Корсуньский Ростислав. Академия демиургов читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Корсуньский Ростислав » Академия демиургов.





Читать онлайн Академия демиургов. Корсуньский Ростислав.

Часть 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Непонятно где. 

Я выплывал из совершенно непонятного состояния. Первым появилось осознание, что я это я. Затем мысль: «Я мыслю, а значит, существую» заставила задуматься о причине своего существования. Почему-то это казалось мне в данный момент наиболее важным. И почему мне кажется, я меня не должно быть? Наверное, со мной что-то произошло и всего-навсего необходимо все вспомнить и… Вот здесь меня ожидало разочарование — я абсолютно ничего не помнил из своей прошлой жизни, хотя чувствовал, что там было много интересного и опасного.

О! Появились чувства. Я ранее и не замечал их отсутствия. Мгновенно осознал их и то, что каждое означает и как влияют на человека. А были ли они у меня? Я во второй раз попытался вспомнить и воспоминания не замедлили появиться. Как цунами, как снежная лавина, как ураган они обрушились на меня мощным потоком. Я чувствовал себя песчинкой в этой стихии. Поначалу, мне казалось, что меня бросало со стороны в сторону, от одного воспоминания к другому, пока я не нашел их начало. Вот теперь информация начала раскладываться по своим местам в строго определенном порядке.

Вот я впервые осознал себя, свое я. Пусть я находился в чем-то закрытом, но слышать и чувствовать уже мог. А теперь что-то родное погладило меня, придав мне чувство некоего блаженства, защищенности, уверенности. Но я чуть-чуть подрос и захотел покинуть это уютное место, что и произошло.

Я впервые смотрел на мир своими глазами, и он показался мне прекрасен. Строгие линии, плавно переходили в красивые волны, которые в свою очередь растворялись где-то вдалеке. Вдруг передо мной появилось приятное золотистое сияние, и я почувствовал ту родную силу, которая придавала мне уверенности и приносила спокойствие, защищая меня. Мама. И сияние приобрело обыкновенное человеческое женское лицо. Рядом появилось еще одно лицо, на этот раз мужское. Папа. И я окончательно осознал, что та сила, придававшая мне уверенность и защиту, состояла из двух половинок, но единение их было настолько велико, что поначалу различить я их не мог.

Внезапно рядом с этими родными лицами появилось еще два, которые я также воспринимал, как родителей. Вот только я чувствовал, что первые мне роднее что ли. Причину этого я объяснить не мог, да и не особенно и жаждал. Я все равно чувствовал любовь этих людей как свою к ним, так и их к себе.

После этого мир приобрел конкретные очертания. Вот я впервые сел, пополз, встал на ноги. Удивительное в этом было то, что одни и те же действия происходили со мной, но словно меня двое. Разные комнаты, люди, местность и только я один такой двуединый. Хотя дискомфорта никакого не чувствовалось. А затем начались различия: я одновременно ходил в детский сад и обучался началам боя у второго отца, ходил в школу, где изучал науку, и уроки фехтования, заканчивал школу и поступал в высшее учебное заведение, где получал дальнейшие углубленные знания, и одновременно с этим учился работать с внутренней энергией. А после этого я почему-то стал один. С невероятной быстротой стали проноситься события: сражение с нежитью, учеба в школе волшебства, другие бои. Затем перемещение в другой мир, где со мной происходило то же самое, вот только учился я в институте чародейства. И снова новый мир, странный и интересный, где вновь сражения. Я блуждал по мирам, сражался, учился, и всюду меня сопровождали образы различных людей. И еще девушки, с которыми я приятно проводил время. Даже знакомство с богиней присутствовало. И в завершении своей жизни, я снял проклятие с целого мира.

— Завершении жизни? — произнес я вслух.

Это оказался первый услышанный мной звук, в котором я узнал свой голос. И понял, что это является правдой — где-то там я закончил свой жизненный цикл. «А что я тогда делаю здесь?», — пришла мне в голову мысль. — «И где это здесь?». Но эти мысли я отложил на потом, так как что-то в моих воспоминаниях было не так. Я не мог даже понять, что с ними «не так», это было даже не чувство, а нечто иное, чему объяснения я найти не мог.

— Через час состоится собрание в актовом зале, — услышал я голос и открыл глаза.

Попытался обнаружить динамик, но ничего похожего не увидел. Осмотрел комнату. Небольшая кровать, на которой я лежал, мне напомнила операционный стол или стол мага. Небольшой шкафчик со стеклянными дверьми оказался пуст. Сел на кровати. Рядом стоял стул, на котором были сложены вещи. И все, в том смысле, что больше ничего, даже свет, казалось, шел от воздуха, так как было светло, но ничего в комнате не светилось, чтобы его дать.

— Значит одежда моя, — пробормотал я, вставая с кровати и разворачивая ее. — Ух, ты! Мой любимый комбинезон!

Я не мог утверждать, что это была именно та вещь, которую я купил в одном из миров моей прошлой жизни, но на внешний вид ее не отличить. Проверить прочность я естественно никак не мог, да и рисковать не хотелось бы — вдруг восстановить его не смогу, а другой одежды, судя по всему, пока не предвидеться. Оделся, поприседал, помахал руками, затем руки привычно потянулись за спину. Не обнаружив рукоятей мечей, я улыбнулся. На меня снова накатило чувство, что чего-то не хватает, и я во второй раз задумался, просматривая свои воспоминания, пытаясь найти зацепку. И во второй раз безрезультатно. События, лица, эмоции, желания — все присутствовало, но никакой зацепки не дали.

— Чтобы попасть в актовый зал, идите за указателем, — вновь нарушил тишину голос.

На этот раз я смог уловить, откуда шло звучание — отовсюду. Передо мной возникла стрелка-указатель, зависнув в воздухе. «И куда идти?», — мысленно спросил я, но ответа не получил. — «Издеваются что ли?». Сделал шаг к ней, но она тут же переместилась на такое же расстояние к двери. Все ясно, будем следовать за ней. Дверь открылась бесшумно и я ступил в коридор. Если в помещении, где я очнулся, все было светлых тонов, то здесь, словно для контраста, темных — темно-зеленые, коричневые, фиолетовые, кроме потолка, который переливался сине-зеленым цветом и всеми их оттенками. Присмотрелся к стенам — они тоже переливались, но практически незаметно. Для чего это было создано, я не понял. Сделав первый шаг, увидел, как появился проем на противоположной стороне коридора, хотя никакой двери я там не видел.

«Филиал ада», — подумал я, увидев там что-то темное, напоминающее пещеру с потеками лавы. В проеме появилась настоящая демонесса и, выйдя в коридор, уставилась на меня. Ее черный обтягивающий костюм только подчеркивал все прелести, но я пока не спешил реагировать на них, хотя и осмотрел с головы до ног и обратно. Девушка или женщина фыркнула и прошла мимо меня, следуя, наверняка, своему указателю, которого я не видел. Проем же за ее спиной просто исчез. Я развернулся к своему и уставился на гладкую стену, без малейшего намека на двери. Я даже провел рукой там, где еще минуту назад была дверь — ровная поверхность, казалось, хотела убедить меня в моих галлюцинациях. Но только подогрела любопытство, которое надо обязательно удовлетворить, и я направился за своим проводником.

По пути меня обогнали несколько людей — три человека, два неизвестной мне расы и один эльф. Хотя первых привычнее мне называть харанами. Открывающихся дверей в другие комнаты мне больше не попались, и я вошел в актовый зал.

Своими размерами он впечатлял и напоминал амфитеатр, точнее, его половину. Внизу виднелась одинокая трибуна, от которой полукругом расходились кресла, поднимая вверх, где в данный момент я и находился. Наверняка там, внизу, кто-то будет держать речь, поэтому я по привычке направился на первый ряд. Зал заполнялся достаточно быстро, и я с огромным интересом наблюдал за представителями различных рас. Когда он заполнился на три четверти, я сделал для себя два вывода: во-первых, все расы представляли собой двуногого, двух или четырехрукого, одноголового прямоходящего разумного; во-вторых, девушек или женщин было на порядок меньше.

— Да уж, — очень тихо пробормотал я, — девушек на всех никак не хватит. Как бы тут настоящие войны не развернулись за их обладание.

— Что ты сказал? — повернулась ко мне давешняя демонесса.

— Говорю, что девушек на всех не хватит, если, конечно, здесь не припрятано их еще, — ответил я ей.

Она оглянулась, внимательно осмотрев всех присутствующих, задрала нос и надменно произнесла:

— Конечно! Будете у наших ног просить нашего благоволения.

— Ну-ну, — усмехнулся я.

Отвернулся, успев заметить, как прищурились глаза демонессы. А ведь я прекрасно помнил, как проводил время в их обществе, очень приятно проводил. Тут пришло озарение по поводу еще одного момента, который я увидел, но не смог сразу понять в чем дело. Я не заметил, чтобы присутствующие объединялись в группы или очень открыто общались, а значит, знакомых в этом помещении нет.

В это время за трибуной появился старичок, начавший рассматривать зал. Внешность то у него была старика, а вот осанка никак не соответствовала такому преклонному возрасту, из чего я сделал вывод, что тот либо маскируется так, либо ему просто нравится такой образ. Сам же я склонялся ко второму варианту. Небольшой шум, который производили все присутствующие, моментально затих. Он усмехнулся и заговорил.

— Вы все, наверняка, сейчас думаете-гадаете, куда же вы попали? — он сделал паузу, и словно в ответ на это народ зашумел. — Во-о-от! Я угадал! — довольно усмехнулся он и поднял вверх палец в таком знакомом жесте.

Шум в зале стал громче, некоторые начали уже не перешептываться, а переговариваться. Старик же просто рассматривал всех, а мне показалось, что он специально начал строить из себя некоего полушута-полуклоуна профессорской направленности. Точно! Он напоминал мне профессора из фильма «Сердца четырех». И тут я застыл статуей, даже челюсть уронил. Поначалу я не обратил на это внимания, но сейчас понял, что я досконально помню всю свою жизнь, точнее две жизни. А ведь во время скитания по мирам у меня присутствовали только выборочные знания до момента соединения двух человек в одного.

— Тихо, — раздался голос «профессора» и моментально наступила тишина.

Слово было произнесено почти шепотом, но, судя по всему, расслышали его даже на галерке. А может быть, он еще как-то воздействовал на нас, потому что старик точно не прост.

— Сейчас я вам все расскажу и кое-что объясню, — он снова сделал паузу, но мертвую тишину не нарушил никто. — Вы все попали в ученое заведение. Каждый из вас в своем мире достиг определенного уровня развития, понял все или основную часть законов природы и совершил великое деяние. Причем, совершенно неважно спасли вы мир или наоборот уничтожили. Если вы подошли по критериям, то вам дается шанс продолжить учебу. Обитали вы не только в разных мирах, но и в разных реальностях. Нет, среди вас есть жители из одной реальности, но вряд ли вы знакомы. Законы природы у вас могли отличаться весьма существенно, но все равно они подчинялись некоторым фундаментальным первоосновам. Кто не понял, в процессе обучения поймет, — он посмотрел куда-то вверх, вероятно, увидев непонимание у кого-то на лице. — Подавляющее большинство из вас проходили обучение в подобных учебных заведениях, поэтому будете чувствовать себя, как дома. Те же, у кого был только один наставник, не переживайте — как показывает практика вы быстро освоитесь. Учиться вы у нас будете, пока мы не решим, что вы достигли уровня, соответствующего выпускнику. Заставлять вас посещать какие-то конкретные занятия, никто не будет, выбор только за вами. Главное правило — вы обязаны повышать свой уровень знаний. Замеченные в уклонении от этого, будут исключаться. Периодически будет происходить проверка знаний, если трижды кто-то ее не пройдет, тоже будет исключен. Вопросы?

— А куда вы нас отправите после исключения? — выкрикнул кто-то.

А мне только сейчас пришло на ум, что разговариваем мы все на одном языке, причем настолько привычно, словно он родной и мы всю жизнь общались с его помощью.

— Если захотите покинуть наше учебное заведение сейчас или будете исключены, то отправитесь в свой мир в состояние, соответствующее времени вашего изъятия.

— А что на счет времени, интересно, — пробормотал я.

— По поводу времени, — усмехнулся старичок, — совсем немного его пройдет.

«Он что, меня услышал?», — подумал я. — «Фигассе». Болтать вслух, даже шепотом, здесь противопоказано. Вот только интересно, здесь — это в актовом зале или вообще в этой школе. Или как там называется это учебное заведение.

— Где мы будем жить? Существуют ли какие-нибудь запреты? Где о них можно прочитать? — раздался мелодичный голос сзади меня, что-то всколыхнувший в моей груди.

Я резко оглянулся. За мной сидела очень красивая эльфийка, с надменностью посмотревшая на меня. Я опустил взор на ее грудь, снова поднял, пытаясь понять, что за струна у меня среагировала на ее голос. Безрезультатно. Не скрывая разочарования, я повернулся к трибуне.

— Получил? — чуть злорадно усмехнувшись, прошептала демонесса. — Давай сразу записывайся в мои поклонники, пока я добрая. Эльфы во всех мирах надменные, а я добрая. Так уж и быть, постелю тебе коврик у моей кровати.

А вот эти слова затронули совсем другую струну — яростную, которая лопнув, вышла наружу. Я так посмотрел на свою соседку так, что та стушевалась и быстро опустила глаза. Я едва сумел совладать со своими чувствами, чтобы не высказать ей все, что о ней думаю и где она будет у меня. Зато на преподавателя этой школы наша перепалка не оказала никакого действия, он спокойно отвечал на заданный вопрос.

— Для проживания вам будет выделена земля и матрас. Если такие условия не устраивают, то можете создать что-нибудь свое. Запреты есть. Запрещается драться, проводить дуэли, вести бои и сражения в учебных корпусах. В первый месяц существует запрет на эти же действия и в выделенных для проживания землях. Во всех остальных местах можете делать, что хотите. На все остальные вопросы получите ответы либо в библиотеке, либо на занятиях. Итак, добро пожаловать в Академию Демиургов.

.

Академия Демиургов. 

Как только я услышал о том, что почти на всей территории можно беспредельничать, то сразу же попытался создать магический щит и пси-барьер. И получил полнейший облом — я не чувствовал ни того, ни другого энергетического тела. Либо их удалили у меня, либо надежно блокировали. Если судить по названию этой «школы», то им такое вполне под силу. Попытался почувствовать все свои энергетические тела — тщетно. Задействовал внутреннюю энергию и… Есть! Ура! Получилось! Согласно моей воле она стала циркулировать по телу. Хотя чему тут удивляться? Это же энергия демиургов, так что она по умолчанию обязана присутствовать везде, тем более в этой академии. Теперь магическое зрение. Результат меня озадачил.

Я однозначно чувствовал этот фокус, но никаких магических потоков не видел, как и рассеянной энергии. Но ведь для чего-то мне оставили эту возможность, в отличие от энергетических тел. Вот только для чего? Но тут другая мысль вытеснила эту, и я решил тут же проверить ее. Перешел в боевой транс первого уровня — получилось. Второго — и снова бесполезно. Отложив все, что связано и энергетикой, на потом, я снова сконцентрировался на фокусе. В этот раз постарался отрешиться от всего, что получилось легко, и захотел увидеть хоть какие-то отголоски магической энергии или вообще хоть что-то. Кроме как серой мглы или дымки, или тумана больше ничего не видел. В моей реальности этот туман тоже присутствовал, но уходил на второй план перед магической энергией.

— Очень интересно, — тихо прокомментировал я свои эксперименты.

— Что-что? — услышал я голос своей соседки.

— Отстань! — махнул я рукой.

Это что же получается? Для учебы здесь достаточно физического тела, энергии демиургов и магического зрения. С первыми двумя пунктами понятно, но вот последний вызывает у меня вопрос: «Что такого я должен увидеть?». Ведь предназначалось оно для видения потоков энергии и рассеянной маны. Ответ может быть только один — с помощью этого взора я должен увидеть еще что-то. Больше ничего не придумав, я вышел из своих размышлений, поднялся и осмотрел зал.

— Ничего себе, я задумался!

Зал был почти пуст, только у выходов присутствовали люди, да и те поспешили покинуть помещение. Я тоже направился на выход, чтобы получить свой надел земли. У здания часть студентов, как я решил называть всех учащихся, собрались кучкам, что-то обсуждая. Прислушался.

— … у меня не получается. Там у меня такая сила была, что я мог…

— Да что у тебя, — перебил говорившего другой голос, — вот я мог горы воздвигать и менять русла рек.

Ясно, в этой группе меряются у кого больше, круче и прочнее. Подошел к следующей группке.

— … попасть к себе? Кто-то же должен подсказать.

— Да нет, — возразил знакомый голос демонессы, — видишь же, что часть разошлась. Как-то самим надо додуматься.

Ага, я уже хотел было искать куратора, администратора или вообще того старичка, что читал нам вводную. А оказывается сами должны додуматься. Стало интересно понаблюдать за происходящим. В группах, которых оказалось всего пять, скорее всего, обсуждались былые подвиги, если исходить из воодушевления рассказчиков и их жестов. А вот одиночки, коих здесь было большинство, имели задумчивый вид с признаками работы мозга. Сам, наверное, имел такой же, когда размышлял в зале. А ведь и вправду, как попасть к себе домой?

Домой. Верно, теперь на неопределенное время это учебное заведение будет моим домом. Я огляделся, но уже концентрируя внимание на зданиях, учебных корпусах, окружающей природе. Судя по тому, что постройки находились друг от друга на приличном расстоянии, территорию академия занимает очень большую. По крайней мере, с этого места, кроме актового зала, я смог разглядеть еще только две. Ладно, с этим позже разберусь, тут вопрос стоит ребром — как попасть домой? А как я попал в актовый зал?

— Указать дорогу домой, — произнес я.

Но ничего не произошло, хотя я надеялся на появление стрелки, которая и приведет меня к будущему месту жительства. Мысль мелькнула и исчезла, но я поймал суть. А если так:

— Указать дорогу к моему будущему месту жительства.

Вот и местный проводник появился, надо только научиться правильно выражать свои мысли и требования. И я направился к своему будущему дому. Минут тридцать я передвигался по дорожке, затем свернул на траву и, пройдя еще столько же, остановился, так как указатель исчез. По пути я особо не рассматривал окружающие пейзажи, думая про все то же — что я такого важного забыл. Это чувство то практически исчезало, что я забывал об утрате, то накатывало с новой силой, как в данный момент.

— Это что, все теперь мое? — изумился я.

Территория, которую выделили мне, занимала площадь четыреста соток, и имела форму квадрата со стороной в двести метров. Границей служили редкие посадки каких-то деревьев высотой всего метра два. Вышел за пределы периметра и начал его обходить, дабы познакомиться с соседями. Но удивительное дело — ничего похожего на мой участок рядом не было. Это настолько выбило меня из колеи, что я, отойдя на двести метров, начал новый обход, по завершении которого, сделал вывод, что соседей как таковых нет. Что это означало, даже не мог предположить, поэтому решил уже завтра сходить в библиотеку и поинтересоваться порядками в академии и историей. Сейчас же решил обойти свою территорию изнутри, найти матрас и немного отдохнуть.

Участок выглядел пустырем: трава не скошена, деревья и кусты росли где попало, местами присутствовали проплешины. Мое ложе нашлось в центре. Прилег, ожидая самого худшего, но матрас оказался очень удобный, создавалось впечатление, что он сам подстраивается под меня. Закрыл глаза и тут же провалился в сон.

Проснулся отдохнувшим. Поначалу совсем не понял, где я нахожусь, но миг спустя память все подсказала. Осмотрел свою территорию и задумался о том, почему нам выделили такие странные места проживания. Хотят отсеять тех, кто не стремиться к знаниям? Таким нехитрым способом стимулировать нашу учебу, а наградами будет постепенная выдача частей дома? Эта мысль вызвала у меня смех и сдерживаться я не стал. Отсмеявшись, задумался о том, что выдано другим студентам. Если учесть какая была комната у той демонессы, то можно предположить, что ей выделен подобный участок. А окружающая ее участок территория тоже лава со скалами? При следующей встрече решил уточнить этот вопрос, также как и у эльфийки узнать, если конечно та захочет общаться.

Посмотрел на солнце, пытаясь определить время, и замер. Оно стояло на месте, в том смысле, что не сдвинулось. Я ведь совершенно точно помню, что посмотрел на него, на дерево, под которым я лежал, как раз с этой целью. И что это значит? Как такое может быть? Пример этому был из моего родного мира с планетой Земля, а именно система Земля-Луна, где оборот Луны вокруг своей оси равнялся обороту вокруг планеты, вследствие чего с Земли видна только одна ее сторона. Получается, что академия находится на такой планете?

— Нет, — помотал я головой, — бред. Наверняка здесь все сложнее. Надо срочно в библиотеку и прочитать все, что касается этого мира в целом, и академии в частности. Указать дорогу к библиотеке.

Проводник возник передо мной, и я направился к своей цели. Сейчас я уже пристально рассматривал окружающую обстановку, пытаясь найти соседей. Но ничего подобного моему наделу я не видел. Да и другой местности я не заметил. Вдруг что-то неуловимо изменилось и я резко остановился. Осмотрелся. Вроде бы ничего существенного не заметил. Вот дерево с раскидистой кроной и стволом в виде бочонка, кусты рядом — все так, как и чуть ранее. Я как раз и смотрел на них. Сделал шаг назад, уже очень внимательно всматриваясь в них. Вроде бы все тоже. Я пять раз делал это, пока до меня не дошло, что все дело не в деревьях. Просто в месте «шаг назад» был небольшой ветерок, а «шаг вперед» он прекращался. Создается впечатление, что я переступал некую незримую черту. Решил пока не искать ответа, а пошел дальше. Но буквально через полсотни метров изменил решение, увидев вдали дорожку. Вот теперь я аккуратно ступал назад, держа ее глазами. Шаг — и она пропала, а я почувствовал ветерок.

— Да это же портал! — воскликнул я.

Как он оригинально сделан, что сразу и не заметишь, и не поймешь. Но больше меня удивил метод создания, когда никаких портальных площадок, арок не было и в помине. Может быть, и присутствовала некая энергетическая составляющая, но я ее не видел. Задействовав магическое зрение, убедился в этом, даже серый туман ничем не отличался при переходе, хотя я как раз подспудно надеялся на различие.

— О-о-очень оригинальный мир, — протянул я, в очередной раз пересекая этот портал, и уже не вертя головой, направился дальше.

Зато в голове я постоянно прокручивал полученные результаты, рождавшие у меня много разных вопросов. Где на самом деле находится мой дом? Может ли другой студент пройти через этот портал без моего ведома? Сколько мне идти до учебных корпусов, если не пользоваться им? Этот портал выводит всегда в одно и то же место или им можно управлять? Под мои рассуждения я подошел к библиотеке.

Размер ее не особо впечатлил. Это было все то же одноэтажное здание метров двести в ширину и около трехсот в длину. Я даже не поленился и специально его обошел, поэтому и знаю его размеры. Но это только подтвердило мои выводы относительно того, что не все здесь просто, ведь библиотека, имея такие размеры, никак бы не смога уместить мудрость по созданию планет, миров, а может быть, вообще реальностей. Хотя с другой стороны, что я вообще знаю про это место и как тут хранятся данные и знания. А вот войдя внутрь, я столкнулся с классикой — стойка, за которой стоял хранитель знаний, немного дальше виднелся наверняка читальный зал.

— Что вы хотели, молодой человек? — спросил меня библиотекарь, а я только сейчас внимательнее вгляделся в него.

Разумный непонятной расы. Маленький, словно наш чебурашка, только зеленый и уши поменьше. Роста я его не видел, а свои выводы сделал исходя из размера головы и рук.

— Географическую карту мира, историю академии, какой-нибудь труд, описывающий физику данного мира в целом, — заявил я.

— В каком виде принести информацию? — задал он вопрос, поставивший меня в тупик.

Я так впал в ступор от его слов «принести информацию». Правда, быстро сообразил, что он имел в виду книги там, кристаллы с записью, может быть вообще что-то вроде планшета.

— Книги, — чуть неуверенно ответил я, ведь до конца в своих выводах не был уверен. — С собой выносить можно? — спохватившись, задал насущный вопрос.

— Нет, чтение только в зале, — он указал на проем, за которым я и сам определил читальный зал.

— До скольки работает библиотека? Перерыв есть?

— Перерыва нет, работает постоянно, — последовал ответ от уже уходящего чебурашки.

Он оказался таким, как я его и представлял — мне по пояс. Проводив его взглядом до угла, за которым он скрылся, я пошел в читальный зал. Предполагал, что он будет заполнен чуть ли не всеми студентами, по крайней мере, первого курса, но сидело здесь от силы десяток человек. Была здесь и эльфийка, занявшая стол в углу. Остальные, кроме двух мужчин, представляли незнакомые мне до этого расы. Один из двоих немного напоминал мне Сарыка, орка из мира Оравия. Второй был обыкновенный парень лет двадцати пяти на вид. Внимания на меня обратили всего двое, один из которых и был орк — я решил отнести его именно к этой расе. Единственная девушка в помещении даже бровью не повела.

— Приколоться что ли? — произнес я и направился в ее сторону.

Столы здесь были небольшие, но два человека легко могли разместиться, если только брать не десяток книг. Девушка же ограничилась всего двумя, и, что самое интересное, это были именно книги. Усевшись за один с ней стол, я осмотрелся, стараясь подметить, что читают остальные. Перед орком лежали какие-то бусы, вязанки веревочек, наподобие узелкового письма, вроде бы даже перья. Он с сосредоточенным видом перебирал их, частенько не выпуская из рук одну вещь, брал другую. Перевел взгляд на человека и от изумления открыл рот.

— Компьютер?

То, что находилось перед ним, больше всего напоминало именно компьютер из мира Земли, только сильно усовершенствованным. Когда я окидывал взглядом помещение, войдя в него, не обратил внимания на это, но сейчас… Не знаю, что там у него было вместо клавиатуры, но экраном служила голограмма или иллюзия. «Надо обязательно узнать про них», — решил я для себя.

— Тебе чего надо? — прервал мои размышления и разглядывания мелодичный сердитый голос.

Ага. Эльфийка презрительно, надменно, высокомерно и гневно смотрела на меня. Если прикалываться, то по полной, поэтому я представил ее раздетой и в разных позициях. От этого улыбка-ухмылка сама появилась у меня на лице, а я оценивающе окинул ее взглядом.

— Даже не думай! — сверкнула она своими изумрудами глаз.

— Вообще-то ничего, — постарался добавить в голос разочарования в девушке, даже чуть скривился.

Встал и пересел подальше от нее. И словно только этого и ждал появился библиотекарь, неся мой заказ. Я же удивился такому способу доставки, ведь он мог наколдовать, чтобы книги сами летали к студентам.

— Когда закончите, просто оставьте книги на столе, — сказал он и удалился.

Первой я взял книгу по истории и сразу, что бросилось в глаза, так это возраст академии — два с половиной миллиона лет. Я очень удивился такому небольшому возрасту, поскольку миры только моей реальности насчитывали миллиарды. Второе это факт, что академией является не территория с несколькими постройками, а весь мир целиком! Создана Академия Демиургов нынешним ректором Гривисом. И все: ни имени, ни фамилии или родового имени, ни ученого звания — просто ректор и все. Хотя любому студенту понятно, что разумное существо, а по-другому его не назвать, прожившее столько лет, априори не может быть простым человеком. А фраза: «Он всегда сам проводит первую лекцию в актовом зале» дала понять, что тот старичок, который немного ввел нас в курс дела, и является ректором. Тогда сразу стала понятна его небольшая речь, необходимая только для того, чтобы изучить всех нас. А уж какие он там выводы сделал, не знает, наверное, никто, включая преподавателей. Создавалось это учебное заведение только для одной цели — обучить студентов создавать новые реальности, даже не миры, а именно реальности, включающие в себя тысячи, если не миллионы миров и обитаемых планет. Более подробно объяснялся вопрос по поводу, какими качествами обязан обладать разумный, чтобы попасть сюда. Если обосновать все те замечания и примечания, то получается, что необходимо процентов на восемьдесят понять суть своей реальности или ее законы. Это не совсем точное определение, но достаточно близкое. Даже, если сам человек осознал это только в своем подсознании.

Прочел и про так называемое «великое деяние». У меня это снятие проклятия со всего мира, жертвуя собой. Кто-то мог совершить обратное действие — запечатать мир. Причем, не обязательно оно должно сопровождаться смертью. Вот только по статистике около трех четвертей таких действий заканчиваются гибелью людей. Еще один важный момент — все действия необходимо совершить самому. Но самое удивительно в том, что попадают сюда только после смерти в своем мире, и отвечает за это одна из первооснов. То есть в каждой реальности присутствует нечто, которое отслеживает всех жителей и подходящих по критериям отбора переправляет сюда. Что это и как оно проис


убрать рекламу


ходит в этой книге не сказано.

Пару слов здесь было сказано и про жизнь в академии. Когда говорилось, что в учебных корпусах творить беспредел нельзя, это имелось в виду здание и три метра вокруг него. То есть за пределами этого можно даже человека убить, что приравнивается к исключению со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сидеть сутками напролет в помещении никто не сможет, потому как необходимо потреблять пищу. Это тоже сделано специально. Да и занятия проводятся в разных местах. Обосновывается это достаточно просто — будущий демиург должен уметь все: быть и умным, и сильным, и ловким, и хитрым. А вот по поводу своего жилья сказано, что каждый создает его под себя. Какой-то конкретики по взаимоотношениям я не нашел. Столовая тоже относилась к учебным корпусам, что меня сильно обрадовало.

Позабавило меня больше всего место, где можно узнать расписание занятий и лекций — Доска объявлений. Подозреваю, что в том месте и будет именно доска, а не здание по типу деканата. А удивился я тому, что мы никогда не пересечемся с другими потоками обучающихся студентов.

Второй я решил прочесть книгу по географии, поскольку походила она вообще на брошюру — такая же тоненькая. Ею она и оказалась. Изображены были только учебные корпуса и дорожки между ними. Остальная территория уходит в бесконечность, причем имеется ввиду именно то, что края нет, а не лень создателя этой книги. Стал внимательно рассматривать имеющееся. Пара озер с впадающими и вытекающими из них речушками, парки и другие лесные насаждения. Часть корпусов находилась на темных пятнах, вероятно, для тех, кому нравится другая природа. Присутствовали здесь и пустыни или что-то подобное, выделенное желтым и темно-коричневым цветом, и еще пару десятков местностей. Для проверки своей идеи прочитал несколько названий — одни и те же имелись на разных территориях, что подтвердило вывод, что каждый студент может найти здесь кусочек привычного для себя мира.

— Корпус моделирования, — прочитал я последнее название, на котором решил заканчивать с географией.

Это что же, там находится нечто вроде мощного компьютера, на котором можно применить знания из курса «Математические методы моделирования» с Земли? А если сюда добавить выкладки из магического мира?

— Класс! — не удержался от вскрика я, чем обратил на себя внимание уже всех присутствующих.

На радостях послал эльфийке, сидевшей с недовольным лицом, воздушный поцелуй, от чего она снова сверкнула своими изумрудами, задумался о своей идее. И сразу понял, что рано обрадовался, ведь здесь магии нет, привычной науки тоже. Так что использовать его можно только для здешних знаний, а сооружен он для удобства прибывших из технических миров. Оставив этот вопрос на потом, открыл третью книгу.

И понял, что для понимания этого труда мне учиться не один десяток лет. «Глобальные информационные потоки являются фундаментальным законом создания первичных признаков объектов в многомерном безвременье ничто» — это единственная прочитанная мной фраза, осмыслить которую я могу со своими текущими знаниями. Не понять суть, а только попытаться понять о чем идет речь. Остальные слова являлись для меня дремучим, темным лесом в безлунную и беззвездную ночь. Я просто листал ее, разглядывая картинки, периодически цепляясь взглядом за какие-то фразы.

— Таким образом, этот объект регулирует наступление времени суток, увеличивая или уменьшая свою яркость, — прочитал я очередную фразу, которую понял.

Пролистнул несколько страниц назад и начал читать все подряд. Из всей абракадабры я понял только одно — местное светило является одновременно и солнцем — днем, и луной — ночью. А самое главное, оно одно для всей территории бесконечности и, насколько я понял, его светимость в одно и то же время во всех местах одинаковая. Попытался осмыслить и понять, как можно создать нечто подобное и, понятное дело, потерпел сокрушительное поражение. Зато желание учиться взлетело до небывалых высот. В это время мой желудок подал голос, подтверждая тот факт, что кушать мне необходимо. Поднявшись, я направился к выходу, отмечая, что последним закончил свои дела здесь.

Выйдя во двор, я первым делом оценил обстановку, помня, что за трехметровой зоной меня могут и покалечить, и убить. Но все было тихо — то ли все остальные уже побывали в библиотеке, то ли пытались понять свои способности, то ли вообще находились в столовой, куда я направлялся.

— Указать дорогу к столовой.

Появился проводник и я, перейдя в боевой транс, направился вслед за ним. По пути я видел других студентов, спешившим по своим делам, но подозрительного ничего не заметил. Нападать на меня тоже никто не спешил. Около местного злачного места стояли три группки студентов, о чем-то разговаривая, не обратившие на меня никакого внимания. «Неужели здесь все такие правильные?», — мелькнула у меня мысль. — «Да, нет, не может быть такого». Войдя внутрь, я растерялся, оказавшись в большом холле, из которого вело множество дверей куда-то дальше. Но сориентировался быстро. Как оказалось, каждая дверь вела в свой сектор и, насколько я понял, все они соответствовали количеству рас. Точнее не рас, а местам их обитания или пристрастиям. Я естественно направился в свой светло-зеленый.

Сел за стол и обратил внимание на местное меню. Над столом висела голограмма или иллюзия, где показывался внешний вид блюда. Нажав на первое попавшееся, оно увеличилось в размере. Там даже присутствовало описание, которое я даже не стал читать. Всего блюд было двадцать и еще десять видов напитков. Выбрал я что-то, похожее на мясо, еще взял салат и напиток наугад. По вкусу все понравилось, и даже с мясом угадал или чем-то похожим на него. Вкус напитка или сока вообще не мог ни с чем сравнить, очень уж тот был необычным. Уже почти дойдя до дверей, столкнулся с давешней эльфийкой, взглянувшей на меня с тем же высокомерием, и мне тут же захотелось ее поддеть.

— Да что ты меня преследуешь! — выкрикнул я так громко, чтобы все присутствующие слышали. — Не буду я с тобой спать.

Выслушивать ее не стал, а быстро прошмыгнул за дверь, успев только заметить ее обескураженное выражение лица, на котором начали появляться признаки гнева. Видать, не привыкла к такому отношению, а может быть, в их мире вообще юмора не было. Я вспомнил свои аналогичные шутки в отношении Литанны из мира Инфереал. Там мне просто нравилось выводить ее из себя, а здесь сыграла роль надменность эльфийки. Нет, я и ранее встречался с таким отношением эльфов к другим расам, но то не идет ни в какое сравнением с тем, что я увидел здесь.

На улице все те же группки продолжали разговаривать. Хотя нет, в двух прибавилось по человеку, точнее, это были представители других рас, но мне проще называть всех людьми. Непосредственно людей, или как нас называли в моей реальности харанов, я насчитал всего десяток, хотя студентов было не менее трех сотен. Это те, кто выглядели один в один, как я. Присутствовали различные модификации, даже один четверорукий.

— Указать путь к доске объявлений, — произнес я, убедившись, что опасность отсутствует.

.

Академия Демиургов, столовая. 

Дверь за этим ничтожеством закрылась, но гнев с яростью только набирали силу в груди Альваинн. Как посмел этот смерд так обращаться с ней?! В ее мире он бы уже лежал на плотоядной траве или находился в объятиях дерева хаармир, которое тоже любит лакомиться мясом. И трава и дерево доставляли сильнейшую боль во время приема пищи, но после заживляли раны своей еде. И любили они только живую еду. Вывели их жрицы совместно с магами первоначально для наказания своих мужчин, которые их не слушались, но после стали применять ко всем врагам.

В их реальности, в очень многих мирах процветал матриархат, где для мужчин предназначена роль быть рабами. И войны как раз велись между двумя центрами силы с разнонаправленным мировоззрением. Врагами их были миры, где главенство мужчин являлось неоспоримым. Она, племянница правительницы, в свое время сумела уничтожить целый мир, используя дарованные ей от природы силы. Подчинить тот мир не удалось, так как там сражались даже девочки, девушки и женщины, не понимающие какое благо они несут им. Сама она тоже не смогла уйти, потому что враги применили какой-то артефакт, намертво перекрывший все портальные пути, даже верхних рядов, что ранее считалось невозможным у них на родине.

Теперь этот человечек-низший. Она их просто ненавидела, потому что те являлись самой непокорной расой в их реальности и рабов из их числа было крайне мало. Даже с рабскими ошейниками те умудрялись восставать против своих хозяек. Только при полном подавлении воли те спокойно служили, но это не доставляло никакого удовольствия. Тогда, в актовом зале, она сдержалась, ведь возможности окружающих ее людей неизвестны. Поэтому и направилась первым делом в библиотеку, чтобы прояснить для себя вопросы по скорейшему набору силы. В своем мире она была одной из сильнейшей магиней, очень скромно владеющей другим оружием, поэтому хотела поскорее стать сильной, чтобы набрать рабов. Но постигшее разочарование заставило ее повременить с этим — из тех книг, что она заказала, девушка поняла ровным счетом ничего.

— Госпожа, я уверен, что этот нахал заслуживает серьезного наказания, — услышала она подобострастный голос и посмотрела на говорившего.

Вылитый эльф, только кожа темно-коричневая. Она не слышала о таких в своих мирах, но это не значит, что их нет. А вот его поза была ей знакома — именно так раб-эльф обращался к своей хозяйке. Точнее, не совсем так, но очень близко. Догадка моментально появилась у нее в голове и Альваинн поспешила ее проверить.

— Будешь моим рабом, — приказала она.

— С огромным удовольствием, моя госпожа, — поклонился тот.

— Тогда выберешь мне еду, — последовал новый приказ.

Тот еще раз поклонился и направился к столику, а обрадованная девушка пошла за ним, обдумывая эту ситуацию. Непосредственно в их мире мужчинам магия была практически неподвластна, только самые низкие уровни. Но она знала, что в некоторых других мирах и эльфы могли стать сильными магами, она даже встречалась с одним из них. И все они все равно оставались чьими-то рабами.

— Госпожа, вот самое вкусное, — услышала она голос, когда оторвалась от раздумий.

— Рассказывай кто ты и откуда.

— Мой мир назывался Жимоххиан, — начал тот рассказ, — и находился он…

Девушка слушала его, все больше убеждаясь, что он принадлежит той же реальности, что и она. «Надо же как повезло!», — подумала она. Непосредственно о его мире она не знала и не слышала, но происходящее там чуть ли не один в один напоминало ситуацию у них. Раб рассказывал про войны между мирами, названия этих миров и, когда она услышала знакомое, то окончательно убедилась в своей правоте. Мир, названный им, находился очень далеко от их сектора, что сами они друг с другом не контактировали. И, насколько она поняла, что Жимоххиан находился от того на таком же расстоянии. По ее подсчетам их миры связывало не менее пятидесяти максимальных переходов и так далеко никто не ходит. Очень интересен показался ей рассказ о событиях, приведших его сюда. Они в свое время завоевали один мир с людьми, и в течение пятидесяти лет все шло спокойно, но только до момента, когда в него прибыла младшая дочь их правительницы — новая хозяйка. Вот тогда внезапно и грянуло восстание. Люди подготовились очень хорошо, нанеся удар по принцессе. Сам же он долго сдерживал удар единолично, но в итоге был убит, а что с принцессой он не знал. Такое поведение бывшего и, уже настоящего, раба ей очень понравилось.

— Ты чистый маг или боевик? — задала девушка насущный вопрос.

— Боевик, начинал с владения холодным оружием, а когда открылись способности, то начал обучение в школе, — с наклоном головы ответил он.

— Тогда продумай, как убить этого смерда, — приказала она, — но еще лучше захватить его, чтобы я могла насладиться его унижением.

— Будет исполнено, моя госпожа.

В этот раз он поднялся и поклонился, на что Альваинн удовлетворительно кивнула, усмехнувшись при этом.

.

Академия Демиургов. 

Доска объявлений являлась именно доской. Не в том смысле, что из дерева, а по своему назначению. Даже написанные слова, казалось, не имели никакого отношения к здешней магии, а были выдавлены каким-нибудь технологическим способом. Но и здесь применена цветовая гамма для поиска более привычной среды обучения. Найдя свое расписание, я очень разочаровался, что первое занятие будет только через пять дней. Для сравнения решил глянуть соседнее, где первый урок был на шестой день. Теперь уже целенаправленно искал место, где он будет завтра или, хотя бы, послезавтра.

— Это ирония судьбы, — усмехнулся я, убедившись, что первое занятие послезавтра и в темном секторе.

Решил пойти глянуть его сейчас, чтобы понять, смогу там находиться и, что главнее, учиться или нет. А заодно узнать, можно ли вообще попасть на территорию, предназначенную для других людей.

— Указать дорогу до темного сектора.

И ничего, никакого указателя не появилось. Хотел махнуть рукой, но подумал, что может это я неправильно ставлю задачу. То есть, по умолчанию я учусь в своем секторе, а чтобы попасть в другой надо правильно все задать. Чтобы не мучиться пустыми размышлениями, решил спросить у библиотекаря. Но в это время обратил внимание, что на улице потемнело, поэтому направился домой. У входа на свою территорию я остановился, задумавшись о необходимости дать название своему дому. И почти сразу в голове появилось название.

— Будешь городом и нарекаю тебя Туманность, — сделав как бы приглашающий жест рукой, изрек я.

И в ответ на это над импровизированным входом появилась соответствующая надпись.

— Класс! — воскликнул я и направился к своему ложе.

Лежа на матрасе, я наблюдал удивительную картину преобразования солнца в луну. Это очень напоминало уменьшение напряжения в электрической лампочке, когда она тускнеет. Удивительно, но на небе появились звезды, хотя я понимал, что это обыкновенная имитация. Нет здесь никаких других миров или планет. Решил для себя «собрать» звезды в созвездия, и под это дело уснул.

Разбудил меня луч, пробравшийся сквозь листву, дабы осветить мой левый глаз. Сегодняшний день еще официальный выходной, хотя для чего он необходим, не знаю, разве что для знакомства. Времени я не знал, и только сейчас подумал об этом. Не хотелось бы опаздывать на занятия. Мало ли что там говорил ректор об учебе, вдруг такие мелочи тоже сказываются на зачетах или на сложности заданий. Хотел сделать себе зарубку, что у библиотекаря узнать и это, как меня посетила мысль.

— Показать текущее время.

Замечательно! Наподобие указателя-проводника перед глазами появились цифры. Судя по ним, сейчас ранее утро, поэтому решил начать его с тренировки, так сказать, совместить полезное с полезным. Я обежал по расширяющейся спирали вокруг моей территории, чтобы точно знать «Что? Где? Почем?». Нашел озеро, где с удовольствием искупался, а желудок напомнил о своем желании. По дороге в столовую решил проверить размеры портала, а также один он там или нет. Ширина его оказалась метра три, высоту не знаю. Я начал рядом проверять наличие других порталов, но так ничего не обнаружил. Решил проверить работу, убрав указатель — все работает. Перейдя на ту сторону, развернулся и вновь постарался хоть что-нибудь разглядеть. Только настроился на свой фокус, как получил сильный удар в спину и, влетев обратно, покатился по земле, а сердце мое остановилось.

.

Академия Демиургов. 

Килон с самого начала нахождения в этом странном месте, именуемом Академией Демиургов, хотел найти свою госпожу. Но поиски не увенчались успехом, а значит, она осталась в его мире и он надеялся, что осталась жива. На первой лекции он сидел сверху, специально, чтобы видеть всех. Там же он почувствовал облегчение от того, что сумел выполнить свой долг, но почти сразу почувствовал, что ему чего-то не хватает. И только увидев ее, понял причину. Подойти к ней и нарушить этикет он не решался, поэтому находился всегда в отдалении, надеясь, что та его заметит. Но девушка, странная, но очень красивая представительница его расы постоянно была занята своими делами, не обращая внимания на окружающих. А когда тот низший посмел оскорбить ее, не сдержался и, переборов себя, подошел к ней. А ее слова «Будешь моим рабом» пролились бальзамом на его душу. Теперь у него есть госпожа! Дальнейший разговор установил, что жили они в одной реальности, только очень далеко друг от друга. И он получил первый приказ — уничтожить посмевшего оскорбить его новую госпожу. Он расшибется, но приказ выполнит.

С рождения он обладал великолепным навыком маскировки и отвода глаз, а здесь, насколько он понял, врожденные способности остаются, не все, но очень многие. Ему с этим вроде бы повезло. Сейчас он решил проверить. Заприметив идущего человека, он применил ее и направился тому навстречу. Все шло своим чередом — шедший навстречу не высказывал никаких признаков, что видит его, и Килон хотел обрадоваться, как паре метрах тот в удивлении уставился на него. Сделав вид, что он сам задумался, поэтому и не заметил приближающегося человека, он обошел его и направился дальше. Получается, что в этом странном мире его способность работает только дальше двух метров. Прискорбно, но все не настолько плохо, просто придется действовать намного осторожней. Теперь остается только выследить нахала. Первым делом он отправился узнать расписание занятий, и какое же было везение, когда он там увидел этого человека. Теперь дело остается за малым — проследить за ним. Это оказалось просто, тот совсем ничего не подозревал.

— А зря, — прошептал Килон.

Когда его цель исчезла в портале, он не стал ее преследовать, как и не расстроился совсем. Найдя подходящее место, находящее чуть в стороне от линии портала, он притаился и принялся ждать. Как он и предполагал, появился тот только на следующий день, но своими действиями сразу насторожил его. Вышел, вернулся обратно, снова вышел и опять вернулся. Поначалу подумал, что тот сумел его увидеть, но вскоре убедился в ошибке этого мнения. Это больше всего напоминало на какую-нибудь проверку работы портала. Вот он снова вышел, развернулся и принялся внимательно что-то там разглядывать. Лучшего момента не придумать — десять быстрых шагов на максимальной скорости, удар в спину в район сердца с добавлением силы, и тот влетел обратно в портал.

Его, как одного из лучших телохранителей-убийц, обучали долго и упорно различным действиям в той или иной ситуации. В данный момент самым важным фактором было его незнание природы, навыков и умений цели. В таких случаях предписывается после нанесения удара спрятаться и не преследовать жертву, чтобы не попасть в ловушку. Были случаи, когда убийца, будучи уверенным в смерти своей жертвы, подходил к ней и погибал сам. Но данная ситуация выходила за рамки, поэтому он бросился за ним и… Уже спустя пару секунд он заподозрил, что портал не сработал или попросту его не попустил. Обойдя предполагаемое место его нахождения, он нашел пятно примятой травы, где еще сосем недавно сидел в засаде. Не оставалось ничего другого, как попросту сидеть и поджидать его.

Задействовав свою способность по отводу глаз на максимум, наблюдал за местом падения человека. В течение полутора часов ничего не происходило, никто не выходил и Килон направился в сторону учебных корпусов.

По пути он усиленно обдумывал получившуюся ситуацию, убита или нет цель, но все же решил повременить. А сам в это время задумался о том, что порталы к личным территориям пропускают только хозяев.

.

Академия Демиургов, территория близ города Туманность. 

Только мой огромный опыт боев с применением внутренней энергии и неполное владение ею напавшего на меня помогли сохранить мне жизнь. Я мгновенно направил волну в район сердца и оно заработало. Поначалу первые пять ударов были слабыми, затем наоборот оно стало с силой гнать кров по моим венам. Вот если бы напавший владел техникой взрыва, как я проделывал несколько раз, то вряд ли я выжил. Покатившись по траве, я заставил себя остановиться лицом вверх, прикрыл глаза так, чтобы видеть всех, которые будут подходить ко мне, и притворился мертвым. Сердце в данный момент стучало, словно кузнечный молот, вероятно, желая реабилитироваться передо мной за временную потерю работоспособности, но в остальном я старался походить на труп. Минут тридцать я находился в состоянии неподвижности, мой моторчик успокоился, но на глаза мне никто не попался, также как я не слышал никаких звуков, означавших, что кто-то подходит ко мне. Належавшись, я вскочил на ноги, переходя в боевой транс и готовый сражаться. Но никто на меня не нападал, не бросал в меня камнями, ножами и прочими колюче-режущими предметами.

— Странно, — пробормотал я, — я бы бросился добивать. Даже, если он сильнее меня, то просто применил бы состояние контроля.

И застыл. Как я мог забыть об этом состоянии, которое многократно помогало мне сохранить жизнь. Вот ведь интересно — забыть я о нем не забыл, но создавалось впечатление, что для меня оно стало какой-то второстепенной вещью. Перешел в него и… получилось! Не знаю степень владения, но я совершенно отчетливо почувствовал его. Осталось только проверить на ком-то из разумных.

Но я решил не спешить, ведь велика вероятность, что с другой стороны меня караулят. А я сделаю то же самое с этой. Выбрал удобное для наблюдения место, спрятался и принялся ждать. Но время шло, а никто так и не появился, поэтому я расслабился, разлегся на траве и до обеда решил отдохнуть, обдумывая случившееся. По всему выходит, что кто-то уже стал качать права, наверное, те группки, что я видел вчера у столовой. Рановато что-то, ведь я полагал, что еще дня два будут присматриваться и собираться в компании. Но выходит, что кто-то резвый да быстрый уже начал действовать, чуть не отправив меня на тот свет. И рассмеялся такому каламбуру — в этом мире тот свет — это моя родная реальность. Отсмеявшись, задумался о мерах противодействия и не заметил, как задремал.

Разбудил меня желудок, требуя пищи насущной. Пришлось встать и со всеми предосторожностями направиться в злачное заведение. Добрался без происшествий и у столовой никаких групп не было, хотя подспудно ожидал не только их наличие, но и каких-нибудь каверз после случившегося. Наверное, это правильно объединятся, чтобы дать отпор, но очень уж я привык ходить один. Периодически появлялись у меня спутники, но только на время. Правда, в последнее время с Витаэль много проводил времени, но все равно одному привычнее. «И кстати, почему с ней так долго?», — появился у меня в голове вопрос. — «Тем более что близость с ней была всего один раз, не то, что с демонессами». Воспоминания о таких приятных вещах подняли мне настроение и я с улыбкой вошел в зал приема пищи.

— Опоздал что ли? — пробормотал я, видя только одного человека.

Он сидел ко мне спиной и разглядеть я мог только волосы, спускавшиеся чуть ниже спины и переливающиеся всеми оттенками желтого, оранжевого и коричневого цветов. Волосами здесь никого не удивишь, а вот их отсутствием — легко. Имею в виду вариант, что они есть, но их, как я, бреют — я один такой неповторимый. Кстати, вот тоже интересный факт — очнулся я в том виде, котором любил ходить. Но за эти сутки у меня даже ежик не появился. Получается, что мы не являемся полным и абсолютным аналогом предыдущей жизни. Подтверждением этого варианта служит и тот факт, что я понимаю, что забыл какую-то важную для себя вещь. Я снова задумался об этом. Вот чувствую, что это должно быть что-то очень важное, что-то судьбоносное, что-то значимое и в очередной раз отступаю. И это при всем при том, что остальное помню в мельчайших подробностях.

— Что же я такое забыл? — пребывая в задумчивости, пробормотал я.

— А это правда, что ты послал эльфийку с ее сексуальными притязаниями? — раздался звонкий девичий голосок, почти детский.

— А? Что? — повернулся я назад.

— А это правда, что ты послал эльфийку с ее сексуальными притязаниями? — повторила свой вопрос обладательница радужных волос.

Сама же она была ростом не более метр шестидесяти, имела детское миловидное личико, большие янтарные глаза, которые гармонировали с ее чуть припухлыми губками и небольшим носиком. Выглядела она девочкой лет двенадцати-тринадцати, если не брать во внимание ее грудь, вполне девичью. Пока я обводил ее заинтересованным взглядом, девочка или девушка совершенно не смутилась и даже сделала оборот, чтобы я мог ее рассмотреть. Затем до меня дошел смысл ее вопроса.

— Ну да. Бегала, приставала, но я сдержался и отвадил ее, хотя, признаться, это было нелегко, — ответил ей.

— Врешь, — вздохнула она.

— Не-а, — помотал я головой, — просто предвосхищаю события.

На это она громко рассмеялась и собиралась развернуться, как я ее спросил:

— А что тебе нужно?

Она посмотрела на меня, как на полоумного, и ответила:

— Так надо объединиться, чтобы легче было и я надеялась, что ты другой, — она еще раз вздохнула. — Мне уже трижды делали предложения заняться сексом, а что будет потом? Сейчас все еще обживаются, но на днях должно начаться.

Эта девочка подтвердила мои мысли, да и рассуждала, как взрослая, а выражение глаз периодически выдавало умудренную жизненным опытом женщину.

— Слушай, а сколько тебе лет?

— Что, малолеткой выгляжу? — задорно спросила она, на что я кивнул. — Тем не менее, мне уже пятьдесят лет, а живем мы до двухсот. И до старости так выглядим и умираем молодыми, вот только потом сразу превращаемся в прах.

В это время мне бурчанием снова напомнили о моих обязанностях, после чего я заказал еду и принялся ее кушать. Кстати, сегодня меню, как мне показалось, было совершенно другим, по крайней мере, вчерашнюю пищу я не нашел. Девушка почему-то решила никуда не уходить. Для себя решил приравнять ее именно к ним, как среднее арифметическое между девочкой, на возраст которой она выглядела, и женщиной, которой являлась по сути.

— Ты чего не ушла? — заморив червячка, спросил ее.

— Давай знакомиться, — задумчиво глядя на меня, произнесла она. — Мое имя Аилен Иллатхар ра Инхара.

— Андрей Туманный, — ответил я, честно пытаясь запомнить как ее зовут.

Запомнил, но вот выговаривать его постоянно — увольте. А вот сокращать она вряд ли позволит, потому как произносила его с какой-то торжественностью.

— Приятно было познакомиться, — ответил я. — Ты извини, но мне надо идти по делам.

Общаясь с этой странной девушкой, совсем вылетело из головы, что хотел проверить работу состояния контроля. Улица встретила меня отсутствием кого бы то ни было, но наученным горьким опытом я внимательно следил за окружающей обстановкой. Удивительно, но до библиотеки дошел без происшествий и даже никого не встретил, чего нельзя было сказать про нее, где в читальном зале даже на первый взгляд находилось не менее шести десятков человек.

— Хотел вас спросить о классификации секторов и как правильно задать место назначения не моего направления? — спросил я библиотекаря.

— Проходите в читальный зал, сейчас принесу книги, — получил в ответ.

Блин, я уж думал, что ответит мне на словах и все дела, но здесь, наверное, такое совсем не принято — раз библиотека, то сиди и читай. Окинув взглядом находящихся в зале, убедился, что знакомых нет, поэтому отошел и сел за свободный столик. И почти сразу увидел идущего ко мне хранителя знаний. Это оказалась книга, пусть тонкая, но книга, хотя ожидал нечто вроде брошюры. А вот когда начал читать, то понял, что здесь написано не только о классификации секторов, описываются еще сами помещения и, что странно, так как я этого не заказывал, виды разумных, для которых тот или иной сектор является родным. Признаться до этого момента я был уверен, что книг, как таковых нет, а библиотекарь где-то там их создает согласно заказу, но сейчас даже не знаю, что и думать. Я рассматривал рисунки, которые присутствовали в книге, и украдкой посматривал на других читателей.

На самом деле к темным секторам можно отнести два — один тот, о котором я подумал, второй светлее. Кстати, они получили темный цвет не за темное прошлое населяющих их рас, не черные дела и делишки, все куда проще — их миры были темные в прямом смысле слова. Солнечного света было очень мало, или он вообще отсутствовал. Например, мир полузнакомой мне демонессы освещался лавовыми потоками, а небо там было вообще черным. Он как раз и относился к самому темному. Стал целенаправленно искать мир Аилы-как-то-там-еще, и ведь нашел. Голубой сектор, мир солнца и ярких насыщенных красок. А завтра путь мне предстоял в темно-фиолетовый.

Сейчас я направился корпусу моделирования своего сектора, очень уж меня раздирало любопытство. Всю дорогу я провел в боевом трансе, но и в этот раз я был никому не нужен. Создавалось впечатление, что напавший на меня, кто-то вроде гопника с Земли — напал, ударил и слинял. Войдя в зону безопасности, отбросил свои мысли и шагнул в здание и, пройдя холл, вошел в учебный класс. По периметру прямоугольной комнаты находились отгороженные с трех сторон кабинетики или как их там правильней назвать. В них стояли два кресла и стол. Прошелся вдоль стены, чтобы убедиться в полной идентичности всех отделений, и сел в последнее. Кресло тут же подстроилось под меня, что совсем не удивило.

— Настроить рабочее место на нового пользователя? — появилась перед глазами надпись.

— Да.

Я, аж, вспомнил операционную систему Windows моего родного мира. Вот если сейчас появится надпись «Используйте менеджер для настройки», я просто развернусь и уйду. Меня и дома выводили из себя все эти кнопки: «Выберите», «Далее» и прочие.

— Идет снятие идентификационных параметров.

— Идет создание идентификационного образа.

— Проверка идентифи


убрать рекламу


кации… Успешно.

После этого мне на голову оделся какой-то шлем, если судить по ощущениям. Но поднесенные руки показали, что там ничего нет, хотя ощущения не пропали.

— База моделей пуста. Создать новую?

— Да.

— Укажите тип модели.

Вот те на! Именно сейчас мне бы не помешал менеджер, чтобы из предоставленного списка выбрать имеющееся, но здесь надо словами задать. И я уверен, что не просто так, а в соответствии с местной наукой. И я сказал единственное, что пришло в голову.

— Реальность.

— Количество граничных условий информационных потоков?

Откуда я знаю, что под этим подразумевается? Ну, пусть будет:

— Пять.

— Введите граничные значения.

И перед глазами появилось пять полей ввода. И что может служить в качестве значений? Кроме цифр мне ничего не приходит в голову. Конечно, буквы тоже могут участвовать, ведь и в моем родном мире в программировании при переводе в шестнадцатеричную систему исчисления использовались цифры. Я задумался над этим вопросом, но пришел к выводу, что все эти системы придуманы людьми, а здесь надо использовать цифры, которые я знаю. И тут, внезапно, я осознал, что помимо привычной мне десятеричной системы, я знаю еще какую-то сложную и многоуровневую. Я так понимаю, что она придумана именно для информационных потоков, о которых шла речь. Слово-то понятное, но что это за явление, я без понятия. Как только начал усиленно обдумывать новые для себя данные, как из глубин памяти всплыли знания об этом.

— Ну-у-у, — протянул я. — По логике, чем меньше граничные условия, тем меньше должно быть вариантов. Наверное, так.

Поэтому я задал два условия из первого уровня, три из второго с самого начала. Но местный компьютер не продолжил дальнейшие действия — пять полей ввода так и маячили перед глазами. Но волшебное слово «Готово» сдвинуло программу с мертвой точки. Я подождал минут пять, но мне не вывели никаких ответных данных, а я-то размечтался, что создал новую реальность. Пусть не реальность, но хотя бы одну планетку. Скорее всего, с теми данными, заданными наобум от балды, ничего не то, что путного, даже абы какого создать невозможно. Придется сначала получить хоть какие знания, а потом уже гнаться за мечтой. Поднялся и виртуальный шлем тут же исчез.

Когда шел на выход, в одном отделении увидел знакомого паренька, который вчера в библиотеке орудовал техническим устройством. Увидев на его лице радостную улыбку, подумал: «Вот дорвался, как цыган до мыла», и хотел пройти дальше, как радость перешла в сильное разочарование. Мне стало интересно, и я принялся наблюдать за ним. Радость… Предвкушение… Разочарование… Радость… Предвкушение… Разочарование… Злость… Радость… Все ясно — он тоже что-то моделирует и у него, так же, как у меня, ничего не получается — отсюда и такие эмоции. Еще надо учитывать, что уровень технологий в его мире на порядок, если не на два, выше, чем на Земле. Улыбнувшись, я направился на выход.

— А не сходить ли мне в трактир, — обозревая окрестности, произнес я и улыбнулся.

Почему-то посещение этого места подняло мне настроение на небывалую высоту, хотя, казалось бы, с чего? Пусть ничего у меня не получилось с моделированием своей собственной реальности, но наличие такого компьютера или искусственного интеллекта, или… А собственно как назвать это нечто, умеющее обрабатывать такие данные? На мой, пока еще дилетантский, взгляд это более всего похоже на искусственный интеллект уровня бога, как минимум.

— Ух ты! — воскликнул я, обводя заполненный людьми зал столовой. — Что за паломничество? Или сегодня на ужин подают какие-то деликатесы в честь окончания отдыха или начала учебы?

Вот сейчас я сменил боевой транс, в котором пребывал все время и с которым я уже успел сжиться, на состояние контроля. Я успел заметить направленные на себя взгляды, поэтому для проверки лучше обстановку не найти. И ничего, никаких нитей контроля. Остается надеяться, что смогу влиять на своего противника во время схватки, хотя и сам уже практически не верил в это. Я уже направлялся в дальний угол за столик, как краем глаза заметил какое-то движение. Ага, малявка из голубого сектора почему-то облюбовала наш светло-зеленый, и теперь рядом с ней находился настоящий демон, что-то ей рассказывающий. А движением являлось то, что он приобнял ее двумя правыми руками. «А ведь не врала она», — подумал я и двинулся дальше.

Ужиная, я, наконец-то, сообразил, что мне казалось не так. Половина людей просто сидела и разговаривала, не спеша уходить. В одном месте достаточно оживленно, что даже начали помогать себе руками. Не в смысле кулаком в челюсть, а жестикуляцией доказывали свою правоту в споре. «Что-то произошло», — мелькнула у меня мысль.

То, как Аилен ловко извернувшись, выскользнула из двурукого захвата, говорило о большом ее опыте в этом деле. А вот последующий маршрут ее движения мне категорически не понравился — двигалась она четко в мою сторону, провожаемая гневным взглядом своего ухажера, переходящим в ярость. Вот сейчас я снова задействовал свою способность контроля по полной в надежде, что хоть такие явные намерения как-то увижу. Но снова безрезультатно.

— Привет, — поздоровалась она, присаживаясь за мой столик.

— И зачем тебе это нужно? — проигнорировав приветствие, спросил я.

— Что? — захлопала она ресницами, словно глупенькая девочка.

Наверное, такое поведение женской половины свойственно во всех реальностях.

— Я очень не люблю, когда меня так используют, — спокойно ответил я, — могу и сам легко свернуть шею. В следующий раз так и сделаю.

Я просто ненавижу, когда меня используют втемную или втягивают в какие-то свои разборки, как сейчас. Вчера она делала это деликатно, стараясь убедить меня в необходимости объединиться с ней в группу. Если подходить по человеческим меркам, точнее по меркам реальностей, то все верно, но здесь все может оказаться совсем по-другому. Поэтому и хочу сначала обжиться, осмотреться, убедиться, что на самом деле можно делать, чего нельзя, увидеть своими глазами или узнать из уст ректора о наказании за нарушения и об отчислении из академии. Но эта великовозрастная малявка своим поведением серьезно вывела меня из себя, где-то там глубоко внутри меня бушевало пламя, хотя внешне я ничего не показывал. Я даже знаю причину этого. Еще на Земле девушка, с которой я встречался, втянула меня в разборки, где меня убили. Вот с тех пор я и ненавижу такие вещи.

— А ну пшел прочь отсюда! — раздался рядом со мной рык.

Повернул голову — рядом стоял демон, сверкая налитыми яростью глазами. А самое удивительное, что сквозь нее я прекрасно видел еще не успокоившуюся похоть — видать, сильно его заинтересовала девушка.

— А ты что, пришел сюда причиндалами меряться? — по-прежнему спокойно спросил его. — У кого длиннее и толще, тот и имеет право на нее?

Я кивнул в сторону девушки. На миг у него появилось недоумение, тут же сменившееся пониманием, затем удовлетворением. Ухмыльнувшись, он произнес:

— Идет! — и потянулся к штанам.

— Эй, эй, — остановил я его, — не здесь же.

Удивительное дело — все чувства у него ушли, кроме похоти, от которой глаза его полностью замаслились. Но мои слова все же достучались до его мозга, а мне подумалось, что великое деяние его, это, наверное, поиметь одновременно пару тысяч демонесс. У меня даже усмешка появилась на губах.

— А вообще, она мне на фиг не нужна, — снова кивок в сторону Аилен.

Таким нехитрым способом я решил ей немного отомстить, краем глаза наблюдая прокатит или нет. Прокатило. Заметил, как вспыхнули ее глаза, причем в прямом смысле слова, но она моментально взяла себя в руки.

— Пошли меряться, — произнес он.

Я так понимаю, что меня он не слышал, и все также пребывает в режиме бойцовского петуха. Вернее, демона.

— Я же сказал, что мне она не нужна, поэтому признаю свое поражение, — постарался донести до его сознания я эту простую мысль.

И у меня получилось, демон оскалился и глянул на девушку. Я же окончательно убедился, что контроль здесь предназначен для другого, если уж такие намерения демона он не показал, то больше заниматься этим вопросом не имеет смысла. Пока я заказывал себе еще напитков, Аилен снова смогла увернуться от лап и быстро направилась к выходу. Передо мной сейчас стояла задача попытаться определить того, кто меня чуть не убил, если он присутствует в зале и выдаст себя.

Делая вид, что наслаждаюсь соком, прикрыл глаза и из-под ресниц наблюдал за залом. Сейчас на меня поглядывали, но буквально спустя минуту потеряли интерес. То, что предвидение, интуиция, предчувствие не работает, я понял, поэтому придется анализировать взгляд, мимику, может быть еще что-то. В своей реальности я был довольно сильным интуитом, поэтому на анализ действий не тратил времени, но, как оказалось, зря — сейчас бы мне это сильно пригодилось. Но ничего необычного и странного не увидел, разве что взгляды на меня двух эльфов — светлой и темного. Но это, как раз, объяснимо — они, вероятно, спелись и девушка рассказала парню о моих словах в отношении ее. «На нет и суда нет», — мысленно сказал я, поднялся и направился к выходу.

До дома добрался без происшествий, хотя вступить в схватку был готов в любой момент. Чтобы лишний раз не ввязываться в конфликт, завтра в «демоническую» аудиторию решил прийти заранее. Даже, если кто-то захочет меня проучить, то не станет этого делать, потому как запрещено. Еще решил проверить наличие функции «будильник» в виртуальных часах.

Звук будильника ворвался в мой сон, стуча по голове и заставляя открыть глаза. Но именно сегодня мне спалось очень сладко, поэтому поднявшись, я сомнамбулой отправился на утреннюю пробежку, которая окончательно развеяла мое сонное состояние. А тренировка боя с последующим купанием привела меня в чувство и подняла настроение, особенно купание. Я даже решил не ходить на завтрак, тем более что совсем не чувствовал голода.

— Указать путь в лекторий темно-фиолетового сектора, — произнес я и двинулся за указателем.

Вот и место портала. Перейдя на другую сторону, я замер. Место, куда я попал, совершенно другое, чем привычное мне. Если ранее переход сливался, что сразу даже и не понять, что тебя перенесло в другое место, то сейчас контраст и заставил меня замереть. Я действительно попал в темный сектор, где природа довольно сильно напоминала инферно, о котором мне рассказывали знакомые демонессы еще в прошлой жизни, а также то, что видел уже здесь. Но никаких трудностей нахождения на этой территории я не почувствовал — то ли и в их мирах также, то ли это здесь специально сделали так. Склоняюсь к последней мысли. Я очень быстро преодолел расстояние до здания и, усевшись на первый ряд, задумался о случившемся.

Вот теперь я уверен, что порталом можно управлять, главное понять, как это делается. Подозреваю, что с его помощью можно вообще переместиться в любое место академии. Но самое главное — можно совершать диверсионные вылазки к недоброжелателям — тихо пришел, тихо прирезал или задушил, тихо ушел. Но для этого надо учиться, учиться и еще раз учиться. Я даже в предвкушении потер руки. До начала лекции так никто из темных не пришел. Появившаяся старушка, сочетающая в себе черты и демонессы, и еще нескольких виденных мной представителей, так и хочется сказать, темной стороны силы, обвела взглядом и начала лекцию.

— Первая лекция всегда имеет одно и то же название «Основы мироздания». Как вы уже должны понять, реальностей, где живут разумные великое множество, и все они сотворены демиургами. Но вот что служит материалом для строительства? Что является той первоосновой, из чего они создаются? Может кто-то сказать? — и она умолкла.

Я удивился такому вопросу, ведь я один в зале. Оглянувшись, понял, что уже нет — вероятно, с началом лекции эти пять разумных тоже вошли в аудиторию. Пауза затягивалась, а мне вспомнилась работа с моделированием. Какие там звучали вопросы? «Количество граничных условий информационных потоков?».

— Информация что ли? — пробормотал я.

— Правильно, информация, — лектор в очередной раз подтвердила, что слышат они любое слово, сказанное в помещении. — Это одна из двух сущностей, с помощью которых создаются реальности. Может быть, кто-то назовет вторую?

И снова пауза. Но в этот раз в голову вообще ничего не пришло. Да и информацию назвал, просто вспомнив местную систему моделирования. Если бы не это, то никогда бы не догадался.

— Вторая сущность — это ничто, безвременье, пустота, называйте, как хотите, — продолжила лекцию старушка. — Это две сущности, которые существовали, существуют и будут существовать всегда и везде. Не стоит пытаться представить их в каком-то знакомом виде, все это будет неверным. Если говорить кратко о свойствах, то информация — это динамическая сущность, ничто — статическая, а оперируя первой, из второй можно создать почти все, что захочешь.

— То есть существуют некие ограничения, — я снова вспомнил вчерашний день.

— Вы правы, — не обращаясь ни к кому конкретному, ответила она. — С чем же это связано? А связано с тем, что только замкнутые информационные потоки имеют такую силу воздействия на ничто, что оно поддается изменению. Но именно эта замкнутость и накладывает определенные ограничения, которые вместе с ней называют первоосновами. Вы ведь обратили внимание на внешность всех студентов? Строение одно, хотя исполнение различное. Более того, в подавляющем большинстве случаев вы можете иметь общее потомство. Итак, теперь самое важное этого занятия. В нашем информационном континууме имеется пять первооснов. Первая — замкнутость информационных потоков — это спиралевидная пятимерная петля в степени средней последовательности. Более подробно об этом будет лекция. Вторая — сфера наиболее комфортного проживания — трехмерное пространство. Третья — основа жизни углерод и все его модификации. Четвертая — верх эволюционного развития — двуногие прямоходячие. Пятая — метод измерения — единицы.

— А разве может быть по-другому? — прозвучал удивленный голос позади меня.

— Хотя бы образами, — тут же ответила она.

Вероятно, последний вопрос задают всегда. А ведь, в самом деле, для нас все задавать в единицах, штуках, метрах — это как дышать воздухом — само собой разумеющееся. И тут у меня возник один вопрос.

— Если информация первична, то в информационных потоках находится все, что когда-то было? Вплоть до мыслей?

— Верно.

— Скажу более, — она обвела аудиторию взглядом, — накопление информации заставляет поток вибрировать, что может привести к его изменению. Тогда под воздействием новых законов происходят кардинальные изменения: что-то исчезает, что-то появляется, неживое становится живым и наоборот. Может даже статься так, что мутировать невозможно, тогда все приходит к Началу Зарождения.

Два последних слова она произнесла с некой торжественностью, и по смыслу становиться понятно, что это правильно.

— А если поток разомкнется? — новая мысль заставила задать этот вопрос.

— Тогда все вернется в ничто. Еще вопросы есть? — она выдержала десятисекундную паузу и продолжила: — Вот вашей конечной целью учебы является умения оперировать информацией для создания своих миров. И самое первое, что вы обязаны сделать, это научиться видеть, чувствовать или ощущать такую сущность, как информация. Для этого у вас всех имеются способности. Наставников или учителей в этом деле быть не может. Несмотря на то, что внешне и внутренне вы очень схожи, именно эта часть может отличаться очень сильно. Существует еще одна причина отсутствия учителей и кураторов — в этом случае никогда не стать настоящим демиургом, и вы будете, в лучшем случае, копировать миры и реальности наставника, а скорее всего, это будет бледная тень. Итак, дерзайте!

И растаяла в воздухе. Не исчезла, а именно растаяла — стала полупрозрачной, почти прозрачной, прозрачной, словно стекло, и все. Я же в задумчивости направился к выходу, анализируя полученную информацию.

— Эй, мелкий, а ты что здесь делаешь? — услышал я грозный рык у себя над головой.

.

Академия Демиургов, здание лектория темно-фиолетового сектора. 

Поднял голову. Да уж, это не демон в моем понимании: рогов или рожек нет, зрачки не вертикальные, глазное яблоко желтое, зрачок черный, радужки нет, кожа темно-коричневая, больше всего напоминающая кору старого дерева. Но для себя решил всех приверженцев темных цветов называть демонами. «А ведь он не шутит», — подумалось мне. Не знаю, по каким признакам я определил это, но склонен доверять такому умозаключению. Вероятно, началась борьба за власть и устранение конкурентов. Хотя почему он вдруг выбрал меня, маленького, в качестве оного, понять не мог. Хотя, кто знает, что там было принято в их мире?

Оглянулся вокруг. Ого! Оказывается во время лекции подошло еще демонов двадцать, которые наблюдали за нами. Кто-то с интересом, кто-то с сожалением, что это не он на меня наехал, были даже равнодушные. Но я отчего-то не сомневался, что останься я здесь, то будут дежурить по очереди или всем скопом, но меня не выпустят. Здесь-то мне ничего не грозит, окромя голодной смерти. «Интересно, сколько из них питается людьми», — вдруг посетила меня мысль. Почему-то казалось, что именно этот, стоявший надо мной с глазами, наливавшимися яростью, вполне знаток блюд из человечины. Стала понятна его ярость.

— Что молчишь? — вызверился он, подтвердив мои догадки, но руки не распускал. — Или от страха язык проглотил? Ты там не обделался, а то не люблю я мясо с запашком, — подтвердил он мои сделанные чуть ранее выводы.

Откровенно говоря, просчитался я с сегодняшним уроком, думал, что если и придет кто из них, то это будут темные «ботаники». Да и ошибся в том, что выяснение отношений начнется чуть позже. И вот как здесь себя вести? Понятное дело, что надо убежать, как-то не очень хочется выяснять отношения в схватке с моими-то нынешними возможностями. В моей реальности врожденные способности демонов были намного выше людских, это мы с помощью тренировок и обучения могли сравняться с ними, но сейчас почти все такие результаты оказались отрезаны. И мне совершенно не хочется проверить насколько урезаны возможности этой громадины, хотя, судя по его действиям и уверенности, не очень сильно. Линию поведения я принял слету, даже не стараясь ее проанализировать, поэтому, не сказав ни слова, прошел мимо него и направился к выходу.

— Р-р-р, — послышалось сзади.

— Нет слов, подумай головой, — сказал я, находясь в проеме.

И тут же юркнул в сторону, но не побежал, а остановился. Рычание с топотом ног приблизилось очень быстро, что я едва успел выставить подножку.

— Да что б тебя пере… — выругался я, когда почувствовал, что мою ногу словно огрели бревном.

А вот теперь бежать! На автомате направив в ушибленное место внутреннюю энергию, я рванул вдоль здания, в сторону леса или парка. Демон завалился весьма качественно, пропахав своей мордой метра три, не меньше. Через сто метров, я бросил взгляд за спину, чтобы убедиться, что преследует меня только один с окровавленным лицом демон. Хуже всего, что он догонял, приближаясь не так, чтобы быстро, но и не по сантиметру за пару шагов. Вбежав в лес, я принялся выискивать возможность скрыться или спрятаться, или вообще прибить этого придурка. Мне не надо было оглядываться, чтобы убедиться, что меня почти нагнали — топот раздавался уже за моей спиной. Увиденный впереди камень подарил мне надежду. Мгновенно рассчитал место, где необходимо упасть под ноги преследовавшему меня демону, чтобы тот, споткнувшись, как раз лбом ударился о камень — может быть, хотя бы потеряет сознание. И я упал ему под ноги.

.

Академия Демиургов, здание лектория темно-фиолетового сектора. 

Хх’Тари поняла, что опоздала к началу лекции, но надеялась, что хотя бы половину ее прослушает. Девушка всегда любила поспать подольше, а вчера ей пришлось еще сильно подраться с одним представителем расы курдугур, как он сам сказал. Ему, видите ли, она приглянулась и тот захотел сделать ее своей постельной игрушкой, и бесцеремонно, схватив ее, потащил в кусты. Он дважды ранее пытался это сделать, но угнаться за быстроногой демонессой не смог, хотя изрядно ее удивил своей скоростью. А в этот раз он просто сумел застать ее врасплох и убежать девушка не успела. Как ни пыталась она вырваться из его хватки, но так и не смогла, хотя в ее мире не так уж много было демонов, которые смоги бы ее удержать.

— Да не трепыхайся ты, — глумливо говорило это существо, желто-черные глаза которого уже полностью скрыла поволока похоти. — Ты же для этого создана. Га-га-га.

Чуть расслабившись, девушка дождалась момента и, извернувшись, выскользнула из его объятий. Коснувшись ногами земли, девушка хотела отпрыгнуть в сторону, но не успела — насильник оказался не только очень сильным, но и слишком быстрым.

— Люблю непокорных, — ухмыльнулся он и снова загоготал.

Не теряя времени, он сорвал с нее штаны и завалил на землю. Держа одной рукой ее за горло, он второй достал свое хозяйство и начал тыкать ей между ног. «Ну, погоди, гад», — подумала девушка, изобразила покорность и протянула руку вниз, как бы намекая, что сама уже согласна ему помочь. Не подозревая никакого подвоха, видимо в его мире никто ему не смел возразить, он довольно кивнул. А в следующее мгновение его вой разнесся по округе — Хх’Тари, схватив его за хозяйство, с силой дернула, желая оторвать. Но то оказалось прочнее ее силы, и девушка, отпустив, стремглав бросилась домой. Там, в реке, она долго отмывалась, чуть ли не до крови раздирая ладонь правой руки. Ей все время казалось, что нечто липкое и противное так и продолжает находиться на руке, прилипнув к ее ладони. В конце концов, она устала и, добравшись до спального места, рухнула на него, моментально уснув.

Утром, продрав глаза, она и поняла, что уже опоздала, но все равно решила пойти на учебу. Против таких отморозков не всегда ноги будут спасать, а значит надо получать знания, чтобы стать сильнее. И вот сейчас, подходя к лекторию, она заприметила сильное оживление у входа и громкие возгласы.

— А я говорю, что догонит и сразу съест, — сказал кто-то из толпы.

— Нет, от него вчера Тари сумела сбежать, поэтому сегодня он сначала изнасилует его и только потом съест, — возразил ему кто-то другой.

Хх’Тари поняла, что говорят о ее неудавшемся насильнике, который, судя по разговору, погнался за каким-то демоном. Честно говоря, девушка вообще не могла понять, как он попал в академию. Каким-то особым умом не блистал, но должен же был как-то получить знания и осознать их. То, что он вполне мог осуществить героическую глупость, она ни капли не сомневалась, но в первом вопросе оставалось очень много неясностей. Увидев приближающуюся девушку, разговоры быстро смолкли, а пять пар глаз уставились на нее.

— И что тут у вас произошло? — стараясь не показывать любопытства, спросила она.

— Да к нам на занятие пришел какой-то лысый человек, который очень сильно не понравился твоему воздыхателю, — девушка узнала голос, говоривший о возможном изнасиловании. — Тот сумел его разозлить и теперь удирает. Но далеко не уйдет — догонят его.

— Кстати, что-то задерживается он, наверное, и в самом деле сейчас обедает.

Как только ей сообщили про лысого человека, она тут же подумала про своего знакомого, сидевшего рядом с ней в актовом зале. Задавая уточняющие вопросы, она окончательно убедилась в своей правоте. Когда время ожидания истекло, то все двинулись в сторону, куда те убежали. Через пару сот метров им открылось удивительно зрелище — демон, которого многие считали чуть ли не непобедимым, по крайней мере, на данном этапе, лежал на земле, уткнувшись головой в камень. Подойдя ближе, увидели стекающую по камню кровь, а, перевернув, увидели дыру во лбу, оставленную выпирающим острым торцом.

— Дела-а-а, — протянул кто-то сзади нее.

Все начали расходиться, Хх’Тари тоже хотела уйти, но что-то заставило ее остановиться и внимательнее рассмотреть лицо. Она даже подошла ближе.

— Что в последний раз решила полюбоваться на своего воздыхателя? — спросил все тот же голос, но сам обладатель его задерживаться не стал.

А привлекли ее потоки крови из ушей, оказавшиеся при детальном рассмотрении смесью крови с мозгами, словно внутри головы произошел взрыв. Глаза его тоже не избежали внутреннего давления и лопнули, выкатившись наружу. «Взрыв, взрыв», — память усердно начала перебирать известные о подобном явлении факты. И она вспомнила.

Однажды ее наставник по овладению силой рассказал интересную историю. Существовала в их мире одна небольшая семья, против которой объединились целых пять, три из которых входили в первую десятку по силе. Они представили доказательства, что та предала их, договорившись с посланцами тьмы, которые за допуск на их родовые земли снабдили тех большой силой. Так вот, последние пять бойцов убили столько же противников, как все остальные вместе взятые. Они настолько овладели контролем силы, что могли не только нанести рану или сломать ребро, но и вызвать внутренний взрыв, который разрывал оба сердца или взрывал мозг. Именно то, что она видела, полностью совпадало с описанием учителя. Значительно позже выяснилось, что «доказательства» были сфабрикованы полностью, от и до, семьи первого десятка просто очень сильно боялись того времени, когда этим умением овладеют все члены той семьи, которая не спешила делиться своими секретами ни с кем.

— А ты не так прост, мелкий, — задумчиво протянула она. — Кроме своего взгляда, полного первозданной ярости, у тебя наличествует еще один секрет. А сколько их вообще у тебя? А на вид такой безобидный, — уже совсем тихо добавила она.

Направляясь в столовую, она настолько задумалась об этом человеке, что не заметила, как вошла в их сектор. Более того, очнулась от своих размышлений, когда подошла вплотную к столику, за которым сидел предмет ее дум. Все это время она напряженно обдумывала варианты сближения с ним. Соблазнение не пройдет, в этом она полностью уверена, даже, скорее всего, сделает еще хуже. Девушка и так ругала себя за свой длинный язык в их первую встречу, поэтому допустить еще ухудшения отношений нельзя. Он не высказал заинтересованности в ее обществе, что девушку, привыкшую чуть ли не к преклонению, сильно уязвило. Решила, что только умом можно попытаться сблизиться с ним, то есть быть самой собой. И тут она увидела его полностью равнодушный взгляд, направленный на себя.

— Привет, — смогла она поздороваться, не выдав своего волнения.

.

Академия Демиургов, столовая. 

Демонессу я увидел, как только та пересекла порог помещения, и тут же вспомнил недавние события, произошедшие у их лектория. Демон оказался невероятно быстр и сумел меня схватить перед самыми своими ногами. Раздумывать он не стал, а сразу, держа обеими руками, поднес к своей раскрытой пасти, в которой я увидел острые зубы. Это все было проделано настолько быстро, что ни сообразить, ни обдумать свои действия я не успел, а только выбросил вперед руку, стараясь оттолкнуть его голову. Моя ладонь уперлась ему в лоб, а я на автомате направил внутреннюю энергию по руке и развел пальцы, как когда-то, когда хотел создать взрыв. И вот это умение нисколько не изменилось — глаза демона вылезли из орбит, из ушей брызнула кровь.

Вот схватка ослабла и я, извернувшись, спрыгнул на землю. Он еще полминуты стоял на ногах, затем медленно завалился вперед, почти коснувшись валуна. За это время я успел заменить, что своим действием я не только раскурочил ему мозг, но и пробил ему лоб. «Это умение необходимо хранить в тайне», — мелькнула у меня мысль, а появившаяся уверенность крепла с каждым мигом. Я уже знал, что владение энергией демиургов осталось у меня, но почему-то решил, что возможность атаки с выбросом ее за пределы тела урезана. И откуда пришло это решение, объяснить не могу.

Дальнейшие действия обязаны были скрыть мои возможности, для чего я, напрягая все силы, что чуть пупок не развязался, подтянул тушу к валуну. Проделанной мной дыркой лоб я приставил к выступающей, как по заказу, части камня. Затем несколько раз ударил по затылку со всей силы, чтобы голова нанизалась и все это походило на естественную смерть от падения. Не думаю, что кто-то будет проводить тщательное и скрупулезное расследование.

Всю оставшуюся дорогу я размышлял о своей этой способности и в который раз поблагодарил отца из мира Оравия за уроки по овладению этой силой. Даже сейчас, принимая пищу и наблюдая за приближающейся демонессой, я не переставал анализировать это. «Но, если вдуматься, то все правильно — ведь наверняка, этот вид энергии это нечто вроде первой производной от информации», — сделал заключение я и застыл, пораженный этой простой мыслью. — «Это же законы математики. Так вот почему здесь существует аналог мощного компьютера!». От мыслей меня отвлекло движение рядом со мной, и я, наконец-то, обратил внимание на переминающуюся с ноги на ногу демонессу.

— А? Ты чего? — спросил ее.

— Привет, говорю, а ты не слышишь меня, — ответила она. — Можно присесть?

— Садись, — махнул рукой.

— Спасибо тебе, этот гад пытался меня изнасиловать, — вроде бы искренне поблагодарила она.

— За что? Какой гад? — я постарался не менее искренне удивиться.

— Тот, который погнался за тобой и напоролся лбом на камень, — ответила она.

Вроде бы все сказала нормально, без издевок и двойного смысла, так почему у меня создалось впечатление о недосказанности? Впрочем, это неважно — помог — ну, и ладненько.

— Да убили его! — воскликнул кто-то за соседним столом.

Меня этот разговор очень заинтересовал, поэтому стал прислушиваться. Девушка села, заказала себе еду и хотела что-то спросить, но я остановил ее резким, но не коротким, движением руки — она все поняла правильно. А разговор за соседним столом был весьма интересным. Оказывается, и


убрать рекламу


счезли уже четыре студента, не считая убитого мной. Тел, правда, никто не видел, но говорили о них именно в прошедшем времени. «Надо скорее заняться учебой», — решил я и хотел подняться, но меня остановил голос демонессы.

— Давай хоть познакомимся? Я Хх’Тари.

— Андрей.

— Все так и будешь один? Может быть, вдвоем мы быстрее будем учиться?

— Судя по твоему посещению занятий, ты еще та ученица, — усмехнулся я, поднялся и направился на выход.

Академия Демиургов, столовая. 

Хх’Тари даже не скрывала своего разочарования. Привыкшая к тому, что дома все исполняли ее желания, даже не высказанные, она обиделась такому поведению парня. И ведь прекрасно видела, что не вызывает у него отвращения, но вот это его безразличное отношение к ней сильно огорчило. И чего греха таить, рассердило тоже, хотя и не так сильно, как могло быть — все-таки она всегда стремилась к изучению нового, а тут такая возможность. Хотя слова про посещение занятий задели ее сильно, особенно тем, что являлись правдой. Девушка прекрасно понимала, как это выглядит со стороны и злилась, в данном случае на себя. «Придется искать какие-то другие подходы и внимательно следить к какой группе он присоединится», — подумала она. — «Не сможет он один быть против всех». В конце концов, она решила, что обязательно сходит на занятия в его группу. Насколько она поняла, никаких запретов не существовало, и все делалось для удобства студентов.

— Вы позволите присесть? — услышала она мелодичный голос и подняла голову.

Парень. Похож на соседку с первой лекции, если так можно назвать выступление того старичка, только кожа темная. И этот взгляд. Частенько она видела его в своем мире, хотя обладатели не нравились ей.

— Садись, — сказала она, видя, что тот ожидает разрешения. — Чего хотел?

— Я видел, что этот человек оскорбил вас, мою госпожу он тоже сильно оскорбил, — проговорил он.

— И что ты собираешься сделать? Предложить объединиться? — Хх’Тари едва сдержалась, чтобы не засмеяться.

— Я не смел надеяться, — в этот раз она едва сумела удержать маску легкой заинтересованности на лице.

— Пройдемте за наш столик.

Хх’Тари хотела сначала отказаться, но быстро сообразила, что это будет нормальный повод для посещения занятий совместно с ними, не вызывая никаких подозрений у Андрея. То, что они направились к столу, за которым сидела давешняя остроухая знакомая, ее ничуть не удивило.

— Меня зовут Альваинн, — представилась та, как только демонесса села на стул.

— Хх’Тари.

— Мой раб тебе уже сказал, что нас объединяет, — продолжила она, — это оскорбления этого наглого человечка.

При слове раб, сказанном совершенно будничным голосом, как само собой разумеющееся, девушка бросила взгляд на мужчину. Тот с улыбкой и восторгом глядел на ее собеседницу. «В самом деле, раб», — подумала она. — «Он вообще не мыслит другого существования». И едва сдержалась, чтобы не передернуть плечами. У нее тоже были рабы, но только как военные трофеи и добыча, подавляющее большинство из них только и мечтало, чтобы вырваться из плена и перегрызть ей горло. Другая часть уже сломалась и больше всего напоминали големов — такие же бездушные и безэмоциональные работники. Но чтобы получать удовольствие от такого — никогда. Ей всегда хотелось, чтобы рядом находился мужчина сильный, властный, за которым можно почувствовать себя беззащитной девушкой. В их мире таких хватало, но вот, чтобы они привлекали еще и умом, и еще чем-нибудь загадочным, она знала всего четверых и все они были женаты, а идти второй женой она категорически не желала.

— Как ты смотришь на то, чтобы проучить наглеца? — вопрос эльфийки отвлек ее от своих воспоминаний.

— Можно, — медленно ответила демонесса, с огромной скоростью прокручивая в голове варианты, — но как? Я не знаю.

— Я вот тоже пока не знаю как, — вздохнула ее собеседница. — Но обязательно придумаю, надо только скорее научиться творить местную магию.

Хх’Тари была согласна как-нибудь проучить Андрея, чтобы он не только получил наказание, но и обратил внимание на нее. Она сама пока еще не могла понять, что его равнодушие задело ее намного сильнее, чем казалось ей. Пока на ум ничего не приходило, но девушка умела ждать.

.

Академия Демиургов, у здания столовой. 

Выйдя на улицу, я огляделся и, ничего не увидев подозрительного, направился домой. Впрочем, внимательного взгляда я не отрывал от окрестностей. Сейчас я поставил себе установку, что во время перемещений никаких мыслей, только полное сосредоточение на пути. А вот как только переместился к себе, тут же снова задумался о полученных знаниях. Самым важным для меня был тот факт, что изучив информационные поля и потоки, я смогу вспомнить важную забытую вещь. И вот улегшись на матрас, я начал работать над собой.

По словам преподавателя у нас имеются все данные для того, чтобы увидеть это нагромождение информации. Единственно, что может подходить для этого, умение концентрироваться на фокусе, чтобы в прошлой жизни уметь разглядеть магические потоки и рассеянную ману. Я так и уснул, пытаясь выполнить эту задачу.

После утренней тренировки, снова засел за работу над собой. В этот раз, где опять наблюдал туман или дымку, у меня появилась мысль — может быть, этот туман и есть информация? Банально потому, как ничего другого я не вижу, а со слов местных учителей — все имеется. Теперь уже целенаправленно работал в этом направлении, даже перешел в состояние контроля, чтобы концентрация стала максимальной. Сколько я находился в таком состоянии, не знаю, время шло помимо меня. Внезапно что-то изменилось и… вернулось на круги своя.

Я принялся анализировать изменения, вспоминая каждое мгновение. И ведь точно! Туман стал гуще, насыщеннее.

— Правильным курсом идете товарищи! — на радостях выкрикнул я.

Я вновь задействовал все свои способности, но как ни пытался, сколько ни сидел, ничего не вышло. Значит, в тот краткий миг «срабатывания» я задействовал еще что-то, и сейчас главной задачей отыскать это что-то еще. Пусть ничего не получилось, зато я знаю направление! На этой радостной ноте я и направился в столовую, решил про себя, что первым делом, как научусь магичить по-местному, сотворю себе еду, дабы не тратить время впустую. Перемещаться теперь я решил разными путями, и в данный момент пошел через голубой сектор.

— Ух, ты! — не удержался от возгласа я. — Невероятно! Теперь понятно, почему он так назван.

Я находился на облаках. Куда ни посмотришь — везде пушистая вата. Глянул под ноги — облако доходило до щиколоток. Попрыгал — впечатление, что прыгаю по земле. Теперь уже внимательно рассматривал все вокруг. Что-то, похожее на деревья, росло или присутствовало. Просто я не видел стволов, а все они были тоже пушистые, где основными цветами были оттенки синего. Присутствовал и зеленый, но представлен был светло или бледно-зелеными тонами. Вот нечто, похожее на кипарис, почти один в один, только синего цвета. Подошел ближе, так как он находился в каких-то пятидесяти шагах от меня. Почти в прямом смысле пух — длинные, не менее тридцати-сорока сантиметров тоненькие иголочки или, скорее всего, ворсинки торчали в разные стороны. В глубине находилось нечто пушистое — может быть, это что-то вроде ствола? Провел по ним рукой — ощущения, как от поглаживания сосновых иголок. Посмотрел на лекторий. Здание, можно сказать, дополняло ландшафт — выглядело воздушным. Удивительным было то, что строения не выглядели ажурными и, мне показалось, что состоят они из белого камня. Но архитектура со своими выверенными до миллиметра размерами, изгибами шпилями и арками создавали это впечатление воздушности. Мне просто жутко захотелось походить здесь и посмотреть, есть ли здесь какая-нибудь дыра и существует ли жизнь там внизу. Вот я и пошел бродить по этой части.

Сейчас я просто беспризорно ходил между деревьями, забрел к другому зданию, но даже не стал узнавать, что это. Ушел за него, так как увидел новые деревья. Вот они как раз и напоминали лиственные, но в зимний период, когда вся листва канула в лету. Сами же ветки выглядели эдакими пушистиками, словно шел мокрый снег с переменным ветром, и от этого он облепил ствол и ветки деревьев. Зайдя в эту импровизированную рощу, я узрел то, что искал.

Дыра или отверстие было, на мой взгляд, совершенно круглое и составляло в диаметре не менее ста метров. Остановился на краю и, посмотрев вниз, замер от увиденного. Там, далеко внизу, тоже была земля, вот только являлась полным контрастом здешней. Темные тона коричневых, черных, темно-зеленых и бордовых оттенков. Словно совершенно два разных мира соединились каким-то немыслимым образом.

— Кайдан Игларри, что означает Полуночная Земля, — услышал я за спиной знакомый голос и мысленно выругался на себя.

Расслабился. А эта Аилен сумела подойти тихо и незаметно. Неспеша повернулся к ней, всем своим видом показывая, дескать, что тебе здесь надо? Но она и бровью не повела, точнее, сдвинула бровки в недовольной гримаске. Не обращая внимания на мое кислое выражение лица, продолжила:

— Теперь ты знаешь, как выглядит наш мир. Многие твари, обитающие внизу, опаснее того, кто гнался за тобой и так удачно напоролся на камень. А многие из них еще и разумны.

Мне просто жутко как захотелось расспросить про ее мир и, не сдержавшись, я и задал ей вопрос.

— Расскажешь о своем мире?

— Конечно, но при одном условии, — она с улыбкой и хитринкой в глазах посмотрела на меня.

— Тогда свободна, — я махнул на нее рукой и посмотрел вниз.

Вот ненавижу таких заявлений: я тебе что-то скажу или покажу, или сообщу, но при одном условии. Причем, это чувство шло от обоих парней, живших в разных мирах. Вот только у жителя Земли это чувство появилось после осознания предательства девушки, которую я думал, что люблю. А вот Киру с детства и мать, и отец привили знание, что к таким заявлениям необходимо относиться с большой оглядкой, потому человек, рассуждающий таким образом, может в любой момент тебя предать, поведясь именно на это условие. Или оправдывая себя им. Бескорыстному и преданному человеку нет необходимости в каких-либо дополнительных условиях для своих действий или мыслей.

Захотелось рассмотреть этих самых монстров, о которых говорила она, но бесполезно, может быть, их там вообще нет. Разводы, плавные переходы одного цвета в другой, кое-где отчетливые очертания, но ничего передвигающегося. После этого я направился пообедать.

До первого занятия в своей группе я занимался работой над собой, но пока еще не понял, что надо делать. Войдя в лекторий, пошел на первый ряд, осматриваясь вокруг. Почему-то совсем не удивился компании эльфийки и демонессы, словно ожидал нечто подобное. И сидели они в первом ряду, так что пришлось «приземлиться» с другого края. Сама лекция ничем не отличалась, а вот вопросы другие, но тоже ничего нового не узнал. Немного разочарованно вернулся к себе и решил, что пока не научусь видеть невидимое, то никаких больше занятий.

.

Академия Демиургов, столовая. 

Уже три недели они обдумывали план мести Андрею, и как-то так получалось, что с каждым днем он становился все более опасный для его жизни. Неделю назад к ним присоединилась какая-то малолетка из синего сектора, но как узнали девушки, прожила она четверть жизни, если бы продолжала жить в своем мире. Как и в случае с самой Хх’Тари, они увидели, как та пыталась сойтись ближе с целью их будущих происков, но парень отшил и ее. Когда в самом начале демонесса увидела ее намерения, то с удивлением обнаружила в себе нешуточную ревность, зато, когда та получила от ворот поворот, такое же облегчение. Успела даже немного поразмышлять над собой, но прийти к какому-то выводу не успела, так как личный раб Альваинн пригласил малявку за стол. Тогда-то узнали они про ее возраст. В этот же день их компании пришлось схлестнуться с четвероруким похотливым демоном, в драке с которым получили множество синяков. Зато отвадили того от девичьих тел, надеясь, что отбили ему причиндалы. Хотя после рассказов их новой знакомой, поняли что это ненадолго. После увеличения их компании и способы мести стали более кровожадными.

А сегодня они пришли к решению натравить на него своих воздыхателей, коих появилось у них целых пять. Вели они себя более корректно, поэтому, как предполагала Хх’Тари, были опущены к телу как Альваинн, так и Аилен. Самой же ей было немного противно соглашаться на это, когда мысли были заняты этим непонятным человеком. С каждым новым обсуждением демонесса чувствовала себя все более и более неуютно, создавалось впечатление, что она сидела на маленьких иголках и чем дольше сидит, тем сильнее те впиваются в тело. Вот и с ней происходило аналогично — начиналось обсуждение если и не с шутки, то ничего опасного они не придумывали, то сейчас зашло так далеко, что разговор касался уже причинению большого ущерба здоровью. Хотя до обсуждения убийства дело и не доходило.

Решили они его избить, но мимолетный взгляд между ушастой и малолеткой, замеченный демонессой, очень не понравился последней. Между ними существует какая-то тайна и она бы совсем не обратила внимания, если бы этот взгляд не сопровождал вынесенный Андрею приговор. Она заподозрила неладное, хотя внешне только Альваинн пару раз выражала почти ненависть в парню. И она решила предупредить его.

Вот только как найти его или, хотя бы, перехватить не представляла совсем, ведь она всего один раз наведывался в столовую, и всегда ходил какими-то окольными путями. Причем, найти какую-то закономерность не получалось. Ловить его для мести будут на выходе, но ей-то, чтобы предупредить, необходимо поймать его заранее. И сегодня она дежурила у одного места, где Андрей мог появиться, сидя под деревом. Знала она их не менее десятка, а этот выбрала случайным образом.

— Что, решила его предупредить? — услышала она шипение.

И сколько было в нем ненависти, что словами она передать не могла. Расслабилась. Точнее, она и раньше не так, чтобы сильно следила за окружающей обстановкой, ведь после того урода, убитого Андреем, к ней почему-то больше никто не приставал. Огляделась. Окружена пятеркой допущенных к телам разумных и рабом длинноухой. Она совсем не слышала никаких не только шагов, но и подозрительного шороха. «Да, уж. Расслабилась, так расслабилась», — подумала она. Шипение выдавала как раз обладательница раба. Ее полные жгучей ненависти глаза метали черные молнии, хотя глаза по-прежнему оставались изумрудными, ей даже показалось, что ту потряхивает от бурлившего внутри ей этого чувства. Если бы изо рта у нее появился яд, то демонесса нисколько бы не удивилась. «Пожалуй и Жжр’Агáж ей бы позавидовала», — мелькнула у нее мысль.

Именно эта мысль заставила девушку рассмеяться, но одновременно с этим и перейти в боевой режим. Змеи Жжр’Агáж в ее родном мире славились тем, что от яда самки не существовало никакого противоядия, а яд самца разъедал любой материал. И охотились они всегда вместе. Невероятно быстрые, они плевались ядом на уровне мастеров стрелков. Бесшумные и незаметные они подползали к тем, кого считали врагами или позарившимися на их территорию, и убивали всех. Если кто-то был защищен панцирем — животные, броней — ее соотечественники, то первым атаковал самец и вслед за ним самка. Их ученые даже полагали, что они имеют ментальную связь между собой, поэтому и действуют так слаженно. Исследовать их так и не смогли, потому что они обладали иммунитетом к воздействиям малой и средней силы, а более сильные их либо расплющивали, либо разрывали на куски.

Рядом с Альваинн находилась и Аилен. Вот у нее ненависти не было, неприязнь, презрение, брезгливость присутствовали в небольшом количестве, словно она просто проходила мимо и увидела нечто неприятное. И Хх’Тари неожиданно поняла, что эта малявка-малолетка намного опаснее ушастой. Она даже на мгновение подумала, что несмотря на то, что та присоединилась к ним последней, именно она заправляет всем, и действует, наверняка, незаметно, что никто ничего не понимает. Почему это не прошло с ней, девушка не знала, но была рада этому, пусть ее сейчас и будут убивать — уж, в этом она нисколько не сомневалась.

— Вы знаете, что надо делать, — прошипела Альваинн.

И тут же их холуи-любовники напали на нее.

.

Академия Демиургов, золотой сектор. 

Из шести врагов на нее бросилось трое, заходя с разных сторон и перекрывая пути отхода. Оставшаяся троица находилась как раз между ними, что даже в случае прорыва она напорется на одного из них. Девушка прекрасно знала, что как воин она была середнячок, хотя ее наставник неоднократно говорил ей, что с ее реакцией, гибкостью, ловкостью и скоростью она могла достичь больших высот. Вот только ее прельщала магия, где она достигла больших высот, что даже попала сюда. Но именно сейчас демонесса сильно пожалела, что уроки боя на мечах и без оных посещала из рук вон плохо.

«Погибать, так с музыкой — играйте, барды!», — мелькнула мысль и у нее в голове, можно сказать, зазвучала ее любимая мелодия. Хх’Тари мгновенно бросилась под ноги одному из демонов, нанося удар в коленный сустав, предварительно усилив место соприкосновения собственной силой. Тот ожидал нечто подобное и поднял ногу, но все-таки не успел и удар демонессы пришелся аккурат в стопу, а девушка расслышала характерный хруст. Когда он по инерции перенес вес на нее, то вскрикнул и покачнулся. Девушка встала на четвереньки и моментально прыгнула на него, а чей-то удар ногой сзади только чиркнул ее по спине, но траекторию движения сбил, и она налетела на раненого.

Среагировать не успели оба, и демону пришлось снова опереться на раненую ногу. И вот после этого он начал заваливаться на спину. Оттолкнувшись руками, она сумела добавить себе ускорения ногами, от толчка которых враг вообще отлетел. Вот только получилось так, что она летела прямо на врага, стоявшего позади. Это оказался человек с грубыми чертами лица, словно выточены из камня неумелым скульптором или просто лентяем. Удар его правой руки она, хоть и с трудом, сумела увести в сторону, и только легкий ветерок пощекотал ей ухо. В удар правой она вложила все, что могла, усилив его собственной энергией. Опередила его всего на пару мгновений, поэтому его удар левой рукой, пришедшийся ей в живот, сбил дыхание, погасил скорость и заставил покатиться по земле.

А еще немного дезориентировал. Поэтому прямо с земли она прыгнула не в сторону спасительного парка, а прямо врага, оказавшего рабом. Тот совершенно не ожидал такого подарка и успел только выставить руки перед собой. Но такую преграду летевшая демонесса преодолела, врезавшись в него и автоматически обхватив руками. И она впилась зубами в его шею, вырвал кусок. Но когда оттолкнулась от него, получила сильный удар в спину. Перекатившись по земле, попыталась встать но снова получила удар. В этот раз в голову. Затем ее стали жестоко избивать, а сопротивляться она уже не могла.

— Вы помните, что она должна остаться жить и сама сдохнуть? — прозвучало шипение. — Главное, чтобы не смогла восстановиться.

Избивали ее еще минут пять, стараясь переломать ей все кости и отбить все внутренние органы. Она находилась уже на грани потери сознания, но упорно продолжала цепляться за свет, который ассоциировала с этим сознанием, хотя глаза ее были уже закрыты. Вот удары прекратились и молча все разошлись. Вот кто-то нежно приподнял ее голову, и она попыталась открыть глаза, но ей не удалось. Вдруг она почувствовала какое-то тепло, обволакивающее голову и проникающее в мозг. Вот сейчас она с огромным трудом сумела приподнять веки и увидела знакомое лицо.

— Андрей, — прошептали ее губы, — они хотели тебя убить.

.

Академия Демиургов, город Туманность. 

Уже почти три недели я тщетно пытаюсь поймать то состояние, при котором мне что-то удалось. Я до сих пор не был окончательно уверен в своей правоте, ведь вполне могло статься, что этот туман никакая не информация. Мне уже так надоело то, что ничего не получается, что я просто сидел, ни о чем не думая, разглядывал эту до невозможности надоевшую серость. Мысли отсутствовали, желания исчезли и только туман окружал меня. Я совсем не удивился, когда он стал насыщенней, закружился вокруг меня, стал отчетливее. Усталость сказалась, поэтому я не сразу осознал произошедшее событие, но когда понял, то постарался запомнить мельчайшие подробности его, а анализировал краем сознания.

Наверное, все это и привело к тому, что удалось не только сохранить состояние, но и разобраться с причиной предыдущих неудач. Я с огромным удивлением понял, что нахожусь в трансе, но не боевом, а в какой-то другой его разновидности. Та отрешенность и спокойствие, в котором я пребывал, больше всего напоминала медитацию. А ведь, если досконально разбираться в этом вопросе, то медитация и является трансом. Но у меня в голове стояло четкое знание, что состояние контроля и боевой транс не могут существовать вместе, точнее, я так и не смог их совместить. Но вот эта форма, как оказалось, вполне нормально уживается. И я, стараясь не разрушить эту идиллию, попытался еще больше сконцентрироваться на движении тумана, стараясь увидеть отдельные потоки.

И мне это удалось! Правда только один, остальные так и остались серой массой. Не представляя, что с ним делать, я просто мысленно потянул его к себе.

— Ай! Да чтоб тебя… — выругался я самыми грязными словами.

И подскочил ужаленный или уколотый в попу. Из земли, на которой я сидел, вылез росток похожего на бамбук растения, которое и укололо меня. Потрогал — нет, не такое жесткое, иначе ходить мне с дыркой. И тут, наконец-то, до меня дошло, что я впервые смог при помощи информации сотворить что-то.

— Е-хо! — выкрикнул я, и запрыгал, словно бабуин перед самкой.

И только теперь я почувствовал сильнейший голод. Посмотрел на часы — всего два часа. И за это время так проголодался? На всякий случай вывел прожитые дни и вот тут обалдел — оказывается двое суток и два часа. Не удивительно, что так хочется кушать, хотя находясь в новом для себя состоянии, я ничего такого не ощущал. Направился в столовую, но как всегда окольными путями, и в этот разрешил пойти через золотой или золотистый сектор.

Сделав по нему всего пять шагов, я резко повернулся вправо, уловив некую неправильность. Поначалу даже не понял в чем дело, затем сообразил — трава примята. С одной стороны ничего страшного, но моя паранойя заставила сходить и посмотреть на следы более внимательно. А примята она оказалась весьма сильно, поэтому и сумел это заметить с дорожки. Еще явно читался след, ведущий еще дальше вглубь. Прошел немного по нему, затем быстро бросился к лежащей девушке.

Демонесса лежала на траве, вся в крови, через рваную одежду я увидел торчащие ребра, руки и ноги тоже были переломаны в нескольких местах. А вот голова целая, только сломан нос и разбиты губы, словно кто-то специально над ней поиздевался и оставил умирать. Уж, лучше бы добили, право слово. То, что надо ее спасать, у меня не вызывало сомнений, вот только как? Местным преподавателям говорить бесполезно, нарушения никакого нет, а в остальном мы сами должны разбираться. Сейчас надо восстановить ей мозг, если там присутствует сотрясение и остановить кровотечение. Я аккуратно поднял ее голову, погнал волну внутренней энергии в руки, затем направил ее на девушку. И вот тут я почувствовал сильнейшее сопротивление, словно пытаюсь вонзить нож в доску — он углубляется, но очень тяжело. Но труды мои не пропали даром и девушка приоткрыла глаза.

— Андрей, они хотели тебя убить, — прошептала она и потеряла сознание.

Вероятно эти действия отняли остатки сил. Кто такие они говорить мне нет необходимости, и так понятно, что эльфийка и та малявка из синего сектора. Алиен присоединилась к ним после очередного моего отворот поворота, когда она вновь захотела сблизиться со мной. Вот только тогда мне подумалось, что она хочет не просто организовать группу, чтобы чувствовать себя в безопасности, а как-то использовать меня в своих планах. Что именно из ее поведения сказало об этом, не знаю, но решил довериться таким выводам.

И тут из глубин поднялась давно забытая ярость. Но не затмила взор, а обузданная состоянием контроля и еще чем-то еще полыхала где-то там. Я поднял девушку на руки и как можно скорее вернулся к себе. Положив ее на свое спальное место, принялся вливать в нее энергию демиургов, как называл ее Виллак. Получалось, но медленно, слишком медленно. Я просто видел, что жизнь продолжает утекать. Вероятно, существует разница в наших внутренних энергиях. Если я прав в отношении первой производной, то значит существуют еще некие поправочные коэффициенты или что-то вроде этого, ведь в моей реальности я бы ее уже поднял на ноги. А тут происходят лишь небольшие улучшения, которые тут же уходят на нет, когда я прекращаю свое воздействие.

— Придется рисковать, — отрешенно прошептал я, — другого выхода я не вижу.

Вызвав в себе ощущения в мельчайших подробностях, когда работал с потоками, увидел их. И, что удивительно, значительно четче. Какой-то частью сознания быстро проанализировал этот факт и понял, что причиной является моя обузданная ярость, находящаяся где-то там, но, тем не менее, влияющая на восприятие. И вот тут я увидел ее.

Наверное, сказался просмотренный в свое время фильм «Матрица». Сам он мне не понравился, что я даже не видел продолжение, но вот на мне сказался. Я видел демонессу в виде набора цифр, которые понемногу отходили от нее и растворялись в потоках информации. Мой мозг лихорадочно заработал, анализируя эту информацию, пытаясь найти решение. И не находил. Я не умел работать с основными их потоками, уже имелся небольшой опыт, в котором я немного пострадал. Здесь же я не могу допустить ничего подобного. «Знать бы функциональную зависимость их реальности», — откуда-то пришла мысль. Стоп! Функция! Я принялся рассматривать цифры девушки, пытаясь их соединить в уравнение.

Первое я увидел практически сразу. Не могу объяснить, как я понял, но в одном наборе цифр, мне просто таки очень сильно захотелось проставить свои цифры в пустующие места. Я не знал, как это сделать, и все, что пришло в голову, это создать самому и поставить ее на место. Выполнил, тройка встала на место, но едва держалась, а я заметил небольшую разницу в цвете. Чуть подправив, даже не понял, как сумел, и вот цифра жестко встала на свое место. Дальнейшую последовательность я восстановил быстро.

Второе, и последнее увиденное мной уравнение, я различил чуть погодя. Работать с ним, не в пример предыдущему, оказалось значительно сложнее. Но и с ней стравился. В дальнейшем, как я ни пытался что-то рассмотреть, ничего у меня не получалось. Выйдя из этого состояния, я посмотрел на девушку. И тут же меня скрутило: слабость, сильнейшее недовольство желудка, выразившееся каким-то спазмом, головокружение не дали толком ничего разглядеть и я рухнул на землю. Никакой внутренней энергией для лечения я пользоваться не мог, а в столовую смог пойди только спустя час. Девушка пребывала в равновесном состоянии: ни ухудшений, ни улучшений, поэтому время у меня есть.

Доедал уже третью порцию, когда в помещение вошла знакомая троица. Хотя нет, прибавились еще два разумных: четырехрукий демон, пристававший в свое время к Аилен, и какой-то почти человек. Лишь взглянув мельком, я представил, как придумываю наказание для этих двоих, которое будет длиться до конца вечности. Даже успел заметить, как чуть вздрогнула малявка и усмешка сама появилась на моем лице, хотя голову я уже отвел. Залпом допив сок, я направился к доске объявлений посмотреть, не появилось ли расписание новых занятий.

Академия Демиургов, столовая. 

Аилен входила в здание, разрабатывая план дальнейших действий. Пока все складывалось очень неплохо, не так, как она хотела в самом начале, но очень даже ничего. Да, этот Андрей был лучшим для нее вариантом, но она допустила ошибку. Ее врожденный дар оказался сильно урезан, и она смогла только понять, что парень будет полезен. А вот в какой области, как лучше всего повлиять на него, его предпочтения оставались загадкой. Вот и допустила ту, как сейчас она понимала роковую, ошибку, когда неправильно просчитала его реакцию на конфликт. Но, несмотря на это она еще дважды пыталась втянуть его в одну компанию, но все тщетно. Но, пожалуй, самой большой потерей для нее являлась утрата врожденной способности соблазнения. Девушка прекрасно помнила все жесты, положение тела, мимику, интонацию, но без этого умения эффективность падала на порядки. Вот в столовой она и хотела испытать на нем этот метод, и в очередной раз потерпела поражение. И вот после этого она очень разозлилась на него, и тут появилась эта альтарка с очень хорошим предложением.

Конечно, внешность ее была не идентична расе альтаров, проживающих в ее реальности, но отличия были не настолько велики, чтобы Альваинн нельзя было причислить к ним. Отличались только сильно взаимоотношения между полами: у них это было обыкновенное соперничество за главенство, а в мире длинноухой махровый матриархат. Зато управлять такими легче, оставаясь в тени самой, а увидев, как ту съедает ненависть к парню, поняла, что это будет еще проще.

А вот вторая девушка, так сильно похожая на жителя низовья их родного мира, вызывала опасения. Она даже во время небольших вспышек негатива продолжала рационально мыслить, что исключало возможность влияния. А спустя всего сутки она поняла, что Хх’Тари не хочет причинять вред Андрею и тем более убивать. В дальнейшем это сулило очень большие проблемы, поэтому она решила избавиться от нее. Слово там, фраза здесь, кивок с ободряющей улыбкой и планы мести с каждым днем становились более кровожадными. А когда речь зашла об убийстве, то она подвела Альваинн к мысли, что неплохо бы проверить демонессу. В итоге она избавилась от нее, хотя


убрать рекламу


ей и не понравилось, что ту оставили в живых, пусть в ней едва теплилась жизнь. Но явно возражать она не решилась, иначе пришлось бы выйти из образа.

Из размышлений ее вывел мимолетно брошенный на нее взгляд Андрея, после которого она ощутила в себя в клетке Гаска, которая выпивала жизнь посредством очень сильной боли. Даже, кажется, вздрогнула немного и пытливо глянула на парня. Но тот с усмешкой на лице быстро допил свой сок и направился к выходу.

— Ничего, — процедила сквозь зубы Альваинн, — недолго тебе осталось.

А самой Аилен было уже не до этого, ведь она привыкла доверять своим чувствам и предчувствиям. Конечно, то, что только что произошло с ней, не являлось предчувствием, но она полностью доверила своему воображению, нарисовавшему такое. Также она нисколько не сомневалась, что виновником этого будет этот парень, но понять причину не смогла. С ним необходимо держать ухо востро и как можно скорее убить.

— Согласна с тобой, — произнесла она, — надо избавиться от него и чем раньше, тем лучше. Давай подумаем, как можно его подловить.

В это время в помещение зашел какой-то разумный и сходу направился к ним, демонстрируя мирные намерения.

— Хочу пригласить вашу группу на собрание, — подойдя, сходу заявил он.

— Зачем? — тут же встряла Альваинн, едва сдерживаясь от презрения, так как подошедший был противоположного пола.

— Будем обсуждать границы запрета на любые боевые действия, — ответил он и, не став слушать ответы и возражения, двинулся к выходу.

— Надо сходить, — поспешила высказать свое мнение Аилен.

.

Академия Демиургов, город Туманность. 

Я настолько спешил вернуться к девушке, что даже решил не ходить окольными путями. Как ни странно, добрался быстро и без происшествий. Девушка пребывала в том же состоянии, поэтому я вновь принялся «лечить» ее вливанием внутренней энергии. Она по-прежнему усваивалась очень тяжело, зато после двухчасовой терапии, стали заметны улучшения. Мне даже показалось, что ее организм занялся самолечением.

Решил глянуть на нее местным аналогом магического зрения и… ничего не увидел. Даже затряс головой, пытаясь сбросить то, что мешало, но вторая попытка тоже оказалась тщетной. «Это что же получается, я могу увидеть разумного только находящегося при смерти?», — подумал я. — «Надо узнать подробнее».

Продолжалось ее лечение два дня. В это время только и занимался тем, что лечил ее да посещал столовую. На усовершенствование навыков работы с потоками информации мне банально не хватало сил. Но была и радостная новость — в столовой я узнал, что образовавшиеся группы и группки на своем первом съезде решили на территории учебных корпусов никаких боевых действий не вести. Нарушители будут наказываться смертью. Я очень порадовался, что хоть кому-то пришло в голову, что здесь надо не меряться силой, а обучаться.

Проснулся от испытываемого дискомфорта. Причина лежала рядом и, повернувшись ко мне спиной, использовала мою правую руку в качестве дополнительной подушки. Постарался аккуратно ее вытащить, но ничего не вышло — девушка проснулась. Полуоткрыв свои глаза, она пробормотала:

— Дай еще чуть-чуть поспасть.

Но не успел я ей хоть что-то сказать, как она резко поднялась и глянула на меня уже осмысленным взглядом.

— Где я? — задала она стандартный вопрос в этой ситуации.

— У меня в гостях, — улыбнулся я ей в ответ.

— Ой, Андрей, они же решили тебя убить, — спохватилась она. — А меня до смерти избили за то, что хотела тебя предупредить.

— Ты как себя чувствуешь?

— Да вроде… Ой, есть очень хочу, — она положила ладонь себе на живот. — Нет, не просто есть, а…

И она покрутила рукой в воздухе, пытаясь найти подходящие слова. Но мне они не нужны, не далее трех дней назад я сам испытал, наверное, нечто похожее. Поэтому просто сказал:

— Идем. По дороге начнешь рассказывать все, что знаешь.

Я, не перебивая, слушал девушку, наматывая на ус и анализируя полученные факты. Интересная реальность, где живет эльфийка, и кто ее мог создать? Наверное, сидит где-то там он и смеется над происходящим, ведь создать такое можно только для развлечения. Девушка только сообщила основные факты, как мы вошли в местное кафе, таверну, ресторан, и на автомате направились в мою часть. Пришли мы рановато, даже рано — вообще оказались одни.

Теперь я смог увидеть себя со стороны, когда поглощал свои три порции. У Хх’Тари обмен веществ оказался на высоте и съедала она уже пятую порцию. Насытившись, мы отправились ко мне домой, девушка пока еще не совсем выздоровела, и я решил за ней присмотреть. Перед дверью я пропустил ее вперед и чуть не врезался из-за резкого ее торможения. В дверях стояла опешившая эльфийка, огромным изумленными глазами смотрящая на мою спутницу. Усмешка сама выползла на мое лицо. Но та взяла себя в руки и прошла дальше, лишь взглянув на меня. Аилен намного лучше владела своими чувствами и внешне выглядела спокойно, но я уверен, что внутри она удивилась не меньше. Сопровождающих их я рассматривал с особой тщательностью, дабы при встрече в темном переулке ночью стукнуть их по головке: большой или маленькой, или по обеим сразу. Уже на улице у меня мелькнула мысль о необходимости скорейшего обучения.

— Кстати, об учебе, — я остановился, — пошли к доске.

Расписание следующей лекции уже было, и ближайшее занятие в золотом секторе через день. Возвращались мы, беседуя друг с другом, точнее, она рассказывала мне уже мельчайшие подробности. Вдруг ее голос оборвался на середине слова, а я отскочил в сторону, разворачиваясь в полете и переходя в боевой транс. Но опасность отсутствовала, как и девушка. Целых пять секунд я не мог сообразить, в чем дело, пока не дошло — именно в момент пропажи голоса я прошел через портал. Вернулся и сразу встретился с ошарашенным взглядом демонессы. Я тут же захотел изучить этот феномен перехода.

Все оказалось достаточно просто — местный портал пропускал только меня, а все чужие его даже не замечали. Но стоило этого человека хотя бы взять за руку, как тот считал его уже приглашенным другом и пропускал. А может быть, при этом еще и мысли читал, чтобы происходило все без принуждения. Но мне кажется, что при должном опыте работы с местной «магией» это можно преодолеть. Хх’Тари особенно обрадовалась такому повороту событий. Вернувшись домой, хотел сделать еще сеанс терапии, но передумал, видя, что девушка восстановилась.

— Расскажи, как тебе удалось меня вылечить? — закинув руки за голову и глядя на меня задумчивым взглядом, спросила она. — Я ведь совершенно точно знаю, что выжить не должна была.

— Как, как — принес сюда и очень захотел, чтобы ты излечилась, — ответил ей. — Наверное, место у меня здесь особенное.

— А как ты избавился от своего преследователя несколько недель назад? — задала она новый вопрос. — Имею в виду в нашем секторе.

— Там мне просто повезло, — я широко улыбнулся, — он меня уже почти догнал, но я бросился ему в ноги, из-за чего он споткнулся и упал. Я даже не стал смотреть, что там произошло, а убежал. Это уже потом я узнал подробности.

Понятное дело я ей не доверял, поэтому и не собирался раскрывать как свои умения, так и факт того, что уже вижу информационные потоки. Но вот по заданным Хх’Тари вопросам, я сделал вывод, что ей знакома техника боя при помощи внутренней энергией. Сами вопросы не несли в себе ничего такого, что могло указать на мое заключение, а вот интонация и жажда ожидания ответа, промелькнувшая в ее взгляде, явились мне подсказкой. Оставшуюся часть дня я занимался самообразованием, с перерывом на прием пищи.

А вот ночью задумался о феномене работы с внутренней энергией. Получается очень интересная картина — при атаке с ее помощью никакого сопротивления не почувствовал, а вот при лечении просто колоссальное. С одной стороны это очень хорошо, что могу врагов убивать таким способом, с другой печально, что лечить друзей будет очень тяжело. На этой ноте я и уснул.

Утро началось, как обычно, с тренировки, после которой я увидел удивленную демонессу, которая только-только поднялась. Спровадив ее к себе, оставшееся время занимался, но результата практически никакого не достиг. Мне не удалось развить свое зрение, хотя я старался. «Завтра надо обязательно идти на лекцию», — уже ночью решил я.

Я с интересом рассматривал аборигенов золотого сектора. Оказывается, немногочисленные представители прямоходящих «животных» являлись его жителями. Животными, конечно, назвал их в переносном смысле, просто их лица были ближе к ним, чем к тому, к чему привык я. Это, как будто, товарищи друга знакомой ангелицы из мира наемников моей реальности. А вот лектор оказался квинтэссенцией всех присутствующих, если начинать присматриваться, то легко узнаются черты каждого.

— Хочу предупредить, что данная лекция для тех, кто еще не сумел разглядеть информационные потоки, бесполезна, — начал он. — Я расскажу вам некоторые методики и техники для того, чтобы вы более полноценно могли работать с исходными данными, называемыми информацией. Итак, первое…

Я слушал и уже на третьем способе понял причину бесполезности для «слепых» — все они опирались на видение. В общей сложности он дал двадцать две методики, а затем начал рассказывать об отличии местной магии и как определять предназначение той или иной части. Но конкретики, как всегда, никакой не было, зато лектор очень часто напоминал, что каждый и видит, и работает по-разному, поэтому в принципе не может быть четких знаний. В этом и заключается трудность, что каждый разумный, желающий стать демиургом должен ко всему прийти самостоятельно. Я все ожидал, когда он начнет рассказывать о месте хранения данных из реальностей, но не дождался, поэтому и задал вопрос:

— А как отличить поток или место, где хранятся данные из реальностей?

Я не стал спрашивать более конкретно, где хранится часть исчезнувшей памяти, даже не знаю почему.

— А зачем вам? — спросил он. — Хотите стать копиистом?

— Ага, — кивнул я, — создам несколько одинаковых копий и буду наблюдать за развитием.

Мне стало очень интересно, потому как подумалось, что тот испытывает некие колебания. Даже на краткий миг усомнился в ответе. Но паузы у лектора, как таковой, не было и он начал отвечать.

— Данные из реальностей не содержатся в основных потоках. Это как туман, окутывающий наш сектор мирозданья, так называемая статическая информация, почти ни на что не влияющая и нигде не участвующая. Подключиться к нему легко, очень сложно понять, что это именно то, что нужно, и, само собой, искать тоже тяжело. Вы ведь понимаете, какой объем там храниться.

Все эта лекция ответила мне на все имеющиеся вопросы. Теперь только поиск. Я осознавал, что стал одержим идеей найти ответ на вопрос о провале моей памяти, но сходить с выбранного пути не хотел.

Часть 2 

 Сделать закладку на этом месте книги

Где-то в пределах Мирозданья. 

— Он становится опасен.

— Да, но влиять на события мы не можем. Тем более что он уже выбрал свой путь.

— Опосредствованно? Вы ведь помните к чему привели события, когда еще сохранялись привязки?

— Мы не можем менять Правила, в наших силах только немного подправить их, что мы и сделали. Если его пропустили в таком виде, значит, только так он может стать Творцом. Не думаю, что повторятся те события.

— Всегда могут быть исключения, просто надо быть готовыми ко всему.

— Что с его миром?

— Нет ответа. Слишком маленькие границы предоставляют множественное развитие событий, просчитать которые наш Мозг не в состоянии. Он просто завис. Вообще непонятно откуда он взял свой вариант, не имея ни малейшего представления?

— Случайность.

— Случайностей не бывает, вам ли этого не знать. Предлагаю воздействие. Согласны? Вот и хорошо.

— Что скажет он?

— Полагаю ничего. Как мне кажется, он вообще может перебраться в другой информационный сектор. В отличие от нас.

На этом разговор, если так можно сказать, закончен.

Академия Демиургов, синий учебный сектор, лекторий. 

После встречи с Андреем и Хх’Тари, Аилен чувствовала себя очень неуютно. Даже прекратила заниматься развитием своего видения, хотя впервые у нее получилось пять дней назад. Просто не могла сосредоточиться на этом задании. Простая логика подсказывала, что оставленную умирать девушку подобрал парень и сумел вылечить. Как он смог это сделать, она не имела ни малейшего представления, зато была у нее одна мысль — он уже сумел освоиться с местной магией. Если она с Альваинн только-только начали видеть, то он прошел уже значительно дальше, даже если освоил только лечебную сторону. А его усмешка при встрече сказала очень многое, в частности то, что ему стали полностью известны их планы в отношении его персоны. «Вот, уж, наполненная ненавистью и самомнением дура!», — думала она каждый раз, глядя на ушастую и вспоминая, что та не захотела убивать демонессу. Оставалось им переходить к открытой конфронтации, а для этого надо как можно скорее не только получить знания и понять их, но и научиться применять на практике. В тот же день она высказала свое мнение Альваинн, которая была полностью с ней согласна.

На занятие они пришли втроем: она, альтарка и ее раб. Все остальные мужчины отказались по причине дискомфорта, который они ощущали в ее родном мире. Аилен тут же пометила это знание, как важное — в случае конфликта с ними надо уходить сюда. Для получения более полной информации она подробнее расспросила об этом. В итоге узнала, что никаких болевых ощущений нет, просто сама обстановка действует на них удручающе. Но даже этот факт может оказаться решающим.

Лекция была интересной, но некоторые моменты были не совсем понятны. Количество способов улучшить свое зрение было больше двадцати, а им требовалось все сделать, как можно скорее. Поэтому в конце Альваинн задала вопрос:

— А у вас бывают дополнительные занятия?

— Нет, таких занятий не предусмотрено. Для вопросов отведено время после лекции, там я отвечу на все ваши вопросы, — ответила лектор.

Сама лектор удивительным образом напоминала альтарку. Не имея характерных черт, она, тем не менее, создавала именно этот образ. Аилен первые пять минут пыталась понять этот феномен, но в связи с тщетностью прекратила попытки.

— Вы можете сказать, что нам больше подходит? — спросила Альваинн. — Есть какие-то статистические данные?

— Если не боитесь сделать только хуже, можете попробовать седьмой, семнадцатый и двадцатый, — ответила лектор.

После этого последовали еще вопросы, на которые девушки получили исчерпывающие ответы. Когда все закончилось, то они с удивлением обнаружили, что все студенты покинули помещение. И поспешили скорее проверить на практике полученные знания.

.

Академия Демиургов, город Туманность. 

Первые две недели я работал только над одной проблемой — определить часть информации, работая с которой я получу еду. И только в начале третьей сообразил, что нахрапом ничего не выйдет. Пришлось планомерно заниматься изучением потоков, совершать легкие воздействия, о которых говорилось на лекции. Зато через неделю я смог вырастить первый съедобный плод. Ну, как съедобный? Съесть его, конечно, можно, если заставить себя не обращать внимания на запах и вкус, который больше всего напоминал что-то сгнившее. На приведение его к приемлемому вкусу и запаху мне понадобилось еще два дня. Зато это, казалось бы, простое действие дало мне огромный опыт в плане тонкой манипуляции — я окончательно понял понятие граничных условий. И рассмеялся своим мыслям и действиям в корпусе моделирования.

— Не удивительно, что ничего не поучилось с такими-то ограничениями, — весело воскликнул я.

В этот момент я почувствовал голод, причем, хотелось мяса. Направился в столовую, где меня перехватила Хх’Тари, словно специально поджидала.

— Есть хочу просто жуть, — перебил я ее, — потом, все потом.

Пока я поглощал пищу, демонесса в самом деле ничего не расспрашивала и не рассказывала сама, попивая какой-то напиток темного цвета. А вот когда и я перешел к третьему блюду, заговорила.

— Андрей, мне предложили вступить в клан, — сказала она и замолчала, ожидая мою реакцию, но, так и не дождавшись, продолжила: — Мне сказали, что скоро начнется выяснение отношений. Территория учебных корпусов так и останется нейтральной, но все порталы выходят в отдалении и до нее еще надо добраться.

— Ты вступай, а меня это не интересует, — ответил я ей.

— Понимаешь, я как-то чувствую себя защищенной рядом с тобой, — она даже смутилась от своих слов и мне показалось, что искренне, — и думала, что ты создашь свой клан и возьмешь меня.

— А зачем они вообще нужны? Я понимаю, что вначале война будет стимулировать учебу, но в конце, когда выявится победитель, рост настолько замедлиться, что вообще никто может не дожить до выпуска. В смысле — не доучиться. А сколько перспективных учеников будет уничтожено?

— Не знаю, — она как-то передернула плечами, но понял это действие, как пожатие, — может быть, существуют некие ограничения, о которых нам не говорят.

Я задумался. А ведь вполне возможно. Если имеется практически полная вседозволенность в действиях и считается хорошей стимуляцией, то местные учителя обязаны предусмотреть такой ход событий.

— Все равно нет, — я покачал головой, — я по жизни одиночка.

Вот тут она меня удивила, расстроившись очень сильно. Причем, искренне, не пытаясь меня растрогать, что я даже на миг задумался о клане — буду сидеть на троне, а девушки выполняют все мои капризы. Улыбнулся этому и сказал демонессе:

— Да не расстраивайся ты так, все у тебя будет хорошо.

Отправился к себе и сел за создание чего-то мясного, желательно уже готового жареного мяса. И ведь сделал-таки! Специально неделю сидел на одном сладком, чтобы стимулировать свой мозг. Получился, правда, тоже плод, но в отличие от первого, который рос по типу бахчевых, этот я сорвал с полутораметрового дерева. А вкус, в самом деле, напоминал жареное мясо, как и мякоть являлась мясом, по структуре уж точно. На радостях я побежал к озеру и стал купаться и нырять. Нырнув особенно глубоко, я вдруг почувствовал, как вода вокруг меня затвердела.

.

Академия Демиургов, Оплот Королевы. 

Местом тренировок и сбора было выбрано место жительства Килона, под названием Оплот Королевы. Первую неделю они занимались саморазвитием, за время которого убедились, что ответы на дополнительные вопросы, заданные ими, помогли им освоиться со своими умениями очень быстро. Затем пошли попытки работы с данными и наложением на них условий, чтобы получить какие-то боевые техники. Сперва почти ничего не получалось, но новая лекция по управлению потоками и наложению ограничений, с разъяснением сути, помогла совершить скачок. И, как и в предыдущий раз, дополнительные вопросы сказали свое веское слово. Самым первым, у кого получилось хоть что-то, напоминающее боевую технику, оказался четырехрукий любовник Аилен.

Все очень удивились, узнав, что умение это касается воды, ведь предпочитали представители этой расы засушливые места, а употребляли воду нечасто. Но оказалось, что в детстве его уронили в озеро, где он чуть не утонул, и с тех пор он очень подозрительно относился к ней, и в глубине своего я боялся ее. В своей реальности он изучил много заклинаний, направленных на борьбу с этой стихией. Вот сейчас эта детская травма, наверное, сказалась и он научился ее замораживать, как подумали сперва. Действительность оказалась круче — вода преобразовывалась в кристалл. Не лед, а совершенно другой, определить который никто из их компании не мог.

Помимо этого мужская половина занималась и другим делом. Однажды Килон сделал предположение.

— Госпожа, позвольте мне высказать мнение? — он склонил голову в глубоком поклоне.

— Говори.

— Мне кажется, что наши жилища находятся в одном месте, хоть и далеко друг от друга. Поэтому можно попытаться найти жилище смерда или Хх’Тари. Учебные корпуса вероятней всего находятся очень далеко, потому что попасть туда может только через портал, а вот на счет жилья я думаю, что прав.

— Полагаю, что ты прав, — задумчиво сказала она. — Кто об это что думает?

— Я тоже согласна, — первой высказалась Аилен. — Если территории проживания сосредоточены по секторам, вероятность найти довольно высока, ведь вы из одного. А вот, если все происходило случайным образом, то тут, как повезет.

Вот после этого разговора и начались поиски. Удивительно, но снова повезло четырехрукому. Когда он сообщил эту новость, то поначалу все хотели ринуться, но после обсуждения отправили его одного, особенно учитывая его сообщение, что парень каждый день купается. Вот и отправили его одного, так сказать, во избежание обнаружения и с наказом подловить того в воде и заключить в кристалл. Он специально тренировал несколько дней только это свое умение. Еще сутки он наблюдал за целью, пару раз порываясь убить его просто руками, но все время останавливался, вспоминая слова своей любовницы:

— Он очень опасен, поэтому не старайся убить его любым другим способом, кроме как заключить в кристалл. Не могу объяснить свои выводы, но я уверена, что они верны.

Если бы это сказала длинноухая, то он бы не послушал ее, то ли дело Аилен. И он дождался своего часа, увидев, что парень стал купаться. Он уже умел очень неплохо влиять на водоемы, поэтому при очередном нырке он наложил новые ограничения. И вода тут же превратилась в кристалл, внутри которого застыл парень. Правда, на весь объем его не хватило, все-таки он тренировался на озере в два раза меньше, но зато он воздействовал именно на ту область, где находилась цель. Он еще несколько минут сидел в укрытии, так, на всякий случай, если вдруг все-таки промазал. Но ничего подозрительного не услышал, хотя прислушивался очень хорошо. Вышел из него и уже никого не опасаясь пошел к воде, чтобы убедиться в выполненной работе, глядя на место, где плавала цель. Но не успел он глазами найти кристалл, как справа кто-то прыгнул на него.

.

Академия Демиургов, город Туманность. 

Паника овладела мной всего на полмгновения и тут же ушла, уступив место холодной ярости. Как тогда, когда я увидел Хх’Тари и она сказала про свою бывшую компашку. А мозг заработал по полной, я даже волну внутренней энергии направил туда. В следующее мгновение я увидел привычные цифры, но вот найти там то, что отвечало за мое пленение не смог. Да и как бы я сумел это сделать, если научился только создавать еду. Решил прибегнуть к старому и проверенному способу, а именно выброс внутренней энергии. По ощущениям меня сжал кристалл, может быть, даже лед и, если его ударить узким лучом, то должен расколоться. На всякий случай решил вложить энергии побольше. Руки у меня были вытянуты вперед, поэтому и ударил туда. Удар — и две половинки опускаются ко дну, а я только сейчас сообразил, что это был не лед.

После освобождения я первым делом хотел рвануть наверх, но вовремя сообразил, что атаковавший где-то там должен быть, и как можно быстрее поплыл под водой к берегу. Очень надеялся, что он не будет сейчас стоять у воды, иначе мне не спастись. Я медленно вынырнул, стараясь не шуметь, и огляделся, надеясь, что половину моей головы никто не заметит. Повезло. Выходить я не спешил, прекрасно понимая, что начались игры кто кого перехитрит. Хотя, откровенно говоря, если бы не мое умение работать с внутренней энергией, то уже был бы мертвый. И еще у меня сложилось устойчивое мнение, что перераспределять ее по телу могут многие разумные во всех реальностях, а вот выброс ее за пределы, да еще под контролем воли является очень редким умением. С чем это связано, непонятно.

Размышляя об этом, я очень медленно, чтобы не раздалось ни единого звука, стал приближаться к берегу так, чтобы над водой по-прежнему была видна только половина головы. Уже у берега я услышал шорох, доносящийся из-за камня, за которым хотел спрятаться, а у меня создалось впечатление, что находившийся там хочет выйти из-за укрытия. Действий было два: первое, выйти на берег и атаковать его, второе, уйти под воду. Первый вариант нес в себе много неопределенностей: уровень противника в боевых искусствах, его сила, ловкость, быстрота. Все это можно охарактеризовать одним словом — не известно. Второй вариант подразумевал два возможных последующих действий — отсидеться под водой и затем проследить за врагом и, выбрав удачный момент, убить его, и внезапно атаковать, если тот окажется рядом. Минус второго варианта ограниченное время нахождения под водой.

Эти мысли заняли всего пару мгновений, но я уже медленно погрузился в воду. Если подсознательно выбрал этот способ, то так тому и быть. Движение я заприметил, а когда неизвестный подошел к воде и мог увидеть, то перейдя в боевой транс, прыгнул на него. Эффект неожиданности смазался из-за того, что вода прилично снизила мою скорость, поэтому меня легко перехватили в воздухе четырьмя руками. Недолго думая, ударил раскрытой ладонью в голову, атакуя выбросом внутренней энергии и, как и предыдущий раз в этом мире, воздал ее взрыв.

Вот только этот враг оказался очень искусным воином — пробить голову я не смог, а только вызвал у него то ли помутнение, то ли легкое сотрясение, то ли небольшой шок. Он автоматически распрямил руки, все еще держа меня, а я понял, что если бы он держал меня так, то даже такого эффекта не последовало — руки у меня оказались слишком коротки. Тут я почувствовал слабинку и, ударив в локтевой изгиб верхних рук, вырвался из хватки. Медлить было нельзя, поэтому, сделав быстрый шаг навстречу, нанес удар в район сердца, вложив в него максимально возможный объем вместе со своим огромным желанием убить, приправленной яростью. Вижу, как появилось осмысление в его глазах, но хорошо защититься он не успел. На этот раз я даже почувствовал, как пробиваю его энергетический заслон, и, вложив почти все остатки своей энергии, снова создаю взрыв. И на всякий случай, поднырнув по его руки, отпрыгиваю влево.

Демон, который со слов Хх’Тари являлся любовником Аилен, простоял еще секунд десять, затем ноги его подкосились и он рухнул на землю. Это был очень опасный враг и умение владеть своей энергией у него было никак не меньше моего. Все же внезапность атаки сказалась, и он автоматически защитился от любой силовой, вероятно, не предполагая моего умения делать выброс. Со вторым ударом мне повезло, что противник очень плохо соображал, поэтому вообще не защитился, а то сопротивление, которое я почувствовал, скорее всего, делалось автоматически на рефлексах.

— Значит война, — зло процедил я.

Ярость еще никуда не ушла, притаившись где-то в глубине моего естества. Если бы не установленное созданное кланами правило о недопустимости боевых действий на учебной территории, точно бы подстерег всех и убил. А так не хочется настраивать против себя всех, и так проблем хватает. Вон, чуть не убили.

— Кста-а-ати, — протянул я, — а откуда у них такое умение? Я тут мучаюсь, а они за раз изменили воду на кристалл. Надо сходить и глянуть расписание, может быть, появились новые лекции.

Я не знал, как ведут себя трупы в этом мире, поэтому, чтобы не нюхать «ароматы», принялся рыть яму при помощи подручных средств. Провозился до самого вечера, поэтому куда-либо идти не было никакого желания, поэтому решил укладываться на ночь. Вот только опасно находиться на своей территории, поэтому я устроился в стороне, но так, чтобы видеть все происходящее на ней. Большие энергетические затраты плюс усталость от закапывания трупа сказались, и я почти сразу уснул.

Проснулся с рассветом и отдохнувшим. Полчаса наблюдал за своей территорией, стараясь заметить неправильность или шевеления, прислушивался, пытаясь услышать хоть что-нибудь, но мои опасения оказались напрасны. Пошел проверять, может быть, ночь, когда спал беспробудным богатырским сном, были посетители. Мой сад — мясное дерево и огород — бахчевое растение стояли целыми и невредимыми. Подкрепившись, направился к доске объявлений. Желание убить кого-то из той компании, наверное, так явно читалось на моем лице, что все встреченные по дороге студенты смотрели с удивлением и недоумением, а парочка даже шарахнулась в сторону. Я постарался взять себя в руки и, надеюсь, мне это удалось, хотя ярость никуда не ушла, и это странно.

— Ого! — воскликнул я, подойдя к расписанию. — А доска то стала больше. Где-там мы, — уже пробормотал я.

Оказывается, пока я там пытался самостоятельно постичь тайны создания миров, началась третья лекция как раз по этим тайнам. Но и первые лекции тоже наличествовали, поэтому и увеличился размер. «Это какой-то рок», — подумал я, увидев, что ближайшее занятие в знакомом темном секторе. Направляясь домой, задумался о разведке. Попасть ко мне демон мог только пешком, а значит, что наши места проживания не так далеко находятся друг от друга. Но, в конце концов, остановился на том, что сначала надо укрепиться и уже потом осматривать окрестности.

Весь вчерашний день и ночь прошли без происшествий и сейчас я подходил к демонскому или демоническому лекторию.

— Андрей? — услышал я знакомый голос с явными интонациями удивления.

— Привет, Тари, — повернулся я к девушке.

— Привет, — поздоровалась она, — на лекцию пришел?

— Нет, конечно. По тебе соскучился, — пошутил я.

— Правда? — сверкнули ее глаза. — Что-то не видно, — добавила она упавшим голосом.

— А так?

Я подхватил девушку за талию и закружился под ее заливистый смех. Заметил, как парочка демонов посмотрела на нас с удивлени


убрать рекламу


ем.

— Убери руки мелочь, — послышался чей-то голос.

Я еще сделал несколько оборотов и со вздохом поставил девушку на землю. Глянул на подошедшего разумного. Или не очень разумного, хотя вроде бы дурни сюда попасть не могут. К демонам отнести его не мог, как и к людям. Что-то среднее.

— Слушай, — я повернулся к демонессе, — почему ты выбираешь всегда каких-то придурков?

— Да не выбираю я их, — в сердцах выкрикнула она, — они сами липнут.

— Ладно, пошли на лекцию, — произнес я.

«После занятий погонится за мной и упадет головой на камень. Достали!», — мысленно выкрикнул я.

.

Академия Демиургов, темно-фиолетовый учебный сектор, лекторий. 

— Ты слышал, что он сказал? — спросил один студент своего соклановца.

— Что именно?

— То, что этот человек сказал тихо, — уточнил первый.

— Да бред какой-то про камень, — махнул тот рукой или, правильней сказать, лапой.

Его собеседник посмотрел на него с удивление, затем словно что-то вспомнив, продолжил:

— Ах, да. Ты же не видел предыдущего случая.

И задумчиво посмотрел вслед парочке. На просьбу рассказать, просто отмахнулся, дескать, потом все узнаешь. «Надо обязательно рассказать главе», — подумал он. — «Он тоже был свидетелем и не верил в случайность падения головой на камень, но понять ничего не смог». Но больше его занимала мысль, проговорился парень или специально сказал. Так ничего не решив, он направился на учебу.

.

Академия Демиургов, темно-фиолетовый учебный сектор, лекторий. 

— Получается, что я была права, — склонившись, прошептала демонесса мне в ухо, когда мы сели.

— В чем?

Я непонимающе посмотрел на девушку. Я действительно не понимал, что она имеет ввиду, так как до этого мы молчали.

— Ну, в тот раз, когда преследовавший тебя мой ухажер так удачно «упал» на камень.

Слово «упал» девушка произнесла с явным сарказмом. Но я по-прежнему недоуменно смотрел на нее, все также ничего не понимая. Наконец-то, после полуминутного разглядывания меня, она поняла, что я не прикидываюсь и пояснила.

— Ты сказал «После занятий погонится за мной и упадет головой на камень», — снова наклонившись, произнесла она.

— Я что, это сказал вслух? — Хх’Тари кивнула. — Блин.

Но обдумать ситуацию я не успел, поскольку появился лектор. Поднявшись на кафедру, он начал читать новый материал.

— Сегодняшняя лекция посвящена методам работы с информацией и влиянием на нее условий и как это сказывается на пустоте, из которой будет что-то создаваться…

Слушая его, я понимал, почему так долго возился со своими растениями. Я по незнанию пытался работать с независимым потоком, а для начала надо было учиться на его, если так можно сказать, ответвлении, направленном на реальность Академия. Это и проще, и быстрее, и фатальных ошибок в этом случае почти не бывает. Он даже привел парочку примеров, когда студенты, не научившись еще чувствовать, пытались работать с общими исходными данными. Я тоже вспомнил свой плачевный самый первый удачный опыт. Но в сравнении с разумным, пустившим корни, у которого руки стали началом двух ручьев, а голова непонятным зверем, который махал крыльями не мог сдвинуться с места, это даже не цветочки. В общем, лекция была очень познавательной.

— Куда пойдем? — спросила меня демонесса, как только мы покинули здание лектория.

— Я домой. Хотя нет, сначала в столовую, — немного рассеяно ответил я.

На самом деле я уже начал продумывать защиту моего жилища, да и окружение я контролировал.

— Слушай, а где питался все эти дни? — спросила девушка. — Я тебя три раза пыталась поймать, но ты так и не появился.

— Ты просто не видела.

За обедом девушка просто болтала о своих новых ухажерах. Сказала, что до сих пор одиночка, не вступив ни в какой клан, на что я ей ответил, что зря. Вроде бы убедил, что не собираюсь я ни создавать ничего, ни вступать. Ну, не буду же я говорить ей, что моей целью является не учеба, а восстановление памяти. Причина проста — чем больше я об этом думал, тем сильнее убеждался в важности забытого. Направляясь домой, я полностью сосредоточился на окружающей обстановке, прекрасно понимая, что меня будут ловить. Честно говоря, конфликтовать с тем полудемоном получеловеком не хотелось, что возьмешь с самца, у которого взыграли гормоны. Но именно у таких полностью отключаются мозги в плане «нормально подумать».

Вот и граница, а я так ничего и не заметил — скрываться он умеет великолепно. До сего момента я старался идти походкой ничего неподозревающего человека, но как только пересек, рванул к порталу. Ага, объявился. С левой стороны, а мне-то надо вправо. Оглянулся. «Да он еще и медленнее бегает», — мелькнула мысль, когда увидел, что приблизиться преследователь ко мне не может. И получаю сильнейший удар в грудь. Чувствую, как треснули ребра и тут же пускаю волну по телу. Сгруппироваться нормально не успел и покатился по траве, остановившись лежа на спине.

Надо мной возвышался эльф, кажется Килон его зовут, раб Альваинн, с занесенной для удара рукой, в которой был зажат меч или длинный кинжал, а его полные жгучей ненависти глаза смотрели на меня. «Уже научились создавать оружие?», — мелькнула мысль и я откатился в сторону. Еще не исцеленные ребра отдали болью, к которой добавилась боль от удара. «Быстрый!», — зло подумал я и холодная ярость, жившая где-то в глубине моего я, стала подниматься. Удар ногой — моя голова откидывается назад, и багрово-алая пелена захлестнула меня полностью, а я перестал что-либо соображать.

Академия Демиургов, темно-фиолетовый учебный сектор, лекторий. 

— Проследим, — сказал Карлок своему приятелю, — надо обязательно все выяснить. Чтобы главе доложить уже конкретные факты.

Они прекрасно понимали, что Ррагрн, уже который день добивавшийся благосклонности демонессы Хх’Тари, не оставит такое явное увлечение ею каким-то человеком. И не ошиблись. Все время, пока те находились в столовой, он следил за выходом. А когда он вышел… Если бы они не знали, что Ррагрн следит и не видели его, то никогда бы не заметили. Вероятно та мимикрия это врожденная способность и важная составляющая его естества.

— А может быть, это работа его силы? — задумчиво произнес он.

— Что? — спросил его приятель.

— Потом.

Но ничего интересного они не видели, человек просто начал убегать от преследователя, причем быстрее его. Либо они ошибались в его силе, либо он не хочет демонстрировать ее, и он склонялся ко второму варианту. А раз так, то и делать здесь нечего. Хотел уже развернуться и уйти, как из-за дерева вылетел огромный булыжник, ударивший человека в грудь. От такого удара тот покатился по земле, и перед ним и-за дерева появился эльф. «Меч?!», — мысленно воскликнул он. — «Это может стать проблемой». Он не знал, из чего тот сделан, может вообще каменный, но это уже оружие, которое дает сильное преимущество в схватке. Удар — парень откатывается, но видно, что попадание было, удар ногой в голову и его отбрасывает назад, а эльф снова замахнулся мечом. «Сейчас самое время показать свои способности», — подумал Карлок.

И человек показал. Каким-то обводящим приемом левой руки принял удар меча, схватив его за лезвие, резко поднялся и правая его рука схватила напавшего за горло. А затем произошло вообще непонятное. Из земли появился ствол какого-то дерева, а когда дорос до эльфа, раздался его душераздирающий крик. И он с ужасом понял, что росток попал точно в задний проход ушастого. Еще пару секунд это продолжалось, затем Андрей отпустил его и отступил на пару шагов назад. И крик прекратился, хотя открытый рот и полные ужаса и боли глаза посаженного на кол говорили, что для того все только началось.

Парень развернулся к подбежавшему, точнее, уже подошедшему Ррагрну, но тот выставив руки в примиряющем жесте и, что-то сказав, развернулся и ушел. Парень посмотрел на камень, который сбил его, затем в то место, откуда тот прилетел. Но засевшие там уже успели скрыться — это Карлок видел своими глазами. Человек обвел взглядом вокруг, развернулся и спустя пять шагов скрылся в портале, наверняка ведущем к его дому.

— Берсерк? — вслух спросил он непонятно кого, вспоминая глаза человека, от которых он вздрогнул.

— Вряд ли, — произнес его соклановец, — я сам берсерк и эту возможность у меня отняли.

— Значит, он неправильный берсерк либо сумел восстановить ее, — ответил Карлок.

И он направился к эльфу, насаженному на дерево. Вблизи это выглядело жутко — безмолвный крик и ужас с болью. Он захотел приблизиться, но в метре от этой композиции наткнулся на барьер. Потыкал рукой, убедившись, что тот полностью прозрачный, даже в местах касания ничего не проявлялось. Увидел, что ствол дерева, как бы, пульсирует — то уменьшается, то становиться толще. Понаблюдал за эльфом и заметил интересную закономерность — когда ствол становился тоньше, то в чертах лица проступали признаки облегчения и, наоборот, при увеличении ужас и боль просто искривляли его лицо. Это уже очень серьезно. Владеющий на этом этапе умениями, которые могут создать нечто подобное, очень опасен и задевать его не стоит. Как не стоит задевать и его знакомую демонессу. А еще лучше взять ее под опеку, даже, если та не захочет пойти в клан. Берсеркера, обладающего такими способностями, который пойдет мстить за свою подругу, он меньше всего хотел видеть. Здесь только вмешательство преподавателей поможет, но они заявили, что никогда не вмешиваются в местный ход событий. А еще надо быстрее обучаться. С этими мыслями они и отправились в свой клан.

Академия Демиургов, недалеко от города Туманность. 

Очнулся. Первое время совсем ничего не соображал, но постепенно память вернулась, и я вскочил на ноги, готовый к бою. Но никого рядом не оказалось: ни преследователя моего, ни атаковавшего меня эльфа, ни того, от кого я получил удар камнем в грудь. Проверил свое состояние — никаких переломов ребер, порезов спины или других увечий не нашел. Это как раз не удивительно, ведь лечение организма внутренней энергией у меня идет на подсознательном уровне.

Всмотрелся в окружающую обстановку уже внимательней — оказалось, что я нахожусь на своей стороне портала, хотя совершенно не помню, как здесь очутился. Попытался проштудировать свою память и… ничего. Последнее — это удар альфа ногой мне в голову и багровая пелена перед глазами, застлавшая мне глаза. Идти проверять мне совершенно не хотелось, да и просто там показываться не имеет смысла. На данный момент нам уже дали такие знания, что можно начинать работать по укреплению своего места обитания, что я и решил сделать для начала, раз пошли такие разборки.

Работать с исходниками, принадлежащими этой реальности не в пример легче. Я для сравнения создал еще по одному растению — разницы в них никакой не заметил. После этого принялся за защиту. Первым делом решил упрочить периметр, вырастив там дополнительные деревья. Но проделав половину работы, сообразил, что существует огонь, таран, пилы и прочее, что опасно для них, а я об этом не подумал. И это в течение нескольких дней. Наверное, что-то со мной случилось во время выпавшего из моей памяти промежутка времени. И я занялся исследованиями.

Первое, что научился делать, это огонь, а дальше пошло-поехало. Я так увлекся исследованиями, что только спустя пару месяцев сообразил, что до сих пор ограждение моей территории, это обыкновенные деревья. И в срочном порядке взялся за переделку. Раз — и все деревья, растущие по границе, исчезли.

— Да-а-а, — протянул я, — это не магия.

Больше всего это напоминало работу волшебной палочки в детских фильмах и мультфильмах Земли. Вот он есть, взмахнул рукой с волшебной палочкой, нет ничего. В магии такого не бывает — если надо уничтожить лес, то это либо огонь, либо что-то из некромантии, превращающий его в прах. А если заклинание наподобие преобразования, то он исчезает медленно. А здесь все по-другому, по волшебному. Задумался о том, что как я сотворил что-то свое, то другой может это снять. Решил проверить, ведь у меня есть в наличии кристалл.

Вытащил его на берег и спустя несколько минут он исчез. Почти все время ушло на изучение, а рассеять получилось очень легко. Это очень меня огорчило, ведь получается, что любой владеющий соответствующими умениями, может подойти и разрушить мою работу. Но пока придумать ничего не могу, поэтому выращу полученные деревья, которые могут противостоять прямой атаке, а там видно будет. А в завершение решил переделать травку на своем участке, чтобы она была маленькой, а то уже по пояс вымахала. Вместе с ней переделал и другие растения, создав уют по своему усмотрению. С этим делом я управился вообще за день.

Одновременно с проделанной работой я занимался и своим магическим, или как там правильней сказать, «зрением». Но здесь я не приблизился к своей цели ни на йоту. Я стал отчетливей различать исходную информацию, но увидеть облако, где хранятся данные из реальностей, так и не смог. «Интересно, почему та дурная компашка на меня не нападает?», — задавался вопросом, лежа на своем лежаке, так и уснул, размышляя об этом.

Академия Демиургов, Оплот Королевы. 

Альваинн очень порадовалась, что по-прежнему может ходить на территорию Килона. Более того, не только ходить, но и проводить других, кого пожелает. Причину этого никто из их клана объяснить не мог, только предполагали, что признание эльфом ее своей госпожой и изменило что-то в настройках. Поэтому они, как и раньше, собираются здесь.

Тогда, более двух месяцев назад они пришли в ужас от содеянного человеком и разбежались по домам. Прятались, готовились к ответному удару, но достаточно быстро сообразили, что надо держаться вместе — так им легче будет противостоять. Вот однажды возвращаясь, они на автомате отправились к Килону — тогда-то и узнали все о том, что Альваинн тоже является хозяйкой Оплота Королевы. Первое время они готовились к мести парня, но ничего подобного не происходило и вся компания немного расслабилась. Увиденное настолько их напугало, что они теперь все время занимались учебой, чтобы догнать его. Ходили чуть ли не на все лекции, где в конце задавали преподавателям много вопросов и благодаря их ответам довольно быстро освоились с местной магией. Теперь уже возможность создания клинков, с которым они напали на него в предыдущий раз, казалась им детской забавой.

Ненависть Альваинн к этому человеку превышала все границы, никогда ранее в своей реальности она не испытывала такого жгучего чувства. Даже к врагам. А сейчас, наконец-то, она сможет отомстить: и ему, и его девке, этой демонессе. Аилен намекает, что стоит помириться или хотя бы не продолжать конфликт, но она никогда не пойдет на это.

— Альваинн, — обратился к ней ее лучший любовник, — Хх’Тари совершенно точно не состоит ни в каком клане. Можно попытаться ее захватить.

— Нашли ее местожительства?

— Нет, — пожал тот плечами, — либо она живет очень далеко, либо по другую сторону от человека, а туда мы не рискуем пока заходить.

— Занимается чем? Пищу принимает где?

— На занятия ходит часто, в столовую значительно реже, но если появляется, то на весь день. Скорее всего, поджидает своего человечка.

— Продолжай наблюдать и когда она снова окажется в столовой, дай знать, — она чуть задумалась и продолжила, — пойдем все вместе.

Академия Демиургов, столовая. 

Хх’Тари уже в который раз пыталась поймать Андрея в столовой. О том, что он сотворил с эльфом, судачат уже все в Академии, также как и посетили эту композицию все студенты. Многие пытались убрать защитный барьер, чтобы помочь эльфу или, что вероятней, проверить свои силы. Все, что им удалось, это узнать, что защита распространяется и под землю, полностью защищая и дерево и эльфа, насаженного на него. Хотя некоторые полагали, что и не дерево это вовсе, а что-то очень на него похожее. Но парень, сотворивший это, исчез, испарился и никто его не больше видел. Некоторые, и она в том числе, пытались найти его жилище, бродя по просторам мира, но тщетно. За все это время у нее накопилось к нему много вопросов, а самый главный — нравится она ему или нет. С какой теплотой она вспоминала те дни, когда они жили вместе, как же ей было уютно в его объятиях или когда она сама обнимала парня. А он…

— Невозможный человек! — в который раз эмоционально, но тихо сказала она.

А сейчас она решила спросить у него напрямую. Узнай кто-либо из ее родного мира, что она сама будет преследовать мужчину, да еще человека, то никто не поверил, а говорившего могли вообще наказать. Она с улыбкой представила эту сцену: приходит ее лучшая подруга к ним и заявляет:

— Госпожа Хх’Таннила, ваша дочь бегает за человеком, чтобы быть вместе. Сама видела, — и рассмеялась.

Ее мама всегда знала врет собеседник или нет. И вот она представила выражение лица своей родительницы, понявшей, что это правда. Начала открываться дверь и девушка перевела на нее свой взгляд, и по мере того, как в нее входили новые лица, улыбка сходила с ее лица. «Значит, компашка эта все не уймется», — спокойно подумала она. — «Наказания Андрея им недостаточно. Ну, ничего, я тоже не лыком шита, еще посмотрим кто кого». И девушка принялась обдумывать различные варианты действий. Если придет Андрей, то они и пикнуть не посмеют, но на этот вариант демонесса не надеялась, поэтому ее мозг заработал в авральном режиме. «Уходить лучше всего через золотой сектор — там и портал немного ближе, и территория такая, где она благодаря свой ловкости и быстроте сможет от них оторваться», — рассуждала Хх’Тари. — «Главное не дать им понять, что она собирается сделать, иначе вышлют кого-то вперед». Прямая схватка исключена, девушка это прекрасно осознавала. «Придется мне изрядно поплутать», — определившись с маршрутом. Подумала она и, поднявшись, двинулась к выходу.

На полпути поднялась и компания врагов, именно врагов, а никак иначе. А девушку вместо испуга охватил азарт, и она, усмехнувшись, чуть ускорилась. «Вот и улица, теперь побегаем», — подумала она.

— Хх’Тари, позволишь задать несколько вопросов касательно твоего хорошего знакомого? — спросил подошедший мужчина, которого она заприметила мигом ранее.

Его напарник, с которым тот разговаривал, также подошел к ним. На краткий миг у нее мелькнула мысль, что они хотят передать ей что-то от Андрея, но тут же поняла свою глупость. Насколько она поняла парня, он бы не стал передавать что-либо, будь то сообщение, записка или подарок, через кого бы то ни было. Остановившись, она произнесла:

— Слушаю вас.

— О! — улыбнулся мужчина. — Не будем вас задерживать, мы можем расспросить и по ходу, провожая вас, куда вы хотите.

Хх’Тари задумалась над его словами, поначалу не понимая смысл. Но вспомнив о преследующей ее компашке и то, что эти двое состоят в сильном клане, сообразила в чем дело.

— Буду рада вашей компании, — ответила она, краем глаза замечая разочарование на лицах преследователей. — Так что вы хотели меня спросить?

.

Где-то в пределах Мирозданья. 

— И что думаете по этому поводу?

Возникшее трехмерное изображение эльфа, насаженного на дерево, заставило поморщиться всех присутствующих. Все они уже успели не только разглядеть композицию, но и определить схему ее создания.

— Думаю, зря мы стали воздействовать на ход событий, не надо было его трогать.

— И что? Дожидаться новой Войны?

— Вероятность была не так и велика и, на мой взгляд, сейчас она выше.

— Ему сначала доучиться надо, — возразил новый участник разговора.

— Что-то придумали?

— После этого его творчества ему осталось совсем немного, чтобы подняться на ступень и соответственно получить проверку. Отправим его в локацию Живой Лабиринт.

— Так там же необходимо хорошо владеть Источником, а не ответвлениями.

— А что не так? — удивленно возразили ему. — Он создал это, — он указал рукой на изображение, — с помощью Источника, пусть и совершал это в невменяемом состоянии. Правил мы не нарушаем: он владеет подобными умениями — да, он создавал что-то сложное — да. А то, что это единственное его творение, это уже неважно.

— Уверены? Ведь их жилища закрыты от нас. Может быть, там все сотворено из Источника.

— От нас закрыты, а от студентов нет, а они задают много вопросов, из которых можно сделать определенные выводы.

— Если так уверены, то действуйте, но я хочу предупредить: А не выйдет ли так, что и это наше вмешательство приведет к еще большей вероятности Войны?

.

Академия Демиургов, Оплот Королевы. 

После сотворенного Андреем, Аилен поняла две важные для себя вещи: первое, увидела, почему хотела сблизиться с этим парнем, второе, она допустила роковую ошибку, когда стала исподволь подталкивать Альваинн к радикальным мерам в отношении его. Теперь она размышляла о возможности уйти в сторону и не находила никаких вариантов. После случая, когда его подругу взял под опеку другой клан, она внезапно поняла, что дорога в другую группу для нее закрыта. Даже попыталась выведать это, как бы шутя спросив у одного более-менее знакомого разумного из своего сектора, когда в разговоре речь зашла о кланах:

— Возьмете к себе меня такую умную и красивую?

Но тот не поддержал ее тона и серьезно ответил:

— Нет, никто не хочет взваливать на себя твои проблемы.

Эта фраза сказала ей очень многое, поэтому Аилен отбросила идею переметнуться к другой компании. Существовала небольшая вероятность, что если она уйдет в сторону, то он не станет ее преследовать. Но, положа руку на сердце, она в это не верила. И все ошибки из-за того, что исчезла ее врожденность, на которую она всегда надеялась и которая ее никогда не подводила. Удивительным было то, что очень многие студенты обладали умениями и способностям, доставшимися им с рождения, многие сохранили их, но были и купированы. Со слов преподавателей, это делалось для того, чтобы студенты больше налегали на учебу, а не использовали их, ввязываясь в интриги. Правда, последнего избежать не удалось, и женщина подозревала, что не удалось бы никогда. Почти все студенты уже разбились на группы, кроме Хх’Тари и Андрея. О последнем она не слышала уже давно, пропал — так пропал.

А некоторое время назад они решили предпринять разведку и направить одного к его жилищу, дорогу к которому они в свое время разыскали. Сведения обрадовали, но и насторожили одновременно. Его территорию окружали обыкновенные деревья, что было странно с учетом сотворившего ранее.

— Точно говорю, обыкновенные деревья, — в очередной раз произнес вернувшийся разведчик, — вот, я даже срезал кору с них.

И показал на лежащую на столе щепку. Аилен в очередной раз взяла ее и долго рассматривала, но та оказалась действительно простым деревом. Это не вязалось с его знаниями, за исключением случая, если парень подготовил им ловушку.

— Чем он вообще занимался? — спросила она.

— Днем я не решался подходить близко, поэтому наблюдал издалека, — он повернулся к ней. — То же, что и всегда — утром тренировки, затем до вечера он не показывается.

«Получается, ловушка», — подумала она. — «Или…» В этот момент она вспомнила разговоры о берсеркстве парня и то, что он сотворил с рабом альтарки, происходило как раз в невменяемом состоянии. Вряд ли он помнит все свои действия, а значит это не ловушка.

— Я согласна с Альваинн, надо его атаковать, — наконец-то высказала Аилен свое мнение.

«Лишь бы снова не ошибиться», — подумала она. — «С другой стороны и так деваться некуда». Занялись подготовкой и через два дня двинулись к городу Туманность, как назвал его человек. Они целый день наблюдали за его территорией, но тот сегодня так и не появился. План был согласован заранее, поэтому с наступлением ночи, когда по их предположению тот должен спать, они атаковали.

Академия Демиургов, город Туманность. 

Проснулся от какого-то грохота. Вскочив на ноги, заметил, как с неба упал горящий шар или сгусток плазмы. Подняв голову, увидел еще один шар. На автомате создал защитный купол, в который тот врезался и сполз куда-то за пределы территории. Еще одного шара постигла та же участь, и я вздохнул с облегчением. И только сейчас окончательно сбросил остатки сна, тут же задумавшись о защите. И мгновенно застыл в ступоре.

Еще не проснувшись, я на автомате создал защитный купол при помощи магии. Создал плетение, наполнил его энергией и, что удивительно, получил его. Это знание полностью перевернуло все с ног на голову, ведь ранее мне ничего такого не удавалось. Более того, разговаривая с демонессой, выяснил, что все ее попытки оказались тщетны. Я с огромным трудом удержался от исследовательского зуда, пинками забив его в дальний угол. Перешел на истинное зрение, как я решил называть эту способность видеть потоки информации, и мир привычно окрасился цифрами.

Огляделся вокруг и что-то зацепило меня своей неправильностью. Я даже поначалу не понял, что именно, но сообразил довольно быстро. Кто-то хотел изменить мое защитное произведение, а именно ряд деревьев, защищающих мою территорию. Не могу понять, почему им не удалось сделать это сразу, потому как кристалл я расколол довольно быстро. Если они решили меня атаковать, значит, времени у них на подготовку имелось предостаточно. Я быстро вернул все на место, не испытав никаких трудностей. Чуть проследив за состоянием своего «имущества» и не увидев новых попыток, я решил произвести диверсионную вылазку и двинулся к воротам. Но успел понять, что те наверняка под контролем. Задумался о возможности тайного выхода, даже придумал как, но испытать свою идею не успел, так как только сейчас до меня дошло, что атаки прекратились.

Мне просто до жути захотелось отследить нападавших и отомстить. А чтобы выйти, я не придумал ничего другого, как просто проползти под своей оградой, предварительно соорудив там лаз. Работа с созданным мной далась куда легче, чем ранее, а я поставил себе в голове зарубку узнать об этом. Вылез, а дальше уже действовал по науке. Огненные шары возникали сразу над жилищем, поэтому враги могли находиться, где угодно. Прислушался — ничего. Перешел на истинное зрение, надеясь увидеть живых существ, но снова без толку. Поэтому просто направился вокруг, используя бесшумный шаг и прячась за всеми возможными укрытиями. Ночного зрения я не имел, но, во-первых, темноты, хоть глаз выколи, не было, во-вторых, за все время тренировок я эту местность изучил досконально.

Повезло. Перешептывание я услышал метров за пятьдесят до места нахождения врага. Приблизившись, уже различил слова.

— Уходим? — незнакомый мужской голос.

— Да, — ответил знакомый женский.

Очень знакомый. «Да у этой ушастой точно с головой не все в порядке», — подумал я. Именно Альваинн и принадлежал голос. И я отправился за ними, передвигаясь в стороне и стараясь не показываться из-за укрытий, которыми я прикрывался при движении. Находился на расстоянии слышимости, метрах в ста, может быть, немного меньше. Предосторожность оказалась не лишней, поскольку четырежды они проверяли слежку за собой. Проверку делали двое, вероятно, хорошо видящих в темноте. Один раз они прошли настолько близко, что если бы не скальный выступ, под который я залез, едва уместившись, то обнаружили бы точно.

К их жилищу добрались только во второй половине дня. Оно находилось в нашем зеленом секторе, из чего я сделал вывод, что это вотчина либо ушастого, либо ушастой. Подходить ближе для изучения я не стал, было достаточно того, что вся компания скрылась там. «Значит, это они используют, как базу», — решил я и направился обратно. Отойдя на приличное расстояние, я захотел попробовать создание чего-то магического из атакующего арсенала — свою любимую черную молнию. И ничего. Тут же создал защитный купол — снова ничего.

До своего жилища я передвигался бегом, а прибежав, первым делом проверил защитный купол, который оказался на месте. Принялся за его изучение. Первая же странность, бросившаяся мне в глаза, это энергия, из которой он состоял. Энергия Демиургов.

— Все страньше и страньше, — пробормотал я.

И начал создавать различные защитные барьеры и с каждым разом мое удивление усиливалось. А когда я убрал защиту территории и запустил в небо сначала огненный шар, затем мою любимую черную молнию, то оно перешло в изумление. Внутри моей территории у меня все работало. Вышел за пределы и предпринял новые попытки, оказавшиеся, как и более ранние, тщетными. Проверял даже у границы — все равно ничего не получалось. Объяснения этому я не находил, поэтому убрав следы ночной атаки, то бишь вырастив травку и пару кустов, лег спать, чтобы завтра наведаться к доске объявлений и глянуть не появились ли новые лекции. Но, уже ложась, подумал, что не лишним будет сходить в библиотеку.

После почти обычного начала дня — тренировка с завтраком, отягощенная наблюдение за местностью в поисках укрывшихся врагов, я направился в библиотеку. Все-таки решил начать с нее. Перешел на другую сторону портала и замер.

— Это кто же тебя так? — прошептал я.

Эльф, раб Альваинн, был посажен на кол. Хотя, приглядевшись, я заметил, что этот кол живой и пульсирует. Видя его мучения, мне даже стало его жаль, несмотря на то, как он со мной поступил. Затем посетила мысль: «Почему его никто не снял?». Приблизившись, понял — эту конструкцию или правильнее назвать композицию защищало какое-то поле, преодолеть которое я не смог. Пожав плечами, я направился в хранилище книг.

— Что вам нужно? — спросил меня все тот же хранитель книг.

Вот тут я впал в ступор, потому что не знал как объединить мои исследования в краткую фразу.

— У меня получилось так, что на своей территории я могу магичить, а за пределами почему-то нет, — решил я просто назвать проблему, полагая, чт


убрать рекламу


о библиотекарь сам все поймет. — Вот мне бы хотелось что-нибудь, объясняющее причину.

Он кивнул, давая понять, что все понял, и ушел, а направился в читальный зал. Ого, сколько тут сегодня народа — ноль целых, ноль десятых. Книгу мне принесли одну, но как только начал ее читать, понял, что это именно то, что нужно. Получается, что переделав самостоятельно всю свою территорию, я создал подобие своей реальности. Это очень грубое приближение, но так оно и есть. Вследствие этого получилась замкнутая система, обладающая значительно более высокими прочностными характеристиками, по сравнению с тем, что было ранее. Это специально сделано для развития студентов, чтобы они легче понимали суть создания миров и реальностей. Так что мое простое желание сделать все по-своему привело к тому, что я сумел защититься.

Меня очень захватило чтение, и решил дочитать книгу полностью, тем более что она была не очень толстой. Сообразил, что та неправильность, замеченная и исправленная мною, являлась попыткой изменить защиту моего жилища. Но в книге делался акцент, что личные территории изначально немного предрасположены под каждого студента, поэтому когда я полностью переделал все, то родившийся маленький мирок был со своими законами. И вот в нем я мог применять мои знания из своего мира, а в качестве энергии используется энергия созидания — это так называется здесь энергия демиургов.

Я уже думал, что достать кого-то из своего жилища будет невозможно, но последняя глава дала понять, что никто не может защититься. Если пользоваться изначальной информацией, то можно все разрушить, поскольку она имеет высший приоритет и правило увеличения прочности не действует. С одной стороны порадовала, что могу добраться до врагов, с другой огорчила, что и меня могут прибить. Поэтому учиться, учиться и еще раз учиться.

После посещения библиотеки направился к расписанию. Внимательно его изучив, понял, что новых лекций пока не предвидится. Разочаровавшись, развернулся, чтобы уйти, как сзади услышал крик:

— Андрей! — и у меня на шее кто-то повис. — Как ты сумел это сделать?

— Привет, Тари, — только и смог вымолвить я, чуть не задушенный демонессой.

Попытался вспомнить, что я такое сделал, что девушке захотелось узнать, но в голову ничего не пришло, поэтому и спросил ее:

— Что я сумел сделать?

— Ну, Килона посадить на кол и заточить в своеобразную темницу, — уточнила она.

— А разве это сделал я? — недоуменно переспросил ее.

— Ты и в самом деле ничего не помнишь? — уже шепотом спросила девушка, — я замотал головой. — Пошли погуляем и я по дороге расскажу. Слушай…

Рассказ ее заставил меня задуматься. Исходя из ее слов, это сделал я, находясь в состоянии берсерка, а не верить ей не имело смысла. Получается, что я снова впадаю в это состояние и не могу его контролировать. Прогуливаясь, мы дошли до столовой, куда решили зайти.

— Андрей, — чуть смутившись, сказала она, — как ты ко мне относишься? Я тебе хоть немного нравлюсь?

— Как такая красавица может не нравиться? — вопросом ответил я.

— И как относишься, чтобы быть вместе? — таким же голосом задала она ожидаемый вопрос.

Девушка и в самом деле красивая, но что-то меня останавливало, что-то препятствовало сближению. А ведь я прекрасно помню все свои похождения, но здесь… что-то не то. Сейчас размышляя над ее словами, мне почему-то показалось, что ответ я получу, вспомнив все забытое. Девушка смотрела на меня, ожидая ответа, а в ее глазах появились первые признаки понимания того, что услышит.

— Прости, Тари, — взяв ее руку в свою, ответил я, — не могу. Что-то мне мешает. А еще у меня есть цель, к которой я пойду напролом, и не хочу подвергать тебя опасностям.

Девушка как-то сникла, поэтому я поспешил ее подбодрить, весело сказав:

— Но все может быть, когда разберусь в себе.

И двинулся к выходу.

Академия Демиургов, Оплот Королевы. 

После полного фиаско, вся компания задумалась о случившемся. Никто не мог понять, почему не получилось разрушить его территорию. Они несколько раз проверили на своих участках возможности и все получалось. Но вспоминая свою работу в том столкновении, не могли взять в толк, почему было настолько тяжело изменить что-либо. Предполагая, что парень стал очень сильный, они приготовились к его ответным действиям, но Аилен в библиотеке ответ на этот вопрос, после чего все стали переделывать свои жилища. И только после этого собрались для дальнейших решений.

— Может кто-то предложить, как убить этого смерда? — спросила Альваинн.

По мере произнесения мелодичный голос эльфийки перешел в шипение, а глаза налились ненавистью. Она обвела взглядом всех присутствующих, но никто не спешил высказываться.

— Может быть, хватит его преследовать? — спросил один из демонов. — Он же нам ничего не делает в ответ.

— Что-о-о? — прошипела ушастая, и ее глаза сверкнули гневом, направленным уже на своего любовника.

Аилен же в свою очередь только обрадовалась тому, что не она это произнесла. Женщина всегда любила руководить, находясь в тени, но в данный момент, если бы не последовало этой или аналогичной фразы, то сама бы предложила. Еще она окончательно убедилась, что психика альтарки нарушена, и она уже не помышляет больше ни о чем. Она продолжает совершенствоваться, но только для того, чтобы отомстить, а не стать демиургом. Поняли это и остальные.

— Предатель! — выплюнула она. — А ты? — она перевела взгляд на Аилен, которая покачала головой. — Ты? Ты?

Все, к кому она обращалась, отрицали свое участие в этом. Также все понимали, что отговаривать ее бессмысленно. В конце своего опроса девушка вскочила на ноги, обвела всех яростным взглядом, прошипев:

— Предатели.

И ушла. Больше они не контактировали.

Академия Демиургов, город Туманность. 

Вот уже полгода я занимаюсь своими исследованиями по работе с первичными данными, или как однажды их назвали на лекции Источником. За это время было их всего две, которые посвящались разумной жизни и как ее получить. Но занимался совсем другим — выращиванием растений, наподобие энтов из «Властелина колец», чтобы уничтожить ненормальную ушастую. А поводом послужила подброшенная мне записка:

«Альваинн потеряла рассудок из-за своей ненависти к тебе, и не успокоиться, пока ты жив. Никто ее поддерживать не хочет, поэтому все ушли. В качестве прощения прими вот эту карту, где изображено местонахождение ее дома. Уважающая тебя…»

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чьих рук это дело. «И здесь выкрутилась», — подумал я про женщину, выглядевшей, как малолетка. Интриганка она просто потрясающая. Но мне не жалко — если остальные успокоились, то и ладно. Вот и занимался тем, что удалось создать заранее, причем, вполне удачно. Карта, нарисованная на пергаменте, действительно привела меня к ее жилищу.

Во вкусе эльфийке не откажешь, ее дворец возвышался метров на десять и выглядел очень красиво. Что за материал, я не знал, но точно не дерево. Зато хватало деревьев, которые, казалось, срослись с этим дворцом. Мне даже стало жаль уничтожать такую красоту, но красота требует жертв. Полгода проб и ошибок, хорошо, что не фатальных, привели к тому, что я создал великолепных деревянных воинов. А сегодня ночью буду мстить.

С наступлением ночи я перешел на истинное зрение, привычно окунувшись в мир цифр. Выделив из Источника необходимую мне последовательность, начал накладывать на нее ограничения. Закончив свою работу, я полюбовался на невысокий, всего полтора метра в высоту, частокол деревьев, если так можно выразиться о сплошной стене. А вот после активации они быстро вырастут, накроют здесь все и начнут «поедать». Все действие я приурочил к утреннему, самому сладкому сну.

Сейчас задумался над вопросом: «Кто и как видит первичную информацию или Источник?». У меня так это цифры, функции, уравнения, зависимости, множества. А у других? К своему стыду, я так и не удосужился спросить об этом демонессу. Но внезапно прекратил размышления и активировал своих воинов, даже не понимая зачем это совершил. И тут же потерял сознание.

В себя пришел каким-то рывком. Хотел осмотреть обстановку, так как заметил незнакомое место, как перед глазами появился экран с текстом:

«Вы поднялись до уровня первой проверки и направляетесь на первое испытание. Вашей задачей является найти один из порталов и вернуться или переделать мир под себя, или прожить в нем полгода».

— Офигеть! — непонимающе произнес я. — У них что, принято вот так забирать студентов с любого места и устраивать проверку?

Впрочем, изображение карты я запомнил в мельчайших подробностях. Было над чем подумать. Огляделся. Я стоял на поляне, окруженной деревцами, за которыми виднелись высокие деревья, среди которых росли настоящие гиганты. С двух сторон, по правую и левую руку, заметил горные вершины, одна из которых вздымалась достаточно высоко. Больше ничего интересного. Хотя нет — птицы. Здесь жили птицы, щебет которых я слышал. Он был негромкий, поэтому и не выделялся сильно на фоне тишины. Или не птицы, но точно какая-нибудь живность.

Перешел на истинное зрение и огляделся уже так. То, что увидел, я до этого ни разу не встречал. Очень долго рассматривал, пытаясь найти хоть какие-то знакомые закономерности, но все без толку. Единственное, что мне показалось, вся флора вроде бы является одним организмом или существом. Да и то я не был в этом полностью уверен. На всякий случай решил ничего не предпринимать, по крайней мере, пока меня не станут атаковать. Перестроить местный мир под себя вряд ли смогу, но вот оградить себя своими энтами — вполне. Правда, не зная местные реалии, не могу сказать, помогут они мне или нет.

Остается только найти порталы. Выгляди они, как в моей реальности, то было бы это не так сложно, но здесь это вообще не пойми что. Я постоянно у дома пытался выделить портал, но там, вероятно, работа настолько тонкая, что ничего я не видел. Это напоминало магическое зрение, но там было понятно — тонкие линии или слабая энергетическая насыщенность являлись причиной «слепоты». Здесь же, я не понимал причину, почему туман преобразовывается в понятную информацию. А на лекциях этого не говорили, а на конкретный такой вопрос отвечали, что сами должны додуматься.

— Придется становиться битом, — пошутил я и тихонько рассмеялся. — Нет, бит маленький, лучше буду байтом.

И застыл. Я ведь не рассматривал себя с этой точки зрения. Может быть, мысли и были, но я не обращал на них внимания и не зацикливался. А когда работал с истинным зрением, просто констатировал факт, что, дескать, я здесь, но совершенно не концентрировал на этом внимания. А жаль. Мне очень захотелось проверить эту идею, но в мире, который мне показался единым, не хотелось проводить такие исследования. Как искать портал, я не знал, единственное, что пришло на ум, это то, что находиться тот будет на аналогичной полянке, где я появился. Поэтому все такие полянки буду исходить вдоль и поперек. Я вернулся к нормальному восприятию и сделал первый шаг, посмотрев себе под ноги. И тут же вернулся обратно — подо мной лежала какая-то бумажка или пергамент, до сих пор не могу понять к чему ее причислить.

— «Иди к Одинокой горе», — прочитал я послание вслух.

И тут же она у меня в руках осыпалась пеплом, который исчез при полете к земле. «От кого это послание?», — подумал я. — «Банально, но либо от друга, либо от недруга». Но встает вопрос: «Почему мне помогают или, наоборот, хотят убить?». Ведь это могут быть только преподаватели академии, но они же ничего такого не делают. Конечно, был еще третий вариант — шутка, но в это я не верил. В общем, решил исходить из того, что сюда меня запихнули недоброжелатели, а записку, соответственно, подбросил друг. Вспомнив карту и сориентировавшись на местности, понял, что вершина, виденная мной ранее, и есть Одинокая гора. Направлюсь к ней, но все встреченные поляны буду проверять.

Передвигался я очень осторожно, используя бесшумный шаг — навыки вбитые отцом еще в детстве никуда не делись. Одновременно я этим я старался быть незаметным, слиться с окружающим меня лесом. Именно сейчас я понял, чего мне недоставало ранее — пения птиц, шума ветра в ветвях, различных животных. Здесь мир жил полноценной жизнью, а там, как я предполагаю, мы сами должны были все это создать. В течение часа мне никто не встретился, кроме птиц, которые не обратили на меня внимания: то ли не боялись, то ли не видели. Когда впервые их увидел, то перешел на истинное зрение, дабы определить характеристики живых организмов. Плотный туман, в котором различались цифры, но, судя их количеству, видел я далеко не все, потому как деревья были на порядок сложнее.

Внезапно взгляд зацепился за какое-то мельтешение. Чуть повернув голову, заметил его в четырех местах. Голова только начинала анализировать полученную информацию, а руки схватились за ветку, рывок — и я уже на дереве. «Как же мне не хватает здесь интуиции!», — мысленно воскликнул я. Это было правдой — в мире академии отсутствовали предчувствия и интуиция. Нечто наподобие наития было, хотя я сомневался, что это именно оно. Те несколько действий, которые я совершал, предпринимались из других соображений. Толком объяснить я не мог, просто чувствовал разницу. Если это и было наитие, то работало оно по-другому.

Забравшись еще выше, я устроился между ветками, стараясь не сорвать ни один лист. Увидев животных, я едва сдержался, чтобы не застонать — подо мной пробегала стая из двадцати особей. Внимательно рассматривать их не стал, отметив только острые клыки на вытянутой вперед морде, торчащие и вверх, и вниз, да размеры — ростом они доходили мне по грудь. И перешел на другой диапазон зрения. Разочарованию не было предела — вместо животных я видел только чуть сгустившийся туман, в котором цифры отсутствовали. Получается, что чем выше уровнем животное, тем сложнее его информационная матрица. Разумных я вообще не мог видеть. Случай с умирающей демонессой, которую я вылечил, тоже подтверждал эту теорию.

Стая пробежала подо мной, не заметив и не учуяв меня. Вздохнув с облегчением, я слез на землю и двинулся дальше по направлению к цели. Вдруг прямо передо мной материализовалось голубое облако, в котором проблескивали красные искорки. И я замер с поднятой для шага ногой. Истинным зрением я не видел ничего, а значит, это высшая форма существования. Оно приблизилось вплотную, а я перестал моргать и даже дышал через раз. Уже несколько минут оно меня рассматривает, хотя, правильней сказать, пытается рассмотреть. Именно такие мысли посетили мою голову. А еще я был уверен, что схарчит оно меня и не подавится. Полусогнутая нога уже начинала подрагивать, совсем чуть-чуть, но еще немного и я просто упаду со всеми выкающими из этого последствиями. Я полностью отключился от всего, даже закрыл глаза. Нога подкосилась и я рухнул на землю, но тут же вскочил, отпрыгнув в сторону и открыв глаза. Никого не было.

— Блин, — я сел на землю, — эти преподы совсем с ума посходили? Как я справлюсь с таким?

Понятное дело никто мне не ответил. Еще час ходьбы и я увидел первую поляну. Вот только попасть на нее не представлялось возможным — вокруг нее все пространство было окутано паутиной. Мне это показалось подозрительным, и я двинулся вокруг, высматривая возможные пути проникновения. А вот здесь можно попробовать. Два высоких дерева стояли довольно далеко друг от друга, но толстые ветки, отходящие в стороны, находились друг под другом. На ближайшее к поляне дерево я перебрался довольно легко, зато сейчас мне понадобится вся моя сноровка. Разбежавшись по ветке, я перепрыгнул паутину и, приземлившись, покатился по земле.

Осмотрелся и мне стало все понятно — внутри этого импровизированного манежа находились кладки яиц. Значит сейчас сюда подойдет их мамаша. Уши уловили шорох и я, не раздумывая, отскочил в сторону, а в месте, где я находился, пролетела паутина. Посмотрел на атаковавшего — обыкновенный паук, только размеры с овчарку. Где он находился, было понятно по падающим вокруг него листьям. Краем глаза заметил шевеление справа и ушел перекатом назад, остановившись в положении присест. И тут же рухнул на спину, стараясь не только вжаться в траву, но и слиться с ней — прорвав паутину, на поляну прилетело давешнее облако. Я еще усел заметить, как оно прошло сквозь паука и тот словно растворился в нем.

Какой-то стрекот относился наверняка ко второму членистоногому, но быстро прекратился. Как будто повинуясь некоему неслышимому сигналу, затих и ветер. И только птицы пели вверху, немного позади меня. «Значит, летать вверх или прыгать вверх это непонятное нечто не может», — мелькнула мысль где-то на краю сознания. И тут в поле моего зрения попало это самое «нечто». Оно медленно подплыло, точнее, подлетело к моей правой ноге, а я все не мог отделаться от мысли, что облако ищет именно меня. Я отрешенным взглядом наблюдал, как оно двинулось вперед, остановившись у меня между ног. «Этого еще не хватало!», — по-прежнему отрешенно и спокойно мелькнула мысль где-то на задворках сознания. — «Интересно, оно всегда летает в полуметре над землей? А если сядет?», — последовала вторая. Подумалось, что выход из положения один существует — передвигаться ползком, но только в том случае, если оно не может опускаться на землю. Но проанализировать я не успел, так как «тучка», которая вовсе не медведь, пролетела еще немного и вновь застыла. «Да она реагирует даже на мысли! Час от часу не легче», — эти мысли находились уже далеко в глубине моего я. А облако застыло как раз над моей головой.

Уж, не знаю почему, но этот враг вызывал у меня инстинктивную опасность. Даже не так: Враг и Опасность. Именно с большой буквы. Объяснить это не мог, но своему выводу верил. Сколько времени прошло, я, с отключенными всеми чувствами, не понимал, но тело начало затекать. Я направил маленькую волну внутренней энергии в конечности и вздохнул с облегчением — на это облако никак не прореагировало. Спустя еще долгое время оно улетело. А еще минут через десять я сел, огляделся и, снова вздохнув с облегчением, поднялся на ноги. Медленно осмотрелся, выискивая проделанный в паутине проход — тот оказался на месте. В смысле его никто не заделал. Внезапно сзади меня послышался стрекот и я, сильно оттолкнувшись, подпрыгнул вверх, разворачиваясь в воздухе и хватаясь за ветку.

А в следующее мгновение послышался треск, ветка сломалась, а я очутился на земле. И тут же почувствовал, как по лесу прошла дрожь — меня заметили. Ветви дерева устремились ко мне, и одновременно с этим произошла атака паука.

.

Академия Демиургов, локация Живой Лабиринт. 

Паук атаковал не паутиной, а сам прыгнул на меня. Я же сделал два быстрых шага ему навстречу и, обойдя его лапы, ткнул обломком ветки в один глаз. Раздался стрекот, но я уже отбежал на середину поляны, по пути переходя на истинное зрение.

— Так, берем это уравнение, меняем немного коэффициенты, теперь сюда добавим зависимость, еще изменим, теперь ограничения и готово, — бормотал я себе под нос, комментируя свои действия.

Вокруг меня вырос небольшой частокол деревьев — моих боевых энтов. Но не успел я перейти на простое зрение, чтобы оценить обстановку, как увидел, что кто-то или что-то начало разрушать их. Зная, как усилить прочностные характеристики, я убрал местную траву и быстро создал свою. Разрушение замедлилось, а я принялся чинить свою защиту. После воссоздания, у меня появилось время для оценки обстановки.

Залез на своего энта и глянул, кто там так резво их уничтожал. Стая знакомых собако-крыс, которых я видел раньше, вовсю работала своими лапами. Прямо, как циркулярная пила. Если бы не успел создать свой локальный мирок, то уже давно бы завалили моих защитников. Мирок, правда, оказался совсем небольшим — пяти метров в диаметре.

— Теперь можно подумать, как вас уничтожить, — сказал я, разглядывая их.

Энты атаковали по принципу разъедания преград. Выращивали небольшие усы и, обволакивая преграду, разъедали ее. В отношении жилища остроухой это работает прекрасно, но в отношении вот этого врага толку от них никакого. Я видел, как усы пытались заключить животных в свои объятия, но те легко уворачивались от них, отрезая те своими острейшими когтями, и принимались за ствол. Главная беда была в их медлительности, действуя молниеносно, они бы уже поглотили половину стаи. Я ушел в себя, чтобы создать оружие.

Никогда еще в этом мире я не работал с такой скоростью. Сидя на дереве я постоянно менял то зависимости, то граничащие условия, рискуя повредить себя, ведь досконально я не изучил ничего. Периодически отвлекался, чтобы обновить свою защиту. Но в этот раз повезло и очередной мой шедевр закончился ударом ветки вниз, нанизав на нее врага. Я вздохнул с облегчением, ведь за время моих экспериментов они изрядно «подпилили» моих защитников.

— Да что б тебя…, - выругался, увидев, как из образовавшейся новой дыры в паутине появилось облако и направилось в мою сторону.

Одна собако-крыса не успела отреагировать и была «съедена», а затем оно врезалось в мою защиту. И вот тут, наверное, сказалось то, что она является отдельным миром, пусть и крохотным — сходу уничтожить деревья «тучка» не смогла. Но видно, как постепенно исчезают они, причем довольно быстро. Энты наносили удары по этому врагу, но без толку — все ветки-копья растворялись в нем. Все, что надо, я увидел, поэтому, спрыгнув со своего насеста, сел в центре и перешел на истинное зрение.

Вот и место атаки. Сразу же бросилось в глаза отличие от атак собако-крыс. Если последние, если так можно сказать, вырывали куски, вследствие чего красивые последовательности или функции становились ущербными и прерывистыми, то облако действовало по-другому. Поначалу я даже не понял принцип воздействия, но все-таки сообразил. Изумление от понимания, наверное, появилось на моем лице — эта тварь просто упрощала строение или матрицу деревьев. Если выразиться математическим языком, то происходило постоянное дифференцирование, пока сложнейшая функция не превращалась в ноль. Именно такое воздействие внешне проявлялось, как таяние или растворение объекта атаки. Я даже помыслить не мог о таком, но сразу же после понимания сути включился в восстановление защиты.

Несмотря на то, что действовал я в своем мирке, я лишь совсем немного работал быстрее, что позволяло периодически устранять последствия атаки собако-крыс. Я уже начал по чуть-чуть размышлять о передвижении к цели, как в одном месте защита начала преобразовываться, что говорило о подключении еще одной «тучки».

— Ах, ты ж…, - обвиняюще выкрикнул я и выругался трехэтажным матом.

Даже появившаяся мысль, что одним подзатыльником от мамы, как одной, так и второй, я не отделаюсь, не заставила меня прекратить ругаться, хотя ранее она действовала. Я лихорадочно принялся искать выход из положения и… не находил. Я никак не успевал восстанавливать моих защитников, хотя вся стая первых врагов уже была уничтожена. Осталось совсем немного и враг доберется до меня и меня начала постепенно обуревать ярость, направленная даже не на этих врагов, а на преподавателей. Почему-то я сейчас ощутил полную уверенность, что это со мной проделано специально. Но тут я вспомнил о своей идее, которая в данный момент вполне может сойти за соломинку.

Я представил себя цифрой, уравнением, множеством, пытался воссоединиться с обтекающими меня функциями, но не получалось. В этот момент рухнула преграда между мной и облаками, и я, рыча от ярости и гнева, рванулся навстречу Источнику. Не знаю, как это выглядело со стороны, но мне показалось, что я выбросил в стороны части своей сути, своего я, своей искры в виде все тех же математических последовательностей. И мир преобразовался.

Я находился посреди Источника, а невероятная эйфория охватила меня. Сквозь меня проходило невероятно много информации, несущей знания. И именно это вызывало то чувство всемогущества. Да что там вызывало — я чувствовал, что могу создавать не только реальности и миры, но даже свернуть в замкнутую фигуру проносящиеся немного в отдалении линейные потоки, тем самым создав новое место для возникновения новых форм жизни. Захотел более детально изучить наше мирозданье. Очень интересная получилась картина: реальности находятся в горизонтальной плоскости мирозданья, как бы, друг на друге, а академия перпендикулярно им. Это неточное выражение, но понимание было именно таким. Опять посмотрел на поток, проходящих их одной бесконечности в другую. Я уже хотел отойти в сторону и проверить полученные знания, как вспомнил о своей цели — поиск забытого. Впервые с появления в мире академии у меня заработала интуиция, подсказавшая, что малейшее мое действие, выходящее за рамки этого информационного сектора, безвозвратно приведет к потере связи с ним. Поэтому я приступил к поиску.

В данный момент я отчетливо видел область, хранящую все данные из реальностей вплоть до мимолетных мыслей. Свои воспоминания я отыскал очень быстро, стоило только сосредоточиться на них, и тут же отыскал забытое. Почему-то у меня убрали любовь к Витаэль. Теперь все встало на свои места и мне стало понятно, почему в последнее время мы были всегда вместе, а я прекратил всякие отношения с другими девушками. «Но почему? Что здесь плохого?», — подумал я, но мысли перескочили на другое: — «Могу я ее найти? Она прошла перерождение?».

Как только я все вспомнил, то чувство любви поднялось до небывалых высот, и направился, повинуясь ему, к информации о ней. Вот ее рождение, вот маленькая девочка бегает по дворцу, вот она подросла и пошла в университет магии, вот наша встреча, приключения и… смерть. Связь оборвалась. Я начал рыскать по всему статическому информационному полю, пытаясь отыскать ее. Повинуясь интуиции, глянув в одну область и нашел. Вот она Ви после реиркарнации. Все, теперь можно возвращаться — и я очутился в своем жилище.

Где-то в пределах Мирозданья. 

Все с интересом ожидали действий от студента, которому выпало испытание Живым Лабиринтом. Пока еще он не предпринял никаких попыток к достижению поставленной задачи, поэтому оставался невидимым. Но вскоре тот совершил десять шагов и проявился на виртуальной проекции локации.

— Как он это делает? — последовал первый вопрос.

— Не видите что ли, — ответили вопросившему, — он находится вне локации. Если так можно сказать, там двигается его тень. Уже были у некоторых студентов такие возможности. Заметили, даже трава не страдает от его поступи и движется он совершенно бесшумно.

— Даже от Пустотника сумел закрыться! — впервые один из говоривших воскликнул.

Все очень внимательно следили за действиями испытуемого и некоторые предполагали, что тому удастся пройти локацию, так и не потревожив никого, как произошел случай, заставивший мир обратить внимание на новое действующее лицо. Они внимательно следили за его действиями, понимая, что тот оказался сильнее, чем они предполагали. Но все равно пройти испытание он никак не мог. И дальнейшие действия подтвердили это — против двух Пустотников он справиться уже не мог. Оставалось совсем немного до финала, как парень исчез.

— Где он?

— Такого еще не было.

— Думаю, в ближайшее время нам предстоит беседа с ректором, — сказал женский голос.

После этого проекция локации исчезла, как и все присутствующие.

.

Академия Демиургов, город Туманность. 

Появился я в своем домике и тут же завалился от усталости спать. Но стоило мне задуматься о произошедшем и сон, как рукой сняло. Опять исчезла часть воспоминаний. Точнее, я помню, что вернул себе память, знаю, что Ви прошла перерождение и нашел ее. Еще могу видеть все данные и статичные в том числе. И все. Но я же знаю, что там было еще что-то, что-то очень важное и оно исчезло. Хотя нет, самое важное для себя я отыскал, а остальное ерунда. Завтра же пойду к ректору за объяснениями. На этой мысли я и уснул.

Утро выдалось замечательным или это мне просто казалось из-за того, что сегодня покину это учебное заведение. Не успел я закончить завтрак, как раздался голос:

— Студент Андрей Туманный, просьба пройти к ректору.

— Ага, — немного злорадно произнес я, — сам пригласил.

Перед порталом я остановился и, перейдя на истинное зрение, стал его рассматривать. Теперь я совершенно отчетливо видел его структуру, матрицу и все остальное. Не могу сказать, сумел ли его сейчас создать, но после исследований и экспериментов, точно. Решил проверить свою способность видеть данные реальностей, не исчезла ли — все в порядке. Шаг — я очутился прямо в кабинете ректора.

Это был все тот же старичок, с такими же манерами и выражением глаз.

— Присаживайтесь, — показал он рукой на кресло. — У вас, вероятно, много вопросов? Спрашивайте.

— Самый главный — почему убрали мои чувства? — я прекрасно знал, что ректор поймет, какие чувства я имею ввиду.

— Я почему-то так и думал, что этот вопрос будет главным, — со вздохом (я не поверил своим глазам) сказал ректор. — Начну, пожалуй, издалека, так тебе будет легче понять. Мирозданье само определяет, кто из жителей реальностей достиг уровня Творца. Иными словами создает критерии отбора. Когда Академии не было, то такие люди перерождались в своих реальностях и достигали уровня демиурга, но процент достигших был крайне низок, что плохо.

— Плохо для кого? — перебил я ректора, идя на поводу своего любопытства.

— Для Мирозданья, — тем не менее, ответил он на вопрос. — В самом начале Творения оно очень нестабильно, часто замкнутая система Источника размыкается и все прекращается. Вам уже говорили, что информационные потоки колеблются и чем больше поступает противоречивой информации, тем больше амплитуда. В результате может произойти такой скачок, что происходит разрыв. Реальности служат стабилизирующим фактором, то есть чем их больше, тем стабильнее Мирозданье.


убрать рекламу


— Уравновешивают друг друга, — кивнул я себе.

— Все верно, — кивнул он. — Теперь перейду к твоему вопросу. Некогда, студентов не лишали привязки. Прошу заметить, не чувства, а именно привязки. Если ты досконально разберешься в своих чувствах, то убедишься, что они сохранились, только стали как бы ровнее. Вот однажды и произошел случай, когда один из демиургов ничего не забыл и почему-то решил мстить создателю своей родной реальности. Началась Война Демиургов, в которую было вовлечено пятнадцать Творцов. В итоге было уничтожено шесть реальностей, Мирозданье дрожало, колебания уже начинали выходить за рамки, стояло на грани гибели. От разразившейся Войны даже в других мирах начались катаклизмы. Мирозданье устояло тогда просто чудом. Именно после этого было принято решение подкорректировать немного критерии отбора. Изменить их не в состоянии никто, но немного править можно, что и было сделано.

— А как же я? — удивленно спросил ректора.

— Объяснение только одно — без этого ты бы не стал демиургом, поэтому и сохранилось что-то. Если бы ты отбросил мысли о поиске забытых воспоминаний, то со студенткой Хх’Тари из вас получилась бы отличная единая пара.

— А разве можно создать реальность вдвоем? — я именно так понял его фразу о «единой паре».

— Конечно, — с улыбкой ответил он, — такие реальности намного стабильнее, сильнее, быстрее развиваются.

Я же решил проверить слова ректора. Сейчас, когда было с чем сравнивать, могу сказать, что он оказался прав. Чувства к Ви были, но стали менее яркими — это он и имел ввиду, говоря о привязке.

— А вот эта моя проверка — это что? Я же никак не мог справиться с местными жителями — одно облако чего стоит!

— Я не хочу говорить на эту тему, — спокойно сказал он, но я почувствовал в его голосе интонацию, что бесполезно пытаться его уговаривать или давить. — Локация, или как тебе больше привычно мир, называется Живой Лабиринт и предназначен для преддипломной практики. У некоторых особо сильных студентов эта проверка могла быть раньше. В отношении тебя могу сказать только одно — нарушения Правил не было, твой уровень владения Источником, исходя из того, что ты сотворил, позволял тебя направить туда. А облако. Облако — это Пустотник. Когда он уничтожает кого-то разумного имеющего право на перерождение, то тот теряет эту возможность. Искра разумного или душа, или естество, называй как хочешь, имеет связь со всеми своими жизнями, как и с реальностью, где та родилась. Пустотник уничтожает их, после чего искра просто блуждает по Мирозданью. Если очень повезет, то может прилипнуть к какой-то реальности и разумный начнем жизнь с нуля.

Я задумался немного над его словами и догадка молнией сверкнула у меня в голове.

— Так подброшенная записка — это ваших рук дело! Тогда получается, что преподаватели нечисты на руку, — он ничего не ответил, поэтому я решил заканчивать с этим разговором. — Благодарю за разъяснения. Пойду я.

— Куда, если не секрет?

— Домой, — с улыбкой сказал я, — в свою реальность. Ви прошла перерождение, вот и найду ее.

— Тогда сообщу тебе еще кое-что, — в этот раз я уловил нотки печали в его голосе. — Ты не достиг уровня демиурга, твоя искра жизни не получила соответствующих возможностей. Поэтому при возвращении ты будешь подвергнут изменению. Каким именно я не берусь даже гадать, могу только сказать, что они будут направлены на сохранение самой себя. Память наверняка будет заблокирована, частично или полностью сказать не могу. Может быть, какие-то умения, может быть вообще все. Чем сильнее реальность, тем мощнее воздействие, а твой мир создавали трое.

— Трое? — улыбка сама вылезла на мое лицо.

— Да, но не то, о чем ты подумал, — усмехнулся ректор, — одна женщина и двое мужчин.

— А если бы я стал творцом?

— Она бы старалась тебя вытолкнуть. Ты смог бы находиться совсем недолго, и был бы очень ограничен в своих возможностях. Например, создать что-то значимое не сумел бы, как и забрать с собой свою девушку, если она играет важную роль в ней. То есть простого жителя — пожалуйста, а ученого или сильного мага — нет.

И кивком поблагодарил ректора, поднялся и направился к выходу, как услышал его голос.

— Все-таки решил уйти, — констатировал он факт. — Что ж, удачи! Хочу еще сказать, что пребывание в Источнике всегда оставляет какие-то изменения. В лучшую для тебя сторону или худшую неизвестно, но ты уже другой, чем до попадания туда.

Уже в дверях я вспомнил один вопрос, на который хотел бы знать ответ.

— Я вижу Источник в виде цифр, уравнений, множеств, то есть, если так можно сказать, в виде математики. Это у всех так?

— Нет, у каждого что-то свое.

Я так и думал. Перед своим уходом я решил попрощаться с демонессой, поэтому направился на ее поиски. Интуиция, которая не исчезла после посещения Источника, подсказала, что та находится в столовой.

— Вот и подтверждение слов ректора, — произнес я и направился к злачному месту.

.

Академия Демиургов, столовая. 

Хх’Тари сидела в столовой и со скучающим видом попивала любимый здесь напиток. В академии объявили, что студент Андрей Туманный первым встал на следующую ступень и направлен на первое испытание или проверку. Никто особо не удивился этому, памятуя о том, что он сотворил со своими врагами. На Килона ходили смотреть все студенты, да и на то, что творится с жилищем Альваинн, было много желающих. Сама же она трижды побывала там, с удовлетворением наблюдая, как деревья, созданные парнем, постепенно «поедают» сотворенное длинноухой. Сейчас они полностью скрыли под собой ее замок, даже под землей корни этих странных деревьев-воинов переплелись, образуя все тот же непреодолимый барьер. Территория уменьшилась уже вдвое и продолжала уменьшаться. Некоторые студенты пытались совладать с творением Андрея, но тщетно. Правда, все они пробовали свои силы, а не пытались освободить Альваинн. «А эта малявка снова не при делах», — в который раз подумала она, подразумевая, что Аилен избежала наказания.

С тех пор, как парень ушел на испытание, на сердце девушки было неспокойно. Что-то там с этой проверкой было не так, что-то нечисто. Объяснить свои переживания девушка не могла, и только повторяла про себя: «Лишь бы с тобой все было хорошо». Все это время она даже занималась из рук вон плохо, не могла сосредоточиться ни на чем. Этот парень нравился ей все больше и больше, еще немного и она совсем потеряет голову. Краем глаза девушка заметила, как открылась дверь, и кто-то вошел в помещение. А в следующую секунду ее ноги понесли в ту сторону.

— Андрей! — выкрикнула она, повисая у него на шее.

Академия Демиургов, столовая. 

— Тари, ты чего? — спросил я ее.

Мне, конечно, было приятно обнимать красивую девушку, свою здешнюю подругу, но такое бурное проявление чувств не ожидал. Она еще секунд десять молчала, лишь крепче вжимаясь в меня, и только потом отпустила и ответила:

— Переживала очень, мне все казалось, что с тобой происходит что-то нехорошее, с тех пор как ушел на эту свою проверку.

— Здесь что, все знают?

— Да, прошло сообщение для всех студентов, — ответила она, — нам потом сказали, что так делается всегда, когда кто-то достигает определенного уровня.

— Пошли расскажешь, что тут у вас произошло за эти пару дней, — я приобнял девушку за плечо и направился к своему любимому столику, за которым и сидела демонесса.

— Какие пару дней? — удивилась она. — Тебя не было две недели.

— Фигассе, — воскликнул я, — это я столько времени там находился?!

— Где там? — тут же последовал вопрос от девушки.

— Сейчас сядем и расскажу.

Я сначала заказал себе сок, подождал, пока девушка сделает то же самое, выждал некоторое время, молча и с улыбкой на лице глядя на нее, и когда она была готова взорваться от любопытства, начал свое повествование.

— Испытание проходило в локации Живой Лабиринт…

Девушка слушала очень внимательно и с огромным интересом, совершенно не скрывая своих эмоций. Интерес сменялся переживанием, на смену которого приходило любопытство. Особую жажду познания вызвал рассказ про мое пребывание в Источнике, и сильное разочарование от того, что ничего конкретного не помню, только ту часть, которая касалась меня. Когда я закончил, девушка грустно спросила:

— Значит, ты нашел то, что искал? — я кивнул. — И это?..

— Ты права, — ответил я ей, прекрасно понимая суть ее вопроса, — это моя любимая Ви.

— Я ведь чувствовала, что этим все закончится, — еще более грустно ответила она.

— Не переживай!

Я поднялся, подошел к ней сзади, запусти руки в ее копну волос и потеребил их.

— Все у тебя будет замечательно!

Я нагнулся и поцеловал ее в щечку. Развернулся, чтобы уйти, но захотелось поднять настроение Тари. Да и чего, уж, греха таить покрасоваться тоже. Перешел на истинное зрение, отыскал информацию о своей реальности в целом и Ви в частности. По примеру порталов своего мира создал арку, за которой виднелись ряды цифр и прочей математики. Оглянулся и под изумленный взгляд демонессы шагнул в портал.

Я думал, что все произойдет очень быстро, но сильно ошибался. Я летел куда-то вниз, используя в качестве путеводной нити Ви. Сначала исчезли все цифры, затем что-то начало меня выворачивать наизнанку, ковыряться в моих мозгах. Появилась сначала боль, затем Боль. Потом вообще все пропало и только золотая нить шла куда-то в бесконечность, в неизведанные дали. «Нужно создать себе какую-то подсказку, чтобы вспомнить, кто я на самом деле», — мелькнула у меня в голове мысль. — «Вот, хотя бы это: Владеющий информацией может создавать миры». И принялся постоянно повторять эту фразу. Я изо всех сил пытался удержаться на этой единственной вещи, связующей меня с реальностью. Но я переоценил свои силы, в «глазах» помутилось и наступила тьма.

.

Мир Церрука, горный хребет Эрконово Гнездовье. 

— Элька, ты все помнишь, что надо делать? — спросила одна девушка другую.

— Помню, помню Витка, — ответила та ей.

— А то смотри, навернешься еще раз — я тебя тащить на себе не буду, — угрожающе ответила первая девушка. — Мне прошлого раза хватило — сама чуть не сдохла, пока эти десять километров тебя на себе несла, а сейчас в пять раз больше до города. Да еще все наши сбережения пришлось отдать за лечение, хорошо, что хоть снарягу не пришлось продавать.

— Да ладно тебе, — ответила первая, — я же уже сто раз извинилась.

— Тихо, — почти шепотом произнесла ее напарница, — их мать зашевелилась. Напомню еще раз — у нас будет всего десять минут, пока эрка будет искать себе еду, мне надо минимум пять минут, чтобы договориться с птенцами. Поэтому за три минуты мы должны взобраться наверх, а ты еще прикрывать меня должна, иначе… — и девушка замолчала, но еще тише продолжила: — Иначе и думать не хочу, что со мной сделает их мать.

И девушки принялись ждать, когда птица покинет гнездо для того, чтобы прокормиться. Судьбы обеих девушек до их встречи были немного похожи, хотя сами считали, что совсем не немного.

Та, что отзывалась на имя Элька, казалось, собрала в своих генах черты половины рас мира Церрука: и люди, и эльфы, и даже демоны с ангелами приложили свои руки, точнее другие части тел, к ее генам. Правильный овал лица чуть портил более острый подбородок, хотя, как успела убедиться сама девушка, некоторые представители племени самцов могли подбирать свои слюни, когда глядели на нее. Миндалевидный разрез глаз дополняли вертикальные небесно-голубые зрачки с янтарной радужкой. Маленькие аккуратные ушки были чуть оттопырены в стороны, что, впрочем, совсем не портило девушку, придавая ей немножко смешной вид. А золотисто-черные волосы были коротко обрезаны. Девушка так и не смогла выяснить, как так получилось, что у нее они двух цветов, да еще и растут какими-то пятнами. Первые воспоминания у нее связаны с помойкой, где она, будучи еще где-то пятилетней девочкой, пыталась найти пищу. Там и нашла ее старая воровка, которая просто пожалела такую странную малышку. На вопрос: «Как тебя зовут?», девочка ответила: «Эль». Ганга занималась и попрошайничеством, и рылась в помойках в надежде найти что-то стоящее, и легким воровством. Хотя надо сказать, что в той части города Гвейна, где девочка стала жить, этим занимались почти все. Естественно, что и она стала заниматься всеми этими вещами, правда, тянуло ее больше к кражам и жульничеству.

А три года назад произошел случай, который полностью сменил ее жизненный уклад. Ее мать, а девушка и до сих пор считает Гангу мамой, хотя и знает, что не она ее родила, однажды стащила у кого-то магический жезл. А на следующий день к ним в подвал ворвались два демона. Они попытались допросить ее мать, даже задали пару вопросов про жезл, как та умерла. В ярости они разворотили все. Пока это происходило, девушка закрыла глаза и все время твердила одну и ту же фразу: «Меня нет, меня нет…», представляя, как что-то ее закрывает. Жезл, который она рассматривала перед их приходом, так и остался у нее в руках. Именно после этого случая она сообразила, что обладает даром, по крайней мере, в области маскировки. Его она и развивала. Магический предмет, который достался ей, она спрятала в надежном месте, в пяти километрах от города, решив, что пока не повзрослеет и не обзаведется связями, о нем даже не вспоминать. Дальнейшие события подтвердили правильность этого хода, поскольку с разных мест поступала информация об усилившейся активности демонов. Их противники не остались безучастными наблюдателями, и в городе несколько раз видели ангелов. До боев и драк не дошло, но когда недовольство людей подошло к пределу, то ни исчезли. Хотя некоторые из людей утверждали, что просто те стараются быть незаметными.

А два года назад она повстречала свою нынешнюю подругу. Не поделили они тогда одно замечательное место, где можно хорошо спрятаться. Подрались сильно, и только охотники за рабами заставили их прекратить свою возню и затаиться в нише. Так и просидели они вдвоем, и никто их не заметил, а сама девушка поняла, что ее способность распространяется и на других.

Та, что отзывалась на имя Витка, тоже не знала своих настоящих родителей. Подбросили ее семье охотников еще в младенчестве. Характерные остроконечные ушки и изумрудные глаза говорили об изрядной доле эльфийской крови. А если хорошенько присмотреться к глазам, то можно заметить они чуть-чуть, самую малость, вытянуты к тем самым ушкам. Дополняли ее лицо русые волосы, в данный момент подстрижены, как и у ее подруги, коротко. Нарекли подкидыша Вита, что на одном из местных наречий означает счастливая. А когда девочка оказалась в горах, то родители поняли, что у нее присутствовала также кровь гномов, настолько резво она лазила по скалам. А чуть позже это подтвердила совсем не девчачья сила, оставлявшая далеко позади не только сверстников, но и более старших ребят.

Отец ее занимался охотой — ловил зверей для дальнейшего их приручения. И промышлял не абы какими, а теми, что были созданы во время последней войны или мутировавшие после нее. Они отличались повышенной агрессивностью, наличием магического дара, из-за которого их можно было приручить, но только самых маленьких, пока глазки у них еще не открылись. Но обмануть родителей было чрезвычайно сложно, а уж, чтобы убить, так вообще снаряжать отряд численностью не менее пятидесяти человек. Зато добытый детеныш окупал все затраты с лихвой. Однажды произошел случай, который и предрешил ее дальнейшую судьбу. Когда девочке было десять лет, отцу со старшими братьями удалось поймать детеныша одного довольно опасного хищника, которого посадили в специальную клетку. Ухаживали за ним, как за своим ребенком, но тот все равно чувствовал чужих и забивался в дальний угол. Какое же было удивление отца, когда девочка сквозь прутья гладила детеныша, подставлявшего ей свой живот. Тогда-то и узнали все о ее умении договариваться с животными.

А три года назад произошел судьбоносный случай. Им удалось добыть детеныша дикой кошки. Случайно, поскольку заслуги особой их не было. Мама, защищая своего котейку, сцепилась со стаей волков-мутантов. Каким бы она ни была грозным хищником, но против целой стаи выстоять не смогла. Точнее, последнего врага она загрызла, истекая кровью, после чего умерла. Вот они и нашли маленького котенка, с которым тогда еще девочка смогла договориться. Котят лесной кошки можно было добыть только таким образом — случайно. Обладая полным иммунитетом к ментальным воздействиям, они сами были очень сильными ментальными магами. К этому добавлялось существенная неуязвимость к заклинаниям и плотное астральное тело, пробить которое могло только артефактное оружие или клыки и когти некоторых животных, одним из которых и были волки-мутанты. Размножались они очень редко, и каким образом это происходило, не знал никто, ведь никто и никогда не видел самца. Всего же во всем мире было всего четыре прирученных животных и все женского пола, которые никогда не приносили потомство. Маленькую кошечку решено было оставить себе, точнее, Вите, поскольку она лучше всех могла с ней совладать. Отец был уверен, что ей даже привязку нет необходимости делать. Сама же девочка сообщила об этом по секрету своей, как она тогда думала, подруге. Первой же ночью к ним нагрянули то ли разбойники, то ли наемники, то ли воины кого-то из аристократов. Интересовал их только котенок, стоимость которого была невероятно высока. Отец со своими сыновьями, крикнув, чтобы она убегала, сумели задержать их, а девочке удалось скрыться. Почти целый месяц она ухаживала за малышом, где выпрашивая у людей молока, а где и воруя. Затем она встретила взрослую дикую кошку, с которой сумела договориться и отдать котенка. А два года назад она встретила Эль.

Тогда, избежав страшной участи, девушки помирились и вдвоем обустроили себе жилье. Вита предложила заниматься охотой на животных, а Эль согласилась. На первые же заработанные деньги девушки решили отметить удачное начало своей деятельности. Но очень быстро их склонило в сон. Проснулись они тогда одновременно, обе лежали на столе, обнаженные, а между их ног пристраивались какие-то небритые мужики. Первой среагировала более понятливая Эль, не понаслышке знавшая, что последует далее — поджав ноги, она с силой ударила по возбудившимся причиндалам насильника. Отвлекшийся его «коллега» спустя пару секунд получил такой же удар, но уже от Виты. А дальше две разъяренные фурии устроили всей банде кровавую баню. Схватив свои ножи, девушки приняли резать бандитов: Эль неожиданно выныривала из невидимости, Вита благодаря своей силе расправлялась с ним не менее быстро и жестоко. Будь члены банды более трезвыми, то смогли бы оказать отпор, но, пребывая в состоянии сильного алкогольного опьянения, служили баранами на заклание. Это позже девушки узнали, что их дар помог справиться со снотворным намного раньше, чем должно. Хозяин трактира, подсыпавший его им, стоя на коленях с приставленным к его паху ножом, сумел выпросить прощение, пообещав платить девушкам ежемесячную дань за свою жизнь. Удивительно, но слово свое он соблюдал, хотя они и не надеялись на это. С тех пор у девушек выработалось стойкая неприязнь к мужчинам, а желание интимной близости исчезло.

Год назад девушки отправились в город Арканз, где находилась одна из трех человеческих школ магии, желая там приобрести книги, чтобы повысить свои способности. Но в магических лавках не продавались книги для начинающих, а другие стоили очень дорого, поэтому Эль решилась обворовать учеников школы. Повезло только с двумя, в сумках которых были учебники. Как сказала грамотная Вита, первого и третьего года обучения. Поначалу они ничего не понимали, пока однажды случайно Эль сумела создать заклинание шока. Удивительно, но, не обладая магическим зрением, они методом проб и ошибок научились заклинаниям шока, исцеления первой ступени и световой вспышке.

А сейчас Вита и Эль отправились в горы, где имелись гнездовья птицы эрка. Эта хищная и очень умная птица, подобно некоторым другим животным, тоже приручалась. Ценилась она за то, что гнезда находились в труднодоступных местах, куда пробраться незамеченным невозможно. Девушки же надеялись на способность Эль скрывать их от взора. Раздалось хлопанье крыльев, и спустя полминуты Вита скомандовала:

— Пошли!

И резво начала карабкаться вверх по отвесной скале, быстро находя щели, куда вбивала колья. Эль только и успевала, что подниматься по спущенной своей подругой веревке, да прикрывать их от взгляда. Понадобилось им три с половиной минуты, чтобы добраться до гнезда.

— Слава Богам, два птенца, — с облегчением выдохнула Вита, — мать не будет искать, — и принялась за свое дело. — Ну, что малыши, кто из вас хочет в другую семьи? Нет? Или все же да? Что ты хотел? Вот славненько, мой хороший, сейчас я тебя поглажу и…

Обыкновенные слова лились из уст девушки, а птенцы, ощутившие поначалу чужое присутствие, начали успокаиваться. Через три минуты тот из них, на кого обратила внимание девушка, робко потянулся к ней, получив в ответ поглаживание по головке. Девушка делала все очень аккуратно, чтобы не оставить в гнезде своего запаха, дотронувшись до чего-нибудь. Вот птенец поднялся и, смешно переваливаясь с лапки на лапку, подошел ближе. Девушка осторожно взяла его на руки и крикнула своей подруге:

— Все, быстро спускайся.

И в это время раздался крик эрки откуда-то снизу. От неожиданности Эль вздрогнула, оступилась и упала. Но страховка, которую ее подруга делал всегда, не дала ей полететь вниз ущелья, а натянувшись, резко дернула ее к скале. Сильно ударившись, Эль потеряла сознание, повиснув в каком-то метре от места, где девушки прятались ранее.

Взрослая эрка, размах крыльев которой достигал трех метров, а клюв тридцати сантиметров, первым делом подлетела к гнезду, чтобы проверить свое потомство. Раздавшийся вновь крик, показал, что та пребывает в ярости. Вита же, наверное, еще никогда не спускалась с такой скоростью, да еще прижимая одной рукой птенца. Очутившись внизу, она первым делом освободила подругу, уложив ее на выступ, положила ей на грудь птенца, и успела освободить веревки, дернув их определенным образом, вследствие чего специальные узлы распускались. Про колья и крючья придется забыть и купить новые. И только она успела присесть, как сверху с новым криком упала эрка, зависнув в каких-то двух метрах от нее. Хлопанье ее мощных крыльев заглушало все другие звуки, а налитые красным цветом глаза говорили, что пощады ждать не приходится. Оставалась надежда только на подругу с ее умением отвода глаз или маскировкой, или сокрытия. Девушки так и не смогли понять суть способности. Судя по тому, что мать похищенного птенца не напала, Эль даже в бессознательном состоянии сумела их защитить. Вита взяла на руки птенца, успокаивающе поглаживая его, достала из поясной сумки корм и подставила наполненную им ладонь под клюв. Птенец, начавший проявлять беспокойство, пару раз клюнул неуверенно, но дальше уже принимал пищу, как сумела понять девушка, с удовольствием.

Эрка, повисев еще полминуты, поднялась вверх и принялась кружить над своим гнездом, охватывая и место, где прятались девушки. Еще спустя пять минут очнулась Эль и Вита едва успела положить свою ладонь ей на рот, не давая той произнести хоть слово.

— Тьфу, — сплюнула та, когда рука была убрана и добавила шепотом, — чем это она у тебя она так воняет.

— Кормом, — также тихо ответила ей подруга.

От осознания этого, Эль передернуло, к горлу подошел комок, норовя вырваться наружу съеденным небольшим завтраком. С огромным трудом девушке удалось совладать с собой. В это время до нее дошло, в какой ситуации они оказались и она замолчала. Мать птенцов периодически наведывалась к оставшемуся птенцу, но снова взлетала, карауля окрестности. Лишь только спустя два часа эрка успокоилась и окончательно устроилась в гнезде. Спуск вниз занял еще столько же времени, потому что подруги старались не шуметь, отчего скорость их снизилась. И лишь очутившись на земле, Эль устало произнесла:

— Чтобы я еще хоть раз полезла в горы…

И замотала головой, подтверждая свои слова.

— Пойдешь, подруга, пойдешь, — усмехнулась Вита, демонстрируя не такую сильную усталость, — куда ты денешься, если прижмет с деньгами. Или нам удастся взять заказ.

— И много у нас их было, этих заказов? — скептически спросила ту подруга.

— Ну, и что, что один, — возразила ей та, — может быть, нам повезет.

— Ага, повезет, — съязвила Эль, — ты еще скажи, что ангелы или демоны его дадут, да еще в очередь выстроятся через одного.

— Ладно, потом поболтаем, — прекратила пикировку Вита, зная, что они могут этим заниматься часами, — отдыхаем полчаса и в путь.

Вдруг ее подруга рассмеялась и на невысказанный вопрос ответила:

— Представляешь, от удара об твои любимые камни у меня все мозги набекрень стали, только сейчас вспомнила о заклинании исцеления, — и девушка наложила его на себя.

Полчаса пролетели быстро и две подруги двинулись в путь. До возвышенности, где они ночевали прошлой ночь, добрались уже в сумерках. Устали настолько, что их сил хватило, чтобы покормить птенца, сжевать сухари с сухофруктами и запить водой.

Утром девушек ожидал неприятный сюрприз — у подножья камня, на котором они расположились, находились два волка-мутанта. Девушки обошли его по кругу, убедившись, что находятся в окружении, насчитав при этом еще троих врагов. На самом деле им очень повезло, что камень возвышался на три с половиной метра, имел сверху ровную поверхность, словно кто-то огромным и острым ножом срезал верхушку, где можно было с комфортом разместиться. Огромный дуб, росший рядом, закрывал его от непогоды своей густой кроной. Кроме этого у девушек был небольшой шатер, так что дождя, ливня или грозы они не боялись. Чего они опасались, так момента, когда у них закончится вода. Вита, зная повадки этих хищников, сразу сказала, что придет прорываться с боем, так как добычу они не отпускают.

Приближающейся грозе они обрадовались, как найденному кладу, надеясь, что та заставит волков уйти. Они даже отошли на середину, чтобы своим присутствием не вводить тех в искушение. Стихия бушевала целых четыре часа. За это время девушки успели обсудить, что они купят на деньги, вырученные от продажи птенца, высказать свое «фи» о новой столичной моде, где девушки и женщины носили пышные юбки, и хорошо покушать, приготовив сытную похлебку на огненном артефакте. Когда они подошли к краю и увидели все тех же волков, Эль, не сдержавшись, воскликнула:

— Как бы нам сейчас пригодились заклинания! — и уже в сердцах добавила: — Ну, как? Как пропускать эту манну через свои каналы? Как видеть заклинания?

— Согласна с тобой подруга, — разочарованно ответила ей Вита.

— Значит так, — твердо заявила девушка с двухцветными волосами, — помнишь я тебе говорила о жезле, сворованном мамой у демонов? Я уверена, что его стоимость такая, что на учебу в школе магии хватит нам обеим. Даже в столице, хотя лучше все-таки пойти в другой город: Арканз или Ярск.

— Тогда уж лучше в Ярск, — добавила шатенка, — подальше от столицы, хотя добираться туда намного дольше.

В это время снизу донеслось тихое рычание, затем визг. Сделав шаг к краю, они увидели, как дикая кошка расправилась с двумя волками. Но тем на помощь прибежала оставшаяся троица: два с одной стороны и один с другой. Кошка взглянула на двойку и те повалились на землю, скуля и хватаясь передними лапами за голову. А атаковавшая их хищница с грацией развернулась к последнему врагу. Извернувшись невероятным образом, она ушла от клыков и, запрыгнув тому на спину, вырвала кусок из загривка. Затем еще один, и еще. Подойдя к по-прежнему скулящим волкам, она несколькими ударами прекратила их мучения. Затем легла у подножия и принялась вылизывать себя, отчищая свою шерстку от крови. Периодически она поднимала голову и посматривала на замерших девушек. Но что одна, что вторая совершенно не чувствовали в ней какой-либо враждебности.

— Не может быть, — прошептала Вита, вглядываясь в невольную помощницу.

Затем быстро начала спускаться.

— Куда? — только и смогла вымолвить ее подруга.

Когда девушка оказалась на земле, кошка поднялась и направилась к ней.

— Малышка, как ты выросла, — подняв руку и поглаживая ту между ушек, произнесла она.

В ответ на это та довольно заурчала, да так, что даже Эль, оставшаяся на камне, услышала. Затем она сообразила, кто им помог, вспомнив рассказ своей подруги о причине, из-за которой погибла вся ее семья. Не раздумывая, она тоже спустилась вниз и вначале робко, затем уже смелее присоединилась к своей подруге в плане поглаживания помощницы. Та на такие действия вообще разлеглась, подставляя свой живот для такого великого дела. Длилось это недолго, не более двадцати минут, затем кошка встала, лизнула обеих девушек в лицо и скрылась в кустах.

Подруги, собрав свои пожитки, направились к себе домой. До вечера больше никаких происшествий не было, а когда они стали искать место для ночлега, Вита внезапно заявила:

— Мы не успеем добраться до Гвейна, у птенца скоро откроются глаза и вся наша работа пойдет насмарку.

— Так что же, идти в Малькор? — расстроенно спросила Эль. — И продавать его на рынке?

— Придется, — вздохнула ее подруга.

— Ну, почему нормальные лошади не приживаются в нашем мире! — в сердцах воскликнула девушка.

Этот факт заставлял многих магов скрежетать зубами, поскольку феномен так никто из них не смог разгадать. Случилось это после войны более полутора тысяч лет назад, когда демоны с ангелами сцепились за главенство над этим миром. Итогом стала разразившаяся война, в которой погибло очень много как и ангелов, так и демонов, и людей. В конце концов, шесть высших человеческих магов этого мира сотворили поистине грандиозное заклинание, прикрывшее среднюю часть мира. На этой территории действовала только человеческая магия


убрать рекламу


, а бывшие завоеватели могли пользоваться только своими врожденными способностями и артефактным оружием. Благодаря этому и сохранились человеческие земли, хотя порядок на этой территории поддерживался только в больших городах и их окрестностях. После проделанного магами исчезни некоторые животные, другие мутировали, что и произошло с лошадьми. Но с последними вообще было непонятно — мутировавшие животные продолжали нормально существовать, только потомство могли давать раз в десять лет, а все вновь завезенные больше года не жили и не беременели. А если проводили через портал беременную, то плод вскоре умирал. Вот и приходилось основной массе людей передвигаться либо пешком, либо на медлительных быках. А у кого имелось достаточно денег, мог воспользоваться порталом.

— А у тебя там знакомых нет? — спросила Эль свою подругу.

— К сожалению, нет, — ответила та и начала кормить птенца.

В своем родном городе Гвейне девушки никогда сами не торговали и не продавали свою добычу, пользуясь услугами перекупщика. Этот человек был обязан жизнью отцу Виты, поэтому с продажи брал совсем небольшой процент и никогда не раскрывал источника, хотя попытки предпринимались постоянно. У него была пятерка телохранителей, включающая хорошего мага, поэтому силовых действий в отношении него никто не предпринимал. В Малькоре им придется самим идти на рынок и заниматься продажей. Радовало одно — этот город считался довольно безопасным, и девушки надеялись, что никаких приключений не будет.

До города добрались без происшествий, а последние сутки так вообще передвигались чуть ли не бегом. Вита чувствовала, что времени на привязку остается все меньше и меньше. Сейчас они двигались по тракту, обгоняя едущих на торги крестьян, в возы которых запряжены быки. Да, идти без отдыха и без остановки они могут очень долго, но только с такой медленной скоростью. По мере приближения к городу, девушки увидели постройки рядом со стеной, а также заприметили суету между ними. Подойдя, разглядели, что здесь собрались и крестьяне, и ремесленники, и, куда же без них, мошенники с ворами. Какую-то импровизированную площадь, находящуюся рядом с трактом вообще приняли за рынок. Но с их товаром делать здесь нечего — не пойдет сюда покупатель, у которого имеется сумма на покупку их птенца.

— Стой! — раздался крик, когда девушки вплотную приблизились к воротам.

К ним вышли из рядомстоящего строения воины, один из которых подошел ближе, а два других направили на девушек арбалеты.

— С какой целью идете в город?

«Странно», — подумала Эль, — «они что, всех въезжающих спрашивают?». Город большой, поэтому помнить всех жителей никто не мог, чтобы сходу определить гостя. У девушки замелькали различные подозрительные мысли, но она решила, что это интерес из-за того, что вооружены они были достаточно хорошо, хотя большая заплечная сумка и ее подруги больше говорила о том, что они путешественники.

— На рынок, — между тем ответила Вита, — и отдохнуть тоже.

— Если торговать, надо оплатить торговый сбор, — сказал стражник.

— Сколько?

— Золотой, — невозмутимо ответил тот.

— Сколько??? — в унисон переспросили обе девушки.

— Золотой, — все также невозмутимо сказал тот. — Если хотите торговать беспошлинно, то можете это делать вон там, — и указал рукой на находящиеся рядом постройки. — Если поймают за торговлю без сбора, то конфискуют товар, а вы заплатите десять золотых штрафа.

— И как же я докажу, что оплатила сбор?

— Вам выдадут специальный амулет, — ответил стражник.

Он видимо сумел как-то сообщить, что здесь требуется присутствие мага, поскольку из того же строения вышел человек, явно маг, который любил показать всем, кем он является. Специальный плащ или накидка, или балахон, на котором изображен рисунок, означающий принадлежность его к их роду-племени, говорил сам за себя. А может быть, здесь принято носить магами такую отличительную одежду, по крайней мере, на службе. Он подошел и требовательно взглянул на них.

— «Ну, что, подруга, отдаем последние деньги?», — мысленно спросила Вита Эль.

— «Делать-то нечего. Не здесь же продавать», — Эль непроизвольно покосилась в сторону построек, увидев, как какой-то парень, совсем еще пацан, ловко стащил из кармана мужчины какую-то драгоценность.

Умение мысленно общаться появилось у девушек совершенно случайно. Пытаясь что-то сотворить из учебника магии третьего года обучения девушки одновременно нарисовали узор, глядя с усмешкой друг на друга. Называлось заклинание «Симпатия» и предназначалось для снятия агрессии с животных, что для выбранной ими профессии являлось чуть ли не самым главным. Ментальный удар, последовавший за этим, привел девушек в беспамятство. Очнувшись, они отложили учебник подальше, сосредоточившись на книге первогодки. А обнаружили свою возможность только спустя декаду, когда на охоте Эль, находившейся в засаде, потребовалось предупредить подругу об опасности. Именно тогда она мысленно «взвыла», что не может этого сделать и пожелал той, чтобы она оглянулась и увидела все своими глазами. А позже Вита поблагодарила ее за предупреждение. Но узнав, что та не произнесла ни сова, поначалу не поверила, и только клятвенное заверение сдвинуло скалу сомнения. Еще пару дней им понадобилось, чтобы разобраться со своим способностями, а то получалось, что они не «слышат» друг друга или, наоборот, «слышат» все мысли, а не только ту, которую требовалось передать.

— Держите, — Вита протянул магу золотой.

Тот достал какую-то пластину, провел по ней рукой, и попросил приложить к ней любой палец. Небольшое свечение показало, что заклинание сработало.

— Действует на время вашего пребывания в городе, — сказал маг, передавая амулет Вите, — на выходе его придется отдать. Если свой товар не продадите, то при последующем посещении города вам придется снова заплатить.

Девушки поблагодарили того за разъяснение и, пройдя в ворота, вошли в город, чувствуя на себе чей-то взгляд.

.

Мир Церрука, город Малькор, северные ворота. 

Десятник стажи Орно Дрилк всегда мечтал стать богатым, что его все уважали. Но плата за его работу не предполагала такого исхода, поэтому он искал другие виды заработка. Можно был бы пойти в наемники, но там велика вероятность быть убитым, а свою жизнь Орно ценил высоко. Конечно, в гильдии были те, кто мог сам выбирать заказы, как правило, более выгодные в плане оплаты и в тоже время более безопасные. Но для этого необходимо более пятнадцати лет отрабатывать контракты и при этом остаться в живых и не запятнать себя. Сам же десятник очень хорошо владел мечом, предпочитая работать в паре со щитом, плюс не хуже двуручным топором, так что стать ее членом он мог легко. Удерживало его другое — он не хотел рисковать собой.

Вторым вариантом являлась возможность пойти в телохранители. Но здесь опасность была ничуть не меньше, а скорее всего, даже выше. Это он мог сказать совершенно точно, зная работу изнутри. У них в городе проживало достаточно аристократов, имеющих охранников, также довольно часто его посещали другие, тоже с охраной, и он видел, как часто менялись люди. Поначалу он думал, что аристократы просто меняют их на более квалифицированных, но один разговор с бывшим телохранителем расставил все по своим местам.

— Знаешь, — как-то сказал он Орно, когда вино окончательно развязало ему язык, — я тоже было охранником у одного графа. Ты думаешь, что нас часто меняют, но это не так. Когда ты видишь новых воинов, то знай, что предыдущих попросту убили. Я случайно остался в живых — удар пришелся в голову, разрубил шлем и разрезал кожу на голове и лбу, — говоривший наклонил голову, показывая шрам, — от удара я потерял сознание, а кровью мне залило все лицо, вот нападавшие и подумали, что я мертвец. Вот я и мертвец. А знаешь, что самое обидное? Мне теперь не найти работу, потому что пятно на репутации — мол, я остался жив, а нанимателя убили, мол, не должно быть так. Значит, струсил! — грохнул он по столу и отключился.

После этого Орно забросил идею податься в телохранители. Он и в стражники пошел, потому что работа не пыльная, делась особо ничего не нужно, а деньги больше, чем в других местах. За несколько лет дослужился до десятника, а дальше карьерный рост остановился. Он долго искал другие доходы, пока судьба однажды не завела его в игорное заведение. Выиграв в кости в первый день сумму в размере его двухмесячного жалования, он обрадовался своей удаче, как на следующий день он крупно проиграл. Отдавать нечем и он согласился снабжать победителей сведениями о прибывающих купцах, аристократах и просто подозрительных или денежных людях. Как потом выяснилось, эти сведения стоят тоже, иногда даже очень дорого.

И вот сейчас, глядя вслед двум девушкам, он понимал, что снова получил свое вознаграждение. Они с самого начала вызвали у него подозрение — две красавицы, без сопровождения, прилично вооруженные не могли быть простыми девушками. А когда те заплатили золотой за торговлю на городском рынке, он окончательно убедился в этом. «Но чем они хотят торговать?», — мелькнула у него мысль, и он удивленно оглядел с головы до ног. Ничего особенно он не заметил, разве что рюкзак был больше обычного. Но, если те таскали в нем шатер и другие походные принадлежности, то все в пределах нормы. Хотя нет, та, что его несла, ступала очень легко, совсем не чувству свою ношу. Тренированная. «Эта может доставить хлопот», — подумал он, — «надо предупредить». Во второй он не заметил ничего подозрительного, кроме внешности. Нашел глазами попрошайку, сидевшего на паперти, и показал ему условный знак и перевел взгляд на девиц. Тот кивнул, быстренько собрался и двинулся следом. «Проныра Крист их не упустит и эти две клуши ничего не заметят и не заподозрят», — удовлетворенно подумал он. — «Сегодня рынок закрыт, так что продать вы ничего не сможете, а ночью вы лишитесь своего товара, да еще и поработаете сексуальными игрушками», — злорадно подумал он и задумался, чем же они могут торговать. «Неужели драгоценности или артефакты?», — и усмешка сама появилась у него на лице.

Сменившись через час после прибытия девушек, он пришел домой, быстренько переоделся в неприметную одежду и торопливо направился к трактиру — месту встречи, обитания и проживания членов банды Весельчака Брана. Войдя внутрь он хотел попросить встречу с ним, как услышал от Лода, притулившегося к стенке, фразу:

— Тебя ждут.

«Замечательно!», — подумал он, — «Значит, здесь уже в курсе». Поднявшись на второй этаж, он снял пояс с длинным кинжалом и передал мордоворотам, стоящим у двери комнаты встреч. Весельчак Бран уже сидел там и вместе с Пронырой обсуждали наверняка девиц.

— Что ты можешь сказать про них? — обратился главарь к десятнику.

— Полуэльфийка может быть опасной, — начал высказывать свои наблюдения он, — слишком легко несла рюкзак. К тому же…

И он рассказал все свои подозрения. В некоторых местах он краем глаза видел, как кивал Крист, подтверждая его наблюдения. После еще десятка уточняющих вопросов, он получил свои золотые и с мыслью: «Вот завтра я развлекусь с ними» покинул заведение.

.

Мир Церрука, город Урданз. 

Сусанна ир’Хелдар, пожилая женщина с полностью седыми волосами, устало посмотрела на посетителей. Мужчина и женщина, родители двух близнецов, находившихся вчера не в то время и не в том месте. Мальчишке и девчонке, тринадцати лет от роду, не повезло — какому-то заезжему аристократу показалось хорошей идеей затащить к себе в постель очередную игрушку. Очень приглянулась ему эта веселая и шебутная девочка, игравшая со своим братом в догонялки. Но он совсем не ожидал, что оба ребенка окажут такое сопротивление — мальчишка бросился ему сзади в ноги, а девочке удалось вывернуться из его рук и толкнуть, отчего тот упал в лужу. Дети хотели убежать, но его друзья не дали им этого сделать, а затем последовало их избиение. Аристократ вошел в раж и, не подоспей отряд стражников, добил бы детей до смерти. Что было дальше с ним, неизвестно, а детей родители принесли к ней, зная, что она занимается целительством. Они были в тяжелом состоянии, но женщина приложила все свои невеликие силы, дабы помочь им. Жизнь сохранила, но устала очень сильно.

Часть 3

 Сделать закладку на этом месте книги

— Будут, будут жить, — улыбнулась она им.

— Мы по гроб жизни вам обязаны, — серьезно сказал отец.

— Вот, возьмите, — добавила его жена, — ваши любимые пирожные.

И поставила на стол коробку. Видя, что женщина сильно устала, чета булочников, у которых Сусанна была постоянным покупателем, удалилась. Сама же она вспомнила детство, когда объедалась этими сладостями, затем все обстоятельства, приведшие ее в этот мир.

Будучи дочерью верховной жрицы, она унаследовала ее талант, даже превосходящий мамин. В детстве она была неспокойным ребенком, постоянно пыталась избавиться от опеки нянек, и однажды ей это удалось. Именно тогда она встретила своего мужчину, хотя тогда он был еще парнем. Она всегда помнила первые минуты знакомства.

— А ты забавный, — сказала она тогда ему.

— Да и ты сама тоже забавная, — ответил он ей.

А чувство жрицы подсказало, что это и есть ее идеальный мужчина. Да даже не будь его, она и так в него влюбилась. А каким он был великолепным воином! Сусанна до сих пор помнит его бой с ангелами, где он со своими двумя подругами сумел уйти из ловушки. Именно перед этим боем она его поцеловала в первый раз. И в последний. А в семнадцать лет она заявила матери, что отправляется на его поиски. Никакие уговоры не помогли, даже угроза того, что Богиня отвернется от нее, да еще и накажет. Но их Богиня никак не наказала ее и даже повелела не трогать, хотя и лишила своей поддержки. Именно этот факт вызвал изумление у всех без исключения жриц, даже у матери. Не будь этого, то даже верховенство родителя не спасло бы от ее разъяренных подчиненных. Никто не мог этого понять, кроме нескольких эльфиек, видевших, как Андрей рассек тень Богини.

С тех пор прошло более пятисот лет, сколько миров она исходила в поисках, но так и не смогла найти его. Самый яркий след в мире Игеллан, мире наемников, обрывался, словно парень просто исчез из него. За время скитаний она научилась создавать заклинания, но только не очень мощные и сложные в силу специфики своей энергетики — будучи жрицей, она использовала божественную энергию, которая сказалась на ее магических способностях, женщина потеряла возможность проводить через себя большие потоки маны. Весь доступный ей объем исчислялся наличием энергии в ее магическом теле, а то, что она могла провести через себя, хватало только на заклинания, типа светлячка. Сусанна решила сосредоточить свои умения в области целительства, ну и несколько атакующих заклинаний она тоже знала. Так и ходила она по мирам со своими телохранителями, знавшими цель поиска в лицо. В конце концов, судьба привела ее в этот странный мир, где молодая девушка стала стремительно стареть. Она ждала этого момента, но надеялась, что тот наступит позже, а она сумеет найти свою любовь. Это была плата за жречество и за отказ от Богини, точнее, отказ Богини от нее. Теперь же иметь детей она не могла, поэтому решила обосноваться здесь, тем более что сам мир очень интересным.

Никто не мог понять, что же сотворили местные маги, сумев заблокировать магию Инферно и Небес. А вот она, кажется, поняла. С раннего детства отличаясь особой чувствительностью к божественным эманациям, она, исследуя одну из башен, сумела почувствовать энергию богов. Нет, не сразу, но сумела. Работа была настолько тонкой, что она даже засомневалась в этом, и только, когда у третьей башни случилось то же самое, она окончательно убедилась в своей правоте. А вот чего она не могла понять, так это факта, что сейчас боги отсутствуют в этом мире. Она раз двадцать ходила в разные храмы, но ничего божественного там не было и в помине. Решив для себя эту задачу, Сусанна остановилась в городе Урданз, где проживала и по сей день, а деньги зарабатывала лечением.

Спустя пять часов усталость полностью ушла, а женщина почувствовала, что магическое тело заполнилось энергией. Зайдя в комнату, где лежали выздоравливающие дети, она использовала исцеляющие заклинания, приказала своей помощнице и дальше следить за ними, и вышла в холл, раздумывая, чем заняться. Внезапно ее потянуло на улицу и женщина, зная, что это не просто так, повиновалась этому чувству. Оно же привело ее на центральную площадь, где собралась толпа народа.

— Что здесь происходит? — спросила она первую попавшуюся женщину.

— Убийцу поймали, — охотно ответила та, — сейчас он висит на столбе, а завтра его казнят.

Сусанну же потянуло вперед. Толпа стояла плотно, но спустя десять минут, ей удалось пробиться к помосту, и чувство, двигавшее ее, исчезло. Она оглянулась, а когда ее взгляд упал на позорный столб, вздрогнула.

— Андрей, — изумленно прошептала она, — что же они с тобой сделали?

И невероятная волна любви направилась от нее к нему одновременно с мыслью: «Я все-таки тебя нашла!». Парень заметно вздрогнул и приподнял голову, встретившись с ней глазами.

.


Мир Церрука, высокогорное плато Два Трезубца. 

«Что же со мной вчера произошло?», — подумал я. — «Слабость, словно я вагон в одиночку разгружал». Попытался вспомнить… и ничего. Вообще. Кроме какого-то тумана, в голове отсутствовали какие-либо воспоминания. У меня моментально возникло чувство, что это не впервые со мной происходит, когда-то я уже оказывался в подобной ситуации. И хоть бы что-то помнил, но нет. Осмотрел себя — какой-то комбинезон. Попрыгал, помахал руками и ногами — все очень удобно. Теперь уже стал осматриваться — какие-то невысокие горы, поросшие кустарником. Частенько встречались невысокие деревья. Увидел две очень приметные вершины, которые словно два трезубца великана вздымались над горным хребтом. Надеялся, что они вернут хоть какую-то часть забытого, но тщетно. Хуже всего было то, что потерялась только связанная со мной память. Для себя я решил, что меня кто-то приложил каким-то мощным заклинанием. Найдя ближайшую самую высокую вершину, я направился к ней, чтобы попытаться увидеть если не жилье людей, то хотя бы тракт, а то из долины, где я находился, никакого обзора.

— Красота какая! — не удержался я от восклицания, когда наконец-то взобрался на гору.

Место, где я находился, оказалось краем горного плато. Внизу простиралась местность, которую вполне можно назвать лесостепью. Обширные пространства, заросшие травой, чередовались с небольшими лестными массивами. Вдалеке заметил русло какой-то реки, по берегам которой наблюдалась буйная растительность. И, уж, совсем далеко, почти на горизонте виднелся лес. А вот слева я увидел какой-то город, находящийся как раз на берегах виденной ранее реки. Судя по тому, что он неплохо виден, город достаточно крупный. Теперь необходимо найти место спуска. Вот с этим оказалось куда как сложнее — почти отвесная стена ущелья не предоставляла ни малейшего шанса. Что справа, что слева от меня, что подо мной почти вертикальная стена.

Уже два дня я передвигаюсь по осточертевшему мне плато. Ни еды, ни воды за это время я не нашел, хоть бы какой завалящий куст с ягодами попался. Более того, я не видел даже животных, лишь только птицы, летали в вышине, наверное, ожидая моей смерти, чтобы полакомиться свежим мясом. Никаких возможных спусков в долину я не нашел, но обнадеживало то, что само плато снижалось, а между мной и «большой землей», как я назвал то, что находилось внизу, оставалось не более пятидесяти метров. Голод уже престал меня мучить, зато жажда все набирала и набирала силы. Во рту было сухо, язык прилипал и пошевелить им стоило трудов. Не спасало даже какое-то растение, жевать которое я повадился, чтобы слюной смочить рот и горло. Ко всему этому все два дня немилосердно палило солнце, словно в какое-то наказание для меня за какой-то проступок.

Причина шума, который я слышал уже некоторое время, только сейчас пробилась в мои затуманенные мозги. До этого я воспринимал его, как фон, думая только об одном — скорее найти какой-нибудь водоем, в крайнем случае, лужу.

— Вдмпд? — выдавил я из себя.

Хотел сказать «Водопад», но присохший к небу язык отказался мне повиноваться. Подошел к краю. И действительно, практически подо мной прямо из камней на высоте где-то около двух метров из скалы вырывался поток воды. Увидев его, я перестал соображать что-либо, задавшись лишь одной целью добраться до него и напиться вдоволь, благо, что некоторые выступающие камни создавали нечто наподобие ступенек. Внизу этот водопад падал в совсем небольшое озерцо, из которого я не заметил вытекающего ручейка. Вода появлялась непонятно откуда и исчезала неизвестно куда.

Я лег на край и, аккуратно повернувшись, свесил ноги, нащупав выступающий камень. Встав на него одной ногой, второй нашел следующую импровизированную ступеньку. Таким образом я и спустился почти до него, оставалось только крепко держаться одной рукой, а второй хлебать эту показавшейся мне безумно вкусную воду. Напившись, я хотел начать подъем, как камень под правой ногой раскрошился и я, взмахнув руками, полетел вниз, в следующий миг попав в водопад. «Только бы не выпасть из струи», — успел подумать я и ушел под воду.

Мне повезло, что я остался в потоке, поэтому об воду особо не ударился и, тем самым, не отбил себе ничего. Зато ледяная вода быстро привела меня в чувство, и я заработал руками, стараясь выбраться из-под падающей воды. Удалось не только это сделать, но и быстро вылезти из озерца, точнее, сказать ванны, на землю. Я даже пробежался немного, размахивая руками, чтобы согреться. Когда это делал, у меня появилось стойкое чувство, что моя одежда должна была защищать меня и от холода, и от жары, но этого не было. Откуда оно взялось — без малейшего понятия. Немного отдохнув, я как можно скорее отправился в сторону реки.

После утоления жажды, голод накинулся на меня с новой, еще большей силой. Степь изобиловала живностью, особенно меня порадовали довольно крупные грызуны. Но ни убить, ни тем более поймать хотя бы одного мне не удалось. Они замечали меня намного раньше, чем я мог подобраться к ним на расстояние меткого броска камнем, не говоря уже о том, чтобы поймать. А у самой кромки лесного массива, росшего по берегам реки, я увидел, как довольно крупный хищник поедает какое-то животное. Не зная еще как это сделать, но я направился к нему, дабы отобрать кусок мяса себе на пропитание. Когда я был в десяти метрах от него, тот поднял голову и издал громкий рык.

— Шшсшс, — вырвалось у меня.

Сквозь какую-то пелену в сознании я понимал, что сейчас у меня действуют только инстинкты, превращая меня в какое-то шипящее животное. Голод уже был настолько сильным, что сопротивляться ему я не мог. А вот соображать я не перестал, хотя происходило это каким-то фоном, поэтому очень удивился, когда удачливый охотник вскочил на четыре лапы, а шерсть его вздыбилась. Когда я приблизился еще на пару шагов, он припал на передние лапы и вновь издал рык.

— Шшсшс, — вырвалось у меня снова.

Я не понимал, почему это мое шипение так действует на него, но раз так, то и буду шипеть, пока не отдаст мне один кусок мяса. Хотя внутренне приготовился к драке. В памяти было что-то на счет этого — надо засунуть руку подальше ему в пасть и тогда он не сможет укусить. Главное, чтобы это было правдой.

— Сшссшс, — сказал я уже более осмысленно, что ли.

Это животное поразило меня еще раз. Немного успокоившись, о чем говорила вернувшаяся к нормальному состоянию шерсть, хищник отошел метра на два и уставился на меня своим взглядом. Но меня он больше не интересовал — каким-то своим шестым или десятым чувством я почувствовал, что он не нападет. Глянул на добычу, оказавшейся каким-то копытным, похожим на барана, только с гладкой шерстью. Четырехлапый охотник начал поедать его с окорока, хотя завалил укусом в шею, следы которого я видел, как и кровь. Разорвав шкуру, я вырвал себе небольшой кусок мяса и принялся жевать, затем еще, и еще. Потребовалось мне немного, поэтому приветливо махнув рукой поделившимся со мной добычей хищнику, я, взяв с собой небольшой кусок мяса, направился к реке. Раздевшись, окунулся в воду.

Вода была прохладной, то ли ключи были рядом, то ли в эту реку впадал где-то выше по течению горный поток, и палящее солнце еще не успело ее нагреть. Она привела меня в чувство и я, вспомнив свой обед, едва сдержал комок в горле, чтобы он не вырвался наружу вместе с недавней пищей.

— Ну на фиг такую пищу, — пробормотал я, — не хватало еще превратиться в дикое животное.

Еду мне удалось удержать внутри только благодаря пониманию, что еще далеко не скоро я смогу перекусить. А спустя час чувствовал себя уже очень хорошо. Так вдоль реки я и отправился к городу. До вечера передвигался без происшествий. Остановился у небольшой заводи, где намеревался порыбачить. Вопрос о готовке рыбы решил отложить назавтра. Сплести из прутьев вершу не составило мне труда. И уже после заката, положив внутрь кусок мяса, опустил ее в заводь, закрепив второй конец палкой. Уснул быстро.

Я находился среди звезд и с интересом наблюдал за появлением сверхновой, гадая про себя, что получиться после: черная дыра, нейтронная звезда или белый карлик. Нет, наверное, все-таки черная дыра, судя по исходному размеру звезды, происходящим в ней процессам и размерам сверхновой. Конечно, это хорошо, что появится новый источник энергии во вселенной, но только не в этом месте. Совсем рядом по космическим меркам, буквально в соседней системе наличествует жизнь, а сильнейшее тяготение черной дыры гарантированно уничтожит ее. Подправив немного процессы в возникающей сверхновой, я удовлетворительно кивнул — в этом месте будет простой белый карлик, пусть и достаточно большого размера для себя. Осмотрелся. Какая-то звезда желтого спектра привлекла мое внимание, я сделал к ней шаг и… проснулся.

Вот это сон! Звезды, сверхновые и черные дыры, и я, такой всемогущий, одним мизинцем меняющих их. Класс! Я еще минуть пять лежал и смаковал его, ведь он вернул мне часть памяти. Я точно имел понятия о моментах, связанных с виденным во сне, хотя совершенно не помнил, откуда получил знания. Вспоминая о сне, я не обратил внимания на окружающую обстановку и только сейчас почувствовал некий дискомфорт. Приподняв голову, я замер в страхе — на моей груди покоилась голова какой-то огромной змеи. От этого моего движения она приподняла ее, открыв глаза.

На меня уставились два желтых глаза с вертикальными зрачками. Да уж, голова больше моих двух кулаков, вместе взятых. Это какое же должно быть тело? Такая скрутит меня, я и пискнуть не успею. Долгих две минуты мы смотрели друг другу в глаза, после чего я припомнил, что со мной уже происходило нечто, связанное с этими животными. Но вот хорошее или плохое, я сказать не мог. Наконец-то она отвернулась и уползла. Сев, я вытер испарину со лба и решил освежиться. Прохладная вода принесла облегчение, а я вспомнил о поставленной верше.

Улов был невелик — две рыбины, одна из которых тонкая и длинная, похожая на угря или миногу, вторая стандартная. Что с ними делать, я не знал, сырыми съесть было выше моих сил, хотя знал, что это полностью безвредно, если только сама рыба не окажется ядовитой. Поэтому просто решил высушить ее по дороге, благо солнце палит немилосердно. Без соли, конечно, не то, но я и так ее сгрызу. Нанизав их на палку, я отправился дальше, стараясь ориентироваться по солнцу.

Периодически я выходил из прибрежного леса для определения оставшегося пути, но создавалось впечатление, что топчусь на месте — никаких признаков приближающегося города я не видел. Выйдя в очередной раз и осмотревшись, заметил облако пыли. Автоматически присел и на полусогнутых ногах вернулся обратно. Поначалу я решил, что это кто-то скачет на лошадях, но за те полчаса, что я наблюдаю, они приблизились лишь немного. Раздавшееся шипение заставило меня резко развернуться, и я нос к носу столкнулся с местным аборигеном. «Китаец какой-то зеленокожий», — успел подумать, прежде чем он поднял руку с какой-то саблей и нанес удар.

Тело среагировало само. Бросив вершу и прут с рыбой на землю, я подставил правую руку под удар, принимая его на выставленные два пальца, а затем на внешнюю часть руки, сделал шаг вперед, провожая рукой его клинок до рукояти и, как бы, поглаживая его, и схватил за лезвие. Резкое винтовое движение с небольшим подшагом и я обзавелся оружием. Одна часть моего сознания выразила сильнейшее изумление, в то время как вторая отнеслась к этому, как само собой разумеющееся. Перехватив оружие за рукоять, я каким-то привычным движением снес ему голову. И тут же почувствовал удар в спину.

И снова тело среагировало само — отскочив в сторону, я развернулся в полете. Метрах в пятнадцати стояли еще два зеленокожих китайца, один из которых перезаряжал арбалет, а второй готовился стрельнуть. Я едва успел отклониться, поэтому болт лишь задел мое правое предплечье. И я бросился к реке. Простые движения вызвали приступ сильной боли, но выдернуть болт из спины я не мог, тем более что тот застрял между ребер. Нырнув в реку, я поплыл на ту сторону, стараясь как можно дольше находиться под водой.

Отдавшись течению, проплыл пару десятков метров и всплыл, сделал вдох и тут же нырнул, а рядом со мной вспенилась вода. «Стреляют», — мелькнула мысль, и я постарался ускориться. В конце я уже плыл на поверхности, едва перебирая руками под водой. Когда я коленями ударился о дно, то сил осталось только на то, чтобы выползти на берег. Услышал шаги, но что-либо сделать не успел — удар по голове и наступила тьма.

Мир Церрука, равнина Приграничная


убрать рекламу


. 

Следопыты шли по следу убийцы, но глава отдела дознания, барон Серк д’Артос, понимал, что они не успеют его настичь до территории орков. Убийца был профессионалом, не оставив после себя никаких следов своей ауры, также никто не мог его описать, даже просмотр менталистами памяти не помог. В конце концов, его вычислили, но тот уже успел покинуть пределы города, и теперь бежал к границе с орками, проходящей по реке.

— Мы поймали его! — раздали впереди крики.

— Я же говорил, что попал в него! — крикнул кто-то из арбалетчиков.

— Пошли глянем, кого они там поймали, — скептически произнес глава отдела дознания, обращаясь к магу.

Подойдя к берегу реки, они увидели тело с торчащим из спины болтом. Барон моментально понял, что это не тот, кого преследовали, как понял и то, что настоящего убийцу они упустили. Убитый граф приходился хорошим другом местному правителю, герцогу Зальскому, и ничего хорошего его не ждет из-за того, что убийца скрылся. Мага такие вопросы касались постольку-поскольку, но все равно впасть в немилость ему не хотелось. Переглянувшись, они кивнули друг другу.

— Окажите ему помощь, чтобы не умер, и закуйте в браслеты, — приказал он своим подчиненным, и уже обращаясь к магу, спросил: — Он маг?

А тот едва сумел скрыть свое изумление, когда взглянул на раненого магическим зрением. У этого человека вообще отсутствовали энергетические тела! Да и человека ли? «Как такое возможно? Как?», — в данный момент было единственной его мыслью. У этого непонятного существа не было ни магических каналов, ни астрального тела, ни ментального. По его мнению, оно вообще не должно существовать, ведь даже у нежити наличествуют магический каркас или тело у высших немертвых. Единственное объяснение он нашел, что вся энергетика существа настолько слабо развита, что даже он ничего не видит. Но сам же не верил в такую возможность, поскольку даже, если он прав, то для жизни их не хватит. А все непонятное опасно, поэтому этот, так называемый человек, должен умереть.

— Имеет магические способности, — произнес он.

На всякий случай он решил ответить положительно. Именно так — на всякий случай. Ведь, если живет он без всего этого, то никто не может дать гарантию, что творить заклинания он не сможет. Он подошел ближе, отмечая, что это совсем молодой парень, правда, без волос на голове. Ему уже оказали помощь, вытащив арбалетный болт и остановив кровотечение. Специальные рунные браслеты, блокирующие магию, одели на него сразу. «Интересно, если он все же маг, то заблокируют они его возможности или нет?», — подумал он. — «С другой стороны, если магия его другая, как и он сам, то наши заклинания не должны были помочь. Но помогли. В любом случае он должен умереть так пусть послужит нам на благо». Он попытался проникнуть ему голову, чтобы выведать мысли, но натолкнулся на преграду, преодолеть которую даже не пытался. Это было сродни, как если бы простой человек, с одной киркой, подошел к пятиметровой толщины каменной стене и попытался ее прорубить. Может быть, когда-то он сумел бы это совершить, но скорее всего, через некоторое время от усталости он не смог бы поднять свое орудие труда. Он не был сильным менталистом, но уверен, что это не удалось бы даже демонам, признанным мастерам ментальных воздействий.

— Свяжите его и несите, — приказал подошедший барон.

— Что скажете про оружие? — спросил маг барона, передавая ему меч, который чуть ранее получил от его людей.

— Хм, — хмыкнул Серк д’Артос, — Если судить по рукояти, то меч принадлежал младшему сыну шамана. Если он, — легкий кивок в сторону парня, которого «пеленали» в веревки, — убил его, то мстить орки будут до тех пор, пока не убьют или пока не закончится родня шамана. Но у них, как правило, много родни. Даже если это произошло в бою, так как в этом случае они признают победу только орков. А вот если каким-то образом он сумел завладеть оружием в бою и орк при этом остался жив, то шаману не позавидуешь — с таким-то пятном позора. Здесь только он лично имеет право на восстановление статуса рода. Убьет — все хорошо, нет — род так и будет пребывать в забвении.

Они развернулись и направились обратно. До Урданза добрались уже в сумерках, да и то благодаря тому, что встретили караван и приказали одной телеге ускориться. Темницу «убийце» определили для самых опасных заключенных. Сам же преступник за время пути не пришел в сознание, даже после того, как его бросили на деревянные нары, остался безучастным.

— Герцог приказал идти к нему на доклад, — посыльный, появившийся словно из ниоткуда, перехватил их, когда они покинули темницу.

Маг с главой отдела дознания еще по дороге продумали, что говорить, тем более что выдумывать ничего не пришлось. Была погоня, была стрельба, в убийцу попали, но тот сумел добежать до реки, а переплыть нет. Посыльный привет их в малый кабинет, из чего оба сделали вывод, что герцог и не думал ложиться спать. Это никого не удивило, ведь в последнее время кто-то умело играет сознанием народа, планомерно прививая ему мнение, что аристократы это ненужная прослойка общества. Некоторых они выловили, допрашивали, но у всех стоял настолько мощный ментальный блок, что преодолеть его никому не удавалось. Как не удалось определить ставившего его, ведь стиль исполнения походил на смесь ангельских и демонских техник. А обыкновенный допрос в пыточной приводил к смерти.

— Рассказывайте, — приказал герцог, дописав какой-то документ, положил его в папку, которую спрятал в стол.

— Как убийца проник в особняк графа, выяснить так и не удалось, — начал доклад барон д’Артос, — наверняка он использовал какой-то артефакт, но когда его поймали, то ничего не обнаружили.

И тут его посетила отличная идея, позволявшая сохранить лицо перед герцогом. Она позволяла объяснить проникновение через охранные контуры и странность энергетических тел «убийцы». А то не он один обладал возможностью легко видеть энергетику людей, пусть и был он лучшим. Даже у обыкновенных людей, которые никогда в жизни не занимались их развитием, он мог их различать, даже из низкоэнергетических миров окраин. А вот такими способностями обладало очень мало людей, по крайней мере, он наверняка знал только об одной магессе, работающей на короля.

— Все дело в том, что его энергетика очень слабая, я с трудом смог ее увидеть. Если создать артефакт специально под него, то вполне возможно преодолеть наши защитные и сигнальные заклинания, ведь почти все они реагируют именно на нее, — постарался он убедить герцога.

— Думаете чаровцы? — с сомнением спросил сюзерен, обращаясь уже к барону.

— Если только нашли такого уникума и получили большую плату, — ответил глава отдела дознания, — причем плата не деньги, а что-то другое. К нам они относятся нейтрально, даже, скорее всего, положительно, учитывая наше отношение к королю.

— Пусть менталисты им займутся, — он посмотрел на мага.

— Хочу сразу предупредить, — тут же ответил он, — я пытался просмотреть его голову, но наткнулся на мощный блок. Я не силен в этой области, но предполагаю, что результата не будет.

— Пусть делают все, что могут и умеют, — жестко ответил герцог, — но я должен знать все. А потом его казним.

.

Мир Церрука, город Малькор. 

— Куда пойдем? — спросила Вита свою спутницу. — Давай на рынок, мало ли повезет, и сможем уже сегодня продать?

— Идем, — вздохнув, ответила та.

— Мальчик, не подскажешь, где здесь рынок? — спросила она пробегавшего рядом пацана лет восьми.

Тот, быстро бежавший по своим делам, остановился и посмотрел на девушек, замерев и открыв рот. Ничего не понимая, они переглянулись и принялись осматривать себя, что могло напугать мальчика, что он впал в ступор. Так ничего и не поняв, Эль переспросила его:

— Так ты покажешь, что рынок?

Тот лишь кивнул и двинулся вперед, но вскоре он повернул направо. Всю дорогу он постоянно косился на них или оглядывался, когда шел впереди. Выйдя на рыночную площадь, девушки не смогли сдержать своего разочарования. Если за пределами города рыночная жизнь бурлила, то здесь уже все было закрыто. Они двинулись искать место ночевки, как услышали вопрос мальчика:

— А вы и вправду воительницы?

— Нет, мы простые путешественницы, — ответили девушки и помахали ручками.

Когда мальчишка скрылся за углом здания, девушки посмотрели друг на друга и рассмеялись.

— Интересно, что он в нас увидел, что впал в ступор? — спросила Эль, а успокоившись, добавила: — Идем искать место ночлега.

И девушки направились к окраине города, где были приятно и одновременно неприятно удивлены. Приятно, так как откровенных трущоб, где планировали переночевать, они не наши. Неприятно по той же причине. Им пришлось признать, что в Малькоре власть значительно лучше следит за городом, чем в Гвейне. Бедняки здесь проживали, но, как поняли девушки, все они работали и могли снять дешевое жилье. Они прошли уже полгорода по окраине, но даже здесь встречались особняки зажиточных горожан. Когда девушки увидели третий дом для бедняков, то решили спросить стоимость комнаты на ночь.

— Что хотите юные воительницы? — спросил их то ли охранник, то ли хозяин, то ли дворецкий.

— Сколько стоит снять комнату на двоих? — Вита, как обычно, взяла переговоры на себя.

— Маленьких комнат нет, — сожалеюще ответил он, — поэтому пятьдесят медных монет.

Удивившись такой высокой цене, девушки, не скрывая сожаления, вышли из дома. В Гвейне тоже было пару подобных домов, но там самая дорогая комната стоила пять медяков. Будь у них такая сумма, то девушки бы заплатили, вот только осталось у них всего десять монет. Они еще какое-то время простояли, обсуждая такие цены, затем двинулись дальше, но вскоре Вита быстро свернула в темный переулок. Эль поняла ее без слов и, приотстав, осталась в тени, набросив на себя маскировку, контролировать обстановку, пока подружка покормит птенца. Когда та появилась через какое-то время, она сказала:

— Мы десять минут назад проходили мимо одного дома, в котором никто не живет. Я специально внимательней разглядела там все и могу с уверенностью сказать, что там не только никто не живет, но там вообще давно никого не было.

— Предлагаешь там переночевать? — сходу поняла Вита. — А где?

— Там на чердаке есть небольшое окошко, — чуть улыбнувшись, сказала Эль, — служит, наверное, для проветривания. Ты до него легко доберешься. Идем?

— Пошли, — вздохнула ее подруга, — что уж тут думать.

И девушки направились обратно. Дом и в самом деле был заброшенным, даже за подворьем никто не занимался. Хотя трава выросла невысокая, но ухода на ней не было и в помине. Оглядевшись и не увидев никого и ничего подозрительного, они быстро перелезли через забор и подбежали к зданию, скрывшись за деревом так, чтобы с дороги их было не видно.

— Сможешь забраться? — спросила Эль свою неизменную спутницу.

— Конечно, сейчас, — она скинула рюкзак и, взяв в руку веревку, бросила: — Жди.

— Постой, — остановила ее девушка, — вот возьми.

И передала ей черный матовый камень. Вита с недоумением взяла его, ничего не понимая, затем ее лицо озарила догадка.

— Это? — сказала она и посмотрела на свою подругу.

— Да, это та вещь, что осталась от мамы, — Эль подтвердила ее мысли. — Но помни, атакующие заклинания — это красный и оранжевый цвета, сигнальные — фиолетовый.

— А другие, целительские, например? — вырвалось у Виты.

— Целительские и лечебные — синие.

— Слушай, как к маме попал этот камень? — любопытство взяло верх над желанием быстрее найти ночлег. — Раньше не спрашивала — не хотела теребить твою рану, видя, как ты приходишь в уныние, когда вспоминаешь маму. Расскажешь?

— Давай, время все равно есть, — грустно улыбнувшись, сказала ее подруга. — Однажды, когда мама была у одной из башен магов, она нашла камень, переливающийся разными цветами, который взяла для продажи. Но когда пришла домой, то увидела, что тот стал черным. Решила показать магу и на подходе к его дому вытащила его, а у самой двери он загорелся красно-фиолетовым цветом. Потом она много экспериментировала, пока не поняла, что он реагирует на магию, каким-то образом определяя направленность заклинаний. Но оказалось, что он не панацея — однажды она едва сумела сбежать, так как сработала сигналка, хотя камень ничего не показывал. Я думаю, что это зависит от уровня мага, устанавливающего заклинания. Здесь вроде бы дом заброшен и не должно быть высокоуровневых плетений. Как применять помнишь?

— Да. Зажать в руке не менее чем на пять секунд, и поднести к окну, — ответила Вита. — Все, я пошла.

И словно заправский гном-скалолаз полезла по каменному зданию наверх, ловко находя малейшие выступы, чтобы ухватиться за них руками или поставить ногу. Около окна она чуть задержалась, поднеся руку к нему, и спустя пять минут юркнула в окно. А еще через полминуты из него вывалилась веревка. Сперва Эль переправила рюкзак, затем забралась сама. Исследовать чердак дома не было ни сил, ни желания, поэтому, поговорив еще пять минут, они уснули.

.

Мир Церрука, город Малькор, трактир «Веселись, народ!». 

— Давай рассказывай, где они остановились, что делали, куда ходили? — приказал Весельчак Бран Кристу. — А то так и не успел ничего сказать, как пришел наш друг из стражи. Я видел, что ты иногда кивал и, как я понял, согласен с этими его выводами.

— Да, согласен, — кивнул он. — Теперь по этим девкам. Города они не знают, поскольку даже, чтобы дойти до рынка попросили мальца. После этого направились к окраине города, чтобы найти ночлег, даже зашли в один дом для бедняков, но там свободной была только комната за пятьдесят медяков.

— То есть, денег у них нет, — утвердительно произнес Бран. — Или всего пару медяков.

— Я тоже так подумал, — согласился с ним Проныра. — Но торговать они точно намерены. Насколько я понял, они искали трущобы, чтобы там переночевать, а значит, с этой стороной жизни знакомы хорошо, просто никогда не были в городах, подобных нашему, где поддерживается хороший порядок. Затем произошел странный случай — одна из них ушла в темный переулок, вторая осталась на стреме, да еще растворилась. Надо обязательно взять Бруно, уж, больно амулет сокрытия у них хорош — я вообще ничего не смог увидеть. Что там они делали, я не знаю. Будь они знакомы с городом, я бы предположил наличие их тайника, а так разве что они узнали про тайник у кого-то другого. Эта версия неплохо объясняет их поступки и незнание города. Переночевать они решили в заброшенном доме, в том, где три года назад убили барона Энторна, а потом дом продали неизвестно кому.

— Они что, смогли открыть дверь? — изумился Бран.

Удивился он не зря. В свое время, когда прошло пару месяцев после продажи этого дома и стало понятно, что в нем никто не живет, он хотел приспособить его к своим делам. Точнее, сделать своей резиденцией, а с владельцем решить дела по-своему. Но как ни пытались его люди войти в дом, ничего у них не получалось. На чердак через небольшое окошко залезли, но попасть оттуда в дом опять-таки не сумели. А после того, как одна группа, состоящая из трех человек, исчезла, не оставив никаких следов, он прекратил попытки.

— Или попали на чердак через окно? — спросил он спустя пару секунд.

— Через окно, — кивнул Крист.

Это осложняло дело, ведь далеко не все из его банды смогут там пролезть, но не очень. У него достаточно людей худощавого телосложения, чтобы решить эту проблему, в том числе и маг Бруно. Поэтому можно смело выдвигаться к ним. Бран всей своей воровской сутью почувствовал большой куш, а терять такие деньги он очень не любил. Тем более что самих девушек можно продать в качестве рабынь. И на это дело он решил сходить лично, хотя непосредственно его участие в захвате пленниц не предусматривалось, ведь он так и не смог понять, куда подевались его люди.

Дом, как и прилегающая территория, по-прежнему оставались неухоженными. Его люди получили приказ осмотреть ближайшие здания и избавиться от возможных свидетелей. Но все оказалось чисто, и его люди направились к дому. Ловко забравшись по стене, они нырнули внутрь. Но дальнейшие события начали развиваться не по его сценарию — вместо тихого связывания девушек и усыпления их специальным зельем, на чердаке началась возня, и почти сразу раздался крик боли. Мужской крик. Но не успел он отдать ни одного приказа, как там что-то сверкнуло и все стихло, словно кто-то набросил на дом толстое одеяло. Или создал «полог тишины», заклинание высокого уровня. Сам же он, почувствовав себя очень неуютно, приказал остальным людям отойти, оставив только пару наблюдателей. Своей интуиции, которая в данный момент вопила об опасности, он доверял всегда.

.

Мир Церрука, город Малькор, портальная площадка в центре города. 

Сигнал от амулета, на который завязаны охранные системы его домов, чуть было не сбил ему концентрацию, что привело бы к плачевным последствиям. В данный момент архимаг Дор ша Дарренмор, совместно с архимагом города, работали над созданием нового портала, совместно рисуя плетения портала. Поэтому он не только даже не пытался определить из какого места пришел сигнал, но и любопытство свое загнал в дальний угол. Хотя ему стало очень интересно, кто это такой попытался залезть в один из его домов. Ведь с того случая, когда он захватил троих ночников для своих опытов, никто больше не предпринимал никаких попыток. Но сейчас отвлекаться нельзя.

Это усовершенствованное плетение портала придумал не он, хотя себя считал одним из лучших артефакторов. Причем, по праву. Основной и главной отличительной особенностью нового заклинания было уменьшение энергетических затрат на перенос — в среднем от десяти до пятнадцати процентов. Второй особенностью — уменьшение, хотя и небольшое, всего на четыре с половиной процента, времени отката между переходами в другие места. Очень полезное плетение, которое пригодится и ему, пусть оно и применимо только в магических конструкциях. Еще несколько штрихов и нижняя часть готова. Теперь настало время верхней части.

Внедрение плетения непосредственно в арку заняло еще чуть больше часа — очень, уж, сложное оно было. Как только все закончилось, он быстро направился к себе домой, чтобы воспользоваться личным порталом. Энергетический ему был недоступен из-за недостаточного объема магической энергии, которую он мог пропустить через себя, ведь для этого надо иметь магическое тело, а у него только хорошо развитые каналы. И уже более десяти лет он бьется над их увеличением, но все без толку. Правда, в миру его считают только магистром, поскольку он свой истинный уровень скрывает. Причина простая — если магистры еще могли работать на себя, то архимагов старались «прибрать к рукам» властьимущие. А в этом деле у них существовали довольно большие возможности, даже в небольших городах. Убить или искалечить они его не смоги бы, но вот не дать спокойно работать — вполне.

А у него была заветная мечта — стать высшим магом, и для этого он использовал любые средства. Удивительным было то, что с тех пор, как шесть высших магов сотворили свою волшбу, больше никто не смог достичь их уровня. Многие, и он в том числе, полагали, что виной тому та непонятная магия, что заблокировала возможности жителей Инферно и Небес. Жертвоприношением он также не брезговал, и та троица разбойников ушла именно на эти нужды. Но пока ему не удалось достичь успеха, хотя кратковременно удавалось увеличить свои каналы, и все благодаря жертвам. Это направление и стало для него приоритетным, хотя н не забрасывал и другие методы.

В последнее время его все чаще и чаще стали привлекать к работе на благо города, что Дору очень не нравилось. Амулет, созданный им самим, скрывал его настоящий уровень развития каналов, а сам он никогда не пользовался при наличии знающих свидетелей заклинаниями, подвластными архимагу. Но, видать, ситуация начала складываться такая, что и магистров скоро начнут принудительно заставлять работать на власть. Уходить ему никуда не хотелось, здесь у него была отлично оборудованная исследовательская лаборатория, находящаяся как раз в том доме, откуда поступил сигнал. Он первым делом, когда направился домой, разобрался с местом, откуда пришел сигнал.

Вот он и дома. Спустился в подвал, где располагался его личный портал, и переместился в заброшенный дом. Первым делом он создал плетение поиска жизни, но никого в доме не обнаружил. Затем обратился непосредственно к сигнальным заклинаниям.

— Так вот вы где, — довольно заулыбался маг, когда те «сообщили», что проникновение произошло на чердаке.

Там же он обнаружил и двух человек, хотя по аурам это какая-то смесь из нескольких рас, причем, оба. Не удовлетворившись этим, он раскинул заклинание поиска и за пределы дома.

— Так вы не одни к тому же, — обрадованно произнес он. — Какая великолепная удача. Мне как раз нужны люди для проверки новой идеи.

Но дальнейшие действия всех заставили его задуматься. У него создалось четкое впечатление, что две девушки, находящиеся на чердаке, не имеют никакого отношения к людям снаружи. Более того, последние стараются тихо подобраться к ним. Не мешкая, он, накинув на себя «полог тишины» и активировал амулет иллюзии, чтобы остаться неузнанным, направился наверх. Этот амулет кроме изменения лица, искажал еще и голос. Успел как раз к моменту, когда четверо мужчин привели девушек в бессознательное состояние, одновременно стукнув их по головам. Вот только одна из них проснулась и успела серьезно ранить одного из нападавших, выхватив откуда-то из одежды нож. Лишив их сознания, принялись обыскивать. Но доделать свою работу не смогли. Архимаг применил сначала магическую вспышку, которая не только ослепила всех, но и вывела из строя амулеты, которые он приметил на мужчинах. Одновременно c этим и девушки пришли в себя. Затем тут же бросил на всех массовый паралич высшего ранга, который не только обездвиживал жертву, но и сохранял ее положение. Все застыли, образовав довольно интересную композицию.

— Так-так-так, — подвесив большой светляк, довольно произнес он. — Какая красота!

И рассмеялся. Затем создав большой полог тишины, освободил от заклинания рты девушкам. Удивился, когда те не завизжали, как сделало бы большинство из них, а мрачно уставились на него.

— Вы, так понимаю, первыми залезли в мой дом, — обратился он к ним. — Что можете предложить за свою жизнь? Если, конечно, есть что предлагать.

Те некоторое время подозрительно молчали, затем полуэльфийка заговорила.

— Мы можем предложить птенца эрки, которого можно приручить, — с сожалением, которое проскочило в ее голосе, произнесла она.

У Дора от этого сообщение глаза полезли на лоб. Он прекрасно знал насколько тяжело достать такого птенца, как и представлял цены на них. Поначалу он подумал, что им удалось его украсть у кого-то, но внимательно рассмотрев на чем те спали, а также другие вещи, сделал вывод — им ужасно повезло и они сумели добыть. А может быть, и не было никакого везения, а они научились как-то обманывать взрослых особей. Сейчас придется отпустить, как минимум одну, ведь он знал, что для приручения необходимо добровольное согласие нашедших детеныша. Почему это происходило, он не вдавался в подробности.

— За одного птенца могу отпустить кого-то одного из вас, — он попытался выгадать как можно больше для себя.

— Нет, — твердо заявила девушка. — Мы уходим вдвоем, и вы никогда не пытаетесь нас пленить.

«А она не глупая», — подумал он. — «И прекрасно знает нюансы приручения, раз таким образом решила обезопасить себя. А значит, и занимаются они этим промыслом. Придется торговаться». А торговаться он не просто не любил, а ненавидел, да еще к тому же и не умел. После некоторых раздумий, он заявил:

— Обещаю не преследовать вас только в пределах города, пока не покинете его. А то станется так, что окажись вы за его пределами, сразу станете мне врагами и наймете убийц. Скажу сразу, это мое последнее слово — не так уж мне и нужна эрка.

Девушки снова замолчали на некоторое время, затем та, с которой он вел диалог, сказала:

— Если наши вещи останутся при нас, то мы согласны. И с вас магическая клятва.

Архимаг про себя усмехнулся — все же девушки, несмотря на свой юный возраст, знали достаточно выгодных для них вещей. Но это ничего не решает — он сможет их найти. Запомнив образцы, или как называли их по-другому, отпечатки ауры, он произнес:

— Клянусь своей силой не преследовать вас в пределах города Малькора до момента, пока вы не выйдете за его пределы.

И высвободил определенное количество сырой маны, которая сверкнув синим, что подтвердило принятие, исчезла. Освободив их от заклинания, приказал быстрее заняться приручением. Сама процедура заняла немного времени, и все это время он пытался понять, что происходит, но даже не расслышал шепот девушки, хотя применил специальное подслушивающее заклинание. Дождавшись, когда птенец потянется к нему, что и говорило об успешном завершении приручения, он с издевкой сказал:

— Уходите, как пришли, я не намерен воровкам открывать двери моего дома.

Но те его удивили. Привязав хитрым узлом веревку, спустились вниз, а затем после дергания снизу узел развязался, и девушки поспешно ушли за пределы территории. «В самом деле, охотницы», — подумал он. — «Их нельзя терять ни в коем случае».

— А теперь займемся вами. Но освобождать вас я не намерен, — сообщил он мужчинам «приятную» новость.

Дор надел на трех пленников амулеты подчинения, созданные им еще для первой троицы, и приказал им спускаться в дом. Последнего, самого щуплого, он потащил сам, бормоча себе под нос: «Надо еще создать парочку амулетов». Архимаг очень тяжело работал с менталом, его врожденные способности находились на низком уровне, особенно по сравнению с магическими — вот и приходилось ему выходить из положения при помощи магического конструирования. Но в этом случае существовала опасность — сто лет назад аристократы, в том числе и сам король, приняли закон, согласно которого действия по подчинению разумных строго карались. Заниматься такими делами, как и создавать соответствующие амулеты, могли лишь находящиеся на государственной службе маги. Но архимага, страстно желающего стать высшим, остановить такие законы не могли.

Подвал особняка разделялся на две части: в одной находился портал, в другой лаборатория. Вот в последнюю и попали грабители-неудачники. Ничего особенного здесь не было, за исключением одной вещи, находящейся в центре. Состояла она их двух, соединенных между собой частей: первая, отполированная до блеска, представляла собой круглый стол диаметром два с половиной метра; вторая — грубо вырезанный в камне стул. И стол, и стул вырезаны из огромного куска нефрита, найденного Дором недалеко от одной из Башен. Именно эта его разновидность отличалась повышенной устойчивостью к магическим напряжениям и могла претерпевать достаточно много внедрений и стираний плетений.

— Начнем с тебя, — задумчиво сказал он, глядя на того, кого тащил лично, — магические каналы более развиты, значит, владеешь магией, пусть и на уровне самоучки.

Тот всем своим видом показал, что не согласен с такой постановкой вопроса, хотя двигаться не мог. Дор даже остановился, пытаясь осознать это. Затем, усмехнувшись, он легко положил его на стол, на самом деле являющийся жертвенником. Сам же уселся на кресло, снял с жертвы заклинание и тут же активировал плетение стола, принявшись наблюдать за происходящим, запоминая малейшие нюансы.

Мужчина только и успел, что дернуться, пытаясь вскочить, как засветились синим светом линии заклинания, сковавшие его снова. Начавшийся было крик, застрял у него в горле. Несколько секунд ничего не происходило, затем светящиеся линии засияли ярче и пронзили своим светом лежащее на жертвеннике тело. Лицо мужчины искривилось в неслышимом крике, затем на нем появилось выражением боли, сменившееся ужасом. И тут его тело стало корежить. Казалось, кто-то невидимый начал ломать кости одновременно в самых разных местах, превращая их в какое-то месиво. Спустя минуту оно разлилось каким-то студнем по столу, постепенно начиная иссушаться. Процесс происходил медленно, и только через пять минут на жертвеннике осталось нечто, напоминающее тряпку.

Архимаг очень внимательно следил за потоками энергий. Когда тело начало сохнуть, вокруг него образовался кокон, сплетенный из маны. Потом он погрузился в его тело, а сам Дор начал испытывать неприятные ощущения во всем теле. Во всех предыдущих опытах такого не было. «Неужели, наконец-то, нашел правильный путь?», — подумал он. И словно в насмешку над ним все резко прекратилось. Но Дор и не думал вставать и продолжать исследования, задумавшись над произошедшим.

То, что он на правильном пути, архимаг осознал сразу. Даже нисколько не увеличившиеся магические каналы не привнесли ни тени сомнения. Теперь предстояло осмыслить и проанализировать все данные, чтобы понять причину того, что необходимо изменить или добавить. Дискомфорт связан с воздействием на магический каркас — он был абсолютно уверен. Раньше происходило увеличение каналов, но временное и без каких-либо ощущений, а потом все возвращалось на круги своя. Дору все время казалось, что это было не увеличение, а, как бы, образование пленки на них или налета, или чего-то другого в этом роде. Сейчас же происходило воздействие именно на каркас. Но что было не так? Чего не хватает? «Это не должно быть нечто глобальное», — думал он, — «Что-то небольшое, мелкое. Может быть, узор плетения надо немного изменить?». Он воссоздал в воображении часть, отвечающую за воздействие на него, и задумался. Здесь все ему казалось совершенным, если где-то что-то изменить, но эффективность сильно упадет. Так и сидел он в задумчивости, блуждая отсутствующим взглядом по помещению, пока он не упал на птенца эрки.

— А ведь это может быть решением, — про


убрать рекламу


изнес он.

В следующую минуту на жертвеннике оказался птенец. Дальнейшее происходило по аналогичному сценарию, как и в предыдущем случае, за исключением одного момента. Очень важного. Главного. Воздействие на магические каналы вызывали уже не дискомфорт, а небольшую боль, зато после этой процедуры они сохранили свои увеличившиеся размеры. Архимаг некоторое время создавал манозатратные заклинания, заставляя каналы усиленно работать, но уменьшения не происходило. Вдруг ему пришло четкое понимание, что источником или жертвой должно быть магическое животное, привязанное к нему.

— Их нельзя ни в коем случае отпускать, — вслух подумал он, подразумевая только что отпущенных девушек.

Следы их аур еще оставались, поэтому он поспешил за ними, создав заклинание незаметности, забыв про оставшуюся тройку людей, находящихся под воздействием амулета подчинения. Он быстрым шагом двигался по улице, словно ищейка, ставшая на след. Один поворот, второй, какой-то темный переулок.

— Это еще что?! — не сдержавшись, воскликнул он, добавив в конце пару крепких слов.

Следы аур исчезли. Он раздраженно прошел вперед и обратно, но так ничего нового и не обнаружил. Довольно четкий след резко обрывался, как будто его отрезали. «Неужели у них есть кто-то третий?», — взяв себя в руки, думал он, продолжив движение вперед. — «Нет, не может быть, ночники бы выследили. Амулеты?». Но ничего подобного в их вещах не было, те пару бытовых вещей не в счет. Уж в чем-чем, но в артефакторике он разбирался досконально. Сейчас главное не упустить этих странных девиц, и он уже знает, как это провернуть.

.

Мир Церрука, город Урданз, темница. 

Сознание возвращалось рывками, нехотя, как бы говоря, что ему это совершенно не хочется делать, и чтобы его оставили в покое. Спустя какое-то время, я вспомнил обо всех событиях, произошедших со мной в последнее время. Во всем теле присутствовала слабость, а чуть пошевелившись, я почувствовал боль в ране от попадания стрелы. Поморщившись, понял, что мне не нравилось в данный момент — запах — такое впечатление, что я нахожусь в туалете. Открыл глаза. Закрыл. Снова открыл. Темнота, хоть глаз выколи.

— Это где же я нахожусь?

Слова дались с трудом, язык опять прилип к небу, как совсем недавно, когда я без воды передвигался по плато. Начал ощупывать место, где я лежал — деревянная кровать, без матраса и прочего. Нашел каменную стену, услышав металлический звон. Только сейчас сообразил, что на руках у меня одеты металлические браслеты. Пощупал их поверхность, оказавшуюся с какими-то рисунками. Не стал даже гадать, для чего они предназначены, так как рано или поздно выяснится само. Больше всего место, где я очутился, напоминало тюрьму или темницу. Решил проверить свои выводы и сел на кровати. Слабость еще присутствовала, но не такая, как в момент прихода в сознание. Стал на ощупь передвигаться вдоль стены, а после поворота почти сразу повернул в обратную сторону, поскольку приближался к отхожему месту, что понял из усилившегося запаха. Направился в обратную сторону, и после угла натолкнулся на деревянную дверь. Стучать не стал, а двинулся дальше. В общем, камера у меня была где-то два на три метра.

Раздумывать об этом не стал, принявшись на ощупь изучать браслеты, не понимая, зачем они нужны. Был бы я магом, тогда понятно, а так. Разве что после условного сигнала они сами соединяются — тогда это, в самом деле, хорошая штука. А может быть я маг? Надо проверить.

— Абракадабра! — выкрикнул я и махнул рукой, желая очутиться у того водопада, но ничего не произошло. — Трах тибидох! — вновь ничего.

Эти две фразы почему-то ассоциировались у меня с заклинаниями. Но поразмышлять обо всем этом я не успел — звук отодвигаемого засова заставил меня посмотреть в сторону двери.

— …, - приказным тоном сказал вошедший мужчина.

Я его не понял, но последовавший показательный жест рукой недвусмысленно дал понять, что это команда: «На выход». Подспудно ожидая, что мои браслеты превратятся в наручники, я покинул свое узилище. В коридоре свет ударил по глазам, я еще удивился, что сквозь дверной проем его попадало очень мало. Поднял руку, закрыв глаза, а в следующее мгновение сообразил, что меня считают магом. Проморгавшись, посмотрел на браслеты. Эти рисунки походили на клинопись или руны, но более детально рассмотреть мне их не дали.

— …, - и меня сильно толкнули в спину.

Поднялись всего на один этаж, где вошли в первое же помещение. «Допросная», — подумал я, — «или камера пыток». Меня схватили сзади и ловко опустили на стул, что я даже среагировать не успел. В следующий миг на руках и ногах захлопнулись специальные держатели. Мне ничего не оставалось, как рассмотреть присутствующих. Двое мужчин, один из которых ассоциировался у меня с магом, второй с воином какой-то организации, но не армии.

— …, - утвердительно произнес воин.

— Не понимаю, — ответил я и, видя их непонимание моих слов, принялся говорить эту фразу на всех языках, которые знал.

На последней фразе тот дернулся и, улыбнувшись, произнес.

— Игеллан, мир наемников, замечательно. Ты убийца, — ошарашил тот меня своим заявлением, — и сейчас будешь отвечать на вопросы. Кто заказал тебе графа Боргокка?

— Но я никого не убивал, — твердо ответил, пристально глядя ему в глаза.

Он смотрел на меня безо всяких усмешек, но я каким-то образом понимал, что внутри себя он именно усмехается. Объяснения этому не было, но свою роль этот нюанс сыграл. «Он меня ложно обвиняет в убийстве?», — мелькнула мысль, и откуда-то из глубины поднялся гнев наравне с яростью, полыхнув у меня перед глазами. И мгновенно исчез. Но я увидел, что этот воин смотрел уже не на меня. Перевел взгляд на другого человека, но он глядел куда-то мне за спину.

— Проходи, заждались тебя, — он кивнул кому-то сзади меня, а я услышал шаги.

Вот это меня накрыло, что я даже не расслышал звук открывающейся двери.

— Вот убийца, — он посмотрел на меня, — надо знать все, что касается убийства графа и самое главное — кто заказал.

— Это предпоследнее задание, — раздался грудной женский голос, — еще одно и мой контракт с герцогом закончится, — сейчас в голосе сквозили радостные нотки.

Справа от меня снова послышались шаги, и передо мной появилась женщина. Она каким-то плавным и одновременно небрежным движением сняла плащ и бросила его на стол. Обтягивающая одежда коричневых тонов, с преобладанием темных оттенков, подчеркивала все женские прелести. Вот только между грудей был еще один бугорок, как будто там находилась еще одна прелесть, только меньшего размера. Красивое женское лицо обрамляли черные, как смоль, вьющиеся волосы, а глаза глядели на меня с интересом. Затем выражение ее лица сменилось на удивление и, в конце концов, на недоумение. Чуть подумав, явно прикидывая что-то в уме, она расстегнула верх куртки или как называется эта женская одежда, достав оттуда какой-то камень в серебристой оправе. Подняв его на уровень глаз, женщина посмотрела сквозь него на меня.

Поначалу никаких негативных последствий этого шага я не почувствовал, но спустя секунд десять начал сильно слабеть. «Она что, жизнь из меня решила высосать?», — подумал я. И когда сил уже почти не осталось, изнутри я почувствовал какой-то толчок, взбодривший меня, а я даже понял, что это за камень. Точнее, не камень, а…

— Око хранителя, — почему-то в гневе сказал я, и потерял сознание, успев заметить, как чуть вздрогнула женщина.

В себя пришел от того, что кто-то грубо меня толкал, приговаривая: «Вставай!». Замычав, постарался открыть глаза, но меня взяли под руки и потащили куда-то. Оставалось только перебирать ногами.

Яркий свет ударил мне по глазам даже сквозь закрытые веки. «Вышли на улицу», — мелькнула мысль, а спустя пару мгновений до слуха донесся привычный уличный гомон. Но открывать глаза не стал, так как все та же слабость не давала это сделать. И только услышав какие-то крики, смог приподнять глаза, увидев толпу народу. Закрыл и задумался о своем состоянии — слишком медленно возвращались ко мне силы. Виной этому может быть только артефакт, примененный женщиной. «Око хранителя», — вспомнил я свои слова. Откуда пришло знание, я не знал, зато четко осознавал, что это не название артефакта, а характеристика его. Это и было око, а вот что за хранитель — непонятно. Вдруг я почувствовал, как меня словно окатили теплой волной, и открыл глаза. Пару секунд спустя я встретился взглядом с женщиной, глаза которой показались мне знакомыми. Пару мгновений был контакт, затем я уронил голову. Это действие забрало остатки сил, отчего я в который раз потерял сознание.

.

Мир Церрука, город Урданз, темница, комната дознания. 

— Что он там прошипел, что ты даже вздрогнула? — спросил барон д’Артос магессу ментальной магии.

— Это я просто представила встречу с магом, установившим ему защиту, — она очень быстро взяла себя в руки, поэтому ответ прозвучал ровным голосом. — Я даже при помощи усиливающего артефакта не смогла прочитать даже его поверхностные мысли. Можете больше не терять время на это, так и скажите герцогу.

— Лучше сама это сделай.

— Хорошо, — кивнула она и вышла из помещения.

По дороге к герцогу она просто приводила свои мысли в порядок, стараясь, впрочем, не задумываться о произошедшем. Слуга, встретивший ее у двери, сразу проводил в малый кабинет, из чего она сделала вывод, что тому опять понадобились ее услуги.

— Герцог, — поприветствовала она его на местный манер книксеном, — у меня для вас печальные новости — я не смогла прочитать мысли убийцы. Тот, кто ставил ему защиту, намного искуснее меня.

Герцог Зальский нахмурился, но буквально сразу лицо его просияло — другого слова и не подберешь. Еще целую минуту он раздумывал над какой-то проблемой или ее решением, и все же решился.

— Фейналь, мне необходимо, чтобы вы дали магическую клятву, что о следующем вашем задании не узнает никто.

— Ваша светлость, — магесса добавила в голос самую малость укоризны, — и так от меня никто ничего не узнает. Вы ведь прекрасно об этом осведомлены.

— И все-таки я хотел бы получить ее, — продолжал упорствовать тот.

Фейналь Альтуриэн лит’Ануналь задумалась. Ей очень не хотелось давать такую клятву, тем более что герцог не дал обещания, что это не противоречит местным законам. А женщина намеревалась так и остаться в этом мире. Но с другой стороны, она просто жаждала скорее рассчитаться с этим навязанным ей договором, чтобы заняться своими делами. А герцог прибегал к ее услугам только в крайних случаях, что случалось очень редко. Стоит отметить, что свои двадцать обещаний она отдавала в течение двадцати пяти лет. И во всех случаях без ее чтения мыслей было не обойтись, но там они касались безопасности герцогства и работать приходилось с преступившими закон. Она знала о раздробленности государств в этом мире, но, если кто узнает о том, что она ментально воздействовала на аристократа, то придется покинуть его пределы, что для нее представляло определенную опасность. А сейчас на всем нутром чувствовала, что дело придется иметь с кем-то из благородных. В конце концов, жажда свободы пересилила.

— Согласна, — твердо произнесла она. — Я Фейналь Альтуриэн лит’Ануналь клянусь…

— Графиня Парская наконец-то дала согласие стать моей женой, — начал вводить в курс дела герцог. — И все бы ничего, но до этого я уже дважды получал отрицательный ответ, и раздумывал уже бросить эту затею, как неожиданно получил ее согласие. Это выглядит крайне подозрительно и мне бы хотелось знать истинные ее мотивы, а главное — не замышляет ли она что-то против меня или герцогства? Она сейчас гостит здесь, но мне хотелось бы, чтобы вы проделали все, находясь в другой комнате.

Женщина предполагала немного другое, но это даже лучше — в этом случае герцог тоже будет держать язык за зубами. Во всяком случае, Фейналь на это очень надеялась. Дальше герцог лично провел ее коридорами, где они не встретили ни одного человека. Зайдя в одну комнату, он сделал приглашающий жест, обведя помещение и одновременно указывая, где искать. Магесса села в кресло и, прикрыв глаза, начала прощупывать соседнюю комнату. Лишь только коснувшись сознания, поняла, что незаметно без артефакта ей эту процедуру не проделать. Конечно, его лучше использовать немного по-другому, как это она проделала на дознании, но в этом случае и так сойдет. Так и произошло.

— Вы были правы, — открыв глаза, сказала женщина, — она не просто так согласилась на брак, имеется свой интерес. У ее отца есть какой-то существенный долг, и она намеревается под каким-нибудь предлогом взять у вас деньги. Не взаймы. Хочу вас заверить, что это единственное ее меркантильное желание. И еще, она вам будет верна в любом случае, но, если вы дадите эти деньги, то ее благодарность будет очень высока.

Женщина хотела привести еще доводы в пользу этого брака, потому что ей понравилась эта девушка, которая ради спасения отца согласна выйти замуж за нелюбимого человека и решила хранить ему верность. Но правитель города Унданз не дал ей продолжить.

— Благодарю, — ответил он ей, а женщина почувствовала его радость, — мне больше ничего не нужно.

— Договор исполнен, — произнесла она, сделав жест, направляя часть энергии к герцогу.

— Договор исполнен, — произнес он, взяв в руку амулет.

Тот мигнул едва видимым голубоватым светом и рассыпался пылью. Женщина встала и, стараясь скрыть на лице улыбку, направилась на выход. И только выйдя за переделы замковой территории, задумалась о том, что произошло в темнице. «Откуда этот парень знал про око хранителя?», — эта мысль не давала ей покоя. Ведь он слишком молодой, чтобы найти путь в мир Эльданиум к хранилищу знаний. Хотя самого хранилища сейчас, наверное, и нет. Она, переступив порог и встав на самую нижнюю ступень высших магов, вернулась туда, дабы получить новую порцию учения. Но попала в заключительный акт войны, в самый ее конец.

Пятерка высших магов вместе с хранителем удерживала купол над входом в сокровищницу. Оценив обстановку, она поняла, что атакуют ангелы с демонами, причем не единым фронтом. Во время сражения они успевали посылать друг в друга заклинания высшей магии. Наверное, именно по этой причине еще не смогли победить. Как соискательница, успевшая не только побывать здесь, но и получить желаемое, она могла открывать портал непосредственно к входу, что и произошло.

— «А-а-а, ученица», — раздался у нее в голове «голос» хранителя, — «ты как нельзя вовремя».

И перед женщиной появилась голова исполинского змея. Пронзительно осмотрев ее, что магессе показалось, как будто ее просветили чем-то и изучили, он продолжил:

— «Мы не можем покинуть этот мир, поэтому возьми мой третий глаз и уходи. Без него доступ к наследию расы гарх’тинь’хоиннаннь будет закрыт. Я создам портал, а у тебя будет не более пяти мгновений, чтобы шагнуть в него».

И между глазами с вертикальными зрачками, чуть выше них, кожа разошлась, а женщину по глазам ударил невероятно белый свет. Быстро протянув руку, она думала, как ей извлечь находящееся там, но этого не понадобилось — сияние исчезло, а ей в руку упал синий камень. Портал она создала очень быстро, но пока он наполнялся энергией, атаковавшие сообразили, в чем дело и, забыв свои распри, обрушили на защитников ураган заклинаний. Защитный купол не выдержал и рассеялся, а ее бросило в арку портала каким-то плетением, ударившим в спину.

Так и попала она в мир Церрука, где ее, ослабленную и умирающую, нашел архимаг. Он-то и сделал ей предложение по лечению в обмен на ответную услугу. В тот момент она находилась в таком состоянии, что соображала очень плохо, не заметив подвоха в клятве. Так и стала она рабыней с особым статусом: ни убить, ни пытать, ни обворовать маг ее не мог, поэтому и продал герцогу Зальскому. Почему он не стал требовать от нее выполнения различных заданий, она не знала. А вот герцог первым делом привлек ее к своим делам, но у него ничего не получилось. Клятва, которая действовала и при смене хозяина, предполагала, что требовать выполнения указаний может только маг. Герцог был в гневе, поскольку продать ее мог тоже только маг. Так и быть ей рабыней очень долгое время, которая не может ни причинить вред своему хозяину, ни освободиться, если бы она не сумела убедить его сменить рабство на договор. И наконец-то свобода!

С тех пор как женщина десять лет назад нашла обманувшего ее архимага, она мечтала о том как, получив свободу, сразу же отомстит ему. Но знакомство со странным парнем отодвинуло эти планы на более поздний срок. Женское любопытство, приправленное магическим, заставило ее искать возможность поговорить с ним. Насколько она могла судить из своего опыта, что-либо узнать у пленника дознаватель не сможет, значит, завтра его ждет позорный столб, а послезавтра казнь. Сегодня она уже не успеет основательно подготовиться, но завтра в темное время постарается попасть в темницу.

Ночью, во всеоружии, она находилась у здания тайной стражи, напротив черного входа в отдел дознания, ожидая удобного случая. Если точнее, то момента, когда дежурный маг покинет свой пост, оставив в доме только охрану. Именно тогда она, находясь под невидимостью, сможет проникнуть внутрь. Выйти обратно не составляет труда, поскольку сложнейшее сигнальное плетение заточено от проникновения снаружи. Остальные охранные сигналки она пройдет самостоятельно.

Вдруг ее привлекли две тени, двигающиеся вдоль стены, которые обходили стороной открытые и светлые участки или пересекали их как можно быстрее. Коснувшись разума первого человека, она поняла, что это кто-то из работников отдела дознания. Направив свое внимание на второго, она тут же отдернула свой ментальный щуп, даже подалась немного назад. Жрица. И она ее знала — целительница, ушедшая из жречества, но, тем не менее, не утратившая покровительства. Точнее, ей Богиня почему-то оставила защиту разума, хотя лишила всего остального. Читать мысли женщина не стала, а решила проследить за ними, тем более что не сомневалась, куда те направлялись. Она уже было двинулась, чтобы проскочить вместе с ними, как сообразила, что случись что, то и ее могут обнаружить. Поэтому просто принялась ждать.

Спустя полчаса дверь резко открылась и показалась жрица, помогающая передвигаться парню. И буквально через пару секунд из дома выбежал ее помощник. «А ведь она что-то знает о нем или они ранее были знакомы», — подумала Фейналь, — «Хотя толку от парня в данный момент никакого». Но не успели беглецы отойти на пару десятков шагов, как из здания появились новые действующие лица. То, что сотворила высший маг в следующий миг, она так никогда и не смогла объяснить. Достав око хранителя, она легко преодолела защиту амулетов преследователей, заставив тех уснуть. С появившейся пятеркой новых воинов она проделала то же самое. Понимая, что оставаться в городе опасно, ведь никто, кроме нее не способен на такой трюк, она быстро направилась на выход. Весть еще не разошлась, поэтому беспрепятственно покинув град и пройдя немногим более километра, женщина свернула в сторону от тракта. На небольшой поляне она сотворила энергетический портал, шагнув в него. И последнее, что услышали росшие здесь деревья, была сказанная магессой фраза:

— А теперь, Дор ша Дарренмор, ты получишь сполна.

.

Мир Церрука, город Урданз, темница. 

Очнулся я в каком-то коридоре, легко поднявшись на ноги. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что еще совсем недавно я испытывал неимоверную слабость, и такая резвость странная и подозрительная. Но именно, что промелькнула и улетела, а я развернулся в другую сторону. В дальнем конце стояли три человека в черных очках и, подняв пистолеты, стали стрелять.

— Нет, — сказал я, поднял руку и остановил пули.

Моргнул и все пространство вокруг меня наполнилось математикой и информатикой. Стены коридора, потолок, пол представляли собой бегущие ряды цифр. Одни перемещались налево, другие в обратную сторону. Даже силуэты людей и те выглядели аналогично, лишь с той разницей, что здесь перемещение происходило по кривым линиям. Почувствовал исходящее отовсюду тепло и… проснулся.

Лежал на старом месте — деревянная кровать в темнице, а на лицо непроизвольно залезала улыбка. Открылась еще одна дверца — я вспомнил, что сон мой является ни чем иным как эпизодом из фильма «Матрица». Даже отчетливо осознавал, что смотрел его «не здесь».

Почувствовал, как меня обдало прохладой, пробуждая каждую клетку тела ото сна. Попытался сесть, но чья-то ладошка вернула меня обратно, а я услышал женский голос:

— Подожди еще немного. Сейчас еще нельзя вставать.

И снова меня окатило прохладой, от которой мое самочувствие действительно здорово поднялось, что я смог подняться и идти самостоятельно. Пусть слабость присутствовала и двигался я тяжеловато, но хоть сам. Правда, длилось это всего какие-то четыре шага, затем пожилая женщина с силой, которую я от нее не ожидал, стала помогать, чуть ли не неся меня, положив мою правую руку себе на плечо. Поднялись мы на два этажа, где я увидел еще одного человека, который прошел вперед и свернул за угол.

— А ты что здесь делаешь? — донеслось из-за угла.

— Так меня вызвали, — услышал я другой мужской голос.

— Кто? — подозрительно спросил первый голос.

— Странк. Идем вместе, если не веришь.

Послышалась какая-то возня, тихий вскрик, затем раздались слова второго человека:

— Идем, быстрее.

Меня подхватили в четыре руки и быстренько куда-то понесли. Затем мужчина отстал, а женщина вывела меня на улицу, где мы свернули налево. Спустя буквально несколько секунд, нас догнал помощник, а еще через какое-то время я услышал его тихий голос, полный разочарования:

— Не успели. Что это?

Мы остановились и развернулись — у здания я заметил лежащие фигуры людей.

— Неважно, — промолвила женщина, и мы устремились дальше.

Удивительно, но мне с каждой минутой становилось все лучше и лучше, а когда я отстранил от себя женщину, сказал:

— Благодарю, что освободили, но почему? И самое главное: куда мы пойдем?

— Погоди, сейчас покинем город и там все расскажу.

В это время мы подошли к телеге, запряженной кем-то, но только не лошадью. Я залез на нее и сел, но меня быстро уложили на дно, сказали не двигаться, закрыв сверху чем-то. Еще я услышал шорох бросаемого сена, затем, как женщина улеглась прямо надо мной. Понятно, что эти двое меня спасли, но мне хотелось узнать причину, ведь я здесь никого не знал. А в голове у меня по этому поводу крутилась одна фраза: «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Но в данный момент главное беспрепятственно покинуть город. Под мерный стук колес я задумался о причине, приведшей меня сюда. Но сколько ни напрягался, ни анализировал свои поступки, вспомнить не мог. Правда, появилась четкая уверенность, что причина очень важна для меня.

Телега передвигалась очень медленно, я даже не берусь сказать, какое расстояние мы проехали за это время. За всеми этими размышлениями я не заметил, что сил значительно прибавилось, и я смог бы довольно легко передвигаться самостоятельно. Вот теперь минуты тянулись невероятно долго, мне хотелось действовать, а не лежать. Но, несмотря на это, я уснул.

— Андрей, вставай! — женская ладошка погладила меня по лицу.

В этот раз я легко сел, и не менее легко выпрыгнул из телеги на землю. Замер, прислушавшись к себе. Действительно, полностью восстановился, не чувствую никаких негативных последствий своего предшествующего состояния. Понимаю, что что-то изменилось во мне в лучшую сторону. Теперь можно и выслушать рассказ женщины. Нашел ее взглядом, совсем не удивившись, что именно ее вчера я видел на площади. Оглянулся, пытаясь найти ее помощника.

— Если ты ищешь Тарка, то он еще ночью ушел, — раздался у меня за спиной голос.

— Ушел — и ладно, — повернулся к ней. — Лучше скажи, откуда ты меня знаешь?

— А ты не узнаешь меня?

Я уже внимательнее вгляделся в ее лицо, и вновь у меня проскочило чувство, что мы с ней знакомы, но память отказывалась давать мне подсказки. Еще некоторое время пытался вспомнить, но тщетно.

— У меня присутствует смутное чувство, что мы знакомы, но вспомнить не могу, — я покачал головой и, видя разочарование у нее на лице, поспешил добавить: — Если честно, то я вообще почти ничего не помню из своей жизни. Может, расскажешь, как мы с тобой познакомились? И как твое имя?

— Сусанна ир’Хелдар, но ты частенько называл меня мелкая, ведь я тогда была совсем еще девочкой. Случилось это немногим более пятисот лет назад в мире под названием Ардримм. Ты изучал барельефы на стене — там я тебя и увидела впервые…

У женщины появилось на лице мечтательно выражение, не сходившее до окончания рассказа. Периодически к нему добавлялись другие эмоции, но даже чувства сожаления и разочарования не могли его перебороть. Даже печаль, когда она рассказывала о своем первом поцелуе, на который я не ответил. При имени Витаэль у меня что-то вздрогнуло в груди, и я решил расспросить о ней более досконально. А вообще меня очень сильно поразила ее сила любви и верность, чтобы на протяжении столетий искать одного человека. Да, она при расставании пообещала меня найти, но чтобы вот так… И я непроизвольно покачал головой, отдавая дань уважения женщине.

— А когда на площади увидела тебя, то ни секунды не сомневалась в своих дальнейших действиях, — закончила она рассказ.

— А помощник твой, он кто?

— Я пару лет назад спасла ему жизнь, а он дал обещание помочь мне в любом деле, — улыбка тронула уголки ее губ. — Он работал в отделе дознания, но после того случая его уволили из-за здоровья, ведь полностью исцелить его я не смогла. Но не избавились, периодически привлекая его к разным делам, поэтому он имел доступ. Если бы он не согласился, я бы попыталась проникнуть самостоятельно при помощи своего отвода глаз.

— Спасибо еще раз, — поблагодарил я ее, на что она махнула рукой. — Расскажи мне про Витаэль.

— Витаэль, — с грустной улыбкой произнесла Сусанна. — Вы любили друг друга, хотя и не показывали этого, но я чувствовала, что это так. Я просто безумно хотела оказаться на ее месте…

Рассказ женщины вернул часть воспоминаний, связанных с Витаэль, оказавшейся эльфийкой. Но на вопрос: «Почему расстались?» я ответить так и не смог, сколько ни пытался припомнить последующие за рассказом Сусанны события. Еще она утверждала, что внешне я ничуть не изменился, а вот энергетически — у меня отсутствовала вся энергетика либо стала такой маленькой, что заметить ее невозможно. И ни она, ни я даже не представляли, что должно было случиться, чтобы такое произошло, но это должно быть нечто грандиозное и, скорее всего, невероятное. Мы еще долго разговаривали, где Сусанна рассказала о своей жизни. Еще женщина дала мне два меча, говоря, что я виртуозно ими владел. По ее словам это был подарок для меня, который она заказала в мире, где кузнечное дело возведено в ранг высокого искусства и является чуть ли не религией. А размеры она постаралась дать аналогичные моему прошлому оружию.

Следующие три дня мы передвигались по направлению к столице, а, если быть более точным, то в сторону Арканза, делая большой крюк, потому что прямая дорога отсутствовала в силу огромного и глубокого разлома. В том месте во время последней войны то ли ангелы, то ли демоны, то ли все вместе применили заклинание высшей магии, в результате которого земля разошлась, да так и осталась. Все это время во время стоянок я тренировался с мечами. Поначалу получалось не очень, что даже Сусанна была очень удивлена, но, с ее же слов, периодически я двигался почти, как прежде. Я старался запоминать эти моменты, повторяя их раз за разом, а женщина указывала на мои ошибки.

Сейчас я как раз отдыхал после тренировки, разлегшись на траве. Женщина достала какой-то артефакт и глядела назад.

— Орки! — чуть громче произнесла она, помня произошедший со мной случай.

.

Мир Церрука, город Малькор. 

Некоторое время девушки шли, затем Вита не выдержала.

— Эль, ты лучше знакома я порядками, как думаешь, будут нас преследовать?

— На счет мага — не знаю, — ответила та, — может быть, и не будет, мы ведь вроде как договорились. А вот ночники — точно будут.

— Ты так уверена, что те личности ночники?

— Полностью, — Эль даже кивнула, подтверждая свои слова, — у них не принято прощать такое. Да и главаря своего не поймут, если он не начнет мстить. Ты подумай, как это выглядело со стороны? Его люди пошли вязать двух девушек, но пропали, а мы потом слезли и ушли. Я уверена, что за нами следят, и постараются нам отомстить, вот только подготовятся намного лучше.

— Тогда сейчас скроемся, а утром, когда откроются ворота, уйдем, — подвела итог Вита.

— Не выйдет, — покачала голой ее подруга, — я уверена, что уже сейчас все ворота под присмотром. А днем нам не пройти, не поможет мое умение, ведь наверняка на вратах используются специальные артефакты, как раз от таких умений, как у меня.

Вита была вынуждена согласиться. Девушки продолжили идти молча, размышляя о возможностях покинуть город и строя планы оставить ночников с носом. Они не знали, что мысли их были практически идентичны, но, в конце концов, придумать ничего не смогли. Где-то пересидеть? А где? Устроиться куда-то на работу? Так их быстро найдут. К кому-то из аристократов необходимы рекомендации, которых у девушек отродясь не было.

— Поворачивай, — кивком головы Эль показала куда именно.

Ее подруга моментально поняла, что за этим последует, поэтому, пройдя метров пять, пошла рядом с ней впритык. Не сговариваясь, они шли, внимательно вглядываясь каждая в свою сторону. На перекрестке с широкой улицей свернули на нее, а спустя полчаса обе скривили свои носики.

— «Фу-у-у», — Вита мысленно передала свои чувств Эль. — «Это что здесь так воняет


убрать рекламу


?».

— «Подруга!», — радостно ответила та. — «Нам невероятно повезло — это зверинец. Осталось только найти там укромное место и тебе договориться с животными».

Девушки, не сговариваясь, начали общаться мысленно после того, как Эль скрыла их. Ориентируясь по запаху, они очень быстро нашли то, что искали. Зверинец располагался почти на окраине города, в одном из углов, сохраняя между собой и стеной расстояние не более двадцати метров. Огорожен он только со стороны города, наверное, чтобы неприятные запахи не сильно докучали жителям. Правда, в этой части находились доходные дома и дома небогатых граждан.

Именно сейчас им повезло — свет от звезд и магических светильников на стенах позволял более-менее нормально рассматривать животных. Их оказалось не так много — всего пятнадцать клеток, и в одной находился крупный и очень опасный хищник — степной варан. Охотился он на все, что двигалось, но обладал зачатками разума, совершенно точно определяя, справится он с добычей или нет. На стайных хищников, когда те находились вместе, он никогда не нападал, хотя, видя одного или двух, с которыми он легко справлялся, он непременно их пускал себе на обед или ужин. В данный момент девушки выбрали его, потому что расстояние между прутьями позволяло им пролезть.

— «Сможешь договориться?» — Эль с надеждой посмотрела на свою спутницу.

— «Попробую», — ответила та, и ее подруга убрала маскировку.

Хищник, спокойно до этого лежавший, моментально вскочил на все четыре лапы и уставился на девушек. Вита, подойдя впритык к клетке, заговорила:

— Привет. Как тебе здесь живется? Не скучно одному? Хочешь, мы составим тебе компанию…

Прошло всего минуты полторы или две, не больше, от начала разговора, а Вита отшатнулась от клетки, прекратив свой монолог. Чтобы договорится с детьми животных необходимо не менее пяти минут, а со взрослыми особями минимум в два раза больше. Эль стала осматриваться в поисках опасности, заставившей ее подругу перестать уговаривать варана на подселение, но, ничего не увидев, тихо спросила:

— Что случилось?

— Мне кажется, — и девушка замолчала, но спустя пять секунд продолжила, — мне кажется, что она со мной разговаривает.

— Что? — изумилась Эль. — Как это?

— Ну, не так, как мы с тобой мысленно общаемся, по-другому, — девушка задумалась, вспоминая только что произошедшие события, и заговорила вновь. — Это какие-то образы, рисунки, я не все поняла.

Ее подруга хотела задать еще кучу вопросов, но видя задумчивое выражение лица, воздержалась от этого. Спустя еще полминуты Вита встряхнула головой, подошла к клетке и, глядя в глаза огромному варану, продолжила свой монолог.

— Продолжим. Что ты мне хотела сказать? Давай продолжим разговор…

И только через двадцать минут Вита прекратила свой странный, если смотреть со стороны, диалог, и принялась рассказывать о том, что узнала. Понимать эти образы было тяжело даже для нее, несмотря на существенную практику в разговорах. Пусть такого не случалось ранее, но девушке казалось, что часто подтверждалось дальнейшими событиями, что она хорошо понимает животных. Выражалось это не только в их действиях, но даже обыкновенный рык, вой или фырканье она в большинстве случаев понимала правильно. Здесь же при прямом общении все было совсем не так — девушка часто переспрашивала варана, и только через десять минут поняла, что та считывает образы с ее мозга, а не понимает речь. После этого общение пошло немного легче. Немного потому, что мышление животного отличалось кардинально от человеческого.

Но Вита сумела понять, что та разрешит им поселиться в своем доме, сооруженном в углу клетки и напоминающем небольшой грот или нору. Радостные они пролезли сквозь толстые прутья и залезли в логово. Само оно оказалось большим, так что они вдвоем ничуть не стеснят варана, которая разлеглась здесь же. События, произошедшие с ними, вымотали их, поэтому, как только они легли, то моментально уснули.

.

Мир Церрука, город Малькор, трактир «Веселись, народ!». 

— А затем они исчезли, тем самым подтвердив наличие отличных амулетов, — закончил рассказ один из наблюдателей. — Мы так и не смогли найти их следы.

Весельчак отправил своих людей вниз, а сам задумался. Сразу по прибытии в свой трактир он отправил людей к воротам, вменяя им в обязанность слежку за этими странными девицами. Сам же он прекрасно понимал, что подчиненные просто не поймут его бездействия в отношении их. Месть за такие дела была самым правильным поступком, чтобы никто даже не думал «наезжать» на его главенство. Кроме властей понятно. Эти двое, это не непонятно что, когда пропали без вести его люди, поэтому действовать придется жестоко. Они никак не могли быть магессами, но события, произошедшие с его людьми, отправленными на захват, были в высшей степени странными. Никто из них не вернулся, а он зарекся иметь дела с тем домом, какие бы выгоды ему не сулили.

Два дня его ночники искали девиц, но найти их не смогли, даже никаких следов не обнаружили. Бран подключил к этому делу всех своих информаторов и осведомителей, по полной загрузил десятника из стражи, но ничего из этого не принесло успеха. Он совершенно точно знал, что те не покинули пределы города, и совершенно не представлял, где они смогли спрятаться. С другой стороны, если у них имеются отличные амулеты сокрытия или невидимости, то вполне возможно, что их никто не увидел. К нему вошел один из его телохранителей.

— Босс, там к тебе пришел кто-то, говорит, что по важному делу на счет двух баб, — сообщил он ему.

— Веди, — сказал он, активируя свой защитный амулет.

Через пять минут в комнату вошла тройка телохранителей, с которыми была фигура, лицо которой скрывал капюшон. Даже не поздоровавшись, незнакомец перешел к делу.

— Моему господину необходимо найти двух девушек, которые своровали у него одну ценную магическую вещь, — начал он. — Обращаться в службу не имеет смысла, удобнее и проще иметь дело с вами. Я знаю, что город они не успели покинуть, поэтому найти их не составит большого труда, тем более что магу удалось сделать специальные амулеты, которые могут отслеживать их по ауре. Радиус невелик, всего пять метров, но, учитывая количество, вам будет довольно просто. Могу добавить, что последний раз их видели, когда те крутились у заброшенного дома, но, к сожалению, мне сообщили об этом поздно. Вот десять амулетов, — и незнакомец, достав откуда-то из одежды связку, положил ее на стол. — Оплата пятьдесят золотых будет передана после информации и возвращения этих вещей. Еще один для связи со мной. Это пара, если понимаете, что это такое, так что использовать, кроме как для связи со мной, бесполезно.

Весельчак Бран понял, кто те двое, которых ему заказали найти. Еще он чувствовал, что отказ принесет ему большие неприятности, поэтому придется соглашаться. Но больше всего его мучило и, что более важно, настораживало такое изумительное совпадение. Хотя совпадением и не назовешь — кто-то, будучи в курсе его проблем, намеревался решить свои, наняв ночников. Он совершенно не верил в кражу, ведь его люди следили за ними все время пребывания тех здесь. Или эти пришли из другого города? Он посмотрел на невозмутимую фигуру незнакомца, пытаясь хоть что-то понять, но без толку — тот спокойно стоял, не шевелясь. У него даже мелькнула мысль: «А человек ли он вообще?». Все эти размышления промелькнули за пару мгновений, и он сказал:

— Сделаю все, что могу. Какой срок?

— Чем быстрее, тем лучше. В городе делать ничего не надо, но когда увидите, что они задумали покинуть его, сообщите.

— Хочу сразу предупредить, что, если они остановились у кого-то из аристократов или богатых купцов, то мои возможности ограничены. Можно даже сказать, что их нет.

— Этим вопросом я займусь сам, ваша задача искать в других местах, — ответил незнакомец и направился на выход.

Когда двери закрылись за ним и телохранителем, направившимся следом, один из оставшихся заговорил.

— Босс, скоко слушаю твой базар с этими, — он брезгливо сморщился, — всегда поражаюсь, что ты можешь говорить по-ихнему.

Но Бран ничего не ответил. Он так и сидел с задумчивым выражением, глядя в закрытую дверь.

Три дня его люди ищут, но все бесполезно — те, как в воду канули. Раздражение, появившееся сразу после провала, казалось бы, легкого дела, усиливалось день ото дня. Даже его верные телохранители старались лишний раз не попадаться на глаза. Он не хотел признаваться даже себе, что беспокоило его не тщетность поисков, а заказчик, который так вовремя передал им поисковые амулеты. Чувство, приведшее его на вершину ночной гильдии и не раз спасавшее жизнь, постоянно твердило, что при неудаче его ожидает нечто неприятное для его здоровья и жизни.

— Босс! — ворвавшись в комнату, выкрикнул один из его ищеек. — Нашли их!

— Где? — главарь даже приподнялся с кресла.

— В районе зверинца, — последовал сразу ответ, — точное место не успели установить, но амулет отреагировал именно там.

— Быстро перекрыть все подступы к нему! — приказал он, поднимаясь, чтобы самому возглавить поиск. — Но так, чтобы вас никто не заметил.

Остальных своих людей он отправил к воротам в качестве наблюдателей.

.

Мир Церрука, город Малькор, зверинец. 

За два дня, которые девушки провели в логове варана, удивление их достигло максимума. За кого принимал хищник девушек, Вита выяснить не смогла, но тот каждодневно приносил им кусок мяса, а его самого хозяин зверинца кормил вдосталь. Когда он впервые принес им свежий кусок, они очень удивились, предполагая, что тот решил просто сделать запас. Но Вита, пообщавшись с ним, все разъяснила. Сырым девушки кушать его не отважились, поэтому Эль каждую ночь выходила за пределы клетки и в отдалении его поджаривала. Это приходилось делать, чтобы не привлекать лишнего внимания к месту их временного обитания.

Девушки подумывали освободить приютившего их варана, но Вита после долгого общения сказала, что ту все устраивает. Поначалу она недоумевала, ведь в ее понимании и знании хищников те должны охотиться, сражаться, а не только есть да спать. Но чуть позже подруги наблюдали интересную картину — в клетку завели дикого носорога. Этот зверь был травоядным, но очень агрессивным, когда его задевали. Несмотря на свои относительно небольшие размеры, которые были чуть меньше варана, он был быстрым и мог почти мгновенно развернуться на месте. Поэтому один на один это был опасный противник. Но у хозяйки логова тактика была отработана до мелочей.

Издав звук, напоминающий рык, она сблизилась, на что носорог моментально среагировал и перед пастью варана очутился рог. Но та не стала реагировать на это, а, изогнувшись словно змея, нанесла сильный удар своим хвостом по его ногам. Несмотря на приличную их толщину, атака получилась болезненной, поскольку буквально через миг раздался рев раненого зверя. Но носорог тоже удивил — немного развернулся и сразу же атаковал, нанеся своему противнику рану на боку, хотя было заметно, что правая задняя нога слушается плохо. Теперь уже владелица логова зашипела, и тут же последовала атака пастью, остановившись в каком-то полуметре от рога. Но и в этом случае это была уловка, а настоящий удар пришелся хвостом по другой задней ноге. Носорог попытался повторить свои действия, но раненые задние конечности не позволили ему это совершить. Итог поединка стал ясен. Но продемонстрированное умение сражаться, используя уловки, лишний раз подтвердили разумность степных варанов.

На протяжении всего этого короткого действа, на улице стояли крики зрителей. Девушки поняли, что таким образом хозяин зверинца зарабатывает дополнительные деньги, но и хищнику это тоже нравилось, позволяя оставаться самим собой.

За три следующих дня однообразная еда надоела им до чертиков, и Эль уже всерьез подумывала, чтобы выбраться и на рынке поживиться парой пирожков, используя свою способность незаметности. Но на следующий день, уже почти вечером, когда они привычно следили за обстановкой, заметили несколько подозрительных людей, крутившихся рядом. Но с наступлением ночи эти личности исчезли. Рисковать подруги не хотели, поэтому еще один день никуда не выходили. А еще через сутки с самого утра решили покинуть этот надоевший им город.

— Как пойдем? — спросила Эль свою подругу. — Так или мне прикрыть нас? Эти вроде ушли и я их больше не видела.

— Давай все-таки перестрахуемся и пойдем скрывшись, а перед воротами ты уберешь маскировку.

Вита попрощалась с приютившей их хищницей и девушки направились к западным воротам. Выбрали их потому, что там совсем рядом находится закуток, где можно снять маскировку, не боясь вызвать у кого-нибудь подозрения. Заметили его, когда искали себе жилье. До ворот добрались без происшествий, хотя обе внимательно всматривались, как в прохожих, так и в окна открытых уже питейных заведений. На воротах тоже не возникло никаких проблем, и они самыми первыми покинули пределы Малькора.

— Фу-ух, — вздохнула Вита, когда они удалились на приличное расстояние, — наконец-то ушли.

И в это мгновение обе почувствовали, что тело их не слушается, а через пару мгновений они упали на землю. Сознания не потеряла ни одна, ни другая, поэтому видели, как некто, лицо которого было скрыто, подошел к ним, обыскал, надел на шею обеим по амулету и активировал их. Никаких последствий никто из них не ощутил.

— Встаньте! — приказал незнакомец знакомым голосом.

И вот тут обе поняли назначение своих новых украшений. Еще секунду назад и Вита, и Эль готовы были разорвать его голыми руками, но безропотно поднялись. Они не то, что не могли сопротивляться приказу, у них даже мыслей таких не возникло. Как будто это они сами решили.

Эль попыталась вызвать в себе гнев и ненависть к этому магу и… не смогла. И вновь не сопротивление какое-то помешало, а именно не смогла. Она помнила все моменты очень хорошо, но у девушки просто не считала их плохими для себя. Более того, даже возникало некое подобие чувства удовлетворения, что ее захватили. Девушка понимала, что это действие амулета подчинения, но никак не предполагала, что воздействие будет настолько тонким. Не просто давление, заставляющее выполнять те или иные приказы, а что-то такое, объяснить которое она была не в силах.

У Виты были те же проблемы и те же мысли. Но в самом конце ей пришла в голову мысль попытаться уговорить саму себя, как это она делала с животными. И начала осуществлять свой план. Но и он не достиг успеха, даже самого маленького.

Все это время маг внимательно наблюдал за обеими девушками, за их тщетными попытками избавиться от воздействия амулета полного подчинения. Спустя пять минут он удовлетворительно кивнул и произнес:

— Вижу, что вы все поняли. Как видите, в городе вас не трогал, поэтому договор не нарушал. А теперь идете рядом со мной, а перед воротами в двадцати шагах позади меня, никому ничего не говорите о случившемся. Двинулись.

И девушки снова выполнили приказ. По пути их неоднократно посещали мысли: «Зачем они это делают?». Но следом тут же приходил ответ: «Так надо, это же здорово». Пришли они в какой-то богатый особняк, находящийся в центре города, хотя ожидали место, где они на свою голову решили переночевать. Но после перемещения при помощи портала, который находился в доме мага, они попали в знакомое помещение.

— Вы наверняка сейчас думаете, для каких целей я вас поймал, — после того, как уселся в кресло, заговорил мужчина. — Можете не бояться, ничего плохого с вами не сделаю, если будете выполнять все мои приказы, — он позволил себе улыбку, — правда, не выполнить их вы не сможете. А надо мне, чтобы вы занимались своим делом и приносили мне магических животных для приручения.

— Зачем вам их столько? — удивилась Вита.

— А это уже не ваше дело, — отрезал маг.

— Как всегда занимаешься своими мерзкими делишками? — раздался от двери женский голос.

Маг не совершил ни одного движения, но в той стороне вспыхнуло такое яркое пламя, что подругам пришлось закрыть глаза.

.

Мир Церрука, пригород Малькора. 

Фейналь появилась недалеко от города, в небольшой долине, которую рассмотреть со стен невозможно. Направляясь к городу, она задумалась над планом мести. Если бы освобождение произошло намного раньше, то она сразу же бросилась мстить и, вероятнее всего, потерпела поражение. Этот архимаг, занимающийся гнусными вещами, оказался на удивление отличным артефактором. Когда женщина нашла его и стала изучать плетения, окутывающие его дома, то встретила несколько очень интересных. На первый взгляд выглядели те совсем безобидными сигналками, но имели второе дно — их одновременное срабатывание уже не подавало сигнал, а награждало нарушителя мощнейшим электрическим разрядом. А чтобы обойти эти две сигнальные сети, необходимо рассматривать их совместный вариант.

Поэтому все время с момента обнаружения своего врага, женщина занималась исследованием его деятельности на почве магического конструирования. Она не только исследовала принадлежащие ему дома, но интересовалась его деятельностью, когда он помогал муниципалитету, а также старалась не пропустить ни одного амулета, вышедшего из его рук. Все вышеназванное явилось причиной, что лит’Ануналь прекрасно изучила его принципы построения заклинаний, а соответственно и эффективное противодействие им.

— С какой целью прибыли в город? — спросил ее стражник, охраняющий ворота, но, не дожидаясь ответа тут же добавил: — Заезжий аристократ набирает себе воинов. Остановился в постоялом дворе «Знак шести».

Женщина совсем не удивилась такой фразе, потому что изначально выбрала себе образ наемницы. Небольшими чуть изогнутыми мечами, рукояти которых виднелись у нее за спиной на уровне поясницы, она владела на приличном уровне. В отличие от большинства воинов, предпочитавших обнажать свои клинки сверху, она делала это снизу. Ее техника боя имела четыре атаки и две защиты, начинающиеся именно с этого момента — обнажение оружия из-за спины вниз. Техника сложная, поэтому до уровня мастера ей еще очень далеко. Поблагодарив кивком мужчину, она направилась в город.

Играя свою роль, она остановилась в трактире под незамысловатым названием «Радость наемника». Оставив вещи в комнате, спустилась в зал, где заказала себе обед. Не успела официантка отойти, как подсел мужчина.

— Интересует наем? — спросил он ее.

— Что нужно делать? Какая оплата? — продолжая играть выбранную роль, спросила она.

— Охрана. Пятьдесят золотых за два месяца, при стычках дополнительная плата, — ответил тот. — О подробностях только после заключения договора.

Он не юлил, не отводил глаз, смотря на нее равнодушным взглядом. Чувства тоже говорили, что он не врет. Сделав вид, что задумалась, она ответила отказом.

— Нет. Сейчас не интересует.

— Если заинтересуешься, то мы еще три дня будем здесь, — он поднялся и перешел за другой столик.

Там сидело еще двое мужчин, один из которых наверняка и был тот аристократ, про которого ей сообщил стражник. Но рассмотреть девушка не успела, так как ей принесли обед. Пообедав, занялась делом, ради которого и посетила этот город.

Два дня она его не видела, а заходить в дома, где того может не оказаться, не хотела. А вот сегодня он спешно направился по каким-то своим делам, и Фейналь захотела выяснить это. «Спешит — значит, срочное дело», — посетила ее мысль, когда она едва поспевала за ним, передвигаясь шагом. За пределами города, как только женщина скрылась от любопытных глаз, тут же набросила на себя Сеть Незаметности. Это сложное заклинание из высшей магии включало в себя комбинированную защиту, скрывая все энергетические тела, а вокруг физического создавала искривление, благодаря которому его обходили не только заклинания поиска, но даже свет. А для самого мага мир выглядел в черно-белом цвете. Когда он встретился с людьми, которые могли быть только разбойниками, она подошла ближе. Услышать, о чем шла речь, она не смогла, зато прекрасно разглядела лица. «Ага», — радостно подумала она, — «он не только скрывает свое лицо под капюшоном, но и набросил на него иллюзию. Что-то здесь назревает подозрительное».

Дальнейшие события подтвердили ее вывод. Двух девушек он обездвижил при помощи какого-то очень мощного парализующего заклинания, плетение которого она даже не успела рассмотреть. Затем он надел им амулеты, а следующая фраза вызвала у женщины сильнейшее чувство гнева. Она подумывала атаковать его, даже начала пристальней рассматривать его защиту, но они направились к городу, передвигаясь рядом друг с другом так, что атакующее заклинание вполне могло задеть одну из девушек. «Нет, точно заденет», — мысленно сказала она себе, так как сумела распознать в плетении защиты отклоняющую часть. Поэтому женщина решила проводить до дома и действовать там, так как архимаг будет более беспечен, и вряд ли будет ходить с активированным амулетом защиты.

Пришли они к его особняку, но она прекрасно понимала, что дела вести тот будет в своем заброшенном доме. Обнаружила она его случайно. Однажды наблюдая за своей целью, проводила к нему. Маг вошел в него и не вышел. Больше она ни разу не видела, чтобы тот посещал его, но охранные плетения дома значительно усилились. И, что немаловажно, стиль принадлежал Дору ша Дарренмору. А через некоторое время женщина узнала, что он может создавать порталы, и тогда все встало на свои места.

Защита не претерпела никаких изменений, что магессу обрадовало, потому что был создан амулет, специально предназначенный для преодоления защиты дома. Она создала заклинание Липкие Пальцы и, когда вокруг ее рук появилась легкая дымка, по стене залезла к окну второго этажа. Еще раз проверила защиту — без изменений, причем на окнах второго этажа она была попроще. Прощупав телекинезом раму с той стороны, женщина нашла задвижки, которые аккуратно отодвинула в сторону. Секунда — и она мягко спрыгнула на пол. Осмотрела помещение магическим зрением, но никаких заклинаний не обнаружила. И она, стараясь ступать бесшумно, отправилась искать архимага и его пленниц.

Искать его долго не пришлось, и она, активировав амулет защиты, внимательно слушала их разговор. А после его фразы: «А это уже не ваше дело», сказала:

— Как всегда занимаешься своими мерзкими делишками?

И тут же ее охватило яркое пламя.

.

Мир Церрука, Земли Демонов, город Гаршт. 

Наместник Повелителя Инферно, высший демон Карзиус Дорвейниус, в который раз пересматривал донесения шпионов. Не все, а только те, которые его помощники признали не стоящими внимания. Ему эта работа совершенно не нравилась, но такое положение дел сохранялось на протяжении многих тысячелетий. И приносило плоды. Но какая же это зануднейшая работа. Подавляющее большинство подозрительных моментов, настороживших осведомителей, не стояли выеденного яйца. Причем, как в стане извечного врага — ангелов, так и в людских землях. Один встретился с тем-то, вторая переспала графом, третий устроил пир на весь мир. И так пару раз в декаду в течение целого дня ему приходилось перечитывать глупости.

— Барон Тирган вызвал на дуэль приближенного герцога Ярского графа ша Логмарра за оскорбление его сюзерена. Переговоры об условиях поединка длились немногим меньше двух часов, где сами секунданты чуть не передрались, — прочитал он одно донесение вслух.

Он хотел отложить очередную глупость, но вспомнил одно донесение недельной давности, поступившее от агента, работающего на территории ангелов. Там говорилось, что жены герцогов Ярского и Тиррского тайно встречались на королевском балу. Чутье, выработанное на протяжении тысячелетий, ухватилось за эти два донесения и старалось связать между собой. Оба герцога не любили короля, вплоть до ненависти, мели виды на престол и в то же самое время боролись друг с другом. И насколько он знал, их жены целиком и полностью поддерживали своих мужей. Что-то в этих донесениях было не так, что-то ускальзывало от него. Пока ускальзывало. И он принялся анализировать всю информацию.

После довольно длительного размышления, он пришел к выводу, что король с этими двумя герцогами на людях показывают сою нелюбовь, а на самом деле договариваются о взаимодействии. И длительные переговоры об условиях дуэли — не что иное, как очередная встреча. Это очень опасное веяние. Демоны, впрочем, как и ангелы, после войны усиленно поддерживают распри между аристократами людей, разжигают недовольство друг другом, чтобы те даже не помышляли об объединении. А здесь получается правители трех городов, где находятся школы магии, работают по объединению человеческих земель.

— Надо усилить работу по этим направлениям, — высказал он вслух свое решение.

Это донесение заставило сработать какую-то ментальную закладку, о которой он даже не подозревал. А это значит, вложена она была самим Повелителем Инферно. А гласила она следующее: «При обнаружении кого-либо, неважно к какой расе тот принадлежит, с непросматриваемыми энергетическими телами, срочно доложить лично Повелителю Инферно».

Не раздумывая, он направился в зал призыва, откуда создавать порталы в родной мир было значительно легче. В зале находился так и стационарный межмировой портал, но он знал, что к Повелителю Инферно попасть через него невозможно. Сложнейшее плетение из магии богов блокировало эту возможность. Любые другие координаты — пожалуйста, но не домена господина. А вот при помощи энергетического портала попасть туда можно, но только в одно место, защищенное той же самой магией богов. Да и координаты эти знало не так много демонов, и только те, которые давали древнюю клятву верности на крови. Он ее давал.

— Выйти всем! — рыкнул он, заметив находивших в помещении демонов.

Тех, как ветром сдуло. Но наместник не удовлетворился этим, создав Барьер Инферно, и его накрыл непрозрачный купол, цвета самой бездонной ночи. По нему, то и дело, проскакивали багровые искры или небольшие разряды. Особыми защитными свойствами он не обладал, зато плотно прикрывал творящее внутри его. Увидеть, подслушать, подсмотреть за его стенкой невозможно было сделать никакими методами. Несколько секунд и Карзиус очутился в зале приема гостей. Почувствовал прикосновение ментальных щупалец к своей голове, и снова активировалась ментальная закладка.

— По какому поводу к Повелителю? — услышал он звонкий девичий голосок.

И перед ним проявилась девушка, лет двадцати по человеческим меркам. Миловидное личико, светло-карие, ничуть не демонические, глаза, такого же цвета волосы, волнами спускающие до пят. И даже грудь внушительных размеров не портила вид «ребенка». Но все демоны в Инферно знали любимую дочку Повелителя и на что она способна. Карзиус точно не знал, но ходили упорные слухи, что около миллиона лет назад она смогла подчинить Владыку Восьмых Небес во время очередной войны. «А может быть, и она ставила метку», — вдруг подумалось ему.

— Личное сообщение, — ответил он, — у меня…

— Я поняла, — перебила она, останавливая его речь поднятой рукой. — Идем.

Шли они не более десяти минут, попав на ровную площадку, испещренную непонятными письменами. Вспышка, и они очутились в замке Повелителя. Наместник в мире Церрука знал, что это магия, работающая только в Лавовом Домене — домене Повелителя Инферно. А еще спустя пять минут они вошли в огромный зал.

— Что случилось дочка?

Вроде бы негромко спросил его хозяин, но Карзиусу показалось, что мощнейший рык прозвучал у его ушей.

— Сработала закладка, — четко ответила девушка.

Мужчина, сидевший на троне, выглядевшим, как просто е кресло, перевел взгляд на высшего демона.

— При обнаружении кого-либо, неважно к какой расе тот принадлежит, с непросматриваемыми энергетическими телами, срочно доложить лично Повелителю Инферно, — процитировал он ее и увидел, как Повелитель дернулся, словно от удара.

— Рассказывай в мельчайших подробностях, — спокойно произнес он, но глаза его превратились в два сгустка первородного пламени.

— Пришло донесение о таком курьезном случае, — начал свой доклад Дорвейниус. — Нашли его на берегу реки…

— Выйди, — приказал он Карзиусу, и когда тот исчез, повернулся к дочери. — Слушай меня внимательно Сильванна. Раньше я с тобой не говорил на эту тему, так как не имело смысла, но сейчас ситуация изменилась. Крайне редко на Срединных просторах наших миров появлялись разумные, не имеющие энергетических тел, но обладающих невероятным источником силы. Найти их можно только до определенного момента, после которого они осознают свою силу и имитируют всю энергетику. Они всегда очень свободолюбивы, не терпят никакого плена, да и никогда не сдаются. Но дважды — один раз мы, второй ангелы — удавалось поймать их. Более того, и нам, и им удалось вытянуть эту силу из жертвы. Произошло это почти одновременно и послужило началом глобальной войны, в которой было уничтожено множество миров, а на межмировых просторах появились темные области, куда попасть невозможно. И половину разрушений сделали мы с Владыкой Небес. Когда заимствованная сила иссякла, мы приступили к переговорам, итогом которых стало создание артефакта под названием Забвение Неведомого.

И у повелителя в руке появился камень силы невероятных размеров. Сильванна попыталась рассмотреть его магическим зрением, но, как всегда, ничего не увидела. Он не светился, не менял цвет, оставаясь простым камнем черного цвета.

— Это единственная вещь, над созданием которой трудились демоны и ангелы сообща, — продолжил он свой рассказ. — Задачей было создать заклинание, которое могло обездвижить этих странных людей.

Дочка удивленно посмотрела на своего отца.

— Да-да, — ответил он на невысказанный вопрос, — чаще всего такие личности рождаются среди людей, но были и эльфы, и гномы, и другие разумные.

— И все из Срединных миров? — решила та уточнить этот вопрос.

— Именно! — с досадой ответил ей отец. —


убрать рекламу


Никогда за время существования наших миров не было найдено кого-то в Инферно или на Небесах. Хранился этот артефакт в одном мире, на границе с темными областями под охраной и демонов, и ангелов. Попасть туда могли только я и Владыка Небес, причем, одновременно. С тех пор смогли поймать четырех этих неведомых людишек, силу которых разделяли между собой. Но однажды ангелы решили завладеть артефактом в единоличное пользование. Мы тоже хотели, но ты же знаешь, что клятва демона нерушима, в отличие от ангелов, которых она не сковывает, как нас. Мы подозревали нечто подобное и готовились, но нас перехитрили и силы ангелов превосходили наши впятеро. Спасла нас тогда старшая сестра твоей матери и то, что успели создать круг. Ее ментальная сила была такова, что она сумела пробить их защиту: и естественную, и артефактную. Я завладел этим артефактом и ушел, но опять же благодаря твоей тетке и еще десяти высшим демонам, оставшихся нам прикрывать. Это было еще до твоего рождения. Но с тех самых пор так ни разу не был найден такой человек. Свеланам или их божкам сало что-то известно, но мы так и не смогли узнать, что именно.

— И тогда мы совместно с ангелами уничтожили их полностью, — утвердительно сказала Сильванна.

— Не полностью, но их императорский род прервался, а без него остатки свелан ничего не сделают. Вот только миры, подконтрольные их божкам, пятьсот лет назад вышли из забвения, где пребывали на протяжении тысячелетий. Но, опять же, без их знаний и умений те никогда не поднимутся высоко.

— А если это простой человек с очень слабой энергетикой? — спросила она, вспомнив, что однажды пребывая за задворках миров, видела людей с почти непросматриваемой энергетикой.

— Такие могут жить только в окраинных мирах, но не в Высших Сферах, — ответил Повелитель, останавливая рукой дочь, порывавшуюся задать новый вопрос. — Сейчас о главном. Помни, никаких заклинаний, кроме как этого артефакта, на этого человека не применять! Ни в коем случае! Вы либо убьете его, либо он осознает свою силу, и легко вас уничтожит. Хотя о чем это я — там же не действует наша магия. Но артефакт сработает! — он чуть повысил голос, видя, как дочь прямо подпрыгнула от желания что-то спросить. — Единственный минус ты должна находиться не далее пяти метров от него, и после этого помести артефакт на его груди. И в таком виде срочно доставить его сюда. Возьмешь с собой боевую группу Дерваниуса. Больше дать не могу, иначе сильно возрастет вероятность, что ангелы заметят наши движения. Все иди, дорога каждая минута. Ведь эти глупцы могут поймать его и действительно убить. Тупицы!

Последнее слово Повелитель прорычал, не сдержав свою ярость от глупых людей. Попадись ему сейчас те, кто приказал его казнить, о лично заключил бы их в сферу Вечной Казни, и неважно, что они не знают истину. Важно только то, что они хотели лишить его источника невероятной силы. Чуть успокоившись, он посмотрел вслед уходящей дочери, за которой закрылась дверь.

Выйдя из зала, Сильванна совсем не удивилась шестерке ожидавших ее демонов во главе с Дерваниусом. Не задерживаясь, она направилась к порталу, по пути объясняя воинам задачу. И лишь в мире Церрука она стала подробно расспрашивать о положении дел в этом мире. Когда наместник закончил, она сказала:

— Делайте, что хотите, но герцоги и король должны ненавидеть друг друга, — она подняла, но, словно что-то вспомнив, добавила: — Вы так и не выяснили причину того, что ангелы так активировались после того, как маги прикрыли людские земли, и что они ищут?

— Нет, — ответил тот, — но я могу с уверенностью сказать, что осведомлены об этом только Владыки, все остальные иногда даже не понимают, зачем их заставляют делать ту или иную работу.

Ничего не сказав, девушка развернулась и направилась к выходу. Во дворе она создала портал, куда первыми устремилась шестерка высших демонов, затем шагнула у него сама. Вышли из портала они в двадцати километрах от людских территорий.

— Мы группа наемников, все люди. Только что выполнили договор, поэтому в деньгах пока не нуждаемся, — начала она инструктаж. — Дерваниус ты командир отряда. Разговариваем только на местном языке. Приступайте.

Черты демонов «потекли» и вскоре рядом с девушкой находилась шестерка людей. Сильванна внимательно осмотрела всех: и простым взглядом, и магическим, и осталась довольна. Демоны изменения, как всегда были на высоте, а уж эта группа даст фору любому другому.

— Я идем к городу Урданз. Там, — девушка указала на юг, — находится тракт, который выведет нас прямо к нему. Я слежу за местностью, если попадаются люди, обходим стороной. До города никаких схваток.

И семерка «людей» направилась на юг, а выйдя на тракт, повернули на запад. Поначалу все складывалось хорошо, встретились им две группы — одна людей, вторая демонов. Но ни с одной, ни с другой они не столкнулись, заблаговременно уходя в сторону. А вот когда зашли на территорию людей, то демонесса была очень удивлена, когда даже ее ментальная магия перестала работать. Она знала со слов наместника, что демоны не могут пользоваться никакой магией, но надеялась, что она со своей силой сможет преодолеть блокировку, пусть и с урезанными возможностями. И оказалась неприятно удивлена. Остается проверить действие при прямом контакте.

— Найдите мне одного местного жителя, — приказала она.

Тройка демонов умчалась в разные стороны, а сама она неспеша отправилась дальше. Вскоре ей притащили какого-то мужика, похожего на крестьянина, от которого сильно несло перегаром. Поморщившись, она приложила руки к его голове.

— Что-о?! — выкрикнула она, когда прочитала его мысли, где он ее имеет в разных позах.

Ярость полыхнула огнем в ее глазам, что мужчина мгновенно протрезвел и понял с кем столкнулся. Вдохнув полную грудь, она собирался закричать, но две девичьи руки, выглядевшие такими слабыми, с невероятной скоростью метнулись к его груди. Пробив пальцами кожу и мышцы, демонесса схватила его ключицы и резко дернула в стороны. Из разорванной грудной в нее ударила струя крови. Подставив рот, она с жадностью стала ее пить. Когда ярость схлынула, девушка недовольно пробормотала:

— Теперь всю эту одежду выбрасывать. Хорошо, что запасную взяла.

И стала переодеваться прямо здесь, а закончив это, приказала:

— Уберите все это, — и обвела рукой, указывая на труп и на свою одежду.

К Урданзу они подошли на рассвете. Не вызвав никаких подозрений у стражи ворот, вся семерка направилась прямиком к зданию отдела дознания. Суету они приметили еще на подходе, а найдя трактир недалеко от него, вошли в него и заказали себе обед. Делясь впечатлениями от последнего дела, они веселились, не забывая при этом внимательно наблюдать за интересующим их зданием.

— Вот он, — сказала она, увидев идущего по улице мага.

Начать решили с него, потому как со слов наместника глава отдела дознания барон Серк д’Артос имел при себе отличный защитный амулет, а может быть, и артефакт. Маг же, полагаясь на свою силу, имел амулет ниже качеством. Это и явилось причиной такого выбора. Три демона поднялись и двинулись следом за магом. А спустя пять минут вышли и они.

Захват произошел без сучка и задоринки. Как сказал Дерваниус, маг думал о чем-то серьезном и просто не успел среагировать на двойную атаку, хотя защитный амулет оказался не слабым, потому как почти нивелировал воздействие. Сейчас они в парке, куда перенесли тело мага. Девушка приложила руки к его голове и принялась считывать информацию. «А он совсем слабый ментальный маг», — подумала она, — «это упростит работу». Узнав все, что ей нужно, она стерла последние две минуты воспоминаний. Оставив мага лежать среди кустов, семерка демонов двинулась на север.

.

Мир Церрука, владения орков. 

«Духи оказались правы, предупредив его, чтобы он выдвинулся навстречу младшему отпрыску», — подумал Хырк, расспросив друзей своего сына о его гибели. — «Какой позор!». Он не мог поверить, что какой-то человек сумел отобрать ятаган у орка. Пусть его сын молодой и упор делался на шаманизм, задатки к которому у него были даже выше, чем у самого отца, но и держать клинок обучали с детства. Теперь он должен лично отомстить этому человеку. С людьми у орков был, как бы мир, но его соплеменники совершали набеги на людские территории с целью пограбить. В их понимании это не являлось войной, так как убитых не было — за этим вожди следили очень тщательно. Не смог дать отпор — лишаешься своего скарба. Тем более что, когда случалось, что без жертв не обойтись, то орки просто уходили. Люди возмущались, поначалу слали гонцов, требуя переговоров, которые ни к чему не приводили: люди требовали своего, орки стояли на своем мнении.

Но сейчас прольется человеческая кровь, поэтому необходимо совершить ритуал выхода из рода. И уже тогда, будучи не орком, он может спокойно расправиться с человеком, и это не вызовет войну. Войдя в селение, он сразу направился к шатру вождя.

— Вождь! — выкрикнул он, не доходя положенных трех метров. — Я требую ритуал Исхода.

Из шатра вышел Басырк. Только глянув на своего шамана, он все понял. Он его друг детства, поэтому вождю не нужны слова, он и так понял, что с младшим сыном шамана произошло. Только в одном случае его друг мог потребовать ритуал Исхода — его сын покрылся позором и теперь долг родителя смыть его.

— Были ли орки тебе родом? — начал задавать он ритуальные фразы.

— Да.

— Служил ли ты им верно?

— Да

— Важна ли причина твоего ухода?

— Да.

— Да будет так! — подвел он итог. — Приготовьте круг!

И зеленокожие представители разумных принялись за работу. В центре селения освободили место, сложив там дрова. Вокруг воткнули факелы так, что получился круг диаметром десять метров. Выложили на земле из камней рисунок, призванный притянуть духи предков для ритуала. Помощник пока еще шамана подошел к сложенным поленьям.

— Бо-о-ом, — разнесся звук от удара в бубен. — Бо-о-ом.

Он медленно направился вокруг, пританцовывая, поворачиваясь вокруг оси, но непременно передвигался дальше. Одновременно с этим он что-то нашептывал, периодически ударяя в бубен, после чего по селению распространялось очередное «Бом». Один круг, второй… Теперь его движения напоминали уже своеобразный танец. Резкие движения сменялись плавными, во время которых следовал очередной удар, и вновь странный дерганый танец. Пятый, последний, круг он уже плясал, и совершенно было непонятно, как он умудряется еще бить в свой инструмент. Вдруг он замер, ударил перед собой, и под очередное «бом» выкрикнул:

— Духи предков, придите!

И по завершении его слов одновременно вспыхнули сложенные поленья и факелы, создавшие круг. После этого он покинул его, но одновременно с его уходом в него вошел Хырк.

— Орки воспитали меня, и я был верен им, — громко произнес он, — но меня ждет месть. Я больше не главный шаман, и пусть этот знак возьмет достойный.

Он снял ожерелье, выполненное из костей разных и очень редких животных, и положил его рядом с собой. И в этот момент раздался многоголосый крик орков. И чем он громче, тем большее уважение высказывают они покидающему род.

— Я ухожу, но частица меня всегда останется с вами.

Он достал ритуальный нож. Резким движением о чиркнул себя по запястью и левой руки. Положил нож на землю рядом с атрибутом шамана, собрал в правую руку кровь и брызнул в костер. И вновь раздался рев сотен глоток.

— Духи предков, если я был достоин своего народа, защитите меня!

И шагнул в огонь. Языки пламени охватили бывшего шамана, моментально сожгли всю его одежду и заплясали на его теле. В селении установилась гробовая тишина, даже животные прекратили не только мычать, рычать, фыркать или чирикать, но и вообще двигаться. Спустя пару секунд объятый пламенем орк сделал несколько шагов и вышел из огня. На его теле не было малейшего намека на ожог. Вождь улыбнулся, показывая всем, что ничуть не сомневался в таком исходе.

— Будь нашим почетным гостем иноземец до завтрашнего утра, — громогласно сказал он.

Хырк взглядом поблагодарил своего друга, и направился в гостевой шатер, не обращая никакого внимания на творящееся вокруг. Там уже был накрыт дастархан, на котором исходило жаром мясо, стояли фрукты, лежали стопкой лепешки. А среди этой снеди возвышался кувшин с ягодной настойкой. Вождь появился только спустя пару часов, чем изрядно удивил бывшего шамана таким длительным отсутствием.

— Утром все узнаешь, — зайдя в шатер, тут же ответил на его вопросительный взгляд.

А дальше начался обычный разговор двух старых знакомых. Прислуживали им молоденькие незамужние орчанки, достигшие зрелости. Разговор плавно перетек в попойку, и, в конце концов, Хырк просто свалился от количества выпитого алкоголя. Метаболизм орков немного отличался от людского, быстро расщепляя и усваивая алкоголь, отчего те мало пьянели. Но только до определенного предела, перешагнув который любой из орков практически сразу отключался.

Проснулся иноземец от сильного напряжения внизу живота — организм настоятельно требовал избавиться от отходов. С удивлением увидел рядом с собой орчанок, которые вчера так хорошо прислуживали им с вождем. Причем, и он, и они были совершенно голые, хотя сам Хырк не помнил, чтобы раздевался. Новый спазм заставил его выскочить на улицу и сделать свои дела. Вернувшись, он уже никого не увидел, и едва успев одеться, как пришел вождь.

— Пошли, — махнул он ему рукой и тут же вышел обратно.

На улице находились десять орков разного возраста, но, тем не менее, всех связывало одно обстоятельство — в свое время каждому из них Хырк оказал помощь. Кого-то спас от смерти, кому-то вылечил жену, кому-то спас новорожденного ребенка.

— Гость Хырк, эти иноземцы выявили желание помочь тебе в твоем деле.

Бывший шаман понял причину задержки вождя и раздававшихся криков. Посмотрел каждому в глаза, он понял, что те не отступятся никогда, последуют за ним хоть в Инферно к самому главному демону.

— Передвигаться будем бегом, направляемся в Урданз.

И бывшие орки устремились на юго-запад. До реки, разделяющей территории орков и людей, они добрались к вечеру следующего дня. Именно в этом месте был сначала опозорен, затем убит его сын. Переночевав на своем берегу, они переплыли реку и побежали дальше. Орки отличались своей выносливостью, пусть бегать очень быстро они не могли, зато по длительности с ними не мог сравниться ни один человек. Вот и сейчас они почти все время бежали, прерываясь лишь на отдых, во время которого шли пешим шагом. Из рассказов друзей сына на том берегу парня взяла стража, которая могла быть только из Урданза.

— Хырк, если мне не изменяют глаза, то впереди конный патруль, — сказал Бурык отличавшийся великолепным зрением, — и едут они к нам.

Конный патруль это очень серьезно. Этих животных выдавали только лучшим воинам. Значит, им довелось встретиться со знаменитой в этих краях группой рейнджеров во главе с бароном д’Иртосом. Скрываться или убегать он не видел ни малейшего смысла, а вот дать передышку себе и своим спутникам надо обязательно. Поэтому они перешли на шаг.

— Кто такие? Где подорожная, разрешающая передвижение по территории провинции Урданз? — задал вопрос командир отряда, рассматривая орков. — Да еще в таком количестве.

— Мы не орки, — спокойно ответил Хырк.

Командир отряда быстрого реагирования или, как их называли простые жители, рейнджеров, барон Дарк д’Иртос, рассматривал с интересом эту группу орков. Он сразу заметил, что у всех отсутствовали родовые знаки, что было очень и очень странно. Орк, каким бы он ни был: хорошим, плохим, добрым или жестоким, но он скорее умрет, чем расстанется с родовыми знаками. Он знал, что у них существует ритуал изгнания из рода, но причина должна быть весьма существенна. И такие орки действительно не причисляли себя к этому племени. Они имели свое понимание относительно некоторых вещей, понять которое люди не могли. Взять хотя бы их понимание войны — если никого не убили, значит это не война. Или вот этот случай. Они же так и двинутся всей толпой в город и будут искренне возмущаться негативному, а то и враждебному, отношению к себе. И он решил попытаться вразумить их, ведь заговоривший, если судить по некоторым внешним признакам, шаман, а значит его ум более гибкий.

— Я бы не советовал вам заходить в город или селения всей толпой, — твердо произнес он. — Вы знаете, что у нас разное понимание некоторых вещей, поэтому все люди вас будут считать орками. Вполне возможно, что вас ожидает враждебное отношение, а видя такую толпу, люди могут даже взяться за оружие. И, если прольется кровь, я или кто-то другой вынуждены будем вас уничтожить.

— Я понял, — ответил ему шаман.

Часть 4

 Сделать закладку на этом месте книги

И группа всадников поскакала дальше.

— Я не понял, почему люди считают нас орками? — искренне удивился Бурык. — Мы же ушли из рода.

Хырк ничего не ответил. Объяснять это бесполезно, он и сам так и не смог этого понять, а просто относился к этому, как к данности. Махнув рукой, они побежали дальше.

На следующий день они подошли к Урданзу. Шаман прислушался к словам барона и приказал остановиться своему сопровождению вдали и от города, и от близлежащих деревень. Сам же он направился в город. Стражники лишь хмуро проводили его взглядом, хотя он был уверен, что снова придется с ними вступать в спор. А за воротами его встретили два человека, и он мог поклясться духами предков, что те были отличными воинами.

— Вам придется пройти вместе с нами для разговора, — сказал один из них и, развернувшись, двинулся куда-то к центру.

На первый взгляд опасности он не увидел, да и на второй тоже. Если бы они хотели его убить или пленить, то не стали вступать в разговоры. Поэтому он направился следом, а второй человек пристроился у него за спиной. Пришли они, как он и предполагал, в отдел дознания. А вот, что его удивило, так это то, что ожидал его сам глава.

— Буду краток, — произнес барон д’Артос, когда за его подчиненными закрылась дверь. — Я так понимаю, что вы отец убитого недавно сына. Судя по отсутствию родовых знаков, вы ушли из рода, чтобы совершить месть. Не надо ничего отрицать, до этого несложно додуматься. В Урданзе мне не нужны никакие проблемы, связанные с вами, тем более что вас одиннадцать. Но я могу помочь и сообщу, что человек, убивший вашего сына, является преступником и у нас, но он сумел сбежать. В какую сторону он направился, сказать не могу, тут уж вы сами должны выяснить. Все, мои люди вас проводят до выхода.

Почему-то этому заявлению Хырк поверил сразу, хотя в самом начале у него закралось подозрение, что барон просто хочет укрыть человека. Не сказав, ни слова, он поднялся и направился к выходу, где его уже поджидали те же люди, которые и вывели его из города. Прибыв к месту, где его дожидались воины, он тут же приступил к вызову духов. Несмотря на то, что он больше не принадлежит роду орков, те откликнулись быстро, сообщив нужное ему направление.

— Идем на север, — только и сказал он им.

А еще через пару дней дальнозоркий Барык сообщил:

— Вижу повозку и кого-то в ней.

.

Мир Церрука, город Малькор, заброшенный дом. 

Мощность заклинания Белого пламени неприятно удивила лит’Ануналь. Если бы не защитное свойство Сети Незаметности, то у нее начались бы большие проблемы. Защита совсем слабая, но именно эта маленькая добавка к основной сыграла свою роль, защитив женщину, даруя ей время для создания защитного плетения из высшей магии. Пока она создавала его, архимаг нарочито медленно поднялся, развернулся и начал рассматривать, переходя на магическое зрение. Изменился в лице, поднял руку и… застыл статуей.

Магесса, создавая защитное заклинание, одновременно с этим достала Око Хранителя, взглянув через него на мага. Рассмотрела сложное плетение защиты, обойти которое сходу не получится. Вот только ей этого не нужно. Поначалу она придумывала много разных казней, чтобы тот мучился как можно дольше, но потом успокоилась, решив быстро убить его и все. Но ее враг сумел и здесь удивить столь мощным заклинанием, а ведь она, перед тем как войти, просматривала все. Вероятнее всего плетение было скрыто под половой доской, а проверяла она естественно поверхность.

Но буквально на пару мгновений магесса опередила архимага. Но надо сказать, что действуй он быстрее, то ничего у нее не получилось бы, а так его самоуверенность сыграла с ним злую шутку. Лишь только Фейналь закончила заклинание защиты, она тут же нанесла ментальный удар, используя артефакт и вложив в атаку всю свою силу. Атака получилась столь стремительная, что результатом оказалось не уничтожение защиты, а ее прокол. Видеть результат воздействия на мозг она не могла, за исключением того, что архимаг остановился. И тут же опало пламя.

Посмотрев под ноги, женщина убедилась, что оказалась права по поводу места нахождения самого плетения — пол на десять сантиметров углубился, оставив обуглившиеся края. Она наклонилась и пощупала их, но те были холодные, словно горели несколько часов назад. В это время маг рухнул, а она посмотрела на него магическим взглядом.

— Ага, — довольно произнесла магесса, — ментальное тело разодрано в клочья.

Если другие энергетические тела и магические каналы медленно угасали, то от зеленого остались какие-то лоскутки. Убедившись в смерти врага, она обратила внимание на себя.

— Ого! — не удержалась женщина от вскрика. — Ничего себе!

Удивляться было чему. Ее магическое тело потускнело, а сама она испытывала слабость, причину которой поняла только сейчас. «Чем же это он меня приложил, что за какие-то секунды, пока поддерживала заклинание защиты, я пропустила через себя столько маны, что сейчас создать чего-то более-менее мощного не смогу?», — подумала она. — «Все же артефактором он был отличным». И только сейчас перевела взгляд на находящихся здесь же девушек. Те смотрели на нее осуждающе, но ничего не предпринимали. «И мерзавцем он был отличным», — покачала женщина головой. Подойдя к девушкам, она сняла с них амулеты подчинения.

— Наконец-то! — воскликнули те в унисон. — Огромное вам спасибо!

— Ага, — кивнула она. — А теперь расскажите подробнее о том, что произошло с вами и кто вы такие. Я так понимаю, что вы охотники за магическими животными? И назовите свои имена. Меня же зовут Фейналь.

Те переглянулись между собой, и через три секунды девушка с двухцветными волосами заговорила.

— Я Эль, это Вита. Вы правы — мы ловим детей магических животным и продаем тому, кто может заплатить за него. А в этом городе мы очутились случайно…

.

Мир Церрука, город Малькор, заброшенный дом. 

Краткого общения по мысленной связи им хватило, чтобы определиться с тем, что говорить будут правду. У Эль были на эту магессу планы — она хотела продать ей артефакт, честно сворованный у демонов ее матерью, а потом сохраненный ею. Поэтому ничего не скрывая, она начала рассказывать:

— Да, мы ловим детей магических животным и продаем тому, кто может заплатить за него. А в этом городе мы очутились случайно…

Надо сказать, что их спасительница слушала не только очень внимательно, но и со всевозрастающим любопытством. Задавала уточняющие вопросы, касающиеся в основном их способностей. Даже попросила продемонстрировать их. По поводу умения договориться, она ничего сказать не могла, лишь предположив, что это ментальная магия. Разглядеть хоть что-то не могла, хотя внимательно наблюдала за Витой, когда та заговорила.

А вот умение второй девушки магессу изрядно удивили. Своими силами она рассмотреть ничего не смогла, а вот при помощи какого-то артефакта, сквозь который она смотрела, сумела что-то разглядеть. Полностью понять суть увиденного плетения, она не смогла, зато точно рассмотрела часть, предназначенную для отвода глаз. Затем объяснила, что иногда появляются люди, склонные на подсознательном уровне к какому-либо заклинанию. Очень сильное желание рождает такое плетение, и всегда линии заклинания настолько тонкие, что разобрать их могут далеко не все высшие маги. А создать аналог не могут даже лучшие представители магического конструирования. Пытаться же создать его с помощью стандартных линий не имеет смысла, потому что ничего не получиться. И хорошо, если просто не получится, а то были случаи, когда происходил магический взрыв. В конце Эль решилась на свое предложение.

— А вам не нужен жезл, отобранный у демонов? Мы можем вам его продать.

— Что за жезл? Что он делает? Подробнее можно рассказать?

— Что делает — не знаю, — немного сникла девушка, — но демоны искали его очень долго, маму убили из-за этого, а мне удалось спастись и спрятать его.

— Ладно, веди, — после полуминутного раздумья согласилась магесса.

— А это в Гвейне, — ответила Эль, — точнее, рядом с ним.

— Постой! — воскликнула женщина. — Это не с ним связаны активные действия демонов пару лет назад?

— Да, — кивнула девушка, — там еще и ангелы тоже были.

— Завтра отправимся. Сейчас я очень устала и хочу отдохнуть. Вы где остановились?

— Ну-у-у, — протянула Вита, поскольку ее подруга о чем-то задумалась. — Давайте договоримся, где встретимся?

— Понятно, — улыбнувшись, сказала магесса, — идем в постоялый двор, где остановилась, заплачу за вас, а сумму вычту из стоимости жезла.

На следующий день, сразу после завтрака, они втроем направились к стационарному телепорту. Магесса пошла оплачивать, а девушки остались у портальной площадки. То, что их спутница возвращается в сильном раздражении, девушки поняли сразу.

— Цены у них тут просто зашкаливают, — недовольно произнесла она, — и скидку не хотят делать.

— Значит, пешком вы не хотите идти? — с разочарованием, которое не могла скрыть, сказала Эль.

Женщина ничего не ответила, лишь махнула рукой, чтобы они шли за ней. Так молча они дошли до ворот, которые миновали без проблем. И только, когда они отошли на значительное расстояние, магесса заговорила.

— Меня очень заинтересовал ваш жезл, поэтому все же доберемся до вашего Гвейна.

В это время она свернула с тракта. Прошли они еще минут двадцать и, когда остановились, она сказала:

— О том, что сейчас увидите, никому не говорите.

Дождавшись подтверждения, она начала создавать какое-то заклинание, и вскоре девушки увидели его видимое проявление. Когда цвет получившейся арки стал насыщеннее, магесса крикнула:

— Быстро туда!

Очутились они в окрестностях Гвейна — это девушки, знавшие здесь каждое дерево, определили совершенно точно. Появившаяся сразу за ними женщина со словами: «Снова надо отдыхать», присела на камень.

— Далеко до вашего схрона?

— Это с другой стороны города.

Шли они через город, и магесса отметила, что правитель его и муниципалитет очень плохо следят за своей вотчиной. Подруги с ней согласились, помня, в каком состоянии находится город Малькор. Заходить по пути никуда не стали, поэтому спустя час они подошли к месту хранения жезла демонов. Когда Эль начала отбрасывать в одном месте камни, но Вита присоединилась к ней. Совместными усилиями девушки докопались до небольшой норы, из которой и появилась спрятанная вещь.

— Вот.

И Эль передала его магесса. Та очень долго и внимательно рассматривала его, создавала даже какие-то заклинания. В конце концов, покачав головой, она сказала:

— Я не могу определить его предназначение. Смогла разобрать только часть, отвечающую за призыв и ментальную составляющую. Скорее всего, он должен призвать кого-то, но это только мои догадки.

— И сколько он стоит? — с замиранием сердца спросила она.

— Пока не будет понятно для чего он служит, говорить о стоимости не имеет смысла, — ответила женщина, — а я не знаю никого, кто бы мог разобрать плетения на нем. Но даже исходя из имеющихся данных, то есть, что он вызывает существ, его цена очень высока. У меня просто нет таких денег. Все, что могу обещать, это четыре тысячи золотых плюс еще десять золотых на расходы.

— А сколько стоит обучение в школе магии? — задала вопрос Вита.

— Ах, вот в чем дело, — понимающе кивнула магесса. — От двух с половиной до трех с половиной тысяч за одного человека за три года обучения. Дешевле всего в Ярске. Если хотите поступать вдвоем, то не хватит, потому что три года — это минимальный срок обучения и деньги школы берут сразу все. Я даже посоветовать никого не могу. По большому счету, надо идти в мир Игеллан и там установить его точную стоимость, да и покупателя найти там проще и безопаснее. Поэтому решайте сами.

Подруги только переглянулись и, кивнув друг другу, согласились.

— Что такое купеческо-ростовщительские камни знаете?

— Да, даже видели пару раз, — за двоих ответила Эль.

Женщина достала из поясной сумки четыре камня и, взяв один в правую руку, произнесла:

— Смена владельца.

Камень засиял синим цветом, а она требовательно взглянула на Эль, затем, видя, что та не понимает или побаивается, добавила:

— Ману же ты не умеешь передавать? Тогда надо уколоть палец, капнуть на камень и произнести: «Новый владелец».

— Вита, давай лучше ты. Все равно ты всегда торгуешься.

Процедуру повторили еще трижды, и каждый раз камень менял свой цвет с синего на зеленый. Производством таких камней занималась королевская специальная служба, и подделать их было невозможно. Это был один из немногих моментов, распространяющийся на всю людскую территорию. Плетения в камни внедрялись при помощи какого-то артефакта, работу которого не знал никто. Само же место охранялось ничуть не хуже королевского замка. Хотя по некоторым слухам оно там и находилось. Кто его создал, тоже неи


убрать рекламу


звестно, потому как произошло это еще до войны с ангелами и демонами. Пока все это происходило, Эль стояла с задумчивым видом и, когда магесса хотела уже прощаться, медленно произнесла:

— А вы можете нас отправить к городу Арканз?

— Зачем? — спросила Вита.

— Нам не хватает тысячи золотых, а детеныш пещерника именно столько стоит, — ответила та. — Там на юго-востоке они живут. Помнишь, что пару лет назад сказали те наемники? — она посмотрела на свою подругу.

Девушки заспорили. Причина была в том, что пещерный медведь или, как его называли в простонародье — пещерник, обладал исключительным чутьем. Охотники, занимающиеся тем же делом, что и девушки, говорили, что на него не действуют амулеты по отводу глаз, незаметности, маскировке. Медведица, все равно, непонятно каким чувством определяла их. Хуже всего было то, что между матерью и детьми, как и у многих магических животных, существовала связь, поэтому после убийства родителя их дети не представляли большой ценности, так как все люди становились для них врагами. Вита придерживалась мнения, что лучше сходит на охоту на менее опасных животных, а Эль свою точку зрения аргументировала тем, что неизвестно, повезет им или нет. В качестве примера приводила их последнее дело. Вторым доводом было то, что несколько животных они просто не успеют поймать до поступления. А ждать еще целый год — не ясно, что за это время может произойти. В итоге решили попробовать, но при малейшей опасности уходить и охотиться на других зверей.

Магесса согласилась помочь им, создав портал севернее Арканза. Девушки первым делом направились в город, чтобы купить недостающие элементы для горного восхождения. Кроме этого они хотели пару дней отдохнуть.

Два дня пролетели очень быстро. Девушки успели и купить все необходимое, и замечательно отдохнуть. На этот раз решили не экономить и взять номер в хорошем постоялом дворе, а уж кухня там оказалась просто великолепной. Поэтому они в прекрасном настроении вышли через южные ворота и направились по тракту в сторону Унданза. Можно было направиться сразу на юго-восток, но, как им сказали, лучше пройти по тракту на юг, и потом свернуть на восток, где сохранилась хорошая дорога. На ночевку решили остановиться в большом постоялом дворе, который им рекомендовали в городе, главным достоинство которого была безопасность. Сняв небольшую комнату, они спустились в обеденный зал.

— Не передумала еще? — спросила Вита свою подругу.

— Нет, — твердо ответила та, — мы же уже несколько раз говорили по этому пово…

— Какие красотки! — раздался пьяный мужской голос рядом с ними. — И скучают без мужского внимания. Но мы вам поможем приятно провести время.

Компания из четырех мужчин, скорее всего наемников, гуляла уже давно, если судить по большому бочонку, стоящему на их столе, и то, что тот был практически пуст. Когда девушки вошли, то мужчины не обратили на них внимания, хохоча над какой-то шуткой, а вот сейчас, видать, захотелось женского общества. Но вот у девушек, еще с того раза, когда их пытались изнасиловать, появилось стойкое отвращение к таким типам, что тут же отразилось на их лицах.

— Мы не нуждаемся в мужской компании, — быстро сказала Вита.

— Так вы что, из этих самых? Ничего, мы докажем вам неправильность этого, — захохотал он, а его друзья подхватили смех. — А ты, разноволосая, будешь моей.

И попытался положить руку Эль на плечо, но девушка, подозревая нечто подобное, поднялась, отступив в сторону. И тут же наемник свалился на пол. Со стороны могло показать, что это девушка свалила этого воина, поэтому смех моментально стих. И в этой тишине раздался голос хозяина постоялого двора:

— В моем заведении никаких бесчинств не будет.

Все повернули головы на голос, и только Вита смотрела в дальний угол, где сидел старик, читающий какую-то книгу. Вот только в момент, когда пьяный наемник решил пристать к ее подруге, он оторвался от чтения и сделал взмах рукой. А девушка поняла, почему им рекомендовали этот постоялый двор, как безопасный — за этим следил маг. Перед тем, как уйти спать, девушки подошли к нему. Он же в это время держал в левой руке какую-то пластину, а правой водил над ней. Периодически он бросал взгляд в книгу, и имел такое сосредоточенное лицо, что они не посмели его потревожить. А закончив свои непонятные действия, вопросительно посмотрел на них

— Я хочу поблагодарить вас, — сказала Эль, которой ее подруга объяснила, кто на самом деле уронил наемника.

Старичок, тем не менее, ничего не ответил. Вот только начал внимательно разглядывать девушек, переводя взгляд с одной на другую.

— Вы же не умеете пользоваться магией? — спросил он их, и сам себе ответил: — Ага, не умеете. Замечательно. Давайте выйдем на задний двор.

Он поднялся, захлопнул книгу и скрылся в другом помещении, открыв дверь, находящуюся рядом. Задний двор был немаленький. Здесь располагались какие-то постройки, но более детально разглядеть они не успели. Дав каждой девушке по пластине и шнуру, он сказал:

— Оденьте эти амулеты, — но видя непонимание в глазах и опасение, продолжил: — Не бойтесь, это амулеты защиты, а я хочу их испытать, — но увидев уже страх, добавил: — Если, что, то я успею сам вас защитить.

Эль, испытующая благодарность к магу, отошла к стене и, повернувшись, спросила:

— А как его акти…

Договорить она не успела, потому что маг запустил в нее небольшую сосульку. Испугаться тоже не успела — вокруг нее мигнула защита и исчезла. Но этого времени хватило, чтобы отразить атаку. Маг снова атаковал маленьким огненным шариком, и снова сработала защита. Затем он попросил Виту поработать испытателем, сообщив, что ее амулет немного отличается. Потом вообще стал читать свою книгу, периодически нашептывая себе под нос. В конце еще пару раз проверил то одну, то вторую. Затем развернулся и, бормоча фразу: «И для чего нужны эти четыре узла?» направился обратно. Девушки хотели вернуть амулеты, но он только отмахнулся рукой, сказав, что могут оставить себе, поскольку не очень-то они ценные и от серьезного заклинания не защитят.

На следующий день, когда прошло всего два часа, девушки почувствовали себя неуютно. Периодически с ними происходило подобное, и всегда им чуть погодя грозила опасность. Вот и сейчас они не стали пренебрегать таким своеобразным предупреждением, и постоянно внимательно смотрели не только по сторонам, но и оглядывались назад. Именно это помогло им заметить группу людей, появившихся на дороге. Если бы Вита посмотрела немного раньше или чуть позже, то вряд ли смогла их заметить, потому что в том месте находился небольшой холм, через который проходил тракт. И вот на верхушке, на фоне голубого неба, отчетливо выделялась группа людей. Девушка одной рукой схватила свою подругу за рукав, а второй показала назад. Эль же действовала на одних инстинктах — быстро притянув к себе подругу, она задействовала свою способность к скрыту.

— «Бежим», — мысленно сообщила она ей.

Пробежали они всего метров четыреста и свернули в сторону, где находился большой валун, рядом с которым рос густой кустарник. Сейчас девушки старались идти аккуратно, переступая с камня на камень, чтобы не оставить никаких следов. Сделать это было не так просто, так как они должны находиться рядом, но подружки справились с этим на отлично. В основном благодаря тому, что Вита по камням лазила, как заправский гном. Точнее, гнома. Поначалу они просто сидели, но женское любопытство взяло вверх, и девушки выглянули. Группа дошла до места, где они их заметили, и остановилась. Затем четыре человека разошлись по сторонам.

— «Они что, нас ищут?», — мысленно спросила Вита свою подругу.

— «Похоже на то», — ответила ей. — «Вот только кто они и зачем мы им понадобились?».

Ответов на вопросы у них не было, поэтому они продолжили наблюдение за людьми. Когда они поравнялись с местом их укрытия, самый маленький из них резко остановился и посмотрел в их сторону. Дальше смотреть они не стали, опустившись на землю. Бежать они не решились, предполагая, что если их и не увидят, то могут заметить по следам, ведь в этом случае они не смогут бежать, не оставляя следов. Точнее, Вита сможет, а вот ее подруга нет. Поэтому Вита вжалась в небольшую ложбинку, а Эль прикрыла ее собой.

Спустя минуту с обеих сторон появились два высоких человека. Нет, это не люди, потому что у людей не бывает пламенеющих мечей. «Ангелы!», — мелькнула одна и та же мысль у них. Они внимательно осмотрели все, затем на лицах появилось небольшое удивление, и оба развернулись, чтобы уйти. Но тут один из них вдруг повернулся обратно и нанес удар своим мечом.

.

Мир Церрука, Земли Ангелов, город Кливлин. 

Наместник Владыки Небес, высший ангел Мальтиниил со злостью швырнул на стол переговорный амулет. Ярость, переполнявшая его, искала выход, и, в конце концов, нашла.

— Кто посмел его убить?! — прошипел он и ударил кулаком в стену.

Сооружение не выдержало гнева ангела и пошло трещинами, но свое дело сделало — Мальтиниил пришел в чувство и смог начать адекватно рассуждать. Что он сейчас скажет Владыке? Он не примет никаких оправданий за утерю ключа после нескольких миллионов лет поисков этого артефакта.

Сфера Творения или Сфера Ста Богов была создана на заре цивилизации сотней самых могущественных Богов того времени. На заре рождения Мирозданье пребывало в шатком состоянии, то в одном месте, то в другом происходили катаклизмы, затрагивающие сразу несколько миров. И именно тогда Боги решили создать себе артефакт, задачей которого являлась помощь в устранении последствий катастроф, восстановлении миров и даже создании низших и средних форм жизни. В нее было вложено колоссальное количество сил и божественной энергии, но самое главное, что им это удалось. После этого их миры получили бóльшую стабильность, а последствия катастроф восстанавливались намного быстрее.

Но однажды произошел Катаклизм, если судить по меркам Мирозданья, или Армагедон для уничтоженных миров. Причину его не знал никто, ни Боги, ни Владыки, ни Повелители, и уж тем более люди. На устранение его ушли семь Богов, унеся с собой Сферу Творения, а вернулись всего двое. Риур и Руара. Без артефакта. Израненные, пребывающие почти на грани развоплощения, они сумели добраться до единственного оставшегося у них мира под названием Оравия. И первый, и вторая потеряли более десяти своих миров, и никто не верил, что они смогут выжить. Некоторые Боги ждали момента, когда те развоплотятся, чтобы прибрать к рукам их мир. Но вера жителей Оравии в них была такова, что они начали довольно быстро восстанавливаться, а ждущие противоположного, поняв бессмысленность ожидания, решились на удар.

Но они опоздали. Война была очень тяжелой и жестокой. Два Бога против коалиции из четырех сражались на божественном уровне, а в самом мире люди, эльфы и гномы, проживавшие на планете, воевали, как с соплеменниками, так и с другими расами. Затем Риуру с Руарой удалось как-то закрыть свой мир от влияния других Богов, и они опустились на землю, встав плечом к плечу со своими вассалами. Применять божественную энергию они не могли, чтобы не открыть возможности явного проявления своих божественных врагов, поэтому сражались простым оружием. Их же противники не рискнули пойти на такой шаг и, как следствие, потерпели поражение. Именно после этой битвы Риур и Руара стали супругами, а в мире Оравия зародилась будущая Империя Свелан.

Что-то все же узнали эти двое, находясь внутри Катаклизма, потому что развитие их мира происходило невиданными темпами. Вскоре под их влияние начали подпадать другие миры, а сама Оравия почти достигла вершины Высших Сфер. И тогда для их свержения впервые объединились Небеса и Инферно, да еще несколько десятков миров Срединного пояса. Совместными усилиями им удалось низвергнуть Оравию, уничтожить их императорский род, на который все было завязано, и почти уничтожить их лучших воинов. Падение мира на задворки было столь стремительным, что отследить его не удалось никому. Также как не удалось создать в него портал, а это говорило о том, что энергетика мира изменилась настолько, что следствием этого стало изменение его идентификатора.

Все решили, что больше о нем никогда не услышат. Но, как оказалось, рано они радовались — где-то сохранилась кровь императоров. Все сначала не поняли, что это за мир так стремительно поднимается вверх, а когда осознали, то было поздно. На этот раз никакое объединение не помогло — возрожденная Империя Свелан, отразила все атаки, а их мир достиг вершины и исчез. Не упал, не растворился, а именно исчез. Этот момент вообще никто не мог объяснить: ни Боги, ни Владыка Небес, ни Повелитель Инферно. Пропали и их Боги. Кто-то полагал, что те ушли вместе с ними, хотя это считалось невозможно; кто-то уверял, что они развоплотились, но так быстро, что никто не смог этого увидеть. И только Владыка Небес, кстати, также как и Повелитель Инферно уверены, что те находятся где-то на просторах Мирозданья, вполне возможно в Изнанке. Ангел встряхнул головой, отгоняя эти неприятные мысли, но на смену пришли другие, такие же неприятные.

Им удалось напасть на след Сферы Творения — в одном мире, который они взяли под свой контроль, имелось предсказание местного пророка, высказанное за много лет до этого. Только прочитав его, они сразу поняли, о какой такой невероятной Силе Богов идет речь. Еще позаботились, чтобы больше никто не узнал об этом. Много, очень много было взято под свой контроль миров, подходящих под это описание, и этот мир был одним из них. Но только до одного события, после которого он стал уже не «один из них». Их извечные враги, демоны, все же что-то заподозрили, а может быть имели какие-то свои виды на этот мир, поэтому развернулась война. Но после того, что сотворили местные высшие маги, все встало на свои места.

«И укроют Шестеро Великих ее, и никто не сможет овладеть ей. И только тот, кто сможет преодолеть силу Шести, станет ключом». Именно эта фраза стала тем последним доводом, после которого все, ведающие о пророчестве, убедились в том, что мир, где находится артефакт, наконец-то, найден. Разобрались они и с понятием ключа. То, что сотворили местные высшие маги, никто не смог не то, что повторить, но даже разобраться. Заклинание, накрывшее огромную территорию, полностью блокировало, как магию Небес, так и Инферно, хотя людская работала прекрасно. Но в отношении людей тоже был один нюанс — никто из них не мог подняться выше определенного уровня, а именно стать высшим. Если маг уже до этого получил данную ступень, то мог оперировать соответствующими заклинаниями, но, опять же, не развивался. «Ключом» должен стать тот, кто сможет преодолеть этот запрет, поэтому ангелы очень пристально наблюдали за всеми магами, которые работали над своим совершенствованием. Некоторым они неявно или явно помогали, и архимаг Дор ша Дарренмор, проживающий в городе Малькор, относился к последним. Ему не очень нравилось сотрудничество с ангелами, но желание достигнуть уровня высшего заставляло его делать разные шаги.

Как только от него пришло сообщение об удачном расширении своих магических каналов, Мальтиниил отправил к нему боевую группу, давно ожидающую этого часа. Вся шестерка была целиком и полностью предана Владыке Небес, а воины являлись одними из лучших. И вот теперь они сообщили, что архимаг мертв. А ведь он уже думал, что они сумеют разобраться в процессе преодоления блокировки и тем самым смогут задействовать заклинания поиска, и Сфера Творения будет найдена. Но высланная группа не успела, а причина этого одна — невозможность открыть портал в людские земли, а человеческие маги, умеющие создавать энергетические порталы, у них отсутствовали.

В случайное убийство он не верил — очень странное тогда получается совпадение, ведь по словам командира группы архимага убили, чуть ли не сразу после сообщения. Кому это понадобилось, понятно — демоны тоже постоянно работают над проблемой преодоления блокировки Шести. Поэтому он не сомневался, что это они, точнее, нанятые ими люди, убили мага, похитив его исследования. Худший из вариантов, если произошла утечка, и они знают об артефакте. Вот он и приказал группе любыми способами найти похитителей.

.

Мир Церрука, тракт. 

— Что здесь делает толпа орков? — спросил я Сусанну.

— Не знаю, — медленно ответила она, продолжая рассматривать их. — Подозрительно это, так и хочется сказать, что тебя ищут.

— Тогда поехали скорей и свернем где-нибудь. Если пойдут за нами, то точно меня ищут.

— Хочу тебе сказать, что бежать орки могут достаточно долго, — она даже немного покачала головой.

— Все равно едем!

И мы полетели вперед. Ну, как полетели — просто поехали с максимальной скоростью. По пути женщина рассказала мне немного про орков, хотя сама же призналась, что не интересовалась такими вещами, а все ее знания — это услышанные фразы или рассказы. По ее словами они просто хотят отомстить мне за смерть, потому что убил я сына вождя или шамана. В противном случае вряд ли собралось их столько. Вот только она не могла понять, как они сумели пройти незамеченными, потому что слышала, что патрули довольно хорошо контролируют прилегающие к городу земли. Для меня же было непонятно, как они смогли меня разыскать, ведь в простую удачу я не верил. А орки полностью подтвердили мои выводы.

— Сусанна, я остаюсь, а ты езжай дальше. Незачем тебе встревать в наш конфликт, — сказал я ей и выпрыгнул из повозки.

— Что-о-о?! — выкрикнула она.

Затем я услышал уже другие крики и звуки останавливающейся телеги. Развернулся. Женщина с гневом на лице приближалась ко мне.

— Я не для того тебя столько лет искала и освобождала, чтобы снова потерять! — ее взгляд метал молнии. — Я, конечно, не воин, но кое-что могу, а главное, что могу исцелить тебя.

— Давай тогда отойдем к телеге. По крайней мере, они не смогут нас быстро окружить.

И направился к ней. Бык уже остановился и, чуть съехав с тракта, принялся щипать пожухлую траву. Я осмотрелся. Скрыться было негде, поэтому, взяв быка за кольцо, вставленное в нос, я направился к дереву. Поставив к нему впритык телегу, я принялся ждать орков. Те, увидев, что мы уже никуда не спешим, перешли на шаг и спустя пятнадцать минут подошли к нам.

— Я Хырк, и пришел, чтобы вернуть честь рода и отомстить тебе за смерть моего сына, — без предисловий начал один из орков.

Понятно. Единственный орк, которого я убил, это у кого отобрал меч. Что-то папашка его очень сильно расстроился, что даже взял с собой группу поддержки. Единственный наследник? Или орочьи заморочки?

— Поэтому пригласил для мести еще десять орков? — усмехнувшись, задал я вопрос. — Или они тоже мстители? Тогда вы будете по очереди мстить или все скопом?

Удивительно, но я совсем не испугался, как и не боялся умереть. Я не знал, что я здесь делаю, а из всех желаний было только одно — попытаться найти Витаэль. Как эльфийка она должна жить, если ее не убили, да и находиться в этом мире. Конечно, последнее это простое допущение, вероятность этого довольно велика. Причина поиска проста. Во-первых, мы любили друг друга, во-вторых, мне кажется, что встреться мы с ней, то я бы вернул большую часть памяти. Смерти тоже не боялся, и что было тому виной, я тоже не знал: то ли та же потеря памяти, то ли я вообще такой по жизни. Поэтому и ответил с усмешкой.

— Мы не орки, — процедил сквозь зубы он. — Мстить буду я один, а они просто помогли найти тебя.

— Это что, не орки? — негромко просил я Сусанну.

— Орки, — услышал за спиной удивленный ее голос.

— Мы прошли ритуал Исхода, поэтому больше не орки. Мы иноземцы.

— Бр-р-р.

Я даже замотал головой, отгоняя от себя непонимание. Затем все же сообразил, что столкнулся как раз с теми самыми орочьими заморочками. Но сказал другое.

— И они после твоей смерти не будут мстить ни мне, ни моей спутнице?

— Да! Или ты не веришь моему слову? — я снова замотал головой. — Тогда выходи в круг.

— И какие правила?

— Никаких. Можно все, — последовал его ответ.

А орки, или как они себя назвали, иноземцы действительно образовали импровизированный круг, куда я вошел уже с обнаженными клинками. Но этот Хырк не спешил нападать. Бубня себе что-то под нос, он стоял с закрытыми глазами, покачиваясь из стороны в сторону.

— Шаман! — донесся до меня выкрик Сусанны.

Но я и сам понял, кем является мой противник. За время недолгого бегства она сумела мне объяснить, что шаманы орков работают с духами предков, и не только. Духи других людей, сильных животных или просто обитатели тонкого плана подчинялись им. В зависимости от силы шамана можно было вызвать десятки духов, совладать с которыми было непросто простому воину, если он не был защищен специальным амулетом. А против особо сильных нужно было изготавливать специальный амулет, так как простой не являлся для них преградой. Вот последних я и опасался, но, по идее, и призвать их задача не на минуту, даже не на пару минут.

Я задумался, можно его атаковать или нет? Если можно, то все хорошо, а вот в противном случае все весьма плохо. Наверняка, тогда вся эта десятка воинов бросится на меня, да и моей освободительнице из плена может достаться. А мне я ней не справиться, ведь я только начал восстанавливать свои умения. Поэтому на всякий случай решил дождаться, когда шаман сам начнет действовать. Вот он отмер и просто махнул в моем направлении рукой.

А в следующий момент сам прыгнул на меня. Произошло это очень стремительно, и происходи этот поединок еще несколько дней назад, я бы не успел среагировать. Но за прошедшее время я значительно восстановил свои умения и навыки, а в таких опасных ситуациях задействовалось еще что-то, пока мною необъяснимое. Тело, включая и руки, и ноги, и туловище, и голову, пришло в движение. Меч противника я принял на внутреннюю сторону своего клинка, затем простым кистевым поворотом отбросил его в сторону. Одновременно с этим вторым провел атаку снизу вверх таким образом, чтобы отсечь кисть. Но противник, крутанувшись, сумел уйти от атаки. Но развить свое небольшое преимущество, когда орк находился ко мне спиной, я не успел. Сделав оборот вокруг оси, он уставился на меня, а я на него.

В его глазах буквально краткий миг проскочило чувства гнева и досады. Но, судя по тому, что на меня вновь смотрел спокойный взгляд, это предназначалось самому себе. Я, так понимаю, что он просто недооценил меня, и теперь будет сражаться более осмотрительно. Ну, да — во второй руке появился нож. Хотя, скорее всего стилет с гардой, полностью закрывающей не только верх кисти, но и пальцы. Не очень длинный, сантиметров тридцать-тридцать пять, но менее опасным от этого не был. А зам он чуть приблизился, и его руки заработали с огромной скоростью.

С самого начала боя я ощущал какой-то дискомфорт, словно что-то давило на меня, не давая двигаться быстрее. Создавалось впечатление, что я пробиваюсь сквозь воду. Несколько первых атак я отразил чисто интуитивно, и смог это сделать только из-за того, что полноценно атаковать противник мог только одним клинком. Вскоре я получил один порез, второй, третий… Он не забавлялся, желая меня убить как можно скорее, но я просто не успевал ни отразить удары, ни уклониться от них. Точнее, благодаря последнему мне удалось почти сделать это, но в том то и дело, что почти — смерти избежал, а ранений нет.

До меня дошло, что тяжесть на моих плечах и руках, это результат своеобразной подготовки шамана. Ярость поднялась огромной волной, и я встряхнулся всем телом, стараясь как бы стряхнуть с себя то, что мешало. Показалось, что вроде бы даже у меня внутри что-то зашевелилось, разлетевшись в разные стороны. Пока я встряхивал, успел заработать еще одну рану, а затем наступило облегчение, словно сбросил гору с плеч. А вот мой противник как-то неестественно дернулся, скривился, словно от сильной боли, и, как мне показалось, двигался по инерции. Не воспользоваться таким шансом было грех — сделав шаг вперед, я одним мечом на всякий случай заблокировал его оружие, а вторым привычным движением отсек голову. Шея у орка была защищена бармицей, но оружие оказалось на высоте.

Орки, до этого что-то весело выкрикивающие, моментально смолкли, уставившись на все еще стоящего их шамана. Спустя секунду тот рухнул на землю, а десять пар глаз уставились на меня. Я даже подумал, что они бросятся, чтобы меня добить, но ошибся. Ничего не сказав, они подошли к убитому и стали о чем-то шептаться. Мне же было не до этого, несмотря на скоротечность схватки, крови я потерял столько, что почувствовал усталость. Но не успел сделать и шага, как меня схватили за плечи женские руки, затем окатило прохладой, и Сусанна повела меня к телеге. Сняв с меня окровавленную одежду, она создала новое заклинание, и я снова ощутил волну прохлады. Достав чистую одежду, она дала ее мне, а сама села на козлы, и мы двинулись в путь.

Переодевшись, я свою окровавленную одежду выбросил, а сам удобно усевшись, обратил свой взор назад. Но преследовать нас никто, видимо, не собирался — я так и не увидел ничего подозрительного. На ночь съехали в сторону, где виднелась густая роща, а значит, есть вода.

— Давай свои окровавленные тряпки, — сказала мне Сусанна после того, как разожгла костер, — их надо сжечь.

— Да я их давно вбросил, — махнул я рукой и услышал сдавленный рык женщины.

— Нельзя разбрасываться своей кровью, — ответила она, — всякое может произойти. Будем надеяться, что ничего непоправимого не произойдет.

А я внезапно почувствовал, что она полностью права, кровь имела огромное значение. Это знание пришло изнутри, как будто я вспомнил давно забытую истину. Спать легли у костра, не заботясь о ночной охране. Пока не уснули, я решил задать мучивший меня вопрос.

— Сусанна, а что случилось с твоими телохранителями? Ты сказала, на поиски отправилась с ними, несколько раз упоминала их, но сейчас их нет?

— Я тебе уже упоминала, что в свое время изучала творение шести высших магов, сумевших обезопасить такую громадную территорию от магии Небес и Инферно, — начала она свой рассказ. — Сначала я исследовала башню, прилегающую к Землям Демонов, затем на юге, находящуюся на берегу океана, и, в конце концов, ту, что разделяет наши территории от Земель Ангелов. И только здесь окончательно убедилась, что в творении Шести присутствует энергия Богов, — я удивленно посмотрел на нее. — Да-да, не удивляйся. Я ведь училась на жрицу и я очень чувствительна к их эманациям и божественным энергиям. Мама вообще говорила, что я уникум в этом плане.

— Я так понимаю, что местные этого не знают? — решил уточнить я создавшее впечатление.

— Верно, — получил подтверждение, — не знают. Но там настолько тонкая работа, что я только к третьей башне окончательно в этом убедилась. На свою голову.

И женщина замолчала, наверняка, вспоминая те события. Затем тень наползла на ее лицо, появилась грусть. Не знаю, о чем она думала, но если прекратить рассказ, то настаивать не буду. Между тем, она продолжила.

— Ушастик, — у меня самопроизвольно появилась улыбка. — И не надо так улыбаться, — тоже с появившейся улыбкой сказала она. — Она только мне позволяла так называть себя. Когда ты отрезал на дуэли ей уши, то первоначально она жутко тебя ненавидела, но со временем успокоилась, занявшись повышением своего боевого мастерства. Галания хотела достичь твоего уровня, вот тренировалась постоянно, находя мастеров и требуя обучения. Сначала некоторые задевали ее отсутствием ушей, которые, кстати, она так и не смогла отрастить, а потом уже и не хотела, но после третьей смерти на дуэли все насмешки прекратились.

— Так что случилось-то? — все же любопытство пересилило, поэтому во время очередной паузы я задал вопрос.

— Изучала я очень тщательно и башню, и работу магии, отходя на разные расстояния, — продолжила рассказ женщина. — Вот когда находились в пяти километрах от границы вглубь Земель Ангелов и наткнулись на их боевую группу. Они почему-то приняли меня за жрицу, хотя Богиня отказалась от меня, да еще посчитали шпионкой. Вот и решили почему-то убить. Галания со своей подругой среагировали мгновенно, отразив атаку магией. Завязался бой. Нам повезло, что отряд состоял из четырех ангелов и двух архангелов, иначе нас уничтожили бы в самом начале, а так мои телохранительницы справлялись с ними. Они сражались, я их подлечивала, и мы все вместе продвигались к нашей территории. Но не успели — амулеты от многочисленных атак иссякли, не успевая заряжаться. Очень не повезло, ведь по нашим прикидкам оставалось не более ста метров и их магия перестала бы работать. А так они остались задержать ангелов, крикнув мне, чтобы я убегала. Вот я спаслась, а они нет.

— Так по их землям ходить опасно? — немного удивленно спросил я, помня, что ранее она говорила о безопасном пребывании, как у ангелов, так и у демонов. — Или это тогда было опасно?

— Да нет, нам просто не повезло оказаться не в том месте, и не в то время. У них, наверное, интриги очередные начались, вот мы и попали под раздачу.

Я почувствовал в ее голосе печаль, поэтому больше вопросов не задавал. А спустя минут десять уснул.

За ночь никто нас не побеспокоил, и, позавтракав, мы отправились дальше. Как сказала моя спутница, дорога эта использовалась довольно часто, но не настолько, чтобы кто-то озаботился трактирами. В основном из-за того, что необходимо держать хорошую охрану, которая совсем не окупиться. Ближе к городам, там все хорошо, но мы сейчас как раз находились почти посередине между городами. Еще восемь часов езды и свернем на дорогу к столице.

Первые признаки беспокойства я ощутил спустя час после начала движения. Поначалу даже не понял, что некий дискомфорт и беспокоил меня. Женщина, заметив мое состояние, спросила об этом, а услышав ответ, заявила:

— Нам грозит опасность. Можешь определить с какой стороны ее ожидать?

— Нет, — помотал я головой, — да и опасности в


убрать рекламу


роде бы нет, так, легкое беспокойство.

— Надо бросать телегу и уходить пешком, так больше шансов ее избежать.

Телегу я завез в небольшой лесок, находящий с правой стороны, а сами ушли на северо-запад. По словам моей спутницы, мы рано или поздно должны выйти на тракт. Передвигаться старались между холмами, используя попадающиеся на пути рощи и небольшие лесные массивы. Сусанна же часто поднималась на вершины холмов и внимательно осматривала местность через специальный кристалл дальневидения. Сейчас снова проделывала эту процедуру, а я сидел рядом, высматривая хорошее место для привала.

— Демоны? — услышал я ее неуверенный голос, затем: — Демоны! И с ними гончая!

Мир Церрука, людские земли, тракт. 

— Теперь слушаем меня внимательно, — дочь повелителя Инферно обвела всех взглядом. — Это нужный нам тракт. Идем цепью так, чтобы не пропустить никого из людей. У всех рассматриваем энергетические тела и, если у кого они отсутствуют, приводим в бессознательное состояние и сообщаем мне. Все проделываем тихо и незаметно, чтобы не оставлять следов, — тут демонесса скривилась, вспомнив о своей оплошности, когда не сдержалась, выплеснув свою ярость на крестьянина. — Если проделать все это незаметно нельзя, то все равно сообщаем мне. Есть вероятность, что вы просто не видите их. Я иду крайней справа, чтобы не вызывать ненужных подозрений, если повстречаемся с магом.

Хотя по мнению «допрошенного» мага парень уже должен быть далеко, она решила все равно проверять всех, начиная от самого города. А то с него может статься остановиться под самым боком у разыскиваемых его тайных и не только тайных стражников, понимая, что в этом месте его будут искать не настолько упорно. Профессионалов, таким образом не обмануть, но сколько там у тайной службы таких людей? И вряд ли они будут задействовать всех, а простая стража — она и есть простая стража. Но Сильванна решила не дать ему ни малейшего шанса избежать встречи с ними.

Первые два дня оказались самыми тяжелыми, людей в непосредственной близости от столицы провинции было много, ходили они туда-сюда по нескольку раз за день. Даже высший демон не мог работать с такой интенсивностью, постоянно находясь в высшей степени концентрации. Но к концу второго дня они вышли из зоны многолюдности, и передвижение их ускорилось. Передвигались они по-прежнему цепью, только по тракту теперь бежала демонесса.

Дым заметили одновременно. Все сгруппировались вокруг демонессы, которая перешла на шаг, а один демон ушел на разведку. Вернулся он через полчаса.

— Госпожа, — сразу начал он доклад, — это орки. Жгут погребальный костер и, судя по всему, убитый шаман. Да, именно убитый, — ответил он на вопрос, увиденный в глазах девушки. — Близко подойти не сумел, так как там открытая местность, а времени было немного, но некоторые фразы долетели до меня. Там произошло сражение между человеком и шаманом. Напрямую они не говорили, но костер именно шаманский. Еще добавлю, что с тракта в ту сторону сворачивала телега.

— Это точно он, — уверенно произнесла Сильванна, — надо схватить и допросить их. Шамана нет, поэтому никто не сможет распознать во мне демона, вот и пойду к ним одна. Вы меня страхуете. Если я обнажу мечи, то атакуем.

Девушка направилась дальше, а остальная команда разошлась в стороны. Уже на подходе, она поняла, что что-то пошло не так. Все орки разбились на две тройки и две пары, приготовившись к бою. Это было странно, поскольку дым от погребального костра был еще достаточно густой, и они должны сидеть вокруг него, поминая шамана. Надо выяснить, что их насторожило.

— Приветствую вас, воины, — она обворожительно улыбнулась, но в то же время не выходя из образа наемницы. — Что вас так напугало?

— Где твои спутники демоново отродье? — презрение заговорившего, казалось, обдало ее с головы до пят.

И Сильванна обнажила клинки.

.

Мир Церрука, людские земли, место погребального костра. 

Как только телега с людьми скрылась, орки соорудили погребальный костер. Проделывали они это молча, потому как радоваться нечему — месть не состоялась, хотя честь защищена. Человек, поначалу проигрывавший не без помощи духов, сумел каким-то способом отбросить от себя их. Причем, так, что пострадал даже шаман, поддерживающий с ними связь. Это говорило о том, что он не просто их отбросил, но и нанес какие-то серьезные повреждения, иначе шаман бы не почувствовал ничего. Умения человека были на высоте, но справился бы с ним почти любой из них, разве что у троих могло не получиться. Шаман же уступал воинам во владении ятаганом, но у него были бестелесные помощники, делавшие его значительно сильнее. Вот запылал огонь, охватывая пламенем шамана, а сами они принялись вспоминать о славных его деяниях.

— Ачынрык, — после длительных воспоминаний обратился один орк к другому, — может, пришли какие мысли по поводу того, что этот человек сделал с духами?

— Нет, — покачал тот головой, — о чем-то подобном даже разговора никогда не возникало. Даже…

И он замолк. У этого орка была слабая предрасположенность к шаманизму, настолько слабая, что учиться не имело никакого смысла. Если чувствовать духов у него получалось два раза из пяти, то воздействовать на них никогда. Поэтому шаман, едва выяснив это, сразу отказался от обучения. Орчонок тогда очень сильно расстроился, а спустя какое-то время решил стать лучшим воином. Таким он пока еще не стал, но его воинское искусство уважали те самые лучшие воины. А сейчас он явно почувствовал рядом с собой духа, показавшимся ему знакомым.

— Хырк? — как-то неуверенно произнес он.

В ответ на это он почувствовал дуновение вокруг головы, а в самой голове появились образы демонов. Исчез и дух, и видения, но этого оказалось ему достаточно. Пусть он не учился шаманизму, но азы знали все орки без исключения, и то, как духи предупреждают. Для более качественной связи необходимо провести ритуал, но в данном случае шаман только умер, и его связь с этим миром еще не успела сильно ослабнуть. Поэтому ему и удалось передать этот образ. А вот означал только одно — семерка демонов находилась рядом и собиралась их атаковать.

— Демоны рядом, — сказал он.

И они приготовились к бою. На самом деле, благодаря тому, что магия инферно здесь не действует, орки достаточно хорошо сражались с ними, особенно совместно с шаманом. Сила, ловкость, отличное владение ятаганами позволяло им надеяться на успешный исход. Они заметили, как к ним приблизилась девушка, совсем непохожая на демонессу. «Такая же, как в видении», — подумал Ачынрык.

— Приветствую вас, воины, — она обворожительно улыбнулась, но это не ввело их в заблуждение — духам они доверяли безоговорочно. — Что вас так напугало?

— Где твои спутники демоново отродье? — спросил ее Ачынрык.

Она обнажила мечи. И тут же на них бросились прятавшиеся до этого демоны. Сама же девушка сделала тоже самое. Орки находились в боевом трансе, но вся семерка демонов превосходила их в скорости: кого-то немного, кого-то более ощутимо. Девушка еще с одним врагом бросилась на его двойку. Дзанг, дзанг, дзанг. Они едва сумели защититься, да и то только по той причине, что группы стояли так, что их противник не мог атаковать с противоположных сторон. Подобная тактика у орков была отработана до мелочей.

— Высшие! — получив небольшую паузу, сумел выкрикнуть орк.

Его соплеменники, наверняка, тоже это поняли, но он решил все-таки предупредить. Дзанг, дзанг, дзинг. Вот теперь все поняли, что с такими воинами демонов они еще никогда не сталкивались. Вот напарник Ачынрыка получил ранение, второе, и тут же с его сторона пришел удар, который он отразить не успел. Краем глаза заметил, как в соседней двойке убили одного и сильно ранили второго орка. Этим тут же воспользовались демона, проскочив внутрь. Единственное небольшое преимущество было утеряно. Вдруг он понял, что его не стараются убить, а хотят пленить. «Пленить орка?», — мысленно прорычал он. — «Никогда!». И, проигнорировав атаку демонессы, рванул к ее напарнику, как к более опасному противнику на его взгляд. Естественно получил удар он нее, пришедший в спину, легко разрубив доспех, конечно, получил удар от демона в грудь. Зато сумел одним мечом блокировать второй меч демона, а своим вторым клинком ударить того в правый глаз.

И тут же был убит его напарник. У остальных орков дела складывались не лучшим образом, все они получили небольшие раны, так и не сумев хотя бы зацепить кого-нибудь из демонов. Увидев, как можно убить врага, двое попытались проделать подобный трюк, но ничего не вышло. Во-первых, двигались они медленнее Ачынрыка, который среди них являлся самым искусным воином. Во-вторых, их противники были начеку и не допустили больше такой ошибки. Но и пленить себя никто не позволил из них.

— Осмотрите окрестности, — в раздражении приказала дочь Повелителя.

Состояние демонессы было понятно всем ее спутникам. Они напали на след, но узнать ничего так и не сумели. Этот приказ она отдала, особо ни на что не надеясь, и очень удивилась, когда ей принесли окровавленную одежду.

— Это точно он, — радостно и зловеще произнесла она, — я чувствую это. Кто самый быстрый? Лети за пределы человеческих земель и призови гончую-ищейку.

Им оставалось только ждать, но ждать в предвкушении. Теперь уже не важно, куда он уйдет и на какое расстояние — гончая никогда не упустит след, и никакая магия Шести на ее способности не влияет.

Первой, что естественно, появилась гончая, хотя и демон отстал от нее всего на час. Дав понюхать окровавленную одежду, чтобы ищейка впитала его запах, Сильванна приказала еще и пожевать ее, чтобы она к тому же и почувствовала его вкус. После этого гончая завыла, принюхалась и побежала на северо-запад. Отпускать от себя ее не стали, поскольку неизвестная была сила человека, а терять гончую не хотелось, ведь именно эта их порода была очень редка, особенно из Лавового домена. Забежав на очередной холм, они успели заметить, как с находящегося впереди возвышенности исчезли два человека.

— Быстрее! — выкрикнула демонесса.

И спустя несколько минут они появились на этой возвышенности, увидев свою цель. Но не только ее, и из их глоток вырвался рык.

.

Мир Церрука, город Малькор, заброшенный дом. 

— У нас приказ — найти любой ценой тех, кто убил мага и унес его исследования, — сообщил остальным членам группы их командир Фараниил. — Вы вдвоем идете к стражникам, — он посмотрел на двух высших ангелов, — но старайтесь не вызвать интереса к себе. Вы, — он перевел взгляд на следующих, — к ночникам, там можете не скрываться и платить золотом. Я к нашему магу, а вы ждите здесь.

Он не опасался, что кто-то его увидит, ведь дом считался заброшенным. Поэтому жители просто решат, что они его купили, а выяснять в муниципалитет никто не пойдет. Но все равно пользовался амулетом иллюзии, сотворенным человеческим магом-артефактором. Выйдя на улицу, он направился на противоположную сторону города. Трудность для ангелов была в том, что замаскироваться под людей им не удастся — рост и моторика движений выдадут их целиком. А использование иллюзии могли засечь, как маги, так и стражники, у которых всегда с собой отличные амулеты, распознающие ее. А любой, находящийся в пределах города под иллюзией, вызывал подозрение, особенно у последних. Вот и сейчас ему приходилось идти, внимательно смотря по сторонам, дабы не нарваться на стражу.

В этом плане многим видам демонов намного проще. Эта мысль про извечных врагов ухудшила его и без того скверное настроение. В раздражении он чуть было не оттолкнул в сторону какую-то женщину, прогуливающуюся по улицу. Но этот эпизод заставил его успокоиться и взять себя в руки, поэтому к дому, где проживал их человеческий маг, он подошел полном спокойствии.

Этот магистр работал на ангелов уже очень давно. Они частенько пользовались его услугами, особенно, когда необходимо было кого-то найти. Несмотря на его не такой уж высокий ранг, заклинание Обнаружение Жизни он творил на высшем уровне. Имел врожденную предрасположенность к этому заклинанию. Хотя они пользовались его услугами и в открытую, но именно сейчас этого делать нежелательно. Поэтому прежде чем войти в дом, Фараниил бросил взгляд по сторонам, и, удовлетворившись увиденным, юркнул внутрь, и постучал во вторую дверь.

— Гаск, нужна твоя услуга, — без предисловий сказал он мужчине лет сорока на вид, передав тому мешочек с золотом.

Тот, не говоря ни слова, принял его, отнес куда-то вглубь дома, и спустя пять минут вышел, готовый к путешествию. Вернулись они в дом-лабораторию, где принялись ждать известий.

Первыми, как ни странно, возвратились те, кто шел к страже. Фараниил думал, что им придется долго спаивать их, потом задавать наводящие вопросы, после которых не факт, что появится полезная информация.

— Некто, очень похожий на архимага в день его убийства выходил за пределы города, а вернулся с двумя девицами, — начал сообщать новости его подчиненный. — Еще этих девиц видели в сопровождении какой-то наемницы. Пока все. Идти еще вызнавать информацию?

— Нет, дождемся второй группы и там решим.

Ждать пришлось еще часа два, зато новости порадовали командира группы.

— Ночники обратили внимание на этих человечек сразу и проследили за ними. Выяснилось, что те ночевали в этом доме. Они захотели их потрясти, но ничего не получилось — те уничтожили его людей и смогли уйти. Местный глава ночников уверен, что у тех есть отличные амулеты сокрытия. А чуть позже они получили заказ выследить этих двоих, получив при этом амулеты, которые реагировали на их близкое присутствие. Довольно долго не моги попасть на след, но в итоге сумели это сделать, сообщив заказчику, и произошло это за городом. После этого они видели их в компании какой-то наемницы, когда те хотели при помощи портала перейти в Гвейн.

«Значит, те амулеты и есть те, которые передавались ночникам», — подумал Фараниил. — «Надо их использовать. Но как их сейчас найти?». Эту мысль он обдумывал не более пяти минут, решив для начала перебраться в Гвейн и там расспросить. И уже после этого думать о дальнейших шагах. Скрываться им не имело смысла, поэтому они, деактивировав амулеты иллюзии, направились к порталу. Там тоже никаких сложностей не было, и их группа, плюс еще человек появилась в Гвейне. Как и планировали, они демонстративно направились на север, чтобы все видели их уход, и уже в трех километрах от города снова активировали амулеты. Возвращались они разными путями, а мог так вообще один.

Здесь им просто повезло. В самом городе уже давно никто не видел этих девушек, хотя, как выяснилось, они здесь проживали. И только Ваниил и Риилом, которые обходили город, чтобы зайти с южных ворот, принесли хорошие новости. Повстречались они с охотником, который и поведал, что видел троицу, точь в точь похожую по описанию на разыскиваемых. Вот только произошло это в тот же день, когда те хотели покинуть Малькор. Произойти это могло только при использовании портала, а поскольку в городе отказали, то использовался энергетический портал. Найти высшего мага, который будет работать на них, нереально, получается, этим магом является наемница. Не очень хорошая новость, ведь при столкновении, она может применять весь спектр своих заклинаний, а они только амулеты. Большой проблемой это не являлось, ведь против боевой группы высших магов один человек ничего не сделает. Точнее, победить не сможет, а вот убить кого-нибудь вполне. Отбросив эту мысль, он задумался о том, где снова их искать.

Живут они здесь, но не появлялись. Чем занимаются, выяснить не удалось, но постоянной периодичностью пропадают. Это может быть только охота. Находиться они могут сейчас где угодно, но он решил отправиться своих воинов проверить близлежащие города и другие населенные пункты. Сам остался в постоялом дворе ожидать известий.

Проснулся от срабатывания переговорного амулета.

— Фараниил, — узнал он Ваниила, — они были в Арканзе. Купили горное снаряжение и отправились в горы на границу с демонами.

Командир группы заскрежетал зубами. Получается, что вся эта троица работала на демонов, и, как только получили стоящую информацию, тут же направились к ним. Были некоторые моменты, не сочетающиеся с этим выводом, но рассматривать их не стал. Сейчас самое главное перехватить их.

— Жди нас там.

Он поочередно связался со всеми, приказав как можно скорее прибыть в город. Конспирация окончательно потеряла смысл, поэтому, не таясь, они телепортировались в Арканз. Ваниил ждал их у портала, и они сразу направились за город, по пути рассказываю подробно, что удалось выяснить.

— С камнями силы умеешь работать? — выйдя за город, Фараниил спросил человека.

— Если имеется в виду перекачка энергии, то да.

— Держи, — он протянул магистру черный камень. — Заклинание обнаружения должно работать постоянно.

И они направились на юг, куда ранее ушла их цель. Немного погодя группа перешла на бег, а магу дали специальный эликсир, повышающий выносливость и придающий силы. По пути встретили четырех наемников, которые видели в трактире двух девушек, по описанию похожих на разыскиваемых. Они же предупредили о маге. Но это уже ангелов не интересовало.

— Что? — спросил командир отряда, заметив, что человек остановился, посмотрев право.

— Да показалось, что кто-то смотрел на меня, — неуверенно ответил тот.

— Где?

— Да вроде бы от того валуна, — также неуверенно ответил маг, показав на камень.

Два ангела, не сговариваясь, побежали к нему, по пути обнажая мечи. Обойдя камень с двух сторон, они никого не увидели. Риил переглянулся со своим напарником и развернулся, чтобы уйти, но резко остановился. Особо ни на что не надеясь, перешел на магическое зрение — тоже никого. На всякий случай он размахнулся и нанес удар вдоль камня, сантиметрах шестидесяти от его края. Ничего подозрительного не увидев, он вернулся обратно.

Они еще двадцать минут бежали, но были вынуждены перейти на шаг, так как маг устал и должен передохнуть, поскольку дальнейшее применение эликсира может привести его в неадекватное состояние. Вдруг он остановился, развернулся и медленно направился назад.

— Что там?! — Фараниил уже не скрывал своего раздражения.

— На границе заклинания появились две точки, — ответил Гаск.

— Люди?

— Вполне может быть.

— На выпей не больше трети своего глотка, — он дал магу эликсир.

И они побежали. Сначала по дороге, затем свернули немного левее. Но эффект от приему стимулятора был уже далеко не такой, ведь разрабатывался от для ангелов, а не людей. Поэтому на расстояние, которое они ранее преодолели да двадцать минут, сейчас понадобилось сорок.

— Вон они мелькнули, — показал вперед один из ангелов.

— Все туда! — приказал командир.

.

Мир Церрука, тракт. 

Эль прикрыла глаза, ожидая смерти, но почувствовала только жар, обдавший ее лицо, а секунду спустя и одежда сильно нагрелась. Открыв через секунд десять глаза, она никого не увидела, а прислушавшись, услышала удаляющиеся шаги. Девушка поняла, что меч прошел совсем рядом с ней, но не знала, насколько она была близка к гибели. Пылающее лезвие меча отделяло каких-то полсантиметра.

— «Вит, ушли вроде бы», — мысленно передала она подруге, которая вообще ничего не могла видеть. — «Что будем делать?».

Ее подруга почувствовала состояние напарницы, и могла только гадать, что же там такое произошло. Она даже по мыслеречи поняла, что та пребывает в растерянности и не может нормально мыслить. Поэтому и ответила:

— «Сидим. Маскировку держи до последнего».

Еще целых полчаса они сидели за камнем, не разговаривая даже по мысленно. Затем Эль поднялась и выглянула из-за камня. Никого. Хотела сказать об этом своей подруге, как навалилась усталость. Как всегда, внезапно. Прекратив задействовать свою способность, она устало опустилась на землю.

— Устала? — сочувственно спросила Вита.

— Ага, — девушка прикрыла глаза, но продолжила речь: — Так и не могу понять эту свою способность, как управлять ею. Если просто скрываться, то достаточно долго получается, но во время опасности, — и она покачала головой. — Понимаю, что связано с моим желанием, но во время опасности оно такое, что начинаю очень быстро уставать. Что будем делать?

— У меня такое чувство, что ищут именно нас, — Эль кивнула, даже открыла глаза. — Бежать нам надо в безопасное место.

— Может быть, вернемся в Арканз?

— А если там они еще кого-то оставили? — скептически вопросом на вопрос ответила Вита.

— Ну, не на охоту же идти?

— Нет, самое близкое безопасное место это столица. Помнишь, нам говорили, что этот тракт идет до нее? Идем. Ты отдыхай и набирайся сил, а я буду следить за окружающей обстановкой.

И девушки направились на юго-запад. Шли они довольно быстро, так как Эль знала, что на восстановление от применения способности способ передвижения влияет не сильно, главное не бежать. Подкрепились на ходу, немного поговорили. Идти старались, скрываясь за деревьями или в низинах между холмами. Но последнее частенько нельзя было сделать, так как получался большой крюк. Вот поднявшись на одну такую вершину, Эль высматривала, где ей лучше спуститься, как Вита схватила ее за рукав и потащила вниз.

— Ты чего? — стараясь не упасть, спросила подругу.

— Ангелы! Точно нас ищут! Блин, зачем мы им понадобились?!

Эль притянула к себе свою подругу и вновь задействовала свою способность. И девушки рванули со всех ног, стараясь держаться рядом. Вита постоянно оглядывалась назад, и после очередного раза тихо сказала:

— Сейчас догонят. Давай пойдем шагом. Вот здесь следов не оставим.

В этом месте скальная порода выходила на поверхность, поэтому можно было идти, не боясь оступиться или поскользнуться. Вот только полоса эта была всего метров пятьдесят шириной и непонятно сколько в длину, так как метров через двести начинался уклон. И девушки направились дальше, периодически оглядываясь назад. Вот только ангелы тоже были не дураки, быстро смекнув, как они могут двигаться, не выдавая себя ничем. Растянувшись цепью, они шли по этой же полосой, нанося удары мечами по обе стороны от себя. Крайние к тому же внимательно следили каждый за своей стороной. Опять же, Вита бы легко смогла пройти и в одну сторону, и в другую, не потревожим землю. Все упиралось в Эль, которая вообще не умела ходить бесшумно, особенно по каменной почве. Вот и вынуждены были девушки двигаться прямо. Но, видя, как ангелы быстро приближаются, побежали.

Уклон, в самом деле, присутствовал, уходя вниз еще метров на триста. И вот там-то каменная полоса резко обрывалась, упираясь в небольшой лес. Влетели девушки в него на полной скорости и, пробежав еще метров двадцать, резко остановились и замерли. На них смотрел бык. Это было не домашнее животное, а его дикий родич. Более того, он бы магически измененным, вследствие чего размерами превосходил минимум в два с половиной раза. От страха маскировка слетела, а бык, увидев их, ударил копытом, а глаза его покраснели. Эль вдруг поняла, что от усталости не может воспользоваться своей способностью.

— «Вита!», — мысленно закричала она. — «Я не могу нас скрыть! Уговори его!».

Этот крик вывел девушку из ступора, в котором она пребывала с того момента, как увидела это огромное животное.

— Привет, — заговорила она. — Мы пришли на твою территорию, но в этом не виноваты. Злые ангелы прогнали нас сюда, вот им и надо мстить…

В дальнейшем Вита сама никак не могла объяснить, как ей удалось договориться с этим животным на его смертельный бой. По мере его монолога, глаза быка наливались красотой, пока не стали ярко алыми. Когда девушка закончила, он издал трубный рев и рванул в ту сторону, откуда еще недавно прибежали они. Они же не стали дожидаться результатов схвати, а побежали дальше.

Этот вид магически измененных животных, как многие их собратья, обладал устойчивостью к магическим воздействиям, толстой и прочной кожей. Еще одной немаловажной в данном случае было то, что кожа с каждым годом становилась все прочнее и прочнее, в конце концов, превращаясь в настоящую броню. А этот бык прожил уже длинную жизнь. Еще одной немаловажной деталью было то, что в отличие от своих обыкновенных сородичей двигался он очень быстро.

В подъем этот гигант набирал скорость, словно того не существовало. Единственный человек в этой группе успел выкрикнуть:

— Опасность!

Но ангелы, относясь с пренебрежением к людям, не очень серьезно отнеслись к этому выкрику, совершив ошибку. Нет, группа не остановилась, ожидая быка, а рассыпалась выстраиваясь полукругом. У них была отработана тактика боя против таких огромных и мощных зверей. Магическая петля на ноги и магическая сеть на само животное должно было обездвижить его, после чего его можно спокойно добить. Или вообще оставить здесь, продолжив погоню, ведь маг сказал, что их цель вновь проявилась. Будучи в этом мире, они знали особенности фауны, но не могли предположить, что магическое сопротивление этого гиганта будет выше их заклинаний. Виной тому могло быть еще и то, что данный вид встречался довольно редко, а люди предпочитали с ним не связываться, поэтому и рассказов об охоте практически не было.

— Обездвиживаем и уходим, — приказал командир отряда.

Хотя самостоятельно творить заклинания они не могли, но имели в наличии амулеты, заменяющие самые необходимы, к которым относились и петля и сеть. Активировав их на уже разогнавшегося быка, они хотели пробежать дальше. Но бык, лишь немного изменив траекторию, попытался нанизать на рога ближайшего из своих врагов. Сработавший амулет защиты его спас от этого, но не от толчка. Кувыркаясь, он полетел над землей, от неожиданности даже расправил крылья. Но опыт сказался, и он моментально их убрал, не причинив им никакого вреда.

Вот теперь они отнеслись к словам мага серьезно. Остановившись, образовали круг. Бык же, с несвойственной для его размеров резвостью, развернулся и ринулся на ближайших ангелов. Первый ушел от такой прямой атаки и нанес удар ему вбок, стараясь рассечь ребра. Но здесь их ожидал сюрприз — артефактный клинок только и смог, что разрезать кожу. Ее прочность и толщина замечательно сопротивлялась мечу. Второй ангел постарался подрубить сухожилья, но бык изменил немного траекторию и он промазал.

Вот только после этого они начали относиться к этому противнику очень серьезно. Вся шестерка активировала элементалей: у двоих мечи горели алым пламенем, одного покрылись коркой льда, еще у двоих вокруг них заклубилась серо-синяя дымка, у последнего стали похожи на ожившую воду — огонь, лед, воздух, вода.

Но даже после этого им пришлось повозиться с таким противником. Мечи пронзали его кожу, разрезали до крови, но бык, казалось, вообще не обращал на раны внимания. Его сухожилья, казалось, выкованы из лучшей стали, да еще усилены заклинаниями. Он с яростью бросался на своих противников, и зачастую те едва успевали отклониться или уйти от удара рогами. Но опыт и мастерство сказалось, и спустя десять минут магическое животное стало слабеть, движения его замедлились и еще через три минуты он упал на землю и умер.

— Где они? — Фараниил нашел взглядом Гаска.

— Снова исчезли.

— Идем быстрым шагом в том направлении, — он указал туда, где совсем недавно скрылись девушки. — Их амулеты уже не могут долго поддерживать невидимость.

Сами же беглянки никакого боя не видели. Убедившись, что опасность им не грозит, они понеслись дальше. Эль не стала задействовать свою способность, правильно рассудив, что пять-семь минут у нее есть и за это время можно немного отдохнуть. Сейчас они просто бежали вперед, стараясь как можно дальше оторваться от преследователей. Эль даже запоздало вспомнила, что надо укрыться от них и только сейчас, притянув к себе свою подругу, задействовала умение. Так они и бежали почти по прямой, не пытаясь хоть как-то скрывать свои следы. Вскоре Эль почувствовала, что не может больше укрывать их, и предупредила Виту. И откуда только взялись силы? Понимание, что их сейчас нагонят, придало силы, и они еще ускорились. Вита еще в роще скинула и выбросила все ненужное, оставив только самое необходимое. Взобравшись на очередной довольно высокий холм, они оглянулись.

— М-м-м, — застонали обе и начали спускаться.

Увидев внизу тракт, они очень обрадовались, но поняв, что здесь не одни постарались остановиться. Но, несмотря на их небольшой вес, инерция потащила их вниз.

.

Мир Церрука, западный столичный тракт. 

— Какие демоны? Откуда? — удивленно спросил я Сусанну. — Может быть, гончую призвал кто-то из людей.

— Не знаю, не знаю, — быстро ответила она. — Выглядят, как люди, но у меня словно кто-то снял шоры с глаз, и я на краткий миг увидела демонов.

— Может быть, показалось?

— Совершенно точно нет, — твердо ответила она, — помимо увиденного, еще пришла уверенность, что это правда. А вот откуда они и что здесь делают, я не знаю.

И посмотрела на меня как-то очень уж подозрительно. Мы сейчас как раз спустились к тракту, который проходил между двумя возвышенностями.

— У тебя часом не было с ними столкновений? — вздохнув, спросила она. — Потому что гончую демоны призовут только в том случае, если она может взять след. Идем скорее, там за ущельем находится мост через разлом, если успеем преодолеть, то спрячемся.

Мы уже собрались уходить, когда с противоположного от нашего места спуска обрыва послышались звуки. Затем на его вершине появились две девичьи фигуры. Оглянувшись, они припустили вниз и только на середине заметили нас. Как-то дернулись, наверное, желая остановиться, но продолжили спуск, очутившись прямо перед нами.

— Привет, красавицы, — улыбнулся я им. — тоже от кого убегаете, как и мы?

То ли они не хотели со мной разговаривать, потому


убрать рекламу


как зыркнули на меня, дескать, «Отстань!», то ли сильная отдышка не позволила им говорить. Девушки действительно дышали, как мехи в кузнице, лица у обеих были раскрасневшиеся, как от быстрого и долгого бега. Только они немного успокоились и хотели ответить, как с обеих сторон раздались новые звуки. Быстро глянув в одну и другую сторону, я выругался.

— Блин, твою…

Скорость демонов неприятно меня удивила — справа от нас, на верху обрыва, стояли они в человеческим обличье, а рядом с ними находилась гончая. А вот на другой стороне находились ангелы, от которых, вероятно, и убегали девушки. Кто бы за кем не гнался, но в данный момент они ринулись друг на друга. Мы развернулись, чтобы убежать, но перед нами стала проявляться арка, насколько я понял, портального перехода.

.

Мир Церрука, людские земли, город Энскор, столица. 

За жезл Фейналь отдала почти все свои сбережения, поэтому вопрос о пополнении своего бюджета стоял очень остро. Поэтому она отправилась в столицу, где сделать это было и проще, и быстрее. Сейчас она сидела в трактире под названием «Вкусные радости» и размышляла о дальнейших действиях. Заработать денег магессе ее уровня в этом мире не проблема, но что делать дальше? Она ничуть не сомневалась, что ее продолжают искать и ангелы, и их извечные противники демоны. Она не знала, какие именно знания понадобились этим расам, но предполагала, что они существенно перевесят чашу весов в сторону обладающего ими. А за такими вещами и предметами эти расы могли охотиться столетиями, если не тысячелетиями. Сейчас она не могла решить, что делать с Оком — спрятать его или продолжать хранить у себя. И тот, и другой вариант имели, как плюсы, так и минусы. К тому же она не оставляла желание самой очутиться в хранилище. Но самостоятельно не стоит и пытаться попасть туда, наверняка, обе расы следят за миром. Вряд ли они договорились и вместе охраняют вход, но то, что не спускают глаз, точно. Поэтому ей необходима группа, члены которой будут так же, как она защищать эти знания от тех, кто ими обладать не должен. Кое-какие наметки у нее появились.

— Моя маленькая ученица Фейналь Альтуриэн лит’Ануналь, — услышала она знакомый голос и посмотрела на стоящего рядом с ее столом пожилого мужчину. — Какая встреча!

— Мастер, Ингор? — изумлению женщины не было предела. — Учитель!

Она поднялась и уважительно поклонилась. В данном случае мастер — это был не уровень владения магией, а признание этого человека, как одного из лучших мастеров магического конструирования. Это был учитель на кафедре магического конструирования в университете магии мира Игеллан. Одно время женщина там училась, причем, вполне успешно, вот только артефакторика была не для нее. Сотворить как можно быстрее заклинание и направить его на врага — это получалось у нее великолепно, а вот сидеть и медленно рисовать плетения в заготовках, да еще стараться делать линии, как можно тоньше, у нее получалось из рук вон плохо. Не могла она заниматься такой, на ее взгляд, нудной работой. Мастер магического конструирования высший маг Ингор старался привить хорошей ученице любовь к своему предмету и самой артефакторике, но за все время обучения так и смог этого сделать. Нет, амулеты она создавала, но сам он называл их поделками.

Пока она предавалась воспоминаниям, маг сел за ее столики даже успел сделать заказ. Посмотрев на нее, он сказал:

— Ну что, обрадуешь своего учителя? Покажешь настоящий амулет, созданный тобой?

На эти слова женщина чуть скривилась и покраснела. Она знала, что маг относится к ней хорошо, и ей действительно стало очень стыдно.

— Понятно, — вздохнул он.

— Зато, учитель, у меня есть предмет, который вас точно заинтересует, — с хитринкой в глазах ответила она. — Да что там, это вполне вероятно вызов вашим знаниям!

— Так-так-так, — улыбнулся он ей в ответ. — И что же это такое?

— Не здесь, — чуть ли не протокольным голосом ответила она, а маг понял, что это серьезно.

— Тогда я поем, потом и покажешь.

— Учитель, а что вы здесь делаете? — любопытство, как и у любой женщины, у Фейналь находилось на высоте.

— Так я менял защиту города в целом и магической школы в частности. Не только в столице, но еще в Арканзе и Ярске. А еще изучал плетение Шести, — увидев, как вскинулась его ученица, сразу добавил: — Нет, понять его суть я не смог. Это оказался ощутимый удар для меня, но больше у меня времени нет — завтра ухожу домой.

В это время официантка принесла заказ, и маг принялся с удовольствием кушать. Во время обеда она не задавала никаких вопросов, а по окончании они вышли из трактира и направились в постоялый двор, где она остановилась, так как маг проживал во дворце короля, куда ее не пустят. В комнате мужчина первым делом активировал артефакт от прослушивания и подглядывания, и их накрыл непрозрачный купол. Посмотрев под ноги, лит’Ануналь убедилась, что на поверхности пола имеется аналогичная пленка.

— Вот, — она достала жезл из сумки, передав магу.

Она взял его и начал внимательно рассматривать. Периодически он творил какие-то заклинания, бормотал что-то себе под нос, качал головой, улыбался или хмурился. Продолжалось это чуть меньше часа, но по довольному лицу учителя она поняла, что ему удалось разобраться в плетениях.

— Это, так называемый, Жезл Призыва, — не стал он томить ожидаем свою ученицу. — Я о нем слышал пару раз, но вижу впервые. Создан он демонами, а вот для кого — непонятно, ведь он призывает обитателей Инферно. Активируется он подачей небольшого импульса вот в это место, — и он показал его и на жезле, и на самом плетении, хотя места, понятное дело, почти совпадали. — Энергия должна быть инферно, но для тебя, насколько я помню, это не проблема. Работает следующим образом: после активации на земле появляется пентаграмма вызова, поэтому держи его всегда направленным вниз, и сразу появляется призванный демон. Очень сложная ментальная составляющая позволяет задать образ вызываемого существа, можно произнести истинное имя — все равно сработает. Даже сработает, если ты будешь желать что-то типа: «самого грозного, страшного и могучего», но в этом случае существует вариант случайности.

— То есть может призвать простого беса? — решила уточнить женщина.

— Нет, я же говорю, что составляющая очень сложная. Минимум это будет архидемон, уверен, что получится призвать и высшего, даже повелителя домена. По имени точно.

— Вы хотите сказать, демоны не могут сопротивляться призыву при помощи этого жезла?

Еще учась в школе магии своего родного мира, девушка заполнила, что простые демоны, типа беса или черта, сопротивляться вызову не могут вообще. Более сильные, если демонолог невысокого уровня, могут это делать, но, как правило, приступают к вызовам такие маги, что сопротивляться бесполезно. Архидемона уже может призвать далеко не каждый высший маг демонологии, а уж высшего только по имени, да и то крайне редко. Разве что создавать круг. Ну а повелителей считалось вообще призвать невозможно.

— Совершенно верно, — ответил на вопрос. — Хочу еще сказать, что призванный демон полностью покорный воле призвавшего, в отличие от пентаграммы, где после призыва сильного существа необходимо его еще принудить выполнить приказ. Более того, призывающий может указать дружеских существ, которых он не тронет. Правда, они должны находиться все время рядом с ним. Вот такой у тебя артефакт.

— Понятно, — женщина посмотрела на него и спрятала в сумку.

— Позволь полюбопытствовать, где ты нашла такое сокровище?

— Купила, — похлопав ресницами, ответила она.

— Ай-я-яй, — усмехнулся маг. — К вашему сведению, лит’Ануналь, такие вещи не продаются. Делаются строго под заказ и охраняются лучше любой сокровищницы. Их стоимость сравни королевству в развитом мире. Еще их можно найти или своровать.

И он пронизывающе посмотрел на женщину. Но та и глазом не повела, спокойно ответив:

— Сначала он был украден, а уже потом купила его.

И она рассказала, как он к ней попал. Маг слушал очень внимательно, иногда кивая, словно рассказ подтверждал какие-то его мысли.

— О-очень интересные девушки, — выдал он, когда женщина закончила рассказ.

— Да. Одна врожденный невидимка, вторая врожденный анимаг, что встречается очень редко, — увидев появившуюся на лице мага усмешку, призналась. — Да, я имею виды на этих девушек. Хочу помочь им с деньгами, да и с учебой тоже. Поставила на них метку, но способность Эль закрывает и ее.

— Ты с камнями силы научилась быстро и легко работать? Понятно, — усмехнулся мужчина, увидев гримаску на лице своей ученицы. — Тогда мой подарок как раз в тему. Держи, — и он достал камень силы величиной с крупную горошину. — Но, чтобы и ты, и твои протеже учились в нашем университете, так как здесь им делать нечего.

Они еще какое-то время поговорили, и он отправился к себе. Узнала, что, несмотря на то, что разобраться в плетении жезла ее учитель смог, создать подобный шедевр ему было еще пока не под силу. Поняла, что придется перебираться в мир Игеллан и там доучиваться, но не в университете, а частным образом. А вот знакомые девушки будут учиться там. Окончательно решила с Оком Хранителя не расставаться. Камень силы Ингор подарил не только для ее дальнейшего развития в плане извлечения из него силы, а для перехода в мир наемников. Она ведь рассказала, что межмировой портал только для себя она может создать и поддерживать его пару секунд, чтобы совершить переход. А вот держать какое-то время, чтобы провести еще кого-то ее не хватает — магическое тело пока не может пропустить через себя такое количество энергии. А вот при работе с камнем, то есть извлечение энергии из него, усталость наступает на порядок медленнее. Вот только у нее это получалось не очень, но в отличие от артефакторики, она работала над этой своей проблемой.

Собравшись, она направилась за переделы города, по пути настраиваясь на работу с камнем. Поэтому, когда магесса дошла до удобного в плане создания энергетического места, она чувствовала энергию камня и могла с ней работать. Не прерывая работы с камнем, она сконцентрировалась на своей метке, но, как она и предполагала отклик отсутствовал. Какое-то время она сидела так, начав потихоньку извлекать энергию из камня, поэтому пропустила момент появления меток. А в данный момент обе девушки перемещались, что затрудняло создание портала по движущейся метке. Точнее, она пока не умела этого делать. Зато, как только девушки остановились, она создала портал.

.

Мир Церрука, западный столичный тракт, боевая группа демонов. 

Лишь увидев ангелов, Сильванна поняла, что утечка все-таки произошла. Не может быть такого совпадения, никак! Носитель силы ни в коем случае не должен попасть к ангелам, иначе даже представить страшно, какие будут последствия. В крайнем случае его надо убить.

— Ангелы — уничтожить их! — приказала она своей группе.

.

Мир Церрука, западный столичный тракт, боевая группа ангелов. 

Когда Фараниил увидел демонов, он убедился в правильности выводов, что последние события происходили под контролем их извечных врагов. Насколько он понял, контакта девиц с ним еще не произошло, поэтому, чтобы там они с собой не взяли, это находится еще у них. Их цель никуда не денется, сейчас надо уничтожить врагов.

— Демоны — уничтожить их! — приказал он своей группе.

.

Мир Церрука, западный столичный тракт. 

Не успела арка наполниться энергией, как я сделал шаг вперед, задвигая себе за спину девушек. Те от неожиданности сначала вскрикнули, а затем высказали что-то нелицеприятное. Поэтому, когда из арки появилась наемница, я уже обнажил мечи и готов был вступить в бой.

— Какой у вас появился защитник, — усмехнувшись, сказала она и мгновенно стала серьезной, когда посмотрела нам за спину.

— Фейналь! — в унисон воскликнули новые знакомые.

Там как раз, несколько секундами ранее завязался бой. Что удивительно магией ни те, ни другие не пользовались. Вот только создание портальной арки не прошло незамеченным, и они, прекратив схватку, отошли друг от друга и уставились в нашу сторону. Но наемница среагировала мгновенно — перед нами возник щит. Затем она выхватила какой-то жезл, направив его на землю.

— Как чувствовала, что она пригодится, — сказала она. — Встали рядом со мной!

Это было произнесено таким тоном, что никто из нас не подумал противиться, поэтому все мы сгрудились позади нее. А на земле возникла очень сложная пентаграмма, линии которой горели алым пламенем. Миг — и внутри ее появилось нечто бесформенное. А не заметил на нем не то, что рук, ног, плавников или других конечностей, отсутствовали даже органы, наподобие глаз, ушей рта. Но, несмотря на это, я почувствовал на себе взгляд или, правильней сказать, внимание.

Кто-то со стороны демонов что-то выкрикнул, и после этого я впервые увидел, как демоны перетекают из человеческого облика в свою боевую ипостась. Я с огромным интересом наблюдал, как преобразуются их руки в лапы с огромными когтями, увеличивается рост, кожа начинает отливать перламутром или блестеть. Одежда порвалась, а вот перевязь и другие элементы снаряжения претерпели изменения вместе с телом. Но досмотреть мне не дали.

— Быстрее, уходим! — услышал я крик наемницы.

Обернувшись, увидел, что та не теряла времени даром и позади нас мерцала новая арка портального перехода. Первой туда одна девушка. Но одновременно с этим в выставленным магессой щит прилетело какое-то заклинание, полностью его снеся. Мне даже показалось, что послышался какой-то звон. И тут же новое ударило в нее. Появившаяся защита защитила женщину, но от удара она влетела в арку, которая тут же схлопнулась. Не оглядываясь, я схватил за руки Сусанну и оставшуюся девушку.

— Бежим! — крикнул я и потянул их за собой.

Сзади послышались еще какие-то крики, но мы уже неслись во весь опор. Даже моя спасительница из плена бежала наравне с нами. Хотя сейчас был спуск, но девушка, вероятно измотанная предыдущей беготней, начала отставать. Я снова схватил ее за руку, потянув за собой. Она попыталась вырвать руку, но держал я крепко. Оглянувшись, я заметил какую-то огненную вспышку, а также, что преследователи отсутствовали. Сколько мы бежали в таком темпе, я не знаю. Но вскоре и Сусанна стала отставать, поэтому второй рукой я прихватил ее. Когда я увидел впереди мост, и девушка, и женщина только и успевали, что переставлять ногами, дабы не упасть, поэтому перед ним я остановился. Обе представительницы слабого пола рухнули на землю.

— Вы, я так понимаю, убегали от ангелов? — девушка тяжело дышала, поэтому лишь кивнула. — Причина преследования какая?

— Не з… Не знаю, — с выдохом сказала она.

А мне вдруг стало смешно, и я засмеялся. Мы не знаем, за что нас преследуют демоны, девчонки не знают, за что их преследуют ангелы. Но увидев друг друга, они сцепились между собой. Увидев обиженное выражение лица, я примирительно сказал:

— Не обижайся. Мы ведь тоже не знаем, за ч…

Девушка глянула мне за спину и то, как изменилась она в лице, заставило меня перекатом уйти в сторону, а поднявшись, я обнажил мечи. Развернувшись в начале моста, демоническая гончая, мгновенно ускорившись, рванула на меня. От пасти я защитился мечами, а вот уйти от лапы не сумел и, как результат, покатился по земле. Новая ее атака — прыжок, я отпрыгиваю в сторону, ударяя по ней. Но мечи просто отскакивают от кожи. Теперь она изменила тактику, начав просто делать наскоки, а не прыжки. Я защищался, но толку никакого — несмотря на то, что мечи выкованы из превосходной стали, а может быть, не стали, а другого какого-то сплава, нанести хоть малейший ущерб я был не в состоянии.

Вдруг гончая снова прыгнула, а я отскочить не успел — удар лапой был не сильный, но я упал на спину. Только предвидение следующего шага спасло меня от смерти — оба мои меча поймали голову твари. И снова никакого ущерба для нее. «Помни, удар должен идти изнутри тебя», — пришла мне фраза. Кто это говорил, не знаю, но мне тут же вспомнилось, как я отбросил от себя духов. Внутренний толчок получился еще сильнее, чем во время боя с орками и… мечи легко проткнули не только кожу, но и череп, выйдя сверху. Я тут же откатился вправо, сдвигая свое оружие влево — туша монстра упала рядом со мной. Гончая еще дергалась в предсмертных судоргах, а я подошел к продолжавшим сидеть женщине и девушке. Но Сусанна тут же вскочила на ноги.

— Давай вылечу.

Я и не чувствовал, что ранен — адреналиновый шторм блокировал болевые ощущения. Под приятную прохладную волну, я смотрел на совершенно круглые глаза девушки.

— Но… но как? — выдавила она.

— Да случайно получилось, — ответил ей. — Давай лучше решим, что делать дальше. У нас возможны два варианта после того, как ангелы с демонами убьют ту тварь. Первый, они продолжают выяснять отношения между собой, второй, договариваются и ищут нас вместе. Первый возможен только в случае, если причина преследования у них одна и та же, во что я не верю. Остается второй вариант. Я уверен, что причины, побудившие их прийти на земли людей, важнее их вражды.

— Ты это к чему? — девушка уже пришла в себя.

— Я это к тому, что нам опасно двигаться по тракту, — я показал на мост и дальше, — предлагаю пройти вдоль разлома и затаиться там. А через какое-то время двинемся сами или эта наемница нам поможет. Гончей у них нет, поэтому отследить меня не смогут, а пока вызовут вторую, то мы уже будем в безопасности. Кстати, я Андрей, это Сусанна.

— Эль, — девушка впервые улыбнулась, всколыхнув что-то у меня в груди. — Они как-то могли выслеживать нас, но я смогу на какое-то время укрыть нас от этого. Только мне надо немножко отдохнуть.

— Тем более, — кивнул я, идем.

И мы направились вдоль разлома. Пройдя примерно полкилометра. Может быть, немного больше, увидели прекрасное место, где можно спрятаться. Уступ, шириной не менее двух метров, располагался над пропастью — вот там мы и решили переждать. Минуты три сидели молча, затем я спросил девушку:

— Эль, расскажи немного о себе. А то я знаком с тобой всего ничего, а создается впечатление, что знаю всю жизнь.

Не успела девушка ответить, как какая-то тень упала на нас. Подняв голову, я увидел призванную непонятную тварь. Схватив Эль, сидевшую рядом со мной, за руку я вскочил на ноги, потянув девушку за собой. Сусанна мигом позже оказалась рядом с нами. Над нами, нависая над площадкой, где мы еще секунду назад отдыхали, находилось нечто бесформенное. Мне даже показалось, что оно стало больше. Тварь как-то резко опустилась на площадку. Мы дернулись и полетели в пропасть.

.

Мир Церрука, западный столичный тракт. 

Появление энергетического портала увидели и демоны, и ангелы, несмотря на яростное сражение. Правда, применять магию никто не спешил, прекрасно осознавая, что делать это необходимо только в случае стопроцентного успеха от нее. Но такое явление, как создание портала было под силу только высшим магам, которых в этом мире не было. Поэтому все воины, прекратив бой, отошли немого в стороны, следя за дальнейшими действиями, разворачивающимися рядом с людьми.

Их портала появилась наемница, что-то сказала и тут же создала щит, закрыв им всю группу. А в следующий момент достала какой-то жезл и активировала его, направив почему-то в землю, а не в сторону ангелов или демонов.

— Жезл Призыва, — с изумлением прошептала Сильванна, увидев пентаграмму.

Но дальнейшее привело ее вообще в шок, когда она увидела, кто был призван.

— Порождение Инферно Лавового домена, — еще тише прошептала она. — Откуда его взяли? Их же нет у нас дома, разве что…

От догадки ей захотелось оказаться, как можно дальше от этого места. Все дело в том, что порождения оставались загадкой даже для ее отца, Повелителя Инферно. Никто не мог понять причину появления этих очень опасных тварей. Совершенно точно установлено, что в домене, где отсутствует его сердце, рождаются они значительно чаще. Уничтожить их очень сложно, не говоря уже о том, чтобы поймать. Но магам его отца это удалось. И это несмотря на то, что в Лавовом домене они рождаются раз в полмиллиона лет. Пойманную тварь заключили в специальную клетку и проводили различные исследования, результатом которых стало усиление порождения, что даже пришлось усиливать тюрьму. Это тот противник, с которым без магии справиться крайне сложно, а убегать не имеет смысла, поскольку скорость перемещения его очень высокая.

— Преображаемся! — криком приказала она своим подчиненным.

И вся группа начала переходить в боевую ипостась. Порождение какое-то время находилось в пентаграмме, вероятно, выбирая свою первую жертву, затем рвануло к ангелам. Те уже были готовы к бою.

— Не-е-ет! — закричала демонесса на языке ангелов. — Только не огненные мечи!

Но было поздно. Порождения Лавового домена обладали полной властью над стихией огня. Повредить любым ее проявлением это существо невозможно. Более того, оно впитывало в себя огонь, становясь при этом значительно сильнее. Вот и сейчас, как только мечи ангелов погрузились в тварь, пламя моментально втянулось в нее. Миг — и порождение окутало этих ангелов, полностью растворив их в себе.

— Лед или вода! — снова крикнула она ангелам и, увидев, что один из них кивнул, подтверждая, что принял к сведению, добавила: — Отделять маленькие куски, не давать соединиться, ждать, когда они растворятся!

Она хотела добавить еще некоторые сведения, но в это время порождение полыхнуло огнем, а в стороны разошлась стена огня, перемещающаяся с огромной скоростью. Среагировать никто не успел, а последствия этой атаки оказались очень плачевными — абсолютно все амулеты выгорели, оказавшись бесполезными. Ангелы, видя, что их извечные враги преобразились, тоже расправили крылья. А в следующий миг начался бой.

Можно на пальцах или когтях одной руки пересчитать моменты, когда эти две расы действовали совместно. Но сейчас именно такая ситуация — ангелы и демоны слаженно набросились на существо, по чуть-чуть отрубая непонятную субстанцию, из которой оно состояло. Вот только больших успехов не добились. Тварь металась между ними, и почти все отрубленные части возвращала себе. Более того, если ей удавалось кого-то зацепить, то рана оказывалась болезненной. А одному ангелу и двум демонам она «откусила» одну руку почти по плечо.

— От нее можно уйти? — очутившись рядом с демонессой, спросил Фараниил.

— Нет, — ответила она ему, отрезая часть твари и уходя дальше. — Просто догонит. И улететь не получится, ведь в этом месте мы не можем подняться выше десяти метров, а на такой высоте порождение достанет.

Вот только сражение складывалось не в пользу своеобразной коалиции. Без магии совладать с таким существом крайне сложно. Существенные раны наносил только один ангел, владеющий ледяными мечами, и сама Сильванна. У нее в боевой ипостаси когти правой лапы обладали эффектом льда. Но этого оказалось мало, будь такое оружие у всех, то победа осталась бы за ними, а так: то один демон был растворен, то ангел лишился сначала ноги, а когда хотел взлететь, то появившаяся из тела существа петля сдернула его прямо к нему.

Сильванна поняла, что этот бой проигран. Значит, неведомый не должен достаться никому, и демонесса отдала приказ гончей уничтожить его.

— Госпожа, — сказал командир отряда демонов, — уходите, постарайтесь спастись.

Она выбрала момент, когда порождение сдвинется в обратную от нее сторону и побежала вверх, стараясь скорее скрыться за склоном. После победы порождение двинется либо за ней, либо за убежавшими людьми и гончей, и демонесса очень надеялась на последнее. Но если оставшиеся демоны с ангелами не смогут его задержат надолго, то она не успеет. Честно говоря, она совершенно не надеялась скрыться, зная великолепное чутье этих тварей. Сейчас она жаждала только одного — унести подальше от места боя артефакт и спрятать его. Нашла место, спрятала его и даже успела выложить указующий знак, известный только ее отцу. Вернула себе человеческое тело и побежала в сторону Земель Демонов. Но спустя час остановилась, глубоко задумавшись. Прошло уже достаточно времени, чтобы порождение не только расправилось с ангелами и демонами, но и «сожрало» людей. Более того, даже ее должно уже поглотить. Выждав еще час, она поняла, что произошло нечто такое, что дает ей шанс на спасение. Вернув себе артефакт девушка, стремглав помчалась за пределы территории людей, а как только поняла, что действует магия, тут же создала портал к себе домой.

.

Мир Церрука, разлом. 

Мы так и полетели вниз с девушкой, держась за руки. Посмотрев вверх, увидел, что демон летит вслед за нами. Извернувшись, я смог зацепиться пальцами за камень, и нас прибило к скале. Вот только остановить падение мне не удалось — под нашим весом мы заскользили вниз. Я разодрал пальцы уже чуть ли не до кости, старясь, если не остановить, то хотя бы замедлить наше падение. Удалось совсем немного, но тварь инферно пролетела мимо нас с огромной скоростью, что даже ее щупальце нас не смогло достать. Эль тоже старалась зацепиться свободной рукой, ногами, как и я, тормозила падение, но мы все равно летели вниз. А вот и удобный камень, за который я успел схватиться, и… мы остановились. Но тот, казалось, только и ждал, чтобы кого-нибудь обмануть — легко откололся, и мы вновь полетели вниз. Вот только на этот раз ни я, ни девушка схватиться за что-нибудь не успели. Так и упали мы на дно ущелья, держась за руки, правда, в другой моей руке я сжимал этот обманувший наши надежды булыжник. Удар, вспышка в голове, и что-то выдергивает меня куда-то вверх.

Мир преобразился. Я по-прежнему видел разлом, призванного демона, который остался жив после падения с такой высоты, но было это, вроде бы как за незримой вуалью. А в следующее мгновение я все вспомнил, и повернул голову к девушке, которую по-прежнему держал за руку.

— Ви! — выкрикнул я. — Любимая.

Попытался ее обнять, но увидел в другой руке сияющий шар. От него куда-то ввысь поднималась яркая нить. Посмотрев вверх, я понял, что она является составной частью заклинания, накрывшего территорию людей.

— Сфера Творения, — раздался смутно знакомый голос.

Я осмотрел на молодую и очень красивую девушку с остроконечными ушками. Но спросить ее не успел, так как меня опередила.

— Богиня, — произнес знакомый голос Сусанны, — Госпожа.

Я посмотрел на женщину, склонившуюся в уважительном поклоне.

— Обещание выполнено, — посмотрев вверх, сказала непонятно кому Богиня, а мы уставились на нее в три пары глаз.

— Сусанна, я дала обещание, что ты его обязательно найдешь, — она посмотрела сначала на нее, затем на меня. — Вот только сделать это можно было только таким способом.

Вроде бы смысл последней фразы подразумевает огромное количество интерпретаций, но сразу же вспомнил рассказ Сусанны о том, что в этом мире она начала очень быстро стареть. Судя по ее лицу, она тоже поняла это.

— И еще, — улыбнулась Богиня, — я никогда от тебя не отказывалась.

Я заметил, как просияло лицо женщины, затем она радостно посмотрела на меня, на Ви. Я тоже перевел взгляд на свою любимую. Вот только у нее на лице застыло сильнейшее недоумение, непонимание и неверие.

— А теперь я хочу попросить вас вернуть утерянное, — Богиня как-то выпрямилась, став еще более величественной, и серьезно произнесла: — От имени создателей Сферы Творения я прошу вернуть артефакт домой.

— Да, пожалуйста, — я протянул ей сияющую сферу.

Она двумя руками приняла ее, что-то сказала, и от нее отделился маленький лучик, уперевшись в демона. Миг — и он исчез. Она, глядя на Сусанну, снова что-то сделала, и та в одно мгновение уменьшилась, став знакомой девочкой, в свое время убежавшей от своей охраны.

— Идем, — сказала Богиня ей, а там посмотрела на меня.

— Прощай, мелкая, — сказал я ей.

Затем подошел и потрепал ее по голове, наклонился и поцеловал в губы, возвращая свой долг. Они сделали пару шагов и растворились, а я перевел взгляд на свою девушку. Она по-прежнему ничего не понимала, поэтому я сосредоточился и увидел все ее связи. «Ага», — улыбнулся я. — «Вот эта функция отвечает за воспоминания, а вот эта неактивная часть за связь со всеми перерождениями». Я даже не успел сообразить, что сделал, как услышал визг:

— Андрей!

И у меня на шее повисла девушка, и в следующий миг мы слились в поцелуе. Отстранившись, я увидел, что она преобразилась, став моей Витаэль, с которой мы столько пережили. Вдруг выражение лица стало озабоченное, а затем вообще появился ужас.

— Андрей, меня куда-то тянет, — чуть не плача сообщила она мне. — Я не хочу расставаться с тобой! Еще раз я не переживу это!

Сообразил я быстро — это перерождение, вот девушку по законам этой реальности и тянет на него. Отрешившись от всего, я сконцентрировался на окружении. Миг — и вокруг меня привычно забегали цифры, выстраиваясь в функции. «Та-ак, где это?», — подумал я. — «Ага, вот она. Связь с этой реальностью обрывать нельзя, по крайней мере, пока, а вот эту часть мы аккуратненько преобразуем».

— Вот и все, — вернувшись к нормальному зрению, спросил девушку, — ты как?

— Ой, все исчезло. Как ты это сделал? Где ты всему выучился? Ты так много знаешь, а меня научишь?

Но в ответ я только расхохотался, за что получил тычок локотком в бок и обиженное личико любимой.

— Не обижайся, — я поцеловал ее в губки и тут же отстранился. — Просто я закончил только простую школу и ни одного высшего учебного заведения. ВУЗ в моем первом мире — только три курса, Школа Волшебства, Институт Чародейства, Университет Магии, Академия Демиургов. Везде начинал учиться, но обстоятельства складывались так, что окончить не получалось. Какой-то вечный студент.

— И что мы будем делать?

— 


убрать рекламу


Мы, — я посмотрел в сияющие глаза девушки, — мы пойдем туда, куда попасть невозможно, но, если очень хочется, то можно.

Я закрыл глаза, вспоминая все свои ощущения, когда находился в Источнике. Прижав девушку к себе, постарался передать ей все свои чувства и желания. Подправил еще немного ее связь с нашей родной реальностью, так как та не хотела ее отпускать.

— Ой! — услышал я ее голос. — Какая красота!

Открыл глаза — мы находились в Источнике. Привычные потоки информации окутывали нас, функции поддерживали стабильность Мирозданья. Я чувствовал, как девушка крутит головой, стараясь все рассмотреть. А потом вспомнил слова ректора академии, что каждый видит Источник по-разному.

— Ви, а что ты видишь?

— Очень красивые рисунки, которые постоянно преобразуются, меняются, — она еще покрутила головой и снова спросила: — А дальше что будем делать?

— Дальше? — и у меня мелькнула мысль. — Дальше мы станцуем. Помнишь тот наш танец? — девушка кивнула. — Тогда…

И зазвучала музыка. Я отступил на шаг и наклонил голову, приглашая девушку к танцу. Ви же ответила книксеном, и мы закружились в танце. Как только я сошел с места, то почувствовал, как связь с моей реальностью полностью оборвалась, но совсем не расстроился. Моя любимая эльфийка наверняка испытала то же, но сияющая улыбка на лице не исчезла даже ни на миг. Мы кружились в танце, наслаждаясь и им, и друг другом. Время ушло куда-то вдаль, а может быть, его вообще здесь не было. В какой-то момент я понял, какие информационные потоки отвечают за создание реальности. Из чистого озорства, я захотел создать что-нибудь эдакое, но поскольку не доучился до курса, где преподают эту часть, то знаниями не обладал. Точнее, почти не обладал, потому как одни граничные условия мне были известны. Компьютер академии тогда не выдал никакого результата, зато и ошибка отсутствовала.

Проходили дни, века, тысячелетия или миллионы лет. А может быть, всего краткий миг. Когда музыка ускорялась, Витаэль начинала смеяться, кружась в танце, а любовался ею. Продолжалось все это, пока…

— Ой, что это? — раздался изумленный девичий голос.

.


Мирозданье, Источник. 

Ректор Академии Демиургов стоял в Источнике и наблюдал за двумя… он даже не знал, как их назвать. Один недоучка, вторая вообще не должна была сюда попасть. Но пребывание в этом месте навсегда меняет Искру Жизни, вот и этот, как он сам себя назвал, вечный студент получил такие колоссальные возможности, что смог привести сюда другого человека. Он успел заметить, как молодой человек очень быстро что-то сотворил с потоками и продолжил танец. В следующий миг на его лице появилось сильнейшее изумление — в центре, вокруг которого кружилась пара, начала зарождаться реальность. Еще большее изумление вызвало то, когда он начал понимать, как та будет выглядеть.

Среди Мирозданья появилась реальность в виде дерева. Листья его являлись мирами, ветви и ствол, путями-дорогами, цветы — звездами.

— Ой, что это? — раздался изумленный девичий голос.

— А это наше дите, — улыбнулся парень. — Присмотрись внимательней.

Девушка некоторое время рассматривала творение, затем нахмурившись, произнесла:

— Но там ведь никто не живет. Надо это исправить.

— Надо, — кивнул парень.

И они слились в поцелуе, а спустя некоторое время рассыпались мириадами светлячков, устремившихся к листьям.

— Как мы назовем своего ребенка? — прозвучал юношеский голос.

— Свеланиэн, — ответил женский.

И во многих мирах зародилась жизнь.



убрать рекламу








На главную » Корсуньский Ростислав » Академия демиургов.