Лапенья Шери. Нежеланный гость читать онлайн

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Лапенья Шери » Нежеланный гость .





Читать онлайн Нежеланный гость [litres]. Лапенья Шери.

Шери Лапенья

Нежеланный гость

 Сделать закладку на этом месте книги

Shari Lapena

UNWANTED GUEST


© Shari Lapena, 2019

© Карцивадзе Л., перевод, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019


* * *

Посвящается маме 



Благодарности

 Сделать закладку на этом месте книги

Я все еще ужасно благодарна, что работаю с лучшими людьми в нашем деле. Еще раз спасибо моим американским издателям – Брайану Тарту, Памеле Дорман и замечательной команде «Viking Penguin» (U.S.) – вы делаете потрясающую работу. Спасибо Ларри Финли и Френки Грею из издательства «Transworld» (U.K.) и их сказочной команде – вы лучше всех. Кристин Кокрейн, Эми Блэк, Бхавна Чаухан и великолепная команда издательства «Doubleday» (Canada) – еще раз спасибо за все. Мне невероятно повезло, что меня поддерживает столько по-настоящему талантливых, увлеченных и ответственных людей. Без вас я бы не справилась.

Еще раз спасибо Хелен Хеллер – словами не передать, как я тебя ценю. Также спасибо всем в агентстве «Marsh» за отличное представительство по всему миру.

Я особенно признательна Джейн Каволине – она чудесный редактор.

Также благодарю лейтенанта Пола Пратти из офиса шерифа округа Салливан за его великодушную помощь.

Я бы хотела подчеркнуть, что все ошибки в рукописи – на моей совести.

И наконец я, как всегда, хочу поблагодарить моего мужа Мануэля и наших детей Кристофера и Джулию – ваши поддержка и энтузиазм для меня дороже всего на свете.

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Пятница, 16:45 

Дорога вилась и изгибалась неожиданными поворотами, ведя все выше в глубь Катскильских гор. Казалось, по мере отдаления от цивилизации путь становился все опаснее. Тени сгущались, погода портилась. Появлялась и исчезала из виду река Гудзон. Лес нависал по обе стороны дороги немой угрозой, как будто замышляя проглотить их с потрохами. Это был сказочный лес, но мягко падающие снежинки придавали пейзажу очарование почтовой открытки.

Гвен Делейни крепко сжала руки на руле и, прищурившись, вгляделась в лобовое стекло. Она предпочитала мрачные сказки приторным открыточным видам. Уже смеркалось, и вот-вот должно было стемнеть. Из-за снегопада вести становилось все труднее, все утомительней. Хлопья падали на стекло так обильно, что ей казалось, будто она застряла в какой-то бесконечной видеоигре. Да и дорога явно становилась все более скользкой. Гвен была благодарна, что на ее маленьком «фиате» стоят хорошие шины. Мир расплывался слепой белизной, и сложно было различить, где кончается дорога и начинается кювет. Ей не терпелось поскорее добраться до места, и она начинала жалеть, что они выбрали гостиницу в такой глуши – буквально у черта на рогах.

Райли Шутер, напряженная, словно натянутая струна, молча сидела на пассажирском сиденье рядом с ней. Не ощущать ее напряжения было невозможно, и Гвен заводилась уже оттого, что находится с ней в тесной машине. Она надеялась, что не ошиблась, привезя ее сюда.

«Весь смысл этого небольшого побега заключался в том, чтобы Райли слегка передохнула и развеялась», – подумала Гвен и, прикусив губу, пристально всмотрелась в дорогу. Она была городской девчонкой – родилась и выросла в городе – и не привыкла водить по такому захолустью. Слишком уж темные здесь ночи. Гвен начинала волноваться: поездка заняла больше времени, чем планировалось. Не стоило останавливаться на чашку кофе в той миленькой старой закусочной по пути.

Непонятно, чего она ждала, предлагая уехать на уикенд, – разве что сменить обстановку и провести вместе пару спокойных дней в местечке, где ничто не напоминало бы Райли, что ее жизнь в руинах. Возможно, это было наивно.

У Гвен были собственные проблемы, которые следовали за ней повсюду. Но она решила, что выбросит их из головы хотя бы на выходные. Роскошный маленький отель в глубинке, вкусная еда, первозданная природа и никакого интернета – это как раз то, что им обеим необходимо.

Райли нервно вглядывалась в темный лес за окном, стараясь не думать, будто кто-то в любую секунду может выпрыгнуть на дорогу, чтобы взмахом руки остановить машину. Она сжала руки, спрятанные в карманах пуховика, и напомнила себе, что она больше не в Афганистане. Она дома, в безопасности, в штате Нью-Йорк. Здесь с ней не случится ничего плохого.

Работа изменила ее. После всего, что ей пришлось увидеть, Райли так изменилась, что сама себя не узнавала. Она украдкой покосилась на Гвен. Когда-то они были не разлей вода. Ей и самой было неясно, зачем она согласилась поехать с ней в эту далекую гостиницу. Райли смотрела, как Гвен сосредотачивает все свое внимание на извилистой дороге, взбирающейся по скользкому склону в горы.

– Ты в порядке? – внезапно спросила Райли.

– Я? – переспросила Гвен. – Да, все нормально. Скоро приедем.

На факультете журналистики Нью-Йоркского университета, где обе они учились, Гвен считалась девушкой уравновешенной и практичной. А вот Райли отличалась честолюбием – ей всегда хотелось быть в центре событий. Гвен приключения не любила, предпочитая книги и покой. После учебы Гвен не удалось подыскать достойную работу в газете, но она быстро нашла применение своим навыкам на хорошей должности в сфере корпоративных коммуникаций и, судя по всему, никогда об этом не жалела. А Райли постоянно работала в горячих точках. И сумела довольно долго продержаться на плаву.

Зачем она это делает? Зачем опять думает о прошлом? Райли почувствовала, что начинает терять самообладание. Она попыталась дышать ровнее, как учили. Нельзя позволить прошлому вернуться и взять над ней верх.


Дэвид Пейли остановился на расчищенной парковке справа от отеля, вышел из машины и потянулся. Из-за погоды дорога из Нью-Йорка заняла больше времени, чем он ожидал, и мышцы затекли, напоминая, что он уже не так молод. Прежде чем взять с заднего сиденья «мерседеса» сумку, он на миг замер под густо падающим снегом, глядя на гостиницу «Митчеллс».

Ладную трехэтажную постройку из красного кирпича с пряничной отделкой со всех сторон окружал лес. Фасад маленького отеля был открыт взглядам: перед ним располагалась заснеженная площадка, которая, должно быть, летом превращалась в широкую лужайку. Здание обступали высокие хвойные деревья и голые, укутанные снежной ватой стволы. Огромное дерево, растущее посреди лужайки, протягивало во все стороны мощные ветви. Все было покрыто чистейшим белым снегом. Вокруг было так тихо и безмятежно, что Дэвид ощутил, как его плечи начинают расслабляться.

На всех трех этажах на одинаковом расстоянии друг от друга располагались большие прямоугольные окна. Широкие ступени вели к деревянному крыльцу и двойным парадным дверям, украшенным еловыми ветвями. Хотя сумерки только начинали сгущаться, по обе стороны от входа горели лампы, а из окон первого этажа падал мягкий желтый свет, придавая дому теплый и уютный вид. Дэвид стоял неподвижно, приказывая отступить всем переживаниям дня, а заодно и недели, и прошедших лет. Снег падал на волосы и щекотал губы. Он словно попал в прежние, более невинные и милосердные времена.

Дэвид решил, что на ближайшие сорок восемь часов постарается забыть о работе. Перезагрузка время от времени бывает необходима всем, пусть и самым занятым, людям. Даже – а может, и в особенности – успешным уголовным адвокатам. Ему редко удавалось втиснуть в расписание выходной, а уж тем более целый уикенд, и он собирался насладиться отдыхом на все сто.


Пятница, 17:00 

Лорен Дэй посмотрела на сидящего рядом мужчину: Иэн Битон мастерски вел машину в довольно экстремальных условиях. Глядя на него, казалось, это проще простого. Он улыбнулся ей своей обезоруживающей улыбкой, и она улыбнулась в ответ. Иэн был хорош собой, высок и худощав, но прежде всего ей приглянулась именно его улыбка, его спокойное обаяние, делавшее его таким привлекательным. Лорен порылась в сумочке в поисках помады и начала, смотрясь в зеркало на защитном козырьке, тщательно красить губы. Приятный оттенок красного освежал лицо. Автомобиль слегка повело, и она замерла, но Иэн умело выправил руль. Дорога начала петлять сильнее, и машину то и дело заносило.

– Скользко становится, – сказала Лорен.

– Не переживай, я справлюсь, – ухмыльнулся Иэн, и она снова улыбнулась в ответ.

Ее подкупала и его уверенность в себе.

– Погоди, а это что? – вдруг спросила она.

Справа от дороги показалось темное пятно. Из-за снегопада и пасмурной погоды было трудно что-то разглядеть, но, похоже, в кювет попала какая-то машина.

Когда они проезжали мимо, Лорен напряженно всматривалась в машину, а Иэн начал искать подходящее место, чтобы остановиться.

– Кажется, там кто-то есть, – сказала она.

– Почему они не включили аварийку? – проворчал Иэн и медленно свернул на обочину, опасаясь, как бы им самим не вылететь с дороги.

Лорен выбралась из теплой машины, и ее ноги погрузились в девственный снежный покров высотой в несколько дюймов. Снег тут же набился в ботинки, покалывая лодыжки. Она услышала, как Иэн тоже, хлопнув дверью, вышел из машины.

– Эй! – прокричала она в сторону неподвижного автомобиля. Дверца со стороны водителя медленно открылась.

Поскальзываясь, Лорен осторожно спустилась вниз по склону. Удерживать равновесие на ухабистой обочине было нелегко. Добравшись до застрявшей машины, она ухватилась левой рукой за дверцу, чтобы не упасть, и заглянула в салон.

– У вас все окей? – спросила она.

За рулем сидела женщина лет тридцати – ее ровесница. Вид у нее был порядком перепуганный, но лобовое стекло не треснуло, а она была пристегнута. Бледная, с покрывшимся испариной лицом пассажирка, сидящая рядом с ней, смотрела прямо перед собой, будто не замечая появления Лорен. Выглядела она так, словно пережила дикий кошмар.

Женщина за рулем бросила быстрый взгляд на спутницу и благодарно повернулась к Лорен.

– Да, мы в порядке. Съехали с дороги несколько минут назад и гадали, что делать дальше. Нам повезло, что вы проезжали мимо.

Иэн подошел к Лорен, посмотрел на сидящих в автомобиле женщин через ее плечо и улыбнулся им своей очаровательной улыбкой.

– Похоже, без буксира вам не обойтись.

– Отлично, – вздохнула женщина за рулем.

– Куда вы направляетесь? – спросила Лорен.

– В гостиницу «Митчеллс».

– Вот так совпадение, – сказал Иэн. – Мы как раз туда и едем. Хотя, пожалуй, больше в той стороне ничего и нет. Давайте-ка мы вас подбросим. Вы сможете вызвать эвакуатор из отеля.

Женщина, с облегчением улыбнувшись, кивнула. Очевидно, она страшно обрадовалась, что кто-то пришел к ним на выручку, и неудивительно: в этой глуши можно замерзнуть насмерть. Зато ее спутница никак не отреагировала и, казалось, была полностью погружена в собственный мир.

– У вас есть сумки? – спросила Лорен.

– Да, в багажнике, – женщина вышла и, проваливаясь в сугробы, обошла машину. Ее спутница внезапно очнулась от транса, выбралась из автомобиля и догнала подругу, когда та открывала крышку. Каждая достала по дорожной сумке.

Иэн пошел вперед и помог всем трем женщинам выйти на дорогу. Даже с его помощью карабкаться по склону было непросто.

– Огромное спасибо, – сказала женщина, сидевшая за рулем. – Меня зовут Гвен, а это Райли.

– Я Лорен, а это Иэн. Давайте сядем в машину. Ужасно холодно.

Лорен украдкой взглянула на женщину по имени Райли, которая так и не произнесла ни слова. Интересно, что с ней такое. С ней явно что-то не так.

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Пятница, 17:00 

Беверли Салливан бросила под ноги сумку и огляделась. Номер был идеален – точь-в-точь как в рекламной брошюре. Она не привыкла к старомодной роскоши и обошла комнату, прикасаясь к каждому предмету обстановки. Огромная старинная кровать была завалена подушками. Резной гардероб был просто бесподобен, а толстый восточный ковер, должно быть, стоил целое состояние. Беверли подошла к окнам, выходящим на площадку перед отелем. Заснеженный пейзаж был несказанно прекрасен. Свежевыпавший снег всегда вселял в нее радужные надежды.

Отвернувшись от окон, она заглянула в ванную – безупречный беломраморный оазис с пушистыми белыми полотенцами – и, наскоро оглядев себя в затейливое зеркало над туалетным столиком, вернулась в спальню. Присев на кровать, чтобы опробовать матрас, Беверли задумалась, что так задержало мужа. Генри остался у стойки консьержа, чтобы расспросить о беговых лыжах и Бог знает о чем еще, так что она поднялась в номер в одиночестве. Беверли была не прочь посидеть в одном из обитых темно-синим бархатом глубоких кресел или на каком-нибудь из диванчиков, расставленных полукругом у каменного камина в лобби, пока Генри будет носиться со снаряжением. Но он настоял, чтобы она его не дожидалась, а спорить ей не хотелось. Она старалась отделаться от чувства разочарования. Пройдет какое-то время, прежде чем он сможет расслабиться. Но Генри как будто специально пытался занять их уикенд какими-то делами, в то время как она хотела сбавить обороты и просто побыть вместе. Можно подумать, он избегает оставаться с ней наедине или вообще не хочет здесь находиться.

Беверли знала, что их чувства… слегка остыли. Не то чтобы их брак трещит по швам, вовсе нет. Но им необходимо поработать над отношениями. Они отдалились, привыкли друг к другу – и в этом была и ее вина тоже. В наше время нелегко сохранить брак, ведь столько всего ему угрожает: удушающая близость, нудная рутина, расходы и счета, воспитание детей. Оба они работают на полную ставку и вечно заняты. Не факт, что совместный уикенд в очаровательном местечке в глубинке все исправит, но с чего-то же надо начинать. Останься они дома, такой шанс им бы точно не представился. Им было отчаянно необходимо познакомиться заново, вспомнить, за что они полюбили друг друга когда-то. Вдали от грызущихся угрюмых подростков, которые требуют внимания и высасывают из них все силы. Беверли вздохнула и внутренне поникла. Если бы они не ссорились вечно из-за детей! Она надеялась, что здесь они с Генри смогут поговорить по душам без помех и постоянного, изматывающего обоих напряжения.

Она со смутным беспокойством гадала, как пройдут выходные и изменится ли хоть что-то к тому времени, как они вернутся домой.


Генри Салливан медлил в лобби у стойки, расположенной чуть левее парадной лестницы. Запах горящих в камине дров напоминал о Рождестве в детстве. Он полистал глянцевые брошюры с рекламой местных ресторанов и достопримечательностей. Правда, местными их можно было назвать с натяжкой: отель находился на отшибе. К сожалению, все шло к тому, что из-за снегопада им в любом случае не удастся выбраться из гостиницы, правда, молодой человек за стойкой сказал, что завтра дороги расчистят снегоуборочные машины. Генри нащупал в кармане брюк мобильник. Он не ожидал, что здесь не ловит связь, Беверли не предупредила. Он раздраженно поморщился.

Генри и сам не знал, зачем согласился уехать с ней на уикенд. Должно быть, из чувства вины. Он уже раскаялся в своем решении и просто хотел вернуться домой. Он принялся фантазировать: что, если вернуться в машину и оставить жену здесь? Сколько времени пройдет, прежде чем она поймет, что он уехал? Что она сделает? Он поспешно отогнал эту мысль.

В последнее время жена казалась все более несчастной, но Генри говорил себе, что проблема не только в нем. Дети тоже постарались. Плюс ее работа. Подступающий средний возраст. Постепенно исчезающая талия. Да все вместе. Но человек не может отвечать за счастье другого. Она сама в ответе за собственное счастье. Он не в состоянии сделать ее счастливой.

И все-таки он не был конченым мерзавцем и знал, что все не так просто. Когда-то он любил Беверли. Она мать его детей. Просто он разлюбил ее, вот и все. И понятия не имел, что с этим делать.


Дана Харт потопала на пороге сапогами от «Стюарт Вайцман», стряхивая снег, и одобрительно оглядела лобби. Первой ее внимание привлекла центральная парадная лестница: искусная резная балюстрада из полированного темного дерева, широкие ступени, покрытые толстым ковром с темным цветочным узором, блестящие медные прижимные прутки. Выглядело все это весьма впечатляюще, а впечатлить Дану в последнее время было нелегко. Лестница вызвала в памяти Скарлетт О’Хару из «Унесенных ветром» или, может быть, Норму Десмонд из «Бульвара Сансет». Дана подумала, что по такой лестнице нужно плавно спускаться в лучшем вечернем туалете. «Я готова для крупного плана». К сожалению, ни одного вечернего платья она с собой не привезла. Какая жалость, что такая великолепная лестница пропадает зря. Затем Дана заметила огромный каменный камин слева от лобби. Вокруг стояло множество удобных с виду диванов и кресел, обитых синим бархатом или темно-коричневой кожей. Рядом располагались небольшие журнальные столики со светильниками. Стены были до середины обшиты панелями темного дерева. Часть темного паркетного пола покрывал роскошный персидский ковер, придававший обстановке уютный и в то же время роскошный вид, – точь-в-точь в ее вкусе. Над головой сияла хрустальная люстра. Запах горящих поленьев напомнил Дане райские денечки, проведенные в семейном коттедже Мэтью. Она глубоко вздохнула и улыбнулась. Как же ей повезло – только недавно обручилась и вот приехала на уикенд на свидание с мужчиной, за которого собирается замуж. Все было чудесно, включая очаровательный отель, выбранный Мэтью.

Он высадил ее перед входом и задержался, чтобы припарковаться, а через минуту уже будет в лобби с их вещами. Дана прошла мимо камина и приблизилась к старомодной стойке регистрации слева от лестницы. Все здесь мерцало патиной старины и качественного полироля для мебели. За стойкой стоял молодой человек, а еще один мужчина постарше – явно гость отеля – облокотился о столешницу, перелистывая какие-то брошюры. Заметив Дану, он поднял глаза и на секунду завороженно замер, а потом со смущенной улыбкой отвел взгляд. Она к такому привыкла. Такое уж впечатление она производит на мужчин – при виде ее они поначалу столбенеют. Ничего не поделаешь.

Молодой человек за стойкой почти незаметно окинул ее оценивающим взглядом. К этому она тоже привыкла.

– Меня зовут Дана Харт. У нас с женихом бронь на имя Мэтью Хатчинсона.

– Да, конечно, – любезно отозвался молодой человек и сверился с регистрационной книгой.

Дана отметила, что вместо обычной компьютерной системы бронирования здесь вносят записи в настоящую книгу – как мило! У стены за стойкой стоял деревянный стеллаж с ячейками для ключей.

– Номер вашей комнаты двести один. Поднимитесь по лестнице на второй этаж и поверните направо, – сказал ей молодой человек.

Позади открылась входная дверь, впуская поток холодного воздуха. Дана обернулась: на пороге, держа в обеих руках сумки, стоял Мэтью. Снег припорошил его куртку и темные волосы. Мэтью подошел, и Дана отряхнула с его плеч снежинки. Ей нравилось иногда демонстрировать, кто тут хозяйка.

– Добро пожаловать в отель «Митчеллс», – с улыбкой произнес молодой человек за стойкой, протягивая им тяжелый медный ключ. Дана мысленно отметила, как этот юноша привлекателен. – Ужин проходит в столовой с семи до девяти вечера. Перед ужином в лобби подаются аперитивы. Желаю вам приятно провести время.

– Спасибо. Уверен, так и будет, – сказал ее жених, многозначительно взглянув на нее.

Она приподняла идеально очерченные брови, давая Мэтью понять, чтобы он прилично вел себя на людях.


Мэтью снова поднял сумки и последовал за Даной вверх по широкой лестнице – лифта не было. В гостинице царил покой: Мэтью долго и тщательно искал тихое, душевное местечко, где они с Даной могли бы побыть вдвоем, пока не началась свадебная суматоха, о которой он старался даже не думать. Жаль, они не могут сбежать на какой-нибудь прелестный Карибский островок и пожениться тайком. Наследники огромного состояния в Новой Англии не сбегают. Это стало бы сокрушительным ударом для его матери и многочисленных тетушек, и он был не готов так их подвести. К тому же он знал, что хоть Дана иногда и уставала от бесконечного планирования, встреч с организаторами и миллиона мелочей, сопутствующих свадьбе, она наслаждалась всей этой праздничной суетой. Но в последнее время у нее случались эмоциональные всплески. Небольшой отдых перед последним этапом подготовки к назначенной на весну свадьбе пойдет на пользу им обоим.

Толстый ковер приглушал шаги. Они почти бесшумно поднялись на второй этаж и подошли к комнате двести один. На двери со старомодным замком висела овальная медная табличка с выгравированным номером.

Он отпер дверь и распахнул ее перед Даной.

– После вас.

Дана вошла в номер и одобрительно улыбнулась.

– Какая прелесть! – воскликнула она и развернулась к нему.

Мэтью решительно закрыл за ними дверь.

– Это ты прелесть, – с этими словами он заключил ее в объятия и поцеловал долгим поцелуем. Наконец Дана его игриво оттолкнула.

Она сбросила пальто с плеч. Последовав ее примеру, он повесил их верхнюю одежду в гардероб, и они вместе осмотрели комнату. Мэтью отметил, что кровать – разумеется, размера «кинг-сайз» – заправлена первоклассным постельным бельем. На подушках лежали обернутые в фольгу шоколадки. Ванна явно предназначалась для двоих, а на маленьком столике у двери стояла в ведре со льдом бутылка шампанского с приветственной запиской от отеля. Окна выходили на просторную лужайку перед домом. Ветви деревьев прогибались под тяжестью снега, к дороге вела извилистая подъездная аллея, которую быстро заносило снежными хлопьями. На парковке сбоку стояло полдюжины машин. Влюбленная пара, обнявшись, выглядывала из окна.

– Если ты еще не догадалась, – сказал Мэтью, – это люкс для новобрачных.

– Разве бронировать номер для новобрачных до медового месяца не плохая примета? – спросила Дана.

– О, не думаю.

Они смотрели, как чья-то машина храбро пробирается по заснеженной дороге и медленно заезжает на парковку. Из автомобиля вышли четверо: три женщины и мужчина.

– Как насчет того, чтобы вздремнуть перед ужином? – спросил Мэтью, уткнувшись носом ей в шею.


Иэн Битон опустился в одно из кресел у камина в лобби, пока Лорен регистрировалась и забирала ключ от номера. Он был не прочь пропустить стаканчик. Интересно, где у них бар. Столовая находилась справа от лобби: сквозь распахнутые застекленные двери виднелись накрытые белыми скатертями столы. Очаровательное местечко. Судя по всему, здесь было множество маленьких комнаток, коридоров и закоулков – не то что в типовых современных отелях, планировка которых подразумевала практичность и максимальную прибыльность.

Иэн переключил внимание на двух спасенных ими женщин. Гвен, сидевшая за рулем, получала ключ от номера. Похоже, женщины живут в одной комнате. Он провожал их взглядом, пока они вместе поднимались по лестнице, а потом впал в задумчивость.

Лорен подошла к нему и протянула руку.

– Готов вставать?

– Конечно.

– Ужин проходит в столовой с семи до девяти, но здесь можно выпить по коктейлю, – сказала она.

– Хорошо. Чего же мы ждем?

– Наш номер на третьем этаже.

Иэн встал и, подхватив сумки, последовал за Лорен по лестнице. Это место казалось таким тихим. Может, дело было в снеге, или толстом ковре, или мягком освещении – все здесь представлялось неярким, приглушенным.

– Эта Райли не показалась тебе странной? – прошептала Лорен, пока они поднимались по искусно отделанной лестнице.

– Выглядела она довольно обалдевшей, – признал он.

– Она за все время ни слова не сказала. Эти женщины ведь всего лишь съехали в кювет. Ничего такого уж страшного не произошло.

– Может, в прошлом она уже попадала в аварию.

– Возможно, – добравшись до третьего этажа, Лорен повернулась к нему. – Она казалась ужасно зажатой. У меня от нее мурашки по коже.

– Не думай о ней, – сказал Иэн и неожиданно ее поцеловал. – Думай обо мне.

3

 Сделать закладку на этом месте книги

Пятница, 17:30 

Гвен сидела на дальней от двери кровати – им достался номер на третьем этаже с двумя двуспальными кроватями, как они и просили, – и встревоженно наблюдала за Райли. Она заметила, с каким любопытством эта женщина, Лорен, смотрела на ее подругу.

Гвен впервые пришло в голову, что, возможно, ее компания – совсем не то, в чем сейчас нуждается Райли. Она рассчитывала, что ее спокойная рассудительность подбодрит Райли, но вместо этого сама все больше заражалась тихой паникой. Райли всегда была сильнее; пожалуй, Гвен следовало догадаться, что скорее Райли повлияет на нее, чем наоборот. Она уже начала с опаской коситься на темные углы, вздрагивать от каждого шороха и воображать всякие ужасы. Должно быть, все дело в незнакомом месте, в старосветской атмосфере отеля.

– Давай немного освежимся и спустимся на пару стаканчиков перед ужином, – предложила Гвен.

– Конечно, – безо всякого энтузиазма отозвалась Райли.

Длинные светлые волосы безжизненными прядями спадали на ее бледное лицо. В ней не осталось ни капли былого задора. Когда-то она была очень красива, но теперь ее сложно было назвать привлекательной. Гвен ужаснулась собственным мыслям. Она надеялась, что красота Райли вернется. И умоляюще взглянула на подругу.

– Знаю, у тебя сейчас трудные времена. Но попробуй взбодриться.

На секунду Райли вскинула на нее глаза – с раздражением, может, даже с неприязнью. Со злостью. Гвен ощутила ответный прилив злости и вдруг подумала, что, если придется следить за каждым своим словом, выходные продлятся целую вечность. Но она тут же напомнила себе, что Райли – одна из ее лучших подруг. Гвен перед ней в долгу. Гвен хотелось помочь Райли снова встать на ноги, хотелось вернуть свою жизнерадостную красотку-подругу. Она поняла, что хочет снова завидовать Райли, как раньше.

– Позволь расчесать тебе волосы, – сказала Гвен, вставая с кровати.

Она порылась в сумочке Райли в поисках щетки для волос, а затем села на кровать позади нее и начала медленными, успокаивающими движениями расчесывать ей волосы. Гвен заметила, что плечи Райли постепенно начинают расслабляться.

– Ну вот, – наконец сказала Гвен. – Накрась губы. Я тоже накрашу. Спустимся вниз и перекусим. А потом можем скоротать вечер в номере. Поболтаем, как раньше. Или, если хочешь, просто почитаем.

Гвен и сама взяла с собой пару книг и была не прочь забыться с романом в руках. Ее собственная жизнь была далека от идеала.

Коридор шел мимо стойки регистрации вдоль западной стороны гостиницы, разделяя западное крыло на передние и задние номера.

Заглянув в находящийся в конце коридора бар, Дэвид Пейли обнаружил, что тот пуст. Справа от двери располагалась барная стойка со впечатляющими запасами спиртного, но бармена не было. Стены здесь были обшиты такими же панелями из роскошного темного дерева, что и лобби. На противоположной стороне комнаты, напротив стойки, находился красиво облицованный камин, над которым висел масляный портрет – темный, мрачный этюд, изображавший мужчину, держащего за лапы фазана. Окна выходили на переднюю лужайку. Перед камином стояло несколько маленьких столиков и старые, удобные кожаные кресла. У помещения был мужской характер. Дэвид задумался, стоит ли остаться в баре и подождать бармена, или лучше вернуться в лобби и выпить там. Как же неловко путешествовать в одиночестве. Он сел в мягкое кожаное кресло у камина, хотя огонь был еще не разожжен, и, напрасно прождав несколько минут, побрел обратно в лобби. Там тоже не было ни души – молодой человек, стоявший за стойкой регистрации, исчез. Дэвид нажал на стоящий на стойке старомодный звонок и слегка вздрогнул от неожиданно громкого сигнала. Из коридора, проходящего позади стойки, возле лестницы, показался тот же самый молодой человек и торопливо встал за стойку.

– Прошу прощения, что заставил вас ждать, – сказал он. – Нам не хватает сотрудников из-за погоды, – он виновато улыбнулся.

– Я хотел спросить, где тут можно выпить.

– Напитки будут подаваться здесь, в лобби. Через пару минут я выкачу барную тележку.

– Отлично, – дружелюбно сказал Дэвид.

Все, что ему нужно – это выпивка, удобное кресло и теплый камин. А потом хороший ужин и глубокий, безмятежный сон.

Дэвид сел, гадая, кто к нему присоединится. Вскоре послышалось громыхание колесиков и звон стаканов. Он поднял глаза: молодой человек толкал в лобби полную тележку, в которой, помимо обыкновенного барного инвентаря, виднелись шейкер, ведро со льдом, несколько смесей и украшений для коктейлей, хорошие настойки и всевозможные бокалы. Внизу стояли винные бутылки и ведро со льдом, из которого торчало обернутое фольгой горлышко бутылки шампанско


убрать рекламу


го.

– Что предпочитаете? – спросил молодой человек.

«Да он же совсем мальчишка, – подумал Дэвид. – Выглядит таким молодым. Ему, наверное, около двадцати».

– Как тебя зовут? – спросил Дэвид.

– Бредли, – ответил тот.

– Ты уже достаточно взрослый, чтобы подавать алкоголь в штате Нью-Йорк, Бредли? – насмешливо спросил он.

– Я старше, чем кажется, – ухмыльнулся Бредли. – Мне двадцать два.

– Тогда мне джин-тоник, пожалуйста, – улыбаясь в ответ, сказал Дэвид.

Бредли со знанием дела взялся за приготовление напитка. Наблюдая за ним, Дэвид краем глаза уловил движение и поднял взгляд. По лестнице спускалась молодая пара.

– О, погляди-ка, – улыбнулся мужчина, завидя тележку, и с довольным видом потер руки.

Такую улыбку невозможно не заметить. Она сразу завоевывает симпатию. Долговязый незнакомец выглядел очень расслабленно: взъерошенные каштановые волосы, легкая щетина, джинсы и клетчатая рубашка. Дэвид заподозрил, что этот мужчина может появиться в таком виде где угодно и это везде сойдет ему с рук. Дэвид был рад его видеть – ему не помешает легкая, непринужденная беседа. Его спутница была привлекательна, но не так ослепительна, как женщина, с которой он чуть раньше столкнулся на лестнице. На секунду он задался вопросом – что, если все гости приехали парами?

– Не возражаете, если мы к вам присоединимся? – спросил мужчина.

– Нисколько, – ответил Дэвид.

– Меня зовут Иэн, – сказал незнакомец и протянул ему руку.

– Я Лорен, – в свою очередь пожала ему руку женщина.

– Приятно познакомиться. Дэвид.

– Тут немного пустовато, – задумчиво произнесла Лорен, оглядываясь по сторонам.

– Отель не полон, – кивнул Бредли. – У нас двенадцать номеров, но в эти выходные занято только шесть. Кое-кто отменил брони из-за снегопада. А некоторые сотрудники – например, бармен и горничная – не сумели сюда добраться. Но я здесь, так что все в порядке, – он хлопнул в ладоши. – Я немного умею смешивать коктейли, – внезапно добавил он. – Бармен меня учит.

– Превосходно! – сказал Иэн. – Можешь сделать мне виски с содовой?

– Конечно.

– А я возьму «манхеттен», – сказала Лорен.

– Надеюсь, повар на месте? – спросил Иэн. – Умираю от голода.

Бредли приподнял бровь.

– Не волнуйтесь. Повар – мой отец. Отель принадлежит нашей семье. Мы живем здесь, наши апартаменты находятся в конце коридора, за баром, – он кивнул в сторону коридора. – Думаю, пока дороги не расчистят, мы справимся и вдвоем. Правда, сегодня ужин будет скорее похож на фуршет.

Порыв ветра резко ударил в окна, и гости машинально повернулись на шум.

– У нас тут бывают жуткие бури, – сказал Бредли.

Дэвид заметил, что в лобби появился мужчина постарше. Судя по фартуку, пришел он из кухни, которая, должно быть, находилась за столовой. Отец Бредли.

– Добро пожаловать, – сказал мужчина. – Я Джеймс Харвуд, владелец гостиницы. И повар. Не волнуйтесь, – добавил он, – обещаю, мы о вас отлично позаботимся, невзирая на погоду.

Дэвид смерил его оценивающим взглядом. Вид у Харвуда был уверенный. Этот мужчина явно не сомневался, что сможет исполнить свое обещание. Очевидно, отель пользовался немалым успехом, и Харвуд заметно гордился своим детищем. Поболтав с постояльцами пару минут, он вернулся на кухню.

Дэвид снова откинулся в кресле, предвкушая грядущий уикенд.

Лорен наблюдала, как Иэн очаровывает сидящего у камина мужчину. Он с любым мог найти общий язык. Он уже успел узнать, что Дэвид – адвокат по уголовным делам из Нью-Йорка, и теперь пытался выпытать занятные подробности о его процессах.

– Расскажите о самом интересном деле в вашей карьере, – с любопытством попросил Иэн.

– Все они интересны по-своему, – уклончиво улыбнулся адвокат.

– Может быть, мы читали о каких-то из них в газетах? – спросила Лорен.

– Может быть.

В этот момент она услышала, что кто-то спускается по лестнице, и, оглянувшись, узнала Гвен и Райли. Она заметила, что адвокат также наблюдает за ними. Женщины подошли к ним и сели на диванчик перед камином. Гвен нерешительно улыбнулась, а Райли ни на кого даже не взглянула. К счастью, благодаря разливающему напитки Бредли неловкой тишины удалось избежать. Обе попросили по бокалу мерло и снова умолкли.

Лорен отметила, что без лыжной шапки и дутой зимней куртки Гвен выглядит совсем иначе. Ее фигура оказалась стройной и изящной, а блестящие черные волосы резко оттеняли молочно-белую кожу. Райли была выше подруги, и ее светлые волосы безжизненно падали на плечи. По сравнению с Гвен вид у нее был нездоровый.

Иэн не оставлял в покое адвоката:

– Вы когда-нибудь защищали убийц? – спросил он.

Его энтузиазм наконец вызвал у Дэвида неохотную улыбку.

– Да, защищал, – он повертел в руках стакан. – Много раз.

– Прошу вас, расскажите!

– Не обращайте на него внимания, – вмешалась Лорен. – Он насмотрелся детективных сериалов.

– Не всегда стоит верить тому, что показывают по телевизору, – сказал адвокат.

– Что вы имеете в виду? – спросила Лорен, заметив, как опустились уголки его рта.

– В сериалах обычно торжествует справедливость, – пожал плечами Дэвид. – В реальной жизни так происходит отнюдь не всегда.

– То есть вы слишком хороший адвокат? – предположил Иэн, и все рассмеялись.

Гвен и Райли о чем-то зашептались, но Лорен не могла расслышать их слов – женщины говорили приглушенными голосами.

– Я стараюсь, как могу, – сказал адвокат.

– Как вам это удается? – спросила его Лорен. – Неужели вас не мучает совесть, когда вы защищаете людей, которые могут быть виновны в ужасных преступлениях? Простите, – поспешно добавила она. – Я не хотела вас осуждать.


Дэвид Пейли опустил глаза на свой почти пустой стакан и задумался, что ответить. Этот вопрос ему задавали много раз.

Он добился большого успеха на адвокатском поприще, но состоялся ли как человек? В этом он был далеко не уверен. Партнеры по конторе предложили ему передохнуть, отправиться в какое-нибудь путешествие. Но путешествовать Дэвиду было не с кем. У него больше не было жены. И даже если поездки помогут ему немного развеяться, то внутреннюю пустоту все равно не заполнят. Большую часть времени он успешно защищал убийц, и это не прошло ему даром. Но на вопрос Лорен у него все же был готов ответ. Он знал, что сказать, – даже если сам до конца в это не верил:

– Защищать подсудимых – моя работа. В нашей системе права существует такое понятие, как презумпция невиновности, и мой долг – в меру своих способностей представлять интересы обвиняемых, – произнес он и добавил: – Если бы адвокаты могли попросту отказаться выступать на стороне человека из соображений щепетильности или совести…

Лорен напряженно слушала.

Дэвид пожал плечами.

– В общем, без защитников система дала бы сбой. – Он отпил изрядный глоток джин-тоника. Звучало все складно. – Нужно уметь видеть полную картину, – добавил он, умолчав о том, как сложно это бывает.

Он вдруг заметил, что две женщины, сидящие на диванчике поодаль, наблюдают за ним и прислушиваются к разговору. Темноволосая девушка обладала неброской привлекательностью. Ее умные глаза смотрели на него оценивающе. Ему бы хотелось с ней побеседовать. Возможно, в эти выходные ему все-таки удастся развеяться.


Гвен наблюдала за устроившимся у камина адвокатом. Он был постарше нее – должно быть, лет сорока, – и его короткие темные волосы уже начали седеть у висков. У него было хорошее лицо, доброе и привлекательное, и ей приглянулась его печальная улыбка. Нравился Гвен и его голос, тембр – он говорил плавно и отчетливо. Должно быть, сказывалась многолетняя привычка выступать в суде. Ее также притягивали его раскованность и уверенность в себе. Она была современной молодой женщиной и считала себя феминисткой, но никогда не отличалась уверенностью в себе, а потому восхищалась и завидовала, когда видела эту черту в других. Ей хотелось быть сильной и независимой – такой, как Райли. То есть, такой, как когда-то была Райли. Она взглянула на подругу: ни к чему хорошему ее решительность не привела.

Сидящая рядом Райли пила свой первый бокал жадно, как воду в жаркий день. Или как будто шоты с парнями в баре. Райли всегда налегала на алкоголь. Гвен заметила, что ее собственный бокал почти полон, и сделала большой глоток вина. Как будто выйдя из ступора, Райли помахала молодому человеку с тележкой.

– Можно мне повторить?

– Конечно, – он налил ей еще.

– Спасибо, – Райли залпом опустошила свой бокал.

Все, притихнув, глазели на нее, и Гвен почувствовала себя не в своей тарелке. Ей не хотелось, чтобы Райли привлекала к себе внимание. Только бы она не напилась – Гвен понятия не имела, как поведет себя ее подруга, перебрав. Раньше Райли была заядлой тусовщицей, а под хмельком становилась еще озорней, но теперь Гвен не знала, чего от нее ждать. После своей последней поездки в Афганистан Райли вернулась другим человеком. Порой она замыкалась в себе и просто смотрела в пустоту. Иногда становилась раздражительной и даже немного агрессивной. И ее периодические проявления нервной энергии – суетливость, бегающие глаза – уже начинали действовать Гвен на нервы. Она случайно встретилась взглядом с адвокатом и поспешно отвела глаза.

Она уже жалела, что предложила подруге уехать на выходные. Ее «фиат» застрял в кювете за мили отсюда. Диспетчер службы эвакуации сказала, что машину смогут отбуксировать только утром. К тому времени ее наверняка так заметет, что ее не смогут найти.

Гвен наклонилась к Райли и прошептала ей на ухо:

– Может, тебе немного притормозить с выпивкой?

4

 Сделать закладку на этом месте книги

Дана выскользнула из-под одеяла, хлопнув потянувшегося к ней Мэтью по руке, и улыбнулась.

– Пора спускаться. Ты разве не проголодался?

– Если подумать, пожалуй, да, – весело сказал он и встал с постели.

Дана быстро натянула простое, но элегантное платье. Что бы она ни надела, ей все было к лицу. Природа ее щедро одарила, да и денег у нее теперь было достаточно, чтобы представить свою внешность в самом выгодном свете.

Мэтью был добрым и щедрым мужчиной, и она была по уши влюблена. Но и деньги, конечно, никогда не помешают. Она часто думала, как ей повезло и как сурова судьба к большинству женщин, которые выходят замуж и воспитывают детей, считая каждый цент.

Дана прекрасно понимала, что они с Мэтью живут на широкую ногу, но переживать по этому поводу не собиралась. Как и кичиться своим благополучием перед другими. Она не понаслышке знала, каково это – мечтать о том, чего не можешь получить. Для тех, кто ничего не знал о Мэтью, они представлялись обычной, в меру обеспеченной и успешной парой. Но на самом деле Мэтью происходил из очень, очень богатой семьи.

– Готова? – спросил он, когда она надевала вторую сережку. Дана сидела за старинным туалетным столиком, глядя в зеркало на стоящего за ее спиной Мэтью. Как романтично!

– Почему женщины больше не прихорашиваются за такими столиками? – спросила она.

– Не знаю. Их стоило бы снова ввести в моду, – ответил он, глядя на ее отражение и нежно поглаживая завитки ее длинных волос.

– После ужина можно посидеть у огня в номере и выпить шампанского, которое досталось нам в подарок от отеля, – сказала она.

Как замечательно будет побыть вдвоем в этой идеальной комнате, освещенной отблесками камина! За окнами, приглушая звуки внешнего мира, будут падать хлопья снега. Как это непохоже на их обычную жизнь.


Мэтью закрыл за ними дверь и спрятал ключ в карман.

C лестничной площадки было видно нескольких собравшихся в лобби гостей. Молодой человек, который раньше стоял за стойкой регистрации, смешивал напитки, непринужденно беседуя с сидящими у камина постояльцами.

– Сегодня вечером бар закрыт, – сказал молодой человек, когда они спустились и подошли к остальным гостям. – Нам не хватает бармена, так что мы справляемся, как можем. Надеюсь, вы не возражаете.

– Никаких проблем, – с улыбкой заверил его Мэтью, обнимая Дану за талию.

Лобби показалось ему довольно уютным. Они опустились на диван напротив пары примерно того же возраста, что и они.

Также здесь был мужчина постарше, который, судя по всему, приехал один, и две женщины, сидящие на диванчике напротив камина.

– Что будете пить? – спросил молодой человек, тепло улыбаясь Дане.

– Водку с мартини, пожалуйста, – сказала она.

– А мне сделайте скотч со льдом. Спасибо, – сказал Мэтью.

– Я Бредли, – сказал молодой человек.

– Дэвид, – представился одинокий мужчина.

– Он адвокат по уголовным делам, – сказал мужчина напротив него. – Я Иэн, а это Лорен.

Лорен улыбнулась.

– Я Мэтью, а это моя невеста Дана, – сказал Мэтью.

Иэн подался вперед и указал на женщин на диване:

– А это Гвен и Райли, – Гвен кивнула и сдержанно улыбнулась. Райли взглянула на них и тоже изобразила некое подобие улыбки, потом снова отвернулась и уставилась на пламя в камине. – Мы нашли их в кювете неподалеку отсюда, – добавил Иэн с улыбкой.

Мэтью подумал, что Иэн кажется дружелюбным и легким в общении. С ним просто разговаривать. Просто проникнуться к нему симпатией.

– Нам повезло, что они проезжали мимо, иначе мы бы, наверное, до сих пор там сидели и замерзли бы до смерти, – сказала Гвен. Оконные стекла, словно в подтверждение ее слов, задребезжали от ветра. – Утром мою машину придется вытаскивать эвакуатором. Сегодня, разумеется, никто не смог приехать – слишком плохие дороги.

– Нам повезло, что мы вовремя сюда добрались, – сказал Мэтью, – иначе, может, и вообще бы застряли в дороге. Кажется, пурга разыгралась сильнее, чем ожидалось.

– Это точно, – отозвался Бредли. – Иногда невольно задумаешься, есть ли смысл слушать метеорологов. Отец говорит, лучше выглянуть в окно. У него в кухне работает радио – говорят, главное шоссе перекрыто, а по боковым дорогам проехать практически невозможно. Некоторые гости так и не добрались до отеля, но, если честно, это к лучшему. Из-за метели у нас не хватает персонала.

– О Боже, – сказала Гвен.

– Не волнуйтесь, мы сумеем о вас позаботиться, – без тени сомнения пообещал Бредли.

Мэтью подумал, что парень хорош собой и очень уж самоуверен – почти до высокомерия.

– Надеюсь, электричество не отключится, – сказала Лорен.

– Если и отключится, – заверил ее Бредли, – в большинстве номеров есть камины, и в сарае полно дров. А еще у нас на всякий случай припасены керосиновые лампы.

– А что, звучит неплохо, – сказал Иэн.

Уловив краем глаза движение, Мэтью поднял взгляд: по лестнице спускалась еще одна пара, постарше их с Даной. Должно быть, им было уже под пятьдесят. Мужчина, казалось, был чем-то недоволен, а женщина выглядела так, словно бодрится из последних сил.

Мужчина присоединился к ним и тут же сказал Бредли:

– Не отказался бы от скотча с содовой.

Он взял напиток и встал возле камина, оставив жену в одиночестве у барной тележки.

– Что пожелаете? – спросил ее Бредли.

– Джин-тоник, пожалуйста, – вежливо ответила она.

– Садитесь с нами, – пригласила Гвен, похлопав по сиденью рядом с собой.

Женщина благодарно посмотрела на нее и опустилась рядом, утопая в мягких подушках.

Иэн представил паре остальных постояльцев и многозначительно посмотрел на стоящего у камина мужчину.

– Я Генри, – сказал тот, – а это моя жена Беверли.

– Приятно познакомиться, – пробормотала Беверли.

– Мы обсуждали снежную бурю, – сказала Лорен. – Бредли говорил, что нас наглухо занесло снегом, и уверял, что в случае отключения электричества волноваться нам не о чем.

– Здесь не ловит связь, – пожаловался Генри. – И нет вай-фая. У меня такое ощущение, что я погребен заживо.

Все изумленно замолчали.

– У нас никогда не было ни мобильной связи, ни вай-фая, – чуть покраснев от неожиданного попрека, сказал Бредли. – Эта информация указана в нашей рекламной брошюре. Многие из наших гостей приезжают специально, чтобы от всего этого передохнуть.

Мэтью заметил, что Генри раздраженно стрельнул глазами в сторону жены, как будто Интернет отсутствовал по ее вине. Должно быть, оттого он и был так недоволен.

– Зато какой у вас живописный вид! – бодро сказала Беверли. – И, я вижу, тут много книг.

«Действительно», – подумал Мэтью – по всему отелю были расставлены ломящиеся от всевозможных книг шкафы.

– Я нашла у себя на прикроватном столике старую Агату Кристи, – сказала Лорен.

– Это я оставил, – ответил Бредли. – Я раскладываю книги по всем номерам. Гораздо лучше шоколадок на подушках, вам не кажется? Хотя шоколадки мы, конечно, тоже оставляем, – усмехнулся он.

– Очень оригинально, – заметила Лорен.

– На самом деле, у нас довольно обширная библиотека. Если хотите, могу подобрать для вас что-то другое. Я хорошо разбираюсь в наших книгах – большинство из них я сам прочитал. Конечно, нашим гостям нравится сидеть в библиотеке, но летом они читают в гамаках, у бассейна или в беседке.

– Надо будет вернуться сюда летом, – сказал Мэтью, улыбнувшись Дане, – когда поженимся.

– Обязательно приезжайте, – кивнул Бредли. – Летом здесь чудесно. Но и зимой не хуже. Если кто-то хочет посидеть в библиотеке, могу после ужина растопить там камин.

– Мы бы хотели взглянуть на ледяной домик, – сказала Лорен.

– А что это такое? – спросила Беверли.

Бредли улыбнулся.

– Это маленькая постройка, целиком сделанная изо льда и снега. Мы превратили ее в бар. Все высечено изо льда – стойка, полки и даже стулья. А еще там есть классные скульптуры. Не изо льда только бутылки, стаканы и барный инвентарь. Выглядит супер. Я еще не успел расчистить тропинку к ледяному домику, но завтра выведу снегоуборщик, и мы откроемся, обещаю.

– Должно быть, там холодно, – сказала Гвен.

– Да, куртка понадобится, – признал Бредли.


Атмосфера в лобби неуловимо изменилась с тех пор, как спустились Дана и Мэтью. Лорен не могла не заметить, как оживились мужчины при появлении Даны. Бредли так и пожирал ее глазами, подавая ей напиток. Мужчины постарше лучше умеют скрывать чувства, и все-таки нельзя было не признать, что необыкновенная красота Даны произвела на всех большое впечатление. Все они сразу будто выпрямились в креслах, даже Иэн. Лорен раздраженно подтолкнула его коленом, и он снова перевел внимание на нее.

Лорен знала, что и сама довольно привлекательна, и не сомневалась, что нравится Иэну. Но Дана принадлежала к совершенно другой категории, и не только благодаря красоте, которую сложно было не заметить: она умела себя подать и прекрасно понимала, что неотразима. Безо всяких усилий с ее стороны остальные женщины в комнате начинали чувствовать себя дурнушками. Лорен заметила, что очень красивые женщины вечно считают, будто им позволено все.

Она сама невольно глазела на Дану, и та, словно почувствовав это, посмотрела прямо на Лорен и, не переставая улыбаться, задержала на ней взгляд.

Дана кого-то ей напоминала, но Лорен никак не могла понять кого. Должно быть, сразу всех женщин, глядящих с телеэкранов и журнальных страниц, напоминая остальным об их несовершенствах. Лорен первой отвела взгляд.

Она заметила, что Гвен и Райли тоже смотрят на Дану.


Пятница, 18:45 

Когда Джеймс вышел из кухни в лобби, чтобы проверить, как дела у гостей, веселье было в самом разгаре. Гости оживленно болтали, царила непринужденная атмосфера. Выпито было уже немало, да и положение узников занесенного снегом отеля всех сближало.

Сын поднял на Джеймса глаза, держа за горлышко неоткупоренную бутылку «Вдовы Клико». Бредли был очень привлекательным парнем, а упавший на лоб локон придавал ему задорного обаяния. Высокий, стройный и мускулистый, он, похоже, чувствовал себя совершенно непринужденно в зауженных черных брюках и накрахмаленной белой рубашке. Он умеет носить одежду. А как хорошо Бредли ладит с гостями! Весь в мать – такой же общительный и уверенный в себе. В отличие от него, Джеймс чувствовал себя комфортнее за кулисами, любил, повязав фартук, хлопотать на кухне и разбирать счета. И все-таки он немного переживал за сына. Беспокоился, что тот переступит черту. Бредли молод и импульсивен. Ему еще предстоит усвоить, что он не гость, а рядовой сотрудник. Существуют определенные границы – а у Бредли с границами иногда бывали проблемы.

Теперь женщины пили шампанское из старомодных бокалов-креманок. Какой-нибудь привередливый гость обязательно попросит принести ему фужер, но большинству нравилась декадентская, в духе двадцатых годов, аура креманок, да и сам Джеймс отдавал им предпочтение. Они отлично вписывались в антураж гостиницы.

Бредли представил ему гостей, и уже знакомые лица наконец-то обрели для него имена.

– Мы перешли на шампанское, – поднимая бокал, сказала Лорен.

– Прекрасный выбор, – одобрил Джеймс.

– Раз уж мы оторваны от мира, надо повеселиться на полную катушку, – заявила Дана, ослепительно красивая молодая женщина, на пальце которой сияло обручальное кольцо с огромным бриллиантом.

– Дамы празднуют, – сказал стоящий у камина Гарри, приподняв стакан, – а мужчины просто пьют.

– Скажите-ка, Бредли, мы уже со всеми перезнакомились? – спросил Иэн. – Больше в отеле никого нет?

– Нет, у нас есть еще одна гостья, – ответил Бредли. – Она приехала еще утром, но не думаю, что мы будем часто ее видеть. Она сказала, что пишет книгу и нуждается в тишине.

– Книгу? – переспросила Дана. – Какую книгу?

– Понятия не имею. Она не сказала.

– Как ее зовут? – спросила Гвен.

– Кэндис Уайт, – ответил Бредли. – Знаете такую?

Все покачали головами.

– Как бы там ни было, на этом все, – сказал Бредли. – Больше в такую погоду гостей не будет.

5

 Сделать закладку на этом месте книги

Кэндис Уайт сидела за старинным письменным столом, любуясь из окна на зимний пейзаж. К счастью, она успела добраться до отеля до начала снегопада, и за день ей удалось неплохо поработать.

Она приехала из Нью-Йорка рано утром – ей был срочно нужен отдых. В последние дни она превратилась в комок оголенных нервов и недовольства. И дело не в том, что ее внимания требовала семья – какой-нибудь помятый муж и любящие детки с липкими ручонками. Поправка: будь у нее дети, скорее всего, они бы уже были подростками, и, возможно, не особенно любящими. Кэндис иногда воображала, какими были бы ее дети в разном возрасте и обстоятельствах, если бы она в свое время родила. Если бы ей повезло в любви. Но нет. В любви ей не везло. Сказки со счастливым концом – это не про нее. Вместо этого на нее как на единственную незамужнюю из трех дочерей – и единственную лесбиянку – пала львиная доля забот о больной вдове-матери. Ведь ее довольно эгоистичные сестры были слишком заняты собственными требовательными и любящими семьями.

Кэндис чувствовала себя обделенной вдвойне. Она была лишена личного счастья, которое сестры принимали как данность, и на ее плечи легла неблагодарная, тяжелая, изматывающая обязаность по уходу за престарелой матерью. Не то чтобы Кэндис ее не любила. Но это так… сложно. И так грустно – зависимость, унизительные телесные потребности, порой – неспособность матери ее узнать. Все это иссушало ее творческие способности. Сложно писать в таких условиях. Вот почему ей так важно было уехать, чтобы закончить книгу.

Сестры помогали, только когда она отлучалась из города по делам, что в последнее время случалось редко. Они расслабились, постоянно полагались на нее и навещали мать реже и реже. Их собственные семьи были важнее, а «у Кэндис ведь нет семьи. Кэндис справится». Она поняла, что незаметно для себя начала неслышно и с горьким сарказмом проговаривать эти слова, а на ее лице появилось выражение сварливого недовольства.

Что ж, если книга окажется так хороша, как она думает – и как уверяет ее агент, – сестрам придется пересмотреть свои привычки. Ее семья будет существовать по другим законам.

Кэндис с трудом отвела глаза от темных вихрей за окном и вновь посмотрела на экран ноутбука.

Не время отвлекаться. Прежде чем спуститься к ужину, нужно написать еще страницу. Взглянув на часы, она поняла, что пропустила час коктейлей – такое у любого писателя вызовет досаду. Она снова взглянула на экран и подумала, что последний абзац никуда не годится. Придется его стереть. Она выделила текст курсором и нажала на кнопку «удалить».

Потом сняла очки для чтения и потерла глаза. Может быть, ей пора передохнуть. Продолжить можно и после ужина. А к ужину подадут вино.

Стараясь отделаться от чувства вины, она снова сказала себе, что уехала от матери, чтобы закончить рукопись. Осталось дописать последние десять тысяч слов, но поесть все-таки надо.

От этой книги многое зависело. Впервые за долгое время Кэндис написала что-то свое. Почти двадцать лет она перебивалась скудными гонорарами автора нехудожественной литературы, а в последнее время все чаще писала за других как литературный негр – что угодно, от мотивационных книжонок до пособий по бизнесу. Только вот большинство этих гениев было не слишком-то успешно, и все их мудрости, по мнению Кэндис, не стоили бумаги, на которой были напечатаны. Но, пока ей платили, ее это не волновало. Поначалу это было неплохим способом заработать. Она сама определяла свой график и, бывало, знакомилась с интересными людьми. Она путешествовала – за счет заказчиков, – и в юности это казалось ей ценным преимуществом. Но теперь ей хотелось путешествовать гораздо реже и получать гораздо больше.

Она надеялась, что благодаря этой  книге – ее собственной – наконец разбогатеет.

Закрыв ноутбук, Кэндис встала, критически оглядела себя в зеркало и решила, что спускаться в леггинсах все-таки нельзя. Она надела приличную юбку и колготки и повязала вокруг шеи шелковый платок. Зачесав волосы в новый, аккуратный, хвост, она нанесла на губы свежий слой помады и направилась вниз.


Пятница, 19:00 

Когда наступил час ужина, все переместились в столовую, где гостей ожидал фуршет. Длинный стол был заставлен серебряными мармитами с подогревом, блюдами с салатами и корзинками с различными видами хлеба и булок. Зал со столиками на двоих и четверых, накрытыми белыми льняными скатертями, мягко освещала изящная люстра. Гости стали накладывать себе еду, и вскоре послышалось негромкое позвякивание серебряных приборов о дорогой фарфор.

Дэвид Пейли медленно наполнял свою тарелку. Задержавшись перед блюдами с ростбифом, хреном и разнообразными горячими гарнирами, он положил себе картофельный гратен и спаржу. Где бы ему сесть? Наверное, можно устроиться где угодно, только не рядом с женихом и невестой – вид у них такой, словно им хочется побыть вдвоем, и потом, они уже заняли столик для двоих в углу. Другой такой же столик занимала женщина, которую он раньше не видел, – должно быть, писательница. Наверное, он мог бы к ней присоединиться, но у нее был очень уж неприступный вид: сейчас она демонстративно читала лежащий перед ней журнал, а раньше, только войдя в столовую, ни с кем не поздоровалась. Больше всего Дэвиду хотелось разделить стол с темноволосой женщиной, Гвен, и ее довольно дерганой подругой.

Гвен и Райли уже успели наполнить свои тарелки и теперь сидели за столом на четверых. Дэвид подошел к ним и вежливо спросил:

– Могу я к вам присоединиться?

Обе женщины удивленно посмотрели на него, и он ощутил на себе оценивающий взгляд двух пар нервных глаз. Взгляд у Райли был остекленевший. Должно быть, выпила лишнего, предположил Дэвид. Гвен вблизи оказалась еще симпатичнее. Ее бледное, утонченное лицо с нежными, неяркими чертами обрамляли чудесные темные волосы. На это лицо он мог бы любоваться целую вечность. Дэвид удивился таким мыслям, ведь они только познакомились. Ему вдруг захотелось, чтобы Гвен, как и он, приехала в отель в одиночестве. Тогда они могли бы узнать друг друга получше. Сейчас же это было довольно затруднительно, тем более что у ее подруги Райли был такой вид, будто она предпочла бы обойтись без его компании.

Гвен вопросительно взглянула на Райли, а та пожала плечами: ни да, ни нет. Не то чтобы грубо, но и не слишком приветливо. Гвен повернулась к Дэвиду и сказала:

– Да, конечно. Пожалуйста, присаживайтесь.

Он опустился на стул рядом с Райли – так он мог смотреть на сидящую напротив Гвен.

– Вы приехали один? – спросила она и слегка покраснела.

Его очаровал выступивший на ее щеках румянец.

– Да, – сказал он. – Один. Я приехал, чтобы отвлечься и подумать о жизни. – Он сам не понимал, зачем ей это рассказывает.

– Понятно, – вежливо ответила она.

Говорить о себе было неловко, но Дэвид боялся расспрашивать ее, чтобы не показаться чересчур любопытным. В итоге оставалось не слишком много тем для разговора.

– Значит, вы адвокат по уголовным делам, – сказала Гвен, когда тишина уже грозила стать гнетущей.

– Да, – ответил он.

Ему не приходило в голову, что еще сказать. Язык как будто прилип к небу. Обычно он умел быть красноречивым, но сейчас его смущала почти неприкрытая враждебность, исходящая от подруги Гвен.

– Должно быть, это очень интересная профессия, – с усилием сказала Гвен. – Трудная и увлекательная. Хотя, наверное, и утомительная.

– Да, – согласился Дэвид.

В следующие несколько минут тишину нарушал только звон приборов по тонкому фарфору. Каждый молча разрезал свою порцию ростбифа. В оконном отражении подрагивал


убрать рекламу


и отблески свеч.

– Что привело вас сюда в эти выходные? – наконец спросил Дэвид.

Возможно, ее подруга поднимется в номер, и они смогут поговорить вдвоем, сидя у огня. Было бы здорово.

Гвен взглянула на Райли.

– Просто захотелось уехать на уикенд. Что-то вроде девичника.

– О, – ответить было нечего. Не может же он навязаться на девичник.

– Мы с Райли вместе учились на факультете журналистики. Она пишет для «Нью-Йорк Таймс».

Дэвид в смятении бросил нервный взгляд на Райли.

– А я никогда не работала журналисткой, – призналась Гвен.

– Неужели? – спросил Дэвид, теряя нить разговора. – Чем же вы занимаетесь?

– Работаю в отделе по связям с общественностью небольшой нью-йоркской компании.

– Вам это нравится? – Он уже думал, как бы повежливей уйти.

– По большей части. Иногда интересно, а бывает, что скука смертная. Как и многие другие профессии, со стороны пиар кажется гораздо увлекательней, чем на самом деле.

Они немного поболтали о пустяках, а когда собирались перейти к кофе и десертам – английскому трайфлу и шоколадным пирожным, появившимся на длинном буфетном столе, – Райли повернулась и посмотрела прямо на него.

– Я пыталась вас вспомнить, – слегка заплетающимся языком проговорила она. – Как, вы сказали, вас зовут?

Он поднял на нее глаза, стараясь не смущаться под ее чересчур пристальным взглядом:

– Дэвид Пейли.

Сейчас начнется. В конце концов, она журналистка. У этих писак вообще нет совести. Дэвид понимал, что выходные вот-вот будут испорчены.


Беверли Салливан тоскливо клевала свой ужин. Неужели после двадцати лет в браке им совершенно не о чем поговорить? В отсутствие орущих детей им как будто совсем нечего друг другу сказать. Раньше все было по-другому. Им было хорошо вместе. Но они столько лет ели вместе с детьми, что, похоже, напрочь забыли, как за столом поддерживать беседу без них. Надо было чаще вызывать няню и выбираться в рестораны – так всегда советуют психологи.

К сожалению, Беверли сидела прямо напротив возмутительно привлекательной обрученной пары, уютно устроившейся в углу столовой, и не могла не разглядывать их. Типичные влюбленные: смотрят друг другу в глаза, слишком часто улыбаются, постоянно прикасаются друг к другу. И то и дело смеются.

«Они так молоды, – подумала она. – Понятия не имеют, что ждет их впереди».

Хорошо, что гости за другими столиками так заняты друг другом. Никто не замечает, что они с мужем почти не разговаривают.

Кажется, Генри до сих пор злится, что в отеле нет Интернета. Конечно, не исключено, что он раздражен и по какому-то другому поводу. Но что могло его рассердить? Гостиница чудесная. Он сам согласился поехать. Возможно, он просто устал и винит себя, что не остался дома, чтобы поработать. Наконец Беверли позвала мужа по имени, чтобы привлечь его внимание, и, когда он посмотрел на нее, тихо спросила:

– Что-то не так?

– Что? – переспросил он. – Нет. – Он проглотил еще кусочек отличного ростбифа.

– С тех пор как мы приехали, ты не сказал мне почти ни слова, – мягко проговорила она, стараясь не показаться враждебной.

Вообще-то, она была немного удивлена: дома у них почти не оставалось времени на общение, но они никогда не сторонились друг друга специально, просто были заняты. Что-то в корне изменилось, и она не понимала что.

– У меня сейчас много забот, – слегка оправдываясь, сказал он.

– Не хочешь ими поделиться?

Генри взглянул на нее, как будто прикидывая, что ей рассказать. Беверли стало не по себе. Возможно, у него какие-то трудности, о которых ей неизвестно.

– Это все работа, – наконец ответил он. – Но я предпочел бы не обсуждать работу в эти выходные.

– Хорошо, – согласилась Беверли, пригубив вина и неуверенно улыбнувшись мужу. – В конце концов, мы приехали расслабиться и приятно провести время. – Она старалась отделаться от беспокойства.

Она приготовила ему отличный сюрприз, который заставит его забыть обо всех заботах.

6

 Сделать закладку на этом месте книги

Лорен с интересом рассматривала сидящих за другими столиками постояльцев. Она всегда была любопытной: ей нравилось наблюдать за людьми, пытаться понять, что ими движет. Изучать их поведение. К примеру, почему эта Райли вся на взводе? Сидя за столиком с Гвен и Дэвидом, та постоянно озиралась по сторонам, как будто кто-то мог украсть ее ужин.

Иэн снял ботинок и начал поглаживать ее ногу большим пальцем.

– Ты со мной флиртуешь? – игриво спросила она, снова поглядев на спутника.

Он ей ужасно нравился, но ей никогда не удавалось надолго сосредоточиться на чем-то одном. Ее быстрый ум перескакивал с одного на другое. К счастью, Иэна это, похоже, ничуть не обижало. Другие постояльцы интересовали его не меньше, чем ее саму.

– Что такое с этой Райли? – тихо спросила его Лорен.

– Не знаю. У нее такой вид, словно она сбежала из наркологической клиники, – шепотом ответил Иэн.

Лорен переключила внимание на беседующего с Гвен адвоката. Она наблюдала за ним весь ужин. А сейчас он как-то изменился. Напряженно выпрямился на стуле, как будто ему сказали что-то неприятное. А ведь еще недавно он сидел, нагнувшись к симпатичной Гвен, и улыбался ей, склонив голову набок, словно тетерев в поисках самки. Возможно, Райли послала его куда подальше.

Взгляд Лорен скользнул в угол, где ужинала обрученная пара. Лорен прищурилась. Дана вызвала у нее мгновенную неприязнь, еще когда они пили коктейли в лобби. Возможно, все из-за ее довольно вызывающей красоты. Или из-за того, как она выставляла напоказ свое бриллиантовое кольцо. Не то чтобы она совала его всем под нос со словами: «Взгляните на мое кольцо, разве не прелесть?» Но она постоянно жестикулировала идеально наманикюренными руками, буквально умоляя людей его заметить. Огромный бриллиант поблескивал, когда Дана приглаживала волосы и поднимала бокал шампанского, а когда она смотрела на жениха, ее глаза искрились. Все в ней было ярким и блестящим. «У нее яркая, блестящая жизнь», – подумала Лорен и переключила внимание на ее избранника.

Что можно сказать о Мэтью? Похоже, он из тех, кто собирает все яркое и блестящее.

Лорен присмотрелась к одинокой женщине, сидящей за столиком для двоих, – должно быть, это Кэндис Уайт. Та притворялась, будто читает журнал, но на самом деле разглядывала ничего не подозревающего адвоката. Интересно, почему Кэндис на него так смотрит. Должно быть, он ей понравился. Дэвид и правда привлекателен – это каждому видно. «Ну, удачи ей», – подумала Лорен: тот явно увлекся более молодой и соблазнительной Гвен.

Наконец Кэндис отвлеклась от Дэвида и во все глаза уставилась на Дану и Мэтью. Они были красивой парой, но на лице писательницы промелькнуло странное выражение: она как будто узнала Дану, а может, Мэтью – Лорен была не уверена. Теперь внимание Кэндис как будто разделилось между яркой парой и сдержанно элегантным адвокатом.

У самой Кэндис был достаточно строгий вид: собранные в тугой хвост темные волосы, крепкая фигура, практичная юбка и свитер, такие же практичные очки. Она выглядела как квалифицированная сиделка. Единственным украшением был повязанный вокруг ее шеи платок. Не то чтобы непривлекательная, но начинает увядать. Пожалуй, ей уже под сорок. Лорен лениво задумалась, что за книгу она пишет.

«Как же тут хорошо», – подумала Лорен. За окнами мягко освещенной столовой, будто скребясь внутрь, свистел и завывал ветер.


Дана отпила еще глоток превосходного вина, на секунду оторвала взгляд от Мэтью и огляделась. Жизнь – удивительная штука.

Не успела она подумать, как тесен мир, как в столовой раздался громкий, зловещий шум.

От неожиданности Дана слегка подпрыгнула на стуле. И заметила, что все испуганно подняли глаза от тарелок.

Бредли, меняющий блюда у буфетного стола, улыбнулся и сказал:

– Не волнуйтесь, это всего лишь снег свалился с крыши.

– Боже, – слишком громко хохотнув, сказала Дана. – Звук был такой, словно кто-то упал с крыши!

– Действительно, похоже, – согласился Бредли.


Райли удавалось держать себя в руках только благодаря алкоголю. Она знала, что выставила себя на посмешище в лобби, когда принялась хлестать вино и шампанское, как последний матрос. Но она журналистка и умеет пить. Хоть Райли и неприятно было это признавать, в последние несколько лет – с тех пор, как она начала ездить в самые безобразные и опасные части света, – она заливала тоску спиртным куда чаще, чем следует.

Ужин не принес ей никакого удовольствия. Ей не понравилось, что этот адвокат навязался к ним за стол. Он был слишком очевидно увлечен Гвен. Это ее беспокоило: раньше мужчины всегда обращали внимание не на Гвен, а на Райли. Она была эффектней, это ее замечали мужчины, за ней ухаживали. Но не сегодня. Теперь все иначе. Возможно, это был самый явный знак того, как сильно она изменилась.

Но Райли держалась с адвокатом настороже не из зависти. Было в нем что-то подозрительное. В глубине памяти шевелилось навязчивое, неуловимое воспоминание, но Райли никак не могла его ухватить. Его имя показалось ей знакомым. С ним была связана какая-то скандальная история. Жаль, здесь нет Интернета и она не может его прогуглить.

И хотя Гвен его интерес явно льстил, Райли изрядно охладила их романтический пыл, напрямую спросив его, кто он такой. Судя по тому, как адвокат замкнулся, узнав, что она журналистка, он явно что-то скрывал. Он не стал есть десерт и с извинениями поднялся из-за стола, сказав, что хочет заглянуть в библиотеку. С тех пор как он ушел, Гвен хранила молчание.

Жаль, что Гвен так разочарована, но Райли оберегала ее еще с тех пор, как они делили комнату в общежитии. Предполагалось, что в эти выходные Гвен будет помогать ей, но Райли снова вошла в старую роль. Опекать подругу было приятно – особенно учитывая, что в последнее время Райли едва справлялась даже с бытовыми мелочами.

– Поднимемся в номер? Я устала, – сказала Райли.

Гвен заколебалась.

– Если честно, я еще не слишком утомилась, – сказала она. – Думаю, я зайду в библиотеку, возьму что-нибудь почитать, – добавила она, отводя глаза.

Райли ощутила вспышку раздражения.

– Я думала, ты привезла какую-то книгу с собой, – холодно сказала она.

Они обе знали, что так и есть. Обе знали, что Гвен решает, стоит ли вернуться в номер с Райли или провести вечер с привлекательным адвокатом. Райли хотелось, чтобы Гвен предпочла ее. Интересно, значит ли это, что она заботливая подруга или назойливая липучка?

– Ты не против пойти в номер одной? – спросила Гвен. – Я недолго.

– За меня не переживай, – резко сказала Райли. – Со мной все будет в порядке.


Пятница, 20:25 

Дэвид зашел в безлюдную просторную библиотеку, расположенную в дальнем углу гостиницы, слева от парадной лестницы, сразу за комнатой отдыха. Он словно попал в викторианский роман: помещение представляло собой нечто среднее между библиотекой и мужской курительной комнатой. Как и бар в передней части отеля, она была очень элегантной. У западной стены находился большой камин, над которым висела старинная охотничья винтовка, а над ней – оленья голова со впечатляюще ветвистыми рогами. Олень смотрел на Дэвида сверху стеклянными глазами. Паркетный пол был застелен потертым персидским ковром. Перпендикулярно камину стоял старый диван, а напротив него – пара кресел. Застекленные двери, кажется, вели на веранду, но в темноте точно разобрать было сложно. Дэвид мимоходом полюбовался стоящим в углу у двери большим письменным столом, но больше всего ему понравились элегантные книжные шкафы. Дотронувшись до них, Дэвид восхитился искусной работой. Полки ломились от разнообразных книг – здесь были и старые фолианты в кожаных переплетах, и тома в твердой обложке, и потрепанные карманные издания. Книги были расставлены в образцовом порядке, а на каждой полке виднелись маленькие медные таблички с надписями: «Беллетристика», «Детективы», «Научная литература», «История», «Биографии». Он вспомнил Бредли – должно быть, его рук дело.

Дэвид достал с нижней полки интересную с виду книгу – красивое иллюстрированное издание с фотографиями неудачной трансантарктической экспедиции Шеклтона. Книга на удивление вписывалась в атмосферу комнаты. Верхний свет был довольно тусклым, но Дэвид включил светильник, стоящий на приставном столике, и опустился в глубокое кожаное кресло. Что может быть лучше, чем читать о невзгодах злополучного отряда с корабля «Эндьюранс» на Южном полюсе, сидя у огня в этой чудесной комнате? Но камин был не разожжен, и в комнате было немного прохладно.

Дэвид с сожалением подумал о Гвен. Как обидно, что ее подруга оказалась проклятой журналисткой из «Таймс». Остаток выходных он будет держаться подальше от обеих. Не хватало еще, чтобы кто-то стал копаться в его прошлом.

Он с головой ушел в книгу, когда послышался женский голос:

– Дэвид, это вы?

Он узнал голос Гвен, и, вопреки принятому ранее решению, его сердце взволнованно подпрыгнуло.

– Да. – Он повернулся к двери и увидел, что та пришла в одиночестве.

– Я помнила, вы упомянули, что собираетесь в библиотеку.

Вставая, он отметил, как чудесно она выглядит.

– Она прекрасна, – произнесла Гвен, оглядывая комнату.

– Да, это так, – согласился он.

Он почему-то заранее был уверен, что библиотека ей понравится.

– Интересно, куда все запропастились, – задумчиво сказал Дэвид, чувствуя себя неловко, как подросток.

– Райли устала и пошла спать, – застенчиво сказала Гвен. – Думаю, остальные еще в столовой, выпивают по стаканчику на ночь.

– Я могу попросить, чтобы здесь растопили камин, – сказал он.

Она кивнула, но он пока не мог заставить себя оторвать от нее взгляд и отправиться на поиски Бредли.

Вместе они начали изучать полки. За стенами бушевала вьюга, и Дэвиду нравилось просто стоять с Гвен рядом. После особенно громкого порыва ветра они оба посмотрели на застекленные двери.

– Думаете, погода еще ухудшится? – спросила Гвен.

«Мне совершенно все равно», – подумал он, но промолчал. Что может быть лучше, чем оказаться заметенным снегом в этой комнате с ней вдвоем?

– Не знаю, – произнес он вслух.

– Что бы мне выбрать? – спросила она.

Она стояла к нему так близко, что их плечи почти соприкасались.

Он показал на выбранную им ранее большую книгу, оставленную открытой на журнальном столике.

– Я читаю о трагической экспедиции к Южному полюсу.

– Идеально для такого вечера! – Гвен прошлась вдоль стеллажей, проводя указательным пальцем по корешкам книг. Какой-то из томов привлек ее внимание, и она достала его с полки. – А вот об этой книге я слышала, – сказала она. – Как раз собиралась прочесть.

Дэвид прочитал название: «Подозрения мистера Уичера, или Убийство на Роуд-Хилл».

– Люблю хорошие детективы, а вы? – спросила Гвен.

7

 Сделать закладку на этом месте книги

Пятница, 20:50 

Поднимаясь по лестнице после ужина, Иэн поддерживал Лорен под локоть – оба были изрядно навеселе. Ему не терпелось оказаться с ней в постели. Их комната находилась на третьем этаже, в самом конце коридора. Пока Лорен возилась с замком, Иэн от нечего делать начал рассматривать дверь напротив. Должно быть, за ней была лестница, ведущая в заднюю часть здания и спускающаяся куда-то к кухне. Проход наверняка был служебным: персонал отеля никогда бы не стал использовать парадную лестницу, которая выглядела столь внушительно.

Иэн подтолкнул дверь ладонью: перед ним открылась пыльная, тускло освещенная площадка узкой и грубой деревянной лестницы.

– Что ты делаешь? – спросила Лорен.

– Просто смотрю, – ответил он.

– Что у тебя за грязные мыслишки?

Все его грязные мыслишки были о ней. Иэн схватил ее за руку и притянул к себе.

– Пойдем со мной, детка, – он поцеловал Лорен в шею и начал медленно расстегивать пуговицы на ее блузке. – Давай же, никто не увидит.

Не слушая ее нежных возражений, он потянул ее на лестницу.


Генри и Беверли после ужина вернулись к себе в номер на втором этаже.

– Думаю, я немного почитаю перед сном, – сказал Генри.

– А я приму ванну, – ответила Беверли.

Она проскользнула в мраморную ванную комнату, захватив с собой дорогущую сексуальную ночнушку, которую купила специально для этого случая. Уткнувшийся в книгу Генри ничего не заметил.

Они так давно не занимались любовью. В соседних комнатах всегда спали дети, да и сами они к концу дня слишком уставали и раздражались, так что секса в их жизни почти не было. Время буквально утекало сквозь пальцы. Но она постарается все исправить. Пока наполнялась ванна, Беверли повесила новую ночную сорочку на дверной крючок и замерла, любуясь бледно-палевым шелком, отороченным кружевом цвета слоновой кости. Генри еще не видел ее нового приобретения. То-то он удивится. Она смущенно вспомнила невзрачную пижаму, которую носила изо дня в день, – давненько она не появлялась перед ним в красивом белье. В этой шелковой ночнушке она снова почувствует себя привлекательной.

Беверли добавила в ванну пену и погрузилась в пузырящуюся воду, решив, что эти выходные положат начало их с Генри новой жизни. Может быть, завтра они проспят допоздна и закажут завтрак в постель, как делали когда-то раньше, давным-давно.

Вскоре Беверли, благоухая розами, вышла из ванной и приблизилась к кровати. Крем сделал ее кожу мягкой и нежной, и в новой шелковой сорочке она чувствовала себя неотразимой. Генри сидел в кровати и читал. Когда он поднял голову от книги, Беверли кокетливо улыбнулась, неожиданно смутившись. Как нелепо.

Но такой реакции она от него не ожидала: муж выглядел чуть ли не напуганным. Похоже, он ничуть не рад и совсем ее не хочет.

Беверли была потрясена.

Генри быстро взял себя в руки и сказал:

– Прости, дорогая. Я просто… очень устал.

Хотя он всего лишь ответил ей ее же словами, ей показалось, что он отвесил ей пощечину. К лицу Беверли прилила кровь, глаза защипало от слез. От обиды она не знала, что сказать. Неужели она жила в иллюзиях?

– Я думала, мы приехали, чтобы побыть вместе, – сдерживая слезы, сказала она. – Но, кажется, ты не слишком этого хочешь.

Он с шумным вздохом отложил книгу и тихо сказал:

– Возможно, уже слишком поздно.

Слишком поздно?  Не может быть, чтобы он говорил всерьез. Не может быть. Она расплакалась, хлюпая носом. Как больно. Напуганная и растерянная, она неподвижно стояла перед ним в тонкой, как паутинка, ничего не скрывающей сорочке. Так и было задумано, но теперь она жалела, что купила эту проклятую ночнушку. Лучше бы она вообще не заходила в этот пафосный магазин белья пару недель назад, надеясь и краснея. Ей вдруг захотелось, чтобы они вообще не приезжали в это проклятое место. И что только взбрело ей в голову? Она не хотела, чтобы их брак окончательно распался у нее на глазах. Надо было оставить все как есть. Они были слишком заняты, чтобы задумываться о жизни и отношениях, и, возможно, так и продолжали бы дружелюбно не замечать друг друга, уделяя все внимание нуждающимся в них детям. Она не желала разглядывать их отношения под микроскопом. Зачем открывать этот ящик Пандоры? Беверли вдруг испугалась того, что Генри еще может сказать. Испугалась остаться в одиночестве, испугалась, что ее бросят. Несмотря на карьеру, она никогда не чувствовала себя независимой. Развод разорит их обоих, и оба они это знают. Она с ужасом подумала, что если он хочет разойтись, то, должно быть, безнадежно несчастлив.

Возможно, уже слишком поздно . Какая же она дура. Она не видела дальше своего носа, не знала, о чем он думал. Все эти мысли вихрем пролетели у нее в голове, пока она, покрываясь мурашками, беззащитно стояла перед Генри в своем дорогом неглиже. Стесняясь собственного мужа, она скрестила руки на груди, видневшейся в вырезе ночнушки, который вдруг показался ей непристойным. Что, если он с ней порвал? Мысли неслись, как потерявший управление поезд, мчащийся к катастрофе. Беверли хотелось завернуться в свой плотный махровый халат, но она не могла пошевелиться. Она мешком осела на кровать и, тяжело, прерывисто дыша, спросила:

– Что ты имеешь в виду?

Он вздохнул и с сожалением сказал:

– Беверли, мы уже давно не были счастливы.

Она не знала, что ответить. Конечно, они не были счастливы. Никто из ее друзей не был счастлив – а как может быть иначе с разорительной ипотекой, изматывающей работой, проблемными подростками и стареющими родителями? Учитывая лежащий на их плечах груз забот, в их возрасте счастье казалось утопией. Недоуменно глядя на мужа, она подумала, что тот ведет себя как ребенок. Должно быть, у него что-то вроде кризиса среднего возраста. Капризничает, как балованный малыш, который хочет все время быть счастлив и не понимает, что всегда быть на седьмом небе невозможно. Так не бывает. Генри не из тех мужчин, которые в один прекрасный день понимают, что несчастны, посылают к чертям старую жизнь и делают что хотят. Конечно, нет. Она же  не может все бросить и творить что вздумается, лишь бы стать счастливой. Женщины не могут выставлять себя такими идиотками. Общество им не позволит. Зато мужчины так поступают постоянно. Беверли почувствовала, что ожесточилась не только на мужа, но и на весь мир. Почувствовала себя бессильной – да, она гораздо слабее, чем он. Ей никогда не хватало ни эгоизма, ни даже времени, чтобы задуматься о собственном счастье.

Она сидела, глядя на Генри и думая, что чуть было не лишилась всего. Но, может, все-таки еще не слишком поздно. Ему стоит только сказать, что он сморозил глупость, что он, конечно, ее любит и хочет наладить отношения. Что у них просто накипело и он это понимает. Что им обоим пришлось нелегко и нужно помочь друг другу, научиться дорожить браком. И тогда, она уверена, они могли бы снова друг друга полюбить. Она не готова сдаться. Не сейчас. Но, сколько она ни ждала, он все молчал.

– Что значит «ты не был счастлив»? – наконец с напускной сдержанностью спросила Беверли.

Ей хотелось шлепнуть его по губам, как капризного ребенка. Эгоистичный мальчишка. Ей хотелось одернуть его так же, как она одергивала детей, пока они не превратились в своевольных, неуправляемых подростков. Он не отвечал, и она добавила:

– И с чего ты взял, что у тебя больше прав на счастье, чем у всех остальных, – например, у меня, у Тедди и Кейт?


Генри с глухой ненавистью взглянул на жену. Он терпеть не мог, когда она напускала на себя этот высокомерный вид. Прямо-таки настоящая мученица. Она понятия не имеет, как это невыносимо. Неужели он не заслужил пожить в свое удовольствие?

А ведь она и сама несчастна. Только и делает, что жалуется. По крайней мере, так ему кажется. Он виновато подумал, что, возможно, был к ней несправедлив. В своей крошечной ночнушке Беверли выглядела такой ранимой, что ему внезапно стало ее жаль. Но он все равно не мог заставить себя обнять ее и утешить.

Интересно, какой видят его жену другие. Что думают о матери Тед и Кейт? Он ведь и правда не знает. Они жалуются, что мать вечно их пилит, но она явно в них души не чает. Генри знал, что она хорошая мать, но понятия не имел, как на самом деле относятся к ним обоим дети. Чувства подростков были для него загадкой. Генри любил своих детей, но больше не любил их мать, и это все сильно усложняло. Он боялся сделать им больно, навредить.

Он оказался, как говорится, между молотом и наковальней. А теперь они с женой застряли в этом отеле на все выходные. Чем они будут заниматься все это время?

– Я не думаю, что у меня больше прав на счастье, чем у тебя и детей, – сухо сказал он.

Разумеется, проблема не в этом. Как это на нее похоже – вечно она извращает каждое его слово. Он вовсе не считает себя важнее ее и детей. И, по его мнению, она тоже несчастлива. Вся разница между ними в том, что, в отличие от нее, он это видит. А может быть, в том, что он не боится это признать. И готов бороться за свое счастье.

Возможно, к концу выходных все как-то прояснится.


Пятница, 23:30 

Гвен понимала, что ведет себя безрассудно, но ей было все равно. На нее что-то нашло, и она не собиралась бороться со своими желаниями. Возможно, «Вдова Клико» ударила ей в голову. Или все дело в его запахе – Дэвид пах дорогим мылом и заграничными костюмами. А ведь он еще к ней даже не прикоснулся.

Дэвид попросил Бредли принести им еще шампанского. Молодой человек подбросил в камин дров и бесшумно закрыл за собой дверь.

– Симпатичный парень, – сказал Дэвид, наполняя бокалы. Она рассмеялась.

Они болтали, уютно устроившись в библиотеке. Гвен нравился его голос, особенно теперь, когда он говорил с ней наедине. Голос Дэвида стал ниже, доверительней и даже как будто более хриплым, и она чувствовала себя желанной. Он говорил вполголоса, придвигаясь все ближе к ней, и она подалась к нему в ответ.

Оба они знали, что произойдет потом.

Когда они пришли к нему – он предложил проводить Гвен до ее номера, но она покачала головой, – Дэвид с мягким щелчком закрыл за ними дверь, и ее охватила сладкая дрожь. Она замерла в темноте, затаив дыхание.

Он завел руки ей за шею, расстегнул замочек и снял с нее колье. Гвен почувствовала себя обнаженной. Она сдавленно вздохнула и застыла в ожидании.

Он аккуратно положил колье – недорогое, из полудрагоценных камней, но красивое – на комод у двери. А потом поцеловал ее.

Поцелуй разбудил в ней что-то, что она слишком долго подавляла, и она поцеловала его в ответ, но не безудержно, а медленно, словно была не уверена, что не совершает ошибку. Дэвид, казалось, все понимал. Он и сам как будто еще сомневался.


Беверли никак не могла заснуть. Вдали от детей ее всегда мучила бессонница, а теперь весь ее мир рушился. К тому же из-за стены – из номера Даны и Мэтью – доносился приглушенный шум спора. Неужели все вокруг несчастны?

Ее раздражало, что Генри так быстро уснул. Лежит себе, похрапывает. Можно подумать, ему на все плевать. Кто знает, что ждет их в будущем. Почему она должна волноваться за них обоих? Вся эмоциональная нагрузка всегда ложилась на нее одну.

Они договорились, что не будут больше обсуждать их брак, пока не наговорили лишнего. Утро вечера мудренее. Возможно, утром они проснутся совсем в другом настроении.

Глубокой ночью, когда Беверли наконец начала засыпать, послышался сдавленный крик. Но сон уже владел ею, и крик вплелся в ее видения и стал частью кошмара. Кто-то пытался ее задушить. По причудливой логике сна она издала громкий крик, хотя к ее лицу была плотно прижата подушка.


Суббота, 01:35 

Райли лежала в постели, уставившись в потолок. Интересно, когда Гвен пойдет спать? Если верить наручным часам, уже почти два часа ночи. Она не настолько наивна, чтобы думать, будто Гвен с Дэвидом все это время провели в библиотеке. Гвен пошла к нему в номер. Переспала с ним. Возможно, она проведет с ним всю ночь и вернется к ним в комнату только утром.

Райли не находила себе места от беспокойства. Паника накатывала на нее волнами. Она вовсе не ханжа. У нее было много любовников. И дело не в ревности и зависти. Но она была уверена, что с этим Дэвидом Пейли что-то нечисто. Только вот не могла вспомнить что. Черт, ну почему здесь нет Интернета?

Ее так и подмывало встать и постучать в дверь Дэвида Пейли. Но она даже не знала, в каком номере он остановился.

Как же ее достала эта неопределенная, неотступная тревога. Она сказала себе, что здесь, среди всех этих людей, с Гвен ничего не случится. Она знала, что Гвен с ним.

Наконец Райли погрузилась в беспокойный сон. Засыпая, она как будто услышала далекий крик, но тут же убедила себя, что это всего лишь воспоминание. Она часто слышала крики в полусне и давно к ним привыкла. Они предвещали кошмары.

8

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 05:45 

Утро наступало медленно. За ночь мирно падавшие снежные хлопья сменил снег с дождем, и дороги заледенели, став еще опаснее. Казалось, зажатый в ледяные тиски мир вот-вот треснет. В гостинице стало ощутимо холоднее.

Лорен встала рано – она страшно замерзла, несмотря на согревающего ее своим теплом Иэна. У нее затекла шея. Дрожа, она выбралась из постели и поскорее надела теплую одежду – джинсы, футболку, толстый свитер и шерстяные носки, – гадая, почему, черт возьми, так холодно. Перед сном они не задернули шторы, и из окна открывался вид на простирающийся внизу пейзаж. Даже в потемках было видно, что ветви огромного дерева, растущего на передней лужайке, согнулись под тяжестью льда. Одна из них сломалась, и на месте излома зияла большая бледная рана. Расколотая натрое тяжелая ветка лежала на снегу.

Лорен бесшумно зашла в ванную, не закрыв дверь. Свет она включать не стала, чтобы не разбудить Иэна. Черт, как же холодно. Она быстро причесалась. На ее часах с подсветкой было почти шесть утра. Интересно, во сколько встает персонал отеля?

Лорен оглянулась на спящего Иэна: из-под одеяла виднелась только его голова. Проснется он еще не скоро. Она тихо открыла дверь. Настенные бра не горели, и в коридоре было темно. Выскользнув из номера, она в одних толстых носках прошлась до парадной лестницы.


убрать рекламу


Ей не хотелось никого будить. Она начала спускаться в лобби, гадая, как скоро сможет выпить кофе.


Суббота, 06:03 

Внезапно проснувшись, Райли резко села в кровати с широко распахнутыми глазами. Ей показалось, что она услышала крик, – громкий и пронзительный. Сердце колотилось, и она ощутила во всем теле знакомый прилив адреналина. Быстро оглядев сумрачный гостиничный номер, она вспомнила, где находится. Она повернулась к стоящей рядом второй кровати, сбросила одеяло и тут же поежилась от холода. Гвен тоже проснулась и встревоженно посмотрела на нее.

– Что происходит? – спросила Гвен. – Мне что-то послышалось.

– Не знаю. Я тоже что-то слышала.

На миг они замерли, прислушиваясь. Раздался женский крик.

Райли спустила ноги с кровати и запахнула халат, и Гвен поторопилась последовать ее примеру со словами:

– Подожди меня!

Райли схватила ключ, и они обе выскочили из номера. Коридор третьего этажа оказался неожиданно темным, и они растерянно остановились. Райли вспомнила, что хотела поговорить с Гвен о прошлой ночи, но сейчас было не до того. Главное, что теперь Гвен рядом. Она бы не пережила, если бы с подругой что-то случилось.

– Должно быть, вырубилось электричество, – сказала Гвен.

Они босиком подошли к парадной лестнице и, опираясь на полированный поручень, поспешили вниз. Где-то в темноте послышался шум чьих-то поспешных шагов.

Вдруг Райли резко остановилась. В слабом свете, падающем из выходящих на лужайку окон, открывалась страшная картина: у подножия лестницы в синем атласном халате совершенно неподвижно лежала Дана. Ее ноги и руки были неестественно вывернуты, прекрасные темные волосы разметались, а лицо покрывала характерная бледность. Райли сразу поняла, что девушка мертва.

Лорен стояла на коленях возле Даны, прижав руку к ее шее в поисках пульса. Потрясенно подняла голову:

– Я только что нашла ее, – севшим голосом сказала Лорен.

Райли медленно спустилась до нижней ступеньки – теперь она стояла прямо над телом. У нее за спиной прерывисто всхлипнула Гвен.

– Это вы кричали? – спросила Райли.

Лорен в слезах кивнула.

Тут Райли заметила, что рядом стоят Бредли и его отец. Джеймс с осунувшимся от ужаса лицом не отрываясь смотрел на лежащую у подножия его лестницы мертвую женщину. Бредли, казалось, не мог заставить себя взглянуть на Дану и вместо этого уставился на суетящуюся у тела Лорен. Джеймс шагнул вперед и нерешительно наклонился.

– Она мертва, – сказала ему Лорен.

Он почти благодарно отдернул руку.


Дэвид услышал крик и выпрыгнул из постели. Он набросил халат, схватил ключ и вышел из комнаты. Остановившись на лестничной площадке, он посмотрел на собравшихся внизу потрясенных постояльцев. У лестницы в одном халате лежала Дана. С первого взгляда было очевидно, что она мертва. Возле нее сидела Лорен, а спиной к Дэвиду стояли Райли и Гвен. Джеймс был бледен, а Бредли вдруг показался Дэвиду намного моложе, чем накануне. Сверху послышался шум, и Дэвид быстро поднял глаза: Генри и Беверли, все еще в пижамах, на ходу запахивали халаты.

– Что случилось? – спросил Дэвид, торопливо спускаясь по ступеням.

– Мы не знаем, – дрожащим голосом сказал Джеймс. – Похоже, она упала с лестницы.

Дэвид подошел поближе.

– Я не смогла нащупать пульс, – сказала Лорен.

Дэвид опустился на корточки, не прикасаясь к телу, обвел его изучающим взглядом и ощутил на своих плечах всю тяжесть случившегося.

– С момента смерти прошло какое-то время, – наконец сказал он. – Должно быть, она упала поздно ночью. Но зачем она вышла из номера? – вслух изумился он.

Адвокат наметанным глазом охватил страшную рану на виске женщины и пятно крови на ребре нижней ступени, и на него навалилась необъяснимая усталость.

– Господи, – прошептала Беверли. – Бедная девушка.

Дэвид поднял глаза на остальных: Беверли отвернулась, а Генри мрачно разглядывал тело. Лицо Гвен было мокрым от слез, нижняя губа дрожала. Ему нестерпимо захотелось ее утешить, но он сдержался. Райли как будто не могла отвести взгляд от погибшей. Он заметил, что среди собравшихся нет Мэтью.

– Кому-то придется сообщить ее жениху, – тоскливо сказал Дэвид, понимая, что эта обязанность, скорее всего, ляжет на него. Он снова взглянул на Джеймса и на потрясенные лица остальных: похоже, они вспомнили о Мэтью только сейчас. – Я скажу ему. Надо позвонить в полицию, – добавил он, вставая.

– Мы не можем, – резко сказал Джеймс. – Нет электричества. Телефон не работает. Мы не сможем связаться с полицией.

– Значит, кто-то должен съездить в участок, – сказал Дэвид.

– Как? – спросил Бредли. – Посмотрите в окно. Сплошной гололед.

Джеймс медленно покачал головой.

– Должно быть, буря оборвала линии электропередач. Снаружи слишком опасно. Никто никуда не поедет. Вероятно, полиция еще не скоро сюда доберется, – неуверенно добавил он.


Будильник на мобильном Кэндис звонил каждое утро ровно в шесть тридцать. Писательницу нельзя было назвать неорганизованной. Но она всегда спала чутко, и этим утром что-то разбудило ее еще до звонка будильника. Она не понимала, что произошло. С первого этажа доносились топот и громкие голоса.

Кэндис решила, что, пожалуй, лучше встать. К тому же было чертовски холодно. Она нажала на выключатель стоящей на прикроватном столике лампы, но свет не включился. В комнате было очень темно. Дрожа от холода, она босиком подошла к окну и открыла шторы. К ее удивлению, от вчерашней пушистой зимней сказки не осталось и следа – за окном неистовствовала ледяная буря. Очевидно, электричество отключилось. Черт. Черт, черт, черт. Батареи ноутбука хватит от силы часов на пять. Просто катастрофа! Нужно выяснить, когда починят электричество.

Кэндис быстро оделась потеплее и, осторожно ступая в темноте, направилась на первый этаж.

Обогнув лестничную площадку и взглянув вниз, она резко остановилась. Собравшиеся в лобби постояльцы с искаженными, осунувшимися лицами подняли глаза на нее. А потом она увидела, что случилось: у подножия лестницы лежала женщина – по окаменелости ее фигуры Кэндис сразу поняла, что та мертва. Дана Харт. Над телом с мрачным видом стоял адвокат. Нигде не было видно Мэтью.


Дэвид вызвался сообщить страшную новость Хатчинсону, который, насколько они знали, все еще находился в своем номере. Строго говоря, Дэвид полагал, что проинформировать Мэтью – обязанность хозяина гостиницы. «Но, судя по всему, – думал он, снова поднимаясь по лестнице вместе с Джеймсом, который с явной благодарностью ухватился за его предложение, – сейчас Харвуд-старший на это не способен». Остальные, застыв на месте, безмолвно наблюдали, как мужчины тихо поднимаются по ступеням.

– Какой у него номер? – спросил Дэвид.

– Двести один, – угрюмо ответил Джеймс.

Они остановились перед дверью. Дэвид замер, собираясь с духом, и прислушался. Изнутри не доносилось ни звука. Он решительно постучал.

Ответа не последовало. Дэвид взглянул на Джеймса, который, казалось, еще больше встревожился. Дэвид снова постучал – на этот раз сильнее. Он уже собирался попросить Джеймса принести запасной ключ, когда изнутри послышалось движение. Наконец дверь распахнулась, и Дэвид оказался лицом к лицу с мужчиной, с которым еще прошлым вечером беззаботно пил аперитивы. Дэвида вдруг переполнило невыносимое сострадание. Полусонный Мэтью неловко натягивал халат.

– Да? – сказал он, с явным удивлением глядя на непрошенных гостей на своем пороге.

Мэтью растерянно бросил взгляд через плечо на только что покинутую пустую кровать, а затем посмотрел Дэвиду в глаза и словно разом очнулся.

– Что такое? – Он переводил взгляд с заметно удрученного Джеймса на адвоката. – Что случилось? Где Дана?

– Боюсь, произошел несчастный случай, – профессиональным голосом сказал Дэвид.

– Что? – Теперь Хатчинсон был явно встревожен.

– Мне очень жаль, – тихо сказал Дэвид.

– Что-то произошло с Даной? – Голос Мэтью был полон паники.

– Она упала с лестницы, – сказал Дэвид.

– С ней все в порядке? – Лицо мужчины побелело.

Дэвид мрачно покачал головой и повторил страшные слова:

– Мне очень жаль.

– Я не верю! – задыхаясь, с исказившимся лицом проговорил Мэтью. – Я хочу ее увидеть!

Ничего не поделаешь. Мэтью должен ее увидеть. Дэвид подвел его к лестничной площадке и уважительно остановился. Дана лежала внизу, словно сломанная кукла, которую швырнул через комнату капризный ребенок. Мэтью вскрикнул и, спотыкаясь, пробежал мимо Дэвида к своей любимой.

– Не трогайте ее, – посоветовал Дэвид.

Мэтью рухнул на колени рядом с телом и разразился судорожными рыданиями. Остальные отступили в сторону. Проигнорировав слова адвоката, Мэтью, словно не веря своим глазам, погладил неестественно бледные щеки девушки, провел большим пальцем по ее обескровленным губам и наконец с трясущимися плечами уткнулся лицом в ее шею.

Остальные отвели взгляд; смотреть на это было невыносимо.

Наконец Мэтью поднял глаза.

– Как это случилось? – словно обезумев, закричал он Дэвиду, который уже спустился по лестнице и остановился на второй ступеньке. – Почему она вообще вышла из номера?

– Вы не слышали, как она ушла? – спросил Дэвид.

Потрясенный, убитый горем Мэтью медленно покачал головой.

– Нет. Я спал. Я ничего не слышал.

Он закрыл лицо руками и безутешно разрыдался.

Бредли принес белую простыню и под мрачными взглядами остальных вместе с Дэвидом бережно накрыл неподвижное тело Даны.

9

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 06:33 

Гвен, точно сомнамбула, последовала за Райли в их номер. Поверить невозможно – Дана умерла. Может быть, она упала с лестницы и погибла в то самое время, когда Гвен находилась в комнате Дэвида. Возможно, когда Гвен вышла из его номера на втором этаже и поднялась к себе, Дана уже лежала у подножия лестницы. Как мимолетна и драгоценна жизнь. Она может оборваться в любое, самое неожиданное, мгновение. А ведь у Даны было все, ради чего стоит жить. Это слишком жестоко. Когда такое происходит, понимаешь, что нужно уметь наслаждаться каждой секундой. Жить на полную катушку. До сих пор Гвен не слишком хорошо это удавалось. Возможно, самое время попробовать. Возможно, пора перестать себя терзать и попытаться жить дальше. Может быть, прошлая ночь станет для нее началом чего-то нового. Несмотря на трагическую смерть Даны, при мысли о Дэвиде Гвен переполняло тепло и счастье, и она ничего не могла с собой поделать.

Если бы только можно было пойти к нему прямо сейчас! Но это было бы совершенно неуместно. Им удалось лишь понимающе переглянуться. Но у них есть время. Они еще будут вместе.

Гвен знала: Райли не понравится, что она провела ночь с Дэвидом. Но Райли – ее подруга, а не надзирательница. Пусть порадуется, что она встретила достойного мужчину. Гвен всегда радовалась за Райли, когда та заводила отношения, несмотря на то, что у самой Гвен личная жизнь никогда не складывалась. Жаль, что все случилось именно тогда, когда они выбрались на совместный уикенд, но она не собирается упускать шанс на счастье. Видит Бог, ей и без того нечасто везет. Ужасная гибель Даны преподнесла ей урок – необходимо ценить каждую минуту. Райли должна это понимать. Ведь она ничего подобного не планировала.

Женщины вошли в комнату, и Райли закрыла дверь. Гвен настороженно взглянула на подругу, ожидая, что та что-то скажет. Но она молчала, и Гвен достала из сумки сменную одежду. Ей хотелось принять душ, но об этом, похоже, не могло быть и речи. Вода будет ледяной.

– Мне нужно кое-что рассказать, – наконец серьезным тоном произнесла Райли.

«Начинается», – подумала Гвен, натянув через голову майку и выправив из-под нее длинные волосы, тут же разметавшиеся по плечам.

– Этот адвокат, Дэвид Пейли.

– Ну? – Голос Гвен прозвучал резче, чем ей хотелось.

– Ты с ним переспала?

– Да, переспала, – она повернулась к Райли и со злостью посмотрела на нее. – А почему тебя это волнует? Я взрослый человек. Не помню, чтобы меня когда-то заботили твои интрижки. – Она со злым щелчком застегнула джинсы и потянулась за толстым свитером. – Господь свидетель, их было немало.

– Но ты ничего о нем не знаешь.

– Знаю. Его зовут Дэвид Пейли, он уголовный адвокат из Нью-Йорка. И прекрасный человек. Мы подходим друг другу, – невольно добавила она.

– Гвен, присядь на минуту, – сказала Райли, садясь.

Гвен устало опустилась на соседнюю кровать и начала натягивать теплые носки. Она отказывалась смотреть на подругу, не хотела показывать, что слушает. Не хотела слушать. Райли не стоит лезть в чужие дела. Предполагалось, что она позаботится о Райли, но та опять порывалась ее опекать. И Гвен это не нравилось.

– Не знаю, в чем дело, но что-то в нем меня беспокоит, – с явным напряжением сказала Райли.

Гвен подняла глаза и с подчеркнутой серьезностью произнесла:

– Райли. Я не хочу ничего слышать.

Райли прикусила язык и продолжила одеваться в полном молчании.


Дэвид ненадолго вернулся к себе, чтобы одеться. Мысли набегали одна на другую – события завертелись так стремительно. А теперь этот ужасный несчастный случай. Который выглядит так, словно вполне может оказаться неслучайным.

За годы работы уголовным адвокатом он научился доверять своим инстинктам и знал, что погибнуть при падении с лестницы не так уж легко. Если только не сломать шею. И он был почти уверен, что Дана шею не сломала. По мнению Дэвида, причиной смерти стал удар по голове. А чтобы погибнуть, ударившись головой при падении с лестницы, надо падать очень специфическим образом. Например, ушибить голову о стойку перил. Однако выглядит все так, будто девушка сильно ударилась головой о край нижней ступени. Очень странно.

И ничуть не похоже на несчастный случай. Скорее, все указывает на убийство.

Мэтью – самый очевидный подозреваемый уже потому, что был женихом погибшей. Дэвид задумался над его реакцией на печальное известие. Либо Мэтью был искренне потрясен, либо он очень хороший актер. Дэвид знал, что людей не следует недооценивать. Люди – сложные существа, а жизнь – сложная штука.

Его собственная жизнь выкидывала непредсказуемые фортели. Он собирался держаться подальше от Гвен, узнав, что ее подруга Райли – журналистка из «Нью-Йорк Таймс». Ему не нужны были неприятности. Но потом Гвен сама нашла его в библиотеке – и он провел с ней самый приятный вечер за многие годы. Когда они вместе поднимались к нему в номер, это казалось таким правильным, таким естественным. После того, как он закрыл за ними дверь, продолжение было неизбежно. Они на ощупь нашли кровать. Дэвид словно ожил после долгих лет одиночества и чувствовал, что Гвен испытывает то же самое.

После смерти жены ему было так одиноко.


Суббота, 06:55 

Беверли спускалась по лестнице вслед за мужем: они поспешно набросили теплую одежду и теперь спускались в столовую.

Сердце стучало в такт ее быстрым шагам. Несмотря на глубокую жалость к погибшей девушке, ее не покидало смутное ощущение, что теперь они с мужем спасены. Благодаря этой трагедии их собственные проблемы отошли на задний план. Их словно оттащили с края пропасти – прошлой ночью они едва в нее не рухнули. Ужасно так думать, но Беверли все-таки надеялась, что сегодняшняя печальная история помешает им рассматривать их брак при холодном, пустом дневном свете. Теперь, когда она знала, насколько неустойчиво ее положение, ей нисколько не хотелось следовать этим путем.

Позже, дома, когда вся эта драма останется позади, они вернутся к привычной рутине, избегая важного и продолжая жить, как прежде. Так и надо. Беверли была немного удивлена, что, даже столкнувшись с такой бедой, как внезапная гибель молодой женщины, беспокоится прежде всего о собственных интересах. Но ведь она совсем не знала Дану. Наверняка Генри так же рад, что подвернулся случай отвлечься от их отношений: теперь ему не придется все выходные ругаться с женой и разрушать их налаженную жизнь.

Подойдя к лестничной площадке, Беверли отшатнулась: накрытое простыней тело все так же лежало у самых ступеней. Этого она никак не ожидала. Почему Дану не передвинули, не убрали куда-нибудь с глаз подальше? Она невольно содрогнулась. Тщательно отводя взгляд, супруги спустились вниз, обошли тело и поспешили в столовую.

Стоило Беверли и Генри войти в комнату, как все взгляды обратились на них. У кофейной стойки, наливая себе кофе из кофейника, стояла Лорен, рядом с ней – ее парень Иэн, который в кои-то веки не улыбался. Гвен стояла в одиночестве, но Райли маячила неподалеку. Мэтью нигде не было видно. Писательница – Кэндис – одиноко сидела в углу за чашкой кофе и пристально наблюдала за остальными. Этим утром она уже не пряталась за журналом. Адвокат с обеспокоенным видом молча пил кофе в стороне от других постояльцев.

Кэндис подошла поближе к остальным и негромко сказала:

– Вы вообще в курсе, кто такой Мэтью Хатчинсон? – Все удивленно посмотрели на нее. – Нет? Он наследник одной из самых богатых и влиятельных семей в Новой Англии.

«Надо же», – подумала Беверли и оглядела остальных – похоже, все они слышали об этом впервые. В этот момент Бредли вынес из кухни блюда с булочками, кексами и круассанами и поставил их на тот же длинный буфетный стол, что и вчера.

– Угощайтесь, пожалуйста, – сказал он.

«Этим утром мальчик сам на себя не похож», – подумала Беверли. Вид у него был рассеянный, а на губах больше не играла очаровательная улыбка. Что ж, неудивительно.

– Мне очень жаль, что так вышло с электричеством, – произнес Бредли, оглядев столовую. – Ничего не поделаешь, остается только ждать, пока починят линии. Уверен, их уже ремонтируют. Ну а мы пока постараемся, чтобы вы чувствовали себя как можно комфортнее.

Хорошо, что Мэтью не пришел. Должно быть, вернулся к себе в номер. Остальные наверняка тоже вздохнули с облегчением – при нем никто не знал бы, как себя вести. Такой привлекательный мужчина в цвете лет, очевидно, наследник огромного состояния, обрученный с прелестной молодой женщиной, – и вот ужасный, трагический случай в один миг рушит его счастье. Да уж, выходные предстоят грустные и тяжелые – придется на цыпочках обходить его горе.

Теперь, когда ее собственный брак дышал на ладан, Беверли жалела, что вообще узнала об этой гостинице. Если бы только можно было уехать. Больше всего на свете ей хотелось вернуться домой – вернуться вместе с Генри, подлатать их брак и жить как раньше.

Постояльцы неловко слонялись из угла в угол. Кое-кто подходил к столу и смущенно тянулся за кексами и круассанами. Вскоре в столовую вернулся Бредли с большим блюдом яиц.

– К счастью, у нас газовая плита, – сказал он и поставил блюдо на стол, однако большинство гостей, казалось, потеряли аппетит.

Наконец из кухни появился Джеймс.

– Какая страшная трагедия. Мне так жаль. И… – с приличествующей случаю серьезностью сказал он и замялся. – Прошу прощения, но… К сожалению, мне посоветовали пока не трогать тело.

Гости беспокойно зашевелились.

– И кто же вам такое насоветовал? – спросил Генри.

– Я, – ответил адвокат.

– Вы уверены, что нельзя ее как-то… передвинуть? – растерянно спросила Беверли.

Ужасно оставлять девушку там. Как-то неуважительно.

– Да.

– Но почему? Ведь это определенно несчастный случай, – сказала Лорен.

– Лучше дождаться, пока это установит коронер, – возразил Дэвид.

– Но не хочешь же ты сказать, что ее смерть не была случайной! – сказала Гвен.

– Я лишь сказал, что это должен решать коронер.

Уж не подозревает ли адвокат, что Мэтью столкнул невесту с лестницы? Беверли оглядела остальных; она почти не сомневалась, что кое-кто из них подумал о том же. С противным ноющим чувством внизу живота она задумалась, слышал ли кто-то еще, как Мэтью с Даной ругались вчера ночью. Стоит ли что-то сказать? Разумеется, это была всего лишь пустячная размолвка. Мэтью ни за что не поднял бы руку на Дану. Они казались такими влюбленными.

Наступила неловкая тишина, а потом Райли резко сказала:

– Кажется, ночью я слышала крик.

– Во сколько? – спросил Дэвид.

– Не знаю. Я подумала, что мне показалось.

– Кто-то еще что-нибудь слышал? – спросил Дэвид, обводя взглядом комнату.

Беверли сжалась. Ей не хотелось доставлять этому несчастному молодому человеку неприятности, если он не сделал ничего дурного. Может быть, кто-то еще слышал, как они спорили. Почему рассказывать должна именно она? Но все молчали. Она нерешительно опустила глаза, и подходящий момент был упущен.

– А что полиция? – спросил Генри.

– Как вы знаете, электричества нет, и телефоны не работают, – сказал Джеймс. – Нам не удалось связаться с полицией.

– Знаю, но как насчет снегоходов? – спросил Генри.

Джеймс покачал головой.

– У нас их нет. Они слишком шумные. Наши гости предпочитают спокойный отдых на природе – прогулки, катание на лыжах. Мы старомодны.

Генри возмущенно закатил глаза.

– Поверить не могу, что у вас нет генератора электричества, – пробормотал он.

– Рано или поздно полиция приедет, – проигнорировав его, сказал Джеймс. – Как только включат электричество, мы сможем позвонить. Или дороги расчистят и посыплют песком, и тогда мы выберемся отсюда.

– Как долго обычно чинят электричество во время бури? – с тревогой спросила Райли.

– По-разному, – ответил Бредли. – Но, я думаю, перебои с электричеством сейчас во всей округе. Лед гораздо хуже снега. Из-за него падают провода.

– Пока полиция сюда не доберется, – вмешался адвокат, – нельзя ничего трогать на возможном месте преступления.

– Но… – начала было Беверли и тут же замялась, залившись краской под многочисленными взглядами. – Тогда нам придется переступать через ее тело всякий раз, как мы ходим по лестнице, – сказала она, указывая на очевидное. – Мы будем видеть, как она там лежит, когда сидим в лобби.

А потом она подумала о бедном молодом человеке, который сидит в своем номере, дожидаясь приезда полиции. Стоит ли ей сказать о том, что она слышала?

10

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 07:45 

После завтрака Кэндис задержалась в столовой вместе с другими постояльцами. Все казались потерянными и неприкаянными – за исключением адвоката, который со сдержанным, но целеустремленным видом покинул столовую сразу после завтрака. Кэндис заметила, что темноволосая женщина, которую, как она узнала, зовут Гвен, смотрит ему вслед.

Наверняка она понятия не имеет, кто он такой.

Кэндис с радостью поднялась бы по лестнице вслед за печально известным Дэвидом Пейли. Она готова была поспорить на что угодно, что он направляется к Мэтью Хатчинсону, и многое отдала бы, чтобы присутствовать при их разговоре. Затем она укорила себя за бессердечие: ведь этот человек только что потерял невесту!

Кэндис давно пыталась справиться с этим своим недостатком – любопытство в ней часто перевешивало способность к состраданию. Именно поэтому она ушла из журналистики и начала писать книги. У нехудожественной литературы был как минимум один плюс: Кэндис могла сочувствовать своим героям и сохранять элементарную порядочность. А журналистика разрушает душу.

Писательница взглянула на Райли, в которой еще накануне узнала военную корреспондентку из «Нью-Йорк Таймс». Ну и видок у нее. Она совсем не похожа на завзятого репортера, который в силу необходимости нарастил толстый защитный панцирь. Наоборот – Райли сломлена, болезненно обнажена. Интересно, удастся ли Райли когда-нибудь оправиться. Кэндис не составляло труда распознать симптомы ПТСР – ей не раз приходилось с ним сталкиваться.

К счастью, сама она больше не работала журналисткой. Однако у подножия лестницы лежало тело, и никто не знал, как оно туда попало. Кэндис была неглупа и неплохо разбиралась в людях – адвокат, похоже, подозревал, что это не просто несчастный случай. Ее так и подмывало проскользнуть наверх, к двери Мэтью, и подслушать их разговор, но она сдержалась.

– В такую погоду за порог нам путь заказан, – прервал ее мысли Генри, мрачно хмурясь на гололед за окном.

Окна столовой выходили на лес к востоку от гостиницы. Все затянула сияющая ледяная корка. Великолепный вид. Весь мир был словно усыпан бриллиантами. С карнизов свисали длинные остроконечные сосульки. Выглядели они довольно угрожающе. «Если такая сосулька свалится тебе на голову, то может и убить», – подумала Кэндис.

Из-за ледяной бури стало опасно гулять, кататься на лыжах, да и вообще находиться на улице. Когда все вокруг покрывается льдом, разумнее всего оставаться под крышей, где тебя не пришибут сломанные ветви, не проткнут насквозь сосульки и не убьет током от упавших линий электропередач. Не говоря уже о том, что есть риск поскользнуться и размозжить себе голову.

«Нет уж, спасибо», – подумала Кэндис. Она останется внутри, как и все остальные.


Дэвид постучал в дверь Мэтью. Не дождавшись ответа, снова постучал, уже громче, и наконец, нервно пошарив в кармане в поисках ключа, который выдал ему Джеймс, сам отпер дверь, боясь, что Хатчинсон натворил что-то непоправимое. Ему уже доводилось сталкиваться с подобной реакцией. Он рывком распахнул дверь. Мэтью неподвижно сидел в кресле перед камином. Захлестнувшая Дэвида волна облегчения уступила место тревоге. Хотя чуть раньше Джеймс разжег огонь, в комнате снова похолодало. Дэвид шагнул внутрь: ничего удивительного – Мэтью почти позволил огню угаснуть.

Дэвид подошел к Мэтью и внимательно посмотрел на него. Глаза и лицо мужчины опухли. Он словно впал в кататонический ступор.

– Мэтью, – позвал Дэвид.

Мужчина не отвечал. Сложно было сказать, мучит ли его горе или же чувство вины. Возможно, и то, и другое.

Дэвид бесшумно подошел к камину, отодвинул экран и подбросил в огонь еще одно полено, поворошив его кочергой, чтобы оно получше разгорелось. Хорошо, когда есть чем заняться, пока думаешь, что сказать. Было бы здорово вечно ворошить огонь и глядеть в пламя. Предстоящий разговор был ему совсем не по душе. Но Дэвид беспокоился за этого молодого человека и чувствовал себя в ответе за его благополучие. Он хотел бы попробовать ему помочь. Однако сделать можно не так уж много – нельзя вернуться в прошлое и все исправить. Он может лишь предотвратить дальнейший ущерб.

Наконец Дэвид отложил кочергу, поставил экран на место и сел в кресло рядом с Мэтью. Он замешкался, решая, с чего начать.

– Рано или поздно полицейские сюда доберутся, – помедлив, тихо сказал он. – Не сегодня, так завтра. Они проведут расследование. Будут искать причину смерти, – Дэвид помолчал. Он знал, что нужно говорить медленно: в состоянии шока люди не слишком хорошо воспринимают новую информацию. – Я полагаю, следствие придет к выводу, что смерть не была вызвана случайным падением. – Он подождал. Мэтью не пошевелился, не выказал никаких признаков удивления. И это вызывало беспокойство. – На мой взгляд, травма головы, вероятно, послужившая причиной смерти, не похожа на повреждение, полученное в результате нечаянного падения. Все выглядит так, словно голову девушки намеренно размозжили о ребро ступеньки, – он невольно впадал в привычный цинизм. – Когда пытаешься обставить убийство как несчастный случай, а именно падение с лестницы, гораздо лучше ударить жертву головой о стойку перил.

Ему наконец удалось привлечь внимание Мэтью.

– Что вы сказали? – спросил тот, подняв голову и впервые взглянув на него.

Дэвид посмотрел ему в глаза.

– Я сказал, что это не похоже на несчастный случай. По-видимому, вашу невесту убили.

– Что?

– Я считаю, что Дану убили.

Мэтью смотрел на него, словно наконец начиная осознавать, что ему говорят.

– О Боже. Нет.

– Боюсь, что это так.

– Вы думаете, что это я ее убил, – проговорил Мэтью после долгого молчания.

– Я не знаю и знать не хочу. Но в качестве адвоката по уголовному праву я здесь, чтобы предложить вам бесплатный совет, прежде чем вы найдете собственного защитника.

– Я ее не убивал!

– Окей.

– Я спал, клянусь! Я даже не знал, что она вышла из комнаты! Зачем она это сделала? Раньше она никогда не выходила из нашего номера. Ванная здесь есть. И она не лунатик.

В том-то и дело. С чего бы Дане покидать номер? Разве что она поссорилась с женихом. Возможно, тот в бешенстве последовал за ней. И на роковое мгновение потерял самообладание. Дэвиду не хотелось спрашивать, не хотелось вмешиваться, но он все-таки это сделал.

– Прошлой ночью вы поругались?

– Что? Нет! Конечно, нет. Я ее люблю! Я бы ни за что не причинил ей боль, – Мэтью сорвался на крик, но, опомнившись, снова заговорил тише. – Не могла она уйти просто так! Должна быть какая-то причина. Может, она услышала шум в коридоре. Не знаю. Знаю только, что я все проспал.

– Вы ни о чем не спорили? Например, о деньгах? Возможно, о брачном договоре?

Мэтью пренебрежительно покачал головой.

– Нет. Ни я, ни она ни в каком брачном договоре не нуждались. Мы любили друг друга – это правда. Вы всерьез считаете, что кто-то ее убил? – в отчаянии спросил он.

– На мой взгляд, выглядит все именно так.

Мэтью снова уставился в огонь. По его щекам потекли слезы.

– Боже. – На миг он закрыл лицо ладонями, чтобы прийти в себя, а затем опустил руки и повернулся к Дэвиду. – Если кто-то намеренно ее убил, я хочу знать, кто сотворил такое. И почему. –


убрать рекламу


Он посмотрел на Дэвида. – Я ее не убивал, клянусь, – с неприкрытым страданием добавил он.

Дэвид проницательно наблюдал за Мэтью. Он был почти убежден, что тот невиновен.

– Окей. Как бы там ни было, вот вам мой совет. Ни с кем ничего не обсуждайте. Не говорите ни слова. Пожалуй, вам лучше всего оставаться в номере до приезда полицейских. Если они зачитают вам права и возьмут вас под арест – и даже если нет, – ничего не говорите. Подыщите хорошего адвоката.

Мэтью еще больше побледнел.

– А как насчет вас?

– Не думаю. Но, если хотите, я могу кого-то порекомендовать.

Дэвид поднялся, чтобы уйти. Он понимал, что Мэтью никому не может позвонить, ему не с кем поговорить. Он оказался в изоляции.

– С вами все будет в порядке?

– Я не знаю.

– Если понадоблюсь, я к вашим услугам, – от души сказал Дэвид. – Чуть позже я еще загляну вас проведать.

Хатчинсон, кивнув, отвернулся к огню.

Дэвид покинул комнату.


Услышав щелчок замка, Мэтью оглянулся. Он снова остался в одиночестве.

Он резко встал и принялся мерить шагами комнату. Его переполняло горе, но слова Дэвида Пейли напугали его и встревожили. Дана мертва! И адвокат считает, что это он ее убил. А раз так считает он, то и полицейские подумают то же самое.

Мэтью шагал по номеру, подавляя рыдания. Зря он сказал адвокату, что они с Даной не ругались. Ведь они действительно поспорили, причем на ровном месте. Все из-за предстоящей свадьбы. Оба они переживали немалый стресс.

Дана опять завелась по поводу его матери – жаловалась, что его мать никогда ее не одобряла и всегда считала, будто она для него недостаточно хороша. На Дану иногда находило – в последнее время все чаще. Она становилась чересчур ранимой, неуверенной в себе. Глядя на нее, никто и мысли бы не допустил, что ей не хватает самоуверенности, но он-то видел, как она чувствительна. Мэтью это не тревожило. Он привык, что людей – его друзей и девушек – пугает его богатая, влиятельная семья.

Разумеется, он пытался ее успокоить. Заверял Дану, что она все принимает слишком близко к сердцу, что будущая свекровь от нее без ума. Но ему надоело раз за разом твердить ей одно и то же. Тем более что он лукавил. Мать действительно считала, что он мог подыскать партию получше, и не раз в открытую высказывала ему свое недовольство. Она убеждала его не спешить со свадьбой, надеясь, что Дана ему надоест, что он просто ослеплен ее красотой, но со временем увлечение сойдет на нет. Мэтью ясно дал понять своей упрямой богачке-матери, что любит Дану и намерен на ней жениться. Но он устал постоянно лавировать между двух огней: ему никак не удавалось полностью удовлетворить – или утихомирить – ни одну из двух женщин. И прошлой ночью он позволил себе дать волю раздражению.

Внезапно он с опаской подумал, не слышал ли кто, как они спорили.

11

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 08:00 

Подавленные гости один за другим, держась подальше от лестницы, переходили в лобби. Кто-из них выходил из столовой с кофейными чашками в руках.

Генри проклинал собственное невезение. Если бы за ночь снегопад не сменился ледяной бурей, за дверью их ждала бы настоящая зимняя сказка. Можно было бы весь день кататься на лыжах и сбросить это мерзкое напряжение. Теперь он стоял у окна в лобби, мрачно озирая покрытый переливчатой ледяной коркой пейзаж, и чувствовал себя обманутым. Мало того, что гостиница не из дешевых, так еще и обстоятельства будто специально складываются таким образом, чтобы он как можно ужаснее провел время. Генри допустил ошибку, взглянув на наблюдающую за ним жену.

Не находя себе места, он подался вперед и почти прижался носом к холодному оконному стеклу. На передней лужайке темными пятнами на искристой белизне лежали обломки крупной ветки, отломившейся от огромного старого дерева. Тут Генри услышал голос жены прямо у себя за спиной:

– Ты же не думаешь выйти на улицу в такую погоду?

До сих пор ему это и в голову не приходило, но после ее слов он решил, что именно так и поступит.

– А почему бы и нет?

– Не смеши меня, – сказала она таким тоном, словно отчитывала ребенка.

Генри подошел к стоячей вешалке у двери, где большинство накануне оставили верхнюю одежду. На половике возле нее стояла их обувь. Он набросил свою зимнюю куртку, нагнувшись, стянул кроссовки и надел зимние ботинки, в которых приехал.

– Уверены, что это хорошая идея? – спросил Иэн.

По крайней мере, в его голосе не было истерии и потребности все контролировать, которые Генри так часто замечал за своей женой.

– Я недалеко, – сказал он Иэну, надевая шапку. – Просто хочу подышать свежим воздухом.

– Главное, не приближайтесь к линиям электропередач, – посоветовал тот.

Все присутствующие глазели на Генри, как на шахтерскую канарейку, которая отправляется проверять, пригодны ли условия.

Он развернулся и открыл входную дверь. В лицо тут же ударил холод. Чувствуя спиной взгляды остальных, Генри шагнул на крыльцо и закрыл за собой дверь. Только теперь он заметил, как бушует и шумит ветер. В гостинице до них доносился непрерывный приглушенный вой, время от времени сменявшийся далекими всхлипами, но снаружи он был живым существом, беснующимся чудовищем. Генри взглянул на подступающий к лужайке лес – ветер зло трепал верхушки деревьев. Его завывания напоминали похоронный плач. А хуже всего был скрипучий, пилящий звук, с которым ветер бил по обледеневшим ветвям стоящего перед ним дерева. На секунду закрыв глаза, он прислушался: должно быть, так когда-то скрипели деревянные парусники в штормовом море. Он снова открыл глаза и посмотрел на дерево, гадая, не обломятся ли и другие ветви.

Генри уже довольно долго стоял неподвижно, понимая, что за ним наблюдают. Он схватился за поручень крыльца, опустил взгляд на покрытые толстым слоем льда деревянные ступени и, крепко держась за перила, стал спускаться. Было очень скользко, но ему удалось благополучно сойти по ступеням, после чего он растерянно остановился, спрашивая себя, какого черта он забыл на улице.

Наконец он пошел вперед – точнее, не то чтобы пошел, потому что идти было невозможно, а, скорее, заскользил ногами по льду, стараясь сохранять центр тяжести как можно ниже. Когда-то – сразу после того, как залили каток – они с маленьким Тедди так же скользили по хоккейной площадке. Только вот поверхность катка была гладкой, а здесь лед был бугристым и неровным.

Внезапно ноги Генри взмыли вверх, и он тяжело повалился навзничь, не успев отойти даже на двадцать футов от крыльца. Он лежал на снегу, глядел на облака и, чувствуя себя круглым идиотом, громко, с присвистом втягивал в себя воздух. Сзади хлопнула входная дверь – ясное дело, жена спешит сказать ему, чтоб он сейчас же возвращался.

Но не успела Беверли произнести ни слова, как над головой Генри послышался страшный треск. Он взглянул на дерево и мгновенно понял, что сейчас произойдет. Сердце подпрыгнуло. Генри зажмурился – часть ветки отломилась и с грохотом рухнула всего в паре футов от него. Он медленно открыл глаза.

Эта ветка могла его прикончить.

Не в состоянии подняться, Генри, поскальзываясь, на карачках подполз к крыльцу и, оперевшись о поручень, неуклюже попытался подтянуться к ступеням.

Остальные гости, с тревогой наблюдавшие за ним у распахнутой двери, почти волоком затащили его назад в гостиницу.

Как только Генри немного пришел в себя, послышался голос Беверли:

– Если тебе так хочется чем-то себя занять, можешь помочь Бредли очистить тропинку к ледяному домику, – Генри раздраженно взглянул на нее. – Он говорит, там нет деревьев, – добавила она. – Это должно быть относительно безопасно.


Кэндис сочувствовала Генри – тот явно был не на шутку раздосадован тем, что застрял в отеле. Похоже, большинство постояльцев разделяло его чувства: кому-то, как Генри, нестерпимо хотелось выйти на улицу, а другие, например, Иэн и Лорен, беспокойно слонялись из угла в угол.

Самой Кэндис было чем заняться – пока не села батарейка, – к тому же в гостинице происходит столько интересного. Она подошла к телу Даны, чтобы еще раз на него взглянуть, и, приподняв простыню, спиной почувствовала неодобрительные взгляды остальных гостей. На этот раз она внимательно рассмотрела рану на голове женщины и кровь на ступеньке. Ее сердце забилось чуть быстрее. Вернувшись к камину, Кэндис какое-то время задумчиво постояла у огня, согревая ладони. Сейчас не время отвлекаться – нужно сосредоточиться на книге. Однако похоже, что бедную девушку убили.

Лорен вырвала ее из раздумий:

– Над какой книгой вы сейчас работаете?

Кэндис уклончиво улыбнулась:

– Мне не хотелось бы это обсуждать. Я никогда не рассказываю, над чем работаю, пока не закончу, – извиняющимся тоном пояснила она. – На мой взгляд, это обедняет мой замысел.

– О, – сказала Лорен. – А я-то думала, писателям нравится рассказывать о своей работе.

– Только не мне, – ответила Кэндис.

Постепенно подавленные трагедией постояльцы покинули лобби и разбрелись кто куда. Бредли оставил на журнальном столике пару керосиновых ламп и спички, но большинство предпочитало освещать себе путь на темной лестнице и в верхних коридорах фонариками на «Айфонах». Стоило покинуть первый этаж, озаренный льющимся сквозь окна дневным светом, как становилось пугающе темно.

Пора было приниматься за работу. Кэндис обошла труп и медленно поднялась по лестнице на третий этаж. Свет в коридор проникал только сквозь узкие окошки в обоих его концах, а из-за темного ковра и блеклых обоев он казался еще темнее и мрачнее. Кэндис предполагала, что во всех номерах есть окна – во всяком случае, в ее номере есть. Пожалуй, если раздвинуть шторы, станет довольно светло, хотя читать все равно будет не слишком удобно.

Наверху было ощутимо холоднее. Уютнее всего было сидеть в лобби, благодаря большому камину, – если, конечно, не обращать внимание на труп. Однако большинство гостей, похоже, испуганно разошлось по номерам.

В комнате Кэндис было чересчур холодно и темно, поэтому она, захватив ноутбук, спустилась вниз, намереваясь устроиться в библиотеке. Отыскав Бредли, который убирал посуду в столовой, она попросила его растопить в библиотеке камин. Молодой человек выглядел усталым и измотанным. Должно быть, непросто обслуживать гостей одному, да еще и без электричества.

– Я слышала, вы расчищаете дорожку к ледяному домику, – сказала Кэндис по пути к библиотеке.

– Да, но теперь за это взялся Генри, – улыбнулся Бредли. – Это нелегко, но он умеет обращаться со снегоуборщиком.

Кэндис хотелось пожаловаться, в каком ужасном положении она оказалась из-за отключения электричества, но нельзя же нагружать его еще и своими проблемами. К тому же она не хотела показаться эгоисткой – ведь погибла молодая женщина и многим в такую бурю грозит настоящая опасность.

И все-таки отключение электричества причиняло ей немалые неудобства. Она приехала сюда, чтобы поработать, а как работать без ноутбука? Заряда осталось максимум на несколько часов. Не исключено, что придется завернуться в одеяло и писать обыкновенной ручкой. Не так она себе это представляла. Кэндис вспомнила о прикованной к постели матери и забеспокоилась, хорошо ли о ней заботятся сестры.

Устроившись в удобном кресле у потрескивающего, сыплющего искрами огня, Кэндис поблагодарила Бредли и попросила его, как выдастся минутка, принести ей чашку горячего чая. Затем она открыла ноутбук. Но прошло немало времени, прежде чем ей удалось отвлечься от мыслей о Дане и приняться за работу.


Суббота, 09:15 

Гвен невольно сравнивала завтрак в столовой с радужными обещаниями из рекламы «Митчеллс» – сегодня он прошел хуже некуда. Ей с трудом удалось заставить себя съесть полкекса. Вкуса она даже не почувствовала.

Дэвид к ней так и не подошел – Райли все время держалась рядом с видом свирепого телохранителя. Но, возможно, все его мысли сейчас занимает гибель Даны. Гвен знала, что он волнуется за Мэтью. Ей было наплевать на мнение Райли, но, если бы она сама попробовала подойти к Дэвиду, та могла схватить ее за руку и устроить сцену. Никогда не знаешь, чего от нее ожидать. Когда Дэвид вышел из столовой, Гвен решила, что пообщается с ним позже, когда выпадет возможность поговорить наедине.

Она не могла выбросить его из головы. Всего несколько часов назад он любил ее, касался ее тела.

Гвен перешла в лобби с остальными гостями. После того, как Генри у всех на глазах выставил себя идиотом на заледеневшей лужайке, Райли предложила вдвоем прогуляться хотя бы по отелю. Гвен показала ей библиотеку, после чего они заглянули в соседнюю с ней очаровательную комнату отдыха. Повсюду стояли пухлые обитые ситцем диваны, кресла и низкие столики, а над камином висел женский портрет, написанный маслом.

– Останемся здесь? – предложила Гвен, зябко потирая плечи ладонями.

Но Райли не сиделось на месте, она хотела осмотреть гостиницу. Пройдя по ведущему из лобби коридору, они оказались в баре.

– А здесь неплохо, – сказала Райли, одобрительно оглядевшись по сторонам. – Я разожгу для нас камин.

«Ну разумеется, она и огонь умеет разжигать», – подумала Гвен, наблюдая за подругой. И в Ираке, и в Афганистане Райли жила в самых суровых условиях. Интересно, какими еще умениями она может похвастаться. Водить на механике? Перевязывать раны? Защищать своих информаторов? Вести переговоры с террористами? Гвен осознала, что Райли никогда не делилась с ней подробностями своей жизни, – должно быть, боялась ее шокировать. У Райли целая коллекция фантастических навыков. И теперь к ее безоглядной храбрости добавилась пугающая, непредсказуемая ранимость.

Они только что позавтракали, но Гвен прекрасно видела, сколько бутылок стоит за барной стойкой, и боялась, что Райли захочет промочить горло. Она отвернулась от стойки и прошлась по комнате, внимательно читая названия стоящих на стеллажах книг и рассматривая картины.

Неожиданно для себя самой Гвен начала вспоминать последний год учебы на факультете журналистики, когда ее жизнь так круто изменилась. Райли знала, что произошло, ведь она сама при этом присутствовала. Она знала, почему Гвен считает, что недостойна счастья. Но Гвен понимала, что, если она хочет, чтобы у них с Дэвидом что-то сложилось, она должна преодолеть прошлое. Пора перестать бегать от него и научиться с ним мириться.

Как-то они с Райли были на вечеринке. Выпивка лилась рекой: был конец года, приближался выпускной, и всем хотелось от души повеселиться. И там Гвен стала свидетельницей страшного преступления: на ее глазах молодую женщину изнасиловали трое парней. А она ничего не сделала. Пальцем не пошевелила.

В тот вечер Гвен немало выпила, и ей захотелось прилечь – накануне она всю ночь просидела за учебниками. Она зашла в одну из спален, где рядом с кроватью лежал запасной матрас. Гвен легла на матрас, набросила на себя одеяло и уснула. Внезапно в комнату, разбудив ее, шумно влетела какая-то девушка. Было темно, в спальню проникал только свет уличного фонаря. Гвен узнала девушку – она видела ее на лекциях. Та пыталась оттолкнуть какого-то парня, но он, не обращая никакого внимания на сопротивление, начал стягивать с нее одежду. Гвен хотела было подняться – она подумала, что вдвоем они с парнем справятся, – но тут в комнату, захлопнув за собой дверь, вошли еще двое парней. Один из них приставил к двери стул, чтобы никто не смог войти. От страха Гвен не могла пошевелиться.

Девушка закричала, но музыка играла слишком громко. Мужчины со смехом прижали ее к кровати и изнасиловали. Все произошло так быстро. Гвен не хотела, чтобы ее заметили. Боялась, что с ней сделают то же самое.

Бросив рыдающую девушку на кровати, парни ушли, и Гвен вырвало от страха и отвращения. Она подошла к лежащей девушке, но та отключилась. Гвен повернула ее на бок, чтобы та не захлебнулась собственной рвотой, и побежала искать Райли. И Райли сказала, что она должна была дать им отпор.

Позже Райли утверждала, что больше так не считает. Найдя подругу на вечеринке, Гвен рассказала, что случилось, и они вместе пошли к девушке. Гвен призналась ей, что находилась в комнате. Девушка ничего не сказала, но посмотрела на Гвен с немым упреком и спросила, сможет ли она опознать мужчин и подтвердить ее показания. Гвен уже говорила Райли, что, наверное, узнала бы парней, но, когда девушка задала прямой вопрос, растерялась. Ей не хотелось брать на себя ответственность, и она ответила, что было очень темно. Что смотреть на происходящее было невыносимо, и она спряталась под одеяло. Что она не сможет их опознать. Не сможет помочь.

Не имея свидетеля, девушка не решилась заявить в полицию. И несмотря на все уговоры Райли, Гвен так и не согласилась выступить. И просто отошла в сторону. Закончив университет, она переехала и постаралась обо всем забыть. Но ее преследовали навязчивые мысли о том, что кем бы ни были те студенты, сейчас они уже взрослые мужчины. И если они поступили так однажды, то могут сделать это снова. Еще она узнала, что та девушка вскоре после случившегося покончила с собой. С тех самых пор Гвен жила с чувством вины.

Это чувство стало для нее определяющим, повлияло на всю ее дальнейшую жизнь. Из-за собственной трусости ей не хватило духу поступить правильно. Она решила, что больше не имеет права на радость и счастье.

Райли всегда ее за это осуждала. Даже сейчас, через много лет, Гвен приводила в бешенство уверенность Райли в собственном нравственном превосходстве. Иногда Гвен задумывалась: неужели во всех этих горячих точках Райли делала все, что в ее силах, и ни разу не запятнала свое проклятое моральное совершенство? Неужели за все время в Ираке и Афганистане она ни разу не испугалась, не допустила ни единой ошибки?

Гвен отдалась своим грустным мыслям, как вдруг услышала тяжелый вздох. Она удивленно оглянулась: Райли с бледным как мел лицом сидела в кресле у камина.

– О нет, – сказала Райли.

– Что такое? – встревожилась Гвен. – Ты в порядке?

– Я так и знала, что уже слышала это имя.

Гвен смущенно отвела глаза.

– Подойди сюда. Выслушай меня.

Настороженно взглянув на подругу, Гвен неохотно подошла и села напротив нее.

– Я только что вспомнила, кто он такой, – Райли с обеспокоенным лицом подалась вперед и напряженно посмотрела на Гвен.

Теперь Гвен и правда разволновалась. Конечно, с Дэвидом все нормально. Не мог он сделать ничего плохого.

– Он тот адвокат, которого арестовали по подозрению в убийстве собственной жены, – сказала Райли.

12

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 10:00 

Отскребая сковороду в большой кухонной раковине, Джеймс ломал голову, как составить меню таким образом, чтобы накормить гостей без электричества. Холодильник не работал. Хорошо хоть, на газовой плите можно готовить. Но без посудомоечной машины придется обойтись. С завтраком – яйцами и выпечкой – возиться не пришлось, к тому же, по всей видимости, после того, как эта бедняжка упала с лестницы, гостям не слишком хотелось есть.

Он и сам лишился аппетита и ужасно сочувствовал потерявшему невесту мужчине. Его даже подташнивало от тревоги. Такая ситуация – кошмар для всякого отельера: несчастный случай в его гостинице, да еще смертельный. У него есть страховка, но Господи Боже. Какой ужас. Джеймс знал, что не виноват. Дана не могла споткнуться о ковер – при первой же возможности он поднялся на лестничную площадку и проверил ковровую дорожку лично. Все было в порядке. Должно быть, девушка просто оступилась на ровном месте. В таком случае обвинить его или его отель невозможно.

Хотел бы он знать, сколько она выпила прошлым вечером. Джеймс уже спрашивал об этом сына, когда они вместе готовили завтрак.

– Думаешь, она была пьяна? – вполголоса спросил он. – Думаешь, она поэтому упала?

Бредли покачал головой.

– Не волнуйся, пап. Она не была пьяна. Я же сам разливал алкоголь, помнишь?

– Но ведь я велел тебе оставить в их комнате бутылку шампанского, помнишь? Не знаешь, они ее выпили?

Бредли снова покачал головой.

– Не знаю. Этим утром я там не был. Дэвид сказал, чтобы я туда не заходил.

Джеймс нервно прикусил губу – когда же он отучится от этой привычки? Сам он уже был сегодня в номере Хатчинсона, но не догадался посмотреть, на месте ли шампанское.

– Пап, не волнуйся, – твердо повторил Бредли. – Тебе не о чем волноваться. Она упала не потому, что слишком много выпила.

Но Джеймс не мог не заметить, что сын не меньше него потрясен случившимся. Бредли выглядел усталым, а под его глазами пролегли темные круги, как будто он не спал всю ночь.

– Ты поздно лег? – спросил Джеймс.

– Нет, – ответил Бредли, поднимая подносы. – Нужно вынести выпечку гостям. – И он понес кексы и круассаны в столовую.

Отмыв сковороду, Джеймс поставил ее на сушильную полку. Скорей бы включили электричество. Как же не хватает этой проклятой посудомойки. Скорей бы приехала полиция и увезла тело. Он поверить не мог, что придется заботиться о дюжине гостей без электричества, а у подножия парадной лестницы его обожаемого отеля лежит труп, и он совершенно ничего не может с этим поделать.


Суббота, 12:00 

Лорен спустилась в лобби и, поморщившись, обошла тело Даны. За ней следовал Иэн. Перед всеми стоял довольно неприятный выбор: либо пользоваться жуткой задней лестницей, либо ходить по главной, у подножия которой лежало безжизненное тело. Лорен подняла глаза: в лобби не было никого, кроме Кэндис, которая при ее появлении торопливо положила на журнальный столик какую-то книгу. Это была книга Лорен.

– Это моя, – сказала Лорен. – Я так и думала, что оставила ее здесь.

– Вы не знаете, где Бредли? – спросила Кэндис. – Я хотела попросить его принести мне горячего чая.

– Хотите, я передам ему вашу просьбу, если его увижу? – предложила Лорен.

– Правда? И скажите ему, чтобы принес мой обед в библиотеку. Спасибо. Мне так не хотелось беспокоить его отца на кухне.

Кэндис поспешно вышла из лобби.

Проводив женщину взглядом, Лорен села на плиту перед большим каменным камином и притянула к себе Иэна. Было бы неплохо немного согреться, дожидаясь, пока остальные гости спустятся к обеду. Не в состоянии выбросить случившееся из головы, она покосилась на выходящие на лужайку окна. Отвлечься от мыслей о недавней трагедии не получалось.

Дана мертва. Ее тело лежит у подножия лестницы. Лорен изо всех сил старалась туда не смотреть.

– Это так ужасно, – прошептала она Иэну.

– Да уж, – согласился он и сжал ее ладонь в своей. – Не знаю, что бы я делал, если бы с тобой что-то случилось.

Она чмокнула его в щеку и прошептала:

– Не понимаю, почему нельзя убрать тело. Почему мы должны дожидаться коронера?

– Я тоже считаю, что это неправильно – согласился Иэн.

– Думаешь, кто-то ее столкнул? – прошептала Лорен.

– Нет, конечно, нет. Это наверняка несчастный случай. Дэвид – адвокат. Он лишь придерживается установленных процедур. Раз так положено…, – Иэн заправил ей за ухо выбившуюся прядь волос и, через плечо взглянув на тело, добавил: – Но если полиция не доберется сюда в ближайшее время, то, конечно, нельзя оставлять ее здесь. Это слишком жутко.


Постояльцы, словно по зову невидимого звонка, один за другим спустились в лобби. Наверняка проголодались, подумал Дэвид, гадают, чем можно перекусить.

После разговора с Мэтью он все утро провел у себя в номере, размышляя о лежащей у подножия лестницы Дане. О том, как такое могло произойти. О несчастном молодом человеке, который, запершись в своей комнате, ждал неизбежного приезда полиции.

Думал он и о Гвен. Думал не переставая.

Теперь, в лобби, она казалась еще более подавленной, чем за завтраком. Когда он вошел, Гвен даже не взглянула в его сторону. Тщательно отводя глаза, она грела руки у огня. Дэвида тянуло к ней, но Гвен явно сторонилась его, и он не понимал, что изменилось. Она наверняка не из тех женщин, что склонны к мимолетным связям без продолжения. На такую она совсем не похожа. Может, она так потрясена смертью Даны.

Неизвестно, что наговорила ей ее подруга Райли. Несомненно, предостерегала на его счет.

Дэвид знал, что ему не стоит во все это вмешиваться. Не нужно связываться ни с Гвен, ни с Мэтью. Хватит с него неприятностей. Сейчас ему хотелось только покоя, но он боялся, что в ближайшее время покой ему не светит.


Гвен заметила, что Дэвид смотрит на нее, и отвела глаза. Все эти россказни Райли насчет Дэвида просто не могут быть правдой . Не исключено, что она это придумала только для того, чтобы вернуть их дружбу в прежнее русло. Откуда ей знать, может, Райли нарочно пытается расстроить их с Дэвидом отношения. Ведь это так просто – предостеречь ее, чтобы она все выходные держалась от него подальше. А когда они вернутся в город и прогуглят Дэвида Пейли, он, вероятно, окажется совершенно не тем, за кого его приняла Райли. Окажется, что с человеком, которого арестовали за убийство жены, его связывает только профессия. И тогда Райли попросту отшутится: «Ой, извини, я ошиблась». Но будет слишком поздно. Ее шанс на роман с Дэвидом будет упущен. Ей уже тридцать, и шансов у нее уже не много. Гвен с досадой оглядела Райли и отвернулась.

Но, может быть, подруга вовсе не желает ей зла – может быть, паранойя Райли распространяется на все вокруг.


Генри сидел рядом с женой, стараясь не смотреть на нее. После того как он расчистил дорожку к ледяному домику, у него приятно болели мышцы и разыгрался аппетит. Вот-вот должны были подать обед.

Он чувствовал, что Беверли искоса за ним наблюдает. Интересно, чем бы они сейчас занимались, если бы ничего не произошло. Наверняка забились бы в какой-нибудь укромный уголок отеля с чашками остывшего кофе и принялись бы по кусочкам разбирать свою совместную жизнь. Генри почти радовался, что, благодаря несчастному случаю, им удалось отвлечься от выяснения отношений.

Генри раздумывал над словами адвоката: «Это должен решать коронер». Наклонив голову к жене, он прошептал:

– Думаешь, ее столкнули?

Она взволнованно посмотрела на него.

Беверли встревоженно ответила:

– Не знаю.

Нужно ли рассказать о подслушанной ею ссоре между Мэтью и Даной? Она убеждала себя, что это не ее дело.

Не стоит ничего говорить, по крайней мере, до поры до времени. Откуда ей знать, что у них были за отношения. Может, они постоянно ругались и это ничего не значит.

Беверли посмотрела на Генри и вдруг осознала, что понятия не имеет, что творится у мужа в голове. Ей оставалось лишь предполагать и верить в собственные догадки. Все эти годы она считала, будто знает его как облупленного. Но так ли это? Ночью, когда он сказал, что спасать их брак слишком поздно, она была потрясена до глубины души. Правда в том, что она совершенно не знает, что у него на уме.

Возможно, у него есть любовница. Такая мысль возникла у Беверли впервые. Пожалуй, это не так уж невероятно. Она давно потеряла интерес к сексу. Возможно, Генри нашел другую, поэтому и хочет ее бросить. Иначе не стал бы заморачиваться. Конечно, так и есть. Поэтому он и наговорил ей таких жестоких слов ни с того, ни с сего. Не стал бы он разрушать семью, лишь бы отделаться от Беверли, – им не так уж плохо вместе. Развод разорит Генри. Ему придется жить в жалкой конуре, скучая по детям. Расстаться с ней – ради чего? Нет. У него точно есть другая. Девица, которая, как он воображает, превратит его жизнь в веселое, пикантное приключение, – если он бросит жену и детей. Кто же это? Беверли гадала, знакома ли она сама с этой женщиной.

Внезапно она вспомнила, как он разозлился, узнав, что в гостинице нет Интернета. Должно быть, надеялся, что сможет общаться со своей подружкой; наверное, эта самая подружка, в чьем существовании Беверли все больше уверялась, ждала, что он будет ей писать.

Установившееся между ними доверие рушилось быстро и безвозвратно. Беверли необходимо было знать наверняка. Нужно проверить мобильник мужа. Но Генри всегда держит его при себе или под рукой. К тому же она понятия не имела, какой у него пароль. Но внезапно она прониклась уверенностью, что, если ей удастся залезть в его телефон, она точно узнает правду.

И тогда она поймет, что делать дальше.

13

 Сделать закладку на этом месте книги

Лорен разглядывала сидящих бок о бок Генри и Беверли: они лишь изредка перекидывались словами.

Райли и Гвен сидели поодаль друг от друга, и Лорен не сомневалась, что они поссорились. Все это время она особенно пристально наблюдала за Райли. Еще вчера, когда они вытащили ее из кювета, Лорен заметила, что та на грани истерики, и за день нервозность Райли только возросла: она без конца ерзала, теребила серебряное кольцо на указательном пальце и озиралась по сторонам, словно чего-то боялась. Гвен явно игнорировала свою подругу. Странно. Накануне она весь вечер нянчилась с Райли, изо всех сил стараясь поднять ей настроение, а теперь как будто и не замечает вовсе. Должно быть, что-то случилось. Лорен вспомнила вчерашний ужин – тогда легкий флирт между Дэвидом и Гвен резко оборвался. Уж не приложила ли к этому руку Райли? А если так, то почему? Наверняка из зависти.

Райли знала, что Гвен на нее злится. Н


убрать рекламу


ичего не поделаешь – необходимо было ее предупредить. Райли сосредоточенно наблюдала за Дэвидом, пытаясь вспомнить все, что знает о том деле. Она почти не сомневалась, что он тот самый нью-йоркский адвокат, которого три-четыре года назад арестовали за зверское убийство жены. Правда, потом его отпустили. Райли постаралась воскресить в памяти все подробности. Женщину забили насмерть. На кухне их дома, расположенного в одном из дорогих пригородов Нью-Йорка. Били с такой яростью, что сломали позвоночник. Несколько раз ударили по голове каким-то тяжелым предметом. Орудие убийства так и не нашли. Муж сказал, будто обнаружил ее, вернувшись с работы, и позвонил в «911». Но против него говорили несостыковки в деталях. Что-то не сходилось по времени. Сосед утверждал, что видел, как машина мужа подъехала к дому, задолго до его звонка в «911». Тогда адвокат оправдался тем, что якобы не сразу зашел в кухню. Звучало это не слишком убедительно.

Райли уставилась на расслабленные руки Дэвида, который стоял у камина, спокойно дожидаясь обеда, – сильные, мужественные руки. Она гадала, на что он способен. Подняв глаза, она поймала его взгляд и отвернулась.

Райли припоминала и другие подозрительные обстоятельства. Брак был не слишком счастливым. Они даже поговаривали о разводе. Такое случается чуть ли не с половиной браков, но была еще и страховка на случай смерти… Огромная сумма. И никаких признаков взлома.

Насколько Райли помнила, с Дэвида сняли все обвинения. Не нашли ни окровавленной одежды, ни орудия убийства. Не было ни вещественных доказательств, ни свидетелей, помимо соседа, заявившего, что муж приехал домой раньше, чем утверждал первоначально. Дэвида отпустили за недостатком улик. Кажется, дело так и осталось нераскрытым.

Райли изучала лицо стоящего у огня мужчины – что, если это лицо убийцы? Она представила его в постели с Гвен, его руки на ее теле. Представила, как он бьет Гвен по лицу, – один раз, другой…

Ее дыхание участилось. Нельзя давать волю таким мыслям. Надо учиться их контролировать.

Если бы только они могли убраться отсюда к чертям собачьим.


Наконец Джеймс и Бредли пригласили всех в столовую. На столе стояло огромное блюдо с сэндвичами и кофе.

Несмотря на ранний час, Гвен хотелось выпить чего-нибудь покрепче. Она услышала, как Лорен говорит Бредли:

– Кэндис просила, чтобы вы, если не сложно, принесли ее обед в библиотеку. О, и горячий чай.

– Да, я так и понял, – Бредли взял серебряные щипцы, переложил несколько сэндвичей с блюда на тарелку поменьше и исчез в направлении библиотеки.

Хотя в соседней комнате, всего в нескольких ярдах от них, лежал труп, сэндвичи быстро исчезали с блюда. Гвен с отвращением наблюдала, как постояльцы едят. Ей хотелось уехать. Она не хотела проводить еще одну ночь здесь, в погруженной в почти кромешную, удушающую темноту гостинице без отопления.

Она украдкой взглянула на Дэвида. Сказанное Райли не может быть правдой, это невозможно. Не мог он убить свою жену. Он не убийца. Абсурд какой-то. Райли наверняка ошибается.

После обеда гости вернулись в теплое лобби.

– Не знаю, как вы, а я не прочь выпить чего-нибудь покрепче, – сказала Гвен.


Иэна обрадовало, что кто-то наконец предложил выпить и ему не пришлось заговаривать об этом самому. Странно только, что это предложила бледная, хорошенькая Гвен, а не ее пьянчуга-подружка, которая выглядела так, будто сбежала из наркологической клиники.

– Да, я, пожалуй, прикачу барную тележку, – сказал Иэн и покосился на Лорен, словно спрашивая ее разрешения. Бредли рядом не было, а Джеймс уже вернулся на кухню. – Учитывая обстоятельства, думаю, нам всем не помешает немного расслабиться.

Иэн встал, подкатил тележку поближе к камину и начал разливать напитки. Какое-то время тишину нарушали только позвякивание льда в стаканах и завывания ветра.

Наступило неловкое молчание. Казалось, никто не знает, что сказать.


Суббота, 13:30 

Райли сидела поодаль, время от времени поглядывая на окна, и прислушивалась к разговору постояльцев, игравших в «Эрудит» за журнальным столиком у окна. Настольную игру нашел Иэн на книжной полке.

Бредли вернулся в комнату и подбросил в камин дров.

Все началось с того, что Иэн напрямую спросил адвоката, не подозревает ли тот, будто Дана погибла не в результате несчастного случая.

– Пожалуйста, давайте не будем об этом! – взмолилась Гвен, явно предпочитая сосредоточиться на игре.

Райли знала, что подруга всегда отлично играла в «Эрудит» и столь же мастерски избегала неприятных ей тем.

– Почему нет? – ответил Иэн. – Ведь мы все только об этом и думаем. Мне интересно мнение адвоката по уголовным делам.

– Мне тоже хотелось бы узнать его мнение, – вмешался Генри.

Райли повернулась и уставилась на припертого к стенке Дэвида.

– Я знаю не больше вашего, – уклончиво ответил адвокат. – Я лишь сказал, что нам лучше дождаться коронера, который установит, что произошло.

– Я спрашиваю не о том, что вы знаете , а о том, что вы думаете , – настаивал Иэн.

– Ну хорошо, – Дэвид оглядел остальных, словно раздумывая, что сказать, и глубоко вздохнул. – Не думаю, что смерть Даны – несчастный случай. Мне кажется, ее столкнули, – добавил он, помолчав, – а потом намеренно расшибли ей голову о нижнюю ступеньку.

Райли чуть не расплескала свое вино.

– Серьезно? – удивленно вскинул брови Иэн. – По-вашему, ее убили ? – Он встревоженно поерзал в кресле. – А я-то думал… – начал было он и осекся.

Райли изо всех сил пыталась сохранять спокойствие. Выглядеть совершенно нормальной. К счастью, она уже выпила два бокала вина. Она заметила, как Дэвид взглянул на Гвен, а та отвела глаза. «Пугливая малышка Гвен, – подумала Райли. – Если бы она могла спрятать голову в песок, она бы так и поступила».

– Да, думаю, это вполне вероятно, – сухо сказал Дэвид.

Райли крепко сжала подлокотники кресла. Напряжение в затихшей комнате ощутимо возросло. Наконец Райли выпалила вопрос, которым задавались все присутствующие:

– Это сделал Мэтью?

Несколько гостей изумленно ахнули: она допустила бестактность. Ну и плевать. Все равно они считают ее психованной.

– Понятия не имею, – ответил Дэвид.

– Вы возьметесь его защищать? – спросил Иэн.

– Нет. У меня и без того полно работы, – довольно раздраженно ответил Дэвид. – Я лишь посоветовал ему оставаться в номере, – он допил свой бокал. – Во всем разберутся полицейские, когда приедут. И я надеюсь, что скоро они будут здесь. А пока все же нельзя передвигать тело, – добавил он.

14

 Сделать закладку на этом месте книги

– На мой скромный взгляд, – слегка напыщенно сказал Генри, – если это действительно  убийство, раскрыть его будет почти невозможно. Похоже, все произошло посреди ночи. Все мы спали. Свидетелей нет. Если никто не сознается и никто не захочет поделиться полезной информацией – например, что видел, как ночью кто-то крался по отелю, – то я не вижу никаких зацепок.

Беверли нервно облизнула губы. Все молчали.

– Кажется, мне следует кое-что всем рассказать, – наконец выпалила она и тут же смутилась, когда все взгляды обратились на нее. Неизвестно, имеет ли ссора Даны и Мэтью отношение к ее гибели, но Мэтью неминуемо окажется под подозрением.

– Что же? – спокойно спросил Дэвид.

– Прошлой ночью я слышала, как они ссорились.

– Дана и Мэтью? – с заметным удивлением переспросил адвокат.

– Да.

– В чем было дело, вы не знаете?

Беверли покачала головой.

– Я слышала, что они ругаются, но не разобрала слов. Их комната за стеной от нашей, – она взглянула на мужа. – Генри все проспал.

– В котором часу это было?

– Не знаю, но поздно.

– Вам не показалось, что кто-то из них… был чересчур раздражен? – спросил Дэвид.

– Не могу сказать. Они говорили на повышенных тонах. Но я не слышала ни плача, ни ударов, если вы об этом.

Ну, вот все и позади. Теперь они все знают. Если Мэтью действительно виноват, она правильно сделала, что обо всем рассказала.


Дэвид чувствовал растущее смятение остальных. Рассказ Беверли им не понравился – он наводил на слишком тревожные мысли. Никому не хотелось думать о плохом, но по лицам окружающих было видно, что они воочию представляют, как Мэтью ссорится с Даной и сталкивает ее с лестницы.

Жаль, что они так разволновались, но он лишь высказал свое мнение. Падение с лестницы не могло быть причиной смерти, тело трогать нельзя. А теперь еще эти новые сведения. Мэтью говорил, что они с Даной не ссорились. Если верить Беверли, получается, что он солгал.

Дэвид был расстроен: Мэтью казался искренне подавленным и безутешным. Однако многие преступники, особенно совершившие убийство в состоянии аффекта, искренне раскаивались в содеянном, но это нисколько не искупает их вины.

Вероятно, Дэвид огорчился и по личным причинам: ему хотелось верить Мэтью, потому что его и самого когда-то обвиняли в убийстве жены и он не понаслышке знал, как это тяжело. Возможно, в этом все дело.

Не исключено, что он ошибается, и Мэтью действительно столкнул Дану с лестничной площадки, а потом прикончил ее. Просто Дэвиду не хотелось в это верить.

Но он был убежден, что Дану убили. А если ее убил не Мэтью, то кто?


Гвен резко встала и отошла от собравшихся у камина гостей. Сидеть с ними бок о бок было невыносимо. Она принялась ходить взад-вперед вдоль окон, то и дело поглядывая на обледеневшую подъездную аллею и словно надеясь на спасение.

Она взглянула через плечо на остальных. Игра в «Эрудит» прекратилась. Собравшихся слишком обескуражили слова Дэвида, а теперь еще и рассказ Беверли.

Гвен не могла больше находиться рядом с Дэвидом. Сладкое напряжение, связывавшее их ночью, теперь отдавало горечью. Глядя на него, она сама не понимала, что чувствует, – влечение переплелось со страхом.

Она вонзила ногти в ладони. Как он может настолько беспристрастно рассуждать о человеке, пусть и почти незнакомом, который убил любимую – как он утверждает – женщину?

Немного погодя Райли тоже подошла к окну. Гвен мельком взглянула на подругу: широко распахнутые глаза Райли были полны тревоги. Какое-то время они молча стояли плечом к плечу, глядя на ледяной пейзаж, превративший гостиницу в западню.

Наконец Гвен наклонилась к Райли и тихо спросила:

– Думаешь, Дэвид прав, и Дану на самом деле убили?

Зрачки Райли расширились от ужаса.

– Я не знаю, что и думать.

Гвен изучающе поглядела на подругу: ее бледное лицо покрылось лихорадочной испариной. Зря она заговорила на эту тему. Райли принесла с собой свой бокал; ее руки заметно дрожали.

– Ты в порядке? – спросила ее Гвен.

– Ни хрена я не в порядке. А ты?

– И я, – тихо сказала Гвен. – Но ты должна взять себя в руки, Райли. Полегче с выпивкой.

Райли прищурилась:

– Не лезь в чужие дела.

– А ты, значит, в чужие дела не лезешь? – огрызнулась Гвен. Она вдруг поняла, что после возвращения домой их дружбе, возможно, придет конец. И что ее это больше почти не волнует.

Райли немного смягчилась.

– Прости. Я поступила так, как считала правильным. Но я и правда думаю, что Дэвид Пейли тот, кем я его считаю.

– Ну а я так не думаю.

– Почему бы тебе самой его не спросить?

– Я не собираюсь его спрашивать.

– Тогда я спрошу, – сказала Райли и отвернулась.

– Прекрати! – прошипела Гвен и схватила ее за руку. – Подожди.

Райли посмотрела на нее.

– Почему? Думаю, нам стоит прояснить ситуацию, ты не согласна?

– Просто… подожди, – умоляюще сказала Гвен.

Райли нерешительно помедлила.

– Не говори ничего о Дэвиде. Ты можешь ошибаться, – Гвен встревоженно посмотрела на Райли.

– Ладно, – наконец сказала та. – Промолчу. Пока, – она поднесла бокал к губам и сделала большой, жадный глоток.

15

 Сделать закладку на этом месте книги

Беверли отсела от мужа – ей больше не хотелось ни сидеть с ним рядом, ни видеть очертания накрытого простыней тела Даны.

Вот во что превратился их романтический уикенд. А ведь она возлагала на него такие надежды. Ее брак трещит по швам, а сама она попала в плен смертельно опасной ледяной бури, запершей ее в лобби холодного, темного отеля вместе с телом женщины, которую, возможно, столкнул с лестницы собственный богатый жених. Если так, в последние секунды жизни бедная девушка, должно быть, была потрясена до глубины души.

Райли и Гвен вернулись к огню, и Гвен снова опустилась в кресло напротив Дэвида, не поднимая на него глаз. Дэвид осторожно взглянул на девушку. Беверли не сомневалась, что между этими двумя что-то произошло. Накануне она заметила, что их влечет друг к другу, но теперь в их отношениях чувствовалось напряжение.

Внезапно Райли, нервно покручивая кольцо на пальце, обратилась к Дэвиду:

– Думаю, вам не стоит торопиться с выводами.

– Простите? – вежливо поворачиваясь к ней, произнес адвокат.

– По-моему, ваши слова о том, что падение Даны – не просто несчастный случай, бездоказательны.

– Она права, – вызывающе сказал Генри, сверля Дэвида глазами. – Вы не можете знать, что случилось, – если только вы сами ее не убили, в чем я сильно сомневаюсь.

Беверли передернуло от высокомерного тона мужа. Временами Генри ведет себя как полный осел. Должно быть, задыхается в четырех стенах, вот и завелся. Он как бордер-колли – никогда не может усидеть на месте.

– Я никогда не утверждал, что знаю , что случилось, – парировал Дэвид. Меня спросили, что я думаю, и я поделился своим мнением. Я не притворяюсь экспертом.

«Но он ведь и правда  эксперт, – нервно подумала Беверли, – в отличие от всех остальных».


Лорен разглядывала сломанный ноготь, пытаясь вспомнить, привезла ли с собой пилочку. Она взглянула на окружающие ее мрачные лица. Похоже, постояльцам не слишком весело – да если бы и было весело, они бы не стали этого показывать Все посчитали Кэндис бессердечной из-за того, что та, как ни в чем не бывало, ушла в библиотеку поработать. Боже, как здорово было бы отсюда выбраться! А ведь день еще в самом разгаре. Сколько еще им торчать в этой гостинице?

Дэвид считает, что смерть Даны – не несчастный случай, а убийство. Лорен старалась не принимать его слова слишком близко к сердцу.

Она подумала о Мэтью – тот отсиживался в номере по совету адвоката. По словам Беверли, ночью они с Даной поругались. Интересно, правда ли это? Если так, получается, что Мэтью первый подозреваемый? Хотелось бы ей знать, что на самом деле думает адвокат.


Бредли с присущей ему наблюдательностью, которая всегда помогала ему в работе, отметил, что атмосфера в лобби отцовской гостиницы неуловимо изменилась. Гости вели себя совсем иначе, чем накануне.

Дэвид выглядел задумчивым и озабоченным, а Гвен – огорченной. Иэн перестал изображать из себя беззаботного весельчака, а его девушка Лорен притихла и внимательно наблюдала за остальными. Неизвестно, что беспокоило Генри и Беверли прошлым вечером, но сегодня все стало только хуже. Прежней осталась только Райли – как и вчера, она явно балансировала на грани нервного срыва.

Когда Дэвид сказал, что, по его мнению, Дану убили, все выглядели изумленными, но за удивлением чувствовался страх.

Работая, Бредли непрестанно прокручивал в голове случившееся.


Суббота, 14:00 

Постояльцы все еще испуганно теснились в лобби. Беверли без конца размышляла о своем положении. Ей никак не удавалось отделаться от мысли, что у Генри роман на стороне, хотя она и пыталась убедить себя, что это бред. Генри не такой уж любитель приключений. Он не из тех, кто изменяет женам. До сегодняшнего утра Беверли и мысли не допускала, что он ей неверен. Теперь она старалась отогнать неприятные подозрения.

Она заметила, что Дэвид наблюдает, как суетится вконец измученный Бредли.

– Почему бы нам не подсобить Бредли? – мимоходом спросил он. – Генри, вы не против сходить со мной в сарай и принести поленьев для камина? И, пожалуй, для дровяной печи в кухне.

– Это вовсе не обязательно, – покраснев, сказал Бредли.

– Никаких проблем, – заверил его Дэвид. – У тебя, должно быть, дел по горло.

Генри бросил свой дорогой свитер на кресло у камина и вслед за Дэвидом снял с вешалки куртку. Адвокат взял с собой в сарай единственный фонарик, который вручил им Бредли, предупредив, что батареек, скорее всего, надолго не хватит.

Все остальные как будто замкнулись в себе. Беверли поймала себя на том, что не отрываясь смотрит на брошенный у огня свитер мужа. Она почти не сомневалась, что его мобильник остался в кармане. Нужно вытащить его оттуда так, чтобы никто не заметил.

Она подошла к камину и села у огня – прямо на свитер Генри. Никто не обращал на нее ни малейшего внимания. Из кухни, где возились Джеймс и Бредли, доносился слабый звон посуды.

Быстро ощупав свитер, Беверли сжала в руке телефон мужа и сунула его в собственный карман. Она не хотела доставать его здесь, при всех. Не хотела, чтобы муж, вернувшись из сарая, застал ее в своем кресле.

Она встала и беспокойно прошлась по комнате, притворяясь, что выбирает, какой журнал почитать. Может быть, Генри не сразу заметит пропажу мобильника. Мужчины взяли с собой фонарик, так что ему не понадобится телефон – связи здесь все равно нет. Она только посмотрит его старые сообщения. Даже если Генри начнет искать свой телефон, у него нет никаких причин подозревать Беверли. Ведь у нее есть собственный телефон с фонариком.

Беверли сжала мобильник в кармане и запретила себе раньше времени радоваться – она понятия не имела, какой у него пароль.

Генри и Дэвид вернулись в лобби с первыми вязанками дров и бросили их у камина. Подложив в полыхнувший искрами огонь еще одно полено, Дэвид помешал в очаге железной кочергой, и мужчины снова ушли за дровами. На Беверли муж даже не взглянул.

– Пойду немного отдохну в номере, – сказала Беверли.

– Может, и нам подняться? – предложила Иэну Лорен и забрала с приставного столика свою книгу.

«Похоже, никто больше не хочет оставаться в лобби, – подумала Беверли. – Постояльцы уже начинают друг от друга уставать». Она торопливо пошла к лестнице – скорей бы добраться до номера и проверить, удастся ли ей разблокировать телефон мужа. Взглянув вниз с лестничной площадки, она увидела, что Гвен тоже уговаривает Райли подняться в номер.

Вскоре Беверли, светя себе под ноги фонариком на собственном телефоне, добралась до номера, открыла дверь ключом и заперлась внутри.

Сев на кровать в сумрачной комнате, она вытащила из кармана мобильник мужа. Она сто раз видела, как Генри пользуется телефоном: он всегда смахивал указательным пальцем вниз и в сторону. Воодушевленная своей догадкой, она начертила на экране заглавную «Г» – «Генри». Не сработало. Должно быть, с тех пор, как она в последний раз видела его с телефоном, он сменил пароль. Зачем, если ему нечего скрывать? Беверли расстроенно уставилась на мобильник и безуспешно ввела еще несколько комбинаций. Наконец она начертила заглавную «Т» – Тедди всегда был любимчиком мужа, – и телефон разблокировался. Она чуть не захлопала в ладоши от радости. Генри все же болван! Вечно он ее недооценивает.

Беверли мельком проглядела его электронную почту, полную длинных и занудных рабочих писем, – если любовница пишет ему сюда, Беверли никогда ее не найдет. Затем она перешла к сообщениям, просматривая их сверху вниз и пропуская имена знакомых. Заметив неизвестное ей женское имя, она нажала на диалог. При виде фотографии женщины сердце Беверли чуть не остановилось. Она начала читать снизу, с последнего смс, и пошла от конца к началу.

Не знаю. Мне придется уехать на выходные со своей пилой.

Когда я снова тебя увижу?

Пила. Вот как он ее прозвал! Боль нарастала жгучей волной. Да, она пилит его и детей. Пилит, потому что они все ее замечания пропускают мимо ушей. Если бы сразу ее слушались, ей не приходилось бы их пилить. Беверли почувствовала себя старой, надоедливой каргой. Слезы застилали глаза.

Ужасно скучаю!

Ты по мне скучаешь?

К сообщению было прикреплено фото девицы с голой грудью и бесстыжей усмешкой. Беверли потрясенно уставилась на снимок. Молодая красотка. Разлучница. Она ничего не знает о жизни.

И что эта девушка нашла в ее муже? Если она охотится за деньгами, ее ждет большое разочарование. «После развода у него не останется ни гроша», – в ярости подумала Беверли. Наконец она взяла себя в руки и глубоко вздохнула.

Она не собирается разводиться. Ясно же, что это мимолетная интрижка, кризис среднего возраста. Генри совершил ошибку. Они переживут эти временные трудности вместе. Она не может его потерять. Он ей нужен.

Беверли просмотрела их переписку до начала. Ей не терпелось узнать, как долго это продолжается. Всего месяц. Генри подцепил ее в баре.

Как же банален ее муж.

У нее чесались руки отправить этой сучке собственное фото. Но она не решалась. Потом вспомнила, что телефоны здесь все равно не ловят. Ну и ладно. Наконец она снова убрала мобильник в карман. Надо побыстрее спуститься, вернуть его на место и хорошенько подумать. Нужно повести себя мудро.

Беверли открыла дверь в коридор.

16

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 14:20 

Мэтью сидел у себя в номере в полном одиночестве. На журнальном столике стоял поднос с нетронутым обедом, который принес ему Бредли. Если бы только можно было позвонить отцу! Но связаться с ним невозможно. Отец подсказал бы, что предпринять. В трудной ситуации на него всегда можно было положиться.

Мэтью поднялся с кресла и беспокойно выглянул из окна: внизу все заледенело. В такую погоду за руль не сядешь. В Нью-Йорк ему сейчас никак не вернуться. Да и как он уедет? Все решат, будто он скрывается от правосудия.

Нет, он застрял в этом отеле. Остается только дожидаться полицейских.


Дремавшего у огня Генри разбудил какой-то шум. Он открыл сонные глаза: по лестнице спускалась его жена. Сначала она держалась за поручень, потом сделала крюк, обходя тело Даны. От выражения ее лица ему стало не по себе.

Он уже заметил, что из кармана его свитера пропал телефон. Вряд ли он мог его выронить, да и потом, он все обыскал, но тщетно. Увидев лицо жены, Генри моментально понял: телефон у нее.

Это может значить только одно: она подозревает о них с Джилли. Неужели ей удалось угадать его пароль?

«Боже, – устало подумал он, глядя, как жена идет к нему. – Может, и лучше, что все раскрылось». Теперь она поймет, что должна его отпустить. Поначалу ей, конечно, будет горько, но он любит другую. У Беверли хорошая работа. Она справится. Им обоим придется нелегко – особенно ей, – но жизнь наладится.

Возможно, на какое-то время дети его возненавидят, но потом все устаканится. И у Теда, и у Кейт есть друзья, чьи родители в разводе. В наши дни это совершенно нормально. Дети больше не винят родителей за развод – они готовы к тому, что мама с папой рано или поздно разбегутся. Их даже устраивает, что каждый из родителей, чтобы загладить вину, задаривает их всяким барахлом.

Беверли с самым серьезным видом уселась напротив Генри, и он внутренне собрался, готовясь к разговору.


Сердце Беверли упало – судя по лицу Генри, он только и дожидался ее появления. У нее никак не получится вернуть телефон на место. Ну и отлично. Рано или поздно им придется поговорить – почему бы не сейчас? Это неизбежно. Может, оно и к лучшему.

– Мне нужно кое-что тебе сказать, – начала Беверли, сев напротив мужа и придвинув кресло поближе к нему.

Генри окинул ее тяжелым взглядом.

– Это ты взяла мой телефон?

С минуту она смотрела на свои колени, собираясь с духом, и наконец снова подняла глаза:

– Да.

– Я так и знал, – холодно сказал он.

– Я хотела выяснить, не изменяешь ли ты мне, – она помолчала. – Мне удалось подобрать твой пароль.

Генри выглядел удивленным.

– Спорю, ты не думал, что я на такое способна, – она попыталась улыбнуться, но выражение его лица ее пугало.

Однако пути назад уже не было. Может, Генри поймет, как смешон его тайный романчик. Беверли хотелось хоть немного его задеть: пусть поймет, какую боль он ей причинил. Может, ему станет стыдно и он бросит свою девицу.

– Я нашла твою переписку с твоей… девушкой. – Муж молчал, и в ее голосе прорвалось невольное раздражение: – Очень познавательно! Я видела ее фото. Я даже знаю, как она выглядит обнаженной, – тихо сказала она, не сводя глаз с мужа. Тот словно оцепенел. – Она ведь намного младше меня, правда? – Беверли безуспешно пыталась сдержать отвращение. – Это ж надо, голубки, какое прозвище вы мне придумали. – Она старалась не давать себе воли, но никак не могла подавить ярость. – «Пила». Вы называете меня пилой, – она попыталась заглянуть ему в глаза, но он отвел взгляд. Трус. – Как думаешь, каково мне было узнать, что вы занимались сексом у меня за спиной и называли меня пилой? «Мне придется уехать на выходные со своей пилой».

Генри упорно прятал взгляд.

– Обязательно обсуждать это здесь? – наконец сухо спросил он. – Нельзя подождать до возвращения домой?

– Вообще-то, нельзя. Зачем ждать? Зачем притворяться? Приятно облегчить душу, – ее понесло. – А знаешь, как я называю тебя? Ты большой ребенок. Всем нам приходится мириться с разочарованиями, старением и быстротечностью жизни. Ты взрослый человек, а ведешь себя так же инфантильно и эгоистично, как и многие стареющие мужчины. Это грустно. Грустно и нелепо. – Беверли помедлила, собираясь с мыслями. – Ты ее не любишь, Генри. Твое увлечение недолговечно. – Она подождала, пока он вникнет в ее слова. Оставалось лишь надеяться, что ей удастся до него достучаться. – Ты думаешь, что можешь сбежать с молоденькой и все будет чудесно: переедешь в ее квартиру, может, прикупишь себе автомобиль с откидным верхом. Больше никаких фургонов, не придется развозить детей на футбол по три раза в неделю! С детьми будешь видеться по выходным – если захочешь – и, как большинство мужиков, напрочь забудешь об алиментах. Сплошной секс, ужины в ресторанах да путешествия – и никаких обязательств. Ну, так подумай еще раз, потому что будет вот как. – Она снова помолчала, давая ему осмыслить сказанное, и продолжила примирительным тоном: – Долго это не продлится. Ты от нее устанешь. Она устанет от тебя. Ты соскучишься по мне и детям. Деньги кончатся. Я уверена, ты пожалеешь, что ушел. – Муж наконец поднял глаза и посмотрел на нее. – Генри, не разрушай наш брак. Забудь ее.

Беверли давала ему шанс. Она затаила дыхание – но он так ничего и не сказал. У нее оборвалось сердце, а тело, словно заточенное в бочку, швыряло по порогам водопада.

Она вспомнила, с какими надеждами приехала сюда прошлым вечером – казалось, это было давным-давно. Какой же она была дурой. Вообразила, будто они просто отдалились друг от друга и стоит только провести время вдвоем, как прежняя близость вернется. А он даже не потрудился подняться с ней в номер и помочь с сумками. Так и остался здесь, в лобби, подбирая экскурсии, чтобы у них не осталось времени подумать, поговорить.

Как он посмотрел на нее, когда она вышла к нему в своей новой сорочке.

Все это время он думал о другой.

Что ж, она не собирается с этим мириться. Увлечение – это не любовь. Нужно дать ему время образумиться. Это просто… что-то вроде безумия среднего возраста. Он к ней вернется. Все будет хорошо. Надо переждать, вот и все.

– Подумай над этим, Генри, – Беверли медленно поднялась и вернулась в номер, оставив мужа у огня в одиночестве.


Суббота, 15:30 

Батарейка на ноутбуке Кэндис почти села. Она выругалась вслух в пустой библиотеке, снова сохранила файл и решила, пока не поздно, выключить компьютер. Нужно оставить немного заряда на случай, если потребуется свериться с рукописью. Надо было распечатать ее и привезти с собой. Твою мать . Больше такое не повторится. Она пообещала себе, что впредь станет брать с собой распечатанную рукопись, куда бы ни поехала. Ведь ей так редко выпадает возможность спокойно поработать.

Кэндис опустила глаза на закрытый ноутбук, решая, как поступить. Наверное, придется писать от руки. Жаль, у нее такой неразборчивый почерк, – она и сама с трудом его понимает. Ну и бумагу она, конечно, с собой не привезла. Эпоха гаджетов, ха-ха! Обведя взглядом комнату, Кэндис выбралась из удобного кресла у огня и подошла к столу в ближнем к двери углу. Какой он старый – должно быть, стоит здесь с незапамятных времен. На столе не было ничего, кроме старомодного кожаного бювара с изящным ножом для вскрытия писем. Она потянула за ручку верхнего ящика – тот с легкостью поддался. Внутри лежала единственная одинокая скрепка. Все больше отчаиваясь и раздражаясь, Кэндис выдвинула боковые ящички.

– Полцарства за ручку и бумагу, – пробормотала она себе под нос. Ничего. Вот дерьмо! 

Затем она вспомнила про письменный стол в номере. На столе наверняка лежит папка с почтовой бумагой с логотипом гостиницы. Ну конечно! Большинство отелей предоставляет ручку и почтовую бумагу. А если у нее бумага закончится, всегда можно


убрать рекламу


одолжить ее у других постояльцев. Никому, кроме нее, она не понадобится. Кэндис надеялась, что в этом старомодном отеле ей не придется полагаться на перо и чернила.

Прижимая к груди еще теплый ноутбук, писательница торопливо вышла из библиотеки. Она повернула направо и двинулась было в сторону лобби, но вдруг вспомнила, что рядом с кухней есть черная лестница. Она с любопытством развернулась и двинулась вперед по заднему коридору гостиницы. Дверь на служебную лестницу находилась в конце, возле запертой кухни.

На лестнице было совершенно темно – Кэндис как будто свалилась на дно колодца. Она хотела было вернуться назад, но в конце концов достала из кармана телефон и включила фонарик, обреченно заметив, что мобильник тоже почти сел. Медленно, с опаской она стала подниматься по узкой, грубой деревянной лестнице. Возможно, все-таки лучше было вернуться в лобби и подняться по парадной лестнице, хоть там и лежит труп. Наконец она добралась до третьего этажа, открыла дверь и с облегчением вышла в освещенный единственным узким окошком сумрачный коридор. Ее комната, номер триста шесть, находилась в его противоположном конце. Кэндис поспешно вставила ключ в замок и вошла, не позаботившись закрыть за собой дверь, – она только возьмет все, что нужно, и сразу вернется к камину в библиотеке. От здешнего холода у нее ныли суставы.

Взглянув на стоящий у окон письменный стол, Кэндис увидела папку. Пройдясь по толстому, заглушающему все звуки ковру, она нетерпеливо открыла папку. Внутри лежали несколько листов качественной кремовой бумаги для письма и ручка. Кэндис с облегчением улыбнулась.

17

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 16:00 

Около четырех часов вечера постояльцы снова начали спускаться в лобби. Всем хотелось горячего чая. Старательно не замечая труп у подножия лестницы, они быстрым шагом направлялись в столовую. Мэтью так и не появился. Все сошлись во мнении, что лепешки, испеченные Джеймсом к чаю и кофе, – сущее объедение.

Гвен пила обжигающий чай, наслаждаясь теплом чашки в ладонях, и гадала, доведется ли ей еще когда-нибудь поговорить с Дэвидом.

– Предлагаю всем сходить в ледяной бар, – сказал Генри. – Дорожка расчищена, и я уже туда заглянул. Он и правда впечатляет.

– Спасибо, что потрудились со снегоуборщиком, – поблагодарил его Бредли.

Гости захватили оставшиеся у главного входа куртки и ботинки и, пройдя по заднему коридору вслед за Бредли, оказались в сарае, где чудесно пахло колотыми дровами. Когда все надели верхнюю одежду, Бредли открыл дверь на улицу, и в сарай тут же ворвался колючий ветер. Первыми наружу вышли Бредли и Генри, потом Иэн и Лорен. Следующим пошел Дэвид. Беверли, обогнав Гвен, направилась вслед за ним.

Гвен, шагавшая за Райли, закрыла за собой дверь сарая. Небо было пасмурным, дул резкий ветер. Они гуськом побрели по расчищенной дорожке, вдоль которой высились сугробы. Впереди виднелась только спина Райли. Гвен подняла глаза на согнувшиеся под ветром лесные деревья. Райли что-то сказала ей через плечо, но ее слова унес ветер. У Гвен заледенел кончик носа. К счастью, здесь хотя бы не растут огромные деревья. Не хватало только, чтобы какая-нибудь ель рухнула на тропинку. Наконец они остановились на расчищенной площадке перед ледяным домиком.

Постройка походила на эскимосское иглу: фасад был сооружен из огромных глыб льда. Гвен с интересом отметила, что строители ухитрились вмонтировать в лед пару деревянных дверей.

– Двери – единственное, что не сделано изо льда и снега, – сказал Бредли. Изо рта у него шел пар. – Домик приходится заново отстраивать каждую зиму – по весне он тает.

– Многовато работы для тающей постройки, – сказала Беверли, чье лицо заострилось от мороза.

– Зато каждый год домик выглядит по-разному, – сказал Бредли. – Новый дизайн, новые скульптуры. Погодите, пока не увидите его изнутри.

– Значит, вы не строите его сами? – поинтересовался Иэн.

– Ну уж нет!

Бредли открыл дверь, и все вошли внутрь.

Гвен ахнула. Они словно попали в искрящуюся, мерцающую сказку. Под сводчатой крышей блестела изогнутая ледяная стойка бара, возле которой стояло несколько таких же ледяных высоких табуретов. На ледяных полках за баром переливались в необычном освещении бутылки.

Бредли, чья красная шерстяная шапка была единственным ярким пятном среди серебристого льда, встал за стойку.

– Настоятельно рекомендую попробовать водку-мартини, – сказал он.

Дожидаясь напитка, Гвен огляделась по сторонам. Помимо самой барной стойки, вокруг стояли круглые столики и скамейки с изогнутыми сиденьями – тоже ледяные. Но от чего у нее по-настоящему захватило дух, так это от скульптуры над баром: над смешивающим коктейли Бредли парила огромная, во всю ширину стойки, хищная птица с распростертыми крыльями и вытянутыми когтистыми лапами, словно готовая спикировать на добычу.

Дэвид подошел к Гвен и затянутой в перчатку рукой подал ей большой конусовидный бокал. Теперь, когда он оказался перед ней, она поняла, что нервничает.

– Не хотела бы я попасть сюда без зимней куртки, – сказала она.

Гвен ощущала на себе пристальный взгляд Райли, но ей было все равно.

– Глаз радуется… – произнес Дэвид.

– Не правда ли? – согласилась Гвен.

– Я говорил не о ледяном домике, – прошептал он.

Несмотря на мороз, она почувствовала, что тает. Райли что-то перепутала. Дэвид не может быть тем, за кого она его принимает. Райли заблуждается. Райли во многом заблуждается.

Не сводя с нее глаз, Дэвид сделал глоток мартини.

– Кэндис многое теряет, – залившись краской, уже громче сказала Гвен.

– Она в библиотеке, – сказал из-за стойки Бредли. – Просила, чтобы ее не беспокоили.

– Думаю, она пожалеет, что не побывала в ледяном баре, – сказала Гвен. – Здесь так чудесно.

Бредли улыбнулся.

– Пожалуй, вы правы. Я сбегаю к ней и постараюсь убедить ее к нам присоединиться, – сказал он, выходя из-за стойки.

– Расслабься, – мягко сказал Гвен Дэвид. Она нервно улыбнулась и отпила из бокала. – Думаю, нам нужно найти время и место, чтобы поговорить, – добавил он, понизив голос. – Наедине.

Гвен кивнула. Им явно не удастся поговорить здесь, в четырех стенах, когда кругом столько людей. Под надзором Райли. Но вскоре им нужно будет объясниться. Она одновременно желала этого и боялась.


Бредли вышел из ледяного домика, поднял воротник, спасаясь от порывистого ветра, и, опустив голову, двинулся обратно к сараю. Его приятная улыбка исчезла. «Как тяжело держать отель», – устало подумал он. Бесконечные заботы. Хлопочешь, любезничаешь с людьми. Эти гости довольно милые. Но ему не хотелось работать здесь вечно. Сколько можно разливать напитки, разносить еду, убирать за другими, служить мальчиком на побегушках? Отец мечтал, чтобы однажды гостиница досталась ему, но Бредли не хотел навсегда застрять в глуши. Как бы он ни любил это место, да и отца, ему не терпелось уехать. Он не хотел всю жизнь обслуживать богачей, которые, в отличие от него, имели возможность поехать, куда захотят. К тому же, не в пример отцу, он не любил готовить.

Однако Бредли не мог и подумать об отъезде без тягостного чувства вины. Не может же он бросить здесь отца одного. Он знал, что отец беспокоится, – он вечно беспокоится. Если бы отец согласился продать гостиницу и уйти на покой, Бредли был бы свободен.

В библиотеке Кэндис не оказалось. Юноша быстро обошел первый этаж, но так ее и не нашел. Должно быть, она прилегла вздремнуть у себя в номере, но ему не хотелось бегать на третий этаж только ради того, чтобы в этом убедиться. На мгновение он позабыл о Кэндис. У него большие планы. Он поднакопит деньжат и…

– Бредли, это ты? – закричал из кухни отец.

Бредли заглянул к нему.

– Да.

– Помоги мне с готовкой. Можешь кое-что порезать?

– Нет, не могу, – резко ответил юноша. Отец удивленно вскинул глаза. – Мне нужно разливать напитки в ледяном домике.

– Что с тобой такое? – спросил отец, пристально глядя на него. – Надеюсь, мне не нужно напоминать тебе о допустимых границах, – опасливо сказал он.

Бредли не выносил, когда ему напоминали, что он должен знать свое место. Он почувствовал, что вот-вот вспылит, и молча вышел из кухни, хлопнув дверью.


Дэвид любовался Гвен, которая в своей ярко-красной лыжной куртке и шапке в розово-красную полоску выглядела особенно хорошенькой.

– В библиотеке ее не было, – сообщил вернувшийся из отеля Бредли. – Не знаю, где она.

К этому моменту все допили свои напитки, начали замерзать и решили вернуться в гостиницу. На улице уже смеркалось. Завывал ветер. По дороге к сараю Дэвид держался поближе к Гвен.

– Точно так же воет ветер на Эвересте, – сказала Райли, когда они вошли внутрь.

– Вы там были? – спросил Генри.

– Нет, но я видела документальный фильм.

Все были рады вернуться в натопленное лобби. Кое-кто из продрогших постояльцев так и остался в шапках и перчатках. Гвен, потирая ладони, встала у камина. Дэвид думал, как бы так устроить, чтобы поговорить с ней наедине. Можно пойти в бар, развести огонь и побыть вдвоем. Бредли снова пошел в библиотеку, чтобы проверить, там ли Кэндис. Лорен собралась поразгадывать кроссворд и перегнулась через стойку регистрации в поисках ручки.

Бредли, качая головой, вернулся в лобби.

– Ее до сих пор там нет. Я уже обошел весь первый этаж. Наверное, она у себя. Пойду посмотрю.

Дэвида охватило смутное беспокойство. Где же Кэндис?

– Я схожу с тобой, – сказал он.

– Я тоже пойду, – сказала Гвен.

Остальные не испытывали никакого желания подниматься по темной лестнице. Бредли захватил с собой одну из мерцающих керосиновых ламп, стоявших на журнальном столике. Солнце уже клонилось к закату, и в окна почти не проникал свет.

Бредли высоко поднял лампу, и Дэвид с Гвен пошли за ним. На темных обоях плясали тени. Дэвид включил фонарик на телефоне и посветил под ноги. Батарейка почти села.

– Я видел ее после обеда, когда убирал поднос, – произнес Бредли, поднимаясь по лестнице. – Сказал ей, что мы будем пить чай в четыре. Она ответила, что придет, если захочет чая, и попросила ее не беспокоить. Жаль, что она не пошла с нами в ледяной бар, – добавил он. – Но мы всегда можем туда вернуться.

Третий этаж показался Дэвиду еще темнее и мрачнее, чем нижние. Было холодно, как в могиле. Номер Кэндис находился слева от лестницы, напротив чулана. Бредли постучал, но ответа не последовало. Он постучал снова. Дэвид старался казаться невозмутимым, но теперь уже он беспокоился всерьез.

Бредли взволнованно повернулся к нему.

– Думаете, нам стоит открыть дверь?

Дэвид замялся.

– Может, она где-то еще?

– Я уже везде смотрел.

Дэвид кивнул. Передав ему лампу, Бредли выбрал из связки нужный ключ, вставил его в замок и медленно открыл дверь. Дэвид высоко поднял лампу.

На полу, с туго затянутым вокруг шеи платком, лежала Кэндис.


Суббота, 17:35 

Зловещий свет керосиновой лампы выхватил из темноты распростертое на полу тело, бледное пятно лица и затянутый на горле Кэндис шелковый платок. Гвен вскрикнула. Дэвид обхватил ее своей сильной рукой и притянул ее голову к себе на грудь. Слишком поздно – она почувствовала, как желудок разъедает кислота, а к горлу подкатывает желчь.

Гвен задрожала на груди у Дэвида, сдерживая рвоту. Голова ее шла кругом. Смерть Даны хотя бы выглядела , как несчастный случай. Вопреки словам Дэвида, Гвен и мысли не допускала, что ее убили. Она не хотела в это верить. Но теперь ошибки быть не могло. Кэндис задушили ее собственным платком.

Содрогаясь от ужаса, она услышала, как кто-то бежит вверх по ступеням.

18

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда раздался крик Гвен, Райли, пересилив страх, кинулась вверх по лестнице. Остальные бросились за ней. Добежав до номера Кэндис, она сперва увидела прильнувшую к Дэвиду Гвен, а потом распростертое на полу номера тело. Райли сдавленно вскрикнула и почувствовала, что задыхается.

Остальные толпились вокруг, пытаясь разглядеть, что происходит в комнате. Кэндис явно была мертва. Все рвались в номер, и Райли посторонилась, уступая им дорогу. Ее тревога достигла апогея, а ум отчаянно пытался осмыслить произошедшее. Гвен отстранилась от Дэвида, и он поставил лампу на стол. Кэндис оказалась в кругу света, словно актриса в луче софита. Она казалась ненастоящей.

Не выдержав этого зрелища, Райли перевела взгляд на остальных. Схватившись за край стола, чтобы не упасть, Бредли смотрел на Кэндис так, будто увидел привидение.

Уголки рта Дэвида мрачно опустились.

Стоящая рядом с ним Гвен, борясь с тошнотой, прикрыла рот ладонью.

– Боже, – пробормотал застывший на месте Иэн. Лорен, оттолкнув его, подошла к телу, опустилась на колени и попыталась ослабить платок на шее Кэндис.

– Все назад! – приказал Дэвид. – Мы ей уже ничем не поможем.

Лорен отшатнулась и подняла глаза. Ее лицо было мертвенно бледным.

Позади Райли кто-то всхлипнул. Она оглянулась: на пороге, глядя на Кэндис, стояли Генри и Беверли. Беверли с трудом сдерживала рыдания. В темном дверном проеме показался высокий, взъерошенный Мэтью, а за ним – запыхавшийся Джеймс.

Райли снова заставила себя взглянуть на тело. Кэндис лежала на животе с откинутой влево головой. Обескровленное лицо белело на темном ковре, а глаза были удивленно распахнуты. Она выглядела… чудовищно. Зрелище было душераздирающим.

Смерть беспощадна.

Ощутив знакомый прилив паники, Райли на миг закрыла глаза и постаралась дышать спокойно и размеренно. Когда она снова их открыла, все, вопреки распоряжениям Дэвида, уже теснились в номере. Кто теперь будет следить за порядком? Райли по собственному опыту знала, как быстро может наступить хаос.

Гвен все еще стояла рядом с Дэвидом, глядя на мертвую женщину. Лицо Гвен сморщилось и она была готова вот-вот расплакаться. «Она слишком впечатлительна для таких кошмарных сцен», – подумала Райли.

– Нужно оставить все как есть, – тихо сказал Дэвид. – Полицейские разберутся, когда приедут.

– И когда же это произойдет? – напряженно спросила Лорен.

– Не знаю, – сказал Дэвид.

– Как вы можете быть таким спокойным? – пронзительно воскликнула Лорен. – Ее убили! Нужно вызвать полицию!

– И как, по-вашему, мы это сделаем? – заорал Генри.

– Я не знаю! – огрызнулась Лорен. – Но надо что-то придумать.


Увидев труп, Генри был потрясен до глубины души. Смотреть на Кэндис было невыносимо, и он перевел взгляд на Мэтью. В последний раз Генри видел его еще ранним утром, когда обнаружили тело Даны. Мэтью вышел из своего номера, только услышав крик Гвен. Кое-кто из гостей подозревал, будто Мэтью столкнул невесту с лестницы. Но это новое убийство все меняет. Генри взглянул на Дэвида. От обычного спокойствия адвоката мало что осталось.

Кэндис задушили, а значит, где-то здесь, в гостинице, находится убийца. А полиция придет на помощь нескоро.

Генри оглядел остальных – похоже, эта мысль пришла в голову не ему одному. В воздухе чувствовался страх.

Рядом шумно дышала Беверли. Насколько серьезной опасности все они подвергаются? Генри вдруг поймал себя на чудовищной мысли: если бы вместо Кэндис задушили Беверли, все его проблемы решились бы сами собой. Смерть жены позволила бы ему вздохнуть свободно. Со странным, волнующим смятением он представил, как входит в их номер и обнаруживает ее мертвой. Полет его воображения прервал Дэвид.

– Возможно, это совершил один из нас, – сказал он.

В комнате повисла пугающая тишина.

Наконец Беверли недоуменно покачала головой.

– Конечно, нет, – сказала она и, не дождавшись ответа, возмущенно воскликнула: – Вы считаете, один из нас  – убийца?

– Не исключено, – сказал Дэвид.

– Но это же абсурд, – проговорила Беверли, лихорадочно оглядывая остальных. – Похоже, вы думаете, что на убийство способен чуть ли не кто угодно. Убийцы – не просто обычные люди.

Генри мысленно согласился с женой – версия о том, что убийца находится среди них, звучала смехотворно. Такое бывает только в книжках. Он готов был допустить, что Мэтью в приступе ярости убил невесту. Но чтобы он столь же хладнокровно прикончил Кэндис? Чепуха!

«Дэвид слишком часто имел дело с преступниками», – сказал себе Генри. Он с трудом мог представить, чтобы кто-то из постояльцев столкнул эту молодую женщину с лестницы, а потом проломил ей голову о ступеньку. И уж точно не мог вообразить, как один из присутствующих душит Кэндис. Должно быть, в гостинице скрывается кто-то еще. Генри тревожно оглядел освещенную неверными отблесками лампы темную комнату.


Суббота, 17:45 

– Надо обыскать отель, – предложил Дэвид.

Стоящие над телом Кэндис люди изумленно повернулись к нему.

Дэвид понимал, что все они потрясены и, вероятно, неспособны трезво мыслить.

– Погибло два человека. Их убили. Возможно, мы здесь не одни, – прямо сказал он.

Из полумрака на него смотрели испуганные лица.

– Кто бы это ни сделал, он наверняка сумасшедший, – прошептала Лорен.

– Больше в отеле никто не останавливался, – запинаясь, пробормотал Джеймс.

– Есть ли здесь еще какие-то сотрудники?

Джеймс покачал головой:

– Нет. Только мы с Бредли. Остальным буря помешала добраться.

– Возможно, здесь без нашего ведома находится кто-то еще, – предположил Дэвид.

– Нет, – покачал головой Бредли. – Номера заперты.

– Этот номер тоже был заперт, – сказал Дэвид, – а внутри оказалось мертвое тело. Как это произошло?

На какое-то время все замолчали.

– Может быть, она открыла на стук, – предположил Мэтью, явно вспоминая свою погибшую невесту. Им так и не удалось выяснить, почему она вышла из номера.

– Возможно, – размышляя вслух, отозвался Дэвид. – Но, судя по положению тела, Кэндис, когда на нее напали, стояла у стола спиной к двери. Она открыла либо человеку, которому доверяла, либо просто знакомому – например, одному из нас. Она должна была чувствовать себя спокойно, чтобы впустить гостя в комнату и повернуться к нему спиной. Или кто-то открыл дверь сам незаметно для нее.

– Но это невозможно! Ключи хранятся за стойкой регистрации, – сказал Джеймс и покраснел, поняв, какую глупость сморозил.

– Но в эти выходные за стойкой далеко не всегда стоял сотрудник, – заметил Дэвид.

– Кто-то мог взять ключ, когда в лобби было пусто, – сказал Генри.

– Но как можно не услышать скрип двери? – спросил Иэн.

Дэвид поднял руку, призывая всех замолчать. Исчерпывающий ответ на вопрос Иэна дали пронзительные завывания ветра.

– Господи, – испуганно пробормотала Лорен.

– Вы полагаете, что в отеле есть кто-то еще? Убийца, который может пробраться в наши номера? – скатываясь в истерику, выпалила Райли. Ее зрачки расширились от страха.

Гвен обеспокоенно посмотрела на подругу и быстро сказала:

– Может, дверь уже была открыта. Может, Кэндис зашла ненадолго, чтобы что-нибудь взять.

– Возможно, – согласился Дэвид.

Наступила долгая тишина: каждый размышлял над сложившимся положением.

– Предлагаю обыскать всю гостиницу, включая наши номера, – если, конечно, никто не возражает?

Дэвид пристально поглядел на товарищей по несчастью. Возможно, один из них что-то скрывает. Необходимо выяснить, есть ли здесь кто-то еще. Кто-то, о ком они не знают.

Постояльцы тревожно переглянулись, но возражать никто не стал.

– Может, лучше накрыть тело? – срывающимся голосом спросил Бредли.

– Нет, оставь все как есть, – сказал Дэвид и добавил: – Пожалуй, будет лучше, если мы разделимся. Несколько человек обыщут отель, а остальные вернутся вниз и посидят у камина. Джеймс и Бредли пойдут со мной.

– Я вернусь вниз, – быстро сказала Райли.

– Я тоже, – сказала Лорен. – Не хочу расхаживать по гостинице в темноте.

– Я останусь с тобой, – заботливо сказал Иэн, – и не спущу с тебя глаз.

– А я хочу поучаствовать в обыске, – сказал Генри и, повернувшись к жене, добавил: – Почему бы тебе не спуститься и не посидеть в тепле вместе с остальными?

– Нет, я хочу быть с тобой, – казалось, Беверли было спокойно только рядом с мужем. Остальных она почти не знала.

Дэвид повернулся к Мэтью:

– А как насчет вас?

– Я пойду с вами, – решительно сказал тот.

– Присоединяйся к Райли и остальным, – сказал Дэвид Гвен.

Она выглядела такой напуганной и ранимой, что он не мог за нее не волноваться. Та кивнула, и Иэн проводил девушек обратно в лобби.

Райли вышла из номера Кэндис вслед за Иэном, Лорен и Гвен, держась так близко к подруге, что почти наступала ей на пятки. Несмотря на лучик света, отбрасываемый телефоном Иэна, в коридоре стояла непроглядная темнота. Райли шла последней. Пока они молча спускались с третьего этажа, она пыталась не думать о безжизненном теле Кэндис. Но это ей никак не удавалось. Воображение разыгралось – она невольно представляла себе последние мгновения Кэндис. Кто-то зашел в холодную, темную комнату этой женщины и задушил ее. Райли воображала, как платок все туже затягивается вокруг ее шеи, перекрывая кислород. Должно быть, она сопротивлялась…

Райли почувствовала, что и сама дышит часто и неровно. Она тревожно оглянулась. Темнота закрывала обзор непроницаемым бархатным покрывалом. Райли заметила, что отстает, – остальные ушли далеко вперед. Она крепко схватилась за перила. Только недавно она молниеносно взбежала по этим ступеням. Теперь же, увидев мертвую Кэндис, она как будто передвигалась в вязкой патоке. Каждый шаг длился целую вечность. Она была сама не своя. Райли старалась догнать остальных, пока те не добрались до лестничной площадки и крошечный луч света не исчез за поворотом.

Она не могла отделаться от чувства, что кто-то посторонний наблюдает за каждым их движением. Должно быть, он следил за Кэндис, а теперь она мертва. Возможно, он наблюдает и за Райли прямо сейчас – затаился на лестнице за ее спиной и вот-вот нападет.

Внезапно она почувствовала на себе чужой взгляд. Позади, из-за черного покрывала, тянула к ней руки смерть.

Райли почудилось вверху движение, какой-то еле слышный шорох, и она, тяжело опираясь на поручень, в панике бросилась за остальными.

– Подождите! – закричала она, спотыкаясь, и тут же столкнулась с Гвен – оказывается, та ушла не так уж далеко.

– Я здесь, Райли, – обняла ее подруга.

– Кажется, наверху кто-то есть! – выдохнула Райли.

Фонарик ослепительной вспышкой блеснул ей в лицо и замелькал по ступеням и стенам. Все подняли глаза, но мрак был слишком глубоким.

– Не думаю, что там кто-то есть, Райли, – твердо сказал Иэн.

– Пойдем, – сказала Гвен, взяв ее за руку. – Мы почти пришли.


Дэвид повернулся к остальным.

– Давайте начнем с пустующих номеров на этом этаже.

Он заметил, что на этот раз Бредли кажется еще более обескураженным, чем его отец. Джеймс молча забрал из дрожащих рук юноши связку ключей. Обыск решили начать с соседнего с комнатой Кэндис номера, напротив которого жили Лорен и Иэн. Оглянувшись на мнущихся в темном коридоре спутников, Дэвид повыше поднял керосиновую лампу, и Джеймс вставил ключ в замок. Дверь распахнулась, и Дэвид с лампой в руке переступил порог. Остальные вошли вслед за ним, освещая комнату фонариками «Айфонов».

Пусто. Опрятная комната как будто ждала следующего жильца. Они заглянули в ванную, в ящики шкафов и под аккуратно заправленную кровать. Ничего.

Потом перешли к следующему незанятому номеру, который соседствовал с комнатой Кэндис с другой стороны. Там тоже ничего не оказалось.

Тревожная находка ждала их только в последней свободной комнате по той же стороне коридора, напротив номера Гвен и Райли. Дэвид посветил на замок, и Джеймс вставил в него ключ и открыл дверь. Заметив удивление на лице владельца отеля, Дэвид заглянул внутрь: постель не была застелена.

– Не двигайтесь, – коротко сказал он и замер, настороженно прислушиваясь.

Его взгляд метнулся к открытой двери в ванную. В комнате кто-то побывал. Возможно, он все еще здесь, в ванной. Дэвид похолодел от страха. Но что-то неуловимое, подсознательное – может быть, его собственное обоняние или слух – подсказывало ему, что в номере никого нет. Он быстро шагнул в ванную и осмотрелся. Пусто.

– Что происходит? – визгливо спросила Беверли из коридора.

– Ничего, все в порядке, – сказал Дэвид.

Остальные один за другим вошли в пустую комнату, растерянно ахая при виде неубранной кровати.

– Боже, – напряженно произнес Генри.

Дэвид подошел к кровати: постельное белье в беспорядке смято. Он обошел темную комнату, оглядывая ее в неверном свете лампы. Ни багажа, ни одежды, ни чьих-либо вещей. Можно подумать, постоялец выписался из гостиницы, а комнату еще не прибрали. Но ни на подушке, ни на столе, ни на конторке не лежали чаевые, которые принято оставлять горничной. Дэвид снова, на этот раз более внимательно, осмотрел ванную. Раковина была забрызгана водой, а на столешнице валялось полотенце. Ни следа личных принадлежностей. Его спутники уныло кружили по комнате.

– Ничего не понимаю, – заметно нервничая, сказал Харвуд-старший.

– Могла горничная просто пропустить этот номер? – спросил Дэвид. – Допустим, предыдущий гость выписался, а в комнате почему-то забыли убраться?

– Это невозможно, – уверенно ответил Джеймс. – У нас маленький отель. Следить за порядком во всех номерах не так уж трудно.

– Бредли?

– Я не знаю, – потрясенно сказал молодой человек. – Думаю, это очень маловероятно. Раньше такого никогда не случалось.

– Ну, либо это все-таки случилось, либо кто-то посторонний побывал в номере и, возможно, разгуливает по гостинице втайне от нас, – сказал Дэвид.

Номер находился прямо напротив комнаты Гвен и Райли, и у него внезапно сжалось сердце от страха за Гвен. Остальные с перекошенными лицами жались друг к другу.

– Пошли дальше, – распорядился Дэвид.

19

 Сделать закладку на этом месте книги

Неизвестно, какой расклад хуже: либо один из них – убийца, либо какой-то незнакомец, уже убивший двоих, без их ведома разгуливает по отелю.

Обыскивая комнату Гвен и Райли, Генри гадал, что же все-таки они ищут. Непонятно, зачем адвокат предложил обыскать не только пустующие номера, но и те, что заняты гостями, и почему все они с ним согласились. Что этот Пейли надеется найти? Можно подумать, они то ли играют в веселую игру, то ли проходят какой-то детективный квест, причем в кромешной темноте. Только вот никто не веселится.

Беверли отыскала в сумке Райли какое-то лекарство и поднесла его к лампе.

– Что это? – от лица всех присутствующих спросил Генри.

Адвокат посмотрел на упаковку.

– От тревожности, – сказал он, и Беверли положила таблетки на место.

Далее они заглянули в комнату отдыха у лестницы, чулан и комнату Лорен и обнаружили, что та употребляет сильнодействующее снотворное – золпидем.

Не отыскав больше ничего интересного, они спустились на второй этаж. Дэвид жил в северо-западном углу отеля, рядом с комнатой отдыха и прямо под номером Гвен и Райли. По диагонали от его комнаты – напротив комнаты отдыха – находился номер Даны и Мэтью. Соседняя с ним комната пустовала.

Они решили начать обход этажа с нее, однако выглядела она именно так, как и должен выглядеть убранный гостиничный номер.

Затем Дэвид провел их к себе. Генри не сомневался, что здесь они точно ничего не найдут. Светя перед собой садящимися «Айфонами», они принялись выдвигать ящики прикроватного столика, гардероба и шкафчика в ванной. Мэтью поворошил кочергой золу в камине. В номере, да и во всем отеле, стоял промозглый холод. Надо было надеть куртку или хотя бы свитер потолще. Беверли перетряхнула сумку с вещами Дэвида – семейные трусы, носки, одежда, книги – и осмотрела содержимое закрывающихся на молнию карманов. Генри тем временем заглянул под матрас и вспомнил, как в подростковом возрасте прятал под своим матрасом порножурналы.

Наконец с номером адвоката было покончено. Выходя из комнаты, Генри встревоженно выглянул из окна. Небо почернело. За стенами завывал ветер и потрескивали обледеневшие ветки. В груди у Генри защемило – его вдруг охватил смертельный ужас.


Дэвид запер за ними дверь, и они перешли к номеру Мэтью. Пока остальные переворачивали вверх дном багаж, выдвигали ящики шкафов, поднимали ковры и ворошили золу, Дэвид наблюдал за реакцией Мэтью. Тому явно было неловко, что посторонние роются в их с Даной личных вещах, но не более того.

К изумлению Дэвида, Генри обнаружил в комнате пистолет – в сумке Мэтью, в запертом ящичке, вместе с как следует упакованными патронами.

– У меня есть разрешение, – чуть виновато сказал Мэтью. – Обычно я не беру его с собой. Дома я храню его в прикроватном столике на случай, если ко мне заберутся грабители. Но я подумал, будет неплохо иметь его под рукой, если мы отправимся гулять или кататься на лыжах. Здесь водятся медведи. Мало ли что. – Он повернулся к Джеймсу. – Шум выстрела их отпугивает, ведь правда?

Джеймс нервно кивнул:

– Да.

Повинуясь кивку Дэвида, Генри осторожно вернул пистолет в сумку и положил ее на пол.

Мэтью нагнулся, подтянул сумку к


убрать рекламу


себе и положил на кровать, после чего вынул пистолет и выверенными движениями заправил в обойму патроны. Присутствующие замерли. Все глаза были прикованы к нему. Ни на кого не глядя и не выпуская оружия, Мэтью рассовал по карманам запасные патроны. Дэвид не знал, на что решиться, – должен ли он что-то сказать или сделать?

Казалось, время остановилось. Его сердце учащенно забилось. Все завороженно смотрели на пистолет в руке Мэтью, словно боясь, что он и есть убийца и сейчас всех их перестреляет. Но когда Мэтью поднял глаза, морок рассеялся.

– Он может пригодиться нам для самозащиты, – сказал Хатчинсон. И напряженный момент миновал.

Номер Генри и Беверли находился напротив чулана, по соседству с комнатой Мэтью. Ничего подозрительного там не оказалось. Дэвид уже и сам не знал, что именно они ищут. Похоже, обыскивать комнаты постояльцев – напрасный труд. Последние два номера, расположенные друг против друга в конце коридора, возле черной лестницы, пустовали. Оба они были убраны и приготовлены для новых гостей.


Суббота, 18:30 

– Надо обыскать отель вдоль и поперек, – сказал Джеймс. – Остались еще первый этаж и подвал.

Жилой вид номера триста два его немало обеспокоил. Раньше такого никогда не случалось. Возможно ли, чтобы здесь скрывался кто-то еще, – какой-нибудь чужак? Но у него нет врагов. По крайней мере, ему о них неизвестно. Нет ни припрятанной в гостинице безумной родни, ни обозленных сотрудников. Жаль, он так и не установил камеры. В старомодном отеле они бы смотрелись неуместно, к тому же ему и в голову не приходило, что однажды в них возникнет необходимость. Если бы он в свое время установил в коридорах систему видеонаблюдения, записи с камер показали бы, что случилось с Даной, – при условии, конечно, что она погибла до отключения электричества. Хотя без света им все равно не удалось бы их просмотреть.

Джеймс взглянул на сына. Бредли стоял в коридоре вместе с постояльцами, опустив глаза и не замечая его взгляда. Вид у него был откровенно испуганный. Однако, помимо страха, на его лице читалось что-то неуловимое, что-то уже виденное Джеймсом ранее…

У него засосало под ложечкой. Как и любой родитель, он знал о сыне далеко не все. У Бредли уже случались неприятности с законом. Джеймс считал, что те дни позади. Боже, только бы Бредли не впутался в неприятности, не попытался прыгнуть выше головы. Но, что бы ни затеял сын, к сегодняшним событиям это, разумеется, не имело никакого отношения. Бредли – славный мальчик, который однажды связался с дурной компанией. Но он поговорит с ним начистоту при первой же возможности.

– У тебя все хорошо? – прошептал он, подойдя к сыну.

Бредли удивленно вскинул глаза:

– Да, все нормально.

Странное выражение исчезло с его лица. Теперь он выглядел как обычно, и Джеймс сказал себе, что разволновался понапрасну. Бредли тут ни при чем. Он просто напуган, как и все остальные.

– Бредли, – сказал Джеймс. – Лампа у тебя. Почему бы тебе не пойти первым?


На этот раз они решили вернуться на первый этаж по черной лестнице, которую Беверли видела впервые. В отличие от парадных ступеней, эта узкая лестница не была покрыта ковром, и шаги спускающейся гуськом группки отдавались эхом.

– Когда-то этой лестницей пользовались слуги, – сказал Бредли.

– У вас есть чердак? – спросил Дэвид.

– Нет, – ответил Джеймс.

Дверь внизу лестницы выходила в задний коридор. Слева от нее находилась кухня.

– Давайте оставим кухню и подвал на потом, – сказал Джеймс. – А пока осмотрим сарай.

Вслед за Бредли они направились к двери в сарай. Зайдя туда по пути в ледяной домик, Беверли не слишком хорошо его разглядела, боясь отстать от остальных, и теперь впервые как следует осмотрелась. В сарае было очень холодно. Неутепленные стены были обшиты обыкновенной вагонкой. Посреди земляного пола стоял крупный пень с воткнутым в него топором. Повсюду были аккуратно сложены вязанки дров и хворост. Также в пахнущем затхлостью сарае хранились кое-какие садовые инструменты, но спрятаться тут было невозможно.

Пройдя чуть дальше по заднему коридору, они повернули налево, в сторону лобби. Джеймс открыл остекленную дверь, расположенную по правой стороне коридора, и все заглянули в библиотеку. Здесь тоже негде было спрятаться.

Ничего подозрительного не нашлось и в комнате отдыха.

Они вернулись в лобби и осмотрели расположенный чуть дальше бар – ничего. Коридор заканчивался дверью в апартаменты Джеймса и Бредли. Харвуд-старший отпер дверь и пригласил их войти. В довольно маленькой, но чистой и со вкусом меблированной квартирке тоже никого не оказалось. Возвращаясь в лобби вместе с остальными, Беверли испытывала одновременно облегчение и уныние. Она понятия не имела, что им предпринять и как найти убийцу.

– Остались только кухня и подвал, – сказал Бредли.

При мысли о том, что придется спускаться в подвал, Беверли поежилась, но, когда остальные двинулись в направлении кухни, пошла вместе со всеми.

– Идемте, – держа над головой керосиновую лампу, сказал Бредли, и все вслед за ним вошли в огромную кухню.

Помещение напоминало и сельскую, и ресторанную кухню одновременно. Необъятный холодильник футов в восемь шириной был набит едой, которая наверняка уже начала размораживаться и портиться. Посреди комнаты располагался громадный кухонный остров, вокруг которого в обычное время, конечно, суетились сотрудники. Вдоль стен стояли посудные полки, большая двойная раковина и промышленная посудомоечная машина.

Джеймс открыл огромный холодильник – ничего. Затем он распахнул дверцу шкафа, и все при свете керосиновой лампы заглянули внутрь. Там тоже было пусто.

– Остается только подвал, – сказал, повернувшись к ним, Джеймс. Он открыл старую деревянную дверь, машинально потянулся к выключателю и тут же спохватился: – Дай-ка, – сказал он Бредли и протянул руку к лампе.

– Нет, давай я пойду первым, – Бредли протиснулся мимо отца.

Они пошли вниз по скрипучим деревянным ступеням. У грубой лестницы не было ни подступенков, ни перил. Боясь оступиться, Беверли опиралась ладонью о шершавую каменную стену. Оказавшись в подвале, они словно попали в другой век. Здание поддерживали широкие, крепкие потолочные балки, а стены были сложены из настоящего камня.

– Два фута толщиной, – мимоходом бросил им Бредли.

Беверли оглядела стены, с которых сыпалась побелка.

– Надеюсь, у вас тут нет крыс? – спросила она. Беверли до смерти боялась крыс, а здесь им явно самое место. Они же находятся в глуши, а подвал расположен прямо под кухней.

– Мы их уничтожаем, – сказал Бредли. – Не волнуйтесь.

– Как? – спросил Генри.

– Варфарин, – резко ответил Джеймс, и Беверли стало еще больше не по себе.

Джеймсу было явно неловко показывать гостям этот неприглядный подвал, где им могут встретиться крысы; подвальный этаж нисколько не походил на роскошный отель наверху. «Должно быть, он чувствует себя так, будто вынужден прилюдно раздеться до трусов», – подумала Беверли.

Она взглянула на грубо сколоченный деревянный стеллаж, вделанный в каменную стену, – похоже, он тут еще с момента постройки. На полках ничего не было.

– Мы почти не пользуемся подвалом, – поймав ее взгляд, объяснил Бредли. – Храним все в кладовой наверху.

Беверли оглядела просторное помещение с неровным бетонным полом. Высоко в каменных стенах было проделано несколько маленьких окон. Ей бросился в глаза чистенький, современный электрораспределительный щит. Котел тоже выглядел относительно новым.

– Тут никого нет, – заглянув за него, сказал Дэвид.

– Мы еще не закончили, – сказал Бредли и исчез в проеме в дальней части подвала. – Здесь у нас баки, – донесся издалека его голос.

Боясь остаться в одиночестве, Беверли неохотно последовала за остальными и заглянула в дверной проем. Справа виднелись два огромных бетонных бака.

– Сейчас они пусты, – сказал Бредли.

Беверли передернуло. Она нерешительно остановилась в проходе, наблюдая, как Бредли обходит баки с лампой в руке. Дэвид заглянул в каждый из них.

– Все чисто, – покачал головой Бредли.

– Смотрите, – резко сказал Дэвид.

Беверли проследила за его взглядом. В дальней стене, под самым потолком, находилось окно.

– Черт возьми, – сказал Бредли.

Он подошел поближе к окну и окинул его взглядом. Беверли напряженно застыла. Даже издалека было видно, что стекло разбито, а пол под окном усыпан осколками.

– Щеколда, однако, задвинута, – сказал Дэвид, подойдя к Бредли.

– Может быть, оно просто разбилось, – предположил тот.

– Или кто-то намеренно разбил его, открыл щеколду снаружи, забрался в подвал и снова запер окно изнутри.

Беверли стало дурно.

– Надо бы выйти на улицу и оглядеться. Посмотрим, нет ли там следов. Мы с Бредли справимся вдвоем, – сказал Дэвид. – Всем идти не обязательно.

– Я тоже пойду, – сказал Мэтью.


Суббота, 19:10 

Мэтью надел зимнюю куртку и ботинки и вслед за Дэвидом и Бредли вышел на крыльцо. Деревья сгибались под шумными, яростными порывами ветра. Прежде чем выйти, они проверили окна и двери первого этажа изнутри: все они были целы. Единственное разбитое окно находилось в подвале. На улице было так скользко, что Мэтью начал сомневаться, удастся ли им обойти восточную сторону отеля, чтобы осмотреть разбитое окно снаружи.

Керосиновую лампу пришлось оставить в гостинице: никому не хотелось карабкаться по льду с лампой в руке. Вместо нее они включили фонарик на «Айфоне» Мэтью – телефон Дэвида почти сел, и он не хотел тратить батарейку. Но Мэтью, не испытывавший никакого желания идти первым, отдал свой мобильник Бредли.

– Следуйте за мной, – сказал тот.

Поскальзываясь, мужчины обошли здание, свернули за угол и медленно, опираясь о стену, пошли вдоль восточной стороны отеля. Перед подвальным окном лежала ветка, отломившаяся от поврежденного бурей дерева. Мужчины пригнулись и при свете фонарика осмотрели окно.

Понять, задела ли ветка стекло случайно или кто-то разбил ей окно, было невозможно. На заледеневшей земле не осталось никаких следов.

– Что думаете? – спросил Мэтью, изучающе разглядывая окно.

– Не знаю, – обеспокоенно сказал Дэвид.

20

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 19:30 

Когда Дэвид, Бредли и Мэтью вернулись в лобби, их тут же окружили встревоженные постояльцы.

Тяжело опустившись в кресло возле камина, Дэвид принялся рассказывать остальным об их находках.

– Итак, – устало заключил он, – у нас есть номер, который выглядит так, словно в нем кто-то побывал, и загадочным образом разбитое окно. Больше мы не обнаружили никаких признаков того, что в отеле находится или находился кто-то посторонний.

Гости молча переглянулись, будто не в состоянии понять его слова. Все они были явно на взводе.

– Так есть здесь еще кто-то или нет? – пронзительным голосом спросила Райли.

– Не знаю, – сказал Дэвид. – Может, да, а может, и нет.

– Вы действительно полагаете, что Дану и Кэндис мог убить один из нас? – недоверчиво спросил Иэн. – С чего бы кому-то из нас их убивать? Мы их даже не знали.

– Мы же не знаем, был ли кто-то из гостей знаком с Даной или Кэндис раньше, – спокойно ответил Дэвид. – Я ни о ком из вас ничего не знаю. – Он вызывающе переводил взгляд с одного постояльца на другого. – По вашим словам, вчера все мы увидели друг друга впервые. Но это может быть вовсе не так. – Дэвид медленно оглядел собравшихся. – В любом случае, рано или поздно приедет полиция и начнется расследование. Полицейские тщательно изучат прошлое Даны и Кэндис – а также биографии каждого из нас.

Дэвид прекрасно знал, каково всем им придется. Остальные беспокойно переглянулись.

– Давайте на секунду предположим, что это действительно  один из нас. Необходимо понимать, где каждый находился после полудня. Бредли видел Кэндис живой, когда забирал из библиотеки ее обеденный поднос. Во сколько ты туда заходил, Бредли?

– Где-то в полвторого, – ответил тот.

– Примерно до двух часов все, кроме Джеймса и Бредли, находились здесь, в лобби, – продолжал Дэвид. – Затем мы с Генри пошли за дровами, а остальные разошлись кто куда. В четыре все мы снова спустились, чтобы выпить чаю. Мы вместе пошли в ледяной домик и вместе оттуда вернулись. Все, за исключением Джеймса. – Он помолчал и добавил: – Разумеется, пока мы были в ледяном домике, ты, Бредли, возвращался в отель, чтобы поискать Кэндис. – Дэвид пристально посмотрел на остальных. – Но давайте сосредоточимся на том, где каждый из нас находился между двумя и четырьмя часами. Я был у себя в комнате в одиночестве.

– Мы с Райли были в номере, – сказала Гвен.

– Мы с Иэном тоже были у себя, – сказала Лорен.

– Я был в своей комнате. Вы сами посоветовали мне там оставаться, – сказал Мэтью. – Я вышел, только услышав крик, когда вы нашли тело Кэндис.

– Я был тут, в лобби, – сказал Генри. – Задремал в кресле. Незадолго до четырех я заходил наверх, чтобы привести себя в порядок.

Беверли кивнула.

– Я была в комнате – спустилась ненадолго, чтобы поболтать с Генри, но потом сразу вернулась к нам в номер. Он поднялся за несколько минут до четырех.

– Я был в кухне, а Бредли мне помогал, – сказал Джеймс.

– Итак, мы ни к чему не пришли, – утомленно произнес Дэвид.


– Если вы думаете, что это один из нас, – нарушил тишину Генри, – то я бы поставил на Мэтью.

Хатчинсон потрясенно повернулся к нему.

Во время долгого и утомительного обыска холодного отеля у Генри было время подумать. Если есть хоть малейшая вероятность, что убийца – один из них, пора всех немного встряхнуть. И он решил взять на себя роль адвоката дьявола.

– Вы наиболее вероятный подозреваемый, – мягко сказал он Мэтью. – Может быть, вы убили Дану в пылу ссоры, а Кэндис обо всем догадалась, и вам пришлось заткнуть ей рот.

Остальные встревоженно наблюдали за происходящим, но вступиться за Мэтью никто не попытался.

– Как она могла догадаться? – спросила Лорен.

– Не знаю. Мне она показалась не в меру любопытной. А может быть… – вслух размышлял он, – может быть, Кэндис писала книгу о знаменитом богатеньком дельце Мэтью. Или о Дане, которая собиралась за него замуж. Из-за этого Дана и поругалась с ней на лестнице, и Кэндис столкнула ее вниз. А Мэтью знал, что Дану убила она, вот и задушил ее.

– Звучит довольно надуманно, – сказал Иэн.

– Убийство вообще вещь противоестественная, – сказал Генри. – О нормальности сейчас и речи не идет. Кто-то здесь убийца. У кого-то были веские причины убить Дану и Кэндис. Я пытаюсь выяснить, что это за причины.

– Кэндис и правда  таращилась на вас с Даной весь ужин, – робко сказала Лорен, повернувшись к Мэтью.

Хатчинсон хмуро посмотрел на нее и неловко поерзал в кресле.

– Неужели? Ну, я… Я довольно известен в деловых кругах. О нашей помолвке писали в светской хронике. Так что да, возможно, она меня узнала.

– Она знала, кто вы такой. И рассказала всем нам об этом за завтраком, – сказала Лорен.

– Но я-то ее не знал, – оборвал ее Мэтью, – и Дана тоже. Если она и писала о нас книгу, мы об этом понятия не имели. И нам обоим нечего скрывать, так что нас ее разоблачения ничуть бы не напугали.

– Но, может быть, Дане было что скрывать, только вот вы были не в курсе, – сказала Райли. – Кэндис собиралась написать об этом, они с Даной поругались на лестнице, и Кэндис столкнула ее вниз.

– Но, если я был не в курсе, с чего бы я решил, что ее столкнула с лестницы Кэндис, и убил ее? – с сарказмом поинтересовался Мэтью.

– Может быть, вы все-таки были в курсе , – сказал Генри. – Нам остается лишь полагаться на ваше слово.

Мэтью подался вперед и медленно, раздельно проговорил:

– Я никого не убивал.

– Вы привезли пистолет, – нервно заметила Райли. – Может быть, вы знали, что встретите здесь Кэндис. Может, вы заранее планировали ее убить, но сначала погибла Дана.

– Я не обязан все это слушать, – сказал Мэтью.

– Погодите, – вмешалась Беверли. – Может быть, сам факт, что Кэндис тоже мертва, значит, что Мэтью не убивал Дану и вообще здесь ни при чем – вы об этом не думали? – Она повернулась к Генри и сказала: – Разве это не говорит в пользу его невиновности?

– Логично, – сказал Генри.

– Я тоже об этом подумала, – признала Гвен. – Если бы погибла только Дана, тогда да, мне жаль, Мэтью, но вы и правда оказались бы первым подозреваемым. Особенно учитывая, что… ночью Беверли слышала, как вы ругались. – Она повернулась к остальным. – Но ведь произошло и второе убийство. Разве это не снимает подозрения с Мэтью?

– Пожалуй, Гвен дело говорит, – сказал Иэн.

Генри внимательно оглядел остальных. Он был ни в чем не уверен, но собирался держаться настороже.


– Если вы все хоть на секунду перестанете делать из меня козла отпущения, я поделюсь с вами кое-какими соображениями, – сказал Мэтью.

Он знал, что его слова могли показаться грубыми, но ему было все равно. Господи Боже, да они практически обвинили его в убийстве.

– Какими же? – спросил Дэвид.

– Думаю, Джеймс и Бредли что-то скрывают.

Джеймс выглядел совершенно ошеломленным, а Бредли покраснел до корней волос.

– Что вы имеете в виду? – запинаясь, спросил Джеймс.

Мэтью наклонился к сидящим бок о бок Харвудам.

– Это же ваша гостиница. Возможно, вам известно что-то, чего не знают остальные.

– Например? – готовясь дать ему отпор, спросил Джеймс.

– Я не знаю. Но я видел, как вы перешептывались. О чем вы говорили?

– Мы не перешептывались, – краснея, сказал Джеймс.

– Перешептывались. Я видел это своими глазами.

– Я вас умоляю, – встрял Иэн, – у них ведь миллион дел по управлению отелем.

Дэвид с серьезным лицом обратился к Джеймсу:

– Вы не допускаете вероятность, что кто-то желает навредить вам или вашей гостинице?

Мэтью пристально наблюдал за Джеймсом, но краем глаза заметил, что Бредли покачал головой.

Джеймс, в свою очередь, холодно покачал головой.

– Нет. Если бы я знал об этом что-нибудь, то так бы и сказал.

Мэтью откинулся в кресле.

– Я вам не верю. – Он переводил взгляд с отца на сына. – Я все еще думаю, что вы чего-то недоговариваете.


Дэвид заметил, что Гвен беспокойно встала с кресла и отошла к окну. Там было гораздо темнее, чем у камина, но он видел, как она тщетно вглядывается в вечерний сумрак, – ведь на помощь никто не приедет. Дэвид поднялся и, не обращая внимания на взгляды остальных, подошел к ней.

Гвен встревоженно повернулась к нему.

– Мне нужно кое о чем тебя спросить, – без лишних предисловий прошептала она.

«Начинается», – подумал Дэвид. Гвен спросит о его жене. Он не сомневался, что она наслушалась Райли. Надо было первым рассказать Гвен о своем прошлом. Он должен был сделать это еще ночью, но… так и не нашел подходящего момента. Непросто признаться девушке, к которой испытываешь непреодолимое влечение, что тебя когда-то арестовали за убийство.

– Спрашивай, о чем хочешь, – понизив голос, искренне сказал Дэвид. Он расскажет правду, и пусть она сама решает, верить ему или нет. Утаить случившееся невозможно: о нем трезвонила половина новостных сайтов.

Гвен оглянулась на сидящих у огня постояльцев.

– Не сейчас, – прошептала она. – Но рано или поздно нам нужно будет поговорить наедине.

Он кивнул. Передышка даст ему время подумать, что и как сказать. Он не хотел ее отпугнуть.


Беверли хотелось одного – вернуться домой. К детям. Отель больше не казался ей ни гостеприимным, ни роскошным. Здесь стало темно, холодно и страшно. Она содрогнулась при мысли о подвале: идеальное место действия для хоррора! Беверли как будто сама перенеслась в фильм ужасов. Такого просто не бывает в реальной жизни. Только не с ней. Она совершенно нормальная женщина, у нее обычная, даже в чем-то скучная жизнь. Ничего выдающегося с ней никогда не происходило. И в глубине души ее это вполне устраивало.

Ужасно, что Дана так и лежит у подножия лестницы. Это невыносимо. Беверли с трудом сдерживала слезы.

Хоть бы кто-то наконец унес тело. Кажется, оно начинает попахивать – лежит здесь еще с ночи. Должно быть, уже разлагается. Отсюда и запах. Неужели больше никто его не чувствует? У Беверли всегда было обостренное обоняние и гиперчувствительность. У Тедди тоже. Он не любит ярлыки на одежде, ни за что не наденет несвежие носки. Беверли поднесла запястье к носу, пытаясь заглушить неприятный запах ароматом собственных духов.

Через какое-то время она поймала себя на том, что не может оторвать взгляд от накрытого простыней тела Даны. Раньше она и взглянуть на него не решалась, а теперь не могла отвести глаз. Тело ее завораживало и пугало. Ей не хотелось поворачиваться к нему спиной. Глупо, конечно, но она ничего не могла с собой поделать. Она начинала терять рассудок.

Беверли показалось, что в темноте рядом с трупом что-то шевельнулось. Шорох, неясная тень. А теперь сама Дана как будто чуть двинулась под простыней. Она о таком слышала: бывает, что мертвецы дергаются из-за газов в разлагающемся теле. Беверли еще пристальней вгляделась в темноту.

«Что там такое? Неужели крыса?!»

– Она закричала.

Генри выпрыгнул из кресла.

– Там крыса, вон там, возле тела! – завопила Беверли, подскочив.

Все посмотрели в сторону лестницы.

– Не может быть, – возразил Джеймс, рывком поднявшись с кресла.

– Вы уже сознались, что у вас есть крысы, – заметила сидящая на диване Лорен, поджав под себя ноги.

– Только внизу! – сказал Джеймс.

– Но ведь тут лежит мертвое тело, – сказала Лорен. – Возможно, оно их… привлекает. – Она содрогнулась. – Боже, это невыносимо!

Беверли была согласна с Лорен: терпеть это дальше было невозможно. Ее затрясло. По многолетней привычке она, всхлипывая, спрятала лицо на груди Генри. Муж обнял ее одной рукой, и, хотя она безумно на него сердилась, рядом с ним ей становилось спокойней.

– Нужно убрать отсюда это тело! – раздраженно сказал Генри.

– Но нам нельзя его трогать… – начал было Дэвид.

– К черту ваши указания! – воскликнул Генри. – Этот гниющий труп привлекает крыс и пугает мою жену!

Беверли подняла голову с груди мужа, взглянула на побелевшего Мэтью и вдруг пожалела, что так сорвалась.

– Простите…

Проигнорировав ее слова, Мэтью взял с журнального столика керосиновую лампу, подошел к телу Даны и осмотрел его в поисках крысы. Беверли не могла заставить себя отвести взгляд от этой чудовищной сцены.

– Не вижу никаких крыс, – угрюмо сказал Мэтью. – Никаких крыс здесь нет. Должно быть, вам показалось.

Иэн поднялся и встал рядом с ним.

– И все-таки ее лучше унести, – мягко сказал он и, обернувшись, посмотрел на Дэвида.

Адвокат обвел глазами комнату, словно оценивая общий настрой, и наконец, поняв, что оказался в меньшинстве, кивнул. Он достал из кармана мобильный телефон, сбросил простыню и сделал несколько фотографий.

– Что ж, теперь мой телефон окончательно сдох, – с раздраженным вздохом сказал он и поднял глаза на остальных. – Окей. Куда ее положим?

– В сарай? – неуверенно предложил Бредли.

– Нет! – сказал Мэтью. – Там… Туда могут забраться крысы.

При мысли о глодающих Дану крысах Беверли затошнило.

– Как насчет ледяного домика? – предложил Джеймс. – Там холодно. Дверь можно запереть. Там ее… ничто не потревожит.

Наконец Мэтью, сглотнув, кивнул. Беверли было невыносимо его жаль. Дэвид положил простыню на пол рядом с телом, подхватил Дану за ноги и вместе с Мэтью, который взял мертвую девушку за плечи, неуклюже переложил на полотно. Голова девушки резко упала набок. Мужчины туго обвязали тело простыней, чтобы его было удобнее нести.

Надев куртки и ботинки, Бредли, Мэтью и Дэвид подняли Дану и печальной, неуклюжей процессией направились к ледяному домику.

Как только они исчезли из виду, Беверли залилась слезами.

21

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 20:30 

Вернувшись из ледяного домика, Дэвид подбросил в камин еще два полена, посильнее развел огонь и неохотно повернулся к сидящим у камина гостям, лица которых поблескивали в отсветах пламени. Мэтью сел поодаль, отгороженный от остальных их подозрениями и собственным горем.

Сумеречная комната освещалась только отблесками огня и единственной лампой. Керосин во второй лампе кончился, и Бредли смущенно объяснил, что заправить ее больше нечем: никто не ожидал, что однажды эти лампы вообще понадобятся.

Райли нервно покручивала кольцо на указательном пальце. «Должно быть, чтобы не ломать руки от отчаяния», – предположил Дэвид.

– Что нам делать? – спросила она.

Дэвид подумал, что пора налить Райли выпить. Или дать ей одну из таблеток, которые они нашли в ее сумке.

– Будем держаться вместе, – сказал он. – Протянем еще одну ночь. – Метель со злой насмешкой била в окна. – Думаю, после рассвета нужно попробовать добраться до главной дороги.

Некоторые из сидящих во мраке гостей закивали.

– Переночуем здесь, в лобби. В туалет будем ходить вместе, группами, – распорядился Дэвид. – А как только рассветет, двинемся в путь. Возможно, к утру появятся дорожники. Съездим за подмогой. Но мы должны держаться вместе. Пока мы рядом, ни с кем ничего не случится, понятно?

Собравшиеся молча смотрели на него. Наконец все, даже нервно облизнувшая губы Райли, согласно кивнули.

– Здесь все еще холодно, – продолжил Дэвид. – Нам нужно поддерживать тепло и вовремя подбрасывать в огонь поленья, – он на минуту задумался. – Надо бы принести из номеров еще одеял.

– Я наверх больше не пойду, – с чувством сказала Гвен.

Ее встревоженный вид на мгновение привел Дэвида в смятение. Все они напуганы. Он понятия не имел, как их спасти. Все, что он мог, – это проследить, чтобы все были сыты и в тепле и не разбрелись кто куда.

– Думаю, у всех вас садятся телефоны. Мой уже отключился, – сказал Дэвид.

Все закивали.

– А мой пока работает, – сказал Мэтью. – Но долго не протянет.

Дэвид повернулся к Иэну и Бредли.

– Может, нам сходить наверх за одеялами?

Мужчины кивнули, и все трое направились вверх по темной парадной лестнице, освещая себе путь керосиновой лампой. Теперь комнату озарял только неверный свет камина.

Гвен смотрела вслед исчезнувшим в темноте мужчинам. Ей почему-то вспомнилась история о заблудившихся в лесу Гензеле и Гретель, которые пытались добраться домой, где их возвращению никто бы не обрадовался. В детстве эта сказка пугала ее до ужаса, но теперь она словно сама попала на страницы книжки и оказалась в темном лесу, брошенная всеми, кто ее любил. Гвен вздрогнула. Нельзя давать волю воображению.


Райли наблюдала за остальными и чего-то ждала. Сердце выпрыгивало из груди. Она прислушивалась к каждому шороху: к шуму ветра, хрусту поленьев в камине. Она напрягала слух, ожидая услышать что-то еще – что-то резкое и внезапное.

Райли поплотнее завернулась в одеяло и сказала себе, что осталось только потерпеть до утра. Утром они попытаются выбраться из этой проклятой дыры. Она старалась проанализировать ситуацию. Возможно, как и предположил Дэвид, кто-то из присутствующих связан с убитыми. Но, если и так, никто не сознался, что был знаком с Даной или Кэндис до приезда в гостиницу. Может быть, Мэтью прав и Харвуды что-то скрывают. Она тоже слышала, как они перешептывались. А может, Мэтью просто пытается отвести от себя подозрения.

Райли и правда слегка зациклилась на Дэвиде Пейли. Однако, хотя, по ее мнению, он действительно мог убить свою жену, сейчас она не слишком его боялась.

Но Гвен нужно держаться от него подальше.


Суббота, 21:05 

Гости перекусили – Джеймс и Бредли наскоро состряпали им ужин под присмотром Дэвида. После ужина Джеймс сварил всем кофе.

Закончив с едой, они расположились на диванах и в креслах у огня, но спать никому не хотелось. Боясь хоть на секунду закрыть глаза, они сидели в напряженном молчании. Разговаривать о случившемся ни у кого не было ни малейшего желания.

Гвен завертелась, поудобнее устраиваясь на диване. Она не знала, кто убийца и где он находится, и была слишком измучена, чтобы продолжать об этом думать. Шея у нее затекла от напряжения. Ей хотелось лишь одного – выжить. Утром они первым делом попытаются уехать. Ей придавала бодрости только эта последняя надежда.

Закутанные в одеяла постояльцы согревали пальцы о чашки с горячим кофе. На кофейном столике стояла принесенная из бара бутылка калуа. Каждый по очереди подливал ликер себе в кофе.

Гвен понимала, что напиваться неблагоразумно, но калуа был приятным на вкус и успокаивал нервы. Она с радостью отметила, что Дэвид не подливает себе в чашку алкоголь. Значит, он не потеряет бдительность. И сможет, в случае чего, их защитить. На Дэвида она полагалась гораздо больше, чем на Мэтью, который беспрестанно поигрывал своим пистолетом. Неужели нельзя отложить его хоть на минуту? Пистолет действовал ей на нервы. Хоть бы Дэвид забрал у Мэтью оружие.

Остальные старались поддерживать разговор на нейтральные темы, обсуждая гостиницы, где останавливались на отдыхе за рубежом, лишь бы не думать о долгой темной ночи, которая всем им предстояла. Взгляд Гвен все чаще задерживался на Дэвиде. Она постоянно думала о том, что еще прошлой ночью они были вместе. Да и он то


убрать рекламу


и дело смотрел в ее сторону.

В неверном свете пламени и керосиновой лампы Дэвид казался одновременно загадочным и надежным. Подросшая щетина делала его еще привлекательнее. Гвен хотелось нежно убрать с его лба прядь непослушных волос. Вот бы посидеть с ним рядом. Но она делила диван с Райли.

Что бы подумал Дэвид, если бы узнал о ней всю правду? Но она не станет ничего ему рассказывать. Не сейчас. Правду о ней и о том, что она совершила, знал лишь один человек – Райли. Но Райли ничего не скажет.

22

 Сделать закладку на этом месте книги

Райли подливала себе калуа гораздо чаще, чем остальные. Все равно они уверены, что у нее проблемы с алкоголем. Может, так оно и есть. Но все это ерунда по сравнению с тем, что случилось этой ночью. Сейчас ей просто нужно расслабиться.

Заметив, как Гвен и Дэвид посматривают друг на друга, она решила, что пора положить этому конец. Бывало, что, пропустив пару стаканчиков, она становилась ехидной.

– Итак, – сказала Райли, притворяясь, что поддерживает добродушную беседу, – может, нам стоит познакомиться поближе, – она пристально взглянула на Дэвида. Судя по тому, как адвокат повел себя вчера за ужином, она почти не сомневалась: он понял, что она его раскусила и знает, кто он такой.

Райли почувствовала, как сжалась – нет, скорее ощетинилась – сидящая рядом с ней Гвен.

– Конечно, почему бы и нет? – внезапно сказала Лорен и с вызовом посмотрела на Райли. – Почему бы вам не рассказать немного о себе, Райли? Может, поделитесь, что именно так вас тревожит?

Сбитая с толку Райли удивленно уставилась на нее. Эта Лорен ей не нравилась – она видела, как та закатывает глаза. А теперь она открыто ищет ссоры. Да как она смеет? 

Райли разозлилась.

– Вам будет неинтересно, – предостерегающе сказала она.

– Что вы, мне очень интересно, – сказала Лорен.

«Настырная сучка», – подумала Райли.

– Я видела такое, от чего у вас бы кишки наружу вывернулись, – ледяным тоном произнесла она. – Так что не смейте меня осуждать.

– Я вас и не осуждаю, – сказала Лорен. – Я просто хочу вас понять. Помню, когда мы только сюда приехали, я подумала, что вас… что-то беспокоит. Потому что вы начали психовать еще до того , как все это случилось. – Лорен подалась вперед. – Значит, вам что-то известно о происходящем? Потому что вы мне кажетесь подозрительной.

От неожиданности Райли лишилась дара речи. Она не могла поверить своим ушам.

– Да о чем вы вообще? – возмутилась Гвен. – Она здесь ни при чем!

– Серьезно? Может, она и не убийца, но я не удивлюсь, если она что-то знает. Только посмотрите на нее!

Все уставились на Райли. Она почувствовала, что начинает заводиться, и постаралась не терять самообладания.

– Лорен права, – сказал Мэтью, пристально глядя на нее. – Вы нервничали с самого приезда. Это всем было заметно. Я сразу подумал, что с вами что-то не так. И… Дана была со мной согласна.

– Может, нам всем пора слегка остыть, – спокойно сказал Иэн.

– Я ничего не знаю о том, что здесь происходит! – воскликнула Райли.

– Расскажи им, – в ярости потребовала Гвен. – Расскажи, что ты пережила, или я сама им расскажу!

Райли благодарно взглянула на подругу. Тяжело вздохнув, она осторожно произнесла:

– Я журналистка. – Райли сделала паузу и отпила глоток из своей чашки. Там было больше ликера, чем кофе.

– Да? И что? – вызывающе спросил Генри.

Чувствуя, что ее загнали в угол, Райли перевела глаза на него. До сих пор она не обращала на Генри никакого внимания, но теперь вдруг поняла, что презирает его до глубины души. Она обвела взглядом лобби. Все они ничтожества. Все, кроме Гвен. Гвен здесь – ее единственный друг.

– Я работала в Афганистане, по большей части в Кабуле. Я провела там почти три года. И видела страшные вещи, – ее голос задрожал. – Я видела, как убивают гражданских – детей, младенцев. Оторванные бомбами руки и ноги валялись прямо на улицах. Столько жестокости… – она обессиленно замолчала. Голос охрип. Она могла только шептать. Гвен обняла ее за плечи, и Райли стало от этого легче. – А потом меня взяли в заложники.

– Что? – потрясенно спросила Гвен. – Ты никогда мне об этом не рассказывала.

Райли опустила взгляд на колени.

– Эту историю скрыли. Меня продержали в заложниках шесть дней, пока шли переговоры о моем освобождении. Каждый день к моему виску приставляли пистолет и угрожали, что выстрелят. Они методом тыка выбирали одного из заложников и расстреливали на месте. – Райли почувствовала, что дрожит всем телом, и ей стало стыдно, хоть она и знала, что стыдиться нечего. – Я думала, что справлюсь. Надо было рассказать о том, что там происходит. Поэтому я продолжала работать до последнего. Пыталась оставаться на плаву. А потом просто сломалась, – она помолчала. – Я поняла, что больше так не могу, – запинаясь, прошептала Райли.

Гвен погладила ее по спине. Остальные не произнесли ни слова.

Райли успокаивали ласковые прикосновения Гвен. Все оказалось не так уж страшно. Давно пора было выговориться. Все эти люди смотрели на нее, как на психопатку, и она устала притворяться, что все нормально. По крайней мере, теперь они знают, почему она такая. Она напомнила себе, что в том, что с ней произошло, нет ничего постыдного. Ее болезнь – признак того, что она живой человек.

– Мне пришлось вернуться домой, – продолжила она, стараясь, чтобы ее голос звучал обыденно. – Я пытаюсь поправиться. У меня ПТСР. Я принимаю лекарства. Меня преследуют ужасные воспоминания. Захлестывают в самый неожиданный момент. Я слышу звук – и в голове как будто перещелкивает. Я снова возвращаюсь в этот ад, где вот-вот начнется бойня. – Она подняла глаза и оглядела бледнеющие над темными одеялами лица постояльцев. Бестелесные головы словно парили в воздухе.

– О, Райли… Мне так жаль, – прошептала, наклонившись к ней, Гвен. – Я не понимала… Понятия не имела, что с тобой произошло.

Райли стиснула дрожащие руки.

– Вчера, когда я засыпала, мне послышался чей-то крик. Но я не обратила на него внимания, потому что просто не поверила в его реальность. Всякий раз, когда я пытаюсь заснуть, в моих ушах стоят крики, – она снова понизила голос до шепота. – И я слышу их каждую ночь во сне.

Гробовую тишину в комнате нарушало только потрескивание пламени, и даже ветер на время утих.

– Мне очень жаль, – наконец сказала Лорен.

Генри молчал.

Мэтью нервно поигрывал пистолетом.


Беверли съежилась под одеялом. Она замерзла до костей. От рассказа Райли ей стало дурно. Она растерянно смотрела, как Гвен гладит подругу по спине.

Беверли пугала неизвестность. Она не верила, что кто-то из сидящих у камина людей – убийца. Убийца где-то там, во тьме. Он затаился в ожидании. Ее глаза блестели от страха, а грудь тяжело вздымалась. Она чувствовала себя беззащитной мышкой.

Генри сидел у камина. Она подумала об их детях. Что будет с Тедди и Кейт, если мама с папой не вернутся? Только бы возвратиться домой вместе с Генри. Только бы все снова стало как раньше.


Дэвид допил остывший кофе до самого осадка. Сейчас не время отключаться. Вчера он почти не спал, и теперь в глазах жгло так, словно в них попал песок. Он приглядывал за людьми вокруг, как за небольшим стадом овец. Сравнение напрашивалось само собой: постояльцы были так же напуганы и беспомощны.

Дэвид обеспокоенно покосился на Мэтью – тот казался чересчур взбудораженным. Дэвиду хотелось забрать у него оружие, но он опасался рассердить его. Невозможно предугадать, как поведет себя Мэтью.

В сущности, поведение каждого из этих людей непредсказуемо. Рассказ Райли многое объяснял. Ее история, опыт – теперь понятно, чем вызваны ее резкие перепады настроения, затравленные, ищущие взгляды, тяга к выпивке. Дэвид и раньше знал, что эта женщина – журналистка, но если она провела последние три-четыре года в Афганистане, то, возможно, ей ничего о нем не известно. Возможно, ею просто движет ревность – ведь ему понравилась не она, а Гвен. Возможно, и Гвен понятия не имеет о его прошлом.

Но Гвен сказала, что хочет о чем-то с ним поговорить. Без сомнения, о его убитой жене. Или – это пришло ему в голову только сейчас, – может быть, она хочет рассказать что-то о себе. Может, у нее кто-то есть, но вчера она не решилась ему в этом признаться.

Однако если они не переживут эту ночь, то у них с Гвен нет будущего. Сейчас Дэвиду нужно сосредоточиться только на одной, самой насущной, проблеме. К черту Райли и все, что она себе о нем напридумывала.

Дэвид попытался взглянуть на ситуацию так же беспристрастно, как на одно из дел, с которыми сталкивался по работе. Скорее всего, Дану убил ее жених Мэтью. Они поругались. Вероятно, он столкнул ее с лестницы. Скорее всего, все произошло случайно, но, осознав, что натворил, Мэтью понял, что ему ничего не остается, кроме как добить ее. Может быть.

А Кэндис… У нее и правда мог быть какой-то компромат на Мэтью или Дану. Или ей было что-то известно о смерти Даны – ведь она запросто могла что-то услышать или увидеть. Что, если она шпионила за Даной и Мэтью? Она ведь знала, кто они такие. Не исключено, что, когда они ругались, она подслушивала под дверью. Когда дверь распахнулась, Кэндис могла спрятаться и увидеть – или услышать, – как Мэтью столкнул Дану с лестницы. Но, в таком случае, почему она ничего не сказала?

Может быть, она была слишком напугана и хотела дождаться приезда полиции. Поэтому Мэтью и убил ее.

Дэвид соглашался с Генри в одном: он тоже считал, что, по всей вероятности, убийца – Мэтью. Тот солгал, что не ссорился с невестой. Кэндис явно что-то знала или была как-то иначе с ними связана. А Мэтью попытался бросить подозрение на Джеймса и Бредли, одновременно поддерживая версию о том, что в гостинице находится посторонний.

А может быть, кто-то неизвестный на самом деле убивает их забавы ради.

И если он действительно убивает ради забавы – то все они в одинаковой опасности.

23

 Сделать закладку на этом месте книги

Суббота, 22:20 

Гвен ворочалась на диване, стараясь расслабиться. Здесь, среди людей, ей было относительно спокойно. Одним глазом она наблюдала за Мэтью. Натянутый, как струна, он пристально смотрел в темную пустоту за их спинами, готовясь отразить любую неожиданную угрозу. Но его бдительность ее ничуть не успокаивала, а лишь внушала еще большую тревогу. Гвен рассчитывала только на Дэвида. С ним она чувствовала себя увереннее. Она поплотнее завернулась в одеяло и задумалась. Хорошо, что правда о Райли вышла наружу. Раньше она не знала ни о ПТСР, ни о том, что ее держали в заложниках, но это многое проясняло. Теперь люди поймут Райли и будут проявлять больше участия. Это пойдет ей на пользу. Она и сама постарается проявлять больше участия.

Травмы меняют людей. Ей ли не знать.

Гвен печально поглядела в темноту.

Если они выживут («Ну конечно, выживут», – сказала она себе: теперь они все вместе, и ничто не заставит их разделиться), она расскажет Дэвиду всю правду о себе. Но сначала нужно спросить его, кто он такой. Гвен надеялась – надеялась так сильно, что ее саму это пугало, – что он не тот, кем его считает Райли. Она надеялась, что он совершенно другой человек, а Райли его с кем-то перепутала. Но обычно Райли не ошибается.

Однако прежде всего они должны отсюда выбраться. Гвен ненадолго закрыла глаза и тихонько помолилась, чтобы поскорее приехала полиция.


Воскресенье, 00:05 

События приняли дурной оборот после полуночи. В лобби было тихо, но никто не спал.

Тишина угнетала Райли. Ей нужно было заглушить разговорами осаждающие ее невыносимые воспоминания. Она без конца вглядывалась в темноту, где раньше лежало тело Даны. Перед глазами стояло ее страшное, безжизненное лицо. И Кэндис с крепко затянутым на шее платком. Не желая думать об убийствах и о том, что всем им угрожает, она размышляла о Дэвиде Пейли. Райли настолько на нем зациклилась, что ее просто подмывало все ему высказать. Наклонившись к сидящему через столик Дэвиду, она прошептала:

– Я знаю, кто вы.

На мгновение ей показалось, что он попросту ее проигнорирует – притворится, что не слышал. Райли уже готова была повторить свои слова во всеуслышание, когда он склонился к ней. Отблеск лампы упал на его полное решимости лицо.

– И что же вы, по-вашему, знаете? – вполголоса ответил Дэвид, не снисходя до шепота.

Райли почувствовала, как напряглась лежащая рядом Гвен. Подруга предостерегающе положила ладонь ей на ногу, но Райли было уже не остановить.

– Я еще вчера вечером поняла, что ваше имя мне знакомо. Не могла только вспомнить откуда. Но сегодня утром мне это удалось, – Райли заговорила в полный голос.

Она заметила, что все напряженно прислушиваются к ее словам. Дэвид смотрел ей в глаза, ожидая, когда она наконец решится.

– Вы тот адвокат, которого арестовали за убийство жены, – напрямик сказала она.

Все сидевшие у камина всполошились.

– Арестовали и сняли с меня все обвинения , – сухо сказал Дэвид.

– Так, значит, это и правда вы , – удовлетворенно прошипела Райли.

Как приятно убедиться в своей правоте. Она торжествующе обернулась на Гвен, но та смотрела на нее едва ли не с ненавистью, и Райли на минуту опешила.

– Я же тебе говорила! – наконец сказала она.

– Обвинения сняли, – уже тверже повторил Дэвид. – Я невиновен. – Он взглянул на Гвен, словно пытаясь прочесть ее мысли.

– То, что с вас сняли обвинения, – сказала Райли, – еще не значит, что вы невиновны. Просто они не смогли ничего доказать, – она ухмыльнулась и презрительно добавила: – Виновен всегда муж.

– Заткнись, – сказала Гвен.

Райли удивленно посмотрела на нее.

– Да я же тебе добра желаю. Я ведь говорила, чтобы ты не ждала от этого парня ничего хорошего.

– Он говорит, что невиновен, – сказала Гвен.

– А ты, значит, ему веришь? – с сарказмом спросила Райли.

– Твою жену убили? – спросила Лорен, изумленно глядя на Дэвида.

– Да, – подтвердил он. – Но это сделал не я.

В комнате повисло долгое, ошеломленное молчание. Все пытались осмыслить услышанное. Затем Иэн спросил:

– А убийцу поймали?

– Нет.

– Погодите-ка, – в голосе Генри слышались обвиняющие нотки. – С чего мы должны вам верить? – он повысил голос. – Мы отсиживаемся тут, дожидаясь, пока еще кого-то прикончат, а тут выясняется, что вашу жену убили!

– Давайте успокоимся, – сказал Иэн. – Позвольте Дэвиду рассказать свою историю.

– Эту историю могу рассказать вам я, – не сводя глаз с Дэвида, сказала Райли. – О ней писали во всех газетах. Кто-то из вас наверняка о ней слышал. Однажды вечером всеми уважаемый нью-йоркский адвокат поздно возвращается домой – в престижный особняк в дорогом пригороде – и находит жену на кухне в луже крови. Ее избили до смерти. Насколько я помню, ей раскроили череп и сломали позвоночник. Я ведь ничего не путаю, да? – спросила она Дэвида.

Но Пейли только оцепенело смотрел на нее.

– Он утверждал, будто приехал домой и обнаружил ее мертвой, – продолжала Райли. – Но проблема в том, что он позвонил в «911» только через час после приезда. Они тогда были на грани развода. И ее жизнь была застрахована на миллион долларов. Его почти сразу арестовали, но он нашел очень хорошего адвоката . Потому что, видите ли, у него были связи.

Райли удовлетворенно откинулась на диване и поочередно оглядела всех присутствующих, кроме Гвен, – на подругу посмотреть она не решалась.

До сих пор все, затаив дыхание, слушали ее рассказ, а теперь повернулись и уставились на Дэвида.


Дэвид прекрасно понимал, как ужасно выглядит его история в пристрастном изложении Райли. Видя, как все на него смотрят, он не мог не злиться, что его в очередной раз вынуждают оправдываться. Сколько можно! В этот момент Дэвид ненавидел Райли всей душой. Не потому, что она его выдала – он привык, что его узнают и шепчутся у него за спиной, его грязное белье не полоскал только ленивый, – а потому, что она сделала это неспроста. Она хотела вбить клин между ним и Гвен. Он сам собирался рассказать все Гвен, но теперь из-за Райли предстал перед Гвен в самом неприглядном виде.

Случившееся с ним уже не изменить. Ему всегда придется оправдываться. И всегда найдутся те, кто ему не поверит. Он на собственном опыте убедился, что люди принимают за истину только то, во что сами хотят верить. Больше всего пугает, с какой легкостью они убеждают себя в своей правоте.

В тот вечер он поздно вернулся с работы – как и всегда во время судебных заседаний. Теперь подробности того процесса почти стерлись из его памяти – так или иначе, ему не удалось довести процесс до конца, его заменил другой адвокат из их конторы. После жестокого убийства его жены началось расследование, его арестовали, и несколько месяцев он не работал.

Дэвид помнил все до мельчайших деталей. Дома было темно. Крыльцо освещал светильник, но внутри, на кухне, горела только подсветка плиты. Они обычно не выключали ее на ночь: подсветка служила чем-то вроде ночника для первого этажа.

Он бесшумно вошел в дом. В те дни он уже перестал кричать с порога: «Барбара, я дома», как прежде, когда жена была еще рада его видеть. Он снял пальто и повесил его в шкафу в прихожей. Сначала он подумал, что она не стала его дожидаться и легла спать. Да, у них действительно были проблемы, и они собирались разводиться – этого он не отрицал.

Не отрицал он и того, что ее жизнь была застрахована на миллион долларов. Похоже, всем было безразлично, что он всегда был обеспеченным человеком; видимо, все считали, что даже состоятельными людьми движет алчность. Это стало для него ударом. Дэвид был потрясен. Его жизнь была застрахована на ту же сумму, но и это ничего не меняло. Миллион долларов – это слишком много.

Войдя в дом, он устало присел на диван в гостиной. Суды его выматывали. Какое-то время он просидел неподвижно, размышляя о ходе процесса и о том, как все может обернуться на следующий день. Затем его мысли обратились к его собственной жизни, к их с Барбарой сложностям. Он так устал, что не мог заставить себя даже встать и сходить на кухню, чтобы налить себе виски. Позже это сработало против него. Наконец он поднялся, вышел из темной гостиной и через столовую направился в кухню. Когда он подошел к кухне, волосы у него на загривке встали дыбом. Дэвид до сих пор не знал почему. Возможно, он почувствовал запах крови, но не понял, в чем дело. А потом вошел в кухню и увидел ее…

Изуродованное тело лежало распростертое на полу. Барбара была в одной ночнушке. Судя по всему, на нее напали, когда она заваривала травяной чай. На столешнице стояли чашка и открытая пачка чая. А она лежала на полу в луже собственной крови. Ее забили до смерти. Череп был размозжен, лицо превратилось в бесформенное месиво. Вывернутая, явно сломанная рука была подмята под туловище.

Несколько мгновений Дэвид стоял, словно парализованный, потом немного опомнился. И первая мысль, которая пришла ему в голову, – долго ли она мучилась? Убил ли ее самый первый, неожиданный удар? Но он знал Барбару – она наверняка отчаянно защищалась. Все было залито кровью. Конечно, она защищалась. Барбара всегда умела за себя постоять. Ее рука действительно была сломана. И, как выяснилось – о этом ему сообщили позже, – ей также сломали позвоночник. Убийца продолжал избивать Барбару ногами даже после ее смерти. Дэвида заподозрили еще и потому, что все выглядело как преступление в состоянии аффекта. Но, возможно, это была лишь умелая инсценировка. По крайней мере, именно так считал тогда сам Дэвид. Кто-то пытался его подставить.

– Почти все, что вы сказали, – правда, – наконец заговорил он. – В тот вечер я работал допоздна. Когда я приехал домой, свет в доме был выключен. Я подумал, что Барбара уже легла спать. – Он глубоко вздохнул. – В то время мы плохо уживались вместе и обсуждали возможность разъехаться. Мы этого не скрывали – она рассказала кому-то из подруг, а я – паре друзей на работе. Также верно, – сказал он, глядя прямо на Райли, – что ее жизнь была застрахована на миллион долларов. Как и моя. Эту страховку мы оформили много лет назад, еще в первые годы брака.

Он оглядел собравшихся, и его взгляд остановился на Гвен. Было слишком темно, чтобы прочитать что-то по ее лицу. Она сидела в тени напротив него, откинувшись на спинку дивана.

– Я ее не убивал. Когда я приехал, она уже была мертва. Я нашел ее на кухонном полу в луже крови, – он замялся. – Я включил верхний свет. Это было… самое страшное мгновение в моей жизни. – На секунду замолчал, чтобы вернуть себе самообладание. – Столько крови… Сначала я подумал, что ее несколько раз пырнули ножом. Но никакого ножа не было. Ее так ужасно избили… – Дэвид закрыл лицо руками.

Наконец он медленно опустил руки и продолжил рассказ:

– Я сразу же позвонил в «911». Сказал, что нашел ее, когда пришел с работы. К сожалению, я не упомянул о том, что почти час просидел в гостиной в одиночестве и только потом зашел на кухню. Мне просто не пришло это в голову. Я был не в себе, мысли путались. А потом мой сосед рассказал полиции, что видел, как я зарулил на подъездную дорожку и припарковался. Он точно помнил, в какое время заметил мою машину. Когда меня попросили объяснить несоответствие между временем моего приезда домой и временем звонка в «911», я сразу сказал правду, но у полиции возникли подозрения. Меня арестовали. Ведь, в конце концов, – он с горечью взглянул на Райли, – я был ее мужем. Люди знали, что у нас были проблемы. А потом всплыла эта история со страховкой. – Дэвид набрал в легкие воздуха и выдохнул. – Я прошел через ад. Через невообразимый кошмар. Мою жену убили, а меня арестовали за убийство – посадили за решетку, отказали в освобождении под залог, – но я невиновен.

Наступила долгая тишина. Все обдумывали услышанное.

– Однако обвинения сняли, – тихо сказала Гвен.

Он посмотрел на нее. Девушка напряженно ждала его ответа.

– Да. Против меня не было никаких улик. Конечно, у меня был мотив, но у полиции не было ни единого доказательства против меня. Если бы убил я, то на моем теле и одежде должны были обнаружить следы крови. Полицейские ломали головы, как мне удалось всего за час убить жену, отмыться и подчистую уничтожить улики. У них не было ни одной зацепки, даже орудия убийства. Против меня говорило главным образом отсутствие алиби. Этот час я просидел в одиночестве в собственной гостиной. Согласно экспертам, время смерти почти совпадало со временем моего приезда. Должно быть, я разминулся с убийцей всего на несколько минут. Следователи спросили соседа, не заметил ли он чего-либо подозрительного, но он, увы, ничего не видел: в тот вечер он был в гостях, играл в бридж и вернулся как раз когда я заезжал во двор. Соседи напротив рано легли спать, а соседа с другой стороны не было в городе. Никто ничего не видел. – Дэвид пристально поглядел на своих завороженных слушателей. – Кто угодно мог припарковаться на улице и зайти в парадную дверь или проскользнуть в дом через задний вход. У нас ничего не украли. Не нашли никаких признаков взлома, но Барбара могла открыть дверь кому-то знакомому. Она никого не боялась. Возможно, у нее был роман на стороне. Я не знаю. Я никогда не подозревал, что она мне изменяет. И полиция ничего подобного не обнаружила, – Дэвид медленно покачал головой. – Очевидно, кто-то желал ей смерти. Или хотел подставить меня. Больше всего я хотел бы узнать, кто это сделал, – он нахмурился. – Им пришлось снять с меня обвинения. Но это… это клеймо… стало частью моей жизни. Я был бы рад сказать, что привык, но это не так. Думаю, я никогда с этим не свыкнусь. – Он поочередно оглядел каждого из присутствующих. – Я не могу заставить вас мне поверить. Я сказал правду, но, как мне довелось убедиться, люди верят только в то, во что сами хотят верить. Я тут ничего не могу поделать.

24

 Сделать закладку на этом месте книги

Гвен с ужасом выслушала обе версии истории Дэвида. Одеяло уже не согревало ее.

Все оказалось хуже, чем она ожидала. Сначала она думала, что полицейские арестовали его только потому, что он был женат на убитой, и быстро поняли, что ошиблись. Но все звучало так неоднозначно. Так сомнительно. Для суда не хватило доказательств – но верит ли Дэвиду она сама ? Райли права в одном: у него наверняка был превосходный адвокат.

Его признание в том, что с его приезда домой до звонка в «911» прошел целый час, сильно ее встревожило. К тому же он уголовный адвокат и, конечно, знал, что делать, – знал, как уничтожить улики. Гвен совершенно растерялась и не знала, чему верить.


Генри, взволнованно дыша, неловко ерзал в кресле. Ситуация становилась все более неправдоподобной. Все эти дикие истории просто в голове не укладывались. Взять хотя бы Райли с ее байками о том, как ее держали в заложниках, приставив пистолет к виску, и об оторванных конечностях на улицах – неудивительно, что она такая странная. А история Дэвида и вовсе повергла его в шок – Господи, неужто он убил свою жену? 

Генри подозревал, что смотрит на это несколько иначе, чем остальные. Он задержал взгляд на сидящей неподалеку Беверли. У него не было сомнений, что Дэвид убил свою жену: Генри понимал, что может заставить человека пойти на такой шаг. Жажда разом покончить со старой жизнью, избавиться от вечного брюзжания, начать все с чистого листа… Ему захотелось схватить лежащую на расстоянии вытянутой руки кочергу и проломить своей ничего не подозревающей благоверной голову. За день ему уже несколько раз приходилось поддерживать огонь, и теперь он почти физически ощущал кочергу в своей руке. Он отчетливо видел, как наклоняется к камину якобы для того, чтобы поворошить поленья, затем резко поворачивается, вскидывает руку, с силой обрушивает кочергу на голову жены и вышибает ей мозги. Успеет ли она поднять глаза и все понять? Генри представил себе ее изумленное лицо. Пришлось бы позаботиться о том, чтобы прикончить ее с первого удара. Достаточно ли тяжела кочерга? Сумеет ли он ударить достаточно сильно? Сколько ударов придется нанести, чтобы она точно умерла? Может быть, взять что-то потяжелее…

Генри заметил, что сжимает кулаки под одеялом, и начал судорожно моргать, чтобы утихомирить разыгравшуюся фантазию. Конечно, он не сделает ничего подобного. Даже если бы здесь не было свидетелей, он бы никогда на это не пошел. Мысли и поступки – не одно и то же. Совсем разные вещи. Но подобное желание было ему понятно. Поэтому ему несложно было поверить, что Дэвид убил свою жену.

Он поймал взгляд Беверли и на мгновение испугался, что та читает его мысли.

Но затем ему пришла в голову совсем другая идея, и он, не задумываясь, высказал ее вслух:

– Может быть, Кэндис знала Дэвида . Может быть, она писала книгу о нем . – Он обратился к адвокату: – Вы сами сказали, что о вас писали во всех газетах.

– Это просто смешно, – пренебрежительно ответил тот.

– Не уверен. А может, ей было что-то известно о вашем деле и она собиралась о нем написать. Вы узнали, что она будет здесь, и приехали, чтобы помешать ей вывести вас на чистую воду.

– Чепуха! – возмущенно сказала Гвен. – Как вы тогда объясните смерть Даны? Зачем бы он стал ее убивать? Это смешно.

– Вовсе нет. Вот какая у меня версия: Мэтью поругался с Даной и столкнул ее с лестницы. А Дэвид убил Кэндис, чтобы она не разоблачила его в своей книге. Эти убийства не связаны – чистое совпадение.

– Да кем ты себя возомнил? – язвительно бросила Беверли. – Эркюлем Пуаро ?

Генри злобно посмотрел на жену.

– Я и правда заметила, как Кэндис глазела на Дэвида вчера вечером, – медленно произнесла Лорен. – Она смотрела только на Мэтью с Даной и на Дэвида – больше ее никто не интересовал. Дэвид, вы сидели к ней спиной, но она точно вас разглядывала.

– …Может, пора еще выпить? – нарушив повисшее в комнате тягостное молчание, спросил Иэн.

Бредли не сдвинулся с места. Тогда Иэн встал и подкатил к себе барную тележку. Свет был слишком тусклым, и Иэн поднял над ней взятую с журнального столика керосиновую лампу.

– Тут еще полно всего, – сказал он. Разлив и раздав всем напитки, он снова сел рядом с Лорен и задумчиво произнес: – Я тоже хочу рассказать одну историю. Ничего сногсшибательного. Страшных секретов у меня нет, и ни в каких убийствах меня не обвиняли. И никогда не арестовывали. Я не бывал в горячих точках и не видел, как убивают людей. У меня было довольно обыкновенное детство: мы с братьями выросли в Айове в полной семье. – Он немного помолчал. – Вот только… когда мне было тринадцать, мой брат погиб. Ему было десять. Нам всем тогда пришлось нелегко.

– Как это случилось? – спросила Гвен.

– Он утонул. В местном пруду.

– Мне очень жаль, – сказала Гвен.

Иэн кивнул и опустил глаза на свой стакан.

– Мать чуть с ума не сошла. Брат отправился на пруд один. Ему не разрешали ходить туда в одиночку, но все были заняты, и он все равно пошел. Такой уж у него был характер. Упрямый, неуправляемый. Брат никогда не слушался – делал что хочет, и плевать на последствия. Когда он не объявился к ужину, мы пошли его искать. Ничего такого уж необычного в этом не было, мы вечно запаздывали к ужину. – Иэ


убрать рекламу


н запнулся, отхлебнул из стакана и сказал: – Его нашел я.

Лорен взяла его за руку и положила ее к себе на колени. Он уже рассказывал ей о гибели брата.

– Родители так и не оправились. Это их сломало. У меня было совершенно обыкновенное детство, но с червоточиной.

– Какая трагедия, – с искренним сочувствием сказала Райли.

– Это было очень давно, – сказал Иэн и потянулся к своему стакану.


Дэвид внимательно наблюдал за Иэном. Он украдкой присматривался ко всем присутствующим, и что-то в рассказе Иэна о брате его встревожило.

Многие из клиентов Дэвида были отъявленными лжецами, и в большинстве случаев он умел распознать ложь – по убегающему влево и вверх взгляду, заминкам, мимолетным выражениям лица. Света керосиновой лампы как раз хватало, чтобы разглядеть лицо Иэна. И если бы Дэвида спросили, говорит ли Иэн правду насчет брата, он бы сказал «нет».

Адвокат понимал, что с уверенностью определить, лжет ли человек, не всегда возможно, и в прошлом бывало, что он неверно судил о людях. Он устал, перенервничал. Да и в столь необычных обстоятельствах никто из них прежде не оказывался. Но что-то в лице Иэна, которого он до сих пор считал душевным, открытым и бесхитростным человеком, его насторожило.

25

 Сделать закладку на этом месте книги

Керосиновая лампа уютно мерцала, огонь потрескивал, и закутанные в одеяла гости боязливо жались друг к другу. Они испытывали странное, непреодолимое и по-своему приятное чувство близости.

– Боюсь, у меня тоже нет никаких страшных секретов, – тихо сказала Лорен.

Это было не совсем правдой. Она росла в неблагополучной семье и даже ненадолго попала в омерзительный приют. Однако она не только выжила, но и много чего достигла. И вовсе не обязана с кем бы то ни было этим делиться.

– Конечно, в жизни всякое бывало, хотя у меня нет желания об этом рассказывать. Обыкновенные семейные проблемы. Думаю, идеальных семей не бывает, – она слабо улыбнулась. – Но мне точно нечего скрывать.

– Прямо-таки нечего? – подстегнула ее Райли.

Лорен изучающе взглянула на нее: кажется, Райли ей не верит. Наверное, затаила обиду. Ну что же, Лорен и правда обошлась с ней довольно жестоко – практически прямо сказала, что у нее не все дома. Зато теперь они знают, что с ней не так и почему. Но все равно Лорен была не намерена терпеть нападки Райли.

– А что, в это так сложно поверить? – резко спросила Лорен.

Райли пожала плечами и отвела глаза.

Лорен решила спустить ситуацию на тормозах, но тут в разговор вмешался Генри:

– В таком случае, зачем вам снотворное?

Лорен смутилась.

– У меня проблемы со сном. Уже давно. Поэтому я принимаю золпидем.

– Это правда, – кивнул Иэн.

Райли внезапно повернулась к Гвен:

– Если уж настало время признаний, почему бы тебе не рассказать всем свой  страшный секрет?

Гвен пристально взглянула на подругу. Но Райли уже успела осушить бокал вина и, похоже, отбросила всякую сдержанность, а, возможно, и здравый смысл. Лорен заметила, что та пьяна в стельку. Она умирала от любопытства: что произойдет дальше? Что Райли известно о Гвен?


– Отвали, Райли, – сказала Гвен.

Ее сердце тревожно забилось. Она не хотела делиться своим прошлым и изливать душу этим людям. Тем более при Дэвиде. И уж точно не при таких обстоятельствах.

Но если она откроется кому-то, кроме Райли, может, ей станет легче? И тогда она сможет себя простить. А Райли наконец потеряет над ней власть. Вероятно, на этом и закончится их дружба.

Гвен посмотрела на сидящего напротив Дэвида. Его красивое лицо было непроницаемо. Ей хотелось все ему рассказать, увидеть его реакцию. А ведь она совсем его не знает. Возможно, он убил свою жену. Причем убил хладнокровно и успел замести следы. Генри предположил, что он мог убить и Кэндис. Сама же Гвен не знала, что и думать. Она жалела, что вообще приехала в эту ужасную, забытую Богом гостиницу и познакомилась со всеми этими людьми и с Дэвидом, который вызывал у ее такие противоречивые чувства.

– Ты в порядке? – спросил ее Дэвид.

Беспокойство Дэвида казалось искренним, но Гвен знала, что должна его остерегаться.

– Все нормально, – холодно, безразлично ответила она.

Она знала, что ее слова прозвучали резко, отталкивающе. Но этого она и хотела – оттолкнуть от себя всех этих ужасных людей. Особенно Мэтью, который безостановочно вертел в руках свой пистолет. Но, должно быть, очень тяжело в одночасье потерять человека, который хорошо тебя знает. Человека, вокруг которого вертится весь твой мир.


Воскресенье, 01:10 

Дэвид устало откинулся в кресле. Отповедь Гвен причинила ему боль. Да еще и возня Мэтью никому не дает покоя.

– Мэтью, положите пистолет, он действует всем на нервы, – резко сказал он.

Руки Мэтью замерли, но оружие он так и не опустил.

– Вы все можете отсиживаться тут и ждать у моря погоды, – заявил он. – А я собираюсь найти этого сукина сына. – Он рывком встал с кресла. – Где фонарик?

– Вы никуда не пойдете, – сурово сказал ему Дэвид. – Нельзя никуда ходить в одиночку, даже если вы вооружены. Это слишком опасно.

– Да мне плевать, – Мэтью с презрением оглядел остальных. – Вы дадите мне фонарик или нет?

– Он почти сел, – напомнил ему Дэвид, когда Мэтью схватил телефон.

– Останьтесь, – повторил Дэвид.

Этого он и боялся – что они разделятся. Необходимо держаться вместе. Нельзя отпускать Мэтью одного – не хватало только, чтобы этот дерганый, перевозбужденный человек шатался по гостинице с пистолетом. Маленькое стадо Дэвида начинает разбредаться. Возможно, убийца только и ждет, когда кто-то из них останется один и попадет к нему в лапы. Или убийца здесь, на расстоянии вытянутой руки .

Может ли он позволить Мэтью уйти?

Если Мэтью убьют, они удостоверятся, что убийца – кто-то посторонний. Дэвид с отвращением понял, что прикидывает, не использовать ли несчастного Хатчинсона в качестве наживки.

– Кто-нибудь хочет пойти со мной? – спросил Мэтью.

Дэвид не знал, на что решиться, – должен ли он пойти за ним и бросить остальных? Присутствующие, не отвечая, нервно смотрели на Мэтью.

– Ладно, тогда я пойду один.

– Но… – начала Гвен, – что вы собираетесь делать? Мы обошли весь отель. Останьтесь здесь, с нами. Утром мы все вместе доберемся до дороги. – Она помолчала и добавила: – Пожалуйста.

Мэтью в последний раз презрительно взглянул на нее, повернулся к лестнице и растаял во мраке.


Беверли тревожно наблюдала за остальными. Наступила гнетущая тишина. У огня осталось девять человек: Гвен и Дэвид сидели друг напротив друга, Лорен с Иэном на одном из диванов, Харвуды бок о бок, а они с Генри в креслах лицом к лицу. Райли пересела на подиум перед камином, подальше от Гвен.

Беверли не находила себе места: вдруг Мэтью отправился на верную смерть?

Внезапно Дэвид поднялся, вполголоса выругался и вслед за Мэтью растворился в чернильной темноте.

– Вот придурок, – сказала Райли.

Беверли горячо молилась, чтобы Дэвид вернулся. Хоть бы выбраться отсюда живой. Хоть бы пережить эту ночь. Как он мог их оставить? Это невыносимо.


С гибелью Даны мир Мэтью пошатнулся.

Он быстро поднялся по темной лестнице на третий этаж старого отеля. Садящийся фонарик в его руке выхватывал из сумрака цветочный узор ковра.

Остановившись в холодном, темном коридоре, он подумал, что в гостинице холодно, как в морге. Снизу послышался какой-то звук, и Мэтью через плечо оглянулся на чернеющую за спиной лестницу. Выключив тусклый фонарик, он словно ослеп. Он замер в совершенной неподвижности и, склонив голову набок, чутко прислушался: Дэвид окликал его по имени. Похоже, он внизу, на втором этаже.

Мэтью не отозвался. Дэвид попытается уговорить его вернуться. Но у Мэтью нет ничего общего с этой кучкой трусов. Он не обязан следовать их правилам. И у него есть пистолет. Сердце тяжело бухало в груди. Мэтью бесшумно пошел направо по коридору, дергая за каждую дверную ручку вспотевшей рукой. Разумеется, все двери оказались заперты. Он снова направился к лестнице, заглянул в темную комнату отдыха и на секунду застыл. Здесь было чуть светлее, чем в коридоре, но в слабом свете, падающем из окон, можно было различить лишь призрачные очертания мебели – пустых, зловещих кресел и диванов. На лестнице послышались шаги. Мэтью быстро переступил порог комнаты и, крепко сжимая пистолет, неподвижно, как часовой, встал у стены. Это Дэвид – он слышал, как тот его зовет по имени. Адвокат заглянул в комнату отдыха и, не заметив Мэтью, прошел мимо. Подождав, пока Дэвид обыщет коридор по правую сторону лестницы, Мэтью медленно двинулся по коридору налево. «Дэвид, должно быть, спустился по лестнице для персонала», – подумал он.

Мэтью направился в другой конец коридора вслед за ним. Незапертая дверь чулана отворилась под его рукой, и он, ненадолго включив тусклый фонарик, заглянул внутрь. Дойдя до черной лестницы, он распахнул дверь и оказался на узкой лестничной площадке. Дверь у него за спиной закрылась. Какое-то время Мэтью постоял без движения, прислушиваясь. Убедившись, что Дэвид уже ушел с черной лестницы, он опять включил фонарик и спустился на второй этаж. Чувства обострились до предела.

В очередной раз выключив фонарик, он осторожно открыл дверь в коридор. Окликов больше не было слышно: похоже, Дэвид сдался и вернулся в лобби. Здесь, на втором этаже, находился номер, который Мэтью еще недавно делил с Даной.

Напрягая слух, он выглянул в коридор второго этажа. Без фонарика различить, не затаился ли кто-то в темноте, было невозможно. Он бесшумно прошел по коридору, заглянул в чулан и комнату отдыха и спустился по черной лестнице на первый этаж. Лестница для персонала выходила в темный задний коридор рядом с кухней. Мэтью неслышно пошел вперед, повернул за угол и оказался на пороге библиотеки. Он шагнул внутрь и оглядел комнату. Сквозь остекленные двери падали бледные полосы лунного света.

На журнальном столике лежала огромная раскрытая книга. Включив фонарик, Мэтью увидел иллюстрацию с застрявшим во льдах кораблем девятнадцатого века. Интересно, кто это читал? Пошарив фонариком по углам, он снова его выключил и разочарованно замер на пороге. Мэтью знал, что, если пойдет направо по заднему коридору, найдет очередную комнату отдыха и снова окажется в лобби. Ну уж нет. Он повернул налево и увидел уже знакомую ему дверь в сарай. Поколебавшись, он рывком распахнул дверь.

26

 Сделать закладку на этом месте книги

Хорошо, что Дэвид ушел. Пусть это и безрассудство, Райли все-таки была довольна: может быть, он добьется того, что его прикончат.

Издалека донесся приглушенный скрип закрывающейся двери, и у нее подпрыгнуло сердце.

– Что это было? – испуганно спросила она.

– Должно быть, Мэтью или Дэвид, – нервно ответил Генри.

Как Райли ни напрягала слух, она не слышала ничего, кроме дребезжания оконных стекол, в которые бился ветер. Утихнет завтра буря или нет, но утром они должны выбраться на главную дорогу и вызвать подмогу. И неважно, как медленно им придется ехать и с какими трудностями они столкнутся.

Она подумала о Донне – своем психотерапевте, – которая помогала ей вернуть контроль над собственной жизнью. По крайней мере, пыталась помочь. При ее поддержке Райли училась справляться с негативными мыслями. Донна бы явно не обрадовалась, узнав, что она не просыхает все выходные. Но что ей остается делать, если она застряла в захолустном отеле с кучкой незнакомцев и их убивают одного за другим? Райли представила, как рассказывает обо всем Донне в ее кабинете. Донна скажет ей: «Вы пережили страшные испытания». Да, так и есть. Она скажет: «Из-за этого разум иногда играет с вами злые шутки».

– Ты в порядке? – вдруг спросила Гвен. Райли и не заметила, как та встала с дивана и подошла к ней. Теперь Гвен сидела на корточках, с беспокойством глядя ей в глаза.

– Не знаю, – прошептала Райли. Подруга с растущей тревогой смотрела на нее. – Не знаю, – с еще большим надрывом повторила Райли.

Она в незнакомом месте. Ад – не выдумка. Он совершенно реален. Ад – это и пространство, где ты находишься, и состояние, в котором пребываешь. Райли чувствовала, что падает в пропасть, чувствовала, как ее охватывают страх, паника и паранойя. Нельзя давать им волю. Господи, только не здесь. Не сейчас.

– Не бросай меня, – сказала она, крепко сжав ладонь Гвен.

– Ни за что, – Гвен села рядом с ней. Казалось, все их разногласия забыты, по крайней мере на время. – Я тебя не оставлю, – пообещала Гвен.


Дверь из сарая на улицу внезапно задребезжала. Мэтью резко развернулся на шум, споткнулся и выронил фонарик, не успев его включить. Теперь перед глазами была лишь темнота. Но он ощущал чужое присутствие, чувствовал, как в сарае что-то движется. В голове все смешалось от холода и страха. Наконец Мэтью поднял пистолет и наугад выстрелил в темноту.


В поисках Мэтью Дэвид на ощупь обошел оба крыла второго этажа и поднялся по парадной лестнице на третий. Вполголоса окликая Хатчинсона, он прошелся сначала по западной, а потом по восточной стороне коридора и наконец оказался перед лестницей для персонала.

Он распахнул дверь и внимательно прислушался – ни звука. На задней лестнице было темно, хоть глаз выколи. Жаль, у него нет фонарика. Надо найти Мэтью. Хатчинсон сам не понимает, что творит, и может выстрелить в первого встречного.

– Мэтью? – негромко позвал он. Ответа не последовало. Но мужчина мог и затаиться здесь, на темной лестнице. Может, он выключил фонарик. – Это я, Дэвид.

Тишина. Он осторожно шагнул вперед, неловко нашарил поручень и нашел ногой ступеньку. Медленно, на ощупь он стал спускаться, не переставая прислушиваться. Куда, черт возьми, запропастился Мэтью? В такой темноте невозможно разобраться, что происходит. Дэвид не понимал, где находится, – он словно парил в космосе и совершенно потерял ориентацию. Чувство потерянности не покидало его с самого утра, когда они нашли Дану мертвой.

На площадке второго этажа он нерешительно остановился. В висках стучало. Он с тоской подумал о пузырьке аспирина, который лежал у него в сумке, – в номере в противоположном конце коридора.

Дэвид открыл дверь, вышел в коридор и, прислушиваясь к каждому шороху, направился к своей комнате. Немного повозившись с ключом, он с облегчением открыл дверь. В номере было чуть светлее. Сквозь открытые шторы сверкнул и тут же исчез отблеск лунного света.

Он закрыл за собой дверь и отыскал на полу у тумбочки свою дорожную сумку. Достав из нее пузырек, Дэвид подошел к раковине, вслепую налил себе стакан воды и принял таблетки. Какое облегчение хоть несколько минут побыть одному! Как он устал от этого напряжения и постоянного соседства других людей. Скорей бы все это кончилось. Ему захотелось лечь в кровать, зарыться в одеяла и никогда не вставать. Вместо этого он, несмотря на пронизывающий холод, провел пару минут брызгая себе в лицо ледяной водой.

Немного взбодрившись, он вышел из номера и вернулся к лестнице для персонала. Надо продолжить поиски в заднем коридоре первого этажа. Мэтью может оказаться на кухне, в подвале или в любой другой комнате.

Дэвид спускался по черной лестнице, когда послышались выстрелы.

По телу прокатилась волна страха. Он замер на месте и попытался понять, откуда они доносятся. Кажется, с первого этажа. Может быть, из сарая? Спотыкаясь и отрывисто дыша, он кинулся вниз по лестнице. Вдруг с Мэтью что-то случилось? Неужели он опоздал?

Ощутив в руке отдачу пистолета, Мэтью развернулся и бросился бежать. Он сам не знал, что видел и куда стрелял, но разбираться в этом не собирался. Крепко сжимая пистолет, он вылетел из сарая в темный коридор. Кое-как он добрался до библиотеки и, запыхавшись, остановился, пытаясь расслышать что-то, кроме собственного шумного дыхания.


При звуках выстрелов рассудок Райли окончательно помутился. Она оттолкнула Гвен и рывком вскочила на ноги. Гвен пролепетала что-то успокаивающее, но подруга была слишком взбудоражена. Она сорвалась с места и бросилась к входной двери, на свободу. Гвен поняла, что Райли не знает, что делает, – просто вслепую, инстинктивно бежит в никуда.

– Райли! – напрасно прокричала ей вслед Гвен. – Подожди!

Но Райли уже и след простыл. Распахнутая дверь захлопала на ветру.

На долю секунды Гвен замялась, а потом в отчаянии бросила умоляющий взгляд на остальных, схватила с крючка куртку и как была, в кедах, кинулась на улицу. Фонарика у нее не было, и двигаться приходилось на ощупь. Луна скрылась за тучами, ночь была непроглядной. Она поспешила за подругой. Мысль о том, что придется блуждать в темноте, приводила Гвен в ужас, но она не могла отпустить Райли одну. Если бы только Дэвид был рядом…

Райли была где-то впереди, в холодной тьме, – Гвен слышала, как та скользит по льду, снова и снова падает и поднимается, в панике хватает ртом воздух. С трудом удерживаясь на ногах, Гвен пошла по ледяной корке вслед за ней. Внезапно она споткнулась о сломанную ветку, о которой совсем забыла, и упала, беспомощно загребая голыми руками снег. Гвен поняла, что Райли бежит бесцельно, как перепуганное животное, – бежит и все. Может быть, она даже не осознает, где находится. Необходимо догнать ее и успокоить, убедить вернуться внутрь, в безопасное укрытие.

Позади послышались голоса. На секунду остановившись, Гвен оглянулась: на пороге темнели силуэты Джеймса и Бредли – они помогут ей найти Райли! Дверь закрылась, и снова стало темно. Она слышала за спиной их приближающиеся шаги. Ей удалось разглядеть Харвудов, только когда они подошли почти вплотную. Какое счастье, что они последовали за ней! Правда, мужчины тоже не захватили с собой лампу. Теперь все они блуждали в темноте.

– Куда она побежала? – спросил Бредли.

– Не знаю. Она была где-то впереди, но я ее больше не слышу. Не знаю, куда она делась, – встревоженно ответила Гвен.

Парадная дверь снова открылась, и в бледном свете проема показались Лорен и Иэн. Неужели Генри и Беверли так и остались сидеть в лобби совсем одни, злясь друг на друга? Вдруг с ними что-то случится? Однако сейчас Гвен было не до них – прежде всего она обязана найти Райли. Возможно, убийца где-то здесь, и Райли может попасть прямо к нему в лапы. Она отвернулась от гостиницы и вгляделась в темноту.

– Райли! – закричала она.

Все замерли, прислушиваясь.

Тишину нарушал только шум ветра в деревьях.

– Нужно разделиться, – сказал Бредли и двинулся куда-то вправо. Джеймс пошел налево.

Гвен зашагала по льду в сторону подъездной аллеи. Слева темнел лес. Несколько раз она оступалась и падала, выставляя вперед онемевшие от холода руки без перчаток. Где же Райли?

Ее спутники исчезли. Гвен понимала, что они где-то рядом, но все растворились в темноте. Вокруг угрожающе чернели кусты и деревья. «Мы должны ее найти», – подумала Гвен и, едва удерживаясь на ногах, скользнула вперед.

27

 Сделать закладку на этом месте книги

Дэвид не мог ничего расслышать за громким стуком собственного сердца и коротким, рваным дыханием. Сознание затмевал страх. Касаясь правой рукой стены нижнего коридора, он на ощупь добрался до сарая, набрал в грудь воздуха и распахнул дверь. Какого черта он не захватил с собой лампу?

– Мэтью? – позвал он. – Ты там?

Его встретила абсолютная тишина. И непроглядная мгла.


Райли без оглядки бежала навстречу холодной, ледяной темноте. Неодолимый страх толкал ее все дальше вперед. Она поскальзывалась, падала и снова вставала, инстинктивно ища укрытие – какую-нибудь надежную, безопасную нору, куда можно тихонько заползти. Необходимо найти убежище. Она почуяла впереди лес и рванулась к деревьям. Где-то на задворках разума она знала: нельзя, чтобы ее заметили, нельзя издавать ни звука. Добежав до леса, Райли забралась в какие-то кусты, припала к земле и сжалась в комок. Она зажмурилась и принялась раскачиваться из стороны в сторону, закрыв ладонями уши.


Гвен никогда в жизни не испытывала такого ужаса.

Немного успокаивало только то, что остальные блуждали в темноте вместе с ней. Но она никого из них не видела – словно попала в черный вакуум. О Дэвиде и о том, чем объяснялись выстрелы, она боялась даже думать. Неужели погиб кто-то еще? Возможно, скоро всех их ждет та же участь. Она молилась о том, чтобы выжить или хотя бы погибнуть не последней. Она совершенно беззащитна. Гвен вспомнила, что на письменном столе в номере лежал острый ножик для вскрытия писем. Вот бы сейчас держать его в руке.

Она продолжала идти по льду к подъездной аллее, с каждым шагом рискуя потерять равновесие.

– Райли! – позвала она. – Где ты? – она сделала еще несколько шагов по аллее и остановилась, прислушиваясь.

Ни звука, ни одного движения. Как она мечтала о фонарике! Внезапно из темноты донесся протяжный вой – койоты. Или волки… Не в силах пошевелиться от страха, она застыла на месте. Как ее угораздило попасть в такую историю?

Внезапно Гвен осознала, что больше никого не слышит.

– Бредли? – тревожно позвала она.

Но Бредли не отзывался. Никто не отзывался. Наверное, ее голос заглушает беснующийся ветер. В груди лихорадочно застучало, стало трудно дышать. Гвен развернулась и взглянула в сторону гостиницы, где в последний раз слышала остальных.

– Бредли? Лорен? – еще громче, высоким от ужаса голосом прокричала она.

Но никто не отвечал. В голове все смешалось. Она совсем одна.

Гвен остановилась. Она не знала, где остальные, не знала, где убийца. Грудь сдавило.

Откуда-то послышался шум тяжелого падения. В темном вакууме ветреной ночи пространство словно исказилась, и она не могла доверять собственным чувствам. Она не знала, как долго простояла, оцепенев, – может, минуту, а может, и десять. Гвен потеряла чувство времени и боялась, что просто не сможет пошевелиться от холода и страха.

Подождав, пока боль в грудной клетке хоть немного отступит, она пригнулась и на ощупь, с распростертыми руками, побрела обратно к гостинице. Она искала Бредли или Джеймса, Лорен или Иэна – хоть кого-то, с кем было бы не так одиноко. Не так страшно. Она сознавала, что бросает Райли на произвол судьбы. Бросает свою напуганную, беззащитную, сумасбродную подругу, которая в ней так нуждается.

Но Гвен уже было совершенно все равно – она не могла думать ни о ком, кроме себя. На мгновение она, дрожа всем телом, замерла и прислушалась. Она не сомневалась: убийца рядом, он бесшумно уничтожил всех остальных, а теперь настал ее черед. Давясь рыданиями, поскальзываясь и падая на льду, Гвен бросилась обратно к чернеющей громаде отеля и теплому огню лобби.


Оставшись в лобби одни, Генри с женой замерли в испуганном молчании. Взгляд Беверли был прикован к затухающему пламени. Надо бы подбросить в камин еще одно полено.

Дэвид разыскивает вооруженного Мэтью, который, возможно, убил уже двоих, где-то в коридорах отеля, а Райли и Гвен и вовсе выбежали из гостиницы. Понятно, почему Харвуды посчитали себя обязанными отправиться за ними, но, раз они на это решились, какого черта забыли на улице Лорен с Иэном? Генри не мог простить эту парочку за то, что они выбрали не их с женой, а Райли и Гвен. Теперь им с Беверли остается надеяться только на себя. Что, если убийца явится по их душу?

Генри пристально наблюдал за женой и не находил в себе ни следа былой привязанности. Да, он по-прежнему любит своих детей. Но Беверли… Есть в ней что-то отвратительное. Эти дряблые белые бедра, сетка вен на ногах. Отяжелевшие груди. Вечно недовольный вид. Как будто жизнь – тяжкое бремя, которое ей приходится безропотно нести.

Но дело не только в этом. А в том, каков в ее глазах он сам. Располневший отец семейства. Недотепа. По мнению Беверли, его жизнь почти подошла к концу и ему никогда не совершить ничего захватывающего и интересного. Уже одно ее присутствие наполняло его ненавистью. Как там она сказала? «Твое увлечение недолговечно». Жена его недооценивает, всегда недооценивала. Джилли не такая. Она им восхищается. Она в него влюблена, ей с ним интересно. Она сказала, что хочет всегда быть вместе. Что бы ни болтала Беверли, Джилли от него не устанет.

Жене он наверняка надоел до чертиков, но все равно она готова цепляться за него до самой смерти. И цеплялась бы, если бы не последние события. Она зациклилась на долге. На тирании вечных обязательств. Я должна это, ты должен то. «Ты должен чаще бывать дома. Ты должен проводить больше времени с детьми. Ты должен добиться повышения».

Генри встал, чтобы поворошить поленья в камине, и потянулся за кочергой. Странно, время словно замедлилось. Он крепко сжал кочергу. Беверли совсем рядом. Это было бы так легко. Никто не видит. Потом можно выбежать на улицу вслед за остальными, выдумать какую-нибудь историю…

Он изо всех сил стиснул кочергу.


Дэвид на ощупь обходил сарай, осторожно переставляя ноги на случай, если Мэтью лежит где-то здесь, на полу. Он окликнул его, но тот не отозвался. Дэвид нехотя опустился на четвереньки и ощупал усыпанный опилками пол. Он дотронулся до колоды для колки дров, провел по ее грубой поверхности лихорадочными ладонями, но не нашел ничего, кроме брошенного фонарика.


Райли сжалась в комок, дрожа всем телом от страха и холода. Она заново переживала худшие мгновения своей жизни. На нее разом обрушились воспоминания обо всех несчастных, которые когда-то страдали, заходились криком и погибали у нее на глазах. Напрасно она зажимала уши ладонями – многоголосица звучала у нее в голове. Райли крепко зажмурилась, но все впустую. Образы стояли перед ее мысленным взором.


Мэтью услышал, что к библиотеке кто-то идет. Тихие, осторожные шаги. Внезапно тучи разошлись, и сквозь остекленные двери в комнату проник отблеск призрачного света. Мэтью встал лицом к двери с пистолетом наготове. В обойме еще оставались патроны.

А в следующий момент в проеме появился Дэвид.

– О, это вы, – выдохнул Мэтью. – Мне показалось, что в сарае кто-то есть… – объяснил он.

– Будет лучше, если вы отдадите мне пистолет.

Мэтью покорно отдал пистолет адвокату.


Воскресенье, 01.45 

Гвен открыла дверь и на неверных ногах вошла в лобби. Обнаружив Генри и Беверли на прежних местах – правда, теперь Генри стоял с кочергой у камина, – она почти удивилась. При виде нее мужчина испуганно выронил кочергу, и она с грохотом покатилась по полу.

Гвен готовилась к тому, что найдет здесь только их бездыханные тела.

Неожиданно из темноты у лестницы показался Дэвид, а с ним и Мэтью. От облегчения она чуть не потеряла сознание.

– Что произошло? – спросил их Генри.

– Ничего. Мы в порядке, – отрезал Дэвид. – Где, черт возьми, все остальные?

– На улице, – дрожа всем телом, прошептала Гвен.

– Когда раздались выстрелы, Райли выбежала из отеля, – сказал Генри. – И все побежали за ней.

– Мы не можем ее найти, – сказала Гвен. – Она не откликается. Там так темно… Остальные до сих пор ищут ее на улице. – Ей не удавалось справиться с дрожью.

– Господи, – сказал Дэвид. – Нам тоже нужно отправиться на ее поиски. – Его голос выдавал отчаяние. – Оставайся здесь вместе с Генри и Беверли, – добавил он, повернувшись к Гвен.

– Нет! Я пойду с тобой.

Она будет держаться возле Дэвида. С ним ей ничто не угрожает. Нужно найти Райли.

– Вы что, вот так просто нас здесь бросите? – прошипел Генри.

Никто не удостоил его ответом.

28

 Сделать закладку на этом месте книги

Мэтью сошел с крыльца и тут же растворился в ночи. Проводив его взглядом, Дэвид подумал, что разделяться довольно опрометчиво. Но необходимо найти Райли, и каждая минута на счету. Поодиночке они охватят больше территории. Какой же тут мороз!

– Она была в куртке? – спросил он Гвен.

– Нет, в одном свитере, – пробормотала девушка, покачав головой.

Дэвид негромко выругался, и они медленно пошли вперед. Кроме завывания ветра, не было слышно ни звука.

– Эй, есть здесь кто? – позвал он, но его слова тут же унес ветер. – Эй, кто-нибудь! – снова закричал он, сложив ладони рупором.

– Я здесь! – донесся с подъездной аллеи голос Иэна.

– Еще кто-то меня слышит? – прокричал Дэвид.

Откуда-то неподалеку раздался более отчетливый голос Лорен:

– Я здесь, с восточной стороны отеля, у деревьев. Я ее не видела.

«Это невозможно», – устало подумал Дэвид. Без фонарика не видно ни зги, а фонариков и ламп нет ни у кого. Было так скользко, что он с трудом удерживался на ногах. Он повернулся к Гвен:

– Как думаешь, что она могла предпринять? Куда могла пойти?

Девушка беспомощно смотрела на него.

– Не знаю. Думаю, сейчас она вообще не в состоянии здраво мыслить. Может, она побежала к главной дороге или спряталась за деревьями. Понятия не имею.

– Здесь кругом деревья, – мрачно заметил Дэвид.

Он опять сложил руки рупором:

– Бредли? Джеймс?

– Я здесь! – отозвался Харвуд-старший. Голос, казалось, доносился откуда-то справа, с западной стороны отеля.


убрать рекламу


 – Я ее тоже не видел. Но тут темень – хоть глаз выколи! Она не откликается. Где, черт возьми, Бредли?

Внезапно Дэвида охватила тревога. Почему Бредли не отзывается? Возможно, он не слышит их, потому что уже ушел в лес. Нетвердо держась на ногах, они с Гвен направились вперед, к лесу.

Они уже были в дальнем конце лужайки, у самых деревьев, когда откуда-то справа и сзади послышался сдавленный крик и шум падения, а потом пронзительный вопль.

– Джеймс! – в панике закричал Дэвид и, развернувшись, бросился на шум.

Он слышал, как Гвен, отрывисто дыша, бежит за ним.

– Бредли!.. – Услышав отчаяние в голосе Джеймса, Дэвид содрогнулся.

Он спотыкался, но бежал все быстрее, и Гвен уже не могла за ним угнаться. Однако, когда Дэвид наконец увидел Джеймса, ему захотелось закрыть глаза и забыться. Его тусклый фонарик выхватил из темноты силуэт Джеймса, который склонился над лежащим на заледеневшем снегу и очевидно безжизненным телом Бредли.

Дэвид подошел еще ближе, почти вплотную. Молодой человек лежал лицом вниз. Он выбежал на улицу без шапки, и на его затылке зияла страшная, безобразная рана. Снег вокруг был забрызган кровью.

Джеймс поднял глаза. Его искаженное горем лицо было почти неузнаваемо.

– Помогите ему! – закричал он. – Вы должны ему помочь!

Дэвид опустился на колени возле Брэдли и посветил ему в лицо. Глаза парня были закрыты, а губы посинели. Дэвид попытался нащупать пульс – пульса не было. На короткое мгновение он понадеялся, что просто не чувствует биения своими дрожащими, онемевшими от холода руками. Но все было бесполезно. Пульса не было. Бредли был мертв.

Джеймс завыл. Дэвид никогда еще не слышал более чудовищного звука – в этом невыносимом вое звучала отчаянная безутешность отца, который оплакивал потерю единственного сына. Дэвид поднял глаза на Гвен и увидел на ее лице отражение собственного страха. Он сел на корточки. На глаза наворачивались слезы.

Услышав шаги остальных, Дэвид посветил в их сторону фонариком. Из темноты показался Мэтью, а за ним и Лорен.

– Что случилось? – закричала женщина издалека.

– Не подходите, – предостерег их Дэвид и, неуверенно поднявшись на ноги, посветил вокруг. В снегу лежало что-то темное. Он наклонился. Окровавленный предмет казался знакомым. Присмотревшись, Дэвид узнал железный скребок для обуви, который раньше стоял на крыльце. Кто-то забрал его оттуда. Должно быть, им и убили Бредли. Но кто и когда? Был ли это чужак? Или один из тех, кто выбежал на улицу в поисках Райли? 

Он резко развернулся к Лорен и Мэтью.

Лорен шагнула к маленькому кружку света и остановилась как вкопанная, глядя на лежащего в снегу Бредли и скорчившегося над телом сына Джеймса.

– О Боже, – ошеломленно прошептала она. – Он что…?

– Он мертв, – без выражения сказал Дэвид.

– О Боже, позвольте мне…

– Не приближайтесь, – снова сказал Дэвид. – Вы ничем ему не поможете. Слишком поздно.

– Вы уверены? – в истерике спросила она. – Он не может умереть! Не может! – Она попыталась протиснуться мимо него к Бредли. – Может быть, он еще жив! Может быть, его еще можно спасти!

Дэвид покачал головой и преградил ей дорогу. Она разрыдалась и несколько раз, всхлипывая, ударила его в грудь.

– Вы ничем ему не поможете, – повторил он.

Послышались чьи-то шаги и тяжелое дыхание. К ним подошел Иэн.

– О нет, – потрясенно глядя на тело Бредли, сказал он.


Иэн не сводил глаз с Джеймса, поникшего над телом сына. Плечи мужчины сотрясались в такт рыданиям. Вспомнив бесконечные слезы и безутешное горе собственной матери, Иэн отвернулся.

– Мы не можем оставить его здесь, – наконец негромко сказал Дэвид.

Произносить вслух то, что было у всех на уме, было излишне: если оставить Бредли здесь, за ночь его тело растерзают дикие животные. Койоты, волки. «И Бог знает кто еще», – подумал Иэн.

Наконец Джеймс поднял голову и с пустыми глазами опустился на снег.

– У кого-то еще осталась зарядка на телефоне? – спросил Дэвид. – Хочу снять несколько фотографий, прежде чем мы его унесем.

Все покачали головами.

– Проклятье, – выругался Дэвид.

– Что мы будем с ним делать? – тихо спросил адвоката Иэн.

– Думаю, надо отнести его в ледяной домик, – сказал Дэвид. – Будет проще пройти через отель, чем обходить здание.

Иэн устало кивнул и обратился к Лорен:

– Проводи Джеймса до гостиницы. А с Бредли мы сами разберемся, – сказал он, показывая на себя, Дэвида и Мэтью.

Она кивнула и дождалась, пока Дэвид медленно помог Джеймсу подняться на ноги.

Когда они двинулись к отелю – Гвен печально плелась позади всех, – трое мужчин подняли Бредли. Однако нести его оказалось невозможно. Сохранять равновесие на льду, удерживая в руках мертвое тело, было выше их сил. Пришлось волочь его за собой, оставляя на снегу кровавый след. Наконец они втащили Бредли на крыльцо и занесли внутрь.

На минуту остановившись, чтобы передохнуть, они положили его на пол в лобби. Иэн выпрямился, переводя дух, и увидел пораженных ужасом Беверли и Генри, которые, потеряв дар речи, не сводили глаз с Бредли. Иэн отвел взгляд и снова посмотрел на тело.

– Мы несем его в ледяной домик, – сказал им Дэвид.


Они снова вышли на улицу, намереваясь искать Райли до тех пор, пока смогут выносить холод. Теперь все держались вместе и в то же время боялись друг друга. Но, как бы отчаянно они ни звали, Райли не откликалась. Продолжать поиски в кромешной, пронизывающе холодной темноте было невозможно.

Им никогда ее не найти. Она этого не хочет.


Воскресенье, 03:10 

Беверли наблюдала, как постояльцы безмолвно возвращаются в отель без Райли. Один за другим они стягивали с себя куртки и ботинки и, удрученно сгорбившись, плелись к огню.

Райли наверняка убили – точно так же, как и беднягу Бредли. Беверли почти радовалась, что ее не нашли. Вида еще одного трупа она бы не вынесла. Никогда еще она не находилась в такой близости к смерти. Смерть словно нависла над ней, лишь дожидаясь подходящего момента. Какое гадкое чувство!

Когда мужчины внесли тело Бредли внутрь, Беверли показалось, что на лице стоящего в тени Иэна промелькнуло странное выражение. Раньше она никогда на замечала в его глазах такого холода. Кожа ее покрылась мурашками. Но выражение было таким мимолетным, что, возможно, ей всего лишь показалось.


Гвен рухнула на диван. Райли все еще на улице, она мертва или умирает. Это она, Гвен, во всем виновата. Им не следовало приезжать. Она посмотрела на свои дрожащие руки. Теперь она начала осознавать, что почти любой из них может оказаться убийцей.


Генри угрюмо смотрел на пламя. Трое человек погибло – а может, еще и Райли, – а его женушка жива и невредима.

Он потерпел неудачу, ему помешали в последний момент. Он слишком долго сомневался. Трус! Но если бы они вернулись, как только он вышиб ей мозги, то набросились бы на него, словно стая гиен.

Жена бесшумно появилась рядом с ним, опустилась на колени возле его кресла. Он чуть не подскочил от неожиданности. Можно подумать, она читает его мысли.

– Генри, – прошептала она так тихо, что ему пришлось наклониться к самым ее губам, чтобы расслышать слова. Он чувствовал ее дыхание. А вдруг она и правда знает, что у него на уме? – Думаю, я знаю, кто убийца.

Он поднял голову и взглянул в ее мерцающие в темноте испуганные глаза.

29

 Сделать закладку на этом месте книги

Иэну не нравилось, как посматривала на него Беверли. Она подошла к мужу и, наклонившись, зашептала что-то ему на ухо. Интересно, учитывая, что в последнее время она обычно держалась от него на расстоянии. Что она говорит? Уж не о нем ли?

Иэн сидел в темноте и думал.


Генри хотел бы вычислить виновного. Он и правда считал, что это Мэтью и Дэвид. Два не связанных между собой убийства. Но убийство Бредли все изменило.

Нашептывая ему на ухо, жена почти убедила его, что убийца – сумасшедший. По ее мнению, убийства – дело рук Иэна, а с ним самим явно что-то не так. Но если за убийствами стоял он, то, по мнению Беверли, Лорен должна об этом знать. Они же всегда вместе. Она должна знать.

Генри раздумывал над версией Беверли. Жена может вывести из себя кого угодно, но глупой ее никак не назовешь. Прищурившись, он посмотрел на Иэна, пытаясь разглядеть в нем то же, что и она. Способен ли он на убийство?

Он понял, что ему совсем не сложно поверить, что Иэн – убийца, потому что за эти выходные он для себя кое-что понял. Понял, что и сам способен пролить кровь. И что, по большому счету, на убийство может пойти кто угодно.

Неужели Лорен покрывает Иэна? Генри взглянул на нее с новым интересом. Неизвестно, как далеко она готова зайти ради любви. Понять любовь гораздо сложнее, чем ненависть. И гораздо сложнее предсказать.


Лорен неловко поерзала на диване. Ветер все так же завывал и бил в окна. В лобби было сумрачно, но на журнальном столике мягко мерцала керосиновая лампа. Огонь в камине пора было снова оживить.

Как долго еще ждать полицию? 

Она оглядела сидящих у камина. Как изменились они с тех пор, как сюда приехали! Лорен вспомнила, как они беседовали за аперитивами в пятницу вечером. Все были так расслаблены и жизнерадостны. Бредли беспечно смешивал для них напитки… Как изменился красавец Мэтью! А его яркая, блестящая девушка лежит в ледяном домике мертвой. Лорен подумала о Кэндис, о затянутом на ее шее платке.

Интересно, кого подозревает Дэвид?

Она представить не могла, что ждет их дальше.


Джеймс пошатывался от потрясения и горя. Он снова и снова прокручивал в памяти прошлое, вспоминая, как пару лет назад Бредли начал торговать наркотиками. Мальчик решил срубить легких денег, но обернулось все совсем не так, как он ожидал.

Внезапно Джеймс стряхнул с себя апатию и вскочил с кресла.

– Кто это сделал? – закричал он. – Кто из вас убил моего сына? – В голове его все смешалось от горя и ярости. – За что? Боже мой, за что кому-то было убивать моего сына? – вопрошал он, по очереди оглядывая своих гостей. Все они выглядели напуганными.

Дэвид поднялся и подошел к нему со словами поддержки. Но Джеймс не хотел, чтобы его успокаивали. Он хотел знать правду.

– Я не знаю, Джеймс, – сказал Дэвид. – Мне очень жаль. Но мы это выясним. Вы узнаете, кто убил вашего сына.

– Его убил один из вас!

– Если только здесь не находится кто-то еще, – срывающимся голосом напомнила ему Лорен.

– Здесь больше никого нет!  – заорал Джеймс.

Он снова рухнул в кресло, закрыл лицо руками и разрыдался.


Воскресенье, 03:30 

Несмотря на поздний час, Лорен не хотелось спать. Все в смятении поглядывали друг на друга и снова отводили глаза. Все, кроме Генри и Беверли. Теперь эта парочка сидела бок о бок и бдительно следила за ними с Иэном. Ее это нервировало. Что они вбили себе в голову?

– Почему вы так на нас таращитесь? – наконец резко спросила она Генри.

– Я не таращусь, – поскорее отвел взгляд Генри.

– Неправда, – вызывающе произнесла Лорен. – Вы что-то хотите сказать?

В воздухе повисло напряжение. Ей было все равно. Пора положить этому конец. Пусть объяснит, почему он на них так смотрит.

К ее удивлению, вместо него заговорила Беверли:

– Кажется, я кое-что видела.

Дэвид повернулся к женщине:

– Что? Что вы видели?

– Видела, какое лицо было у Иэна, – сказала Беверли.

– Вы о чем? – нетерпеливо спросил адвокат.

– Я видела, как Иэн смотрел на Бредли, когда вы внесли его сюда.

– Мы все смотрели на Бредли, – жестко сказала Лорен. – И что из этого?

– Дело в том, как  он на него смотрел, – нервно сказала Беверли.

– К чему вы, черт возьми, клоните? – спросил Иэн.

Беверли взглянула ему прямо в глаза и сказала:

– Вы на него смотрели, как будто… как будто радовались его смерти.

– Что? – Иэн выглядел потрясенным. – Это просто бред! – возмутился он.

– Как вы смеете! – воскликнула Лорен, в ярости сверля глазами Беверли. – Все это время я была рядом с ним. Ничего подобного он не делал.

Беверли повернулась к ней и с убеждением произнесла:

– Я говорю о том, что видела.

– У вас просто фантазия разыгралась, – сказала Лорен и покосилась на Иэна.

– Моя жена не стала бы такое выдумывать, – вступился Генри. Его лицо раскраснелось от огня в камине, а голос звучал враждебно. – Зачем ей это?

Лорен не нашлась с ответом.


Дэвид был поражен выходкой Беверли. Он сильно сомневался в достоверности ее слов. Ему ли не знать, как ненадежны показания очевидцев. Люди видят черную машину, а потом утверждают, что видели красную. Они не замечают того, что у них перед носом, и видят то, чего нет вообще. Насколько обвинения Беверли продиктованы ее собственным страхом? До сих пор она казалась довольно уравновешенной.

Однако он и сам подозревал Иэна с тех самых пор, как почувствовал неискренность в его рассказе о гибели младшего брата. Да еще и снотворное Лорен… Можно ли полагаться на ее утверждения того, что ночь, когда убили Дану, Иэн провел с ней? Хотел бы он узнать об Иэне больше. Пора на него надавить.


Гвен была потрясена: кажется, Беверли всерьез обвиняет Иэна в убийствах! Но разве это возможно? Он ведь такой очаровательный, так легко находит с людьми общий язык, и у него чудесная улыбка. Ей вдруг вспомнилась строчка из какой-то шекспировской пьесы: «Можно жить с улыбкой и с улыбкой быть подлецом». Ее тело одеревенело от напряжения. Иэн мог это сделать. Он мог убить Дану, пока Лорен крепко спала, приняв свое снотворное. Когда убили Кэндис, они с Лорен были наверху. А когда убили Бредли, он вместе со всеми блуждал в ночи в полной темноте. Было так темно – он мог это сделать. Возможно, Лорен лжет ради него. Гвен крепко сцепила ладони.

Она посмотрела на сидящего напротив Дэвида, но его лицо было непроницаемо.

– Кое-что не дает мне покоя, – сказал Дэвид. Все взглянули на него, но он не сводил глаз с Иэна. – Меня беспокоит ваш рассказ о брате.

– При чем здесь это? – резко спросил Иэн.

– Этот рассказ показался мне не совсем убедительным, – сказал Дэвид.

– Это почему? – нервно облизнув губы, спросил Иэн.

Гвен с болезненным чувством наблюдала за собеседниками.

– Обычно я замечаю, когда человек лжет, – произнес Дэвид и подался вперед, оказавшись на свету. – Возможно, ваш рассказ был неполным и вы о чем-то умолчали? – Не дождавшись ответа, он добавил: – Если да, то, пожалуй, пришло время поделиться этим с нами.


Иэн нервно сглотнул, оценивая свое положение. Дэвид поймал его на лжи. А ведь он действительно  солгал насчет брата. Похоже, его загнали в угол.

– Окей, – тихим, обескураженным голосом сказал Иэн и поднял глаза на адвоката. – Вы правы. Я сказал не все.

– Не понимаю, какое это сейчас имеет значение, – сказал Генри. – Что нам за дело до вашего брата?

Дэвид взглядом заставил его замолчать.

– Я хочу знать, почему он солгал, – сказал адвокат.

– Я никогда никому об этом не рассказывал, – нервно сказал Иэн, взглянув на Лорен. – Мне было тринадцать. А Джейсону десять. С ним бывало нелегко. Мне не нравилось проводить с ним время, и я не любил за ним присматривать. В тот день Джейсону захотелось пойти на пруд. Бывать там одному ему не разрешали. Так что я пошел с ним. Но у пруда мы поругались из-за какой-то ерунды. Он был таким упертым. Я взбесился и ушел. Оставил его одного. Я не ожидал, что он зайдет в воду. Он знал, что ему нельзя там купаться. – Помолчав, он набрал воздуха и тяжело выдохнул. – Потом я вернулся домой. Мы не могли его найти, и я пошел к пруду. Брат плавал на поверхности, мертвый. Я знал, что его смерть – моя вина. Я его бросил. Нельзя было оставлять его там одного. И я жил с этим всю свою жизнь. Я солгал родителям. Они не знали, что мы ходили на пруд вместе. Я не разубеждал их в том, что он отправился туда один, а я нашел его по чистой случайности. Все эти годы я жил с чувством вины. А родители до сих пор ничего не знают. – Он поднял глаза на остальных. – Не знаю, виноват ли я по закону. Я оставил его там одного и скрывал это с тех самых пор. Должно быть, я знал, что он захочет поплавать. Я рассказал вам то же, что и всем, даже родителям. – Иэн посмотрел на Дэвида. Взглянуть на Лорен он не решался. – Сейчас я впервые говорю правду. – Он обессиленно откинулся в кресле. – Теперь вы все знаете.

30

 Сделать закладку на этом месте книги

Лорен изумленно вглядывалась в своего возлюбленного. Наконец она встряхнулась и перевела оценивающий взгляд на Дэвида. Хотелось бы ей знать, о чем думает адвокат. Похоже, он поверил Иэну. Но сама она не знала, чему верить. Возможно, все случилось так, как сказал Иэн. А может, он столкнул брата в пруд и держал его голову под водой.

Он и раньше рассказывал ей о младшем брате. Но она слышала лишь первую версию истории. Он ей лгал.

Иэн сидел с Лорен бок о бок, соприкасаясь с ней коленями. Она отстранилась, и он со страхом посмотрел на нее.

– Почему ты не рассказал мне правду? – Лорен взглянула ему в глаза.

– Я даже родителям ничего не говорил! Я не мог тебе открыться… Я боялся тебя потерять. – Он умоляюще посмотрел на нее. – Я не хотел, чтобы так случилось. Думаешь, я не виню себя каждый божий день? Думаешь, меня не терзает совесть всякий раз, как я думаю о родителях? Всякий раз, как я с ними говорю?

Она отвела взгляд.

– Ну же, Лорен. Не дай этому встать между нами.

Какое-то время она не отвечала, но затем повернулась к нему в темноте.

– Ты должен был рассказать родителям правду, – с ханжеским осуждением сказала она.

– Я был ребенком, – попытался оправдаться он.

Лорен отодвинулась еще дальше, не глядя на Иэна, нервно произнесла:

– Но сейчас ты уже не ребенок. И мы должны сказать правду, Иэн. Рано или поздно она всплывет.

– Что? – изумленно переспросил он.

– Что вы хотите нам рассказать? – спросил Дэвид.

– Когда мы поднялись наверх после обеда… – неохотно начала Лорен, – Знаю, я сказала, что мы были вместе, но… Я ненадолго ушла в комнату отдыха на третьем этаже, чтобы побыть одной и почитать. Иэн сказал, что хочет вздремнуть. Я не была с ним. – Она почувствовала, как Иэн заерзал на сиденье. – Мы не провели вместе весь день, как говорили.

– Зачем вы солгали? – спросила Беверли.

– Потому что я не думала, – Лорен запнулась, – то есть, я и сейчас  не думаю, что Иэн во всем этом замешан.

– После обеда Лорен действительно ушла почитать в комнату отдыха, а я остался в номере один, – сказал Иэн. – Наверное, надо было об этом сказать. Но я не убийца. Это просто смешно. Это не я! – Он повернулся к Лорен. – Ты же не думаешь, что это я? – взволнованно спросил он.

– Нет, – она покачала головой, но и сама понимала, что ее ответ прозвучал неуверенно. Кажется, сомнение в ее голосе ни от кого не ускользнуло.

– Да с чего бы кому-то думать на меня? – Иэн нервно оглядел сидящих у камина. – Почему я? Это мог быть кто угодно.

– Это мог быть  и ты, – внезапно прошептала Лорен. – Возможно, я была слишком слепа, чтобы это увидеть.

– Что? – пролепетал Иэн. – Лорен, да ты что. – Теперь он выглядел по-настоящему встревоженным. – Это же безумие.

– Когда убили Дану… То, что ты всю ночь был со мной, – это всего лишь предположение.

– Да я и был  с тобой! Я вообще не выходил из номера. Клянусь! – Он нервно провел рукой по волосам. – Да и откуда тебе знать? Ты же спала.

– Вот именно, Иэн. – Она с сомнением посмотрела на него. – Ты знаешь, что я принимаю снотворное. В пятницу ночью я выпила две таблетки. Тебе это было известно. Я бы не заметила, даже если бы ты ушел на несколько часов.

– Но это же не значит, что я убийца! – Он провел руками по бедрам. – Ты не можешь поручиться, что я всю ночь провел в номере, – он в смятении оглядел остальных. – Ну и что? Никто из вас не может доказать, где был всю ночь. Почему вы пытаетесь все повесить на меня? Думаю, нам всем пора притормозить. Мы превращаемся в параноиков.

Лорен взглянула на остальных. Все глаза были направлены на Иэна. Она отсела еще дальше, на другой конец дивана.

– Но я и днем не была с тобой.

– Значит, теперь ты решила, что я их убил? – Он негодующе встряхнул головой. – Нет. Нет. С чего мне убивать трех человек? – Иэн оглядел остальных, ища у них сочувствия. – Да это только псих мог сделать!

– Может, вы и есть  псих, – сказала Беверли. Лорен удивленно взглянула на нее. – Я видела, как вы смотрели на Бредли, когда внесли сюда его тело.

– Что? Я понятия не имею, о чем вы! – воскликнул Иэн. – Совсем с ума сошли. – Он злобно уставился на нее.

– Это не я сошла с ума! – взвизгнула Беверли.

Иэн испуганно сжался.

Лорен с широко распахнутыми глазами наблюдала за происходящим.


Иэн был в ужасе от того, как все обернулось и с каким недоверием смотрят на него остальные.

– Я не убийца, – уже тише сказал он. – Днем мы с Лорен ненадолго разлучались. Это не значит, что я хладнокровно убил трех человек. У вас нет причин меня подозревать.

Побледневшая Лорен взглянула на него:

– Но как ты мог все эти годы лгать своим родителям? Как ты мог? Может быть, ты совсем не тот, кем я тебя считала. – Она резко встала, пересела на диван к Гвен и посмотрела на Иэна со страхом.

– Лорен, – умоляюще сказал он.

Но она отвернулась от него.


Гвен подташнивало от происходящего. Ей хотелось, чтобы ее вырвало и вместе с рвотой из нее вышли страх и чувство вины. Она не знала, чему верить. Ей не хотелось верить, что Иэн убийца. Но приходилось признать, что такое возможно.

Им нужно продержаться до приезда полиции. Полицейские во всем разберутся. Но Бог знает, когда они доберутся до них. Теперь ей стало еще страшнее. Даже среди людей она больше не чувствовала себя в безопасности. Райли все еще где-то там, в холодной ночи. Возможно, уже мертва. Гвен оставалось лишь гадать, погибнет ли кто-то еще.


Мэтью сидел в темноте, недоброжелательно глядя на Иэна. Вдруг он подался вперед и спросил:

– Почему мы должны вам верить?

– Не хотите – не верьте, – прорычал Иэн. – Рано или поздно сюда доберутся полицейские. Уж они-то мне поверят. Нет никаких доказательств того, что я убийца. Потому что я никого не убивал . – Он повернулся к Лорен. – И ты тоже убедишься, что я этого не делал.

Судя по взгляду Лорен, она очень хотела бы ему поверить.

– Вы солгали о своем брате, – сказал Мэтью.

Иэн не отвечал.

Мэтью угрожающе понизил голос:

– Возможно, все случилось не так, как вы говорите. Возможно, это вы убили своего брата. Нарочно его утопили. Потому что вы прирожденный убийца. – Мэтью обвиняюще уставился на него.

Присутствующие замерли, во все глаза наблюдая за происходящим.

– Нет.

– Я вам не верю, – сказал Мэтью. – Я думаю, вы убили Дану. И я понятия не имею почему, – он подавил всхлип. – Я готов задушить вас собственными руками.

Дэвид дернулся, словно готовясь при необходимости встать между ними.

Мэтью сам не заметил, как встал. Дэвид шагнул к нему и положил ладонь ему на грудь. Мэтью был выше и шире в плечах, но сильная рука Дэвида удерживала его на месте.

– Я ее не убивал! – воскликнул Иэн. – Я никого не убивал!

– Сядьте, Мэтью, – твердо сказал Дэвид.

Помедлив, Мэтью неохотно сел.


Дэвид устало вернулся на свое место. Сердце гулко стучало. На мгновение ему показалось, что Мэтью бросится на Иэна. Страсти накалялись. Положение становилось все опаснее. Страх может толкать людей на непредсказуемые поступки. Дэвид знал, что ему нельзя расслабляться ни на минуту.


Беверли била дрожь, хотя она была укутана в теплое одеяло. Она внимательно наблюдала за остальными. И готова была поклясться, что, когда Иэн смотрел на лежащего на полу Бредли, на его лице промелькнуло странное выражение. А теперь даже Лорен признала, что Иэн не был с ней, когда убили Кэндис. Да еще эта история с его братом – у Беверли просто мурашки пошли по коже. Как он мог годами лгать своим родителям? Иэн – холодный и бессердечный человек. И Мэтью тоже считает его убийцей.

Но какой у Иэна мотив? Ради чего ему или кому-то другому было убивать? Если даже все эти смерти связаны, никто не понимает, каким образом. Кем бы ни был убийца, он сумасшедший. И это пугает больше всего. Если кто-то убивает безо всякого мотива – потехи ради, из-за какой-то прихоти или из-за непреодолимой тяги к насилию, – то нельзя ничего заранее предугадать. Как поступит убийца и как далеко он зайдет – одному Богу известно. На какой риск он готов пойти? А что, если Иэн собирается убить их всех? Возможно, еще до рассвета он играючи перебьет их всех до одного?

Похоже, до этой дурочки Лорен наконец дошло, что может произойти. Она казалась испуганной до полусмерти.


Гвен хотелось спать. А еще она мечтала оказаться в безопасности, дома, в собственной кровати. Поскорее бы приехала полиция. Мучаясь страхом, горем и чувством вины, Гвен непрестанно думала о замерзающей где-то в лесу Райли – зачем только она привезла подругу в это ужасное место? Гвен украдкой оглядела остальных из-под полуприкрытых, распухших от слез век. Ее сердце разрывалось от сострадания к Джеймсу, потерявшему сына. Вряд ли он когда-то оправится. Что ж, значит, их таких двое. Она старалась вызвать в себе сочувствие и к Мэтью тоже, но не могла побороть недоверие к нему. А Иэн выглядел напуганным, но нисколько не походил на убийцу. Но, может быть, он просто притворяется.

Главное – не засыпать. Гвен слегка встряхнула головой, стараясь взбодриться.

И тут она поймала на себе взгляд Дэвида. Ей не удавалось понять, что обо всем этом думает он. Считает ли он Иэна убийцей? Если в момент убийства Кэндис Лорен была в комнате отдыха, значит, нельзя с уверенностью сказать, где в это время находился Иэн. Но, в таком случае, достоверного алиби нет и у остальных. В том-то и проблема. Все так туманно и запутанно, а она ничего не соображает от усталости…

На секунду Гвен провалилась в сон и тут же, вздрогнув, проснулась. Она пошевелилась. Веки как будто налились свинцом. Вот уже вторую ночь она почти не спит. Она снова пожалела, что у нее нет оружия. Но правда в том, что даже будь у нее нож, не факт, что она решилась бы им воспользоваться. Если бы на кого-то из них напал убийца, неужели она смогла бы вонзить нож ему в шею? Гвен посмотрела на мрачно глядящего на огонь Иэна. Смогла бы она вонзить нож в его  шею? Она стала рассматривать шею Иэна со слегка выпирающим кадыком. При свете камина ей было видно, как он сглотнул слюну. Иэн и не подозревает, что привлек к себе ее внимание. Не подозревает, что у нее на уме.

Вряд ли ей хватило бы духу зарезать его. Даже несмотря на толстый шерстяной плед, укрывающий их с Лорен, Гвен дрожала от холода. Она взяла Лорен за руку, а та в ответ сжала ее покрепче.


Воскресенье, 04:05 

– Мы должны его убить, – ни с того ни с сего сказал в темноту Генри, – пока он не убил нас.

Волосы на загривке у Дэвида встали дыбом. Все словно перестали дышать. Он набрал в легкие воздуха и резко, с негодованием сказал:

– Не сходите с ума, Генри. Мы не знаем наверняка, что Иэн убийца.

– Либо он, либо мы! – выпалил Генри.

Дэвид понял, что в нынешнем состоянии мужчина останется глух к доводам здравого смысла. Все они на пределе, и, возможно, Генри просто сорвался первым.

Дэвид мельком взглянул на Иэна, который буквально окаменел, и почувствовал, что начинает злиться.

– Мы не можем просто его убить.

– Почему нет? – спросил Генри. – Это самозащита!

Дэвид покачал головой.

– Вы идиот, – повысив голос, сказал он. – Это хладнокровное убийство. Мы не знаем, убийца ли он. Посмотрите, как он сжался в кресле. Нас семеро, а он один. Вы правда думаете, что это сойдет вам с рук? Хотите выступить в роли судьи, присяжных и палача одновременно? – Он не мог больше сдерживать бешенство.

Генри нехотя опустился в кресло, и его лицо скрылось в тени.


Воскресенье, 04:59 

У Генри подрагивали веки. Ему снился сон – очень неприятный сон. Он парализован и не может пошевелиться. Этот сон снился ему и раньше – ну, конечно, он что-то там означает, но никогда еще сновидения не казались такими реалистичными. Он в ловушке своего кошмара. Не шевелятся ни руки, ни ноги, ни даже пальцы и опухший во рту язык. Жив только его мозг.

Внезапно он понял, что случилось что-то ужасное. Да, раньше он спал, но сейчас все происходит наяву. Он попытался заговорить, но губы не слушались, и ему не удалось произнести ни слова. Было трудно глотать. Он предполагал, что его глаза открыты, но не мог их открыть и не видел ни зги. Глаза будто подернула черная пелена, как за секунду до обморока. Генри знал, что умирает, но не мог позвать на помощь. Ему хотелось бешено колотить руками и ногами, чтобы привлечь внимание, но он был беспомощен. Он знал, где находится, хоть и лишился зрения. Обоняние еще не покинуло его, и он узнавал праздничный, рождественский запах горящих в камине дров. Значит, он все еще в лобби гостиницы «Митчеллс». Убийца добрался и до него.

31

 Сделать закладку на этом ме<hr><center><a target=_blank href=/premium>убрать рекламу</a><br /><br />
<!-- Yandex.RTB R-A-27845-15 -->
<div id="yandex_rtb_R-A-27845-15"></div>
<script type="text/javascript">
    (function(w, d, n, s, t) {
        w[n] = w[n] || [];
        w[n].push(function() {
            Ya.Context.AdvManager.render({
                blockId: "R-A-27845-15",
                renderTo: "yandex_rtb_R-A-27845-15",
                async: true
            });
        });
        t = d.getElementsByTagName("script")[0];
        s = d.createElement("script");
        s.type = "text/javascript";
        s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js";
        s.async = true;
        t.parentNode.insertBefore(s, t);
    })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks");
</script></center><hr>сте книги

Воскресенье, 06:30 

По лесной чаще за стенами гостиницы с воем бродили дикие звери. Рев ветра сменился жалобными всхлипываниями. Небо на востоке начинало светлеть, но в отеле все еще было темно и тихо, как в могиле. Внезапно люстра мигнула и включилась, залив лобби светом. Оставшиеся в живых постояльцы заворочались и с удивлением подняли глаза. Послышалось жужжание и щелчки – отель возрождался к жизни. Вернулась электроэнергия.

Дэвид, всю ночь не смыкавший глаз, сразу же взглянул на Гвен. Девушка как будто спала. На ее бледном лице темнели черные ресницы. Она спокойно, размеренно дышала – по крайней мере, сейчас. Рядом с ней свернулась Лорен. Он перевел взгляд на моргающую от яркого света Беверли.

– Электричество включили, – с восторгом сказала она. – Слава тебе, Господи.

При звуке ее голоса Гвен пошевелилась и открыла глаза.

Лорен резко выпрямилась на диване.

– Аллилуйя, – сказала она.

Мэтью и Иэн заворочались под одеялами. Если этой ночью они и спали, то этого никто не заметил. Глаза скрючившегося в кресле Джеймса были открыты, и Дэвид затруднялся сказать, спал ли он вообще.

Внезапно Беверли испуганно вскрикнула, и все мгновенно повернулись к ней. Она не отводила глаз от мужа.

– Генри! – воскликнула она, с перекошенным от ужаса лицом тряся его руку.

Сомнений быть не могло – мужчина был мертв. Он лежал в кресле неподвижно, с закрытыми глазами, но приоткрытым ртом. В свете люстры его запрокинутое лицо сияло страшной бледностью.

– Генри! – снова всхлипнула Беверли, в панике тряся его все сильнее и сильнее.

Дэвид стремительно поднялся и подбежал к Генри, но помочь ему было уже нельзя. Беверли заходилась в истерике. Дэвид встретился взглядом с Гвен и увидел, как сильно она перепугана.

Джеймс медленно встал и, спотыкаясь, подошел к стойке регистрации. Глядя, как тот трясущейся рукой набирает номер, Дэвид невольно задержал дыхание. К его глубокому облегчению, телефон, похоже, заработал. Наконец-то.

– Нам нужна помощь, – срывающимся голосом проговорил Джеймс в трубку.


Воскресенье, 06:45 

Сержант Маргарет Соренсен – коренастая женщина лет сорока с седеющими светлыми волосами – всегда была ранней пташкой. Когда раздался звонок из участка, она уже наслаждалась воскресным утренним кофе в своей любимой затрапезной фланелевой пижаме.

– Мэм, у нас инцидент в гостинице «Митчеллс», – голос лейтенанта Лахлана звучал неожиданно напряженно. Обычно он славился невозмутимостью и был особенно незаменим при организации общественных мероприятий.

– Что еще за инцидент? – отставив кружку, спросила она.

– Нам только что звонил владелец, Джеймс Харвуд. Говорит, убиты три человека, а может, и больше.

– Это что, розыгрыш? – недоверчиво спросила Соренсен.

– Не думаю, мэм.

Судя по голосу Лахлана, он явно верил, что вызов не ложный.

«Господи Боже», – в ужасе подумала она.

– Надо выезжать к ним, мэм. – Дыхание в трубке было быстрым и прерывистым.

– Кто на смене?

– Перес и Уилкокс. Мы подготовим снегоходы. Иначе туда сейчас не добраться.

– Я доложу шефу. Через десять минут буду у вас.

Хорошо, что она живет за углом от участка.


Воскресенье, 07:35 

Сержант Соренсен гнала снегоход по длинной, извилистой подъездной аллее к гостинице «Митчеллс». Землю покрывала ледяная корка, но Соренсен не снижала скорости всю дорогу.

Тройное убийство. Такие преступления здесь редкость. У них в участке даже нет следователя. Пока из полиции штата Нью-Йорк кого-нибудь не пришлют, ей придется справляться самой. Когда она приехала в участок, лейтенант Лахлан более подробно ввел ее в курс дела, но имеющейся у них информации все равно было мало. Трое гостей и сын владельца погибли, а еще одна гостья пропала. Соренсен была потрясена. Что за чертовщина там творится? Она хорошо знала и сам отель, и семью его хозяина. Юный Бредли погиб… Просто в голове не укладывается. Когда они приближались к последнему повороту длинной аллеи, она почувствовала прилив адреналина.

Соренсен остановила снегоход на ломкой, блестящей ледяной корке перед отелем, потянулась за пистолетом и знаком приказала коллегам, паркующим снегоходы, сделать то же самое.

Поскальзываясь на льду, полицейские осторожно подошли ко главному входу. От холода дыхание превращалось в пар.

Заметив на льду у крыльца пятно крови, Соренсен молча показала на него коллегам, бесшумно поднялась по ступеням и заглянула в окно. Наконец, держа наготове пистолет, она дернула на себя входную дверь. Дверь легко подалась, и она шагнула в лобби. Бледные, кутающиеся в одеяла люди, жавшиеся к огню камина, обернулись к ней. «Эту минуту я никогда не забуду», – подумала Соренсен.

Она услышала, как позади нее в лобби входят трое приехавших с ней полицейских, и быстро осмотрелась, стараясь ничего не упустить. Растрепанные, изможденные люди, сидящие у камина, выглядели так, словно забыли, когда в последний раз спали. Словно пережили осаду. Заметив среди них Джеймса, оглушенного утратой единственного сына, она ощутила острый укол жалости. У огня ютились восемь человек. Нет, точнее, семь – присмотревшись, она увидела, что в одном из кресел лежит покойник.

Убрав пистолет в кобуру, она подошла к выжившим.

– Меня зовут сержант Соренсен, а это, – она поочередно кивнула в сторону каждого из полицейских, – лейтенанты Лахлан, Перес и Уилкокс. Теперь мы с вами, и мы вам поможем. – Она старалась, чтобы ее голос звучал убедительно и в то же время ободряюще.

Соренсен шагнула вперед, чтобы лучше рассмотреть тело. Так сразу нельзя было определить, была ли смерть мужчины насильственной.

При виде всех этих бледных лиц ей отчаянно захотелось, чтобы здесь находился судмедэксперт и криминалисты. Она понятия не имела, когда расчистят дороги. Надеяться оставалось только на себя.

– Боюсь, вам придется пробыть здесь еще некоторое время, – сказала она присутствующим. – У нас нет возможности отвезти вас в город, не подвергая опасности. Мы осмотрим гостиницу, после чего я опрошу каждого из вас. Когда расчистят дороги, вас отвезут в участок, где вы дадите показания. Пока же я прошу вас оказать мне посильную помощь.

Несколько человек устало кивнули.

– Прежде чем я начну обходить отель, мне нужно, чтобы кто-нибудь ввел меня в курс дела. Пока в двух словах. – Ее глаза остановились на умном с виду мужчине лет под сорок. – Как вас зовут? – дружелюбно спросила она.

– Дэвид Пейли.

Соренсен пододвинула кресло и села рядом с ним.

– Расскажите, пожалуйста, кто есть кто и что здесь случилось.

Дэвид принялся рассказывать. Соренсен мрачно слушала.

– Мы примемся за поиски Райли в самое ближайшее время, – пообещала она собравшимся, как только он закончил.


Затем сержант Соренсен приказала Пересу и Уилкоксу оставаться в лобби, чтобы обеспечить безопасность выживших постояльцев. Взяв с собой Лахлана в качестве помощника и поручив ему делать заметки, она быстро обошла отель и прилегающую к нему территорию.

Начали они с лобби. Соренсен достала из кармана пару латексных перчаток, надела их и подошла к подножию парадной лестницы. Чувствуя, что к ней прикованы взгляды всех присутствующих, она села на корточки и заметила кровь на краю нижней ступеньки.

Обведя взглядом лестницу, она взмахом руки приказала Лахлану следовать за ней и начала почти беззвучно подниматься по ступеням. «Какая тихая лестница», – подумала она, не слыша ничего, кроме поскрипывания собственных ботинок. Поднявшись на третий этаж, они с Лахланом свернули налево по коридору и подошли к комнате триста шесть. Соренсен выбрала из переданной ей Джеймсом связки нужный ключ и осторожно открыла дверь затянутой в перчатку рукой. Включив верхний свет, она увидела распластавшееся на полу тело второй жертвы с туго затянутым вокруг шеи платком. Стараясь не прикасаться к трупу, они внимательно его осмотрели.

Затем они перешли к комнате триста два – той, где, судя по ее виду, кто-то уже побывал. Оглядев неубранную кровать и невымытую раковину, она молча переглянулась с Лахланом. Тот поджал губы. Когда сюда доберутся криминалисты, они прочешут номер вдоль и поперек.

Они снова спустились на первый этаж и через дровяной сарай вышли на мороз, оказавшись на тропинке, ведущей к ледяному домику. Первым, что бросилось ей в глаза, когда они вошли внутрь, было лежащее у дальней стены тело Бредли – единственное яркое пятно в мерцающем, полупрозрачном помещении. Соренсен остановилась и глубоко вздохнула. Хотя она и знала, что здесь найдет, ей горько было смотреть на мертвого, окоченевшего Бредли. Она подошла поближе. Такой красивый мальчик. И такой страшный удар по голове.

У стены возле него лежало еще одно обернутое белой простыней тело.

– Можем развернуть ее, – сказала она.

Лахлан надел перчатки и осторожно приподнял простыню. Их взглядам предстало замерзшее, искаженное смертью лицо еще недавно прекрасной женщины. Глядя на ее тело, лежащее в ледяном домике в одной сорочке и синем халате, Соренсен невольно поежилась.

– Боже. Какой-то фильм ужасов, – выдохнула она.

Склонившись над трупом женщины, она оглядела рану на ее голове.

– Я хочу осмотреть место убийства Бредли, – сказала она наконец, выпрямляясь.

Полицейские вернулись в отель, снова вышли через парадную дверь и пошли по кровавому следу. Бредли убили ярдах в тридцати от гостиницы. Заледеневший снег в месте его падения потемнел от крови. Заметив в паре футов поодаль скребок для обуви, Соренсен осмотрела его настолько тщательно, насколько это было возможно без специальных приборов, и с тяжелым сердцем отвернулась.

– Что, черт возьми, здесь стряслось? – бросила она Лахлану, оглянувшись на гостиницу.

Ее коллега молча покачал головой.

Вернувшись в лобби, она отвела Переса и Уилкокса в сторонку:

– Обыщите отель сверху донизу. Загляните в каждый закоулок: в шкафы, в подвал, на чердак, если он тут есть. Возьмите с собой Джеймса, если он в состоянии. Будьте с ним помягче, он только что потерял сына. Обойдите территорию, проверьте снаружи все двери и окна, осмотрите каждую служебную постройку. Нам нужно полностью убедиться, что здесь больше никого нет. И не было .

– Будет сделано, – сказал Перес.

– А мы с Лахланом пока поищем Райли на территории перед отелем. Далеко уйти она не могла, – угрюмо добавила Соренсен.

Выйдя на улицу, Соренсен и Лахлан начали обход просторной лужайки, окруженной порослью кустов, то расходясь в разные стороны, то снова сближаясь. Когда полицейские достигли кромки леса, их движения стали осторожней: они боялись не заметить человеческие следы. Соренсен и раньше доводилось обыскивать леса в поисках пропавших охотников, а иногда и потерявшихся детей. Случалось, что поисковые операции заканчивались благополучно, но насчет сегодняшнего случая она иллюзий не питала. Женщина, да еще без верхней одежды, наверняка не смогла бы избежать гипотермии. Если только она не знала, как выжить в зимнем лесу, а в этом Соренсен сильно сомневалась. К тому же Райли сошла с ума от паники, а главное правило выживания – не паниковать.

Под подошвами ее ботинок хрустели ветки, а от ледяного воздуха сжимались легкие. Она обходила лес, чувствуя присутствие Лахлана, который осторожно шел чуть левее. Вообще-то, Соренсен любила лесные прогулки, но только не сегодня. Вместе с привычной нервозностью, сопровождавшей все поисковые операции, этой странной смесью надежды и страха, Соренсен ощущала беспокойство еще и оттого, что где-то рядом затаился убийца.

Через некоторое время, когда она уже начала по-настоящему замерзать, они вышли на занесенную снегом небольшую поляну. Обведя глазами прогалину, Соренсен не заметила никаких признаков присутствия человека, как вдруг услышала оклик Лахлана:

– Сюда!

Она поняла, что увидит, уже по тому, как звучал его голос.

С дурным предчувствием она поспешила к лейтенанту, проваливаясь в высокие сугробы. На белом снегу под ногами Лахлана скорчилась за валуном темная фигурка. Подойдя поближе, Соренсен увидела мертвецки бледное лицо женщины лет тридцати. Ее губы посинели, а распахнутые глаза покрывала корка льда. Женщина была одета в джинсы, серый свитер и кроссовки. Ни шапки, ни пуховика. Окоченевшая, как бревно, она сидела на корточках, прижавшись к валуну и обвив руками колени, – то ли пряталась, то ли просто дожидалась неизбежного. Ладони были спрятаны в рукава. У Соренсен болезненно сжалось сердце. Стараясь не выдать своего потрясения, она нагнулась, чтобы осмотреть тело, но не заметила видимых признаков насилия. Она снова выпрямилась.

– Черт побери, – пробормотал Лахлан.

Над ними пронеслась стая ворон, закрывшая бледное небо, и Соренсен на несколько секунд подняла глаза.

– Никаких признаков насилия, – наконец сказала она, взглянув на Лахлана.

– Но от кого она бежала в лес без куртки? – качая головой, спросил Лахлан.

– Думаю, она и сама этого не знала.

32

 Сделать закладку на этом месте книги

Воскресенье, 10:05 

Вернувшись в отель, Соренсен и Лахлан сообщили постояльцам печальную новость. Вряд ли кто-то из них еще надеялся увидеть Райли живой, однако это все равно их потрясло. Как и предполагала Соренсен, хуже всего известие приняла ее подруга Гвен. Девушка судорожно зарыдала, и Соренсен села рядом, обнимая ее за плечи, пока та не успокоилась.

Наконец они с Лахланом отправились в столовую, где к ним вскоре присоединились Перес и Уилкокс: полицейские были уверены, что, помимо уже известных им людей, в гостинице никого нет. Они не обнаружили никаких следов посторонних, вот только разбитое окно вызывало подозрения, но, по их мнению, на него просто упала ветка. Очевидно, что убийца – один из присутствующих. На данный момент под подозрением был каждый.

– Придется на всякий случай зачитать всем их права, – сказала Соренсен Лахлану.

В столовую поставили стол для допросов, и первым туда вызвали владельца отеля Джеймса Харвуда. Из кухни шло тепло, но было ясно, что по-настоящему гостиница прогреется еще нескоро. Сквозь открытые ставни в комнату струилось солнце, и при свете дня Джеймс выглядел хуже некуда. Соренсен сомневалась, что он сумеет пережить потерю Бредли. Лахлан достал блокнот. Харвуд сел напротив них, Соренсен зачитала его права, и тот кивнул, давая понять, что готов к допросу.

– Джеймс, мне очень жаль, – мягко начала она.

Мужчина хмуро кивнул, сдерживая слезы. Его губы были плотно сжаты. Соренсен знала, что судьба уже не раз обрушивала на него тяжелые испытания. Несколько лет назад его жена умерла от рака, и ему пришлось растить сына в одиночку. Да и с Бредли порой приходилось непросто.

Она слегка подалась вперед и сказала:

– Мне тоже непросто об этом говорить, Джеймс, я знала вас с Бредли много лет. – Он поднял на нее покрасневшие глаза. – Вы знаете, как тепло я относилась к вашему мальчику.

Он кивнул.

– Вы были добры к нам, – еле слышно прошептал он.

– Поймите меня правильно.

Джеймс насторожился. Похоже, он знает, о чем она собирается спросить, и неудивительно. Разумеется, он и сам задавался теми же вопросами – особенно после убийства Бредли.

– Мог ли Бредли иметь хоть какое-то отношение ко всему этому? – Соренсен сочувственно посмотрела на него.

Глаза Харвуда наполнились слезами, и он не сразу нашел в себе силы ответить.

– Бредли был не подарок, но он никогда бы не впутался в такую историю, – трясущимися губами произнес он. – У него свои проблемы. Сами знаете. Бывало, он вел себя опрометчиво… Любил острые ощущения, считал себя неуязвимым. Лихачил за рулем, связался с дурной компанией. Наркотики, – Джеймс тяжело вздохнул. – Он любил деньги и все, что на них можно купить. Но не желал трудиться в поте лица. И не всегда умел вовремя остановиться. Но он был хорошим мальчиком. – В его глазах блеснули слезы. – Он ни за что не совершил бы ничего по-настоящему дурного.

– Джеймс, я вовсе не имею в виду, что Бредли был причастен к убийствам, – сказала Соренсен. – Но, возможно, он сунулся куда не следует и узнал что-то, стоившее ему жизни.

– Я тоже об этом думал, – со вздохом сказал Джеймс. – Он выглядел так же, как когда его поймали на наркоте. Помните? Бредли всегда был самоуверенным, но в тот раз понял, что вляпался по уши. После того, как мы нашли тело Кэндис, я заметил на его лице то же выражение. – Он покачал головой. – Я тогда подумал, что он кажется таким уставшим, словно всю ночь не спал. А ведь той самой ночью Дана упала с лестницы… – Он посмотрел на Соренсен. – Может, он что-то видел? Видел, кто ее столкнул?

– Вы спрашивали об этом его самого? – спросила Соренсен. Джеймс кивнул и утер рукавом текущие по щекам слезы. – Что он ответил?

– Сказал, что, как и все мы, потрясен убийствами. – Мужчина опустил глаза. – И я не стал на него давить.

Соренсен положила руку ему на плечо.

– Джеймс, сомневаюсь, что вы могли предотвратить случившееся.

Он громко всхлипнул.

– Я должен был попытаться его разговорить. Но я этого не сделал. А теперь он мертв!

Соренсен держала Джеймса за плечи, пока он не выплакался вволю. Наконец он вытер глаза, высморкался и поднял глаза на нее:

– Номер триста два с незаправленной кроватью.

– Да?

– Его не могли случайно забыть при уборке. Не могли просто взять и не убрать после отъезда предыдущего гостя. Такого никогда раньше не случалось. Спросите нашу горничную Сьюзен, она наверняка скажет то же самое.

– И как вы это объясняете?

– Вряд ли в отеле находится посторонний. Я никогда в это не верил. Я знаю гостиницу как свои пять пальцев. Если бы здесь кто-то побывал, думаю, я бы как-то это почувствовал. А Бредли и подавно. Но он был уверен, что здесь больше никого нет. Возможно, он знал, кто убийца, – Джеймс подавил всхлип. – Я думаю, убийца – один из гостей. Кто бы это ни был, он нарочно проник в тот номер и привел его в беспорядок, чтобы мы решили, будто в отеле есть кто-то еще. Бредли был со мной согласен. Он сам мне сказал. – Мужчина сурово посмотрел на нее. – Один из них убил моего мальчика.

Соренсен и сама пришла к тому же выводу.

– Спасибо, Джеймс. – Она встала, с сочувствием глядя на него. – Мы найдем убийцу, обещаю.

Отпустив Харвуда, она вызвала в комнату Дэвида Пейли.

– Сержант, – любезно кивнул ей Пейли, садясь напротив нее и офицера Лахлана.

– Хотите чего-нибудь? Воды? – спросила Соренсен.

Дэвид покачал головой.

– Нет, спасибо.

Она была почти уверена, что это тот самый Дэвид Пейли, которого несколько лет назад арестовали за убийство жены, но потом отпустили. Насколько она помнила, дело так и осталось нераскрытым. Соренсен решила не спрашивать его о прошлом – по крайней мере пока.

Дэвид уже вкратце рассказывал ей, что случилось. Теперь, зачитав ему права, она снова расспросила его обо всем в подробностях.

– Были ли вы знакомы с Даной Харт или Кэндис Уайт до этих выходных?

– Нет.

– Слышали о них?

Он покачал головой.

– Нет, никогда.

– Были ли вы знакомы ранее с кем-то еще из гостей?

– Нет.

– Кто вы по профессии? – наконец, склонив голову набок, спросила она.

– Я адвокат.

Значит, это он.

– Кто, по вашему мнению, совершил все эти убийства?

– Я не знаю, – поколебавшись, сказал он.

Соренсен помолчала, ожидая, когда он продолжит.

– Ночью мне показалось, что остальные – Беверли, Генри и Мэтью, но особенно Генри – не сомневаются, что это Иэн. Они смотрели на него так, будто он того и гляди всех нас поубивает. – Пейли устало потер глаза. – Возможно, им просто хотелось найти козла отпущения. Они так хотели вычислить убийцу… Должно быть, им полегчало, когда они убедили себя, что им это удалось. – Он посмотрел ей в глаза. – Как подсказывает мне опыт, человеческий разум не выносит неизвестности.

Затем он рассказал, как постояльцы накинулись на Иэна.

– Господи Иисусе, – выдохнула Соренсен, живо представив себе эту сцену.

– К счастью, они остыли. Никогда не забуду, какое облегчение было написано на лице у Иэна.

– Возможно, вы спасли ему жизнь.

– Не думаю, что дело и правда могло дойти до насилия. – Он пожал плечами и посмотрел на нее. – Но это только мое мнение. Я вечный заступник и покровитель обвиняемых, и неважно, сколь чудовищные преступления им приписывают.


Следующей сержант Соренсен пригласила в столовую Беверли Салливан. Офицер Лахлан со свойственной ему предупредительностью сочувственно предложил овдовевшей женщине воды. Она взяла стакан и поднесла его к губам.

– Миссис Салливан, – начала Соренсен, зачитав ей права. – Могу я называть вас Беверли? – Женщина кивнула. – Соболезную вашей утрате.

– Спасибо, – тихо сказала та, и глаза ее наполнились слезами.

Лахлан деликатно пододвинул к ней найденную на кухне коробку с салфетками.

– Причина смерти нам пока неизвестна. Похоже, ее вызвали естественные причины, но необходимо провести аутопсию. – Беверли кивнула, яростно вытирая глаза салфеткой. – Знаю, вам, должно быть, очень тяжело, но, я уверена, вы понимаете, что мне необходимо поговорить с каждым, кто находился здесь в эти выходные, и постараться в точности установить, что произошло. И почему.

Беверли кивнула и снова высморкалась.

– Конечно.

Соренсен попросила Беверли рассказать о событиях минувшего уикенда. Рассказывая о том, как тело Бредли внесли в лобби, женщина наклонилась вперед и возбужденно сказала:

– Тогда произошло кое-что странное.

– Что вы имеете в виду? – спросила Соренсен. Она уже знала, что за этим последует, поскольку слышала все от Дэвида.

Секунду Беверли молча смотрела на нее.

– Иэн так посмотрел на Бредли… – Она замялась, подбирая слова.

– Как он на него посмотрел?

– У него было такое лицо… Всего секунду, а потом все стало как обычно. Но у меня мурашки по коже побежали. После этого я перестала ему доверять. Я шепотом сказала мужу, что, по-моему, Иэн – убийца. Сразу после того, как увидела его выражение лица. – Она снова откинулась на стуле. – Генри ничего не видел. А потом, когда Лорен сказала правду – что она его покрывала и на самом деле он не провел весь день с ней…

– Продолжайте, – сказала Соренсен, когда Беверли замолчала.

– Когда Лорен сказала, что выгораживала его, все начало вставать на свои места. Он, конечно, все отрицал. Из кожи вон лез, чтобы мы ему поверили. Положение было… запутанное.

– И что вы подумали?

– Я говорю только о том, что видела. Я думаю, что убийца – Иэн, хотя отпирался он очень убедительно. Но скорее всего он просто хороший актер. Все эти годы он лгал родителям про младшего брата. Ну как так можно? Он наверняка психопат. – Она помолчала и глубоко вздохнула. – Я никогда раньше не встречала психопатов. Я боялась его до ужаса. Мы все его боялись.


Вслед за Беверли они пригласили Гвен. Очевидно, девушка была до глубины души потрясена случившимся и тяжело переживала смерть подруги.

Рассказав свою версию событий, Гвен спросила:

– Значит, Райли не убили? Она умерла от переохлаждения?

– Мы не сможем сказать наверняка до приезда криминалистов, но выглядит все именно так, – подтвердила Соренсен.

– Значит, она погибла по нелепой случайности, – прошептала Гвен.

Успокоив ее, насколько это было возможно, Соренсен отправила Гвен обратно в лобби. Она постаралась отделаться от мысли, что это дело ей не по зубам, и сосредоточилась на предстоящей работе.


Соренсен выглянула в лобби, чтобы вызвать на допрос Мэтью Хатчинсона, и тот неуклюже поднялся с кресла и вошел в столовую.

В обычной ситуации свидетелей разводили по отдельным кабинетам, но сейчас проще было оставить всех их у камина. Соренсен полагалась на бдительность Переса и Уилкокса, которые должны были следить, чтобы свидетели не разговаривали между собой.

Зачитав мужчине права, Соренсен обстоятельно расспросила его о событиях уикенда. Гибель невесты явно стала для Мэтью сокрушительным ударом, но он с готовностью ответил на все вопросы, и ни один из его ответов не противоречил показаниям других свидетелей.

– У вас были причины убить невесту? – спросила Соренсен.

– Что? – Мэтью насторожился. Теперь он выглядел напуганным.

– Беверли сказала, что той ночью слышала, как вы спорили. Расскажите об этом.

Он повесил голову, но, вопреки ее ожиданиям, даже не попытался ничего отрицать, хотя против него были только слова Беверли.

– Да, в ту ночь мы немного поспорили. Сказалось напряжение, нервишки шалили перед свадьбой, понимаете? Ей все это тяжело давалось.

– Что именно ей тяжело давалось?

– Подготовка к свадьбе. Моя семья. С моими родными бывает сложно. Они довольно… категоричны.

– Ваша семья не одобряла свадьбу?

– Ну, не то чтобы не одобряла. – Мэтью отвел глаза. – Мать была не слишком довольна, но я любил Дану. И она знала, что я все равно на ней женюсь.

– Окей.

– Я не убивал ни ее, ни кого-либо еще, – с горячностью сказал он.

– Но вы могли это сделать.

– Что?

– Вы могли совершить все эти убийства. Никто из присутствующих не может подтвердить, что в момент хотя бы одного из убийств находился рядом с вами.

– С какой стати мне их убивать?

– Это я должна у вас спросить.

Мэтью в отчаянии уставился на нее.

– Как думаете, почему ваша невеста вышла из номера среди ночи?

– Я… Я не знаю.

– Вы сами признаете, что вы с ней поругались. Возможно, вы последовали за ней и в состоянии аффекта столкнули ее с лестницы? А потом увидели, что она еще жива, и раскроили ей голову о нижнюю ступеньку? – Соренсен намеренно перегибала палку: ей хотелось знать, что он будет делать, если она выведет его из равновесия.

– Боже… Нет! – ужаснулся Мэтью. – Я ее не убивал!

– Возможно, кто-то из присутствующих обо всем узнал. Может быть, Кэндис вас раскусила или хотя бы подозревала, чьих это рук дело. А может быть, Бредли что-то видел. Кто-то из них пытался вас шантажировать? А может, они оба ?

– Нет! Это уже ни в какие ворота не лезет! – захлебываясь, выговорил он.

– Правда?

– Конечно! Я не убивал свою невесту! Я ее любил!

Соренсен задумчиво поглядела на него. Мэтью сидел как на иголках, но не отводил глаза.

– Кэндис писала книгу. Не о вас ли она писала? Или, может, о Дане? Ее откровения могли вам навредить?

– Нет. Я никогда раньше о ней не слышал. Мы не знали ни о какой книге. Нам с Даной нечего скрывать. Зачем кому-то писать о нас книгу?

Соренсен помолчала, намеренно выводя его из терпения.

– Окей. На этом пока все. – Она встала и открыла застекленные двери столовой. – Можете возвращаться в лобби.

33

 Сделать закладку на этом месте книги

Воскресенье, 12:45 

Отправив Мэтью в лобби, сержант Соренсен пригласила Лорен. Девушка поднялась, прошла мимо в столовую и села за стол. Соренсен села напротив и зачитала ей права.

– Вы в порядке? – улыбнувшись одними уголками рта, спросила она.

Лорен кивнула.

– Учитывая обстоятельства, наверное, да. – Она отпила воды из поданного офицером Лахланом стакана. – Вероятно, я еще не до конца все осознала, – добавила она.

– Шок, – кивнула Соренсен.

Лорен кивнула в ответ. Она выглядела напряженной. Впрочем, как и все, кого Соренсен успела допросить.

– Это вы нашли Дану?

– Да. Я спустилась рано утром, думала раздобыть кофе. Я даже не знала, что кто-то еще не спал.

– Продолжайте, – сказала Соренсен.

– Я вышла на лестничную площадку и увидела, что внизу лежит Дана. Девушка со смущенным видом взглянула на Лахлана. – Я закричала. Я сразу поняла, что она мертва. Она лежала так… неподвижно. Я подбежала к ней… а потом появились остальные.

– Вы к ней прикасались?

– Да. Я хотела пощупать пульс… Потом появились остальные, – замявшись, продолжила она. – Мы все были в ужасе. Не ожидаешь ведь, что такое случится. Мы думали, она упала с лестницы. А потом Дэвид… потом Дэвид сказал, что, по его мнению, ее смерть не была несчастным случаем.

– Когда он это сказал?

– После обеда. Он сказал, что ее тело нельзя передвигать, пока не приедет полиция. Что, возможно, это место преступления. Кажется, поначалу ему никто не поверил – мы думали, это несчастный случай, а он перегибает палку. Пока не убили Кэндис.

Соренсен попросила рассказать о том, что произошло дальше – как они нашли тело Кэндис и что случилось ночью.

– Некоторые считают, что убийства совершил ваш друг Иэн, – произнесла она, когда Лорен закончила.

– Я не знаю, – напряженно сказала девушка, опустив глаза.

– Думаете, это возможно?

Лорен помедлила.

– Это возможно. – Она в смятении взглянула на Соренсен. – После обеда я читала в комнате отдыха. Мы не были вместе все время. Полагаю… Полагаю, он мог это сделать. – Она снова опустила глаза.

– А как насчет вас? – спросила Соренсен.

– Простите?

– Вы тоже могли убить Кэндис. У вас тоже нет алиби. Вы находились в комнате отдыха в одиночестве. Если уж на то пошло, вы могли убить и Дану, и Бредли.

– Ох. Что ж. Могу лишь заверить вас, что я этого не делала. Какой у меня мог быть мотив?

– Я не знаю. Были ли вы прежде знакомы с Даной Харт или Кэндис Уайт?

– Нет, конечно, нет, – твердо сказала Лорен. Видя, что Соренсен молчит, она с искрен


убрать рекламу


ним видом наклонилась к ней. – Вы не представляете, каково было застрять здесь, когда нас убивали одного за другим. Прошлой ночью все выбежали в темноту: Дэвид побежал за Мэтью, остальные – за Райли… – Она покачала головой, словно не веря, что все это было на самом деле. – Было так темно… Я потеряла остальных, но потом услышала Гвен. Должно быть, она была где-то поблизости, потому что я слышала ее дыхание, ее шаги. Судя по голосу, она была в панике. Наверное, думала, что за ней кто-то гонится. – Лорен помолчала, словно заново переживая эти страшные мгновения. – Я слышала, как она меня окликнула, – прошептала она. – Но не отозвалась. Не хотела обнаруживать себя, ведь убийца мог быть где-то рядом. Поэтому я старалась не издавать ни звука. – Она всхлипнула и, не выдержав, расплакалась.

Соренсен терпеливо подождала, пока девушка придет в себя, и протянула ей коробку салфеток. Офицер Лахлан замер с занесенной над блокнотом ручкой.

– Я этим не горжусь, – наконец подняла глаза Лорен. – Но я уж точно никого не убивала. – Она дрожащей рукой потянулась к стакану воды.

– Не торопитесь, – сказала Соренсен.

Лорен продолжала:

– Я пыталась вспомнить… Может быть, что-то в поведении Иэна выдавало душевную болезнь, но я никогда не замечала за ним ничего такого. – Она потрясенно взглянула на Соренсен потемневшими глазами. – Мне он казался совершенно нормальным. Все его обожали. Он всегда был таким… милым. Люди к нему тянулись. И я тоже. Не могу поверить, что я так ошибалась… что была так слепа. При мне он никогда не вел себя жестоко. Я думала… думала, что у нас все серьезно.

– Настоящие психопаты умело притворяются, – заметила Соренсен.

Лорен с тоской посмотрела на нее:

– Вам не понять, какого страху мы натерпелись ночью. Мы знали, что убийца где-то рядом, но нам не оставалось ничего, кроме как сидеть в лобби и беспомощно ждать.

– Да уж, досталось вам всем, – сказала Соренсен.

После ухода Лорен в дверь столовой постучал Перес.

– Что такое? – спросила Соренсен.

Полицейский вошел в комнату и, понизив голос, сказал:

– Я только что кое-что вспомнил. Возможно, это важно. – Соренсен кивнула. – Вы спрашивали, знаем ли мы с Уилкоксом писательницу Кэндис Уайт. Имя сразу показалось мне смутно знакомым. Я подумал, может, жена ее читала. Она у меня вообще много читает.

Соренсен снова нетерпеливо кивнула.

– Да?

– И тут я вспомнил, что сам читал одну из ее книг. Несколько лет назад она написала детектив на основе реальных событий. Стоящая вещь. Я только такие книги и читаю.

– Вот как, – сказала Соренсен. – И как он назывался?

– Точно не помню, но там директор школы убил одну из учениц.

Перес вышел из столовой, и Соренсен переглянулась с многозначительно поджавшим губы Лахланом.

Она потерла ладони, подошла к окну и посмотрела на лес. В темной чаще скрываются опасные хищники. Волки, медведи… А в этой самой гостинице находится самый жестокий хищник – человек.

Услышав чьи-то шаги, Соренсен обернулась. В столовую, держа в руках поднос с кофе и сэндвичами, вошел Джеймс. Теперь обязанности Бредли легли на него. У нее болезненно сжалось сердце. Похоже, уже время обеда. Ей хотелось поблагодарить Джеймса, но она боялась, что у нее дрогнет голос. Поставив поднос на буфетный стол, мужчина кивнул и вышел из комнаты.

Соренсен подошла к столу, налила себе дымящегося кофе, вернулась к окну с чашкой и сэндвичем в руках и опять задумчиво посмотрела на лес.

Дэвид вернулся в столовую, устало гадая, зачем он снова понадобился сержанту Соренсен. Он уже рассказал ей все, что знает. Сейчас ему хотелось только одного – хорошенько выспаться.

– Господин Пейли, – после долгого молчания сказала Соренсен. Теперь ее голос уже не был столь дружелюбным, и он невольно напрягся, словно ожидая удара. – Я знаю, кто вы.

А вот и удар. Именно этого он и ожидал.

– Я сам сказал вам, кто я, – холодно ответил Дэвид.

Она кивнула.

– Да, вы назвали свое имя. Но вы не сказали мне все, верно?

– С чего бы мне выкладывать вам всю свою биографию? Это к делу не относится.

– Возможно, относится.

– Не вижу, каким образом.

– Кэндис Уайт писала книгу.

– Да, – признал Дэвид. – Так она сказала.

– Знаете ли вы, о чем она писала?

– Понятия не имею, – встревоженно сказал он. – Этого она не говорила. Никто из нас никогда о ней не слышал, – с тяжелым сердцем добавил он. Начинается.

– Вас все еще подозревают в убийстве жены?

– Нет.

– Это ведь не совсем правда? – настойчиво спросила Соренсен.

Он со злостью посмотрел на нее.

– Не знаю, что, по-вашему, я должен сказать. Меня арестовали, потом сняли обвинения. Уверен, вам об этом известно. Улик было недостаточно. Для меня на этом все кончилось. Я не считаю, что до сих пор под подозрением.

– А вот и нет, господин Пейли, вы все еще под подозрением. Расследования ведь не кончаются просто так. Даже если сейчас против вас не хватает доказательств, это не значит, что они не появятся в будущем. – Соренсен помолчала. – Вам ли не знать, что хорошие полицейские не сдаются. Они просто продолжают расследование без лишнего шума.

– К чему вы клоните? – со злостью спросил он.

– Я просто подумала… Возможно, вы смертельно боялись, что кто-то напишет о вас книгу… И что Кэндис есть что рассказать об убийстве вашей жены.

– Это абсурд. Я же сказал, я никогда о ней не слышал. Она не писала обо мне книгу. – В голове Дэвида было пусто, а сердце учащенно билось. Он не убивал ни Кэндис, ни кого-либо еще. Соренсен заблуждается.

– Надеюсь, что нет. Но, как мне стало известно, Кэндис Уайт писала детективы на основе реальных событий.

Дэвид почувствовал, как кровь отхлынула от его лица.

– В любом случае, скоро мы ознакомимся с содержимым ее ноутбука и сами все увидим. Пока все. Можете идти.

34

 Сделать закладку на этом месте книги

Воскресенье, 13:45 

Сержант Соренсен утомленно откинулась на стуле. Неизвестно, как скоро смогут приехать криминалисты. Она нетерпеливо взглянула на часы. После нескольких часов в промерзших комнатах она согревалась литрами горячего кофе и начинала понимать, каково было застрять на целый уикенд в этом Богом забытом отеле без электричества. Не говоря уже о том, что тут творилось.

Однако доказательства налицо. Здесь убили как минимум троих. Четвертая женщина, по всей вероятности, погибла от переохлаждения, в панике выбежав из гостиницы. Пятый мужчина умер при подозрительных обстоятельствах. Выжившие явно были серьезно травмированы произошедшим.

Соренсен вызвала к себе Иэна Битона. Бледный, встревоженный мужчина, которого все так боялись, вошел в столовую и робко взглянул на нее. Посреди ночи, когда страх и паранойя остальных гостей достигли наивысшей точки, его обвинили в убийствах, а теперь, при холодном свете дня, ему предстояло подвергнуться допросу полиции. Соренсен гадала, какое из этих событий стало для него самым тяжелым испытанием. Должно быть, ему сейчас очень непросто.

– Садитесь, пожалуйста, – сказала она.

Иэн опустился на стул, взглянув на нее так, словно ждал ареста. Не станет ли он первым, кто воспользуется правом хранить молчание?

Однако, когда она зачитала ему права, Иэн кивнул и нервно покосился на закрытые застекленные двери, за которыми остались другие гости отеля. Побуждаемый наводящими вопросами, он, запинаясь, рассказал о событиях прошедших выходных. По его словам, он не был знаком ни с Даной Харт, ни с Кэндис Уайт, никогда о них не слышал и был поражен убийствами не меньше остальных.

– Все считают вас убийцей, – сказала Соренсен.

– Они с ума посходили. Я никого не убивал, – возмутился он. – Это мог совершить любой из них.

– И кто, по-вашему, это сделал?

С минуту помолчав, он ответил:

– Не знаю.

Соренсен демонстративно вскинула брови.

– Ни малейших подозрений?

– Я не детектив, – упрямо сказал Иэн. – Но кто бы это ни был, он сумасшедший. Все, что здесь происходит, – полное безумие. – Он нервно облизнул губы. – Если честно, вчера я боялся за свою жизнь. Если бы не Дэвид… Если бы не он, они могли меня убить. Этот говнюк Генри заявил, что меня нужно убить. К счастью, Дэвиду удалось привести его в чувство.

Соренсен невозмутимо посмотрела на него.

– А теперь Генри тоже мертв.

Иэн поднял глаза.

– Здесь я тоже ни при чем, клянусь!

– Мы пока не знаем, как он умер. Разумеется, будет проведена аутопсия. На этом пока все. Можете возвращаться в лобби.


Воскресенье, 15:30 

Сержант Соренсен и офицер Лахлан переместились в комнату отдыха на первом этаже, где Джеймс развел для них огонь. Там оказалось гораздо удобнее, чем в столовой. Постояльцы отеля остались в лобби под наблюдением Уилкокса и Переса. Перес доложил, что Джеймс накормил их обедом, но они начинают терять терпение. Соренсен понимала, что тут ничего не поделаешь: ей и самой хотелось поскорее со всем этим покончить, но шеф полиции, судмедэксперт, криминалисты, а главное, следователи доберутся сюда не раньше, чем рабочие расчистят дороги.

Она в силу своих ограниченных возможностей изучила вещественные доказательства, и теперь оставалось лишь дожидаться приезда криминалистов. Потом устроила суровый допрос всем присутствующим – будь она с ними еще жестче, они бы замкнулись и начали требовать адвоката. Ей не хотелось торчать в этом захолустном отеле без экспертов, которые могли бы быстро и профессионально исследовать улики. Скорее бы расчистили эти чертовы дороги.

Ей оставалось только наблюдать за своими подопечными, обеспечивать их безопасность и заботиться о том, чтобы никто не попытался уничтожить улики. Придется смириться: она застряла здесь без команды криминалистов и может полагаться лишь на собственные мозги.

– На первый взгляд, – сказала Соренсен сидящему напротив нее у огня Лахлану, – убийства между собой не связаны. До приезда в гостиницу жертвы не были знакомы между собой. По крайней мере, насколько нам известно. Хотя, когда мы копнем поглубже, все может оказаться иначе. Чего нам сейчас не хватает, так это хоть какого-то мотива.

– Как же меня бесит, что нам приходится сидеть здесь и плевать в потолок, – с нескрываемой досадой сказал Лахлан.

Соренсен вздохнула.

– Мне все не дает покоя Бредли, – она понизила голос, продолжая рассуждать вслух. – Я его знала. Он был такой предприимчивый – вечно что-то затевал. Уверена, без него тут не обошлось. Он что-то увидел или разузнал, поэтому его и убили. Но что?

– А может, он решил подзаработать шантажом? – предположил Лахлан.

– Вот и я так подумала, – кивнула Соренсен, подняв на него глаза. – Я бы не удивилась. Но кого он шантажировал? Кто из них убийца? А может, убийц несколько? – Она помолчала, задумчиво глядя на огонь. – Любой из них мог убить Дану. Любой из них мог убить Кэндис. Любой из них мог убить Бредли. Кроме Генри и Беверли. Только они находились в отеле, когда его убили.

– Да, – согласился Лахлан.

– И, раз уж на то пошло, любой из них мог подсыпать что-то в выпивку Генри Салливана. Если, конечно, он не умер естественной смертью. Все они признают, что время от времени подходили к камину, чтобы погреться, а Генри сидел прямо у огня. Не говоря уже о том, что Генри, похоже, изрядно всем осточертел своим вынюхиванием и подозрениями, а у нашего убийцы наверняка начинали шалить нервы.


Накануне Дэвид всю ночь просидел в кресле без движения, и теперь у него невыносимо ныло все тело. Ему хотелось домой, но он понимал, что уехать им позволят еще не скоро.

Он коротал время, любуясь Гвен и гадая, есть ли шанс, что, когда все это закончится, она захочет увидеть его снова. Не оставлял он и попыток вычислить убийцу: похоже, все убеждены, что убийца – Иэн. По крайней мере, ночью они, судя по всему, в этом не сомневались. Однако он всеобщей уверенности не разделял.

Правда известна лишь самому убийце. И Дэвид полагал, что знает, кто это. Но никаких доказательств своей версии у него не было, и он не хотел делиться ей с Соренсен. По крайней мере сейчас.


Больше всего Гвен хотела знать, кто убийца.

Она со стыдом вспоминала, как ночью Генри предложил им убить Иэна. Как опасны напуганные люди. Какое счастье, что Дэвид вовремя вмешался. Не мог человек, способный мыслить трезво, когда все кругом теряют рассудок, убить свою жену или кого-то еще. Конечно, нет.

Ей необходимо было узнать, кто убийца, чтобы убедиться, что это не Дэвид.


Иэн расхаживал взад-вперед вдоль окон, изо всех сил игнорируя всеобщие враждебные взгляды. Хорошо, что в лобби находится полицейский, который бдительно наблюдает за всеми и в случае необходимости сможет его защитить. Но даже его присутствие не помогало Иэну избавиться от страха. Как он ни настаивал, что никого не убивал, ему, похоже, не поверили. Но важно только то, во что поверит полиция. Не исключено, что ему понадобится очень хороший адвокат. Его мысли обратились к Дэвиду Пейли, который сидел у камина вместе с остальными. Вероятно, Дэвид спас ему жизнь. Возможно, он согласится его представлять, если в этом возникнет необходимость. Если его арестуют.

35

 Сделать закладку на этом месте книги

Воскресенье, 16:10 

Огонь в камине почти потух, и Джеймс вернулся в комнату отдыха, чтобы подбросить в него дров. Сержант Соренсен и офицер Лахлан все еще сидели у огня, когда издали, со стороны подъездной аллеи, донесся шум тяжелых машин.

– Похоже, это дорожные рабочие, – радостно сказал Лахлан и поднялся.

– Ну слава Богу, – с облегчением сказала Соренсен, вставая. – Значит, скоро и остальные сюда доберутся.

Когда они вышли в лобби, постояльцы уже столпились у окон. Шум двигателя стал еще громче, и на подъездной аллее показался большой желтый снегоочиститель, натужно загребающий сугробы.

Соренсен отвернулась от окна и по очереди оглядела всех присутствующих: Джеймс вышел из кухни в лобби, услышав шум мотора, а остальные – Джеймс, Беверли, Мэтью, Гвен, Дэвид, Иэн и Лорен – застыли, как изваяния.

Она снова повернулась к окну и с облегчением улыбнулась: за снегоуборочной машиной ехал фургон криминалистов.


Гвен наблюдала, как криминалисты разделились и приступили к работе. Тем временем офицеры Уилкокс и Перес ни на минуту не покидали лобби, словно опасаясь, что кто-то из выживших бросится бежать.

Ей не терпелось узнать, к каким выводам придут эксперты.

В обществе этих людей она провела кошмарные выходные и успела узнать по крайней мере некоторые из их сокровенных тайн. Со всех них словно живьем содрали кожу. И все же Гвен чувствовала, что почти их не знает. Пережив эти дни, она вынесла для себя только одно: чужая душа – потемки. Как это страшно. Ни на кого нельзя положиться. Вернувшись к обычной жизни, она уже не сможет забыть, что каждый человек несет в себе зачатки зла.


Сержанту Соренсен позвонили из участка: как оказалось, следователь задерживается, и ей придется временно взять его обязанности на себя. Она наблюдала за быстрой и профессиональной работой экспертов. Как бы ни был осторожен преступник, в наше время чрезвычайно сложно не оставить улик.

Криминалисты сосредоточенно работали и педантично фотографировали каждый закоулок, а Соренсен вместе с ними обходила отель и стояла у них над душой, когда они, переговариваясь, одно за другим изучали тела. Они старались работать как можно быстрее, однако Соренсен понимала, что трупы можно будет увезти еще не скоро.

Она вышла на улицу, глядя, как эксперты внимательно изучают место гибели Бредли. Установленные ими яркие прожектора заставляли ее щуриться.

– Похоже, ему нанесли один удар тяжелым предметом по затылку, – сказал один из экспертов. – Удар был таким сильным, что он моментально умер.

Другой криминалист взмахом руки подозвал ее к себе.

– Взгляните-ка, – сказал он и, наклонившись, показал куда-то на снег.

Ничего не увидев, Соренсен слегка приподняла очки, чтобы воспользоваться трифокальными линзами.

– Ничего не вижу, – сказала она.

Криминалист снова нагнулся и, подхватив пинцетом какой-то крошечный предмет, продемонстрировал его. Это была маленькая бриллиантовая сережка. Неудивительно, что Соренсен ее не заметила.

– Вы хотите сказать, что она лежала под телом? – спросила Соренсен.

Эксперт кивнул.

– Сережка вмерзла в снег, а значит, долго здесь пролежать она не могла. Снегопад начался только в пятницу вечером. Поскольку это серьга, а не клипса, нам, скорее всего, удастся получить образец ДНК.

– Значит, его убила женщина, – с нескрываемым удивлением сказала Соренсен.

– Похоже на то.

– Отличная работа.

Вернувшись в гостиницу, Соренсен попросила Иэна Битона снова пройти в столовую и ответить на несколько дополнительных вопросов. Она обратилась к нему, даже не глядя на него. Остальные взволнованно подняли головы.

Бледный и перепуганный Иэн, пошатываясь, вошел в столовую.

Соренсен указала ему на стул и напомнила, что он все еще на допросе, и мужчина грузно рухнул на сиденье, словно под ним подогнулись колени.

– У меня есть еще пара вопросов к вам, Иэн.

Он посмотрел на нее расширившимися от страха глазами.

Соренсен положила на белую скатерть прозрачный пластиковый пакетик.

– Вы когда-нибудь видели эту сережку?

Иэн глядел на украшение, словно лишившись дара речи. К такому повороту он был явно не готов.

– Вы ее узнаете? – спросила Соренсен.

Он медленно кивнул.

– Это серьга Лорен. То есть, она похожа на ее серьги…

– Когда вы в последний раз видели ее в этих сережках?

Иэн откинулся на стуле, только сейчас осознав значение ее вопроса.

– Где вы ее нашли?

Соренсен не ответила.

– Кажется, она была в этих серьгах вчера.

– Кажется?

– Она была в них вчера.

– Окей.

Проходя через лобби, Соренсен заметила, что, в отличие от Беверли и Гвен, на Лорен не было сережек. Она знала, что ни у одной из женщин не было возможности вернуться к себе в номер, чтобы надеть другую пару серег.

– Вы случайно не заметили, когда она сняла их?

– Нет, – покачав головой, прошептал Иэн.


Сержант Соренсен вернулась в лобби. Остальные не сводили с нее настороженных взглядов. С тех пор как Иэн с посеревшим, потрясенным лицом вышел из столовой и, не говоря ни слова, опустился в кресло, все они сидели как на иголках.

Лахлан встал рядом с Соренсен, держа наготове наручники.

На лицах присутствующих застыло напряженное внимание. Когда полицейские подошли к Лорен, сердце Дэвида взволнованно забилось.

– Встаньте, пожалуйста, – сказала ей сержант.

Девушка встревоженно поднялась.

– Лорен Дэй, вы арестованы за убийство Бредли Харвуда… – сурово произнесла Соренсен.

Не замечая ничего вокруг, Дэвид сосредоточил все свое внимание на Лорен. Пока ей зачитывали права, девушка открыла было рот, чтобы возразить, но не смогла произнести ни слова. Она умоляюще посмотрела на Иэна, однако тот стоял как громом пораженный.

Лорен в смятении повернулась к Дэвиду – ей нужен был защитник, адвокат. Но он, ненадолго встретившись с ней глазами, почти сразу отвернулся и оглядел изумленные лица присутствующих.

Когда вокруг запястий Лорен щелкнули наручники, Иэну стало физически дурно.

Это какая-то ошибка. Его сердце бешено колотилось. Невероятно. Не может быть. Он лихорадочно провел руками по волосам.

Она казалась совершенно нормальной.

А он-то думал, что убийца – этот богатей Мэтью. Думал, что тот поругался с невестой и убил ее, а потом с типичной самонадеянностью маменькиного сынка, родившегося с серебряной ложкой во рту, попытался инсценировать несчастный случай. А Кэндис и Бредли что-то узнали, и ему пришлось их заткнуть. Но это был вовсе не Мэтью. Мэтью пострадал еще больше остальных, потерял любимую женщину. Иэн с тяжелым чувством взглянул на него: Мэтью никогда уже не будет прежним.

Но и сам Иэн никогда не будет прежним. Все они изменились навсегда.

Перед глазами все плыло. Иэн сглотнул, борясь с новым приступом тошноты. Может быть, полицейские ошиблись. Разумеется, Лорен не убивала всех этих людей. Зачем ей это? 

Он снова взглянул на нее. Лорен закрыла глаза, ее губы были плотно сжаты. И вдруг Иэн понял, что это правда. Он не мог отвести от нее взгляд. Что скрывается за ее прикрытыми веками? Он осознал, что совсем ее не знает.

Иэн вздрогнул, сказав себе, что чудом уцелел. Они провели вместе несколько месяцев. Он был так в нее влюблен.


Мэтью смотрел, как Лорен берут под арест. Какими бы соображениями ни руководствовались полицейские, им можно доверять. Наверняка у них есть веские причины для задержания. И хотя ему было тяжело и горько, все-таки он почувствовал облегчение: его больше не подозревают в убийстве невесты. Он машинально шагнул к Лорен и тут же остановился. Так вот кто  убил Дану! Это все она . Просто невероятно. Это она  столкнула Дану с лестницы и добила ее, ударив головой о ступеньку. А потом равнодушно слушала, как другие обвиняют его, Мэтью, в убийствах. А ведь он едва не покончил с собой от отчаяния и страха.

– Зачем ты ее убила? – с надрывом спросил он.

– Пожалуйста, отойдите, – сказала ему сержант.

Лорен распахнула глаза и в отчаянии взглянула на Мэтью.

– Я ее не убивала! – закричала она. – Я никого не убивала! Они заблуждаются. Это ошибка! Это не я! – Она в панике повернулась к Иэну. Уж он-то, конечно, ей поможет. – Иэн, скажи им! Скажи, что это не я!

Но он только со странным выражением посмотрел на нее. Можно подумать, он ее боится. Всего несколько минут назад он беседовал с полицейскими! Что он им наговорил? Что ему известно? Не может он ничего знать!

Дэвид шагнул вперед.

– Ничего не говорите, – предостерегающе сказал он. – Ни слова.

36

 Сделать закладку на этом месте книги

Воскресенье, 17:45 

Лорен посмотрела Дэвиду в глаза и поняла: этот человек ей не верит. Он ее не защитит. Она снова закрыла глаза и рухнула на пол.

Она сидела на полу со скованными руками, прислонясь спиной к дивану, и слушала приглушенные голоса вокруг.

Она им ничего не скажет. У нее есть право хранить молчание, и она им воспользуется.

Когда Иэн пригласил ее на этот проклятый уикенд, она и представить не могла, что ее ждет. Ничего подобного она не планировала.

Лорен вспомнила их первый вечер в отеле. Дана не понравилась ей с первого взгляда. Сначала ей показалось, будто дело в том, что девушка кого-то ей напоминает. Только за ужином она поняла, кого именно. После того, как Дана со смехом сказала: «Звук был такой, словно кто-то упал с крыши». Тогда-то Лорен и поняла, кто она такая. Ее сердце глухо застучало, на лбу выступила испарина. Ее бросало из жара в холод.

Дана, когда-то называвшая себя Дани, не подавала виду, что ее узнала. Пока не проговорилась про «крышу». Тогда до Лорен дошло, что все это время Дани просто притворялась – она всегда была хорошей актрисой. Хотя Дани, очевидно, хотелось дать Лорен понять, что она ее узнала.

Обе они изменились. По крайней мере внешне.

Это было так давно. Прошло целых пятнадцать лет – полжизни. Лорен была тогда невзрачной, замкнутой девчонкой с лишним весом, которую Дани безжалостно травила. Тем не менее, она ее узнала.

Дани тоже с тех пор сильно изменилась. В пятнадцать она была грубой, заносчивой девицей с коротко стриженными волосами. В своем новом образе Дана  превратилась в утонченную, роскошно одетую женщину с безупречными манерами – неудивительно, что Лорен не сразу сообразила, кто она. Но она не сомневалась, что за показным фасадом скрывается прежняя заносчивая оборванка Дани. Глядя на Дану , никто не сказал бы, что когда-то она жила в убогом приюте, вымещая злость, отчаяние и страх на тех, кто не мог за себя постоять.

Лорен тоже оставила прошлое позади и не хотела, чтобы оно открылось. Теперь у нее был Иэн, и она не могла позволить Дане все разрушить. Необходимо было убедиться, что Дана ничего не скажет.

Остаток вечера прошел как в тумане. Пока Иэн трахал ее на черной лестнице, ее мысли были далеко. Что, если Дана заговорит? 

Лорен убеждала себя, что Дане есть, что терять. Она собиралась замуж и, естественно, за богача. Разумеется, Дана постаралась скрыть от Мэтью свое неприглядное прошлое. Она, конечно, не хотела, чтобы этот лощеный миллионер узнал, из какой грязи она вышла. Но ведь Дане известны кое-какие секреты Лорен, и они ни в коем случае не должны были всплыть.

Как ей не повезло!

Ей показалось, что она снова вернулась в то страшное время. Тогда она была вне себя от ярости. Ее забрали из дома и отправили в проклятый интернат на другом конце города. Родители с ней не справлялись и, видимо, решили преподать ей урок. Как она их за это ненавидела! Отцу она осточертела, но мать… Мама думала, что Лорен просто несчастлива. Бедная многострадальная мама. Она никогда по-настоящему не понимала, кто такая Лорен.

В приюте было паршиво. У нее даже не было собственной комнаты: приходилось делить ее еще с двумя девочками. Одной из них была высокая, худая, озлобленная Дани. Лорен так не узнала, что за история с ней приключилась: они никогда не говорили о доме и не обсуждали, как попали в этот гадюшник. Единственную на шестерых ванную как будто никогда не чистили, а еда была почти несъедобной. Но Лорен все равно ела. Ела и ненавидела себя за то, что набивает желудок, заедая стресс.

Они частенько поднимались на крышу интерната. Сейчас ей и самой с трудом в это верилось, но они просто залезали на телебашню на заднем дворе и перебирались оттуда на крышу. Дом стоял в конце улицы, и, чтобы остаться незамеченными, достаточно было держаться на задней части крыши. Они тусовались там часами, покуривая сигареты, украденные Дани у миссис Пурселл – женщины, которая должна была за ними присматривать. Как-то раз один из приютских детей, Лукас – ему было тринадцать, но выглядел он младше, – забрался на крышу вслед за ними и попросил у Дани покурить.

Дани послала его куда подальше.

Мальчик продолжал канючить, пока Дани не сказала ему, что его родители были торчками и никогда его не заберут: она подслушала, как соцработник говорил миссис Пурселл, что они передознулись, так что он теперь сирота. Она и правда бывала бессердечной сукой.

– Ты врешь! – по щекам Лукаса побежали злые слезы. – Я на тебя пожалуюсь!

– Удачи, – сказала Дани, стряхивая пепел. – Боже, какой же ты малявка, – добавила она.

Потерпев поражение с Дани и пытаясь выместить боль на ком-то еще, Лукас повернулся к Лорен и с несвойственным его возрасту презрением произнес:

– Ты жирная уродина!

Внезапно для себя самой Лорен вскочила и без единой мысли в голове столкнула его с крыши.

Дани потрясенно повернулась к ней.

– Господи! Ты сама-то поняла, что сейчас сделала?

Они посмотрели вниз: мальчишка неподвижно лежал на камнях. Вокруг его разбитой головы растекалась кровь. Они удрали в торговый центр и не возвращались до самого ужина.

Все посчитали, что он упал сам или нарочно спрыгнул с крыши. Лукас был несдержанным, проблемным ребенком из семьи наркоманов. Вполне вероятно, что у него был фетальный алкогольный синдром. Никто даже не поинтересовался, где пропадали девчонки. Но Дани знала, что натворила Лорен, и в следующие несколько дней третировала ее, угрожая, что все расскажет.

Не больше чем через неделю после того, как Лорен столкнула мальчика с крыши, Дани уехала – просто запихнула свои вещи в мусорный мешок и со словами: «Пока, неудачница!» – хлопнула за собой дверью. Лорен не знала, вернулась ли она к родителям или попала в другой интернат.

Лорен мечтала вернуться домой. Она не ожидала, что пробудет в приюте так долго. Но неделя сменялась неделей, а родители все не появлялись. В конце концов она почти потеряла надежду, что за ней приедут, к тому же ей никто ничего не говорил. Она бесилась все больше.

Когда Лорен наконец забрали, за ней приехала одна мама. Отец от них ушел, и Лорен больше никогда его не видела. Мама забрала ее домой, и все стало, как раньше: Лорен делала, что ей заблагорассудится. Пару лет спустя мама снова вышла замуж. Отчим удочерил Лорен, и она взяла его фамилию.

А потом в гостиницу «Митчеллс» приехала Дани.

Той ночью Лорен не стала принимать снотворное. Дождавшись, пока Иэн уснет, а отель погрузится в тишину, нарушаемую лишь воем ветра, она выскользнула из номера, бесшумно спустилась на второй этаж и тихонько постучала в дверь Даны. В коридоре было пусто. Все уже спали, а за окнами бушевала вьюга. Ей не пришлось стучать дважды.

Дана открыла дверь и с невозмутимым видом посмотрела на нее. Лорен сказала, что им нужно поговорить. Дана оглянулась на мирно спящего жениха, вытащила из кармана халата ключ от номера и без единого слова вышла в коридор. Спустившись на лестничную площадку вслед за Лорен, она решительно остановилась.

– Подожди. Можем поговорить здесь, – тихо сказала она.

Поняв, что Дана не сдвинется с места, Лорен посмотрела ей в глаза и сказала:

– Нам нужно кое-что прояснить.

Дана округлила глаза – точно так же она смотрела на Лорен в


убрать рекламу


столовой, когда отпустила свою шуточку о падении с крыши. Их связывало общее темное прошлое. Лорен волновал единственный вопрос: что будет дальше? 

– Что именно ты хочешь прояснить? – с холодным, бесстрастным лицом спросила Дана и тут же самодовольно ухмыльнулась: – Ах, подожди! Знаю. Ты хотела убедиться, что я никому не скажу, что ты убийца .

– Заткнись, Дани, – вполголоса отрезала Лорен. – Не думай, что и сейчас сможешь мной помыкать. Все изменилось.

Дана хмыкнула.

– Сомневаюсь, что все так уж сильно изменилось. Учитывая то, что я о тебе знаю, думаю, что преимущество все еще на моей стороне.

– Ты же не хочешь, чтобы Мэтью узнал и о твоем  прошлом?

– Ну, не знаю. Может, у меня и печальное прошлое, зато не криминальное , – сказала Дана.

Лорен резко дернула ее за край халата, обнажив над левой грудью Даны маленькую татуировку в виде гадюки.

Лорен чуть не расхохоталась.

– Ты от нее так не избавилась? Знаешь, вообще-то татуировки можно свести.

Дана посмотрела на нее и тихо прошипела:

– Ты всегда была маленькой психопаткой. И что теперь, меня тоже столкнешь? 

И Лорен резким, сильным толчком спустила ее с лестницы. Дана неуклюже скатилась по ступеням, покрытым толстым, заглушающим звук ковром. Она коротко вскрикнула, и Лорен, запаниковав, застыла на месте. Но теперь пути назад не было.

Дана неподвижно лежала у подножия лестницы. Постояльцы могли выбежать из номеров в любую минуту. Лорен легко сбежала по ступеням и приложила ладонь к мягкому изгибу ее горла. Пульс еще бился. Она схватила Дану за блестящие волосы, приподняла ее голову над полом и со всей силой бешенства размозжила ее о ребро ступеньки. Сердце Лорен гулко стучало. Люди могли сбежаться на шум в любой момент – крик наверняка кто-то услышал. Надо придумать, что сказать. Она подняла взгляд на лестницу, но никто так и не появился. Она снова проверила пульс: Дана была мертва. Лорен была уверена, что никто ее не видел, но боялась столкнуться с кем-то из разбуженных шумом постояльцев. Оглядевшись по сторонам, она тихо пробежала по заднему коридору, поднялась по черной лестнице на третий этаж и вернулась в номер. Иэн крепко спал.

Она ее убила. Убила Дани – единственную, кто знал, что она сделала много лет назад. Ее смерть не вызвала у Лорен никаких эмоций, кроме облегчения. Особенно приятно было сознавать, что она прикончила ее до того, как та выскочила за богача и добилась всего, о чем мечтала.

Все подумают, что Дана упала с лестницы.

Лорен забралась обратно в постель и всю ночь пролежала без сна, думая о том, что совершила. Совесть ее не мучила.

Но ночь была длинной, и она начала беспокоиться. Все произошло так быстро. Вдруг Дана уже что-то сказала Мэтью? Вдруг они догадаются, что это не несчастный случай? Вдруг Дана все-таки не умерла?

Так и не поспав, Лорен поднялась спозаранку и тихонько, чтобы никого не разбудить, спустилась вниз. Сердце колотилось, заполнив всю грудную клетку. Выйдя на лестничную площадку, она посмотрела вниз: Дана точно была мертва.

Лорен сбежала по ступеням и склонилась над ней. Убедившись, что Дана мертвее всех мертвых, она чуть было не расхохоталась облегчения.

Затем она истошно закричала. Когда все сбежались на крик, она у всех на глазах проверила у Даны пульс на случай, если полиция найдет на теле ее отпечатки. Она надеялась, что все выглядит как несчастный случай. Ну а если бы кто-то в этом усомнился, подозрение пало бы прежде всего на Мэтью. Лорен полагала, что ей ничего не грозит.

Даже когда Дэвид, адвокат, предположил, что Дану убили, Лорен рассчитывала, что выйдет сухой из воды и в убийстве заподозрят Хатчинсона. Как бы там ни было, против Лорен не было никаких улик. Она не сомневалась, что связи между ней и Дани никто не обнаружит.

Но после обеда она нашла в своей книге записку. После завтрака Лорен оставила свою книгу в лобби, а пообедав, забрала с собой наверх. Вместе с закладкой между страницами был вложен маленький листок бумаги. Очевидно, пытаясь скрыть почерк, кто-то большими заглавными буквами написал: «Я знаю, что вы сделали с Даной».

Сердце у Лорен подпрыгнуло, как от удара током. Кто-то ее видел! Подписи не было, но она видела со своей книгой Кэндис. Когда она вошла в лобби, женщина тут же положила ее на столик. Конечно, записку написала она. Неужели она собралась шантажировать Лорен? Должно быть, ночью кто-то все-таки прятался за креслом или в одной из ниш. Похоже, Кэндис что-то видела или слышала. Какого дурака она сваляла – огляделась по сторонам и решила, что дело в шляпе! Кэндис за ней наблюдала, в этом не могло быть сомнений. И теперь собиралась на этом подзаработать. Сука. Не на ту напала.

Лорен знала, что делать. Она не останавливалась перед убийством, если совершить его было необходимо. Глупо колебаться, когда дело надо сделать. Она с детства знала, что не такая как все.

А еще она знала, как важно заметать следы. Ей всегда удавалось выйти сухой из воды. Она была способна на поступки, перед которыми обычные люди пасовали, а потому могла наслаждаться большей свободой. Но она давно научилась не привлекать лишнего внимания благодаря умению наблюдать и подражать поведению других.

Найдя записку, Лорен сказала Иэну, что хочет немного побыть одна, и ушла с книгой в маленькую комнату отдыха на третьем этаже. В библиотеке разбираться с Кэндис было бы слишком рискованно, но рано или поздно женщина должна была подняться к себе. Утром Лорен уже заметила шелковый платок на ее шее.

Через какое-то время в коридоре послышались шаги. Лорен поднялась с кресла у окна, где было достаточно светло, чтобы читать, тихо подошла к двери и выглянула из комнаты. В дальнем конце коридора, отпирая свой номер, стояла Кэндис. Оставив дверь нараспашку, женщина вошла внутрь. Лорен на цыпочках подошла к открытому номеру и быстро оглянулась по сторонам. В коридоре было пусто. Кэндис стояла у стола спиной к ней. Лорен не собиралась торговаться. Был только один способ разделаться с шантажисткой. Незаметно подкрасться к Кэндис оказалось проще простого – ноги утопали в мягком ковре. Лорен быстро схватила за концы платка и изо всех сил затянула его у Кэндис на шее. Убедившись, что дело сделано, она опустила руки, и тело Кэндис рухнуло на пол. Лорен удостоверилась, что женщина мертва, вышла из комнаты, закрыв за собой дверь закутанной в рукав рукой, вернулась в комнату отдыха и раскрыла книгу.

Проблема решена.

Затем ей в голову пришла еще одна идея. Она выскользнула в безлюдный коридор, вскрыла замок – этому она научилась, еще будучи трудным подростком, – и зашла в пустующий номер напротив комнаты Гвен и Райли. Стараясь двигаться как можно тише, чтобы ее не услышали, она смяла постельное белье. Теперь можно было подумать, будто в кровати кто-то спал. Лорен взяла полотенце, включила кран в ванной и брызнула водой на раковину. Затем она неслышно вышла из номера и, довольная собой, вернулась в комнату отдыха. На этот раз ее точно никто не видел.

Она думала, что на этом все и закончится.

Когда тело Кэндис обнаружили, ей не составило труда изобразить ужас. Достаточно было вести себя как все, подражая окружению, подобно хамелеону. Это было просто – она всю жизнь так делала.

Все столпились в номере Кэндис, разрушая улики. На всякий случай Лорен нагнулась над телом и, чтобы не пришлось волноваться об отпечатках, прикоснулась к нему, сделав вид, будто хочет расслабить платок.

Но к этому времени она осознала, что допустила ужасную ошибку.

Все случилось, когда они вернулись из ледяного домика. К тому моменту тело Кэндис еще не нашли, и Бредли пошел за ней в библиотеку. Лорен захотелось порешать кроссворд при свете керосиновой лампы, и она перегнулась через стойку регистрации в поисках ручки. Она посветила перед собой «Айфоном», и ее взгляд упал на маленький белый блокнот того же размера, что и мерзкая записка в ее книге. Поднеся фонарик поближе, она заметила на бумаге слабый отпечаток заглавных букв. Даже глядя вверх ногами, она без труда прочла слова «знаю» и «Даной».

За стойкой работал только Бредли. Она никогда не видела там ни его отца, ни кого-либо еще. Возможно, это он написал записку и вложил между страниц ее книги. Может быть, Кэндис не имела к этому никакого отношения. А вдруг Бредли видел, как она убила Дану? Лорен быстро схватила ручку и с тяжело колотящимся сердцем отвернулась от стола.

Потом она устроилась в кресле и притворилась, будто решает кроссворд. Она не исключала, что Кэндис все-таки видела ту записку. Заметив в руках Кэндис книгу, Лорен сама сказала, что книга принадлежит ей. Пожалуй, не зря она убила эту пронырливую сучку. Но Бредли… Он мог ее видеть.

Позже, когда Кэндис нашли, до нее дошло, что Бредли боится, что и это ее рук дело. Видимо, теперь он не решался потребовать у Лорен денег. Но он знал, что она сделала. А она знала, что придется его убить.

Когда ночью Райли выбежала из отеля, а Бредли бросился за ней, Лорен поняла, что ей улыбнулась удача, и тут же схватила свою куртку, в карманах которой лежали кожаные перчатки. Иэн не отходил от нее ни на шаг, но она притворилась, что возится с ботинками, и побыстрее отправила его на поиски Райли. Оставшись на темном крыльце в одиночестве, она взяла скребок для обуви и бесшумно пошла в том же направлении, где исчез Бредли. Догнав его, она целиком отдалась переполнявшему ее бешенству и ударила его что было сил.

Когда все было кончено, Лорен замерла в темноте, прислушиваясь. Она надеялась, что шум падения никто не услышал. К счастью, все звуки заглушал ветер, и никто не поспешил ему на помощь. Издалека доносились лишь едва слышные окрики Гвен, которая в панике разыскивала пропавшую подругу. Бросив скребок рядом с телом, Лорен пригнулась и перебежала к противоположной стороне отеля, подальше от Бредли. Вскоре на крыльцо упал прямоугольник света, и на улицу вышли Дэвид и Мэтью.

Услышав крики, она вернулась туда, где оставила мертвого Бредли. Но потом все пошло наперекосяк. Возле Бредли уже стоял Дэвид с фонариком в руке, а рядом торчала Гвен. Лорен бросилась к рыдающему над телом сына Джеймсу, пытаясь предложить помощь, а заодно проверить пульс Бредли и убедиться, что он мертв. Но Дэвид встал ей поперек дороги – не позволил приблизиться, даже когда она начала в истерике колотить его в грудь. А ведь она была так убедительна. Но он не дал ей ни подойти к телу, ни помочь занести его в гостиницу.

Ей оставалось лишь гадать, не раскусил ли ее адвокат.

К сожалению, она вынуждена была сказать правду об Иэне. Ведь днем они действительно не были вместе. Лорен его подставила, невзначай заставила всех заподозрить его в убийствах. Кстати пришлась и его ложь о младшем брате. Она любила Иэна, как умела, но в конечном счете им можно было пожертвовать. Это было необходимо. Всегда можно найти другого.

Конечно, полицейским не хватает мотива. Им ни за что не удастся связать ее с Даной. Они провели в одном интернате всего пару недель. Люди постоянно появлялись и исчезали из него печальной вереницей, волоча за собой жалкие мусорные мешки со скудными пожитками. Да и потом, они были в приюте, а не в тюрьме. К тому же, в другом штате. С тех пор на репутации Лорен не было ни единого пятнышка. Ее никогда не ловили за руку.

Она была так осторожна. Все видели, как она прикасалась к Дане, – неудивительно, если на теле найдут ее ДНК. Да и на трупе Кэндис тоже. Даже если ее отпечатки обнаружат, от них не будет никакого толку. А что до Бредли… Она была в перчатках, вокруг суетилась куча людей, которые к тому же перенесли тело. Улики скорее всего безнадежно испорчены.

Но у них должны быть веские доказательства, с тревогой думала Лорен. Может быть, они нашли сережку. Наверняка потому они и вызвали Иэна повторно – на опознание. Она почувствовала, как на коже выступила испарина.

Лорен заметила пропажу сережки еще до рассвета. Она могла потерять ее где угодно, задолго до того, как вышла на улицу вслед за Бредли. Он не оказал никакого сопротивления. Лорен просто занесла скребок над головой и с силой обрушила ему на затылок. Он и пикнуть не успел. Да, но вдруг сережка и правда  слетела, когда она убивала Бредли?

Пока никто не видел, Лорен на всякий случай сняла вторую серьгу и положила на приставной столик.

Хорошо, что она позаботилась об этом наперед. Если сережка у них – если ее нашли рядом с Бредли, – она скажет, что сняла серьги еще до того, как Райли выбежала из отеля. Должно быть, убийца увидел, как она кладет сережки на столик, нарочно взял одну из них и бросил рядом с телом Бредли.

Вполне правдоподобно. Особенно учитывая, что других улик против нее у них нет. Этого должно хватить для ее оправдания.

Им ничего из нее не вытащить.

37

 Сделать закладку на этом месте книги

Воскресенье, 18:00 

Десятки снегоочистителей выехали на дороги, расчищая сугробы и посыпая лед солью и песком. Сержант Соренсен не сомневалась, что вскоре выживших постояльцев можно будет отвезти в участок в городе, чтобы они дали показания. По телефону ей сообщили, что следователь приедет с минуты на минуту. Пока же они неплохо справлялись и без него.

Один из криминалистов подошел к ней с ноутбуком в руках.

– Я взломал пароль Кэндис Уайт. И узнал, над чем она работала.

Соренсен вскинула брови.

– И?

– Похоже, это любовный роман. О том, как две женщины полюбили друг друга и усыновили ребенка.

– Серьезно? – удивилась Соренсен.

– Ага. Сами взгляните.


Воскресенье, 18:30 

Последние полчаса Иэн провел на улице, заводя и прогревая машины и пытаясь соскрести с их окон лед. Уже спустились сумерки, но в отеле горел яркий свет.

Гвен вышла на крыльцо и огляделась. Эвакуатор только что вытянул ее машину из кювета и отбуксировал к гостинице.

Ей тяжело было представить, что она сядет в автомобиль без Райли. Как ужасно уезжать, оставив ее здесь. Сейчас чужие люди фотографируют и осматривают в свете прожекторов ее скрюченное тело. Гвен знала, что никогда себе этого не простит.

Дэвид вышел из отеля и остановился рядом с ней, но она не знала, что ему сказать. Есть ли у них будущее? При этой мысли она тут же почувствовала, что предает подругу, предает ее память. Как бы разозлилась на нее Райли…

– Гвен, – сказал Дэвид. Кроме них двоих, на крыльце никого не было. – Ты в порядке? – в его голосе звучало такое искреннее беспокойство, что Гвен чуть не разрыдалась.

Ей захотелось спрятать лицо у него на груди, но она взяла себя в руки и быстро кивнула, сморгнув слезы. Она резко повернулась к нему.

– Ты подозревал Лорен?

– Да, – признал он. – Все видели, как она прикасалась к Дане и Кэндис. Довольно умный ход для человека, который опасается, что оставил отпечатки. А не оставить их чрезвычайно сложно. Она бы дотронулась и до Бредли, если бы я ее не остановил. Пришлось буквально оттащить ее от тела. Тогда я ее и заподозрил. Но я ничего не знал наверняка.

– Я и подумать не могла, что это она, – сказала Гвен.

Она была потрясена арестом Лорен. Чуть позже Иэн шепотом сообщил им с Дэвидом, что полиция обнаружила на улице ее сережку, и, судя по тому, что Лорен почти сразу арестовали, находка лежала поблизости от места убийства.

– После того, как мы нашли Бредли, она к нему не приближалась, – сказал Дэвид. – Значит, если серьгу нашли рядом с ним…

– Лорен мне нравилась. Я ей доверяла, – Гвен недоуменно посмотрела на него. – Почему она это сделала?

– Понятия не имею. Скорее всего, это выяснит следствие. Подозреваю, что Бредли узнал, что происходит, и это стоило ему жизни, – Дэвид серьезно взглянул ей в глаза. – Думаю, что Лорен психопатка и прекрасно умеет скрывать свою истинную натуру, – он замялся. – Знаешь, они ведь другие. Не такие, как мы с тобой.

Гвен пристально посмотрела на него. Со времени их приезда Дэвид сильно изменился. Он выглядел усталым и, казалось, потерял уверенность в себе. Все они стали другими. Интересно, какие перемены произошли в ней самой. Ей захотелось увидеть себя его глазами. Она знала, что, стоит ей сесть в машину, как Райли появится рядом с ней на пассажирском сиденье: «Он убил свою жену. Держись от него подальше».


Беверли с печальным лицом вышла из отеля, обошла Дэвида и Гвен и медленно спустилась по ступеням. Генри так и остался в гостинице, словно навсегда застыв в своем кресле у камина. Как странно уезжать одной, без него. Но судмедэксперт заберет его на аутопсию. Конечно, без аутопсии не обойдется. Нужно все организовать, позаботиться о похоронах.

Как найти слова, чтобы сообщить детям, что их отец умер? Они будут потрясены до глубины души. Не ожидаешь ведь, что уедут родители вдвоем, а живой вернется только мать.

Но первым делом необходимо съездить в участок и дать показания. Им обещали, что потом их отпустят домой. Всех, кроме Лорен.

Мэтью, ссутулившись от горя, садился в машину, а Дэвид и Гвен все еще беседовали на крыльце. Беверли села в автомобиль, сдала назад, медленно вырулила на подъездную аллею и направилась в сторону города и полицейского участка.

Как изменилась ее жизнь за эти выходные! Она приехала сюда с надеждой заново сблизиться с мужем, а уезжает вдовой.

Она взглянула в зеркало заднего вида и убедилась, что за ней не наблюдают. Сзади не было ни единой машины, да и вечер был слишком темный, чтобы кто-то мог ее разглядеть. Тем не менее, Беверли дождалась первого поворота и только тогда наконец улыбнулась.

Ей стало так легко, что она чувствовала себя почти невесомой.

Она вспомнила, как рылась в чужих сумках, когда они обыскивали отель. Тогда-то она и нашла лекарства Лорен. Полный пузырек снотворного. Никто и не заметил, как она, продемонстрировав его остальным, вытряхнула часть таблеток в ладонь и запихнула их в карман. Было темно, и никто не обращал на нее особого внимания.

Беверли колебалась до тех самых пор, пока не убили Бредли. Без всякой уверенности, что таблеток хватит, она подсыпала их в скотч мужа, понадеявшись, что вместе с алкоголем их будет вполне достаточно. Так и оказалось. Она знала, что аутопсия выявит следы снотворного и полиция выяснит, что его убили. Но тогда он окажется четвертым из убитых в гостинице «Митчеллс» за эти выходные. А Лорен, на совести которой остальные три убийства, не сможет оправдаться.

Ведь никто не поверит словам: «Но Генри-то я не убивала!»

Лорен не сможет ни в чем оправдаться.


убрать рекламу








На главную » Лапенья Шери » Нежеланный гость .