмыслить ожидания от поездки.

Во вторник, когда было решено разыграть их помолвку, она начала искренне наслаждаться своей ролью: их поцелуями и тем, что могла прикасаться к Ною. И теперь ей пришлось напомнить себе, почему она не должна ни на что рассчитывать. Однако Лили не знала, как ей поддерживать правильный настрой. Озарение пришло утром в душе: надо посмотреть то пресловутое видео о Ное, хотя это и заставит ее чувствовать себя неловко да еще и причинит боль.

До отъезда оставалось еще двадцать минут. Лили села за компьютер. Долго искать не пришлось – видео разошлось по многим сайтам, специализирующимся на сплетнях о светской жизни.

Она откинулась на спинку стула, скрестила руки на груди. Голос за кадром бодро вещал:

«– Широко известный нью-йоркский бизнесмен Ной Локк, семья которого владеет роскошным отелем, в течение последних нескольких месяцев самозабвенно занимался женщинами. В прямом смысле слова».

Далее последовала череда фотографий. Вкус Ноя определить было практически невозможно. Женщин было много и все разные: изящные и пышные, миниатюрные и статные. Несомненно одно: он настоящий дамский угодник.

Лили внимательно рассмотрела каждую фотографию. Она должна быть сильной и принять тот факт, что в жизни Ноя очень много женщин. И она об этом знала с самого начала. И все же убедиться в этом воочию было подобно удару в солнечное сплетение. Одно дело слышать о катастрофе, другое – увидеть своими глазами разрушения.

Лили выключила компьютер. А что, собственно, такого? Ной свободен, красив, состоятелен, волен делать что пожелает. И женщины в его окружении должны прекрасно понимать, на что идут, соглашаясь быть с ним. У Ноя устойчивая репутация парня, который не ищет серьезных отношений. Он потрясающая фантазия, а не надежная реальность.

Телефон просигналил, что пришло сообщение. От Ноя…

«Мы приехали. Нужна помощь с багажом?»

«Нет, спасибо. Сейчас спущусь».

Как ни огорчило ее пресловутое видео, она была рада, что все-таки посмотрела его. Оно будет всегда напоминать ей, что грядущие выходные – всего лишь ее работа. Их с Ноем задача – убедить Лайла Ханнафорта в том, что Ною можно доверять. А она, Лили, всего лишь реквизит, необходимый для представления.

Она открыла было дверь и взялась за ручку чемодана на колесиках, как перед ней появился Ной собственной персоной.

– Доброе утро. – Глубокий завораживающий голос, проникновенный взгляд, безупречный вид.

Увидев Ноя, Лили замерла.

«Наслаждайся своей ролью, фиктивная невеста. Все выходные мистер Совершенство твой», – мелькнуло у нее в голове.

– Как ты попал в дом?

– Вошел, когда выходил кто-то из соседей. Не хотел, чтобы тебе пришлось тащить сумки. – Ной подхватил чемодан, ненароком коснувшись ее плеча. – Готова?

Готова ли она? Все выходные смотреть на него, держаться с ним за руки, целоваться на виду у окружающих, чтобы они приняли спектакль за чистую монету? Что ж, хотя это и оставит незаживающую рану в ее душе…

– Да.

– Кольцо не забыла?

Она продемонстрировала кольцо на пальце, но ему этого явно было недостаточно. Он взял ее за руку, полюбовался.

– Ослепительно. Очень тебе идет.

Имел ли он в виду, что она столь же шикарна, как кольцо, или нет, но от его слов у Лили перехватило дыхание и сердце забилось быстрее.

Ной взял ее чемодан, Лили заперла дверь, и они направились вниз по лестнице.

У подъезда шофер подхватил чемодан Лили, уложил в багажник. Она же скользнула на заднее сиденье вслед за Ноем.

– До Тетерборо доберемся быстро, – сообщил Ной, назвав небольшой аэропорт в Нью-Джерси, где их ждал личный самолет Локков. – Думаю, и так все в порядке, но мне надо сделать несколько деловых звонков.

– Конечно, – кивнула Лили.

Как хорошо – она тоже может переключиться на работу. Открыла почту на телефоне, ответила на несколько сообщений, касающихся проектов «Локк и Локк» по ремонту и строительству. Одной из обязанностей Лили было общаться с подрядчиками: следить, чтобы они укладывались в сроки и бюджет. Взвалив на себя это бремя, она освободила кучу времени Сойеру и Ною на работу над долгосрочной стратегией компании и крупными сделками вроде той, что они планировали заключить с Ханнафортом.

К обязанностям своим Лили относилась очень серьезно. Через нее проходила масса важной, а порой и конфиденциальной информации, и она ценила доверие, оказанное ей братьями Локк. Теперь же, когда она почти получила долю в компании, работа стала для нее еще важнее. И в эти выходные ее работой было выдавать себя за невесту Ноя. Так что, если держать свои чувства и либидо в узде, она не только упрочит свое финансовое положение, но и укрепит доверие к ней Сойера и Ноя. Ей нельзя забывать об этом!

Тем временем они добрались до Тетерборо, миновав ворота с охраной, подкатили к самолету Локков. Шарлотта и Майкл уже поднимались на борт. Лили несколько раз бывала в этом самолете, но летать на нем ей еще не доводилось.

– Нам надо что-то обсудить прежде, чем мы поднимемся в самолет? – спросила она, только чтобы ощутить реальность происходящего.

– Что именно?

– Ну, понимаешь… нас. Мы ведь так и не придумали нашу историю. Мы только купили кольцо, и ты уехал на встречу, а я – с Шарлоттой по магазинам. В офисе перед отъездом было полно дел, и мы вообще не говорили о… о нас.

– Ну, тут же все очевидно, разве нет? Ты устроилась к нам на работу, мы сблизились, ну и дальше у нас завязались отношения.

– Наверное, это сработает.

– Мы хорошо друг друга знаем, думаю, нам не составит труда притвориться влюбленными.

– Конечно.

Водитель распахнул дверь, и Ной вышел из машины, надел солнцезащитные очки, предложил Лили руку. Стоило ее пальцам прикоснуться к его ладони, здравомыслие улетучилось. В голове зароились мечты и надежды, и она солгала бы, если бы заявила, что ей все это не нравится.

Они шли к самолету, ветер трепал ее волосы и раздувал полы пальто. Погода стояла прохладная, как обычно в апреле в Нью-Йорке, и Лили была рада этому – свежий бодрящий воздух помог ей вновь обрести ясность мыслей. Ной же легонько поглаживал большим пальцем ее ладонь. У трапа он остановился, пропуская ее вперед.

Интерьер самолета поражал роскошью в духе голливудских кинолент: белые кожаные сиденья, белый ковер, сверкающая хромом фурнитура.

Стюардесса повесила пальто в гардероб. Сойер с Кендалл и Шарлотта с Майклом сидели парами друг напротив друга за столом и оживленно болтали. При виде вновь прибывших они приветственно помахали им руками и вернулись к разговору. Ною и Лили достались места рядом через проход.

– Желаю вам приятного полета, – обратилась к ним стюардесса, не сводя глаз с Ноя и почти не обращая внимания на Лили. Что ж, так он обычно и действует на женщин. Ей пора к этому привыкнуть.

– Хочешь сесть у окна? – спросил Ной.

– Да, конечно.

Едва они расположились в креслах, к ним повернулась Шарлотта:

– Как дела у влюбленных?

– Все отлично, – ответил Ной. – Лучше не бывает.

Шарлотта улыбнулась:

– Прекрасно. Ты шикарно выглядишь в этом платье, Лили.

Ной посмотрел на Лили, глаза его лучились восторгом.

– Более чем шикарно. Совершенно.

Лили краем глаза уловила выражение лица Шарлотты – точно такое же, как тогда на эскалаторе в «Саксе». Ной вел себя именно так, как она предсказывала. И Лили надо быть морально готовой к его настойчивому вниманию к ней в этот уик-энд.


За два с лишним часа полета до Кей-Уэст Ной осознал, какими сложными будут эти выходные. Он сидел вплотную к Лили, умопомрачительной в этом платье, а рядом находились брат и сестра со своими супругами. И все они внимательно следили за тем, как он и Лили себя ведут, что говорят и что делают. А они пили шампанское и болтали о работе. Обстановка такая Ною порядком досаждала. Все вокруг него были влюблены и счастливы, и все знали, что он притворяется.

Но стоило им выйти из самолета и попасть под ласковый флоридский бриз, как Ной неожиданно для себя расслабился. Он надел темные очки и с удовольствием подставил лицо теплым солнечным лучам. Взял Лили за руку, и они вышли из самолета. Настало время начать представление.

На летном поле их уже ждал длинный черный внедорожник с логотипом компании Ханнафорта. Лили и Ной расположились рядом на длинном кожаном сиденье.

– Жду не дождусь, когда увижу «Кей-Мали». Полагаю, там бесподобно. – Шарлотта сняла солнцезащитные очки и убрала их в футляр. – Бунгало с бассейнами и все такое…

Сойер согласно кивнул.

– Эта свадьба – яркое доказательство того, что мы непременно должны работать с Лайлом. Этот человек – гений маркетинга. Прежде чем открыть свой курортный отель, он тестирует его на друзьях и знакомых по бизнесу.

Пока они болтали, Ной, глядя в окно на роскошные пальмы, яркие магазины и рестораны, на океанские просторы, размышлял, что Ханна-форт действительно гений. Потому что это место – настоящий рай.

У пристани в Литл-Торч-Ки их ждал фешенебельный прогулочный катер, и через несколько минут они уже скользили по синей океанской глади. В салоне было приятно прохладно, гостям предложили легкие закуски и освежающие напитки, однако Ной жаждал совсем других впечатлений.

– Не хочешь выйти на палубу посмотреть на океан? – спросил он Лили.

Та немедленно поднялась с места.

– Да, конечно.

Едва они вышли из салона, их захватили неповторимые звуки, запахи и вид океана, и Ной почувствовал, как его переполняет счастье.

– У меня от этого просто… крышу сносит.

– У меня тоже. Не понимаю, как можно сидеть внутри и слушать ужасную музыку, которую тут везде включают.

– Да. Музыка просто ужасна. – Лайл, может быть, и гений, но некоторые аспекты мероприятия можно было продумать получше.

Ной и Лили стояли на палубе, облокотившись о поручень. Солнце и ветер ласкали их лица. Вдали уже виднелись буйная тропическая зелень и узкая полоска серебристого песка – они неторопливо приближались к островку Кей-Марли. Ной размечтался о том, как офис «Локк и Локк» переносится из городской высотки на курорт, и он ведет дела, вольготно расположившись с ноутбуком в шезлонге на пляже. А рядом Лили… Они обсуждают рабочие вопросы и наслаждаются обществом друг друга.

А может ли быть между ними большее, чем рабочие отношения? Любовь?.. Вот в этом он совсем не уверен. Он бы этого, конечно, хотел, но разум отказывался принимать такой поворот событий. Его брат и сестра абсолютно правильно не доверяют ему и боятся, что, если их отношения выйдут за рамки рабочих, он разобьет Лили сердце. Он и сам себе не доверяет, зная, какая паника охватывает его, когда обычный флирт грозит обернуться чем-то более серьезным. А Лили, конечно, заслуживает лучшего…

– Какая красота, – негромко заметила Лили, глядя на воду.

Ной же с восхищением наблюдал за тем, как сексуально она заправляет выбившуюся прядь волос за ушко.

– Жду не дождусь, когда мы доберемся и можно будет снять уже эти туфли, походить босой по песку и охладить мои бедные пальцы в водичке.

– У нас, думаю, будет собственный бассейн, – заметил Ной, подумав, что впервые увидит Лили в купальнике, и это может повлечь за собой некоторые… неудобства.

– С удовольствием искупаюсь и в бассейне, и в океане.

– Согласен.

Через несколько минут катер причалил. Служащие в униформе подхватили их багаж. У трапа гостей встречали сами супруги Ханнафорт. Даже издалека Лайл выглядел очень внушительно: высокий, дородный, с лысой головой и густыми темными усами. Его жена, Марси, яркая жгучая брюнетка, напротив, была женщина миниатюрная и изящная, однако производила не меньшее впечатление, чем муж.

Ной и Лили сошли на причал первыми. Рука Лили дрожала, и Ной, наклонившись к ней и вдыхая пьянящий аромат ее сладковатых духов вперемешку с солоноватым океанским воздухом, прошептал ей на ухо:

– Мы вместе. Все будет хорошо.

Она улыбнулась, крепче сжала его руку.

Лайл Ханнафорт шагнул вперед и пожал Ною руку.

– Рад видеть, Ной. А это та самая юная леди, о которой мы слышали?

– Да, это Лили Фостер, моя невеста.

– Приятно познакомиться, Лили. Моя жена, Марси.

Марси дружески взяла Лили за обе руки.

– Лили, дорогая, счастлива с тобой познакомиться. Позволь же взглянуть на это кольцо. Я слышала о вас в новостях, и Лайл показал мне ваше фото. Мы так рады за вас. Я сказала Лайлу, что та ужасная история в таблоидах наверняка неправда. И я так рада, что это действительно оказались всего лишь слухи.

Вся эта ложь претила Ною, но ведь иначе Лили была бы сейчас дома, а не рядом с ним. А он приехал бы на свадьбу один и все выходные провел бы в окружении счастливых влюбленных парочек.

– Миссис Ханнафорт, вы же понимаете, что там был не настоящий Ной, – решительно, как и надо было, сказала Лили.

Но слова ее задели Ноя за живое. В том и дело, что на видео он был самым настоящим. Таблоиды не лгали. Он – точная копия своего отца. И это напомнило ему, что он должен вести себя с Лили как абсолютный джентльмен. Одно дело – на публике, когда они изображают влюбленную пару, и совсем другое – наедине. Руки держать при себе. Спать отдельно, на диване. А то и на полу, если дивана не будет. Лили поймет тогда, как он уважает и ценит ее, что он видит в ней партнера по бизнесу и друга. Он должен подавить в себе все ненужные желания.

Марси потрепала Лили по руке.

– Конечно, то был не настоящий Ной. Да и не в этом дело. А в том, что скоро вы поженитесь. Вот о чем надо думать.

Лили слабо улыбнулась.

– Да. Я знаю.

«Поженитесь…» Забавно… В их соглашении речь шла лишь о помолвке. Когда все закончится, они просто расторгнут ее.

– Знайте, что мы как следует позаботились о будущих молодоженах, – продолжала Марси.

– Сделали все возможное, – добавил Лайл. – Персонал окажет вам королевский прием. Мы хотим, чтобы вы запомнили эту романтическую поездку навсегда.

– О, в этом не было необходимости! – Ной закашлялся, осознав, что слишком поспешно и неправильно откликнулся на сообщение Лайла. – Я имею в виду, спасибо, конечно, но не стоит из-за нас менять планы.

Лили незаметно ткнула его локтем в живот.

– О, огромное спасибо. Это так приятно!

По трапу спустились Сойер и Кендалл, и Ной воспользовался моментом ретироваться. Вслед за служащим они направились в сторону крытых соломой бунгало. Вдали на поляне виднелось главное здание курорта, где, видимо, будет проходить свадебное торжество.

Ною и Лили отвели бунгало под номером восемь. В просторной гостиной с деревянным потолком, под которым жужжал вентилятор, на низеньком столике перед диваном их ждали бутылка шампанского в ведерке со льдом, роскошная композиция из пестрых тропических цветов и записка: «Не забудьте повесить на дверь табличку «Не беспокоить!» С любовью, Марси ».

– Как трогательно, – улыбнулась Лили, прочитав послание. – Давай осмотримся.

Они вошли в спальню и восторженно ахнули. Посередине комнаты стояла огромная кровать, застеленная белоснежным бельем, под пологом из москитной сетки. Раздвижные застекленные двери были распахнуты, и помещение наполнял освежающий океанский воздух. Во внутреннем дворике располагался черный круглый бассейн, окруженный пышной тропической зеленью. Вдали синел и искрился океан.

Шикарно. Если бы Ной хотел соблазнить Лили, лучшего места было бы не придумать. Как жаль, что этому не бывать.

– Я могу спать на диване в гостиной, – сообщил Ной, глядя на кровать и стараясь не представлять на ней ожидающую его Лили.

– Ну, нет. Он слишком маленький для тебя. Я там буду спать.

– Еще чего. Я тебе не позволю. В конце концов, это я втравил тебя в авантюру.

Ной присел на кровать, Лили – рядом с ним. Некоторое время оба молча смотрели на воду. Ной взглянул на Лили и снова отметил, как же она хороша. Он отдал бы все золото мира за то, чтобы поцеловать ее, и ломал голову над предлогом вернуться к их упражнениям.

– Предлагаю компромисс, – сказала Лили. – Мы взрослые люди. Кровать большая. Будем спать вместе – каждый на своей стороне.

Ну почему судьба так жестока?

– Ты уверена?

– Абсолютно. – Она легонько похлопала его по бедру, что отозвалось жаром у него в паху. – Давай искупаемся.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Переодевшись в бикини цвета морской волны, Лили растянулась в шезлонге у бассейна, наслаждаясь ласковыми лучами заходящего солнца и рассеянно водя ладонью по животу. Исподволь она наблюдала за Ноем через темные очки. Тот расположился в бассейне спиной к ней, раскинув руки по бортику. Что же произошло? Не может быть, чтобы она была единственной женщиной на планете, которая его не привлекает. У него был миллион возможностей, чтобы сблизиться с ней, но он не использовал ни одну. Ни когда она попросила его намазать ей спину солнцезащитным кремом, ни когда они вместе плескались в бассейне, ни когда она заметила, как идут ему черные бордшорты. Похоже, он намеренно сохраняет дистанцию. А ведь Шарлотта предупреждала ее, что он обязательно воспользуется моментом.

Поднявшись на локте, Лили наблюдала за Ноем и любовалась его мускулистым, поджарым телом.

– Ты скоро станешь похож на сливу, если не вылезешь, – окликнула она Ноя, давая ему шанс увидеть соблазнительное зрелище. Но он лишь коротко оглянулся и ушел под воду. Он практически заставил ее сделать первый шаг – и ничего. Ах, если бы ее не волновала ее работа…

Он резко вынырнул, оперся ладонями на бортик и вылез из бассейна. Надо же! Они во Флориде всего несколько часов, а он уже успел слегка загореть. Ной взял полотенце и принялся сушить волосы, ероша их. Лили едва сдержала иррациональный порыв вскочить, чтобы помочь ему вытереться.

– Надо бы подготовиться к ужину, тебе не кажется? – заметил он. – Я пойду в душ первым, если хочешь еще немножко понежиться здесь. – На Лили он даже не взглянул, и это выводило ее из себя.

– Иди. Мне еще надо выбрать, что надеть.

– Похоже на план. – И он удалился.

Лили плюхнулась на шезлонг и застонала. Какое разочарование! Она так сильно желала Ноя, что могла бы плюнуть на все. Она бы с радостью согласилась на то, чтобы в этой поездке они подарили друг другу немного любви, а потом все вернулось бы на круги своя. Не сомневалась, что Ной вполне смог бы спокойно жить с этими удивительными воспоминаниями. А вот она сама… Да что там! Ей пришлось пережить куда худшее – ее ведь бросили буквально у алтаря, а что может быть ужаснее для девушки?

Лили встала, набросила на плечи пляжную накидку и принялась перебирать висевшие в шкафу наряды. Наконец выбрала легкое длинное платье в пол с узенькими бретелями.

Ной вышел из душа, облаченный в одно лишь отельное полотенце.

– Душ в твоем распоряжении, – сообщил он. Лили решила сделать еще один заход. Она подошла к Ною и провела рукой по его щеке: короткая щетина приятно пощекотала ее ладонь, а прикосновение сладостным эхом отозвалось в груди.

– Думаю, тебе стоит побриться.

– В самом деле? – нахмурился он.

– Тебе надо выглядеть безупречно. Можешь воспользоваться ванной, пока я принимаю душ.

Чем черт не шутит – возможно, это испытание подтолкнет его к пропасти?

– Не думаю, что стоит так делать. У душевой кабинки прозрачные стенки.

Не сработало. Испытание он не прошел. Или наоборот – выдержал с блеском. С какой стороны посмотреть.

– Что ж, ладно. Я подожду. – Смирившись, Лили присела на край кровати. Между нею и Ноем ничего не произойдет. По крайней мере, можно будет торжествующе объявить Шарлотте, что та ошибалась.

Из ванной комнаты снова появился Ной. Само совершенство.

– Так лучше?<


убрать рекламу


/p>

«Нет…»

– Гораздо.

Прихватив платье и одежду, Лили прошла мимо Ноя в ванную. В душе она размышляла о предстоящем вечере: лучше уж волноваться о Ханнафорте, чем снова и снова мечтать о Ное.

Накрутив на голову полотенце, она надела платье и повернулась к зеркалу. Надо же, как и Ной, за день она покрылась легким загаром. Без ложной скромности – в этом платье она выглядела потрясающе. И все напрасно. Ной этого даже не заметит.


Ной облачился в голубую рубашку и черные классические брюки.

«Держи себя в руках. Ты сможешь», – бесконечно повторял он себе.

Нет. Не сможет. Постоянно находиться рядом с Лили было суровым испытанием его силы воли. Сидеть бок о бок с ней в самолете – еще куда ни шло, но просто смотреть на нее, когда она вышла из бунгало в бикини, к этому он был не готов. Пришлось прыгнуть в бассейн. А что еще ему оставалось?

– Так не терпелось искупаться, да? – поинтересовалась она.

– Ага, такая жара, – ответил он, не в силах отвести взгляд от ее длинных ног, стройных бедер и шикарной груди. Он бы отдал год жизни за то, чтобы поцеловать ее и прижаться к ней всем телом. Но прекрасно понимал, что тогда они быстро окажутся обнаженными на кровати под полупрозрачным пологом. Если он хочет все испортить, то надо действовать. Вот только он не хочет. А хочет он доказать себе, что он не такой, как его отец. Поэтому он должен быть сильным.

– Ной? – раздался из ванной голос Лили. – Мне нужна помощь. Не могу застегнуть ожерелье.

– Да, конечно. Иду. – «Пусть она будет одета в какую-нибудь хламиду. Пожалуйста».

Войдя в ванную, он убедился, что его чаяния не оправдались. На Лили было струящееся черное платье с разрезом сбоку. Волосы она закинула на одну сторону, концы ожерелья лежали сзади на шее.

– Надеюсь, ты справишься. Застежка такая маленькая…

Он шагнул к ней, вдохнул ее сладкий аромат и мысленно пожелал, чтобы им не надо было никуда идти.

Справиться с застежкой оказалось не так-то просто. Раз за разом он никак не мог застегнуть крошечный серебряный замочек. Ладони взмокли. Кровь стучала в ушах. Наконец замочек сдался, и Ной тут же отпрянул от Лили.

– Спасибо, – сказала она, бросив на него взгляд через зеркало.

– Без проблем, – отозвался он и выскочил из ванной, мечтая об айсбергах и снежных бурях. Без них он с собой этим вечером не справится.

Они вышли из бунгало и направились по дорожке под тенью высоких пальм к главному зданию курорта, где располагались восемь апартаментов класса люкс. Дальше указатели привели их по посыпанной щебенкой тропинке к бассейну посреди пышного тропического сада. Здесь уже собрались гости. Кое-кто еще нежился в бассейне, остальные наслаждались коктейлями.

Ной взял Лили за руку, и они подошли к Лайлу и Марси, беседовавшим с небольшой группой гостей. Ни Шарлотты с Майклом, ни Сойера с Кендалл нигде видно не было.

– А вот и мои любимые будущие молодожены! – Марси встретила их восторженной улыбкой. – Вам понравилось шампанское?

– Мы не успели его попробовать, – ответил Ной. Чтобы избежать приятных, но нежелательных последствий распития игристого вина, он убрал его в холодильник. – Но большое спасибо. Это было очень предусмотрительно.

– Наслаждайтесь. Надеюсь, вам понравится то, что мы приготовим для вас в вашем гнездышке этим вечером, и вы проведете здесь незабываемый романтический уик-энд, – многозначительно улыбнулась Марси.

Лили быстро взглянула на Ноя, пытаясь уловить его реакцию. А он понятия не имел, как правильно отреагировать на столь откровенные намеки на их интимные отношения. Он и представить себе не мог, что там приготовила Марси для того, чтобы разжечь его и без того сильный и так досадно напрасный сексуальный пыл.

– Не могу дождаться, чтобы это увидеть.

– Я бы расспросила вас завтра, но, думаю, не стоит, – расплылась в очередной улыбке Марси. – А теперь прошу меня простить, надо поприветствовать других гостей.

– Интересно, что за сюрприз, – задумчиво проговорила Лили. – Клубника в шоколаде?

– Возможно. Или что-нибудь еще, сто ль же избитое.

Губы Лили вытянулись в тонкую линию.

– Может, по-твоему, знаки внимания к нам и избитые, а по-моему, все это очень мило. Кроме того, есть вещи куда хуже клубники в шоколаде.

– Ты права, конечно. – «Куда хуже то, что я так хотел бы накормить тебя этой клубникой, а потом раздеть, но все это, к сожалению, не входит в мои планы на выходные». – Пойдем пообщаемся с людьми.

В течение нескольких следующих часов Ной и Лили перезнакомились со всей родней Ханна-фортов: с родителями Лайла, потом с родителями Марси, с их кузинами, кузенами, дядюшками и тетушками. Поужинали у бассейна. Лили буквально стала гвоздем программы. Она побеседовала чуть ли не с каждым из гостей, впечатлив всех своими широкими познаниями в области рынка недвижимости и любовных романов. Она даже рассказала дяде Лайла несколько анекдотов, заставив его смеяться так, что у того заболел живот. После чего он заявил Ною, что тот на редкость удачливый сукин сын.

Тем временем солнце зашло, небо почернело. Сад наполнился мерцанием факелов, у водопадов включилась подсветка. С океана задул легкий бриз, воздух хотя и посвежел, но остался приятно теплым и влажным.

– Я устала, давай пойдем в номер, – попросила Лили.

Часы показывали десять, многие гости уже разошлись. Ной как мог оттягивал их возвращение в бунгало: смаковал лаймовые пирожные, потом предложил выпить по последнему коктейлю. Его не переставали терзать мысли о романтическом сюрпризе, который пообещала хозяйка. Ему и без того нелегко сдерживать себя.

– Уверена, что хочешь уйти? Вечер чудесный.

– Хорошо. Оставайся. Пойду одна. – Лили поднялась на ноги.

– Нет-нет. Не хочу, чтобы ты ходила одна. – Он схватил ее за руку, и ей пришлось снова сесть. Как же восхитительна она была, у Ноя аж дух захватывало. Рассыпавшиеся по плечам волосы, легкий персиковый загар…

– Здесь совершенно безопасно. Кроме того, очевидно, что ты не хочешь оставаться со мной наедине. – Было ясно, что Лили несколько задета, и это не нравилось Ною. Он вовсе не хотел ее расстраивать.

– Я просто наслаждаюсь этим чудесным вечером с тобой, вот и все, – улыбнулся он. Дистанцию, конечно, соблюдать необходимо, но он не хочет, чтобы она думала, что ему неприятна ее компания. Ной решительно поднялся и взял Лили за руку. – Пойдем посмотрим, что за сногсшибательный сюрприз подготовила для нас Марси.

Пока шли до бунгало – молчали. Лили легонько поглаживала ладонь Ноя и словно невзначай держалась к нему поближе. Он понимал, что должен игнорировать эти прозрачные намеки, но не хотел, поэтому обнял Лили за плечи и притянул к себе, когда они подошли к дверям бунгало.

В гостиной ничего необычного не обнаружилось.

– Хм, может, они забыли? – предположил Ной.

Лили прошла вперед него в спальню.

– О боже мой! Ной! Это что-то невероятное! Свет в комнате был погашен, но ее заливало теплое сияние множества свечей, зажженных во дворе вокруг бассейна и покачивавшихся на воде. Кровать усыпали фиолетовые цветки орхидей, рядом в ведерке со льдом стояла очередная бутылка шампанского, на подносе – пузырек с кокосовым маслом для массажа. Обстановка как нельзя лучше располагала к романтике и сексу… если бы только было можно.

– Марси не шутила, – заметила Лили.

– Уборка займет целую вечность, – ляпнул Ной, чувствуя себя настоящим ослом: надо же такое сморозить?! Лили, как никто другой, заслуживала всего этого и даже больше, а он все испортил.

Она разочарованно взглянула на него.

– Не можем же мы вызвать горничную. Держу пари, ни у кого нет сомнений, что мы уже разделись и я делаю тебе эротический массаж.

Воображение услужливо нарисовало Ною соблазнительную картину: обнаженная Лили ласкает его. И сдерживаться стало почти невозможно. Он желает ее больше, чем какую-либо другую женщину! И вот она, рядом. В каких-то нескольких сантиметрах от него! А может, шут с ним со всем? Что, если схватить ее на руки и поцеловать? Что, если им заняться любовью? Разве это кому-то повредит?

– Знаешь что… – начала Лили, и у Ноя перехватило дыхание. Может, она сейчас скажет, что они должны сделать это, чтобы горничные не выдали их? – Если бы все это увидела Шарлотта, она бы долго смеялась. Она предупреждала меня, что ты попытаешься соблазнить меня. Что не сможешь удержаться. А все эти цветы и свечи должны были бы еще больше распалить тебя.

Вот и ответ. Шарлотта не сомневалась, что он поведет себя так с Лили, потому что так он вел себя всегда. Точно так же, как их отец. Нет, он не хочет, чтобы эти предположения оправдались!

– Моя сестра считает, что хорошо знает меня. Но ты сама сказала, что я не такой. И я сам намерен быть джентльменом целиком и полностью. Да, именно так!

Лили подошла к изголовью кровати и откинула покрывало.

– Что ж, отлично. Но мы-то должны показать всем иное.

С этими словами она резко сдернула покрывало с кровати, так что цветки орхидей на мгновение взмыли в воздух, а потом посыпались на пол.

– Я хочу умыться и почистить зубы. День выдался долгий, я очень устала. – И она скрылась в ванной, оставив Ноя в полном душевном раздрае.

Он плюхнулся навзничь на кровать и уставился в потолок. Скоро Лили вернется. И они будут спать в одной постели. И он должен сделать так, чтобы между ними ничего не произошло. Даже если это убьет его.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Лили пережила эту ночь. Она проснулась рядом с Ноем и позавтракала с ним. Она пережила это утро и часть дня, не обращая внимания на то, как он хорош и невозможность сделать передышку и побыть наедине с собой. Шаг за шагом она с этим справилась. Но теперь, когда они собирались на свадьбу и на ней было шикарное синее платье, которое Ной, скорее всего, даже не заметит, она почувствовала, как сильно устала от всего этого.

У них в холодильнике стояли уже три бутылки шампанского: третью принесли утром на завтрак вместе с тропическими фруктами и омлетом. Они не заказывали, но Марси и Лайл все равно прислали. Видимо, помолвка Ноя и Лили их сильно взволновала. Что ж, хоть кто-то ею интересовался. Потому что Ною, очевидно, было наплевать.

И Лили это ужасно расстраивало.

Чпок! Она подождала, пока пена осядет, и налила в бокал шампанского.

– О, решила открыть одну, – заметил Ной, выйдя из спальни, одетый для свадьбы. Выглядел он, разумеется, превосходно. Словно сошел со страниц модного глянцевого журнала.

– Что ж оно зря стоит.

– Можем вылить его перед отъездом.

Лили сделала глоток. Вкусное. Изысканно сладкое. Впервые за последние несколько часов она получала настоящее удовольствие. Быть рядом с Ноем оказалось ужасно сложно, это просто убивало ее.

– Не будем мы его выливать. Оно слишком хорошее. Я вот налью лучше тебе бокал. – Согласия его Лили ждать не стала. Может, хотя бы шампанское его хоть немного расслабит.

– Только немного. – Ной тоже сделал глоток. – Да, ты права. Очень вкусное. Выпьем все до капли.

– Дело говоришь. – Лили почувствовала себя немного лучше. Вот этого Ноя она обожала. Однако ей не давало покоя его странное поведение накануне вечером и сегодня утром.

– Могу я спросить? Я сделала что-то не то и ты рассердился? С тех пор как мы сюда приехали, ты сам не свой. Мы в настоящем раю, но тебе, похоже, не до веселья.

Он сделал еще глоток и уставился на мыски своих туфель.

– Волнуюсь за сделку с Ханнафортом. Ее успех зависит по большей части от нас, какое уж тут веселье. И еще все это как-то неправильно. Нечестно. Он ведь готов вести с нами дела, считая, что все мы придерживаемся традиционных семейных ценностей. Как мы заварили такую кашу?

– Каша еще та, но ведь с его же подачи. Так что придется с этим разбираться. Я одного не понимаю: ты сказал, что мы в деле вместе, но все время игнорируешь меня, и мне это неприятно. – Ну вот, сказала, и на душе стало легче. Даже если Ной ответит, что она слишком остро реагирует, – не важно.

Ной одним глотком допил шампанское.

– Знаешь, Лили, иногда мне трудно находиться рядом с тобой. Ты очень красивая женщина и нравишься мне. Но ты еще и ценный сотрудник компании. Сойер снял бы с меня голову, если бы я к тебе хоть пальцем прикоснулся. И, откровенно говоря, я бы сильно разочаровал сам себя. Так что да, за последние сутки было несколько моментов, чересчур болезненных для меня.

Лили чуть не задохнулась. Это был не тот ответ, которого она ожидала.

– Вот это да…

– Прости. Я не должен был этого говорить.

Лили протянула руку и прикоснулась к его плечу. Казалось, это прикосновение замкнуло цепь и по их телам пробежал электрический заряд.

– Нет, что ты. Я рада, что ты сказал. Просто я боялась, что ты находишь меня непривлекательной.

– Совсем наоборот.

Ее щеки залила жаркая краска.

– Если тебе станет легче, мне тоже приходится нелегко. Ты слишком сексуален, и мне сложно изображать полное равнодушие.

Он одарил ее своей знаменитой магнетической улыбкой.

Их захватывающую беседу прервал сигнал телефона: Ною пришло сообщение. Он выудил мобильный из кармана.

– Это Шарлотта. Они с Майклом заняли нам места. Похоже, надо идти.

Лили допила шампанское, заткнула пробкой бутылку с остатками и убрала в холодильник.

– Как бы там ни было, допьем вечером. На пляже.

Удивление на лице Ноя стало для нее бесценной наградой. Надо почаще заставать его врасплох.

Недолгий путь к месту церемонии они прошли, держась за руки.

За бассейном среди буйной тропической зелени рядами были расставлены белые стулья, украшенные гирляндами белых цветов. Посередине между двумя секциями мест для гостей атласная ковровая дорожка вела к венчальной арке из бамбука, пышно обрамленной лилиями и орхидеями. Идеальная картина. О такой мечтает каждая невеста. Чтобы отвлечься от грустных воспоминаний о собственной несостоявшейся свадьбе, которую до мелочей она спланировала лично, Лили стала прикидывать, во что обошлось это убранство. Да, Ханнафорты не поскупились на расходы.

Наконец они отыскали Шарлотту и Майкла.

– А где Сойер и Кендалл? – поинтересовался Ной.

– С прошлого ужина Кендалл неважно себя чувствует. Вряд ли они придут на церемонию.

– Надеюсь, с ней ничего страшного, – произнесла Лили.

– Я тоже. Она сказала, что ребенок толкается как сумасшедший, и утром ее осмотрел врач, друг Ханнафортов. Ей нужно больше отдыхать, – ответила Шарлотта.

Ной нахмурился и положил ногу на ногу.

– Все в порядке? – прошептала ему на ухо Лили, воспользовавшись возможностью насладиться ароматом его парфюма.

– Да. Просто меня раздражает, когда Сойер не рассказывает мне, что происходит. Оказывается, Кендалл больна, а мне об этом ничего не известно. А если это что-то серьезное?

Лили ласково взяла Ноя за руку и переплела свои пальцы с его.

– Все в порядке. Уверена, он не нарочно. И знаешь, возможно, он не хочет проявлять перед тобой слабость. Не хочет, чтобы ты видел его расстроенным. Ему проще пожаловаться Шарлотте.

Ной взглянул на Лили и мягко улыбнулся:

– Да, наверное, ты права. Спасибо.

– Обращайся, – улыбнулась в ответ она.

Заиграла музыка. Жених и его друзья заняли свои места у арки, священник уже стоял посередине помоста, сложив перед собой руки. При первых звуках знаменитого канона Пахельбеля Лили невольно почувствовала волнение: как миллионы других невест, она когда-то выбрала эту музыку для своей свадьбы в качестве прелюдии к важнейшему в жизни моменту.

Сегодня же каждая нота отдавалась в ее душе болью. Она хорошо помнила, как стояла в церкви, когда прибежала ее кузина и объявила, что жених не явился… Именно под эту музыку Лили бросилась на поиски Питера. Позже она узнала, что органист сыграл ее семь раз, прежде чем она вернулась и сообщила гостям, что свадьба не состоится.

Заиграл «Свадебный хор» Вагнера, и гости дружно встали. Когда Лили обернулась и увидела Анни Ханнафорт под руку с отцом, сердце ее ухнуло куда-то в живот. Анна была одета почти в такое же платье, какое было на Лили в день ее страшного позора. Белоснежный матовый атлас, изящный корсет без бретелек, обтягивающий стройную талию, пышная юбка в пол… Лили завороженно наблюдала, как невеста и ее отец прошествовали мимо.

Ной положил руку Лили на плечо, и она вдруг почувствовала, как по щекам текут слезы. Она зажмурилась и постаралась взять себя в руки. Ее расторгнутая помолвка осталась в далеком прошлом. Ей больше не больно… Но беда в том, что мечта все еще жила в ее душе. И Лили захотелось убежать отсюда.

Она с усилием открыла глаза. Невеста уже стояла рядом с женихом, Лайл присоединился к Марси. Все шло как положено, но Лили ощутила тошноту. Наверное, даже на похоронах она чувствовала бы себя лучше. Лили глубоко вдохнула, стараясь отогнать образы разгневанного отца, старавшейся держаться мужественно мамы и шокированной бабушки, которая переживала больше всех. Через два месяца ее не стало. Тогда Лили видела ее в последний раз.

– С тобой все в порядке? – прошептал ей на ухо Ной. Ей хватило сил лишь кивнуть, глядя строго перед собой. Она вовсе не хотела, чтобы Ной заметил, как ей больно. Пусть думает, что ее просто волнуют свадьбы.

И вдруг он сделал то, к чему она была совершено не готова: обнял ее, притянул ближе к себе и нежно поцеловал в висок.

– Это же свадьба, Лил. Плачь, если хочешь, это нормально.

Слабая улыбка озарила ее заплаканное лицо. Что бы она делала без милого Ноя? Такой чувственный, красивый… К тому времени, как им надо будет вернуться во Флориду, она точно окончательно потеряет от него рассудок.


* * *

Два часа спустя Лили чувствовала себя гораздо лучше, и все благодаря Ною.

Она вяло передвигала вилкой по тарелке кусочки свадебного торта – есть совершенно не хотелось, – пока он в десятке метров от нее весело общался с двумя девчушками. Дружно хихикая, малышки надели ему на голову венок, потом взяли его за руки и повели в круг танцующих. Ной был таким очаровательным душкой, что это казалось несправедливым.

Через пару минут он отдал девочкам венок, попрощался с ними и вернулся к Лили. Он был так хорош, что казался каким-то нереальным. Улыбка на его лице явно свидетельствовала о том, что он совершенно расслаблен.

Ной взял свой бокал и сделал хороший глоток вина, взглянув на наблюдавшую за ним Лили.

– Жажда одолела? – игриво осведомилась она, мысленно досадуя на саму себя. Невольное двухлетнее воздержание и полное душевное истощение оттого, что вот он рядом и в то же время такой недоступный, давали о себе знать: сейчас она желала его сильнее, чем когда-либо раньше. Логика подсказывала, что в иных обстоятельствах, оказавшись в столь непринужденной и расслабляющей обстановке, они наверняка поддались бы порыву, но реальная ситуация требовала от них быть разумными и сдержанными.

– Танцевать с этими девочками оказалось весьма утомительно.

– Не сомневаюсь. Да, похоже, все уже утомились, да?

– Это не важно. Я ведь до сих пор ни разу не танцевал со своей невестой. Это надо срочно исправить.

Невестой… Если бы!

Ной протянул ей руку и даже подмигнул, но Лили напомнила себе, что дело тут вовсе не в желании танцевать с ней, а в их представлении – ведь Лайл и Марси были сейчас на танцполе. Что же, пусть они только притворяются парой, странные обстоятельства вновь дают Лили возможность осуществить одну из ее сладких фантазий – танцевать с Ноем, наслаждаться его объятиями.

Она подала ему руку, и он немедленно обхватил ее ладонь своими теплыми длинными пальцами. Встала, и он, нежно положив другую ладонь на ее спину, повел танцевать. Лили словно шагнула в другой мир, где мерцали жемчужно-белые огни, дул приятный бриз и царила романтика. Никакого напряжения – вокруг только счастье и праздник любви. Ной обнял ее и прижал к себе. На миг их дыхание перемешалось. На его губах играла умопомрачительная улыбка. Лили отдала бы что угодно, чтобы каким-то чудом остановить этот волшебный момент и остаться в нем навсегда.

Марси взглянула на них и заулыбалась. Лили тоже было очень приятно смотреть на хозяев праздника. Лайл и Марси были явно влюблены друг в друга. Это читалось в их взглядах и прикосновениях.

– На что это ты смотришь? – полюбопытствовал Ной.

– На Ханнафортов. Они так любят друг друга.

– Откуда ты знаешь?

– Это сразу видно.

– А может, они притворяются, как мы?

Это замечание больно ранило ее. Пессимизм в голосе Ноя был неприятен ей гораздо больше напоминания об их маскараде.

– И почему ты так считаешь?

– Мой отец смотрел так на всех женщин. Вот точно так, как Лайл смотрит на Марси. Поверь мне.

– Мои родители тоже смотрят друг на друга именно так. И они до сих пор любят друг друга. Они счастливы вместе уже тридцать лет.

– Даже не представляю, как можно так долго сохранять чувства к одному человеку. И ты тоже рассчитываешь на подобное?

Лили покачала головой.

– Так говорят все убежденные холостяки. Но ты не должен объяснять свой выбор. Нет ничего страшного в том, чтобы быть одиночкой. Взгляни на меня, я тоже одна. И в общем-то счастлива.

– Почему это происходит? – Он посмотрел ей в глаза. – Точнее, как именно?

– Я не понимаю вопроса.

– Ну вот ты искренне веришь в любовь и романтику. Ты явно была растрогана сегодня и на свадьбе Шарлотты тоже. Так почему бы тебе не найти хорошего парня – и вперед?

Если бы он только знал, что все далеко не так просто…

– Можно ведь за всю жизнь не встретить того самого человека.

– Ах, этот неуловимый «тот самый человек». Который не беспокоится об угасании чувств. Не встречается с десятками женщин. Я прав?

– Парень из того видео – не тот парень. – Лили надеялась, что Ной поймет ее правильно. Он ведь совсем не похож на себя из того ролика. Она отказывалась верить в растиражированную таблоидами историю и даже в то, что Ной и сам считал себя таким. Не сомневалась – он способен на большее.

– Так ты его посмотрела, – напряженно констатировал он.

– Да. Вчера утром.

– И теперь знаешь, что я – самый настоящий негодяй.

Она покачала головой:

– Никогда так о тебе не думала. Тот парень из ролика – лишь видимость. Его не заботят чувства. Но ты другой.

Он внимательно смотрел ей в лицо, оставаясь при этом абсолютно бесстрастным. Она его расстроила? Похоже, нет.

– Почему ты так думаешь?

– Я вижу, как ответственно ты относишься к своему делу. Как вы близки с Сойером и Шарлоттой. Тебя сводит с ума то, что Сойер не сообщил тебе о недомогании Кендалл. Тот, кто болеет за что-то всей душой, способен на глубокие чувства, способен любить. И именно поэтому ты так не хочешь походить на своего отца.

Его губы сжались в тонкую линию.

– Все куда сложнее.

– Все всегда сложнее. Эмоции коварны. Ты не единственный, кто борется с ними, Ной. Именно поэтому меня так беспокоит то, что мы делаем.

– Наш договор? – еле слышно произнес он.

Она понимала, что делать признание не стоит, но в то же время это существенно облегчит ей задачу – сохранять спокойствие и рассудок, когда все закончится и они вернутся в Нью-Йорк.

– Находясь постоянно рядом с тобой, держась с тобой за руки, целуясь, я чувствую, что все больше привязываюсь к тебе. Но понимаю, что я не та, кого ты хочешь.

Он издал тихий стон и продолжал танец, хотя песня сменилась.

– Почему ты так говоришь? Зачем вообще ты это говоришь? – В его голосе прозвучали отчаяние и беспокойство.

– А почему ты так расстроился? – Лили испытующе смотрела ему в лицо.

– Расстроился – не то слово.

– Я сделала или сказала что-то не так?

– Ты ни в чем не виновата. Ты говоришь откровенно. Становишься собой. И это меня разочаровывает.

У Лили перехватило дыхание, мысли ее спутались.

– Я ничего не понимаю. Я ведь делала все, что ты хотел.

На мгновение он отвернулся, потом снова перевел взгляд на нее. Прижал к себе крепче. Что же, если она и сделала что-то не так, такое наказание она готова вынести. Он склонился к ней. Он что, собирается поцеловать ее? Это часть их плана? Или нечто большее? Впрочем, не важно. Они танцуют в романтической обстановке, на роскошной свадьбе – и Ной сегодня ее жених, пусть даже и фиктивный. Да будет так!

Лили приподняла подбородок, слегка выпятила и приоткрыла губы, закрыла глаза и напрягла ноги – каждый раз, когда Ной целовал ее, колени у нее ослабевали, грозя подогнуться…

И тут услышала его шепот.

– Вот именно. Я не в состоянии быть рядом с тобой и не желать большего. Я думал, что смогу вынести эту поездку, держа себя в руках, но я не могу.

Сердце Лили чуть не выскочило из груди. Она открыла глаза и посмотрела Ною в лицо, надеясь понять: это то самое, о чем ее предупреждала Шарлотта, или что-то другое?

– Большего?

Ах, сколько времени она провела в мечтах хотя бы о его поцелуе, не говоря уже о большем! Так что сейчас ей надо правильно истолковать его слова.

– Ты так сексуальна, Лил. Я не знаю, как я могу не желать большего. Я хочу тебя.

Ее кожа моментально покрылась мурашками. Она быстро окинула взглядом танцпол. Никто не обращал на них особого внимания. Праздник шел своим чередом. Она повернулась к Ною. Как же он прекрасен! Смущенный, неуверенный. Таким она его раньше не видела.

– Хочешь, уйдем отсюда прямо сейчас?

– Серьезно?

– Серьезно.

– Да. Миллион раз – да.

Он потянул ее за руку, и они сбежали с танцпола, стараясь остаться незамеченными. Ной шел очень быстро, но Лили без труда поспевала за ним, несмотря на высокие каблуки – ей было куда и зачем спешить.

Ной торопливо вытащил из кармана магнитную карту-ключ от их бунгало. Теплый ночной ветерок ласкал кожу Лили, но настоящее удовольствие ей дарило ощущение руки Ноя, крепко державшей ее за запястье, его явное нетерпение и осознание того, что он желает ее.

Они почти бежали по мощенной деревом дорожке к бунгало, как вдруг каблук туфельки Лили застрял между двух дощечек. Она резко остановилась. Ной обернулся.

– Я застряла, – сообщила Лили, тщетно пытаясь вызволить каблук.

Ной встал на колени, обхватил обеими руками ее лодыжку и попытался выдернуть каблук из щели.

– Ох! Перестань! – взмолилась она.

– Прости. Ничего не получается. – Он поднял на нее глаза. Ветер ерошил его волосы, и с этой небрежной прической он стал выглядеть еще сексуальнее, чем обычно.

– Черт. Мне так нравятся эти туфли. Шарлотта уговорила меня купить их.

– Не волнуйся. Ничего с ними не случится. Я разберусь. – Ной опустил взгляд на ее ногу и, оценивая ситуацию, принялся нежно поглаживать ее лодыжку.

У Лили захватило дух. Прикосновение его пальцев к щиколотке дарили ей волшебные ощущения, а что же будет дальше? Этого она даже представить себе не могла.

– Расстегни ремешок.

– Отличная идея. – Он вытащил ее ногу из злополучной туфли. – Если я дерну слишком сильно, могу повредить каблук.

– Лучше не надо. Эти туфли куплены на твои деньги.

– А что мне тогда сделать? Позвать кого-то из персонала, чтобы разобрали дорожку? – Ной расстроенно пожал плечами.

– Да ничего. Оставь. Потом разберемся.

Он поднялся.

– Точно?

– Да. – Она быстро сняла с ноги вторую туфельку, но не успела сделать ни шагу – Ной подхватил ее на руки.

– Не хочу рисковать. Вдруг поранишь ногу, и тогда все пропало.

Она обняла его за шею, и он донес ее до бунгало. Едва оказавшись внутри, Лили снова обвила шею Ноя руками. Он немедленно прильнул к ее губам, и поцелуй его словно кричал: «Я хочу тебя!» Лили с энтузиазмом ответила на это безмолвное послание. Языки их неистовствовали. Руки Ноя торопливо ласкали ее талию, бедра, ягодицы. Он принялся было перебирать ткань ее длинной юбки, чтобы добраться до ее ног, но она резко повернулась к нему спиной и откинула волосы, чтобы освободить молнию. Он нежно провел кончиками пальцев по ее обнаженному плечу и приник к нему губами. Она ощутила его легкое дыхание на своей шее и склонила набок голову, наслаждаясь прикосновениями его губ. Не прерывая ласк, он расстегнул молнию на платье, снял с ее плеч тонкие бретельки, и платье с тихим шелестом упало к их ногам.

Он нежно провел ладонями по ее рукам, прижал спиной к своей груди и прошептал, уткнувшись в ее волосы:

– Я хочу быть уверен, что ты не против. Это ведь не входит в наш договор. Так что, невзирая на мое разочарование, только скажи «нет», и я немедленно прыгну в бассейн.

Лили хихикнула.

– И это в самом деле сработает?

– Вчера, когда я впервые увидел тебя в бикини, сработало.

– Ты шутишь.

– Вовсе нет.

Она закрыла глаза. Теперь все, что произошло за последние несколько дней, предстало перед ней в совершенно ином свете. Оказывается, он хотел ее, да так сильно, что ему приходилось постоянно бороться с собой…

Она повернулась к нему и обхватила ладонями его лицо так, чтобы он смотрел прямо ей в глаза. Нужно было, чтобы он вник в каждое ее слово.

– Я больше чем просто не против. Я хочу тебя. И то, что наше желание взаимно, возбуждает меня еще сильнее.

В ответ он лишь улыбнулся и молниеносно сорвал с себя пиджак. Потом начал расстегивать рубашку, и Лили принялась помогать ему. Вслед за пиджаком и рубашкой вместе быстро справились с брюками…

Наконец они остались лишь в нижнем белье: Ной в серых боксерах, а Лили, мысленно похвалившая себя за удачный выбор, в бра без бретелек и трусиках из атласа и кружева. Ной издал восхищенный вздох и притянул Лили к себе. Его руки скользнули по ее спине, и она осталась без бра. Он нежно провел кончиками пальцев по


убрать рекламу


ее груди, потом обхватил ладонями, а большими пальцами коснулся сосков. Лили вздохнула: да, Ной умеет доставлять женщине удовольствие.

Он наклонился, обхватил один сосок губами и принялся ласкать его языком, и Лили испытала блаженство не только от ощущений, но и наблюдая за Ноем. Его губы на ее коже, легкое прикосновение его растрепавшихся волос – каждая деталь прелюдии заставляла ее трепетать от чувственного восторга. Какое счастье… быть с Ноем… Каждая клеточка ее тела горела от желания, чтобы он скорее взял ее.

Лили схватила Ноя за руку и потащила в спальню. Развернулась к нему, обняла и крепко поцеловала, одновременно поглаживая ладонью его напряженный член. Он застонал и закрыл глаза.

– У тебя есть презерватив? – спросила она, стараясь, чтобы в голосе не звучало отчаянное нетерпение. Если он скажет «нет», она просто взорвется.

– Есть. Погоди-ка секунду. – Ной метнулся в ванную.

Лили с удовольствием наблюдала за движениями его мускулистого тела, особенно завораживали ягодицы. Присела на краешек кровати и принялась поглаживать шелковую простыню, секунды бежали, нетерпение нарастало.

Наконец Ной появился в дверях ванной: подтянутый, стройный и готовый ко всему. При виде его Лили чуть не потеряла рассудок. Она едва удержалась, чтобы не наброситься на него. Ее останавливала одна лишь мысль: она так долго ждала секса с Ноем Локком, ничто теперь не должно помешать этому.

При виде Лили, с легкой улыбкой на губах сидящей на краешке кровати в одних лишь черных атласных трусиках, у Ноя перехватило дыхание. Она была гораздо красивее, чем он представлял, куда более желанная, чем он думал. Каждая клеточка его тела стремилась к ней.

Он растянулся на боку на кровати и, положив ладонь на живот Лили, заставил ее лечь на спину. Он ласкал ее грудь, целовал ее щеки, губы, зарывался пальцами в длинные шелковистые волосы, вдыхал ее сладковатый аромат – особенно дурманящий и пьянящий в сочетании с влажным теплым тропическим воздухом. Его пальцы легко двигались вдоль ее позвоночника, продлевая прелюдию, хотя он больше не хотел ждать ни секунды. Лили призывно выгнулась. Его рука добралась до ее трусиков, и, наконец, он стянул их, убрав последнюю преграду между их разгоряченными телами. Лили обхватила его бедрами, и ее нетерпеливые движения дали ему четко понять, что она хочет его так же сильно, как и он ее. Ее страстность сводила его с ума. Лили вдруг громко застонала и прикусила его нижнюю губу. Не прерывая поцелуя, он принялся ритмично поглаживать кончиками пальцев ее сокровенное, чутко прислушиваясь к изменениям в ее дыхании.

Лили нежно подтолкнула его, чтобы он улегся на спину, оседлала и начала двигаться, водя кончиками пальцев по его груди. Ной не мог отвести от нее глаз, даже моргнуть – так поразительно прекрасна она была: чувственные, чуть припухшие розовые губы, манящие голубые глаза, стройные сильные бедра…

Вдруг она приподнялась и направила его напряженный до предела пенис между своих ног. Когда она опустилась, его с головой накрыло теплой волной наслаждения. Она словно растеклась по нему. Горячая, мягкая и одновременно сильная, она оказалась в миллион раз лучше, чем он представлял в своих фантазиях.

Они начали двигаться в унисон, и Лили принялась ласкать его соски. Одного только этого зрелища было достаточно, чтобы он потерял рассудок. Дыхание ее стало тяжелым и коротким. Она откинула назад голову, закрыла глаза, отдаваясь наслаждению целиком и полностью, и это возбуждало его еще больше, хотя, казалось, больше уже невозможно.

Наконец она прижалась к нему грудью, и он впился в ее рот долгим глубоким поцелуем, которого так жаждал. Оба распалились до предела. Ной резко поднялся и, перекатив ее на спину, стал двигаться все сильнее и настойчивее, и ей это нравилось.

– Я близко, – пробормотала Лили, крепче сжимая пальцами его плечи, упираясь пятками ему в спину и крепче стискивая бедра. Вдруг она запрокинула голову, раскрыла рот в беззвучном крике – волна оргазма накрыла ее. И тут же он сам взлетел на пик наслаждения…

Лили удовлетворенно вздохнула и стала покрывать нежными поцелуями его щеки, шею снова и снова. Он перевернулся на бок, и они слились в благодарном объятии. Ной не мог поверить, что наконец сбылась его мечта – он ощутил вкус женщины, которую так долго и страстно желал. Она приподнялась на локте и посмотрела ему в лицо, и взгляд ее ярко-голубых глаз подействовал на него словно глоток крепчайшего кофе, вернув в реальность. Они действительно сдались! Все произошло наяву!

– Это было великолепно, – промурлыкала она, целуя его.

– Не могу не согласиться, – отозвался он. Ему хотелось рассказать ей, как долго он мечтал о ней, думая, что никогда не получит то, чего так жаждет. Однако признание разрушит их деловые отношения. К счастью, она уже знает, как много значит для него, особенно как друг.

– Как же хорошо. Прошлой ночью я почти не сомкнула глаз. Так трудно было лежать с тобой рядом и держать руки при себе.

– В самом деле? – Ее признание удивило его. А он-то считал, что страдает от неудовлетворенного желания в одиночку.

– Да, точно. Ты вообще себя в зеркало видел? Да только полная дура не мечтала хотя бы попытаться заполучить тебя.

Он улыбнулся и притянул ее к себе.

– Да? И почему же ты не попыталась?

– Ждала, что ты подашь мне знак.

Скоро дыхание Лили стало ровным и тихим. Она задремала в его объятиях, и это оказалось неожиданно приятно. Он нежно чмокнул ее в висок.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Лили разбудил стук в дверь.

– Ты заказывал что-то в номер? – спросила она лежавшего к ней спиной Ноя.

Сейчас ей ужасно не хотелось вставать и ужасно хотелось послать того, кто стоял за дверью, куда подальше. Ей было не до еды. Сейчас она бы с удовольствием прижалась к Ною покрепче, чтобы повторить вчерашнее, прежде чем они вернутся в Нью-Йорк.

– Нет. Надеюсь, это не шампанское принесли. У нас в холодильнике стоит бутылка, которую мы собирались выпить до отъезда.

Стук стал настойчивее.

– Хочешь, я открою? – спросил он.

– Я сама. Может, дверью ошиблись. Или горничная…

Лили пошарила кругом в поисках одежды, но обнаружила лишь рубашку Ноя. Она торопливо сунула руки в рукава и застегнулась.

Открыв дверь, Лили увидела Шарлотту. Та поманила ее пальцем. «О боже».

– Доброе утро. Кажется, ты что-то потеряла. – Шарлотта указала на туфельку, одиноко блестевшую на дорожке.

Лили почувствовала, как кровь отлила от лица. В пылу страсти и позже в истоме удовлетворения про туфельку она совершенно забыла.

– Спасибо. А я все гадала, куда она подевалась.

Шарлотта приподняла бровь, пристально глядя на Лили.

– Забыть о дизайнерской обуви могут заставить женщину три вещи: потоп, пожар или мужчина. Которая из них?

Лили прислонилась к дверному косяку.

«Прошлой ночью я могла пропустить что угодно. И потоп и пожар. У меня было свое стихийное бедствие…»

– Кстати, симпатичная рубашка. На тебе она смотрится лучше, чем на Ное.

Возразить было нечего. Если Лили и сомневалась, что Шарлотта знает, что произошло прошлой ночью, то теперь ее сомнения рассеялись.

– Надела, что первое под руку подвернулось. Надо было скорее дверь открыть…

– Ну а где же мой братец?

Лили прочистила горло.

– В постели.

Шарлотта протянула ей туфельку.

– Послушай. Я целиком и полностью поддерживаю женщин, которые получают то, что хотят. Я просто хочу, чтобы ты была осмотрительна, Лили. Я люблю своего брата таким, какой он есть, но скажу тебе точно – ни твоя карьера, ни твои чувства его не волнуют. Не уверена, что он вообще способен переживать за что-то или за кого-то.

Нет, в это Лили поверить не могла. Ной был самым внимательным мужчиной из всех, с кем ей довелось делить постель. Однако, вероятно, Шарлотта была права. Ной – известный ловелас. К тому же он ее босс. А сегодня еще и последний день их фиктивной помолвки. Завтра они вернутся в офис и приступят к работе. Никаких больше объятий, поцелуев и секса. Все.

– Ладно. Я приму это к сведению. Спасибо.

– За час соберетесь? Катер будет ждать. – Шарлотта сделала шаг и снова повернулась к Лили. – Передай, пожалуйста, Ною, что Сойер и Кендалл уехали вчера. Она все еще неважно себя чувствует. Местный доктор посоветовал ей вернуться домой и обратиться к своему врачу. Но у нее все в порядке. Полчаса назад я получила сообщение.

– Конечно. Рада, что все хорошо. Увидимся на причале.

Лили закрыла дверь и вернулась в спальню.

Ной по-прежнему лежал на кровати на боку, шелковая простыня едва прикрывала его стройное, тронутое легким загаром тело. Лили вновь подумала: до чего же он хорош, нереально хорош! У нее перехватило дыхание и спутались мысли. Он смотрел на нее с улыбкой, озорно блестя глазами.

– Вернешься в постель?

«Да, и еще не раз и не два!»

– Нет, прости. Это была твоя сестра. Она знает, что произошло прошлой ночью. – Лили показала злополучную туфельку.

Ной пожал плечами.

– Ты нравишься Шарлотте. Она никому не расскажет. Обещаю.

Лили подняла с пола платье и перекинула его через руку.

– Огласка меня не волнует, хотя я бы не хотела, чтобы об этом узнал Сойер.

– Почему же?

– Потому что я работаю с твоим братом. Мне неловко будет приходить каждый день в офис и знать, что вы оба знаете, как я выгляжу без одежды. Это непрофессионально. И это важно для меня.

Каждое слово в этой тираде напоминало ей о том, что на свадьбе в этот уик-энд она должна была работать, чтобы обеспечить свое будущее, а не спать со своим боссом. И будущее свое Лили связывала с процентом в компании «Локк и Локк», а не с Ноем.

– Прошлая ночь была волшебной, но мы оба знаем, что лучше забыть о ней и продолжать жить дальше так, словно ее не было.

Поджав губы, он смотрел через ее плечо на океан.

– Ты права. Это отличная мысль. Я ведь серьезно спрашивал тебя – действительно ли ты хочешь пересечь черту.

Почему он так резко изменился?

– Да. Это был мой выбор, и я о нем не жалею. Мы же взрослые люди. Но я думаю… – Она осеклась, пытаясь подобрать верные слова. Ну как ей сказать Ною, что она хочет продолжения? Что хочет ощущать прикосновения его рук к своей коже? Хочет его ласк и поцелуев. Снова и снова…

Ной повернулся к ней.

– Что ж, позволь подытожить. Все, что случилось тут, здесь и останется?

Лили не сумела подавить огорченный вздох.

– Печально, но да. Так будет лучше всего.

Ной откинул простыню, беззастенчиво демонстрируя Лили свое тело, которого она так жаждала.

– Отлично. Я в душ.

Он поднялся с кровати и исчез в ванной. Лили грустно смотрела на океан.

«Просто начинай собирать вещи, – мысленно скомандовала она себе. – Ты отлично повеселилась, а теперь пришло время вернуться к работе».


Спустя час они направлялись к причалу, где их уже ждали Шарлотта и Майкл, оживленно беседовавшие с Лайлом и Марси. Лили очень надеялась, что утверждение Ноя о благоразумии Шарлотты верно и она будет держать язык за зубами.

– А где Кендалл и Сойер?

– Ох, черт, я забыла сказать тебе, что они уехали раньше, потому что Кендалл плохо себя чувствовала.

– Ты считаешь, что мой брат хочет делиться со мной всем, но, очевидно, это не так.

– Думаю, он волновался за Кендалл, спешил, поэтому попросил Шарлотту сказать тебе об их отъезде.

– Наверное, ты права.

Тут Марси Ханнафорт обернулась, увидела Лили и Ноя и направилась к ним, сияя счастливой улыбкой.

– Ну что за прекрасная пара, честное слово!

– Спасибо. Нам так приятно, – вежливо отозвалась Лили, чувствуя себя не в своей тарелке из-за того, что приходится вводить в заблуждение таких хороших людей.

– Мы очень счастливы, – сообщил Ной, целуя Лили в щеку, отчего у нее мгновенно ослабли ноги. – Благодарим за этот чудесный уик-энд.

– Праздник был замечательный, – сказала Лили, – вы с Лайлом, должно быть, очень довольны – все прошло как нельзя лучше. – Она взглянула на Ноя, и в голове зароились запретные воспоминания.

Лишь сейчас она начала осознавать, как тяжело ей теперь будет работать рядом с ним каждый день. Потому что она никогда не забудет ни мгновения их волшебной совместной ночи. Наверное, ей месяц придется на него не смотреть. Не следовало ей переходить черту, но она не смогла бы удержаться: Ной был совершенно неотразимым, а ожидание слишком долгим.

– По правде сказать, я обожаю свадьбы и с удовольствием занялась бы подготовкой еще одной, – призналась Марси. – Знаете, я ведь много лет посвятила подготовке свадеб. Но потом гостиничный бизнес вышел на первый план, и Лайлу потребовалась моя помощь.

– О, а я и не знал, – вежливо выказал интерес Ной.

– Анне с ее праздником я помогла совсем немного, она у нас папина дочка и обращалась в основном к его помощи, даже когда дело касалось выбора цветов и свадебного торта.

– Как мило. Она так сильно любит отца. – Лили ужасно хотелось закончить эту затянувшуюся беседу. Она чувствовала себя совершенно измотанной, но надо было держаться – сделку с Ханнафортом они еще не заключили.

– Если честно, Лайл не слишком напрягался. Он предложил провести свадьбу здесь, она согласилась, а дальше за дело принялись наши сотрудники.

– Как прекрасно… – Лили мысленно умоляла Ноя пустить в дело свой неотразимый шарм и как-нибудь заставить Марси сменить тему разговора. – Ну все прошло отлично, и теперь вам не о чем больше беспокоиться.

– Да. И это как-то грустно. – Марси блеснула глазами и потерла ладони. – Ну а теперь скажите мне, что вы планируете на свой большой день. Я так понимаю, что ваша свадьба не за горами.

– О да, так и есть. Но мы пока еще ничего не обсуждали. – Лили издала нервный смешок. Фальшивая свадьба в их планы не входила, они собирались ограничиться помолвкой.

– Да? А Ной обмолвился, что вы обсуждали масштабы события. А дату назначили?

Лили ощутила панику. Ситуация выходила из-под контроля. Не очень-то разумно со стороны Ноя было говорить с Марси о таких подробностях.

– О… Э-э… Июнь. Да. Знаю, это шаблонно, но нам идея понравилась, – попыталась отговориться Лили.

Миссис Ханнафорт сжала локоть Лили, лицо ее выражало глубокую озабоченность.

– Ну а точная дата? Место вы выбрали? Приглашения разослали? Список гостей составили?

Лили в отчаянии взглянула на Ноя, словно она тонула, а он был спасательным кругом. Боже! Она даже не знала, на какие числа июня выпадают субботы!

– Ой, я забыла. В голове крутится столько дат…

– Последняя суббота июня, – вступил в разговор Ной.

Лили пристально посмотрела на него, и ей стало ясно, что он тоже в растерянности.

– Вы что же, оба не помните точную дату? – озадаченно спросила Марси.

Похоже, они с Ноем близки к провалу. Лили вцепилась в руку Ноя.

– С местом мы еще не определились. Не решили, сколько звать гостей. Лили все время сильно занята на работе, – сообщил он.

«Так это я во всем виновата?!»

– Знаете, на самом деле это все из-за Ноя. От него так трудно добиться определенности.

На лице Марси отразился откровенный ужас.

– Нет-нет, Лили, милая, так же нельзя! Ты не помнишь дату собственной свадьбы! И место еще не выбрано! С этим надо разобраться немедленно. – Она повернулась к Ною и грозно наставила на него палец: – А тебе надо перестать быть таким нерешительным. Никакая девушка не захочет иметь дело с таким рохлей. Если она хочет, чтобы ты внес свою лепту, – сделай это.

– Да, конечно. Вы правы. – Похоже, Ною в жизни так сильно не доставалось.

Марси осуждающе покачала головой.

– Вы двое точно такие же, как Анна и Брэд. Вам следует быть посерьезнее. И порасторопнее. – Она поднялась на цыпочки и призывно помахала рукой Лайлу, который направлялся к ним. – К счастью, у меня появилась отличная идея.

Тут к ним подошел Лайл и положил руку на плечо жены.

– А у вас тут, кажется, настоящие переговоры.

– Мы с Лили и Ноем обсуждаем их свадьбу. Они еще не определились с местом. Что, если они устроят ее в «Гранд-Легаси»? А мы могли бы использовать их свадьбу как рекламу совместного предприятия Ханнафортов и Локков? Точно так же, как мы поступили с «Марли».

Лили буквально увидела, как мысли зароились в голове Лайла, и это напугало ее до чертиков.

– Дорогая моя. Ты просто гений! Обожаю тебя. Нам придется поторопить адвокатов со сделкой, но ты меня знаешь – я ненавижу сидеть и ждать сложа руки. А идея шикарная! Лили? Ной? Что скажете? Я думаю, это здорово ускорит сделку.

– Да, – торопливо ответил Ной. – Прекрасно! Отличная идея.

– Может, сначала обсудим это? – Лили сильно сжала руку Ноя.

Марси покачала головой, глядя на Лили. На ее лице появилась милая, но снисходительная улыбка.

– Знаю, ты нервничаешь, дорогая. Но вы должны решить это сейчас. Или у тебя не будет свадьбы твоей мечты. Не упускай этот шанс.

Сценарий этот Лили категорически не нравился. Одно дело – притворяться парой в течение выходных, но это! Это уже совсем другой уровень лжи и притворства, перевязанный ленточкой под названием «душевные муки». Выдержит ли она? Ной бросил на нее взгляд, ясно говорящий, что он, конечно, сожалеет, но лучше не перечить. Лили внимательно посмотрела на Марси и Лайла и заставила себя думать о своем обеспеченном будущем. Безопасном. Стабильном. Над которым она так усердно работала последние два года. И вот теперь все так сильно усложнилось!

– Думаю, Сойеру, эта мысль понравится, – заметил Лайл и дружески хлопнул Ноя по плечу. – Ты, оказывается, очень славный парень.

– Это точно, – поддержала мужа Марси. – И я хочу, чтобы наши сотрудники помогли вам в организации свадьбы. Мы с Лайлом вернемся в Нью-Йорк через несколько дней, и тогда можно будет приступить к работе.

Сердце Лили в панике ухнуло куда-то в пятки.

– О нет, миссис Ханнафорт! В этом нет необходимости. Уверена, мы с Ноем отлично справимся сами.

– Но у меня огромный опыт. А Ной сказал, что ты очень занята на работе. Это сэкономит тебе кучу сил и времени. И тебе не надо будет волноваться, что ты делаешь что-то не так. Я обо всем позабочусь.

Лили посмотрела на красивое лицо Ноя: на нем ясно читалось, что он сдался. Он на все согласен. Лайл и Марси в деле. И теперь должна согласиться она.

– Ладно, что ж. Звучит здорово.

Уверена же она была лишь в одном: обо всем этом она, Лили, сильно пожалеет.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром в понедельник Лили явилась в офис первой. За пятницу, которую она прогуляла, у нее накопилась уйма почты, факсов и голосовых сообщений. Ей ужасно хотелось, чтобы все вернулось на круги своя. Она хотела стать прежней Лили и избавиться от стойкого ощущения, что Ной прочно обосновался у нее в сердце.

Сегодня Сойер узнает, что на горизонте замаячила фальшивая свадьба… Надо надеяться, что он оценит деловую сторону этого более чем сомнительного мероприятия. Марси загнала их с Ноем в угол, и они сделали все, что смогли, чтобы предстоящая сделка с Ханнафортом не сорвалась. Она также надеялась, что Сойер не отстранит от дела Ноя. За выходные она осознала, что между Ноем и Сойером не все гладко. Ной явно чувствовал себя несколько отчужденным.

Сойер пришел через пятнадцать минут после Лили.

– Мне жаль, что мы бросили вас с Ноем вчера. Надеюсь, Шарлотта передала вам, что нам пришлось уехать раньше?

– Да, конечно. С Кендалл все в порядке? – Лили поднялась из-за рабочего стола.

– Да. Доктор считает, она что-то не то съела. Может, креветка плохая попалась или еще что. Только не говори ничего Ханнафортам. Они будут в ужасе. Ной не объявлялся?

Лили мучил вопрос: знает Сойер о том, как изменилась ситуация, или нет? Судя по всему, еще нет…

– Пока нет. Но, думаю, он скоро будет.

– Я пропустил что-нибудь важное вчера?

– Ной обо всем расскажет. – Конечно, она и сама могла бы, но, если Ной придет, когда они с Сойером будут обсуждать случившееся, он снова почувствует себя не у дел.

– В выходные все прошло хорошо? Надеюсь, ты не слишком утомилась?

Лили нащупала свою кружку и сделал глоток еле теплого кофе. Ей требовалось несколько секунд на размышление. На языке вертелось множество ответов, но ни один не подходил для ушей Сойера.

– Все было хорошо. Я прекрасно провела время. Тут дверь офиса распахнулась, и вошел Ной.

На пороге он замер и стоял, переводя тревожный взгляд с Сойера на Лили и обратно.

– Что происходит?

– Просто болтаем о прошедших выходных.

– Лили рассказала тебе, что произошло перед нашим отъездом?

Она помотала головой.

– Я подумала, будет лучше, если ты расскажешь. И мы будем присутствовать оба.

– Согласен.

– Так. Звучит нехорошо. Так что вы хотите мне рассказать? – Сойер явно не на шутку встревожился, предвидя новые проблемы со сделкой.

– Итак, новости такие. Мистер и миссис Ханна-форт хотят, чтобы мы провели свадьбу в «Гранд-Легаси». Они собираются сделать ее частью рекламной кампании и публично объявить там о нашей сделке.

Сойер недобро прищурился:

– Какую еще свадьбу? Он выдает замуж очередную дочь?

– Нашу. Нашу с Лили.

При этих словах Ноя Лили словно впала в ступор. Надежда на то, что страхи, терзавшие ее прошлой ночью, при свете дня исчезнут, испарилась. Все стало только хуже.

– Вашу свадьбу? Вы что, собрались пожениться на самом деле? Как, черт возьми, такое случилось? И почему никто мне не сообщил об этом вечером?

– Это моя вина, – понуро пробормотала Лили. Она была готова на все, лишь бы Сойер прекратил говорить «свадьба» и «пожениться».

– Нет, Лили. Не твоя. – Ной наконец шагнул с порога вперед. – Марси Ханнафорт загнала нас в угол. Кто ж знал, что эта женщина так одержима свадьбами? – Он повернулся к брату: – Она спросила Лили, когда и где мы собираемся сыграть свадьбу. И все не отставала, пока не добилась ответа. Мы же должны были сохранять хорошую мину при плохой игре. Ну и вот, выбора у нас не оставалось.

Сойер запустил руки в волосы.

– Мне так жаль, Лили. Я прошу прощения. Если бы я предполагал, что все может выйти из-под контроля, я бы ни за что не позволил эту аферу.

– Минуточку! – Лили еще ни разу не слышала, чтобы Ной говорил так гневно. – Ты позволил? Давай-ка напомню, это наша с Лили идея. Мы знали, на что идем. Да, пусть не все пошло по плану. Но у нас все под контролем!

Слушая решительную речь Ноя и наблюдая за ним, Лили даже вспыхнула от удовольствия. Его утверждение, что они вместе, согрело ей душу и развеяло сомнения.

– Сойер, все в порядке. Мы делаем все необходимое, чтобы сделка состоялась. Мы команда.

Тот с сомнением покачал головой.

– Надеюсь, вы оба знаете, что делаете.

– Знаем.

Тут на столе Лили ожил факс. Стоило ей пробежать глазами самое начало письма, она поняла, от кого оно.

– Это от Лайла.

Ной и Сойер в мгновение ока оказались у ее стола и склонили голову, наблюдая, как из аппарата вылезает первая страница. «Тема: Заметки по сделке».

– Вот.

Лили вытащила бумагу из аппарата, и Ной тут же наклонился к ней так, чтобы Сойер ничего не заметил, но достаточно близко, чтобы она ощутила его тепло, отчего у нее стало приятно покалывать все тело – от макушки до кончиков пальцев ног.

– Не будем смотреть, пока не получим все до конца.

– Хорошо, – кивнул Сойер. – Я буду у себя. Дайте знать, когда придет все.

Лили и Ной так и стояли около факса, пока аппарат печатал двадцать страниц послания от Хан-нафорта. Лили аккуратно собрала их и протянула Ною. Теперь он стал главным в этой сделке, лишь от него зависело – состоится она или нет.

– Идем? – Ной отступил на шаг, глаза его лихорадочно блестели, и от его взгляда у Лили опять ослабли колени.

Пытаясь справиться с возбуждением и страхом, она взяла со стола свой ноутбук.

– Да. Идем.

Через десять минут их троица сидела в кабинете Сойера. Все были потрясены – дело близилось к желанному финалу. Сойер невидящим взором глядел в окно. Ной, откинувшись в кресле, разглядывал потолок. Лили, к собственному удивлению, была спокойна, хотя, по идее, ей впору было пуститься в пляс. Совсем скоро она станет вполне состоятельной – и получит значительно больше, чем рассчитывала!

Первым голос подал Ной:

– Надо передать это нашим адвокатам. И поставить в известность Шарлотту. Она собиралась быть в офисе после обеда.

– Да… Да, конечно. – Сойер почесал кончик носа. – Я просто… Я, конечно, знал, что Лайл заинтересован в сделке, но никак не думал, что он предложит в два раза больше начальной суммы.

– Это великолепно, – восторженно выдохнула Лили.

– Точно.

– Надо это отпраздновать, как считаете? – предложил Ной.

Сойер плюхнулся в рабочее кресло.

– Конечно. Выпьем после работы? Кендалл все еще неважно себя чувствует, так что я ненадолго.

– В шесть устроит? – спросил Ной.

– Договорились. – Сойер взялся за телефон. Лили и Ной вышли из его кабинета вместе.

Около ее стола Ной положил руку ей на плечо.

– Без тебя все это было бы невозможно. Я хочу, чтобы ты это знала. За последнюю неделю ты сделала для компании куда больше, чем обязана. И вообще, за те два года, что работаешь у нас. Мы очень рады, что ты с нами. А я – особенно.

Лили не могла подобрать слов, чтобы выразить свои чувства. Она была растрогана чуть ли не до слез, но слезам и сантиментам не место в бизнесе. Так что она просто сказала:

– Большое спасибо.

– Не за что. – Ной похлопал ее по плечу, словно подтверждая, что их взаимоотношения вернулись в деловое русло, как бы ей ни хотелось большего. – Ладно, давай вернемся к работе.

Лили уселась за стол с улыбкой, хотя ей и предстояло управиться с сотней дел, накопившихся с пятницы. Обед они заказали в офис, и она расправилась со своим салатом, практически не отрываясь от работы. Она созванивалась с подрядчиками, планировала деловые встречи для Сойера и Ноя, заполняла отчетные таблицы. В общем, шесть часов наступили очень быстро и совсем некстати.


Ной забронировал столик и заказал шампанское в баре неподалеку от офиса. Вечерами в будни здесь было очень людно. Едва они уселись, появилась Шарлотта.

– Я ненадолго, – сообщила она, плюхнув на диванчик огромную сумку и усаживаясь рядом с Лили. – Не нравится мне сейчас сидеть в окружении беззаботно выпивающих людей. Я убила бы за бокал вина.

Лили рассмеялась.

– Даже не сомневаюсь. Осталось потерпеть всего несколько месяцев, да?

Шарлотта погладила свой животик.

– Да. И оно того стоит. И это, конечно, вовсе не значит, что я хочу, чтобы меня жалели.

– Ну уж сегодня нам не до жалости. Сегодня у нас большой повод для радости. Мы заказали тебе имбирный эль. Надеюсь, мысль о деньгах, которые мы получим, сделает его вкуснее, – сказал Ной.

Тут очень кстати официант принес напиток для Шарлотты. Она подняла бокал.

– За «Локк и Локк»! За Лили. И Лайла Ханна-форта. Что-то многовато букв «Л» для одного тоста, ну да ладно, какая разница, – улыбнулась она, чокнулась со всеми, сделала глоток и поставила бокал. – Что ж, мне пора.

– Ты шутишь? – удивился Ной.

– Дома меня ждет муж, и он заказал пиццу. Не обижайтесь. – Шарлотта встала и взяла сумку.

Сойер быстро допил свое шампанское, тоже поднялся и предложил ей руку.

– Держись. Я тебя провожу. Мне тоже пора. Надо встретить Кендалл.

– Ну пока, – не скрывая раздражения, буркнул Ной.

Шарлотта пристально поглядела на Ноя и Лили через стол, чуть наклонилась и сказала:

– Если вы остаетесь, не забывайте про шоу. Продолжайте разыгрывать пару. Весть о свадьбе, вполне возможно, скоро станет достоянием общественности. Марси вряд ли сможет долго держать язык за зубами.

– Да, конечно, – кивнула Лили, и Ной тут же накрыл ладонью ее руку. Боже праведный! Она, наверное, никогда не сможет спокойно переносить его прикосновения. Едва он до нее дотронулся, ее словно током ударило.

– Мы уже большие детки, Шарлотта. В контроле не нуждаемся. Иди спокойно. – Ной глотнул шампанского.

– Ну пока. – И Сойер с Шарлоттой удалились.

– Ты еще не устала выслушивать от всех приказы? Потому что, вот я, например, устал, – сообщил Ной.

– Твоя сестра имеет четкое представление о том, как все должно быть. Я это понимаю. Сама такая.

– Это не только Шарлотта. Сойер так со мной поступает постоянно.

– Так скажи им, что тебе это не нравится.

Ной пожал плечами:

– Дело в том, что они почти никогда не ошибаются. Если бы я сказал им остановиться, когда речь зашла о нашей помолвке… – Он прочистил горло. – И на свадьбе мне было бы не так весело.

Весело… Так кто же она для него? Вряд ли, конечно, ей стоит рассчитывать на что-то большее. И она не разочарована… Почти. Ей выпал шанс быть с Ноем, и она им воспользовалась. Вот и все. Никаких обязательств.

– А ведь и правда было весело? – Лили провела пальцем по краю бокала. Она понимала, что кокетничать не стоит, но выпитое шампанское ослабило ее защиту. Сегодня можно расслабиться. Они получили отличные новости, у Ноя хорошее настроение, и ее усилия оправдались.

– Мой любимый способ веселиться. – Он снова положил свою ладонь на ее и принялся нежно поглаживать, пока их пальцы не переплелись. Лили едва сдержала восторженный вздох. – Знаю, мы договорились оставить все это во Флориде, но почему бы нам не извлечь максимум удовольствия от нашего догово


убрать рекламу


ра, – произнес он, склонившись к самому ее уху. Его теплое дыхание коснулось ее шеи.

– Что ты задумал? – осведомилась она.

Он лишь тихонько засмеялся в ответ, но Лили было не до смеха. Ей нужен был ответ.

– Это. – Он нежно поцеловал ее за ушком. И только благодаря жесткому самоконтролю она не накинулась на него и не принялась расстегивать его рубашку. А он поцеловал ее в щеку и сразу же в уголок рта. – И это.

Едва губы Ноя коснулись кожи Лили, время и место потеряли для нее значение. Она прильнула к нему и запустила пальцы в его волосы, лишь смутно осознавая, что кругом полно народу. Ну и черт с ними, людьми! Они с Ноем помолвлены, а когда люди помолвлены, они не всегда способны сдерживать чувственные порывы.

Ной отстранился от нее с кривой улыбкой.

– Надо притормозить, а то я опозорюсь прямо здесь.

Как же ей нравилось, что она так действует на него!

– Почему бы тебе не скомандовать своему водителю подогнать машину? Мы могли бы поехать в уединенное место.


Более приятного предложения Ною еще не делали. Он, конечно, не сомневался, что Лили намерена оставить все произошедшее между ними во Флориде, но, видимо, ошибся. К сожалению, краем глаза он заметил проблему. Высокую и красивую, вот только имени ее не вспомнил. Но как бы ее ни звали, с этой женщиной он, очевидно, когда-то встречался, и сейчас она неумолимо приближалась к ним.

– Ной Локк! Негодяй! – Женщина взмахнула каштановыми волосами, перекидывая их через плечо.

– Прошу прощения? – Единственное, что он смог вымолвить. На лице Лили отразился ужас.

– Я неясно выразилась? Ты негодяй! Я видела фотографии в газетах. Мы расстались всего две недели назад, и на тебе – ты уже помолвлен и готовишься к свадьбе! А кем же была я? Маленькой интрижкой на стороне?! – Женщина переключила внимание на Лили: – Надеюсь, колечко стоящее, хотя я в этом не уверена. Если ты, конечно, не хочешь, чтобы с тобой обращались как с одноразовой дешевкой.

Лили выпрямилась, но ничего не ответила, требовательно изогнув бровь и глядя на Ноя.

Тот поднялся.

– Прошу прощения, но я вынужден попросить тебя уйти. Я здесь со своей невестой, и посторонние нам ни к чему.

– Не уверена, что кто-нибудь из твоих женщин осмелился назвать тебя дерьмом, но это пора сделать. Может, твоя свадьба и состоится, хотя вряд ли – ведь одиноких женщин на Манхэттене полным-полно! – С этими словами она умчалась как разъяренная фурия.

Ной рухнул на диван. Гордость и достоинство его сейчас буквально размазали по полу.

– Я прошу прощения. Такого еще не было. Почти никогда.

– Что ж, шансы твои после того видео сильно выросли.

– Ты же знаешь, я не такой!

– Знаю. Но это никак не сглаживает того, что сейчас произошло.

– Она была просто ужасна, правда?

Лили прищурилась, глядя на него.

– Что? Нет. Я хотела сказать вовсе не это. Она чувствовала себя использованной, Ной. Такого ни одной женщине не пожелаешь.

– Ну нет, я не использовал ее. Я не морочу женщинам голову. Всегда ясно даю понять, что это несерьезно. Сойер практически вбил мне это в голову.

Лили горько усмехнулась.

– И ты всю жизнь собираешься ссылаться на Сойера? Ему-то удалось выбрать для себя другой образ жизни.

Слова Лили задели Ноя за живое. Да, он оглядывается на Сойера. А как же иначе? Для него Сойер – единственный пример правильного мужчины. И да, они едины во мнении относительно отношений с женщинами: увлекайся, не поддавайся соблазну момента новизны – он слишком мимолетен. А у их отца есть плохая привычка разбивать женщинам сердца.

– Я не нуждаюсь в психоанализе, особенно на эту тему. Ты многого не знаешь.

– Серьезно? Последние два года на работе мне не раз невольно приходилось слышать, как ты умасливаешь женщин по телефону, и наблюдать, как ты приводишь их в офис. Так что о твоем образе жизни я знаю не понаслышке. – Она схватила пальто и вскочила. – Доберусь домой на такси. Спокойной ночи, Ной.

– Лили, подожди! Мой водитель довезет тебя до дома. Мы можем поговорить обо всем в машине.

Но она стремительно уходила, и Ною ничего не оставалось, как последовать за ней. Пробравшись через шумную толпу в баре, он выскочил на оживленную вечернюю улицу. Солнце уже зашло, воздух стал прохладным.

– Мы оба знаем, что произойдет через минуту после того, как мы окажемся в машине, Ной, – с горечью проговорила Лили, зябко кутаясь в пальто. – Мы не устоим перед соблазном. А должны. Для меня это единственный способ с достоинством выйти из этой дурацкой и неловкой ситуации и сохранить работу. Это единственное, что важно.

– Ах вот как!

Голубые глаза Лили полыхнули гневом.

– Не смей винить меня за то, что я ставлю карьеру на первое место! Мужчины делают так сплошь и рядом, и никто даже глазом не моргнет. Мне пора. Увидимся завтра. На работе!

Ной огляделся. Кругом было полно народу, а Шарлотта совершенно справедливо напомнила, что на людях они должны продолжать разыгрывать влюбленную парочку. Тем более сейчас, когда сделка с Ханнафортом почти заключена.

– И даже не поцелуешь на прощание? Мы же вроде пожениться собираемся.

Лили, стоя на краю тротуара, взмахнула рукой, подзывая такси. Машина затормозила около нее.

– Никто не смотрит. Все нормально, – бросила Лили, открыла дверь и скользнула на заднее сиденье.

Она уехала, а Ной остался стоять, чувствуя себя полным идиотом. Какой же он дурак! Думал, что их небольшое представление с участием Лили никому не повредит. Он чувствовал себя совершенно опустошенным и понимал, что виноват в этом сам. И как так вышло, что Лили стала единственным человеком, способным заполнить эту пустоту?

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда следующим утром у Ноя зазвонил сотовый, он взглянул на определитель, и у неготут же скрутило живот – отец. Он нажал «ответить», рухнул в кресло и запрокинул голову.

– Папа. Привет.

– Не похоже, что ты рад меня слышать.

Мало того, что вчера произошло в баре, теперь еще и это. День обещал выдаться тяжелым.

– Поверь. Я рад.

– Я надеялся приятно поболтать с тобой, но, увидев сегодняшние газеты, понял, что не получится. Твоя помолвка, похоже, накрылась. Мне жаль.

Газеты? О чем это он толкует? Зажав телефон между щекой и плечом, Ной быстро набрал свое имя в поисковой строке браузера. Через секунду ему все стало ясно. «Неурядицы в счастливом семействе Локк». А под заголовком – фото, на котором они с Лили дискутируют в баре. А ведь статейка могла бы выйти совсем другой, если бы Лили прислушалась к нему.

– Это же таблоиды. Что с них взять. – Голос Ноя прозвучал беззаботно и спокойно, но его обуревали совершенно иные чувства.

– Фотографии не лгут. Но я надеюсь, что вы помиритесь. Нельзя же позволять Сойеру всегда быть идеальным сыном.

Идеальный сын. Вот так их отец всегда и действует. Жестоко. Он ведь никогда не считал Сойера идеальным сыном, но сказал так, чтобы побольнее задеть Ноя.

– У нас с Лили все в порядке. И кстати, спасибо за поздравления.

– Спасибо, что сам сообщил мне о вашей помолвке.

– Я что-то закрутился. Работы полно. – Едва у него вылетели эти слова, он тут же пожалел о них. Переводить разговор с отцом на тему бизнеса – всегда плохая идея.

– Ну да, понимаю. Вы же были приглашены на свадьбу дочери Ханнафорта. А значит, между компаниями что-то назревает, верно? Это было бы как пощечина для меня. Ты же знаешь, я терпеть не могу Лайла Ханнафорта. Этот человек – самодовольный хвастун и ужасный бизнесмен к тому же.

У Ноя кровь застучала в ушах. Они с Сойером давно подозревают, что кто-то сливает отцу информацию об их делах. А иначе как бы отец пронюхал об их сделке с Ханнафортом? Они ведь держали все в строжайшей тайне.

– К слову об ужасном бизнесмене. Он построил целую империю.

– И как я понимаю, все выискивает способы расширить ее.

Надо срочно прекращать этот разговор!

– Шарлотта часто работала с женой Лайла, когда занималась организацией свадеб, вот и все. Перестань делать из мухи слона.

– Вы с братом можете, конечно, секретничать. Но просто знайте, что я за вами наблюдаю.

Ной уселся поудобнее и оперся локтем на стол.

– Это все, о чем ты хотел поговорить? Мне надо работать.

– Просто позвонил убедиться, что у вас все в порядке. Я о вас беспокоюсь.

Ну да, как бы не так!

– Все хорошо.

– Ладно. Кстати, я бы с удовольствием познакомился с будущей невесткой. Сойер-то не оказал мне такой любезности, когда собирался жениться на Кендалл.

И снова ложь. Отец познакомился с Кендалл за неделю до того, как они объявили о помолвке. И то лишь для того, чтобы попытаться подкупить Кендалл шпионить за Сойером.

– Посмотрим. Я тебе позвоню.

– Хорошего дня, сынок.

– Тебе тоже.

Ной раздраженно бросил телефон на кучу документов. Уж что-что, а встречаться с отцом в ближайшем будущем он не собирался.

Тут в кабинет вошла Лили и швырнула на стол номер самого известного нью-йоркского таблоида.

– Страница пять.

С этими словами она уселась в кресло и положила ногу на ногу. Надо же, даже в гневе она безумно соблазнительна! Вчерашний вечер показался просто пыткой. Он ведь был так близок к тому, чтобы довезти ее до дома.

– Я уже видел. Говорил же, что нам надо поцеловаться на прощание.

Лили исподлобья сердито взглянула на него.

– Не сваливай вину на меня. Если бы не твоя бывшая подружка, мы бы не поссорились.

Ной снова посмотрел на фото. Они с Лили были красивой парой, но папарацци снял их в неудачном ракурсе. Какая же гадость эти таблоиды!

– Мне это не нравится, Ной, – продолжала Лили, глядя в окно и покачивая головой. – Все зашло слишком далеко. Об этом мы не договаривались.

– Что ты хочешь мне сказать? Я не могу это контролировать.

– Это увидела моя пожилая соседка. И очень расстроилась. Мне пришлось утешать ее и заверить, что мы вместе и у нас все хорошо, хотя это вранье.

«Не напоминай…»

Ему тоже приходится нелегко. Изображать жениха Лили оказалось еще хуже, чем просто мечтать о ней.

В кабинет просунул голову Сойер.

– Вы уже видели, что пишут в газетах? Мне Кендалл показала. Это очень плохо. – Он вошел и остановился в дверях, прислонившись к косяку.

Еще только утро, а у Ноя уже разболелась голова, хотя он никогда не страдал этим недугом.

– И даже хуже. Это видел отец. И он знает, что мы были на свадьбе. Подозревает, что между нами и Ханнафортом что-то есть. Не сомневаюсь, скоро он выяснит детали. И боюсь, вмешается прежде, чем договор будет подписан. Наверняка и то видео в Интернете появилось с его подачи.

Взгляд Лили лихорадочно метался между Ноем и Сойером.

– Думаете, есть реальная опасность, что он может вмешаться в сделку? Но тогда мне светит дополнительная работа, чтобы все не пошло коту под хвост.

О, если раньше Ной и сомневался, то теперь ему все стало ясно. Их фиктивная помолвка для Лили только работа. И то, что произошло между ними во Флориде, ничего большего для нее не значит. Что ж, ему пришлось проглотить свою собственную пилюлю, и вкус ее совсем ему не понравился.

– Надо что-то предпринять, – заявил Сойер. – Есть предложения?

– У меня, – откликнулся Ной. – Как насчет того, чтобы подбросить таблоидам еще материал?

Лили бросила на него убийственный взгляд.

– Не подходит. Мы не можем это контролировать.

– Или можем? Я имею в виду, мы можем подкинуть прессе информацию, которая сыграет нам на руку. – Сойер кивнул для большей убедительности. – Да! Мы повысим ставки. Лили, тебе надо переехать к Ною.

Лили изумленно вытаращилась на Сойера.

– Переехать к нему. Вот так просто собрать свои вещи и переехать жить к Ною в «Гранд-Легаси»! Ты понимаешь, что это больше, чем то, на что я соглашалась изначально? Гораздо больше. – Голос ее зазвучал истерично. – И не забудь, на следующей неделе я встречаюсь с Марси Ханна-форт, чтобы обсудить свадьбу!

Сомнений не было. Лили явно хотела больше денег. Ною это стало абсолютно ясно.

– Хорошо. Давай увеличим твой гонорар.

Ною претило то, что в результате все свелось к бизнесу, но что поделать. Это было неизбежно. Дело сильно запуталось, и они просили Лили выйти на передовую.

– Три процента? – спросил Ной. – Мне кажется, это весьма неплохо.

Лили глубоко вдохнула через нос и кивнула:

– Да. Вполне.

– Отлично. Мы договорились. – Ной пошуршал бумагами на столе, с беспокойством размышляя, к чему приведет весь этот бедлам. Они с братом купили ему женщину, которую Ной не мог выбросить из головы, и теперь она переедет к нему жить. Все это было как-то неправильно.

– И одновременно нам надо постараться выяснить, откуда отец получает информацию о наших делах. Я недавно читал статью о компании, которая занимается охраной, а заодно промышляет корпоративным шпионажем. Мне не нравится это слово, особенно когда речь идет о нашем отце, но, похоже, этого не избежать. – Сойер стукнул пару раз костяшками пальцев по дверному косяку и вышел.

В кабинете воцарилось тягостное молчание. Лили сидела в кресле, скрестив на груди руки и постукивая ногой по полу. Ной изо всех сил старался сосредоточиться на бумагах и не думать о ее ногах, а уж тем более не смотреть на них.

– И когда мне переезжать? – По ее тону было ясно, что добавленные два процента сделали для Лили новые обстоятельства ее жизни вполне сносными.

– Когда хочешь. Завтра?

– Ладно. Пойду работать. Надо ответить на письма. – Она поднялась и направилась к двери.

Ной хотел бы выбросить из головы то, что произошло за последние полчаса, но не мог.

– Дополнительная работа, Лили? Вот, значит, что это для тебя?

– Прошу прощения?

– Я понимаю, не все идет гладко, возникают некоторые неудобства, но ведь не то, чтобы о тебе не заботились. И во Флориде на свадьбе мы неплохо повеселились.

– Да, во Флориде мы неплохо повеселились, Ной, и мы уже об этом говорили вчера вечером. Но это не значит, что я всего этого так уж хотела.

Ной не поверил своим ушам. Неужели она так наивна?

– Ну и чего же ты от меня хочешь? Ты ведь должна была понимать, на что идешь.

– Неужели? Как будто у меня был выбор! Тогда, в кабинете Сойера, вы дружно возложили ответственность за судьбу «Локк и Локк» на мои плечи. И вообще я согласилась только на выходные. А теперь я должна к тебе переехать. Уж этого я точно не планировала.

– Никто из нас. Ни ты, ни я.

На случай, если таблоиды наблюдали за ними, Лили назавтра уже перебралась в новую квартиру Ноя на семнадцатом этаже комплекса «Гранд-Легаси». Они устроили грандиозное шоу с перевозкой и перетаскиванием множества коробок якобы с ее вещами.

– Это последние? – поинтересовался Ной из домашнего кабинета, когда грузчики занесли очередную партию коробок.

– Думаю, да, – отозвалась Лили. Она изо всех сил старалась сохранять оптимизм, но их притворство претило ей все сильнее. Ей еще не приходилось переезжать к парню – Питер был против, и, как выяснилось, к счастью. А теперь она оказалась к Ною ближе некуда, и это тревожило ее.

Один из грузчиков дождался, пока Ной подпишет необходимые бумаги, и удалился вслед за остальными. И Лили осталась наедине с мужчиной, которому не в силах была противостоять и который держал ее профессиональное будущее в своих руках.

– Я, наверное, могу остаться в гостевой комнате.

– Да, конечно. А мне надо поработать.

Кабинет Ноя располагался через холл от гостевой, и Лили решила, что расстояние вполне безопасное. После вчерашнего разговора в офисе между ними все еще сохранялся холодок.

Лили принялась распаковывать вещи. Развесила в шкафу платья, блузки, юбки, мелочовку разложила в комоде.

Апартаменты Ноя были обставлены в лучших холостяцких традициях: дорогая современная мебель и ни одного мягкого дивана. Лили досталась просторная кровать: каркас из темного дерева со встроенными передвижными прикроватными тумбочками, удобный матрас, постельное белье строгого серого цвета. Она не имела представления, сколько ей придется прожить здесь, но, если все это затянется на недели, ей придется прикупить всяких мягких подушечек и ароматических свечей, чтобы создать хотя бы подобие уюта.

Недели? К тому времени нервы ее будут изрядно потрепаны. Как же трудно все время быть так близко к Ною и притворяться, что все в порядке и между ними ничего не произошло.

Тем не менее он сам предложил увеличить ее вознаграждение и даже согласился на три процента. Кроме того, это было их общее затруднительное положение. Они были в одной лодке – к добру ли, к худу ли, – и, возможно, ей, Лили, стоит быть с Ноем помягче.

– Я приготовлю что-нибудь на обед? Если ты не против? – спросила Лили, заглядывая в кабинет Ноя.

Он оторвался от документов и взглянул на нее своими прекрасными зелеными глазами. Что бы там ни было, а Лили сходила по нему с ума.

– Это вовсе не обязательно. Я закажу нам еду.

– Можно? – Она указала на коричневое кожаное кресло, стоявшее напротив его стола. Кабинет Ноя оказался очень даже уютным: красивый антикварный стол, мягкое освещение, черно-белые фото и старые джазовые афиши в рамках на стенах.

– Да, конечно. – Он поднялся, подошел к стоявшему в углу проигрывателю и поставил пластинку, негромко заиграл джаз.

– О, не слышала этого с тех пор, как была ребенком. Арт Тэйтум?

Ной кивнул.

Лили оглянулась. Пластинки занимали целый шкаф. Она встала, подошла к нему и принялась изучать названия.

– Мой дедушка постоянно слушал джаз.

– Ты меня назвала стариком?

– Нет, человеком, у которого есть проигрыватель и пластинки. Сейчас это редкость.

– Винил имеет особенное звучание. Неповторимое. Особенно когда слушаешь музыку пятидесятых – шестидесятых. Ее надо слушать только так.

– Не знаю никого, у кого было бы столько пластинок. Должно быть, ты их с детства собираешь.

– Не совсем. Подростком я очень любил музыку, у меня была неплохая библиотека. А потом я забрал коллекцию моего отца, которая ему никогда не была нужна. По выходным ездил по музыкальным магазинам. Много времени там проводил.

– Интересно. Это просто от скуки?

– Не знаю. Разве не всем подросткам бывает скучно? Сойер тогда уже съехал. Шарлотта занималась своими делами. В основном вечеринки устраивала. Я не ходил на вечеринки. Был ботаником.

Лили с трудом верила в то, что он рассказывал, но вспомнила, что как-то в разговоре он упомянул, что были и у него нелегкие времена.

– И девушки у меня в школе не было. Я тогда был толстяком.

– Ты врешь. Ты же такой подтянутый.

Он предостерегающе поднял указательный палец.

– Погоди-ка. Сейчас поищу фотодоказательства.

Он присел на корточки перед дубовым комодом, выдвинул нижний ящик, порылся в нем и достал фотоальбом. Полистал его и наконец передал Лили.

– Вот.

Лили опустилась на ковер с альбомом в руках, едва веря свои глазам. Густая шевелюра, прямой нос, глаза – да, это, без сомнения, Ной, но действительно очень даже упитанный и маленького роста.

– Все равно ты был милый. – Голос ее чуть дрогнул. Почему? Она не знала. Может быть, потому, что она всегда видела Ноя суперменом. Красивым, высоким, подтянутым, богатым. Она видела его каждый день и знала, конечно, что он человек со своими слабостями, но все же тот нелепый Ной на фото казался ей ненастоящим.

– Я вовсе не был милым, но спасибо за эти слова.

– Сколько тебе на этой фотографии?

– Пятнадцать. За следующий год я вымахал на сорок пять сантиметров.

– А Сойер тогда уже уехал?

– Да, он слинял, как только представилась возможность. Пошел в армию, что совершенно вывело из себя отца. Он-то хотел, чтобы Сойер закончил школу бизнеса и стал работать на него, но этого так и не случилось.

Лили перевернула страницу альбома и указала на фото с большой рождественской елкой.

– А здесь кто?

– Отец, его вторая жена, Шарлотта, я, Сойер и мои сводные брат и сестра – Тод и Бет.

– Тебе они нравились?

– Да, и очень. Мы были очень близки. Но когда мой отец бросил их мать, они уехали, и появились другие.

– Как-то это ненормально.

– Вот именно. – Ной забрал у нее альбом. – А что насчет тебя?

– Эй! Я хотела еще посмотреть. – Она не смогла скрыть разочарование в голосе. Лили любила разглядывать старые фото. Тем более с Ноем.

– Там все то же самое.

– И нет детских снимков?

Он рассмеялся.

– Погоди минутку.

Ной убрал альбом и достал маленькую кожаную шкатулку. Внутри оказались старые фотографии.

– Вот. Только не смейся. Это пухляш Ной.

Лили не смогла сдержать улыбку: на фото был изображен счастливый малыш на руках у красивой женщины.

– Все малыши – пухляши. А ты просто очаровашка – с такой большой лысой головой и ножками в перевязочках.

– Именно это и мечтает услышать о себе каждый парень.

– А это твоя мама? Очень красивая.

– Да. Она была настоящая красавица. Мне ее очень не хватает. Знаешь, говорят, есть люди, которые объединяют семью. Мама была такой. Когда ее не стало, все изменилось.

– Мне так жаль, Ной. Это тяжелая утрата для тебя.

Внутри кожаной шкатулки Лили заметила синюю коробочку от Тиффани.

– О! Да ты постоянный клиент Тиффани?

Он покачал головой.

– Вовсе нет. Это мамино кольцо. Помнишь, я тебе о нем говорил, когда мы ездили за твоим.

– Да. Конечно.

– Ты не ответила мне. Что насчет тебя и твоей семьи? Мы давно работаем вместе, а я о тебе ничего не знаю.

– Ничего особенного. Родители счастливы в браке. У меня есть брат. Он на два года младше меня. Мама с папой управляют небольшим отелем. Так я и оказалась в гостиничном бизнесе.

– И очень даже интересно. А что привело тебя в Нью-Йорк?

– Честно говоря, мне просто необходимо было уехать из Филадельфии. Я обошла все приличные отели в поисках работы. Хотела стать главным управляющим. Но безуспешно. А потом прочла в журнале, что вы с Сойером восстанавливаете «Гранд-Легаси», и загорелась стать частью этого.

– Так, стоп. А почему же тебе так необходимо было уехать?

Лили опустила глаза. Рассказывать печальную историю помолвки с Питером не хотелось, но Ной был так откровенен с ней, что скрытничать было бы нехорошо.

– Из-за бывшего парня.

– Тот самый, что плохо обошелся с тобой?

– Да. Он разорвал нашу помолвку.

При этих словах плечи Ноя заметно дрогнули.

– Лил… Но почему ты мне об этом не рассказала раньше?

– Обычно о таких вещах не рассказывают на собеседованиях и не обсуждают на работе, да и вообще…

– Да, но я ведь повез тебя к Тиффани за кольцом. Чувствую себя полным ослом. Еще больше, чем раньше. Прости меня. – В его голосе звучали досада и искреннее сожаление.

– Не за что извиняться. Это же не твоя вина. К тому же все к лучшему – он уже успел жениться и развестись.

– Да, но тогда, в ювелирном, ты, должно быть, ужасно себя чувствовала. Если бы я только знал…

Она пожала плечами.

– Что ж, значит, я здорово умею притворяться.

– Мне не хочется, чтобы ты притворялась и скрывала что-то от меня. Как бы там ни было, знаешь, наша дружба очень важна для меня. Забавно, я всегда считал, что мой лучший друг – Сойер, а на самом деле – это ты.

У Лили перехватило дыхание, на глаза набежали слезы.

– Ну вот, я сейчас расплачусь.

– Не надо. Иди сюда.

Ной притянул ее к себе. Хорошо, по-настоящему она успокаивалась только в его объятиях. Она чувствовала себя в безопасности, как будто ничто не могло ранить ее. И это говорило о многом, учитывая хаос, в который превратилась ее жизнь. Он гладил ее по спине и чуть покачивал взад-вперед. И это было невероятно приятно.

– Поплачь, если хочется. Ты ведь постоянно в стрессе последнее время. И я прошу прощения – во многом это моя вина.

Она крепче прижалась к нему. Если бы он только знал, как много означало это объятие. Перечеркивая ее болезненные воспоминания о прошлом, оно означало отчаянное желание Лили иметь такое близкое и такое недосягаемое. Сейчас она желала его даже больше, чем на свадьбе. Она хотела, чтобы все было просто, – чтобы у Лили и Ноя был шанс. Но этому препятствовало, казалось, все: бизнес, ее карьера, его неприступное сердце.

С огромным трудом Лили заставила себя отстраниться от него. Нельзя лелеять безумную надежду – это билет в один конец.

– Так что? Обед? – Она вытерла мокрые от слез щеки.

– Не знаю, что там есть в моем холодильнике, кроме вина. Вино есть точно.

– Замечательно. Очень кстати.

– Ты так нервничаешь из-за переезда? – Ной поднялся с пола и протянул руку, чтобы помочь Лили.

– В том числе. – Ей потребовалось немало усилий, чтобы удержаться и не обнять его снова. И не сказать, что самая главная причина ее стресса – он сам. – Я встречаюсь с Марси в большом парадном зале внизу завтра днем. Начнем планировать нашу свадьбу.

– А можно, торт будет шоколадный? Ненавижу ванильный бисквит.

– Все, что пожелаешь. – Она рассмеялась, но сердце ее дрогнуло. Эти слова были не просто шутка. Они притворялись, играли спектакль, и это мешало ей. Она больше не хотела притворяться. Это было слишком больно. – Хотя мы оба знаем, что свадьбы не будет.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Лили нравилось проводить время в компании Марси Ханнафорт, но планирование свадьбы угнетало ее. Она ненавидела все это – притворство и ложь никогда не были ее коньком, а уж теперь, когда дело касалось такого желанного и такого недосягаемого мужчины, ей приходилось совсем туго. При одном только слове «свадьба» – у Лили болезненно сводило живот.

«Гранд-Легаси» восхищал ее, и она старалась сосредоточиться на хороших сторонах происходящего. Они с Марси расхаживали по большому парадному залу. Марси прикидывала, как рассадить гостей, как будет проходить церемония. А Лили молча восхищалась стеклянным потолком в стиле ар-деко и другими старинными, тщательно восстановленными стараниями Ноя и Сойера, деталями архитектуры.

– Лили, дорогая, по-моему, ты где-то витаешь. Все в порядке?

Разумеется, не все в порядке, но говорить об этом, конечно, не стоило.

– Так много нужно обдумать. Объем работы огромнейший.

Был бы, если бы планировалась настоящая свадьба. И она бы, без сомнения, уже давно продумала все до мелочей. Как и в первый раз. Составила бы список гостей. Заказала бы торт, который он хотел. И платье. Великолепное! Но, конечно, совсем не такое, как тогда. То платье она отдала в магазин подержанных вещей. Возможно, оно подвернулось весьма кстати какой-нибудь небогатой невесте.

– Я не знаю, Марси. Я ужасно волнуюсь. У меня куча работы в офисе, пока мы тут пытаемся принять миллион разных решений. Меня это угнетает.

– Ну так предоставь все мне. Я умею организовывать свадьбы. Обещаю, твоя будет прекрасной. Свадьбой мечты. Такой, о какой мечтает каждая маленькая девочка.

А мысли Лили снова вернулись к тому кошмарному дню, когда она стояла одна-одинешенька в часовне. Такого вообще не должно было быть. Невеста не входит в часовню, если там нет жениха. Тогда Лили пришлось узнать, как ужасно сообщать гостям, что свадьбы не будет, что они пришли зря. Она предложила им забрать подарки, выслушивала их сожаления и в это время рушилась изнутри. Потому что человек, с которым она надеялась провести всю жизнь, решил, что ему это не нужно и свадьба не состоится.

Откровенно говоря, Лили никогда не была уверена, что Питер любит ее. Осознание этого заняло много времени. Однако она была уверена в выборе, и он тоже. Но вот огня между ними не было. Их связывало лишь чувство безопасности. Во многих отношениях их свадьба была игрой «на слабо». И Питер сдался первым. Сейчас Лили могла бы быть даже благодарна за это, поскольку уже не могла представить себе жизнь с Питером, но ей все равно было очень больно. Так уж случилось, что до Питера она все время выбирала недостижимых парней. И тогда смирилась с обычным, ничем не примечательным мужчиной, не похожим на героя любовного романа. Но ей не удалось удержать его.

– Может, нам стоит отложить свадьбу, – вдруг выпалила Лили. В этот момент она была готова попробовать что угодно. – Ты ведь сама сказала, что у нас совсем мало времени.

– Лайл, похоже, решительно настроен на рекламу, которой станет это событие. Не хотелось бы его разочаровывать.

– Да. Мне тоже…

Марси покачала головой и взяла Лили за руку.

– Ты боишься? Сомневаешься, что любишь Ноя?

Лили чуть не расхохоталась. Она не сомневалась в своем влечении к Ною. В привязанности тоже. Но любовь? Нет. Она не влюблена в Ноя, хотя без труда могла представить себе, каково это.

– Нет, – ответила она. – Я только не хочу совершить ошибку. – И в этом не было ни капли лжи.

– Ты сомневаешься в нем? Считаешь, то видео в Интернете показало его истинное лицо? – Марси покачала головой. – Я чувствовала, что в нем что-то не так. Сказала Лайлу о своих опасениях, но он меня и слушать не стал.

Лили поспешила развеять опасения Марси.

– Нет-нет. В том видео был не настоящий Ной. Это совершенно точно. Он очень милый и внимательный. Хорошо обо мне заботится. Ни в чем не отказывает. Возможно, мне просто нужно еще раз хорошенько обдумать все, о чем мы говорили.

Марси кивнула:

– Конечно, дорогая. Это имеет смысл. Позволь, я вкратце скажу, что нам нужно решить и выбрать. Список гостей, торт, меню, посуда, стулья, цветовая га


убрать рекламу


мма. Боже правый, мы ведь даже не выбрали цветовую гамму!

– Э-э… обещаю разобраться со списком гостей. И приму все остальные решения.

– И не затягивай с этим. Времени в обрез.


Ной рано ушел с работы. Без Лили в офисе он не мог сосредоточиться, зная к тому же, что она на встрече с Марси. Обычно его отвлекало присутствие Лили. А сегодня – ее отсутствие.

Он встретил Марси и Лили, когда они выходили из парадного зала.

– Привет. Как все прошло? Я получу свой шоколадный торт?

И как только он начал задавать вопросы, понял по лицу Лили, что все пошло не так.

– Шоколад утвержден. А вот с остальным, боюсь, проблема, – ответила Марси.

– Я не очень-то помогла. Может, поговорим с тобой об этом дома? – сказала Лили.

Ной взял ее за руку и поцеловал в щеку.

– Не беспокойся. Мы со всем разберемся.

Они втроем направились к лифту в вестибюле.

– Ты знаешь, куда потом идти, верно? – спросил Ной у Марси.

– Да, спасибо. Что ж, Лили, до завтра? Может, крепкий сон поможет тебе собраться с мыслями. – Марси улыбнулась Ною: – Или не сон – это тоже может помочь.

Ной рассмеялся, подумав, что это было бы неплохо.

– Спасибо за помощь, Марси. Мы с Лили очень ценим это.

Когда Марси ушла, он нажал кнопку лифта. Двери тут же открылись. Они с Лили вошли в кабину.

– Хочешь поговорить обо всем этом?

Она взглянула на панель с цифрами и помотала головой:

– Не сейчас. Наверху.

Ной молча взял ее за руку. Он чувствовал, что нужен ей сейчас, и солгал бы, если б сказал, что ему это не нравится. Ее переезд к нему был и лучшим, и худшим из всего, что случилось с ним за долгое время. Прошлая ночь выдалась необыкновенной и потрясающей: они не спали допоздна и разговаривали. Ему еще не доводилось так долго и по душам разговаривать с женщиной. Он никогда не чувствовал себя достаточно комфортно, чтобы откровенничать. А с Лили ему было спокойно и хорошо. Два мучительных года совместной работы и невозможности прикоснуться к ней или хотя бы рассказать ей все, что происходит в его голове, не прошли впустую. Между ним и Лили установились дружеские отношения. Доверительные отношения. И Ной осознал, насколько это важно.

Лифт остановился на семнадцатом этаже, они вышли и пошли по коридору к своим апартаментам. Едва они вошли, Лили позволила себе расслабиться.

– Это был кошмар.

– Так плохо?

– Просто ужас.

Она решительно прошла мимо кухни в гостиную, и ему оставалось лишь следовать за ней.

– Разговоры о торте, который никогда не будет приготовлен, о платье, которое никогда не будет куплено, о гостях, которых мы не пригласим. – Она резко повернулась к нему. Такого выражения лица Лили ему еще видеть не доводилось. – Ной, я не могу. Не могу. Вся эта ложь, эти бессмысленные разговоры. Это невозможно. Мы должны ей сказать, что все отменяется.

Ной подошел к Лили, взял ее за руки, нежно помассировал большими пальцами ее ладони, безмолвно пытаясь пообещать, что все уладится. Она была так хороша в своем простом черном платье, в котором он столько раз видел ее в офисе. Глаза ее смотрели тревожно и печально. Ему было больно видеть ее в таком удрученном состоянии.

– Ладно. Мы придумаем какое-нибудь оправдание. Давай присядем, выпьем и обсудим, почему люди отменяют свадьбы.

Ной хотел было отвести ее к дивану, но она замерла.

– Лил… что случилось?

– Я… – По ее щеке скатилась одинокая слеза. – Я не могу.

– Просто скажи мне. – Ной не был уверен, что это за ужасное чувство, но, кажется, сердце разрывалось надвое у него в груди.

– Я скажу тебе, почему люди отменяют свадьбы. Так делают, когда решат, что не любят невесту. Когда решат, что она не особенная или недостаточна умна, недостаточно хороша, чтобы провести с ней всю жизнь. Вот почему люди отменяют свадьбы.

Ной с трудом сглотнул.

– Погоди-ка секунду… Ты говоришь о…

Лили обреченно кивнула, губы ее сжались, из глаз хлынули слезы.

– Он не пришел в церковь, Ной. Не захотел на мне жениться, передумал, и это был худший день в моей жизни. И теперь мне кажется, что, планируя эту свадьбу, я заново переживаю каждую чертову минуту того проклятого дня. Только жених на этот раз ты, что было бы поразительно, будь все по-настоящему, но это не так. Этой свадьбы тоже не будет!

Ной едва дышал, осознавая, что именно она сказала ему сейчас. Неужели у нее есть к нему чувства?! Похоже на то. И если он хочет признаться ей в собственных, то сейчас самое время.

– Я должен кое-что сказать тебе.

– Ох, хватит уже плохих новостей.

«Просто скажи это!»

– Я так долго желал тебя. Действительно, очень долго, Лили. Возможно, с того самого момента, когда ты впервые вошла в наш офис. – Какое облегчение сказать это! Избавиться от этого непосильного груза. Каким же он был дураком, держа все в себе! – И тогда на свадьбе я был совершенно подавлен вовсе не потому, что мне пришлось целоваться с тобой и держать тебя за руку, не потому, что я впервые увидел тебя в купальнике. А потому, что наконец почувствовал вкус того, чего так долго хотел, но не ощущал по-настоящему. Ты была незаменима на работе, и я не мог все испортить, признавшись тебе. Я бы подвел брата. Но это убивает меня. Медленно. Каждый день.

Она изучающе смотрела ему в лицо широко распахнутыми глазами. Нижняя губа ее дрогнула. Ну вот он и открыл ей свое сердце… Готова ли она сказать ему снова, что работа для нее важнее его чувств?

– Скажи что-нибудь, Лили. Не бойся причинить мне боль. Я выдержу. А если ты захочешь забыть этот разговор – так тому и быть. Сделаем вид, что его не было. Мы же здорово умеем притворяться, если надо.

– Замолчи и поцелуй меня. По-настоящему.

Ной не поверил своим ушам.

– Ты в самом деле это сказала?

Ее лицо озарила улыбка – многообещающая, соблазнительная.

– Точно. Я хочу, чтобы ты поцеловал меня, Ной. От души. Так, как ты хочешь.

Он немедленно притянул ее к себе, и она, поднявшись на цыпочки, прильнула к нему всем телом. Губы их встретились. Это было словно повторение их первого поцелуя, ведь теперь между ними все было иначе – искренне, без капли притворства, без секретов, которые они хранили так долго.

Нехотя он оторвался от ее губ и прошептал:

– Ну? Я достаточно убедителен?

Она кивнула.

– У меня тоже есть что сказать тебе. Ты очаровал меня с первого дня. Миллион раз я представляла, как ты будешь целовать меня. Я постоянно грезила о тебе.

– Дальше! – потребовал он с колотящимся от волнения и возбуждения сердцем.

– Когда ты сидел за столом, мне ужасно хотелось подойти к тебе, встать между твоих коленей и снять с тебя рубашку. Вот так. – Лили расстегнула пару пуговиц.

– Помнишь, как мы ехали в машине покупать мне кольцо? Я тогда думал, что взорвусь от желания: так сильно я хотел тебя.

– Ну так возьми меня, Ной. Прямо сейчас. – Лили торопливо расстегнула остальные пуговицы на рубашке, сняла ее с его плеч и положила ладони на его обнаженную грудь. – Твоя кожа… такая горячая.

– Это потому, что ты рядом, Лили.


Лили не могла поверить в происходящее. Всего час назад она была так несчастна, совершенно подавлена, а сейчас вдруг попала на седьмое небо – она с Ноем и им больше не надо притворяться.

Ной расстегнул молнию у нее на платье, и оно упало прямо на пол. Оказалось, что сегодня Лили в чулках – черных, с широкой кружевной каймой. Ной застонал от страсти.

– Можно не снимать их? – выдохнул он.

Лили рассмеялась и нежно поцеловала его в шею.

– Нет ничего невозможного. Было бы желание. Он взял ее за руку и потянул к дивану. Сел, вытянул длинные ноги, расправил широкую красивую грудь. Без сомнения, он был готов взять ее немедленно, и его страсть эхом отозвалась во всем ее теле. Они занимались любовью всего несколько дней назад. Таких долгих, длинных дней. С тех пор много изменилось, главное – что не надо было больше притворяться и лгать и можно было целиком и полностью отдаться удовольствию.

Лили встала перед Ноем на колени и нежно погладила его напряженный пенис через тонкую ткань черных боксеров и улыбнулась. Он застонал, торопливо скинул трусы и лег на спину. Лили крепко обхватила его член ладонью, а потом губами и принялась ласкать языком твердую плоть. Ной запустил пальцы в ее волосы и стал нежно массировать ей затылок, постанывая от удовольствия при каждом ее движении.

– Иди ко мне, Лил. Я хочу поцеловать тебя.

Она поднялась на ноги и встала перед ним, он сел, обхватил ее за талию и начал целовать ее живот, потом запустил пальцы под резинку ее трусиков и стянул их с ее бедер.

У Лили перехватило дыхание.

– Люби меня, Ной. Я хочу тебя. Ты нужен мне.

Он встал, взял ее за руку и потянул за собой.

– Не здесь. В спальне.

По пути Ной заскочил в ванную за презервативом.

– Иди сюда. Я надену, – позвала его Лили уже от кровати.

Пока она надевала защиту, он наконец снял с нее бра, взял ее груди обеими руками и принялся ласкать соски. От его прикосновений ее бросило в жар. Она растянулась на кровати. Ной с восхищением посмотрел на ее затянутые в чулки ноги и нежно провел кончиками пальцев по одной – от щиколотки до колена. Она согнула ноги и, положив свою ладонь на его, повела ее выше, по внутренней стороне бедра до промежности. Он начал нежно поглаживать ее, приближаясь к самой чувствительной точке, и возбуждение ее почти достигло пика.

– Не заставляй меня ждать дольше, Ной. Это нехорошо, – прошептала она.

Он улыбнулся, опустился и медленно вошел в нее, застонав от удовольствия. Ощущать его внутри было так приятно и… правильно, что Лили захотелось, чтобы это не заканчивалось, однако медлить она больше была не в силах – при каждом движении сильного тела Ноя на нее накатывала волна наслаждения, неумолимо и стремительно приближавшая экстаз.

Оргазм они испытали почти одновременно, слившись в поцелуе.

В приятном измождении они лежали на влажных, смятых простынях.

– Это было великолепно, – произнесла Лили, прижимаясь к груди Ноя.

– Великолепно, да, – согласился он. – Но я могу и лучше. Дай мне десять минут, я глотну воды и буду готов продолжать.

– Лучше? – переспросила она, любуясь его подтянутым телом и с упоением вдыхая его аромат. – Даже не представляю, как это возможно…

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Никогда раньше Ной не испытывал такого удовольствия, проснувшись рядом с женщиной. Никогда раньше он не чувствовал себя таким счастливым. Он хотел лишь одного: чтобы Лили была рядом с ним всегда.

Лили пошевелилась и открыла глаза.

– Который час?

Он нежно погладил ее по руке.

– Начало седьмого. Можем еще поспать, если хочешь. Или… не будем тратить время на сон.

Она улыбнулась и закрыла глаза.

– Ты же знаешь, если мы начнем, то остановимся не скоро. И тогда непременно опоздаем на работу. А ты, как мой босс, не должен допускать опозданий.

Он подвинулся к ней ближе, чтобы коснуться ее обнаженного тела, отчего кровь быстрее побежала по жилам, его бросило в жар, и он мгновенно утратил способность думать о чем-либо, кроме секса.

– Как твой босс, я могу решать, чем и когда тебе заниматься. И закрыть глаза на твое опоздание, если оно будет вызвано уважительной причиной.

– Тогда… мы можем убить сразу двух зайцев, – игриво ответила она.

– О чем это ты?

– Мы можем пойти в душ вместе.

Бинго! Ной немедленно вскочил с кровати.

– Я готов к водным процедурам!

Лили рассмеялась и запустила в него подушкой. После длительного душа и быстрого завтрака Лили и Ной отправились на работу. И опоздали всего-навсего на пять минут и, выйдя из лифта, нос к носу столкнулись с Сойером.

– Доброе утро, – мрачно поприветствовал их Сойер.

– Что еще стряслось? – спросил Ной. И что бы там ни было, это не испортит ему настроение. Брат может вывалить на него хоть сотню проблем сразу – сегодня ему все нипочем. Он потянулся к ручке двери их офиса.

– Нет, – остановил его Сойер. – Здесь мы говорить не можем.

– Что за черт? Почему?

Сойер поманил их дальше, и они все втроем зашли в соседний – пустой – офис.

– Час назад мне позвонил отец. Он все знает о сделке с Ханнафортом. И даже о том, что ваша помолвка фиктивная. Он угрожает обнародовать все, если я не выполню его требования.

– Требования? Какие же? Он не посмеет. Это же шантаж!

– Он хочет вернуть «Гранд-Легаси». До сих пор не может смириться, что отель унаследовал я, а не он.

– Но это шантаж! Надо обратиться в полицию.

– Да? И что мы им скажем? Это был всего лишь телефонный звонок. Я его не записывал. Кроме того, хоть я и испытываю к нему неприязнь не меньшую, чем ты, он наш отец, и я не хочу, чтобы его посадили в тюрьму.

Ной заставил себя сделать глубокий вдох, чтобы умерить гнев. Он был в ярости не только из-за того, что затеял отец, но еще и потому, что он первому позвонил Сойеру. Всегда! Сойер всегда и везде первый.

– А почему ты мне сразу не позвонил?

– Ты вообще проверял свой телефон, Ной? Я оставил тебе голосовое сообщение.

Ной торопливо выудил из кармана телефон. Да, так и есть – пропущенный вызов от брата.

– Надо позвонить в охранное агентство, которое специализируется на промышленном шпионаже.

– Уже. Они скоро будут здесь.

Ну конечно. У Сойера все под контролем.

– Что еще нам сделать?

– Ничего. Они велели ни к чему не прикасаться. Даже в офис не разрешили входить.

Подъехал лифт, открылись двери, из кабины вышли несколько мужчин и женщина в строгих черных костюмах. Сойер поспешил к ним навстречу и махнул Ною, чтобы следовал за ним.

– Мы обыщем офис на предмет скрытых камер и подслушивающих устройств, – сообщила женщина. – Проверим каждый компьютер. – Она указала на ноутбук в руке Ноя. – Рабочий?

– Да.

– Его тоже надо проверить.

– Сколько это займет времени? – спросил Сойер.

– Недолго. Офис у вас небольшой. Несколько часов. – С этими словами женщина оставила их и направилась в офис вместе со своей командой.

– Мне надо через полчаса встретиться с Кендалл у врача, а вы займитесь чем-нибудь полезным. Позвоните, если что-нибудь выяснится. Хотя я рассчитываю вернуться раньше, чем они закончат.

– Ладно, – буркнул Ной, подумав, что предпочел бы сейчас вернуться в душ в компании Лили.

Когда Сойер скрылся в лифте, Лили подошла к Ною и взяла его за руку.

– Кошмар какой-то. Надеюсь, скоро все образуется. Вы с Сойером справлялись и не с такими неприятностями.

– А тебя разве это не беспокоит? Ты ведь ничего не получишь, если сделка с Ханнафортом провалится.

– Я знаю, – кивнула она. – Просто не хочу попусту нервничать. Все будет хорошо. – Она поднялась на цыпочки и поцеловала Ноя в щеку. – Пойдем выпьем кофе.

Они пошли в кофейню на углу, где подавали вкуснейший латте и умопомрачительную выпечку, уселись за столик у окна.

– Ты волнуешься? Ты не должен волноваться. Ты ведь такой красивый, – улыбнулась Лили.

Ной рассмеялся, но чувствовал, что раздражение его усиливается. Ну почему не может быть хорошо все сразу? В отношениях с Лили у них случился такой прорыв! Он никогда еще не признавался в своих чувствах ни одной женщине.

– Как тебе удается сохранять спокойствие?

– Сейчас я нужна тебе, нужна моя поддержка. Поэтому я ценный сотрудник.

Ной накрыл ладонь Лили своей.

– Ты еще и прекрасный друг. – «И поэтому я люблю тебя». Эти слова крутились у него в голове, но произнести их он не мог – словно они были на незнакомом языке. Да и сейчас не самое подходящее время. Он обязательно скажет ей. Но позже. Это серьезные слова, обратно их не возьмешь.

Он погладил ее ладонь большим пальцем.

– Ты тоже прекрасный друг. И отличный компаньон для душа.

Он улыбнулся и поднес ее руку к губам. Кольцо, что он подарил ей, царапнуло его по губам, когда он коснулся ими ее пальцев.


* * *

Когда они вернулись в офис, он был похож на зону боевых действий. Все кругом разворочено, даже в стенах дыры – специалисты искали подслушивающие устройства. Точь-в-точь сцена из шпионского боевика. Сойер уже был на месте и позвал Ноя в кабинет.

Лили остановил громила в черном костюме.

– Останьтесь здесь, пожалуйста. – Он указал на стулья в приемной.

– Но мне надо работать.

– Понимаю, но мы еще не закончили. Бумаги и компьютеры трогать нельзя, отвечать на телефонные звонки тоже.

Лили села на стул. Что происходит? Волнение накрыло и ее. Ну кто мог оказаться шпионом? Уборщица? Мастер, который чинил копир? Она, конечно, знала, что она тут ни при чем, но из-за всей этой суеты и сурового мужчины, рывшегося в вещах в нескольких метрах он нее, чувствовала себя виноватой.

Открылась дверь кабинета Сойера, и он позвал:

– Лили, ты нам нужна.

Она встала и направилась в кабинет. Каждый шаг тяжело отдавался во всем теле, сердце бешено колотилось.

– Пожалуйста, присядь, – попросил Сойер, когда Лили вошла.

Она села рядом с Ноем, и он тут же повернулся и посмотрел на нее с каким-то странным выражением лица.

– Скажи, что это не ты.

– Ной, остановись! – скомандовал Сойер. От его тона Лили чуть не подпрыгнула.

– Нет, я не могу. То, что ты собираешься ей сказать…

– У нас есть доказательства. Мы должны все выяснить.

– Объясните мне, что все это значит, – взмолилась Лили, сгорая от желания схватиться за руку Ноя, как утопающий за спасательный круг.

Сойер мрачно посмотрел на нее.

– Пожалуйста, будь честной, отвечая на вопросы. В противном случае нам придется обратиться в полицию и выдвинуть обвинения.

– Полицию?! – Она почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног. – Конечно, я ничего не стану скрывать. Я никогда от вас ничего не скрывала.

– Я же говорю тебе – она ни при чем! – отчаянно выступил в ее защиту Ной.

– Позволь мне закончить, – строго оборвал его брат. – Лили, расскажи нам все о своих взаимоотношениях с нашим отцом.

– Что? Я не понимаю. Я ведь с ним даже не знакома!

– Сойер! Говорю тебе – это абсурд! – Он повернулся к Лили, вид у него был виноватый и расстроенный. – Информацию сливали с твоего компьютера.

– Что?! Но это невозможно!

– Каждый вечер вся информация из твоей почты загружалась на сервер, принадлежащий одному из предприятий отца. Поэтому он всегда был на шаг впереди и знает все о реконструкции «Гранд-Легаси».

Лили потеряла дар речи. Она была в шоке.

– Я не имею ни малейшего представления, о чем ты говоришь. Я бы никогда такого не сделала. Вы должны мне верить!

Сойер уселся в свое кресло, скрестив на груди руки.

– Не знаю, что и сказать. Пока все не выяснится, тебе лучше уйти. Я не могу позволить тебе сесть за компьютер и вообще даже прикоснуться к чему-либо в офисе. Ной, проводи Лили.

Лили встала, говорить она была не в силах. Пошла как на автопилоте. Едва они вышли из офиса, схватила Ноя за руку.

– Пожалуйста! Поверь мне! Ну неужели ты тоже считаешь, что я способна на такое?!

– Я тебе верю. Но ситуация ужасная. Улики против тебя. И Сойер, кажется, убежден в твоей вине.

– Неужели все, что я сделала для «Локк и Локк», ничего не значит?

– Конечно, значит. Но слив информации начался почти сразу, как ты пришла к нам на работу. А ты стала незаменимой и присутствовала на всех важных встречах.

– Но если я работаю на вашего отца, зачем бы я пошла на соглашение с тобой ради сделки с Ханнафортом? Я ведь была бы в ней не заинтересована.

– Не это его цель. Он хочет вернуть себе «Гранд-Легаси».

Лили была совершенно подавлена. Свою работу она любила больше всего не свете. Не считая Ноя, конечно. И вот теперь она может потерять и работу, и Ноя. На глаза ее навернулись слезы.

– Мистер Локк… – К ним подошел мужчина из агентства. – Мисс Фостер должна покинуть офис. Немедленно.

– Хорошо, – потерянно ответила она.

– Я тебе помогу. Вызову водителя, чтобы отвез тебя в «Гранд-Легаси».

Ной вынес ей пальто и сумку. Сойер даже не попрощался.

Машина уже ждала.

– Мы во всем разберемся. Должно быть какое-то объяснение, которое докажет Сойеру, что он ошибся насчет тебя.

– Хорошо… – Лили взглянула Ною в лицо, стараясь запечатлеть в памяти каждую его черту. Она всегда думала, что им не суждено быть вместе, а теперь обстоятельства доказали, что это не так. Если она не докажет свою невиновность, то, вполне возможно, окажется в тюрьме…

Слова застряли у нее в горле. Ей так хотелось сказать Ною: «Я люблю тебя», но сегодня выдался совсем не подходящий день для признания.

– Увидимся дома? – спросил Ной, и вопрос этот рассеял все сомнения, терзавшие ее.

– Да… возможно.

– Думаешь, не съездить ли тебе в тот книжный? Твой любимый?

– Сегодня вторник. Я бываю там по пятницам…

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Домой Ной вернулся рано. Оставаться в офисе в компании с Сойером ему было невмоготу.

– Лили? Ты дома?

Нет ответа. Квартира оказалась пуста. Теперь, без Лили, пустота стала давящей. Непереносимой.

Ной не мог поверить в то, что Лили предала их с Сойером. Это совершенно не укладывалось у него в голове, но чертовы доказательства были налицо. После ухода Лили они с Сойером обсуждали произошедшее, и вина Лили была так очевидна. Неужели ей удалось так здорово притворяться? Неужели на самом деле она расчетливая, холодная предательница? А она ведь не обычный сотрудник. У нее на руках бумаги, по которым она – владелица трех процентов компании «Локк и Локк». Вот она, расплата за то, что он расслабился, открылся другому человеку! Он стал уязвимым и получил удар. И она лишь доказала свою вину, оставив его без предупреждения. Сбежала…

Ной зашел на кухню. Кругом чистота – Лили навела порядок. Открыл холодильник. Нет продуктов, которые она покупала себе. Нет стаканчиков обезжиренного йогурта, нет клубники. Только молоко, апельсиновый сок и пиво – стандартный холостяцкий набор.

Он захлопнул холодильник. Есть не хотелось. А хотелось выпить. Он пошел к бару, снял галстук, налил двойную порцию текилы. Выпил одним махом. Лучше не стало. Душа разрывалась от боли и сомнений.

Пошел в спальню. Подумать только! Всего сутки назад он был счастлив как никогда! Он открыл тяжкий секрет, который хранил два долгих года, и реакция Лили была однозначной – именно той, на которую он надеялся. А теперь все рухнуло…

Он сел на край кровати, закрыл лицо ладонями и закричал, выдавливая воздух из легких. Легче не стало. Нет, теперь спать на этой кровати – на кровати, где они с Лили любили друг друга, он не сможет. Пойти в гостевую? Да разве он вообще сможет заснуть? Может, съехать вообще из «Гранд-Легаси»? Черт, ему придется, если отец приберет отель к рукам! А может, бросить все к дьяволу и уехать в глушь, куда-нибудь в Мэн. Будет жить отшельником в лесной хижине, валить деревья, ловить рыбу. Станет похож на медведя. И никаких женщин!

Ной выпрямился и открыл глаза. Увидел на тумбочке у кровати кольцо от Тиффани и листок бумаги под ним. Когда они покупали кольцо, он подозревал, что их затея – сомнительное мероприятие, но даже не предполагал, что дело обстоит гораздо хуже. С горечью подкинул кольцо на ладони. Взял листок бумаги и стал читать:

«Дорогой Ной. Несмотря на нашу сделку, я не могу оставить это кольцо себе. Хранить его было бы слишком больно, ведь без тебя оно ничего не значит.

Три процента от доли в компании мне тоже не нужны. Хотя я и работала у вас добросовестно и честно, Сойер так и не стал доверять мне.

Кстати, я никогда не притворялась в чувствах к тебе. Я старалась держать дистанцию, чтобы защитить свое сердце. Ты всегда был парнем, живущим в башне из слоновой кости, а я – девушкой, стоящей у ее подножия в надежде на то, что ты обратишь на меня внимание. Что ж, мое желание исполнилось, пусть и не так, как я о том мечтала.

Знай, я никогда не предавала ни тебя, ни компанию, хотя Сойер и считает иначе. На какое-то время я позволила себе подумать, что стала частью команды, однако оказалось, что это не так. Что ж, ладно. Я понимаю, тебе сложно идти против брата. Вы родная кровь. Сойер – твоя опора. Я тоже надеялась стать важным для тебя человеком, жаль, что этому сбыться не суждено.

И напоследок скажу, что не держу на вас зла. Я не верю в месть и обиду. Я верю в любовь, дружбу и добрые намерения – лишь это имеет для меня смысл.

С любовью, Лили ».

Этой ночью сон к Ною не шел. Он все прокручивал в голове произошедшее и думал, думал, думал… Вспоминал. Кто еще имел доступ к компьютеру Лили? Она, Сойер и он сам. К утру, отчаявшись заснуть, он выключил не успевший прозвонить будильник, принял душ и отправился в офис. Зайдя в кабинет, он открыл нижний ящик шкафа с документами и вытащил свой ежедневник двухлетней давности. Едва прикоснувшись к обложке, удивился, как свежи оказались воспоминания о тех, казалось бы, далеких днях, когда в их офисе и в его жизни появилась Лили. О тех днях, когда он начал влюбляться в нее.

Листая календарь, он добрался до марта. Двенадцатого числа Лили начала работать у них. Именно в этот день он впервые увидел ее. Вернувшись на неделю раньше, Ной обнаружил то, что искал. Имя Роберт Андерсон и номер телефона. Этот парень появился у них в офисе за неделю до Лили. Именно он занимался отладкой компьютера, приобретенного специально для новой сотрудницы, и устанавливал программное обеспечение.

Часы показывали восемь утра, но Ной решил попытаться. Набрав номер, он услышал сообщение, что попал в маникюрный салон в Квинсе. Позвонил еще раз – тот же результат. Вот оно! Роберт Андерсон оказался кротом! Он торопливо зашел на сайт компании отца, отыскал раздел «Сотрудники» и принялся листать фотографии. Пришлось повозиться, но он нашел знакомое лицо, только подпись по ним стояла – Дэн Льюис.

Через час в офис приехал Сойер.

– Неважно выглядишь, – мрачно заметил он. Ной устало провел рукой по волосам.

– Еще бы. Не спал всю ночь.

– Переживаешь из-за Лили, да?

Ной покачал головой и встал из-за стола. Он любил брата, но, черт возьми, как же туго тот соображает.

– Да, переживаю. Потому что вчера позволил тебе здорово напортачить!

– А что еще мне оставалось? Я действовал на основании фактов. Бизнес – главное, что у меня есть.

– Главное, что у тебя есть, – это Кендалл и будущий ребенок, а бизнес – то, чем ты занимаешься целый день. Я знаю, ты помешан на деле, но у вас с Шарлоттой есть не только работа, а куда большее и важное, я тоже хочу, чтобы у меня это было.

– Я тоже этого хочу, но что-то не похоже, что ты к этому стремишься.

Ной чуть было не сорвался, но сдержался.

– Слушай, не будем о прошлом. Что было, то прошло. Сейчас важнее, что мы обидели Лили своим недоверием, отбросив все, что она сделала. Она ведь необыкновенный сотрудник, более того – наш партнер и еще женщина, которую я люблю.

– Погоди-ка. Что? Женщина, которую ты любишь? Вы что, переспали?!

– Гораздо больше.

– Ты не можешь ставить секс между нами! Между своим братом и правдой!

– Нет, я не собираюсь. Но правда должна быть настоящей. И я все выяснил.

– Слушай, хватит тратить время впустую. Если можешь, докажи, что она невиновна.

– Я знаю, кто саботажник, кто установил шпионскую программу на компьютер Лили.

И Ной изложил Сойеру свою теорию, продемонстрировав фото мнимого Роберта Андерсона.

– А теперь я поеду на Лонг-Айленд и все улажу.

– Если ты собираешься к отцу, то я с тобой.

– Нет. Я должен сделать это сам. Секунду помедлив, Сойер кивнул:

– Ладно. Делай что должен.

– Да, Сойер. И кстати, скажу тебе то же самое.


В машине на пути в поместье Локков Ной сделал немыслимое – позвонил Лайлу Ханнафорту и рассказал ему все без утайки. Разговор получился не особенно приятный, но к концу они пришли к взаимопониманию. Лайл, безусловно, взвесил все за и против и оценил прямоту Ноя и его готовность пойти на многое ради бизнеса. И разумеется, Ной обещал лично извиниться перед Марси.

Как выяснилось, отец ждал приезда сына. В огромном доме было пусто, если не считать охранников у дверей. После ухода детей Локк-старший превратил поместье в подобие крепости.

– Ной, – произнес отец, едва младший сын вошел в кабинет. Словно король без свиты, он вальяжно сидел в огромном кресле за столом. – А я-то думал, ты привезешь с собой свою хорошенькую невесту. Или у вас с ней неладно?

Ной остановился посередине комнаты перед столом отца, отметив невольно, как тот постарел: пепельная шевелюра поредела, лицо прорезали морщины.

– По правде сказать, дела идут не совсем гладко.

– Что ж, присядь. Расскажи, что не так.

– Отец, отель ты не получишь. Он принадлежит нам.

– Ты имеешь в виду Сойера.

Ной покачал головой:

– Нет, отец. Нам троим. Сойер взял нас с Шарлоттой в дело.

– Значит, вас с Шарлоттой он взял в дело, а родного отца оставил за бортом?

– Мне нравится, как ты вспоминаешь о родстве, когда тебе это выгодно. Сойер взял нас в долю, чтобы защитить отель от тебя.

– Значит, ты признаешь, что вы заключили сделку с моим главным конкурентом, касающуюся имущества, которое должно принадлежать мне? Ты хоть понимаешь, что это оскорбительно?! – Отец был явно разгневан. – Мне нужен этот чертов отель! – Он стукнул кулаками по столу, однако Ноя его ярость


убрать рекламу


не испугала – он сам был зол не меньше.

– Отель ты не получишь. Прадедушка видел тебя насквозь, он знал, что ты собой представляешь. Однако тебя всегда заботили лишь твоя внешность, а не твои поступки. Потому тебя и исключили из завещания, и ты ничего не можешь с этим поделать. – Ной вытащил из кармана и бросил на стол отцу страницу с фотографией, которую распечатал в офисе. – Ты послал этого парня, Дэна Льюиса, установить на компьютер Лили шпионскую программу!

Отец едва взглянул на фото.

– Я впечатлен. Дэн – один из лучших специалистов в своем деле.

– У нас есть доказательства, и мы выдвинем против тебя обвинение в корпоративном шпионаже. Однако, я надеюсь, до этого не дойдет. Потому что ты оставишь своих детей в покое и позволишь им жить своей жизнью.

– Ладно. Что ж, после твоего ухода я позвоню Лайлу Ханнафорту. Думаю, у нас выйдет интересный разговор.

– Говори Лайлу, что хочешь. Я уже позвонил ему и все рассказал.

На несколько долгих секунд в комнате воцарилось тягостное молчание. Отец и Ной пристально смотрели друг на друга.

– И о фальшивой помолвке тоже? – поинтересовался наконец Локк-старший.

– Именно. И мало того, сегодня я предложу Лили выйти за меня замуж по-настоящему!

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

В любимом книжном магазинчике Лили было полным-полно народу, даже у дверей на тротуаре стояли люди. Ной удивился. Вроде бы Лили говорила, что по пятницам здесь тихо, можно спокойно посидеть почитать в уголке. Интересно, здесь ли она сегодня? Был лишь один способ узнать.

Дождавшись зеленого сигнала светофора, Ной решительно перешел через улицу. Сердце отчаянно колотилось, рука, державшая огромный букет роз, вспотела. Ной едва сдерживался, чтобы не побежать.

На двери висело объявление, что сегодня в магазине проходит встреча с каким-то популярным автором, имя которого Ною, разумеется, ничего не говорило. Однако он надеялся, что Лили его поклонница.

Миновав прилавок, за которым беседовал с кем-то по телефону продавец, Ной прошел между стеллажами в глубь магазина. Вот и красное кресло в уголке – укромное место, где Лили любит сидеть и зачитываться романтическими историями со счастливым концом. И здесь ее нет…

К Ною подошла молодая женщина-консультант. – Могу я вам помочь? Вы ищете какую-то определенную книгу? Или место для фото на обложку нового романа? – Она с улыбкой кивнула на букет роз.

Ной почувствовал себя глупо, но не сдался.

– Я ищу одну вашу постоянную посетительницу. Ее зовут Лили. Он бывает здесь по пятницам. Любит сидеть и читать в этом кресле.

– Хорошенькая блондинка?

– Да. С самыми красивыми на свете голубыми глазами.

– Я знаю, о ком вы говорите. Идемте.

Она повела Ноя к небольшому залу, где автор читал свой роман, битком набитому гостями. Кому не хватило места внутри, столпились у дверей.

– Она здесь.

Ной лихорадочно шарил глазами по рядам людей. Где же? Вот! Да, это она!

– Как мне пройти туда?

Люди, стоявшие рядом, сердито зашикали на него.

– Подождите, пока чтение закончится. Осталось минут двадцать, – шепотом сказала консультант.

– Я не могу больше ждать. И так ждал всю жизнь. Женщина посмотрела на него с сочувствием.

– Напишите ей сообщение.

Ной выудил из кармана телефон и набрал: «Обернись. Я здесь».

Он наблюдал, как Лили роется в сумочке в поисках своего телефона, с замиранием сердца. И когда, прочитав сообщение, она обернулась и широкая улыбка осветила ее лицо, почувствовал огромное облегчение. Глаза их встретились, и на мгновение сотни людей вокруг словно исчезли – Ной и Лили остались вдвоем.

– Иди сюда, – беззвучно позвал он.

Она встала, однако добраться до выхода из зала оказалось не так-то просто. Ной наблюдал, как она аккуратно лавирует между людьми, то чуть приседая, то поднимаясь на цыпочки. Наконец она оказалась рядом с ним.

– Что ты здесь делаешь?

Люди, стоявшие рядом, снова сердито зашикали, требуя не мешать слушать.

– Я пришел в надежде все исправить, – ответил Ной, протягивая Лили букет.

Улыбнувшись, Лили взяла розы и вдохнула их нежный аромат.

– Красивые. Спасибо.

– Пожалуйста. Мы можем поговорить?

Лили огляделась.

– Ладно. Давай выйдем?

– Да, – с облегчением кивнул Ной.

Они вышли на улицу. Лили плотнее закуталась в пальто.

– Так что там случилось с компьютером? – спросила она. – Похоже, вместе с розами ты принес хорошие новости.

Ной рассказал Лили всю историю, упомянув, что позвонил Лайлу Ханнафорту и раскрыл ему все карты, но Сойер еще об этом не знает.

Лили в изумлении приложила ладонь к губам.

– Не могу поверить, что ты все разболтал!

– А что еще мне оставалось? Надоело врать. Так жить невозможно.

– И что теперь? Сделки не будет?

Ной помотал головой.

– Деньги сыграли свою роль. Они перевесили и эту глупую историю с таблоидами, и фальшивую помолвку.

Лили снова улыбнулась.

– Если цветы значат приглашение на работу, я согласна. Мне у вас нравится. Какое облегчение, что все выяснилось.

Ной взял Лили за руку. Вот он – решающий момент! Или он получит все, о чем мечтает, или останется ни с чем.

Он встал перед Лили на колено.

– Лили, я люблю тебя. Люблю больше всего на свете. И не мыслю жизни без тебя. – Ной достал из кармана коробочку с кольцом от Тиффани и протянул ей. – Ты выйдешь за меня замуж?

Открыв трясущимися руками коробочку, Лили ахнула:

– Ной… Это же кольцо твоей мамы.

– Да. Это единственное подходящее тебе кольцо.

Лили смотрела на Ноя, и глаза ее наполнились слезами. Слезами счастья. Ее мечта наконец сбылась. Она получила все, чего так хотела. Что было ей жизненно необходимо.

– Да, Ной. Я выйду за тебя.

Ной поднялся, вынул кольцо из коробочки и надел Лили на палец.

– То, прошлое, смотрелось на тебе хорошо. Но это – превосходно!

С этими словами он схватил ее в объятия и горячо поцеловал в губы.

– Я так счастлива… – прошептала Лили.

Из магазина донеслись приглушенные аплодисменты. Кто-то открыл дверь, и восхищенные восклицания, хлопки и даже свист стали громче. Посетители, приникнув к окнам, наблюдали за их объяснением.

Лили рассмеялась.

– Похоже, мы собрали толпу.

Ной снова схватил ее в охапку и поцеловал.

– На этот раз я не против, пусть смотрят.


убрать рекламу








На главную » Бут Карен » В шаге от соблазна.