Суббота Светлана. Тайна города нобилей читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Суббота Светлана » Тайна города нобилей.





Читать онлайн Тайна города нобилей. Суббота Светлана.



Светлана Суббота

Я - Стрела. Тайна города нобилей

Книга 3


Глава 1. Очень шикарное место

Беленые доски пола сияли. Ни пылинки, ни следа упавших крошек, что было странно для кухни в разгар дня. Хмурая светловолосая девушка в сером платье и цветастом переднике усердно намывала столы, не поднимая головы и постоянно освежая тряпку.

—      Это Дженнифер, ты не смотри, что она сейчас бука. Скоро завтрак и ей многое нужно успеть, потом тебе расскажет, что делать. Будешь ей во всем помогать. - Маленькая, изящная Юна, которая привела меня к будущему месту работы, с явным удовольствием вводила «новенькую» в курс дела.

Она когда-то, по ее словам, «тянула лямку на кухне», но сейчас дослужилась до официантки и выглядела счастливой как весенняя птичка.

—      Мисс Фарго помешана на чистоте. Убирай за собой, чтобы ей понравиться и остальное станет неважным.

По помещению витал слабый запах корицы и яблок. Несмотря на общую приятность кухни, впечатляющей ровными салатными ящичками вдоль стен, крепкими столами по середине помещения, грандиозностью рабочей печи и прочими красотами - энтузиазмом я не горела. Впереди маячило освоение почетной должности посудомойки, и точно не об этом мечталось мне в детстве.

—      Пойдем я покажу тебе залу, пока там никого нет, - заговорщицки сообщила Юна, схватила меня за рукав мешковатого серого платья и потянула за собой на выход. Сама она была в зеленом, аккуратном подобии этой же формы, но ушитом точно по фигуре, милом и игривом, как и его хозяйка.

—      Чего такая молчаливая? Вне себя от счастья? Правда, красиво? - спросила девушка и широким жестом обвела уютное просторное помещение с отдельными обеденной и диванной зонами. Недалеко от маленькой дверцы кухонного коридора торжественно стоял, растопырив изогнутые ножки, длинный стол с выстроенными на нем в ряд старинными бронзовыми канделябрами. А чуть поодаль, у роскошного камина, широким кругом располагались диванчики, кресла с пледами, подушками, карточным столиком и несколькими пухлыми бархатными танкетками. Здесь хозяева с гостями явно просиживали дружеские и теплые вечера.

—      Эта наша зала, тут откушивают Стражи, - с придыханием сообщила Юна и выжидающе посмотрела на меня.

—      Зал, - рассеянно поправила я и чуть не добавила насчет «откушивают», но вовремя спохватилась и всплеснула руками. - Просто великолепно! Я поражена!

Звучало самую малость искусственно, но разведчик из меня аховый, я сэра Пинто об этом честно предупреждала. Делаю, как умею. Стараться буду, конечно, но как представлю, на что придется тратить свое время вместо занятий - просто оторопь берет. Целый день намывать посуду и убирать помещения в туманной надежде приметить или услышать что-нибудь подозрительное. И где, я вас спрашиваю, смогу узнать полезное? Среди кастрюль и сковородок?

—      Так-так! - раздался низкий мужской голос, такой густой и плотный хоть ножом режь. - Пришел посмотреть, не осталось ли колбасы для вечно голодного Мони, а у нас тут, оказывается, пополнение!

Обернувшись, я увидела Стража, здоровенного и мощного как все они, с выдвинутым вперед тяжелым подбородком и темной гривой волос, падающей волной на плечи. У его ног пытался примоститься крупный щенок какой-то неизвестной мне породы, бело-коричневого пятнистого окраса. Усесться у него никак не получалась, толстые лапы разъезжались в стороны, а тело неловко заваливалось в бок, и в дополнение к его бедам, балансу крайне не способствовала тяжелая голова.

Недолго думая, он прислонил ее к колену Стража, навалившись на человека всем пушистым телом.

-      Не стесняйся, - хозяин щенка принял мой интерес к собаке за неловкую попытку не смотреть в глаза из-за смущения. - Как тебя зовут, рыжулька?

От снисходительного тона я поежилась, что было воспринято еще более одобрительно. Темноволосый хохотнул, сделал шаг вперед, уронив разомлевшего, даже на вид придремавшего щенка и взял меня за руку.

-      Меня можешь называть сэр Освальд. Я командор поста.

-      Ее Эля зовут, - вмешалась моя сопровождающая. - С завтрашнего дня начинает посудомойкой на кухне, а сегодня я ее знакомлю с домом.

Она чуть не подпрыгивала, преданно глядя на командора. Эх, знакомая смесь поклонения и восторга. Когда-то я сама немного этим страдала, конечно, не в такой тяжелой форме. Мой фанатизм был молчаливым и скрытным, смотрела на изображения Стражей, любовалась и сама мечтала такой стать.

-      Да, эти нежные ручки знают, что такое тяжелая работа, - задумчиво сказал Освальд, поглаживая большим пальцам по мозолям на внутренней стороне моей ладони.

После отбора в академию Стражей я успела проучиться чуть больше месяца. И все это время ритор по выживанию изматывал нас тяжелыми тренировками так, что мы с трудом разбирали - где утро, а где вечер. Сэр Сантана говорил, что «через полгодика, мальки, начнете ходить, а пока - ползите». И мы ползали, бегали, прыгали. Все, что прикажут. А днем пытались не уснуть от усталости на лекциях.

Осторожно вытащив ладонь из рук Стража, я сделала шаг назад, пытаясь разорвать слишком близкий контакт. И вызвала тем самым хищную улыбку. По- моему, я ошиблась со стратегией... Кто-то предпочитает охотиться на нежных ланей.

Открывшаяся с мелодичным скрипом старинная дверь пропустила в гостиную необычную даму. Высокую, с угловатыми линиями плеч и костистым худым лицом. Женщина двигалась так прямо, словно у нее за спиной была привязана невидимая палка. Она окинула взглядом нашу небольшую компанию, брезгливо дернула уголком рта при виде щенка и сцепила на сером переднике пятнистые руки, почти коричневые как старые ветки.

- О, мисс Фарго! - залепетала Юна. - А к нам новенькую прислали, Элю Маррой. Будет работать с завтрашнего дня. Дженнифер уже на месте, а Каролины все еще нет.

Она крошечными шажками отступала от командора, показывая, что вовсе и не собиралась прохлаждаться за пустой болтовней, а просто проходила по делам

мимо.

-      Завтра? - мисс Фарго внимательно осмотрела меня. От грубых простых туфелек до белого воротничка на мешковатом, больше нужного на размер, а то и два, платья. Я совершенно не собиралась привлекать тут ничье внимание, поэтому постаралась как могла скрыться за складками грубой материи.

-      Могу и сегодня, - спокойно предложила я. - Если нужна моя помощь.

Мыть посуду - работа как работа, и, если она поможет мне быстрее влиться в коллектив, раскрыть дело и вернуться к учебе, я буду самой лучшей сотрудницей, которую видела когда-либо местная повариха.

-      Нечасто нам присылают действительно правильных девушек, а не вертихвосток каких... Можете взять передник из ящика у печи. Сегодня - это хорошо. - Вынесла вердикт мисс Фарго. - Потому что Каролина прийти уже не сможет. Она лежит в своей кровати, странно выглядит. И к тому же и холодная как камень. Вы не могли бы послать к ней доктора, сэр Освальд? Не думаю, что ей это поможет, зато мы успеем освободить комнату для мисс Маррой.

Некоторое время присутствующие молчали, переваривая сообщение. Потом Юна ахнула и закрыла лицо руками, Страж развернулся и помчался к двери, щенок залаял. Я не знала бедняжку Каролину, но перспектива поселиться в столь внезапно освобожденной комнате меня несколько насторожила.

-      И как давно она болела, мэм? - на всякий случай спросила я.

Старшая кухарка выпрямилась в струну и, не говоря ни слова, поплыла мимо качающейся официантки в сторону кухни.

Ясно. Со мной пока не желают делиться информацией, ну и не надо, - расспрошу девочек. Я не расстроилась, уже привыкшая к таким же дурным привычкам риторов академии. Хотят - ответят, не хотят - сделают вид, что не слышат. А ты внимательней смотри по сторонам, держи уши открытыми и наматывай на ус.

Войдя на кухню, я подошла к ящику у печи, открыла тяжелую, еле подъемную деревянную крышку и обнаружила стопку идеально чистых, выглаженных фартуков.

Через минуту я молчаливо стояла рядом с мисс Фарго, намекая на необходимость дальнейших инструкций.

Та уже разжигала огромную плиту и выставляла на ней одновременно четыре впечатляющих размеров сковороды.

-      Масло резать умеешь? - холодно спросила она у меня.

-      А какой формы надо?

-      Кубиками.

Пффф.

-      Сделаю.

Она бросила на меня быстрый взгляд, словно проверяя не улыбаюсь ли я, отвечая ей так же коротко. Но я и не думала улыбаться.

-      Тогда возьми в холодильнике. И сделай на десять порций.

-      Да, мэм.

-      Мисс.

- Да, мисс.

Я выбрала нож поострее и покрупнее, люблю я чувствовать вес в руках. Сполоснула на всякий случай его и небольшую разделочную доску, вытащила обернутое хрустящей бумагой масло и начала нарезать его кубиками.

-      Ты кто такая? - тихо спросила меня девушка, которую Юна назвала Дженифер. Она вытащила яблочный пирог из печи и нарезала его, стоя рядом со мной.

-      Посудомойка, - честно ответила я, ловко нарезая масло на идеальные кусочки. Проклятие! Забыла! На почти идеальные... Смотрите, эта пара совсем не получилась!

Я облизнула подсохшие губы. Палюсь-палюсь. Ежедневные занятия Начертанием сделали мои движения чрезмерно скупыми и точными. Пока я умела создавать только прямые линии и небольшие круги. Зато могла делать и то, и другое почти идеально твердой рукой. Заберите меня отсюда!!! Меня выведет на чистую воду любой мало-мальски внимательный человек. Да хоть младшая кухарка.

-      Джен, - мисс Фарго готовила яичницу на всех сковородках одновременно, ее руки мелькали как заведенные. - Тарелки! Не спать!

Хмурая белокурая девушка тут же отвлеклась от наблюдения за мной, звякнула в подвешенный над столом колокольчик и начала торопливо выставлять посуду на подносы. Через пару секунд на кухню влетела Юна, расстроенная, с красными заплаканными глазами, но уже по-деловому собранная.

И все завертелось. Овощи, пироги, нарезка домашних колбасок, творог, фрукты, сыры... Они их там на убой выкормить собрались? Теперь я понимаю, почему все хотят быстрее закончить академию и разъехаться по боевым постам. Место, куда меня пристроили безопасники, продолжало поражать. Огромный трехэтажный дом с двумя флигелями, дорогущее убранство, свежее разнообразное питание, тишина прибрежного города, где Стражи - почти боги.

Не боевой пост Отряда, а шикарный курорт. Правда, проверяющие тут пропадают, и обслуга по утрам не просыпается, а в остальном - чудесное место.

После завтрака случилась неприятность. Дженни таки расспросила Юну, узнала, почему к завтраку не появилась вторая помощница кухарки. И теперь блондинка стучала зубами, сидя на стуле и смотря в одну точку. Ее пальцы комкали ткань передника, ритмично сжимаясь и разжимаясь.

-      Джени, - рявкнула на нее мисс Фарго, - возьми себя в руки. Твоя подружка Каролина была дурой, напридумывала себе глупостей и в них же поверила. Разумная девушка такого не натворит и руки на себя не наложит. Эй, новенькая...

Я провела намыленной тряпицей по тарелке и внимательно осмотрела дно.

-      Да, мэм?

-      Мисс! Я - мисс. Лучше скажи, должна ли девушка вешаться на мужчину, которому не нужна?

- А от этого зависит ее жизнь?

-      Э, нет. Не путай меня! Просто скажи, как сама думаешь, далеко ли в такой ситуации до беды? Поступит ли так дурно умная мисс? Будет ли лелеять надежды, чтобы потом дойти до отчаянья?

-      Я не очень понимаю, что происходит, - призналась я. - Вы намекаете, что девушка была безответно влюблена и покончила жизнь самоубийством? Хм. Обычно все женские беды от ума, но небольшого.

В помещении кухни раздались тяжелые мерные хлопки аплодисментов. Пока мы с кухаркой разговаривали, а Юна крутилась вокруг Джени, дверь из гостиной успели бесшумно открыть. И у нас на кухне появились гости.

Направивший меня сюда безопасник Пинто утверждал, что приморский городок со смешным названием Циполь, уже лет двести как приобрел славу тихого курорта для богачей. На берег, покрытый светлым песком со знаменитым прозрачно­-кристаллическим блеском, приезжали на отдых и для поправки здоровья нобили со всей страны. Со временем цена недвижимости выросла настолько, что менее обеспеченное население распродало свои дома. И вместо легких южных хижин городок оброс роскошными поместьями, а со временем здесь появился и один из самых престижных постов Стражей.

Сейчас у двери стояли два типичных южанина. Крупные как все Стражи, они при этом ухитрились сохранить изящную тонкость черт. Их совсем не портили хищные кончики длинных носов и уж точно украшали буйные темные кудри крупными кольцами. Близнецы.

-      Хей, - сказал один из них, - хорошо сказано, малышка! Хотя и по грустному поводу. К сожалению, мы так и не узнаем почему Каролина сделала это с собой.

-      Что сказал врач? - вдруг вскинулась молчащая до этих пор Джени, переводя с одного на другого пылающий тревогой взгляд.

-      Скорее всего отравление. Мисс Фарго, вас зовет к себе командор, - сообщил второй.

Старшая кухарка отодвинула сковородку и принялась мыть руки.

-      Минуту, джентльмены. Джени, хватит страдать, бери Элю и начинайте убираться. А ты, Юна, перестань пялиться на парней, где девичья гордость? Немедленно за тряпку, и чтобы к моему приходу в гостиной все блестело.

Она давала распоряжения, окидывая нас цепким взглядом старого, подозрительного коршуна, и медленно, с подчеркнутым тщанием вытирая пальцы полотенцем. Ничего не понимаю, а как же наш завтрак? Я, например, с дороги и дико хочу есть.

Когда начальница и близнецы ушли, я задала этот же вопрос Юне.

-      Когда уберем, можно будет сесть и перекусить, - пробормотала официантка, нервно приглаживая каштановые волосы и расправляя складки платья на талии. - Или ты совсем не можешь потерпеть?

Подождать я вполне могла, но не успела ответить из-за того, что дверь в гостиную распахнулась снова. Оба близнеца ухитрились где-то по дороге отвязаться от кухарки и теперь на всех парах влетели обратно. Вот почему официантка прихорашивалась, она прекрасно знала, что Стражи вернутся.

-      Юнон! - позвал один из них, ловко подскочил и обнял девушку. - Сильно переживаешь, милая? Пойдем, мы поможем тебе убраться.

Они заботливо подхватили тазик с тряпками, не слушая возражений девушки, и повели ее из комнаты.

-      Ого, - задумчиво сказала я.

-      Она не такая, - дрожащим голосом сообщила Джени. - Юна сопротивляется как может, но братья Кьюринги очень похожи, и она им обоим нравится.

-      Бедняги, - сочувствующе сказала я, принимаясь убирать со столов. Есть хотелось неимоверно, надо быстрее все здесь вычистить и позавтракать, привыкший постоянно расходовать пси-энергию организм требовал регулярной подпитки. - Представляю, каково вам постоянное присутствие Стражей. Здесь трудно удержаться от романтических отношений, скорее всего многие из этой кухни в свое время быстро выскочили замуж.

Не знаю, когда мы еще окажемся одни, а девушка явно не просто так убивается по другой помощнице. Скорее всего, они были близкими подружками и самое время ее немного разговорить.

-      Поэтому сюда и едут такие дурочки, как мы с тобой, - она печально покачала головой. - Кажется, целый пост Стражей. Достаточно только быть милой и понравится одному из них. Но это не так...

Она дождалась, когда я буду проходить мимо, поднялась со стула и придвинулась ко мне, горячечно дыша:

-      Ничему и никому здесь не верь. Половина Стражей здесь женаты. Но и холостые и семейные, используют тебя, а потом пройдут мимо, не повернув головы и не вспомнив как зовут.

-      Они же - Стражи, - осторожно отодвинулась я. - Они не могут причинить вред гражданским, дают клятву защищать...

-      В их понимании они и не причинят вреда, - грубо хохотнула Джени. - Только осчастливят. На этом посту только нобили, представляешь, как нам не повезло? До новогодних праздников от них даже забеременеть не получится.

А беременеть-то зачем? - окончательно растерялась я.

-      Так Конгрегация Стражей деньги хорошие за малышей выплачивает. Можно будет уехать и выйти замуж за хорошего парня.

Бездна Хаоса. Ее даже расспрашивать страшно. Чем дальше, тем больше странных поворотов разума и дикие рассуждения о рождении детей за финансовые выплаты.

-      Одно здесь хорошо, - вдруг слабо улыбнулась Джени. - Быстрей бы закончился день и наступила ночь. Эля... какие тут снятся сны!

Я насторожилась, чуть не сделав стойку как фокстерьер на крысу. Сны, значит, ей необычные снятся. И они лучше, чем живущие в доме Стражи, которые герои, красавцы и сплошь спасатели человечества от чумы Хаоса. На дворе еще утро, а девушка ждет вечера, чтобы заснуть, хотя ее подруге из такого забытья уже никогда не выйти.

-      Джен, а что за сны? - серьезно спросила я.

Она придвинулась еще ближе, ухватив меня за рукав и шепча прямо в лицо:

-      Ты новенькая, поэтому сначала будет чаще, счастливица. А потом...

На щеках ее розовели горячечные пятна, глаза выглядели покрасневшими, хотя не помню, чтобы она плакала, в отличие от Юны. Вид Джени скорее напоминал очень уставшего человека.

Из гостиной раздался слабый, но вскрик. Мы с блондинкой переглянулись и, подобрав юбки, бросились на звук. Впереди я, ухватив по дороге один из пустых вымытых подносов, а следом - Джени, довольно тяжело топая для изящной девушки.

Жестяной поднос я перехватила поудобнее. Готовясь показать близнецам как опасно трогать девушек за места нежные и трепетные, при касании которых не только вскрики бывают, но и внезапный прилет подноса по голове.

Глава 2. Прибытие раненых героев

Гостиная встретила нашу спасательную команду вполне благообразной картиной. Братья Кьюринги вместе с Юной стояли у окна и смотрели на улицу. Девушка даже животом на подоконник оперлась и носом к стеклу прижалась. Оба брата косили то в окно, то на ее оттопыренный, облепленный тонкой тканью, нетерпеливо подпрыгивающий тыл.

- Герои последнего Прорыва Хаоса на отдых приехали, - повернувшись к нам, зачаровано произнесла официантка. - С командором ручкаются. Один лысый, страшный такой. А второй...

Она закатила глаза и лизнула губы острым розовым язычком. Братья сглотнули.

Есть такие девушки, и вроде внешность просто милая, не сказочная, и характер приятный, без пошлости. А в каждом движении, в каждом жесте - столько женской неги и соблазна, что у мужчин челюсти и другие части тела сводит.

Юна манила как дышала, волоокостью, эдакой туманинкой в глазах, улыбкой изогнутых луком мягких губ, тем, как чуть наклоняла вперед тоненькое, но наполненное в нужных местах тело. При встрече с командором она стояла сбоку, а я больше наблюдала за псом и сэром Освальдом, поэтому не сразу заметила все волшебство ее недавно расцветшей женственности.

Зато сейчас видела это настолько ярко, что даже оценила выдержку близнецов Кьюрингов, они только что слюну не пускали, преданными глазами пожирали девушку, но границ явно не нарушали.

Дверь распахнулась и в гостиную зашли командор с гостями.

-      Пока вам обустраивают комнаты и переносят вещи, джентльмены, можно подождать в нашей гостиной. Как видите, очень уютное место, мы здесь часто собираемся вечерами... - сэр Освальд говорил, а сам поднимал бровь все выше при виде нашего замершего сообщества.

Джени дернула меня за подол и шепнула:

-      Уходим быстрее!

-      Ах, какой цветник! - громким голосом сообщил один из приехавших, абсолютно лысый и по уши покрытый рунными татуировками - скорее всего Юну напугали именно они. Его грубоватое, но весьма привлекательное лицо выглядело довольным. - Беленькая, шатеночка и рыжая. С подносом нас встречают! А почему с пустым, ну-ка, наполните его, девочки! И сами возвращайтесь, посидите немного на коленях у папы Сантаны, вот хоть бы и ты, рыженькая.

Одетый в форменные брюки и тонкую мятую сорочку, без кителя, но в высоких кожаных ботинках, на подозрительный Пост прибыл собственной персоной уважаемый ритор столичной академии, Хог Сантана, специалист по выживанию. Да не один, а с тем, кто совсем недавно стал моим женихом.

Мимо опасливо зыркающей меня, восторженно замерших местных дев и с интересом его оглядывающих Стражей, шел Райден Камачо. В легких летних брюках, чуть натягивающихся при шаге и эффектно облегающих крепкие бедра, расстегнутой у ворота белоснежной сорочке, удлиненном синем жилете из тонкой шерсти, отдаленно напоминающим китель, но им не являющимся. Белые волосы шелковой волной лежали на широких, уже выглядящих мощными плечах. Весь, с головы до пят идеальная модель для картины "Страж на отдыхе".

-      Мило, - с небольшой ленцой сообщил он, совершенно не обращая внимание на присутствующих девушек. - Сэр Освальд, благодарим за щедрое приглашение. Ваш пост производит наилучшее впечатление.

Дергающая меня и чуть не отрывающая уже подол Джени добилась своего, я сделала по ее примеру нечто примитивно-приседающее, которое с натяжкой можно именовать книксеном, при этом задела подносом командора, пожала плечами и ретировалась на кухню.

Новенькой все спишут, но в следующий раз, если он случится, я потребую отправить меня на задание в роли Стража. Я тоже хочу сейчас развалиться на диване и немного отдохнуть.

Пока Джен трясущимися руками нарезала пирог, я, недолго думая, схватила самый крупный кусок и с удовольствием в него вгрызлась.

-      Эля!

Да гори оно огнем!

Я быстро доела, даже слизнула крошки с ладоней и - улыбнулась.

-      Девочки! - Юна ворвалась в комнату, закрыла за собой плотно дверь и тут же съехала по ней спиной. - Меня трясет, девочки. Он идеальный! Такой... Такой... Ах, кажется, я влюбилась и хочу от него ребенка. Неужели так бывает, а? Меня ноги не держаааааат!

Сердце неприятно сжалось, но я прогнала глупую, ничем не обоснованную ревность. Только покачала головой и потянулась за чашками. Удивительная природная странность случается с некоторыми людьми: по внешности, с первого взгляда, они пытаются определить партнера по отношениям. Папа говорит, что мужчины в этом более осторожны, не загадывают вперед. Они смотрят на хорошенькую девушку и представляют разовое свидание и прощание утром. Ничего более.

Зато девушка смотрит на молодого человека пару минут и что видит? Любовь и детей. По внешности! А ведь он изменится лет через пять, так? И все эти пять лет молчать не будет.

-      Если ты о юном красавчике, - блондинка прикрыла пирог локтем, увидев задумчивый взгляд, брошенный мной на остатки. - Он нобиль, дуреха! Развлечется и выкинет как использованный платок.

-      А и пусть выкинет потом, - решительно сказала местная красотка, подтягивая кружевной лиф к краю декольте и до треска затянув поясок передника. - Если получится. Он на побывке, значит не принимает свою гадость. Вы не смотрите, что он нобиль, зато молоденький совсем. Такой оценит, что он у меня будет первый, ребеночка опекать будет и ко мне почаще заглядывать. Ох, девочки, расскажу потом, точно лучше любого сна будет, я чувствую.

Покусав губы, она сложила их покрасневшим бутоном, подхватила поднос с пирогами и чашками и поплыла в гостиную.

-      Глупенькая еще, - покачала головой помощница кухарки, - три месяца как на Пост приехала, и до сих пор ветер в голове. Не нужны мы им, со всей нашей пси- активностью.

-      Ты пси-активная? - удивилась я.

-      Конечно, на Посты других и не берут, - усмехнулась она, вытаскивая картошку для чистки. - Чтобы ребеночки появлялись со способностями. У ихних дамочек с этим делом все хуже, вот нам шанс и дают. Я тут больше года, пустышка как видишь, через пару месяцев спишут. И возьмут такую вот свеженькую как Юна, или как ты, чтобы понадежнее вам животы надуть.

-      И часто девушки меняются?

-      Да по-разному, - уклонилась от ответа блондинка.

-      А Стражи?

Она задумалась, хмуря тонкие светлые бровки.

-      Стражей обычно до десятка, мы вспомогательный Пост, но из восьми постоянных только пятеро неженаты. Ежи, он самый добрый. Клаус - молчаливый и внимательный. Братья Чет и Бартоломью, ты видела, веселые, оба за Юной ухлестывают. И через месяц-другой один из них своего бы добился, если бы не приехавший новичок. Дурит Юнка, ох дурит. Местный-то привык бы к ней, домик бы ей в городе купил. Красота. А этот отдохнет и забудет, как звали.

-      А пятый холостяк? - я постаралась поменять тему. Разговоры с упоминанием Камачо меня начали нервировать.

-      Пятый? Пятый - командор Освальд, но на него, Эля, лучше не смотри, мисс Фарго говорит, что с такими как он, давно закончившими академию, каши не сваришь. Ну, ты понимаешь.

В гостиной громко захохотали, на разные голоса. Кому-то там было весело. Я осторожно прикрыла дверцу белого шкафчика, чтобы не треснуть ей что есть сил.

Держись, Стелла. Зато ты информацию нужную получаешь, полезное дело делаешь.

-      Что понимаю? Объясни, пожалуйста, что не так с сэром Освальдом. На вид такой впечатляющий мужчина.

-      Мисс Фарго давно тут и повидала разных девушек не счесть, как песчинок на берегу. Нашептала мне, что от молоденьких чаще правильные детишки с пси- энергией родятся. Вот Юна сразу поняла, кого ловить надо, с нее пример бери. А то некоторые девушки увлекаются сильно, год тут в сказке живут, а потом их с Поста списывают.

-      И что?

-      И все. С обычными парнями-то уже неинтересно, сердце не екает. Годами потом тоскуют, Стражей забыть не могут.

Она внезапно помрачнела, отвернулась и больше на мои вопросы не отвечала, словно оглохла, только командовала до прихода мисс Фарго: что вытащить да что помыть.

Время плавно перешло к обеду, вскоре появилась злющая старшая кухарка. И теперь молчали мы все втроем, недовольно поглядывая на веселую, порхающую как птичка официантку.

Я представляла как она кружит вокруг Рая, наклоняется невзначай, наливая напитки. И горячая злость приливала к моим щекам. Хоть выбегай и требуй, чтобы нобиль немедленно надел помолвочное кольцо. Ух, теперь я понимаю его злость, когда вокруг меня вертелись другие студенты.

День проходил долго и тоскливо. Не спасла даже вкусная еда, которой мисс Фарго угощала нас в перерывах. Когда перед ужином Юна влетела на кухню и сообщила: «Ой, что было, страшный шлепнул меня по попе, а красавчик подмигнул», я чуть не уронила поднос с мясом.

-      Элька, - гаркнула кухарка, - хватит завидовать, аж смотреть противно. Такая хорошая девка пришла, а сейчас дуришь. Ну-ка марш на улицу через кладовую. Держи ключ. Погуляй по огороду и охолонь. Только далеко не уходи, крикну тебя.

Выпрямив затекшую спину, я вытерла капли пота со лба и вздохнула.

А ведь я действительно ревную. Правда не только к Юне, а вообще к ситуации. Два других сегодняшних новичка и Пост успели посмотреть, и поесть несколько раз нормально, и погулять где-то. А я в согнутом положении почти целый день. Не об этом мечталось, когда поступала в академию Стражей.

Я сердито прошла кладовку, толкнула дверь на улицу и вышла на свежий воздух, с удовольствием расстегивая пуговицы у горла.

-      Я надеялся, - произнес низкий голос. - Карга всегда новеньких отдохнуть в огород посылает, чтобы они через гостиную не бегали.

На низкой, почти вросшей в землю старой скамеечке у стены сидел сэр Освальд и меланхолично жевал длинную зеленую травинку. У его ног лежал пятнистый длинношерстный щенок, так умиливший меня утром.

-      Сэр? - осторожно протянула я. - Я вам нужна?

-      Хочешь перекусить вместе со мной? Я распоряжусь, чтобы тебя освободили вечером от работы.

Несколько секунд я на полном серьезе обдумывала соблазнительное предложение. С тоской посмотрела на каменный забор, огораживающий поместье, в котором размещался Пост. И дня не прошло, а я почти возненавидела это место. Хоть перемахивай и беги прочь, честное слово. Окинула взглядом небольшой огородик из пряных трав и ровными рядами посаженных овощей. Вздохнула и - отрицательно покачала головой.

Благодарю, сэр. Но на меня рассчитывают. А обещания надо выполнять.

И пусть я имела в виду совсем другое, нежели командор городка Циполь, зато говорила от души.

Брови командора удивленно поползли вверх. Не пойму, зачем мисс Фарго на него наговаривает. Он, конечно, не мальчишка, но если и исполнилось тридцать, то вряд ли давно. Возраст примерно как у Сантаны.

Я потупила глаза, по мере сил пытаясь изобразить стеснительную девушку, млеющую перед Стражами.

-      Прошу простить меня великодушно, сэр, но я лучше...

Дослушивать меня не стали. Мужчина хмыкнул и просто попытался притянуть к себе. И - с удивлением обнаружил пустые руки.

Отшагивая назад, давя травы, я судорожно пыталась придумать, как прошмыгнуть мимо него в дом и при этом не повторить «случайность» уклонения юной селянки от захвата опытного Стража.

-      Ага, вот они где! У командора отличный вкус, смотрите, пока я расслаблялся, он уже мою рыжулю кадрит! - сзади заорали и необязательно было оглядываться, чтобы определить, кто так разоряется.

Пробудившийся от дремы щенок подпрыгнул и тоненько испуганно залаял, добавляя шума. Командор выругался сквозь зубы, а ворвавшийся на задний двор Сантана весело рявкнул: «Стоять!» - и обнял меня за талию.

Команды ритора я привыкла выполнять беспрекословно, поэтому на рефлексах замерла как вкопанная. И вырулившая из-за угла дома компания Стражей увидела непонятную сценку.

Меня обнимал довольный лысый Страж, а командор просительно тянул к нам руки.

-      Ого,


убрать рекламу


- протянул неизвестный мне огненно-рыжий Страж. Он улыбнулся и приветливо кивнул мне. - А мы-то думали, почему тебя не смогли дозваться. Новенькая?

Мужчины явно шли с тренировки. Свободные спортивные брюки, накинутые, но еще не застегнутые сорочки, влажные пряди волос.

-      Моя, я первый ее приметил, - притиснув меня к себе, гордо ответил рыжему сэр Хог Сантана, шикарный мужчина в самом расцвете сил.

Но насчет сил - это ненадолго, а может быть, и мужская шикарность не задержится, судя по холодному яростному взгляду идущего последним Райдена. Хм. Давно я не видела беловолосого нобиля таким злым.

Я тоже была зла. Но не на ритора по выживанию, его шуточки я воспринимала философски. Меня внезапно вывел из себя щенок, точнее ярко-желтое нечто, очень напоминающее глаз. Особенно когда оно взяло и мигнуло прямо посреди пятнистой собачьей шкуры.

Глава 3. Вечер с маминой книгой

-      Приношу извинения, - сказала я испуганно, завела руку за спину и что есть сил ущипнула ритора за живот. Потом мне за это влетит, но это будет не прямо сейчас, жаль, что Сантана дико мстительный и ничего не забывает. - Кажется, меня зовут!

-      Беги, беги, детка, - покровительственно сообщил лысый, потирая живот, - мы еще встретимся.

Пулей бросившись к двери кладовой, я остановилась, только уже ступив одной ногой внутрь.

-      Хотите накормлю вашего песика? - спросила я у командора, неловко оглядываясь на весело щерящихся вслед Стражей. Он молча кивнул, и я чуть не силой затащила за собой в дом тяжелого Моню.

И только плотно закрыв дверь, даже подергав за защелку для надежности, развернулась к щенку и тихо зашипела:

-      Яя, у тебя мозги есть, или все в портал унесло? Ты почему на глазах у Стражей на псе катаешься? Я тебе что сказала? Сидеть в сумке до моего прихода!

На спине щенка приподнялась шерсть, отделилась вторым пушистым ярусом, моя подружка, хаосит-мелаган по прозвищу Яя-яичница, запищала, горестно вращая желтым глазом:

-      Так они твою сумку втащили в комнату, а мертвую девушку еще не убрали. О, какого страху я натерпелась. Лежит она... голая... по телу черные пятна. Чумная точно. Ну я и бежать!

-      Яя, - нежная шубка моей подружки подрагивала под пальцами. Поглаживания всегда ее успокаивали. - Тебе-то человеческие болезни не страшны, да отравилась Каролина от несчастной любви... говорят. Я тебя очень прошу, спрячься, по стеночкам-потолкам проскользни незаметно, ты умеешь. А как комнату освободят, подожди меня там. Сможешь?

С трудом успокоив все еще трусящую яичницу, я перенесла ее со щенка к стене. Секунда. Она дернулась, мелькнула размытым пятном вдоль стеллажей и пропала за черной балкой под самым сводом.

На мой приход в кухню никто не отреагировал. Быстро покормив Моню, как ни в чем не бывало я влилась в работу. Еще пара часов пронеслись незаметно, мисс Фарго довольно хмыкала, наблюдая как мы с Джени понимаем друг друга с полуслова. В результате ужин мне разрешили взять с собой в комнату, хоть это и не принято, но так и быть, за хорошую работу.

Джени тоже решила воспользоваться добротой начальства, быстро стянула с себя передник и наклонилась, открывая корзину для грязного белья. На ее белых худых ногах под коленками отчетливо были заметны черные пятна, размером с медяк.

-      Мамочки, - всплеснула я руками, - да ты вся в странных синяках! Что случилось?!

На меня резко обернулись и старшая кухарка, и ее помощница.

-      Джени, - проскрежетала первая, - ты же обещала мне вешать обереги на дверь!

-      Я все делаю, это старые следы, - со слезами на глазах начала оправдываться помощница. Мазнула по мне раздраженным взглядом и снова залепетала, глядя на начальницу: - Клянусь, ни одного нового пятнышка.

- Эля, иди к себе. Третий этаж, зеленая дверь у лестницы, - железным голосом скомандовала мисс Фарго. - Поспеши, не задерживайся. Нам с Джени кое о чем надо поговорить наедине.

В свою комнату я пробиралась, пугливо оглядываясь по сторонам. Поднос в моих руках не дрожал, но исключительно из-за крепко сжатых пальцев на бортиках и решимости в любой момент пустить его в ход. Грубые ботинки предательски стучали по старому красноватому дереву лестницы. Только ковры на этажных пролетах скрадывали звук, даруя короткие паузы тишины.

В холлах висели огромные картины в тяжелых резных рамах, на изящных, блестящих новыми боками комодах стояли вазы с живыми цветами. Под потолком переливался хрусталь на люстрах.

Я вспомнила крики Сантаны на тренировках: «Вы еще вспомните родную академию, когда на Постах сухарики грызть будете». Какие там сухарики, здесь жили на широкую ногу, не скупясь. За этим домом явно следил штат слуг, да что там дом, если только на кухне да в столовой мы вчетвером работали.

Взяв с подноса тяжелый металлический ключ длиной с ладонь, я воткнула его в замочную скважину свежевыкрашенной веселой зелененькой дверки прямо у лестницы и осторожно дернула за ручку. Открылось неожиданно легко, без всякого скрипа. И комната оказалась совсем другой, не похожей на ту, что я себе представляла после рассказа яичницы.

Белые выровненные стены, легкие портьеры на широких окнах. Огромная кровать стояла не застеленной, с одним матрасом. У огромного, под самый потолок старинного шкафа лежала моя сумка.

С белым, сложенным вдвое листом сверху.

Разместив поднос на небольшой столик у окна, я подошла к вещам и двумя пальцами, едва касаясь кончиками, взяла записку. На внешних сторонах не было ни рун, ни надписей.

Зато развернув лист, я обнаружила крупные, немного неровно написанные от края до края буквы: «Я знаю, кто ты такая».

На короткое мгновение показалось, вокруг сгустилась тьма. Я резко вскинула голову... нет... показалось. Все тихо, я в безопасности, в уютной девичьей комнате. И кое-кто меня здесь должен был дожидаться.

-      Яя, - сказала я, - ты видела кто заходил в мою комнату и положил этот лист на сумку? Скажи мне, что да, видела...

-      Сказать могу, - раздался тоненький голосок сверху. - Это тебя порадует?

-      Но ты его видела?

-      Конечно, нет. Я же говорила, Эля, мне пришлось буквально спасаться бегством!

Расстроенно покачав головой, я сложила бумагу и подняла взгляд вверх. Моя наперсница, зависшая на потолке прямо над моей головой, приветственно заколыхала юбочкой и двинулась в сторону окна.

-      Яя, кто-то знает или догадывается, что я Страж...

Произнесенные вслух слова пугали. В моем разоблачении заинтересован был только один человек, тот, из-за кого в городке пропали оперативники и сэр Сайрус Пальмэ. Скорее всего, посланец Хаоса уже ждал приезда следующих проверяющих и готовился. Возможно, он даже не знает точно, а пытается с помощью записки спровоцировать меня.

Одного не пойму, зачем оставаться в городе, подбрасывать странные письма? На его месте я бы сломя голову убегала от надвигающейся кары. Если его не обнаружат в ближайшую неделю, старший советник Пинто переведет городок на военное положение и введет сюда армию. Долго шпиону тут не жить.

-      Ты бы шла открывать дверь, - внезапно сообщила Яя, - по-моему...

Дружественное создание хаоса вдруг метнулось за штору и замолчало. Очень вовремя. Всего лишь через мгновение раздался стук и, без всякой задержки, не дожидаясь приглашения, внутрь помещения впорхнула Юна.

В короткой голубенькой ночной рубашке, поверх нее - длинном, почти в пол распахнутом сатиновом халатике. Розовощекая, восторженная, с многочисленными папильотками в волосах.

-      Ты как? Обжилась уже? Как же тебе повезло! Комната Каролины просто чудесна, - защебетала она.

-      Мило. Если не брать во внимание матрас, на котором ночью умерли, - пробурчала я.

-      Ты что?! Мисс Фарго сразу дала указания убрать все вещи этой дурочки. Матрас заменили сразу! Как ты вообще могла такое подумать? Наш Пост может себе позволить купить новые вещи, - в нежном голоске девушке звучала нескрываемая гордость, словно она лично владела Постом и легко оплачивала любые прихоти проживающих.

Прекрасная новость, - искренне обрадовалась я.

Новенькое белье лежало на комоде, это значит, я сегодня все застелю и спокойно высплюсь. На всякий случай можно отправить яичницу переночевать над притолокой и посторожить дверь.

-      Извини, что беспокою тебя вечером. Я на свидание с новеньким красавчиком иду,

-      сообщила Юна. - Волнуюсь ужасно, посмотри, как руки трясутся. Представляешь, его зовут Райден. Рай. Правда, волшебное имя?

Медленно повернувшись с только что взятой простынкой в руке, я спокойно спросила:

-      На свидание?

-      Ну почти, - Юна не могла стоять на месте, даже подпрыгивала. Ее большие, наивно распахнутые глаза лихорадочно блестели. - Я знаю, как с ним поближе познакомиться. Приду и скажу, что меня послали помочь ему искупаться. Как думаешь, хорошая идея?

Она подбежала к круглому настенному зеркалу у шкафа, покрутилась, оттягивая вниз ворот рубашки и посылая собственному изображению томные улыбки. Острый розовый язычок пробежался по губам, добавив им блеска.

-      Надеюсь, мисс Фарго не разозлиться, - доверительно добавила она, покрутившись перед зеркалом и развернувшись ко мне. - Но я верю, и она когда-то была влюблена. Неужели не смягчится, когда поймет, что у меня все серьезно. Эля, ты мне веришь? Мне кажется, ты меня понимаешь. Тут даже посоветоваться не с кем. Местные горничные нас, кухонных, не любят. А Дженни вечно куксится, вообще не умеет веселиться.

Проклятье, так вот какая ты, ревность... Горячая, душная, перехватывающая за горло. Когда она произнесла имя Райдена, с этаким придыханием... ооо... - хотелось рявкнуть и пригрозить тяжелыми увечьями, если только попробует еще раз взглянуть в сторону моего жениха. Как тяжело брать себя в руки и действовать расчетливо, когда в душе одни эмоции.

-      Юна, ты же не хочешь, чтобы он переспал с тобой и забыл?

-      Нет, конечно!

По-моему, она даже испугалась.

-      Тогда лучше ничего не предпринимай сегодня, - мягко сказала я, подходя поближе и неловко похлопав ее по плечу. - Страж с дороги, ночь ехал, днем тоже не отдыхал. Да и к тебе еще как следует не присмотрелся. Представь, если он потащит тебя в кровать, а потом и не вспомнит кто ты, даже не сообразит, уставший, что это была ты, да еще девицей. Лучше выжди хотя бы недельку...

Я старалась говорить рассудительно и негромко. Официантка сначала упрямо поджала губы, но при упоминании девичества нахмурила тонкие бровки и задумалась.

-      А ты умная, Эля, - сообщила она мне. - Так и поступлю. Не приду к нему сегодня, пока он с дороги и не в себе. Лучше завтра.

Она порывисто обняла меня, поцеловала в щеку и отправилась на выход.

Некоторое время в комнате было тихо.

Надо быстрее найти шпиона-из-Хаоса и возвращаться в академию. Там мне как-то спокойнее, нет ощущения, что ситуация выходит из-под контроля.

-      Кхэ-кхэ, ничего себе, - Яя даже откашлялась. - Эта она Райдена мочить, то есть купать собралась?

-      Кто ж ей даст, - сказала я, поджав губы. Расследование - расследованием, а мыть своего парня всяким восторженным девицам я не позволю.

Закрыв дверь на ключ и быстро застелив постель, я перенесла светильник на тумбочку рядом с кроватью. Разложила вещи из сумки в шкаф, вытащив последней небольшую красную записную книжку. Провела по корешку пальцем, полюбовалась на стремительный росчерк имени на обложке. И прижала книжку к груди.

На вид она совершенно обычная, внутри - заметки о пациентах, сделанные рукой моей мамы. Во время короткой поездки домой после прохождения отбора в академию, я нашла эти записи и уже не могла с ними расстаться, завороженная открывающейся передо мной тайной. Между обычными синими строчками о болячках и жалобах, вились тонкие, незаметные взгляду обычного человека, мелкие темные записи. Буквы, которые мог заметить только пси-инициированный.

Я читала, словно разговаривала с ней. Слушала мелодичный, немного запинающийся голос. Мама рассказывала коротко, немного сумбурно, часто спорила сама с собой, записывала рецепты. Некоторые строчки приходилось перечитывать по нескольку раз, но иногда смысл все равно оставался непонятным.

Я упрямо прочла три или четыре страницы, пока незаметно для себя не уснула, убаюканная словно колыбельной в детстве.

Глава 4. Сон с пробуждением

Мягкий, мерцающий свет заливал небольшую уютную комнату со старинной литой купальной чашей посередине. Свечи стояли везде: на комоде, полу, даже на стуле.

—      Тебе не кажется, что это пожароопасно? - наигранно сурово спросила я, втайне любуясь нобилем, лежащим в ванне с закрытыми глазами. Сильные руки расслабленно свисали по сторонам бортиков, голова откинута, часть белых прядей намокла.

—      Это же сон, - ответил Рай, - свечи упадут, только если мы этого захотим.

Блики играли по знакомым рельефам его плеч, вспыхивали искрами, преломляясь в крупных каплях воды, перстнями украшавших пальцы. Райден даже не посмотрел на меня, но я кожей ощущала как он, не глядя, отслеживает мое присутствие, как едва заметно раздувает ноздри и на почти незримые миллиметры поворачивает голову в мою сторону.

В комнате нашего сна было тепло, даже жарко. Длинным медленным движением я стянула с волос стягивающую ленту, и они начали рассыпаться по плечам.

Нобиль глубоко, немного напряженно вдохнул - выдохнул.

—      Стелла... Я скучал. Сантана говорит, за тобой приударил командор Освальд?

—      Есть такое. Считает, что я наивная селянка, и его внимание для меня - счастье.

Собрав подол белой ночной рубашки, я приподняла его до колен, внимательно наблюдая за реакцией беловолосого на шум ткани. Уголки его губ чуть приподнялись, ресницы дрогнули. Игра понравилась нам обоим.

— А за тобой, - промурлыкала я, - тоже любовная охота идет, насколько я знаю.

—      Да, - кивнул Камачо и открыл глаза, посмотрев на меня темно-синей манящей глубиной. - Не сравнимо с командором. Всего лишь пара горничных и весьма хорошенькая официантка.

—      Хорошенькая? - я приостановила подъем материи на линии бедер.

—      По мнению Сантаны, - выкрутился Райден, кидая жадные взгляды на мои босые обнаженные ноги. - Лично мне она кажется какой-то странной. За ужином наклонилась так, что показала грудь до белья, а по краю - почти черные синяки. Так. Стелла, или ты идешь ко мне хоть немного быстрее, или я сейчас вылезу и затащу сам. Целый день думал, что больше никогда не позволю кому-то назвать мою невесту свободной девушкой.

Стянув рубашку через голову, я осталась в одном белье. Кружевном, несколько неожиданном для посудомойки. То, что предлагали мне перед отправкой безопасники, вместе с комплектами грубой одежды, годилось только в качестве наказания: нечто царапающееся на ощупь и крайне уродливое на вид.

Райден напряженно выдохнул, и я порадовалась, что настояла на своем. Месяц обручения сделал из него большого ценителя хорошего белья, а мне, в свою очередь, нравилось, как Камачо заводился при виде крошечного кусочка кружев или небольшой прозрачной вставки в чашечки лифа.

—      Не удивляйся официантке, у них тут у всех странные синяки по телу. Даже у умершей к нашему приезду Каролины, — задумчиво сказала я, подойдя к купальне.

—      Не болезнь. Зато точно есть связь с какими-то фантастически приятными снами.

—      Сны с травмами? - нобель насторожился, чуя подозрительный след, но это не помешало ему схватить меня за руку и рывком подтащить к себе. - Среди Стражей о них не говорят. Зато занимаются на Посту какой-то дребеденью. Ты бы слышала как возмущается, когда мы наедине Сантана, кроет местных сибаритов, кричит, что у них тут почти нет тренировок и занятий, но какого-то Хаоса трижды в неделю театральный кружок и даже клуб пения по выходным, все с участие местной городской элиты, естественно. Не отряд, а сборище принцесс на бесконечном празднике.

Покрытая жесткими мозолями рука моего жениха легла на бедро и пошла вниз, утягивая за собой белое кружево трусиков.

—      ...х, - выдохнул Райден, приподнимаясь из воды.

—      И-и-и, - вдруг тихо и испуганно взвизгнула... кажется... Яя?

Стены подернулись дымкой, свечи замигали одновременно, фигура Рая дрогнула, стала полупрозрачной и растворилась... в темном потолке моей комнаты. Сон сменился явью, меня разбудили. Через неплотно задвинутую штору пробивался тусклый свет луны, почти ничего не освещая, но позволяя видеть контуры шкафа, изножья кровати, проем приоткрытой двери...

ЧТО?!

Я метнула взгляд на притолоку, туда, куда вечером отправила переночевать Яю. И где вместо небольшого пятна мелагана увидела крупную, насыщенно-чернильную тень.

Не успела я заорать от страха, как сверху, прямо с потолка на меня свалилось пушистое, теплое нечто. Прямо на голову. И запищало:

- Ииииии! Помогиии!!

Пару секунд я дралась с собственным прикормленным хаоситом, который облеплял мне лицо и вопил тонким срывающимся голоском. Что-то совсем близко ухнуло, зарычало. Подскочив на перине, я от страха удвоила усилия и, с силой отодрав с глаз край трясущийся «юбочки», увидела метнувшуюся в проем тушу. Передвигающуюся по потолку.

Мать! Можно закрыть дверь и постараться забыть случившееся, но я себе этого никогда не прощу.

Спрыгнув с кровати, как есть, босиком, я рванула следом.

-      Яя! Слезь с меня!

-      Ни-и... за-а... что-ооо!

Проклятие! В прыжке, сдвинув яичницу на затылок как шляпу, я махнула в коридор. И в полумраке ночного дома, наконец, хоть как-то разглядела удаляющегося от меня монстра. По потолку ловко передвигался на четырех конечностях... человек, судя по голому телу. Или монстр, если принимать во внимание сероватый цвет и гибкие паучьи движения.

Я мчалась, поддернув вверх подол ночной рубашки, сдвигая назад замолчавшую от ужаса, но все еще пытавшуюся заползти мне на лицо яичницу, и думала: «А если я его догоню... что буду делать-то?»

Мы неслись по бесконечно длинным коридорам, сворачивая на внезапно открывающиеся ответвления, лестницы, переходы. Пару раз я больно билась о мебель, не успевая уклониться. Зато тварь ловко открывала двери и ни разу не завела нас в тупик. Кто-то отлично знал дом и планировал меня измотать, сбросить

с хвоста.

Когда после отбора на первый курс Сантана впервые провел тренировку с отягощениями, заставляя нас бежать целый день с грузом за спиной, и к ее завершению я была из тех, кто остался на ногах, ритор сказал: «Упрямая девчонка, ты не остановилась бы, пока не упала без сознания... мне нравится!»

Сейчас монстра выручало только знание дома и чудовищная ловкость, хотя беги мы по прямой...

Обдумывая эту мысль, я ударилась бедром об очередной комод. Скоро стану похожа на местных обитательниц, невыспавшаяся и в синяках. Что ж... пора! В начале очередного длинного коридора я пошла ва-банк. Вложилась в скорость, в отрешение от всего... Я - стрела, у меня нет рук или ног, есть только цель впереди. И мир смазался, ушел из зрения. Осталась одно - по-паучьи перебирающая ногами скособоченная фигура. Все ближе, ближе. Я вижу оглядывающееся серое лицо, провал вместо рта. Прыжок.

И в моем захвате нога. Неожиданно волосатая и мускулистая. Она задергалась в руках, заставляя повиснуть в воздухе, а затем с силой вырвалась. Рухнув вниз и больно ударившись коленями, я ощутила, как освободилась голова — это от удара с меня слетела яичница. Вскакиваем... Что происходит?! Поднимаемся! Эй! Э-эй! Ноги затряслись, красная ковровая дорожка перед носом вдруг разлетелась на фрагменты, а в ушах засвистело, словно я стояла на взлетной полосе биплана.

Покачиваясь, я все же поднялась, оперлась спиной о стену и уставилась на свои дрожащие руки. На обеих ладонях остался серый, чуть маслянистый налет. Он медленно истаивал в воздухе, оставляя на коже еле заметные точечки.

Кажется, меня отравили касанием. Я посмотрела вслед убегающему монстру, с трудом развернулась и, опираясь на стену в дорогом шелке покрытых вензелями обоев, двинулась в обратном направлении. Если тварь опомнится... Качаясь как пьяная, я заставляла себя делать шаг за шагом, волоча ноги, комкая ослабевшими пальцами подол ночной рубашки...

-      Девушка! Что с вами?

Прямо передо мной, из сгущающегося тумана возник рыжий Страж, кажется его зовут Ежи. Сегодня я видела его лишь мельком. Крепкое, покрытое золотистым густым волосом тело, вдруг резко приблизилось и ткнулось прямо в нос. Меня подхватили, не давая упасть.

-      Эй, ты что, сознание решила потерять?

Из последних сил заставляя себя сопротивляться странной дреме, я хлопала глазами и хваталась за нечаянного спасителя.

-      Эля!? Эля, что с тобой? - раздался новый голос, участливый и чуть хрипловатый со сна. Кажется, я его знаю. Два Стража - уже надежная защита, если монстр решит вернуться. Теперь я даже была рада, что на звуки моего безумного забега начали собираться зрители.

-      Сэр Освальд, я услышал подозрительные шумы из коридора, вышел посмотреть, а она тут бродит. По-моему, пьяная. Видите, на ногах не держится.

Дай мне ее, я разберусь.

4.- продолжение

Я пыталась дернуться, закричать, но руки не слушались, из горла не раздалось даже хрипа. Вяло и послушно я повисла на руках рыжего Стража, а тот был не прочь от меня избавиться, передав своему командору.

-      Какая прелесть! - раздалось задумчивое. - Девушку, с которой я только-только начал встречаться, ночью, по-тихому передают с рук на руки. Камачо, тебе не кажется это странным?

Если бы я могла, завопила бы от радости, а так - только слушала и благодарила мудрость претора академии, который настоял на сопровождающем нас риторе.

-      Согласен, сэр, - судя по холодному бешенству тона, Райден держался из последних сил. Ему было не по статусу конкурировать с командором, да и слухи о его помолвке скорее всего достигли городка. Заявлять свои «особые» права на меня было опасно, и нобиля это явно приводило в негодование.

-      Да забирай, - Ежи было все равно кому меня отдавать. - И присмотри за ней. Карга выгонит ее со скандалом, если узнает, в каком состоянии девица бродит по дому в первую же ночь.

-      Может быть вызвать врача? - голос командора звучал раздраженно, несмотря на заботливый смысл вопроса.

Жаль, что я видела только потолок. Кажется, среди присутствующих назревало напряжение.

-      Разберемся, - легкомысленно сообщил Сантана прямо над моим ухом. Удивительно, но я даже не поняла, когда меня передали ритору. - Малышка просто устала на кухне, мы отнесем ее в свою комнату и утром будет как новенькая, поверьте моему опыту. И не надо смотреть с подозрением, бессознательные девчонки - не мой профиль. Люблю, знаете, чтобы кричали от восторга на весь дом. Если услышите на днях вопли радости, можете не сомневаться, они будут из моей комнаты.

Некоторое время рядом никто не говорил, а потом меня резко дернули за нос и похлопали по щекам.

-      Эй, Маккой, твою за ногу, - прошипел Сантана, - быстро приходи в себя, пока твой психованный жених на меня не набросился. Я люблю это дело, но в более доминирующей позиции и не с мужиком.

Застонав, я попробовала пошевелиться, и, к моей радости, тело начало слушаться.

-      Меня отравили хаббасами? - прохрипела я, оглядываясь и обнаруживая себя в незнакомой спальне. Тяжелые синие шторы полностью закрывали окна. Над головой теснились пышные складки балдахина, а сама я оказалась лежащей на кровати поистине королевских размеров.

Действие цветов-хаоситов я распознала по методам, которыми меня приводили в сознание. Щипки и хлопки я помню еще по закопанному в землю Райдену на полигоне.

-      Именно. От тебя ими несет, - сообщил Сантана, присаживаясь на край. - Только эти ленивые коровы, которые только притворяются мужчинами, а со Стражами-то я их и пьяным не перепутаю, только они да вы, мальки неопытные, могли не почуять запаха.

Теперь и я смогла уловить сладко-прелый аромат, но он становился все слабее.

-      Стелле лучше переселиться в мою комнату, - Райден вытирал мне руки мокрым полотенцем. - Пока я не начистил Освальду его масляную морду. Иначе, как пить дать, я загремлю с записью в личное дело. Драка с командором мне с рук уже не сойдет, сэр, будь я хоть трижды герой Прорыва.

-      То есть мне намекать на тренировке, что можешь невзначай выбить зубы - это нормально. А местного командора жалеешь? - Сантана хохотнул и подмигнул мне.

-      Вы друг друга стоите. Один не может потерпеть, пока его невесту чуть-чуть помнут для дела. Другая по коридорам ночью слоняется и хаббасов где-то находит. Докладывай, Маккой, про свои приключения.

Я рассказала про странную записку, синяки на девушках, ночного посетителя и немного даже расписала в красках, как я за ним гналась. Но категорически отказалась селиться с Райденом. Во-первых, мне и так тяжело. А тут, вдобавок к тяжелому физического труду, еще и репутацию шлюхи взвалю... А во-вторых - я невеста, а не жена. Почему это я должна жить с ним в одной комнате?

-      Ладно, - вдруг легко согласился Райден, отошел от кровати и завалился в кресло, вытянув ноги. - Завтра ко мне эта странная девица опять лезть начнет, и мы вернемся к обсуждению моего предложения.

Как же меня иногда бесит его уверенность в собственной правоте. Вспомнив планы Юны прийти к Райдену для соблазнения, я задохнулась от возмущения.

- Так, голуби, - сказал Сантана, - завершаем беседу, пока нас не заподозрили в тройничке. Райден, отведи Стеллу к себе в комнату, проверь на безопасность и поставь охранную руну. Пусть решат, что это я о девочке забочусь, потому что - защитник и молодец! И не задерживайся там, возвращайся быстрее. Стелла устала, а нам завтра обещают сюрприз в честь приезда раненых героев в Циполь. Ты ждешь что-нибудь хорошего? Я тоже нет.

Райден набросил на меня покрывало, и мы вышли в коридор. Рядом с Камачо все казалось не страшным и даже смешным. Зато нобиль категорически отказывался оттаивать, на мои улыбки не реагировал. Комната прислуги ему не понравилась, кровать показалась слишком большой, стены пустыми, расположение опасным. Когда я начала спорить, меня вдруг схватили, прижали к стене, пришпилили трепыхающейся бабочкой. И сразу все стало неважным. Только темнота, в которой сладко целоваться, только его сорванное от ревности дыхание. Ох, Райден.

Я изо всех сил старалась удержаться на слабеющих ногах, цеплялась за каменно­напряженные плечи. А он сиял в темноте. Исступленно гладил стонущее горло и клеймил, клеймил поцелуями как печатями. Жадно и требовательно, заставляя после каждого бессильно обмякать. Подхватывал, снова вжимал в стену, дышал шипящим, острым как укус пчелы отрывистым «Моя».

Покрывало сползло на пол, словно нас покидали тяготы дня чуждого места. Оставались мы - мои пальцы, вплетенные в его волосы, горячая ладонь Райдена скользящая вниз прямо по ткани ночной рубашки и прижавшаяся у излучины ног.

- Любишь? - едва слышно спросил он.

-      Да, - потеряно выдохнула я, поднимаясь на цыпочки от острого, режущего на осколки чувства зависимости. Мира не станет, если мы не будем вместе.

-Ия,- сказал Райден. - Смотри на меня, Стелла. Я люблю до боли. До безумия. Не отдаляйся. Понятно, тебе? Даже в шутку не отдаляйся от меня.

Он резко поднял подол и втиснул пальцы в кружевные трусики.

-      Говори со мной. Тебе хорошо?

-Да-а.

-      Говори!

-      Я не могу-у. Мне хорошо. О. О.

Тягучее, горячее наслаждение волна за волной расходилось по телу. Жесткие, жалящие поцелуи прерывали мои стоны. А потом он опять требовал говорить с ним, говорить ему. Шептать, признаваться, умолять.

Я смотрела в темные глаза, пила дыхание сначала твердых от злости, потом все более расслабленных и смягчающихся губ.

А потом он подбросил меня на руке ввысь, слушая тоненькие вскрики, заставляя не купаться, а захлебываться от накатывающего наслаждения. Еще и еще. До белых молний, до обессиленного спокойствия. То, что было нужно в конце изматывающего дня.

Некоторое время Райден продолжал поглаживать меня пальцем, вызывая ломкие рваные вздохи. Потом поцеловал мягко-мягко, почти невесомо, едва касаясь. И выдохнул:

- Теперь поспи, моя любимая. Отдохни.

Меня, уже вовсю зевающую, осторожно положили на кровать. Укрыли...

Уплывая в блаженное забытье, я услышала вопли яичницы: «Нет, нет! Пусти! Я поживу снаружи! Не хочу в комнату! Стелла, спаси-и!»

Открыла один глаз и увидела пулей влетающую в комнату Яю. На мой дремотный шепот, что не надо бояться, нас защитят руной, подружка забурчала нечто неясное, но точно возмущенное. А потом воспользовалась моим уставшим за день состоянием и хлопнулась кулем мне прямо на ноги.

Повозилась немного и затихла, тоже уставшая.

Так мы и уснули.

Глава 5. Праздник, танцы и все кувырком

—      Я видела, как к тебе ночью приходил приезжий красавчик, - меланхолично сказала мисс Фарго, раскусывая спелую виноградинку.

Мы сидели в городском парке за одним из столов, расставленных прямо по окружности широкой поляны. Городок был совсем крохотным, и отчетливо ясно это стало именно сейчас, когда большинство жителей собрались на празднование в честь приезда из столицы особых Стражей - настоящих героев Прорыва.

Судя по обилию шелка и бархата в нарядах, в приморском местечке жили богатые и очень богатые люди, все знакомые между собой. Слуг они оставили отсиживаться по домам, только официанты прислуживали за столами. В темных одеждах, молчаливые, когда проходили мимо нашего столика, натягивали на лица выражения, еще более надменные, чем у хозяев. Гордые мыши в ливреях.

Мы, сотрудники Поста, чудом оказались в числе приглашенных и пользовались этим на всю катушку.


убрать рекламу


Юна потащила Джени танцевать в отдельный круг, маленький и дружный. Из таких же счастливчиков, волею судьбы, но не по статусу оказавшихся на празднике: владельцев местных лавчонок, прачечных и кофеен. Люда вроде и солидного, но так и не смешавшегося с многочисленными веселыми группками нобелей.

А мы с мисс Фарго радовались возможности попробовать вкусности, не отстояв перед этим долгие часы на кухне.

—      Вы видели, как ко мне приходили? - нейтрально произнесла я. - Значит, отрицать не буду.

За время пока мы остались вдвоем, я успела подтянуть к себе блюдо с рыбной нарезкой и активно таскала оттуда тонкие, почти прозрачные кусочки, от одного вида которых рот наполнялся слюной. Спорить не хотелось совершенно, пусть думает, что у меня появился ухажер. В оправдание все равно сказать нечего - не приходил же Райден ко мне ночью вид из окна посмотреть или в фанты поиграть. Вот такая я молниеносная соблазнительница.

Я грустно вздохнула и поморщилась. Да гори оно огнем! Все сплетни, скандалы, шепотки - все потом, буду с ними справляться по мере возникновения. А пока - сниму туфли, вытяну ноги и поем.

Внимательно за мной наблюдающая старшая кухарка подняла бровь и нравоучительно сказала:

—      Негоже приличной девушке ночью ходить по крылу Стражей, приставая ко всем без разбора. А потом уединяться с парнем подруги. Беловолосого уже выбрала Юна, оставь ей его.

Вещала она, чеканя каждое слово, негодующе поджав губы, словно не при ней прислуга годами крутила шашни со Стражами.

—      Мы, женщины кухни, не должны ругаться между собой, - с нажимом заявила мисс Фарго, резонно подозревая, что никак не может до меня достучаться. - Выбери любого другого, вон с тебя командор глаз не сводит, а этого ледышку оставь Юне.

Я проследила взглядом за взмахом ее сухой руки. Туда, где за торжественным центральным столом, под ветками цветущего гигантского местного кустарника, сидели сливки местного общества, во главе с мэром.

Мэр - статный, седой, похожий на вышедшего в отставку генерала, неторопливо беседовал с Сантаной, закусывая и запивая приятное общение. По правую руку от него сидел командор, полыхнувший мне навстречу взглядом так, что стало неловко. Наградная планка Освальда по сравнению с выставкой на груди Сантаны выглядела скромно, но все-таки присутствовала. У остальных Стражей Поста Циполя и того не наблюдалось.

А по правую руку от командора восседал Камачо, мило беседующий с румяной юной блондинкой. Белокожей, нежной, и с такой копной туго завитых локонов, что издалека она казалась натянувшей на голову овцу.

Как следует рассмотреть неизвестную девушку мне мешали скачущие на поляне танцующие, но зато я вполне разглядела маленькую ручку, лежащую чуть ниже эполета парадного кителя МОЕГО ЖЕНИХА.

—      Мне нравится этот, - упрямо произнесла я, пряча эмоции и отворачиваясь от главного стола.

—      А теперь слушай сюда! Ты - ведьма! И по правилам Ковена обязана слушаться старшую на чужой территории, - проскрипела мисс Фарго и воткнула вилку в очередной кусочек рыбки, к которой я потянулась.

От изумления я едва успела подтянуть упавшую челюсть. Какие еще ведьмы? Те, о которых нам рассказывал Фуко и чьими стараниями в старые времена люди травились зельями из растений Хаоса? Они же... ну по логике... все давно умерли.

—      И как вы меня... разоблачили? - добавляю небольшое недоумение, растерянность. Кажется, я понемногу начинаю осваивать непростое актерское поприще. Глаза испытующе уже не щурю, даже челюсть не выпячиваю как раньше, когда невольно копировала отца.

Ведьма, то есть мисс Фарго, выглядит довольной моей реакцией. Она брезгливо отодвигает тарелку с нарезкой и вновь отщипывает виноград.

-      Я тебя сразу приметила, уж больно ты ловко с ножом обращалась. Когда пятна на Джени заметила, все стало ясно. Но на всякий случай все равно пришлось твои вещи проверить. А там... вот неожиданность - тетрадь ведьминская с рецептами.

Она. Трогала. Записи моей мамы. С большим трудом я удержалась, чтобы не вскочить с места. Кончики моих пальцев потемнели. Проклятая сила Хаоса тут как тут появлялась, стоило мне потерять контроль.

-      Сдурела, девка? - зашипела кухарка, приблизив коричневое, морщинистое лицо вплотную. - На Стражей охотиться на закрытой территории тебе мало, решила совсем нас выдать? Да я тебя под суд, идиотку. Сгною.

Ее лицо перекосилось, левый глаз задергался, будто она быстро принялась мне подмигивать, никогда такого не видела. Ругаться с ведьмой сейчас точно не с руки, да и ошибалась мисс Фарго, я совершенно не планировала выдавать себя. Приступы боевой ярости посещали меня редко, и как с ними бороться я уже знала. Заставила себя откинуться на спинку плетенного летнего стула и расслабиться. Мамину тетрадь я сегодня же перепрячу, больше к ней никто не притронется. Все хорошо. Милая улыбка. Не злим бабушку, из нее еще информацию придется выуживать.

-      Вам показалось, уважаемая, это от удивления и эмоций. Прошу прощения. Я приехала издалека и не знаю здешних обычаев, у нас-то все по-другому. А парень на меня сам запал, что теперь поделаешь, придется смириться.

Спокойнее, видишь, я провинциалка невежественная, плохая из меня ведьма, зато я слушать умею, вот - успокаиваться быстро. Смотреть доверчиво.

Кухарка впилась маленькими черными глазками как крючками, выуживая из меня, насколько искренне раскаиваюсь. Удовлетворенно шумно выдохнула и, специально затягивая паузу, пожевала узкие до лезвийности, уже подточенные морщинками сверху и снизу губы.

-      Если по незнанию не представилась, прощу тебе оплошность. Нам сейчас помощь нужна. Стражи совсем перестали землю чистить, боровы ленивые. Каждый выходные приходится выезжать окрест, пакость так и лезет, так и прет. Одна от них польза - детишки хорошие родятся и деньгами хорошо отдариваются.

Она толкнула ко мне тарелку, но есть перехотелось, я пыталась сообразить, сколько же таких Постов по стране, где ведьмы держат оборону, а Стражи за ленивые годы без Прорывов превращаются в картонные марионетки.

-      А за беловолосого не беспокойся, - кухарка повернулась на стуле и посмотрела на танцующих девушек. - Он на Юну не смотрел, а такие молоденькие самое то для окручивания. Да еще храбрый, не то, что наши сонные мухи. Никак нельзя было его упустить. В общем, пришлось с утра отворотом напоить. А ты не злись, и к парню не лезь. Я, как старшая, запрещаю и мое слово крепко. Не твоя пока очередь, вот докажешь...

Она что-то говорила и говорила, слов уже не разобрать, они капали словно дождливые капли, мелко-мелко, сливаясь в единый шум. Кап-кап, кап-кап-кап.

Ощущая как все холодеет у меня внутри, я еще раз посмотрела на Райдена. Он снял со своего плеча узкую девичью ладошку в белой перчатке и, не выпуская ее из своих пальцев, оценивающе наблюдал за реакцией девушки. В ответ на смущенное хихиканье потряхивающей кудряшками милашки нобиль понимающе, хищно улыбнулся.

Отправляясь сюда, я была готова к неприятностям, меня могли раскрыть, оскорбить в новой роли или даже ранить, могло случиться что угодно, но единственное, в чем я была совершенно уверена, так это в чувствах Камачо. Как в то, что утром встает солнце, а вечером заходит. Я чувствовала его искренность легко и безусловно, словно дыхание в моих легких.

И, пожалуй, наша связь - единственное, с чем я не готова расстаться, даже если на кону будет стоять моя жизнь и честь. Ради нобиля я могла совершить поступки, о которых потом не расскажешь детям, поэтому, разузнаю-ка я ситуацию получше, а то выжгу город, а окажется все смешно и невинно.

—      Могу я задать вам несколько вопросов? - слова лились мягко. - Я жила несколько обособленно, и многого не понимаю. Это же вы написали записку?

—      Я, - снисходительно произнесла кухарка. - Передала весточку, что ты тут не одна. Все ждала, когда начнешь нас искать, знаки находить. А ты по парням пошла.

Даже не поморщусь. Пусть говорит и думает, что хочет, ее мнение не волнует. Была бы моя воля, схватила бы за глотку, да вытряхнула информацию, чем они Райдена опоили. Но спокойно, вдох-выдох, возможности ведьм не известны, только мальчики надеются дракой решить все проблемы.

—      После отворота нобиль не начнет меня ненавидеть? Не хотелось бы получить такого сильного врага.

—      Ох, ну и село, девочка. Вроде вежливая, воспитанная, говоришь складно, а как ляпнешь иногда, хоть в голос хохочи. Я и по записям поняла - совсем ты темная, простые вещи как вселенские секреты открываешь. Какая ненависть? Отвороты на простеце делают, его Стражи плесенью еще называют.

Хороша южная природа, все растет здесь буйно. Раньше, ни у себя дома, ни в столице я не встречала столь пышного цветения и роскошных зеленых посадок. Даже в академии все колосилось довольно сдержанно, как по размеченному плану, а тут - просто росло, безудержно.

Можно задержать взгляд на местной красоте и справиться с шоковым состоянием, очень удобно.

О плесени нам читали лекции в академии, она умеет поглощать любой спектр эмоций, страшная штука при большом скоплении и, как выяснилось, не менее страшная в руках опытной ведьмы.

—      Значит, ненависти не будет, - нейтрально произнесла я.

—      Да ничего не будет. Правильно обработанный простец год в животе живет, эмоции лишние сожрет, от глупостей отвернет. С год красавчику все равно будет с кем обжиматься, а потом, помаленечку, все чувства восстановятся. Никакого урона, одна польза всем. Племяшка моя к тому времени родит, нравится девке беловолосый, пусть порадуется, а уж я постараюсь, чтобы хорошая, крепенькая девочка на свет появилась. Всем на радость.

От сладости грядущего будущего у меня чуть не свело челюсти. Зато мисс Фарго искрилась энтузиазмом.

-      Сильная ведьма из тебя выйдет, дай срок, - сказала кухарка, придвинувшись и горячечно дохнув на меня терпкой помесью неизвестных трав. А может и не трав. - Умная, осторожная. Удар держишь - заглядение. Поэтому, ох рано тебе шашни крутить. Это с Юнки, дуры, больше взять нечего. А тебе надо в силу войти, поучиться еще годика два-три нашему искусству. Глядишь, Пост тебе передам на старости. Освальд, вон, уже готов тебе ножки целовать. Ох, сделаю тебя счастливой, Эля, помяни мое слово.

Есть на свете люди, считающие себя не просто мудрыми и знающими, а еще и достойными вершить чужие судьбы. Им «со стороны виднее», поэтому они точно знают кто - кому «подходит», а кто нет; как следует жить, а как - ни-ни, категорически нельзя. Они лезут в чужие судьбы, будто заходят в душу в грязных сапогах.

Я смотрела на женщину, которая дергала ниточки, распоряжаясь людьми по собственному разумению. Держала весь Пост в сухоньком твердом кулаке и считала вправе всем распоряжаться. Хотя... кое-что у нее было не под контролем.

-      Мисс Фарго, а что за странные пятна на ногах у девочек? И почему Джени совсем не смотрит на молодых мужчин? Видите, как она танцует? Улыбается пустому месту перед собой.

Кухарка издала совершенно змеиное шипение.

-      А это - первое задание для тебя, мисс Эля Маррой. Сегодня же повесишь в комнате у Джени оберег. Да так, чтобы она не нашла. Какой-то развратник снится девушкам в доме. И нашим с кухни, и горничным. Некоторые как с ума сошли, вон Джени только ночи и ждет.

Она так стукнула ладонью по столу, что соседи начали оглядываться. Бесчинства неизвестного ловеласа не нравились мисс Фарго до откровенной ярости, которую она даже не пыталась скрывать. Порывшись в поясной сумке, ведьма протянула обычный клубочек розовой шерсти крошечного размера - и детский носочек не связать.

-      Иди, Эля, к остальным девушкам. Договоришься с Джени о небольших вечерних посиделках у нее в комнате и подкинешь оберег. А завтра, если справишься с заданием, я начну тебя учить...

«Будь все проклято. Это просто несправедливо», - думала я, вышагивая в сторону танцующих кухонных товарок. Большинство девушек уже были в парах, но Юна и Джени продолжали кружиться в одиночку. Я скосила глаза на стол мэра. Увы, Райден продолжал флиртовать с «барашкой».

С одной стороны, часть вины, что Камачо опоили, лежала на мне, но с другой - зачем все эти татуировки на его теле, наши подпитки и общий контур, зачем годы обучения всевозможным защитам, если одного вовремя подсунутого ведьминского зелья хватит, чтобы нас разлучить.

И пока мной пытается командовать доморощенная диктаторша приморского разлива, он снисходительно позволяет какой-то девице гладить себя по руке... Ну,

все.

Народ шарахался в стороны, мой шаг становился все более чеканным, когда у самого стола меня за талию перехватил внимательный ритор по выживанию.

-      Наконец-то, - радостно сообщил он, прокручивая меня вокруг себя. - Прекрасный теплый день. Музыка. Красивая девушка в руках. Что еще скромному герою надо?.. Ты чего такая злая? Тай немедленно в моих руках, Маккой и улыбайся. Не порть нам сбор информации.

-      Они его опоили, - зашипела я, пытаясь изобразить улыбку. Но губы плясали и кривились неуправляемыми изломами. - Райдена. Ведьмы. Опоили.

Подтянув мужчину поближе, чтобы не слышали окружающие, я рассказывала, захлебываясь, иногда даже возмущенно его тряся. Ритор при этом ухитрялся вести меня в танце и даже лавировать между пар.

-      Слушаю я, - мечтательно протянул Сантана, - и диву даюсь. Мы в академии да на крупных Постах, все два-три года между Прорывами выезжаем только поля- огороды чистить. Скукота редкостная, чувствуешь себя полным идиотом. Ни врагов посмотреть, ни себя показать. А здесь - и исчезнувшие век назад ведьмы, и ночной трахальщик, и Стражей как свиней размножают. Прямо не местечко, а мечта! Так почему ты такая нерадостная?!

-      У меня, напоминаю, жениха уводят, - растерянно пробормотала я. Вдруг стало не только больно, но и обидно. От ритора я ждала понимания, а никак не восторга, что здесь «мечта» и ему удастся «себя показать». - Вы мне не сочувствуете? Совсем? Представьте, у вас есть невеста, а кто-то другой ее опоил и пытается затащить в постель, ребенка сделать...

- Как хорошо, что у меня нет невесты, мисс Маккой. А имею я во все места нежные только своих студентов, и буду дальше драть вас как предателей родины, пока на первом месте у таких как ты не останутся только интересы страны. Вон, смотри на своего красавчика...

Я повернула голову и обнаружила, что Камачо приподнялся со стула и не сводит с нас взгляда. Внимательного, оценивающего... не ревнивого.

Глава 6. Засада

Поговорить с Райденом на празднике нам так и не удалось. Сначала его перехватила дочь мэра, мечтающая потанцевать с героем, потом сам мэр, обнаруживший, что Сантана удрал, а еще не все истории о славном городе Циполе рассказаны.

За это время ритор успел станцевать с парой пышных нобильш, поругаться с Бартоломью Кьюрингом, одним из близнецов, который попытался пригласить меня на гавот, и помериться силой рук с молчаливым Стражем Клаусом. В итоге Циполь был очарован, взят без малейшего выстрела и пал к ногам Сантаны почти весь, не считая затаившего обиду мэра, сэра Перри Кларка.

-      На вид - благороднейший человек, - ругался Сантана, размещая вечером одеяло на полу хозяйственной комнаты, где мы решили создать штаб засады. - А на поверку - и мне свою дочь пихал, и Райдену. Дескать, прогуляйтесь по парку, посмотрите цветочки. Тьфу. Но я занят был, а Райден - кремень.

-      Я помолвлен, - кратко ответил Камачо. Он следил за мной весь день, пытливо и недоуменно. И сейчас продолжал разглядывать.

Он и я сидели на стульях друг напротив друга, а преподаватель решил устроить себе целое лежбище, объясняя нам, что «неизвестно, когда тварь нападет, вдруг под утро, а я уставший».

-      Вернемся в академию, вернем тебе сильные эмоции, - легкомысленно сообщил ритор, но по поджавшимся губам я поняла, что ситуация его все же беспокоит.

Я ничего особенного не ощущаю, но да, произошедшее надо исправить.

-      А как ты ко мне относишься? - тихо спросила я. Хотелось бы наедине, но Сантана вцепился в Райдена как репей и постоянно был рядом.

-      Люблю, - спокойно ответил Камачо и пожал плечами. - Правда, не могу понять к чему это скоропалительное решение по браку. Мы вполне могли сначала доучиться.

-... Или не вернем в академии тебе сильные эмоции, - протянул лысый провокатор, подпихивая под спину подушку. - Без эмоций ты ощутимо разумнее. Все помнишь- то? Как вообще яд принял, ты же чувствовать должен!

-      Я чувствую враждебные атаки, а эту гадость я сам выпил, по собственной воле. Просто кувшин с морсом на тумбочку поставили. Ни одна руна даже не потеплела.

И ранее сдержанный при людях, он стал еще холоднее. Мне хотелось пробиться сквозь невидимый доспех, растормошить его, но оставалось лишь бессильно сжимать кулаки.

У ведьм получилось бы задуманное, если бы Страж был свободен или увлечен короткой интрижкой, но нас связывали объявленные договорные отношения, и даже опоенный, Камачо ответственно относился к данным обещаниям. Помнил, что обязан на мне жениться. Помнил, что обязан... Я скрипнула зубами.

-      А ведь я так кручу-кручу произошедшее, - пробормотал Сантана, вытягивая ноги. - И получается, что против невыявленной ведьмы у нас и защиты нет. А если они в ГАС проникли...

Он задумался. Мы тоже замолчали. В небольшую комнатку с одним зажженным светильником и полками по стенам нас привела идея Камачо.

Навестившая меня ночью тварь умела усыплять. Возможно, это и был, по предположению Райдена, таинственный любовник местных служанок, оставлявший на телах пятна-синяки.

Когда я предложила устроить засаду у меня, Сантана посмотрел на меня с издевкой.

-      Стрела, даже пробитый Хаосом идиот во второй раз к тебе не придет. Ты же его чуть не прибила, горемычного. Заглянул в гости к милой девушке, настроился ее уламывать-усыплять, а она ка-а-к бросится! Ка-а-ак погонится с дурными намерениями. Чуть ноги не оторвала, еле бедняга тестикулы унес.

Искоса посмотрев на хмыкнувшего Камачо, я предложила разойтись и поодиночке устроить засады по этажам, но мужчины переглянулись и покачали головами.

-      Больше мы тебя одну не отпустим. Но! - Сантана поднял палец вверх. - Когда одна девушка дает от ворот поворот, неплохим решением будет отдохнуть у другой. Это если нет настоящей привязанности, конечно. И, когда рядом живет та, которая счастлива принять в любое время. Вывод... Райден, а ты чего молчишь, не помогаешь мне завершить мысль?

-      Мне не нравится взгляд Стеллы, сэр. Она меня сейчас так буравит глазами, что лучше помолчу насчет запасного варианта. Тоже начинаю опасаться, все ли свое унесу.

Не понимаю я этого постового юмора. Да, мне неприятно такое слышать, но я молчу. Не влюбленный в меня до безумия Райден напрягал, словно мы вернулись в первые дни нашего знакомства, и я не знала, что он может выкинуть. По крайней мере о запасном варианте он подумал вместе с Сантаной.

-      Маккой, - ритор пощелкал пальцами, привлекая мое внимание. - Я же сказал - это обычные мысли мужчины, если нет настоящей привязанности. Лучше скажи - к кому, по твоему мнению, наш ночной любовник пойдет для успокоения потрепанной самооценки?

Обсудив варианты, мы решили устроить засаду рядом с комнатой Джени. Девушка испытывала к приходящей твари извращенную привязанность и даже от оберегов отказывалась.

В итоге заветный ведьминский клубок так и остался лежать в моем кармане, прятать его у девушки я, естественно, не собиралась. А в подсобке была устроена тайная лежка. По крайней мере Сантана бессовестно устроился горизонтально и со всеми удобствами.

-      Через час меня разбудите, - сказал ритор, укрываясь краем одеяла и сладко зевая. - Пока в доме не спят, тварюга выходить побоится, но особенно тянуть тоже не будет. В прошлый раз Стелла его шуганула примерно в полночь. Вот к этому времени мы дверь и приоткроем, понаблюдаем за объектом. Если что, яичница нам просигналит.

Бедную Яю мне пришлось спрятать за одним из роскошных комодов, украшавших коридор. Причем Сантана попросил ей передать, что, если она начнет орать, не дожидаясь хаосита, он, ответственный за операцию, лично проследит, чтобы тварь перепутала Яю с интимной целью. Некоторое время мелаган размышляла, о чем угроза и к чему может привести досадная путаница, так ничего и не придумала, но залегла на место слежения тихо и со всем уважением к руководству.

Еще минут десять мы просидели в полной тишине, поглядывая на мгновенно уснувшего преподавателя, а затем Райден перенес стул вплотную и взял меня за руку.

-      Ты расстроена, - тихо сказал он.

-      Зла на ведьм, - поправила я. - Ты меня любишь?

-      Я говорил.

-      Скажи еще. Мне нужно слышать.

Камачо с изумлением посмотрел на меня, обнял за плечи и поцеловал в висок. Стало горячо, по моим рукам побежали мурашки, а на его шее, на стыке с сорочкой ярко вспыхнули руны.

-      Люблю.

-      Одни слова и никак не отпочкуетесь! Я вот чего спросить хочу, - пропищала с потолка Яя. Она пролезала в любые щелочки и, как обычно, проигнорировала дверь. - А если не хаосит, а какой-то человек зашел в ту самую комнату, нужно или нет сигнал подавать?

Через секунду мы уже будили ритора, а еще через минуту всей четверкой стояли у комнаты Джени. Точнее Яя не стояла, а висела у меня на плече. Некоторое время назад она открыла новый способ передвижения - на человеке, и теперь вовсю им пользовалась, катаясь на мне при малейшей возможности как домашний попугай.

-      Ничего не слышно, - заметил Камачо. - Или к девушке пришел обычный гость, или ее могли уже усыпить. Но, в любом случае, он вошел к ней как человек, значит, в отличие от остальных потерпевших, Джени могла лично знать насильника.

На всякий случай я постучала, а вдруг мы ошибаемся и там действительно кто-то из ничего не подозревающих местных ухажеров пришел окучить служанку на ночь.

Тишина. Никто не ответил.

-      Кхе. Посторонись! Если спросят, почему не дождался пока откроют, скажу, что очень, очень хотел внутрь.

Сантана коротким ударом плеча попробовал выбить крепкое дубовое полотно. Увы, дверь стояла как влитая.

-      Задвижка, - сообразила я. - В наших комнатах замки хлипкие, но изнутри стоит металлический крепкий запор. Яя лезь и открой его изнутри!

-      Так он меня... как эту девушку! Ваш старший сказал!

-      Яя! - рявкнула я. - Если не полезешь, наш старший сам тебя как эту девушку!.. Извините, сэр.

Яичничница с ужасом посмотрела на угрожающе ощерившегося в ее сторону ритора, обожающего, когда им пугали, буквально шлепнулась с меня на пол и быстро юркнула под дверь.

Визг. Бездна Хаоса, как же она начала визжать! Одновременно с этим внутри раздался еще один шум, напоминающий звон стекла.

Мужчины вскинули руки и перед ними в воздухе засияли две одинаковые, увы, неизвестные мне руны. Занятия по Рунологии только начались в академии, дома меня никто не учил, и я еще до обидного мало знала.

Руны налились зеленым от напитывания пси-энергией... Сдвоенный удар Камачо и Сантаны! Дверь с грохотом обрушилась внутрь. Просто упала плашмя. На одно очень длинное мгновение мое сердце замерло, но, судя по непрекращающемуся визгу, с моей подопечной все было в порядке. Увы, это можно было сказать не о всех находящихся в комнате.

Нашим глазам предстала шокирующая картина - разбитое окно с вырываемыми ветром шторами, а на кровати лежала Джени, - совершенно обнаженная, покрытая порезами и синяками. Простыни вокруг худенького девичьего тела цвели кровавым пятнистым узором. В этот раз монстр не остановился на тайных ласках, а принялся избивать несчастную девушку. Каково это было, получать дикую дозу парализации, тут же приходить в себя от ударов и снова становиться недвижимой, чувствуя каждое касание, зная, как тот, которому доверяла и которого пустила сама, вымещает на тебе злость...

Я бросилась к несчастной. Мельком успев увидеть, как Камачо с Сантаной пробегают мимо меня и, один за другим, в прыжке вылетают в окно на улицу. Со второго этажа.

Глава 7. Бег в никуда по ночным улицам

Времени терять было нельзя. Больше воздуха в легкие. Еще больше. Крик. Я орала так, словно резали не Джени, а меня, причем прямо сейчас. Где бы ни была мисс Фарго, она услышит меня сейчас.

-      Ты как хочешь, а я пойду, - пискнула яичница, с началом моего вопля заткнувшаяся и все это время уважительно слушающая мои рулады. Через секунду Яя исчезла, молнией рванувшись куда-то наверх, и я осталась одна-одинешенька, в комнате с разбитым окном и пугающим, раскинутым белым худеньким телом.

Первым делом я укрыла пострадавшую скинутым на пол покрывалом. Затем опасливо взяла ее за руку и ущипнула.

-      Что здесь происходит!? - голос старшей ведьмы за спиной и стон Джени прозвучали вместе.

Можно выдохнуть, тварь не успела убить несчастную помощницу кухарки. Я выпрямилась, отпуская слабо дернувшуюся руку.

-      Ее надо помыть от выделений хаббасов, - коротко бросила я мисс Фарго и бросилась мимо нее из комнаты.

-      Кто это сделал? - крикнула она мне в спину, выскакивая следом в коридор. - Куда ты? Стой!

-      Я за ним! - рявкнула я. - За ночным гостем.

Но это же просто сон... - слабо раздалось в спину.

Расхлебывайте теперь, ведьмы, результат пренебрежения Стражами. Если бы вы сразу сообщили о жутком посетителе, у вас появился хотя бы небольшой, но шанс, что мужчины Поста определят участие хаббасов. И тогда защищались бы не от интимных сновидений, а от обожравшегося Хаоса маньяка или даже вселенного хаосита. В любом случае, смерть первой девушки, Каролины, не была бы принята настолько равнодушно и не засчитана самоубийством.

Я бежала по коридорам и лестницам роскошного дома, ставшего золотой клеткой наивным юным ведьмочкам, слишком самоуверенным, чтобы организовать достойным отпор.

Уже выбегая на улицу, я услышала истошное:

- Вернись, Эля! Он тебя убьет!

Мисс Фарго кричала из окна, не в силах поверить, что я решила преследовать столь страшное существо, способное резать девушку так, что ни одна душа не услышала ее взываний о пощаде.

Холодный воздух бил в лицо. Длинный подол платья путался, не давая быстро бежать, в итоге я схватила мешающую ткань юбки, подобрала почти до бедер и свернула узлом. В доме уже справятся без меня, скоро проснутся и набегут Стражи. Надеюсь, хоть некоторые из них не окончательно обленились и побегут по нашему следу.

Обежав дом, я никого не обнаружила, ни следа Камачо и Сантаны, только осколки стекла на подъездной дорожке. Пришлось пробежаться по придомовой территории в поисках кустов потемнее и гуще.

Пока что мисс Фарго считает меня очень глупой ведьмой, самонадеянно решившей отомстить за товарку, и такую нелестную оценку я как-нибудь переживу. Но если она увидит новенькую посудомойку в характерной стойке Стража, мое инкогнито продлится ненадолго, с грохотом разрушив непросто давшееся мне внедрение на подозрительный Пост.

Опасливо оглянувшись, я влетела в гущу кустов.

Секунда сосредоточенности. Обращение внутрь, к свое сути, силе, каждой клетке моего тела. Лопатку почти мгновенно запекло. Три руны, ранее не заметные под одеждой, теперь зажглись, подпитывая включение пси-контура.

Первую руну нанесли в начале отбора в академию. Вторая появилась после официального поступления и гордо сообщала любому ее увидевшему, что я студентка ГАСа. А третью Сантана нанес прямо перед опасной поездкой в Циполь. Она усиливала возможности моего тела заживлять раны, совсем немного, но, надеюсь, и это «немного» мне пока не понадобится.

По рукам и ногам пробежало знакомое тепло. В глубине души я тут же порадовалась, что мы с Камачо во время засады успели подержаться за руки. Как чуяли, что скоро понадобится... Я ощутила наполненный силой контур и с облегчением выдохнула - теперь, ответь мне, Райден, где ты?

У нас с Камачо два общих контура и ни одного своего целого. Иногда такая «неполноценность» приводит к быстрому высыханию пси-энергии у каждого по отдельности, но есть и плюсы. При желании я могу точно сказать куда убежал жених. Сбежать ему будет, ой, как трудно.

Мир открылся, забурлил красками. Ночную темноту прорезали тончайшие линии неизвестных мне потоков. Жаль, я не ученый, было бы здорово разобраться во всем этом, но, даже не понимая сути окружавшей меня красоты, я как цветок к солнцу, развернулась по направлению к своей половинке. Вот ты где... Далеко... Я иду!

Проверив, плотно ли закрыт ворот платья у шеи, чтобы не проявилось рунное свечение, я поспешила в сторону выездных ворот. Судя по ведущему меня зову, мужчины легко перемахнули забор поместья.

Н-да. Так же как без проблем выпрыгнули из окна. Я, конечно, могу попробовать перебраться через ограду, но, боюсь, это займет больше времени, чем просто выбежать из ворот. А при неудачном стечении обстоятельств, застряв пышной юбкой на острых верхних штырях, я встречу рассвет как петух. Истошными криками.

Лучше побегу. Бегаю-то я прекрасно. Папа всегда советовал использовать свои лучшие стороны. А слабыми не преминут воспользоваться враги.

Вперед. Проклятое платье! И тишина... Если бы не знала куда бежать, растерялась бы. Улочки крошечного провинциального городка встретили меня сонным покоем, ни одного светящегося окна, ни единого звука голосов. Даже цикады, которые оглашали ночь в моем родном городке, тут безмолвствовали. Редкие городские фонари освещали пару метров вокруг себя, служа слабым освещением для калиток и ворот, никак не претендуя на улицу в целом.

Под мягкий топот собственных ног я пробежала мимо пяти или шести разных ограждений и темных домов за ними, пока не услышала эмоциональную, громкую... ругань.

-... ногу! ...задницу пришпилило... бабку его! Чтоб сосцами Хаоса...!

<
убрать рекламу


p>На дороге, метрах в трех от одного из фонарей, полулежал Сантана.

Он опирался на локоть, второй рукой зажимая рану на бедре.

- Сэр!

Рванув подол, я оторвала нижнюю круговую оборку и рухнула рядом с ним на колени.

-      Где ты шлялась? Затягивай быстрее! - деловито скомандовал ритор. Под его пальцами расплывалось кровавое хлюпающее пятно. Измазывая руки и края рукавов в красном, я затянула свою оборку вокруг его бедра, завязывая концы ткани тугим узлом.

-      А где Райден?

-      Маккой, нагнись ниже...

-      А-ай!

Он схватил меня за волосы, пригибая к себе, нос к носу.

-      Спрашивать надо - «Где цель, сэр?», а не «Где мой сладкий мальчик?». Ты что, думала, я все, спекся? Да я тебя еще четыре года учить буду, я с тебя еще живьем не слезу, неразумная!

-      Где цель, сэр? - прошипела я прямо ему в лицо. - Как вас смогла ранить тварь Хаоса, вы же вдвоем с Райденом были...

-      Наконец-то правильные вопросы, - он выпустил из железного захвата мои волосы.

-      Это не тварь, Маккой. Меня Страж на нож надел. Остановил меня, гад, с помощью «Иммобиле», парализующей руны. И пока я соображал, что происходит- исполосовал. Меня... обдурил... Страж.

Если действовал руной - это был не вселенный. Кто-то в маленьком городке выращивает, словно на грядках, начиненных Хаосом Стражей. Развращает их богатством и вседозволенностью, раскрывает худшие тайные черты.

В нашей академии ложный секретарь «Рохо» решил действовать нахрапом. Обманом накормил бойцов каплями темной энергии, когда открылся Портал. Все быстро, рискованно. Процесс массового вселения в наскоро подготовленные тела нам удалось остановить. А в Циполе враг действует хитрее.

На Посту давно никто не тренируется, защитники человечества танцуют и поют, а не зачищают район от мелких тварей. Расплодили ведьм прямо в доме... А некоторые превращаются в нечто...

-      Знаешь, он мне Гончую чем-то напомнил, - сказал Сантана. - На щеках такие же пластины и морда вытянутая. Представь, а тело почти человека и в одежде. Ты вот что, беги-ка за Камачо. Я приказал ему проследить за ублюдком. Может, прикроешь своего ненаглядного. Что-то мне подсказывает, что вместе вы сильнее.

-      А как же вы, сэр?

Я неуверенно оглянулась в направлении, куда меня вел зов разделенного контура. И - вскрикнула от внезапной боли.

В груди резануло остро, словно воткнули и провернули нож. Ой. Мамочка... Улица, Сантана, фонарь... все подернулось дымкой. И схлопнулось в темноту. Нет... пожалуйста...

-      Тихо, - хрипло сказали где-то рядом, - несите его в подвал.

Я не чувствовала ни рук, ни ног, только легкое покачивание и... слабый узнаваемый запах хаббасов.

Над головой тянулся тускло освещенный потолок, украшенный виньетками замысловатой лепнины.

-      Здоровый...

-      Первый еще больше был. Ты его ронял постоянно.

-      Это по пьяни. Так-то я бык, - оправдывался голос помоложе.

-      Не-е-е. Ты не бык, вот этот - бык. Посмотри, ему ж лет девятнадцать-двадцать, а он как пару мужиков вместе весит. У меня уже руки отваливаются, быстрее бы дотащить. Аты, так... бычок.

Некоторое время неизвестные тихо переругивались. А потом на лицо легла холстина.

-      Затягивать мешок?

-      Ты дурак? Он же задохнется.

И стало совсем тихо и темно.

-      Маккой? Стелла, мать твою. Эля!

По щекам хлестко шлепали. Так, что моталась голова.

-      Маккой! Или ты приходишь в себя, или буду вынужден принимать особые меры. Пока не знаю какие, но уверяю, тебе они не понравятся...

Несмотря на явную угрозу, звучало обеспокоенно, я бы даже сказала - заботливо.

Кажется, ритор был обескуражен моей внезапной потерей сознания. Всегда знала, что его наплевательское отношение к нам, студентам, чистое позерство. Все его нравоучения и ругань - своеобразная опека, которая мне лично, вполне была комфортна.

Я дернулась. Судорожный вздох. Вскинулась, выбрасывая вверх руки со скрюченными пальцами.

-      Райден!

-      Пока не вернулся. Но если следом пойдешь ты...

-      Не в этом смысле, сэр. Я видела Райдена! Его парализовали и надели мешок на голову...

Сантана аккуратно примостил мою голову к себе на плечо. За время моего беспамятства он ухитрился доползти до фонаря, притащить меня туда же и теперь сидел, опираясь спиной на чугунный штырь и поддерживая меня.

Мозолистые, широкие как лопаты ладони убрали с моего лица слипшиеся, грязные пряди.

-      Ну-ка, детка, расскажи папе Сантане, что ты видела? И какого Хаоса могла вообще видеть, что происходит с другим человеком?

-      Не время, нужно что-то срочно делать... Ему плохо, сэр! И... я его не чувствую... О.

Глава 8. Никто не виноват. Оно само

До истерики дело не дошло, я взяла себя в руки. Не дело валяться на раненом человеке и жаловаться ему на жизнь.

-      Сама не знаю, как у нас получается чувствовать друг друга. Из-за совпадения контуров получилась очень близкая связь, сэр.

Я поднялась сама и попыталась поднять Сантану. К моему изумлению, он поднялся довольно бодро. Руны регенерации взялись за работу, кровотечение остановлено. Если ритор доберется до эликсиров, вопрос выздоровления может решиться уже к завтрашнему дню.

Только доживет ли до этого Райден... И тот «первый, который был еще больше». Кажется, я догадываюсь, о ком говорили похитители.

-      Все еще не чувствуешь Камачо? - спросил Сантана, опираясь на меня всей немаленькой тушей. Разница наших весовых категорий его нисколько не волновала. У меня время от времени возникало ощущение, что ритор совершенно бессознательно превращал любую ситуацию в тренировочный полигон. Удивительно, как после ГАСа на Ципольском Посту могли так потерять всяческую дисциплину?

Или дело не в обучении, а в людях?

-      Не чувствую Райдена, сэр. Там что-то еще, кроме хаббасов, точно. Хаббасы обычно мне не мешают.

-      Обычно?

Оборот речи, сэр Хог. Я так предполагаю.

На всякий случай промолчу об отборе на полигоне, когда Райдена цветы закопали по уши. С ритора станется обнулить результаты поступления, чтобы посмотреть, как мы будем ужом на сковородке изворачиваться.

-      И еще... Рядом с Райденом говорили мужчины, простоватые такие. Сказали, что «первый был тяжелее».

-      Пальмэ!

-      И я так думаю, сэр.

Мы шли медленно, останавливаясь и отдыхая, тяжело переводя дыхание, а потом снова делали шаг за шагом. При подходе к Посту ритор вдруг решил меня похвалить. Видно, и сам оценил насколько тяжело служить костылем для его двухметровой туши.

-      Ты хорошо держишься. Успокоилась и не понеслась по ночному городу как безголовая курица. Не рыдаешь. Молодец, Маккой.

-      Ма-а-амочки...

Сантана кхекнул и замолчал. Каменная брусчатка больше не отбивала глухим эхом наши шаги. В полной тишине скрипнули и опять застыли тяжелые ворота Поста.

На которых, нанизанное на острые пики, повисло мордой вниз измененное тело в форменных брюках и сорочке Стража.

Кто-то тщательно замел следы, убрав свидетеля, который мог нас привести к похитителям. Я застыла с приоткрытым ртом, судорожно вспоминая осталась ли у нас хоть какая-то ниточка для расследования. И - ничего не могла вспомнить.

Отпустив мое плечо, Сантана растянул стягивающую его бедро завязку, несколько секунд уделив неспешному изучению раны, уже переставшей истекать кровью. Затем удовлетворенно выдохнул и самостоятельно похромал к телу.

-      Похоже на Клайса, молчаливого такого, - немного поразмыслив, сообщил он, потыкав убитого пальцем.

-      Это и есть Клаус, остальные наши на месте. За что ты его так? - прозвучало глухо от центральной дорожки.

Со стороны дома шли Стражи поста. Все полностью одетые, вооруженные, с кожаными поясами под эликсиры.

-О, - оживился Сантана, вцепляясь в ворота. - Вы то мне и нужны. Лечебные эликсиры кто-нибудь прихватил?

Идущий первым Освальд вгляделся в подвешенное тело и перешел на бег.

-      Клаус?! Что с ним?!

-      А вы что думали, мы играемся, и он тут на спор ворота украшает? - изумился ритор. - Да вы тут совсем с ума посходили! Клаус ваш практически в Гончую превратился и девиц по ночам портил! Ничего так новость? А сейчас сдох и в Хаосе отчитывается о своих прегрешениях.

-      Но можно же было не убивать так сразу, а как-то допросить... поговорить... - растеряно бормотал командор Поста, с ужасом изучая измененное лицо погибшего сотоварища.

Остальные разом потеряли бравый вид, ошеломленно переглядывались,

шептались.

-      Мне Лечилку кто-нибудь даст? - гаркнул Сантана и к нему мгновенно протянулось несколько рук с эликсирами, подхватили. Отчего ритор подобрел. - Ладно, спасибо, народ. Это не я его, скорее он меня.

И он вкратце рассказал эпопею с ночным нападением на Джени. Дескать, они с Камачо услышали крики, бросились в ее комнату на помощь. И ловили извращенца по городу. А потом тот ударил Сантану руной и ножом, доблестный ритор выпал из боя, хорошо его, вон, служанка нашла. В итоге Камачо пропал, а измененного Стража кто-то... удушил. Судя по черному толстому следу на горле.

-      Есть два варианта. Первый - у вашего Клауса точно были сообщники. Как только он выдал себя, потеряв контроль, его, как вы видите, убрали, чтобы замести ведущие к ним следы. Второй вариант - он ночью нарвался на любителей посмеяться и рассказал им неудачный анекдот. Первая версия мне кажется вероятнее, а вам?

В это время я боком-боком протискивалась в приоткрытые ворота. Не похоже, что Стражи настроены агрессивно и собираются нападать. Мне лучше не светиться, пойду-ка лучше проверю небольшую идею.

-      Эй, крошка! - окликнул меня ритор. - Спасибо за помощь. И не бегай больше за папой Сантаной. Я сам к тебе завтра зайду.

Краснея под взглядами обернувшихся Стражей, я рванула к дому. И понимаю, что меня лучше обсмеять, чтобы у присутствующих не возникло вопросов как я, простушка с кухни, чудесно-волшебно нашла в спящем городе раненого героя. Да как вообще в голову мне пришла идея искать-догонять Стражей, преследующих монстра?

Уже закрывая дверь, я поежилась от неприятного ощущения сверлящего взгляда. Оглянулась и обнаружила смотрящего мне в след командора. Жаль, что на таком расстоянии взгляд был не читаем.

Глава 9. Ночь как соединяющая нить

-      Что я должна разузнать? - хмуро спросила меня мисс Фарго.

Она сидела рядом с кроватью и держала так и не пришедшую в сознание Джен за хрупкую, почти прозрачную руку.

-      Может быть кто-то из слуг видел дом, где весь потолок мелко-мелко лепниной украшен, вензельками такими, - я попыталась нарисовать в воздухе завитки.

Старшая кухарка покачала головой.

-      Да ты слепая, девка. Как-будто не видишь, чем я занята. Уйду, а вдруг эта дуреха в себя придет? Еще из окна выпрыгнет?

-      Тогда посадите рядом Юну, - рявкнула я. Как же устала ходить вокруг да около, помалкивать, соглашаться.

Парализованные хаббасами живут неделю, но с каждым днем теряют силы и живьем сходят с ума от бесконечной обреченности. Да я тут сама всех в землю закопаю, если мне мешать начнут.

Вскинув руку, я медленно, словно впечатывая ее в воздух, отрисовала руну концентрации. И влила энергию.

-      Мисс Фарго, - проникновенно сказала я, глядя в расширенные от удивления глаза женщины, - на этом проклятом Посту все не как у людей. Стражи - под подозрением, хотя коллегам я должна верить. Но вот странность какая - верю я ведьмам. Вы здесь не тайные кукловоды, как хотелось бы вам думать, а обычные пострадавшие. Потому что нашелся кое кто могущественнее и циничнее вас. Так помогите же мне раскрыть преступление! Или вам и вторую девочку потерять - раз плюнуть? Я вроде немного прошу...

Пока я запальчиво произносила речь, женщина поднялась и дрожащей рукой дотронулась до мерцающего между нами знака.

-      Руна, - произнесла она дрожащим голосом. - Настоящая. Ты - Страж?

На мой раздраженный кивок, она отшагнула... еще... и зажала рот.

-      Я - Страж, - строго сказала я. - А моя мама - ведьма. Это ее тетрадь вы видели в моих вещах. Она не состояла ни в каких Ковенах, была фанатичным экспериментатором и сама создавала зелья.

-      Прямо... Страж? - она отвела руку от лица и впилась в меня горящим взглядом. Словно выискивала что-то во мне, что-то очень важное для нее.

-      Да что такого? - вспылила я. - Инициировалась, прошла отбор, официально поступила. Я еще студентка, но да, будущий Страж. И мне нужна ваша помощь.

Ведьма сорвалась с места, обхватила меня крепкими руками всю жизнь работающей женщины и заплакала.

-      Эм... - сказала я, потушив мерцающую зеленью руну. - Мисс Фарго?

Меня сжали до хруста в ребрах. Я охнула, но не стала отталкивать странно себя ведущую кухарку. Мне отчаянно нужна была помощь. Кто как не слуги лучше всего подмечают детали в интерьере дома? А ведьмы, с их маниакальной тягой держаться вместе, вдруг они решат мне помочь...

-      Вензелечки значит на потолке... - голос кухарки обрел обычную для нее бодрую активность. Она отодвинулась на расстояние руки и улыбнулась мне как любимой родственнице, с которой не виделась целую вечность. - Я тебе, девочка моя, какие хочешь вензелечки добуду, а не найду, так нарисую.

-      Рисовать не надо, - осторожно поправила я. - Мне уже готовые нужны. Эта тварь, которая напала на Джени, заманила туда моего жениха.

-      Жениха?

От недоумения на лбу ведьмы собрались мелкие линеечки морщин.

-      Ты ж из простых, Эличка? Да студентка еще... Какой жених?

-      Райден. Нобиль, помните, из героев Прорыва. Вы еще опоили его...

Побледнев, ловя воздух губами, она ахнула и схватилась за сердце.

-      Официальный жених... Герой...

И уже в следующую секунду она взяла с места в карьер. По лицу еще вились дорожки слез, а мисс Фарго уже отодвинулась и с ловкостью фокусника доставала и доставала из глубоких карманов фартука связки необычно выглядевших трав. Они были как прогоревшие, со скрюченными листиками. Растения она засовывала под мышки и под плечи валяющейся в бессознательном состоянии Джени, а сухой опад, остающийся в руках, неожиданно начала сыпать мне на голову.

-      Лишним не будет, - бормотала она, не обращая внимание на мою ошарашенную физиономию. - Хм-хм. Здесь посидит Юнка, а я пока разбужу всех слуг. К утру, я не я буду, а о завитушках на потолке ты, милая, будешь знать все. Поймаем эту ночного душегуба, мое слово крепкое. Я-то думала, он девкам мозги снами морочил, а он их по-серьезу портил, к смерти вел...

На худых, прорезанных вертикальными морщинами щеках расцвел лихорадочный румянец. Подхватив с полу одну из туфелек Джени, она подскочила к отопительной трубе и что есть сил со звоном по ней затарабанила.

—      Мисс Фарго, - пыталась я перехватить ее внимание, - мисс Фарго! Мне кажется, вы меня неправильно поняли. Приходящего по ночам Стража, который напал на Джени, уже убили. Только что. Им Клаус оказался, тихий такой, я его совсем смутно помню. Все смотрел на меня молча, только голову следом поворачивал. А ловим мы - неизвестных, но более сильных его соучастников из Хаоса. Чтобы вырвать беду с корнем.

Стучащая по трубе кухарка замерла. Уф, а то весь дом этим шумом уже перебудила. Она резко, по-птичьи повернула голову и спросила:

—      Как это? Человек из Хаоса?

Вообще кремень женщина. Клаус, которого она точно хорошо знала, ее не заинтересовал. Кто его убил - тоже. Скорее всего решила, что это дело рук Камачо и Сантаны. А выцепила она из всего объема информации только самое ценное - что в Хаосе кто-то есть разумный.

Пришлось ей кратко рассказать произошедшее в ГАСе, не вдаваясь в детали. Но даже та небольшая информация, которой я была вынужденно поделиться, еще больше взволновала женщину. Она окончательно раскраснелась, на лбу появились капельки пота, глаза лихорадочно заблестели.

—      Надо Ковену срочно сообщить, - жалобно сказала она. - И про ведьму в Стражах, и про вселенную хаоситов, и что Стражи могут превращаться...

—      Сначала - вензелечки, - твердо сказала я.

И только получив согласный кивок, немного расслабилась.

Ох, не знаю как на все это отреагирует ритор, но сейчас для меня главное было спасти Рая.

Бум. Ч-ш-ш. Топ-топ-топ. Косые лучи света по шторам.

Засыпала я с трудом. Проклиная неспящий дом, бегающих по коридору людей, крики с улицы. Время от времени над головой что-то с силой бухало в перекрытия.

Проще было встать и присоединиться к общей сумятице, но я заставляла себя лежать. Обернула голову двумя кофтами, обложилась подушками и считала прыгающих через Постовые ворота хаоситов.

Одна Гончая-один Башня... сто три Гончих...

В итоге, воля победила обстоятельства. Я полетела сквозь туман, то ли падала, то ли меня тащило. Вспышка... и перед внутренним взором предстал... лес. Какого Хаоса?

Стянув с головы привязанные тряпки, изумленно потерла пережатые уши. Почему- то во сне я появилась обмотанная так же, как в своей комнатке у лестницы. Но польза от захваченной одежды обнаружилась быстро. Обе кофты тут же пришлось использовать по назначению, уж слишком холодно было в этом диком сновидении.

Меж ветвей почти не проникал свет, задерживаясь где-то высоко наверху, в глухо шумящих кронах. Я потрогала шероховатый ствол ближайшего дерева, потопталась босыми ногами по лиственному опаду и попыталась создать руну концентрации.

Пальцы изящно сложились в базовую каллиграфическую позицию и создали идеальный круг-символ. Хоть бейся в истерике, что его не видит наш ритор по Начертанию сэр Бустаманте. Такого великолепия я, наверное, больше никогда не создам.

Руна налилась силой, но почему-то сама, без всяких моих на то усилий. Н-да, кажется, здесь все воссоздавал мозг, творил так, как хотел...

Я пошире расставила ноги, сжала до бела кулаки и, во все легкие, на разрыв позвала:

- Райден!

Глава 10. Свет и тьма в туманном лесу

Наверху замельтешило, раздались шорохи, словно вспорхнули птицы. Между деревьев серой зыбью заклубился туман, растекся тонкими щупальцами. Я отпрянула в сторону, увернулась от тянущихся ко мне грязно-пепельных лент.

Вдали громыхнуло. И впереди чернота пошла стеной, заставляя меня испуганно оглядываться и отступать шаг за шагом. Замелькали странно изломанные тени.

Бум-бум. Надвигалось что-то огромное и страшное. Кажется, я попала не в тот сон... Разворот. Бежать! Но куда, вокруг одно и то же... Не загоняют ли меня в какое-то конкретное место?

Я инстинктивно делала то, что пока умела лучше всего - неслась сломя голову, уклоняясь от касаний туманного спрута.

-      Стелла... - зашептал ветер.

-      Стелла... - зашелестели листья.

Что?

В спину ударило прохладой, а потом тяжелым толчком, как наотмашь гигантской ладонью, и я рухнула вперед, еле успевая смягчить падение руками.

-      Стелла...

Удар локтем назад. Во что-то твердокаменное. Руку прошило острой болью до плеча. Я вскрикнула и забилась обреченно, пытаясь вырваться, спастись, но хватка невидимого монстра была подобна медвежьему капкану.

Холодные как лед пальцы прижались к ягодице, сжали.

Столько пройти, чтобы быть сломленной или, хуже того, изнасилованной во сне? Ни за что... В яростном крике я повернула голову и резко двинула назад кулаком, рассчитывая попасть по голове невидимому насильнику, но лишь вскользь чиркнула по плечу.

Проклятие! Белые волосы. Меня прижимал к земле, молча и страшно - Райден.

Светлая, почти прозрачная кожа. Порванная одежда, та, в которой он убегал за Клаусом.

В длинные разрезы на сорочке видны напряженные рельефы мышц. Он недовольно рыкнул, когда я попыталась развернуться, прижал ладонью, как булыжник на лопатки положил.

-      Райден, - позвала я. Шея заболела. Я пыталась увидеть больше, чем волосы, бьющиеся на ветру. - Рай! Это я, Стелла!

-      Стелла... - пробормотало сзади.

-      Да! Где ты? Где тебя держат? Что с тобой?

И сама заледенела от треска ночной рубашки. Он просто рванул за ткань, разорвав подол надвое. Проклятие, да он не в себе...

И каменная прохладная твердость прижалась к белью между моих ног.

-      Стоп, стоп, милый, - забормотала я, пытаясь сообразить, что делать. С головой у Камачо было явно не все в порядке, но рефлексы на меня, как оказалось, отлично продолжали работать.

Если я разрешу ему продолжить, мы нормально включим контуры и будет шанс вернуть ему разум. Но сам факт такого обезличенного слияния мне не нравился, я еще и замуж не успела выйти, а интимная жизнь уже охладела, это как-то расстраивает.

-      Райден, позволь мне повернуться! Только повернуться, я медленно! Никуда не ухожу... Тут... Тебе даже удобнее будет...

Мне ничего не ответили, но хватка немного ослабла, и я ухитрилась перелечь спиной на траву. Посмотрела на Камачо... Сильное, с резкими чертами лицо выглядело бледным. Черных вен, которые я наблюдала у Стражей академии во время Прорыва, не было, но родные синие глаза сейчас клубились тьмой.

Он меня услышал, отреагировал, значит Райден был здесь, со мной, но плохо контролировал ситуацию. Я подняла руку и провела по ровным стрелам бровей, острым хищным скулам, неожиданно нежным губам... Потянула его на себя, поцеловать, но он неожиданно воспротивился.

Посмотрел темно и рванул на мне рубашку. Жесткая ладонь прошлась по обнаженной груди, вызывая мгновенную реакцию на грубоватую ласку. И внутри меня, где-то очень глубоко и пока неспешно заиграли низкие рваные ноты энергии темного контура. Нет-нет. Только не это. Первой должна появиться пси-энергия, наша светлая половина.

Я обхватила его лицо ладонями и зашептала:

-      Желанный мой. Помнишь, как мы встретились в первый раз? Ты сидел, развалившись на стуле и к тебе липла другая девчонка, не помню, как ее зовут. Я еще подумала: «Какой красивый парень, но явный придурок».

Рубашку разорвали до низа. И ко мне прижались твердым намерением, железным и жестким, словно он меня на ломтики нарезать собрался.

Что-то я не то говорю... Посмотрела на пасмурное серое небо и забормотала:

-      А потом был поцелуй, обжигающий как пламя, изменивший меня, подаривший надежду.

Мои ноги жестко развели в стороны. И холодная сталь врезалась в меня, как всегда теплую и готовую. Даже такого я его хотела. Проклятие, даже когда мы оба будем без памяти, мне кажется, мы поползем навстречу друг другу, чтобы сцепиться в объятиях.

Стон. Мой. Давление и толчок. Его.

-      Любимый, - хрипло сказала я. Схватилась за рельефные напряженные плечи, не прожать пальцами. - Всегда любимый. О-о-о. Рай. Всегда думала, что между мной и мечтой стать Стражем не может возникнуть преград. Но Райден... если встанет вопрос ты или работа, я выберу... а-ах.

Меня уносило в небо. Тело, с ног до головы, прошивали молнии удовольствия. Не мелкие и пощипывающие, а оглушающие, заставляющие ноги стучать пятками по земле. Штырем безумного, ледяного наслаждения пронизывая меня до судорог, до горлового спазма. Шелковые прохладные губы обхватили одну из вершинок. Еще немного и станет все равно, что происходит вокруг. Темный контур замкнется и... переполнит Камачо.

-      Подожди-подожди, - забормотала я, прикусывая свои губы и упираясь обеими руками белоголовому в грудь. В разрезах порванной сорочки буграми вздулись мускулы. Мои ладони бессильно сползали по ним, не в силах удержаться. От скульптурного, захватывающе мощного верха к узкой гибкой талии.

Снежная завесь волос огородила нас от всего мира. Скулы Камачо заострились, притронься и ладони изрежет в кровь. Он двигался все стремительней, глубокими рывками, выбивая из меня едва успевавшие сформироваться мысли.

Понимая, что проигрываю последние мгновения, я уперлась в землю локтями, ногами, подгадала краткое мгновение свободы и что было сил рванулась, проскочив сантиметров сорок и ударившись головой о ближайшее дерево.

Впервые на лице Райдена мелькнуло эмоциональное выражение. Наверное, в таких случаях говорят «упала челюсть». Он неверяще посмотрел на уползающий объект любви, а я, наконец, сложила в голове подходящие идеи.

-      Я не смогу без тебя! - громко крикнула я. - Совсем! Райден, просто не выдержу одна. Скажи мне, что ты никуда не исчезнешь, что всегда будешь рядом. Скажи! Не молчи! Мне нужно тебя слышать!

Пряди волос. Нахмуренные брови и плотно сжатые губы. Он сделал бросок вперед, атакующей коброй, не желающей выпускать добычу.

-      Не молчи! - во всю глотку рявкнула я.

-      Всегда, - хрипло выдохнул Камачо и снова накрыл меня всем телом. Он был тверд как дерево, в которое я упиралась головой.

-      Всегда что?! - упорствовала я, отворачиваясь, не давая себя поцеловать.

-      Всегда с тобой, - сказал он. Ресницы дрогнули и знакомые синие омуты посмотрели прямо на меня, сокрушая любое сопротивление. - С тобой...

Твердые губы накрыли мои, теплея в ласковом целеустремленном нажатии. И мы вспыхнули единым пси-контуром, разбрасывая свет вокруг себя. Я почувствовала, как мы снова соединяемся, уже медленно, плавно, текущей волнами водой. И через мгновение, уже не в состоянии остановиться, рухнула в поток наслаждения.

-      Рай! Рай!

- Стелла, - простонал он.

Сквозь туман мы летели через густой лес, ветки били нас по лицам и плечам. Мы выстанывали бессловесные обещания друг другу в отчаянно целующиеся рты. И... лес, небо, все исчезло, разом превратившись в подвальную промозглую комнату.

Я увидела исчерченные рунами цепи на окровавленных ногах Райдена. Разъемы были искорежены, словно их вырывали с нечеловеческой силой. Руками нобиль обнимал повисшее на цепях, раскрашенное черными реками вен огромное мужское тело. В груди мужчины пульсировал, играл чернильными гранями огромный камень. А за его спиной, в едва колыхающейся пленке дышал зарождающийся Портал.

Каким-то образом Пальмэ, а бессознательным человеком оказался именно командор, открывал собой врата в Хаос. Райден ухитрился перехватить часть энергии, вбирал ее в себя, перекрывал хаотические потоки, пытаясь остановить непоправимое.

-      Стелла, - вдруг совершенно четко произнес живой Райден, не образ из моего сна.

-      Быстрее.

Сознание ухнуло в воронку, утаскивая меня из ужасной комнаты, я вопила и сопротивлялась, но сначала взлетела в серое небо, потом пронеслась по холодному лесу и - упала в итоге на мягкую кровать в своей комнате.

В чистой, целой ночной рубашке и с двумя кофтами, наверченными вокруг головы.

Глава 11. Дом с Порталом

-      И как он, говоришь, выглядел?

Мы рысцой двигались по ночному городку. Сантану я вытащила прямо из кровати.

Когда постучала и зашла в почему-то незапертую дверь, ритор выпрыгнул мне навстречу в одних алых шелковых трусах и с подвешенной прямо в воздухе боевой руной. Опознал меня мгновенно и руну притушил, но белья не стеснялся совершенно, даже не пытался прикрыться. Собирался и ругал на какую-то Делию, которая должна была принести «перекусить малость», но так и не успела.

Несмотря на предрассветное время, весь Циполь еще дремал в полной темноте. Ни лая собак, ни пения птиц. Удивительный городок, на первый взгляд вполне обычный, но стоит внимательно присмотреться и возникает вопрос за вопросом.

-      Значит, Пальмэ жив, - облегченно протянул Сантана. Все детали он скомандовал описывать ему прямо в пути, поэтому я бежала рядом и отвечала на вопросы.

-      Да, только в бессознательном состоянии. Не очень уверена, жив ли вообще. Но Райден его поддерживал, следовательно, командор еще с нами. Мне показалось, его выпивает Портал через жуткий камень на груди. Взаимен оттуда просачивается Хаос.

Дома, которые мы пробегали, становились все крупнее и шикарнее. Белые колонны, мраморные портики, роспись. Местные богатеи соревновались в пышности оформления зданий кто во что горазд. И теперь стало ясно откуда вся эта безумная вседозволенность, бесконечные гуляния, развращенность городского уклада. Рыба всегда гниет с головы. И сейчас по описанию, которая нам дала мисс Фарго, мы искали самый роскошный дом на центральной улице. Дом мэра.

- Проверь связь, - сказал Сантана, поправляя клеща на ухе.

Я стукнула кончиком пальца по хаоситу - он сидел крепко. Кивнула, прикрыв клеща прядями из распушенной косы. Если ритор со своим прошлым мог без лишних вопросов красоваться с боевой тварью на ухе, то посудомойка со специфической «сережкой» вызвала бы фурор.

-      Сэр, на всякий случай. Я видела на кандалах Райдена руны, необычно изогнутые в написании. Как те, что были грубо нанесены на камнях периметра вокруг ГАСа. Явно не наши знаки...

Сантана на ходу поправил поудобнее пояс с эликсирами и неожиданно сообщил:

-      Вот тут ты можешь ошибаться, Стрелка. Мне кое-кто из умников по знакомству сказал, что наши это руны. Только очень сильно измененные. Даже не аналоги, а именно пси-знаки, словно коверкали их.

Я споткнулась о камень и припала на одно колено от новости. Как наши? Кто-то брал символы защиты от Хаоса, придуманные Стражами и...

-      Стоять!

Зычный голос разорвал тишь сонной улицы.

-      Это ты кому? - обманчиво мягко осведомился Сантана и махнул мне рукой, тут же залихватски упершись ей в бок.

Кульбит. Я прыжком с поворотом метнулась к забору, в придорожные кусты и затихла в паре метров от настороженно застывшего командира.

- Тебе! Дорога перекрыта. С утра приходи.

От ворот огромного дома с горгульями на воротах отделилась худощавая фигура, опирающаяся на палку. За ней еще одна. И еще.

Трое стражников, не разрешающих пройти по н


убрать рекламу


очной улочке приморского мирного городка. Не слишком ли странно?

-      Мне к мэру, - вальяжно сообщил Сантана, встряхивая кистями рук. - Хотите ли вы, или нет, но я пройду.

Зашуршала трава. Разлился шепотками воздух и вокруг ритора запело, засияло огромное кольцо, исчерченное мелкими рунами. Такую красоту я видела только мельком на настоящем Прорыве. Жаль, бой как следует мне так и не довелось там увидеть. Страж показал свою силу и недвусмысленно заявил о твердости намерений.

-      Не пройдешь, - заявил центральный из троицы. Его ноги внезапно удлинились и изогнулись коленями назад, тело утончилось и вымахало вверх. Хаос ему в глотку, он же... не человек, почти полностью измененный.

«Стелла, - раздалось хриплым шепотом в клеще, - я вызываю подмогу и отвлеку их на время. А ты найти Райдена с Пальмэ, но только найди, не вмешивайся сама, а зови меня. Судя по этим кузнечикам, твоя бабка дала правильную наводку».

Мы оба рисковали, отправляясь к мэру ночью. Нам могли открыть двери и... удивиться. Как так?! С какого перепуга вы будите честных людей?

И дом обыскать бы не дали, сославшись на обязательное присутствие командора Освальда, законного начальника Поста Циполя. Так что мы хотели провернуть быстрые разведывательные действия, но... получилось так, как получилось.

-      Ну наконец-то! - заявил Сантана. Его фигура словно раздалась вширь. На лысой голове засветились нечитаемые с моей позиции письмена. Да и вряд ли я их знала.

-      Я, Хог Сантана, Страж Земли, заявляю о заражении местности. Вина доказана. Готовьтесь гореть, твари... Зачистка Хаоса!

Каюсь, несколько секунд, вместо того чтобы воспользоваться отвлекающим моментом и рвануть к дому, я... любовалась.

Именно так я всегда и представляла настоящую работу Стража. Стоять на пути зла, крепко упираясь ботинками в родную землю ноги, говорить бесстрашные фразы. Подростком я мечтала, что еще и ранения получу в бою, а мне все будет нипочем, презрительно ухмыльнусь и продолжу сражаться...

-      Да подними же свой зад, ослица, и беги! ... Да, это я вам! Бегите, прячьтесь, враги человечества, ибо не будет вам пощады!

Хм-хм... что-то многовато пафоса и, кажется, часть речи обращена была не совсем к врагам.

Я подхватила тяжелую ткань юбки и бросилась к забору. За спиной кричали, что-то свистело, в небо взмывали световые молнии. Ритор умел себя преподнести, этого у него не отнять. А мне все нужно сделать тихо, тайно и с благодарностью к человеку, который сейчас прикрывает мой отход.

Кованый забор было бы очень тяжело перемахнуть, если бы на угловом стыке неизвестный мастер не слишком расширил расстояние между штырями. Там, где пролезет голова, решила я, пропихнется и все тело. Но на определенном этапе оказалось не все так просто, у меня обнаружилась грудь. Прошлось протискивать ее, подпихивая руками и ругаясь сквозь зубы.

Во двор мэра я вывалилась ободранная, красная от переживаний, но готовая к бою.

Пробежка до темной стены... Вжаться... Крики по-прежнему доносились с улицы, значит, Сантана успешно противостоял местным хаоситам. Надеюсь, жители догадаются не выбегать из домов, а просто позвонят по телефонам на Пост. Город обеспеченный, и, если в некоторых провинциях насчитывали по два аппарата на весь городок, то здесь явно дела обстояли по-другому.

Окна были плотно закрыты, а в крошечных щелях ставень мигал свет и мелькали тени. Пожалуй, в окна первого этажа я не полезу.

Подпрыгнув, подтянулась и уцепившись за декоративный выступ. Чтобы при первой же попытке упереться ногами - позорно запутаться в юбке. Все, терпение мое закончилось. Я спрыгнула в траву, нагнулась и рванула тканную оборку примерно от колена.

Треск в ночи прозвучал подобно выстрелу, поэтому несколько секунд я "призраком в панталонах" вжималась в старые камни здания, пока не поняла, что жителям этого дома было явно не до меня.

Еще одна попытка ухватиться за декоративную виньетку. Удачно... Теперь вверх. Стесывая ладони. Молча и упрямо. Я ползла и ползла по стенным выступам, пока не добралась до балкона второго этажа.

- Идиоты, какие идиоты! Я им сказал не пускать местных любопытных. Как эти придурки ухитрились ночью поругаться со Стражем, я тебя спрашиваю?!

Мужчина говорил раздраженно, но не более. Словно битва у ворот беспокоила его не так уж и сильно.

-      И что нам делать, сэр? - второй голос звучал чуть шепеляво-тускло, словно потрескался от возраста.

-      Да одевай же меня быстрее, - рыкнул первый. - Я выйду к этому несчастному и успокою его, скажу, что на празднике перепутали состав напитков, у многих галлюцинации, уговорю сходить к врачу. Мне поверят, Харольд, они у меня с рук едят.

Некоторое время в комнате раздавалось только сопение и шорох ткани. Я стояла за балконной шторой и боялась дышать. Сюда я попала совершенно случайно, перебираясь с портика на портик и рассчитывая найти хоть одну открытую дверь или окно. С дверью мне посчастливилось на четвертом балконе, но спальня оказалось не пустой. А разговоры в ней - весьма интересными. И не сделать-то ничего, кроме как стоять и слушать. Не факт, что я справлюсь с двумя, и Сантана совершенно недвусмысленно приказал только провести разведку.

-      Харольд, я тебя знаю. Ты же будешь спорить с пеной у рта по каждой мелочи, а сейчас молчишь, словно воды в рот набрал. Кто там у ворот?

-      Приезжий, сэр. Который постарше. И нельзя его было от ворот отогнать, он специально за мальчишкой своим пришел, словно вел его кто. Хотя на клещей мы проверили, чисто было...

В комнате что-то упало, зазвенело, раздались глухие звуки ударов и даже хрип.

-      Никчемные уроды! И ты, Харольд, в их числе. Зачем? Зачем ты оставил этого парня, а не придушил его по-тихому и не выкинул в парке? Метка зова на командоре отлично работает, Портал практически открыт и что теперь?!

Опять звуки ударов и чей-то жалкий визг.

-      Поднимайся! - тот, кто отдавал приказы и явно потрепал своего слугу, звучал уже напряженно, воспринимая ситуацию категорически по-другому. - Возьми своих и немедленно отправляйся в подвал, зачисть ситуацию. Когда прибудут Стражи, в помещениях не должно остаться и следа Хаоса. Трупы унесите через задний двор в лес. И чтоб ни одна собака найти не смогла!

-      А я вам говорил, сэр, - опять раздался второй голос, еще более скрежещущий и странный, чем вначале. - Взяли бы по-тихому одного из местных Стражей, да хоть двоих, и никаких проблем бы не было.

-      И пользы тоже. Маяку нужна личность, сопротивление, да хоть ненависть и желание бороться до последнего. А еще, человек должен любить эту местность, привязан быть к Земле. Ты хоть одного такого из наших знаешь? Я мог всех пачкой привязать к Маяку и все равно... ни., бы не., вышло...

Хлопнула дверь и голоса затихли окончательно.

Я отодвинула штору и осторожно вошла в комнату, оказавшуюся роскошной спальней.

-      Стелла! - клещ в ухе завибрировал. - Я сообщил о чрезвычайной ситуации на Пост и потребовал вызвать людей следователя Пинто. Командор Освальд уже не может игнорировать происходящие. В общем, все хорошо, все будут минут через семь-десять.

-      Сэр, это может быть поздно, - лихорадочно забормотала я по каналу связи. - Мэр, кажется, это был мэр, отправил людей в подвал убивать Камачо и Пальмэ. Прошу разрешения на боевую...

-      Какую боевую! - рявкнул Сантана. - Там они тебя, недотепу, и положат. Не смей никуда идти... Сейчас я постараюсь подоспеть...

Связь оборвалась, а я заметалась по комнате тигрицей в клетке. Не успеет. Никак не успеет.

Я села прямо на пол и зажмурила глаза.

Райден! Райден! Где ты? За вами идут!

Сила плеснулась от меня в стороны. Не скупясь, полностью. Пси-энергия, мощь хаоса, я зачерпывала в себе и бросала по связующему нас каналу. Еще и еще. Райден! Они хотят тебя убить!

Глава 12. Подвал и его обитатели

Сознание сжалось в крохотную точку, ни спальни с парчовым балдахином, ни открытого балкона. Только пульсирующий белый свет и тонкий, нарастающий свист.

Пара изматывающих мгновений... удар... все кружится... И голос Райдена как путеводная нить, втаскивает меня в подвальную комнату, уже знакомую по предыдущему видению.

-      За нами идут? - хрипит Камачо. Сорочка порвана и на его открытых плечах горят белым светом руны. Пси-контур включен полностью, это как-то влияет на Пальмэ, потому что командор выглядит не таким серокожим, как в мое предыдущее видение.

Маленькие светлые молнии стекают по телу нобиля и... гаснут в ногах, зажатых кандалами.

-      На Стража делали, - Райден то ли шипит, то ли шепчет. Голос он сорвал, но это сейчас не главное.

Пару невозможно длинных секунд он смотрит в стену, о чем-то соображая. И вдруг руны на нем начинают гаснуть. Я волнуюсь, пытаюсь спросить... но меня здесь нет... Есть только точка сознания, готовая в любой момент сорваться и улететь обратно в реальное тело. Поэтому я затыкаюсь и продолжаю направлять энергию.

Внезапно нобиль хватает одну из цепей, на которых висит Пальмэ, и я вижу, как вокруг ладоней Рая парит дымка. Она наливается тьмой, и вот уже жирные, иссиня- черные жгуты обвивают металл.

Рывок-еще рывок... Пыль, падает каменная крошка сверху. На стене и потолке остаются дыры, там, где раньше крепко сидели удерживающие крюки. Райден их просто вырвал с мясом. И уже занялся своими кандалами.

Мне грустно, но да, это тоже решение. Если не помогло одно, воспользоваться другим. Зато пленники теперь не ограничены в передвижении по помещению. Райден почти нежно относит Пальмэ к дальней от Портала стене и стесанными в кровь пальцами начинает вытаскивать камень.

Даже понимая, что Стражи могу регенерировать, от вида зияющей раны я впадаю в ужас. Но ни закрыть глаза, ни отвернуться. Хорошо, что камень довольно быстро вынимается. И тут же катится по полу, брезгливо отброшенный подальше. Хотя это еще вопрос кто здесь большая тьма.

Потому что, когда начинает открываться дверь, мой парень поджидает рядом, а с его рук льются и извиваются ленты Хаоса.

Грубоватый смех с шуточками и обещаниями управиться быстро. Скрип несмазанных старых петель. Заходящий тип действует уверено, по его мнению, в комнате находятся два прикованных и полностью обессиленных человека. Скорее всего без сознания от постоянного контакта с новорожденным Порталом. Тем более, что пси-энергия надежна заблокирована кандалами. Справиться с такими не составляет труда.

На долю мгновения я даже вижу растерянное лицо неизвестного мужчины, который никак не ожидал прямо перед собой обнаружить Стража. На руках Райдена кольца оков, но это не мешает ему использовать совсем другие возможности.

Удар ногой о торец открывающейся внутрь комнаты двери. Страшный удар, где грохот сменяется хрустом зажатой на излом руки. И звериными подвываниями, переходящими в стоны.

Дверь распахивается снова, над поверженным телом первого входившего вырастает второй. Глаза у него бешенные, дрожащими пальцами он рвет поясную кобуру, доставая оружие. Когда ему прямо в грудь выстреливает черный жгут, узкий рот гротескно раскрывается в вопле.

Свист. Пули бьют вверх, выбивают крошево из стен и потолка.

Не понимаю слышит ли меня Райден, потому что я тоже что-то нечленораздельно кричу, наверное, все же только у себя в голове.

Выстрелы продолжаются один за другим, это пугает. И я из последних сил вливаю всю себя через соединяющий нас канал. Что-то трещит в моей голове до боли. Я вижу на плече Камачо кровь - его все же задели. Нет! Нет! С ним ничего плохого не случится, на нем руны!

В помещении разгорается зеленый свет. Я еле дышу, потому что уже отправила все. И не могу издать ни звука, когда понимаю, что сияние идет совсем не от татуировок на Райдене. На стене, за спиной Камачо разгорается Портал, мигает узкой полосой по вертикали, как огромный глаз змеи.

Нобиль оборачивается, его движения кажутся мне замедленными, даже черная плотная аура вокруг него еле колышет утончающимися на концах отростками.

Его тело дергается, взлетает над полом. На шее вздуваются светящиеся вены, он изворачивается, сопротивляясь утягивающей его мощи... Тщетно.

Стреляющие из ладоней Райдена щупальца вцепляются в дверь, срывая ее с петель. Бьют в коридор в надежде найти хоть какую-то зацепку, оттуда тут же доносится вскрик и убегающий топот.

На несколько обнадеживающий секунд движение Камачо к Порталу замедляется. Жгуты все же возвращаются с добычей, втаскивая в комнату одного из нападавших. Рука мужчины обессиленно висит под странным углом, а лицо странно сплющено. Это он так беззаботно шел первым, а теперь служит невольным якорем, не давая утянуть Камачо.

Оглядываясь, Райден ищет за что бы зацепиться... но оковы вырваны их пазов, а в комнате остался только лежащий без сознания Пальмэ.

И... Камачо отворачивается, не желая рисковать командором.

Это нечестно. Нечестно... Нечестно! В Райдене не только Хаос, в нем очень много пси-энергии!

На моих глазах белые волосы снова взмывают веером, нобиль летит, весь перевитый светлыми и темными сплохами... летит, утаскивая за собой бездыханного охранника, несется... прямо в открытый, пульсирующий, чуждый нашему миру зев.

И исчезает в нем под вспышку.

Вместе с брызгами, осколками обрывающейся связи. Боль... по всему телу. В каждой моей клеточке. Я плачу. Я все понимаю, но ничего не могу поделать. Поэтому я плачу как девчонка. Открывая глаза в роскошной спальне мэра Циполя. Одна.

Глава 13. Кто тут Стражи? Покажите их, я хочу посмотреть

-      Это какая-то грандиозная, невероятная ошибка!

Мужчина возбужденно частил, на последнем слове даже повысил голос. Ему отвечали тихо и отрывисто. Шум голосов приближался, судя по топоту ног, по коридору второго этажа особняка двигалось не менее десятка человек.

Хлопали двери, что-то скрежетало, двигалось и падало. В доме шел обыск. И явно не очень деликатный.

Через пару шумных минут мэр, которого легко было узнать по барственному, надменному тембру, предпринял еще одну попытку договориться. Так же искренне и сердечно, как некоторое время назад отдал приказ об уничтожении захваченных Стражей, а до этого, в городском парке на празднике, чествовал героев Прорыва.

-      Сэр Освальд, взываю к нашей многолетней дружбе, - проникновенно сообщил он где-то уже совсем рядом со спальней. - Произошло чудовищное заблуждение. Сэр Сантана, мне кажется, пьян и ввел вас в заблуждение...

-      Да заткните же его! - рявкнул знакомый голос ритора по выживанию. - Иначе я сам это сделаю.

-      И пойдете под трибунал, - раздраженно парировал мэр.

Я сидела на полу, положив голову на край кровати и размеренно дышала. Вдох «Он жив». Выдох «Он в Хаосе». Сил не было, мыслей не было. Опустошение накрыло меня пыльным покрывалом равнодушия. Кажется, тряслись руки... или подбородок... что-то тряслось, а что неясно, а может это так слабо дергалось внутри меня сердце?

Как мне жить? Я люблю до дна, до умопомрачения. Всегда смеялась над влюбленными дурочками. А тут сама влетела по уши. Райден. Мой Рай.

- А это моя спальня. Надеюсь, личные покои...

В комнату вломились люди. Впереди шел командор Освальд, за ним, надменно поджав губы следовал седовласый мэр. Потом еще кто-то... И еще...

Довольно крупная комната от обилия крепких мужчин разом съежилась до небольшого пятачка по центру, где обессилено, сломанной куклой съежилась я.

Шаги... Теплые мужские руки приподняли мою голову за подбородок, откинули со лба вспотевшие прилипшие пряди.

-      Эля? - не веря глазам, пробормотал Освальд. - Ты-то что здесь делаешь? Ты же вроде бы была с Хогом...

-      Кто?! Где она? Нашли? - от дверей пробивался Сантана, бесцеремонно раздвигая столпившихся Стражей. От боднул командора плечом, схватил меня и начал быстро ощупывать в поиске ранений. - Стелла, девчуля, да что такое с тобой...

Ритор говорил... Мэр ошарашенно хлопал глазами. А в комнате быстро сгущалось холодное, понимающее молчание. Стражи отступали. Даже Освальд брезгливо поморщился и поднялся с колен, на которых оказался, пытаясь оказать мне помощь.

-      Хог, - сказал командор, - ты меня разочаровал. Поднять ночью Пост после страшного происшествия с Клаусом... Вынудить нас ворваться в дом к уважаемому человеку... И все в поисках своей девчонки, которая решила загулять?!

Стражи загомонили осуждающе. Мэр что-то начал напыщенно отрицать, но быстро затих, пытаясь понять, почему изменилась общая атмосфера.

Я подтянула Сантану за сорочку, силы понемногу, но восстанавливались. Заработала регенерационная руна, недаром Сантана настоял на ней перед отъездом. В легкие стал легче входить воздух, дребезжание внутри потихоньку стихало. Словно поломанные части вставали на место, возвращались на нужные позиции, клацая, входили в пазы.

-      В подвале у этого урода - Портал, - прохрипела я.

-      Что?! - завопил мэр.

-      О чем она? - рявкнул Освальд.

Но мы с ритором не обращали на них внимания.

-      Портал открывается? Райден с Пальмэ живы? - Сантана быстро вытащил из поясного набора один из эликсиров и протянул его мне.

Ритор в своем репертуаре, сначала задача, потом люди. С натяжкой, скорее умом, чем сердцем, я его понимаю. Открытый Портал может принести столько бедствий, что все остальное померкнет на этом фоне. Но...

Я жадно глотнула тягучую жидкость.

-      Сэр! - не выдержал Освальд. - Вы чем ее поите? Охренели там у себя, в столице?!

-      Да заткнись же, она говорит с трудом! Ни Хаоса не слышно! - гаркнул ритор.

Покачиваясь, опираясь на край кровати я встала. Тряхнула головой, обводя пренебрежительно кривящиеся лица.

Угу. Странная девка сбежала к мэру от доблестного Стража. Тот повернулся разумом и натравил на соперника весь Пост. Мой взгляд остановился на мэре, который выглядел собранным и серьезным, совсем не так, как звучал его возмущенный голос.

-      Тварь! - процедила я. Эликсир замкнул пси-контур и тело быстро восстанавливалось. По венам опять побежала, закипела оживляющим огнем наполненная пси-мощью кровь. Без Камачо было не то и не так, но я капризничать не буду, возьму, что дают.

-      Я слышала твои разговоры...

Второй раз в жизни я практически идеально выписываю руну. Первый раз во сне, где мы с нобилем были вместе... А теперь... мы тоже вместе, просто временно разделились в процессе достижения целей, поставленных командованием.

Руна Иммобиле воспарила в воздухе, почти мгновенно напитавшись еще не яркой, но все более крепнувшей силой.

-      Страж?!

-      Страж???

-Девка-Страж?..

Наперебой зазвучало в комнате. Вместо того, чтобы действовать, мужчины недоуменно пялились на меня, категорически отказываясь верить глазам.

-      Конечно, Страж! - заорал Сантана, сориентировавшись и бросая в хаосита еще пару Иммобиле. - Придурки! Ловите мэра!

В то же мгновение стало ясно - среди нас находился не человек. Со скоростью, почти неразличимой взгляду, он метнулся... за спины дезориентированных местных Стражей.

Моя руна, созданная первой, быстрая, но неумелая, даже не успела впечататься в преступника. И тихо, растерянно истлевала в воздухе, потеряв цель. Зато одна из рун Сантаны успела направить энергию, рванула светом и даже кого-то задела, в толпе было не ясно - кого.

Когда ритор сам метнулся за мэром, расшвыривая присутствующих, того уже в комнате не оказалось.

-      За ним! - опомнился командор, - Ежи, Рихард, Кьюринги - поймать или уничтожить! Остальные за мной - на поиски Портала.

Надо же, главное оказалось услышанным. В доме Портал.

-      Внизу, - прохрипела я еще не восстановившимся голосом, - сэр, Портал внизу, в подвале. Там лежит без сознания Пальмэ...

И бросилась на выход, убрав продолжающую тратить мою энергию руну.

-      Куда? Эля! Прикройся! - кажется это мне... Ох. А я-то не могла сообразить, чем так заворожила, что они даже на монстра не обращали внимания.

Уставшая, растрепанная, переполненная до краев яростью подобно фурии мщения, ниже пояса я выглядела тоже впечатляюще, но далеко не так серьезно. Обнаженные коленки порочно сверкали, кружева панталонов соблазнительно выглядывали из-под жалкого остатка юбки, которая сейчас была похожа скорее на лихой кокетливый пояс.

Привыкшая к открытости академии и слишком далекая от чопорности провинциального городка, я недооценила силу девичьей нижепоясной харизмы.

Бегущий рядом Сантана мазнул по моим ногам хмурым взглядом и деловито передал мне бутылку с еще одним эликсиром. А что, это идея - упиться в черную и нырнуть в Портал рыбкой вслед за Райденом. Я так голодно посмотрела на оставшиеся горлышки на поясе, что ритор прикрыл их ладонью.

Уже больше ничего не обсуждая, мы преодолели два лестничных пролета, где-то здесь должна быть нужная нам подвальная комната.

Череда дверей. Открытых, закрытых. Вылетающие замки. Вперед. Вперед. Где-то здесь. От накатывающего волнами предчувствия мое сердце колотилось набатом.

Поворот. И мы увидели зияющий проем вместо двери с темной лужей у входа.

Несколько бесконечно длящихся, почти вечных секунд мы шли и шли по коридору. Как-то естественным образом между мной и приближающимся местом событий оказались Сантана и Освальд, а с ними впереди особенно много и не увидишь.

Еще одна сопровождающая нас парочка Стражей пыталась оттеснить меня в хвост кавалькады, но статусом в моих глазах они точно не обладали, поэтому с удивлением обнаружили, что при любых их ухищрениях, я каким-то образом изворачиваюсь и остаюсь впереди.

Под ногами хлюпнуло. Странная темная лужа оказалась кровью, насколько помню, здесь пострадал один из пришедших заметать следы тюремщиков.

-      Ох, ты ж, - пробормотал Сантана и в воздух вылетели автоматически созданные руны. - Портал!

На дальней стене, все как и было в моей видении, располагался проход в Хаос. Словно спящий гигант оказался одним глазом в темной подвальной комнате. Узкая прорезь плотно закрытого века даже не подрагивала, хотя я прекрасно помню, как широко она могла открываться.

-      Сэр Пальмэ! - Стражи обнаружили командора, опасности явной пока не наблюдалось, поэтому все бросились к лежащему.

И только я крадучись, маленькими шажками двинулась к Порталу. Губы пересохли так, что приходилось их посекундно облизывать. С каждым пройденным метром все сильнее стучал пульс, почему-то в ушах.

Я протянула руку и коснулась плотной пленки закрытого Портала. На ощупь она была прохладной и гладкой будто камень. Похоже было на удивительно талантливый и при этом полностью безумный рисунок неизвестного художника. Тонкие прожилки змеились, свиваясь в завораживающий узор. Холодный. Недвижимый. Я стукнула кулаком, проверяя Портал на прочность.

-      Маккой! Убрала руки! - раздалось сзади. - Совсем с ума сошла?

Я досадой я отодвинулась от стены, демонстрируя подчинение старшему. Ничего... Я еще пробью эту преграду, надо только разобраться как...

Под ногами что-то стукнуло. Темный, совершенно на вид безобидный, у самой моей туфельки лежал крупный, грубо обтесанный черный камень.

Завороженно наклонившись к находке, подняла, игнорируя смущенный кашель Освальда за спиной. Провела пальцем по подсохшим мазкам крови, по неизвестной мне руне, нацарапанной на одной из сторон. Все это части единого, непонятного мне пока пазла. Но я узнаю знаю, помню его на камне из периметра академии. Он был одним из тех, что нарисовал хаосит, сидевший в Рохо.

Измененная, исковерканная руна Стражей.

-      Так, здесь все нормально. Пальмэ жив, только без сознания, - раздалось сзади. - А где Камачо?

Я подняла голову, осматривая стену с замершим в неподвижности входом в Хаос, по периметру, прямо по серой стене тянулась цепочка таких же угловатых символов.

- Я вам говорила, сэр... Кажется, он где-то там... в Хаосе.

-      Маккой, даже не думай! Мы будем изучать этот вопрос, поймаем тварюгу-мэра, найдем твоего Райдена. Неважно в какой там хаос его утащило, он зарегистрированный студент ГАСа, несет ответственность перед страной и обязан явиться на обучение. Все ясно?

-      «Твоего Райдена»? - тихо изумился один из Стражей, стоявших у двери.

Бедные местные Стражи, такие зашоренные. Несколько минут назад обнаружили, что сплетни, прилетевшие из столицы верны, и среду ГАСовцев в этом году приняли девушек. А теперь еще одна новость, я в отношениях с героем Прорыва. Серьезных.

Повернувшись, я пренебрежительно осмотрела бравых местных парней во главе с сиятельным командором.

-      Да. Моего. Наверное, стоит формально представится. Меня зовут Стелла Маккой, студентка первого курса ГАСа, приняла первую ступень Кодекса Стража, награждена отличительным знаком «Отвага» за участие в закрытии Прорыва. Официальная невеста Райдена Камачо.

-      Не просто за участие, а за спасение офицера во время боя, - пояснил Сантана, вытаскивая с пояса эликсиры для Пальмэ. - Лучшая моя ученица. Этого олуха, который позволил, чтобы его затащило в Хаос, считать не будем, пока не отслужит, негодяй.

___________

Райдена в проде нет, но мы о нем помним)

Глава 14. Сумасшедшее чаепитие и "фиг тебе, а не Хаос”

За огромным столом в гостиной сидели всего четыре человека.

Завтрак нам подала не Юна, а лично мисс Фарго. Она торжественно заносила поднос за подносом и каждую первую тарелку с новой вкусностью ставила именно мне.

На второй раз командор Освальд многозначительно кашлянул, женщина в ответ только ослепительно улыбнулась острыми желтоватыми зубами и с подчеркнутым удовольствием водрузила передо мной огромную чашку фруктового чая.

- Хе-хе, - сказал сэр Пинто, государственный советник по должности и дознаватель по велению души. - Какой у вас, уважаемый командор, персонал Поста интересный. Нашу Стрелку полюбили, сразу видно. Вот что значит работать в тесном контакте с населением. Вы, мисс Маккой, зря так категорично когда-то отвергли мое предложение по практике в нашем отделе. Еще подумайте, не рубите сплеча. С людьми работать - одно удовольствие, тихо, уважительно, за чаечком. Не то, что за монстрами с высунутым языком бегать!

Сидел безопасник скромно, на углу стола, даже локти держал, плотно прижав к телу. Белобрысый, благостный, чистенький. Но я помню его реакции и лезвийный язык, не говоря уже о связях на самых верхах.

В Циполе мы его раньше не видели, а, оказалось, они с одним из столичных Стражей-ветеранов арендовали дом совсем недалеко от Поста. И люди его подразделения в слугах состояли.

Когда ночью Сантана связался с ними через клеща, они сетью накрыли основные дороги городка и смогли быстро сориентировать Стражей, куда побежал мэр.

-      Сидит у нас в хорошем месте, горемычный. Несколько лет городок ваш, сэр Освальд, этот пакостник портил. Всех слуг своих зачернил, - Пинто прихлебнул чаек. И завернул себе новый блинчик со сметанкой. - Вселенный, что с него взять. Клауса вашего на склонностях извратных подловил, пригрел. Вот диву даюсь! Вам, Стражам, только пальцем поманить, и все дамочки уже несутся, панталончики на себе рвут. Стеллочка, я не о тебе дорогая.

Бессовестный Сантана подмигнул мне, но мои ночные сверкания нижним бельем перед всем постом не упомянул. Уф.

-      И чего Клаус к девчонкам по ночам бегал? - с интересом спросил он. - Нет, конечную цель я понимаю. А усыплять зачем?

Некоторое время безопасник смотрел на меня, раздумывая можно ли при мне обсуждать такую тему. В ответ на поднятую бровь, он кивнул и, подтягивая к себе конфетницу, сообщил:

-      Не спящих ваш Клаус любил, а парализованных. Пунктик такой. Вселенный хаосит поймал его у себя дома, за связыванием дочери. И пообещал решить, так сказать, проблему без скандала. Приручил Стража, как собачку. Выкормил с рук настойками из хаббасов. И мы пока не знаем, может еще кого в оборот взял.

Командор Освальд, мрачно молчащий все это время, вскинулся протестующе:

-      Мои люди сейчас все у вас на проверке, вы это прекрасно знаете. И я первый прошел! Мы никому не продавались, одно ужасное исключение...

-      Подтверждает правило, - хлопнул ладонью Пинто. - Не появись мы здесь, вы бы и дальше с тварью на праздниках гуляли. Он бы во всех вас слабые места нашел и по одному прикормил. А далось все это ценой не малой. Пальмэ до сих пор с врачами. И Камачо мы потеряли.

-      Не потеряли, сэр.

Мой голос прозвучал неожиданно хрипло. Есть я больше не могла, поэтому отодвинула тарелку. И она зазвенела, сталкиваясь с другой посудой на столе.

-      Если Портал открылся, значит, откроется еще.

-      Опасная идея, - поморщился Пинто. - Я сочувствую вашей потере, но...

-      Маккой! Сюда прибудут профессионалы и разберутся без нас, - рявкнул Сантана.

Скрип стула. Я поднялась из-за стола, попыталась одернуть китель, но в вещах мне форму запретили держать, чужую брать не хотелось, поэтому я все еще была в простеньком коричневом платье служанки. Вытащила чистое из шкафа с утра, просто первое, что под руку попалось. Только фартука не хватало для прежнего образа послушной девочки.

Вот только не была я ей.

-      Приятного аппетита. Моя миссия закончилась, пойду прогуляюсь.

-      К дому мэра нельзя, - сказал ритор. - Маккой, не дури. Я приказал тебя из дома не выпускать, ты сейчас не в себе. Отдохни лучше, книжки почитай. Не доводи до греха, Стрела. Не заставляй себя связывать. Я не Клаус, удовольствия не доставлю, просто выпорю и все.

-      Я вас услышала, сэр.

Мягко. Послушно. Жаль, никого этим покорным тоном не обманула. Даже Освальд смотрел с подозрением.

Хотелось побыть одной, может быть даже поплакать. Без Райдена я совсем разваливаюсь. Непонятным образом, но


убрать рекламу


одно его присутствие придавало сил и уверенности. Сначала я с ним боролась, потом мы вместе искали хаоситов, потом просто были вместе...

-      Эля... или как там тебя? Мисс Стелла?

В коридоре, притулившись у тяжелой бирюзовой портьеры, меня подстерегала мисс Фарго. Она сутулилась и старалась выглядеть менее заметной, что при ее обычной королевской привычке держать себя, смотрелось странно.

-      Можно Эля. Мы... почти близкие люди.

Лезвийно-узкий рот старшей кухарки удовлетворенно дрогнул. Она поманила меня пальцем и, когда я приблизилась, зашептала, обдав сильным запахом корицы:

-      Мы в центральном холле курьера удерживаем. Этот сморчок елейный из тайной службы его с каким-то отчетом, передачкой отправил. Гектор уже полчаса его авто чинит, умаялся детали переставлять. Но я сказала, пока Элечка не скажет, машину за ворота не отпускать!

Маленькая сухая рука свернулась в железный кулак, именно в нем мисс Фарго уже долгие годы держала весь Пост Стражей. Может быть поэтому он еще и не развалился.

Отчет мне нужен был как воздух. Сэр Пинто явно что-то недоговаривал, с его тщательностью и умением развязывать языки, информация должна быть намного более полной, чем он сообщил. Хаосита удерживали Стражи, но его телом и психикой несколько часов занимался спец высшего порядка, а я точно помню, что вселенный в Рохо хаосит испытывал все, что чувствовало его тело.

-      Но есть нюанс, - мисс Фарго почесала заостренный кончик носа. - Что мы только не делали, парень не выпускает посылку из рук. На разговоры не ведется, даже Юной увлекся на минуту, не больше. Говорит: «Вернусь, встретимся, а сейчас никак». Кремень мальчишка, жаль, не Страж.

Кто о чем, а ведьма о мужчинах как о производителях думает...

-      Спасибо, что помогаете, - тоже одними губами проговорила я. - Мне обязательно вернуть жениха надо. Лучше него не найти.

-      Та я все понимаю. Нельзя мальчика упускать, пусть сначала женится, деток сделает, потом бежит куда хочет, - хмыкнула кухарка. - Понять бы как его вытащить... Курьер, поганец, не дает к себе подойти близко. На задании он и все, так по сторонам и зыркает. А ему бы подлить кое-чего... Или живность кое-какую ближе к голове пристроить.

-      Живность пристроим... - уверенно сказала я. - Есть у меня знакомая, мастер маскировки, никакой паренек-курьер ее не увидит.

Через пять минут в холле раздавались приглушенные стенания:

- Будь проклят день, когда я заговорила с тобой! Вся моя спокойная жизнь с этой секунды пошла под откос... Жуткие монстры, Порталы, вселенные... Но ей все мало! Иди, Яя, нападай на безопасника при исполнении!

По понятным причинам я не могла ответить - изображала служанку, которой вдруг стукнуло протереть пол в холле, разговаривать с «воображаемым другом» я не могла, и Яя бессовестно этим пользовалась. Она еле ползла по стене и писклявым голоском старательно пилила мне мозг.

-      Чего я только не пережила! Лично поразила главного предателя, чуть зубы не сломала. А кому медальку дали? Кому слава?

Нервно шмякнув метлой, я с усердием принялась подметать придверный коврик, чуть не задев по ногам входящей Юне.

-      Кирк, милый, я тебе бутерброды сделала.

-      Мисс Юна, - скучным терпеливым голосом заговорил молодой человек, чье остроносое смышленое лицо с каждой минутой выглядело все напряженнее и подозрительнее. - Я уже говорил вам, что не ем на работе.

Не знаю, когда прислуга убирает в доме, но, судя по бросаемым на меня оценивающим взглядам, не после завтрака. Хотя я могу быть наивной дурехой, с первого взгляда влюбившейся в его тощий зад и форменную куртку. Точнее две дурочки. Потому что Юна тоже пытается отчаянно с ним флиртовать.

-      Это же Пост. Здесь все под защитой, мы все проверенные люди. Я так старалась для тебя, - ворковала девушка, распаковывая вощеную бумагу.

-      Лучше узнай сходи, что там с маши...

Молодой человек остановился на полуслове, замерев с приоткрытым ртом.

-      Эля, быстрее! - зашипела официантка.

Метла ударилась оземь. А я уже бежала туда, где из одеревеневших пальцев Кирка для меня вытаскивали пакет с отчетом.

-      Бумагу нельзя рвать, - Юна, вытащив язык от усердия, и нисколько не стесняясь недвижимо стоящего парня, вскрывала печать. - Остальное мисс Фарго починит. Держи.

Мне на руки упала тяжелая металлическая печатка - кажется, я мельком видела ее у мэра. И согнутая вдвое пачка бумаги, исписанная мелким почерком.

Что тут у нас... Отказ. Признание. Еще одно признание. «Заражал и портил Хаосом слуг». Не знала, что можно портить Хаосом... «Развращал Стражей»... В каком смысле развращал?! А-а-а, по-разному, но преимущественно «деньгами, возможностями, поощрял странные интересы»... Ого. Так, это личное, читать не буду.

Дальше. Еще... Нашла! «Хаос бьет щупальцами, вскрывая ткань бытия». Красиво, но непонятно. Зато мне ясен другой абзац: «Камень-нэльен, вставленный в пси- контур сильной земной личности, приманит удар щупалец, станет направляющей линзой».

Листы хрустели, путались в моих пальцах. Как активировать проклятый камень? Его я утаила, оставила, не поднялась рука отдать единственный шанс, который может открыть мне дорогу в Хаос. Если нужно вживить его в тело, я своими руками...

-      И сколько эта хаосная пакость действует? У него, кажется, глаз задергался... - пропищала над моей головой яичница, невзирая на логику и объективные признаки, она считала себя частью человечества и активно презирала Хаос.

-      Сколько он в отключке будет? - спросила я Юну.

-      Мозговик не долго выключает, может прийти в себя в любой момент. Ты вот что... Я настой на полу рядом с тобой оставила, капни несколько капель на печать, и она восстановится, - сообщила мне официантка, предусмотрительно отошедшая к самой лестнице, даже ножку на ступеньку поставила.

Девушка готовилась сбежать, плохой знак, очень плохой.

-      Быстрее! - завопила Яя. - На нем красная капля, которую я поставила, усыхает!

Сцепив зубы, я продолжила просматривать лист за листом. Мои руки не дрожали, хотя внутри все сжалось в комок. Минута, две... И в конце предпоследнего листа мелькнуло примечание курсивом: «К отчету прилагается кольцо, которое объект № 3 не хотел отдавать, в бессознательном состоянии называя его медиатором».

Не все, далеко не все рассказал хаосит доблестным и умелым безопасникам. Но и то, что стало известно, может помочь мне найти дорогу к Райдену. Я быстро сложила листы в пакет, подняла с полу и капнула синей жидкостью на печать, та задымилась и снова приклеилась к оберточной бумаге. Теперь кольцо в карман, а отчет курьеру. И бежать...

-      Эй! - донеслось в спину.

-      Что, сэр? - я подняла метлу с пола и обернулась.

Кирк ежился и переступал ногами. Словно его тело затекло и требовала разминки.

-      Автомобиль готов? - он с интересом начал меня рассматривать и даже заулыбался.

-      Машина скорее всего уже ждет вас. Но лучше узнать на улице, - пробормотала я, стараясь наивно хлопать глазами и улыбаться заискивающе.

Посыльный хмыкнул, кивнул Юне и широкими шагами двинулся к выходу, лишь на секунду задержавшись рядом со мной.

-      Умойся, глупая. И научись у других девушек краситься.

Не будь у меня в кармане кольца, а у него в пакете подозрительно помятых бумаг, честное слово - поставила бы подножку. С Юной - общался нормально, пусть и не очень уважительно, а меня решил оскорбить напоследок. Да на мне вообще краски нет, и Райдена это устраивает. А какой-то чванливый курьер считает себя вправе мне замечания по внешности делать.

Ух ты, обернулся... Рукой подбородок себе трет.

Я оперлась на метлу и приветливо помахала в след. Уезжай уже, не нужно мне странные знаки показывать. Давай-давай, поспеши в столицу.

-      Дырунда ты, - тоненько раздалось сверху. - У тебя же кровь течет. Размазалось все.

Что размазалось? О чем она? На ладони, которую я торопливо приложила к лицу, отпечатались яркие алые пятна. Не так уж я оказалась и хладнокровна.

Пока искала бумаги, оказалось, я в кровь искусала губы.

Глава 15. Ну здравствуйте....

Второй раз залезть на балкон в доме мэра оказалось проще. Все выступы - выемки я помнила, а слуг можно было не бояться. Только у ворот грозно туда-сюда слонялись два Стража, само же здание полностью было погружено во тьму - ни одного огонька в окнах.

Для своего рискованного путешествия я раздобыла через мисс Фарго удобные кожаные штаны и куртку. В котомке за спиной лежали мамина книжка, пояс Стража с набором эликсиров и парой ведьминских зелий. А также немного сменного белья и еды.

Пояс стащили для меня из закрытого хранилища Поста... Как бы после моего исчезновения у ведьм не начались проблемы. Но кухарка держалась твердо, уверенным голосом отметала все мои возражения, только пару раз спросила - уверена ли я в своем решении. Было видно, что отпускать меня ей не хочется, но как женщина - женщину она меня понимала и, в отличие от Сантаны, даже не пробовала спорить и, тем более, запрещать.

Яичницу я оставила в своей комнате. При одном только взгляде на ее испуганное трясущееся тельце все было решено. Пусть сидит на Земле и нас с Райденом дожидается, свою долю героических поступков моя подружка совершила сполна, насильно тащить ее в Хаос к чудовищам я точно не буду.

Светильники в доме бывшего мэра не работали, поэтому пришлось красться по коридорам впотьмах.

Дверь в подвал кто-то особенно дальновидный запечатал руной. Как снять ее я не знала, поэтому просто снесла с петель ударом Хаоса. Каждой капли энергии было отчаянно жаль, восстановить я ее могла только эликсиром, которого было совсем немного, но других вариантов просто не видела. Любым путем... любым способом - так звучал сегодня мой неприхотливый девиз.

Темно. Темно и тихо. Возможно, я сейчас совершаю самую серьезную ошибку своей жизни. Вернется Райден через неделю, весь обвешанный шкурами тварей, с сердцем Хаоса в одной руке, скрижалью вечных извинений перед человечеством - в другой. А меня и нет нигде. Сгинула в неизвестности.

Но я чуяла нутром, что по одиночке мы намного беззащитнее, чем вместе. И... если бы Камачо был на моем месте, он бы ни секунды не сомневался, руками бы Портал порвал, вскрыл или что там можно с ним сделать.

Знакомая мне комната, где еще недавно бушевали эмоции, сражался нобиль с тюремщиками, погибал Пальмэ... была темна, хоть глаз выколи.

На ощупь я вытащила из котомки и взвесила в руке тяжелый, грубо обработанный камень. «Камень-нэльен, вставленный в пси-контур сильной земной личности, приманит удар щупалец, станет направляющей линзой». Папа часто говорил, что я сильная духом. Пришло время проверить насколько.

Из шейного платка я свернула «люльку» и положила туда подобранную вчера добычу. Это у Пальмэ контур внутри тела, чтобы туда добраться тюремщикам пришлось резать по живому.

А у меня только половинки, и все концы наружу торчат... Райдена ждут. Нобиля себе мы еще добудем и на место вернем, а пока присоединю к открытому контуру камень.

Для его активации выписала в воздухе руну концентрации и наполнила ее силой. Увы, добилась только ослабления контура. Энергия отказывалась во мне задерживаться, убегала в воздух... без всякого воздействия на Портал. На всякий случай я подошла к стене и прижалась к ней всем телом.

Хорошо, что темно. Не факт, что при ярком свете я бы так пласталась морской звездой втискиваясь в холодную гладкую поверхность закрытого прохода в другой мир.

-      Стелочка, ты здорова, ничего не болит? - заботливо пропищало над головой.

Мать! От неожиданности я подскочила на метр, не меньше... Мамочка дорогая, прости меня, но я эту подружку фигову, сейчас собственными руками...

-      Яя, тебе мозги не жмут? Нет? Я так и думала. Какого треклятого беса ты меня пугаешь?! Ты же хотела на Посту отсидеться?

-      Во-первых, - чинно сказала невидимая яичница, - я тебя не пугаю, а сочувствую. Во-вторых, да мне там страшнее, чем с тобой, честное слово. Этот лысый дважды прибегал: «Стеллочка, как ты? Я же знаю, ты в такое время никогда не спишь... Ответь папочке Сантане, иначе дверь выбью». Да я чуть сердце не потеряла... кстати... как думаешь, где оно у меня?

-      Яя, дорогая, - я с трудом сдерживала дрожь. - То есть как это «дважды прибегал»? И ничего не произошло?! Обычно, если ритор грозится, он выполняет. Не могу понять, почему дверь-то не вышиб?

-      Так ему мисс Фарго отвечала, - захихикала Яя. - Прикрывала рот полотенцем и бормотала этак с придыханием: «Голова болит, сэр, пытаюсь заснуть». Ой, бесстрашная женщина, ни разочка в обморок не упала.

Наверное, мой облегченный вздох можно было услышать на паре этажей выше, я даже ладонью начала обмахиваться. Взопрела вся.

Стоп. «Бормотала»... То есть перестала?

Скорее всего я спросила это вслух, потому что мелаган стеснительно откашлялась. Не знала бы как она выглядит, решила бы, что Яя точно покраснела.

- Так Сантана на второй раз сказал: «Ну ладно, тогда спокойной ночи» и ушел. И кухарка за ним вслед. Я как представила... он же утром все-равно в комнату ворвется. А там только я, твоя беззащитная приспешница. Он же меня на клочки... заругает в смысле сильно. В общем, Стелла, деваться некуда, там монстры, тут ритор. Выбор-то понятен, сама понимаешь. Отправляюсь с тобой в небольшое путешествие. Ты девочка сильная, ответственная, будешь меня телом заслонять.

Она болтала и болтала. Щебетала и щебетала. А я, торопясь и проклиная, вытаскивала перстень. Потому что, зная Сантану, его уход был только отвлекающим маневром. Скорее всего он сейчас по новой ломится в мою комнату, а так уже и нет никого.

До появления лысого возмездия осталось совсем немного времени...

Соприкоснувшись с камнем, кольцо дрогнуло и... запело. На одной высокой дрожащей ноте. Как вилочковый камертон, которым так гордилась учительница музыки в нашей школе. Она поднимала его на вытянутой руке вверх, чтобы все могли видеть и насладиться его звучанием, а потом била по нему маленьким изящным молоточком. И мы слушали серебристый, вибрирующий звук.

Сейчас было все очень похоже, только отзывался - камень. Уже и кольцо успокоилось, а он продолжал подрагивать, тяжелея в рукодельной «люльке» у меня на груди. Почти минуту, пока не застыл, как и прежде.

Так. Я все делаю правильно, но чего-то не учитываю. Уселась на корточки, оперлась спиной и стену и задумалась.

Хаоситу был нужен сильный человек.

Почему Пальмэ? А не здешние Стражи. Слабыми их точно не назовешь, все отборные здоровяки как на подбор. Чем же отличался столичный командор, почему камень-линзу включился именно от его контура, что в нем такого?!...

Я опять легонько стукнула кольцом и постаралась представить себя доблестным сэром Сайрусом Пальмэ... Опытным бойцом и командиром... Примерным семьянином... Любящим мужем...

Не то. Это все важно, но не то. Что в нем главное? Кто Сайрус на самом деле? Жесткий к врагам, нежный - к трепетной, истеричной Люсиль Камачо-Пальмэ.

Главное? Главное - он гражданин земли, фанатичный и любящий.

Искра!

Хорошо, что я сидела, а то бы упала от нахлынувших эмоций. В камне, который я вытащила из перевязи и теперь что есть сил сжимала в руке, в одной из граней - мелькнула темная, едва заметная, но искорка.

А я? Насколько я люблю свой мир?

Закрыв глаза, я представила улочки родного Юджинвилля, крошечном городке, каких сотни. Но как же я люблю камешки на грубой стене родного дома, дружных соседей и песни во дворе по вечерам. Пирожки с яблочным вареньем, которые продавались в магазинчике под зеленой крышей. Мы шли с подружками после уроков и покупали себе по одному пирожку, горячему, такому вкусному, что кусаешь язык от нетерпения, глотаешь торопливо, а сладкое содержимое течет по рукам.

Что для меня Родина? Тяжелая рука отца, гладящая по голове и мягкие объятия мамы. Небо над ГАСом, чистое до полной прозрачности, с белыми барашками облачков. Если лечь в траву и смотреть как они плывут, торжественные и чистые, то... рано или поздно придет Камачо, чтобы начать целовать теплыми губами.

Не заметила, как по моему лицу потекли слезы, просто стало мокро щекам.

- П-портал, - заикающимся от страха голоском произнесла Яя. За спиной похолодало.

Что-то со свистом стрельнуло прямо по камню в моей руке, с шумом вырвав его из моей руки и отбросив, судя по звуку, в противоположную стену комнаты.

«Что там с порталом?» - подумала я, пытаясь приподняться, когда мои плечи провалились назад, во что-то упругое, тут же крепко меня схватившее, не дернуться.

Резко открыв глаза, я обнаружила, что в комнате уже не темно, а скорее сумрачно. И серая дымка клубится вокруг меня, оплетая руки и ноги.

Не сопротивляясь, почти торжественно, с сумасшедшей улыбкой от уха до уха я... падала спиной в Портал. В узкую, едва открывшуюся прорезь.

В коридоре загрохотало. Тяжелые, подбитые металлическими набойками ботинки дробно стучали, сообщая о приближении хозяина.

- Спасите! - через секунду, с визгом, прямо на голову мне свалилась Яя.

Последнее, что я видела в своем мире, это гротескно увеличенный мигающий глаз яичницы и, за закрывающимися створками Портала, искаженное гневом и страхом лицо Сантаны.

«А он тоже умеет бояться», - подумала я. Рывок. Еще. И меня поволокло в никуда.

Глава 16. Давай обратно, а?

Не знаю, каким образом хаоситы бодро выныривали из Портала чуть ли не маршевым шагом. У них правда и ворота были ого-го, хоть на авто проезжай, а у меня какая-то кроличья нора.

Но потрепало меня знатно. Однажды мне рассказывали, как за пару минут горное течение обдирает всю одежду с упавшего в воду несчастливца. Еще немного и подобное ожидает меня. Влечу в Хаос голенькая и раскрасневшаяся как новорожденная.

Пришлось сгруппироваться, поджать колени и крепко схватиться за лямки котомки с вещами. Сдирайте с меня что хотите, но мамины записи я не отдам. Яя визжала, уцепившись мне в волосы и за уши. Не знала, что ее шерстинки обладают таким крепким хватательным действием, зато теперь понятно отчего она так бодро умеет скользить по потолку и стенам.

Пару странных кульбитов в воздухе, и мы с грохотом падаем оземь. Довольно болезненно. Охнув, я застонала.

-      Я передумала, - заявила яичница охрипшим, сорванным голосом. - Мне не понравилось. Давай обратно, а?

С трудом разлепив глаза, я некоторое время моргала, пытаясь привести окружающую картину в фокус.

Температурные ощущения были вполне комфортны, ни холодно, ни жарко. Теплый ветерок начал обдувать лицо, когда я, словно забрало шлема, стянула с него Яю.

-      Задок свой гуляй отседова, шалая девка, - проскрипело откуда-то сбоку. - Плюхнулась прямыча у входа в шахту, итить-колотить. Я табе драть не буду, не умаляй. Здоровьице дороже.

Прямо передо мной темнел вход в небольшое каменное подземелье. Явно обжитой вход, укрепленный деревянными балками.

Ой. В последнее мгновение, на чистых рефлексах я увернулась от удара небольшой, но острой кирки. Мамочки... это же не человек...

На меня напал и продолжал грозно размахивать своим странным оружием человечек небольшого роста, с гротескно искаженным лицом, длинным носом и острыми оттопыренными ушами. Гоблин! Прямо с картинки детских сказок.

-      Одурел? - завизжала яичница. - Стелла, он в нас этой пакостью на полном серьезе тыкает. Да вломи этому недоноску хорошенько, чтоб летел в свою пещеру и тыкалку отбери, она нам пригодится!

Пару томительных секунд гоблин хлопал глазами, а потом разошелся, багровея и выкатывая глаза.

-      Ах ты, фря плоская, плевок тя из ноздри! Ты на кого тележку катишь?

Пока я осторожно отступала назад, чтобы не попасть под разгон все еще быстро летающей в воздухе кирки, Яя сползла мне на плечо, укрыв наподобие накидки, и слабым голосом спросила:

-      Не пойму я чего-то, Стеллочка... Он что, меня слышит?!

-      А не глухой ча! - снова завелся гоблин.

Вокруг зеленел приятный, хоть и не густой лесок. Перекликались взбаламученные нашими криками птицы. Под ногами между камешков зеленела настоящая трава. И это точно не то, что ожидаешь встретить, вывалившись в Хаос.

На пару метров отбежав от злого человечка, я с облегчением обнаружила, что ушастый даже не думает нас преследовать дальше, а преспокойно полез в свою шахту, доступ в которую я ему ранее перегораживала. Может не такой и агрессивный, как показалось на первый взгляд.

Если бы кто-то внезапно появился в моей спальне, не факт, что я бы его розами встречала.

Вокруг зеленел лесок, а в прогалине между деревьями виднелся впечатляющих размеров холм с необычно поблескивающей верхушкой.

-      Кажется, мы не туда попали, - растерянно пробормотала я.

Положа руку на сердце, я ожидала всего - мрачных подземелий, кишащих жуткими тварями, серого ничто с потерей ориентации, но не... милого лубочного мира, отчетливо смахивающего на Землю. Сказочную Землю.

Мы уже отправлялись в сторону холма, как в спину донеслось саркастичное: «Шледра, юбку-то надень!»

-      Стеллочка, - нежно сказала Яя, заглядывая мне в лицо одним своим глазком. - Нельзя такое спускать, подружка. Ты слышала, как он мен... тебя называл? Давай, хоть камнями его забросаем?

-      Две шлендры! Кирдык вам! Его сиятельство шлендр-та не помилует!

Отбежав подальше, чтобы разделить этих двух скандалистов хотя бы расстоянием, я уселась прямо в траву и наставительно заметила:

-      Ты знаешь куда мы попали? Чем занимается этот гоблин? Может его способности тебе известны? Какой-нибудь ядовитый укус или умение увеличиваться в размерах в сто раз? Вступать с незнакомой особью в противостояние без разведки - крайне неосмотрительно, вот что я тебе скажу.

Пусть подумает, мне пока не до драк с маленькими человечками. Райден... Где ты, Райден... Я закрыла глаза и, затаив дыхание, потянулась всем своим существом. Отзовись, я здесь...

Некоторое время пространство вокруг меня оставалось совершенно недвижимо и равнодушно. А потом словно дернулась и еле слышно зазвенела тончайшая нить. Резанула остро по сердцу, пытаясь вырваться... с куском меня. Схватившись за центр грудины руками, я застонала сквозь зубы. Как это оторваться?! Ох, как огнем жжет, тянет! Нет! Не отдам! Ни за что!

Пару раз дернувшись, ниточка расслабилась, стала крепче... Дрожа всем телом, я открыла глаза и уставилась по направлению невидимой нити, на другом конце которой, где-то очень далеко находилась моя половинка. Здесь. Но... словно не Камачо был на другом конце связи, а крупная своевольная рыба, которую я пыталась выловить в бурном море.

-      Камачо где-то в этом мире, но очень далеко, - прошептала я, открывая глаза. Связующую нить пришлось отпустить, пси-энергия здесь расходуется не просто быстро, а утекает сквозь пальцы.

А эликсиров с восстановлением припасено совсем мало, в глубине души я надеялась с криком: «А вот она я!» упасть в объятия и вдоволь напиться энергии.

Мечты-мечты...

Была бы я настоящей ведьмой или ученым, сварила бы зелья самостоятельно, хаоса и растений вокруг сколько хочешь должно быть. Но мамина тетрадь до сих пор нормально не прочитана. А вдруг нужны именно земные растения? Все же пси- энергия наша особенность, судя по быстрому расходу, здесь она чужеродна.

Протоптанная дорожка вывела нас к неширокой прозрачной речке, за которой виднелся ухоженный парк с огромным холмом по центру.

-      Ух, - сказала Яя, - красиво как. А то все Хаос-Хаос, монстры-монстры. Тут только один урод был с киркой, остальное вполне симпатичное, Стелл, может зря на Хаос наговаривали? Вдруг к нам только их больные прибегали, а все нормальные тут остались?

-      Напоминаю запамятовавшей, кое-кого тоже выслали из Хаоса, - хмыкнула я. - Ты чем болеешь, признавайся?

Пока я снимала ботинки и закручивала повыше штанины, Яя молчала, даже глаз закрыла. Даже, когда меня окликнули, она не проронила ни слова. Обиделась. Или уснула. Демонстративно.

-      Откуда в наших краях появилась такая хорошенькая незнакомка? - спросили мелодично. Голос был однозначно не-девичьим, таким бархатно-интимным, что мурашки по коже.

У одного из прибрежных деревьев, привалясь спиной к стволу, сидел мужчина. Худощавый, но не худой, изящный, но не женственный. С точеными скулами, яркими нежными губами, кошачьим разрезом сияющих глаз. Идеальный. Красивый как удар под дых.

Он убрал за ухо прядь золотистых, сияющих на солнце волос, наклонил голову и с любопытством принялся меня рассматривать, особое внимание уделяя ногам в обтягивающих штанах.

-      Я прибыла издалека, - честно призналась я. - Ищу своего жениха, Райдена Камачо, может быть слышали?

-      Оу, - сказал незнакомец, поднимаясь на ноги единым текучим движением. Даже Сантана поднимался тяжелее, а я в свое время думала, что у ритора есть секрет отключения силы тяжести. - Так-так. Сбежавший преследуемый жених. Решительно настроенная человечка-невеста. Как романтично.

Открывшееся ухо оказалось удлиненным и заостренным, как кончик пера.

-      Эльф? - прошептала я, завороженно изучая полупрозрачный нежный хрящик или что там может быть в таком сказочном ухе.

-      Не знаю, - обезоруживающе улыбнулся мужчина. - Я много, где набедокурил в юности, как только меня не называли. Но ты, ребенок, можешь именовать меня сир Хиэльдинар. Или просто монсиньор.

Одной ногой я стояла в воде, в руках ботинки, за спиной котомка. Никогда не думала, что похожа на человека, который будет к кому-либо обращаться «монсиньор».

-      А я - Стелла Маккой. Мисс Стелла тоже пойдет. Не знаете, сир, кого я могу расспросить о здешних местах? Может быть кто-то видел пришлого или знает, какой город находится вот там.

Я постаралась точно показать направление, которое определила поиском. Возможно, Райден и не в городе, но вероятность такая не очень высока. Все же нобиль не деревенский по своей сути, и неминуемо потянется в места больших скоплений людей.

-      Ты доверяешь мне не званное, а прямое истинное имя? Дорогая, считай ты встретила того, кто прекрасно сориентирует тебя на этом осколке бытия. Радуйся, я уделю тебе время, интересная Стелла Маккой.

Легкая полуулыбка осветила и без того ясное мужское лицо, волосы, падающие на плечи, взметнуло порывом теплого ветра. По воде реки пошла заметная рябь, а в воздухе показались на мгновение золотые искры. И исчезли.

А в мою грудь ударило будто невидимым тараном. Горячо, шало, головокружительно, выбивая воздух из моих легких и лишние мысли из головы. Внезапно все стало так прозрачно и отчетливо однозначно.

«Как же он прекрасен и величественен, - подумала я. - Хиэль... как его там... монсиньор, мой сир».

Он шагнул, поднял словно пушинку.

Меня, обычную девушку, ничего из себя не представляющую простушку, понес на руках сам монсеньор.

Он поглаживал пальцами по облегающим кожаным штанам и улыбался в ответ на мои восхищенные вздохи. Это было не очень красиво по отношению к Райдену, но нобиль меня точно поймет, в конце концов нет ничего плохо быть в восторге от настоящего величия.

В незаметные секунды промелькнул сад и согнутые в поклонах спины работников.

Холм распахнул ворота, слово кружевом свитые из гибких ветвей и зеленых росточков, открывая перед нами дворцовые коридоры.

-      Вы все-таки эльф, - прошептала я, завороженно провожая взглядом цветущие прямо в холлах лианы и кусты.

-      Я фэйри, - мягко прошептал в ухо сир, - высший сидхэ, сид. Стелла Маккой, ты будешь моей любимой игрушкой на ближайшее время, радуйся.

-Радуюсь... Но я ищу жениха...

Меня поставили на ноги у края беломраморного бассейна, размещенного в огромном светлом помещении, прямо по стенам которого вился плющ.

-      Все потом. Не время о нем, - легко отбросил прочь мои сомнения мудрый фэйри.

-      Искупайся и приготовься к моему приходу. Подобающую моей игрушке одежду я подберу лично.

-      То есть мне без одежды вас подождать?

Я несколько смутилась. Восхищение - восхищением, а показываться обнаженной перед мужчиной...

-      Да. Выкинь свои костюм и ужасное манто в корзину. Вещи из сумки разложи на скамье, я посмотрю.

-      Как скажете, сир.

С ним невозможно было спорить. В конце концов он лучше меня знал как следует поступить, правда?

-      Ушел? - пропищало манто. - Я чуть не померла. Страшный какой.

-      Хиэль совершенно не страшный! - возмутилась я, вздрогнув. - Он очень красивый. А у тебя странные суждения по голосу или ты начала отличать по внешности?

Я попыталась снять ее с плеч, но это оказалось совсем не так легко, как я думала.

- Не знаю какой по внешности, - заявила яичница, чуть не слипшаяся с концами моих волос, да что ж такое... - А весь черный-черный. Это ж сколько с него ночью капель можно снять! Хм... Не, не буду. Лучше пойдем отсюда побыстрее, вспомни, подружка, тебя жених ждет. Ай... Стелла! Прекращай!

Я с удвоенной силой продолжила ее дергать. Гадости о сире мне не понравились категорически. Вообще не понимаю, что нас связывает с мелаганом, настолько мы разные.

-      Останусь здесь, - твердо сказала я. - На неопределенное время, пока нужна буду моему сиру. А к Райдену мы обязательно пойдем, но попозже. Сейчас важнее искупаться.

Желтый глаз округлился изумленно, моргнул, хлопнув длинными черными ресницами. А потом прямо посреди нежно-сливочной шубки открылся рот, полный игольчато-острых зубов.

И меня укусили. Больно! До искр в глазах. Я закричала, кружась вокруг себя и пытаясь содрать зарвавшегося хаосита.

-      Яя, ты озверела?!

Из кончиков моих пальцев ударила тьма. Яишница пискнула и, кружась большой тарелкой, п


убрать рекламу


олетела в бассейн. На долю секунды я даже представила, как она попрыгает по поверхности, «считая блины». В детстве мы любили кидать плоские камешками в пруд, получилось очень похоже.

Но Яя, не оправдав ожиданий, плюхнулась на поверхность воды и распласталась, молча вращая глазом и дрожа.

-      Проклятие, - пробормотала я, - ощущая как в теле легко струится Хаос, клубясь в крови и также беспрепятственно уплывая из незавершенного контура. Очищая. Проясняя голову, освобождая дыхание.

Глава 17. Осколок Холма

Кажется, на меня ухитрились повлиять ментально. Говорят, есть такие сильные руны, их преподают в выпускных классах. На хаоситов они действуют слабо, а вот на беснующуюся, истеричную толпу местных жителей, готовую или бежать сломя голову или драться за жизнь, влияет неплохо. По времени воздействие может длиться несколько секунд или даже минут, подчиняя разумы или заражая эмоцией. Например, спокойствия.

Овладевали такими рунами немногие, и все это искусство пси-управления казалось мне очень далеким и немного пугающим. Добро пожаловать в реальность, Стелла. Тобой манипулировали как марионеткой. А в ответ только «Да, сир. Как скажете, монсиньор».

Я досадливо дернула головой и стала решительно стягивать с себя одежду.

-      Ты хочешь здесь остаться?! - в ужасе завопила яичница.

-      Нет, конечно, но от возможности искупаться после дороги не откажусь.

Быстро сполоснувшись, выудила ошеломленную яичницу, шлепнув ее на бортик. Вытерлась до розовения кожи мягкими тонкими полотенцами, сложенными на теплом камне.

И замерла с протянутой рукой к крошечному наливному яблочку, качавшемуся на вылезающей из стены ветке.

Так, что там было в детских сказках про холмы фейри? Не есть ничего... И еще, что-то туманное о времени, которое тянется здесь совсем по-другому. Я ахнула, подхватила наплечную сумку на одно плечо, распушившуюся Яю на другое и побежала на выход.

Странные человечки, убиравшие помещения, выглядевшие то ошеломительно прекрасными, то настолько же удивительно уродливыми. Они показывали мне дорогу на выход. Ни тебе стражников, ни подозрений. В ментальном контроле есть и свои полезные свойства, ни один из слуг даже не пытался оспорить мой побег или задать вопросы.

На меня смотрели сонно, равнодушно. Хлопали глазами и махали рукой. Красота.

-      Что происходит? - раздалось холодное, когда я коснулась зеленых входных ворот.

-      Как ты посмела нарушить мое распоряжение?

За моей спиной стоял фэйри. Неслышно подобрался, я впечатлилась. И как догнал, спрашивается, как учуял, что сбегаю.

-      Я передумала гостить.

На всякий случай открылась Хаосу. Ух! В нашем мире энергия генерируется только самим человеком. Потратился - беда, то контур замыкай, то выспаться надо. Зато местная сила просто льется из воздуха, как дождь с небес. Бери, Стелла, вливай себе в жилы, принимай сколько влезет.

-      Ты останешься, девчонка!

Воздух вокруг золотоволосого засиял огнями, мелкими звездочками. Заглядеться, если бы не было так опасно.

-      Спасибо за приглашение, но нет.

Я чувствовала Хаос, как прохладный воздух, качающий мощь в мои легкие. И никакому внешнему воздействию места просто не оставалось. Хотя, учитывая касание острых иголочек на плече, еще кое-кто был наизготовку, на низком старте. Чтобы искусать меня вволю под прикрытием «спасения подруги».

-      Спасибо?! - фэйри вдруг оживился и уже снисходительно смотрел, как я толкаю резные ворота и выхожу наружу. - Ты говоришь «спасибо», значит я оказал тебе услугу. И теперь ты мне должна.

-      Я сказала «спасибо», а это слово-плата, - бодро возразила я, стараясь увеличить расстояние между мной и фэйри. Сир Хиэльдинар опять начал казаться мне удивительно красивым, а это не к добру. - Вы пригласили, я оценила, сказала «спасибо» - мы в расчете.

-      То есть как?! - изумился фэйри и, кажется, даже споткнулся. По крайней мере, за моей спиной покатились мелкие камешки, чего раньше гордец себе не позволял.

Парковая зона закончилась быстро, благо бежала я старательно, отец бы гордился.

-      Вы нарушаете правила! Валь-де-Валь, канон мира, гласит...

О. Уже на «Вы». А то все «ты» и «девчонка».

-      Я военнообязанная и давала присягу Кодексу Стражей, - сообщила я. - Не знаю никакого другого канона. И подчиняться непонятно чему не буду.

Внезапно прямо на моем пути разлилась река. Только что была узкой и неглубокой, а уже пенятся барашки и вода темная, мутная.

-      Это мой Осколок, - глухо сказал преследователь, когда я вынужденно остановилась. Мы оба выглядели свежими. Несмотря на бег, никто не задыхался, даже не порозовел. И сейчас смотрели друг на друга испытующе. Кажется, меня впервые оценили выше, чем «игрушка».

- Осколок?

-      Откуда вы ко мне свалились? - поднял бровь фэйри. Из подозрительного его взгляд стал недоумевающим. - Разве вы не сбежали от своего Лорда в поисках бросившего жениха?

-      Эм... Не совсем сбежала. И не от Лорда, а от преподавателя. Хотя он тот еще доминант, - осторожно сформулировала я. - Но до возврата на учебу у меня нет обязательств перед начальством. Так что номинально я... во временном отпуске. И жених не бросил, а в силу обстоятельств попал в Хаос.

Идеально гладкий лоб мужчины неожиданно перерезала морщина. Ровная, единственная, совершенно чуждая прекрасному облику.

-      Откуда вы?

-      С некой планеты.

Что-то мне подсказывает, что я и так много информации выдала хозяину Холма. Слишком заторможенным и шокированным он выглядел, несмотря на внешнюю примороженность.

-      Без моей воли вы, чужестранка и беглянка, не сможете покинуть эти земли, - вдруг сказал он.

Фыркнув, я спокойно сняла кожаные брюки с курткой, скинула ботинки, оставшись в форменных шортах-трусах и сорочке. Мне еще неясно сколько путешествовать, поберегу одежду. Мельком взглянув на потерявшего дар речи Хиэльдинара, завязала узлом и закинула вещи на шею, а потом решительно отправилась в воду. Глубина сейчас была примерно по бедра, и посему, не без сложностей, конечно, но пересечь речку я как-нибудь смогу.

Если что - переплыву.

Шагнув, я поежилась от ледяной температуры воды, но не остановилась. Еще шаг.

И я полетела в воду. С головой. Под истошные крики яичницы.

-      Девочка, - мягкий как бархат шепот проникал в уши, несмотря на плещущуюся вокруг воду. - Можно не подчиняться правилам общения - это допускается, мы из разных миров. Но на K’haer Sid’khe, на Земле Холмов, все будет так как я захочу. Ты ходишь по мне, ты дышишь мной, ты пьешь меня...

Волны, накрывавшие почти с головой, вдруг затихли и схлынули, оставив меня лежать в грязной луже, полной донного ила и бьющихся в шоке рыб. К лицу приклеились мокрые волосы, тело облепила тонкая ткань.

Внешность, конечно, важная штука, но в Стражи меня взяли не из-за нее.

-      Поняла, - сказала я, поднимаясь сначала на четвереньки и тут же вальяжно усаживаясь попой в ил. - Но вы не хотите утопить меня окончательно, вам же что- то надо, правильно? Говорите прямо, давайте укоротим время предварительных переговоров - вы круты, бла-бла-бла, я впечатлена, но не сдамся. Вы что-то хотите предложить, я потребую взамен не меньше. И все будем довольны. Так что хотите?

Некоторое время фэйри смотрел на меня озадачено, потом моргнул. Как по мне, он вообще был похож на человека даже меньше той же Гончей. И с каждой минутой все больше пугал. Другое дело, что мне особенно-то впечатляться было некогда, я торопилась.

Черная петля как хищная змея вылетела из моей ладони и обвилась вокруг шеи золотоволосого мужчины.

-      Я не нападала на вас, - пробурчала я, поднимаясь на ноги и снова ощущая как Хаос легко струится через мои незамкнутые контуры, - не потому что НЕ могла. Раньше не было причины. Так какие есть предложения?

Из-под земли вылетели толстые корни, пытаясь ухватить меня за ноги, но это не вода, и я, легко увернувшись, запрыгнула на берег.

Хиэль захрипел, пришлось немного ослабить захват. Секунда и я проваливаюсь по колено под землю. Но не ниже. Кто-то тоже показывает власть.

-      Отпускаем вместе, - прохрипел он.

Почва начала поднимать меня вверх. А я почти сняла петлю с его шеи.

-      Я помогу добраться до вашего жениха, юная леди, - фэйри говорил мягко, словно не чувствовал дыхание опасности, - а вы, раскрываете мне секрет своего путешествия из обычного мира в Хаос.

-      Все-таки это Хаос, - с облегчением произнесла я. Признаться честно, в глубине души я уже начала сомневаться.

Зеленый мирок, наглый фэйри. Ничего похожего на мрачное нечто с монстрами, которое вырывалось из Портала.

-      Я склонна принять ваше предложение... Но начните, пожалуйста, с объяснений, что такое осколок? И почему вас так заинтересовало мое появление?

Мягкий смех. Легкий взмах изящной кисти.

И окружающий нас лес принялся бледнеть, сереть. Пропадать неровно и пятнами, будто прекрасный взрослый рисунок стирает детская рука, сжимающая огромный ластик.

Затихло тонкое пение птиц, исчезли облачка... даже солнце над головой. Остался только Холм, небольшой парк по кругу и... камни под ногами.

-      Это все что осталось от моего мира - небольшой Осколок, - ровно сказал Хиэль. - Мой Холм. Многие мои люди и деревья погибли. С каждым годом нас все меньше. Пока меня выручает, что Осколок ничтожно мал и не представляет интереса для могущественных местных Лордов. Но рано или поздно...

Он замолчал. Передо мной был сказочный фэйри, на первый взгляд по-прежнему прекрасный. Но точеные черты лица выглядели скорее болезненно, нежели лучезарно. Под глазами чернели глубокие тени.

Над нашими головами вместо ясных небес свивалось узлами нечто пепельно- слюденистое, перетекая из щупальца в щупальце. Пугающий змеиный комок то раскручивался, выстреливая жирными, туманными отростками, то собирался снова.

Фэйри взмахнул рукой, возвращая иллюзию и подчеркнуто легкомысленно рассмеялся:

-      Люблю видеть привычные пейзажи, мои подданные и даже редкие гости тоже предпочитают находиться среди зеленого мира. Пока Холм остается собой, но... Хаос подходит все ближе.

-      И часто возвращались живые существа или Осколки в родные края? - я ошарашенно продолжала смотреть на вновь вернувшиеся милые облака. А перед глазами плыла другая картина, настоящее местное небо.

-      Насколько я знаю - никогда, - весело заявил Хиэль. Выглядел он снова свежим и идеальным, ни следа страшных теней истощения на лице. - Но все когда-то бывает первый раз. Например, появление странной девушки, которая смогла прийти в Хаос по своей воле, а не на Осколке, или в кандалах с печатью правящего Лорда.

Теплый ветер почти мгновенно высушил на мне одежду, и пришлось собрать все хладнокровие, чтобы невозмутимо натянуть кожаный костюм под заинтересованным, очень мужским взглядом фэйри.

Можно было бы воспользоваться договоренностью и сразу отправиться за Райденом, но Сантана таки сумел вбить в мою импульсивную голову железное правило Стража перед сложной зачисткой - «Сначала собери информацию».

-      Лорд Хиэльдинар, - произнесла я с максимальным уважением к возможному партнеру. - Признаться, я в полном смятении и мало что понимаю. Если ситуация в Хаосе останется для меня за семью печатями, а сейчас именно так обстоят дела, мне будет крайне трудно воплотить нашу договоренность. Может быть... проведете небольшой экскурс во имя общего дела? Что такое Осколки? Кто такие Лорды? А особенно интересно про кандалы...

Мало ли что означали руны на оковах Райдена, вдруг там со своими печатями все правящие Лорды отметились, и со всеми у нас предстоит тяжелый, но конструктивный разговор словом, силой, хитростью или всеми вариантами подряд.

Я поправила на плече обморочно висящую Яю и с вежливым ожиданием воззрилась на собеседника.

-      Хаос захватывает миры, - наконец, решился фэйри. - Сначала он обрушивает Сев. Мелкие удары щупалец сопровождаются приходами примитивных порождений, спор. Население атакованного мира пытается с ними бороться, но со временем находит иное применение, начиная использовать частицы Хаоса, потребляя и привыкая к ним. Вся материя за столетия настолько пропитывается и трансформируется, изъеденная словно ржавчиной, что распадается на куски и становится частью Хаоса.

-      Заражение, - прошептала я.

-      Да. И все стало хуже, когда самые сильные живые существа, попадая сюда на Осколках, начали здесь выживать и увеличивать в себе Хаос за счет собственных особых способностей и силы родных миров. Появились Лорды... чья жизнь сосредоточена тут, которым некуда возвращаться. Они не могут жить вне Хаоса. Именно эти Лорды начали изучать периодичность ударов, искать новые миры, похожие на собственные, чтобы добывать зараженных, создавать из них сильных бойцов. Много я не знаю, слишком уединенно живу и не соблазняюсь Хаосом. При этом достаточно силен, чтобы сохранить Холм, дать отпор любому на Осколке.

Это да. Все моя демонстрация силы - ничто, если он лишит меня воздуха или закопает под траву. Интересно, сколько нежданных гостей стали или игрушками в Холме или удобрением для прекрасного парка. Уверена, предостаточно...

Лорд Хиэльдинар учтиво подал руку, затем сделал вид, что не заметил моего неумелого осторожного касания за локоть. Мы чинно двинулись вместе, и под ногами потянулась ровная дорожка из мягкой зеленой травки. Через высохшую речку, сквозь лес...

Местность внезапно оборвалась, посерев... Я опять увидела пугающие небеса, вдруг обрывающуюся в пропасть кромку земли.

-      Конец моего Осколка, - просто сказал фэйри. - Сами бы вы до него не добрались. Знаете, куда двигаться дальше?

Вдох. Выдох. Немного пси-энергии в жилы.

-      Туда, - уверенно ткнула я в туманное нечто. - Но... еще вопрос. Кандалы, что они означают?

-      В кандалах появляются отборные, самые сильные, самые лучшие слуги для Лордов. Говорят, что снявший кандалы, Сам становится Лордом. Большего я не знаю. Хорошей дороги! И помните, мы договорились. Как только вы поймете, узнаете, как можно вернуться, пришлите мне весть. Просто напишите детали на этом свитке.

В мою ладонь мягко вложили тонкий, скрученный в рулон бумажный лист.

-      Закройте глаза. Я отдам Вам кусочек Осколка...

Бросив прощальный взгляд на фэйри, я снова увидела истощенное, сухое лицо с тонкими синими прожилками под бледной кожей.

-      Спасибо! - прошептала я, крепче хватаясь за лямку сумки, а второй рукой прижимая к себе Яю.

-      Пожалуйста, малышка, - еле слышно раздалось в ответ.

Земля под ногами закачалась. И... отломилась небольшим кусочком сантиметров в сорок от остальной части. Я закрыла глаза, в ушах взревел ветер.

Было полное ощущение, будто мной выстрелили из катапульты. С одним отличием

-      летела я не по прямой, а какими-то жуткими зигзагами и кульбитами. Время от времени меня резко дергало из стороны в сторону словно новичок-кукловод никак не мог справиться с куклой-марионеткой. При этом то замораживало холодом, пробирая до костей. То пугало свистом в ушах.

Не знаю какими волшебными силами обладал фэйри, но сам факт управления личным Осколком и умение вот так, по заданному направлению, бросать человека через Хаос - говорило о многом. Например, о мощи сира Хиэльдинара. А еще о том, что его совершенно не волновала сохранность доставки.

Впервые я задумалась, может быть зря не подождала прибытия ученых из столицы. Вдруг сейчас не летела бы, кувыркаясь, в неизвестность, а гордо ступала на землю Хаоса среди армии чеканящих шаг Стражей.

Удар. Из моей груди с шипением выбило воздух.

-      В следующий раз, когда решишь путешествовать, - провыла Яя, дергаясь на моей шее, - сообщи заранее. Чтобы я успела сбежать подальше.

-      В следующий раз я побегу с тобой.

Как же мне плохо.

С трудом разлепив глаза, чуть не закрыла их снова. Над головой во всей красе извивались серые отростки уже узнаваемого Неба Хаоса. Не буду большое поднимать глаза наверх, хоть там Райден лебедем летай.

Один вид жутких тентакпей лишает всякой уверенности, до дрожи. Смотришь на небо и хочется сразу сдаваться. Не тот пейзаж, которым захочется любоваться.

Зато подо мной ощущалось нечто устойчивое и твердое. Руки нащупали траву и камешки... Ох, как же хорошо, они выглядят абсолютно нормально. Пожалуйста, пусть я попаду на Осколок, хоть чем-то похожий на Землю. Среди привычного и дышится легче.

Я осторожно привстала, оглядываясь. Хм. Вполне. Оказалось даже красиво. Меня выбросило на каменистую сопку, почти на самом краю обрыва, ограничивающего этот Осколок.

А чуть дальше простирался... Порт. По-другому я назвать увиденное затруднялась. Лагуна, заполненная туманом, закруглялась почти идеальной подковой. Вдоль берега, у подножья единственной горы, вкривь и вкось выстроились деревянные дома, соединенные мостиками и пандусами. А в самом сером мареве Хаоса, у самого обрыва плавали, пристегнутые крюками и цепями, словно яхты, небольшие кусочки, островки земли.

Я хлебнула восстанавливающего эликсира и на короткое время включила поиск. Ох, нобиль был где-то на расстоянии, но... приближался. Эмоции тут же переполнили меня, чуть не полившись через край.

-      Яя! - завопила я, подскакивая и подхватывая котомку. - Мы там, где надо!

-      Ох, ты ж мама дорогая, - тонко застонала подружка. - Кто тебе сказал, что нам сюда надо?! Попомни мои слова, нет тут ничего хорошего, нутром чую.

Через минут двадцать, когда мы почти дошли до деревянного городка, яичница икнула. Потом еще и еще раз.

Вокруг домов, прямо в воздухе, спокойно и величественно парили капли. От крошечных до очень крупных экземпляров.

-      Стеллочка, здесь капельки! - придушенно выдохнула моя спутница. - Хорошо-то как! Смотри, как их много.

-      Не хорошо, а плохо. Где-то тут есть сильные хаоситы, очень сильные, - обреченно сказала я.

Под моим ботинком скрипнула доска. Что ж. Здравствуй, первый мой город Хаоса. Я ненадолго. Не обращай на меня внимания.

Глава 18. Салон матушки Крю

Над туманной бездной моря Хаоса, по хлипким настилам, едва соединенными металлическими штырями и укрепленными канатами, сновали люди. На вид грязноватые и оборванные, в одеждах из серой и коричневой грубой ткани. Лишь некоторые из прохожих выделялись добротной кожаной одеждой: шли эти единицы гордо, чуть ли не подбоченясь, снисходительно поглядывая на остальных.

Далее, на твердой земле городок переходил в какое-то запутанное нагромождение домиков, построенных один над другим, словно им не хватало земли. Хотя, о чем это я, судя по ответственности, с которой фэйри относился к своему Осколку, именно с земля здесь была основной ценностью.

-      Пойдешь со мной! - крупный, я бы сказала, квадратный мужчина тянул за руку хрупкую, почти прозрачную девушку. На голове у нее мотались жуткие бумажные цветы, красновато-розовые. Что еще больше подчеркивало бледность малокровного личика.

-      Матушка не разрешает отходить от двери, - даже в голосе у нее не было надежды, скорее вялая покорность судьбе. Опущенные уголки губ, ссутулившиеся плечи, даже вяло скребущие дорогу башмаки, демонстрировали печальное смирение.

-      Мимо, - пропищала мне в ухо Яя, - мимо иди.

Эх, да я все понимаю. Чужой мир, дико опасный и непредсказуемый, где я - лишь щепка, которую несет по течению. Затаись, Стелла, вообще не выделяйся, а желательно - стать невидимой. Вот что кричал мне разум, полностью солидарный с Яей. Но... девушка, почти девочка выглядела настолько жалкой, что...

Эй, ты, оставь мою подругу, - твердо сказала я.

И получила сразу два удивленных взгляда, не считая тихого стона с плеча.

-      Это ты мне, сука? - переспросил крепыш, чем на пару мгновений лишил меня дара речи.

По-разному ко мне относились в жизни. Часто - пренебрежительно, еще чаще - предвзято, иногда - нежно или дружественно. Но никогда и никто не хамил прямо так, с первой секунды.

Это мир без элементарной вежливости? Я была так возмущена, что сначала даже не хотела признаваться, что я его услышала и приняла обращение в свой адрес. Впору развернуться и уйти. Но как можно бросить эту несчастную в лапах такой скотины? Злость запульсировала в ушах, а кулаки сжались до хруста.

-      Тебе говорю эээ... недостойный, - выпалила я.

-      Да козел он! - завизжала девушка. - Беги, девка! Спасайся!

Она ударила локтем держащего ее амбала, явно рассчитывая отвлечь. Но тот даже не поморщился и, не задумываясь ни на секунду, просто свалил несчастную резким движением кулака в солнечное сплетение.

-      Храбрая, - осклабился он, откидывая с иссеченного шрамами лба длинные грязные волосы. И, пока девчонка кулем падала на землю, сделал несколько быстрых шагов ко мне. - Не испугаешься маленького Джо.

Очень быстр. Нереально. Его рука практически выстрелила по направлению моего плеча, но впечатляющая скорость оказалась бессильна перед моими рефлексами.

Увернувшись, я отбросила к стене дома мешающую мне котомку, и встала в кулачную стойку. За месяц обучения Сантана кое-что успел вбить в мою голову, и хорошо, что это "кое-что" было попрактичнее ругательств.

-      Ловкая, - удовлетворенно отметил детина, подмигнув мне. И его ладонь пролетела мимо моего плеча. - Будешь прыгать на мне мячиком.

Пробив ногой по толстому бедру, я ждала стона боли, но он только кхекнул от удовлетворения и поднял рассеченную красным рубцом бровь.

-      Крепкая, долго меня вытянешь. Иди к Джо, девка, порадую.

И растопырив руки, он попытался заграбастать меня.

-      К стене, - пискнуло у меня над ухом, - маленький человек хрипит, чтобы ты большого к дому подвела.

Что там еле слышно просила упавшая девушка, лично я не слышала. Зато у Яи слух компенсировал зрение, и я могла ей в этом полностью доверять. Поэтому начала отступать в сторону ближайшего здания, от которого кстати и тащил свою жертву местный бандит.

Шаг. Уворот. Еще шаг. Опять уклоняюсь. Он шутит, грубо и скабрезно. Болтает, но начинает хмуриться, недоуменно на меня поглядывать.

- Ты... - сказал здоровяк... И больше ничего не успел, потому что на голову ему упало железное ведро, наполненное углем.

-      Быстро в дом! - заорали откуда-то сверху. - Ща стража придет. Шевели булками, дура, хватит зевать.

Сегодня у меня день оскорблений. Не помню, чтобы меня даже риторы так за живое задевали. Почему-то куда-то тащить булки показалось редкостно обидно.

Но побитая девица, держась за живот, пыталась добраться до двери. Детина начал постанывать и приподниматься, поэтому я плюнула на гордость, схватила белобрысую доходягу за талию и потащила ее в дом, дверь в который нам быстро открыли невидимые жильцы.

-      А ты крепкая девка! - меня хлопнули по плечу, воспользовавшись тем, что я несла груз и не могла уйти от касания. - Из каковских будешь?

-      С Холмов, - нагло заявила я с интересом рассматривая высокую фигуристую девушку, бросившуюся закрывать тяжелый засов.

Золотисто-рыжеватые волосы были хитро заплетены косами в сложную прическу. Зато простенькое платье украшала только скромная оборка по подолу.

По лестнице со второго этажа загрохотало и появилась третья девушка, кряжистая, с грубоватым лицом и венцом из толстой русой косы, закрученной на голове.

-      Гулька! Жива? - бросившись к еле дышавшей девушке, повисшей на моей руке, она подхватила ее с другой стороны и скомандовала: - Пошли, Фейка, в залу.

Уже пройдя несколько шагов, я осознала, что Фейкой назвали не хорошенькую золотоволосую стройняшку, а меня.

-Я...

Хм. Хотела представиться и передумала. Фейка так Фейка, отличное имя на период неизвестности. В случае чего я даже Осколок Холма могу описать и правителя. Как ни крути, а это лучше, чем рвать рубаху, рассказывая, как прыгнула сюда с самой Земли.

Гулю мы занесли в просторную, по сравнению с прихожей, комнату, уставленную небольшими столиками и топчанами. Странно, похоже на столовую, только нигде не видно кухни.

Девушку уложили на ближайшую лавку, она уже хлопала глазами и потихоньку приходила в себя.

-      Матушка, - золотоволосая обратилась к крепкой девице с косой вокруг головы, чем немало меня озадачила. Лет той было не сильно больше. - Вроде Джо не буйствует, дверь не выбивает, может снимем флаг?

-      Сходи наверх, глянь в верхнее оконце. Если этот скотина уже отчалил, спусти флаг, Золотце. Нечего зря стражников тудова-сюдова гонять. Щас Гулька отлежится и как новенькая будет. Видела же дуреха, как Джо подходит, нет, чтобы сразу домой нырнуть! Тут бы он смирнехонек был, и заплатил бы.

Она строго посмотрела на озадаченную меня и неожиданно спросила:

-      Ты к нам зарабатывать? Или еще зачем?

-      Жениха ищу, - осторожно поделилась я.

-      Пфф, - уже уходившая Золотце обернулась и заулыбалась. - Мы все ищем. Только женихов этих поди найди нормальных. Одни жадины и уроды. Вон, Риска замуж вышла, так ее хахаль через неделю продал, чтобы на Дисс податься в наемники.

- Дисс?

-      Это ближайший к нам из Осколков Жемчужной Цепи, о-о-очень большой. Туда наши изменившиеся постоянно сбегают, жутко злят этим Лорда, но что поделать, вся сила у тамошних, не вернут они никого.

С каждым словом девушки возникало больше вопросов, чем ответов. Но и расспрашивать ее было сейчас опасно. А вдруг я должна была все это знать, если жила на Холме.

-      Эй, - сказала матушка, нахмурившись, - а что за шум-то на улице? И где твои вещи, девка?

Проклятие! Перед дракой со здоровяком я сбросила котомку у стены... и не забрала.

У входной двери я оказалась в секунды, и несмотря на крики в спину, рванула тяжелый засов. Содержимое простого тряпичного рюкзака было для меня настолько бесценно, что я готова была еще и еще раз сразиться со злобным амбалом, только бы не потерять свои вещи.

-      Вот эта шлюха! - встретило меня радостное. - Новенькая. Так что все по закону, сэр офицер. Я в дом не вступил, мы на улице разобрались.

У входа, кроме уже знакомого мне здоровяка стоял... явный служитель местного правопорядка. Под два метра роста, закованный в необычный искристый доспех из мелких пластин, с багровым плащом на плечах и покрытым шрамами жестким, словно вырубленным из камня лицом.

Одной рукой он удерживал за поводок рычащую тварь, отдаленно напоминающую Гончую и проигрывающую ей только в размерах. А другой - покачивал за ручку мою котомку.

-      К Джо претензий не имею, - быстро сказала я. - А вещи - мои.

-      Новенькая значит, - бесцветно спросил офицер.

«Стражником», почти Стражем, его назвать у меня язык не поворачивался. Каждый раз при этом слове, так легко упоминаемом местными девушками, я вздрагивала и напрягалась.

-      Новенькая, - я облизнула пересохшие губы, - Фейка зовут.

-      Подойди.

Сзади, из-за двери раздался странный шум, похожий то ли на спор, то ли на потасовку. Ступать на деревянные подмостки было страшновато. Судя по разговору, внутри дома и у самого здания на девушек напасть не могли, а вот улицы здесь небезопасны. Но беда в том, что я не видела других вариантов вернуть свое.

Шагнула. И еще.

-      Могу я забрать котомку?

Огромный мужчина скривил жесткие темные губы, изображая улыбку. Загорелое лицо исказилось, стягиваясь кожей у самого большого рубца на щеке.

-      Да. Бери. А я тебя забираю. Будешь моей девкой на неделю.

-      Смилуйтесь, сэр Акоста! - завыли из-за двери дома. - Она же маленькая, смотрите какая, не выживет же. Подождите немного, скоро наши от дохтура вернуться, мы вам троих пришлем. А эту девку напоить, подготовить надо. Глядишь, через месяц...

-      Не выживет - значит не судьба, - спокойно заявил офицер. - Я выбрал и объявил свой выбор на территории города.

В вещах были все мои эликсиры. Когда они закончатся и пси-контур истончится, я уже не смогу искать Райдена.

Отдать их я не могла никак, не говоря уже о бесценных записях мамы, которые я так мечтала расшифровать.

Что можно сделать? Вступить в схватку с представителем местного правопорядка? На улице? Только-только ступив на землю неизвестного мне Осколка и с полным непониманием как тут вообще передвигаются по Хаосу? Полное безумие.

Но и становится чьей-то «девкой на неделю» - не моя стезя.

Остается только выиграть время. Не будет же он насиловать меня на улице. Вот в этом случае я начну отчаянно сопротивляться, неделикатно объясняя офицеру, что так поступать небезопасно для здоровья. А пока...

-      Я не готова становиться чьей-либо девушкой. У меня есть жених, - примирительно сказала я. - Это же отменяет другие отношения, не правда ли? Он в отъезде, но обязательно появится.

-      И кто жених?

Меня несколько обескураживал равнодушный тон офицера. Но по-настоящему я испугалась, когда шрам на его лице странно дернулся, словно сдвинулось что-то под кожей. Собака на поводке зарычала, а все это время молчавший Джо подал

голос:

-      Да врет она, зуб даю, к матушке Крю пришла подработать. Дайте мне хоть пару дней с ней поженихаться, глядишь, девчонка потом подольше проживет, вам на радость...

-      Хватит.

Мне показалось, будто лязгнуло металлом. Огромный полицейский поднял руку и мне в лицо бросилась туманная петля Хаоса. Я было дернулась по инерции увернуться, но вовремя себя остановила и даже глаза зажмурила, чтобы Акоста не увидел мою реакцию.

Теплая шерстка лежащей на плечах Яи успела окружить шею, поэтому ни больно, ни страшно не было.

Лишь неприятно. Все-таки впервые в жизни мне пришлось идти за кем-то с петлей Хаоса на горле.

Глава 19. Прекрасный Лорд и


убрать рекламу


его миньоны

Одно радует. Все же я попала по назначению. По крайней мере вижу первое существо, которое, пусть и с натяжкой, но все же могу назвать хаоситом.

-      Сэр, смотрите-ка, да она ровно стоит. Не падает и визжать не пробует, - недоуменно протянул Джо.

И вдруг сам заорал. Проходя мимо, офицер жестко впечатал ему локтем по губам.

-      Зуб, который ты давал, забираю, - сообщил Акоста. - Моя собственность не может врать, запомни. Она вообще говорит только, когда я разрешу.

Больше не говоря ни слова, он двинулся прочь от домика с девушками, ловко скользя по скрипящим и раскачивающимся над туманном мостикам в сторону городка и замка. Даже не сомневаясь, что я побегу следом. Уверена, мужчина полностью полагался на силу своей энергетической петли, но настоящая власть небрежно висела у него на плече - мои вещи.

Торопливо шагая за офицером, я старалась не слишком отставать, чтобы не затягивать удавку и одновременно пыталась оценить, насколько глубоко влипла. Увы, и на первый взгляд, и на второй, и даже на третий, все выглядело крайне плохо.

Из положительного я смогла выделить только два нюанса: несмотря на приложенные усилия, я все еще была жива и - где-то недалеко был Райден.

Из нейтрального - городок был намного больше похож на человеческий, чем я себе представляла, когда ныряла в Портал. Немногочисленные прохожие шарахались прочь с дороги Акосты, некоторые провожали нас любопытными взглядами. Но их уважения к представителю правопорядка я не чувствовала, местные явно испытывали страх. Покорный, привычный, пропитывающий каждое их движение, каждый взгляд.

Причем женщин я почти не видела, за исключением пары почтенных старух и одной страшной зубастой девицы в ужасном тряпье и с двумя корзинами, которая ни на кого не глядя, перебежала из одного дома в соседний.

Почти в самом начале пути нам встретилась группа мужчин, похожих на наемников. При виде моего пленителя они вытянулись во фрунт, что-то пытались отрапортовать, но офицер лишь лениво махнул рукой;

-      Вы на флаг матушки Крю? Не надо. Я с Тайсом охотился на обрывах и на обратной дороге заглянул на вызов. Ситуация решена.

Говорил Акоста благожелательно, но расслабления на лицах слушающих мужчин не было, все тоже напряжение, что и в первые секунды встречи.

Так это стражи, которых ожидали на помощь девицы?

-      Я прошу помощи, - начала было я. Петля затянулась и дернулась, с силой бросая меня на колени.

-      Новенькая, - говорил по-прежнему офицер, а остальные мужчины почтительно молчали. - Взял на улице.

И я удостоилась пары липких, жадных взглядов. Один даже цокнул языком, удостоив особого внимания мои бедра, обтянутые кожаными штанами. Они что, расстроились, что не успели на сигнал первыми? Позавидовали Акосте?

Я поднялась и некоторое время в совершенно потрясенном состоянии двигалась за хаоситом. Мысли путались, я впервые начала по-настоящему пугаться, постоянные воспоминания о Райдене, которые вели меня надежным страховочным тросом, вдруг повисли над бездной окружающей реальности.

-      Действительно крепкая, - в интонации офицера, вроде бы по-прежнему ровной, я впервые почувствовала отголоски одобрения. Мы остановились прямо перед узкой каменной лестницей, длинной и поднимающейся вверх, к единственному большому местному зданию - огромному, нависшему над городом замку.

-      Я постараюсь тебя сохранить подольше. Ты хорошо ешь?

Меня что, собрались откармливать?.. Можно было ответить, но за недолгое время знакомства я убедилась, что этот мужчина предпочитает разговаривать в режиме монолога. А попытки ему отвечать чреваты потерей зубов. Так что я благоразумно кивнула.

Думала, мы двинемся дальше или он меня еще о чем-нибудь спросят. Но мужчина вдруг замер в полной неподвижности, ухитрившись при этом частично загородить меня плечом... от шумной компании, которая неожиданно появилась с другой стороны улочки.

-      Воу, Акоста! Да у тебя обновка? А ты упорный, мой друг. Уверен, что опять хочешь попробовать девку? Мы еще не оправились от всех этих криков прошлого месяца. Сначала было довольно потешно, но потом надоело. А эта даже выглядит слишком хрупкой...

К нам навстречу шли человек десять. В неожиданно ярких для здешних мест одеждах. Веселые, громко болтающие и смеющиеся.

Впереди, цаплей вскидывая при ходьбе тонкие ноги в высоких ботфортах, шествовал очень высокий молодой парень весьма худощавого сложения. За ним следовали разряженные в пестрое здоровяки, напоминавшие мне по телосложению Стражей Земли, но со странными, неприятными лицами и явным дисбалансом фигур у некоторых. То длинные руки, то полное отсутствие шеи. А еще - в группе были девушки. На короткое мгновение я даже воспряла духом, но потом дамы подошли ближе и стали отчетливо видны размалеванные, капризные лица то ли клоунесс, то ли шлюх.

-      А мы только что из Дисса, извини, но тебя не взяли, - глумливо произнес худой. К моему изумлению, его глаза и губы тоже оказались подкрашены. - Кому-то же надо здесь присматривать. Кстати, отлично отдохнули. Только Скала портил праздник как обычно. Что ты, что он - вообще не умеете правильно отдыхать.

Акоста дернул уголком рта и процедил:

-      Зато у нас есть другие сильные стороны, мой Лорд.

Ничего себе. Этот странный тип - владелец Осколка? Видимо, я слишком пристально разглядывала молодого человека, чей настоящий возраст при близком рассмотрении все больше вызывал вопросы, потому что он надул губы и сказал одному из сопровождающих:

-      Сладкий, надавай-ка этой девке по губам. Она их слишком неприятно кривит.

- Мой Лорд, - офицер сделал подшаг. - Разрешите я это сделаю сам?

- Зачем? Пусть она потом поплачет у твоих ног, а ты ее успокоишь. Есть особая радость в побитых девочках. Они такие мягкие и послушные, нежное отбитое мясцо.

Меня буквально затрясло от омерзения, еле устояла, чтобы промолчать и не высказать свое неприятие в лицо этому уроду. Зато, когда ко мне попытался приблизиться тот, кто должен был меня ударить... я не выдержала.

Уклонилась. Он удивленно открыл рот и замахнулся снова, и я опять ушла от удара.

Из группки прихлебателей Лорда раздались смешки и фырканья. Незадачливого напавшего его товарищи не поддержали, а, наоборот, начали обзывать. Эта свора не щадила своих, сразу нападая на оступившегося.

Разгоряченный неудачник попытался ударить меня совсем слабенькой, тончайшей ниточкой Хаоса. Едва сдержавшись, чтобы не засмеяться вместе со всеми, я отклонилась немного корпусом, чтобы затем снова стать ровно.

- Какая интересная девочка, - протянул Лорд.

Его глаза заблестели, а рука с длинными, выкрашенными в черный ногтями, одним легким взмахом остановила прыгающего вокруг меня красного от злости мужчину. - Пожалуй... я хочу ее себе. Мне давно не хватало кого-нибудь ловкого, чтобы поохотиться.

Неровно накрашенные красным губы предвкушающе улыбнулись. И сам он, и каждое его слово вызывало мурашки. В выборе между двумя мужчинами даже удерживающий меня мрачный хаосит выглядел не большим злом. Владелец Осколка нервировал намного сильнее.

Я отступила, невольно опять спрятавшись за Акосту.

-      Я офицер, ваша правая рука, - мрачно напомнил тот. Я заметила, что его энергетическая удавка незаметно удлинилась во время нападения, не мешая движениям. - Властитель Пейрен, вы не можете просто так забрать у меня игрушку.

-      Ну почему же просто так, - мелодично напел местный князек. - Я заберу исключительно по закону. Возьму эту юркую рыжую ящерку по праву сильного. Есть еще желающие? Нет? Тогда...

-      Есть.

Я вздрогнула от звуков этого холодного, шелковистого голоса. По улице со стороны порта, откуда к замку пришла веселая компания, двигался... мужчина, отдаленно похожий на Камачо.

В странном пластинчатом черном доспехе и сером плаще он выглядел чуждым остальной разряженной компании. И... словно ожившие змеи, вокруг него вились жгуты Хаоса. Ластясь, взлетая и снова обвивая темную фигуру человека с белыми волосами.

Райден, настоящий Райден, но... старше года на два-три. Весь в шрамах. Проживший где-то без меня годы, оставившие след рубцами на его коже, мраком в темно-синих глазах.

Остолбенев, не в силах вымолвить ни слова, я прижала руки к груди и забыла, как дышать. Не может быть... Но как?

-      Скала! - выплюнул Акоста. - Опять претендуешь на чужое? Теперь на женщину?

-      Оба моих офицера, можно сказать опора и надежа, - Лорд развернулся на каблуках и манерно надул губы. - Ни с того, ни с сего запали на обычную девку в штанах. Свежую, конечно, но мордаха-то злая. Скала, тебе-то зачем баба? Ты же говорил, что не сбрасываешь силу?

-      Смотря с кем, - бросил новопришедший, лениво меня изучая.

Под его взглядом вдруг стало жарко, прямо волна до ушей. Я узнавала и не узнавала своего жениха. Не может человек стать выше и мускулистее за пару дней! И что у него с лицом? И правда каменное, недаром такое странное прозвище.

Одна из сопровождающих дам подшагнула к беловолосому офицеру поближе, но тут же с визгом шарахнулась обратно от бросившихся ей на встречу всполохов тьмы. Вызвав визгливые смешки от подружек.

Лорд поднял бровь, и девичья воронья стайка затихла как отрезало. Что бы я ни думала о смешной внешности, здесь его почитали и боялись.

-      Познавшие мглу выходят из-под моей власти, этот закон все знают. Другие правила забывают, зато это - хоть ночью буди. - Лорд вздохнул. Свита, все как один, понимающе закивали или зацокали болванчиками. - Забрать игрушку я уже не смогу. Но! Все мы ходим под небом Хаоса и подчиняемся общим традициям. Две заявки на игрушку Акосты сделаны. Еще есть претенденты? Ну нет, так нет. Объявляю сегодня вечером бой за девку. По праву сильного, конечно.

Акоста и мужчина, похожий на Райдена, посмотрели друг на друга. Вражда у них, пожалуй, не сегодня началась. Ненависть, застарелая, пепельно-полынная ненависть чувствовалась между ними.

-      Даже не думайте, - властитель Пейрен засмеялся. - Вас на бой я не допущу, да и сам драться не буду. На благо Осколка каждый из нас останется в целости и сохранности. А сражаться... выбирайте любого, кто готов будет за вас драться. Сразу говорю, мой боец станет сюрпризом.

Он подмигнул одному из сопровождающих его парней и тот осклабился в ответ. Такое впечатление, что в любовных вопросах владыка горазд играть за обе команды.

-      Я выставлю... Тайса, - сообщил Акоста. И собака-монстр, услышав свое имя, глухо зарычала.

-      О, это будет весело! - воскликнул кто-то из свиты. Народ явно оживился.

-      Так хочешь малышку? - промурлыкал Лорд, подтаскивая к себе ближе одну из девиц. - Не узнаю своего Акосту. Аты, Скала?

Второй офицер повернул голову, смерил меня сверху донизу и спросил:

-      Как тебя... Будешь сражаться от моего имени?

Пейрен, благожелательно трепавший хихикающую девушку по заду, озадаченно замер.

-      Эй, так ее же повредят, и она никому не достанется! Хотя... чего я волнуюсь. Девка, ты же не будешь драться?

-      Не будет! Тайс ее на клочки порвет, - Акоста наклонил темноволосую голову, одна из прядей упала на лоб, подчеркивая неодобрение, с которым он воспринял предложение сослуживца. - Разве вы не видите? Скала хочет умертвить пойманную мной девчонку. Но только полная дура согласиться...

-      Предварительно, с одним условием... согласна, - прозвучало мягко, совсем по- девчачьи, словно я одобряла место для свидания.

Дескать, парк? Почему нет... И ресторан тоже неплохо. Арена, где собаки-монстры могут откусить руки-ноги? Да почему нет, рассмотрим и это. Главное - приглашение от правильного человека.

Смотрела на Скалу и боялась моргнуть. Райден - это ты? Ну хоть какой-нибудь знак подай, пожалуйста.

Нарушив ошеломленное молчание Акосты, Лорд издал громкий кудахтающий хохоток. А я повторила, чтобы не осталось недопонимания.

-      Готова драться на стороне Скалы, с условием, что окончательное решение приму, познакомившись с правилами.

Кто бы ни был этот человек, так похожий на Камачо, он многое обо мне знал. Иначе бы не сделал такого неожиданного предложения. И перейти на его сторону - в любом случае вариант более для меня подходящий, чем остаться в распоряжении мужчины, чьи женщины долго не живут.

-      Жалости не будет! - провозгласил Лорд Пейрен. - Это чудесно! Скала, а ты знаешь толк в хорошей шутке. Уговорить девку умереть, лишь бы она не досталась другому. Я в восторге.

С широкой счастливой улыбкой он пошел к лестнице, и все потянулись за ним, перешептываясь, хихикая и уже не обращая на меня ни малейшего внимания. Горьковатые и душные ароматы духов от развевающихся одежд хлестнули волной, заставляя висящие в воздухе чернильные капли задрожать и закачаться.

Акоста и Скала двинулись одновременно, замыкая процессию. И последней семенила я, безуспешно пытаясь сигналить уходящим. Да что опять происходит?! Я же четко и понятно сказала, что сначала хочу разобраться в правилах.

Набрав воздуха, хотела громко позвать Лорда, но удавка на шее вдруг впервые сильно натянулась, заставив зашипеть яичницу. Ох, вот значит, как Акоста выражает категоричное неприятие ситуации. Если бы не подружка, окутавшая горло мягкой муфтой, я бы сейчас корчилась от боли и нехватки воздуха.

-      Предмет спора считается ничьим, - весомо бросил Скала, возможно, услышав мои хрипы.

Петля Хаоса медленно, словно нехотя растворилась, отпуская меня на весьма относительную свободу.

-      Ничье - значит всех, - ответил темноволосый, и его шедший впереди жуткий пес рыкнул, ощущая плохое настроение хозяина. - Значит сегодня девчонка побалует многих. Может и до Арены Стонов не доживет. Жаль. Я хотел ее поберечь.

Грубо обтесанные булыжники, из которых состояли ступеньки... Серое небо с гигантскими щупальцами над головой... Хамы-жители...

Я посмотрела на широкую спину Скалы... и сумасшедшая, неудержимая улыбка растянула мои губы.

Глава 20. Пережить ночь

-      Заболеть еще можно. Палец себе отрезать или в ногу ткнуть.

-Чем?

-      Да какая разница. Вот хоть ножом.

Провожающие меня в комнату девушки с серьезным видом обсуждали как бы они поступили на моем месте. Чтобы не оказаться на Арене, конечно. На меня они обращали примерно столько же внимания, как на темно-коричневую, покрытую резьбой мебель в комнате. Есть и есть.

Комнаты замка разительно отличались от всего, что я видела на улицах городка. Здесь было чисто и по-антикварному великолепно. Тяжелые синие, зеленые, голубые шторы на окнах. Ровно уложенные плиты пола. Гобелены на стенах, придающие торжественную теплоту каменным стенам.

И странные слуги, чьи любопытные взгляды я ловила, только нечаянно обернувшись. У большинства местных женщин были чрезмерно большие груди и бедра, а мужчины, все как один, отличались ростом. Пару раз я встретила людей с обвязанными тряпками лицами, но передвигались они так быстро, что рассмотреть детали не получилось.

От «господ» меня отделили довольно быстро, накормили какой-то краюхой темного липкого хлеба и куском желтого сыра. Запить пришлось, зажимая нос, слабым и неприятно пахнущим вином. Просто воды во всем замке, если верить раздраженной моими притязаниями служанке, не было вовсе.

На кухне готовили что-то привлекательное на вид, похожее на мясную кашу, но мне ее никто не предложил.

В итоге, после небольшого препирательства «куда же девку селить», мне все же выделили одну из гостевых комнат с комментарием «Вдруг господам припрет».

В то, что кое-кому это придет в голову я даже не сомневалась, поэтому после ухода двух кумушек, обсуждавших как меня сильнее травмировать, бросилась к двери. И обнаружила полное отсутствие засова.

Двуспальная... нет... скорее трехспальная кровать, создатель которой страдал гигантизмом. Пустой шкаф. Два комода и кресло со стулом.

Да серое марево за окном. Вот где мне предстояло пережить первую ночь в Хаосе.

-      Стеллочка, родненькая, никогда больше не напоминай мне, что я родом из Хаоса,

-      пропищала Яя, открыв глаз на моем правом плече. - Давай я буду сироткой или немножечко больным животным. Только не хаоситом. Какие же они здесь все страшные. Особенно эта троица. Скала, Лорд и сволочь, которая удавкой мне чуть талию не сделал.

-      Ты их что, различать начала? - удивилась я.

-      Ой, - сказала яичница, сползла с меня, оставив ощущение незащищенности. Пока она привычно забралась на стену, я ежилась от прохлады. Надо же как за несколько часов можно свыкнуться с удобным меховым «доспехом». К хорошему быстро привыкаешь.

-      И правда, - пропищала Яя, - вижу что ли? Надо проверить! Стрелка, сползаю-ка тихонечко, проверю что тут происходит, послушаю.

-      Только будь очень и очень осторожна, - попросила я уже пустую стену. Вроде и выросла мой мелаган до больших размеров, а ловкость и скорость передвижения сохранила прежнюю, очень впечатляющую. И мне показалось, перед исчезновением она поменяла цвет. Прямо под сероватый оттенок стены. Удивительно как быстро Яя начала развиваться от постоянного общения, словно ребенок, на которого, наконец-то обратили внимание взрослые.

Дверь вдруг задрожала, и я, вместо того чтобы принять боевую стойку, зачем-то бросилась к открытому пустому шкафу, прятаться...

Тьфу, боец называется. Как собираюсь на Арене драться? За спину противникам забегать? И визгом деморализующим добивать... Все-таки я иногда такая девочка- девочка. А потом неожиданно раскрываю другие свои стороны характера.

Вздохнув, я опасливыми шажками приблизилась к выходу. Но... никто так и не постучал. Странно.

Не успела я вернуться к кровати, как все-же кто-то дернул за ручку. Потом еще и еще раз.

-      Девка!

Прямо сердце радуется от местной вежливости.

-      Открой. Я твой хозяин.

Слова сопровождались грозным собачьим рычанием.

Уважаемый, я, бывает, сама с собой спорю и разуму не подчиняюсь, а ты надеешься претендовать? А ведь себя я знаю не первый год, каждое утро в одной кровати просыпаюсь, должна уже доверять. Тебе же видела один раз и, поверь, это

мало.

- Ты там, девка? Каким образом заперлась, дери тебя?!

Хм. Я опасливо тронула пальцем трясущуюся дверь и присела, чтобы посмотреть в скважину от ключа. Но ее не оказалось. Вообще ни замка, ни запора. Просто ручка, «дернуть и открыть».

Замерла в полной неподвижности, даже дыхание постаралась затаить. Меня тут нет, разве не понятно? Пожалуйста-пожалуйста, не надо сюда ломиться!

Драка назначена на завтра, сегодня я ничего не планирую, не уговаривайте. Я завела глаза под потолок и облизала губы. Несмотря на все старания ритора Сантаны, так и не стала любительницей развлечений, когда по телу молотят кулаками. Просто не мое.

Все эти радости «настоящих мужчин» - улыбки кровавыми ртами после боя, гордые рассказы сколько раз и каким образом получил по печени, заплывшие глаза... Пусть э... шрамы и дальше украшают исключительно мужчин. Бой на Арене я планировала разыграть исключительно на расстоянии и согласилась исключительно из-за радости от встречи с Камачо.

Одного не пойму, почему он не рад... Жаль, пси-контур у меня совершенно иссох, и без свой сумки с эликсирами поиска подтверждения - мой ли это жених, сделать не получится. Похож, но... Мы расстались только вчера, не мог он же так измениться.

Минут пять Акоста пытался прорваться ко мне в комнату, псина его рычала и скребла лапами, а я едва дышала в ожидании: получится у него или нет. Еще полчаса тишины просидела, затаясь и прислушиваясь к каждому звуку из коридора.

Каково же было мое удивление, когда дверь спокойно открылась и внутрь зашел Скала. Челюсть просто упала.

- Зачем ты сюда явилась? - холодно спросил он, глядя сверху вниз.

С его плеч сорвались два темных жгута и обволокли тьмой прямоугольник закрытого дверного проема.

-      Усилил немного, - не оборачиваясь на результат, обронил он, продолжая рассматривать мое шокированное лицо. - Акоста показывал чудеса упорства, стараясь прорваться к тебе. Смог повредить защиту, значит - становится все опаснее. Скоро сорвется в Дисс и ослабит Осколок Пейрен. Лорд будет недоволен.

-      Да причем здесь Лорд! - сорвалась я, обретя наконец голос.

-      Без поддержки Лорда жизни нет, - ровно ответил офицер. - Мигом за край выкинут в бесконечный полет или продадут в рабство свободным тральщикам. Тебя как зовут?

Внутри оборвалось.

Я прекрасно помнила о попадании в Хаос моей мамы и отца Райдена, но сейчас мне отчаянно хотелось встретить именно моего Камачо, а не похожего на него сэра Эктора Камачо.

-      Стелла Маккой, здесь назвали Фейка, - с трудом произнесла я помертвевшими губами.

Скала оставался недвижим, даже заледенел еще больше. И следующий его вопрос вбил новый гвоздь в гроб моей надежды.

-      Имя Бустаманте тебе ничего не говорит?

- Ритор ГАСа по рунам и начертанию, - убито ответила я.

Вставать с пола не хотелось, вообще ничего пока не хотелось. Поиски придется продолжить дальше, вот только заберу у хамоватого собаколюба свои вещички, сообщу сэру Камачо, что где-то здесь находится его сын и отправлюсь дальше.

—      Я студентка ГАСа и всех преподавателей первого курса знаю. Можете не спрашивать, сама перечислю. Глава - Гвидо...

—      Сюда с концами или есть план вернуться на Землю? - прервал меня белоголовый.

Хм. Прямой вопрос. Требует прямо карты на стол выложить, а сам ничего не рассказывает, сплошной допрос вместо разговора. Покусав нижнюю губу, я решилась.

Опёрлась на стену и начала подниматься на ноги. Скала даже не попытался джентльменствовать, руки не предложил, шаг ближе не сделал.

—      Есть кое-какие идеи для возвращения, плюс на той стороне, в нормальном мире, сейчас ученые активно работают над Порталом и кольцом-нэльеном, работающим линзой для удара щупалец.

Надеюсь, он понимает мои объяснения, потому что сама я во всем этом очень слабо разбираюсь. Я практик, взяла и включила, а секреты технологии для меня темный лес.

—      Но сначала я должна найти своего жениха, насколько понимаю, вашего сына - Райдена. Его вчера унесло в Портал.

Офицер Хаоса кивнул каким-то своим мыслям. Опять странная реакция: ни ужаса, ни сомнения. Молчаливая пауза повисла тяжелым грузом, я никак не могла заставить себя поверить, насколько сильно промахнулась.

—      Ты не можешь здесь оставаться долго и постарайся не использовать Хаос, иначе обратной дороги не будет, - тяжело сказал он. - Я устрою завтра на Арене условия, при которых ты сможешь победить. После этого включишь свои идеи-секреты или что там у тебя для возвращения и уберешься обратно на Землю. Райденом я займусь сам и, если будет хоть малейшая возможность его вернуть - помогу возвратиться в свой мир. Нет - и тут можно освоиться. Но не женщине, не тебе.

—      Плохо мне. Не могу подняться, - хрипло сказала я и протянула руку. - Пси-контур полностью истощился, эликсиры у Акосты, сил вообще нет. Посмотрите, меня даже ноги не держат.

Чуть вздернутый грубым шрамом уголок такой знакомой губы дернулся, и офицер пробормотал:

—      Поднимайся сама, я не касаюсь женщин.

—      Это хорошо, - сказала я самой себе, - просто отлично.

И в змеином броске кинулась на Скалу, целясь в его ближайшую руку, вцепляясь в нее что было сил.

Моих талантов у Скалы не оказалось, да и не ждал он такого подвоха от стенающей и трясущейся девчонки. Не успел увернуться.

Я ощутила шершавую прохладную ладонь и вскрикнула. По моему открытому хаотическому контуру рванулась сила. Голодная, злая, удушающая. Вздувая черными веревками вены, выжигая холодным огнем, изгибая меня в судорогах.

В комнате взвился высокий, девичий крик, похожий на жалобу, на стон, на радость победы сквозь саднящую глотку.

Я умирала от потока грязной, чужой силы и была при этом счастлива, ощущая как родные руки несут мое неподчиняющееся, агонизирующее тело.

-      Не бери все, отдай мне... дурочка... моя дурочка. Любимая.

Хотел скрыться, спрятаться, обмануть меня, отправить обратно. Какие бы ни были причины у тебя, Райден... НИ ЗА ЧТО.

-      Как теперь дальше? Больше года я жил только тем, что где-то далеко все хорошо у тебя. И вот ты тут, и держаться больше не за что. Закройся от Хаоса, Маккой, не пускай меня в себя, запрись на все замки... Любимая...

Шепот. Дыхание у виска. Вот глупый. Как может быть у меня хорошо, если его не было со мной. Вцепляюсь ему в шею, тяну к себе, к искусанным губам, к боли и одиночеству. Меня нет без тебя, Камачо. Без тебя я только ищущий, слепо бродящий кусок плоти. Как и ты без меня.

И что бы ни случилось с нами, я всегда буду открыта. В тебе много Хаоса? Вот она я, разделим тьму на двоих.

Я держу его крепко, не даю отодвинуться, вдавливаю пальцы в каменную шею. Ты можешь быть любым... Заболеть, состариться... Ничего не остановит мою любовь к тебе, упрямый человек, мальчишка, мужчина. И ты, и я - это не внешние оболочки, не слетающая шелуха. Мы стержни, единое целое, страдающее по одиночке.

Твердые губы касаются моего рта. Слабо, едва ощутимо, неуверенно. Но сразу становится легче, боль уходит, уплывает безвозвратно, будто и не было. Конвульсии, еще сотрясающие мое тело из-за выжигающих атак могущественной силы, начинают стихать. Словно замерзшее тело обогревают, укутывают теплом.

- Плевать на Хаос, - шепчу я. - Вывернем его наизнанку, навертим в нем дырок, заставим открыть все двери. Только будь со мной. Я умру без тебя, Райден Камачо.

И нобиль срывается в пропасть, в дрожь, в безумные сжимающие объятия.

Мои пальцы трясет, словно я перепила вина. Ногти царапают его странный доспех, не оставляя следа. Открываю рот голодным птенцом, принимая внутрь горячий, сладкий, требовательный язык. Я выстанываю: «Нашла». И плачу. И смеюсь.

-      Я сделаю так, как ты захочешь, Маккой, - говорит он мне в губы, обнимая изо всех сил, стискивая в каменной хватке. - Положу Хаос у твоих ног. Покорю, заставлю выть послушным щенком.

-      Просто найдем вместе выход и уйдем, - поправляю я. - Быстрее.

Последнее он, кажется, воспринимает немного прямолинейно. Но мне... нравится.

Выпрямляясь, мой жених вскидывает руки, напрягается и вдруг шипит сквозь зубы от напряжения. Как-то у меня все больше вызывают подозрения занятия нежностями в Хаосе. То меня словно током при касании бьет. То Райден от боли шипит.

На его шее и лице проявляется темная вязь мелких и крупных прожилок. Слишком много тьмы... За год одиночества Камачо как губка пропитался местной силой. Как там говорили придворные прихлебатели Лорда? Надо скидывать силу... Чего Скала не делал. До моего появления.

У Райдена, как и у меня, открытый темный контур и, если весь год сквозь него легко лился Хаос, как бы не пострадал второй, светлый-пси. Надо быстрее замыкать контуры и чиститься.

Странный черный доспех на теле нобиля вздувается буграми. Отдельные пластины приподнимаются и отъезжают назад, складываясь один на другой. Собираясь в слои и убегая за спину, открывая рельефное обнаженное мужское тело. Мускулистый живот. Могучие плечи... В моей памяти, еще «сутки назад» они были уже.

Качамо скидывает плащ и ботинки, совершенно не смущаясь наготы. Довольно дергает уголком рта при виде моего жадного, восхищенного взгляда.

—      Ты точно такая как запомнил, - говорит он, вновь подступая к кровати. - Стелла, прости, но... ты выдержишь? Будет долго.

Я непроизвольно фыркаю, тянусь к нему и пытаюсь надавить на живот. Мне хочется его трогать до мурашек. Палец скользит по гладкой поверхности кожи, но не вдавливается ни на миллиметр. Камень. Скала. Мне то ли страшно, то ли смешно. Эмоции бурлят водопадом, и уже нет возможности их контролировать. Неожиданно я осознаю, что собираюсь заняться любовью с новым Райденом, немного не таким, как привыкла, и которого знала до мельчайшей клеточки, до крошечной родинки. Он изменился и внешне, и внутренне. Я нервно смеюсь.

—      Посмотрим... Соскучился за год?

—      Соскучился? Нет, Стелла. Я с ума схожу. Каждый день. А сейчас... боюсь за тебя,

—      глухо сообщает он, наклоняясь надо мной. - Быть со мной может быть опаснее, чем сражаться на Арене. Выдержишь, если я быстро? Нет. Ты можешь пострадать.

Он спорит сам с собой и облегчения его предложения не приносят. Надеюсь, наша общая регенерация поможет, больше мне рассчитывать не на что. Но я точно не отступлюсь. Извини, дорогой, что не пришла раньше, спешила как могла. Теперь хочу тебя и... боюсь одновременно. Адская смесь.

—      Я крепкая. Даже не думай сдерживаться, - говорю строго, стараясь не протягивать раньше времени к нобилю дрожащие от желания руки. Он слишком долго ждал, пусть будет так, как сам захочет. — Замыкай контур и потрать весь Хаос, который сможешь.

—      Уверена?

Буквы скачут и перекатываются камнями при обвале в горах. Я уже не могу ждать дальше и толкаю ногой его в колено. Хорошо, что не сильно, иначе отбила бы стопу.

Он шумно выдыхает. И вбрасывает легкими движениями кистей жгуты тьмы в потолок. Один. Второй. Третий... Десятый. Со странным металлическим звуком они впиваются в потолок и стены, окружая нас сложным плетением. Часть из них обвиваются концами вокруг моих локтей и лодыжек, мягко фиксируют за пояс.

И я поднимаюсь над полом, покачиваясь как в гигантской паутине. Признаться, выбросы Хаоса я представляла несколько по-иному. Но, глядя на сосредоточенное лицо Райдена и его полностью черные глаза... молчу.

Моя одежда рвется под его пальцами как папиросная бумага. Каким-то образом он режет, не раня меня, хотя я чувствую прохладные опасные касания. Длинные лоскуты хорошо выделанного, такого удобного


убрать рекламу


кожаного костюма... с хрустом отделяются и летят вниз. Оставляя беззащитно белеть открывшиеся части моего тела. С особым удовольствием и старанием Райден обводит кругом, освобождая мою грудь. Вместо страха я морщусь. И он тут же замирает. Его ладонь, только что играющая с одной из вершинок, так и останавливается, в легком полукасании. Холодная, словно я дотронулась собой до мрамора.

- Больно?

-      Все нормально. Просто задумалась, в чем завтра сражаться на Арене буду. Ты только что уничтожил мой единственный выходной принцессный наряд, больше ничего нет кроме ночнушки.

Впервые он улыбается, одной стороной рта.

-      Ужасные брюки. На твои бедра все глазели.

Именно брюки подвергаются наибольшим увечьям. Довольно быстро от них остаются только ленты по бокам. Они хлопают по ногам, когда пальцы нобиля поддевают край белья, и я невольно пытаюсь сжать колени. Меня гладят, не обращая внимания на смущенные подергивания.

-      На тебя все время смотрят. Когда ты в кителе. Или в платье прислуги. Даже в ужасных мужских штанах от тебя не могут оторвать взгляда. Но кое-что вижу только я.

Тонкая ткань трусиков трещит, разлетаясь.

Я дергаюсь, но из спеленавших сетей не вырваться, только удерживающие меня силовые тросы натягиваются сильнее. Остается только бессильно постанывать, упиваясь порочными касаниями его пальцев. Перед глазами начинает туманиться, мне почему-то стыдно. А он слизывает капли пота, выступившие на моих бедрах.

-      Ни в нашем мире, ни в иных - другой такой девушки не существует, - тихо говорит Райден. - Ты ощущаешь Хаос во мне? За год я получил то, о чем другие здесь мечтают десятилетиями. Но все на свете поменяю за одну ночь с тобой. Вспомнить как это было. Я и ты... Стрела... Прости, пожалуйста.

До последних слов я таяла от его шепота и ласк, мои зрение туманилось, вдохи становились все более прерывистыми. Но «прости» - взбодрило меня мгновенно. Охнув, я вздрогнула, распахнув глаза.

И потерялась в темных омутах его зрачков. А потом вскрикнула. Темный огонь пронзил меня снизу доверху. Казалось, я горю. Чистым, пугающим наслаждением.

Это не Райден соединялся со мной. А дикие волны силы накатывали, сбрасывая в пропасть еще и еще раз охватывающего удовольствия. Сильные мужские ладони подхватили и сжали мои ноги под коленями, его бедра врезались и врезались в мое дрожащее белеющее в полутьме тело в безумном, неудержимом, почти пугающем ритме. Вокруг бился и ревел Хаос, сгущаясь, пожирая жалкие остатки света.

Стоны. Я падаю в бездну, не ощущая дна. Безумно хорошо и бесконечно страшно. Порочное, сладострастное блаженство. Непрекращающееся. Еще и еще раз, еще и еще.

Много, слишком много энергии. Камачо сбрасывает ее, но она не уходит, клубится, укутывает нас кромешным мраком.

Холодный и твердый он двигается, словно в меня вбивается ледяная... Скала. Я сгораю, а он... нет. Нет?!

Мы одержимы друг другом, но именно в это мгновение, нанизанная трепещущей бабочкой на великолепные оргазмы, я вспоминаю отрезвляющие слова Сантаны: «Прежде всего вы - Стражи, а только потом влюбленные мальчики и девочки».

Прежде всего - Стражи. Раньше я в любви взлетала, теперь - падаю. Где мои крылья, которыми всегда был Райден, с первого нашего поцелуя?

Я кусаю губы, отталкиваю голову нобиля, склоненную к моей груди. Его губы, терзающие вершинки, не дают собраться с мыслями. И кричу, до саднения в горле, исхожу криком, запуская вялый, иссохшийся пси-контур.

Нобиля выгибает в агонии боли, как меня при первом касании. Он изумленно ругается сквозь зубы, его трясет. Я бросаю и бросаю себя на него, прижимая пятками твердые гладкие бедра. Беру своего мужчину и гоню по ноющим венам слабый, неуверенный свет. Теперь на Райдене двигаюсь я.

Мой. Мой. Откройся. Ну давай же... Пожалуйста.

Когда на рельефном, подрагивающем под моими пальцами плече загорается первая, еще такая бледная руна, я впиваюсь поцелуем в закушенные мужские губы. Любимый. Мы - Стражи, пусть и в Хаосе.

И вокруг светлеет.

Вдохи. Стоны. Выдохи. Мы падаем на кровать, обессиленные и так и не расцепившие объятий. Теневые жгуты истончаются и растворяются, отпуская меня на свободу. Зато два контура сияют ровно и четко.

Некоторое время спустя они обязательно погаснут, перестанут быть заметны, но мы оба будем чувствовать их внутри, замкнутыми и полными.

- Удивительное чувство стабильности. Хаос перестал вливаться, - говорит мне Райден. Он притягивает меня к себе и пресекает любые попытки прикрыться. Его ладони продолжают жадно меня оглаживать, замирая на чувствительных местах, чтобы ощутить дрожание кожи. - Завтра мы преподнесём даже больший сюрприз, чем я ожидал.

-      А почему я? - спрашиваю лениво. Двигаться не хочется совершенно, и я бросаю вялые попытки укрыться краем постельного белья. - Почему ты выбрал бойцом меня? Собаку легко победить, и ты знаешь секрет ее слабого места?

-      У Тайса нет слабого места, - сообщает Райден, зарываясь носом в мои волосы. Я глажу его по спине и обнаруживаю, что доспех никуда не исчез, а собрался жестким гребнем вдоль позвоночника.

Необычная штука, явно местное приобретение. Зато браслетов на руках нет. Сколько же мне нового предстоит еще узнать о своем женихе, даже представить боюсь. Вот так оставляй парня без пригляда на сутки, мигом умотает в Хаос по делам и обзаведется парой сомнительных приключений.

В размягченном от любви мозге наконец начинают формироваться насущные вопросы.

-      А как же ты планировал его победить с моим участием?

-      Без твоего участия точно не победить. Вне Арены ты бы точно досталась Акосте по праву первого, а так у нас отличный шанс. Он собственник, скорее всего, не захочет причинить тебе вред, понадеется, даже проиграв, выкупить тебя.

-      А как он объяснит план действий своей собаке? В горячке схватки этот монстр просто забудет о любых командах и ринется меня загрызать. Но ты прав, с собакой, даже с такой страшной, я вполне могу справиться. Как это лучше сделать?

Пес не кажется мне слишком сильным и уж точно менее пугающ, нежели Гончая. Поэтому я не очень верю в отсутствие «слабых мест». Собака и собака, они все подчиняются более сильному, не любят, когда их отрывают от земли, стараются прикрыть нос и мягкое подбрюшье.

-      Есть идеи как справиться с Тайсоном? И на что хочет выкупить меня Акоста?

-      Воу-воу, сколько вопросов.

Мужской смех приятно щекочет висок. Я отодвигаюсь, чтобы взглянуть на любимого в свете гаснущего пси-контура и... любуюсь. Стрелами темных бровей, ироничным изгибом губ... Мне кажется или на лице нобиля немного сгладились шрамы?

-      Может быть ты забыл, сэр Камачо, но я предпочитаю получить всю возможную информацию. Не люблю неприятных сюрпризов.

Надо мной нависает рельефное атлетическое тело, пряди волос знакомо падают вниз, а некоторые другие признаки сообщают, что скоро нам опять будет не до разговоров.

-      Не я знаю слабых мест Акосты, а он - моих. Из-за открытых энергетических каналов я за год стал существенно сильнее многих местных и тщательно это скрываю, чтобы не привлечь внимание Дисса. Вот там царит настоящий Хаос, Стелла, здесь у нас провинциальная тишь и благодать по сравнению с центральными Осколками.

-      А что насчет Тайса? Насколько он подчинен своему хозяину?

-      Ты немного неправильно видишь ситуацию, - он нежно ведет губами от подбородка до груди. - Маленькая моя, неустрашимая Стрела... Тайс - не собака Акосты. Тайс - это и есть Акоста. К тому же мы не знаем поединщика от Лорда Пейрена. Но вместе мы справимся. Арена начнется во время обеденного пира, а обед в наших краях проходит почти на ужин. Так что у нас еще будет полдня на разработку стратегии, тем более, кое-какие планы у меня уже есть.

-      А сейчас? - я охнула, говорить не хочется совершенно, и продолжаю я скорее по инерции. Кто-то очень успешно играл вершинками моих грудей. Острые, пронизывающие уколы наслаждения мешают нормально выговаривать слова.

-      Сейчас мы еще пару раз прогоним Хаос и поспим, - бормочет Рай.

Такая формулировка не вызывает у меня ни малейшего желания спорить. Извините, сэр Сантана, но пусть еще пару часов любовь будет важнее ответственности. Жених не виделся со мной год, да и мне нужно узнать его получше. Пси-энергия еще слабовато горела, этот вопрос нужно срочно решать.

Через пару часов, к своему удивлению, я признаю за Хаосом наличие некоторых положительных сторон. Иногда чересчур, конечно, но... впечатляет.

Глава 21. Пир на весь мир... пропади он пропадом

- Ш-ш-ш-ш...

Примерно так я воспринимала шипение за спиной.

Райден вышагивал по середине коридора, я торопилась за ним. Грубые каменные стены время от времени прорезались стрельчатыми окнами, узкими как бойницы. Сводчатый потолок выглядел высоким. И не мудрено, если здесь разгуливали такие как Камачо.

Невесть откуда вылезшие поутру слуги, в простых, серых и, что радует, чистых одеяниях, отшатывались в стороны и прижимались к стенам при нашем появлении.

Ботинки нобиля грохотали. Плащ глухо хлопал по вернувшемуся на место доспеху. Пластины сцепились ровно, ни намека на прорези, при этом все сочленения удивительно легко сгибаются.

Райден не обращал внимание на людей, склоняющих головы, а они довольно быстро выпрямлялись и находили другой объект пристального интереса. Мою скромную особу.

И шепотками расстреливали в спину. Хотя пару раз «шлюха» и «девка» я довольно отчетливо расслышала. А ведь я так радовалась мешковатой одежде, которую утром принес Райден. Свободная, тонкая, не царапающая ткань. Размер на худощавого мужчину или подростка - очень удобно. Облачилась в эти простенькие тряпки, сверху - меховый жилет и посчитала себя незаметной с виду. Как же.

Парадный зал, куда я почти вбежала следом за Камачо, был полон народу. За двумя длинными столами ели мужчины и женщины. Никто из них не приглушал голос, поэтому сначала они мне показались огромным жужжащим ульем. Пестро разряженным в несочетаемые цветовые комбинации ядовито красного, синего, желтого, фиолетового...

В отличие от слуг головы никто не склонял. На наше появление реагировали приветственными криками, кивками. Некоторые девушки даже приподнялись, улыбаясь ярко накрашенными ртами. На мой вкус с косметикой у большинства присутствующих дам наблюдался явный перебор. Как клоуны, честное слово. Широкие темные брови, откровенно нарисованные прямо по коже, багровые кольца ртов.

Но вся эта народная роспись меркла перед откровенностью нарядов местных красоток. Некоторые дамы практиковали глубокое проветривание до пояса, кокетливо завешенное лишь прозрачной кисеей, сквозь которую проступали алые вишни сосков. Подозрительно ярких.

Пару раз в детстве отец прикрывал мне глаза, когда я приходила к нему на полигон и заставала плескающихся после тренировки парней-полицейских. Со временем курсанты привыкли, что я могу появиться в любой момент, и с обнажением баловаться перестали.

Так вот сейчас мне хотелось закрыть глаза Райдену. Проклятье, он что, целый год вот это видел?

Пропущенный год меня беспокоил и по другому поводу. А что, если здесь время намного быстрее идет по сравнению с Земным? Любая задержка открытия портала в Циполе на пару дней, не говоря уже о неделях, приведет к тому, что останемся мы тут с Райденом до белых седин. Его-то это не испортит, а вот я хочу рыжей и молодой домой вернуться, не доводить отца до инфаркта.

Все утро я то расспрашивала нобиля, как он скучал, надеюсь, без меня весь год, то спорила с ним не сбежать ли из замка до боя, то стучала по стенам и звала куда-то запропастившуюся Яю.

Яичница так и не появилась, а побег Райден признал категорически бесполезным. Только Лорд может отпустить или не отпустить со своей земли любое попавшее сюда существо. Как паук он удерживает всех, застрявших в его сети. И учует любую нашу попытку улизнуть. Сам нобиль обладал достаточной силой, чтобы вырваться, зато у меня будут серьезные проблемы.

Придется драться, используя все наши общие возможности, без всяких шансов удрать к фэйри и дождаться там возможного открытия портала.

После таких новостей моя нервная система полностью выдохлась и к выходу «в свет» мне было все равно сколько врагов в замке, главное, чтобы всякая шушера не трогала моего парня.

-      Какая прелесть! - громко прозвучало на весь зал, перекрывая гомон, смех и жевание толпы. Мгновенно стало тихо - авторитет Лорда Осколка еще раз подтвердил свои незыблемые позиции.

Владыка Пейрен, восседающий за отдельным торцевым столом в полном одиночестве, поднял кубок. Громкость голоса не уменьшилась, явно подпитываясь магически.

-      Признаться, я думал Акоста доберется до девчонки ночью и все веселье пустит насмарку. Рад, что ты утер ему нос. И вдвойне твоим выбором наряда для игрушки. Все-таки тебе нравятся мальчишки, признайся.

Над столами взвился и тут же стих шепоток.

-      Не люблю показывать свое, - невозмутимо ответил Райден, даже не пытаясь повысить голос. Он дошел до конца правого стола и сел на один из пустовавших стульев. В паре метров от завтракающего Лорда.

Я хотела присесть рядом, но меня сдернули, перетащив на коленку. Рваный Хаос, вообще-то на ноге сидеть неудобно. Но перечить я не стала - в незнакомом мире лучше полагаться на того, кто лучше разбирается в местных правилах. Поэтому я замерла, сложив руки на коленях, и только настороженно зыркала по сторонам.

-      И как она? - с интересом, уже на нормальной громкости спросил Лорд.

Остальные присутствующие тут же заболтали между собой как ни в чем не бывало. Сидящие за столом поглядывали на меня с вялым интересом, тут же не стесняясь обсуждать впечатления от увиденного.

-      Она будет неплохим бойцом, - ответил Пейрену Райден, делая вид, что не понял вопроса.

Владыка наклонился над своим столом, упершись локтями и растянул узкие губы в шутовской улыбке, разрезавшей его накрашенное лицо.

-      Восхитительно! Девочка с крепкими кулачками? Когда я выиграю, обязательно попробую с ней поиграть, - он подмигнул мне зачерненным глазом. - Но если малышка сломается, будет так грустно, так несправедливо. Поэтому я решил добавить огня в наш спор, повысим ставки.

Он поднял край щедро расшитой скатерти и вытер масляно блестевший рот. Кружева на манжетах откинулись, демонстрируя тонкие изнеженные пальцы, украшенные кольцами и черным маникюром на ногтях.

-      Акоста, - прогремело опять на весь зал. Только что вошедший второй офицер, на этот раз в виде исключения без собаки, молча кивнул и продолжил идти широкими шагами. Метил он явно по левому краю, то есть сядет от Лорда за стол с другой стороны.

-      Мы со Скалой решили тебя порадовать. Хилая девчонка - не интересная ставка. Ее загрызет или Тайс, или раздавит мой боец. Скукота. Мы сделаем лучше, - он полез в карман камзола и вытащил что-то округло-металлическое. - Каждый из нас добавит на кон нечто ценное. Ты - своего симбиота. Скала - доспех. А я... хааа! Если кто-нибудь победит моего воина, то получит личный мини-Осколок для перемещения и защиты в хаосе. А? В шоке? Слов нет? Кто тут самый щедрый?

Примолкшие люди восторженно загомонили. Зазвенели кубки, визгливо засмеялись местные дамы, смахивающие на шлюх. Акоста, не остановился, продолжил идти, но каждый его шаг стал тяжелее, вбиваясь в каменный пол с грохотом.

А мы с Райденом не могли отвести глаз от приза в руке Пейрена. Овального, мягко поблескивающего предмета знакомой формы. Формы наплечного жетона Стража- командора.

-      Ты видишь то же, что и я? - моему шепоту вторило быстро забившееся сердце. Все время пребывания в Хаосе я гнала от себя надежду на встречу с мамой. Скорее всего она погибла вместе с отцом моего жениха. Но крошечный светлячок надежды не отпускал, заставляя вглядываться в женские лица. Когда я приняла белоголового за его отца, мечты о маме снова вспыхнули, чтобы тут же разбиться о реальность. И вдруг жетон... Он мог принадлежать одному из командоров, погибших во время Прорывов в разных уголках Земли. Но есть вероятность...

-      И что ты видишь, сладкий кусочек? - интимно понизив голос, дескать, только между нами, спросил Лорд Пейрен.

Ладонь Райдена сжала мое бедро и до меня дошло. Не только от Акосты он тщательно закрывал периметр комнаты, не просто так он запретил разговаривать с ним в коридоре. Делал все привычно, почти механически, забыв сообщить мне важную деталь.

Мой шепот даже я сама услышала с трудом, как же мог ответить на него Властитель, если только не контролировал всю свою территорию? То-то местные не понижали голоса, в этом не было никакого смысла.

-      Вижу блестящую красивую штучку, - сказала я, облизнув пересохшие губы.

-      Неплохое чутье, - довольно кивнул Лорд. - Когда начнется потасовка, просто падай на землю, кусочек, послушай доброго совета. Скала, конечно, видный парень, но он не просто так не тронул тебя ночью. Ласк от него тебе не дождаться, а вот я умею быть осторожным. Посмотри сколько за столами девчонок, половина из них побывали в моей спальне и ничего, здоровы. Отлежатся денек и опять готовы... Эй, офицер, не поднимай бровь, ты же меня знаешь, люблю правду говорить.

Хотелось ответить, что я буду драться изо всех сил. Но если гордый Райден молчал, не бросался отвечать Пейрену, не спешил с опровержениями, то и я скромно отсижусь. Глупо дразнить незнакомого и явно безумного хищника в месте, где он правит.

Под добрым взглядом владельца Осколка я сжалась, невольно обхватив Камачо за пояс.

-      Ух, - Лорд сжал кулаки, - если бы не сегодняшний бой, я бы ее у тебя забрал, Скала. И плевать на правила, все равно это я их устанавливаю. Были бы новые. Акоста притащил в замок занимательную девочку, любое ее движение вызывает тяжесть в паху. Как и ты, когда только здесь появился. Помнишь те времена?

-      Вы чуете силу, Лорд, - Камачо потрепал меня по затылку, словно щенка. - Я служу честно, но для постельных утех что год назад, что сейчас не пригоден.

-      Ты намекаешь, что этот кусочек тоже от прожарки может испортиться? - хохотнул Пейрен, весело мне подмигнув. От чего на пару секунд стало труднее дышать. - А вот мой любимец Акоста, когда я купил его десять лет назад, был не прочь подышать со мной в такт, правильно я говорю, а?

Мрачный атлет, сидевший на другой стороне от хозяина Осколка, промолчал. Только чуть дрогнувшие ноздри выдали его неравнодушие к обсуждаемой теме.

-      Как юный Акоста благодарил меня, - продолжил мечтательно Лорд, - как умолял не бросать его в Хаос или не продавать его на торговую шхуну. А теперь посмотрите на него, набычился, смотрит исподлобья, письма в Дисс сочиняет, девок портит... оглянуться не успею как на земли мои позарится.

-      Никогда, Лорд, - наконец отозвался офицер. - Вся моя сила и верность у ваших ног.

-      Когда-то была, - резко сказал Пейрен. - Следовало бы тебя время от времени ставить на колени, чтобы помнил место. Но ты слишком быстро вымахал под моей защитой, разожрался на чистой силе. А я привередлив, что поделаешь, эстет от природы, люблю все мягонькое и свежее. Эй...

Оклик взметнулся над жующими и болтающими «придворными». Все затихли.

-      Всем отдыхать до обеда, тогда и начнем бой. Арену приготовить на высший уровень сложности, я в плохом настроении. На отдыхе меня пока развлекут... Золотце и Йорген.

От стены отлепилась скромно стоящая девушка. Из-за ее неподвижности до самого зова владельца Осколка, я не успела обратить на нее внимание. А смотреть было на что. Высокая, золотоволосая, с впечатляющими изгибами. Маняще покачивая бедрами и улыбаясь, она плавно двинулась к центральному столу. Простое, розовое, ладно сшитое платье почти не оставляло простора для воображения, настолько туго оно обхватывало гибкий стан и так откровенно глубок был вырез.

Золотце. Именно эта девушка вчера встретилась мне в местном борделе. Вот почему она не работала с остальными. Привилегированное положение объяснялось возникшим интересом к ней придворных и даже самого Лорда. Действительно красавица, не отнять. И работа ей, видно, нравится - глаза горят, пухлые розовые губы приоткрываются, демонстируя в улыбке ряд белоснежных зубов. А вокруг плеч, слабо, но реет чернильный туман.

-      У нее так много Хаоса? - невольно спросила я Райдена.

-      В эмоциях многие перестают себя контролировать. Ты же видишь, девица счастлива, ее уже третий раз сюда вызывают и теперь заметил сам Лорд, - нобиль говорил, поглаживая мою ногу через грубую штанину. Вид у него расслабленный, словно сигнал «отдыхать» являлся прямой и необсуждаемой командой. - Но чем лучше владение энергией, тем незаметнее аура. Даже в ярости. Сильные выпускают ее только, когда хотят припугнуть или показать уровень мощи. Когда я впервые увидел тебя у лестницы, специально отпустил тьму, чтобы Акоста не слишком зарывался. Ты мне... сразу понравилась... детка.

Пейрен поднял бровь, несколько удивленный детальным ответом Скалы, но тут же отвлекся на второго вызванного. Длинноволосый молодой человек, чуть не врезался в соседа, так спешил на вызов. Прижимая руку к сердцу, он так и бежал через зал к столу Лорда.

-      Властитель не жаден, - спокойно продолжил Камачо, - делится со своими подданными силой, учит владеть ей. Многие хотят вызвать его интерес и заслужить опеку.

Год в Хаосе серьезно изменил белоголового, сделал равнодушным к многим вопиющим странностям. Или он таким хотел выглядеть... Холодным. Я прикусила губу, чтобы промолчать. С моим характером трудно не реагировать.

-      Даже когда мои ученики теряют сознание от удовольствия, я продолжаю опекать их и наставлять, - пробормотал Лорд, не спуская довольных глаз с приближающихся двоих, столкнувшихся в проходе.

Парень по имени Йорген, ни секунды немедля, подставил Золотцу подножку. Через которую та изящно перепрыгнула, не преминув толкнуть конкурента острым каблучком.

Предвидя возможные потери среди выбранных любовников, Пейрен поднялся и двинулся им навстречу, укоризненно качая головой. Мягко обняв обоих за талии, что-то приглушенно воркуя, он повел мгновенно успокоившуюся парочку на выход. Под одобрительный шум чавкающих и смеющихся людей.

-      Ничего себе у вас нравы, - выдохнула я.

-      Я тоже с тобой поделюсь силой, - раздалось рядом. Пока я не могла отвести глаз от происходящего в центре помещения, Акоста встал со своего места и подошел совсем близко. Черные пронзительные глаза фанатично изучали меня от макушки до ботинок. - Клянусь, буду осторожен. Если согласишься...

-      Он утащит тебя в Дисс и, если останешься жива, там на что-нибудь обменяет, - меланхолично заметил Скала, вызвав громкий скрежет зубов соперника. - Акоста, ты же переполнен Хаосом, еле удерживаешь трансформацию, зачем тебе девчонка? Реши сперва свои проблемы, вон Лорд на тебя зуб точит, не скрывая. А девочка уже прикипела ко мне, поверь.

Нобиль демонстративно подвинул свою ладонь ближе к завязкам на моих штанах, вызвав бурное розовение щек у меня и взлет черных сполохов вокруг Акосты.

-      Тайс уделает бойца Лорда и девчонку, чего бы мне это ни стоило, - прошипел офицер. - Увидишь, поломанную и молящую, я возьму ее прямо на Арене, выбью всю дурь из мягкого тела. Она разделит со мной силу... Да я хоть сейчас ее заберу...

-      Все, я устал от твоих фантазий, - бросил Райден. - Можешь их рассказывать кому-нибудь другому, а к девочке даже не думай притрагиваться. Если лишишь Лорда развлечения к обеду, он лично тебя своему ездовому даркосу скормит.

Уже протянувшаяся ко мне рука Акосты - отдернулась. Резко развернувшись, он двинулся на выход, снова гулко вбивая шаг в камень пола и горя черной аурой словно яростным костром вокруг себя.

Надеясь, что он обернется, я вскинула ему в спину средний палец. Урод. На Арене он собирается меня поиметь?! Выкуси!

-      Акоста теряет контроль, отлично, - тихо заметил нобиль, проводив офицера взглядом. - На Арене Стонов ситуация будет постоянно меняться и только полное хладнокровие даст шанс воспользоваться подвернувшимися возможностями. Поэтому возьми себя в руки... Фейка.

Меня обняли и нежно прижали к твердому доспеху, вызывая недоумение ближайших завтракающих придворных.

-      Я тоже не в себе, - так же негромко призналась я. - Мои утренние потери... никак не делают меня бесстрастной и сдержанной. Волнуюсь я.

Изобразив овал вокруг лица, я захлопала одним глазом. Отсутствие яичницы и непонимание что ждет впереди, странные люди и пугающий местный Лорд - все выбивало из колеи.

При виде моего вытаращенного и усиленно моргающего глаза при втором, прикрытом ладонью, Камачо задумался.

-      Хм. А я, кажется, догадываюсь, где прячется твоя потеря. Акоста невольно подсказал, - Рай сделал небольшую паузу, что-то обдумывая. - Но туда пока нельзя. Если выйдем из замка до сражения на Арене, Лорд заподозрит неладное. А мы же не хотим его расстраивать. Просто знай, что с твоей... игрушкой ничего плохого случиться не может. И вещи Акоста обязан будет отдать прямо перед боем. Вдохни

-      выдохни... У нас все получится...

Он многозначительно покачал головой. Насколько я поняла намек - сбежим позднее, когда все расслабятся. Причем с моими вещами и с командорским жетоном. Рай говорил размеренно, стараясь успокоить, но меня, признаться, все равно потряхивало.

-      Тебе хорошо говорить, драться-то мне, - получилось откровенно склочно, я сама себя не узнала.

Надеюсь, это не Хаос портит характер, а просто я устала от переизбытка впечатлений, нервотрепки и невольно срываюсь с резьбы.

-      Мне тоже непросто, никогда не хотел получить симбиота, - он положил подбородок мне на макушку, в точности так, как любил это делать раньше. Нервная эскапада нисколько его не смутила. Камачо просто был рад моему присутствию, кажется, он даже по-особому прислушивался к каждому произнесенному мной слову. Словно пение слушал.

Хорошо бы продлить этот эффект. Пара фраз и жених всем доволен. Просто говори, произноси слова, сиди рядом, и - он на все согласен.

Как после этого сообщить, что год прошел только у него? А я лишь сутки промучилась. Аргумент «для меня эти сутки как для тебя год» - звучал несколько... эээ... неубедительно.

-      Какого еще симбиота? - рассеянно спросила я, думая о своем.

-      Лорд передает победителю личный Осколок. Я лишился бы доспеха, защищающего от физических атак. Эта странная штука появилась на мне сама и никто до сих пор не может понять ее природу. Третий участник, Акоста, отдаст выигравшему своего симбиота, живой кусок Хаоса. Ты же видела Тайса? Это его воплощение. Пренеприятный паразит, меня воротит, но многие здесь присутствующие руку бы отдали на отсечение, только бы его заполучить. Если ты выиграешь, Властитель заберет симбиота и пересадит мне. Внутрь. Зато ты станешь свободна... Точнее, будешь принадлежать мне, крошка.

-      Что?! - переспросила я. - Мне послышалась ерунда какая-то. Ахинея про паразита. Ты же другое имел в виду?

Рай молчал. Потом поставил меня на ноги и легко поднялся сам. Он двинулся на выход, сопровождаемый кивками и возгласами.

Я бросилась следом, едва по-детски не ухватив его за плащ. Как детеныш землеройки рефлекторно цепляется за хвост отца или матери. Сам-то он ничего не видит и происходящее вокруг не понимает.

Ясно было только одно. Никакого паразита внутрь своего жениха я не допущу. Я ужасная собственница, он мой с потрохами. Давно и навсегда. Конкуренты мне совершенно не ко двору.

Никогда не думала, что с тоской вспомню о Гончих, Пастухах, Башне... Где вы водитесь? Можно я к вам?

-      Эй! - мы только вышли в коридор, а нам на встречу выскочил Йорген, парень, который ушел с Лордом. - Срочно! Властитель зовет вас на Арену.

И вдруг пронесся мимо нас к окну у лестницы, вывалился из него почти по пояс, чуть не выпадая от усердия.

—      Ах, - послышалось сдавленное. - Он велик... он прекрасен.

Девушка многое может вынести: холод, оскорбления, даже неудачное платье. Но не посмотреть кто там ходит «прекрасный» под окном... На это не способны даже лучшие из нас. При том, что у меня почти железная воля и любимый жених, через мгновение я уже выглядывала наружу, привстав на носочки. Ожидая увидеть по меньшей мере волшебного единорога.

Любопытство в данном случае считаю вполне обоснованным. Происходящее на улице явно было связано с переносом начала боя. Но ничего прекрасного внизу, увы, не наблюдалось.

По парадной дорожке к замку поднимался одинокий мужчина в плаще с капюшоном. Пожалуй, чуть выше среднего роста, худощавый, мерно, даже медленно преодолевающий ступень за ступенью. Не с трудом, а именно не торопясь.

Рассмотреть идущего было затруднительно, пока он не подошел поближе и, почуяв зрителей, посмотрел вверх. На нас. Темным овалом с клубящейся тьмой вместо лица.

Глава 22. Схватка за владение девицей или кому надо, пусть тот и берет

Мы стояли в центре огромного помещения со стенами, укрытыми яркими гобеленами. Зал смахивал на камерный средневековый амфитеатр со сценой диаметром метров в десять. На зрительских рядах, расположенных по окружности, сидели примерно четыре десятка человек, многих я видела на завтраке. Все присутствующие испуганно молчали и безотрывно смотрели на своего Лорда. Так стая домашних псов пытается держаться у ног хозяина при звуках волчьего воя.

-      Объявляется схватка за владение девицей Фейкой по праву силы, - обычно игривый голос Лорда Пейрена сейчас звучал серьезно. - Присутствовать на мероприятии весьма неожиданно для нас изъявил желание высокий гость из Дисса

-      оплота стабильности нашего сектора.

Лорд и наполненный тьмой неизвестный мужчина восседали на некотором возвышении от ар


убрать рекламу


ены. Прибывший, ради которого развлечение перенесли на более раннее время, оказался... лайгером.

Как монстры, ворвавшиеся в ГАС во время Прорыва. Иначе говоря, это был хаосит высокого уровня, не способный существовать вне Хаоса или вне земного тела. Зато умеющий вселяться в людей.

-      Девица Фейка, - продолжил Лорд, доброжелательно посмотрев в мою сторону, - сама участвует в сражении. Посему, для баланса справедливости каждая из сторон немного увеличила ставки. Симбиот, энергетический доспех и личный предмет- Осколок на кону. Нас ждет на редкость увлекательный бой, леди и джентльмены.

Пока он говорил, я трепетала как лист на ветру, только что зубы не стучали. Зато Камачо выглядел по-прежнему спокойным. Удивленно вглядевшись в его черты, я вспомнила чего так боялась за несколько дней до исчезновения нобиля. Ведьмы! Его же опоили ведьмы! Забрали эмоции, сделав бесстрастным.

Вчера на радостях от встречи я почти не обратила внимание на местную особенность нобиля - его фантастическую выдержку. А он... хоть немного волнуется обо мне?

Стало по-настоящему страшно. Захотелось остановить сумасшедшую гонку, свернуться в клубочек и подумать в тишине. Он так уверен во мне, говорил, что поможет. Но уверена ли я сама в Райдене - вот вопрос.

-      Какая интересная девушка, привлекла столько достойных мужчин, - неизвестный голос, неожиданно наполнивший зал, почти гладил, забирался под кожу, рассыпаясь на множество мурашек. Лайгер. Кажется, на меня обратил внимание хаосит из Дисса.

Только не это. Я чуть не застонала, заранее оправдывая название Арены Стонов.

-      Не беспокойся, их не волнуют женщины. Лайгеры интересуются другим.

По крайней мере Камачо понимал мои переживания, хоть и не испытывал своих. Я невольно качнулась назад... и моих судорожно сжатых за спиной ладоней едва ощутимо коснулись жесткие пальцы. Кажется, я излишне громко выдохнула, но лайгер уже отвлекся на Пейрена.

-      Лорд, начинайте быстрее. Если все собрались, не будем тянуть, - прошелестело в воздухе, вроде бы почти невесомо, но гобелены пошли волной.

Властитель Осколка раздраженно выпятил подбородок, ему категорически не понравилось, что распоряжения отдает не он. Но и в спор с посланником Дисса вступать не решился.

-      А что, мне кажется, наш гость прав. Пора начинать! - обычная веселость понемногу к нему возвращалась. Лорд улыбнулся и хлопнул в ладони. - Золотые мои, сейчас спущусь к вам - и начнем.

Легкая пробежка к самому центральному кругу, где уже стояли мы с Камачо и Акоста с Тайсом. Лорд остановился у самого бортика и всплеснул руками.

-      О, в каком же все нетерпении, я слышу напряжение зрителей буквально кожей.

Ха! Кто в нетерпении, а кто и смыться отсюда не против. Я, например, хоть сейчас готова дать драпака или, как вариант, разойтись полюбовно. Не в смысле, как говорит Сантана, «любиться в десна», а спокойно поговорить вместо рукоприкладства. Я вообще мирная, да посмотрите на меня! Но кто ж меня выслушает, нежную жертву странных местных традиций. Эх, Яечка, где ты?.. Как я тебя сейчас понимаю.

-      Оставляйте бойцов на арене, офицеры, и выходите за круг... Ох, что ж я совсем забылся, своего-то ставленника и не представил. Память-память...

Он махнул рукой, и под общий ропот и аханье один из стеновых гобеленов картинно пал. Открыв проем со стоящей внутри почти трехметровой тушей. Глыбу мышц, монстра, закованного в отблескивающий металлом доспех.

- Башня! Мамочки! - невольно пискнула я.

- Мое последнее приобретение, совершенно целый Защитник. А?! Как вам? Красавец! Не все Осколки могут похвастаться таким богатством как наш. Смотрите, любуйтесь, боец вашего любимого Лорда сейчас покажет, как сражаться в поединке. Посмотрим кому по праву силы достанутся все призы.

Он довольно поворачивался из стороны в сторону, ловя восхищенные возгласы зрителей. Сияя немногим меньше собственного шелкового фиолетово-золотого камзола.

А я, распахнув глаза, смотрела на приближающегося Башню. Несколько месяцев назад лично видела в академии, с каким трудом целая команда Стражей удерживала эту боевую тушу.

Проклятье, вы серьезно? Я, Тайс и Башня? Кажется, от нервного напряжения у меня запрыгали губы. Бой нужно выиграть любой ценой, я все понимаю. Но впервые в жизни мне захотелось стать немного яичницей и закричать: «Нечестно­нечестно! Меня здесь не было и вообще я не в курсе! Вы как хотите, а я - передумала!»

Но времени на истерику не оставалось. Когда все закончится, я и поплачу, и покричу, и разобью что-нибудь ценное. Например, зубы Пейрену. А пока, соберись, тряпка. Вспоминай, что об Арене рассказывал Камачо.

Первое, все плиты на полу - нажимные. Эффекты отличаются от боя к бою и что будет сегодня - не знает никто. На какие-то плиты я смогу наступать безопасно, вот коснувшись других - включу ловушку с огнем или чем-нибудь механически- магическим. Придется быть необычайно осторожной и ловкой, чтобы убегать при малейшем сигнале опасности.

Как это ни удивительно, но в плитах кроется одно из возможных преимуществ для меня. В отличие от Тайса и Башни я способна сознательно запоминать плиты- ловушки и учиться на чужих ошибках.

Второе, вокруг сцены в начале боя появится силовое поле. Задуманное исключительно как защитное, физическое проникновение оно не пропускает, только касания. Поэтому воины арены не кинутся к глазеющим придворным в запале драки, чтобы навредить им. И сбежать отсюда тоже не получится. Однако пси- энергия Земли через заграждение пройдет беспрепятственно, именно ее, по задумке Райдена, мы и будем использовать.

Третье. Моя основная стратегия, как самого слабого существа, - понятна и проста. Пусть остальные дерутся, кто я такая чтобы мешать им геройствовать. В идеале они будут биться между собой, а я отдыхать, пока монстры не поразят друг друга, оставив меня победителем. Но. Не всегда задуманный план работает идеально и тогда...

Если дела пойдут плохо... Камачо прервет бой. Именно по этому пункту утром я спорила до хрипоты, чувствуя подвох. Он же внимательно выслушивал мои доводы и коротко отвечал одно и то же: «Не обсуждается. Сделаю».

Зато, стоя в кругу, рядом с подозрительно неподвижными собакой и Башней, я была рада самому факту запасной стратегии.

Мои ноги уже топтались на месте, словно я бежала. Чтобы не отвлекаться, я не смотрела на Райдена, только на арену, стараясь почувствовать ее, стать частью.

Сражающиеся могут занять позиции. До начала боя... Пять. Четыре...

Лорд вел обратный отчет. Пора. Вперед! Заячьими скачками я бросилась по щелкающим, но еще не запущенным плиткам на другой конец сцены. Зрители вдруг поддержали мои действия одобрительным шумом. Странно, местные ребята были не похожи на любителей хитрых стратегий. Скорее они обрадовались бы глупому нападению на Башню с последующим топтанием моего девичьего тела в кашу.

Но, как оказалось, поддерживали совершенно не меня. Развернувшись, я увидела толстый энергетический жгут, который протянул Акоста к своему питомцу. Несколько метров. Ничего себе контакт, не то, что наши касания с нобилем. На последних секундах Тайс вырос раза в полтора и покрылся пренеприятными на вид шипами. Это, отсутствие хвоста и квадратная форма тела отличали его от классической Гончей.

Скорее бульдог, но ненормального размера, вооруженный устрашающими когтями и длинными кинжальными зубами. Сомневаюсь, что он в таком состоянии вообще может пасть прикрыть.

-Три... Два... Один... Бой!

Вокруг столбом поднялось дрожащее прозрачное марево силового поля. Теперь нам осталось только биться, пока двое из трех не будут повержены. Гигантский пес повернул тяжелую морду, уставился на меня красными глазами, капнул вниз тут же зашипевшей слюной. И сделал крадущийся, плавный шаг явно в мою сторону.

Это нечестно, почему я? Прыгнув вбок через две плиты, чтобы спрятаться за спиной все еще неподвижного Башни, я услышала тихий клац. Мааать! От испуга, вместо того, чтобы бежать дальше я замерла и получила сверху поток воды, мгновенно промочивший меня до нитки. Проклятье! Отлично начала...

Зрители, при виде мокрой и ошарашенной меня, разразились смехом.

-      Какая незадача, - фыркающе произнес Пейрен. Его голос был громок, словно он стоял за спиной. - Незадача - это я и о случившемся, и бедной малышке. Но надо отдать тебе должное, Скала, она такая потешная.

Пфф. Смейтесь дальше, воду я как-нибудь переживу, а вот рванувшую ко мне псину

-      не факт.

Я успела сделать всего пару шагов в сторону, когда услышала резкий, пронзительный до звона в ушах собачий визг.

Спешащий по моим следам пес почти пробежал мимо Башни, но чудовищная по размеру ручища хаосита успела схватить его за заднюю ногу и вздернула в воздух.

Зрители дружно ахнули. Одна из дам закричала, что ей плохо и она вот-вот упадет в обморок. Увы, судя по дальнейшим ее возмущенным воплям, джентльмены были настолько заворожены происходящим, что никто на помощь не пришел. Поэтому падать она категорически передумала, о чем громогласна сообщала, зачем-то взывая к Лорду.

Шум несся отовсюду и пришлось волевым усилием напоминать себе о сосредоточении на противниках. Все внимание на них, Стелла!

Огромный пес изворачивался червяком в удерживающей его бронированной длани бойца Властителя. Лапы Тайса молотили воздух, из клацающей пасти потоком лилась слюна. Попадая на плиты, она подозрительно шипела и вилась дымком.

Какая гадость. Местному камню урона это не приносило, а вот человеческую плоть лучше не подставлять, слишком похоже было на кислотную реакцию.

Удивительным образом Тайс ухитрился вдвое сложить свое квадратное тело. И сверху вниз, под победное рычание, с глухим стуком посыпались пальцы Башни, которые животина ухитрилась почти мгновенно отгрызть.

Яростный рев боли. Гигант в отместку вбил тело ненормальной собаки в пол. Вдавленная под весом Тайса плита щелкнула и... Башню подпалил столб огня. Зрители счастливо заорали.

- Первые размены противников, - сообщал довольный голос Пейрена. - Как мы и предполагали, в честном противостоянии близко готовы сойтись лишь двое. Хитрая мышка пока прячется и дрожит от страха, но, мы же с вами знаем, так просто не бывает, скоро и ей придется понюхать гарь арены.

Почему это я дрожу от страха? Вовсе нет! Меня колотило от холода прилипших к телу мокрых тряпок и прилива адреналина. Но в одном Лорд прав, мне пора тоже действовать. Пока остальные дерутся, время изучить местность. Плитку, вызвавшую огонь, я запомнила. Водяную тоже...

Теперь проверю вот эту, подозрительно приподнятую.

Осторожно нажав ногой на ближайший квадрат, я не услышала предупреждающего клацанья... Так, дальше, проверю ближайшие к себе боковые, но далеко идти не буду, лучше посмотрю на противников. Крайне полезно понять, на что наступают они - поучусь на их опыте.

А любоваться было на что. Немного помятый, но уже свободный Тайс бросался и бросался на ноги Башни, отдирая целые пласты клепанных поножей. В ответ тот бил жгутами темной энергии и время от времени угрожающе поднимал над быстрым как ртуть псом ступню, в попытках то ли затоптать, то ли пометить противника.

Не пойму, за что местные прозвали этих громадин Хранителями, может быть с намеком на охранные функции. Особой ловкостью и скоростью Башня не отличался. Но если хоть раз по-настоящему попадет... Одна из плит выстрелила в собаку металлической сетью, но Тайс уклонился и от сети, и от пролетевшего в сантиметре кулака Башни.

Его увертливость поражала, даже мои способности были слишком человеческими и простенькими в сравнении с тем искусством, что показывал пес. Очень впечатляющая демонстрация.

Пока я запоминала кто куда наступил, его хозяин тоже не заставил себя ждать.

- Испугалась? - низкий хриплый смешок Акосты прозвучал прямо из-за спины. - Встань на колени, мышка, прямо сейчас. Крикни «Сдаюсь Акосте» и Тайс тебя не тронет. Будь послушной девочкой. Я... я заинтересован в тебе.

Как он здесь оказался? Ведь стоял вместе с Камачо на другой стороне. Я бросила взгляд через всю арену на неподвижно стоящего жениха. Скала буквально врос на границе круга, смотрел на меня неотрывно, ни эмоции на напряженно-каменном лице.

В это время очередная атака питомца Акосты увенчалась успехом. Пес с особенной яростью рванул соперника в открывшееся незащищенное место под коленом, ужом протиснувшись за спину Башни. И оказался буквально в метре от

меня.

Не знаю как я очутилась на противоположном краю сцены, сейчас я допускаю все, могла и перелететь. Я слабо запомнила свой спринтерский бег по самому краю силового поля, ветер свистел ушах, наблюдатели кричали. Ботинки едва касались пола, но пара плит все же клацнули. Причем одна из них, последняя, запустила совершенно устрашающий механизм в центре боевой площадки.

Рядом, буквально в полуметре от нажатой плиты поднялись пласты пола, перевернулись, превратившись в огромные челюсти и лязгнули там, где я могла бы оказаться, если бы не неслась стремительнее ветра.

Как там конкуренты?... Башня выглядел плохо. Упав на одно колено, он почти бессильно размахивал плетьми тьмы, едва чиркая по шкуре пса. Кровавые штрихи выглядели устрашающе, но на передвижения собаки практически не влияли.

Улыбаясь мне через всю арену Акоста протянул руку и тонкий черный щуп соединил его с собакой.

- Усиляет. Зря он это делает, но зато все по плану, - впервые я услышала слова Райдена. - Смотри.

Подпитываемый торжествующим Акостой пес... растет. Его шкура залоснилась и покрылась новыми костяными защитными пластинами. Еще немного, и он уничтожит Башню. Как тогда мне сражаться с этим монстром, превосходящим меня в ловкости и увертливости?

Офицер вливал и вливал мощь, сам заметно сдавая. От слабости он опустился на одно колено, но по-прежнему смотрел на меня, победно улыбаясь. Еще несколько мгновений...

Стройная фигурка Золотца появилась рядом с ним совершенно неожиданно, девушка просто шагнула вниз от первого ряда. Взмах чем-то блестящим...

И потративший слишком много сил, потерявший внимательность офицер вдруг упал ничком, разрывая связь с собакой.

О-о. Над взметнувшимися под сводчатый потолок визгами и аханьем легко взлетел голос Пейрена:

-      Какой... неожиданный для многих ход. Красивая девушка и кинжал. Боюсь предположить, неужели Акоста отверг такую красивую девушку и теперь она решила отомстить ему? Золотце, так нельзя делать. Сегодня же... я накажу тебя. Придется, ах, придется с тобой серьезно разобраться. Но... это же не остановит наш праздник? Правда? Продолжаем...

-      Я думал, он сделает сам, - уронил Камачо, скорее для меня. И немного для всеслышащего Лорда. Зачем он решает дразнить хозяина Осколка, мне пока неясно. Я занята другим.

После падения Акосты расстановка сил полностью изменилась. Офицер все еще лежал, истекая кровью, но ни один из придворных не пытается прийти на помощь. А Тайс... скулил, припадая на живот, пытаясь ползти к хозяину и... влетел от удара Башни в силовой барьер вокруг сцены. Упав изломанной куклой, он затих. Все.

Башня отвернулся от поверженного, изломанного соперника и посмотрел на меня желтыми огнями в темных провалах глаз. Нас осталось двое.

-      Сеть, - тихо подсказал совсем близко подошедший Райден. И, не удержавшись, я оглянулась. Длинные стрелы бровей почти сведены в одну линию, на челюсти вздулись желваки. Недовольное качание головы. Не сейчас...

И я сорвалась с места.

Башня шел за мной, хромая, подволакивая одну ногу. Время от времени он останавливался, грозя завалиться набок. Но выравнивался и упрямо двигался дальше. Собака Акосты порядком его потрепала, но хаосит и не думал сдаваться - он по-прежнему мог завалить меня одним удачным ударом.

А я еще не исследовала края сцены и не взяла сеть. Все, пришло время выкладываться. Во всю прыть я понеслась по «проверенным» плитам и... едва не наделась животом на жгут, которым монстр ухитрился перечеркнуть мой путь.

Рефлекторное уклонение, прыжок с переворотом. Папочка, родная академия, спасибо вам за спасение моей жизни.

Трибуны ахнули.

— Моя ты лягушечка! - восхищенно прокомментировал Пейрен. - Вот это неожиданность, а наша скромница - настоящая цирковая лошадка, какая грация, какая растяжка. И кто теперь скажет, что приз недостойный? Вы только представьте, что эта малышка может творить в руках опытного мастера.

Я так понимаю, властитель скорее всего говорит о себе. Но от такого количества любования и эгоизма челюсть сводит, как вообще его придворные терпят. И Золотце... Не верю, что она была ревнивой любовницей офицера или он отверг ее. Скорее всего, девушка стала инструментом в руках хозяина Осколка. Неужели она не видит гнилья Пейрена? Сегодня он приказал избавить его от Акосты, набравшего слишком много сил, но пройдет время, он так же хладнокровно пошлет на заклание и Золотце. Если уже не задумал ее показательно казнить за убийство главы стражников.

Я старалась отрешиться от внешних помех и мыслей, упрямо лезущих в голову. Носилась кругами, пытаясь сбить кружащего вокруг своей оси Башню, чтобы добраться до сетки. Но он упрямо держался в центре, делая максимум шаг-два на сближение... чтобы попробовать остановить меня очередным свистящим ударом плети.

—      Какая прыть и впечатляющая скорость! - продолжал азартно вещать Лорд, - но присмотритесь внимательно, дорогие мои, такой накал невозможно держать долго. Еще пара минут и вы заметите как устала наша мышка. Чудесный приз в мою коллекцию.

Хрен тебе в сумку. Зубы свои с пола собирать будешь, а не девушек...

Я давно заметила, что стоит мне впасть в боевое безумие, и я начинаю использовать «хлесткие» словечки Сантаны.

Продолжая держать скорость, я судорожно соображала. На очередном кругу подлетела к борту, у которого стоял Райден, потянулась за энергетическим контактом, чтобы восстановиться, но... не смогла преодолеть барьер.

—      Неужели наша попрыгунья собралась бежать? Или, глупенькая, просит защиты у Скалы? - горестно вопросил Лорд, и зрители разразились свистом и издевательскими смешками.

Перешедшими в восторженные возгласы, когда Камачо спокойно сделал шаг вперед, наступая на парапет, и... его рука прошла сквозь силовое поле.

—      Как?! - изумленно выдохнул Пейрен.

—      Без особого труда, насколько вижу, - так же громко, на весь зал, раздалось шелестение лайгера. - Вы, Лорд, излишне боялись одного офицера и упустили такие интересные возможности у второго. А он силен...

За шею, вплотную к дрожащему мареву заграждения меня притянула рука нобиля. Он поддался вперед и грубо впился мне в губы. Сминая, выбивая дыхание. В следующую секунду я опять осталась одна.

Ошеломленная.

Полная сил.

И, проклятье, возбужденная.

Крики придворных превратились в безумную какофонию. Еще в раздрае и шоке от рискованного поступка Камачо, я развернулась.

Мамочки. Башня, засекший мою неподвижность, двигался изо всех сил. Сеть, наконец, свободная, осталась за его спиной. Прямо под ним взорвался столб огня, но он лишь хекнул и продолжил идти, практически полностью сократив расстояние между нами.

Дернувшись так, что затрещали мышцы, я ушла из-под удара, в ответ влупив по протянутым конечностям монстра собственными жгутами. Спины что-то коснулось огненно-остро. Рубашка, врученная Райденом, начала разваливаться, оголяя плечи. Но я уже бежала к намеченной цели, огибая противника. Пара вздохов - и металлические ячейки заблестели в моих руках.

Сзади грохотал и скрипел монстр. При всей своей неповоротливости и плохом состоянии ему не нужно было, как мне, бежать со всех ног, чтобы пересечь арену. Размеры позволяли сделать Башне всего несколько шагов и его плетки уже доставали до края. И почти до меня. Ловкой и несогласной покрываться ранами.

Три тяжелых шага и удар. Прыжок, нырок, уклонение.

Все карты разложены, пора играть. Складывать комбинацию, как советовал Камачо.

-      Тупой червяк! - задорно закричала я. - Шевели ягодицами, пора тебя отшлепать!

Ну, я не самая изобретательная в оскорблениях, делаю что могу.

Башня точно понимал человеческую речь, а значит был шанс его разозлить. Я бегала вокруг него кругами, прыгала и гримасничала словно обезьяна. Только бы вывести его из себя. Кричала все дразнящие слова, которые приходили мне в голову.

-      Глупый увалень? - задумчиво переспросил лайгер. - Да девочка отожгла. Я лично сообщу императору Дисса, что на вашем Осколке, Лорд Пейрен, попадаются самые свежие и милые экземпляры женских особей, каких я видел в Хаосе. А ругаются - детство вспоминаешь.

-      Сам впечатлен, - пробормотал Лорд. - Но боюсь, именно этот экземпляр не достанется никому. Она слишком разозлила Хранителя.

С этим я поспорить не могла. Что-то сдвинулось в помраченном мозгу гиганта, он начал рваться за мной с безумным ревем, падал и поднимался. Один раз даже изобразил кособокий бег, не смог остановиться и задел барьер.

Ожогов на нем ощутимо прибавилось, так как Башня топал, совершенно не обращая внимание на плиты, и у меня получилось пару раз провести его через огненную ловушку.

-      Больной хаосит! - рвала я глотку, старательно заманивая на левый борт. Увидев, как я в очередной раз с трудом, на пару сантиметров увернулась от его загребущего щупальца, монстр зарычал и сдвинулся ровно на шаг ближе к краю, чем до этого.

Есть!

Я победно заорала и швырнула в него в сеть, встречно получив щупальцем вдоль тела. Если бы не азарт схватки, я бы упала от боли. Каталась бы по земле и умоляла мне помочь. Но сейчас приходилось сжимать зубы и превозмогать выбивающую слезы резь, не обращая внимание на то, как плеть подтягивала меня к довольно гудящему Башне, к его жуткому смертельному кулаку.

Нет времени ныть. Раздраженно прижав лоскут еле державшейся на груди рубашки, я прыгнула на давно примеченную плиту.

Итак волочащий ногу гигант запутался, упал на оба колена. Он бы мог разорвать железную, но слишком тонкую паутину, да только я не дала этой возможности.

От моего прицельного прыжка сработала ловушка схлопывающейся челюсти, которую я чудом избежала в самом начале боя. Пласты пола с двух сторон поднялись, перевернулись зубьями и лязгнули, вгрызаясь в Башню.

Рев. Да! Я сделала это!

Он попытался сделать шаг и не смог, опутанный блестящим неводом, задергался огромной рыбой.

- Получай! Получай! - орала я и прыгала на плитке, увеличивая, добавляя поражения.

Примерно на десятом ударе, при полном, оцепенелом молчании зала, мой противник рухнул и... больше не пытался двигаться.

Тоненький перезвон... Словно разбивалось нечто хрустальное. Очень красивая, просто чудесная мелодия. И не менее волшебный эффект. Мерцающий барьер, ограничивающий сцену, медленно испарялся... пока не исчез совсем, открывая моему взгляду ошалевшую разноцветную публику и широко улыбающегося Пейрена. Он поднял изящные руки, позволив упасть кружевам на отвороты сюртука.

-      Стоп схватке! Это прелесть, что за день, я прямо взбодрился. За явным преимуществом в споре побеждает Скала! Ему достается Фейка, симбиот и личный Осколок. Ах, офицер, и не благодари! Потом это сделаешь.

«Скала - это кто? Аааа! Камачо что ли?» - пронеслось в тумане, который пока заменял мне разум. Перед глазами крутились мушки, висели в воздухе чернильные капли. На всякий случай я прыгнула по механизму ловушки еще раз. Для гарантии. И осела рядом, хрипло и быстро дыша.

Неуверенные возгласы из зрительских рядов звучали разобщенно и ожидающе. Придворные не могли поверить глазам и растерянно переглядывались.

Камачо почему-то молчал. Даже не пытаясь прийти мне на помощь и протянуть руку.

-      Великолепно, - лайгер встал, громко и медленно захлопал. Хлоп. Хлоп. Хлоп. - Все, что мне нужно было - я увидел. Довольно. Симбиот пусть достается офицеру. А вот девочку и личный Осколок я забираю. Правом сильного. Надеюсь, вызова не последует? Потому что я придерживаюсь правил Дисса и предпочитаю драться не через бойцов, а лично. Без посредников забирать нужное.

Легкий, почти невесомый взмах руки и рядом со мной зашевелился Башня. Щелчок. Огромная ручища, безвольно лежащая прямо передо мной, поднялась и схватила за шею. Я даже не успела встать на ноги.

-      Надеюсь, все счастливы, и никто не будет против. Уж очень интересная картинка на плече у крохи, - продолжил шелестеть лайгер. - Офицера я, пожалуй, тоже заберу.

Между ним и Акостой протянулась соединяющая черная цепь энергии. Почти играючи, он вкачивал силы в моих противников.

Хрипя, не в силах сказать ни слова, я повела плечами. Проклятие, спину жгло. Не знаю, что там за рана, но разорванная одежда могла открыть татуировку ГАСа, я совершенно это выпустила из внимания.

-      Я тоже забираю свое без посредников, - вдруг сказал Камачо. То есть Скала.

Зря я ждала, что он отправится прямиком ко мне. Нобиль шагнул к небольшому столику, стоящему перед Лордом и посланником из Дисса. Посмотрел на сжавшуюся, притихшую публику, взял со стола жетон Стража, поднял с пола мою сумку и вскинул ее на плечо.

Скользящие движения, все происходило очень быстро, одно моргание и Камачо уже двигался обратно к арене.

Сердце прыгнуло, я замычала.

Что бы он сейчас не делал - доверяла я абсолютно, но сдавливающая меня клешня опасно дрожала... мало ли...

Быть пойманной, пусть из-за неудачного сидения на полу или из-за упадка сил, да по любой причине - ужасно. Ощущения, скажу прямо, отвратительные. Холодные плитки пола, угрозы лайгера и никакого шанса подняться самой. Большие мальчики меряются... возможностями, а мне остается только дождаться итога. Камачо, надеюсь, ты точно все просчитал.

-      Эй, - напряженно сказал ему вслед лайгер. Обе его руки были заняты. Из одной он энергию направлял на Башню, другой - вкачивал силу в Акосту. Даже зубами до жетона дотянуться он не успевал. - Офицер, мне нравится ваша настойчивость, и я даже готов вам уступить второй из призов - девочку. Если вы сейчас отдадите мне маленький путевой Осколок, а потом поедете со мной ... Представьте, Дисс...

-      Нечего там представлять, - сварливо выплюнул Лорд. - Я требую официальных объяснений. - Вы появляетесь внезапно, без вверительных бумаг, меняете правила схватки, забирая призы, командуете, словно на Осколке нет Лорда...

Он выпятил вперед нижнюю челюсть, надул губы и тряхнул спутанной шевелюрой. Крошечные виньетки тумана, похожего на дым, проявились в прядях, вытянулись дымом вверх, словно Лорд тлел головой. Секунда и вокруг Пейрена заклубилась почти непроглядная аура. Худощавое лицо резко обтянуло кожей, тонкий рот по лягушечьи растянулся. И он, и нечто другое, измененное хаотическими эманациями, искривленное душевно и физически.

Но все отростки тумана, вившиеся за плечами, направлены были исключительно в противоположную от незваного гостя сторону. Пейрен скорее напоминал, кто он и какой властью обладает, чем действительно был готов сражаться.

-      Забываешься. И ты, и твой офицер, - шелестящий голос зазвучал громче. Лайгер. Он тоже встал, длинное одеяние с капюшоном хлопнуло полами, будто под сильным ветром. Изнутри выглянула тьма, змеиной гибкостью извернулась, переставая изображать обычные человеческие движения. Если ЭТО и было когда- то человеком, то очень давно.

Пока двое измененных оценивающе мерили друг друга взглядами, зрители начали отползать с трибун. В прямом смысле. Спускались на пол и ползли. Ни один не посмел в полный рост даже убегать. Ох, какими мудрыми оказались эти на первый взгляд отвратительные люди, как я их понимаю...

Камачо приближался быстро, не оглядываясь на окликнувшего его лайгера, скользя призраком, абсолютно бесшумно. Моргнула и он рядом. Наклонился и двумя руками расцепил схватившую меня длань Башни. Ооо. Да! Дышать!

-      Где обручальное кольцо? - спросил нобиль.

Что?! Он серьезно? Я открыла рот и злобно захрипела издыхающим кракеном, выброшенным на берег. Потом подумала и ткнула пальцем себе в шею.

-      Ты не можешь говорить, я понял. Но оно точно у тебя, я его чувствовал. Быстрее! Где оно?

Да будь ты проклят! Ой. Не надо проклинать... Куда уж дальше.

Дрожащими пальцами я начала ощупывать себя в районе шеи, где скорее всего прямо сейчас расцветали синяки. Там же, на шнуре, в кожаном мешочке пряталось кольцо. Это может показаться сентиментальным и глупым, но я просто не могла отправить его домой с вещами. После того как на общем построении Райден при всех вручил его, такое красивое, что прерывалось дыхание... Хитростью, скандалом, уговорами, невзирая на запреты риторов носить неформенные вещи - оно всегда было со мной.

-      Сейчас мы эту сволочь приманим, - предвкушающе сообщил нобиль, вытряхивая из мешочка кольцо на ладонь.

-      Это ты о ком? - незамедлительно среагировал все слышащий Пейрен.

-      О врагах, Лорд, - мягко ответил второй офицер, он же Скала, он же Райден, личность темная во всех отношениях. И подмигнул мне.

Твердое касание, поднимающее на ноги, и по венам зашумела, вливаясь, наша общая сила. Я облегченно выдохнула, выпрямляясь, становясь с ним рядом, локоть к локтю.

Как всегда, в любое время, в любом из миров. Когда он рядом, любые сложности становятся решаемыми, дороги короткими, жизнь яркой. Иногда мне кажется, что это и есть основное свойство настоящей любви - уметь стоять рядом, поддерживая друг друга. А не только страсть или нежность.

-      И для чего тебе обручальное кольцо? - пробормотала я.

Нобиль качнул головой, напоминая о невозможности скрытых переговоров на Осколке и сжал добела кулак.

Почему-то резко потемнело во всем помещении, узкие окошки, тянущиеся по всему периметру зала, перестали пропускать свет, словно вместо утра сгустилась ночь. Купол над головой задрожал. И сверху посыпалась п


убрать рекламу


ыль.

Со всех сторон понеслись испуганные крики. Не знаю каким образом, но, кажется, Райден спровоцировал какое-то местное и крайне неприятное стихийное бедствие. Не успела я моргнуть, как он бросил кольцо под ноги... Просто разжал кулак и незаметно для окружающих, но заметно для меня... уронил его. Мое, блин, кольцо! Подаренное два месяца назад, тщательно лелеемое, символ серьезных планов... Я им любовалась почти каждый день перед сном и сжимала, когда нервничала. Собиралась надеть его к свадьбе и носить всю жизнь.

Райден резко дернул остолбеневшую меня, сталкивая с места. И с силой потащил за собой под шум, грохот на глазах разваливающегося помещения.

Пока я соображала, не вырваться ли и не вернуться ли за кольцом, произошло сразу несколько событий. Внезапно заложило уши и в крышу замка ударило, будто гигантским молотом. Бах! Крепкий замковый потолок не выдержал подобного издевательства и расцвел уродливой зигзагообразной трещиной. В которой мелькнуло... глянцево серым, гибким словно огромная змея.

И вокруг поплыли волны странного марева, искажая окружающую картинку. Хаос... Щупальце Хаоса? Не может быть... Неужели в замок ударило одно из щупалец, до сих пор мирно извивавшихся в небе?

Я передумала возвращаться и побежала на выход изо всех сил, подталкивая Камачо.

И выскочила бы, но у единственного выхода произошел затор. Толпа просто забила дверной проем телами, не в силах протолкнуться одновременно. Люди визжали, стонали и выли, попадая в волну и теряя человеческий облик. У одних отрастали дополнительные руки, носы, уши, кое-кто внезапно обзавелся раскидистыми рогами и пытался ими бодаться, но в плотном месиве ничего не получалось.

В какой-то момент нобиль подхватил меня на руки, вырвался из толпы и взвился с места, разворачиваясь в прыжке. Свечой. Меня ударил по ногам плащ, почему-то дико холодный и царапающий. Спиной Райдн летел в одно из узких стрельчатых окон и у меня сжалось сердце, потому что мы никак не могли в него протиснуться.

Зато теперь я снова видела зал. По потолку расползлась гигантская трещина. И в нее... с шумом втягивался воздух, пыль разбитого камня, чернильные капли. В центре арены, прямо там, где должно было лежать мое кольцо, крутился вихрь, собираясь в воронку. Стены тряслись, а проломленная брешь вбирала и вбирала в себя содержимое помещения.

Под самым сводом парил Лорд, зависшей на темных энергетических жилах, тянущихся от него во все стороны. Тусклая кожа плотно облепила острые костистые линии его лица, руки завершались остриями, похожими на длинные когти. Как гигантский паук, он пытался зашить трещину силовыми нитями.



Мгновение. Удар. Обнимающая меня рука уже покрылась черными пластинами доспеха. Щеки, лоб, подбородок Райдена спрятались за такими же непроницаемыми твердыми щитками. Он телом выбил не только окно, но и часть каменной кладки. В крошево! Собой. Мысли я в таких ситуациях контролировать не могу. В голове проносилось: «Воу. Держи меня!», «Как страшно!» и «Хочу такой доспех».

Мы полетели вниз в ареоле разлетающихся цветных стекол. Кричать почему-то не получалось, я только судорожно глотала воздух и таращила глаза.

Удар о землю. Я охнула, надеясь, что дернувшаяся голова не отломается и не оторвется. Но мой жених лишь присел во время приземления, группируясь, и тут же выпрямился, бросаясь бежать.

Из рук он меня не выпускал и, несмотря на по-прежнему болтающуюся голову, это было отличным решением. Потому что, кажется, у меня от страха отнялись ноги. Я лучше так, на ручках... у него явно есть план. «Никогда не становись между мужчиной и его целью», - говорил папа. А я очень, очень послушная дочь. Только какого беса он выкинул мое обручальное кольцо?

Но губы сказали совсем другое.

- Яя! - прохрипела я.

Глава 23. Большому кораблю - быстрое плаванье

Нобиль сосредоточенно несся, по-прежнему почти полностью скрытый подозрительно живым доспехом. Тяжелые ботинки, обитые железом, громыхали по мостовой.

Наше торопливое отступление было замечено выскочившими на улицу жителями. Но вопросов никто не задавал и остановить Скалу не пытались. Наоборот, при виде бегущего офицера местные жались к обочине и отводили взгляды.

За нами трещал замок. Неслись душераздирающие крики, шипение, что-то пронзительно свистело и шумно падало.

Обычно я бегу «К» месту опасности для людей, а не «ОТ». Выглядело так, словно это мы разрушили крепость местного Лорда, а теперь улепетываем как угорелые, пока нас не догнали. Хотя, о чем это я. Именно мы и разрушили.

-      Осколок развалится? - осторожно спросила я на всякий случай, не ожидая ответа. Разговоры на Осколке подслушивались Хозяином, и хотя нынче он был несколько занят ремонтом замка, вдруг Лорд любит делать несколько дел одновременно...

-      Точечный пробой, - все-таки ответил Камачо, - самое страшное - это то, что ты уже видела. Скоро все опомнятся.

Он уже бежал по деревянным мосткам порта, все ближе к странным плоским кораблям, к которым я вчера так и не решилась подойти ближе. К краю, за которым плескался Хаос.

Здесь, в изогнутой месяцем бухте заканчивалась твердая земля и начиналось переплетение мосточков.

- Зови ее, - меня поцеловали в висок и поставили на ноги.

- Я...? - недоговорила я.

-Да.

Эм. Неожиданно, но тянуть я не стала.

-      Яя! Яечка!

-      Пошли поближе.

Нобиль легко пробежался по тонкой доске, опасно захрустевшей под его весом. И спрыгнул на палубу небольшой лодчонки, чудом удерживающейся на полупрозрачном облаке... из ничего.

Я шало глянула вниз. Мама дорогая! Что-то клубится, но больше всего это похоже на пропасть наоборот. Будто не вниз смотришь, а на предгрозовое небо.

-      Рай, а на чем корабли стоят? - голос прозвучал хрипловато.

-      На море Хаоса. Видишь туманную взвесь? Чем дальше от Осколка, тем ее больше. В некоторых местах, говорят, трудно становится дышать. И, конечно, быстрее проявляются искажения... Стелла, соберись. Я не смогу тебя сюда перенести, настил может не выдержать. А времени нет...

Разговорами и вопросами не удалось сильно отсрочить неминуемое. Я шумно выдохнула, решительно завязала под грудью обрывки рубашки наподобие узкого лифа. Особо уже ничего не скрывает, но и плевать. Встала на четвереньки и - поползла.

Человек я не гордый, но опасливый. А моментами и трусливый. Особенно когда жизнью приходится рисковать не ради идеи или важной цели, а просто так.

Это Камачо тут за год привык с жердочки на жердочку прыгать, а я...

На середине пути пришлось лечь и обнять доску.

-      Скоро за нами придут, - предупреждающе сказал Райден. - Корабли - уже не земля Осколка, но Лорд Вейрен точно знает, где нас искать. А если лайгер поднял Акосту...

И словно в подтверждении его слов со стороны замка раздался вой.

-      Стелла, - пожалуй, я впервые в голосе Скалы услышала эмоциональную озабоченность. Если он начал волноваться, точно следовало поторопиться. - Еще немного... А когда ты доберешься сюда, увидишь свою Яю.

-      Яю? - жалобно переспросила. - Где?

И внезапно ее увидела. А что, мне и лодка не понадобилась.

Яичница завязла в чем-то белом и облачном, она почему-то скромно молчала, только несчастно моргал глаз. То, что удерживало тисками, показалось мне живым...

-      Эй, - рыкнула я. - А ну отпусти мою подругу, а то...

-      Бездна, - выругался Камачо, - не так надо...

А я уже свесилась по пояс с доски и, наплевав на все свои дурацкие страхи высоты, пыталась достать рукой для несчастной моей девочки.

Нечто непонятное скрутило белые объятия еще крепче, не желая отдавать. Яя пискнула, и я не выдержала.

Заряженная от Камачо на два контура, перенервничавшая и злая, я от души шуранула чуть ниже пленницы выжигающей руной. Получи, Хаос, в подбрюшье! Здесь нет зрителей, и никто не узнает об использовании пси-энергии.

Скорее почувствовала, чем услышала - толчок, волну ветра. С некоторой паузой внизу раздалось глухое «БУМ!» И доска вместе со мной, горемычной, подлетела в воздух.

Рывок. Доску, буквально из воздуха, выхватил Райден, провернув на себя. Одна из плетей его темного контура неожиданно стала плотнее и резко дернула меня за шкирку.

Пол-е-ет.

Прищуренные глаза нобиля за забралом доспеха. Серое небо. Все мелькнуло и завершилось толстыми бревнами палубы корабля. По-моему, при ударе я себе что- то поломала. Хорошо бы не нос... Но искрило так, словно стесалось пол-лица точно.

Стеная, несчастная и побитая, я приподнялась на четвереньки и замерла.

За бортом, там, где начиналось чистое море Хаоса, поднималось нечто. Огромное и живое. До нашего прихода оно тихо сидело под настилом, но после моего удара вынырнуло, ужасая размерами.

Прижавшаяся к борту соседняя небольшая лодчонка жалобно хрустнула, разлетелась на щепки и рухнула вниз. Нашему кораблю тоже приходилось несладко. Он отчаянно раскачивался,

А монстр... запищал режущим противным голоском. И открыл... один глаз. Примерно с меня размером.

Один, мать его, желтый глаз с длинными черными ресницами.

-      Ме-мелаган? - прохрипела я, потеряв от неожиданности голос.

-      Ездовой трок. По-местному, - тихо сказал Камачо, медленно перебираясь по палубе. - Существо мирное, даже туповатое. Пока не разозлить.

Трок, он же - мелаган, словно почуяв, что говорят о нем, снова запищал до звона в ушах.

Неприятно, конечно, но с таким тембром, братец, пугать ты не мастер. Кроме размера пока ничего страшного. Слишком смешно в сравнении в общим слоновьим объемом звучал голосок.

А вот по-прежнему сжатая в его объятиях Яя меня беспокоила. Ну как эта детина примет ее за самочку и решит размножаться. Если учитывать их разницу в размерах, моя предполагаемая ночь с Акостой, которой так пугали в замке, покажется цветочками.

Рывком я поднялась на ноги и яростно воззрилась на похитителя.

-      Спокойно, - тихо проговорил Камачо. - Стелла, на тебя начинает влиять Хаос, не давай ему волю.

Он протянул руки к троку и мягко зацокал, зашипел, словно уговаривая домашнее животное. Троку услышанное понравилось, он жалобно запищал и ткнул белым отростком в мою сторону. Дескать, вот это - плохое, обидело, примите меры.

И это незатейливое движение кое-кому развязало язык.

-      Хаос тебя задери! - завизжала до сих пор молчащая яичница. Щупальце, закрывавшее ей рот, сейчас показывало на меня. Теперь Яя могла говорить, а ей было что сказать этому миру и другому мелагану. - Чтоб тебя, сволочь жирная, по всему Хаосу развеяло, чтоб у тебя глаз ослеп, чтоб все зубы выпали! Выпусти меня!

Огромный монстр испуганно икнул и распахнул объятия, освободив подругу. Та тут же с криком ужаса полетела вниз.

-      Нееет!

Не успела я ахнуть, как яичница зависла на собрате, вцепившись в него всеми своими коротенькими отростками.

-      Стеллочка, - жалобно сказала она. Голосок дрожал. - Ты видишь то же, что и я? Неужели вот это мое будущее? Толстая дура?

-      Ты красавица, Яя, - спокойно сказал Камачо. - А родню надо любить, посмотри, ты ей нравишься.

Гора, притворяющаяся мелаганом, нежно загудела и попыталась снова обнять яичницу. Мамочки, она нас понимает!

-      Не-не-не, - завопила испуганная и ничего не понимающая Яя, подтягиваясь повыше. - Убери лапы, я сама продержусь!

И монстр послушно замер. Мы тоже. В этой тишине особенно отчетливо прозвучал приближающийся звериный вой.

Не стало слышно криков, которые совсем недавно раздавались со стороны дворца. Ни шума, ни треска. И людей на мостках портовой улицы больше нет, раньше вылезали любопытные, в окна, в двери выглядывали. А сейчас - как вымерло, ни одного зеваки, только десяток мелких корабликов, да пара больше, как «наш», на невидимых волнах качаются.

-      Уходим, быстро, - скомандовал Камачо и отвязал веревку от борта.

На всякий случай я шагнула к краю, протягивая к Яе руки. Во рту стало кисловато, я слишком сильно закусила губу.

От Райдена к мелагану поползли темные щупальца силы. Осторожно, опасливо, словно боясь напугать. Подкрадывались, мягко поглаживали и тщательно зацеплялись за белый то ли пух, то ли мех. У Яя шерстка явно было пожестче, а этот, какой-то... птенец что-ли.

- Миленький! - вдруг завопила подружка. - Я их вижу! К нам по улице бегут!

Она доползла до верха трока и пыталась усесться у него на голове. Когда она пугается, вечно пытается забраться повыше. А иногда я просыпалась с ней на подушке и с «глазом» у себя за ухом. Очень было похоже, что ей снились кошмары, хотя Яя категорически отрицала эту невиданную чушь.

-      Вперед! - вдруг завопила она. - Беги, дура! То есть... хорошенькая! Девочка- мальчик! Беги!

На пирс, с грохотом раскидав сложенные на краю бочки, выскочил... Акоста. Вокруг него развевалось облако змеевидных отростков, он больше не стремился их спрятать. Прыжками прямо перед ним несся и подвывал Тайс, ставший странно шире, с потемневшей, кажущейся подпаленной шкурой.

Наш кораблик дернулся и, только частично закрепленный щупальцами-поводьями на ездовом троке, двинулся в открытое море Хаоса, качаясь во все стороны,. Сам мелаган прилепился к шхуне и выглядел теперь старинной носовой фигурой. В древности такие фантастические изображения вырезали на кораблях, чтобы они как следует пугали морских демонов и обеспечивали успешное плаванье.

-      Быстрее! Бежим! Улепетываем! - орала Яя и прыгала у собрата на голове.

-      Фейка! Куда! - зарычал Акоста. Он подбежал к самому краю, но расстояние между кораблем и Осколком стремительно увеличивалось.

Трок как лошадь телегу утягивал нас все дальше. А своего пса Акоста удержал лишь в самый последний момент. Тот в запале погони чуть не прыгнул за нами, едва не канув в белесых потоках местного моря.

На пирсе появилась худощавая фигура лайгера, черный плащ бил по ногам, но звука хлопков нам уже не было слышно. Высший хаосит склонился к Акосте и что- то ему нашептывал, успокаивающе гладя по плечу.

А на мои плечи легла, обняв, рука нобиля.

Райден смотрел на отдаляющуюся пару хаоситов, на твердую землю, свое прошлое. Из добела сжатого кулака, который он держал перед собой, виднелся металлический блестящий угол знакомого командорского жетона.

-      Это... твоего отца? - спросила я. Зубы выбивали барабанную дробь, слова получались тихими и с трудом угадываемыми. Я холодными пальцами удерживала на груди остатки рубашки и никак не могла отвести взгляда от Тайса, бешено грызущего веревку от нашего корабля.

-      Неизвестно. Но не так много командоров пропадало во время Прорывов, - так же негромко ответил Камачо. - Трок может учуять, где находится хозяин вещи. И, если эта штука сорвана с отцовской формы, сама понимаешь, я не мог оставить такой след лайгеру. Стражи здесь... лакомая добыча.

Там, где для меня прошли сутки - ужасные, дикие, выкручивающие наизнанку, но - ВСЕГО сутки, у него - прошел год.

В чужом безумном мире. Среди людей, больше похожих на монстров. Он выживал здесь, теряя надежду с каждым днем, напитываясь Хаосом, не получая ни единого сигнала поддержки, ни единого намека, что его ищут. Что я его ищу.

-      Зачем Хаосу Стражи? - тихо спросила я.

-      Хаосу никто не нужен, - глухо рассмеялся Райден. И поднял голову наверх, где в бесконечной дали парили гигантские щупальца. - Хаос даже не догадывается, что за маленькие существа копаются, сражаются и умирают у его ног. Он просто лупит по мирам, заражая их своими спорами, а потом отколупывает заболевшие вселенные по кусочкам и растворяет в себе. Бездумно и привычно.

Мы стояли на палубе крошечной шхуны, плывущей в тумане неизвестности, ничтожные упрямые песчинки, сумевшие встретиться и сцепиться вместе. Среди мясорубки миров.

-      Стражи нужны не Хаосу, а его порождению - хаоситам, - сказал Камачо. - Когда-то сюда попали те, кто смог выжить. Эти существа обладали достаточной силой, чтобы удержать от расщепления Осколки своих миров. Они сохранили разум, пусть искаженный и сумасшедший, но позволивший им не раствориться в окружающем урагане энергии. Но Хаос наступает, поэтому Владыки жаждут новых, еще не зараженных вотчин. Это они хотят присоединить к своим владениям Землю, расколоть ее на Осколки. И - получить в свое подчинение Стражей.

Я поежилась, и нобиль отцепил застежку плаща, укрывая мои плечи плотной, шелковистой тканью. Обнял, запустив жесткие, царапающие ладони на мою талию. В море оказалось прохладно, а от прежней рубашки, увы, остались только ленты, ничего не скрывающие и, самое главное, ни от чего не защищающие.

-      Стражи здесь особый товар, - моего виска коснулись теплые губы. - Мы умеем работать с энергиями, при этом быстро травимся местным воздухом и становимся отличными бессловесными рабами. Самыми разными на вид. Кое-кого ты даже видела. Помнишь, Башню?

Я вздрогнула. Башня? Этот жуткий здоровяк, все понимающий, но с трудом связывающий слова?

-      Обычно они вполне сообразительны. Но иногда разум не выдерживает и ломается окончательно и тогда бойцов продают на частные Осколки.

Я уже привыкла, что Райден отвечает, словно считывая мои мысли, поэтому только выдохнула:

- А ты?

-      А я прятался несколько недель в холмах, жрал местных сусликов, пока меня не поймал Акоста. Тогда Тайс был поменьше, чем сейчас, но уже отлично натаскан на поиски «мяса» - так Пейрен называет местных, измененных хаосом, начинающих терять память и личность. Представь, как они удивились, когда я «начал соображать», хотя и «ничего не помнил». А татуировки Стража скрыл доспех, на него мое восстановление и списали, решили, что я вытеснил свое безумие вовне, как Акоста в пса. Сначала доспех был только на спине, а потом разросся. Я... хаосит, Маккой.

Затаив дыхание, я узнавала про ту часть его жизни, которая проходила без меня. Развернулась и прижалась к Камачо. Слушала спокойный уверенный голос.

-      Но одно твое появление, и я чувствую себя по-другому. В твоей сумке вещи с Земли, а значит, все они - несут очищение. И особая удача...

Он поднял ладонь с жетоном и дотронулся к тончайшей как паутина шерстки трока. По ней пошла волна, сливочного цвета перышки-шерстинки аккуратно касались металла и тут же отклонялись, будто под невидимым ветром.

-      Не знаю, получится ли... Если не унюхает за день, придется пристать к какому- нибудь Осколку.

Сверху свесилась Яя, все это время она сидела на самой макушке трока и смотрела не вперед, а назад, туда, где в тумане скрылось владение Пейрена.

-      Не надо к Осколку, - проникновенно сказала она. - Особенно к какому-нибудь. Давай свою фигню, сейчас мой братец быстренько все сыщет.

Гигантский трок что-то согласно запищал.

-      Братец? - недоуменно повторила я.

-      Он тебя понимает? - одновременно со мной спросил Райден. - Это же ездовой трок. Он же только на команды и поводья реагирует.

Яя моргнула и кругами забегала по телу сотоварища. Были бы руки, точно возмущенно уперлась бы в бока.

-      А вы с ним по-другому пробовали? Вот если бы тебя Хаосом кормили и им же молотили, ты бы захотел разговаривать? Несчастненький мой, - ее голос приобрел жалостливые, слезливые ноты, вызвав новую волну писка от трока. - Давай свою вещицу, сейчас мы быстренько с ней разберемся. И это... убрал бы ты свои отростки от братца...

Я с трудом сдержала фырканье при виде изумления на лице нобиля. Забыл, забыл он как яичница разговаривает. Но жетон, нехотя, отдал.

И Яя снова замельтешила по телу гиганта с причитаниями:

-      Где ж у тебя нос? Тут? Изуродовали окаянные, такого большого вырастили... Вот как тебя домой забирать, на Землю, ты же в Портал не поместишься... А на Земле тепло, хорошо, все будут с тобой разговаривать, восхищаться. Хочешь туда? Домой хочешь? Тогда нюхай скорее! А размер... Умеешь складываться? Что говоришь? Вот и я так думаю... Нос давай.

Обнимая Камачо, я слушала размеренное потрескивание досок плывущей шхуны, смотрела на хозяйственно-ползающую подругу. И, наконец, призналась:

-      Рай. Я... я видела тебя всего три дня назад. Что-то случилось со временем. Я могу ругать себя, размышлять, что сделала не так, из-за чего задержалась. А ты - ни разу меня не укорил, не спросил: "Где ты была все это время?" Не знаю почему, но мне кажется... ты рядом и... все беды позади.

Он поднял кончиками пальцев мой подбородок. Темное забрало, почти полностью укрывавшее его лицо, дрогнуло. С щек медленно сползали, исчезая, щитки. Доспех уходил назад, возвращая мне Райдена.

-      Три дня?! Всего три дня?

Он начал расспрашивать, задавая вопросы по каждой мелочи. Изучая детали, впитывая как губка каждое слово. Лицо его то прояснялось, то хмурилось, когда я делилась особенно опасными моментами произошедших событий.

-      Примерно в течение месяца даже простые вещи, принесенные из обычных миров, ведут себя как мини-Осколки, - сказал он. - Частицы нормальности, противостоящие Хаосу. А если предмет знаковый, символичный, и с ним связано много сильных эмоций, он остается таковым навсегда. Только с маленькими Осколками, оплотами порядка, кусочками настоящего мира, здесь можно путешествовать по морю искажений, не рискуя раньше времени превратиться с безумного монстра. То-то Акоста подсознательно не мог расстаться с тобой и твоей сумкой. Но....

Камачо сел на палубную скамью, увлекая меня за собой. Забрался под плащ ладоням и, пока я натягивала простую майку вместо порванной рубашки, принялся задумчиво гладить мой живот.

Спиной я ощутила, как доспех разошелся в стороны, и мы тепло коснулись друг друга через тонкую ткань. Загадка этой странной защиты была неясна, но пока она защищает моего мужчину - честь ей и хвала, никаких претензий к твердым щиткам.

Я вообще в сложных ситуациях склонна к прагматизму. Как и Райден. Известие его не подкосило, а скорее дало пищу для размышления.

-      Твои вещи и ты сама фонишь не годом, а почти полным месяцем в Хаосе. Результат воздействия Холма фэйри, - сделал он предположение. - На такие прыжки способна только особая магия. Сдается мне, сиятельный Лорд Хиэльдинар не упустил возможность подпитаться стабильностью, будь он проклят! Но и помог. Просто удивительно, почему тебя выкинуло у фэйри, а я оказался у Пейрена. Должна быть какая-то причина...

Если Райден прав, то на Земле тоже прошел год. Год... Папа будет очень зол. Ух, я же не успела его предупредить. Его девочка отправилась в Хаос, туда, где уже пропала любимая жена.

Я сжала кулаки, слепо глядя в дрожащий туман постоянно искажающегося моря.

-      Мы приближаемся! - внезапно заверещала яичница, помешав мне до конца осознать пугающий факт. - Братец, ты куда нас притащил? Что это?!

Облака разошлись, открывая береговую линию гигантского Осколка. В отличие от земель Пейрена края выглядели одетыми в камень, на пирамидальных возвышениях стояли трубовидные механизмы, похожие на... Пушки? Нагромождение высотных домов с летящими в небо шпилями пугало и завораживало.

- Дисс? - изумленно пробормотал Камачо, приподнимаясь.

Я соскользнула с его колен, кутаясь в плащ. Даже отсюда было видно, как мельтешили фигурки местных на улицах города, здесь кипела жизнь, не чета почти провинциальному «тихому» Осколку Пейрена.

-      Братец говорит, что хозяин железной вещички здесь, - речитативом запищала Яя.

-      А знаете, чего подумала, а может ну его? Потерял - и сам виноват. Было ваше, стало наше. Стеллочка, помнишь, я говорила, что раньше были плохие места? Мне кажется...

-      Яя прячься. Стелла - просто молчи и не смотри никому в глаза. - Райден сделал шаг вперед, уже от шеи до колен опять скрытый за панцирем. По лицу растекалось знакомое холодное выражение, от которого становилось несколько не по себе.

Под ногами задрожало, и шхуна неожиданно ринулась вниз, ведомая нашей парочкой лоцманов. Я рухнула на колени и тут же оказалась прижатой тяжелым мужским телом. В ушах свистел воздух, а мы продолжали падать вниз, только пролетали перед глазами нижние слои гигантского Осколка. Какие-то углы скальных пород, невероятным образом торчащие стволы изломанных деревьев.

В самом низу, там, где Осколок заострялся словно классический айсберг, почти в полном тумане, мы едва могли рассмотреть остовы старых шхун, сбитые в одну несуразную кучу. Запасливый старьевщик Дисс тащил на себе массу поломанного хлама.

-      Где это мы? - прошептала я, разглядывая природное кладбище местных средств передвижения.

-      Понятия не имею, - ответил Камачо, поднимаясь сам и ставя на ноги меня. - Боюсь, и в Диссе понятия не имеют об этом месте. Спускаться на нижние уровни Осколков опасно, считается, что здесь Хаос особенно непредсказуем.

Тут на удивление было тихо, над головой плавали облака, даже тени щупалец не виднелось.

Наш кораблик ткнулся палубой о палубу такого же небольшого судна, только явно старого и порядком искореженного судьбой.

- Братец говорит: «Приплыли», - дрожащим голосом поведала Яя.

Глава 24. Кладбище корабельного хлама

Бездонное море ее откровенно пугало. И меня тоже. Если упасть, тут не то что костей не собрать, душу не найти. Поэтому понаблюдав, как лихо Камачо перебросил доску и перешел на одну из плотно сбитых вместе шхун, мы с подружкой переглянулись и сцепились в тесном объятии. Точнее яичница обернулась меховым манто, трясущимся краем, защекотав мою шею.

Я и сама была не в лучшем состоянии, меленько шагая по доске и стараясь не смотреть вниз.

—      Интересно, - задумчиво сказал нобиль. - троки по природе своей предназначены жить в Хаосе, рождаются и свободно плавают в нем. Почему же Яя так трусит? Может ее веревкой обвязать и пусть попробует понырять в море?

Прямо под моим подбородком открылся и возмущенно заморгал желтый глаз, щекоча ресницами.

—      Кто трусит? - возмущенно заверещало манто. - Да я ветеран боя у Портала. И, на секундочку, я не трок, а честный земной мелаган. Ритор Фуко лично обещал меня на прогулку на руках носить, потому что я чувствительная и особо ценная. А ты разбрасываться мной вздумал? В море меня?!

Если есть хоть малейшая вероятность скандала, Яя его устроит. Она удивительно быстро набрала словарный запас и явно семимильными шагами развивалась интеллектуально, поэтому истерики у нее получались все филиграннее.

Под возмущенные вопли я довольно быстро перебралась на Осколок и с любопытством завертела головой. Ух, да здесь целый лабиринт. То, что внешне смотрелось случайно принесенным из моря хламом, оказалось аккуратно собранной системой переходов. Длинные мостки недвусмысленно вели куда-то вглубь, на первый взгляд хлипкие построения крепко держались за счет соединительных деревянных шипов.

-      Меня что, никто не слушает?

Я рассеянно погладила Яю по топорщащейся шерстке и переглянулась с Райденом.

-      Понятие не имею, что это такое, - пробормотал он.

Жетон командора нобиль снова крепко сжимал в руке и настороженно оглядывался.

Мы прошли насквозь несколько кораблей. Становилось все темнее, и я попросила недовольно пыхтящую яичницу:

-      Яя, если ты хоть немного похожа на своего братца... может быть тоже сможешь пройти по следу, а? Найдешь командора по запаху?

Глупая идея, но может и сработать, по крайней мере имеет смысл попытаться, нежели чем идти и идти в этих бесконечных катакомбах мертвых кораблей. Мрачный эстетизм висящих снастей, сваленных ящиков и перекрещивающихся балок не вызывал у меня особого доверия. Как и направление, в котором мы двигались.

-      Командора?

Сначала мне показалось, что переспросила яичница, но у нее точно не могло быть такого хриплого баса.

-      Берегись! - закричал Райден. И в следующий момент я едва уклонилась от пролетевшего со свистом отростка Хаоса. Впервые я видела энергетическое воплощение силы настолько плотным и материальным. Даже у Лорда Пейрена и Башни плети силы были размазаны по краям, словно растворялись в воздухе.

А тут реальный бич, чуть не снесший мне голову и с мокрым чавканьем врезавшийся в переборку.

Поворот корпусом. Шаг назад. Под верещание яичницы я попыталась укрыться за корабельным брусом, и врагу пришлось приблизиться в попытке меня поймать.

Высокий, мускулистый мужчина, обнаженный по пояс, лихо работал правой конечностью, полностью трансформированной и выглядевшей словно ожившая плеть. Именно она чуть не раскроила меня надвое. Во второй руке сверкал кинжал.

Движения напавшего были резки и смахивали на укусы гадюки. Грубо вылепленное, обычное человеческое лицо искажала яростная гримаса.

-      Подождите! - я пыталась переорать яичницу, танцуя, прыгая, изгибаясь как припадочный больной. Плеть шипела и посвистывала, рассекая воздух в опасной близости, пару раз едва меня не задев. - Мы пришли с миром! Мы не хотим вам навредить!

Доски скрипели, веревки качались, а мой противник молча, вообще не реагируя на призывы, продолжал меня теснить назад. Хорошо, хоть Яя сообразила сползти ниже, к поясу, а то бы сковывала движение. Сейчас только предельная гибкость и легкость мне спасут жизнь.

В развороте я краем глаза увидела Камачо. На него наседали сразу двое, но Рай ухитрялся сдерживать их удары, блокировал, атаковал и... едва заметно отступал, пытаясь увести опасность от меня. Энергия Хаоса вилась вокруг него широкими лентами, на каком-то моменте превратившись в подобие купола. Рассмотреть что- либо стало практически невозможно, да я и не пыталась. Сама с трудом успевала дышать, не то, что совершать какие-либо осознанные действия.

Мой личный противник оказался фантастически быстр и силен. Удары изменившейся удлиненной конечности, попада


убрать рекламу


я вместо меня по корабельным снастям, разбивали их в щепы.

За очень короткое время сообразив, кто из нас с нобилем слабое звено, нападающие попробовали перестроиться. Один из мужчин, сражавшихся с Камачо, еще более мощный здоровяк, чем тот, кто достался мне, вдруг повернулся, избрав новой целью меня.

Чем не преминул воспользоваться нобиль, от души полоснув его по спине полупрозрачным бичом Хаоса.

- Па-ма-ги-те! - душераздирающе визжала яичница. - Кто-нибудь! Мы совсем невиновные! Братец!

Получивший травму громила, качаясь и рыча, продолжил идти в мою сторону. И уже в броске, обвил и дернул мою ногу. Как? Как он смог меня поймать?! Даже Башня, даже Тайс не успевали, а он...

Я осознала, что падаю. Под горестные вопли подруги. Сжала зубы, чтобы даже стоном не отвлекать Камачо. Падала и видела... отчетливо видела в падении... сквозь время, превратившееся в кашу... через черный крест летящих в мою сторону щупалец... как Рай поворачивает голову, щиток с его лба съезжает назад, открывая слившиеся в единую линию нахмуренные брови. И, не обращая внимания на оставшегося противника, подставляя под его удары броню, мой любимый... рисует Руну.

Настоящую пси-руну Ударного импульса. Она не требовала большого количества энергии, и той крохи пси-активности, которые мы генерировали от самого присутствия друг друга рядом, оказалось достаточно.

Руна, настоящая руна Стража засияла в полумраке чуждого мира, раскрывая горящие лепестки ровных линий, наливаясь искристым огнем.

Зашипела и... врезалась в спину хватающего меня мужчины.

Оу. Результат превзошел все мыслимые ожидания.

«Ударный импульс», как нас учили, способен только на небольшое дистанционное отталкивание объекта. Например, ритор Бустаманте на его примере показывал, как отодвигать стулья и столы. Так вот этот самый банальный «Импульс»... вдруг практически поджег нападающего.

По ушам ударил такой душераздирающий крик, что яичница заткнулась в смятении, не выдержав конкуренции, будто ее выключили.

Меня спасло только то, что я продолжала падать. Иначе хаосит, взлетевший от Руны по немыслимой дуге, просто прихватил бы меня с собой, и мы вместе врезались в дальнюю угловую переборку.

Нечто отдаленно похожее на крепкую стену каюты легко распалось от удара здоровяка. В итоге он вылетел куда-то в темноту. Похоже, измененные хаосом удивительно плохо реагировали на руны в этом мире. Несравнимо хуже, чем когда они попадали на Землю. Я точно помнила, как в битве у Портала руны причиняли ущерб, но совершенно другого масштаба, намного более слабый.

Да! Да! Да! В этом мире пси-энергия просто разъедала Хаос.

Подскочив на ноги, я сгруппировалась, лихорадочно вспоминая малозатратные атакующие руны. Терять уже было нечего, маски сброшены, пора зажечь, господа! Тем более нас осталось честно: двое на двое.

Но оставшиеся громилы замерли. Оба. Не обращая на меня внимание, они завороженно смотрели на стоящего в боевой стойке, полностью закрытого доспехом Камачо.

-      Страж? - неверяще пробормотал один из них. - Земля прислала нам помощь?

Опомнившись, один из них бросился за пострадавшим товарищем. А второй уже более требовательно повторил:

-      Страж? Ты точно Страж? Почему молчишь, незнакомец? Если хочешь, чтобы с тобой разговаривали, - покажи плечо и сними шлем.

Он стоял ко мне спиной, и я невольно обратила внимание, что его-то кожа сзади была заляпана грязью. Широкоплечие парни... Чрезмерно мощные... Среагировали на слово «командор»...

-      Эй, - окликнула я мужчину, осторожно обходя его по кругу. Пришлось перепрыгивать через бочонки и снасти, но подходить ближе, в зону удара его щупальца, мне не хотелось.

-      У него доспех снимать долго, можешь на мое плечо взглянуть.

Ироничное фырканье. Здоровяк бросил на меня недоверчивый, притушенно- усталый взгляд и вдруг закашлялся.

Стянуть с плеча майку мне не составляло сложности, а базовая руна Сосредоточения, расцветающая под движением пальца, зажгла академическую татуировку на моей коже.

- Стелла, - предостерегающе заговорил Райден. - Что ты...

Но я покачала головой, останавливая нобиля, и снова обратилась к замершему столбом мужчине.

- Теперь твоя очередь показывать плечо... уважаемый.

Тот развернулся и отодрал нечто вроде тряпичного пластыря, который я приняла за грязь. Вздох. На коже хаосита темнела безжизненная, но абсолютно узнаваемая татуировка Стража.

Глава 25. Город

Путь, которым нас вели, подозрительно напоминал запутывание, а не целенаправленное движение. С поворотами, зигзагами и неявными возвращениями мы кружили вокруг да около, теряя время. Проводники не пожалели даже стонущего от боли собрата.

Пси-руна, предназначенная для отталкивания, нанесла несчастному серьезные раны, подозрительным образом сконцентрированные в месте особо сильной трансформации тела - на измененной Хаосом правой руке. Мужчина прижимал почерневшую изуродованную конечность, но не было тоски или обреченности в его взгляде. Дикая боль в нем странно мешалась с... надеждой.

После прервавшейся схватки нам сообщили, что поведут на «проверку». Не знаю, что они там собрались проверять, но в шкуре «посланника Земли» я чувствовала себя некомфортно, оправдываться и рассказывать ситуацию в нюансах тоже было опасно. Этих бывших Стражей мы видели впервые и особого доверия лично у меня они пока не вызывали.

- Прила! - идущий впереди остановился рядом с крепкой дверью, настолько притертой к стене, что сразу и не заметишь. - Открой, у нас раненый. И двое подозрительных лиц с ручной хаоситской тварюшкой.

Опять забравшаяся мне на плечи яичница возмущенно икнула, но я ладонью прикрыла место под желтым глазом. Был там рот или нет, так и осталось тайной, но, по крайней мере кое-кто промолчал.

Раненого оставь у двери. Чужаков убей, - скрипуче донеслось из-за двери.

Через томительную минуту шорохов, шипения и вздохов, перед нашими глазами предстала старая, устрашающего вида хаоситка. Свалявшиеся седые волосы сбились в давно не видевшие расчески жгуты, темно-коричневая кожа обтягивала тонкие, нечеловечески удлиненные пальцы, глаза закрывала широкая темная повязка.

-      Узнает Совет Кома... ндующих, что ты чужаков ко мне тащишь, выкинут тебя, Игла, в море. И поделом.

Сиплый голос еще выговаривал слова. В прорези узкого рта мелькнули белоснежно-острые клыки и показалась капелька крови. Она говорила и этим себя травмировала.

-      Где раненый, а, Иг...

Пауза. Тишина на полуслове. Слепое лицо медленно разворачивалось в нашу с Райденом сторону, тонкие паучьи пальцы заплясали в воздухе, перебирая невидимые нити.

-      Глазам не верю, - сказала слепая. И покачнулась. - Ауры. Ауры Стражей... Испачканные Хаосом, куски, но работающие! Они светятся!

Довольно крякнувший Игла повернулся к нам и громко, с чувством выругался. После этого он сел прямо на доски палубы и вытер заслезившиеся глаза.

-      Нас не бросили! Я знал. Драные сосцы Хаоса. Я верил!

Когда сильный и хладнокровный мужчина, явно не склонный к сентиментальности, плачет... мое сердце долго не выдерживает. Присев рядом, я протянула руку и крепко сжала дрожащую, оставшуюся человеческой левую руку.

По-прежнему настороженного Камачо зажали с двух сторон оставшиеся двое патрульных. Его обнимали, хлопали по плечам. Даже раненый что-то восторженно бормотал.

-      А что стоим у порога? - дружелюбно пропела карга. - Дел невпроворот, а мы все топчемся. Добро пожаловать в дом.

Угу. И убить нас никто не собирался, да? А то, что без разговоров напали, так кто старое помянет...

Признаться, приглашение напоминало завязку детских сказок, когда глупых детишек зазывают внутрь таинственного жилья, причем в нем обязательно должна присутствовать раскаленная печь. Крупных размеров и устрашающего вида.

В любой другой ситуации я попыталась бы отказаться, но тут, изо всех сил удерживая благожелательное выражение лица, побрела вместе с остальными внутрь каюты.

Оказавшейся на удивление просторной. Я оглядывалась со все возрастающим восторгом. Размером со вместительный учебный класс, комната даже выглядела на удивление похоже на него. По сине-зеленым стенам ровно развешены схемы, зарисовки незнакомых существ и растений. Ровные ряды столов, правда не пустых, а заставленных целой армией колб, чашек, разнообразных коробочек и сосудов.

А напротив входа располагался... вот нисколечко я не удивлена - котел. Висящий прямо над круглым каменным очагом.

-      Отведите Початка на кушетку, - распорядилась Прила. - Да осторожнее, руки ему придерживайте.

- Я сам могу.

-      Сам ты стоишь с трудом. Не хватало еще мне осколки за тобой подбирать. Живо на кушетку. А ты, Игла, разворачивайся и дуй на центральную площадь, Совет созывай. Пока я наших гостей чаем напою, ты как раз успеешь.

Чаек я бы выпила, вряд ли нас тут травить собираются. И про площадь... очень интересно.

-      Здесь есть город? - спросил Камачо, глядя вслед Игле, бросившемуся выполнять указание женщины. - Наверху?

-      Как же, - хмыкнула она. - Там, на плато Осколка находится официальный Дисс. Именно с него на нашу Землю нацелились, Хаос на нее натравливают. А мы сейчас в самом низу, в тайном городе тех, кто смог выжить и помочь таким же.

-      Городе Стражей?

Она остро повела носом в его сторону. Помешала длинным пальцем дымящийся кипяток в чане.

-      Не должна я раньше времени тебе, дорогуша, такие вещи рассказывать. Это пусть командоры решения принимают. Но... в честь первого Стража за последние пятьдесят лет, у которого я вижу работающий контур, отвечу... Не только ваш брат тут прячется - кого только нет. Вот хоть на меня посмотри, похожа?

Прила погрузила обе руки в варево и довольно вдохнула сизый дым. На худой фигуре в темных тряпках почти не задерживался свет фонарей, развешенных по стенам - он искажался и летел дальше, превращаясь с странные, гротескно увеличенные тени, медленно двигающиеся вокруг.

Она склонилась над раненым, пробежалась заостренными коготками по поврежденной в бою конечности Початка.

- Необычно, ожог по всей площади трансформации, именно по ней, - пробормотала она. - Говорите, руна ударила? Похоже она выжигала исключительно Хаос.

-      Дома она действовала несколько по-другому, - заметил Райден.

-      Дома все иначе, - Прила выглядела расстроенной. - Там силы Хаоса становятся сильнее, Стражи костьми ложатся, с трудом Порталы закрывают, гурьбой на хаоситов накидываются. Зато тут... сам видишь. Уже пси-энергия чистым ядом сработала. Как бы руку парню не потерять.

Початок было дернулся после этих слов, но сразу замер. Здоровенный мужчина необычайно покорно выслушивал все замечания Прилы, не перебивая.

Женщина явно была ведьмой. Если она здесь больше пятидесяти лет, представляю, сколько знаний о местных видах собрано, сколько экспериментов проведено. Жаль... она никак не может быть моей мамой и от одной мысли об этом у меня сжималось в груди.

-      Совсем твои пси-каналы склеились, - грустно сказала она, потрепав парня по голове. Стоявший рядом боец на мгновение закрыл глаза, окаменев лицом. - Руна как по лайгеру ударила. Бедный мальчик. Искажения пойдут быстрее, и я уже не смогу собирать твой Хаос в одну руку. Крепись, что уж. Ты настоящий мужчина, ты Страж, ты выдержишь.

-      Но. Скоро нас спасут, - произнес Початок пересохшим голосом. - Немного же осталось... Вон, они к нам прорвались. Прила, ты чего, я теперь не уйду в Хаос.

Все. Я так больше не могу. И обрубить надежду для погибающего язык не поворачивается, слова не подбираются. И обнадежить его нечем. Лучше все на Совете расскажем - если есть хоть малейший шанс, мы с Камачо его точно используем. А пока...

Я дернула за лямку своей сумки, так и висевшей за спиной Райдена. Он недоуменно оглянулся, наблюдая как я поспешно зарываюсь на самое дно, раздвигая тряпки. Где же? Где оно? Есть!

Недрогнувшей рукой я вытащила один из двух оставшихся эликсиров восстановления. Мы с нобилем и так заряжаемся неплохо, а если что и случится... всяко будет не хуже, чем сейчас у этого парня со смешным прозвищем Початок. Вдохнула-выдохнула, надеюсь, нобиль со мной согласится.

Теплые губы коснулись моего виска и прижались на несколько бесконечно длящихся секунд. Я пихала бутылку в ладонь Камачо, а он молча продолжал целовать. Наконец, кивнул, взял эликсир из моей повлажневшей ладони и повернулся к Приле, копошащейся у стола с травами.

-      Уважаемая...

Она подняла лицо, слепо поводила вправо-влево носом, будто принюхиваясь. Ауру нашу женщина легко считала, и кто где из нас находится - тоже видела. А вот то, что один из гостей протягивает ей предмет - нет. Все же слепая.

Поэтому так много столов, каждый отвар и травка отдельно, она их помнит по месту расположения. И фонари только у входа зажженные, для гостей.

-      Мы можем поделиться эликсиром, восстанавливающим пси-контур, - сообщил Райден.

В полном молчании бутылка перешла из рук в руки. Некоторое время Прила стояла неподвижно, затем поднесла ее к носу и понюхала прямо через плотно притертую пробку. Затем она пошарила за спиной и вытащила небольшой мерный стаканчик.

Блики света плясали по неподвижному, каменному лицу старухи, превращая происходящее в пугающий ритуал. Пробку она вытащила зубами, крепкими и белыми, неожиданно контрастирующими с высохшим пергаментом губ.

И отлила в мензурку на чайную ложку, не больше.

-      Нельзя голодного сразу от пуза кормить, - пробормотала она, направляясь к раненому. - Лежи смирно, сейчас это попьешь, а потом и травок моих испробуешь.

Когда пришел Игла, его товарищ стонал на лавке, пытаясь унять конвульсии. Бывший Страж изумленно посмотрел на ведьму, потом на нас с Камачо, напряженно замерших у стены.

-      Что тут происходит? На площади срочно собрали Совет, ждут гостей. А вы... Что с парнем?

-      А мы его настоящим эликсиром восстановления напоили, - бодро ответила Прила, так и не выпустившая зелье из рук. Она вернула пробку на место и блаженно улыбалась. - Непонятно, когда там с Земли помощь подоспеет, вон ваши посланцы сами черные как в саже, один совсем на пределе. А эликсиром мы отодвинем изменения уже сейчас. Ты не смотри, что Початка корежит, это хорошая боль. Как в засидевшейся ноге, когда кровь возвращается.

К Совету они решили проводить нас вдвоем, оставив второго бойца с раненым. Я думала, Игла не захочет брать слепую, но расклад статусных сил - точно не мой конек, потому что Прила даже не спрашивала идти ей или нет, а просто захватила с собой миску с варевом из котла в одну руку, эликсир Стража во вторую. И двинулась за нами.

Глава 26. Совет Командоров

Настоящего города я так и не увидела. А вот три больших корабля, сцепившихся бортами, создавали довольно просторную площадку, по краям которой стояло человек сорок-пятьдесят. Как я головой ни крутила, кроме Прилы женщин так и не увидела. То ли их не позвали, то ли просто не было.

Лишь негромко, но напряженно переговаривающиеся разного возраста мужчины весьма специфичного вида: высокие и могучие. Многие обнажены до пояса, с пугающими шрамами по всему телу.

При нашем появлении они замолчали, пожирая Камачо взглядами. И если внушительная фигура моего жениха в полном доспехе вызывала явное одобрение собравшихся, то на меня, среднего роста и неправильного пола, поглядывали с недоумением.

Стоило преодолеть массу преград, доказать самой консервативной части человечества, что я достойна места Стража, но, потом попасть в Хаос и начинай сначала.

Кто тут самый никчемный? Конечно, что я могу по сравнению с ними, великими борцами с Хаосом. Еще немного и поборют врага, целый тайный город под Диесом построили. Только почему-то бойцы у них, выгорая, к Приле, женщине, за помощью бегут.

Расправив плечи, окутанные в прелестное, белое и явно трусящееся цуциком манто, я с интересом рассматривала присутствующих. Факелов и фонарей здесь хватало, даже слабый естественный свет откуда-то освещал центр, поэтому происходящее было прекрасно видно.

Трое здоровяков отделились от остальных и двинулись к центру. Не спеша, они уселись прямо на перемычки состыкованных шхун и воззрились на нас.

Мне кажется, они ждали чего угодно, но не шагнувшего вперед Райдена. И не слов:

-      Ну, здравствуй, отец.

После этого Камачо побежал, все быстрее и быстрее. К одному из троицы. Огромному, белоголовому мужчине средних лет.

Поднявшись навстречу, тот покачнулся. Раскинул руки, опоясанные черными узорами то ли вен, то ли сложных татуировок. Длинные белые волосы упали на плечи, ух... как же он похож на Райдена, старший Камачо, пропавший при Прорыве три с половиной года назад.

Природа не ошиблась, скопировала почти полностью. Только челюсть у него с глубокой ямочкой посередине и более квадратная, чем у сына. Брови посветлее, с легким изгибом, не такими стрелами. Мелочи, а в остальном - единая кровь, родовая стать.

Сравнивать их было... необычно. В висках стучало. Если сэр Камачо выжил, скрылся в Тайном городе, значит и у моей мамы был шанс.

Ноги сами понесли меня за Райденом, и я бы выскочила на центральную площадку, если бы дорогу не перекрыл Игла.

-      Нельзя, - предостерегающе сказал он. - Это место для командоров.

Проклятый Хаос!

Кажется, я очень недобро на него посмотрела, потому что Игла дернулся и нахмурился. Ладно, годы ждала, подожду еще немного. Пусть Райден, так мечтавший об этом дне, порадуется. По-моему, он единственный среди своей родни не терял надежды увидеть отца. Голос моего жениха летел над площадью, доспех почти полностью сошел с его головы, рук, превратившись в кирасу на плечах.

-      Папа... я верил...

Они стояли, тесно обнявшись, такие похожие. Непонятно кто кого сильнее стискивал, отец или сын.

-      Нашел-таки меня, мой мальчик. Вырос... Как же ты вырос без меня. Возмужал. Как там...мама? Люсиль такая нежная...

Все ближе к трем командорам и Райдену подходила не только я, народ зачаровано стягивал кольцо, возбужденно переговариваясь, даже перекрикиваясь. Я выглядывала из-за плеча Иглы, вытягивая шею, чтобы не пропустить ни слова.

-      Мама? - Райден отодвинулся от отца, собираясь с духом. - Маме было очень плохо, слегла, думали не выдержит. Ее Сайрус вытянул.

Эктор Камачо тепло рассмеялся:

-      Старина Сайрус, я так рад, что он выжил в той молотилке. Когда не увидел его среди захваченных Хаосом, признаться, подумал... Ладно, главное, если ты здесь, значит все скоро увидимся. Прила передала, что вы не потеряли пси-энергию с напарником. Игла сначала глазам не поверил, но ведьма не ошибается - ты полноценный Страж? Тебя наши послали?

Начались вопросы, и я порадовалась, что не сама там стою. Понятия не имею как Райден сообщит отцу о втором замужестве «нежной Люсиль». И как сказать правду о «послании»?

-      Как Хаос из него выкачивать, так Прила, дорогая, - пробурчали рядом. Слепая пристроилась с правой стороны от меня, и я почувствовала облегчение. Все же нам, женщинам, лучше держаться вместе. - А как на площади прилюдно, сразу «ведьма».

-      Да слов нет! - поддержала ее Яя, не умеющая держать язык за зубами. - Мы значит ласточкой, на верную смерть в Портал за Райденом прыгаем, а великий посланник Земли и полноценный Страж - только он? И эта леди Камачо-Пальмэ, только между нами, стерва редкая, вот что я скажу. Оба мужа еще с ней наплачутся.

Пока Прила пыталась переварить сказанное, события на площади развивались дальше.

-      Я не Страж, папа, - спокойно сообщил Райден. - Был на первом году обучения в ГАСе, когда меня сюда закинуло год назад. Прости, что раньше тебя не нашел, личного Осколка не было, да и кто знал, что вы тут целый город отстроите.

-      Подожди...

К ним шагнул один из командоров, кряжистый, смуглый, перевитый кожаными лентами. И на первый взгляд удивительно молодой для своего статуса.

-      Как ты смог пси-силу сохранить? - громогласно и весьма требовательно спросил он. - Год в Хаосе, один... Энергия за час максимум разряжается после перехода.

- А еще у них с собой эликсиры восстановления! - выкрикнул Игла.

Мне так и захотелось пнуть его по мягкому месту, которым он ко мне повернулся. Что за допрос? Сейчас еще покричит, что мы его бойца изуродовали, хотя сами на нас напали, как мы их ни убеждали в своих мирных намерениях.

- Это не у меня, - Рай оглянулся, - а у моей невесты. Она за мной в Хаос пошла, через Портал прорвалась и восстановиться помогла. Мы вместе учились в ГАСе, были старшими в группах. Стелла, ты где?

Н-да. Мой выход. Пора. И я такая... в подкатанных холстинных штанах, ночной рубашке и с Яей на шее.

Встречай, командор, невесту сына.

Мои ноги сами пытались перейти на строевой шаг, но я заставляла себя идти спокойней и плавнее. Под перекрестным расстрелом множества незнакомых глаз, под тяжестью откровенного недоумения сэра Эктора. Просто дошла и встала с Райденом. Рядом.

-      Стелла Маккой, моя будущая жена, студентка ГАСа, награждена «Отвагой» за спасение офицера во время боя, - Раю не понравилось, как на меня смотрели, ничем иным его похолодевший тон и детальное перечисление регалий, я объяснить не могла. - Участвовала в закрытии Портала в академии, раскрыла внедренного лайгера и... отправилась за мной в Хаос, самостоятельно, сохранив силы Стража. Искала меня и, как видите, нашла.

-      Я... эээ...хм... рад знакомству, - проговорил отец жениха. - Несколько по-другому, признаться, представлял...

И - тишина. Можно было бы услышать пролетавшую муху, если бы они здесь водились. Я тоже молчала. А что - нобиль все правильно сказал, ни убавить, ни прибавить.

-      Очень интересно, - нарушил молчание третий командор. Жилистый, с каштановыми, тронутыми сединой на висках волосами, он немного отличался от остальных, хотя ростом тоже обижен не был. Небольшая сутулость и привычный близорукий прищур тоже несколько отличали его от остальных. Чем-то он мне напомнил Мартина Вегу, брата моей подруги Моники.

-      А мы-то уже понадеялись на официальную операцию Земли. Что ж... Страж, сумевший сохранить пси-энергию, бесценный ресурс для сопротивления. И будет тщательно изучен мной и Прилой. Жаль, конечно... - он недоговорил, слова давались ему с трудом, словно командору приходилось преодолевать себя. - Что ж... на помощь нашего мира мы будем надеяться и дальше, продолжая сражаться сами. Иначе наши родные и близкие скоро попадут к нам на Осколках...

Он понемногу справлялся с разочарованием, его голос креп, звучал все громче. Окружающие нас бывшие Стражи начали кивать в такт, соглашаясь, расправляя поникшие было плечи. Теперь я вижу, кто из командоров отвечает за моральный дух собравшихся. И что удивительно, не самый здоровенный и громогласный из троих.

-      Стелла Маккой... - неожиданно прервал товарища сэр Эктор.

Я кивнула. Папа моего жениха таки справился с шоком. Видел бы он страдания бывшей супруги...

-      А ты знаешь Викторию Маккой?

-      Это моя мама, - чуть задохнувшись, произнесла я. - Именно ради нее я решила бороться с Хаосом и пошла в Стражи. Она для меня... очень много значит. Вы были вместе, когда произошел пробой, правильно?

Не проходило и дня из последних трех лет, когда я ее не вспоминала, хотя бы именем, памятью лекарственного запаха от медицинской формы, смехом... болью в глазах отца.

Закусив губу и пристально вглядываясь в сэра Камачо, я чуть не пропустила напряжение, вдруг возникшее на поляне.

-      Вместе, - ответил командор. - Больше пятидесяти лет в Хаосе, помогая друг другу. Девочка... у твоей мамы не было развитого пси-контура как у обычного Стража. Таким людям очень тяжело приходится после переноса, мы вместе прошли плен, побег, скитания. Она храбрый, сильный человек и сделала, что могла. Но в результате Виктория Маккой не могла долго сопротивляться Хаосу и... очень пострадала.

Поворот. Бесконечно долгий поворот. Головы, плеч, тела. Словно сквозь плотную сопротивляющуюся массу ставшего камнем воздуха.

За расступившимися Стажами, прямо на скрипучем дереве палубы, сидела Прила. Длинные паучьи руки бессильно лежали по бокам, сломано белея на стыке с полом. Из-под старой тряпки, заменяющей ей глазную повязку, текли слезы. Прозрачно-сверкающие, обычные человеческие слезы, переливающиеся под бликами неровного света.

-      Мама? - прошептала я. - Мамочка...

И побежала. Со всех ног. Как ветер. У самых ее ног плюхнулась рядом и осторожно, почти не дыша, прикоснулась к ее плечам.

-      Я так тебя люблю. Мы с папой волновались, переживали.

Она повернулась и, подняв трясущиеся ладони, начала меня ощупывать. Так, как это делают слепые. Легко, нежно касаясь, затаив дыхание. Поразительно, обычно капризная Яя не издала не звука, когда по ее шерстке, как и по моей голове прошлись жуткие пальцы.

-      Вы как там с папой? Сильно переживали? - шмыгнула носом Прила. То есть Виктория Маккой. - Он здоров?

-      Переживали безумно! У папы все хорошо, работает там же, в полицейской академии. Мы не часто видемся в последнее время из-за моей учебы, но постоянно переписываемся.

-      Он... женился? Я все понимаю, столько лет. Его тоже утешили? Как Люсиль? Главное - он счастлив?

-      Пф, - я схватила за руки и поцеловала ее прямо в грязную тряпку у виска. - С ума сошла? Папа ждет тебя, ты его любимая потерявшаяся девочка. Маккои своих не бросают.

-      Что?! - раздался рядом голос старшего-Камачо. Оказывается, командоры пошли за мной следом. И рассматривали нас с мамой сверху вниз. - В каком смысле Люсиль «утешили»?

Мне стало неудобно перед Райденом. Словно это я его семью подвела. Вот странность. Абсолютно уверенный в себе сэр Эктор и мысли не допускал, что его супруга будет неверна, а моя измененная Хаосом мама готова принять что угодно, лишь бы ее близкие были счастливы. И еще одна странность: почему через пятьдесят лет командор Камачо выглядит в неровном свете местного освещения немногим старше своего сына?

-      Насколько я понимаю, к нам добрались подросшие дети, - протянул самый молодой из троих местных «шишек», смуглый амбал. - Времени поговорить у вас еще будет. Предлагаю перенести сентиментальные разговоры на потом и прояснить важные факты. Девочка, вспомни кто ты, ты - Страж! Мы ждем объяснения, как ты сюда попала.

Еще когда Камачо говорил с отцом, я заметила недовольную гримасу на физиономии «молодого» командора. Есть такие - вечные воители без личной жизни, несгибаемые и прямолинейные, не прощающие слабости ни себе, ни другим. Ему явно было скучно слушать наши воркования. Наклонившись, он положил мне руку на плечо и гаркнул:

-      Я сказал - потом поговорите! Рапортуйте, Страж Маккой, как прошли в Хаос, сохранив энергию. Мы ждем.

-      Стелла Маккой - студентка академии. Она полугражданская, - Райден всегда умел говорить холодно, а жизнь в Хаосе добавила ему жестких обертонов. Аж зубы заболели. - Мы пришли как друзья, а не как подчиненные, сэр.

Доспех опять скрыл кисти его рук и дошел до шеи. Похоже, защита реагирует на эмоции, вряд ли нобиль стал бы открыто демонстрировать боевую трансформацию.

-      Эй-эй, успокаиваемся! - примирительно заговорил старший Камачо, прикоснувшись к плечу сына. - Ситуация понятна, нам всем имеет смысл перейти в штабную каюту и поговорить.

Вскоре мы вшестером сидели за длинным столом на территории корабля сэра Эктора. По пути мужчины задавали вопросы Райдену о его годовом пребывании в Хаосе, а пока рассаживались, мы с мамой тихо обменивались информацией.

Время в этом диком месте летит по-разному - чем дальше от крупных Осколков или чем меньше надежная земля, тем оно непредсказуемее. Ни замерить, ни просчитать его невозможно, но есть сильные Лорды, держащие свои миры под относительной стабильностью.

Увы, для бывших нобилей Земли, скрывающихся от местных Стражей и постоянно перемещающихся в зыбком море, время не поддавалось контролю, каждый в итоге считал свое. Выручало одно.

-      Здесь не умирают от старости, Эля, - сообщила мама. - Можно измениться, получить травмы, даже полностью раствориться и уйти под небесные щупальца, но именно земного старения здесь не существует.

-      Кто о чем, а женщины о возрасте, - добродушно заметил седой командор-ученый.

-      Меня зовут Кольдерон. Нашего эмоционального собрата - Доминго. Ну и Эктора вы знаете. Если готовы говорить, милая Стелла, мы, со своей стороны, жаждем вас выслушать. Сами понимаете, луч надежды, пусть и не такой, как мы надеялись, но все же забрезжил после стольких лет мрака. Хаос медленно, но поглощает наши ряды, несмотря на все усилия. Ни старания Прилы, ни сбор стабильных личных Осколков, ни очищающие процедуры, ничего не дает гарантированного результата. Сейчас поставлю нам горячего грога и можно будет неспешно поговорить.

Насчет неспешности с ним сразу заспорил молодой здоровяк. А я спросила у мамы, наклонившись к самому уху:

-      А где девушки?

-      Это ценность, держат по кораблям, - также еле слышно ответила мне мама. - Секс высвобождает энергию и чистит контуры. Наши рабынь не держат, только по обоюдному согласию все, но Доминго начал продвигать идею покупки девчонок. Будь с ним поосторожней. Меня спасло быстрое заражение Хаосом, а вот ты для него - лакомый кусок.

Я невольно повернула голову и глаза в глаза столкнулась с горячечным, фанатичным взглядом Доминги. Крылья его носа трепетали, челюсти двинулись, словно он что-то прожевал. Молодой командор медленно перевел взгляд ниже, изучая фигуру и также неспешно вернулся обратно.

Он что, ждал смущения? Розовения щек? Прикрывания ночной рубашки дрожащими руками?

Подсев ближе к столу, я кашлянула,


убрать рекламу


обращая на себя внимание, и уверенно сообщила:

-      Расскажу, уважаемые командоры, что знаю. Двое суток назад...

Сухо, четко, пошагово... Спасибо школе Сантаны. Я рассказала о камне-нэльене, о котором узнала из документов наших спецслужб, и о кольце, которое запускает работу камня, приманивая точечный удар Хаоса.

-      И где они? Где эти предметы? - прервал меня Доминго.

-      Оставила на Земле. Чтобы у наших была возможность еще раз открыть Портал.

-      Могут не догадаться, - досадливо хлопнул по коленке Камачо-старший. - Или откроют пробой в случайный Осколок, как и ты. Технологию нацеленных Порталов создали совсем недавно, кто-то из измененных Стражей в Диссе постарался. До нас дошло не так много информации, но, известно, что открывать дверь надо с двух сторон, тогда щупальце совмещается по времени и месту, бьет точно, соединяя Порталы. Раныие-то Хаос лупил как ему вздумается.

-      Как это - «постарались измененные Стражи»? - вырвалось у меня.

В голове просто не укладывалось, как свои же хотят уничтожить Землю.

-      Удивляешься? Думаешь легко тут остаться чистеньким? А что им остается! - зарычал Доминго. Глаза его отчетливо налились красным. - Представь, студентка, у некоторых уже нет шанса остаться нормальным. Что, если Лорды сливали бы в тебя Хаос так, что переродилась каждая клетка? Когда ты становишься никем и чтобы выжить - нужна Земля, нужны крупные Осколки.

Сейчас он сам походил на измененного, лицо побелело, а глаза горели багровым, мерцающим светом. Огромные кулаки сжались до напряженных жил на запястьях.

Сидящий слева от меня Райден наклонил голову, внимательно изучая ярящегося командора.

-      Не будем спорить на что можно пойти, чтобы выжить, - глухо произнес Камачо- старший. Ему тоже не понравилась внезапная горячечность собрата, но сэр Эктор выглядел ... понимающим, что ли. И очень усталым. - Мы бы сами давно захватили Диссовский Портал и рванули на Землю, но у нас нет ни одного кольца-медиатора, активирующего руны на камнях. Да и сами мы... недолго уже сможем прожить вне Хаоса.

Я осторожно, искоса зыркнула на Рая. Помнится, он забрал мое помолвочное кольцо, чтобы вызвать судорогу щупальца в замке Пейрена. А там по всему залу были камни с рунами. А потом Камачо... бросил украшение, чтобы выгадать время и тем самым дать нам убежать, пока щупальце лупило по зале, пытаясь добраться до раздражающего медиатора.

-      Пусковой механизм должен быть закольцован и насыщен стабильной энергией до звона, - сказал Доминго. - У вас, девушка, я колец на пальцах не вижу. Да и просто кольцо не подойдет. А те кольца-Осколки, что были у нас, мы давным-давно спустили на защиту от Хаоса. Кто же знал, что они понадобятся для открытия Портала.

Тяжелая душная пауза разметала было появившиеся надежды. Признаться, в этот момент я задумалась, а не вернуться ли к Пейрену, чтобы поискать брошенную ценность.

Еще раз здрасьте, Лорд. Вы моего колечка не видели? Нет? А если найду?

Н-да, не самый реалистичный план.

Пока я размышляла над ситуацией, мне пододвинули чашку с горячим напитком. И сэр Эктор поставил между мной и мамой тарелку с нарезанными хлебцами. Еда! По внезапному тянущему чувству в животе я поняла, насколько сильно проголодалась. Взяла кусочек и с удовольствием его зажевала, блаженно прикрыв глаза. Ух, просто поесть здесь - необычайное счастье. Как иногда мало надо, чтобы просто почувствовать себя живой и насладиться этим.

Райден в это время кратко сообщал, что я сражалась на Арене Стонов, победила и - «мы сбежали с Осколка». Хм... О кольце он пока не сказал ни слова. Но слушатели это и не уловили, настолько их шокировала история моей дуэли с Тайсом и Башней. Командоры недоуменно хмыкали, переспрашивали Райдена - точно ли он сам захотел поставить девушку бойцом. Мне показалось, что Доминго так и не поверил. Зато Кольдерон задумчиво пробормотал что-то вроде: «А мы много чего не знаем про Землю».

-      Бежали? Говорите, вас преследовали? Ладно, оставим сказки про Арену, важно другое. - Доминго хлопнул кружкой по столу из темных, плотно сбитых досок. От силы удара тот затрещал. - На Осколке остались какие-то вещи Стеллы, тряпки? Твои, Райден, уже все под эманацией Хаоса, их не отследить. А вот если она оставила хотя бы волос...

-      Куски моей рубашки упали на Арену. И части кожаного костюма остались в комнате... - неуверенно пробормотала я.

Мгновение. И все трое командоров резко, со скрипом отодвинули стулья.

Да ладно. Они всерьез полагают, что в необъятном море Хаоса можно найти человека по тряпичному обрывку? Я растеряно переводила взгляд от одного мужчины до другого. Хотя... по жетону мы нашли их тайный город. Ооо... ни я, ни Райден не подумали, что свежие вещи могут вести себя как Осколки. И предать хозяина.

-      Ох, дочка, - Прила обняла меня за плечи.

Командоры поднялись, переглядываясь. Чашка грога, боюсь, останется недопитой. Я с тоской посмотрела на хлебцы.

-      У меня самый скоростной корабль, - рыкнул Доминго. - Беру девчонку и постараюсь оторваться от погони.

То, как он на меня при этом смотрел: жадно, тяжело - навевало на неприятнейшие подозрения. Например, на слишком явный интерес к девушке без Хаоса в венах, чья энергетика может принять много чужой темной силы, очистить партнера. Как только Райден сообщил о нашем студенческом статусе, Доминго полностью потерял к интерес младшему-Камачо, зато за мной следил как коршун за кроликом. Просто выжидая удачное время для удара, не сомневаясь в результате.

Только кролик ни капли не боялся. Мои страхи давно замещены гордостью и уверенностью в себе, им внутри маленькой меня просто не осталось места.

-      К сожалению, - Райден взял с тарелки кусок хлеба и протянул его мне. - Мы не можем покинуть Осколок Дисса. Позавчера, еще будучи офицером Осколка, я был здесь, точнее несколько выше, чем мы сейчас. В самом городе. И видел приготовленный, почти активированный Портал, окруженный бойцами.

Он поощрительно кивнул, когда я жадно захрустела едой. И похлопал ладонью по столу, приглашая командоров присесть обратно.

-      Какое право ты... - начал Доминго.

Но Камачо-старший опустился на стул и покачал головой:

-      Дадим моему сыну пять минут, уважаемые. Уйти отсюда мы можем в любой момент, а вот сделать что-то полезное... А!? Не пора ли стряхнуть пыль с мачт, Стражи? Я, например, готов. Устал прятаться от Лордов, бояться за свою жизнь. Когда у нас последнее настоящее дело было? Своих вытаскиваем и выживаем... Это все, на что мы способны? Неужели только меня и этих молодых птенцов волнует слово «Портал»?

Кольдерон с Доминго переглянулись. Я увидела, как вспыхнули глаза у смуглого командора, все же радость честной схватки для него была важнее девушек. Это... радовало.

-      Есть план? - прямо спросил Рая отец.

-      Скорее идеи. Все будет зависеть от того, можно ли спрятать Стеллу от преследования. Она мне будет нужна у Портала.

-      Спрятать нет, а вот пустить по ложному следу - вполне реально, - вдруг рядом с моим плечом прошелестела Прила. - Сделать инвольт... Куклу, с аурой Стеллы, которая привлечет сильнее, чем сама Стелла. Мне бы сил...

Я подтянула к себе сумку и, быстро порывшись, вытащила из нее мамину книгу и оставшийся последним флакон с эликсиром.

Когда к ним на стол Райден добавил жетон командора, Доминго зашипел, словно из него выходил воздух.

-      Кхе-кхе, - прокашлялся Кольдерон. - Напомните, откуда вы такие взялись?

-      С Земли мы, - жалобно пропищала Яя, открывая испуганный глаз на моем плече.

-      И очень, очень хотим обратно, домой.

Глава 27. Как умеет исчезать город нобилей

Внезапное появление яичницы вызвало некоторое смятение рядов. Нас с Райденом пытались допросить на предмет «откуда этот трок-недоросль и что он несет». Возмущенная Яя в ответ крутилась на моих плечах и обвиняла местных в предвзятости и дискриминации по внешним признакам.

После таких оборотов из уст хаосита в каюте воцарилось ошеломленное молчание. Командоры недоуменно переглядывались, не веря собственным ушам. Чем и воспользовалась мама.

-      Расспросите молодого человека о троке, а мы с дочкой пока инвольт сделаем, нечего время терять, - проскрипела она, сгребла тетрадь со своими записями со стола, схватила меня за руку и потащила из каюты.

Некоторое время мы шли молча. Обиженная Яя фыркала, щурила единственный глаз и негодующе крутилась. Прила выглядела сосредоточенной, легко двигаясь по мосткам и безошибочно обходя попадавшихся на пути Стражей, словно отлично их видела.

Только на палубе своего кораблика она заговорила:

-      Этот... молодой нобиль... вынуждает тебя быть с ним?

Признаться, несколько секунд я пыталась сообразить, кого она имела в виду и к чему меня принуждает.

-      Ааа, - облегченно протянула я. - Райден что ли? Нет. Еще до поступления первый раз поцеловались на спор, а потом как-то само собой... Свадьбы после учебы, так что ты успеешь.

-      Об этом потом поговорим. - напряженно продолжила она. - А в Хаосе он тебя домогался?

После этого вопроса мне показалось, что отвечать следует с необычайной осторожностью. Как бы не получить потом жениха в неполной комплектации, без инструментов мужского «домогательства». Что было бы печально во многих смыслах.

-      Ээээ. В Хаосе? Я... сама его заставила, ма. Он сопротивлялся, конечно, но куда ему устоять против сильных аргументов. Или ты против, что мы до свадьбы? Извини, но волноваться о моей невинности несколько поздно, и я ни о чем не жалею.

Она неопределенно хмыкнула, погладила меня по руке и нехотя отпустила, чтобы открыть дверь своей каюты.

-      Ладно, потом с твоим женихом разберемся.

Фонари все также освещали только часть комнаты, стояли рядами столы. Не теряя времени, мама принялась за работу. Длинные пальцы сами находили мешочки и баночки, что-то терпли, мешали, пересыпали.

-      Не знаю, увижу ли твою свадьбу, лучше давай подумаем о настоящем. Тварей с твоего следа собьем.

- Может эликсир выпьешь?

-      Эликсир для меня бесполезен, - она раздула угольки в очаге. - На Земле мой пси- контур был нераскрыт. Вот и усох здесь быстро. Зато от записей прямо жар идет. Словно ты маленький Осколок подарила, да еще прямо как под меня сделанный. Глядишь, через пару дней опять видеть нормально начну... Так. Стелла, я пока инвольт делаю, а ты рассказывай чего-нибудь, просто говори.

О, да. Это моя ма. Решительная, собранная, все держащая под контролем. Я заметила, как она засунула свою тетрадку за шиворот, вплотную к коже и облизала губы. Нет, не сдается. Скорее меня обнадеживать попусту не желает.

-      Я тебе все Осколки на свете принесу, - мой голос не дрожал, звучал ровно. Будто я на плацу присягу давала. - Лишь бы ты смогла в Портал зайти, без зависимости от Хаоса. У меня в сумке кое-что еще есть, да я и домой в случае чего сбегаю.

На этих словах мама хохотнула, покачала головой, но продолжала работать. А я упорствовала:

-      Притащу! Папу спрошу, может у него что-то памятное осталось о ваших отношениях.

Грохот. Со стола что-то упало и покатилось по полу.

-      Мелочь, дочь, не нужно поднимать, - прошелестела Прила. - Лучше сними платье или рубашку, что там на тебе. Полностью раздевайся. А замену поищи в большом сундуке у стены. Мы сейчас сделаем твою куклу-копию, да такую, чтобы от нее дух твой сильнее был, чем от тебя самой. Такой инвольт, что у Лордов от тяги кишки скрутит... Говоришь, папа меня ждет?

Я яростно закивала головой, забыв, что мама не видит. Счастье, что мне сейчас не приходится, как Райдену, намеками и правду утаивать. Не знаю, смогла бы я. А правду - правду всего проще.

-      Папа только о тебе и думает, ни на кого больше не смотрит, - бормотала я, стягивая с себя вещи и Яю. Последнюю пыталась положить на стул, но яичница упрямо висела то моей руке, то переползала на ногу, липла, но слезать не хотела. Будто побаиваясь, что я прямо сейчас развернусь и побегу прыгать в Портал без нее. - Он ждет и верит. Так что уж ты постарайся, не подведи его.

В платье мамы я почувствовала себя уютно, в детстве так же закутывалась в ее рубашки и спокойно засыпала, когда она на ночные дежурства уходила. Хотелось обнять ее и не отпускать, но... судя по всему, нам предстояла большая дорога. С таким насыщенным Хаосом на Земле она долго не протянет.

-      Что там в твоей сумке? Опиши.

На стол легла свернутая из моей ночной рубашки детская кукла, набитая травами и листочками бумаги в рунах. Мама внимательно слушала перечисление предметов, причем саму сумку предпочла обмотать вокруг игрушки, а вот ведьминские зелья, которые я не хотела вытаскивать перед командорами, отложила. И даже выпила пару глотков, блаженно вздыхая.

-      Родные травки, - пробормотала она. - Хаосом измененные, но родные. Хорошее дело. Вот теперь есть шанс.

-      Нет его, - дверь резко распахнулась, ударив створкой в стену. На пороге стоял запыхавшийся Игла. Он услышал окончание фразы и, похоже, был не согласен. - Прила, беда! Улетаем срочно, чужие корабли на подходе, много!

-      Быстро! - она подсунула мне куклу под нос. Создание оказалось удивительно милым, с красными лентами тряпичных волос. - Сливай в нее все силы, до дна. Ну же!

Я нервно пробила по инвольту парой рун и зачем-то даже навесила на нее сосредоточение. Вкатила силы по максимуму, до звона в грудине.

- Еще! Ты еще светишься. Сливай все!

Я лупила и лупила пси-энергией в куклу, не понимая, что творю, просто доверяя маме. Кажется, от перенапряжения у меня заходили ходуном руки. Под конец руны начали выходить косыми, блеклыми, дергано появляясь и тут же растворяясь слабой дымкой, но это уже было не важно. От волнения я ухитрилась опустошиться в минуты полторы.

- Готово, - Прила вырвала у меня из рук обвешанную мигающую рунами игрушку. - Она уведет охотников за собой, а ты останешься незаметной. В свете палящего солнца никто не заметит светлячка. И больше не пей эликсиров, ты должна быть совсем пустой.

Да не нужны мне эликсиры! Главное, Райдена близко не подпускать. Хорошо, что мама не знает, как мы заряжаемся. Некоторые вещи очень трудно объяснить даже ей. Мы тут обнаружили, что наши неполноценные контуры отлично эээ... соединяются? Или... Когда мы впервые слились энергиями... Нет, пожалуй, я не буду спешить с деталями личной жизни, да и времени совсем нет.

Я бросилась за выскочившими из каюты мамой и Иглой, завязывая в узел свои оставшиеся жалкие пожитки, потому что даже сумки у меня теперь не было. В стареньком платье из серой холстины, с обморочно висящей Яей наперевес... Оглянуться не успею - сама Прилой стану, все-таки Хаос не самое удачное место, чтобы влюбить жениха еще сильнее в свою несравненную красоту.

Когда мы вернемся, я сначала наемся, потом высплюсь, снова наемся, а после этого - приведу себя в порядок и красиво оденусь. Вот такой план. Прямой как стрела. А доклады, отчеты и прочее - все потом, потом.

До места встречи с командорами мы добежали за пару тактов сердца. По крайней мере мне так показалось.

По площади сновала пара десятков человек, резко и коротко перекрикиваясь. Они скидывали канаты, убирали трапы. Нас отметили быстрыми взглядами и больше уже не обращали внимания.

Не понимаю, что они собираются делать с этой мешаниной старых, намертво сцепленных между собой кораблей.

-      Ко мне! - при виде меня заорал Доминго, когда наша спешащая троица появилась на площади.

И секунды не прошло, как я поймала себя уже на полдороги к его кораблю. Вот что сила животворящей команды делает - ноги сами понесли без всякого контроля головы!

Молодой командор уже раскинул руки, стоя у борта, чтобы поймать меня в объятия. Но опомнившись, я резко затормозила, даже каблуки на досках заскрипели, зато мимо пронеслась мама. Подлетела и втиснула ему нафаршированную моей пси- энергией ведьминскую куклу.

-      Уведи их, Доминго. Лети как ветер, только ты и справишься, уведи погоню от моей девочки. Когда заманишь их подальше, на Осколок-другой от Дисса, кидай инвольт в море. Пусть решат, что Стелла ушла на темное дно.

Пока хмурящийся мужчина недовольно, но внимал наставлениям Прилы, я пыталась найти Райдена. Вот уж нам не нужны предметы, чтобы найти друг друга.

И когда мама завершила инструкции, я уверенно потащила ее к каюте Камачо- старшего, где недавно заседал штаб.

- Расстыковка! - закричали со всех сторон.

Дверь распахнулась и из нее вылетел напряженный Райден, но я только замахала руками:

-      Не подходи, нельзя, я на палубе!

-      Расстыковка! Всем привязаться!

Короткий взгляд по сторонам, и я увидела, для чего здесь держат дополнительные канаты. Мужчины обвязывали себя веревками и хватались за корабельные балки.

Думать, когда есть время и действовать быстро, когда его нет - первое, чему нас учили на занятиях по выживанию. Увы, иногда самым сложным становится определить, где первое, а где второе. Но в данной ситуации я не сомневалась. Затянула веревкой маму, а потом себя, зафиксировала двойным узлом и вцепилась в борт.

-      Три! Два! Один! - громыхнул холодный голос сэра Эктора.

И мир взорвался.

Учитывая необычайную старый вид всего этого корабельного хлама, я никак не ожидала от него такой прыти. А если вспомнить лабиринты дорог и множество сцепленных и перекрученных лодок, то понятно, почему происходящее стало настолько неожиданным.

Весь «город»... разлетелся. Взорвался в стороны как комок разозленных ос. Шхуна Камачо-страшего, на палубе которой успели привязаться мы с мамой и еще три или четыре Стража, дернулась с силой, пробивая пространство, сбивая углы соседних кораблей. Мимо летели щепки, пыль, пришлось пригнуться, почти слиться с палубой, закрывая глаза и уповая на крепость канатов.

Живот пережало так, будто разрезало надвое.

-      Потерпи.

Я пыталась проморгаться, чтобы понять, кто говорит со мной через свист ветра и треск ломающегося дерева. И тут меня укрыли. Теплом. Телом.

Слева и справа в доски врезались острые черные когти, приковав меня надежно к палубе и ослабив натяжение веревки.

-      Куда дела плащ?

-      Оставила в каюте. А мама?

-      Твоя мама отлично держится и знает, что делать.

-      Райден! - до меня дошло что происходит. - Мне нельзя напитывать контур! Бесы! Какого Хаоса ты пришел? Охотники должны пойти за куклой из моих вещей и энергии, а сейчас они могут увидеть меня.

Злое шипение над головой, но белоголовый нобиль даже на гран не сдвинулся с моего тела, продолжая закрывать меня от ветра и летящих щепок.

-      Сливай что есть... Я закуклюсь.

Последнее слово прозвучало необычно глухо, я повернула голову и обнаружила цельный шар из черных щитков вместо головы.

А над Райденом - кружащее небо и разлетающиеся в стороны лодки, бревна, корабли. Мы все стали частью гигантского улепетывающего во все стороны Тайного города, где совершенно не понятно, что именно летит со скоростью запущенного ядра - корабль или мусор. Непосильная задача для преследователей во всем этим разобраться.

Я посмотрела на непроницаемый доспех, окружающий Камачо и запустила прямо в воздух слабую, едва засиявшую руну от собранной при контакте энергии. Пусть мчится, улетает, растворяется.

-      Братееец! - тонко запищала Яя. И замолчала, резко оборвав зов. Каким-то образом она закрутилась в районе моего правого предплечья и даже пыталась приподниматься, высматривая своего собрата.

Но сейчас было не до поиска большого знакомого мелагана. Прямо над нами скользнуло днище огромного корабля, и столкновение не произошло чудом. Кто-то из местного сопротивления сильно рисковал и вряд ли делал это специально. Скорее всего в кутерьме спешных сборов не все борта удалось расцепить, и схема разлета не всегда срабатывала как надо.

А может быть это был враг, кто его разберет. Я увидела только заостренный киль и светлый пух трока, утягивающего судно за собой. Надеюсь, моя руна не прицепилась к чьей-нибудь корме, а если это и произошло, то пусть она быстрее угаснет, никому не причинив вред.

-      Ты еще не пуста, - глухо сообщил Райден, почти прижимаясь жестким непроницаемым шлемом к моей щеке. - Потратила оба контура?

Проклятие! Конечно, нет. Мы с мамой думали только о пси-энергии, я ей не сказала, что во мне и Хаоса хоть отбавляй. Темный! Темный контур, который тоже «я», тоже может меня выдать - все еще во мне.

Пришлось подтягиваться на локтях, выползая из-под тяжелого, придавливающего меня мужского тела. Одной рукой я оперлась на голову нобиля, потом одумалась и обхватила ее, от страха вдавив себе в живот. Вторую подняла ладонью вверх, пытаясь выцепить кусочек пустого неба.

И выпустила черные, змеистые ленты, еще и еще, до тех пор, пока не почувствовала внутри, где-то под солнечным сплетением - выжженную, горькую пустоту. Обмякла, дрожа.

- Тшшш. Дыши.

Райден. Бдит и удерживает. Небо почти полностью очистилось, врагов совсем не было видно, но мы продолжали куда-то нестись. Все? Ушли от погони? Я заморгала, открывая рот и пытаясь набрать воздух, закашлялась отчаянно.

- Надо еще немного потерпеть, - подала голос мама. Она лежала на палубе в полутора метрах от нас, и ее змеевидные пальцы иглами прошивали доски, уходя в них на две фаланги.

Да, пожалуй, на всем корабле я единственная осталась слабым звеном, без энергии, без сил, с глубоко гнездящейся внутри горячей болью. Надо терпеть? О, это я умею.

Смотреть на небо Хаоса и ждать. Я вспомнила слова фэйри: «Как только вы поймете, как вернуться, пришлите мне весть». Мы планировали вернуться через Портал Дисса, Райден говорил о нем уверенно, но достаточно ли его уверенности, чтобы сдержать слово?

Я потянула за узелок с жалкими остатками скарба. Пока наш корабль продолжает путь в практически пустом море, меня крепко удерживает жених, взгляну-ка я на свиток, который дал мне Сир Хиэльдинар.

Хрусткий белый лист с трудом развернулся... чтобы тут же распасться на крошечных белых мотыльков. Они закружили под ветром, молотя меня крошечными крыльями, оставляя от их прикосновений росчерки острой боли. Ох, как стеклом режут. Я зашипела, отгоняя странных бабочек. Ничего не понимаю, мне казалось, фэйри говорил о письме или о чем-то сходном. Больное у него понимание писем, кажется, я нечаянно что-то отправила, но понятие не имею что именно. Буду надеяться - весточку, а не что-то иное.

-      Вот теперь оторвались, - пророкотал сэр Эктор. Самого я его не видела, но голос густой волной плыл в пространстве, сильный и уверенный. - Пару ложных маневров и повернем обратно к Диссу, зайдем с другой стороны в порт. Рай. Сын. Готовься брать управление.

-      В Дисс? - слабо ахнул здоровяк с другого борта, чье щупальце-рука полностью перевилось с удерживающей его веревкой. - Как это мы зайдем в Дисс? Без пропускных бумаг нас заподозрят и схватят!

-      В чем могут заподозрить офицера Лорда Пейрена? - Райден подтянул барахтающуюся меня поближе, но так и не выглянул из доспеха. Сейчас он был похож на тускло поблескивающую статую из обсидиана. - О нашем побеге не успели бы сообщить, да и Лорд не из тех, кто любит рассказывать о проблемах собственного Осколка. Так что войдем без страха и сомнений, через центральный причал. Решат, что Скала начал необратимую трансформацию и вынужден прибыть в Дисс.

Я провела пальцами по гладкой броне. Можно сделать вид, что ничего особенного не происходит, что необычный доспех - просто доспех, мало ли с кем не бывает. Надел вещь, она понравилась, прикипел, можно сказать, душой, снимать не хочется. Что необычного? Но я рациональная натура и прекрасно понимаю, насколько поведение подозрительно «прикипевшей» защиты напоминает ту самую «необратимую трансформацию».

Повернувшись к поднимающейся на ноги маме, я многозначительно скосила глаза на чернильно-угольный щиток под ладонью. Но на меня не среагировали. Совсем. Оу, все время забываю о ее слепоте.

- Мама, а когда ты перестала видеть?

- Два года назад, - она помолчала и вдруг улыбнулась, приложив руку к груди, где под слоями тряпок прятала свой мини-Осколок прошлого. - Не грусти, дочь, ты появилась и принесла с собой свет. Я сейчас вижу световые пятна, и они складываются... в фигуры. Такое счастье. Еще пара месяцев и записи вместе с ведьминскими зельями... могут вернуть мне зрение.

Все замолчали. Замер у другого борта неизвестный Страж, молчал стоящий в дверях каюты сэр Эктор. Из-за его плеча на Прилу в шоке смотрели еще двое бойцов.

Ведьма, которая, по их мнению, уже была безнадежна и чудом сохраняла разум, вдруг сделала шаг назад, к человеческой сути.

- Надежда. Пока живем - надеемся, - тихо сказал командор. И уже громче. - Надеть всем рубашки, скрывайте руны. Пока наши братья, рискуя жизнью, уводят врагов, мы выполним особую миссию - активируем Портал, свяжемся с Землей и сообщим, что мы живы, можем помочь здесь, в Хаосе. А у некоторых даже есть шанс вернуться домой. Так что готовимся. С этого момента мы - сопровождающие уважаемого офицера Скалы и должны выглядеть соответствующе. Игла, проверь людей на борту. Мне кажется, все успели к отплытию.

Похоже, он уже о многом договорился с Райденом.

-      Все успели? Братец не успе-е-ел! - горестное шмыгание на моем плече перешло в жалобное подвывание. - Где ты, брате-е-ец, жив ли-и-и...

Яичница начала крупно дрожать живым меховым холмиком, пугая своим появлением экипаж. Только что расправившие плечи, сосредоточенно слушающие командора люди начали растерянно переглядываться.

От горя Яя так и не открыла единственный глаз, поэтому и не увидела, как над бортом поднялись две белые башки с гигантскими желтыми очами. Троки переглянулись, один из них перевалил часть пушистой белой тушки через борт и, потянувшись, осторожно погладил страдалицу.

-      Не-е-ет, не успокаивай меня, Стелла! Он был такой молодой! Так хотел жить!

Мне кажется, или глаза троков предательски заблестели?

Зато команда, перенервничавшая, пережившая страх экстренного побега, была рада выплеснуть эмоции. Сначала один смешок, потом второй и вскоре все дружно фыркали.

-      Проклятие. Их уже двое, - Райден покачал головой. - Яя, перестань рыдать и определи, кого из них ты потеряла. Уважаемая команда, это подруга моей невесты, этакий... ручной трок, собирающий родню. Если найдет еще пару в порту, можно не беспокоиться насчет боя. Мы наведем такие беспорядки в порту, что весь Дисс сбежится смотреть, оставив Портал без охраны. Жаль, троки по земле не ползают, тогда бы мы просто всех передавили.

-      Какие троки? Двое?! - Яя приоткрыла глаз, уставилась на своих сородичей и радостно взвизгнула: - Братец, ты не потерялся! Ой. И правда двое... ты что, отпочковался?

Земной мелаган бодро сполз с моего плеча и ринулся здороваться со своими. Не знаю насчет белых громадин, но наша яичница прекрасно двигалась по любой поверхности. Кроме того самого моря, в котором и полагалось жить настоящим трокам. Как ни крути, она была чужда местной природе. Как Хаос портил землян, так стабильность нашего родного мира в корне преобразовала выросшую на «чужбине» Яю. Умницу, красавицу, практически студентку академии и любимицу некоторых риторов.

Она что-то верещала трокам в шерсть, пихала их краями юбочки, пыталась скормить им хозяйственно припрятанные кляксы. Троки стеснительно отворачивались от «деликатесов», но ластились и попискивали нечто неразборчивое в ответ. Не знаю, кто отважится сообщить моей подруге, что ее собратья не смогут существовать вне моря Хаоса. Почему-то это информацию она категорически игнорировала.

Я с надеждой посмотрела на Райдена, но тот демонстративно отвернулся и уставился в небо. Вот они, сильные мужчины. Сливаются при малейшей угрозе печального душевного разговора. Я пихнула Камачо локтем и зашипела от боли. Как по камню лупишь, никакого вразумления жениха и морального удовлетворения невесты, одни синяки.

Кажется... разочаровывать подругу придется мне.

-      На горизонте Дисс, - закричал один из Стражей.

Мы успели сделать круг и вернуться с другой стороны Осколка. Обычные жители, прибывшие в великий Дисс.

-      Я тоже сопровождающий офицера? Служанка? - спросила я, приподнимаясь и отряхивая платье, похожее скорее на мешок с дырками для головы и рук. Как бы Райден в долгой дороге домой не забыл, что у меня есть симпатичное женское

тело.

- Не служанка, - ответил нобиль, вставая рядом и вглядываясь в горизонт. - Естественно, ты моя любимая игрушка и любовница. Сосуд для Хаоса.

Хм. Насчет тела... никто не забыл... И я явно расту по карьерной лестнице. На посту курортного городка была служанкой, на Осколке Пейрена - рабыней. А сейчас, вуаля, любимая игрушка и любовница. Что значит связи и блат.

Хотела еще раз толкнуть нобиля локтем. И передумала.

Из тумана медленно проявлялся, вырастал город. Величественный. Устрашающий. Могучий. Дисс.

Глава 28. Дисс и его обитатели

Прямо из земли поднимались иглы, чуть изогнутые, поблескивающие на остриях. Это точно была не Земля, чей-то неизвестный мир был расколот и поглощен Хаосом, перемолот на Осколки и теперь хрустел, поблескивал стеклянной зеленью под нашими ботинками.

-      Сэр Скала желает отправиться в таверну перекусить?

Подобострастно согнутый человечек с искривленным лицом и в широкой юбке, под которой что-то скорее плыло, чем шагало, сопровождал нас от самого корабля. Он постоянно кланялся и смотрел только на Скалу, полностью игнорируя остальных.

Это была даже удобно, потому что я никак не могла удержаться от изумленных взглядов по сторонам, а временами замирала в остолбенении так, что Райдену приходилось пару раз меня подх


убрать рекламу


ватывать за шкирку и утаскивать как котенка.

Не знаю, как обычно ведут себя любовницы хаоситов, но впервые попавшего на Дисс человека я изображала отменно.

Первое, что меня поразило, Осколок был не один, а состоял из состыкованных, сплющенных земель абсолютно разного происхождения и вида. До «зеленых игл» почва выглядела синей и каменистой, но вполне ровной. А сейчас мы шли будто по коже ежа.

-      Таверна? - Райден снова подтянул меня за ворот и продолжил дорогу, чуть не волоча меня у ноги. - Нужна поближе к центральной площади и с кабинетами уединенности.

-      Понимаю, сэр, - человечек впервые посмотрел на меня. - Девочка выглядит свежей, если надоест, могу поспособствовать хорошему обмену с опытной и покрасивее.

Скала покрутил меня, серьезно изучая. Встряхнул пару раз и даже пару долгих секунд уделил внимание тылу.

-Даже не знаю... Дурочка, конечно, но, пожалуй, пока оставлю. Прила, возьми ее.

Он перехватил ладонь мамы и соединил наши руки. По каким-то причинам, самостоятельно идущая я ему не нравилась. Словно я могла заблудиться или отстать. Нет слов. Домой вернемся, умник, я тебе покажу дурочку.

Оставшееся время до таверны я больше не глазела по сторонам, удерживая равнодушное выражение лица. И заметила, как семенящая рядом со мной мама поворачивает голову за Райденом, а сама складывает в щепоть пальцы и постоянно их потирает. Там, где касался нобиль.

-      Таверна «Красотка», сэр, - провожатый остановился у двухэтажного здания, похожего на оплавленную глыбу. Покатые линии, смазанные контуры углов, темно­серая гамма. Даже крыша не выступала углами, а плавно перетекала в стены. - Центральная площадь с другой стороны здания, вы можете увидеть ее прямо из окон. Если вам или вашим спутникам кроме еды и уединения понадобится массаж, сон, расслабление, напряжение, вариантный секс, любое сливание или набор энергии, обращайтесь к владельцу - почтенной миз Ёрдан. Сама миз давно не та красотка, что была когда-то. Но ее дочери и сыновья все еще свежи и готовы быть полезными для посетителей.

-      Вариантный? - пробормотала я, когда человечек поклонился и ушел, а мы двинулись внутрь дома.

За моей спиной хохотнул Игла, но остальные промолчали. Кажется, меня держат за несмышленую девочку, которой рано знать о взрослых игрушках.

-      Что угодно сэрам маджорам? - нежный голос с придыханием принадлежал странному существу, худенькому и высокому. Коротко стриженные волосы, острые скулы и ярко накрашенный рот. Гибкая фигура закована в затянутый до треска парчовый костюмчик. Спереди плоско, зато бедра - мило круглятся. То ли девушка, то ли юноша - с первого взгляда и не разобрать.

Ласково смотрит на моего жениха лучистыми прозрачно-серыми глазами, озерами из слез. Остальные удостоились лишь намека на внимание - молниеносного скользящего взгляда. Едва заметно существо запнулось только на сэре Экторе, но в итоге полностью зависло на закованной в черноту фигуре. Уважение. Восторг. Опаска.

Вот так надо реагировать на мужчин. Трое сопровождающих нас членов экипажа шумно начали втягивать воздух и переминаться.

-      Маджоры? О, мы планируем ими стать, - холодновато ответил Скала. - Но не прямо сейчас. Есть свободный кабинет?

-      Для всех?

-      Да, - в голосе нобиля мелькнула тень раздражения.

-      Приношу извинения за расспросы, на всякий случай сообщу - у нас есть несколько приготовленных небольших зон. Но позвольте привести вас в комнату для группового уединенного отдыха, все, как вы хотите. Я буду вашим проф- официантом, Сэмми Ёрдан-младший, к вашим услугам.

Развернувшись, это нечто отправилось показывать нам дорогу, не забывая активно качать бедрами. Судя по заинтересованности на лицах команды, вопросы пола в данном случае их не очень волновали.

-      Проф заберет много, очень много, - прогудел один из мужчин, склонившись к Игле.

«Юноша-девушка» на секунду обернулся и многозначительно облизнул нижнюю губу.

Ошарашенная, я механически передвигала ногами, пытаясь осознать в какое дно тут можно свалиться в попытках отодвинуть необратимо наступающие изменения. И каким образом, если этот «проф» может «забрать много», сам он ухитряется косить под нетрансформированного человека.

Проклятие, о чем я думаю!

Отвернув голову, чтобы не таращиться на официанта, я обнаружила тянущееся вдоль коридорной стены узкое окно. Необычно, словно мечом по таверне полоснули, даже чуть скошено с одного края. Представляю как странно это выглядит снаружи.

-      Там центральная площадь Дисса, - сказал Райден, заметив мой интерес. - Взгляни, Фейка, сейчас. В кабинетах уединенности нет окон, да и ты будешь там сильно занята.

Вдох-выход. Как там рассказывал фэйри? Хаос связывает собой все миры, какие есть. Однажды я специально для тебя, нобиль, найду мир, где правят женщины. Приволоку в него и заставлю на своей шкуре испытать все нюансы унижения от хамоватых замечаний окружающих. Мало того, это Я там буду волочь тебя за шкирку и...

-      Быстро! - рявкнул Камачо. И я птичкой полетела к окну, изображая полное послушание хаоситу.

Взглянула и прикусила губу, чтобы не ахнуть, не обратить на себя слишком много внимания. Кивнула и вернулась к остальным.

-      Хорошей, чистой еды моим спутникам, - распоряжался Райден, пока остальные заходили в узкий проем, скорее на щель, чем обычный проход в комнату. Сине- зеленая, похожая на металлическую дверь идеально повторяла изогнутую форму входа в кабинет. - Несите как можно быстрее. Потом - не беспокоить.

Пока все рассаживались на жестких деревянных креслах, он плотно закрыл кабинет изнутри, щелкнул запором и резко развернулся ко мне.

-      Что там? Здесь можно говорить. Лорд Дисс не любит прослушивать кабинеты, слишком много шума и эмоций. Стелла, что ты увидела в окне?

-      Красную землю. Переливающуюся, багрово-алую как лава. На площади огромный замок и Портал... почти вплотную к нему.

-      Знаю. Мы почти подобрались к цели и все это ты сама могла предвидеть. Но все же ты смотрела в окно и почти забывала дышать. Что тебя по-настоящему удивило?

-      Мне показалось, на Портале распят лайгер, - после небольшой паузы сказала я. - В городе, где всем заправляют хаоситы, подвешивать высшего для ритуала - уже достаточно необычно, согласитесь. Но нечто похожее у другого Портала я видела - в подвале мэра также были прикованы Райден с Пальмэ. Их силы напитывали руны, призывающие точечный удар щупалец.

Некоторое время в комнате молчали. Кроме меня никто близко не подходил к окну и в детали не вглядывался. Черная кляксовидная тень под сводом Портала издалека была почти незаметна, и, если бы я раньше не видела лайгера вне тела, точно не опознала бы.

Вежливый стук в дверь заставил присутствующих отмереть. Игла пошел открывать официанту, а Сэр Эктор стал бодро рассказывать о разнице корабельного хода при разнице покраски бортов в синий и бежевый цвета.

И когда официант с тележкой снеди вплыл в комнату, он застал не настороженных и подозрительных личностей, а расслабленную, уставшую компанию, благодушно спорящую о сущей ерунде.

-      Все сразу ставь на стол, - лениво распорядился Скала, не стесняясь при этом дергать завязки на моем платье. Эту серо-коричневую хламиду, насколько я помню, пришлось в каюте Прилы натягивать через горловину, все веревки на ней давным- давно намертво завязались в каменные узлы. Поэтому прилюдные посягательства жениха я сносила благосклонно и даже с любопытством.

-      Скажи-ка, Сэмми, - мой ухажер явно что-то вспомнил и повернулся к служке, сноровисто расставляющему тарелки. - Событие уже скоро?

-      Сэр имеет в виду парад? Ждем через пару дней. Вы очень вовремя приехали, в гостинице при таверне еще есть незабронированные места, можно подобрать под ваши вкусы. А вот завтра начнется основной заезд, говорят, приедут даже Лорды с дальних Осколков.

Выждав ухода мечтательно жмурящегося официанта и тщательно закрыв за ним узкую дверь, командор Камачо уперся кулаками о стол так, что загремели тарелки.

-      Сын, ты понимаешь, что происходит? Подпитываемый Портал и целая армия хаоситов в полной готовности! Это же... полноценное вторжение...

Мама сидела в кресле рядом, и я увидела, как задрожали ее пальцы и стиснули подлокотники. Обхватил голову руками один из Стражей. Слабая, едва замаячившая перед ними надежда начала рассыпаться в пыль.

Но... для чего-то же нас вел сюда Райден?

-      Я знаю про «парад», отец. Более того, я в курсе, но не хотел сеять панику раньше времени. Через два дня я должен был прибыть сюда с Лордом Пейреном. И еще некоторое время назад серьезно готовился погибнуть славной смертью, похоронив Портал вместе с собой, - нобиль светло улыбнулся. Его доспех отодвинулся до самых плеч, открыв спутанную гриву таких же белых волос, как у отца, и широкую, неожиданно подсвеченную пси-татуировками шею.

Ух. Еще вчера они были незаметны, выцветшие штрихи под шрамами, не более. А сейчас... Горели каку готового к бою полноценного защитника Земли.

-      Я научился у Пейрена вызывать удар щупалец Хаоса. Первый раз случайно потратил собственный обручальный перстень, единственную вещь, с которой никогда не расставался. Второй раз, уже осознанно, задействовал кольцо Стеллы, чтобы бежать вместе с ней с Осколка. Вещи - тлен, но здесь, в Хаосе, некоторые из них обладают настоящей силой, частичкой энергетики дома. Папа... если ты отдашь мне свой жетон, я смогу попытаться или открыть Портал до того, как на площади соберется армия вторжения. Или... разрушить его.

Что такое жетон для командора в Хаосе? Это память о том, как он был здоров и счастлив, о любимой красавице-жене в объятиях и маленьком сыне на коленях. О чистом небе над головой, улыбающихся друзьях и соратниках, о спасенных людях, с восторгом и благодарностью произносящих знаменитую фамилию Камачо.

Что для командора жетон? Дополнительные несколько лет человеческой жизни, возможность остаться в разуме, а не ходить на цепи бешенным, не помнящим себя яростным зверем. Это надежда, что никогда не встанешь на четвереньки, не ворвешься из Портала в тихий земной городок, подчиняясь приказам убивать и хватать, и никогда детские глаза не посмотрят на твою безумную, окровавленную морду с ужасом и безысходностью.

Мало кто смог бы, как сэр Эктор, протянуть сыну свою жизнь. Недрогнувшей рукой.

-      Есть план - чего тянуть, - сказал Камачо-старший, отдавая личный Осколок. Через стол они смотрели друг на друга, очень похожие, оба жесткие, хладнокровные, не оглядывающиеся назад.

-      Мне нужно время на разведку, - ответил Райден. - Изучить, как расставлена охрана. А ночью будем прорываться к Порталу.

В этот момент, единственный в моей памяти, я загрустила, что мы выбрали не тихую судьбу. Муж будет вечно на пике событий и никогда не удовлетворится семейным домиком и завязками на моем платье.

-      Тогда едим и выходим на площадь, поизображаем восторженных новичков с дальних Осколков, - Камачо-старший оглянулся на сидящих по обе стороны от него Стражей. Вся четверка, один за другим молча кивнули своему командору. Нам предстояла смертельно опасная операция - это понимали все. Придется отвлечь хаоситов на себя, обеспечить доставку Райдена как можно ближе к Порталу. Все будем работать на одного.

-      Выпейте, мальчики, - Прила достала обе бутылки эликсира восстановления. - Маленькими глотками, сколько получится. Только не перестарайтесь, после голодовки быстро наедаться нельзя. Будете пить, а я - проконтролирую ваши контуры... Скоро вам понадобятся все силы.

Следом она вытащила из сумки ведьминские зелья.

-      И мне понадобятся.

Вполголоса переговариваясь, возбужденные, с горящими глазами, бывшие Стражи разливали эликсир в кружки и, удерживая двумя руками, жадно глотали живительный напиток, восстанавливая силы, возрождая засохшие контуры. Только я сидела... пустая и бесполезная, внутри даже болеть стало сильнее. Ну как так? Как так-то?

Глава 29. Бой за Портал, который никто не планировал

На площади оказалось довольно легко затеряться. Опасливо косясь на охранников, Портал рассматривали несколько компаний приезжих зевак во главе с неплохо одетыми мужчинами. По самой площади вперед-назад вальяжно расхаживали ярко наряженные девицы, сопровождаемые опасно выглядящими телохранителями. Ростом последние сильно уступали представителям нашей компании и, несмотря на обвешенность холодным оружием и испещренные шрамами лица, торопливо отходили с дороги.

С разведкой получалось... так себе. Шестерку двухметровых громил на площади не задекорируешь и не спрячешь. Увы, бывшие Стражи сильно выделялись, вызывая к себе определенный интерес.

Буквально на первых же шагах Иглу попыталась перехватить дама в годах. Она распахнула накидку, эффектно обнажив прямо перед ним целых четыре крупных груди, скорее украшенных, нежели прикрытых красным кружевным топом.

Впервые я видела, как у мужчины буквально отвалилась челюсть. Бум - и висит у подбородка. Подхваченный товарищами под локти, он быстро разминулся с прелестницей, не оглядывался и вполне споро перебирал ногами, но лицо Иглы приобрело некоторую задумчивость, мало сочетающуюся с предстоящей миссией.

И это стало лишь началом. Местные "бабочки", несколько экзотичные, на мой взгляд, атаковали здоровяков со всех сторон.

-      Им что, мужчин не хватает!? - возмущенно вырвалось у меня, когда очередная разодетая девица попыталась схватить Райдена за руку.

-      Боюсь, что мужчин они уже ненавидят, - тихо ответила мне Прила, - но выживают как могут. А сильный клиент - это и возможная безопасность, не только деньги.

Пока мы с мамой шушукались, наша компания успела разойтись в стороны. Согласно выработанному в таверне плану, Райден должен подобраться к цели максимально близко, старший Камачо со своими людьми его страхует, а женская часть, то есть я и Прила, по мере сил будет отвлекать внимание, если это понадобится.

По крайней мере я продумывала как с легким, но обращающим на себя внимание возгласом буду падать в обморок от красоты дворца. Хотела немного подтянуть платье повыше, чтобы выставить оголенную до колена ногу. Показывать нечто более эротичное смысла не имело, четыре груди я не переплюну, как бы не старалась. Это несколько обескураживало и почему-то смешило.

Вернусь домой, расскажу подругам о бесконечных возможностях Хаоса, способного увеличивать и умножать любые части тела.

-      С-с-с... - шипящий странный звук пронесся по всей площади, вызвав невольные мурашки.

-      С-с-с-а...

Я подняла голову и через головы вальяжно стоящих охранников встретилась с желтыми горящими огнями безумных глаз. Лайгер.

-      С-с-те-елла...

Мать его. Как мала вселенная. С лайгером, который может назвать меня по настоящему имени мы виделись только в ГАСе, когда эта черная клякса еще гордо именовала себя секретарем Рохо.

Казалось, виси себе и питай Портал дальше, размышляй о неблагодарном начальстве, на которое годами пахал в другом мире, а оно потом использует тебя в качестве расходного топлива. Но нет, надо поорать, покричать женское имя на весь Дисс.

Я заинтересовано похлопала глазами на звук, потом отвернулась и начала рассматривать каменные статуи у входа во дворец. Какой смысл нервничать, если руки лайгера скованы, ткнуть пальцем в меня он никак не может. Начнет описывать внешность? Так говорит же, бедняга, еле-еле, прямо жаль горемычного.

-      Во-он она-а.

Угу. Вон там, следи за желтым взглядом.

Бодро развернувшись, ведь мне нужно внимательно следить за действиями Райдена, я нос к носу столкнулась с хаоситом в повязке охранника.

-      Транс? - грубо спросил он, поводя серой башкой. Мощные лапы почти волочились по мостовой, и встреть я его еще месяца два назад, отпрянула бы с криком. А сейчас... хаосит как хаосит, страшный, конечно, но прямо кричать не с чего.

-      В каком смысле? - осторожно спросила я, пытаясь не выпустить из поля зрения двигающегося к Порталу нобиля.

-      Она занята, - вдруг резко сказала мама. - Трансформация есть, небольшая.

- Где?

Метнув быстрый взгляд на ближайших красоток, я увидела то, что должна была заметить сразу. Вот они, минусы, отсутствия интереса к женскому полу, сказываются в самый неподходящий момент. У всех девушек что-нибудь, да было неправильным. Странный рост, наросты на руках, необычный цвет кожи... Обязательно шляпки, прикрывающие лица и сложные прически с многочисленными локонами. В замке Пейрена говорили, что мало кто из женщин может выдержать передачу хаоса от сильно измененного партнера. А те, кто может, скорее всего бесценны и со временем, рано или поздно, попадают на Дисс.

Райден на них не обращал внимание, у него контур разработанный и незамкнутый, мог очищаться понемногу и без женщин. Бывшие Стражи никогда не были в Диссе и с местными реалиями не знакомы.

Никто, совершенно никто не задумался, как на центральной площади, где делают свои предложения проф-девицы, воспримут меня. С чистым лицом, румяными, бес бы их побрал, щеками и нормальной, без видимых проблем фигурой.

-      Везде небольшая трансформация, - проникновенно сказала я. - В самых неприличных местах.

-Тут?

И этот придурок, решив пощупать мою грудь, схватился за Яю.

-      Совсем охренел честную девушку за живое трогать? - не выдержала яичница. Насчет живого она права, по-другому обозначить отдельные части ее тела не представлялось возможным. - Ты это растил, чтобы хватать, морда страшная?

Ничего себе небольшая трансформация, - сплюнул хаосит. - Мошенницы!

Ты смотри, какой честный. А никто ничего и не предлагал, между прочим. Меня даже возмутила ситуация. Мы бы еще попрепирались, но лайгер опять завопил, и уже опасное:

- С-с... С-ст... С-с-тражи Зе-емли-и!

Сообразил-таки, сволочь, что кричать.

-      Всем немедленно покинуть площадь! - заорал еще один голос, уже не шипящий.

Вот теперь дела плохи. Один из охранников попытался толкнуть слишком приблизившегося к Порталу Райдена. Тот коротким замахом отправил его прямо в колонну, удерживающую замковую парадную лестницу.

Пристававший ко мне хаосит дернулся к схватке, наивно развернувшись ко мне спиной. Эх, были бы хоть какие-то силы и ему не уйти. Но внутри было пусто, выжжено.

Подшаг, мягкий, как учили. Подножка. Хаосит здоровенный и тяжелый, запутался в ногах так, что чуть не сбил меня оземь. В последнюю секунду пришлось подпрыгнуть и пробежаться прямо по уже падающему телу. Вперед, пора к Райдену за подзарядкой.

Да, я стану «заметна», но чего я сейчас опасалась меньше всего, так это Тайса и его хозяина. Поздно бояться, выжидать, сомневаться. Пришла пора совсем других решений, когда сердце поет жаркую песню боя.

Где-то там, в мирной жизни, среди ромашек и лютиков, я могу оставаться нежной девочкой, расстраиваться из-за потери обручального кольца, бояться ночных кошмаров, опасаться высоты. А сейчас я просто Страж. Кричи, лайгер, кричи. Ты создаешь отличный фон, пусть местные знают кого нужно бояться.

-      С-с-тражи Зе-емли-и!

Вокруг царила полная неразбериха. Девицы метались, натыкаясь друг на друга, визжа, разворачиваясь и пытаясь бежать уже в другую сторону. Стражники орудовали темными щупальцами, не разбираясь, перехватывая за шеи и придушивая.

Вооруженные мужчины разумно уносили ноги с площади, чтобы их не приняли за Стражей. На меня мало кто обращал внимание, а от ударов темных плетей я успешно уворачивалась.

И охране, скорее всего, некоторое время казалось - произошла ложная тревога. Пока один из хаоситов не пролетел через полплощади, чтобы впечататься с воплем в стену дома. На его груди пылала руна Земли.

Затем еще один. И еще. Стражи, получившие прежнюю, почти забытую силу, разметали охранников в считанные минуты. Руны сияли привычным зеленым огнем, но действовали ошеломляюще усиленно, раскидывая и разрывая противников.

Добежав до Райдена, я потянулась в надежде дотронуться до человеческой кожи, но ощутила по-прежнему лишь холод доспеха. Почти над головой, совсем недалеко бесновался прикованный враг, вокруг был ненавистный Дисс, а на меня смотрели темно-синие родные глаза.

-      Зарядка, - выпалила я, дергая его за руку. - Мне нужна максимальная зарядка.

-      Максимальную я делаю по-другому, - хмыкнул нобиль, - а пока - так.

И поцеловал. Под вопли, взрывы и крики. Мягко и нежно, словно пытаясь запомнить вкус моих губ.

Кажется, кто-то планирует меня слить... В смысле - втолкнуть в Портал и страдать на расстоянии. Упрямый баран. Он.

Ну и не только он.

От поцелуя я не отказалась, только прикусила угрожающе, когда почувствовала наполнение контуров.

-      Даже не думай, - прошипела я удивленно поднявшему брови Райдену, - из-под земли достану, разнесу Хаос к бесам и тебя покалечу, только попробуй меня бросить.

Мне показалось, или внимательно прислушивающийся к нам лайгер несколько поджал свои черные отрепья.

-      Надо открывать Портал, - глухо сказал Камачо, игнорируя мое заявление. Аккуратно отодвинувшись, он достал жетон и встал у самой арки.

-      С-с-сюда! С-скорее! - завыл мгновенно опомнившийся хаосит. Если за срыв плана внедрения и уничтожения академии его позорно подвесили, представляю, что с ним сделают за уничтоженные врата вторжения.

Больше нобиль не сможет отвлекаться, я отбросила в сторону узелок с вещами, который до сих пор таскала подмышкой. Расставила пошире ноги и закатала рукава. Странно, наверное, мы сейчас выглядим: сосредоточенный, закрывший глаза атлет и решительная худощавая девушка, закрывающая его собой со сжатыми добела кулаками.

Правда, смотреть пока было некому. Площадь выглядела опустевшей. Сломанными игрушками, изогнутые под странными углами лежали тела охранников. Обыватели ухитрились убежать или уползти почти все. Красная земля под ногами слабо дымилась. И еще пару ударов сердца мне казалось, что ничего такого уж сложного во взятии Портала Дисса не было, зря так переживали.

Пока из-за домов, в просвете узких местных улиц не показались совсем другие действующие лица. Они шли спокойно, почти в ногу. Кроме уже знакомо измененных правых рук, многие почти потеряли лицо, их заменяла нечеловечески оплывшая маска. Почти полностью обнаженные тела, прикрытые только набедренными повязками, выглядели болезненно серо, с обескровленными разрывами до мяса и переплетением белесых шрамов. В левых руках многие сжимали секиры или подобия мечей. Или тащили за собой извивающиеся плети, выросшие из обеих рук.

Столичные бойцы, съехавшиеся сюда со всех ближних Осколков. Еще обладающие вполне материальными телами, в отличие от лайгеров, но уже давно измененные, разные на вид и при этом одинаково страшные.

Сотни. Узнав о событиях на площади, к нам шел знакомиться сам Дисс.



Бессмертные, еще не ушедшие в море, жаждущие трофеев, Осколков, рабов, всего, что вернет стабильность их телу и ясность разуму. Как рассказывал Рай, многие прибывали сюда в последней надежде выиграть еще немного времени, участвуя в захватнических походах Лорда Дисса на еще не подчиненные дальние Осколки. Другие заранее явились на парад. И завтра прибудут новые. Но и тех, кто прибыл на площадь сейчас, сильно больше, чем может выдержать наш небольшой отряд.

Они шли спокойно, рассматривали нас с интересом, переговаривались между собой будто селяне, идущие на покос.

Оглянувшись на Райдена, я нашла его по-прежнему недвижимым, с закрытыми глазами и замкнутым лицом. Время, как же нам нужно было время.

Висевший над головой лайгер захрипел, и я снова бросила взгляд на подтягивающуюся со всего города армию Хаоса. Что происходит?

Лишь два-три десятка хаоситов продолжили двигаться к площади, подавляющая же их часть развернулась и ощетинилась оружием себе в тыл. Неужто подоспели командоры и Стражи, уводившие от меня преследователей? Я расстроилась и обрадовалась одновременно. Без них там точно не выжить, но как же ничтожно мало наших собратьев будет по сравнению с собравшейся здесь массой безумных убийц.

Вспышка. В бой с подходившими все ближе противниками вступил сэр Эктор с экипажем. Увы, сияние рун выглядело сильно бледнее, чем раньше, Стражи выдыхались без эликсиров.

Я легко пробежала от Портала до линии защитников, поднырнула под пытавшуюся меня задеть плеть, и бросила руну Выжигания в крупного хаосита, почти полностью сформировавшегося в Башню.

Уж больно правильно он стоял. Здоровяка снесло, причем летел он назад, сбивая идущих следом собратьев как удачно расставленные кегли, одного за другим.

Поймав ошарашенный взгляд обернувшегося командора, я залихватски подмигнула и снова пробежалась вдоль линии, высматривая жертву пофактурнее. А что, я люблю крупных мужчин. Валить. По-разному.

Команда старшего Камачо все больше переходила на привычные мечи, кинжалы и даже удары такими же щупальцами, как у противников. Зато я точечно выбирала настоящих громил, вымеряла траекторию удара и сносила врагов почти рядами. После такой подставы мало кто поднимался, а от контакта с пылающей руной загорались новые хаоситы.

Пси-энергия уходила потоком, зарядится от сосредоточившегося Райдена я не могла, поэтому радостные крики с нашей стороны, сначала раздававшиеся после каждого моего удара, начали понемногу стихать.

-      Держимся, Стражи! - громогласно поддерживал своих командор. Но двое уже хромали, а значит, их выбьют первыми, потом сломают и остальных. Счет пошел на минуты.

-      С-с-стражи Земли!

Хорошо орет, пусть нас запомнят такими, не сдающимися, защищающими Врата на свою родину огнем и мечом.

-      Гори! - захрипела я, поджигая еще одну цель и с ненавистью наблюдая как пылающий урод прокатывается смертоносным шаром по своим же.

-      Живи! - вдруг прозвучало откуда-то с края площади. И багровая мостовая содрогнулась. - Живи!

Стоящие по периметру дома затрещали и захрустели выпадающими камнями. Прямо по камням под моими ногами зазмеилась длинная, бегущая в сторону дворца трещина.

Невольно все мы повернули головы в сторону, куда ушла основная масса бойцов Дисса. Сейчас они отступали спинами к нам: торопливо, падая и поднимаясь, угрожающе направляя секиры и глифы в появившегося противника.

Прямо на площадь въезжал Осколок, зеленый и милый, с небольшим и единственным замком-поместьем.

По его краю, в два ряда стояли стройные, высокие воины в сияющих начищенным серебром кирасах. Из-под шлемов струились золотые волосы.

- Живи! - резко выдохнули они, одновременно салютуя полуторными узкими мечами, когда Осколок окончательно завяз в Дисе.

Любящие комфорт фэйри прибыли на место битвы прямо с домом. Уважаю.

Надеюсь, их интересует секрет Портала, а не переезд в мой мир. Меня несколько смущает объем возможного переселения и что по этому поводу скажет человечество. Но кем бы ни был высокородный сидхэ, принесет он куда меньше головной боли, чем Хаос. Тем более дворец с содержимым трудновато будет втиснуть в арку шириной метра в два.

А вот если хаоситы смогут активировать постоянный Портал, Земле грозит участь плавающих в бескрайнем море Осколков.

Треск. И огромное дерево, которым я когда-то любовалась во время своего нахождения у фэйри, вдруг начало вытягивать корни из земли, поднимаясь на грубые коричневые ноги. Только сейчас я заметила, что на его зеленых ветках расположились золотоволосые красавцы с луками. А на самом верху каким-то чудом совершенно твердо стоял Лорд Хиэльдинар.

Лучники дали одновременный залп и сияющие зеленые дорожки протянулись в небе. Там, куда попадала стрела, начинал быстро расти мощный, размером в ствол молодого дерева, побег. Расти из тут же разрушающейся мостовой, из агонизирующих тел хаоситов. Каждый по-своему понимает «живи», не хотела бы я попадать под горячую руку этих «лекарей».

Дерево гулко шагало в нашу сторону, путь ему очищали фэйри с мечами в сверкающих доспехах. Лорд Хиэль приветливо помахал рукой, обнаружив меня стоящей с округленными от удивления глазами. Ох, кто-то любит красивые появления, но я не в претензии, мне все нравится!

Наши противники у Портала бросились на помощь к тем, кто бился внизу с мечниками. Там ситуация выглядела не понятной, какая-то каша из тел, мельтешения, с брызгами крови и хриплыми воплями.

Под ногами снова хрустнуло и еще несколько неприятных, явно глубоких трещин прорезали мощение.

Сверху загрохотало. Жуткий нарастающий звук перешел почти в визг, бьющий по ушам. Резкая темнота и почти мгновенное возвращение света. На меня дохнуло чем-то горячим, словно мимо пронесся локомотив.

Щупальца? Они среагировали на призыв Райдена?

Я посмотрела назад и до боли прикусила губу. Новостей было две. Хорошая и плохая. Хорошая - оставшаяся позади в метрах десяти от меня арка Портала зажглась мягким глубоким светом, так похожая на гранит кладка вокруг нее теперь превратилась в мелкий щебень, а лайгер наверху висел мокрой тряпкой, или полностью отдав все свои силы, или не выдержав оглушающего броска щупалец с небес. Получилось! Да! Нобиль смог активировать переход, намного раньше времени, запланированного хаоситами. В другой ситуации я запела бы и запрыгала на одной ножке.

Но была и плохая новость. Окаймленная шипами дворцовая дверь оказалась распахнутой, а на парадной лестнице, в окружении трехметровых, затянутых в кожу монстров стоял обычный человек. Почти обычный.

-      Красиво, - задумчиво сказал мужчина. Не напрягая голос. Даже тихо. Но слышно было всем на площади. - Я допивал херес, спасибо, что подождали меня.

Легкий поворот кисти и его гвардейцы бегут к Порталу, а сам он плывет... буквально плывет по воздуху навстречу шагающему


убрать рекламу


дереву фэйри.

-      Хиэль, старый друг. Наконец-то ты решил меня навестить. И подарки принес.

Мои внутренности попытались скрутиться от страха, когда он проплыл буквально в метре, руку протяни. Только вблизи стало понятно - это создание, если и было человеком, то когда-то очень, очень давно.

Благородную голову венчали белые волосы. Надеюсь, не родовой особенности семьи Камачо, а просто седые. Металлический доспех, отливающий тусклым блеском на руках и ногах, по торсу переходил... в смуглую кожу, испещренную вязью рун. Огромный, со сложно-кованной гардой меч легко удерживался одной рукой. Кроваво-алые глаза смотрели прямо, не размениваясь на мелких сошек вроде меня. И я не в обиде. Никаких претензий.

-      Лорд Дисс, - прохрипел стоящий в метре от меня хаосит и склонил голову.

Правитель Осколка медленно пролетел над замершей от ужаса и восторга площадью, играючи взмахнул двуручником и отрубил дереву один из мощных корней-ног. То закачалось. И сверху в Лорда полетели стрелы.

-      Будь ты проклят, - перестав красоваться, Хиэльдинар поднял ладони и запел что- то на непонятном языке.

- Давно, - легко согласился Лорд Дисса и рубанул по второму корню.

Я не стала медлить, а раз пошла такая заваруха, впечатала руну в спину замершему передо мной хаоситу. Пришлось чуть сдвинуться влево, чтобы запустить здоровяка прямехонько по ногам его болтающегося в воздухе начальства.

И упала на живот прямо у края одной из трещин. Меня тут нет, и даже не было никогда. Девочка я храбрая, но не безумная. Что-то мне подсказывало - обращу на себя внимание Властителя Дисса и это станет последним приключением в моей жизни.

-      Стелла, держи периметр! - раздалось слева. Стражи во главе с командором бежали к Райдену, который оказался один на один с десятком дворцовых гвардейцев. Значит, на мне защита подступов к Порталу со стороны площади. Это он сейчас серьезно?!

-      Хиэль, опять ты играешься с иллюзиями, - хохотнул страшный Лорд Дисса. Щелкнул пальцами и... все фэйри-мечники исчезли. До единого. Ни одного красавца в великолепных доспехах! - Пора взрослеть, придумать что-нибудь новое.

На площади остались раненые, разрозненные, удивленно оглядывающиеся воины- хаоситы, потерявшие буквально растворившихся в воздухе оппонентов по бою.

А также Лорд Дисса, широко улыбающийся, явно решивший продолжать развлекаться с десятком фэйри на дереве. И двое Камачо со Стражами, пытающиеся не допустить монстрообразных гвардейцев к Порталу.

Все были заняты делом. Кроме меня и разворачивающейся в мою сторону толпы хаоситов. Они посмотрели на поднимающуюся девушку в грязном платье. Девушка, то есть я - грустно, на них.

Можно было бы продолжить лежать дальше, но приказ командора во время боя игнорировать нельзя.

-      Что есть, - развела я руками, - одна, но очень сильная.

-      Одна она! Прям никого больше, - заверещала яичница. - Но сильнющая, не надо подходить!

Страж из меня сам по себе еще никакой, а без энергии, потраченной почти до нуля, я вообще могла только энергично плевать в сторону противников, не более.

Мне остается быстро бегать и благодарить удачу за каждую дополнительную секунду выживания. Поэтому я рванула низ изношенного подола, чтобы не мешал при беге.

-      Да! - заверещала Яичница. - Видали! Вообще ничего нет, такая грозная, что ей оружия не выдают, боятся!

Отлично, я могу сосредоточиться на деле, пока она бесит противников, отвлекая, не давая возможность одуматься и оглянуться на Портал.

-      Ты молодец, Яя, уничтожь их презрением, - провокационно шепчу я и двигаюсь в сторону дерева. Если до этого я не хотела быть замеченной Лордом Дисса, то теперь уже все равно, вряд ли он хуже сотни своих подчиненных.

-      Прямо могу не сдерживаться? - осторожно спрашивает Яя, дрожа на моих плечах.

-      Жги по полной, подруга, как в последний раз, - разрешаю я и бегу в сторону битвы великих Лордов. Уворачиваясь от встречных хаоситов, прыгая, скользя, почти взлетая над головами в переворотах.

-      Уроды! - визгливый голосок мелагана взвивается над площадью не хуже, чем у Властителя Осколка, я бы даже сказала - более одуряюще. - Забыли, как должна выглядеть настоящая женщина, а? Какая гибкость! И, внимание! Две руки! Две ноги! Ничего лишнего не болтается!

Проклятие, надо самой как-то отключиться от воплей, а то сама опешила и чуть не врезалась в застывшего от изумления здоровяка-монстра.

Хаоситы реагировали правильно, то есть азартно перекрикиваясь, ринулись меня ловить. Причем, судя по обсуждению, повредить они меня не хотели, поэтому решили просто поймать, а потом поделить. Гении планирования... Командиры точно присутствовали, но охотились вместе с остальными. Такое ощущение, что эти парни в принципе уже ничего не опасались, и бой в своих головах давно выиграли.

Я обежала вокруг дерева, уводя за собой толпу. И почти столкнулась с Лордом Дисса, отрубающим очередной корень. Стрелы фэйри летели в него потоком, он только пригибал голову и мечтательно улыбался, отламывая те редкие из них, что сумели застрять в сочленениях его доспеха.

-      Привет, - сказала я, проносясь мимо и сверкая коленками. - Извините.

-      Уйми своих! - строго наехала на него Яя. - Ты мужчина или кто?

Оооо... Я разрешила ей провоцировать, но не пояснила четко кого можно задевать, кого нельзя.

-      Что?!

И меня поймали впервые в жизни.

Прохладное, легкое и равнодушное, невесть откуда взявшееся покрывало тьмы обернулось вокруг и сжало, как птицелов ухватывает птенца в кулак. Можно пищать, дергаться, но удерживающая сила не проминается, не поддается.

Рядом с грохотом рухнуло древо фэйри. Так и не дойдя до Портала. Одного из лучников Хаос-Лорд ловко подхватил тонкой энергетической петлей и с хрустом переломил ему шею. Так на зубах хрустят сухари, никогда в жизни я больше не смогу спокойно слушать этот звук.

-      Я мужчина, - с укоризной заметил властитель, - но тебе, маленький трок, доказывать не буду. А вот с твоей хозяйкой мы чуть позже поговорим. Девочка- Страж... с двумя битыми, но развитыми контурами. Сегодня хороший день, ты замечательно пойдешь после хереса.

И меня поволокло ко дворцу, мимо жадно смотрящих мне в след хаоситов. Мимо жалкой группки лучников-фэйри, бросающих луки и достающих короткие мечи, чтобы защитить все еще пребывающего в медитации Хиэля. В метре от Райдена, лежащего ничком рядом с двумя разрубленными и прожженными огнем гигантами- гвардейцами

По рамке Портала медленно ползла моя мама, хватаясь за уступы слабыми руками, но упрямо двигаясь вверх, к лайгеру.

А из мерцающего омута арки появилась голова ритора Сантаны.

-      Почему никто не выходит? - требовательно спросил он. - Тогда мы идем к вам.

Мое продвижение резко застопорилось, а потом и совсем прекратилось. Почти внесенная ко входу во дворец, я упала на ступени лестницы и вдруг покатилась по лестнице вниз, под ноги к выходящим из Портала Стражам.

Лорд Дисс не пожелал больше тратить на меня силы при виде новых противников - одного за другим выходящих из Портала Стражей Земли.

-      Маккой! - загрохотал Сантана, жестами выстраивая землян по флангам. - Так и знал, что вы с Камачо просто валяетесь, голубки. В учебное время! Ну-ка поднимай своего женишка!

-      Так точно, сэр!

Я была счастлива. Много ли студенту-Стражу надо? Командира, которому можно доверить свою жизнь да правильный приказ, по плечу и по душе. С усилием поднявшись, спотыкаясь, еле удерживая равновесие я пошкандыбала к Райдену. Его боль звала меня, отзывалась ломотой в плечах - значит он жив, просто без сознания, а это все поправимо.

-      Гости? - удивился Лорд Дисса, опираясь на двуручник, уже не обращая внимание на оставшуюся в живых горстку фэйри, прикрывающую своего до сих пор недвижимого, сосредоточенного лидера. - Неожиданно... Но вы несколько поторопились, можете возвращаться. Мы сами скоро к Вам заглянем.

-      Зачем? ВЫ к нам уже заходили, - возразил Сантана, окидывая цепким взглядом поле сражения. Узнав среди сражающихся сэра Эктора и оценив измененные руки местных Стражей, он громко выдохнул и продолжил более тяжелым, хриплым тоном. - Кажется, пришла наша очередь зайти с ответным визитом.

Вся его фигура сообщала о полной собранности и концентрации, револьвер в левой руке, подвисшая на взводе руна в правой.

Сантана напряженно изучал Лорда Дисса, тот отвечал более расслабленным любопытством. Оба не забывали быстрыми командами посылать ряды бойцов на сближение. Хаос против Земли.

-      Пользуйся рунами, Хог! - выкрикнул Камачо-старший, чудом парируя удар гвардейца. Оставшиеся в живых трехметровые хаоситы теснили бывших Стражей и увы, исход был понятен обеим сторонам.

Ситуация на поле менялась, и я с облегчением рухнула на колени рядом с Райденом. Проклятие, доспех! Даже перевернув жениха лицом вверх, я не могла найти кусочка открытого тела для подзарядки. Не могу же я тыкать пальцем в глаз.

-      Ну-ка подвинься, - раздался шелестящий голос мамы. - Посмотрю, что с ним.

-      Мне кажется или ты... забиралась на Портал?

-      Да, пыталась его уничтожить, как только мы начали проигрывать.

Она что-то удерживала под мышкой и при этом умудрялась быстро постукивать по черным щиткам, спрятавшим Камачо.

А я ловила ртом воздух. То есть... осознав, что наша авантюра терпит поражение, моя родительница хладнокровно решила поставить крест на единственной надежде. Лишь бы перекрыть дорогу собирающейся армии Хаоса.

-      Лайгеры разъехались по Осколкам собирать бойцов, из сильных сейчас только Лорд, - пробормотала она. - Но и обычных хаоситов в Диссе как грязи, они скоро все стекутся на площадь. Нам долго не выстоять... Так что... Уйдем мы или нет, надо закрывать врата, дочь.

Недалеко громыхнуло. Стражи стреляли, били рунами. На моих глазах меньше, чем за минуту сложили гвардейца. Зачем закрывать постоянный Портал? Не проще ли призвать всех Стражей Земли и выжечь врагов в Хаосе, в месте, где наша сила возрастает?

-      Эй, красноглазка! - Сантана отбросил Лорда Дисса метра на три очередной руной и ловко перекинул командору Камачо пару бутылей эликсира. - А поведай мне, раз уж мы почти близкие люди, какого черта вы к нам лезете? Жрать нечего или так нас сильно любите? Твои знаки, кстати, кажутся мне знакомыми... Ты случаем Родину в последнее время не продавал?

-      Я Землю защищаю как могу, щенок, - сообщил властитель, отбивая мечом летящую энергию. Его атаковали со всех сторон, и он уже не выглядел расслабленным. - Не мешайте мне, и я заберу самые большие Осколки, соберу все самое лучшее, сделаю так, что Земля не будет распылена в Хаосе, как другие миры. Сохранится под моей рукой вечно.

-      Ух, так ты спаситель?! Вор и убийца с великим планом?

Лорд зарычал. До сих пор спокойный, даже мягкий голос перешел в какой-то нечеловеческо-низкий регистр.

-      Поигрались и хватит. Вы пришли на мой личный Осколок, теперь все будет по моим правилам. Завершаем.

Взмах левой рукой. И раньше практически не наступающий на поверхность, сейчас он взлетает метра на полтора. За плечами поднимается и гулко хлопает плащ.

Миг и здание рядом за мной с шумом разламывается на части, крошится, взлетает булыжниками вверх, закручиваясь воронкой смерча. Еще грохот. И еще. Один за другим дома на площади распадаются на крупные валуны и... присоединяются к ревущему урагану.

Сила Лордов может удержать Осколки от распада в Хаос, она же полностью управляет каждым камешком и песчинкой.

Почему-то вместе с местными зданиями разрушается и Осколок фэйри. Иссушается струйками, превращаются в пыль сады с величественным Холмом посередине.

-      Прощайте, я не люблю гостей, - говорит Властитель, делает мягкое, покачивающее движение кистью... И застывает статуей.

Прямо на ходу вместе с ним замирают хаоситы на площади, гвардейцы у Портала... Все жуткие камни, уже летящие на наши головы теперь застыли черной угрозой. Хаос звенит от напряжения, и даже видно, как он по грану, едва заметно пытается двигаться...

Получив нежданный подарок, некоторые стражи попытались нанести по хаоситам добивающие удары, руны отлично долетают и... распадаются, не нанося видимых повреждений.

-      Пришлось чуть-чуть замедлить для них время, - раздается мелодичный голос, вроде нежный, но с девичьим его спутает только полный идиот. - Спасибо, что немного отвлекли этого зверя. Заклинание долгое и дорогое, пришлось жертвовать всем Осколком. Надеюсь, все понимают глубину нашей жертвы? Ах да, самое важное - удержится магия всего пять-семь минут. Вы как хотите, а мы уходим.

Немного Лорда Дисса. Здесь он не в бою, поэтому почти не страшный :)



Если плохо виден - можно посмотреть в моей группе ВК, как и остальных хаоситов.

Глава 30. Доспех и семечко

Сир Хиэльдинар, в вышитом шелковом камзоле, кружевных манжетах был прекрасен до костяшек прикрывающих тонкие пальцы и подведенных глаз. И несколько неуместен среди крови и грязи боя.

Впервые я видела Сантану максимально близким к тому, что можно назвать растерянностью. Ритор с опаской посмотрел на зависшие в небе камни, затем на Хиэля и четырех лучников, всех, что выжили из фэйри после атаки Лорда Хисса.

Ритор потер лысину. Ритор оглянулся.

-      Это что за хрен? - громким шепотом спросил он подошедшего Камачо-старшего.

-      Кто-то из Лордов Хаоса, но на нашей стороне. Его вроде Стелла знает.

-      Кого только Стелла не знает, - протянул ритор, двинувшись в нашу сторону. - Если есть в округе хоть один небезмозглый хаосит, он обязательно отметится у Маккой в знакомых. Эй, парни, операция завершена, сваливаем! Сэр командор, собирайте своих, пора домой. А вы кто... дамочка, убрала руки от моего студента!

Грубее он говорить не стал, видя, как мы сидели с мамой рядком и драться не пытались.

Просто выхватил из ее рук Райдена, закинул одним движением на широкое как плац плечо и понес к Порталу. Шаг, еще. Мы с мамой почему-то лишь смотрели, неподвижно и молча. И одновременно вздрогнули, когда от арки к нобилю потянулись черные звенья. Со звоном цепляясь заего неподвижное тело, создавая цепь, один в один похожую на ту, что тянулась к Башне во время Прорыва.

-      Он полон Хаоса, - тускло сказала Прила. - Долго на Земле мальчику не прожить. Как и всем нам. Стелла, извини, дочка...

В моей душе что-то сломалось. Словно хрупкая нить веры в лучшее, «несмотря ни на что», держала меня на плаву, а сейчас не выдержала. И ведь мне говорили, что шансов нет, но я продолжала верить.

-      Эта нечестно! - заверещала вдруг Яя. - А почему крашенный фей собрался смыться, а мама и Райчик наш не могут?!

Опустившийся на колени у своего древа Лорд Хиэль с изумлением поднял голову. Идеальная бровь дернулась на скульптурно прекрасном лице. Словно у статуи мрамор поплыл.

-      К вашему сведению, неизвестная мне юная леди, «крашенный»... вообще Хаосом не пользуется. Мне своих сил хватает и родного источника, а вот ваш юноша доигрался с грязью так, что панцирь заимел похлеще лайгеровского.

Он легко поднялся, высокий и изящно-смертоносный, вытащил из листьев и бережно покачал в ладонях необычный удлиненный плод с золотисто-розовой шкуркой.

-      Живи, - пробормотал нежно и с величайшими предосторожностями положил взятое семечко за воротник камзола.

Пока бывшие Стражи с опаской подходили к Порталу, а Прила пыталась отобрать у Сантаны Райдена, пятеро фэйри как-то быстро и молча скооперировались, плавно, весьма технично проплыли в сторону перехода, опережая всех. И... ушли в Портал. Как вода.

-      Да что здесь твориться? - заорал разъяренный ритор, уже сам пихая тело женила в руки моей мамы. - Этот напомаженный лордик не к себе отсюда уходить собрался, а к нам?! Новак, быстро за ними! Сообщи нашим, чтобы арестовали.

Арестовать высшего фэйри?

Минуты бежали сквозь пальцы, под шум и крики я продолжала сидеть на грубых камнях мощения Дисса. Жаль папу. Сначала ушла мама, теперь придется и мне, Райден тут без меня долго не протянет.

-      Почему бездельничаешь? - вдруг рявкнула на меня Прила. - Времени почти не осталось, помогай быстрее. Да хоть подержи его! Хочешь вернуть жениха?

Она практически уронила Райдена оземь. Вытянула из подмышки... превращенного в тряпку ослабевшего лайгера, свернутого и хозяйственно перетянутого какой-то бечевой. Положила его на один наплечник, а свои записки - на другой.

-      Пленного взяла, пусть расскажет командору Кольдерону как делать Порталы. Дочь, запомни, нам нужны будут ваши посылки с пси-энергией, чтобы очиститься от Хаоса. И предметы памятные собирай для передачи, тогда я быстро вернусь, раз отец твой еще меня помнит... А сейчас, - Мама сверкнула кинжально заточенным когтем, - хаосит поработает внешней угрозой, чтобы хорошенько испугать доспех. А книга ослабит связь с хозяином.

Перед глазами всплыла картинка, как она держалась пальцами за палубу во время штормового бегства от преследователей. Хм. Маникюр может быть очень грозным оружием настоящей ведьмы. Что она собирается им делать?

Коготь начал с усилием вспарывать тут же задергавшийся доспех. Матушка что-то замурлыкала себе под нос и вдруг плесканула зелья прямо в пытающуюся зарасти брешь. Та зашипела и подалась в стороны, открывая грудь и плечи.

-      Вытягивай! - зашипела она. Повязка слетела с глаз, со лба закапали капли пота. - Тяни его!

Я нырнула внутрь доспеха руками и, дрожа, соединила контуры.

-      Нет! - закричала мама. - Темный сливай, не давай ему наполниться.

Это было сумасшествием, я буквально сгорала, истлевала, превращалась в пепел, выбрасывала Хаос в доспех и тянула из него Камачо. Выходи, любимый, мне без тебя никак, хоть весь мир в труху, но ты рядом.

Сквозь слезы мне показалось, что мамин природный скальпель вырезал что-то темное и извивающееся из бока нобиля. Мокро плюхнувшееся и тут же растворившееся в черноте доспеха. Червяк, которого подсадили ведьмы, вот ты как вырос на местных-то возможностях.

С криком мы отделяли Рая от оболочки, к нам подскочили и помогали Стражи, не знаю кто именно... Я практически перестала различать детали.

-      Готово, несите обоих, - послышался глухой, будто сквозь пелену, голос Сантаны.

-      Нет! Мама!

Я слабо отбивалась, пока меня не обняли родные теплые руки.

-      Все будет хорошо, дочь. Для меня и тех, кто здесь остается, ты со своим мальчиком - наш единственный шанс. Все видели, знаете, что делать. Передай, нам нужна помощь...

Легкие поглаживания по рукам и голове. Поцелуй-прощание в висок. Как выстрел. Я схватила ее ответно, сжала на мгновение и, отбросив желающие помочь руки Стражей, с отчаянием выдираясь из дружеской поддержки, под изумленные возгласы стрелой ринулась в Портал.

Да, сил нет. Да, внутри болит безумно, но моя мама остается в Хаосе и нуждается во мне, а счет идет на минуты.

На другую сторону я ворвалась прыжком. Так и знала - вход оказался в знакомом подвале дома мэра. По ощущениям, я была здесь бесконечно много времени назад, буквально целую жизнь. Тогда - уходила в неизвестность, чтобы найти своего мужчину. Сейчас - чтобы дать шанс тем, кто остался за спиной.

Все помещение нынче занимали какие-то столы, ящики, везде стояли вооруженные до зубов люди, отдельной настороженной кучкой ютились ведьмы. Спасибо Сантане, что поверил в их полезность, я очень на это надеялась.

У одной из стен врачи осматривали бывших Стражей, из них Хаос не отдал только командора. Остальные бойцы, даже Игла, смогли вернуться на Землю. Краем глаза я отметила пытающегося подняться Райдена. Он, как и я, был одновременно и восстановившимся, и пострадавшим от почти выжженного темного контура.

-      Зелья! Эликсиры! Памятные вещи! Быстрее! - заорала я. И хромая, бросилась в круг ведьм. Отбирая, почти вырывая все подряд. Какие-то амулеты, настойки, сухие букетики травы. Свернула чей-то платок в узел, одним глазом поглядывая на Портал.

Там развил бурную деятельность Райден, так же грабя изумленных Стражей.

У проема, внезапно задрожавшего пульсирующим светом, мы оказались одновременно. Все вернувшиеся отступили, и мы с Камачо почти вбросили наши узлы наружу. Что-то звякнуло и, скорее всего, разбилось, но точно не все.

-      Мама, держи!

- Отец!

Старший Камачо ударами пси-энергии разбирал Портал. Тот и так повредился вместе с потрескавшейся площадью, поэтому отлетал кусками. Но командор, решил буквально превратить его в пыль. Сэр Эктор отхлебывал прямо из бутылки и вбивал руну за руной в удерживающие свод гранитные столбы.

С мамой они стояли рядом, вдвоем, плечом к плечу. Будто единственные на всей площади, спокойные, слишком сильные и полные Хаоса, который не хотел с ними расставаться. Родные, которых мы нашли и теперь не хотели терять.

-      Там эликсиры! - закричал Рай.

Темная фигура, выступившая из темноты под сполохи заклинаний, подняла оба узла и подошла к родителям. В непроглядной глубине шлема горели две искры нечеловеческих глаз. Я моргнула, пытаясь вглядеться. Кто этот третий?

Камни, висящие сверху, медленно, но уже заметно начали падать. Сейчас на площади начнется сумасшествие, Дисс трескался из-за атаки Осколка фэйри, а после смерчей и разрушений Лорду удивительно много чем придется заняться.

• как же я надеялась, до хруста сжатых пальцев, рези в глазах... наши должны успеть в суматохе добраться до порта, сесть на корабль и встретиться с остальными двумя командорами, принести добрые вести. Прямо перед нами пленка Портала зазвенела... и взорвалась зеленым огнем. Да! Командор смог, успел разрушить заготовленные для вторжения врата.

В тишине подвала раздались облегченные выдохи, часть народа обессиленно опустились на пол. Люди кашляли, обнаруживая что долгое время не дышали.

-      Отставить расслабление! Кто видел размалеванных длинноволосых мужиков? - заорал Сантана. - В платьях до колен, кружевах и с наглючими мордами. Где они? Или не к нам попали?

Но надежде в его голосе не суждено было сбыться. Фэйри, по словам свидетелей... появлялись. Зашли, пару секунд осматривались. Особое внимание, по мнению присутствующих, уделили ведьмам. А потом стоящий по центру мужчина щелкнул пальцами, и они исчезли. Буквально растворились в воздухе.

Выслушав признание, ритор некоторое время набирал воздух в легкое, а потом начались унижения и поругания в отдельно взятом подвале.

Под этот шум мы смогли поделиться некоторыми... напрягающими наблюдениями.

-      Ты видела, кто у Портала взял вещи? - выдохнул Райден, наклонившись и касаясь губами края уха.

-      Угу. - Я повернулась и тоже постаралась говорить на грани слышимости. - Твой Доспех. Между прочим, он ходил и разумно действовал. Это как?! Примитивный хаосит, подселенный ведьмами, за какой-то год, проведенный с человеком, как он смог так развиться?

-      Я тоже заметила, - к нашему обсуждению присоединилась яичница. Она пытаясь шептать, как могла, но с весьма спорным успехом. - Ниче так получился, мне понравилось. Отлично отпочковался, пока маленький, конечно, но еще подрастет.

Откуда ей знать, пыталась я себя успокоить, но внутренне понимала - ситуация изменилась. Мы начали новую веху жизни Земли, неожиданную, непредсказуемую, одновременно пугающую и дарующую новые горизонты. Мы уже не только воюем с Хаосом. Скоро нам придется с ним считаться, а, возможно, и дружить.

Эпилог про ГАС

Фэйри так и не нашли. Их никто не видел, не слышал, след даже с собаками взять не смогли. Со временем шумиха по поводу их странного исчезновения поутихла, но высокое начальство продолжило бдеть.

Безопасники вызывали меня примерно раз в месяц и пытались вытащить новые и новые подробности нашего общения. Переспрашивали еще и еще раз, пытаясь поймать на несостыковках или симпатиях к таинственной расе.

Каждый раз на допросе присутствовал кто-то из риторов и по одному им понятному принципу прерывали допрос то через полчаса, то через час, а один раз вообще в самом начале встречи.

Я даже привыкла к этим вызовам и в конце первого года учебы, перед экзаменами, даже растерялась, когда очередного вызова не произошло. Вообще год получился насыщенным, пропустили мы, как потом оказалось, около полутора месяца учебы и нагонять потом пришлось нещадно.

Даже домой, навестить отца мне не позволили. Хотя и разрешили ему самому приехать. Что сказать... Всю нашу встречу отец просидел каменно, только еле заметным кивком давал понять - говори, говори дальше. Я старалась не упустить ни одной детали своих впечатлений и ощущений от общения с мамой, зная, как он потом будет разбирать каждое слово, перебирая их в памяти, взволнованно и бережно.

-      Жива, - выдохнул он под конец самое главное. И я вздрогнула, на короткое мгновение услышав другое, нечеловеческое - «живи».

-      Неясно, сколько придется ждать, - мягко сказала я. К этому времени от возвращения прошло больше недели, портал в курортном Циполе держали под постоянным наблюдением, но новостей все не было.

-      Ты же сказала, что там не стареют, - пожал могучими плечами папа. - Начну-ка тренировки усиленной интенсивности и дома приберу, а то вернется твоя мама, я не в форме, вещи раскиданы. Не порядок.

Небо на землю будет падать, а мой родитель останется собой, молчаливым, надежным и абсолютно уверенным, что скоро откроется дверь и его любовь вернется. Молодая, старая, слепая или рогатая, по его словам - без разницы.

Совсем по другому новости восприняла миссис Камачо-Пальмэ. Появилась она в ГАСе на следующий день после нашего возвращения.

На требовательный, нетерпеливо-дробный стук в комнату, Райден открыл дверь. По закону подлости я была у него, валялась на животе прямо на покрывале кровати, листала учебник и с ужасом оценивала объем материала, который предстояло наверстать. Мы с Раем планировали изучать новую информацию вместе, помогая друг другу в трудных местах.

На шкафу в этой время разлеглась уставшая от путешествий Яя и делала все, чтобы ее выгнали поганой метлой. Я уже несколько раз посылала мелагана... к жаждущему общения Фуко, но Яю по-прежнему риторы не слышали, вместо сочувствия купали в массированном любовании и восторге, что ей порядком поднадоело. Поэтому она решила помучить своими жалобами нас.

В итоге к приходу гостьи вся наша троица находилась уже на некотором взводе. По крайней мере я.

-      Ты нашелся! Что с тобой? Тебя били? - миссис Люсиль качнулась и расплакалась. Он нежно обнял ее и провел ее под руку к креслу, что-то забормотал, успокаивающе поглаживая по спине.

Так. Пусть поговорят одни. Представляю как после вестей о таинственном исчезновении волновалась его мама. Я встала с кровати, сложила книги и пошла к двери, но меня внезапно пригвоздили в спину нежным и надрывным:

-      Как ты можешь продолжать с ней встречаться? Говорят, она крутила со всем Постом Циполя! Публично путалась с Хогом. Если бы твой несчастный отец был жив...

-      Он жив, - сказал Райден и продолжил, прямо. Не подбирая слова: - Знаешь, мама, я очень тебя люблю и за многое благодарен как сын, но еще одно оскорбление моей невесты, даже намеком, даже не в моем присутствии - и нам с тобой придется ограничить общение. Стелла - часть меня, прими это. Мы никогда с ней не расстанемся, ради нее я отдам жизнь, а она - за меня, я знаю. И отец получил шанс скоро вернуться тоже благодаря ей. Папа - жив. Не имею права рассказать детали, но лучше приготовься, ма... Что ты скажешь ему, когда он вернется?

Это было грустно слушать, и я практически уже вышла за дверь, когда услышала:

-      Что?! Эктор... Эктор жив?

Глаза миссис Камачо-Пальмэ налились слезами, губы прыгали. Она схватила сына за руку и почти исступленно забормотала:

-      Точно жив? Скажи - точно?

-      Да, мама. Я с ним разговаривал. Он очень далеко, способа вернуться пока нет. Спрашивал о тебе...

Камачо заботился о своей родительнице, переживал из-за ее хрупкой нервной системы. Даже о Хаосе рассказывать не хотел, но весть об отце скрыть не имел права, да и не хотел.

Люсиль ахнула, шумно вдохнула воздух, и я впервые увидела, как человек смеется в слезах. Всхлипы и тихие попискивания от радости одновременно.

- Жив... Сынуль, да мне все равно, что он будет спрашивать и как мне при этом будет стыдно. Главное, чтобы вернулся.

В этот момент я поняла, что мне необычайно повезло. Просто фантастически. Расти Райден в семье, окруженный фанатичной любовью, при родовом статусе и упрямом характере моего жениха - он вырос бы законченных эгоистом, думающим только о себе. Капризность его мамы, требование заботиться о женщине в семье, плюс дистанцирование от исступленной материнской заботы из-за конфликта с отчимом... Это и многое другое не дало сформировать законченного циника.

Я с уважением и даже благодарностью посмотрела на миссис Люсиль. Она любила, по-своему, манерно, как многие рожденные в нобиль-семьях, но искренне, честно, показывая пример сыну.

Поймав ее взгляд, я кивнула поддерживающе, прижала руку к сердцу. И... она впервые не поморщилась, не отвернулась, а улыбалась сумасшедше счастливой улыбкой, не вытирая текущие по губам слезы.

После этого наши отношения с мамой Рая не то, чтобы кардинально изменились, но что-то в них сдвинулось точно. Понять такой изнеженный сорт дам я никогда не смогу, но жить с ней в мире я теперь вполне способна. Она попала в ужасную ситуацию, но не врет, не извивается как уж на сковородке, пытаясь всех запачкать, лишь бы самой остаться правой. А от души радуется за родного человека.

Злые люди реагируют не так,


убрать рекламу


им важнее личные интересы.

Чего стоит только история с Ледкой, когда моя бывшая разбитная однокурсница официально объявила Олафа причиной своей незапланированной беременности. Адвокаты нобиля никак не могли уговорить других молодых людей признать одновременную связь с девушкой, такие показания пошатнули бы вероятность проблемного отцовства, но кто ж захочет подставить себя под удар? Более того, Уго Ласкес дал показания, что видел, как мисс Лагайо уединялась с мистером Борном в классе на следующий день после Полигонного испытания.

История получилась бы совсем грустной, и Олафу пришлось бы содержать девицу по высшему уровню, как невесту. Дело дошло до смешного: если бы она была просто селянкой или горожанкой, на ее жалобы вообще внимания бы не обратили. Но пси-инициированная, она недолго училась в ГАСе, что делало ее фигуру крайне приближенной нобиль-статусу. Жениться на ней бы не женились, а вот содержать...

Все карты хитроумной селянки спутала Яичница. Мелаган заявила, что всю историю домогательств лично наблюдала и уверенно может заявить об успешной защите мистера Борна своей мужской чести и такого же достоинства. Дескать, Ледка смогла оторвать ему только рукав рубахи, но телесно до него не добралась вследствие оперативного побега объекта насилия.

Мы с девчонками пару раз горячо спорили из-за этой истории. Я с разрешения риторов поработала переводчицей Яи, подписала документы для адвокатов. Но скрыла детали силового воздействия, замолчала тот факт, что она на Олафа буквально набросилась. За это беременную обманщицу могли засудить в ответ. Жалко ее стало.

По этому поводу Ада и Моника были со мной категорически не согласны, мы чуть не разругались в пух и прах. К счастью, вопрос решило брошенное между прочим замечание Райдена. Пока мы спорили, он сидел в кресле нога на ногу, ждал, когда я освобожусь и никак не мог дождаться. В итоге он выждал, когда мы сделаем паузу, чтобы набрать воздух, и заявил:

-      Будет скандал - перестанут набирать селянок.

И все замолчали. Где селянки, там и горожанки. Дурная слава быстро бежит, как узнают, что девицы простого происхождения насилуют в академии благородных мальчиков, волна негодования поднимется до небес. Дня не пройдет, как выпустят новое дополнение к Уставу и тогда прости-прощай все с трудом завоеванные позиции поступления девушек в ГАС.

-      А и правда, - сказала Моника. - Беременная дурочка, что с нее возьмешь.

-      А за новенькими мы присмотрим, - весомо дополнила Ада, зачем-то стукнув кулаком по подлокотнику кресла Камачо, попав в сантиметре от пальцев.

Тот осторожно покосился на мою подругу и на всякий случай положил свою руку на колено.

-      Бедные новенькие, - хмыкнул Рай. - Стелла, ты как? Завершила? Мне кажется, нам пора пойти позаниматься.

-      Да-да, - Моника хохотнула. И я не смогла сдержать набежавший румянец. Подруга иногда меня смущала до помидорного состояния. - Стелле обязательно надо заниматься! У нее потом настроение замечательным становится. Вы только до маленьких Камачо не перетрудитесь.

Обнявший меня за плечи Рай только усмехнулся, вот уж столб непробиваемый. И не скажешь, что к нему все эмоции вернулись. На людях нобиль по-прежнему предпочитал удерживать холодное лицо и как можно меньше говорить.

Зато наедине как с цепи срывался и никак не мог успокоиться. Я старалась идти навстречу, понимая и поддерживая, иногда даже слишком. Например, именно в такой момент он меня уговорил на полное безумие...

-      Мы летом женимся, - бросил Рай, когда понял, что я не могу решиться сообщить подругам. - Не знаю насчет маленьких Камачо, но одного взрослого ваша подруга официально почти заполучила.

-      Да ладно... - удивился Мартин Вега, про которого все забыли. Как обычно, он сидел на полу, прислонившись спиной к стене, листал учебники и меланхолично гладил по шерстке яичницу. - Жениться во время учебы разрешают только по беременности. Ты решил этот вопрос?

-      Я решил самый главный вопрос - уговорил вредничающую невесту. Остальное будет легче. После лета придут новички, и опять все начнут ухлестывать за Стеллой. Я не выдержу, - заявил нобиль, который после Хаоса упрямо верил в мою всепобеждающую сексуальность и в то, что любой мужчина в мире, отвернись Рай на минуту, тут же начнет меня соблазнять. - Так что разрешение дадут, Сантана сам не захочет допустить смертоубийства.

Он потащил меня прочь из комнаты под ироничные выкрики остальных. В ГАСе массово ухаживали за всеми девушками-студентками, но именно ко мне подходить боялись, я давно даже комплимента от однокурсников не слышала. Поэтому еле сдержалась, чтобы не пихнуть ревнивца в спину.

Но пожалела.

Свое же добро. Не идеальный, но именно такого и люблю.

Мы соединили руки и пошли, держась друг за друга и чувствуя, как переливается сила. От него ко мне и обратно.

Весной в ГАСе опять появился садовник с дочкой и жилистой, молчаливой женщиной, скорее всего новой женой. Маленькая Лири заметно повзрослела, но глаза ее по-прежнему озорно стреляли по сторонам, а вместо куклы она таскала с собой крошечного котенка.

Котенка с редкостно злобным характером, со взрослыми черными глазами- омутами. Ходили слухи, что однажды он отогнал от ворот академии двух уличных псов, и слушался только хозяйку да новоиспеченную миссис Пьюнжик. Даму со странными военными замашками и удивительным умением ходить тихо как заправский безопасник.

Еще говорили, что юную мисс Пьюнжик заранее зачислили в академию, без всяких экзаменов. И теперь ждали, когда она подрастет. Надеюсь, это правда.

Пусть все больше девушек становятся Стражами. Мне кажется, мы этого заслуживаем.

(Далее - Эпилоги)

Второй эпилог про Хаос

Подняли нас с Камачо глубокой ночью, просто постучали тихо в дверь нашей семейной комнаты и попросили собраться за десять минут. Особой сложности для нас, вышколенных многочисленными внезапными побудками, это уже не представляло. Поэтому минут через семь, вполне бодрые, мы стояли во дворе и глазели на подъезжающую машину.

Улыбчивый молодой человек небольшого роста и неприметной внешности, разбудивший нас и предъявивший бумагу МЗХ - Министерства Защиты от Хаоса, уже сидел рядом с водителем и махал нам рукой. Хм. Кажется, нам предстоит поездка.

В пассажирский отсек мы погрузились быстро и вскоре уже тряслись в полной темноте кабины без окон, не понимая, что нас ждет.

- Опять что-то с Хаосом случилось, - предположил Райден и похлопал себя по карманам, проверяя ценные знаковые предметы, возможные Осколки. Со времени возвращения из Хаоса, и он, и я начали постоянно носить при себе такие вещи. Особенно стал на этом повернут Рай.

Эмоционально он отошел совсем недавно, но иногда вдруг его чувства начинали шкалить, преимущественно, если ситуация касалась меня. Почувствовала я это сразу после свадьбы, обнаружив, как безумно меня ревнуют. То все спокойно, то вдруг на разрыв, к каждому столбу, едва сдерживаясь. В итоге сеансы успокоения теряющего контроль Райдена Камачо проходили ярко и многократно, каюсь, я пару раз даже их провоцировала. Ну да, не смогла удержаться. Он такой милый, когда бесится.

Примерно через час езды и более десятка выдвинутых и взвешенных вариантов куда нас везут, машина остановилась и в открывшуюся дверь впрыгнул знакомый мужчина в кителе без опознавательных знаков.

-      Приветствую студентов-Стражей! - радостно поздоровался Алесандро Пинто, старший следователь МЗХ, человек небезызвестный в узких кругах государственной безопасности. - Эк вы тут кружевно устроились.

Что есть, то есть. Не сидеть же сложа руки. По стенам сияли и переливались руны разного функционала. Две из них, например, освещали кабину тусклым, но вполне приятным светом, позволяя по крайней мере видеть лица друг друга, мягкие кожаные сидения и сложенные небольшими стопками ящики в одном из углов.

-      И вам доброй ночи, сэр, - отозвалась я.

Рай кивнул и пожал руку.

-      Что? Гадаете, куда едем? - Пинто вытянул ноги и довольно зевнул. - У меня хорошие новости. Мы рассчитываем открыть стабильный портал с Хаосом. Точнее с тайной базой сопротивления, как они ее там называют - Тайным Городом.

-      То есть попытки открыть Порталы, пусть и нестабильные, уже были? - Я старалась говорить спокойно, но даже сама услышала, как дрогнул голос в конце фразы.

-      Конечно, - удивился Пинто. - Всячески пытались и многократно. К слову, мы успешно несколько раз общались с вашими родителями. И получили немало полезной информации о Хаосе. Вы даже не представляете какие горизонты неожиданно открылись, просто фан-тас-ти-ческие! Представьте, это же место, где ненормально течет время и люди не стареют. А у нас множество смертельно больных людей, которых государство пока не готово терять.

Мы с Раем переглянулись, вот с этой стороны, в качестве санатория или реанимации, мы Хаос еще не рассматривали. От болезней и старости там действительно не умирают, темная энергия даже не консервирует, а изменяет тела. Может быть со сложными случаями со временем она может справляться.

-      Поэтому, Стелла, для тебя мы приготовили особенное государственное задание, - продолжил безопасник. - Кому как не твоей маме, опытному медику, возглавить экспериментальный центр реабилитации в Хаосе.

Признаюсь, я сначала не поверила своим ушам. Даже повернулась к Камачо, увидела его тяжелый взгляд, устремленный на Пинто, и поняла, что со слухом у меня все в порядке. Это у офицера не в порядке с головой.

-      Сэр, - уважительно начала я, и муж дернул уголком рта. Кому как не ему знать, что самые жесткие скандалы я устраиваю максимально спокойным голосом. - Я подавала рапорты руководству, но только от вас сейчас узнала, что мама не только жива и здорова, но и вы держите с ней постоянную связь. На ваш взгляд, как у нее обстоят дела с концентрацией тьмы? Или предложение новой должности никак с этим не связано?

Офицер почесал затылок, то ли ловясь на крючок делового обращения, то ли понимая, что я все равно скоро узнаю правду.

-      Сложно сказать, внешне, конечно, уже совсем другое дело. И говорит, что почистилась. Но зачем рисковать? Вот выполнит задание, и мы ее с распростертыми объятиями. Тем более это там годы идут, а тут муж еще месяц подождет, он тоже военный человек, поймет потом.

То есть папе ничего не сказали. Он ждет и думает, мама пока не готова возвращаться. А оказывается, ей припасли дело государственной важности,

госпиталь основать.

Я кивнула и промолчала. Нас быстро приучили в академии уметь держать язык за зубами, когда нужно выждать время. Если начну возмущаться, с Пинто станется вздохнуть с печалью и завернуть машину. Нет уж, еду к маме, политику государства поняла, возражений в настоящее время не имею.

-      Для меня тоже есть поручения? - нейтрально спросил Камачо, обнимая меня за плечи.

-      Там посмотрим, - уклончиво ответил безопасник.

Машину тряхнуло. И дальше конкретно так затрясло по какой-то дикой дороге.

Через минут двадцать мы опять выехали на ровную трассу, и уже вскоре резко остановились.

-      Готовим документы, - бодро сказал неизвестный парень в обмундировании регулярной армии. Его фигуру подсвечивали прожекторы, бьющие прямо в глаза острым белым светом. Проверка при выгрузке стала первой, но не последней.

Нас вели и вели куда-то вглубь защищенной территории, встречные патрули или заставы за забором, каждый раз проверяли у нас документы, ухитряясь даже считывать руны с тела.

- Готовитесь к нападению? - спросила я одного из проверяющих.

-      Всегда готовы, - спокойно ответил он и улыбнулся.

Хм. В этом есть резон. Если здесь поставили стационарный Портал, то логично приложить все силы для защиты от неожиданной атаки из Хаоса. Мало ли кто решит воспользоваться такой возможностью. Вот Сантана смог же принять волюнтаристское решение и выдвинуть людей в активированный, но молчаливый Портал.

Вышел со Стражами в Хаос, покрошил врагов в лапшу, захватил нас и вернулся. Некоторые называют это сумасшествием, а он - хорошей реакцией на обстоятельства.

Подходя к огромному ангару, я обратила внимание на тусклое, но ритмичное мерцание по листовому металлу. Мама дорогая, а мы-то с Раем считали себя крутыми, на пару разрисовав отсек в машине активированными рунами.

Дети мы. Играющиеся с почти бесконечной энергией. Но не перестающие быть детьми.

Разве это трудно? Трудно, это мелко изрисовать многометровый ангар, да еще так, что на нем места живого не было видно.

-      Крепкое здание, - гордо сказал Пинто, скорее всего знающий о рунах, но понятия не имеющий насколько величественно и угрожающе они светятся в темноте. - Добро жаловать на прямой мост в Хаос.

И распахнул дверь.

Ух. Как же я этого ждала.

Сердце ударило набатом, и я, едва сдерживая ускорившееся дыхание, вцепилась в руку Камачо. Как маленькая девочка.

Я заметила, что в минуты особого волнения и переживания начинаю искать его ладонь. Вцепляюсь и понемногу успокаиваюсь, ощущая, как перетекает между нами энергия. На свадьбе я вообще не отпускала руку, чуть новоявленного мужа в женскую комнату, где переодевались девчонки, не затащила. Райден хохотал и был не против, но Аделаида встала в дверях и отвечала отказом на все мои горячие, спутанные аргументы.

Мы переглянулись, Рай довольно улыбнулся и погладил большим пальцем с внутренней стороны обручального кольца. Все помнит.

В ангар мы зашли шаг в шаг, единые. Гигантское помещение было почти пустым, не считая арки Портала четко по центру и сети переплетенных мостков вдоль стен. На них сидели и стояли вооруженные люди.

-      На случай непредвиденных ситуаций, - неопределенно заметил Пинто, поймав наши взгляды.

У Портала, рядом с опечатанными ящиками стояла группа мужчин. В свободной кожаной одежде, скорее всего из Стражей или спортсменов, если судить по развитию мускулатуры. Все демонстративно расслабленные. Кое-кто даже курил. Если бы они вяло болтали, я бы даже поверила в их удивительное спокойствие. Но они молчали. Тяжело.

-      Командор, - обратился безопасник к человеку, стоявшему первым у самой арки. Тот обернулся, и я почувствовала, как на секунду сжались пальцы Рая.

Перед нами был сэр Сайрус Пальмэ собственной персоной, отчим моего мужа и друг его отца.

-      Приветствую, - спокойно сказал он. - мы стартуем через минуту. Время перехода пять минут. Вы чуть не опоздали.

Ничего не понимаю. Какого перехода?

-      Ничего страшного, - легкомысленно ответил наш сопровождающий. - Встретились бы в следующий раз, если что.

Неожиданно засмеялся и через мгновение так же резко замолчал, когда под эхо его смеха по рунам арки забегали, засияли огни. В полной тишине, на планете Земля, в сердцевине закрытого военного полигона начал открываться Портал в Хаос.

-      Полная готовность, очередность действия всем известна. Даем минуту на переговоры и входим, - отдал приказ Сайрус.

Не понимаю, они что, впятером решили Хаос на абордаж взять? В каком смысле входим? Отсутствие информации порождало самые странные предположения. На секунду я даже предположила, что готовятся переговоры с одним из Хаос-Лордов, но как же тогда....

-      Ну, здравствуй, дочь, - разнесся по помещению мелодичный голос моей мамы. Сквозь туманную пленку проступило ее лицо и одна рука.

Я рванулась вперед, выпустив руку мужа. Ловко ушла из захвата Пинто, гибко увернулась от пытающихся преградить дорогу Стражей. Они пытаются удержать меня, Стрелу?

-      Мама! Мамочка!

-      Тш-ш-ш, - мою ладонь сжали теплые человеческие пальцы, совершенно нормальной длины. Немного испачканные копотью и с грубо обрезанными ногтями.

-      Эличка, у нас совсем мало времени. Как ты видишь, я почти очистилась, но мне сообщили, что я очень важна тут. И...

-      Отец ждет, - выпалила я. - Места не находит. Тебе пора на реабилитацию, поживешь немного дома, а там и сама решишь куда...

-      Студентка Маккой, - прошипел Пинто, появляясь рядом. - Вы что творите вместо того, чтобы поддержать мать?

-      Маккой-Камачо, - я повысила голос, демонстрируя отличную подготовку командного голоса. - Сэр, вы мешаете. Рай, убери его.

Слабый хрип. И рядом со мной опять никого. Кроме мамы.

-      Мне сказали, что скоро пришлют больных. И я единственный медик, - ее голос внезапно стал еле слышен, - Ты Камачо, значит пропустила твою свадьбу?

-      Да. От тебя не было вестей, а нам внезапно дали разрешение, - я начала торопиться, краем глаза заметив, как подобрались люди Пальмэ. Сейчас меня снесут, и мама останется там еще на годы из-за несущегося сумасшедшими прыжками времени Хаоса. - Отец без тебя сохнет. Да ты посмотри на наших парней, у трех из них на перевязи врачебные значки, они к вам целую медицинскую команду отправляют.

Из-за спины донеслись возмущенные вопли, тут же стихшие, зато загрохотали ботинками по лестницам местные бравые парни, наконец, сообразившие, что у Портала происходит что-то не то.

Мама нахмурилась, рассматривая фигуры по-прежнему молчаливых людей в кожаной амуниции.

Внука кто будет воспитывать? - в сердцах выпалила я.

И раздался еще один возглас, на сей раз изумленный. Ладно-ладно, я немного преувеличиваю, но елки-моталки, если так дело пойдет, государство и дальше маме работу найдет. А у нее уже возраст, между прочим! И не так уж трудно сделать внуков моим родителям, Камачо, через пару лет мы это обсудим.

Пальмэ шагнул вперед, но мама светло улыбнулась и двинулась первой. Секунда, и она стоит рядом. Высокая, очень худая, но совершенно обычная, если не считать длинного серого мешковато платья, увешенного оберегами.

За ней следом показался еще человек. Они почти зеркально с Пальмэ протянули руки и... пожали. Из Хаоса, вслед за моей мамой выходил командор Эктор Камачо.

В черной элегантной форме, с хищным надменным лицом... вот кто даже в Хаосе ухитрился полностью сохранить свою нобильскую горделивую суть. Проходя мимо, он внимательно осмотрел мою фигуру, едва заметно задержавшись на животе. Кажется, кто-то тоже выскочил в расчете воспитать внука.

Дальше закрутилось лавиной. Уходящая группа слаженно перебрасывала ящики в туманную неизвестность Портала. Райдена попытались скрутить местные службы, но были остановлены грозным рявканьем сэра Эктора и оставшиеся минуты стояли во фрунт, вытягивая носки, тараща глаза и слушая распекающего их командора.

- Я так боялась, что не дадут вернуться, - шепнула мне мама. И мы обнялись за талии.

Скажем так... только попробовали бы не пустить мою родительницу домой.

Да, их тут много. Да, они приготовились отражать Хаос. Но я давно перестала оценивать противников по количеству. Ритор Сантана нас учил, что важно лишь одно - «Надо или нет». Мне было «надо».

Уродовать никого мы бы с Раем не стали, возможно, парализовали кого успели, вытащили бы из Хаоса родителей, а там и ... вот хоть командор Камачо пусть разбирается.

Я встретилась взглядом с мужем, чьи белые волосы немного растрепало от схватки, и замерла с сумасшедшей счастливой улыбкой на лице. Однозначно, мне достался самый умный, любящий и красивый в мире парень. В академии меня ждут настоящие друзья, прыгает по стенам Яя, а рядом стоит вернувшаяся из тьмы мама.

Ради всего этого мне пришлось не мало постараться и чего только не пережить, но... Оно того стоило. Оно точно того стоило...

Постфактум.

Безопасники хотели открыть служебное расследование по поводу моего поступка. Но ГАС прикрыл своих студентов, хотя и пропесочили знатно за непослушание. Даже штраф вкатили. Его тут же оплатил с помпой появившийся в академии сэр Эктор, и дня у нас после этого не было занятий. Риторы кутили, вспоминали былые дни и орали песни так, что звенели окна.

Но слабо им было сравниться с мои отцом, который взял отпуск и заперся с мамой дома на месяц, открывая дверь только курьерам с едой.

Мне они в это время не писали, зато потом обрушились неуемным двойным вниманием. Насчет ребенка мама меня пилила до самого выпуска. Видите ли она сотни лет этого ждала, а я только обещаю. На торжественном вечере, наконец, замолчала и все мероприятие провела, с умилением не сводя взгляда с меня и мужа. Добилась таки своего...

Или Рай добился. Не важно.

Я что хочу сказать... Позади многое. Впереди - целая жизнь. И я планирую прожить ее с честью. Отдав должное и работе, и семье. Потому что для меня бесценно и то, и другое.

Все будет хорошо, все цели достигнуты.

Я - Стрела.

ВНИМАНИЕ! ТРИЛОГИЯ ЗАВЕРШЕНА

Друзья, огромное спасибо за то, что день за днем переживали все приключения юной девушки с чистым и храбрым сердцем. Мы дышали, плакали и смеялись вместе.

Стелла стала настоящим Стражем, завоевала свою Любовь (или он ее), открыла новую страницу отношений с Хаосом.

P.S. Если вам нравятся истории автора, приглашаю подписаться на мою страницу. И вас известят о новых книгах или специальных бонусах от автора.

И, конечно, буду необычайно благодарна за лайки и комментарии с вашим впечатлением о книге! Добра и радости!

Ваша Светлана Суббота

Конец



убрать рекламу








На главную » Суббота Светлана » Тайна города нобилей.