Сапфир Ясмина. Заложница мятежного коммодора читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Сапфир Ясмина » Заложница мятежного коммодора.





Читать онлайн Заложница мятежного коммодора. Сапфир Ясмина.

Ольга Грон, Ясмина Сапфир

ЗАЛОЖНИЦА МЯТЕЖНОГО КОММОДОРА

 Сделать закладку на этом месте книги


ПРОЛОГ

 Сделать закладку на этом месте книги

Рей 

«Корабли противника — в зоне поражения… Корабли противника — в зоне поражения!» — повторял голос из бортового компьютера.

«Уйти с траектории! Сменить направление и готовиться к гиперпрыжку», — раздалось на второй линии связи.

Я повернулся к другому монитору, оценивая обстановку и действия командира эскадры.

«Орудия к бою… Огонь!» — крикнул в передатчик лорд-капитан первой эскадры.

На обоих мониторах заструились ярко-оранжевые полосы силовых лучей. Одни корабли атаковали другие, пытающиеся уйти в сторону, чтобы набрать нужную скорость и скрыться в гиперпространстве.

— Прошу прощения, коммодор. Лейтенант Дэй Нир уже приближается, он запрашивает стыковку.

— Открыть шлюз. Остановить учения! — громко скомандовал я по внутреннему коммуникатору линкора. Резко развернулся, увидев лорд-капитана Айрина Ор Ланса, который так и не ушел, а вопросительно смотрел на меня. — В чем дело? Я отдал приказ открыть шлюз! — глухо прорычал я.

— Хотел уточнить, куда отправить нашу пленницу, — учтиво поинтересовался Айрин.

— В девятый отсек, там есть подходящая каюта. Разберемся с ней, когда удалимся от территории КОР, — рассудил я.

Как же все сложно! Пятьдесят галактических суток назад я и представить себе не мог, что придется похищать президентскую дочь. Но другого выхода не видел, иначе власти Конфедерации объединенных рас никогда не пошли бы на мои условия. Я не мог сказать, что поступил верно. Время покажет, что делать дальше и как выкручиваться. Но цель оправдывала средства. Кажется, так любят выражаться земляне и абестанцы? И тех и других в КОР много, и они занимают большинство руководящих должностей.

До появления землян с Млечного Пути все было иначе. В нашей кольцеобразной галактике Файрола жили только абестанцы — их модифицированные потомки. Они и предложили создать для защиты новый конгломерат, в который вошла планета Рретан вместе со всей звездной системой О-рран.

Лет сто назад снова появились земляне, поселились на нескольких подходящих по условиям планетах, в том числе и на Неотерре. Именно они помогли в войне с ткеннами. Но все оказалось не так уж прекрасно, потому что ткенны быстро нашли способ незаметно проникать на наши территории и устраивать новые диверсии. А затем возникли и другие проблемы...

— Стыковка завершена успешно, коммодор Тар Ренс. Девушка доставлена в девятый отсек, — доложил лейтенант Дэй Нир по внутренней связи, вырвав меня из тревожных мыслей.

— Отличная работа, лейтенант! Устройте девушку с комфортом, пусть пока не знает, кто ее похитил. Чуть позже пообщаюсь с ней лично, — усмехнулся я. — Летим на станцию Тэо! Кажется, пора составить список требований для возврата заложницы и выдвинуть их президенту конфедерации.


Али 


События разворачивались с ужасной неотвратимостью. Так быстро, что я и сообразить не успевала.

Нападение ткеннов прямо на балу. Ангелы запрыгнули в закрытые окна, разбив скафандрами прочный пластик. Перепуганные женщины, мужчины с бластерами — на бал разрешалось проносить оружие, правда, миниатюрное, слабого действия. Силовые гранаты, новый переполох. Перед глазами поплыло, в голове помутилось, в ушах раздавался противный свист.

Я заметалась из угла в угол, стараясь держаться возле охранников… Успела заметить, что мама — президент КОР цела и невредима и под защитой нескольких военных. Высокий мужчина в скафандре флота, казавшийся мне тогда спасителем, взял за руку и повел куда-то.

Как выяснилось, на большой челнок. Я почему-то безропотно села в корабль. То ли сказывались напряжение момента, оцепенение и пережитый ужас, то ли я просто устала бежать. Серебристая капсула выглядела спасением. Мужчина запрыгнул в кресло пилота, и мы унеслись подальше от Неотерры. А вскоре пересели на мощный истребитель с эмблемой КОР, поэтому не закралось подозрений, что я в ловушке. Подумала, что это часть очередного маминого плана, — она решила спрятать меня от мерзких насекомых, чтобы те наверняка не добрались… По крайней мере, до момента, когда наши войска очистят от враждебных кораблей ближайший космос.

И снова события закрутили вихрем. Корабль, который разрешил нам стыковку, показался странно знакомым. Огромный, напоминающий нацеленную ракету, прекрасный и очень опасный для нападающих. По коридорам сновали озабоченные рретане. Меня окидывали внимательными взглядами, но комментировать мое присутствие никто не решался.

Провожатый нажал на кнопку, расположенную на боку скафандра, и я увидела голову рретанина. Спаситель оглянулся и усмехнулся. Я не помнила этого инопланетянина, но он мне чем-то сейчас не понравился, хотя выглядел привлекательно. Тяжелые волосы, похожие на тонкую проволоку, черные, с каким-то голубоватым отливом. Крупные мужественные черты лица, глаза оттенка цветочного меда, тяжелая челюсть и упрямый лоб.

Мы почему-то застыли в ожидании где-то посередине огромного линкора, пока рретанин не получил сообщения. Я видела, как оно выплыло из браслета-компьютера, но прочитать не вышло — мужчина закрыл текст ладонью. Сообщение, видимо, было на общегалактическом, потому что современные гаджеты не рассчитаны на древний рретанский язык, как и на язык любой другой расы КОР.

Мы миновали отсеки командного блока и очутились в пассажирском секторе. Таких на обычных истребителях не было, только на кораблях для высшего командования. Вот тут в душу и закралось сомнение. Меня подтолкнули в просторную комнату, похожую на обычные пассажирские каюты: круглый иллюминатор, светящиеся панели на потолке, большая кровать, рассчитанная на рретанина, стол из черного матового пластика и пара кресел с высокими спинками.

Не знаю, сколько часов пришлось провести в этой каюте. Я все надеялась, что мои спасители вот-вот объявятся снова, но шло время, а я по-прежнему оставалась в одиночестве.

Я разглядывала темный космос за прозрачным пластиком, как внезапно вернулся провожатый. Меня потянули куда-то по коридору. Сердце отбивало быструю чечетку, казалось, сейчас что-то решится. Ноги неожиданно стали ватными. Рретане мелькали пятнами. Мы остановились у командного блока.

Двери распахнулись, и я пошатнулась. Передо мной застыл в кресле рретанин. Я не могла не узнать его. Высокие скулы, тяжелый подбородок, глаза цвета светлой стали, длинные волосы, похожие на черные, с серебром нити, забранные в низкий хвост, немного чувственные для мужчины губы. И взгляд как выстрел, прямой и решительный.

Это же тот самый коммодор! Мятежник! Рейминар Тар Ренс! Я в ловушке.

Мужчина смотрел пытливо, оценивал, прошелся взглядом по фигуре. От одного его взгляда меня прошиб озноб. От платья, как назло, оторвался лоскут, и теперь я стояла фактически в купальнике, прикрытом справа половиной юбки. Глаза рретанина сверкнули серебром, будто налились изнутри металлом. Он поднялся, облизал яркие губы, сглотнул и произнес немного хрипло:

— Алианна, у меня к вам есть деловое предложение...


ГЛАВА 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Али 


Терпеть не могу торжественные мероприятия! Нет, балы я очень даже люблю. Танцы, музыку, кулинарные шедевры, что мама заказывала со всех концов галактики. Но только не торжественные мероприятия! Мама надеется подобрать мне жениха и даже пригласила для этого Алеарда Ворнера Уиллса.

Рыцарь конфедерации, высокопоставленный гражданин Неотерры и мой бывший любовник, естественно, принял приглашение. Мы расстались с полгода назад, как тогда казалось — по обоюдному согласию. Но, похоже, Ворнер не успокоился.

Я вздохнула и приняла решение. Уж раз мама собирается свести меня с каким-то мужчиной, получу от процесса максимум удовольствия. В конце концов, бал — это бал.

С такими мыслями я приблизилась к вешалке с платьями из последней коллекции.

Меня тут же оцифровал микродатчик, и навстречу выдвинулась шеренга нарядов нужного размера и длины.

За спиной защебетали приятельницы — Нотэллина и Маргарита, мои бессменные спутницы на шопинге.

— Бери зеленое, под цвет глаз! Как раз то, что надо. Длинное, струящееся, с разрезом до попы и декольте. Все мужчины в зале будут твоими. — Нотэллина вскинула глаза к сводчатому потолку, словно сотканному из множества кристалликов. Так выстроен весь торговый центр «Мелодия». Будто мириады сапфиров собраны вместе, но внутри камни не прозрачные, а матовые.

— Не надо зеленое! Это прошлый век! Лучше белое, оно такое шикарное! Бархатистая ткань, тяжелый подол, спереди распахивается почти до линии бикини. И декольте у него не меньше! — вмешалась неуемная Маргарита.

Я посмотрела на блондинку Нотэллину, на брюнетку Маргариту и подумала: «Спроси мнение подруг и сделай по-своему». Взяла два платья: темно-синее, что переливалось до фиолетового, и ярко-алое, ассиметричное. Приложила пробный экземпляр к телу — и он тотчас идеально лег по фигуре, будто надела платье в примерочной. Новомодные технологии позволяли прикидывать фасоны, не раздеваясь и не ожидая очереди.

Синее с пышной юбкой и глубоким вырезом выглядело очень изысканно. Но красное мне понравилось больше. Корсетный лиф до талии и объемная юбка с множеством оборок… только на половине тела. Остальное едва прикрывала длинная полупрозрачная нижняя юбка.

Так… вроде бы то, что надо. Учитывая наши мытарства и гонки за нарядами по всему торговому центру, этот вариант — самый лучший. Да и многие часы за примерками, признаться, начали меня раздражать.

Мы собирались выходить наружу, когда огромный экран в центре магазина резко прервал трансляцию музыкального клипа. И вместо девушки-рретанки в зеленом купальнике с красными волосами и хвостом перед нами появился новостной диктор. Строгий абестанец, мой сородич, в черном костюме и с галстуком начал бесцветно зачитывать новости:

— Ткенны опять совершили разбойничий набег. Бои велись в восьмом северном секторе галактики, возле планет Евразия и Аделина. Пока вооруженное противостояние с насекомыми закончилось уверенной победой землян. Ткенны отступили и скрылись в гиперпространстве, — сообщил абестанец первую новость, но тут же перешел к следующей, завладев моим вниманием. На весь голографический экран показали лицо рретанина, которого наверняка уже знал каждый житель Файролы. — Истребители КОР до сих пор прочесывают рубежи галактики в поисках мятежного коммодора Рейминара Тар Ренса. Во время одного из традиционных учений уроженец планеты Рретан, наследный принц и нынешний незаконный правитель увел подведомственную ему часть флота конфедерации. Президенту КОР Мирайне Дэйл поступило сообщение, что Рейминар Тар Ренс свяжется, чтобы урегулировать вопрос с промыслом эрития — самого дорогого природного ископаемого, добываемого на Рретане и других планетах системы О-рран.

М-да… Слышала я не раз про этого Рейминара. Говорят, тот еще отчаянный вояка. В последней битве с ткеннами лично высадился на челноке на корабль Ангелов — элитного подразделения войск, приближенных к матке — королеве расы насекомых. Перебил почти всех и был таков.

Новости я так и не досмотрела, потому как в эту секунду глава моей охраны Эйренар Рамзи неожиданно оттолкнул нас с подругами прямо на вешалки с платьями. Я ошарашенно наблюдала, как с потолка спускаются ткенны — те самые крылатые Ангелы. Мимикрировали, как умеют только эти гаденыши. Ждали в засаде, чтобы напасть. В нос ударил запах тухлых яиц — характерный и мерзкий до тошноты.

Элитные охранники-абестанцы моментально достали бластеры, выстроились так, чтобы закрыть нас полностью. Пятеро ткеннов спустились на пол, сверля фасетчатыми глазами из-под щитков скафандров. Ангелы походили на гуманоидов, ростом примерно с баскетболиста. Лысые головы с желтоватой кожей, две пары рук и еще две спрятанные — ими насекомые пользовались по мере необходимости. Две лапы, напоминающие лапки кузнечика, и хвост с двумя жалами. В серебристых скафандрах они походили на абестанцев — потомков землян.

Слабый скрежет, переходящий в ультразвук, — и ткенны вытащили свое оружие, начав стрелять пулями, которые разрывали тела жертв. Но охранники на то и охранники, они ловко уворачивались от выстрелов, так, что те задевали лишь по касательной. Спокойно терпели поверхностные ранения и отстреливались с невероятной скоростью. Серые мундиры личных телохранителей дочери президента обычным оружием не пробить, но ткенны использовали самое мощное, с каким редко сталкиваешься в боях на планете, чаще — в космических сражениях.

Бой длился целую вечность, хотя на часах миновало лишь несколько минут. Один из обугленных Ангелов так и остался лежать на полу бутика, словно гротескное украшение зала. Лапы и крылья убитых насекомых раскидало силовыми гранатами. Охранники остались почти невредимы. Уцелевшие ткенны, поняв, что нападение не удалось, скрылись в потолочном люке. И только тогда сработала сигнализация. Видимо, они ее как-то отключали. Значит, заранее готовились к атаке, знали, кого искать в этом торговом центре. И кто-то явно им эти сведения передал.

Запах тухлых яиц оставлял на языке отвратительный привкус. Вешалки оказались повалены, половина превратилась в обугленные куски металла. Один из поврежденных датчиков без конца пытался просканировать манекен. Хотел подобрать ему вечернее платье. И ничего, что манекен мужской.

Одежда для примерки тоже пострадала. Там и тут валялись обугленные лохмотья. К вони поджаренных ткеннов добавился запах горелой ткани. По ошибке включилась система пожаротушения, которая совсем не требовалась. Мы с охранниками едва успели отпрянуть в сторону, когда откуда-то с потолка хлынул дождь.

— Все в порядке, Алианна? — уточнил Эйренар, немного отдышавшись.

— Да, все хорошо, — растерянно пробормотала я, одновременно разглядывая последствия перестрелки.

Мы поспешили прочь из бутика мимо бравого отряда уборщиц, что управляли моющими пылесосами. Новомодные конструкции сами находили грязь, всасывали даже крупный мусор и увозили прочь в гигантских контейнерах, похожих на мешки из грубой холстины.

Наверное, я только теперь вышла из оцепенения. Боже! Меня ведь пытались убить! Странно, но во время недолгой схватки я лишь следила за ткеннами и охранниками, будто все происходило на экране, а не в нескольких метрах от нас с подругами. Теперь же накрыли ужас и паника. Меня ощутимо потряхивало. Нотэллина что-то громко причитала, Маргарита ошарашенно всхлипывала и вытирала глаза впитывающей салфеткой, найденной в сумочке.

— Срочно возвращаемся в президентскую резиденцию. Прогулка по магазинам окончена, — заявил глава охраны, усаживая меня в антигравитационный кар. — Ваша мама еще не знает о нападении Ангелов, а я ведь говорил, что не стоит пока гулять по городу.

Я с сожалением взглянула на подруг, которые до сих пор не могли прийти в себя. Еще бы, не каждый день видишь, как с потолка спускаются крылатые монстры! С тех пор как флотилия КОР оттеснила их войска за пределы галактики, к Черной туманности, нападения ткеннов стали редкостью, насекомые не могли пробиться за щит, который создали вокруг Неотерры. И лишь жители окраины галактики до сих пор страдали от неожиданных атак насекомоподобных гуманоидов.

Боюсь, как бы меня не заперли в резиденции до самого бала. Я уже представляла, что на это скажет мама, когда вернется с заседания правительства. Она предлагала мне выбрать платье, не выходя из дома. Сейчас это проще простого — присмотрел модель в голографическом каталоге, выслал размеры, оплатил — и вещь уже у тебя дома. Если во время реальной примерки не понравилась или что-то не подошло, вызываешь курьера и либо меняешь, либо отменяешь оплату.

Но так хотелось самой пройтись по магазинам, почувствовать себя простой девушкой, а не президентской дочкой. Теперь же новость о покушении на дочь Мирайны Дэйл разнесут по всем планетам КОР — ведь журналистам только дай повод для сплетен. Да еще приукрасят, как положено, будто по торговому центру летал рой крылатых ткеннов, пытаясь настигнуть меня и уничтожая все на своем пути.


Рей 


В этот день все шло из рук вон плохо. И дело даже не в ткеннах, два корабля которых мы уничтожили накануне. Эти хитрецы пытались подойти близко к станции Тэо. Им удалось вызнать координаты базы, тщательно скрываемые нами от конфедерации, и воспользоваться этим в своих целях.

Дело было в том, что мне не удавалось найти решение проблемы с добычей эрития в звездной системе О-рран, одной из населенных планет которой являлся Рретан. Власти КОР не желали идти на уступки. Мне казалось, что это никогда не закончится и мою планету не оставят в покое, пока не раскопают до самого ядра. Конфедерация не слушала рретан, когда мы просили убрать перерабатывающие станции. А предыдущий правитель, против которого мне пришлось организовать целый заговор, просто продался абестанцам и землянам, заключив с ними контракт на много лет вперед. При этом большую часть денег перевел обходными путями на свои конфедеративные счета.

Авирис Тир Нер отлично понимал, чем это грозит всей нашей расе, — катастрофой, которую потом будет невозможно предотвратить. Я тогда был лишь одним из претендентов на власть, предстояло убрать с дороги других наследников.

Я собрал сообщников, и однажды мы сделали невозможное — захватили здание правительства, взяли под контроль все стратегически важные точки планеты, и я заявил свои права на Рретан, добившись от короля Авириса Тир Нера полного отречения. Народ ликовал. Многие желали сменить продажного правителя, а меня сородичи любили за то, что всегда старался продвигать интересы расы.

Но и это не помогло остановить добычу эрития. Вокруг шахт, где велся промысел, дежурила целая армия истребителей, сопровождавших каждый грузовой корабль. Договор, который земляне заключили со свергнутым главой Рретана, невозможно расторгнуть досрочно. Да и кому это было нужно, когда в казну конфедерации поступали немалые средства от продажи минерала, используемого для производства усовершенствованных моделей двигателей и новейших биотехнологий? Не говоря уже о том, что эритий являлся источником огромного количества энергии. Мне ничего не удалось сделать, а власти пригрозили, что если я продолжу лезть не в свое дело, меня тут же лишат флота и должности в правительстве КОР.

К слову, боеспособный, отлично обученный, работающий как часы флот — именно моя заслуга. Это я вложил в него деньги и усилия. По части переговоров, торговли и политики земляне и их сородичи абестанцы — мастера, каких мало. Но в плане военного дела рретан еще никто не превзошел. Мы лучшие, и это не требует доказательств.

И тогда я совершил то, чего от меня никто не ожидал. Просто-напросто увел свою часть флота, объявив адмиралам и президенту конфедерации о том, что не желаю им больше подчиняться…

С голографического экрана моей каюты тихо звучала музыка. Сам я растянулся на постели, лежал на животе, пока Риайна делала мне массаж. Ее пальчики нежно поглаживали напряженные мышцы спины и плеч. Мрр! Однако она умеет не только командовать мужчинами на офицерском мостике.

Я даже возбудился, когда она принялась разминать поясницу, усевшись на меня верхом. В ответ инстинктивно обвил хвостом стройное тело рретанки, лаская ложбинку между упругих грудей.

Жаль, не совсем те ощущения. Хотелось стащить с нее айтахов комбинезон и накрыть холмики ладонями. Рретанка замерла, на миг прервалась, по ее телу пробежала дрожь. Воспользовавшись замешательством, я перевернулся, усадив ее на себя. Моя плоть тут же затвердела от желания, и пах свело сладким спазмом. Недолго думая, я притянул голову Риайны, целуя красиво очерченные бордовым губы.

— Коммодор, ты даже не представляешь, как меня заводишь, — прерывисто прошептала она после поцелуя. — Я давно ждала, когда ты передумаешь и позовешь к себе.

Мы с ней расстались полгода назад. Точнее, не то чтобы расстались. Даже не знаю, как можно назвать мимолетный служебный роман на линкоре, где Риайна служила капитаном. Но я не мог отрицать, что она всегда нравилась мне не только как ответственный офицер. Она могла заткнуть за пояс любого рретанина или абестанца, владела приемами рукопашного боя, всеми видами оружия. И большая часть нашего, в основном мужского экипажа боялась лишнее слово сказать в ее присутствии. Страсть между нами разгорелась неожиданно быстро, и мы проводили вместе свободное от службы время, пока меня не одолели другие заботы.

— Ты ведь знаешь, что я постоянно занят, — с ухмылкой ответил девушке, медленно расстегивая магнитную молнию облегающего комбинезона. Затем провел кончиками пальцев по белоснежным чешуйкам на ключицах.

В ответ на мое прикосновение ее броня засветилась изнутри золотистыми всполохами. Риайна — очень красивая рретанка, этого у нее не отнять, она завела меня с первой же встречи в кают-компании линкора, когда перевелась на мой корабль.

Она застонала от возбуждения, потерлась о мою напряженную плоть и откинулась назад, позволяя расстегнуть молнию до талии. Я не выдержал, опрокинул ее на спину, ловко стащил одежду, склонился над Риайной. Посмотрел в золотистые, с оранжевыми росчерками глаза. Поцеловал. Медленно. Со вкусом. Тянущее ощущение в паху превратилось в настоящее пламя, которое нужно было срочно погасить. Ткань брюк натянулась от возбуждения.

Поднявшись, я собирался уже избавиться от одежды, когда вдруг увидел на работающем голографическом экране значок экстренного выпуска новостей. Я тут же усилил звук голосовой командой.

Говорили об одном и том же. И, конечно же, не забыли упомянуть мою персону, приписав мне новые «заслуги». Мало того, что после мятежа меня сразу объявили вне закона, так еще и дополняют список тем, о чем я не имею ни малейшего понятия. Я почувствовал, как мой хвост с силой хлещет по бедрам от злости, которая никак не утихала. Лучше бы я вообще не включал айтаховы новости конфедерации!

Но внезапно рассказ диктора прервался съемками, сделанными в одном из торговых центров Неотерры. Я сразу понял, что там побывали Ангелы, — камера выхватила обугленное, оторванное взрывом крыло элитного воина ткеннов.

Странно, обычно Ангелы не занимаются нападениями лично, для этого у ткеннов есть простые солдаты, эти же приближены к королеве и выполняют лишь особые задания. Что они забыли в торговом центре, и как смогли преодолеть защитное поле планеты?!

«Алианна Дэйл уже в безопасности. В здании работают планетарная полиция и особый отдел безопасности. Жертв среди граждан Неотерры нет. Предполагается, что главной целью неожиданного нападения ткеннов являлась именно дочь президента КОР. Мирайна Дэйл отказалась комментировать ситуацию. Известно, что скоро должен состояться ежегодный благотворительный бал, на который приглашены высокопоставленные граждане конфедерации. На мероприятии будет усиленная охрана, так как велика вероятность нового нападения насекомых…»

Вот это новость! Значит, испугались ткеннов? Интересно, зачем насекомым понадобилась президентская дочка? А что если?.. Не-э-эт, ничего из этой затеи не выйдет!

Хотя если хорошенько подумать, можно воспользоваться ситуацией, проследить за ткеннами и перехватить у них девчонку, взяв ее в заложницы. И тогда я могу выдвигать требования президенту о прекращении добычи эрития, добиться полной независимости Рретана и выхода из КОР.

Я даже забыл, что на постели лежала обнаженная красотка. Риайна явно не понимала причин моей задумчивости, когда я выпрямился и уставился на экран. У меня в голове уже складывалась последовательность действий. Я должен похитить эту Алианну Дэйл! Раз она так нужна ткеннам, значит важна и для всей конфедерации. И пока все будут искать ее в Черной туманности, я привезу абестанку на Тэо и предложу сделку.

— Прости, Риайна, удовольствие переносится на следующий раз. Мне нужно срочно поговорить с Ор Лансом. — Я поднял комбинезон рретанки и протянул ей, сам надел рубашку и форменный китель.

Я шагал по коридорам линкора и все думал, как лучше поступить с Алианной Дэйл и стоит ли игра свеч. На мостике отыскал лорд-капитана Айрина Ор Ланса. Мы вошли в отдельную каюту, где снова посмотрели последний выпуск новостей.

— Что вы задумали, коммодор? — перевел на меня удивленный взгляд Айрин.

— Если мы похитим девушку, то сможем надавить на ее мать. Слово президента всегда решающее. Только она способна остановить действие договора на добычу эрития, признать его незаконным, — прокомментировал я и добавил: — Нам известно, как проникнуть за щит, мы выследим ткеннов и пойдем в их тени. И когда ткенны устроят диверсию — а я не сомневаюсь, что они не упустят возможности насолить конфедератам, — мы сами захватим девчонку. Инсценируем ее похищение Ангелами. Пока все примутся искать ее у насекомых, мы будем уже далеко. Немного продержим пленницу на Тэо, чтобы обстановка накалилась еще больше, а Мирайна Дэйл не находила себе места от волнения за дочь. А потом выдвинем свои требования. Для пущей убедительности заставим эту Алианну подтвердить, что готовы убить ее в любой момент, если КОР не пойдет навстречу.

— Не слишком ли жестоко, коммодор? Мы и правда ее убьем, если они не согласятся?

— Да ничего я ей не сделаю, — отмахнулся я. — Но нужно запугать Мирайну Дэйл. Я и так объявлен вне закона как преступник. Я не могу пока вернуться на Рретан. Нам нечего терять! Мы знали, на что идем, когда решили выйти из состава флота конфедерации. Да, это риск, но он оправдан. Иначе рано или поздно наша раса просто погибнет.

Я сжал зубы от ярости, пытаясь взять эмоции под контроль. Рретане живут дольше абестанцев, до пятисот лет. Рождаемость невысокая, нас становится все меньше. Раньше, когда в Файроле жили лишь абестанцы, мы находили с ними общий язык. Но потом с Млечного Пути стали прибывать транспортники, на которых летели миллионы землян, навсегда покинувших родную умирающую планету. И ситуация изменилась.

Что же, теперь я буду использовать свои методы. Они еще не знают, с кем связались!

— Кто сможет выполнить задание без осечек? — спросил я Ор Ланса.

Лорд-капитан ненадолго задумался.

— Предлагаю отправить на Неотерру эскадру во главе с лейтенантом Торианом Дэй Ниром. Ему нет равных, если речь идет о слежке за кораблями ткеннов. Его истребитель самый маневренный и оснащен защитным полем, корабля не будет видно на радарах, когда он подойдет близко к столице.

— Отлично! Найди Дэй Нира и вызови его в командный отсек. У нас есть в запасе несколько галактических суток, нужно обсудить все детали, учесть нюансы. И когда операция завершится успешно, приступим к реализации второй части плана.

Я усмехнулся. Мирайна Дэйл не представляет, на что я способен. Президент еще пожалеет, когда узнает, что у меня в заложниках находится ее родная дочь. Раз уж меня объявили главным галактическим разбойником, придется соответствовать высокому званию. Земляне и абестанцы всегда побаивались рретан. Мы намного сильнее физически, броня из чешуек защищает от ударов, слабого огня и даже силовых ударов. Не говоря уже о шипах, которые в нужный момент выходят из костяшек ладоней и хвоста. Мы лучше владеем военным делом и обучаемся ему практически с детства. Не стоит нас недооценивать и объявлять изгоями. Мы еще повоюем.


Али 


Я шла с мамой по белокаменным коридорам президентской резиденции Неотерры, которая никогда не воспринималась домом. Уж слишком она походила на музей или какой-нибудь древний замок.

Колонны у стен, портреты высокородных чиновников, абестанцев, землян и рретан. Полы, выложенные тончайшим паркетом, похожим на замысловатый восточный узор. Сложные витражи с изображением птиц, пейзажей, животных. Черт! Сюда надо водить экскурсии.

После происшествия в бутике меня еще потряхивало. И хотя здесь я ощущала себя в безопасности, но почему-то казалось — что-то надвигается.

Мама двигалась стремительно, быстро и решительно. Я едва поспевала за ее твердой поступью. Эта мягкая, нежная, красивая женщина, на которую мне всегда хотелось равняться и которой хотелось любоваться, умела быть жесткой и порой безжалостной. Ее немного пухлые аристократичные белые руки, свойственные высшему сословию абестанцев независимо от возраста и здоровья, одинаково легко подписывали помилования и указы разгромить вражеские легионы.

Красивые золотисто-каштановые волосы мамы, которые унаследовала и я, скручивались на голове в причудливые спирали и соединялись узором-короной. Мне тоже сделали сегодня подобную прическу. Алое платье из бутика, как ни удивительно, совсем не пострадало при атаке ткеннов. Охрана забрала его, а слуги очистили. Мне нравилось, как подол распахивается при каждом шаге, почти полностью открывая ноги. Мама в свои сто пять лет выглядела молодо. Высокая, статная, слегка полноватая, с кукольным лицом и пухлыми губами. Ее красоте многие завидовали. Абестанцы жили около двухс


убрать рекламу


от пятидесяти лет. Некоторые, особенные — гораздо дольше. Но старели только в последние годы. Все благодаря рретанским технологиям, медицине и методике генной модификации, позволяющей увеличить срок жизни гуманоида и улучшить здоровье.

Я ощущала небывалое волнение. Старательно прятала глаза от лакеев и служанок, что сновали по коридорам в одинаковой униформе — черных брюках, белых блузках и жилетках. Двери бального зала оказались настежь открыты. Высшие чиновники нашего государства, придворные, как я их про себя называла, все как один уставились на меня. Ну да! Принцесса на выданье!

Конечно, здесь собралось больше абестанцев, хотя и земляне встречались. На Неотерре наша раса превалирует. Здесь живут в основном аристократы. Это чаще всего абестанцы, вроде как улучшенные люди. Более красивые, умные, много веков назад обосновавшиеся в Файроле. Представителей других рас КОР на балу было совсем мало, но я успела заметить, что тут присутствовали ровсы, оллы, таннары. Не гуманоидов же попросту не интересовали подобные мероприятия.

Ровсы напоминали людей, но с синей кожей и яркими глазами, обычно желтыми или оранжевыми. Их редуцированные крылья выглядели очень красиво, но для полета уже не годились. Слишком маленькие для таких массивных существ. Ровсы — все как один — были гораздо более мускулистыми, нежели люди или абестанцы, словно постоянно занимались в тренажерных залах. Хотя физически нас не превосходили. Тому причиной — меньшая плотность тела, когда-то созданная природой для полета. Оллов мы называли люди-лианы. Тонкие, почти без ярко выраженных талий и бедер, они не шли — плыли и перетекали из позы в позу. В остальном от землян оллы отличались только кожей цвета слоновой кости.

Таннары очень напоминали мне лилипутов. Пропорциональные, но маленькие, они выглядели по-кукольному красиво. Только форма ушей с несколькими ярко выраженными заостренными концами на раковине отличалась от человеческой.

Женщины в пестрых платьях всех цветов радуги разглядывали мой наряд не без восхищения, мужчины больше изучали прелести. И не только мои — мамины тоже. Президент КОР давно потеряла мужа, отец погиб в одной из схваток с ткеннами. И высшие чиновники конфедерации увидели в маме потенциальную невесту. Кто-то хотел просто возвыситься. Кому-то она и правда нравилась. Но мама как включила режим «президент», так ни на кого и не обращала внимание, даже на своего советника Совелла Вейна. Он встречал нас первым, вместе с Ворнером.

Эти два абестанца олицетворяли противоположные идеалы мужской красоты. Совелл всегда напоминал мне воителя, эдакого варвара, но осовремененного. Высокий шатен, крупный, плечистый и мужественный. С квадратной челюстью и грубоватыми чертами. Прямой взгляд его фиалковых глаз свел с ума не одну красавицу. Мундир ярко-синего цвета выгодно подчеркивал стать помощника.

Ворнер же выбрал наряд в цветах президентской свиты. Черные брюки, белая рубашка, фрак и, конечно же, галстук-бабочка. Как тут не вспомнить о древних франтах. Рядом с коротко стриженным Совеллом Ворнер с его длинными русыми волосами, собранными в хвост на макушке, выглядел менее мужественно. Этому способствовали и черты лица — аккуратные, пожалуй, слишком тонкие. Даже фигура атлета и рост под два метра не спасали. И чем он мне раньше нравился?

Ворнер уставился на меня, не моргая, и серые глаза его радостно поблескивали. Нет, не хочу я за него замуж!

Стоило нам с мамой переступить порог, как заиграла красивая мелодия, а слуги заторопились, забегали с яствами. Шведские столы на этой планете вышли из моды. Теперь лакеи с горничными носились по бальному залу и развозили еду и напитки на специальных высоких столиках.

К нам подкатили тележку с пирожными. Корзиночки с нежным ванильным кремом и вишенкой сверху выглядели аппетитно, хрустящие безе пахли домом и уютом, такими чуждыми нынешней ярмарке тщеславия.

Ворнер улыбнулся и собирался подать мне руку. Кажется, настало время парных танцев. Я думала, как деликатно отказаться: схватить пирожное и начать его есть или сделать вид, что хочу пить? Но ничего выдумывать не пришлось.

Витражи внезапно задребезжали. Силовые гранаты ударили в них еще раз — и окна рассыпались кусками цветного пластика, засверкали в свете круглых потолочных светильников. Запахло листвой из пышного парка, паленым пластиком и опасностью. Ангелы, черт их побери, опять Ангелы! Элитные войска ткеннов явились на бал. Наверное, решили немного поразвлечься!

Ирония особенно не спасала. Я знала, что являюсь целью врагов. Заметалась взглядом по залу. Ощутила, как бешено колотится сердце, леденеют руки и ноги. Заметила, что Ворнер зовет к выходу. Но Совелл потянул вельможу в другую сторону. Правильно! Пусть лучше защитит нас.

Внезапно кто-то тронул меня за руку. Пока мама командовала стражей, элитные воины абестанцев влетели в двери, и меня потянули к выходу из помещения. Я почему-то послушалась незнакомца. Рретанин в форме маминого флота выглядел уверенно и серьезно. Он молча протащил меня по коридорам. И не успела пикнуть, дернуться, как очутилась в крепких руках военного. А затем — и на челноке дальнего следования.

Когда корабль покинул рубежи Неотерры, стало ясно — меня все же похитили. Не спасли, а, скорее, обманули. Я в каком-то оцепенении ожидала конца нашего полета. Флагманский корабль показался смутно знакомым, словно я недавно его где-то уже видела. Мысли бешено закрутились в голове. Я постаралась взять себя в руки и очень вовремя вспомнила о маме.

Черт! Я в грязь лицом не ударю! Я Алианна Дэйл, дочь президента! И я не позволю собой манипулировать, кем бы ни были мои похитители. Они еще пожалеют о содеянном...

Как выяснилось, на корабле в большинстве своем служили рретане. Меня заперли без каких-либо объяснений. Не знаю, сколько часов пришлось провести в этой каюте. Из-за пережитого на балу потрясения я не могла собраться с мыслями, хотя догадка о похитителях… или спасителях… так и вертелась на языке. Потом меня потянули куда-то по коридору. Мы остановились у командного блока. Двери распахнулись, и я пошатнулась.

Передо мной застыл в кресле рретанин. Я не могла не узнать его. Высокие скулы, тяжелый подбородок, глаза цвета светлой стали, длинные волосы, похожие на черные с серебром нити, забранные в низкий хвост, пухлые губы и взгляд как выстрел, прямой и решительный. Это же тот самый коммодор! Мятежник! Рейминар Тар Ренс!

Глаза рретанина сверкнули серебряным, будто налились изнутри металлом. Он поднялся, облизал яркие губы, сглотнул и произнес немного хрипло:

— Алианна, у меня к вам есть деловое предложение.


Рей 


Я смотрел на девушку, застывшую передо мной в нерешительности, и пытался прийти в себя от чувства, охватившего меня от макушки до кончика хвоста. Странно. Я ведь видел эту девчонку не раз, помнил ее совсем другой — нескладной, угловатой. Тогда ее мать только заняла кресло президента КОР. Потом видел Алианну мельком в здании резиденции, когда прилетал на Неотерру по делам.

Сейчас передо мной стояла красавица-абестанка, чем-то похожая на мать, — у них были одинаковые глаза, но в то же время Алианна казалась особенной. Совершенной. С губами кораллового цвета, каштановыми волосами с красивым медным переливом. Я тут же перевел взгляд на стройные ноги, увидел порванное платье, и внутри меня что-то передернулось.

Хватит думать о ней как о женщине! Она всего лишь инструмент, с помощью которого я добьюсь независимости Рретана и прекращения добычи эрития.

Я тут же переключился на другую волну.

— Алианна, у меня к вам есть деловое предложение.

— Коммодор Тар Ренс, — искривились в язвительной ухмылке ее губы, — вы похитили меня прямо из здания резиденции! Почему вы уверены, что я стану вас слушать?

— Похитил или спас от Ангелов? Между прочим, если бы не мое вмешательство, их было бы гораздо больше. Это моя эскадра уничтожила десяток их кораблей неподалеку от орбиты Неотерры. На сей раз они подготовились основательно. Но и тех ткеннов, что смогли проникнуть в столицу, было бы достаточно, чтобы создать панику и увести вас из-под носа охраны.

— Тем не менее, я здесь! — яростно сверкнули глаза девушки. Она уже не пыталась прикрыться оборванным платьем. Ее больше волновало другое. Она явно не понимала, что делает на моем корабле. — Вы меня украли, коммодор! Мало того, что вы предали президента и конфедерацию, так теперь решили воспользоваться мной в своих гнусных целях?

Я сжал зубы, сделал рывок вперед. Видимо, напугал этим девушку — она так и сжалась. Совсем забыл, что абестанки — слабые и изнеженные по сравнению с рретанками. Придется себя контролировать, если хочу с ней договориться. Алианна Дэйл ничего не знает — лишь то, что слышала от матери и в новостях. Она ведь узнала меня сразу. И этим ее можно оправдать. Но и сам я отчитываться перед ней не намерен.

— Мои цели — мое дело. Не ваше. Но вот ваше возвращение зависит только от вас.

— Иначе вы меня убьете? — Губы девушки задрожали, но она пыталась казаться невозмутимой: горделиво приподняла голову и сверкнула глазами.

Маленькая, хрупкая, но сильная духом. Странное, очень привлекательное сочетание.

— Зачем же убивать? — самодовольно усмехнулся я. — Достаточно того, что я могу передать вас тем, кто в вас заинтересован, — ткеннам! Прямиком в лапы их королеве!

Я блефовал. Никогда бы не сделал подобного. Рретане ненавидели ткеннов, как и представители других рас галактики. Эти воинственные насекомые были большой проблемой. Но припугнуть девчонку все-таки стоило.

Она приняла мои слова за правду.

— Вы с ними в сговоре? — Ее щеки полыхнули алым, оттеняя аристократическую белизну кожи. — Вы действительно сможете это сделать?

Я сглотнул и постарался ответить как можно спокойнее, понизив голос до хриплого шепота:

— Если бы я был с ними в сговоре, разве стал бы уничтожать Ангелов и вытаскивать вас из заварушки? Вы были бы уже на их корабле, где-то на границе Черной туманности. Но вы здесь — и этим все сказано. Я хочу предложить условия, которые устроят нас обоих.

— И какие же, интересно? — с вызовом вздернула она подбородок.

Я прошелся по каюте, стараясь не смотреть на надменную абестанку.

— Очень простые условия. Ваша мать уверена, что ее дочь похитили ткенны. Вас будут искать, конечно. Но никто и не подозревает, что Алианна Дэйл находится на моем флагмане. Вы пробудете немного времени в плену. Каким именно будет ваш плен — зависит только от вас. Потом мы выдвинем властям КОР свои требования. Они касаются в основном планеты Рретан, я ни в коем случае не собираюсь нарушать дела конфедерации и других рас. Вы подтвердите, что мы ужасно обращаемся с вами, что можем убить в любой момент. Придадите моим словам правдивости, так сказать.

— Что?! — Зеленые глаза Алианны округлились, а розовый ротик приоткрылся.

Я снова оценил ее прелестные формы. Она явно не понимала, что я не смогу причинить ей вреда. Ведь девушка даже не в курсе того, что моя родная планета в опасности из-за действий конфедератов.

— Если вы подтвердите то, что я скажу, я отпущу вас независимо от того, что решат правительство КОР и ваша мать. Я понимаю, что вы не несете за них никакой ответственности. Мне нужно только подтверждение — ваша речь, произнесенная с искренностью и записанная на камеры. Так, чтобы все поверили. Вы же сами сказали, что я предатель. Представьте, что так оно и есть.

— Вы требуете невозможного, коммодор Тар Ренс. Я не собираюсь играть в ваши игры! Я никогда не лгала матери!

— Не нужно играть. — Я подошел к ней настолько близко, что слышал сбивчивое дыхание. Уперся рукой в стену каюты. — Просто скажите, что от вас требуется, — и я вас отпущу. Мне нужно несколько галактических суток. И независимо от ответа властей я доставлю вас на Неотерру или передам в руки вашей матери.

Я слышал, как громко стучало ее сердечко. Алианна смотрела на меня испуганно, но не сломлено. Видимо, в этот момент просто растерялась. Но она тут же выскользнула из-под моей руки, отпрянув к другой стене.

Сложила руки на груди, выпрямилась, словно хотела казаться выше.

— И в чем же выиграю я? Где гарантии?! Если даже пойду на ваши условия, то как могу верить, что вы отпустите меня в любом случае, независимо от решения мамы и кабинета министров?

— Вам нужны гарантии, Алианна? — тихо произнес я, решив не бегать за ней по каюте.

В конце-то концов, она уже взрослая абестанка, умеет мыслить разумно. Какие я мог предоставить ей гарантии, кроме своих слов? Договор здесь не поможет. Я только признаю свою вину в похищении и шантаже. Кому мне его предъявить в случае ее отказа? И так все понятно.

— Мое слово и есть моя гарантия. Я отпущу вас, потому как вы мне ни капельки не интересны. Но я попытаюсь сделать все возможное, чтобы меня выслушали на заседании совета министров с вашей матерью во главе.

Хвост отчаянно хлестал по бедрам, выдавая мою нервозность. От решения этой девчонки зависело будущее, мое… и моей расы.

— Мне нужно подумать, — с придыханием выдала она пару минут спустя. — Вы же сами сказали, что время еще есть, коммодор Тар Ренс.

— Рейминар… — непроизвольно вырвалось у меня. Даже не знаю, почему так хотелось услышать из ее уст свое имя.

— Рейминар, — повторила она, нахмурив темные, идеальной формы брови. — Я прошу дать мне два дня и только потом сообщу свой ответ. Надеюсь, вас это устраивает?

— Договорились. Скоро увидимся, Алианна, — усмехнулся я.

Через два дня мы как раз прибудем на Тэо. А там скрываться гораздо проще, ведь наша тайная станция недосягаема для конфедератов. Пусть хорошенько подумает над моим предложением. Она далеко не глупа и, надеюсь, примет верное решение.


ГЛАВА 2

 Сделать закладку на этом месте книги

 

Али 

 

Мятежный коммодор произвел пугающее, неприятное впечатление, и в то же время что-то внутри заставило выслушать его.

Я знала, что глаза рретан наливаются серебром или золотом, если представители этой расы злятся или возбуждаются, и переливаются радужными бликами, если те счастливы. Глаза Тар Ренса постоянно сверкали серебряным, и это не сулило ничего хорошего. Как и его напряженное тело, словно готовое к бою. С кем? Со мной? Естественно, подготовленный военный, да пусть даже абестанец, легко одолеет слабую женщину! Что уж говорить о рретанах, считающихся лучшими воинами галактики? Он мог сломать меня, но сломить не сумел.

Как ни удивительно, Рейминар Тар Ренс отпустил меня из каюты одну, без сопровождения, хотя, скорее всего, все коридоры находятся под невидимым наблюдением. Я отправилась в знакомый блок для пассажиров. Вошла в каюту и приблизилась к иллюминатору. Мысли крутились в голове с неимоверной скоростью. Успокоиться и хотя бы присесть не выходило. Руки то и дело сжимались в кулаки.

Черт! Я в западне! В ловушке! Мой тюремщик и похититель — мятежник, для которого нет ничего святого. Он даже пытался обмануть меня. Бахвалился, что на Неотерру летела целая эскадра ткеннов, которую он разгромил. Я меньше всего верила в то, что он помог отбить атаку врага. Да и зачем мерзким насекомым так стараться ради меня одной? Бред, выдумки, страшилки для глупенькой девочки, которая, по мнению коммодора, не видит ничего дальше собственного носа. Тар Ренс лгал, я в этом не сомневалась ни секунды. Присваивал заслуги, на которые не имел права, ища моего содействия в собственных подлых планах. Он же обманщик и предатель!

В тот момент цели коммодора меня не заботили вовсе. Я не думала о том, зачем и почему одному из самых почитаемых воинов и полководцев галактики понадобилось совершать все эти ужасные поступки. Я злилась. Да, черт возьми! Я пришла в бешенство. И собственное бессилие только взвинчивало эмоции.

Я постаралась взять себя в руки и сосредоточиться. Не время и не место для психозов, потом, потом, мы еще отомстим Тар Ренсу за все, что я пережила. Сейчас нужно продумать условия. Если он хочет, чтобы я обманывала родную мать, следует обзавестись гарантиями посерьезней, чем лживые слова нечестного военного. Так… что я могу потребовать? Договор? Нет, он на это ни за что в жизни не согласится. Фактически это признание в собственных преступлениях. Хорошо. Тогда что еще? Я начала мысленно перебирать обычаи рретан.

Помнится, у них существовала священная клятва, которую никто не имел права нарушить. А если кто-то решался на подобное, то имя его покрывалось позором. Принц, король, коммодор, неважно. Хорошо, очень хорошо! Вот этого я от него и потребую. И пусть запишет все на голозапись. Что я могу предложить взамен, кроме слова дочери президента? Не думаю, что оно для него что-то значит. Тар Ренс сам сказал, что я для него ничто.

Так… Значит, я тоже запишу свою речь. Запрограммируем записи так, чтобы те прогремели по всем каналам связи, если кто-то нарушит слово. И если он не доставит меня в назначенный срок обратно целой и невредимой, то запись включится сама собой, и принц Рретана покроет свое имя позором на всю оставшуюся жизнь. Ни один соплеменник не подаст ему руки, ни одна нищая рретанка не поздоровается. Вот что я потребую от Тар Ренса взамен в качестве гарантий. Если он согласится, что ж… придется обмануть маму. Надеюсь, она поймет и простит. Надеюсь, найдет способ противостоять Тар Ренсу и его коварным планам.

Я выдохнула, присела на кровать и дернулась. Стоит ли сообщить ему о решении? Нет. Я должна выдержать паузу. Показать, что не заинтересована в быстром налаживании сотрудничества. Подожду до самого крайнего срока. Двое суток, как мы и договаривались.

Интересно, а меня здесь покормят? Я усмехнулась, поправила порванное платье. На балу я так нервничала, что ничего не ела. Сейчас пережила еще несколько неприятных минут. Что ж. Посмотрим, коммодор Тар Ренс насколько вы гостеприимны.

Странно, но стоило мне так подумать, как на кухне каюты щелкнул ящик для подачи еды. Я встала и отправилась на стандартную для таких кораблей кухню. Квадратный столик из зеленого пластика, два высоких стула, рассчитанных на рретан, иллюминатор и момент истины — ящик для подачи еды, встроенный в стену неподалеку. Садишься трапезничать, протягиваешь руку и можешь вытаскивать готовую пищу. Ящик открылся привычным нажатием на синюю кнопку — она сияла на серебристой поверхности дверцы и гасла, когда блюда забирали.

Огромный контейнер и литровый пластиковый чайник меня удивили. Жареные крылышки в меду в золотистой корочке, запеченный картофель с овощами в нежном сметанном соусе и маленькая тарелка с солянкой… Мм… Моя любимая еда с детства. Ах, ну да! Тар Ренс видел меня на приемах, когда я была еще совсем девочкой. Неудивительно, что рретанин знает, что мне нравится. А у него отменная память! Странно, что он не подсунул нечто, что я ненавижу. Какую-нибудь инопланетную рыбу, которую я не переваривала, например. Или батурр — овощ с Рретана, по вкусу как картошка в маринаде. Фу… Мог ведь прислать и сделать вид, что угощает блюдами национальной кухни. Ладно, наверное, просто не сообразил.

Корабли, созданные на Рретане, имеют встроенные установки по сбору любой пищи прямо в космосе, если в памяти компьютера есть программа-рецепт, конечно. С помощью секретных рретанских технологий продукты с разных планет просто конструируются из молекул и на вкус почти не отличаются от естественных.

Я снова поправила рваное платье. Собиралась начать трапезу и даже достала приборы — они всегда лежали в ящиках стола. Но в эту минуту щелкнула кнопка гардероба. Та-ак! Вот это уже совсем странно! Обычно так шкаф подавал знак, что одежда пассажира переместилась в каюту. Но я ведь не захватила никаких вещей! Даже интересно, что мне там подбросили.

Я отложила еду и направилась к пластиковому гардеробу, встроенному в стену. Дверца-зеркало отворилась нажатием синей кнопки. Ах, ну да. Чего-то подобного стоило ожидать. Передо мной висели несколько свежих костюмов наподобие военной формы рретан, только без воинских знаков отличия: эполет и погон.

Чего еще ожидать от Тар Ренса? А может, он так желал подчеркнуть, что я должна подчиняться? Ладно, какая разница. Мне ужасно хотелось снять рваное платье, больше напоминающее алый купальник, и поменять на нечто более комфортное.

Униформа неожиданно села по фигуре, вернее, подстроилась под тело. Я слышала об этом уникальном материале. Он не горел, не плавился и не намокал, выдерживал слабый выстрел из бластера и небольшой удар силового поля. Впитывал и удалял запахи тела. Я провела рукой по фигуре, покрутилась перед дверцей-зеркалом и поневоле усмехнулась… Сзади на облегающих брюках обнаружилась молния, чтобы вытаскивать хвост наружу — видно, этот вариант был приспособлен больше для рретан.

Я вернулась на кухню и принялась за трапезу. Несмотря на ситуацию, ела с наслаждением —волнение спровоцировало голод. Внезапно вид за иллюминатором изменился — мы развернулись.

Я отложила полуобглоданное крылышко и еще раз вгляделась в пластиковое окошко-иллюминатор. Ну точно! Раньше мы направлялись к планетарной системе, какой-то необитаемой, с шестью планетами, похожими на надкусанные куски сыра. Теперь же летели в другую сторону. И не успела я выдвинуть гипотезы, как впереди показались корабли.

Пассажирский транспортник КОР я узнала бы сразу и с любого расстояния. Эти гражданские звездолеты походили на черепах. Вокруг судна сгрудились корабли ткеннов — черные, похожие на гигантских тарантулов, они двигались с ужасающей скоростью. Я испугалась за существ в транспортнике. Ткенны явно планировали атаку и могли никого в живых не оставить или захватить мирных жителей в заложники, чтобы выдвинуть свои требования маме. Но в эту минуту мы ускорились, мелькнули синие огни и белые — мы погрузились в гиперпространство и очутились рядом с транспортником. Вернее, между ним и проклятыми ткеннами. Непривычно для линкора первого ранга — обычно корабли с командованием остаются в стороне, чтобы только руководить боем, но не рисковать начальством.

Я еще минуту сомневалась в Тар Ренсе. Но мы открыли огонь по насекомым. Вокруг собирались истребители флота — те самые, что предали КОР. Они отделили транспортник от ткеннов и тоже подключились к шквальному огню. Пламени в космосе видно не было бы, другое дело — силовые бомбы, которые вспыхивали синими концентрическими окружностями, и плазменные пушки, стреляющие малиновыми зарядами.

Стоп! Рретанин защищает корабль КОР? Интересно, зачем? Мы для него лишь враги. Мог бы пройти мимо и сделать вид, будто не заметил нападения ткеннов. Черт! Вот это уж совсем неожиданно...


Рей 


Удивительная девушка, однако, эта Алианна! Никогда бы не подумал, что абестанка заинтересует настолько, что после ее ухода я стану о ней думать. И не просто думать — воображение само дорисовало формы, скрытые под облегающим алым платьем. Оно, конечно, сильно пострадало во время нападения Ангелов. Нужно будет отправить ей сменную одежду — все-таки теперь я несу за нее ответственность. Мне предстоит вернуть ее домой в надлежащем виде.

Стоит уверить заложницу в своих искренних намерениях и показать, что могу быть добрым, если она согласится на мои условия. Именно поэтому я отпустил Алианну в каюту без охраны — чтобы она не чувствовала себя в плену и подумала о том, как наладить со мной сотрудничество.

Я даже вспомнил, что какую еду любят многие абестанцы, передав приказ на корабельную кухню. Надеюсь, угодил девчонке. Но сама она вряд ли в этом признается, потому как явно дала понять, что не желает иметь со мной никаких дел. Хорошо же ей промыли мозги сородичи! Но я не собирался разубеждать Алианну. Пусть считает меня предателем, монстром, террористом — плевать. Главное, чтобы Мирайна Дэйл в этом тоже не усомнилась и поспешила выручить дочь.

Когда шел на капитанский мостик, неожиданно прозвучал сигнал тревоги. Я примчался на место за пару минут. Первое, что увидел, — большой пассажирский корабль КОР, который настигали черные истребители ткеннов. Мы только вынырнули из гиперпространства, чтобы пройти контрольную точку. Знали, что в этой планетарной системе не должно оказаться патрульных или военных кораблей конфедерации. Но не учли, что здесь может пролегать маршрут гражданских судов.

— Уходим в гиперпространство, пока нас не заметили, — услышал я приказ капитана Ррис Вэна, который несколько часов назад принял командование линкором.

— Стоп! Никуда мы не уходим! Наш долг — помочь им, — шагнул я вперед и смерил офицера недовольным взглядом. — Нарушение устава, капитан!

— Но мы же сами по себе, не так ли? Это корабль конфедерации! — недоумевая, повернулся ко мне Ррис Вэн.

Времени на раздумья не было, транспортник окружили со всех сторон, взяв в тиски. Ткенны могли открыть огонь в любой момент, и они пока не заметили наш линкор, скрытый защитным полем.

— Мы воюем с властями, а не с гражданскими, — язвительно напомнил я. — Устав никто не отменял: как военные, мы должны помочь гражданским в беде. И не уточняется, кому именно — рретанам, абестанцам или землянам. Приказываю атаковать ткеннов! Немедленно! — рявкнул я.

Пилоты переглянулись, но больше не слушали Ррис Вэна, который стоял как вкопанный, сверкая серебристыми зрачками и постукивая чешуйчатым хвостом по пластиковой панели обшивки. Линкор ушел в гиперпространство и появился там, где не ожидали ткенны. Они, похоже, не сразу поняли, что происходит, когда прицелы пушек оказались наведены, и раздались первые залпы.

Наш наводчик попал в самую гущу эскадры черных кораблей-пауков, которые угрожающе надвигались на гражданский транспортник. Вспыхнули многочисленные ультрамариновые окружности, занимая всю плоскость бортового дисплея. Удары бомб разметали обломки кораблей ткеннов по всему участку космоса, что попал в камеры внешнего обзора. Второй наводчик управлял мощным бортовым орудием, вылавливая успевших отпрянуть космических вредителей и уничтожая их плазменными лучами.

Бой длился недолго, всего несколько минут. Десятка полтора черных кораблей все же успели скрыться из сектора. За ними сразу же бросились мои истребители. Проверяя позывные, они быстро настигали противников, которые прятались в свои норы, как ройгры — мелкие вредители Рретана.

— Обследуйте весь сектор! Полагаю, на одной из планет системы у ткеннов есть временная база, откуда они совершают нападения, — отдал я приказ, потом повернулся к Ррису Вэну и ухмыльнулся: — Капитан, вас следовало бы отстранить от командования линкором. С этого дня переводитесь в технический отсек.

Бледные губы офицера скривились, зрачки напоминали капли ртути. Ррис Вэн не сказал ни слова, но я чувствовал его негодование. А ведь во время мятежа он одним из первых встал на мою сторону. Только эти крайности мне ни к чему. Сегодня подставил под удар гражданский корабль КОР — завтра не поможет рретанскому судну.

Молодой лейтенант, отвечающий за оборудование, приблизил изображение с внешних камер. И я видел, как один за другим вспыхивают пойманные силовым полем, словно сетью, последние звездолеты ткеннов. Несколько наших истребителей класса «разведчик» тут же вылетели на обследование сектора.

Тем временем, по открытому каналу связи поступило сообщение от командира экипажа спасенного пассажирского судна. Он благодарил нас за помощь. Интересно, знал ли он, кто мы такие, или принял за один из пограничных кораблей КОР?

Внезапно до меня дошло, что бой происходил с той же стороны от линкора, где находилась каюта моей заложницы. Она ведь все видела! Айтах! Как она там? Абестанка могла перепугаться. У них и так слабая нервная система, подверженная стрессам. Да еще и корабль здорово тряхнуло при гиперпространственном прыжке.

Как я мог оставить ее одну, без присмотра?! А если Алианна без сознания? Или того хуже?.. Она слишком важна, и я не могу ее потерять. Нужно было отправить кого-то из младших офицеров присмотреть за ней, когда начался бой.

Не знаю, что на меня нашло. Но я действительно испугался за девушку, которая находилась на линкоре против своей воли. Отдав распоряжения, я развернулся и бросился по коридору, запрыгнул в лифт, спускаясь на пассажирский уровень. Промчался по полуосвещенному проходу с мерцающими квадратами дверей.

Приложил ладонь к сенсорному датчику. Из глазка тут же вырвался голубой сканирующий луч — и дверь открылась. На моем линкоре я мог попасть в любое место, но всегда соблюдал правила приличия и субординацию. Даже не знаю, что нашло на меня в тот момент. Я должен был убедиться, что девушка в порядке. И это казалось сейчас настолько важным, словно речь шла о моей собственной жизни.

Я шагнул в затемненное помещение. Остановился, охватывая взглядом пространство каюты. В висках раздавалась тяжелая пульсация. Биение всех четырех сердец ускорилось в едином фоне. Казалось, вся грудь вибрирует, и не хватает кислорода, которого рретанину требуется больше, чем иным расам. На тыльной стороне ладоней сами собой выдвинулись шипы, как иногда бывало в момент опасности.

В каюте зависла зловещая, пугающая тишина, нарушаемая тиканьем датчика климат-контроля. И тут я увидел, что Алианна просто сидит на кровати и смотрит в иллюминатор.

Она повернулась, и наши взгляды перехлестнулись. Удар. Пауза. Сердца стучали рвано, неравномерно. Но дыхание уже восстанавливалось.

Кажется, она не понимала, что я здесь делаю. Нужно было срочно спасать ситуацию, не выдав своего волнения, причин которого я и сам еще не понимал.

— Ты в порядке? — выдавил наконец я и сложил руки за спиной, чтобы незаметно убрать шипы. Еще подумает, чего доброго, что хочу с ней расправиться.


Али


убрать рекламу


 


Я знаю, что некоторые абестанки и землянки без ума от рретан. Они более мужественные, и эти чешуйки на теле — на боках, плечах и руках, которые светятся при возбуждении, показывая, как ты понравилась мужчине… Радужные блики в глазах, если он, на самом деле, счастлив с тобой… А хвосты, по слухам, могут творить такое…

Если верить некоторым моим подругам, рретане неутомимы в постели и могут столько часов напролет, сколько ни один абестанец не выдержит. Правда, порой слишком возбудимы. Марго как-то делилась на посиделках. Мол, завести рретанина — раз плюнуть, если, конечно, ты ему понравилась и вызвала чувства.

Она некоторое время встречалась с хвостатым. Отправились они как-то в магазин белья, и Марго продемонстрировала обновку любовнику. Тот даже до дома не дотерпел, заперся с ней в туалете элитного бутика — слава богу, тот оказался удобным… и несколько часов демонстрировал восхищение… Видимо, обновкой, а может, и любовницей.

Но вот сейчас, сталкиваясь с рретанином один на один, я всякий раз испытывала смешанные ощущения. Я, скорее, боялась, чем симпатизировала ему.

Бой закончился хорошо для транспортника. Я смотрела на черные обломки, что неспешно парили в невесомости, и радовалась, что ткенны разбиты наголову. Все-таки Рейминар Тар Ренс умел вести бой, побеждать и уводить свои корабли целыми и невредимыми. Я даже не знала, радоваться этому или огорчаться в свете наших непростых отношений и ситуации с конфедерацией. Но сейчас не радоваться я не могла. Транспортник ушел в гиперпространство, и я выдохнула с облегчением.

В следующую минуту в каюту влетел Тар Ренс, и мне стало совсем не по себе. Его глаза серебрились в свете панелей, тело казалось напряженным до предела, в голосе слышался песок. Я не понимала, то ли он взбешен, то ли взволнован, то ли все вместе, и это безумно пугало.

— Ты в порядке? — почти прорычал рретанин.

Ах, ну да! Я же заложница! Способ добиться от КОР того, чего хотелось Тар Ренсу, чтобы это ни было. Он проверял, в силах ли еще шантажировать маму…

Если я и чувствовала благодарность за транспортник, то недолго. Враждебность поглотила, почти лишила осторожности.

— Беспокоитесь за предмет, на который планируете обменять нечто ценное для вас и вашей расы, коммодор Рейминар Тар Ренс? Даже удивительно, что такой, как вы, решились защищать пассажирский транспортник. Или вы за него тоже планируете вытребовать награду? А может, это кто-то из ваших капитанов вздумал поступить по совести? — выплюнула я в лицо рретанину.

Он даже подскочил на месте от удивления. Я и сама пребывала в некотором потрясении от собственной смелости. Рретанин двинулся навстречу: большой, напряженный настолько, что вены вздулись на шее и ладонях, которые крепко сжались в кулаки. Я поняла, что зря высказала свое мнение. В конце концов, что я могу? Как защититься от хорошо обученного военного, существа, чья раса превосходит мою физически даже независимо от пола. Однажды рретанка на мамином приеме случайно сломала столовый нож. Задумалась и не заметила, как прибор треснул.

Тар Ренс остановился в сантиметрах от меня. Я ощущала жар сильного тела. Его эмоции, кажется, зашкаливали — глаза сверкали расплавленным серебром, на руках светились чешуйки. Ноздри рретанина раздувались. Его ладонь уперлась в стену рядом с моей головой, прямо как в нашу первую встречу. Тар Ренс наклонился и… вдруг остановился. Казалось, он был в миллиметрах от какого-то шага. Но… ничего не сделал. Странно усмехнулся, отступил и произнес почти нейтрально, хотя голос звучал, как из глубокого колодца:

— Я не собираюсь перед вами оправдываться!

— Отлично. У меня есть еще два дня на раздумья. Прошу вас покинуть мою каюту. Мы не договаривались с вами встречаться. Я лишь обещала дать ответ. И дать его только через двое суток. — Я старалась говорить спокойно и медленно, хотя голос дрожал от волнения.

Тар Ренс хлестнул хвостом по бедру, выпятил мощную челюсть, но спокойно произнес:

— Хорошо, я зайду через два дня. За ответом и вашим встречным предложением.

И прежде чем я успела выдохнуть, рретанин скрылся за дверью каюты.


Рей 


Вот же… Зар-раза! Маленькая бестия! Да чтобы я еще хоть раз волновался за эту абестанку?! Да никогда в жизни! Чего это я вообще разнервничался, спрашивается? Думал, девочка, не привыкшая к космическим боям, испугалась. Да вот только кажется, это я, дурак, переживал сильнее. Чего меня вообще к ней понесло? Успокаивать собрался, за ручку держать? Ну уж нет! Больше подобное не повторится. Она точь-в точь такая же, как ее мать, циничная и хладнокровная. Эгоистка!

Хотя о чем это я? Я же сам ее похитил. Ни в коем случае нельзя показывать свой интерес. Да и нет у меня к Алианне никакого интереса, кроме выполнения ее маменькой моих требований. Хотел показать ей свою доброжелательность — получил достойный ответ. Сам виноват!

Я молнией летел на капитанский мостик. В висках пульсировала кровь. В отражении панелей сверкал металл моей чешуи на шее и тыльной стороне ладоней, откуда торчали шипы. Пока дожидался лифта, от злости ударил по стене, и шипы пронзили пластик стенового покрытия, оставив четыре ровных отверстия.

Она сама напросилась. Я хотел по-хорошему, но теперь все будет иначе. Я не позволю играть мной, обращаться, как с одним из ее воздыхателей.

Даже не знаю почему пришло на ум это глупое слово. Мне всегда нравились совершенно другие женщины. Сильные, самостоятельные, а не маменькины дочки. Но что-то подсказывало, что не только внешность, но и внутренний стержень притягивали к непокорной абестанке. Могла ведь сделать вид, что относится ко мне по-дружески, но не стала. Боялась меня, но все равно спорила. Страшилась моей силы, физического превосходства, но все равно дерзила.

Злость во мне спорила с уважением и, кажется, даже с восхищением. Вот уж совсем неуместное чувство!

После боя в главной рубке корабля стояла тишина. Я упал в кресло и думал, как же поступить с Алианной. Два дня — слишком большой срок для бездействия. Мне нужно доказать абестанке: мои угрозы — не шутка, и я могу отдать ее ткеннам на самом деле. Но понимал — просто так запугать не выйдет, нужно что-то другое… Но что именно?

— Коммодор Тар Ренс! Вернулись разведчики. На одной из лун второй планеты системы обнаружена база насекомых: временный купол, склады, орудия, космопорт с несколькими десятками кораблей. Что будем с ними делать? — отвлек меня голос Ор Ланса, лорд-капитан только что вернулся на мостик после отдыха.

— Что делать? — поднял я голову, уставившись на монитор, куда передавалась съемка с одного из кораблей-разведчиков. — Отправимся туда, ударим ракетами, разнесем их айтахову базу в клочья. Насекомые совершают уже не первое пиратское нападение в этом секторе космоса, пора проучить их как следует, — добавил, холодно усмехнувшись.

Не знаю, может, я решил поступить слишком импульсивно. Возможно, мне просто нужно было выплеснуть куда-то скопившуюся злость, и ткенны попались под руку. Но в любом случае оставлять их базу на территории КОР не стоило. Они слишком быстро внедряются дальше в космос — как та зараза, которую невозможно остановить, не уничтожив на корню зачатки. Их очень много, планеты Черной туманности давно перенаселены и подобны гигантским муравейникам. Вот они и лезут к другим расам, надеясь со временем захватить новые территории. Грабят корабли, уничтожают мирных жителей. Но главная их цель — власть во всей галактике.

Интересно, зачем им все же понадобилась Алианна? Неужели они тоже хотели выставить КОР свои требования? Или же я чего-то не понимаю? Абестанка должна благодарить меня за то, что вытащил ее из лап Ангелов. Уж они бы точно за нее не переживали, как я, и не церемонились.

Сложив руки на груди, я молча наблюдал за происходящим. На главный монитор выводилось изображение ярких точек взрывов, красных всполохов плазменных зарядов, обломков купола, разлетающихся на многие километры при малой гравитации спутника. Мои истребители стремительно догоняли уцелевшие корабли ткеннов, уничтожали их в космосе. Насекомые — везде насекомые, даже в глубоком космосе. Успели нагородить здесь таких построек, что другим расам и не снились в кошмарных снах. Так происходит на каждой базе ткеннов. Стоит насекомым только появиться, как они воздвигают муравейники, над созданием которых трудятся бесчисленные рабочие — особая каста.

— База уничтожена, коммодор Тар Ренс! Некоторые успели скрыться, но мы уже ничего не сделаем, — доложил лейтенант, сменивший Рриса Вэна на посту.

— Ничего, главное, что убрали основное, — выдохнул я.

Неожиданно на дисплее в рубке высветилось мерцающее сообщение: «Тебе это с рук не сойдет! Еще ответишь!»

Видимо, оно было отправлено одним из бежавших с базы командиров ткеннов.

— Это мы еще посмотрим, — со злостью произнес я, затем обратился к Айрину Ор Лансу: — Собирай все истребители в доки! Уходим в гиперпространство и направляемся на Тэо.


Али 


Когда Тар Ренс ушел, нахлынула отдача. Я вдруг подумала, что зря так с командиром похитителей. Мало ли что он теперь выкинет. Мало ли какие действия предпримет. Он же мятежник! Предатель без чести и совести. Вот возьмет сейчас и выдаст меня ткеннам…

И словно подтверждая мое подозрение, корабль свернул к базе насекомых. Иллюминатор послушно оцифровал вид из космоса, когда я нажала на специальный увеличитель-сканер. Увидела базу-муравейник. Это ужасное зрелище: сотни домов, что сгрудились и нарастали друг на друга под прозрачным куполом. Не обычные жилища — военные бункеры, замаскированные орудия.

Значит, коммодор решил выполнить угрозу… Я дернулась в порыве бессильной ярости и упала на кровать в изнеможении. Что ж, чему быть, того не миновать. Если он сейчас нарушает обещание, чего стоит слово такого рретанина? Значит, ему совсем нельзя верить. А может, ткенны предложили за меня лучшую награду, и Тар Ренс попросту передумал?

Я закрыла лицо руками и разрыдалась. Впервые за эти ужасные сутки выпустила на волю боль и бессилие. Еще недавно я шла рядом с мамой. Аромат ее духов с корицей и апельсином окутывал приятной дымкой родины, дома, пусть даже в президентском дворце. Я ждала бал и волновалась перед ним. А теперь моя жизнь висит на волоске. Но если я понадобилась ткеннам, то, может, убивать меня они не планируют? Иначе сделали бы это раньше.

Я выпрямилась, слезы высохли. Я дочь президента конфедерации и встречу будущее без слез и стенаний. Снесу испытания с гордо поднятой головой…

Минуты капали, пролетали мгновения, а мы так и не сели на базе ткеннов. Челноки насекомых тоже не приближались. Линкор коммодора повернул в другую сторону, и я уже не видела, что происходит. Однако, к моему огромному удивлению, спустя некоторое недолгое время, линкор устремился в гиперпространство… Черт? Почему Тар Ренс меня не выдал? Не договорился с ткеннами о награде? Передумал? Решил еще помучить?

Спустя несколько часов прибыл ужин. Я открыла контейнер и ахнула. Внутри лежало все то, что ненавидела. Рыба агалла с планеты ровсов, на вкус как протухшие яйца. Мелтикора — такой отвратительный овощ, растет на Рретане и пользуется спросом. Это как кукуруза в сахарном сиропе. Приторно, аж язык к небу липнет. Я не стала даже пробовать ужин. Чаю выпила — терпкого, с мятой. Видимо, коммодор передал все это, чтобы я подумала над своим поведением. Ладно, посижу немного на диете. Подавитесь своим ужином, Рейминар Тар Ренс!.. Я захлопнула полный контейнер и нажала кнопку утилизации.

Некоторое время я просто сидела, наблюдала за космосом и звездами, за планетами и туманностями. Мы вышли из гиперпространства и явно направлялись на какую-то станцию рретан. Через некоторое время меня сморило. Сказывались напряженные сутки, нервозность и общение с предателем. Внезапно, часа в три ночи по времени Неотерры, контейнер с едой опять звякнул. Я с неохотой встала и пошла на кухню. Просто из любопытства.

На крышке контейнера на маленьком специальном мониторе высветилось послание. Обычно повара писали там название блюд.

«Тебе вредно голодать, хрупкая абестанка».

И больше ни слова от Тар Ренса.

В контейнере обнаружились пироги: горячие, с мясом и картошкой. Такие, как мы с мамой любили. Кусочек сметанника пах творогом и ванилью. Теплый чай источал аромат мелиссы. Я захлопнула контейнер и хотела все утилизировать. Но что-то внутри протестовало против уничтожения хорошей еды. Подумав, я нажала кнопку «заморозить» и снова отправилась в комнату, к кровати.


Рей 


После того как мы ушли в гиперпространство, я впервые за все эти часы позволил себе расслабиться — вернулся в личную каюту, сбросил форму и комбинезон. Обнаженный, направился в душевую кабину. Стоял под прохладными струями воды, сбрасывая напряжение. И думал о ней.

Не знаю, почему Алианна никак не желала покидать мои мысли. Абестанки не в моем вкусе, хотя в них есть что-то особенное. Хрупкие, изнеженные создания, чуть превосходящие своих далеких предков-землян с Млечного Пути по некоторым показателям. Например, по продолжительности жизни или уровню интеллекта. Улучшенные земляне, так сказать. Хотя и жители Земли не остались такими же. Время просто разделило ранее единую расу на разные части, которые активно сотрудничали друг с другом.

Яростный взгляд ярко-зеленых глаз девушки преследовал меня повсюду. И ее стройное тело в серебристом комбинезоне, который не скрывал восхитительных форм, — напротив, подчеркивал их, заставляя думать вовсе не о деле… Но я не собирался поддаваться искушению. Ни о каких отношениях и речи быть не может. Она меня ненавидит, презирает. А мне нужно добиться независимости Рретана.

Но как же хочется просто сжать в руках ее талию, подчинить себе надменную девчонку, впиться поцелуем в соблазнительные губы, с которых сегодня срывались резкие слова. Заставить замолчать. Довести до состояния, когда пол уйдет у нее из-под ног.

Айтах! Я вдруг понял, что чересчур возбужден. Пах потянуло болезненным спазмом, член налился и стоял, как дуло фотонной пушки. Как бы я хотел, чтобы Алианна Дэйл в этот момент оказалась рядом. Она бы не вырвалась, не сбежала. Я бы просто не позволил ей этого сделать. И даже не силой. Я добился бы, чтобы она сама умоляла меня продолжить…

Я уперся в стену ладонями, опустил голову. По длинным волосам стекали струи воды. Да что со мной творится? Она на моем флагмане всего несколько часов, а я уже думаю о возможном сексе?!

Я остановил воду, включил на регуляторе режим просушки. Немного прохладный воздух помог прийти в себя. Вышел, натянул комфортные мягкие брюки, используемые для сна на корабле. Вспомнил, что хотел выяснить. Интересно, как абестанка отреагировала на ужин? Я тут же прихватил браслет-компьютер и проверил эту информацию. Так я почему-то и думал — она все выбросила.

Вот же гордячка! Согласна голодать, только бы не играть по моим правилам. Ну и ладно…

Датчик на двери каюты внезапно сообщил о позднем посетителе. Я еще не успел прилечь, поэтому открыл, полагая, что это Ор Ланс решил поговорить со мной наедине. Но вместо офицера увидел Риайну в облегающем золотистом комбинезоне. Рретанка пришла с определенной целью — продолжить то, что мы не завершили в прошлый раз. Вот только мои желания за это время изменились.

— У тебя был тяжелый день, Рей, — промурлыкала она, опираясь на дверной косяк. — Я подумала, что ты сам обо мне не вспомнишь.

— Нормальный был день, — проворчал я, даже не глядя на Риайну. Конечно же, самый обычный... Словно я каждый день похищаю президентских дочерей. — Прости, сегодня мне совсем не до тебя.

— Уверен? — Брови рретанки взметнулись вверх, хвост изогнулся и лег ей в ладонь. Она игриво вертела им, пытаясь привлечь мое внимание. Золотистые зрачки налились медным оттенком.

— Капитан Риайна Гер Тор, вернитесь немедленно в свой отсек, — сменил я тон, не желая объясняться.

— Вообще-то моя смена закончилась. И вам спокойной ночи, коммодор, — вздернула она подбородок, резко развернулась и удалилась прочь по коридору.

Я закрыл двери и упал на кровать. Сон не шел. Прошло несколько часов, а я все так же крутился в постели. Айтах! Зря я так с ней. Нужно было оставить у себя Риайну, снять стресс. Может, тогда прекратил бы думать о своей заложнице хотя бы до следующего разговора.

А ведь она там голодная. Еще, чего доброго, к концу пребывания у меня станет похожа на девицу-оллианку. Кажется, я вел себя как обиженный мальчишка, которому просто не дали новую игрушку. Это мелочная, подлая месть. Я только показываю ей свою обиду.

В конце концов, чего я ждал? Что она бросится на шею и отблагодарит за спасение транспортника? После всего, что обо мне наслушалась? Ее выводы вполне укладывались в логику, если полностью доверять новостям КОР и Мирайне Дэйл, что использовала их как оружие против мятежного коммодора.

Алианна ни при чем, ей просто промыли мозги. Она стойкая, маленькая, но сильная. А вот я… я вел себя как слабый, капризный ребенок.

Не знаю, сколько уже было времени, но я не выдержал — заказал ей с кухни поздний ужин… или ранний завтрак. Да неважно! Главное — заверить, что я не желаю ей вреда. Для доказательства искренности моих намерений я даже подписался. Надеюсь, она верно истолкует мой жест примирения. Силу духа рретане почитали не меньше физической. И вот этого качества Алианне, кажется, не занимать.


ГЛАВА 3

 Сделать закладку на этом месте книги

 

Али 


Проснувшись поздним утром, я не сразу поняла, где нахожусь. Панели на потолке мерно светили. Те, что располагались на стенах, слегка мерцали голубым и белым. Серебристые стены отражали зайчиков.

За круглым иллюминатором чернел космос. Мы двигались мимо огромной туманности, и та напоминала разбросанный в вакууме мусор, пылевое облако от каменного крошева.

Я приняла душ и переоделась в чистую униформу из гардероба. Грязную сунула в ящик прачечной — оттуда белье отправлялось на чистку. Свежее поступало туда же, только в специальное отделение.

Так-с, вроде у меня оставался ужин. Или ночной перекус с запиской Тар Ренса. Интересно, почему коммодор передумал?

Я открыла ящик для еды и обнаружила около замороженной новую: свежую творожную запеканку, что пахла ванилью и нежной сметаной, рядом нашлись пухлые булочки, источавшие аромат свежей выпечки. С изюмом и кунжутом, ну прямо как мне нравится.

Хм… Коммодор сменил гнев на милость? Или готовит очередную каверзу? Я почему-то больше не злилась, даже немного сожалела о вспышке ярости. Нет, он предатель и вообще похититель. Но ведь он спас пассажирский транспортник и уничтожил базу ткеннов, вместо того чтобы отдать меня насекомым.

Об этом сообщали в Сети. Участие рретан не озвучивалось. Но я сразу сложила два и два. Мы пролетели мимо этой базы, остановились, и — бац! — от базы остались одни воспоминания.

Информация через браслет-компьютер ко мне еще поступала, и я могла читать новости КОР, из которых узнала о том, что Алианну Дэйл, дочь президента конфедерации, похитили ткенны. Эта новость облетела всю галактическую инфосеть (или, как все ее называли, ГИС). Надо же… Я покачала головой. Знали бы они, где я на самом деле! И мама наверняка волнуется, места себе не находит.

Следом за этой новостью я увидела в ГИС сообщение о спасенном пассажирском судне. Кажется, это был тот самый вчерашний транспортник, но утверждалось, что его спасли от ткеннов войска конфедерации. Неужели ошиблись? Или же…

Отправить личные сообщения мне не удавалось. Передача блокировалась силовыми полями. Я знала, что это не дело рук Тар Ренса. Все военные корабли конфедерации обладали такими свойствами, чтобы команда не общалась с гражданскими и не выдала местонахождение судна.

Были особые каналы, но на их частоту специально настраивались. Требовались дополнительные усилители сигнала, искажатели и еще что-то. Не говоря уже о ключах, которые давали доступ. В общем, обычный браслет-компьютер здесь подходил не больше микроволновки...

Я перекусила булочками с кунжутом и частично тем, что оставила ночью. Отправила остатки еды на кухню. Не уничтожила, просто заморозила. Жалко было хорошие продукты. Потом их распылят до молекул и превратят в другие блюда.

День прошел спокойно и скучно. Я ела, смотрела в иллюминатор, играла в компьютерные стрелялки-бродилки, даже прошла наконец-то очередной уровень. Честно говоря, я понятия не имела, насколько это круто по меркам игры. Я впервые в жизни ее запустила. Раньше ничем подобным не интересовалась. Сейчас надо было скоротать время. Не думать же о негодяе-похитителе!

Впрочем, он порой прокрадывался в мысли. Я то боялась его, то интересовалась им. Что-то такое меня беспокоило. Я ведь знала Тар Ренса, хотя мы и не общались. Мы виделись дважды, но слухи о рретанине ходили по всем планетам конфедерации. Он слыл хорошим воином, честным и порядочным, отличным командующим, каких поискать. Никогда не был замечен в стяжательстве. Так какая муха его укусила? Я решительно ничего не понимала.

Если подумать, коммодор флотилии КОР был одним из самых честных наших граждан. Ну, если не считать последних событий: мятежа на Рретане, бегства, разделения флота и моего злополучного похищения. Что заставило порядочного рретанина внезапно превратиться в галактического преступника? Эти мысли не давали покоя. И чем ближе был час нашей встречи, тем сильнее я задумывалась о загадке.

Ужин выглядел на удивление аппетитно: мясное жаркое и греческий салат с нежным сыром и помидорами черри. Ночь прошла спокойно и без происшествий. Поздних перекусов мне не присылали, наверное потому, что угодили с ужином. Я с тревогой ждала утра… Проснулась, заплела волосы в косу, приняла душ и переоделась. Новая униформа сидела как влитая.

Завтрак состоял из омлета с беконом и пышных горячих булочек с маслом. Я перекусила и вернулась к иллюминатору. Что-то подсказывало — мы на месте. Тар Ренс где-то планировал отсидеться. Корабль нырнул в гиперпространство, какое-то время мы двигались там и вышли в совершенно пустой космос. Вокруг на многие сотни километров не было ни планет, ни звезд, ни астероидов. Вообще ничего, даже туманностей. Однако мы куда-то целенаправленно двигались и одновременно притормаживали.

Когда же корабль остановился окончательно, перед глазами из пустоты черного вакуума выросла станция. Я не могла рассмотреть ее деталей из иллюминатора, но очертания были мне знакомы. Такие станции имелись только у рретан. В основном, гражданские, хотя они строили и военные сооружения. К каким относилось это, я не знала. Внутри, если верить данным ГИС о подобных станциях, все выглядело так, словно ты на планете. Зеленые поля, рощицы, парки, здания, невысокие и приземистые. Нечто вроде рретанского города.

Серебристая махина по форме напоминала огромную летающую тарелку с рыжими огнями сигналов для посадки. Интересно, какая она внутри? И как далеко расположена от планеты Рретан, раз находится в глубоком космосе, скрытая за силовым полем?

Значит, вот где ты прячешься от конфедерации, Рейминар Тар Ренс?! Еще бы, не пристало принцу вечно скитаться на боевых линкорах в походных условиях. Чертов хвостатый аристократ! Он продумал все перед тем, как похитить часть флота и скрыться в неизвестном направлении!

Больше мне ничего разглядеть не удалось. За иллюминатором мелькнули переходный мостик, далекие стены огромного ангара и разлилась чернота. Очевидно, теперь мы находились внутри станции.

Потянулись долгие минуты ожидания, показавшиеся часами. Я даже приуныла. ГИС не работал — видно, в ангаре генерировались помехи. Новости не посмотреть! Есть больше не хотелось. Я только поглядывала на часы на браслете и гадала, когда Тар Ренс соизволит пообщаться со мной по поводу договора. Двое суток уже прошло. И теперь задержка выглядела очередным подвохом с его стороны.

Я уже думала, что обо мне забыли, но внезапно дверь каюты открылась, и на пороге показался Тар Ранс собственной персоной. Форму он успел сменить на белый камзол, сорочку из тонкой дорогой ткани с Рретана и черные брюки из нее же. На собранных в хвост черных волосах блестели платиновые кольца. Ну прямо хвостатый денди, весь такой важный…

Глаза рретанина сверкнули серебром, словно эмоции вырвались из-под контроля. Но он молча подал мне руку.

— Алианна, добро пожаловать на Тэо — мою личную космическую станцию.

Я медлила, поэтому рретанин сам взял руку горячими пальцами. Боже, какая у него большая сильная ладонь! Я чувствовала рядом с собой мужчину, именно мужчину, а не просто спутника. Даже не знаю, почему. И это ощущение усиливалось. Мы шагали почти нога в ногу. Вышли из корабля по длинному серебристому трапу и миновали синий тоннель парковочного блока. Оттуда люк вел прямо на станцию.

Тар Ренс открыл его и пригласил внутрь. Я шагнула и обомлела. В лицо пахнуло свежей зеленью, сладковатым ароматом цветов и росы. Я будто опять очутилась на планете: цветущей, прекрасной и благодатной. Однако для станции таких размеров растений даже многовато. Значит, она не военная, как я думала. Скорее, временная передвижная резиденция. Представляю, сколько энергии тратится на поддержание растений и на перемещение самой станции в космосе! А еще и защитное поле… Стоит все это наверняка очень дорого...

Мы прошли по широкой аллее и оказались неподалеку от дома, а скорее, даже дворца, похожего на королевский. Белоснежный, с высокими башнями и флагами с изображением какого-то птеродактиля на фоне венка из колосьев — герба дома Тар Ренс. Я недавно видела этот герб в ГИС.

Вокруг замка раскинулись пестрые газоны с огромными цветами, похожими на маки, разбрызгивали веера влаги фонтаны, стилизованные под фигуры сильных, но одновременно гибких рретанок. Каменные изваяния опрокидывали кувшины или держали на голове блюда, из которых струилась хрустальная влага.

— Куда мы идем? — поинтересовалась я, рассматривая роскошь, спрятанную где-то на окраине галактики.

— Моя временная резиденция. Или предпочитаешь остаться на флагмане?

— Предпочла бы, если бы знала, что быстрее отпустите. Но ведь так не будет, верно? — с язвительной улыбкой произнесла я.

Тар Ренс загадочно улыбнулся, но ничего не ответил. Мы вошли в здание, интерьер которого тоже поражал воображение. Паркет из тонких переплетений дорогого розового дерева, мягкие ковры с высоким ворсом, фонтанчики, похожие на цветочные вазы… Диваны, кресла, столы — все из того же дорогого розового дерева, обитые тканью, похожей на бархат, только чуть более мягкой и шелковистой. Все это напоминало мне президентскую резиденцию на Неотерре, но все же стиль рретан отличался от того, к чему я привыкла. Они предпочитали изысканность и роскошь, но обходились все-таки без излишеств. Строгость сочеталась тут с дороговизной, некоторый аскетизм — с красотой и изяществом.

Мы миновали несколько залов и вошли в другое крыло здания. Я молча следовала за рретанином. Он устремился в комнату с розовыми стенами, словно предназначенную для настоящей принцессы. Мебель, обтянутая бордовым атласом, бархатные портьеры с золотыми кисточками, кровать с узором в виде огромных цветов у изголовья, накрытая тонким шелковым покрывалом…

Тар Ренс указал на дверь в ванную. На ней красовалась веселая русалка, задумчиво расчесывавшая длинные волосы.

— Нравится? — уточнил он не без удовольствия.

— Нормально, — ответила я холодно, размышляя, для кого все это устроено.

Не для утех ли его высочества Тар Ренса? Не для встреч ли с его любовницами? Чересчур женским выглядел интерьер, слишком кричало об этом убранство. Все здесь было словно предназначено для жизни какой-нибудь пташки.

Черт! И почему я об этом подумала? Какое мне дело до утех Тар Ренса, его постельных развлечений и предпочтений? Он похититель, а я — его заложница. Моя задача — выбраться из клетки, даже если она золотая или розовая. А он пусть и дальше тут развлекается. Судя по обстановке, по-королевски.

Рретанин сверкнул серебристыми глазами: то ли разозлился, то ли вдохновился и предложил присесть в кресло. Сам устроился напротив, подался вперед, уставился неотрывно и первым завел разговор про похищение.

— Каковы твои условия?


Рей 


Алианна молчала, удивленно рассматривала мой дом на Тэо. Она явно не знала, что для работы генераторов воздуха, поддержания растений, передвижения используется тот самый эритий. Его мы брали на Рретане лишь самую малость, исключительно для наших нужд, пока месторождения не оказались во власти землян. Из-за него и разразился военный конфликт, в результате которого я нахожусь теперь где-то на задворках галактики, вдали от родного дома. Но и на Тэо имелось все для комфортной жизни, резерва станции хватило бы еще на сотню лет без дозаправки. Эта станция всегда принадлежала клану Тар Ренсов как одному из самых могущественных на Рретане.

— Как я уже сказала, мне нужны гарантии, — после недолгой паузы заявила она.

Я подался вперед, с интересом глядя на нее. Она явно что-то задумала. Любопытно, что именно? Надеюсь, ее фантазия совпадает с моими намерениями. Айтах! Кажется, я снова подумал совсем не о том. Нужно сначала выслушать ее предложения.

— Какие именно гарантии ты хочешь получить? Ты видишь, я обращаюсь с тобой вежливо, хотя мог бы просто запереть в тюремной камере. Я не требую невозможного. Всего лишь подтвердить, что тебе здесь плохо. Что я опасен для всей конфедерации. Что могу расправиться с тобой в любой момент. Ты ведь все равно останешься моей заложницей. Но ес


убрать рекламу


ли сделаешь по-моему, поверь, твоя мать отреагирует куда быстрее и наверняка повлияет на кабинет министров. Соответственно, твой срок пребывания в моем обществе сведется к минимуму, и ты не попадешь в лапы королевы ткеннов.

— Я не верю словам предателя, — резко бросила она в ответ. — Мне нужны более веские доказательства. Играть на чувствах матери отвратительно и жестоко. Я буду ненавидеть себя за это и должна знать, что оно того стоит.

— Что предлагаешь? Так мы никогда не найдем общий язык, — заметил я, пытаясь расслабиться. Но не выходило.

Не знаю почему, но в этот момент напрягся, будто это не я похитил абестанку и выставляю условия КОР, а она взяла меня в плен... В плен своих очаровательных невинных глаз. Все дело — в ее фигуре и соблазнительных ножках, обтянутых мерцающей тканью брюк. У меня никогда не было женщин этой расы. Интересно, каковы они в постели? Страстные, нежные или податливые? Какая у них кожа? Гладкая, шелковистая? На вид казалось, что очень нежная. Такой касаться — одно удовольствие.

Кровь закипала, и мне уже было все равно, что она там придумала. Потребует договор? Честное слово военного КОР, которым я уже не являюсь? Запишет мои слова на диктофон? Она ведь все равно в моей власти и никуда не денется, пока я не захочу ее отпустить. А я пока не собирался. Напротив, хотелось задержать ее здесь как можно дольше, если бы не серьезные проблемы, из-за которых я решился на эту авантюру с похищением.

Алианна, как нарочно, скрестила руки и положила на ноги так, что я только и видел место, где эти ноги начинаются. Зараза! Ну ничего, пусть сначала согласится. Сперва дело.

Я понимал, что нельзя поддаваться соблазну поиметь эту девчонку, но чем больше запрещал себе думать о сексе, тем больше хотелось осуществить желаемое. Ей самой понравится. Еще добавки попросит. Я умею ублажать женщин. Не думаю, что абестанки имеют существенные отличия в физиологии от рретанок, кроме хвоста и чешуек. И именно эта гладкая кожа заводила меня больше всего: так и хотелось сорвать комбинезон, погладить ее ладонью, провести по стройному бедру, приблизиться к интимному месту. Войти пальцем… А лучше — сразу чем-нибудь другим. Заставить стонать от моих движений, просить продолжения. Ласкать все ее тело, покрывать поцелуями, чувствовать, что оно в этот момент только мое. Что она — моя женщина, такая восхитительно сладкая и желанная.

Я ведь знал, что под формой у Алианны нет белья. Оно просто не предусматривалось. Нас разделяла только одна преграда из ткани. Ничто не помешало бы подхватить абестанку на руки, внести в спальню, бросить на постель и слушать, как мое имя срывается с ее губ. Лучшая музыка для души.

— Коммодор Тар Ренс! Я требую, чтобы вы принесли священную клятву благородного рретанина, — внезапно вырвал меня из мечтаний резкий голосок, возбужденный и звонкий. — Я знаю, что на Рретане есть особая клятва. Видела в ГИС, что имя нарушившего ее покрывается позором. Я специально выяснила подробности. Хочу, чтобы вы принесли именно ее. Мы сделаем голографическую запись, разместим на моем личном сервере, закодируем так, что в тот момент, когда вы вернете меня маме, все отключится. Я лично проконтролирую это. Если же нет — запись опубликуется в ГИС и сразу попадет в СМИ. Это именно та гарантия, которую я хочу получить от вас, коммодор!

Ничего себе! Знал бы — сразу отключил возможность выхода в Сеть еще на флагмане! Нет, я, конечно, собирался вернуть девушку в любом случае. Но такой ценой?..

— Не много ли хочешь? — со злостью в голосе произнес я. — Мне тоже нужны гарантии.

— Запишем мои слова, — тихо выдохнула Алианна. — Если я не сделаю то, что вы требуете, о моей лжи узнает мама… Для меня это почти тоже самое, что и для вас клятва. Худшее, что может случится, — кажется, она даже всхлипнула, но тут же горделиво вскинула голову и добавила: — Мы закодируем обе записи, и они смогут попасть в Сеть только в случае нарушения условий.

Я подошел к абестанке, чуть склонился над ней. Хотелось вырвать ее из кресла, поднять и заставить смотреть мне в глаза. Сжать руками хрупкое нежное тело. Я испытывал одновременно злость, сожаление, желание и восхищение. Бешеный коктейль эмоций бурлил внутри. Кажется, я никогда не испытывал ничего подобного. Как же хочется услышать от нее совсем другое признание!

Она ведь верно подметила: клятва рретан священна, и в случае нарушения я никогда не смогу занимать высокий пост в правительстве. Стану изгоем в обществе. Такие случаи единичны, но тем не менее встречались. Но и оставлять у себя девчонку я не собирался. Так или иначе, я верну ее на Неотерру. Даже если Алианна будет умолять меня оставить ее. А я постараюсь, чтобы так оно и случилось! Очень сильно постараюсь! Она еще пожалеет о своих условиях, когда влюбится в меня по уши. И тогда я передам ее прямо в руки президента КОР. Пусть помучается! Забудет о своей гордости и будет думать только обо мне, когда маменька заберет ее домой.

Я рассуждал в какой-то странной горячке, забывая об истинной сущности дела, и сосредоточился только на девушке. Во мне говорил слепой эгоизм. Желание подчинить, заставить захотеть меня и полюбить почти сравнялось с желанием помочь своему народу и спасти планету от наглых абестанцев и землян, которые считали себя хозяевами Вселенной.

— Я согласен, — вырвалось вместе с потоком эмоций, которые буквально разрывали меня на части.

— Что?! — Она не сразу поняла — видимо, думала, что стану отказываться, искать другое решение проблемы.

Она подскочила и оказалась прямо передо мной, смотрела как-то испуганно, но страх в ее глазах быстро сменялся решимостью. Запах розового мыла окутал и одурманил. В какой-то момент инстинкты чуть не побороли разум. Но я вовремя смог остановиться. Сначала запись, потом секс.

Интересно, у нее уже были мужчины? Судя по количеству поклонников на приеме, она не обделена вниманием сильного пола. А рретане среди них попадались? Многие мои офицеры частенько обсуждали абестанок в постели, и большинству они весьма нравились как любовницы. Я слышал разговоры в кают-компании после дежурства, но никогда бы не подумал, что стану так сильно желать женщину этой расы. Она меня словно околдовала, причем я даже не успел опомниться, как запутался в сетях абестанки.

— Пойдем в кабинет. Там есть подходящая система для записи голограммы, — предложил я и протянул ей руку.

Она вложила тонкую кисть в мою ладонь и смущенно посмотрела в глаза. Что-то пугало ее, а я не мог понять, что именно. Неужели так боится, что нарушу договор? Зря переживает — верну, как бы ни умоляла остаться.

Я язвительно усмехнулся. События разворачивались настолько быстро и оказались такими неконтролируемыми, что я и сам не понимал, что со мной, думая только об одном.

Широкий белый коридор. Вместительный серебристый лифт. Мой личный кабинет, где располагался самый мощный и главный компьютер станции. При входе система просканировала мою ладонь лучом, сверяя код ДНК.

Я заметил, что Алианна охватила помещение смущенным взглядом. Отметила большой стол из зеленого сверхпрочного пластика, вместительные кресла из того же материала с бархатистой обивкой, шкаф, диван… Будто я привел ее не в кабинет, а прямиком в свою спальню. Или это меня настолько переклинило?

— Сейчас будем записывать? — уточнила абестанка и крутанулась на пятках.

— Если желаешь, сделаем это после обеда. Ты ведь наверняка проголодалась? Но не думаю, что ты хочешь продлить свой плен.

— Что? Нет! Давайте прямо сейчас, коммодор Тар Ренс!

— Пошутил, — злорадно ответил я. — Конечно же, сейчас. Мы оба понимаем, что не стоит терять времени.

Я подошел к стене, набрал длинный код доступа. Стена отъехала в сторону, открыв то, что не видели даже мои личные слуги, за исключением некоторых доверенных рретан. Выдвинулись удобные кресла, панель управления загорелась разноцветными огнями. При желании я мог бы отсюда управлять движением станции, хотя это не так уж и просто — требовались секретные коды и немного сноровки. Все эти действия обрабатывались в центре управления, но я мог отдавать приказы и не выходя из дома.

Я быстро пробежался пальцами по сенсорам, активируя записывающее устройство. Из компьютера заструился голубой луч, охватывая меня целиком, фиксируя голос, мимику, движения. Я повернулся к пленнице, нахально улыбнулся. Неужели подумала, что откажусь и пойду на попятный? Уговор есть уговор. Мы заключили сделку.

Я произносил клятву на родном языке. Слова вырывались с легкостью, ведь я знал, что делаю это не для себя, а ради всего Рретана, ради народа, чей правитель временно находится в бегах. Во что бы то ни стало я должен вернуться, добиться независимости и спасти планету от разрушения, изгнать конфедератов со своих земель и остановить варварскую добычу эрития, без которого мы просто погибнем. Жизнь на Рретане напрямую связана с этим элементом, который поддерживает наше долголетие, сохраняет природу и атмосферу планеты.

Закончив, я щелкнул пальцем по панели, остановил запись и повернулся к абестанке, ожидая ее реакции. Алианна поняла, что я не шучу и не уклоняюсь от оговоренного. Конечно, игра начнется чуть позже… Только уже моя личная, в которую хотел играть именно я. Абестанка и не догадывалась, о чем я думал в тот момент.

— Теперь твоя очередь, — предложил с вызовом.

Она выглядела деловито, торжественно и взволнованно. Грудь вздымалась, глаза сверкали, губы произносили слова признания, когда она обращалась к своей матери, уверяя, что больше не может оставаться в плену. Рассказывала, что я собираюсь отдать ее Ангелам, если правительство КОР не согласится убрать с Рретана станции для добычи эрития. Что ее держат в тюрьме и грозятся убить…

Она хорошо умела играть на публику. Это же надо, так ловко спровоцировать меня на клятву рода! И потом признаться своей маме, Мирайне Дэйл, что я монстр, каких поискать. Я даже поверил. Это завело меня еще больше, и я думал совсем не о ее фиктивном признании. В этот момент я уже почти не слушал, весь отвлекся на абестанку. Член поднялся и упирался в ткань брюк. Кровь прилила к паху, все тело напряглось от возбуждения. Я сверлил Алианну взглядом, будто хотел мысленно сорвать с нее комбинезон.

Абестанка закончила и вскинула голову, демонстрируя, что тоже не струсила. Она все больше мне нравилась как личность и все сильнее притягивала как женщина. Сочетание внешней хрупкости с воинственностью, силы духа — с искренней любовью к матери заставляли меня уважать девушку. И все сильнее желать завладеть ей. В ту минуту про уговор я забыл совершенно. Какие там возвращения Алианны на родину? Я хотел сделать ее своей полностью и безоговорочно, пусть и на время.

На кодировку записей ушло несколько минут, в течение которых внутри меня натянулась какая-то струна терпения, казалось, что она вот-вот лопнет и я просто наброшусь на абестанку. Но я пытался бороться с желаниями, сдерживал себя до последнего. Алианна даже не подозревала, о чем я думал в тот момент и как хотел заполучить ее тело. И плевать, что мы в кабинете. В конце концов, это мой кабинет и моя станция!

— Довольны, коммодор Тар Ренс? — выдохнула она и повернулась.

Внутри меня с силой сжалась тугая пружина желания, оно застилало пеленой глаза, отбрасывало в сторону холодный расчет и осторожность. Я молчал. Пространство кабинета заволокла кровавая пелена, и я видел только абестанку. Ее звонкий голосок больно бил током по оголенным нервам.

— Вы ведь этого хотели? — с осторожностью спросила она, не понимая, что со мной происходит, потому как ответа на предыдущий вопрос так и не дождалась.

— Да. Все улажено. Я предоставил тебе гарантии, — процедил я сквозь зубы, поглощая ее взглядом.

— Тогда что не так? — испуганно смотрела она на меня, пока я медленно приближался — подкрадывался, как хищник к жертве перед решающей атакой.

— Ты ведь понимаешь, что у моих гарантий есть своя цена? — со свистом вырвалось из моего горла.

— Вы это о чем, коммодор? — Она испуганно отступала назад, пока не уперлась в преграду — кремового цвета диван с высокой спинкой.

Ей больше некуда было бежать от меня. Прыжок — и я оказался около Алианны, сжав ладонями желанное тело. Пока держал абестанку за талию, она пыталась вырваться, билась, как раненый зверек. Такая близкая и неожиданно сильная для столь хрупкой на вид комплекции. Но со мной бороться было бесполезно — я значительно превосходил ее в силе. И попытки освободиться выглядели бессмысленными.

— Что ты делаешь? Отпусти немедленно! — вскрикнула она, яростно сверкая глазами.

— Я не могу тебя отпустить, Алианна, — хрипло прошептал в ответ.

Я склонился, вдыхая аромат ее волос, и все остатки самообладания развеялись как дым. Дождавшись, пока она затихнет, я прижал ее к себе одной рукой. Пальцами второй приподнял подбородок, заставив смотреть мне в глаза. Ее красивые губы дрожали от бессилия. Как бы мне хотелось, чтобы они шептали мое имя в порыве ответной страсти.

— Ты теперь моя, — выдохнул я, а затем впился в ее губы поцелуем.

Раздвинул языком сжатые губы, углубил поцелуй, не дав ей даже опомниться. Как же вкусно, и хочется большего. Пожалуй, этот диван подойдет для нашего первого раза.

Она не отвечала, просто замерла в моих объятиях. И я не понимал, в чем дело. На краткий миг ее сопротивление прекратилось. Рука ее поднялась и легко погладила мою шею. Неужели? Я пребывал на вершине блаженства от ответной реакции. Ведь именно этого я и хотел — держать в руках женщину, а не безвольную куклу.

А потом я ощутил резкую боль в шее. Как будто током ударило. Я не сразу понял, что произошло. Разжал от неожиданности хватку. И тут же получил следующий удар — ее длинные ногти с маникюром прошлись по моей щеке, оставляя болезненную царапину.

Алианна отпрянула в сторону, тяжело дышала, смотрела на меня с ненавистью и презрением. Я провел рукой по своей коже, но ничего не обнаружил. Только несколько капель алой крови на рубашке. Шея, пожалуй, самое незащищенное место на теле рретан, там нет брони. Пленница поняла это и поступила так, как сочла нужным в сложившейся ситуации.

Боль отрезвила меня за мгновение. Я не ожидал от девчонки такого отчаянного сопротивления и даже немного опешил. Я никогда не прибегал к насилию, но сейчас почему-то просто снесло голову. Сверхвозбудимость расы давала о себе знать. У меня давно не было секса, а девушка вызывала сильные эмоции. Приходилось это признать, пусть и не хотелось. Она будто нарочно дразнила, и ее недоступность, хрупкость, решимость в сочетании с вызовом и храбростью заводили еще больше. Но я и не думал, что ей настолько неприятно… Казалось, она в шаге от согласия. Нужно лишь подогреть, успокоить, погладить…

Айтах! Я едва не принудил ее к сексу! От этой мысли на душе стало муторно. Вот уж чего совершенно не хотелось бы. Я желал ее, но только с согласия и никак иначе. Насилие отвратительно.

— Наш договор в силе, — произнес я, понимая, что едва не сорвался и не совершил непоправимой ошибки.

Алианна вовремя меня остановила. Просить прощения я не собирался. Лучшее, что можно было сделать в этой ситуации, — разойтись и дать друг другу остыть. Похоже, мои обычно стальные нервы сдали окончательно, но абестанка в этом не виновата.

— Комната и часть дома в твоем распоряжении, — добавил я.

— Предатель! — бросила она в мой адрес. — Озабоченная хвостатая скотина! Не смей прикасаться ко мне. Никогда! Ты понял?

Она смотрела на меня со злостью. Изумрудные глаза налились темной зеленью, губы чуть заметно дрожали от негодования. Потом она бросилась к дверям и выбежала наружу. Я слышал, как она поднималась по лестнице. И все стихло.

Пару минут я стоял, пытаясь прийти в себя и успокоиться. Затем развернулся, с силой хлестнул хвостом по ногам. Закрыл кабинет и направился в свои апартаменты, чтобы переодеться и взглянуть на раны.

Что я надумал?! Она всего лишь моя заложница. Я должен вести себя, как правитель Рретана и командующий флотилией, а не подобно последней твари во Вселенной! Нет ничего хуже насилия над женщиной! Предательство, истинное предательство, а не то, что мне приписывали, рядом не стояло. У меня всегда была сила воли. Что же стало с ней сейчас?

Нет! Это всего лишь временное помешательство, игра гормонов. Скоро мой организм адаптируется к присутствию девчонки, и я смогу себя контролировать, как делал это раньше. Мне нужно немного… совсем немного времени — и все станет, как прежде.


Али 


Я стояла и захлебывалась воздухом, легче дышать никак не становилось. Да что нашло на этого предателя? Рретане вечно озабоченные! Ходили слухи, что эритий наградил эту расу повышенным либидо. Я сама видела, как на приемах у мамы рретане обхаживали женщин из президентской свиты. Не понять их намерений мог только слепой.

Но у Тар Ренса должна быть любовница. И не одна. Он имеет высокое положение, уважение и статус принца. Он привлекателен и богат. Рретанки наверняка ему не отказывают.

Вот же мерзавец, подлец и мразь! У меня даже отбиваться не получилось! Он так стиснул и так прижал, я ощущала его возбуждение — настолько сильное, словно он женщин уже лет двести в глаза не видел.

Хорошо, что оружие всегда при мне. Миниатюрная игла, выскакивающая из браслета-компьютера при легком нажатии. Конечно, бежать с ее помощью я и не пыталась. Что такое маленькая царапина для этих громил, рретанских военных? Абестанские капитаны рассказывали, что даже израненные хвостатые дрались как звери и в состоянии, когда остальные инопланетяне просто лежали бы и не шевелились, умудрялись одолевать десятки врагов.

Но в момент, когда наглые горячие пальцы начали забираться под одежду, я ничего иного не придумала. И ведь сработало! Он отступил! Что, не ожидал сопротивления? Думает, каждая к нему в постель прыгнет?

Я буквально задыхалась от ярости. В таком состоянии пошла в свои покои, постоянно оглядываясь и приостанавливаясь. Убеждалась, что Тар Ренс не преследует. Нет, рретанина видно не было. Наверное, нашел более податливое тело и сейчас развлекается на славу. Не знаю, почему меня это тревожило, но от таких мыслей я избавиться не могла. А еще ужасно хотелось мести.

Я добралась до своей комнаты и заметалась по ней. Словно тигрица, посаженная в клетку. Даже рычание почти вырывалось из горла. Черт! Я становлюсь похожей на рретанина. Надо поскорее отсюда выбираться…

Я замерла, словно почувствовала его присутствие. Внезапно стало тихо. И тут в коридоре раздались шаги и послышался знакомый голос Тар Ренса. Я бросилась к дверям и попыталась понять, о чем он говорит и кому. Все еще немного осипшим голосом Тар Ренс произнес:

— Что ты тут делаешь, Риайна?

— Вошла в замок с черного хода. Поступил сигнал, что ты подключался к управлению станцией. Все в порядке, Рейминар? — Низкий голос незнакомой рретанки звучал обеспокоенно.

— Все хорошо, иди на флагман, — отослал собеседницу Тар Ренс, и я услышала удаляющиеся шаги.

Он обращался к компьютеру управления станцией? О чем это они? Мы же только записывали клятвы… Или? Ко мне пришло озарение. Наверное, сработал адреналин. Ну конечно! Эта сложная аппаратура! Много функций! Явно же не только для голографии! Да у него в кабинете расположено резервное управление станцией, чтобы в случае чего принять управление на себя. Это ведь ключ! Я смогу вызвать подмогу. Снять защитное поле. И когда мятежника обнаружат войска КОР, меня спасут. Главное — вовремя дать о себе знать.

Но как попасть в кабинет? М-да, задачка… Так... Там при входе считывался код его ДНК. А для доступа к компьютеру он вводил длинный пароль. Набор цифр я как раз-таки помнила. Мало кто знал о моих способностях, странных и вроде бы никому не нужных. Я обладала фотографической памятью. Могла воспроизвести код хоть из ста цифр, если это требовалось в определенных обстоятельствах. Только мама знала о моей особенности, но даже приближенным не рассказывала. Естественно, если бы не это, я никогда не смогла бы сделать ту глупость.

Я застыла посреди комнаты и перестала метаться из угла в угол. Меня внезапно осенило. У меня же на игле его кровь! Его ДНК! Конечно! Вот все и сложилось. Тар Ренс сам виноват в моих действиях. Он сам дал мне оружие против себя. Я выглянула в окно спальни и заметила, что коммодор вышел в сад и разговаривает с неизвестным рретанином. Вот и подходящий момент для диверсии.

Я осторожно выскользнула из комнаты и двинулась к кабинету хозяина. Поначалу многочисленные коридоры едва не сбили меня с толку. Замок выглядел очень обширным, но я постаралась сосредоточиться и включить фотографическую память. Шла в точности тем же маршрутом, которым вел меня в кабинет рретанин. Из кабинета в спальню я возвращалась на адреналине, а вот теперь слегка сомневалась, воспроизводя в памяти картину проходов.

Вот окно с витражами — изображениями лесного пейзажа. Вот поворот и три двери слева, одна — цвета темной бронзы, другая серебристая, третья серая. Вот коридор как перешеек, с двух сторон — окна в ажурных рамах как в кружевах.

Вот еще коридор с десятью дверями и одной — сразу за поворотом… Еще немного — и я у цели.

Датчик ДНК принял сигнал, опознал кровь Тар Ренса, приняв код владельца. Вошла в кабинет и подскочила к стене. Синяя панель высветила треугольники вместо цифр. У нас на Неотерре высвечивались звездочки. Все-то у этих хвостатых не по-человечески! Я по памяти набрала код на панели, чтобы открыть ящик Пандоры. Цифры я запомнила верно.

Не знаю, что нашло на меня и почему я не остановилась. Месть выглядела глупой и, главное, совершенно неуместной. Я надеялась, что нас засекут военные — те, что верны КОР. Но куда логичней было предположить, что нас найдут проклятые ткенны. Тем более, после разгрома базы и уничтожения истребителей, что атаковали пассажирский транспортник.

Я плохо соображала в то мгновение. Злость и жажда мести застили взор. Я вспоминала, как управляется силовое поле. Как раз вошла в систему настроек, и глаза разбегались от цифр и рретанских обозначений.

В КОР разговаривали на общем языке. Его разработали когда-то лингвисты, чтобы все расы понимали друг друга и не требовали ввести собственный язык как государственный. Инопланетянам помогали подстроиться биостимуляторы, которые меняли их голосовые функции, позволяя произносить непривычные звуки и слова. Я с детства немного знала земной язык, вернее два земных: русский и английский, на основе которых разрабатывалось когда-то планетарное наречие. Немного владела рретанским. Но не на таком уровне.

На долю секунды я растерялась, но затем прикрыла глаза и попыталась вспомнить, как управлял капитан станцией президента. Она располагалась неподалеку от Неотерры и служила для самых разных, зачастую политических целей, для встреч с представителями других рас, например. Не все хотели лететь на Неотерру. Для некоторых это означало признание, что их планета ниже статусом. Станция также служила для отдыха. Иногда мы с мамой туда улетали, чтобы бесконечные президентские будни не заменяли все праздники и выходные. Глава КОР всегда востребована. И стоило лишь остаться дома, как маме обязательно поступали звонки с вопросами, документы на подпись…

Я не училась управлять станцией, но обозначения на бортовом компьютере на общегалактическом помнила. Так… ага, вот она, эта кнопка. А вот эта посылает сигнал бедствия.

Я сняла силовое поле, послала сигнал и включила защиту заново. Знать бы раньше, чем все закончится...

Из кабинета я выскользнула почти бесшумно. По коридорам кралась как мышка. Добралась до своих покоев и нырнула в комнату с облегчением. Сердце все еще бешено колотилось, в груди не хватало места для воздуха, я никак не могла успокоиться.

Мысли: «Боже! Что я наделала!» — сменялись на: «Так и надо гаду!». Я то была готова предупредить рретанина, то вдруг страшилась скорого разоблачения. Воображение рисовало верные КОР флагманы, которые окружают станцию мятежников, берут в плен Тар Ренса и его команду, а меня отправляют обратно к маме.

Я так отчетливо все видела, даже думала, что скажу маме. Попрошу строжайшего наказания для Тар Ренса или помилования. Не знаю почему, но чаши весов качались. Я металась и не могла решиться. Что-то в рретанине такое было… Если бы он хотел меня изнасиловать, то сделал бы это, несмотря на укол, с его-то силой и толстой кожей. Ну поцарапала, ну и ладно. Но он остановился как вкопанный, словно не понимал, что происходило. Он будто не до конца осознавал, что я против, и действовал, словно ведомый инстинктами. Или я просто хотела его оправдать? Неужели мне симпатичен мятежник, предатель и мой тюремщик?

Чтобы отвлечься от тягостных мыслей, я занялась играми на браслете-компьютере. За пару дней я сумела пройти несколько уровней. Повысила свой статус с обычного эльфа до эльфа королевского дома. Черт! Еще бы вспомнить, кто такие эти эльфы… Я решила даже не читать о них. Никогда не страдала игроманией и развлечение считала временным.

Время текло медленно, но неумолимо. За окнами шуршал листвой искусственный ветер, деревья отвечали тихим перешептыванием. Даже птичье пение слышалось. День сменялся ранними сумерками. Я знала, что на таких станциях соблюдены планетарные условия, сутки текут как обычно. Свет сменяется ночной мглой, затем розовые всполохи утра рассекают искусственный горизонт. Здесь все выглядело точно так же.

В контейнер на кухне доставили ужин. Обед я благополучно пропустила, и еда осталась внутри ящичка. Я открыла серебристый шкафчик. Достала любимые спагетти с морепродуктами. Розовые креветки пахли здорово, тягучие кальмары таяли во рту, самые тонкие итальянские макароны с удовольствием втягивались губами. Может, зря я так с Тар Ренсом? Он, как-никак, обо мне заботится. Хотя какая тут, к черту, забота! Он меня похитил, использовал, чуть не изнасиловал и теперь просто выполняет наш уговор.

К ужину я уже не притронулась, заморозила в ящичке черничный пудинг и отправилась обратно в спальню. Внезапно в коридорах раздались крики, шаги и звуки близких схваток. Я заметалась, думая, что делать. Но в эту минуту в комнату заскочил огромный Ангел. Проклятье! Мои сигналы поймали ткенны. Ангел скрутил меня и что-то прокукарекал — так мы выражались про язык ткеннов. Он звучал как низкое стрекотание, а иногда — как короткое кукареканье.

Я судорожно попыталась вырваться, но ослабить стальные объятия насекомого не представлялось возможным. Четыре руки схватили меня намертво. Ангел использовал дополнительные конечности. Боль пронзила до кончиков пальцев, затрещали ребра и ключицы. Я поняла: вырываться бессмысленно. Я только себе же причиню вред.

М-да… Вот теперь новости будут вполне реалистичны. Меня и в самом деле похитили ткенны. Похищена по собственному желанию — вернее, по собственной же глупости.

Ангел потащил меня по коридору, похоже, он искал выход. В какой-то момент я совершенно сдалась, даже дергаться перестала. Но внезапно из-за угла вынырнул Тар Ренс собственной персоной, собранный и суровый. Таким я его еще не видела. Глаза налились серебром, так и сверкали в свете люстр, чешуйки на запястьях тоже светились. Кажется, даже волосы немного вздыбились. Я слышала, что рретанин — отличный воин. Оставалось надеяться, что это правда.

Стрелять казалось худшей идеей, хотя пистолет и силовые гранаты висели на поясе формы Тар Ренса, в которую он успел облачиться. Взрыв задел бы нас всех и, возможно, обрушил на нас постройку. Ангел ловко мной прикрывался, так что выстрелы могли не достичь цели и навредить мне. Тар Ренс это сразу понял и даже не стал доставать оружие. Сжал кулаки, увернулся от выстрелов — Ангел воспользовался плазменным пистолетом. Широкая струя ударила в стену, но не причинила значительного ущерба, оставила лишь темные пятна. Ого! А стены прочнее, чем я думала. Обычно такие плазменные выстрелы проделывали в зданиях дыры, пусть не сквозные, но глубокие.

Слава богу, Ангел не мог навязать рретанину полноценный бой — ему приходилось держать меня. Чтобы помочь рретанину, я принялась вырываться, дергаться и даже пинаться. Насекомое собиралось достать второй пистолет, но замешкалось из-за моих брыканий. Это дало Тар Ренсу время и позволило приблизиться.

Дальше я наблюдала как во сне. Рретанин ударил насекомое в глаз, затем хвостом с острыми шипами полоснул по державшим меня конечностям. Ангел выпустил меня и бросился на коммодора. Они сошлись в смертельном поединке. Удар, отскок, атака и отступление. Они кружили, словно в диковинном танце, очень красивом и смертоносном.

Наконец Тар Ренс улучил момент, ударил противника и угодил шипом из тыльной стороны ладони прямо в фасетчатый глаз. Ангел зашипел и покачнулся. Попытался развернуться для побега. Но рретанин крутанул его на себя и всадил шип в другой глаз. Я уже видела эту технику боя. Рретане использовали свои шипы как кастеты и очень умело с ними обращались.

Ангел с хрипом рухнул на пол. Сильно запахло тухлыми яйцами. Я только успела отползти подальше. Тар Ренс подошел и протянул руку. Я вложила в нее дрожащую ладонь. Еле-еле поднялась на ноги, и коммодор проводил меня до комнаты.

Внутри он оглядел меня внимательно, видимо, проверяя, цела ли. Затем сообщил:

— Я пришлю медика. Эти насекомые ядовиты. Пусть убедится, что ты невредима. Станцию от ткеннов мы отбили и сменили дислокацию через гиперпространство. Больше они нас найти не смогут. Произошел какой-то сбой в системе, видимо, так они и обнаружили нас. Больше подобного не повторится. Я сменил все коды и настройки, так что ничего не бойся.

И прежде чем я успела сказать хоть слово, рретанин скрылся за дверью каюты.


Рей 


Я все еще находился в ступоре от случившегося, когда браслет сигнализировал об опасности. Не сразу поняв, что случилось, я бросился было к компьютеру, но по пути со мной вышел на связь Ор Ланс.

— Коммодор! Кто-то на время с


убрать рекламу


нял защиту, и нас обнаружили!

— Айтах! Кто это может быть? Корабли конфедерации? — пытался я разобраться, как такое могло произойти.

— Нет, Рей! Это ткенны! Они нашли базу, — перешел он на неформальное общение.

Айрин Ор Ланс пережил со мной многое, мы уже лет пятьдесят служим бок о бок, так что разное бывало. Этот плечистый, чуть сутулый рретанин с необычными для нашей расы почти белыми волосами и черными глазами часто выручал меня и выполнял особые поручения.

— Меняем дислокацию. Срочно уводим все корабли. Кто не успеет — пойдет другим пространственным коридором, — крикнул я в переговорное устройство.

В этот момент я вспомнил об Алианне, которая осталась в доме, но возвращаться не было времени. На ходу подключился к камерам дома, голосовой командой перевел съемку на комнату. Девушка играла в видеоигру и с виду была не особо взволнованна. Что же, не стану ее трогать. Не хватало еще, чтобы Алианна узнала, что я могу в любой момент ее увидеть.

У меня пока не было возможности разбираться, стало ли отключение защитного поля ошибкой оборудования или спланированной диверсией. Приходилось реагировать молниеносно, исходя из ситуации. Приказав охранникам следить за дворцом, я бросился на флагман, откуда велась координация действий.

Ткенны применили свое новое секретное оружие — персональные пространственные порталы, которые проецировались прямо из скафандров. Они просто преодолевали толщу металла и попадали во внутреннее пространство станции прямо из космоса. Десант крылатых Ангелов! Они как саранча летели на нас. Никто не ожидал, что нападение будет совершено в тылу. Пока снаружи мои истребители защищали Тэо от боевых звездолетов этих вредителей, они атаковали нас внутри. И если бы не сноровка моих парней, насекомые могли бы получить флагман и захватить управление всей станцией.

Повсюду мелькали перекрестные лучи бластеров, вспышки силовых гранат резали глаза. Пахло паленой проводкой и обугленными телами насекомых. Мерзкое сочетание! Особенно для меня, когда я только смог унять свое возбуждение от абестанки. Неудовлетворенные мужчины-рретане особо чувствительны и уязвимы. Конечно, физическая сила увеличивается, но концентрация и внимание рассеиваются. Обоняние, слух и зрение усиливаются так, что краски, звуки и запахи начинают буквально преследовать. Не лучшее время для атаки выбрали эти гады. По крайней мере, для меня.

Забежав на флагман, я не стал разбираться, кто виновен в нашем обнаружении. Кажется, я был готов разнести весь корабль к айтаху, но сдержался и взял на себя командование. За это время истребители успели уничтожить большую часть кораблей Ангелов — тех самых, которые смогли уйти с разрушенной базы. Значит, их в этом секторе космоса больше, чем нам казалось. Решили отыграться? Что же, посмотрим, чья возьмет…

Все закончилось в течение получаса. Ор Ланс отчитался, что наши военные благополучно уничтожили попавших на Тэо Ангелов, а сама станция — в гиперпространстве. Я выдохнул только тогда, когда мы оказались в другом секторе Файролы, дальше от границы.

— Смените всех, кто был перед тем на посту в центре управления. В тюремный блок их, — распорядился я. — Потом разберемся, кто отключал нашу защиту.

Айтах! Девушка осталась одна. Конечно, основной удар пришелся на флагманский линкор, стоявший в доке. В моем доме охрана. Но все же…

— Скафандры, что остались целы, доставьте в лабораторию. Стоит выяснить, как работает их оружие, — сказал напоследок.

Трап… Движущаяся дорожка, которую я преодолел скачками... Двери моей временной резиденции. Все как в тумане. Опасность! Она в опасности!

Не знаю, почему я так подумал. Словно чувствовал волны страха, охватывающие внутреннее пространство дворца. Возможно, сработала интуиция — она у меня неплохая. Я пробежал по переходу и вдруг услышал ее крик. А дальше все развивалось стремительно: Алианна извивалась в лапах Ангела, и я не мог использовать оружие. Я просто бросился на элитного воина ткеннов, защищая девушку. В тот момент даже не думал, что она важна в качестве заложницы — скорее, волновался лично за нее.

Ангел упал на пол, а я втянул шипы обратно в ладони. Древняя техника боя, теперь используемая только в крайних ситуациях и на любительских поединках, не подвела. Алианна все еще была потрясена. Я догнал ее, помог подняться. Наши взгляды встретились. В ее глазах мелькнула благодарность за спасение. Губы дрожали. А мне безумно хотелось снова ощутить их вкус, почувствовать гибкое тело абестанки в своих руках. Но нет! Нельзя. Я могу снова сорваться. Еще несколько дней — и я сумею себя контролировать. Однако я не удержался и обласкал взглядом фигурку девушки. Даже такая: тихая, забитая, ошарашенная, она казалась невероятно притягательной и желанной…

— Я пришлю медика, — хрипло произнес я, потом кратко пояснил, что случилось, и проводил до комнаты.

Нужно вызвать с линкора лейтенанта Рат Ирса — штатного врача. А потом разобраться, кто виновник диверсии.

Догадка была подобна удару молнии, за которой последовал откат. Я сам виноват в нашем обнаружении! В памяти одна за другой возникли картинки: кабинет, Алианна, компьютер… Да не может быть! Как она могла открыть помещение?!

Я не успел дойти до корабля, как развернулся назад и бросился обратно. Разъяренный, ворвался в кабинет, открыл панель управления, активировал записи с внутренних камер. В тот момент, когда увидел стройный силуэт крадущейся девушки в коридоре, я все понял, догадался, в чем состояла ошибка… Девчонка не так проста, как кажется! Как ловко она меня перехитрила. Идиот! Да за ней нужен глаз да глаз. Хорошо еще, что никто из подчиненных не пострадал. Маленькая дрянь! Похоже, я ее недооценил. Что же, счет один-один, Алианна Дэйл!

Я сразу связался с Ор Лансом, приказав отпустить всех задержанных. Злость затмевала прочие чувства, растекалась в сознании темными пятнами. Эмоции метались от ненависти к самому себе до желания придушить абестанку. Я понимал, что безумно напугал пленницу. Она ничего не могла противопоставить моей силе. А я, ведомый желанием, не замечал ее попыток вырваться.

Алианна Дэйл хотела отомстить за то, что женщины ненавидят больше всего, — насилие, которое и я всей душой порицал.

Дождавшись отчета командования, я закрыл панель компьютера, сменил коды на дверях, перевел все камеры дома в активный режим, чтобы вовремя получать сигналы о передвижениях пленницы. Выдохнул, пытаясь успокоиться. Вышел из кабинета и направился прямиком в ее спальню. Мелькнула мысль перестроить один из пространственных перемещателей ткеннов для личных нужд, чтобы иметь возможность проникать в любое закрытое помещение. Я даже пожалел, что не могу просто оказаться в ее спальне.

На этот раз ей бы не помогла иголка в браслете. В таком взвинченном состоянии я просто не почувствовал бы ни укола, ни царапин. Боюсь, даже кинжальную рану обнаружил бы только после того, как… Айтах! Почему мои мысли снова возвращаются к сексу? И не просто к сексу — к тому, как я возьму абестанку. Гордую, несогласную, красивую и маленькую, которая билась до последнего в моих руках, словно маленький птенчик артриса.

По пути я встретил Рат Ирса, который как раз возвращался от Алианны и сообщил, что с нею все в порядке. Я кивнул, все еще размышляя, как наказать ее за выходку. И вдруг увидел ее, спешащую навстречу. Абестанка сама шла ко мне в руки! Что же, послушаю, что она скажет в свое оправдание.

— Коммодор Тар Ренс… — чуть засмущалась она, остановившись рядом. Старалась не смотреть в глаза, сторонилась, но явно желала что-то сказать.

Глубокий вдох — рваный выдох. Спокойно, Рей! Нужно держаться до последнего. Я взял ее за руку и повел в ближайший зал. При ярком свете кожа абестанки казалась перламутровой, а глаза напоминали изумруды, добытые в горах Рретана. А ей подошло бы колье из таких камней. Но примет ли она такой подарок?

— Я хотела поблагодарить вас за спасение, — робко произнесла Алианна, остановившись в нескольких шагах от меня.

Близко подходить боялась — и правильно делала. Мысли метались от стремления встряхнуть ее за проступок до желания схватить прямо здесь и попытаться соблазнить… Ласкать, гладить… Должны же у этой маленькой абестанки быть эрогенные зоны, любимые ласки!..

Чем больше я злился, тем сильнее заводился, и чем больше хотел избавиться от возбуждения, тем сильнее оно накатывало, путая мысли. Она правда меня околдовала, эта маленькая бестия!

Я ошарашенно смотрел на абестанку. Она пришла меня поблагодарить за то, что убил ткенна? Или чувствует за собой вину? Почему-то в этот момент всю злость как рукой сняло. Я просто растерялся, но тут же собрался с мыслями и ответил:

— Я спасал не тебя, а ценную заложницу, — и повернулся к Алианне в профиль, делая вид, что она мне совершенно неинтересна. Сцепив за спиной пальцы, прошелся по комнате, думая, как бы уколоть ее гордыню еще сильнее. — Завтра мы составим список требований КОР. Не нужно благодарности — я всего лишь выполняю свою часть договора.

Абестанка надула губы — явно обиделась.

— Даже не хотите принимать от меня простое «спасибо»? Хотя… чего я так переживаю за мерзавца? Пойду к себе, пожалуй.

Алианна развернулась, достигла дверей, но я остановил ее резким ответом.

— Лучшая благодарность — выполнение условий президентом. Но если желаешь отблагодарить меня лично, могу предложить вместе поужинать, чтобы ты не чувствовала вины, — язвительно добавил я, подлив масла в огонь. Она ведь наверняка понимает, что натворила, вот и строит из себя паиньку.

Пленница замолчала, обдумывая мои слова. На ее выразительном лице была заметна смена эмоций. У рретан подобное выражалось свечением глаз или чешуи.

— Я бы согласилась. Но, боюсь, вы снова приметесь приставать, коммодор, — сказала она.

— Обещаю, что и пальцем не трону. Конечно, вы все равно не верите слову предателя, — сыронизировал я.

Айтах! Зачем я приглашаю ее на ужин? Знаю же, как тяжело удержаться от соблазна! Я будто сам себя подвергал испытанию, загонял в западню. Но отказаться от идеи провести с абестанкой вечер почему-то не мог...

— Хорошо. Надеюсь, вы еще не утратили остатки самоуважения, коммодор Тар Ренс, и сдержите свое слово.

Вот это я попал! Ну ничего. Что я там пообещал? Так уж и быть… Пальцами трогать не буду.


ГЛАВА 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Али 


Я не понимала Тар Ренса, и это казалось почему-то гораздо страшнее, чем нарушение договора рретанином. Коммодор спас меня — я же видела, он старался, чтобы не навредить. Заботливо прислал доктора-рретанина, который столь тщательно обследовал меня сканерами, словно искал золотую жилу. Врач проверил кровь, состояние внутренних органов, даже гематомы от ударов тщательно осмотрел. Не сам же — ему велел Тар Ренс! Неужели все это из-за договора?!

Одна часть меня верила злым словам коммодора, другая же вспоминала его лицо, когда Тар Ренс появился в коридоре и увидел меня в лапах Ангела. Учитывая скудную мимику рретан, его страх и сочувствие переоценить трудно. Черт! Почему все так запуталось?

Я же должна ненавидеть мятежного принца! В особенности после обидных слов, брошенных в лицо в обмен на благодарность. Но что-то подсказывало: Тар Ренс злился и сказал в порыве ярости.

Я поняла, что он догадывается о предательстве и, разумеется, совсем не в восторге. Черт! О чем я только думала? Уж явно не о том, что ткенны рядом и могут засечь нас в любую минуту. Я негодовала из-за приставаний Тар Ренса. Он не чувствовал, как отбиваюсь, настаивал, почти принялся за дело… Не то чтобы я не знала мужчин, у меня были любовники, но хотелось бы по обоюдному согласию и, конечно, по взаимной симпатии. Но сейчас рядом с рретанином я чувствовала лишь смятение.

Согласие на ужин все осложнило. Я бродила по своей каюте и пыталась просчитать дальнейшие события. А если он опять примется за старое? Я слышала, что возбужденные рретане далеко не сразу приходят в себя. Они еще долго испытывают гнет гормонов. Но ведь Тар Ренс обещал! Впрочем, он не давал слова рретанина, как сделал в случае с моим похищением.

Я окончательно запуталась.

Когда коммодор появился в дверях комнаты, хотелось одного — бежать подальше. Выглядел Тар Ренс намного лучше прежнего. Он переоделся и причесался. Рретанину очень шел белый. Белая рубашка, черные брюки, камзол цвета снега с золотой вышивкой. Он выглядел сильным и благородным. Аристократ, что и говорить!

Моя форма на его фоне смотрелась странно, но рретанина это не смущало.

— Я предложил бы тебе платье, но у меня нет нужно размера. Родственницы, которые бывают на станции, несколько крупнее и мускулистей. — Мысли Тар Ренса потекли в том же русле, и это меня удивило. Мы словно находились на одной волне.

Коммодор подал мне руку. Я вложила пальцы в его ладонь и ощутила силу инопланетного мужчины. Жар исходил от тела рретанина, он выглядел напряженным и скованным, и это совершенно сбивало с толку.

Пока мы шли, Тар Ренс странно посматривал, и глаза его сверкали серебром. Это пугало и вызывало любопытство. Внезапно пришла мысль, вроде бы неуместная в моем положении. Если рретанин упомянул родственниц женского пола… Получается, у него нет жены, любовницы, постоянной женщины? Черт! Да какая мне разница, нет у него женщины или их сотни?!

Я посмотрела на рретанина, он моментально ответил странным, обжигающим взглядом и чуть крепче сжал мою руку. Сила мужчины пугала и одновременно очаровывала. Я видела его в бою. С таким защитником никакой охраны не требуется. Но еще я прекрасно помнила, как он пытался… Нет, даже думать не хочу!

За этими мыслями я не заметила, как мы оказались на просторной веранде. За ажурным парапетом из серебристого металла раскинулись кущи садов. Ветки плодовых деревьев гнулись к земле под тяжестью фруктов самых разных форм и цветов. Синие, лиловые, желтые, зеленые и фиолетовые. Круглые, овальные, грушевидные, похожие на яйцо с множеством колючек… Я видела в Сети фрукты Рретана, но все равно разнообразие поражало.

Накрытый стол отвлек внимание. Тар Ренс усадил меня в просторное кресло, а сам устроился напротив.

Абестанцы и земляне употребляли в пищу модифицированные продукты, созданные с помощью генной инженерии, воспроизводили виды животных и растений, какие когда-то были только на Земле. А вот рретане пользовались технологиями молекулярной сборки.

Блюда теснились на столешнице, и кушанья их переполняли. Моя любимая телятина в желейном соусе… мм… Уха из судака… Рядом дымилась пицца на тонком тесте с зажаренными кусочками ветчины и колбасы. Виноград в высокой вазе из пластика под хрусталь так и манил округлыми зелеными и черными ягодами. Сочные персики, нежные ломтики манго… Запахи буквально сбивали с ног. Сытные, терпкие, сладкие, медовые… Еды было столько, словно мы планировали устроить банкет.

Тар Ренс приподнялся, налил мне ягодного чаю, положил телятины, придвинул плошку с ухой, рядом с рыбой очутился ломтик свежего белого хлеба.

Рретанин нарезал себе какого-то мяса с тушки, похожей на кабана, добавил овощей вроде картошки, только розоватого цвета, и сырный соус.

Многие расы могли есть адаптированную пищу друг друга. Ее создавали так, чтобы исключать вредные для большинства народов КОР компоненты. На вкус это почти не влияло, зато появлялся шанс продегустировать кушанья иных цивилизаций.

Некоторое время мы ели молча, обменивались странными взглядами и продолжали трапезу. Наконец Тар Ренс отложил вилку, глотнул рретанского алкоголя — ягодного вина небольшой крепости и, приподняв бровь, в лоб заявил:

— Я знаю, кто устроил диверсию.

Я поперхнулась хлебом, попыталась запить чаем, но кашель никак не унимался. Коммодор подскочил и, прежде чем успела что-то сделать, нажал хвостом на точку где-то под лопаткой. Кашель прошел, и я вдохнула с облегчением. Почудилось, хвост рретанина поглаживает спину... осторожно так, ласково.

Но в следующую минуту Тар Ренс вскочил пружиной и очутился на прежнем месте. Глаза его сверкали серебром еще сильнее, чешуйки на запястьях отливали разноцветными бликами. Рретанин немного отдышался — видимо, от своего маневра, и отмахнулся:

— Ладно, забыли.

Я ощутила острое желание объясниться.

— Коммодор Тар Ренс, я прошу прощения. Я была не в себе после ситуации в кабинете. Вы очень меня напугали. Находиться с вами дольше на одном судне казалось весьма рискованным для моей… эм… скромности.

Он усмехнулся подобранному термину, а я продолжила:

— Я действовала, одолеваемая эмоциями, и сильно сожалею. Жаль, что вам пришлось выдержать осаду ткеннов, и мой опрометчивый поступок тому причиной. Обещаю, что больше уговор не нарушу. Спасибо, что спасли от ужасного Ангела...

Моя длинная речь возымела эффект. Глаза рретанина начали переливаться радужными бликами, было видно, что он едва сдерживает улыбку.

— Ладно, рано или поздно мы бы столкнулись с ткеннами. Они обещали меня навестить и сдержали слово, не больше и не меньше. Мы встретили их с почестями.

Теперь зрачки Тар Ренса переливались расплавленным металлом. Он злился на насекомых. Похвально! Мне нравилось, что у нас общие враги. Даже странно, но именно это я чувствовала.

Тар Ренс несколько секунд помолчал и добавил с нажимом:

— Я ведь просил называть меня Рейминар. Можно Рей. — Он слегка нахмурился, немного подумал и закончил: — Лучше Рей.

Я пожала плечами. Ну не выходило у меня называть этого громилу, похитителя и предателя сокращенным именем, словно мы друзья и отправились на прогулку. Хотя приходилось признаться самой себе, что рретанин перестал вызывать прежние яростные эмоции. Я больше не относилась к нему с предубеждением. Почему-то казалось, что у Тар Ренса есть весомый повод делать то, что он делал. Кроме приставаний в кабинете, мне нечего было ему предъявить. В остальном со мной обращались весьма неплохо — не так, как с ненавистной конфедераткой и заложницей. Я чувствовала себя больше гостьей. Меня не запирали, не запрещали гулять по станции и флагману, не охраняли у дверей. Вкусно кормили и сносно обращались.

Волей-неволей закрадывалась мысль, что Тар Ренс — именно тот военный, которого так уважали в КОР и до недавних событий считали порядочным и благородным. Ну не мог же он в одночасье измениться! Репутация рретанина складывалась годами, десятилетиями, как я слышала. Притворяться столько времени никому не под силу. Что же он скрывает? Что толкнуло его на отчаянный шаг и поставило вне закона КОР?

Рретанин явно ожидал ответа, а я не находила нужных слов. Попыталась повторить:

— Рей… — и замолчала, осеклась.

Тар Ренс что-то про себя понял, свел черные брови на переносице, отвел глаза и несколько минут молчаливо гипнотизировал тарелку: остатки мяса с капельками соуса и розоватую кожуру овоща. Наконец он поднял взгляд, который серебрился в свете ламп. Я вдруг поняла, что не знаю настоящий цвет глаз рретанина — со мной они все время менялись.

— Называй, как хочешь, — внезапно разрешил он, словно сдавался.

И замолчал, погруженный в собственные мысли. Мы снова принялись за трапезу. Без прежнего усердия, потому что почти наелись и сейчас, скорее, заполняли неловкую паузу. Я не знала, что сказать, рретанин тоже предпочитал помалкивать.

М-да! Веселый получился у нас ужин. Он непонятно чего хочет, я неизвестно чего опасаюсь, и мы друг друга не понимаем. Я не могу понять мотивы Тар Ренса, а он не до конца осознает мои проблемы. Я слишком привязана к маме, и мне тяжело ее обманывать даже взамен на собственную жизнь.

Мама… как она там? Я поняла, что давно о ней не вспоминала. Страх насилия и смерти, угрозы, исходящие то от рретанина, то от ткеннов, совершенно выбили из колеи. Сердце тревожно екнуло и замерло. Надеюсь, мама меня поймет.

Вспомнилось, как я однажды залезла на президентскую станцию — ее тогда готовили к запуску, и президент имела доступ к входу. Я воспользовалась фотографической памятью — до сих пор не понимаю, как мне это удалось, но мама, помнится, очень озадачилась — и залезла в космическую громадину.

Недостроенная станция таила сюрпризы. Я наткнулась на пластиковые заготовки под стулья, упала и сильно разбила коленки. Вернулась к маме и долго молчала. Потом сказала, что упала на улице. Думаю, по сигнализации со станции мама все поняла, но почему-то не стала ругаться, а просто обняла и сказала: «Хорошо, что с тобой все в порядке».

Я помнила ее мягкие ладони, теплый взгляд и заботливые объятия. И с тех пор никогда маму не обманывала…

— Хорошо, что с тобой все в порядке… — эхом отозвался в ушах голос Тар Ренса.

Я подняла глаза на рретанина, и на какую-то секунду между нами что-то проскользнуло. Радужные блики рассыпались по серебристым зрачкам коммодора, он чуть выпрямился и замер, словно ловил мгновение.

Боже! Как же все странно и непонятно! Чего хочет от меня этот мужчина? Он ведь похитил меня из корыстных целей, пусть даже руководствуясь какими-то очень важными соображениями. Но сейчас в глазах рретанина я видела не трезвый расчет, не снисходительность к пленнице, а другое, совсем другое чувство… Симпатию? Интерес? Желание? Что именно?..


Рей 


У меня получалось себя сдерживать, но изнутри начало подогревать совсем другое чувство. Странное, которого до сих пор я не знал. Что это было: простой интерес к абестанке или нечто большее? Я хотел разобраться, что она думала, когда билась в моих объятиях в кабинете. Что испытывала? Испугалась моего напора, или же я ей совсем не нравлюсь?

Я всегда был уверен в себе и невозмутим. Но сегодня все пошло не по моим привычным правилам. Я понимал, что Алианна злится из-за похищения, но иногда в ее изумрудных глазах вспыхивал неподдельный интерес. Я понятия не имел, с чем он связан. Если я ей не нравлюсь как мужчина, тогда в чем же дело? Мне нужно убедиться в своих предположениях.

С ужином я определенно угодил Алианне, она даже немного оттаяла. Называла меня Рей, и это было как бальзам на душу. Значит, не все потеряно и она не считает меня последним подлецом во Вселенной! Точнее, считает… Но зачастую подлецы больше нравятся женщинам, чем приличные мужчины. Это есть во всех женщинах независимо от их расовой принадлежности. У меня появился шанс добиться ее расположения. Но если не вышло взять боем, попробую действовать в обход. Я все равно добьюсь, чтобы она захотела меня.

Наверное, в тот момент, когда Алианна уколола меня иглой, больше пострадала моя самооценка, чем тело. Я даже простил абестанке диверсию — в конце концов, Алианна всего лишь хочет вырваться из плена, и ее можно понять.

— Что же, смотрю, здесь нам больше делать нечего, — указал я на блюда на столе. — Я прикажу убрать и приготовить десерт. А пока предлагаю совершить прогулку по моей резиденции, Алианна.

— Али! — вдруг произнесла она и сама, похоже, испугалась.

— Что? — не сразу понял я.

— Ты же просил называть тебя просто Рей. А мое сокращенное имя — Али. Так меня называют знакомые и… близкие, — пояснила она и отвернулась, только бы не смотреть мне в глаза.

— Али, — повторил я, пробуя на вкус непривычное имя. — Мне нравится. Что же, Али, пойдем, — протянул я руку, помогая абестанке подняться.

Ее пальцы чуть дрогнули, коснувшись моей ладони. Али поднялась, наши взгляды встретились. И в ее глазах я больше не видел прежнего страха. Отлично! Значит, я делаю все правильно.

Мы вместе покинули веранду, вошли в дом и направились по длинной галерее, где были собраны различные произведения искусства с Рретана. Они находились за мерцающим полем, которое зрительно приближало реликвии. Здесь имелись картины, изображающие сцены древних рретанских обрядов, традиционных боев с использованием сети и шипов. Сегодня все это — часть нашей истории. Но уже тогда рретане поняли причину своего долголетия. Эритий, который в достаточных количествах имелся в недрах планеты, длительное время менял наши ДНК. Если бы не он, рретане бы вымерли, потому как с рождаемостью у нас проблемы. Мы можем иметь сколько угодно сексуальных партнеров разных рас, совсем не болеем недугами, что передаются половым путем. Но при этом шанс забеременеть у наших женщин весьма невелик. Дети у нас редкость, им с раннего возраста достаются все блага, независимо от сословия родителей, это обусловлено социальной программой планеты.

Знала ли про это Алианна Дэйл? А ее мать и кабинет министров? Конечно же, президент и министры знали. И все же абестанцы и земляне продолжали медленно уничтожать нашу планету, добиваясь с помощью драгоценного элемента власти в галактике. Или во всей Вселенной? Я решил ничего не объяснять пленнице — в конце концов, оправдываться не буду. Достаточно того, что я считаю свои действия правильными.

Не стоит загружать пленницу этими проблемами. Тем более, сегодня мне хочется совсем другого — не только получить Али как ценную заложницу, но завладеть ее сердцем и телом. Во мне играло чувство уязвленного самолюбия, ведь запретное — всегда самое желанное. В тот момент, когда абестанка отказала, внутри словно что-то щелкнуло, и теперь мне хотелось добиться своего всеми возможными способами.

— А что это? — вдруг спросила она, указывая на ряд светящихся статуэток — обнаженных рретан, занимающихся тем самым, что я хотел сделать со своей пленницей.

Она тут же поняла, что спросила что-то не то, и засмущалась. Как же ей шел румянец на щеках! У рретанок такого не бывает.

— Древний ритуал, — пояснил невозмутимым тоном.

Все же она не маленькая девочка, с ней можно говорить об откровенных вещах, которые для меня — в мои-то двести двадцать пять лет — уже не новость. И вот он — шанс выяснить у нее то, что меня интересует.

— Когда мужчина и женщина добиваются гармонии в отношениях, у них возникает… своеобразная связь на энергетическом уровне. Полное слияние, так сказать. Ауры частично объединяются в момент физической связи, если пара испытывает не только возбуждение и страсть, но и любовь. Происходит вспышка… В общем, именно это и хотел передать скульптор, — вкрадчиво произнес я.

Она осмелела, рассматривая откровенные позы. Прикусила нижнюю губу. Я же улучил момент и погладил поясницу Али кончиком хвоста. Не удержался! Мы стояли вполоборота друг к другу, и с моей стороны это выглядело случайностью. Абестанка даже не шевельнулась — то ли не чувствовала, то ли ей это нравилось. Али выдала дрожь в теле. И я продолжил наступление, лаская уже ложбинку между лопаток.

Внезапно она отпрыгнула от меня, повернулась и яростно сверкнула глазами.

— Что ты делаешь?! Ты же обещал не трогать меня, Рей!

— А разве я не сдерживаю своего обещания? Я ведь не трогаю тебя пальцами. На самом деле хвост — та часть моего тела, которая больше подчиняется инстинктам и эмоциям, — отшутился я.

— В таком случае успокой свои животные инстинкты! — бросила она в ответ и направилась дальше, в сторону следующего зала.

— Конечно, куда же мне до благородных абестанцев и до женихов, для которых организовали бал в президентской резиденции Неотерры, — не совсем тактично подвел я беседу к интересующему вопросу.

Конечно, я был в курсе, что бал вовсе не для женихов — это просто ежегодное мероприятие. Я бывал на подобных еще до рождения Алианны при правлении одного из прежних президентов КОР. Но абестанка этого не знала, поэтому можно было притвориться неосведомленным и выяснить, что она думает о мужчинах в целом.

— Женихов? — Али остановилась и удивленно посмотрела на меня. — Нет, это вовсе не так. Конечно, мама хочет выдать меня замуж за лорда Алеарда Ворнера Уиллса, но у нас с ним давно все кончено, — выпалила она и вдруг поняла, что сказала лишнее.

Так-с, что еще за Алеард Ворнер Уиллс?! Я судорожно начал перебирать в памяти всех лордов конфедерации, которых знал. Во мне вдруг взыграла ревность — задели слова абестанки о том, что между нею и этим Ворнером что-то было. Кажется, я понял, кого Алианна имеет в виду, — одного из тех пижонов-абестанцев. Того самого, который и связан с корпорацией, добывающей эритий.

Значит, спала с ним… Ясно! Ясно то, что она не девственница. Хотя это облегчало мне задачу: Али уже знала мужчину — это раз, во-вторых, сказала, что между ними все кончено.

Меня беспокоил только один момент. Когда женщина так яростно заявляет, что между ней и мужчиной все кончено, значит, либо она еще любит его, либо чем-то встревожена. Мне бы очень хотелось убедиться во втором. Думать, что Али, тьфу, Алианна Дэйл разошлась с Алеардом Ворнером Уиллсом из-за погасших страстей, а не потому, что мать сводила их и взыграла гордость, чувство противоречия. Али… анна была склонна к таким эмоциям, я это точно видел.

Айтах! Да что со мной такое? Я рассуждаю так, словно влюбился в Али, а не собираюсь затащить ее в постель, повесив на грудь орден «я все-таки соблазнил ее»! Неужели гордая абестанка умудрилась разбудить те эмоции, которые дремали столько лет? Я ничего подобного еще не испытывал к женщине и начинал запоздало понимать, как сильно попал. Я зависел от нее больше, чем она от меня.

Я дал клятву рода, которая могла покрыть мое имя позором, несмотря на чувства, что только разгорались. Алианна же выглядела все более отчужденной и неприступной. Или мне только показалось? Это надо немедленно выяснить! К айтаху игры и все остальное! Я должен знать!

И я пошел в наступление:

— Так значит, ты пока не обзавелась абестанским женихом, который пляшет под дудку твоей матери и во всем ее слушается? Не таким предателем, как я?

Я по-прежнему сравнивал несравнимое, зачем-то ставил себя на одну планку с возможными женихами Алианны, проводил параллели. Это получалось само с


убрать рекламу


обой. Али посмотрела внимательно, чуть опустила голову, и на минуту на ее лице промелькнуло не только удивление.

— Какая вам разница, коммодор, кем я обзавелась, а кем нет? — огрызнулась абестанка, прищурившись.

Слова, которые должны были отозваться болью, неожиданно подарили мне надежду. Так отпираются, когда пойманы с поличным. Значит, никакого жениха у нее нет — я почти убедился, и Али лишний раз подтвердила.

Абестанка горделиво вскинула красивую головку — этот ее жест мне очень нравился, волосы рассыпались по плечам, глаза сверкали изумрудами, а губы поджались, словно просили поцелуя. Она хотела выглядеть неприступной, но казалась все более соблазнительной, желанной и при этом недосягаемой. Безумное сочетание, от которого я просто плавился.

— Я пока не собираюсь замуж, сначала надо найти приличного мужчину.

Похоже, снова пыталась задеть. Я не сдержался — эмоции совсем вышли из-под контроля. Хвост дернулся, а я процедил:

— Ну да, приличного, чтобы делать все, что прикажет конфедерация!

Она как-то странно посмотрела, что до меня наконец-то дошло. Я вмешивал в наши возможные отношения политику, постоянно напоминал про свой статус предателя, как будто это главное. Али хотелось доверять мужчине, ощущать заботу и понимание. Она об этом сейчас говорила.

И тот факт, что я это отчетливо осознал, даже не переспрашивая, опять уносил мысли в сторону чувств к абестанке. Что-то она пробудила во мне, кроме желания, и это все очень осложняло. Рретанину трудно найти женщину, к которой он испытает нечто такое, что позволит зачать ребенка. Мы не такие чувствительные, как абестанцы, земляне и некоторые другие расы, и гораздо чаще подвержены плотским желаниям, чем сильным эмоциям. Такие чувства дорогого стоят, но какова цена!

Даже если Али ответит взаимностью, ее мать вряд ли одобрит наши отношения. Айтах! Мне ведь еще завтра утром предстоит разговор с президентом Мирайной Дэйл! Я должен отправить ей запись, которую мы сделали.

С каждой минутой мне все сложнее было давить на Али и заставлять выполнять мои требования. Что же, будем надеяться, рассказ об ужасном пленении поможет быстрее повлиять на ее мать.

Али застыла в задумчивости и, похоже, переваривала мой вопрос. Ответ последовал после некоторого молчания:

— Приличный мужчина ведет себя честно, не предает свою женщину и старается думать о ее желаниях, ее потребностях и чувствах.

А вот это удар под дых! Она намекала на мою несдержанность в кабинете? Кольнула слишком больно. Вообще-то я не собирался насиловать. Просто не ощущал сопротивления Али, слишком поддался влечению. Но объясняться и извиняться не хотелось совсем. Настроение упало, я нахмурился и изучал абестанку, не зная, как обойти скользкую тему.

Неожиданно спас сигнал, что пришел на браслет от моего повара.

— Кажется, наш десерт уже подан. Предлагаю вернуться, у нас еще будет возможность прогуляться по дому.

Я промолчал, что лучшим десертом этого вечера являлась бы сама Али. Пока рано… рано! Я должен еще немного потерпеть, подождать, пока она ответит мне взаимностью. Доказать, что я не озабоченный самец, а мужчина, который может и хочет угодить своей женщине.

Айтах! Я что, уже считаю Али своей женщиной?! Я ведь не собираюсь на ней жениться. Браки между рретанами и абестанцами редкость, и их не приветствует наша раса.

Когда я стану королем Рретана, придется задуматься о наследнике. Абестанка не сможет родить от меня, это практически невозможно. Такие полукровки бывают, но это исключение из правил. Ученые так до конца и не разобрались, как некоторые абестанки смогли забеременеть от рретан или рретанки рожали от абестанцев, потому что случаи были единичными и это происходило с большими временными промежутками. Рретане предпочитали вообще не афишировать сей факт, хотя слухи и ходили по галактике.

Тогда почему Али вызывает во мне такие странные чувства? Если это именно то, о чем я думаю, значит, с рретанкой я уже не смогу достигнуть аурной и энергетической гармонии. Я даже усмехнулся. Выбор невелик. Кажется, я стал зависим от Алианны, и это уже не шутка и не политическая игра. Мы не можем любить по-настоящему несколько раз в жизни, такое чувство приходит однажды и навсегда.

Мне нужно добиться расположения Али, взаимности. Политические вопросы придется улаживать позже. Если, конечно, мать Али не воспротивится после всего, что я сделал и наверняка еще сделаю. Что же… однажды я уже похитил эту девушку…

Есть ли шанс, что я ошибаюсь и это вовсе не любовь? Ведь я не чувствовал никакой влюбленности, мной обуревало лишь желание подчинить и завладеть девушкой. Но пока не попробуешь всего, не узнаешь правды.

Я совсем запутался. В себе. В своих целях и стремлениях. В наших отношениях «заложница — похититель», в которых мы постоянно менялись местами. Я похитил Али у матери, она лишила меня покоя. Как все странно!

Вернувшись за стол, мы обнаружили шоколадный торт — одно из излюбленных лакомств землян и абестанцев. Пышные темно-шоколадные коржи покрывала воздушная белая пена — браслет-компьютер подсказал мне, что это взбитые сливки. В хрустальных вазочках слегка подтаивали разноцветные шарики мороженого, которое употребляли и на Рретане, разве что предпочитали несколько иные вкусы. Мой повар расстарался на славу. Я заранее проинструктировал его, что в первую очередь нужно угодить нашей важной гостье, как я представил девушку. Хотя прислуга наверняка считала Алианну моей новой любовницей. Уж слишком я с ней возился.

Скоро все будет именно так! Я не собираюсь отступать от намеченного плана.

— Вкусно? — уточнил я, глядя, как Али пробует угощение, смакует его на языке.

— Нормально, — с показательным недовольством произнесла она, хотя глаза выдавали обратное.

— Давай забудем о нашем споре. Я перешел границы и прекрасно это понимаю. Конечно, мне нет никакого дела до твоего будущего замужества. — Я изо всех сил пытался казаться незаинтересованным. — Утром мне предстоит разговор с президентом. Я постараюсь урегулировать все вопросы и отправить тебя обратно как можно скорее.

После этих слов я сделал глоток кофе — точнее, его рретанского аналога. Поставил чашку. С вызовом взглянул на Алианну в ожидании ответа.

— Надеюсь, мама не сильно расстроится, — совсем ушла от нашей темы абестанка. И мне опять стало не по себе. Я причинял Алианне страдания.

Айтах! Кажется, она и впрямь вызывала те самые чувства! Я слишком погружался в эмоции абестанки, чересчур беспокоился за ее реакцию. Вот это у нас и называется эрколь — то есть полный кошмар!..

Дальнейшая беседа шла уже ни о чем. Мы оба испытывали странное смущение и больше не затрагивали спорных тем. Я проводил Али до спальни и оставил в одиночестве, просто сказав «пока» на прощание.

Мне нужно подумать над своими чувствами. Решить, что делать и как жить дальше. Если я не ошибся в своих предположениях, мне будет гораздо сложнее отдать Али матери, чтобы не нарушить свою клятву рода.

Черная айтахова дыра! Кажется, я попался в собственную ловушку! Но если хочу заслужить доверие девушки, обязан выполнить клятву. А там… Я верну Алианну. Пока не знаю, каким образом, но верну обязательно.

В конце концов, у меня неплохо получалась роль похитителя абестанок. Да и мою репутацию в глазах КОР трудно исправить. Новые пятна на ней уже никто не заметит, как не замечаем мы очередной лужи в дождливую погоду.


Али 


Вернувшись в спальню, я не без удовольствия приняла ванну — после жизни на корабле это казалось роскошью, хотя и в каюте флагмана имелись все удобства. Но здесь, в этом дворце, все было иначе — с шиком, доступным посреди безликого космоса аристократу-рретанину.

Кроме однотипных комбинезонов, другой одежды не нашлось. Я удостоверилась, что дверь комнаты надежно закрыта, отправила мягкое полотенце, в которое была перед тем завернута, в контейнер-очиститель. Улеглась на огромной кровати обнаженной. Забралась под легкое одеяло, устроилась на подушках поудобнее. Лежала и с какой-то тоской думала о прошедшем ужине. И об удивительном рретанине, который за пару дней пробудил во мне сомнения, балансирующие на грани со странными, непонятными мне чувствами.

Какое ему дело до моего потенциального жениха?! Я всего лишь заложница, пленница хвостатого монстра, пытающегося казаться джентльменом! Он не землянин, не абестанец. Наша логика здорово отличается. Чего он хотел добиться помимо того, что уже получил? Я и так пленница в его доме, запись моей лжи сделана! Но он все равно желал чего-то большего, вытаскивал из меня информацию о моей личной жизни, добивался признания. Вот только в чем?! Что он мне не безразличен? Да я ненавижу его! Потому что он предатель и отступник, который не побрезговал даже таким способом достижения своей цели, как похищение дочери президента КОР!

Но я не могла отрицать: в Рейминаре Тар Ренсе было нечто такое, что заставляло смотреть на него не как на мятежника, а именно как на мужчину. Что же это: игра гормонов или нечто большее? Я все еще чувствовала прикосновения хвоста — невинную ласку, которую Тар Ренс смог себе позволить этим вечером. А ведь наверняка хотел большего, но сдержался...

Я только прикрыла глаза, как дернулась от внезапного ощущения. Я еще чувствовала касание хвоста Рея. Он гладил по спине, ласкал, но словно бы не нарочно. Или действительно не понимал, что делает? Внезапно я осознала, что это не воспоминания, а реальность. Хвост рретанина касался моего обнаженного тела между лопаток, поглаживал и спускался ниже!

Я резко развернулась в постели. Рей лежал на краю кровати. Огромный. Обнаженный, прикрытый только краешком одеяла. Волосы его спадали на мощные плечи непослушными локонами. Глаза сверкали радужными бликами. Чешуйки на теле светились так же. Я знала, что это признак чувства, а не только желания. И почему-то казалось, что именно этого я и ждала — не вожделения, а эмоций, настоящих чувств, на какие способен рретанин лишь раз в жизни!

— Как ты тут очутился? — невольно вырвался вопрос.

Сердце неистово стучало. Нужно было выгнать Рея из спальни, но я не успела произнести ни слова, потому как Тар Ренс тут же приблизился и приложил палец к моим губам.

— Тшш… Помнишь оружие ткеннов? Телепорт... — хрипло прошептал он.

— Ты переместился в мою комнату через телепорт? Но зачем? — удивилась я.

— Я хотел увидеть тебя. Снова. — Он обласкал меня взглядом.

— Мы же недавно расстались, после ужина? — протянула я, все еще не веря в происходящее.

— Али, зачем ты спрашиваешь о том, что сама знаешь? Я не могу без тебя… Я ищу тебя, я постоянно намекаю на чувства. Разве ты не понимаешь? Неправда! Ты это тоже понимаешь… — тихо произнес он.

От его тембра внутри зазвенела какая-то струна. Словно я только этого и ждала. Ждала, когда рретанин заговорит о своих чувствах. Когда станет со мной откровенным. Какая же я наивная! Зачем мне признания мятежника и его попытки оправдаться? Я должна была оставаться неприступной, но не выходило. Не хотелось! Напротив, я отчаянно желала, чтобы он говорил и говорил, хотелось бесконечно слушать его бархатный голос, проникающий в душу.

— Я… не знаю… Мы еще враги, — с сомнением произнесла я, размышляя, то ли схватить одеяло и попытаться сбежать, то ли остаться.

Я хотела продолжения разговора. Хотела, чтобы Рей находился именно здесь! Я запуталась, заблудилась в собственных сомнениях. Но уж точно не хотела, чтобы рретанин сейчас ушел, исчез так же быстро, как и появился.

Рей прищурился и отстранился, в его глазах по-прежнему переливались перламутровые блики. Я чувствовала его дыхание — горячее, близкое, странно возбуждающее.

— Все меняется во Вселенной. Я слишком долго живу, чтобы не знать этого. Мы уже воевали с землянами и абестанцами, потом стали союзниками. Затем создали конфедерацию. Теперь мы по разные стороны баррикад. Но завтра может принести сюрпризы…

— Какие сюрпризы? — тихо спросила я, все еще с сомнением глядя на Рейминара.

— Тшш… — Он не дал мне договорить. Захватил горячими ладонями мое лицо и впился в губы поцелуем, ловко раздвинул их языком, лаская и согревая.

Этот поцелуй отличался от предыдущего, в кабинете. Он был вкусным. Страстным. Ожидаемым. И я вся горела от нового чувства. Желание охватывало, сладко сосало под ложечкой, внизу живота собрался тугой тянущий узел. Я отвечала на поцелуй рретанина, сама не понимая, зачем это делаю. Просто хотелось продолжения, хоть я и не знала, чего можно ожидать. Ощущение захватило меня, бросило в омут странного возбуждения. Только бы Рей не останавливался!

Длинные волосы Рея щекотали мое лицо. От коммодора исходил легкий аромат рретанского парфюма и… страсти. Внезапно Рей прижался всем телом, и я отчетливо ощутила его возбуждение, почти как тогда, в кабинете. Вот только сейчас мы оба были обнажены, и меня уже не защищала ткань комбинезона. Между нами не осталось никакой преграды. Я чувствовала жаркое тело мужчины и его непривычную кожу, покрытую чешуйками, — как оказалось, гладкими на ощупь. Они делали тело рретанина похожим на литое металлическое изваяние, только горячее и живое. Броня сверкала не везде — частично закрывала плечи, грудь, рельефные кубики на животе. Остальное тело не особо отличалось от тел наших мужчин, но на нем не было волос, оно казалось упругим и идеально гладким.

Хвост медленно поглаживал мои ноги. А я ощущала у бедра пульсирующее мужское достоинство, которым природа не обделила Рейминара. Такого идеального, хоть и непривычного размера я еще не встречала, а ведь раньше имела несколько любовников, пробовала страсть на вкус.

Его руки ласкали мое тело, гладили, успокаивали. Дождавшись того, что я глухо застонала и подалась навстречу, Рей снова начал покрывать мою кожу легкими, почти воздушными поцелуями. Они уносили меня в неведомое пространство, полностью отсекали реальность. Прожигали насквозь, заставляли подчиниться инопланетному мужчине. Тар Ренс все-таки добился своего! Я хотела его! Очень сильно хотела.

Через некоторое время Рей приподнялся и навис надо мной, опираясь на руки, — такой мощный, красивый и неземной. Меня очаровывала его необычная внешность: горячие чешуйки, наглый хвост… и большие глаза, которые сейчас переливались, словно перламутровые. Все это возбуждало так сильно, как ни разу не возбуждал вид обнаженного Ворнера. Хотя тело у бывшего что надо, не поспорить.

— Али, я люблю тебя! Ты же сама это знаешь! — страстно и с каким-то отчаянием прошептал Рей мне в губы.

Кажется, именно эти слова я и ждала. От них дыхание замерло в груди, сердце перестало стучать, словно я боялась упустить нечто важное. Я ничего не сказала. В ответ лишь прижалась к рретанину, желая ощутить его всем своим телом. Рей зарычал от возбуждения и поцеловал меня так, словно пытался выпить жизнь из губ. Гладил хвостом, ладонями, ласкал языком. Касался каждого участка, опускался ниже, а потом добрался и до самого потаенного. Дотронулся языком, постепенно усиливая напор. Перед моими глазами все поплыло, замелькали радужные разводы.

Я уже ничего не понимала. В голове пульсировало одно: «Я жажду быть с ним! Хочу его!..»

Я неосознанно выгибалась навстречу, царапала спину рретанина. Гладила чешуйки на его теле. От них исходил радужный блеск и непривычный для человека жар. Как будто я касалась глянцевого обогревателя. Затем вдруг почувствовала, что Рей поднялся, раздвинул мои бедра… Все, назад дороги нет! Я только подалась навстречу, чтобы быстрее закончить эту сладкую пытку. И он взял меня… Всю… целиком! Я принадлежала ему, и тут уже ничего не поделать. Принадлежала предателю, повстанцу, но моему мужчине. Как же это оказалось необыкновенно и приятно...

Но внезапно нахлынул холод, невероятный контраст с предыдущим жаром. Я замерзла. Рей вдруг исчез, а я открыла глаза. Сброшенное одеяло лежало где-то возле кровати. На часах — девять утра по времени Неотерры.

Черт! Нет! Это был всего лишь сон?! Да… Как хорошо, что это только сон.

Во мне бушевали противоречивые чувства. С одной стороны, было жаль, что сладкое видение прервалось на самом интересном. С другой — я испытывала невероятное облегчение, что не отдалась Тар Ренсу на самом деле. Это хорошо! Уж лучше просто сон.

Я все еще дрожала, испытывая некое смятение. Ощущения во сне были такими реальными, что я даже поверила. Казалось, что Тар Ренс действительно находился в моей спальне и проделывал все это со мной. Но нет! Дверь по-прежнему заперта изнутри.

Странно, а я, получается, и вправду хотела этого мужчину, раз он мне приснился? Я даже прикрыла глаза, мысленно прокручивая свои обрывочные воспоминания, и тело тут же отозвалось сладким спазмом. Я подскочила, прогоняя наваждение! Нет, Али! Не думать о мятежнике! Не вспоминать о хвостатом наглеце!

Про какой телепорт он говорил во сне? Что за бред! Такого оружия не существует! Уж я бы знала. Привидится же…

Утренний моцион не унял бешеного биения сердца. Я словно куда-то спешила и не могла остановиться. Но когда душ, переодевание в чистую одежду и причесывание завершились, в дверь постучались. Я сразу ощутила смятение. Это он?! Мне казалось, что я не смогу взглянуть в глаза Тар Ренсу.

Дыхание прервалось, сердце выдало мощный удар и замерло. Я осторожно подошла к двери. Почему же он медлит? Раньше коммодор входил без стука, не спрашивал разрешения — просто врывался, уж если начистоту. Неужели он тоже смущен?

Догадка заставила щеки гореть румянцем. Странная мысль о том, что Рей мог тоже думать обо мне ночью, размышлять о наших отношениях, совершенно вытеснила главное. Именно этим утром он планировал отправить сообщение матери.

Я коснулась двери и нажала сенсорную кнопку замка. Дверь послушно отъехала в сторону, но на пороге стоял не Тар Ренс, а тот самый рретанин, что похитил меня, с глазами цвета темного меда. Его подчиненный.

— Держите, — протянул он большую коробку размером почти с человека.

Я даже опешила. Надеюсь, это не подарок в виде трупа ткенна? Кто их знает, этих рретан?! Я слышала, что когда-то давно их мужчины в знак особого уважения дарили своим женщинам головы врагов или хищных зверей, убитых в честь возлюбленной. Дикий обычай, который всегда внушал мне ужас.

Рретанин заметил мое оцепенение, обошел полукругом, стараясь меня не задевать, и положил коробку на стол.

— Коммодор просил вас присоединиться к нему за завтраком через полтора часа, — с этими словами он скрылся за дверью.

Я подошла к коробке. Она была выполнена из картона, который я видела всего пару раз в жизни, этот раритетный материал давно не используется. На Неотерре старались не вырубать леса, коробки делали из синтетического материала — чего-то среднего между плотной бумагой и журнальной обложкой. Рретане же владели технологиями молекулярной сборки. Той самой, с помощью которой они создавали в космосе продукты. Картон они производили, не прикасаясь к родной природе.

Я провела рукой по шершавой поверхности коробки и сдвинула крышку. Под ней красовалось изумрудное шелковое платье, длинное, с разрезами по бокам по последней моде Неотерры. Тонкие бретельки держали лиф, соблазнительно, но не чрезмерно откровенно открывая грудь. Ого! Какая красотища! Где он только достал платье в космосе?! Ведь сам же говорил, что одежды моего размера нет на станции!

В другом отделении той же коробки обнаружились легкие туфли на невысоком каблуке под цвет платья, в небольшом внутреннем кармашке — почти прозрачное кружевное белье.

Впрочем, наверняка Рейминар воспользовался все тем же агрегатом, что собирает из молекул любой продукт или вещь. Это очень дорого! Я отлично знала, сколько стоит собрать в космосе такие вещи. Но тогда получается, что рретанин потратил кучу денег просто, чтобы порадовать меня? Этого не может быть? Или может? Боже, как все запуталось… Впрочем, он просто не хотел видеть меня в унылом комбинезоне… Или на самом деле надеялся на что-то большее?

Но я не удержалась. Сняла ненавистный комбинезон и примерила платье. Оно село практически идеально, оказалось чуть свободным в бедрах, но это не портило общей картины. Я повертелась перед зеркалом, оценивая свое отражение. Вот теперь это я, Алианна, дочь президента КОР, а не бесполое существо в униформе.


Рей 


Какая долгая ночь! Впервые за последние годы я мечтал, чтобы она поскорее закончилась. Утром решится часть моих проблем. Я предъявлю конфедерации требования по возврату заложницы, останется лишь ждать результат. Я знал, что верну Али в любом случае, потому как дал клятву. Она сама заставила меня это сделать. А я, кажется, был не против.

Проводив девушку после ужина, я отправился в кабинет. Снова пересмотрел записи, будто пытался найти в них зацепку, повод все отменить. Затем связался с лабораторией флагмана по поводу секрета ткеннов. Мои технологи уже исследовали телепорты, но пока ничего конкретного сказать не могли. Потребуется время, чтобы понять принцип действия оружия насекомых. Иногда на подобные изыскания уходят столетия.

Ткенны — странная раса. Мы очень мало знали о насекомых. Они никогда не выдвигали требований другим народам, не пытались вести переговоры. Понятно одно — это высокоразвитые существа, разум которых нами мало изучен. Ведь у них были свои ученые, свои касты. И королева-матка, о которой мы столько слышали, но никто и никогда ее не видел.

Наверное, только у этой расы касты так сильно отличались внешне и физиологически. Строители — те, кто почти не покидал планет, выглядели как огромные муравьи с тремя глазами. Такая же внешность была и у снабженцев: тех, кто добывал еду, необходимые для жизни и развития технологий материалы. Как ни удивительно, на панцире они носили жилетки с прорезями для всех рук. Я видел их в записи модуля-разведчика, который низко пролетал над одной из планет ткеннов.

Воины делились на два вида. Обычные походили на нечто среднее между муравьем и гуманоидом. Туловище, как у муравья, вертикальное тело с четырьмя конечностями. Они носили броню и костюмы с рукавами из какого-то материала, похожего на смесь металла и резины, КОР до сих пор искала способ такой синтезировать. По огнеупорным свойствам и непробиваемости оружием он превосходил даже все рретанские аналоги. Муравьиную часть торса воинов закрывало нечто вроде попоны из того же материала, которая застегивалась под округлым брюшком.

Ангелы — элитное подразделение войск ткеннов — больше напоминали гуманоидов. Слишком напоминали, чтобы не заподозрить генной технологии. В отличие от остальных сородичей, они почти никогда не носили шлемов и легче переносили условия иных планет.

Нам требовались специальные бионастройки — что-то вроде встроенных микромеханизмов. Они помогали адаптироваться к чужой атмосфере, гравитации, были способны нейтрализовать воздействие вредных для конкретной расы веществ. Ангелам ничего такого не требовалось. Они летали при очень высокой гравитации и стремительно двигались на планетах с маленькой. По слухам, королева-матка напоминала именно Ангелов. Интересно, зачем им понадобилась Алианна Дэйл? Неужели ткенны тоже хотели заполучить президентскую дочь, чтобы бороться с КОР?

Я в этом сильно сомневался. Кажется, дело в чем-то другом. И мне это очень не нравилось. Словно черная туча нависла над Али. Как хорошо, что я похитил абестанку раньше, чем она попала в лапы к мерзким насекомым.

Закрыв глаза, я мысленно проигрывал этот вечер. В паху болезненно тянуло от неудовлетворенного желания, гормоны разыгрались не на шутку. Я представлял красивое тело Али, ее гладкую кожу — такую нежную, что постоянно хотелось касаться. Стройные ноги и то, что между ними скрыто. Мечтал, как врываюсь в ее тело, вхожу до упора… Двигаюсь. Сначала медленно, потом ускоряюсь, добиваюсь того, что она выкрикивает «Рей» в порыве страсти, принимая меня целиком. Такого, какой я есть.

Я всегда считал себя привлекательным, по меркам рретан, разумеется. Ни одна женщина из тех, что мне нравились как подруги по утолению страсти, мне не отказывала. Я знал, что нравлюсь рретанкам. Но понятия не имел, каким видела меня абестанка. Может, она считала меня монстром, зверем? Уродом?..

Мы разные. Она ведь так и не сказала, что думает обо мне лично, помимо того, что я предатель и отступник. А я хотел бы знать, на что мне надеяться и как вести себя, чтобы не напугать Али.

Разгоряченная кровь циркулировала по телу, четыре сердца стучали в унисон, создавая резонанс. Дыхание стало более глубоким — воздуха катастрофически не хватало. Я был готов сорваться, мчаться к ней. Разбудить. Ласкать. Чувствовать рядом… И получить то, что хочу. Но я дал обещание, которое должен сдержать. Я не трону ее, если только она сама этого не захочет. Она заслуживает большего, чем просто секс, страсть или желание. Али настоящая. Живая. Женственная. Она — именно та, ради встречи с которой я прожил два века.

И мы пока не можем быть вместе. Это настоящий эрколь для меня — знать, что она так близка, и постоянно сдерживать свои гормоны. Или… я все же ошибаюсь, и мы вовсе не созданы друг для друга? Возможно, табу на близкие отношения сказывается таким странным образом, и это лишь обманный маневр моего организма?

Если я не ошибся, то, возможно, у меня никогда не будет наследника. Впрочем, если откажусь от абестанки, наследник не родится тоже. Выбор не велик.

Резким прыжком я поднялся, закрыл панель управления, снова на всякий случай сменил код. За пару минут домчался до своей спальни — пустой, темной, кажущейся сейчас мрачной, хотя мне всегда нравились серо-серебристые тона отделки стен и мебели. Сбросил одежду, влетел в душевую кабину, пытаясь снять возбуждение потоком прохладной воды, льющейся с потолка.

Хватит думать об Алианне! Я сам загоняю себя в клетку собственных желаний. От этого находиться с ней рядом и не касаться становится сложнее: в голову ударяют гормоны, и я делаю глупости. Веду себя не так, как привыкла Али в обществе этих утонченных лордов с Неотерры, которые только целуют ручку и лишь в танце прижимают по-настоящему.

Когда вышел из душа, в голову пришел новый план. У меня есть объемное голограммное изображение Али, по нему не составит труда снять мерки и создать к утру шикарное платье. Женщины — везде женщины, они любят красивые вещи. Нужно сделать для нее нечто особенное, что подойдет к ее изумительным глазам. Пусть на это придется потратить приличную сумму. Я готов потратить гораздо больше, был бы нужный эффект.

А еще я преподнесу подарок, которого Али точно не ожидает. Эта вещь ждала свою владелицу слишком долго…

Я все же смог подремать пару часов после того, как выдал задание мастеру. Разговор с Мирайной Дэйл не стоило откладывать. Согласно договору с ее дочерью я должен вернуть Али через двадцать восемь суток. Каждый ушедший день уменьшал шансы урегулировать вопросы независимости Рретана и других планет системы О-рран. И… сокращал время на покорение абестанки… Эти две цели постоянно менялись в моей голове местами, постоянно вытесняли друг друга. И я все чаще беспокоился о том, что не добьюсь симпатии Али, нежели о своем долге правителя. Это пугало, но и унять эмоции не выходило.

Поразмыслив, я решил вести передачу с флагмана, чтобы Мирайна воочию убедилась в серьезности моих намерений. Если вокруг будут военные и президент увидит интерьер корабля, это придаст правдоподобности не только словам Али на записи, но и моей речи. Не стоит показывать Тэо, пусть даже мой кабинет. Никто не должен знать, где мы находимся на самом деле. На всякий случай совершим обманный маневр и появимся где-нибудь в противоположном конце галактики. Пожалуй, я отправлю туда один из кораблей для отвода глаз.

Мы вышли на связь через специальный канал, по которому конфедераты не смогли бы вычислить наше местоположение. Таким уже пользовались раньше, когда я пытался найти общий язык с адмиралом Хортнером Мейси — тем еще подонком, хоть и уважаемым в КОР военным. Я слишком много знал, чтобы относиться к нему хорошо.

На этот раз мне удалось связаться с компьютером президентской резиденции Неотерры. Как же они меня «любят», однако! Сначала быстро ответил связист, затем пришел генерал Совелл Вейн, советник Мирайны. Когда он понял, о чем пойдет речь, предложил подождать несколько минут. И вскоре на экране появилось округлое, строгое лицо президента Конфедерации объединенных рас.

Мирайна явно не ожидала, что ее дочь похитил именно я. На долю секунды на все еще красивом лице президента промелькнуло облегчение. Айтах! Она меня хорошо знает. Не верит, что наврежу девушке, по крайней мере, без веской на то причины. Впрочем, чему удивляться? Мы с Мирайной не раз сидели за одним столом на правительственном балу, не раз танцевали вместе. Я знал, что лорд Вейн неровно дышит к Мирайне, но женщина-президент, казалось, ничего не замечала, и мне иногда доставляло удовольствие злить правую руку правителя КОР. Вот теперь и у него появится шанс на мне отыграться. От мысли, что кто-то будет танцевать с Али, обнимать ее и прижимать, мне очень хотелось убивать. Не зря у абестанца появлялось это выражение на лице… Я понимал его чувства сейчас и даже сожалел о собственной беспечности. Ревность способна сжечь изнутри, лишить силы воли и толкнуть на необдуманные поступки. Я знал, что так и будет, если вдруг наткнусь на Ворнера, танцующего с Али и прижимающего ее к себе как свою женщину...

Мы с Мирайной некоторое время гипнотизировали друг друга. Она быстро совладала со своими чувствами и выглядела теперь суровой, неприступной, собранной. Наверное, постоянно видя ее именно такой — далекой и холодной, Вейн и не решался до сих пор к ней подойти.

Самое сложное заключалось в том, чтобы не рассориться с Мирайной окончательно. Если хочу завладеть Али, которая так трепетно относится к матери, я должен разговаривать вежливо. Надо же, никогда бы не подумал, что породнюсь с этой женщиной! Не представлял ее в качеств


убрать рекламу


е возможной тещи. Да и президент не особенно меня жаловала… С некоторых пор не особенно. Когда-то, очень и очень давно, мы почти дружили...

— Мирайна, я готов вернуть вашу дочь, но у меня есть два условия. Земляне должны полностью прекратить добычу эрития на нашей планете. Это убивает природу, лишает обитателей жизненной силы. Вы прекрасно это знаете. Хотелось бы, чтобы вы восприняли мои слова всерьез. В противном случае ваша дочь действительно окажется в руках ткеннов. Поверьте, я исполню угрозу, — высказал я первое условие.

Ни один мускул не дрогнул на лице госпожи президент, но по тому, как сверкнули ее зеленые глаза, я понял, что попал в яблочко с ткеннами.

— Мне нужно время, чтобы обсудить ситуацию с советом… — начала плести свои политические сети Мирайна.

Ну уж нет! Я слишком хорошо знал ее. Дипломата, торговца обещаниями, умелого манипулятора. Она просто хочет выиграть время, попытаться перехватить сигнал, чтобы узнать мое местоположение. Почему-то для Мирайны не было ничего страшнее, чем дочь в руках ткеннов. Снова и снова я возвращался к мысли, что насекомым Али нужна для каких-то своих целей, и переговоры в их планы не входили.

Возможно, запись с Али не понадобится. Даже не знаю, почему я медлил. Все так запуталось и завертелось. Демонстрация голограммы уменьшала шанс на благословение Мирайной брака с Али после возвращения Алианны домой. Но если президент продолжит в том же духе, выхода не останется.

Мирайна прищурилась и отчеканила:

— Я не могу принимать столь судьбоносные решения без советников. На эритии базируются экономика и энергетика КОР. У нас договоры с добывающей корпорацией. Я обязана…

Чего и следовало ожидать!

Айтах! Выхода нет. Под бешеное биение сердец, почти не слыша из-за них ничего, я проиграл запись голограммы и понял, что Мирайна поверила. Все, назад пути нет!

Она нервно сглотнула и на секунду из невозмутимого президента превратилась в испуганную мать. Ткенны угрожают Али. И я обращаюсь с ней ужасно...

Я же в тот момент думал, что мне на самом деле нужно защитить девушку от насекомых и выяснить их цели.

Мирайна молчала, кусая губы. Я собирался продолжить ее шантажировать, еще раз показать запись, но президент сдалась:

— Мы оба действуем в интересах своих планет и народов, так? — Ее голос на секунду дрогнул. — Могу ли я получить от вас гарантии, что дочь не попадет в лапы ткеннов? Вы даете мне слово рретанина?

Айтах! Яблочко от яблоньки! И эта туда же! Они сговорились, что ли?!

— Дам, если вы выполните все мои условия. Помимо прекращения добычи эрития, я требую полного выхода из КОР и объявления независимости Рретана. Официального отсоединения моей части флота от космических войск конфедерации. Впрочем, мой флот и так подчиняется только мне. Вы ведь понимаете, что я в состоянии объявить вам войну? Я решил обойтись малой кровью и попытаться надавить на вас лично, Мирайна, — заявил я, пока она сверкала глазами, и добавил: — Я не хочу отдавать вашу дочь ткеннам. Но если это потребуется...

— Нет! Рейминар! Ты не можешь так поступить! Я ведь хорошо тебя знаю! — перешла она на неформальное общение.

— Раньше не смог бы, — заявил я безразличным тоном. — Теперь я главный галактический преступник — с вашей подачи, конечно. Это вам ни о чем не говорит?

— Это решение Хортнера Мейси, — опустила она глаза, стараясь не смотреть на меня.

Конечно, так я и поверил, что она не приложила руку. Указ подписан президентом! Да и вряд ли Мирайна упустила бы такой шанс… Только не после всего, что случилось.

— И?.. На чем сойдемся? — добивался я своего.

— Я сегодня же соберу совет министров и предъявлю им повторно твои требования. Да, мое решение будет главным, но я не могу гарантировать результат. Я постараюсь… повлиять на общее решение, применив все свое влияние как президент КОР. Но при этом я требую еще одного…

— Чего же?

Интересно, кто кому сейчас выставляет условия?

— Рретан поделится некоторыми своими технологиями. Я вышлю их список уже завтра.

О как! Неожиданно. По крайней мере, в этот момент. Конечно, абестанцев давно интересовал процесс синтеза продуктов и некоторых материалов. Однако она не промах! Из всего извлекает пользу, даже из похищения собственной дочери. Политик в Мирайне побеждал мать. Впрочем, и во мне сейчас победил мужчина, а не принц и будущий король, так что мне ли осуждать президента?

— Хорошо. Я рассмотрю список, — кивнул в ответ. — И помните: чем быстрее вы примете решение, тем скорее Алианна окажется дома… в безопасности.

Кажется, ей гораздо безопаснее на Тэо. Но я дал клятву и возвращу Али домой. Хотя что-то подсказывало, что я не смогу оставить ее просто так. Потом придется наведаться к ткеннам и доказать им, что похищение Али, какие бы радости насекомым оно ни сулило, сопряжено с большими потерями.

И еще я должен буду вернуть Алианну… Любой ценой.


ГЛАВА 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Али 


Рей сам зашел за мной в назначенное время. При виде рретанина сердце опять зачастило, но я постаралась не выдать волнения. Сейчас коммодор был облачен в легкий серебристый костюм, под которым виднелась белая рубашка. Цвет одежды гармонировал с глазами, делая их более холодными. А я так хотела снова увидеть в них радужные разводы, говорящие об истинных эмоциях Рея.

По дороге на завтрак рретанин рассматривал меня изучающе. Так внимательно, будто собирался что-то выяснить. Пару раз чудилось, что в глазах Рея мелькнул перламутр… Или мне только хотелось так думать? Видеть то, на что надеялась?

Меня не оставляло ночное видение — такое реальное, что я до сих пор ощущала поцелуи и ласки. А еще я волновалась за то, как мама восприняла разговор с мятежником и мое ложное признание. Мне было стыдно перед нею. Я всегда старалась ей угодить и теперь каялась, что не воспротивилась рретанину и согласилась на его условие. Хотя он же дал клятву…

Я совсем запуталась. Понимала одно — я больше не боюсь Тар Ренса, хоть и злюсь на него за вчерашний разговор. И если бы не политические разногласия и другие недоразумения, была бы не прочь реализовать свой сон в реальности.

М-да… Неужели я жду от предателя признания в любви? А в сновидении так хотелось услышать от него те слова! Почувствовать, что Рей во мне нуждается, а не просто пользуется моим положением дочери президента и его временной заложницы.

Это не было любовью. Я не испытывала к похитителю подобного чувства, но не могла отрицать, что во мне пробудился какой-то интерес к Рейминару Тар Ренсу — не как к мятежнику и похитителю, а как к сильному мужчине. Он похитил не меня лично, а всего лишь завладел рычагом влияния на КОР. Я не оправдывала действий мятежного коммодора, но понимала: он просто не мог поступить иначе. И если бы не политика, я никогда бы не оказалась на станции Тар Ренса.

Завтрак проходил в дворцовом саду. На сей раз повар-рретанин приготовил омлет с тонкими ломтиками бекона, творожную запеканку с клубникой и миниатюрные круассаны со сливочным кремом, которые просто таяли во рту. Аромат кофе сразу взбодрил и заставил взглянуть на мое положение с другой точки зрения — более приятной.

Я видела, что Рей доволен переговорами с президентом. Он не скрывал, что почти договорился с мамой. А я чувствовала некое сожаление, что скоро покину Тэо. Теперь рретанин решит свои вопросы с КОР, и его планетная система отсоединится от конгломерата. Новоиспеченный правитель никогда больше не появится в президентской резиденции — он и раньше туда не часто захаживал, большую часть времени проводил в космосе.

— Али, тебе понравилось платье, которое я передал? — спросил Рей, когда мы утолили первый голод.

Платье действительно великолепно. Вот только стоит ли признаваться в этом похитителю?

— Неплохо. Правда, я предпочитаю другие модели, — гордо заявила я.

— Я выбирал на свой вкус. Уверен, оно тебе подойдет, — ничуть не смутился Тар Ренс моему не слишком лестному отзыву о его выборе. — Сегодня вечером на Тэо прием. Сюда прилетит один из моих приближенных. Я хочу, чтобы ты присутствовала на празднике.

— У меня есть право на выбор?

— Есть. Остаться в комнате, — усмехнулся он. — Но я хотел бы видеть тебя рядом с гостями. Надеюсь, ты не сильно смущаешься в компании рретан?

Это он к чему спросил? Я внимательно посмотрела на коммодора, пытаясь разгадать его намерения, но он казался каменной стеной. Мысленно я уже представляла, как буду танцевать с Тар Ренсом, как снова почувствую жар его тела — пусть даже через одежду. От мыслей внизу живота сладко заныло, и я поспешно отвела взгляд от лица рретанина, чтобы он не понял причин моего смущения.

— Я нормально отношусь к рретанам… как и к другим расам галактики, — добавила через пару секунд, вновь повернувшись к Рею.

— Тогда я зайду за тобой сам. — Тар Ренс приподнял одну бровь, затем перебросил волосы, собранные в длинный хвост, на спину. Его глаза на миг сверкнули радугой. Я присмотрелась внимательнее. Снова показалось?

Рей выпрямился. Улыбнулся. Явно задумал что-то, чего я знать не могла.

Внезапно глаза коммодора сверкнули серебром — враз налились металлом. Как будто раньше он сдерживал эмоции и вот дал им выход. Рей прищурился и вдруг спросил:

— Вечер в окружении военных рретан. Лучших мужчин нашей расы. Что думаешь, абестанка?

В тот момент я совсем растерялась. Чего он от меня ожидал? Какой ответ хотел услышать?

— Мы не похожи на ваших мужчин, — добавил Рей. — Как считаешь?

Новая пауза. Взгляд, неотрывно прилипший к моему лицу, и очередная непонятная реакция. Глаза Рея сверкнули серебром сильнее, погасли до обычного цвета холодной стали. Он выпил какого-то рретанского напитка с очень слабой долей алкоголя, похожего на клюквенный сок, и кивнул.

— И чего молчишь? Страшные мы? Ужасные? Или нет?

Я совершенно растерялась, а рретанин вдруг поднялся, выпрямился во весь свой огромный рост, взял стул и сел близко-близко. Я чувствовала жар его тела, и смущение разлилось по щекам непрошенным румянцем.

— Я… Я не знаю… — даже растерялась от такого напора. Конечно, я не считала рретан ужасными. Непонятными и загадочными — да. Иногда они пугали меня. Но не из-за внешнего вида. — Вы… эм… очень необычные...

Рей, который во время моего монолога наклонился так, что наши лица почти касались друг друга, внезапно отпрянул, словно обжегся. Я заметила, как хлестнул по бедру его хвост. Рретанин откинулся на спинку стула и выпалил:

— Значит, видишь в нас хвостатых монстров?

Вот сейчас — впервые за последние сутки — он снова пугал меня. Тело напряглось, глаза налились серебром, чешуйки на запястьях сверкнули браслетами. Губы вытянулись в жесткую линию, и их мягкость, чувственность пропали. Рей помолчал, выпятил упрямый подбородок и, не дождавшись от меня ответа, почти вскочил со стула. Тот даже слегка проехался по полу с жалобным скрипом.

Рей вернулся на свое место и принялся доедать какой-то зажаренный корень. Время от времени в меня направлялся взгляд — прямой, как выстрел. Я ловила его, отводила глаза и совершенно не знала, что сказать.

Конец завтрака прошел в глухом молчании. Рей то и дело сверкал серебристыми глазами, но ничего больше не говорил, временами хмурился, опуская голову. Когда мы закончили с трапезой, рретанин проводил меня до комнаты.

— Я зайду в пять по времени Неотерры. Будь готова. Около четырех к тебе заглянет мой подчиненный.

И не успела я даже поблагодарить за вкусную еду, как Рей пулей улетел по коридору.


Рей 


Да что я о себе возомнил? Она никогда не сможет относиться ко мне как к своему мужчине. Я для нее монстр — и этим все сказано. Я ведь помнил, как дрожала абестанка, стоило мне приблизиться. Как моментально становилась похожей на маленькую перепуганную девочку. При этом Али не была трусихой, не походила на тех изнеженных абестанок и землянок из числа приближенных Мирайны, что жеманно надували губки и едва ли не падали в обморок, завидев каплю крови. Али — боец, девушка с внутренним стержнем и духом противоречия. И уж раз она так меня боялась, значит, я прав в своих предположениях. У нас ничего с ней не выйдет. Или…

Или нужно очень постараться, чтобы она увидела во мне желанного мужчину, а не чудовище с другой планеты. Вот только как это сделать? На малейшую ласку она ощетинивалась, негодовала и шарахалась от меня. От моих вопросов замыкалась в себе.

С рретанками общаться было проще. Когда я заинтересовывал их, вызывал желание, зрачки женщин менялись, а на теле светились чешуйки. Я видел, что желанен. Мимика абестанцев выглядела очень живой, почти завораживающей, но ни о чем мне не говорила. Эти полуулыбки с опущенным взглядом — что они означали? Али смущена или раздражена? Хочет поскорее от меня избавиться или ей приятно мое общество?

Я вдруг осознал, что совсем не понимаю, как подступиться к гордой абестанке. И неожиданно пришло озарение: такой она еще больше мне нравилась. Восхищала, будоражила, притягивала. Я перестал видеть в ней чужое существо, которое вызывает желание, — я видел нечто родное, свое.

У меня еще есть время. Его катастрофически мало, но я попытаюсь переубедить Али. Я не сдамся, не добившись расположения абестанки и ответного желания. Иначе я просто не смогу проверить, та ли она, о ком думаю.

Я не мог принимать решение о выдаче рретанских технологий абестанцам в одиночку, поэтому вызвал на Тэо своего приближенного Кортиса Дэр Гора, сделал это сразу же после разговора с Мирайной Дэйл. Его должен был встретить лорд-капитан Ор Ланс и проводить на станцию, координаты которой неизвестны даже моим подчиненным с Рретана.

Вместе с Дэр Гором летели несколько рретанских аристократов — его свита. Кортис носил титул, аналогичный абестанскому герцогу, и был одним из самых уважаемых граждан моей планеты. Конечно, после их отбытия мне снова придется менять положение в пространстве — даже среди своих могут найтись предатели, которые пожелают выдать меня КОР. Мои военные проверят каждого гостя на предмет передатчиков, а защитное поле, которое глушит сигналы, будет работать на полную мощность — хватит с меня прошлой диверсии.

Уладив вопросы с приемом, я достал из сейфа то самое колье, о котором думал ночью, — из великолепных рретанских изумрудов в платиновом обрамлении. Оно точь-в-точь напоминало глаза абестанки. И я хотел подарить украшение той, о ком думал все последние дни. Той, которая считала меня монстром.

Нет, сам не стану вручать. Отправлю его с Торианом Дэй Ниром, как и платье. Не стоит лишний раз подвергать себя искушению. Я могу сорваться и окончательно разрушить тот хрупкий мостик доверия, который еще не исчез. Кажется, любое резкое движение или инициативу с моей стороны абестанка воспринимала как агрессию. А на вторжение в свою комнату реагировала так, словно я — орда диких земных варваров, которые стремятся посеять боль, разрушения и насилие.


Али 


Часам к четырем я безнадежно заскучала. Игры на браслете-компьютере не развлекали, комната казалась тесной, а коридоры замка — пустыми. Я томительно ждала чего-то, хотя сама не понимала, чего же именно…

В четыре, как и обещал Рей, в комнату постучали. За дверью появился уже знакомый рретанин с глазами цвета темного меда. Он молча протянул мне бархатную синюю коробочку, поклонился и вышел.

Рей предупреждал, что придет его подчиненный, а сам он появится позже. Глупо, конечно, принцу Рретана уделять мне столько внимания. Его планы о выходе из конфедерации начали исполняться, и я уже не столь важна для осуществления миссии. Стало как-то грустно.

Я положила коробочку на стол и открыла. Ахнула и ойкнула. Внутри обнаружилось красивое колье с изумрудами такой чистой воды, какие сложно найти во Вселенной. Камушек к камушку, они переливались от зеленого к голубоватому и мерцали в свете потолочных панелей.

Я любовалась украшением, но все равно оно казалось подачкой. Эдаким широким жестом. Вот если бы Рей сам пришел, сверкнул перламутровыми глазами и надел на меня колье… Ну да, размечталась!

Рейминар Тар Ренс слыл хорошим военным, талантливым полководцем, стратегом и тактиком, каких мало. Но в список его замечательных качеств романтическая натура никогда не входила. Я видела коммодора с разными рретанками, и общались они, скорее, как приятели. Хотя — я была уверена — имели отношения.

Куда уж мне рассчитывать на галантные манеры!

Я надела платье, расчесала волосы так, чтобы они мягкими волнами падали на плечи, приложила колье… Нет, не надену! Пусть подавится своей подачкой! Я вернула украшение в коробочку и села за стол в ожидании.

Тар Ренс оказался пунктуален. Постучал и, не дожидаясь разрешения, вошел, окинул меня взглядом налившихся серебром глаз и вдруг нахмурился, кивнул на коробочку:

— Почему не надела? Не принимаешь подарков от предателя и отступника?

Мне почудилось, или в его словах мелькнула досада? Или даже нечто сильнее — обида? Я вгляделась в лицо Рея. Коммодор подошел, открыл коробку, взял украшение и сам надел его на меня перед зеркалом. Все, как я мечтала. Глаза рретанина заиграли перламутром. Кажется, понравилось. От этой мысли мне тоже стало легче.

— Снимешь подарок хвостатого монстра? — Он с вызовом вскинул бровь.

— Подарок? — зацепилась я за слово.

Рей кивнул, развел руками и как-то совсем не по-воински ответил:

— Захотелось сделать тебе приятное, чтобы больше не ощущала себя пленницей.

Он запнулся, словно сказал что-то лишнее, подал руку и повел из комнаты.

Снова эти странные взгляды, как будто рретанин хочет что-то объяснить, но не решается. Перламутровые блики в глазах Рея — то ли от света, то ли от внутреннего свечения. Напряжение между нами. Раньше я такого не чувствовала. Волнение, которое вдруг охватывало от взгляда рретанина...

Мы вышли из замка, миновали сад, разбитый на круглые клумбы с множеством цветов, похожих на земные лилии и розы, ромашки и гладиолусы. Впереди нас ждал парк. Высокие и стройные деревья с листьями, постриженные в виде конусов, устремлялись в искусственное небо.

Широкие дорожки, вымощенные крупными розоватыми камнями, чуть мерцали. Шведские столы, давно вышедшие из моды на Неотерре, ломились от яств, и много-много рретан ожидали коммодора Тар Ренса.

Среди собравшихся было несколько женщин, которые, на мой взгляд, внешне не слишком отличались от мужчин и носили форму. Некоторые рретане были одеты иначе — в длинные сюртуки из глянцевой ткани, рубашки и брюки.

Пахло фуклиями — очень сладкими фруктами с Рретана, похожими на огромные зеленые яблоки, сочными манго и сытными блюдами. Я заметила, что среди жареных тушек и запеченных овощей с Рретана притаились нежная семга в сметанном соусе и картошка. Обо мне тоже подумали.

Я слегка опешила. Прежде я никогда не находилась в обществе одних инопланетян, без единого землянина или абестанца. Высокие, крупные, с чуть более скуластыми и грубоватыми лицами, хвостами и волосами, толстыми, как проволока, они производили странное впечатление. Сама себе я здесь казалась маленькой и хрупкой.

Рей заглянул в лицо, заметив, что я притормозила, нахмурился и спросил:

— Все-таки мы монстры?

Вот же заладил! Я не знала, что ответить, растерялась. Но в эту минуту заиграла мелодия: что-то вроде быстрого вальса. Рей подхватил меня и закружил. Толпа в парке расступилась, давая дорогу. Этот танец отличался от танцев землян и абестанцев — был стремительным и плавным, как вальс, страстным, как танго. Я чувствовала жар мощного тела Рея, биение его сердец. Черт! А ведь у него их четыре. У землян есть выражение «любить всем сердцем». Интересно, по аналогии, рретане любят всеми четырьмя?

В любом случае, в руках Тар Ренса я чувствовала себя маленькой и хрупкой, особенно когда он прижимал к груди, но при этом не пытался зайти дальше и преступить черту. А перламутровый блеск в глазах Рея заставлял на время забыть о наших разногласиях и причинах, по которым я здесь нахожусь.


Рей 


Как бы я ни пытался добиться от Алианны признания, так и не мог ничего узнать. Я искренне не понимал, как она ко мне относится, и это меня злило, выбивало из колеи, заставляло желать девушку еще сильнее, как приз в нашем личном поединке. Я не хотел, чтобы Али видела во мне монстра, собирался показать ей лучшие черты. Но при этом грубил. Пытался выглядеть независимым и злился на себя за свои же слова.

Абестанка казалась легкой, почти невесомой. Конечно, на станции немного понижена гравитация, но дело даже не в этом. Али была как мечта — воздушная и легкая. Она ускользала, боялась меня. А я каждым своим действием все больше портил наши отношения. Я не привык ухаживать за женщинами — этого никогда и не требовалось. Тем более, не имел ни малейшего понятия, как вести себя с абестанками.

Общие правила вежливости и этикета были неуместны в любовных отношениях, но в присутствии своих подчиненных я не мог переходить границ.

— Не устала? — поинтересовался я после танца, когда мы отошли к столу.

— Ни капли, — покачала она головой. В этот момент на щеках девушки вспыхнул румянец. Али засмущалась, но выглядела счастливой.

Конечно, это у нее в крови — балы и приемы. Дело вовсе не во мне лично. Али с детства обожала танцевать. Помню еще девочкой кружила с адмиралами и лордами… Тут и хвостатый монстр вполне сойдет… Лишь бы умел вести в танце.

— Угощайся, мне нужно отойти. Я скоро вернусь, — решил не допекать ее вопросами, которых и так задал слишком много, даже слишком.

Мне нужно было обсудить с Кортисом Дэр Гором ряд вопросов, ради которых мы встретились. Мы обменялись с герцогом взглядами, затем вместе прошли в мой кабинет, где я быстро изложил суть проблемы по поводу частичной выдачи наших секретов КОР.

Рретанин прищурился, обдумывая мои слова.

— Почему бы не извлечь из этого выгоду, Рейминар? Пусть они получат технологию синтеза продуктов, но мы ведь можем не отдавать ее просто так. Помнишь, мы сами хотели продать ноу-хау абестанцам? Поверни ситуацию в свою пользу, — предложил Кортис, немного поразмыслив. — Пусть думают, что сами добились получения наших секретов, а не мы навязали им договор. Конфедераты получат конвертеры молекул, но оборудование по их настройке останется лишь на Рретане. И они от нас все равно никуда не денутся.

— Ты гений! Завтра получим список — просмотрим внимательно каждый пункт, — ухмыльнулся я, проигрывая в мыслях, как буду «идти на уступки» Мирайне Дэйл, но поверну ситуацию в пользу рретан.

Мы ненадолго задержались, вскоре Кортис ушел, я же остался на пару минут, чтобы снова поменять кодировку и проверить состояние защитного поля. Я уже собирался вновь присоединиться к гостям, когда заметил спешащую к кабинету Риайну.

— Мы можем поговорить, Рей? — быстро спросила она.

— Заходи! — Я жестом пригласил ее в кабинет. — Что-то случилось?

— Мы проверили корабль лорда Дэр Гора, пока он здесь. Они не успели сменить все настройки. Недавно этот звездолет побывал на одной из станций в звездной системе Евразии, планеты КОР. Что они там делали?

— Хочешь сказать, что Кортис меня предал? Не может быть! — нахмурился я.

— Возможно, не он лично. Просто стоит проверить, кто еще летал на этом звездолете.

— Ты сможешь это сделать так, чтобы Кортис не понял?

— Еще бы, — ухмыльнулась Риайна.

На миг я задумался, не предал ли меня Дэр Гор. Он одним из первых поддержал мою кандидатуру на трон Рретана. Помогал осуществить переворот. Боролся против добычи эрития на нашей планете. Он не мог перейти на сторону конфедератов! Не мог!

Но тогда в его команде есть тот, кто сливает информацию. И возможно, пока идет прием, а я думаю про соблазнение абестанки, к Тэо через гиперпространство уже устремились сотни истребителей адмирала Мейси, чтобы взять меня с поличным как главного галактического преступника.

Вот уж задачка! Но Риайна вовремя предупредила. Мы вычислим ройгру на корабле. Это выражение мы переняли от землян, но переделали на свой лад. Ройгра — мелкий грызун, похожий на крысу.


Али 


Я чувствовала себя не в своей тарелке. Большинство рретан я не знала, а тех, кого мельком уже видела, Рей мне даже не представил. Есть не хотелось, пить — тоже. И я пошла искать коммодора.

Первое, что пришло в голову, — отправиться в его кабинет. Я без труда нашла знакомую комнату и уже хотела открыть дверь, как услышала шаги. Я отскочила за поворот, и дверь распахнулась в ту же минуту.

На пороге появилась высокая рретанка. Возможно, тем, кому-то нравятся отважные Брунгильды из древних земных скандинавских сказаний, она показалась бы красивой. Стройные длинные ноги удачно подчеркивал комбинезон, высокая грудь вздымалась от волнения, глаза поблескивали налитым золотом. Длинные пышные белые волосы были собраны в затейливую косу

Следом за рретанкой вышел Тар Ренс. Приостановил ее за локоть и произнес:

— Потом возвращайся, я буду ждать в своих покоях. Ты понимаешь…

Она кивнула. В меня словно молния ударила. Конечно! Вот она — любовница коммодора. Сильная, страстная, необузданная рретанка, к которой не нужно искать подход. Вышли на минуту — и договорились. Так ведь Тар Ренс улаживал свои дела?

Внутри поднималась жгучая обида. Рретанка стремительно скрылась в коридоре, мне же хотелось наброситься на Рея… поцарапать, дать пощечину. Я чувствовала себя как дикая кошка.

Внезапно рретанин резко обернулся и обнаружил мое укрытие.

— Али? Ты в порядке? Кого-то ищешь?

Не знаю, что нашло на меня. Я выпрямилась, подскочила к Рею и заявила:

— Я ухожу к себе в комнату!

Кажется, он еще никогда так не удивлялся. Вначале чуть отклонился, похоже, опешил. Затем вдруг придержал под локоть, дернулся, чтобы приобнять, но обошелся последним жестом. Естественно! Он ведь таким жестом приглашает женщин к себе в каюту на сеанс удовольствия…

Меня даже передернуло от мыслей, что Рей планировал встречу с рретанкой. Разумеется, я не должна была так реагировать. Он ничем мне не обязан, мы не встречаемся, не помолвлены. Он мой похититель! Но поделать с собой я ничего не могла.

Тар Ренс удивился еще сильнее:

— Али? Тебя кто-то обидел?

Я заметила, что глаза его налились серебром, и мои руки непроизвольно сжались в кулаки. Я всхлипнула и зачем-то выдала:

— Не хочу мешать тебе и твоей любовнице!

И, прежде чем он что-то ответил, побежала по коридору в свою комнату.

Рей бросился следом, нагнал меня в пару шагов, внезапно с силой обнял за талию и собирался что-то сказать. Но вдруг появилась его рретанская любовница. Взволнованная, немного нервная. Наверное, приревновала меня.

— Рей, прости… срочное дело! — выпалила она так, словно не потерпит и получаса. Вот же зараза! Наверняка нарочно, чтобы не дать Рею уделить мне внимание.

— Вот и отлично! Мы уже закончили! — выкрикнула я почти истерично, ругая себя за эту мерзкую сцену, и понеслась дальше по коридору.

— Али! Я зайду к тебе чуть позже! — послышалось в спину.

Ну да! Зайдет после страстного поединка с рретанкой. Заехать бы этому хвостатому в пах! Надеюсь, для них это так же чувствительно, как для землян и абестанцев. Вот же похотливый козел, мерзавец! То он меня в кабинете почти насилует, то задаривает дорогими подарками. То грубит, то каких-то непонятных ответов требует. А потом идет спариваться с рретанкой — иначе я процесс мысленно не называла.

Я добежала до своей комнаты, плюхнулась на кровать и разрыдалась, не могла сдержать эмоции. Разом вспомнились все мои злоключения. Ткенны, которые за мной охотятся. Мама, которую я обманула, причем из-за мужчины, того не стоящего. Мои романтические фантазии и сны, где я занималась любовью с рретанином, разбились о суровую реальность.

Зачем я ему, маленькая, хрупкая девушка, когда есть страстные, мускулистые? С ней он, наверное, такое вытворяет…

Слезы накатили с новой силой. Не знаю, почему, но я просто не могла остановиться. Едва прекращала рыдать, как начинала снова.

Через некоторое время я успокоилась. Умылась прохладной водой, заново расчесала волосы и собрала их в длинную косу. Переоделась в униформу, оставив только нижнее белье, которое шло в комплекте с платьем, — так было привычнее. Пусть свою рретанку нарядами одаривает! Вот уж на ком бальное платье бы сидело как на корове седло, не иначе! Я представила себе картину и нервно расхохоталась.

Хотела снять колье, но почему-то оставила. Дорогой подарок, продам, если что. Пусть видит, что я тоже умею быть меркантильной, а не глупой дурочкой, очарованной сильным инопланетянином. Не на ту напал, рретанин!

Взглянула на часы и обомлела. Черт! Да уже почти десять вечера! Зайдет он ко мне, как же, ждите! Наверное, до сих пор с зазнобой развлекается! Во всех позах, какие только возможны.

Пойду-ка к компьютеру в его кабинете и организую новую диверсию. Нет, снимать защиту я не собиралась, хватило одного глупого поступка. Просто хотела чем-то нагадить, так, всего лишь мелкое хулиганство.

Я пробралась к дверям кабинета и вдруг поняла, что там рретанин. Рей говорил с кем-то по связи. Его мелодичный низкий голос звенел металлом и раздражением.

— Ваши лазутчики нами обезврежены. Это помощник Дэр Гора и двое остальных. Можете больше ни на что не надеяться! Я грешил на конфедератов, а тут, оказывается, та еще интрига. И если вы хотите получить Алианну...

Последние слова я не услышала, в коридоре появился охранник-рретанин. Я быстро спряталась в старое


убрать рекламу


укрытие. Рретанин вошел в кабинет к коммодору, и дверь за ним плотно захлопнулась.

Он еще и собирается мной торговать? Мало того что почти заставил поверить в свои чувства, а сам в это время развлекался с хвостатой девицей, так еще и хочет продать меня ткеннам? Конечно, мама не дала Тар Ренсу ответа, а эти наверняка предложили больше, вот коммодор и раздумывает.

В висках застучало. Казалось, я в ловушке, в силках, словно птица. Я заметалась по коридорам в поисках выхода, пытаясь вернуться на флагман. Зачем? Мне оттуда тоже не выбраться. Но я все равно продолжала поиски, пока не заблудилась в замке окончательно.

Остановилась в одном незнакомом крыле с голубыми стенами, арками-дверями, колоннами, похожими на древнегреческие, и витражами из цветного пластика. Оперлась на одну из колонн и бессильно сползла на пол. Обняла колени руками и замерла в нелепом ожидании. Чего? Когда коммодор продаст меня ткеннам?

Сердце билось глухо и рвано, я не понимала, где нахожусь, пока не услышала голос Рея, взволнованный, тревожный и какой-то ласковый.

— Али? Я ищу тебя по всему замку!

Я подняла голову и увидела, что коммодор так и не переоделся, только сюртук где-то скинул. Он выглядел нервным и немного помятым. Не так, как выглядят счастливые любовники.

— Али? Что случилось? Объясни наконец-то! Я тебя уже битых полчаса разыскиваю!

Тар Ренс подошел ко мне и, видимо, хотел поднять за талию. Затем передумал и протянул руку.

Я посмотрела в лицо рретанина — его глаза сияли серебряным, чувственные губы слегка вздрагивали.

Мою растерянность поняли по-своему. Рей внезапно присел на пол и осторожно ко мне приблизился. Несколько секунд рретанин медлил и наконец придвинулся вплотную.

— Али? Ну что с тобой происходит? — выдохнул коммодор устало и взял мою голову за подбородок — так, что наши взгляды встретились.

— А рретанка, что вышла из твоего кабинета? — мне тоже надоело молчать и притворяться.

Он усмехнулся почти ласково, рука на подбородке сильно нагрелась.

— Бывшая. У нас с Риайной давно ничего не было. Сейчас она лишь моя доверенная подчиненная. Мы обнаружили предательство. Вначале я думал, что дело в КОР, затем оказалось, что в ткеннах. Я объяснил им, куда направляться и что с ними сделаю, если попробуют... — Рретанин осекся и замолчал.

— Попробуют что? — уточнила я. Дыхание сбилось, сердце замерло.

— Снова попытаются тебя похитить. Я постараюсь тебя защитить. Неважно, какие у нас отношения с Мирайной. Неважно, как отреагирует конфедерация. Али… Ты мне очень понравилась. Я просто не знаю, как к тебе подступиться.

Он вдруг беспомощно развел руки и закончил почти романтически красиво:

— Я не понимаю, смог ли понравиться. Я ведь не такой, как ваши абестанцы. Рретане грубее внешне и в поведении. Поэтому мы почти не посещаем правительственные мероприятия и все эти балы на Неотерре. Я не разбираюсь в тонкостях этикета и не умею ухлестывать за женщинами, как это делают высокородные абестанцы. Но рретане искренни, и все, что мы чувствуем, можно увидеть по цвету глаз. Они никогда тебя не обманут. У нас хвосты и чешуйки. Нет волос на теле, как ты привыкла. Возможно, я кажусь тебе просто монстром…

Не знаю почему, но я заулыбалась. Рей так старательно пытался сегодня убедить меня, что он монстр… а я весь день только его и хотела. Я вдруг ощутила себя хозяйкой ситуации и произнесла еле слышно:

— Если ты монстр, то очень привлекательный…

И не успела ни слова добавить, как очутилась в руках рретанина. Губы накрыли горячим поцелуем, словно он ждал этого не одно столетие и теперь наслаждался почти с рычанием. Мы сидели на полу и целовались… С принцем Рретана, мятежником, предателем КОР… и мужчиной, который мне так понравился.

Какие перипетии судьбы порой ожидают нас! Неужели для того, чтобы понять, что ты неравнодушна к мужчине, нужно пережить все то, что пришлось пережить мне? Нападение, похищение, размолвки…

Его губы были горячими и удивительно вкусными, они дарили наслаждение, которого я не знала раньше. Казалось, он просто овладевает мной с помощью своего умелого языка. По телу пробежали волны страсти, и я задрожала. Рретанин почувствовал, отстранился и посмотрел мне в глаза. Зрачки Рея переливались всеми цветами радуги, лицо было напряжено, словно он раздумывал, что предпринять. А потом он просто подхватил меня на руки и понес к себе…


Рей 


Она не считала меня монстром. Она хотела меня! Как я мог в этом сомневаться?

Я ликовал. От радости, что Алианна отвечает мне взаимностью, все прочие проблемы отошли на второй план. Оставалась только желанная хрупкая абестанка, из-за которой я потерял покой. Я никогда столько не ждал женщины, не заигрывал и не пытался понравиться. Ее признание выбило меня из колеи. Я знал — не отпущу ее этой ночью никуда. И пусть вся галактика сойдет с ума, пусть конфедераты ставят палки в колеса — все равно.

Али — моя женщина. Я нравлюсь ей таким, какой есть. Сегодня мои желания воплотятся в реальность, и я сделаю так, чтобы мы все равно были вместе, даже если придется снова ссориться с КОР и воевать со всей галактикой.

Пока мы направлялись в спальню, Али обнимала меня за шею, тело в комбинезоне прижималось к моему. Казалось, я несу в своих руках самое дорогое, что есть во Вселенной. То, ради чего я прожил два с лишним века. Что так долго искал… и наконец-то нашел. Я ее нашел! Свою единственную, ту, которая заставит забыть всех других женщин. Ради нее я готов свернуть горы, отдать все, что имею. Даже отказаться от власти, если этого потребуют обстоятельства. Только добиться отсоединения от КОР и свободы Рретана...

Дверь в спальню открылась от легкого касания, и мы оказались в затемненном помещении, где уже давно не было ни одной женщины.

Не выпуская Али из объятий, я жестом включил приглушенный свет и активировал голографический экран. Из невидимых динамиков полилась мягкая мелодия без слов. Потом опустил абестанку на постель. Она чуть сжалась от моего взгляда.

— Боишься? — хрипло спросил я, расстегивая рубашку.

— Н-нет! — Она села на кровати и взглянула на меня немного смущенно.

Но от этого я только сильнее возбудился. Казалось, ткань брюк порвется раньше, чем я успею раздеться. Но пугать Али не стоило — мне и так едва удалось вырвать из абестанки признание, что я ей небезразличен. Однажды я чуть не совершил ошибку, о чем жалею до сих пор.

Я сбросил рубашку на пол, встал на колени, снимая с Али обувь. Затем расстегнул комбинезон. Стянул его полностью. Погладил стройную ногу. Айтах! Какая гладкая кожа! Как же хочется покрыть ее поцелуями — каждый миллиметр.

Я посмотрел на Али. Она ответила смущенным взглядом, покраснела и улыбнулась. Как же мне нравилась ее реакция! Эта смелость и одновременно скромность. Решительность и нежность.

Я коснулся губами стопы девушки, она вздрогнула, и я снова посмотрел на Али. Она откинула голову и прерывисто дышала. Я убедился в том, что желанен, и продолжил ласку. Когда от коленки дорожка поцелуев пошла выше по бедру, крышу сорвало окончательно. Я отодвинул в сторону тонкое кружево, что скрывало самое сокровенное и осторожно коснулся языком того места, куда очень хотелось войти другим органом. Сделал пару круговых движений у набухшей жемчужинки.

Али задрожала, застонала. Я остановился, выдохнул. Брюки причиняли неудобство, и я решил избавиться от них. Расстегнул, следя за вниманием абестанки. Она неотрывно смотрела на мое тело. Исследовала взглядом сверкающие чешуйки и косилась на то, что открылось под брюками. Али чуть приоткрыла рот, отчего губы ее заалели. Нет, я больше не пугал ее ни размерами члена, ни силой желания. Ей было даже интересно, какой я обнаженный. Я будто чувствовал скользящий по мне взгляд, полный любопытства и предвкушения.

— Рей… — еле слышно произнесла она, когда я медленно приближался к ней. — Я не уверена…

— Тшш, — прошептал я, стягивая с Али кружевные трусики. Все, что на ней оставалось, — то самое изумрудное колье, которое я преподнес сегодня в подарок, абестанка так и не сняла его. Я отбросил в сторону нашу одежду и опустился на постель рядом с девушкой. — Я буду очень… очень осторожен. Просто не бойся меня.

— Дело не в этом, — чуть замялась она.

Я не понимал, в чем загвоздка и чего Али добивается. Я и так готов отдать ей все, что имею. Не только тело, титул, власть, деньги, но и душу. Как же она этого не осознала до сих пор?! Я взял лицо Али в ладони — как тогда, в коридоре, принялся целовать. Исследовал ее ротик, едва сдерживаясь, чтобы просто не войти в тело абестанки, получив свое. Ее язычок возбуждал меня: такой маленький и нежный, такой дразнящий. И я понял, что хотел бы ощутить его прикосновения на своем теле. Но это потом. Пока я добьюсь удовольствия Али, ее оргазма.

Мои пальцы жадно заскользили по гладкой коже. И я чувствовал, как абестанка дрожит от моего напора. Но тянется в ответ, желая получить больше. Я так завелся, что ничего не понимал кроме того, что мы вместе и я вот-вот получу ее целиком, сделаю своей раз и навсегда.

Я опустился ниже, покрывая живот Али короткими поцелуями. Втягивал ртом маленькие затвердевшие вершинки грудей. Слышал ее стоны и напряженное дыхание. Пальцами я осторожно коснулся треугольника внизу живота, раздвинул нежные складочки, лаская возбужденную плоть, пульсирующую от моего напора. Потом проник в узкое желанное пространство плавным движением, почувствовав, как бархатистые стеночки сжали мой палец.

Она застонала от удовольствия, когда я двинул рукой вперед, уже предвкушая как проникну в Али членом. Алианна выгибалась мне навстречу, шептала мое имя, повторяла раз за разом, постанывала в такт движениям. У меня имелся богатый опыт в любовных утехах, и я знал, как доставить удовольствие партнерше. Правда, до Али все мои любовницы были рретанками. Я консервативен в выборе. Даже не знаю, что со мной произошло на сей раз.

— Рей, остановись, — наконец взмолилась она.

Я лизнул напоследок сладкий бугорок. Затем оставил ее, но лишь на мгновение. Улегся рядом, притянул к себе и поцеловал в губы, слегка прикусил язык, чтобы потом втянуть его ртом. Я не торопился, чтобы все не испортить, старался угадать, где у Али находятся эрогенные зоны, гладил руками ее спину, маленькие груди. Поцеловал шею и нежную кожу за ушком.

Али слегка осмелела и осторожно поглаживала мою спину, касалась чешуек, исследовала их пальцами. И у меня почти темнело в глазах от желания, когда ее ладошки опускались к чешуйкам на бедрах. Слишком близко к отвердевшему члену. Мысль о том, что ее пальцы доберутся и до направленного вверх ствола, лишала меня самообладания.

— А можно его пощупать? — прошептала Али смущенно.

Я остановился, чувствуя, что больше не владею ни собой, ни телом. Кивнул. Абестанка осторожно обхватила ладошкой… мой хвост. Вот айтах! Это так будоражило, как будто она сейчас сжимала кое-что другое.

— Он такой теплый и кажется гладким, — поделилась Али наблюдениями.

Я не мог дождаться окончания сладкой пытки и одновременно хотел, чтобы она продолжилась.

— Ты еще не знаешь, что он может… — произнес заговорщицки.

— Ты меня смущаешь, — промурлыкала она и разжала ладошку.

Я выдохнул. Даже не думал, что мне настолько понравится ощущение. Али такая милая, когда говорит подобное вслух, — это как музыка для моих ушей. Ну ничего, когда-нибудь мы с ней сделаем все, на что только хватит моей фантазии. И с хвостом в том числе. Я уже мысленно попробовал ее во всех позах. И это еще больше возбудило.

— Хочу всю тебя, Али, — прошептал, снова поцеловал горячие губы и продолжил ласкать чувствительный бугорок.

Хвостом осторожно погладил бедра абестанки, давая понять, что он не лишний в таких случаях. Али поймала рукой хвост и еще раз погладила.

— Рей… — Ее глаза распахнулись, округлились. Она опять слегка отстранилась, уперлась ладошками в мой живот. — Я тоже хочу тебя. Но мы не… мы не должны поддаваться одному лишь желанию. Я не привыкла действовать только по зову тела. Хочу знать, что ты ко мне испытываешь. Я просто очередная любовница? Инопланетная игрушка? Или…

Ох, эти инопланетные женщины! Чего она добивается?! Я сам пока не знал, любовь это или просто гормональный всплеск. Больше всего на свете я не хотел обманывать Али. Сейчас мне казалось, что я люблю ее. Но что будет завтра?!

Я прислушался к себе, пытаясь не думать о желаниях, о том, чего хочет мое тело. Просто вообразил, что скоро отдам абестанку матери. Возможно, между нами что-то случится, а затем… Мысль о расставании с Али отозвалась сильной болью, и мне захотелось кого-то убить. Лучше всего ткеннов — это их диверсия подвигла меня похитить абестанку и так осложнила мою жизнь. Нет, я не представлял себя без Алианны. Только не теперь. Ни за что! Я не смогу без нее… жить...

Я должен сказать Али о своих истинных чувствах. А там будь что будет.

— Ты не игрушка, Али. Я хотел бы, чтобы ты ничего не значила. Но ты значишь для меня все. Я…

Я замолчал, подбирая слова, которых никогда и никому не говорил. Не думал, что стану признаваться в любви своей же заложнице, инопланетной девушке, расу которой еще недавно хотелось уничтожить. А ведь ее сородичи жаждут убить меня за то, что пошел против КОР.

— Я знаю, что на Рретане не одобрят мой выбор и что твоя мать может быть против. Я просто уверен в этом. Не представляю, как, но ты будешь моей. Другой вариант событий просто невозможен. Я никому тебя не отдам, Али, — продолжил я. — Просто не смогу.

От этого признания мне сразу стало легче. Словно я долго убеждал себя, что не понимаю собственных чувств. Отстранялся, искал лазейки, списывал все на гормоны и вожделение. И вот наконец-то принял данность. Признание освободило меня и связало по рукам и ногам. Теперь мне ничего не оставалось, как добиваться абестанки до конца. Впрочем, у меня и раньше не было выбора, просто осознание пришло только сейчас.

— Это правда? — осторожно спросила Али, и в ее глазах мелькнул странный блеск.

Вместо ответа я снова притянул голову абестанки и поцеловал Али. Теперь-то я точно не остановлюсь. Она моя! Я не позволю Али быть с другими мужчинами. Я целовал ее губы, шею, ключицы, сдвинув в сторону колье. Целовал жадно, словно метил свою собственность. Оставлял на теле влажные полосы, накручивал на пальцы длинные локоны. Али что-то бессвязно шептала в ответ, но я уже не слышал — шум в ушах от циркуляции крови заглушал все звуки. Я остался наедине со своими мыслями и желаниями. Признание, которое, как я всегда считал, нужно лишь женщинам, освободило меня, сняло все запреты.

Я раздвинул бедра Али, поглаживая ее животик. Устроился поудобнее. Еще немного. Вот-вот — и я получу все, что хочется…

— Коммодор! Срочное сообщение от лорд-капитана Ткеллара Ор Реймса. Очень срочное!

Вместо музыкального клипа на голографическом экране вдруг активировалась внутренняя связь, которую можно было использовать лишь в экстренных ситуациях. Офицер Ториан Дэй Нир не мог видеть нас с Али, но лицо желтоглазого рретанина, растянутое на огромный голоэкран, напугало Алианну, и она автоматически укуталась в покрывало, тревожно глядя то на меня, то на Дэй Нира.

— Айтах! Что случилось, лейтенант? — громко рявкнул я, понимая, что более неподходящего момента для «очень срочного» не найти.

—Нападение ткеннов на планету Евразия. Их очень много — целый флот истребителей.

— Это ведь планета КОР, — сообразила вдруг Алианна.

— Сейчас приду, — ответил я Дэй Ниру и прервал связь.

Я уже одевался, хотя мыслями все еще был рядом с Али. Только что ткенны устроили мне грандиозный облом, и мне хотелось уничтожить всех этих тварей, пока их вовсе не останется в галактике. Это же надо… напасть в такой неподходящий момент!

— Прости, Али, — сказал я, не поворачиваясь к ней. — Мне нужно лететь и помочь жителям планеты. Это не шутка.

Внезапно мягкие пальцы Алианны легли на плечи. Я обернулся к ней, и она с чувством произнесла:

— Рей, спасибо, что защищаете мирных жителей, несмотря на разногласия с КОР… Это… хм… совсем не похоже на предателей и мятежников.

Больше всего мне сейчас хотелось объяснить ей смысл собственных поступков. Теперь я желал, чтобы Али полюбила меня не вопреки всему, во что верила, а поняла и одобрила. Глупо, конечно, искать одобрение маленькой девочки мне, в моем-то возрасте. Но сейчас я чувствовал себя именно так. Увы, времени уже не оставалось. Мне нужно лететь. Секс придется отложить на следующий раз, как и душещипательные признания отступника и предателя КОР.


Али 


Словно сквозь пелену тумана я смотрела, как Рей одевался. Он открыл стеновую панель, за которой обнаружилась гардеробная комната. Коммодор надел не вышитый золотыми нитями костюм аристократа Рретана, а военную форму — боевую, не для парадов, с защитными вставками из специального огнеупорного материала.

Я слышала, что броня рретан значительно превосходит наши аналоги. Мундиры землян и абестанцев отражали слабые силовые удары, не горели, не плавились и не пробивались из обычного плазменного пистолета. Рретане усовершенствовали униформу, что не удивительно — воевали они всегда в авангарде и первыми бросались в опасные миссии. Их мундиры гораздо прочнее.

Я вдруг поняла, что боюсь. Не за себя и не за то, что останусь на Тэо одна. Я страшилась за жизнь и здоровье Рея. Вдруг он не вернется? Вдруг что-то случится… и мы больше никогда не увидимся?

Коммодор прослыл в КОР отважным воином, почти бесшабашным. Он не прятался за спинами подчиненных и всегда рвался в самое пекло. Правда, пока выходил сухим из воды. Тар Ренса ни разу даже не ранили серьезно. Но из каждого правила бывают исключения. Ткенны опасны, неизвестно, что они задумали на этот раз.

Рей собирался уйти. Обернулся, улыбнулся как-то совершенно по-новому, казалось, у него в кармане уже вся Вселенная. И, несмотря на опасную ситуацию, глаза рретанина переливались перламутром.

— Ты можешь остаться тут или пойти в свою комнату. Только напиши, чтобы я нашел тебя. Пришли сообщение мне на браслет-компьютер. Я по дороге отправлю тебе код для связи, — как-то слишком позитивно произнес Рей, будто летел на бал, а не на битву.

Повинуясь странному порыву, я подскочила к нему, приподнялась на цыпочках, чмокнула в щеку, коснулась губ и спросила:

— Но ведь с тобой ничего не случится?

Он улыбнулся шире, схватил меня, поднял так, что наши лица оказались на одном уровне, и пообещал:

— Все будет хорошо. Мы не раз побеждали этих гадов. Поверь, я знаю, на что иду. И не говори со мной больше так ласково. Мне нужно настроиться на схватку, а ты меня сейчас здорово деморализуешь.

Рей поцеловал меня в губы с силой и страстью, которую еще недавно демонстрировал. Опустил на пол и выскочил из комнаты.

Я вздохнула. Как же все сложно! Только что я была в объятиях Рея, почти отдалась ему. Конечно, мне хотелось услышать от рретанина те слова, которые он произносил в моем сне. Но и то, что он сказал наяву, было просто нереальным. Для мужчины, коммодора, существа другой расы, которая сейчас враждует с моей, он сказал более чем достаточно.

И я хотела его. Действительно хотела. Я принимала его таким, какой он есть, — хвостатым инопланетным аристократом, главным преступником галактики, мятежным военным, который ставил условия моей же матери. Но еще я видела, что Рей не плохой. Он не злодей, который жаждет власти или каких-либо благ для себя лично. Он заботился о мирном населении КОР больше, чем оставшийся флот землян и абестанцев. Мог ничего не предпринимать, но делал все возможное. Мог сделать вид, что не заметил нападения на транспортник и на Евразию, но вступил в бой.

Определенно у этого мужчины были веские причины, чтобы действовать так, как он действовал, и мне все больше хотелось узнать о них. Но делать нечего, пока это загадка.

Оставаться в его спальне не стоило. Я надела комбинезон, отыскала отброшенные в разные стороны ботинки. У рретанина оказался неплохой замах — один из них повис на крючке для верхней одежды, когда Рей снял его с моей ноги и, не глядя, отшвырнул.

Наши страстные объятия всплыли перед глазами. Я занималась любовью с Ворнером, и не один раз. Мы пробовали разные позы, но абестанец никогда так не ласкал меня и не пытался добиться ответного желания — ему всегда достаточно было согласия...

В раздумьях я брела по коридорам замка Рея. Хотелось вызвать рретанина на разговор и наконец-то обо всем расспросить. Я дала себе зарок, что сделаю это, как только он вернется.

Браслет-компьютер выбросил в воздух голограмму. От Рея! Он посылал мне код для сообщений. Я остановилась и впервые задумалась о… доверии. Этот код, насколько мне известно, знали только самые близкие Рея: его родственники и доверенные лица — и то не все. Сейчас он уравнял меня со своей семьей. Наверное, это больше, чем три слова, которых я все равно дождусь.

Комната показалась пустой без Рея, хотя он и раньше тут не задерживался. Я занялась видеоиграми. Надо было отвлечься, чтобы не думать, не переживать и не паниковать. Он вернется. Он ведь обещал, что вернется и расскажет о причине предательства. А коммодор Тар Ренс — хозяин своего слова. Этого не отрицали даже в резиденции правительства КОР.

Время от времени я просматривала новости конфедерации. О нападении ткеннов пока ничего не говорили — оно и понятно, даже разведчики Рея узнали о нем лишь недавно. Но я надеялась, что вскоре информация просочится. Возможно, я что-то услышу о рретанине. Нет, надеюсь, что не услышу…

Вряд ли встреча кораблей Рея с правительственными войсками закончится мирными приветственными залпами. Не хочу даже думать об этом! Уверена, рретане все рассчитали. Рейминар Тар Ренс хоть и сорвиголова, но, как-никак, лучший стратег галактики. Даже Хортнер не раз об этом говорил, пусть и с рычанием в голосе.


ГЛАВА 6

 Сделать закладку на этом месте книги

 

Рей 


Айтаховы ткенны! Как же я их ненавидел! Когда поднимался на борт флагманского линкора, я жаждал перестрелять всех до единого. Уничтожить их расу и города, стереть с лица Вселенной, чтобы даже памяти о них не осталось.

Я знал, что не обязан помогать конфедератам, которые считали меня предателем. Но иначе поступить просто не мог, не имел морального права. На Евразии несметное количество жителей — рретане, земляне, абестанцы, оллы… Эта пограничная планета превратилась в своеобразный центр региона и была населена разными гуманоидами, мирными жителями, далекими от политики. Они не решали правительственные вопросы, не руководили добычей эрития, не истощали нашу планету. Они просто жили, растили детей, работали, приходили домой, чтобы увидеть близких. Я защищал не КОР — я защищал женщин, детей и стариков, которые ничего плохого мне не сделали.

Но постоянно закрадывалась мысль, что активность ткеннов — нечто вроде стратегии. Они отвлекали флот КОР, стремясь добиться какой-то цели. И мне очень не хотелось думать о том, что этой целью стала Али. Да какого айтаха она им понадобилась?!

Все крутилось вокруг Алианны. Жаль, что я дал слово вернуть Али матери. Я только укреплялся в мысли, что со мной она в куда большей безопасности. Весь рретанский флот защищает мою абестанку, не говорят уже об одном влюбленном коммодоре! Безопасность Али я теперь ценил выше собственной.

— Через десять минут старт, — произнес Ор Ланс, присоединившись ко мне на капитанском мостике.

— Хорошо, — кивнул я, все еще вспоминая податливое тело Али.

Хотелось надеяться, что за время моей миссии ничего не изменится и ее желание не иссякнет. А то мало ли какие мысли могут поселиться в ее красивой головке.

Меня вдруг посетила странная мысль. Почему ткенны напали именно сейчас, в тот самый момент, когда решался вопрос о передаче наших технологий абестанцам и делались шаги к выполнению уговора с президентом? И почему вчера мне докладывали, что корабль, на котором прибыл Кортис Дэр Гор, перед нашей встречей побывал на Евразии? Совпадение? Не может такого быть!

Я встряхнулся. Это просто стечение обстоятельств, не более того. Евразия — желанная добыча для ткеннов, там масса ресурсов. С этой планеты можно вести нападения на другие регионы галактики, постепенно завоевывая пространство.

Мы миновали защитное поле Тэо и оказались в космосе. Компьютер выдал примерное время, через которое окажемся в нужной звездной системе неподалеку от орбиты планеты. Это несколько часов в гиперпространстве. Хоть бы военным Евразии хватило сил, чтобы держать оборону! Интересно, как отреагируют на мою неожиданную помощь войска КОР и президент? Мнение Хортнера Мейси меня волновало меньше всего, я давно перестал ему подчиняться. В конце концов, я правитель целой планетной системы звезды О-рран, пусть и нахожусь сейчас далеко от родины. А вот мнением Мирайны я перестал пренебрегать как прежде. Хотелось договориться о браке с Али без эксцессов и похищения, на которое я тоже уже почти решился.

Я знал, что пока не урегулирую вопросы с Мирайной, сильно рискую попасть в руки военных КОР. Хортнер не остановится, чтобы отомстить.

Этот адмирал ненавидел меня с самого начала нашей совместной работы. Четыре десятка лет мы не могли найти общий язык, хоть я и подчинялся главнокомандующему. Кажется, Хортнер Мейси опасался за свое теплое местечко, знал, что опыта в космических боях у меня несравнимо больше, и при желании доказать это — дело минуты. Нынешний адмирал сохранил должность только благодаря расе. Абестанцы и земляне никогда не потерпели бы на этом месте рретанина. Так уж сложилось — когда-то мы воевали. И хотя старые конфликты канули в небытие, напряжение между расами оставалось.

Хортнер не верил, что я не стремлюсь занять высокий пост, хотя тщеславие не самый распространенный грех среди рретан. Мы больше подвержены гневу. Теперь все иначе, и адмирал КОР наконец-то получил шанс отыграться на мне за собственные страхи. Только вот от Неотерры до Евразии — полтора дня пути даже на огромных скоростях и с использованием кратчайших путей в гиперпространстве. Я сделаю дело и уйду раньше, чем в регионе покажется космическая армада конфедератов.

В конце концов, это мой долг. Я ослабил войска КОР, когда увел свою часть флота — лучшую часть, без преувеличения. И сделал это в самый неподходящий момент, когда ткенны снова начали свои игры. И теперь помочь отбить атаку я считал своей прямой обязанностью.

Когда мы нырнули в гиперпространство, я на время удалился в свою каюту. Хотелось связаться с Али и узнать, как она там, но пока я не мог этого сделать при всем желании. Нужно дождаться выхода в обычный космос. Мне ничего не оставалось, как предаваться сладким воспоминаниям. Мечтать, что по возвращении я все же доведу начатое до конца. Я не хотел думать о предстоящем разговоре с Мирайной и решении вопросов с правительством КОР. Если они не пойдут на мои условия, я просто оставлю Али себе…

Нет! Я ведь дал клятву рода! О чем я только думал в тот момент?! Да и что я смогу предложить Али, если не добьюсь поставленной цели? Жизнь в изгнании на космической станции? На это я пойти не мог ни при каких обстоятельствах. Алианна достойна быть настоящей королевой.

Впрочем, я сделаю все, чтобы так и случилось. Расстаться с абестанкой оказалось не в моих силах. Еще несколько минут назад я размышлял о ее значении в моей жизни, а теперь понимал, что и жизни-то без нее нет.

Айтах! Я должен думать о схватке! Али совсем меня деморализовала, я не ожидал такого. Надеялся на симпатию и взаимное желание. Но чувствам девочки далеко до моих, выстраданных двумя веками одиночества. Я тряхнул головой и постарался собраться с мыслями. Нужно думать о бое!

Хорошо, что мне не требовалось много времени на сон. При необходимости, я мог не спать до трех суток — это уникальная особенность рретанского организма. Правда после такого можно проспать сутки и даже больше.

Дождавшись, когда мы выйдем в одной из контрольных точек, я сразу отправил Али сообщение: «Как ты там, моя радость? Я уже скучаю… И безумно хочу тебя». Улыбнулся, нажал на браслете кнопку «отправить». Через пару минут прилетело взволнованное: «У вас все в порядке?»

Я улыбнулся шире. Ее беспокойство стоило сотен ласковых слов и признаний. Только женщины их так ценят. Мне же достаточно, что она ждет и переживает. Ответив, что у нас все нормально, я отключил связь и отправился в рубку управления. Скоро мы должны прибыть на место, там будет не до личных сообщений. Предчувствую, что бой выдастся жарким.

Нужно выработать стратегию схватки, оценить силы противника. Вместе с линкором первого ранга в гиперпространстве двигалась сотня истребителей, столько же находилось в ангарах флагмана. Я задействовал почти все свои силы, чтобы дать отпор ткеннам. Я считал это своим прямым долгом, несмотря на выход из КОР.


Али 


Время тянулось ужасающе медленно. Минуты застыли, как жуки в янтаре. Я то беспомощно металась по комнате, то снова садилась и просматривала новости. Но ничего толком не узнала. Рей где-то там, в холодном космосе сражается за граждан конфедерации, которые считают его предателем. Это восхищало и потрясало.

Внезапно двери открылись, причем без стука и малейшего сигнала. Я сразу поняла, что это не Рей. Он старался соблюдать правила приличия, по крайней мере, самые очевидные — стучался и спрашивал разрешения.

В дверях стоял высокий рретанин — я помнила его по балу на станции. Очень крепкий, практически квадратный, мама таких называла шкафами. Тяжелая челюсть и раскосые глаза почему


убрать рекламу


-то не внушали мне доверия. Высокий лоб свидетельствовал об интеллекте и заодно — о высоком происхождении.

Этот рретанин не носил мундира. На нем был голубой сюртук и рубашка из шелковистого тонкого материала, какой синтезировали только рретане. Брюки из очень тонкой кожи дополняли образ эдакого пирата-аристократа. Глаза переливались золотым и карим. Он то ли нервничал, то ли злился. Хвост беспрестанно молотил по бедрам.

— Алианна Дэйл, если не ошибаюсь? — зачем-то спросил то, о чем все знали. Я отошла и нехотя кивнула.

— Хочешь, отвезу тебя к маме? Вот прямо сегодня, пока нет Рейминара?

Я снова попятилась к стене комнаты.

— Не бойся меня, маленькая абестанка! Я не собираюсь тебя обижать. Даю слово аристократа семьи Тэль Норри, что доставлю тебя прямиком на Неотерру и передам лично в руки президента.

Слово аристократа почти не нарушали, не зря я выторговала клятву у Рея. Конечно, это не клятва рода, но все равно существенное доказательство серьезных намерений. Однако мотивы рретанина оставались неясными. Чего он хочет от меня взамен? Зачем вдруг предает своего коммодора, правителя Рретана и принца крови?

Мужчина неприятно улыбнулся — вроде и радовался, но выглядело как-то уж очень зловеще.

— Не напрягай свою маленькую головку. Если не пойдешь со мной добровольно, значит, потащу к матери силой. Выбирай, Алианна. Или ты и вправду влюбилась в Рейминара? Ходят слухи, будто у вас чувства, но как-то не верится в такие сплетни.

Я продолжала пятиться и пятиться, наткнулась на стену и очутились в кольце мощных рук рретанина. Меня схватили за горло и талию, так что даже пошевелиться не выходило, и заковали в силовые кандалы. Теперь я могла только идти, причем туда, куда требовал рретанин. Иначе кандалы бились током и крепко сжимались на руках и шее.

Мужчина двинулся к выходу из спальни. Я захлебнулась страхом и воздухом. Боже! Неужели я не увижу Рея?! Я не хотела ни к маме, ни на Неотерру. Хотелось дождаться своего коммодора, выслушать объяснения его действий. Чтобы ни обещал мне этот «спаситель», Рею я доверяла несравнимо больше.

Внезапно в самых дверях каюты очутилась знакомая светловолосая рретанка, бывшая любовница Рея. Она загородила собой проход.

— Отойдите, капитан Риайна Гер Тор! — скомандовал Тэль Норри резко и раздраженно.

— Оставьте нашу гостью в покое! — спокойно ответила ему рретанка.

Черт! Она меня что, защищает?

Рретанка приняла боевую стойку. Меня временно отпустили, и силовые кандалы ослабли. Я отшатнулась к кровати и села — почти инстинктивно, не чувствуя ног.

Тэль Норри попытался нанести сразу несколько ударов, но рретанка легко уклонилась. Как ни удивительно, она дралась куда более четко, уверенно и стремительно. Ответные удары последовали незамедлительно. Тэль Норри отразил два шипами, один хвостом и пропустил четвертый.

Рретанка атаковала как дикая кошка — с совершенно невероятной скоростью. Я даже понять ничего не успевала, а удары девушки достигали цели. Шипы на хвосте хлестнули по мундиру, разрывая его на лоскуты и оставляя на широкой спине Тэль Норри кровавые разводы. Рретанин пошатнулся — удар вышел сильным. Попытался отразить еще сразу несколько и запутался в дверях моей комнаты. Девушка рывком вытащила его в коридор, ударом хвоста повалила на пол и вонзила шип на ладони прямо в шею.

Я знала, что удар был не смертельным, просто парализовал рретанина на время. Попасть в эту точку дорогого стоило. Девушка как ни в чем не бывало встала, отряхнулась, присела рядом с парализованным сородичем и с его браслета отключила кандалы совсем. Я задышала спокойно и ровно.

— Спасибо, — только и смогла выдавить.

— Предатели, — развела она руками. — Меня зовут Риайна, приятно познакомиться.

Она уже собиралась уйти, но вдруг оглянулась и добавила:

— Али, я видела вас Реем. Его глаза сверкали перламутром. Не стоит обманывать его ожиданий, он заслужил настоящие чувства, — чуть дрогнул ее голос, и я услышала нотку сожаления.

Но, похоже, рретанка воспринимала наши с Реем отношения как настоящую удачу для коммодора.

Она подхватила громадного рретанина, легко закинула его на плечо, словно мужчина ничего не весил, и спокойно удалилась по коридору.


Рей 


Корабли ткеннов кружили над мирной планетой подобно саранче над посевами. Их оказалось гораздо больше, чем мы ожидали. Флагманы, которые держались в стороне от эпицентра битвы, стремительные истребители, похожие на черных тарантулов, и невидимые для наших радаров разведчики, которых наши боевые звездолеты иногда задевали лучами из плазменных пушек — и тогда они теряли защиту, вспыхивая в вакууме сверхновыми.

Мы стремительно бросились в бой, оттесняя корабли насекомых как можно дальше от орбиты планеты. Но меня больше волновала не их численность, а тайное оружие. Неизвестно, сколько ткеннов уже находится на планете, проникнув через пространственные «дыры».

Пришлось отправить десант. Я очень рисковал — флот КОР мог появиться в любое мгновение. Но подставлять стариков, женщин и детей не в моих правилах. Сам я руководил всеми и сразу, казался себе стоглазым и сторуким. Мониторы показывали происходящее в космосе, компьютеры-браслеты командиров десанта транслировали то, что творилось на планете. Я не ошибся — по улицам главного города мимо невысоких каменных зданий неслись ткенны в боевой амуниции. В основном, обычные воины, не Ангелы.

Рретане нагоняли проклятых насекомых. Срывали с них шлемы, чтобы вызвать удушье, — атмосфера планет, пригодных для гуманоидов, содержит ядовитые для ткеннов компоненты. К сожалению, умирать они не умирали, но начинали двигаться медленней. Мы приостановили высадку. Десантники планомерно добивали ткеннов, не позволяя им нападать на граждан.

Мы же стремились уничтожить корабли насекомых. Защитники планеты, полицейские истребители, тоже вылетели навстречу нашим общим врагам. На одном из крайних флангов завязалась жестокая битва. Я видел, как один за другим ткенны поражают наши корабли. Уцелевших тут же старались подбирать мои платформы-ремонтники. Главное здесь — спасти экипажи, а не металл. Силы были неравны, но так казалось лишь на первый взгляд. Мы все же смогли уйти в сторону, а потом атаковать сразу с двух позиций. Мой флагман тоже включился в битву. В бой вступили наши крейсеры третьего ранга, оборудованные тяжелыми боевыми ракетами и артиллерией. Именно с них незадолго до этого и высаживался космический десант.

Мы брали не численным превосходством, а хитростью и опытом, которые ничем не заменишь. Командиры на мостике ликовали, когда наши корабли потеснили ткеннов к крайней безжизненной планете системы. Остальные агрессоры быстро ретировались, уйдя в гиперпространство. Хотелось бы захватить кого-то из командования насекомых, разобраться в их планах и мотивах, но выбирать не приходилось. Нужно ведь еще забрать десант с планеты, потому как времени до прибытия правительственных войск у нас оставалось все меньше, — разведчики доложили, что основной флот КОР уже на подходе. Последний прыжок в гиперпространстве — иначе мы столкнемся лбами.

Рретане на планете добивали ткеннов, брали пленных и торопливо возвращались на корабли. Им уже сообщили, что время не терпит. Мы поспешили в последнюю атаку. Оттеснили ткеннов, окружили — и взрывы кораблей ознаменовали победу. Обломки истребителей насекомых разлетались в космосе на мелкие осколки и медленно двигались в безвоздушном пространстве…

Мы собирали своих солдат. Хорошо, что все были готовы к подобным действиям. Десантники быстро погружались на наш транспорт, подчиняясь командирам отрядов. Нас не интересовала дальнейшая судьба насекомых — со своими бы проблемами разобраться. А уцелевших ткеннов добьет местная полиция.

Я приказал кораблям уходить. Мы почти нырнули в гиперпространство, когда оттуда появились конфедераты. Минутная заминка, недолгая пауза — на компьютеры успели прилететь сообщения:

«Тар Ренс, советую тебе сдаться, пока мы не окружили ваш флот и не уничтожили».

Хортнер, похоже, решил продемонстрировать, кто главный в нашей галактике.

Я не сдержался: перед решающим гиперпрыжком отправил Мейси ответное, весьма нецензурное даже по меркам рретан приветствие, крепко послав его… к айтаху. Как же мы друг друга любим! А потом мы ушли в подпространство, и на экранах замелькали длинные зигзагообразные полосы перехода.

На мостике все дружно выдохнули. Не очень хотелось встречаться с конфедератами. Наши воины устали, им было бы сложно выстоять против капитанов адмирала Хортнера Мейси, подоспевших к финалу боя.

Когда мы вынырнули в контрольной точке, чтобы совершить следующий переход, мне пришло неожиданное сообщение — браслет-компьютер мигнул голубым. Я думал, что это сообщение от Али, но увидел послание от Риайны, от которого кулаки непроизвольно сжались.

Капитан сообщала неутешительные новости. Нас отправили на Евразию нарочно! Тэль Норри оказался предателем и попытался похитить Алианну. Риайна, к счастью, его обезвредила и собиралась попозже пытать.

Невольно закралась мысль, что Тэль Норри как-то связан с ткеннами и что нападение на Евразию было отвлекающим маневром. Но они ведь не могли знать, что я брошусь на помощь жителям планеты? Или могли? И стоило ли предполагаемое похищение девушки таких усилий?

Я совсем запутался, испытывал смятение и растерянность.

Попытался успокоиться и написал Али: «Радость моя, ты в порядке? Я уже к тебе возвращаюсь!»

Дождался ее бодрого: «Нормально! Рада, что вы победили ткеннов!» — и мы снова вошли в гиперпространство.

Хотелось как можно скорее оказаться рядом со своей абестанкой. Даже не заняться сексом, что тоже немаловажно, а просто заключить в объятия и понимать, что Али в безопасности рядом со мной.


Али 


Я немного посидела, подышала ровно и попыталась успокоиться. Резкий звонок ящика для подачи еды заставил вздрогнуть. Внутри обнаружился травяной чай с малиной и земляникой и записка: «Алианна, предатели схвачены. Все хорошо».

Спасибо, Риайна. Сказать это лично я не могла, но мысленно поблагодарила рретанку. Чтобы немного отвлечься, открыла на браслете-компьютере вкладку с новостями и слегка опешила от дезинформации, которую распространяли по всем каналам.

Официальные СМИ КОР рассказывали, как адмирал Хортнер Мейси отважно победил ткеннов у Евразии, и ни слова не говорили об участии в бое Рея и его рретан. Я была уверена, что именно они проделали большую часть работы. Даже на быстрой съемке с планеты я видела, что рретанские воины защищали мирных жителей.

Новостей о поимке самого опасного преступника в галактике не появилось, и на том спасибо. Значит, Рей избежал встречи с Хортнером и уже летит ко мне, как и обещал в своем сообщении.

Я утвердилась в мысли, что не все, о чем рассказывали новости и мама, — истина в последней инстанции, и обязательно нужно выслушать коммодора. В моем присутствии он уже дважды спасал мирных граждан КОР и не получил ни слова благодарности. Тар Ренса и его флот даже не упоминали как участников схваток. Значит, и остальные новости говорят полуправду.

Как же сложно было ждать коммодора все это время! Когда волнение отошло на второй план, мысли переключились на приятное. Я вспоминала мощное тело рретанина, заразительную улыбку, перламутровые глаза. И его слова признания. Неужели Тар Ренс и правда ко мне неравнодушен? От одной мысли об этом по телу пробегали сладкие волны. Как Рей мог подумать, что я считаю его монстром? Хотя… Именно таким он мне и виделся до недавнего времени.

Но при всем этом хотелось бы узнать мотивы, которые толкнули Рейминара на выход из КОР. Я, конечно, слышала о добыче эрития и требованиях принца. Но мне всегда казалось, что причина надумана и что это только повод для конфликта. Так говорил мне Ворнер, ведь он был как-то связан с добывающей эритий корпорацией.

Я чувствовала себя влюбленной впервые за долгое время. Это согревало изнутри, заставляло дрожать от предвкушения встречи. Мысли о предстоящем сексе с рретанином заводили и сбивали с толку. Я раз за разом включала в браслете-компьютере его сообщения. Мог ли он притворяться? Думаю, нет! Немного изучив характер коммодора, я была уверена, что Рей чувствует ко мне то же самое, что и я к нему. И это было неожиданно приятно.

Единственное, что омрачало мысли, — моя передача маме. А в том, что Рей меня отдаст, не было никаких сомнений — он ведь принес клятву. Я и сама не позволю ему нарушить слово. Это заденет гордость коммодора, а я хотела, чтобы он добился независимости Рретана и стал лучшим из правителей.

Но я ведь уже не маленькая девочка и в состоянии сама решать, где и с кем хочу жить! Я сделаю то, что от меня требуется, а потом просто объявлю маме, что улетаю с Реем. Таким образом ни он, ни я не нарушим своих обязательств.

Черт! Но ведь он меня не замуж звал. И позовет ли? Брак правителя Рретана с абестанкой вызовет общественный резонанс и порицание. Такого мезальянса не потерпит правящая элита планеты. Аристократы рретан однозначно выскажутся против нашего союза. Я не смогу забеременеть от рретанина… Иногда в народе всплывали мифы о детях рретан и абестанцев, но все это полная чепуха! Прожив двадцать пять лет на этом свете, я не видела ни одного такого полукровки.

В этот момент я даже загрустила. Попыталась отвлечься на игры, но больше ничего не хотелось. Я с тревогой посматривала на часы, гадая, когда же на Тэо вернется Рей.

В дверь постучали неожиданно — на полчаса раньше, чем я рассчитывала. Я подскочила, думая, что это кто-то из офицеров, оставшихся на станции, или прислуга. Открыла и вдруг увидела его. Сердце застучало как часы. Так сильно, словно хотело вырваться наружу.

Рей стоял и смотрел на меня, улыбаясь. Усталый, чуть помятый, но счастливый. Я сразу заметила, как переливаются перламутром его зрачки. Замерла в странном ожидании.

Рей шагнул навстречу, подхватил на руки как пушинку и поцеловал. Раздвинул языком мои губы, жадно проникая внутрь, словно хотел доказать, что я зря в нем сомневалась. От рретанина исходило чарующее тепло. В руках Рея я чувствовала себя маленькой и слабой, а не такой, какой меня привыкли видеть окружающие, особенно — те самые потенциальные женихи, с которыми знакомила меня мама, желая подобрать выгодную партию. Уж она-то точно не обрадуется новостям!

— Как ты? — спросила я, когда поцелуй закончился.

Рей поставил меня на ноги и пытливо заглянул в глаза.

— Немного устал. Но когда увидел тебя, всю усталость как рукой сняло. Мы освободили Евразию, отбили флот ткеннов. В этот раз они неплохо подготовились к нападению.

— Я знаю! Видела в новостях! Рей, скажи, почему все заслуги приписывают адмиралу Хортнеру? Людей нагло обманывают! Моя мама об этом знает?

Лицо рретанина вдруг стало серьезным.

— А как ты думаешь, Али?

Я опустила взгляд в пол, рассматривая завитушки узора ковра.

— Значит, знает… И она тоже всем лжет! Говорит, что ты предатель конфедерации. На тебя начали охоту по всей галактике. Объявили вне закона.

Рей промолчал, но его молчание я сочла за согласие. Наверное, просто не хотел говорить про ложь мамы, зная, как я люблю ее.

Как же неприятно, когда самый близкий человек обманывает! Причем не столько меня — я-то никогда не интересовалась опальным положением рретанского принца, — сколько своих подданных. Обманом занимается и ее окружение. Что еще мама скрывала от меня?

— Ты мне расскажешь, в чем дело, Рей? Я прошу! Мне нужно знать причины, которые вынудили тебя увести флот и покинуть конфедерацию.

Он тихо усмехнулся, потом поднял ладонью мой подбородок, погладил подушечкой пальца щеку и заглянул в глаза.

— Я и сам планировал с тобой поговорить, Али. Не хочу, чтобы между нами оставались разногласия. Особенно такие. Ты спросила меня… эм… во время наших ласк, что я чувствую. Мне понятны твои сомнения и опасения. Наверное, даже больше, чем тебе самой. — Он помолчал, не сводя с меня перламутровых глаз, и продолжил гораздо тише: — Али, я не представляю себя без тебя. Когда мы летели в пекло, я думал не о бое, не о том, что ткеннов очень много. Я думал о нас. Наверняка, ты понимаешь, что правящие круги Рретана не одобрят мой выбор. Но я готов ответить за него и отстаивать его перед кем угодно. Если ты… тоже меня любишь.

— Тоже? — Я вскинула бровь.

Рей усмехнулся — мол, дожала.

— Любишь меня так же сильно, как я тебя. Так, чтобы пойти против матери, как и я пойду против любого, кто посмеет возразить. На самом деле браки с абестанками уже были в нашем кругу, пусть даже такие союзы всегда встречали в штыки. Но настоящие мужчины умеют отстоять свой выбор. Вот сможешь ли ты…

Он прищурился и кивнул, предлагая ответить.

Я пожала плечами:

— Я хочу услышать, что произошло между Рретаном и КОР.

Кажется, Рей не этого ждал, секунду он медлил, не выпуская моего взгляда. Но затем твердо кивнул, встал и потянул меня за руку.

— Хорошо, идем в мой кабинет. Если выставить защитное силовое поле, нас никто не подслушает. Я доверяю тебе и хочу, чтобы ты все знала. Понимала, на что идешь и с кем связываешь мысли о будущем. А потом ты скажешь мне то, что хочу услышать.

Я смогла лишь кивнуть в ответ.


Рей 


Я признавался в любви впервые в жизни. Наверное, как-то неумело это сделал. Но спешил в спальню к Али я вовсе не за этим — по пути на базу я смог относительно расслабиться и просто размечтался о том, как ворвусь в ее комнату, раздену и возьму наконец желанную женщину. Сделаю своей полностью, окончательно и бесповоротно. И даже не ожидал, что она атакует меня вопросами именно сейчас.

Али можно было понять. Я и сам собирался поговорить с ней на эту тему, но хотел сделать это чуть позже, после того как смогу насладиться нашей страстью. Абестанке же оказалось важнее выяснение отношений, чем близость.

Я злился, но не мог найти аргументов против. Женщины — они такие, выворачивают тебя наизнанку, заставляют признаться в сокровенном, а потом требуют новых доказательств твоего отношения к ним. Али была особенной, но как раз в этом ничем не отличалась от других.

Ладно, если так нужно, потерплю еще немного. Хочет доказательств — она их получит. Главное, чтобы потом настроение Али не испортилось окончательно, иначе секс придется отложить, а я больше терпеть не собирался. Хватит с меня нескольких дней мучений и прошлого прерванного раза!

Я вел абестанку в кабинет, надеясь наконец расставить акценты и отрезать пути к отступлению. Я бы не хотел, чтобы Али возненавидела свою мать, напротив, должен был попытаться сохранить с Мирайной если не дружеские, то хотя бы деловые отношения. И поэтому я на ходу решал, как более мягко преподнести информацию про добычу эрития и вечную вражду с адмиралом Хортнером Мейси. Стоило ли говорить Али правду про ее бывшего, Алеарда Ворнера Уиллса? Наверное, нет. Мне вообще не хотелось затрагивать тему про ее отставного любовника. Алианна может решить, что это нарочно, ведь женщины часто делают выводы, мало понятные мужчинам.

Я закрыл двери кабинета, и мы оказались вдвоем. Запоздало мелькнула мысль поинтересоваться, как Али смогла проникнуть сюда, устроив диверсию, — я до сих пор не понял, как она воспроизвела тот длинный код. Но я решил не накалять обстановку. Потом разберусь, а может, и сама признается. Что было, то было. Пока не хотелось разрушать тот хрупкий мостик, который возник между нами. Позже, в более непринужденной обстановке я обязательно узнаю ответ на этот вопрос, но лишь после того, как получу Алианну целиком.

— Садись. — Я выдвинул кресло для Али, сам устроился в соседнем и активировал компьютер.

— Спасибо тебе, — внезапно раздались слова в тишине кабинета.

Я повернулся, с удивлением глядя на Али. Что она хотела этим сказать?

— За что?

— За твое доверие, — чуть смутилась абестанка. — Наверное, ты не думал, что станешь рассказывать мне свои секреты, когда меня похищал?

Айтах! Ну зачем она про это вспомнила сейчас, когда мы почти вместе?! Казалось, абестанка укоряет, и укор достиг цели. Но теплый взгляд Али меня успокоил.

Я решил обойтись без комментариев. Не стоит вспоминать о прошлом. Включил изображение Рретана крупным планом. Спутники передавали на Тэо информацию, поэтому мне было отлично известно, что происходит на родной планете, и если в правительстве КОР думали обратное, они глубоко заблуждались. Мониторинг велся постоянно, если не мной лично, то моими подчиненными.

— Смотри, Али! Только внимательно смотри! Видишь — станции по добыче эрития. Ты ведь знаешь, что они собой представляют. А теперь обрати внимание на то, что происходит вокруг, — на природу, погоду, животных и растения.

Абестанка приоткрыла рот, глаза ее округлились.

— Жизнь моей планеты неразрывно связана с эритием. Запасы ископаемого восстанавливаются, но не так быстро, как его добывают земляне и абестанцы. Мы сами пользовались минералом и делились с другими расами. Но сейчас, как ты видишь, природный баланс нарушен.

— Мама знает об этом? — нервно спросила она.

Я ожидал подобный вопрос. Али приподнялась в кресле и выглядела потерянной девочкой. Я не мог так сильно ее расстроить, просто язык не поворачивался. Еще несколько суток назад я сказал бы о Мирайне Дэйл все, что думал, и не стеснялся бы в выражениях. А теперь скупо ответил:

— Она президент и подписывает все указы.

Внезапно Али привстала и уточнила:

— А-а-а Ворнер?

Я развел руками. Пусть сама думает. Это лучше, чем мои слова в адрес бывшего абестанки, моего возможного соперника. Я ведь и без добычи эрития готов был разорвать его на части лишь за то, что владел моей женщиной. Поэтому уж лучше промолчу. Меньше словесной ярости.

Али вздохнула и упала обратно в кресло. Я наблюдал за тем, как меняется лицо абестанки, и думал, какая же она невероятная, замечательная и правильная. Я представлял дочь Мирайны Дэйл избалованной девушкой из высшего общества, которой наши проблемы глубоко безразличны. Но Али переживала за Рретан, сочувствовала природе моей планеты. Она была настоящей находкой.

Хорошо, что я похитил абестанку, фактически увел из-под носа ткеннов. Уж эти мрази не церемонились бы. Зачем бы они ни искали Али, вряд ли они планировали шантаж Мирайны или переговоры с конфедератами. Насекомые никогда не шли на контакт, только угрожали или предупреждали. Они ни разу не предлагали сесть за стол переговоров, не озвучивали своих целей. Мы знали лишь, что планеты ткеннов медленно умирают. Но даже завоюй они половину Файролы, здесь насекомым все равно не найти убежища. Атмосфера обитаемых планет для них ядовита, гравитация не подходящая, необходимого пропитания нет. Что они здесь искали, одному Даррону ведомо… Рретанскому богу мудрости, покровителю наук и ремесел.

— Это еще не все, — продолжил я, когда Али немного успокоилась.

Я все раздумывал, стоит ли говорить Алианне, что рретане сами связаны с минералом, который не только сохранял экологию и регулировал наши природные ресурсы, но и являлся частью нас самих.

— Что же еще? — удивленно спросила она, глядя на меня.

— Ты ведь знаешь, что мы живем долго… — начал я издалека.

— Да, я слышала об этом. Кстати, а сколько тебе лет?

— Двести двадцать пять, — усмехнулся я, заметив, как округлились глаза Али. — Так вот, мы сами зависим от эрития. Длительный срок жизни позволяет нашей расе не вымереть окончательно. Мы живем по пятьсот лет, даже больше, но всего пару раз в жизни рретанки способны зачать ребенка, и это происходит в возрасте не ранее ста пятидесяти лет. Нам очень сложно найти партнера, с которым возможно завести потомство. Вдали от планеты наша сила ослабевает, жизнь укорачивается. Это эритий помогает нам жить столь долго. У меня до сих пор нет детей.

— Стой! Что ты хочешь этим сказать? — Она нервно ходила по кабинету, глядя то на меня, то на монитор. — Если не будет минерала, погибнет не только планета, но и вы сами?

— Да. Теперь ты понимаешь, насколько мы зависим от эрития? Нас просто поставили на колени… Хотели поставить. Мы ведь долго удерживали власть в галактике, пока не появились земляне.

— А как же дети? У тебя… Мы ведь… — Она растерялась и, похоже, была чем-то расстроена. — И тебе двести двадцать пять лет?

И почему вдруг ее так обеспокоил мой возраст? Интересно, сколько ей самой? Двадцать три? Двадцать пять? Я точно не знал, для нас возраст не столь важен. Но ведь когда-то и земляне, прибывшие в Файролу, жили не более ста лет, но благодаря нашим технологиям смогли увеличить продолжительность жизни.

Внезапно Али выпрямилась, остановилась и выпалила:

— Нам нельзя быть вместе! У тебя не будет детей!

Маленькая… моя. Кажется, в эту минуту я только и оценил ее. Такую… такую… Подобрать верных слов я не мог, лишь подскочил к Али, прижал ее к себе так, что она вздрогнула, и шепнул:

— Дети у нас могут быть только с той, которую любим. С ней мы связаны аурой и биологически. Если у меня не будет детей от тебя, то и от другой точно не будет.

Она то ли вздохнула, то ли всхлипнула, а меня прорвало. Я бы сделал с ней сейчас все, о чем думал, если бы не предатель, которого требовалось допросить немедленно.

Что-то во всей этой схеме не складывалось. Алианна, ткенны, КОР… Что-то во всем этом было неправильное. Как будто в четком и выверенном уравнении не хватало одной переменной. И мне нужно выяснить, какой именно!

— Мне надо идти, допросить Тэль Норри. Ты пока подумай над всем, что я тебе сказал. Чуть позже поговорим, — завершил я экскурс в историю нашей расы, провожая Али до спальни. — Я вернусь к тебе, когда закончу свои дела. Хорошо? — Я развернул Али, глядя ей в глаза. — Только обещай, что не надумаешь ничего лишнего. Я хочу, чтобы ты искренне поверила в мои чувства.

Она лишь доверчиво прижалась к груди. Айтах! Ну почему же так сложно отодвинуть ее и уйти? Почему разорвать наши объятия труднее, чем воздерживаться от секса?

Я оставил Али, на ходу связался с охраной, чтобы урегулировать вопросы наблюдения за домом, в котором все еще были рретане Кортиса Дэр Гора. Потом вызвал Риайну, направляясь к блоку Тэо, где заперли предателя. Я давно знал этого Тэль Норри, и он всегда казался мне скользким типом. Кому же он продался? КОР? Зачем он хотел увести девушку с Тэо? И не он ли был перед тем на Евразии?

Столько вопросов. Но пока не допрошу отступника, не выясню правды. Как бы мне хотелось верить, что в деле замешаны только конфедераты! Но что-то подсказывало, что это не совсем так. Возможно, даже совершенно не так.

Риайна ждала меня возле тюремного блока и, завидев перламутр в глазах своего коммодора, который, кажется, еще сверкал и переливался, улыбнулась.

— Я рада, что ты нашел то, что искал, — сказала искренне, а потом добавила: — Надеюсь, найдешь и способ оставить ее. Президент связывалась с нами и назначила переговоры через два часа. Желаю тебе отыскать лазейку. Вряд ли Мирайна Дэйл будет счастлива такому зятю. Боюсь, она даже ткенна теперь предпочтет твоей кандидатуре.

Я отмахнулся — не хотелось сейчас обсуждать этот вопрос. У самого на душе, как говорят земляне, кошки скребли. Ситуация выглядела почти безвыходной. Не нарушив слова и не покрыв свой род позором, я не могу оставить себе Алианну. Но и отдать ее казалось немыслимым.

— Капитан Гер Тор, давайте займемся делом. — Мой приказ звучал мягко, и Риайна вздохнула — сочувствовала.

Она всегда была отличным другом и офицером, пусть даже не стала любовью.

Дверь тюремного блока станции отъехала в сторону, и мы с Риайной вошли внутрь, миновали охрану. Рретанка ввела код доступа, и мы прошли светящийся коридор, который был наполнен датчиками, способными уничтожить любого непрошеного гостя. Я давно не бывал в этой части станции, да и пленных обычно не держал. Но на всякий случай имел место для таких, как Тэль Норри, куда не могли проникнуть посторонние.

Рретанин сидел на низкой скамье. Он даже не поднялся, заметив меня, чтобы отдать честь принцу и правителю. Понимал, что это ничего не изменит? Что его песенка спета?

Риайна осталась в дверях, я же приблизился к предателю. При одной только мысли, что он собирался увезти Али, — а Риайна уже рассказала мне подробности произошедшего — меня выворачивало наизнанку. Хотелось просто убить этого типа без лишних разговоров и общения. Но я должен был сдержать гнев, если желал выяснить правду о том, на кого работал мерзавец. От этого зависела безопасность Али.

— Будешь говорить сам, или используем другие меры? — резко бросил я.

Рретанин повернул голову, сверкнул янтарными глазами.

— Ты ведь понимаешь, Рейминар, что я ничего тебе не скажу.

Я хлестнул себя по бедрам хвостом. От гнева из костяшек и хвоста выскочили шипы. Кровь бурлила. Я бросился к предателю, поднял его за шею и прижал к стене одной рукой, второй вонзил в его предплечье шипы. Злость придавала мне силы, самоконтроль трещал по швам. К тому же я знал, что убить Тэль Норри не убью, а раны от шипов быстро регенерируются.

— Зачем тебе понадобилась абестанка? — прошипел я, сжимая пальцы на шее рретанина. — Ты ведь знал, что она со мной. Ты подставил не только меня и Кортиса Дэр Гора, который тебе доверял. Ты предал свой род, свою планету. — Мой хвост наносил сильные удары, разрывая на лоскуты костюм изменника. — Скажи, зачем? Неужели конфедераты заплатили больше?

Он хрипло рассмеялся в ответ.

— Ты не знаешь, сколько мне предложили за эту девчонку! Но не КОР. Сама королева ткеннов заинтересована в Алианне Дэйл.

— Что?! — кажется, я вовсе не ожидал такого ответа.

Я бросил истерзанного Тэль Норри на пол. Смотрел, как он отползает к соседней стене. Он тут же поднялся, готовясь к ответному удару. Силы предателю тоже было не занимать. Но в этот момент в камеру ворвал


убрать рекламу


ась Риайна, выстрелила в пленника из парализатора. Теперь он не шевелился, но говорить мог, хоть и не слишком внятно.

— Остановись, Рей! Ты убьешь его, и тогда он уже точно ничего не расскажет.

— Зачем ткеннам понадобилась абестанка?! — не понимал я. Что же было не так?! Будто вокруг меня и Али сгущались черные тучи, и мы не знали, откуда последует следующий удар.

— Она нужна им… хрр…

Внезапно Тэль Норри странно затрясся, словно от сильной лихорадки, дернулся и затих. А через секунду на груди через остатки одежды выступило большое кровавое пятно, глаза закрылись, а тело обмякло. Айтах! В предателя был внедрен миниатюрный чип, который взорвался, как только тот решился сказать лишнее!

Королева ткеннов пользовалась такими штуками на случай, если ее Ангелы угодят в плен, поэтому мы и не знали, что они скрывают.

— Не знаю, за что именно, но, кажется, заплатили ему немало, — кивнула в сторону мертвого рретанина Риайна. — Посмотри, — она показала на браслет-компьютер, — семья Тэль Норри скупала земли на Рретане и ближайших планетах. Только что они погасили кредит на такую сумму, которую даже мой клан потянул бы со скрипом. Это Тэль Норри летал на Евразию на корабле Дэр Гора. Нападение было отвлекающим маневром ткеннов. Насекомые пожертвовали целой флотилией ради одной-единственной цели — похищения твоей абестанки.

— Что такого в моей Али, что вокруг нее столько интриг? — вырвалось из горла.

Я пытался прийти в себя и понять, зачем ткенны затеяли эту игру, не жалели собственных жизней, вкладывали средства и силы в то, чтобы захватить девушку. Сначала стремились похитить ее на Неотерре, но потом поняли, что имеют дело со мной, а это уже не шутка. Тогда в ход пошла тяжелая артиллерия.

— Мы выясним, не переживай, — пренебрегая субординацией, ласково произнесла Риайна. — Рретанские воины пойдут за тобой даже в пекло.

— Прикажи узнать, с кем еще контактировал Тэль Норри. Как с ним связывалась королева ткеннов? Кто замешан? Он ведь действовал не один! У нас еще двое задержанных, а на корабле наверняка есть свидетели. Конечно, им хорошо заплатили за молчание, но кто-то может проговориться. Мне пока нужно решить вопросы с президентом КОР, — выдохнул я и вышел из камеры, на полу которой осталось мертвое тело предателя.

Когда же все это закончится? Кажется, похитив Алианну, я нажил дополнительных врагов, хотя мы и раньше не особо церемонились с ткеннами. Но теперь игра только набирала обороты. И с каждой минутой я все отчетливее понимал, что обязан сделать возможное и невозможное, чтобы защитить Али и выяснить правду. Кажется, она и сама не знала, каким ценным призом стала в этом галактическом состязании.

Но Али была моей женщиной, моей и больше ничьей! И я собирался отвоевать ее у всей галактики, если придется. Вот только договориться бы с матерью абестанки. Теперь, после нашего разговора о моем предательстве и реакции Али на поступки Мирайны я как никогда понимал — абестанка не будет счастлива, если пойдет против матери.

Я догадывался, почему президент так относится ко мне и по какой такой причине решила объявить меня главным злодеем галактики. В глубине души Мирайна никогда не была подлой, да и про добычу эрития знала далеко не все, во всяком случае, о количестве вывозимого с Рретана ископаемого. Я был знаком с президентом много лет. Она радела за Файролу и не входила в число продажных политиков, которые ради наживы и власти пойдут на все. У Мирайны есть личная причина не любить меня. Именно из-за нее президент упорно не слышала моих слов на совете галактических правителей, не желала понимать, как важно урезать добычу эрития, и все списывала на жадность рретанского принца.

Она ненавидела меня, и я ничего не мог поделать с этим. Так вышло, что в тот момент все решали лишь обстоятельства. Обиду на судьбу Мирайна обратила в ненависть ко мне, и я в полной мере ощутил враждебность президента. Вначале — по резко изменившемуся общению на общих приемах, почему и решил больше не посещать их и даже не видел, как выросла Алианна, а затем — в момент размолвки по поводу эрития.

Я так хотел бы, чтобы Мирайна увидела, как я люблю ее дочь! Так хотел бы, чтобы она смогла просто отбросить эмоции и взглянуть на давнее происшествие трезво. Рассчитать время, за которое корабли пересекают галактику, убедиться, что в моих действиях не было ни предательства, ни злого умысла, ни халатности.

Меньше всего я желал бы, чтобы именно Мирайна рассказала Али о причинах своей ненависти. Но почему-то казалось, что президент этого не сделает. И причина не во мне — в Алианне.


ГЛАВА 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Али 


Я где-то читала, что у рретан рождается мало детей. Так, мельком, не особенно на этом акцентировала внимание. Сама древняя раса Файролы — прежние властелины галактики — не рассказывали о своих проблемах. И только после откровенного разговора с Реем я поняла их по-настоящему.

Земляне загубили родную планету, фактически сбежали, бросив ее умирать, и теперь делали тоже самое с Рретаном — прекрасным цветущим миром, который тысячелетиями жил в гармонии, даря своим обитателям чудеса благодаря эритию. И ладно бы рретане не делились!

Эритий всегда добывался и продавался, но в разумных количествах. Это в последние два столетия корпорации КОР решили, что им требуется еще и еще — для новых технологий, для получения дешевой энергии. Им нужно было получить все и сразу. Они могли использовать и старые источники: электричество, ядерную энергетику. Теперь она совсем не представляла опасности и не требовала станций, созданных на костях тех, кто умер от лучевой болезни. Новые технологии позволяли расщеплять атомы практически без вреда для окружения. Силовые поля творили чудеса, а энергии получалось невероятное количество. Но ядерные установки стоили немало и окупались лишь спустя долгие годы. Земляне ждать не хотели, они желали получить все здесь и сейчас.

Рей был прав — их необходимо остановить. Я видела, что происходит с планетой, но верила коммодору не поэтому. В каждом слове и взгляде рретанина я читала искренность и доверие. Он открылся мне, хотя формально мы еще оставались врагами. Я знала, чувствовала, что Рей не лжет, и очень хотела помочь ему.

Но как? Если даже мама пойдет на уступки, я обязана буду вернуться! Конечно, я могу снова, уже по доброй воле уйти с Реем, но разве это решает проблему с рождением наследника?

Я бродила по каюте, не переставая рефлексировать, пока нервы не выгнали наружу. Нужно попробовать войти в кабинет Тар Ренса. У меня осталась игла с его ДНК, а код я снова запомнила при последнем посещении. Это было неправильно, но я надеялась, что Рей поймет.

Коридор я преодолела за минуты, набрала сложный код — коммодор сменил его после моей диверсии — и торопливо вошла в компьютер управления. Здесь хранились все сведения. Я не собиралась как-либо вредить, просто должна была знать наверняка.

Нужные мне данные по населению Рретана хранились в отдельных файлах. Я прочла, ахнула и постаралась быстрее уйти, чтобы никто не обнаружил. До каюты добежала в лихорадочном состоянии. Заметалась из угла в угол, как пойманная в силки птица.

Рей не лгал. Рретане однолюбы, и только с той женщиной, что покорила их сердце, они способны родить детей. Боже! Значит, у нас их никогда не будет? Глупо верить слухам, что в исключительных случаях у рретан и абестанцев все же рождаются общие дети.

В каком-то оцепенении я принялась листать в ГИС сайты про смешение рас. Там писалось много глупостей. О том, как одна женщина родила от ткеннов ребенка-ангела. О том, как люди смешивались с другими расами — оллами, ровсами... Я продолжала и продолжала, пока не наткнулась на медицинский сайт со списком. Там значились абестанки и абестанцы, у которых… могли появиться дети от существ другой расы, в том числе и рретан. Их имена, фамилии, должности. Даже фотографии.

Хм… Неужели это все правда? Или фальсификация? Слабая надежда замаячила на задворках сознания. Что же, пока остается лишь верить в лучшее.

Только после того как пришла эта спасительная мысль, я поняла, что с помощью кода, который остался в голове еще с детства, вскрыла медицинский сайт, куда обычные пользователи не имели доступа. Я действовала инстинктивно и интуитивно… Хотя была уверена, что уже видела эти пароли и знала, как это делается. Значит, все это правда?..

Я еще раз пролистала изображения и наткнулась… на фото своего отца. Вначале я не поверила глазам. Но черноволосый кареглазый абестанец на фото с невероятной доброй улыбкой, ямочками на щеках, которые я так любила в детстве, и открытым лицом, что располагало к себе всех и вся, точно был моим отцом. Таким я запомнила его до момента, когда с рубежей галактики пришли сводки о погибших. Тело нам так и не прислали. Сказали, что от него ничего не осталось… Что же произошло на самом деле?.. Может, его тело в какой-то лаборатории?

Я заново пролистала данные и наткнулась на новую, сенсационную информацию. Гены уников — так называли абестанцев с особым набором хромосом — можно использовать, чтобы изменить негуманоидную расу, придать ей черты гуманоидов, необходимые для появления каких-то признаков.

Внешне уники не отличаются от остальных абестанцев, только живут дольше и… могут запоминать любые числа, фотографически фиксировать их при одном лишь взгляде и воспроизводить даже через годы… Ох! Теперь все понятно!


Рей 


После разговора с Тэль Норри я пытался успокоиться и мыслить рационально. Пока направлялся на флагман, на компьютер которого должны были поступить требования от Мирайны по поводу выдачи технологий рретан, сотый раз сопоставил уже известные факты. Непонятные страхи Мирайны, которая даже меня предпочитала ткеннам в роли похитителя Али, бесконечные попытки насекомых украсть девушку. Они даже пожертвовали частью своего флота возле Евразии, лишь бы отвлечь меня, увести подальше. Насекомые что-то хотели от моей абестанки, лично от нее, а не от КОР, и это пугало гораздо сильнее. Потребуйся им деньги, корабли, технологии — я готов заплатить… Но им нужна была именно Алианна. То, что я отдать не мог ни при каких условиях.

Требования мы получили вовремя, как и следовало ожидать, Мирайна хотела поскорее разрешить все вопросы и вернуть дочь, а заодно получить от нас лакомый кусочек — часть рретанских секретов. Я быстро ознакомился с текстом послания президента, передал список Кортису Дэр Гору, а сам поспешил во дворец, где меня ждала Али. Мы с ней так и не договорили. Но я надеялся, абестанка не слишком переживает из-за того, что я рассказал. Ее душевное спокойствие меня тоже волновало.

Когда я вошел в спальню, Али мелко дрожала, глаза ее были направлены в одну точку. Она даже не отреагировала на мой приход, лишь автоматически кивнула, думая о своем. Что с ней опять не так? Снова смотрела новости? Лучше бы я сразу отобрал у нее этот айтахов браслет! СМИ КОР разносили по галактике сенсационные новости о том, что я пожираю младенцев? Или насилую женщин-ткеннов? Мне казалось, что мы достаточно друг другу доверяем, чтобы Али не воспринимала эту чепуху всерьез.

— Али! Что с тобой? — спросил я, присев рядом на кровать.

Абестанка медленно повернулась, глядя на меня стеклянными глазами. Не похоже, что она плакала — скорее, получила неприятное известие. Но не могла же — поле станции блокировало все возможные входящие сообщения! А может, уже жалеет, что связалась со мной? Хочет обратно, к мамочке и… Ворнеру? Поняла, что я не тот, кто ей нужен. Похоже, все будет сложнее, чем казалось поначалу.

Нет! Я сделаю Алианну своей. Она же так хотела меня тогда, после бала! Я не мог ошибаться! Наши чувства были взаимными, и Али нужна мне. Так нужна, что я готов воевать с ткеннами, с КОР, да с самим айтахом. И я не отступлюсь теперь, когда мы почти стали единым целым.

Кажется, впервые я понял, что стану добиваться женщины до последнего, не считаясь с отказами. Вернее, считаясь, но стараясь переубедить. Впервые мне казалось это жизненно важным. Настолько, что ни о чем ином я и думать не мог.

Я опрокинул Али на постель, нависая сверху и глядя ей в глаза. Осторожно коснулся ее губ, оценивая реакцию. Али обняла мою шею и ответила на поцелуй, в котором было столько чувств, что у меня просто сорвало планку. Я целовал ее шею, щеки, ямочку за ушком. Гладил желанное тело в тонком комбинезоне. Понимал: все это мое! Как я мог усомниться в своей женщине?

— Так что все-таки случилось? — уточнил я, когда абестанка успокоилась.

— Все хорошо. Я просто испугалась, — прошептала Али о ответ. — Что нам делать? У тебя проблемы с мамой и КОР. А если правительство не пойдет на твои условия? Если меня потом… не выпустят с Неотерры? Почему я не узнала правду раньше? Я бы не требовала от тебя клятвы. Я боюсь, с тобой может что-то случиться, когда мы прибудем обратно. Если они обманули один раз, то могут сделать это снова. Тебе опасно появляться на территории конфедерации. Хортнер Мейси не оставит тебя в покое!

— Так приятно, когда ты обо мне волнуешься, — тихо усмехнулся я. — Твоя мать хочет заполучить часть наших технологий по синтезу продуктов. Поэтому не думаю, что она позволит адмиралу действовать в одиночку. Если я не вернусь на Рретан, конфедераты просто не получат столь желанных ими знаний. Деньги для властей КОР важнее личной мести одного плюгавого адмиралишки.

Это же надо! Впервые в жизни не могу получить женщину, которую так хочу и которая хочет меня, — всякий раз возникают проблемы и противоречия.

— Что же нам делать? — спросила Али.

— Ты можешь встретиться с матерью, поговорить, объяснить все и улететь со мной по доброй воле.

Она задумалась, прикусила губу и ответила уклончиво, как умеют только женщины:

— Мне нужно все осмыслить. Давай вернемся к этому позже.

— Как скажешь. Поговорим позже. А сейчас предлагаю заняться более приятными вещами, — произнес я после небольшой паузы.

В конце концов, я спешил к ней вовсе не за тем, чтобы выяснять отношения. Потом поговорим. Главное уже обсудили.

Я склонился и поцеловал Али в губы, медленно подчиняя себе и заставляя забыть все неурядицы. Она должна узнать, что теперь моя. Навсегда. Может, тогда перестанет сомневаться и задавать лишние вопросы? А я больше не мог терпеть.

За эти дни я понял, что не смогу жить без Али. И мне хотелось овладеть абестанкой полностью, доказать, что именно я ее мужчина, а вовсе не какой-нибудь аристократишка с Неотерры. Я понятия не имел, почему так вышло. Никогда бы не подумал, что могу влюбиться в абестанку. Но в этот момент понимал, что просто пропаду без Али, без ее нежных объятий, без голоска, от которого внутри все переворачивалось.

— Хочу тебя, моя маленькая, — прошептал я, расстегивая комбинезон. — Только больше не сомневайся. Мы потом решим, что делать… Хорошо? — с этими словами я снял с абестанки одежду.

— Рей, — выдохнула она и чуть заметно сжалась от моего изучающего взгляда.

— Только не бойся меня. Обещаю, что буду осторожен. Я умею сдерживать свою силу. Ты как сокровище, которое я не могу повредить, я не смогу сделать тебе больно.

Я уже не торопился. К айтаху спешка! Нужно успокоить Али, завести, заставить хотеть меня так же сильно, как и я ее желаю. Поэтому сдерживался изо всех сил, а терпения оставалось все меньше. Я находился на грани, ходил по лезвию, был готов сорваться и просто взять абестанку на ее постели, как только вошел в комнату. Да гораздо раньше... Сотни раз в своих мыслях я уже овладел ей, вот только Али этого не знала. Она была такой милой, когда смущалась. Но я сделаю так, чтобы абестанка чувствовала во мне самого желанного, любимого, родного. Чтобы смогла открыться полностью, принять меня таким, какой есть. С моими особенностями, привычками, требованиями…


ГЛАВА 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Али 


Я только прикрыла глаза, как дернулась от внезапного ощущения. Я еще чувствовала касание хвоста Рея. Он гладил по спине, ласкал, но словно бы не нарочно. Или действительно не понимал, что делает? Внезапно я осознала, что это не воспоминания, а реальность. Хвост рретанина касался моего обнаженного тела между лопаток, поглаживал и спускался ниже!

Я резко развернулась в постели. Рей лежал на краю кровати. Огромный. Обнаженный, прикрытый только краешком одеяла. Волосы его спадали на мощные плечи непослушными локонами. Глаза сверкали радужными бликами. Чешуйки на теле светились так же. Я знала, что это признак чувства, а не только желания. И почему-то казалось, что именно этого я и ждала — не вожделения, а эмоций, настоящих чувств, на какие способен рретанин лишь раз в жизни!

— Как ты тут очутился? — невольно вырвался вопрос.

Сердце неистово стучало. Нужно было выгнать Рея из спальни, но я не успела произнести ни слова, потому как Тар Ренс тут же приблизился и приложил палец к моим губам.

— Тшш… Помнишь оружие ткеннов? Телепорт... — хрипло прошептал он.

— Ты переместился в мою комнату через телепорт? Но зачем? — удивилась я.

— Я хотел увидеть тебя. Снова. — Он обласкал меня взглядом.

— Мы же недавно расстались, после ужина? — протянула я, все еще не веря в происходящее.

— Али, зачем ты спрашиваешь о том, что сама знаешь? Я не могу без тебя… Я ищу тебя, я постоянно намекаю на чувства. Разве ты не понимаешь? Неправда! Ты это тоже понимаешь… — тихо произнес он.

От его тембра внутри зазвенела какая-то струна. Словно я только этого и ждала. Ждала, когда рретанин заговорит о своих чувствах. Когда станет со мной откровенным. Какая же я наивная! Зачем мне признания мятежника и его попытки оправдаться? Я должна была оставаться неприступной, но не выходило. Не хотелось! Напротив, я отчаянно желала, чтобы он говорил и говорил, хотелось бесконечно слушать его бархатный голос, проникающий в душу.

— Я… не знаю… Мы еще враги, — с сомнением произнесла я, размышляя, то ли схватить одеяло и попытаться сбежать, то ли остаться.

Я хотела продолжения разговора. Хотела, чтобы Рей находился именно здесь! Я запуталась, заблудилась в собственных сомнениях. Но уж точно не хотела, чтобы рретанин сейчас ушел, исчез так же быстро, как и появился.

Рей прищурился и отстранился, в его глазах по-прежнему переливались перламутровые блики. Я чувствовала его дыхание — горячее, близкое, странно возбуждающее.

— Все меняется во Вселенной. Я слишком долго живу, чтобы не знать этого. Мы уже воевали с землянами и абестанцами, потом стали союзниками. Затем создали конфедерацию. Теперь мы по разные стороны баррикад. Но завтра может принести сюрпризы…

— Какие сюрпризы? — тихо спросила я, все еще с сомнением глядя на Рейминара.

— Тшш… — Он не дал мне договорить. Захватил горячими ладонями мое лицо и впился в губы поцелуем, ловко раздвинул их языком, лаская и согревая.

Этот поцелуй отличался от предыдущего, в кабинете. Он был вкусным. Страстным. Ожидаемым. И я вся горела от нового чувства. Желание охватывало, сладко сосало под ложечкой, внизу живота собрался тугой тянущий узел. Я отвечала на поцелуй рретанина, сама не понимая, зачем это делаю. Просто хотелось продолжения, хоть я и не знала, чего можно ожидать. Ощущение захватило меня, бросило в омут странного возбуждения. Только бы Рей не останавливался!

Длинные волосы Рея щекотали мое лицо. От коммодора исходил легкий аромат рретанского парфюма и… страсти. Внезапно Рей прижался всем телом, и я отчетливо ощутила его возбуждение, почти как тогда, в кабинете. Вот только сейчас мы оба были обнажены, и меня уже не защищала ткань комбинезона. Между нами не осталось никакой преграды. Я чувствовала жаркое тело мужчины и его непривычную кожу, покрытую чешуйками, — как оказалось, гладкими на ощупь. Они делали тело рретанина похожим на литое металлическое изваяние, только горячее и живое. Броня сверкала не везде — частично закрывала плечи, грудь, рельефные кубики на животе. Остальное тело не особо отличалось от тел наших мужчин, но на нем не было волос, оно казалось упругим и идеально гладким.

Хвост медленно поглаживал мои ноги. А я ощущала у бедра пульсирующее мужское достоинство, которым природа не обделила Рейминара. Такого идеального, хоть и непривычного размера я еще не встречала, а ведь раньше имела несколько любовников, пробовала страсть на вкус.

Его руки ласкали мое тело, гладили, успокаивали. Дождавшись того, что я глухо застонала и подалась навстречу, Рей снова начал покрывать мою кожу легкими, почти воздушными поцелуями. Они уносили меня в неведомое пространство, полностью отсекали реальность. Прожигали насквозь, заставляли подчиниться инопланетному мужчине. Тар Ренс все-таки добился своего! Я хотела его! Очень сильно хотела.

Через некоторое время Рей приподнялся и навис надо мной, опираясь на руки, — такой мощный, красивый и неземной. Меня очаровывала его необычная внешность: горячие чешуйки, наглый хвост… и большие глаза, которые сейчас переливались, словно перламутровые. Все это возбуждало так сильно, как ни разу не возбуждал вид обнаженного Ворнера. Хотя тело у бывшего что надо, не поспорить.

— Али, я люблю тебя! Ты же сама это знаешь! — страстно и с каким-то отчаянием прошептал Рей мне в губы.

Кажется, именно эти слова я и ждала. От них дыхание замерло в груди, сердце перестало стучать, словно я боялась упустить нечто важное. Я ничего не сказала. В ответ лишь прижалась к рретанину, желая ощутить его всем своим телом. Рей зарычал от возбуждения и поцеловал меня так, словно пытался выпить жизнь из губ. Гладил хвостом, ладонями, ласкал языком. Касался каждого участка, опускался ниже, а потом добрался и до самого потаенного. Дотронулся языком, постепенно усиливая напор. Перед моими глазами все поплыло, замелькали радужные разводы.

Я уже ничего не понимала. В голове пульсировало одно: «Я жажду быть с ним! Хочу его!..»

Я неосознанно выгибалась навстречу, царапала спину рретанина. Гладила чешуйки на его теле. От них исходил радужный блеск и непривычный для человека жар. Как будто я касалась глянцевого обогревателя. Затем вдруг почувствовала, что Рей поднялся, раздвинул мои бедра… Все, назад дороги нет! Я только подалась навстречу, чтобы быстрее закончить эту сладкую пытку. И он взял меня… Всю… целиком! Я принадлежала ему, и тут уже ничего не поделать. Принадлежала предателю, повстанцу, но моему мужчине. Как же это оказалось необыкновенно и приятно…

...В дверь постучали неожиданно — на полчаса раньше, чем я рассчитывала. Я подскочила, думая, что это кто-то из офицеров, оставшихся на станции, или прислуга. Открыла и вдруг увидела его. Сердце застучало как часы. Так сильно, словно хотело вырваться наружу.

Рей стоял и смотрел на меня, улыбаясь. Усталый, чуть помятый, но счастливый. Я сразу заметила, как переливаются перламутром его зрачки. Замерла в странном ожидании.

Рей шагнул навстречу, подхватил на руки как пушинку и поцеловал. Раздвинул языком мои губы, жадно проникая внутрь, словно хотел доказать, что я зря в нем сомневалась. От рретанина исходило чарующее тепло. В руках Рея я чувствовала себя маленькой и слабой, а не такой, какой меня привыкли видеть окружающие, особенно — те самые потенциальные женихи, с которыми знакомила меня мама, желая подобрать выгодную партию. Уж она-то точно не обрадуется новостям!

— Как ты? — спросила я, когда поцелуй закончился.

Рей поставил меня на ноги и пытливо заглянул в глаза.

— Немного устал. Но когда увидел тебя, всю усталость как рукой сняло.

Но поговорить нам не дали, сигнал на его браслете — и мы замерли, взволнованно глядя друг на друга. Кажется, нам так и не удастся сполна насладиться друг другом.

На станцию вновь напали ткенны!


Рей 


Я все еще находился в ступоре от случившегося, когда браслет сигнализировал об опасности. Не сразу поняв, что случилось, я бросился было к компьютеру, но по пути со мной вышел на связь Ор Ланс.

— Коммодор! Ткенны опять нашли базу!

— Меняем дислокацию. Срочно уводим все корабли. Кто не успеет — пойдет другим пространственным коридором, — крикнул я в переговорное устройство.

В этот момент я вспомнил об Алианне, которая осталась в доме, но возвращаться не было времени. На ходу подключился к камерам дома, голосовой командой перевел съемку на комнату. Девушка играла в видеоигру и с виду была не особо взволнованна. Что же, не стану ее трогать. Не хватало еще, чтобы Алианна узнала, что я могу в любой момент ее увидеть.

У меня пока не было возможности разбираться, стало ли отключение защитного поля ошибкой оборудования или спланированной диверсией. Приходилось реагировать молниеносно, исходя из ситуации. Приказав охранникам следить за дворцом, я бросился на флагман, откуда велась координация действий.

Ткенны применили свое новое секретное оружие — персональные пространственные порталы, которые проецировались прямо из скафандров. Они просто преодолевали толщу металла и попадали во внутреннее пространство станции прямо из космоса. Десант крылатых Ангелов! Они как саранча летели на нас. Никто не ожидал, что нападение будет совершено в тылу. Пока снаружи мои истребители защищали Тэо от боевых звездолетов этих вредителей, они атаковали нас внутри. И если бы не сноровка моих парней, насекомые могли бы получить флагман и захватить управление всей станцией.

Повсюду мелькали перекрестные лучи бластеров, вспышки силовых гранат резали глаза. Пахло паленой проводкой и обугленными телами насекомых. Мерзкое сочетание! Особенно для меня, когда я только смог унять свое возбуждение от абестанки. Неудовлетворенные мужчины-рретане особо чувствительны и уязвимы. Конечно, физическая сила увеличивается, но концентрация и внимание рассеиваются. Обоняние, слух и зрение усиливаются так, что краски, звуки и запахи начинают буквально преследовать. Не лучшее время для атаки выбрали эти гады. По крайней мере, для меня.

Забежав на флагман, я не стал разбираться, кто виновен в нашем обнаружении. Кажется, я был готов разнести весь корабль к айтаху, но сдержался и взял на себя командование. За это время истребители успели уничтожить большую часть кораблей Ангелов — тех самых, которые смогли уйти с разрушенной базы. Значит, их в этом секторе космоса больше, чем нам казалось. Решили отыграться? Что же, посмотрим, чья возьмет…

Мы стремительно бросились в бой, оттесняя корабли насекомых как можно дальше от орбиты планеты. Но меня больше волновала не их численность, а тайное оружие. Неизвестно, сколько ткеннов уже находится на планете, проникнув через пространственные «дыры».

Пришлось отправить десант. Я очень рисковал — флот КОР мог появиться в любое мгновение. Но подставлять стариков, женщин и детей не в моих правилах. Сам я руководил всеми и сразу, казался себе стоглазым и сторуким. Мониторы показывали происходящее в космосе, компьютеры-браслеты командиров десанта транслировали то, что творилось на планете. Я не ошибся — по улицам главного города мимо невысоких каменных зданий неслись ткенны в боевой амуниции. В основном, обычные воины, не Ангелы.

Рретане нагоняли проклятых насекомых. Срывали с них шлемы, чтобы вызвать удушье, — атмосфера планет, пригодных для гуманоидов, содержит ядовитые для ткеннов компоненты. К сожалению, умирать они не умирали, но начинали двигаться медленней. Мы приостановили высадку. Десантники планомерно добивали ткеннов, не позволяя им нападать на граждан.

Мы же стремились уничтожить корабли насекомых. Защитники планеты, полицейские истребители, тоже вылетели навстречу нашим общим врагам. На одном из крайних флангов завязалась жестокая битва. Я видел, как один за другим ткенны поражают наши корабли. Уцелевших тут же старались подбирать мои платформы-ремонтники. Главное здесь — спасти экипажи, а не металл. Силы были неравны, но так казалось лишь на первый взгляд. Мы все же смогли уйти в сторону, а потом атаковать сразу с двух позиций. Мой флагман тоже включился в битву. В бой вступили наши крейсеры третьего ранга, оборудованные тяжелыми боевыми ракетами и артиллерией. Именно с них незадолго до этого и высаживался космический десант.

Мы брали не численным превосходством, а хитростью и опытом, которые ничем не заменишь. Командиры на мостике ликовали, когда наши корабли потеснили ткеннов к крайней безжизненной планете системы. Остальные агрессоры быстро ретировались, уйдя в гиперпространство. Хотелось бы захватить кого-то из командования насекомых, разобраться в их планах и мотивах, но выбирать не приходилось. Нужно ведь еще забрать десант с планеты, потому как времени до прибытия правительственных войск у нас оставалось все меньше, — разведчики доложили, что основной флот КОР уже на подходе. Последний прыжок в гиперпространстве — иначе мы столкнемся лбами.

Рретане на планете добивали ткеннов, брали пленных и торопливо возвращались на корабли. Им уже сообщили, что время не терпит. Мы поспешили в последнюю атаку. Оттеснили ткеннов, окружили — и взрывы кораблей ознаменовали победу. Обломки истребителей насекомых разлетались в космосе на мелкие осколки и медленно двигались в безвоздушном пространстве…


Али 


Бой закончился хорошо для станции. Я смотрела на черные обломки, что неспешно парили в невесомости, и радовалась, что ткенны разбиты наголову. Все-таки Рейминар Тар Ренс умел вести бой, побеждать и уводить свои корабли целыми и невредимыми. Я даже не знала, радоватьс


убрать рекламу


я этому или огорчаться в свете наших непростых отношений и ситуации с конфедерацией. Но сейчас не радоваться я не могла. Транспортник ушел в гиперпространство, и я выдохнула с облегчением.

В следующую минуту в каюту влетел Тар Ренс, и мне стало совсем не по себе. Его глаза серебрились в свете панелей, тело казалось напряженным до предела, в голосе слышался песок. Я не понимала, то ли он взбешен, то ли взволнован, то ли все вместе, и это безумно пугало.

— Ты в порядке? — почти прорычал рретанин.

Ах, ну да! Я же заложница! Способ добиться от КОР того, чего хотелось Тар Ренсу, чтобы это ни было. Он проверял, в силах ли еще шантажировать маму…

Если я и чувствовала благодарность за транспортник, то недолго. Враждебность поглотила, почти лишила осторожности.

— Даже удивительно, что такой, как вы, решились защищать пассажирский транспортник. Или вы за него тоже планируете вытребовать награду? А может, это кто-то из ваших капитанов вздумал поступить по совести? — выплюнула я в лицо рретанину.

Он даже подскочил на месте от удивления. Я и сама пребывала в некотором потрясении от собственной смелости. Рретанин двинулся навстречу: большой, напряженный настолько, что вены вздулись на шее и ладонях, которые крепко сжались в кулаки. Я поняла, что зря высказала свое мнение. В конце концов, что я могу? Как защититься от хорошо обученного военного, существа, чья раса превосходит мою физически даже независимо от пола. Однажды рретанка на мамином приеме случайно сломала столовый нож. Задумалась и не заметила, как прибор треснул.

Тар Ренс остановился в сантиметрах от меня. Я ощущала жар сильного тела. Его эмоции, кажется, зашкаливали — глаза сверкали расплавленным серебром, на руках светились чешуйки. Ноздри рретанина раздувались. Его ладонь уперлась в стену рядом с моей головой, прямо как в нашу первую встречу. Тар Ренс наклонился и… вдруг остановился. Казалось, он был в миллиметрах от какого-то шага. Но… ничего не сделал. Странно усмехнулся, отступил и произнес почти нейтрально, хотя голос звучал, как из глубокого колодца:

— Я не собираюсь оправдываться!

— Отлично. У меня есть еще два дня на раздумья. Прошу вас покинуть мою каюту. Мы не договаривались с вами встречаться. Я лишь обещала дать ответ. И дать его только через двое суток. — Я старалась говорить спокойно и медленно, хотя голос дрожал от волнения.

Тар Ренс хлестнул хвостом по бедру, выпятил мощную челюсть, но спокойно произнес:

— Хорошо, я зайду вечером.


ГЛАВА 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Рей 


С голографического экрана моей каюты тихо звучала музыка. Сам я растянулся на постели, лежал на животе, пока Риайна делала мне массаж. Ее пальчики нежно поглаживали напряженные мышцы спины и плеч. Мрр! Однако она умеет не только командовать мужчинами на офицерском мостике.

Я даже возбудился, когда она принялась разминать поясницу, усевшись на меня верхом. В ответ инстинктивно обвил хвостом стройное тело рретанки, лаская ложбинку между упругих грудей.

Жаль, не совсем те ощущения. Хотелось стащить с нее айтахов комбинезон и накрыть холмики ладонями. Рретанка замерла, на миг прервалась, по ее телу пробежала дрожь. Воспользовавшись замешательством, я перевернулся, усадив ее на себя. Моя плоть тут же затвердела от желания, и пах свело сладким спазмом. Недолго думая, я притянул голову Риайны, целуя красиво очерченные бордовым губы.

— Коммодор, ты даже не представляешь, как меня заводишь, — прерывисто прошептала она после поцелуя. — Я давно ждала, когда ты передумаешь и позовешь к себе.

Мы с ней расстались полгода назад. Точнее, не то чтобы расстались. Даже не знаю, как можно назвать мимолетный служебный роман на линкоре, где Риайна служила капитаном. Но я не мог отрицать, что она всегда нравилась мне не только как ответственный офицер. Она могла заткнуть за пояс любого рретанина или абестанца, владела приемами рукопашного боя, всеми видами оружия. И большая часть нашего, в основном мужского экипажа боялась лишнее слово сказать в ее присутствии. Страсть между нами разгорелась неожиданно быстро, и мы проводили вместе свободное от службы время, пока меня не одолели другие заботы.

— Ты ведь знаешь, что я постоянно занят, — с ухмылкой ответил девушке, медленно расстегивая магнитную молнию облегающего комбинезона. Затем провел кончиками пальцев по белоснежным чешуйкам на ключицах.

В ответ на мое прикосновение ее броня засветилась изнутри золотистыми всполохами. Риайна — очень красивая рретанка, этого у нее не отнять, она завела меня с первой же встречи в кают-компании линкора, когда перевелась на мой корабль.

Она застонала от возбуждения, потерлась о мою напряженную плоть и откинулась назад, позволяя расстегнуть молнию до талии. Я не выдержал, опрокинул ее на спину, ловко стащил одежду, склонился над Риайной. Посмотрел в золотистые, с оранжевыми росчерками глаза. Поцеловал. Медленно. Со вкусом. Тянущее ощущение в паху превратилось в настоящее пламя, которое нужно было срочно погасить. Ткань брюк натянулась от возбуждения, а это уже не шутка. Тогда в ход пошла тяжелая артиллерия.

— Рретанские воины пойдут за тобой даже в пекло.

— Прикажи узнать, с кем еще контактировал Тэль Норри. Как с ним связывалась королева ткеннов? Кто замешан? Он ведь действовал не один! У нас еще двое задержанных, а на корабле наверняка есть свидетели. Конечно, им хорошо заплатили за молчание, но кто-то может проговориться. Мне пока нужно решить вопросы с президентом КОР, — выдохнул я и вышел из камеры, на полу которой осталось мертвое тело предателя.

Когда же все это закончится? Кажется, похитив Алианну, я нажил дополнительных врагов, хотя мы и раньше не особо церемонились с ткеннами. Но теперь игра только набирала обороты. И с каждой минутой я все отчетливее понимал, что обязан сделать возможное и невозможное, чтобы защитить Али и выяснить правду. Кажется, она и сама не знала, каким ценным призом стала в этом галактическом состязании.

Но Али была моей женщиной, моей и больше ничьей! И я собирался отвоевать ее у всей галактики, если придется. Вот только договориться бы с матерью абестанки. Теперь, после нашего разговора о моем предательстве и реакции Али на поступки Мирайны я как никогда понимал — абестанка не будет счастлива, если пойдет против матери.

Я догадывался, почему президент так относится ко мне и по какой такой причине решила объявить меня главным злодеем галактики. В глубине души Мирайна никогда не была подлой, да и про добычу эрития знала далеко не все, во всяком случае, о количестве вывозимого с Рретана ископаемого. Я был знаком с президентом много лет. Она радела за Файролу и не входила в число продажных политиков, которые ради наживы и власти пойдут на все. У Мирайны есть личная причина не любить меня. Именно из-за нее президент упорно не слышала моих слов на совете галактических правителей, не желала понимать, как важно урезать добычу эрития, и все списывала на жадность рретанского принца.

Она ненавидела меня, и я ничего не мог поделать с этим. Так вышло, что в тот момент все решали лишь обстоятельства. Обиду на судьбу Мирайна обратила в ненависть ко мне, и я в полной мере ощутил враждебность президента. Вначале — по резко изменившемуся общению на общих приемах, почему и решил больше не посещать их и даже не видел, как выросла Алианна, а затем — в момент размолвки по поводу эрития.

Я так хотел бы, чтобы Мирайна увидела, как я люблю ее дочь! Так хотел бы, чтобы она смогла просто отбросить эмоции и взглянуть на давнее происшествие трезво. Рассчитать время, за которое корабли пересекают галактику, убедиться, что в моих действиях не было ни предательства, ни злого умысла, ни халатности.

Меньше всего я желал бы, чтобы именно Мирайна рассказала Али о причинах своей ненависти. Но почему-то казалось, что президент этого не сделает. И причина не во мне — в Алианне.


Али 


Я чувствовала себя не в своей тарелке. Большинство рретан я не знала, а тех, кого мельком уже видела, Рей мне даже не представил. Есть не хотелось, пить — тоже. И я пошла искать коммодора.

Первое, что пришло в голову, — отправиться в его кабинет. Я без труда нашла знакомую комнату и уже хотела открыть дверь, как услышала шаги. Я отскочила за поворот, и дверь распахнулась в ту же минуту.

На пороге появилась высокая рретанка. Возможно, тем, кому-то нравятся отважные Брунгильды из древних земных скандинавских сказаний, она показалась бы красивой. Стройные длинные ноги удачно подчеркивал комбинезон, высокая грудь вздымалась от волнения, глаза поблескивали налитым золотом. Длинные пышные белые волосы были собраны в затейливую косу

Следом за рретанкой вышел Тар Ренс. Приостановил ее за локоть и произнес:

— Потом возвращайся, я буду ждать в своих покоях. Ты понимаешь…

Она кивнула. В меня словно молния ударила. Конечно! Вот она — любовница коммодора. Сильная, страстная, необузданная рретанка, к которой не нужно искать подход. Вышли на минуту — и договорились. Так ведь Тар Ренс улаживал свои дела?

Внутри поднималась жгучая обида. Рретанка стремительно скрылась в коридоре, мне же хотелось наброситься на Рея… поцарапать, дать пощечину. Я чувствовала себя как дикая кошка.

Внезапно рретанин резко обернулся и обнаружил мое укрытие.

— Али? Ты в порядке? Кого-то ищешь?

Не знаю, что нашло на меня. Я выпрямилась, подскочила к Рею и заявила:

— Я ухожу к себе в комнату!

Кажется, он еще никогда так не удивлялся. Вначале чуть отклонился, похоже, опешил. Затем вдруг придержал под локоть, дернулся, чтобы приобнять, но обошелся последним жестом. Естественно! Он ведь таким жестом приглашает женщин к себе в каюту на сеанс удовольствия…

Меня даже передернуло от мыслей, что Рей планировал встречу с рретанкой. Разумеется, я не должна была так реагировать. Он ничем мне не обязан, мы не встречаемся, не помолвлены. Он мой похититель! Но поделать с собой я ничего не могла.

Тар Ренс удивился еще сильнее:

— Али? Тебя кто-то обидел?

Я заметила, что глаза его налились серебром, и мои руки непроизвольно сжались в кулаки. Я всхлипнула и зачем-то выдала:

— Не хочу мешать тебе и твоей любовнице!

И, прежде чем он что-то ответил, побежала по коридору в свою комнату.


Рей 


Как бы я ни пытался добиться от Алианны признания, так и не мог ничего узнать. Я искренне не понимал, как она ко мне относится, и это меня злило, выбивало из колеи, заставляло желать девушку еще сильнее, как приз в нашем личном поединке. Я не хотел, чтобы Али видела во мне монстра, собирался показать ей лучшие черты. Но при этом грубил. Пытался выглядеть независимым и злился на себя за свои же слова.

Абестанка казалась легкой, почти невесомой. Конечно, на станции немного понижена гравитация, но дело даже не в этом. Али была как мечта — воздушная и легкая. Она ускользала, боялась меня. А я каждым своим действием все больше портил наши отношения. Я не привык ухаживать за женщинами — этого никогда и не требовалось. Тем более, не имел ни малейшего понятия, как вести себя с абестанками.

Общие правила вежливости и этикета были неуместны в любовных отношениях, но в присутствии своих подчиненных я не мог переходить границ.

— Не устала? — поинтересовался я после танца, когда мы отошли к столу.

— Ни капли, — покачала она головой. В этот момент на щеках девушки вспыхнул румянец. Али засмущалась, но выглядела счастливой.

Конечно, это у нее в крови — балы и приемы. Дело вовсе не во мне лично. Али с детства обожала танцевать. Помню еще девочкой кружила с адмиралами и лордами… Тут и хвостатый монстр вполне сойдет… Лишь бы умел вести в танце.

— Угощайся, мне нужно отойти. Я скоро вернусь, — решил не допекать ее вопросами, которых и так задал слишком много, даже слишком.

Мне нужно было обсудить с Кортисом Дэр Гором ряд вопросов, ради которых мы встретились. Мы обменялись с герцогом взглядами, затем вместе прошли в мой кабинет, где я быстро изложил суть проблемы по поводу частичной выдачи наших секретов КОР.

Рретанин прищурился, обдумывая мои слова.

— Почему бы не извлечь из этого выгоду, Рейминар? Пусть они получат технологию синтеза продуктов, но мы ведь можем не отдавать ее просто так. Помнишь, мы сами хотели продать ноу-хау абестанцам? Поверни ситуацию в свою пользу, — предложил Кортис, немного поразмыслив. — Пусть думают, что сами добились получения наших секретов, а не мы навязали им договор. Конфедераты получат конвертеры молекул, но оборудование по их настройке останется лишь на Рретане. И они от нас все равно никуда не денутся.

— Ты гений! Завтра получим список — просмотрим внимательно каждый пункт, — ухмыльнулся я, проигрывая в мыслях, как буду «идти на уступки» Мирайне Дэйл, но поверну ситуацию в пользу рретан.

Мы вышли на связь через специальный канал, по которому конфедераты не смогли бы вычислить наше местоположение. Таким уже пользовались раньше, когда я пытался найти общий язык с адмиралом Хортнером Мейси — тем еще подонком, хоть и уважаемым в КОР военным. Я слишком много знал, чтобы относиться к нему хорошо.

На этот раз мне удалось связаться с компьютером президентской резиденции Неотерры. Мы с Мирайной не раз сидели за одним столом на правительственном балу, не раз танцевали вместе. Я знал, что лорд Вейн неровно дышит к Мирайне, но женщина-президент, казалось, ничего не замечала, и мне иногда доставляло удовольствие злить правую руку правителя КОР. Вот теперь и у него появится шанс на мне отыграться. От мысли, что кто-то будет танцевать с Али, обнимать ее и прижимать, мне очень хотелось убивать. Не зря у абестанца появлялось это выражение на лице… Я понимал его чувства сейчас и даже сожалел о собственной беспечности. Ревность способна сжечь изнутри, лишить силы воли и толкнуть на необдуманные поступки. Я знал, что так и будет, если вдруг наткнусь на Ворнера, танцующего с Али и прижимающего ее к себе как свою женщину...

Она быстро совладала со своими чувствами и выглядела теперь суровой, неприступной, собранной. Наверное, постоянно видя ее именно такой — далекой и холодной, Вейн и не решался до сих пор к ней подойти.

Самое сложное заключалось в том, чтобы не рассориться с Мирайной окончательно. Если хочу завладеть Али, которая так трепетно относится к матери, я должен разговаривать вежливо. Надо же, никогда бы не подумал, что породнюсь с этой женщиной! Не представлял ее в качестве возможной тещи. Да и президент не особенно меня жаловала… С некоторых пор не особенно. Когда-то, очень и очень давно, мы почти дружили...

— Мирайна, я готов вернуть вашу дочь, но у меня есть два условия. Земляне должны полностью прекратить добычу эрития на нашей планете. Это убивает природу, лишает обитателей жизненной силы. Вы прекрасно это знаете. Хотелось бы, чтобы вы восприняли мои слова всерьез. В противном случае ваша дочь действительно окажется в руках ткеннов. Поверьте, я исполню угрозу, — высказал я первое условие.

Ни один мускул не дрогнул на лице госпожи президент, но по тому, как сверкнули ее зеленые глаза, я понял, что попал в яблочко с ткеннами.

— Мне нужно время, чтобы обсудить ситуацию с советом… — начала плести свои политические сети Мирайна.

Ну уж нет! Я слишком хорошо знал ее. Дипломата, торговца обещаниями, умелого манипулятора. Она просто хочет выиграть время, попытаться перехватить сигнал, чтобы узнать мое местоположение. Почему-то для Мирайны не было ничего страшнее, чем дочь в руках ткеннов. Снова и снова я возвращался к мысли, что насекомым Али нужна для каких-то своих целей, и переговоры в их планы не входили.

Возможно, запись с Али не понадобится. Даже не знаю, почему я медлил. Все так запуталось и завертелось. Демонстрация голограммы уменьшала шанс на благословение Мирайной брака с Али после возвращения Алианны домой. Но если президент продолжит в том же духе, выхода не останется.

Мирайна прищурилась и отчеканила:

— Мы оба действуем в интересах своих планет и народов, так? — Ее голос на секунду дрогнул. — Могу ли я получить от вас гарантии, что дочь не попадет в лапы ткеннов? Вы даете мне слово рретанина?

О как! Неожиданно. По крайней мере, в этот момент. Конечно, абестанцев давно интересовал процесс синтеза продуктов и некоторых материалов. Однако она не промах! Из всего извлекает пользу, даже из похищения собственной дочери. Политик в Мирайне побеждал мать. Впрочем, и во мне сейчас победил мужчина, а не принц и будущий король, так что мне ли осуждать президента?

— Хорошо. Я рассмотрю список, — кивнул в ответ. — И помните: чем быстрее вы примете решение, тем скорее Алианна окажется дома… в безопасности.

Кажется, ей гораздо безопаснее на Тэо. Но я дал клятву и возвращу Али домой. Хотя что-то подсказывало, что я не смогу оставить ее просто так. Потом придется наведаться к ткеннам и доказать им, что похищение Али, какие бы радости насекомым оно ни сулило, сопряжено с большими потерями.


ГЛАВА 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Али 


Кажется, зря я приревновала Тар Ренса к его хвостатой зазнобе. Нужно пойти и попросить прощения за свои слова, все же он снова спас станцию от ткеннов.

Я добежала до его кабинета, где он как раз закончил разговор с моей матерью. Заглянула.

— Коммодор Тар Ренс, я прошу прощения. Я была не в себе после ситуации в кабинете. Вы очень меня напугали. Находиться с вами дольше на одном судне казалось весьма рискованным для моей… эм… скромности.

Он усмехнулся подобранному термину, а я продолжила:

— Я действовала, одолеваемая эмоциями, и сильно сожалею. Жаль, что вам пришлось выдержать осаду ткеннов, и мой опрометчивый поступок тому причиной. Обещаю, что больше уговор не нарушу. Спасибо, что спасли от ужасного Ангела...

Моя длинная речь возымела эффект. Глаза рретанина начали переливаться радужными бликами, было видно, что он едва сдерживает улыбку.

— Ладно, рано или поздно мы бы столкнулись с ткеннами. Они обещали меня навестить и сдержали слово, не больше и не меньше. Мы встретили их с почестями.

Теперь зрачки Тар Ренса переливались расплавленным металлом. Он злился на насекомых. Похвально! Мне нравилось, что у нас общие враги. Даже странно, но именно это я чувствовала.

Тар Ренс несколько секунд помолчал и добавил с нажимом:

— Я ведь просил называть меня Рейминар. Можно Рей. — Он слегка нахмурился, немного подумал и закончил: — Лучше Рей.

Я пожала плечами. Ну не выходило у меня называть этого громилу, похитителя и предателя сокращенным именем, словно мы друзья и отправились на прогулку. Хотя приходилось признаться самой себе, что рретанин перестал вызывать прежние яростные эмоции. Я больше не относилась к нему с предубеждением. Почему-то казалось, что у Тар Ренса есть весомый повод делать то, что он делал. Кроме приставаний в кабинете, мне нечего было ему предъявить. В остальном со мной обращались весьма неплохо — не так, как с ненавистной конфедераткой и заложницей. Я чувствовала себя больше гостьей. Меня не запирали, не запрещали гулять по станции и флагману, не охраняли у дверей. Вкусно кормили и сносно обращались.

Волей-неволей закрадывалась мысль, что Тар Ренс — именно тот военный, которого так уважали в КОР и до недавних событий считали порядочным и благородным. Ну не мог же он в одночасье измениться! Репутация рретанина складывалась годами, десятилетиями, как я слышала. Притворяться столько времени никому не под силу. Что же он скрывает? Что толкнуло его на отчаянный шаг и поставило вне закона КОР?

Рретанин явно ожидал ответа, а я не находила нужных слов. Попыталась повторить:

— Рей… — и замолчала, осеклась.

Тар Ренс что-то про себя понял, свел черные брови на переносице, отвел глаза и несколько минут молчаливо гипнотизировал тарелку: остатки мяса с капельками соуса и розоватую кожуру овоща. Наконец он поднял взгляд, который серебрился в свете ламп. Я вдруг поняла, что не знаю настоящий цвет глаз рретанина — со мной они все время менялись.

— Называй, как хочешь, — внезапно разрешил он, словно сдавался.

И замолчал, погруженный в собственные мысли. Мы снова принялись за трапезу. Без прежнего усердия, потому что почти наелись и сейчас, скорее, заполняли неловкую паузу. Я не знала, что сказать, рретанин тоже предпочитал помалкивать.

М-да! Веселый получился у нас ужин. Он непонятно чего хочет, я неизвестно чего опасаюсь, и мы друг друга не понимаем. Я не могу понять мотивы Тар Ренса, а он не до конца осознает мои проблемы. Я слишком привязана к маме, и мне тяжело ее обманывать даже взамен на собственную жизнь.

Мама… как она там? Я поняла, что давно о ней не вспоминала. Страх насилия и смерти, угрозы, исходящие то от рретанина, то от ткеннов, совершенно выбили из колеи. Сердце тревожно екнуло и замерло. Надеюсь, мама меня поймет.

Вспомнилось, как я однажды залезла на президентскую станцию — ее тогда готовили к запуску, и президент имела доступ к входу. Я воспользовалась фотографической памятью — до сих пор не понимаю, как мне это удалось, но мама, помнится, очень озадачилась — и залезла в космическую громадину.

Недостроенная станция таила сюрпризы. Я наткнулась на пластиковые заготовки под стулья, упала и сильно разбила коленки. Вернулась к маме и долго молчала. Потом сказала, что упала на улице. Думаю, по сигнализации со станции мама все поняла, но почему-то не стала ругаться, а просто обняла и сказала: «Хорошо, что с тобой все в порядке».

Я помнила ее мягкие ладони, теплый взгляд и заботливые объятия. И с тех пор никогда маму не обманывала…

— Хорошо, что с тобой все в порядке… — эхом отозвался в ушах голос Тар Ренса.

Я подняла глаза на рретанина, и на какую-то секунду между нами что-то проскользнуло. Радужные блики рассыпались по серебристым зрачкам коммодора, он чуть выпрямился и замер, словно ловил мгновение.

Боже! Как же все странно и непонятно! Чего хочет от меня этот мужчина? Он ведь похитил меня из корыстных целей, пусть даже руководствуясь какими-то очень важными соображениями. Но сейчас в глазах рретанина я видела не трезвый расчет, не снисходительность к пленнице, а другое, совсем другое чувство… Симпатию? Интерес? Желание? Что именно?..


Рей 


У меня получалось себя сдерживать, но изнутри начало подогревать совсем другое чувство. Странное, которого до сих пор я не знал. Что это было: простой интерес к абестанке или нечто большее? Я хотел разобраться, что она думала, когда билась в моих объятиях в кабинете. Что испытывала? Испугалась моего напора, или же я ей совсем не нравлюсь?

Я всегда был уверен в себе и невозмутим. Но сегодня все пошло не по моим привычным правилам. Я понимал, что Алианна злится из-за похищения, но иногда в ее изумрудных глазах вспыхивал неподдельный интерес. Я понятия не имел, с чем он связан. Если я ей не нравлюсь как мужчина, тогда в чем же дело? Мне нужно убедиться в своих предположениях.

С ужином я определенно угодил Алианне, она даже немного оттаяла. Называла меня Рей, и это было как бальзам на душу. Значит, не все потеряно и она не считает меня последним подлецом во Вселенной! Точнее, считает… Но зачастую подлецы больше нравятся женщинам, чем приличные мужчины. Это есть во всех женщинах независимо от их расовой принадлежности. У меня появился шанс добиться ее расположения. Но если не вышло взять боем, попробую действовать в обход. Я все равно добьюсь, чтобы она захотела меня.

Наверное, в тот момент, когда Алианна уколола меня иглой, больше пострадала моя самооценка, чем тело. Я даже простил абестанке диверсию — в конце концов, Алианна всего лишь хочет вырваться из плена, и ее можно понять.

— Что же, смотрю, здесь нам больше делать нечего, — указал я на блюда на столе. — Я прикажу убрать и приготовить десерт. А пока предлагаю совершить прогулку по моей резиденции, Алианна.

— Али! — вдруг произнесла она и сама, похоже, испугалась.

— Что? — не сразу понял я.

— Ты же просил называть тебя просто Рей. А мое сокращенное имя — Али. Так меня называют знакомые и… близкие, — пояснила она и отвернулась, только бы не смотреть мне в глаза.

— Али, — повторил я, пробуя на вкус непривычное имя. — Мне нравится. Что же, Али, пойдем, — протянул я руку, помогая абестанке подняться.

Ее пальцы чуть дрогнули, коснувшись моей ладони. Али поднялась, наши взгляды встретились. И в ее глазах я больше не видел прежнего страха. Отлично! Значит, я делаю все правильно.

Мы вместе покинули веранду, вошли в дом и направились по длинной галерее, где были собраны различные произведения искусства с Рретана. Они находились за мерцающим полем, которое зрительно приближало реликвии. Здесь имелись картины, изображающие сцены древних рретанских обрядов, традиционных боев с использованием сети и шипов. Сегодня все это — часть нашей истории. Но уже тогда рретане поняли причину своего долголетия. Эритий, который в достаточных количествах имелся в недрах планеты, длительное время менял наши ДНК. Если бы не он, рретане бы вымерли, потому как с рождаемостью у нас проблемы. Мы можем иметь сколько угодно сексуальных партнеров разных рас, совсем не болеем недугами, что передаются половым путем. Но при этом шанс забеременеть у наших женщин весьма невелик. Дети у нас редкость, им с раннего возраста достаются все блага, независимо от сословия родителей, это обусловлено социальной программой планеты.

Знала ли про это Алианна Дэйл? А ее мать и кабинет министров? Конечно же, президент и министры знали. И все же абестанцы и земляне продолжали медленно уничтожать нашу планету, добиваясь с помощью драгоценного элемента власти в галактике. Или во всей Вселенной? Я решил ничего не объяснять пленнице — в конце концов, оправдываться не буду. Достаточно того, что я считаю свои действия правильными.

Не стоит загружать пленницу этими проблемами. Тем более, сегодня мне хочется совсем другого — не только получить Али как ценную заложницу, но завладеть ее сердцем и телом. Во мне играло чувство уязвленного самолюбия, ведь запретное — всегда самое желанное. В тот момент, когда абестанка отказала, внутри словно что-то щелкнуло, и теперь мне хотелось добиться своего всеми возможными способами.

— Кажется, наш десерт уже подан. Предлагаю вернуться, у нас еще будет возможность прогуляться по дому.

Я промолчал, что лучшим десертом этого вечера являлась бы сама Али. Пока рано… рано! Я должен еще немного потерпеть, подождать, пока она ответит мне взаимностью. Доказать, что я не озабоченный самец, а мужчина, который может и хочет угодить своей женщине.

Айтах! Я что, уже считаю Али своей женщиной?! Я ведь не собираюсь на ней жениться. Браки между рретанами и абестанцами редкость, и их не приветствует наша раса.

Когда я стану королем Рретана, придется задуматься о наследнике. Абестанка не сможет родить от меня, это практически невозможно. Такие полукровки бывают, но это исключение из правил. Ученые так до конца и не разобрались, как некоторые абестанки смогли забеременеть от рретан или рретанки рожали от абестанцев, потому что случаи были единичными и это происходило с большими временными промежутками. Рретане предпочитали вообще не афишировать сей факт, хотя слухи и ходили по галактике.

Тогда почему Али вызывает во мне такие странные чувства? Если это именно то, о чем я думаю, значит, с рретанкой я уже не смогу достигнуть аурной и энергетической гармонии. Я даже усмехнулся. Выбор невелик. Кажется, я стал зависим от Алианны, и это уже не шутка и не политическая игра. Мы не можем любить по-настоящему несколько раз в жизни, такое чувство приходит однажды и навсегда.

Мне нужно добиться расположения Али, взаимности. Политические вопросы придется улаживать позже. Если, конечно, мать Али не воспротивится после всего, что я сделал и наверняка еще сделаю. Что же… однажды я уже похитил эту девушку…

Есть ли шанс, что я ошибаюсь и это вовсе не любовь? Ведь я не чувствовал никакой влюбленности, мной обуревало лишь желание подчинить и завладеть девушкой. Но пока не попробуешь всего, не узнаешь правды.

Я совсем запутался. В себе. В своих целях и стремлениях. В наших отношениях «заложница — похититель», в которых мы постоянно менялись местами. Я похитил Али у матери, она лишила меня покоя. Как все странно!

Вернувшись за стол, мы обнаружили шоколадный торт — одно из излюбленных лакомств землян и абестанцев. Пышные темно-шоколадные коржи покрывала воздушная белая пена — браслет-компьютер подсказал мне, что это взбитые сливки. В хрустальных вазочках слегка подтаивали разноцветные шарики мороженого, которое употребляли и на Рретане, разве что предпочитали несколько иные вкусы. Мой повар расстарался на славу. Я заранее проинструктировал его, что в первую очередь нужно угодить нашей важной гостье, как я представил девушку. Хотя прислуга наверняка считала Алианну моей новой любовницей. Уж слишком я с ней возился.

Скоро все будет именно так! Я не собираюсь отступать от намеченного плана.

— Вкусно? — уточнил я, глядя, как Али пробует угощение, смакует его на языке.

— Нормально, — с показательным недовольством произнесла она, хотя глаза выдавали обратное.

— Давай забудем о нашем споре. Я перешел границы и прекрасно это понимаю. Конечно, мне нет никакого дела до твоего будущего замужества. — Я изо всех сил пытался казаться незаинтересованным. — Утром мне


убрать рекламу


предстоит разговор с президентом. Я постараюсь урегулировать все вопросы и отправить тебя обратно как можно скорее.

Но от этого я только сильнее возбудился. Казалось, ткань брюк порвется раньше, чем я успею раздеться. Но пугать Али не стоило — мне и так едва удалось вырвать из абестанки признание, что я ей небезразличен. Однажды я чуть не совершил ошибку, о чем жалею до сих пор.

Я сбросил рубашку на пол, встал на колени, снимая с Али обувь. Затем расстегнул комбинезон. Стянул его полностью. Погладил стройную ногу. Айтах! Какая гладкая кожа! Как же хочется покрыть ее поцелуями — каждый миллиметр.

Я посмотрел на Али. Она ответила смущенным взглядом, покраснела и улыбнулась. Как же мне нравилась ее реакция! Эта смелость и одновременно скромность. Решительность и нежность.

Я коснулся губами стопы девушки, она вздрогнула, и я снова посмотрел на Али. Она откинула голову и прерывисто дышала. Я убедился в том, что желанен, и продолжил ласку. Когда от коленки дорожка поцелуев пошла выше по бедру, крышу сорвало окончательно. Я отодвинул в сторону тонкое кружево, что скрывало самое сокровенное и осторожно коснулся языком того места, куда очень хотелось войти другим органом. Сделал пару круговых движений у набухшей жемчужинки.

Али задрожала, застонала. Я остановился, выдохнул. Брюки причиняли неудобство, и я решил избавиться от них. Расстегнул, следя за вниманием абестанки. Она неотрывно смотрела на мое тело. Исследовала взглядом сверкающие чешуйки и косилась на то, что открылось под брюками. Али чуть приоткрыла рот, отчего губы ее заалели. Нет, я больше не пугал ее ни размерами члена, ни силой желания. Ей было даже интересно, какой я обнаженный. Я будто чувствовал скользящий по мне взгляд, полный любопытства и предвкушения.

— Рей… — еле слышно произнесла она, когда я медленно приближался к ней. — Я не уверена…

— Тшш, — прошептал я, стягивая с Али кружевные трусики. Все, что на ней оставалось, — то самое изумрудное колье, которое я преподнес сегодня в подарок, абестанка так и не сняла его. Я отбросил в сторону нашу одежду и опустился на постель рядом с девушкой. — Я буду очень… очень осторожен. Просто не бойся меня.

— Дело не в этом, — чуть замялась она.

Я не понимал, в чем загвоздка и чего Али добивается. Я и так готов отдать ей все, что имею. Не только тело, титул, власть, деньги, но и душу. Как же она этого не осознала до сих пор?! Я взял лицо Али в ладони — как тогда, в коридоре, принялся целовать. Исследовал ее ротик, едва сдерживаясь, чтобы просто не войти в тело абестанки, получив свое. Ее язычок возбуждал меня: такой маленький и нежный, такой дразнящий. И я понял, что хотел бы ощутить его прикосновения на своем теле. Но это потом. Пока я добьюсь удовольствия Али, ее оргазма.

Мои пальцы жадно заскользили по гладкой коже. И я чувствовал, как абестанка дрожит от моего напора. Но тянется в ответ, желая получить больше. Я так завелся, что ничего не понимал кроме того, что мы вместе и я вот-вот получу ее целиком, сделаю своей раз и навсегда.

Я опустился ниже, покрывая живот Али короткими поцелуями. Втягивал ртом маленькие затвердевшие вершинки грудей. Слышал ее стоны и напряженное дыхание. Пальцами я осторожно коснулся треугольника внизу живота, раздвинул нежные складочки, лаская возбужденную плоть, пульсирующую от моего напора. Потом проник в узкое желанное пространство плавным движением, почувствовав, как бархатистые стеночки сжали мой палец.

Она застонала от удовольствия, когда я двинул рукой вперед, уже предвкушая как проникну в Али членом. Алианна выгибалась мне навстречу, шептала мое имя, повторяла раз за разом, постанывала в такт движениям. У меня имелся богатый опыт в любовных утехах, и я знал, как доставить удовольствие партнерше. Правда, до Али все мои любовницы были рретанками. Я консервативен в выборе. Даже не знаю, что со мной произошло на сей раз.

— Рей, остановись, — наконец взмолилась она.

Я лизнул напоследок сладкий бугорок. Затем оставил ее, но лишь на мгновение. Улегся рядом, притянул к себе и поцеловал в губы, слегка прикусил язык, чтобы потом втянуть его ртом. Я не торопился, чтобы все не испортить, старался угадать, где у Али находятся эрогенные зоны, гладил руками ее спину, маленькие груди. Поцеловал шею и нежную кожу за ушком.

Али слегка осмелела и осторожно поглаживала мою спину, касалась чешуек, исследовала их пальцами. И у меня почти темнело в глазах от желания, когда ее ладошки опускались к чешуйкам на бедрах. Слишком близко к отвердевшему члену. Мысль о том, что ее пальцы доберутся и до направленного вверх ствола, лишала меня самообладания.

— А можно его пощупать? — прошептала Али смущенно.

Я остановился, чувствуя, что больше не владею ни собой, ни телом. Кивнул. Абестанка осторожно обхватила ладошкой… мой хвост. Вот айтах! Это так будоражило, как будто она сейчас сжимала кое-что другое.

— Он такой теплый и кажется гладким, — поделилась Али наблюдениями.

Я не мог дождаться окончания сладкой пытки и одновременно хотел, чтобы она продолжилась.

— Ты еще не знаешь, что он может… — произнес заговорщицки.

— Ты меня смущаешь, — промурлыкала она и разжала ладошку.

Я выдохнул. Даже не думал, что мне настолько понравится ощущение. Али такая милая, когда говорит подобное вслух, — это как музыка для моих ушей. Ну ничего, когда-нибудь мы с ней сделаем все, на что только хватит моей фантазии. И с хвостом в том числе. Я уже мысленно попробовал ее во всех позах. И это еще больше возбудило.

— Хочу всю тебя, Али, — прошептал, снова поцеловал горячие губы и продолжил ласкать чувствительный бугорок.

Хвостом осторожно погладил бедра абестанки, давая понять, что он не лишний в таких случаях. Али поймала рукой хвост и еще раз погладила.

— Рей… — Ее глаза распахнулись, округлились. Она опять слегка отстранилась, уперлась ладошками в мой живот. — Я тоже хочу тебя. Но мы не… мы не должны поддаваться одному лишь желанию. Я не привыкла действовать только по зову тела. Хочу знать, что ты ко мне испытываешь. Я просто очередная любовница? Инопланетная игрушка? Или…

Ох, эти инопланетные женщины! Чего она добивается?! Я сам пока не знал, любовь это или просто гормональный всплеск. Больше всего на свете я не хотел обманывать Али. Сейчас мне казалось, что я люблю ее. Но что будет завтра?!

Я прислушался к себе, пытаясь не думать о желаниях, о том, чего хочет мое тело. Просто вообразил, что скоро отдам абестанку матери. Возможно, между нами что-то случится, а затем… Мысль о расставании с Али отозвалась сильной болью, и мне захотелось кого-то убить. Лучше всего ткеннов — это их диверсия подвигла меня похитить абестанку и так осложнила мою жизнь. Нет, я не представлял себя без Алианны. Только не теперь. Ни за что! Я не смогу без нее… жить...

Я должен сказать Али о своих истинных чувствах. А там будь что будет.

— Ты не игрушка, Али. Я хотел бы, чтобы ты ничего не значила. Но ты значишь для меня все. Я…

Я замолчал, подбирая слова, которых никогда и никому не говорил. Не думал, что стану признаваться в любви своей же заложнице, инопланетной девушке, расу которой еще недавно хотелось уничтожить. А ведь ее сородичи жаждут убить меня за то, что пошел против КОР.

— Я знаю, что на Рретане не одобрят мой выбор и что твоя мать может быть против. Я просто уверен в этом. Не представляю, как, но ты будешь моей. Другой вариант событий просто невозможен. Я никому тебя не отдам, Али, — продолжил я. — Просто не смогу.

От этого признания мне сразу стало легче. Словно я долго убеждал себя, что не понимаю собственных чувств. Отстранялся, искал лазейки, списывал все на гормоны и вожделение. И вот наконец-то принял данность. Признание освободило меня и связало по рукам и ногам. Теперь мне ничего не оставалось, как добиваться абестанки до конца. Впрочем, у меня и раньше не было выбора, просто осознание пришло только сейчас.

— Это правда? — осторожно спросила Али, и в ее глазах мелькнул странный блеск.

Вместо ответа я снова притянул голову абестанки и поцеловал Али. Теперь-то я точно не остановлюсь. Она моя! Я не позволю Али быть с другими мужчинами. Я целовал ее губы, шею, ключицы, сдвинув в сторону колье. Целовал жадно, словно метил свою собственность. Оставлял на теле влажные полосы, накручивал на пальцы длинные локоны. Али что-то бессвязно шептала в ответ, но я уже не слышал — шум в ушах от циркуляции крови заглушал все звуки. Я остался наедине со своими мыслями и желаниями. Признание, которое, как я всегда считал, нужно лишь женщинам, освободило меня, сняло все запреты...

Я так увлекся Алианной, что даже не понял, что происходит. Внезапно возникло ощущение близкой опасности. Я чешуйками чувствовал, что вокруг меня нагнетается напряжение. Мы только что вышли из гиперпространства и находились неподалеку от сектора космоса, где в прошлый раз подверглись нападению ткеннов. А если они снова решатся на атаку?

Я даже не успел одеться. Прямо передо мной в стене спальни образовалась пространственная дыра телепорта, сияя голубыми краями. Я потянулся было за оружием, но в этот момент меня оглушили мощным силовым ударом.

Алианна закричала, но она ничего не могла сделать против вооруженных Ангелов, которые явились за мной. Я успел схватить оружие. Но в этот момент меня парализовали разрядом.

Бластер я выронил. Ничего толком не понимал. Под действием парализатора мысли часто становятся мутными — вроде помнишь, а вроде и нет. Остались лишь обрывочные воспоминания, словно в бреду... Как меня куда-то тащили... Как надо мной раздавалось кукареканье... Боль, которая пронзала все тело насквозь…

Потом тишина. Темно. Я отключился, не понимая, что происходит и куда меня ведут.


ГЛАВА 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Али 


Рея похитили ткенны! Я не знала, что делать, лишь металась по спальне как заполошная. А потом заметила, что за мной наблюдает Ангел, который вдруг достал нейтрализатор и направил на меня синий луч. Я запоздало поняла, что это за штука. Сейчас меня просто лишат памяти, и я не вспомню, что случилось. Неизвестно, сколько дней моих воспоминаний в обществе Рея просто похитят ткенны.

Голова закружилась, и я уже ничего не соображала. Падая, зацепилась головой о тумбочку в его спальне. Жаль, как же не вовремя они явились. Я даже не успела познать коммодора и понять, стоит ли мне вообще с ним связываться. Может, он вообще извращенец в постели…

О Боже, какой бред я только подумала!

Мне нужно вернуться к маме. Она переживает за меня. И я понятия не имею, где находится Рейминар Тар Ренс. А если читать мою историю на официальном сайте, все могло бы случиться иначе.

...Очнулась я в Президентской резиденции на Неотерре. Все было, как обычно. Я не понимала, что за дурацкий сон мне приснился. Я едва успела позавтракать, когда в комнату вошла Алла — служанка, высокая смуглая землянка с острыми скулами и изящной фигурой. Как и остальная женская прислуга, она была одета в синие форменные шорты-юбку и белую блузку. Удобно, практично и статусно.

Я уже знала, о чем доложит Алла.

— К вам пришел Алеард Ворнер Уиллс, — назвала она полное имя абестанского дворянина.

— Зови, — ответила я со вздохом.

Бывший вошел в комнату тут же — будто ждал у самого порога. Впрочем, так оно и было. Весь блестящий, как начищенный самовар. Белая шелковая рубашка, кожаные брюки и сапоги, светлые волосы собраны в косу. Он выглядел слишком приторно. Внезапно Ворнер упал передо мной на колено и произнес явно заученную речь:

— Алианна, я знаю, что ты дала согласие Рейминару Тар Ренсу, и не собираюсь вам препятствовать.

Как будто он мог это сделать! Вот ведь нахал!

— Я просто прошу меня выслушать. Я всегда очень любил тебя. И всегда ждал. Думал, что ты ко мне вернешься. Я готов снова тебя ждать. И если что-то у вас не заладится, я готов занять место Рейминара.

Я постаралась успокоиться, унять рваное дыхание и говорить как можно вежливее:

— Ворнер, между нами давно все кончено. Наш роман в прошлом, и он был ошибкой. Я люблю Рейминара и собираюсь выйти за него замуж. Это все, что я хотела тебе сказать.

Черт! Кто такой Рейминар? Это что, тот мятежный коммодор, которого нафантазировали две талантливые девушки? Он точно плод моего воображения! Нужно согласиться на предложение Ворнера, пока я совсем не сошла с ума. И как такого идеального мужика вообще можно себе представить?

Лучше послушаю, что скажет мне Ворнер. Он точно реален, а не какой-то там хвостатый принц с планеты Рретан. который мог бы свозить меня в свой дворец, покатать на летающей тарелке, заняться со мной любовью в заповеднике прямо в озере со странной водой. Признаваться в любви при свете лун.

Нет уж, заткните кто-нибудь мое больное воображение!

— Если вдруг я тебе понадоблюсь или передумаешь, зови. Я всегда в твоем распоряжении. — Ворнер как всегда был краток.

Некоторое время я металась по комнате. Не понимала, на что он надеется, зачем устроил этот пафосный спектакль. Раньше мы о браке даже не заговаривали, а вот теперь Ворнеру вдруг приспичило на мне жениться! Наверняка это работа мамы, которая мечтала заполучить Ворнера в зятья из-за его компании, чтобы обеспечить мне беззаботное будущее. Но они опоздали. Единственный мужчина, который меня волнует, — это Рейминар Тар Ренс, и маме придется согласиться с моим выбором. И пусть я его выдумала, как и станцию, как ткеннов и телепорты. потому что такого не бывает. Такое бывает только, если читаешь историю там, где нужно.

Ладно, выброшу все из головы. Поищу себе подходящее платье. Я зашла на сайты лучших магазинов и принялась выбирать голограммы-наряды, примеряя их виртуально прямо в своей комнате. Голограммы двигались рукой и прикладывались к фигуре, почти как в настоящей примерочной. Только платья казались немного прозрачными. Белые, пепельные, розовые, голубые и лиловые. С декольте, разрезами, длинные и короткие… Я сменяла один наряд за другим, но мне ничего не нравилось… Пока не нашла зеленое платье.

Оно не просто подходило к моим глазам. Оно выглядело идеально. Тонкие бретельки, декольте, струящаяся по фигуре ткань. Юбка почти до пола, но с разрезами до линии бедра. Я представила, как Рей отреагирует, и улыбнулась собственному отражению. Отлично — вот это и выберу!

Пока я перекусывала жареной камбалой, наряд уже доставили во дворец. Экспресс-доставка, главное — заплатите.

Я тщательно вымыла руки в уборной и нарядилась в новенькое платье. Оно идеально село по фигуре, и я крутилась перед зеркалом, радовалась, пока не ощутила острый укол в районе ключицы. Ой! Я посмотрела на бретельку. В ней застряла крошечная проволочка. Наверное, на ней платье подвешивали или закрепляли на манекене. Настроение почему-то резко упало. Капля крови выступила наружу. Я смотрела на рубиновую слезинку, и сердце сжималось от тягостного предчувствия.

Неужели мама была права, и я совсем тебя не знаю?! Почему ты молчишь, мой рретанин? Неужели так сложно набрать хотя бы слово? Ответить хотя бы смайликом! Написать: «Да, я в порядке». Ты ведь отправлял мне сообщения почти с поля боя, хотя мы в тот момент расстались несколько минут назад! Так неужели не в состоянии послать весточку из дома?

Наверное, мне вкололи слишком много антидепрессантов. Мама так переживает за мое самочувствие, что вызвала на Неотерру лучших врачей галактики. Они следят, чтобы я не думала про вымышленного героя моих сексуальных фантазий. Но я н могу избавиться от мысли, что мой герой реален, и я недавно была на его станции, где мы занимались сексом. Пока его не похитили Ангелы.

Ответа так и не последовало.

Я постаралась успокоиться, выпила еще чаю с мятой и решила пока не паниковать. Возможно, он занят делами. Возможно, улаживает что-то на Рретане. В конце концов, мы ведь договаривались. Рей никогда не обманывал меня. Значит, прилетит. Куда же он денется? Он ведь так не хотел расставаться!

Напишет или прибудет лично. Я постаралась убедить себя в этом, но полночи ворочалась в постели. Думала о Рее и вздрагивала от каждого сообщения на браслете-компьютере. Положила его рядом с собой и проверяла каждое послание. Мама, Ворнер, повара с нашей кухни, снова повара и снова мама.

Я уснула далеко за полночь, так и не дождавшись весточки от Рея. Они никогда мне не напишет и не позвонит, потому что его не существует.


Рей 


Я даже не стал спрашивать, куда собираемся. Нужно понять, где мы и сколько прошло времени с момента похищения, находился ли я на одной из скрытых баз насекомых на территории Файролы или же на планете в Черной туманности.

Меня вели на силовой цепи. Ни шага в сторону, при малейшей попытке сопротивления — резкая боль. Прислушавшись к своим ощущениям, я вдруг понял, что включился биостимулятор, позволяющий выживать на не совсем пригодной для моей расы планете. Да и возраст странной постройки не оставлял ни тени сомнения.

Я в Черной туманности, на территории врага.

Меня выкрали прямо из постели, где я собирался заняться сексом с Алианной.

Интересно, как она пережила мое похищение?

Думаю, мы летели трое суток — от этого и ломота в теле, меня раз пять вырубали, пока не доставили в свой «муравейник».

Коридоры напоминали соты… Нет, скорее, прогрызенные в толще грунта туннели. Местами они расширялись и переходили в другие. Настоящий лабиринт. Мимо нас шныряли рабочие, не обращая никакого внимания на крылатых полугуманоидов. Со мной никто не общался, и я сделал вывод, что говорить будет кто-то другой.

Вскоре мы поднялись на несколько уровней. Вошли в большой зал, с потолка которого свисали сталактиты, покрытые все теми же пузырьками слизи. Здесь имелись компьютеры, за которыми сидели другие Ангелы, но часть помещения занимало нечто странное — шевелящаяся масса выше меня раза в два. Серое тело состояло из частей, как у толстой гусеницы, местами покрытое щитками естественной брони. Оно передвигалось, переваливая массу с места на место. Лапы, ранее служившие ногами, были теперь рудиментарными конечностями, не принимающими участия в движении. Шкуру покрывали шевелящиеся волоски-вибриссы, которые сами тянулись в мою сторону.

— Так вот ты какой, коммодор Тар Ренс, — раздался сверху резкий женский голос, противно звучащий даже из устройства переводчика.

Я поднял голову и вдруг увидел ее — королеву ткеннов.

На массивном толстом теле находилось словно второе туловище с конечностями, двумя — как у Ангелов, с острыми клешнями, покрытыми шипами, и двумя вполне гуманоидными руками. Голова королевы на высокой лебединой шее женскую голову напоминала лишь на первый взгляд, сохраняя общие черты насекомого: наросты на висках и усики-антенны. Кожа правительницы насекомых имела странный синеватый оттенок. Большие темные глаза словно покрывала пленка, но ресницы выглядели эффектно: густые, черные, длинные. Иссиня-черные волосы с фиолетовым отливом завивались пружинками, достигая середины «спины». На этой половине тела было надето нечто наподобие платья — скорее, его пародия, прикрывающая две полные груди и тонкую осиную талию. Эдакая уродливая самка богомола с планеты ровсов.

— Так вот ты какая, самая таинственная женщина во Вселенной! — не удержался я от сарказма.

Похоже, чувством юмора эта особа была обделена с рождения — она даже не усмехнулась.

— У меня к тебе есть предложение.

Айтах! Какие знакомые слова! Вот только роли сейчас иные. Я заложник, а не похититель. Королева продолжила, не дожидаясь моего ответа:

— Нам нужны твои гены, Рейминар. Ты идеальный солдат. Я хочу, чтобы мои Ангелы стали такими же, как ты. Ты же дашь мне генетический материал взамен на свободу?

В голосе королевы смешались мед и желчная горечь, от которой становилось противно.

Я дернулся, тут же ощутил новый силовой удар. Но осознание, что наконец узнаю тайну, заставило замереть и продолжить разговор.

— Я думал, что вы ищете Алианну Дэйл.

— Мы много веков ищем лучших из лучших. Мы не намерены ждать, потому что хотим захватить всю галактику и стать высшей расой. Такими, как ты, рретанин, с хвостом, чешуйками и железным ударом. Дай нам свои гены, и мы тебя отпустим. Мало того, я сделаю тебя своим адмиралом. Ты ведь давно мечтал о повышении? Лишние звездочки на погонах еще никому не мешали. А еще платиновый орден на грудь. Ты будешь круче адмирала Мейси, его мы возьмем к себе в прислугу, начищать твои сапоги, которые будут подпирать Вселенную. Мы вживим твои гены еще в зародыши-личинки, находившиеся в яйцах. С каждым поколением мы улучшаем физические характеристики, способности, живучесть.

Я взглянул на королеву. Если то, что говорит королева, — правда, то, собрав достаточный набор генов, она сможет выжить на любой планете, как и иметь потомство от любого мужчины во Вселенной. Я должен согласиться! Ради власти в мире я отдам ей все, что она захочет: почку, сперму, кровь. Даже трахну ее, если это потребуется. Ммм… Нет, пожалуй, с этим я погорячился. Меня даже передернуло от отвращения.

— У нас достаточно материала, чтобы создать непобедимую армию. С каждым поколением мои подданные развивают лучшие способности, скоро родятся новые воины. Но нам нужны новые гены… Другие… Твои, — продолжила королева. — Со временем мы станем непобедимыми!

— Что ты хочешь мне предложить? — спросил я, пытаясь разгадать ее намерения до конца.

— Сделку. Ты даешь нам гены, мы тебе — власть и свободу. Вспомни, коммодор, что они тоже захватчики и твои враги! Мы можем заключить союз и сосуществовать мирно с твоей расой, древнейшей в галактике. Наши планеты вымирают… У нас все меньше маток, способных воспроизводить потомство.

Королева Криокрисса… Я смотрел на ее уже другим взглядом. Она именно та, кто даст мне желаемое. Она казалась центром Вселенной, точнее, для меня она такой и оставалась. Но речь королевы вызвала и другие чувства…

— Я согласен, моя королева. Бери все, что тебе нужно.

— Вот и молодец. Я не сомневалась, что ты согласишься.

Я открыл глаза, и картина начала проясняться. Черные своды не то камеры, не то пещеры. Скорее, камеры — в углу моргали датчики аппаратуры. Стены будто покрыты серыми шариками слизи.

Попытался дернуться, но тело пронзила боль от силовых кандалов, подключенных на максимальное напряжение. Эти гады хорошо изучили рретан — любой другой инопланетянин уже скончался бы. Стараясь не делать резких движений, я все же смог поменять положение тела и сел на полу своей темницы. Осмотрелся снова.

Видимо, за мной вели наблюдение извне, потому как через пару минут в стене открылся люк, который я не заметил сразу — дверь была хорошо замаскирована. Оттуда показалась пара Ангелов в костюмах элитных воинов. Первый держал в одной из лап лазерную пушку, не сводя с меня прицела. У второго в лапах был пульт управления моими кандалами.

Королева еще не доверяла мне. Но я был уверен, что мы устраним это недоразумение.

Рретан можно обезопасить от КОР. Я думал только об этом. Все остальное — мальчишеская блажь, желание настоящей любви. У меня есть Риайна и она никогда не предавала. Ждала и верила, что коммодор однажды станет ее мужчиной. Так и должно случиться.


Али 


С самого утра меня потряхивало. Первым делом я проверила сообщения. Я даже толком не позавтракала, так, съела несколько кусочков каких-то блинчиков. И вообще я столько ем, что скоро не войду ни в один дверной проем. Несколько раз заходила в зал для приемов. Смотрела, как между колоннами накрывают столы для гостей, как появляются высокие кресла, похожие на старинные троны с голубой обивкой, как забегает в зал мама — проверяет, все ли готово. Я уточнила, пошлют ли в космопорт делегацию, чтобы встретить Ворнера, как и положено. Мама сказала, что указания уже переданы, попыталась меня успокоить, но бесполезно.

Я металась по дворцу в какой-то лихорадке, дважды едва не столкнулась со слугами. Время летело быстро и неумолимо. Когда пробило двенадцать, я нарядилась. Уложила волосы локонами. Могла бы вызвать парикмахера или служанку, но я любила сама делать прически.

Слуги суетились, заканчивая накрывать на столы. Пахло апельсинами и ванилью, жареной картошкой и свежим хлебом.

Я нервничала, смотрела на браслет-компьютер. Вернулась в спальню. И тут вошел Ворнер.

— Ты не передумала, Алианна? Сегодня день нашей помолвки. Я так рад, что ты согласилась. Надеюсь, в нашей постели ты не будешь представлять вымышленного хвостатого принца вместо меня? Вот если бы эта история была размещена там, где нужно, то принц бы, вероятно, существовал, но тех, кто смотрит это здесь, этого, увы, не узнают.

— Я согласна, я постараюсь забыть про Тар Ренса. Рретан не существует, — покорно согласилась я. — Идем к гостям, они уже заждались, пока мы порадуем их известием о грядущей свадьбе. Я так подумала, а давай закажем на свадьбу белый лимузин. А, Ворнер?

— Милая, это же прошлое тысячелетие! Сегодня в моде летающие мобили. Уж не думал, что консультации психотерапевтов скажутся на тебе столь странным образом.

Я тяжело вздохнула.

— Мама была права. Мне нужно думать о тебе, а не о рретанине. А мне все кажется, что то был вовсе не сон.

Мы вышли в зал, услышав бурные овации. Мама двигалась ко мне стремительно, быстро и решительно. Я едва поспевала за ее твердой поступью. Эта мягкая, нежная, красивая женщина, на которую мне всегда хотелось равняться и которой хотелось любоваться, умела быть жесткой и порой безжалостной. Ее немного пухлые аристократичные белые руки, свойственные высшему сословию абестанцев независимо от возраста и здоровья, одинаково легко подписывали помилования и указы разгромить вражеские легионы.

Красивые золотисто-каштановые волосы мамы, которые унаследовала и я, скручивались на голове в причудливые спирали и соединялись узором-короной. Мне тоже сделали сегодня подобную прическу. Алое платье из бутика, как ни удивительно, совсем не пострадало при атаке ткеннов. Охрана забрала его, а слуги очистили. Мне нравилось, как подол распахивается при каждом шаге, почти полностью открывая ноги. Мама в свои сто пять лет выглядела молодо. Высокая, статная, слегка полноватая, с кукольным лицом и пухлыми губами. Ее красоте многие завидовали. Абестанцы жили около двухсот пятидесяти лет. Некоторые, особенные — гораздо дольше. Но старели только в последние годы. Все благодаря рретанским технологиям, медицине и методике генной модификации, позволяющей увеличить срок жизни гуманоида и улучшить здоровье.

Я ощущала небывалое волнение. Старательно прятала глаза от лакеев и служанок, что сновали по коридорам в одинаковой униформе — черных брюках, белых блузках и жилетках. Двери бального зала оказались настежь открыты. Высшие чиновники нашего государства, придворные, как я их про себя называла, все как один уставились на меня. Ну да! Принцесса на выданье!

Конечно, здесь собралось больше абестанцев, хотя и земляне встречались. На Неотерре наша раса превалирует. Здесь живут в основном аристократы. Это чаще всего абестанцы, вроде как улучшенные люди. Более красивые, умные, много веков назад обосновавшиеся в Файроле. Представителей других рас КОР на балу было совсем мало, но я успела заметить, что тут присутствовали ровсы, оллы, таннары. Не гуманоидов же попросту не интересовали подобные мероприятия.

Ровсы напоминали людей, но с синей кожей и яркими глазами, обычно желтыми или оранжевыми. Их редуцированные крылья выглядели очень красиво, но для полета уже не годились. Слишком маленькие для таких массивных существ. Ровсы — все как один — были гораздо более мускулистыми, нежели люди или абестанцы, словно постоянно занимались в тренажерных залах. Хотя физически нас не превосходили. Тому причиной — меньшая плотность тела, когда-то созданная природой для полета. Оллов мы называли люди-лианы. Тонкие, почти без ярко выраженных талий и бедер, они не шли — плыли и перетекали из позы в позу. В остальном от землян оллы отличались только кожей цвета слоновой кости.

Таннары очень напоминали мне лилипутов. Пропорциональные, но маленькие, они выглядели по-кукольному красиво. Только форма ушей с несколькими ярко выраженными заостренными концами на раковине отличалась от человеческой.

Женщины в пестрых платьях всех цветов радуги разглядывали мой наряд не без восхищения, мужчины больше изучали прелести. И не только мои — мамины тоже. Президент КОР давно потеряла мужа, отец погиб в одной из схваток с ткеннами. И высшие чиновники конфедерации увидели в маме потенциальную невесту. Кто-то хотел просто возвыситься. Кому-то она и правда нравилась. Но мама как включила режим «президент», так ни на кого и не обращала внимание, даже на своего советника Совелла Вейна. Он встречал нас первым, вместе с Ворнером.

Эти два абестанца олицетворяли противоположные идеалы мужской красоты. Совелл всегда напоминал мне воителя, эдакого варвара, но осовремененного. Высокий шатен, крупный, плечистый и мужественный. С квадратной челюстью и грубоватыми чертами. Прямой взгляд его фиалковых глаз свел с ума не одну красавицу. Мундир ярко-синего цвета выгодно подчеркивал стать помощника.

Ворнер же выбрал наряд в цветах президентской свиты. Черные брюки, белая рубашка, фрак и, конечно же, галстук-бабочка. Как тут не вспомнить о древних франтах. Рядом с коротко стриженным Совеллом Ворнер с его длинными русыми волосами, собранными в хвост на макушке, выглядел менее мужественно. Этому способствовали и черты лица — аккуратные, пожалуй, слишком тонкие. Ворнер уставился на меня, не моргая, и серые глаза его радостно поблескивали. Нет, не хочу я за него замуж! Я хочу замуж за того, кого представляю в своих фан


убрать рекламу


тазиях. Но выйду я все равно за Ворнера.

Стоило нам с мамой переступить порог, как заиграла красивая мелодия, а слуги заторопились, забегали с яствами. Шведские столы на этой планете вышли из моды. Теперь лакеи с горничными носились по бальному залу и развозили еду и напитки на специальных высоких столиках.

К нам подкатили тележку с пирожными. Корзиночки с нежным ванильным кремом и вишенкой сверху выглядели аппетитно, хрустящие безе пахли домом и уютом, такими чуждыми нынешней ярмарке тщеславия.

Ворнер улыбнулся и собирался подать мне руку. Кажется, настало время парных танцев.

Ворнер закружил меня в танце. Это было восхитительно. И как я могла представлять на его месте другого мужчину?


Рей 


Рубка управления предстала передо мной во всей красе — удивительное помещение с голограммами, активными экранами, датчиками и компьютером странного вида. На схемах указывались контуры узлов корабля, а длинные строки цифр — черт возьми, рретанских цифр — мелькали, словно это были координаты.

Открыв рот от удивления, я рассматривал рабочую панель, отыскивая сходство с нашими кораблями, и не заметил, как энергетический вихрь исчез вовсе. Вместо этого одно из кресел развернулось, и я вскрикнул от неожиданности.

В нем сидел мужчина. Но он был не один — второе из нескольких высоких сидений рубки занимал другой человек. Или не человек? Несмотря на внешнюю схожесть с землянами, оба имели одинаковые отличие от оных.

Взять хотя бы чуть заостренные черты лиц, обрамленных темными волосами. Или странную форму пальцев — длинных, но не портивших их облик. В остальном, если бы не все признаки того, что корабль принадлежит рретанам, которых я всю жизнь мечтал отыскать, это были простые мужчины — высокие, плечистые, с развитой мускулатурой. Лица их привлекательны — даже слишком — при этом мужественны.

Первый — похоже, главный из них — одет в облегающий черный костюм, подчеркивающий его красивую мускулистую фигуру. Тонкие линии мерцающей татуировки украшали высокие скулы. Это придавало ему особую загадочность. По меркам землян ему можно дать лет тридцать, может, чуть больше. Но он совсем не напоминал юношу. Здесь была своя красота, заключавшаяся в небольшом шраме через широкую ровную бровь, маленьких морщинках напряжения под глазами интересной почти овальной формы. Губы имели хищный оскал, обнажая белые зубы — такие же, как у людей.

Его шея была наполовину спрятана под черным комбинезоном, но на открытой ее части вздувались под смуглой кожей крупные вены, заметно пульсирующие в такт подергиваниям его бровей. Щеки на первый взгляд не имели растительности. Хотя, присмотревшись, я понял, что они просто идеально выбриты. Когда он рассматривал меня, на квадратном подбородке появилась маленькая ямочка. А в радужке удивительно ярких синих глаз оттенка ультрамарина прорезались лиловые прожилки, словно в заряде плазмы. Именно этот незнакомец впился в меня взглядом. Но удивления на его каменном лице не появилось. Он кивнул головой, указывая мне на расположенное напротив него кресло, приказывая сесть. Мои ноги сами направились, не слушаясь разума.

Незнакомец управлял мною, но, скорее, чтобы доходчиво объяснить, чего он хочет, поэтому я не пытался блокировать его команды. Эти двое мужчин переговаривались на неизвестном мне языке, не отпуская меня, удерживая на месте телепатическим приказом. А я и не пытался бежать. Некуда. И пусть эти незнакомцы сами общаются с ними, а меня передадут Мирайне. Но и захотят ли эти мрачные типы общаться с кем-то?

Увеличенная гравитация ясно говорила о том, что в ядре содержатся тяжелые вещества. Это объясняло наличие зеленых полос у основания огромных природных статуй — здесь были высокие приливы и отливы, и время от времени ядовитая масса болотистого океана полностью обволакивала подножья монументов.

— Я бы не рисковал садиться вне города. Судя по всему, этот город — самое безопасное место. Тем более он расположен на высоком плато, куда не попадает вода, — посоветовал по связи кто-то из них. — Интересно, почему все оставили? Если это одна из наших баз, там вполне могут найтись подходящие запчасти.

— За столько лет они могли измениться. Не факт, что подойдут, — сурово констатировал факт первый землянин. — Но попытаться можно.

— Я тоже за то, чтобы сесть в самом городе. Там должен быть космопорт с нормальной площадкой. Это болото наводит меня на весьма мрачные мысли, — попытался улыбнуться пилот, повернувшись к нам. — Нам будет проще обследовать эту базу и выяснить, кому она принадлежала. В любом случае, мы тут ненадолго.

— Хорошо. По местам. Задай маршрут для приближения, — скомандовал капитан молодому пилоту.

Мне было не привыкать к отработанной методике командной работы. Несмотря на отличия, принцип посадки не отличался от посадок на Неотерре и десятках других планет, где мне довелось побывать. Я выполнял указания капитана, пока экипаж искал место, а мы висели над неизвестным городом в ожидании окончательного решения.

На главном мониторе виднелись острова, утопающие в дымке тумана, небольшие переходы-мостики, сползающие от набережной к воде. Дальше, вглубь материка, находились строения, напоминающие мне здания известных всей галактике археологических раскопок на планете Рретан. Но здесь все было целостным, эргономичным в очертаниях и загадочным одновременно. Кое-где на островках болота я успела заметить вместо деревьев замаскированные металлические вышки связи. За это время все же определились с площадкой. Звездолет на низкой скорости следовал вниз, выдвигая основание.

Пару минут стояла тишина, а затем все облегченно вздохнули.

— Поздравляю всех с успешной посадкой. Что делаем дальше?

— Берем пробы воздуха. — Не нравится мне все это.

— Верно. Уровень радиации значительно превышает норму. Будто после взрыва. В таких условиях могли выжить только ткенны. Но здесь не было ничего подобного. Похоже, что смещение оси планеты повлияло на радиоактивный фон. Значит, в любом случае нам придется использовать скафандры. Жаль. Это задержит нас ненадолго.


Али 


Кажется, я только что была на своей помолвке. Но все внезапно растаяло, и я поняла, что нахожусь на базе ткеннов…

Они все же выкрали меня в тот день, когда мы с Реем едва не занялись сексом. Все остальное — всего лишь качественный мираж: помолвка, Ворнер, мама... Сквозь сизый туман, вставший перед глазами сплошной пеленой, я услышала хриплый голос Ворнера:

— Али, ты как?

— Что случилось?.. — начала было говорить я, приходя в себя.

Я потерялась всего на несколько секунд — сыграло роль нервное напряжение, а еще то, что девушка говорила с Ворнером на языке ткеннов, но при этом была явно местной. Одно дело — видеть давно заброшенную ткеннами базу, а совсем другое — застать такого человека здесь, в нашем времени. В ответ я услышала команду Ворнера молчать и позволить ему действовать самому. Я перевела взгляд на незнакомку, что так и сидела на полу рубки управления странного корабля.

И до меня вдруг дошло, что заинтересовало Алеарда Ворнера на панели — это были символы чужого алфавита, которые значились рядом с привычными мне словами, используемые в компьютерных системах кораблей КОР.

— Как вы это сделали? Как вытащили меня? — вспомнила вдруг блондинка последние события. Видно, она была ошарашена не меньше нас, но явно принимала за своих. — Не думала встретить здесь наших.

— Наших? — Ворнер отпустил меня, и я прислонилась к стене, наблюдая за его действиями. Он подал девушке руку, помогая подняться.

— Вы говорите на языке рретан. — Девушка крутила головой и выругалась на рретанском. И я вдруг поняла, почему Ворнер велел мне молчать. Если они скрывались от Альянса, она могла увидеть во мне шпионку и отказаться говорить правду! Вы с Рретана?

— Мне придется связаться с командиром внешней разведки и сказать ему о долгожданных гостях.

— Я попытаюсь, — поднялась я, потирая бока и с ужасом рассматривая погром на разбитом корабле, — если связь работает. Ну и влетит же мне за него…

Мне стало гораздо лучше, и я разглядывала обстановку, пытаясь понять, о каком месте она толкует, и где же они скрываются от простых людей Альянса. Блондинка в это время старалась наладить связь, чтобы сообщить своим о нежданных гостях из другой галактики.

— А если сделать это с нашего передатчика? — выдал Ворнер. — Мой помощник мог бы этим заняться.

— Попробуем. Кажется, я у вас все равно застряла. Идем, я провожу тебя на наш корабль. На этом делать больше нечего.

— Экспериментальная модель, королева собирается поставить их на производство с последующей продажей в КОР. Абсолютно новый тип частных кораблей, работающих на модифицированном топливе. На нем только провели испытания в открытом космосе. И я попросилась полетать у границ. Кажется, мое удивление зашкаливало, и Ворнер чувствовал это, хоть стойко молчал. Лишь его ладонь время от времени крепко сжимала мои пальцы. Или же правительство КОР скрывало от абестанцев слишком много правды. Или дело было в чем-то другом, чего я пока не понимала.

— Конечно, — подыграл Ворнер разговорчивой авантюристке, — просто мы вышли из гиперпространства в другой части галактики. Нам сообщили неверные координаты. Мои мысли восставали против разума. Выходило, что даже ткенны поддерживали связь со своими сородичами до сих пор. Жители туманности ткеннов считали, что связь потеряна.

Мираж закончился так же, как и начался. И все стало по-прежнему.

Весь день прошел в приготовлениях к предстоящему приему в доме Ворнера. Вокруг суетились прибывшие нанятые служащие, они приводили в порядок и украшали немыслимыми цветами огромную террасу, на которой предстояло встречать гостей. Я прошлась по территории, поговорила с хозяйкой дома, улыбающейся мне, будто она только меня и ждала. За эти два дня, которые я провела с комфортом после корабля Ворнера, я почувствовала вкус обычной жизни. Украдкой я смотрела на манеры отца блондинки, который решал по комму рабочие вопросы, не глядя на снующих мимо официантов. В длинных пальцах он вертел сигару, а его взгляд был обращен в сторону жены, словно в ней заключалась вся жизнь.

Мейси не напоминал мне других местных жителей, как и Нотэллина с ее мамой не были похожи на рожденных тут абестанцев.

— Как тебе? — спросила появившаяся Марго, отводя меня в сторону парка.

— Каждый раз так происходит?

— Это не закон. Просто родители любят иногда принимать гостей. Если событие того стоит… — Марго опустила глаза в пол, на свои домашние туфли. — Сомневаюсь, что мне понравится новый жених, хотя отец хочет мне угодить. Он сотрудничает с его родителями, и для него этот брак выгоден.

— А ты не похожа на папу, — заметила я вдруг.

— Он не настоящий мой отец, если честно, — призналась Марго. — Адмирал Мейси мой отчим. Но он лучше настоящего — тот погиб давно. Мейси сложный человек, однако именно он смог забрать все мои страхи. Он изменился с тех пор, как мы живем здесь.

— Теперь понятно, — вздохнула я. — Он был знаком с моим отцом, но не хочет рассказывать, как это произошло, как погиб мой отец.

— И не расскажет. Можешь не спрашивать. Я сама ничего не знаю про его прошлое. Ну так что, идем переодеваться! Совсем скоро начнут собираться гости. Если бы не чертово знакомство, это был бы лучший вечер.

Мы поднялись наверх, в комнаты. Марго ушла к себе. А я сбросила тунику и брюки, надев то платье, что мы выбрали позавчера в городе. Оно делало меня загадочной морской сиреной. Волосы распались по обнаженным плечам густой волной, и я двинулась к зеркалу, не веря до конца, что могу быть такой красивой. Вечер был тихим. Играла музыка, среди композиций периодически даже звучали привычные мне мелодии. Закатные лучи звезды щедро поливали каждый цветок и растение сада. Аромат напоминал мне о родном доме — именно такие вечера бывали на Неотерре.

В усадьбе адмирала Мейси собрались минимум пять десятков гостей, среди которых был молодой человек, чуть старше Марго, неуверенно посматривавший на недовольную всем девушку. Я смогла пройти к ним, и Марго повернулась, представляя парня, с которым познакомили ее родители.

— Али, это друг Ворнера, — произнесла Нотэллина, расправляя на шее колье и переминаясь с ноги на ногу.

Ее длинное платье персикового цвета скрывало почти всю фигуру, но она прекрасно угадывалась за ниспадающими фалдами. Довольно-таки открытое декольте выделяло высокие линии грудей.

— Очень приятно, — произнес синеглазый молодой человек на языке, который я понимала и даже могла изъясняться после ускоренного обучения.

Он был вполне миловиден. Ровные брови делали зрительно лицо строгим. Чуть завышенные скулы и высокий открытый лоб привлекали внимание. Тонкие губы разъехались в улыбке, и парень пригладил короткие волосы, с надеждой посматривая на Марго, затем протянул ей с общего столика бокал.

Вот только на лице Марго не было заметно никакой радости или восхищения. Скромный молодой человек из приличной семьи явно не прельщал девушку. Ее взгляд вдруг переместился в глубину террасы, на дорожку, где показались новые гости. Сначала шел высокий уверенный в себе мужчина, которого я никогда не видела. А за ним в надменном аристократе с утонченными манерами и жестами я вдруг узнала Ворнера. Именно на него внимательно смотрела Марго. Вот же, сучка! Засматривается на чужих женихов!

Волосы лорда были зачесаны назад и собраны в хвост. Белоснежная рубашка великолепно сидела на этом абестанском снобе. Ровной поступью он подошел к нам, улыбаясь во весь рот и демонстрируя ровные зубы. Рядом с ним еще несостоявшийся жених Марго выглядел жалким ботаником. От волнения застучало сердце. Я повернулась к Ворнеру с немым вопросом на устах. Он одобрительно осмотрел меня, словно оценивал, подхожу ли я ему.

— Он там, — указал он. — Разговаривает с госпожой президент. Еще не увидел тебя.

В серебристом приталенном костюме с фалдами Ворнер смотрелся непривычно, но я не могла сказать, что он ему не шел. Он не видел меня, а я наблюдала за жестами и разговор. Голова лорда медленно повернулась ко мне. Мы застыли и смотрели друг на друга, отметая все происходящее за пределами этого взгляда в стороны. Мы шагнули друг к другу с первыми аккордами заигравшей мелодии. Прикосновение его руки обожгло кожу. Я постаралась спрятать эмоции, но сердце мое стучало и рвалось к Ворнеру.

— Постараюсь. Ты потрясающе выглядишь, Алианна, — шепнул он мне, увлекая в водоворот. Я двигалась рядом с ним так, будто всегда занималась подобным. Ворнер тоже не знал местных танцев, но шел интуитивно в ритм музыки.

В касании рук объединялась наша аура. Танец сблизил нас настолько, насколько мог только близкий контакт. В плавной грации Ворнера угадывался хищник — жестокий, непоколебимый, но раненый изнутри зверь, с оскалом ровных зубов и едва заметной улыбкой. И как раньше я могла думать о каком-то хвостатом рретанине, которого не существует?

— Где ты был, Ворнер? — спросила я, когда танец закончился, и мы остановились у края площадки.

Я чувствовала, как ладонь лорда крепко сжимает мою.

— Я хочу поговорить с тобой об этом, Али, — как-то странно произнес Ворнер. — Смотрю, ты больше не мечтаешь о том, кого нет, и не представляешь на моем месте мятежного коммодора Тар Ренса, героя фантастического телешоу?

— Да, меня полностью вылечили. С Евразии и других планет Файролы прилетали лучшие психоаналитики, они собрали консилиум и нашли способ избавить меня от болезни, у меня экстраверсия и легкая форма шизофрении, а ты читаешь истории совсем не там, где надо бы.

От своих же слов становилось горько, но я должна была зацепить Ворнера хоть как-то и выманить на откровенную беседу. Я не верила, что коммодора Тар Ренса не существует, но остальные должны видеть, что мне уже лучше и я больше не витаю в облаках.

— Вот где вы! Я искал вас, Ворнер, — раздался грубоватый голос, и я увидела адмирала Хортнера Мейси. — Алианна, разрешите увести вашего жениха на конфиденциальный разговор.

— Али в курсе наших секретов по поводу уничтожения всех ткеннов Вселенной, мы можем говорить при ней, — ответил Ворнер. — У Али серьезные проблемы. Она только недавно прошла курс реабилитации. Если мы не вмешаемся, то проблемы коснутся не только меня и Мирайны Дэйл, но и жителей КОР.

— Неужели все так серьезно? — приподняла я брови.

— Более чем. Ворнер, здесь есть, где прогуляться и пообщаться наедине? — спросил адмирал Мейси.

— Думаю, мы можем пройти в подземный бункер.

— Отлично. Туда и пойдем, — согласился Мейси, лаская взглядом мое плечо. На что Ворнер ответил недовольным взглядом. Видно, приревновал.

Я хмыкнула и подумала, что мне все равно, о чем они будут говорить. Потому что все равно это никак не скажется на моей истории, которая на деле сложилась иначе.


Рей 


— Коммодор, ты даже не представляешь, как меня заводишь, — прерывисто прошептала Риайна после поцелуя. — Я давно ждала, когда ты передумаешь и позовешь к себе.

Все же эта рретанка самая лучшая любовница. И в отличие от упрямой абестанки, всегда дает. И делает это самыми разными способами. Но я не мог отрицать, что она всегда нравилась мне не только как ответственный офицер. Она могла заткнуть за пояс любого рретанина или абестанца, владела приемами рукопашного боя, всеми видами оружия. И большая часть нашего, в основном мужского экипажа боялась лишнее слово сказать в ее присутствии. Страсть между нами разгорелась неожиданно быстро, и мы проводили вместе свободное от службы время, пока меня не одолели другие заботы.

С тех пор, как я оставил королеве ткеннов свой генетический материал, я ждал, пока всю галактику населят ткенны, похожие на меня. И признают меня своим господином. Но пока королева молчала, я решил не терять времени и наладить свою личную жизнь. когда-нибудь Риайна станет моей королевой.

В ответ на мое прикосновение ее броня засветилась изнутри золотистыми всполохами. Риайна — очень красивая рретанка, этого у нее не отнять, она завела меня с первой же встречи в кают-компании линкора, когда перевелась на мой корабль.

Она застонала от возбуждения, потерлась о мою напряженную плоть и откинулась назад, позволяя расстегнуть молнию до талии. Я не выдержал, опрокинул ее на спину, ловко стащил одежду, склонился над Риайной. Посмотрел в золотистые, с оранжевыми росчерками глаза. Поцеловал. Поднявшись, я собирался уже избавиться от одежды, когда вдруг увидел на работающем голографическом экране значок экстренного выпуска новостей. Я тут же усилил звук голосовой командой.

Говорили об одном и том же. Лучше бы я вообще не включал айтаховы новости конфедерации! Я вдруг услышал новость, что Алианна выходит замуж за Алеарда Ворнера Уиллса!

Маленькая дрянь!

Не успели ткенны похитить меня из спальни, так она тут же согласилась на предложение абестанского пижона и заявила о своей помолвке на весь КОР.

И Мирайна ей наверняка в этом помогла. Зря я приглашал эту зазнобу на свидание, кормил дорогостоящими продуктами, которые делались при помощи секретных рретанских технологий. А колье — вообще моя главная ошибка. Лучше бы я подарил его Риайне! Она ценит мое внимание. Пока Алианна развлекается на приеме у ненавистного Хортнера Мейси.

В новостях что-то говорили про то, что президентская дочь проходит лечение после стресса, связанного с ее похищением ткеннами. Что-то про открытие новых каналов связи между галактиками Файрола и черной туманностью. И вообще говорили много всякой мути, поэтому я больше не слушал, а занялся сексом с Риайной. Пожалуй, после того, как закончу, сделаю ей предложение хвоста и сердец. Всех четырех.

Промелькнула мысль похитить абестанку еще раз. Посадить на цепь и заставить смотреть, как мы с Риайной занимаемся любовью прямо при ней. От этой мысли я чертовски возбудился. Ничего, когда я стану Властелином Вселенной, так оно и случится. А ее мама, президент КОР, будет готовить мне кофе, точнее, его рретанский аналог. Главное, дождаться, пока я стану главным, пока королева выполнит свое обещание. Недаром же я отдал ценный материал — свое ДНК. И ничего, что у меня нет детей. Зато кругом будут ткенны, рожденные от моих особенных генов.

Не знаю, почему Алианна никак не желала покидать мои мысли. Абестанки не в моем вкусе, хотя в них есть что-то особенное. Хрупкие, изнеженные создания, чуть превосходящие своих далеких предков-землян с Млечного Пути по некоторым показателям. Например, по продолжительности жизни или уровню интеллекта. Улучшенные земляне, так сказать. Хотя и жители Земли не остались такими же. Время просто разделило ранее единую расу на разные части, которые активно сотрудничали друг с другом.

Яростный взгляд ярко-зеленых глаз девушки преследовал меня повсюду. И ее стройное тело в серебристом комбинезоне, который не скрывал восхитительных форм, — напротив, подчеркивал их, заставляя думать вовсе не о деле…

Сложно будет ее забыть.

Но я не собирался поддаваться искушению. Ни о каких отношениях и речи быть не может. Она меня ненавидит, презирает. А мне нужно стать повелителем не только КОР, но и всего обозримого космоса.

Но как же хочется просто сжать в руках ее талию, подчинить себе надменную девчонку, впиться поцелуем в соблазнительные губы, с которых сегодня срывались резкие слова. Заставить замолчать. Довести до состояния, когда пол уйдет у нее из-под ног.

Айтах! Я вдруг понял, что снова возбужден. Пах потянуло болезненным спазмом, член налился и стоял, как дуло фотонной пушки.

А я ведь даже не успел сделать предложение Риайне. И только что получил пять оргазмов подряд. Но мне все равно хотелось заполучить абестанку. И плевать, что она дала свое согласие Ворнеру.

Как бы я хотел, чтобы Алианна Дэйл в этот момент оказалась рядом. Она бы не вырвалась, не сбежала. Я бы просто не позволил ей этого сделать. И даже не силой. Я добился бы, чтобы она сама умоляла меня продолжить…

Я уперся в стену ладонями, опустил голову. По длинным волосам стекали струи воды. Да что со мной творится? Я остановил воду, включил на регуляторе режим просушки. Немного прохладный воздух помог прийти в себя.

Прозвучал сигнал опасности, звук сирены охватил весь корабль. Но это были не враги, а наши новые союзники, ткенны. Они летели, чтобы захватить Неотерру. И мне нужно к ним присоединиться.

Шесть часов до боя я посвятил стратегии. К тому моменту уже стало известно — сколько военных кораблей летит на Неотерре с каких сторон. Я прикинул, как лучше нанести удар и заодно зацепить пару адмиральских «фрегатов». О них уже «протрубили» по всем каналам секретной связи.

Должен сказать, что преддверие боя, возможность действовать, не переживать, немного вдохновили меня. Я чувствовал желание драться. За Риайну. Пусть услышит о подвигах мятежного коммодора Тар Ренса, которого она не дождалась. Поймет, что ошибки совершают абсолютно все, даже она сама. Разве Али не поехала домой с мерзавцем Ворнером, о котором я знал много интересных фактов. И вообще давно имел на него полное досье со всеми нарушениями технологии добычи эрития на Рретане.

Набросав примерный план действий, я связался с шестнадцатью другими капитанами Ангелов, предложив им свой вариант. Кто-то что-то дополнил, кто-то просто принял. Мало кто из остальных капитанов мыслил настолько масштабно. И вообще, ткенны не так тупы, как мне казалось сразу. Ясно. Все в меня. Их биологического отца. Просто потому, что мало у кого в семье выросло столько генералов.

Воодушевление поднималось изнутри, оживляло меня.

Бой на подступах к планете имел свои особенности. Мы попадали под действие гравитации Неотерры, вынужденные вращаться по ее орбите на слабом ходу. В атмосфере планеты плазменные снаряды вызывали гигантские взрывы, сотрясая землю. Придется включить всю силовую защиту, чтобы корабль не разнесло в клочья. Зато и абестанцам будет несладко. Мы планировали загнать их именно в атмосферу.

Полицейские транспортники новой модели месяца полтора назад оснастили специальными установками. Они поглощали энергию взрыва полностью, переводя ее в энергию силового поля. Действовали с двойной для нас выгодой. Спасали корабль от любого ближнего взрыва, а энергию забирали себе, усиливая защиту.

Правда, установкам требовалась перезарядка, и пережить больше восьми мощных взрывов мы не смогли бы. Но и планета стольких плазменных атак не выдержит. Слабым местом в защите всех кораблей — и наших и пиратских, оставалась стыковка. В момент соединения транспортников отключались все уровни защиты, и корабль оказывался в полной власти нападающих.

Для нас, пожалуй, этот минус играл куда большую роль, чем для пиратов. Бандиты привыкли бросать соратников на поле боя, плевать на раненых лже-друзей. Какая взаимопомощь может быть среди пиратов?

Другое дело — ткенны. Никто из нас не оставил бы товарищей в беде.

К моменту, когда автопилот сообщил, что мы выходим на орбиту Неотерры, а вместе с нами еще десять грузовых транспортников, я был морально готов сражаться. Доказать Али, что она поступила опрометчиво, согласившись на помолвку с Ворнером и послушав Мирайну.


Али 


Впервые я пожалела, что не обзавелась виртуальной записной книжкой. Это новшество техники загружалось в кольцо-компьютер в виде программы и записывало все, что хочет хозяйка. Картинки, голоса, звуки, тексты. Тогда я точно не запуталась бы в именах членов семейства адмирала Мейси.

Было жутко неловко переспрашивать, когда адмирал поочередно представлял сыновей, племянников, кузенов, их жен и детей. Перепутать имена гостеприимных оллов выглядело тоже ужасно некрасивым. Но зазубрить всех и сразу у меня не вышло. Поэтому большую часть вечера я почти не обращалась к хозяевам, лишь отвечала на их вопросы и рассказывала то, что просили. Если абестанцы чем-то делились — внимательно слушала, вежливо кивала, старательно «записывала на подкорку». Боюсь, адмиральская семья сочла меня затюканной скромницей.

Положение спасал Ворнер. Он то ли понял, в чем проблема, то ли просто захотел разрядить обстановку и предложил отправиться отдыхать.

— Мне кажется, Али очень устала с дороги. Да и наше время для нее непривычно, — начал он, и Марго тут же подхватила.

— Да-да! Проводи Али до ее комнат. Пусть передохнет, выспится. Завтра мы затеваем пикник в ее честь в большой беседке.

Ворнер встал, подал мне руку, остальное семейство поднялось тоже. Я последовала примеру других гостей, и лорд потянул в сторону зеркала телепорта. Я почему-то уже начинала чувствовать портал, хотя и не видела его.

Это явно неспроста! Откуда в КОР телепорты?

Закралось подозрение, что и Мейси, и Ворнер сотрудничают с ткеннами. Недаром мне снился такой странный сон.

Как ни поразительно, но вышли мы прямиком в мои комнаты.

Заметив мое недоумение, Ворнер улыбнулся и пояснил:

— Портал реагирует на наши пожелания. Ты задаешь ему курс.

— То есть мы с самого начала могли перенестись отсюда в столовую? — удивилась я…

— Могли, но я решил дать тебе немного времени на адаптацию, — ответил на невысказанный вопрос абестанец.

Я выпустила его ладонь и медленно отступила в комнату. Ворнер немного постоял у двери, крепко стискивая серебряную ручку, похожую на паутинку из драгоценного металла. Даже пальцы абестанца побелели. Он чего-то ждал, а мне просто хотелось упасть в кровать и проспать сутки, а может и больше. И вообще я не знаю, как буду заниматься сексом с Ворнером даже после свадьбы. Потому что коммодор с его шикарным хвостом во сто крат лучше. А я так и не попробовала возможности хвоста...

Несколько секунд длилось томительное молчание. Ворнер не сводил с меня пытливого взгляда, а я не находила сил ответить ему. Наконец, принц развернулся и стремительно покинул комнату.

Я плюхнулась на диван и какое-то время просто сидела, запрокинув голову и глубоко дыша.

— Вам что-нибудь нужно, Алианна? — служанка мялась на пороге, не решаясь войти в комнату.

Я помотала головой.

— Нет, спасибо. Ступай.

Девушка поклонилась и плотно закрыла за собой дверь.

Я погрузилась в тишину. Из приоткрытого окна повеяло ночной прохладой. Летающие фонари светили приглушенно, не так как прежде, а часть и вовсе — погасли. Зато в небе высыпали ярко-оранжевые градины звезд.

Запахло приторно-сладким нектаром ночных цветов, закружили в воздухе сонмы толстых ночных мотыльков с мохнатыми крыльями и брюшками.

Где-то неподалеку запела птица. Затянула нечто заунывное, тоскливое, и на душе стало совсем погано. Как там Ворнер?

Наверное, новостей ждать еще рано. Утром посмотрю. Я заглянула в ванную, умылась и легла в кровать.

Уснуть никак не выходило. Что-то тревожило меня, не давало покоя. Я не понимала, что и почему, только чувствовала, что где-то очень нужна. Внезапно пришло понимание — я совсем не там, где должна быть, но ничего уже не исправить. Карты судьбы брошены… Расклад закончен… Фортуна распорядилась по-своему…

Не знаю даже, почему так подумала. Я никогда не считала себя фаталисткой. Но вот именно в эту минуту мысль пронзила ударом молнии.

Я встала, прошлась по спальне и вернулась в гостиную.

Включила компьютер и замерла в ожидании, пока тот заработает. Появится словно из ниоткуда, виртуальная клавиатура, а следом и монитор. Пестрые значки программ заполнят экран, откроется галанет, и я смогу поискать информацию про сражение у Неотерры, моей родины. Почему-то это казалось ужасно важным сейчас. Важнее всего, чем жила и дышала в последние дни.

Ткенны! Они затеяли новую войну и на сей раз были несокрушимы. Кто же на самом деле командовал их новым флотом? Почему-то мне казалась знакомой их тактика, словно я такое где-то уже видела. А потом по телевизору показали Ангела, похожего на…

Нет, этого не может быть!

убрать рекламу


>Ткенн был похож на героя моих несбыточных фантазий, к которому стремилось мое сердце, вопреки здравому смыслу и увещеваниям врачей.

Меня потряхивало от нетерпения, зубы неприятно скрежетали, кулаки сжались. А умная машина постепенно включалась, впуская меня в галанет — такой ненавистный и такой необходимый в эту минуту.

Где, покажите мне еще раз эти перламутровые глаза, которые я так любила! И мне все равно, что они находятся на лице страшного Ангела.

Сейчас эта свалка сплетен КОР, излюбленное место неудачников, что способны лишь поливать грязью тех, кто талантливей и успешней вдруг стала центром вселенной. Последней надеждой затерянной на Евразии Алианны Дэйл, которая зачем-то разрушила все, что любила… Хоть все было и во сне. Добровольно отказалась от счастья ради нелепой гордости, старомодных представлений о том, как должны развиваться отношения, кто должен идти на уступки, а кто прощать.


ГЛАВА 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Рей 


Мы выскочили на орбиту у самой планеты, карающим мечом вонзились в атмосферу, ударили из пяти плазменных пушек сразу и активировали защиту. Почти все десять абестанских судов, что спешили на Неотерру с богатым уловом, вспыхнули в мгновение ока. Вот почему еще я любил сражения в атмосфере. Мне нравилось видеть, как пламя пожирает мерзавцев, медленно подбирается к генераторам силового поля, и от корабля концентрическими окружностями расходятся огненные волны. Ударяют в соседние, вниз и вверх. Сияют солнечными протуберанцами в бирюзовом океане неба.

Мы притормозили, пока абестанцы догорали синим пламенем, в ожидании горячей встречи. И она не заставила себя долго ждать.

Корабли адмирала Мейси стартовали с планеты один за другим, устремляясь к нам, и в воздухе стало жарко.

Чтобы взорвать Неотерру нам требовалось выстрелить из всех плазменных пушек разом. Но пока приходилось отвлекаться на транспортники ткеннов, что закружили в воздухе роем назойливых мух. Их оказалось чуть больше, чем ожидали. Впрочем, это ничуть не помешало нам расправиться с большей частью защитников планеты уже в первые полчаса схватки.

Драться в открытую абестанцы не умели совсем. Неловко лавировали между плазменными и лазерными выстрелами. Уходили от атак по очень неудачной траектории, полностью открываясь для новых.

Пытались бежать сломя голову, забывая толком отстреливаться. Мы справились быстрее, чем успели устать. Раз — и нет президентских суденышек.

Состыковаться изловчились только двое.

Мы с Риайной бросились в бой первыми, едва уехала вверх стыковочная стена корабля. Остальные рванули следом.

Не помню — что делал и как, помню лишь ощущение, как разрубаю плазменным лучом тела, словно древний рыцарь мечом. Как прожигаю дыры в проклятых мерзавцах. Как мчусь в атаку.

Помню останки врагов, распростертые в неестественных позах, конечности в коридоре, выпуклые бордовые кляксы, потеки на стенах и полу.

Пока остальные бандиты пытались стартовать с планеты, подоспели еще пять абестанских транспортников. Я подал сигнал к атаке, товарищи повторили его, покорно соглашаясь с решением королевы Криокриссы. Мы ударили из всех пушек разом. Планета дрогнула, атмосфера пошла мелкой рябью, как едва тронутая ветром вода.

Мы выскочили на орбиты, нырнули в пространственные коридоры, и… случилось нечто непонятное.

Порталы дрогнули, внутри словно прошла волна и… нас начала засасывать воронка.

Я метнулся на нос корабля, а спустя секунду рядом уже несся капитан Ор Ланс. Мы вбежали в каюту управления, подключили ручное, принялись суматошно проверять приборы.

Проклятье! Я видел страх на лице боевого товарища и не мог его успокоить. Нас засасывало куда-то.

В стене пространственного коридора образовалась брешь, и мы летели прямо в нее. Я попытался изменить курс, дал задний ход, но ничего не помогало.

Корабль встряхнуло, еще и еще. Мы с лорд капитаном Ор Лансом вперились взглядом в головной монитор, пытаясь понять — куда движемся.

Вначале экран не показывал ничего, лишь синюю простыню с множеством алых точек других транспортников. Будто мы оказались нигде, в буквальном смысле слова. А затем вдруг пошли цифры, буквы, и… наконец появилось изображение.

Прямо перед кораблем появились острые пики скал, пронзающие странное, лиловое небо. Транспортник ускорился. Я попытался затормозить, но ничего не работало. Вообще. Ни двигатель, ни тормоз, ничего.


Али 


Вечеринка у адмирала Мейси продолжалась. Но мы уже знали, что на Неотерру напали ткенны во главе с таинственным военным КОР.

Кажется, это был тот самый, хвостатый принц, о котором я мечтала все это время, даже тогда, когда дала согласие Ворнеру на наш брак.

Он хотел стать повелителем Вселенной. По головизору уже показывали королеву ткеннов, Криокриссу, которая заявляла о том, что КОР должна капитулировать.

Неотерру взорвали. Надеюсь, мама успела покинуть президентскую резиденцию.

Теперь свадьбу с Ворнером придется отложить на неопределенный срок. Вряд ли мы сможем сделать шикарный банкет в таких-то тяжелых условиях.

Но я пока не понимала, хочу ли я выходить замуж. Возможно, лучше я сдамся на милость мятежника. Заодно проверю, тот ли это рретанин, которого я все это время представляла. И если у кого-то хватило добраться до этого места, то тоже нужно лечиться у психиатра. Потому что такой истории не существует в природе только на тайных сайтах ткеннов, которые специально дезинформируют общественность, как муравьи тащат все, что плохо лежит и размещают на своих тайных серверах, чтобы нерадивые земляне приходили именно к ним.

Я сидела и смотрела в окно, пока Марго носилась по каюте, заглядывая в каждый уголок. Для нее это было ново. А я прекрасно понимала, что нас похитили. Вот только не успела поговорить с Ворнером. С того момента, как меня по инерции отбросило через всю каюту, и я потеряла сознание, я ничего не помнила — только голос адмирала Мейси, когда он нашел меня, да и то он звучал в тумане.

А теперь я чувствовала себя настолько паршиво, словно меня вот-вот вывернет наизнанку. Пока Ворнера не было, я все же решилась подняться и добрела до местного клозета, где избавилась от содержимого в желудке. А потом встала перед зеркалом, опираясь двумя руками об умывальник, и подняла глаза. На меня смотрела совсем другая женщина — не леди. В отражении я видела молодую девушку с бледными губами, отливающими синевой, с мешками под глазами от напряжения. Растрепанные локоны падали на лоб и на шею, обвивая ее золотистой волной. На лице появилась белизна. Но, несмотря на мой жалкий вид, я выглядела моложе, чем раньше, в строгих костюмах и с макияжем. Холодная вода немного привела меня в чувство, но голова все равно кружилась. Наверное, я и правда сильно ударилась. Я потрогала затылок, желая убедиться, что там ничего нет. Ссадин не было, но место словно огрели чугунной трубой.

Значит, это действительно последствия удара, а не что-то другое.

В ушах звоном раздавался равномерный гул работающих двигателей. Но для меня каждый из звуков отдавался болезненным эхом в голове. Я замерла, пытаясь сделать шаг в сторону дверей, за которыми меня ждала Маргарита. Будто во сне, я услышала голос Ворнера. Он вернулся и спрашивал, где я.

Я все же шагнула к дверям. В глазах потемнело, и я прислонилась к стене помещения, лбом чувствуя отвратительный холод поверхности, от которого не становилось легче. Только бы не упасть! Не хватало, чтобы Марго лишний раз переживала. Она и так не понимает, что происходит!

— Али! Зачем поднялась?! — раздался недовольный, даже злой тон Ворнера, который подхватил меня под руки. — Я принес капсулы.

— Лучше сразу убей, — отшутилась я, когда он обнял меня за талию, провожая обратно к постели.

— Глупая. Тебе станет легче. Это восстанавливающий организм комплекс препаратов. Так тебе не будет мерещиться хвостатый рретанин. Я принесу еще антидепрессантов.

— Куда мы летим? — смогла спросить я, увидев, что Марго отвлеклась.

— Капсула! — указал он на стакан, в котором шипела, растворяясь, таблетка.

Во взгляде Ворнера промелькнула знакомая искра. И я поняла, что держу стакан и делаю глотки, сама того не желая. Главное, чтобы обратно не пошло. Ворнер придерживал дно, дожидаясь, пока я волью в себя жидкость.

— Так гораздо лучше, — проворчал он, поставив посуду на стол, а потом вернулся ко мне.

— Страшно… — проговорила я. — Кто втянул меня во все это? Кажется, будто я сплю, и мне снится сон, что меня похитил мятежный коммодор Тар Ренс и сделал своей заложницей. Хочется проснуться и понять, что ничего не было.

Я шептала эти слова скорее самой себе, чтобы Марго не услышала лишнего. Я должна была приободрить подругу, а вместо этого расклеилась окончательно. Еще бы, столько переживаний не каждому под силу перенести. Другой бы уже сошел с ума за это время.

Я должна собраться с мыслями, воспрянуть духом. Но понимала, что мне плохо, и в случае атаки я ничего не смогу предпринять. И только на Ворнера оставалась надежда.

— Евразию тоже взорвали ткенны. Хорошо, что мы успели выбраться до окончания бала в резиденции адмирала Мейси, — сообщил наконец-то Ворнер, громко выдохнув. — Мне не нравится твое настроение, Али.

— Мне оно самой не нравится. Сложно принять новую реальность.

— Новую реальность... Все еще веришь, что рретанин существует? Это ведь был просто телепроект. Похитить дочь президента. Телешоу. Этой истории никогда не существовало на самом деле. А я всегда тебя любил, Али.

Я удивленно смотрела, держась за жилистое запястье мужчины, как за последнюю опору. Неужели у него были те же проблемы, что у меня? Кто же он, черт его побери? Почему не хочет сказать мне? Ведь я уже знаю, что он тоже связан с ткеннами.

Весь мир переворачивался, словно мне вдруг обрезали пути к отступлению, и теперь нужно было двигаться вперед, в неизвестность. Да, мы летим окраиной космоса на чужом корабле, где мне не помогут ни мои деньги, ни положение. Всем на него наплевать.

Хорошо, что подруга Марго находится рядом. Я бы не пережила, если бы она осталась в системе Евразии, которую взорвали ткенны вслед за Неотеррой. Но она сильная.

— Марго, может быть, ты поспишь немного? — поинтересовался Ворнер, глядя на нее.

Она отчаянно замотала головой. Конечно, спать она не хотела — слишком мало времени прошло. Как будто поняв мои слова, Ворнер достал из нагрудного кармана коммуникатор и протянул его Марго.

— Держи! Можешь пока поиграть в видеоигры. — И подмигнул мне, мол, займемся сексом, как только твоя подружка отвянет.

У Марго вспыхнули глаза. Она схватила гаджет и рванула в сторону второго кресла в другой части каюты, пока я не передумала. А я откинула голову, размышляя над нашим положением. Таким ли оно было плохо, каким мне показалось сразу? Ведь эти незнакомцы спасли нас, когда корабль едва не расстреляли.

— Попробуй еще поспать. Скоро тебе станет лучше, — проговорил Ворнер, уходя в свои мысли. Он явно не собирался беседовать со мной, хотя мне была так необходима его поддержка именно сейчас.

Я сглотнула комок обиды, понимая, что ничего не добьюсь от него. Смежила веки, сопоставляя факты в голове. Насчет адмирала Мейси и его махинаций ничего в мысли не шло. Вместо этого я думала о хвостатом рретанине, который казался любимым.

Я задремала в крепких объятиях Ворнера, пока Марго усердно сопела в кресле, мучая коммуникатор. Проснулась от резкого толчка, поняв, что мы выходим из гиперпространства. Ворнер тоже открыл глаза и насторожился, прислушиваясь к звукам снаружи.

Вскоре к нам постучали, и двери открылись, а на пороге появился мужчина.

— Ваш корабль захвачен. Сейчас вы будете доставлены к нашему главнокомандующему — принцу Тар Ренсу. Он много заплатит за дочь президента КОР.

Наемники!

Стоп! К кому, он сказал, нас доставят?

К Тар Ренсу? Моему похитителю из сна?

Да быть такого не может. Значит, Ворнер все это время лгал мне, и мама скрывала правду. Тар Ренс — вовсе не мираж, не плод моего больного воображения.

Он существует, мой хвостатый принц на белом динозавре. И скоро я увижу его воочию.


Рей 


Двигатели корабля заработали, в рубке управления раздавался равномерный гул. Мы быстро настраивали компьютер, пытаясь задать курс в сторону родной галактики. Конечно, придется управлять и вручную. Но нам не впервой. Однажды я уже бывал на корабле ткеннов — в день, когда спасал отца Алианны, Эрмира Дэйла. И не спас.

Кто мог знать, что моя жизнь повернется таким образом и мне придется похитить дочь боевого товарища? Полюбить больше этой самой жизни. Спасаться от ткеннов, чтобы спасти ее.

Конечно, с того дня прошло почти двадцать лет, многое изменилось. Тогда я являлся лишь одним из наследных принцев Рретана и даже не думал о власти. Моей жизнью был космос. Да и корабли ткеннов сейчас были немного другими. Их цивилизация развивалась быстрее, чем хотелось бы. Все из-за внедрения генов уников — абестанцев с особыми способностями и повышенным интеллектом, как пояснил по пути захваченный в плен Ангел.

Дело не только в возможности подстраивать код ДНК под партнера и рожать детей от представителей других рас. Уники обладали особенной памятью, запоминали длинные комбинации цифр, делали в уме сложнейшие расчеты. Так вот как Алианна смогла узнать пароль от моего кабинета на Тэо и вошла в бортовой компьютер, чтобы на время отключить силовое поле! Я догадался о ее других способностях, вспомнив, что такими же обладал Эрмир Дэйл. Мы всегда удивлялись, как он воспроизводил сложные шифры, как управлялся с компьютерами. Как же я сразу не понял?.. Да что уж… Теперь главное — улететь.

— Что происходит, Рей? — Риайна испуганно смотрела на меня.

В этот момент наш корабль сильно встряхнуло.

— Атака! Ты же слышала. Одевайся.

— Как же ткенны?

— Плевать на них, спасти бы наши за… хвосты!

И пока Рийана поспешно одевалась, я уже покинул свою каюту, бросившись на помощь капитану Ор Лансу. Я ворвался в рубку управления в считанные секунды, тут же обратив внимание на экран, чтобы оценить ситуацию.

Ситуация была дерьмовой — наш флагман преследовали два, вооруженных лучевыми пушками звездолета. А где-то в хвосте за ними, судя по всему, летел тот самый корабль, который не стал догонять Ор Ланс, спасая мою шкуру. В этот момент я почувствовал нечто странное, как будто вину за происходящее. В нашу сторону выпустили пучок высокоэнергичных частиц, но аппаратура рретан сработала отлично, и наш компьютер вовремя перехватил сигнал новой атаки. Мы резко сменили траекторию.

В кресле второго пилота сидела Риайна. Мне же досталось место, с которого я мог лишь наводить прицел и координировать направление ответных лазерных лучей — не самое крутое из моих навыков, но со звездолетом Ор Ланс управлялся лучше меня, поэтому выбирать не приходилось.

Главное сейчас — уйти от преследования и выяснить, где мы находимся.

Я вычислил координаты кораблей и определил радиус поражения нашего эксимерного лазера, чтобы приостановить по-боевому настроенных нападавших. Но умом понимал, что эти заряды для них несущественны и могут лишь задержать незнакомцев.

— Через сколько ткенны будут здесь? — быстро спросил я в момент передышки, когда мы вышли на новую прямую.

— Они находятся в гиперпространстве. Не успеют.

— Ищи путь — может, успеем уйти в подпространственный коридор, — приказал я.

— Ничего подходящего поблизости. Предлагаю включать все ускорители и просто сматываться, пока нас не поджарили эти абестанцы. — Ор Ланс умело вывернул штурвал вправо, а я увидел на экранах, как мимо нас пронеслись меркнущие в космической бесконечности розовые заряды.

— Давай, иначе не справимся. — Я опять прицелился, отстреливаясь от наших недругов, подключив трехмерный обзор экрана. Голограмма автоматически вращалась вокруг меня, поворачиваясь в сторону объектов поражения эксимерного лазера.

Я тут же попал в цель, и один из кораблей противников пошел в сторону, пораженный нашим орудием. Но это не было слишком опасным для него, потому как он тут же развернулся, чтобы снова пойти в атаку. Второй присоединился — нас зажимали в тиски. И все сложилось бы не плохо, ведь мы уже набирали сверхсветовую скорость и через несколько секунд должны были вырваться из этого полукольца, если бы не новый корабль такой же конструкции, невесть откуда появившийся с противоположной стороны по ходу нашего движения.

Одновременно с этим в наш корабль выстрелили, и Ор Ланс потерял управление. Нас болтало, словно мы попали в водоворот. Голограмма вокруг меня превратилась в сплошное сияющее поле, а потом и вовсе выключилась.

За Ториана Дей Нира я не переживал — тот наверняка был пристегнут с первых секунд схватки, чтобы уберечь себя. Хоть бы он успел передать сигнал об атаке на флагман, если тот вышел из гиперпространства!

— Рей… Мы в глубокой заднице… — прозвучали приглушенные слова Ор Ланса. — Они просто хотят нас расстрелять.

— Пытайся выровнять корабль, — проговорил я, стараясь настроить изображение. — Риайна, выйди на связь с Дэй Ниром, узнай, что там у него.

— Связи нет, — растерянно проговорила рретанка.

— Час от часу не легче… Кажется, нам конец, — заключил я, когда понял, что мы останавливаемся, а нас окружают те самые звездолеты.

Секунды тикали у меня в голове, отсчитывая время до нашей смерти.

Я вдруг понял, что они задумали — массированную атаку сразу с трех сторон, чтобы взорвать наш корабль. Именно поэтому они не подходили близко, а держались на расстоянии, синхронизируя свои пушки.

Мой мозг просчитывал варианты спасения, но ничего не приходило на ум. Только одна мысль пульсировала в голове — Риайна тоже погибнет, так и выйдя за меня замуж.

Нас могло спасти только чудо, но я никогда не верил в него.

— А это еще что за...? — раздался вдруг удивленный вопль Ор Ланса, который, широко раскрыв глаза, смотрел на монитор.

Там происходило нечто странное. Прямо перед нами открывался портал — там, где его априори не существовало, ведь до того Ор Ланс успел обшарить ближайшее пространство. Разноцветный круг пульсировал, из маленькой точки превращаясь в сияющий диск, края которого дрожали в черном вакууме.

Словно кто-то сумел преодолеть время и пространство, не используя старые пути, а создав свой, новый. Деформировал космос, сделав искривление там, где это было нужно ему. Из сжимающейся рваной раны пространственно-временного портала вынырнул большой корабль, а за ним еще один. Я не дергался, понимая бесполезность сопротивления. Мы не могли знать, на чьей стороне новые гости, и предпринимать что-то было преждевременно — быстрее окажемся взорванными. И вдруг, на мое удивление, оба корабля-паука развернулись к нашим недругам.

Раздались несколько залпов из неизвестного мне оружия, и я понял, что выстрелы прошли мимо нас, а с двух сторон мониторы выдали нам картины взрывов. В это время третий корабль успел набрать скорость, но и его настигли разряды странного происхождения. Мы остались одни, на сломанном корабле, где временно не было связи. И я не мог утверждать, что мы не окажемся следующей целью. Я приблизил изображение кораблей и вдруг замер, не понимая, в чем же дело.

Эта конструкция звездолетов была мне до боли знакома — словно часть моей прошлой жизни, о которой я предпочитал не вспоминать. Все повторялось снова.

— Нас притягивают магнитным стыковочным лучом. Что делать, Рей?

— Это же Криокрисса! Моя королева — радостно ответил я, пытаясь разложить свои рваные мысли по полочкам.

Королева ткеннов отыскала нас на краю галактики, вырвав из черной дыры и спасая от преследующих нас абестанцев. Как хорошо! Я ни на секунду не сомневался, что Криокрисса сдержит свое слово, и я стану Властелином галактики! КОР падет, это неизбежно.

— Открой. Это свои. Пусть заходит.

— Уже. Ждем гостей… — выдохнул Ор Ланс, не до конца понимая, что происходит. — Откуда они взялись?

— Ты пропустил спираль. Хорошо, что мы туда не пошли — могла произойти катастрофа, — быстро смекнул я, что ни Ор Лансу, ни Рийане не стоит знать лишнего. Не буду, пожалуй, пока посвящать их в свои грандиозные планы завоевания Файролы.

Как в трансе я шептал имя Криокриссы, прислушиваясь к шагам в коридоре нашего корабля. Я понимал, что с момента начала боя и до этого мгновения прошло немного времени, но и оно казалось бесконечностью.

Как там Али? Она ведь на Евразии, а Неотерру уже взорвали. А я хотел, чтобы абестанка принадлежала лишь мне, а не Ворнеру. На пороге показалась королева Криокрисса. Она едва вместила свое грузное тело в рубку управления нашего лайнера.

— Ты едва не провалил операцию, коммодор Тар Ренс? — недовольно заявила она, сверля меня глазами.

— Я старался. Но не всегда выходит, как хочется. Наши планы не изменились? — хитро прищурился я.

— Нет, мы наплодили много ткеннов — Ангелов с твоими генами. Скоро мы станем непобедимы.

О! Значит, мы на верном пути. И королева не подвела!

— Это были корабли абестанцев. мы захватили парочку, нужно их обыскать.

— Обыскать корабль! Найти блок с информацией, мы узнаем секрет адмирала Мейси и завоюем абестанцев! Скоро придет наша эра! Эра королевы Криокриссы и рретанина Тар Ренса! Слушай, хвостатый, а ты не думал, что нам нужно заключить фиктивный брак, чтобы править Вселенной вместе? Тем более, у нас уже… фактически есть дети. Ангелы с твоими генами.

— Рретане — короли галактики и так… Нужно захватить Евразию. Там находится загородная резиденция адмирала Мейси. Он не участвовал в битве лично. Я хочу отыскать Алианну Дэйл. Она будет принадлежать мне. И если кто-то наивно думал, что в этой истории будет хороший конец, то весьма заблуждался!


Али 


Меня вели к нему в наручниках. Это конец! Рретане вместе с ткеннами захватили галактику. Все наши планеты уничтожены, а абестанцы и земляне порабощены новой расой — полуткеннами, полурретанами. Эти странные существа кругом. Они управляют этой станцией.

Я не могла сказать, что ненавижу Тар Ренса за похищение. Вообще не знала, что чувствую к этому рретанину. Но однозначно хотела его увидеть.

Он сидел на троне с короной на голове. На нем был надет пояс власти. В руке он держал жезл, который при необходимости мог стрелять лазерными лучами.

Моя память возвращалась! Я помнила все, что случилось. Помнила нападение ткеннов на балу. Помнила станцию Тэо и сладкие поцелуи рретанина.

Да! Это не было миражом! Я люблю Тар Ренса. А вот он…

Похоже, теперь он любит королеву ткеннов, которая занимала половину тронного зала. И свою рретанку, Риайну. Для этого Тар Ранс даже узаконил на Рретане многоженство.

— Как ты могла предать меня, маленькая абестанка? — налились сталью его глаза.

— Рей… — замялась я. — Я думала, что тебя не существует, поэтому вернулась к Ворнеру. Кстати. а что с ним?

— Я решил его казнить. Прямо сейчас, при тебе. Ты же любишь всякие шоу? Тебе однозначно понравится. У меня богатая фантазия на сей счет.

— Нет! Ты не можешь убить Ворнера! Лучше меня убей. Ворнер — честный абестанец. Он не бросил меня даже тогда, когда вся КОР считала меня ненормальной.

— Ладно, ты права. Зачем нам шоу… Приведите сюда Ворнера! — крикнул Рей Ангелам, так похожим на него.

Ворнера привели к Рейминару через несколько минут.

— Смотри же, Алианна, как умирает твой возлюбленный. — Тар Ренс поднял трость-бластер и выстрелил. В воздухе тронного зала запахло жареным мясом. — Как просила, быстро и без оваций. Так что же мне делать с тобой, юная абестанка? — сверкнули его глаза.

— Ты убил моего Ворнера. Уничтожил Неотерру, Евразию. Завоевал всю нашу галактику. Этого тебе недостаточно? — прошипела я.

— Я думал, ты меня все еще любишь. Знаешь… а у меня есть отличная идея. Ты выйдешь замуж за нашего нового главнокомандующего. Он тебе понравится, Али! Я назвал его Хорт, в честь адмирала Хортнера Мейси. Эй, Хорт! Иди сюда! — крикнул Рей.

Я присела на пол, косясь на огромное тело королевы ткеннов… теперь уже королевы Криокриссы Тар Ренс. Ну и мерзость!

Так ему и надо… гаду.

А вскоре в зал явился незнакомый мне мужчина. Я даже опешила, глядя на него. Он был так похож на Рея… Четыре руки, мужественное лицо. Ему передался даже взгляд рретанина. Я даже растрогалась. Эти четыре лапки меня так умиляли. А хвост… Какой у него был хвост! А еще он был девственник.

— Хорт, ты должен взять в жены дочь бывшего президента КОР, Мирайну Дэйл! Это приказ! — рявкнул Тар Ренс.

Ангел подошел ко мне, обнял за талию. И меня вдруг обдало жаром желания. Да, я испытывала к ткенну такие же сильные эмоции, какие испытывала раньше к мятежному рретанину. Он — мой единственный. Я даже забыла, что неподалеку от меня лежало тело мертвого Ворнера. Могла думать лишь о Хорте. Наверное, это судьба. Надеюсь, он взял лучшее от Рейминара Тар Ренса. Ведь в нем — его гены.

— А она ничего. — присмотрелся ко мне Хорт. — Это приятный приказ. Правда, милая? — прошипел он мне в ухо, обвив хвостом. У меня задрожали коленки от предвкушения первой брачной ночи.

— Мы с тобой сами потом завоюем Вселенную. Правда, милый? — прошептала я в ухо Ангела, когда он уводил меня из зала.

В общем, главное — надеяться и верить. Ведь судьба не всегда ждет там, где ты ее ищешь. Я буду счастлива с Хортом, нарожаю ему детей. И пусть Рей подавится слюной рядом со своей Криокриссой и Риайной. Ведь они могут делать в постели то, что я.


ЭПИЛОГ

 Сделать закладку на этом месте книги

Моя мама оказалась жива. Она успела покинуть Неотерру незадолго до взрыва. Хортнер Мейси оказался предателем, как я и предполагала. Он работал на Криокриссу еще задолго до того, как она похитила Рея и предложила ему сделку. По Ворнеру я правда немного горевала. Но вскоре заботы сменились приятными — я узнала, что жду ребенка. Я тут же сообщила новость отцу моего малыша, несказанно порадовав. Узи показало, что у малыша папины гены. А значит, он унаследует внешность рретан и ткеннов.

Мы поселились на одной из планет Файроллы, ведь теперь ткенны могут обитать на любой планете, подстраиваясь под условия. Это вызвано тем, что у них выработался новый генотип. Мы привыкли и не обращаем на них внимания.

Но меня до сих пор не покидает мысль, что все могло сложиться иначе. С того момента, как ткенны открыли телепорт в спальню, все напоминает сон, в котором я потерялась, и в котором потерялся мой рретанин. Возможно, КОР до сих пор существует, а все это мне лишь снится?

— Маленькая, ты не забыла? Мы летим в гости к Криокриссе, — раздался голос моего любимого мужа, вырвав меня из странных мыслей. — У них пополнение: новая партия Ангелов. Все — точная копия своего отца. И моя, разумеется.

— Отличная новость! — улыбнулась я. Нужно жить новой реальностью, ведь прошлого все равно не вернуть.

Я действительно порадовалась за Крис, как называла я новую королеву нашей новой галактики.

— Что бы я делал, если бы мы не встретились в тот день завоевания вашей галактики? Вдруг Рей отдал бы тебя кому-нибудь другому? — обнял меня муж, и его глаза сверкнули перламутром. — Ты моя королева! Королева моего сердца!

— Не волнуйся, милый. Я с тобой! Хотела спросить, ты не в курсе, как проходят разработки нашего нового секретного оружия?

— Не волнуйся, Алианна. Машина времени будет готова в срок, как и говорили наши ученые.

Я довольно улыбнулась и прильнула к мужу. Скоро мы все изменим.

Лишь мы — властелины своей судьбы. И лишь нам знать, какой конец истории верный. Потому что если хорошо поискать и заплатить небольшую цену, можно получить именно то, что мы хотели получить, когда все только начиналось.


Конец 





убрать рекламу








На главную » Сапфир Ясмина » Заложница мятежного коммодора.