Кокс Мэгги. Просто будь со мной читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Кокс Мэгги » Просто будь со мной.





Читать онлайн Просто будь со мной. Кокс Мэгги.

Мэгги Кокс

Просто будь со мной

 Сделать закладку на этом месте книги

Maggie Cox

CLAIMING HIS PREGNANT INNOCENT


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.


Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.





Claiming His Pregnant Innocent

© 2018 by Maggie Cox

«Просто будь со мной»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019


* * *

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

– Что значит, арендаторша требует больше времени на раздумья? То есть она отказывается уезжать?

Бастиан Каррера не верил своим ушам. Он меньше всего хотел услышать подобную новость после того, как в прошлом месяце с энтузиазмом общался с заграничными покупателями, стараясь увеличить рыночные продажи оливкового масла своей семейной компании; послезавтра ему снова придется покинуть страну.

Он вернулся домой, в Италию, совсем ненадолго перед тем, как отправиться в Бразилию не только по делам фирмы, но и по своим личным. Его семейный бизнес был одним из лидирующих в своей области, и многие люди интересовались тем, как он достиг такого феноменального успеха. Его семья обладала таким богатством, о котором большинство только мечтает, и к тридцати шести годам Бастиану, казалось, не к чему больше стремиться, но он по-прежнему хотел двигаться вперед, а не стоять на месте.

Однако беспокойное выражение загорелого морщинистого отцовского лица говорило о возможных помехах на его пути. Старику было явно неловко сообщать сыну плохие новости.

Незадолго до отъезда Бастиан уведомил своих арендаторов о том, чтобы они покинули сдаваемые ими внаем каменные коттеджи, которые располагались на земле, считающейся экологически чистой. Обычно на преобразование земли уходило около трех лет, и Бастиан планировал посадить больше рощ с органическими оливковыми деревьями.

За несколько поколений его семья зарекомендовала себя одним из лучших производителей оливкового масла в Италии и сколотила целое состояние, но их целью никогда не был заработок денег. Они стремились обеспечить людей экологически чистой продукцией, и поэтому Бастиан использовал все возможности для улучшения производства.

Его отец вздохнул:

– Нет… Она не отказывается наотрез, но…

– Ты сказал ей, что у нее нет выбора? Что нам нужна эта земля?

Слегка покраснев, Альберто Каррера повел плечом:

– Сказал. Но леди не хочет уезжать. Она недавно развелась и надеется возродить свою карьеру. Она говорит, что свет на вилле идеально подходит для ее работы, поэтому она установила мольберт под потолочным окном.

– И кто она?.. Ученица великих мастеров? – Бастиан нахмурился.

– Она не обычная художница. Лили иллюстрирует детские книги, и она говорит, что имеет право оставаться на вилле, поскольку подписала договор аренды на два года, а пока арендует ее только шесть месяцев.

Бастиан снова нахмурился и резко выругался. Но какие бы эмоции ни выражало его лицо, оно было неотразимым: с волевыми и красивыми чертами. Альберто с гордостью говорил, что его сын унаследовал внешность от матери, а в ее семье все были исключительно красивыми. Единственный сын был его последней связью с Аннализой – очаровательной девушкой, в которую он влюбился много лет назад и которую потерял слишком рано, когда она умерла при родах.

– А ты предложил этой женщине компенсацию?

– Да, сынок. Но, по-моему, ее не так легко убедить, и я не могу ее осуждать.

Потеряв терпение, Бастиан положил руки на бедра; его карие глаза сверкнули.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что ты не можешь ее осуждать? Ты говоришь так, словно эта женщина тебя околдовала, отец! До моего отъезда за границу осталось два дня, и я должен убедиться, что преобразование земли началось. Ладно, забудь об этом. Я пойду и поговорю с ней сам.

Он спустился по широким ступенькам лестницы с лепниной в семейном доме, радуясь возможности подышать свежим воздухом. Его сердце учащенно колотилось от ярости на женщину, которая вообразила, будто может сломить волю его отца, чтобы удовлетворить собственные потребности. Как она посмела воспользоваться ситуацией, пока Бастиана не было рядом? Но он скоро все исправит.

По пути к сравнительно скромному каменному коттеджу, построенному его предками, он размышлял о его упрямой обитательнице.

Он не знал ее и даже ни разу не видел. С арендаторами общался его отец.

Альберто ослабел после инфаркта год назад, и Бастиан хотел, чтобы он свел свои обязанности к минимуму. Помимо домработницы, Долорес, у них было много работников, которые ухаживали за землей и выращивали оливки. Сам Бастиан довольно часто помогал им, потому что любил копаться в земле. Он считал, что запах земли ни с чем не сравнить.

К счастью, его отец не слишком жаловался на свои новые обязанности; Бастиан догадывался, что годы отца дают о себе знать. Он практически загнал себя в могилу, помогая создавать бизнес, а инфаркт сильно его напугал.

Добравшись до дома, который находился вдали от оливковых рощ, обеспечивая его обитателям уединение, Бастиан ловко поднялся по ступеням. Взглянув на один из двух кованых балконов под покатой крышей с множеством красных бугенвиллей, увивающих декоративные решетки, он вдохнул наполнивший воздух аромат.

Его напряжение начало ослабевать. Хорошо снова оказаться дома, даже если ненадолго.

Быстро вспомнив причину своего визита, он постучал в дверь. Бастиан считал, что важно немедленно одержать верх над своей непокорной арендаторшей, не давая ей никакого преимущества. По крайней мере, он так запланировал.

Но вот дверь открылась, и он увидел зеленоглазую светловолосую красавицу, которая стояла перед ним босиком, с взъерошенными волосами, в разноцветном полосатом платье без рукавов. Она обладала телом, которым может похвастаться прима-балерина. Все его планы рухнули…

– Чем я могу вам помочь? – спросила она, не зная, стоит ли улыбнуться.

«С чего мне начать?» – подумал Бастиан. Его едва не остановило шокирующее сильное желание. Ему казалось, он воспламенился изнутри…

Собравшись с мыслями, он ответил:

– Синьора Александер? Я Бастиан Каррера… ваш арендодатель.

– Вы имеете в виду, вы сын Альберто?

Она улыбнулась. На свете не было женщины, которая не стала бы жертвой обаяния отца Бастиана. Ему с трудом верилось, что эта женщина была замужем и развелась; она казалась невинной.

– Именно так. Мне можно войти? Я хотел поговорить с вами.

На улице было жарко, но тон Бастиана оставался ледяным. Не важно, как хороша собой Лили Александер, он, не моргнув глазом, потребует, чтобы она освободила коттедж. В конце концов, бизнес есть бизнес, а Бастиан не позволит своему либидо одержать верх над здравомыслием.

– Пройдемте в гостиную. Мы можем поговорить там, – предложила она. – Что вам принести выпить?

– Ничего. Я бы предпочел, чтобы мы просто поговорили.

С замирающим сердцем Лили провела довольно серьезного итальянца в очаровательную домашнюю гостиную с уютным балкончиком за стеклянными дверями, из которых открывался превосходный вид на море.

Младший Каррера оказался довольно угрюмым, но поразительно красивым. Темные волосы, касающиеся плеч; острые скулы; знойные карие глаза, при виде которых растает любая женщина. На нем была белая батистовая рубашка и светло-голубые джинсы.

Лили осознала, что уже давно не смотрела на мужчину с желанием. На это повлияла ее жизнь с мужем, который не интересовался близостью с ней. В любом случае она не позволит своему бессмысленному желанию узнать Бастиана лучше, отвлечь ее от цели – продление аренды виллы. Приезд сюда подарил ей свободу; ей надо было сосредоточиться на работе и зарабатывать на жизнь.

Она всегда считала себя талантливой художницей, хотя в это не верил ее логически мыслящий бывший муж.

– Я не понимаю твою преданность рисованию. Ты можешь получить гораздо более высокооплачиваемую работу, – заявлял он.

Проблема заключалась в том, что Марк вкладывал всю свою энергию в работу брокера в Сити. Он считал деньги единственной целью в жизни. Лили следовало знать с самого начала, что у нее с ним абсолютно разные цели. Но поиски стабильности и решение выйти замуж за мужчину с деньгами и жильем, которое могло обеспечить ей безопасность, заставили ее заблуждаться.

Да, Марк был красивым и остроумным, и, когда они впервые встретились, он регулярно говорил ей, как ему приятно быть с ней и как она ему нравится. Разве можно не увлечься таким мужчиной? Однако ее дружеские чувства к нему, к сожалению, не переросли в страсть.

И она уже засомневалась, что вообще умеет чувствовать.

По правде говоря, то, что началось, как приятная дружба, не следовало заканчивать браком. Это было очевидно. Вскоре после свадьбы их отношения разладились. Вдобавок к этому Лили быстро надоела чуждая ей лондонская жизнь, потому что она не могла общаться с друзьями и коллегами Марка, которые только и делали, что выгодно вкладывали деньги.

Будь она разумнее, не выбрала бы подобную жизнь с самого начала. Их развод был неизбежным и желанным. После этого Лили решила больше никогда не совершать ужасную глупость, выходя замуж почти за незнакомца.

Понимание того, что она может зарабатывать деньги своим ремеслом, стало единственным преимуществом в ее пользу. У нее были сбережения, а это означало, что ей не придется зависеть от алиментов. Тем не менее Марк настоял на том, чтобы она приняла от него чек на большую денежную сумму и начала новую жизнь. Он хотел, чтобы они остались друзьями и разошлись мирно.

Очаровательная итальянская вилла, которую нашла Лили, предоставила ей все, что она хотела. Это было идеальное место для работы над книжными иллюстрациями. Именно здесь Лили планировала вернуть себе уверенность. Особенно после брака, заставившего ее сомневаться в том, что она когда-либо найдет мужчину, который действительно ее захочет.

Возможно, она просто делает что-нибудь не так? – Присядем? – предложила она, указав на слегка потрепанный диван винного цвета, а сама уселась в обитое ситцем кресло.

Когда Бастиан сел, Лили заметила, что он положил руки на колени, словно хотел немедленно начать действовать, если возникнет такая необходимость. Он наверняка с трудом сдерживал свою энергию и не умел расслабляться. Чувствуя, как он стремится поскорее покончить с их делами, Лили надеялась, что им не помешает его нетерпение.

– Несколько недель назад мы уведомили вас о необходимости освободить дом, – начал он.

Она сдвинула брови.

– Да. Мне сказали, что вам нужна земля для посадки рощ.

– От своего отца я узнал, что вы передумали уезжать.

– Я сразу не согласилась с вашим уведомлением. Когда я арендовала это место, я подписала юридический документ, в котором указано, что срок аренды составляет два года. Я прожила здесь только шесть месяцев.

– Я хорошо знаю об этом, синьора. Я думал, мы уговорим вас, предложив вам денежную компенсацию и другое подходящее жилье.

Вздохнув, она выпрямила спину.

– Дело не только в практических соображениях. Я полюбила это место. Здесь я нашла вдохновение.

Выгнув темную бровь, Бастиан скрестил руки на груди.

– Вы не можете найти другое жилье?

– Я сейчас на мели. Однажды я приняла неразумное решение, и моя жизнь усложнилась. Следовательно, я потеряла веру в свои способности.

Она сжала руки, чтобы сдержать в них дрожь. Зачем так явно показывать свои эмоции? Она должна научиться думать, прежде чем говорить. Теперь Бастиан заподозрит, что она не совсем уверена в их предстоящем разговоре; и возможно, она сомневается в законности своей аренды.

Он уставился на нее темно-карими глазами.

– Но издатели по-прежнему интересуются вашими работами?

– Да, интересуются. Я иллюстрирую рассказы известного детского писателя и до сих пор не получала никаких жалоб. Книжные иллюстрации очень хороши, несмотря на недавние проблемы в моей жизни.

– Вы не хотите сами писать рассказы и иллюстрировать их?

Забавно, что он об этом спросил. Это была давняя мечта Лили.

Она с трудом сглотнула, сбитая с толку его понимающей улыбкой. На этот раз она задрожала по другой причине… Если бы он работал на английскую разведку, то мгновенно расколол бы любую преступницу.

Ей стало не по себе при мысли о том, на что способна его легкая сексуальная улыбка.

– Да. Я уже написала пару рассказов, но… Ну, это нелегкая профессия.

– По-вашему, лучше придерживаться того, что хорошо известно?

Она возмутилась:

– Я этого не говорила. Я просто думаю, что лучше все делать постепенно.

– Значит, в риск вы не верите?

– Вы пришли сюда, чтобы поговорить со мной об аренде этой виллы, синьор Каррера. Вам не кажется, что нам лучше поскорее с этим покончить? – Она говорила твердо, не желая, чтоб Бастиан считал ее потенциально слабой.

Неторопливо оглядывая удивительно милые черты Лили, Бастиан понял, что ему внезапно стало трудно вести деловые переговоры.

Обдумывая слова Лили о том, что в последнее время ее жизнь была довольно трудной и она потеряла веру в свои способности, Бастиан быстро проанализировал весь спектр возможностей. Она была при смерти? Или поправлялась после несчастного случая или болезни? Или потеряла деньги из-за финансовых махинаций?

Затем до него дошло…

Отец Бастиана сказал, что она недавно развелась. Без сомнения, ее уверенность в своих силах подорвал неудачный брак. Кроме того, она наверняка любила своего мужа…

Поскольку эта идея обеспокоила его больше, чем следовало, Бастиан снова вернулся к их разговору:

– Ладно. Поговорим о делах. К сожалению, нам с моим отцом надо, чтобы вы как можно скорее освободили виллу, синьора, и мы с радостью возместим вам все неудобства. Как уже говорилось, мы даже подберем вам подходящее жилье в этом районе.

Лили погладила ладонями предплечья, словно ей стало холодно. Сердце Бастиана забилось чаще при мысли об особом способе согреть ее. Уже давным-давно он не чувствовал влечение к женщине, и то, что это случилось сейчас, с Лили, смутило его.

– Вы действительно думаете, что я соглашусь уйти просто так? – спросила она, заправляя за ухо длинную прядь волос. – Знаете, у меня тоже есть права.

– Конечно. Вот почему мы сделали вам очень выгодное предложение. Вы не останетесь без средств и жилья. – Глубоко вздохнув, Бастиан напрягся, потому что ему было крайне сложно произнести следующие слова: – Если вы не уедете, то нам придется вас выселить.

Она вскочила на ноги. Бастиан увидел, как дрожит ее верхняя губа, а на щеках выступает румянец, и почувствовал себя законченным негодяем. Еще ни разу необходимость угрозы во имя бизнеса не беспокоила его так сильно. С самого начала своей карьеры Бастиан понял, что не может угодить всем и иногда ему необходимо угрожать, чтобы получить желаемое. Но ему не хотелось разочаровывать Лили.

– Вы действительно это сделаете? – спросила она. – Вы искренне считаете, что это справедливо?

Поведя широким, мускулистым плечом, он постарался говорить спокойно и не начинать ссору. Он прекрасно понимал, что в редких случаях его эмоции могут возобладать над разумом.

– Мы прислали вам несколько уведомлений. – Встав, он раздраженно пригладил рукой волосы. – По-моему, этого было достаточно.

– Нет.

Лили решила упорствовать. У Бастиана Каррера не получится говорить с ней как с кротким маленьким ягненком, на которого ему наплевать. Другие люди раньше относились к ней с таким же презрением, но она не потерпит этого.

Она вспомнила, как над ней издевались в школе за то, что она была стеснительной и неуклюжей и отказывалась становиться членом какой-нибудь группировки. Жестокие насмешки одноклассников и их попытки затравить ее заставили Лили чувствовать себя еще более одинокой, чем дома. У нее не было любящей семьи. Но боль из прошлого заставила ее сейчас еще решительнее противостоять своему арендодателю.

– А вы бы хотели, чтобы вас выгнали из собственного дома, словно ничтожество? Как будто ваши потребности не имеют значения? – Она заговорила суровее: – Люди вроде меня не имеют для вас значения, если вы получаете то, что хотите, да?

– В каком смысле?

– Вы отлично меня понимаете. Вы считаете, что мои потребности не так важны, как ваши собственные. Я обычная женщина, пытающаяся наладить свою жизнь, и мне не будет диктовать мужчина, который считает себя лучше меня только потому, что унаследовал богатство и землю! И никто не может отнять у него самое необходимое: например, жилье!

– По-вашему, я не ценю то, что имею? Вы считаете, я принимаю свою удачу как должное? – Взгляд Бастиана ожесточился. – Вы понятия не имеете, насколько вы не правы. Я работаю так же усердно, а может быть, даже усерднее любого своего сотрудника, потому что это то, чему я научился у своего отца. Он показал мне, что бизнес особенно выгоден только тому, кто им управляет, поэтому мы должны ценить тех, кто работает на нас, и давать им понять, как их работа влияет на успех и благополучие всех нас.

Он говорил с такой страстью. Лили сразу поняла, что задела его за живое. Она знала, что ведет себя так, будто обвиняет Бастиана и завидует его удаче. Но она совсем не испытывала к нему таких чувств. Она просто хотела, чтобы к ней относились справедливо и не отталкивали от себя, как надоевшее существо.

– Я не говорила, что вы приняли что-то как должное. Я сама горжусь тем, что усердно работаю. Просто…

Она оказалась лицом к лицу с Бастианом и изо всех сил старалась не отвлекаться на его красоту.

– Неужели вам так срочно надо высадить эти органические оливковые рощи? Разве нельзя подождать, пока не истечет согласованный срок моей аренды?

Тяжело дыша, она почувствовала, что вспотела. Сегодня был особенно знойный день, но температура на улице стала не единственной причиной обрушившегося на нее жара…

Это все из-за Бастиана Каррера.

Он не ответил, поэтому она тихо прибавила:

– Просто вы меня бесите.

Его улыбка была почти насмешливой. Его ярость внезапно рассеялась. Она посмотрела в его внимательные темно-карие глаза и увидела в них откровенную чувственность.

– Обычно так говорят любовникам.

– Что вы имеете в виду? – спросила Лили. Она была слишком взволнованна, чтобы понять, как и почему внезапно переменилась тема их разговора.

Ощутимая напряженность между ними, от которой наэлектризовался воздух, искала выхода.

Словно в подтверждение этого, слегка мозолистая и теплая рука итальянца внезапно коснулась ее шеи; он опустил голову. Лили не могла думать ни о чем, кроме шокирующего и внезапного желания отдаться Бастиану. Когда он жадно припал к ее губам, в ее жилах забурлила кровь. Лили уже решила, как поступит. Она держалась за его плечи дрожащими руками, а он, что-то пробормотав по-итальянски, скользнул горячим шелковистым языком ей в рот.

Лили простонала от удовольствия. Пути назад уже не было. Чем дольше они целовались, тем сильнее дрожали ее ноги. Бастиан обнял ее руками за талию, чтобы она не упала, а потом легко подхватил на руки. Затем он повернулся и осторожно опустил ее на диван. Сердце Лили едва не выскакивало из груди. Но это не заставило ее усомниться в том, что она делает. Ее желание усилилось, когда она ощутила дразнящий аромат кожи Бастиана.

Затаив дыхание, Лили смотрела, как он торопливо снимает с себя рубашку, обнажая загорелый торс, смотреть на который мечтает любая женщина. Его бицепсы походили на стальные канаты под кожей, на его груди виднелись черные волоски. Он не сводил с нее взгляда, и Лили понимала, что не сможет ему противостоять.

Что-то вытащив из заднего кармана джинсов, он опустился на Лили и прижал ее к дивану. Словно в тумане, она наконец осознала, что Бастиан не забыл о предохранении. Ее шокировало то, что она сама даже не вспомнила об осторожности. Лили молчаливо смотрела на него.

Поцеловав в губы, Бастиан принялся покрывать поцелуями ее лоб, щеки и веки, а затем поднял ее платье до талии и погладил изящное тело. Когда он мастерски расстегнул кремовый бюстгальтер, освобождая ее маленькие упругие груди, она ахнула. И почувствовала себя совершенно другой женщиной.

Ни разу в жизни она не вела себя так раскованно. Лили понимала, что только особенный мужчина сумеет пробудить в ней желание. Мужчина, умеющий чувствовать и не боящийся показывать свои эмоции.

Через секунду итальянец опустил голову и обхватил губами ее напряженный сосок. Лили тихо застонала и запустила пальцы в его волосы. Она испытывала самое эротичное сочетание удовольствия и желания и не хотела, чтобы это закончилось.

Он поднял голову, и прядь волос упала ему на лоб. Встретив возбужденный взгляд Лили, он спросил:

– Синьора хочет меня?

– О да, – прошептала она.

Стянув с Лили трусики, он развел ей ноги и быстро вошел в нее. Острая боль заставила ее на мгновение вздрогнуть и затаить дыхание, но дискомфорт очень быстро ушел. Она словно ждала Бастиана всю свою жизнь. Ее ошеломили нахлынувшие ощущения.

Бастиан опешил и уставился на нее, словно не верил в происходящее.

– Этого не может быть, – пробормотал он.

Но больше никто из них не сказал ни слова, потому что их тела начали бесконечное движение, и Лили инстинктивно обхватила ногами его торс.

Она ни о чем не сожалела.

Бастиан оказался удивительным любовником. Еще ни разу в жизни он не чувствовал себя таким возбужденным и сексуально голодным. Ему казалось, он сойдет с ума, если не овладеет Лили. Вспоминая, как издевался над своим отцом, спрашивая его, не заколдовала ли его Лили, он понимал, что стал жертвой ее очарования.

Она была очень изящной, с шелковистой мягкой кожей, длинными ресницами и зелеными глазами. И она была определенно неопытной. И это удивило Бастиана. Вероятно, она и ее бывший муж не подходили друг другу как любовники.

Бастиан не мог отрицать: он гордился тем, что оказался первым мужчиной, который подарил Лили удовольствие.

– Посмотри на меня, – приказал он.

Лили подчинилась. Ее зеленые глаза блестели как бриллианты, а красивые золотистые волосы разметались на подушках. Он снова вошел в нее, на этот раз резче и глубже, и она закричала от нахлынувшего наслаждения.

С трудом переводя дыхание, он опустился на нее. Он мог поклясться, что у него никогда не было такого умопомрачительного секса с женщиной. Между ними возникла необъяснимая связь, как только они впервые встретились.

Подняв голову, он опешил, увидев, что она плачет.

Что с ней?

Осторожно поднявшись, он приподнял Лили и крепко ее обнял.

Обеспокоенный, он мягко спросил:

– Почему ты плачешь, сладкая моя? Я сделал тебе больно?

– Нет, не сделал. Я не знаю, почему я плачу. Ее тихий шепот был нежным, как паутинка, она коснулась рукой его щеки. Не в силах удержаться, он поцеловал ее в ладонь, словно она была чем-то бесконечно драгоценным.

Что с ним происходит? Он не похож сам на себя. Бастиан встревожился, потому что страстность Лили увлекла его сильнее, чем он думал.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ты должен уйти.

Голос его любовницы внезапно посуровел. Говоря это, Лили встала, пригладила растрепанные волосы и одежду. Она даже вытащила из-под платья расстегнутый бюстгальтер и сунула его в карман.

Бастиану было нелегко осознавать, что Лили голая под ярким полосатым платьем, и не хотеть ее снова.

Поднявшись на ноги, он застегнул джинсы и подобрал свою рубашку с пола. Быстро надев ее, он пригладил руками волосы и оглядел Лили.

– Мы еще не обсудили твою аренду, – заявил он, по-прежнему волнуясь из-за того, что только что произошло.

– По-твоему, я забыла, чего ты от меня хочешь? – раздраженно ответила она.

– Нет. – Он смягчил свой тон. Невозможно злиться и расстраиваться после того, как эта женщина подарила ему райское наслаждение.

– Но ты все еще хочешь, чтобы я уехала раньше срока. – Расправив плечи, она уставилась на него. – Как я уже сказала, у меня есть права, и я, если потребуется, обращусь к адвокату. Вам будет непросто от меня избавиться, синьор.

Бастиан не ожидал такого заявления. По правде говоря, ему следовало признать, что он восхищается Лили.

– Слушай, я хочу решить эту проблему по-другому и дать тебе немного больше свободы в этом вопросе.

– Что?

Зная, что сплоховал после того, как долго и жестко контролировал свои отношения с женщинами, Бастиан чувствовал, что ему некого винить в этой неловкой ситуации, кроме себя самого.

Потирая подбородок, он сказал:

– Я имею в виду, тебе не надо уезжать прямо сейчас. Меня неожиданно пригласили в Бразилию по делам, и я пробуду там как минимум шесть недель. Ты можешь оставаться здесь, пока я не вернусь. А потом мы поговорим. Это тебя устраивает?

– У меня будет немного больше времени, чтобы подумать и все спланировать.

– Хорошо. Тогда дело сделано.

– А как же посадка новых оливковых рощ? – спросила она.

– Это можно отложить до моего возвращения.

– Понятно.

Лили поглаживала предплечья, словно от холода.

– То, что произошло между нами, заставило вас передумать, синьор Каррера?

– Называй меня по имени.

Лили покраснела.

– Я не хочу, чтобы ты думал, будто чем-то мне обязан.

– Познакомившись с тобой, я понял, что ты не из тех женщин, которых легко уломать. – Вздохнув, он неосознанно прижал руку к груди в области сердца. – В любом случае мне приятно считать тебя здравомыслящим человеком. Если бы я не пересмотрел твою ситуацию после нашей близости и бездушно потребовал твоего немедленного отъезда, я бы подвел и себя, и тебя.

– Ну, я растрогана.

– Но, что бы ни случилось, не думай, будто я сожалею о том, что между нами произошло. Потому что я не сожалею.

Ее зеленые глаза ярко сверкнули.

– Этого больше не повторится. Поверь мне!

Ее слова спровоцировали его улыбку. Он подошел к двери, а потом обернулся и лениво протянул:

– Поживем – увидим, синьора. – Он вел себя так, словно этот вопрос был закрыт для обсуждения.

Решив не вспоминать секс с незнакомцем, Лили понимала, что это не так легко сделать. Она очень рисковала, потому что забыла об осторожности. К счастью, Бастиан не забыл о презервативе. По-видимому, в отличие от нее, он всегда готов к подобным ситуациям.

Она мысленно вернулась к тому волнению и удовольствию, которое доставил ей Бастиан. Расчесывая волосы перед старинным зеркалом в спальне, она тщательно изучила свое отражение. Лили поняла, что изменилась. Ее щеки стали румяными, а глаза широко раскрытыми и лукавыми.

Все еще ошеломленная, она вернулась к мольберту под потолочным окном. По крайней мере, ей не надо срочно уезжать с виллы. Решение арендодателя позволить ей остаться подольше предоставило Лили необходимую передышку, возможность обдумать ее затруднительное положение и принять решение.


Следующие несколько дней, делая иллюстрации для издательства, Лили стала регулярно выделять время на написание рассказов и рисунки к ним. Этот красивый итальянец бросил ей вызов, спросив, почему она не хочет писать и иллюстрировать рассказы сама. Чем дольше она думала об этом, тем больше хотела всерьез рассмотреть эту идею. Даже если это не сработает, она должна хотя бы попробовать.

После отъезда Бастиана в Бразилию она часто задавалась вопросом, почему вела себя с ним так раскованно. Но, вспоминая мгновенно вспыхнувшую между ними страсть, она ни о чем не жалела. Однако она не знала, как сумеет противостоять страсти, когда Бастиан вернется. Решится ли она снова с ним переспать?

Вероятно, Лили следует переехать в другой дом, который ей предложили. Вздохнув, она решила поговорить об этом с Альберто. Этот старик ей нравился, и она интуитивно знала, что он даст ей несколько полезных советов.

Через четыре недели после отъезда Бастиана из страны у Лили случилась задержка. После теста она поняла, что беременна.


Июль, август и сентябрь были зимними месяцами в Бразилии, но погода там была такая же, как в Абруццо летом. Привычный к жаре, Бастиан едва замечал зной. Гораздо сильнее его занимала нестабильная ситуация, которую он оставил после себя дома.

Он привык к тому, что женщины вешаются ему на шею, но это никак не относилось к прекрасной и молодой арендаторше. Они сблизились слишком быстро, словно их вела друг к другу какая-то невидимая сила.

Из-за того, что Лили не преследовала его, как остальные женщины, он не мог выбросить из головы эту потряс


убрать рекламу


ающую красотку. Нравится ему это или нет, но его дела с Лили далеки от завершения. Он считал дни до их встречи.

И на этот раз между ними все закончится.


У Лили было больше дел, чем обычно. Узнав о том, что беременна, она не только не сбавила темп в работе, но и попыталась сделать свой дом уютнее. Ее новое жилище было просторнее виллы и так же красиво оформлено.

Единственная проблема заключалась в том, что она еще не поделилась своими новостями с Бастианом. Он был по-прежнему в отъезде. Интересно, что он скажет, узнав о ребенке? Вероятно, он решит, что она ждет от него денег и поддержки. При мысли об этом Лили вздрогнула. Она не желала, чтобы ее осуждал мужчина, особенно после ошибки, которую она совершила, выйдя замуж за Марка.

Но рано или поздно ее красивый арендодатель приедет, и она должна будет обо всем ему рассказать.

Что касается Альберто и его мнения по поводу переезда Лили в новый дом, он был воплощением доброты.

– Вы должны делать то, что подсказывает вам сердце, синьора, – произнес он. – Несмотря на то что сказал вам мой сын, паниковать не надо. Мы можем подождать, пока вы примете решение. Вы можете покинуть виллу в предложенное время или переехать в другой дом. Главное, чтобы вы были довольны. У нас не всегда были такие надежные и обаятельные жильцы, как вы, Лили.

Он прижал ее к своей груди и крепко поцеловал в обе щеки. Она очень полюбила этого человека. Ей нравились искорки радости в его карих глазах. Его доброта обнадеживала Лили.

Интересно, а Бастиан умеет так же успокаивать и обнадеживать, как его отец?


* * *

Бастиан метался по кухне. Альберто сидел в своем любимом кухонном кресле и терпеливо наблюдал за тем, как кипятится его сын.

– Мне не верится, что ты просто ее отпустил! – бушевал Бастиан. – Насколько я понял, она собиралась поговорить о проживании на вилле после моего возвращения из поездки. Кроме того, она говорила, что работа под потолочным окном ее вдохновляет. А вдруг ей стало тяжелее работать в новом доме?

Младший Каррера внезапно остановился, положил руки на обтянутые джинсами бедра и уставился на отца.

– Почему тебя вдруг так обеспокоили источники ее вдохновения? Раньше тебе было на это наплевать. Мы оба знаем, что виллу надо снести и на ее месте высадить рощи. Ты же говорил, что я был слишком мягок с ней. Я думал, ты хочешь, чтобы она уехала как можно скорее.

– Я хотел… Я хочу.

Чувствуя себя неловко, Бастиан нетерпеливо отвел со лба прядь волос. Каким образом Лили удалось довести его до такого состояния? Он снова подумал, что она, вероятно, околдовала его.

– Забудь о том, что я сказал. Если она довольна, то это устраивает всех нас, не так ли? Я заеду к ней позже, чтобы узнать, как она устроилась. И поблагодарю ее за сотрудничество!

Выдохнув, он сжал рукой плечо Альберто и вгляделся в его лицо.

– Ты хорошо себя чувствуешь? Долорес говорит, что она следит за твоим питанием и сном. У тебя есть боли в груди?

Альберто нахмурился.

– Из-за вас я чувствую себя больным ребенком, который нуждается в круглосуточном уходе! Перестань суетиться из-за меня. Лучше сядь и расскажи о своей поездке в Бразилию. Она удалась?

Бастиан улыбнулся:

– Ты еще спрашиваешь! Тебе следует знать, что я никогда не отправляюсь в поездку, если она обречена на провал.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Бастиан уже давно не осматривал дома в этом районе, хотя знал, что их смотритель, Марио, позаботился о том, чтобы все было в идеальном состоянии. Бастиан с интересом рассматривал уютный особняк, в котором поселилась Лили.

Он был построен в стиле традиционного итальянского деревенского дома: внутри были восстановлены старомодные кирпичные потолки и прибавлены изысканные современные акценты. Кухня, спальни и ванные комнаты были особенно просторными, а вид на море – впечатляющим.

Земля перед домом, между бетонными плитами, была недавно вскопана под посадку растений. В отдельных местах уже взошли луковичные цветы розового, синего и желтого оттенков. Вероятно, цветы высадила Лили. Бастиан знал, что Марио никогда бы на это не решился.

Потирая рукой подбородок, Бастиан размышлял над изменениями во дворе дома и с удивлением обнаружил, что входная дверь открыта. Быстро постучав по деревянной панели проема, он открыл дверь.

– Есть кто-нибудь дома?! – крикнул он сначала по-итальянски, а затем по-английски.

– Это вы, Альберто? Я сейчас подойду.

При звуке голоса Лили он понял, как соскучился по ней. Его симпатичная арендаторша сидела спиной к нему за старинным столом из каштана и быстро рисовала на большом листе бумаги, прикрепленном к мольберту. Ее золотистые волосы были зачесаны ото лба и повязаны изумрудно-зеленым шарфом.

Бастиан обратил внимание на ее длинную, изящную шею. Он остановился, желая коснуться губами ее безупречной нежной кожи. К счастью, он вовремя сдержался, потому что Лили внезапно обернулась и взглянула на него.

И покраснела.

– Синьор Каррера… Я не знала, что вы вернулись из поездки. Когда вы приехали?

Положив карандаш, она поднялась на ноги и неосознанно пригладила рукой волосы. Сегодня на ней был белый топ без рукавов, открывающий взору ее тонкие загорелые руки, и широкие шелковые брюки абрикосового оттенка, которые слегка развевались, когда она двигалась.

Бастиан едва сдерживал желание.

– Вчера рано утром.

– Значит, ты еще не успел отдохнуть?

– Мысль о возвращении домой всегда меня ободряет, – ответил он.

– Ну… – Она указала на кухню. – Выпьешь чего-нибудь?

– Нет. Сейчас я ничего не хочу.

«Кроме тебя».

– Как тебе новое жилье? – спросил он.

– Оно мне нравится. Не знаю, почему я так переживала из-за переезда.

– Я рад. Вижу, ты работаешь. Не возражаешь, если я посмотрю?

– Пожалуйста. Это иллюстрация для новой книги.

Лили шагнула в сторону, и Бастиан вдохнул опьяняющий аромат ее тела. И вспомнил о том, что между ними было.

Он взглянул на захватывающий эскиз кота с огромными зелеными глазами.

– Это для чужой книги или для твоей собственной? – спросил Бастиан.

– Это имеет значение?

– По-моему, имеет. Рисунок очень хороший, и я бы предпочел видеть его в твоей книге.

– Почему?

Он сложил руки на груди и внимательно посмотрел на нее, обращая внимание на ее красоту и грацию и переполняясь удовольствием и удовлетворением.

– Две причины. Во-первых, я считаю, что твои рассказы наверняка так же талантливы, как твои рисунки. А во-вторых, рисунок слишком хорош, чтобы отдавать его кому-то еще.

Она кивнула.

– Ну, ты обо всем догадался. Я воспользовалась твоим советом, поэтому эта иллюстрация к одному из моих собственных рассказов.

– Значит, ты решила всерьез заняться писательством?

– Скажем так: я пытаюсь.

– А почему у кошки такое решительное выражение лица? – Он слегка улыбнулся.

– Тебе придется прочесть книгу, чтобы узнать. Если ее опубликуют.

– Почему ты не уверена, что ее опубликуют? Какое у нее название?

– Я бы назвала ее «Не говори, что не можешь».

– Этот совет ты получила в детстве?

Лили нервно пожала плечами и безуспешно попыталась улыбнуться.

– Да, но мне не всегда удавалось ему следовать. Однажды моя учительница дала мне этот совет во время школьной поездки во Францию, когда я разбудила ее ночью, потому что мне не спалось. Я боялась темноты. Сказав мне, что бояться нечего и я скоро вернусь домой, поэтому мне надо наслаждаться поездкой, а не волноваться, она предложила мне вернуться в постель и постараться уснуть. Тогда я сказала ей, что не могу.

– Сколько тебе было лет, Лили?

– Девять или десять.

– Большинство детей в таком возрасте нервничают вдали от дома. Я уверен, ты не одинока.

Она нахмурилась.

– У других девочек в комнате, похоже, не было проблем. Мне просто надо было быть смелее. Я чувствовала себя идиоткой.

– Ты не идиотка, – твердо сказал Бастиан. – Ты была просто ребенком. В любом случае я не сомневаюсь, что учительский совет тебе помог, если ты его запомнила. Возможно, ты решила преодолеть свои страхи сейчас?

– Хотелось бы.

– По-моему, недостаток веры в себя ранит тебя сильнее всего, Лили.

– Откуда ты так много знаешь обо мне, если мы совсем недавно встретились? – прошептала она. Все вокруг них замерло, словно в ожидании опасности. Оба понимали, что происходит. Бастиан отлично знал, что назревшая дискуссия потенциально опасна, как ручная граната, брошенная в комнату.

– Мне захотелось чего-нибудь выпить, – произнес он.

– Что ты будешь?

– Черный кофе с одной ложкой сахара.

– Я его сейчас приготовлю. А ты присядь.

Бастиан сел в кресло, сочтя его безопаснее дивана после того, что произошло между ними раньше. У него пересохло во рту, пока он ждал, когда Лили принесет напитки. Он еще не решил, что ей скажет.

Как объяснить причину того, что кажется неизбежным, когда они смотрят друг другу в глаза?

Кроме того, Лили не просто симпатичная молодая женщина, с которой он переспал, а потом ее быстро забыл. Их связь была более глубокой.

Лили вручила Бастиану кружку с кофе и села на диван.

Улыбаясь, он сделал глоток.

– Прекрасно. Именно такой кофе я люблю.

Она облегченно вздохнула:

– Я рада. Итак, как прошла твоя командировка?

Она не могла скрыть своего напряжения, и Бастиан легко это заметил. Приняв неожиданное решение, он поставил кружку на стол, потом вытер губы ладонью, наклонился вперед и уставился Лили в глаза.

– Мы не будем тратить время на разговоры о моей поездке. Мы оба знаем: нам надо обсудить то, что произошло до моего отъезда.

Из всех сценариев возвращения харизматичного Бастиана, которые представляла себе Лили, реализовался самый нелепый. Ее затошнило. Вероятно, от сильного аромата травяного чая, который она себе заварила.

Поставив кружку с чаем на стол, Лили обхватила себя руками за талию. Ее живот еще не округлился, но грудь заметно отяжелела.

Она внимательно осмотрела Бастиана. Она ни на секунду не забывала о том, какой он красивый. С волнистыми темными волосами, соблазнительными карими глазами, длинными ресницами и подтянутым, мускулистым телом, он стал бы желанным натурщиком для любого великого художника или скульптора.

– Я не знаю, чего вы от меня хотите, синьор Каррера, – сказала она.

В его карих глазах мелькнуло удивление.

– Мы снова общаемся как арендодатель и арендатор? Ты думала над тем, что произошло между нами? Или ты считаешь, что мы должны вести себя так, будто вообще не произошло ничего необычного?

Лили не могла притворяться, будто ее не волнует то, что произошло между ней и Бастианом. Она смутилась сразу, как только поняла, что ее неожиданный визитер не Альберто, а его неимоверно привлекательный сын. Она часто фантазировала о том, что скажет ему, когда увидится с ним снова, но растерялась и почти потеряла дар речи. А ведь она еще не рассказала ему о далеко идущих последствиях их короткого и незапланированного дня удовольствия.

– Я не говорю, что мы должны действовать так, будто ничего не произошло, – произнесла Лили. – Сказать по правде, нам это не удастся.

– Что ты имеешь в виду? – Бастиана переполняла сумасшедшая надежда и тревога. – У тебя кто-то есть? Поэтому ты хочешь забыть о том, что произошло?

Обида в его голосе ошеломила Лили. Заправив в свободный пучок прядь светло-золотистых волос, она ответила:

– У меня никого нет. И мне не удастся забыть то, что случилось.

– Тогда в чем дело? – Он положил руки себе на колени, словно приготовился немедленно вскочить на ноги и встретиться с неприятностями.

Лили нервничала, ее сердце колотилось как отбойный молоток. Подняв голову, она смело встретила сердитый взгляд итальянца.

И сказала себе, что сейчас не время бояться.

– Я жду от тебя ребенка.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Бастиан нарушил напряженное молчание резким вопросом:

– Ты беременна? – Он подошел к ней, его небритый подбородок дрогнул. – Не надо так шутить.

Ее сердце забилось быстрее. Без сомнения, Лили оказалась в одной из самых сложных ситуаций в жизни. Ей было труднее, чем в тот момент, когда она наконец сказала Марку, что хочет с ним развестись.

– Когда ты узнала, что беременна?

– Вскоре после твоего отъезда. У меня случилась задержка.

– Ты сделала тест? – Бастиан приблизился к ней, и она ощутила чувственный аромат его лосьона после бритья.

Лили с силой прикусила губу.

– Да, я его сделала. Я купила тест в местной аптеке. Но в нем не было необходимости. Я достаточно хорошо чувствую свое тело.

Пригладив руками волосы, Бастиан задумался. Потом он резко отошел от Лили. Сложив руки на груди, он заговорил с тревожным спокойствием:

– Выход только один: ты выйдешь за меня замуж.

– Что? Но это безумие!

– Почему? Тебя удивляет, что я хочу поступить с тобой благородно? Или ты против нового брака после своего развода?

– Откуда ты это знаешь?

– Я догадываюсь.

Застигнутая врасплох, Лили не хотела ничего объяснять. Она не могла смириться с предложением Бастиана.

– Мы не можем пожениться, – сказала она. – Мы едва знакомы. Ты мой арендодатель, а я твой арендатор. У нас нет личных отношений. Между нами был только…

– Горячий, незапланированный секс? – подытожил он и выгнул бровь.

– Я бы назвала это неожиданной близостью. – Лили покраснела, как школьница. Ей не верилось, что Бастиан готов узаконить их отношения ради ребенка. Это просто невозможно. Он – богатый землевладелец, а она…

– Главное – это ребенок. Хотя мы еще не знаем, много ли у нас общего, мы по крайней мере физически совместимы. Учитывая это, я считаю, тебе стоит всерьез обдумать идею стать моей женой.

Она вздрогнула от негодования.

– В мире полно матерей-одиночек. И вообще…

– Продолжай!

– Я не хочу, чтобы кто-то определял мою судьбу. – Поднявшись на ноги, она инстинктивно прижала руку к животу, словно защищая себя и драгоценного ребенка. – Я не ожидала, что ты предложишь пожениться. Я сама отвечаю за себя и принимаю решения, и я намерена самостоятельно растить этого ребенка. Как бы это ни было трудно.

– В таком случае ты усложнишь себе жизнь. По-моему, ты зря отказываешься. Кроме того, я отец ребенка. – Он смотрел ей в глаза. – Почему ты не захотела сделать аборт? На твоем месте многие женщины предпочли бы избавиться от ребенка.

Лили испытала шок.

– Мы с тобой плохо знаем друг друга, но я уже считаю этого ребенка своим ребенком. Я уже люблю его. И я очень этого хотела, с самого начала.

– Я рад это слышать. – Он говорил с нескрываемым удовлетворением. – Как отец ребенка, я намерен выполнить свой долг и поддержать вас обоих.

– Ты не должен этого делать. Мы живем в двадцать первом веке, а не в Средневековье!

Скривившись, Бастиан не удивился ее ответу.

– По-твоему, прежде отцу ребенка хотелось содержать его мать? Мне кажется, что лучше распределить свои роли и следовать им.

– Зачем? – огрызнулась она. – Ты вообще хочешь быть отцом?

Он пронзил ее стальным взглядом.

– Это не главное. Мы будем иметь дело с тем, что у нас есть. Я буду выполнять свои обязанности, а не убегать от них. Я сделаю то, что считаю правильным, и позабочусь о своей семье.

Честно говоря, Лили нравилось, что Бастиан называет ее и ребенка своей семьей. И она восхищалась тем, что он признал свою ответственность. Бывший муж показал ей, что люди редко выполняют подобные обещания.

Вздохнув, она снова села и прижала к животу мягкую бархатную подушку.

– Несмотря на все, что ты говоришь, я думаю, нам надо больше времени на раздумья. Ты только что вернулся из поездки. Ты говорил, что собираешься заниматься землей, когда вернешься. Твоя семья живет этим, и я прекрасно понимаю, что для тебя это важнее всего.

Он слегка насмешливо поднял брови.

– Ты думаешь, я поверю, будто твои потребности для тебя не в счет? Я еще ни разу не встречал таких женщин, как ты.

Лили покраснела, от обиды ее сердце забилось чаще.

Она не желала знать о его опыте общения с женщинами. Сама мысль о том, что он обнимает кого-то еще, была для нее ненавистна.

– Слушай, я же сказала, что мне не нужна твоя помощь, и я не шутила. Мне важна независимость. Предыдущий брак научил меня тому, что для мужчины его личные потребности важнее потребностей его женщины.

Бастиан покачал головой:

– Мне очень жаль, если у тебя был такой опыт. Большинство итальянцев гордятся тем, что заботятся о своих женщинах и детях. Семья для нас важнее всего.

Собственные слова о семье напомнили Бастиану о потере матери и последствиях ее смерти для него и отца. Хотя он никогда не знал ее, не было и дня, чтобы он не думал о том, как изменилась бы его жизнь, если бы он получал ее любовь и заботу.

Все эти годы Альберто был один. Он был самым добрым и любящим мужчиной в мире, но он потерял единственную женщину в своей жизни, которую по-настоящему любил. Он никогда не пытался заменить ее другой, потому что его жена была для него идеалом.

Бастиан боялся, что ему тоже суждено потерять жену во время ее родов. К счастью, его чувства к Лили не были такими, какие связывали его родителей. Он не будет рисковать своим сердцем, когда они с Лили поженятся. Он позаботится о ней и станет лучшим мужем. Но в конечном счете их союз станет браком по расчету.

– Я думаю, Альберто был для тебя удивительным отцом, – тихо сказала Лили.

– Да, это правда.

– Но ты иногда тосковал по матери?

– Это он тебе об этом сказал? – Бастиан старался скрывать эмоции и говорить безразличным тоном. Его огорчало, что отец поделился с Лили такими личными переживаниями. Ведь она всего-навсего арендаторша.

– Он упомянул об этом в одном из наших разговоров.

– Ну, нам не приходилось подолгу скучать, – произнес Бастиан. – У меня есть две тети и несколько двоюродных братьев. И еще мой отец нанял Долорес. Вокруг нас было немало людей.

Не поверив Бастиану и почувствовав необъяснимую грусть, Лили взяла свою кружку с чаем и понесла ее на кухню. Бастиан пошел за ней следом.

Она ополоснула кружку и вздрогнула, когда Бастиан неожиданно протянул руку и взял ее за предплечье. На секунду его прикосновение показалось ей касанием пламени. Из ее головы вылетели все мысли.

Выключив кран и поставив кружку, она осторожно повернулась к Бастиану лицом.

– Чего ты хочешь?

– Как ты познакомилась со своим бывшим мужем?

У нее екнуло сердце.

– Мы встретились на ужине, который устраивала моя подруга, – неохотно ответила она.

– А потом?

– Ну, эта подруга всегда знакомила меня с мужчинами, потому что считала меня отшельницей. Во всяком случае, мы с Марком встретились и сразу понравились друг другу. У нас было несколько свиданий, вскоре он предложил мне выйти за него замуж. Моя подруга была убеждена, что это хорошая идея. По ее мнению, брак с Марком был намного лучше моего одиночества.

– Твоя подруга считала, что он спасет тебя от одиночества?

– Не пойми меня неправильно, но он мне действительно понравился. Он был очарователен, внимателен и добр ко мне. Но довольно скоро после того, как мы сошлись, я начала понимать, что поторопилась выйти за него замуж. Во-первых, он работал брокером в Сити и мы были слишком разными.

– В каком смысле?

Она вздохнула:

– Я творческий человек, и деньги для меня не главное, в отличие от него. У нас с ним разные ценности. Это довольно важное различие, верно? Во всяком случае, мы договорились развестись. И я решила, что больше не выйду замуж и лучше заведу домашнее животное, чем нового мужа. С кошкой или собакой гораздо меньше проблем.

Он улыбнулся:

– Я не согласен. Ты просто выбрала не того мужчину.

– Хорошо рассуждать об этом, когда уже все произошло.

Она отстранилась от него и перевела дыхание. Ей было трудно соображать здраво, пока Бастиан стоял к ней так близко.

– В любом случае мне нужно время, чтобы подумать над тем, что ты сказал. Мы можем пока ничего не менять?

Он внезапно отвернулся и проследовал в гостиную. Лили не торопилась следовать за ним. Она поняла, что у Бастиана железная воля и он постарается сделать все возможное, чтобы Лили ему уступила.

– Во время нашего следующего разговора мы обсудим подготовку к свадьбе, – произнес он. – Я знаю, ты все еще не уверена в своем решении, но не надо тратить время на размышления о том, хорошо это или нет. Мне не нужны романтические отношения, поэтому тебе не стоит беспокоиться об этом. Наш союз будет прагматичным. Со временем ты обрадуешься моей поддержке. И тебе не надо сильно переживать, чтобы не навредить ребенку.

– Но я еще не дала тебе ответ. У меня был неудачный брак, и я не хочу повторить эту ошибку.

– Наш брак станет благополучным, Лили, если мы оба будем знать, чего хотим.

Его рассуждения поразили ее.

– А чего ты ждешь от брака, Бастиан? Ты уже сказал, что тебе не нужна романтика.

Он покраснел.

– Лучше обсудить это завтра. А сейчас я должен уходить. У меня много дел.

– У меня тоже, но, по-моему, мы должны прояснить ситуацию, прежде чем расстаться.

Бастиан на мгновение замер. Судя по его оценивающему взгляду, он старался избавиться от Лили. Это было напоминание о том, что они почти не знают друг друга. И все же между ними возникла неоспоримая связь, которую она не могла объяснить и которой она не могла сопротивляться.

– Вряд ли я скоро захочу снова оказаться в пасти акулы, запутавшись в эмоциях, – серьезно сказал он. – Но наш опыт разочарования в прошлом нам поможет. Я имею в виду, это сработает в наших интересах. Если мы не вложим в этот брак слишком много чувств, то он будет похож на сделку. Если мы договоримся об условиях, то оба будем довольны.

Лили с трудом сглотнула. Если честно, ей стало тошно. Ее не привлекал брак по расчету. Она не удовлетворится такой холодной договоренностью даже ради своего ребенка. В ее жилах застывала кровь при воспоминании об обмане Марка и о пародии на их брачную ночь.

– Значит, мы останемся одинокими, хотя будем жить вместе как муж и жена? – спросила она. – Меня не прельщает такая довольно холодная сделка.

– Я не говорю, что мы не будем близки. Я не желаю отказываться от удовольствия.

Лицо Лили стало алым. Хотя она тоже не желала отказываться от близости с Бастианом, она не была уверена, что не влюбится в него, если они станут регулярно заниматься любовью.

– Завтра вечером, – внезапно объявил он и направился к входной двери. – Примерно в восемь.

Ошеломленная, она уставилась на его спину.

Не оглядываясь, он вышел за дверь и закрыл ее за собой.

У Лили сложилось ощущение, что она стоит на краю пропасти, стараясь принять решение: прыгнуть или повернуть назад?


Бастиан решил идти к отцу пешком. После долгих часов в залах заседаний и самолетах ему хотелось подышать свежим воздухом. Вернувшись в оливковые рощи, он узнал, что у него родится ребенок.

С тех пор как услышал новости, Бастиан чувствовал себя так, будто он во сне. Он всегда хотел стать отцом, но отказался от этой идеи после того, как его бывшая подружка, Марисса, бессердечно изменяла ему.

Он мирился с болезненным одиночеством с самого детства, потому что ему не хватало матери. Он понял, что тоскует по матери, хотя не знал ее, и это чувство усилилось, когда услышал, как его сильный духом отец плачет по ночам, думая, что Бастиан спит.

Когда Бастиан был маленьким, он однажды спросил отца:

– Ты все еще скучаешь по маме? Какая она была?

Ему не забыть отцовский ответ.

– Твоя мама была настоящим ангелом, сынок. Она была самой красивой и доброй женщиной, и я никогда ее не забуду. Я очень сожалею, что она так рано ушла из жизни.

С тех пор как Марисса предала его, Бастиан сдерживал свои желания и эмоции. Однако он верил, что каждый ребенок заслуживает надежных и любящих родителей. И он поклялся, что женится только на той женщине, которая станет его ребенку идеальной матерью.

Легкий ветерок трепал его волосы, Бастиан вдыхал сильный аромат оливковых рощ. Он не просто радовался тому, что продукция семейной фирмы так популярна; он ощущал себя хранителем того, что когда-то было одним из самых символических растений Древнего Рима.

Однажды он расскажет своим детям историю оливковых рощ. Он уже представлял себе черты своего первенца, который стал результатом внезапной страсти между ним и Лили.

Подойдя к отцовскому дому, он ощутил аппетитный аромат, доносящийся с кухни, и увидел отца, стоящего у плиты вместе с домработницей, Долорес. Она помешивала соус, а Альберто смеялся над тем, что она ему рассказывала.

Бастиан уже решил: он не сразу скажет Альберто, что тот станет дедушкой. Он сохранит новости в тайне до тех пор, пока они с Лили не начнут подготовку к свадьбе. Но он уже предвкушал реакцию своего отца.

– А ты покормишь моего сына? – пошутил Альберто.

Седеющая Долорес быстро обернулась и радостно посмотрела на Бастиана. Ей было за шестьдесят, но она была по-прежнему привлекательной женщиной.

– Ты вовремя, дорогой! Сейчас будем обедать!

– Мальчику нужна жена, которая будет его кормить, – шутливо проворчал Альберто. – Тогда ему не придется все время приходить к нам домой, чтобы поесть.

– Тебе не понравится, что я перестану так часто к тебе заглядывать. А когда я женюсь, я буду приходить сюда, чтобы поесть вместе со своей женой.

Густые брови Альберто поднялись.

– Ты уже встретил подходящую женщину?

– Я не хочу тебя обнадеживать, отец. Всему свое время.

Альберто раздраженно выдохнул:

– Что это значит? Зачем ты говоришь загадками?

Бастиан рассмеялся. Ему нравилось общаться с отцом не только по работе. Он вспоминал те времена, когда был ребенком и выслушивал добрые отцовские поддразнивания.

– В этом виноват только ты сам, – бодро ответил Бастиан. – Именно ты учил меня держать в секрете свой следующий шаг.

Иронично улыбаясь, Альберто задумчиво погладил бороду.

– Один – один.

Ничего не сказав, Долорес решительно подошла к шкафу и вынула оттуда тарелки. Затем она повернулась к Бастиану:

– Хватит стоять и красоваться, Бастиан Каррера! Помоги-ка мне накрыть на стол.

Шутливо отдав честь, Бастиан усмехнулся:

– Конечно, синьора. Разве я посмею ослушаться старших?

Домработница бросила в него полотенце.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Лили была как на иголках, ожидая Бастиана. Ее не успокоила даже работа над иллюстрациями. Наконец, отказавшись от попыток поработать, она принялась за уборку дома, хотя в этом не было необходимости. Но она хотела, чтобы Бастиан увидел ее при деле; не надо, чтобы он думал, будто она все время витает в облаках.

Без четверти восемь она побежала в свою спальню, чтобы переодеться из просторной хлопчатобумажной рубашки и джинсов в платье без рукавов с красивым рисунком из лилий. Она купила его в день своего развода; это платье символизировало для нее начало новой жизни.

Потом она распустила волосы по плечам, немного накрасилась и надушилась. Покусывая губу, она оглядела себя в зеркале. От предвкушения встречи с Бастианом ее лицо раскраснелось.

Внезапный стук в дверь объявил о его приходе. Глубоко вдохнув, она медленно спустилась по лестнице. Не надо, чтобы он подумал, будто она жаждет с ним встретиться.

Но, открыв дверь, Лили затаила дыхание, увидев, безусловно, самого красивого мужчину на свете.

На нем была белая батистовая рубашка с расстегнутым воротом и темные джинсы; его волосы были слегка растрепаны. Он медленно растянул губы в улыбке:

– Добрый вечер, Лили! Надеюсь, ты ждала меня?

– Меня не удивил твой скорый приход, если ты это имеешь в виду.

Он оглядел ее с головы до ног, не скрывая того, что ему очень понравилось увиденное.

– Неужели я такой предсказуемый, сладкая моя? У нее пересохло во рту, она шире открыла дверь.

– Входи.

Она опешила от того, как ласково он ее назвал. Вздохнув еще раз, она закрыла дверь и направилась в гостиную. Прежде чем они уселись, она заметила, как Бастиан бросил взгляд на сок и бутылку красного вина на кофейном столике рядом с хрустальными бокалами, которые она нашла в кухонном шкафу.

Он нахмурился:

– Вино не для тебя, как я понимаю?

– Конечно нет. Разве мне можно пить в моем положении?

– Я рад, что ты это понимаешь.

Лили отпила апельсинового сока, усаживаясь в кресло.

– Вино для тебя.

– Мне приятна твоя предусмотрительность. Можно мне налить вина?

– Я сама его тебе налью. В конце концов, ты мой гость.

Когда Бастиан сел напротив нее на диван цвета морской волны, Лили вздрогнула, вспомнив, что случилось в прошлый раз, когда он точно так же сидел напротив нее в гостиной.

Интересно, думает ли он сейчас об этом?

Откупорив бутылку, она осторожно налила рубиново-красное вино в бокал. Наклонившись, Бастиан взял бутылку, чтобы осмотреть этикетку. И одобрительно кивнул:

– У тебя очень хороший вкус, Лили.

Она крепко сжала пальцами бокал с апельсиновым соком.

– Это лучший комплим


убрать рекламу


ент от итальянца.

Отпив вина, он заметил:

– Хорошее вино создаем не только мы. Многие страны производят вино исключительного качества. Но у нас есть кое-что гораздо более важное для обсуждения, да?

– Я согласна. Говори. – От волнения у нее пересохло во рту.

– Нам надо договориться о том, когда мы поженимся. Я предлагаю сделать это как можно раньше.

– Значит, ты все еще собираешься жениться на мне?

Он сразу выпрямился и с тревогой посмотрел на нее.

– Ты думала, я изменю свое мнение по такому важному вопросу? Когда ты узнаешь меня лучше, ты поймешь, что я человек слова и всегда выполняю свои обещания.

– Даже если твой оппонент с этим не согласен?

– Ты по-прежнему не уверена, Лили. Я хочу заранее тебя успокоить. Тебе не придется самой ухаживать за ребенком. Я найму лучшую няню. И я намерен воспитывать своего ребенка. Я сделаю все возможное, чтобы быть рядом со своими детьми, когда я им понадоблюсь.

Лили удивленно моргнула:

– Дети? У нас будут еще дети?

Его губы изогнулись в самой соблазнительной и бесстыдной усмешке.

– Я ничего не предполагаю. Я просто говорю, зная о том, как нас влечет друг к другу. Я не смогу тебя не хотеть.

Говоря это, Бастиан взял у нее бокал и заставил Лили встать. Ее сердце колотилось так громко, что заглушало все остальные звуки. От желания в ее жилах бурлила кровь.

– Наш брак не будет основан на желании, да? – хрипло спросила она.

Когда его горячий шелковистый язык коснулся ее рта, она перестала отрицать, что ей не терпелось поцеловаться с Бастианом с тех пор, как она снова его увидела. Она без колебаний обняла его и почувствовала силу его отточенных мышц под тканью рубашки. Ее желание было настолько сильным, что могло уничтожить остатки здравомыслия. Она забыла обо всем, кроме радости оттого, что Бастиан не хочет отпускать ее.

Но затем, словно внезапно ослепленная солнцем, она вернулась в реальность. И в следующую секунду резко оттолкнула от себя Бастиана.

Он задумчиво посмотрел на нее.

– Ты будешь притворяться, что не хочешь этого? – протянул он.

– Я не притворяюсь. – Она сложила руки на груди. – Просто мы не должны так легко поддаваться плотским желаниям. Это уже привело к серьезным последствиям.

– Я не просто хочу твое тело, Лили. Разве ты не слышала, что я собираюсь на тебе жениться?

Она вздохнула:

– Я это слышала. Я также слышала, что тебе не нужен настоящий брак. Только брак по расчету. Мне нелегко принять решение, потому что оно, несомненно, повлияет на нашу жизнь. Мне надо знать, что я поступаю правильно. Я уже говорила, что совершила огромную ошибку, выйдя замуж за человека, которого плохо знала, и я не желаю эту ошибку повторять. Особенно теперь, когда у меня будет ребенок.

Бастиан пришел в ярость:

– Это и мой ребенок, Лили, не забывай об этом. Потрясенная его собственническим тоном, она не знала, что ей делать дальше. Она опешила. И все же она понимала, что не хочет жить с мужчиной, считающим ее имуществом и игнорирующим ее чувства. После того, что случилось у нее с Марком, было бы глупо забыть, что Бастиан не интересуется романтикой.

Чтобы отвлечься, она направилась на кухню, чтобы принести заранее приготовленные закуски.

Однако у Бастиана были другие идеи.

Взяв Лили за руку, он произнес более вдумчивым тоном:

– Я понимаю, мне следовало сделать тебе предложение, как положено. Но я все исправлю прямо сейчас. Ты выйдешь за меня замуж?

– Я уже говорила, что мне нелегко принять решение.

Он разочарованно выдохнул:

– Слушай, я буду с тобой откровенен. Когда я был моложе, я сыграл помолвку с женщиной, в которую влюбился. Очевидно, она не любила меня, потому что изменяла мне с коллегой. Я застукал их в постели в моей квартире. Я дал ей ключ, чтобы она могла приходить ко мне, когда захочет. – Он пожал плечами и отвернулся. – После этого я поклялся, что больше не буду думать о серьезных отношениях.

– Тебя сильно обидели. И что ты делал после этого? Ты поддерживал с женщинами только платонические отношения?

– Нет. В конце концов, я обычный человек. – Уголок его рта приподнялся в довольной улыбке. – Но я еще раз спрашиваю, Лили: ты согласна выйти за меня замуж и стать моей женой?

Она густо покраснела.

– Я все еще не уверена, Бастиан. Это слишком серьезно.

– Брак – серьезная вещь, я согласен. Но, как я уже говорил, если мы четко договоримся об условиях, то оба будем знать, чего ждать друг от друга, и поэтому никто из нас не разочаруется.

– Ты так уверен, что мы сможем выполнять условия…

– Я уверен.

Слушая Бастиана, она знала, что время для дальнейших размышлений вышло. Можно слишком долго думать на эту тему и в конечном счете чувствовать себя безнадежно растерянной. А тем временем на карту поставлено благополучие ее ребенка.

– Благополучие моего ребенка для меня важнее моего собственного благополучия, – торжественно сказала она, – поэтому я отвечаю тебе согласием, Бастиан. Я выйду за тебя замуж.

Глаза Бастиана радостно сверкнули.

Но Лили почувствовала, как ее снова одолевают сомнения.


* * *

Через несколько дней после того, как они приняли важное решение пожениться и договорились о дате свадьбы, Бастиан оставил Лили одну, чтобы она закончила иллюстрации до их свадьбы. Однако его удовлетворение от решения жениться омрачилось неожиданным событием.

Вечером, когда он закончил работу в оливковых рощах, ему позвонила Долорес.

– Тебе надо срочно прийти домой! – с нескрываемым беспокойством сказала она. – У твоего отца опять боли в груди. Боюсь, у него снова случится инфаркт!

Ругаясь себе под нос, Бастиан выскочил за дверь и побежал к машине, припаркованной у дома. Он понесся к отцовскому дому по грунтовым дорогам. В доме Долорес сразу провела его на кухню. Альберто сидел в кресле-качалке с подушкой под спиной; он сильно вспотел. Бастиан подошел к отцу и спросил Долорес, вызвала ли она скорую помощь.

– Да, врачи уже едут. Я пыталась дать твоему отцу попить, но он не может глотать.

Бастиан почти не слышал ее. Он присел рядом со стариком и отвел волосы с его лба. Взяв за руку, он заверил отца, что все будет хорошо и он скоро встанет на ноги, а Долорес устроит пир на весь мир.

Домработница фыркнула, сдерживая слезы.

Альберто с трудом улыбнулся сыну и шепотом произнес:

– Она ужасный повар. – Он попытался пошутить, но сразу же закашлялся.

Бастиан помог ему выпрямиться в кресле и осторожно похлопал по спине. И в этот момент послышалась сирена машины скорой помощи.


Бастиан был измотан. Последние часы стали для него самыми тяжелыми. Было уже три часа утра, а он по-прежнему сидел у кровати отца в отдельной больничной палате.

К счастью, теперь Альберто крепко спал. Кардиолог заверил Бастиана, что с Альберто все будет хорошо. Ему надо только чаще отдыхать и принимать лекарства. Однако Бастиану не верилось, что все наладится: его отец выглядел очень слабым и с трудом дышал. После тщательного осмотра ему надели кислородную маску.

В конце концов, Бастиан решил уехать из больницы, но не желал возвращаться в пустой дом. Он поехал к Лили.

– Бастиан, почти четыре часа утра, – сказала она. – Что произошло?

На ней был шелковистый зеленый халат с рисунком из цветов с тонкими стеблями и короткая кремовая ночная рубашка. Лили только что встала с кровати, чтобы открыть ему дверь. Ее светлые волосы были растрепаны, она потирала руками глаза.

– Мой отец в больнице с подозрением на инфаркт.

Его голос надломился, а перед глазами появилась пелена из слез. Видя, в каком он состоянии, Лили шире открыла дверь.

– Мне так жаль. Чем тебе помочь?

– Я не хочу быть дома один. Можно мне остаться у тебя на ночь? Это единственная помощь, которая мне нужна.

Тихонько выдохнув, она ответила:

– Пошли наверх.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Бастиан до рассвета занимался любовью с Лили. Его охватило такое сильное желание, какое могло возникнуть только перед лицом смертельной угрозы; он интуитивно искал подтверждения жизни, чтобы противостоять смерти. Его охватил жуткий страх, когда он увидел отца в тяжелом состоянии. Поэтому в эту ночь Бастиану было не до нежностей.

После близости он долго извинялся перед Лили.

– Прости меня, дорогая. – Он покрывал ее тело поцелуями, словно пытаясь унять любую боль, которую она могла испытывать. Он хотел, чтобы она поняла, как искренне он заботится о ней.

Лили была без ума от Бастиана. Даже в самых смелых мечтах она не представляла себе такого поразительно хорошего любовника, как он. Запустив пальцы в его густые темные волосы, она подумала, что Бастиан похож на кремень, способный превратить искорку ее желания в пожар, независимо от ситуации.

Казалось, их желание неутолимо. Оно возникло сразу, как только они впервые увидели друг друга.

Лежа под хлопчатобумажной простыней после страстной близости, Лили осторожно повернулась на бок и встретила сексуальный и сонный взгляд Бастиана.

Посмотрев на него, она прошептала:

– Нам надо немного поспать. Ты очень перенервничал в больнице.

– Я знаю, – пробормотал он. – Прости меня за то, что не давал тебе спать.

Она заметила сожаление в его глубоко посаженных карих глазах. Положив руку ей на живот, он почувствовал, что тот слегка округлился.

– С тобой все в порядке? – спросил Бастиан. – Я имею в виду… с ребенком все нормально?

– Мы оба в порядке. Не беспокойся об этом. Хватит с тебя переживаний из-за больного отца.

– Да, но ты и малыш, мы скоро станем семьей, помнишь?

У нее сдавило грудь. Лили сразу вспомнила намерение Бастиана узаконить их отношения; она по-прежнему нервничала, думая о его предложении. После предыдущего неудачного брака с Марком ей не хотелось снова совершать эмоционально разрушительную ошибку.

– Кстати, я бы хотел, чтобы ты обратилась к лучшему акушеру. Ты согласна?

– Конечно, но…

– Ты сомневаешься?

– Просто я уже была у местного доктора, и он мне понравился.

– Возможно, Лили, но мне этого недостаточно.

– Ты действительно хочешь без необходимости тратиться на дорогого акушера?

– Бережливость затуманила твой разум, дорогая, – сказал он. – Расходы меня не волнуют. Я просто хочу, чтобы у моей невесты и моего ребенка был лучший уход. Ради этого я готов потратиться.

– Но…

– Возражения не принимаются. Завтра утром я позвоню куда следует.

Притянув Лили к своей теплой мускулистой груди, он поцеловал ее в макушку. Она впервые в жизни почувствовала себя так, словно ее благополучие важнее всего на свете.

Лили подарила Бастиану удовлетворение, которого он жаждал, и надеялась, что помогла ему на время забыть свои страхи и тревоги. Поняв, что он задремал, она начала расслабляться. Закрыв глаза и погружаясь в сон, она думала о том, что, по крайней мере, между ней и Бастианом существует сильное физическое влечение и он более чем готов выполнять свои родительские обязанности.

Однако после она сразу вспомнила свои отношения с Марком. Да, изначально она строила большие надежды на благополучное будущее с симпатичным брокером. Но их связь была основана, прежде всего, на дружбе, а не на любви и страсти.

Во время первых свиданий они обменивались быстрыми поцелуями, и Лили была очарована вежливостью и заботливостью Марка. Но, честно говоря, ее беспокоило его бесстрастие. Она считала себя виноватой в том, что не умеет возбудить мужчину, потому что у нее мало опыта. А после свадьбы она размышляла о том, что обычно молодожены чаще других пар занимаются любовью.

Ситуация не улучшилась, хотя Марк обещал ей, что их брачная ночь будет фантастической. Он говорил, что не торопится сближаться с ней, чтобы она еще больше насладилась их особенной ночью.

Но дело в том, что он сознательно обманул ее. Их брачная ночь оказалась полной катастрофой. Он признался, что не может спать с ней, потому что, по правде говоря, Лили его не привлекает.

Казалось, сбылись ее худшие опасения. Чувствуя себя униженной, она потребовала у Марка объяснений. Почему он заставил ее поверить, что они могут быть счастливы вместе?

В конце концов он признался, что он любит и уважает ее, но он гей.

Радуясь тому, что этот горько-сладкий период ее жизни закончился, Лили подумала о постоянной взаимной страсти с Бастианом. Их близость не могла сравниться с тем, о чем она читала в эротической литературе. А Бастиан вряд ли подозревал, какие чувства к нему зародились в ее душе…

Сердце Бастиана забилось чаще, когда он открыл глаза. В комнату проникал дневной свет, и он понял, что лежит не в своей постели, а в постели Лили. Он почувствовал разочарование, увидев, что она уже встала и спустилась вниз. Он вдыхал запах ее тела и снова хотел ее.

Раздраженно посмотрев на часы, он вспомнил, что его отец в больнице.

– Черт!

Ему не верилось, что он проспал так долго. Надо срочно узнать, как дела у отца.

Взяв мобильный телефон, Бастиан облегченно вздохнул, увидев, что новых сообщений нет. Он написал короткое сообщение доктору, спрашивая о состоянии своего отца, а затем отправил более длинное – отцу, прося его не беспокоиться. Бастиан пообещал Альберто увидеться с ним позже утром и спросил, что ему принести с собой в больницу.

Войдя в ванную комнату, он увидел, что Лили оставила ему стопку свежих полотенец на стуле за дверью.

Бастиану не потребовалось много времени, чтобы привести себя в порядок. Приняв душ и одевшись, он спустился вниз. По-прежнему сонный, застегивая кожаный ремень на джинсах, он уловил приятный аромат кофе. Его возлюбленная была на кухне, одетая в простое короткое желтое хлопчатобумажное платье, и жарила яичницу с беконом.

Эта женщина, казалось, интуитивно знала, как доставить ему удовольствие.

Подойдя к ней сзади, Бастиан взял Лили за бедра и развернул ее к себе лицом.

– Доброе утро, – произнес он по-итальянски. Страстно поцеловав в шею, он увидел на ней засос, оставленный им прошлой ночью, и почувствовал возбуждение.

Вдохнув соблазнительный запах ее тела, он медленно улыбнулся, глядя ей в глаза.

– Ты встала раньше меня. Я очень надеялся, что мы еще раз займемся любовью перед тем, как выпьем кофе.

Лили была очаровательной, когда смущалась. На ее щеках появился легкий румянец. Бастиан обожал ее скромность.

– Я встала пораньше, чтобы приготовить нам завтрак. Надеюсь, ты любишь яичницу с беконом?

– Мне понравится все, что ты мне приготовишь, дорогая.

Она повернулась к плите, но прежде сказала:

– Ты унаследовал обаяние от Альберто.

Бастиан не ответил сразу. Лили отвлеклась от жарящегося бекона и вытерла руки полотенцем.

Она обеспокоенно нахмурилась.

– Что-нибудь известно из больницы? – спросила она.

– Пока нет. Я отправил два сообщения, но еще не получил ответа. Я думаю, мне надо позвонить доктору и поговорить с ним. Ты можешь задержать завтрак на пару минут?

– Конечно. Я поставлю яичницу в духовку. Не торопись.

Бастиан вернулся, выглядя намного спокойнее, чем несколько минут назад. Опустившись на ближайший стул, откуда ему было легко наблюдать за Лили, пока она работала на кухне, Бастиан признался:

– Отец все еще спит, но доктор сказал мне, что его состояние намного улучшилось. Мне можно повидаться с отцом сегодня днем. Ты хотела бы поехать со мной? Я уверен, он обрадуется.

Лили покраснела.

– Конечно, я хотела бы с ним увидеться, но…

– Ты ищешь предлог, чтобы не ехать?

– Нет. Просто он сначала захочет увидеть тебя. Может быть, мне лучше приехать в другое время?

– Что тебя смущает? Скажи мне. – Подойдя, он обнял ее.

Глубоко вздохнув, она ответила:

– Я не член семьи. И даже не близкий друг.

– Я не согласен. – Он осторожно отвел от ее глаз прядь волос. – Ты носишь моего ребенка, и мы скоро поженимся. Кто, если не ты, член моей семьи?

Смущенная, Лили осторожно высвободилась из его объятий и вытерла руки фартуком.

– Ты прав. Давай завтракать. А потом мы решим, когда поедем в больницу.


Лили сменила яркое летнее платье на более строгую голубую тунику и белые льняные брюки. Единственным ее украшением был маленький золотой крестик и цепочка, которые она получила на восемнадцатый день рождения от своей матери.

Лили нечасто надевала эти украшения, потому что они напоминали ей, что ее мать давным-давно переехала в Шотландию, заявив, что ей хочется забыть прошлое и начать новую жизнь.

Отец Лили бросил свою жену после долгих лет постоянных ссор из-за его измен; ей пришлось воспитывать дочь в одиночку, и у Лили сохранились не самые светлые воспоминания об их жизни вдвоем. По иронии судьбы ее мать жила с новым мужем и помогала ему воспитывать ребенка от его предыдущего брака.

Ей вряд ли приходило в голову, что ее собственный ребенок лишен материнской любви и заботы.

Неудивительно, что люди цинично относятся к тому, что отношения могут продолжаться всю жизнь. По мнению Лили, оба родителя бросили ее задолго до того, как она почувствовала какую-то стабильность. Именно поэтому она часто ощущала себя беспомощной в определенных ситуациях.

Лили отмахнулась от размышлений о своем прошлом, когда они с Бастианом поднялись на лифте на верхний этаж больницы, где находились отдельные палаты. Пройдя по элегантно оформленному коридору, украшенному художественными полотнами, Бастиан взял Лили за руку и открыл дверь в палату.

Он мало разговаривал с ней во время поездки, но она чувствовала, что он старательно скрывает беспокойство и страх за своего отца. К счастью, ему удалось вовремя заставить себя лучезарно улыбнуться Альберто.

Отец Бастиана несколько раз моргнул, увидев своих посетителей. Рядом с ним была медсестра.

– Привет! Приятно видеть, что тебе лучше. С тебя сняли кислородную маску. Это хороший знак. – Бастиан осторожно обнял отца и лукаво прибавил: – Ты измучил медицинский персонал своими требованиями! Они думали, что мужчина твоего возраста будет гораздо более управляемым и не доставит им никаких хлопот.

Глаза его отца искрились весельем.

– Я никому не доставляю хлопот. Я милый, как плюшевый мишка.

Бастиан рассмеялся.

Осмотрев своего пациента, медсестра бойко произнесла:

– Я оставляю вас с вашим сыном, синьор Каррера, но ненадолго. Доктор сделает вам еще несколько анализов через полчаса.

Записав что-то на листе бумаги в изножье кровати, она вышла из палаты, бесшумно закрыв за собой дверь.

Альберто тут же перевел взгляд на Лили, которая расположилась подальше от кровати, стараясь не выглядеть навязчивой.

Пожилой итальянец не заметил ее легкого беспокойства и подозвал к себе:

– Подойдите и сядьте поближе ко мне, дорогая. Я не ожидал, что вы придете, но мне очень приятно вас видеть.

– Бастиан сказал, что я должна приехать. Надеюсь, вы не против? Я беспокоилась о вас.

Взяв ее за руку, Альберто улыбнулся:

– Дела у меня намного лучше, чем ожидалось. Так говорит мне доктор. Теперь я просто хочу вернуться домой к тем, кого я люблю.

– Ваш сын тоже этого хочет, синьор… Я имею в виду, он хочет, чтобы вы выздоровели и вернулись домой.

Лили застенчиво покосилась на своего арендодателя. Бастиан ободряюще улыбнулся ей.

Посмотрев на отца, Бастиан произнес:

– Помимо того что я хочу, чтобы ты вернулся домой, мне надо поделиться с тобой хорошими новостями.

– Да? Что за новости, сынок?

Младший Каррера еще не ответил, а сердце Лили уже забилось чаще, когда она поняла, что он собирается сказать. Они даже не обсуждали, как сообщить его отцу об их ситуации. Если Бастиан во всем признается Альберто прямо сейчас, пути назад уже не будет.

– Мы с Лили собираемся пожениться, – сказал Бастиан.

Альберто побледнел, а потом радостно улыбнулся:

– Ты серьезно? Когда вы решили?

– Довольно скоро после нашего знакомства.

– О, это самая замечательная новость, какую я получал! Мое больное сердце уже излечивается!

Поднеся руку Лили к губам, Альберто поцеловал ее как бесценное сокровище, а затем положил ее руку на кровать рядом с собой, словно пытаясь удержать Лили рядом.

– Нас потянуло друг к другу, как только мы встретились, – объяснил Бастиан. – И наши чувства усиливались с каждой новой встречей.

Он говорил удивительно уверенно. Кажется, он нисколько не сомневался в том, что они делают.

– Довольно скоро взаимное влечение переросло в нечто большее, – продолжал Бастиан. – Теперь мы хотим жить вместе.

У Лили потеплело на душе; она хотела, чтобы его слова были правдой. Она желала, чтобы они поженились по любви и оттого, что не представляют себе жизни друг без друга.

– Мне не верится, что мое самое сокровенное желание наконец-то сбудется, – заметил Альберто, слегка сжимая ее руку. – Признаюсь, я подумывал, что ты навсегда останешься холостяком, Бастиан. Я знаю, тебе, наверное, было тяжело сходиться с женщинами, потому что ты вырос без матери. Будь она жива, она стала бы для тебя прекрасным примером любящей женщины. Но Долорес всегда говорила, что ты встретишь подходящую тебе женщину, когда будешь к этому готов. Что Бог позаботится обо всем. И вот теперь рядом с тобой Лили. Мне не следовало сомневаться, что у тебя все наладится.

– Все это замечательно, но тебе не надо волноваться. Меньше всего я хочу, чтобы у тебя поднялось давление и ты задержался в больнице.

– Этого не будет, сынок. Не сейчас, когда у меня появилось в жизни нечто чудесное. Я гарантирую, все будет хорошо. Но скажи мне, почему вы так торопитесь пожениться?

Лили затаила дыхание, ожидая ответа Бастиана.

– У нас будет ребенок, – тихо произнес Бастиан, провел пальцами сквозь волосы и усмехнулся, глядя на Лили. – Лили беременна.


* * *

Было тяжело прощаться с отцом, зная, что совсем недавно у него едва не случился второй инфаркт. Бастиан надеялся на лучшее, но никто не мог гарантировать ему результат.

Тем не менее Альберто заметно приободрили новости о ребенке и свадьбе. Лили всегда нравилась ему. И теперь Бастиану предстояло заняться подготовкой к свадьбе, которая соответствовала бы статусу семьи, а также позаботиться о том, чтобы его будущая невеста ни о чем не волновалась и наслаждалась торжеством.

Как бы Бастиан ни хотел узнать Лили лучше, она по-прежнему оставалась для него загадкой. Однако практические возможности их союза становились все значительнее и затмевали все остальное. Но Бастиан не мог отрицать, что у него появились к Лили неожиданно сильные чувства. Они врезались в него, словно сверхскоростной пассажирский экспресс, и он боялся их анализировать.

Отмахнувшись от страхов, он на следующее утро отвез Лили в свой дом на холмах. День был теплым, с легким ветерком. Машина поднялась по крутому склону, с вершины которого открывался панорамный пейзаж, так любимый Бастианом. Он назвал свой дом «Счастливой звездой». Дом был построен после нескольких лет последовательной работы, когда Бастиан начал вносить свой вклад в фамильное состояние Каррера. Он любил приезжать сюда почти так же, как возвращаться домой к отцу.

Воздух наполнялся ароматами трав и специй, а также смесью запахов растений и цветов той страны, которой он так гордился. Извилистая дорожка вела в оливковую рощу. Дом был потрясающе красивым и отлично вписывался в пейзаж, словно всегда был там.

Бастиан не пожалел денег на то, чтобы сделать дом еще красивее. Построенный из традиционного камня и мрамора, он был обновлен благодаря множеству современных деталей, таких как новые ванные комнаты, две просторные гостиные с доступом к новейшим технологиям и кинозал, где Бастиан и его гости могли смотреть и обсуждать фильмы. Он даже собрал внушительную библиотеку, потому что книги всегда были его страстью.

Его невеста была необычайно молчаливой, покорно следуя за ним из комнаты в комнату, и его это беспокоило. Он хотел знать, что у нее на уме.

– Давай отдохнем несколько минут? – сказал Бастиан.

Остановившись у входа на кухню, Бастиан посмотрел на прелестное лицо Лили и изогнул губы в ободряющей улыбке.

– Поговори со мной, – произнес он. – Что ты думаешь?

– О доме?

Он насмешливо выгнул бровь.

– Да. Ты захочешь жить здесь после того, как мы поженимся?

Она мгновенно покраснела.

– Я уверена, любая женщина захочет жить в таком месте.

– Так почему мне кажется, что ты не слишком довольна такой перспективой?

– Я не знаю, почему ты так думаешь. – Верхняя губа Лили слегка задрожала. Она скрестила руки на груди поверх кремового хлопчатобумажного свитера, словно защищаясь.

– Вероятно, я волнуюсь из-за того, что ты все еще не веришь тому, о чем я говорю, Лили.

– Доверие развивается со временем, верно? Мы только-только начинаем узнавать друг друга.

– Это правда… Давай поговорим о другом. Раз мы решили обсудить нашу свадьбу, мне надо знать, пригласишь ли ты на церемонию своих родителей. Ты о них вообще не говоришь.

Ее зеленые глаза широко раскрылись от удивления.

– Тебе важно, приедут они или нет?

– По правде говоря, да. Кроме того, любой родитель захочет приехать на свадьбу своей дочери.

– Вот тут ты заблуждаешься. Не все родители такие любящие и заботливые, как твой отец, Бастиан. Мой отец ушел из семьи, когда мне было девять лет. Гораздо позже я узнала, что он постоянно изменял моей матери. Из-за этого они все время ссорились. Однажды он просто взял и ушел. Вероятно, он устал от скандалов. А после…

Поведя плечом, она отвела взгляд в сторону, словно ее ранили воспоминания.

– После этого моя мать жила, как могла. Она заботилась обо мне, но никогда не выражала особой радости или удовольствия по поводу меня. Без сомнения, ее травмировали измены моего отца. Потом, когда мне исполнилось восемнадцать, она встретила мужчину, который временно работал в Лондоне. Он был инженером из Эдинбурга. Когда его контракт закончился, он вернулся в Шотландию и моя мать поехала с ним. Поэтому, что касается моих отношений с родителями, мы с ними редко общаемся. Пару лет назад, когда я сказала им, что выхожу замуж за биржевого брокера, моя мать просто ответила: «Хорошо. По крайней мере, я буду знать, что он о тебе позаботится». По правде говоря, я уверена: она обрадовалась, что я наконец перестану быть ее ответственностью. Ты получил ответ на свой вопрос о том, приедут ли они на нашу свадьбу?

Чувствуя себя так, словно разворошил осиное гнездо, Бастиан в ошеломлении уставился на Лили.

– Я не такой, как твой отец, Лили, – сказал он. – Я никогда тебе не изменю.

– Я могу на это только надеяться. Мне не хотелось бы переживать то, что пережила моя мать после ухода мужа.

Разочарованный тем, что не смог сразу убедить Лили, Бастиан заметил:

– Ты говоришь, что твой отец ушел, когда тебе было девять лет? Это было тогда, когда ты отправилась в ту школьную поездку и разбудила своего учителя ночью, говоря, что не можешь уснуть?

– И что?

– По-моему, уход твоего отца повлиял на тебя гораздо сильнее, чем ты хочешь признать, Лили. Я прав?

Она молча кивнула, по ее щеке покатилась слеза и… Лили разрыдалась.

Бастиан не мог равнодушно видеть ее слезы. Не прошло и секунды, как он обнял ее. Запустив сильные пальцы в ее волосы, он прижал голову Лили к своей груди.

Целуя ее шелковистые пряди, он тихо утешал ее, словно несчастного ребенка:

– Все будет хорошо, сокровище мое. Поплачь, и тебе станет легче. Похоже, твои родители были слишком заняты собой, чтобы оказать тебе необходимую поддержку. Но это может измениться, ты понимаешь?

Шмыгнув носом, она подняла голову и посмотрела на Бастиана.

– Правда? – хрипло спросила она. – Они ведь плохо меня знают. Я не уверена, что они вообще хотят со мной общаться.

Коснувшись рукой ее влажной щеки, он сказал:

– В этом я сомневаюсь. Я не представляю себе мать или отца, которые не любили такую прекрасную и способную дочь, как ты, Лили. Тебе надо снова с ними поговорить. Ты должна рассказать им о ребенке и о свадьбе.

– Ты действительно так считаешь? – В ее голосе звучало сомнение и неуверенность.

– Тебе не надо делать то, что я говорю, – выдохнул он. – Просто поверь в себя и начни принимать самостоятельные решения.

– Ты прав. – Слегка покраснев, словно от осознания, что ее внезапно загнали в угол, Лили указала на открытую дверь: – Ты покажешь мне остальную часть дома?

– Конечно.

Жестом пригласив ее идти впереди него, Бастиан последовал за ней, желая разрушить ту стену, которую Лили возвела вокруг себя. Он хотел, чтобы она поняла, какая она умелая и талантливая женщина.

Когда они наконец прошли на кухню, Лили удивила его, воскликнув:

– О, Бастиан, это замечательно! Любой человек захочет готовить в таком месте. Я уверена, твоя мать обожала бы эту кухню, если бы жила здесь.

Ее комментарий ошеломил Бастиана тем, что был правдоподобным. Его отец часто говорил ему, как сильно его жена любила готовить еду, а вдумчивое замечание Лили его подбодрило.

Недолго думая, Бастиан притянул ее к себе, наслаждаясь женственными изгибами ее тела, а потом горячо поцеловал в губы.

Удивленная, Лили не скрывала удовольствия, глядя на него сверкающими зелеными глазами.

– Что с тобой?

– Я много думал о маме, проектируя кухню. Я не знал ее, но иногда мне кажется, что я чувствую ее присутствие. Мне нравится думать, что она ведет меня по жизни.

– Что ж… – Лили провела кончиками пальцев по его рубашке, и, хотя ее прикосновение было бесконечно нежным, Бастиану показалось, что его опалило огнем. – Одно понятно наверняка: он


убрать рекламу


а бы очень гордилась таким сыном, как ты.

Вздохнув, он прижал ладонь к ее голове и заметил:

– Если ты и дальше будешь говорить мне такие приятные вещи, мы вообще не начнем обсуждать свадьбу.

– Ой. А почему?

– Потому что мы уступим желанию и забудем обо всем на свете.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Свадьбу они все-таки обсудили. Но каждый раз, встречая соблазнительный взгляд карих глаз Бастиана и видя в них желание, Лили с трудом сдерживала вожделение. Она очень ошиблась, думая, что беременность снизит ее сексуальное желание.

И теперь, словно перспектива их брачного союза уже не ощущалась как восхождение на гору, Бастиан сообщил Лили, что договорился о визите к частному ювелиру семьи, чтобы выбрать свадебные кольца.

Итак, у Каррера есть частный ювелир. Это было очередное напоминание о том, насколько богата и могущественна его семья; при мысли об этом у Лили скрутило живот. Что подумают об их отношениях друзья Бастиана, когда познакомятся с ней и узнают, кто он такая?

К тому времени, когда они вернулись в ее дом, Лили была крайне уставшей. Она очень волновалась, представляя, как войдет в подвенечном платье в старинную церковь, которую семья Бастиана посещала веками. Будет ли она подходящей невестой наследнику Каррера? Ей придется идти по проходу в церкви под взглядами гостей, которые, вероятно, подозревают или знают о ее беременности.

И это не пустячные опасения.

Оставалось надеяться, что ей удастся на время забыть о переживаниях и закончить книжные иллюстрации.

Лили открыла входную дверь, и ее красивый жених напугал ее, схватив за руку и повернув к себе лицом.

– Я чувствую, ты по-прежнему не в своей тарелке. – Он нахмурился. – Я понимаю, все происходящее тебя пугает, но ты должна помнить, что все это я делаю ради тебя и ребенка.

– А ты искренне рад, что женишься на женщине, которую едва знаешь, потому что она забеременела от тебя?

– Разве ты не слышишь, что я говорю? – Его глаза гневно сверкнули. – Я не из тех, кто уклоняется от своих обязанностей. Я женюсь на тебе и поддержу этого ребенка, потому что я так хочу. Меня никто не заставляет.

Лили вздрогнула. Если бы только Бастиан сказал, что хочет жениться на ней по любви, у нее не сложилось бы ощущение, будто он просто исполняет свой долг. Но, хотя ей нравилась эта мысль, она понимала, что ей не следует заблуждаться и рисковать своим спокойствием.

– Я слышала, что ты сказал, и я тебе благодарна. Очень благодарна.

Явно сомневаясь, он отпустил ее и беспокойно пригладил рукой волосы.

– Я не жду твоей благодарности. Я просто хочу…

– Чего ты хочешь?

– Не бери в голову, – пренебрежительно ответил он. – Это не важно. Слушай, мне надо работать. Сегодня у меня срочная встреча с работниками.

– Я не возражаю. Ты можешь уходить. Мы обсудили самое важное, да?

– Да. Я полагаю, что так.

– Если ты захочешь, чтобы я поехала с тобой в больницу к твоему отцу, просто позвони мне.

– Может, не стоит? Ты выглядишь уставшей. Тебе надо многое обдумать и, наверное, поработать?

Протянув руку, он осторожно провел пальцами по ее щеке, и сердце Лили замерло от его прикосновения. Она была готова отдать все на свете, чтобы подольше побыть с Бастианом наедине.

Через секунду он собрался уходить, печально улыбаясь.

– Увидимся завтра, около полудня. Я отвезу тебя к ювелиру. Обязательно отдохни сегодня как следует. До свидания.

Вздыхая, Лили смотрела, как он проходит мимо клумб с цветами, которые она посадила как символ новой жизни для себя и ребенка. Но Бастиан не должен знать, что стало причиной их посадки.

Он даже не взглянул на цветы, а просто сел в машину и уехал.


Под глазами Лили были темные круги после очередной бессонной ночи. Она решила выпить кофе, но потом вылила его в раковину, потому что ее затошнило от его аромата.

Помня о причинах своей бессонницы, Лили решила все выяснить как можно скорее. Дрожа от волнения, она позвонила Бастиану. Ему не понравится то, что она ему скажет. Но ведь именно он заявил, что ей надо поверить в себя и, не боясь, принимать решения.

– Лили? Чем обязан? – произнес он, радуясь тому, что она позвонила.

Глубоко вдохнув и выдохнув, Лили уставилась в окно на солнечный внутренний дворик и ответила:

– Мне надо поговорить с тобой.

– С тобой и ребенком все хорошо? – спросил Бастиан.

– Да, у нас все в порядке.

– Отлично. Итак, что ты хочешь мне сказать?

– Я хочу поговорить с тобой о свадьбе…

– Разве мы не обсуждали это вчера? – произнес он.

– Мы обсуждали, но…

Бастиан встревожился и напрягся.

– Так что со свадьбой?

– Я передумала.

Бастиану показалось, что ему в живот воткнули острый нож. Он не понимал, как ему удалось собраться с мыслями.

– О чем ты передумала? – огрызнулся он. – Ты все-таки не выйдешь за меня замуж?

Ей потребовалось слишком много времени, чтобы ответить, поэтому у Бастиана сдали нервы.

– Что ты затеяла, Лили? – спросил он.

Услышав ее тихое дыхание, он почувствовал, будто она стоит рядом с ним. Если он закроет глаза, ему удастся ощутить ее невероятно соблазнительный запах. Однако все то, что вдохновляло его в Лили прежде, сейчас показалось мучительным.

– Я хочу выйти за тебя замуж, Бастиан, – объяснила она. – Но не так, как запланировано. Я имею в виду не в церкви, в которую твоя семья ходила столетиями. Не в шикарном платье, которое стоит кучу денег. И не с дорогим кольцом, которое я буду постоянно бояться потерять.

Слова сорвались с губ Лили так быстро, словно ей не хватало кислорода. Переведя дыхание, она продолжала.

– Я не из тех женщин, которые любят быть в центре внимания. Мне было бы намного приятнее выйти замуж в красивом саду или на природе. Нас поженил бы священник, а после церемонии мы бы вкусно поели в местном ресторане. Я бы предпочла такую свадьбу.

Бастиан забрел в столовую, куда чаще всего ходил с чашкой кофе, когда размышлял. Отодвинув стул из-за стола, он сел, крепко прижимая телефон к уху. Пристально глядя на полированную столешницу, он не верил тому, что услышал от Лили.

– Что с тобой? – отрезал он. – Я предлагаю тебе свадьбу, о которой мечтает большинство женщин, а ты намекаешь мне, что она недостаточно хороша? Вместо того чтобы должным образом отпраздновать наш союз в церкви, которую веками посещала моя семья, где наши друзья станут свидетелями этого события, ты хочешь скромную церемонию, словно это событие для тебя не важно!

Наступило мучительное молчание.

– Это не так. Для меня это важно. Просто церковь и все остальное важно для тебя и твоей семьи, Бастиан, но не для меня. Я уже говорила тебе, в каких условиях я выросла. Но это не значит, что я не ценю красоту и не уважаю традиции. Я благодарю судьбу за каждый удачный шанс. Например, я особенно благодарна ей за то, что, как отец моего ребенка, ты хочешь на мне жениться. Я просто не хочу лицемерить, притворяясь, что мне понравится пышная свадьба.

Сердце Бастиана едва не выскакивало из груди. В последний раз он так эмоционально разговаривал с женщиной, когда застукал свою бывшую подружку, Мариссу, в постели с другим мужчиной. Бастиан долго не мог забыть тот эпизод.

Лили не изменяла ему. Она просто сказала ему о своих предпочтениях по поводу свадьбы. Но эмоции лишили Бастиана здравомыслия. Заявив ему о своем нежелании принимать то, что он ей предлагает, Лили унизила его худшим из возможных способов.

– Значит, ты считаешь лицемерием принять прекрасную свадьбу, которую я решил тебе подарить? Я надеялся, что ты навсегда ее запомнишь.

– Что? Ох, Бастиан…

Разрыдавшись, Лили повесила трубку.


Лили не отвечала на телефонные звонки Бастиана. В конце концов, сходя с ума от волнения, он решил поехать к ней. Он помнил, что Лили склонна во всем обвинять себя, когда дела идут неудачно. У дома Лили не было ее оранжевой машины.

Уже зная, что это бесполезно, Бастиан все равно позвонил в дверь. Ему никто не ответил.

Моргнув, глядя на безупречно голубое небо, он злобно выругался себе под нос. Куда она уехала? Она прервала их разговор без объяснения причин. Бастиан знал, что расстроил ее. Теперь она ездит неизвестно где в расстроенных чувствах.

Бастиан позвонил своему ювелиру, Джанни, и сказал, что их встречу придется отложить. Потом он поехал в город, чтобы поискать Лили в магазинах и кафе. Он решил расспросить о ней местных жителей.

У Лили очень яркая внешность, поэтому каждый, кто хоть раз ее увидит, не скоро забудет.


Измотанная, прогуливаясь вверх и вниз по довольно крутым склонам живописных городских улиц, Лили наконец вошла в кафе. Ей предложили несколько сортов фруктовых чаев, а также кофе; она заказала ромашковый чай и села у окна, чтобы посмотреть на туристов и местных жителей.

Лили было приятно слушать обрывки их разговоров и смех, когда они проходили мимо. Ей нравилось быть неузнанной в чужом городе.

Однако она не переставала думать о Бастиане. Ее шокировали его последние слова о том, что он хотел подарить ей красивую свадьбу. Это было как гром среди ясного неба. И теперь, после заявления о том, что она хотела простую свадьбу, Лили стало совестно.

Бастиан уже так много сделал для нее, а она такая неблагодарная! Как ей все исправить? Она не отвечала на его телефонные звонки, потому что не могла вести себя разумно. Ей потребуется больше времени, чтобы решить, что делать.

И тут ей захотелось позвонить матери. Они давно не разговаривали, но, может быть, сейчас самое время пообщаться? Лили хотела услышать знакомый голос, который когда-то знала лучше остальных. Кроме того, у Джейн Александер был большой опыт отношений с мужчинами.

К концу разговора Лили радовалась тому, что позвонила матери. Та заявила, что находится на седьмом небе от счастья, и спросила, почему Лили не сообщила ей новый номер своего мобильного телефона. Они разговаривали в последний раз накануне свадьбы Лили с биржевым брокером. Мать сказала, что часто волновалась по поводу того, как идут дела у Лили.

Когда Лили сообщила Джейн, что они развелись, та промолчала. Потом Лили объяснила, почему их брак не удался. И сказала, что Марк гей.

– А почему, черт побери, он сразу не предупредил тебя об этом? – спросила Джейн. – Зачем он притворялся, что любит тебя?

– Он любил меня, но только как друга. На самом деле я часто подозревала, что он не хочет меня физически, но я не осмеливалась спросить его об этом. Да, он должен был сказать мне правду до нашей свадьбы, но он заявил, что боялся потерять мою поддержку и дружбу. Нам вообще не следовало жениться, теперь мне это ясно. Во всяком случае, через несколько месяцев жизни со мной он влюбился в гораздо более подходящего ему человека. Они познакомились на финансовом семинаре. И мы с Марком договорились расстаться.

– И что с тобой случилось, Лили? – спросила Джейн. – Надеюсь, он компенсировал тебе ущерб?

– Он предложил мне алименты, но я от них отказалась. Я взяла одноразовый платеж, которого вместе с моими сбережениями хватило, чтобы начать новую жизнь в Италии. И к счастью, у меня по-прежнему много работы.

– Италия?

– Не волнуйся, мама, я здесь по-настоящему счастлива. Я живу в прекрасном регионе Абруццо недалеко от пляжа. Я хорошо устроилась.

– Ты полна сюрпризов. Я не подозревала, что ты такая авантюристка. Ничего не говори. Дело в том, что я уделяла тебе мало времени, дорогая.

Лили могла бы во многом упрекнуть свою мать, но она не хотела ворошить неприятное прошлое. Ей надо было постараться и наладить отношения с Джейн.

– Это еще не все, что я должна тебе сказать, мама…

Лили рассказала матери о том, что после переезда в Италию она познакомилась с мужчиной и собирается выйти за него замуж. И о том, что она беременна. Она уточнила, что Бастиан хотел поступить правильно с ней и ребенком. И он совсем не похож на Марка.

В конце разговора Лили призналась, что они поженятся в старинной церкви, которую его семья посещала столетиями, и Бастиан хочет, чтобы она пригласила на свадьбу своих родителей.

– Я могу говорить только за себя, но я бы хотела приехать к тебе прямо сейчас, дорогая, – сразу ответила Джейн. – Я знаю, у нас с тобой непростые отношения, но я хочу все исправить. Я только надеюсь, что твой мужчина понимает, как ему повезло с тобой. Ты прекрасная девушка, Лили, и ты заслуживаешь лучшего после всего, что ты пережила.

– Спасибо, мама. Развод с Марком действительно меня огорчил. Честно говоря, я была выбита из колеи. И я считала себя виноватой. Я думала о себе худшее…

– Не надо этого делать. Ты не отвечаешь за поступки других людей, включая меня и своего отца. Разве ты до сих пор не делаешь те замечательные иллюстрации и не зарабатываешь на них? В любом случае мы с твоим отцом снова общаемся и пытаемся смириться с прошлым. Я уверена, он тоже захочет приехать на свадьбу, если узнает, что ты его приглашаешь.

После такого обнадеживающего откровения Лили без колебаний сообщила матери все подробности, включая новый номер своего мобильного телефона.

Напоследок ее мать сказала следующее:

– Я очень тебя люблю, дорогая, и всегда любила. Я знаю, у тебя не было детства, которого ты заслужила. Но я была так изранена изменами твоего отца и поглощена собственными проблемами, что почти забыла о тебе. Я надеюсь, ты позволишь мне компенсировать недостаток моей любви к тебе через твоих детей?

– Конечно. Я тоже тебя люблю, мама.

Чувствуя себя так, словно с ее плеч свалился тяжелый груз, Лили заказала еще один ромашковый чай, а затем проверила, не пропустила ли звонки от Бастиана. Пока она искала его телефонный номер, одна из молодых женщин-бариста очень энергично поприветствовала какого-то посетителя. Подняв глаза, Лили увидела Бастиана.

В джинсах и простой белой рубашке, как всегда привлекательный, с растрепанными темными волосами, он стоял у прилавка. Быстро переговорив с баристой, которая явно хотела поболтать с ним подольше, он отвернулся от нее и оглядел переполненный зал. И сразу же заметил Лили.

Когда их взгляды встретились, у нее от волнения закружилась голова. Но Лили не удалось улыбнуться. Она знала, как сильно его разочаровала.

Посетители кафе вели себя непринужденно. Они вставали и улыбались Бастиану, словно местной знаменитости. Он легко очаровывал людей. Лили бессознательно прижала руку к животу, в котором рос его ребенок.

Встав напротив Лили, он закрыл ее от взглядов посетителей кафе и тихо спросил:

– Почему ты не отвечаешь на мои звонки?

Лили задалась вопросом, простит ли он ее когда-нибудь за эту оплошность.

– Никогда больше так не делай, – продолжал он. – Я не знаю, что бы я делал, если бы не нашел тебя.

В его словах слышалась страсть и обеспокоенность, а не злость. Глубоко сожалея о том, что так сильно его взволновала, она наклонилась и схватила его за руку.

– Я не хотела, чтобы ты подумал, что я убегаю от тебя, – произнесла она. – Я просто не знала, что тебе сказать.

Он стиснул зубы, словно с трудом сдерживая эмоции, и ответил:

– Поехали ко мне. По крайней мере, я буду знать, что там ты в безопасности.

– Мне ничто не угрожало. Я прогулялась и подышала свежим воздухом.

– Но теперь ты раскраснелась и выглядишь уставшей, как после тяжелой нагрузки. Это вряд ли пойдет на пользу тебе и ребенку.

Боясь сказать что-нибудь не то, Лили промолчала. Она позволила харизматичному итальянцу вывести ее из кафе, решив сообщить ему позже, что она согласна на свадьбу в церкви, куда пригласит своих родителей.

Оставалось надеяться, что Бастиан все еще хочет этого и не считает ее неблагодарной.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Бастиан слишком хорошо понимал, что он относится к Лили как к хрупкой вазе, которая может расколоться от одного неосторожного движения. И хотя он желал ей только лучшего, его излишняя опека увеличивала пропасть между ними.

Они больше не бросались в объятия друг друга и не занимались страстной любовью. Увидев Лили в тот день в кафе, Бастиан заметил, какой хрупкой она выглядит. Более того, она разнервничалась при его появлении.

Ему очень не нравилось то, что она тревожится в его присутствии. Вероятно, бывший муж запугал ее. Бастиану хотелось расспросить ее о предыдущем браке. Изменял ли ей Марк? Поэтому ее брак не удался? Отчего она опасается, что Бастиан будет обращаться с ней так же, как ее бывший муж?

По его спине пробежал холодок. Поступок Мариссы заставил Бастиана отказаться от любви. Но теперь Лили словно проверяет на прочность его решение.

Беспокоясь о том, что недавние события утомили Лили, Бастиан первым делом организовал для нее визит к частному акушеру для полного обследования. Им не пришлось ждать долго, и всего через пару дней, посетив элитный роддом, они убедились, что все идет так, как надо.

Однако Лили посоветовали меньше волноваться и больше отдыхать в течение дня. Ей также надо было набрать вес.

Услышав об этом, Бастиан взглянул на нее с беспокойством. Но его очаровательная невеста лишь улыбнулась ему и лукаво произнесла:

– Я постараюсь есть больше пиццы и макарон! На следующий день отец Бастиана наконец вернулся домой. Долорес строго-настрого наказали вызывать врачей, как только Альберто станет хуже.

Альберто выписали из больницы потому, что, к счастью, ему полегчало. Вероятно, его подбодрила новость о внуке и предстоящей свадьбе Бастиана и Лили. Даже врачи удивились тому, как быстро он поправляется. Ему предписали диету и физические упражнения, а также полноценный отдых.

По крайней мере, Бастиан избавился от одной проблемы, чему очень радовался.

Лили настаивала на том, что хочет по-прежнему жить в арендуемом доме, пока они не поженятся, но Бастиан сказал, что не возьмет с нее оплату. Скоро она станет его женой, и он будет полностью ее содержать.

Когда они оставались вдвоем, он больше не заговаривал о свадьбе, чтобы не оттолкнуть от себя Лили. Ему следует быть осторожнее. Не надо расстраивать беременную женщину.

И все-таки Бастиан многого не понимал. Он по-прежнему сердился на Лили за то, что она не отвечала на его звонки, когда он пытался ее разыскать. Она заставила его помучиться в тот день, и он хотел узнать, в чем причина.

Несколько дней спустя, когда они все еще осторожничали друг с другом, Лили пришла на кухню, где Бастиан готовил обед для двоих. Он мог легко нанять повара, но привык приходить к Лили обедать, чтобы убедиться, что она съела что-нибудь полезное и хорошо себя чувствует.

Он выслушивал добродушные подшучивания от своих рабочих после того, как сказал им, что Лили беременна. И все же в их глазах он видел понимание, потому что большинство рабочих уже были отцами.

– Можно с тобой поговорить? – серьезно спросила Лили.

Стоя у мраморного кухонного стола и нарезая перец, Бастиан напрягся, потом повернулся к Лили лицом. На ней были мешковатые джинсы и светло-лимонный свитер, однако практичная одежда ничуть не умаляла ее естественной сексуальности. На самом деле, разглядывая ее, Бастиан изнемогал от желания.

– Что случилось? – спросил он.

Она отвела от щеки прядь золотистых волос. Ее большие зеленые глаза сияли как ослепительные изумруды. Бастиан знал, что если он будет слишком долго смотреть в них, то потеряет голову.

– Я решила выйти замуж в вашей семейной церкви, – объявила она.

Он медленно выдохнул. А через пару секунд начал судорожно соображать.

– Почему ты передумала? – спросил он.

– Я не хочу быть эгоисткой, отказываясь выйти за тебя замуж в церкви. Ты уже так много сделал для меня, и я понимаю, как тебе важны традиции. Я поняла, что итальянцы трепетно соблюдают традиции.

– Это правда.

– Я последовала твоему совету и пригласила своих родителей на свадьбу. Мама обещала приехать. Она сказала мне, что они с моим отцом снова общаются и стараются забыть о прошлых проблемах. Это все, что я хотела тебе сообщить.

Она пожала плечами, словно это решение было пустяком и ничего не надо было уточнять. Но Бастиану хотелось узнать подробности.

Подойдя, он взял Лили за тонкие плечи и притянул к себе.

– Ты действительно хочешь пышную свадьбу? Или ты просто решила согласиться, чтобы успокоить меня?

– Зачем мне тебя успокаивать? Я говорю серьезно. Мы можем закончить этот разговор, чтобы я вернулась к работе?

– Могу ли я надеяться, что после этого удивительного решения ты потеплеешь ко мне и не будешь вести себя так, будто мы враги, а не любовники?

Она ахнула.

– Я никогда не считала тебя своим врагом, Бастиан. Как ты вообще мог такое вообразить? По-твоему, я тебе враг?

– Нет, конечно.

Он хотел показать ей свое отношение действиями, а не словами, но понимал, что не должен уступать своему всепоглощающему разочарованию. Впервые с начала их отношений он пообещал себе, что не позволит желанию мешать их правильному общению.

Отпустив Лили, он отошел в сторону.

– У меня к тебе вопрос, – произнес он. – Почему ты так резко прервала разговор в тот день, когда мы обсуждали свадьбу? Я чем-то расстроил тебя?

– Да… Нет.

Она сжала руки, изо всех сил стараясь оставаться спокойной, и прикусила пухлую нижнюю губу.

– Меня потрясли твои слова о том, что ты хотел устроить свадьбу, о которой я буду вспоминать до конца жизни. Я совсем не ожидала это услышать. Ведь наши с тобой отношения идут вразрез со всеми традициями.

Он посмотрел на нее слегка насмешливо.

– Ты считаешь, наши отношения должны были начаться не со страсти, а с романтики?

– Да, наверное.

– По-твоему, я меньше уважаю тебя после того, как мы узнали друг друга должным образом?

У нее покраснели щеки, она быстро сказала:

– Я этого не говорила. Любой женщине понравится твое заявление. Я просто его не ожидала. Я повесила трубку, потому что мне требовалось время, чтобы подумать, вот и все. А подумав, я поняла, что хочу выйти замуж в церкви. Меня вдохновляет то, что твои предки женились там столетиями. И вполне естественно, что ты хочешь сделать то же самое. В любом случае я решила, что так будет правильно.

Потирая рукой подбородок, Бастиан втайне ликовал оттого, что Лили передумала и обрадовалась его словам. Его также тронуло, что у нее хватило смелости возобновить отношения с родителями и пригласить их на свадьбу.

Теперь он не сомневался в том, что его решение жениться на ней было абсолютно верным, вне зависимости от ее положения. Лили не только красива и талантлива, но и очень чувствительна. Она поняла, что у Бастиана имеются определенные ценности, которые он уважает.

– Я рад, что ты так решила, – сказал он. – Как ты думаешь, наши отношения немного улучшатся?

– Конечно. Малышу важно, чтобы его мать была счастлива, верно? Поэтому мы с тобой не должны пререкаться друг с другом.

– Откуда ты знаешь, что у нас будет мальчик?

– Разве я так сказала?

– Ты назвала его малышом.

Бледно-фарфоровые щеки Лили порозовели.

– Это простой речевой оборот. У нас может родиться и девочка.

– А кого бы хотела ты?

– Мне все равно. Главное, чтобы ребенок был здоров.

– Я с тобой полностью согласен. Может, подтвердим наше взаимопонимание поцелуем?

Удивляя Бастиана, Лили взяла инициативу на себя и сразу подошла к нему. Прижав руку к его щеке, она осторожно поцеловала его в губы.

Бастиан усмехнулся:

– По-моему, ты потеряла квалификацию, дорогая. Разреши напомнить тебе, что такое настоящий поцелуй.

Он припал к ее губам, как изголодавшийся человек. Едва коснувшись ее губ, он сразу понял, как соскучился по Лили. Желание и вожделение обрушились на него лавиной. Ему хотелось целовать и ласкать ее бесконечно. Овладеть Лили и забыться от наслаждения. Она была самой доброй и отзывчивой женщиной, какую он знал; у нее хватило смелости поверить в будущее, несмотря на неудачи в прошлом.

Они стояли в центре кухни. Продолжая целовать, он стал нетерпеливо поглаживать руками ее тело, и Лили инстинктивно прижалась к нему. Коснувшись руками ее груди, он почувствовал, как напряглись ее соски. Он страстно поцеловал Лили в шею. Но как только Бастиан потянул вверх ее свитер, Лили крепко сжала его руки, заставляя остановиться.

Он удивленно округлил карие глаза: – В чем дело? Ты этого не хочешь?

– Ты знаешь, я всегда хочу тебя. И в этом проблема. Когда я хочу тебя, я больше ни о чем не могу думать. И это не всегда правильно. Я стараюсь дописать свою книгу и отправить ее издателю. А тебе надо закончить готовку и вернуться к работе. Иногда полезно быть разумнее, Бастиан.

Хотя Лили повторила то, о чем Бастиан думал ранее, он почувствовал разочарование. Да, они должны образумиться и не позволять вожделению помешать их нормальному общению друг с другом. Его желание было таким сильным, что ему, чтобы успокоиться, надо было вылить себе на голову ведро с ледяной водой. А Лили подлила масла в огонь, сказав, как сильно она всегда его хочет.

Но она все-таки права.

Ей необходимо дописать книгу, а ему пора заканчивать обед и возвращаться к работе. Его команда уже подготовила землю под новые оливковые рощи, и он должен следить за работой и помогать. Тем не менее он не мог не возразить Лили.

– Тогда ответь мне, почему ты такая соблазнительная? Меня сводит с ума даже твой запах!

В ответ она высвободилась из его объятий и направилась в гостиную.

– Поверь мне, ты поблагодаришь меня за то, что я не разрешила тебе уступить желанию сейчас. Я уверена, мы сделаем это позже. Сегодня вечером или завтра. Ожидание усиливает желание.

На ее губах играла чарующая сексуальная улыбка, которая свела бы с ума любого мужчину. Несмотря на резкий стон протеста, Бастиан тоже улыбнулся.

Они приехали в ювелирную мастерскую, где мебель и обстановка были по-настоящему роскошными. Лили нервничала с тех пор, как Бастиан провел ее в здание. Как только они сели на шикарный фиолетовый бархатный диван в комнате ожидания, Лили внезапно притихла.

Бастиан спросил:

– Что случилось? Ты нервничаешь?

– Конечно, я нервничаю. Не каждый день женщину приглашает к себе сказочный ювелир для выбора обручальных колец. По крайней мере, не в моем мире.

Он посмотрел ей в глаза и взял за руку.

– Теперь это твой мир, Лили. Я хочу, чтобы ты наслаждалась. Ничего не бойся.

Она едва заметно улыбнулась.

– Ладно, не буду. Мне кажется, я выдержу все, пока ты рядом со мной.

От ее поразительного признания к его лицу прилил жар, словно Бастиан раскрыл Лили душу. Он опешил, у него кружилась голова, будто он только что выпил графин самого крепкого вина. Ему внезапно захотелось признаться Лили в своих чувствах. К счастью, вспомнив о том, что они заключат брак по расчету, он вовремя образумился.

– Синьор Каррера, простите, что заставил вас ждать…

Подняв глаза, Лили увидела красивого мужчину под пятьдесят. Джанни де Лука – друг и личный ювелир семьи Каррера, был безукоризненно одет в темно-серый костюм-тройку и темно-бордовый шелковый галстук.

Бастиан встал, здороваясь с ним. Мужчины обнялись.

– Так приятно встретиться с вами, друг мой, – заявил Джанни. – Мы давно не виделись.

– Да, давненько. Извините, что мы отменили прошлую встречу. Но мы все-таки здесь.

– Да, наконец-то.

Лили тоже встала. Она стояла рядом с Бастианом и ждала, когда ее представят Джанни. На ней был темно-синий жакет, шелковый топ цвета магнолии и белые льняные брюки, а также простые темно-синие туфли. Она слегка накрасилась и уложила волосы на косой пробор, оставив их распущенными по плечам.

При одном взгляде на нее сердце Бастиана забилось чаще. Он гордился красотой своей невесты.

Обняв Лили за талию, он сказал:

– Джанни, познакомьтесь с моей невестой. Это Лили Александер.

– Я рад с вами познакомиться, синьора. – Ювелир вежливо кивнул. – Вы обладаете изысканной красотой. Почему мой друг так долго вас скрывал?

– Я не думаю, что он делал это нарочно, синьор. Ему не потребовалось много времени, чтобы позвать меня замуж.

Удивленные, мужчины рассмеялись, и Бастиан крепче прижал к себе Лили.

– Теперь она только моя.

– Я вам завидую, Бастиан, – заметил ювелир. – А теперь к цели вашего визита. Мне надо знать, какие кольца вы предпочитаете для себя и вашего будущего мужа, синьора. Я не смогу создать шедевр, пока не узнаю всех ваших пожеланий.

– Он знает, что говорит, сокровище мое. – Бастиан обнадеживающе улыбнулся Лили. – Джанни еще никого не разочаровал. Он сделает именно такие кольца, которые ты хочешь.

Лили густо покраснела, словно Бастиан раскрыл ее тайну. Ему стало любопытно, что ее смутило. Его все сильнее очаровывала перспектива со временем узнать ее самые сокровенные секреты.


Лили решила, что последние несколько часов ей снился фантастический сон. Два итальянца относились к ней как к королеве и выслушивали ее даже несущественные замечания, словно они были крайне важны.

Им приносили напитки и закуски, но Лили отказывалась от них. Нервничая, она потеряла аппетит. Но, обсудив с Джанни варианты дизайна колец, она с удивлением обнаружила, что чувствует себя скорее возбужденной, чем нервной. Особенно после того, как Бастиан попросил ювелира вставить в ее обручальное кольцо чистейший бриллиант ручной огранки.

Ее сердце билось все чаще, как у спортсменки, бегущей к финишу, когда Джанни рассказывал о различных дизайнах колец и по


убрать рекламу


глядывал то на нее, то на Бастиана.

Она действительно попала в другой мир, и ей придется к нему привыкать. Если это сделает Бастиана счастливым, она позволит ему дарить ей дорогие подарки. Она больше не будет демонстрировать свою неблагодарность, как в тот день, когда отказалась выходить замуж в церкви.

Потом они обсудили дизайн обручального кольца для Бастиана. Оно должно было походить на кольцо для Лили – из желтого золота, но выглядеть более строгим.

К тому времени как они закончили с ювелиром, Лили была совершенно измотана и голодна. Попрощавшись с Джанни, они с Бастианом поужинали в очаровательном ресторане, а затем отправились домой.

Лили не хотела засыпать, пока Бастиан готовил ей на кухне горячий шоколад, но все-таки уснула. Диван был таким удобным, а она чувствовала себя настолько уставшей, что погрузилась в сон, как только коснулась головой подушки.

Проснувшись, она увидела перед собой карие глаза Бастиана. Он нес ее на руках наверх.

– Ты устала, – сказал он. – Думаю, мы забудем про горячий шоколад и просто ляжем спать.

– Да, пожалуйста, – пробормотала она, доверчиво прижимаясь к его груди. И это было последнее, что она помнила.

Проснувшись на следующее утро, Лили увидела, что солнце уже давно взошло. Она совсем не помнила, что произошло ночью. И поняла, что лежит под одеялом голышом.

Стараясь сесть, она осторожно обернула вокруг себя легкое одеяло и попыталась собраться с мыслями. Как Бастиану удалось раздеть ее, не разбудив? А главное, где он сейчас? И провел ли он ночь с ней?

Поспешив в ванную комнату, Лили брызнула на лицо холодной водой и почистила зубы. Потом она поспешно надела халат. Посмотревшись в зеркало, она увидела, что выглядит неважно.

В следующее мгновение раздался стук в дверь.

– Лили? Ты проснулась? – послышался знакомый голос.

– Я выйду через минуту, ладно?

Бормоча себе под нос, она выскочила в спальню и открыла ящик туалетного столика, где хранила нижнее белье.

Игнорируя ее заявление, Бастиан открыл дверь.

– Зачем тебе минута? – протянул он.

– Я хочу одеться.

– А разве это так необходимо?

Его провокационный вопрос смутил ее. Кроме того, на Бастиане были только джинсы. Она восхищенно уставилась на его мускулистый торс. Большинство мужчин мечтают о таком теле, а большинство женщин желают иметь такого мужчину рядом.

Одарив Лили чувственной улыбкой, которая растопила бы ледник, Бастиан пригладил рукой волосы и упал на кровать.

Нервничая, она сердито спросила:

– Почему ты позволил мне так долго спать? Я хотела встать пораньше. Ты провел ночь со мной?

Обезоруживающе улыбаясь, он ответил:

– Ты хоть знаешь, какой удар наносишь по моему эго, задавая мне подобный вопрос? Ты ничего не помнишь?

Лили плотнее запахнула халат, ее щеки стали алыми.

– Не дразни меня. Я помню, как ты нес меня в постель и говорил, что нам придется забыть о горячем шоколаде. Потом… – Она сильнее покраснела. – Я больше ничего не помню.

– Не волнуйся, сокровище мое. Ты, конечно, соблазнительна, но я человек чести. Поговорив с отцом по телефону, – кстати, он передает тебе привет, – и ответив на другие важные звонки, я переночевал в другой комнате. Я только пришел спросить, не надо ли тебе чего-нибудь.

Расслабившись, Лили намного увереннее встретила его сверкающий взгляд. Она уже знала, что может доверять Бастиану.

– Ты всегда спрашиваешь, не надо ли мне чего-нибудь, – хрипло сказала она. – А что нужно тебе, Бастиан?

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Услышав провокационный вопрос Лили, Бастиан уставился на ее покрасневшее лицо. У него пересохло во рту.

– Это просто, – ответил он. – Во-первых, мне не помешает массаж спины после работы на земле. И во-вторых, пока ты будешь его делать, сними халат.

Лили медленно вздохнула.

– Давай посмотрим, что я смогу сделать.

Забравшись на кровать, она повернулась к Бастиану лицом. Она не сможет отказать ему в просьбе. Кроме того, она жаждет побыть с ним наедине, пока их ничто не отвлекает.

Бастиан сел к ней спиной и опустил ноги на пол. Его тело напряглось от ожидания, хотя Лили еще не сняла халат и не дотронулась до него.

Не раздеваясь, Лили стала осторожно поглаживать спину Бастиана круговыми движениями. Со временем ее прикосновения стали сильнее, и он сдержал тихий стон. Когда она начала энергичнее массировать его напряженные плечи, он перестал сдерживаться и громко простонал.

– Извини, если делаю тебе больно, но я хочу расслабить твои мышцы, – объяснила она, и ее теплое дыхание коснулось его спины, усиливая, а не уменьшая напряжения Бастиана.

– Не волнуйся. Я выдержу. Но, по-моему, надо быть мазохистом, чтобы наслаждаться подобными вещами. – Он усмехнулся.

Умелые движения Лили доставляли ему самое сильное удовольствие, несмотря на боль. От желания кровь бурлила в его жилах. Еще чуть-чуть, и он повернется и снимет с Лили халат.

Массаж внезапно прекратился. Затаив дыхание, Бастиан услышал шелест шелкового халата Лили и почувствовал, как прохладный материал касается его тела. Она наконец сняла халат.

– Я думаю, меньшее, что я могу сделать, – это вознаградить тебя за смелость, – сказала она.

Его сердце забилось чаще. Обернувшись, он увидел, что Лили стоит на коленях на кровати, упершись руками в бока. Бастиан впервые увидел ее во всей красе: слегка округлившийся живот, красивая грудь и идеальная кожа.

Он затрепетал от восторга при мысли о ребенке, которого она вынашивает. Опустившись на пуховое одеяло, Бастиан положил руки на ее полные бедра и страстно притянул к себе. Сначала он жадно поцеловал ее в губы и скользнул языком ей в рот. Услышав ее удовлетворенный стон, он уложил Лили на кровать и уселся на нее верхом, а потом стал расстегивать джинсы. К его удивлению, Лили опередила его, расстегнула молнию на его джинсах и прикоснулась к нему.

Через секунду, глядя в ее завораживающие зеленые глаза, Бастиан произнес:

– Как ты это делаешь? Ты возбуждаешь меня одним взглядом.

– По-моему, тебе надо замолчать.

Он снова поцеловал ее в губы, а потом принялся ласкать между ног. Красивые волосы Лили разметались вокруг ее головы. Она простонала, и Бастиан понял, что хочет доставить ей удовольствие до того, как испытает его сам.

Наконец Лили приподняла бедра, словно с трудом сдерживаясь, а потом, прерывисто дыша, тяжело опустилась на кровать. На ее лице читалось удивление.

Через несколько секунд она тихо вздохнула.

– Когда ты постучал в мою дверь, я не догадывалась, что ты подаришь мне райское наслаждение…

Бастиан улыбнулся:

– Значит, ты правильно сделала, что впустила меня.

До того как она успела ему ответить, он припал к ее губам, а потом вошел в нее. Он опирался на руки, стараясь не наваливаться на ее живот. Ему нравилось наблюдать за реакцией Лили. Черты ее лица оставались спокойными, но взгляд стал напряженным, пока она с радостью отдавалась ему. Бастиан видел, что она полностью ему доверяет.

Чувствуя удовлетворение от близости, которого никогда не испытывал прежде, Бастиан с радостью доставлял Лили удовольствие и наслаждался сам. Когда желание достигло апогея, накрыв его волнами плотского удовлетворения, Бастиан громко вскрикнул и обнял Лили.

Улыбнувшись, она поддразнила его:

– На этот раз я подарила тебе райское наслаждение, любовь моя…

Перевернувшись, он лег рядом с ней и нежно погладил по голове.

– Если бы это было возможно, я бы ни за что не покинул это райское место, мой ангел.

Она слегка нахмурилась.

– Если бы я не знала лучше, то решила бы, что в душе ты романтик.

– Только если я с тобой, красавица.

– Ладно. – Она вздохнула. – Значит, у нас все хорошо?

Но до того как задать этот вопрос, Лили знала, что ее мир станет идеальным только тогда, когда Бастиан признается ей в любви.


Войдя в изысканную церковь шестнадцатого века, Лили сразу почувствовала себя виноватой. Ее ошеломила мысль о том, сколько людей побывало здесь за прошедшие столетия. Лили нравилось думать, что если Бог существует, то он предпочитает не наказывать, а прощать людей за их ошибки. Присев на скамью, она коснулась рукой живота. Ее ребенок был зачат в любви, по крайней мере с ее стороны, и это важнее всего. И все же эта мысль не давала ей покоя.

Дело в том, что, хотя Бастиан всегда охотно занимался с ней любовью, он ни разу не говорил ей о любви. Даже на днях, когда она делала ему массаж, все закончилось только страстной близостью. И хотя слова Бастиана были нежными, он все равно не сказал ей того, что она действительно хотела услышать.

Любой, кто знает ее историю, вероятно, не поймет, на что она жалуется. Лили знала, что у нее будет все, о чем мечтает женщина. В конце концов, она живет в прекрасном месте, может заниматься любимой работой и у нее родится ребенок от самого невероятного мужчины, которого она знает.

Между ними сразу возникло неоспоримое влечение, как только они впервые встретились. Им многие позавидуют. Но как же любовь? Без нее Лили всегда будет чувствовать себя обделенной.

Вытерев глаза, она положила носовой платок в карман и попыталась сосредоточиться на внушающей благоговение архитектуре. Незачем себя жалеть. Лучше думать о будущем.

Сегодня второй ее визит в семейную церковь Бастиана, и Лили была окончательно очарована ее красотой и историческим значением. Но главное, как много значит эта церковь для Бастиана.

В последние дни она все больше узнавала, как он благодарил судьбу за все, что имел, а не принимал это как нечто само собой разумеющееся. Во время их первого прихода в эту церковь Бастиан сказал Лили, что их ребенок станет невероятным подарком для них обоих. Она с ним полностью согласилась, но постаралась сдержать эмоции. Лили так привыкла к неудачам, особенно после деморализующей брачной ночи с бывшим мужем, что постоянно ждала подвоха.

Но теперь, когда желание уступить страхам стало почти непреодолимым, неестественная тишина, окружающая Лили, начала проникать в ее мозг и тело. В этой тишине и покое, впервые в жизни, Лили почувствовала себя по-настоящему спокойной.

Она выдохнула и подумала, что, наверное, в конце концов, все будет хорошо.


Редактор издательства, Кейт Баррингтон, в котором Лили работала иллюстратором книг, ответила ей довольно быстро. Лили отправила ей свой детский рассказ с иллюстрациями и с тех пор не находила себе места.

Редактор заявила, что книга Лили – именно то, что нужно рынку детской литературы: «Новый автор, который мягко преподает ценные уроки и ловко подшучивает».

Лили потрясли ее комментарии. Она разволновалась оттого, что ее рассказ решили опубликовать.

Она была на четвертом месяце, и ее талия сильнее округлилась. Ее свадебное платье уже было готово, и она молилась о том, чтобы не пришлось его перешивать.

– Я прикажу швее расставить платье, дорогая, – говорил Бастиан. – Я не понимаю, в чем же проблема. И не важно, какая ты полная, Лили, ты все равно будешь самой сексуальной мамочкой!

После чего он подхватил Лили на руки и на очень сексуальном итальянском языке прошептал, как сильно хочет ее.

Но теперь перед Лили встала другая дилемма. Кейт пригласила ее в Лондон, чтобы обсудить книгу и вместе пообедать.

– Почему бы вам не взять пару выходных и не походить по магазинам? – предложила Кейт.

Честно говоря, Лили этого не хотела. Ей было не по себе при мысли о том, что она не увидится с Бастианом целых три дня, которые уйдут на поездку туда и обратно, не считая времени на обсуждение книги. Кроме того, в Лондоне на нее обрушатся неприятные воспоминания. Но, в конце концов, она решила поехать.

Ей представилась слишком хорошая возможность обсудить ее работу и узнать о том, что издатели ей предложат и как они планируют опубликовать ее книгу. Попросят ли они ее написать еще одну книгу? Это было бы здорово. Разве Лили не хотела писать собственные рассказы и иллюстрировать их?

Вечером, после ужина, она решила набраться смелости и рассказать Бастиану о предстоящей поездке.

Взяв бокал вина, который она предложила ему, Бастиан осторожно поставил его на стол и похлопал рукой по дивану рядом с собой, приглашая Лили присоединиться к нему. Долгое время он молчал и выглядел задумчивым.

– Я чувствую, ты хочешь мне что-то сказать, – заметил он.

Лили совсем не удивилась, что он обо всем догадался.

– Да. Меня пригласили в Лондон, чтобы обсудить мою книгу с редактором из издательства, в котором я работаю книжным иллюстратором.

– Они хотят опубликовать твою книгу?

– Да, вроде бы.

– Когда ты узнала? – спросил он.

– Сегодня утром.

– А почему ты не сказала мне об этом раньше? Ты могла бы позвонить мне на мобильный.

Ей стало не по себе, когда она услышала тревогу в его голосе.

– Я ничего тебе не сообщила, потому что знала, что мне придется ехать в Лондон. Меня, вероятно, не будет дня три, и я не хочу, чтобы ты волновался.

Он прищурился:

– А есть повод для волнений?

– Нет-нет.

– Ну, ты взрослая женщина, Лили, а не ребенок. Тебе надо поехать в издательство.

– Я рада, что ты согласился.

– В любом случае я поеду с тобой.

– Правда? – Она не сдержала удивления. Она совсем не ожидала того, что Бастиан будет сопровождать ее в поездке.

– Конечно. Ты мать моего ребенка, и я хочу убедиться, что ты в безопасности.

Хотя Бастиан говорил искренне, Лили обиделась и разочаровалась оттого, что его главным приоритетом был ребенок. Кажется, он не беспокоился о ней…

– Со мной все будет в порядке, – сердито ответила она. – Ты забыл, что я жила и работала в Лондоне до того, как приехала в Италию?

Бастиан и бровью не повел.

– Однако беременной женщине небезопасно одной находиться в большом городе.

– Я буду не единственной беременной женщиной в Лондоне!

Он вздохнул.

– Тебе нравится со мной пререкаться?

Лили знала, что проиграет этот спор.

– Нет. Я только хотела заверить тебя, что со мной все будет в порядке.

– Хорошо. Тогда я закажу билеты на самолет и забронирую номер в отеле. Где именно пройдет твоя встреча?


Бастиану не понравилось, что Лили решила пойти на встречу с редактором одна. Он никогда не хотел быть кому-то нужным, но после встречи с Лили все изменилось. Он не желал надолго расставаться с ней. Кроме того, в Лондоне жил ее бывший муж.

А вдруг они договорились встретиться? Что, если она по-прежнему любит этого человека? И почему она не до конца рассказывает о своих прошлых отношениях? Она что-то скрывает?

При этой мысли Бастиану стало тошно.

Стараясь обуздать эмоции, он сказал себе, что теперь, по крайней мере, будет сопровождать Лили. Чувствуя облегчение, он решил сосредоточиться на положительных моментах их поездки.

Замечательно, что издательство заинтересовалось книгой Лили. Однако Бастиан не поздравил ее с этим. В какой-то момент ему придется показать ей, что он очень рад за нее.

Узнав о поездке в Лондон, Бастиан первым делом начал думать о том, что может случиться с Лили и ребенком: она будет слишком уязвимой в городе, кишащем людьми, где каждый занимается собой и не замечает, если кто попадает в беду.

Так или иначе, Бастиан не собирался отпускать ее одну. Он часто говорил ей, что она должна самостоятельно принимать решения, но не верил в ее полную безопасность. Именно поэтому он решил ехать вместе с ней.


Мысль о том, что загадочный жених ждет ее в отеле, должна была успокоить Лили накануне встречи с редактором, но на самом деле все было иначе. Дело не в том, что Бастиан не очень охотно пожелал ей удачи и не сказал, что все будет хорошо. По правде говоря, его чрезмерная опека привела Лили в бешенство.

У нее сложилось впечатление, что он больше интересуется ребенком, а не ею. По пути в аэропорт и во время перелета она почти все время молчала, отказываясь обсуждать с Бастианом свою книгу.

Однако обаятельная Кейт Баррингтон успокоила ее. Излучая уверенный профессионализм, которым Лили не могла не восхищаться, эта женщина вела себя дружелюбно и по-доброму.

Лили успокоилась, как только они познакомились в фойе стильного лондонского ресторана, в котором заказали обед и начали непринужденное общение.

Лили чувствовала себя намного расслабленнее, чем предполагала. Но в ресторане было полно элегантно одетых горожан, и она не могла не вспомнить, как стала частью этого мира, выйдя замуж за Марка. Однако, как только ее начали одолевать страхи и неуверенность, она вспомнила обнадеживающие советы Бастиана. Он говорил ей, что она достойна удачи и восхищения и преодолеет любые сложности. Не только потому, что она красива и талантлива, но потому, что она по-настоящему хороший человек, а это редкость.

Недавняя злость на Бастиана прошла, и Лили утешилась самой мыслью о нем. Словно в подтверждение своих чувств, она положила руку на живот, закрытый элегантной туникой золотого цвета.

– Когда должен родиться ребенок? – спросила Кейт.

Лили ответила машинально:

– Примерно через пять месяцев.

– Значит, он или она родится в Италии?

– Да.

– А отец итальянец?

– Да.

– Какой он? Не говорите мне, что он великолепен, с темными волосами и большими карими глазами, иначе я расплачусь.

Лили все еще улыбалась словам Кейт, когда отвела взгляд в сторону и увидела небольшую группу элегантно одетых мужчин, которых симпатичная официантка проводила к соседнему столику. Лили сразу же заметила своего бывшего мужа. Марк все еще писал ей время от времени, но они не встречались после развода.

Увидев выражение ее лица, Кейт весело спросила:

– Встретили знакомого?

– Своего бывшего мужа.

– Ой. Будут проблемы? Лили покачала головой:

– Нет. Мы расстались друзьями.

– Значит, развод был выгоден обоим?

– Да. – Лили поморщилась. – Хотя это не значит, что я не переживала, когда не получилось так, как я надеялась.

– Я не сомневаюсь в этом. Большинство женщин чувствуют себя опустошенными, когда их отношения идут не так, как надо. Моя сестра встречалась с парнем той же профессии, что и многие в этом зале, – пренебрежительно сказала Кейт, кивая на Марка и его коллег. – Он был таким же, как они. Думал только о себе. Я не говорю, что все они одинаковые, но я рада, что они расстались. Ее нынешний парень работает медбратом в больнице. Он не зарабатывает много денег, но любит ее всей душой, а она говорит, что никогда не была такой счастливой.

– Тогда я предлагаю выпить за всех хороших мужчин в этом мире, – произнесла Лили.

Но, говоря об этом, она задавалась вопросом, освободится ли когда-нибудь от унизительного воспоминания о том, что когда-то была достаточно глупой, чтобы выйти замуж за мужчину, который предпочитал представителей своего пола и сознательно отказал ей в брачной ночи.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Бастиан отправился в Сити, чтобы пообедать. Но, хотя выбор ресторанов был бесчисленным, Бастиан потерял аппетит. Казалось, он не может не думать о Лили. Он надеялся, что у нее все в порядке и она договорилась с редактором.

Зайдя в стильное кафе, он заказал эспрессо и сел у окна. Потом он прочел итальянскую газету и узнал, как поживает его любимая футбольная команда. Но даже это не удержало его внимание надолго.

Кафе находилось у Гайд-парка, и через полчаса он вышел на одну из самых знаменитых лондонских улиц, чтобы поймать такси.

Приехав в шикарный ресторан в стиле ар-деко, где проходила встреча Лили, он понимал, что прибыл слишком рано. Но ему надо было убедиться, что с ней все хорошо.


Лили вышла из дамской комнаты, когда ей на глаза внезапно попался ее бывший муж. Марк, очевидно, заметил ее раньше, но был слишком занят разговором со своими коллегами, чтобы к ней подойти.

– Лили? Какой приятный сюрприз! – Словно искренне радуясь их встрече, он сразу же поцеловал ее в щеку. – Я не поверил своим глазам, когда увидел тебя. Что ты делаешь в Лондоне?

– Я обедаю со своим редактором.

– Ты приехала из Италии?

Она говорила Марку, что переезжает туда.

– Да, из Италии.

– Ну, ты отлично выглядишь. Должно быть, тебе хорошо там живется.

– Да. Если честно, мне там нравится.

– И что ты планируешь делать? – спросил Марк.

– Ну, довольно многое. Я беременна и снова выхожу замуж.

Марк казался крайне озадаченным и слегка покраснел.

– Ты ждешь ребенка?

– Да.

– Неудивительно, что ты цветешь. Кто этот счастливчик?

– Он производитель оливок. Его семья делает органическое оливковое масло.

– Он так зарабатывает себе на жизнь? – спросил Марк.

– Да, и дела у него идут отлично.

– Он молодец.

Неуверенная в том, что Марк имеет в виду, Лили немедленно защитила Бастиана:

– Его семья продает масло по всему миру, они сделали на этом состояние.

– Молодцы. – Он снова покраснел. – А когда свадьба?

– Через пару недель.

– И ты любишь этого парня?

– Конечно.

Лили без колебаний призналась в этом и поняла, что разница в чувствах, которые она испытывала к обоим мужчинам, была колоссальной.

– Ну и какой он, этот твой производитель оливок?

– Он щедрый, трудолюбивый и просто замечательный, – сказала она.

Как только эти слова слетели с ее губ, Лили обрадовалась, что Бастиан все-таки приехал с ней в Лондон. Она хотела путешествовать самостоятельно, чтобы доказать Бастиану, будто она вполне способна обходиться без него, но теперь радовалась тому, что он настоял на своем. Ее успокаивало понимание того, что Бастиан заботится о ней, поэтому захотел сопровождать ее, а также решил жениться на ней.

– Он здесь с тобой? – спросил Марк.

– Ты имеешь в виду здесь, в ресторане? – Краснея, она покачала головой. – Он ждет меня в отеле.

Выражение лица Марка стало задумчивым.

– Я могу только надеяться, что он знает, как ему повезло с тобой, Лили. Я уверен, он должен знать, что ты единственная в своем роде.

– А ты, Марк? Ты сейчас счастливее?

– Да. Я могу честно в этом признаться.

– Значит, жизнь изменилась к лучшему для нас обоих?

Марк секунду молчал, потом заговорил более чем смиренно:

– Мне очень жаль, что я причинил тебе боль, Лили. По правде говоря, я боялся тебя отпустить. Я боялся, что никогда не найду того, кто поймет меня так, как ты. Я хотел получить все сразу, хотя знал, что мешаю тебе получить желаемое.

Она с трудом совладала с эмоциями.

– Я не верю, что ты нарочно причинил мне боль, Марк. Мы поженились, потому что оба хотели чувствовать себя в безопасности. Нам было комфортно вместе, поэтому мы выбрали то, что нам показалось легким вариантом. По-моему, не надо наказывать себя, вспоминая прошлое. В любом случае мне лучше вернуться к редактору. Она наверняка не понимает, куда я подевалась.

Поднявшись на цыпочки, Лили слегка коснулась его щеки губами.

Когда приветливая Кейт Баррингтон сообщила Бастиану, что Лили задерживается в дамской комнате, он сразу же забеспокоился. Он не переставал опасаться, что Лили потеряет ребенка.

Но когда Бастиан вышел в элегантный коридор, ведущий к месту назначения, его охватила жуткая ярость. Он увидел, что его невеста целует высокого элегантного блондина. Она явно хорошо знала этого человека, и Бастиан понял, что это, должно быть, ее бывший муж, о котором она так мало рассказывала.

Казалось, один из его величайших страхов подтвердился. У Лили остались чувства к бывшему мужу, и они договорились встретиться в ресторане.

– Лили! – позвал Бастиан. – Не могла бы ты объяснить мне, что здесь происходит?

Удивленная, Лили быстро отошла от бывшего мужа.

– Бастиан, почему ты так рано? Я сказала, что позвоню тебе, когда закончу встречу.

– А я правильно сделал, что не послушался тебя, верно? – Он пригладил рукой волосы и сурово уставился на нее. Но затем он быстро перевел яростный взгляд на ее спутника: – А вы, должно быть, бывший муж Лили.

– Какое вам дело? – спросил Марк, и его ухоженное лицо покраснело. Потом Марк расправил плечи, и его высокомерие разозлило Бастиана еще сильнее.

Схватив за руку, Бастиан притянул Лили к себе.

– Какое мне дело? – переспросил он. – Лили ждет от меня ребенка, и мы собираемся пожениться. Это отвечает на ваш вопрос?

– Хотите верьте, хотите нет, я только что сказал ей, как я рад за нее.

– Неужели? – Подойдя ближе к брокеру, Бастиан сердито спросил: – Вы договорились встретиться с ней здесь? Вы наверняка в курсе, что она переехала в Италию и у нее другой мужчина.

Марк выпятил челюсть.

– Я не договаривался о встрече с Лили. Мы встретились совершенно случайно.

Бастиан заставил себя глубоко вздохнуть, прежде чем ответить, но все-таки сжал кулак.

– Я ни на минуту не верю, что это простое совпадение. Но я точно знаю: вам надо прислушаться ко мне и держаться подальше от нее.

– Я вас услышал, – сказал Марк. – Но только Лили решать, захочет ли она снова со мной встретиться.

Бастиан почувствовал, как Лили задрожала. Она дрожит потому, что хочет Марка сильнее, чем хочет его. Они наверняка именно поэтому встретились в ресторане. Бастиан не поверил в их историю о том, что их встреча была случайной.

Именно в такие сложные, мучительные моменты Бастиан понимал, что для него важен не только ребенок, но и Лили. В конце концов, ему пришлось признать, что он хочет ее, вне зависимости от того, родит она ему ребенка или нет. Она изменила его привычное существование с тех пор, как они впервые встретились. Если Лили уйдет от него и вернется к своему бывшему мужу, Бастиан не будет знать, что ему делать. Переживет ли он такой удар? Лили стала для него незаменимой как воздух.

– Прежде всего, Бастиан, пожалуйста, не говори обо мне в третьем лице, – натянуто сказала она. – Меня зовут Лили, и я не невидимка. И во-вторых, мы с Марком встретились совершенно случайно. Тем не менее я согласна, что, вероятно, нам с ним лучше не видеться снова. Я начала новую жизнь, а наши с ним отношения уже закончились.

Она мельком взглянула на Марка.

– Я не говорила тебе об этом раньше, Марк, но с тобой я была несчастна, и мы оба знаем почему. И напоследок я скажу, что нам лучше покончить с нашей дружбой.

– Ты действительно этого хочешь? – Марк выглядел удрученным.

Лили крепко сжала руку своего возлюбленного и ответила:

– Да, Марк. Я хочу именно этого.


Кейт предложила Лили хороший контракт, потому что она уже зарекомендовала себя как отличный иллюстратор книг.

Книгу Лили пообещали опубликовать, и она начала верить в собственный талант. Согласно контракту, она сможет писать замечательные истории для детей, а также иллюстрировать их. Сбывалась ее давняя мечта.

День выдался насыщенным. Сначала она подписала контракт с издательством. Потом в ресторане неожиданно объявился Бастиан и застукал ее в непонятной ситуации с Марком. Но в конце концов все закончилось благополучно.

Бастиан стал угрожающе молчаливым, когда они сели в такси, чтобы вернуться в роскошный отель, и Лили почувствовала, что назревает нечто неприятное. Он по-прежнему злился на нее за то, что встретил ее в коридоре с Марком. Но ведь она не предполагала, что Бастиан придет в ресторан раньше, чем они договорились.

– Что у тебя на уме, а? – спросила она. – По-моему, ты чем-то недоволен.

Он повернул голову и уставился на нее в упор.

– Ты договорилась встретиться со своим бывшим до того, как я пообещал поехать с тобой?

Лили побледнела.

– Конечно нет. Я уже говорила тебе, что мы с ним встретились случайно. Я понятия не имела, что он будет там. И я удивилась так же, как и ты.

– Это правда?

– Почему ты сомневаешься во мне? Тебе следовало догадаться, что между нами нет никакого влечения.

– Тогда почему ты вышла за него замуж? – спросил Бастиан.

Она вздохнула.

– Разве я не рассказывала об этом?

– Ты сказала, что решила выйти замуж за своего друга, чтобы не быть одной. Но это ни о чем мне не говорит, Лили. Я хотел бы услышать полную историю. Нам надо поговорить об этом. Но не здесь. Прямо сейчас я хочу отправиться за покупками.

– Какие покупки?

– Для тебя и ребенка.

– Но мне ничего не нужно.

Он выгнул бровь.

– А ребенку? Ты намерена растить его голышом? Ему понадобятся одежда, одеяла и другие необходимые вещи. – Наклонившись к таксисту и открыв небольшое окно, которое отделяло салон от водителя, Бастиан приказал: – Отвезите нас в «Хэрродс», пожалуйста!


Незадолго до приезда в знаменитый магазин Бастиан сообщил Лили, что вызвал для них личного ассистента и Лили должна воспользоваться такой возможностью. Ей не следовало стесняться говорить о своих личных предпочтениях.

Поначалу она чувствовала себя в магазине неловко, но скоро начала получать удовольствие. Когда они принялись выбирать одежду, созданную лучшими дизайнерами, и другие необходимые вещи для своего ребенка, Бастиан, очевидно, тоже обрадовался. Лили видела, что ему нравится говорить о своем ребенке со всеми, кто хотел о нем слушать. Они накупили кучу вещей, которые по его указанию должны были доставить в его дом в Италии. Потом Бастиан, сверкая глазами, заявил, что Лили необходимо купить себе что-нибудь.

– Я же сказала, что мне ничего не нужно!

– Верно, Лили, тебе ничего не нужно, чтобы выглядеть красиво. Но как твой мужчина, я хочу выбрать


убрать рекламу


тебе одежду, которая подчеркивает твою красоту.

Лили задрожала от мысли о том, что Бастиан подбирает ей одежду, и нервно улыбнулась ему.

Они закончили свой день в Шарде, где посетили бар на пятьдесят втором этаже. Там они выпили коктейли, поели канапе и полюбовались захватывающими видами горизонта. Лили выросла в Лондоне, но на этот раз увидела город глазами благодарного туриста вместе со своим красивым женихом.

Перед уходом Бастиан поднял бокал и произнес тост за предстоящую свадьбу, а потом жадно поцеловал Лили в губы. Однако она не перестала мучиться от мысли о том, что Бастиан ее совсем не любит. Он женится на ней только потому, что она вынашивает его ребенка.


Лили была наверху и распаковывала свой чемодан. Бастиан нервничал даже теперь, когда они вернулись в маленький каменный дом Лили. Он по-прежнему боялся потерять дорогого ему человека. Потеря матери, а затем и Мариссы заставила его привязаться к Лили; ему было не по себе от идеи расстаться с ней. Он не сомневался, что хочет жениться на ней, но после встречи с Марком его чувства обострились до предела.

– Бастиан? – Внезапно появившись на полпути вниз по лестнице, Лили остановилась и взглянула на Бастиана. – По-моему, распаковка чемодана может подождать. Я хочу кое о чем тебе рассказать.

Вероятно, она желает признаться, что сожалеет о расставании с бывшим мужем.

Бастиан встал с дивана и страстно оглядел Лили с головы до ног. Она переоделась в облегающие льняные брюки и белую рубашку и распустила красивые волосы. Шелковистые золотистые пряди грациозно ниспадали ей на плечи. Бастиан подумал, до чего ему нравится ее внешний вид. Она была воплощением естественности.

Он вдруг подумал, что Лили очень понравилась бы его матери.

– Тогда присядь рядом со мной, – предложил он.

Она присела на диван рядом с Бастианом и сложила руки на коленях. Ее лицо было покрасневшим, а взгляд серьезным.

Бастиан немного смутился.

– Что случилось?

– Ты сказал, что хочешь услышать полную историю о Марке.

Бастиан тяжело вздохнул.

– Я все тебе расскажу. – Заправив прядь волос за ухо, она продолжала: – После сегодняшней встречи с ним я решила сообщить тебе всю правду о наших отношениях.

– Что ты имеешь в виду? Ты поняла, что хочешь именно его, а не меня?

Лили была шокирована.

– Как такое могло прийти тебе в голову? – спросила она. – Разве для тебя ничего не значит тот факт, что у нас будет ребенок? По-твоему, я все время притворялась, что хочу быть с тобой?

Покачав головой, он почувствовал, как у него стало тяжело на душе.

– Прямо сейчас я не знаю, что думать.

Лили одарила его напряженным взглядом.

– Я хочу рассказать тебе о Марке, потому что мы с тобой собираемся пожениться, Бастиан, и я не желаю, чтобы на нас влияло что-то пагубное из моего прошлого. Надо прояснить ситуацию. Ты должен знать историю наших отношений.

– Тогда рассказывай, – произнес он.

Откашлявшись, она сжала руки.

– Мне было двадцать шесть, когда мы с ним познакомились, и до него у меня не было ни одного парня. Я осторожничала и сторонилась мужчин. У меня перед глазами был не слишком хороший пример отношений моих родителей. Они были несчастны и постоянно ссорились, и я не хотела повторять их судьбу. Марк сказал, что я понравилась ему с самого начала. Моя подруга, чей муж работал с ним, советовала мне пойти с Марком на свидание, и я решилась познакомиться с ним поближе. Я долго жила одна и занималась только иллюстрированием книг. Короче говоря, мне понравилось с ним общаться. Он был очень добр ко мне и умел подбодрить меня, когда я была расстроена. Я начала с нетерпением ждать наших свиданий, а когда он попросил меня выйти за него замуж, я решила, что это хорошая идея. По крайней мере, я больше не буду одинока и он поддержит меня, когда мне это понадобится, а я поддержу его. Мы поженились. Но потом я обнаружила то, чего не ожидала, и мои надежды на лучшее будущее рухнули.

– Он изменял тебе? – спросил Бастиан. – У него был кто-то еще?

Лили пожала плечами, и шелковистые волосы выскочили у нее из-за уха и упали на щеку.

– Об этом я не знаю. Но его откровения в нашу брачную ночь обрекли наш брак на провал. Марк – гей. Он интересуется мужчинами, а не женщинами.

Бастиан лишился дара речи. Он меньше всего предполагал о Марке нечто подобное. Не в силах сидеть спокойно, он встал, пригладил рукой густые темные волосы, а потом остановился напротив Лили и сердито покачал головой.

– Какого черта он затеял? – спросил Бастиан. – Ты хочешь сказать мне, он скрывал свою ориентацию до тех пор, пока вы не поженились?

– Да, именно так. – В ее зеленых глазах промелькнула обида. – Тогда я была действительно шокирована тем, что он оказался таким эгоистом и женился на мне, несмотря ни на что. Но потом я поняла, что предала саму себя, когда не прислушивалась к своей интуиции.

– Ты имеешь в виду, что подозревала о его предпочтениях раньше?

Лили кивнула:

– Да. Но я считала, что мне просто показалось.

– Ты не виновата. Он знал, что делал, когда обманом заставил тебя выйти за него замуж. Он просто воспользовался тобой. Тебе следовало позвонить в полицию и немедленно сообщить о его поступке!

Она озадаченно посмотрела на Бастиана.

– Как бы это помогло? Они бы спросили меня, принуждал ли он меня выйти за него замуж. Я ответила бы отрицательно. Я знала, на что иду. – Лили покачала головой. – После несостоявшейся брачной ночи он заключил со мной сделку. Он сказал, что, если я останусь и буду себя как преданная жена, сопровождая его на корпоративных обедах, он получит повышение по службе. Его начальство было удивительно старомодным и не поощряло холостяков. В свою очередь, он поддерживал меня материально. Мне было некуда идти, поэтому я приняла его предложение. Я отказалась от своей квартиры и сожгла за собой все мосты. Я знала, что если я останусь с ним, то, по крайней мере, у меня будет место для работы.

– И ты жила с ним почти год после его признания?

Лили услышала разочарование в его голосе и вздрогнула.

– Я не горжусь этим, – сказала она. – Ты хоть представляешь, как это было унизительно для меня? Жить с человеком, который не хочет тебя и использует твое положение, чтобы улучшить собственную жизнь. Но, зная, что его поведение обижает меня, он пытался сделать ситуацию намного терпимее.

– Каким образом? Покупая тебе красивые вещи и давая тебе деньги?

Она вскрикнула от отчаяния:

– Неужели ты считаешь меня настолько мелочной, Бастиан?!

С трудом сглотнув, он понял, что ляпнул лишнее.

– Нет, не считаю. Но меня бесит мысль о том, что этот человек сделал с тобой.

– Во всяком случае, я знала, как должна поступить. Я придумала план своего освобождения. Помимо выплат, которые я получала за свои иллюстрации, я положила часть денег, выделенных мне Марком на домашнее хозяйство и одежду, на свой банковский счет, чтобы как можно скорее уехать за границу. Я думала, что оставлю прошлое позади и начну все сначала. Уже тогда я планировала поездку в Италию…

– Значит, ты сказала ему, что требуешь развода?

– Как ни странно, в этом он меня опередил. Он встретил какого-то парня и сказал, что всерьез им увлекся. Он хотел, чтобы тот парень переехал к нему, и очень обрадовался, когда мы решили расстаться. Он предложил мне алименты, но я от них отказалась. Я накопила достаточно денег, чтобы какое-то время содержать себя, и не хотела быть ему обязанной. Однако в последний момент он настоял на том, чтобы я взяла у него чек на крупную сумму.

Лили встала, бросив на Бастиана несчастный взгляд.

– Я уверена, ты считаешь меня идиоткой, потому что я не потребовала у него того, что мне полагалось по праву. Но… – Его едва не доконал ее умоляющий взгляд. – Но я просто не такой человек. Я не могу жестоко расправляться с тем, кто меня обидел. Ты наверняка думаешь, что я слишком добрая и поступаю в ущерб себе, и, без сомнения, ты прав.

– Ты строишь много предположений о том, что я думаю, Лили. И все они неверные. Я принимаю тебя такой, какая ты есть. Если бы ты была другой, мы бы, скорее всего, не были вместе.

Произнеся эти слова, он обнял Лили. Глядя в ее влажные изумрудные глаза, он нежно погладил ее по голове и улыбнулся.

– Из того, что ты мне сообщила, я могу сказать: у этого человека были проблемы, но он не должен был так с тобой поступать. Я рад, что приказал ему держаться подальше от тебя. Но он – твое прошлое, сокровище мое, а я – твое настоящее и, надеюсь, будущее. Забудь о нем. Он был обычным темным облаком в солнечный день.

– Как тебе удается заставить меня поверить, что все будет хорошо? – тихо спросила она.

– Я позабочусь о тебе. И я не хочу, чтобы мать нашего ребенка сомневалась в себе.

– Понятно. Тогда я обязательно постараюсь быть увереннее в своих силах, когда родится ребенок.

– Попытка предполагает усилие, Лили. Тебе не надо меняться. Тебе следует только простить себя за те ошибки, которые, как тебе кажется, ты совершила. Это поможет тебе.

– Ну, на этой ноте я пойду наверх и закончу распаковывать чемодан.

Лили выбралась из его объятий и, прежде чем Бастиан успел ее остановить, проворно поднялась по лестнице. Через несколько секунд она скрылась в спальне.

Ее откровения о браке с Марком заставили Бастиана призадуматься. Виноват ли он в том, что убедил ее выйти за него замуж, когда она вообще этого не хотела? Он надеялся, что это не так.

Почувствовав облегчение оттого, что она, по крайней мере, рассказала ему о своих отношениях с бывшим мужем, Бастиан решил сосредоточиться на предстоящей свадьбе и не бояться, что Лили вернется к Марку.


Лили, как и полагалось невесте, опаздывала. И Бастиан не находил себе места.

Он потянул ворот рубашки. Даже в прохладной каменной церкви ему было жарко.

– Все будет в порядке, сынок, – улыбаясь, успокоил его отец, который был особенно красив в роскошном смокинге. – Я уверен, что ее мать и подружки невесты хотят, чтобы сегодня она выглядела идеально.

– Лили всегда выглядит идеально.

– Я согласен, – ответил Альберто. – Но ты же знаешь, как женщины любят прихорашиваться.

Понизив голос, Бастиан произнес:

– Она не обычная женщина. Она мое сердце и моя душа.

Пожилой мужчина вытер слезы:

– Именно эти чувства я испытывал к твоей матери много лет назад.

Бастиан сочувственно сжимал отцовскую руку, когда под сводами церкви раздались первые аккорды свадебного марша. В сводчатой церкви звуки музыки были четкими и ясными, как кристаллы.

Отец и сын повернулись одновременно. И вот Бастиан впервые увидел свою невесту в свадебном наряде и затаил дыхание. Он понимал, что сила чувств к этой изысканной женщине может быть описана только душой, а не разумом. В эксклюзивном платье с открытыми плечами, из элегантной темно-серой и белой шелковой органзы, она была прекресна, как сказочная принцесса.

Широкая юбка едва намекала на ее беременность, но Бастиану было наплевать на то, что подумают о ней люди. Он был уверен в одном: каждый мужчина в церкви втайне ему завидует.

После церемонии состоится свадебный прием, на котором Бастиан предложит своим гостям поднять бокалы за красивейшую и добрейшую женщину в мире – за его жену, Лили Каррера.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Молодожены не сразу отправились в свадебное путешествие, потому что еще не решили, куда им поехать.

Лили призналась, что ей все равно, куда они отправятся. Главное – компания, а не обстановка. Но это было важно для Бастиана. Пусть их отношения начались не традиционно, но надо, чтобы теперь все было правильно. Он хотел подарить Лили идеальный медовый месяц. Тот, которого у нее не было в первом браке. Поняв, что чувства Лили к ее бывшему мужу умерли, Бастиан все равно был шокирован и опечален тем, что она пережила. Ему надо удостовериться, что их брак начнется наилучшим образом; он стремился полностью стереть боль прошлого из сознания Лили. Внезапно ему в голову пришла идея забронировать номер в роскошном отеле, где их никто не побеспокоит. Отель находился примерно в шести милях от Адриатического побережья, и его высоко ценили богатые соотечественники Бастиана. Меню и винная карта в здешнем ресторане были превосходными; в отеле было все, что мог пожелать даже самый взыскательный клиент.

Закончив дела, Бастиан решил забрать Лили из арендуемого ею дома, где она предпочитала работать над иллюстрациями и писать рассказы, когда кто-то постучал во входную дверь.

Бастиан затаил дыхание. Неужели Лили решила прийти к нему без предупреждения?

Но, открыв дверь, он увидел не Лили, а привлекательную женщину лет тридцати, с модно подстриженными темными волосами и знакомым лицом. Она растянула в нерешительной улыбке малиновые губы, и Бастиан опешил. Перед ним была Марисса.

– Бастиан! – воскликнула она. – Я надеялась найти тебя здесь. Я спросила нескольких местных горожан, которые знают тебя, и они сказали мне, что у тебя дом на холмах. Потом я вспомнила, как ты всегда говорил, что однажды построишь здесь дом. Как ты хотел его назвать? Ты можешь мне напомнить?

Марисса говорила торопливо и явно очень нервничала.

Несмотря на внезапную сухость в горле, Бастиану удалось ответить:

– Я не ожидал увидеть тебя снова, Марисса. Я слышал, ты переехала в Америку. Зачем ты здесь?

– Да, я переехала в Штаты. Но я вернулась, чтобы пересмотреть свое прошлое и вспомнить время, когда я была намного счастливее.

Она сделала многозначительную паузу, ее карие глаза не скрывали эмоций. Но Бастиан считал, что Марисса притворяется. У них был бурный роман, и он не забыл, какой бывает эта женщина.

– Можно зайти к тебе на несколько минут? – спросила она.

– По-моему, не стоит. Тебе так не кажется? – Задав этот вопрос, он понял, что должен был промолчать.

– Пожалуйста, Бастиан.

Разум приказывал ему отказать Мариссе. Но общение с Лили отчасти смягчило Бастиана; он был готов прощать охотнее, чем раньше. В конце концов, какой смысл таить обиду? Он и эта брюнетка стали другими людьми. Он надеялся, что неожиданные повороты и капризы судьбы помогли его бывшей подружке повзрослеть.

– Хорошо, но ненадолго, – ответил он. – У меня важная встреча.

Держа дверь широко открытой, он наблюдал, как Марисса входит в коридор и оставляет на коврике свои туфли на высоком каблуке.

Марисса редко подолгу ходила пешком, потому что предпочитала следовать моде и носить неудобную обувь.

Стараясь отмахнуться от горько-сладких воспоминаний о прошлом, Бастиан расправил плечи, закрыл дверь и повел Мариссу в гостиную.

Лили загружала одежду в стиральную машину в своем арендуемом доме, которую хотела взять с собой в свадебное путешествие. Внезапно она почувствовала, как ребенок шевельнулся у нее в животе. Выдохнув, она прижала ладонь к животу. Она переживала невероятные ощущения.

Она не сомневалась, что должна поехать в «Счастливую звезду» и немедленно сообщить Бастиану приятную новость.

Она решила не предупреждать его о своем приезде и сделать ему сюрприз.

Во время поездки ее переполняло воодушевление, однако приподнятое настроение Лили сразу улетучилось, как только она увидела припаркованный у его дома автомобиль. Ей стало интересно, кому принадлежит эта роскошная красная спортивная машина.

Нервно жуя губу, Лили припарковала свой маленький автомобиль чуть дальше от дома, в тени высоких кипарисов, и выключила зажигание. Чужая машина у дома Бастиана встревожила ее гораздо сильнее, чем ей хотелось. Сделав глубокий вдох, Лили вышла из машины и направилась к дому. Знойный воздух казался неподвижным, когда она подкралась к ближайшему окну и украдкой заглянула внутрь.

Как только Лили решила обойти дом и посмотреть, не расположился ли Бастиан со своим гостем на кухне, она увидела, как ее муж входит в гостиную с привлекательной брюнеткой. Оба выглядели напряженными. Ошеломленная, Лили наблюдала, как женщина повернулась к Бастиану, обняла его руками за шею и поцеловала в губы.

Из головы Лили вылетели все мысли, а сердце забилось как сумасшедшее. Ей хотелось кричать от обиды. Рванув к своей машине, Лили стала быстро отъезжать от дома. Обжигающие слезы текли по ее лицу при мысли о том, что ей изменяет любимый мужчина.


Бастиан сразу же отстранился от отвратительной женщины, которая так бесцеремонно обняла его и поцеловала. Раздраженно скривившись, он оттолкнул от себя Мариссу, словно она была заразной.

– Не прикасайся ко мне, – предупредил он, отступая назад.

– Почему? Ты боишься, что снова захочешь меня? Держу пари, твоя новая женщина не удовлетворяет тебя, как я.

– Моя новая женщина – это моя жена, и она в сто раз лучше тебя, Марисса, и гораздо красивее. Мне жаль, что ты заблуждаешься на свой счет.

Вне себя от ярости, Марисса грубо выругалась, говоря Бастиану, какой он идиот, если отказывается от ее компании. Потом она выскочила за дверь и понеслась к своей роскошной машине.

Вскоре ее автомобиль с шумом понесся вниз по склону, и Бастиан почувствовал облегчение. Но, по правде говоря, его обеспокоило их противостояние. Увидевшись с Мариссой, он снова вспомнил, как отвратительно они расстались.

Какое счастье, что Лили не видела их ссоры в доме. Иначе она бы усомнилась во всем, что он ей говорил. Бастиан не из тех, кто привык обманывать женщин; он человек чести. Если бы Лили узнала о визите Мариссы, она решила бы, что Бастиан пригласил ее, а это вряд ли выставило бы его в лучшем свете. Лили могла даже подумать о том, что он по-прежнему испытывает к Мариссе нежные чувства.

Он размышлял об этом, когда подъехал в дому Лили. Уже наступила ночь, но ароматный воздух был по-прежнему теплым.

Лили открыла Бастиану дверь и одарила его сдержанным взглядом.

– Привет, – едва слышно сказала она.

Нахмурившись, Бастиан последовал за ней в гостиную.

– Прости за опоздание. У меня были дела.

– Они связаны с работой? – спросила Лили.

– Да, – ответил он, надеясь, что она не догадается о его лжи.

– Жаль, ведь ты хотел сегодня взять выходной. Принести тебе кофе? – прибавила она, уже направляясь на кухню.

– Нет, спасибо, – тихо сказал он, заметив, что ее светлые волосы все еще влажные после душа. На ней было зеленое платье с круглым вырезом и жемчужными пуговицами, которого он не видел раньше. – Побудь со мной.

– Ладно.

Его беспокоил ее сдержанный тон. Бастиан предпочел бы, чтобы Лили обвинила его в опоздании. По крайней мере, тогда он узнает, о чем она думает, и сможет ее успокоить.

Она осторожно опустилась в кресло. Хотя Бастиан продолжал стоять.

– Я вижу, тебя что-то беспокоит, – начал он, – и не говори мне, что причины нет, потому что я тебе не поверю.

Глубоко вдохнув, Лили ответила ему без колебаний. Она не могла сдерживать обиду и разочарование по поводу того, что он откровенно скрывал правду о визите женщины на красной машине.

– Хорошо, я скажу тебе, что меня беспокоит. Я в ярости оттого, что ты солгал мне. Кто была та женщина на красной машине, которая навещала тебя? И почему ты старался скрыть от меня ее визит?

– Ты приехала ко мне раньше и увидела ее? – Он был ошеломлен.

– Да. Я припарковалась подальше от твоего дома, когда увидела чужую машину. Я поняла, что у тебя гости. Я не хотела прерывать ваш серьезный разговор, поэтому решила подождать, когда гость уедет. Потом я рискнула заглянуть в окно. И увидела гораздо больше, чем рассчитывала. Я увидела с тобой брюнетку. – Недолгая пауза. – Кроме того, я видела, как она страстно целовала тебя. Она твоя любовница, Бастиан?

– Нет, конечно. Ты думаешь, я тебе изменяю? – Его сердце забилось чаще.

– Что еще мне следует думать, когда я вижу тебя в объятиях чужой женщины всего через несколько дней после того, как ты дал мне клятву верности перед всеми своими друзьями и семьей?

– Ты должна была видеть, как я отталкивал ее, – сказал он.

– Этого я не видела. Я предпочла уйти как можно быстрее. Кто она, Бастиан? И почему она так вольно с тобой обращается, если между вами ничего нет?

– Ее зовут Марисса, – объявил он и засунул большие пальцы в петли пояса на джинсах. Лили промолчала, и он прибавил: – Помнишь, я рассказывал тебе, что однажды был помолвлен?

– Это была та женщина, которая изменила тебе? – спросила Лили.

Бастиан напряженно вглядывался в ее лицо, пытаясь понять, в самом ли деле Лили верит, что у него роман с Мариссой.

– Именно она. Она живет в Америке. Ее второй брак недавно распался, и она вернулась в Италию в свой старый дом, чтобы вспомнить прошлое.

Он уныло вздохнул, и густая прядь темных волос упала ему на лоб.

– Она приехала к тебе? – спросила Лили.

– Не только ко мне. Она навещала свою семью.

– И что ты ей сказал?

– Я сказал ей, что недавно женился.

– А почему она тебя поцеловала?

– Потому что она злобная и ревнивая женщина. Ей невыносима мысль о том, что в мире есть кто-то, кто не хочет ее.

– Откуда ты знаешь, что она не будет пытаться вернуть тебя?

– У нее ничего не получится, – сказал он.

Лили не терпелось услышать от Бастиана о том, что он любит ее и не интересуется другими женщинами. Но он этого не сказал, и она, чувствуя себя неуверенной и уязвимой, заговорила, не задумываясь.

– Наш брак не удался, Бастиан. Больше всего на свете я хотела доверять мужчине, за которого выходила замуж, но теперь… Я не доверяю тебе. Поэтому я возьму свои вещи и какое-то время поживу в отеле, пока не успокоюсь и не соберусь с мыслями.

– Ты действительно мне не доверяешь? – Он смотрел на нее в ужасе.

Лили печально кивнула:

– Давай не будем усложнять ситуацию. Я останусь с тобой на связи. Но я не хочу с тобой видеться, пока не решу, что делать.

– Что за ерунда?..

К горлу Лили подступил ком; она безутешно посмотрела на Бастиана.

– На этот раз я буду разумной. – Поднявшись на ноги, она повернулась к лестнице.

– Но ты собираешься забрать у меня моего ребенка. Ты хоть представляешь, каково мне будет?

На мгновение его взгляд стал диким и расстроенным. Лили понимала, как ему важен этот ребенок. Но она решила противостоять Бастиану, для которого она должна была стать важнее всего на свете.

– Я иду наверх, чтобы собрать вещи, а затем поеду в отель. Не волнуйся, Бастиан. Я позвоню тебе и сообщу, где я. Послушай, вероятно, нам следует встретиться завтра, когда мы оба образумимся и сможем спокойно обсудить, как нам жить дальше.

– Скажи сразу, Лили, ты хочешь, чтобы мы расстались? – спросил он.

– И такое возможно.

– Но ты не можешь просто уйти и забрать моего ребенка. Я не позволю тебе!

Шокированный, Бастиан схватил Лили за руку и резко притянул к себе; его красивое лицо скривилось от отчаяния.

Взволнованная его бурной реакцией, она сказала как можно спокойнее:

– Отпусти меня, Бастиан.

Он держал ее еще несколько секунд, выглядя так, словно ему было ненавистно каждое мгновение происходящего. Потом он неохотно отпустил ее.

Не оглядываясь, Лили поспешила вверх по лестнице.


* * *

– Мне не верится, что она ушла.

Бастиан сидел за кухонным столом в доме своего отца и топил грусть в бокале бренди. Произнеся эти слова, он почувствовал тошноту. Видя, как Лили несет свой чемодан к машине, Бастиан был слишком взволнован, чтобы предложить ей помощь.

И почему он должен помогать ей уходить от него? Его почти убило ее признание в том, что она ему больше не доверяет. Однажды она сказала, будто он обладает врожденной способностью заставить ее почувствовать, что все будет хорошо. Но сегодня он узнал, что это ложь.

Сидя напротив него, Альберто задумчиво потер ладонью бороду.

– Что случилось, сынок? Почему она ушла?

Бастиан сделал еще один большой глоток бренди и почувствовал, как алкоголь обжигает ему горло. Помрачнев, он тихо произнес:

– Она решила, что я изменяю ей с Мариссой.

– Марисса? При чем здесь эта женщина?

– Разве ты не знаешь? Она вернулась навестить свою семью.

– Так ты встречался с ней? – спросил Альберто.

– Она приехала ко мне домой, а Лили подсмотрела в окно и увидела, как Марисса пыталась поцеловать меня.

– Что? Я не верю своим ушам. Но одно неоспоримо: Марисса приносит только неприятности. Надеюсь, ты прямо сказал ей, куда она должна идти?

С шумом поставив бокал на стол, Бастиан неторопливо поднялся на ноги.

– Да, но уже слишком поздно, папа. Ущерб нанесен. Я пропаду без Лили, и ты об этом знаешь. Я слишком долго откладывал признание в том, как много она для меня значит. А теперь она считает меня паршивым предателем.

– Если это правда, ты должен все исправить.

– Как? Ведь я так сильно обидел ее.

– Сядь, сынок, и мы поговорим об этом. И прежде чем я что-то тебе скажу, убери этот бренди. Тебе надо быть предельно трезвым, если ты собираешься пойти к Лили и просить у нее прощения. Вернее, ты должен ее умолять, потому что тебе никогда не найти такую женщину, как она. Будь честен с ней. Скажи ей то, что ты сказал мне: что она любовь всей твоей жизни и поэтому ты женился на ней.


Лили не подозревала, какими унылыми бывают гостиничные номера, пока не оказалась в одном из них одна. Горничная приготовила ей постель и ушла, осторожно закрыв за собой дверь.

Глаза Лили наполнились слезами, когда горничная пожелала ей спокойной ночи. Снова и снова она вспоминала ту печальную сцену, когда Бастиан кричал ей, что она не может отобрать у него его ребенка. И она поняла, что он выживет, если потеряет ее, а не собственного ребенка.

Это мучительная новость заставила Лили понять, что она должна уйти от Бастиана. Их отношения основывались исключительно на страсти, а не на любви. А именно любви Бастиана она жаждала больше всего.

Не в силах сопротивляться воспоминаниям, она подумала о событиях того дня. Неужели Бастиан говорил ей правду о том, что у него нет романа с красоткой Мариссой? Неужели Лили слишком поспешила с выводами и перестала ему доверять? Она могла ошибиться…

По правде говоря, она просто не могла смириться с очевидными фактами, потому что ее надежды на счастье с мужчиной рухнули снова. Когда же она наконец поумнеет?

Словно чувствуя паршивое настроение матери, ребенок стал сильнее толкаться у нее в животе. Ослабев, Лили опустилась на кровать и как можно нежнее погладила живот круговыми движениями.

– Прости, детка, – хрипло прошептала она. – С твоей мамой все будет хорошо. Она немного поссорилась с твоим отцом, и она жалеет себя.

Произнеся эти слова, Лили закрыла лицо руками и разрыдалась.


– Нам надо поговорить.

Лили услышала грубоватый голос мужа, который позвонил ей на мобильный телефон на следующее утро, и затрепетала. Жаль, что она не сможет повернуть время вспять и сделать так, чтобы не заметить машину той женщины, припаркованную около «Счастливой звезды». Теперь она одновременно хотела и боялась услышать голос Бастиана. О чем он скажет ей после их ссоры вчера вечером?

Боясь спасовать и уступить его требованиям, которые были не в ее интересах, Лили решила быть сильной.

– Прямо сейчас? По телефону?

Она услышала, как он глубоко вдохнул.

– Нет. Я бы предпочел, чтобы мы встретились и поговорили лицом к лицу. Ты готова к разговору?

– Если ты будешь вести себя разумно, – сказала она.

– По-твоему, я на это не способен?

Лили вздохнула:

– Сейчас многое поставлено на карту, и я обязана прежде всего думать о своем благополучии и о ребенке.

– Значит, ты полагаешь, что мои чувства по поводу всего этого не в счет? – сказал он.

Бастиан сердился, а она не хотела подливать масла в огонь, продолжая спорить с ним. Они оба должны быть максимально спокойными.

– Где ты хочешь, чтобы мы встретились? – спросила она.

– В арендуемом тобой доме. Там тебе гораздо ближе.

– Тогда увидимся через час.

– Договорились. – А потом, словно ему надо было оставить за собой последнее слово, итальянец пробормотал: – И не опаздывай.


Прогноз погоды обещал еще один знойный день, и Лили уже мучилась от жары. Но она подозревала, что пот, стекающий по ее шее, вызван не жарой, а волнением от встречи со своим мужем после вчерашней ссоры.

Лили думала, что приедет первой, но Бастиан опередил ее. Она знала, что у него имеется ключ, и именно он отпер дверь уютного дома, который она использовала в качестве домашнего офиса после свадьбы.

Думая о том, что они могут расстаться, Лили чувствовала себя несчастной и опустошенной. Кроме того, Бастиан сегодня выглядел особенно привлекательно, а Лили, в отличие от него, ощущала себя крайне неряшливой и непривлекательной в зеленом платье с капюшоном и без макияжа. Надо было слегка накраситься, чтобы чувствовать себя увереннее.

Бастиан начал разговор:

– Принести тебе прохладительные напитки?

– Нет, спасибо. Я бы предпочла, чтобы мы просто поговорили.

Пока она сидела и возилась со своими волосами, стараясь не смотреть на красивое лицо Бастиана, он уселся на диван напротив нее. Лили не понимала, как ей удастся смириться с тем, что она больше никогда не будет делить с ним постель.

– Поговорим о Мариссе…

Лили сразу же округлила глаза:

– При чем тут Марисса?

– Я никогда не говорил тебе об этом, но она превратила мою жизнь в ад, пока мы были вместе, – признался он. – Она задурила мне голову своей ложью и изменами. По глупости я думал, что помогу ей измениться к лучшему. Но стало только хуже. Она была неисправимой кокеткой и жаждала постоянно привлекать как можно больше мужского внимания. Мне не сле


убрать рекламу


довало удивляться, когда я застукал ее в постели с другим мужчиной. Мне было тошно, и я долго винил себя. Я не понимал, почему я не прислушивался к своей интуиции и не расстался с Мариссой раньше.

Лили вздохнула:

– Я уверена, в мире есть женщины, которые так же коварны, как и мужчины, которые стремятся получить то, что они хотят. Возможно, она одна из них.

– Я не сомневаюсь, что ты права. Но мне все равно надо было заранее понимать, чем все закончится.

– Значит, у тебя нет с ней романа и ты не пытаешься вернуть то, что между вами было? – Лили затаила дыхание, ожидая его ответа.

– Ты, вероятно, шутишь. Я никогда не забывал, как она меня обидела. Не говоря уже о том, что она расстроила моего отца. По-твоему, я захочу ее вернуть?

– Нет. Наверное, вряд ли.

Его взгляд смягчился.

– Теперь, когда я объяснил, что произошло, как ты думаешь, Лили, ты научишься снова мне доверять?

– Я говорила, что не доверяю тебе в тот момент, когда действительно верила, что у тебя роман. Но я все равно расстроена. Ты не сказал мне, что она приехала к тебе и пыталась поцеловать тебя. Разве удивительно, что я сделала определенные выводы о ваших отношениях, когда ты не упомянул о ее приезде?

– Мне не надо было это скрывать. Сейчас я это понимаю. Я просто не хотел, чтобы ты расстраивалась и делала поспешные выводы.

– Но я их сделала. В любом случае я рада, что ты все объяснил. Но меня сильнее обидело то, что ты решил, будто я заберу у тебя ребенка, Бастиан. Более того, у меня возникло ощущение, что ты больше боишься потерять ребенка, а не меня.

Бастиан был искренне удивлен.

Он сразу подошел к Лили и поднял ее на ноги.

– Если ты поверила в это хотя бы на секунду, то ты сошла с ума. Я обожаю тебя, Лили. Неужели ты не понимаешь этого сейчас? Иногда мне кажется, что я не могу дышать, когда тебя нет рядом со мной. Я не хочу никого, кроме тебя. Ты и наш ребенок – смысл моей жизни.

Лили качала головой, улыбалась и плакала одновременно.

– Мне не верится, что я говорила тебе, будто у нас ничего не получится. Мне кажется, у меня на время помутился разум. Я не представляю свою жизнь без тебя, Бастиан, и это правда.

– Раз мы заговорили о правде, я не хочу, чтобы ты думала, что я никогда не совершал ошибок, дорогая. Марисса – моя главная ошибка. Я не святой.

– Я тоже не святая. Но меня легко одурачить. Ты был очень молодым, Бастиан, и я не сомневаюсь: тебе льстило, что такая утонченная женщина, как Марисса, полюбила тебя.

– Ну, теперь ты знаешь, что когда-то я тоже был доверчивым. – Он покачал головой. – А после того, что сделала эта женщина, я поклялся не повторять своих ошибок. К счастью, она преподала мне ценный урок. Во всяком случае, вчера она снова показала мне свою истинную сущность, признавшись, что подает в суд на своего второго мужа, чтобы вытрясти из него побольше денег. – Понизив голос, он пробормотал: – Похоже, мне повезло, когда она изменила мне.

Бастиан улыбнулся, и младенец в животе Лили мягко повернулся, словно давая ей понять, что наступило лучшее время. Она прижала руку Бастиана к своему животу.

– Боже! – Его карие глаза улыбались, он громко рассмеялся: – Я чувствую, как ребенок толкается!

Улыбаясь, Лили нежно коснулась рукой его лица.

– Это случилось впервые вчера, когда я загружала стиральную машину. Я решила немедленно поехать к тебе и сообщить эту новость.

Хотя Бастиан быстро обнял Лили, его явная радость сменилась неудовольствием.

– И ты приехала как раз вовремя, чтобы увидеть, как меня целует другая женщина, – раздраженно сказал он.

Тихонько выдохнув, Лили поморщилась.

– Давай забудем об этом. Теперь я знаю: ты хочешь, чтобы мы с тобой были вместе, а это самое главное. Ты, я и наш ребенок. Вот почему я вышла за тебя замуж.

– Если бы я не планировал отвезти тебя в особенно красивое место в свадебное путешествие, я бы отвел тебя в спальню и доказал, что хочу только тебя, мой ангел.

За этими словами последовали несколько восхитительных и нежных поцелуев, которые неизбежно возбудили Лили и пробудили в ней желание просить Бастиана сделать именно это. Но сквозь завораживающую дымку удовольствия она все-таки обдумала то, что он сказал.

Прижав руки к его груди, она слегка отстранилась от Бастиана.

– Значит, ты запланировал наше свадебное путешествие? Куда мы поедем?

– Я отвезу тебя в изысканный отель на побережье Адриатического моря, где строго сохраняется конфиденциальность постояльцев. Нас никто не побеспокоит. Это идеальное место для нашего медового месяца.

– По-моему, это замечательно.

– Я гарантирую, что так и будет, сокровище мое. – На секунду его взгляд посуровел. – И мы не будем спешить возвращаться домой. Ничто и никто не помешает нашему особенному времени вместе.

– Ого!

– А теперь застегни две верхние пуговицы платья, чтобы оно не слишком меня отвлекало, и собери свои вещи.

В ответ на его комментарий изумленная Лили широко раскрыла зеленые глаза. Реакция ее была мгновенной. Она лишь спросила:

– А какая одежда мне понадобится?

Его соблазнительный взгляд скользил по ее телу, когда Бастиан хрипло произнес:

– Для того, что я задумал, одежда тебе не понадобится.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Бастиан хотел, чтобы все прошло без сучка и задоринки. Все было великолепно, начиная с роскошного номера люкс в отеле и заканчивая прекрасным обслуживанием номеров. Казалось, он продумал все детали.

Однако возникла небольшая проблема. С момента их приезда в отель Лили нервничала. Бастиан решил, что она все еще размышляет о его неудачных отношениях с Мариссой.

Лили была очень молчаливой. Когда Бастиан задал ей пару простых вопросов у стойки регистрации, она покраснела сильнее обычного, словно привлечение к себе внимания было для нее почти болезненным.

Когда консьерж с безукоризненными манерами показал им апартаменты и пожелал приятного пребывания, Бастиан проводил его до двери. Вернувшись, он увидел, что Лили сидит с прямой спиной в роскошном кресле.

Подняв голову, она, растягивая слова, произнесла, словно во сне:

– Все очень мило, Бастиан.

– Что с тобой?

– Ничего… Почему ты спрашиваешь?

– По-моему, тебя что-то беспокоит, – сказал он.

– Я в порядке.

– Разве? Я действительно хочу, чтобы ты наслаждалась, любовь моя. А ты выглядишь так, будто предпочитаешь быть в другом месте.

Она покраснела.

– Это неправда. У нас медовый месяц. И я хочу быть здесь с тобой, Бастиан. Просто…

– Что?

– Ну, просто тебе не надо выбиваться из сил, чтобы сделать меня счастливой. Это замечательное место, но рядом с тобой я буду одинаково счастлива везде.

На этот раз покраснел Бастиан. До него дошло, что он, вероятно, слишком старался поступать идеально и ничего не оставлять на волю случая. И это возымело эффект, противоположный тому, на который он надеялся. Он жаждал показать своей прекрасной жене, что она очень ему важна и он сделает все возможное, чтобы завоевать ее любовь и преданность.

Ему была невыносима мысль о жизни без Лили. Именно тогда он понял, что отвечает ей взаимностью. Они вместе не из-за его денег и связей. Их свела сила, более могущественная, чем что-либо мирское, и Бастиан не сомневался, что им с Лили было суждено встретиться.

Встав напротив Лили, он осторожно поднял ее на ноги и нежно погладил по щеке.

– Я долго ждал, – выдохнул он, – возможно, слишком долго, чтобы рассказать тебе о своих чувствах, сокровище мое. Я люблю тебя. Я готов отдать свою жизнь за тебя и наших детей.

Лили затаила дыхание, в ее глазах стояли слезы. Их взгляды встретились.

– Я тоже тебя люблю, мой дорогой, – сказала она. – И всегда буду любить. Но мне было страшно признаться в этом. Я боялась, что это оттолкнет тебя от меня.

– Никогда. Мое величайшее желание сбылось, когда ты призналась, что любишь меня. Клянусь, я сделаю все возможное, чтобы ты никогда не сомневалась в том, что поступила правильно, выйдя за меня замуж.

На этот раз их поцелуй был пронизан особой магией. Их дыхание стало единым, как только губы встретились в страстном и пылком поцелуе. Наконец, грустно улыбаясь, Бастиан осторожно подхватил Лили на руки и понес ее в роскошную спальню.

Все вокруг для них перестало существовать.

Тонкие белые занавески волнообразно развевались от теплого ветерка, проникающего в открытые окна. Лили лежала под Бастианом на кровати, застеленной роскошными шелковыми простынями, и обнимала его руками за плечи.

У него были великолепные плечи – сильные и мускулистые, и они давали ей прекрасное ощущение надежности и безопасности. И еще они были, несомненно, сексуальными…

Переполняясь желанием и любовью, Бастиан овладевал Лили с головокружительной страстью. Погружаясь в нее настолько глубоко, чтобы не навредить ребенку, он чувствовал, как она царапает ноготками кожу его спины и тихо постанывает, ощущая горячее и непреодолимое удовольствие. Через какое-то время они замерли, тяжело дыша, и удивленно уставились друг на друга.

Когда их желание на время утолилось, Лили прижалась к груди Бастиана и услышала, как быстро бьется его сердце. Потом она осторожно отвела в сторону непослушную прядь волос, которая упала ему на лоб, и нежно поцеловала в губы. Но в следующее мгновение его неожиданное признание полностью завладело ее вниманием.

Намотав ее золотистые волосы себе на палец, Бастиан сказал:

– Однажды ты призналась мне, что до свадьбы с Марком у тебя не было романтических отношений. И что твой брак никогда не был полноценным. Это правда, что ты была девственницей, когда мы впервые занялись любовью, Лили? Я твой первый мужчина?

На пару секунд она потеряла дар речи, а потом тихо ответила:

– Это правда. Ты мой первый любовник, Бастиан. Удовлетворенно вздыхая, она повернулась и прижалась губами к его груди, покрытой темными волосками.

Ее муж перевернулся на спину, увлекая Лили за собой. Она уселась на него верхом. Глаза Бастиана радостно сверкнули.

– Я серьезно, Лили, – сказал он. – Разве ты не понимаешь, какой это подарок для мужчины?

Серьезное выражение его красивого лица недвусмысленно говорило ей, что он искренен с нею.

У нее потеплело на душе, она вздохнула.

– Я рада, что ты так считаешь. Наш первенец родится после нашей первой близости.

– Да, это так.

Бастиан жадно оглядел ее чувственно взъерошенные волосы и округлившуюся грудь с розовыми сосками.

– По-моему, пришло время произнести тост, – сказал он. – Или мне уступить искушению и снова заняться с тобой любовью?

Лили ответила ему нахальной улыбкой.

– Это будет так трудно, любовь моя? – Она передвинулась в сторону, и Бастиан, покраснев, простонал:

– Пожалей меня, маленькая ведьма! Ты прекрасно знаешь, что это нетрудно. Но в соседней комнате нас ждет охлажденная бутылка лучшего шампанского. Я знаю, тебе можно сделать только один глоток, но я твердо намерен отпраздновать важное событие в нашей жизни. Поверь мне, оно того стоит.

– Я уверена, так и будет. Но разве мы не можем просто насладиться друг с другом немного дольше?

С похотливой усмешкой он притянул ее к себе, чтобы поцеловать, и произнес:

– Знаешь, я не могу тебе отказать, любовь моя…


Стоя на уединенной террасе и глядя на кристально чистый голубой океан, Лили не представляла более захватывающего вида. Казалось, каждый солнечный лучик, пронзающий воду, оставляет на ней множество ослепительных бриллиантов. Зрелище было просто гипнотическим.

Как только Лили решила, что ее жизнь не может стать лучше, она почувствовала теплый поток воздуха и поняла, что Бастиан присоединился к ней. Подойдя сзади, он коснулся руками ее бедер и поцеловал в шею. На Лили было муслиновое платье-туника с широкой юбкой; она уложила волосы в пучок на затылке.

Бастиан вздохнул: – Красавица моя.

Обернувшись, она нежно поцеловала его в губы. – Ты такой милый.

– Я стараюсь. – Он радостно улыбнулся, крепче прижимая к себе Лили. – Кстати, я перевезу твой домашний офис в «Счастливую звезду», когда мы вернемся. Я не могу расстаться с тобой даже на секунду.

По ее спине пробежала приятная дрожь, похожая на ощущение, которое Лили испытала, сделав небольшой глоток шампанского. Впервые мысль о переезде во внушительный дом Бастиана заставила ее разволноваться.

– Я уже говорила, что твой дом идеален. Простор и красота. Нашим детям там понравится.

– А тебе понравится жить там? – спросил он.

– Тебе обязательно спрашивать?

– Нет, любовь моя. Видишь ли, я считаю, что нам с рождения было суждено жить вместе. Когда дом построили, я взмолился, чтобы в мою жизнь пришла добрая и красивая женщина. И судьба сделала мне щедрый подарок.

Лили запрокинула голову, чтобы лучше рассмотреть Бастиана. Он стал не единственным, кого порадовала судьба. Он был образцом настоящей мужской красоты со всеми качествами, о которых может мечтать любая женщина. И Лили радовалась, что Бастиан оказался рядом с ней.

Эпилог

 Сделать закладку на этом месте книги

Лили была в большом саду и рассматривала яркие цветы, когда внезапно почувствовала резкую боль в животе. Ей было так больно, что она выронила секатор и прижала руки к животу. Последовала еще одна колющая боль, а затем еще одна.

Роды должны были начаться три дня назад.

Прикусив губу и медленно идя к дому, она обрадовалась, что ее муж решил работать дома последние недели на тот случай, если роды начнутся раньше запланированного срока. А понимание того, что Лили перенашивает ребенка, заставило Бастиана быть к ней еще внимательнее. Зная, что его собственная мать умерла во время родов, Лили боялась повторить ее судьбу.

Лили пересекла лужайку, вошла дом и добралась до двери кабинета Бастиана, когда снова почувствовала боль. Внезапно остановившись, она заправила длинные волосы за уши и сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, стараясь не паниковать.

Словно почувствовав ее присутствие, Бастиан открыл дверь и посмотрел на Лили с беспокойством:

– Что такое? Что случилось?

Скривившись, она ответила:

– По-моему, начались роды. У меня схватки. Бастиан побледнел, а потом быстро произнес:

– Тебе надо прилечь. Я вызову скорую помощь.

Его голос был ровным и успокаивающим.

Подведя Лили к большому кожаному дивану, Бастиан осторожно ее усадил, поднял ее ноги на подушки и положил большую подушку ей под спину.

– Следи за дыханием, сокровище мое, и больше ни о чем не беспокойся, – посоветовал он, поправляя ее волосы.

– Тебе легко говорить! – сказала она и понадеялась, что он не поймет ее неправильно.

Но она даже не знала, слышал ли он ее. Бастиан сел за стол и стал звонить по телефону. Через несколько минут, сообщив все необходимые подробности врачам, он быстро подошел к Лили.

– Скорая помощь уже едет, – сказал он. – Что мне сделать, чтобы тебе было легче?

С трудом сглотнув, Лили сосредоточилась на дыхании, одновременно ожидая очередную головокружительную боль. Но она знала: любовь к мужу не позволит ей забыть, что ему также необходима поддержка во время одного из величайших событий в жизни.

– Да, любовь моя, – произнесла Лили. – Побудь рядом со мной. И тогда я буду знать, что все обойдется.

– Ты боишься, что произойдет что-то плохое?

Бастиан не сдержал краткую вспышку страха во взгляде. Он переживал один из самых мрачных ужасов в своей жизни. Он не выживет, если Лили – любовь всей его жизни – умрет во время родов.

Ее зеленые глаза заблестели.

– Конечно нет. Все будет в порядке. Не волнуйся. Но я начну кричать, если мне будет очень больно. – Она скривилась и мертвой хваткой вцепилась ему в руку.

Бастиан начал действовать, немедленно отбросив собственные страхи и полностью сосредоточившись на своей жене.

– Глубоко дыши, сладкая моя, – сказал он. – Вот и все. А когда придет схватка, кричи. Все будет хорошо. У меня красивая и сильная жена.

Он вытирал ей лоб мягкой тканью, смоченной в прохладной воде. Внезапно послышалась сирена машины скорой помощи.

Всего через несколько минут Лили повезли в больницу.


Бастиан был со своей женой в родильном отделении на протяжении родов, чувствуя, как бешено колотится его сердце и сжимается живот при каждом мучительном стоне, который издавала Лили.

Он не раз начинал сомневаться в компетенции акушерки и ее помощницы. Их заверения, что все идет как надо, его не успокаивали. Бастиана не покидал призрак смерти его матери.

Даже Альберто не скрывал беспокойства, когда Бастиан позвонил ему из машины скорой помощи, чтобы сказать, что у Лили начались роды и ее везут в больницу.

– Как она, сынок? – спросил Альберто.

Бастиан взглянул на свою жену на носилках, которая мучилась от участившихся схваток. Она сжимала его руку так сильно, что та побелела.

Он сделал все возможное, чтобы сохранять спокойствие, и ответил отцу:

– Все будет хорошо, папа. Мне просто нелегко видеть, как она мучается.

Несколько секунд Альберто многозначительно молчал, и Бастиан понял: его отец, должно быть, вспоминает то, что произошло с его женой после рождения ребенка. У Аннализы развился сепсис, и она так и не выздоровела.

– Все будет хорошо, сынок, – решительно произнес Альберто. – Лили сильная женщина, и она родит тебе здорового ребенка. Мы много раз говорили с ней об этом, и она рассказывала мне, сколько радости ребенок принесет вам обоим. Она так тебя любит. История не повторится, поверь мне.

– Спасибо, папа. Я буду надеяться на лучшее.

– Я мысленно с тобой, сынок. Как только родится ребенок, мы с Долорес приедем в гости. Держись, Бастиан. Ты должен быть сильным ради Лили.

– Я буду сильным. Я не собираюсь терять ее. Она – смысл моей жизни.

Роды Лили продолжались несколько часов. В промежутках между сильными схватками Бастиан старался успокоить ее, гладя по голове и держа за руку. Что бы ни случилось, он поклялся быть рядом с ней и наблюдать за рождением их ребенка. Он не сомневался, что его присутствие поможет Лили и ребенку выжить, с какими бы препятствиями они ни столкнулись.

Наконец акушерка сказала, что ребенок вот-вот родится. Бастиан затаил дыхание, молясь, чтобы все прошло хорошо. Его продолжала преследовать мысль о том, что его мать умерла при родах.

Затем он вспомнил слова своего отца и понял, что должен оставаться сильным. Он поклялся себе, что не подведет Лили. Они пройдут через это вместе.

– Держись, дорогая моя, – сказал он своей жене. – Ты почти у цели…

Он увидел, как выходит головка ребенка, а потом его ручки, туловище и ножки. Наконец все закончилось.

Акушерка объявила:

– Это мальчик, синьора Каррера! У вас с мужем прекрасный сын! – Младенец громко завопил, а Бастиану хотелось одновременно смеяться и плакать.

Повернувшись к Лили, он стал покрывать ее лицо поцелуями, не пряча восторга.


В семье Каррера много раз, сидя за кухонным столом в доме Альберто, обсуждали имя будущего ребенка, но так и не решили, каким оно будет.

Бастиан и Лили стали гордыми и счастливыми родителями прекрасного темноволосого мальчика. Как только Лили немного оправилась после родов, к ней стали приходить восторженные посетители с поздравлениями. Детская комната была переполнена подарками и открытками, которые помогала размещать Долорес.

Однажды днем, после обеда у отца, Бастиан ненадолго похитил свою жену из детской, позволив Альберто и его домработнице суетиться вокруг младенца в кроватке. Их сыну было три недели, и Бастиана очень беспокоило, что у его первенца все еще нет имени.

Они сразу вышли в сад, потому что незачем было находиться в доме в такой славный солнечный день. Лили была особенно красива в милом сине-белом платье из натурального хлопка. У платья был вырез с запахом на груди, который позволял ей без проблем кормить ребенка. Как это часто бывало, при взгляде на нее Бастиан сразу отвлекся от своей первоначальной цели.

Лили была настолько смелой во время родов. Они были непростыми, потому что в один прекрасный момент ребенок перевернулся в неправильное положение. Бастиан был уверен, что заработал несколько седых волос, пока акушерка снова не повернула ребенка в правильное положение. Как только их сын родился, Лили оправилась намного быстрее, чем они надеялись. Его красавица жена была по-настоящему удивительной женщиной, и Бастиан не уставал говорить о ней своей семье, друзьям и работникам.

Теперь, взяв Лили за тонкие руки, он нежно поцеловал ее ладони.

– Мне надо побыть с тобой наедине, – хрипло признался он. – Завтра я вернусь на работу, и ты слишком долго будешь вдали от меня.

– Хм, значит, сейчас самое время наконец решить, как мы назовем нашего сына, – сказала она.

Глядя в ее сверкающие зеленые глаза, Бастиан знал, что она уже выбрала мальчику имя. Оставалось надеяться, что ее выбор понравится Бастиану. Ему не нравились наиболее типичные английские имена; он считал их слишком вычурными для прямолинейного итальянца.

– Я вижу, ты выбрала имя ребенку, да? – спросил он.

– Я уже не удивляюсь, что ты читаешь мои мысли.

– Читаю, и рад этому. Лучше скажи, какое имя ты выбрала.

– Я думаю, можно назвать его в честь одного из архангелов. Рафаэль – святой, который оберегает детей и путешественников. Это красивое и звучное имя. Что скажешь?

Губы Бастиана растянулись в улыбке. Он поцеловал Лили, чтобы продемонстрировать ей свою радость по поводу ее решения.

– Это замечательно. Меня раздражает только то, что я сам об этом не подумал.

– Ну, оно тебе нравится? – спросила Лили.

– Рафаэль Лео Каррера. Решено. Так будут звать нашего сына.

– Откуда взялось имя Лео?

– Оно внезапно пришло мне в голову. Разве не спонтанно мы принимаем все наши лучшие решения, сокровище мое?

Белокурая красавица перед ним смущенно улыбнулась. Она сразу поняла, о чем он говорит.

Обняв за талию, Бастиан повел свою жену обратно в дом.

– Не будем терять время и обо всем расскажем моему отцу и Долорес. Они тут же начнут подготовку к крестинам.

– Подожди минутку, – попросила Лили.

– Что случилось? – Его заворожил ее любящий взгляд.

– Я просто хочу напомнить тебе о том, как сильно я тебя люблю, – произнесла она. – Я не хочу, чтобы ты об этом забывал, независимо от того, с какими проблемами мы столкнемся в будущем. Ты и Рафаэль будете моей главной заботой в жизни. Всегда.

– А также другие наши дети?

– Конечно!

– На этой ноте…

Бастиан прижал Лили к стене и с жадностью прильнул к ней, чувствуя ее теплое дыхание.

– Как долго мы не сможем?.. – Он густо покраснел.

– Заниматься любовью?

– Да…

– Врачи советуют подождать шесть недель, чтобы женщина полностью восстановилась после родов.

Бастиан раздраженно выдохнул:

– Значит, еще три недели. По-моему, это будет самое большое испытание в моей жизни!

– Хм, но оно того стоит, любовь моя.

Лили нежно коснулась губами небритой щеки Бастиана, радостно и удовлетворенно улыбаясь. Наконец она нашла мужчину, с которым хотела прожить до конца своей жизни, а также место, где надеялась жить со своей растущей семьей. И это было намного-намного лучше ее самой смелой мечты.


убрать рекламу








На главную » Кокс Мэгги » Просто будь со мной.